/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Итоги № 33 (2012)

Итоги Итоги


Грабеж на большой дороге / Политика и экономика / Вокруг России

Грабеж на большой дороге

Политика и экономика Вокруг России

Чем респектабельный американский parking отличается от скромной российской парковки

 

Сбылось! Россия догнала Америку. С1 июля, после вступления в силу закона о повышении в 5—10 раз штрафов за несоблюдение правил парковки, любой водитель в Москве или Санкт-Петербурге смело может почувствовать себя жителем Нью-Йорка, Вашингтона или Сан-Франциско.

Недешевое удовольствие

Судите сами. Нарушили разметку или требования знаков, запрещающих остановку и стоянку, — выложите 3000 рублей (115 долларов в Нью-Йорке, 100 — в Вашингтоне и 95 — во Фриско). То же самое относится к таким часто встречающимся по обе стороны океана нарушениям, как остановка и стоянка на пешеходном переходе, в недопустимой близости к пожарному крану, в местах остановок общественного транспорта или при движении по полосам, отведенным для него. Самое же суровое наказание — 180 долларов (около 5,5 тысячи рублей) — ждет в Нью-Йорке того, кто рискнул поставить машину на места для инвалидов. Машину могут эвакуировать, а это еще 200 долларов с большим хвостиком.

В России это удовольствие тоже не из дешевых. Но тут самое время развенчать миф. В российских СМИ появлялись публикации, утверждающие, что попавшая в США на штрафную площадку машина уходит с молотка, если штраф не уплачен в течение 72 часов. Так вот это не так! Самому однажды пришлось извлекать свой «Форестер» через пять дней. Другое дело, что вдобавок к штрафу набегает немереная сумма за, так сказать, хранение. В моем случае это вылилось в 800 с лишним долларов.

Да, действительно, бывает, что машины выставляют на продажу (кстати, по смехотворным ценам, и за этими «полицейскими аукционами» внимательно следят любители выгодных сделок), но это вопрос даже не недель, а месяцев.

Наиболее распространенное нарушение — превышение срока парковки у счетчика (как правило, это час или два), а также парковка в то время суток, когда она на данной улице или же на одной ее стороне запрещена (утренние и вечерние часы пик — с 7.00 до 9.30 и с 16.00 до 18.30). Тут по жесткости нет ничего, сравнимого с нью-йоркским Манхэттеном — 65 долларов. В остальных районах города — 35 долларов. В Вашингтоне берут пока чуть меньше — 25. В малых городах и городках и вовсе 10—15 долларов штрафа. В российском законе эти пункты четко не прописаны. Видимо, они попадают в категорию иные нарушения правил остановки и стоянки. И полагается за это 300 рублей штрафа — вполне сопоставимая с провинциальной Америкой сумма. За исключением, правда, Москвы и Санкт-Петербурга, где дерут аж 2500 рублей — это даже Нью-Йорку не снилось.

Но при внешней схожести парковочных и дорожных наказаний в России и Америке нетрудно увидеть глубокие различия. (Не будем даже говорить о разнице в уровнях жизни двух государств и доходов населения.) Во-первых, в США санкции вводятся не сверху, как у нас, а снизу, местными властными органами, которые ближе к пониманию жизни в конкретном городе, не говоря о том, что выбираются они теми самыми людьми, которым эти штрафы приходится платить. Значит, фактор контроля присутствует и размеры штрафов обкатываются через общественное обсуждение.

Во-вторых, все вероятные варианты нарушений прописаны в документах. Например, в нью-йоркском кодексе парковочных нарушений 95 пунктов, в аналогичном вашингтонском — 79. Так что места произвольному толкованию: мол, а что, собственно, я нарушил? — не остается.

Почувствуйте разницу

Но самое главное: прежде чем начать штрафовать, американцы подготовили парковочную инфраструктуру, представленную как публичным, так и частным сектором. Первая общедоступная городская парковка появилась в Бостоне в мае 1898 года на месте бывшего каретного сарая и продолжает функционировать до сих пор. Строительство новых и упорядочивание стоянки автомобилей на городских улицах шли рука об руку с бурной автомобилизацией страны. Но даже в те годы, вспоминают историки транспорта, в городах США не было того, что столь привычно для Москвы, — машин, стоящих на тротуарах. В годы Великой депрессии местным властям пришла в голову идея поставить на улицах парковочные автоматы как источники муниципальных доходов. Цены были копеечные, 10 центов за место, тем не менее к 1944 году по всей Америке они генерировали около 10 миллионов тогдашних долларов ежегодно (почти миллиард в нынешних ценах). Вдобавок значительную прибавку стало давать введение штрафов. Сначала этим занималась только полиция. Потом появились бригады контролеров при местных мэриях и управлениях автотранспортного хозяйства, желто-зеленые куртки которых теперь стали неотъемлемой частью городского пейзажа. Если вы подбежали к машине, когда служитель вписал хотя бы одну букву в свой блокнот, то пощады и снисхождения не ждите. Он сочувственно покивает, даже улыбнется, но розовую штрафную квитанцию под дворник все равно засунет.

В нынешнем Нью-Йорке число парковочных гаражей, говорят, не уступает количеству магазинов, по крайней мере на Манхэттене. Кто бывал в этом городе, помнит, что боковые (цифровые, идущие с востока на запад) улицы просто напичканы надписями Garage. Эти заведения напоминают огромных мифических животных — в зев въезжают автомашины, которые тут же уносятся в глубину скоростными грузовыми лифтами. Стандартная цена — 16 долларов за первый час, 20 — за два, 30 — за сутки. Конечно, это дороже, чем парковка на улице у автомата — 4 доллара в час (в Вашингтоне) или 15 долларов в центре Манхэттена. С другой стороны, по сравнению с 65-долларовым штрафом гараж все-таки выгоднее.

Опять же, компании, владеющие парковками, предлагают скидки постоянным клиентам. Одна из самых распространенных — это «ранние птички»: клиенты, поставившие машины в гараж до 9 утра, платят за сутки цену первого часа — 16 долларов. Месячный парковочный билет стоит 250—300.

По площади современные американские парковки превышают 9 тысяч кв. км (800 миллионов мест), что больше площади Пуэрто-Рико или острова Кипр. «Это в десятки раз больше, чем автомобилей, — утверждает профессор кафедры ландшафтной архитектуры Массачусетского технологического института Эран Бен Иосиф. — А территория, занимаемая парковками, ныне составляет от трети до четверти городского пространства».

Еще один ценный момент в опыте США: появление в 1970-х годах перехватывающих парковок. Жители пригородов катят на машинах до метро, оставляют их там и далее следуют электричкой. Пионером и тут был Бостон, где станция Alewife имеет парковку на три тысячи машино-мест и несколько сотен велосипедов. Всего при бостонском метро имеется больше 46 тысяч парковочных мест. Еще внушительнее хабы вокруг Вашингтона — только возле станций метро Shady Grove и Greenbelt парковки вмещают по 10 тысяч машин каждая.

Эти данные — очевидный и разительный контраст с нынешними российскими реалиями. У нас новый закон, уже разрешивший штрафовать по полной, еще только рекомендует приступить к строительству достаточного числа парковок и грамотному обустройству инфраструктуры. Почувствуйте, как говорится, разницу.

Статистика разбоя

При всем при том не надо думать, что в США все замечательно и беспроблемно. И у водителей хватает поводов для крепких выражений по адресу городских чиновников. Как уже упоминалось, плата за парковку и штрафы за нарушение ее правил появились в годы Великой депрессии. С началом кризиса 2007 года об этом опыте вспомнили вновь. Множество городов и городков поддались соблазну за счет автомобилистов пополнить похудевшую казну. В этой части вне конкуренции оказалась столица. Там прирост штрафов рос в геометрической прогрессии. 700 тысяч штрафных квитанций в 2007-м, миллион — в 2009-м, 1,54 миллиона — в 2010-м и 1,6 миллиона в 2011 году. Представляете: 126 720 квитанций в месяц, 31 680 — в неделю, 5280 — в день, 453 — в час и примерно 6 — каждую минуту! Эта лихорадочная активность принесла вашингтонской мэрии 92,6 миллиона долларов.

Чаще стали давать о себе знать явления, ранее казавшиеся в столице невозможными. Вот передо мной памятное извещение о штрафе, датированное 14 мая этого года. Середина дня, центр города. Подхожу к своей машине. На счетчике еще пара минут до истечения времени парковки, а под дворником уже ждет розовый листок с 25 долларами штрафа. Кипя злостью, делаю снимок и на следующий день еду в Управление автотранспорта города — там есть специальные судьи, которые рассматривают жалобы по автомобильным штрафам. Когда-то сходить туда было в своем роде удовольствием. Размахиваешь пачкой штрафных извещений в одной руке, журналистским удостоверением — в другой и объясняешь: да, просрочил время, так ведь пресс-конференция не вовремя началась... Конечно, не все штрафы отменяли, но вполовину срезали. Теперь, уже стоя в очереди, становится понятно, как изменились времена. Снисхождения — ноль, а в паре случаев еще и прибавили размер штрафа. Излагаю последнюю историю. В ответ слышу: «А могло так быть, что вы вернулись к машине, увидели штрафную квитанцию, опустили монетку, добавив минуту или две, и сфотографировали счетчик?»

Что возразить?.. «Это грабеж на большой дороге, — возмущается в разговоре с «Итогами» Джон Таунсенд, представитель Американской автомобильной ассоциации (ААА), самого крупного в США объединения такого рода. — Да, я называю это грабежом, которым занимается не кто-нибудь, а городские власти». Именно усилиями ААА на основании закона о свободе информации от городских чиновников была получена «статистика разбоя», как ее в очередной раз именует г-н Таунсенд. Похоже, что ее обнародование слегка охладило пыл мэрии.

А я подумал, что в России чиновники скорее освоят такой опыт сравнительно честного отъема денег, чем углубятся в сложную задачу создания эффективной системы решения транспортных проблем.

Вашингтон

Пить стало лучше / Политика и экономика / Что почем

Пить стало лучше

Политика и экономика Что почем

 

3,1 млрд рублей  — во столько обойдется переоборудование трех из четырех водоочистительных станций столицы для работы с новым реагентом — гипохлоритом натрия. К октябрю в Москве окончательно перестанут использовать жидкий хлор для дезинфекции питьевой воды. С таким заявлением выступил генеральный директор МГУП «Мосводоканал» Станислав Храменков. Кстати, в столице уже есть опыт работы по новой технологии — одна станция перешла на использование нового реагента еще в 2009 году.

Жидкий хлор для дезинфекции воды в Москве применяли более 80 лет. Чем же лучше новый реагент? По словам Храменкова, в отличие от хлора гипохлорит натрия не горюч, не взрывоопасен и малотоксичен. К тому же питьевая вода больше не будет отдавать хлоркой и соответственно станет приятнее на вкус. «Жидкий хлор действительно очень опасный реагент, — подтверждает гендиректор ОАО «МосводоканалНИИпроект» Евгений Пупырев. — Он мгновенно испаряется за счет высокой летучести, а гипохлорит натрия — это по сути жидкость, которую в случае аварии при транспортировке или хранении можно относительно легко собрать без угрозы для здоровья и экологии. Это очень важно, учитывая, что в Москве водоочистительные станции находятся у черты или даже в черте города. Гипохлорит уже используют в Санкт-Петербурге». По словам специалиста, в России довольно много предприятий по производству этого реагента. Более того, по данным Мосводоканала, в 2013 году на территории Люберецких очистных сооружений начнет работать новый завод, специализирующийся на этом. Основными заказчиками как раз и будут столичные очистные станции.

Но кто-то же должен заплатить за переход на новую систему очистки воды? Скорее всего это ляжет на плечи потребителя. Возможно, именно планы по использованию нового реагента и стали причиной резкого повышения тарифов на воду. С 1 июля цены на нее в Москве выросли на 10 процентов, а сентября поднимутся еще на 4,5. Так, холодная вода с июля подорожала с 23,31 рубля до 25,61 рубля за кубометр, а с 1 сентября вырастет до 26,75 рубля. И на этом фоне 3,1 миллиарда рублей кажутся незначительными вложениями. Если учесть, что норма потребления холодной воды в столице составляет почти 7 кубометров на человека в месяц, а проживает в городе почти 12 миллионов населения, то эту сумму жители заплатят всего-то за полтора месяца.

Любо-дорого посмотреть / Политика и экономика / Что почем

Любо-дорого посмотреть

Политика и экономика Что почем

 

120 тыс. рублей  — такова цена ВИП-билетов на бой за звание чемпиона мира в супертяжелом весе по версии WBC. 8 сентября в московском СК «Олимпийский» сойдутся в титульном поединке подлинные титаны бокса — украинец Виталий Кличко и немец сирийского происхождения Мануэль Чарр. Из 46 боев Кличко победил в 44, из них 40 завершил нокаутом. Он обладатель самого высокого коэффициента нокаутирования среди чемпионов мира по версии WBC — 91 процент. Боксер смог выиграть пояс чемпиона целых три раза, что до него удавалось лишь Мохаммеду Али, Эвандеру Холифилду и Ленноксу Льюису. Чарру тоже есть чем гордиться: он провел 21 беспроигрышный поединок, из которых 11 закончил нокаутом. На стороне немца, конечно же, молодость, и, кроме того, в свои 27 лет он уже на втором месте в рейтинге WBC.

Соперники настроены только на победу. «Виталий увидит в моих глазах свое поражение. Многие думают, что я проиграю, но я пришел побеждать!» — смело заявляет немец. Опытный Кличко отлично понимает, что недооценивать молодого противника нельзя: «Чарр — голодный и непобежденный. Он никого не боится и всегда идет вперед. Я знаю, что он будет чрезвычайно мотивирован».

Зрителей, несомненно, ждет незабываемое шоу. И поэтому, даже несмотря на высокую стоимость ВИП-билетов, они разлетаются как горячие пирожки: на некоторых сайтах по продаже квота самых лучших мест уже исчерпана. Однако не стоит думать, что зрелище по карману только обладателям тугих кошельков — в продаже пока еще имеются билеты и за 800 рублей. СК «Олимпийский», где состоится бой, — одна из крупнейших площадок в Европе, ее вместимость — 30 000 зрителей, но в наличии ажиотажа можно не сомневаться, количество свободных мест неуклонно сокращается, что дает основание устроителям боя справедливо полагать: внакладе они точно не останутся.

Не телефонный разговор / Политика и экономика / Что почем

Не телефонный разговор

Политика и экономика Что почем

 

300 долларов в обмен на отработавший свое смартфон обещает жителям США броская реклама, появившаяся недавно в корпоративном блоге Samsung на Facebook. Аттракцион неслыханной щедрости? Однако не стоит объяснять это лишь одной заботой об экологии. Речь также не идет и о формировании рынка бэушных гаджетов. «У Samsung далеко не всегда на первом месте стоит непосредственная коммерческая выгода,— отмечает преподаватель РАНХиГС Владимир Богданов.— Думаю, данная ситуация — чистый маркетинг, предназначенный для мощного захвата новых долей рынка». Действительно, обещанные три сотни «зеленых» полагаются не за любую модель, а лишь за самую крутую «яблочную». За простую «четверку» обещано 115 долларов, а владельцу, скажем, HTC Desire светит и вовсе лишь 30 долларов. Причины очевидны: согласно данным ComScore, по итогам прошлого года Apple — нынешний лидер американского рынка смартфонов и главный соперник Samsung, занимающего второе место, — покрывает почти 30 процентов этого рынка. В 2012 году, прогнозируют в ComScore, Америка приобретет более 100 миллионов умных мобильников. То есть на долю владельцев «яблока» придется около 30 миллионов штук. Причем, согласно данным других аналитиков — из компании Nielsen, свой выбор в пользу самой новой модели сделали 57 процентов покупателей iPhone. То есть 17,1 миллиона. Если предположить, что Samsung намерен обратить всех их в свою смартфонную веру, ему придется выдать всем этим миллионам пользователей более пяти миллиардов долларов компенсации за отказ от «яблочной» продукции. Правда, если посмотреть на финансовые итоги II квартала, закончившегося у Samsung Electronics в июне, а они говорят о продажах корейских гаджетов на уровне 41,3 миллиарда долларов, и промасштабировать эту цифру на четыре квартала, получим 165,2 миллиарда долларов. Пятимиллиардные компенсации составляют около трех процентов от этой суммы. Так что никакой неслыханной щедрости — вполне прагматичный маркетинговый ход по захвату важного регионального рынка.

Не будем о печальном / Политика и экономика / Что почем

Не будем о печальном

Политика и экономика Что почем

 

46 рублей за доллар  — таким будет курс национальной валюты, если реализуется самый драматичный сценарий европейского долгового кризиса. То есть если от евро откажется хотя бы одна из стран еврозоны. Такой прогноз содержится в документе, который сейчас готовит Минэкономразвития. И хотя окончательно «Сценарные условия функционирования российской экономики на период с 2013 по 2015 год» пока не утверждены и работа над ними продолжается, размах возможных проблем, которые они предрекают отечественной экономике, впечатляет. Цена на нефть может снизиться до 60 долларов за баррель, девальвация рубля составит 43 процента, а отток капитала из страны — 80 миллиардов долларов уже в следующем году.

«В принципе эти цифры выглядят достаточно реалистичными», — пояснил «Итогам» руководитель направления анализа денежно-кредитной политики ЦМАКП Олег Солнцев. Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования также провел собственное стресс-тестирование для России на случай усугубления ситуации в мировой экономике и падения цен на нефть. И у него получилась цифра 44 рубля за доллар. Правда, эксперты этой организации подчеркивают: предположение, что цена на нефть упадет до 60 долларов, не является прогнозом. Серьезный экономист никогда не будет предрекать цену на нефть. Закон жанра! Однако Минэкономразвития в свою очередь лишено права на такую отговорку. У него другие задачи. Ведь на основе разрабатываемого им документа правительство будет рассчитывать кризисный бюджет. И если сценарий реализуется, доходы казны упадут почти на 3 триллиона рублей.

Зато ЦМАКП строил свою модель исходя из предположения, что стоимость черного золота упадет уже в четвертом квартале этого года. А в Минэкономразвития считают, что это, возможно, произойдет в первом полугодии следующего. Видимо, этим и объясняется тот факт, что у независимых экспертов глубина девальвации рубля получилась меньшей.

Китай в третьем измерении / Политика и экономика / Что почем

Китай в третьем измерении

Политика и экономика Что почем

 

154,6 млн долл. собрал в китайском прокате повторный релиз фильма Джеймса Кэмерона «Титаник 3D». Его же трехмерный «Аватар» поставил в Китае абсолютный рекорд по сборам — 204 миллиона долларов. Все это подвигло Кэмерона на создание совместно с китайскими госкорпорациями венчурного фонда для развития 3D-технологий. Китайский прокат развивается стремительными темпами. За 2011 год сборы составили более двух миллиардов долларов. В первом полугодии 2012-го бокс-офис страны уже достиг 1,21 миллиарда долларов. Это значит, что почти каждый китаец за это время потратил на кино один доллар. Чжан Имоу, классик современного кино, в восторге: «Каждый день в Китае открывается два новых киноэкрана! А через 10 лет, вероятно, рынок достигнет объемов американского. Правда, билет в кино стоит у нас дороже, чем в США, — 18 долларов». Видимо, он имеет в виду высшую ценовую планку, как раз применяемую при демонстрации фильмов в 3D: в среднем по стране цена колеблется от 3,17 до 16 долларов. Сейчас в Китае около 10 тысяч экранов, причем почти тысяча из них работает в 3D-формате. Единственным китайским фильмом, попавшим в национальную десятку, стало фэнтези «Раскрашенная кожа 2», которую посмотрели 16,5 миллиона зрителей (113,9 миллиона долларов). В прошлом году рекордсменом были «Цветы войны» Чжана Имоу (83 миллиона долларов за 17 дней проката).

В России постепенно тоже осваивают формат 3D. Вышли уже «Темный мир», «Самый лучший фильм 3D», «Белка и Стрелка. Звездные собаки», «Смешарики». Однако режиссер Алексей Сидоров предостерегает, что в погоне за модой и лишним рублем нетрудно и переборщить: «Главная задача — не навредить, чтобы зрителей не выносили с припадками эпилепсии из зала». Действительно, по данным «Ромира», 18 процентов россиян отмечают, что от просмотра 3D у них устают глаза и болит голова.

Штабные мучения / Политика и экономика / Те, которые...

Штабные мучения

Политика и экономика Те, которые...

 

Откровения генерала Юрия Балуевского, прозвучавшие в скандальном фильме «Потерянный день», до крайней степени возбудили политизированную общественность. Да и как нашим пикейным жилетам не возбудиться: по словам бывшего начальника Генерального штаба, Верховный главнокомандующий Дмитрий Медведев непозволительно долго тянул с приказом о применении силы против Грузии. Якобы лишь после путинского «пинка из Пекина» российские батальоны и танковые армады двинулись на вероломного супостата.

Понятно, что политкомментаторы всех мастей немедленно озаботились характером взаимоотношений внутри правящего тандема: дескать, либо «путинские» превентивно наехали на «медведевских», либо «медведевские» наступили «путинским» на их больную мозоль, за что тут же получили «телесюжет».

Главный аргумент у многочисленных конспирологов звучит так: без негласной команды с самого верха наши секретоносители в погонах рта бы не раскрыли. Дошло до того, что сами члены тандема были вынуждены публично объясняться на телекамеру.

Кому в этой запутанной истории верить — право каждого уверовавшего. Вот только есть ощущение, что за всей этой пропагандистской шумихой подзабылась реальная канва событий той «пятидневной войны».

А нелишне было бы вспомнить, в каком состоянии пребывали наши Вооруженные силы и их органы управления накануне приснопамятного «блицкрига». Боеспособные части на театре военных действий можно было пересчитать по пальцам. А управленческий «нерв» армии в лице Главного оперативного управления Генштаба был фактически парализован, потому что в это самое время офицеры сидели на коробках: переезжали из одного помещения в другое в рамках военной реформы. Так что план отражения возможной агрессии со стороны Грузии, о котором вспомнил президент, по большому счету реализовывать было некому — пока не вытащили из штабного забытья героя кавказской войны генерала Владимира Шаманова.

Вот вам еще одна версия, вполне себе рабочая: генеральская исповедь — не что иное, как попытка оправдаться за собственную стратегическую бездарность.

Почему скандал вспыхнул именно сегодня, спустя четыре года после «войны»? Возможно, потому, что отчаянная смелость у генералов прорезалась только после того, как Дмитрий Медведев перестал быть «верховным». Люди в погонах, они ведь как никто другой знают толк в субординации.

Вельский пряник / Политика и экономика / Те, которые...

Вельский пряник

Политика и экономика Те, которые...

 

Решение Вельского районного суда Архангельской области по делу экс-главы «МЕНАТЕПа» Платона Лебедева прозвучало как гром среди ясного неба: «...Определить наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет 8 месяцев». В переводе с юридического Лебедев выйдет на свободу 2 марта 2013-го — на три года и четыре месяца раньше срока, назначенного судьей Данилкиным и Мосгорсудом.

Основание — ходатайство адвокатов, ссылавшихся на недавние поправки в УК: верхний предел наказания по одной из статей, фигурирующих в деле («отмывание»), снижен с 10 до 7 лет лишения свободы (нижний вообще отменен). А закон, смягчающий наказание, имеет обратную силу.

Тем не менее вряд ли у кого-нибудь повернется язык назвать вердикт предопределенным. После того как на глазах у изумленной московской публики был установлен факт хищения Лебедевым на пару с Ходорковским всей нефти, добытой принадлежавшей им же компанией, никто не удивился бы, если бы суд в Вельске доказал, что следует не вычитать три года, а еще и добавить. Но считать, что судья действовал исходя из собственных убеждений, тоже не приходится. Изменилось не отношение к «генеральной линии», а сама линия. Факты говорят за себя.

Во-первых, изначально прокуратура тоже была за пересмотр приговора в сторону снижения, хоть и не столь значительного. Во-вторых, на свободу в этом году досрочно вышли два «юкосовских» менеджера среднего звена. Буквально на днях освобожден по УДО отсидевший почти восемь лет бывший замуправделами компании Алексей Курцин. В-третьих, председатель ВС Вячеслав Лебедев вдруг засомневался в фабуле обвинения и обязал Мосгорсуд по новой рассмотреть второе «дело «ЮКОСа». Того и гляди очередь дойдет и до выхода самого Ходорковского. Неужто суровые годы уходят, уступая место эре милосердия?

Предположение верно лишь отчасти. Эра действительно другая, но дело не в милости к падшим, внезапно проснувшейся в суровой начальственной душе. Просто перед властью стоят совершенно другие задачи, радикально отличающиеся от тех, что были в 2003-м. Тогда главным вопросом было укрепление вертикали. Сейчас это вопрос политической стабилизации, если не сказать выживания, решение коего требует не только кнута, но и пряника. А с кнутом в последнее время малость переборщили: аресты по делу о беспорядках на Болотной, дело Навального, дело Гудкова, дело Pussy Riot, закон «об иностранных агентах»... Пора восстанавливать баланс?

Бди! / Политика и экономика / Те, которые...

Бди!

Политика и экономика Те, которые...

 

Прессинг в отношении НКО сменяется мягким откатом. Общественная палата решила обсудить вопрос о предоставлении некоммерческим организациям права наблюдать за выборами. Результаты дискуссии передадут в Думу и ЦИК с прицелом на законопроект. Собственно, зампред ЦИК Леонид Ивлев косвенным образом и дал толчок инициативе ОП: после скандала в рязанском Касимове, когда, по его словам, наблюдатели вели себя агрессивно и вмешивались в процедуру подсчета голосов, ЦИК предложил ввести систему уведомления — кто, когда и на какие участки придет наблюдать за ходом голосования. ОП на ситуацию взглянула шире.

Начали с того, кто в принципе имеет право наблюдать. По мнению палаты, это не только представители партий и СМИ (как сейчас), но и те самые НКО, ныне этим правом не наделенные. Предложение ЦИК о введении практики уведомления избиркомов остается в силе. Более того, нарушителей будут вносить в черные списки и к процессу не допускать.

В Думе на инициативу отреагировали пока что вяло. Вице-спикер Сергей Железняк («ЕР») считает, что с увеличением числа партий расширять список наблюдателей за счет НКО было бы недальновидно: мол, на участках все физически не поместятся и придется прописать еще и предельное число наблюдателей.

Так или иначе, к осенней страде — выборы губернаторов в пяти регионах, а также глав территориальных образований и муниципальных властей в ряде городов и весей — полку бдящих наверняка прибудет. Ничего не попишешь: в тесноте, зато не в обиде за чистоту многострадальной демократии.

Вылитый марсианин / Общество и наука / Наука

Вылитый марсианин

Общество и наука Наука

Есть ли жизнь на Марсе? Ответ на этот вопрос вот-вот будет получен

 

Американский марсоход «Кьюриосити», что в переводе на русский означает «любознательность, любопытство», 6 августа совершил успешную посадку на Красную планету. Стартовав с мыса Канаверал 26 ноября прошлого года, он сел в точно запланированное время в расчетном месте — на дно кратера Гейла, который и будет исследовать вдоль и поперек в течение ближайших лет, а возможно, и десятилетий. Ученые всего мира признают: миссия «Кьюриосити» позволит совершить революционный прорыв во многих областях науки. Пока аппарат находится в режиме тестирования, российские специалисты поделились с «Итогами» соображениями о том, что «любознательная машинка» способна найти на Марсе.

Изучить и жить

В рамках проекта запланировано решить две сложнейшие задачи. Первая — научная и отчасти цивилизационная — связана с получением ответа на вопросы, был ли в прошлом Марс обитаем и пригоден для жизни и остается ли он таким сейчас. Вторая — чисто технологическая.

Выяснение извечного вопроса «Есть ли жизнь на Марсе?» может считаться одной из центральных задач в естествознании. «Если там была жизнь, то, возможно, и мы там сможем существовать, — комментирует старший научный сотрудник сектора теоретической астрофизики Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе РАН, кандидат физико-математических наук Александр Иванчик. — Человечество на своей маленькой планете висит на волоске. Чрезвычайно важно знать, что такое Марс, как мы сможем колонизировать эту планету. Если Земле суждено погибнуть, но мы успеем освоиться на Марсе, то вероятность гибели нашей цивилизации сильно уменьшается». Шансы, что некая природная катастрофа произойдет одновременно на двух планетах, ничтожно малы.

Мнение коллеги поддерживает старший научный сотрудник Государственного астрономического института им. П. К. Штернберга МГУ кандидат физико-математических наук Владимир Сурдин. По его словам, одна из основных задач марсохода — понять, куда девалась марсианская атмосфера: «Вообще-то Марс дальше от Солнца, значит, там холоднее. Воздух не должен был покидать планету, но тем не менее покинул». Земля же находится в более жестких условиях, ближе к Солнцу, и у нас по всем правилам больше шансов потерять атмосферу от солнечного нагрева. Большинство ученых сегодня предполагает, что до сих пор атмосфера на Земле сохранилась из-за сильного магнитного поля, которое ее прикрывает. Но наша планета тоже может потерять кислородную атмосферу, если ее магнитное поле в результате каких-либо будущих геологических катаклизмов ослабнет. Все это предстоит проверить марсоходу, узнав, почему вода на Марсе ушла в песок и замерзла. Для этого надо прощупать слои вечной мерзлоты под поверхностью Красной планеты.

Доцент кафедры «Стартовые ракетные комплексы» МГТУ им. Н. Э. Баумана, кандидат технических наук Владимир Игрицкий уверен, что Марс — отличный испытательный полигон, на котором можно проверить различные представления ученых, например о глобальном потеплении. Мы не можем на своей планете взять и разогреть атмосферу до какой-нибудь заданной величины и измерить при этом все параметры, поэтому более или менее приемлемый вариант для проверки теорий — лететь на другие планеты и там, при других температурах, других составах пород, изучать проблемы атмосферы. То же самое относится и к геологии. Сейчас на Земле кислородная атмосфера, а те породы, которые формировались, когда на планете не было кислорода, уже сильно изменены. Интересно знать, какие геологические процессы происходят в другой среде, безатмосферной.

Дитя прогресса

Как ни странно, у относительно небольшого «Кьюриосити», который на Земле весит около 900 килограммов и имеет размеры среднего внедорожника, есть все возможности, чтобы практически спасти землян. Потому что в его возможностях заключается технологическая революция.

То, что посадка произошла, — достижение. Ведь это был новый вариант приземления (точнее, «примарсения») с помощью так называемого Sky Crane — «Небесного крана», когда тяжелый аппарат опустился на тросах с платформы с ракетными двигателями. «Это действительно революционный прорыв! — говорит заведующий лабораторией космической гамма-спектроскопии Института космических исследований РАН доктор физико-математических наук Игорь Митрофанов. — Если можно доставлять туда тяжелые аппараты, то вполне реально создавать и какую-то более сложную инфраструктуру для будущего освоения».

Но технология посадки — это лишь вершина айсберга. Куда более впечатляющими кажутся приборы, установленные на «Кьюриосити», а также их возможности по изучению Красной планеты. Основное, что будут исследовать на Марсе, — состав вещества, то есть грунта. «Если там были какие-то биологические процессы, они неминуемо оставили после себя следы, биофакторы. Их так или иначе будет изучать весь комплекс аппаратуры», — продолжает Игорь Митрофанов.

Для решения этой задачи «Кьюриосити» приютил на борту в том числе и российский прибор ДАН, разработанный в Институте космических исследований РАН. Он будет заниматься гидрологической разведкой. Поскольку вся поверхность Марса запылена из-за глобальных пылевых бурь, то для поиска «интересных» минералов с высоким содержанием воды обязательно нужно заглянуть под поверхность. ДАН позволяет изучить состав грунта в слое толщиной примерно в один метр, определив те районы, где в грунте больше всего воды. Если такие места будут найдены, марсоход сможет при помощи манипулятора снять верхний слой, добыть образцы вещества, а потом подвергнуть их анализу прямо на борту, чтобы понять, какие минералы присутствуют, каков изотопный состав и имеются ли химические структуры, претендующие на звание биохимических или органических. На аппарате еще два прибора, которые могут анализировать химический и изотопный состав вещества. Химический анализатор, например, способен фиксировать остатки биологических молекул. «Если доставленный в прибор при помощи двухметровой руки-манипулятора образец породы окажется останками некогда существовавшей на Марсе жизни и от нее остались обрывки белков или сложных молекул, анализатор это зафиксирует», — уверен Владимир Сурдин.

На марсоходе также установлена испанская метеорологическая станция, задача которой — контролировать температуру, направление ветра, влажность и множество других параметров. Это нужно не только для жизнеобеспечения аппарата, но и для того, чтобы понимать, как на Марсе меняется погода. «Ведь если на разных участках разная влажность, это отлично характеризует свойства грунта», — поясняет Игорь Митрофанов.

Сам по себе

«Кьюриосити» буквально увешан телевизионными камерами, ведь, кроме научных задач, ему надо решать чисто навигационные. При помощи них аппарат видит направление своего движения, понимает особенности рельефа, прокладывая себе маршрут. Телекамеры служат и для обеспечения живучести марсохода, а она, по словам специалистов, уникальна. «Следует очень сильно похвалить американцев, — говорит Игорь Митрофанов. — Мы с ними работали на протяжении всего этапа подготовки проектов, и у нас всегда специально проходил анализ рисков». Разработчик каждой системы марсохода в целом знает весь свой набор рисков. Как ожидаемых, например когда аппарат едет по очень опасному участку поверхности, так и неожиданных, если, к примеру, происходит мощная солнечная вспышка и поток солнечного ветра экстремально облучает аппарат. Все эти риски тщательно изучаются, для каждого рассчитывается вероятность наступления и принимается решение о превентивных мерах.

Вообще в плане управления на марсоходе применена революционная технология. На нем будет действовать система автоматического управления: аппарат сам будет выбирать себе дорогу, действовать по своему усмотрению без пультов или джойстиков. Люди руководят им только в общем... Как это будет происходить, рассказал Игорь Митрофанов: «На Марсе день длится 25 часов, и уже сейчас сотрудники, которые сидят в лаборатории реактивного движения НАСА в пригороде Лос-Анджелеса, начинают работать с бортом в режиме марсианского времени. В местном магазине даже продаются специальные часы с «марсианским» циферблатом. В первые 90 дней работа будет проходить по следующему графику: наступает марсианский вечер, и с марсохода через орбитальный аппарат передается вся накопленная за день информация. Инженеры анализируют служебные данные о состоянии аппарата, а ученые в свою очередь расшифровывают информацию. На это дается примерно 2 часа. Каждая команда, проанализировав свою часть поступившей информации, составляет краткий отчет. Первыми идут данные об общем состоянии марсохода. Затем уже следуют детали. Специалисты докладывают руководству, что с «Кьюриосити» все нормально, нет никаких аномалий, и команда вырабатывает предложения о программе следующего дня. Это занимает еще примерно два часа. Где-то через четыре часа после прихода информации и ее последующей обработки вместе собираются представители участвующих в миссии экспериментов и сотрудники служебных систем и обсуждают план работы марсохода на следующий марсианский день. В итоге вырабатывается общее решение, а потом технические специалисты получают предложения по командам для каждого прибора, каждой системы и формируют общий перечень команд, который выглядит как большое SMS-сообщение. В конце рабочего дня это сообщение отправляется с Земли на Марс, на борт марсохода. «Кьюриосити», проснувшись после марсианской ночи, получает команды и начинает их реализовывать в автономном режиме до следующего сеанса связи».

Но фишкой «Любознательности» стал совместный американcко-французский прибор с лазерной пушкой. Он напоминает гиперболоид инженера Гарина и расположен на мачте аппарата. Этот прибор уникален, он не использовался прежде нигде — ни на Земле, ни в космосе, хотя был бы очень полезен и здесь, и там. Он стреляет туда, куда не может добраться робот. А добраться надо до вершины марсианской горы, на высоту пять километров. Если на пути встретится непреодолимый склон, расщелина и марсоход не сможет преодолеть препятствие, в дело вступит пушка. «Он стрельнет лазерным лучом, испарит кусочек вещества, и во время этой вспышки проанализирует газовый состав, получив полный спектр», — объясняет Владимир Сурдин. А Игорь Митрофанов добавляет: «В той области, где лазерный луч станет взаимодействовать с веществом, другие приборы будут наблюдать испаряющиеся газы и по линиям поглощения эмиссии судить о составе вещества в этом месте. То есть это анализ состава на основе лазерного испарения».

На «Кьюриосити» есть и дозиметр для изучения радиационной обстановки вдоль всей трассы его движения. Это важная задача для подготовки к будущим пилотируемым экспедициям на Марс, поскольку необходимо понимать уровень радиационной обстановки, особенно во время мощных солнечных вспышек. Недавно ученые выяснили, что с радиацией на Марсе могут возникать дополнительные проблемы. «Галактическое излучение содержит тяжелые заряженные частицы, а земные живые организмы не приспособлены к тому, чтобы выдерживать этот вид излучения, — говорит Владимир Игрицкий. — Фоновая радиация на нашей планете вышибает, как правило, всего один атом из молекулы, а специальные вещества в клетках эту нехватку потом восстанавливают — приспособились в ходе эволюции. Тяжелая заряженная частица может выбить сразу слишком большую часть молекулы, а это — проблема».

Еще одна технологическая новация — решение с энергообеспечением марсохода. Если на всех трех предыдущих стояли солнечные батареи, которые нет-нет да и норовили прийти в негодность или покрыться пылью, то «Кьюриосити» обрел новый источник питания. На него поставили радиоизотопный генератор с плутонием в качестве топлива. Как утверждает Владимир Сурдин, заряда такой «батарейки» хватит лет на 35, то есть все это время марсоход будет полноценно функционировать и каждый день отправлять информацию на Землю.

Может быть даже, он дождется высадки своих хозяев на Красную планету, которые заберут его домой и поставят на почетное место в каком-нибудь музее как главного марсианского разведчика. Ведь несомненно: Марс — это очередной шаг человечества в космос, и «Кьюриосити» выступает здесь в качестве ботинка, в котором нестрашно ступить в неизведанное.

Заряди мозги / Общество и наука / Общество

Заряди мозги

Общество и наука Общество

Голова не варит? Улучшить свои умственные способности можно при помощи брейн-фитнеса

 

Еще в 80-е годы прошлого века в США больных после инсульта начали восстанавливать при помощи нейрофидбека — особого метода терапии, основанного на эффекте биологической обратной связи, позволяющей получать информацию о состоянии мозга в режиме реального времени. Сейчас в исследования в этой области американское правительство ежегодно вкладывает миллионы долларов. С помощью нейрофидбека в различных клиниках сегодня устраняют проблемы со сном, снимают депрессии, мигрени, переутомление, лечат синдром гиперактивности у детей, помогают восстановить когнитивные способности после травм головы. Психологи тем временем утверждают, что нейрофидбек может помочь не только больным, но и миллионам обычных людей в плане улучшения умственных способностей. Так, профессиональная сеть LinkedIn недавно провела специальный опрос 6500 человек, в результате которого выяснилось, что только 11 процентов из них успевают в течение рабочего дня выполнить все запланированное. Остальные копят работу и накапливают недовольство собой, «несправедливым» требовательным начальством, невнимательными, эгоистичными коллегами... Вот таким-то и предлагается сегодня записаться на курсы брейн-фитнеса при специальных нейролабораториях. В одной из них, расположенной в чешском городке Градец-Кралове, побывала корреспондент «Итогов». Здесь с помощью оригинальной методики, использующей майндбол (специальный игровой прибор, тренирующий концентрацию внимания), и компьютерной программы Mind Jogging уже занимаются брейн-фитнесом депутаты Европарламента, известные спортсмены, менеджеры с синдромом профессионального выгорания.

На нужной волне

...В одном из помещений лаборатории полным ходом идет тренировка на майндболе. У двух участников тренинга на головах банданы с особой начинкой: три металлических сенсора фиксируют электроэнцефалограмму. Банданы соединены кабелем со столом. На нем небольшой мячик, движение которого участники контролируют, используя мозговые волны. Мячик намагничен, и чем ниже частота волн по амплитуде (она показывается на экранах мониторов со стороны каждого играющего), тем быстрее он движется к воротам соперника. Один из тренирующихся снял пиджак и устало смотрит на соперника — тот, похоже, сегодня в лучшей форме. Шарик катится к воротам «усталого» — еще одно очко добыто в ходе майнд-тренировки. «Как ты это делаешь?!» — кипятится он.

Руководитель лаборатории Томаш Здеховски комментирует: «Такой поединок хорошо чистит голову, ведь выигрывает тот, кто сумел лучше сконцентрироваться. Дело в том, что наш мозг работает в гибком режиме. Например, он плавно переключается с бета-волн, характерных для сосредоточения, на альфа-волны, присущие процессу размышления, причем параллельно могут идти и тета-волны, характерные для креативных решений. Чтобы сдвинуть мячик в поединке майндбола, или на другом игровом тренажере завести машинку, которая катится по «ментальной автостраде», или попасть в цель из майнд-винтовки, надо суметь ввести себя в состояние, при котором будут преобладать волны бета-1 частотой от 14 до 25 килогерц».

А еще брейн-активность после занятий в нейролаборатории напоминает состояние мозга после сеанса медитации — мозг переходит на тета-волны с частотой 4—7 герц. Это значит, что после мозговой тренировки в такой необычной игровой форме люди чувствуют себя заметно отдохнувшими. Плюс к тому, тренируясь на подобных тренажерах, человек невольно запоминает, как ввести себя в состояние сосредоточения, чтобы стать более креативным, лучше усваивать информацию. Таким образом, занятия брейн-фитнесом решают две важные задачи: повышение концентрации и улучшение способности расслабляться после умственных нагрузок.

Проверь себя

Наш мозг можно и нужно тренировать так же, как и мышцы. «Интерес к новому направлению в обществе огромный, ведь существует большая потребность чувствовать себя увереннее на рабочем месте, — делится с «Итогами» Даниэла Вашкебова, ведущий психотерапевт и глава клиники Abbia Clinic в Брно, где также предлагают программы брейн-фитнеса. — Мы до сих пор еще не привыкли бороться за место под солнцем. В генетической памяти поколений, живших при социализме, отложилось, что все для нас гарантировано. А поскольку конкуренция на рынке постоянно возрастает, люди все больше подгоняют себя, стараясь не отстать. И брейн-фитнес может им помочь грамотно распределить умственные усилия».

С чего начинать тем, кто хочет улучшить свои когнитивные способности? Прежде всего следует пройти тестирование в нейролаборатории, где опытные специалисты укажут на проблемные места. Во время тестирования сенсоры мозговых электросигналов крепятся на ушах (2 датчика) и теменной доле (2 датчика). В положении лежа предлагается закрыть глаза и подумать о чем-то приятном, потом глаза открыть и следить за виртуальной дорогой на экране дисплея, по которой движется автомобиль. Дорога разделена белой чертой пополам, причем автомобиль надо удержать силой концентрации на этой линии. По окончании тестирования на дисплее психотерапевта появляются колонки цифр, отражающих частоту мозговых волн (альфа-, бета-, тета-, гамма-ритмы). Таким образом, например, диагностируются дефицит внимания, стрессовые нагрузки, склонность к депрессиям. Эту информацию не получить у обычного невролога, если он не вооружен соответствующими приборами и компьютерными программами для подобной диагностики. Если есть необходимость улучшить концентрацию, подбираются упражнения (компьютерные игры с обратной связью в кабинете психотерапевта), которые помогут создать новые нейросвязи и повысить производительность мозга. У кого-то после подобного тестирования выявляется, скажем, склонность к инсульту. Значит, подбираются упражнения, улучшающие мозговое кровообращение.

Психотерапевту или психологу, работающему с нейрофидбеком, важны также субъективные замечания пришедших на брейн-фитнес. Например, «хочу усваивать новый материал быстро и точно», «не хватает быстроты принятия решений в условиях стресса» или «теряюсь, когда надо решать несколько проблем одновременно». Это поможет правильно подобрать упражнения в каждом конкретном случае. Даниэла Вашкебова отмечает: тем, кто хочет заниматься брейн-фитнесом, она вначале рекомендовала бы консультацию с психотерапевтом, потом самостоятельный тренинг с использованием компьютерных программ и лишь затем занятия нейрофидбеком. Для самостоятельного тренинга сегодня существует несколько компьютерных программ — Brain Age of Nintendo, Mind Fit или, скажем, программа Lumosity, составленная совместно учеными Гарвардского и Колумбийского университетов. Многие компьютерные программы можно подобрать под себя, отметив, что именно вы хотите улучшить: скажем, запоминание дат и имен с первого раза, причем при тренировке чего-то одного, например памяти, попутно совершенствуются, но в меньшей степени, концентрация (на 30 процентов) и пространственная ориентация (на 35). К тому же некоторые производители присылают, например, месячный курс занятий вам на электронную почту совершенно бесплатно. Сколько времени можно заниматься самостоятельно? «Пятнадцать минут брейн-фитнеса в день — это гигиенический минимум в любом возрасте», — советует профессор-нейропсихолог из Нью-Йорка Элкхонон Голдберг.

А вот для того, чтобы новые навыки закрепились при помощи нейрофидбека, требуется три месяца, при этом минимальная нагрузка — два занятия в неделю по 30 минут каждое. Такой курс из 24 занятий в Чехии обойдется примерно в 500 евро, в Германии или Австрии, где нейрофидбек более распространен, это может стоить несколько дешевле.

Ценные кадры

Впрочем, некоторые могут поправить свои умственные способности и за счет работодателя. Многих руководителей сегодня беспокоит то, с какой отдачей работают их сотрудники. «Недавние исследования, — говорит Томаш Здеховски, — показали, что рядовой сотрудник офиса концентрируется примерно на полтора часа в течение рабочего дня. Все остальное время уходит у него на размышления о грядущем отпуске, проблемах в семье. Во время обеденного перерыва такие сотрудники толком не дают себе отдохнуть, продолжая обдумывать посторонние вопросы». Чтобы исправить ситуацию, некоторые компании уже приглашают брейн-тренера и намечают 2—3-месячную программу, включающую в себя три занятия в неделю. Как отмечают специалисты, научить сотрудников концентрироваться хотя бы на 30 процентов — уже неплохой результат. И тогда картина меняется. В первой половине рабочего дня белые воротнички концентрируются уже на три с половиной часа, причем потом в течение часа следует небольшое снижение внимания. Во время обеда — полная разгрузка, никаких мыслей о работе. И во второй половине дня сотрудники могут выдать еще полтора часа высокопродуктивной работы. Уже проводились отдельные исследования, показавшие, что перестроившиеся таким образом фирмы увеличили свои прибыли на 30—50 процентов.

Многие компании загорелись идеей привлечь в штат квалифицированного психотерапевта, работающего в области нейрофидбека и способного по электроэнцефалограмме каждого сотрудника рассказать боссу, как выстраивать отношения с ключевыми людьми в команде. Правда, есть тут сложности и этического плана: эти данные — персональная информация. И если тренер по брейн-фитнесу заявит: «Я вижу, что сотрудник Х недорабатывает», — то насколько объективно эта информация будет воспринята остальными? Не превратится ли нейрофидбек в крупных корпорациях в некое подобие Большого брата? Вопрос остается открытым.

Работай головой

Наверное, без особой нужды не стоит бросаться очертя голову в улучшение своих умственных способностей. К тому же отношение специалистов к брейн-фитнесу пока остается осторожным. Несколько лет назад большую работу провели британские ученые в сотрудничестве с телекомпанией Би-би-си, протестировав 11 тысяч добровольцев до и после ментальной тренировки. Выяснилось, что компьютерные программы надолго производительность мозга не улучшали. Однако в этом нет ничего удивительного, ведь, занимаясь обычным фитнесом, необходимо поддерживать форму постоянно. Исследования Мичиганского университета в 2011 году, например, показали, что тренировка операционной памяти ведет к повышению IQ. Однако недавно были опубликованы итоги научной работы медицинского колледжа Гарварда. Ученые доказывают, что компьютерные программы не помогают лучше решать практические задачи и не спасают от депрессии, вызванной стрессом на работе.

Чем, собственно, объясняются успехи в брейн-фитнесе? Они становятся возможны во многом благодаря такому свойству нашего мозга, как нейропластичность. Исследования последних лет показали, что нейропластичность присуща нашему мозгу на протяжении всей жизни. И в общем-то каждый сам сможет при желании тренировать свой мозг. «В гипокампе постоянно образуются новые нейроны, между которыми выстраиваются синаптические связи. Чем их больше, тем активнее мы вовлекаем в работу новые нейроны и тем лучше функциональное состояние нашего мозга, — говорит Даниэла Вашкебова. — Для этого необходимо постоянное усвоение нового материала (в этом участвует лобная доля), мозгу все время нужны новые раздражители. Это могут быть свежие впечатления от путешествий, отношений, любая интеллектуальная работа, например изучение иностранного языка, курс игры на пианино или гитаре. Те, кто любит учиться в течение всей жизни, автоматически выстраивают новые связи в мозгу и тем самым предохраняют свой «главный компьютер» от старения. Но важно помнить, что обучение должно идти в спокойном состоянии, а не в условиях стресса, поскольку это малоэффективно и истощает наш мозг».

Как отмечает издание Harward Health Publications, чтобы мозг «не ржавел», необходимо почаще проявлять креативность в бытовых ситуациях. Например, изобретать новые кулинарные рецепты или самостоятельно разрабатывать сценарий семейного праздника. А исследователь Норман Дойдж в своей книге «Пластичность мозга» указывает, что, когда человек становится экспертом в каком-либо вопросе, участок мозга, связанный с этой деятельностью, характеризуется приростом серого вещества. Так, свежие исследования показали, что у лондонских таксистов больше объем гипокампа, чем у водителей автобусов. Причина в том, что этот участок отвечает за пространственную ориентацию. А водители автобусов двигаются по заранее заданному маршруту, и их гипокамп подобных изменений не претерпел.

В общем, если поставить во главу угла достижение нейрогармонии, то, возможно, брейн-фитнес и окажется полезен. Но при этом полезно и самому работать головой, а не надеяться на то, что вас заставят думать хитрые компьютерные программы или продвинутые брейн-тренеры.

Градец-Кралове — Брно

Кадры Гиппократа / Общество и наука / Медицина

Кадры Гиппократа

Общество и наука Медицина

«Российская система пробивания проектов превращает профессионала в ничто, в бумажку. И лишь в качестве просителя, обивающего пороги начальственных кабинетов, он становится для нее своим», — говорит главный уролог Минздрава РФ Дмитрий Пушкарь

 

Объявленная в стране модернизация здравоохранения никак не может набрать обороты. Недавно этот факт признала и министр здравоохранения Вероника Скворцова, пригрозившая остановить федеральное финансирование регионов, которые проводят программу неэффективно. Ситуация и вправду аховая: аудиторы Счетной палаты РФ выяснили, что в 2011 году регионы освоили чуть больше половины средств, выделенных на модернизацию. Причина проста — «низкое качество организационных решений на региональном уровне». Проще говоря, работать у нас не умеют. Значит, профессионалы нужны российской медицине как никогда. Между тем высококлассному специалисту в России по-прежнему трудно достучаться до власти. Об этом «Итогам» рассказал главный уролог Минздрава РФ, заведующий кафедрой урологии Московского государственного медико-стоматологического университета профессор Дмитрий Пушкарь.

— Дмитрий Юрьевич, дело действительно обстоит так серьезно?

— Серьезнее не бывает. Вероника Игоревна — профессионал международного класса. Очень хорошо, что она пришла руководить Минздравом после того, как вместе с Татьяной Алексеевной Голиковой начала создавать системную базу здравоохранения. В стране идет модернизация медицины. Я счастлив, что являюсь частью этого. И понимаю, почему министерство ставит вопрос о кадрах. Давайте подумаем: как вообще сегодня можно отличить хорошего врача от плохого? Мои знакомые часто просят меня порекомендовать специалиста, в профессиональных качествах которого я не сомневаюсь. Но это неправильно — искать доктора по блату, лечиться по звонку. В мире есть общепринятые способы оценки медицинских профессионалов. Можно попросить у врача лист операций, которые он сделал за год, или список его публикаций. Новый закон об охране здоровья граждан предусматривает выбор врача пациентом. Но наши пациенты зачастую не приучены брать на себя такую ответственность. Они ждут от врача или приговора, или избавления от болезни по мановению волшебной палочки. У нас не принято спрашивать специалиста, сколько тот делал подобных операций, часто ли встречался с такой проблемой. Это, я должен признать, только на руку некоторым врачам. Ведь, избежав сравнения с хорошим специалистом, легче замаскировать собственную некомпетентность. Например, в России немало хирургов, которые утверждают, что оперируют всё. Такой может говорить на полном серьезе: «Я универсальный хирург!» В отсутствие системы оценки «хороший врач — очень хороший врач — суперспециалист — эксперт» проверить его слова больной по большому счету не может. Не надо бояться пациентов, которые ждут от нас современных результатов лечения.

— Есть же ученые звания, категории врачей...

— Существует практика телефонных звонков — «поставьте высшую категорию вместо первой» или «обеспечьте правильное голосование за диссертацию». Ценность ученых степеней и званий у нас девальвирована. В России нечасто увидишь в кабинете врача его дипломы. Почему? Выпускники медицинских вузов не считают, что это престижно. Очень немногие специалисты вешают на стену и другие документы о специальном образовании — только те врачи, которые были за рубежом и где-то это подсмотрели. Кстати, иногда стремление копировать западных медиков бывает комичным: кое-кто помещает на стену дипломы о посещении каких-нибудь конгрессов.

— Западная медицина больше ориентирована на профессионалов?

— Я бы не стал противопоставлять отечественную и западную медицину как плохую и хорошую. У каждой свои сильные и слабые стороны. Но обратите внимание, на Западе, если девушка говорит, что ее жених — будущий врач, родители приходят в восторг. Это уважаемая, респектабельная профессия. У нас далеко не так. Недавно мы провели опрос среди российских врачей, чтобы выяснить, готовы ли они к модернизации. Хотят ли работать по-новому — вести электронную карту больного, заниматься статистикой, хорошо знать лекарственные препараты, следить за новыми достижениями. И выяснилось, что подавляющее большинство этого совсем не жаждет. Опыт многих десятилетий показал, что их материальное положение от этого не улучшится. А теперь возьмем модель современной западной медицины. Чтобы стать профессионалом, врач должен много и упорно работать. Закончить хорошую школу, хороший колледж, поступить в медицинский вуз. После учебы в медицинском вузе 5—6 лет стандартной резидентуры — последипломной специализации. Затем получение специального сертификата, продолжение образования и работа. Западная модель предусматривает совершенствование специалиста на протяжении всей карьеры. Все это подразумевает, что врач отвечает за свои слова перед пациентами, перед коллегами и перед законом. При этом он хорошо зарабатывает. Он может построить себе дом, обеспечить образование своих детей. К сожалению, у нас все не так. Где для врача стимул хорошо работать?

— В качестве такого стимула многие рассматривают клятву Гиппократа...

— Конечно, человек становится врачом, чтобы отдать свою жизнь на благо больного. Это естественно. Наша медицина сегодня испытывает кризис человечности. Однажды я спросил своего студента-француза, какую грань он провел бы между российской и западной медициной. И знаете, он заговорил не о системах здравоохранения, а о том, как врач воспринимает боль пациента. К сожалению, у нас сейчас много специалистов, которым эта боль полностью безразлична. Человек, попадая в медицинское учреждение, чувствует себя нежеланным просителем. Даже самые лучшие коллективы врачей страдают сегодня от душевной черствости. Конечно, научить человечности нельзя, вернее, это очень трудно сделать. Но разве можно требовать от врачей только голого, ничем не подкрепленного энтузиазма? Хороший врач должен занимать определенное положение в обществе. И это во всем мире так. Но он также должен иметь возможности для развития, постоянно совершенствовать свои знания. Во время учебы я просиживал в медицинской библиотеке целые дни, потому что у нас тогда не было доступа к специализированным журналам. Но сейчас у медицинских учреждений по-прежнему нет статьи, по которой они могли бы выделить на это деньги. А потом мы удивляемся, что наши публикации нигде не принимают, что рецензенты научных журналов зачастую относятся к российским исследователям свысока. Недавно в одном международном профессиональном журнале нам дали диплом за лучшую статью. Но с формулировкой: по рейтингу стран с низким бюджетом. Вдумайтесь: Россию по уровню развития медицинских знаний причислили к странам третьего мира.

— Но дело не только в деньгах...

— Конечно. Откроем новый закон об охране здоровья. Я не нашел в нем ни одного слова об университетских клиниках. Обычно они существуют на базе муниципальных больниц. Вузовская наука является основной в продвижении новых методов лечения, новых отечественных лекарственных препаратов. Но сегодня это практически невозможно сделать. Университеты относятся к федеральному подчинению, а больницы к муниципальному. И это порождает конфликт. Профессор, заведующий вузовской кафедрой, не может только лечить или только преподавать. Он должен быть руководителем соответствующего подразделения в больнице, где расположена его клиническая база. Однако эти отношения сегодня никак не запротоколированы. Разве можно, не решив вопрос об университетских клиниках, обеспечить стандарты подготовки специалистов? В результате имеем то, что имеем. Приведу пример из области, которой занимаюсь. В Великобритании 750 урологов на 70 миллионов человек. В России таких специалистов 7 тысяч. Однако знания и умения многих из них минимальны. Конечно, тут есть и другая причина — во многих странах резидентура уролога занимает 5—6 лет, у нас — всего два года. Этому факту тоже есть объяснение. В свое время структура нашей медицины сложилась, когда мы должны были быстро подготовить к войне военных врачей. Но ведь сегодня перед медиками стоят совсем другие задачи. Какие конкретные меры должны способствовать тому, чтобы система подготовки специалистов была не как в прошлом веке, а соответствовала нынешним реалиям? Новый закон об охране здоровья мало что конкретного говорит по этой части, ограничиваясь чистыми декларациями. Между тем вопрос о кадрах сегодня стоит остро как никогда. Сейчас 40—50 процентов выпускников медвузов не работают в медицине. Это страшная цифра. Во многих учреждениях попросту нет врачей в возрасте 30—50 лет, которые должны составлять костяк персонала. Если мы срочно не изменим ситуацию с кадрами, через несколько лет столкнемся с экспансией иностранных медиков — просто потому, что отечественные врачи не смогут составить им конкуренцию.

— Но сейчас мы еще можем конкурировать с Западом? Например, ваша клиника, единственная в России, является сертифицированной базой Европейской урологической ассоциации.

— Да, но, к сожалению, это никем и никак не учитывается в нашей стране.

— Может, причина такого непонимания в том, что курсы проводятся бесплатно?

— Во всем мире они тоже проводятся бесплатно. Мы никогда не получаем за это никаких денег — то, что мы являемся частью европейского учебного процесса, само по себе очень много значит. Наш университет объявлен инновационным вузом, и его формат это позволяет. Ректор и президент нашего вуза, по-моему, мыслят прогрессивно. Хорошо, что нынешний министр как профессионал знает этому цену.

— Знаю, что вы с группой российских инженеров замахнулись на создание хирургического робота...

— Мы много оперируем с использованием американского робота Da Vinci. Теперь у нас самый большой в России опыт роботических операций в урологии. Но постепенно стало ясно, что этот инструмент далек от совершенства и зачастую не обеспечивает необходимую точность операций. И мы совместно с Институтом конструкторско-технологической информатики РАН стали работать над «русским роботом», как мы его назвали. Сегодня у нас имеется его рабочий прототип. Эта машина по сравнению со знаменитым Da Vinci имеет много преимуществ. Самое главное — размер. Робот Da Vinci — это несколько шкафов. Он требует специального подведения к пациенту, которое на начальных этапах освоения методики может занять несколько часов. Все это время, заметим, человек находится под наркозом. «Русский робот» размером с чемоданчик, его можно просто закрепить рядом с телом пациента и сэкономить время при подготовке к операции. Мы даже не будем говорить о стоимости машины. Da Vinci обходится сегодня в 150 миллионов рублей, а то и дороже, наш робот будет стоить в разы дешевле. Но мы планируем экономить и на инструментарии. У американского робота он весь одноразовый, что тоже влетает в копейку. Для нашего робота некоторые инструменты можно будет использовать многократно. Разве это не большое дело для страны? Ведь за роботическую хирургию сегодня голосуют пациенты. Она обеспечивает им другое, чем раньше, качество жизни. Например, после операции по удалению рака простаты можно сохранить и удержание мочи, и потенцию — это особенно важно для молодых мужчин. О чем-то подобном мы даже не думали еще 10 лет назад, но сейчас без этого уже нельзя представить современный подход к результату операции. В США сейчас две тысячи хирургических роботов, в Европе более 600. У нас всего 9. А между тем, по американским данным за 2011 год, 85 процентов всех операций у больных раком простаты выполнено с использованием робота Da Vinci.

— А сколько нужно роботов в России?

— Считайте сами. У нас 85 регионов. Один-два робота должны быть в каждом регионе. Скажу сразу: роботическая хирургия сложна, и не каждый специалист ею может овладеть. Именно поэтому она относится к технологиям, которые помогают поднять общий уровень медицины, и не только в области роботических операций. Ведь в освоении любого метода важен уровень специалиста, квалификация команды, с которой он работает. Примеров этому много, приведу лишь один. Роботическая программа работает в нескольких местах в стране. Но вот что интересно. Последним роботическую систему приобрел Новосибирск. Команда местных специалистов очень быстро освоила методику, даже самую сложную ее часть. Такие операции в мире делаются в считаных местах. Общий уровень подготовки новосибирцев в традиционной хирургии изначально был очень высоким. Там создана правильная среда — если в нее бросить семя новой методики, оно прорастет. Поэтому новосибирским врачам удалось совершить настоящий прорыв в роботической хирургии. А теперь этот новый опыт позволит им быстрее освоить и другие инновационные методы. Конечно, такой коллектив нужно поддерживать. Ему требуется отдельное внимание и Минздрава, и руководителей субъектов Федерации. И нельзя допустить, чтобы в этом случае конфликтовали клинические базы субъекта и Федерации. А для этого нужно вносить изменения в закон об охране здоровья.

— Скоро ли «русские роботы» появятся в российских регионах?

— Мы остановились на стадии прототипа. Инженеры работают в одной связке с хирургами. Чтобы продвигаться дальше, нужно создать в России центр роботической хирургии и урологии и обеспечить прямое финансирование проекта. На сегодняшний момент мы надеемся на поддержку Минздрава и Российской академии наук.

— Пробиваете идею?

— Именно так. К сожалению, специалист на месте, если он хочет сделать что-то действительно новое, вынужден перестать быть специалистом и превратиться в пробивателя. Получается, что, если сегодня нужно создавать такой центр, я должен забросить операции, больных, лекции, выступления на конференциях. Но разве это на пользу делу? Российская система пробивания проектов превращает профессионала в ничто, в бумажку. И лишь в качестве просителя, обивающего пороги начальственных кабинетов, он становится для нее своим. К сожалению, в нашей стране не принято давать деньги на проекты профессионалам. А ведь здесь мы пока можем апеллировать только к государству. Наши богатые люди, в редких случаях готовые помочь медицине, не могут это сделать, так как в России еще не разработан закон о пожертвованиях в здравоохранение. Обращение имущих к развитию медицины является неотъемлемой частью прогресса, которого мы все так ждем.

— Какой же выход?

— Нам необходимо заявить о приоритете и ценности человеческой жизни. Если мы имеем в стране людей, профессиональные качества которых признаны в мире, надо во что бы то ни стало обеспечить им конкретную возможность работать. Надо обязать их учить молодое поколение и создавать для этого условия и стимулы. Мы должны понять, что сегодня просто выбрасываем государственные деньги на неправильное преподавание в школе и институте. Но мы теряем неизмеримо больше, отказывая в поддержке уже состоявшимся специалистам. Многие из моих способных учеников ушли из здравоохранения — они понимают, что врачей море: на место хорошего специалиста обязательно найдется кто-то, пусть это будет весьма посредственный медик, который будет работать только для того, чтобы прокормить семью. Никто этого по большому счету и не заметит...

— Вероника Скворцова озаботилась проблемой, предложив оценить с помощью принятых в мире критериев, какой опыт нашей медицины является передовым, а какой нет.

— Если мы сумеем выработать правильные критерии, многие вещи в медицине встанут на свои места. Это нивелирует ценности, которые были эфемерны. Уйдут в прошлое врачи высшей категории, не умеющие лечить, и директора институтов, которые не имеют никакого отношения к профессии. Впрочем, такой подход накладывает дополнительную ответственность и на чиновников. Бывая в начальственных кабинетах, я часто спрашиваю людей, которые в них заседают, каковы, по их мнению, перспективы медицины. И часто слышу ответ: да какие перспективы, ты же видишь, как мы живем. Такие взгляды придется менять. Нужно понять, что нельзя бросить специалиста бороться за выживание и одновременно ждать, что он будет работать на будущее. Никакого прогресса в этом случае от него ожидать нельзя. Мое мнение такое — здесь должны быть выделены приоритеты. Необходимо решительно заявить о том, что чиновник обеспечивает медицинское развитие, но ни в коем случае не определяет его. Все должно быть нацелено на профессионала. Необходимо найти оставшихся специалистов, суметь их распознать и уговорить работать, потому что многие из них разуверились в том, что государство им поможет.

— С себя как профессионала вы ответственности не снимаете?

— Нам нужно быть готовыми к диалогу — и с людьми, принимающими решения, и друг с другом. Я уверен: если такой диалог состоится, у российской медицины появится шанс. Одному в медицине сделать ничего нельзя. Современные технологии развиваются в коллективе. Я благодарен людям, с которыми работаю. И коллективы, способные к развитию, нам в России сегодня нужно всячески поддерживать.

Любители покрасоваться / Общество и наука / Образ жизни

Любители покрасоваться

Общество и наука Образ жизни

 

О них говорят, что они занимаются вандализмом и хулиганством. Они утверждают обратное, что, мол, творят искусство, что они сами и есть это искусство, название которому — стрит-арт. Западные уличные художники, или райтеры, уже доказали это на деле. Пусть вам ничего не говорят имена Шепарда Фейри или Мистера Мозгоправа, а между тем посмотреть на их работы люди специально едут за тысячи километров. И вот первый фестиваль стрит-арта MOST, открывшийся в Москве на площадке дизайн-завода «Флакон», собрал наших художников, не побоявшихся представить на суд общественности свой креативный взгляд на городское пространство. Чтобы опровергнуть расхожее мнение о том, что по сравнению с заграничными большинство наших райтеров — пачкуны, способные лишь размалевывать заборы. Посмотрим.

По заслугам / Общество и наука / Телеграф

По заслугам

Общество и наука Телеграф

 

Что-что, а чествовать передовиков производства мы умеем. Можем и прием закатить в их честь, и кантату исполнить! А уж о презентах в виде машин, премий, мест в Думе и говорить не приходится. Мы не против, достойным людям — достойную жизнь. Но за последние годы мы как-то подзабыли еще об одном способе поощрения. Ведь у нашего народа существует замечательная традиция называть именами героев войны и труда улицы, площади, самолеты, корабли... И потому на общем фоне довольно свежо выглядит инициатива Чебоксарского тракторного завода. Новую линейку бульдозеров, которая вот-вот должна сойти с конвейера, украсят именами героев лондонской Олимпиады — серебряных медалистов-тяжелоатлетов Наталии Заболотной, Татьяны Кашириной, Cветланы Царукаевой, Апти Аухадова и Александра Иванова.

А что, все логично: они пашут за страну, как трактора! Сельскохозяйственной техники с именами сексуальной Марии Шараповой или изящной Алии Мустафиной мы, скорее всего, не увидим. Но у девушек не все потеряно. Просто славный чебоксарский почин нужно поддержать и направить в правильное русло. И тогда, вполне возможно, за успехами спортивными у нас последуют успехи и в народном хозяйстве, о которых мы уже порядком подзабыли. Что, если взять и переименовать ракетоносители «Протон» в честь Елены Исинбаевой? Глядишь, тогда они наконец-то начнут снова выходить на заданную орбиту. Была бы моя воля, я бы целый известный автозавод назвала в честь победительницы в беге с барьерами Натальи Антюх, и, может, тогда продукция этого предприятия стала бы бегать быстрее всяких немок, китаянок и американок. Подобных аналогий можно придумать множество, если Олимпийский комитет поработает хотя бы недельку в связке с Министерством экономического развития.

Впрочем, ничего смешного. Страна от Калининграда до Владивостока должна знать своих героев. И чебоксарцы как смогли, так и попытались их увековечить. Но только вспомнит ли кто-то лет через пять — десять, чьи они? Так и вижу, как трактористы и комбайнеры будут задумчиво беседовать: «А кто такой Апти Аухадов?» — «Бульдозер так назывался, на котором мой дядька работал». — «А Татьяна Каширина — это кто?» — «Так другой бульдозер звали...»

Общественное мнение у нас устроено так, что пока телевизор показывает и говорит о героях, их помнят, ими и их судьбой интересуются. И пока Олимпийские игры на слуху, об атлетах точно говорить будут. Потом, может, позовут в парочку телешоу с полосой препятствий. А дальше им на смену придут новые герои, и всю страну накроет амнезия, а сегодняшние звезды останутся наедине со своими проблемами и болячками. И может оказаться, что единственное напоминание о взятых на пределе сил килограммах — это коротенькое упоминание в «Википедии» да надпись на боку бульдозера. Не бюст на родине героя, не персональная пенсия, не карточка медстрахования, а несколько букв...

Космические хищницы / Общество и наука / Телеграф

Космические хищницы

Общество и наука Телеграф

 

Ученые пришли к выводу, что недооценивали массу и значение черных дыр. Эти космические объекты могут быть в 2, а то и в 4 раза тяжелее, чем считалось до сих пор. Открытие способно внести изменения в существующую теорию о формировании галактик. Возможно, продолжительность жизни дыр куда больше предполагавшейся ранее, и они появились даже прежде галактик, в которых сейчас обитают. Смоделированный на компьютере сценарий поглощения звезды черной дырой напоминает фильм ужасов. Светило буквально разрывается от крика при попадании в черную пасть. Оставшаяся после страшной трапезы материя распределяется по диску, опоясывающему дыру. Огромные температуры заставляют диск светиться, и он легко улавливается телескопами в рентгеновском диапазоне. Характеристика этого излучения — отправная точка, по которой и стало возможным вычислить массу ненасытного пожирателя.

Человек с башней / Общество и наука / Телеграф

Человек с башней

Общество и наука Телеграф

 

Британские болельщики отдали дань Олимпийским играм, украсив головы необычными скульптурами из волос в виде главных символов Лондона, а помог им в этом каталонский художник Осадиа.

Самый сок / Общество и наука / Телеграф

Самый сок

Общество и наука Телеграф

 

О полезных свойствах грейпфрутового сока говорят давно — он и иммунитет укрепляет, и от плохого холестерина защищает... А вот ученые из Медицинского центра при университете Чикаго включили его в рацион раковых больных и обнаружили, что сок в три раза усиливает действие препарата сиролимуса. Это перспективное лекарство, применяемое в онколечении, к сожалению, обладает побочными эффектами — вызывает тошноту и диарею. Для их нейтрализации используется кетоконазол, который имеет ряд недостатков. Грейпфрутовый сок, обладающий таким же действием, дешев и безвреден. Он позволит снизить дозу лекарства и избавить и без того страдающих людей от лишних неприятностей.

В тонусе / Общество и наука / Телеграф

В тонусе

Общество и наука Телеграф

 

В глиняных сосудах на месте раскопок в древнем городе Кахокия в месте слияния Миссури и Миссисипи были обнаружены следы теобромина, кофеина и урсоловой кислоты. Эти вещества составляли основу известного индейского черного напитка, или «аси», который изготавливался из листьев падуба. Он обладал сильным тонизирующим эффектом, превосходя кофе по содержанию кофеина в 6 раз. Интересно, что сорт падуба, из которого делали зелье, произрастает только на юго-восточном побережье Америки, в тысяче километров от Кахокии. Приверженность предков современных индейцев к ритуальному черному напитку была столь велика, что за его ингредиентами они были готовы отправиться хоть на край света. Выходит, что жители мегаполиса доколумбовской эпохи имели развитые торговые связи не только с ближними, но и с дальними соседями.

И лама бывает кусачей / Общество и наука / Телеграф

И лама бывает кусачей

Общество и наука Телеграф

 

Британские фермеры, обеспокоенные растущим числом краж, придумали, как бороться с грабителями. Обезопасить свое имущество они решили при помощи необычных охранников — лам. Владельцы ферм уверены, что из них получатся верные сторожа для домашнего скота и инвентаря. Ведь несмотря на небольшой размер и трогательную внешность ламы, шутки с ней плохи — при агрессивном нраве в ее арсенале клыковидные резцы, а также плевки желудочной отрыжкой. Укусит или плюнет — неприятелю мало не покажется. Испытав хоть однажды на себе гнев этого животного, воришка лишний раз подумает, стоит ли связываться с ним еще раз. А помогать ламам нести нелегкую службу будут гуси, которые громким криком смогут предупредить о надвигающейся угрозе.

Подфартило / Общество и наука / Телеграф

Подфартило

Общество и наука Телеграф

 

Картина, провисевшая более 50 лет дома у медсестры из Шотландии Фионы Макларен, возможно, принадлежит кисти Леонардо да Винчи. Женщина не раз порывалась выкинуть старую вещь, доставшуюся ей по наследству от отца. Однако, надеясь выручить за нее хоть немного денег, обратилась к представителю аукционного дома Sotheby's Гарри Робертсону. Эксперт был поражен сходством образа младенца на полотне с теми, что писал Да Винчи. Например, второй пальчик на его ноге длиннее большого, что является характерной особенностью манеры итальянского живописца. Также за то, что картина вышла из-под кисти Да Винчи, говорит V-образный пробор на голове Марии Магдалены. Окончательный вердикт эксперты вынесут не ранее чем через год. Если догадки подтвердятся, то обладательница сможет выручить за нее как минимум 155 миллионов долларов. Сама Макларен готова продать картину одному из ведущих музеев мира.

: Empty data received from address

Empty data received from address [ http://www.itogi.ru/russia/2012/33/181017.html ].

Остановите музыку / Общество и наука / Культурно выражаясь

Остановите музыку

Общество и наука Культурно выражаясь

Если бы злосчастных Pussy Riot не существовало, их стоило бы придумать. Иначе о чем сегодня судачила бы поп-тусовка, наша и западная, — от Мадонны до Ваенги, от Стинга до Валерии? Телеведущая Ольга Бакушинская внимательно перечитала блоги и твитты звезд на эту животрепещущую тему

 

Наша поп-тусовка всегда отличалась аполитичностью. Любит появляться в глянце, демонстрировать свои дома, родины, крестины, свадьбы, в крайнем случае разводы и романы. И чтобы костюмчик на фотографии хорошо сидел. На любой вопрос среднестатистическая звезда обычно отвечает: «Простите, я ничего в этом не понимаю. Я лишь художник, я вся в музыке. Мои мысли заняты исключительно тем, чтобы порадовать моих любимых зрителей». И глаза так вверх. К небесам.

Кстати, такая позиция имеет право на существование. Кто может бросить камень в человека, который воспарил над суетой? Даже не будем пока рассматривать качество его творчества.

И вдруг наших местных звездочек как прорвало. Первой выступила певица Елена Ваенга в гостевой книге на своем сайте. Общаясь с поклонниками, она включила «капслок» и как могла выразила свое мнение о самом, видимо, главном своем сопернике. Не думайте, что у нее, как у поэта Маяковского, соперником оказалась Луна, а не муж Марьи Ивановны. Ее допекло творчество самой известной в мире на текущий момент российской панк-группы Pussy Riot. Вот небольшой отрывок: «А ВЫ ЗНАЕТЕ ПОЧЕМУ ЭТИ КОЗЫ НЕ ПОШЛИ В МИЧЕТЬ ИЛИ В СИНАГОГУ(? ОСОБЕННО В МИЧЕТЬ?????????????????? ДА ПОТОМУ ЧТО ЕСЛИ БЫ ОНИ ТУДА ВЛЕЗЛИ ТО ОНИ БЫ ДО СУДА НЕ «ДОШЛИ» ИМ БЫ БРАТЬЯ МУСУЛЬМАНЕ ВРАЗ ПОКАЗАЛИ «ХРИСТИАНСКОЕ ПРОЩЕНИЕ»((((((((((((((((((( КИШКА ТОНКА В МИЧЕТЬ НОС СУНУТЬ..................... А КНАМ «МИЛОСТИ ПРОСИМ»((((((((((((((((((((((((((((((((((((( 7 ЛЕТ МНОГО?????????????? НИЧЕГО АВОСЬ МОЗГ НАМЕСТО ВСТАНЕТ».

После этого Рунет рухнул и Ваенга неожиданно стала главной героиней для циничных юзеров, полюбивших ее за стиль и русский язык. Какой-то свой, оригинальный. И тогда Ваенга ответила все там же, в гостевой книге, что хочет извиниться перед мусульманами.

А потом начался, не побоюсь этого слова, процесс десятилетия. А может, и века. Кстати, если тогда, в феврале, девиц из Pussy Riot просто выгнали бы из храма да и забыли о них, не было бы ни процесса века, ни высказываний Стинга, Боно, Де Вито, Стивена Фрая (я могу очень долго перечислять имена представителей мировой элиты). Все они не могли не удивиться, почему в стране, которая вроде как сильно озабочена модернизацией и нанотехнологиями, кого-то судят по законам первого тысячелетия нашей эры. Но у российских собственная гордость, в том числе у звезд.

В дело вступила певица Валерия, которая обвинила Стинга в самопиаре. Ей вторила Таня Буланова: «Что касается западных звезд — то я не удивлюсь, если окажется, что это была просто часть оговоренной концепции их выступления здесь. В любом случае эти выступления в защиту Pussy Riot чести им не делают. Не понимаю я этих музыкантов. Скорее всего, это какая-то рекламная акция».

То есть, значит, Стинг — малоизвестный исполнитель времен Валерии — решил поднять свой рейтинг. Бедняга! А ведь дело всего лишь в том, что у западных звезд не принято возводить очи к небу, а принято следить за всем, что происходит в мире, и высказывать свое мнение. У них, видите ли, считается, что это важный кирпичик в гражданском обществе, когда знаменитости не бегают от горячих проблем и тем.

Но больше всех возбудила российскую публику Мадонна, которая просто взяла да и вышла с надписью Pussy Riot на голой спине шариковой ручкой. Или фломастером. Я не поняла. Вот тут уже подключилась тяжелая артиллерия в лице мужчин. Блогеры цитируют мужа певицы Валерии продюсера Иосифа Пригожина. «Бабла выгребла и политический вопрос решила», — якобы так «интеллигентно» выразился он.

А потом пришла весть из «Твиттера» Олега Газманова. Орфография и пунктуация авторские. «Скажите пожалуйста Вы хотите чтобы Ваши дети были Как Мадонна и Б.Спирс или Маккартни и Стинг?»

Ну... если подумать... Хотим. Чтобы они были такие же талантливые и трудолюбивые. Кто ж не хочет?

И отдельно, с сольным номером выступил Андрей Макаревич. Он ведь не попса, а рокер. Ему и полагается отдельно. Он копал глубже, чем Мадонна, и вдруг неожиданно увидел в стране ужасающую коррупцию. Буквально прозрел. Путешествовал в провинции и узнал, что откаты иногда достигают девяноста процентов. Словом, к Андрею Вадимовичу пришло главное русское знание, выраженное еще Карамзиным: «Воруют». Новости так потрясли душу музыканта, что он написал письмо президенту.

Мне очень интересно: какую он себе представлял реакцию? Сорок тысяч курьеров мчатся на желтых «Калинах» по стране и каленым железом выжигают? Всех чиновников ставят к стенке? Я не знаю, что он думал, потому что знаю, что произошло потом.

Президент послал его... писать письмо предпринимателям. Изящный такой диалог получился.

Пожалуй, пора закругляться, а то, пока я пишу эту колонку, очередной артист опять что-нибудь споет без музыки.

Недоступная доступность / Дело / Капитал

Недоступная доступность

Дело Капитал

«Не надо демагогии про заботу о будущих поколениях — с такой жилищной политикой заботиться будет не о ком»

 

В первое воскресенье августа премьер Дмитрий Медведев на встрече с работниками железнодорожного транспорта вдруг озадачился не состоянием рельсов или старением подвижного состава, а проблемами ипотеки, точнее, процентных ставок по ипотечным жилищным кредитам (ИЖК). «Мы ставим себе цель выйти на такой уровень, когда в среднем по стране можно будет получить ипотеку за 5—6 процентов годовых», — утвердил ориентир председатель правительства. Уточним: по данным ЦБ, в июле этого года средневзвешенная ставка по выданным ИЖК составила 12,3 процента годовых.

Ваш автор, будучи по натуре добрым троллем (позитивным медийным провокатором), тут же вспомнил аналогичные ипотечные задачи, ставившиеся нынешним вторым человеком в государственной иерархии в разные периоды его трудовой активности. Например, 16 июля 2007 года Дмитрий Медведев в ранге первого вице-премьера, беседуя с журналистами в Калининградской области, предположил, что ставка рефинансирования в системе АИЖК «через полтора-два года будет уже 8 процентов».

Не получилось: в 2007 году, по данным АИЖК, средневзвешенная ставка рефинансирования была зафиксирована на отметке 12,7 процента, в 2008 году — 12,6 процента, в 2009-м — 13,1 процента годовых. 11 февраля 2010 года президент Дмитрий Медведев на встрече со студентами в Томске заявил: «Ставка по ипотеке в России может вернуться как минимум на докризисный уровень, а по-хорошему — достигнуть 6—8 процентов годовых. Мы будем последовательно снижать ипотечную ставку, она сейчас, конечно, очень высокая, но если мы хотя бы выйдем на докризисную ставку, это как-то будет работать». И опять осечка: в 2010 году, по сведениям ЦБ, средневзвешенная ставка по выданным ИЖК составила 12,6 процента, в 2011 году — 11,7 процента, в I полугодии 2012 года — 12,3 процента годовых.

Нынче новый ориентир: 5—6 процентов. Бьюсь об заклад, что снова не получится, причем с вероятностью, как модно сегодня выражаться в социальных сетях, 146 процентов. Пока в стране не снизится средняя стоимость квадрата, не уменьшится цена привлеченных ресурсов и не реформируется финансовый механизм ИЖК, ни о каких 5—6 процентах можно даже не мечтать. Хорошо еще, если через несколько лет ретроспективу исполнения медведевских обязательств вновь проведет ваш автор (добрый тролль).

Нет нужды вновь и вновь анализировать стоимость квадратного метра — что на первичном рынке, что на вторичном. Читатели в регионах лучше любого Росстата об этом расскажут. Причем субъективно зрелищной представляется даже не себестоимость жилищного строительства (о непомерных земельных расценках, устаревших строительных технологиях и т. д.), а доля коррупционной составляющей в стоимости, по консенсус-мнению профильных экспертов достигающая 40 процентов и выше.

На пальцах: если из 43,7 тысячи рублей за квадрат (отставить смешки — такой, по информации Росстата, была средняя цена «первичного» метра в 2011 году) вычесть хотя бы половину абстрактной мзды, стоимость метра снизится до 34,9 тысячи рублей, а если убрать коррупцию полностью (мечтатель!) — цена упадет до 26,2 тысячи.

Переходим к рефинансированию. Сегодня АИЖК, главный игрок на рынке данного вида кредитования, черпает средства в основном на открытом рынке, получая, впрочем, немалые ресурсы от крупнейших российских банков. Стоимость денег критически зависит от цены пассивов (привлеченки), но до тех пор, пока ставка рефинансирования ЦБ будет существенно выше инфляции (8 процентов против инфляции в 6 процентов), ни о каком снижении процентных ставок по ИЖК не может быть и речи.

На 1 июля этого года совокупный объем средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния составил 4796,0 миллиарда рублей, а валютная доходность фондов (без учета депозитов во Внешэкономбанке) набрала не более 1,3 процента годовых. В то же время суммарная задолженность по выданным ИЖК была зафиксирована на ту же дату на отметке 1657,7 миллиарда рублей, или 34,6 процента от объема суверенных фондов.

Чувствуете, к чему клоню? Верно — государству ничего не стоит рефинансировать часть облигаций АИЖК средствами нефтегазовой копилки, отправив на эти цели, скажем, пятую часть средств под 2—3 процента годовых. Риски ослабления рубля велики? Так государство у нас, насколько мне известно, пока не зарегистрировано в форме акционерного общества. Скорее это некоммерческая организация, не ставящая во главу угла получение прибыли. И не надо развлекать общество либеральной демагогией про заботу о будущих поколениях — с такой жилищной политикой заботиться вскоре будет не о ком.

В общем, что ни говорите, а троллинг — хороший полемический прием. Вдруг с его помощью ленивая власть начнет наконец ловить ипотечных мышей? Хотя вы правы — «вдруг» у нас ничего не бывает.

Приказано выжить / Дело

Приказано выжить

Дело

Владимир Мау: «Евро будет существовать. Вопрос в другом: кто из стран еврозоны отпадет? Думаю, что Греция. Будет ли это Испания? Скорее нет, чем да»

 

О том, почему кризис невозможно предсказать и как быть к нему готовым, о судьбе евро и других резервных валют, о предвыборных обязательствах и пенсионной реформе будущего в интервью «Итогам» размышляет ректор Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ Владимир Мау.

— Владимир Александрович, простой такой вопрос: кризис будет?

— Надо определиться. Если мы говорим о рецессии, экономическом спаде, то нельзя исключить кризис. Но рыночная экономика склонна развиваться через рецессии. Однако сейчас уместнее говорить о кризисе в широком смысле: с 2008 года мы в нем существуем, мы переживаем кризисное десятилетие. Этот кризис не циклический, связанный со спадом производства, а структурный. Он аналогичен кризисам 30-х и 70-х годов ХХ века, которые характеризовались чередованием периодов экономического роста и спада. Вот и сейчас развитие неустойчиво, конъюнктура колеблется. Поэтому мы проходим в данный момент через турбулентное десятилетие.

Если вы спрашиваете, надвигается ли на нас рецессия, то скажу так: экономика не имеет внутренних причин для спада. Наша экономика при всех ее проблемах находится в достаточно приличном состоянии. Правда, если рецессия охватит Европу, то это негативно скажется на наших темпах роста. Внутренних краткосрочных факторов рецессии у нас нет. Подчеркиваю: внутренних и краткосрочных. Поскольку можно сказать, что перегруженность сырьевой экономикой — это тоже фактор спада. Но мы знаем, что Европа, не перегруженная сырьевой экономикой, тоже подвержена рецессии.

— Вы так спокойно об этом говорите, будто в мировой экономике тишь да гладь...

— К кризису надо пытаться быть готовым. Нельзя разбалансировать бюджетную политику. У нас с точки зрения адаптации к кризисным явлениям денежная политика проводится вполне ответственная. Несомненное достижение последних лет — переход к таргетированию инфляции, уход Центробанка от жесткого регулирования валютного курса, расширение валютного коридора, которое мы, к примеру, наблюдали несколько недель назад. Все это очень важные средства для предотвращения тяжелых кризисных последствий.

— То есть власти готовы к кризису?

— Проблема системных кризисов в том, что власти всегда готовы к прошлому кризису, а не к будущему. Это как в войнах — генералы готовы к прошедшим сражениям и готовятся к грядущим битвам по картам прошлых войн. Это объективная реальность. Если бы кризисы можно было предсказать, то их бы не было. Вот такой парадокс. В 2008 году английская королева спросила: «Почему экономисты не предсказали кризис?» Да все по той же причине! На протяжении последних 200 лет периодически происходят циклические кризисы, иногда — структурные. Это особенность современного экономического роста. То есть если вы хотите иметь экономику без кризиса, то надо отказаться от роста и жить в экономике ХVIII века. В то время действительно не было экономических катаклизмов — война, чума да неурожай. Так что выбирайте.

— Какие риски наиболее опасны — внутренние или внешние?

— Сейчас однозначно внешние. Кризис в Европе и существенное замедление темпов роста Китая снизят спрос на товары российского экспорта и создадут нам серьезную краткосрочную проблему. Впрочем, это может стимулировать модернизацию. Кризис является хорошим средством для развертывания модернизации.

— Какая судьба ждет евро и грозит ли рублю девальвация?

— Вообще-то в последние два месяца мы прошли девальвацию. Рубль — валюта сырьевой экономики. Так же как, скажем, канадский или австралийский доллар, рубль подвержен большим колебаниям, чем валюта несырьевых экономик. Ничего страшного в этом нет. Когда рубль укреплялся, многие кричали: «Почему?» Мол, это плохо для внутреннего производства. Когда рубль девальвируется, опять кричат: «Катастрофа!» В принципе мир должен привыкнуть к реально плавающим курсам. За последние 150 лет мы прошли несколько этапов. Был золотой стандарт, который продержался примерно 25 лет, пытались жить в условиях фиксированных курсов периода Бреттон-Вудской системы. Затем был неустойчивый период 70-х годов. В 80—90-е годы все стали привыкать к более устойчивому курсу. Сейчас мы уходим в мир, где курсы будут скорее гибкими, плавающими. И это продолжится до тех пор, пока не проявится новая конфигурация резервных валют. Будет ли это треугольник доллар — евро — юань или система, в которой существенно возрастет роль региональных валют, среди которых может быть и рубль, покажет лишь будущее.

— Но евро-то выживет?

— Евро будет существовать. Вопрос в другом: кто из стран еврозоны отпадет? Думаю, что Греция. Будет ли это Испания? Скорее нет, чем да. На мой взгляд, вариантов два. Или Испания действительно уйдет, либо произойдет формирование жесткого фискального союза с участием правительств еврозоны.

— Что будет с нашей пенсионной системой — выдержит ли ее бюджет?

— Этот вопрос надо разбить на два аспекта. Есть краткосрочная проблема: где взять деньги для покрытия дефицита пенсионного фонда. Чтобы ее решить, можно, например, поднять пенсионный возраст. Или налоги. Кроме того, можно не бороться за повышение коэффициента замещения. То есть за то, составляет ли пенсия 40 процентов от зарплаты или только 25. Тут можно идти по любому пути. Выбор зависит от того, какое политическое решение примет власть. Но нельзя совмещать и то, и другое, и третье. Нельзя снижать налоги и при этом не повышать пенсионный возраст и поддерживать высокий коэффициент замещения. То есть если очень хочется, то можно, но для этого придется сокращать расходы по другим статьям бюджета — скажем, на оборону, на здравоохранение или на образование.

Другими словами, есть фискальная проблема, краткосрочная и в решении своем политически сложная. Но интеллектуально она проста. А есть долгосрочная проблема, касающаяся ближайших 30 лет. И тут, конечно, возникает необходимость глубокой реформы пенсионной системы. То есть формировать основы той пенсионной системы, которая устроит нынешних тридцатилетних.

Сейчас у нас существует традиционная пенсионная система, та, которую общество имело на протяжении последних 100—120 лет, начиная с Германии конца ХIХ века, Великобритании начала ХХ века, ну и России 30-х годов. Она изначально предполагала, что пенсионный возраст превышает ожидаемую продолжительность жизни. Когда эта система создавалась, пенсионный возраст был 70 лет, а продолжительность жизни — 45—50. Плюс к этому пенсия распространялась лишь на промышленных рабочих. То есть на абсолютное меньшинство людей, которые дожили до столь преклонного возраста. Ныне по мере экономического развития пенсионный возраст оказался ниже продолжительности жизни, что, конечно, хорошо. Но с финансовой точки зрения выполнить эти обязательства весьма обременительно. Кроме того, пенсионная схема распространилась на все общество. К примеру, в 60-е годы пенсию в СССР стали получать и не имевшие ее до этого колхозники.

Понятно, что нынешняя модель не обеспечивает пристойный уровень жизни. И, несомненно, будущая система должна быть совсем другой. Какой? По этому поводу идет оживленная дискуссия.

— Вы какой точки зрения придерживаетесь?

— Я считаю, что пенсионная система, как и система того же здравоохранения, должна быть индивидуальной и все более частной. Есть четыре источника жизни в старости: государственная пенсия, частные пенсионные накопления, семья и недвижимость. Ни один из этих механизмов не является надежным. Государство может рухнуть, как это случилось с советской системой. Частные пенсионные фонды могут прогореть, как это зачастую происходит. Семья может оказаться ненадежной. Те же, кто купил квартиру с целью ее сдачи в наем, также не могут быть уверенными в том, что арендная плата будет все это время высокой.

Я убежден, что нынешнее молодое поколение сформирует свои индивидуальные пенсионные стратегии. Те, кто уже сейчас думает о пенсии, не должны надеяться на государственное участие. В этом смысле задача государства должна состоять в том, чтобы способствовать усилению роли индивидуальных пенсионных стратегий. Кроме того, государство должно обеспечивать помощь в случаях бедности и инвалидности. Плюс к этому государство должно формировать механизмы заботы о пенсионерах старших возрастов — тех, кому нужны сиделки, помощники и так далее: никакое пенсионное пособие не решит эту проблему.

Еще один момент: вопрос о пенсионном возрасте. Я считаю, что будущая пенсия не будет привязана к возрасту. В конце концов, у нас в отличие от СССР нет уголовного наказания за тунеядство. Это значит, что любой человек может работать или не работать. И дело работодателя решать, предоставлять или не предоставлять этому человеку ту или иную работу. И не думать, терпеть его до 60 лет или уволить раньше.

— Предвыборные обещания по социалке будут выполнены?

— Скорее отвечу утвердительно. Поскольку выполнить эти обещания не так уж тяжело.

Надо повысить эффективность бюджетных расходов... Понимаете, большая часть всех этих масштабных обещаний сконцентрирована в секторах образования, здравоохранения и пенсионной системы. Это три очевидных приоритета. Это не выбор между развитием авиации и сталелитейной промышленностью. Это вопрос о реформе и повышении эффективности секторов человеческого капитала. Предвыборные обещания относятся к правильным секторам. Другое дело, как сделать так, чтобы не подорвать устойчивость бюджета. В этом и состоит искусство проведения бюджетной политики — и экономической политики вообще.

Готовы ли вы платить корпоративную пенсию своим сотрудникам? / Дело / Бизнес-климат

Готовы ли вы платить корпоративную пенсию своим сотрудникам?

Дело Бизнес-климат

Российская пенсионная система становится притчей во языцех — все ее пытаются реформировать на свой лад, но никто не знает, как она должна работать. В частности, некоторые эксперты среди прочих составляющих предлагают ввести корпоративную пенсию по западному образцу, когда компания выделяет сотруднику определенную сумму в его пенсионный план. От +5 (да) до –5 (нет)

 

Выплата корпоративных пенсий сотрудникам компании — положительная инициатива, я ее поддерживаю и, безусловно, готов платить. В этом деле также важен разумный подход: я готов платить пенсию сотруднику, проработавшему в компании не менее года, чтобы от его работы уже были видны реальные результаты. Мне кажется, что в нашу страну наконец-то приходит понятие корпоративной социальной ответственности и общество наконец перестало чего-то ждать только от государства.

Виталий Зарудин

вла­де­лец юри­ди­чес­ко­го цен­тра «Аван­гард»

 

 

В нашей компании действует добровольная программа дополнительного пенсионного обеспечения, в рамках которой сотрудник может формировать себе дополнительный пенсионный капитал. В остальном мы уплачиваем с фонда оплаты труда все взносы в соответствующие социальные фонды.

Евгений Зайцев

ге­не­раль­ный ди­рек­тор ком­па­нии «Груп­па Капи­талЪ Управ­ле­ние ак­ти­ва­ми»:

 

 

Для компаний с невысоким средним возрастом работников, да к тому же работающей в инновационной сфере, с точки зрения мотивации введение корпоративной пенсии ничего не даст. К тому же в нашей нестабильной стране никто ничего не может гарантировать, включая государство, которое сейчас обсуждает инициативу отмены накопительной пенсии. Соответственно, в долгосрочной перспективе никто и не будет нести ответственность за принятые сейчас решения. К тому же мы привыкли жить здесь и сейчас, для нас максимальный горизонт оценки материальных стимулов — год, по итогам которого выплачиваются бонусы.

Олег Щапов

ге­не­раль­ный ди­рек­тор ком­па­нии CTI

 

 

При благоприятном бизнес-климате — конечно, готовы. Я думаю, что как инструмент корпоративная пенсия должна быть в мотивационном пакете сотрудника компании. Но для того, чтобы она там появилась, необходим более далекий горизонт предсказуемости, чтобы ситуацию в стране можно было спокойно прогнозировать на 10—15 лет вперед.

Михаил Беляков

пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров ком­па­нии Blackwood

 

 

Наша компания в качестве работодателя имеет корпоративную программу пенсионной поддержки работников, которая позволяет участвовать в ней и только работодателю, и совместно работнику и работодателю. В этой связи помимо своих обязательств в части обязательных пенсионных отчислений в Пенсионный фонд Российской Федерации Hitachi Data Systems реализует внутренние корпоративные правила, согласно которым компания передает часть средств — пропорционально доходу работника — на его персональный пенсионный счет в негосударственном пенсионном фонде, который реализует эту корпоративную программу. При увольнении работник сможет перевести эти деньги на свой персональный пенсионный счет в качестве части накопительной пенсии, которую он сможет использовать при достижении им пенсионного возраста.

Юрий Скачков

ге­не­раль­ный ди­рек­тор Hitachi Data Systems в Рос­сии и СНГ

 

 

Нет, пенсию своим сотрудникам компания платить не готова. Это входит в компетенцию государства. Мы же полностью осуществляем выплаты в Пенсионный фонд РФ. Получается, что по сути я и так оплачиваю пенсию своих сотрудников. Если же они перейдут на другую работу, новые работодатели также будут делать пенсионные отчисления. Другое дело, что пенсионные фонды не всегда рационально вкладывают эти средства. Всем известно много таких примеров. Но это опять же задача государства: контролировать и не допускать неразумного использования пенсионных средств.

Сергей Чернин

пре­зи­дент ГК Кор­по­ра­ция «ГазЭнер­гоСтрой»:

 

 

С точки зрения долгосрочной мотивации ключевого персонала корпоративная пенсия — это очень действенный механизм. Кроме всего прочего, есть и налоговые льготы. В принципе, наша компания всегда рассматривает возможность применения данного метода мотивационных выплат.

Гайк Симонян

ге­не­раль­ный ди­рек­тор, член со­ве­та ди­рек­то­ров ком­па­нии «Бен­тус ла­бо­ра­то­рии»

 

 

Готовы, но с учетом двух оговорок. Первая — это должно быть инвестирование в фонд, доплачивающий пенсию. Второе ограничение — разумно устроенная налоговая система, которая бы исключала лишнее налогообложение.

Альберт Еганян

пар­тнер юри­ди­чес­кой фир­мы VEGAS LEX

 

 

С каждым годом кадровая проблема, особенно в нашей стране, становится все более острой — катастрофически растет дефицит квалифицированных и надежных, лояльных специалистов. Создание внутреннего пенсионного фонда предприятия является дополнительным стимулом для его сотрудников с точки зрения долгосрочной «преданности» компании. Поэтому такая система однозначно имеет прагматичный экономический смысл и задел на перспективу. В случае, если бы государство создало определенные налоговые льготы под эти пенсионные фонды, как это работает в развитых странах мира, бизнес занял бы более активную и решительную позицию.

Андрей Даниленко

пред­се­да­тель прав­ле­ния Наци­ональ­но­го со­юза про­из­во­ди­те­лей мо­ло­ка

 

 

Пока не готов. В России не существует механизмов, которые делали бы корпоративную пенсию выгодной для самих предпринимателей. Пенсионные деньги по характеру их инвестирования являются «долгими». И их было бы целесообразно вкладывать не только в рынок ценных бумаг, но и прежде всего в бизнес. Кроме того, на финансовом рынке длинные деньги большинству предприятий (особенно малого и среднего бизнеса) недоступны. Если бы у нас была возможность пенсионные средства аккумулировать и пускать в производство, то да, отчисление дополнительных денег на пенсионные накопления работодателем имело бы смысл. Эти инвестиции автоматически пошли бы на улучшение условий труда. Ведь ни для кого не секрет, что оборудование на отечественных предприятиях сильно изношено. Имея доступ к такого рода ресурсам, работодатель мог бы направлять их на модернизацию производства. Это сделало бы работу персонала более комфортной и безопасной уже сегодня.

Всегда в цене / Дело / Капитал / Загранштучки

Всегда в цене

Дело Капитал Загранштучки

 

Вот уже почти год котировки золота, мирового защитного актива, двигаются в нисходящем тренде, хотя проблемы в мировой экономике усугубляются на глазах. Стоит ли сейчас рассматривать вложения в презренный металл как инструмент долгосрочных инвестиций или риски по нему гораздо выше потенциальной доходности? Попытаемся ответить на этот вопрос.

С начала 2012 года по первую декаду августа золото подорожало на скромные три процента. Для сравнения: за аналогичный период прошлого года цена золота выросла на 33 процента. С точки зрения реального спроса любопытна ситуация в Индии и КНР. После золотого бума 2011 года, когда Индия, по данным World Gold Council, импортировала 969 тонн этого драгметалла, на местном рынке наступил циклический спад. За первые 7 месяцев 2012 года было завезено лишь 350 тонн.

Импорт золота в КНР, наоборот, заметно вырос и в первом полугодии составил 382,79 тонны, что на 64,95 тонны больше, чем в прошлом году. Однако спад индийского спроса данный фактор полностью не компенсировал.

Центральные банки и МВФ, крупнейшие держатели активов в золоте, в первом полугодии также наращивали позицию в драгметалле, но сравнительно медленными темпами.

Тем не менее все тот же World Gold Council ожидает, что в 2012 году покупки золота мировыми ЦБ и МВФ превзойдут по объему прошлогоднее значение в 456 тонн. Эти прогнозы отражают преобладающее среди регуляторов ожидание ускорения прироста мирового ВВП во втором полугодии, а также вероятное влияние проводимого или планируемого ведущими странами денежно-кредитного и бюджетного стимулирования спроса.

С точки зрения влияния на котировки золота денежных факторов и динамики ожидаемой инфляции драгметалл сейчас выглядит недооцененным. Он уже ощутил на себе поддержку на фоне ожиданий дополнительных мер монетарного стимулирования и кредитной поддержки мировых ЦБ во втором полугодии. Сдерживающим же фактором является проводимое сейчас в США регулирование рынка деривативов. Ограничения, вводимые в Соединенных Штатах на процесс формирования позиций в секторе торговли сырьевыми фьючерсами, будут фактически мешать игрокам наращивать свои позиции в этом виде торговых инструментов.

И все же «бычьи» факторы в данном рыночном сегменте сейчас преобладают, поэтому я ожидаю повышения цен на золото до конца года до 1700—1800 долларов за унцию.

То есть покупка фьючерсов на золото выглядит достаточно привлекательно с точки зрения среднесрочных инвестиций, поскольку может принести доходность до 25 процентов в годовом исчислении.

Металлист / Дело / Профиль

Металлист

Дело Профиль

Олег Дерипаска: от низких истин дикого капитализма — до Высокого суда Лондона

 

Совсем необязательно, что всякая история начинается с трагедии. Может начаться и с фарса, фарсом же и закончиться. Взять хотя бы процесс Михаил Черной vs Олег Дерипаска, который набирает обороты в Высоком суде Лондона. Там же, напомним, Борис Абрамович Березовский судится с Романом Аркадиевичем Абрамовичем. Отличие одной тяжбы от другой только в том, что БАБ собирается отбить у бывшего начальника Чукотки 5,5 миллиарда долларов, а Черной у Дерипаски — порядка трех. В остальном почти полное совпадение. И Роман Аркадиевич, и Олег Владимирович — оба ныне эффективные топ-менеджеры, начали сколачивать свои состояния в годы дикого капитализма, когда, по их же словам, «крыша» решала все...

Его университеты

Начиная с конца 80-х, когда отечественную экономику отпустили в свободное плавание, студент в России стал больше, чем студент. Особенно тот, кто без роду без племени. Это «мажор» Михаил Прохоров (будущий глава Группы ОНЭКСИМ) мог вываривать джинсу в промежутках между лекциями ради удовлетворения предпринимательских амбиций. А для Олега Дерипаски, паренька из кубанской глубинки, успевшего в 1986—1988 годах оттрубить «срочку» в ракетных войсках в Забайкалье, студенческий бизнес был и источником существования, и одновременно школой жизни. Можно сказать — введением в основную специальность.

Как свидетельствуют сокурсники по физфаку МГУ, учебную программу и «школу жизни» он осваивал параллельно. Причем победителю многочисленных олимпиад по математике, физике и химии это давалось легко. Был случай, когда студент, прогулявший все лекции, на несколько дней засел в библиотеке и сдал на отлично экзамен по квантовой электродинамике.

Но главные свои университеты он проходил на легендарной Российской товарно-сырьевой бирже (РТСБ), где и попал в поле зрения ее отца-основателя Константина Борового. Тот называл Дерипаску не иначе как «настоящим яппи». Теперь очевидно, что тот аванс был выдан нашему герою не зря. Рассказывают, что брокерскую деятельность студент Дерипаска начал с 63 фунтами в кармане. А в 1990 году, еще на полпути к вузовскому диплому, стал соучредителем и финдиректором ТОО «Военная финансово-инвестиционная компания» (ностальгия, видимо, по армейской службе в ракетных войсках), которое специализировалось на перепродаже металлов. Отсюда и его негласное брокерское прозвище Металлист.

Почему «военная», если Дерипаска закончил срочную службу сержантом в РВСН, история умалчивает. Возможно, это были обыкновенные понты — чем громче название, тем круче имидж. Хотя по одной из версий прилагательным «военная» обозначался источник происхождения товарной массы — в ту пору в Минобороны образовались огромные излишки металлолома, и редкий начсклада не приложил руку к этим сокровищам...

Однако quod licet Jovi non licet bovi — что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку. В 1996 году Олег Владимирович Дерипаска уже получил диплом Российской экономической академии имени Плеханова, а тремя годами раньше, что называется, без отрыва от производства (от бизнеса) с отличием окончил МГУ. Правда, есть злопыхатели, которые сомневаются в происхождении университетского диплома, но пусть это остается на их совести. Что бы там ни говорили, а в 24 года, все еще будучи студентом, Олег Дерипаска стал гендиректором АОЗТ «Алюминпродукт». В 1994 году вошел в состав совета директоров, а потом и возглавил АО «Саяногорский алюминиевый завод». И это в 26 лет!

Еще через три года организовал и возглавил ФПГ «Сибирский алюминий». С 1998 года он гендиректор «Самарской металлургической компании». А в 2000-м становится гендиректором «Русского алюминия». По сути дела алюминиевым государем всея Руси. Стукнуло ему в ту пору 32 года. Всего-то...

Его таланты

В 2008 году владелец холдинга «Базовый Элемент», совладелец объединенной компании «Российский алюминий» (РУСАЛ), член совета директоров «Норникеля», президент En+Group, владелец активов в энергетическом, ресурсном, машиностроительном, финансовом, строительном и авиационном секторах экономики, в том числе солидных долей в таких компаниях, как «Группа ГАЗ», «Трансстрой» и «Ингосстрах», становится самым богатым российским бизнесменом. Его состояние, согласно версии журнала «Финанс», оценивалось в 40 миллиардов долларов, что превышало капитал губернатора Чукотки Романа Абрамовича аж на 17 миллиардов. Тогда же Forbes отдает ему девятое место среди богатеев планеты, но при этом оценивает состояние Дерипаски только в 28 миллиардов долларов. Чьи подсчеты точнее, уже не важно, поскольку грянул кризис и стоимость активов, как подсчитали, уменьшилась на 87 процентов. В пересчете на 2012 год (по версии Forbes) — 8,8 миллиарда: 104-е место в мире, 14-е — в России.

Но все равно это не блюдечко с голубой каемочкой, а полноценный парадный сервиз! О том, как он приобретался, Олег Владимирович рассказывал в одном из своих немногочисленных интервью.

По его мнению, окно в капитализм прорубил Герой Соцтруда и российский премьер Иван Степанович Силаев, который 25 декабря 1990 года подписал историческое (без преувеличения!) постановление Совета министров РСФСР за номером 601 об акционерных обществах.

Формально постановление вводило новые организационно-правовые формы предприятий. Но реально открывало возможность отчуждения госимущества путем внесения его в уставный фонд АО и ОО в одном пакете с интеллектуальной собственностью новоиспеченных акционеров, которая оценивалась тогда как бог на душу положит. В результате госдоля обычно оказывалась существенно меньше «умственного вклада», что позволяло, не нарушая законов, еще до эпохи ваучеров и залоговых аукционов практически за бесценок приватизировать заводы, дворцы, пароходы.

Студент Дерипаска к этому празднику жизни не успел. Его стихией стал экономический хаос, возникший после развала СССР, но это же был и его звездный миг. В одночасье в стране «отключилось» планирование, оборвались каналы снабжения, в том числе и продовольственные. Но оставалось сырье, и новоиспеченные собственники (бывшие красные директора), чтобы платить зарплату рабочим, вынуждены были продавать его налево и направо.

Олег Владимирович вспоминает, что в те годы на РТСБ пришли огромные ресурсы. «Ты мог купить тонну алюминия за 400 долларов, а продать ее за 1200. В ходе торгов ты мог получить 100-процентную прибыль... Люди просто с ума сходили от этого колоссального богатства, которое свалилось им на головы».

Вот только у студента Олега Дерипаски голова кругом не пошла. По его словам, деньгами он не бросался, а вкладывал в акции Саяногорского алюминиевого завода. Поэтому, дескать, и окончил МГУ миллионщиком.

История в высшей степени поучительная.

Его учителя

Михаил Черной в Высоком суде Лондона излагает совсем другую историю. По его словам, шустрый студент, бойко спекулирующий на РТСБ металлом, чуть ли не с первого взгляда запал ему в душу, поскольку напомнил Михаилу Семеновичу его самого в молодые годы. При этом, как утверждает истец, Олег Дерипаска, несмотря на всю свою предприимчивость, тогда был нищ и даже иногда голодал.

Адвокаты алюминиевого короля с этим не согласны: дескать, на момент встречи Олега Владимировича с братьями Черными у Дерипаски уже был пятимиллионный бизнес в долларовом эквиваленте. Возможно, разбирательство дойдет до сути и выяснит, какая же из сторон глаголет истину, но факт остается фактом: в начале девяностых бизнес Дерипаски был несопоставим с теми «проектами», которые проворачивали братья Черные.

Как только государство ослабило вожжи, они наладили канал сбыта за рубеж всякой всячины: железной руды, кокса, угля, автомобилей Lada, сахара и продуктов питания. Тогда казалось, что братьям принадлежит вся страна (они имели долю даже в Подольской фабрике швейных машин). В 1991 году вместе с украинским американцем Сэмом Кислиным основали предприятие Trans Commodities. Вскоре оно влилось в принадлежавшую британским бизнесменам братьям Рубенам компанию Trans World Group (TWG), контролирующую почти половину алюминиевого экспорта страны. На следующий год братья Рубены и Черные еще теснее сплотили ряды и создали компанию Trans World Metals, ставшую крупнейшим трейдером алюминия на постсоветском пространстве с ежегодным оборотом в 6 миллиардов долларов.

При этом неофициальными партнерами алюминиевых баронов числились несколько крутых братков из Гольянова и Подольска, а также влиятельный меценат из Узбекистана Алимжан Тохтахунов. Якобы и сам Михаил Черной путевку в жизнь получил в среде ташкентских «пацанов». Как утверждают источники «Итогов» в силовых структурах, начинал он с уличных лотерей и подпольного производства.

Как же студент-отличник оказался в такой экзотической компании? По словам Михаила Черного (именно эту версию сейчас озвучивают его адвокаты в Лондоне), однажды он свозил студента Дерипаску к себе в Париж, показал красивую жизнь во всем ее многообразии и растолковал на пальцах: чтобы хорошо жить, надо мыслить масштабно, а торговля металлом — занятие неперспективное. И, видимо, был убедителен, потому что Дерипаска, по утверждению Михаила Черного, охотно согласился скупать акции Саяногорского алюминиевого завода в интересах TWG.

Как теперь выясняется, братья Черные всерьез Дерипаску не воспринимали и видели в нем исключительно технического исполнителя. Вот они удивились, когда оказалось, что он скупал акции «Саяногорского алюминиевого завода» не только для TWG, но втихаря и для своей компании «Алюминпродукт»!

В результате к осени 1994 года «Алюминпродукт» владел 21,36 процента акций САЗа против 21,33 процента у TWG, и Олег Владимирович, что называется, с минимальным перевесом «по очкам» вышел в гендиректоры алюминиевого гиганта.

Сегодня Михаил Черной пытается доказать, будто без его поддержки эту должность он в жизни не получил бы, а без его связей в российском истеблишменте о приватизации САЗа можно было бы только мечтать. Но если отбросить все личное, владельцы TWG должны признать: менеджер из Олега Дерипаски вышел просто гениальный! Через три года на базе САЗа была создана первая на постсоветском пространстве интегрированная по вертикали промышленная группа «Сибирский алюминий» («Сибал»), позднее переименованная в компанию «Базовый Элемент». Еще через три года «Сибал» вошел в десятку ведущих мировых производителей продукции из «крылатого» металла.

Его «скелеты»

Кто встречался с Олегом Владимировичем Дерипаской, отмечают такую деталь: говорит он чрезвычайно тихо, почти шепотом. Что не помешало ему снискать славу жесткого управленца. Именно такой способен пройти по Сибири наподобие Ермака, бросая к своим ногам одно алюминиевое производство за другим. Правда, ветераны алюминиевых войн той поры утверждают, что без «тяжелой артиллерии» — братьев Черных и их авторитетных компаньонов — этот блицкриг вряд ли удался бы...

Если даже принять на веру, что Олег Дерипаска действительно не подозревал, какими специфическими технологиями пользовались компаньоны, то заявление его лондонских адвокатов ставит все с ног на голову. По их словам, братья Черные сначала были «крышей» для братьев Рубенов, а потом и для Дерипаски, потому что без патронажа криминалитета заниматься бизнесом в те годы было невозможно. Стало быть, все-таки подозревал...

Но если все это действительно так, то предпринимательская дерзость Олега Дерипаски достойна восхищения. Сначала он, будучи гендиректором, провел дополнительную эмиссию акций САЗа и на корню скупил их, чем довел долю подконтрольного ему «Алюминпродукта» в САЗе до 76 процентов. В результате братья Рубены практически были вытеснены из бизнеса, а у Михаила Черного (его брат от дел уже отошел), по подсчетам, должно было остаться что-то около 20 процентов. В 2000 году «Сибал» Дерипаски и «Сибнефть» Романа Абрамовича слились в РУСАЛ. И Черной потребовал от нашего героя дивиденды в размере 1,6 миллиарда фунтов. Якобы их встреча состоялась в марте 2001 года в лондонском отеле The Lanesborough, где и был оформлен соответствующий документ.

Вот только «Сибал» не выдержал и двоих. Какие-то деньги Дерипаска Черному все-таки выплатил. Но в суде он утверждает, будто это были не взаиморасчеты с партнером, а доля, которая причиталась «крыше». И более ничего платить не собирается, потому что участие Черного в «Сибале», как выясняется, юридического подтверждения не имеет, а то, что было написано на коленке в лондонском отеле, — малява...

Со смыслом дефиниции «малява» Высокий суд Лондона сейчас и разбирается, попутно выясняя, что означают термины «доля», «цеховик», «кинуть», «понятийка» и т. д.

Его судьба

Олигархов в России не любят. Но если подойти к бизнесу как к состязанию харизм, то в процессе Черной vs Дерипаска симпатии публики, безусловно, на стороне Олега Владимировича. Уже хотя бы потому, что первый еще в 1994 году на фоне скандала с фальшивыми авизо уехал в Израиль, а второй — вот он, здесь, в Пикалеве, перед всей страной краснеет и путинскую авторучку нервно в руках теребит...

В 2000 году в доме Романа Абрамовича Олег Дерипаска познакомился с Полиной Юмашевой (сводная внучка Бориса Ельцина) и предложил ей руку и сердце. В общем, как писала тогда пресса, стал членом Семьи. Прибавьте к этому его миллиарды, членство в правлении РСПП, меценатство (его фонд «Вольное дело» — одна из крупнейших в России благотворительных организаций), и станет понятно, почему Михаил Черной даже не думал затевать тяжбу с Дерипаской в московских судах. «Он же не идиот! — сказал «Итогам» один высокопоставленный «единоросс». — Особенно после Пикалева, когда всем стало очевидно, что у Олега Владимировича очень сильная поддержка на самом верху...»

Но есть детали. Как утверждал член комитета Госдумы по бюджету и налогам Евгений Федоров, львиная доля крупной российской промышленности находится в иностранной юрисдикции, и бизнес Олега Дерипаски, скорее всего, не исключение. А это значит, что в случае удовлетворения иска Михаила Черного зарубежные активы отечественного алюминиевого короля могут оказаться под колпаком британской Фемиды.

Чем бы ни завершился суд в Лондоне, разъяснили «Итогам» коллеги Дерипаски по РСПП, Москва в принципе не в восторге от публичного полоскания грязного белья, поэтому даже в случае своей победы новых очков Олег Владимирович не наберет.

И этой ситуацией не преминули воспользоваться конкуренты. Опять всплыло приписываемое ему скандальное интервью, в котором он будто бы заявил, что реальная власть в стране — крупный бизнес, а госчиновники, включая самых верхних, — нанятые менеджеры. Подтекст понятен: Дерипаску и Кремль пытаются столкнуть лбами в расчете выбить из-под ног алюминиевого короля главную опору — благосклонность ВВП, а там, глядишь, и поделить его империю. Хотя, как говорят люди знающие, смешно навешивать на шею Дерипаски тот булыжник, который утянул на дно Гусинского, БАБа и Ходорковского. Ведь он одним из первых подписался под путинским принципом равноудаленности олигархов. «Сегодня разговаривал с Дерипаской — он очень понятливый парень, и я уверен, что он еще принесет пользу родине», — заявил тогда в тесном кругу один из соратников Путина буквально спустя несколько суток после того, как на запястьях совладельца «ЮКОСа» защелкнулись наручники.

Что ж, недаром же наш герой столько лет занимался алюминием. И характер у него выковался под стать этому металлу: очень гибкий, невероятно прочный, стойкий к агрессивному воздействию внешней среды. Крылья бы делать из этих людей!..

Дефолт в кармане / Дело

Дефолт в кармане

Дело

Накопительную часть пенсий предлагается пустить в расход

 

Уже к октябрю Министерство труда и социальной защиты должно представить предложение по повышению устойчивости пенсионной системы. Как утверждают наши источники, в целом документ под названием «Стратегия долгосрочного развития пенсионной системы до 2050 года» уже готов. По информации «Итогов», чиновники предлагают по сути ликвидировать накопительную часть пенсии и направить имеющиеся средства на покрытие дефицита Пенсионного фонда России. Это будет означать «социальный дефолт», а по общественному резонансу сопоставимо со скандальной монетизацией льгот.

Бухгалтерский расчет

«У нас сейчас такая конструкция, при которой накопительная составляющая носит некий обязательный характер, что в большинстве стран мира не применяется», — говорит министр труда Максим Топилин. Это правда. Но с оговоркой. Такая «конструкция» не применяется в развитых странах. В США, например, пенсия складывается из государственного обеспечения (Social Security), пенсионных планов, осуществляемых корпорациями для своих сотрудников (Deferred Compensation Plans), и индивидуального пенсионного вклада (Individual Retirement Arrangement). Последнее — дело действительно добровольное, но выгодное: в качестве льготы уплата части подоходного налога откладывается до пенсии, а к этому времени можно наварить на процентах по вкладу... В общем, почувствуйте разницу.

В цифрах предложение Минтруда выглядит так. Дефицит в ПФР в этом году может превысить 1 триллион 75 миллиардов рублей. В то же время на накопительных счетах будущих пенсионеров уже лежит более полутора триллионов рублей. И каждый год к ним прибавляется еще по 300 миллиардов. Соблазн решить проблемы страховой части пенсионной системы за счет накопительной велик.

Категорически против таких преобразований выступает Минфин. Главный аргумент у руководителей ведомства такой. Отменить накопительную систему — значит ограбить тех, кто в ней участвует. «Мы категорически против такого предложения, — говорит министр финансов Антон Силуанов. — Если мы сейчас увеличиваем за счет накопительной системы распределительную, то по сути дела залезаем в карман следующих поколений. В перспективе из-за демографии распределительная система все равно не выживет». По этой самой причине в Минфине считают, что накопительная система должна быть обязательной. А проблему дефицита ПФР надо решать за счет отмены льгот по раннему выходу на пенсию. Предлагают также переложить расходы по выплате пособий работавшим на опасных производствах на сами предприятия, применяющие вредные для здоровья человека технологии.

Оговоримся: в концепции Минтруда слов «отмена» или «принцип добровольности» в отношении накопительной системы нет. Столкнувшись с фрондой внутри правительства, чиновники идею закамуфлировали. Они предлагают снизить долю страховых платежей, вносимых на накопительные счета работающих, с 6 процентов от фонда зарплаты до двух. А освободившуюся сумму отдать нынешним пенсионерам. Но по сути это является той же отменой накопиловки, только медленной и менее заметной.

Бухгалтерия же получается интересная. Если уменьшить накопительный взнос на 4 процента, а страховой — увеличить с нынешних 16 до 20 процентов, то в следующем году удастся сократить дефицит ПФР на 318 миллиардов рублей, а к 2015 году — еще на 424 миллиарда. Впрочем, на этом финансовый расчет экспертов министерства заканчивается.

Социальная несправедливость

О причинах возникновения дефицита в ПФР в Белом доме предпочитают не распространяться. Попробуем посчитать. С 1 февраля трудовые пенсии выросли на 7 процентов, с 1 апреля — еще на 3,41 процента. То есть реальная пенсия (за вычетом инфляции) выросла более чем на 5 процентных пунктов. На столько же возросли и расходы фонда. Аналогичная картина наблюдалась и в прошлом году, и в позапрошлом. Ничего плохого в этом, конечно, нет. Проблема только в том, что вместе с инфляцией растут расходы пенсионной системы. Рост зарплат работающих россиян значительно отстает от роста пенсий.

Есть и другая проблема — зарплаты госслужащих и связанные с ними пенсионные выплаты. Сегодня если на заслуженный отдых выходит человек, не занятый в сфере управления страной, ему начисляется пенсия по коэффициенту, исходя из средней зарплаты, но только если она не превышала 512 тысяч рублей в год. А вот для чиновников такого потолка не существует. Между тем, по данным Росстата, средний оклад федеральных чиновников сегодня составляет 51 тысячу 600 рублей. Есть ведомства, где она приближается к 100 тысячам. В результате, выходя на пенсию, менеджер крупной компании получает право на меньшее пособие, чем сотрудник муниципалитета. И разница зачастую оказывается существенной. Правда, расходы на выплату пенсий госслужащим в бухгалтерии ПФР прописывают отдельной строкой и компенсируют из госбюджета, но устойчивости пенсионной системе это все равно не добавляет. Ведь бюджет — это наши же налоги.

«Дыру в бюджете ПФР пробило то, что государство взяло на себя обязательства, которые не обеспечены соответствующими доходами», — пояснил «Итогам» президент Национальной ассоциации пенсионных фондов (НАПФ) Константин Угрюмов.

«Убедительно просим оказать влияние на процесс обсуждения правительством РФ судьбы накопительной части трудовой пенсии», — пишут в своем обращении к президенту руководители пяти профессиональных организаций, объединяющих практически всех участников финансового рынка. Среди них не только НАПФ, но и Национальная фондовая ассоциация, Национальная лига управляющих, Национальная ассоциация участников фондового рынка, а также ПАРТАД, объединяющая в своих рядах регистраторов и депозитариев.

Чем парирует Минтруд? Аргумент железный: молодых пугают, что их накопительную пенсию все равно-де съест инфляция.

Чужой карман

«Например, я 1967 года рождения. Я уже потерял при этой системе около тысячи рублей», — приводит убийственный аргумент Максим Топилин. Но, во-первых, Максим Анатольевич госслужащий. А значит, в накопительной системе не участвует. Правда, он, возможно, пользуется программой «тысяча на тысячу», добровольно перечисляя в некий негосударственный пенсионный фонд часть своей зарплаты, получая на этот же счет добавку из госбюджета. Но это уже его собственный выбор и собственные риски.

А во-вторых, анализировать доходность пенсионных накоплений с учетом годовой инфляции некорректно. Это все равно что сравнивать зеленое с круглым. Ведь пенсионные накопления имеют долгосрочный характер с диапазоном инвестирования в несколько лет. С другой стороны, государство ограничивает фондовые инструменты, в которые могут вкладываться эти деньги. И сегодня большая часть средств с накопительных счетов вложена в гособлигации. А затем они через бюджет все равно поступают в ПФР на выплату пособий старшему поколению.

Получается довольно интересная картинка. Вот как объяснил ее «Итогам» исполнительный директор негосударственного пенсионного фонда «Благосостояние» Юрий Новожилов: «Отмена обязательного характера накопительного элемента трудовой пенсии либо сокращение взносов на него с шести до двух процентов от фонда оплаты труда даст лишь краткосрочный эффект. В перспективе же, наоборот, усилит негативную тенденцию».

Другими словами, и дефицит государственного ПФ снизится только в счетах его бухгалтерской отчетности. А дальше вновь появится. Ведь премьер Дмитрий Медведев уже пообещал, что с 2015 года трудовые пенсии повысят на 45 процентов. Новую дыру пробьют и сами чиновники, коих в России полтора миллиона, и каждый из них рано или поздно выйдет на пенсию. Так что предлагаемую схему повышения устойчивости пенсионной системы можно назвать социальным дефолтом. Но предложить другой способ решения проблемы чиновники не рискуют. Например, пустить на выплату пенсий доходы от приватизации. За это, кстати, ратуют РСПП и Центр стратегических разработок. Иначе повышения пенсионного возраста и прочих непопулярных мер не избежать.

Враг хорошего / Автомобили / Звездный тест-драйв

Враг хорошего

Автомобили Звездный тест-драйв

Актер Максим Виторган протестировал для «Итогов» Lexus GS 350 AWD

 

Угораздило же попасть в ситуацию! Жил себе спокойно, лишнего не просил. Не без удовольствия водил свою Toyota Camry, а когда вышло последнее поколение — сделал заказ у дилера. Машину ждал с нетерпением: в конце концов, я сам ее выбрал, причем вполне осознано. И тут как гром среди ясного неба — Lexus предложил поездить на седане GS 350 AWD. Подвоха я тогда не заметил: подменный автомобиль был как раз кстати, так чего не покататься несколько дней? А в итоге так зацепило, что отдавать «джиэску» назад ну совсем не хотелось... Как говорится, лучшее познается в сравнении, а познав — покоя не жди.

Антижигули

За руль я сел достаточно рано, в студенческие годы. В конце восьмидесятых у родителей появилась «копейка», которая почти сразу перешла по наследству ко мне. Воспоминаний об этой машине у меня наберется на всю жизнь. Вместо магнитолы — кассетный магнитофон на батарейках. Вместо нормальной посадки — какая-то скрюченная поза. Роста я немаленького, приходилось приспосабливаться. До сих пор помню отработанное движение по включению первой или второй передачи: ноги туда, руку сюда — тык-брык, получилось! Что-то постоянно ломалось, и все же ездил я на «жигуленке» с позитивным настроением и даже умудрялся на нем бомбить. Я тогда досыта нагонялся: так быстро и так дерзко, как за рулем продукции отечественного автопрома, с тех пор ни разу не перемещался. Теперь, когда появилась такая возможность, машины выбираю просторные и надежные: устал в свое время от постоянных поломок. Camry этим критериям вполне отвечает. А что Lexus?

В самый первый раз мы с GS встретились, не удивляйтесь, на гоночной трассе. Именно туда компания пригласила своих гостей, чтобы представить новинку. Бешеным разгоном меня впечатлить сложно: ничего премудрого в том, чтобы запихнуть под капот мотор помощнее, я не вижу. Но GS поразил своей маневренностью, своими предельными возможностями в виражах. Бывают автомобили, которые словно плывут над дорогой. И это хорошо, пока вы двигаетесь прямо. В поворотах же они порой «уплывают» не туда. Lexus другой. Он словно вгрызается в асфальт, сдирает колесами верхний слой покрытия и едет по образованным канавкам, как по рельсам. В общем, тогда, на трассе, этот седан здорово поднял мою водительскую самооценку: не думал, что могу проходить виражи на такой скорости! Так что позже, когда мне передали ключи от GS 350 AWD и пожелали счастливого пути, я машине уже безоговорочно доверял. Осталось лишь узнать, так ли она хороша в городе, как на автодроме.

Не в тесноте и не в обиде

Если говорить о внешности, то, на мой взгляд, дизайнерам удался компромисс между современностью и классическим стилем. И это именно то, что меня устраивает. В салон сажусь с опаской (опять же из-за собственных габаритов) и... помещаюсь там без каких-либо проблем. Во-первых, когда мотор заглушен, кресло водителя и руль отъезжают, облегчая посадку. Во-вторых, Lexus сам по себе достаточно просторен. Ну а в-третьих, сиденья снабжены таким количеством электронных регулировок, что не найти удобную позу вам не удастся. Моя дочка, когда уселась справа, играла с кнопками добрых три часа — именно столько ей потребовалось, чтобы протестировать все возможные варианты посадки.

Сзади тоже не тесно, но и не вольготно: все же это не представительский автомобиль, а «всего лишь» бизнес-класс. Впрочем, намек на то, что «японца» можно использовать и с персональным водителем, я уловил: у заднего пассажира, сидящего справа, имеются кнопки, позволяющие подальше отодвинуть переднее кресло. Он тут главный.

До знакомства с Lexus GS я недолюбливал кожаные салоны. Летом потеешь, зимой мерзнешь — хорошая ткань куда приятнее. Но этот автомобиль меня разубедил. Во-первых, сама кожа здесь очень качественная. Во-вторых, в жару спасает вентиляция сидений. Классная вещь! Раньше мне испытать такую функцию не доводилось, и я по-настоящему проникся. Ну а на случай холодов предусмотрен подогрев — не только кресел, но и руля. Эта опция для меня тоже новая, правда, разогревать баранку при плюс тридцати за бортом я не стал.

Посреди панели приборов разместились стильные часы, а над ними — огромный цветной дисплей с показаниями мультимедиа-системы и навигации. Фильмы на нем, однако, не посмотришь, и это правильно. Иначе желающих приобщиться к киноискусству в пробках окажется так много, что резко вырастет и число мелких аварий. Что не понравилось, так это управление всем электронным хозяйством. Им заведует небольшой джойстик справа от рукоятки АКПП. По принципу работы манипулятор схож с компьютерной мышью: тянешь вправо — и курсор на мониторе послушно бежит туда же. Идея хорошая, досадно то, что с непривычки все время промахиваешься: уж больно быстро мечется указатель по экрану. Причем скорость в настройках не регулируется, можно лишь выбрать усилие, с которым перемещается джойстик. Думаю, следующее поколение этого интерфейса разработчики сделают более дружелюбным.

Вообще на то, чтобы исследовать все опции машины, мне понадобилось несколько дней. Последняя загадка притаилась на крыше, рядом с управлением люком. Там я обнаружил скромную кнопочку со значком, изображающим идущие от крыши автомобиля волны. Неужели Wi-Fi? Нажимаю — ничего не происходит. Пришлось заглянуть в инструкцию. Оказывается, это отключение датчиков объема охранной системы. Если нужно оставить в запертой машине маленького ребенка или собаку и вы не хотите, чтобы срабатывала сигналка, — нажимайте на эту кнопку. Никогда бы не догадался.

Внешний осмотр закончу инспекцией багажника. Он у GS на удивление просторный! Я много ездил на седане со схожими габаритами и знаю, о чем говорю. Вот и сын того же мнения: залез в грузовой отсек и не хочет вылезать. «Папа, тут места больше, чем в моей комнате, только потолок низковат».

Режимный объект

Помните, я рассказывал о поведении автомобиля на треке? Отточенная управляемость, отменная устойчивость, движение, «как по рельсам»... Может показаться, что этот седан жесткий, как спорткар. Ничего подобного! Даже в спортрежиме подвеска неплохо справляется с нашими дорогами, оберегая покой водителя и пассажиров. А есть еще и нормальный, а также экологичный режимы. В них тряски становится еще меньше: дорожную мелочь подвеска не замечает, а крупные неровности машина проходит с чувством собственного достоинства. И все же главная характеристика шасси — собранность. Ни о какой расхлябанности и речи не идет.

Мощности 317-сильного V6 хватает всегда — что в городе, что на трассе. К шестиступенчатому автомату также никаких претензий: свое дело знает. Если включить спортивную программу, ступени переключаются очень шустро, мотор молниеносно откликается на газ. А стоит повернуть круглый селектор в положение ECO, как характер машины меняется в обратную сторону: разгон становится плавным, коробка стремится воткнуть передачу повыше. Зато расход падает: по городу без пробок мне удалось уложиться в 12 литров на сотню.

Похвалю и обзорность: пусть наружные зеркала не очень большие, все прекрасно видно. Более того, при перестроении, если рядом едет другой автомобиль, в них моргают сигнальные лампы, предупреждая об опасности. Сдавая назад, я не раз помянул добрым словом камеру с четким, качественным изображением. С таким отрядом электронных помощников Lexus GS, несмотря на свои габариты, воспринимается как удобный и юркий автомобиль. Способный, как выяснилось, блистать не только на трассе.

Что по-настоящему попробовать не удалось, так это систему полного привода. Мой тест проходил по сухому асфальту — тут не забуксуешь. Но, полагаю, зимой четыре ведущих пригодятся.

Не отдам!

Знаете, благодаря Lexus я стал реже употреблять спиртное. Обычно как бывает: вечером друзья зовут заехать в какое-нибудь приятное место, ты соблазняешься и в итоге оставляешь машину на парковке до утра. Так вот, бросать где попало GS 350 AWD мне категорически не хотелось. Вовсе не из-за боязни, что могут угнать: мне просто очень понравилось водить эту машину, и перспектива отправиться домой на такси не радовала.

Ключи я возвращал с грустью. На мой взгляд, этот Lexus воплощает все то, что действительно должно быть в современном дорогом автомобиле. При этом в машине нет ничего лишнего. В премиальных моделях порой встречаются функции, о наличии которых водитель даже не догадывается, а тут все по делу.

От заказанной Toyota Camry я, конечно, не откажусь. Но ориентир на будущее, похоже, выбрал.

Есть такая партия / Автомобили / Новости

Есть такая партия

Автомобили Новости

 

Поднебесная кует столько трехобъемников, что в них легко запутаться, и исправно снабжает этими «деликатесами» россиян: отдельный багажник — наше все. На днях российский дистрибьютор FAW начал отпускать седан Besturn B50 по цене от 499 до 599 тысяч рублей. Не чересчур ли для «китайца»? Так ведь и машины здесь много. Во-первых, ровно 4,6 метра длины — это уже не совсем гольф-класс (тут создатели поскромничали), а скорее сегмент С+, в котором обитают, например, Renault Fluence и Volkswagen Jetta. Во-вторых, начальная комплектация отнюдь не ущербная: ABS, климат-контроль, «музыка» с поддержкой MP3, электрозеркала с обогревом и автоматические стеклоподъемники, задний парктроник, литые диски и так далее. За доплату в 20 тысяч появляются кожа на сиденьях, не навевающая мысли о «молодом дерматине», электрорегулировка водительского кресла, боковые подушки безопасности и круиз-контроль.

Что немного смущает, так это скромный по нынешним временам 450-литровый багажник и 103-сильный мотор 1.6, который вряд ли покажется живчиком даже в паре с пятиступенчатой механической коробкой, не то что с автоматом.

Остальные компоненты на уровне, ведь в основе седана — фордовская «тележка». На ней же построены Mazda6 и североамериканский Ford Fusion. Besturn B50 может похвастать независимыми подвесками, обещающими неплохую управляемость и ездовой комфорт, дисковыми тормозами по кругу, рулевым управлением с переменной чувствительностью.

Для китайской корпорации пятьсот таких автомобилей, заказанных российской компанией, стали самой крупной экспортной партией за всю историю бренда. Уже известно, что только Besturn B50 дело не ограничится: на августовской выставке в «Крокус Экспо» нам расскажут и о других представителях легковой линейки FAW, которые появятся у дилеров в 2012—2013 годах. Так, помимо младшего Besturn в КНР штампуют его удлиненную до 4,7 метра версию с двухлитровой 147-сильной либо 2,3-литровой 163-сильной «четверкой» под капотом, причем обе работают исключительно с пятиступенчатой АКПП. Есть в запасе у FAW и маленькие хетчбэки, и седаны Vita с моторчиками в 1,0—1,3 литра, и даже семиметровый (!) лимузин Hongqi, движимый 4,6-литровым V8.

Между прочим, китайцы — гибкий, трудолюбивый и очень расторопный народ. Как знать, не подумывают ли в Поднебесной сконструировать пару-тройку моделей специально для нас?

Автобусная установка / Автомобили / Новости

Автобусная установка

Автомобили Новости

 

С большими вэнами в стране напряженка: из полноразмерных трехрядных «извозчиков», не вызывающих оторопь от ценника, в строю остается лишь Ford Galaxy. Его немногочисленные коллеги вдвое, а то и втрое дороже: за Chrysler Grand Voyager вынь да положь 2,1 миллиона рублей, Toyota Alphard встанет почти в 2,5 миллиона, Mercedes R-класса и того дороже. Можно было бы добавить сюда еще несколько недешевых «автобусов», например Volkswagen Multivan и Mercedes Viano, только взять их в семью не каждый осмелится: больно смахивают на коммерческую технику. К решению демографических проблем россиян, вероятно, подключится и SEAT: на Московском автомобильном салоне, который откроется в конце месяца, испанцы предъявят новый мини-вэн Alhambra.

Новый для нас, но не для Европы: за рубежом однообъемник, построенный на базе последнего Volkswagen Sharan, показали еще в 2010-м, а годом позже появилась полноприводная версия. SEAT Alhambra не так уж сильно отличается от донора, который в России больше не продается: разница в габаритах, внешнем декоре, оформлении салона и комплектации ничтожна. «Испанский гранд» также оснащается бензиновыми турбомоторами VW объемом 1,4 и 2,0 литра (150 и 200 л. с.) и несколькими двухлитровыми дизелями мощностью до 170 л. с.; из коробок доступны механическая «шестиступка» и преселективная DSG.

Для своих массогабаритных характеристик мини-вэн весьма шустр: с двухлитровым TSI и «роботом» он достигает 100 км/ч за 8,3 секунды и разгоняется до 221 километра в час — это при среднем расходе в 8,4 литра. Даже «один и четыре» на механике выполняет первый норматив достаточно расторопно, за 10,7 секунды, раскочегаривается почти до двухсот километров в час и тратит 7,2 литра на сотню.

Нынешняя Alhambra переплюнула предшественницу по многим параметрам, прежде всего по части габаритов: плюс 22 сантиметра к длине — это 4,85 метра от бампера до бампера. Автомобиль раздался и в ширину — компания утверждает, что «испанец» не обидит взрослых пассажиров даже в третьем ряду. Во втором так и вовсе раздолье: три раздельных кресла двигаются вперед-назад по полозьям, подголовники регулируются, в качестве опции предлагают встроенные детские кресла.

Людям тут хорошо, а поклаже? Если сложить все места, кроме передних двух, получается ангар в 2,3 кубометра, вот только в конфигурации «семеро по лавкам» багажник совсем куцый: 267 литров. Тем, для кого полноценный «чулан» милее человековместимости, адресуют вариант на пятерых: Alhambra с двумя рядами кресел достаточно просторна и имеет «за плечами» 809 литров полезного объема.

В дородных комплектациях присутствуют сдвижные двери с электроприводом, автопарковщик, который умеет ставить машину не только параллельно бордюру, но и перпендикулярно, панорамная крыша, активный биксенон и трехзонный «погодный центр». Минимальный пакет — семь подушек безопасности, ABS, система курсовой устойчивости, датчики давления в шинах, электромеханический ручник, кондиционер, охлаждаемый бардачок.

О ценах говорить рано: московский дебют мини-вэна — лишь прощупывание почвы, решение о начале продаж еще не принято. А что в Европе? Итальянец возьмет эту машину за 28 тысяч евро, немец — за 28,4 тысячи, в родной Испании за нее просят 31 тысячу. У нас расценки, как правило, повыше испанских процентов на десять — выходит, если Alhambra получит российскую визу, то речь может идти об 1,3 миллиона рублей.

Кандидатский минимум / Автомобили / Новости

Кандидатский минимум

Автомобили Новости

 

Немолодой четырехступенчатый автомат и упругая балка вместо задней многорычажки — на современной машине, даже бюджетной, подобная «классика» встречается все реже. Фанаты Renault Megane обязательно возразят, что простая конструкция — это не только гуманный прайс на сам автомобиль, но и надежность, ремонтопригодность, экономия на обслуживании. И будут во многом правы. Ну а выглядит Megane по-прежнему модно. Хотя бестселлером эту модель не назовешь (за первые шесть месяцев у нас продали примерно 5500 машин), по сравнению с прошлым годом дела у «француза» идут вдвое лучше.

На днях российский филиал объявил цены на рестайлинговую пятидверку. Речь не идет о полном перевоплощении, в Renault ограничились фейслифтингом: подновили передний бампер и воздухозаборник, протянули под фарами дневные огни на светодиодах, опоясали гнезда противотуманок хромом и привинтили новые литые колеса.

До конца лета проапгрейдиться можно со скидкой, за 563 тысячи рублей: столько стоит пятидверный Megane 1.6 (106 л. с.) с пятиступенчатой механикой в комплектации Authentique, в которой есть две подушки, ABS, адаптивный усилитель руля, кондиционер, зеркала с сервоприводом и обогревом, передние электростеклоподъемники, центральный замок и борткомпьютер. Тот же движок с автоматом оценили в 636 тысяч рублей, а исполнение 2.0 (136 л. с.) плюс вариатор CVT опустошат личный бюджет на 747 тысяч. Самый нафаршированный Renault Megane потянет уже на 780 тысяч, впрочем, желающие переплатить за бесконтактный чип-ключ, круиз-контроль и красивое «литье» обязательно найдутся.

Аналогов множество, но почти все они в финансовом выражении пусть немного, да перевешивают базовый Megane. Дешевле отдают разве что Chevrolet Lacetti (462 тысячи), Peugeot 308 (519 тысяч по спецпредложению) да Ford Focus в 1,6-литровом 85-сильном варианте (532 тысячи). На их фоне Megane и выглядит прилично, и неплохо упакован — чем не кандидат?

Карте место / Автомобили / Новости / Честно говоря

Карте место

Автомобили Новости Честно говоря

 

Приключения «техосмотра по-русски» продолжаются. Изменения, подписанные президентом 28 июля, отправили на покой знакомый каждому из нас заламинированный талончик: вместо него вводится диагностическая карта, на основании которой страховая оформит полис ОСАГО. Многие СМИ поспешили сообщить, что аккуратным и ответственным гражданам, которые регулярно ездят к официалам, будут выдавать карту автоматически, но это не так: техосмотр как отдельную процедуру никто не отменял. Начальник управления методологии страхования Российского союза автостраховщиков (РСА) Михаил Порватов разъяснил «Итогам» суть поправок:

— Сразу подчеркну: даже если автомобиль постоянно обслуживается у официального дилера и имеет все отметки в сервисной книжке, его владельцу все равно придется проходить процедуру техосмотра для того, чтобы получить диагностическую карту. Важно разделять плановое техническое обслуживание, когда вам меняют масло, фильтры, проверяют уровень жидкостей и осматривают ходовую часть, и непосредственно процедуру технического диагностирования транспортного средства, предусмотренную законом, — техосмотр. Диагностическая карта выдается исключительно после проведения техосмотра, в этом плане законодательно ничего не поменялось. Кроме того, нужно понимать, что выдавать этот документ могут только операторы технического осмотра, аккредитованные в РСА. Не все автодилеры являются операторами и, соответственно, имеют право осуществлять техосмотр.

В большей степени недавние изменения коснулись не автомобилистов, а именно сертифицированных дилерских центров. Если дилер, намеревающийся получить аккредитацию, предоставит в РСА договор с производителем или импортером на обслуживание транспортных средств определенной марки, то договор о проведении технического осмотра для него не будет являться публичным. То есть теперь дилер вправе отказать владельцу «непрофильной» машины в проведении техосмотра. В этом нет ничего страшного, поскольку пройти техосмотр он по-прежнему сможет у любого аккредитованного оператора.

Обернется ли замена талона диагностической картой дополнительными расходами для автомобилистов? Нет. Существуют единые тарифы на проведение технического осмотра, которые включают в себя все издержки оператора. В Москве предельная стоимость ТО на сегодняшний день составляет 720 рублей. За выдачу диагностической карты оператор не вправе требовать дополнительную плату.

Повод найдется / Hi-tech / Интернет

Повод найдется

Hi-tech Интернет

Как превратить жизнь окружающих в непрекращающийся праздник

 

Думаю, даже самый непродвинутый в техническом отношении человек помечает в адресной книге своего мобильного телефона дни рождения друзей, близких, важных деловых партнеров и просто очень полезных людей типа личного стоматолога или семейного доктора. Но можно пойти дальше и превратить любой день в яркий праздник, который запомнится всем своей неповторимостью. Для этого есть подходящий ресурс — «Календарь событий» (www.calend.ru). Скажем, задумали вы встретиться со школьными друзьями или, к примеру, грядет семейное торжество с обязательным присутствием пожилых родственников, каждое событие можно легко обыграть, узнав, с чем связан именно этот день.

Что это. «Календарь событий» — это ежедневный познавательный веб-ресурс с информацией о праздниках, днях городов, именинах, датах, связанных с биографиями известных людей, историческими событиями и т. п. Сегодня на сайте содержится информация о знаменательных событиях более 60 стран и праздниках основных мировых религий.

Как это работает. Пользоваться сайтом очень просто. На главной странице представлены праздники, которые выпадают на текущий календарный день, именины, знаменательные даты, дни рождения великих людей. Получить расширенную информацию на другие даты позволяет строка поиска. Если пройти регистрацию на сайте — ввести логин, адрес электронной почты и пароль, — можно составить личный календарь, то есть собственную подборку, включающую важные именно для вас даты, например, годовщину свадьбы, день города, день рождения шефа, день хот-дога или сурка и т. п. Для каждой выполняется настройка напоминаний, отправляемых по электронной почте (за один, два, три или пять дней). К каждому из событий можно добавить текстовый комментарий, фото или видео. Комментарии либо оставляют видимыми всем, либо скрывают от других посетителей сайта.

Основные функции. На вкладке «Праздники» помимо государственных и религиозных выделяется три десятка различных категорий праздников: профессиональные, международные, гастрономические, молодежные и т. д. Здесь можно узнать об уникальных событиях, необычных фестивалях, древних и современных традициях, познакомиться с их истоками. Зеленым цветом обозначены даты, имеющие большое значение для страны, но не являющиеся праздниками в прямом смысле этого слова. Сведения о конкретном имени, его происхождении, вариантах толкования и т. п. собраны в разделе «Именины». Имена и даты приведены в соответствии с православными святцами. В каждом описании есть также ссылки на биографии известных людей, носящих интересующее имя, а также важные события, в которых принимали участие знаменитые тезки. Материалы в «Памятных датах» включают разнообразную информацию о событиях, произошедших в этот день в мире как в далеком прошлом, так и сравнительно недавно. Среди них те, что оказали влияние на ход истории, памятные даты и интересные факты, а также биографии некоторых исторических личностей и наших современников. Информация о странах и городах мира в привязке к датам проведения там ярких и интересных праздничных событий объединена на вкладке «Календарь путешественника». Подробные сведения о праздниках, гастрономических традициях, фестивалях, ярмарках и других увлекательных особенностях разных стран и городов пригодятся, кстати, при планировании маршрутов путешествий. В других разделах можно ознакомиться с лунным, китайским и производственными календарями на текущий год. В последнем, в частности, приводится информация о переносе нерабочих праздничных дней. В новой рубрике «Народный календарь» рассказывается о том, как наши предки для счета времени прекрасно обходились без привычных чисел и месяцев.

Резюме. Сайт «Календарь событий», содержащий тысячи статей о праздниках и важных датах, позволяет связать любой день в календаре с множеством значительных событий, замечательных личностей и просто интересными сведениями. С помощью собственной ленты праздников можно легко превратить все обязательные торжества с родственниками и полезными знакомыми в незабываемые яркие события.

Виртуальное отечество в опасности / Hi-tech / Интернет / Люди говорят

Виртуальное отечество в опасности

Hi-tech Интернет Люди говорят

 

За последние несколько лет индустрия кибератак серьезно продвинулась вперед. Куда бы мы ни пошли, везде нас может ожидать опасность, особенно если речь идет о банковских транзакциях и электронных платежах. Недавно мы узнали об угрозе, связанной с передовой технологией — использованием для проведения бесконтактных расчетов на небольших расстояниях протокола NFC, например, для расчетов за проезд в метрополитене и т. п. Речь идет о приложении Android.Ecardgrabber, которое способно бесконтактно считывать с NFC-смартфона номера пластиковых карт, срок их действия, а также номера банковских счетов владельца.

Я уже представляю себе картину: 2015 год, карманный воришка недалекого будущего осуществляет на ходу мелкую кражу с кредитки случайного прохожего, прикладывая к его сумке NFC-смартфон. Несмотря на то что помимо установки на NFC-смартфон для извлечения данных с карты приложение требует поднесения его на расстояние не более 4 сантиметров, оно ярко иллюстрирует уязвимость этой развивающейся технологии. Несложно представить вирусное приложение, тихо существующее в виде фонового процесса на мобильном устройстве и потихоньку общающееся с вашей бесконтактной пластиковой карточкой.

Кибермошенники работают на опережение, расширяя список атакуемых систем, платформ и технологий в сторону менее распространенных или только-только появившихся (Mac, Android, NFC и др.). Чем объяснить интерес хакеров к не самым распространенным нишевым технологиям?

Говоря экономическим языком, происходит диверсификация бизнеса киберпреступников. Причина понятна — для популярных технологий давно применяются средства защиты, и атаки на защищенные системы становятся все менее эффективными. Теперь злоумышленники все больше уповают не на взлом защищенных систем, а на выявление и использование слабого звена. Защищен ноутбук руководителя — будет атакован его планшет или смартфон. Защитили их — будет атакован сотрудник из ближайшего окружения. В конечном итоге сгодится любой, чье устройство проложит путь к нужной информации в корпоративной сети. В современном мире больше нет деления на те участки, которые нужно защищать, и все остальные. Красный цвет опасности — на всей виртуальной территории.

От путча до путча / Политика и экономика / Спецпроект

От путча до путча

Политика и экономика Спецпроект

Сергей Филатов — о «Лебедином озере» и спящем Назарбаеве, о танкистах-наркоманах и «Небесах обетованных», о том, как Явлинский вышел из игры, как Хасбулатов невзлюбил Гайдара, а Руцкой из защитника превратился в завистника, как принималось решение о расстреле Белого дома, а также о том, как президентскую кампанию 1996 года обменяли на залоговые аукционы

 

Август 1991 года историки признают той искрой, которая запалила бикфордов шнур революционных перемен, завершившихся в 1993 году принятием новой российской Конституции. Рассказывает непосредственный участник тех драматических событий Сергей Александрович Филатов.

— Сергей Александрович, в вашей жизни было два Белых дома. В 1991 году вы, секретарь президиума Верховного Совета, Белый дом защищали...

— Когда объявился ГКЧП, я был в Железноводске с супругой. Там и другие депутаты отдыхали — Фима Басин, Катя Лахова. И утром рано жена мне говорит: мол, что-то такое непонятное по телевизору идет, целое утро «Лебединое озеро» показывают. А вскоре услышал первое сообщение ГКЧП. Сразу понял: переворот в Москве.

Взял трубку, звоню Хасбулатову. Долго телефон не отвечал, потом он берет трубку: «А, Сергей Александрович, добрый день! Что случилось?» Я говорю: «У нас-то ничего, у вас что случилось?» — «У нас, — говорит, — все в порядке». И смеется. Я говорю: «Телевизор включите, посмотрите. По-моему, у вас переворот». Включил он телевизор и побежал к Борису Николаевичу. Мы все рядом тогда жили в Архангельском. А я скорее в аэропорт. Во Внуково приземляемся. Смотрю в иллюминатор. Танки стоят — вот так прямо один к одному. Спускаемся. Все спокойно вроде. Нас встречает водитель и говорит: «Сергей Александрович, смотрите, мосовские, то есть цэковские, машины все стоят. Им шины прокололи». Едем. Я начинаю примечать: стоят танки, и некоторые свалены в кювет, у кого-то гусеница распущена. Ну, думаю, или неподготовленные они, или это специально ребята делают. Когда подъехали к Белому дому, дорога была еще свободна, но начали уже подносить деревья, всякий мусор.

Люди стали приходить к Белому дому. Надо было налаживать эфир, выдавать информацию, чтобы она пошла по стране. Что это путч, переворот! Вот этим я и занимался. Депутатов и многочисленных помощников начали посылать по вокзалам, в аэропорты, в воинские части, которые были около Москвы. Главная задача — разъяснить, что происходит, чтобы они не двинулись с места. Иначе война.

А потом танки начали двигаться. Причем если первый день все еще было нормально, то на второй день к вечеру внутри бронетехники появились какие-то неадекватные люди. Говорили, что они напичканы наркотиками. Стоишь прямо перед танком, а его задние вперед толкают. И стреляют. Причем трассирующими. Это мне по телефону Ефим Басин (председатель комитета по строительству, архитектуре и ЖКХ Верховного Совета. — «Итоги») говорил, которого мы послали навстречу бронетехнике.

Еще в первый день позвонил Хасбулатов: «Сергей Александрович, подходите к Борису Николаевичу, спустимся на лифте в подземный этаж». И в это время звонок из Казахстана: «Что у вас происходит?» Я начал рассказывать, что идет уничтожение нас, россиян, Верховного Совета и Ельцина. А те говорят, что, мол, сидим, заседаем, разделились 50 на 50. В общем, поругался с ними, потом побежал к Борису Николаевичу.

Борис Николаевич хорошо, молодцом держался, хотя немножко и бледноватый был. Мы, то есть Верховный Совет, постоянно заседали. Телеграммами я всех депутатов вызвал.

Ночью пришла тревога. Позвонил Назарбаеву. Спит, просил не будить. Вдруг телефонистка через 5 минут по спецкоммутатору мне перезванивает: «Сергей Александрович, я чувствую, какая-то обеспокоенность у вас. Мы разбудили Назарбаева». Я начал с ним говорить: мол, если не вмешаетесь, то черт знает что будет. Если у вас есть какое-то влияние на Крючкова и эту братию, скажите им, замолвите свое слово. Все республики молчат, как воды в рот набрали. Он звонил после этого. Видимо, тоже вложил свою какую-то лепту в нашу победу.

Интересного в Белом доме было много. В те дни приехали радиолюбители, более 30 человек, они по своим каналам информацию распространяли. Потом наконец включили громкую связь, ее, оказывается, не было в этом здании. И тогда белодомовские не только выступать начали, но и транслировали передачи, которые вела Бэлла Куркова, ребята из «Взгляда». Появились Ростропович, Шеварднадзе... А 24 августа приехал Эльдар Рязанов со своим последним фильмом «Небеса обетованные» и с артистами — участниками этого фильма. Было видно, с каким воодушевлением они шли на встречу с защитниками Белого дома. Мы открыли Большой зал Верховного Совета для всех желающих. Это было прекрасно. А потом я поехал домой спать.

Но за это время произошли и другие знаменательные события. 23 августа меня пригласили в представительство Узбекистана. И я понял по каким-то пока не очень видным приметам, что Советский Союз разваливается. А в последующие дни, когда республики стали выходить одна за другой на референдумы, я съездил в Армению и понял: да, это конец, Советского Союза больше нет. Такой эйфории я не видел даже в России.

— Прошло два года, и в 1993 году мы получили Белый дом другого розлива.

— Причин тут несколько. Шоковая терапия не нравилась никому, на этом играли реакционеры. Со 2 января 1992 года, когда начались реформы, мы стали все сильнее и сильнее расходиться с Хасбулатовым. И он все больше не просто критиковал все шаги Гайдара, а убийственно критиковал, выставляя его в неприглядном виде. Любимым выражением у него стало: «Мальчики в коротких штанишках» — это о правительстве Гайдара. Постоянно подчеркивал, что Гайдар в рыночной экономике ничего не смыслит, тем более до этого работал в журнале «Коммунист,» и многое другое. Часто подставлял подножки. На VI съезде народных депутатов (апрель 1992 года) призывал признать реформы неудовлетворительными, чуть ли не вредными. Но я все-таки уговорил президиум Верховного Совета принять на съезде декларацию с решением реформы продолжить.

— Какую альтернативу выдвигал Хасбулатов?

— Завуалированно, наверное, да, китайский путь. Не шоковую терапию, а постепенное движение к рынку. Но проблема в том, что исходные позиции были очень тяжелые: не было валюты, золото растрачено на одну треть, продовольствия нет, то есть надо срочно предпринимать какие-то шаги, экстренно просто! Денег Запад не давал, пока мы не начнем реформы.

А что такое рынок построить? Значит, надо банки создавать, надо прежде всего собственностью обеспечить людей. Без этого бессмысленно вообще что-либо делать.

В начале декабря 1991 года мы встречались с Борисом Николаевичем. Были все заместители Хасбулатова и он сам. Гайдара не было. Был, по-моему, Бурбулис. Борис Николаевич сказал, что положение тяжелое. Мы хотели начать реформы вообще с 15 декабря 91-го, но позвонил Леонид Кравчук и очень просил начать с нового года, потому что они хотели с нами идти параллельно. Мы согласились... У меня в голове свербело страшное выступление Абалкина, что на реформы нам понадобится 15 лет. А Гайдар обещал сжатые сроки. И мы с Борисом Николаевичем ему поверили.

— А почему Явлинскому не поверили?

— Он сам вышел из игры. Явлинский пришел в сентябре, на первое заседание Верховного Совета, уже после ГКЧП, и сказал, что время упущено, поэтому он не может реализовывать свою программу «500 дней», и попросил освободить его от должности вице-премьера и снять ответственность за экономическую реформу. Это был для нас шок. Мы уже изучили эту программу. Мы под нее готовили законы. Мы ему поверили, потому что сам Явлинский отличается тем, что у него всегда очень уверенный взгляд. Он умеет убеждать. Через некоторое время появился Гайдар, Геннадий Бурбулис представил его Ельцину. У него не было такой законченной программы, как у Явлинского, — тот заранее ее готовил вместе с академиком Шаталиным.

— Менее шоковая терапия?

— Тоже шоковая... И много там было сырого. В 90-м году я повез группу депутатов в США. Привезли 24 проекта законов, которые написал Явлинский по основополагающим элементам рыночной экономики: банковской системе, предпринимательству, собственности, банкротству. Сам Григорий Алексеевич в той поездке не участвовал. В Вашингтоне пришли в довольно крупный юридический институт. Меня поразило, что американцы сразу пригласили своих оппонентов — специалистов по европейской экономике. В Европе более мягкий, более социальный, что ли, рынок, а у американцев жесткий, непримиримый. Мол, выбирайте, что вам больше по душе. Так вот, и те и другие эксперты камня на камне не оставили от законов Явлинского.

У Гайдара первые шаги были рассчитаны на то, чтобы провести приватизацию, создать банковскую систему, кредитную систему и прочее, а все остальное надо было дорабатывать дальше. И мы до сих пор еще дорабатываем это все. У Явлинского последовательность была очерчена четче. Гайдар зачастую действовал по мере сермяжной необходимости. Обстановка заставляла. И забота была прежде всего о макроэкономике. Давила инфляция, временами достигая десятков процентов. Росли долги в госсекторе, и не хватало денег для расплаты. И советское наследство очень мешало. Каждый год коммунисты и номенклатура на съездах народных депутатов традиционно выбивали деньги на компенсацию потерь в сельском хозяйстве, на покупку зерна. Покупали исходя из расчета: тонна зерна на одного человека. А денег-то нет! Значит, появились долги и дикая инфляция. Гайдар считал, что цены поднимутся в три раза, а они поднялись в 30 раз. Это был неожиданный удар. Естественно, было много поводов, чтобы его критиковать. Но одно дело — критиковать, другое дело — тормозить эти процессы!

Колоссальные потери были при приватизации, когда мы уступили требованиям коммунистов, чтобы 50 или даже 75 процентов акций предприятий отходили коллективам. Директора-то красные очень ушлые были, с ходу начали строить кооперативы около заводов, качали деньги, а само основное предприятие оказывалось в убытке. И тогда под видом того, что акции, мол, ничего не стоят, начинали их скупать у сотрудников за копейки. Так у нас и появились настоящие собственники. Ладно бы предприятие заработало по-новому, но они стали использовать цеха как склады, в основном под аренду. Промышленность стала останавливаться. Кто мог это предусмотреть?..

Но винят во всем Гайдара. На самом деле надо было все распродавать, причем в открытую, на те же ваучеры.

— Последующие беды приватизации уже не на Гайдаре?

— Вы имеете в виду залоговые аукционы? Это Чубайс. 1996 год, когда мы начинали предвыборную кампанию, денег на нее не было. Я помню, я же был у Ельцина заместителем начальника избирательного штаба. Мы размещались в гостинице «Мир», а потом оттуда съехали: расплачиваться было нечем. Переселились в «Президент-Отель», потому что он находится на балансе Управделами. И наши новые бизнесмены, находясь в Давосе на экономическом форуме, договорились с Чубайсом, что, если пройдут залоговые аукционы, они дадут деньги на предвыборную кампанию. Вот и вся история! Президент вынужден был на это пойти. Я знаю Бориса Николаевича, ему, наверное, это было очень противно. Хотя крупный капитал, конечно, нужен был, он должен был сбалансировать саму власть в системе демократии. При наличии крупного капитала, и я надеялся на это, можно быстрее построить демократическую страну и, главное, добиться разделения властей и независимой судебной системы, что предохраняет прежде всего от них, от монополии власти. Но они начали с ума сходить, с первых дней захватывая все новые и новые куски крупной собственности, идя на сделки с властью. Вот мы и получили олигархию во власти.

Я не был в этом союзником Чубайса. Мне все это тоже было очень противно, но ведь уже и до него появилась семибанкирщина. Гусинский овладел телевидением, Березовский начал крутить свои дела с ОРТ... Причем не все зависело от цифр на бумаге. У Березовского особая система была. Он не приватизировал предприятия, он приватизировал людей. У него на телевидении акций было всего ничего, но он приватизировал ведущих. Они все на него работали. Это дешевле.

Особая статья — нефтяная отрасль. В нефтянку по большому счету нужно было вкладывать огромные средства. Там разруха царила полная. Да и нефть стоила тогда совсем мало. И нужно отдать должное и Ходорковскому, и Алекперову, и другим бизнесменам, они взялись тогда и эту область подняли...

— Вернемся в политику начала 90-х.

— 25 декабря 1992 года Борис Николаевич пригласил меня к себе в 7-й корпус санатория «Барвиха». Он был простужен, выглядел неважно. Сказал: «У вас, я знаю, серьезные разногласия с Хасбулатовым. Он-де даст вам работать. Хотел предложить вам должность руководителя администрации президента». Я дал согласие. Круг обязанностей обрисовался тремя главными направлениями: организация работы аппарата, кадры плюс создание системы госслужбы и взаимодействие с Верховным Советом. В тот период администрация объединяла и аппарат правительства. Но по настоянию Виктора Черномырдина вскоре их разделили, хотя у нас оставались все хозяйственные и кадровые вопросы. Администрацию президента укрупнили за счет введения в ее штат структур, которые раньше были самостоятельными. Тогда говорили, что до Филатова там работали 400 человек, а с его приходом стало 2200. Я и не предполагал, что за три года мне придется провести по поручению президента четыре реорганизации администрации.

— Это из-за известной приверженности Ельцина менять кадры?

— В большей степени да. Когда он в Москву приехал, практически всех секретарей райкомов не по одному, а по 2—3 раза поменять успел. Это его стиль работы такой. Такой командный, жесткий стиль работы. Когда я пришел главой администрации, многие недоумевали, как мы будем делить власть с помощником Ельцина Виктором Илюшиным. Но власть не у нас, а у президента. И тем не менее некоторые, особенно журналисты, эту тему подогревали. И однажды Виктор Васильевич предложил: «А давайте вместе выступим по телевидению и снимем все вопросы». Так и сделали. Ведь суть и сложность нашей работы состояла в том, чтобы создать группу помощников президента из хороших профессиональных специалистов, которые бы работали с президентом непосредственно по основным направлениям его деятельности — внутренней и внешней политики, национальной безопасности, со СМИ и политическими партиями. Аппарат же администрации должен был обеспечивать деятельность президента по всем направлениям, определенным Конституцией Российской Федерации. Мне кажется, такая система больше отвечала демократическому управлению президентом. В последующем Чубайс, став главой администрации, выстроил вертикаль, где стало более 10 заместителей руководителя администрации президента, не всегда сильных своим профессионализмом и интеллектуальностью.

По образованию я системщик. Вот и пришлось создавать систему работы администрации. Профессионализм кадров поначалу был низок. У нас в администрации из старых работников было 22 процента, в правительстве — 62. Многие пришли сюда на волне демократического прилива, преданные президенту-реформатору, но не имеющие навыков аппаратной работы. Была создана Академия госслужбы на базе бывшей Академии общественных наук при ЦК КПСС. Мы считали, что подготовка кадров для госслужбы должна быть под эгидой президента. Тем более что при многопартийной системе нужно было готовить кадры по заказу этих партий, которые по Конституции могли прийти к власти в стране или в регионе. Разгоралась негласная война между правительственными чиновниками и администрацией за право курировать работу Академии госслужбы. Сошлись на том, что Академия народного хозяйства, которой руководит академик Аганбегян, правительственная, а Академия госслужбы — президентская.

Работе в администрации мешали бесконечные разборки с Верховным Советом. Седьмой съезд народных депутатов в декабре 1992 года отправил в отставку Егора Гайдара. При этом Хасбулатов голосует за такой бюджет, который грозит гипергиперинфляцией. А президентские законы о реформах не проходят. Пытаясь выбраться из паутины, которой его опутал Верховный Совет, Ельцин готовит указ об особом порядке управления и уже рассказывает о нем по телевидению. Нужна сильная власть, страну лихорадит. Это март 1993-го. Борис Николаевич дает мне проект указа: «Завизируйте к 14 часам у Руцкого». Вице-президент Руцкой, ворча и матерясь, начал читать. «Слушай, я такой бред визировать не буду», — и отодвинул документ. Я попросил его внести свои поправки. Руцкой взял карандаш. Второй раз мы зашли к нему с Сергеем Шахраем. «Я визировать не буду и вам не советую», — заявил он, взял резинку и стер все свои прежние поправки. С тем текстом поехал в Верховный Совет и устроил там шоу, чтобы собрать внеочередной съезд для импичмента президенту. Хотя указ так и не был подписан.

Вообще Руцкой из героя — защитника Белого дома-91 довольно быстро превращался в завистника и противника президента. Когда Борис Николаевич поручил ему заниматься сельским хозяйством, он меня начал приглашать на свои совещания. Я на двух побывал и сказал: «Слушай, Саш, я эту порнографию выдержать не могу. Сплошной мат, сплошное унижение». А он считает, что хорошо с кадрами поработал, будет урожай. Написал после этого еще книгу большую о сельском хозяйстве.

— А его одиннадцать чемоданов с компроматом вас не касались?

— Слава богу, нет. Чемоданы Руцкого оказались пустышками, сработанными на базе оперативных данных МВД, наружки, прослушки. Домыслы, ничего не проверено и не доказано. Но нервы Борису Николаевичу потрепали тоже.

В самый пик противостояния с Верховным Советом, когда чуть было не объявили импичмент президенту, Ельцин весной 93-го добивается согласованного решения — идти на референдум. Четыре вопроса: о доверии президенту и реформам, о досрочных выборах президента и народных депутатов. Накануне голосования я поделился с Борисом Николаевичем, что знаю, как на референдуме проголосуют. «Как так?» — спрашивает. А я говорю, что Галя, моя жена, принимала роды у нашей кошки, и та принесла четырех котят: трех серых и одного черного, точно по формуле «Да-Да-Нет-Да». Борис Николаевич рассмеялся. Конечно, это шутка, но по жизни-то так и вышло.

— Но к осени уже было не до смеха.

— Это правда. К сентябрю 1993 года противостояние стало запредельным. Ельцин вынужден был готовить указ № 1400 о роспуске парламента, назначении новых выборов депутатов.

Когда Борис Николаевич подписывал его, я был у него в кабинете. Говорю: «Борис Николаевич, это очень опасный указ. Мы не готовы к тому, чтобы сейчас разгонять Верховный Совет». Встретил Коржакова на лестнице и спросил: «Саш, а ты как относишься к этому указу?» Говорит: «Указ правильный, надо давить, и со мной не надо на эту тему разговаривать». После этого мы с ним вообще не общались до 1995 года, когда появилась очень подлая сфабрикованная статья в «Российской газете». Там не называли мою фамилию, но намекали, что я «криминальная крыша» у каких-то бизнесменов. Я понял, откуда ветер дует. Звоню Коржакову: «Что ты глупостью занимаешься?» Подлый парень, не хочу о нем даже говорить...

Когда Борис Николаевич решил по указу собрать узкий круг, я позвонил Черномырдину, Ерину, Козыреву, Галушко и всем сказал: «Слушайте, надо остановить это безумие, решить все мирно». И со мной все согласились, за исключением Козырева. Борис Николаевич спросил на совещании: «Кто хочет высказаться?» Все молчат, я пытаюсь сказать, но он так зло правой рукой ударил в мою сторону: «Мне ваше мнение известно, помолчите». И все начали его поддерживать. Единственное, что решили: изменить дату роспуска ВС — не 19-го, а 21-го, потому что 19 августа и 19 сентября ассоциируются нехорошо.

— Вы сами говорили, что Хасбулатов вел себя все нетерпимее. А тут выступаете против подавления Верховного Совета. Нет противоречия?

— Я не против этого выступал. Тактически все должно быть подготовлено. Можете себе представить: выходит указ с явным нарушением Конституции, и мы точно знаем, что сидят наготове и Верховный Совет, и Конституционный суд, потому что им обо всем сообщили. Значит, все силы с той стороны в курсе дела. А мы не знаем, как к этому отнесется армия. Не знаем, как к этому отнесутся губернаторы. Но какую-то предварительную работу надо было делать. Ведь дело дошло до того, что у нас Кремль некому было охранять! Осталось 100 человек, а от нас требовали помощи и министерства, потому что там Руцкой своих рассадил с оружием в руках. И самое главное — сам Руцкой, который готов в любой момент принять должность президента и издавать указы. Ситуация складывалась трудно, каждый день собирались в правительстве. Черномырдин или Сосковец вели оперативку. Меры были, конечно, отвратительные. То, что отключили канализацию, отключили свет, телефоны, отключили все, выживая противников из Белого дома.

— Тут Лужков постарался?

— Нет. Это здание федеральное. Была проблема и с РПЦ, наши священники в основном все стояли на их стороне. Они были в Белом доме, видели, что там происходило. И, видимо, так настроили патриарха, что он прилетел из поездки по США очень встревоженный и возмущенный. Я понял, что надо его разубеждать. Позвонил митрополиту Кириллу, мы тогда в хороших отношениях были с ним, и сказал, что нам надо договариваться с теми, кто в Белом доме остался. И я предложил ему организовать встречу патриарха и президента, решить, как под эгидой патриарха провести переговоры. Борису Николаевичу обозначил время встречи с Алексием II. В четыре часа Его Святейшество в сопровождении митрополита Кирилла приехал в Кремль. Мы вчетвером сели в Екатерининской комнате. Борис Николаевич рассказал все откровенно, почему он пошел на этот шаг, как складывалась ситуация. Патриарх все понял. Сказал: «Нам надо уходить от гражданской войны, я готов возглавить переговоры. Кто будет от вас?» Ельцин тут же назвал состав делегации: Филатов, Сосковец и Лужков. Стали договариваться, кто будет от них. Звонит Черномырдин: «У меня здесь Абдулатипов и Соколов, два председателя палат, поговори с ними, может быть, они согласятся». У нас было одно требование: сдать оружие. Мы всех освободим. Но с оружием не можем освободить, потому что начинались уже вылазки всевозможные. Потом начали сигналы приходить, что на рынке продают оружие.

— Вы приезжали к Белому дому?

— Да, был. Там же в два часа ночи мы подписали в гостинице «Мир» первый протокол. И утром в 10 часов решили продолжить переговоры в Свято-Даниловом монастыре. Приехали, а никого нет с той стороны. Потом появляется первый зампред Верховного Совета Юрий Воронин: «Я уполномочен Верховным Советом. Никаких протоколов мы не признаем». Хотя перед этим их представители все согласовали с Хасбулатовым, с Руцким. В конце концов нам удалось договориться о том, что завтра наши эмвэдэшники и их люди пересчитают все оружие, опломбируют его печатями. Мы им включили все коммуникации. Они продолжали тянуть время, чтобы возбужденная толпа созрела для беспорядков.

От таких «переговоров» у патриарха стало плохо с сердцем. Начался мятеж, и его подавление шло два дня с использованием войск и техники. То, чего боялись в 91-м, произошло в 93-м. Мы поехали с Лужковым на Шаболовку объяснить по московскому каналу ТВ людям обстановку. «Останкино» уже отключили. После эфира приехал в Кремль, обстановка там напоминала военное время. Территория тускло освещена. Посреди Ивановской площади стоит вертолет, на котором прилетел Борис Николаевич. Армии еще не было. Мы вообще не ожидали ничего подобного, поэтому армия не была готова. Почти 5 часов искали Павла Грачева по всем видам связи. Потом армия начала подходить где-то в полдевятого вечера, бронетранспортеры, танки. И часть их пошла к «Останкино», потому что там настоящий бой к тому времени шел. Там генерал Макашов организовал бойню — будь здоров...

Надо было освободить все министерства от вооруженных людей Руцкого, а самое главное — надо было что-то делать с Белым домом. И вот в 2 часа ночи собрался Совет безопасности в кабинете у Грачева. Войска заняли все перекрестки. Я даже не мог пройти в Министерство обороны. Документ свой показываю — не пропускают, позвонили Грачеву, потом какой-то полковник вышел и провел меня туда. И так каждого члена Совета безопасности. Ровно в 2 часа в кабинет Грачева вошел Борис Николаевич. Там и было принято решение атаковать Белый дом рано утром, с тем чтобы оттуда их выбить всех.

...Хасбулатовцы на любую подлость шли. Первый шаг они сделали, когда объявили легитимным свой X съезд. На самом деле у них кворума не собралось. Тогда они лишили депутатских полномочий не явившихся на съезд сторонников Ельцина. Шаг противозаконный, тем более когда решается вопрос об импичменте. Позже я сказал Зорькину: «Куда вы смотрели? Сидели ведь там, видели, что кворума нет, тем не менее одобрили решение и об импичменте, и о назначении Руцкого и. о. президента». А когда появился фиктивный кворум, депутаты начали безобразничать. Все это на глазах у председателя Конституционного суда.

Ельцин настолько рассвирепел, что подписал указ о роспуске Конституционного суда. Я сказал: «Борис Николаевич, нельзя этого делать. Если еще Верховный Совет президент может распустить, то Конституционный суд — нет. Дайте мне два дня, я постараюсь, чтобы Зорькин ушел с этого поста». Уговаривал долго: уйди, дай возможность Конституционному суду сохраниться, останешься в КС простым судьей. На следующий день приносят мне его заявление, а сам он уехал домой болеть. Мы спасли Конституционный суд, потом его пополнили, и суд стал работать полноценно.

— Ельцин 91-го и 93-го — это разные люди?

— Характер один. Борис Николаевич был создан для боя, для критических ситуаций, хотя иногда способствовал этому, пытаясь своими действиями опередить события. Всегда хотелось сделать быстро... Да, за два года какие-то черты изменились. В 91-м — он бесспорный авторитет демократов, 100-процентный лидер. В 93-м — он президент вне партии, над партией. И вспомним его достойнейшую черту — милость к падшим, будь то мятежники из ГКЧП или Верховного Совета. Он мог легко менять кадры, но никогда не опускался до того, чтобы преследовать людей, даже много ему насоливших...

Фильтровать до готовности / Hi-tech / Бизнес

Фильтровать до готовности

Hi-tech Бизнес

Черный список неблагонадежных сайтов пока никого не напугал

 

Волна протеста против закона об ограничении доступа к интернет-сайтам, опасным для детей, быстро сошла на нет. Действительно, нет особого резона возмущаться тем, что давно стало нормой в цивилизованных странах. Гораздо интереснее вопрос, как создать такую систему фильтрации, которая точно отвечала бы возложенным на нее задачам. В этой части у новорожденного закона огромное количество белых пятен.

Кажется, самое простое дело — технически организовать сбор сведений о «плохих» сайтах. По долгу службы сегодня множество организаций ведет мониторинг Интернета: антивирусные компании, поисковики, борцы с киберпреступниками, разнообразные центры мониторинга и т. п. О своем желании работать на российском рынке недавно заявила известная финская компания Web of Trust, специализирующаяся на мониторинге и оценке опасности сайтов в Интернете на основе откликов интернет-сообщества. Сегодня в ее базе около 37 миллионов сайтов. Цифра только на первый взгляд внушительная — чуть более пяти процентов от тех почти 700 миллионов сайтов, составляющих сегодняшний Интернет. В пересчете на веб-страницы это означает восемь миллиардов страниц, из которых, по оценке Дмитрия Курашева, директора компании Entensys и руководителя рабочей группы АДЭ по защите детей в сетях ИКТ, вредоносными могут считаться около 700 миллионов. А это примерно 10 процентов всех сайтов в мире.

Одна организация, пусть даже семи пядей во лбу, с таким объемом ресурсов, к тому же постоянно обновляющихся, не справится. А мировому «коллективному разуму» профессионалов это под силу. К тому же, как рассказывает Андрей Комаров, руководитель отдела аудита и консалтинга Group-IB, глобальная кооперация центров реагирования на компьютерные инциденты позволяет сегодня блокировать ресурсы, находящиеся за рубежом, даже в отсутствие действенного межправительственного сотрудничества. И тут возникают первые вопросы к системе организации контента: какие источники будут поставлять сведения о подозрительных сайтах и как будут координироваться их усилия?

В Европе и США это делается так: разнообразные фонды собирают свои базы «плохих» сайтов, включая официальный черный список, и продают их провайдерам связи, выполняя фактически функции аутсорсера по актуализации «плохих» адресов. Провайдеры идут на это, потому что получают возможность предлагать качественные платные услуги типа родительского контроля или premium-услуги «безопасного Интернета». А в некоторых странах, добавляет Наталья Касперская, генеральный директор InfoWatch, приняты добровольные соглашения провайдеров о борьбе с контентом, вредным для молодежи. Например, в Германии под этим соглашением подписались и Bing, и Google, и Yahoo!, и вопрос политического ограничения свободы слова просто не возникает. А что у нас?

Цепочек монетизации услуг фильтрации нет. Как нет страха быть уличенным в поддержке неблаговидного контента. «У нас даже лог переписки педофила с жертвой, из которого очевидны намерения злоумышленника, сегодня не признается прямым доказательством вины», — напоминает Юрий Наместников, ведущий антивирусный эксперт «Лаборатории Касперского». А схема, которая должна заработать осенью, предполагает появление единственного нового элемента — базы сайтов, спускаемой в приказном порядке сверху. Видимо, разработчики этой схемы решили, что раз она более простая, то будет гораздо легче в реализации. Авторы идеи наверняка в курсе того, что сегодня операторы связи задумываются о внедрении систем глубокого анализа пакетов данных (Deep Packet Inspection — DPI). Эти знания позволяют им более эффективно управлять трафиком данных, передаваемых по их каналам связи. В том числе можно блокировать «нехороший» контент. Но вот заставить всех операторов закупить такие системы невозможно.

«Системы DPI слишком дороги для небольших компаний», — поясняет Виктор Кутуков, генеральный директор компании «Стек Cофт». По экспертным оценкам, такое оборудование для двух тысяч одновременно работающих пользователей стоит приблизительно 100 тысяч долларов. Как рассказывают в МТС, доработка уже внедренной DPI-системы и установка дополнительного оборудования под новые законодательные требования обойдутся оператору в 50 миллионов долларов. Доработка потребуется обязательно, ведь для синхронизации с черным списком понадобится отдельная система конвертации данных из формата этого списка в формат данных, принятый в конкретной DPI-системе. Отдельно заметим, что вопрос о формате базы данных ресурсов, подлежащих блокировке, еще и не поднимался. К тому же, продолжает Виктор Кутуков, ни одна DPI-система не может гарантировать стопроцентного ограничения доступа к сайтам: «В частности, потому, что доступ ко многим ресурсам происходит через промежуточные прокси-серверы, которые мешают операторскому ПО анализа трафика получить точные данные о целевом ресурсе». Налицо юридический казус: по закону оператор обязан ограничить доступ, но технические средства не дают гарантии. Очень тонкий момент, соглашаются провайдеры, и в законе он вообще не отражен.

Кроме того, если говорить о реальной фильтрации, а не об отчете для галочки, фильтрации по единому реестру сайтов (URL- или IP-адресу) недостаточно, полагает Наталья Касперская: «Нужны универсальные механизмы распознавания недозволенного контента. Сделать это можно только на основе лингвистического анализа контента. Причем не вручную (это дорого), но автоматически. Очевидно также, что эта система должна «понимать» естественный язык». Надо сказать, что разработчики с этой задачей более или менее справляются, но вот явного намерения широко применять эти методы государство пока не выказывает.

Похоже, что лобовой путь — выдать провайдерам готовый черный список для обязательного немедленного применения на своих сетях — на практике может обернуться либо видимостью деятельности, либо бесконечной чередой технических доработок и морем правовых неувязок, где утонет и сама благая идея.

Теоретически государство может взять львиную долю работ, включая софинансирование необходимой инфраструктуры для коммерческих операторов. «Инструментарий системы DPI вполне может работать как фрагмент системы СОРМ, то есть иметь двойное назначение», — поясняет Александр Голышко, руководитель рабочей группы при Минкомсвязи и АДЭ по разработке концепции будущего регулирования отрасли. Тогда были бы довольны и государевы слуги, и коммерческие компании. Правда, это требует беспрецедентной гармонии в отношениях операторов и спецслужб. Сегодня же, отмечает Андрей Комаров, отличительными чертами провайдеров являются деструктивная критика правоохранительных и регулирующих органов, попытки саботировать работу компетентных организаций, отказ от сотрудничества и обмена информацией. Не стоит также забывать о типичной российской проблеме осваивания бюджетных средств: в системе Минобразования на механизмы интернет-фильтрации выделили в период 2005—2011 годов шесть миллионов долларов, но типового работоспособного решения для школ так и нет.

Международный опыт здесь мало поможет: там операторов не обязывают закрывать доступ, они сами стремятся предлагать чистые услуги. Впрочем, один урок есть: в Интернете существуют не только политика и экономика, но еще и этика, проще говоря, честь и совесть. И наш обязательный список сайтов вряд ли сможет стать полноценным аналогом европейской социальной ответственности коммерческих интернет-компаний. Потому что по большому счету речь идет о допустимой доле цинизма в деятельности интернет-коммерсантов. А она у каждого своя: те, у кого с совестью все в порядке, уже и так фильтруют контент, а тех, у кого ее содержание в бизнес-организме понижено, никакие черные списки не изменят. Потому что такую тонкую материю, как представление об этичности в бизнесе, четко описать в законе невозможно.

Живые страницы / Искусство и культура / Культура

Живые страницы

Искусство и культура Культура

Почему на российском книжном рынке буктрейлеры стали не столько эффективным инструментом продвижения продукции, сколько самостоятельным видом искусства

 

Дорогой автомобиль едет через мост, монтажная склейка — и вот уже на экране московское кафе, в нем происходит напряженный разговор четырех собеседников: троим из них предстоит отправиться в умирающую поволжскую деревню и найти в заброшенной церкви смертельно опасный артефакт. Кадр меняется — запертая на деревянную щеколду дверь сотрясается под ударами чьих-то могучих рук... или лап? Звериный оскал, полуголая красотка, тени листьев на лицах бегущих людей — и обязательный рекламный призыв в самом конце. Для людей, следящих за новинками кино, этот размещенный на YouTube ролик выглядит как обычный трейлер, призванный прорекламировать очередную премьеру и завлечь зрителей в кинотеатры. Однако в данном случае фишка состоит в том, что никакого другого — расширенного — видеоряда за трехминутным роликом не стоит и рекламирует он вовсе не новый блокбастер, а текст, точнее, книгу Алексея Маврина (под этим псевдонимом укрылся знаменитый пермяк Алексей Иванов) «Псоглавцы». Иными словами, данный ролик (кстати, один из самых первых и самых дорогих в нашей стране) являет собой не традиционный рекламный трейлер к фильму, а так называемый буктрейлер — новое и, как полагают многие, необычайно прогрессивное средство продвижения книг с помощью визуальных образов. Возникший в 2003-м и закрепившийся в 2005 году, термин этот сегодня описывает любой рекламный видеоклип, так или иначе увязанный с содержанием книги и построенный по законам короткометражного фильма.

Мода на буктрейлеры в России набирает обороты с каждым днем. Еще в конце ноября минувшего года публика, собравшаяся на финальной церемонии премии «Большая книга», вежливо недоумевала по поводу ключевого элемента вечера — демонстрации буктрейлеров к произведениям, вошедшим в шорт-лист (кстати, среди них были выдающиеся образчики жанра — к примеру, ролик к книге Владимира Сорокина «Метель», выполненный в анимационной технике известнейшим нашим комиксистом Хихусом). Сегодня же масштабный конкурс любительских буктрейлеров VideoBooks (его итоги будут подведены 1 сентября), объявленный сетью книжных магазинов «Мэджик Букрум» (в ее состав входят «Додо», «Джаббервоки» и «Квази»), вызывает у широкого читателя уже не удивление, а самый живой интерес и, более того, горячее желание поучаствовать. «Ролики шлют очень разные — и с точки зрения техники реализации, и содержательно, — рассказывает автор идеи и один из организаторов конкурса Шаши Мартынова. — Уже есть несколько замечательных анимационных видео, есть видеоколлажи и просто репортажная видеосъемка с закадровым голосом. Заявок на конкурс поступило более сотни».

Буктрейлеры снимают в России и на Западе, их выкладывают и продвигают на сайтах издательств, в социальных сетях, на YouTube и на плазменных экранах в книжных магазинах, среди создателей буктрейлеров фигурируют как знаменитые видеохудожники, так и совершеннейшие дилетанты, а в качестве «литературной основы» используется все, что только можно (и нельзя) вообразить: от самых актуальных новинок детективного жанра до Библии и от современной нежанровой прозы до сказок Пушкина. Так же варьируется и себестоимость продукта, колеблющаяся в диапазоне от десятков тысяч долларов за постановочный ролик с несколькими актерами, сложным монтажом и спецэффектами до «бесплатно» за простенький коллаж, сделанный на коленке любознательным десятиклассником. «Продвижение книг с помощью талантливо и любовно сделанных буктрейлеров — достойный и качественный промометод, хоть и не единственный и не лучший в мире: по-прежнему лучший, на мой взгляд, личная рекомендация референтного читателя, — полагает Шаши Мартынова. — У каждого из нас есть книги настолько важные и значимые, что хочется как-то увековечить свои впечатления от них, и традиционно читатели оформляли свои признания в любви в том же жанре, то есть словами. Те, у кого есть на это соответствующие ресурсы, снимали и снимают по любимым книгам кино. Буктрейлер же — это замечательный метод выражения признательности книге и автору, который доступен почти любому читателю, у кого есть компьютер, фотоаппарат или видеокамера и немного свободного времени».

Коротко говоря, буктрейлеры сегодня в тренде — их обсуждают, смотрят, пересылают друг другу... Однако их эффективность как маркетингового и рекламного инструмента (а именно в этом качестве видеоролики принято рассматривать с точки зрения книжного бизнеса), мягко говоря, остается недоказанной — не только на российском, но и на мировом рынке. Так, к примеру, буктрейлеры к американскому изданию романа Ю Несбё «Снеговик» на YouTube посмотрело лишь несколько тысяч человек. При этом все комментаторы обсуждают не достоинство книги, а исключительно качество исполнения самого клипа.

По мнению директора Института книги литературного критика Александра Гаврилова, буктрейлеры едва ли имеют шансы увлечь чтением сколько-нибудь заметную новую аудиторию: «На мой взгляд, в случае с видеорекламой книг происходит некоторая подмена понятий. Пытаться при помощи короткого кино привлечь потребителя к письменному тексту — это как если бы в супермаркете давали попробовать йогурт и таким образом рекламировали фуа-гра на том основании, что у них, в принципе, много общего». Той же точки зрения придерживается и Шаши Мартынова — по ее мнению, в качестве инструмента продвижения буктрейлеры едва ли могут рассчитывать на блестящее будущее: «Cкорее уж у них есть шанс стать неким камерным побочным жанром книжной рецензии или анонса».

В самом деле, несмотря на пристальный интерес к буктрейлерам, никаких данных, подтверждающих их успешность в деле завоевания новых читателей, пока нет. «Я никогда не видел никакой статистики, которая подтверждала бы эффективность буктрейлеров, — говорит исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов. — Да и ни одной громкой success story в этой сфере тоже не припоминаю. Возможно, конечно, я недостаточно пристально слежу за процессом, но сдается мне, что их просто нет». Так, уже упомянутый ролик к книге Алексея Маврина «Псоглавцы», обошедшийся холдингу «Азбука-Аттикус» без малого в 10 000 долларов, собрал в Интернете лишь около 10 000 просмотров, что, разумеется, никак не сказалось на общих цифрах продаж книги. И хотя в издательстве, в общем, довольны результатом и не планируют сворачивать программу производства буктрейлеров, главным эффектом от ролика стали не прямые доходы и даже не рост узнаваемости бренда, а публикации в прессе. «Это был первый профессиональный опыт по созданию буктрейлеров в России, — рассказывает заместитель директора по связям с общественностью и рекламе холдинга Ольга Бушуева, — поэтому многие журналисты написали про наш ролик. Появились ссылки — в частности, нас заметили на сайте Афиша.ру».

Однако то обстоятельство, что в качестве прямого маркетингового инструмента буктрейлеры, похоже, не работают, не означает, что от них можно попросту отмахнуться. Достаточно просмотреть десяток самых ярких работ в этой области, чтобы понять: многие ролики, призванные продвигать книги, являются не столько рекламным продуктом, сколько вполне самодостаточным произведением искусства. «Сегодня обыватель в массовом порядке осваивает новую технологию — видео на коленке, — полагает Александр Гаврилов. — Но поскольку по большей части снять ему нечего и не про что, ему приходится пристраиваться к существующим жанрам и повествованиям. И в этом смысле, конечно, буктрейлер — очень удобный жанр: есть сюжет, есть формат, на старт, внимание, пли! По большей части, как ни печально, пока получается нечто довольно бессмысленное. Однако из всего этого сора со временем родится совершенно новый вид искусства, не имеющий прямого отношения к книгам. Собственно, все мы сегодня присутствуем при его рождении».

Да и в контексте продвижения книг на буктрейлерах, пожалуй, преждевременно ставить крест — определенная польза от них вполне возможна. По мнению Владимира Харитонова, недорогие в производстве буктрейлеры могут вполне органично вписаться в экономику электронной книги: «Часть денег, «сэкономленных» на бумаге и логистике, можно будет потратить на рекламу. Тем более что реклама электронной книги должна быть другой: у нее ведь нет своей витрины в сотне магазинов». Более того, в ситуации, когда книга — за редчайшим исключением — перестала сама по себе служить новостным событием, любой повод поговорить о чтении и литературе — безусловное благо. И в этом качестве — в виде своеобразного медийного костыля — буктрейлеры могут в самом деле вернуть чтение в пространство общественного внимания и обсуждения.

Фома верующий / Искусство и культура / Искусство

Фома верующий

Искусство и культура Искусство

Ушел из жизни великий русский режиссер Петр Фоменко

 

Евгений Каменькович, режиссер театра «Мастерская П. Фоменко»:

— Теперь нашей «Мастерской» придется научиться жить без Мастера. Лучшим памятником ему будет, если его театр не рассыплется, а будет так же активно работать, как при нем. Когда 13 июля мы в узком семейном кругу отмечали юбилей Петра Наумовича, он выдал такую порцию невероятных идей, которые хотелось бы хоть частично реализовать. Конечно, получится что-то другое, но самое главное — не опустить планку, которую он поднял на недосягаемую высоту.

Он все же многому нас научил. Прежде всего не торопиться. И сам как-то умудрялся никуда не спешить. Уж и не знаю, как ему это удавалось. Главное было все время репетировать, и лучше всего без отпуска и выходных. Для него не существовало понятия «готовый спектакль», и с премьерой работа никогда не заканчивалась. Он люто ненавидел слово «проект». Был безмерно скрупулезным человеком, а без этой скрупулезности не может существовать русский психологический театр, который он олицетворял. И нас этому учил как-то исподволь, вообще учил не уча.

Мы оба ученики Гончарова, только с большой разницей в годах. И я много раз за время нашего тридцатилетнего знакомства спрашивал Фоменко, чему его научил Андрей Александрович. И он неизменно повторял: «Умению добиваться».

Людмила Максакова, народная артистка России:

— Мы познакомились почти тридцать лет назад, когда я снималась в фильме Петра Фоменко «Поездки на старом автомобиле». И сразу почувствовала, что он человек особенный. И театр, который он создал, оказался особенным. В день его кончины ощутила, что у меня отмерла половина души — та, которой был он. С его уходом закрылась очень важная страница в истории русского театра, быть может, главная. Петр Наумович был тем Атлантом, который один поддерживал все более шатающееся здание нашего современного театра, из которого каждый день пытаются выгнать слово, а вместе со словом и человека.

Михаил Левитин, художественный руководитель театра «Эрмитаж»:

— Я даже передать не могу, как трудно мне будет без него, без Пети Фоменко. Он был такой родной, больше, чем друг, — брат. Мы, такие разные, в чем-то были похожи. Как объяснишь близость близких по карнавальному, лицедейскому восприятию жизни? Может, потому он в моем театре смотрел все до единого спектакли. Смеялся и всегда наглости моей удивлялся. Однажды спросил про какой-то кусок: «Что это означает?» А я ответил: «Петя, такой театр». Так он этот «такой театр» цитировал, где только мог. Доцитировался до того, что в Питере появился театр с таким названием. А сейчас, когда мой театр оказался на улице, приютил, пожертвовал своим репертуаром.

Первый спектакль Фоменко, который я увидел, — «Смерть Тарелкина» на Малой сцене «Маяковки». Он произвел впечатление нарочито сурового. Фоменко любил ерничая пугать. А потом нас познакомил Юлик Ким, когда я оказался в театре Любимова на Таганке, где Петя уже работал несколько лет. Запомнились слова Юрия Петровича: «Вы хитрите, как Фоменко». Для меня это прозвучало неслыханным комплиментом.

Однажды я спросил Петю: «Как ты думаешь, почему в твои 60 с гаком к тебе вдруг начался такой интерес?» «Услышали мой голос», — сказал он. На что я ответил: «Нет, просто все умерли, и тебя назначили главным». У меня и сегодня есть такое ощущение, что, если бы продолжали жить корифеи, любимцы наши, он бы не был в таком почете и в таком внимании. Но именно он и стал представителем бессмертной режиссерской традиции. Вместе с ним уходит настоящий Театр. У нас их становится все меньше и меньше. К тому же мы невероятно разобщены и нас можно брать голыми руками. Вместе с Фоменко уходит целая эпоха.

Кама Гинкас, режиссер:

— Помню, как еще студентом взял в руки очередной номер журнала «Театр» и увидел на обложке красивую фотографию или эскиз декорации к спектаклю «Король Матиуш I», а дальше прочел, что поставил его молодой, только что окончивший институт режиссер Петр Фоменко. Потрясен, завидую. Проходит совсем немного времени, и этот самый Фоменко, за которым я уже слежу из Ленинграда, выгнан из Москвы и ставит в «Ленсовете» «Мистерию-буфф». Случайно познакомились и целую ночь пробродили по городу, очень увлеченно разговаривая, естественно, о высоких материях. Мне показалось, что подружились, и на следующий день, я ничтоже сумняшеся прихожу к нему на репетицию. Вхожу и вижу потрясающую конструктивистскую декорацию, артисты что-то поют и говорят эксцентрически. Энергичный, красивый, кудрявый Петя оборачивается, и лицо его перекашивает злоба. Он кому-то что-то шепчет, и меня выводят из зала. Я очень обижен. Спустя годы понимаю, что тоже никогда никого не пустил бы к себе на репетицию, особенно молодого агрессивного режиссера. Проходит время, и в Красноярск, где я тогда работал, долетают слухи, что в Театре комедии потрясающее событие, просто взрыв какой-то под названием «В этом милом старом доме». Я не помню, чтобы так щебетали в мрачном Ленинграде вокруг товстоноговского «Горя от ума» или опорковского «С любимыми не расставайтесь!». Это были серьезные работы, вписывающиеся в нравственную атмосферу города. А спектакль Фоменко оказался фантастически легким, веселым, немного грустным таким водевилем, в котором потрясающе играли актеры. Да и сам он ходил по Ленинграду словно принц — ясноглазый, элегантный, снисходительный, всегда в сопровождении каких-нибудь барышень-поклонниц, критикесс, художниц, студенток, несомненно, влюбленных в него. Стал главным режиссером Театра комедии. Но и здесь не угодил — выгнали.

А потом жизнь свела нас в Москве. К тому времени Фоменко будто исчез, ничего о нем не было слышно. Преподавал в институте, ходил по коридорам скромный, незаметный, такой непохожий на того победительного, живого, всегда излучавшего веселую сексуальную энергию. Я ставлю на одном из курсов в ГИТИСе дипломный спектакль «Блондинка». Показываю, как положено, кафедре, которую возглавляет Гончаров. Среди педагогов — Анатолий Эфрос, для меня величина огромная. Обсуждение — разнос полный, единодушный. И вдруг тихий Петя Фоменко говорит поперек всех, что ему спектакль нравится. Я был потрясен. Сейчас мне кажется, что тогда он говорил немножко и о себе, прошедшем через унижения и безработицу. Это был смиренный этап его жизни, но он надеялся, что упорство, отсутствие ненужных амбиций помогут и ему выбраться, как и мне, еще недавно безработному. Что и случилось сравнительно скоро.

Последние 20 лет, принципиально не участвуя ни в каких драках и войнах, он делал свое своеобразное дело, мягкое и ненастырное. И был авторитетом, быть может, единственным в Москве. В то время, когда обозначился колоссальный крен в сторону агрессивных полудилетантов, Фоменко всей своей жизнью подтверждал, что режиссура требует не только таланта, но и профессионального мастерства, кропотливой работы. Он спектакли не ставил, а проращивал. И пока был он, этот крен был не так ощутим, теперь, когда его не стало, лодка может опрокинуться.

Ой, мамочки... / Искусство и культура / Художественный дневник / Кино

Ой, мамочки...

Искусство и культура Художественный дневник Кино

В прокате «Рай: Любовь» Ульриха Зайдля

 

С одной стороны, сердце сжимается, когда думаешь, сколько девочек могут купиться на провокационное название, ожидая чего-то в стиле рекламы шоколадок, набитых кокосовыми опилками. Нет, девочки, это не про романтические приключения на каникулах. Означает ли это, что мне не хочется, чтобы девочки прикоснулись к одному из самых спорных фильмов каннского конкурса? Пожалуй, да. Как говорила незабвенная Маргарита Павловна из «Покровских ворот»: это мой крест! Трудно смотреть кино, от которого матерые критикессы бегут в туалет, чтобы вырвать из себя отвращение к безжалостной человеческой природе, а матерые критики, пытаясь прожевать неприятный осадочек после сцены финальных танцев и прочего, мычат нечто про постколониальный синдром. Всему свое время, девочки, а пока радуйтесь жизни.

Героиня фильма Тереза (Маргарет Тизель) поехала радоваться жизни на курорт в Кении, будто созданный только для немолодых одиноких теток, которых здесь называют «сахарными мамочками». Она развелась с мужем. Свобода у нее есть, деньги тоже. Осталось найти любовь. Декорации для этого подходящие — бирюзовая лагуна, серебристый песок, черные гибкие мужские силуэты на пляже, ловкие мартышки у балконов отеля, сплошная акуна матата. Вслед за дурацкими сувенирами местные юноши предлагают и себя. Тереза стесняется. Такая же туристка-соотечественница Инге (Инге Маукс) подбадривает ее личным примером. Первый опыт Терезы не слишком ее вдохновил. Но следующий жиголо Мунга (Петер Казунгу) артистично разыгрывает романтику, вытягивая попутно из «мамочки» деньги на болезни и проблемы родственников. Смотреть на это с каждым кадром становится все мучительнее — сатира с черным солдафонским юморком постепенно превращается в малоаппетитную порнушку. Актерская самоотверженность Маргарет Тизель высока, но играет тут вовсе не ее талант, а толстое увядающее тело.

Вспоминается фильм Лорана Канте «На юг», где прекрасно сохранившаяся Шарлотта Рэмплинг на пороге 60-летия играла такую же секс-туристку слегка за сорок. Но Канте снимал драму о двух мирах, живущих на одной планете и ничего друг о друге толком не знающих. Зайдль, известный своим презрением к роду человеческому («Собачья жара», «Импорт-экспорт»), сделал физиологический, на грани порно фарс, где герои только статистические единицы, сталкиваемые по разным шкалам — возраст и бедность. Поэтому никого не жалко, а противно. Тереза — ограниченная, несимпатичная баба с жестким характером. Внешне симпатичные только за счет своей живости кенийские юноши — тупые торговцы телом. Они просто друг друга используют, не оставляя никакой надежды зрителю, что автор прекратит унижать героев и героинь. Да, возможно, все это метафора расплаты дряхлеющей Европы за колониализм. И что? При этом режиссерское мастерство Зайдля неоспоримо. Он заставляет пройти через это испытание, потому что из ничего получается кино. Его рецепт: точный кастинг, импровизации и монтаж. Непрофессионалы-кенийцы играют самих себя. Немолодые актрисы, кажется, тоже. Говорят, что секс на экране настоящий.

«Рай. Любовь» — это первая часть уже снятой Зайдлем трилогии про двух сестер и дочку одной из них. Во второй части «Рай. Вера», которая будет представлена на Венецианском фестивале, рассказывается о религиозном паломничестве. Могу себе представить! В последней части «Рай. Надежда» девочка-подросток отправится в специальный лагерь, чтобы похудеть. Тут уже надо будет ожидать вспышки анорексии среди чувствительных зрительниц. Именно поэтому я не рекомендую наивным девочкам смотреть яркие, провокационные и виртуозно сделанные фильмы Ульриха Зайдля. От них одно огорчение.

Факт Молотова — Риббентропа / Искусство и культура / Художественный дневник / Книга

Факт Молотова — Риббентропа

Искусство и культура Художественный дневник Книга

На прилавках книжных новый роман Полины Дашковой «Пакт»

 

Сделать исторический роман остросюжетным и авантюрным, не погрешив при этом против достоверности и духа времени, — задача непростая. Она имеет мало общего с созданием «антикварного» детективно-шпионского романа акунинского типа.

Полина Дашкова в своей трилогии «Источник счастья», описывая до- и послереволюционную Россию, сделала серьезный шаг в эту сторону. Там, в трилогии, уже были задействованы архивы, велась прямая перекличка с классиками — взять хотя бы операцию на эпифизе вместо булгаковского «гипофиза».

В новом романе «Пакт» Дашкова продолжает двигаться в выбранном направлении. Только на дворе у нее и читателя уже другое десятилетие. Не 1917-й, а 30-е, время Большого террора, как принято называть этот период в публицистике. Главная трудность при написании такой книги очевидна. Автору нельзя позволить себе утонуть в академизме и россыпях мелких фактов. Все это ни в коем случае не должно тормозить сюжет. С другой стороны, необходимо уйти от легковесности обычной беллетристики.

Все это автором учтено. И Дашкова словно бы идет по канату: шаг влево — роман превратится в трактат. Шаг вправо — история станет игрушечной... В конце концов трудности остаются позади. Да, в романе задействованы серьезные источники: дипломатическая переписка и секретные документы 30-х годов. Но при этом роль сюжетных пружин с успехом выполняют любовные и семейные мотивы. Сотрудник сталинского «специального секретариата» Илья Крылов увлечен балетной танцовщицей Машей. Чувство взаимное, но для него есть очевидные препоны. Ведь Крылов находится в зоне риска: работая под началом Поскребышева, он анализирует внешнюю и внутреннюю политику нацистской Германии, пишет доклады для Инстанции (так про себя Илья называет Сталина), и одно неосторожное слово может стоить ему жизни. Вдобавок к этому он вынужден скрывать свое чуждое, не пролетарско-крестьянское происхождение. Поэтому иметь нормальную семью для него означает заранее погубить того, кого он любит.

Второй полюс романа — серые будни германского рейха. Здесь есть свой главный герой. Это психиатр Карл Штерн, лечивший Гитлера еще во времена его ефрейторства. Он вхож в коридоры рейха и поныне. Но, потеряв семью, вынужден бежать в СССР, где, конечно, становится ценным кадром. Штерном занимается непосредственно Крылов...

Цепь событий стягивается к главному аккорду советско-германских довоенных отношений — пакту Молотова — Риббентропа. Но очевидно, что само слово «пакт» автор трактует максимально расширительно: симбиоз двух режимов. Разумеется, и двойной сюжет, и его смычка, и зеркальные отношения Штерна и Крылова — весь этот механизм направлен на сравнение двух систем, нацистской и сталинской. А также двух тиранов — «отца нации» и «отца народов».

Вообще-то рассуждения на тему «Кто хуже?» стали общим местом для историков публицистического направления и, пожалуй, лишены смысла. Куда важнее понять истоки большевизма и нацизма, а также сопутствовавшие им исторические ситуации (прежде всего фактор Первой мировой). Но в романном изложении все сопоставления и аналогии выглядят вполне органично. Этому немало способствует ракурс аналитика-спецреферента Крылова. А также вся литературная оптика Дашковой, чье описание сталинских наркомов и гитлеровских чиновников идет почти параллельно и заряжено немалой дозой гротеска.

«Хозяин окружил себя рожами. Человекообразный зверек Ежов. Жирный, со слипшимся чубом на лбу, с трясущимся, как желе, двойным подбородком и воробьиным носиком на расплывшейся бабьей физиономии Маленков. Приплюснутый, словно стукнутый мордой об стол, Молотов. Осанистый, как индюк, с дегенеративно узким лбом Буденный, свиноподобный, всегда поддатый Ворошилов...»

Интересно, что романтическая школа письма здесь не умаляет, а усиливает достоверность картин эпохи, созданных Дашковой. Как ей удается этот фокус — вопрос интересный, но ответа на него, в общем, нет. Просто Полина Дашкова из тех немногих авторов, кому это доступно. Проследить по роману, как история превращается в «вещество литературы», очень интересно. Открыть «Пакт» стоит уже хотя бы за этим.

Для Олимпиады с оркестром / Искусство и культура / Художественный дневник / Музыка

Для Олимпиады с оркестром

Искусство и культура Художественный дневник Музыка

Культурная Олимпиада «Сочи 2014» вышла на старт

 

Удивительное зрелище: лето, море, вечер и с открытой сцены набережной льются густые звуки старинной русской мелодии, словно обволакивая зрителя. Звук странный, напоминает орган, но более отчетливый и летучий, а зрители словно в гипнозе не могут отвести взгляд от сцены, где двадцать музыкантов выдувают звуки из разных по форме блестящих труб. Выступление Российского рогового оркестра , во-первых, всегда сенсация, а во-вторых, признак официальности мероприятия. Про второе еще расскажем, про роговую музыку гораздо интереснее. По легенде граф Нарышкин расстарался для императрицы Елизаветы улучшить звук егерских охотничьих труб, и получилось так хорошо, что на сто лет барская забава стала модной. Без нее не обходились коронации и официальные приемы, а европейский духовой оркестр появился позже. Сейчас старинный принцип «один музыкант — один инструмент — одна нота», лежащий в основе исполнения, возродили в Петербурге. Кажется, просто, но на деле, когда один музыкант может извлечь из рога всего одну ноту, склеивать их в мелодию очень сложно: на подготовку одного произведения уходит от месяца до трех. Притом оркестранты во главе с Сергеем Поляничко ни в чем себе не отказывают, в репертуаре есть не только старинные егерские марши, но и Россини, и Равель, и Бах.

С этим объемным репертуаром оркестр представил концерт на Культурной Олимпиаде «Сочи 2014». Действительно, оригинальная идея, отменное воплощение, 74 инструмента, каждый со своим голосом, — петербуржцы тщательно повозились и оживили нечто уникальное, что было в нашей культуре пару веков назад. Но их роскошный концерт был лишь одним из трех. В Сочи полномочия культурных послов получили от Минкультуры России также дирижер Михаил Татарников и Академический симфонический оркестр Ленинградской филармонии (тот самый, чей легендарный состав играл премьеру Седьмой симфонии Шостаковича в осажденном Ленинграде), молодые победители последнего Конкурса имени Чайковского и первые голоса Большого и Мариинского театров. Три концерта не столько решали задачу выставки достижений российского музыкального хозяйства, сколько составляли часть проекта Культурной Олимпиады «Сочи 2014».

Этот проект проходит уже третий год, и задача его вместо матрешек с балалайками и набивших оскомину залакированных народных танцев показать Россию непривычную. Таким и стал Роговой оркестр. Исполнители классической музыки как лицо России более привычны, и, выступая сейчас, на подготовительном этапе, «музыкальные олимпийцы» получают право участвовать в культурной программе зимних Игр в 2014-м. Публике процесс селекции очень выгоден: зрителями в общей сложности стали уже около миллиона человек, и это, понятно, еще не вечер. Получается, что, как ни открещивается искусство от параллелей со спортом с его «быстрее, выше, сильнее», отбор культурного лица России очень похож на спортивный. И критерии его иногда срабатывают просто буквально.

Ритм энд эйр / Искусство и культура / Художественный дневник / Ждем-с!

Ритм энд эйр

Искусство и культура Художественный дневник Ждем-с!

 

XV Московский международный фестиваль «Джаз в саду «Эрмитаж» пройдет 24 и 25 августа. Здесь, на Каретном Ряду, под куполом старинной сцены-ракушки, 15 лет назад возродилась традиция летнего столичного джаза. И она прекрасно чувствует себя поныне. Говорят, за эти годы фестиваль превратился из чисто городского мероприятия в крупнейший джазовый форум на открытом воздухе, известный во всем мире. Он дважды признавался Московской ассоциацией джазовых журналистов «Лучшим джазовым событием года». По подсчетам дотошных социологов, за 14 лет здесь перебывало больше 80 000 зрителей. Уже целое поколение слушателей успело вырасти за это время. Но что-то меняется, а что-то остается прежним. Для многих джаз-фанов все будет как всегда. Снова до Страстного бульвара будут доноситься вибрации джазовой ритм-секции. Снова на дощатом полу начнут кружиться пары. Неподражаемый Михаил Грин со своей вечной сигарой станет ходить по тропинкам, как капитан по палубе, саксофонисты начнут изобретать немыслимые импровизации.

Как всегда, «международные связи» организаторы фестиваля во главе с Михаилом Грином держат на высоте. На этот раз публика сможет лицезреть легендарного исполнителя джаза на губной гармонике Хендрика Меркенса (США), пианиста-виртуоза Джорджа Коллигана (США). А также OPUS 5 — квинтет солистов одного из самых известных джаз-оркестров в мире Mingus Big Band (США), само название которого напоминает о величайшем черном джазовом пророке, одном из самых эксцентричных и непредсказуемых в истории современной музыки. Отдельным списком следуют наши исполнители. Это, например, Большой джаз-оркестр под управлением Петра Востокова, знаменитый кларнетист и саксофонист Валерий Киселев и его Ансамбль классического джаза, это квартет одного из лучших российских саксофонистов и флейтистов Сергея Головни и неповторимая саксофонистка и вокалистка Анна Королева со своим ансамблем JUMP.

Тем, кто готов приобщиться к главному музыкальному событию лета в формате open air, останется лишь подойти в назначенное место к 17.00.

«Итоги» представляют / Искусство и культура / Художественный дневник / "Итоги" представляют

«Итоги» представляют

Искусство и культура Художественный дневник "Итоги" представляют

 

Старики-разбойники

«Неудержимые 2»  — это продолжение франшизы, два года назад запущенной Сталлоне, он и снимал первый фильм. Теперь в режиссерском кресле Саймон Уэст («Воздушная тюрьма», первая «Лара Крофт», «Живая мишень»). Описать «Неудержимых» можно только в кулинарных терминах: ядреная окрошка сюжета, ирландское рагу из киноцитат, героический бифштекс жестковат, но хорошо прожарен, вкус, знакомый с детства, блюдо простое, но сытное. На экране разом и Джет Ли, и Чак Норрис, и Ван Дамм, и Шварценеггер, и Сталлоне, и Дольф Лундгрен, и Джейсон Стэтэм, и Брюс Уиллис до кучи. Шварц решительно произносит I'm back. В прокате с 16 августа.

Кусковские левши

V фестиваль «Kremlin в усадьбе Кусково» в этом году начнется в понедельник 13 августа. Мистики никакой, но тема оригинальная: фестиваль посвящен творчеству левшей. Этот нестандартный подход обеспечил Kremlin-оркестру афишу с блистательным списком авторов, среди которых Моцарт, Бетховен, Прокофьев, Рахманинов, Казальс, а также примкнувшие к ним Пол Маккартни и Чарли Чаплин. Последний, кстати, оказался в списке благодаря музыке к фильму «Огни рампы», за которую он получил композиторский «Оскар». Фестиваль продлится до 31 августа.

Музыкой навеяло

Театральный музей имени А. А. Бахрушина приглашает в Дом-музей М. С. Щепкина на выставку Станислава Мудрецова «Живописный бенефис». Обладатель красивого и сильного баритона четверть века пел в церковном хоре. Закрывая глаза, он «видит» музыку... И создает на холсте яркие музыкальные «конструкции», увлекающие зрителя в иное пространство, открывающие перед ним новые горизонты бытия. На выставке представлено творческое наследие художника за 30-летний период работы: портреты, пейзажи и музыкальные «конструкции» по произведениям Баха, Бетховена, Вагнера, Скрябина, Шостаковича. Выставка продлится до 3 сентября.

Багаж «Кинотавра»

В «Фотоцентре» на Гоголевском бульваре до 26 августа можно посмотреть экспозицию «ПЭКШОТ на чемоданах, или 15 чемоданов «Кинотавра». Участники выставки — создатели конкурсных фильмов фестиваля в Сочи. Графика Михаила Сегала соседствует с семейными фото Павла Руминова, эскизы Бориса Хлебникова — с витражами и пейзажами художника по костюмам Светланы Михайловой. Особое событие — работы фотографа Владимира Мишукова, сыгравшего главную роль в фильме «Дочь».

Худрук срочной службы / Искусство и культура / Художественный дневник / Что в итоге

Худрук срочной службы

Искусство и культура Художественный дневник Что в итоге

 

Громкие назначения последнего времени — Кирилла Серебренникова в Театр Гоголя, Олега Меньшикова в Ермоловский, Миндаугаса Карбаускиса в «Маяковку» — дают повод размышлять о назревшей реформе репертуарного театра. В подобных медитациях хорошо работает принцип фрактала: часть повторяет структуру (а значит, и проблемы) целого.

Нормальное развитие нашего театра тормозит тот же дефект «русской системы», что тормозит развитие страны, — самовластие и несменяемость руководящей команды. Царствующий тандем — худрук и директор театра — подписывают контракт с департаментом культуры, но теоретически могут сидеть в своих креслах вечно. И часто сидят. Эти государственные чиновники чувствуют себя частью номенклатуры и быстро усваивают так называемые правила игры. Свобода распоряжаться ресурсами в обмен на лояльность корпорации.

Это положение вещей привычно, оно унаследовано театром от предыдущей эпохи, поэтому кажется естественным. Но! То, что хорошо для империи, для республики — смерть. Когда я выступаю против архаичных форм управления, обычно слышу: «А как же великие худруки — Товстоногов, Любимов, Гончаров? Они были диктаторами». Отвечаю: в современном мире диктатура неэффективна. Модель взаимоотношений режиссер — барин, актер — холоп больше не работает. Не говоря уж о вассальских приседаниях при дворе. Сегодня нужна синергия, соавторство равноправных личностей.

Итоги самовластия плачевны и для труппы, и для самой администрации. Откаты от фирм, производящих декорации, черный нал за аренду помещений, махинации с продажей билетов — все это типичное для номенклатуры поведение. Стоит ли возмущаться? «Живя в Риме, поступай как римлянин». Беда в том, что, лично обогащаясь, эти ловкачи разрушают среду нашего обитания. Ведь актеры все это понимают, их преследует «экзистенциальная тошнота». И она передается зрителю.

Мои предложения. Три года — это максимальный срок, на который департамент культуры заключает контракт с худруком и директором театра. Контракт не перезаключается. Это железное условие. Если режиссер действовал успешно, он без труда найдет себе работу в другом месте. Творческая жизнь труппы станет значительно интереснее — ведь актеры будут сотрудничать с разными мастерами, осваивать неизвестные им языки.

Зритель имеет право за свои деньги созерцать все мыслимые и немыслимые формы театра, которые существуют в природе. Потому что зритель очень разный, и он субъективен в своих пристрастиях. Наверное, формы администрирования и собственности тоже не стоит унифицировать. Мне нравится старое доброе товарищество. В нем живет идея синергии, симфонии. Начертав эту идею на своих знаменах, театр имеет шанс вытащить себя из болота.

Динамично живущий молодой актер тоже заинтересован в контракте. Причем на конкретную роль. Здесь больших проблем я не вижу. Другое дело, что в типичной труппе много бездействующих «стариков». Не думаю, что их надо списывать с корабля. Это несправедливо, они не виноваты, что страна пережила метаморфозу. Департамент культуры мог бы давать гранты на создание телеспектаклей по мировой классике. Поскольку молодежь сегодня предпочитает смотреть и слушать, это был бы отличный просветительский проект. И воплощать его должны начинающие режиссеры. Канал «Культура» может принять в этом участие — толку будет больше, чем от записи спектаклей, идущих на больших сценах. Эти записи выглядят неловко, актеры говорят слишком громко, их мимика гротескна, такой телетеатр попросту нетелегеничен.

Два слова о положении «вольных стрелков» — режиссеров, ставящих на разных площадках от случая к случаю. Это непростая жизнь, нервная, но в нынешних условиях это единственный способ сохранить себя как художника. Играть по правилам номенклатуры не значит «временно потерять лицо», это значит выронить свой дар. Во мраке, в грязи найти его снова очень трудно.

Не вдаваясь в медали / Спорт / Главная тема

Не вдаваясь в медали

Спорт Главная тема

Александр Жуков: «Мне не нравится подход, когда третье место воспринимается как поражение»

 

У каждого своя планида: атлетам — бегать, прыгать, плавать, стрелять, бороться, а чиновникам и прочим руководящим товарищам, опекающим спорт высших достижений в стране, — держать ответ. Глава Олимпийского комитета России Александр Жуков дает оценку выступлению нашей сборной на летних Играх в Лондоне и делает прогноз на зимний Сочи-2014.

— Два с половиной года назад мы с вами, Александр Дмитриевич, в олимпийском Ванкувере искали причины фиаско нашей сборной на Играх-2010. Вы тогда в правительстве курировали спорт и были как бы над схваткой. В Лондоне ситуация иная, как президент ОКР вы с министром Мутко несете ответственность за результат. Пришло время спросить: что скажет товарищ Жуков?

— Считаю, мы привезли на Олимпиаду очень хорошую, даже замечательную команду. Начало Игр — традиционно не лучшее время для России с точки зрения количества завоеванных медалей. Поэтому в первые дни мы находились в конце первой десятки и даже за ее пределами в общекомандном зачете, лишь потом поднялись на более привычные позиции.

— Долго запрягаем…

— Это тоже имеет место, но и календарь так составлен, что сперва идут виды спорта, в которых мы, увы, не сильны. В бассейне опять не удалось приплыть к золотым медалям. Черная полоса тянется с 1996 года, когда в Атланте Александр Попов побеждал в спринте. Мы рассчитывали в Лондоне на Анастасию Зуеву и Юлию Ефимову, но их уровня оказалось недостаточно, чтобы вмешаться в борьбу за первенство. Юля с новым рекордом Европы смогла зацепиться лишь за «бронзу»… Говорю слово «лишь» применительно к этой конкретной ситуации. Мне не нравится подход, когда третье место воспринимается как поражение. Любая олимпийская награда — колоссальный успех. Не видел соревнований конников, но прочел в местной газете о 54-летнем англичанине Нике Скелтоне, победившем в конкуре. Британцы не выигрывали олимпийское «золото» в этой дисциплине шесть десятилетий, с далекого Хельсинки-1952. Сам ветеран ушел из спорта одиннадцать лет назад после тяжелой травмы спины — и вот так триумфально вернулся…

Я уже слышал вздохи разочарования из-за «бронзы» Исинбаевой. Лена замечательно выступила! Может, ей сразу надо было прыгать 4.80 и морально задавить соперниц, но со стороны легко давать советы. В любом случае это четвертые Олимпийские игры Лены. Да, хотелось, чтобы победила, опять стала чемпионкой, но и это прекрасное достижение, подтверждающее статус великой спортсменки. Исинбаева, выступая в технически сложном виде, более десятилетия держится на вершине. Примеров подобной стабильности немного. Вспомним хотя бы Сергея Бубку: он был на голову сильнее соперников, установил тридцать пять мировых рекордов, но сумел завоевать лишь одну золотую олимпийскую медаль. У Лены их две… Зачем далеко ходить за примерами? Олимпийский рекордсмен и чемпион Афин-2004 китаец Лю Сян в Лондоне споткнулся на первом же препятствии на дистанции 110 метров с барьерами. Он пропустил Пекин из-за травмы, мечтал выступить здесь, это было одно из самых ожидаемых событий легкоатлетического турнира, и такая драматичная развязка…

Или возьмите историю Валерия Борчина, чемпиона Игр-2008 в спортивной ходьбе на двадцать километров, который рухнул без чувств неподалеку от финиша. Когда Валера пришел в сознание, английские врачи попросили меня поговорить с ним, чтобы понять, в каком тот состоянии, не ударился ли головой, не потерял ли память.

— И как?

— Я спросил, помнит ли Валерий, что было перед падением. Ответил, что шел как в тумане. Видимо, произошло сильное обезвоживание организма. Парня трясло от шока. Понимаете, спортсмены по-разному себя ведут. Другой, увидев, что китаец пошел вперед и отрывается, сбросил бы скорость, довольствовался бы «серебром» или «бронзой», а Борчин — боец, на зубах цеплялся до последнего, пока не упал.

— Максималист!

— Гимнастка Виктория Комова, к слову, похожа характером. Или «золото», или ничего. Не согласна на меньшее. Получила «серебро» с командой — плачет. Взяла второе место в личном многоборье — опять рыдает. Я ей говорю: «Вика, да успокойся! Это первая твоя Олимпиада. Все еще впереди». И таких в нашей сборной подавляющее большинство, тех, кто меряет себя по высшей планке. Да, ждали успешного выступления от фехтовальщиков. Тренер обещал множество медалей разного достоинства, а в итоге ни одного «золота». Огорчило выступление штангистов. У нас было четыре, что называется, железных мировых лидера в различных категориях. Оксана Сливенко из-за травмы, полученной накануне отлета в Лондон, осталась в Москве, Светлана Царукаева выступала с распухшим коленом, держалась на уколах, Хаджимурату Аккаеву удалили межпозвоночную грыжу уже здесь. Фантастически не повезло Апти Аухадову, взявшему одинаковый вес с соперником, но уступившему «золото» из-за того, что оказался тяжелее его на сто тридцать граммов. Полстакана воды...

В то же время у нас прорыв в дзюдо. Никто не ожидал, что команда завоюет три «золота», «серебро» и «бронзу». Фантастический результат, если учесть, что прежде в этом виде россияне не брали ни одной медали высшей пробы. Бесспорна заслуга итальянского тренера Эцио Гамба, принявшего сборную после Пекина.

— А провалу стрелков у вас есть объяснение, Александр Дмитриевич? Миллиардер Владимир Лисин, по слухам, вкачивает в команду немереные деньги, а пули летят в «молоко». Казалось бы, бизнесмен должен первым делом подобрать правильный менеджмент, который все и организует…

— Вопрос не только в Лисине, взявшем на себя руководство Стрелковым союзом России. Государство активно поддерживает этот вид спорта, ежегодно выделяя субсидии на сумму около трехсот миллионов рублей. Считаю, мы сделали все, чтобы команда выступила успешно…

— Раздать каждому по пистолету с одним патроном. И пусть попробуют промахнуться!

— Я против любого радикализма, даже в виде шутки. Стрелки, к слову, одни из самых долгоиграющих спортсменов. Они и в сорок лет продолжают выступать. Думаю, многие из нынешнего состава имеют шанс пробиться через четыре года в Рио и там отыграться за нынешнюю неудачу. В целом же призываю не драматизировать ситуацию. Мы долго продолжали выезжать на советском багаже. Все, этот ресурс исчерпан, надо опираться на тех, кто вырос после распада СССР. Да, в девяностые годы и на рубеже нулевых был определенный провал в подготовке, но, кажется, мы его преодолели. Если брать олимпийскую команду, приезжавшую сюда, — у нее большая перспектива. Костяк ведь составляют молодые атлеты, они только набираются опыта. Это иное поколение, им нужно немного времени, чтобы полностью раскрыться, показать потенциал. Как говорится, ребята свое возьмут, даже не сомневаюсь. Количество завоеванных наград на данной Олимпиаде не может быть единственным критерием при принятии решения. На мой взгляд, есть две категории спортивных зрителей. Одни смотрят соревнования, переживают за своих атлетов. Это настоящие болельщики. А вторые, игнорируя детали борьбы, опуская детали, открывают медальные таблицы и начинают что-то там калькулировать, сравнивать. Спорт совсем не про это! Он дарит людям неподдельные, чистые эмоции, эффект причастности к истории, которая творится на твоих глазах. Поэтому за трансляциями Игр наблюдают миллиарды зрителей по всему миру, а счастливчики могли видеть все живьем.

— Почему-то среди этих lucky маловато было наших соотечественников, не находите, Александр Дмитриевич?

— Сам удивлен. Нет, присутствие российских болельщиков ощущалось на всех олимпийских аренах, но в меньшем количестве, чем ожидалось. По линии ОКР мы запланированное сделали: оплатили поездку на Игры нескольких групп наших заслуженных ветеранов, обеспечили их билетами на соревнования.

— Знаю, Лариса Латынина, чей рекорд по количеству завоеванных олимпийских медалей держался почти полвека, хотела наградить американца Майкла Фелпса, в итоге превзошедшего ее.

— Не получилось, хотя я прилагал определенные усилия. На мой взгляд, МОК излишне формализовал церемонию. По протоколу процедуру вправе проводить лишь член Международного олимпийского комитета, никто более. Могли бы сделать исключение, разок отступить от правил. Красиво получилось бы, символично. Такая эстафета поколений… Не захотели. Жаль. Говорю не как президент ОКР, а как болельщик, человек, любящий спорт.

— А если оценить эту Олимпиаду с позиций спортивного функционера?

— Многие уже отмечали два главных недостатка организации лондонских Игр. Во-первых, проблема транспортной доступности. Я, например, передвигался по городу на машине и вынужден был поменять трех водителей. Сначала меня возил университетский профессор откуда-то из провинции. Потолкался он в пробках и быстро сдался, сказал, что хочет смотреть Олимпиаду, а не нервничать с утра до ночи за рулем. Вторым пришел парень, который, кажется, накануне получил права и вообще не представлял, куда и как ехать. Мне пришлось выступить в роли гида, объясняя, где находится Пикадилли и моя гостиница. Лишь с третьим водителем относительно повезло. И дело не том, что я такой привередливый. На церемонию открытия Игр президентам НОК велели собраться в холле отеля за четыре часа до начала. Половину этого времени нас держали в тамбуре: ожидание, проверка, погрузка, разгрузка, еще один пункт досмотра… А почетные гости поехали на метро. Ко мне подходили коллеги из национальных олимпийских комитетов, просили: «В Сочи так не делайте!»

— В Сочи метро нет.

— В любом случае постараемся все организовать четче и грамотнее, продумаем логистику. Вторая проблема олимпийского Лондона — волонтеры, качество их подготовки. Вроде бы людей, которые должны помогать гостям, в достаточном количестве, а добиться внятного ответа невозможно. Не знают, как проехать, куда идти… И в этом отношении в Сочи должно быть по-другому. Желающих приехать и поработать во время Игр очень много, конкурс сумасшедший — по двадцать человек на место. В такой ситуации надо только отобрать лучших — молодых, мобильных, знающих иностранные языки.

— Владимир Путин поставил задачу выиграть домашнюю Олимпиаду. Специалисты шепотом говорят, что объективно на это шансов немного.

— Знаете, глаза боятся, руки делают. Конечно, важно поскорее получить объекты, где могли бы тренироваться атлеты, выступающие в технических дисциплинах. Скажем, санно-бобслейная трасса дает хозяевам преимущество своего поля. Мы же видели в Лондоне, сколько золотых медалей завоевали англичане на треке, построенном под британских велосипедистов. Они там все виражи в деталях изучили! Мы немножко запаздываем, хотелось иметь в запасе три сезона до старта Игр, будет чуть меньше… У каждой федерации есть план поэтапной подготовки к Сочи-2014. С одиннадцатого места в Ванкувере на первое сразу не шагнешь, это очевидно. Дорога в тысячу ли начинается с первого шага, как говорят китайцы, а им можно верить, мы же видим выступления сборной Поднебесной на последних Олимпиадах… Не хочу вдаваться в ненужные подробности, но у специалистов есть термин: медальный потенциал. Он рассчитывается по специальной формуле. Важен процент реализации этого показателя. Чтобы победить в общекомандном зачете, нужно иметь около шестидесяти вероятных призеров, каждый второй из которых материализует свой шанс. По итогам прошлого зимнего сезона у России пока в районе сорока пяти потенциальных медалистов, но низкая реализация. Это как с тяжелой атлетикой здесь, в Лондоне: человек вроде бы готов победить, но не выигрывает. Словом, есть над чем работать…

— Не слишком радужная перспектива.

— Могу повторить то, что говорил применительно к летним видам спорта: и в зимних дисциплинах у нас идет смена поколений, существенное омоложение состава. В прошлом году мы с большим отрывом лидировали по победам на юношеских и юниорских чемпионатах в олимпийских видах. Россияне заняли почти пятьдесят первых мест, а идущие вторыми норвежцы — лишь около тридцати. В лыжах большой прогресс, в биатлоне, в фигурном катании… Понятно, что не все ребята успеют вырасти и влиться во взрослые сборные, но речь опять-таки о потенциале нашего спорта.

— Правильно понимаю, что ОКР не является властелином пяти колец Игр-2014?

— Да, права на использование символики будущей Олимпиады принадлежат ее оргкомитету. Так во всех странах заведено. Кстати, могу поставить в заслугу коллективу под руководством Дмитрия Чернышенко: их команде удалось заключить спонсорских контрактов на сумму большую, чем у кого бы то ни было из предшественников. Подчеркиваю: за всю олимпийскую историю, включая летние Игры. Это серьезное достижение.

— С такими-то деньжищами, наверное, и открытие устроим с размахом, затмевающим лондонскую церемонию?

— Мне понравились здесь моменты, где присутствует английский юмор. Бонд, прыгающий с вертолета вместе с королевой, мистер Бин, которого люблю… Но мы постараемся сделать поинтереснее, могу сказать определенно.

— Валенки, матрешки, мишки и гармошки?

— Нет. Детали не раскрою, даже не пытайтесь выведать. Секрет! Замечу лишь: будет много высоких технологий. Подобного никогда и нигде еще не показывали. Остальное увидите сами через полтора года. Время пролетит быстро…

Лондон

Большие люди / Спорт / Exclusive

Большие люди

Спорт Exclusive

«После окончания крупных турниров мы гуляли прилично. В том же Сеуле победу на Играх обмывали, наверное, дня три. Вся Олимпийская деревня от нас стонала», — вспоминает легендарный баскетболист Сергей Тараканов

 

Вчера в Лондоне погас огонь XXХ летней Олимпиады. Ее результаты оказались неоднозначными для российской сборной, но фактом остается одно — все участники еще долго будут вспоминать эти соревнования. В этом уверен и легендарный советский баскетболист, обладатель золотой олимпийской медали Сергей Тараканов. Собеседник «Итогов» знает, что говорит: лондонские Игры в его жизни уже пятые.

— Сергей Николаевич, на прошлой Олимпиаде в Пекине вы были генеральным менеджером мужской сборной России. Команда тогда не смогла выйти из группы, вас отправили в отставку, которую общественность приравняла к клейму главного виновника неудачи. Не обидно, что ответственность за поражение возложили на вас, а, скажем, не на тренера Дэвида Блатта?

— Прежде всего хочу уточнить: меня не отправляли в отставку. Это ошибочное мнение, кем-то случайно или сознательно растиражированное, что меня очень сильно раздражает. Контракт с Российской федерацией баскетбола (РФБ) у меня истек 31 августа 2008 года. Исполком, на котором обсуждались итоги пекинских Игр, проходил в октябре. Я выступил с отчетом и сам предложил признать результаты команды неудовлетворительными. После этого встал вопрос, какие выводы должны быть сделаны. Признать результаты неудовлетворительными и при этом оставить все как есть вроде как нельзя. И тогда кто-то ляпнул: давайте уволим весь штаб сборной, а Блатта оставим. Предложение прошло, хотя оно было в корне неверно. Во-первых, меня нельзя было уволить, потому что на тот момент в РФБ я уже не работал. И потом, какие ко мне могут быть претензии? Я был менеджером-организатором: набирал тренеров, обеспечивал транспорт, питание, форму, в конце концов, добывал билеты для жен игроков. К моей работе есть нарекания? Если нет, спрашивайте за результат команды с тренера — он же ее готовил.

— Вот я и задаю вопрос: такая постановка вопроса вам не обидна?

— Обидна. Есть у меня претензии и к Блатту, он поступил не по-мужски. Считаю, когда пошел разговор об отставке всего штаба сборной, он должен был встать и заявить, что тоже уходит. Он же сидел и молчал. Я по-прежнему считаю Дэвида хорошим тренером, но по-человечески мое отношение к нему изменилось. Я здороваюсь с ним, но общения между нами больше нет. А ведь было время, когда Блатт жил у меня на даче и мы почти постоянно находились вместе.

— Играющий сегодня под началом Блатта в сборной Андрей Кириленко утверждает, что готов променять всю свою долгую карьеру в НБА на олимпийское «золото». У вас в коллекции есть титул победителя сеульских Игр-1988. Согласились бы на такой обмен ?

— Я согласен с Кириленко в том, что это совершенно особый турнир. Нынешние Игры уже пятые в моей жизни: дважды я приезжал в качестве игрока, один раз в качестве генерального менеджера сборной и дважды в качестве наблюдателя. Самой первой стала московская Олимпиада-80, которую, как известно, целый ряд западных стран бойкотировал. Все считали, что золотые медали у нас в кармане, чиновники уже дырочки на лацканах пиджаков прокалывали. Но не сложилось — мы оказались только третьими. Сначала неожиданно уступили два очка итальянцам, а потом в дополнительной пятиминутке проиграли еще и югославам. Тогдашний главный тренер Александр Гомельский очень любил высоких центровых, в сборной того созыва их на площадку выходило сразу двое — Владимир Ткаченко и Александр Белостенный. Из-за этого игра у команды получалась очень тягучей и медленной.

От тех соревнований осталось одно личное воспоминание. Перед матчем с итальянцами кто-то из окружения сборной пришел в раздевалку и сообщил ужасную новость: умер Владимир Высоцкий. Нас словно ледяным душем окатило. Настроение мгновенно упало: в команде, как и по всей стране, Высоцкий был очень популярен. У меня самого было несколько магнитофонных кассет с его песнями. Тренер страшно наорал на того человека, с матом выгнал его из раздевалки, но черное дело было уже сделано. Не хочу сказать, что мы проиграли итальянцам из-за этой новости, но настроения она явно не придала.

Через год великий стратег Гомельский умудрился остаться главным тренером сборной, пожертвовав ничего не решавшим помощником Юрием Озеровым и взяв на его место молодого Анатолия Блика, считавшегося специалистом по быстрому баскетболу. Удалил из состава нескольких ветеранов, пригласил молодого рижанина Валтерса, и на чемпионате Европы 1981 года мы обыграли всех, «привезя» тем же итальянцам с югославами по двадцать очков преимущества. Впрочем, рвать волосы было поздно, олимпийский поезд ушел.

Следующие Игры в Лос-Анджелесе остались без участия уже Советского Союза и стран социалистического блока. В это время наша команда специально поехала на сборы в Таллин, где финское телевидение транслировало Олимпиаду, а мы, готовясь к своим «альтернативным Играм», смотрели с грустью баскетбольные матчи, включая финал американцев против испанцев. Хозяева обыграли соперников с преимуществом чуть ли не в тридцать очков, борьбы никакой не было. Естественно, возникал вопрос, как смотрелись бы на их месте мы. Весной того года сборная СССР в Париже выиграла предолимпийский турнир, в финале буквально разгромив тех же самых испанцев. Уверен, финала Олимпиады мы были достойны! Но хуже всего было то, что нам на каждом шагу приходилось оправдывать политическое решение руководства. Помню, во Франции меня, как одного из немногих владеющих английским языком, вызвали давать интервью американскому телевидению. Репортер любопытствовал, зачем мы приехали на предолимпийский турнир, если все равно в Лос-Анджелес не поедем — решение уже было принято. А я отвечал, что нам страшно отправляться в США, поскольку организаторы не предоставляют спортсменам гарантий безопасности. Инструкции, что следует произносить в таких случаях, были уже даны. Я старался говорить общими фразами, избегал конкретики, но на душе все равно было неприятно... Считаю, что команда в 1984 году у нас была даже лучше, чем в Сеуле, а у таких замечательных игроков, как Еремин, Йовайша, Мышкин, Лопатов, украли Олимпиаду и шанс ее выиграть.

  — Зато спустя еще четыре года на Играх в Сеуле советская сборная праздновала победу. О том триумфе было сказано немало, хотя недавно я наткнулся на неизвестный для себя факт. Правда ли, что политическое и спортивное руководство Литвы делало все, чтобы не пустить в Корею Арвидаса Сабониса?

 — О том, что незадолго до Олимпиады Сабонис дважды порвал ахиллово сухожилие, хорошо известно. Естественно, литовцы справедливо опасались: случись что с ногой в третий раз, центровой не то что по площадке — по улице бы передвигаться не смог. Переговоры, ехать ли Арвидасу в Сеул или нет, проходили на высшем уровне, в них были задействованы председатель Спорткомитета СССР Марат Грамов и литовское руководство. Гомельский делал все, чтобы заполучить свою главную звезду: уговаривал, обещал, грозил. В итоге он надавил на нужные кнопки в душе Сабаса, и тот на свой страх и риск решил ехать. Кстати, еще одной заинтересованной стороной в этом деле были американцы. «Портленд», задрафтовавший Арвидаса в НБА, пригласил его на лечение, и он почти все лето провел за океаном. Американские газеты даже писали, что врачи клуба собственными руками подготовили соперникам их основное оружие. Особенно много критики было после того, как мы обыграли американцев в полуфинале.

С другой стороны, выздоровление Сабониса принесло сборной дополнительные проблемы. Всю предолимпийскую подготовку мы провели без него. Арвидас присоединился к команде перед самым отлетом и впервые вышел на площадку уже в Корее. К этому времени мы привыкли играть в быстрый баскетбол практически без центровых, и возвращение Сабаса сломало нам всю тактику. Не случайно в первом матче сборная уступила югославам тринадцать очков, да и потом игра давалась очень тяжело. С огромным трудом нам удалось добраться до полуфинала, где и случился эпический поединок с американцами. После победы над ними я уже не сомневался: югославов в финале мы совершенно точно «сделаем».

— Сборная СССР в то время полностью оправдывала свое название — в ее составе выступали русские, украинцы, литовцы... Неужели не было стычек на национальной почве? Тем более что ее костяк составляли представители двух ярых конкурентов — московского ЦСКА и каунасского «Жальгириса».

— Утверждать, что все было гладко, не стану: деление на лагерь ЦСКА и «Жальгириса» в сборной существовало. Ключевой в этом смысле была роль Александра Гомельского, который владел всеми рычагами управления и был мастером кнута и пряника. Несмотря на свою принадлежность к Министерству обороны, тренер сделал ставку на прибалтов во главе с Сабонисом, которые были очень сплоченны. Игрокам же ЦСКА, и прежде всего мне, дал гораздо меньше свободы, меньше права на ошибку. Почему мне? Дело в том, что в столичном клубе я был капитаном и считался едва ли не главным «врагом» литовской группировки. Во всяком случае соперничество с «Жальгирисом» воспринимал острее всех. Национального подтекста в моем отношении к оппонентам не было, а вот у них он был. Каунасцы всегда играли против Советского Союза, против Красной армии. В общем, в очных матчах мы зарубались прилично.

Естественно, эти отношения переходили и на сборную. Если я бросал по кольцу и мазал, на лицах у литовцев появлялись негодующе-пренебрежительные гримасы. Если в такой же ситуации промахивался, например, Куртинайтис — все было нормально. В этом смысле каунасская группировка была очень дружной. Она не принимала даже Шарунаса Марчюлениса — тоже литовца, но выступавшего за «Статибу» из Вильнюса. Его в сборную земляки не пускали в течение нескольких лет. На тренировках они скорее отдали бы мяч мне, своему злейшему противнику, чем сделали бы передачу на Марчюлениса. В результате тренеры все время отцепляли его из команды — то последним, то предпоследним. Лишь в 1987 году, когда уровень Марчелло стал очевиден уже для всех, Гомельский взял его на чемпионат Европы, и он сразу заявил о себе во весь голос.

При этом в быту с оппонентами мы не дрались и по ходу важных матчей одеяло на себя не тянули. С Гомельским этот номер не прошел бы: он был диктатором, его боялись. Скажем, в 1986-м Папу — так называли Александра Яковлевича баскетболисты — на время сделали невыездным, и на чемпионат мира команду повез Владимир Обухов. Ситуацию он не контролировал, и коллектив мгновенно развалился. Литовцы с примкнувшим к ним латышом Валтерсом творили что хотели, тренер им даже не перечил. Был момент, когда Куртинайтис заменил меня сам, даже без команды тренера: ему показалось, что я неправильно играю. Чтобы один игрок менял другого — такого в мировом баскетболе еще не было!

— Вы назвали Гомельского великим стратегом. В чем выражалось его величие?

— Он умело манипулировал игроками, добиваясь своих целей. С кем-то поговорит по душам, кого-то застращает, на проступок третьего не обратит внимания, а четвертого, наоборот, изничтожит. Разными способами поддерживал конкуренцию, стравливал на тренировках игроков, даже до драк доходило. Сегодня я смотрю, как игроки одного амплуа дружат в сборной между собой, и удивляюсь. Такое в наше время стараниями Гомельского было невозможно. Конкуренция за место в составе шла мощнейшая, и, естественно, это отражалось на человеческих отношениях. Исключение составляли только центровые. Они всегда были на особом счету: Ткаченко хоть и бился на площадке с Сабонисом, но в жизни общался с ним нормально.

— Слышал немало историй о нарушениях режима в баскетбольной сборной тех лет. Признаться, они впечатляют: большие люди и гуляли с размахом.

— Это все легенды, с футболистами и хоккеистами нас даже сравнивать невозможно. Я знаю, о чем говорю, — мы часто жили на базе в Архангельском вместе с хоккеистами ЦСКА. В принципе все нарушения режима тех лет легко объяснимы: в эпоху палочной дисциплины, когда спортсмены месяцами находились на сборах, без семьи и друзей, алкоголь был чуть ли не единственной возможностью расслабиться. Когда наконец выпадал долгожданный выходной, люди успевали напиться, проспаться и вернуться на базу. Но лично нам гулять было некогда, трехразовые тренировки шли каждый день. Первое занятие начиналось уже в 7.30, следующее шло в 11, последнее — в 5 вечера. Пять часов сумасшедшей работы, между тренировками думаешь только о том, как бы до кровати добраться. Конечно, какие-то инциденты случались, но они не становились правилом.

Вот после окончания крупных турниров — да, мы гуляли, и, бывало, прилично. В том же Сеуле победу на Играх обмывали, наверное, дня три. Вся Олимпийская деревня от нас стонала, Грамов лично звонил Гомельскому с просьбой урезонить подопечных. Говорят, к нему с таким же требованием обратился лично президент МОК Хуан Антонио Самаранч. Папа ответил коротко: «Хотите их утихомирить, идите сами!» Сейчас мне немного стыдно перед спортсменами, которые еще только готовились к своим стартам, но из песни слова не выкинешь. Баскетбольная сборная занимала тогда две четырехкомнатные квартиры в жилом блоке, предназначенном для советской делегации. Так вот, последние дни перед отъездом на родину пролетели как в дыму. Шло постоянное броуновское движение: кто-то приходил в гости, кто-то уходил, откуда-то появлялось спиртное. В итоге я оказался единственным из баскетбольной сборной, кто пошел на закрытие Олимпиады!

Чтобы закончить эту вакханалию, Гомельский придумал ход конем. Вызвал к себе моего друга и соседа по комнате Александра Белостенного, который к тому времени уже дважды получал, а потом лишался звания «Заслуженный мастер спорта»: один раз попался на контрабанде валюты, другой — еще за какие-то грехи (одессит ведь!). Выигрыш золотой олимпийской медали автоматически означал награждение значком ЗМС, но Гомельский пригрозил: если баскетболисты не угомонятся, заветное звание Белостенному не вернут. Сашка собрал ребят в охапку, уложил их спать, вынес пустые бутылки и лично вымыл в комнате пол. После чего разбудил Папу, который уже лег спать, и доложил, что задание выполнено.

Второй ход Гомельского оказался еще хитрее. Он объявил нам, что всем олимпийским чемпионам Сеула южнокорейский завод «Самсунг» решил подарить видеодвойки: телевизор, совмещенный с видеомагнитофоном, — в то время это был писк моды. Однако для этого нужно ехать на завод, размещенный где-то на окраине города. Автобус с чемпионами якобы отходил в пять утра от остановки, размещенной на другом конце Олимпийской деревни. Человек восемь не слишком трезвых идиотов, включая меня, поверили в эту байку. Очередная гулянка была закончена не на рассвете, а чуть раньше, и утром, полусонные, мы приплелись на указанную остановку. Естественно, никакого автобуса там не оказалось. Постояв немного, мы ничего толком не поняли и вернулись в номера досыпать. На выдумку Папы не купился только Александр Волков, который теперь всем рассказывает, что оказался самым умным. На самом деле он, наверное, просто не смог встать с постели (смеется).

— Современное поколение спортсменов пьет меньше?

— Думаю, да. Во-первых, они сейчас не так часто находятся на сборах, которые психологически просто убивали. Ну представьте себе: в ту пору не было ни мобильных телефонов, ни Интернета. Чтобы позвонить домой, на базе в Новогорске требовалось отстоять длинную очередь из таких же страждущих, как и ты. За границей поговорить по телефону вообще было практически невозможно. Звонок в Москву нужно было заказывать заранее, потом сидеть у аппарата и караулить назначенный час.

О тяжелейшей физической работе, которую мы проделывали, я уже упомянул. Зачастую она была совершенно не нужна: тренеры задавали нагрузки во многом по инерции, потому что так было принято. Нынешние баскетболисты не поднимают штанги тяжелее 100 килограммов, не бегают изматывающих кроссов и при этом умудряются находиться в отличной функциональной форме. Мы же готовились по старинке, за счет сумасшедших объемов, потому что по-другому не умели. Не случайно мало кто из игроков моего поколения сумел продлить карьеру после 30 лет.

Помню труднейшие трехнедельные сборы в горах Болгарии, куда наша команда уезжала практически сразу после окончания союзного чемпионата. Одинокая база на высоте 1800 метров, окруженная лесом, в котором в буквальном смысле слова выли волки. Единственное удовольствие — в редкий выходной проехать километров сорок в соседний городишко: походить среди людей по улицам, попробовать чего-нибудь другого, кроме надоевшей пищи с базы. Максимум, что себе позволяли, — выпить немного пива. После этих сборов мы обычно принимали участие в крупном турнире в Софии, и вот там уже случались нарушения. Представьте себе: здоровые мужики три недели вынуждены вести образ жизни аскетов. Чего от них можно ожидать, как только происходит смягчение режима?

Еще одним бичом для сборной была организация авиаперелетов. Это сейчас при любой команде состоит целый штат менеджеров, которые приобретают для игроков билеты, продумывают логистику перемещений. А те иногда еще нос воротят: мол, если не бизнес-классом, то не поеду. Раньше вопрос транспортировки полностью лежал на плечах самих игроков. Я находился в более привилегированном положении, чем остальные: прилетал со сборов в Москву и сразу направлялся домой. Тихоненко же, например, нужно было в Алма-Ату, литовцы следовали в Каунас, Ткаченко с Белостенным — в Киев. Зачастую случалось так: команда прибывала в Шереметьево, а стыковочный рейс отправлялся часов через десять. Ехать ребятам было некуда, они оставались ждать в аэропорту. Угадайте, чем они занимались? Коротали время в ресторане...

— Вы упомянули, что Александр Белостенный был наказан за контрабанду. Фарцовкой занимались многие знаменитые спортсмены?

— Все, кто более или менее регулярно выезжал за рубеж. Даже чекисты, читавшие нам проповеди, как нужно себя вести в тылу идеологического противника, сразу после пересечения границы подходили к нам же с вопросами: как бы продать бутылку водки или баночку икры? Именно спортсмены были первыми «челноками», привозившими в Союз модную одежду, обувь, ширпотреб. Это было большое подспорье: любой доллар, заработанный за границей, при определенных навыках дома можно было превратить в 15—20 рублей. К нам на таможне обычно относились снисходительно. Если ты не наглел, на многое просто закрывали глаза. Но стоило серьезно нарушить обозначенные границы, как на виновного тут же обрушивалась карающая десница закона. Так и произошло с Белостенным. Судя по всему, он кому-то серьезно перешел дорогу в Киеве, и его решили наказать. Сашка купил валюту у какого-то фарцовщика, его начали пасти. Когда он в очередной раз пересекал границу, таможенники устроили у него обыск и нашли пачку купюр.

— Кому сбывали привезенный товар? На не улице же его продавали?

— Существовала налаженная система: привезенные вещи забирали спекулянты, которые перепродавали их дальше. Например, был такой известный персонаж, Боря из Тбилиси, который разработал целую схему поставок контрабанды. Он вел строгий учет, когда возвращаются с зарубежных соревнований волейболисты, футболисты, представители других видов спорта. Нанимал такси, объезжал вернувшихся спортсменов, забирал товар, за который платились приличные деньги. Говорят, в друзьях этого Бори ходила вся государственная и партийная верхушка Грузии, ей он сбывал привезенные нами товары. Деньги в этой республике всегда водились, а вот ширпотреб был в дефиците.

Впрочем, хлопот с фарцовкой хватало. Между тренировками, жертвуя отдыхом, надо было и семье подарки купить, и товара нужного нарыть. Важно было за 100 долларов суточных накупить вещей на 500 и потом в случае чего убедительно объяснить этот феномен на таможне. Литовцев, случись что, наверняка отмазали бы: они были национальным достоянием, ими гордилась вся республика. Мне же в самом пиковом случае досталось бы по полной программе и как комсомольцу, и как офицеру.

— В одном из интервью Вальдемарас Хомичус назвал вас главным специалистом по коммерческой части в сборной. Это правда?

— Как раз Хомичус был среди литовцев главным «бандитом», как любил выражаться Гомельский. Он закупал товары для всей команды. Сабонис, как самый ленивый, просто отдавал ему деньги и просил: «Возьми там и для меня чего-нибудь». Хотя я, сказать по правде, Хомичусу не сильно уступал. Разбирался в одежде и обуви: мог купить пар двадцать ботинок и меняться с кем-то, у кого была другая «специальность». Сегодня я не стесняюсь об этом говорить, поскольку это была часть нашей жизни. И самое главное, повторюсь: фарцовкой занимались все без исключения.

— Бывали случаи, когда вы находились на волоске от провала?

— Самая памятная история произошла в 1977 году: ленинградский «Спартак», за который я тогда выступал, отправлялся в Милан на игру Кубка кубков. Приезжаем на поезде в Москву, потом — в Шереметьево-1. Вдруг начинается целенаправленный, конкретный шмон. Из тюбиков выдавливают зубную пасту, прощупывают швы одежды. Как я говорил, спортсменов особенно не проверяли, но тут, видимо, кто-то стукнул. Четыре раза после прохода ленты транспортера нас возвращали назад, на дополнительный досмотр. Вроде бы все осмотрели, идем дальше — бах! — назад. В результате нашли две бесхозные сумки, доверху набитые двухкилограммовыми банками с икрой, иконами и валютой. Почему-то было объявлено, что это сумки Александра Белова и Владимира Яковлева, хотя их за руку никто не поймал. Ребят оставили в аэропорту, знаменитый Белов после этого случая на полтора года стал невыездным. Во многом из-за этого Саша осенью следующего года умер от саркомы сердца — переживал он эту историю сильно. Почему я вспоминаю о ней? Дело в том, что у меня в тюбике с пастой было спрятано 30 долларов, оставшихся от поездки с молодежной сборной. И висел я тогда на волоске: таможенник собирался выдавливать этот тюбик, но что-то его отвлекло. Если бы он нашел заначку, думаю, это бы кардинально изменило всю мою жизнь. Не было бы ни сборной, ни Олимпиад, ни всего остального...

— Сегодня сеульские матчи вы часто просматриваете?

— У меня есть записи этих встреч, но я не очень люблю включать их. Критическое восприятие превалирует: мне не нравится, как я играл сам, как действовала вся команда. И потом, знаете, старые эмоции имеют свойство оживать. Как-то пару раз посмотрел эти игры перед сном, потом полночи в баскетбол играл — ногами дрыгал, руками махал. Жена говорит: не смотри баскетбол вечером. Олимпийскую победу вспоминаю, когда встречаюсь с ребятами из той команды. Вот, скажем, прошлогодний чемпионат Европы проходил в Литве, так я жил в гостинице у Марчюлениса. Он стал крупным бизнесменом: помимо отеля в самом центре Вильнюса держит собственную баскетбольную школу на 700 человек. Поддерживаю контакт и с другими бывшими партнерами. Волков, например, нынче президент Федерации баскетбола Украины, Сабонис возглавляет федерацию Литвы, Хомичус с Куртинайтисом работают тренерами.

Правда, троих из того состава уже нет. С Витькой Панкрашкиным мы были друзьями, я уважал его за прямоту. Парень из Люблино, с рабочей окраины — честный, мог сказать правду в лицо, никогда не юлил. Мы пришли с ним в ЦСКА практически одновременно, в 1979 году. Внешне он производил впечатление увальня, совершенно неспортивный тип. Но обладал удивительно мягкой кистью, что позволяло ему совершать броски поразительной точности. Он много курил, не отказывался от рюмки — в том числе это его и сгубило. Панкрашкин сгорел от туберкулеза, хотя мы ему пытались помочь, как могли. Но он даже бороться не очень хотел, в нем произошел какой-то надлом. Совершенно точно свою роль сыграл ранний уход из жизни его друга и еще одного члена «золотой» сборной Валерия Гоборова. Спустя всего год после олимпийского триумфа он погиб в автокатастрофе: поругался с женой, сел за руль. Здоровый парень ростом далеко за два метра, в своих крохотных «Жигулях» он помещался, только скрючившись в три погибели. На площади Гагарина Валера врезался в бетонное ограждение, еще и мучился долго...

Последним два года назад ушел Саша Белостенный. Мы с ним дружили, но о том, что у него рак легких, он не сказал мне ни слова. Я узнал, когда все случилось. Звоню Ларисе, жене — как же так?! Он не хотел никому говорить, отвечает. Болезнь на последней стадии, он уже умирал и при этом запретил рассказывать о происхо