/ Language: Русский / Genre:sf,

Отражение Глаз Твоих Ралион 7

Константин Бояндин


Бояндин Константин

Отражение глаз твоих (Ралион 7)

Константин Юрьевич Бояндин

Отражение глаз твоих

(Ралион VII)

I. Погребённые под пеплом

Порт-Дайнор, 1243 Д., осень

Он стоял у трапа, спиной к кораблю, глядя на стену леса, простирающуюся влево и вправо, до самого горизонта.

Всё восточное побережье Большой Земли походило на этот, довольно маленький и переживающий не лучшие времена порт - скрытое от посторонних глаз сплошной зелёной преградой, успешно пережившей войны, пожары и прочие бедствия, вне зависимости от того, кто или что было их причиной.

Все вещи его были уже на корабле. Лишь то, судьбу чего ещё предстояло решить, было в небольшой кожаной сумке, в руке. В который раз Теммокан (Теммокан Анвалагир Овеордал анс Ваэркас) собирался покинуть место, в котором, вероятно, стоило бы задержаться надолго. В сумке же оставалось то немногое, что связывало его с этим местом.

Он медлил, но никто на судне не торопил его окликом. Тот, кто вступает на палубу корабля, всякий раз вручает свою судьбу силам, что выше воображения смертных. Каждый моряк суеверен, и не без причины. Нельзя понапрасну тревожить человека, который, возможно, никогда больше не ступит на надёжную землю.

Дорога, по которой он прибыл в порт, терялась вдалеке. Узенькая змейка, неторопливо струящаяся на запад.

Или на восток.

Наконец, Теммокан решился и, резко повернувшись, уверенно зашагал по узкому колеблющемуся трапу.

Лоб его был обильно покрыт мелкими капельками пота, несмотря на прохладу.

В этот раз он унесёт частицу прошлого с собой, не станет предавать его морю. Чтобы иметь право на будущее, надо располагать и прошлым. Каким бы ни было это прошлое.

Берег постепенно отдалялся, а Теммокан, всё ещё сжимая сумку в руке, не мог оторвать от него взгляда. Так уже было, подумал он, но в другом месте, и совсем недавно...

Линнермон, 58 Д., лето

Ей не спалось и стеречь их крохотный лагерь она вызвалась сама. Хотя кому бы пришла в голову мысль нападать на них? Местных жителей отпугивала, и не без причины, высокая каменная громада святилища, возвышавшаяся за спиной. Те же, кто считал своим долгом выследить их всех и предать забвению, не знали ничего об этом месте.

Во всяком случае, так хотелось думать.

От лёгкого удара по углям из костра выплеснулся рой огненных светлячков. Многим из них удавалось подниматься удивительно высоко, прежде чем прохладный ветер уносил их в небытие. Сидевшая у костра оглянулась - никого не видно. Хотя спутники её, конечно же, рядом.

Вполне возможно, что и они смотрят на рдеющие угли.

Как трудно оторвать взгляд от огня, подумала она. В тот раз я тоже стояла и смотрела, долго, очень долго... Но это было в другом месте, и давным-давно.

Дайнор, 1242 Д., лето

Теммокан стоял у окна и глядел на парк, расстилающийся перед ним.

Тополиный пух. Бесшумная жаркая метель, крохотный осколок зимы в разгар лета. Откуда здесь столько тополей? И именно вокруг Хранилища, и без того надёжно скрытого от постороннего взора.

Как странно поворачивается жизнь, подумал Теммокан, прибывший сюда, на материк, с мало кому известных островков, затерявшихся в безбрежном океане. Что я, навигатор, делаю здесь? Словно весь остальной мир просто не существует. Впрочем, отчасти ведь так оно и есть.

Из нагрудного кармана куртки он извлёк три утративших свойства "зрячих камня", *килиана* и посмотрел сквозь их чуть замутнённые глубины. Шарики и шарики. Горный хрусталь. Хоть сейчас в переплавку... что ещё с ними делать? Разве что детишкам отдать, чтоб играли.

Хотя нет, решил он, спрятав шарики, детям такого давать не стоит. Слишком многое им удаётся из того, что взрослые считают невозможным по определению. Кстати, это идея... Надо будет обсудить с начальником.

Пора.

Теммокан (который более семнадцати лет не покидал палубы корабля дольше, чем на неделю) едва ли не вприпрыжку спустился на один этаж, повернул направо и сделал двадцать шагов, отделяющих его от кабинета. Изнутри доносился недовольный голос - опять кого-то распекает.

Можно не утруждать себя стуком. Тем более, что ему назначено.

Навигатор бесшумно открыл дверь и остановился, тщательно прикрыв её за собой. Сквозняков здесь не любят. Начальник, получивший за своеобразные манеры одеваться и вести себя прозвище "Светлейший", приветствовал подчинённого едва заметным движением головы и продолжал говорить (при этом он всегда вставал, с кем бы ни шёл разговор).

- ... Меня это не волнует. Не вол-ну-ет. У меня к концу недели протухнет ещё сорок "шариков". Так что отыщите матрицы, где хотите. Что?.. Нет, не касается. Купите, обменяйте, одолжите. Украдите, в конце концов. Чтобы завтра к вечеру дюжина матриц лежала у меня на столе.

Не дождавшись ответа, Светлейший выбросил переговорную трубку в пространство, где она и исчезла. В другой его руке островитянин заметил сигару, ещё не раскуренную.

Так.

Надо как можно быстрее покончить с разговором, пока он не зажёг её.

Насколько приятным был аромат сигар, пока они лежали в своих кедровых сундучках, настолько же мерзким был смрад их дыма. Ни магия, ни кондиционеры не спасали.

- Садись, - милостиво велел Даллатер. Вряд ли это - его настоящее имя. Слишком уж короткое - что за имя для человека такого положения?..

Пока Светлейший не велит сесть, стоят все. Даже градоначальник. Даже Дракон, которому все людские условности нипочём.

- Что там у тебя? - проворчал Светлейший, отрезая у сигары кончик с видом скульптора, завершающего величайший шедевр.

- В городе появились... - Теммокан замялся, но Светлейший и не подумал поднимать взгляда. - Одним словом, знакомые мне люди. Я обязан... встретиться с ними.

Светлейший отложил сигару в сторону и воззрился на Теммокана. Хороший признак, подумал тот. По всему видно... должно повезти! Когда ещё у меня будет такая возможность?

Даллатер так же молча отвёл взгляд тёмно-карих глаз и неторопливо принялся раскуривать сигару. От старой, едва живой походной зажигалки-"прутика". Что за привычки... При такой роскоши кабинета...

Теммокан понял, что дым придётся стерпеть. Он просто обязан стерпеть всё, что угодно.

- Нет, - лаконично ответил Светлейший и перевернул прошение Теммокана текстом вниз. По бумаге пошла рябь и она словно впиталась в стол - отправилась в архив. Островитянин не сразу поверил своим ушам.

- Что...

- Я сказал - нет, - Светлейший вновь смотрел прямо ему в глаза. - Месть, не месть, обычай или нет - меня это не касается. Я тебя нанял, Теммокан анс Ваэркас, и мои решения обжалованию не подлежат.

Островитянин поднялся, расстёгивая верхнюю пуговицу рубашки. Ему стало необычайно жарко. Ярость постепенно скапливалась в нём, пока никак не искажая спокойное выражение лица.

- Вы не понимаете, Даллатер, - навигатор ощущал, как тяжело выдерживать взгляд. Неужели Светлейший и вправду обладает даром внушения? - Через три дня они... уедут, и другого такого случая может не представиться. - Проклятие, я словно оправдываюсь!

- Я всё понимаю, - Светлейший откинулся на спинку кресла. - Будь это первой попыткой, я бы отпустил тебя. Теперь же это просто просьба об отпуске. Извини, сейчас не время отдыхать.

Навигатор сделал шаг вперёд. Если бы Светлейший улыбнулся или иным образом выразил снисхождение, он бы бросился на него. Чем бы это ни кончилось. Однако Даллатер сухо кивнул и вернулся в прежнее, сидячее положение. Осторожно положил сигару в пепельницу и негромко побарабанил пальцами по крышке стола.

- Просьба отклоняется, - произнёс он, обращаясь к столу. - У нас дел невпроворот. Возвращайся на рабочее место, Теммокан.

И вновь открыл папку, в которой время от времени скапливались бумаги, подлежащие просмотру.

Некоторое время Теммокан боролся с выражением своего лица, после чего стремительно распахнул дверь и вышел вон.

Дверь за собой он закрыл аккуратно. А так хотелось ею хлопнуть...

Шеттама, 58 Д., зима

Кипит воздух за окном, кипит беззвучно. Ветер слаб, и потрескивание из печи заглушает его робкий шелест. Кружатся сияющие под лучами низкого солнца крупинки. Всё бело вокруг. Зима.

Как случилось так, что пришла зима? Как сумела она подкрасться столь незаметно, осторожно, исподволь? День ото дня проходил, исполненный всё теми же заботами... и как-то вдруг, нынче утром, выяснилось, что на дворе - зима.

Кто может поверить, что вокруг, на сотни миль, нет ни одного обитаемого поселения? Доходили слухи о том, что не все чудовища, выпущенные на свободу незадолго перед штурмом Шести Башен, пленены или перебиты объединёнными силами Оннда, Ваэртана и Венллена. Время от времени проводились рейды... поначалу окрестные жители относились к их появлению с надеждой - в особенности, после того, как один отряд избавил их от оборотня, поселившегося неподалёку.

Потом, также незаметно, отряды освободителей переродились в отряды мародёров. И жители ушли. Прочь, за пределы того пояса, что был признан опасным. Седьмой год одна восьмая суши окружена более или менее плотным кольцом тех, кто успешно противостоял более чем сотне разновидностей одушевлённого оружия, вырвавшегося на волю.

Теперь - одна.

Она стояла у окна, перечёркнутого трещиной. Удивительное везение - дом, в котором она нашла приют, был сравнительно нетронут, в погребе никто не жил (кроме крыс... но куда от них денешься?), как и в окрестных домах.

Женщина поднесла ладони к вискам. Память, единственное, что позволяет ощущать себя разумным существом, почти не подвластна ей. Всё скрыто клубящимся туманом. Порой он проглатывает по нескольку дней сразу - а порой отступает. Как сегодня.

Она осознала, что "вчера" и "позавчера" словно бы и не существовали никогда. Всего лишь слова. А есть - только настоящий момент.

Да, кое-какие обрывки воспоминаний сумели сохраниться. Погреб, в котором что-то сильно её напугало, невнятные, но неприятные сновидения, ощущение полной беспомощности. Что это? Болезнь? Возраст? Она несколько раз видела своё отражение в вёдрах и бочках с водой, но не знала, кого она там видит.

Что-то движется там, по заметённой снегом улице. Женщина затаила дыхание, словно это смогло бы скрыть весь дом от внимания тех, кто снаружи.

Стук копыт.

И воспоминания... если это воспоминания. Запах гари, непередаваемый страх, опасность, окружившая со всех сторон. И она. Одна, как и сейчас. Всё это же было, подумала она.

В ворота постучали. Громко, нетерпеливо.

- Открывайте! - послышалось снаружи. И лязг металла о металл. Открывайте, да поживее.

- Сейчас! - сумела она отозваться голосом - не своим, каким-то треснувшим и больным. Набросила на себя видавшую виды шаль, которую посчастливилось найти среди окружающего разорения и поспешила к дверям.

Лишь у самых ворот, рассудок прояснился до такой степени, что ей стало ясно, до чего она перепугалась.

Она потянула засов и подумала, что, вероятно, это последний день её жизни.

Дайнор, 1242 Д., лето

Когда по коридору, бесшумно ступая, прошёл вперевалочку Дракон, разговоры в помещениях Хранилища на миг приумолкли. Оно и неудивительно: слишком странным был тщедушный вид существа, ничем не указывающий на подлинные его возможности. И привычки. Всех брала оторопь от привычек Дракона. Например, входить и выходить из здания Хранилища, оставаясь невидимым для всех.

Ни охрана (вся, естественно, увешанная всевозможными амулетами), ни магический "глаз"... никто не мог заметить Дракона. Однако Теммокан - да и другие - время от времени замечали из окон своих комнат, как фигурка Дракона удаляется (или приближается), и тихонько смеялись про себя, представляя, какой нагоняй (и совершенно незаслуженный) получит начальник охраны в самое ближайшее время.

Убеждать Дракона в чём-то было совершенно бесполезно.

...Теммокан, частично остывший за прошедшие полчаса, искренне жалел, что при нём, пока он находился у Даллатера, не было никакого оружия. Или, наоборот, надо радоваться?..

- Неприятности? - услышал он голос за своим плечом и едва не подпрыгнул от неожиданности.

Это был Дракон. Невысокий, более всего похожий на плюшевого медвежонка, он стоял на задних лапах рядом с креслом Теммокана, глядя (если можно было правильно понимать его эмоции) на человека с сочувствием.

Теммокан отъехал немного назад вместе с креслом (едва не сбросив на пол по крайней мере десяток драгоценных кристаллов) и, ощущая себя немного испуганным, указал на соседнее кресло.

Дракон послушно вскарабкался, продолжая ожидать ответа.

- Могло бы быть и лучше, - сумел, наконец, выдавить из себя островитянин.

- *Faitah*, - немедленно ответил Дракон. Очередная странность, одна из многих. Непонятно, где он изучил это наречие Среднего языка, но пользоваться малопонятными терминами это существо просто обожало.

"Faitah" означало некую смесь вежливой благодарности и сочувствия. Каких только слов нет в Тален! На все случаи жизни. Об изучении Среднего языка Теммокан вспоминал с содроганием. Хорошо всем этим телепатам... или магам... или служителям культов, наконец... два-три слова, щелчок пальцами - и ты всё знаешь.

Они сидели и некоторое время молча смотрели друг на друга.

* * *

Дракон, понятное дело, к подлинным Драконам никакого отношения не имел. Тем более, что эти загадочные и могущественные существа, по слухам, давно уже покинули Ралион. Никому не ведомо, что побудило их отправиться в добровольное изгнание... так что теперь можно было встретить лишь их "меньших родственников", Драко... если не страшно. Потому что, по словам Светлейшего, по крайней мере, Драко отчасти были даже хуже: самомнения и мощи в них не меньше, а размерами не вышли...

Дракона прежде назвали бы "mahtiayim", дословно - "демоном подземного мира", поскольку именно за последних их долгое время и принимали. Однако теперь увидеть их не означало неминуемой гибели в самом непосредственном будущем... а многие из них даже оставались жить среди людей, вдалеке от своих подземных поселений. Куда остальным расам вход был по-прежнему заказан.

Теперь же ему подобных называли "маймами". Или "маймрод" "сообщество маймов". Коллективный разум. Что-то выходящее за рамки понимания нормального человека. Светлейший сказал, что, если не можешь понять, просто поверь. Или заучи. И понапрасну не зли его.

Тоже мне, совет! Во-первых, после тех слухов, которые широко распространялись повсюду, и говорить-то с ним побоишься. Один майм был настолько же могущественен, сколь и все маги Академии, вместе взятые. Точнее, конечно, не один он, а всё их сообщество, чем бы оно ни было. Снести город для них - пустяк, лёгкое напряжение мысли. Истребить всё живое на сотни миль вокруг - тоже. Но своей чудовищной силой они отчего-то не пользуются. Или мы этого просто не замечаем?..

Короче говоря, подлинное многосложное имя Дракона человеческая гортань произнести была не в состоянии и Светлейший попросил "медвежонка" придумать себе прозвище. Псевдоним, если угодно. "Медвежонок" тут же согласился. Так у них появился Дракон, Парящий Под Луной. Выяснилось, правда, что на просто "Дракона" он тоже отзывается.

"Медвежонок" смотрел на груду кристаллов и на анализатор - этакую авангардную скульптуру из цветного стекла - которым Теммокан пользовался каждый день. Вставляешь в него *килиан* - и свечение "головы" "скульптуры" тут же показывает, жив кристалл или нет... и сколько ещё протянет, прежде чем станет просто куском хрусталя. Нудная работа. Что поделать, он - навигатор, а не специалист по "зрячим камням". Жизнь иногда поворачивается неожиданной стороной...

А ведь анализатор может куда больше, подумал навигатор ни с того ни с сего. Наверное, это тоже была одна из особенностей Дракона - в его присутствии в голову приходили в высшей степени необычные мысли.

- Много сегодня? - нарушил молчание Дракон. Голос был низким, сочным. Вполне возможно, что подлинный Дракон, воплотись он в человека, говорил бы именно таким голосом. Закроешь глаза - и видишь внушительную фигуру, футов шести ростом. Откроешь - и видишь куклу, игрушку, ожившую стараниями какого-нибудь легкомысленного мага.

- Четыре, - признался островитянин. - Целых четыре. Информация разрушается быстрее, чем ожидалось. Он вынул шарик наугад, один из тех, что успешно прошли проверку, и, подумав, положил его на место.

- Можно мне? - плюшевый палец указал именно на этот шарик.

- П-пожалуйста, - Теммокан исполнил просьбу с некоторым опасением. Инструкции были ясны - Дракону не перечить. Он знает, что делает, повторял Даллатер неоднократно. Даже если тебе кажется, что он валяет дурака...

- Интересно, - произнёс Дракон минуту спустя. Голос стал менее звучным. Голоса он тоже менял с лёгкостью. Хотя их было не так много - четыре-пять, не более. - Интересно.

- Что там может быть интересного? - спросил Теммокан, не сумев на сей раз полностью скрыть не погасшего ещё раздражения. - Запись и запись. Все они одинаковы.

- Не все, - Дракон спрыгнул на пол. - Если хотите, могу показать, почему. У меня в кабинете. Возьмите ещё один "живой" кристалл, для сравнения.

От подобного предложения у островитянина глаза полезли на лоб. Чтобы Дракон сам предложил какому-то там Человеку ознакомиться со своей работой... нет, день сегодня явно необычный.

Он был настолько поражён, что едва не забыл запереть за собой дверь. Медленно шагая бок о бок с комично марширующим по коридору "медвежонком", островитянин впервые заметил на груди у того светлый "галстук" - треугольник более светлого меха.

Сам по себе Дракон был бурым.

Словно "галстук" появился именно сегодня!

Шеттама, 58 Д.

Когда створки ворот приоткрылись, в грудь ей оказались направлены два копья (острия их переливались зеленоватым светом) и причудливо сложенная - в некое подобие щепоти - правая рука крайнего справа всадника.

Именно он заговорил с ней, дав своим сопровождающим (их было шестеро, но это она осознала уже много позже) знак оставаться на местах.

- Что вы здесь делаете, почтенная? Вы здесь живёте?

Она со страху не сразу смогла вымолвить слово и вначале лишь поспешно кивнула. Пошевелила губами, но ни одного звука не смогло вырваться из них.

- Вы умеете говорить? - спросил всадник, извлекая из-за пазухи девятилучевую звезду, выточенную из красного камня.

- Да что с ней церемониться, Майтен, - нетерпеливо возразил ближайший к нему всадник. У этого в руке была тяжёлая булава. Также слабо отливающая зеленью. - Взять с собой, на месте и разберёмся.

- Оставь старуху в покое, Хеванг, - возразил ему его товарищ, который, впрочем, продолжал направлять на тщедушную фигурку наконечник копья. - Наше дело маленькое.

- Нам нужно осмотреть дом, - объявил названный Майтеном. Он спешился; то же проделали и двое его сопровождающих. Остальные находились поодаль и вид их свидетельствовал, что каждый миг надо ожидать неприятностей.

- Прошу, - смогла, наконец, выговорить она, повинуясь жесту человека с каменной звездой на цепочке. Зачем ему эта звезда?

- Я войду первым, - объявил Майтен и сдержал обещание. Двое остальных не сводили глаз с женщины, держа оружие наготове. Да они боятся меня, подумала обитательница дома. Смертельно боятся. Она хотела было спросить что-то у них... но увидела, как те напряглись и передумала.

Майтен появился минут десять спустя.

- Что у вас в погребе? - спросил он и ей сразу стало понятно, как устал этот человек. Судя по его лицу, он не спал как минимум двое суток. Что же творится в нашем безумном мире?

- Крысы, - ответила она, ни секунды не колеблясь.

- Ясно, - Майтен спрятал свою звезду и сделал знак своим спутникам. Те, с явным облегчением, направились к своим лошадям.

- Не знаю, отчего вы решили здесь остаться, - Майтен продолжал сверлить её взглядом. - Мы можем переправить вас в безопасное место. Здесь всё ещё попадаются... *hilien moare*...

- Чудовища, - подсказала она и тут же пожалела о содеянном. Человек метнул в неё подозрительный взгляд.

- Вы встречались с кем-то из... заградительных отрядов?

- Осенью, - она указала рукой в сторону, откуда пришла. - Там... сожжённые деревни...

- Верно, - Майтен перестал сверлить её взглядом и спрятал руки в рукава. - Повезло вам, почтенная, что в вашей деревне чисто. Жаль оставлять вас одну... вот что. Через две недели здесь проедет ещё один отряд. Покажете им вот это, - он извлёк из кармана небольшой предмет - неправильной формы кусочек чёрного камня, на плоской стороне которого был золотом инкрустирован непонятный символ. Слово? Заклинание? Священный знак?

- И... что? - голос вновь подвёл её.

- Они помогут вам, - человек отвернулся. - Если захотите. Прощайте, - и скрылся, затворив за собой ворота.

Она стояла до тех пор, пока не смолкли звуки копыт.

Вернулась в дом, но тепло показалось ей чужим, незаслуженным, неприветливым. В небольшой комнатушке, что служила ей кухней, она наклонилась над ведром с водой.

- "Старуха"? - тихо спросила она своё отражение. - Какая же я старуха?

Громко выстрелило одно из поленьев в печи и стоило значительных усилий не закричать от ужаса.

Кто-то зашуршал в погребе. Точно, крысы. Жаль, что она не помнит, какой травой можно извести этих мерзких тварей.

Жаль, что она вообще так мало помнит.

* * *

В тот раз она спускалась в погреб, чтобы взять из подвешенного под самым потолком мешочка немного сушёных грибов. Погреб был сделан на совесть, и прежние хозяева (непонятно даже, как они выглядели) проявляли немалую изобретательность, чтобы не подпустить серых голохвостых мародёров к своим запасам. Всё хранилось в своеобразных ящиках - нишах, сделанных в стенах под самым потолком. Дверцами этих ящиков служили каменные же панели. Зубам они были не под силу.

Правда, у одной из ниш дверца была чуть сдвинута в сторону и оттуда доносилось сердитое попискивание. Вначале был соблазн захлопнуть её... но сколько можно возиться с падалью? При самом удачном стечении обстоятельств придётся сидеть здесь до середины весны - на больший срок запасов уже не хватит.

...Итак, она спустилась в погреб.

Лампа горела ярко; масла для неё также было предостаточно - даже странно, как такой дом остался неразграбленным. Воистину, боги бывают порой милосердны даже к тем, кто не замечает их. Аккуратно сдвинув тяжёлую панель до упора, женщина извлекла берестяную коробочку с грибами. Странно, что здесь так сухо. И плесенью почти не пахнет...

Она проверила, закрыты ли ниши и собралась было уходить, как ощутила на себе взгляд. Тяжёлый, испытуюший. Пристальный.

- Кто здесь? - спросила она громко, поворачиваясь в сторону лестницы. Повернула лампу... и едва не выронила её.

Десяток крупных крыс - величиной с кошку - сидели между ней и лестницей и сосредоточенно глядели на человека. Незваного гостя, вторгнувшегося в их царство. От взгляда этого ей едва не стало худо. В случае чего, разобью лампу об пол... так уже приходилось делать. Раньше, в другом месте... когда что-то бесформенное и хлюпающее принялось сочиться из щелей пола, подползая к человеку поближе... Она помотала головой, отгоняя жуткое видение прошлого и взяла лампу поудобнее.

- Прочь с дороги, - приказала она громким голосом. Крысы не пошевелились. Так и продолжали смотреть на человека.

Краем глаза она заметила, что вокруг неё появляются новые крысы. Ещё и ещё. Да не те, что испуганно бросались прочь, едва лестница начинала скрипеть под тяжестью человека - те были серыми и относительно небольшими. Эти же были сплошь чёрными, лоснящимися, сильными.

Если только они решат напасть...

Она сделала шаг вперёд. Нервы были натянуты до предела. Косая трапеция, светящаяся над головой, была и близка, и недосягаема. И отчего я не взяла факел... ведь так просто было догадаться...

Крысы раступились, пропуская человека к лестнице. Так пропускают простолюдины неведомо как забредшего в их квартал аристократа. С опаской, почётом, но без чрезмерного благоговения. Мы знаем, кто ты и кто мы. Проходи, да побыстрее - здесь наши владения.

В углу возникла какая-то возня. Послышался писк, скрежет когтей... и вдруг все крысы куда-то делись. Осторожно оглядевшись и посветив лампой по углам (лестница, за которую она теперь держалась, внушала некое спокойствие), она поняла - куда. В такой лаз могла бы пролезть и собака, если не слишком крупная... Как же она пропустила подобное? Надо будет отыскать камней и завалить этот лаз.

Ей показалось, или что-то блеснуло в щели на полу?

Не показалось. Возле самого лаза камни, которыми был выложен пол, немного разошлись. В щели, провалившись довольно глубоко, мерцало что-то красное, продолговатое.

Из лаза тянуло крысами и холодом. Она догадалась поставить лампу прямо перед лазом. Какая-никакая, а защита. Раз эти твари не стали нападать... ой, что-то здесь не так! Чего они ждут? Почему убрались подальше?

Вокруг никого нет. Ощущение взгляда оставило её... Тихо вокруг и спокойно.

Отыскать щепку не составило большого труда, а вот вызволить загадочный предмет оказалось непросто. Щепка несколько раз ломалась, и вещица выскользнула из щели в тот самый момент, когда женщина готова была отчаяться.

Вещица и впрямь была красивой - просто загляденье! Ей не доводилось видеть драгоценные камни, но этот предмет явно был непрост и очень дорог. Сложная огранка, тёмно-розовый цвет... На одной из больших граней что-то можно было различить. Какой-то рисунок. Не то буквы, не то... да, это буквы. Странно. Ни в какое вразумительное слово они не выстраиваются. Надо будет рассмотреть повнимательнее наверху.

Только сейчас она заметила, как озябла здесь, вдали от благословенного тепла.

Побыстрей отсюда! Она сжала кристалл в руке и, взяв в другую руку фонарь, поднялась на вторую перекладину.

Лестница скрипнула под её весом и она едва успела отыскать опору - сжав кристалл в кулаке.

Ей показалось, что в руке у неё очутился шершень, а не красавец-кристалл. Боль была невероятной. Когда перед глазами кончили мелькать красные пятна, а разум возвратил себе власть над телом, она разглядела проклятый кристалл, откатившийся к самому крысиному лазу.

- Что же... это... - прошептала она, осторожно разжимая ладонь пострадавшей, левой, руки. Ей было страшно это делать - казалось, что та изуродована до неузнаваемости. Однако там был лишь ожог... да и тот не очень сильный.

Буквы - или что это было - явственно отпечатались на ладони. Чуть более тёмными линиями. Боль проходила медленно.

- Всё равно я заберу тебя, - прошептала она, осознав, что как-то умудрилась подхватить лампу и не сломать себе спину, падая на каменный пол. Только чем взять этот строптивую вещицу? Ага, вот этими кусочками дерева...

Чёрная крыса выскользнула из лаза, осторожно взяла кристалл в зубы и скрылась во тьме.

- Чтоб ты подавилась, - от души пожелала женщина, вполне искренне, и поспешила прочь.

...Наверное, так оно и лучше, подумала она много позже. Да и куда можно девать подобное? Иные мародёры были готовы убить человека, чтобы забрать - вместе с отрубленным пальцем - дешёвое серебряное колечко. Нет, пусть кристалл остаётся там, куда его утащили.

Следы ожога на ладони быстро проходили и срисовывать буквы - в зеркальном отражении - пришлось в некоторой спешке. Впрочем, она и так успела запомнить, как выглядело начертание.

Дайнор, 1242 Д.

В комнате, которая была предоставлена Дракону, было довольно жарко. Хорошо ещё, что воздух так сух. О боги, у него камин растоплен! И окно настежь! Нет, понять Дракона никто никогда не сможет...

Каждое утро все сотрудники отдела сортировки - так называл Светлейший тех пятерых, в число которых входили Дракон и Теммокан получали по одному стандартному сундучку с кристаллами. Две сотни. Учитывая, что общее число кристаллов превышает полмиллиона... Да, работы действительно невпроворот. Проклятие...

А Дракон-то свою порцию уже перебрал. Два "протухших", как выражается начальник со свойственной ему деликатностью. Остальные в порядке, надо понимать. И приборы здесь немного другие... Жаль, что Дракон не расскажет, чем он тут занимается... Как его могла заинтересовать столь унылая, рутинная работа?..

- Вначале простой, - потребовал Дракон, довольно ловко вспрыгивая на свой "трон". Нормальных кресел у него здесь, конечно же, не найдётся. Зато этих, "игрушечных", целых три. Ничего, иногда полезно и постоять.

Теммокан с интересом наблюдал, как Дракон ловко заряжает шарик внутрь массивного проектора. Не глядя, тихонько стукнул по крышке стоявшей рядом штуковины, похожей на древний, заправлявшийся маслом, фонарь.

В комнате немедленно сгустились сумерки. Теммокан тихонько присвистнул. Ну и чудеса тут творятся... "лампы темноты" были одним из самых последних достижений Академии. Найти им реальное применение было непросто - фотографы нынче были реликтами, никак не желающими вымирать, и никаких новшеств не признавали. Впрочем... нет, непонятно. Даже если Дракону лень тянуться за шнуром, закрывающим жалюзи, для чего ему его пресловутая магия?..

Теммокан продолжал недоумевать и поражаться необычной обстановке, когда в нескольких шагах от него возникло объёмное изображение. Первый "кадр" *килиана* - как правило, самый чёткий.

Это был вид на площадь. Судя по громаде Храма, отчётливо видневшегося на заднем плане, съёмка проводилась в Венллене. А вот когда - понять трудно. Судя по всему, снималось какое-то праздничное шествие.

- Следите за головой статуи, - проронил вдруг Дракон и изображение, качнувшись, резко приблизились. Эффект присутствия был впечатляющим - Теммокан, даром что навигатор, прошедший на кораблях не одну тысячу миль, схватился за крышку стола, хотя и не думал падать.

Приблизилась голова статуи. Красиво... Солнечного Воина всегда изображают улыбающимся. Страшная улыбка, надо вам признаться...

- Продолжаю увеличивать, - объявил Дракон.

Вновь изображение вздрогнуло и теперь один лишь глаз статуи, выточенный из крупного алмаза, повис перед ними. Впрочем, непонятно было, чего добивается Дракон. Уже было заметно, что качество изображения ухудшилось. И что здесь удивительного? Большинство кристаллов было в состоянии запоминать изображение, что и после тысячекратного увеличения оставалось чётким. Данный кристалл был несколько хуже. Или начал "портиться". Что это доказывает?

- Понятно, - кивнул Теммокан. - Вижу, что изображение ухудшилось.

- Отлично, - Дракон погасил проектор и осторожно заменил один шарик на другой. - Смотрите внимательно.

На этот раз качество было несравненно лучше. Озеро. Где именно непонятно. Но красивое. Судя по всему, была осень - берег был выстлан красной, оранжевой и местами светло-зелёной листвой. Ветер чуть хмурил во всём остальном безупречную поверхность. Превосходный пейзаж!

- Красота какая! - произнёс Теммокан, придвигаясь поближе.

- Дальнее дерево, - указал Дракон. - На том берегу.

Картинка на миг затуманилась, затем перед зрителями возникло небольшое деревце. Не иначе, ветром его надломило... вот-вот сломается окончательно. Что же это?! Теммокан ощутил, как мгновенно вспотел его лоб. На первоначальной картинке это дерево было едва заметно - так, незначительный штрих. Теперь же оно высилось перед ними, словно находилось в десятке шагов. Но изображение оставалось безупречным, чётким, со множеством деталей!

- И что? - спросил человек, облизнув губы.

- Следите внимательно, - предложил Дракон.

Картина начала... поворачиваться. Взгляд невидимого "наблюдателя" начал скользить по медленно вращающемуся дереву. И... стало видно, что по ту сторону дерева сидит, прижавшись к самой земле, крохотная полевая мышь. При таком увеличении она казалась крупнее тигра. Точка зрения повисла над головой зверька, и Теммокан понял, что смотрит на мышку сверху вниз.

- Этого не может быть! - воскликнул он возбуждённо. - Откуда это взялось? Что это - розыгрыш?

- Нет, - покачал головой Дракон. - Хотите, прогуляемся по дну озера?

- Н-нет, - покачал головой навигатор, как можно более энергично. - А это... что это? Кто это?..

Взгляд "наблюдателя" метнулся вверх и в сторону и стал виден тот, кто записал этот кристалл. Теммокан успел различить только высокую фигуру, в плаще, чьи полы были отброшены за спину порывом ветра. И всё закончилось.

Стало темно.

Дракон вновь коснулся "лампы" и темнота стала мало-помалу рассеиваться.

- Можно посмотреть на... того, кто записал это? - попросил Теммокан, почти что робко.

- Нет, - услышал он тяжёлый бас. Не сочетался внешний вид "медвежонка" с таким густым, тяжёлым голосом. - Мы и так увидели слишком много. Прикройте дверь, пожалуйста...

Теммокан был слишком поражён, чтобы ослушаться. Он двинулся в сторону двери медленно, как во сне, не переставая думать об увиденном. То, что только предстало его глазам, никак не могло существовать!.. Ведь, если только Дракон не решил разыграть его, внутри этого кристалла находится на просто изображение... пейзаж и свист ветра... там находится целый мир! Или, по крайней мере, часть мира, явная и осязаемая!..

За его спиной послышался слабый треск.

- Что... - начал Теммокан, держась рукой за ручку двери, и не окончил. Дракон положил шарик на одну из ладоней и резко накрыл её другой.

Теммокан не успел как следует защитить глаза. Вспышка была не жаркой, но его ощутимо толкнуло назад. Когда он поднялся на ноги, перед глазами ещё прыгали чёрные пятна, а за окном, прямо перед ним, виднелось нечто странное и небывалое... Полчаса спустя, когда удалось окончательно собраться с мыслями, навигатор осознал, что он видел знакомую с детства картину - круги, разбегающиеся по поверхности заросшей ряской воды.

Только вместо воды было небо...а вместо ряски - облака, деревья, весь окружающий мир. Он покачивался вверх-вниз ещё секунду-другую, после чего всё вернулось на свои места.

Дракон отряхнул ладони. Тончайшая стеклянная пыль взвихрилась вокруг него.

И Теммокан понял, что их в комнате уже не двое. Светлейший, от волнения едва не подавившийся собственной сигарой... и трое ребят из охраны. Все с глазами, вылезающими на лоб. Должно быть, тоже увидели "круги на воде".

- Дракон? - спросил Даллатер, выплюнув остатки сигары прямо на пол. - Теммокан? Что тут творится?

- Извините, - проговорил Дракон смущённым басом. - Я несколько увлёкся. Есть захотелось, так что...

Нелепое это объяснение совершенно удовлетворило вновь прибывших и те, успокоенные, побрели прочь. Теммокан тем временем осмотрел и ощупал себя, чтобы убедиться, что всё на месте. Ну и развлечения у этих "медвежат"! Да! Чем ему кристалл-то не угодил? Однако ответа ждать не приходилось - Дракон уселся в кресло спиной к двери и, казалось, погрузился в размышления.

В точности как Светлейший. Если уж он погрузился в свои дела - можешь вставать и уходить, твоё присутствие более не обязательно. Провалиться им обоим с их деликатностью!

Минуты через три навигатор тихонько открыл дверь и вышел в коридор, где царила прохлада и полумрак. Окружающий мир казался ярким, свежим, только что возникшим. Что же такое произошло?..

И зачем было звать его, Теммокана?

Множество мыслей приходили ему в голову, но ни одна не оказалась достаточно уместной.

Шеттама, 58 Д.

В доме был кто-то ещё.

С каждым днём она словно приходила в себя после долгого, болезненного забытья. Иногда чувства резко обострялись - и каждое пятнышко на стене, каждый скрип, доносившийся из углов старого дома, каждый оттенок запаха - становились почти непереносимо сильными, изобилующими деталями, заслуживающими того, чтобы всматриваться и вслушиваться бесконечно. И руки. Те руки, что отодвигали засов, чтобы впустить всадников внутрь, действительно принадлежали старухе высохшие, узловатые, с тонкой бледной кожей, испещрённой тёмными пятнышками. Теперь... она вновь и вновь осматривала себя... мнимая старость пропала без следа. Что происходит? Где она и кто она?..

- Я не отсюда родом, - услышала она как-то свой собственный голос и едва не подпрыгнула от неожиданности. Голос тоже стал моложе. Во всяком случае, уже не был глухим, угасшим, истёртым...

В доме не было ни одного зеркала. А много ли увидишь в бадье с водой? Хорошо ещё, что колодец совсем рядом с домом, до реки в такую метель можно и не дойти.

И в доме находился кто-то ещё.

Чей-то взгляд, пристальный и цепкий, время от времени обжигал прикосновением затылок. Но, как стремительно ни пыталась она оборачиваться - никого так и не смогла заметить. Однако кто-то всё же был.

Возможно, это был какой-нибудь домовой. Или в кого там верили здешние жители? Сама она не помнила своего детства, но, обходя нехитрый двор, время от времени замечала, что оставляет - видимо, в моменты своего беспамятства - разнообразные мелкие подношения. Кому? Неизвестно. Кусочки сухарей с блюдечком воды. Немного каши. И так далее...

И кто-то подчищал всё оставленное, до последней крупинки. Крысы? Вполне возможно... Или кто-то из безвредной нечисти, которую полагалось всячески ублажать?

Сегодня она впервые не оставила нигде ни крошки и таинственный взгляд преследовал её весь день.

* * *

Чем занять себя человеку, запертому метелью в четырёх стенах дома?

Чудо, что в сарае нашлось достаточно дров и угля, чтобы как-то пережить время холодов.

Чудо, что оставшихся скудных запасов хватит, чтобы увидеть новую весну.

Чудо, что банды мародёров и тех несчастных существ, за которыми охотятся отряды объединённой армии, не обращают внимания на эту деревеньку и единственный обитаемый дом.

Но продолжать надеяться на чудеса - значит, испытывать терпение богов. Кроме того, никому не известно, что ждёт её впереди. Так что пора пытаться самой вмешаться в то, что происходит. Чудеса ещё могут пригодиться.

...Она сидела и, чтобы хоть чем-то занять себя, чинила вытертую до блеска во многих местах, старенькую шубу. Бесполезное занятие, но сидеть у тихо потрескивающего огня, вслушиваясь в жалобный стон ветра и шорох в погребе - занятие не менее бесполезное. И гораздо быстрее привело бы её к безумию. А человек, которому доводилось быть на волосок от смерти, не торопится увидеть её вновь...

Непонятный взгляд не оставлял её в покое уже третий день. Она прилежно оставляла скромные подношения - которые исчезали самое большее спустя полчаса - но избавиться от неприятного ощущения не удавлось.

Кроме того, были сны.

Несколько месяцев - или лет? - назад лишь во сне она ощущала себя живой и настоящей. Сны более походили на настоящий мир, нежели дымящиеся руины, останки людей и чего-то такого, что вызывало ужас и после смерти, мёртвые леса и отравленные озёра... Война никогда не бывает справедливой - как всякое потрясение, она поднимает со дна жизни огромную волну нечисти. И неизвестно, что страшнее - те битвы, о которых позднее слагают легенды или те, о которых предпочитают никогда не вспоминать...

Во снах не было ни войны, ни огня, ни грязи.

А теперь, вот уже третью ночь, приходили видения каменного мешка, душной комнаты, заставленной огромными котлами и чанами, из которых поднимался едкий дым... И останки человека - судя по всему, съеденного заживо - посреди этой жуткой картины... Несколько раз она просыпалась от собственного крика. Приходил новый сон, и оживало всё то же жуткое видение...

Оно преследовало её и наяву. Сидеть над шубой с иголкой в руках помогало хоть как-то избавиться от наваждения.

Было и ещё одно - отчасти приятное - явление. Память перестала проваливаться в небытие, стоило ей в очередной раз разомкнуть веки утром.

...Она обнаружила, что сидит, довольно давно, и прислушивается к звукам из погреба.

Тихо. Никто не шуршит, ничьи резцы не обрабатывают неподатливое дерево. Никто не попискивает, утверждая свои права на пищу, на территорию, на что бы то ни было... Тишина.

Спокойствие это было оглушительным. Страшным. Женщина отложила в сторону шубу и на цыпочках подошла к массивной крышке.

Прислушалась.

Чьё-то едва заметное дыхание или всего лишь свист ветра?

Осторожные мягкие шаги или игра воображения?

В руке у неё была кочерга - единственный предмет, показавшийся подходящим оружием. Единственный нож, который удалось отыскать и кое-как заточить, был очень тонким.

Сосчитав до десяти, она перевела дыхание и рывком откинула крышку.

Ничего не случилось. Разве что затихли последние звуки, доносившиеся оттуда... или же она попросту пришла в себя.

- Я знаю, что ты там, - произнесла она громко, чувствуя себя невероятно глупо. - Хватит прятаться. Выходи!..

Удары собственного сердца звучали так громко, что она боялась оглохнуть.

Когда чья-то нога опустилась на скрытую во мгле ступеньку, она едва не выронила кочергу. А крик... от страха горло её словно сжало стальным обручем.

Когда две руки легли на верх лестницы, она обрела способность спокойно дышать и рассуждать.

Руки были такими же хрупкими и тонкими, как и её собственные...

Дайнор, 1242 Д.

Светлейший возник в дверном проёме неожиданно. Он выглядел как-то странно. Теммокан недоумённо смотрел в тёмно-карие глаза своего начальника и осторожно вернул на место очередной шарик, что только что извлёк из "гнезда" - контейнера, в который входило две сотни "зрячих камней".

- Оставь это всё и быстро за мной, - велел он и, кивнув куда-то себе за спину, повернулся (с мягким шорохом, что всегда сопровождал его) и быстрым шагом удалился.

Теммокана всё ещё задевало то, что Светлейший полагал свои указания само собой обязательными к исполнению. В пределах Хранилища он был всемогущ (или, по крайней мере, так думал). Взывать к нему, пытаться убеждать - всё это было бесполезно. И, как это ни странно, никто никогда не возмущался. Ни за глаза, ни открыто.

Навигатор не вполне ещё пришёл в себя после той "ряби на небе" и мысли его были поглощены совсем иным. Фигура на берегу озера не давала ему покоя.

Как же это могло произойти?

...Они спустились по трём винтовым лестнциам, Светлейший лично отвер своим "универсальным" ключом три массивных металлических двери (исключающих вякую возможность пройти сквозь них, припомнил навигатор) и, остановившись на пороге одного из хранилищ (Теммокан расширенными глазами обвёл уходящие во мрак стены - и "гнёзда", "гнёзда", "гнёзда". Похоже на птичью колонию, подумал Теммокан неожиданно и едва не рассмеялся, представив, кто мог бы снести подобные "яйца".

- Здесь, - послышался голос из-за его спины. Теммокан обернулся. Даллатер стоял у порога. - Комната для охранника справа от тебя. Посиди пока здесь. Твой ключ, - он протянул руку повелительным жестом и навигатор подчинился, сам не осознав этого.

- Я вернусь за тобой, - пообещал Светлейший и дверь мягко затворилась перед Теммоканом.

Стало темно.

- Какого... - охрипшим голосом произнёс островитянин, неожиданно понявший, что окутавшая его мгла вовсе не так приятна, как могло бы показаться. И понял также, что сжимает в правой руке что-то продолговатое, отполированное, массивное.

Предмет озарился изнутри мягким желтоватым светом. Теммокан облегчённо вздохнул. Это был факел. Ну не совсем, конечно, факел... Он не горел, не коптил, не мог вызвать пожара. Настроить его можно было на какой угодно цвет свечения - а при необходимости и на мгновенную мощную вспышку.

Однако и оставаясь просто факелом, который освещал всё вокруг на расстоянии полусотни шагов, факел "горел" не менее двух недель непрерывно.

Светлейший не раз говорил, что это - одно из величайших достижений современной магии. Со сглаженными краями, прочный и приятный на глаз, "холодный факел" мог подзаряжаться практически от чего угодно. От прямого солнечного света, от ближайшей силовой линии, от зарядного устройства, от простого контакта с человеком (нет, это не опасно для здоровья, тут же говорил он)... При разрушении не давал острых обломков.

Из-за этого он такой тяжёлый, подумал навигатор, лёгким движением кончика пальца заставляя факел переливаться всеми цветами радуги. В обычную продажу такие предметы не поступают. Да... Видал он подобное - включая и "всевидящий глаз", способный установить мировые координаты в каком бы то ни было месте окружающего мира... Но настолько удобный, надёжный и долгоживущий инструмент - впервые.

Мне такой полагается как работнику Хранилища, вспомнил он. Когда это я успел его достать? И вроде бы вообще оставил его в ящике стола...

- Проклятие, - произнёс он, чтобы прогнать давящую на уши тишину.

Никакого эха. Шарики переливаются, сверкают сквозь отверстия в стенах "гнёзд". Контейнеры нарочно сделаны проницаемыми для воздуха. Ага, а вот и кондиционер заработал... Недовольно так заворчал - влажность в хранилище повысилась, пора удалить ненужное...

Чего ради Даллатер запер его здесь?

- Похоже, он всё-таки сумасшедший, - заключил навигатор, ожесточённо почесав затылок. Надо поскорее разобраться с этими шариками и убраться вон отсюда. Заодно и посмотреть, удастся ли ему настичь...

Позади что-то скрипнуло.

Навигатор подпрыгнул, словно его ужалили.

Это была всего лишь дверь помещения для охранника - "вахтёрки". Тоже дань времени, ибо последние два столетия здесь справляются и автоматы. Машины, машины,..

Сквозняки повсюду. А казалось, что хранилище совершенно герметично.

Теммокан скользнул внутрь комнатки и тщательно прикрыл за собой дверь.

Внутри было куда уютнее.

Шеттама, 58 Д.

Она медленно отступала - внутрь "кухни". Обладатель рук высунул голову (самую обычную, человеческую) и выбрался наружу одним быстрым движением.

Некоторое время они смотрели друг на друга.

- Что ты там делал? - спросила женщина, всё ещё не решаясь отпустить кочергу. Первые несколько мгновений неожиданный "гость" показался ей огромным, уродливым и страшным. Теперь было видно, что он вовсе не такой уж и страшный.

И вообще ему едва ли вряд ли больше двадцати лет.

"Северянка", отметил выбравшийся из подполья. Лет сорока. Короткие волосы, цветом напоминающие солому, несколько грубоватые черты лица. Для обитателей Срединных стран - нечто странное, почти что уродливое. Даже шутка такая есть, что северяне своих женщин вырубают из скал, топорами. Оттого-де такие нескладные.

Откуда ей взяться здесь, почти посередине Большой Земли?

- То же, что и ты, - ответил он на словах и, бросив оценивающий взгляд на кочергу, захлопнул босой ногой крышку погреба. - Прятался.

"С запада", подумала женщина. "Каким ветром его сюда занесло?"

Медленно и осторожно она прислонила кочергу к стене и выпрямилась. Мальчишке (росту в нём было едва ли пять футов - на добрую голову ниже её самоё) досталось больше, чем ей. Кожа да кости. Что он там ел? Крыс?

Что-то здесь не так.

- Там полно крыс, - произнесла она полувопросительно. Мальчишка хмуро кивнул. Пожалуй нет, не мальчишка. Глаза его выдают. Глаза взрослого человека...

Они замерли. Оба.

- Почему ты не спрашиваешь, как меня зовут? - неожиданно спросил "мальчишка".

Она на миг смутилась и быстрым взглядом осмотрела себя. Вроде всё в порядке... что он так уставился на неё? Боится? Зачем тогда вылез?

- Не знаю, - она уселась с размаху на деревянный табурет. Ноги неожиданно отказались ей служить. Её новый знакомый молча уселся, прижавшись спиной к горячей ещё печке.

Курточка его была чрезвычайно грязной и во многих местах проеденной. Мощными резцами. Как он только выжил - непонятно.

- Неммерлонитен, - неожиданно произнесла она. Да. Так оно и звучало.

- Что? - удивился "мальчишка", подняв глаза.

- Меня так зовут.

Наступило неловкое молчание.

- Вряд ли, - высказался он в конце концов. - Я ни разу ни слышал, чтобы ты произносила своё имя. Впрочем... пусть будет так. Неммер... можно просто Неммер?..

- Можно, - произнесла она и принюхалась. От рваного тряпья (а ведь видела его - в углу погреба, валялось там скомканное) ощутимо пахло плесенью. И ещё какой-то дрянью. Как ему только не противно?..

- Хонненмиатон, - "мальчишка" приподнялся и вновь уселся на корточки, явно наслаждаясь теплом.

Неммер рассмеялась.

- Передразниваешь меня?

- Вовсе нет, - он, похоже, обиделся. - Это то, что я помню. Звучит, кстати, ничуть не хуже. Он опустил взгляд и Неммер ощутила, как округлились его глаза. - Что это?

Он указал на левую ладонь её - ту, обожжённую. Гравировка, что прежде была на кристалле, ясно выделялась на коже красноватыми штрихами.

Она опустила взгляд и приоткрыла рот, не зная, что и произнести.

- Там... - она помедлила. - В подвале... Я нашла драгоценность. Красивый такой кристалл... - Тут её осенило. - Это, случайно. не твой ли?

Он кивнул, прищурившись (и побледнев, отметила Неммер). Глаза его стали двумя кристаллами льда. Неммер содрогнулась, хотя в "кухне" было жарко.

- Крыса его унесла, - добавила она (отчего-то шёпотом).

"Мальчишка" медленно поднялся на ноги, пристально глядя на женщину. Прошло всего несколько минут с начала их разговора, но она теперь выглядела гораздо моложе. Неужели это?..

- Помочь тебе его достать? - спросила она, сделав шаг в сторону люка.

Её новый знакомый покачал головой и льдинки в его глазах растаяли.

- Но если это... этот... твой, то... - она осеклась.

На лице Хонненмиатона явно отражалась какая-то ожесточённая борьба. Он сглотнул, сделал шаг назад, упёршись спиной в стену и произнёс, по-прежнему глядя ей в глаза.

- Это не... драгоценность, - она увидела, как сузились его зрачки.

- Это я сам, - добавил "мальчишка" совсем тихо.

В печке выстрелило очередное полено, но обитатели дома даже не пошевелились.

* * *

- Почему ты мне это сказал? - спросила она пять минут спустя. Хонн (сошлись, что это будет в самый раз) ответил, всё ещё впитывая спиной щедро источаемое тепло.

- Ты не похожа на старуху.

- На какую... - тут она вспомнила. - Но как он тебя не увидел?

Тот выразительно пожал плечами.

- Успел, - что именно "успел", он явно говорить не торопился.

Неммер (которая "помолодела" лет до двадцати, отметил Хонн, и более не изменялась), вновь усмехнулась. На сей раз устало.

- Так и следил за мной всё это время?

- Да, - безразлично кивнул он. - Что в этом плохого?

Они вновь встретились взглядом.

- Значит... - она поколебалась и, неожиданно, решилась. - Ты тоже... ничего не можешь вспомнить?

- Нет, - "мальчишка" поёжился. - Только один сон. Страшный сон.

- Тёмная и сырая клетка, запах крови, - медленно произнесла Неммер. Глаза Хонна расширились до предела. - Кто-то, полуобглоданный, но ещё живой...

- Откуда ты знаешь?!

И Неммер тоже решилась.

- Я видела такой же сон, - произнесла она, отчего-то уверенная, что говорит правду. - Несколько раз. Дорого бы дала, чтобы больше не видеть.

Хонн сидел, уткнувшись лицом в грязные коленки. После чего медленно поднял голову. Неммер заметила, что глаза его блестят сильнее прежнего.

- Что же нам теперь делать? - спросил он.

Ответа долго не было.

"Мы", подумала Неммер. Ну конечно. То-то мне чудилось что-то странное... но не враждебное.

- Для начала переоденься, - решила она. - Тут есть кое-какие обновки... а это - в печку.

Он молча кивнул и сам бросил скомканное тряпьё в жаркую оранжевую пасть. Вот тут Неммер и увидела *настоящее* тряпьё. Небеса, как он только заживо не сгнил в такой, простите, одежде?!..

- Снимай и это, - она вновь отвернулась к окну, наблюдая за снежными мухами. - Одежда в дальней комнате, в комоде. Только тебя отмыть вначале надо... - и услышала быстрый приглушённый топот босых ног.

Он появился минуты через три. Неммер поразилась - когда это он успел избавиться от отвратительной грязи, что покрывала его всего? Ну, если он только вытерся чем-то чистым... - подумала она, раздражаясь не на шутку... - и встала, чтобы выразить своё негодование.

Странно.

Первые два отпечатка ног, что вели в дальнюю комнату, были отчётливо видны - ещё бы, такая грязь. А дальше...

Было чисто.

Она сглотнула. Хонн выглядел комично (хозяин дома, чьи штаны и рубаху он одел, был раза в два шире в плечах... да и ростом вышел), но был совершенно чистым. И довольным.

- Как это тебе удаётся? - спросила она, вновь опускаясь на табурет.

- Секрет, - и улыбка его поблёкла. - Я сейчас уберу, - заявил он и кинулся в сени - где стояли вёдра с водой.

Что самое поразительное, действительно убрал.

Дайнор, 1242 Д.

Сквозь массивную дверь вахтёрки не могло, разумеется, послышаться что бы то ни было. За порядком внутри скрытой от окружающего мира комнаты следили автоматика и магия (на вторую по-прежнему надежды было больше). Из-за толстых, непроницаемых ни для вредоносных излучений, ни для опасных заклинаний стёкол можно было увидеть всю комнату. За исключением небольшой мёртвой зоны справа от двери. И всё.

Охранники дежурили здесь, лишь когда внутрь поступала большая партия *килианов*. Теперь это произойдёт нескоро - все гнёзда полны, взамен "протухших" появятся новые матрицы...

Но Теммокан готов был поклясться, что ему померещился какой-то звук *снаружи*.

Показалось, решил он. Сильно изолированные помещения, наподобие этого хранилища, зачастую необычным образом влияют на человека. То обостряются чувства, то, напротив, утрачивают остроту. Иной человек станет сонным и вскорости уснёт - до тех пор, пока его не вынесут прочь. Одним словом, не для людей создавались подобные условия и людям, по большому счёту, здесь нечего делать.

Ощущая себя круглым дураком, Теммокан осторожно распахнул дверь в хранилище (отчего кондиционер зажужжал настойчивее) и, превратив "факел" в узконаправленный фонарь, убедился, что по-прежнему один здесь.

Закрыл за собой дверь и снял с полки какой-то приключенческий роман, изрядно потрёпанный - кто мог его здесь забыть? Делать было совершенно нечего, ни спать, ни есть не хотелось. Можно, конечно, постучать по внешней двери - кулаками, ногами, а то и головой. Хотя и это бесполезно.

Вот какими должны быть тюрьмы, подумал островитянин неожиданно. И поёжился.

В этот миг его слух вновь сообщил, что кто-то... или что-то... по ту сторону двери. Голоса?

Так и с ума сойти недолго, подумал он мрачно, повернув регулятор "факела" в положение, когда нажатие на кнопку вызовет ярчайшую вспышку. Ни одно живое существо не устоит перед подобным. Да и нежить, скорее всего, тоже.

Он вышел в хранилище и неторопливо двинулся вперёд по широкому проходу. Два параллельных жёлоба были вырезаны вдоль всего прохода - для тележки, на которую можно было бы грузить "шарики". И стеллажи, стеллажи... множество узких проходов. Отлично. Вздумай кто-нибудь здесь прятаться - охранник никогда и не заметит.

Лишь один раз он обернулся и подумал, что, случись что, до спасительного уюта вахтёрки можно ведь и не добежать...

И тут же посмеялся над своими страхами. Даллатер утверждал, что ни заклинание, ни взрыв, ничто иное не помогут ворваться сюда. Здесь *по определению* не может быть ничего страшного. Ничего лишнего. Только то, что человек приносит с собой.

Теммокан замер, как вкопанный, вслушиваясь в тихое жужжание за спиной (полной тишины в хранилищах не бывает: вредна она для человека).

Вначале его лица коснулся лёгкий ветерок.

А затем слабые, но вполне отчётливые голоса коснулись его слуха.

Как если бы высоко над ним прогуливалось несколько человек, одновременно занимаясь неторопливой беседой.

Над головой, разумеется, был один лишь потолок. Непроницаемый для всего, что смог изобрести разум к этому моменту.

* * *

В это время девять человек ходили по верхним этажам Хранилища, время от времени поглядывая на шкалы приборов. Последние походили не то на карманные часы, не то на что-то подобное.

Тщательнее всего они обследовали людей.

- У вас, кажется, восемь сотрудников? - спросил один из проверяющих у Светлейшего. Тот одарил вопрошающего усталой улыбкой и покачал головой.

- Теммокан в отпуске, - ответил он, глядя в глаза проверяющему. - Сможете поговорить с ним денька через три, когда он вернётся...

- Нет-нет, - отмахнулся посетитель. - Раз уж его здесь не было, то...

Светлейший предложил ему сигару и инспектор не отказался.

- Теммокан... - повторил он вслух. - Постойте... Это не тот ли самый парень, что проложил путь к Поясу?

Даллатер кивнул.

- С ума сойти, - и с лица инспектора впервые сошло кислое выражение. - Мир действительно тесен. А он действительно с Хеверта?

- Оттуда, - подтвердил Светлейший. - Из тамошней столицы.

- И у них действительно нет письменности? - инспектор оживился настолько, что стал походить на обычного человека.

- Никакой, - вновь подтвердил Светлейший. - И не будет, пока стоят острова.

- Бывает же такое, - покачал головой инспектор и дал своей команде отбой.

Обследовать Дракона (и даже просто расспросить) никто не решился.

После того, как все посетители отбыли, в дверях кабинета Даллатера возник Дракон. Именно возник. Считалось, что силы, не позволяющие никому извне телепортироваться непосредственно внутрь Хранилища, также не позволяли становиться невидимым, и всё же...

Блестящие глазки встретились с тёмно-карими глазами Светлейшего.

Дракон некоторое время смотрел, не произнося ни слова, после чего указал пальцем вниз.

Светлейший кивнул. Так незаметно, что, пожалуй, сторонний наблюдатель (если бы таковой случился поблизости) ничего бы и не заметил.

Дракон прикрыл глаза.

- Как он появился здесь? - спросил он неожиданно голосом, почти точно имитирующим голос самого Даллатера. Тот едва не подавился сигарой.

- Я увидел его на берегу моря, - ответил человек, проделав весь ритуал раскуривания новой сигары. - По всему было видно, что он намерен свести счёты с жизнью. Я просто попался ему на глаза... и вот он здесь.

Дракон кивнул, и, впервые за всё время своего пребывания в Хранилище, ловко вспрыгнул на подлокотник стоявшего рядом кресла, после чего перебрался на его спинку. Сесть в него, как положено, он не мог - без риска утонуть в нём по самое горло.

- Ты говорил, что более не вторгаешься в чужие судьбы, - произнёс "медвежонок" голосом, обладателя которого Даллатер похоронил сорок два года назад. Он вздрогнул и вновь едва не проглотил сигару. Выбросив её прочь (она ударилась о стену и рассыпалась в прах), он встал и - также впервые за множество лет - расстегнул верхнюю пуговицу своей сорочки.

Сердце его стучало, а в горле пересохло.

- Я... - глаза подсказывали ему, что напротив сидит не то, что произносит эти слова, но разум отказывался верить глазам. Светлейший тяжело опустился в своё кресло и опустил ладони на лицо.

Спустя несколько минут он отнял их.

В комнате никого не было.

Маленький паршивец, подумал он, не без злости - не опасаясь, что майм услышит его мысли. Что он о себе возомнил? Какое право он имеет лезть в чужую память?..

Тут и выяснилось, что сигнал экстренной связи горит уже несколько секунд, а уши режет звуковой сигнал той же самой связи. Расстегнув вторую пуговицу, Светлейший взял из воздуха переговорную трубку.

- Даллатер, - молчание. - Сегодня будет только шесть матриц. - Вновь пауза. - Больше достать не удалось. - Не нужно было обладать развитым воображением, чтобы понять - у говорившего был весьма виноватый вид.

- Не беда, подождём до завтра, - произнёс Даллатер отрешённо и дал отбой.

С той стороны не сразу сообразили, что с их начальником что-то неладно.

А Светлейший нарушил ещё одно правило, которому следовал уже более сорока лет.

По знаку его руки открылся хитроумный замок и показался сокрытый неведомо где и как до времени погребок - весь уставленный исключительно редчайшимими и драгоценнейшими сортами вин.

Первую бутылку он выпил прямо из горлышка, почти не ощущая вкуса.

Не помогло.

* * *

Теммокан не знал, какие диковинные события сейчас происходят над ним... или где-то там ещё, где оставались остальные полсотни комнат и коридоров Хранилища. Ему было не до этого. Он искал глазами, нет ли где "пустого" *килиана* - записать то, что долетало до его ушей.

Беседовали двое.

Он вскоре понял, что надо двигаться, чтобы постоянно слышать голоса. Стоило отклониться хотя бы на дюйм от правильного положения, как голоса звучали тише.

И ни одно слово не было ему знакомо.

Но оба голоса принадлежали людям, это несомненно. Теммокану довелось повстречать множество не-людей, и он успел наслушаться, как звучат нечеловеческие голоса. Проклятье, что же делать?..

Само по себе это событие, возможно, и не являлось таким уж существенным - в конце концов, в столь древнем мире странствовало немало призраков - но здесь, в закрытой от всей остальной Вселенной комнате...

В конце концов его осенило.

Ему, правда, оторвут за это голову... но что же делать!

Он поспешно добыл свой амулет - на вид обычный, отводящий несчастья и призыващий удачу - и, решившись, отломил один из уголков, самый нижний.

Амулет засветился по краям ярко-синим пламенем.

"Друг до гроба" очнулся от сна.

Теперь самое важное - не потерять концентрации.

Теммокан двигался, словно лунатик, не обращая внимания ни на что, кроме голосов. По счастливой случайности путь, на котором голоса доносились особенно отчётливо, не пересекался ни со стеллажами, ни со стеной.

* * *

Когда зазвучал сигнал тревоги, Даллатер уже успел немного успокоиться. Поначалу он подумал, что, наконец, сигнализация сработала на Дракона - но тут же стало ясно, что добрых чудес сегодня не предвидится.

Сигнал был иным. Настолько иным, что Светлейший вовсе не ожидал его услышать. Да и не слышал он его прежде, в стенах Хранилища.

"Друг до гроба", как мрачно окрестили его те, кому доводилось прибегать к его услугам, был весьма своеобразным "зрячим камнем". В нормальном состоянии он "спал", удерживая в своей хрустальной памяти чуть более минуты того, что видел и слышал его обладатель. Однако, когда носителя его тяжело ранили, убивали или подвергали серьёзной опасности (которую тот мог ощущать и осознавать), "друг" просыпался и начинал во всех используемых диапазонах передавать сигнал бедствия и свои координаты. И записывал, записывал, записывал... чуть более десяти минут.

Порой оказывалось слишком поздно. Порой "маяк" наводил на несчастную жертву вовсе не спасателей. Но это была, хоть и не очень надёжная, но соломинка - держась за которую, можно было надеяться выкарабкаться из бездны.

Даже исчерпав свой ресурс, "друг до гроба" оставался в высшей степени прочным объектом. Упади на него скала - ему и тогда ничего бы не сделалось. В кратере вулкана он чувствовал бы себя вполне приемлемо - если бы мог чувствовать.

Жаль только, что подобные амулеты стоили целое состояние и владеть ими могли лишь избранные из избранных.

...Даллатер не сразу понял, что означают странные координаты, которые передавал "маяк" - и лишь спустя десяток секунд осознал, что так могло "представляться" какое-нибудь из хранилищ.

Выхватив (из воздуха) какое-то оружие, Светлейший ударом плеча распахнул дверь своего кабинета и помчался вниз, куда не так давно он отвёл Теммокана. Проклятие, подумал он, неужели так и начинается конец света?..

Охрана еле поспевала за ним, а уж эти ребята не сидели в креслах по многу лет, презирая упражнения и теряя форму...

Шеттама, 58 Д.

Они силились вспомнить хоть что-нибудь из прошлого и не могли.

Всё, что можно было припомнить, они записывали. Стало понятно, что жившие здесь люди имели отношение к торговле. Нашлось несколько относительно пустых амбарных книг и - хвала богам - огрызков карандашей. Карандаши были дорогими, угольными. Чернил же не осталось никаких.

Неммер не могла припомнить, как называется язык, на котором она пишет. Кто научил её грамоте. Откуда берутся те или иные слова - память была дырявой, но дырявой весьма избирательно.

Хонн пришёл к тому же выводу. Читал он со второго слова на третье, но что поделать!

Первым делом она срисовала оставшиеся на ладони метки и, при помощи Хонна, восстановила их в зеркальном отражении.

Получилось странно.

- Это не буквы, - заявила она уверенно. - И не цифры, - несколько менее уверенно. - Что бы это значило?

Хонн некоторое время смотрел на начертания на "драгоценности" (судьбу её и загадочные свои слова он пояснять не торопился), шевеля губами. Поворачивал всё это то так, то этак. Безуспешно.

- А у тебя на... - он замялся, - ...теле нет ничего подобного?

- Нет, - тут же ответила Неммер, чуть нахмурившись.

- Ты уверена? - спросил "мальчишка" без тени усмешки.

- Да, - ответила Неммер, поджимая губы и зачем-то встала с табурета. Встал и Хонн.

Не переставая смотреть ей в глаза.

- Раздеваться я не собираюсь, - произнесла она сухо. - Тем более, ты... - теперь замялась она, - подсматривал за мной всё это время. Так что... - она замолчала. Хонн не отводил взгляда.

- Я не подсматривал, - так же сухо, с совершенно взрослыми интонациями ответил Хонн. - Во всяком случае, не занимался этим... целенаправленно. - Непривычные слова приходили с некоторой задержкой и словно бы оттуда, откуда их нельзя было извлечь простым усилием воли.

Сошлись на том, что Хонн осмотрит её голову.

Неммер ощущала себя очень неуютно. Прикосновения пальцев Хонна вызывали странные ощущения. Было что-то в них от неживого... словно руки его были одеты в тонкие перчатки.

- Карандаш, - велел он неожиданно, перестав ощупывать её затылок.

Неммер подала его, затаив дыхание.

Только бы срисовал правильно, подумала она.

Срисовывал он долго, - видимо, проверял по многу раз.

- Еле видно, - пожаловался "мальчишка". - Хорошо ещё, на зрение не жалуюсь.

Неммер взглянула на плоды его усилий и ахнула.

Начертания не совпадали, но были, несомненно, придуманы одним и тем же умом. Семь явно различимых элементов (букв? цифр? иероглифов? рун?..), и у неё, и у него. И ни малейшего представления, что бы это значило.

- На свету почти сразу пропадает, - пояснил Хонн. - С чего бы это, интересно?

Он и долго смотрели на картинки, после чего медленно встретились взглядами.

- Мне кажется, что я спал,.. время от времени просыпаясь, - неожиданно сказал Хонн, отводя взгляд. За окном шуршали белые мухи, пытались пробраться внутрь, в убийственное тепло. - Всякий раз, когда я просыпался, на меня кто-то охотился. Не знаю, как удалось выжить.

Он взглянул на Неммер и та кивнула.

- Я бы сказала то же самое, - призналась она. - А две недели назад я словно бы проснулась совсем... По-настоящему. Ты понимаешь?..

- Кажется, да, - голос Хонна теперь более походил на его внешний вид. - Что же теперь делать? - он спросил, явно не ожидая услышать ответа.

- Прежде всего, придумать, что будем есть, - ответила Неммер почти немедленно. Хонн взглянул на неё удивлённо. - Запасов здесь едва-едва хватило бы на одного, - пояснила она. - Или ты будешь питаться, как... взгляд Хонна был очень тяжёлым, - как прежде?..

- Нет, - ответил тот и решительно поднялся. - Как прежде - не хочу. И прятаться... тоже. А насчёт запасов - есть у меня одна идея, - кивнув, он направился к двери наружу.

- Постой, - Неммер не сразу поняла, куда он. - Одень что-нибудь! На улице холодно!

- Не беспокойся, - услышала она спокойный ответ и несколько секунд спустя открылась и захлопнулась входная дверь.

Неммер вышла в сени... и вновь ахнула.

Одежда, в которую был одет Хонн, оказалась аккуратно сложенной на поленице.

- Что же это такое? - спросила она в смятении и, конечно же, не получила ответа.

Дайнор, 1242 Д.

- Что же теперь делать? - спросил Теммокан, ощущая себя довольно глупо. Армия, которая ворвалась в хранилище, место его заточения, была достаточно внушительной, чтобы взять какую-нибудь из крепостей времён Шайра. Увидев его, живого, здорового и смущённого, Светлейший попятился и... расхохотался. Он смеялся так долго и так странно, что у всех присутствующих поначалу возникли опасения за его рассудок.

...Теперь, когда "отыгравший" "друг до гроба" лежал перед ними на столе, и протокол о его использовании был заверен необходимым числом свидетелей, предстояло понять, что со всем этим делать.

- Так что будем делать? - повторил вопрос островитянин.

- Не знаю, - Светлейший почесал затылок. Все пуговицы его облачения были застёгнуты (если это полагалось), причёска и борода были безукоризненны. - Есть одна небольшая тонкость. По правилам, я обязан сдать "друга" в Академию, в соответствующий отдел. Впрочем, его вопль наверняка был бы уже услышан кем положено... в обычных условиях.

Он сделал многозначительную паузу и Теммокан пошевелился.

- Что значит - в обычных условиях? - спросил он подозрительно.

- За пределы Хранилища сигнал не вышел, - рассуждал Светлейший, обращаясь, должно быть, к массивной зажигалке, стоявшей на почётном месте на его столе. - Значит,.. - он вновь отвернулся и прошёлся до окна и обратно, - можно не торопиться с этим делом... и спокойно просмотреть его самим, но...

- Скажите сразу, сколько я должен, - островитянин обиделся. Намекать на стоимость "друга" подобными обиняками - это уже чересчур. Все знали, как Даллатер трясётся по поводу строжайшего соблюдения отчётности. - И можно без всего этого театра!

- Театра? - Светлейший опешил. - А! - до него начало доходить. Ну, это, знаешь ли, слишком. Не сбивай меня. Вопрос в том, на каком основании я должен дать тебе вот это? - и он показал на второй, "спящий" амулет-охранник, что лежал рядом с зажигалкой. - Как только амулет тебя "признает", я должен буду сообщить, кому он выдан. Тут, увы, промедления или хитрости не пройдут. Вот я и думаю - как быть?..

- Буду ходить без "друга", - махнул Теммокан пренебрежительно. - Чего тут бояться?

- Брось, брось, - серьёзным тоном возразил Даллатер, тоном, не терпящим решительно никаких возражений. - Над этим не шутят. Без амулета здесь работать не полагается. Ты же не Дракон, у тебя всего одна голова...

- Что? - заинтересованно поднял голову навигатор. - Что вы сказали?..

- Ладно, - Светлейший явно не слышал его. - Решено. Сейчас быстро просматриваем память твоего покойного "друга". Если там есть что-то... ну, сам понимаешь - устроим несчастный случай.

- Хотите разыграть мою смерть? - островитянину стало не по себе.

- Над этим тоже не шутят, - голос его начальника стал холоднее льда. - Я так... не делаю.

"Больше не делаю", мысленно поправил Теммокан - было достаточно очевидно, на каком слове споткнулся язык Светлейшего.

- Мы слегка испортим "друга", - пояснил он. - Сложная штучка, но кто сказал, что она действительно неуязвима?..

На лице Теммокана проявилось откровенное недоверие.

- И вы считаете, что на это клюнут?

- Смотря какая наживка, - Светлейший подмигнул. - Ну ладно, время идёт, а мы тут болтаем. Дракон на месте? - спросил он у пространства.

- На месте, - отозвался слегка шипящий бесполый голос.

- Нам всё ещё везёт, - сообщил Даллатер и чуть ли не силой вытолкал своего работника в коридор.

* * *

Дракон выслушал Светлейшего, не проронив ни слова. Потом отвернулся в сторону окна и принялся смотреть куда-то вдаль.

Жара в его комнате, где всегда пылало пламя в камине, была трудно переносимой. Теммокан посмотрел на то, как держится Даллатер - в его-то глухом костюме - и понял, что впервые за долгое время испытывает к нему совсем человеческое сочувствие. Никому бы такого не пожелал!

- Давайте, - повелительным жестом протянул он, наконец, лапку и безжизненно-серый "друг" лёг в неё. "Медвежонок" принюхался к предмету, но его меховая мордочка ничего не выражала. Теммокан напряг губы, скрывая улыбку. Невозможно было воспринимать Дракона как равным себе. Увы.

Медвежонок наклонился и выудил из стола чистый *килиан* - тёмного цвета, полупрозрачный. Долго колдовал над считывающим аппаратом, передвигая "друга" туда-сюда. Удовлетворившись, он оглянулся и оглядел свою аудиторию.

- Не шевелиться и не разговаривать, - предупредил он.

Одно прикосновение - и "лампа тьмы" вновь превратила день в сумерки. Огонь в камине казался призрачным, то возникающим из мрака, то исчезающим бесследно. И стало, наконец, прохладно и хорошо...

Послышался щелчок.

...И разговор неизвестно кого неведомо с кем вновь прозвучал для ушей Теммокана - и впервые для двух остальных. Семиминутная запись, казалось, тянется бесконечно. Светлейшего почти не было видно, такими густыми оказались сумерки, но и ему не удалось стоять совершенно бесшумно.

Полутьма развеялась, а вместе с ней кончилась и спасительная прохлада.

- Есть, - объявил Дракон и передал Светлейшему прояснившийся шарик. - Копию сделать?

- Да, в архив, - кивнул Даллатер, возвращая *килиан*.

Это заняло несколько секунд. Когда он только наловчился так обращаться с инструментами, подумал навигатор с завистью. Щёлк-щёлк - и всё готово!

Его не оставляла мысль, что Дракон сделал ещё одну копию - для себя. Но развивать эту мысль, даже и в уме, он не стал.

Дракону, как известно, виднее.

- Благодарю, - Светлейший слегка наклонил голову, что, в его понимании, выражало учтивый поклон.

Дракон, как показалось Теммокану, ничем не прореагировал на их отбытие. Как сидел, уставившись куда-то вглубь своего стола, так и остался.

Шеттама, 58 Д.

Он вернулся под вечер, живой и здоровый, волоча за уши огромного зайца.

- Могу ещё рыбы принести, - сообщил Хонн, нырнув в сени и вернувшись уже одетым. - Голыми руками ловить можно, только прорубь сделать...

- Как? - спросила только Неммер, указывая на упитанного грызуна. Не был заяц ни больным, ни истощённым. Она пыталась представить Хонна, что носится за добычей, в чём мать родила, и не могла. Что же он такое?..

"Мальчишка" пожал плечами.

- Тебе не захотелось бы это видеть.

- Ладно, - она взялась было за нож (который так назвать можно было бы единственно из уважения к его прошлому), как Хонн, стоявший рядом и наблюдавший, неожиданно протянул руку.

- Я сам.

И принялся потрошить его. Безо всяких ножей. Неммер решила, что с неё хватит и сходила к колодцу - за водой. Когда она вернулась, заяц был уже на вертеле. И никаких следов того, чем тут только что занимались.

- А где... куда ты всё дел? - поразилась Неммер осматривая кухню. Ни пятнышка, ни шерстинки.

- Неммер, - "мальчишка" выпрямился. - В следующий раз я тебе покажу. Если захочешь. А пока... ты ведь тоже о себе не очень-то рассказываешь? - он молча принял у неё коробочку с солью и водрузил вертел над рдеющими углями.

- Что мне-то рассказывать? - удивилась Неммер, всё ещё немного обиженная. - Я-то человек как человек.

Хонн усмехнулся. И поведал о том, как менялась она те несколько минут, пока он сидел, в лохмотьях, прижавшись к горячей печке.

Неммер тут же приложила ладони к лицу и наклонилась над ведром с водой.

Он прав. Сейчас ей... ну двадцать не двадцать, но уж явно не сорок. Она осмотрела кисти рук. Вовсе не старческие. И... что же ей об этом сказать? Ровным счётом ничего.

- Что у тебя на шее? - спросил Хонн, следивший за будущим ужином.

- Ах, это,.. - и она протянула ему амулет, который вручил ей Майтен. Тот человек, что осматривал дом.

Хонн отреагировал так неожиданно, что она не успела испугаться. Он отпрыгнул чуть ли не в противоположный угол комнаты и глаза его засветились в темноте. Неммер сделала шаг в его сторону.

- Не шевелись! - приказал он чужим, свистящим и безжизненным голосом. - Стой, где стоишь. Положи *это* на пол. Откуда *оно*?

Бесконечно медленно Неммер присела и осторожно положила камушек на пол. Так же медленно поднялась и сделала шаг назад. Хонн сверкал на неё глазами из полумрака. Кроме того (так ей показалось), пальцы его рук оказались увенчанными длинными и мощными когтями.

- Человек по имени Майтен передал его мне. - Неммер неожиданнов вспомнила последние слова пришельца и всплеснула руками. - Через две недели! Завтра утром они прибудут сюда!..

- Кто прибудет? - спросил Хонн - голосом, несколько более похожим на голос прежнего Хонна. - Не шевелись!

- Вот что, - Неммер окончательно пришла в себя и не на шутку разозлилась. - Делай, что хочешь, но только еда сейчас сгорит. - Повернувшись спиной к напрягшемуся "мальчишке", она сделала три шага в сторону печки (стараясь двигаться спокойно и естественно) и повернула вертел. Жаль, кроме соли нет ничего...

- А теперь... - начала она, оборачиваясь, и слова замерли на её губах.

Хонна в комнате не было.

Не было и амулета.

Не скрипнула дверь, не хрустнули доски пола... Спрятался? Но почему?

- Хонн, ты меня слышишь? - спросила она, оглядываясь.

Ответа не последовало.

Пожав плечами, Неммер вернулась к жаркому.

* * *

В двадцати милях от занесённой снегом деревни, в шатре, внутри которого было тепло и удобно - насколько это можно устроить при помощи магии...

Майтен, сосредоточенно сравнивая записи, сделанные на множестве тончайших листов бумаги, не обращал внимания на сидящего рядом капитана. Тот был хмур; сегодня должно было решиться - останется его отряд ещё на два месяца (а солдаты и так уже устали совершать однообразное и, в общем-то, бесцельное патрулирование), или же можно будет отправить их домой. Уже стало тяжело убеждать их, что без их присутствия здесь неожиданно появившиеся *moare* в состоянии будут залить все окрестные земли кровью.

Ибо нет их, выбили, выжгли и изловили. Магию капитан (которого звали Ортуан) не ставил ни в грош. Нет, конечно, всевозможные магические предметы, оружие, всё в таком духе - да, это - хорошее подспорье. Но вот вся эта болтовня, которую они зовут философией и беспрестанные попытки указывать, что кому делать...

- Ну так что? - спросил он в нетерпении.

- Подождите ещё немного, - ответил маг, не оборачиваясь. Некое уважение у солдат он всё же вызывал: держался с ними, как с равными, неплохо владел оружием, не употреблял учёных слов сверх меры. Ну а то, что он, да два его помощника в основном копаются в бумагах... у всех свои странности!

Капитан, конечно, имел своё мнение. На его карьеру существенное влияние окажет то, насколько удачно он справится с угрозой на своём участке. К слову сказать, стратегически весьма важное место!.. И то, что маг - одним своим присутствием - мог существенно отдалить день, когда его произведут в... Ортуан вздохнул и изо всех сил постарался выглядеть уравновешенным. Кем-кем, а дураком он не был.

- Патруль должен вернуться через три часа, - произнёс Майтен, отрываясь от бумаг. - Кстати, почему вы велели им не появляться в Шеттаме?

- Потому, что там делать им нечего, - ответил капитан мрачно. - Может вы и не знаете, Майтен, но ребята уже дня от ночи не отличают. Если мы будем спасать каждую старую рухлядь, и...

Он осёкся.

- Когда мы эвакуировали город, где жили ваши родители, - заметил Майтен, - вы, помнится, требовали, чтобы все остались живы и невредимы. А теперь, я вижу, человеческая жизнь утратила свою ценность?..

- Человеческая! - прорычал капитан, уже не сдерживаясь. - Почему вы не забрали её сразу? Я отвечаю за жизни своих людей, и точка!

- Хотите знать? - маг сохранял полное спокойствие. - Извольте. Я уважаю право человека на выбор. Каким бы он ни был - если, конечно, своим выбором человек не ставит под угрозу чужие жизни.

- Великолепно, - капитан быстро остывал. - Она сама решила остаться. И что?

- Я пообещал, что через две недели её навестят, - Майтен посмотрел капитану в глаза. - И, кстати, две недели назад вы не очень-то этим возмущались.

- Так подите и навестите, - капитан встал. - Я достаточно хорошо соображаю, господин маг, чтобы понять, что наша миссия здесь выполнена. Угодно возиться с милому вашему сердцу старухой - ваше право. Но своих солдат я туда не пошлю.

Маг тоже встал. На этот раз, подумал капитан не без удовлетворения, я смогу вывести его из себя. Вот и посмотрим, у кого из нас кишка тонка. Книжный червь! Всего забот, что в бумажках рыться!..

- Господин Майтен! - послышался взволнованный голос снаружи.

- Войдите, - произнёс маг, не отводя жёсткого взгляда. Это чучело в доспехах надеется, что я вспылю. Как же. Такого удовольствия я тебе не доставлю.

- Сигнал исчез! - доложил, коротко приветствовав капитана, старший из его помощников. - Азимут три-четыре-ноль, двадцать с половиной миль! Всплеск активности, ксеноморф, маяк полностью разрушен!

- Это она, - маг отодвинул капитана в сторону. - Господин капитан, готовьте штурмовой отряд. И молите вашего бога, чтобы *moare* остался на месте.

- Но... - капитан несколько растерялся. - Метель! Как вы собираетесь добираться туда?

- Это моя забота, - маг быстро облачался в свою боевую одежду. - Ортуан! Вы не поняли? Чужеродная форма жизни. Чтобы уничтожить маяк, даже моих способностей недостаточно.

- Ясно, - капитан оправился от изумления. - Сбор через три минуты.

* * *

Неммер только-только накрыла на стол (хотя, конечно, это было слишком громко сказано), как позади неё что-то тихонько скрипнуло и тень легла на стол.

- Собирайся, - сказал Хонн (нормальным голосом). - Этот маг...

- Майтен?..

- Ради всего святого, никаких имён! - Хонн оглянулся и придвинулся ближе. Неммер почти физически ощутила страх, исходящий от него. - Он оставил тебе маяк. Одним богам ведомо, что они успели узнать. Я уничтожил маяк - с минуты на минуту они будут здесь.

- Постой, - Неммер поднялась, не в силах справиться с этой лавиной. - Что случилось? Да перестань же ты, наконец, суетиться!

- Маяк был включен всё это время, - терпеливо пояснил "мальчишка", стоя лицом к огню. - Я его уничтожил.

- Боги, какая глупость! - всплеснула руками Неммер. - Зачем ты это сделал? И отчего такая спешка? На улице сильная метель, сюда никто не доберётся - до утра, по крайней мере.

- За тобой не охотились, я вижу, - Хонн постепенно успокаивался, но Неммер отчётливо видела, как он дрожит. - Я видел эти маяки. И я знаю, кто их расставляет. У нас нет времени. Прямо в дом они не переместятся, но эту улицу, даже и в метель, пересекут в два счёта.

- Что же ты предлагаешь? - Неммер не сразу осознала, что мирной жизни приходит конец.

- Собрать всё необходимое. Спрятаться в погребе, в норе. Уйти по проходу, если потребуется.

- По какому... - Неммер, наконец, поверила, что всё это происходит на самом деле. - Подожди! Если они знают, где и кого искать, чем это нам поможет? Если это - маги, всё равно не уйти.

- Предоставь это мне, - он повернул к ней лицо и Неммер увидела, что лицо его, лицо шестнадцатилетнего паренька, спокойно и сосредоточенно. Единственное - мне потребуется твоя кровь.

- Что?!

- Кровь, - он протянул ей нож, кончик которого некоторое время держал над углями. - Сейчас остынет. Несколько капель.

- Но зачем?!

- Чтобы замести следы, - ответил он коротко и Неммер осознала, что время вопросов истекло.

Дайнор, 1242 Д.

- Зачем же вы использовали "охранника"? - последовал вопрос. Официально для всех изобретений Академии существовали условные имена - хоть и не столь меткие, как те, что были в ходу среди людей попроще. "Друга до гроба" именовали "охранником". Хотя какая там охрана - хорошо, если похороны обеспечит, в лучшем случае...

- Я надеялся, что мне удастся записать голоса, - честно ответил Теммокан. Отвечать только правду, успел предупредить его Светлейший. Даже и не думай соврать. На каждый вопрос - чистую правду. Но, конечно, в меру. Нечего понапрасну душу изливать...

- Оригинально, - следователь (имени его Теммокан всё равно не запомнил) сделал пометку. - Мы заберём "охранника" с собой. Вас же я попрошу более не употреблять настоящий амулет не по назначению. - Последовала сжатая лекция, отчего этого делать не следовало. Островитянину стоило немалых усилий не усмехнуться ехидно.

- ... дело закрыто, - произнёс, наконец, следователь поистине волшебные слова. - Всё хорошо, что хорошо кончается, - добавил он нормальным тоном (видимо, исполнив официальную часть). - Скажите, вы не в состоянии вспомнить хоть слово из... услышанного? - спросил он Теммокана, захлопнув свой саквояж.

- Язык был совершенно неизвестным, - признался тот. - Ни слова не понять.

- Ясно, - кивнул тот. - Мы свяжемся с вами, если удастся что-нибудь считать, - обратился он к Даллатеру и Светлейший кивнул, благодушно улыбаясь. - Событие редчайшее, и хорошо, если это - случайность.

Распрощались они - следователь с помощником и Даллатер с Теммоканом - почти что добрыми друзьями.

- ...В чём же был фокус? - недоумевал навигатор минуту спустя. - Если бы они спросили про то, что Дракон сделал с останками "друга"...

- Именно! - Светлейший торжествующе поднял палец. - "Если бы"! Всё это основывается именно на том, что *могли бы*, - выделил он эти слова, - но не стали. Как видишь, помогло. Этот как допрос при помощи магии или... гм-м-м... снадобий... - ответишь на любой вопрос, если только его догадаются задать. В этот раз не догадались. Ладно, - он захлопнул коробку с ярко сверкающим *килианом*, с записью того, что содержалось в памяти у "друга". - Пора спать. Сегодня и ближайшие несколько недель в гостиницу - ни ногой. Остановишься в гостиничном блоке.

- Но...

- Довольно, - Даллатер вновь стал самим собой. - На сегодня всё.

- Скажите только одно, - Теммокан остановился в дверях. Ему казалось, что этот день длится уже не одну неделю. - Почему я?..

- Дракон попросил меня, - ответил Даллатер тоном ниже. - Спроси у него, если хочешь.

- Дракон?! - изумился островитянин. После чего кивнул, ошеломлённо потирая лоб и послушно направился в правое крыло - там, где обитала охрана да гости, если им случалось задерживаться в здании Хранилища.

* * *

Прежде, чем отправиться на боковую, навигатор обошёл всё здание (те места, разумеется, в которые можно было попасть) и не нашёл Дракона.

Кабинет майма был открыт, окно - плотно закрыто и запечатано, а в камине тлели едва заметные угольки.

Переступать порог и тем более копаться в том, что лежало на столе, Теммокан не осмелился.

Шеттама, 58 Д.

Ортуан никогда не доверял порталам, но Майтен, похоже, считал их само собой разумеещимся инструментом. Всякий раз, когда надо было нырнуть в светящийся сиреневым проём в пространстве, капитан непроизвольно складывал пальцы в знак, отгоняющий нечисть. Глупо, конечно... но выжидать утра, чтобы добраться до указанного места с комфортом - безумие. Восемь раз они кидались в самое пекло и надо было признать, что маг всегда знал, что делал.

Не всякая проблема решается достаточным количеством клинков.

Очертания дома были едва заметны. Всё, вроде бы, мирно и спокойно - свет горит, ничего такого не происходит...

- Цель к западу от вас, - послышался голос из переговорных "жемчужин". Маг использовал что-то, похожее на серьгу, чтобы слышать голос из хитроумных штуковин. Капитан наотрез отказался даже обсуждать подобное и для него устройство поместили внутрь шлема. - Мы на месте. Третий, подтвердите.

- Третий на месте, - отозвался ещё один голос. - Подтверждаю, передвижение внутри дома. Псионическая активность ноль. Магическая активность ноль ноль один три.

- Зараза, - явственно прошептал Майтен, делая яростный жест солдатам, чтобы те остановились. - Установить треугольник, о готовности доложить. Приём.

- Второй, первого понял.

- Третий, первого понял.

- Что это значит? - спросил капитан, когда Майтен перестал вслушиваться в голоса из "жемчужины".

- Эта тварь ещё здесь, - пояснил маг. - Сейчас установим ликвидатор. Если что-то, кроме нас, попытается пересечь границу, всё это - он указал на дом, - превратится в большую груду пепла.

- Вместе с нами? - поёжился капитан. Он уже видел, что такое - ликвидатор. Сказать, что было жутко - значит, не сказать ничего.

- Не говорите глупостей, - поморщился маг. - Дайте команду приготовиться. Без вашей помощи нам тут не обойтись.

...На самом деле было вполне обойтись, но человеку надо давать время от времени ощущать собственную значимость.

* * *

...Память о том, как они собирались, начала проступать уже после того, как Неммер, скорчившись, замерла в зябкой мгле подземного прохода. Теперь, когда оставалось только ждать и надеяться, ей стало не по себе. Знобило, кружилась голова, - хотя была она тепло одета и ничуть не пострадала.

Только немного ныл порезанный палец. Впрочем, и он вскоре прошёл.

...Вещи собрали минут за десять. Хонн был готов просто кидать всё в кучу и завязывать в узлы, но Неммер не позволила.

В конце концов стало понятно, что всего не спасти.

Хонн потребовал, чтобы она капнула несколько капель крови ему на ладони - ни в коем случае не прикасаясь к ним. Неммер повиновалась.

- Тебе придётся справляться с поклажей самой, - заявил он, отступая ближе к печке. Поклажи было не очень много - два объёмистых, но довольно лёгких узла. У скитальцев дом всегда с собой, припомнила Неммер выплывшие откуда-то строки, но не стала раздумывать, откуда они взялись.

- Открой погреб и отойди в сторону, - распорядился Хонн.

Что-то в его голосе заставляло предположить, что он знает, что делает.

Неммер положида руку на кольцо, за которое поднималась крышка и услышала доносящийся изнутри многоголосый писк.

- Крысы! - выдохнула она, и вспомнились чёрные лоснящиеся твари, каждая с добрую кошку размером... Боги, что же происходит?!..

- Открывай! - крикнул Хонн. - Быстрее, они уже рядом! Открывай же!..

Она открыла... и едва успела отпрыгнуть. Мимо неё пронеслась чёрно-бурая волна, обдав её отвратительным смрадом, скрипом когтей и шелестом хвостов. Крысы молча кинулись к Хонну, не обращая никакого внимания на насмерть перепуганную женщину.

- Уходи, - велел Хонн. Неммер обернулась и ей едва не стало плохо: Хонн стоял по колено в движущейся живой массе, кровожадно попискивавшей. - Не смотри! - крикнул он напоследок.

Она отвернулась, ощущая, что ей станет худо. Не стало. Бешено стучащее сердце подсказало, что ничего ещё не кончено, и что надо поторапливаться.

Она спрыгнула вниз (немного ушибив ногу), приземляясь рядом с узлами. Из кухни доносились невообразимо жуткие звуки - чавканье, хруст и какой-то совершенно неуместный треск. Лаз, о котором толковал Хонн, оказался достаточно просторным - ей хватило ума влезть самой, а затем уже втащить за собой узлы. И ползти, ползти, ползти... среди грязи, смрада и обволакивающей темноты.

Сколько времени она ползла, неизвестно.

Когда под руками стало сравнительно сухо, она остановилась. Вытерла, содрогаясь от омерзения, руки прямо о шубу - больше не обо что - и принялась ждать.

Когда земля содрогнулась, и откуда-то справа на миг появилось и исчезло ярко-жёлтое пятно, Неммер осознала, что лаз не такой уж и узкий и что в нём можно передвигаться и стоя.

Что-то слабо фосфоресцировало на самом "потолке" узкого свода, но глаза ещё не успели как следует привыкнуть к темноте.

- Хонн? - позвала она шёпотом.

Ответа не последовало.

Она подобрала колени к животу и уселась, не в силах справиться с дрожью. Только бы не уснуть, думала она, только бы не уснуть. В таком холоде можно уже и не проснуться.

* * *

- Второй готов.

- Третий готов. Треугольник включен, первый. Всем представиться. Повторяю, всем представиться. Приём.

- Понял, - Майтен взглянул на капитана. - Выполняйте. Ликвидатор не будет долго ждать.

"Представление" сводилось к тому, чтобы сообщить некое особое слово. Капитан боялся этого момента сильнее всего: ошибёшься, да и обратишься в кучку пепла. Поверх лужицы расплавленного металла. Воображение у капитана было хорошее.

- Я иду первым, - объявил маг и вокруг его амуниции слабо засияло голубоватое свечение. - Окружите дом и следите. Всё, что попытается пройти рядом с вами - уничтожить.

- Понял, - капитан кивнул. - Удачи.

Он проводил глазами Майтена, быстро сгинувшего в пурге и немедленно отдал необходимые приказания.

Всем им это было не впервой.

Да и встряска не помешает, подумал капитан. Ну, боги - пошлите нам удачу!..

Из шлема долгое время ничего не доносилось - а ожидание боя куда хуже самого боя.

Но выбора не было.

* * *

Справа донёсся шорох.

И потянуло теплом.

Вместе с теплом нахлынул и тошнотворный запах, сопровождавший крыс. Но Неммер ощущала, что её желудку уже всё нипочём.

Цок-цок-цок...

- Хонн? - тихо шепнула она, силясь увидеть хоть что-то в обманчивом свечении.

Ближе и ближе. Ни дыхания, ни скрипа камушков. Только едва слышное постукивание.

Красный продолговатый силуэт появился из мглы.

И ещё шесть красноватых точек.

Мне это снится, подумала Неммер обречённо. Руки и ноги шевелились, всё было в полном порядке... не считая, конечно, мерзкого воздуха, но разве так могло происходить?..

Что-то, отливающее рубиновым цветом, осторожно улеглось на пол на расстоянии вытянутой руки от неё.

Шестеро красноватых огоньков остановились, подрагивая и подмигивая.

Когда зрение справилось с тем, что от него требовалось, Неммер едва не закричала от страха.

У ног её лежала "драгоценность". уже оставившая однажды отметки на её ладони.

Рядом с ней, устроившись на могучих окорочках, восседала громадная чёрная крыса.

О трёх головах.

Головы эти внимательно осматривали скорчившегося человека и время от времени - судя по звуку - шевелили усами.

Тишина была потрясающей.

А за крысиным королём (или королевой?) сидело, прижавшись к полу, всё остальное крысиное воинство.

Вновь вздрогнула земля и трёхглавый король забеспокоился, оглядываясь (для чего приходилось поворачиваться всем телом). Неммер, всё ещё не пришедшая в себя, протянула в его сторону руку. Всё равно, подумала она. Захотят сожрать - так сожрут.

От прикосновения к средней голове король вздрогнул, но ничего предпринимать не стал. Если закрыть глаза, можно было бы подумать, что голова принадлежит коту. Не бывает у крыс подобного меха!..

Короны на голове не оказалось, и Неммер постепенно пришла в себя.

Она попыталась повернуть кристалл (который, как ей показалось, выглядел чуть иначе), но король беззвучно разинул все три пасти, а его войско чуть пошевелилось.

И Неммер передумала.

Впрочем, выгравированные в теле кристалла символы были прекрасно видны - даром что находились на противоположной стороне.

- Хонн? - спросила она, вновь прикасаясь ладонью к тёплой и поразительно чистой голове трёхголового вожака и ей показалось, что средняя голова едва заметно кивнула.

Впрочем, что различишь в почти полном мраке?..

* * *

- Я у двери, - сообщил Майтен. Связь работала превосходно. Ему сразу стало не по себе. Он, вроде бы, ничем паранормальным не обладал, но что-то такое есть, похоже, в каждом человеке.

- Вижу вас, первый, - отозвался голос. - Чисто, объект внутри дома. Активность не изменилась. Приём.

- Полная готовность, - приказал Майтен. Холодок становился всё более неприятным. Он опустил "вторые глаза" поверх собственных и поморгал, привыкая к ощущениям. Очки, которые сейчас служили ему органами зрения, передавали только то, что фиксировалось множеством магических "глазков", каждый из которых видел в своём диапазоне. Иллюзии подобными очками отвергались с ходу. Да и в темноте всё было прекрасно видно.

- Второй, готовность подтверждаю

- Третий, готовность подтверждаю.

- Всем, всем, боевая готовность. Приём.

Пока все четырнадцать голосов подтверждали, что готовы в любой миг встретить нестерпимо пылающий огонь ликвидатора, Майтен в последний раз проверил своё оружие.

- Вхожу, - объявил он. - Соблюдать тишину.

Дверь открылась и тут же что-то небольшое попыталось прошмыгнуть наружу. Крыса. Выстрел - и грызун испарился, а дым был унесён ветром. Извини. Война есть война.

Ещё две крысы. Более никого.

- Включаю картинку, - произнёс Майтен. "Жемчужина", будучи правильно настроена, позволяла сообщать одним лишь усилием мысли. Капитан, правда, так этому и не научился - но не всем же быть способными...

- Есть картинка, - сообщил Второй.

На одежде Майтена были установлены пять - весьма громоздких, но очень важных - "зрячих кристаллов". Сейчас они включились и будут вести запись, передавая её своим "близнецам" у Второго и Третьего, что бы ни случилось с самим Майтеном. Тактика подобных операций была отлажена за прошедшие пять кровавых лет и спасла не один десяток городов...

Тихо скрипнула дверь. Так должно быть. Звуки внутрь не проникают.

То, что лежало в углу, рядом с печкой, ещё напоминало своими очертаниями человека. Когда вошёл Майтен, в шевелящейся бесформенной массе прорезалось несколько глаз. Оно *ощущало*, что враг рядом... несмотря на магические барьеры. Вовремя, подумал он мрачно. Опоздай мы на несколько минут...

Мысленный приказ - и голубое сияние вокруг него сменилось зеленоватым. Барьер. Всё, что прикоснётся к нему, распадётся в тончайшую пыль. Хорошо ещё, что чудовище не обладает магическими возможностями.

Удерживая ощетинившуюся щупальцами и когтями живую массу под прицелом, Майтен сделал несколько шагов - чтобы в "поле зрения" попало как можно больше. Что-то помельче суетилось, переползало и скреблось рядом, под ногами. Вспыхнуло и приугасло зелёное пламя. Что-то попыталось напасть.

- Я на месте, я на месте, - Майтен обрадовался, что не успел поужинать. Боги, какая мерзость. Как только она прорвалась? Откуда?.. Спало спокойно всё это время? Крысы, подумал он с неприязнью. Об этом мы не подумали. Сегодня же надо принять меры.

- Активность не меняется, - сообщил Третий. - У вас ещё три минуты. Заканчивайте осмотр.

Барьер был, увы, слишком "прожорливым". Следовало торопиться. Что-то возилось на дне провала, бывшего недавно погребом. Майтен обошёл все комнаты. Никто не выжил, подумал он холодно. Всё.

- Включить треугольник, - велел Майтен. - Всем приготовиться.

- Пятнадцать секунд, - сообщил второй. - Активность не меняется.

Что-то попыталось схватить его за ноги. Звуков "извне" не доносилось - и отлично. Если бы было что-то, напоминавшее человеческую речь, датчики бы сообщили. Ещё две вспышки. Не оглядываться. Отступать.

У двери он выстрелил несколько раз, объёмным зарядом. Захлопнул её. Далеко отходить не стоит - "факел" ему нипочём, а дополнительная "очистка" не помешает.

- Десять секунд.

Дверь содрогалась под могучими ударами. Должна выдержать. Зеленоватое сияние всё ещё жило - барьер на месте.

- Пять секунд.

Отойти на несколько шагов и приглушить фильтр...

- Три...

Мрак сгустился вокруг. Самое главное - никуда не упасть.

- Два...

Окружающий мир перестал существовать. Только стук собственного сердца да голос, приходящий неведомо откуда.

- Один...

Последняя секунда тянется дольше всех остальных...

- Пуск.

Сквозь "барьер" он не должен был почувствовать никакого огня. Но всегда казалоь, что его поднимает и швыряет в пылающую бездну. Как бы надёжна ни была защита, она ничего не могла поделать с воображением.

* * *

Ортуан, как и все, наблюдал за работой ликвидатора сквозь защитные очки. Иначе недолго и со зрением расстаться.

Это походило на вырастающий из-под земли смерч. Он переливался всеми отенками красного и оранжевого. Снег даже не таял - просто испарялся. На глазах капитана почернело, вспыхнуло и обратилось в неистовый факел стоящее рядом дерево.

При всём при том ликвидатор почти не повреждал саму землю. Придёт весна, и здесь, как обычно, появятся ростки обычной травы... Непостижимо! Жаль, конечно, что эти заносчивые маги никому не доверяют подобного оружия. В умелых руках... Он сплюнул и плевок испарился, не достигнув земли.

- Говорит второй, факел погас, - послышался голос. - Десять секунд до снятия защиты.

- Псионическая активность в пределах фона, - сообщил Третий. Это капитану было уже неинтересно. Он смотрел, как из облака медленно расходящегося в воздухе пепла возникает фигурка человека. Зелёное сияние вокруг неё потускнело и пропало вовсе.

- Второй, можно снимать защиту, - послышались долгожданные слова. Капитан с облегчением снял защиту - нажал на камень на своём браслете, после чего снял и сам браслет. Какой бы там она ни была, во всём полагаться на магию нельзя.

- Что теперь? - спросил капитан, когда маг снял свой шлем, открыв лицо. На нём отражалась бесконечная усталость.

- Осмотрим прочие дома, - ответил тот мрачно. - Сожжём их. И всё на сегодня. Главную заразу мы выжгли.

Отлично! Капитан просиял. Теперь очевидно - война для его людей окончена. Шеттама, как-никак, находится вне района патрулирования.

И окончена блестяще.

"Займитесь любимым делом", едва не вырвалось у Майтена. Но он сдержался.

Ему ещё предстояло просматривать запись всех "зрячих камней". В поисках намёков - на то, как это могло произойти.

Пять раз увидеть эту мерзость, пузырящуюся на полу.

За что ему такое наказание?..

...Встретив Второго и Третьего, он поблагодарил их (молодцы ребята, даром что молоды) и уселся на обуглившийся пень. Жечь дома - невелика премудрость. Капитан со своими вояками справится и сам.

Руки его дрожали.

Как же я проглядел эту напасть? - подумал он, ощущая себя бесконечно виноватым. Проклятие. Мы привыкли искать следы магического. Распрощаюсь с капитаном - и немедленно в Совет. Похоже, всё сложнее, чем мы думали.

Не забыть про крыс.

* * *

Был небольшой перерыв в восприятии - должно быть, она всё же заснула.

Крыс и их короля не было.

Не было и кристалла.

Неммер пошевелилась, едва не вскрикнув - ноги и руки успели затечь. Просто оторваться от стены стало почти непереносимым мучением.

И холод.

И чистый воздух. Небеса, как это прекрасно!

- Хонн? - позвала она. Рядом что-то зашевелилось.

- Здесь, - услышала она. - Проснулась? Пора уходить..

- Ты ждал, пока я проснусь? - поразилась женщина, пытаясь разглядеть своего собеседника. Тщетно. Лишь едва заметный контур.

- Торопиться всё равно некуда.

Она попыталась встать. На третий раз получилось - но она тут же охнула от боли в спине.

- Идти довольно далеко, - сообщил невидимый Хонн из-за спины. - Ступай осторожнее, здесь скользко. Вещи я донесу сам.

Хоть это хорошо, подумала Неммер, стискивая зубы всякий раз, когда сотни серебряных иголочек вонзались в её ступни.

Всё позади, подумала она немного погодя. Как же! Всё только начинается.

Она надеялась, что мысли её Хонн прочесть не сумеет.