/ Language: Русский / Genre:child_sf, / Series: Алиса и ее друзья в лабиринтах истории

Принцы В Башне

Кир Булычев

Тайна исчезнувших в XV веке английских принцев оставалась неразгаданной вплоть до конца XXI века. Но так быть не должно! И Алиса Селезнева решительно отправляется в прошлое, чтобы узнать, что же произошло. И, как всегда, ей не удается остаться сторонним наблюдателем. Алиса подружилась с королевой Елизаветой, матерью принцев, и с их сестрой — принцессой Лиззи. А подружившись, уже не смогла просто разгадать историческую загадку, а стала ее участницей. Куда же исчезли принцы, которых их дядя, злодей Ричард III, заточил в зловещую башню Тауэра? Ответ на этот вопрос вы узнаете, прочитав книгу Кира Булычева «Принцы в башне».

Кир Булычев. Алиса и ее друзья в лабиринтах истории. Принцы в башне Дрофа М. 2003 5-7107-6897-9

Кир Булычев

ПРИНЦЫ В БАШНЕ

Алиса и ее друзья в лабиринтах истории

© Кир Булычев, 2003

© Иллюстрации, Хачатрян Л. А., 2003

© ООО «Дрофа», 2003

Глава первая

КОРОЛЬ НА ОХОТЕ

Солнце затаилось за пологим холмом, увенчанным кущей лип. Медленно поднимаясь по небу, оно высветило вершины и склоны соседних холмов, а потом неожиданно, словно взорвался порох, ударило ослепительным светом, пронзило лучами листву деревьев, что теснились в ложбинах и на откосах, вызвав к жизни тысячи голосов и шумов леса.

Лучи солнца проникали даже в самую чащобу, разыскивали там цветочные полянки, где оглушительно жужжали пчелы, гудели шмели, стрекотали кузнечики, рождая общий веселый гул.

С прогалины, по которой бежала проселочная дорога, в отдалении виднелся замок Ладлоу. Старинные башни замка возвышались над домиками городка, прижавшегося к нему.

Замок давно уже перестал служить крепостью. Теперь это был один из дворцов короля Эдуарда IV, баловня судьбы, победителя всех врагов, счастливого отца семейства и любимца народа. Редко так везет королям, но судьба, которая долгие годы не хотела баловать Эдуарда, в конце концов сдалась перед его упорством и волей.

Солнце разогнало клочья тумана, дремавшие в лощинах, и словно распахнулся занавес: на дороге показалась шумная, разноцветная процессия. Король Эдуард, приехавший вчера в замок Ладлоу навестить старшего сына, Эдуарда-младшего, наследника английского престола двенадцати лет от роду, решил устроить большую охоту на громадного вепря, который, как уверяли лесники и егеря, недавно пришел с севера. И был он так велик и страшен, что даже медведи убегали от него.

На королевскую охоту выехало несметное число людей.

Впереди, сразу за лесниками, егерями и псарями, которые вели на цепочках бойцовых и гончих псов, следовала охрана из двадцати лучших рыцарей королевства в синих с красным камзолах с арбалетами. Возглавлял отряд отважный сэр Грей, пасынок короля Эдуарда. За рыцарями ехал сам король в окружении баронов.

Вот красуется на знаменитом белом коне Перигоре любимчик всех девушек Англии, всегда отлично выбритый, голубоглазый и такой добрый на вид герцог Бэкингем. Хотя все при дворе знают, что он интриган и бесчестный игрок в кости. Бэкингем богат, знатен и даже мог бы занять английский престол, но предпочитает быть вторым, следовать за главной фигурой. Сейчас такая фигура — король. А что будет завтра, никто не ведает. Чуть отстав, гарцуют герцоги Норфолк и Оксфорд. Они соперничают за право зваться лучшими полководцами страны, но вот уже несколько лет, заботами Эдуарда, в Англии царит мир, и герцогам никак не проявить свои таланты.

Короля догнал сэр Генри Уайт, веселый обжора, который может влить в себя бочку эля, не замочив огромных рыжих усов. Вообще-то он считается ближайшим другом молодого герцога Генри Ричмонда, положившего глаз на рыжую красотку Лиззи. А Лиззи на страстные взгляды герцога всегда отвечает.

Лиззи, старшую дочку короля, зовут так, чтобы не путать с Елизаветой, королевой Англии. Они с мамой совсем не похожи. Королева — худенькая, тихая, стеснительная, прелестная женщина, никогда не повышающая голоса. При том все знают, что она пользуется такой властью над королем, какой нет ни у кого на свете.

Следом за королем верхами ехали его сыновья — двенадцатилетний Эдуард, которого все зовут Эдди, чтобы не путать с отцом, и совсем еще маленький десятилетний Ричард. Младшего принца звали Диком, поскольку Ричардом всегда называли брата короля Эдуарда, герцога Глостера.

Королеву Елизавету и рыженькую красавицу Лиззи могучие слуги несли в носилках, следовавших за мужской половиной семейства. Рядом с ними скакали родственники королевы, народ невысокого звания, но энергичный и довольно хваткий. Первым среди них ехал старший в роду — толстый, ленивый и мягкий, словно большая подушка, лорд Риверс.

И наконец, в отдалении, сам по себе, окруженный собственной свитой и собственными любимчиками, двигался второй человек в государстве — брат короля герцог Ричард Глостер.

Странное зрелище являл собой этот человек.

Он был невелик ростом, на голову ниже короля, но очень широк в плечах. Правда, правое плечо у него было несколько выше левого, а левая рука короче правой, и пальцы ее не разгибались до конца. Ричард утверждал, что его в детстве заколдовали враги, навели порчу. К тому же он немного хромал.

Ричард гладко брился, и было видно, что у него небольшой, острый подбородок, рот словно прорезали кинжалом, а про губы забыли. Черные, очень подвижные глаза Ричарда непрерывно рыскали по сторонам, как будто искали кого-то. Прямые до плеч волосы были черными под стать глазам. Вот так выглядел герцог Глостер.

Из людей, окружавших герцога, стоило обратить внимание на не слишком родовитого, но бесконечно преданного господину Джона Тайрелла. Этот мрачный, коренастый тип, словно верный пес, всегда следовал за Ричардом, и мало кто знал, какие черные дела были на его совести и какие тайные поручения своего господина он выполнял. По крайней мере, молва упорно утверждала, что именно Тайреллу Ричард поручил задушить в Тауэре своего брата Кларенса, после того как восстание против Эдуарда было подавлено.

В лощине процессия остановилась, кони смешались, собаки рвались с поводков и лаяли, распугивая птиц и кузнечиков. Пока о секаче, которого должны были выгнать на короля загонщики, вестей не было.

Подъехала телега с корзинами со снедью. Охотники забыли о секаче и окружили телегу.

Королева Елизавета не стала выбираться на траву. Сэр Риверс набрал на блюдо мяса и зелени и отнес королеве с дочерью. Мальчики тоже взяли по куриной ноге. Эдуард, тихий, задумчивый, словно собирающийся стать священником, отошел с едой к большому пню, уселся и принялся глазеть на дупло, откуда высовывались желтые клювы птенцов. Ричард же отнес куриную ногу собакам и, смеясь, смотрел, как они грызутся из-за добычи. Псари сердились — собак нельзя кормить перед охотой, но не смели перечить принцу. Но герцог Глостер заметил проступок племянника, подошел к нему, больно схватил за ухо и потянул вверх так, что принц завопил от боли.

Король обернулся на крик, сразу все понял и не стал вмешиваться.

Но Елизавета, которая давно не выносила герцога Глостера, крикнула из-за занавесей:

— Что вы себе позволяете, герцог?

Ребенок умолк, понимая, что стал причиной раздора, но король не дал ссоре разгореться. Он подошел к брату, и тот отпустил Дика. Мальчик отбежал в сторону.

— Спасибо, брат, — сказал король, — что помогаешь мне воспитывать сыновей.

— Эти мальчики — надежда Англии, — ответил Ричард.

Королева Елизавета смотрела на братьев и уже в который раз поражалась их несходству. Король Эдуард был высок ростом, узок в бедрах, красив лицом и широкоплеч. Ричарда природа обошла милостью. Глостер знал о своих недостатках, поэтому всегда заказывал левый ботинок на высоком каблуке и подкладывал войлочную подушечку на левое плечо. Люди неосведомленные не всегда догадывались о недостатках брата короля. Зато Ричард Глостер был очень силен и умел драться на кулаках, хотя это занятие больше подходило для простолюдинов. Ричард знал, что простолюдины и есть английский народ, из простолюдинов состоит армия, а солдаты любили смелого Глостера, который так отличился в последней войне.

Ричард Глостер и его друзья не выносили королеву Елизавету. Ведь она была вовсе не знатной дамой. Эдуард попал в ее небогатый дом во время одного из своих путешествий и влюбился во вдову с двумя сыновьями. Он долго любил ее тайно, а потом все же решился жениться на умной, тихой, но упорной женщине. Это случилось в 1465 году. И несколько месяцев король таил свой брак от собственных придворных, потому что они в то время планировали женить его на французской принцессе, которую король в глаза не видел и любить не собирался. Наконец король набрался духу и объявил в Лондоне, что у него уже есть жена, простая женщина и даже не принцесса.

Конечно, поднялся страшный шум, некоторые лорды изменили королю и подняли восстание. Эдуарду даже пришлось бежать из Англии, потому что к бунтовщикам присоединился и его брат Кларенс. Но оказалось, что молодой король — неплохой дипломат и полководец. В конце концов он победил своих врагов, с помощью Ричарда Глостера вернул себе трон, и в стране наступил мир.

Враги, конечно, не исчезли, но затаились и делали вид, что любят короля и королеву, а король не беспокоился за будущее, потому что был совсем не стар: разве сорок лет — это возраст для мужчины? Он был силен и держал королевство в руках. К тому же казна страны была полна и можно было не мучить народ тяжкими налогами.

Счастлив был Эдуард и в семейной жизни. Дети у него росли красивые, умные и разные. Лиззи, которой шел семнадцатый год, вышла красавицей. Старший сын, Эдуард, хоть и не блистал в поединках и не любил скакать верхом, отлично читал и писал, выучил разные языки. Из него мог получиться мудрый и толковый король. А если ему не суждено будет царствовать, то Эдуард знал: младший принц Дик был отчаянным, смелым мальчишкой, в свои девять лет обгонял в скачках взрослых наездников и стрелял из лука, как известный всем разбойник Робин Гуд.

Вот и сейчас король с улыбкой смотрел, как Глостер наказывает Дика. Он знал, что нахлобучка пойдет принцу на пользу. Пускай учится вести себя. Но понимал Эдуард и Елизавету, которая боялась и не выносила его младшего брата. Она не за себя боялась, а за родственников — народ жадный и наглый. Родственнички лезли напролом, словно вся Англия была их вотчиной. А Эдуарду это было на руку. Пускай Ричард Глостер и старая знать терпеть не могут новых баронов, пускай занимаются борьбой друг с другом. Все равно прибегут к королю за защитой.

— Как там загонщики? — спросил Эдуард. — Мы устали ждать.

Король кинул на траву обглоданную кость и взобрался в седло. Затем он обернулся к королеве спросить: как она себя чувствует, не замерзла ли на утреннем ветру, не кашляет ли?

И поэтому Эдуард не видел, что происходило почти рядом с ним.

А герцог Глостер сделал несколько шагов к кустам, раздвинул ветки и исчез с глаз. Если кто и заметил исчезновение герцога, то и виду не подал.

Солнце уже поднялось высоко и начало пригревать. Но у земли в густом подлеске было прохладно.

Ричард пробрался сквозь кусты и замер под громадным дубом, который рос здесь, может быть, с времен Юлия Цезаря и древних римлян, когда-то завоевавших Британию.

Герцог тихо свистнул.

Человек, не ожидавший этого, принял бы его свист за трель какой-то птицы.

Могучие ветви стоявшей рядом с дубом ели тут же раздвинулись, и показалась женщина высокого роста в длинном платье странного цвета. Оно было светлым, но при этом сливалось с темной хвоей. Если бы вы сказали, что оно зеленое, то жестоко ошиблись бы. Это платье было цвета лесного полумрака.

Горящие, как угольки, глаза женщины прятались в глубоких глазницах под густыми черными бровями, и поэтому она не казалась красивой, тем более что ее кожа была странного голубоватого цвета, а волосы отливали синевой.

— Ты готова? — громким шепотом спросил Ричард.

— Я без тебя знаю, когда начинать, — тоже шепотом ответила женщина.

Она говорила так тихо, что даже птицы, пролетавшие рядом, слышали лишь шелест. Но герцог Глостер различал каждое слово.

— Ты не будешь раскаиваться? — спросила женщина.

— Я никогда ни в чем не раскаиваюсь, — ответил брат короля. — Потому что забочусь не о себе, а о благе державы. Мне же ничего не надо. Я даже подумываю, не уйти ли мне в монастырь. Там тихо, там можно завершить свои дни в покое и молитвах… Я ведь грешил. Да, грешил! Я убивал врагов в бою!

Вдруг Ричард широко улыбнулся. Словно рассказал забавную сказку, а потом поставил точку.

— Друг мой, — почти беззвучно произнесла женщина, — ты намерен тратить время на пустую похвальбу?

— Не учи меня, фея Моргана.

— Имя мое запретно!

— Прости.

Ричард чуть склонил голову. Он боялся этой женщины, но не хотел показывать своего страха.

— Ты считаешь себя хорошим человеком? — спросила фея Моргана.

— Я — хороший человек.

— Закон жизни гласит, что ни один негодяй никогда не назовет себя негодяем. Он убежден, что совершает свои злодейства во благо родины и народа. В крайнем случае — во благо своей семьи. И ты такой же, как все.

— Я грешил, но не совершил ни одного злодейства!

— Не гневи богов, — оборвала его фея. — Они слышат нас!

— Я поклоняюсь христианскому богу, — ответил герцог Глостер.

— Ты убил родного брата и женился на его вдове.

— Это был приказ короля Эдуарда.

— Вот видишь, ты — типичный негодяй, который никогда в своем негодяйстве не признается.

— Время уходит, — сказал Ричард.

— Я могу придержать время, — пожала плечами фея Моргана. — И тогда минута вам покажется часом.

— Пора, — нетерпеливо топнул ногой Глостер.

— Но после этого я уйду на остров Авалон, и ты меня больше не увидишь.

— Посмотрим, — проворчал Ричард. — Я знаю заклинания друидов.

— Я не подвластна никому, даже друидам, — сказала женщина. — Отойди с дороги.

И на глазах у Ричарда фея стала уменьшаться в росте. Он зачарованно и со страхом смотрел на нее и вдруг резко обернулся. Ему послышался шорох в кустах. Рука герцога схватилась за рукоять меча. Да, кто-то быстрый, как лань, кинулся прочь. Но Ричард не побежал за ланью, потому что его внимание привлек другой, куда более грозный звук.

На месте феи Морганы стоял, наклонив голову, могучий кабан, тот самый вепрь, охоту на которого устроил король Эдуард.

Маленькие глазки вепря горели алым огнем. Короткая щетина отливала серебром. Ох как стар был тот зверь! Но как зол и жесток!

Кабан несколько раз ударил о землю острым раздвоенным копытом и кинулся в сторону, в гущу леса.

— Славно, — негромко произнес герцог Глостер. — Ох как славно!

Он направился к поляне, где скопились рыцари и слуги.

Король Эдуард увидел его и крикнул:

— Если они не выгонят на нас вепря, я возвращаюсь в замок!

— Я слышал в лесу шум, — откликнулся Ричард. — Они гонят вепря сюда.

Но король ничего не услышал. Он и поверил, и не поверил младшему брату. Он привык не верить родственникам и считал, что, кроме Елизаветы, у него нет друзей на этом свете.

Взоры братьев столкнулись на лице Лиззи, старшей дочери короля, любимицы родителей. Лиззи была так подвижна, быстра и весела, так занята всегда своими и чужими делами, что уследить за ней было нелегко. С разрешения матери она оделась на охоту в одежду мальчика, чтобы длинное платье не сковывало ее движений, убрала медные волосы под вышитую бисером бархатную шапочку и казалась подростком, куда моложе своих шестнадцати с половиной лет.

Король Эдуард смотрел на дочку с обожанием, а Ричард — с жадностью. Он даже себе не хотел признаться, что влюбился в юную принцессу и из-за этого злился на ее мать и на своего брата.

Глава вторая

ДЕВОЧКА И ВЕПРЬ

— Эй! — донесся крик из глубины леса. — Берегись! Он приближается!

— Я же говорил! — крикнул Ричард и жестом велел подвести коня.

Пока он взбирался на коня, вокруг царила суматоха. Хоть вепря ждали давно, но его приближение застало всех врасплох.

Тем более что кабан выбежал не с той стороны, откуда его ждали, а сбоку из кустов, куда никто и не смотрел.

Страшный зверь кинулся было на короля, но конь Эдуарда отпрянул в сторону. Он был боевым конем, старым товарищем своего хозяина, и умел быстро оценить опасность.

Но за спиной короля стояли носилки королевы. Елизавета и Лиззи не видели вепря и не успели спрятаться. А впрочем, никакие носилки не спасли бы их от этого нападения.

В тот момент между вепрем и королевой оказался лишь принц Эдуард, который сразу же понял, что матери и сестре грозит опасность. Он выхватил из-за пояса свой детский меч и отважно бросился на кабана.

Кабан взревел. В его реве чувствовалась радость, словно он только об этом и мечтал.

Маленький принц стоял между вепрем и носилками, вытянув вперед руку с мечом.

А все остальные замерли от неожиданности и страха.

Кто за себя, а кто за младшего Эдуарда.

Опустив голову к земле, вепрь ринулся на принца.

Мальчику бы отскочить в сторону — ведь зверь был всего в тридцати шагах.

И никто не успел заметить, как из кустов к кабану кинулась тонкая легкая фигурка.

Все произошло так быстро, что, если бы спросить потом всех, кто стоял вокруг, что же произошло, каждый бы рассказал эту историю по-своему, и ни один из этих рассказов не был бы чистой правдой.

А на самом деле из кустов выскочила девочка лет двенадцати — тринадцати, одетая как юный оруженосец и коротко остриженная. Девочка взвилась в воздух, отважно прыгнула вслед кабану, догнала его, схватила за тугой скользкий хвост и дернула на себя. Да так резко и сильно, что громадный зверь взревел и остановился как вкопанный.

Его клыки замерли в футе от меча юного принца.

Затем вепрь с быстротой, которой вряд ли можно было от него ожидать, развернулся на месте, чтобы уничтожить обидчика, и кинулся на девочку.

Но девочка не растерялась.

Она выставила кулак и встретила зверя точным ударом прямо в рыло.

Ну какой дикий вепрь ожидает, что какая-то пигалица посмеет ударить его в самое нежное место — в розовое рыло?

Вепрь завизжал, как выпоротый поросенок, и, круша кусты, ринулся в чащу.

И как только придворные и рыцари, псари и лесники, бароны и лакеи поняли, что опасность миновала, они принялись размахивать мечами и кинжалами, бегать по поляне с угрожающими криками, науськивать собак на убежавшего кабана, толкаться, мешать друг дружке и подняли такой шум, что с деревьев посыпались листья, а испуганные вороны поднялись к облакам, распугивая коршунов и ястребов, которые полагали, что в облаках воронам делать нечего.

В этом шуме и суматохе не растерялся только юный принц Эдуард. Он подбежал к девочке, которая спасла его от неминуемой смерти, и сказал:

— Спасибо, отважный оруженосец! Я не знаю тебя…

Он протянул девочке руку, та поклонилась принцу, потому что принцам положено кланяться, а потом подала Эдуарду руку и ответила:

— Меня зовут Алисой, я девочка и оказалась тут случайно, хотя давно хотела с тобой познакомиться.

Конечно, Алиса разговаривает с незнакомыми мальчиками, а тем более с принцами британского королевства на «вы», но беда в том, что в английском языке что «ты», что «вы» — одно и то же слово. Такой бедный язык! Наверное, это произошло оттого, что англичане всегда думали, что все они равны.

— Не могу поверить! — воскликнул Эдуард. — Ты всего-навсего девчонка?!

— Кажется, ты разочарован, — сказала Алиса. — А разве не все равно, кто тебе немного помог на охоте?

— Не все равно, — упрямо произнес Эдди. — Мне куда приятнее думать, что мне помог рыцарь, и притом благородного происхождения.

Алиса нахмурилась.

— Я живу далеко отсюда, — сказала она. — В наших краях людей не делят на благородных и неблагородных. Нам все равно, кто нам помогает — девочка, мальчик или его бабушка.

— Но ведь ты благородная дама? — с надеждой спросил принц. — Как зовется твой род?

— Отстань, Эдди! — рассердилась Алиса. — Я не твоя подданная и живу не в твоем королевстве.

И тут раздался другой голос.

Он принадлежал рыжеволосой девушке с белым-пребелым лицом, усыпанным веснушками. Глаза у девушки были ярко-зелеными.

— Ты права, незнакомка, — сказала рыжая девушка. — Я, принцесса Елизавета, благодарю тебя за спасение моего упрямого братца и нас с мамой. Я все видела, и поэтому ты можешь просить все, что тебе угодно.

— Мне ничего не надо, — ответила Алиса.

На этом их разговор закончился, хотя принцесса Лиззи и Алиса сразу же понравились друг другу. Они были почти одного роста и даже похожи, только волосы у Алисы золотистые, а у Елизаветы цветом, словно медный самовар. Обе стройные, высокие, правда, принцессе уже почти семнадцать, а Алисе всего двенадцать. Но Лиззи живет в XV веке, а Алиса будет жить через шестьсот лет, в конце XXI века. Алиса об этом отлично знала, а вот Лиззи и не подозревала о том, что по времени можно путешествовать. А если бы Алиса призналась, что прилетела из далекого будущего, Лиззи точно решила бы, что она — чертовка или дьяволица, и бросилась бы бежать.

Так что Алисе лучше было молчать о том, кто она такая на самом деле. Что она и делала.

К Алисе стали подходить и остальные члены королевского семейства.

Первой рядом появилась бледная королева Елизавета, которая поблагодарила Алису, но ничего больше сказать не успела, потому что подошел король Эдуард. Смущенный, потому что не успел вовремя прийти сыну на помощь.

Но король — всегда король.

— Ты чей слуга, мальчик? — спросил он так, будто случайно ехал по улице и натолкнулся на нищего.

— Я не слуга, — ответила Алиса.

— Это девочка, — вмешался в разговор принц Эдди. — Как ты не видишь, отец!

— И вернее всего, ведьмочка, — раздался голос герцога Глостера. Ричард подъехал вслед за королем и не мог скрыть своего неудовольствия. — Я бы не стал с ней разговаривать: а что, если она наведет порчу на ваше величество или на драгоценных принцев?

— Как вам не стыдно! — воскликнула Лиззи. — Ведь вас, рыцарей, и близко не оказалось, когда на нас напал вепрь! Где вы были, дядя?

— Мне помешала эта девчонка! — рассердился Глостер. — Я бы убил зверя, а девчонка дала ему убежать. И не исключено, что кабан заколдованный и они с девчонкой заодно!

— Ну, отец! — закричал Эдуард. — Скажи, что это неправда!

— Мы подумали, — произнес король, глядя поверх голов, — мы подумали и решили, что девица, с готовностью помогшая нашему сыну победить дикого вепря, заслуживает того, чтобы быть приглашенной на пир в замке Ладлоу. Эта девица не кажется нам ведьмой и не пугает нас так, как испугала нашего уважаемого младшего брата Ричарда, который известен как смелый воин, но сегодня себя смелым воином проявить не успел, хотя и утверждает, что ему просто помешала именно эта девица… как тебя зовут?

— Алиса.

— Девица Алиса.

Придворные отлично поняли, что король издевается над братом, и с готовностью принялись смеяться. Они уже забыли, что сами струсили. А если тебе не хочется о чем-то вспоминать, то проще всего найти виноватого и вдоволь над ним посмеяться.

Герцог Глостер пришпорил коня, и тот отпрянул в сторону.

Король сказал:

— Пускай королева разузнает все о девице, и мы решим, какой награды она достойна.

Он хлестнул коня и выехал в центр поляны.

— Где наши загонщики? — громко спросил король. — Почему не спущены собаки? Вы что, не видите, что этот вепрь вот-вот уйдет? А ему уйти нельзя. У меня с ним свои счеты.

И сразу над притихшей было поляной разнесся шум. Даже собаки, которые и лаять не смели, чуя, как люди встревожены, заголосили, забрехали, загавкали, как самые обыкновенные дворняги.

Охота помчалась вперед и скрылась в лесу.

Во все стороны разбегались зайцы, волки, барсуки и олени, прятались в норах лисицы, а последний в тех краях медведь с перепугу нырнул в горную речку и сидел там в холодной воде, выставив наружу один лишь черный нос.

На опустевшей поляне остались только носилки королевы. Елизавета стояла рядом, тут же была и принцесса Лиззи. А вот принцы ускакали вслед за отцом.

— Я не люблю охоту, — произнесла королева Елизавета.

Она чем-то напоминала маму Алисы, только чуть постарше. Темные, тронутые сединой волосы были убраны под небольшую шапочку, расшитую бисером, серые глаза смотрели печально.

Алиса обратила внимание на то, что на кожаном, в серебряных бляшках поясе королевы висели ножны, откуда торчала рукоятка кинжала.

Королева перехватила взгляд Алисы и смущенно сказала:

— Я же на охоту поехала. А вдруг какой-нибудь зверь нападет? Да ты же видела!

Но Алиса не поверила королеве. Елизавета была напугана. Но напугал ее не вепрь. Или не только вепрь.

Алиса посмотрела на Лиззи.

Рыжая девушка перехватила ее взгляд и чуть заметно кивнула. Словно поняла, о чем думает Алиса.

Алисе вдруг пришла в голову странная мысль: ведь она была бы рада подружиться с этой рыжей принцессой. Она ее понимает. А как редко тебя понимают!

Но вернее всего, ничего из этого не выйдет. По очень простой причине: в следующий раз они увидятся в самое горькое для Лиззи время. Не все в нем понятно Алисе, но рыжую принцессу ждет большая беда.

— Ты меня слышишь? — донесся до Алисы голос королевы.

Она и в самом деле задумалась так глубоко, что не расслышала вопроса.

— Простите, ваше величество, — сказала Алиса.

— Ты не сказала нам, откуда родом и почему в этот ранний час оказалась совсем одна в этом лесу. Неужели твои родители так спокойно отпускают тебя одну? И в одежде мальчика. Нам это кажется странным.

— Если позволите, ваше величество, — ответила Алиса, — я вам все подробно расскажу, только чуть погодя. Но сейчас я могу лишь сказать, что никакая я не ведьма. Но я сирота. И живу неподалеку, у дальних родственников, которые не очень утруждают себя заботой о сироте. А мне это к лучшему. Я люблю бывать одна и не боюсь леса.

— Ой! — воскликнула Лиззи. — Ты не боишься волков?

— Волки нападают только на тех, кто их боится. А летом они вообще не опасны.

— А разбойники? — спросила королева.

— Ну какие здесь разбойники! — рассмеялась Алиса.

— А нечистая сила? — боязливо прошептала Лиззи.

— Нечистой силы я здесь не встречала. И даже очень удивилась, когда ваш дядя назвал меня ведьмой.

Издали донесся рев охотничьего рога. Видно, охотники ускакали уже далеко.

— Мой дядя, — сказала Лиззи, — нехороший человек. Я его не люблю. А ты хочешь посмотреть, как я вышиваю?

— С удовольствием, — согласилась Алиса.

— Тогда поедем в замок, — предложила принцесса. — Мама, можно Алиса поедет со мной в замок?

— Я согласна, — кивнула королева. — До обеда еще много времени. Наши охотники вернутся часа через три. Так что мы их обгоним и сможем отдохнуть без мужчин.

Алиса хотела сказать, что она спешит домой, но разве королевам говорят такие вещи? «Хорошо, — решила она, — я поеду с двумя Елизаветами в замок. Все равно не мешает поглядеть, как он устроен внутри. Заодно пускай они побольше расскажут мне о своей жизни и о родственниках».

— Ты поедешь с нами в носилках? — спросила Лиззи.

Алиса покосилась на несчастных носильщиков, которым придется тащить тяжелый паланкин по лесной дороге, и отказалась.

— А нет ли коня, на котором я могла бы доехать до замка? — спросила она.

— Чудесная мысль! — воскликнула Лиззи. — Мы с тобой поедем верхом!

— Лиззи, — с упреком сказала королева, — ты же знаешь, как я не люблю, когда ты скачешь верхом! С тех пор как тетя Матильда сломала шею, упав с коня, я переживаю, если вижу тебя в седле.

— Но я буду вместе с Алисой, — возразила Лиззи. — Что может со мной случиться?

— Ну как знаешь, — уступила королева и, усевшись в носилки, задвинула полог, чтобы не видеть ужасного зрелища — любимая дочка верхом на диком животном!

Глава третья

ЗАГОВОР ГЛОСТЕРА

— Тебе сколько лет? — спросила Лиззи свою новую подругу.

— Уже двенадцать, — ответила Алиса. — Но у нас люди выше ростом, чем здесь, и мы быстрее растем.

— Это в каком графстве?

— Ты не знаешь. Далеко отсюда.

— Я все знаю, — обиделась Лиззи. — Я — настоящая принцесса и поэтому все знаю лучше, чем некоторые простолюдинки.

Она выразительно поглядела на Алису, но Алиса не стала спорить, а только улыбнулась, потому что совсем не страдала оттого, что временно оказалась сироткой.

— А у тебя есть жених? — спросила Лиззи.

— Нет, — ответила Алиса. — Я пока не интересуюсь мужчинами в этом смысле.

— А в каком же смысле интересуешься?

— Ну, мне интересно, какие они спортсмены и умные ли — я дураков не выношу.

— Все ясно, — кивнула Лиззи. — Ты только кажешься высокой и почти взрослой, а на самом деле ты такой же ребенок, как мои братишки.

— Только я посильнее, побыстрее и уж точно поумнее твоих братьев и даже их сестры.

— Ты кого имеешь в виду? — удивилась принцесса.

— А я имею в виду того, кто не знает, в каком году была битва при Гастингсе, кто такой Юлий Цезарь и чему равен квадратный корень из четырех.

— А ты знаешь? — удивилась Лиззи.

— Знаю. И много еще чего знаю.

— Чепуха! — воскликнула Лиззи и придержала коня. — Даже мужчины таких вещей не знают. Для этого есть монахи и учителя в университетах. А что это за битва при Гастингсе?

— Вильгельм Завоеватель победил англичан и завоевал Англию.

— Придумаешь тоже! — возмутилась принцесса. — Разве кто-нибудь может победить англичан?

— А французы?

— Это слабаки! — Лиззи взмахнула руками и отпустила поводья. К счастью, Алиса ехала так близко к ней, что успела подхватить принцессу, прежде чем та выпала из седла.

Чтобы не злить свою новую подругу, Алиса переменила тему разговора:

— Ты хотела сказать мне, что у тебя есть жених.

— А ты откуда знаешь?

— От тебя.

— Это секрет.

— Почему это секрет?

Лиззи оглянулась. Но лес, подходивший вплотную к дороге, жил своей шумной птичьей жизнью, и ему дела не было до двух девочек, которые мирно ехали по проселочной дороге.

— Я боюсь, что об этом узнает дядя Ричард.

— Если ты хочешь рассказать, то рассказывай, — сказала Алиса. — А если нельзя, то помолчи.

— Мне все можно, только ты не проговорись.

— Клянусь!

— Ричард ненавидит Генриха. Он завидует ему!

— Как может герцог и брат короля завидовать какому-то Генриху?

— А вот и не какому-нибудь! Генрих тоже королевской крови, только другой ветви. И хоть он молодой, но такой красивый и смелый, что знатные бароны всегда за ним пойдут.

— А зачем им за ним идти? — невинно спросила Алиса.

— Если он захочет занять трон!

Лиззи говорила так тихо, что Алисе приходилось наклоняться с седла, чтобы расслышать.

— Но ведь на троне твой отец! — удивилась Алиса.

— А если с папой что-то случится?

— Что же может случиться с твоим папой? — спросила Алиса.

Ей было очень интересно узнать, что думает эта молодая девушка о будущем.

— Он пойдет на войну, и его могут убить. Или кто-нибудь может подослать к нему убийц. Мой папа король, а это очень опасное занятие.

— И что тогда будет?

— Тогда королем станет мой брат Эдуард. Но он еще маленький, и надо будет назначить регента, то есть правителя королевства. Регентом может стать мама или дядя Ричард. Но вряд ли они позволят маме…

Алиса подняла ладонь, призывая Лиззи замолчать.

Та сообразила и закрыла ротик.

Алису насторожило то, что лес замолк. Шумел, пел птичьими голосами, гудел жужжанием шмелей… и вдруг замолчал. Испугался.

Алиса всей кожей чувствовала, что в лесу затаилась опасность.

Совсем близко, вон в той лощине, заросшей орешником.

Она направила коня в ту сторону и через несколько шагов остановилась.

Потом спешилась.

Алиса не оглядывалась на принцессу, потому что знала: та и без нее решит, что ей делать.

Привязав коня к дереву, Алиса пошла в глубь леса.

Через полсотни шагов она увидела поляну. На поляне притулилась покосившаяся хижина под соломенной крышей. Перед хижиной стоял конь, а изнутри доносились голоса.

Алиса обернулась.

Принцесса Лиззи стояла рядом с ней. Она прижала палец к губам и прошептала:

— Это его конь. Конь дяди Ричарда.

Алиса тоже узнала коня. Белый крупный жеребец под красным седлом, сбруя расшита золотом. Конь повел глазом на девочек и коротко заржал.

— Помолчи, — шепотом попросила его Алиса. — Не выдавай нас.

Из хижины, продолжая разговаривать, вышли мужчина и женщина в плаще. Собеседники не таились и говорили громко. А может быть, просто они были сердиты.

Алиса сделала еще два шага и сквозь густую листву различила герцога Глостера.

Лиззи тоже подкралась поближе. Женщина в плаще была ей незнакома, но спрашивать, знает ли ее Алиса, она не решилась. Принцесса понимала, что они находятся очень близко и любой шорох может их выдать.

Лиззи крепко схватила Алису за руку и невольно вонзила ей в ладонь острые ногти. Она испугалась и пыталась найти поддержку в новой подруге.

— И ты называешь себя волшебницей? — кричал Ричард, не скрывая злобы.

— Я не ожидала появления маленькой колдуньи! — оправдывалась женщина.

— Какая еще колдунья? — завопил Глостер. — Местная девчонка, лесная бродяжка! Она просто умеет обращаться со свиньями.

— Чепуха! — фыркнула фея. — Еще не родилась девчонка, которая может схватить за хвост дикого вепря!

Лиззи дергала Алису за руку, будто просила: слушай же, что они говорят!

Алиса поняла, в чем дело: вепрь был оборотнем — именно в вепря превращалась та женщина, именно она напала на принца и королеву. «Ну как я, глупая, раньше не сообразила, что все это подстроено!»

— Но ты убежала от девчонки! — засмеялся Глостер.

— Я убежала, потому что не знала, волшебница какой степени на меня напала. Кому хочется, чтобы его превратили в мышь?

— А я-то думал, что ты великая колдунья.

— Не тебе, простому смертному, судить меня! — вскинулась Моргана.

— Я отыскал для тебя посох волшебника Мерлина. Ты обязана помогать мне!

— Я делаю это по доброй воле.

— Открой мне дорогу к трону. Ты поклялась!

— Корона Британии будет твоей, герцог. Я клянусь!

— Сегодня!

— На пути к короне перед тобой много препятствий, — сказала фея.

— Ты уже сегодня не сумела убрать одно из них, Моргана!

— Не ропщи, герцог!

— Если ты будешь оттягивать кару, то не получишь посоха.

— Ты дал слово!

— Я его сдержу, когда ты сдержишь свое!

— Первым умрет король Эдуард, — мрачно сказала фея Моргана. — Но помни, в момент коронации ты отдашь мне посох.

— Значит, сегодня? — спросил Глостер.

— Сегодня во время обеда.

— И как это случится?

— Тебе лучше не знать, — ответила Моргана.

Фея подняла руку, и Алиса увидела, как на ее среднем пальце синим светом сверкнул драгоценный камень.

— Уходи, — промолвила фея. — Мне не нравится, как пахнет воздух в этом лесу. Здесь чужие.

— Не может быть! Никто не видел, как я приехал сюда.

— Я не ошибаюсь. Уходи!

Лиззи вцепилась в руку Алисы так сильно, что та испугалась, как бы из ладошки не брызнула кровь.

Они замерли.

Совсем рядом, проламываясь сквозь ветви, прошел герцог Глостер.

Фея Моргана осталась стоять на месте. Она медленно поводила головой из стороны в сторону, принюхиваясь, как обыкновенная ведьма.

Потом отступила в чащу и будто растворилась в воздухе.

Конь Ричарда тревожно заржал, словно старался что-то сказать хозяину.

Глухо застучали копыта по лесной земле.

— Они нас чудом не заметили, — прошептала Алиса.

— Не чудом, — ответила принцесса Лиззи, — а потому что ты колдунья. Я тебя не боюсь, потому что даже у колдуний есть друзья. Но будь осторожна! Если до тебя доберутся монахи или судьи, тебе не жить на белом свете.

— Я убегу, — успокоила принцессу Алиса. — Я быстро бегаю, быстрее любой колдуньи.

Лиззи покачала головой. Она не поверила новой подруге.

Девочки вернулись к лошадям. Ричард не заметил их, наверное, потому, что очень спешил.

Лиззи трясло. Она начала плакать. Принцесса прижалась лицом к боку коня, медные волосы свесились на грудь.

— Они хотят папу убить, — шептала Лиззи. — Они хотят его убить…

— Скажи маме, — посоветовала Алиса.

— Что мама может сделать? Отец любит ее, но всерьез не принимает.

— Сама скажи отцу.

— Он не поверит. Это же его брат!

Девочки взобрались на коней и поехали к замку.

Дорога выбралась из леса и потекла между полей. На полях трудились крестьяне. Потом потянулось пастбище, где рядом паслись кони и овцы.

— Ты подтвердишь? — спросила Лиззи.

— Конечно, — ответила Алиса. — Но я здесь чужая, меня никто не знает, и если я посмею что-то сказать, твой дядя заявит, что я ведьма. И кому поверят?

— Конечно, ему, — вздохнула Лиззи. — Я тебя познакомлю с Генри. Он такой умный. Только совсем не верит в сказки.

— А при чем тут сказки?

— Но ведь фея Моргана жила много-много лет назад, и волшебник Мерлин тоже был при дворе короля Артура. Ты знаешь про короля Артура?

— И про рыцарей Круглого стола тоже, — кивнула Алиса.

— Фея Моргана была сестрой короля Артура, но всегда ему вредила. Об этом все знают.

— Твой Генри не верит в фею Моргану?

— Он считает, что все волшебники придуманы хитрыми людьми, чтобы мешать рыцарям заниматься делом.

— А каким делом должны заниматься рыцари? — не поняла Алиса.

— Они должны поклоняться прекрасной даме, сражаться с драконами и ходить в крестовые походы.

«Да, — подумала Алиса. — Здешние рыцари, видно, очень занятые люди».

— Но теперь крестовых походов нет, драконов тоже не осталось, — печально сказала Лиззи. — Поэтому рыцари сражаются только на турнирах и воюют друг с другом.

Алиса нахмурилась. О чем же она забыла?

Это связано с феей Морганой. Фея взмахнула рукой, и на длинном белом пальце сверкнула синяя искра.

— У нее кольцо, — вспомнила Алиса. — Перстень!

— Ты о ком?

— У феи Морганы на пальце перстень с синим камнем!

— Ну и что? — не поняла Лиззи. — Почему ты об этом вспомнила?

— Не знаю. Но это может быть важно. И еще он говорил о посохе Мерлина.

— Наверное, у Мерлина была палка или трость, — пожала плечами принцесса. — Ведь он был старым.

— Он всегда был старым? — уточнила Алиса.

— Почти всегда, — ответила Лиззи.

Глава четвертая

СОБЫТИЯ В ЗАМКЕ ЛАДЛОУ

Они въехали на узкую улицу городка. Маленькие домики облепили холм, на котором возвышался замок. Дома были белыми, с узором из черных полос, под черепичными или соломенными крышами, в зависимости от богатства хозяина.

Улицы и небольшая площадь перед въездом в замок были заполнены народом — ведь не каждый день сюда приезжал король со свитой.

— Обычно здесь тихо, — сказала принцесса, тоже заметившая столпившихся людей. — Отец хочет, чтобы мой братец Эдуард всегда жил здесь. Он ведь принц Уэльский. Значит, пускай живет поближе к Уэльсу.

Алиса молчала. Зато Лиззи болтала без умолку:

— Вообще-то папа хочет, чтобы Эдди жил подальше от Лондона, в столице у нас слишком много врагов. Бароны не любят маминых родственников. Мамины родственники не знатные, но гордые.

И Алисе было непонятно, гордится Лиззи такими родственниками или их осуждает.

— А где же младший братик?

— Ричард живет со мной и с мамой. В Лондоне.

Девочки подъехали к открытым воротам замка. Стражники узнали принцессу и отдали ей честь.

На обширном дворе замка их встретили слуги, помогли спрыгнуть с коней и увели лошадей в конюшню. А Лиззи повела Алису наверх, в королевские покои, чтобы подруга могла умыться с дороги.

Они договорились, что Лиззи зайдет за Алисой.

Алиса налила воды из кувшина в тазик, умылась, вытерлась чистой тряпкой. И тут же за ней пришла принцесса.

Они пробежали темным коридором, увешанным гобеленами. Свет проникал туда только сквозь редкие узкие окошки. Под потолком скопилась густая паутина.

Лиззи толкнула низенькую деревянную дверь, и они оказались в просторной комнате со сводчатым потолком. Здесь было светлее, чем в коридоре, и не так пыльно. В дальнем конце комнаты стояла кровать под балдахином, пол был застлан ковром. Вдоль стен стояли стулья с высокими спинками. На одном сидела королева. Она держала в руках книжку в кожаном переплете. Книжка была закрыта. Королева явно не собиралась читать. Она глубоко задумалась.

— Мама, — позвала Лиззи. — Я привела Алису.

— Садитесь, девочки, — сказала королева.

Она чуть улыбнулась, ее рука бессильно опустилась, и книжка упала на ковер.

— Мама, — сказала Лиззи, — мы с Алисой слышали, как дядя Ричард разговаривал с феей Морганой о покушении.

— С кем?

— С феей Морганой, сестрой короля Артура.

— Ты хочешь сказать, что ей пятьсот лет?

— Не знаю…

— А кто тебе сказал, что ты видела именно фею Моргану?

— Так ее дядя называл. Алиса может подтвердить.

Королева подняла тонкие брови.

— Подтверди, странная девочка, — приказала она.

— Я видела эту женщину раньше, — сказала Алиса. — С герцогом Глостером перед охотой. Но я не могла подойти поближе и как следует ее рассмотреть.

— И еще он говорил про посох Мерлина, — перебила ее принцесса Лиззи. Ей не терпелось самой все рассказать.

— Подожди, — нахмурилась королева. — Сначала пускай Алиса расскажет нам о том, что произошло перед началом охоты.

— Мне показалось… — начала Алиса неуверенно. — Только не смейтесь, если это покажется странным… Мне показалось, что фея Моргана превратилась в кабана и напала на вас.

— Я не буду смеяться, — произнесла королева, а Лиззи даже рот раскрыла от негодования.

— И ты мне этого не рассказала?! — воскликнула она. — Какая же ты после этого подруга?!

— Я рассказываю сейчас, — сказала Алиса.

Лиззи обиженно отошла к окну и стала смотреть вниз, на холмы и лес, что подступал к самому городку.

— Кого хотел убить брат моего супруга? — спросила королева.

— Кого-то из вашей семьи, — ответила Алиса. — Скорее всего, самого короля.

— Ты видела, как фея превратилась в вепря?

— Нет. Герцог Ричард стал прислушиваться, и я убежала. Но фея исчезла, а на ее месте появился вепрь.

— Это могло тебе почудиться… — неуверенно сказала королева.

— Пусть она помолчит! — крикнула принцесса. — Я сама расскажу, что мы слышали в лесу.

— Хорошо, — согласилась королева. — Говори, моя девочка.

— Они договаривались убить папу! — выпалила Лиззи.

— И как же?

— Фея Моргана сказала, что она это сделает, и тогда дядя должен будет отдать ей посох Мерлина.

— Откуда у него посох Мерлина?

Алиса поняла, что королева не сомневается в том, что где-то поблизости бродит фея, которой уже пятьсот или тысяча лет, что герцог Глостер хочет убить ее мужа — она совершенно в этом уверена!

— Мама, мама! Она хочет совершить это сегодня, во время обеда! Ее надо остановить!

— Ты ее узнаешь?

— И я узнаю, и Алиса тоже.

— Ах, девочки, — тихо сказала королева, — вам, наверное, неизвестно, что фея Моргана — волшебница, древняя, как сам мир. Она может менять облик. Как же вы ее узнаете?

— Отца надо предупредить!

— Думаю, герцог Глостер не посмеет убить брата. Это же ему ничего не даст, — сказала королева. — У меня же есть два сына. Принцы стоят между престолом и Ричардом…

— Мама, ты же сама себе не веришь! — воскликнула Лиззи.

— Друзья защитят нас…

— Скорее расскажи все отцу!

— Он верит брату. Они сражались вместе. К тому же он еще не вернулся с охоты.

— Мама, я так боюсь, так боюсь!

— По-моему, ты хотела показать Алисе свои вышивки, — прервала ее королева. — Что же вы теряете время? Идите, дети.

Комната принцессы была напротив спальни королевы.

Лиззи вышивала на пяльцах. Вышивка была обыкновенной, если бы Алиса хотела, давно бы так научилась.

Но Лиззи не хотелось говорить о вышивке, а Алисе неинтересно было на нее смотреть.

Они, не сговариваясь, отошли к окну, забранному решеткой, но без стекол, и смотрели вниз, на дорогу из леса, ждали, не появятся ли охотники. Лиззи стала было рассказывать о том, какой замечательный рыцарь ее Генрих, но сразу же замолчала.

А потом усталость сморила девочек, и они улеглись на низкое ложе, покрытое шкурами. Было тепло, почти жарко, теплый воздух вливался в окно, но солнце уже поднялось так высоко, что его лучи не могли заглянуть в комнату, и поэтому каменные стены хранили прохладу.

Девочки обнялись, задремали и не заметили, как проспали два часа.

А очнулись они одновременно от звуков, доносившихся снизу, — это возвращалась королевская охота.

Пустое и тяжкое ожидание кончилось. Скоро обед. Главное — расскажет ли королева мужу об опасности?

Пришли фрейлины. У принцессы были свои фрейлины, совсем еще девочки. Они раскрыли большой сундук, стоявший у стены, и стали доставать оттуда разные платья — ведь к королевскому обеду надо одеваться специально.

Лиззи рассматривала платье за платьем, отвергала их, а Алиса отошла в сторонку и делала вид, что это ее не касается — ведь у нее ничего, кроме мальчиковой одежды, не было. И даже непонятно, как ей в таком виде идти на обед.

— Ты чего стоишь? — спросила Лиззи. — Могла бы сама себе платье выбрать. Мы же с тобой почти одного роста. Правда, я на два пальца повыше.

Конечно, Лиззи была не повыше, а может быть, даже чуть пониже Алисы, но разве будешь спорить с настоящей принцессой, да еще если она разрешает тебе надеть ее платье?

Правда, все оказалось не так просто.

Как только Алиса выбрала себе длинное, до самого пола, голубое платье с белым поясом и другая фрейлина принесла ей туфли с длинными, чуть загнутыми спереди носками, а третья — головной убор, похожий на высокий колпак, в котором на сцену выходят фокусники, принцесса Лиззи вдруг замерла, оглядывая подругу с ног до головы, а потом произнесла:

— Снимай платье.

— Почему?

— Потому что это мое платье и я решила его надеть. Оно мне идет.

— Мне тоже, — сказала Алиса.

— Ты что себе позволяешь! — Лиззи была вне себя от ярости. — Надевает мои вещи и еще спорит с принцессой! Я сейчас позову стражу и тебя кинут в подземелье!

— Ну что ж, — пожала плечами Алиса, — может, там мы с тобой встретимся.

— Что ты хочешь сказать?

— Ты уверена, что, когда Ричард убьет твоего отца, он не возьмется за остальное семейство?

— Меня он не тронет! — вспыхнула Лиззи. — Он в меня влюблен.

— И это тебе нравится?

— Еще чего не хватало! У него пальцы потные!

Они не заметили, как в комнату вошла королева. Возможно, она стояла незамеченной несколько минут.

— Тише! — сказала королева спокойным голосом. — Мне стыдно за тебя, Лиззи. Хотя на твоем месте, Алиса, я бы не стала спорить с особой королевской крови. Но главное, вы не смеете спорить и ссориться в тот момент, когда решается судьба всего королевства.

— Но мне это платье самой нравится, — заныла Лиззи.

— Ах, — отмахнулась королева, — не надо обманывать собственную мать. Ты увидела, как хороша Алиса в твоем платье, и в тебе взыграла ревность. Это так просто и так гадко… Но мне любопытно другое, моя дорогая дочь. С чего ты решила, что твой дядя Ричард в тебя влюблен? Это для меня новость.

— Он мне сам сказал.

— А ты?

— Я засмеялась. Что еще может сделать принцесса?

— И ты не подала ему никаких надежд?

— Что я, глупая, что ли?

— Очень глупая, — строго сказала королева. — Ты уже проговорилась совершенно незнакомому тебе человеку.

И Елизавета указала на Алису.

— Ну, она никому не скажет!

— Я никому не скажу, — повторила Алиса.

Во дворе ударили в гонг. Низкий гул прокатился по замку.

— Поторапливайтесь, девочки, и, как только будете готовы, спешите ко мне. Мы должны прийти в зал пораньше. Я хочу поговорить с моим царственным супругом.

Девочки закончили одеваться в молчании. Лиззи была недовольна тем, что мама приняла сторону Алисы, а Алиса немного робела перед событием, для принцессы совершенно обыкновенным, — королевским обедом. Одно платье с этим дурацким колпаком чего стоит! В нем можно выступать, словно пава, но нормальным человеческим шагом идти нельзя. К тому же, если тебя ненавидит такой человек, как герцог Глостер, лучше держаться от дворца подальше, тем более что где-то рядом таится и фея Моргана, которая может быть сказочной, а может быть и настоящей. В любом случае Алисе от этого не легче.

Фрейлины суетились и совсем не жалели Алису. Они туго затягивали шнурки, втыкали куда попало булавки, а так как им не понравилась прическа Алисы — слишком короткие волосы! — они прикрепили ей шиньон — длинный конский хвост, который вылезал из-под колпака и тяжело лежал на спине.

Какой-то придворный сунулся в дверь. Фрейлины зашипели на него, а он успел крикнуть:

— Скорее, скорее, королева уже в пути!

Пришлось бежать по коридору, чтобы догнать королеву на узкой лестнице.

Совершенно неожиданно для Алисы они оказались в высоком, гулком обеденном зале, где бароны как раз рассаживались по своим местам, а король уже восседал во главе стола.

При виде спешащей королевы, он поднялся и громко, перекрикивая шум в зале, спросил:

— Что с тобой, Елизавета? Ничего не случилось?

Королева прошла вдоль длинного стола, чтобы занять место рядом с Эдуардом.

Стол был накрыт в форме буквы "Т", только верхняя палочка была короткой, а ножка очень длинной. Во главе стола сидели король с королевой, мальчики-принцы и герцог Глостер. Там же нашлись места для Лиззи и Алисы, которая оказалась почетной королевской гостьей.

Сидевшие за длинным столом придворные и знатные вельможи переглядывались, перешептывались и никак не могли сообразить, кто эта девушка, что направляется к королю. Даже те, кто видел Алису на охоте, когда она укротила дикого кабана, конечно же не узнали в изысканно одетой девушке мальчишку, выскочившего из леса.

Даже сам король узнал Алису не сразу, а только когда она подошла совсем близко и королева шагнула в сторону, открывая Алисе дорогу. Елизавета улыбалась, довольная превращением девочки.

Первым сообразил, кого видит перед собой, герцог Глостер. Его злой черный глаз умел различать людей под любой оболочкой.

— Кто к нам пожаловал! — усмехнулся он. — Ведьма из леса! Она и здесь найдет себе жертву.

— Рад видеть тебя, девица, — произнес король. — Займи место рядом с королевой.

Эдуард сделал вид, что не слышал злых слов брата. Ричард почувствовал, что сказал лишнее, и поспешил исправить положение.

— Простите, если я показался вам грубоватым, — сказал он, обращаясь сразу и к Алисе, и к королеве. — Но я всего-навсего солдат и не приучен к придворным тонкостям. По мне, ведьма — всегда ведьма. Но я рад ошибиться, был бы счастлив его величество король и его славное семейство.

— Отлично, — сказал король. — Можно приступать к трапезе.

Эдуард уселся в свое кресло. По левую руку от него села королева, по правую — герцог Глостер. Принцесса с Алисой сидели рядом с королевой, а мальчики-принцы устроились возле Глостера, который был к ним очень добр. Он гладил их по головам и громко повторял, как славно они вели себя на охоте, как отважно скакали по чаще. Им просто не повезло, что не встретился кабан, а то бы они с ним ловко расправились.

Мальчишкам нравилось, что дядя так громко их хвалит, а король лишь усмехался.

Перед Алисой стояло серебряное блюдо, сбоку лежали нож и вилка с двумя зубцами.

Оказывается, вилки были нововведением, и только короли могли ими пользоваться. Остальные жители королевства ели руками. Король сам отрезал кусок мяса от жареного барана, что громоздился перед ним на подносе, и кинул его Алисе, угощая гостью. Пока король ухаживал за Алисой, а потом и за другими женщинами, сидевшие за столом придворные резали мясо, разливали по серебряным кубкам вино или воду, хватали со стола и жевали вареную репу и морковь.

Алиса краем глаза увидела, как королева наклонилась к уху Эдуарда и шепчет ему что-то.

Ричард тоже заметил это и стал прислушиваться.

Король взглянул на брата и криво усмехнулся.

Алиса не слышала, о чем говорит королева, но могла догадаться. Тем более что Лиззи ей прошептала:

— Сейчас мама все ему расскажет, и он прогонит дядю Ричарда.

— Спасибо, — громко произнес король. — Но детские забавы — это детские забавы, а мы здесь — взрослые люди.

Король обернулся к Ричарду и спросил:

— Брат, мог бы ты замыслить злое против меня?

— Только безумец может так подумать, — ответил герцог Глостерский. — Я — человек верный, тихий, не покладая рук тружусь на благо нашей державы. У тебя, Эдуард, нет более скромного слуги, чем твой младший брат.

— Вот именно, — кивнул король.

Эдуард принялся за еду. Он обгладывал большую кость и показался Алисе похожим на большого льва, раздирающего антилопу.

По знаку герцога Глостера заиграл небольшой оркестр. Музыканты сидели в углу зала. Играли они нестройно, каждый сам по себе. Но баронам такая музыка нравилась, кто-то стал подпевать, кто-то хлопал в ладоши.

— У меня для тебя есть сюрприз, — сказал Ричард королю. — Мне привезли танцовщицу из южных стран. Ты такого еще не видел.

— Покажи нам танцовщицу, — согласился король.

По знаку Глостера в зал вбежала девушка в турецкой одежде. На ней были широкие шелковые шаровары и расшитый бисером лиф, черные прямые волосы водопадом спадали на плечи и спину.

В обнаженных, украшенных множеством браслетов руках танцовщица держала золотой кубок.

Девушка извивалась как змея, неистово кружилась, крутила бедрами и грудью, а оркестр старался помогать ей, но, кроме нестройного шума, у музыкантов ничего не выходило.

И вот танец закончился. Все хлопали в ладоши и требовали повторения танца. Но девушка мелкими шажками подбежала к столу и, поклонившись, протянула королю золотой кубок.

— Это сладкое вино Востока! — произнесла она негромко, но все услышали. — Выпей, славный король, и будь великим воином!

— Выпей! — закричали бароны. — Пей до дна!

Танцовщица поднесла вино королю, и тот принял кубок.

— Пей до дна! — кричали придворные.

Королева привстала. Она словно почувствовала неладное.

Синяя искра, яркая, как фонарик, вспыхнула на пальце танцовщицы.

— Стой! — крикнула Алиса.

Но принцесса оказалась резвее.

Она, как кошка, кинулась к отцу и вырвала у него из руки кубок.

Эдуард такого нападения не ожидал.

Лиззи выплеснула вино на стол.

— Как ты посмела! — закричал король.

— Наглая девчонка! — потеряв самообладание, завопил Глостер.

Но тут взгляд короля упал на стол. Красное вино попало на груду фруктов в вазе, стоявшей перед ним. Там были яблоки, груши и мелкий виноград.

Белая пена покрыла фрукты, и они стали плавиться, словно лед под кипятком.

— Что это? — растерянно спросил король. — Что это значит?

— Покушение на его величество! — закричал герцог Глостер. — Где эта женщина? Схватить ее немедленно! Пытать! Узнать, кто организовал покушение! Кто хотел отравить нашего любимого короля?

Танцовщицы в зале не было.

Но никто не заметил, как она исчезла.

— Кто пригласил убийцу? — кричал Глостер. — Немедленно выяснить и всех казнить! Всех казнить! Я лично возглавлю следствие!

Алиса почувствовала на плече руку. Она обернулась. За ее спиной стояла королева.

— Беги, Алиса, — тихо прошептала королева. — Герцог Глостер наверняка постарается направить подозрения короля на тебя.

К ним уже подошла Лиззи.

За ее спиной стоял высокий молодой человек в скромном голубом камзоле.

— Спасибо, — сказала Лиззи. — Ты заметила синий камень на ее руке. Видишь, я запомнила.

— Молодец! — похвалила принцессу Алиса.

— Грини выведет тебя из замка.

— Спешите, — поторопила их королева.

И вовремя. В тот момент, когда юный паж королевы выводил Алису из зала, она услышала сзади голос герцога Глостера:

— А где так называемая Алиса? Где она? Я намерен допросить ее в первую очередь.

Алиса вбежала в узкий проход, что вел на кухню. Здесь она сорвала с головы и выкинула прочь высокий колпак и приколотый шиньон.

На кухне стоял такой чад и гарь, что на Алису никто из поваров и внимания не обратил.

Грини вывел Алису к калитке в крепостной стене. Калитка была закрыта на ржавый засов, и только вдвоем им удалось ее открыть.

— Беги, — сказал паж.

— Спасибо тебе, — сказала Алиса.

— Я служу ее величеству, — ответил Грини. — А ты смелая! Я видел, как ты вепря одолела. Жалко, что ты не парень. А то бы тоже пажом стала, а потом рыцарем.

— А я не жалею, — улыбнулась Алиса. — До встречи.

— До встречи!

Алиса побежала к лесу.

Глава пятая

АЛИСА В МОСКВЕ

В конце XXI века на окраине Москвы построили Институт времени.

Это большое одноэтажное здание, совсем невзрачное на вид, если не знать, что оно уходит на одиннадцать этажей под землю.

Отсюда отправляются в путешествия по времени сотрудники института и специалисты, которым нужно что-то узнать или увидеть в далеком прошлом.

В будущее отсюда не ездят, потому что будущего еще нет.

Но порой из будущего к нам попадают люди. И ничего не рассказывают. Или стараются ничего не рассказывать. Любой путешественник во времени дает слово, что ни слова не расскажет о будущем. Впрочем, в прошлом вообще надо вести себя очень осторожно, ничего не портить, не ломать и не изменять. Изменишь что-нибудь в прошлом — мало ли что из-за этого может случиться сегодня? Хотя, вернее всего, ничего страшного не случится. Время — как гигантская подушка. Прыгаешь на нем, как муха или кузнечик, а подушка и не замечает твоих прыжков.

Алиса Селезнева в Институте времени — свой человек. Так уж сложилась ее судьба, что ей пришлось не раз путешествовать в прошлое. И по своей воле и по воле обстоятельств. Совсем недавно один мальчишка из XX века унес с собой миелофон — прибор для чтения мыслей. И Алиса выслеживала его сто лет назад, спасала от космических пиратов, которым тоже не терпелось завладеть ценным прибором, а потом неслась к себе в будущее, чтобы вернуть миелофон на место. Путешествовала Алиса, и не единожды, в отдаленное прошлое — в эпоху легенд, что таится между третьим и четвертым ледниковыми периодами. Тогда все сказочные существа жили на самом деле. Но они не смогли перезимовать в ледниковый период, потому что не умели разжигать настоящий огонь и шить теплую одежду. А хозяевами Земли стали люди.

Этим поездки Алисы в прошлое не ограничились. И причиной тому — историческая практика. Когда она училась в пятом классе, каждый ученик должен был выбрать себе какую-то эпоху в истории, отправиться туда, разгадать тайну и снять о ней фильм. Тогда Алиса познакомилась с юным королем Артуром, выкупила из рабства философа Платона и отыскала на дне глубокого озера клад Наполеона. А потом, разыскивая пропавшую подругу Магдалину, путешествовала по средневековой Европе, побывала у герцога Синяя Борода, подружилась с Жанной д'Арк и Робином Гудом… Словом, приключений не перечесть!

Путешествовать по лабиринтам истории так понравилось школьникам, что они, и став старше, продолжали разгадывать загадки прошлого. Темой последнего путешествия Алиса выбрала судьбу английских принцев в Тауэре.

Тауэр — королевский замок в Лондоне. Именно туда, если верить историкам, попали два принца, два наследника королевского престола — Эдуард и Ричард. Их посадил в тюрьму родной дядя, герцог Глостер.

История эта довольно темна и загадочна. Дело в том, что после того, как герцог забрал принцев у матери, их больше никто не видел. Хотя почти все современники и историки уверены в том, что по приказу Глостера мальчиков убили, чтобы дядя мог захватить принадлежавший им по праву трон. Этот дядя, правивший под именем Ричарда III, был таким мерзавцем, что великий драматург Шекспир, написавший трагедию о его преступлениях, изобразил его хромым горбуном отвратительного вида. С тех пор принято считать короля настоящим уродом.

На уроке истории Алиса попросила разрешения отправиться в XV век и выяснить, что же произошло с мальчиками на самом деле. А так как Алиса отличница и все ее путешествия кончались благополучно, то учительница разрешила ей отправиться в средневековую Англию и расследовать преступления герцога Глостера на месте. Алиса прошла специальный курс обучения, освежила в памяти староанглийский язык, просмотрела множество фильмов и книг по истории Англии того времени, вместе со специалистами-историками придумала себе легенду и отправилась в Англию как сиротка, которая бродит сама по себе, хотя ее родители были благородными баронами. Ведь Алисе придется общаться с королями, принцами и баронами, а вести себя надо так, чтобы они ничего не заподозрили. Откровенно разговаривать они будут только с ровней, а какую-нибудь крестьянку и близко к себе не подпустят.

Когда подготовка закончилась и Алиса сказала дома, что ее не будет недели две-три, никто не удивился. Ведь папа и мама знают, что Алиса — непоседа, ее никак не удержать дома. И ничего дурного с ней не случится. Только домашний робот Поля расстроился. Он всегда расстраивался, когда Алиса отправлялась в путешествия. Очень за нее переживал.

До временной кабины, в которой сотрудники института отправляются в прошлое, Алису проводил ее старый друг Ричард Темпест.

— Привет, — сказал он. — Возвращайся поскорее. Береги себя. Счастливого перемещения!

— Спасибо! — Алиса помахала ему и исчезла.

Ричард Темпест проверил, правильно ли сработала установка, а потом вырубил свет в зале и пошел к себе в кабинет.

Он вошел в комнату, уселся за стол, включил компьютер и стал просматривать почту. Почты в тот день было много. Ричард не отрывался от экрана и поэтому не сразу понял, что в комнате он не один.

А когда наконец кончил читать письма, то увидел, что напротив него сидит Алиса Селезнева собственной персоной.

— Глазам не верю! — воскликнул Ричард. — Ты так быстро?

— Прости, — сказала Алиса. — Мы немного ошиблись, и я попала в прошлое за несколько месяцев до нужного срока.

— На несколько месяцев ошиблись? Ай-ай-ай! — воскликнул Ричард. — Наших вычислителей гнать надо, гнать, гнать, гнать!

На самом деле он не очень сердился, потому что понимал: ошибки в работе временных кабин возможны и случаются довольно часто. Ведь время подобно океану, в нем есть свои течения, бури и штили, случаются приливы и отливы. И точно послать человека в отдаленную точку времени очень трудно. Компьютеры занимают весь нижний этаж института, они сложнее и сильнее, чем государственный компьютер, который управляет хозяйством всей России, но все-таки и они иногда ошибаются.

— Устала? — спросил Ричард.

Уж он-то знал, как трудно даются перелеты в глубокое прошлое. Кажется, что ты пробежал двадцать километров. Голова раскалывается, ноги сводит. Бывало, что временщиков отправляли из института прямо в больницу.

— Нет, — ответила Алиса. — Но я пойду выпью кофе и съем в буфете жареной картошки.

— Потому что там этого не было?

— Потому что Колумб еще только собирается открыть Америку, — сказала Алиса. — Представляешь, они вообще почти не едят овощей и приправ у них нет. Сплошной авитаминоз.

— А ты витамины принять не забыла? — забеспокоился Ричард.

Алиса отрицательно покачала головой.

— И сильно ты промахнулась? — поинтересовался Темпест.

— На три месяца. Зато я на королевской охоте побывала, — похвасталась Алиса. — Даже дикого кабана за хвост дернула!

— Вот теперь я буду вынужден отстранить тебя от полетов во времени, — строго произнес Ричард. — Это нарушение правил невмешательства.

— Я не нарочно, — сказала Алиса. — Кабан хотел разорвать мальчика, принца Эдуарда.

— Это не оправдание. — Ричард был просто неумолим. — Уходи, и чтобы мои глаза тебя больше не видели. Если бы ты была новичком, я бы тебя просто выгнал. Но ты — опытный временщик. Как ты могла себе это позволить?

— А мне вообще там не понравилось…

— Почему?

— Принц Ричард, герцог Глостер… Понимаешь?

— Который потом станет королем Ричардом Третьим? — догадался Темпест.

— Он самый, — кивнула Алиса.

— Хромой горбун?

— Это все твой Шекспир выдумал. Никакой он не горбун и не урод. Нормальный кособокий мужчина, но плохой человек.

— Не может быть! Это историческое открытие! — обрадовался Ричард. — Ты уверена, что он не хромой и не горбун?

— Ричард, можно я пойду в буфет? — взмолилась Алиса.

Ричард махнул рукой:

— Иди. И как окончательно вернешься из прошлого, сразу готовь отчет, а то ты в прошлом году в школе отчиталась, а нам отчет сдать забыла.

— Помню, — созналась Алиса.

— А может быть, ты сегодня не будешь возвращаться в прошлое? — предложил Ричард. — Пойди домой, выспись как следует, отдохни.

— Ни в коем случае! — возразила Алиса и побежала в буфет.

Ричард посмотрел ей вслед и подумал: «Вот как растут дети! Еще немного, и станет Алиса взрослой. И тогда ей уже будут неинтересны космические пираты или эпоха легенд. Отправится она в серьезную экспедицию и о своем детстве будет вспоминать с улыбкой. Никогда не подумаешь, что ей только двенадцать лет. Даже в конце XXI века она кажется старше своего возраста. И все-таки она еще ребенок».

Глава шестая

ВОЗВРАЩЕНИЕ В АНГЛИЮ

Англия была погружена в траур.

Совсем неожиданно, в расцвете лет, за несколько часов скончался король Эдуард IV. Ну кто мог подумать, что короля и добрую старую Англию поразит такая беда! Ведь впервые за много десятилетий казна была полна, налоги необременительны, торговля в расцвете, враги посрамлены и не смеют носа высунуть. Даже война Алой и Белой роз утихла, потому что народ и король хотели мира. Король был счастливым семьянином. И хотя знатные лорды и бароны не выносили безродных родственников королевы Елизаветы, для простых англичан знатность не играла роли — важнее было то, что королева из своих. Говорят, что отец ее был всего-навсего конюхом. Елизавета родила королю двух замечательных принцев. Теперь старший из них, Эдуард, должен будет взойти на престол, хоть ему всего двенадцать лет. Младший брат короля, герцог Глостер, у смертного одра монарха в присутствии всех первых вельмож королевства дал клятву сделать все возможное, чтобы на первых порах помочь племяннику и не дать в обиду вдову и сирот.

Но хотя людям и хотелось надеяться на лучшее, в воздухе ощущалась тревога. Ведь уже не раз короли и герцоги нарушали свое слово, когда речь шла о власти или великом богатстве. Захочет ли герцог Глостер соблюсти клятву и отдать власть мальчику, а сам остаться при нем регентом, было неясно. Тем более что все в Лондоне знали: Ричард — человек суровый и жестокий. Он не щадил врагов на поле боя, не щадил и пленных. Именно Глостер приказал убить в тюрьме собственного брата Кларенса, а потом женился на его красивой вдове.

Пока что положение оставалось непростым и напряженным.

Королева Елизавета с младшим сыном Диком и дочерью Лиззи жила в Виндзоре в ожидании коронации старшего сына. А сам Эдуард оставался в замке Ладлоу, как и при жизни короля. Там он был в полной безопасности. Замок и город стерегли надежные рыцари графа Риверса, брата королевы. В соседних замках стояли отряды, верные семейству королевы. Так что если кто-нибудь и захотел бы причинить зло наследнику престола, рыцари Риверса дали бы ему достойный отпор.

Герцог Глостер тоже сидел в Лондоне. Он правил страной — ну кому же, кроме него, этим заняться? Он нанес визит королеве и сообщил, что готовит коронацию. А когда все будет в порядке, он назначит торжественный день. Тогда мальчика привезут в столицу и коронуют.

Королева Елизавета сделала вид, что поверила.

А что ей еще оставалось делать?

Но тут на королевскую семью обрушилась еще одна беда. Жениху Лиззи, Генриху Ричмонду, пришлось тайком бежать из Англии. Как только он понял, что Ричард намерен его схватить и убить, то ускакал к морю, где его ждала лодка. В шторм, чуть не потонув, Генри Ричмонд добрался до французского побережья.

Прошло несколько дней с его исчезновения, а никакой весточки от него так и не пришло. Королева волновалась, а уж Лиззи, сами понимаете, места себе не находила.

И в тот день она металась по комнате дворца и рыдала:

— Ну где же гонец?! Он ведь даже со мной не попрощался! Я его ненавижу и презираю!

— За что? — спросила сидевшая за прялкой королева. Королевам вообще положено сидеть за прялкой, даже если лилиям прясть негоже.

— За то, что он жалкий трус! — воскликнула Лиззи.

Она не причесалась, и ее темно-рыжие волосы стояли дыбом, как густое облако, подсвеченное лесным пожаром.

— Ты его разлюбила? — спросила королева.

— Почти, — призналась принцесса. — Еще немного, и я разлюблю его совсем.

— Не спеши, — заметила королева. — Я предпочитаю живого труса мертвому храбрецу. И не считаю Генри трусом. Он разумный человек. И пока он во Франции, у нас с тобой остается надежда, что герцог Глостер не совершит ничего дурного.

— Фу! — рассердилась Лиззи, которая на самом-то деле больше всего боялась, не перевернулась ли лодка и не утонул ли ее обожаемый Генри.

И тут в комнату с поклоном вошла фрейлина Джейн Дайн.

— Ваше величество, — сказала она. — Внизу девочка, переодетая мальчиком, хочет к вам пройти.

— Это убийца! — воскликнула Лиззи. — Гоните ее!

— Подожди, — остановила дочку королева. — Как она назвалась?

— Она не назвала себя, — ответила фрейлина. — Но она уже была представлена вам на последней королевской охоте.

— Алиса! — воскликнула королева.

— Алиса! — повторила Лиззи и снова рассердилась. — Как она посмела сбежать от меня и прогулять самые тяжелые для нас дни?! Не пускай ее сюда, мама! Ты же знаешь, что я не выношу предателей. С утра меня обидел Генри, а теперь еще и Алиса.

— Впустите эту девочку, — улыбнувшись, сказала королева.

Через минуту в комнату вошла Алиса. Королева протянула ей руку для поцелуя и совсем не обиделась, что Алиса просто ей поклонилась, а руку целовать не стала. Алиса знала, что королевам целуют руки, но у нее это никогда не получалось.

— Мне приятно тебя видеть, девочка, — сказала королева. — Лиззи тоже по тебе скучала.

— Ничего подобного! — фыркнула Лиззи. — У меня куча своих проблем! Еще не хватало, чтобы я, принцесса Англии, думала о какой-то чужой девочке!

— Лиззи очень расстроена, — объяснила Алисе королева. — Ее жениху, Генри, пришлось бежать из страны. Принц Ричард его не выносит. Потому что боится. Нам свойственно ненавидеть тех, кого мы боимся, правда?

Алиса постаралась припомнить что-нибудь на эту тему, но не сумела. Никого она так и не научилась ненавидеть. Конечно, кое-кого она не любила, а некоторых, например коварного Весельчака У, просто не выносила. Но ведь даже космические пираты со временем исправляются, не так ли?

— Хоть расскажи, где ты была? — спросила Лиззи.

— У родственников, — ответила Алиса. — В Шотландии. Там живет дядя моей мамы. Август Кармайкл. У него небольшой замок на Клайде.

— А зачем?

— Во-первых, каждому человеку надо где-то жить. Во-вторых, мне пора учиться — не оставаться же неграмотной.

— А ты что, читать умеешь? — удивилась Лиззи.

— И читать, и писать, — ответила Алиса. — И не только по-английски, но и по-французски.

— Так не бывает! — заявила Лиззи. — Я ведь не умею писать по-французски.

— А жаль, — заметила королева. — Но мы еще не завершили твое обучение.

— Лучше я буду учиться танцам, — сказала Лиззи.

Она была самой обыкновенной принцессой, избалованной, капризной и обидчивой, потому что считала себя лучше и красивее всех. Маме бывало с ней нелегко.

Королеве надоело слушать рассуждения дочки, и она спросила Алису:

— У тебя есть где остановиться в Лондоне?

— У меня здесь были дальние родственники, — ответила Алиса, — но я не знаю, будут ли они мне рады.

— А чего же ты ехала? — сказала Лиззи. — Если бы меня в городе не оказалось, ты что, на улице бы ночевала?

— Я бы уехала из Лондона и переночевала в лесу. Ничего со мной не случится, я привычная.

— Ты необыкновенная девочка, — сказала королева. — Иногда я просто теряюсь. Но скажи мне, пожалуйста, что тебя привело в Лондон?

— Я хотела увидеть вас, — сказала Алиса. — У вас такое горе, и вам грозит опасность. Может быть, я смогу быть вам чем-нибудь полезной.

— Ты с ума сошла! Чем ты можешь нам помочь? — сказала Лиззи. — Лучше уезжай к себе.

— Спасибо, Алиса, — произнесла королева Елизавета. — Думаю, ты поживешь в одной спальне с Лиззи.

— Ни в коем случае! — воскликнула Лиззи, но потом чуть-чуть подумала и добавила: — А что, это неплохая мысль. Мы будем друг другу рассказывать страшные истории.

— Страшные истории грозят нам наяву, — заметила королева. Она оглядела Алису с головы до ног и спросила: — А у тебя есть во что переодеться?

— У меня есть мешок с одеждой, — сказала Алиса. — Он приторочен к седлу лошади. Но эта одежда не очень подходит для жизни во дворце.

— Ты можешь надеть какое-нибудь из моих платьев, — сразу заявила Лиззи.

У принцессы было много недостатков, но жадность к их числу не относилась.

— Ты будешь фрейлиной Лиззи, — сказала королева. — Но не обыкновенной фрейлиной, а оруженосцем. Я видела, как ты умеешь сражаться.

— Спасибо, — сказала Алиса. — Я постараюсь.

Он была довольна, что все так обернулось. Ведь целью Алисы было оказаться рядом с королевой — иначе как попасть в центр событий? Как разгадать страшную тайну маленьких принцев, Эдуарда и Ричарда? Как узнать, что будет делать королева в те дни и часы, когда ее не видит никто из посторонних людей?

— Вызвать фрейлин, чтобы помочь тебе одеться?

— Простите, ваше величество, — твердо сказала Алиса, — но я привыкла одеваться сама. Можно я буду это делать без помощи фрейлин?

— Ну разумеется.

Королева взяла медный колокольчик и позвонила. Через минуту вошла старшая фрейлина Джейн Дайн, круглолицая, добродушная брюнетка.

— Джейн, — обратилась к ней королева, — Алиса будет жить с нами. Она дальняя родственница моего отца, сирота. Так что позаботьтесь о ней. Хотя она девочка самостоятельная и сама о себе может позаботиться.

— А где она будет спать? — уточнила Джейн.

— В спальне принцессы. Постелите ей на полу.

Конечно, раскладушек и надувных матрасов в те времена еще не водилось.

В комнату вбежал принц Дик, сорванец десяти лет от роду. Он сразу узнал Алису.

— Привет! — Мальчишка показал ей кожаный мяч и крикнул: — Лови!

Алиса поймала мяч.

— Ты славный охотник! — весело сказал принц. — Давай с тобой поспорим, кто дальше прыгнет.

— Не буду я с тобой спорить, — сказала Алиса. — Я старше, и у меня ноги длиннее. Вот я и прыгну дальше тебя, а ты на меня обидишься.

— Я могу отрубить тебе голову! — захохотал принц. Но тут он увидел, как поморщилась королева, и быстро добавил: — Но ты не бойся. Ты моего брата спасла. А я честный. Ты будешь мой друг, и я буду твой друг. Побежали, прыгнем. Знаешь, я дальше всех во дворце прыгаю.

— Еще бы! — фыркнула Лиззи. — Он прыгает со слугами, а слуги всегда подчиняются принцу. Неужели ты думаешь, что кто-то из них осмелится прыгнуть дальше тебя?

— Мне с тобой спорить не хочется, — гордо ответил Дик. — И я бы тебе сейчас ответил по-настоящему, но я люблю Генри Ричмонда, а он обещал взять меня в свое войско.

— И когда же это случится? — насмешливо спросила Лиззи.

— Когда он вернется, чтобы помочь моему брату.

— Беги, поиграй во дворе, — сказала королева. — А мне нужно с Алисой серьезно поговорить.

— Хорошо, — согласился принц. — Но как кончишь серьезно говорить, сразу присылай ее ко мне. Тут мы с ней и попрыгаем.

Принц убежал так же стремительно, как и появился.

— Ты уже большая девочка, — сказала Алисе королева. — И хоть я ничего о тебе толком не знаю, ты мне нравишься. А я привыкла доверять собственным чувствам. Лиззи, закрой дверь.

Лиззи не просто закрыла дверь. Подойдя к ней на цыпочках, она сначала изо всех сил ее дернула, распахнула, чтобы проверить, не таится ли там враг, и только потом плотно ее прикрыла.

— Четыре дня прошло, — печально сказала королева, — как мы предали земле прах моего дорогого супруга.

Она приложила к глазам тонкий кружевной платочек. Не потому, что ей так хотелось плакать, но ведь королеве положено скорбеть по умершему мужу.

— Наверное, я бы больше плакала и убивалась, — сказала Елизавета, — будь я спокойна за себя и своих детей. А я боюсь. Настолько боюсь, что порой забываю о моем горе.

— Почему, ваше величество? — спросила Алиса.

По знаку королевы она уселась на низенькую скамеечку возле ее ног.

— Короля могли убить, — тихо произнесла королева.

— Отца убили! — вмешалась Лиззи. — Я уверена! Помнишь, Алиса, как мы с тобой подслушали разговор в лесу?

— А что, снова видели фею Моргану?

— Разве обязательно нужна фея, чтобы отравить человека? — спросила королева.

— Но в первый раз была фея.

— Король пировал с послами из Бургундии, — сказала королева. — Нас с Лиззи и мальчиков там не было — не такой обед, чтобы звать членов семьи.

— Если бы я там была, — сказала Лиззи, — они никогда бы не сумели подобраться к отцу!

— И что случилось потом? — спросила Алиса.

— К вечеру его величеству стало дурно, его рвало, болела голова, потом начались судороги. Герцог Глостер всем объявил, что виновато дурное мясо. Врачи поставили пиявки, пустили кровь, но ничего не помогло. И тогда Эдуард…

— Отец вызвал к себе нас, детей и маму, — продолжила за королеву Лиззи. — И при всех передал власть моему брату Эдуарду Только Эдуарда не было, потому что его не успели привезти из Ладлоу.

— Не надо было мальчику ехать так далеко, — заметила королева. — А мой супруг благословил его на царство. Он поручил своему брату охранять и заботиться о нас.

— А когда будет коронация?

— Герцог Глостер держит совет с баронами. Они должны решить. Но я думаю, что этот торжественный день уже близок. И это меня пугает…

Глава седьмая

МОНАХИНЯ ОРДЕНА КАРМЕЛИТОК

Алиса понимала чувства королевы Елизаветы, которая не доверяла брату короля. Алисе было горько думать, что ей известно горе, предстоящее этой женщине. Королева надеется, что все обойдется, что герцог Глостер сдержит слово. Но Алиса потому и полетела в Лондон, чтобы увидеть, что здесь произойдет и как это случится.

Но одно дело у себя в XXI веке обсуждать историческую поездку в XV век, а совсем другое — сидеть на низенькой скамеечке у ног худенькой, бледной женщины средних лет, чем-то похожей на маму Алисы, видеть, как ее пальцы мнут кружевной платок, потому что она боится за жизнь сына и не верит, что ее любимый муж умер своей смертью.

Алиса была теперь не на уроке истории. Она попала в настоящую жизнь, и эти люди уже не были ей чужими.

— Герцог посылает навстречу Эдуарду отряд своих рыцарей, а может быть, и сам поедет встретить принца и проводить до Лондона. Он говорит, что беспокоится, как бы чего не случилось по дороге. Якобы развелось много разбойников. А ведь при жизни короля на дорогах было спокойно!

— Вели Эдуарду не ездить в Лондон, — решительно сказала Лиззи. — Пускай сидит в Ладлоу.

— Чудесно, — печально улыбнулась королева. — Может быть, этого они и желают. Тогда некого будет короновать в Вестминстерском аббатстве, и они найдут другого короля.

— Они не имеют права! — возмутилась Лиззи. Недаром у нее были огненные волосы — она вспыхивала в одно мгновение. — Эдди — настоящий король!

— Они постараются нас обмануть.

— Как? У нас много друзей. И тебя, мамочка, любит добрый английский народ.

— Народ сам не знает, кого любит, — ответила королева. — Ему завтра скажут, что мы с тобой неизвестно откуда приехали… Что мы цыганки… Вот народ и поверит.

— Мама, ты сошла с ума!

— А знаешь ли ты, что архиепископ Кентерберийский еще вчера попросил у меня свидетельство о нашем с папой браке. Он сказал, что у некоторых баронов есть сомнения… И их надо развеять.

— А ты?

— Я ответила, что со временем обязательно покажу этот документ.

Алиса не знала о визите архиепископа и спросила:

— А почему он не видел этого документа раньше?

— Ты не знаешь, девочка, — сказала Елизавета. — Тебя тогда еще и на свете не было. Наша свадьба с королем была тайной. Ведь я не знатная дама. Эдуард знал, что если он объявит о нашем браке заранее, меня убьют, а против него поднимутся бароны. Ведь он должен был жениться на французской принцессе — это высокая политика! А Эдуард влюбился в меня…

И тут королева зарыдала в три ручья, словно обиженная девочка.

И Алиса поняла: королева вспомнила, как они с королем любили друг друга, а теперь эти времена никогда не вернутся.

— Жизнь пролетела так быстро, — прошептала королева.

Лиззи тоже заплакала и стала утешать маму. Алисе очень захотелось приласкать тетю Лизу и поплакать вместе с ней. Но ведь нельзя забывать, что отсюда до твоего рождения пятьсот с лишним лет.

Потом, отплакавшись и даже улыбнувшись, словно небо после дождика, королева сказала, что ей надо написать очень важное письмо своему брату, в Ладлоу. А девочки пошли погулять.

Сначала Лиззи, у которой бури и солнечные минуты быстро сменяли друг друга, потащила Алису в подвал, на кухню. Кухня во дворце была просторной, но своды потолка невысоки. И Алисе все хотелось наклонить голову, чтобы не удариться.

Лиззи пробежала мимо длинного разделочного стола, где поварята резали куриц и кромсали мясо для супа, прямо к огромной печи. Толстая маленькая повариха как раз вытаскивала противень с пирожками.

И хоть повариха делала вид, что страшно сердится и сейчас выгонит девчонок, не посмотрит, баронессы они или принцессы, но по пирожку им досталось. А когда девочки поднялись во внутренний двор, то встретили маленького Дика, который маялся, потому что некому было сыграть с ним в мяч. И тут Лиззи, к удивлению Алисы, вытащила из большого кошеля, прикрепленного к поясу, горячий пирожок для братишки — оказывается, она о нем подумала!

А этот мальчишка даже спасибо не сказал и умчался. И забыл, что собирался с Алисой попрыгать. Лиззи потащила Алису по зеленому лугу к собору Святого Георга.

— Это мой папа построил для рыцарей ордена Подвязки, — сказала она, вводя Алису в громадный высокий зал, по обеим сторонам которого тянулись ряды деревянных кресел для рыцарей и над каждым креслом стояло знамя рыцаря с его гербом. Принцесса подвела Алису к одному из них и с гордостью сказала: — А вот это место моего дяди — графа Риверса. Кресло как кресло.

По проходу быстро шла монахиня в черном одеянии до земли, черной накидке и капюшоне, из-под которого опускалась густая вуаль.

Повернувшись к Алисе, монахиня приподняла вуаль, чтобы рассмотреть девочку, и Алиса на секунду зажмурилась от яркого синего огонька — на пальце монахини сверкнул сапфир.

— Кто это? — спросила Алиса у принцессы.

Монахиня быстро удалялась прочь.

— Это монахиня из ордена кармелиток, — ответила Лиззи. — Они дают обет бедности.

— А эта монахиня такого обета не дала, — сказала Алиса. — И мне кажется, что я знаю только одну женщину с таким перстнем.

Она кинулась следом за монахиней, а ничего не понявшая Лиззи крикнула ей вслед:

— Ты куда, Алиса?

— Стой, жди меня!

Алиса добежала до дверей собора.

Над зеленой лужайкой дул пронизывающий ветер.

Двор был пуст.

Лиззи подошла к Алисе.

— Ты думаешь, что это была фея Моргана? — шепотом спросила принцесса.

— Я боюсь, что она здесь, — кивнула Алиса. — И надо обязательно сказать об этом твоей маме.

— Может, тебе показалось? — сказала Лиззи, но в голосе ее чувствовалась тревога.

Когда они поднялись в покои королевы, та как раз кончала писать письмо.

— Мама, — сказала Лиззи. — Алисе показалось, что в зале рыцарей она встретила фею Моргану. Но я думаю, что это была простая монахиня.

Королева побледнела.

Она медленно и неуверенно, словно кто-то ее больно ударил, поднялась, опираясь на подлокотники кресла.

— Она снова здесь… — прошептала королева. — Ей мало нашего горя. Зачем она здесь? Кто ей нужен?

— Мама, Алисе показалось, — повторила Лиззи.

Она как будто колдовала — сама не верила своим словам, но так хотелось поверить.

— Что ей надо? Ты узнала ее? — обратилась королева к Алисе.

— Нет, я увидела ее перстень.

— Второго такого нет, — сказала королева. — Ведь это она отравила Эдуарда. И она была тем вепрем, которого ты остановила на охоте… А это значит, что мы должны, как самого дьявола, бояться герцога Глостера. Мы у него в руках…

Королева схватила со стола колокольчик.

Через мгновение появилась фрейлина Джейн.

— Вызовите сэра Грейвза, — сказала королева.

Когда Джейн ушла, Елизавета объяснила Алисе:

— Сэр Грейвз — мой племянник. Он командир стражи в Виндзоре. Пока он не пришел, я хочу попросить тебя, девочка, выполнить мою просьбу. Очень трудную и опасную. Но я ни к кому, кроме тебя, не могу с ней обратиться.

— Я рада вам служить, — сказала Алиса.

Лестно, когда к тебе обращается за помощью сама королева Англии.

— Мне некого послать в Ладлоу.

— Мама, что ты говоришь! — воскликнула Лиззи. — Пошли сто рыцарей!

— Их перехватят и убьют, — ответила королева. — Рыцарей могут перекупить или обмануть, на них все обратят внимание. А мальчишка, который пробирается к своей тетке, не вызовет подозрений.

— Если я буду одна, — сказала Алиса, — меня не заметят. А представьте себе…

Но она не успела докончить фразу, потому что в комнату вошел высокий молодой человек с короткой черной бородкой и усами. Из-под густых бровей сверкали темные глаза.

— Вы меня звали, ваше величество?

— Артур, — попросила королева, — я опасаюсь за безопасность моих детей. В замке появилась опасная женщина, колдунья…

Рыцарь быстро перекрестился. Конечно, со стороны это могло показаться смешным — взрослый мужчина, а боится колдунью. Ведь колдуний не бывает!

Алиса оборвала себя. Мысль-то получилась не очень умная. Где-то, скажем, в XXI веке, ведьмы не водятся. А вот в XV веке в Англии они еще, возможно, встречались. Наверное, потом они постепенно вымерли, но, как вы понимаете, ведьмы — народ очень живучий. В любом случае Алиса уже видела одну из них — знаменитую фею Моргану. Была ли она феей или просто фокусницей — ну как разберешь?

Так или иначе, но эта фея — вовсе не доброе существо из «Золушки». Алиса не была уверена, что Моргана превратилась в вепря, но ей так показалось.

И конечно же фея пыталась отравить короля Эдуарда. Возможно, в конце концов ей это удалось.

А что же Моргане нужно сейчас в замке Виндзор, где живет королева с дочерью и маленьким Диком?

Алиса совсем не удивилась и не возражала, когда услышала, как королева говорит начальнику охраны замка:

— Во-первых, я прощу вас обыскать замок и постараться найти монахиню ордена кармелиток с сапфировым перстнем на пальце. Во-вторых, немедленно приставьте рыцарей к Ричарду и Лиззи и установите караул у дверей моей спальни. Пока мы не знаем, что нужно ведьме, будем осторожны.

— Вы правы, ваше величество, — ответил сэр Грейвз.

Он свел густые брови. Его глаза воинственно блеснули.

На Алису сэр Грейвз смотрел с подозрением. И понятно: он же ее раньше не встречал и не понимал, как она оказалась в покоях королевы.

«Интересно, — подумала Алиса, — как мы встретимся в следующий раз?»

— Все будет сделано, ваше величество, — сказал рыцарь и покинул комнату.

Его сапоги гулко и тяжело затопали по коридору.

— Я надеюсь, — сказала королева, строго глядя на дочь, — что ты ни на минуту не спустишь глаз с Дика. Ты же знаешь, какой он непоседа.

Лиззи хотела что-то возразить — она всегда спорила. Но мать не стала ее слушать.

Королева протянула Алисе небольшой конверт.

— Я пишу моему брату, — сказала она, — о том, что здесь происходит. И прошу его вызвать на подмогу рыцарей со всего графства. Ты понимаешь, Алиса, как много зависит от успеха твоей поездки?

— Я постараюсь вас не подвести!

— Ты вернешься вместе с принцем Эдуардом и графом Риверсом. Под охраной рыцарей.

— Хорошо, — кивнула Алиса.

Ой, как ей хотелось рассказать доброй королеве, что случится вскоре с ее сыновьями и братом, графом Риверсом. Но Алиса понимала, что рассказывать о будущем людям, которые его еще не знают, — это самое страшное преступление, которое может совершить путешественник во времени. Не только сам ты никогда уже не полетишь в прошлое, но твой рассказ может искалечить жизнь тем, кто получит от тебя запретные сведения.

Попадая в прошлое, ты должен намертво забыть, что случится с твоими новыми знакомыми завтра. И если Институт времени в тебе сомневается, то, с твоего согласия, тебе могут просто стереть память. Но так никогда не бывает. Потому что неуверенным в себе людям нечего делать в прошлом. Они и в наше время опасны, а уж пятьсот лет назад, в прошлых веках, они опаснее гремучей змеи.

Глава восьмая

НОЧНОЙ ПОЖАР

Алиса понимала, что, даже соглашаясь отвезти письмо королевы, она совершает по крайней мере ошибку.

На самом деле ее в XV веке не было и быть не могло. И вместо нее королева должна была поручить это дело другому человеку Но Алиса не очень расстраивалась из-за этого, потому что нарушение было невелико и наверняка за несколько столетий все утрясется.

— Иди к себе, — велела королева. — Лиззи даст тебе нитку и иголку. Ты умеешь с ними управляться?

— Умею.

— Зашьешь письмо себе в куртку. Ты ведь поедешь в одежде мальчика?

— Конечно.

— Только зашивай как следует, чтобы было незаметно.

— А когда мне ехать? — спросила Алиса.

— Сейчас уже вечер, путнику нечего делать на дороге. Поедешь завтра с рассветом. Я велю принести вам с Лиззи ужин в комнату. А Дик переночует у меня. Утром мы не увидимся, тебя проводит Джейн.

Королева протянула Алисе обе руки и сжала ее ладони своими сухими, тонкими пальцами. А потом вдруг привлекла Алису к себе и прижала к груди.

— Я виновата перед тобой, — сказала королева. — Не дело девочке одной нестись через полстраны. Но у меня нет выхода. Прости меня, Алиса.

— Вы совсем не виноваты, — возразила Алиса. — Если бы я не хотела или боялась, то никогда не поехала бы. А мне даже интересно. И хочется вам помочь. Мне кажется, что вы немного похожи на мою маму.

— Вот это забавно! — воскликнула Лиззи. — Как может быть королева похожа на обыкновенную женщину? Ты, Алиса, не забывайся!

По натуре Лиззи была не злой, но сильно избалованной.

Попрощавшись с королевой, Алиса и Лиззи поспешили по темному, пыльному коридору в комнату принцессы.

Навстречу им топали два рыцаря в железных безрукавках, которые называются кирасами, и в высоких шлемах. Они спешили к дверям королевской спальни.

Девочки закрылись в темной комнате. Джейн принесла два канделябра, и от свечей стало уютно и даже тепло. Другая фрейлина разожгла камин.

— Что еще я могу для вас сделать? — спросила Джейн.

— Принесите нам нитки и иголки, — сказала Лиззи. — Мы будем шить.

— Негоже принцессам шить, — возразила фрейлина. — Скажите мне, и я прикажу все сделать.

— Джейн, вы меня иногда удивляете своим упрямством, — возмутилась Лиззи. — Чувствую, придется вас в тюрьму посадить. Ни о чем вас попросить нельзя!

— Сажайте, сажайте, — обиделась добрая фрейлина. — Вы другого обращения с людьми не понимаете!

— Интересно! — воскликнула Лиззи. — Разве я кого-нибудь уже посадила в тюрьму?

— У вас, принцесса, еще вся жизнь впереди, — рассудительно заметила Джейн.

Фрейлина удалилась, а через несколько минут принесла клубок толстых ниток и иголки — медные, кривые, даже стыдно такие во дворце держать. Но никто, кроме Алисы, этого не заметил.

Шитье заняло немало времени — надо признать, что обе девочки не были способными рукодельницами. Нетерпеливая Лиззи раза три решала, что с нее достаточно, и бросала иголку.

Потом они попили чаю, умылись над бочкой, что стояла в углу комнаты. Девочки поливали друг дружку из большого фаянсового кувшина. Рядом с бочкой примостились таз и ночной горшок. Жизнь во дворце была довольно простой и не очень чистой. К тому же Алиса заметила в углу здоровенных тараканов, которых терпеть не могла.

Прежде чем заснуть, Лиззи с Алисой поболтали. Вернее, болтала Лиззи, а Алиса слушала, пока принцесса не заснула на полуслове. Ей-то спать было куда удобнее, чем Алисе. Принцесса улеглась на широкой мягкой постели, а Алиса спала на полу на подстилке. Лиззи и в голову не пришло позвать Алису к себе, а Алиса никогда ничего ни у кого не просит.

Лиззи рассказывала про то, какой красивый, умный и смелый ее Генри. Но так как Алиса об этом уже слышала и даже знала, что случится с Генри в ближайшее время, то она слушала вполуха и все собиралась уснуть. Но заснуть Лиззи ей не давала — через каждые две фразы спрашивала: «Ты меня слышишь? Тебе неинтересно?» И попробуй тут сказать, что тебе неинтересно — могут и голову отрубить, такие здесь времена и нравы.

Вдруг на полуслове Лиззи замолчала.

Наступила тишина.

Только в коридоре кто-то закашлялся — наверное, рыцари на часах.

Что же, Лиззи заснула, что ли?

«Ну вот, — решила Алиса, — теперь и я посплю».

Но ничего из этого не вышло. Сон пропал.

И хоть стены в замке были толстыми, а двери дубовыми, в комнате царила такая глухая тишина, что слышно было, как храпит в коридоре рыцарь.

Вдруг где-то сверху послышались шаги. Медленные и задумчивые. Кто-то ходил наверху: сделает шаг, постоит, подумает…

— Что это? — спросила Алиса.

— Не обращай внимания, — ответила Лиззи, как будто и не спала. — Это призрак дворецкого.

— Какого еще дворецкого?

— Ну как можно об этом не знать! — фыркнула Лиззи. — Все знают, а ты как будто чужая. Когда-то, еще при дедушке, здесь служил дворецким мистер Пайп. Гордон Пайп. Все у него было в порядке, но кто-то отпивал вино из графина, который он нес королю. И однажды король, давно заметивший, что ему приносят неполный графин, приказал дворецкому: или ты поймаешь вора, или лишишься головы. И вот ночью дворецкий Пайп поставил графин с вином на буфет и стал ждать. Ровно в двенадцать часов черная тень приблизилась к буфету и взяла в руки графин. «Стой!» — закричал дворецкий. Но тень умчалась на чердак. Дворецкий побежал за ней. И больше его никто не видел. Иногда его привидение бродит по чердаку.

И Лиззи снова засопела.

А Алисе после ее рассказа спать расхотелось совсем.

Медленно и мерно ступало по чердаку привидение дворецкого Пайпа. Интересно, а кем была та черная тень, которая так любила королевское вино?

Вот черная тень скользит по коридору. Кому захочется бродить по дворцовым коридорам после полуночи?

Неприятное предчувствие охватило Алису. Словно в комнате внезапно повеяло могильным холодом.

Алиса поднялась с подстилки и босиком побежала к двери.

Она медленно приоткрыла дверь.

В коридоре было полутемно. Только большие факелы, воткнутые в железные кольца на стенах, давали скудный свет.

Рыцарь, который должен был стеречь комнату девушек, мирно спал, сидя на полу и прижавшись спиной к стене.

Коридор был пуст. Даже призрак дворецкого не желал появляться.

Алиса стояла в дверях.

Ей казалось, что надо подождать и тогда что-то случится. Это называется предчувствием. Но бояться ей было нечего, потому что стоило окликнуть рыцаря, как он сразу проснулся бы и кого надо пронзил мечом.

Кто же там мелькнул в конце коридора?

«Алиса, не вмешивайся!» — воскликнул ее внутренний голос.

«А вдруг что-то угрожает королеве?» — ответила Алиса внутреннему голосу. Хотя как историк из будущего она должна была прекрасно знать, какая судьба ждет Елизавету.

"Ну знала, ну забыла, ну не подумала!

Хорошо вам рассуждать, сидя в молочном кафе на площади Дружбы всех народов галактики! А я, Алиса, крадусь по темному коридору средневекового замка неизвестно за кем и могу голову потерять в прямом смысле этого слова. Ох уж поднимется плач и стон в XXI веке! Но меня уже не спасешь. Если я без головы — это навсегда".

Куда заглянула темная тень?

А что, если это фрейлина, которая спешит со свидания, или уборщица, разыскивающая свою метлу?

Алиса добежала до поворота. Вот и дверь, за которой скрылась тень.

И что она скажет этой женщине?

А вдруг та ее тоже заметила и сейчас подкарауливает за дверью? И рыцаря звать — не дозовешься. Уж очень далеко Алиса от него убежала.

В комнате послышался громкий шелест бумаги, потом что-то упало.

Не у самой двери, а подальше.

Тогда Алиса решилась и приоткрыла дверь.

В щель она увидела женщину, которая зажгла свечу и поставила ее на стол. Освещены были только стол и книги на нем — остальная часть просторной комнаты скрывалась в темноте. И Алиса не сразу сообразила, что комната заставлена сундуками и шкафами — это была средневековая библиотека.

Женщина склонилась над столом и принялась быстро перебирать бумаги, которые она вынимала из большой резной шкатулки. Просмотрев лист, она кидала его на пол.

Конечно же это оказалась та самая монахиня!

С синим перстнем! Фея Моргана! Что ей нужно?

Вот она выхватила из шкатулки лист, который ей и понадобился. Монахиня быстро свернула его в трубку.

Не надо было Алисе открывать рот!

Но ведь открыла!

— Стойте! — сказала она почему-то шепотом, словно боялась кого-то разбудить. Хотя в ее-то интересах было побыстрее разбудить всех рыцарей королевства.

Монахиня сунула свернутый в трубку лист себе в широкий рукав, а другой рукой скинула на пол свечу.

— С дороги! — крикнула она. — Прочь с дороги!

Она бросилась на Алису так стремительно, что девочка невольно отступила в сторону.

При свете факела, прикрепленного к стене, Алиса увидела синюю искру.

— Что вы взяли, фея Моргана? — крикнула она.

От неожиданности монахиня остановилась.

— Ты знаешь, как меня зовут?

— Многие знают, — ответила Алиса.

Ей задали вопрос, вот она и ответила, а вообще-то Алиса перепугалась и не знала, что делать, потому что колдунья медленно надвигалась на нее и ее глаза светились в темноте, как у кошки.

— Твое знание тебя погубило! — зарычала фея Моргана.

Она протянула вперед руку, и Алисе показалось, что из кончиков ее пальцев вырвались маленькие молнии.

Молнии ударили ей в грудь и в лицо, и все вокруг поплыло…

Последнее, что запомнила Алиса, был топот — страшный топот рыцарских сапог.

Все-таки он проснулся!

Проснулась, прибежала фрейлина Джейн.

А потом, что совсем уж удивительно, пришла королева в ночной рубашке, волосы заплетены в косички и страшно перепуганная.

Но оказалось, что испугалась она не столько за Алису, как за Лиззи.

А Лиззи, надо признаться, во всей этой суматохе и бесплодной погоне за монахиней не участвовала — она спала как сурок.

Алиса очнулась.

— Расскажи, девочка, что случилось? — спросила королева. В руке у нее был кружевной платочек, и она принялась вытирать им лицо Алисы. Рыцарь держал канделябр с пятью свечами, чтобы было светлее. — Кто тебя исцарапал?

— Это та самая монахиня, — ответила Алиса и добавила шепотом, чтобы услышала только королева: — Это фея Моргана.

Королева ни на секунду не усомнилась в ее словах.

— Где она была?

— Там… в библиотеке…

— Что она искала? Да говори же ты! — Королева была испугана и раздражена, но Алиса ничем не могла ей помочь.

— Когда я заглянула, фея Моргана копалась в шкатулке.

— Покажи!

Алиса стала подниматься. Голова болела страшно, лицо щипало. Но она постаралась не показать королеве, как ей больно. Что будешь делать — все же королева!

Леди Джейн помогла Алисе подняться и войти в библиотеку.

И — о ужас! — как только дверь раскрыли пошире, изнутри пополз серый дым.

— Свеча! — догадалась Алиса. — Она уронила свечу!

— Мои бумаги! — закричала королева.

Она кинулась в библиотеку, затянутую дымом, налетела на стол и заплакала от боли.

— Вы ищете шкатулку с резной крышкой? — спросила Алиса и не стала ждать ответа.

До стола, где монахиня оставила шкатулку с бумагами, было всего три шага.

Алиса на ощупь отыскала шкатулку.

В горле першило, глаза разъедал дым, огонь уже полз по полу, по ковру, по бумагам, но он не мог осветить комнату, и люди казались черными, мелькающими тенями.

Алиса ударилась о шкаф. А может, это был стол?.. Упала, но шкатулку не выронила. И поползла дальше к открытым дверям, которые скорее можно было угадать, чем увидеть.

Возле двери ее подхватила Джейн и буквально выволокла в коридор.

Народу там прибавилось вдесятеро — кто-то уже нес ведра с водой, бежали люди с песком и баграми, шуму было, как на площади.

Королева выхватила шкатулку из рук Алисы.

Она поставила ее на пол, упала на колени и стала рыться в ней.

— Посвети сюда! — крикнула она рыцарю, стоявшему рядом с факелом в руке.

Через минуту королева захлопнула шкатулку.

— Алиса! — крикнула она. — Ты где, Алиса?

— Я здесь.

Алиса уже почти пришла в себя.

— Ты все принесла? Там ничего не выпало?

— Шкатулка была закрыта. Я ее не открывала.

— Как ты догадалась, что мне нужна именно она?

— Та женщина, монахиня, рылась в этой шкатулке. Она просматривала бумаги, и если они ей были не нужны, то кидала их на пол.

— Значит, документ остался там.

Не обращая внимания на огонь, королева направилась к библиотеке.

На нее накинулись сразу все фрейлины и рыцари. Они словно ждали момента, чтобы показать, как они заботятся о королеве Англии.

— Что вы делаете? — Королева говорила, словно в трансе. — Мне надо взять бумагу, которая выпала из шкатулки и лежит на полу.

— Там уже все сгорело, — сказал сэр Грейвз. — Туда невозможно войти!

— Войдите же туда! — требовала королева.

Она стала вырываться, но конечно же ее не пустили. Да к тому же в коридоре стало жарко и дымно — пожар в библиотеке разбушевался вовсю.

Королеву почти насильно увели прочь. Елизавета не выпускала из рук шкатулки.

Вскоре все крыло дворца опустело. Остались только те, кто тушил пожар.

Королева, Алиса и Лиззи, которую подняли с постели и этим очень рассердили, оказались на кухне. Потом все стали искать принца Дика. Мальчику очень понравилось тушить пожар, поэтому он пристроился на повозку с бочками, которая поехала к Темзе за водой.

Пока его не нашли и не привели, измазанного сажей, мокрого, но вполне счастливого, королева места себе не находила. И Алисе было непонятно, что ее беспокоит больше — пропажа какого-то документа или исчезновение мальчика.

Наконец все успокоилось, и даже пожар погасили, так что можно было возвращаться в свои комнаты. Но спать уже никто не смог — хоть и была глубокая ночь. Только Дик умылся и заснул на маминой кровати. Лиззи наконец задала тот вопрос, который вертелся на языке у Алисы:

— Что там пропало в шкатулке?

— Не знаю, может быть, этот документ просто упал на пол, — ответила королева. — А может быть, именно из-за него приходила фея Моргана.

— Что же за документ?

— Свидетельство о моем браке с королем Эдуардом.

— А что в нём особенного?

— Наш брак был секретным, тайным. Никто не знал, что мы уже полгода, как женаты.

— А потом все узнали! — сказала Лиззи.

— Нового венчания мы не устраивали. Не знаю, кому эта бумага могла понадобиться, но ведь хороший человек не стал бы красть документы. А если тут замешана фея Моргана, то мне просто страшно.

— Ваше величество, — вмешалась Алиса, — а где стоит та церковь, в которой вы венчались с королем?

— Недалеко, в местечке под названием Гринвич, к югу от Лондона.

— Так пошлите туда верного человека, — предложила Алиса. — Пусть священник сделает для него копию с церковной книги.

— Правильно! — обрадовалась Лиззи. — Пошли меня. У тебя ведь два верных человека — я и Алиса. Только Алиса предательница! Пошла ловить фею Моргану, а меня не разбудила.

— И слава богу, — улыбнулась королева.

— Вы доверяете Джейн? — спросила Алиса. — Мне кажется, что она вас любит.

— Но она же женщина! И низкого происхождения.

— Во-первых, я тоже женщина, — сказала Алиса. — И тоже низкого происхождения. Во-вторых, наверное, Джейн не такого уж низкого происхождения, если она — старшая фрейлина королевы.

— Разумеется, — кивнула королева. — Отец Джейн — главный лесничий графства Кент.

И королева подняла свой колокольчик…

Глава девятая

НА ПОСТОЯЛОМ ДВОРЕ

Только-только рассвело, когда невыспавшаяся Алиса, выпив чашку теплого молока, спустилась в гулкий, пустынный в это время двор Виндзорского замка.

С ней шел паж Грини, с которым она познакомилась на королевской охоте. Грини вывел для Алисы вороного Ланселота, коня смирного и выносливого. К седлу были приторочены сумки с едой и теплой одеждой. Не забыл Грини и широкий кожаный пояс с кинжалом. Свой рюкзачок Алиса привязала к мешку и накинула плащ, подаренный Лиззи. Плащ был темно-синим, гладким. Только выворачивать наизнанку его не стоило, потому что подкладка у него была ярко-красной, с вышитыми золотыми львами. Но другого плаща в спешке не нашлось

— Дорогу на Оксфорд помнишь? — спросил паж.

— Помню. Ты мне тысячу раз объяснял.

— Девчонкам и две тысячи раз объяснить полезно, — проворчал Грини. — Вашей сестре лучше дома сидеть.

— Но когда надо выполнить поручение королевы, причем опасное и трудное, то просят меня, — подколола пажа Алиса. — Потому что ты — не самый умный из пажей.

— Зато я верный! — обиделся Грини.

— Верный дурак — находка для врага! — заявила Алиса, которая немного обиделась на пажа за его отношение к девочкам. Она подумала: «Вот бы предложить ему соревнование… Какое угодно! Например, по борьбе у-ку-шу или самбо. Хорош бы был этот мужчина!»

— Хотел бы я тебе накостылять, — сообщил Грини, но не накостылял, а проводил ее до ворот Виндзора, потому что его знали стражники, а стражникам лучше было бы не обращать внимания на мальчика, который ранним утром в одиночку уезжает из замка.

— Желаю счастья! — крикнул Грини. — Береги себя, Алиса!

Он был, в принципе, неплохим парнем. Но очень уж средневековым…

Дорога от Виндзора к Оксфорду сначала тянулась мимо вспаханных полей вдоль реки, потом отошла от нее и, минуя небольшие деревни и мрачный монастырь, окруженный могучими стенами из каменных глыб, вступила в редкий лес.

Поднялось солнце.

Лес был солнечным и прозрачным. Деревья только-только распустились. Над головой с пронзительными криками летела к северу стая гусей.

Дорога была оживленной. Большей частью по ней ехали телеги. Крестьяне торопились в город, на рынок, по торговым делам, за покупками — все-таки Виндзор был центром для многих деревень, и дорога в Лондон шла через него. Хочешь — по реке, а хочешь — по берегу.

Конь Алисе достался и на самом деле хороший, умный, спокойный, разве что не разговаривал. Имя у него было рыцарское — Ланселот.

Часа через два Алиса сделала привал — трудно бывает без часов, но временщики не рискуют и в последнее время часов, даже вживленных, с собой не берут. В случае несчастья чем меньше от тебя останется в прошлом, тем лучше.

В стороне от дороги стоял каменный крест, возле него широкая скамья. Место это путники выбрали не случайно, потому что совсем рядом в ложбинке журчал родничок. И вода в нем была такая чистая и холодная, что зубы заломило. Алиса сама напилась и напоила коня.

Потом она посидела немного, подумала о том, как ехать дальше и как себя вести, чтобы не попасться врагам, а тем временем Ланселот пасся по соседству.

К вечеру Алиса добралась почти до Бирмингема.

Ночевать она собиралась в Стропшире — Джейн сказала ей, что неподалеку от замка герцога Бэкингема есть хороший постоялый двор. Там может остановиться даже вельможа с большой свитой.

Алиса спешилась возле длинного двухэтажного здания перечеркнутого черными балками, и уже собиралась привязать коня у коновязи, как из дома выбежала растрепанная служанка в сером платье и грязном переднике.

— О, сэр! — воскликнула она. — В гостинице нет мест!

— Как так? — опешила Алиса. — Коновязь пуста, на площади ни одной телеги…

— Мы ждем важных вельмож. Сегодня утром из Лондона от его светлости герцога Бэкингема прискакал гонец. Возможно, готовятся к большой охоте… Ведь герцог, как все знают, большой любитель поохотиться. А на этот раз он везет с собой гостей.

— Странно, — сказала Алиса. — Мне в Лондоне говорили, что никому не велено уезжать из города, потому что скоро коронация — великое торжество.

— Мы живем далеко от Лондона, — пожала плечами служанка. — Нам как хозяин скажет, так мы и делаем. Тем более что по секрету сообщили: может быть, сюда пожалует сам герцог Глостер.

— Ну уж этого быть не может, — вырвалось у Алисы. — Он же регент принца Эдуарда и ждет его в Лондоне.

Из дверей гостиницы вышел хозяин.

— Проваливай! — завопил он, вытирая ладонью жирные губы — видно, недавно славно поужинал. — Здесь место только для настоящих господ!

— А где здесь можно переночевать?

— Под кустом! — нагло заявил хозяин постоялого двора, но потом, несмотря на темноту, сообразил, что мальчик, которого он только что прогнал, хорошо одет, что у него славный конь с доброй сбруей. Подумав, он смилостивился и сообщил: — Проедешь еще милю, увидишь дом под соломенной крышей. Там пивная «Полная кружка». У Джона над залом есть комнатки для таких, как ты.

Алиса послушалась его совета и вскоре уже входила в небольшую комнатушку с низким потолком, где умещались лишь кровать да табуретка, на которой стоял таз и кувшин с водой.

Она села на кровать и задумалась.

Не вовремя герцог Бэкингем и принц Ричард затеяли охоту на полдороге от Лондона к Ладлоу.

Чего они хотят? Встретить принца или это и есть та ловушка, о которой Алиса читала? Она вряд ли сможет предупредить друзей королевы, но надо попытаться.

Алиса никак не могла заснуть. Конечно, рассуждала она, можно потерять день и посмотреть, кто приедет на постоялый двор. Но вдруг они не спешат и появятся только дня через два? А письмо надо доставить срочно.

Нет, лучше ехать дальше.

И рассказать обо всем графу Риверсу.

Заснула Алиса только под утро. Но разве это сон, когда на тебя набрасывается стая голодных клопов? Таких встречают только путешественники во времени. Даже на самой отсталой планете XXI века о клопах не знают, не слышали, в школе не проходили!

С первыми же лучами солнца Алиса вскочила и, конечно, опять не выспалась.

Глава десятая

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

На третий день, избежав многих опасностей и приключений, голодная, уставшая, будто три дня дрова рубила, Алиса добралась до Ладлоу.

Увидев городок и возвышающийся над ним на холме замок, она обрадовалась, словно вернулась домой после долгой отлучки.

У города уставшего Ланселота догнал отряд рыцарей, хорошо вооруженных, суровых, будто враг уже недалеко.

На Алису рыцари поглядывали с некоторым удивлением. Мальчикам не место на этой дороге.

Алиса думала, что они так и проедут, не задавая вопросов, но вдруг один из рыцарей, поравнявшись с ней, громко спросил:

— Ты куда направляешься, мальчик?

— В замок Ладлоу, — честно ответила Алиса.

— К кому же ты туда едешь?

— Это мое дело, — отрезала Алиса.

И сразу же прокляла себя: ну зачем надо было грубить в двух шагах от цели?

Но сказанное слово обратно не вернешь.

Мрачные лица, как по команде, повернулись к ней.

Один из рыцарей покинул строй и направился к Алисе.

Конечно, она может сказать правду, что едет от королевы к графу Риверсу, и если рыцари не верят, пускай проверяют.

Но Алиса понимала, что так поступать нельзя. Ведь, скорее всего, среди этих рыцарей есть соглядатай или шпион герцога Глостера.

— У меня там дядя поваром служит, — сказала Алиса. — Я к нему в гости…

— Поваром? — удивился командир рыцарей. — А где же ты живешь, дружок?

Алиса смешалась и ответила неудачно. Она уже отвечала, но понимала, что так говорить не следовало.

— Я в деревне живу, — сказала Алиса. — Где же мне еще жить?

Рыцари не расхохотались, потому что решили, что поймали настоящего шпиона.

Им-то ясно было видно, что конь и сбруя у поварского племянника совсем не деревенские. Значит, мальчишка врет.

А раз врет, то с ним лучше расправиться. Не то сейчас время…

Рыцарь, который подъехал к Алисе ближе всех, повернулся к командиру:

— Я его зарублю, можно?

И стал вытаскивать меч из ножен.

И сделал это так решительно, что Алиса сердито закричала на него:

— Да вы с ума сошли! Сейчас же спрячьте меч!

— Он еще спорит! — Тут уж рыцарь рассердился всерьез.

— У меня секретное дело! — закричала Алиса. Ей стало не до шуток. — У меня дело к графу Риверсу. И прошу меня не убивать, потому что могу твердо пообещать: если хоть волосок упадет с моей головы, вам не жить на свете!

Убедили рыцарей не слова Алисы, а тон, которым она их произнесла. Она не защищалась, а нападала. Люди это всегда чувствуют.

— Сэр Компьен, — крикнул командир отряда, — отстаньте от мальчика! Но вы мне головой отвечаете, чтобы он попал в замок живым и здоровым.

— Слушаюсь! — без радости откликнулся рыцарь. Он с гораздо большим удовольствием отрубил бы Алисе голову.

— Конечно, это великий подвиг, — не удержалась Алиса. — Убить ребенка, да еще безоружного!

— Ты не ребенок, — уверенно ответил рыцарь. — И не безоружный. Будь моя воля, я бы тебя и на милю не подпустил к графу Риверсу. Ведь от него два шага до нашего короля.

— Какого короля? — не поняла Алиса.

— Короля Эдуарда V. Его на той неделе коронуют в Лондоне. А мы будем его охранять в пути.

— Охраняйте получше, — посоветовала Алиса.

— А ты-то откуда?

— Я же говорю — из деревни…

Навстречу им от ворот замка на улицу городка выехала группа всадников.

Некоторых из них Алиса знала по встрече на королевской охоте, а других помнила по портретам в книгах из библиотеки Института времени.

Первым ехал брюзгливый толстяк в алом костюме и шляпе с перьями. У него было красное капризное лицо с оттопыренной нижней губой.

— Рад вас видеть, славный рыцарь Джонс! — крикнул он. — Вы вовремя привели своих мальчиков. Все ли в порядке?

— Все в порядке, граф, — ответил предводитель отряда.

— Придется вам стать лагерем в поле — у нас нет места для всего войска. Некоторые отряды расположились в десяти милях отсюда.

— Нам не привыкать, — махнул рукой сэр Джонс. — Только примите от нас добычу, граф. Мы поймали шпиона.

— Этого еще не хватало! — встревожился граф Риверс. — Надо было сразу ему голову снести.

— Он сказал, что у него к вам важное дело

— Я не разговариваю со шпионами, — отрезал граф. — Так что разбирайтесь с ним сами, да поскорее.

— Ваша светлость! — крикнула Алиса. — У меня к вам секретное дело!

— Ничего не знаю! — Граф развернул коня, чтобы вернуться в замок. Командир рыцарей, сэр Джонс, поехал за ним, а остальные рыцари расположились на площади перед замком, ожидая, когда вернется командир, чтобы разбить лагерь в поле.

— Ну что, кончилась твоя короткая подлая жизнь? — сказал молодой рыцарь, который давно уже порывался убить Алису.

«Ну ладно, хватит тайну беречь, — подумала Алиса. — А то они и вправду со мной разделаются».

— Граф Риверс! — отчаянно закричала Алиса. — Прочтите все же письмо, а потом уж пускай меня казнят.

— Какое письмо? — повернулся к ней Риверс.

— От вашей сестры.

— Возьмите у него письмо и принесите мне, — приказал граф одному из рыцарей. — Я боюсь незнакомых людей. Говорят, у Глостера на службе сама фея Моргана. Может быть, это не мальчишка, а она.

Алиса вытащила из-за пояса кинжал.

Рыцарь на всякий случай отпрянул от нее.

Несколькими движениями кинжала Алиса распорола подкладку куртки и вытащила письмо.

— Возьмите, граф, — сказала она. — Мне приказано передать его вам в собственные руки.

Рыцари смотрели на графа. И он, видно, понял, что негоже ему бояться мальчишку.

Он тронул коня и подъехал к Алисе.

Тяжелая рука стоявшего рядом рыцаря опустилась ей на плечо.

Даже если бы она захотела, то не смогла бы дотянуться до графа кинжалом.

Граф колебался. Другими словами, трусил, но не хотел этого показывать.

— Давайте мы его прикончим, — сказал один из рыцарей, — а потом уж вы письмо прочитаете.

Граф продолжал колебаться.

Такой вариант показался ему самым безопасным.

Но, на счастье Алисы, именно в этот момент в приоткрытых воротах замка показался мальчишка. Он шел не спеша с удочкой на плече и с книжкой под мышкой. Ну что могло бы быть более мирным!

События у ворот привлекли внимание принца Эдуарда.

Он увидел, как рыцарь уже примеривается, чтобы нанести Алисе смертельный удар.

И закричал:

— Алиса, как хорошо, что ты приехала, друг мой!

Принц отбросил книжку и удочку и помчался к Алисе. Так как никто не сообразил, чего хочет принц, рыцарь не собирался бросать начатое дело.

Его меч уже опускался на голову Алисы.

Принц Эдуард намеревался закрыть ее своим телом

«Какой благородный король будет в Англии! — успела подумать Алиса. — Я его встречаю второй раз, и второй раз он совершает отважный поступок».

Но чтобы не рисковать жизнью героического принца, Алиса спрыгнула с седла в сторону, так что рыцарь не сумел ее удержать, и меч опустился на луку седла. Хорошо еще не поранил Ланселота.

Алиса рухнула в объятия мальчика, и они покатились по пыльной дороге.

Алиса еще не успела подняться, как юный принц уже вскочил и обнажил свой маленький меч.

— Любому, кто посмеет дотронуться до моей подруги, — закричал он, — я отрублю голову! Вы меня знаете! Я — король Англии! А ну, на колени, мерзавцы!

Очень рассердился король Эдуард V!

И рыцари стали покорно слезать с коней и опускаться на колени.

А король стоял, держа Алису за руку.

— Тебя мама послала? — спросил он.

— Мама прислала со мной письмо твоему дяде.

— Он неплохой, — сказал Эдуард, — но только не очень умный, и это меня беспокоит.

Алиса передала письмо Эдуарду, а тот протянул его графу Риверсу, который конечно же не опустился на колени, но выглядел растерянным, оттого что показал себя трусом. Рыцари этого не выносят.

— Читай, — приказал Эдуард.

— Ни в коем случае! — воскликнула Алиса. — Это же секретное письмо! И все, что не написано в нем, я должна передать на словах.

— Она девочка… Она девушка… Она не мальчик… — растерянно бормотали рыцари.

Эдуард услышал и обернулся к ним.

Он был таким маленьким, но могучие рыцари стояли перед ним на коленях.

— Граф Риверс, — спокойно произнес мальчик, — сейчас мы с вами проследуем ко мне в кабинет и там ознакомимся с тем, что пишет наша августейшая мать и что готова поведать нам благородная Алиса.

Он повернулся к рыцарям и приказал:

— А вы вставайте! Долго еще будете коленками пыль вытирать? И в будущем не нападайте на девочек! Может, у вас будет возможность скрестить мечи с настоящими врагами.

Эдуард сам повел коня Алисы и только во дворе передал поводья конюхам.

Граф Риверс молчал, тяжело дышал и отводил глаза. Алисе он не нравился, но другого защитника у юного короля не было.

Когда они поднялись в кабинет, граф уже овладел собой настолько, что спросил Алису, не проголодалась ли она. Алиса сказала, что сначала она хочет передать послание и рассказать об остальном.

В письме, как Алиса уже знала, королева сообщала брату, что обстановка в Лондоне ее тревожит. Она умоляла Риверса взять с собой как можно больше рыцарей. «В пути, — писала королева, — тебя могут встретить враги под личиной друзей. Не поддавайся на их притворство. Главное — сохранить отряд рыцарей в Лондоне. Жители столицы на моей стороне и на стороне Эдуарда. Но они боятся бандитов, которыми окружил себя герцог Глостер». Королева писала, что не знает, в чем замысел Ричарда, но боится, что этот замысел дурной.

Письмо прочел вслух Эдуард, умевший читать куда лучше своего дяди.

— Я все это знаю и без Елизаветы, — сказал Риверс. — Но на самом деле Ричард бессилен. Он ничего не сможет нам сделать.

— Почему? — спросила Алиса.

— По двум причинам, — ответил грузный граф. — Во-первых, у нас две тысячи рыцарей — такого отряда Глостер собрать не сумеет. А во-вторых, он не посмеет причинить зло Эдуарду, потому что у Елизаветы в Лондоне есть еще один мальчик — Дик. И если они погубят Эдуарда, то придется короновать Ричарда. Мне об этом сказал епископ Йоркский, мы с ним все обсудили.

— Приятно слышать! — возмутился Эдуард. — Значит, мною можно пожертвовать?

— Ну кто так говорит! Я просто объясняю, что у Глостера нет никаких шансов.

— Ох, как хочется верить! — вздохнула Алиса. — А вот возле Стропшира я не смогла попасть на постоялый двор, потому что герцоги Бэкингем и Глостер сегодня или завтра устраивают там охоту.

— Какая еще охота в такие дни? — воскликнул Риверс.

— Рассказывай, — попросил Эдуард.

Он был рыжим, хотя и не таким ярко-рыжим, как старшая сестра.

Алиса рассказала, как попыталась устроиться на ночлег, но ее не пустили.

— Мало ли чего служанка наговорила, — отмахнулся граф Риверс. — Откуда ей знать! Герцог Глостер ждет нас у Оксфорда, и мы вместе въедем в Лондон.

Эдуард повел Алису к себе в комнату. Он боялся, что их могут обмануть. Но главное — мальчик не доверял графу Риверсу. Уж очень тот был глупым и спесивым. Он сам хотел стать регентом и править государством.

Потом Алиса и Эдуард сели играть в шахматы. Оказывается, принц Эдди умел играть — ему привезли шахматы из Италии.

Алиса могла бы легко обыграть будущего короля Англии, но не очень к этому стремилась. Понятно, что за много сотен лет шахматы изменились. В XXI веке любой школьник обыграет чемпиона мира из века XV.

Эдди оказался умным парнем — он догадался, что Алиса побывала в других странах, и расспрашивал ее о них. Алиса старалась не сболтнуть лишнего. Поэтому она больше говорила о животных и птицах, о горах и лесах.

А принц вытащил большой альбом с картинками, раскрашенными от руки. В нем были изображены звери лесов, полей и морей. Некоторые из них настоящие, хотя и не всегда можно догадаться какие. Медведя Алиса узнала, волка тоже — похоже, художнику приходилось их видеть. А вот слона и носорога угадать было нелегко. Зато некоторых зверей художник явно придумал. Например, дракона с тремя головами и морского змея, пожирающего корабль.

А вечером Алиса с Эдуардом поехали верхом вокруг городка, чтобы поглядеть, как готовятся к завтрашнему дню рыцари. Все холмы и долины вокруг Ладлоу были усеяны огоньками костров. Там сидели рыцари и пехотинцы и распевали песни, многие пили эль — светлое местное пиво. Все было спокойно.

Глава одиннадцатая

ПУТЬ В ЗАПАДНЮ

Они ехали, как на войну.

Впереди двести рыцарей сэра Джонса под синим знаменем с двумя драконами — гербом его рода. Затем следовали славные всадники сэра Грея, известные умением стрелять из луков подобно йоменам, лесным братьям простого звания. Сверкали латы и шлемы кавалерии лорда Мальборо, черные плащи и серебряные щиты рыцарей сэра Дункана напоминали о вечном трауре по королю Артуру..

Алиса с Эдуардом ехали в середине этой бесконечной процессии.

И настолько силен был этот отряд, что даже у Алисы настроение улучшилось. Нельзя же победить в бою такое славное воинство!

Ночевали в Шрусбери. Рыцари встали лагерем вокруг города, а принц и его свита остановились в доме шерифа.

А когда все собрались на ужин, прискакал человек из Стратфорда и при всех сообщил графу Риверсу, что в десяти милях отсюда в Нортхэмптоне появились герцоги Глостер и Бэкингем. Они приехали встретить высокого гостя и сопровождать его до Лондона.

Риверс выслушал эту новость стоя. Он никак не мог решить, хорошо это или плохо. Наконец он спросил, теребя цепь на груди:

— У них много войска?

Посланец, видно, простой крестьянин, который решил таким образом заработать пару шиллингов, с готовностью ответил:

— У них совсем маленький отряд, не то что у вас. Все на одном постоялом дворе уместились.

— На постоялом дворе?

— Герцог Глостер сказал, что не хочет, чтобы у его светлости графа Риверса возникли подозрения.

Риверс задумался. Потом спохватился, что посланец все еще стоит у стола, и сказал:

— Накормите человека на кухне. И дайте ему шиллинг.

Кто-то из слуг увел посланца.

В зале царила тишина. Все ждали, что скажет граф Риверс.

— Будем ждать, — произнес он наконец. — Будем ждать сигнала от герцогов. Я полагаю, что они и на самом деле намерены встретить нас и оказать нам уважение. Свидетельством тому тот факт, что они выехали в путь без большого отряда.

А так как все продолжали молчать и ждали, что еще скажет граф, он приказал:

— Продолжайте ужин! И я предлагаю тост за его величество, короля Эдуарда V. Да будет его торжественная коронация удачной и скорой!

Зазвенели бокалы и кубки, за столом вновь поднялся шум, все обсуждали будущую встречу с герцогом Глостером.

— А ты что думаешь? — спросил принц у Алисы.

— Я думаю, что была права, — сказала Алиса. — И на постоялом дворе мне сказали правду. Они приехали. И скоро мы должны ждать от них гонца.

— Какого гонца? — не понял Эдуард.

— Они позовут нас в гости. То есть не нас, а тебя. Меня они не позовут.

— Но мне ничего не угрожает? — встревожился принц. — Нет, мне ничего не угрожает…

И было видно, что он совсем не уверен в собственных словах.

— Мы не знаем, сколько рыцарей у них на самом деле, — осторожно заметила Алиса.

— Дядя уже послал лазутчиков, — сказал Эдуард. — Они вернутся к утру и все разузнают.

— Главное, чтобы нас не застали врасплох, — прошептала Алиса. — Боюсь, что герцог Глостер похитрее, чем твой дядя.

— Я знаю, — согласился Эдуард. — Но я скажу дяде, чтобы он не отправлялся на встречу с герцогом без надежной охраны.

Ночью Алиса спала плохо, и, хоть она была одна в небольшой комнатке под самой крышей дома, ей все время казалось, что в комнате есть кто-то еще. Кто-то ходит, поскрипывает половицами и тяжело дышит.

К тому же в углу шебуршились мыши и даже попискивали — видно, у них шел дележ имущества. Алиса встала и подошла к окошку.

Внизу слышались пьяные голоса. В столовой еще остались рыцари, которые все никак не могли разойтись по комнатам.

По двору прошла женщина в плаще с капюшоном. Неужели монахиня? Что ей делать здесь в такое время? Что, если принцу Эдуарду грозит опасность? Быть этого не может!

Алиса хотела было спуститься и поднять тревогу, но потом передумала: пока будешь спускаться, зловещая монахиня уже скроется.

Она опустила раму застекленного окна — дом-то был богатым, даже окна со стеклами! — и негромко сказала, благо в ночном воздухе звуки разносятся далеко:

— Фея Моргана, вы что здесь делаете?

Монахиня замерла, будто пораженная молнией.

Потом подняла голову. В темноте из-под капюшона по-кошачьи сверкнули глаза.

— Ах, это ты, странная девочка? — прошипела фея Моргана. — Ты опять пытаешься мне помешать? Не думаешь ли ты, что нам следует поговорить? Есть у меня подозрение, что ты принадлежишь в тому же цеху волшебников и магов, что и я.

— Я стараюсь защитить принца, — сказала Алиса. — Вы же — враг его семьи. Откуда такая ненависть?

— Я никого не ненавижу. Ненависти не существует. Но существует корысть и интерес. Мне обещана великая награда за мои дела. А дела эти мне нравятся.

— Вам нравится убивать?

И тут же Алиса услышала за спиной мальчишеский голос:

— Ты с кем разговариваешь, Алиса?

Принц Эдди незаметно вошел в комнату Алисы, встал рядом и тоже выглянул в окно.

— Кто эта монахиня? — спросил он.

Монахиня кинулась бежать — как тень, как испуганный таракан. Она растворилась в тени соседнего дома.

— Это фея Моргана, — ответила Алиса. — И я подозреваю ее в темных и страшных делах. Она дружна с герцогом Глостером.

— Вот не думал, что фея Моргана еще жива, — удивился мальчик. — Она ведь была сестрой короля Артура и жила много-много лет назад. Что она здесь делает?

— Что бы она ни делала, это плохо, — уверенно ответила Алиса. — И если ты не возражаешь, я бы попросила тебя остаться до утра в этой комнате.

— Почему? — удивился Эдди.

— Потому что, — нашлась Алиса, — я очень боюсь оставаться одна.

— Ну хорошо, — великодушно согласился принц. — Я пойду тебе навстречу. Девочек надо охранять. Все равно мне спать не хочется.

Алисе тоже спать не хотелось. По крайней мере, теперь она была спокойна за принца. Если фея Моргана затеяла что-то отвратительное, то она сунется в комнату Эдуарда. Здесь ей делать нечего. А вдвоем всегда спокойнее и надежнее.

Некоторое время они с Эдуардом поговорили, потом стало холодно, и они накрылись медвежьей шкурой, которая валялась на лежаке. Накрылись, прижались друг к дружке и нечаянно заснули.

Так Алиса провела ночь под одной шкурой с королем Англии Эдуардом V. Хоть его еще официально не короновали в Вестминстерском аббатстве, как положено, но с момента смерти своего отца Эдуард считался королем, и все англичане это признавали. Правда, не все этого хотели. Конечно, пока не состоялась коронация и Эдуард не получил Большую королевскую печать, он еще не совсем король.

Они проснулись одновременно от шума под окнами, от голубого света, который вливался в решетчатые окна спальни, от криков конюхов и оруженосцев, от ржания коней и голосов рыцарей.

Эдди с Алисой спустились в столовую. За неубранным после вчерашнего пира столом сидел граф Риверс, сэр Грей и другие бароны. Увидев короля, Риверс сказал:

— Доброе утро, ваше величество! Садитесь за стол, позавтракайте. У нас есть для вас хорошие новости.

Алису он не пригласил, не считал достойной своего высокого внимания. Но Эдди повел ее за собой и, усевшись во главе стола, сказал сэру Грею:

— Подвиньтесь, пожалуйста. Алиса будет сидеть по правую руку от меня, сегодня и всегда.

Костлявый усатый сэр Грей, сводный брат короля, поморщился, но возражать не стал.

— Введите гонца, — приказал граф.

Вошел рыцарь в плаще с вышитым на нем золотым кабаном — гербом герцога Глостера. Он поклонился графу и прочим вельможам.

— Говори, — приказал граф Риверс. — теперь ты можешь повторить все в присутствии короля Эдуарда.

— Простите, сэр, — твердо сказал гонец. — Но я вижу перед собой лишь принца Уэльского, ведь коронации еще не было.

— Выгони его! — велел Эдуард.

«Ого, — подумала Алиса. — Он мог бы стать неплохим королем. Самодержцем, который не выносит наглости чужих послов».

— Давай сначала выслушаем рыцаря, — ответил дядя. — Нам нужно попасть в Лондон на коронацию, а не воевать с баронами. Говори же, гонец.

— Его высочество герцог Глостер остановился в десяти милях отсюда с небольшой свитой и ждет к себе графа Риверса и принца Уэльского, чтобы обсудить с ними следование кортежа к Лондону, а также детали предстоящей коронации.

— И это все? — спросил Риверс.

— И это все, если не считать благородного слова герцога Глостера. Он обещает вам, сэру Грею и принцу Эдуарду полную безопасность и охрану. Слово герцога и принца крови. Герцог просил напомнить вам, граф Риверс, что по воле его покойного брата он теперь — протектор престола и государства и несет ответственность за жизнь королевской семьи.

— Спасибо, — сказал граф Риверс. — Честно говоря, от сердца отлегло. Мы едем к Глостеру. А вы, рыцарь, садитесь за стол и подкрепитесь. Я должен буду отдать необходимые распоряжения.

Граф тяжело поднялся из-за стола и понес свое тугое пузо к выходу.

— Алиса, — позвал Эдди. — Иди за мной!

Они побежали за графом.

— Дядя, — сказал Эдуард, догнав графа Риверса. — Может быть, нам не стоит туда ехать?

— Я все продумал, — ответил граф. — Ты останешься здесь под охраной двух тысяч всадников. И уж тут до тебя не дотянется никакая вражеская рука.

— Значит, мне не надо ехать? — У Эдуарда от сердца отлегло.

— Командовать отрядом в мое отсутствие будет сэр Джонс. Он со своим штабом расположился в соседней деревне. Вон там, за перелеском. В случае опасности он немедленно придет тебе на помощь.

Граф Риверс направился к лошадям. За воротами стоял отряд рыцарей сэра Грея, который должен был охранять графа и его свиту в пути.

— Может, не стоило им ехать, — вздохнула Алиса. — Неспокойно у меня на сердце…

Процессия двинулась к лесу. Риверс со свитой помчался очень быстро, а рыцари сэра Грея немного поотстали.

— Тебе не кажется, — спросила Алиса у принца, — что мне лучше отправиться следом за ними?

— Я не смел просить тебя об этом, — ответил мальчик. — Но наверное, это хорошая мысль. Будь уверена: когда я стану настоящим королем и накажу врагов, я буду награждать друзей. И ты будешь первой среди них.

— Хорошо бы, — сказала Алиса.

Она побежала наверх, надела пояс с кинжалом, плащ. Эдуард отдал ей свою шляпу, похожую на клюв вороны. Принц хотел отдать и своего коня, но Алиса сказала, что уже привыкла к вороному Ланселоту. Они с ним сдружились.

Во дворе народу было немного. Почти все рыцари ждали приказа, расположившись вокруг городка. Эдуарда берегли только телохранители. Все слуги и охранники уже пригляделись к странному оруженосцу-девице, подружке мальчика-короля.

Попрощавшись с королем и пообещав ему вернуться, если заподозрит что-то неладное, Алиса поехала к лесу, следом за отрядом сэра Грея.

Утро было мирное, но серенькое, моросил апрельский дождик, птицы перекликались — у них наступало самое интересное время, они знакомились между собой, начинали дружить и даже подумывали о свадьбах.

Алиса догнала хвост отряда только ближе к полудню. Обгонять рыцарей она не стала — опять начнутся вопросы и подозрения. Так что она решила держаться позади, метрах в ста за последними всадниками. И так продолжалось больше часа.

И вот когда облака развеялись и выглянуло солнце, Алиса сообразила, что уже наступил полдень и пора бы появиться Нортхэмптону. Но по сторонам дороги тянулся все тот же лес.

Что-то случилось. Почему-то отряд движется совсем не туда, куда следовало бы.

Алиса решила действовать. Она пришпорила коня и догнала отряд. Рыцари ехали нестройно, не выставив охранения — видно, не опасались засады. Алиса считала, что они неправы и надо бы сказать об этом сэру Грею. Но сначала надо выяснить, где же цель пути?

Алиса пустила коня в галоп, и Ланселот поскакал по обочине лесной дороги.

Рыцари оборачивались, кричали что-то вслед, смеялись — им было скучно ехать несколько часов, и они были рады возможности развлечься.

Вот и голова отряда!

Сэр Грей обернулся к Алисе, пригладил усы и на всякий случай надел шлем, который висел у него за спиной.

— Сэр Грей! — закричала Алиса, заметив, что рыцари, ехавшие по бокам от командира, уже натягивают тетивы луков. — Сэр Грей, это я, баронесса Алиса! Вы меня знаете! Вы меня вчера на ужине видели.

Луки опустились.

— Что случилось, девочка? — спросил сэр Грей.

— От дома шерифа до Нортхэмптона десять миль, — сказала Алиса. — А мы едем уже пять часов. Разве так может быть?

— Вы совершенно правы, — согласился с ней сэр Грей. — Почему мы так долго едем?

Но никто не смог ответить ему на этот вопрос.

— Может быть, вы сбились с пути? — спросила Алиса. — Может, свернули не туда на развилке?

— Но ведь не было развилки! — возмутился сэр Грей. — Неужели вы думаете, что мы бы ее проморгали?

Впереди показалась небольшая деревня.

— Вот тут мы все и узнаем, — сказала Алиса. Ее мучили неприятные предчувствия. Даже не предчувствия. Она уже знала, что произошло. Наверняка граф Риверс уже оказался в руках герцога Глостера без охраны. А охрана оказалась без вождя.

— Эй! — крикнул сэр Грей крестьянину, который шел им навстречу, погоняя быка, и попытался было спрятаться в лесу. Любой крестьянин спешил спрятаться в лесу при виде вооруженных рыцарей — уж очень много лет в стране кипела, то загасая, то разгораясь вновь, гражданская война, и отряды рыцарей недурно потоптали поля и пожгли деревни.

— Эй! — снова крикнул сэр Грей. — Как зовется эта деревня?

Вопрос был неразумный. От того, как зовется деревенька, ничего не менялось.

— Беркстед, — ответил крестьянин

— А где Нортхэмптон? — зарычал рыцарь.

— Не знаю! — Крестьянин дрожал так, словно прощался с жизнью.

— А это дорога никуда, — ответил крестьянин. — Она еще мили четыре до озера идет, а потом в озеро входит и пропадает.

— Почему?

— Все знают почему, — удивился неведению рыцарей крестьянин. — Потому что в озере фея Моргана утопилась. Давным-давно в одного из нашей деревни влюбилась, а он Кэтрин любил, не слыхали?

— А потом? — спросил сэр Грей, который так ничего и не понял.

— А потом она парня в болото заманила, а его девушка, Кэтрин, значит, за Тома Клайда вышла, и у них семеро детей было.

— А фея?

— А фея от злости утопилась. Такие не терпят поражений. Правда, она не до смерти утопилась. Время от времени она вылезает из озера и ходит, и ходит… Не дай бог ее встретить! Так что дальше по этой дороге не ходите. Через три мили болото непроходимое, а потом озеро бездонное. Тут вам и конец придет!

— Немедленно назад! — закричала Алиса. — Немедленно назад до развилки, на которой фея Моргана вас сюда повернула!

— Да не было никого! — ответил сэр Грей.

— Как не было? — удивился его адъютант. — Как не было, если вы еще два часа назад на развилке с монахиней разговаривали? Дорогу спрашивали.

— Так то же монахиня! Святая женщина!

— Скорей! — закричала Алиса. — За мной! Мы можем опоздать!

И тут до сэра Грея дошел весь ужас положения. Он должен был охранять графа Риверса и его свиту, но не выполнил своего долга и даже не помнил, как послушался какую-то не то монахиню, не то фею Моргану.

— Назад, на помощь сэру Риверсу! — закричал Грей и повернул коня.

Он скакал мимо строя замерших и ничего еще не понимавших рыцарей. Но постепенно они соображали, в чем дело, и один за другим поворачивали следом за своим командиром.

Алиса опять оказалась в хвосте отряда, но она понимала, что теперь спеши не спеши, вернее всего, граф Риверс уже угодил в капкан.

Вот и развилка. Трудно было ее не заметить. Но в Средние века дорожных указателей еще не придумали, так что всегда приходилось искать знающего человека.

Вот и нашли!

Не случайно Моргана ночью бродила по двору дома шерифа. Она хотела понять, кто и каким образом поедет на встречу с герцогом Глостером.

Может, ей не составило бы труда убить юного короля, но по каким-то причинам Ричард не смел пойти на такое преступление. Ему же возвращаться в Лондон, объяснять горожанам, что случилось с принцем, которого отец, умирая, оставил под его охраной.

Нет, Ричард еще не закончил свою игру.

Шаг за шагом…

Рыцари мчались к Нортхэмптону так, что земля стонала под копытами их коней, деревья раскачивали вершинами, а птицы замолкали на половине трели.

Вот впереди показались башни городских стен.

Цель близка!

Но оказалось, что не так близка, как хотелось…

Глава двенадцатая

В ЗАПАДНЕ

Отряд сэра Грея перевалил через пологий холм, и перед рыцарями открылся город.

Но город был недоступен.

Между Нортхэмптоном и отрядом сэра Грея в двадцать рядов стояли рыцари герцога Бэкингема.

Их было вдесятеро больше, чем спутников Грея.

Бой был безнадежен.

Враги не пошевельнулись, когда сэр Грей повел своих людей в атаку.

И Грей волей-неволей придержал коня.

Перед строем рыцарей стоял герцог Бэкингем, ненавидевший его так, как только может знатный аристократ ненавидеть простолюдина, приблизившегося к трону в силу родственных отношений с королевой.

Кони успокаивались, рыцари переводили дух. Над полем установилась тишина.

— Добро пожаловать, сэр Грей, — произнес герцог Бэкингем, известный красавчик и покоритель женских сердец. — Граф Риверс уже заждался вас. Почему ваш отряд так припозднился?

— Произошла ошибка, — осторожно ответил сэр Грей. — Мы сбились с дороги.

— Ах, как странно! — усмехнулся герцог Бэкингем. — Неужели вы решили съездить в болота у озера феи Морганы?

Грей сдержался и не ответил. Рыцари Бэкингема громко расхохотались.

— Не беспокойся, — оборвал смех своих рыцарей герцог. — Граф Риверс тебя ждет. Протектор Англии герцог Глостер приглашает вас к обеду. Надо обсудить детали коронации. Прошу тебя, следуй за мной.

— А мои рыцари? — спросил сэр Грей.

— А твои рыцари подождут здесь. Пускай они отдохнут, дорога была долгой и нелегкой. Им принесут пищу и вино.

Грей колебался.

Алиса, хоть и была всего-навсего девочкой, понимала, о чем он думает. Он, конечно, мог приказать своему отряду вернуться в Шрусбери. Но рыцари Бэкингема, без сомнения, догнали бы его и всех перебили — десять к одному, так даже греческие герои не сражались!

— Пойми, сэр Грей, в Нортхэмптоне и так тесно от слуг и лакеев — куда там девать твоих рыцарей? А когда будете возвращаться, рыцари тебя встретят, — пояснил Бэкингем.

Грей нехотя склонил голову.

А Алиса встретилась взглядом с молодым рыцарем, который гарцевал рядом с герцогом. Как же она сразу его не узнала? Это же тот поселянин, что принес вести о герцоге Глостере и сказал, что у него маленький отряд, только свита! Значит, его специально подослали, чтобы заморочить голову графу Риверсу!

Все погибло!

Но если она сейчас крикнет сэру Грею, предупредит его, то нарушит важнейший закон путешественника во времени: не вмешиваться в действительность. К тому же почти наверняка она погубит сэра Грея — рыцари Бэкингема его немедленно зарубят. Впрочем, следующей жертвой станет сама Алиса.

Она смотрела на лже-крестьянина в упор, и тот почувствовал себя неловко, отвел глаза, а потом пришпорил лошадь, чтобы отъехать подальше от мальчишки.

И наверное, он подумал: «Меня узнали».

И еще подумал: «А какое мне дело! Ведь сэр Грей уже в ловушке и не выберется из нее».

«Как просто они нас поймали!»

Сэр Грей тронул коня, подъехал к герцогу Бэкингему и, когда тот тронулся, поехал рядом с ним.

Он не оборачивался. Может, ему было стыдно, а может, и страшно.

Рыцари тоже были растеряны. Помощник сэра Грея приказал им сойти с дороги на лужайку, кони перемешались, отряд превратился в толпу, и никто не заметил, как Алиса все быстрее и быстрее поскакала обратно, в Шрусбери.

Конь Алисы был верным и послушным, но не очень быстрым. Алиса, как могла, погоняла его, но, так как она знала, чем все это кончится, смысла загонять коня не было. А она все равно гнала. Все-таки принц Эдуард был ей не чужой человек, она с ним уже подружилась, знала его родителей, брата и сестру

Алиса прискакала в Шрусбери быстрее, чем герцог Глостер.

Эдуард ждал ее на улице. Он помог ей спрыгнуть с коня.

— Все плохо? — спросил он. — Говори, я по тебе вижу, что все плохо.

Конюх отвел коня в сторону. Алиса взяла Эдуарда под руку, и они вышли на склон холма. День был пасмурным, трава еще робкая, весенняя.

— Они все попали в ловушку, — сказала Алиса. — Фея Моргана сделала так, что сэр Грей и его отряд поехали не той дорогой.

— Как это могло случиться? Он же опытный командир!

— Не будем тратить время на объяснения, — сказала Алиса. — Граф Риверс приехал в Нортхэмптон без охраны. Я не знаю, где он сейчас и что с ним. Кстати, это вранье, что у Глостера нет войска. Было у него войско, но мы поверили лазутчику герцога.

— Проклятье! — Будущий король даже ногой топнул.

— Бэкингем пригласил Грея туда же.

— Грей отказался? Отказался, да?

— У Бэкингема был отряд вдесятеро больше, чем у Грея. Мы попали в засаду. Грей оставил рыцарей в лесу дожидаться его — их в город не пустили. А сам поехал к Ричарду

— Значит, надо бежать! Я сейчас же объявлю тревогу.

— Не знаю, успеешь ли ты. Ведь никого из взрослых здесь не осталось. А они уже едут.

И правда, к городку медленно, не скрываясь, как лучший друг, ехал герцог Глостер, рядом с ним герцог Бэкингем, а позади небольшая, сверкающая латами свита.

Орлиный взор протектора королевства издали распознал Эдди.

— Эй, дорогой мой племянник! Как хорошо, что я застал тебя в Шрусбери! — крикнул герцог. — У меня к тебе важный разговор.

— Отойди, — приказал принц Алисе. — Не хочу, чтобы тебя видели рядом. Они могут тебя узнать. Иди наверх, в мою комнату, спрячься в сундуке с одеждой.

Эдуард был прав.

Алисе не стоило там оставаться.

Она вошла в дом шерифа, поднялась на второй этаж в комнату принца. Дверь была приоткрыта, на этаже никого не было. Даже странно, что ни одного рыцаря там не оказалось. Словно судьба короля никого уже не беспокоила. Но две тысячи верных королеве рыцарей окружали Шрусбери. Вместо того чтобы прятаться, Алисе нужно было бежать к ним и поднимать тревогу.. Если бы ее кто-нибудь послушался!

Большой сундук стоял у самой стены, за кроватью под балдахином. Там в самом деле было удобно прятаться. Если только он не захлопнется.

Алиса залезла в сундук, в нем было мягко и пахло пылью. Она подложила под край шапку, чтобы оставалась щель — подглядывать и дышать.

И вовремя.

Как только она закончила устраиваться, в спальню вошло несколько человек. Даже если и не видишь, можно угадать по голосам — голоса Алиса уже знала.

— Мальчик мой, — сказал герцог Глостер. — У меня для тебя есть печальные известия.

— Говорите, дядя.

— Мои люди следили за твоим дядей Риверсом, и им удалось выяснить, что он вместе с сэром Греем замыслил заговор, чтобы убить тебя, мой дорогой племянник.

— Не может быть! Дядя охранял меня!

Сквозь щель Алисе было видно, что герцог Глостер уселся в кресло, Бэкингем стоит у него за спиной, а мальчик-король бегает по комнате. Он растерян, испуган и конечно же не верит своему дяде Ричарду.

— Он намеревался возвести на трон сэра Грея. Тогда семья твоей мамаши могла бы захватить всю власть в Англии, а нам с тобой пришлось бы бежать.

— Я не верю вам, дядя!

— Ты еще мал, чтобы не верить мне. У меня есть доказательства. И я намерен изложить их командирам всех рыцарских отрядов, что собрались вокруг Шрусбери. Бэкингем, попрошу поступить так, как мы договорились. Пригласите на встречу со мной всех баронов графства. И так как я приехал без охраны, полностью доверяя им, я прошу такого же доверия с их стороны.

Алиса услышала, как Бэкингем вышел из комнаты.

— Ты можешь мне верить или не верить, — продолжал Глостер, — но я переживаю только за судьбу королевства. Я поклялся твоему отцу и моему брату заботиться и охранять державу. Теперь у нас с тобой, мой мальчик, есть одна большая цель: мы должны как можно скорее провести коронацию, чтобы ты занял трон. Я мечтаю об этом. Клянусь тебе!

— Я хочу поговорить с дядей Риверсом! — упрямо сказал мальчик.

— Пока это невозможно, он задержан в Нортхэмптоне, там идет следствие. Но как только следствие закончится, ты конечно же поговоришь с изменниками.

— Мы поедем в Лондон к маме? — спросил Эдуард.

— Молодец, — обрадовался Глостер. — Именно так! Мы поедем в Лондон к твоей мамочке. Но нужна крайняя осторожность. Потому что вокруг враги и завистники. Ты не представляешь, скольким мерзавцам твой трон кажется завидной добычей. Так что собирайся, мы едем в Лондон. А изменников ждет достойное наказание.

Алиса услышала, как Эдуард, выходя из комнаты, негромко произнес: «До свидания, друг!»

И поняла, что эти слова относятся к ней.

Глава тринадцатая

БЕГСТВО В ВЕСТМИНСТЕР

Алиса возвращалась в Лондон проселочными дорогами через Уэльс, потому что боялась попасть в руки солдатам герцога Глостера. Может быть, безопаснее было бы расстаться с конем и пристроиться к бродячим актерам, студентам или паломникам, но Алиса берегла время — она понимала, что дорог каждый час.

Печальные вести нагоняли ее в пути. Они катились по мокрым весенним дорогам, как прошлогодние листья под ветром. И даже то, чего никто не мог увидеть, становилось известно за сотню миль уже на следующий день.

В Англии все знали, что после веселого пира у герцога Глостера граф Риверс и сэр Грей отправились в отведенные им опочивальни, но когда утром захотели выйти, оказалось, что двери заперты. Только к полудню следующего дня, когда король Эдуард уже был захвачен, Глостер и Бэкингем согласились увидеть пленников. Правда, у них отобрали оружие и обращались с ними, как с мелкими преступниками.

— Что случилось? — стал требовать Риверс. — Разве мы хоть чем-нибудь нарушили соглашение? Мы же только сопровождали Эдуарда в Лондон!

— Всем известно, — заявил красавчик Бэкингем, нагло ухмыляясь, — что вы старались воспрепятствовать дружбе и добрым отношениям между нами и принцем Уэльским. И это — государственное преступление, ибо по завещанию короля именно герцог Глостер назначен протектором государства и регентом при будущем короле.

Глостер же ничего не сказал, а лишь жестом велелРиверсу подойти к окну.

Во дворе стояли скованные командиры рыцарских отрядов, которые сопровождали Риверса и должны были охранять молодого короля от интриг герцога Глостера.

— Они будут казнены вместе с тобой, изменник, — сказал герцог Бэкингем. — Они были орудием твоих интриг.

— Я делал все по приказу королевы Елизаветы, — твердо ответил Риверс. Он старался владеть собой и все еще думал, что сейчас Ричард попугает его, попугает, а потом простит, и они мирно поедут дальше в Лондон. А когда его повели вниз, а оттуда в подвал, чтобы первому отрубить голову, он все еще думал: "Вот сейчас они скажут: «Ха-ха, мы пошутили!» И даже когда голова его уже лежала на плахе, граф уговаривал себя: «Вот-вот этот ужас кончится…»

На следующий день Алиса узнала о гибели графа Риверса, сэра Грея и доверчивых рыцарей, которых заманили в капкан поддельными письмами Риверса о том, что их якобы вызывают на совет. Но ее больше интересовало, куда делся принц Эдуард, ее юный приятель? Не мог же Ричард убить его на глазах у всей Англии! Алиса уже не раз слышала и видела, как разные люди волновались за жизнь короля Эдуарда, беспокоились о его судьбе. Пожалуй, никто особенно не жалел родственников Елизаветы — интриги и дрязги вокруг трона никого не занимали. Но мальчика заранее любили. И не только потому, что он был сыном любимого короля, а за то, что он ребенок. К детям всегда лучше относятся. Их жалеют. А что касается герцога Глостера, то ему некоторые верили, а другие и в грош не ставили и даже боялись того, что он хочет сам захватить власть и заграбастать королевский трон. Правда, никто толком не понимал, как это можно сделать. Не посмеет же он убить юного короля! Проклятие падет на его голову — он не решится! А другие усмехались и добавляли, что если Ричард и сможет добраться до Эдуарда, то ведь у королевы Елизаветы остается другой сын. А как его украдешь? Говорили, что при первых же известиях о судьбе сына и родственников, королева заперлась в замке Виндзор, окруженная верными рыцарями. Попробуй отними у нее второго сына! Недаром покойный король Эдуард постарался, оставил после себя двух принцев — через двоих Глостеру не переступить…

Но это были разговоры по дороге, у костра, в лесу, возле печи на постоялом дворе, в пивной за кружкой эля. А если к ним и прислушивается худенький мальчишка, то кто на него обратит внимание…

А когда мальчишка встревал в разговор и даже говорил, что герцог Глостер такой хитрый, что обязательно придумает какую-нибудь гадость, люди только посмеивались. Не то чтобы они думали иначе, но ведь кому хочется предполагать худшее! Лучше надеяться на то, что все обойдется, а дело закончится миром.

На третий день к вечеру Алиса добралась до Виндзора.

Она уже думала, что ее путешествие закончилось, но оказалось, что до конца еще далеко.

И виной тому стала вереница всадников, щиты которых были затянуты серыми тряпками, а знамена свернуты и спрятаны в чехлы. Этот отряд направлялся в Виндзор. А Алиса его обогнала.

Она и не обратила бы особенного внимания на всадников — мало ли кто в такое смутное время разъезжает по дорогам Англии, спрятав свои гербы под серыми тряпками? Но, обгоняя всадников, она кинула взгляд направо и в сумерках узнала лицо рыцаря, ехавшего с края.

Это был тот самый молодой поселянин, который так ловко обманул графа Риверса.

К счастью, тот ехал задумавшись и не обратил внимания на Алису

Алиса пришпорила Ланселота.

Он почувствовал ее волнение и перешел на рысь. Алиса так сдружилась с конем, что тот научился угадывать ее мысли, а Алиса без подсказки знала, когда конь устал, когда проголодался, а когда ему просто хочется попастись в поле.

До Виндзора было недалеко. Алиса добралась туда еще засветло. И хоть на востоке уже ярко вспыхнули звезды, в западной части неба еще догорал закат.

Ворота как раз запирали.

Пароля Алиса не знала.

Поэтому решила лезть напролом.

— Эй! — закричала она. — Я везу послание юного короля Эдуарда его матери. Срочное послание!

— Говори пароль, — буркнул стражник.

Стражников у ворот было всего двое. Королеву охраняли плохо, некому было ее охранять.

И понятно: главные силы ее брата были уничтожены и обезглавлены хитроумным Ричардом. Здесь у королевы своих войск не было. Ведь по закону герцог Глостер как протектор государства являлся командующим армиями. Во главе армий стояли Бэкингем, Хастингс и старик Стенли. Может, были и другие, но Алиса о них не ведала и не знала, кто из них будет поддерживать королеву, а кто — Ричарда.

Но в любом случае командовать армией королева не могла.

— Я не знаю пароля, я скачу прямо из Ладлоу, — настаивала Алиса. — Вызовите королеву! Она меня знает! Я — Алиса Кармайкл!

— Иди спать, завтра приходи, — ответил стражник. Он был пожилым, туповатым на вид мужланом, и ему не было дела до королевы и ее друзей.

— Эй! — пронзительно закричала Алиса. — Вызовите королеву! Срочные вести!

Голос Алисы ударился в стену замка и отскочил обратно.

Стены были темными, мрачными, даже в бойницах не мелькало ни лучика света.

— Уходи! — рассердился стражник. — Не шуми, а то отрублю тебе голову!

— Как у вас все просто! — огрызнулась Алиса. — Чуть что — голову рубить!

И тогда Алиса сделала то, что умела делать лучше всех в классе, хоть учителя и возражали.

Она сунула два пальца в рот и так засвистела, что деревья затрясли ветками, а в домах зазвенела посуда.

Конечно, об этом мало кто знает, но Алисе как-то пришлось побывать в мире русской сказки, где живут богатыри и всякие чудовища, с которыми богатыри конечно же сражаются. И там она не только познакомилась с Соловьем-разбойником, но и провела у него в плену целый день. День прошел не зря, потому что Соловей-разбойник научил Алису свистеть. Этому искусству самого Соловья обучила его бабуся, имя которой неизвестно, потому что его можно только просвистеть.

И когда Алиса (хоть, конечно, и не принято путешественникам во времени свистеть у средневековых замков) как следует свистнула, стражники замерли, а в воротах почти сразу появился принц Дик, Ричард Йоркский, большой поклонник Алисы, сорванец и следующий после Эдуарда король Англии.

— Алиса! — завопил он в полном восторге. — Научи меня так свистеть, и я на тебе женюсь!

Он побежал к Алисе, она схватила принца за руку, а тем временем в воротах верхом на коне появился сэр Грейвз с несколькими рыцарями, а за ними ехали королева Елизавета и Лиззи, но на этот раз не в носилках, а тоже верхом.

— Славный свист, — одобрительно сказал сэр Грейвз. — Где же этому учат? В горах Шотландии?

Королева придержала коня, а Лиззи, разумеется, сразу же скатилась на землю и начала во весь голос рыдать:

— Я была совершенно уверена! Совершенно и безрезультатно! Тебя убили и разрезали на части! Скажи мне, где мой брат? Ты что, не смогла его увидеть? И если ты не выполнила… — Тут она зарыдала еще громче, потому что, оказывается, страшно боялась за Алису.

— Девочка, — спокойно сказала королева, — пора ехать. Когда мы доберемся до цели, Алиса нам все расскажет.

Вечер был холодным, и королева закуталась в длинный темный плащ с капюшоном. Посторонний бы ее и не узнал.

— Мы едем в Лондон, — обернулась королева к Алисе. — Мы будем искать убежища в Вестминстерском аббатстве. Епископ Йоркский дал слово, что никто не посмеет войти в аббатство, чтобы причинить нам вред. Это священное право монастыря. Даже Глостер не посмеет. А ты, Алиса, поедешь рядом со мной и по пути начнешь свой рассказ.

— Как мы поедем? — спросила Алиса.

— По большой дороге вдоль Темзы. А почему ты спросила?

— Вам нельзя ехать по той дороге, — сказала Алиса. — Оттуда подходит отряд герцога Глостера. Они едут, закрыв гербы на щитах и свернув знамена, но я узнала одного из них. Я многих уже видела, а этого узнала без труда.

— Есть ли другая дорога в Лондон? — спросила королева у сэра Грейвза.

— Через Ричмонд, ваше величество, — ответил рыцарь. — Но я убежден, что девочка преувеличивает. Принц Ричард еще не вернулся в Лондон, и его отряды только собираются на севере.

— Тем не менее, — ответила королева, — он сумел захватить моего сына, а судьба моего брата и сэра Грея неизвестна.

Алиса молчала, хотя ей, к несчастью, была отлично известна судьба графа Риверса.

— Не обсуждайте мой приказ, — отрезала королева.

— Вы лишь женщина, — мягко, но настойчиво ответил сэр Грейвз. — Вы не понимаете, что дорога на Ричмонд может быть вдвойне опасна.

— Тогда оставайтесь здесь, сэр, — сказала королева, — и если через полчаса отряд герцога Глостера не появится, следуйте за нами. Если же появится… — королева сделала паузу, и голос ее стал ледяным, — то вы сделаете все, чтобы не пустить их по нашему следу.

Сэр Грейвз склонил голову, подчиняясь королеве.

— Кстати, Алиса, — спросила Елизавета, — а велик ли отряд, который мой драгоценный деверь послал, чтобы расправиться со мной и отнять у меня последнего сына?

— Человек двести, — ответила Алиса. — И они будут здесь с минуты на минуту.

Королева тронула коня и поскакала в сторону Ричмонда. За ней дети, фрейлина Джейн и паж Грини. После недолгого раздумья вслед королевской процессии двинулись и рыцари сэра Грейвза.

По дороге Алиса рассказала королеве и Лиззи о своих приключениях. Оказывается, они, сидя в Виндзоре, знали куда меньше ее. А уж о подробностях засад и предательств, о появлении феи Морганы и о захвате Эдди могли только догадываться.

К счастью, взошла луна, и можно было ехать без факелов. Чем ближе к Лондону, тем напряженнее становились путники. Они разговаривали все тише и совсем замолкали, проезжая мимо тусклых огоньков деревенских домов.

Перед въездом в город сэр Грейвз с несколькими рыцарями проехал вперед к закрытым городским воротам. Но в отличие от Алисы, он знал пароль и умел разговаривать с сонными стражниками.

Так что через полчаса небольшая кавалькада, проехав по узкой набережной вдоль реки, добралась до Вестминстерского аббатства, где королеву уже ожидала кучка дрожащих от ночного холода, закутанных кто во что придется монахов и священников.

При приближении королевы из собора вышел епископ Йоркский. Королева спустилась с коня и поцеловала старцу руку.

— Будь спокойна, дочь моя, — произнес епископ. — Господь не даст в обиду тебя и детей. Но твоим рыцарям придется искать ночлега в другом месте.

Глава четырнадцатая

ПОХИЩЕНИЕ

Ричард Глостер приехал в Лондон через два дня после королевы и только тут узнал, что его отряд упустил добычу.

Гнев герцога был отвратителен. Благо никто из чужих его не видел, он дал волю своим чувствам.

Сперва он решил арестовать королеву прямо в Вестминстере. Взломать двери аббатства и вытащить «эту вонючую семейку»!

Но приближенные, хоть и трепетали перед Глостером, все же сумели отговорить его от такого опрометчивого шага. Ведь вокруг Вестминстерского аббатства днем и ночью стояли толпы любопытных, которые хотели взглянуть на королеву и маленького принца и пожелать им счастья.

— Ваше высочество, — уговаривал Ричарда лорд Хастингс, влиятельный вельможа, которому Глостер последнее время не доверял, но не мог к нему не прислушиваться. — Вам долгие годы жить в этой стране и участвовать в управлении ею. Каким вы желаете остаться в памяти народной? Извергом, взламывающим двери главной святыни королевства, чтобы вытащить оттуда женщину с детьми? С таким грузом на совести долго не протянешь. И если, не дай бог, поднимется восстание, многие отвернутся от вас!

Эти слова дорого обошлись Хастингсу.

— Я знаю, откуда идет все зло предательства! — вопил Ричард. — Знаю, кто таится под той колодой!

Глостер указал скрюченным пальцем на дубовую колоду, которая испокон века валялась у дверей дворца в Тауэре. На ней мясники рубили бараньи туши к обеду.

— Змея! — кричал Ричард. — Вот она, змея в моем доме! Заговор!

Он бился, как волк, попавший в капкан, и друзья стали удерживать его, думая, что герцог и на самом деле в страшном гневе.

Но даже самые близкие к Ричарду люди не знали, как отлично он умел изображать гнев, милость и даже любовь. Иногда он просыпался ночью, и ему казалось, что его жертвы, люди, убитые по его приказам, сходятся к его ложу и грозят страшной местью. Тогда он начинал умолять призраков и так убедительно клясться, что он все делает только ради государства и народа, что привидения смиренно убирались в царство теней.

И сейчас, безумно дергаясь и крича об измене, на самом деле он вел довольно простую и гадкую игру.

Потому что рядом с Хастингсом, осмелившимся предупредить герцога, стоял старенький епископ Йоркский, тот самый, кто впустил королеву в Вестминстерское аббатство и помешал Ричарду схватить младшего наследника престола. И гнев, направленный против Хастингса, должен был ударить и по епископу

— Если вы обвиняете меня в измене, — сказал лорд Хастингс, — то я прошу судить меня высоким королевским судом, и пускай все в королевстве узнают, изменник я или нет.

— И что же, — вдруг тихо, почти шепотом, спросил Глостер, — неужели здесь кто-то считает… Неужели кто-то думает, что изменников надо судить, а не кинуть бродячим псам?

Герцог повернулся к епископу Йоркскому. Он смотрел на старика так, будто ждал ответа именно от него. Сейчас же!

И епископ заговорил. И сказал именно то, чего от него ждал Глостер.

— По законам королевства, — твердо произнес священник, — знатного лорда нельзя казнить без суда. Мы живем в великом государстве, а не в бандитской пещере.

— И это говорит мне священник, который укрывает у себя подлую, продажную… — Тут Ричард оборвал свою речь и как будто забыл о Вестминстере.

Он оглядел своих вельмож и спросил:

— Кто-то еще хочет суда для лорда Хастингса?

И ни один из лордов не осмелился поддержать епископа.

— Спасибо, друзья, — сказал Глостер и смахнул со щеки набежавшую слезу. — Спасибо! Другого я от вас и не ожидал. А заговорщиков приказываю немедленно казнить!

Все замерли, словно пораженные громом. Такое было немыслимо. Тем более что никто не сомневался: ни Хастингс, ни епископ Йоркский ни в чем не виноваты. Их арест и казнь только ухудшат репутацию герцога. Зачем ему это понадобилось?

Но, разумеется, никто из его приближенных не смел и слова сказать. Нрав герцога знали все.

По знаку Ричарда в зал вошли его гвардейцы.

Лорд Хастингс и епископ старались не поддаваться страху.

Но когда их повели к выходу, ноги у старого священника подкашивались.

— Сэр Джеймс Тайрелл! — позвал Ричард. — Епископа отведешь в подвал, и пускай сидит на воде. Помрет — жалеть не будем.

Вперед вышел грубого вида сильный, коренастый мужчина в черном камзоле. У него была короткая, лопаткой борода и стриженные скобкой черные волосы. Глаза прятались в глубоких глазницах.

— А что делать с лордом Хастингсом? — спросил Тайрелл.

— Я не сяду за трапезу, пока он будет жив, — ответил Ричард. — А на том свете пускай добивается своего справедливого суда!

Глостер захохотал. Нарочито громко и даже пронзительно. Но глаза его оставались холодными и внимательными, они буквально вцеплялись в лица придворных, стоявших вокруг, и вельможи начинали вторить герцогу Им хотелось плакать, бежать из Тауэра… Но они смеялись и даже хохотали.

Хастингсу связали руки за спиной, голову его положили на колоду, что лежала у дверей, и сам Тайрелл одним ударом отрубил ее. А когда после обильного и шумного обеда пьяные вельможи расходились из Тауэра, они в ужасе замирали перед обезглавленным телом самого знатного барона королевства.

Ричард запугивал всех — и друзей и врагов. Но планы его шли куда дальше.

Пока что он стягивал в Лондон верные ему отряды с севера. Он очень боялся восстания горожан. И потому не спешил.

Все надо делать шаг за шагом.

Ошибки исправлять будет некогда.

— Смотри, — говорил он своему союзнику, герцогу Бэкингему, — я начинаю следующее сражение. Один принц уже у меня в руках. Но второго я еще не добыл. И пока он в Вестминстере, все мои шаги к трону ничего не значат. Я могу топтаться на месте до смерти. Я не могу короноваться, потому что каждая собака начнет лаять: а настоящий ли король сидит в Вестминстере? Принцы должны исчезнуть.

— И как же вы намерены этого достичь? — спросил красавчик Бэкингем.

Ричард вдруг нахмурился.

— Ты хочешь слишком много знать, — буркнул он и отвернулся. — В последнее время я перестаю тебе доверять. Как Хастингсу.

Но Бэкингем не испугался Глостера.

— Даже вам, герцог, — ответил он, — не удержать власть в одиночестве. Без друзей не стать королем, особенно в стране, где большинство баронов вас не поддерживает, а народ вам не доверяет.

— Уходи, — приказал Ричард. — Но не смей покидать Лондон. Ты мне можешь пригодиться.

Чтобы не тратить времени даром, Ричард сам приехал в Вестминстерское аббатство. Как протектор и заботник о принцах. Поговорить по душам с королевой. Ведь не чужие люди!

Королева встретила его в зале аббатства. Рядом с ней стояли каноники и монахи.

Герцог и королева уселись на деревянные стулья с высокими спинками.

Маленького Дика не пустили в зал. Лиззи тоже осталась с братом. Королева не решилась рисковать судьбой детей.

Зато Алиса, одетая фрейлиной, стояла рядом с Джейн.

— Я приказал прислать вам оленины, — сказал Ричард. — Детям в это время года полезно свежее мясо.

— Спасибо, герцог, — ответила королева. — Сегодня я узнала, что коронация снова перенесена. Когда же мы коронуем Эдуарда?

— При первой же возможности, сестра, — улыбнулся Ричард.

Улыбаться герцог Глостер не умел. Пока он был серьезен, у него было обычное лицо с широким лбом, прямым носом, тонкими губами и выступающим вперед подбородком. Но стоило ему улыбнуться, как рот искривлялся, черные глаза превращались в щелочки, нос тянулся к губе, а подбородок вылезал вперед, как у старой ведьмы. И сразу становилось понятно: это плохой человек.

Королева вздрогнула и закрыла глаза. Она понимала насколько опасен ее враг, но еще тешила себя надеждой, что он не посмеет пойти против всей Англии и лишить ее сына трона.

— Как себя чувствует мой сын? Я хочу его увидеть, — сказала королева.

— Это слишком опасно, — возразил Ричард. — Я не могу везти его через весь Лондон, когда существуют заговоры против молодых принцев. Но если вы хотите, то в любой момент можете приехать в Тауэр и встретиться с Эдуардом.

— Я не хочу покидать аббатства, — спокойно ответила королева. — Если моему сыну опасно появляться на улицах Лондона даже под вашей охраной, то мне и тем более не стоит предпринимать подобную поездку.

— Вот именно поэтому я и приехал за вашим вторым сыном, — с фальшивой улыбкой проговорил Ричард. — Эдуарду плохо без братика. Он скучает и ломает игрушки.

— Ломает игрушки?

— Да, он сломал игрушечную лошадку.

— Эдуарду скоро тринадцать лет. Он взрослый юноша, — оскорбилась королева. — А вы говорите о нем как о несмышленыше. И я могу вас заверить, что если вы будете продолжать так обращаться с ним, то, став королем, он сможет вас наказать.

Ричард вздрогнул, словно его ударили. А королева пожалела о своих словах, но вернуть их уже было нельзя.

Алиса старалась не смотреть на Елизавету. Страх королевы за сына долетел до нее, как камень, и ударил в грудь. Как же жалко Алисе было королеву!

— Я думаю, сестрица, — Ричард взял себя в руки, — что вы добровольно согласитесь отпустить мальчика поиграть в лошадки со старшим братиком. Здесь небезопасно. А народ требует, чтобы принцы остались в Тауэре.

— Здесь Ричарду безопаснее, — решительно ответила королева. — Даже вы не можете прислать своих головорезов, чтобы они вытащили его отсюда. Даже вы!

— Мне не надо никого присылать, сестрица, — сказал Ричард, — потому что я надеюсь на ваш разум. Вы сами приведете его туда. И если вы отдадите мне Ричарда, то я дам вам слово рыцаря и герцога, что и пальцем не трону племянников и через две недели состоится коронация. Это мое слово. И я могу поклясться у алтаря аббатства. В присутствии всех епископов королевства.

Ричард поднял руку, и по проходу между скамей к ним двинулась целая процессия.

Это шли епископы и высшие каноники, которых по приказу Глостера свезли со всех концов Англии.

Впереди шествовал сам архиепископ Кентерберийский.

— Говори, — приказал Ричард, словно он уже был королем Англии.

— Ваше величество королева, — сказал архиепископ, — мы пришли к вам с просьбой. Во избежание вражды в королевстве, ради всеобщей любви, мы просим вас отпустить младшего принца к старшему, чтобы мальчики до коронации побыли вместе. Мы не можем ручаться за безопасность принца Ричарда в аббатстве. Но ему ничто не будет угрожать в Тауэре под высоким покровительством герцога Глостера.

— Скажите мне, святой отец, что заставило вас изменить точку зрения? — изумилась королева. — Ведь еще неделю назад вы мне говорили, что я и мои дети в полной безопасности в аббатстве?

Наступила пауза. Словно епископы, как актеры на сцене, вдруг забыли слова. Они смотрели на Ричарда. А тот не сдержал своей страшненькой улыбки.

— Я сам скажу, — произнес он. — Дело в том, королева, что твой друг и покровитель, епископ Йоркский, который и впустил тебя с детишками в аббатство, арестован по обвинению в государственной измене. Он готовил заговор против твоих же детей. Один из руководителей заговора, лорд Хастингс, уже лишился головы. А второй — епископ Йоркский — еще ждет своей участи.

— Этого не может быть! — воскликнула королева. — Епископ — святой человек! Ему никогда и в голову бы не пришло злоумышлять против принцев или тебя.

— Ты мало знаешь людей, королева. А люди — предатели. И мне придется казнить епископа.

— Умоляю тебя, не надо! — Королева вскочила со стула, Она готова была упасть на колени перед Ричардом.

— Жизнь старика в твоих руках, — лицемерно вздохнул Ричард. — Если ты пойдешь мне навстречу, я сохраню ему жизнь.

— Королева! — сказал архиепископ Кентерберийский. — Мы молим вас спасти жизнь нашему собрату!

— Ценой жизни моего ребенка?

— Но ведь его жизни ничто не угрожает! Родной дядя готов взять на себя заботу о нем.

— Вы сами не верите ему! — Королева повернулась, чтобы уйти.

— Стойте, ваше величество, — сказал тогда архиепископ. — Мы не можем больше потворствовать вашим женским капризам. Церковь Англии отказывает вам в праве убежища. Вы и ваши дети должны сегодня же покинуть монастырь!

— И тогда я сам позабочусь о том, где вы будете жить дальше. — Ричард не скрывал своего удовольствия, он смеялся.

Уж лучше бы он не смеялся!

Епископов и каноников было много, человек тридцать. Ричард позаботился о том, чтобы их было как можно больше.

Они окружали королеву, оттолкнув Алису и Джейн.

Священники кричали на Елизавету, проклинали ее за бездушие, за то, что она не хочет спасти жизнь епископу Йоркскому.

А архиепископ громовым голосом приказал стоявшим позади монахам:

— Ведите сюда юного принца!

Услышав эти слова, королева стала биться, стараясь вырваться из рук епископов, но куда ей было справиться с ними! Ведь именно те люди, что дали ей убежище, теперь отдавали ее в руки злейшего врага.

Мальчика привели, вернее, притащили. Дик сопротивлялся, упирался, падал на пол и кричал:

— Я хочу к маме! Отпустите меня, негодяи! Я вас всех накажу!

Завидев принца, Ричард стремительно подошел к нему и поднял на руки. Он сжал принца так сильно, что у того перехватило дыхание.

— Как хорошо, мой мальчик! — сказал он. — Сейчас ты поедешь со мной и увидишь своего братца. Ты соскучился по брату?

Королева стояла, опустив руки, и тихо плакала.

Ричард быстрыми шагами вышел из аббатства, за ним потянулись епископы.

Глава пятнадцатая

ДРАГОЦЕННОСТИ КОРОЛЕВЫ

Джейн пыталась успокоить королеву, даже принесла каких-то капель. Но ничто не могло утешить Елизавету. И понятно почему. Она не рыдала, не металась, не ругалась, а просто сидела в своем кресле и молчала. Она никого не видела, не ела, не спала…

Как беды меняют людей!

В те дни маленькая, капризная, взбалмошная Лиззи стала хозяйкой Вестминстера. И хозяйство у нее было немалое. К ней теперь шли за советом все обитатели аббатства и даже монахи. Ведь епископ Йоркский все не возвращался, и теперь уже никто не знал, сдержит ли слово Глостер. А может быть, епископа уже нет в живых?

— Надо срочно связаться с Генри, — заявила Лиззи, как только они с Алисой остались одни. — Пускай он соберет отряд рыцарей и приплывет сюда из Франции. Тогда все лондонцы придут к нему на помощь, мы выгоним дядю Ричарда и освободим братьев.

— А он богатый? — спросила Алиса.

— Довольно богатый, — неуверенно ответила Лиззи. — Но его замки в Англии, а во Франции у него ничего нет.

— А ты знаешь, что даже небольшой отряд рыцарей надо кормить? — спросила Алиса. — И перевезти их через пролив тоже стоит больших денег. Война — это очень дорогое занятие.

— Но мы не можем ждать! — воскликнула Лиззи. — Мы должны действовать!

— Отличная мысль. Надо посоветоваться с умными людьми.

— Но епископ Йоркский еще не вернулся, — осторожно сказала Лиззи. — А мама ни с кем говорить не хочет.

Уже стемнело, опять занялся дождь — ох уж и дождливая весна выдалась в 1484 году!

В комнате королевы было совсем темно. Только окна, забранные решетками, как будто слегка светились снаружи.

— Ты не спишь, мама? — спросила Лиззи.

— Нет, — ответила королева, но не сразу, а словно проснулась и некоторое время пыталась собраться с мыслями.

— Это мы с Алисой, — сказала Лиззи.

— Что вы хотели сказать?

— Нельзя так сидеть и ничего не делать, — сказала Лиззи. — А то дядя Ричард решит, что мы безопасные и над нами можно издеваться, как он пожелает.

— Пускай он думает, — ответил из темноты голос королевы, — что мы беззащитные и безвредные. Именно так.

— Ваше величество, — сказала Алиса, хотя ей очень хотелось назвать королеву тетей Лизой, — он не успокоится. Он еще что-нибудь придумает.

— Интересно, — сказала королева, — очень интересно. И зачем ему что-то придумывать?

Алиса постаралась облечь свои мысли в слова, но боялась, что королева подумает, что Алиса — обыкновенный ребенок, который лезет к взрослым со своими глупостями.

— Он завладел принцами, но не решается сделать последний шаг. Он боится причинить им зло. Но и выпускать их не хочет.

— Он никогда не выпустит моих сыновей, — печально сказала королева. — Это для него поражение. Ты же понимаешь почему?

— Я понимаю, — ответила Алиса.

— И я понимаю, — сказала Лиззи. — Он сам хочет стать королем.

— И ему надо придумать, почему Эдуард или Ричард короноваться не смогут, — добавила Алиса.

— Почему же? — спросила королева так, будто сама знала ответ.

— Ну говори же! — топнула ногой Лиззи.

— Потише, — остановила ее Елизавета. — Мы не знаем, где у этих стен уши.

— Он будет искать в них какой-то недостаток! — заявила Алиса. — И вот тогда он станет по-настоящему опасным. И объявит о своей коронации. Он не допустит, чтобы кто-то из твоих братьев стал королем.

— Но они принцы крови! — возмутилась Лиззи. — Мой отец был королем, вот сидит моя мама — кому же наследовать трон, как не Эдуарду или Ричарду?

— Рано или поздно он придумает, — вздохнула королева.

И в темной комнате повисла тягучая тишина.

— Мама, — нарушила тишину Лиззи. — Пускай мой Генри соберет войско и выгонит дядю Ричарда.

Королева тихо рассмеялась:

— А ты уверена, что ему хочется спасать тебя от Ричарда?

— Мама!

— Многие уже отвернулись от нас. Люди склоняются перед силой, даже если она жестокая и несправедливая. Многие помнят, что Ричард и его солдаты могут убить или ограбить любого. Он не знает, что такое стыд.

— Мой Генри Ричмонд не такой! Он говорил, что любит меня! Значит, он меня не предаст.

— Подожди, еще только вечер, — сказала королева. — Затем будет ночь. И только после нее может наступить утро. А может и не наступить.

— Утро обязательно будет, — сказала Алиса.

— Спасибо, девочка.

— Я думаю, мы должны что-то сделать для наших принцев, — сказала Алиса.

— Что мы можем сделать? — вздохнула королева. — Он нас к ним не пропустит.

— А у вас еще есть деньги? — спросила Алиса.

— У меня нет денег, я никогда не имела собственной казны, а семейные деньги хранились у моего брата, графа Риверса, которого Ричард убил и, наверное, ограбил весь его замок. Но у меня есть драгоценности — подарки короля.

— Неприступных крепостей не бывает, — решительно сказала Алиса. Где-то она эту фразу вычитала. — Главное — отыскать к ним ключ. Мы должны подумать, кого можно подкупить, чтобы он рассказал нам про братьев.

— Правильно! — подхватила Лиззи. — Мы подкупим тюремщиков, а потом я туда проникну и спасу братишек.

— Не надо пустых надежд. Нет ничего горше, чем расставаться с ними, — сказала королева.

— Мальчиков из Тауэра нам не вытащить, — согласилась Алиса.

— Но попробуй узнать… — начала королева, осеклась на полуслове и сказала совсем другим голосом: — Нет, никуда ты не пойдешь! Даже если ты сирота, Господь Бог следит за тем, чтобы тебя не обижали взрослые люди. Я посылаю тебя, словно ты — взрослый мужчина. Я не жалею тебя, потому что погружена в собственные беды и заботы. Прости меня, Алиса, но я думаю, что сейчас тебе лучше всего вернуться домой и забыть обо мне и моих детях. Ты ведь умная девочка, ты понимаешь, что он не оставит нас в живых.

— Он трус, — сказала Алиса. — Такие жестокие и крикливые люди — всегда трусы. Им приходится вопить погромче, чтобы их боялись.

— Ричарду не нужно громко кричать, — покачала головой королева. — Ему достаточно шевельнуть пальцем, и ты останешься без головы.

— И все-таки я постараюсь пробраться в Тауэр, — твердо сказала Алиса. — Я хочу узнать, как там ваши дети…

— Странно, — задумчиво произнесла королева. — Зачем тебе так рисковать и подвергать себя такой опасности? Ведь ты ничего от этого не получишь.

Не могла же Алиса сказать, что это — ее школьное задание: узнать судьбу принцев Эдуарда и Ричарда, которые пропали без вести в 1484 году в замке Тауэр посреди Лондона и которых с тех пор, как их отвез туда Ричард Глостер, никто больше не видел. Столько об этом было написано романов и трагедий, но тайна так и осталась неразгаданной.

И уж конечно Алиса, отправляясь в XV век, и вообразить не могла, что привяжется к английской королеве и ее детям и даже их полюбит.

Королева замолчала, и Алиса поняла, что ее что-то смущает. Что еще случилось? Сколько живешь, никогда не разберешься в этих средневековых проблемах!

— Лиззи, позови Джейн, — сказала королева. — А ты, Алиса, принеси свечи и зажги их. И чтобы больше здесь никого не было.

Через десять минут на столе перед Елизаветой стоял шандал с тремя свечами. В комнату вошла Джейн и недоверчиво покосилась на Алису.

У меня нет секретов от этой девочки, — сказала королева. — Может быть, от нее зависит жизнь моих детей.

— Я тоже верю ей, — сказала Джейн.

И Алисе было приятно это слышать, потому что она чувствовала, что Джейн — верный человек.

— Помоги мне, — попросила фрейлина Лиззи.

Принцесса знала, в чем дело. Она подошла к Джейн сзади и принялась расшнуровывать платье. Платье было стянуто кожаными ремешками, и развязать их было довольно сложно. Королева снова погрузилась в печальные мысли. Пламя свечей колебалось, по стенам и потолку бродили черные, уродливые тени. Далеко-далеко запела труба, видно, на сторожевой башне возвещали наступление новых суток.

Наконец платье Джейн сзади разошлось, будто жук расправил крылья. Лиззи запустила руку в разрез и с трудом вытащила прикрепленный к поясу платья изнутри длинный кожаный мешочек, похожий на стручок. Не такой уж большой, но, видно, тяжелый. Лиззи положила мешочек на стол. Королева взяла небольшой кинжал и разрезала нитки, которыми был стянут стручок.

И тут Алиса не смогла сдержать возгласа удивления. Раскрывшийся вдоль стручок, как переспелый горох, был набит драгоценными камнями. Пламя сразу же заиграло на гранях, по комнате забегали лучи и лучики, словно внутри каждого камушка пылал маленький пожар.

Королева внимательно наблюдала за Алисой, будто хотела увидеть на ее лице жадность или коварство.

Но, видно, ничего такого не углядела, потому что печально улыбнулась и сказала:

— Если нас оставил Господь и люди, мы можем надеяться только на презренные деньги.

Королева выбрала несколько камней, беззвучно шевеля губами, как будто подсчитывала, сколько стоит каждый из них.

— Вот этот бриллиант, — сказала она, подзывая к себе Алису, — привезен из Индии. Ты слышала о такой дальней земле?

Алиса кивнула, хотя и не была уверена, может ли она соглашаться или Индию еще не открыли и никому, кроме королей, знать о ней в Лондоне не полагается. Но королева не удивилась познаниям Алисы. Видно, она понимала, что после крестовых походов и завоевания Иерусалима с Востока пришло немало товаров и сказок. Королева сама рассказывала детям сказки царицы Шехерезады.

А Алиса подумала: «Вот бы меня к ним сказочницей! Я бы им и о Курочке Рябе рассказала, и о Синдбаде-мореходе, и даже о Карлсоне, который живет на крыше!»

Сколько сказок еще не придумано!

— А это испанский рубин, — сказала королева, тонким пальцем дотронувшись до кровавого сгустка, который пылал так мрачно, словно был не драгоценным камнем, а окном в преисподнюю. — Подарок гранадского халифа моей бабушке. Как-нибудь я расскажу тебе эту историю.

Говоря так, королева переложила горстку камней в свой бисерный кошелек, а остальные снова сложила в кожаный мешочек. Джейн села его зашивать.

— Завтра утром, — сказала королева, — Джейн продаст менялам два камня. Часть денег Алиса возьмет с собой в Тауэр.

— Мама, а можно я схожу в город вместе с Джейн? —спросила Лиззи. — Мне так надоело сидеть в аббатстве.

— Ты хочешь оставить меня круглой сиротой? — грустно усмехнулась королева. — Не покидай меня!

— Ой, что ты! Мне и в голову это не могло прийти! — воскликнула Лиззи.

Алиса уже придумала план, как проникнуть в Тауэр. Только она не хотела делиться им с королевой. Нечего вмешивать тетю Лизу. Ей и без того горько. Сейчас мы уйдем к себе, а она будет сидеть в кресле, смотреть на старую луну, порезанную решетками окна, и плакать, потому что ей так страшно!

Кое-что из завтрашней истории Алиса помнила. К сожалению, она отлично знала о том, что сделает Ричард в ближайшие дни, чтобы захватить трон. Но сказать об этом не могла.

А вот о другом она не помнила и не знала, потому что об этом не знал ни один человек ни в XV, ни в XXI веке. Никто не знал, что случилось с принцами, после того как они попали в Тауэр.

Это и должна была узнать Алиса.

А вот что она сделает, узнав об этом, Алиса сама не подозревала.

Глава шестнадцатая

ЛАЗУТЧИЦА В ТАУЭРЕ

Замок Тауэр — большое хозяйство. Там живет король и множество придворных, там устраивают пиры и серьезные тайные встречи, там заседает государственный совет и высший суд. Наконец, там обитают вороны, громадные черные птицы. Говорят, что когда Тауэр еще только построили, они слетались туда, чтобы полакомиться сердцами казненных, которые много дней оставались на виселицах.

Всех обитателей Тауэра надо кормить, за всеми приходится убирать и чистить, всех надо охранять. Поэтому помимо тех, кто живет в Тауэре, туда приходят на работу сотни слуг, уборщиков, поваров, разносчиков, носильщиков, плотников, кровельщиков, водопроводчиков, точильщиков ножей и музыкантов. Поэтому, когда утром в ворота Тауэра потоком вливаются служивые люди, стражники у ворот смотрят на них снисходительно и проверяют далеко не всех.

В любом случае дальше кухни или прихожей их не пустят. Во внутренних покоях своя стража. И очень строгая. Новый господин, герцог Глостер, строго следит за порядком. Ему ничего не стоит отдать приказ: казнить повара, который не вытер ног, входя во дворец, или музыканта, взявшего фальшивую ноту. Ричард так любит показать свою образованность и музыкальность. Все в Тауэре трепещут при одном упоминании его имени.

Но утром, особенно если снова сыплет дождик и дует пронизывающий ветер, стражники на входе не очень-то проверяют служивых людей. А уж мальчишку, который нес мешок с капустой, пропустили не глядя.

У Алисы была одна подсказка, на которую она очень надеялась.

Она знала, как звали констебля Тауэра, то есть коменданта крепости. Ведал он не только охраной, но и всеми пленниками, которых там держали. Это не значит, что Алиса могла подойти к нему и спросить, где искать принцев. Но по крайней мере, она понимала, что сэр Томас Брендбьюри должен сам заботиться о таких высокородных пленниках Тауэра, как наследные принцы королевства. Неизвестно, как сложится судьба страны, но, вернее всего, Ричард Глостер не посмеет причинить им вред. А раз так, то наступит день, когда на трон все же взойдет Эдуард, и тогда лучше пускай он припомнит доброго сэра Томаса, чем злобного тюремщика Брендбьюри.

Алиса думала, что все так и должно быть. Вряд ли этот констебль отличается от других тюремщиков и комендантов во всем мире.

Джейн и паж Грини постарались разузнать еще что-нибудь о хозяине Тауэра, но ничего особенного не узнали. Ворует ли, жадный ли — вот что было важно. Жадный, но в меру. Если и ворует, то его не поймали.

Есть у сэра Брендбьюри семья — трое или четверо детей, вечно недовольная и крикливая жена. Вот и все.

Любит вкусно покушать и выпить эля в пивной на набережной Темзы. Но кто не любит?

Отнеся капусту на кухню, Алиса спокойно отправилась бродить по зеленым лужайкам Тауэра, которые оказались не такими уж и веселыми. Сразу за гигантским кубом дворца стояли две виселицы, на одной из них висел казненный. На плече у него сидел ворон. У входа во дворец валялась большая деревянная колода, вся в крови. Поваренок сказал Алисе, что кровь эта — бычья, тут мясники разделывают туши. А другой поваренок рассмеялся и сказал:

— Ты меньше верь этому бездельнику. Это кровь лорда Хастингса. Недавно герцог Глостер отрубил ему здесь голову. Сам отрубил.

Нагулявшись, Алиса спросила кого-то из слуг, где дом мистера констебля. Слуга показал на двухэтажный домик в ряду тех, что прижались изнутри к крепостной стене. Алиса уселась на траву и стала ждать, когда констебль выйдет из дома.

Вокруг спокойно текла обычная утренняя жизнь.

По дорожкам, протоптанным от башен к дворцу и арсеналу, спешили люди. В Тауэре в такое время дня никто не отдыхает, даже самые важные бароны королевства, которых принц Ричард созвал из разных графств на какое-то совещание. И как сказали Алисе другие мальчики на побегушках — Алиса ведь тоже мальчик на побегушках! — совет с баронами принц будет держать после обеда.

Рядом с Алисой по зеленой траве разгуливали вороны черные с синим отливом, каждый размером с гуся. Они тут были хозяевами, они прожили здесь триста лет и такого навидались, что ни одному человеку не приснится! А уж человеческого мяса наклевались досыта! Даже в самые голодные времена в еде у воронов недостатка не было.

На Алису вороны поглядывали с интересом, будто примеривались, скоро ли она попадет к ним на обед. Но не приставали и вопросов не задавали, хотя считается, что вороны умеют говорить.

Ждать Алисе пришлось недолго.

Когда солнце поднялось над башнями арсенала и залило лучами зеленые лужайки, дверь дома констебля открылась, и оттуда вышли два тюремщика в кожаных передниках.

Один нес кастрюлю, второй — оловянные миски и чашки, а также медный кувшин.

Следом за тюремщиками гордо выступал худой, сутулый, строгого вида пожилой мужчина с раздвоенной на конце седеющей бородой. Он был в синем, расшитом серебром камзоле и высокой шляпе, из-под которой торчал острый кончик красного носа. Порой на конце носа собиралась капля, и мужчина вытирал ее черной перчаткой.

Сразу за стариком шагали два мальчика, очень похожих на строгого бородача, только бород у них еще не было.

Они старались не отставать от старика и во всем ему подражали.

Алиса догадалась, что видит господина Брендбыори, констебля Тауэра, и его малолетних отпрысков.

И они почти наверняка несут еду принцам в башню. Кого другого пойдет кормить сам констебль, на кого захотят поглядеть его сыновья, из-за кого вдруг так взволновались вороны и один за другим повзлетали на крепостную стену?

Алиса поднялась с травы и не спеша, словно гуляя, пошла следом за констеблем.

Она прислушивалась к разговору между отцом и сыновьями.

— Папа, — заныл мальчик, который был поменьше, — а у принца Ричарда есть мячик, полосатый. Можно я его отниму?

— Сынок, — отвечал серьезный констебль, — я не советую тебе этого делать, потому что не исключено, что принц Эдуард выберется из нашего с тобой Тауэра и станет королем. И тогда он вспомнит: «А где тот самый мальчик Робин Брендбыори, который отнял у меня любимый мячик — последнюю забаву несчастного узника? Где его отец, который разрешил сыну обидеть пленника?»

— А мы здесь! — ответил второй мальчик.

— И это будет ошибкой, мой дорогой Питер, — по-прежнему серьезно сказал его папа. — Потому что молодой король тут же воскликнет: «Позвать главного палача! Отрубить головы братьям Брендбыори, а также их ни в чем не виноватому папе, который так и не смог накопить деньжонок на поместье в Девоншире!»

Голос констебля задрожал. Так ему стало жалко себя и своих сыновей.

— Я понял, — сообразил Робин. — Пускай этот паршивый принц играет своим паршивым мячом. У нас будет мячик получше.

— Ох, не на мое жалованье! — вздохнул констебль.

— А может быть, папа, нам лучше не называть принцев паршивыми? — спросил осторожный Питер.

— Почему же нет? — возмутился Робин. — Если посадили в Тауэр, значит, паршивые. Дыма без огня не бывает. Хорошего человека в тюрьму не посадят.

— Дети, дети! — вздохнул констебль. — Правосудие порой совершает ошибки, особенно когда это касается высокопоставленных особ. Давайте не будем торопить события. Придет время, и всех, кого надо, назовем паршивцами.

Тут процессия дошла до невысокой двухэтажной башни, совсем недалеко от ворот Предателей, куда под подъемную решетку причаливали лодки с Темзы, если кто-то не хотел входить в крепость через главные ворота.

У низкой деревянной, обитой железными полосами двери стояли два стражника. И не дремали. Один стражник опустил алебарду, а второй громко спросил:

— Кто идет? Какой пароль?

— Не узнаешь своего начальника, что ли? — беззлобно спросил констебль.

— Мой начальник — начальник караула, и он пароль знает, — ответил стражник. — А начальник караула подчиняется только его высочеству. Так что говори пароль, констебль, или проваливай отсюда.

— А вот тогда принцы останутся без еды и помрут с голоду. Кого будем за это винить?

— Ну уж не нас, — сказал второй стражник. — Мы-то выполняли свой долг, а вот кто-то забыл пароль дома.

— Я не забыл, — рассердился констебль. — Я его и не знал. Зачем мне пароль?

— Тогда оставайтесь здесь. Поставьте кастрюлю на порог, и мы, когда будем сменяться, отнесем еду наверх.

— Мой долг, — сказал констебль, — проследить, как едят принцы. Вы, надеюсь, понимаете, что это не простые заключенные.

— Ладно уж, — усмехнулся стражник, — пускай старик идет. Ты поднимись с ним, а я здесь побуду.

— А мы? — заканючил Робин.

— Подождете здесь, — строго сказал стражник.

Мальчишки посмотрели на отца.

— Идите домой, дети, — приказал констебль и скрылся за дверью, которую отпер стражник.

Мальчишки наперегонки побежали домой.

Стражник увидел Алису и прикрикнул на нее:

— А ты чего здесь крутишься, сорванец? Здесь тебе нечем поживиться! Беги отсюда, пока цел!

Алиса пошла прочь, стараясь не смотреть на стражника, чтобы он не увидел ее лица. Заодно она воспользовалась случаем, чтобы осмотреть со всех сторон башню и примыкающие к ней части стены. Что ж, теперь она наверняка знает, где скрывают принцев. Можно возвращаться.

Но как вернуться? Королева-мать будет спрашивать: «А как там мои детки, бледненькие или здоровыми выглядят, а может, похудели? Ведь они совсем не гуляют… А какие у них постельки и хороший ли у них аппетит?» Какая бы королева ни была умная, она все же мать, а матери всегда задают глупые вопросы.

На первом этаже башни окон не было, даже бойниц. Бойницы или узкие окна были видны только наверху, на втором этаже, туда не дотянешься.

Надо постараться заглянуть в башню сверху, с крыши. Алиса отошла в сторонку и стала мысленно представлять себе, как она туда заберется. Но потом поняла, что придется ждать темноты — иначе ее увидят со двора.

Тут еще, как назло, дождь разыгрался не на шутку, тучи совсем легли на зубцы стен. Люди, натянув на голову полы плаща или тряпки, перебегали между башнями и домами. Алиса тоже укрылась в неглубокой нише напротив входа в Садовую башню и видела, как стражник вывел поваров с кастрюлей и грязной посудой, и они побежали прятаться к главному дворцу, в подвале которого была самая большая кухня.

Оба стражника, чтобы совсем не замерзнуть, втиснулись в нишу двери.

«А что, если рискнуть?» — подумала Алиса.

Какой дурак в Тауэре будет сейчас задирать голову кверху?

Только надо все сделать так, чтобы ее не заметили из окон главного дворца.

Ну что ж, совершим восхождение со стороны реки.

Для девочки, которая на крымских скалах оставляла позади местных альпинистов, это не проблема. Главное — не попасть на глаза стражникам и не подвести королеву. Ведь этот подлый Ричард может закричать: «Вон там кто-то лезет, хочет освободить принцев! А ну, приказываю всех казнить!»

Алиса нашла укромный ход на внутреннюю крепостную стену, дождь избивал ее, стегал плетьми — да еще какими холодными! Но за такой стеной воды ее и в двадцати шагах не увидишь. Значит, можно потерпеть.

Вот и стена, тут уже можно спрятаться за зубцами. А вот тут — ничего не поделаешь! — придется прыгнуть! Да так, чтобы никто этого прыжка не увидел.

Два с половиной метра… Нет, не меньше трех… Правда, можно сразу приземлиться за зубцом башни. Она же невысокая, эта Садовая башня. Какой дурак назвал ее Садовой? Ведь никаких садов тут нет, и даже клубника не растет…

Теперь только не поскользнуться! Мама этого не простит!

Алиса сгруппировалась и прыгнула через пропасть шириной около трех метров.

Вы скажете: разве три метра — расстояние для прыгуна? Даже если ему двенадцать лет… Я отвечу: нет, не расстояние. Но попробуйте прыгнуть под ледяным ливнем, когда под вами в десяти метрах булыжная мостовая!

Алиса, конечно, прыгнула и сразу же сжалась в комочек на крыше Садовой башни. Половина дела сделана.

Как бы теперь пробраться внутрь башни?

Наверное, это невозможно. Придется спускаться по выступам камней, из которых сложена стена, до бойницы и разговаривать с принцами снаружи. Да так, чтобы стражники снизу не услышали. А это самое сложное. Ведь, несмотря на дождь, они стоят совсем рядом, и каждое слово до них донесется. Даже шепот.

Положение было сложное, но Алису трудно обескуражить.

Размышляя над тем, как бы поговорить с принцами, она продолжала осматриваться, разглядывать крышу. Крыша башни была плоской, вокруг шли зубцы примерно в метр высотой. А посреди торчала труба…

Стойте! Это что еще за труба?

Ну конечно же — зимой башню топят, иначе там помрешь от холода!

Значит, в башне есть камин.

Надо было раньше догадаться, что на любой нормальной крыше всегда есть дымовая труба.

А нельзя ли в нее забраться?

Труба была довольно широкой. Забраться в нее мог бы даже взрослый мужчина. К тому же внутри ее некоторые кирпичи выступали как ступеньки. Они и были ступеньками для трубочистов. Если не спуститься, камин не вычистишь.

«Хорошо, — сказала себе Алиса, — я залезу внутрь. И надеюсь, что никто не станет разводить в камине огонь».

Она улыбнулась. В апреле даже в обычном доме в Англии никто не будет топить камин, а уж в тюрьме и подавно. Вряд ли здесь о принцах заботятся как-то по-особенному. Констеблю это ни к чему. Алиса читала, что констебль Тауэра получал деньги на каждого заключенного, а жил на разницу. То есть чем меньше из отпущенных денег уходило на узника, тем богаче становился тюремщик. Конечно, выгоднее всего уморить узника голодом, но тогда деньги давать на него вообще перестанут. Лучше всего держать его впроголодь, но не дать помереть. Вот констеблю и приходилось решать сложную задачу, как ограбить узника, при этом его не уморив.

Рассудив так, Алиса спокойно стала спускаться по трубе. Изнутри труба была покрыта сажей и постепенно сужалась. Но Алисе не было страшно.

Неожиданно труба расширилась так, что Алиса чуть не грохнулась вниз. Внизу стало светлее. Алиса догадалась, что добралась до конца трубы, под ней уже камин — большая, подобная туристической палатке по форме и размеру, холодная печь.

Теперь надо спрыгнуть.

И как можно тише.

Но как можно тише не получилось.

Алиса сорвалась и грохнулась в пепел.

— Ой! — послышался крик.

И тут же раздался второй детский голос:

— Скорее вызывай стражу! Это убийца!

Алиса догадалась, что слышит голоса перепуганных ее падением принцев. Но появление стражи ее совсем не устраивало.

Алиса попыталась как можно быстрее выбраться из камина. Ей удалось высунуть голову наружу и громко прошептать:

— Спокойно, детки! Это я — Алиса!

Младший принц Дик заплакал.

Эдуард сообразил, что шума лучше не поднимать.

— Какая Алиса? — спросил он негромко.

— Помоги мне вылезти, и поймешь,

— Я ее знаю! — Маленький Дик перестал плакать. — Это наша Алиса. Это мой друг Алиса! Алиса пришла! Она нас освободит!

— Утихомирь ты его, а то стража прибежит, — сказала Алиса и стала вылезать из камина.

Дик подбежал было к ней, но при виде черного человека с белыми зубами замер и принялся рыдать.

— Это же сажа! — Алиса догадалась, почему Дик испугался. — Это черная сажа из трубы. Я же к вам с крыши пробралась — иначе ваших стражников не обмануть!

— Алиса, — бросился к ней маленький Дик, — уведи нас к маме! Они здесь такие злые! Я боюсь!

Эдди был старше и старался держать себя в руках. Этот мальчик никогда не забывал, что он — король Англии.

— Ты молодец, — сказал он, — что пробралась к нам. Я тебя награжу.

— Эдди! — улыбнулась Алиса. — Мы с тобой не во дворце и даже не на свободе. И я не могу здесь долго задерживаться. У вас есть бумага и перо?

— Зачем? — удивился Дик.

Он стоял рядом с Алисой, крепко взяв ее за руку, и смотрел снизу вверх.

— Зачем? — повторил Дик.

— Написать письмо маме. Она так переживает.

— Она здорова? — спросил Эдди.

— А сестренка Лиззи здорова? — спросил Дик.

— Все здоровы, — успокоила принцев Алиса.

Тогда Эдди развел руками и вздохнул:

— Ну откуда здесь перо и бумага?

— Надо что-то придумать, чтобы показать королеве Елизавете. Какой-нибудь привет от вас. Эдди пожал плечами.

— А я знаю! — обрадовался Дик. — Я отдам маме свою веревку.

Он встал на четвереньки, заглянул под широкий топчан, стоявший посреди комнаты, — на нем и спали принцы — и вытащил оттуда плетеный шнурок в локоть длиной.

— Он выдергивал нитки из занавески, — пояснил Алисе Эдди, — и плел веревку, по которой мы спустимся и убежим. Но ведь окно такое узкое…

— Пускай мама пришлет с тобой толстую веревку, — сказал Дик.

— Эй! — послышался снизу крик стражника. — С кем вы болтаете?

— Друг с другом, — быстро ответил Эдди. — Сами с собой!

Стражник успокоился.

Эдди отвел Алису в угол, за топчан.

— Какие новости из Франции? — спросил он.

— Ты надеешься на Генри Ричмонда?

— А на кого нам еще надеться?

— Но Ричард Глостер всем говорит, что скоро коронация, что у него и в мыслях не было лишать тебя трона.

— Я не верю дяде, — покачал головой Эдди. — Ты знаешь, что вчера он приходил сюда?

— Зачем?

— Он приказывал Эдди отказаться от короны, — вставил Дик.

— А ты?

— Я сказал ему, что я — законный король Англии, — гордо ответил Эдуард.

— Он рассердился?

— Дядя сказал, что я пожалею. Что буду локти кусать, что кровавыми слезами умоюсь.

— Он так и сказал — кровавыми слезами, — подтвердил Дик.

— Он не посмеет причинить вам вред, — сказала Алиса, хотя сама не была в этом уверена.

Они замолчали. Слышно было, как за стенами воет ветер и струи дождя молотят по крыше башни.

— Я пошла, — сказала Алиса. — По-моему, стражники открывают двери, чтобы проверить, как вы живете.

— Они проверяют нас каждый час, — сказал Эдди.

Принц снял с шеи цепочку, на которой висела золотая фигурка всадника, сражающегося с драконом.

— Это мой подарок, — сказал юный король. — Ты покажи его маме, но оставь себе.

Послышались голоса, кто-то поднимался по лестнице.

Алиса не стала терять время на прощание.

Она нырнула в камин, но не посмела подниматься по трубе, потому что из комнаты ее наверняка услышали бы стражники. Алиса замерла, скорчившись в темной утробе камина.

— Дай-ка свечу вам поставлю, — сказал стражник. — А то небось страшно, без света-то?

Он говорил без злобы, может, даже жалел мальчиков.

— Если голодные, — продолжал стражник, — вы мне только скажите. Я этому сэру Джону прикажу, чтобы побольше каши вам приносили. Вам много есть надо, ведь растете.

Стражник потоптался и вышел. Алиса услышала, как он спускался по лестнице. Дик подбежал к камину.

— Ты еще здесь, Алиса? — прошептал он.

— Здесь, — откликнулась Алиса.

— Теперь уходи, — сказал Эдуард. — И скажи маме, что у нас все хорошо, одеяло есть и кормят. Не так, как у мамы, но кормят.

Алиса ждала, что он еще скажет.

— И относятся к нам неплохо. Если только дядя Ричард не придет.

— И еще эти мальчишки! — вмешался Дик. — Я их ненавижу! Я их казню, как только снова стану герцогом Йоркским.

— Ты о детях констебля? — догадалась Алиса.

— Они вредные и злые, — сказал Эдди. — И всюду суют свои длинные носы.

— А когда могут, что-нибудь воруют, — подхватил Дик.

— Хотя у нас и воровать-то нечего, — закончил Эдди.

— Вчера чуть мячик мой не утащили, — снова начал жаловаться Дик. — В последний момент я его отнял.

— Пожалуйтесь сэру Джону, — сказала Алиса. — Он их приструнит, потому что знает, что, выйдя на волю, вы им все припомните.

И Алиса полезла вверх по трубе.

Глава семнадцатая

ПРОПАВШИЙ ДОКУМЕНТ

Когда Алиса вышла из Тауэра, дождик, прекратился. Солнце раза два пыталось выглянуть в просвет между облаками, но облака быстро набегали на его раскаленное лицо, и оно скрывалось в клубах пара.

Дело было к вечеру. Алиса, чтобы не терять времени даром, выбежала на берег Темзы и позвала лодочника. Как раз начинался прилив. Морская вода устремилась вверх по Темзе, и на некоторое время течение в реке остановилось и даже изменилось. Так что подняться на лодке вверх по течению было легко.

Лодочник, увидев измазанную в саже детскую фигурку, сначала даже и разговаривать не захотел — он ждал настоящего пассажира. Но Алиса вытащила из кармана серебряный пенс, и лодочник сразу сменил гнев на милость.

— Я спешу, — сказала Алиса. — Довези меня до Вестминстера.

— Будет сделано, — кивнул лодочник. — За полчаса управимся. А что это ты, парнишка, такой грязный?

— А я — ученик трубочиста, — ответила Алиса. — Я сегодня в Тауэре учился в каминные трубы лазить.

— Что ж, хорошая профессия, — одобрил лодочник. — Нужда в трубочистах никогда не пропадет, даже через тысячу лет трубочисты будут нужны. Может, даже гребцов в лодках не станет, люди будут под парусами плавать. Но без трубочистов — куда без них?

Алиса соглашалась с лодочником и думала: «А ведь он не поверит, если ему сказать, что через шестьсот лет, когда я буду жить в Москве, многие уже забудут, что такая профессия вообще была на свете. Кому нужны трубочисты, если не стало труб, которые надо чистить от сажи и копоти?»

А лодочник всю дорогу до Вестминстера рассуждал о том, какие профессии стоят того, чтобы ими заниматься, а какие нет. Солдатом он быть не хотел: его брат полгода повоевал, вернулся без руки и без копейки, теперь живет на деньги своей жены, ее объедает, и сам недоедает. Каменщиком он тоже не хотел быть: трудное дело, всегда на ветру, на холоде, под дождем, а еще надо кирпичи наверх таскать. Вот землекоп на кладбище — это уже лучше! Всегда можно от родных покойника монетку получить. Люди от горя мягчеют и хотят, чтобы другим было лучше, честное слово!

Темза была грязной, в нее сбрасывали все, что в будущем будет попадать в канализацию. Но по берегам все равно сидели рыболовы — неистребимое племя людей с удочками.

К реке выходили склады и сараи — к ним причаливали лодки, у складов разгружали баржи и круглобокие корабли из Франции и Нидерландов.

Вот и высокие шпили Вестминстера.

Алиса расплатилась с лодочником и побежала вверх по скользкому от дождя берегу, перепрыгивая через лужи.

Недалеко от входа в аббатство, где круглые сутки стоял караулом отряд северных гвардейцев герцога Глостера, собралась большая толпа. Люди были молчаливы и напряжены. И Алисе сразу почудилось что-то неладное в этой тишине.

Перед толпой, спиной к стене аббатства, на большой каменной тумбе, с непонятной целью поставленной там давным-давно, стоял солидный седобородый старец в черном, похожем на монашеское, одеянии и о чем-то вещал.

Голос у старца был пронзительный.

Но Алиса сразу обратила внимание на то, что тумба, на которой стоял старец, окружена стражниками и среди них даже есть рыцарь. Значит, кто-то позаботился о том, чтобы оратор был в безопасности.

Алиса подошла к толпе, чтобы лучше слышать.

— И пусть небо будет свидетелем страшного преступления, совершенного нашим покойным королем Эдуардом! — восклицал старец. — Он был законным образом обвенчан с Элеонорой Тайлер, которую потом предательски задушил в опочивальне, и мы найдем этому свидетелей.

— Кто это? — спросила Алиса у молодого подмастерья в кожаном переднике, который стоял рядом.

— Это доктор Шей, — ответил парень. — Брат лорд-мэра Лондона, ученый человек, законник.

По толпе прокатился невнятный шум. Люди как будто растерялись, но не поверить такому солидному человека они не могли.

— И что это означает? — продолжал доктор Шей. — Это означает, что брак короля с так называемой королевой Елизаветой недействителен.

Он сделал паузу, словно ждал, пока значение его слов дойдет до слушателей, и потом повторил:

— Брак с Елизаветой недействителен!

Толпа охнула.

У Алисы в животе защекотало от страха. Что он говорит!

— Эта самая королева никогда не сможет показать нам документ о заключении брака, потому что его нет! Король Эдуард не был женат на этой грешнице! Он жил с ней в грехе! И прижил детей в грехе. Это не принцы и не принцессы. Это бастарды — то есть незаконные дети! Им не место во дворце! Им место на конюшне!

Доктор Шей размахивал руками, словно мельница крыльями, широкие рукава сползли к плечам, и из них торчали тонкие костлявые руки.

— Он врет! — закричала Алиса.

Чего делать конечно же не следовало.

Сквозь толпу к ней сразу же кинулся стражник: видно, те, кто организовал это выступление, были готовы к такому повороту дел и имели приказ сразу же хватать всех смутьянов и бунтовщиков.

Алиса кинулась бежать, а в толпе шумели и возмущались. Многие стали мешать стражникам догнать Алису.

А когда доктор Шей снова хотел заговорить, в толпе поднялся такой шум, что он и сам себя больше не слышал. Но дело было сделано. Уже к утру следующего дня в Лондоне все знали, что королева — ненастоящая, а дети Эдуарда — бастарды, рожденные вне брака, им вообще-то место на помойке.

А когда принцу Ричарду за ужином сообщили о словах доктора Шея, он громко возмутился: все его гости видели, как сильно он возмутился.

— Никогда! — закричал он. — Никогда я не позволю обливать грязью вдову моего возлюбленного брата! Немедленно арестуйте этого отвратительного доктора Шея! Я подозреваю, что он — самозванец. Не приходится ли он родственником уважаемому лорду-мэру нашей родной столицы?

Кто-то из придворных поспешил выкрикнуть:

— Он родной брат нашего лорда-мэра! И профессор Оксфордского университета!

— Не может быть! — Ричард был страшно удивлен. — И такой человек осмелился напасть на несчастную вдову?

Герцог в растерянности сел на свое место и опустил голову на руки. Целую минуту все в зале напряженно молчали, никто не смел и рта раскрыть.

Потом Ричард медленно поднял голову, обвел тяжелым взглядом зал и сказал:

— Никому нельзя верить! Никому… — И добавил: — Попросите у королевы документ о венчании. Она его нам даст, и никто не посмеет ставить под сомнение ее слова. И тогда мы коронуем Эдуарда хоть завтра. И я сам лично возложу на него корону. Вот так!

И Ричард отправил к королеве герцога Бэкингема, чтобы тот вежливо попросил у нее документ о браке с королем.

К тому времени, когда красавчик Бэкингем заявился в Вестминстерское аббатство, королева Елизавета уже обо всем знала.

Первой дурные вести ей принесла Алиса.

Королева же так ждала вестей о сыновьях, что рассказу Алисы о проповеднике докторе Шее не придала никакого значения. Мало ли какие проповедники выступают у Вестминстера!

— Как там мальчики? — спрашивала она. — Как их содержат, хорошо ли они питаются, водят ли их гулять?

На некоторые вопросы Алиса смогла ответить, а на другие — нет. Когда она показала королеве, Лиззи и леди Джейн веревочку, сплетенную маленьким Диком для побега из тюрьмы, все заахали, а чувствительная Джейн расплакалась.

Потом Алиса показала золотого всадника на цепочке, которого ей подарил Эдди, Лиззи рассердилась и сказала, что это — знак ордена Подвязки, а Алиса не может быть рыцарем и поэтому должна вернуть орден обратно.

— Не обращай на нее внимания, — сказала Алисе королева. — Лиззи так переживает, что теряет разум.

— Я не теряю разум! — возразила рыжая принцесса. — Просто я знаю: что положено благородным, простым людям нельзя. А то они обнаглеют, потребуют свободы, захотят охотиться на оленей в королевских лесах, как тот паршивый разбойник Робин Гуд!

Алисе надоело слушать трепотню неумной девчонки, и она сказала королеве:

— Меня очень испугало выступление доктора Шея. Его хорошо охраняли, кто-то оповестил народ и созвал на площадь. И главное — он был очень уверен в себе. Почему он решил, что вы не настоящая королева и не были замужем за королем?

— Какая чепуха! — возмутилась королева. — Что плохого в том, что наша свадьба была тайной? У меня есть дети, которые унаследуют корону Англии!

— А может быть, Ричард хочет, чтобы они ничего не унаследовали?

— У меня есть документ…

В этот момент вошел монах и сообщил, что к ее величеству с визитом прибыл герцог Бэкингем. По поручению протектора Англии принца Ричарда.

Королева велела всем покинуть комнату. Она не хотела, чтобы герцог увидел Алису. Впрочем, и Лиззи лучше не присутствовать при разговоре. Наверняка опять какие-нибудь неприятности!

Все отошли за портьеру, которая отделяла дневную гостиную королевы от ее опочивальни.

Лиззи, Джейн и Алиса уселись рядом на широкой кровати и стали слушать. Им ведь тоже было интересно узнать, зачем вдруг приехал второй человек в государстве.

А вдруг он хочет объявить, что принцы возвращаются домой, чтобы получше подготовиться к коронации?

— Наверное, вы, ваше величество, хотите узнать, как живут ваши сыновья в Тауэре? Могу вас заверить, они ни в чем не нуждаются, совершенно здоровы и веселы. Должен сказать, очень милые мальчики.

— Спасибо, — услышала Алиса спокойный голос королевы. — Я благодарна вам, герцог, что вы приехали специально, чтобы сообщить нам о здоровье короля Эдуарда и его брата. Может быть, вы хотите также сообщить мне о дне коронации?

— Как бы я был рад это сделать! — с чувством ответил герцог Бэкингем. — Как я сам жду этого момента! Но тут произошла одна история… Право же, я не знаю, как поведать о том вашему величеству..

— Я жду.

— Возник чисто формальный момент… Простая формальность, не думайте, что за этим что-то скрывается…

Наступило молчание.

Если бы Алиса верила этому герцогу, она бы и впрямь подумала, что он мучается от каких-то благородных чувств, не в силах выразить свои переживания. Но ведь он кривляется!

Это она сама прошептала или кто-то рядом?

Наверное, не сдержалась фрейлина Джейн.

— У вас есть документ… свидетельство о вашем бракосочетании с его покойным величеством? — спросил наконец Бэкингем.

— Разумеется, — с достоинством ответила королева.

И только Алиса угадала, почему ее голос дрогнул.

— Для того, чтобы церемония коронации прошла без сучка без задоринки, архиепископ должен зачитать этот документ на государственном совете. Так всегда делается перед коронацией. Следует развеять подозрения врагов относительно того, что ваш брак мог быть незаконным. А может, его и вовсе не было?

Сейчас он вежливо улыбнулся, догадалась Алиса.

— К сожалению, нашу свадьбу мы праздновали в узком кругу, и, разумеется, вас в числе приглашенных не было, — сказала королева.

— Тогда тем более у меня могут быть сомнения, — прозвучал голос герцога. — Прикажите принести документ.

— Как вы знаете, — ответила королева, — мы живем здесь, как на постоялом дворе. Все перепутано. Я порой своих туфель отыскать не могу. Так что передайте вашему хозяину, что я в ближайшие дни отыщу этот документ.

— Не в ближайшие дни, — голос герцога изменился, в нем зазвучала жесть, — а сегодня! Вопрос о коронации обсуждается именно на сегодняшнем государственном совете. И поторопитесь!

— Не смейте говорить со мной таким тоном!

— А почему? Если ты не королева, а обычная интриганка? Почему я должен тебе кланяться?

Лиззи рванулась вперед. Алиса и Джейн еле успели схватить ее. Фрейлина принялась успокаивать девушку, что-то шептать ей на ухо.

— Убирайся вон, лакей Глостера! — приказала королева. И голос ее прозвучал так холодно, что у Алисы мурашки пробежали по спине.

— Ты пожалеешь о своих словах, Елизавета из низкого рода Греев!

Затопали каблуки Бэкингема.

Хлопнула дверь.

Алиса, Лиззи и леди Джейн бросились в комнату.

Королева рыдала в кресле.

— Как он смел! Как он только посмел!

— Все это связано и просчитано заранее, — сказала Алиса.

— Я и без тебя понимаю, — ответила королева, всхлипывая. — Я все понимаю, но как это унизительно!

— Если вы позволите, ваше величество, — произнесла леди Джейн. — Я чувствую, что именно теперь вашим детям грозит самая страшная опасность. Если раньше Ричард не смел и пальцем тронуть принцев крови, то с бастардами, мать которых не была королевой Англии, он может делать все, что захочет. И ему даже выгодно будет, чтобы они исчезли. Мне страшно так говорить, ваше величество…

— И не смей так говорить! — оборвала фрейлину Елизавета. — Я все понимаю не хуже тебя. Но я не вижу никакого выхода. Никакого…

— Наверное, он замыслил все это давно, — сказала Алиса.

Королева кивнула:

— Я тоже так думаю…

— Мама, — сказала Лиззи, — а ты отдай им этот документ. Пускай все видят, что ты была женой нашего папы! Или еще лучше: дай монахам прочесть его перед народом у дверей Вестминстера!

Королева отрицательно покачала головой.

— Помнишь, — спросила она, — пожар в библиотеке? Там еще была фея Моргана…

— Помню, но при чем тут документ?

— Алиса, что ты тогда видела?

— Она копалась в шкатулке и достала оттуда документ… Наверное, именно его фея и взяла с собой. А остальное сгорело…

— Алиса вынесла шкатулку, но документа о нашем браке в ней не оказалось, — сказала королева. Она нахмурилась, а потом добавила: — Мне бы тогда сообразить, что за документ ей понадобился! Но как я могла догадаться? Ведь в шкатулке были и другие важные бумаги. Как я могла понять, что сгорело, что выпало, а что понадобилось воровке?

Фрейлина Джейн в отчаянии ломала пальцы.

— Какой негодяй! — шептала она. — Какой негодяй! Он замыслил это уже давным-давно!

— Не знаю, — ответила ей королева, и Алиса мысленно согласилась с тетей Лизой. — Возможно, ему подсказали. Если эта мерзкая фея Моргана у него в союзницах, то идея объявить, что принцы — вовсе не принцы, могла принадлежать именно ей.

— Но ведь этому никто не поверит! — воскликнула Лиззи. — Никто и никогда! Мой добрый народ знает, что мы все — законные дети нашего отца.

— Народ будет думать то, что ему прикажут думать, — печально сказала королева. — А когда спохватится и разберется, что хорошо, а что плохо, нам-то будет все равно.

— Почему? — спросила Лиззи.

— Потому что Ричард сделает так, чтобы нас больше не существовало.

— Вы только не расстраивайтесь, тетя Лиза, — сказала Алиса, и королева не возразила против такого обращения. А может быть, она просто не расслышала. — Для вас это и лучше.

— Почему?

— Потому что ваши дети больше ему не соперники. И он оставит их в покое.

— Есть человек — есть проблема, — вдруг сказала Джейн. — Нет человека — и проблемы нет, как говорил когда-то Джон Ди, покойный палач его величества, перед тем, как поднять свой топор.

И против такого заявления нечего было возразить.

— В любом случае, — произнесла королева, — нашим детям больше нечего делать в Тауэре. С каждым днем там все опаснее…

Никто ей не ответил, потому что всем было ясно: принцев из Тауэра вызволить невозможно.

Невысокая, чуть повыше Алисы, исхудавшая королева подошла к камину, в котором потрескивали поленья, и стала греть руки в струе теплого воздуха.

— А раз невозможно, — сказала она, — значит, надо придумать, как это сделать…

Тогда заговорила Алиса.

Она как будто рассуждала вслух, потому что сама еще толком не понимала, что за мысль ее гложет:

— Освободить их силой мы не можем…

— Надо бы Генри позвать, — придумала Лиззи. — Он догадается, как взять штурмом этот Тауэр.

— И за это время они задушат моих мальчиков, — возразила Елизавета. — Я же знаю, какой приказ отдают страже, охраняющей важных пленников, которых ни в коем случае нельзя выпустить на волю. Стражникам говорят: «Если дело дойдет до крайности, выполните свой долг!»

— А Генри далеко, — сказала Лиззи и зарыдала.

В жизни Алисе не приходилось видеть девочки, которая умела бы так часто рыдать и изливать из себя столько слез.

— Мальчиков надо освободить внезапно, чтобы стража не успела опомниться, — сказала королева. — Продолжай, Алиса, ты же хотела что-то предложить.

— Мы не можем напасть на Тауэр, — сказала Алиса. — Но у нас есть деньги.

— У нас есть деньги, — подтвердила королева.

— Надо найти человека, которого можно подкупить, — предложила Алиса.

— И который сможет нам помочь, — добавила королева. — Я такого человека пока не знаю.

— А я, кажется, знаю, — обрадовалась Алиса. — Я его даже видела.

— Кто же он?

— Констебль Тауэра, сэр Джон Брендбьюри, — прошептала Алиса, опасаясь, что у стен Вестминстера могут быть уши.

— Чем же он тебя заинтересовал?

— Он спесивый, надутый, как индюк, и к тому же очень нуждается в деньгах. У него подрастают дети, а он хочет купить дом в Девоншире.

— Откуда ты знаешь?

— Я подслушивала.

— Но этого мало, — сказала Джейн. — Даже если мы предложим ему деньги, он не сможет вывести принцев из Тауэра.

— Не уверена, — пожала плечами Алиса. — Мы не знаем, что может, а чего не может человек, у которого под началом вся прислуга.

Королева взяла со стола колокольчик. Хотела позвонить, но потом передумала.

Она обернулась к Джейн:

— Позови пажа Грини. Без шума.

Юноша появился через три минуты. Словно ждал приказа королевы.

— Послушай меня внимательно, — сказала королева. — Я поручаю тебе очень важное дело. И опасное притом. Ты должен пройти в Тауэр, под любым предлогом. В Тауэре ты подберешься как можно ближе к констеблю крепости, сэру Джону Брендбьюри. Ты должен узнать о нем больше, чем родная мать о нем знает. Времени у тебя в обрез. Даю тебе два дня. Понял?

— Сделаем, почему не сделать, — улыбнулся Грини: рот до ушей, черные волосы до плеч, глаза как вишни.

Глава восемнадцатая

КОРОЛЕМ БУДУ Я!

Судьба страны, ну и, конечно, людей, с которыми мы уже знакомы — королевы, принцев и самого герцога Глостера, — обсуждалась в тот вечер на государственном совете королевства.

— Пора уже что-то предпринимать! — грозно говорил герцог Бэкингем. — Враги королевства обнаглели до безобразия. Хотят посадить на престол какого-то бастарда, а во Францию, к Генри Ричмонду, отправляют связного. Мы его поймали, когда он высаживался из лодки.

— Это кто же? — спросил кто-то из баронов.

— Вы его знаете — пресловутый Генри Уайт из Кента, — ответил Бэкингем. — Ничем этого заговорщика не устрашишь.

— Устрашим, — мрачно произнес Ричард Глостер.

Он занимал королевское кресло. И никто не осмелился оспорить его решение.

— Будут какие-нибудь приказания? — спросил верный Тайрелл.

Его, конечно, за стол не пускали, здесь сидели только вельможи. Место Тайрелла было у стены, среди рыцарей помельче рангом, но достаточно близко к принцу, чтобы не упустить его приказа или даже намека на приказ. И если приказаний не было, то Тайрелл иногда позволял себе вольность — сам спрашивал у герцога.

— Пускай помирает от голода, — сказал Ричард. — Его воля. А так — ничем не угнетать и любое его желание выполнять. И передай мои слова констеблю Брендбьюри.

— Передам, — ответил Тайрелл и растворился в полумраке у стены в толпе таких же, как он, неродовитых рыцарей.

— Какие еще мысли посетили моих любимых друзей? —весело спросил Ричард.

— Серьезные мысли, герцог, — произнес Бэкингем. — И ты понимаешь, что сейчас в наших руках будущее страны, которая находится на краю пропасти — на грани хаоса и гражданской войны! И лишь ты можешь ее предотвратить.

— Слушаю тебя, мой любезный брат, — произнес Глостер. — В чем же ты видишь опасность для Англии?

— В том, что наверняка найдутся подлые люди, которые не поверят уважаемому доктору Шею и здравому смыслу, а по своим низменным мотивам станут поддерживать принца Эдуарда…

— Кого? — удивился Ричард.

— Маленького узурпатора! — спохватился Бэкингем, и по залу прокатился смех. Все поняли и оговорку, и вопрос Ричарда.

— Уж лучше ты не ошибайся, — мирно сказал Ричард. — Продолжай, говори о гражданской войне.

— Королевству нужен хозяин, — сказал Бэкингем, и все бароны за столом принялись стучать кружками о столешницу, бить ложками по мискам и даже кидать чаши на пол, распугивая любимых бойцовых собак принца Ричарда.

— Королевству нужен король! — закричал лорд Эштон.

— Да здравствует король Ричард! — слышалось со всех сторон.

Тогда Ричард поднялся со своего места и поднял узкую ладонь, призывая к тишине.

Он дождался, пока бароны успокоятся, и заговорил.

— Дорогие мои друзья, — сказал он негромко, потому что настоящие властители всегда говорят негромко. — Я признателен вам за заботу о нашей дорогой Англии. Я тем более благодарен вам, что в тяжелый для страны момент вы вспомнили обо мне и обещали мне вашу безусловную поддержку.

— Гип-гип-ура! — закричал бароны.

— Но до сих пор никто не доказал, — продолжал Ричард, — что мальчики, которых я охраняю в Тауэре, на самом деле незаконные бастарды, не имеющие прав на престол.

— Слушайте, слушайте! — закричал Бэкингем.

— Я не сделаю ни единого шага, пока не соберется парламент и народные избранники не примут решение, столь важное для нашего государства. Этому решению я с радостью подчинюсь.

Ричард сел на свое место, и никакие крики и требования верных баронов не смогли заставить его изменить решение.

Обед закончился, и Ричард велел всем разойтись. Он сказал, что устал и ему надо подумать.

— Я останусь? — спросил Бэкингем.

— Иди, иди, — отмахнулся принц. — Подумай, может быть, тебе принять тяжелое бремя?

— Какое бремя? — притворно удивился Бэкингем.

— Бремя королевской власти.

— Мне и в голову не приходило ничего подобного! — возразил Бэкингем.

— Врешь, всегда врешь, красавчик! — прошипел Ричард. — Ты только и мечтаешь о троне. Думаешь, я не знаю, что ты воспитывался при дворе Эдуарда как его крестник? Думаешь, я забыл, кто твоя жена?

— Я разошелся с ней. Я никогда не любил Екатерину! Это всем известно.

— Так же, как и то, что она — младшая сестра королевы, которая меня ненавидит. Ну как я могу спать спокойно, если ты рядом?

— Вы нуждаетесь во мне, герцог, — спокойно сказал Бэкингем. — Кто-то должен делать за вас всю грязную работу. Вы не можете полагаться на одних Тайреллов. Они продадут вас за пару шиллингов.

— А какова твоя цена, герцог? Тысяча фунтов?

— Или вы будете доверять мне, Глостер, или я уезжаю. И добивайтесь короны самостоятельно, — обиделся Бэкингем.

Ричард отвернулся к стене и замолчал. Долго, целую минуту. Когда он снова обратил свой взор к Бэкингему, его лицо озаряла добрая, хотя и кривоватая улыбка.

— Я испытывал тебя, мой друг. Я же знаю, насколько тебе бывает трудно, но ты выбрал справедливую сторону в этой борьбе и пойдешь со мной до конца. До победы. До нашей победы!

Бэкингем склонил голову.

Он ничего не ответил.

Глостер ждал, скажет ли он еще что-нибудь, но не дождался. И тогда сказал сам, может быть, для того, чтобы оставить за собой последнее слово:

— Поезжай-ка пока к себе, в Уэльс, который я даю тебе в управление. Собери там налоги. Нам с тобой понадобятся деньги.

— А парламент? Кто будет обрабатывать этих тупых баронов?

— Пока я напущу на них моих законников во главе с доктором Шеем. А ты вернешься и наведешь глянец.

— Вы решили не спешить со своей коронацией?

— Какая может быть речь о коронации? Я об этом и не думаю. И тебе думать не советую.

— Я поехал собирать силы, — сказал Бэкингем.

— Ты меня правильно понял, — кивнул Ричард. — У нас немало врагов. Но если я стану королем, их станет еще больше, и палачам придется потрудиться.

— Не спеши убивать принцев, — сказал Бэкингем от самой двери.

Ричард не ответил.

Но его губы беззвучно шевельнулись:

— За эти слова ты мне тоже ответишь… своей жизнью…

Дождавшись, пока шаги герцога Бэкингема стихли в коридоре, Ричард отправился в оружейную.

Там хранились бочонки с порохом, стояли прислоненные к козлам алебарды и копья, на полках лежали мечи, а в ящиках россыпью — картечь.

Ричард прошел через этот мрачный зал к секретной двери в подвал.

По узкой каменной лестнице с высокими ступеньками он спустился в пыточную комнату.

В низком зале стоял неистребимый запах крови. Казалось, здесь еще звучат крики узников, умирающих от невыносимых страданий.

В последние дни здесь никого не пытали, но все было готово: орудия пыток ждали своих жертв.

Ричард подумал, что неплохо было бы помучить попавшего в плен сэра Генри Уайта — этого упрямого идиота, который никак не может смириться с тем, что Генри Ричмонд никогда не вернется в Англию. Генри слишком беден, и у него нет влиятельных друзей.

Не считать же друзьями глупенькую Лиззи и ее смиренную мать, на которую придется еще немного нажать — и тогда она станет шелковой.

Ричард вынул кремень и трут и высек огонь. Масляный факел, прикрепленный к стене, загорелся зловеще и ярко.

Ричард был опечален.

И в этом он не мог признаться никому.

Хотя был человек на свете, который мог читать его мысли и от которого Ричард не мог ничего скрыть.

И этот человек появился посреди пыточной, словно ниоткуда.

Перед Глостером стояла высокая женщина в монашеском одеянии.

Она откинула капюшон, тряхнула головой, и чудесные черные волосы водопадом рассыпались по плечам и спине, ниспадая до пояса.

— Здравствуй, фея Моргана, — сказал Ричард. — Конец пути близок.

— Но впереди еще трудные дни, — произнесла фея глубоким, грудным голосом.

— Они быстро пройдут.

— А потом может начаться самое трудное…

— Не пугай меня, фея Моргана. Ты принесла документ?

— Он давно у меня.

— Ты уже догадалась, что он может мне понадобиться?

— А как иначе ты сумеешь захватить не принадлежащий тебе трон? Кто тебе поверит? Кто поверит в то, что ты заботился о детях и вдове?

— А теперь?

— Теперь найдутся и такие, кто поверит. Их будет немного. Больше окажется тех, кто пойдет с тобой из-за власти или денег.

— Мне суждена победа?

— Я не знаю будущего, — ответила фея.

Ричард не поверил ей.

И она, угадав его мысли, ответила:

— Ты можешь верить или не верить, от этого суть дела не меняется.

— Я делаю все ради любви, — сказал Ричард.

— Что ты говоришь?!

— А ты думала, мною движет тщеславие? Страсть к власти? Да ничего подобного! Я полюбил, страстно и нежно…

— Кого же?

— Изгони усмешку из своего голоса. Мне, мужчине средних лет, тоже доступно чувство глубокой и бескорыстной любви…

— Говори, говори, мне интересно послушать еще одну лживую сказку.

— Когда моя племянница Лиззи подросла и стала девушкой, я понял, что все свои нерастраченные чувства, всю свою душевную боль я брошу к ее маленьким ножкам…

— А она полюбила недостойного Генри Ричмонда, —закончила за герцога фея Моргана.

— А ей показалось, что она полюбила этого мальчишку!

— Она не любит и никогда не полюбит тебя.

— Она сама себя не знает. А я знаю, какая стоит передо мной цель, и всегда ее добиваюсь. Но я не мог добиваться ее руки, пока был жив мой брат. Он бы меня не понял.

— Не сомневаюсь, — засмеялась фея Моргана. — Ты бы не достиг своей цели, а на пути к ней мог и голову потерять.

— Ты права. Ты права, черт побери! И что мне оставалось?

— Тебе оставалось убить своего брата, потому что он был отцом твоей любимой девочки, — сказала фея. — К сожалению, он был еще и королем. Все вместе.

— Ты мне помогла, — прошептал Ричард. — Ты — воплощенное коварство и злоба!

— Я помогала не тебе — сама по себе злоба не доставляет радости. Мне нужен посох Мерлина. И я жду, когда ты отдашь его мне.

— Как только ты его получишь, ты перестанешь мне помогать…

— Перестану.

— Тогда потерпи, пока я стану королем.

— При условии, что ждать недолго.

— Не больше трех недель.

— И тогда ты добудешь себе юную красотку?

— Я в печали, — сказал Ричард.

— Объяснись.

— Мне нужна была власть, мне нужна корона, чтобы завладеть Лиззи. Мои советники и ты, ведьма, убедили меня, что нужно объявить принцев бастардами. Тогда они не смогут взойти на трон и королем стану я. Так и было сделано. Принцы опорочены.

— Радуйся.

— Но опорочены все дети королевы Елизаветы.

В наступившей тишине раздался смех феи Морганы.

— Как славно ты себя обманул, мой мальчик! Как славно! Теперь не только Эдуард и Ричард, но и их сестра Лиззи — простолюдины. И как же тебе, королю Англии, можно будет жениться на опороченной девчонке?

— Вот именно, — вздохнул Ричард. — Я не могу жениться…

— И что же ты придумал, мой мальчик?

— Не смей так меня называть!

— Я называю тебя так, как мне хочется. И не забывай, что я — фея Моргана, а ты обычный смертный мужчина. И очень даже смертный.

Ричард промолчал.

— Полагаю, что ты не будешь сейчас открывать мне свои секреты, хотя о них так нетрудно догадаться!

— Молчи.

— Коронуйся скорее, Ричард Нельвиное Сердце. И я уйду.

— Сначала ты мне поможешь. Где документ о венчании брата?

Фея достала свиток и положила на стол, за которым обычно сидел писец и записывал признания пытаемых узников.

— Я уж решила, что за своими романтическими страданиями ты забыл о документах.

— Я ни о чем не забываю.

— А то откажись от власти, от короны, увези свою Лиззи в далекий замок…

— Прощай, фея Моргана, — оборвал ее Ричард. — У меня еще так много дел.

Фея рассмеялась низким, чуть хрипловатым смехом.

И исчезла в воздухе. Она умела появляться и исчезать словно ее никогда и не было. Так бывает с феями.

Ричард подошел поближе к факелу и принялся читать документ.

Дочитал, поднес свернутую в трубку бумагу к огню и подождал, пока пламя охватит свою жертву.

Когда документ догорел, он затоптал упавшую на каменный пол золу и быстро вышел из комнаты.

Глава девятнадцатая

ВСТРЕЧА НА ТЕРРАСЕ

Паж Грини вернулся к вечеру на следующий день и доложил королеве Елизавете о своих подвигах.

Она снова послала его в Тауэр.

После второго похода Елизавета собрала у себя в комнате всех своих союзниц и велела Грини рассказать, что же он разузнал о констебле и как это можно использовать в интересах принцев.

Грини был очень доволен собой.

И не скрывал этого.

— Я неплохо потрудился, — сообщил он дамам. — Я не только поговорил с его слугами и стражниками, но даже смог расшевелить его повара и служанку его жены. Все вместе они и нарисовали мне истинную картину.

Грини поглядел на королеву. Елизавета улыбнулась и кивнула ему:

— Говори, не спеши, нам всем очень интересно.

— Господин сэр Джон Брендбьюри служит в констеблях давно, но, хоть и экономит на питании узников, большого состояния не нажил, да и как его наживешь? И узников богатых в последнее время совсем не было. А возраст у него поджимает, уже в отставку скоро. И дети растут.

— Сколько у него детей?

— Три сына, — ответил Грини. — Робину тринадцать, Питеру девять, а Сэмюэлю три годика. Есть еще две дочки, постарше, на выданье. А констебль никак не скопит им приданого. К тому же он присмотрел себе домик. Присмотреть-то присмотрел, да он оказался ему не по зубам. Для домика ему не хватает четыреста фунтов — а это большие деньги, столько на полудюжине узников не наберешь и за десять лет.

— Теперь расскажи нам, что он может, а чего нет, — попросила королева.

— А это не в его пользу.

— Поясни.

Грини почесал затылок, шмыгнул носом и сказал:

— Простыл я там. Все время на ветру, и вороны щиплются.

— Не тяни, Грини.

— Я стараюсь с мыслями совладать. Я так думаю, ваше величество, что вывести из замка констебль никого не сможет. Он ведь сам должен спрашивать разрешения из Тауэра выехать, если он в карете или с поклажей. Герцог боится, как бы его не обокрали. А если сэр Джон повезет принцев, его в воротах же и поймают.

— А если через стену? — спросила Алиса.

— Вокруг замка все время стража ходит. Сразу заметят. Нет, констеблю принцев не вытащить.

— А кому вытащить? — спросила Лиззи.

— Не знаю.

Грини и еще кое-что рассказал о констебле и его семье, оставил королеве бумажку со всеми именами, а также карту — как и что расположено в Тауэре. Но эта бумажка не имела особой ценности, если не найти помощника в крепости.

Королева отпустила пажа, и они принялись размышлять, что делать дальше.

И долго ничего не удавалось придумать.

А потом Алисе пришла в голову мысль, которая сначала всем показалась глупой и почти сумасшедшей. Но потом королева сказала:

— Мы ничего не теряем. А приобрести можем многое. Почему бы не попробовать?

— Я к нему сама пойду! — заявила Лиззи.

— И не мечтай, — оборвала дочку Елизавета. — Здесь нужен сдержанный и разумный человек. Ты вспылишь и все погубишь.

— Но ты же не пошлешь Алису! Она еще совсем ребенок.

— Ребенок, но разумнее тебя. А впрочем, ты права, констебль с Алисой и разговаривать не будет. Мы сделаем так: к констеблю отправится Джейн и скажет, что она — моя фрейлина и выступает от моего имени. Я могу даже дать ей мой перстень с гербом.

— А может быть, именно это и опасно? — спросила Джейн. — Если дело сорвется и об этом узнает принц Ричард…

— Хуже не будет! — отрезала королева. — Хуже некуда. Я думаю, что у нас больше шансов, если ты выступишь от имени безутешной матери. Порой у правды больше шансов победить, чем у самой изысканной лжи.

Договорились, что Алиса пойдет с Джейн как ее компаньонка и помощница.

Потом они потратили еще часа два, выбирая для Джейн платье из гардероба королевы, причем такое, чтобы оно не обращало на себя внимания.

А вот место встречи с констеблем выбрали тщательно. Благо Грини поведал о всех привычках и слабостях сэра Брендбьюри. И одной из этих слабостей была еженедельная прогулка по городу до пивной, которая называлась «Белый кабан» и располагалась на самом берегу Темзы в полумиле от Тауэра вверх по реке. Эта пивная была хороша тем, что в солнечную погоду хозяин ставил длинные столы на широкой террасе над водой, и посетители могли любоваться закатом, отраженным в реке, лодками и кораблями, что бороздили ее спокойные воды.

К террасе подходил небольшой старый сад, яблони уже отцветали, и трава, как снегом, была покрыта ковром белых лепестков.

Там и уселись две дамы, возможно, мать с дочерью, солидные среднего класса горожанки, самостоятельные, как и положено лондонским жительницам, самостоятельность которых порой удивляла даже приезжих из Европы.

В это время дня посетителей в пабе было немного, и мальчишка сразу принес матери с дочкой по кружке светлого эля — большую и маленькую, а к легкому пиву сушеных рыбок.

День выдался теплым, в полдень даже жарким, но к вечеру похолодало.

Они недолго сидели в одиночестве, пока на улочке, что вела к Тауэру, не появился молодой человек в одежде слуги, который, проходя мимо, выказал неуверенность, то ли ему зайти в паб, то ли идти дальше по своим делам. В конце концов юноша решился — прошел сквозь темный прохладный пустой зал и вышел на террасу.

Он занял место за пустым столом неподалеку от того столика, где расположились две дамы. И, усевшись, незаметно кивнул им, словно показывая: все в порядке.

А еще через минуту на террасу вышел высокий сутулый джентльмен в шляпе с зеленым пером, черном камзоле, зеленых чулках, с тонкой золотой цепью на груди. Вид у него был донельзя скучный и даже тоскливый.

Джентльмен огляделся и уселся подальше от других посетителей, у самой воды.

И задумался.

Он не изменил позы, даже когда мальчишка поставил перед ним оловянную кружку с элем.

Если не считать Генри да двух горячо спорящих моряков на другом конце террасы, в пабе было совершенно пусто. Поэтому никто не обратил внимания на то, как полная, с добрым круглым лицом дама в синем бархатном платье и серой суконной накидке поднялась со своего места, не выпуская из руки кружки, подошла к джентльмену и спросила:

— Простите, сэр, вы позволите сесть за ваш стол?

Джентльмен был удивлен до крайности, если не сказать — испуган.

— Что случилось? — спросил он. Его глаза метались по лицу и фигуре дамы, словно их владелец никак не мог сообразить, кто она такая и почему осмелилась побеспокоить такого солидного господина.

Джентльмен сразу понял, что имеет дело не с нищенкой и не с женщиной недостойного поведения, не с обманщицей и не с бродячей торговкой. Так что же понадобилось от него такой богато одетой даме?

Так как джентльмен молчал и ничего не отвечал, дама продолжала:

— Разрешите представить вам, сэр Брендбьюри, мою дочь Алису, баронессу Гришем.

— Ап… — Констебль чуть было не поперхнулся пивом. Он никак не мог собраться с мыслями.

Тогда Джейн уселась напротив него и указала Алисе место рядом.

— Я приехала в Лондон, чтобы сделать вам выгодное предложение, — сказала фрейлина. — Вы позволите мне занять несколько минут вашего драгоценного времени?

Теперь все зависело от поведения констебля. Если он испугается и побежит прочь или начнет звать стражу, то Грини должен помочь Джейн с Алисой скрыться или прикрыть их от опасности. Но от фрейлины исходило такое спокойствие, ее добрым глазам так хотелось доверять… С ней можно было поделиться самыми жгучими тайнами. Может быть, Брендбьюри и выслушает ее. Только бы благополучно прошли первые минуты!

— Вы говорите, — скрипучим голосом произнес констебль, — что вы приезжая?

— Я здесь по поручению несчастной женщины, матери, разлученной со своими детьми, — сказала Джейн. — Она желает припасть к вашим ногам.

— Не знаю я никакой несчастной женщины, — съежился констебль.

— Попробуйте поверить мне, сэр, — проникновенно сказала Джейн, глядя на констебля так, словно хотела его заколдовать. — И в доказательство моей искренности мне был дан этот перстень. Дан, чтобы показать его вам.

Джейн протянула Брендбьюри перстень королевы с резным изображением пальмовой ветви и рыцарского шлема — родового герба семейства Вудвилл, к которому принадлежала Елизавета. Над шлемом с ветвью был вырезан кабан с острыми клыками — герб правящей династии Йорков.

Алиса с интересом смотрела, как констебль берет перстень и внимательно его разглядывает. Ведь в то время визитных карточек не было, даже компьютеров не водилось — ну как людям друг друга узнавать? По паспорту? А если и паспорта не было?

Алиса подумала, что для мелкого дворянчика Брендбьюри гербы высокопоставленных особ, как дерево для дворняжки. Она уж и бегает вокруг, и обнюхивает, и ищет, кто из настоящих догов и сеттеров пометил это бревно.

— Это перстень королевы Елизаветы, — сообщил свой вердикт констебль. — Если только вы его не украли.

«Вот тут бы ему и показать визитную карточку», — подумала Алиса. Но Джейн ничуть не смутилась, а уверенно, хоть и негромко, произнесла:

— Вы могли видеть меня в свите ее величества.

— Ну, разумеется, разумеется, я польщен, — забормотал Брендбьюри.

— У ее величества беда, — сказала леди Джейн. — Ее дражайшая мать очень плоха и находится при смерти в Стратфордшире, в родовом поместье. Бабушка просила перед смертью привезти ей внуков. Попрощаться.

— Законное желание, — согласился констебль.

— Но есть одна трудность…

— Какая же именно?

— Ее внуки находятся в заточении в вашем замке.

— Ах да, да, припоминаю…

— Вы знали об этом?

— Я их вижу каждый день. Но нельзя сказать, что они находятся в заточении. О нет! Они ожидают коронации. Герцог Глостер только и ждет подходящего дня, чтобы выполнить обещание, данное им старшему брату.

— Но надо отвезти их к бабушке!

— Как можно? — опешил констебль. — Это же опасно! Они — достояние королевства!

И тут Алиса подумала: «Ведь уже половина Лондона знает, что по велению Ричарда брак Елизаветы признан незаконным. И не сегодня завтра об этом узнает и глупый констебль. Лучше было бы сказать ему об этом самим».

— Простите, сэр, — произнесла Алиса голосом послушной девочки, — но разве вам неизвестно, что обнаружилось, будто принцы — вовсе не принцы, а простые люди и не могут стать королями Англии?

— Ах, не может быть! — Сэр Брендбьюри был потрясен. — Это невозможно!

Но глазки у него были такие хитрые, что Алисе сразу стало ясно: врет уважаемый тюремщик.

Джейн быстро сообразила, что к чему, и продолжила:

— И очень скоро эти мальчики не будут представлять никакой ценности. Их просто выгонят из Тауэра, и дело с концом.

— Может быть, может быть, — согласился констебль.

— Но бабушка уже не увидит своих внуков, и это большое человеческое горе.

— О, как я сочувствую!.. — Тут констебль замолчал, подумал немного и спросил: — А может быть, и королева теперь уже не королева?

— Все может быть, — сказала Джейн.

Брендбьюри постучал донышком кружки о стол, и мальчишка принес всем полные кружки.

— А не хотите чего-нибудь покрепче? — спросила Джейн. — У нас есть деньги.

— А я не пью, — резко отказался Брендбьюри.

И тогда Джейн крикнула мальчишке, чтобы тот принес господину чарку настоящего лондонского джина.

Глазки констебля загорелись, и он признался:

— В моем положении я не могу себе этого позволить. Спасибо, добрая леди.

— Надо будет вывезти мальчиков из Тауэра, — твердо сказала Джейн.

Констебль допил джин, запил его элем и лишь потом сообразил, чего от него требует эта женщина.

— Как же это возможно?! — воскликнул он. — Мне отрубят голову.

Чтобы было понятнее, он даже провел ребром ладони по шее, и сам огорчился, чуть не заплакал.

— А ведь у вас трудное положение, — заметила Алиса.

— Ой и трудное, девочка, — пригорюнился констебль. — Тебе даже не понять.

— Всю жизнь вы честно трудитесь, а не можете купить себе дом, достойный детей и жены…

— И никакой надежды, — подхватил сэр Брендбьюри. — Даже если я заморю голодом всех заключенных, то не разбогатею. Кстати, вы знаете, какой указ пришел от принца Ричарда? Заключенного Генри Уайта, который что-то вез Генри Ричмонду, не кормить до полного прекращения в нем жизни, а все остальные его желания выполнять по мере возможности. Разве это не издевательство?

— Боюсь, что принца Ричарда сильно накажут, — нахмурилась Джейн. — Я вам это обещаю.

— Вы серьезно?

— Совершенно серьезно.

— Но мне это ничего не даст.

— А ведь королева могла бы решить все ваши проблемы, — осторожно произнесла Джейн.

— Как же?

— Сколько вам не хватает для покупки желанного дома?

— Ах, и не говорите! Четыреста фунтов!

— Это целое состояние.

— Это только мечта!

— От имени королевы предлагаю вам пятьсот фунтов стерлингов, — сказала Джейн, рассеянно глядя на воду Темзы.

— Ах! — воскликнул констебль. — Не смейтесь над бедным стариком!

— Никогда бы не посмела.

Констебль допил эль и с прискорбием заглянул в пустую чарку, где был джин.

Джейн тут же заказала ему еще джина.

— И что же я должен для вас сделать? — спросил Брендбьюри. — При условии, что освободить принцев я не смогу.

— И не надо, — успокоила его Джейн. — Нам нужно, чтобы вы всего лишь подменили их на то время, пока Эдуард и Ричард побудут у умирающей бабушки в Стратфордшире.

— Кем же я их подменю? Коровами?

И констебль захохотал, пораженный собственным остроумием.

— Нет, — сказала Джейн. — Вашими сыновьями Робином и Питером. Они как раз того же возраста, что и принцы.

— Вы с ума сошли! — взревел констебль. — Я сейчас же вызову стражу!

— Это только на несколько дней. Ваши мальчики — разумные дети, они вас не подведут…

— Страааажа! — заорал Брендбьюри.

— Шестьсот фунтов стерлингов, и вы сможете к дому подкупить еще и мельницу, а может быть, новую конюшню.

— Стража! — повторил констебль, только уже гораздо тише.

— Если вы не сделаете этого сегодня или завтра, — продолжала Джейн, — то герцог может выпустить принцев, и тогда вы не получите ни пенни. А мы знаем, что собирать пятьсот фунтов вам придется… двести лет. Не так ли?

— Это вас не касается! Я не стану рисковать жизнью моих детей!

— А им ничего не будет угрожать. Вы же сами будете сторожить их от посторонних.

— Уходите, вы возмущаете во мне честного королевского служащего.

Джейн поднялась первой. Она показала на Грини, который сидел неподвижно и в их сторону не глядел.

— Вот этот юноша будет каждый день ждать у ворот Тауэра, в сторонке, на самом берегу Темзы. Каждое утро, с семи до десяти утра. И когда вы примете решение, киньте камешком в сторону этого юноши. Вам ясно?

— Ничего я не буду кидать! — пробурчал констебль.

— Мы ждем. Три дня. Не больше.

— Шестьсот фунтов?

— Шестьсот. Но принцев из Тауэра вы выведете сами.

— Как же?

— Под видом своих сыновей. Возьмете их покататься на лодке по Темзе. Кто будет за вами следить?

— А дальше что?

— А дальше вы отдаете нам принцев, а мы вам — деньги на дом в Девоншире.

— Исключено! — рявкнул Брендбьюри. — И не надейтесь! Мне дорога собственная голова!

И констебль направился к выходу.

Когда его и след простыл, Алиса сказала:

— Бежим отсюда! А то он стражу позовет.

— Вот этого он никогда не сделает. Он же ничего не решил и не знает, на что согласиться.

— Как он мне не понравился! — вздохнула Алиса.

Она поднялась из-за стола первой.

— Констебль многим не нравится, особенно тем, кто сидит по ту сторону решетки, — сказала рассудительная Джейн, и они пошли в Вестминстер.

Вечер был теплый, приятный, гулять — одно удовольствие.

До аббатства они добрались к закату.

Джейн была расстроена, ей казалось, что из разговора ничего не вышло. Алиса надеялась, что констебль подумает-подумает и согласится, а королеву больше всего заинтересовал рассказ о Генри Уайте.

— Констебль сказал, что сэр Генри что-то вез Генри Ричмонду, — сказала леди Джейн.

— Что же он вез? — задумчиво спросила королева.

— А вы его знаете? — удивилась Алиса.

— Он старый приятель Генри Ричмонда. Но я его ни о чем не просила и никуда не посылала, — ответила королева. — А ну, признавайся, Лиззи, ты ни о чем не просила Генри Уайта?

— Да я его тысячу лет не видела! — возмутилась Лиззи.

— А может, письмо для Генри? Тебе же ничего не стоит сорвать с места солидного человека и послать его с рискованной миссией.

— Мама, клянусь тебе, я тут совершенно ни при чем!

— Значит, констебль не сказал, за что Генри Уайта посадили в Тауэр?

— Не сказал.

— И что у него отобрали, тоже не сказал?

— Клянусь, миледи, ничего не сказал.

Алиса из этого разговора ничего не поняла, кроме того, что какой-то Генри Уайт, которого герцог Глостер решил уморить голодом, известен и королеве и Лиззи. Королева подозревает, что именно Лиззи послала Уайта к Генри Ричмонду, а принцесса думает, не мама ли его послала.

— Если будете снова встречаться с констеблем, — попросила королева, — обязательно узнайте у него, не отобрали ли у Уайта чего-то при аресте — письма или посылки.

— А могло быть? — спросила Алиса.

Но ответа не получила.

Только потом, когда разговор шел уже совсем о другом, королева напомнила:

— Кстати, Алиса, ты порой забываешь, что здесь и у стен могут быть уши. А когда ушам хочется что-то услышать, лучше всего подсказать им такие слова и мысли, которые придутся им по вкусу.

И Алиса опять ничего не поняла.

Тем временем день тянулся за днем, и никаких известий из Тауэра не приходило. Не донес ли констебль о разговоре в пабе самому герцогу Глостеру? Может, Ричард тоже готовит капкан для королевы?

Тем временем богословы, законники и священники, нанятые или запуганные Ричардом, выступали с проклятиями в адрес королевы, околдовавшей покойного короля Эдуарда. Может быть, она вовсе не женщина, а ведьма, чертовка, которую лучше сжечь вместе с ее бесовскими детишками?

Но особенно рьяных обличителей останавливали советники герцога Глостера. Они советовали не слишком усердствовать. Сам Ричард вовсе не хотел крайностей. Он своего добился — принцы в башне, королева в аббатстве, Генри Ричмонд за морем. Но и рисковать он тоже не желал, и, узнав, что несколько баронов в Плимуте собрали отряд и надеются поднять восстание против Глостера, Ричард сам во главе сильного отряда помчался туда, жестоко подавил бунт и казнил недовольных. Никто не смел противиться Ричарду!

Если еще месяц назад он выступал протектором от имени малолетнего короля Эдуарда, то теперь Глостер попросту забыл это имя.

Он был защитником единства Англии, покровителем страны и народа.

Подавив восстание, Ричард сообщил архиепископу Кентерберийскому, чтобы тот начал подготовку к коронации. И королем будет не кто иной, как сам герцог Глостер.

Но никакого самовольства!

Решить это должны народные избранники.

Решать должен парламент.

Заседание парламента назначили на 25 июня.

И пока в Лондон съезжались бароны и вельможи, сам Ричард покинул Тауэр и с небольшой свитой переехал в дом своей матери, которая тихо доживала свои дни в небольшом дворце. Мать была крайне удручена состоянием дел в королевстве, но у нее оставался только один сын — Ричард. И пусть уж лучше королем станет он, чем начнется смута.

Как-то, выходя за провизией на рынок, Джейн увидела мрачного вида детину, который мялся у ворот аббатства в небольшой толпе любопытных. Сюда постоянно приходили люди, как паломники к святыне. При виде фрейлины детина покинул толпу и побрел следом за ней по улице. Когда рядом никого не оказалось, он окликнул ее:

— Ты, что ли, будешь Джейн, фрейлина королевы?

— Я самая. А тебе что надо, добрый человек?

— А перстень королевский у тебя есть показать?

— Зачем тебе?

— А ты точно Джейн?

— Точно, точно!

— Тогда сегодня в шесть пополудни один человек придет в пивную «Белый кабан». Не повторяй и не оглядывайся.

Джейн сразу догадалась, о каком человеке говорит мрачный детина. У нее даже сердце подпрыгнуло от радости. Ведь если бы констебль хотел ее предать, не нужно было бы так таинственно подсылать к ней человека.

Но когда она рассказала о встрече королеве, Елизавета возразила:

— Все равно это может быть ловушкой. Особенно если разговор пойдет о деньгах. Так что будьте осторожны.

— А мне кажется, что сегодня Ричард и его друзья о нас не думают, — сказала Алиса. — Им не до нас.

— Ричарду всегда и везде до нас. Он никогда ничего не забывает. Поэтому и станет королем.

— Если и станет, ненадолго.

— Что ты имеешь в виду? Что ты хочешь сказать?

— Ничего! — спохватилась Алиса. — Я просто подумала…

Она замолчала.

— Пойдете, как прежде, — приказала королева. — Джейн и Алиса будут сидеть в пабе, а Грини станет их охранять. Хоть из него охрана не слишком надежная, зато никто не заподозрит.

— Я — надежная охрана! — обиделся Грини.

— Хорошо, хорошо. Надежная так надежная. А к тебе, Алиса, у меня будет особая просьба. Вот тебе мешочек с чищеными грецкими орехами. Если сэр Генри Уайт еще жив и не умер от голода, умоляю, уговори констебля взять этот мешочек. Пусть Уайт восстановит свои силы. Я так надеюсь, что милостивый принц Ричард выпустит невинного человека из заточения и не даст ему умереть.

Алиса взяла с собой мешочек с грецкими орехами.

И тут вбежала принцесса, которая, как всегда, задержалась у себя.

Она пошла проводить Алису до ворот и там тихонечко передала ей маленький мешочек.

— Постарайся уговорить констебля взять этот мешочек для несчастного Генри Уайта, — прошептала Лиззи. — Здесь чищеные грецкие орехи. Я сама их колола, все пальцы молотком разбила! Пусть констебль передаст мешочек Генри, чтобы тот не умер от голода. А потом уж мы его откормим.

Алиса не стала говорить принцессе, что королева передала ей такой же мешочек. Лиззи наверняка расстроилась бы, что хорошая мысль пришла в голову не только ей.

Они попрощались, и посланцы королевы во главе с фрейлиной Джейн двинулись в недальний поход.

Глава двадцатая

СДЕЛКА С КОНСТЕБЛЕМ

Констебль опоздал почти на полчаса.

Джейн уже собиралась уходить, но Алиса ее удерживала — мало ли что могло произойти. Человек на работе, его дела задержали.

Тут появился и сам констебль. На шаг позади него семенила девочка Алисиного возраста, такая же худая и сутулая, как сэр Брендбьюри.

Констебль был раздражен, сутулился больше обычного, а шляпу надвинул на нос так, что сам перед собой дороги не видел и споткнулся о порог. Он страшно выругался, ни с кем не поздоровался, даже не извинился за опоздание.

— Проклятая кошка! — зарычал он, усаживаясь за стол.

Девочка осталась стоять.

Мальчишка принес кружку эля, констебль опрокинул ее в глотку и потребовал:

— Неси сразу четыре и две чарки джина!

Потом обернулся к Джейн и добавил:

— За ваш счет, девица!

Фрейлина коротко кивнула. Она умела владеть собой.

После четвертой кружки и второй чарки констебль пришел в себя. Он несколько раз повторил «проклятая кошка», но не стал объяснять, что же имеет в виду. Наконец Джейн сказала:

— Мы пришли по вашему приглашению. Значит ли это, что вы что-то решили?

— Решил, да, решил. Но вас это не обрадует, — проворчал Брендбьюри.

— А что случилось? — спросила Джейн.

— Времена изменились. К худшему, друзья мои, к худшему.

— Объяснитесь.

— Вы предлагаете мне рискнуть здоровьем, а может, даже жизнью моих любимых сыновей за жалкие деньги! Да лучше я получу эти же деньги, сообщив его высочеству о наглом предложении выскочки, так называемой королевы Елизаветы… А ну-ка принеси мне кружку джина!

— Кружку эля, сэр? — уточнил пробегавший мимо мальчишка, к которому и относились последние слова констебля.

— Слей десять чарок джина в кружку и принеси мне. А счет предъявишь вот этой госпоже.

Наступило молчание. Констебль ждал свой джин, а послы королевы ждали, что же он скажет дальше. Они понимали, что им рано вмешиваться в ход мыслей этого негодяя.

Мальчик принес джин.

Девочка пискнула:

— Папочка, пей поменьше!

Констебль только отмахнулся и потянулся за полной кружкой. Наконец джин влился в глотку сэра Брендбьюри.

— Я могу продать вас герцогу, — повторил он.

— Ваша воля, — спокойно ответила Джейн. — Только я сильно сомневаюсь, что вы получите от него хотя бы пять гиней. И вам еще повезет, если удастся сохранить голову на плечах.

— Это еще почему?

— А вы подумайте как следует: три дня назад на этом самом месте мы предложили вам подменить пленников. И вы почему-то три дня молчали и не побежали сразу же доносить на нас своему герцогу. Мне кажется, что все эти дни вы рассуждали, кому лучше служить и от кого выгоднее получить взятку. А потом догадались, что от нас. Потому что от герцога вы ничего не получите. А если сегодня парламент предложит ему стать королем, то цена принцев вообще упадет до пенса.

— Ничего подобного! — заявил констебль. Но голос его звучал не очень уверенно.

— Папа, я пить хочу, — захныкала девочка.

— Принеси ей воды, — приказал мальчишке констебль. — Только не очень холодной, а то у нее горло заболит и ее мать мне голову оторвет.

— Это ваша дочка? — спросила Джейн.

— Бекки. Очень умная девочка, вся в меня.

— Это видно, — согласилась фрейлина. — Значит, мы зря с вами встречались.

— Я сообщу герцогу!

— И как вы объясните, что не сделали этого раньше?

Алисе показалось, что разговор пошел по кругу, как коза, привязанная к колышку длинной веревкой.

— А я письмо подброшу.

— Тогда тем более вам конец.

— Но за дом с меня требуют все больше и больше…

— Скажите, кто хозяин, и мы с ним поговорим.

— А если накинуть еще сто фунтов?

Алиса знала — королева согласилась заплатить жулику больше, чем договаривались. Джейн была предоставлена полная свобода. Но фрейлина не хотела уступать.

— Ни пенсом больше, — сказала она и поднялась из-за стола.

— А может, подумаете?

— Нет, — отрезала Джейн. — Я дала вам шанс остаться честным человеком.

— Вот именно! — И констебль медленно зашагал к выходу с террасы.

— Все пропало! — прошептала Алиса.

Но оказывается, расчет Джейн оказался верным.

— Пятьдесят фунтов сверху! — сказал Брендбьюри от двери.

Фрейлина отрицательно покачала головой.

Констебль сделал еще один шаг. Девочка семенила рядом, ухватившись за рукав отца тонкими бледными пальчиками.

— Тридцать!

— Возвращайтесь, — милостиво согласилась Джейн. — И учтите, что тридцать фунтов стерлингов — большие деньги, за них можно купить прекрасного коня или участок земли под огород.

Констебль уселся, положил руки на стол и сплел пальцы.

— Перейдем к делу, — сказал он, будто все предугадал заранее. И еще неизвестно было, кто кого перехитрил в этом споре.

— Когда требуется все сделать? — спросил он.

— Сегодня вечером, пока все будут на заседании парламента.

— Разумно, — согласился Брендбьюри. — Весьма разумно. Тем более что лучше все сделать в сумерках или в темноте, но не очень поздно. Я предупредил стражу, что везу детей к бабушке в Бромли. Они там поживут на свежем воздухе.

— Чудесно, — сказала Джейн. — Просто чудесно. Вы все предусмотрели.

— Даже больше, чем вы, — ответил констебль. — Я привел с собой мою доченьку, мою Бекки.

— Я не понимаю зачем? — удивилась фрейлина. — Я смотрю на нее и удивляюсь, зачем вы привели с собой ребенка?

— Тогда я отвечу вопросом на вопрос, — сказал констебль. — Принцы в башне знают кого-нибудь из вас?

— Разумеется!

— И вашу дочь Алису?

— И мою дочь.

— Я так и думал. Для этого и привел свою Бекки. Вы все еще не догадались? Тогда, полагаю, королева ошиблась, доверив вам такое важное дело.

— Я догадалась! — сказала Алиса. — Вы правы, констебль.

— В чем он прав? — недоуменно спросила леди Джейн.

— Ну представь себе, входит в твою камеру тюремщик и говорит: «Я решил вас тайком освободить и вывести из крепости. Собирайтесь, пойдем». Что ты будешь делать? Кинешься ему в объятия?

— Еще чего не хватало! — возмутилась Джейн. — Как я могу доверять тюремщику и палачу?!

— Значит, тебе нужны доказательства, что здесь нет подвоха?

— И тут выходишь ты! — засмеялась Джейн. — А что, он ловко придумал!

— И заодно попрошу вас впредь не называть меня тюремщиком, — заметил довольный констебль. — И тем более палачом. Я государственный служащий, констебль, то есть комендант Тауэра, занимающий высокое положение.

— Так точно, сэр! — согласилась фрейлина.

— Предлагаю вам на несколько минут спуститься в этот небольшой сад, — сказал констебль. — Только осторожнее — там растут колючки и крапива.

Все спустились в садик. Только Грини остался на террасе и смотрел вокруг, чтобы невзначай никто не застал заговорщиков врасплох.

А когда они зашли в кусты, сэр Брендбьюри заставил девочек обменяться шляпками, шалями и накидками и спрятать волосы под шелковыми сеточками. Ведь Алиса была блондинкой, а Бекки — темной шатенкой.

— А теперь, — проскрипел констебль, — попрошу задаток.

— Здесь сто золотых гиней. — Фрейлина протянула констеблю увесистый кошелек.

— Маловато, — буркнул констебль, но золото спрятал.

Он схватил Алису за руку и большими шагами пошел по улице. Алиса еле за ним успевала. А Бекки, которая от страха еле сдерживала слезы, осталась с Джейн. Грини пошел за констеблем, держась шагах в ста позади. Он охранял Алису — мало ли что могло случиться.

Начался дождик. Вечерний дождик. Тучи неслись так быстро, что в них то и дело образовывались дырки, в которые прорывались лучи заходящего солнца. Но просветы тут же затягивало сизыми облаками, и становилось сумрачно и зябко.

У ворот пришлось задержаться — навстречу выливался целый поток служилых людей Тауэра. Они не оставались на ночь в крепости и спешили вернуться домой.

Стражники у ворот узнали сэра Брендбьюри и окриками разогнали толпу.

Констебль даже спасибо им не сказал. Он втащил Алису в замок. Кто-то из стражников с насмешкой крикнул вслед:

— Как погуляла, Бекки?

Констебль потащил Алису по дорожке к домам служащих Тауэра. Черными тенями мелькали рядом вороны. Вдруг констебль крепко выругался, как совершенно недопустимо ругаться при детях, и, схватив с земли камень, запустил им в кого-то. «Наверное, увидел крысу», — подумала Алиса. Она не могла оставить без внимания грязные слова Брендбьюри и строго сказала:

— Надеюсь, что в будущем вы не будете позволять себе столь неприличные выражения, которые позволили сегодня, сэр!

И это было сказано так строго, что даже нахальный констебль, начисто забывший, что имеет дело с дочкой фрейлины, а не с собственной Бекки, опешил. Но извиняться не стал — не умел он просить прощения. Лишь злобно зашипел, как рассерженная кобра.

Они вошли в двухэтажный дом констебля. Он оставил Алису в маленькой прихожей рядом с кухней, где пахло вареной капустой и кислым молоком.

— Жди меня здесь, я скоро приду, — буркнул констебль.

Из внутренних комнат доносились голоса, выкрики и споры.

Время тянулось бесконечно долго. К тому же Алиса так и не знала, верить ли этому жулику или он в самый последний момент выдаст ее страже. Но она надеялась на его жадность. Впрочем, и на трусость тоже. Он же должен понимать, что как только выдаст Джейн и Алису, то и сам, вернее всего, лишится головы.

Потом за дверью наступила тишина. Было слышно, как позвякивают монеты. Чета Брендбьюри считала деньги.

Дверь приоткрылась, и в щели появилась детская головка. Это был трехлетний сынишка констебля. Он долго вглядывался в темноту за дверью, потом закрыл дверь и сказал родителям:

— Там темно и пусто.

— Как пусто?! — Видно, констебль ужасно испугался. Он сразу кинулся к двери, распахнул ее и увидел сидящую на табуретке Алису.

— Ты чего детей пугаешь! — прикрикнул он на нее и сразу исчез — испугался, что без него жена неправильно посчитает добычу.

Наконец дверь распахнулась, и констебль появился в проеме со своими сыновьями. Мальчики немного робели и часто дышали.

— Они нам ничего плохого не сделают? — спросил Робин.

— Без меня в Тауэре ничего сделать нельзя. Не только голову отрубить, но и цветок сорвать. Ваш отец — не последний человек в английском королевстве.

Дети замолчали.

— Пошли! — сказал констебль Алисе.

Жена констебля стояла в дверях и всхлипывала. Но в руке крепко сжимала кошелек с деньгами. Алиса ее толком не разглядела.

Повар с кастрюлей и его помощник с мисками уже ждали снаружи.

Они пересекли газон, прошли по дорожке к внешней стене. Садовая башня возвышалась перед ними, но дверь в нее, где стояла охрана, находилась с внешней стороны крепости.

— Что-то ты поздно нынче, смотритель, — сказал один из стражников.

— Нет, не поздно, — ответил констебль. — Сегодня погода плохая, вот и кажется темно, а шесть часов еще не пробило.

— И то верно, — согласился второй стражник. — Сегодня день длиннее кажется.

Он стал отпирать дверь. Цепь со звоном упала на землю. Робин вздрогнул и прижался к отцу.

— И чего ты детишек тащишь в тюрьму, — заметил один из стражников. — Только пугаешь их на ночь глядя.

— Пускай приучаются, — отмахнулся констебль. — Будут отцу помогать.

— Правильно, — кивнул второй стражник. — С малолетства надо жестокостям учить.

Дверь открылась.

Констебль подзатыльниками загнал детей внутрь.

На каменной лестнице было темно, но наверху в комнате принцев горели свечи, и сквозь бойницы проникал свет.

При появлении гостей Эдди и Дик встали.

— Что-то вы сегодня поздно, сэр, — сказал Эдди. — Мы проголодались.

Даже в тюрьме юный монарх умел говорить с другими, как лев с блохой.

— Зато я привел к вам гостей, — сказал констебль, и его голос дрогнул.

Тем временем повар с помощником поставили обед на стол, и констебль знаком велел им удалиться.

Они вышли.

Принцы почувствовали что-то необычное.

— Каких гостей? — удивился Эдди. — Опять своих детей? Но ты же знаешь, какие они надоедливые. Мы не хотим с ними играть. Мы не играем с детьми тюремщиков.

— Ладно, ладно. — Констебль не хотел ссориться. — Вы на девочку поглядите.

— Это твоя дочь? — спросил Дик. Алиса сняла шляпу, сорвала с волос плетеную сетку и тряхнула волосами.

И тогда принцы в один голос воскликнули:

— Ой, это же Алиса!

— Вот именно, — сказал констебль. — Надеюсь, вы ее признали?

— Разумеется, признали, — сказал Эдди.

— Тебя что, тоже арестовали? — испугался Дик.

— Нет, мальчики, — сказала Алиса. — Я пришла вас освободить.

— Ты? Нас? — не поверили принцы.

— С помощью нашего друга, констебля Тауэра сэра Джона Брендбьюри, которого вы, без сомнения, уже встречали в этих стенах.

— К сожалению, — сказал Эдди.

— В будущем вы станете относиться к этому джентльмену гораздо теплее, — сказала Алиса. — И если он не возражает, я сама расскажу вам, что произошло.

Констебль возражать не стал.

Глава двадцать первая

НЕОБЫКНОВЕННАЯ КОШКА

Они покинули башню ровно через полчаса. Впереди шагал сэр Брендбьюри, королевский констебль Тауэра, рядом с ним, держась за его рукав, семенила Бекки в надвинутой на нос шляпе и темной накидке, скрывавшей платье. Девочка сутулилась, как и ее отец.

Следом за ними, держась за руки, шли сыновья Брендбьюри, Робин и Питер, один повыше, другой поменьше. Они тоже были чем-то похожи на отца — наверное, в первую очередь одеждой, словно им сшили камзолы из остатков материи, которая пошла на костюм самого сэра констебля.

Уже почти стемнело, дворы Тауэра опустели, и лишь стражники, что медленно шагали по газонам, положив на плечо алебарды, да редкие вороны, доклевывавшие свой ужин, нарушали тишину и покой крепости.

Вдруг взгляд констебля упал на мелкое создание — кошку, которая тащила в зубах голубя, и им овладела необъяснимая ярость.

Он отбросил руку дочери и кинулся к кошке, размахивая тростью.

Кошка побежала прочь, но не очень быстро. Во-первых, трудно бежать с толстым голубем в зубах, а во-вторых, кошка вовсе не боялась сутулого сэра Брендбьюри.

Волей-неволей дети констебля побежали за отцом через газон по направлению к Зеленой башне, сквозь бойницы которой пробивался слабый свет, будто там, на втором этаже, кто-то жег свечу.

Кошка добежала до башни и нырнула в небольшую дыру у ее подножия, видно, предназначенную для стока воды.

— Нет! — закричал констебль. — Ты от меня не уйдешь!

Он отыскал на поясе связку ключей и открыл замок на двери. Видно, в этой башне содержался не такой уж важный заключенный, раз снаружи не держали стражника и замок открывался так просто.

Замок с грохотом упал на каменные ступеньки, и констебль кинулся вверх по лестнице.

— Я ей голову оторву! — кричал он. — Она от меня живой не уйдет!

Дети побежали следом, но сэр Брендбьюри сверху крикнул им:

— Оставаться на местах! Я вернусь. Только убью ее и вернусь!

Алиса не послушалась констебля и взбежала по лестнице за ним, но в комнату входить не стала, а остановилась на ступеньках и осторожно заглянула внутрь.

Это была довольно просторная комната, потому что она занимала весь второй этаж башни. Она показалась Алисе совершенно пустой. Посреди комнаты стоял низкий стол, на котором горела свеча, а у дальней стены притулилась небольшая лежанка. На табурете перед столом сидел веселый толстощекий молодой человек с пышными усами и светлыми кудрями. Перед ним стояла миска, в миске лежала какая-то зажаренная птица. Молодой человек отлично слышал и крики констебля, и его топот по лестнице, но этот шум его никак не встревожил. Он продолжал обгладывать птичью ножку с таким наслаждением, что Алисе захотелось есть. Одет молодой человек был очень скромно — темные рейтузы, некогда белая рубашка с отложным воротником, рукава которой были закатаны до локтей.

— Что случилось? — спросил узник.

— Вы знаете, что случилось! — продолжал буйствовать констебль. — Где она? Выдать мне ее немедленно!

— И помереть с голоду? Нет, я не согласен!

— Из-за вас меня самого повесят!

— Туда тебе и дорога, скряга!

Констебль в гневе застучал тростью по полу. И тут из-под стола выскочила кошка, промчалась между ног сэра Брендбьюри и исчезла в дверях.

— Учтите, сэр Уайт! — заявил тогда констебль. — Я сейчас спущу на нее всех собак Тауэра и всего Лондона. Мы ее найдем и публично отрубим ей голову, потому что она — ведьма!

— Сколько? — не обращая внимания на крики констебля, спросил веселый узник.

— Сто гиней!

— Ты сошел с ума, скупердяй! — воскликнул узник. — Две гинеи, и чтобы к завтраку я имел суп из этой птички.

Оказалось, что на полу у его ног лежит голубь — тот самый, которого только что тащила в зубах кошка.

— Пять гиней!

Снизу донесся шепот:

— Алиса, это же дядя Генри Уайт!

Алиса уселась на ступеньку и посмотрела вниз. У подножия лестницы стояли принцы, одетые как дети констебля.

— Вы уверены, что это он и есть?

— Я его голос знаю, — прошептал Эдди.

— Совсем не похоже, чтобы он умирал от голода, — заметила Алиса.

— Это он!

— Тогда у меня к нему есть несколько поручений. — И с этими словами Алиса вошла в комнату.

В комнате почти ничего не изменилось, если не считать того, что Генри Уайт отсчитывал серебряные монеты из своего кошелька, привязанного к поясу, а констебль уже держал за хвост несчастную птичку.

— Объясните, что это значит? — как можно строже спросила Алиса. — Чего мы ждем? Почему, когда каждая минута на счету, мы должны собирать голубей по башням Тауэра, платить за это гинеями и гоняться за кошками?

— А это еще что за создание? — удивился Генри Уайт. — Неужели это и есть твоя очаровательная дочка Бекки, констебль?

— Считайте что так, — ответила Алиса. — Хотя это совсем не так, потому что я — дочь фрейлины ее величества Елизаветы.

— И ты общаешься с этим негодяем?! — не поверил своим глазам сэр Генри.

— Только по приказу королевы и в интересах царствующего дома. Вы меня понимаете?

— Разговорчики! — рассердился сэр Брендбьюри. — Нам пора идти.

— Так, значит, это не вас морят голодом? — спросила Алиса.

— Меня, конечно же меня! — рассмеялся Уайт. — По приказу самого герцога Глостера!

— А почему вы такой веселый и здоровый?

— Потому что он хитрец и жулик! — проворчал констебль. — Потому что обдурил самого герцога Глостера.

— И вас? — удивилась Алиса.

— Меня ему не обдурить, — сказал констебль. — Мне он приличные деньги платит. Потому и живой.

— Значит, вы тоже ослушались герцога?

— Я?! Да ни в коем случае! Я точно выполняю указ: сэра Уайта не кормить, пока он не умрет своей смертью.

— Значит, я зря старалась, — вздохнула Алиса. — Мне нужно было поговорить с сэром Уайтом и принять его последний вздох.

— Ой, долго придется ждать! — произнес констебль.

— Надеюсь, что долго, — согласился Уайт.

— Так что же случилось? — спросила Алиса.

— Сначала все было ужасно, — сказал узник. — Меня заперли в этой башне и сказали, что мне суждено умереть от голода. И я начал умирать.

— Он умирал безобразно, — заметил констебль. — С криками и жалобами.

— Я же не совершил никакого преступления, — возмутился Уайт. — Меня задержали на берегу пролива, где я отдыхал и наслаждался свежим воздухом.

— Никто не дышит свежим воздухом в пустынном месте на берегу пролива, за которым лежит Франция, где скрывается враг престола и королевства, злобный бунтовщик некий Генри Ричмонд, — отрезал констебль. — Так что вас правильно арестовали.

— У меня ничего не нашли. Меня не в чем обвинить!

— Вас обвинили в дурных намерениях найти лодку и переплыть пролив, чтобы передать Ричмонду какое-нибудь письмо или еще чего похуже.

— Но ведь не было письма! — воскликнул Генри Уайт.

— Значит, плохо искали. И вообще, вы — известный друг Ричмонда. Так что вам и голову отрубить было бы правильно. А вас всего-навсего посадили в башню. Причем в хорошую башню, в Зеленую, тут и камера проветривается, и вид из бойницы прямо на газон…

— И сколько же времени прошло? — спросила Алиса.

— Скоро две недели, как я здесь, — вздохнул сэр Генри.

— И ничего не ели?

— Мне ничего не давали.

— А почему вы живой?

— Из-за кошки.

— Убью! — взревел констебль.

— На третий или на четвертый день, когда чувство голода уже пропало, я увидел, как ко мне в камеру вбежала кошка. Серая кошка, обыкновенная. Как пробралась наверх, не знаю, у них свои ходы. Пришла, легла рядом со мной. А я уже совсем ослаб, даже пожаловаться как следует не мог. Она пригрелась у меня на животе и грела меня всю ночь. А утром стала мяукать, чтобы я ее накормил. Потом сообразила, что кормить не будут, и убежала. Я подумал: «Вот последнее существо на божьем свете, которое обо мне подумало, — и то убежало». И вдруг — вы не поверите! — появляется кошка и тащит в зубах голубя! И кладет его к моим ногам. И ведь не крысу, не мышь, а голубя! Я был так голоден, что попытался съесть его сырым, но не смог. И тут я подумал…

Рассказ сэра Генри подхватил констебль:

— Прихожу я к сэру Уайту, чтобы проверить, живой ли он. Ведь герцог приказал, чтобы все его просьбы, кроме еды, выполнялись. А он сидит, держит в руках дохлого голубя и говорит: «А ну-ка, поджарьте мне эту птицу!»

— И при этом я предложил тебе гинею!

— Сначала я отказался, — продолжал констебль. — А потом понял, что запретов герцога я не нарушаю. Ведь никто не запрещал мне жарить голубей, если сам заключенный мне их выдает по штуке каждый день.

— И кошка продолжает носить вам голубей? — недоверчиво спросила Алиса.

— Когда выйду на свободу, — сказал сэр Генри, — отплачу ей добром. Она ведь не только подкармливает меня, но и согревает ночами.

— А мы эту кошку видели, — сказал принц Дик.

Принцы незаметно поднялись на второй этаж — так заслушались удивительной историей сэра Генри Уайта.

И хоть свеча давала мало света, голос Дика показался узнику знакомым.

Он схватил свечу и, прежде чем Брендбьюри успел его остановить, кинулся к мальчикам.

— Это вы, ваше высочество? — прошептал он.

— Ни слова больше! — воскликнула Алиса.

— Ни слова больше! — повторил констебль.

Брендбьюри схватил мальчиков за руки и потащил их прочь, а Алиса, воспользовавшись суматохой, кинула сэру Генри Уайту сразу два мешочка с чищеными грецкими орехами.

— Это посылают вам ваши друзья, — сказала она. — Держитесь!

— А почему принцы…

— Да помолчите вы! Можете все погубить! Вы уже забыли, что видели нас здесь. Поклянитесь!

— Святым духом клянусь! Я никого не видел.

Алиса помахала ему и поспешила вниз по лестнице.

— Молодцы! — громко прошептал вслед сэр Генри. — И скажи королеве: я выполнил ее просьбу и успел передать мешочек.

— Ты идешь? — раздался снизу голос Брендбьюри.

Алиса догнала братьев на полпути к дому констебля.

И тут все чуть не погибло.

Раздались голоса, песни и пьяные возгласы.

Окруженная факельщиками, в их направлении двигалась шумная процессия.

Констебль рванулся было к своему дому, подгоняя перед собой мальчиков, как коз, возвращающихся с пастбища. Алиса не успела его догнать, но почувствовала опасность и стала сутулиться еще больше, чтобы стать похожей на Бекки.

И тут она, к своему ужасу, узнала самого герцога Глостера, который в окружении друзей и челяди, пошатываясь, двигался к главному зданию Тауэра.

Семейство Брендбьюри попалось ему на глаза.

— Констебль! — крикнул он, — Ты знаешь о славном решении парламента? Ты слышал?

— Никак нет, ваше высочество!

— Так вот, отныне я не высочество, а величество. Парламент провозгласил меня королем, потому что дети Эдуарда оказались самыми обыкновенными бастардами, дворовыми щенками!

В темноте Ричард не заметил, как замерли при его словах мальчишки, которые уже почти добежали до дома констебля.

— Поздравляю вас, ваше…

— Величество! Привыкай — ве-ли-че-ство!

— Да здравствует его величество! — пьяными голосами закричали вельможи.

— Стойте! — остановил крики Ричард. — Еще никто не знает моего окончательного решения. Не исключено, что завтра с утра я откажусь от титула короля Англии. На что мне английская корона? Нет, вы скажите, на что мне корона Англии?

— Да здравствует его величество! Гип-гип-ура! — кричали придворные.

К счастью для Алисы и принцев, Ричард уже забыл о констебле и его семействе. Толпа вельмож двинулась дальше, горланя песни.

При свете далеких звезд и луны было видно, как блестит от нервного пота лицо Брендбьюри.

— Я думал, мы погибли. Он же знает принцев в лицо! — прошептал констебль.

— Уж это точно, — согласилась Алиса. — Он и меня мог запомнить. Хоть и не часто, но мы встречались.

Шум и крики затихли вдали.

Повозка, устланная соломой, уже стояла перед входом в дом.

Жена констебля ждала их в дверях.

— Ну как они там? — спросила она. — У них мягкие постельки?

Принцы забрались на повозку.

— Постельки, как у принцев королевской крови, — ответил жене констебль.

Жена констебля наклонилась, заглядывая в лица мальчиков.

— Ничего особенного, — сказала она наконец, и было не ясно, нравятся ей их лица или она их осуждает.

Констебль велел поторапливаться. А то Ричард может вернуться или прикажет запереть ворота, никого не впускать и не выпускать.

Брендбьюри сам сел на козлы.

Он стегнул лошадь, и та потащила повозку к воротам.

Стражники у ворот как раз собирались запирать засовы. На счастье беглецов, в тот день ворота закрывались куда позже, чем обычно. Виной тому был принц Ричард и заседание парламента. Гонцы туда и оттуда носились весь вечер, и потому ворота решили не запирать.

Констебля, которого стража отлично знала и почитала за начальника, пропустили беспрекословно.

И вскоре, покачиваясь на выбоинах, повозка покатила к пивной «Белый кабан», где ее с нетерпением ждали леди Джейн и Бекки.

Глава двадцать вторая

ВИЗИТ ГЛОСТЕРА

Как ни хотелось бы отвезти принцев к матери, делать этого было нельзя. За аббатством следили. Через полчаса Ричард узнал бы, что птички упорхнули.

Как и договорились заранее, принцев отвезли в деревню Сиднем, на другом берегу Темзы, где на краю леса стоял небольшой дом лесничего Дайна, отца Джейн. Он происходил из уважаемого, хотя и небогатого рода, не любил шумной городской жизни и предпочитал не убивать зверей на охоте, а охранять их от разбойников.

Сначала пришлось перебираться через Темзу на лодке, потом искать и ждать лошадей, которых выслал за гостями предупрежденный мистер Дайн. Добрались до теплого, уютного дома чуть ли не к утру. Все уморились так, что Эдди заснул прямо в седле и чуть не свалился с лошади, а Дика мистер Дайн, такой же круглолицый и добрый, как и Джейн, вез на руках.

Толстая и добродушная миссис Дайн встретила их в дверях.

Кровати для путешественников были готовы, горячее молоко ждало мальчиков и Алису. Помощники лесничего не ложились спать и устроили засаду на лесной дороге, чтобы никто не подобрался к принцам незамеченным. «Шутка ли — король Англии и его брат под крышей нашего скромного дома!»

Алису тоже сморил сон.

Поспать ей удалось лишь часа два, так как с первыми лучами солнца Джейн разбудила ее, чтобы вернуться в аббатство. Лучше, если их отсутствия никто не заметит.

Но уехать незаметно не удалось.

Когда Алиса садилась на коня, окошко на втором этаже распахнулось, из него высунулась сонная физиономия короля Англии, и Эдуард сказал:

— Хоть бы попрощалась, Алиса. Я тебе даже спасибо не сказал.

Он был уже взрослым мальчиком, и в нем чувствовались задатки настоящего короля.

Эдди долго махал вслед Алисе и Джейн. Грини с ними не поехал. Он остался в доме лесничего. И не потому, что должен был охранять мальчиков — лесничий с этим и сам справился бы, — а на случай, если надо будет срочно отправить гонца в Лондон.

День выдался жаркий, даже душный. В городе начинались приготовления к коронации. Вывешивали флаги и гербы, между домов над узкими улицами укрепляли зеленые гирлянды, на площадях герольды читали перед толпами народа указы будущего короля и постановления парламента.

Коронацию назначили на 6 июля. Оставалось еще несколько дней.

Алиса и Джейн протолкались сквозь толпу к входу в аббатство. Монахи, сторожившие вход, узнали их и сразу же впустили.

Они прошли в покои королевы.

— А я стояла у окна, — сказала Елизавета. — Я вас издали увидела.

Прибежала Лиззи.

Королева расспрашивала Алису о совершенных пустяках. Алисе даже странно было слышать вопросы о том, не кашляет ли Дик, у него горлышко слабое, не жаловался ли на зубы Эдди. У него режется зуб мудрости — так рано, но это говорит о его высоком происхождении!

Лиззи перебила мать и принялась спрашивать, видела ли Алиса Генри Уайта. Пришлось прервать рассказ о мальчиках и поведать о приключениях сэра Генри и его кошки.

— Это не кошка! — уверенно сказала Лиззи.

— Я тоже так думаю, — поддержала ее Джейн. — Это добрая фея. Только я не знаю ее имени. У нас еще осталось несколько древних фей, и кое-кто из них добрые. Видно, она пожалела Генри и превратилась в кошку.

— Что он тебе сказал? — спросила королева.

— Он сказал, что все успел исполнить.

— Честное слово? Повтори его слова, точно повтори!

— Он все успел исполнить и передал мешочек.

— Слава богу! — вздохнула королева.

— А он видел моего Генри? — спросила Лиззи.

— Помолчи! — рассердилась на дочь Елизавета. — Ты всех нас подведешь.

Больше о Генри Уайте они не говорили, и Алисе не удалось понять, что же за мешочек и кому он успел передать. Хотя узнать это было очень любопытно.

Вбежал монах и с порога пропел:

— Его высочество герцог Глостер!

Королева привычным жестом указала Лиззи и Алисе за занавеску. Джейн убежала по хозяйственным делам.

Ричард вошел решительно и так быстро, что опрокинул табуретку.

— Можешь поздравить меня, — объявил он с порога, будто специально пришел принять поздравления. — Через десять дней меня коронуют, и тебе меня не остановить.

— Я не намерена останавливать вас, герцог, — сказала королева. — Что вас привело ко мне в столь ранний час?

— Для нас, государственных мужей, ранних часов не бывает, — ответил Ричард. — Я хочу внести ясность в наши отношения.

Он закрыл дверь и прислонился к ней спиной, словно боялся, что кто-то войдет.

Королева продолжала сидеть.

— Не знаю, как мне лучше поступить с твоими щенками, — сказал Глостер. — Могу их придушить, могу отдать тебе. В обмен на девочку Лиззи.

— Исключено, — спокойно ответила королева.

— Учти, я ведь не добрый дядя. Мне нужна корона и спокойствие в государстве. Если твои дети останутся живы, они всегда будут представлять для меня угрозу. А вдруг кто-то поднимет восстание в их пользу?

— Ты же сам объявил, что они — бастарды.

— Я объявил, другой скажет, что я солгал. Я никому не доверяю.

— Что же ты предлагаешь?

— Ты знаешь, как нежно я отношусь к твоей дочке. Я не могу на ней жениться…

— Пока не убил свою жену, — язвительно сказала королева.

— Глупости! Анна больна и скоро помрет своей смертью. Я не могу жениться на Лиззи, потому что сам объявил ее незаконной. А мне нельзя жениться на простолюдинке.

— Твой старший брат смог жениться на мне.

— И видишь, что из этого вышло. Страшно подумать — в любой момент ты можешь остаться одна. Ты не боишься?

— Господь решит, что нам делать.

— Не очень на него надейся. Его многие просят — откуда ему знать, чья молитва громче?

— Ты не сказал, о чем просишь, — произнесла королева.

— Пока я прошу, но завтра буду приказывать. Я предлагаю тебе отдать Лиззи за хорошего рыцаря. Я сам буду заботиться о ней и о ее муже.

— Ничего не выйдет, Ричард.

— Тогда пеняй на себя! — вспылил Глостер. — Тебе не вечно сидеть в этой дыре! Я выкурю тебя, и тогда уж не буду ни о чем просить. Я буду приказывать, а ты — вылизывать мне сапоги!

— Оставь нас в покое!

— Ты подписываешь смертный приговор собственным сыновьям!

— Ты не посмеешь их убить!

— Еще как посмею!

— Мой ответ окончательный! Я уповаю на милость Господню!

— Дура! — закричал Ричард. — Дура, убийца!

Он распахнул дверь.

И произошла комичная сцена. Рыцари и вельможи, которые подслушивали под дверью, опираясь на нее, когда дверь распахнулась, ввалились в комнату, как груда капустных кочанов.

— Идиоты! — заревел Ричард и, наступая на руки и ноги соратников, ринулся в коридор.

— Надо предупредить об опасности констебля, — сказала Алиса, выходя из-за занавеса. — Глостер и в самом деле может отдать приказ об убийстве племянников.

— Нечего его предупреждать! — взъярилась Лиззи. — Этот тюремщик заодно с дядей Ричардом.

— Попробуй пробраться поближе к Брендбьюри, — сказала королева Алисе. — Расскажи ему о визите Ричарда. Меня он встревожил. Ведь констебль — тоже отец. Он тоже страдает.

— Он из-за денег страдает, — буркнула Лиззи. — Но замуж я ни за кого не пойду.

— Решаю за тебя я, — оборвала ее королева. — Ты у нас еще несовершеннолетняя.

— Ты что, послушаешься Ричарда?!

— Мои дети — его заложники.

— Но это неправда!

Королева топнула ногой и прижала палец к губам.

Тут даже Лиззи сообразила и мрачно замолчала.

Алиса снова стала собираться в путь. Честно говоря, после всех этих поездок она страшно устала, но дело было прежде всего.

У тети Лизы Алиса получила несколько серебряных шиллингов на всякий случай и пошла прочь.

В темном коридоре она увидела трех странных монахов. Они явно собирались заглянуть к королеве. Алисе они не понравились. У них была солдатская осанка, и даже сутаны сидели на них, как латы.

Они ждали, пока Алиса уйдет.

Но она не ушла, а кинулась обратно.

— Ваше величество, — прошептала Алиса. — Там монахи. Это переодетые солдаты!

— Молодец, — похвалила ее королева. — Это гости ко мне. Сделай вид, что ты никого не видела.

И Алиса снова побежала на улицу, протолкалась сквозь толпу зевак и направилась к Тауэру.

Что за переодетые монахи приходят к королеве? Вот уж кто не похож на заговорщицу! И держится она из последних сил — все время думает о своих мальчиках, беспокоится о Лиззи, боится будущего короля. Но Елизавета совершенно не способна сопротивляться злу.

А у этих монахов явно военная выправка…

Улицы были оживлены, словно наступало Рождество. Но оживление не было радостным. Алиса перехватывала звуки, голоса, слова, фразы…

— Это добром не кончится!

— Господь все видит!

— Говорят, принца Эдуарда уже зарезали…

— А что ему станется! Он и короля уморил!

— Помолчи, здесь всюду его шпионы.

— А что, если я шпион, то буду покрывать убийц?!

— Кто тут убийца?

— А королева-то слезами умывается…

— Неужели она и в самом деле ненастоящая?

— Долго ему не царствовать. Сковырнут его. Многих он уже обидел, а если поднимет руку на принцев, его уже никто защищать не захочет.

Алиса шла по морю голосов.

Люди были недовольны Ричардом, никто его не защищал, но на коронацию все равно собирались — говорили, что во время церемонии будут давать бесплатное пиво, кидать в толпу золотые монеты, а то и коня могут подарить…

Потом улицы опустели. Справа между домов показалась Темза. Скоро и Тауэр.

Только тут Алиса подумала: а как ей туда проникнуть? Ведь надо спешить, сыновей констебля могут убить.

Ворота в Тауэр были закрыты, но калитка распахнута.

— Господин стражник, — взмолилась Алиса. — Можно мне пройти к сэру Брендбьюри?

— И не мечтай! — отрезал стражник. Он был пожилым, растолстевшим на сытной должности, но не злобным. — Сюда никому нельзя. У нас особый режим — коронационный!

И стражник торжественно поднял указательный палец. Но потом пригляделся и спросил:

— А где я тебя уже видел?

— Да я же племянница сэра Брендбьюри, — заныла Алиса. — Я же сюда уже ходила. У нас тетя захворала, может, даже заколдовали ее — разве в наше время можно в этом разобраться?

— Это точно, — согласился стражник.

— Мы в деревне живем, — сказала Алиса. — Но не в крестьянском доме, а в господском. Наш господин сквайр — кузен сэра констебля. Он разводит куниц.

— Быть того не может!

— И еще у него рядом с домом плотина, на которой бобры живут.

— Еще того не легче!

— Он их разводит, а потом шкурки снимает и продает в городе. Конечно, доход небольшой, но концы с концами сводим.

— Вот никогда не знал, что куниц и бобров разводить можно, — удивился стражник.

— А сейчас у нас бобриную плотину прорвало, и водой все клетки с куницами затопило. И если дядя Джон нам не поможет деньгами, то придется бабушкой пожертвовать.

— Как так пожертвовать?

— Она у нас на втором этаже живет, в сухой комнате. Мы туда куниц переселим, а бабушку вниз, в куничью клетку. Там, конечно, тесно, но что будешь делать! Скорчится, потерпит. Сейчас тепло.

— Ужас какой-то! — расстроился стражник.

— Это еще не все, — разошлась Алиса. — А вчера бешеный енот к курам забрался, половину сожрал, других перекусал, боимся, что взбесятся куры, клеваться начнут…

— Ты иди, девочка, — перебил ее стражник. — Проходи к своему дяде. Не надо мне больше ничего рассказывать, мне же здесь ночью стоять, а тут привидения водятся, самые злобные во всем Лондоне. Так их тоже можно понять, привидения-то. Куда им деваться — что ни день, голову с плеч. Ты иди, девочка, иди, не оглядывайся.

Алиса с облегчением пробежала через двор. Больше ее никто не останавливал. Дверь в дом констебля была приоткрыта — вот и хорошо, стучаться не надо!

Алиса взбежала по лестнице на второй этаж и замерла, потому что услышала наверху голоса. Но не мужской и женский. Не семейные, а два мужских голоса.

Алиса стояла неподвижно. Идти дальше или стучаться было опасно, особенно после того, как она поняла, о чем идет речь.

— А где же ваши детишки? — спрашивал низкий незнакомый голос, даже не столько низкий, как простуженный.

— Мои старшие в деревне, у кузена, — отвечал констебль. — Время сейчас летнее, пускай побегают по лесу, ягодок поедят, на травке поваляются.

— Разумное решение, — согласился простуженный голос. — Детям летом не место в Тауэре. Никаким детям не место. Меня вот послал к вам герцог Глостер. Его высочество хочет освободить вас от заботы о лже-принцах. И я думаю, он правильно рассуждает. Мы-то с вами знаем, что они не принцы, а если какой-нибудь французский самозванец начнет кричать, что принцы настоящие, народ и поверит. Народ английский глуп как пробка.

— И что же предлагает господин герцог? — осторожно проговорил констебль.

— Он хотел поручить вам ликвидировать мальчиков.

— Я не понимаю этого слова.

— Какая жалость! — произнес простуженный голос, и Алиса догадалась, что это Тайрелл, подручный Глостера, присланный, чтобы разделаться с принцами. Вряд ли можно было подыскать другое объяснение такому визиту.

— Какая жалость! — повторил мистер Тайрелл. — А господин герцог так надеялся на вас. Он как раз присматривал верного человека на пост лорда-мэра Лондона, со всеми почестями и доходами. Но это должен быть человек, абсолютно преданный герцогу и Англии.

— Я, конечно, рад бы сделать все, что надо… — начал констебль и неожиданно замолк. И понятно почему. Он, видно, вспомнил, что вместо принцев в башне сидят его собственные сыновья — не будет же он ликвидировать своих детей, как древняя царица Медея.

И потом он глубоко вздохнул.

Алиса догадалась, почему он вздохнул. Он проклинал фрейлину Джейн и собственную жадность. Погнался за кучей фунтов на загородный дом и упустил такой шанс!

— Нет, — сказал констебль. — Не могу я это самое… ликвидировать принцев.

Видно, новое иностранное слово давалось ему с трудом.

— Что ж, не видать тебе, голубчик, поста лорда-мэра. А принцами придется заняться мне.

— Сейчас? — спросил Брендбьюри, и голос его дрогнул.

— Можно и сейчас, — согласился Тайрелл.

— Я бы хотел сменить стражу, — сказал констебль. — Стражники здесь стоят чужие, не из моей команды. А вот ночью, после полуночи, стражники будут верные. Вы же не один придете, чтобы ликвидировать?

На этот раз новое слово подчинилось констеблю почти сразу.

— Да я и не собирался идти туда при свете дня, — ответил Тайрелл. — Я приведу своих людей. Вы же мне своих не дадите?

— Нет никого, кому я мог бы доверить такое дело, — признался Брендбьюри.

— Допускаю, — сказал Тайрелл. — Но это значит, что вы плохо воспитываете своих слуг. Значит, так: я буду здесь за полчаса до полуночи. С помощниками. Подниматься к вам я не стану. Ждите меня возле башни. Кстати, я попрошу вас поставить у входа в башню две лопаты.

— Зачем лопаты? — не понял констебль.

— Чтобы яму копать, — спокойно ответил Тайрелл. — Куда мы тела девать будем? Не на газоне же трупы бросить?

— О да, конечно, — пропищал констебль. Вот уж Алиса никогда не могла подумать, что он может так пищать.

Конечно, он перетрусил.

— Я провожу вас, — предложил констебль.

— Не стоит. Нас не должны видеть вместе. Меня здесь не было. И зря вы отказались. За каждую головку принц заплатил бы вам по десять фунтов. Вы когда-нибудь видели такие деньги?

— Что вы, мне и не приходилось! — ответил констебль.

«Еще бы, посадил своих детей в башню за пятьсот фунтов», — подумала Алиса.

Она нырнула на кухню, где у плиты стояла грустная миссис Брендбьюри и помешивала поварешкой в кастрюле.

Алиса прижала палец к губам.

Миссис Брендбьюри сразу поняла ее — видно, тоже подслушивала.

За дверью было слышно, как Тайрелл спускается по лестнице. И через минуту на кухню на цыпочках вбежал констебль.

— Марта! — воскликнул он громким шепотом, но тут увидел Алису в платье Бекки и осекся.

— Я опоздала, — сказала Алиса. — Я спешила к вам, чтобы предупредить, что герцог Глостер решил убить принцев. Значит, вашим мальчикам грозит смертельная опасность.

— Честное слово? — Констебль был даже растроган.

— Можно дать вам совет? — спросила Алиса.

— Мала еще советы мне давать, — буркнул констебль.

— Тогда не буду, — пожала плечами Алиса.

— Говори, девочка, говори, — попросила миссис Брендбьюри.

— Как стемнеет, вы, конечно, выведете Робина и Питера из темницы, — сказала Алиса. — Но это не самое трудное. Самое трудное спасти их потом.

— Я их домой приведу, и все тут! — сказал констебль. — А ты, девочка, не вмешивайся в дела старших.

— Но ведь все знают, что ваши дети в деревне! — возразила Алиса. — И если принцев начнут искать по всей крепости и найдут ваших сыновей, может получиться, что вам придется отвечать на неприятные вопросы.

— Слушай, Джон, слушай, что умные люди говорят, — запричитала жена констебля.

— Да я слушаю, — вздохнул сэр Брендбьюри.

— А если кто-то решит пытать мальчиков? И они расскажут, в какую историю вы влипли, сэр? Вам не сносить головы. И боюсь, всей вашей семье тоже.

— Вот именно! — закричала миссис Брендбьюри. — Мерзавец, убийца собственных детей!

— Погоди, Марта, — остановил жену констебль. — Что же ты предлагаешь, Алиса?

— Их надо спрятать там, где никто искать не будет.

— Где же?

— В тюрьме!

— Не говори загадками, — рассердился констебль.

— Их будут искать во дворце, в домах, но кто будет искать беглецов, ушедших из одной тюремной камеры в другую?

— В какую же?

— В ту, где сидит Генри Уайт, — сказала Алиса. — Он верный человек. И очень умный. К нему никто не сунется искать принцев.

— Может быть… — произнес Брендбьюри. — Может быть…

— И сколько им там прятаться? — спросила Марта.

— А это зависит от хитрости сэра Джона, — ответила Алиса. — Он должен убедить Тайрелла, что тот тоже рискует головой, если не доложит, что выполнил приказ и убил принцев.

— Это точно, — кивнул констебль.

— Вот если он поймет, что ему лучше доложить, что принцы убиты, то вы спасены. Скажите, что сами боитесь за свою голову.. Ведь это правда…

— Ведь это правда, — повторила Марта. — Он поймет…

— …что у вас общие интересы, — подхватила Алиса. — Ведь Ричард Глостер не станет разбираться, кто виноват в том, что принцы исчезли. Просто возьмет и всем отрубит головы — и виноватым, и невиновным.

— Это точно, — еще раз сказал констебль.

— Пускай Тайрелл доложит Глостеру, что принцы убиты и больше ему не надо бояться соперников.

— Не надо бояться, — как загипнотизированный, повторил констебль.

— А вы через некоторое время спокойно выведете своих мальчиков наружу, а может быть, и не будете выводить. Все быстро забудут о том, что Робин и Питер были в деревне. Вы скажете, что они вернулись, но вас в этот момент не было рядом.

— А ты горячего молочка на дорогу не выпьешь? — предложила Марта.

— С удовольствием, — согласилась Алиса. — А то я не выспалась, приехала издалека и очень устала.

Алиса выпила молоко и пошла вместе с констеблем в Зеленую башню. Заходить не стала, а позвала Уайта к окошку. Тот высунул усы в бойницу, и Алиса сказала ему, что скоро у него будут гости и чтобы он верил констеблю. Чему сам Уайт поверил с трудом.

Глава двадцать третья

КОРОНАЦИЯ

Коронация прошла благополучно. Стреляли пушки, взлетали фейерверки, король принял корону от архиепископа Кентерберийского и поклялся верно служить народу. Нанятые простые люди кидали вверх шляпы и кричали «гип-гип-ура».

Но на самом-то деле весь Лондон, а вскоре и вся страна гудели возмущением. Уже все знали, что принцы исчезли, но кто-то где-то слышал, что незадолго перед тем король приказал своему подручному, бандиту Тайреллу, их задушить. Тот потом доложил, что задушил мальчиков подушками и закопал их под лестницей башни. Кто-то об этом услышал, кто-то по секрету рассказал жене или брату… И теперь уж до конца жизни Ричарду Глостеру (или, как он теперь звался, Ричарду Третьему, королю Англии) от этого клейма не отделаться.

Хоть Джон Тайрелл, верный пес Ричарда, обманул его, сохраняя свою голову, и тем самым сохранил голову сэру Брендбьюри, видно, он все же сказал что-то новому королю о констебле Тауэра. Иначе почему Ричард на следующий день после коронации выгнал констебля с королевской службы? А Брендбьюри и не возражал: тут же собрал свое имущество, забрал супругу и детей — трех мальчиков и двух девочек, — погрузил все на три подводы и покинул Тауэр. И не только Тауэр, но и Лондон. Больше его там и не видели. Говорили, что он живет в глуши, в новом кирпичном доме.

А потом он объявился в графстве Кент, у губернатора графства Генри Уайта, близкого друга нового короля, и стал трудиться управляющим его громадными имениями, получив странное звание: «Заботник о кошках». А кошек, я вам скажу, у сэра Генри Уайта было две дюжины, если не больше. И ели они только мясо и рыбу. А если кому из них попадал в когти голубь или какая другая птица, то кошка была обязана отнести эту добычу самому сэру Уайту. И, поверите вы мне или нет, не было кошки, которая бы нарушила этот уговор.

Глава двадцать четвертая

ВОССТАНИЕ БЭКИНГЕМА

Эти дни Алиса прожила в аббатстве.

Королева печалилась, беспокоилась за принцев, но пока им ничто не грозило. И Елизавета занималась своими тайными делами, о чем Алису в известность не ставила.

В аббатстве время от времени появлялись монахи, которые были не похожи на монахов, но никто их не выдал.

Как-то Джейн сказала:

— Все знают, что Ричарду недолго цепляться за трон. А когда все в стране знают об этом, желаемое становится действительным. Ты меня понимаешь, Алиса?

— Еще как понимаю, — согласилась с ней Алиса.

А на следующий день Ричард, прослышав о том, что на берегу высадился отряд бунтовщиков, кинулся туда во главе отряда рыцарей и в коротком сражении разбил врагов. И не только разбил, но и казнил всех пленных жестокой смертью, что было нарушением воинских правил — но что Ричарду правила!

С каждым днем его правление становилось все более жестоким. Подручные Ричарда сводили счеты со своими давнишними врагами, которых не смели тронуть при прежнем короле. Виселицы гнулись под тяжким грузом человеческих тел, головы насаживали на пики и водружали возле городских ворот. И так король был жесток и скор на расправу, что страна затаилась, ожидая, когда же придет рыцарь, чтобы освободить их от узурпатора. Но рыцаря все не было, а Ричард все наглел.

Глубокой осенью он прислал в Вестминстер своего друга Бэкингема с требованием: «Пусть королева немедленно убирается из аббатства, а то король запретит пропускать туда хлеб и воду, и тогда монахи перемрут с голоду, а виновата будет Елизавета».

Честно говоря, королеве и самой уже страшно надоело сидеть взаперти.

Если бы не боязнь за судьбу Лиззи, она бы давно покинула аббатство — теперь она меньше боялась за детей, а Ричарда просто презирала.

А Ричард думал, что королева трепещет от страха.

То есть теперь он полагал себя в полной безопасности и мог измываться над королевой как хотел. Что могло его остановить?

— Готовы ли вы с принцессой Лиззи переехать в дом, который вам подготовил король Ричард? — спросил красавчик Бэкингем.

Алиса заметила, что за последние недели Бэкингем сильно изменился. Он похудел, потускнел, даже одежда на нем обвисла.

— Мы готовы, — покорно ответила королева. Даже не стала выяснять, что за дом, насколько он готов, удобен и соответствует ли положению королевы Англии.

Оказалось, что дом ничему не соответствовал.

Это была хибара, развалюха у реки на окраине города, где жили попрошайки, бродяги и всякий беднейший люд.

— Вот здесь вы будете жить, — сказал король Ричард.

Он поджидал их в комнате, где горел очаг, но не давал тепла. Пол был покрыт гнилой соломой. У стены стояла лежанка для королевы и ее дочери.

— Это хлев? — ошеломленно спросила Лиззи.

— Это твой временный дворец, моя любимая красавица, — ответил король Ричард. — И ты пробудешь здесь до тех пор, пока не выйдешь замуж за моего лучшего друга, будущего графа Тайрелла.

Корявый бородач с обезьяньими глазками под нависшими бровями выступил вперед и слегка поклонился.

— Ты выйдешь за него замуж, и мы сразу сменим твой дворец, Лиззи, — сказал Ричард. — А я буду любить тебя и лелеять.

— Вы с ума сошли! — воскликнула Лиззи.

— Я совершенно трезв и разумен, — ответил король. — Кому ты теперь нужна, девка безродная? Кто на тебя польстится?

— У меня есть жених! — закричала Лиззи. — Он вам за меня отомстит!

— Есть ли? — засмеялся король. — И кто же он?

— Вы его знаете! Это Генри Ричмонд!

— Генри Ричмонд во Франции. До вчерашнего дня он бегал по ней, как заяц, скрываясь от моих убийц. Но вчера они его настигли.

— Не может быть! Вы лжете!

— У меня есть донесение, — сказал Тайрелл. — Извольте прочесть.

Он показал Лиззи мятый свиток, но в руки не дал.

А Лиззи вместо того, чтобы прочесть, стала отмахиваться от свитка, как от осы — так она боялась прочесть ужасную новость.

— Видно, на вас трудятся ангелы, — тихо сказала королева.

Алиса, Джейн и две служанки — все, что осталось от свиты королевы Англии, стояли за спиной Елизаветы возле стены, по которой нагло бегали тараканы. В сторонке остановился герцог Бэкингем, а лицом к лицу с Лиззи и королевой стояли Ричард и Тайрелл.

— При чем тут ангелы? — рявкнул король.

— За один день весть из Франции могут принести только ангелы!

— У нас есть почтовые голуби, — ответил король. — Не надейтесь на помощь из Франции. Стоит бунтовщикам высадиться на нашем берегу, их растопчут кони моих рыцарей.

Взгляд Ричарда упал на клетку с голубями, что стояла на окне. Их приносили королеве ночные гости.

— Вижу, что и у вас завелись голуби? — ядовито сказал король. — Что-то не похожи они на почтовых!

— Я купила их, чтобы сделать жаркое, — ответила королева. — У меня нет денег на говядину.

— Мясо вам не по чину! — захохотал Ричард. — Ты согласен, Бэкингем?

— Вы правы, ваше величество, — покорно согласился герцог.

«Теперь я вижу, что они больше не друзья, — подумала Алиса. — И я даже читала, как это произошло». Ричард отправил епископа Мортона, друга королевы, в замок Бэкингема, чтобы там он сидел под стражей. Но герцог не только объявил епископа своим гостем и обедал с ним за одним столом, но и вел с ним долгие беседы о чести и совести рыцаря, о Боге и справедливости. Может быть, эти беседы и не изменили бы Бэкингема, но епископ был умным человеком и не забывал напомнить герцогу, что у него такие же права на престол, как и у Ричарда. И если народ и бароны восстанут против короля, лучше всего поспешить и занять трон самому

Ричарду донесли о том, что Бэкингем ведет себя странно и подозрительно. Так что теперь оставался всего шаг, чтобы лучшие друзья стали злейшими врагами. Они стоили друг друга, но Бэкингем был хищником помельче.

— Если же вы будете упрямиться и вести себя неразумно, — сказал король, — то мы отыщем для вас дворец похуже этого и отдадим Лиззи замуж за нищего. Я умею мстить и помню зло, причиненное мне.

— Я никогда не мучила тебя, Ричард, — сказала королева.

— Я тоже был к тебе добр, — усмехнулся Ричард. — Теперь же я хочу всего лишь устроить счастье твоей упрямой девчонки. И учти, я редко трачу время на простолюдинок. Сейчас я забочусь о моем друге Тайрелле, который, кстати, недавно вернулся из Тауэра, где встречался с твоими сынишками.

— Это правда? — спросила королева.

— Я видел их, как вас, королева, — ответил Тайрелл.

— Здоровы ли они?

— Здоровы, здоровы, — засмеялся Тайрелл. — Не скажу, чтобы живы, но наверняка здоровы!

— Помолчи, — одернул Тайрелла Бэкингем. — Забыл, с кем говоришь?

— Он говорит с подружкой моего брата, — ответил за Тайрелла Ричард. — И неизвестно, сколько еще дружков у нее было! А тебе лучше за нее не вступаться. Может, и тебя видели в числе ее дружков?

Бэкингем насупился, но промолчал. Или он боялся короля, или затаил обиду и не хотел ее показывать.

— Кстати, — сказал Ричард, — У меня в Тауэре засиделось несколько глупых баронов, таких, как сэр Уайт, который со дня на день помрет от голода. Хочешь, чтобы он пожил еще немного, дай согласие на брак.

— Разве я могу противиться воле короля? — робко произнесла Елизавета.

— Вот это правильно! — обрадовался Ричард.

— А когда свадьба?

Никто, даже король, не ожидал от нее такого вопроса.

Все замерли.

Ричард тихонько завыл, будто волк, увидевший добычу.

— Так ты согласна? — спросил он.

— А у меня есть выбор? — ответила вопросом на вопрос королева.

— Мама! — воскликнула Лиззи. — Мама! Не смей! Я никогда не соглашусь! Ты же королева Англии! Как ты можешь с ним соглашаться? Ты хочешь опозорить меня и всю нашу семью?

— Я хочу жить, — тихо сказала королева. — И я хочу, чтобы моя дочь тоже была жива.

— Правильно, — поддержал ее король. — Вы, простые люди, не думаете о чести. Вам бы живот набить да дружка найти! Учись у мамаши, козленок!

— Когда свадьба? — повторила королева.

— В конце месяца, — сказал король.

— Первого сентября, — решительно сказала королева.

— Что за отсрочка? — удивился Ричард.

— Я пошла тебе навстречу. Я согласилась отдать тебе дочь. Ты же прикажи дать нам дом, достойный нашего положения, верни мне слуг, присылай нам еду…

— А где же твои драгоценности, королева? — нагло спросил Тайрелл. — Найми на них слуг, купи дом.

— И прикажи твоему слуге, — продолжала Елизавета, не обращая на него внимания, — чтобы он пощадил несчастную вдову.

— А вот этого, — засмеялся Ричард, — я ему приказать не могу. Ведь он будущий зять королевы Англии!

Ричард и Тайрелл расхохотались, а герцог Бэкингем лишь скривил рот не то в усмешке, не то в гримасе отвращения.

— А в самом деле — где твои драгоценности, королева? — отсмеявшись, спросил Ричард. — Мой братишка не жалел государственной казны, чтобы ублажить свою крестьяночку.

— У меня их отняли, — прошептала королева.

— Кто? Когда? Почему мне не доложили?

— Я расскажу тебе после свадьбы, — сказала Елизавета.

— Ладно, — согласился Ричард. У него было благодушное настроение. Он добился своего. Даже легче, чем ожидал. — Только другого дома я вам пока не могу дать. Ведь не в королевском же замке селить крестьянок! Докажете покорность — награжу.

Король пошел к двери. По дороге хотел потрепать свою Лиззи по щечке, но та умудрилась повернуть голову и вцепиться зубами в его кисть.

Тот вырвал руку, помахал ею в воздухе и, коротко размахнувшись, дал девушке пощечину. Лиззи было так больно, что она вскрикнула.

— Учись, собачонка, — холодно сказал Ричард. — А ты, Тайрелл, позаботься, чтобы после свадьбы она была как шелковая.

— Слушаюсь, сэр, — почтительно склонил голову Тайрелл.

Они вышли из комнаты: король, Тайрелл и последним — герцог Бэкингем.

Лиззи сквозь слезы принялась упрекать мать за предательство, но Елизавета и слушать ее не стала. Она подошла к окну — совсем близко, закрывая свет, темнела стена соседнего дома.

— Неплохой дом, — сказала королева. — К нему легко подойти в темноте, и я думаю, что теперь король не будет тратить сил на то, чтобы выслеживать нас. Он сломил меня, убив моих мальчиков и отняв дочь.

— Что ты говоришь, мама! — возмутилась Лиззи. — Ты, наверное, сошла с ума. Ты забыла…

По знаку королевы Джейн подхватила плачущую принцессу и потащила ее в дальнюю комнату — в доме их всего было три, если не считать кухни в подвале.

Алиса осталась в главной комнате с королевой.

— Для того, чтобы подняться, — сказала королева, словно разговаривая сама с собой, — надо упасть на самое дно… на самое дно пропасти…

— Мне что-то надо делать? — спросила Алиса.

— А то как же! — очнулась от своих мыслей королева. — В этой хибаре столько дел. Жаль, что я королева и не могу взяться за тряпку и начать мыть пол. А вдруг кто-нибудь из подданных увидит и сообщит всему миру, что я — простая прачка, околдовавшая короля Эдуарда?

— Даже если и прачка? Вам-то что?

— И то верно, — согласилась Елизавета. — Ты мне составишь компанию?

— Разумеется! — воскликнула Алиса.

— Тогда тащи тазы и ведра, тряпки и швабры! Давай вымоем пол и стены, выгоним мышей и тараканов! Нам тут придется пожить, и лучше, если мы будем жить в чистоте.

И они занимались уборкой до самого вечера. Джейн и обе служанки им конечно же помогали, а Лиззи заявила, что она принцесса крови и ей плевать на то, как ее мать себя позорит. Она уже опозорила ее в глазах узурпатора и собирается отдать ее отвратительному мужлану. Одна надежда, что Генри все-таки живой, а не убитый…

Тут Лиззи ударилась в слезы, и ее оставили в покое.

А королева Елизавета мыла пол так же ловко, как Джейн, и Алиса поняла, что она в самом деле происходит из простой семьи, где девочкам положено заниматься домашними делами, а не ждать, пока это сделают слуги.

И казалось бы, Елизавета должна быть страшно удручена событиями сегодняшнего дня. Ну подумать только! Из аббатства выгнали, сунули в убогую лачугу, пришлось пообещать руку дочери отвратительному убийце… Никакого выхода, никаких надежд…

А она моет пол, улыбается и даже напевает веселую народную песенку. Разве так бывает?

«Значит, — подумала Алиса, — дела совсем не так плохи».

А как стемнело, в окошко постучали и пришли какие-то просто одетые люди, вернее всего, моряки. Они отдали Джейн несколько рыбин, чтобы приготовить ужин, а сами уединились с королевой и шушукались до полуночи.

Весь месяц после этого прошел в лачуге у Темзы в заботах и трудах. Какие-то люди приходили в темноте и исчезали под утро, порой раздавался звон оружия. Алиса тоже крутилась — по дому было много дел. К тому же она за этот месяц три раза ездила в Сиднем, потому что, кроме нее, никто не знал лесных дорог в графстве Кент. Джейн, конечно, могла и сама навестить отца, но она была женщиной не очень молодой и не любила скакать верхом. Не то что Алиса. Лиззи даже прозвала новую подружку кентавренком. Может, из зависти, ведь сама она была всадницей никудышной.

Алиса возила в дом лесничего письма от королевы и подарки мальчикам. Принцам нравилось жить в лесу, особенно после страшной башни. Они пропадали целыми днями, и когда приезжала Алиса, ей порой приходилось самой забираться в чащу, к любимому ребятами лесному озеру. Там они вместе купались и ныряли. Алиса учила принцев плавать. Сначала они боялись и вообще думали, что плавать недостойно настоящих принцев, но потом им так понравилось, что из воды их вытащить было нелегко.