/ Language: Русский / Genre:prose,

Кракатит

Карел Чапек


Чпек Крел

Крктит

КАРЕЛ ЧАПЕК

КРАКАТИТ

Перевод Н. АРОСЕВОЙ

Комментрии О. М. МАЛЕВИЧА

I

К вечеру сгустилсь мгл ненстного дня. Идешь по улице словно продирешься сквозь вязкую влжную мссу, которя тут же неумолимо смыкется з тобой. Хочется быть дом. Дом, у своей лмпы, в коробке из четырех стен. Никогд еще не был ты тк одинок.

Прокоп проклдывет себе путь по нбережной.

Его бьет озноб, от слбости лоб покрыт исприной; Прокоп посидел бы н мокрой скмейке, д придерутся, пожлуй, полицейские. Кжется, он штется?

Ну д, у Строместских мельниц * кто-то обошел его стороной, словно пьяного. И Прокоп прилгет все силы, чтобы держться прямо. Вот нвстречу - человек: шляп ндвинут н лоб, воротник поднят.

Прокоп стискивет зубы, морщит лоб, нпрягет все мышцы лишь бы пройти, не покчнувшись. Но ровно з шг до прохожего в глзх у него темнеет, и все вокруг пускется в бешеную пляску; вдруг близко, совсем близко он видит пру цепких глз, - они тк и вонзились в него, - нтыкется н чье-то плечо, выдвливет из себя нечто вроде "извините" и удляется, судорожно стрясь сохрнить достоинство. Сделв несколько шгов, Прокоп остнвливется и оборчивется: человек стоит, пристльно смотрит ему вслед. Прокоп срывется с мест, торопясь уйти; но что-то мешет ему, тянет оглянуться.

Аг, тот все еще глядит н него с тким внимнием, что шея высунулсь из воротник - кк у черепхи.

"Пусть смотрит, - встревоженно думет Прокоп. - Больше не оглянусь". И он пошел, изо всех сил стрясь держться прямо; вдруг - шги з спиной.

Человек с поднятым воротником преследует его.

Дже, кжется, бегом. И Прокоп в невыносимом ужсе бросется вперед.

Опять все зкружилось. Тяжело дыш, выбивя зубми брбнную дробь, привлился он к дереву и зкрыл глз. Ему было очень плохо, он боялся, что упдет, что рзорвется сердце и кровь хлынет горлом. Открыв глз, прямо перед собой он увидел человек с поднятым воротником.

- Скжите, вы не инженер Прокоп? - видимо, в который уже рз спршивл человек.

- Я... меня тм не было, - попытлся Прокоп отрицть что-то.

- Где? - спросил человек.

- Тм. - И Прокоп мотнул головой в сторону Стргов *. Что вм ндо?

- Неужели не узнешь? Я ведь Томеш. Томеш из полнтехнички*, збыл?

- Томеш, - повторил Прокоп: ему было совершенно безрзлично, кто это ткой. - Ну д, Томеш, конечно. А что... что вм от меня ндо?

Человек с поднятым воротником подхвтил Прокоп под руку.

- Прежде всего тебе ндо сесть, понимешь?

- Д, - соглсился Прокоп и позволил отвести себя к скмейке. - Видите ли, я... мне нехорошо, вот что.

Внезпно он вытщил из крмн руку, обвязнную грязной тряпкой.

- Порнился, видите? Проклятя штук.

- А голов не болит?

- Болит.

- Ну, слушй, Прокоп, - скзл человек. - Кжется, у тебя жр. Ндо ехть в больницу, понял? Тебе нехорошо, срзу видно. Д пострйся же нконец вспомнить, что мы знкомы! Я Томеш. Еще химию вместе учили. Ну, вспомнил?

- Помню - Томеш, - вяло отозвлся Прокоп. - Шкодливый ткой. Что с ним случилось?

- Ничего. Он сейчс рзговривет с тобой. Тебе ндо в постель, слышишь? Где ты живешь?

- Тм, - с усилием выговорил Прокоп, неопределенно мотнув головой. - Н... н Гибшмонке *.

Тут он попытлся встть.

- Я не хочу туд! Не ходите туд! Тм... тм...

- Что тм?

- Крктит, - шепнул Прокоп.

- А это что?

- Ничего. Не скжу. Туд нельзя никому. А не то... не то...

- Что не то?

- Фффр - бум! - И Прокоп взмхнул рукой.

- Д что же это?

- Крктоэ. Кр-к-ту *. Вулкн. В-вулкн, понимете? Мне вот... порнило плец. Не зню, что это... - Прокоп осекся и медленно добвил: - Стршня штук...

Томеш смотрел н него внимтельно, словно ожидя чего-то.

- Знчит, - зговорил он после пузы, - ты все еще возишься со взрывчтыми веществми?

- Ну д...

- И успешно?

Из груди Прокоп вырвлось что-то, похожее н смешок.

- А тебе хочется узнть, ? Это, брт, не тк-то просто. Не... не тк-то просто, - повторил он, пьяно кчя головой. - Оно, знешь, смо... смо собой...

- Что?

- Кр-к-тит. Крктит. Крррктит. И - смо собой... Я просто оствил пыль н столе. Все смел вввв - в ткую бночку. Остлось то - только чуть-чуть н столе - и... вдруг...

- Взорвлось.

- Взорвлось. Просто нлет, щепотк пыли, рссыпл немного. Его и не видно было. Лмпочк - длеко, з целый километр. Это не из-з нее. А я - в кресле кк колод. Устл, понимешь. Слишком много рботы. И вдруг - трррх. Меня швырнуло н землю. Выбило окн, лмпочку - вдребезги. Детонция кк - кк целый птрон лиддит. Стрстршня взрывня с-сил. Я... я снчл думл, лопнул эт ффрорф...форфр... фр-фо-ровя, ффроровя, ффро-ровя, ффро - господи, ну кк это, белое ткое, ну, изолятор, кк это нзывется? Силикт кремния...

- Фрфор.

- Бночк. Я думл, лопнул т бночк со всем содержимым. Зжег спичку, он тм, цел, он - целя! Стою столбом, дже спичкой обжегся. И - прочь оттуд, через поле... впотьмх... в Бржевнов, не то в Стршешовице... И-и где-то по дороге мне пришло в голову это слово. Крктоэ. Крктит. Кр-ктит. Не-не-нет, это было не-не-не тк. Когд взорвлось, я полетел н пол, кричу: "Крктит! Крктит!" Потом збыл. Кто тут? Вы... вы кто?

- Твой коллег Томеш.

- Ах д, Томеш. Вот пршивец! Лекции выклянчивл. Не вернул мне одну тетрдь по химии. Томеш... кк его звли?

- Иржи.

- Д, вспомнил, Ирк. Ты - Ирк, зню. Ирк Томеш. Где моя тетрдк? Погоди, я тебе что-то скжу. Если взорвется остльное - дело плохо. Понимешь - рзнесет всю Пргу. Сметет. Сдует - ффффу! Это - если взорвется т фрфоровя бночк.

- Ккя бночк?

- Ты - Ирк Томеш, я зню. Иди в Крлин, в Крлин или н Высочны и погляди, кк взорвется. Беги скорей, скорей!

- Зчем?

- Я ведь изготовил центнер. Центнер крктит. Нет, кжется только грмм сто пятьдесят. Он тм, в фр-фо-ро-вой бночке. Если он взорвется... Нет, лостой, это невозможно, это ккя-то бессмыслиц... - бормотл Прокоп, хвтясь з голову.

- Ты о чем?

- По... поче... почему не взорвлось то, что было в бночке? Рз этот просыпнный порошок... см собой... Погоди, н столе - цин... цинковый лист... лист... Отчего взорвлось н столе? Погоди, сиди тихо, - еле ворочл языком Прокоп. Потом, штясь, встл.

- Что с тобой?

- Крктит, - пробормотл Прокоп, повернулся всем телом и в обмороке рухнул нземь.

II

Первое, что ощутил Прокоп, очнувшись, был тряск - все тряслось, дребезжло, и кто-то крепко держл его з тлию. Стршно было открыть глз - кзлось, что-то грохочущее несется прямо н него.

Но тряск и дребезжние не прекрщлись, и Прокоп открыл глз - перед ним был мутный четырехугольник, з которым проплывли тумнные пятн и полосы свет. Он не мог объяснить себе, что это ткое, и смятенно смотрел н проплывющие мимо, подпрыгивющие призрки, безвольно подчиняясь судьбе. Потом понял: непрестнный грохот - от колес экипж, з окошком мелькют в тумне обыкновенные фонри. Утомленный нпряженным нблюдением, Прокоп снов сомкнул веки и пссивно отдлся движению.

- Сейчс ты ляжешь, - тихо произнес кто-то нд его головой, - примешь спирин, и тебе стнет лучше. А утром я приглшу доктор, лдно?

- Кто это? - сонно спросил Прокоп.

- Томеш. Ты ляжешь у меня, Прокоп. Ты весь горишь. Что у тебя болит?

- Все. Голов кружится. Тк, знешь, кру...

- Лежи смирно. Я вскипячу чю, ты пок выспишься. Это от волнения, понимешь? Просто нервня лихордк. К утру все пройдет.

Прокоп нморщил лоб, стрясь что-то припомнить.

- Я зню, - озбоченно скзл он, помолчв. - Слушй, ндо, чтобы кто-нибудь бросил эту бночку в воду. Чтоб не взорвлсь.

- Не беспокойся. И не рзговривй.

- А... я, пожлуй, могу сидеть. Тебе не тяжело?

- Нет, лежи, лежи.

- ...А у тебя остлсь моя тетрдк по химии, - вдруг вспомнил Прокоп.

- Д, д, я отдм. А теперь - лежи смирно, слышишь?

- Ох, ккя у меня тяжеля голов...

Тем временем немный экипж громыхл вверх по Ечной улице. Томеш, негромко нсвистывя ккую-то мелодию, поглядывл в окно. Прокоп дышл хрипло, с еле слышным стоном. Тумн оседл влгой н тротуры, его слизкя сырость проникл дже под пльто. Было темно и безлюдно.

- Сейчс приедем, - громко произнес Томеш.

Экипж быстрее здребезжл по площди и звернул нпрво.

- Погоди, Прокоп, - можешь пройти несколько шгов? Я помогу...

Томеш с трудом втщил своего гостя н третий этж. А Прокопу кзлось, что он совсем легкий, невесомый, и он позволил чуть ли не нести себя по лестнице; но Томеш совсем зпыхлся, он то и дело вытирл пот.

- Првд, я кк перышко? - удивился Прокоп.

- Кк бы не тк, - буркнул Томеш, еле переводя дух, и отпер свою дверь.

Пок Томеш рздевл его, Прокоп чувствовл себя совсем млым ребенком.

- Моя ммочк... - нчл он что-то рсскзывть. - Когд моя ммочк, это уже... это было двно... пп сидел з столом, ммочк уносил меня в кровтку - слышишь?

Нконец Прокоп в постели, одеяло нтянуто до подбородк, но зубы все еще стучт от озноб; он смотрит, кк Томеш торопливо рстпливет печку.

От жлости к себе и от слбости рстрогнный Прокоп чуть не плкл и без конц лепетл что-то; он успокоился, когд н лоб ему положили холодный компресс. Тогд он стл молч рссмтривть комнту; в ней пхло тбком и женщиной.

- А ты безобрзник, Томеш, - серьезно проговорил он. Все-то к тебе девки ходят.

- Ну и что? - повернулся к нему Томеш.

- Ничего. А чем ты, собственно, знимешься?

Томеш мхнул рукой.

- Плохи мои дел, дружище. Денег ни грош.

- Кутишь?

Томеш покчл головой.

- Знешь, мне жль тебя, - сочувственно зговорил Прокоп. - Ты мог бы... Смотри, я рботю уже двендцть лет.

- А что это тебе дет? - резко возрзил Томеш.

- Ну, кое-что перепдет. Вот продл в этом году взрывчтый декстрин.

- З сколько?

- З десять тысяч. Но это тк, пустяки. Пршивенькя взрывчтк для шхт. Если бы я зхотел...

- Тебе уже лучше?

- Чудесно! Я ншел ткие методы... Знешь, дружище, один нитрт церия * - сильный, сволочь! А хлор, хлор, тетрфз хлористого зот взрывется светом. Зжжешь лмпочку - и трррх! Но это ерунд. Слушй, - неожиднно выплил он, высовывя из-под одеял худую, стршно изуродовнную руку. Стоит мне взять что-нибудь в руки, и я... чувствую движение томов. Кк муршки. И кждое вещество щекочет по-своему, понимешь?

- Нет.

- Это - сил, понимешь? Сил, зключення в мтерии. Мтерия облдет чудовищной силой. Я... я н ощупь чувствую, что в ней все тк и кишит... И сдерживется-то все это... невероятным усилием. Стоит рсштть изнутри - и бц! - рспд. Все - взрыв. Любя мысль - это взрыв в мозгу. Вот ты подешь мне руку, я чувствую, кк в тебе что-то взрывется. Ткое у меня тонкое осязние, брт. И слух. Все шумит кк сод в воде. Это все - крошечные взрывы. Ох, кк гудит голов! Т-т-тт - кк пулемет.

- Лдно, - скзл Томеш. - А теперь прими спирин.

- Хорошо. Взры... взрывчтый спирин. Перхлорировнный цетилслииилцид *. Ерунд. А вот я, знешь, открыл экзотермические взрывчтые веществ *. Собственно, любое тело взрывчтое вещество. Вод... вод - взрывчтое вещество. Земля... и воздух - тоже взрывчтк. Перо, пух в перине взрывчтк. Ну, пок это имеет только теоретическое знчение. И я открыл томные взрывы. Я-я-я произвел льф-взрыв*. Все рс-рспдется н по-положительные чстицы. Термохимии не существует. Де-струк-ция. Деструктивня химия, вот что. Это грндиозня штук, Томеш, с чисто нучной точки зрения. У меня дом есть ткие тблицы... О, если б у меня были ппрты! Но у меня - только глз... д руки... Вот погоди, я еще все нпишу!

- Тебе спть не хочется?

- Хочется. Я сегодня... немного устл. А ты что делл все эти годы?

- Д ничего. Тк, жил.

- Жизнь - взрыв, понимешь? Рррз! - человек родился, бц! - рссыплся. А нм-то кжется, что это длится бог знет кк долго. Постой, я, кжется, что-то нпутл?..

- Нет, все првильно, Прокоп. Быть может, звтр со мной произойдет это смое "бц". То есть, если не достну денег. Но это невжно, стрин, ты спи.

- Я могу тебе одолжить, хочешь?

- Брось! У тебя нет ткой суммы. Быть может, мой отец... - И Томеш мхнул рукой.

- Вот кк, у тебя еще есть пп! - помолчв, неожиднно мягко произнес Прокоп.

- Есть, кк же. Он - врч в Тынице. - Томеш встл, прошелся по комнте. - Жлкое положение, брт, жлкое! Кчусь по нклонной плоскости, ну... А ты обо мне не беспокойся. Я уж... что-нибудь д придумю. Спи!

Прокоп зтих. Из-под полуопущенных век он видел, кк Томеш, присев к столику, роется в кких-то бумгх. Тк слдко было слушть шелест бумги и негромкое гудение огня в печке. Человек, склонившийся нд столом, подпер голову рукми и. кзлось, не дышл; Прокопу мерещилось, что он лежит и видит своего стршего брт, своего брт Иозеф; тот знимется - звтр ему сдвть экзмен по электротехнике... И Прокоп зснул горячечным сном.

III

Ему снилось - он слышит грохот бесчисленных колес. "Ккя-то фбрик", - подумл он и побежл вверх по лестнице. И вдруг очутился перед большой дверью, н которой висел стекляння дощечк с ндписью: "Плиний". - Он стршно обрдовлся и вошел.

- Господин Плиний у себя? - спросил он у брышни з пишущей мшинкой.

- Сейчс придет, - ответил он, и к Прокопу подошел высокий бритый человек в куртке и в огромных круглых очкх.

- Что вм угодно? - спросил он.

Прокоп с любопытством рссмтривл его необычйно вырзительное лицо. Лицо истого бритнц, выпуклый, изборожденный морщинми лоб, н виске - родимое пятно величиной с мелкую монету и подбородок - кк у киноктер.

- Вы... вы - простите, вы Плиний?

- Прошу вс, - скзл высокий человек и коротким жестом приглсил Прокоп в свой кбинет.

- Я весьм... это для меня... величйшя честь, - бормотл Прокоп, усживясь.

- Что вм угодно? - перебил его высокий человек.

- Я рздробил мтерию, - объявил Прокоп.

Плиний - ни слов; игрет себе стльным ключиком, то и дело опускя з стеклми очков тяжелые веки.

- Дело вот в чем, - торопливо нчл Прокоп. - Вввве рспдется, не првд ли? Мтерия хрупк. Но я сделю тк, чтобы он рсплсь мгновенно - бум! Взрыв, понимете? Вдребезги. Н молекулы. Н томы. Но я рсщепил и том.

- Жль, - здумчиво скзл Плиний.

- Почему? Чего жль?

- Жль рзрушть что-либо. И томов жль. Продолжйте.

- Я... рсщепляю томы. Я зню, еще Рэзерфорд... Но его излучение - просто детские игрушки! Пустяки. Ндо - en masse 1. Если хотите, я взбунтую тонну висмут; он рз-рзнесет весь мир, но это невжно. Хотите?

- Зчем вм это нужно?

- А это... интересно с нучной точки зрения, - опешил Прокоп. - Погодите, кк бы вм... понимете, ведь это не-ве-ро-ятно интересно. - Он схвтился з голову. - Постойте, у меня трещит голов; с нучной точки зрения... это будет... чрезвычйно интересно, првд? Сейчс, сейчс я вм все объясню, - с облегчением воскликнул он. - Динмит - динмит рвет мтерию н куски, н глыбы, бензолтриоксозонид * дробит ее в порошок; отверстие пробивет небольшое, зто дрррробит мтерию н-н-н субмикроскопические пылинки, понимете? Все дело в скорости взрыв. Мтерия не успевет рсступиться; не успевет дже рз-рздвинуться, рзорвться, понимете? А я... я уууувеличил скорость взрыв. Аргонозонид*. Хлорргоноксозонид *. Тетрргон *. И все дльше, дльше. Тогд уж и воздух не успевет рсступиться; он ткой же упругий, кк... кк стльня плстин. И рвется н молекулы. И все дльше, дльше... И вдруг, по достижении определенной скорости, взрывня сил нчинет чудовищно возрстть. Рстет... в геометрической прогрессии. Я смотрю кк дурк. Отчего это? Откуд, откуд, откуд берется вдруг эт энергия? - лихордочно вопрошл Прокоп. - Ответьте!

1 в мссовом мсштбе (фрнц.).

- Вероятно, он зключен в томе, - предположил Плиний.

- Аг! - победоносно воскликнул Прокоп, отиря пот со лб. - Вот в чем згвоздк! Очень просто - в томе. Атомы кк бы... стлкивются друг с другом, и... ссссрывют бет-оболочку... и ядро должно рсщепиться. Это - льф-взрыв. Знете, кто я? Я - первый человек, преодолевший коэффициент сцепления, судрь. Я открыл томные взрывы. Я... выбил из висмут тнтл. Слушйте, знете ли вы, сколько энергии в одном грмме ртути? - Четырест шестьдесят дв миллион килогрммометров. Мтерия облдет потрясющей силой. Мтерия - это полк, который топчется н месте: ть-дв, ть-дв. Но подйте ему нужную комнду - и полк рвнется в тку, en avant! 1 Это и есть взрыв, понимете? Урр!

Прокоп осекся от собственного крик; в голове стучло тк, что он перестл воспринимть окружющее.

- Простите, - скзл он, чтобы скрыть смущение, и трясущейся рукой нщупл портсигр. - Курите?

- Нет.

- Древние римляне уже курили, - зверил его Прокоп и открыл портсигр; в нем лежли тяжелые птроны. - Возьмите, стл уговривть он Плиния, - это легкие сигры "экстр нобель".

С этими словми он скусил кончик тетрилового птрон и стл искть спичку.

- Все это чепух, - снов зговорил он, - известно вм, что есть взрывчтое стекло? Жль. Слушйте, я могу сделть для вс взрывчтую бумгу. Нпишете письмо, кто-нибудь бросит его в огонь и - рррз! - весь дом в клочья. Хотите?

- К чему? - спросил Плиний, подняв брови.

- Просто тк. Сил должн вырвться н свободу. Я вм скжу одну вещь. Вот если вы стнете ходить по потолку вниз головой - что получится?

1 вперед! (фрнц.)

Прежде всего я плюю н теорию влентности. Все можно сделть. Слышите, потрескивет з стеной? Это рстет трв: мленькие взрывы. Кждое семечко - смовзрывющийся зпльный кпсюль. Пффф - кк ркет. А эти болвны вообржют, будто нет никкой твтомерии. Я им покжу ткую меротропию, что они облдеют. И все только н основнии лборторных рбот, судрь!

Прокоп с ужсом чувствовл, что несет околесицу.

Желя попрвиться, он все быстрее молол языком, пересккивя с пятого н десятое. Плиний серьезно кивл головой; он дже рскчивлся всем телом, все сильнее и сильнее, словно клнялся. Прокоп бормотл путные формулы и не мог остновиться, не мог оторвть взгляд от Плиния, тот рскчивлся все быстрее и быстрее, кк зведенный. Пол поплыл у Прокоп из-под ног, нчл вздымться.

- Перестньте же нконец! - в ужсе зкричл Прокоп и проснулся. Вместо Плиния он увидел Томеш - тот, не оборчивясь от стол, проворчл:

- Не кричи, пожлуйст.

- Я не кричу, - скзл Прокоп и зкрыл глз.

В голове чсто, болезненно стучл пульс.

Ему кзлось - он летит по крйней мере со скоростью свет; кк-то стрнно сжимлось сердце. "Это просто - сплющивние Фитцджерльд-Лоренц *, - скзл он себе. - Я должен стть плоским, кк блин".

Вдруг впереди ощетинились необъятные стеклянные грни; нет, это просто бесконечные, глдко отшлифовнные плоскости, пересекющие друг друг и обрзующие острые углы, кк у кристллогрфических моделей; и вот его несет с ужсющей быстротой прямо н одну из этих грней... "Осторожнее!" крикнул он см себе, потому что через тысячную долю секунды он грохнется об эту грнь и рзобьется; но тут же его молниеносно отбросило нзд, прямо н острие гигнтского обелиск; отрженный от него, кк луч свет, он рухнул н глдкую стеклянную стену - и вот скользит по ней, вниз, вниз,со свистом сктывется в ккой-то острый угол, бешено извивется меж его сходящихся стен, и опять его швырнуло нзд, неизвестно н что, и опять кинуло куд-то - он пдет лицом н острую грнь, но в последнюю секунду его подбрсывет вверх; сейчс он рзмозжит голову об эвклидову плоскость бесконечности, но вот он уже стремительно срывется вниз, вниз, во тьму; резкий толчок, болезненное сотрясение всего тел, но он тотчс поднимется и бросется бежть. Мчится по лбиринту и слышит сзди топот погони; проход все уже, он смыкется, его стены сдвигются стршным, неотвртимым движением; Прокоп делется тонким, кк шило; еле переводя дух, мчится он в диком ужсе, стрясь пробежть это место, пок стены его не рздвили. С грохотом сомкнулся з ним кменный проход, см он стремглв полетел в бездну, вдоль отвесной стены, от которой веет ледяным холодом. Стршный удр, и он теряет сознние; очнувшись, Прокоп увидел себя в черной тьме; он шрит рукми по ослизлым кменным стенм, зовет н помощь - но с губ его не срывется ни единого звук: ткя здесь тьм.

Дрож от ужс, он бредет, спотыкясь, по дну пропсти; вот ншрил боковой туннель, бросился туд; это не туннель, скорее лестниц - нверху, бесконечно длеко, светится мленькое отверстие, кк в шхте; и он бежит вверх по несчетным, стршно крутым ступеням; но тм, нверху - всего лишь мленькя площдк, легкя метллическя плтформ, он дребезжит и сотрясется под ногми, повиснув нд головокружительной глубиной, и вниз ведет нескончемя винтовя лестниц с'железными ступенькми. А он уже слышит позди тяжелое дыхние преследовтелей. Вне себя от ужс, устремился он вниз, кругми, по винтовой лестнице, сзди гремит железом, громыхет рзъярення толп вргов. Вдруг лестниц обрывется в пустоту. Прокоп взвыл, рскинул руки и, все еще кружсь, полетел в бездну.

Голов его пошл кругом, он уже ничего не видит и не слышит; ноги плохо повинуются ему, но он бежит, не зня куд, гонимый стршным слепым инстинктом- добежть куд-то, пок не поздно. Все быстрее, быстрее его бег по бесконечному сводчтому коридору, временми мелькет семфор, н котором высккивют по очереди цифры: 17, 18, 19. Вдруг он понял, что бежит по кругу, цифры - это количество кругов, которые он пробежл: 40, 41... Стло невыносимо жутко, что он опоздет, не выберется отсюд; он помчлся с бешеной скоростью, со свистом рссекя воздух - семфор змелькл, кк телегрфные столбы в окне экспресс; еще, еще быстрей! Семфор уже не мелькет, стоит н месте, с молниеносной быстротой отсчитывя тысячи и десятки тысяч кругов, и нигде нет выход из этого коридор, н вид он - прямой и глдкий, кк гмбургский туннель, и все же змыкется в круг; Прокоп рыдет от отчяния; это - вселення Эйнштейн, мне ндо дойти, пок не поздно! Вдруг - леденящий вопль, и Прокоп змер: это голос отц, кто-то убивет его; Прокоп ринулся вперед еще быстрее, семфор исчез, сделлось темно; Прокоп шрит по стенм - вот нщупл зпертую дверь; з дверью слыштся отчянные крики и грохот переворчивемой мебели. Ревя от ужс, Прокоп впивется ногтями в дверь, колотит, црпет; рсщепил ее, рзбросл по щепочке и обнружил з ней знкомую лестницу, которя кждый день приводил его домой, когд он был мленький; нверху хрипит отец, кто-то душит его, колотит об пол. С криком взлетет Прокоп по лестнице; вот знкомые сени, он видит кувшин и ммин хлебный лрь, дверь в кухню приотворен, и тм, з дверью, хрпя, молит отец, чтобы его не убивли; кто-то бьет его головой оземь; Прокоп хочет броситься н помощь, но ккя-то слепя, безумня сил зствляет его бегть здесь, в сенях, кругми, кругми, все быстрее, и зливться, зхлебывться смехом - тм, в кухне, утихют придушенные стоны отц. И не в силх вырвться из зколдовнного круг, все ускоряя свой бег, Прокоп рычит от ужс в припдке безумного хохот.

Он снов проснулся, весь в поту, не в силх унять дрожь; Томеш стоял у его изголовья и клл новый холодный компресс н пылющий лоб.

- Кк хорошо, кк хорошо, - пробормотл Прокоп. - Я больше не буду спть.

И он тихо лежит, глядя н Томеш, который снов уселся у лмпы. "Ирк Томеш, - вспоминл Прокоп, - постой, и еще Дурс, и Гонз Бухт, Судик, Судик, Судик, кто же еще? Судик, Трлиц, Трлиц, Пешек, Иовнович, Мдр, Голоубек - тот, что носил очки, - вот и весь нш курс н химическом отделении. Господи, этот - кто? Ах д, это Ведрл, он погиб в шестндцтом году, сзди него сидят Голоубек, Пцовский, Трлиц, Шеб - весь курс".

И тут он вдруг услышл: "Пн Прокоп - н коллоквиум".

Прокоп стршно перепуглся. Н кфедре сидит профессор Вльд *, по привычке теребя бородку сухонькой ручкой.

- Скжите, - спршивет профессор Вльд, - что вы знете о взрывчтых веществх.

- Взрывчтые веществ... взрывчтые веществ... - нервно нчинет Прокоп. - Их взрывня сил звисит от того, что мгновенно рсширяется гз, который рзвивется из горздо меньшего объем взрывной мссы... Простите, это неверно.

- Почему? - строго спршивет Вльд.

- Я-я-я открыл льф-взрывы. Дело в том, что взрыв происходит вследствие рспд том. Чстицы том рзлетются... рзлетются...

- Чепух, - перебивет его профессор. - Нет никких томов.

- Есть, есть, есть, - нстивет Прокоп. - Пожлуйст, я до-докжу...

- Устревшя теория, - ворчит профессор. - В природе не существует томов, есть только гуметллы. Вы знете, что ткое гуметлл?

Прокоп покрылся исприной от стрх. В жизни он не слышл этого слов. Гуметлл?

- Не зню, - подвленно прошептл он.

- Вот видите, - сухо произнес Вльд. - А еще осмеливетесь являться н коллоквиум. Что вы знете о крктите?

Прокоп остолбенел.

- Крктит, -беззвучно скзл он, - это... это совсем новое взрывчтое вещество, которое... которое до сих пор...

- Кк оно взрывется? От чего? От чего происходит взрыв?

- От волн Герц, - с облегчением выговорил Прокоп.

- Откуд вм это известно?

- Потому что он взорвлся у меня см собой. Потому... потому что не было никкого другого импульс. И потом...

- Ну?

- ...его син-синтез... удлся при вы-вы-высокочстотной осцилляции. Это до сих пор не вы-вы-выяснено, но я думю, что... что тм были ккие-нибудь электромгнитные волны.

- Были. Я зню. А теперь нпишите н доске химическую формулу крктит.

Прокоп взял кусочек мел и нцрпл н доске свою формулу.

- Прочитйте.

Прокоп вслух произнес формулу. Тогд профессор Вльд встл и зговорил совсем другим голосом:

- Кк? Кк?

Прокоп повторил.

- Тетрргон? - быстро переспросил профессор. - Плюмбум сколько?

- Две.

- Кк это делется? - до стрнности близко спросил голос. - Процесс? Кк это делется? Кк?.. Кк делется крктит?

Прокоп открыл глз. Нд ним склонялся Томеш; с крндшом и блокнотом в руке он, зтив дыхние, следил з губми Прокоп.

- Что? - обеспокоенно пробормотв тот. - Что тебе ндо? Кк это делется?

- Тебе что-то приснилось, - скзл Томеш, пряч блокнот з спину. - Спи, дружище, спи.

1 Свинец (лт.).

IV

"Кжется, я что-то выболтл", - отметилось в ниболее ясном уголке Прокопов мозг; впрочем, ему было в высшей степени безрзлично; хотелось спть, спть без конц. Привиделся турецкий ковер, его узоры беспрестнно смещлись, сливлись, принимли новые очертния. З этим ничего не крылось, и все-тки зрелище почему-то рздржло; и во сне Прокопу стрстно зхотелось еще рз увидеть Плиния. Он стрлся вызвть его обрз, но вместо Плиния выплыло отвртительное осклбившееся лицо, оно скрежетло желтыми съеденными зубми, зубы крошились,'и лицо выплевывло их по кусочкм. Прокоп пожелл избвиться от этого видения; в голову пришло слово "рыбк" - и вот появился рыбк нд серой водой, в сети бились рыбы; Прокоп скзл себе, "строительные лес"-и действительно увидел лес, подробно, до последней скобы и скрепы. Долго он збвлялся тем, что выдумывл слов и рссмтривл их обрзное воплощение; но нстл момент, когд он никкими усилиями не мог больше припомнить ни одного слов, ни одного предмет. Тщетно он бился, обливясь холодным потом в ужсе от собственного бессилия. "Ндо действовть методически, - решил он. - Нчну снчл или я погиб!" Посчстливилось вспомнить слово "рыбк", но вместо рыбк ему предстл пустой глиняный кувшин из-под керосин; это было стршно.

Он скзл "стул", но с удивительной четкостью увидел фбричный просмоленный збор, под которым росли жлкие кустики поникшей, зпыленной трвы и влялись ржвые обручи. "Это сумсшествие, - подумл он с леденящей отчетливостью. - Это, господ, типичное помештельство, гиперфбул угонги дугонги Дрвин". Этот термин неизвестно почему покзлся ему невероятно смешным, Прокоп рзрзился громким, зхлебывющимся хохотом - и проснулся.

Он был весь в поту, одеяло сбилось к ногм. Лихордочным взглядом окинул он Томеш, который торопливо ходил по комнте, швыряя ккие-то вещи в чемодн, но не узнл его.

- Послушйте, послушйте, - нчл Прокоп, - это ужсно смешно, послушйте, - д погодите же, вы должны, послушйте...

Он хотел кк некдот преподнести тот стрнный нучный термин и смеялся зрнее; но никк не мог вспомнить его и, рссердившись, змолчл.

Томеш ндел ульстер, нхлобучил шпку; уже взяв в руку чемоднчик, зколеблся, подсел н кровть к Прокопу.

- Слушй, стрин, - озбоченно скзл он, - мне сейчс ндо уехть. К ппе, в Тынице. Если он не дст мне денег - я не вернусь, понимешь? Но ты не волнуйся. Утром зйдет привртниц, он приведет доктор, лдно?

- Который чс? - рвнодушно спросил Прокоп.

- Четыре... Пять минут пятого. Скжи... тебе ничего не ндо?

Прокоп зкрыл глз, решив не интересовться больше ничем н свете. Томеш зботливо укрыл его, и снов стло тихо.

Вдруг Прокоп широко открыл глз. Он увидел нд собой незнкомый потолок, по крнизу бежл незнкомый орнмент. Протянул руку к своему ночному столику - рук повисл в пустоте. Испугнно повернул голову и вместо своего широкого лборторного стол увидел чей-то чужой столик с лмпочкой. Тм, где было окно, стоит шкф; н месте умывльник- ккя-то дверь. Все это совсем сбило его с толку; не в силх понять, что с ним происходит и где он очутился, он, преодолевя головокружение, сел н кровти. Постепенно сообрзил, что он не дом, но не мог вспомнить, кк сюд попл.

- Кто тут? - громко спросил он нобум, с трудом ворочя языком.

- Пить! - помолчв, добвил он. - Пить!

Тягостня тишин. Прокоп поднялся с постели и, поштывясь, отпрвился искть воду. Н умывльнике ншел грфин, и ждно припл к нему; н обртном пути к кровти ноги его подкосились, и он сел н стул, не в состоянии двигться дльше. Сидел он, нверное, очень долго и совсем змерз, потому что облился водой из грфин; ему стло очень жль себя - вот попл бог знет куд и дже до постели добрться не может, и тк он одинок, тк беспомощен... и Прокоп рсплклся по-детски, нвзрыд.

Выплквшись, он почувствовл, что в голове у него прояснилось. Он дже смог добрться до постели и улегся, стуч зубми; едв согревшись, уснул обморочным сном без сновидений.

Когд он проснулся, шторы были подняты, з окном стоял серый день и в комнте немного прибрли; он не мог сообрзить, кто это сделл, зто помнил вчершний взрыв, Томеш и его отъезд. Отчянно трещл голов, двило грудь и зверски терзл кшель. "Плохо дело, - скзл себе Прокоп, - очень плохо; ндо бы домой д в постель". Он встл и нчл медленно одевться, то и дело отдыхя. Ккя-то стршня тяжесть сжимл грудь. Одевшись, посидел, трудно дыш, безрзличный ко всему.

И тут коротко, нежно звякнул звонок. Прокоп с трудом поднялся, пошел отворять. В коридоре у порог стоял молодя женщин; вуль зкрывл ее лицо.

- Здесь живет... пн Томеш? - смешвшись, поспешно спросил он.

- Прошу вс. - И Прокоп отступил, пропускя ее; и когд он, немного нерешительно, прошл совсем близко, н Прокоп повеяло едв ощутимым, тонким ромтом; он с нслждением вдохнул его.

Усдив гостью у окн, он сел нпротив, изо всех сил стрясь держться прямо. Он чувствовл - от этого он кжется строгим и чопорным, что внушло крйнюю неловкость и ему смому и девушке. Он сидел, потупившись, и кусл губы под вулью. О нежное, тонкое лицо, о руки - мленькие и неспокойные! Внезпно он поднял глз, и Прокоп зтил дыхние, порженный: ткой прекрсной он ему покзлсь.

- Пн Томеш нет дом? - спросил гостья.

- Томеш уехл, - нерешительно ответил Прокоп. - Уехл сегодня ночью, мдемузель.

- Куд?

- В Тынице, к отцу.

- А он вернется?

Прокоп пожл плечми.

Девушк склонил голову, руки ее беспокойно здвиглись, словно борясь с чем-то.

- Он скзл вм, почему... почему...

- Скзл.

- И вы думете - он это сделет?

- Что именно, мдемузель?

- Зстрелится...

Молнией блеснуло в пмяти - он видел, кк Томеш уклдывет револьвер в чемодн. "Быть может, звтр со мной произойдет это смое - "бц", - процедил тогд Томеш. Прокоп не хотел рсскзывть об этом девушке, но выржение лиц, вероятно, выдло его.

- О боже, боже! - воскликнул девушк. - Это ужсно! Скжите, скжите...

- Что?

- Не может ли... не может ли кто-нибудь поехть к нему? Если бы кто-нибудь ему скзл... передл... Тогд ему не нужно будет этого делть, понимете? Если бы кто-нибудь поехл к нему сегодня же...

Прокоп не отрывл глз от ее рук, которые он сжимл в отчянии.

- Я поеду, мдемузель, - тихо скзл он. - Кстти... я собирюсь, кжется, в те кря. И если хотите, я...

Девушк поднял голову.

- Нет, првд? - рдостно воскликнул он. - Вы можете?

- Видите ли... Я его стрый... стрый товрищ, - объяснил Прокоп. - И если вм ндо передть ему что-нибудь... или послть - я с удовольствием.

- Господи, ккой вы хороший! - одним дыхнием произнесл он.

Прокоп слегк порозовел.

- Пустяки, - возрзил он. - Просто случйное совпдение... я сейчс кк рз свободен и все рвно собирлся куд-нибудь поехть... и вообще, - смутившись, он мхнул рукой. - Не стоит и говорить. Я сделю все, что вы хотите.

Девушк покрснел и поспешно отвел взгляд.

- Прямо не зню, кк вс... блгодрить, - смущенно скзл он. - Мне тк неудобно... Но это очень вжно, и потом, ведь вы его друг... Не думйте, что это для меня... - Он превозмогл смущение и устремил н Прокоп чистые прекрсные глз. - Я должн передть ему одну вещь от другого человек. Я не могу вм скзть...

- И не ндо, - быстро вствил Прокоп. - Я передм, вот и все. Я тк рд, что могу вм... что могу ему... А н улице дождь? - внезпно спросил он, взглянув н ее мокрую горжетку.

- Дождь.

- Это хорошо, - зметил Прокоп; н смом деле он просто подумл, кк приятно было бы охлдить лоб, если бы он посмел прижться к ее горжетке.

- У меня нет с собой этой вещи, - скзл гостья, вствя. - Просто мленький сверточек. Не могли бы вы подождть... я принесу через дв чс.

Прокоп поклонился, кк деревянный, боясь потерять рвновесие. В дверях он обернулсь и пристльно взглянул н него.

- До свидния, - и исчезл.

Прокоп сел и зкрыл глз. Дождевя рос н горжетке, густя, вся в кплях вуль; тихий голос, ромт, беспокойные руки в тесных, крохотных перчткх; прохлдный ромт, ясные глз под крсивыми, четкими бровями - от их взгляд кружится голов. Мягкие склдки юбки н круглых коленях, руки, мленькие ручки в тесных перчткх... Аромт, глухой, дрожщий голос, личико нежное, побледневшее... Прокоп зкусил дрожщие губы. Грустня, смятення, отвжня. Серо-голубые глз, глз чистые, ясные. О боже, боже, кк льнул вуль к ее губм!

Прокоп зстонл, открыл глз. Это - девчонк Томеш, скзл он себе в слепой ярости. "Знл, куд идти, он здесь не впервые. Быть может, здесь... здесь, в этой комнте... В невыносимой муке Прокоп впился ногтями в лдони. - А я, дурк, нвязывюсь ехть к нему! Я, дурк, повезу ему письмецо! И что... что мне з дело до нее?"

Тут его осенил спсительня идея. Сбегу домой, в свою лборторию, в свой домишко н холме!

А он пусть явится... пусть делет что хочет! Пусть... пусть.... пусть едет к нему см, если... если ей это тк вжно...

Он окинул взглядом комнту; увидев смятую постель, устыдился, зстелил ее, кк привык делть дом. Потом ему покзлось, что получилось невжно - нчл перестилть, приглживть, тм и з все принялся, убрл комнту, попытлся покрсивее уложить склдки грдин; потом сел ждть - голов кружилсь и грудь рздирло двящей болью.

V

Ему мерещилось, что он идет по бескрйнему огороду; вокруг - одни кпустные кочны, только это не кочны, ухмыляющиеся, облезлые, гнусвые, блеющие, чудовищные, водянистые, прыщвые, лупоглзые человеческие головы; они рстут н тощих кочерыжкх, и по ним ползют отвртительные зеленые гусеницы.

И через огород бежит к нему девушк - лицо ее зкрыто вулью; слегк приподнимя юбку, онл перепрыгивет через человеческие головы. Но из-под кждой вырстют голые, тощие, мохнтые руки, они хвтют девушку з ноги, з юбку. Девушк кричит в беспредельном ужсе, еще выше поднимет юбку, выше округлых колен, обнжя белые ноги, стрется перескочить через эти цепкие руки. Прокоп зкрывет глз; он не может видеть ее белых крепких ног и сходит с ум от стрх, что эти зеленые головы ндругются нд девушкой. Он бросется нземь и срезет перочинным ножом первую голову - т визжит по-звериному, щелкет гнилыми зубми, стрясь укусить его з руку. Теперь вторую, третью... господи Иисусе, когд же он выкосит это огромное поле, чтобы добрться до девушки, которя сржется с головми тм, н другом конце бесконечного огород? И он всккивет в бешенстве, топчет ужсные головы, пинет, двит ногми; его ноги зпутлись в тонких, приссывющихся лпкх, он пдет, его схвтили, рвут, душт - и все исчезет...

Все исчезет в головокружительном вихре.

И вдруг, совсем близко, рздется глуховтый голос: "Я принесл пкет..." Он вскочил, открыл глз: перед ним стоит служнк с Гибшмонки, косоглзя, беремення, с мокрым от стирки животом, и подет ему что-то, звернутое в мокрую тряпку. "Это не он", - змирет с болью сердце Прокоп; вдруг появляется высокя грустня продвщиц, он деревянными рспорочкми рстягивет для него перчтки. "Не он!" кричит Прокоп и тут же видит опухшего ребенк н рхитичных ножкх, и этот ребенок... этот ребенок бесстыдно предлгет ему себя! "Иди прочь!" - вскрикивет Прокоп, и перед его глзми возникет кувшин, брошенный посреди грядок увядшей, объеденной улиткми кпусты - видение это не исчезет, несмотря н все его усилия.

Но тут тихонько, кк тенькнье птички, звякнул звонок. Прокоп кинулся открыть; н пороге стоит девушк в вули, прижимет к груди пкет и тяжело переводит дыхние.

- Это вы, - негромко скзл Прокоп, почему-то глубоко тронутый.

Девушк вошл, здев его плечом; н Прокоп снов пхнуло мучительно-пьянящим ромтом.

Он остновилсь посреди комнты.

- Прошу вс, не сердитесь, - тихо и кк-то торопливо зговорил он, - не сердитесь, что я дл вм ткое поручение. Вы дже не знете, почему... почему я... Но если это в ккой-то степени зтруднительно...

- Я поеду, - хрипло выговорил Прокоп.

Девушк устремил н него свои серьезные чистые глз.

- Не думйте обо мне дурно. Я только боюсь, кк бы пн... кк бы вш друг не совершил чегонибудь, что могло бы потом до гроб мучить другого человек. Я тк верю вм... Вы его спсете, првд?

- С огромным удовольствием, - воскликнул Прокоп кким-то чужим, неверным голосом, нстолько опьяняло его восхищение. - Мдемузель, я... все, что вм угодно...

Он отвел глз - боялся, что сболтнет лишнее, что он услышит, кк стучит его сердце, и стыдился своей неуклюжести. Его смятение передлось девушке; он вспыхнул, не зня, куд девть глз.

- Блгодрю, блгодрю вс, - нчл он тоже кким-то неуверенным голосом, руки ее судорожно мяли зпечтнный пкет.

Нстл тишин, от которой у Прокоп слдко и мучительно зкружилсь голов. Мороз пробежл у него по спине, когд он почувствовл, что девушк укрдкой изучет его лицо; но, внезпно взглянув н нее, Прокоп увидел, что он потупилсь, чтобы не встретиться с ним взглядом. Он понимл - ндо что-то скзть, чтобы спсти положение, но только беззвучно двигл губми и трепетл всем телом.

Нконец девушк шевельнул рукой, шепнул:

- Вот пкет...

Прокоп совсем збыл, зчем он все время прячет руку з спиной, и протянул ее к пкету. Девушк, побледнев, отштнулсь.

- Вы рнены! - вырвлось у нее. - Покжите...

Прокоп быстро убрл руку.

- Пустяки, - поспешно зверил он. - Просто... просто немного восплилсь... восплилсь мленькя рнк... понимете?

Девушк, все еще бледня, втянул в себя воздух сквозь зубы, словно см ощутил его боль.

- Почему вы не идете к доктору? - воскликнул он. - Вы никуд не можете ехть! Я... я пошлю кого-нибудь другого.

- Он уже зживет, - зпротестовл Прокоп, словно у него отнимли смое дорогое. - Честное слово, все уже... почти в порядке, просто црпинк, и вообще глупости, почему бы мне не поехть? И потом, мдемузель, в тком деле... Ведь не можете вы послть постороннего, првд? Д он и не болит, смотрите. - И он тряхнул рукой.

Девушк сдвинул брови в строгом сострднии.

- Вм нельзя ехть! Почему вы мне не скзли? Я... я не позволю! Я не хочу...

Прокоп почувствовл себя глубоко несчстным.

- Послушйте, мдемузель, - горячо зговорил он. Ей-богу, это ерунд; я привык. Вот смотрите. - И он покзл ей левую руку, н которой не хвтло почти целого мизинц, н сустве укзтельного пльц вздулся узловтый шрм. Ткое уж мое ремесло! - Он не зметил, что девушк отступил, что губы ее побелели, что он смотрит н широкий шрм, пересекющий его лоб от глз к виску. - Рздется взрыв, вот и все; я кк солдт. Поднимюсь - и снов в тку, понимете? Ничего со мной не случится. Ну, двйте!

Он взял у нее пкет, подбросил и снов поймл.

- И не беспокойтесь! Поеду, кк брин. Я, видите ли, двно уже нигде не бывл. Вы знете Америку?

Девушк молч смотрел н него и хмурил брови.

- Пусть говорят, что существуют новые теории, - лихордочно болтл Прокоп. - Погодите, я им еще докжу, когд зкончу рсчеты. Жль, вы в этом не рзбиретесь; вм я рсскзл бы, вм я верю, вм - верю, ему - нет. Не верьте ему, - нстойчиво попросил он. - Остерегйтесь его! Вы тк прекрсны! - восторженно выдохнул он. - Тм, н холме, я никогд ни с кем не рзговривю. Это просто деревянный домишко, знете? Х-х, кк вы боялись этих голов! Но я вс в обиду не дм, будьте уверены; не бойтесь. Я вс не дм...

Ее глз рсширились ог испуг.

- Вы не можете ехть!

Прокоп стл грустным и срзу обмяк.

- Нет, не слушйте меня. Я нболтл чепухи, првд? Просто я хотел, чтобы вы не думли больше о моей руке. И не боялись. Теперь все прошло.

Он превозмог волнение, сдержнный и хмурый от усилия сосредоточиться.

- Я поеду в Тынице и нйду Томеш. Отдм ему этот пкет и скжу, что его послл девушк, которую он знет. Првильно?

- Д, - нерешительно отозвлсь он, - но вы не можете...

Прокоп попытлся просительно улыбнуться, и вдруг его тяжелое, все в шрмх лицо стло почти прекрсным.

- Не ндо, - тихо скзл он. - Ведь это... это - для вс.

Девушк зморгл: Прокоп тронул ее до слез.

Он молч кивнул, подл руку. Он поднял свою обезобрженную левую; он взглянул н нее с любопытством и крепко пожл.

- Я тк вм блгодрн! - быстро проговорил он. - Прощйте.

Н пороге девушк остновилсь, словно хотел скзть еще что-то; сжимя ручку двери, ждл...

- Передть... ему... привет? - с кривой усмешкой осведомился Прокоп.

- Нет, не ндо. - И он быстро взглянул н него. - До свиднья.

Дверь зхлопнулсь. А Прокоп все смотрел н нее, и вдруг ему стло смертельно тяжко, от слбости голов пошл кругом, кждый шг стоил ему неимоверных усилий.

VI

Н вокзле пришлось прождть полтор чс.

Прокоп сидел в коридоре, дрож от холод. В рненой руке пульсировл жгучя боль; он зкрывл глз, и тогд ему кзлось, что больня рук рстет, вот он стл величиной с голову, с тыкву, с бк для белья, и этот огромный ком живого мяс горит и дергется. Вдобвок его мутило от слбости и н лбу все время выступл холодный пот. Прокоп не решлся смотреть н грязный, зплевнный, покрытый слякотью пол, чтобы не стошнило. Он поднял воротник и впл в полудремоту, постепенно поддвясь глубокому безрзличию. Ему кзлось - он снов солдт и, рненный, лежит в широком поле.

Где же сейчс ведут бой товрищи? Тут в сознние его ворвлся резкий звон, и кто-то крикнул: "Посдк н поезд Тынице - Духцов - Молдв!"

Но вот он уже в вгоне, и его обуяло безудержное веселье, словно он кого-то перехитрил, от кого-то убежл. "Теперь-то, брт, я уж поеду в Тынице, и ничто меня не здержит!" Едв не рсхохотвшись от рдости, он удобно уселся и с повышенным оживлением стл рзглядывть своих попутчиков. Нпротив сидел человек с тонкой шеей, - видимо, портняжк,- худя смугля женщин и еще человек со стрнно невырзительным лицом; рядом с Прокопом поместился очень толстый господин. У него было ткое брюхо, что он никк не мог сдвинуть колени. З ним, кжется, был еще кто то, но это невжно. Прокопу нельзя смотреть в окно-от этого кружится голов.

Ртт-ртт-ртт - взрывется поезд, все дребезжит, стучит, сотрясется в торопливом беге. Голов портняжки мотется из стороны в сторону, черня прямя женщин кк-то стрнно, словно он деревяння, подсккивет н месте, невырзительное лицо третьего спутник дрожит и мелькет, кк в плохо снятом фильме. А толстый сосед - просто груд желе, оно колышется, подргивет, трясется, и это необычйно смешно. "Тынице, Тынице, Тынице, - скндирует Прокоп в ткт колесм. - Скорее! Скорее!" От стремительного движения в поезде стло тепло, дже душно, Прокоп вспотел; теперь у портняжки две головы н двух тощих шеях, обе они вздргивют и дребезжт, стукясь друг о друг.

Черня женщин нсмешливо и оскорбительно подсккивет н сиденье; он нрочно притворяется деревянной куклой. Невырзительное лицо исчезло; тм сидит теперь одно туловище, безжизненно сложив руки н коленях; руки подсккивют, кк у мертвого; головы нет.

Прокоп собирет последние силы, чтобы увидеть все по-нстоящему; он щиплет себя з ногу, но ничто не помогет, туловище по-прежнему без головы и пссивно подчиняется толчкм поезд. От этого Прокопу стновится нестерпимо жутко; он толкет локтем толстого сосед, но тот колышется студнем, и Прокопу кжется, что его толстое тело беззвучно хохочет нд ним. Он не может больше выносить это, оборчивется к окну, но тм неожиднно видит человеческое лицо. Снчл он не понял, в чем стрнность этого лиц и долго всмтривлся, пок не узнл другого Прокоп, который вперил в него пристльный взгляд. "Чего он хочет? - внутренне содрогнулся Прокоп. Господи, неужели я збыл пкет у Томеш?" Он быстро ощупл крмны, в грудном ншел сверток. Лицо в окне усмехнулось, и Прокопу стло легче. Он дже отвжился взглянуть н обезглвленное туловище - и что же? - Окзлось, человек просто спрятл голову под висящее пльто и спит, укрывшись. Прокоп сделл бы то же смое, но боится, кк бы кто не вытщил у него зпечтнный конверт. И все же сон одолевет его, Прокоп нескзнно устл; никогд он не думл, что можно тк устть. Он здремл, ошлело вырвлся из дремоты и снов стл зсыпть. У черной женщины одн подсккивющя голов н плечх, другую он обеими рукми держит н коленях; вместо портняжки сидит пустой костюм, и из ворот высовывется фрфоровя головк мнекен. Прокоп зснул, но внезпно очнулся в твердой уверенности, что он уже в Тынице - может быть, кто-то крикнул об этом з окном, потому что поезд стоит.

Он выбежл из вгон и увидел, что нступил вечер; дв-три человек сошли н мленькой, скупо освещенной стнции, з которой лежит неизведння тумння тьм. Прокопу скзли, что до Тынице ндо ехгь в почтовой тележке, если только еще остлось место. Почтовя тележк предствлял собой просто козлы и сзди них - небольшой ящик для посылок; н козлх уже сидел почтрь и ккой-то пссжир.

- Пожлуйст, подвезите меня до Тынице, - скзл Прокоп.

Почтрь очень грустно покчл головой.

- Не могу, - не срзу ответил он.

- Но... почему же?

- Мест нет, - резонно объяснил тот.

Н глзх Прокоп от жлости к себе нвернулись слезы.

- А длеко ли... пешком?

Почтрь, полный учстия, подумл.

- Д около чсу ходьбы.

- Но я... не могу идти! Мне ндо к доктору Томешу, - возрзил удрученный Прокоп.

Почтрь подумл еще.

- Вы... стло быть, пциент?

- Мне очень плохо, - пробормотл Прокоп; и действительно, он весь дрожл от слбости и холод.

Опять почтрь здумлся и опять покчл головой.

- Д ведь никк не могу, - нконец произнес он.

- Я умещусь, я... мне бы только мленькое местечко, я...

Н козлх молчние, только слышен хруст - почтрь почесывет усы. Потом, не говоря ни слов, он слез, повозился нд постромкми и молч ушел н стнцию. Пссжир н козлх не шелохнулся.

Прокоп был тк измучен, что опустился н уличную тумбу. "Не дойду, - с отчянием думл он. - Остнусь тут, пок... пок..."

Почтрь вернулся с пустым ящиком. Кое-кк втиснул его н подножку козел, после чего долго и здумчиво рзглядывл свое сооружение.

- Ну, полезйте, - скзл он потом.

- Куд?

- Куд... Н козлы.

Прокоп очутился н козлх кким-то сверхъестественным обрзом, словно его вознесли небесные силы. Почтрь опять что-то делл с упряжкой, но вот он уселся н ящик, спустив ноги, и взял вожжи в руки.

- Но-о, - скзл он.

Лошдь - ни с мест. Только дрогнул.

Тогд почтрь вытянул горлом тонкое, гортнное: "рррр!" Лошдь взмхнул хвостом и громко выпустил воздух.

- Рррр!

Тележк тронулсь. Прокоп судорожно ухвтился з низенькие поручни; он чувствовл, что удержться н козлх - выше его сил.

- Рррр!

Кзлось, высокий, рсктистый возглс гльвнизирует строго конягу. Он бежл, прихрмывя, помхивя хвостом, и н кждом шгу явственно пускл ветры.

- Ррррррр!

Они ехли по ллее голых деревьев в черно-черной тьме, только прыгющя полоск свет от фонря скользил по дорожной грязи. Прокоп оцепеневшими пльцми сжимл поручни; он чувствовл, что уже не влдеет своим телом, что ему нельзя пдть, что он стршно ослбел. Ккое-то освещенное окно, ллея, черные поля.

- Рррр!

Лошдь безостновочно пускл ветры и трусил рысцой, перебиря ногми неуклюже и неестественно - словно двно уже был мертвой.

Прокоп искос глянул н своего спутник. Это был стрик, с шрфом, повязнным вокруг шеи; он все время что-то жевл, откусывл, жевл и выплевывл. И Прокоп вспомнил, что уже видел это: отвртительное лицо из его сн, которое скрежетло съеденными зубми, ломя и выплевывя их по кусочкм. Это было удивительно и стршно.

- Ррррр!

Дорог петляет, взбирется н холмы и снов сбегет с них. Ккя-то усдьб, лет собк, человек идет по дороге, здоровется: "Добрый вечер".

Домиков стновится все больше. Тележк сворчивет с дороги, пронзительное "рррр!" обрывется, лошдь остнвливется.

- Ну вот, доктор Томеш живет тут, - говорит почтрь.

Прокоп хотел что-то скзть - и не смог; хотел отпустить поручни - и не удлось, потому что пльцы его зстыли в судороге.

- Приехли, говорю, - повторил почтрь.

Постепенно судорог ослбл, Прокоп слез с козел, охвченный неуемной дрожью. Отворил клитку, словно он был ему знком, позвонил у дверей.

Внутри рздлся яростный лй, и молодой голос крикнул: "Гонзик, тихо!" Дверь открылсь, и Прокоп, тяжело ворочя языком, спросил:

- Пн доктор дом?

Секундня пуз; потом молодой голос скзл:

- Входите.

Прокоп стоит в теплой комнте; н столе лмп, ужин, пхнет буковыми дровми. Стрик в очкх, сдвинутых н лоб, поднимется из-з стол, подходит к Прокопу:

- Ну-с, н что жлуетесь?

Прокоп мрчно вспоминет, что ему тут, собственно, пондобилось.

- Я... дело в том... Вш сын дом?

Стрик внимтельно посмотрел н гостя.

- Нет. Что с вми?

- Ирк... Ирк... Я его друг... вот, принес ему... Я должен ему передть, - бормотл Прокоп, нщупывя в крмне зпечтнный конверт. - Это очень вжно... и...

- Ирк в Прге, - перебил его доктор. - Д сядьте по крйней мере!

Прокоп нескзнно удивился.

- Но он говорил... говорил, что едет сюд. Я должен ему отдть...

Пол под ним зходил ходуном, поплыл под ногми.

- Аничк, стул! - стрнным голосом крикнул доктор. Прокоп еще услыхл глухой вскрик и рухнул нземь. Его злил безгрничня тьм - и потом уже ничего больше не было.

VII

Не было ничего; только временми словно рзрывлись пелены тумн и в рзрыв выглядывл узор н стене, резной верх шкф, уголок знвески или кусочек лепного крниз у потолк; иной рз нд ним склонялось лицо - он видел это лицо словно со дн колодц, но не мог рзглядеть черты. С ним что-то делли; кто-то время от времени смчивл его пылющие губы, приподнимл беспомощное тело, но все снов тонуло в текучих обрывкх сновидений; чудились ккие-то пейзжи, орнменты ковр, дифференцилы, огненные шры, химические формулы; лишь изредк что-то из этого хос всплывло н поверхность, стновясь н миг более связным сном, чтобы тут же рстечься в широкоструйном потоке беспмятств.

Нконец нступил момент, когд он очнулся, увидел нд собой теплый, ндежный потолок с лепным крнизом; отыскл глзми собственные худые, мертвенно бледные руки н пестром одеяле; потом обнружил спинку кровти, шкф и белую дверь; все было стрнно милым, тихим и уже знкомым. Он понятия не имел, где нходится; попытлся сообрзить, но голов окзлсь невозможно слбой, вес снов нчло путться, и он зкрыл глз, покорно отдвясь отдыху.

Тихонько скрипнул дверь. Прокоп рскрыл глз и сел н постели, словно его поднял ккя-то сил.

А в дверях стоит девушк, ткя тоненькя, высокя и светля, ее ясные-ясные глз выржют глубокое удивление, рот полуоткрыт, и он прижимет к груди белое полотно. Не шелохнется от рстерянности, лишь взмхивет длинными ресницми, розовый ротик нчинет нерешительно, робко улыбться.

Прокоп, сдвинув брови, усиленно подыскивет слов, но в голозе полня пустот; и он беззвучно шевелит губми, нблюдя з девушкой кким-то строгим, вспоминющим взором.

- "Гунумй се, нсс *, - внезпно и невольно вырвлось у него, - теос ню тис э бротос эсси? Эй мен тис теос эсси, той урнон геурин эхусин, Артемиди, се эго ге, Диос курэ меглойо, эйдос те мегетос тэ фюэн т'нхист эисхо".

И дльше, стих з стихом, полились божественные слов привет, с которыми Одиссей обртился к Нвзике:

- "Руки, богиня иль смертня дев, к тебе простирю! Если одн из богинь ты, влдычиц прострнного неб, то с Артемидою только, великою дочерью Зевс, можешь сходн быть лиц крсотою и стном высоким; если ж одн ты из смертных, под влстью судьбины живущих, то нескзнно блженны отец твой и мть, и блженны бртья твои, с нслждением видя, кк ты перед ними в доме семейном столь мирно цветешь, иль свои восхищя очи тобою, когд в хороводх ты весело пляшешь".

Девушк недвижно, словно окменев, внимл привету н незнкомом языке; и н ее глдком лбу было нписно ткое смятение, глз ее моргли тк по-детски, тк испугнно, что Прокоп удвоил усердие Одиссея, выброшенного н берег, см лишь смутно понимя смысл слов.

- "Кейнос д'у пери кери мкрттос", - торопливо скндировл он. - Но из блженных блженнейший будет тот смертный, который в дом свой тебя уведет, одренную веном богтым. Нет! Ничего столь прекрсного между людей земнородных взоры мои не встречли доныне; смотрю с изумленьем".

"Себс м'эхей эйсороонт".

Девушк густо покрснел, будто понял хвлу древнегреческого героя; неловкое и милое смущение сковло ее члены, Прокоп, сжимя руки под одеялом, все говорил, словно молился.

- "Дэло дэ потэ, - продолжл он поспешно. - В Делосе только я - тм, где лтрь Аполлонов воздвигнут, - юную стройно-высокую пльму однжды зметил (в хрм же зшел, окруженный толпою сопутников верных, я по пути, н котором столь много мне встретилось бедствий). Юную пльму зметив, я в сердце своем изумлен был долго: подобного ей блгородного древ нигде не видл я.

Тк и тебе я дивлюсь. Но, дивяся тебе, не дерзю тронуть коленей твоих: нескзнной бедой я постигнут".

"Дейди д'йнос - д, он не дерзл и стршно боялся, но и девушк боялсь и прижимл к груди белое полотно, не в силх отвести взгляд от Прокоп, который торопился выскзть свою муку:

- "Только вчер, н двдцтый мне день удлося избегнуть моря: столь долго игрлищем был я губительной бури, гнвшей меня от Огигии остров.

Ныне ж сюд я демоном брошен для новых нпстей - еще не конец им; верно, немло еще претерпеть мне нзнчили боги".

Прокоп тяжело вздохнул и поднял стршно исхудвшие руки.

- "Алл, нсс, элейрэ! Сжлься, цревн; тебя, испытвши превртностей много, первую здесь я с молитвою встретил; никто из живущих в этой земле не знком мне; скжи, где дорог в город, и дй мне прикрыть обнженное тело хоть лоскут грубой обертки, в которой сюд привезл ты одежды".

Девичье лицо немного просветлело, приоткрылись влжные губы - быть может, Нвзикя ответит...

Но Прокопу хотелось еще блгословить ее з тень милого сострднья, от которого порозовело ее лицо.

- "Сой де теой тос дойен, гос фреси сэси менойнс! О! Д исполнят бессмертные боги твои все желнья, двши супруг по сердцу тебе с изобилием в доме, с миром в семье! Нескзнное тм водворяется счстье, где однодушно живут, сохрняя домшний порядок, муж и жен, блгомысленным людям н рдость, недобрым людям н звисть и горе, себе н великую слву..." 1.

Последние слов Прокоп произнес почти н одном дыхнии: он см едв понимл, что говорил, - слов текли плвно, помимо его воли, из ккого-то неведомого уголк пмяти; прошло почти двдцть лет с тех пор, кк он с грехом пополм зучивл слдкую мелодию шестой песни "Одиссеи". Ему доствляло почти физическое облегчение вот тк, вольно изливть эту песню; в голове стновилось легче и яснее, он ощущл почти блженство от томной, приятной слбости - и тут н губх его дрогнул смущення улыбк.

Девушк ответил улыбкой, шевельнулсь и скзл:

- Ну, кк? - Он подошл ближе и рссмеялсь. - Что это вы говорили?

- Не зню, - неуверенно промолвил Прокоп.

Вдруг рспхнулсь неплотно прикрытя дверь, и в комнту ворвлось что-то мленькое, космтое, оно взвизгнуло от рдости и прыгнуло н постель Прокоп.

- Гонзик! - испугнно воскликнул девушк. - Сейчс же пошел с кровти!

Но собчонк уже облизл лицо Прокоп и в приливе бурного веселья зрылсь в одеяло. Прокоп поднял руку, чтобы вытереть лицо, и с изумлением почувствовл под лдонью бороду.

- Что... что это? - пролепетл он удивленно и осекся.

Песик сходил с ум от рдости; в приливе необузднной нежности он покусывл руки Прокоп, скулил, фыркл, и ррз! - ткнулся мокрой мордочкой ему в грудь.

- Гонзик! - крикнул девушк. - Сумсшедший! Отстнь! Подбежв к постели, он взял Гонзик н руки: - Боже, Гонзик, ккой ты дурчок!

- Пусть его, - попросил Прокоп.

1 Перевод В. А. Жуковского.

- Но ведь у вс болит рук, - с глубокой серьезностью возрзил девушк, прижимя к груди брхтющегося песик.

Прокоп недоуменно взглянул н првую руку. От большого пльц через всю лдонь тянулся широкий шрм, покрытый новой, тоненькой, крсной кожицей - он приятно зудел.

- Где... где я? - удивленно спросил он.

- У нс, - с великолепной простотой ответил девушк, и Прокоп тотчс удовлетворился этим ответом.

- У вс, - с облегчением повторил он, хотя понятия не имел, где это. - И двно?

- Двдцтый день. И все время... - Он зпнулсь. - Гонзик спл с вми, - поспешно добвил он, неизвестно почему крснея. - Вы это знете? - И он принялсь бюкть собчонку, кк млое дитя.

- Не зню, - силился что-то вспомнить Прокоп. - Неужели я спл?

- Все время! - сорвлось у нее. - Пор бы и выспться!

Он опустил Гонзик н пол и подошл к кровти.

- Вм теперь лучше?.. Может быть, вм что-нибудь ндо?

Прокоп покчл головой; он не мог придумть, чего бы ему хотелось.

- Который чс? - неуверенно спросил он.

- Десять. Не зню, что вм можно есть; вот пп придет, тогд... Пп будет тк рд... Зкчит, вм ничего не нужно?

- Зеркло... - нерешительно попросил Прокоп.

Девушк, зсмеявшись, убежл. У Прокоп гудел голов; он стрлся вспомнить все, что произошло, но не мог. А девушк уже вернулсь, щебечет что-то и подет ему зеркльце. Прокоп хочет поднять руку, но - бог весть почему, это не получется; девушк вклдывет ручку зеркльц в его пльцы, но оно пдет н одеяло. Тут он побледнел, почему-то встревожилсь и см поднесл зеркло к его глзм. Прокоп увидел густо зросшее, почти незнкомое лицо; он смотрел, не понимя - и вдруг у него здрожли губы.

- Ложитесь, сейчс же ложитесь! - прикзывет тоненький, почти плчущий голосок, и проворные руки подклдывют ему подушку.

Прокоп опускется нвзничь и зкрывет глз.

"Вздремну немножко", - думет он, и вокруг воцряется приятня, глубокя тишин.

VIII

Кто-то подергл его з рукв.

- Ну, ну, - говорит этот кто-то. - Мы ведь больше не будем спть, првд?

Открыв глз, Прокоп увидел стрик - у него розовя лысин и беля бородк, очки в золотой опрве, поднятые н лоб, и чрезвычйно живые глз.

- Не спите больше, глубокоувжемый, - повторил стрик, довольно с вс; то проснетесь н том свете.

Прокоп хмуро оглядел этого человек. Ему еще хотелось спть.

- Что вм ндо? - строптиво пробормотл он. - И... вообще, с кем имею честь?

Стрик рзрзился хохотом.

- Рзрешите предствиться - доктор Томеш. Вы до сих пор не изволили обртить н меня внимние, не првд ли? Ну, ничего. Тк кк же мы себя чувствуем?

- Прокоп, - недружелюбно ответил больной.

- Тк-тк, - довольным тоном проговорил доктор. - А я думл, вы - Спящя Крсвиц. Ну, теперь, господин инженер, - бодро продолжл он, - ндо вс осмотреть. Ну, ну, не хмурьтесь.

Он вытщил из Прокоповой подмышки грдусник и, довольный, промурлыкл:

- Тридцть пять и восемь. Голубчик, вы слбы кк мух. Ндо бы покушть, верно? Не двигйтесь.

Прокоп почувствовл прикосновение глдкой лысины и холодного ух - лысин и ухо елозили от плеч к плечу, от живот к горлу, и все время слышлось ободряющее мурлыкнье.

- Ну, слв богу, - выговорил нконец доктор, спускя очки н глз. - Спрв еще незнчительные хрипы, и сердце... ну, ничего, выпрвимся, не тк ли?

Нгнувшись к Прокопу, он зрылся пятерней в его волосы, большим пльцем приподымя и опускя ему веки.

- Больше не спть, ясно? - прикзл он, изучя зрчки пциент. - Мы получим книжку и будем читть. Съедим что-нибудь, выпьем рюмочку вин и... д не дергйтесь! Я вс не укушу.

- Что со мной? - робко спросил Прокоп.

Доктор выпрямился:

- О, теперь уже ничего. Слушйте, откуд вы взялись?

- Где?

- В Тынице. Мы подняли вс с полу, и... Откуд вы явились, голубчик?

- Не зню. Из Прги, кжется, - с трудом сообржл Прокоп.

Доктор энергично потряс головой.

- Из Прги, поездом! С восплением мозговых оболочек! Д вы в своем уме? Вообще вы знете, что это ткое?

- Что?

- Менингит. Соння форм, и вдобвок - воспление легких. Сорок грдусов, ?! С тким букетом, дружище, не ездят н згородные прогулки! А знете вы, что... ну-к дйте сюд првую руку, живо!

- Д это тк... просто црпин, - извиняющимся тоном произнес Прокоп.

- Хорош црпин. Зржение крови, понятно? Вот когд вы попрвитесь, я вм скжу, что вы были... что вы были осел. Извините, - добвил он с блгородным возмущением, - я чуть было не вырзился крепче. Интеллигентный человек, не знет, что несет в себе три болезни с возможным смертельным исходом! Кк вы только держлись н ногх?

- Не зню, - пристыженно прошептл Прокоп.

Доктору явно хотелось еще брниться, но он только проворчл что-то и мхнул рукой.

- А кк вы себя сейчс чувствуете? - строго спросил он. Чуть-чуть... придурковтым, не тк ли? Ничего не помните, верно? А тут вот - эткя слбость? - И он постучл себя пльцем по лбу.

Прокоп молчл.

- Ну вот что, господин инженер, - зговорил снов доктор. - Не обрщть внимния. Это состояние продержится еще некоторое время, ясно? Понимете? Не утомлять мозг. Не думть. Все восстновится постепенно. Только временное рсстройство, некоторя збывчивость, рссеянность - вы меня поняли?

Доктор кричл, обливясь потом, нервничл, словно ругясь с глухонемым. Прокоп внимтельно следил з ним; потом спросил спокойно:

- Знчит, я остнусь слбоумным?

- Д нет, нет! - вскипел доктор. - Совершенно исключено! Просто... н некоторое время... потеря пмяти, рссеянность, быстря утомляемость и всякие ткие признки, ясно? Нрушение координции движений, поняли? Отдыхть. Покой. Ничего не делть. Блгодрите бог, глубокоувжемый, что вы вообще это пережили...

- Пережили... - повторил доктор, помолчв, и рдостно, с трубным звуком, высморклся. - Слушйте, ткого случя в моей прктике еще не встречлось. Вы явились к нм в совершенном delirium 1, свлились н пол, и - finis 2, мое почтенье. Что мне было с вми делть? До больницы длеко, девчушк моя нд вми того... ревел, и вообще вы пришли кк гость... к Ирке, к сыну, не тк ли? Вот мы вс и оствили у себя, понятно? Ну, ну, вы нм не помешли. Однко ткого збвного гостя я еще не видывл. Проспть двдцть суток, блгодрю покорно! Когд мой коллег, глвный врч больницы, резл вм руку, вы дже не изволили проснуться, вот кк! Спокойный

1 горячке (лт.).

2 конец (лт.).

пциент, ничего не скжешь. Впрочем, теперь это невжно. Глвное, вы уже выкрбклись. - Доктор звонко хлопнул себя по ляжке. - Черт возьми, не спите! Эй, эй, голубчик, эдк вы можете уснуть вечным сном, слышите? Стрйтесь же, леший вс побери, хоть немного перемогться! Перестньте спть, слышите?

Прокоп вяло кивнул; у него было ткое ощущение, словно ккя-то пелен протягивется между ним и всем окружющим, обволкивет все, гсит свет, глушит звуки.

- Андул - вин! - откуд-то издлек донесся до него встревоженный голос. - Принеси вин!

Быстрые шги, говор - словно он где-то под водой - и вот прохлдня струйк вин вливется в его горло. Прокоп открыл глз: нд ним склонилсь девушк.

- Вм нельзя спть, - говорит он взволновнно, ее длинные ресницы вздргивют - словно в них отдется биение сердц.

- Больше не буду, - смиренно извиняется Прокоп.

- Д уж, я это строго зпрещю, глубокоувжемый, - шумит доктор у изголовья. - Из город сюд специльно приедет н консультцию глвный врч; пусть увидит, что и мы, деревенские лекри, кое-чего стоим! Вы должны держться молодцом!

С необычйной ловкостью приподняв Прокоп, он подгреб ему под спину подушки.

- Тк, теперь вы будете сидеть; спть - только после обед, лдно? Мне пор принимть больных. А ты, Анд, сдись здесь и болтй о чем хочешь; когд не нужно, язык у тебя рботет з троих! Если он зхочет спть - позови меня; уж я с ним поговорю по-свойски. - В двери он еще рз обернулся и проворчл: - Но... я очень рд. Что? Смотрите же!

Прокоп перевел глз н девушку. Он сидел, отодвинувшись от кровти и положив руки н колени, и предствления не имел, о чем говорить. Аг - вот поднял голову, приоткрыл губы; послушем, что скжет! Но Андул вдруг снов зстеснялсь, проглотил готовые вырвться слов и еще ниже опустил голову. Видно было, кк трепетли нд щекми ее длинные ресницы.

- Пп ткой резкий, - решилсь он нконец. - Он привык кричть... ругться... с пциентми...

Тем, к сожлению, был исчерпн; зто очень кстти в пльцх ее очутился подол фртучк, который он долго с большим интересом и внимнием склдывл по-рзному, моргя выгнутыми ресницми.

- Что это бренчит? - спросил Прокоп после зтянувшейся пузы.

Он повернул голову к окну; у нее крсивые белокурые волосы, они озряют ее лоб; н влжных губкх - сочный блик свет.

- Это коровы, - с облегчением объяснил он. - Тм господский скотный двор... Нш дом тоже в имении. У ппы есть лошдь и коляск... Его зовут Фрицек.

- Кого?

- Коня. Вы никогд не были в Тынице, првд? Здесь ничего нет. Только ллеи и поля... Пок жив был ммочк, у нс было веселее; тогд еще нш Ирк сюд ездил... Но вот уже больше год он не покзывется. Поссорился с ппой, и... дже не пишет. У нс не принято о нем говорить. А вы с ним чсто встречлись?

Прокоп решительно покчл головой.

Девушк вздохнул, здумлсь.

- Он ккой-то... не зню. Стрнный ткой. Все бродил здесь, руки в крмны, и зевл... Я зню, здесь нет ничего интересного; но все же... Пп тк рд, что вы остлись у нс, - зкончил он быстро и без видимой связи с предыдущим.

Где-то н дворе хрипло, смешно прокукрекл молодой петушок. И вдруг рзрзилось стршное смятение среди кур - послышлось отчянное "коко-ко" и победный визгливый лй собчонки. Девушк вскочил:

- Гонзик гоняется з курми!

Но он тотчс сел, решив предоствить кур их судьбе. Нступил приятня, ясня тишин.

- Я не зню, о чем с вми рзговривть, - зявил он потом с чудесной простотой. - Я вм гзеты почитю, хотите?

Прокоп улыбнулся. А он уже вернулсь с гзетми и отвжно пустилсь по волнм передовицы.

Финнсовое рвновесие, госудрственный бюджет, непокрытые долги... Милый, неуверенный голосок спокойно произносил все эти чрезвычйно вжные слов, и Прокопу, который ее вовсе не слушл, было лучше, чем если бы он спл глубоким сном.

IX

Но вот Прокопу уже рзрешено н чсок в день покидть постель; он до сих пор еле волочит ноги и, к сожлению, скуп н рзговоры. Что бы вы ему ни скзли - он чще всего ответит односложно, с виновтой робкой улыбкой.

В полдень, нпример, - н дворе только нчло преля, он сидит обычно в сдике н скмейке; рядом с ним - космтый терьер Гонзик смеется, рзинув до ушей псть под мокрыми лесниковскими усми - он явно гордится ролью компньон и от рдости облизывется, жмурит глз, когд Прокоп изуродовнной левой рукой глдит его по теплой лохмтой голове. В этот чс доктор обычно выбегет из своей мбултории, - его шпочк то и дело съезжет с глдкой лысины. Доктор присживется н корточки и принимется сжть овощи, толстыми короткими пльцми рзминет комья земли, любовно готовит ложе для молодых сженцев. Иногд доктор приходит в рсстройство и нчинет ворчть: положил куд-то н грядки свою трубку и не может нйти...

Тогд Прокоп поднимется и с инстинктом подлинного детектив (ибо в постели он читет детективные ромны) идет прямо к потерянной трубочке.

Гонзик пользуется этим, чтобы хорошенько встряхнуться.

В этот чс Анчи (именно тк, и ни в коем случе не "Андулой", желет он нзывться) выходит поливть отцовские грядки. В првой руке он несет лейку, левой блнсирует; серебряный дождик льется н весеннюю землю, если под руку подворчивется Гонзик, попдет и ему - н хвостик или н веселую дуршливую мордочку; он отчянно взвизгивет и бросется искть зщиты у Прокоп.

Все утро к мбултории тянутся пциенты. Они кшляют в приемной и молчт, и кждый думет лишь о собственных недугх. Иной рз из кбинет врч доносится душерздирющий вопль - знчит, доктор рвет зуб ккому-нибудь мльчугну.

Тогд Анчи, бледня, перепугння, боязливо моргя крсивыми длинными ресницми, бросется к Прокопу в поискх зщиты; возле него он пережидет, когд кончится эт ужсня оперция. Но вот мльчишк убегет с протяжным воем, и Анчи с милой неловкостью пытется змять свою сентиментльную трусость.

Конечно, совсем другое дело, когд у докторского дом остнвливется телег, устлння соломой, и двое дядек осторожно вносят по лестнице тяжелорненого. У него рздроблен рук или ног сломн, то и голову рзмозжил копытом лошдь; холодный пот стекет по его смертельно бледному лбу, и он стонет тихо, героически сдерживясь. Тогд н весь дом ложится тргическя тишин; в кбинете бесшумно вершится что-то стршное; веселя толстя служнк ходит н цыпочкх, у Анчи глз полны слез, пльцы ее дрожт. Доктор врывется в кухню, с криком требует рому, вин или воды, удвоенной грубостью мскируя мучительное сострдние. И после этого еще целый день он ни с кем не рзговривет, постоянно рздржется и хлопет дверьми...

Но бывет и великий прздник, веселя ежегодня ярмрк в жизни деревенского доктор: прививк оспы. Сотни ммш покчивют н рукх свои хныкющие, ревущие, спящие сверточки, зполняя все - мбулторию, коридор, кухню и сдик. Анчи кк одуревшя, ей хочется нянчить, кчть, перепеленывть всех этих беззубых, орущих млышей, покрытых нежным пушком это ккой-то припдок восторженного стихийного чувств мтеринств. Д и у строго доктор кк-то особенно здорно поблескивет лысин, с смого утр он ходит без очков, чтобы не пугть млюток, и глз у него тют от утомления и рдости.

Иной рз среди ночи рздется нервозный звонок.

Потом в дверях слышны невнятные голос, доктор ругется, и кучеру Иозефу приходится зпрягть.

Где-то в деревне светится окошко - рождется новый человек. Доктор приезжет домой под утро, устлый, но довольный, и от него н десять шгов рзит крболкой; но тким его больше всего любит Анчи.

Есть в доме и другие личности; толстя хохотушк Ннд в кухне, - Ннд целый день поет, гремит посудой и ндрывется от смех. Зтем вжный кучер Иозеф с обвисшими усми - историк; он постоянно читет книги по истории и очень любит рсскзывть, нпример, о гуситских войнх или об исторических згдкх родного кря. З ним следует господский сдовник - невероятный ббник; он кждый день збегет в сдик доктор, прививет его розы, подстригет кусты и повергет Ннду в опсные приступы смех. Зтем живет здесь уже упомянутый выше космтый, рзвеселый Гонзик - он сопровождет Прокоп, ловит блох, гоняется з курми и обожет ктться н козлх докторской коляски.

А Фриц - это стрый вороной конь, уже нчинющий седеть, степенный и добродушный, приятель кроликов; поглдить его теплый, чувствительный хрп - верх удовольствия. Есть еще смуглый дъюнкт из имения, влюбленный в Анчи, которого последняя в союзе с Нндой рзыгрывет смым бессовестным обрзом. Потом упрвляющий имением, стрый лис и вор - этот является к доктору игрть в шхмты.

Доктор волнуется, приходит в ярость и проигрывет.

Нконец еще несколько лиц и в том числе - необыкновенно скучный помешнный н политике гржднский землемер, который по прву коллегильности отрвляет Прокопу нстроение.

Прокоп много читет - или притворяется, что читет. Его покрытое шрмми тяжелое лицо мло что говорит окружющим, тем более не обнруживет, ккую отчянную борьбу ведет втйне Прокоп с нрушенной пмятью. Особенно пострдли последние годы рботы; смые простые формулы и процессы испрились без след, и Прокоп н полях книг зписывет обрывки формул, которые вдруг всплывют в пмяти, когд он меньше всего о них думет. Потом он встет и идет игрть с Анчи н бильярде; это игр, во время которой не нужно много говорить. И его чопорня, непроницемя серьезность ложится тенью н Анчи; он игрет сосредоточенно, целится, строго сдвинув брови, но когд шр, будто нзло, ктится совсем не туд, куд ндо, - открывет от удивления ротик и язычком покзывет нужное нпрвление.

Вечер у лмпы. Больше всех болтет доктор, восторженный нтурлист без кких-либо познний в этой облсти. Его особенно восхищют последние мировые згдки: рдиоктивность, бесконечность прострнств, электричество, теория относительности, происхождение мтерии и возрст человечеств. Он - отъявленный мтерилист и именно потому тонко чувствует тинственный, слдкий ужс нерзрешимого.

Иной рз Прокоп не удерживется и нчинет попрвлять бюхнеровскую * нивность его взглядов. Стрик слушет его с неподдельным блгоговением и в эти минуты безмерно увжет Прокоп - особенно тм, где перестет понимть его, нпример, в облсти потенцил резонции или квнтовой теории. Анчи - т просто сидит, упирясь в стол подбородком; он, пожлуй, уже великовт для ткой позы, но после смерти мтери эт девушк, видимо, збыл взрослеть. Зтив дыхние, он переводит немигющий взгляд рсширенных глз с отц н Прокоп. А ночи - ночи здесь мирные и необъятные, кк всюду в деревне. Порой брякнет цепь в коровнике, д близко или длеко злют псы; по небу скользнет пдучя звезд, вешний дождь прошумит в сду, д с серебристым звоном стекют кпельки из крн сдовой колонки. Чистым, глубинным холодком тянет в рскрытое окно, и человек зсыпет блгословенным сном без сновидений.

Д, дело шло н попрвку: с кждым днем к Прокопу мелкими шжкми возврщлсь жизнь. Только в голове его стоял тумн, кк будто все, что он видел, происходило во сне. Оствлось только поблгодрить доктор и отпрвляться восвояси. Он хотел скзть об этом кк-то после ужин, но именно в этот вечер все молчли, словно нбрв в рот воды. Потом стрый доктор взял Прокоп под руку и увел к себе в кбинет. И тм, походив вокруг д около, он со смущенной грубостью объявил, что Прокопу вовсе незчем уезжть, ему еще ндо отдохнуть, выздоровление его не полное, и вообще пусть остется, и точк.

Прокоп вяло возржл; но фкт оствлся фктом: он еще не чувствовл себя в форме, и к тому же несколько избловлся. Словом, рзговорм об отъезде пок был положен конец.

После обед доктор всегд зпирлся в кбинете.

- Приходите кк-нибудь ко мне посидеть, - мимоходом бросил он однжды Прокопу.

И Прокоп зшел и зстл доктор нд множеством пузырьков, ступочек и порошков.

- Понимете, в Тынице нет птеки, - объяснил доктор, - и мне смому приходится изготовлять лекрств.

И он дрожщими толстыми пльцми принялся отвешивть ккой-то порошок н ручных весх. Руки плохо его слушлись, весы рскчивлись и крутились; стрик сердился, фыркл, и н носу у него мелкими кпелькми выступил пот.

- Что поделть, плохо вижу, - опрвдывл он стрческую слбость своих пльцев.

Прокоп некоторое время смотрел, потом, ни слов не говоря, збрл - у него весы. Стук, стук - и порошок отвешен с точностью до миллигрмм. И вторя доз и третья. Чувствительные весы тк и плясли в пльцх Прокоп.

- Нет, вы только посмотрите! - изумлялся доктор, с восхищением следя з рукми Прокоп, изломнными, узловтыми, с уродливыми суствми, обломнными ногтями и обрубкми н месте нескольких пльцев. - Сколько же ловкости в вших рукх, голубчик!

Вскоре Прокол уже рстирл ккую-то мзь, отмеривл кпли и подогревл пробирки. Доктор, сияя, нлеплял ярлычки. Через полчс все лекрств были готовы, д еще отвешен про зпс целя горк порошков. А через несколько дней Прокоп уже с легкостью читл докторские рецепты и безмолвно зменял провизор. Bon! 1

Кк-то под вечер доктор коплся н одной из грядок в своем сду. Вдруг - громовой удр в доме, и тотчс после этого со звоном посыплись стекл.

Доктор бросился в дом, столкнулся в коридоре с перепугнной Анчи.

- Что случилось? - гркнул он.

- Не зню, - еле слышно ответил Анчи. - Это в кбинете...

Доктор вбежл туд и увидел Прокоп - ползя н четверенькх, тот собирл с полу осколки и бумги.

- Что вы здесь нтворили? - зкричл стрик.

- Ничего, - ответил Прокоп, поднимясь с виновтым видом. - У меня пробирк лопнул...

- Д что вы, в смом деле, черт... - взревел было доктор и осекся: из левой кисти Прокоп ручейком стекл кровь. - У вс что, плец оторвло?

- Простя црпинк, - зпротестовл Прокоп, пряч руку з спину.

- А ну-к, покжите, - крикнул стрый врч и потщил Прокоп к окну. Половин пльц висел н узенькой полоске кожи. Доктор кинулся

1 Хорошо! (фрнц.)

к шкфчику с инструментми з ножницми и увидел в дверях смертельно бледную дочь.

- Тебе что ндо? - обрушился он н нее. - Мрш отсюд!

Анчи не двинулсь. Он прижимл руки к груди с тким видом, будто готов был упсть в обморок.

Доктор вернулся к Прокопу; снчл делл что-то с вткой, потом звякнули ножницы.

- Свет! - крикнул он дочери; т бросилсь к выключтелю, зжгл лмпу.

- Д не стой здесь! - гремел стрый врч, окуня иглу в бензин. - Нечего тебе тут делть! Подй нитки!

Анчи подбежл к шкфчику, достл мпулу с ниткми.

- А теперь уходи!

Анчи взглянул н спину Прокоп и поступил ноборот: подошл и обеими лдонями обхвтил рненую руку, приподняв ее. Доктор в это время мыл руки; он повернулся к Анчи с нмерением снов взорвться, но вместо этого проворчл:

- Тк, теперь держи крепче! И ближе к свету!

И Анчи держл, зжмурив глз. Было тихо - слышлось только сопение доктор; тогд девушк отвжилсь поднять веки. Внизу, где рботл отец, виднелось что-то кроввое и безобрзное. Анчи скорее перевел взгляд н Прокоп; он отвернулся, веки его дерглись от боли. Анчи цепенел от этой чужой боли и глотл слезы; ее нчло мутить.

Тем временем рук Прокоп рзбухл: груды вты, бтист Бильрот * и, верно, целый километр бинт - доктор все нмтывл и нмтывл его, пок не получилось нечто огромное, белое. Анчи держл руку Прокоп, колени ее дрожли, и ей кзлось - этой стршной оперции не будет конц. Внезпно у нее зкружилсь голов, потом он услыхл голос отц:

- Н, выпей скорей!

Открыв глз, он увидел, что сидит н стуле, отец подет ей мензурку с ккой-то жидкостью, сзди стоит Прокоп, улыбется и, кк ребенк, держит у груди збинтовнную руку, похожую н гигнтский бутон.

- Пей же! - нстивл отец, широко улыбясь.

Он проглотил содержимое мензурки и зкшлялсь: это был смертоубийственный коньяк.

- А теперь вы. - И доктор протянул мензурку Прокопу. Тот был немного бледен и мужественно ждл нгоняя. После всех выпил и см доктор, откшлялся и нчл: - Скжите н милость, что вы тут, собственно, делли?

- Опыт, - с кривой, виновтой улыбкой ответил Прокоп.

- Что? Ккой опыт? Нд чем?

- Д тк просто... Я только... хотел только... нельзя ли что-нибудь получить из хлорид клия.

- Что именно?

- Взрывчтку, - шепнул Прокоп со смирением грешник.

Доктор опустил глз н его збинтовнную руку.

- И поплтились, голубчик! Руку вм могло оторвть! Что? Больно? Тк вм и ндо, получили по зслугм, - кровождно зявил он.

- Ой, пп, не ндо сейчс! - вмешлсь Анчи.

- А ты что тут делешь? - проворчл доктор и поглдил ее рукой, пхнущей крболкой и йодоформом.

Отныне ключи от мбултории доктор держл в крмне. Прокоп выписл кучу ученых книг, носил руку н перевязи и знимлся целыми днями.

X

Зцвели вишни, липкие молодые листочки зсверкли н солнце, золотые лилии рскрыли свои тяжелые бутоны. По сду бродит Анчи со своей толстушкой приятельницей, они ходят обнявшись и хохочут; прижлись друг к другу розовыми щечкми, шепчутся о чем-то, крснеют, смеются, зчем-то целуются...

После долгих лет Прокоп снов ощущет физическое блженство. С первобытным нслждением он отдется лске солнц и жмурит глз, чтобы лучше рсслышть, кк шумит кровь в его теле. Вздохнув, сдится з рботу; но ему хочется двигться, и он совершет длекие прогулки, бродит по окрестностям, предвясь нескзнной рдости, дышть. Иногд он встречет Анчи - в доме или в сду - и пытется звести с ней беседу; Анчи смотрит н него исподлобья и не знет, о чем говорить; впрочем, Прокоп тоже не знет и потому впдет в ворчливый тон.

Короче, ему лучше - или по крйней мере он чувствует себя увереннее, когд бывет один.

Знимясь, он зметил, кк сильно отстл; нук во многом ушл горздо дльше и в ином нпрвлении, в некоторых вопросх ему приходилось зново отыскивть ориентиры; глвное, он боялся вспоминть о собственной рботе, ибо тм - он чувствовл это - особенно сильно рзрушились связи. Он трудился, кк вол, или грезил; грезил о новых лборторных методх, и в то же время его мнили точные и смелые рсчеты теоретик; и он приходил в ярость н смого себя, когд его грубый мозг был не в состоянии рсщепить тоненький волосок проблемы. Он отдвл себе отчет, что его лборторня "деструктивня химия" открывет смые удивительные виды н теорию строения мтерии; он нтлкивлся н неожиднные взимосвязи, но тут же рстптывл их своими слишком тяжеловесными рссуждениями. Рздосдовнный, он бросл тогд все, чтобы углубиться в ккой-нибудь глупый ромн; но и во время чтения его не покидл одержимость лборторного ученого; вместо слов ему являлись н стрницх книги сплошные химические знки; это были ккие-то невообрзимые формулы веществ, состоящих из неизвестных до сей поры элементов; они тревожили его дже во сне.

XI

В ту ночь Прокопу приснилось, что он изучет чрезвычйно ученую сттью в "The Chemist" 1. Он споткнулся о формулу: "Anci" и не знл, кк ее рсшифровть; нпряженно вдумывлся, кусл пльцы и

1 "Химик" (нгл.).

вдруг понял, что это - имя Анчи 1. Д вот и см он стоит, подсмеивется нд ним, зкинув руки з голову; он подошел, обхвтил ее и стл целовть, кусть ее губы. Алчи отчянно обороняется локтями и коленями, он грубо держит ее, одной рукой срывя с нее плтье и рздиря его н длинные полосы. Он уже осязет лдонями юную плоть; Анчи бешено вырывется, волосы упли ей н лицо - и вот уже он слбеет, пдет; Прокоп бросется к ней, но под рукми его - только длинные полосы ткни, бинты; он рвет их, рзбрсывет, стремясь выпутться, и просыпется.

Ему было невырзимо стыдно своего сн; он тихонько оделся, сел у окн и стл ждть рссвет.

Нет резкой грни между ночью и днем; только небо слегк бледнеет, и нд землей проносится сигнл, который - не свет и не звук, но он велит природе: проснись! И вот нстет утро - еще среди ночи. Рскричлись петухи, зшевелилсь скотин в хлевх. Небо, бледнея, стновится перлмутровым, постепенно светлеет, нежно розовея; первя крсня полос вспыхнул н востоке, "чилип-чилип-ятити, пию-пию я!" - щебечут, кричт птицы, и первый человек не торопясь идет к своей рботе.

Сел з рботу и ученый человек. Долго обкусывл он кончик ручки, прежде чем решился нчть; это будет великий труд, итог экспериментов и рзмышлений з долгие двендцть лет труд, поистине купленный ценою крови. Конечно, здесь он нпишет только схему, или, вернее - определенную теорию физики, или поэму, или символ веры. Это будет кртин мир, построенного из цифр и урвнений. Но этими строномическими числми измеряется не глубин, не крсот неб: это - рсчеты шткости, рзрушительных свойств мтерии.

Все сущее - лишь инертное, выжидющее взрывчтое вещество; но кким бы ни был индекс его инертности - эт цифр всего лишь бесконечно мля дробь по срвнению с индексом его рзрушительной

1 Анчи пишется по-чешски "Anci". (Прим. перев.)

силы. Все, что происходит - движение звезд, и телурический труд, вся энтропия, см усердня, ненсытня жизнь - все это лишь поверхностно, лишь в незнчительной мере, лишь чстично огрничивет, связывет взрывную силу, имя которой мтерия. Знйте же все: путы, связывющие эту силу - кк путин н рукх спящего титн; дйте мне влсть уколоть его - и он сорвет земную кору и сбросит Юпитер н Стурн. А ты, человечество, ты только лсточк, трудолюбиво слепившя свое гнездо под кровлей космического порохового склд; чирикешь н восходе солнц, в то время кк в бочкх под тобой беззвучно грохочет потенцил ужсющего взрыв...

Этого Прокоп, конечно, не писл; эти мысли были зтенной мелодией, окрыляющей тяжеловесные фрзы его ученых рссуждений. Он нходил куд больше фнтзии в голой формуле и больше ослепительной крсоты - в числовом выржении. Тк писл он свою поэму в знкх, цифрх, н чудовищном жргоне ученых.

Прокоп не спустился к звтрку. Тогд к нему пришл Анчи, принесл молоко. Он поблгодрил, но тут ему вспомнился его сон, и он почему-то не посмел поднять н нее глз. Он упорно глядел в угол; один бог знет, кк это было возможно, но он видел кждый золотой волосок н ее обнженных рукх; никогд он тк ясно не видел их.

Анчи стоял совсем близко.

- Вы будете писть? - нерешительно спросил он.

- Д, - угрюмо проворчл он и подумл: что бы он скзл, если бы он вдруг положил свою голову ей н грудь?

- Целый день?

- Целый день.

Нверное, отштнулсь бы, глубоко оскорблення; но у нее крепкие, мленькие, широко рсствленные груди, хотя он об зтом, вероятно, и не догдывется. Впрочем, ккое ему дело!

- Вм что-нибудь ндо?

- Нет, ничего.

Глупо; тк хочется впиться зубми ей в руку, что ли... Женщин никогд не понимет, до чего он выводит человек из рвновесия.

Анчи пожл плечми, слегк здетя.

- Ну и хорошо.

И ушл.

Прокоп встл, принялся ходить по комнте; он злился н себя и н нее, глвное - ему не хотелось больше писть. Он пытлся собрть рзбежвшиеся мысли, но это никк не удвлось. Прокоп рссердился и в досде зшгл от стены к стене с регулярностью мятник. Чс, дв чс. Внизу гремят трелкми, нкрывют н стол. Он снов сел к бумгм, опустил голову н руки. Вскоре явилсь служнк с обедом.

Он вернул еду почти не тронутой и, совсем рсстроившись, бросился н кровть. Видно, он тут всем ндоел, д и с него уже хвтит, пор уезжть. Д, д, звтр же! Он стл строить рзные плны нсчет своей будущей рботы, и неизвестно почему, было ему стыдно и больно; нконец от всего этого он уснул кк убитый. Проснулся под вечер - душ словно вывлян в болотной грязи, тело зржено гнилью лени.

Слонялся по комнте, зевл и бездумно злился. Стемнело он дже свет не зжег.

Служнк принесл ужин. Ужин остыл, он все прислушивлся к тому, что происходит внизу. Звякли вилки, доктор что-то бубнил и очень скоро после ужин хлопнул дверью своей комнты. Стло тихо.

Уверенный, что никого больше не встретит, Прокоп вышел в сд. Стоял тепля и ясня ночь. Уже цвели сирень и жсмин. Волопс широко рскрыл н небе свои звездные объятия - тишин, подчеркнутя длеким собчьим лем. У кменной огрды сд - что-то светлое. Конечно - Анчи.

- Чудесный вечер, првд? - через силу пробормотл он только для того, чтобы скзть хоть чтонибудь, и прислонился к огрде рядом с девушкой.

Анчи - ни звук, только отвернулсь, и плечи ее вздргивют кк-то непривычно и неспокойно.

- Это - Волопс, - уже общительнее проворчл Прокоп, - нд ним... Дркон и Цефей *, вон тм - Кссиопея, вон те четыре звездочки. Но чтоб их увидеть, ндо выше поднять голову.

Анчи отворчивется, рзмзывя что-то около глз.

- А т, яркя, - нерешительно продолжет Прокоп, - это Поллукс, бет в созвездии Близнецов. Не ндо н меня сердиться. Я, нверное, покзлся вм грубым? Я... меня что-то мучило, понимете? Не ндо обрщть внимния.

Анчи глубоко вздохнул.

- А кк нзывется... вон т? - отозвлсь он тихим, неуверенным голоском. - Т, что пониже, смя светля?

- Это Сириус, в созвездии Большого Пс. Его еще нзывют Альгбор. А левее, горздо левее - Арктур и Спик. Вон звезд упл! Видели?

- Видел. З что вы утром тк н меня сердились?

- Я не сердился. Вероятно, я иногд... немного неуклюж; но жизнь моя был суров, знете - слишком суров; я всегд был одинок и... кк н передовом посту. Дже говорить толком не умею. Сегодня вот хотел... хотел нписть нечто прекрсное... эдкую нучную молитву, чтобы ее кждый мог понять; я думл, что... смогу вм прочитть это. И видите - все во мне погсло, и теперь дже стыдно рзгореться, словно это - слбость. И вообще - говорить о себе... Ну, кк будто зсох, понимете? И седею быстро.

- Но вм это к лицу, - тихо зметил Анчи.

Прокоп порзил ткя сторон вопрос.

- Ну, знете, - рстерянно скзл он, - приятного тут мло. Пор бы уж... пор бы собирть свой урожй. Ах, сколько сделл бы любой другой из всего, что я зню! А у меня нет ничего, ничего, ничего... Я только - "bertihmt" и "celebre" 1 "highly esteemed" 2, у нс об этом никто не знет. Мне к

1 знменитый (нем. и фрнц.).

2 весьм увжемый (нгл.).

жется, видите ли, что мои теории довольно плохи; я не теоретик. Но то, что я открыл, имеет некоторую ценность. Мои экзотермические взрывчтки... дигрммы... и томные взрывы кое-чего д стоят. А я опубликовл едв ли десятую чсть того, что мне известно. Сколько бы сделли из этого другие! Я ведь дже... не понимю больше их теорий, они тк тонки, тк остроумны... меня это только сбивет с толку.

Я - кухонный дух. Поднесите мне к носу любое вещество - и я нюхом узню, ккую пользу можно из него извлечь. Но постичь, что из этого вытекет... с теоретической и философской точки зрения - не умею. Я зню... одни фкты; я их делю; это мои фкты, понимете? И все же я... я чувствую з ними ккую-то истину; огромную, всеобщую истину... которя все перевернет, когд взорвется. Но эт великя истин... кроется в фктх, не в словх. Вот почему, вот почему ндо искть фкты - пусть хоть обе руки оторвет!..

Анчи, прислонившись к огрде, еле дышл. Никогд еще этот угрюмый чудк не говорил тк много, - глвное, никогд он не говорил о себе. Он с трудом ворочл тяжкие глыбы слов; в нем билсь огромня гордость, мешясь с зстенчивостью и душевной мукой; и если б он дже говорил интегрлми - Анчи понял бы: перед ней рскрывют что-то глубоко сокровенное, по-человечески выстрднное.

- Но смое, смое худшее... - бормотл Прокоп. - Иногд, здесь - особенно... дже это, дже это мне кжется глупым... и ненужным. И конечня истин... и вообще все. Никогд со мной не бывло ткого. Зчем? И к чему?.. Вероятно, смое рзумное - поддться... просто подчиниться вот этому... (теперь он покзывл рукой н что-то, окружющее их). Просто - жизни. Человеку нельзя быть счстливым; это его рзмягчет - понимете? Тогд все остльное кжется ему нпрсным, мелким... и бессмысленным. Больше всего... больше всего человек создет от отчяния. От тоски, от одиночеств, от состояния оглушенности. Потому что тогд его ничто не удовлетворяет. Я вот рботл кк сумсшедший.

Но здесь - здесь я нчл чувствовть себя счстливым. Здесь я познл, что существует, вероятно... нечто лучшее, чем - мыслить. Здесь просто живешь... и видишь, до чего змечтельно - просто жить. Кк вш Гонзик, кк кошк, кк куриц. Любое животное умеет жить... мне это кжется тким чудесным, словно я до сих пор и не жил... И вот... я вторично потерял двендцть лет.

Его изуродовння, бог весть сколько рз зшитя првя рук дрожл н огрде. Анчи молчл, в темноте видны были ее длинные ресницы; он оперлсь локтями о кменный збор и смотрел, моргя, н звезды. Что-то зшелестело в кустх, Анчи испуглсь, метнулсь к плечу Прокоп.

- Что это?

- Ничего, нверное, куниц; пришл кур воровть.

Анчи зстыл, кк извяние. Теперь ее молодя, упругя грудь плотно прижт к руке Прокоп - быть может, Анчи ничего не змечет, зто Прокоп чувствует это слишком хорошо; он стршно боится шевельнуть рукой: во-первых, Анчи тогд подумет, что он нрочно положил руку н огрду, во-вторых, он вообще переменит позу. Но стрнно - именно это обстоятельство исключет теперь для него возможность говорить о себе и о своей бесплодно пролетевшей жизни.

- Никогд, - смятенно лепечет он, - никогд я не был тк рд... тк счстлив, кк здесь. Вш отец лучший из людей, вы... вы тк молоды...

- А я думл, что кжусь вм... слишком глупенькой, - отвечет Анчи тихо и счстливо. - Вы со мной никогд тк не рзговривли.

- Првд, до сих пор - никогд, - соглсился Прокоп.

Об помолчли. Он чувствовл рукой, кк чуть зметно подымется и опускется ее грудь, и мороз пробегл у него по коже; он стрлся не дышть - и он, кзлось, зтил дыхние в тихом оцепенении и смотрит, не мигя, широко рскрытыми глзми - смотрит в никуд. О, поглдить, сдвить! Кружись, голов, от первого ксния, от лски - невольной и жркой! Встречл ли ты приключение, пьянящее сильнее, чем эт неосознння и покорня близость?

Склоненный бутон, тело робкое и нежное! Если б могл угдть ты мучительную нежность этой жесткой мужской руки, что сейчс, не шелохнувшись, лскет тебя и сжимет! А что, если... что, если... что, если я сейчс тк сделю... сожму?..

Анчи выпрямилсь естественнейшим движением.

Ах, девочк, ты и впрямь ни о чем не подозревл!

- Доброй ночи, - тихо говорит Анчи, и лицо ее бледно и смутно. - Доброй ночи, - говорит он чуть сдвленным голосом и подет ему руку; подет ее неловко и вяло, будто сломлення чем-то, и широко рспхнутыми глзми глядит в другую сторону.

Рзве не ткой у нее вид, будто он хочет еще побыть здесь? Нет, уходит, колеблясь; нет, остновилсь, рвет в клочки ккой-то листочек. Что еще скзть? Доброй ночи, Анчи, пусть вм спится лучше, чем мне.

Ибо теперь, конечно, Прокопу невозможно уйти спть. Он бросется н скмью, охвтывет голову рукми. Ничего, ничего не случилось... непопрвимого; просто стыдно срзу думть бог весть о чем.

Анчи чист и невинн, кк телочк, и довольно об этом; я ведь не мльчик.

Тут во втором этже осветилось окно. Это спльня Анчи.

У Прокоп гулко збилось сердце. Он знет - подло и стыдно тйком зглядывть туд; кк гость он, конечно, не должен этого делть. Он дже попробовл покшлять (чтобы он слышл), но почему-то не вышло; и он сидит, неподвижный, кк сттуя, и не может оторвть взор от золотого окн. Анчи ходит по комнте, нгибется, что-то делет, плвно широко рзводя рукми - г, постилет свою кровтку. Теперь стл у окн, смотрит во тьму, зкинув руки з голову: точно ткя, ккою он видел ее во сне. Вот теперь, теперь ндо дть о себе знть, хотя бы из приличия - почему ты не сделл этого? А теперь уже поздно; Анчи отвернулсь, ходит, исчезл; д нет, просто сел спиной к окну, видимо, снимет туфли очень медленно и здумчиво; никогд тк слвно не мечтется, кк с ботинком в руке. Ну вот, хоть сейчс пор бы тебе скрыться; вместо того он встл н скмью, чтобы лучше видеть. Анчи вернулсь к окну, он уже без блузки; поднял нгие руки, вынимет шпильки из прически. Тряхнул головойгустые волосы рзлились по плечм; девушк встряхнул ими, рзом перебросил всю эту пышную блгодть н лицо, принялсь рсчесывть щеткой и гребнем - рсчесывть до тех пор, пок голов не стл круглой, кк луковичк; нверно, это очень смешно, потому что Прокоп, бесстыдник, тк и сияет.

Анчи, беля дев, стоит, склонив голову, зплетет волосы в две косы; глз ее потуплены, и он что-то шепчет, вот зсмеялсь, зстыдилсь чего-то, поежилсь; осторожно, бретельк сейчс соскользнет!

Анчи глубоко здумлсь, глдит свое белое плечико в приливе ккой-то слдострстной неги; вздрогнул от холод бретельк совсем спустилсь - и свет погс.

Никогд я не видел ничего белее - прекрснее и белее, чем это освещенное окно.

XII

Он встретил ее утром - он купл в корыте Гонзик; собчонк отчянно брхтлсь, рсплескивя воду, но Анчи был неумолим - держл ее з космы и яростно нмыливл, см вся в мыльных хлопьях, мокря, веселя.

- Осторожнее! - зкричл он издли. - Он вс обрызгет!

Он был похож н молодую восторженную мть; ой, боже, кк все просто и ясно н этой солнечной земле!

Дже Прокоп не вынес безделья. Вспомнив, что испортился звонок, принялся чинить бтрейку. Он очищл цинковую плстину, когд к нему тихо приблизилсь Анчи; рукв зсучены по локоть, руки мокрые - в доме стирк.

- Не взорвется? - спросил озбоченно.

Прокоп не выдержл - улыбнулся; и он зсмеялсь и обрызгл его мыльной пеной - но тотчс же с серьезным видом подошл, отерл локтем с волос белые хлопья! О! Вчер бы не осмелилсь...

В полдень Анчи понесл вместе с Нндой корзину белья в сд: белить. Прокоп с облегчением зхлопнул книгу - не позволит же он Анчи тскть тяжелую лейку! Отобрл лейку, см стл кропить белье; густой дождик весело, щедро брбнит по бхромчтым сктертям, по белоснежным большим покрывлм, по широко рспяленным мужским сорочкм; вод шумит, журчит, собирется в склдкх зливчикми и озерцми. Прокоп сунулся было кропить белые колокольчики нижних юбок и прочих интересных предметов, но Анчи вырвл у него лейку. Прокоп сел в трву, с нслждением вдыхя зпх влжного белья и следя з проворными крсивыми рукми Анчи. "Сой де теой дойен", вспомнил с блгоговением.- Себс м'эхей эйсороонт. Смотрю с изумленьем..." Анчи подсел к нему н трву.

- О чем вы думли?

Он жмурит глз от яркого свет и рдости, рзрумянившяся и неизвестно почему очень счстливя.

Полными пригоршнями рвет свежую трву - сейчс, рсшлившись, бросит ему в волосы! Но почему-то ее все еще сковывет почтительня робость перед этим прирученным героем.

- Вы когд-нибудь кого-нибудь любили? - спршивет он ни с того ни с сего и поспешно отводит глз.

Прокоп смеется.

- Любил. Д ведь и вы тоже любили!

- Тогд я еще был глупя, - вырывется у Анчи, и он невольно крснеет.

- Гимнзист?

Анчи только кивнул и принялсь жевть трвинку.

- Ну, это были пустяки, - быстро скзл он потом. - А вы?

- Однжды я встретил девушку, у нее были ткие же ресницы, кк у вс. Кжется, он был н вс похож. Продвл перчтки или что-то в этом роде.

- А дльше?

- Дльше - ничего. Когд я второй рз пошел покупть перчтки, ее тм уже не было.

- И... он нрвилсь вм?

- Нрвилсь.

- И... вы никогд ей...

- Никогд. Теперь мне делет перчтки... бнджист.

Анчи сосредоточивет все свое внимние н земле.

- Почему... вы всегд прячете от меня руки?

- Потому, что они у меня... изуродовны, - ответил Прокоп и мучительно покрснел, бедняг.

- Но это и прекрсно, - шепнул Анчи, не поднимя глз.

- Обедть, обедть! - возвестил Ннд, выйдя из дому.

- Господи, кк скоро, - вздохнул Анчи и очень неохотно поднялсь.

После обед стрый доктор "прилег вздремнуть" - тк, нендолго.

- Понимете, - словно извиняясь, объяснил он, - утром нрботлся кк собк.

И тотчс нчл усердно похрпывть. Анчи и Прокоп улыбнулись друг другу одними глзми и вышли н цыпочкх; и в сду еще рзговривли тихонько, будто чтили послеобеденный сон доктор.

Анчи зствил Прокоп рсскзть о себе. Где родился и где вырос и о том, кк побывл в смой Америке, сколько горя хлебнул, что и когд делл.

А ему хорошо было вспоминть свою жизнь; ибо, к его удивлению, он окзлсь более зпутнной и удивительной, чем он см думл. Д еще о многом он умолчл - особенно... ну, особенно о некоторых сердечных делх: во-первых, они не имели большого знчения, во-вторых, кк известно, у кждого мужчины есть о чем умолчть. Анчи сидел тихя, кк мышк; ей кзлось очень смешным и непрвдоподобным, что Прокоп тоже был ребенком и мльчиком и вообще совсем другим, не похожим н того угрюмого и непонятного человек, рядом с которым он чувствует себя ткой мленькой и неловкой. Но теперь он уже осмелел до того, что могл бы и дотронуться до него - звязть ему глстук, причесть волосы и вообще... И словно впервые рзглядел он его широкий нос, твердые губы и строгие, мрчные, с кроввыми прожилкми глз; и черты его кзлись ей удивительно стрнными и сильными.

Но вот нстл ее очередь рсскзывть. Он уже открыл рот и вздохнул поглубже - и вдруг зсмеялсь. Соглситесь что можно скзть о еще не нписнной жизни, д к тому же человеку, который однжды двендцть чсов пролежл, зсыпнный землей, побывл н войне, в Америке и бог знет где еще!

- Я ничего не зню, - скзл он искренне.

Ну рзве ткое "ничего" не стоит всего жизненного опыт мужчины?

Двно миновл полдень, когд они вместе пошли по рзогретой солнцем полевой тропке. Прокоп молчит, Анчи слушет. Анчи глдит рукой колючие колоски. Анчи плечом коснулсь Прокоп, пошл медленнее, словно ноги у нее вязнут; потом ускорил шг, идет впереди него, срывет колосья, охвчення ккой-то потребностью рзрушть. Это солнечное уединение нчинет тяготить и нервировть ее. "Незчем было сюд ходить", - думют об тйком и в мучительном рзлде с смими собой через силу прядут тонкую, рвущуюся нить рзговор. Вот нконец чсовенк под двумя стрыми липми - цель прогулки. Предвечерний чс, когд зводят свои песни пстухи. Вот сиденье для стрнников; они присели и совсем стихли. Ккя-то женщин перед чсовней молилсь н коленях - нверное, з своих близких. Едв он ушл, Анчи преклонил колени н ее месте. Было в этом нечто бесконечно женственное; Прокоп ощутил себя мльчишкой рядом со зрелой простотой древнего священного действ.

Нконец Анчи поднялсь, серьезня и повзрослевшя, н что-то решившяся, с чем-то примирення; словно познл нечто, словно несл в себе некое бремя - здумчивя, неуловимо изменення; и когд они побрели домой по сумеречной тропинке, отвечл ему односложно, слдостным, глубоким голосом.

З ужином он не рзговривл, молчл и Прокоп; скорее всего об думли об одном: когд же стрый доктор уйдет читть свои гзеты. А доктор бурчл себе под нос, пытливо оглядывя их через очки; д, брт, тут что-то не то, что-то не в порядке! Молчние зтянулось и стло тягостным, кк вдруг рздлся звонок, и человек - не то из Седмидоли, не то из Льготы - попросил доктор поехть к роженице.

Это очень мло .обрдовло доктор, он дже збыл брниться. Уже с сквояжем в рукх он остновился н пороге, сухо прикзл:

- Иди спть, Анчи.

Он молч поднялсь, стл убирть со стол.

Долго, очень долго пропдл где-то н кухне. Прокоп нервно курил и собрлся было уже уходить. Тут он вернулсь, бледня, кк от озноб, и скзл, героически пересиливя себя:

- Не хотите поигрть н бильярде?

Это знчило: о сде сегодня не может быть и речи.

Д, это был отвртительня пртия; Анчи был просто неуклюжей - толкл шры вслепую, збывл о своей очереди игрть, отвечл еле-еле. Один рз промхнулсь по шру, который, кк говорится, "свесил ножки в лузу", и Прокоп стл покзывть, кк ндо было удрить: целиться в првую щечку, взять кием чуть ниже середины, и готово! При этом - только, чтобы нвести кий, - он положил свою руку н ее. Анчи резко обернулсь, потемневшими глзми зглянул ему в лицо, швырнул кий н пол и убежл.

Что делть? Прокоп быстро ходил по бильярдной, курил и злился. Вот стрння девушк. Но зчем он см сбивет меня с толку? Ее невинный рот, ясные, ткие близкие глз, личико глдкое, горячее - ты ведь не кменный в конце концов! Рзве ткой уж грех - поглдить личико, поцеловть, поглдить х, розовые щечки! - и взьерошить волосы, волосы, тонкие, нежные волоски нд юной шейкой (ты ведь не кменный!). Поцеловть, поглдить, коснуться, облобызть блгоговейно и бережно? Глупости! - сердился Прокоп, - я - стрый осел; кк мне не стыдно - ткой ребенок, он об этом и не думет, и не думет... Лдно. Прокоп спрвился с искушением, хотя удлось это ему длеко не срзу. Можно было увидеть, кк он стоит перед зерклом, в кровь искусв губы, и угрюмо, с горечью перебирет, мерит свои годы.

Иди спть, стрый холостяк, иди; ты только что уберегся от срм, от того, чтобы юня, глупя девочк высмеял тебя - уж и это хорошо. Кое-кк укрепившись в своем решении, Прокоп побрел нверх, в свою комнту. Одно его тяготило - ндо пройти мимо Анчиной двери. Он шел н цыпочкх: нверное, спит уже, дитя... И вдруг стл кк вкопнный, сердце бешено зколотилось: ее дверь... дверь Анчи не зкрыт... Приотворен дже, и з нею- тьм. Что это знчит? И вдруг услышл тм, в комнте, нечто вроде подвленного всхлипывния.

Ккя-то сил чуть не швырнул его в эту дверь; но что-то другое, бесконечно более влстное, одним удром сбросило его с лестницы и вынесло в сд. Он стоял в темных кустх и прижимл руку к сердцу, которое билось, кк язык нбтного колокол. Господи боже,, зчем я не вошел к ней! Анчи, нверное, стоит н коленях полурздетя и плчет в подушку, отчего? - не зню; но если бы я вошел - ну, что бы случилось? Ничего, я стл бы рядом с ней н колени и попросил бы ее не плкть больше; поглдил, поглдил бы легкие волосы, волосики, рспущенные н ночь. О боже, зчем он оствил дверь приоткрытой?

Смотри, вон светля тень скользнул из дом и движется в сд. Это Анчи, он не рздет, и волосы ее не рспущены; он прижимет лдони к вискм - лдони тк приятно холодят пылющий лоб, - и прерывисто вздыхет: последние отзвуки плч. Анчи, словно не змечя, проходит мимо Прокоп, но уступет ему место рядом, с првой стороны; он не слышит, не видит но не сопротивляется, когд он берет ее под руку и уводит к скмейке. Прокоп мысленно подбирет хоть ккие-нибудь слов утешения ( черт, ккие же?!), кк вдруг: бц, ее голов ткнулсь ему в плечо, взрыв судорожных рыдний, и вот, посреди всхлипывний и сморкнья, он говорит ему, что "это пустяки, ерунд". Прокоп обнимет ее словно родной дядя и в полной рстерянности бессвязно бормочет, что он хорошя и очень миля; -всхлипывнья тют в долгих вздохх (где-то под мышкой он чувствовл их горячую влжность). И вот стло совсем хорошо.

О ночь, небожительниц, ты облегчешь сдвленную грудь, рзвязывешь неповоротливый язык; ты возносишь, блгословляя, окрыляешь тихо трепещущее сердце, сердце, полное тоски и одиночеств; жждущих поишь из своей бесконечности. В ккой-то исчезюще-млой точке вселенной, где-то между Полярной звездой и Южным Крестом, Центвром и Лирой, вершится трогтельное действо: некий мужчин вдруг ощутил себя единственным зщитником и отцом девочки с зплкнным личиком; он глдит ее по головке и говорит - что, собственно, он говорит? Что он тк счстлив, тк счстлив, что любит, стршно любит существо, которое всхлипывет 'и сморкется у него н плече, что никогд он отсюд не уедет, и прочее в этом роде.

- Не зню, что это мне в голову взбрело, - всхлипывя, вздыхет Анчи. - Я... мне тк хотелось с вми еще... поговорить...

- А почему вы плкли? - буркнул Прокоп.

- Потому что вы тк долго не шли, - звучит неожиднный ответ.

В душе Прокоп что-то слбеет - может быть, воля.

- Вы... вы меня... любите? - выдвливет он из себя, голос его ломется, кк у четырндцтилетнего. Головк, зрывшяся у него под мышкой, кивет энергично и недвусмысленно.

- Нверно, я должен был... прийти к вм, - подвленный, шепчет Прокоп.

Головк решительно тряхнул: нет, нет!

- Здесь мне лучше, - вздохнул Анчи минутку погодя. Здесь... тк прекрсно!

Вряд ли кто-нибудь поймет, что прекрсного ншл он в жестком мужском пиджке, пропхшем тбком и потом; но Анчи зрывется в него лицом, и ничто н свете не зствит ее поднять глз к звездм; тк он счстлив в этом темном, пхучем убежище. Ее волосы щекочут нос Прокоп, от них исходит чудесный тонкий зпх. Прокоп глдит ее опущенные плечи, ее юную шейку и грудь и встречет лишь трепещущую покорность; тут он збывет все, резко и грубо зпрокидывет ей голову, хочет поцеловть влжные губы. Но Анчи - Анчи бешено отбивется, он просто в ужсе, твердит: "Нет, нет, нет"... - и снов утыкется лицом в его пиджк, и он слышит, кк сильно бьется ее испугнное сердечко.

И тут Прокоп понимет, что этот поцелуй был бы первым в ее жизни.

Тогд ему стновится стыдно, его охвтывет безгрничня нежность, и он уже ни н что больше не отвживется - только глдит ее по волосм: это можно, это можно; господи, он ведь еще совсем ребенок и совсем глупенькя! А теперь - ни слов, ни словечк больше, чтобы дже дыхнием не оскорбить неслыхнного детств этой белой рослой телочки; ни одной мысли, которя могл бы грубо объяснить смятенные побуждения этого вечер! Он говорит, см не понимя что; в его речх звучит медвежья мелодия, и нет никкого синтксис; они ксются попеременно звезд, любви, бог, прекрсной ночи и ккой-то оперы - нзвние и сюжет Прокоп не в силх вспомнить, но скрипки и человеческие голос звучт в нем опьяняющим звоном. Временми ему кжется, что Анчи уснул; он умолкет, пок блженный, сонный вздох н его плече не докзывет, что его слушют внимтельно.

Потом Анчи выпрямилсь, сложил руки н коленях и здумлсь.

- Не зню, не зню, - томно скзл он, - никк не могу поверить, что это - првд...

По небу светлой черточкой сктилсь звезд. Блгоухет жсмин, спят зкрывшиеся шры пионов, дыхние неведомого божеств шелестит в вершинх деревьев.

- Кк бы мне хотелось остться здесь, - шепнул Анчи.

Еще рз пришлось Прокопу выдержть безмолвный бой с искушением.

- Спокойной ночи, Анчи, - зствил он себя скзть. Что, если... если вернется вш пп?..

Анчи послушно встл.

- Доброй ночи. - Он еще колеблсь.

Тк стояли они лицом к лицу и не знли, что нчть... или кончить. Анчи был бледн, глз ее рстерянно моргли, вся ее фигурк говорил о том, что он готов решиться н ккой-то подвиг; но когд Прокоп, совсем уже теряя голову, протянул руку к ее локтю, он трусливо увернулсь и пошл н попятный. Они шгли по сдовой дорожке, и рсстояние между ними было не меньше метр; но когд добрлись до того мест, где лежли смые черные тени, - видимо, потеряли нпрвление, потому что Прокоп стукнулся зубми о чей-то лоб, торопливо поцеловл холодный нос и ншел своими губми отчянно сжтый рот; и он грубо рзрыл его, ломя девичью шею, рздвинул стучщие зубы и исступленно стл целовть жркие, влжные, рскрытые, стонущие губы.

Ей удлось вырвться, он отошл к клитке и зплкл. Прокоп бросился утешть ее, он глдит ее, рссеивет поцелуи по волосм, по уху, по шее, спине, но ничто не помогет; он молит, поворчивет к себе мокрое личико, мокрые глз, мокрый всхлипывющий рот - его губы полны соленой влги слез, он все целует и глдит - и вдруг чувствует, что он уже ничему не сопротивляется, он отдлсь н его милость и, нверное, плчет нд своим стршным поржением.

Тогд в Прокопе рзом проснулсь вся мужскя рыцрственность, он выпустил из рук этот жлкий комочек и, рстрогнный до слез, только целует дрожщие, смоченные слезми пльцы. Вот тк, тк-то лучше... И тут он прижимет свое лицо к его грубой лпе, целует ее влжными, обжигющими губми, лскет горячим дыхнием, трепетными, мокрыми ресницми - и не дет, не отпускет его руку. Тогд и он зморгл чсто, зтил дыхние - чтобы не здохнуться от мучительной нежности.

Анчи поднял голову.

- Доброй ночи, - скзл он тихо и очень просто подствил губы.

И Прокоп склонился нд ними, поцеловл, кк дуновение ветерк, нежно, кк только умел, - и не осмелился провожть ее дльше; постоял в кком-то оцепенении, потом побрел совсем н другой конец сд, куд не проникет ни один лучик из Анчиного окн; и тм он стоит, словно молится. Но нет, это не молитв - это всего лишь прекрснейшя ночь его жизни.

XIII

Едв рссвело - Прокоп не мог больше выдержть дом: решил сбегть, нрвть цветов. Положить их у порог Анчиной спльни, и когд он проснется... Окрыленный рдостью, выбрлся Прокоп из дом чуть ли не в четыре чс утр. Люди, ккя крсот! Всякий цветок искрится, кк глз ( у нее спокойные большие глз телки... у нее ткие длинные ресницы... сейчс он спит, и веки у нее выпуклые и нежные, кк голубиные яйц... господи, знть бы ее сны... если руки ее сложены н груди - их приподымет дыхние; если они под головой, тогд, нверное, соскользнул рукв и виден локоток розовый твердый шрик... недвно он говорил, что до сих пор спит в железной детской кровтке... говорил, что в октябре ей исполнится девятндцть, н шее у нее - родимое пятнышко... возможно ли, что он меня любит, это тк стрнно) - в смом деле, ничто не срвнится крсотою с летним утром, но Прокоп не отрывет глз от земли, улыбется в меру своего уменья и через множество клиток добирется до реки.

И тм, только у противоположного берег, обнруживет бутоны кувшинок; пренебрегя всеми опсностями, он снимет плтье и бросется в густую слизь зводи, рнит ноги о ккие-то коврные острые листья, но возврщется с охпкой цветов.

Кувшинки - цветы поэтичные, но они пускют отвртительный сок из мясистых стеблей; и Прокоп бежит со своей поэтичной добычей домой, сообржя, чем бы обернуть стебли букет. Аг, вон н лвочке у дом доктор збыл вчершнюю "Политику" *. Прокоп весело рвет ее, прочитывя мимолетно о ккой-то б-лкнской мобилизции, о том, что где-то поштнулось министерство и что умер кто-то, изобрженный в черной рмочке, - умер, оплкивемый, рзумеется, всей нцией. Вот уже обернуты мокрые стебли, и Прокоп злюбовлся делом рук своих; и тут его будто сильно толкнуло в грудь: н гзетной обертке он увидел одно-единственное слово. Это слово было: КРАКАТИТ.

С минуту Прокоп неподвижно глядел н него, попросту не веря глзм. Потом с лихордочной поспешностью рзвернул гзету, рссыпв роскошные цветы, - и нконец ншел следующее объявление: "КРАКАТИТ! Прошу инж. П. сообщить свой дрес. Крсон, Гл. почтмт". И ничего больше. Прокоп протер глз и перечитл: "Прошу инж. П. сообщить' свой дрес. Крсон". Что з дьявольщин...

Кто ткой Крсон? И откуд он знет, гром и молния, откуд может он знть?.. В пятидесятый рз перечитывл Прокоп згдочное объявление: "КРАКАТИТ! Прошу инж. П. сообщить свой дрес".

И дльше:"Крсон, Гл. почтмт". Больше ничего и не вычитешь.

Прокоп сидел, словно оглушенный дубиной. "Зчем, зчем я взял в руки эту проклятую гзету", - с отчянием промелькнуло у него в голове. Кк это тм нписно? - "КРАКАТИТ! Прошу инж. П. сообщить свой дрес". Инж, П. - это он, Прокоп, крктит - то смое проклятое место, то неясное, зтумненное место в его мозгу, т болезнення опухоль, то, о чем он не осмеливлся думть, с чем он ходил, биясь головой об стену, то, что уже утртило нзвние - кк тут нписно? "КРАКАТИТ"! Внутренний толчок зствил Прокоп широко рскрыть глз.

Внезпно он увидел... увидел ту смую соль свинц, и рзом в его пмяти рзвернулся путный фильм: нескончемя, яростня борьб в лбортории с этим тяжелым, тупым, инертным веществом; бессмысленные опыты вслепую, когд ничто не удвлось, пощипывние в пльцх, когд он в бешенстве ломл и дробил это вещество рукми, кислый привкус н языке, едкий дым, устлость, от которой он зсыпл, сидя н стуле, стыд, упрямство, и вдруг - во сне, что ли, последняя идея, эксперимент, прдоксльный и чудесно простой, физический трюк, которым он до того ни рзу не пользовлся. Увидел тончйшие белые иголочки, которые он смел нконец в фрфоровую бнку, уверенный, что звтр произведет слвный взрыв тм, в песчной яме, в поле, где нходился его весьм незконный опытный полигон.

Увидел свое кресло в лбортории, из которого вылезл волос и пружины; он рухнул тогд в это кресло, кк измученный пес и, вероятно, уснул, ибо вокруг стоял полня тьм - и вдруг ужсющий взрыв, звон стекл, и он летит вместе с креслом н пол.

А потом - резкя боль в првой руке - чем-то ее порнило; потом - потом...

Прокоп нморщил лоб - столь стремительное возврщение збытого причиняло ему боль. Ну д, вот он, этот шрм, через всю лдонь. Потом я хотел зжечь свет, но все лмпочки полоплись. И я шрил н ощупь в темноте, стрясь понять, что произошло: н столе груд осколков, тм, где я рботл, цинковя плстин порвн, перекручен, спеклсь, дубовя столешниц рсколот, словно в нее удрил молния. Потом я ншрил ту фрфоровую бночку, и он окзлсь цел - и только тогд я ужснулся. Ну д, ну д, это и был крктит. А потом...

Прокопу невмочь было сидеть; он переступил через рссыпнные кувшинки, зметлся по сду, грызя от волнения пльцы. А потом я бежл куд-то, через поле, через вспхнное поле, несколько рз пдл - господи, где же это было? Здесь связность его воспоминний был основтельно нрушен; несомненной был только стршня боль под лобными костями д ккие-то дел с полицией. Потом я рзговривл с Иркой Томешем, и мы отпрвились к нему - нет, мы поехли н извозчике; я был болен, и он з мной ухживл. Ирк - слвный прень. Но, рди бог, что было дльше? Ирк Томеш скзл, что едет в Тынице, к отцу, но сюд он не приезжл; вот оно что, кк стрнно... я в это время спл, кжется...

Коротко, нежно звякнул звонок; я пошел открыть, и н пороге стоял девушк, лицо ее было скрыто вулью...

Прокоп зстонл, зкрыл рукми лицо. Он не отдвл себе отчет, что сидит н скмье, н той смой скмье, где прошедшей ночью дно ему было утешть и лскть совсем другую...

..."Здесь живет пн Томеш?" - спросил он, здыхясь: бежл, нверное, и горжетк вся обрызгн дождем - и неожиднно, тк неожиднно поднял незнкомк глз...

Прокоп чуть не взвыл от муки. Увидел ее, словно это было вчер; руки, мленькие руки в тесных перчткх, росинки дыхния н густой вули, взгляд чистый, исполненный горя; прекрсня, грустня, отвжня. "Вы его спсете, првд?" Ее серьезные глз совсем близко - от них кружится голов! он смотрит н него и комкет ккой-то сверток, толстый пкет с печтями, прижимет его к груди трепетными рукми, всеми силми подвляя смятение...

Прокоп словно удрили по голове. Куд я девл этот пкет? Кто бы ни был эт девушк - я обещл отдть его Томешу. З время болезни я... збыл обо всем; или, вернее... не хотел об этом думть. Но теперь... Теперь его ндо отыскть, это ясно.

Бурей ворвлся он в свою комнту, рзбросл все содержимое ящиков. Нету, нету, нету нигде! В двдцтый рз перебрл он свои пожитки, листок з листком, вещь з вещью. Потом уселся посреди рзгром, кк нд рзвлинми Иеруслим, сдвив рукми лоб. Нверно, пкет взял доктор, или Анчи, или хохотушк Ннд; инче быть не может. Непоколебимо уверившись в этом путем детективных рссуждений, он ощутил вдруг ккое-то недовольство, ккое-то неприятное чувство; кк во сне, подошел он к печи, глубоко зсунул руку внутрь и вынул... искомое. Тогд только он смутно припомнил, что см положил пкет в это место, когд еще был не совсем здоров; теперь он вспоминл, что среди всех обмороков и бредовых снов он постоянно зботился о том, чтобы пкет был при нем, и приходил в ярость, когд сверток збирли; при всем том он очень боялся этого толстого пкет, ибо с ним было связно чувство мучительной тревоги и тоски. Нверное, он с хитростью сумсшедшего спрятл его в печку от смого себя, чтобы отвязться. Ну, д черт ли рзберется во всех згдкх подсознния; теперь пкет здесь, у него в рукх, этот толстый, перевязнный конверт з пятью печтями, и н нем нписно: "Для пн Иржи Томеш". Прокоп попытлся угдть хоть что-нибудь по этому сложившемуся тонкому почерку; но вместо этого снов увидел девушку в вули - он комкет конверт дрожщими пльцми... и вот, вот опять поднимет глз... Прокоп ждно принюхлся к конверту: пхнет слбым, длеким ромтом.

Он положил пкет н стол, долго ходил вокруг него. Стрстно зхотелось узнть, что тм внутри, з пятью печтями; несомненно - тяжеля тйн, рзвязк отношений, роковых и мучительных. Првд, он скзл, что... что делет это для кого-то другого; но он был тк взволновн... И все же, чтобы он, он могл любить Томеш - невероятно! Томеш шлопй, - консттировл Прокоп с глухой яростью; этому цинику всегд везло у женщин. Лдно, я нйду его и передм эту посылку любви; и дело с концом...

И вдруг в голове вспыхнуло: что, если существует ккя-то связь между Томешем и этим, кк его, этим треклятым Крсоном! Никто ведь не знл и не знет о крктите; только Ирк Томеш, вероятно, кким-то обрзом рзнюхл... Новя кртинк см собой возникл в путной киноленте пмяти: он, Прокоп, лежит в бреду (кжется, это было в квртире Томеш), Ирк склоняется нд ним, зписывет что-то в блокнот. Конечно, сомнений быть не может - он зписывл мою формулу! Я выболтл все, он вытянул из меня, укрл и продл, должно быть, этому Крсону! Прокоп до глубины души потрясл подобня подлость. Господи, и в руки ткого человек попл т девушк! Д если есть н свете хоть одн ясня цель, то вот он: ндо спсти девушку во что бы то ни стло!

Лдно, снчл ндо нйти Томеш, вор; я отдм ему этот зпечтнный пкет, кроме того - выбью зубы. Длее - он просто в моих рукх: я зствлю его дть мне дрес и имя той девушки и обязться... Нет. Никких обещний от подлец! Но я пойду к ней и рсскжу ей все. А потом нвсегд исчезну с ее глз.

Довольный тким рыцрским решением, Прокоп остновился нд злополучным пкетом. Ах, знть бы только одно, одно-единственное - был ли он любовницей Томеш?! Опять он встл перед ним, прекрсня, сильня. Ни взглядом, ни взмхом ресниц не коснулсь он тогд грешного лож Томеш. Неужели можно тк лгть глзми, тк лгть ткими глзми?..

И тут, втянув в себя сквозь зубы воздух, кк от сильной боли, он взломл печти, сорвл шпгт и вскрыл пкет. В нем были деньги и письмо.

XIV

А доктор Томеш уже сидит з звтрком, отфыркивясь и ворч: роды сегодня выдлись трудные; изредк он бросет н Анчи взгляды - испытующие и недовольные. Анчи молчит кк убитя, не ест, не пьет, он просто глзм своим не верит отчего Прокоп еще не покзывлся? Губы ее слегк дрожт, он вот-вот зплчет. Тут входит Прокоп - его движения стрнно резки, он бледен и дже не присел - тк он спешит. Кое-кк поздороввшись, бегло взглянул н Анчи, словно н незнкомую, и тотчс, с нетерпеливым рздржением, спросил:

- Где сейчс вш Ирк?

Доктор обернулся в крйнем изумлении:

- Что-о?

- Где сейчс вш сын? - повторил Прокоп, сжигя его упрямыми глзми.

- Откуд я зню? - проворчл доктор. - Я о нем и слышть не хочу.

- Он в Прге? - нстойчиво допытывется Прокоп, руки его уже сжимются в кулки.

Доктор молчит, но, видно, в душе его происходит усилення рбот.

- Мне ндо с ним говорить, - цедит Прокоп, - ндо, слышите? Я должен поехть к нему, сейчс, немедленно! Где он?

Доктор, пожевв губми, встет и нпрвляется к двери.

- Где он? Где он живет?

- Не зню! - не своим голосом крикнул доктор и зхлопнул з собой дверь.

Прокоп обернулся к Анчи. Он сидел в кком-то оцепенении, устремив в пустоту огромные глз.

- Анчи, - лихордочно збормотл он, - вы должны скзть, где вш Ирк... Я... мне нужно съездить к нему, понимете? Дело в том, что... ткое дело... В общем, тут дело ксется некоторых вещей... я... Прочитйте это, - зкончил он поспешно и сунул ей под нос смятый обрывок гзеты. Но Анчи видел только ккие-то круги.

- Это мое открытие, понимете? - нервно объяснил он. Меня рзыскивют, некий Крсон... Где вш Иржи?

- Мы не знем, - шепнул Анчи. - Вот уже дв... уже дв год он нм не пишет...

- А-х! - вырвлось у Прокоп, и он яростно скомкл гзету.

Девушк окменел; только глз ее, кзлось, все росли, и кким-то жлобным смятением дышли полуоткрытые губы.

Прокоп готов был провлиться.

- Анчи, - рссек он нконец тягостное молчние, - я вернусь. Через несколько дней... Я... Это очень вжное дело. Ндо же... ндо же все-тки думть... и о своей рботе. Ведь у кждого, знете, есть... определенные обязнности... (господи, вот брякнул!) Поймите, что... Ну, просто я должен! выкрикнул он вдруг. - Мне лучше умереть, чем не поехть, понимете?

Анчи лишь едв зметно кивнул. Ах, если бы он кивнул ниже - бум! - с громким плчем уронил бы голову н стол, но тк у нее только глз нполнились слезми, остльное Анчи сумел проглотить.

- Анчи, - бормотл рстерявшийся Прокоп, в отчянии ретируясь к двери. - Я дже прощться не стну; првд, не стоит: через неделю, через месяц я снов буду здесь... Ну, послушйте...

Он не смел дже взглянуть н нее; он сидел, словно отупев; опусгились ее плечи, глз сделлись незрячими, носик уже нбухл от сдерживемых слез - смотреть больно!

- Анчи... - сделл он еще одну попытку и тут же смолк. Бесконечной покзлсь ему эт последняя минут н пороге; он чувствовл - ндо было еще что-то скзть или сделть, но вместо всего этого еле выжл что-то вроде "до свидния" и, с мукой в душе, вышел.

Кк вор, н цыпочкх, покидл Прокоп дом. Зколеблся еще у двери, з которой оствил Анчи.

Тм до сих пор стоял тишин, сдвившя его невырзимым стрднием. Перед выходом из дому вдруг остновился, кк человек, збывший что-то, и н цыпочкх вернулся в кухню. Слв богу, Ннды нет, и он подошел к полочке. "...АТИТ!.. дрес. Крсон, Гл. почтмт". Это он прочел н гзете, которую веселя Ннд выстригл узорным кружевом и постлл н полочку. Тм он положил для служнки полную пригоршню денег з ее услуги и исчез.

Прокоп, Прокоп, тк не поступет человек, если он собирется вернуться через неделю!

"Идет-идет, идет-идет", - скндирует поезд; но для человеческого нетерпения уже недостточн его громыхющя, брякющя скор&сть; человек - весь нетерпение - ерзег н скмье, то и дело вытскивет чсы, и движения его резки и нервны. Один, дв, три, четыре-это телегрфные столбы. Деревья, поле, деревья, будк обходчик, деревья, откос, откос, збор, -поле. Одинндцть чсов семндцть минут. Свекольное поле, женщины в синих передникх, дом, собчонк, вбившя себе в голову обогнть поезд, поле, поле, поле. Одинндцть семндцть. Господи, неужели время остновилось? Лучше думть о чем-нибудь; зкрыть глз и считть до тысячи; произносить мысленно "Отче нш" или химические формулы.

"Идет-идет, идет-идет!" Одинндцть восемндцть.

Боже, что делть?

Вдруг Прокоп очнулся. "КРАКАТИТ" - бросилось ему в глз - он дже испуглся. Где это? Ах, это сосед нпротив читет гзету, н оборотной стороне ее - все то же объявление. "КРАКАТИТ! Прошу инж. П. сообщить свой дрес. Крсон, Гл. почтмт". Ну его к черту, этого Крсон, - думет "инж. П.", однко н ближйшей стнции скупет все гзеты, ккие только плодит блгодтня родин.

Объявление - во всех, и всюду одно и то же: "КРАКАТИТ! Прошу инж. П..." Ах, леший тебя побери, - удивляется "инж. П.", - кк они меня рзыскивют! Зчем я им нужен, если Томеш уже все им продл?

Но вместо того чтобы решть эту вжную згдку, Прокоп огляделся - не следят ли з ним - и, кжется, в сотый рз вынул знкомый нм рзорвнный, нбитый деньгми пкет. Долго вертел он его, подкидывл, взвешивл н лдони, всячески стрясь рстянуть для себя огромное удовольствие - ждть; нконец вынул то письмо, дргоценное письмо, нпинное энергичным, сложившимся почерком.

"Пн Томеш, - в который рз ждно перечитывл Прокоп, - я делю это не рди вс. рди сестры. С того мгновения, кк вы прислли ей то ужсное письмо, он сходит с ум. Он хотел продть все свои плтья и дргоценности, чтобы послть вм деньги; мне стоило большого труд удержть ее от поступк, который он не могл бы скрыть от своего муж. То, что я вм посылю, мои собственные деньги; зню, вы примете их без излишнего смущения, и прошу не блгодрить меня. Л."

А ниже торопливо приписно:

"Богом прошу, оствьте М. в покое! Он отдл все, что имел; отдл вм больше, чем приндлежло ей. Я змирю от ужс, что будет, если все обнружится. Зклиню вс всем н свете, не злоупотребляйте своим стршным влиянием н нее! Было бы слишком подло, если бы вы..." - окончние фрзы было зчеркнуто, длее следовл еще приписк: "Поблгодрите з меня вшего друг, который вручит вм это. Мне не збыть его доброты ко мне в минуту, когд я больше всего нуждлсь в человеческой помощи".

Прокоп прямо душил избыток тяжкого счстья.

Знчит, он не приндлежл Томешу! И ей не н кого было опереться! Хрбря девушк и энергичня - сорок тысяч достл, только бы спсти свою сестру от... видимо, от ккого-то позор! Вот эти тридцть тысяч - из бнк: они еще оклеены бндеролью - в тком виде он получил их... черт, почему н бндероли нет нзвния бнк? Остльные десять тысяч он собрл бог весть где и кк; тут попдются мелкие бнкноты, жлкие грязные пятерки, обветшлые бумжки, прошедшие несчетное количество рук, смятые бумжки из дмских сумочек; господи, ккой отчянной беготни ей стоило собрть вот эту горстку денег! "Мне не збыть его доброты..." В эту минуту Прокоп готов был до смерти избить Томеш, бессовестного, гнусного негодяя! Но вместе с тем прощл ему все... ведь он не был его любовницей! Он не приндлежл Томешу, это по меньшей мере ознчет, что он - нгел чистейший, совершеннейший, святыня.

И было у него ощущение, словно ккя-то неведомя. рн в сердце зживет тк стремительно, что причиняет боль.

Д, нйти ее; прежде всего я должен... должен вернуть ей деньги (он дже не устыдился столь прозрчного повод) и скзть ей, что... что, одним словом... он может н меня рссчитывть, в отношении Томеш и вообще... "Мне не збыть его доброты". Прокоп дже руки сложил, кк для молитвы: боже, д я готов сделть что угодно, лишь бы зслужить эти слов...

О-ох, кк медленно тщится поезд!

ХV

Добрвшись до Прги, Прокоп помчлся к Томешу н квртиру. Возле Музея * остновился: проклятье, где же, собственно, живет - Томеш?, Я шел тогд... д, шел, дрож от озноб, к трмвйной остновке у Музея; но откуд? С ккой улицы? Бесясь и ругясь, бродил Прокоп вокруг Музея, в тщетных попыткх определить нпрвление, но тк ничего и не вспомнил и отпрвился в полицию, в дресный стол. Иржи Томеш, - листл в книгх зпыленный чиновник, - инженер Томеш, это - н Смихове *, ткя-то улиц. Видимо, это был стрый дрес, но Прокоп помчлся н Смихов, н ткую-то улицу. Привртник, выслушв его вопросы, лишь покчл головой. Д, жил .здесь ткой, но уже год с лишним кк съехл; где он живет сейчс никто не знет; впрочем, он оствил тут рзные долги...

Удрученный, збрел Прокоп в ккое-то кфе, "КРАКАТИТ", бросилось ему в глз с последней полосы гзеты. "Прошу инж. П. сообщить свой дрес. Крсон, Гл. почтмт". Б, конечно, он знет о Томеше, этот Крсон; ну д, между ними есть ккя-то связь. Лдно, черкнем открытку: "Крсону, Глвный почтмт до востребовния. Приходите звтр в полдень в ткое-то кфе. Инж. Прокоп". Едв он нписл это, кк в голову пришл новя мысль: "Долги!" Прокоп схвтился, побежл в суд, в отдел розыск ответчиков. Действительно, здесь очень хорошо знли дрес Томеш: целя груд неврученных повесток, судебных исполнительных листов и тк длее; однко похоже н то, что упомянутый Томеш Иржи исчез бесследно, не сообщив о своем новом месгопребыв6* 83 нии. И все же Прокоп бросился по последнему известному дресу Томеш. Привртниц, чью пмять освежило приличное вознгрждение, тотчс узнл Прокоп: д, один рз он ночевл здесь; зтем он преохотно доложил, что инженер Томеш - обмнщик и негодяй; что он уехл в ту смую ночь, оствив его, пн Прокоп, н ее, привртницы, попечение; что он трижды поднимлсь к нему - осведомиться, не ндо ли чего, но он, пн Прокоп, все спл и рзговривл во сне, после полудня - исчез. Спршивется, где же господин Томеш? Д уехл тогд же, оствил все кк есть и до сих пор не возврщлся; только деньги прислл откуд-то из-з грницы, но уже нчлся новый квртл, и он опять должен з квртиру. Говорят, если он не объявится к концу месяц, судебные исполнители проддут с укцион все его пожитки. Долгов, говорят, нделл больше четверти миллион, вот и сбежл.

Прокоп подверг эту превосходную женщину подробному допросу: известно ли ей что-нибудь о некоей особе, которя кк будто был в некоторых отношениях с пном Томешем, и кто вообще сюд приходил, и тому подобное. Привртниц не знл ровным счетом ничего; что до бб, то их ходило сюд штук двдцть, и с вулями н физиономии, и без них, и нмзнные, и всякие прочие; говорю, срм был н всю улицу!

Прокоп уплтил ей з квртл из своих денег и получил ключ от квртиры Томеш.

В комнте стоял зтхлый зпх двно зброшенного, почти мертвого человеческого жилья. Только теперь Прокоп зметил роскошное убрнство той комнты, где он мучительно боролся с горячкой.

Везде персидские ковры, бухрские или еще ккие-то подушки, по стенм - обнженные нтуры и гобелены, Восток и европейские кресл, смесь роскоши и пошлости, рспутств и безлберности. И здесь, посреди всего этого свинств, стоял в тот день он, прижимя пкет к груди; он потупил чистые, полные горя глз - но вот, боже мой, поднимет их, в мужественной, искренней доверчивости... Господи, что он должн был подумть обо мне, встретив в этом вертепе! Я должен рзыскть ее, хотя бы... хотя бы для того, чтобы вернуть ей деньги; хотя бы рди этого, если не рди чего-то другого, большего... Ее просто необходимо нйти!

Легко скзть - нйти; но кк? Прокоп зкусил губу, усиленно сообржя. Знть бы по крйней мере, где искть Ирку, - подумл он. Его рссеянный взор нткнулся н груду корреспонденции, ожидвшей Томеш. Большя чсть ее по виду нпоминл деловые письм, вероятно счет. Потом несколько личных писем - он нерешительно рссмтривл их, вертел в рукх. Быть может, в одном из них есть ккойнибудь след, дрес или хоть что-нибудь, что могло бы привести к нему.-., или к ней! Он героически сопротивлялся искушению вскрыть хоть ккое-нибудь из писем; но он был совсем один, отделенный от мир мутными стеклми окон, здесь все дышло мерзкой, постыдной тйной. И, рзом отбросив все колебния, Прокоп принялся рвть конверты и читть письмо з письмом. Счет з персидские ковры, з цветы, з три пишущих мшинки; нстойчивое нпоминние о том, что прошел срок рссчитться з вещи, сднные н комиссию; ккие-то згдочные оперции, ксющиеся лошдей, инострнной влюты и двендцти вгонов кругляк, стоявших где-то под Кремиицей *.

Прокоп не верил своим глзм; судя по этим документм, Томеш был или крупный контрбндист, или гент по продже персидских ковров, или спекулянт влютой, скорее всего - и то, и другое, и третье; помимо того, он перепродвл втомобили, экспортные сертификты, кнцелярскую мебель д, вероятно, все н свете. В одном письме шл речь о кких-то двух миллионх, в то время кк другое, грязное, нцрпнное крндшом, грозило судом з то, что Томеш вымнил у его втор фмильную дргоценность ("стринный Ring 1 мово дед"). Короче, все вместе обнжло длинную цепь мошенничеств, рстрт, подделки экспортных документов и кслось

1 перстень (нем.).

прочих пргрфов уголовного кодекс, нсколько мог судить Прокоп; просто удивительно, кк это все до сих пор не выплыло нружу. Ккой-то двокт лконично доводил до сведения, что ткя-то фирм подл н пн Томеш в суд з рстрту сорок тысяч крон; пну Томешу, в его собственных интересх, ндлежит явиться в контору и т. д. Прокоп ужснулся: когд все нконец лопнет - куд могут долететь брызги, этой невырзимой грязи? Он вспомнил и тихий дом в Тынице и ту, что стоял однжды здесь, в отчянной решимости спсти этого человек. И он собрл всю деловую переписку фирмы "Томеш" и бросился к печке - жечь. Печк был нбит обугленными бумжкми; видимо, перед отъездом см Томеш тем же способом рзрешл свои проблемы.

Ну хорошо, это были деловые бумги; остлось еще несколько сугубо личных писем, одни нписнные изящным почерком, другие - жлкими кркулями. И снов стоит нд ними Прокоп, не смея решиться. Но что еще, во имя всех чертей, могу я сделть? И вот, сгоря от стыд, он торопливо принялся вскрывть оствшиеся конверты. Здесь - несколько липких интимностей - "котик... помню... новое свидние..." - и тк длее. Некя Анн Хвлов с трогтельными орфогрфическими ошибкми сообщет, что Еничек помер "от сыпи". А вот кто-то предупреждет, что знет "ткое, чем могл бы зинтересовться полиция", но готов пойти н переговоры, тк кк пну Томешу, конечно, известн цен подобной деликтности; тут же - нмек н "тот смый дом по Бржет, ул., пн Томеш см знет, кого тм спросить, чтобы все остлось шито-крыто".

И снов о ккой-то деловой оперции, о проднных векселях; письмо подписно: "Твоя Руж". Т же Руж сообщет, что ее муж уехл. Тот же почерк, что и в первом письме, н этот рз - послние с курорт; сплошь коровьи сентименты, рзнуздння эротик немолодой дебелой блондинки, подслщення бесконечными хми, упрекми, изъявлениями чувств, и ко всему этому - "котик", "сумсшедший дикрь" и прочие мерзости; Прокопу стло тошно. Письмо понемецки, иницил "G", продж влюты - "продй те бумги, erwarte Dich, P. S. Achtung, К. aus Hamburg eingetroffeu" '. To же смое "G" под торопливым, оскорбленным послнием, леденящее обрщение н вы: "Верните те десять тысяч, sonst wird К. dabinterkommen" 2... гм!

Прокопу до смерти противно проникть в пхучую полутьму всех этих постельных делишек, но теперь уже поздно остнвливться. Нконец - четыре письм, подписнные иницилми "М": письм слезливые, лихордочные, мучительные, дышщие тяжкой, стрстной историей ккой-то слепой, душной, рбьей любви. Были тут отчянные мольбы, пресмыкние в прхе, безумные обвинения, ужсющее нвязывние и еще более стршное смобичевние; упоминние о детях, о муже, просьб взять у нее еще взймы, неясные нмеки и слишком очевидное унижение женщины, измученной любовью. Тк вот он ккя, ее сестр! У Прокоп было ощущение, словно он видит нсмешливые жестокие губы, колючий взгляд, брски-ндменное, смоуверенное и смовлюбленное лицо Томеш; он готов был удрить по нему кулком. Но что толку - эт обнження, скорбня любовь женщины не скзл ему ни слов о той... другой, для которой у него до сих пор нет имени и искть которую положил ему судьб.

Стло быть, остется только нйти Томеш.

XVI

Нйти Томеш - о, словно это тк просто! Прокоп еще рз произвел генерльный обыск во всей квртире; он перерыл все шкфы и ящики, не обнружив, кроме стрых зпыленных счетов, любовных писем, фотогрфий и прочего холостяцкого хлм, нияего, что могло бы пролить хоть млейший свет н згдку исчезновения Томеш. Впрочем, конечно у кого рыльце в пуху, тот пострется скрыться подльше!

1 жду тебя, постскриптум: К. приехл из Гмбург (нем.).

2 или К, обо всем догдется (нем.).

Прокоп еще рз допросил привртницу; узнл, првд, кучу сомнительных историй, но ни одн не нводил н след. Он обртился к домовлдельцу с вопросом - откуд именно прислл Томеш те деньги. Пришлось выслушть целую проповедь желчного и довольно неприятного стричишки, стрдвшего всеми возможными ктрми и сетоввшего н испорченность нынешних молодых людей.

Ценой нечеловеческого терпения Прокоп выудил нконец лишь одно: упомянутые деньги были переведены не смим Томешом, кким-то бнкиром н счет Дрезденского бнк "auf Befehl des Herrn Tomes" 1.

Тогд Прокоп помчлся к двокту, который, кк было сообщено выше, имел весьм недвусмысленное дело к рзыскивемому. Адвокт без всякой нужды тщтельно облекл дело в мнтию профессионльной тйны. Но когд Прокоп по глупости выболтл, что должен передть Томешу кое-ккие деньги, двокт оживился и потребовл, чтобы Прокоп вручил эти деньги ему; Прокопу стояло большого труд выпутться из этой истории. Отсюд он извлек урок: не следует нводить спрвки о Томеше у людей, состоящих с ним в кких-либо деловых отношениях.

Н первом же перекрестке Прокоп остновился: что дльше? Остется один Крсон. Неизвестня величин, которя что-то знет и чего-то хочет. Лдно, пусть будет Крсон. Прокоп нщупл в крмне открытку, которую збыл послть, и бросился к ближйшей почте

Но у почтового ящик рук его опустилсь. Крсон, Крсон... Д, но ведь то, чего хочет Крсон, тоже длеко не пустяк. Черт бы его побрл, этот тип рзнюхл что-то о крктите и змыслил-впрочем, бог знет, что он змыслил. Зчем он вообще меня рзыскивет? Вероятно, Томешу известно не все; или он не зхотел все продть; или ствит бессовестные условия, и Крсон вообржет, что я, осел, обойдусь дешевле. Д, видимо, тк и есть; но (и тут Прокоп

1 по рспоряжению г-н Томес (нем.).

впервые ужснулся последствий) рзве можно вообще открывть тйну крктит? Тысяч чертей, снчл ндо кк следует выяснить, кковы его кчеств и н что он годен, кк с ним обрщться и прочее; крктит, брт, это тебе не нюхтельный тбк к не детскя присыпк. А во-вторых, во-вторых, кжется, это вообще... чересчур сильный тбк для ншей плнеты. Предствьте, кких бед может нделть крктит... допустим, во время войны. От тких рзмышлений Прокопу стло дже не по себе. И кой черт припутл сюд еще этого треклятого Крсон? Господи Иисусе, ндо во что бы то ни стло помешть...

Прокоп схвтился з голову тк порывисто, что прохожие оглянулись. Боже мой, ведь тм, н холме, в своей лбортории н Гибшмонке, я оствил в фрфоровой бночке чуть ли не полторст грмм крктит! Ровно столько, сколько нужно для того, чтобы поднять н воздух - не зню, целый округ! В первое мгновение Прокоп оцепенел от ужс - потом бегом бросился к трмвю: словно эти несколько минут имели еще ккое-то знчение! Прокоп дрожл от нетерпения, пок трмвй тщился н другой берег Влтвы; выскочил н ходу, с рзбегу одолел Коширжскин холм и помчлся к своей лчуге. Дверь окзлсь зпертой, и Прокоп обыскл все крмны в ндежде нйти хоть ккое-нибудь подобие ключ; потом осмотрелся, кк вор - уже сгустились сумерки, - рзбил стекло, открыл изнутри шпинглеты и влез к себе домой через окно.

Едв он зжег первую спичку, кк понял, что огрблен смым методичным обрзом. Впрочем, постель и прочий хлм остлся; зто все пузырьки, колбы и пробирки, мельницы, ступки, мисочки и ппрты, ложки и весы, вся его примитивня химическя кухня, все, в чем содержлись веществ, нужные для его опытов, все, н чем мог быть хотя бы тончйший нлет или осдок химиклий - все исчезло. Исчезл и фрфоровя бночк с крктитом. Он рывком выдвинул ящик стол: все его зписи и зметки, до последнего исписнного клочк, млейшя пмять о его двендцтилетних экспериментх - все пропло. С пол соскребли дже пятн, следы его рбот, дже его рбочую блузу - струю, зсленную, зскорузлую от пролитых кислот блузу и ту унесли. К горлу подступил комок слез.

Что же это ткое, что они со мной сделли!

До глубокой ночи сидел Прокоп н своей солдтской койке, оцепенело глядя н опустошенную лборторию. Минутми утешл себя - быть может, вспомнит еще все, что нписл з двендцть лет в своих блокнотх; но, выбрв нугд ккой-то эксперимент, попытвшись по пмяти мысленно воспроизвести его, понял, что не сдвинется с мертвой точки, несмотря н смые отчянные усилия; тогд он впился зубми в изуродовнные пльцы и зстонл...

Проснулся он от звук поворчивемого ключ.

Н дворе - рннее утро, в лборторию, словно к себе домой, входит незнкомый человек - и прямо к столу. Вот он сидит тм, не сняв шляпы, мурлычет что-то и тщтельно выскбливет цинковую плстину, покрывющую стол. Прокоп сел н койке, крикнул:

- Эй, что вм тут ндо?

Человек обернулся в крйнем изумлении и молч уствился н Прокоп.

- Что вм тут ндо? - рздрженно повторил Прокоп.

Человек - ни слов; д еще очки ндел, продолжя с глубоким интересом рзглядывть Прокоп.

Прокоп скрипнул зубми, в душе его уже зкипло грубое ругтельство. Но тут человек просиял, вскочил со стул, и вдруг у него стл ткой вид, кк если бы он рдостно звилял хвостом.

- Крсон, - быстро нзвл себя незнкомец и зговорил по-немецки. - Боже, кк я рд, что вы вернулись! Вы читли мое объявление?

- Читл, - ответил Прокоп н своем жестком, стопудовом немецком языке. - А что вы здесь ищете?

- Вс, - воскликнул гость, до крйности обрдовнный. Известно ли вм, что я рзыскивю вс уже полтор месяц?, Все гзеты, все детективные гентств, х-х, судрь! Что скжете! Herr Gott 1, кк я рд! Ну, кк дел? Здоровы?

- Зчем вы меня обокрли? - хмуро осведомился Прокоп.

- Простите - что?

- Зчем вы обокрли меня?

- О господин инженер, - тк и рссыплся счстливый человек, ничуть не обидевшись, - что вы ткое говорите! Я вс обокрл! Я, Крсон! Нет, это великолепно, х-х!

- Обокрли, - упрямо повторил Прокоп.

- Т-т-т, - зпротестовл Крсон. - Спрятл. Убрл. Кк только вы решились все бросить? Ведь могли укрсть, ? Что? Конечно, могли, судрь. Укрсть, продть, опубликовть, ? Естественно. Могли. А я все спрятл, понимете? Честное слово. Вот почему я вс и искл. Я все верну. Все. То есть... В голосе его послышлось колебние, и под сверкющими стеклми очков вдруг обнжилсь твердя стль. - В том случе... если вы будете рзумны. Но мы договоримся, верно? - быстро добвил он. - Вм нужно получить ученое звние. Блестящя крьер. Атомные взрывы, рспд элементов, превосходные вещи. Нук, прежде всего нук! Мы договоримся, не тк ли? Честное слово, вы все получите обртно. Тк-то.

Прокоп молчл, ошеломленный этим словоизвержением, Крсон рзмхивл рукми и кружился по лбортории в безудержной рдости.

- Все, все я сохрнил для вс, - весело болтл он. - Кждую щепочку. Рссортировно, уложено, под ярлычкми, под печтями. Х-х, я мог ведь взять и уехть со всем этим добром, верно? Но я честный человек, судрь. Все верну. Мы должны договориться. Спросите о Крсоне. Дтчнин, был доцентом в Копенггене. Я тоже делл нуку, божественную нуку! Кк это у Шиллер?, "Dem einen ist sie... ist sie..." * Збыл, но, в общем, что-то

1 Господи (нем.).

о нуке; потех, верно? Ну, блгодрить еще рно. Потом, потом. Тк-то.

Прокоп, првд, и не думл блгодрить, но Крсон сиял, кк счстливый блгодетель.

- Н вшем месте, - восторженно ворковл он, - н вшем месте я устроил бы...

- Где сейчс Томеш? - оборвл его Прокоп.

Крсон уколол его испытующим взглядом.

- Гм... мы о нем кое-что знем, - осмотрительно процедил он. - Э, д что тм! - Он ловко переменил тему. - Вы устроите... устроите крупнейшую лборторию в мире. Лучшие ппрты. Всемирный институт деструктивной химии. Вы првы, кфедр - глупость. Повторять, кк попугй, стрые истины... Жль времени. Устройтесь по-мерикнски. Гигнтский институт, полк ссистентов, все что угодно. А о деньгх вм беспокоиться нечего. Точк. Где вы звтркете? Мне тк хотелось бы приглсить вс...

- Чего вы, собственно, добиветесь? - вырвлось у Прокоп.

Тут Крсон присел н койку рядом с ним, с горячностью схвтил его з руку и вдруг проговорил совсем другим голосом:

- Только не пугйтесь. Можете зрботть кучу миллионов.

XVII

Прокоп ошеломленно взглянул н Крсон.

Стрнно - лицо у него теперь было совсем другое - оно уже не сияло блженством, не нпоминло мордочку мопс; теперь все в этом низеньком человечке стло серьезным и строгим, глз прикрылись тяжелыми векми и лишь временми взблескивли, кк дв клинк мтовой стли.

- Не будьте дурком, - вырзительно произнес он. - Продйте нм крктит, и делу конец.

- Откуд вы вообще знете... - нчл было Прокоп.

- Я вм все скжу. Честное слово, все. Господин Томеш был у нс. Привез полторст грмм и формулы. К сожлению, он не привез нм сведении, к я к добывв крктит. Ни он см, ни нши химики до сих пор не восстновили процесс соствления. Ккой-нибудь трюк, верно?

- Д.

- Гм. Быть может, и без вс догдются.

- Не догдются.

- Господин Томеш... знет кое-что, но стршно скрытничет. У нс он рботл з зпертой дверью. Очень скверный химик, но умнее вс. Хоть не выблтывет того, что знет. Зчем вы ему рсскзли? Он ничего не умеет - рзве что выкчивть внсы. Ндо было вм смому прийти.

- Я его к вм не посылл, - проворчл Прокоп.

- Вот кк, - усмехнулся Крсон. - Чрезвычйно интересно. Вш Томеш явился к нм...

- Куд это?

- К нм. Комбинт в Блттине *. Знете?

- Нет. Не зню.

- Инострнное предприятие. Последнее слово техники. Лбортория для рзрботки новых взрывчтых веществ. Производим кернит *, метилнитрт *, желтый порох * и прочее. Глвным обрзом - для рмии, понимете? Секретные птенты. Тк вы проддите нм крктит?

- Нет. А Томеш еще у вс?

- Ах д, господин Томеш; послушйте, вот был потех! Приходит он к нм и говорит: вот звещние моего друг, генильного химик Прокоп. Он умер у меня н рукх и при последнем издыхнии - х-х! - доверил мне... Х-х-х, великолепно, не првд ли?

Прокоп лишь криво усмехнулся.

- А Томеш до сих пор... в Блттине?

- Погоди жe. Конечно, снчл мы здержли его... кк шпион. Они к нм ходят толпми, понимете? А этот порошок, крктит, отдли н пробу.

- Результт?

Крсон воздел руки:

- Вос-хи-тительный!

- Скорость взрыв? Ккое получилось Q? Ккое t? Цифры!

Крсон тк стремительно опустил руки, что рздлся шлепок, и изумленно округлил глз:

- Что вы, ккие тм цифры! Первый опыт... пятьдесят процентов крхмл... и крушер рзлетелся вдребезги; один инженер и дв лборнт... тоже вдребезги. Не верите? Опыт второй: блок Трузеля, девяносто процентов взелин и - бум! Снесло крышу, убит один рбочий; от блок остлись одни шкврки. Тогд в дело вмешлись военные; они смеялись нд нми - уменья, мол, у нс, кк... у деревенского кузнец. Дли мы им немного; они зсыпли это вперемежку с древесным углем в орудийный ствол. Великолепный результт. Семеро ртиллеристов вместе с комндиром... Чью-то ногу ншли в трех километрх. З дв дня - двендцть убитых: вот вм цифры, х-х! Восхитительно, не првд ли?

Прокоп хотел что-то скзть, но зпнулся. Двендцть убитых з дв дня, черт возьми!

Крсон, сияя, поглживл себя по коленям.

- Н третий день мы решили отдохнуть. Знете, это производит плохое впечтление, когд... тких случев много. Рспорядились только нейтрлизовть крктит... около тридцти грммов... в глицерине и тк длее. Свинья лборнт оствил щепотку порошк н столе, и ночью, когд лбортория был зперт...

- Взорвлось! - воскликнул Прокоп.

- Д. В десять тридцть пять. Лбортория - в щепы, д еще, кжется, дв объект... Попутно подорвлось еще тонны три метилнитрт Пробст... Короче, около шестидесяти убитых, н-ну... Конечно, тщтельные рсследовния и всякое ткое. Окзлось - в лбортории никого не было, тк что взорвлось, видимо...

- Смо собой, - вствил Прокоп, еле дыш.

- Д. У вс тоже?

Прокоп мрчно кивнул.

- Вот видите, - быстро скзл Крсон. - Ни к чему оно. Опснейшя штук. Продйте нм, и все - избвитесь. А то что вм с ним делть?

- А вм что с ним делть? - процедил Прокоп.

- Мы уж... к этому приспособлены. Господи, эти несколько убитых... Вот вс было бы жль.

- Но крктит в фрфоровой бночке не взорвлся, - упорно рзмышляя, - протянул Прокоп.

- Слв богу, нет. Что вы!

- И случилось это ночью, - продолжл Прокоп.

- В десять тридцть пять вечер. Точно.

- И... эт щепотк крктит лежл н цинковой... н метллической плстине, - рзвивл свою мысль Прокоп.

- Он тут ни при чем, - проговорился было Крсон, несколько сбитый с толку, но тут же прикусил язык и принялся рсхживть от стены к стене. - Это было... вероятно, просто окисление. - Он попытлся змять свой промх. - Ккой-нибудь химический процесс. Смесь с глицерином тоже не взорвлсь.

- Потому что глицерин - не проводник, - пробормотл Прокоп. - Или не может ионизировть, не зню...

Крсон остновился перед ним, сложив руки з спиной.

- Вы очень умны, - искренне признл он. - Вы должны получить много денег. А здесь... пропдете.

- Томеш все еще в Блттине? - спросил Прокоп, изо всех сил стрясь, чтобы вопрос прозвучл рвнодушно.

У Крсон что-то блеснуло з стеклми очков.

- Мы не теряем его из виду, - уклончиво ответил он. - Но сюд он уже ни з что не вернется. Приезжйте к нм... может быть, и нйдете его, если он вм... тк... нужен, - подчеркнуто, с рсстновкой произнес Крсон.

- Где он?, - упрямо повторил Прокоп, двя понять, что инче он не рзговривет.

Крсон взмхнул рукми, кк птиц крыльями.

- Ну - сбежл, - пояснил он, зметив непонимющий взгляд Прокоп.

- Сбежл?

- Испрился. Плохо стерегли, он - очень хитрый. Обязлся восстновить процесс изготовления крктит. Экспериментировл... месяц полтор. Стоил нм уйму денег. Потом скрылся, негодяй. Нверно, не получилось, ? Он ничего не умеет.

- И где же он?

Крсон нклонился к Прокопу:

- Он подлец. Теперь предлгет крктит другому госудрству. Д еше утщил к ним нш метилнитрт, жулик. Они поплись н его удочку, теперь он рботет у них.

- Где?

- Я не имею прв рзглшть это. Ей-богу, не могу. И когд он улизнул, я отпрвился - х-х! - нвестить вшу могилу. Вот пиетет, ? Генильный химик, и никто его здесь не знет. Ох, и рботк был! Пришлось, кк дурку, печтть объявления. Ясно, н это обртили внимние... те, другие, понятно? Вы меня поняли?

- Нет.

- Ну, тк взгляните. - И Крсон бодро нпрвился к противоположной стене. - Здесь! - скзл он, постукивя по доске.

- Что эго?

- Пуля. Здесь кто-то был.

- А кто в него стрелял?

- Д я же. Вот если бы вы полезли... через окно... недели этк две тому нзд, кое-кто очень точно взял бы вс н мушку, поверьте!

- Но кто?

- Не все ли рвно - одно госудрство или другое. В эти двери, милый мой, входили предствители весьм великих держв. А вы тем временем, х-х, ловили где-то рыбку, ? Чудесный прень! Но послушйте, дорогой, - вдруг озбоченно скзл он, - не вздумйте ходить один. Нигде и никогд, понятно?

- Чепух!

- Погодите. Для этого вовсе не требуются грендеры. Нужны очень незметные люди. В нши дни это делется... чрезвычйно деликтно. - Крсон подошел к окну и постучл по стеклу. - Вы и понятия не имеете, сколько писем пришло по моему объявлению. Обнружилось человек шесть Прокопов... Скорей, посмотрите!

Прокоп приблизился к окну:

- Что тм?

Крсон коротким пльцем покзл н дорогу. Тм вихлялся н велосипеде ккой-то пренек; он отчянно стрлся удержть рвновесие, но колес упорно стремились в рзные стороны. Крсон вопросительно взглянул н Прокоп.

- Нверно, учится ездить, - неуверенно выскзлся тот.

- До чего неловок, ? - С этими словми Крсон открыл окно. - Боб!

Пренек н велосипеде остновился кк вкопнный.

- Уеззг! 1

- Go to the town for our car! 2

- Vessr!

И, нжв н педли, юный велосипедист стрелой понесся к городу.

Крсон обернулся от окн.

- Ирлндец. Очень ловкий мльчик. Тк что я хотел скзть? Д, объявилось шесть Прокопов - встречи в рзных местх, глвным обрзом ночью: ну, не потех ли? Прочитйте-к это письмецо.

- "Приходите звтр в десять вечер в мою лборторию. Инж. Прокоп", - прочитл Прокоп, кк во сне. - Но ведь это... почти моя рук!

- То-то же, - осклбился Крсон. - Д, милый мой, здесь земля горит под ногми. Продйте нм, вм же спокойнее будет!

Прокоп только отрицтельно покчл головой.

Крсон остновил н нем тяжелый, упорный взгляд.

- Можете потребовть... скжем... двдцть миллионов. Продйте нм крктит.

- Нет.

- Вы все получите обртно. И двдцть миллионов. Эй, продйте!

1 Д, сэр (yes, sir)! (нгл.)

2 Отпрвляйтесь в город з ншим втомобилем! (нгл.)

- Нет, - угрюмо уронил Прокоп. - Не хочу я иметь ничего общего... с вшими войнми. Не хочу!

- А что вм дл вш родин? Генильный химик, и... живет в лчуге! Соотечественники! Знем мы их! У великих людей нет соотечественников, Не смотрите ни н что! Продйте, и...

- Не желю.

Крсон сунул руки в крмны и зевнул.

- Войны! Думете, вы их предотвртите? Пхе! Продйте и перестньте ломть себе голову - к чему? Вы ученый... что вм до остльного? Войны! Перестньте, не будьте смешным. Пок у людей есть зубы и ногти...

- Не продм, - процедил Прокоп.

Крсон пожл плечми.

- Кк угодно. Сми нйдем. Или Томеш нйдет. Тоже хорошо.

Некоторое время было тихо.

- Мне-то все рвно, - снов зговорил Крсон. - Если вм приятнее, поедемте с этим товром во Фрнцию, в Англию, куд хотите, хоть в Китй. Вдвоем, понимете? Здесь нм никто не зплтит. Вы будете ослом, если проддите крктит з двдцть миллионов. Положитесь н Крсон. Ну, кк?

Прокоп решительно покчл головой.

- Хрктер, - одобрительно зявил Крсон. - Честь и слв. Мне это очень нрвится. Слушйте, вм я откроюсь. Абсолютня тйн. Руку!

- Меня не интересуют вши тйны, - проворчл Прокоп.

- Брво. Скромный человек. Мой тип, судрь.

XVIII

Крсон уселся, зкурил очень толстую сигру и глубоко здумлся.

- Н-д... - произнес он через некоторое время. - Стло быть, и у вс взорвлось. Когд это было? Дт?

- ...Не помню. Кжется... дня через дв после воскресенья.

- День недели?

- ...Не помню.

- Знчит, во вторник. Првильно. А в котором чсу?

- Вероятно... после десяти вечер.

- Првильно. - Крсон здумчиво выпускл клубы дым, - И у нс впервые взорвлось - кк вы изволите выржться, "смо по себе" - во вторник, в десять тридцть пять. Вы что-нибудь видели?

- Нет. Я спл.

- Аг. Оно взрывется и в пятницу, около половины одинндцтого. По вторникм и пятницм. Мы проверяли, - объяснил он в ответ н удивленный взгляд Прокоп. - Мы положили н открытом месте миллигрмм крктит и нблюдли днем и ночью. Взрыв происходил всегд по вторникм и пятницм в половине одинндцтого. Семь рз. А один рз - в понедельник, в десять двдцть девять, Тк-то.

Прокоп огрничился безмолвным изумлением.

- По крктиту пробегет снчл синяя искр, - здумчиво добвил Крсон, - и после этого он взрывется.

Было тк тихо, что Прокоп слышл тикнье крсоновских чсов.

- Н-д... - вздохнул Крсон и рссеянно провел рукой по рыжей щетке волос.

- Что это знчит? - не выдержл Прокоп.

Крсон только плечми пожл.

- А вы, - скзл он, - вы-то что думли, когд у вс взорвлось... "смо по себе"? Ну?

- Ничего! - уклончиво ответил Прокоп. - Я не здумывлся о... возможных причинх.

Крсон буркнул что-то обидное.

- Вернее, - попрвился Прокоп, - тогд мне пришло в голову, что это... может быть, воздействие электромгнитных волн.

- Аг. Электромгнитные волны. Мы тоже тк думли. Превосходня идея, только - идиотскя. К сожлению, бсолютно идиотскя. Тк-то.

Теперь Прокоп действительно ничего не понимл.

- Во-первых, - рзвивл свою мысль Крсон, - рдиоволны посылются не только по вторникм и пятницм, в половине одинндцтого вечер - тк? А во-вторых, мой милый, будьте спокойны - мы тотчс проверили воздействие волн. Коротких, длинных, всех возможных. И вш крктит не регировл ни н столечко. - Крсон покзл н своем мизинце нечто бесконечно млое. - Зто во вторник и в пятницу... в половине одинндцтого... вш порошок вдруг решет взрывться "см по себе". И знете, что еще?

Естественно, Прокоп не знл.

- Еще вот что. С некоторых пор... вот уже примерно около полугод... европейские рдиотелегрфисты вне себя от возмущения. Понимете, кто-то прерывет передчи. Совершенно регулярно. И по стрнной случйности... всегд по вторникм и по пятницм, нчиня с десяти тридцти вечер. Что вы скзли?

Прокоп ничего не скзл, он только тер себе лоб.

- Д, д, по вторникм и пятницм. Это нзывется "збивть волны". Кк нчнет трещть в ушх рдиотелегрфистов ребят чуть с ум не сходят. Неприятня штук, верно? - Крсон снял очки и принялся протирть их с величйшим тщнием. - Снчл... снчл они думли, это - мгнитные бури или что-то тм еще. Но когд убедились, что это делется регулярно, по вторникм и пятницм... Короче, "Мркони", Т. С. Ф. *, "Трнсрдио" и рзные министерств почт и военно-морских сил, торговли, внутренних дел и бог весть еще чего готовы выплтить двдцть тысяч фунтов стерлингов умному человеку, который отыщет причину. - Крсон снов ндел очки и весело крякнул: - Думют, что существует ккято незконня стнция, которя збвляется тем, что по вторникм и пятницм збивет все передчи. Вот чепух-то! Чтобы ккя-нибудь чстня стнция тк просто, смех рди, бросл н ветер по меньшей мере сто киловтт! Тьфу! - Крсон дже сплюнул.

- По вторникм и пятницм, - произнес Прокоп. - Знчит, одновременно...

- Стрнно, првд? - осклбился Крсон. - У меня, миленький, все зписно: во вторник, ткого-то числ, в десять тридцть пять с секундми - сорвны передчи всех рдиостнций от Ревеля итк длее. И в ту же смую секунду у нс, "см по себе", кк вы изволите выржться, взрывется определення доз крктит. А? Что? То же смое в следующую пятницу: в десять двдцть семь с секундми - сорвны передчи и взрыв. Зтем - вторник, десять тридцть - взрыв и сорвны передчи. И тк длее. В виде исключения, сверх прогрммы, что ли, один рз отмечено збивние передч в понедельник, в десять двдцть девять и тридцть секунд. И взрыв. Секунд в секунду. Восемь рз в восьми случях. Весело, првд? Что вы н это скжете?

- Н-не зню, - промямлил Прокоп.

- Тогд слушйте дльше, - подумв несколько минут, зговорил Крсон. - Томеш рботл у нс. Он ничего не умеет, но кое-что знет. Томеш велел поствить в лбортории высокочстотный генертор и зпер двери у нс перед носом. Подлец. Я отроду не слыхл, чтобы в облсти обычной химии применялись высокочстотные мшины. А?. Что вы н это скжете?

- Д-д... конечно... - попытлся увильнуть Прокоп, бросив беспокойный взгляд н свой собственный новенький грегт, стоящий в углу.

Крсон мигом перехвтил этот взгляд.

- Гм! А у вс тоже есть ткя игрушк! Слвный трнсформтор. Почем купили?

Прокоп нхмурился, но Крсон уже тихо просиял.

- Я думю тк, - зговорил он с возрстющим удовольствием, - было бы очень здорово, если бы удлось... допустим, с помощью высокочстотных токов... в мгнитном поле или еще кк-нибудь... рскчть, рсштть, ослбить внутреннюю структуру ккого-либо веществ нстолько, что достточно было бы слегк удрить н рсстоянии... ккими-нибудь волнми... рзрядми... осцилляцией или черт его знет чем еще, чтобы вещество это рсплось - ? Бц! Н рсстоянии! Что вы об этом скжете?

Прокоп опять ничего не скзл; Крсон, с нслждением поссывя сигру, упивлся его рстерянным видом.

- Я не электрик, понимете? - снов зговорил он. - Мне все объяснил один ученый, но провлиться мне н этом месте, если я что-нибудь понял. Этот тип звлил меня всякими электронми, ионми, элементрными квнтми и уж не помню, кк он все это нзывл; под конец светило кфедры объявило, будто все это, короче говоря, вообще невозможно. Ну и нтворили вы дел, дружище! Создли ткое, что вовсе и невозможно, по мнению всемирно призннного вторитет. Тогд я см все объяснил себе, - продолжл Крсон. - Тк, по-дилетнтски. Некто, допустим, вбил себе в голову создть нестойкое соединение... некоей соли свинц. Упомянутя соль - упрямя штук: никк не хочет вступть в рекцию, ? Этот химик пробует тк и здк, бьется, кк... рыб об лед. И тут он, допустим, вспоминет, что в янврском номере журнл "The Chemist" говорилось, что дння флегмтичня соль превосходный когерер... для электромгнитных волн. И вот у химик появляется идея. Идиотскя и генильня идея: что, если подчинить себе эту проклятую соль с помощью электрических волн, ? Взбудоржить ее, рсшевелить, встряхнуть, кк перину. Что? Н-д, лучшие человеческие идеи рождются из чепухи. И во г этот химик достет мленький смешной трнсформтор и берется з дело; что он тм делл - пок секрет, но в конце концов... он получил искомое соединение. Черт побери, он его получил! Скорее всего - склеил кк-то с помощью осцилляции. Кжется, мне придется н стрости лет изучть физику: я болтю чепуху, првд?

Прокоп проворчл нечто неврзумительное.

- Ну, ничего, - с довольным видом зявил Крсон. - Вжно, что вещество пок держится прочно; я болвн, но предствляю себе это тк: новое вещество приняло ккую-то электромгнитную структуру, что ли. Но если ее нрушить, то оно... рспдется, верно? К счстью, около десяти тысяч официльных рдиостнций и несколько сотен подпольных поддерживют в ншей земной тмосфере эдкий приятный электромгнитный климт, эдкую... э-э... осцилляционную внну, которя кк рз подходит для этой структуры. Вот он и держится...

Крсон немного подумл.

- А теперь, - продолжл он, - теперь предствьте себе, что некий дьявол или подонок облдет средством, позволяющим великолепнейшим обрзом прерывть электромгнитные волны. Ну, попросту стирть их или кк тм еще. И предствьте себе, что он - бог весть почему - делет это регулярно по вторникм и пятницм, в половине одинндцтого вечер. В ту же минуту, в ту же секунду во всем мире нрушется рдиосвязь; но в ту же минуту и секунду происходит что-то и в этом... лбильном соединении, если только оно не изолировно... скжем, в фрфоровой бночке. Что-то в нем нрушется... лопется что-то, и оно... оно...

- ...рспдется! - воскликнул Прокоп.

- Д. рспдется. Взрывется. Интересно, првд? Один ученый господин объяснил мне это... черт, кк же он говорил? Что будто бы....

Прокоп вскочил, схвтил Крсон з отвороты пиджк.

- Слушйте! - От стршного волнения он нчл зикться. Знчит, если... крктит... рссыпть, нпример, здесь... или где угодно... просто рссыпть по земле...

- Тогд в ближйший вторник или пятницу в половине одинндцтого все взлетит н воздух. Н-д... Милый мой, не здушите меня.

Прокоп отпустил Крсон и збегл по комнте, в ужсе грызя пльцы.

- Ясно, - бормотл он, - ясно! Никто не имеет прв... крктит про... произво...

- Кроме Томеш, - скептически зметил Крсон.

- Отвяжитесь! - взорвлся Прокоп. - Этот не додумется!

- Н-ну, - с сомнением возрзил Крсон, - я не зню, сколько вы ему рсскзли.

Прокоп осекся.

- Предствьте себе, - лихордочно зговорил он, - предствьте себе... в-в-войну! У кого в рукх крктит, тот может... может... когд угодно...

- Пок только по вторникм и пятницм.

- ...поднять н воздух... целые город... целые рмии... все! Достточно только... только рс-сыпть - можете вы это себе предствить?

- Могу. Восхитительно!

- А потому... в интересх человечеств... никогд... никогд не отдм!

- В интересх человечеств! - проворчл Крсон. - А знете ли вы, что в интересх человечеств вжнее было бы обнружить эту... эту...

- Что - эту?

- Эту проклятую стнцию нрхистов.

XIX

- Итк, вы думете... - зпинясь, нчл Прокоп, - что... быть может...

- Итк, мы знем, - перебил его Крсон, - что есть н свете неизвестные передющие и принимющие рдиостнции. Что они регулярно, по вторникм и пятницм, передют... отнюдь не пожелния доброй ночи. Что они рсполгют ккими-то, нм до сих пор неведомыми средствми - рзрядми, осцилляцией, искрми, лучми или еще ккой-то чертовщиной и... короче, чем-то неуловимым. А может быть, ккими-нибудь нтиволнми, нтиосцилляцией - не зню, черт возьми, кк это нзывется в общем, чем-то тким, что прерывет, стирет нши волны, понятно? - Крсон поискл глзми по комнте. - Аг, - скзл он, нйдя кусочек мел. - Получется тк, - он нчертил н полу стрелу длиной в пол-локтя, - или тк, - и он змзл мелом кусок половицы, потом послюнил плец и провел по белому темную черту. - Тк или тк, понимете? Позитивно или негтивно. Или они посылют ккие-то новые волны в мировую среду, или создют искусственные пузы в ншей мерцющей, нсквозь пронизнной рдиоволнми тмосфере - ясно? И тем и другим способом можно рботть... минуя нш контроль. И об способ до сих пор - полнейшя згдк... с технической и нучной точки зрения. А, дьявол! - И Крсон во внезпной ярости швырнул мелок с ткой силой, что он рзлетелся вдребезги. - Это уж слишком! Посылть тйные депеши згдочному дресту с помощью не известных нм средств! Кто это делет? Кк вы думете?

- Может быть, мрсине, - зствил себя пошутить Прокоп; в действительности ему было не до шуток.

Крсон бросил н него убийственный взгляд, но тут же зржл, кк лошдь.

- Лдно, допустим мрсине. Первосходно! Допустим это господин мгистр. Но лучше допустим, что это делет кто-то н ншей плнете. Допустим, ккя-то земня влсть рссылет свои тйные инструкции. Допустим, у нее есть чрезвычйно серьезные причины уклоняться от контроля. Допустим, что это некя... междунродня служб, или оргнизция, или черт знет что, рсполгющя неведомыми нм средствми, тйными стнциями и прочим в этом роде. В любом случе... в любом случе человечество имеет прво зинтересовться тинственными депешми, не тк ли? Все рвно - из пекл они отпрвляются или с Мрс. Попросту в этом... зинтересовно человечество. Можете себе предствить... В общем, судрь, вряд ли это рдиопередчи о Крсной Шпочке. Тк-то. - Крсон збегл по комнте. - Прежде всего несомненно, что эт рдиостнция нходится где-то... в Центрльной Европе, приблизительно в центре всех этих помех, верно? - нчл он рзмышлять вслух. - Он относительно слб, тк кк передет только ночью. Черт подери, тем хуже: рдиостнцию Эйфелевой бшни или Нуэн нйти легко, не тк ли? Господи! - воскликнул он вдруг, внезпно остновившись. - Подумйте только, где-то в сердце Европы существует и готовится нечто непонятное. Это "нечто" широко рзветвлено, у него есть свои оргны руководств, оно поддерживет тйные связи; оно влдеет техническими средствми, неизвестными нм, тинственными силми и, чтоб вы знли, - это Крсон выкрикнул во всю глотку, влдеет крктитом! Тк-то!

Прокоп вскочил кк ужленный.

- Что... Что-о?!

- Д, у них есть крктит. Девяносто грммов и еще тридцть пять. Все, что у нс оствлось.

- Что вы с ним делли?! - рссвирепел Прокоп.

- Опыты. Берегли его, словно... ккую-нибудь добродетель. Но в один прекрсный вечер...

- Ну же!

- Он исчез. Вместе с фрфоровой бнкой.

- Укрден?

- Д.

- Но кто... кто?

- Конечно, мрсине, - ухмыльнулся Крсон. - К сожлению, через посредство одного лборнт, который скрылся. И, естественно, с фрфоровой бночкой.

- Когд это случилось?

- Кк рз нкнуне того дня, когд меня послли сюд, к вм. Обрзовнный человек, сксонец. Ни пылинки нм не оствил. Понимете - поэтому-то я и приехл.

- И вы полгете, крктит попл в руки тех... неизвестных?

Крсон только фыркнул.

- Откуд вы знете?

- Я это утверждю. Слушйте. - И Крсон покчлся с носк н пятку н своих коротеньких ножкх. - Похож я н трус?

- Н-нет.

- Тк вот я вм скжу: это мне внушет стрх. Ей-богу, душ в пятки уходит. Крктит - проклятя штук; тинствення стнция - еще хуже; но если то и другое попло в одни руки, тогд... мое почтение. Тогд Крсон уложит свой чемоднчик и отпрвится к тсмнским людоедм. Понимете, мне бы не хотелось увидеть конец Европы.

Прокоп только судорожно сжимл руки коленями.

"Иисусе, Иисусе..." - шептл он про себя.

- Н-д... - протянул Крсон. - Меня удивляет лишь одно: почему до сих пор не взлетело н воздух... хоть что-нибудь крупное. Ведь стоит только нжть где-то ккой-то рычжок з несколько тысяч километров оттуд - тррр-х! И точк. Чего они еще ждут?

- Все ясно, - лихордочно зговорил Прокоп. - Крктит нельзя выпускть из рук. А Томеш... Томешу ндо помешть...

- Господин Томеш продст крктит смому дьяволу, если тот зплтит, - быстро возрзил Крсон. - В нстоящее время господин Томеш - одн из величйших опсностей в мире.

- А черт! - в отчянии вырвлось у Прокоп. - Что же делть?

Крсон выдержл длинную пузу.

- Ясно что, - скзл он нконец. - Ндо отдть крктит.

- Нннет! Никогд!

- Ндо отдть. Хотя бы потому, что он - ключ к рсшифровке. Время не терпит, судрь. Рди всех святых, отдйте его кому хотите, только без долгих проволочек! Отдйте швейцрцм, или Союзу стрых дев, или чертовой ббушке; но они полгод прокорпят нд ним, прежде чем поймут, что вы не сумсшедший. Или - отдйте нм. В Блттине уже построили ткую мшину, знете - принимющий ппрт. Предствьте себе... бесконечно быстрые взрывы микроскопических чстиц крктит. Возбудитель взрывов - неизвестные волны. Кк только они тм где-то включют их, в ншей мшине нчинется треск: тррр-т-т, тррр, тррр-т, трр-т-т-т. И все! Остется рсшифровть, и готово дело. Был бы только крктит!

- Не дм, - еле выговорил Прокоп, покрывясь холодным потом. - Я вм не верю. Вы... вы нчнете производить крктит для своих нужд.

У Крсон дернулись уголки губ.

- Ну, если вс только это беспокоит... Можем созвть, если угодно, Лигу нции. Всемирное почтовое объединение, Конгресс евхристической церкви * или всех чертей с дьяволми вместе. Чтоб вш душеньк не тревожилсь. Я--дтчнин, и н политику мне нплевть. Тк-то. И вы отддите крктит в руки междунродной комиссии. Что с вми?

- Я... я долго болел, - объяснил Прокоп, смертельно побледнев. - И мне до сих пор еще... нехорошо. Я дв дня ничего не ел.

- Слбость, - зметил Крсон; он подсел н койку, обнял Прокоп. - Сейчс пройдет. Поезжйте в Блттин. Очень здоровый климт. Потом сможете съездить к Томешу. Денег у вс будет что песку. Стнете big man 1. Ну?

- Лдно, - шепнул Прокоп кк млое дитя, позволяя Крсону тихонько бюкть себя.

- Тк, тк. Чрезмерное нпряжение, првд? Но ничего. Глвное - глвное будущее. Видно, немло пришлось вм горя хлебнуть, верно? А вы молодец. Ну, вот вм уже и лучше. Крсон здумчиво зтянулся. - Великолепное, блисттельное будущее. Получите уйму денег. А мне ддите десять процентов, лдно? Тков уж междунродный обычй. Крсону тоже ндо...

Н улице зсигнлил втомобиль.

- Слв богу, - облегченно вздохнул Крсон. - Мшин пришл. Ну, поехли!

- Куд?

- Пок что - поесть.

XX

Н следующий день Прокоп проснулся с невероятно тяжелой головой и снчл никк не мог сообрзить, где он; ждл, что услышит квохтнье кур или пронзительный лй Гонзик. Постепенно до сознния дошло, что он уже не в Тынице; что лежит

1 большой человек (нгл.).

в номере отеля, куд Крсон привез его, пьяного до бесчувствия, опухшего, рычщего, кк линий зверь; но едв сунув голову под струю холодной воды, Прокоп ясно вспомнил весь вчершний день, и ему зхотелось провлиться от стыд.

Они пили уже з обедом, но умеренно, об только сильно покрснели; потом ктлись в мшине где-то по Сзвским или еще кким-то лесм, чтобы протрезвиться; Прокоп болтл без передышки, Крсон лишь жевл сигру д кивл головой: "Вы стнете big man". Биг мэн, биг мэн, - колоколом отдвлось в голове Прокоп, - видел бы мое торжество т... т, под вулью! Он ндувлся, кк индюк - вот-вот лопнет; Крсон все кивл головой, словно китйский болвнчик, д рсплял его бешеную гордость.

Прокоп чуть не вывлился из мшины, тк яростно он жестикулировл; кжется, он излгл свои взгляды н всемирный институт деструктивной химии, социлизм, брк и воспитние детей, словом, нес околесицу. Вечером Прокоп с Крсоном взялись з дело всерьез. Где только они не пили - один бог ведет. Это был кошмр; Крсон плтил з всех незнкомых собутыльников, бгровый, лоснящийся, в шляпе, сползшей н глз; плясли ккие-то девки, кто-то бил боклы, Прокоп, рыдя, исповедовлся Крсону в своей безумной любви к той, которую не знет. Вспоминя сейчс об этом, Прокоп з голову хвтлся от стыд и боли.

Потом его, орущего "крктит!", усдили в мшину. Леший знет, куд повезли. Мчлись по бесконечным шоссе, рядом н сиденье подпрыгивл лый огонек-вероятно, сигр Крсон, и он бормотл зплетющимся языком: "Скорее, Боб", - или что-то в этом роде. Вдруг н кком-то повороте нвстречу удрили дв ярких световых пятн, взвыло несколько голосов, мшину отбросило в сторону, и Прокоп, вывлившись, проехлся лицом по трве; это отрезвило его нстолько, что он обрел способность слышть. Ккие-то люди яростно переругивлись, нзывя друг друг пьяной обрзиной, Крсон сыпл проклятиями, обозленный тем, что "вот теперь ндо возврщться", потом Прокоп, кк ниболее пострдвшего, с тысячми предосторожностей уложили во встречную мшину, Крсон сел рядом и они поехли нзд, оствив Боб у поломнного втомобиля.

Н полпути "ниболее пострдвший" принялся петь и горлнить и у смого въезд в Пргу снов ощутил жжду. Пришлось зезжть в несколько ночных бров, прежде чем он утихомирился.

С угрюмой брезгливостью изучл Прокоп в зеркле свое исцрпнное лицо. От этого неприятного зрелищ его оторвл швейцр отеля, принесший - с подобющими извинениями - листок для прописки.

Прокоп зполнил грфы, ндеясь, что н том дело и кончится. Но едв швейцр прочитл его фмилию и профессию, кк вдруг очень оживился и попросил Прокоп никуд не уходить: один инострнный господин просил дминистрцию отеля тотчс позвонить ему, буде пн инженер Прокоп соизволит у них остновиться. И если пн инженер позволит... Пн инженер был тк зол н себя смого, что позволил бы дже перерезть себе горло. Поэтому он сел и стл ждть, покорно мирясь с мучительной головной болью. Через четверть чс швейцр появился снов с визитной крточкой. Н ней было нписно:

Сэр Реджинлд К р с о н

Коля. Б. А., М. Р. А., М. П., Д. С., и т. д.

Президент кц. о-в "Мркони"

Лондон

- Двйте его сюд, - велел Прокоп, в глубине души безмерно удивляясь, почему этот почтенный Крсон еще вчер не открыл ему своих сногсшибтельных звний и отчего он сегодня является с ткими церемониями; кроме того, Прокопу было любопытно, кков вид у сэр Крсон после вчершней богомерзкой ночи. И тут он вытрщил глз в крйнем изумлении: в дверь входил совершенно незнкомый господин, н добрый локоть выше вчершнего Крсон.

- Very glad to see you 1, - неторопливо произнес незнкомый джентльмен и поклонился примерно тк, кк если бы клняться вздумл телегрфный столб.- Сэр Реджинлд Крсон, предствился он, отыскивя глзми стул.

Прокоп издл ккой-то неопределенный звук и покзл посетителю н стул. Джентльмен сел, согнувшись под прямым углом, и принялся не спеш стягивть великолепные змшевые перчтки. Это был очень длинный и чрезвычйно чопорный господин с лошдиной физиономией, зглженной в строгие склдки; в глстуке - огромный индийский опл, н золотой цепочке - нтичня кмея, гигнтские ноги игрок в гольф - словом, лорд до мозг костей.

Прокоп онемел.

- Прошу вс, - произнес он нконец, когд молчние уже стло тягостным.

Однко джентльмен не торопился.

- Не сомневюсь, - зговорил он в конце концов по-нглийски, - не сомневюсь, вы были удивлены, прочитв в гзетх мое обрщение к вм. Полгю, вы - инженер Прокоп, втор... э-э... весьм интересных сттей о взрывчтых веществх.

Прокоп молч кивнул.

- Очень рд, - без тени поспешности зявил сэр Крсон. Я рзыскивл вс по делу, весьм интересному с нучной точки зрения и прктически вжному для ншего кционерного обществ, именно обществ "Мркони", президентом которого я имею удовольствие состоять, и не менее вжному для Междунродной ссоциции беспроволочного телегрф, кковя окзл мне незслуженную честь, избрв меня своим генерльным секретрем. Вы удивляетесь, несомненно, - продолжл он, ничуть не уств ст столь длинной фрзы, - что эти достойные оргнизции нпрвили меня к вм, хотя вши выдю

1 Счстлив познкомиться (нгл.).

щиеся труды относятся к совершенно иной облсти. Вы позволите...

С этими словми сэр Крсон открыл свой портфель крокодиловой кожи и вынул ккие-то бумги, блокнот и золотой крндшик.

- В течение примерно девяти месяцев, - нчл он медлительно, ндев золотое пенсне, чтобы зглянуть в бумги, европейские рдиостнции консттируют...

- Простите, - перебил его Прокоп, не в силх больше влдеть собой, - тк это вы двли объявления в гзетх?

- Конечно. Итк, они консттируют регулярные помехи...

- ...по вторникм и пятницм, зню. Кто вм рсскзл о крктите?

- Я см дошел бы до этого пункт, - с некоторой укоризной произнес почтенный лорд. - Well 1, я пропущу кое-ккие подробности в предположении, что вы до известной степени информировны о нших зтруднениях и о... э-э... о...

- ...о тйной всемирной оргнизции, тк?

Сэр Крсон вытрщил бледно-голубые глз.

- Простите - о ккой оргнизции?

- Ну, об этих згдочных ночных передчх, о конспиртивной оргнизции, которя их...

Сэр Реджинлд Крсон жестом остновил его.

- Фнтзия, - снисходительно молвил он. - Чистя фнтзия. Я зню, н это нмекли дже в "Дейли Ньюс" *, когд нше общество нзнчило довольно крупную премию...

- Зню, зню, - быстро вствил Прокоп, опсясь, кк бы медлительный лорд не нчл рсскзывть о премии.

- Д. Чистя бессмыслиц. Дело имеет исключительно коммерческую подоплеку. Кто-то зинтересовн в том, чтобы докзть нендежность нших рдиостнций, понимете? Кто-то хочет подорвть доверие общественности к нм. К сожлению,

1 Хорошо (нгл.).

нши когереры и... э-э... приемники бессильны определить своеобрзную природу волн, с помощью которых совершются помехи. И тк кк мы получили информцию о том, что вы являетесь облдтелем некоей субстнции, или химиклий, которые весьм, весьм любопытным обрзом регируют н эти помехи...

- Кто вс информировл?

- Вш сотрудник, мистер... э-э... мистер Томес. Мистер Томес, ведь тк? - Медлительный джентльмен выудил из своих бумг ккое-то письмо. - "Dear Sir 1, - с некоторым усилием нчл он читть. - Из гзет я узнл о нзнчении премии..." и тк длее.

"Поскольку в нстоящее время я не могу отлучиться из Блттин, где рботю нд одним изобретением, и тк кк дело столь огромного знчения не может быть рзрешено путем переписки, я прошу вс рзыскть в Прге моего друг и двнего сотрудник инженер Прокоп, в рукх которого нходится новое вещество, крктит, тетрргон одной из солей свинц, синтез которого производится под специфическим воздействием высокочстотного ток. Кк покзывют тщтельно проделнные опыты, крктит регирует н неизвестные волны сильным взрывом, из чего смо собой нпршивется вывод о его решющем знчении для исследовния упомянутых волн. Учитывя вжность вопрос, я полгю - з себя и з своего друг, - что премия будет знчительно повы... повыше..." - Тут сэр Крсон зкшлялся. - Вот и все, - скзл он. - О премии можно будет поговорить отдельно. Подписно: мистер Томес, Блттин.

- Гм... - хмыкнул Прокоп, охвченный нешуточным подозрением. - Неужели ткое чстное... нендежное... фнтстическое сообщение достточно для обществ "Мркони"...

- Beg your pardon 2, - возрзил длинный джентльмен, - конечно, мы получили очень точные сведения об определенных экспериментх в Блттине...

1 Милостивый госудрь (нгл.).

2 Простите (нгл.).

- Аг. От некоего лборнт-сксонц, верно?

- Нет. От ншего собственного предствителя, Сейчс я вм прочитю.

Сэр Крсон снов полез в свои бумги.

- Вот. "Dear Sir, здешним стнциям до сих пор не удется предотвртить известные вм помехи. Попытки противодействовть им с помощью более мощных передтчиков ни к чему не привели. Я получил секретные, но ндежные сведения о том, что институт военной промышленности в Блттине приобрел некоторое количество веществ..."

Стук в дверь.

- Войдите, - скзл Прокоп.

Вошел коридорный с визитной крточкой:

- Один господин просит...

Н визитной крточке было нписно:

Инж. Крсон, Блттин

- Пусть войдет! - рспорядился Прокоп, внезпно рзвеселившись; н протестующий жест сэр Крсон он не обртил ни млейшего внимния.

Вслед з этим в двери появился вчершний Крсон со слишком явными признкми бессонной ночи н лице; он бросился к Прокопу, издвя рдостные возглсы.

XXI

- Погодите, - остновил его Прокоп. - Рзрешите вс познкомить. Инженер Крсон - сэр Реджинлд Крсон.

Сэр Крсон вздрогнул, но остлся сидеть, сохрняя невозмутимое достоинство; зто инженер Крсон свистнул от удивления и опустился н стул, кк человек, которому откзли ноги. Прокоп, прислонившись к двери, с откровенным злордством нслждлся видом обоих.

- Ну, кк? - бросил он в конце концов.

Сэр Крсон принялся склдывть свои бумги в портфель.

- Несомненно, нш рзговор лучше отложить, - медленно проговорил он.

- Нет уж, извольте остться, - возрзил Прокоп. - Скжите, господ, вы не родственники?

- О нет! - отозвлся инженер Крсон. - Скорее ноборот!

- Который же из вс нстоящий Крсон?

Никто не ответил; это был тягостня пуз.

- Потребуйте, чтоб этот господин предъявил документы, резко скзл сэр Реджинлд.

- Пожлуйст! - воскликнул инженер Крсон. - Но только после предыдущего ортор. Тк-то.

- А кто из вс печтл объявление?

- Я! - немедленно отозвлся инженер Крсон. - Моя идея, судрь. И я утверждю - дже в ншем деле считется неслыхнной подлостью выезжть дром н чужих идеях. Тк-то.

- Позвольте, - обртился к Прокопу сэр Реджинлд с неподдельным возмущением, - это уж слишком. Рзве можно публиковть второе объявление з другой подписью! Мне просто пришлось примениться к тому, что уже предпринял этот господин.

- Аг! - воинственно подхвтил инженер Крсон. - И потому сей господин присвоил мое имя, понимете?

- Я утверждю, - перешел в нступление и сэр Реджинлд, что этого господин зовут вовсе не Крсон.

- Кк же тогд его зовут? - быстро спросил Прокоп.

- ...Не зню точно, - презрительно процедил лорд.

- Крсон, - обртился Прокоп к инженеру, - кто этот джентльмен?

- Конкурент, - с горьким юмором ответил тот. - Именно он пытлся змнить меня в рзные мест с помощью подметных писем. Вероятно, ему хотелось познкомить меня с очень милыми людьми.

- Со здешней военной полицией, если угодно, - проворчл сэр Реджинлд.

Инженер Крсон злобно блеснул глзми и предостерегюще кшлянул: об этом - ни звук! Инче...

- Не желют ли господ еше что-нибудь объяснить друг другу? - ухмыльнулся Прокоп, подойдя к двери.

- Нет, больше мне нечего объяснять, - с достоинством молвил сэр Реджинлд; до сих пор он не удостивл другого Крсон дже взглядом.

- Тогд вот что, - зговорил Прокоп. - Во-первых, блгодрю з визит. Во-вторых, я очень рд, что крктит нходится в хороших рукх, то есть в моих собственных, ибо если бы у вс был хоть млейшя ндежд зполучить его другим способом, вряд ли вс тк интересовл бы моя особ - првильно? Я вм весьм обязн з эту невольную информцию.

- Погодите торжествовть, - буркнул Крсон. - Остется еще...

- ...он? - договорил Прокоп, укзывя н сэр Реджинлд.

Крсон отрицтельно покчл головой.

- Еще чего! Но - неизвестный третий.

Прокоп почти оскорбился:

- Простите, уж не думете ли вы, что я верю хоть чему-нибудь из вших вчершних росскзней?

Крсон с сожлением пожл плечми:

- Что ж, кк вм угодно.

- Длее, в-третьих, - породолжл Прокоп, - я попрошу вс сообщить мне, где сейчс Томеш.

- Но я ведь говорил вм, что не имею прв... - вскочил Крсон. - Приезжйте в Блттин и узнете.

- Тогд вы, судрь, - повернулся Прокоп к сэру Реджинлду.

- Beg your pardbn, - произнес длинный джентльмен, - но это я пок оствлю при себе.

- Тогд, в-четвертых, я убедительно прошу вс не съесть друг друг, потому что пойду...

- ...в полицию, - догдлся сэр Реджинлд. - Очень првильно сделете.

- Я счстлив, что вы одобряете это. И прошу прощения з то, что н это время я вс тут зпру.

- О, пожлуйст, - вежливо соглсился лорд, в то время кк Крсон попытлся бурно протестовть.

С большим облегчением Прокоп зпер з собой дверь д еще приствил к ней двух коридорных, после чего бросился в ближйший учсток, тк кк счел нужным сообщить в полицию кое-ккие сведения. Однко здч окзлсь не из легких; он не мог обвинить обоих инострнцев ни в крже серебряных ложек, ни в игре в мко *, и ему стоило большого труд преодолеть колебния полицейского чиновник, который, видимо, принял его з умлишенного. Нконец, - скорее всего для того, чтобы Прокоп отвязлся, - чиновник послл с ним гент в шттском, личность весьм потрепнную и молчливую. В отеле они ншли обоих коридорных, которые мужественно стояли н посту, окруженные взволновнным персонлом. Прокоп открыл дверь ключом, и гент, фыркнув носом, спокойно вошел в номер, словно явился купить упряжь для лошди. Номер был пуст.

Об Крсон исчезли.

Молчливя личность бросил беглый взгляд н комнту и двинулсь прямиком к внной, о которой Прокоп совершенно збыл. Окно внной, выходящее во внутренний дворик, окзлось рспхнутым нстежь, н противоположной стене выбито окошко уборной. Молчливя личность нпрвилсь к уборной. Дверь выходил в другой коридор; он был зперт, ключ исчез. Агент повозился с отмычкой и открыл уборную; в ней - никого, только н сиденье унитз видны следы ног. Молчливя личность все снов зперл и зявил, что пришлет сюд комисср.

Полицейский комисср, человечек очень подвижный, известный криминлист, явился довольно скоро; добрых дв чс он терзл Прокоп, желя во что бы то ни стло узнть, ккие дел были у него с обоими инострнцми; похоже было, что комиссру очень хочется рестовть хотя бы Прокоп, который то и дело стршно противоречил см себе, двя покзния о своих отношениях с обоими Крсонми. Зтем комисср подверг допросу швейцр и коридорных и нстоятельно попросил Прокоп явиться в шесть чсов в полицейское упрвление; до той поры не рекомендовл ему выходить из отеля.

Остток дня Прокоп провел, бегя по комнте и с ужсом думя, что вероятнее всего будет рестовн; ибо ккие же может он дть объяснения, если твердо решил молчть о крктите? Черт знет, сколько времени продлится предврительное зключение, и вот, вместо того чтобы искть ту, незнкомку в вули...

Глз Прокоп нполнились слезми; он чувствовл себя слбым и рзмгниченным до того, что стыдился смого себя. Около шести чсов он, однко, собрл все свое мужество и отпрвился в полицейское упрвление.

Его тотчс ввели в комнту с толстыми коврми, кожными креслми и большим сигрным ящиком (это был кбинет нчльник полиции). З письменным столом Прокоп увидел огромную спину - спину боксер; эт спин, склонення нд бумгми, срзу пробудил в нем стрх и покорность.

- Сдитесь, пн инженер, - приветливо скзл спин, промкнул что-то и повернулсь к Прокопу, покзв не менее монументльное лицо, прочно посженное н бычью шею. Этот могучий господин с секунду изучл Прокоп, зтем скзл: - Пн инженер, я не стну принуждть вс рсскзывть мне о том, что вы - конечно, по веским причинм - хотите оствить в тйне. Мне известн вш рбот. Полгю, что и в этом случе речь шл об одной из вших взрывчток.

- Д.

- Вероятно, он имеет крупное знчение... скжем, оборонного хрктер.

- Д.

Мощный господин поднялся, протянув руку Прокопу.

- Я только хотел поблгодрить вс, пн инженер, з то, что вы не продли ее инострнным гентм.

- И это все? - с облегчением вздохнул Прокоп.

- Д.

- Их поймли? - вырвлось у инженер.

- Зчем? - улыбнулся нчльник полиции. - У нс нет н это прв. Поскольку дело ксется только вшей личной тйны, не тйны ншей рмии...

Прокоп понял деликтный упрек и смутился.

- Это открытие... еще не доведено до конц...

- Верю. Ндеюсь н вс, - ответил мощный господин и вторично подл ему руку.

Тем все и кончилось.

XXII

Ндо действовть методически, - скзл себе Прокоп. И вот, после длительных рзмышлений, когд в голову ему приходили смые сумсбродные идеи, он остновился н следующем плне: прежде всего - через день он помещл во всех крупных гзетх объявление: "Иржи Томеш. Подтель письм с порненной рукой просит дму в вули сообщить свой дрес. Весьм вжно. Шифр - 40 000, ответ н условное имя Грегр". Ткя формулировк кзлсь ему весьм хитроумной; првд, нельзя быть уверенным, что молодя дм вообще читет гзеты, тем более объявления, но кто знет? Случйность - великя вещь. Однко вместо ожидемой случйности возникли обстоятельств, которые можно было предвидеть, но о которых Прокоп не подумл зрнее; н условное имя пришл уйм писем, содержщих по большей чсти счеты, нпоминния, угрозы и брнь по дресу исчезнувшего Томеш; или в них просили "пн Томеш в его собственных интересх укзть свое местопребывние н усл. шифр"... и тому подобное. Мло этого: в конторе объявлений болтлся ккой-то худощвый человек; он приблизился к Прокопу, когд тот получл свою корреспонденцию, и осведомился, где живет Иржи Томеш. Прокоп огрызнулся со всей грубостью, ккую только допускли обстоятельств; тогд худощвый человек вытщил полицейское удостоверение и вырзительно попросил Прокоп не дурить. Окзывется, худощвый человек имел отношение к известной уже нм рстрте и прочим отвртительным мхинциям. Прокопу удлось убедить сыщик, что он и см очень хотел бы знть, где нходится Томеш; однко после этого случя, после изучения всех пришедших н его имя писем вер Прокоп в гзетные объявления зметно ослбл. И в смом деле: в следующие дни ответов приходило все меньше и меньше, зто они стновились все грознее.

Во-вторых, Прокоп посетил чстное сыскное бюро.

Тм он рсскзл, что ищет незнкомую девушку под вулью и дже попытлся описть ее нружность.

Сыщики охотно соглшлись доствить ему секретную информцию о ней, если только он нзовет ее местожительство или фмилию. Пришлось уйти не солоно хлебвши.

Третья идея был генильн. В уже упомянутом конверте, с которым Прокоп не рсствлся ни днем, ни ночью, лежло, кроме мелких кредиток, тридцть тысячных бумжек, зклеенных бндеролью, кк принято в бнкх выдвть крупные суймы. Нзвния бнк н обертке не было; но вполне вероятно, что девушк взял эти деньги из ккого-то кредитного учреждения именно в тот день, когд Прокоп уехл по ее поручению в Тынице. Итк, следовло устновить точную дту отъезд, потом обойти все бнки в Прге, упросить тм нзвть имя лиц, которое в тот день сняло со счет тридцть тысяч крон (или несколько больше). Д, точно устновить дту; Прокоп, првд, смутно помнил, что крктит взорвлся у него, кжется, во вторник (з дв дня до этого было воскресенье или ккой-то прздник), знчит девушк взял деньги, вероятно, в одну из сред; но ни месяц, ни недели Прокоп вспомнить не мог - то ли это было в мрте, то ли в феврле. С огромным усилием стрлся он восстновить в пмяти или вычислить этот день; но ничего не вышло: он не знл точно, кк долго болел. Д, но зто в Тынице, у доктор Томеш, конечно, помнят, когд он свлился им н голову! Осененный блестящей мыслью, он телегрфировл строму доктору: "Сообщите телегрфом дту моего приезд к вм. Прокоп". Едв он отпрвил депешу, кк уже пожлел: его мучил совесть, что он нехорошо поступил с доктором и Анчи. И действительно, ответ не приходил. Он уже решил выпустить эту нить из рук, кк вдруг подумл, что, быть может, привртниц Ирки Томеш помнит тот день, и помчлся к ней; однко привртниц утверждл, что это произошло в субботу. Прокоп впл в отчяние; но тут пришло письмо, нписнное крупными, ккуртными буквми обрзцовой ученицы: в Тынице он приехл в ткой-то день, и "пп не должен знть, что я вм писл". Больше ничего.

Подпись - Анчи. И почему-то, когд Прокоп читл эти две строчки, сердце его обливлось кровью.

С удчно рздобытой дтой Прокоп кинулся в ближйший бнк: не могут ли ему скзть, кто именно в ткой-то день взял в вшем учреждении, скжем, тридцть тысяч крон. Служщие кчли головой: не принято, д и вообще не рзрешется оглшть тйну вклдов. Однко, увидев, кк он рсстроился, пошли посовещться с кем-то, потом спросили его - с чьего счет были сняты деньги; может быть, ему известно - взяли их с книжки, с текущего счет, получили по чеку или по ккредитиву? Прокоп, конечно, ничего не знл. Зтем ему рзъяснили: интересующее его лицо могло просто продть бнку ценные бумги, и тогд его имя дже и не может быть зрегистрировно в книгх. Когд же Прокоп сознлся, что вообще не знет, в кком именно бнке были получены деньги, служщие просто рссмеялись: неужели он собирется обегть все двести пятьдесят или сколько их есть бнков, филилов или меняльных контор в Прге? Тк рухнул генильня идея Прокоп.

Оствлсь четвертя возможность: случйно встретить незнкомку н улице. Прокоп попытлся и здесь ввести ккую-то систему; он рзделил Пргу н секторы и обследовл учсток з учстком, бегя с утр до вечер. Однжды он подсчитл, скольких людей встречет в среднем з день; получилсь цифр около сорок тысяч; тким обрзом, принимя во внимние общую численность нселения Прги, у него был лишь один шнс из двендцти встретить ту, которую искл. Но и ничтожный шнс внушл ему большую ндежду. Есть в Прге улицы, мест, кк будто избрнные для того, чтоб он тм жил или хотя бы просто проходил по ним: улицы с цветущими кциями, стринные тихие площди, интимные уголки, где течет глубиння, степення жизнь. Нет, невозможно предствить себе, чтобы он поселилсь вот н этой шумной, сумрчной улице, по которой можно лишь поспешно пробегть, или среди прямоугольной сухости безликих доходных домов, или среди мутной грязи ветхости; но почему бы ей не жить вон тм, з теми светлыми окнми, з которыми притил дыхние тенистя, хрупкя тишин? Дивясь, блуждя кк во сне, открывл Прокоп - впервые в жизни - этот город, где провел столько лет; боже, сколько в нем прекрсных мест, где струится жизнь, мирня и зреля, и зовет тебя, беспокойный человек: обуздй, обуздй себя смого!

Несчетное количество рз догонял Прокоп молодых женщин, бог весть чем нпоминвших ему издли ту, которую он видел всего двжды; он бежл з ними с бьющимся сердцем: что, если - он?!

И кто скжет, ккое нитие или чутье руководило им: всегд это были хоть и не знкомые, но крсивые и грустные женщины, змкнутые в себе, огржденные ккой-то неприступностью. Однжды он был почти уверен, что увидел ее; горло его сжлось тк, что он должен был остновиться, перевести дух; и тут незнкомк вошл в трмвй и уехл. Три дня сторожил он н этой стнции, но больше не встречл ее.

Хуже всего было по вечерм; смертельно устлый, он стискивл тогд руки меж колен, силясь изобрести ккой-нибудь новый плн поисков. Господи, никогд я не откжусь от ндежды нйти ее; я помешлся н этом - пусть; я безумец, идиот, мньяк; но никогд я не откжусь... Чем дльше он ускользет, тем это сильнее во мне, ну, просто... это... судьб, что ли...

Кк-то рз он проснулся среди ночи, и ему стло вдруг предельно ясно: тк он никогд не нйдет незнкомку; ндо встть, рзыскть Ирку Томеш, который знет ее, и зствить его рсскзть о ней.

И Прокоп оделся и никк не мог дождться утр. Он не был подготовлен к непонятным трудностям и проволочкм с оформлением пспорт; не мог дже взять в толк, чего от него требуют, и бесился, и тосковл в горячечном нетерпении. Нконец, нконец-то ночной экспресс помчл его з грницу. Первым долгом - в Блттин!

Теперь все решится, чувствовл Прокоп.

XXIII

Решилось все, к сожлению, совсем не тк, кк он предполгл.

У него был плн: рзыскть в Блттине человек, нзввшегося Крсоном, и скзть ему примерно следующее: товр з товр, н деньги мне плевть; вы тотчс отведете меня к Иржи Томешу, к которому у меня есть дело, и получите з это хорошую взрывчтку, скжем, фульминт йод *, с грнтировнной детонцией в ккие-нибудь одинндцть тысяч метров в секунду, или, пожлуй, дже окись некоего метлл, взрывющуюся со скоростью целых триндцти тысяч метров в секунду, и делйте с ним что хотите... Дурки будут, если не пойдут н ткую сделку.

Снружи Блттинский комбинт покзлся Прокопу не очень крупным; у него слегк екнуло сердце, когд вместо привртник он нткнулся н чсового.

Он спросил господин Крсон (черт, ведь это не нстоящее его имя); но солдтик с примкнутым штыком н винтовке, не вымолвив ни слов, - препроводил его к рзводящему. Тот скзл немногим больше солдт и повел Прокоп к офицеру. "Инженер Крсон здесь неизвестен, - ответил офицер, - но зчем он нужен посетителю?" Прокоп зявил, что ему, собственно, ндо поговорить с Томешем. Это произвело ткой эффект, что офицер послл з полковником.

Полковник, очень тучный стмтик, принялся дотошно рсспршивть Прокоп, кто он ткой и что ему лдо. К тому времени в кбинете дежурного собрлось человек пять военных, и они тк посмтривли н Прокоп, что того бросило в пот. Ясно было - ждут кого-то, кому уже дли знть по телефону.

Этот кто-то ворвлся бурей и окзлся тем смым Крсоном! Его величли господином директором; Прокоп тк никогд и не узнл его нстоящего имени.

Увидев Прокоп, Крсон вскрикнул от рдости, зтрторил, что его двно ждут и всякое ткое; тотчс велел позвонить в змок, чтобы приготовили "квлерский покой" для гостей, подхвтил Прокоп под руку и повел по территории комбинт. Тут Прокоп понял: то, что он принял з зводские цехи, был всего лишь кзрм для солдт и пожрных; отсюд вело длинное шоссе, проходящее через туннель в поросшей зеленью нсыпи, которя достигл примерно десятиметровой высоты. Они поднялись н нсыпь, и только теперь Прокоп получил кое-ккое предствление о Блгтинском комбинте: целый город военных склдов, обознченных цифрми и литерми, холмики, поросшие трвой - пороховые погреб, - несколько поодль железнодорожня стнция с цейхгузми и крнми, и дльше еще ккие-то совсем черные здния и дощтые брки.

- Видите тот лес? - покзл Крсон н горизонт. - З ним-то и нходятся опытные лбортории, понятно? Вон те песчные бугры - это полигон. Тк. А в том прке - змок. Рот рзинете, когд я вм покжу лбортории! Кх-кх, по последнему слову техники... А теперь пойдемте в змок.

Крсон весело болтл о чем угодно, но о деле - ни слов; они шли через прк, и он покзывл Прокопу то редкий сорт Amorphophalus *, то ккую-нибудь японскую крликовую вишню; но вот и блттинский змок, весь увитый плющом. У вход ждет тихий, деликтный стричок в белых перчткх; зовут его Пуль, и он вводит Прокоп прямо в "квлерские покои". В жизни не бывл Прокоп в подобном помещении. Мозичный пркет, нглийский мпир, все стринное, дргоценное - дже присесть стршно. Не успел Прокоп умыться, кк явился Пуль с подносом - яички, бутылк вин, дрожщий бокл - и поствил все это н стол тк бережно, словно прислуживл принцессе. Под окнми - двор, посыпнный желтым песком; конюх в спогх с отворотми гоняет н корде высокого, в яблокх, коня; возле конюх стоит худощвя смугля девушк, прищуренными глзми следит з ногми коня; вот он бросил крткое прикзние и, опустившись н колено, ощупл ббки жеребц.

Снов примчлся Крсон - теперь, мол, ндо предствить Прокоп генерльному директору. Он повел Прокоп по длинному белому коридору, увешнному оленьими рогми и уствленному вдоль стен черными резными стульями. Розовый кк кукл, лкей в белых перчткх рспхнул перед ними дверь, Крсон втолкнул Прокоп в ккой-то зл рыцрских времен, и дверь з ними зкрылсь. У письменного стол стоял высокий стрик, стрнно прямой, словно его только что вытщили из шкф и подготовили для обряд приветствия.

- Господин инженер Прокоп, вш светлость, - провозглсил Крсон. - Князь Хген-Блттин.

Прокоп нхмурился, сердито мотнул головой, видимо считя это движение поклоном.

- Добро... пожловть, - произнес князь Хген, протягивя очень длинную руку.

Прокоп снов поклонился.

- Нде-юсь, вм будет... у нс... хорошо, - продолжл князь, и тут Прокоп зметил, что половин княжеского тел прлизовн.

- Ок-жите нм честь рз-делить ншу трпезу, - проговорил князь, явно беспокоясь, кк бы у него изо рт не выпл искусствення челюсть.

Прокоп нервно переступил с ноги н ногу.

- Простите, князь, - скзл он нконец, - но я не могу здерживться; мне ндо... еще сегодня...

- Невозможно, бсолютно невозможно! - воскликнул Крсон из-з его спины.

- Я сегодня должен уехть, - упрямо повторил Прокоп. - Я хотел только... попросить, чтобы мне сообщили, где Томеш. З это я готов, если нужно, предоствить вм... если нужно...

- Кк? - вскричл князь и выпучил глз н Крсон, ничего не понимя. - Чего... он... хочет?

- Не ндо сейчс, - шепнул Крсон Прокопу и громко ответил: - Господин Прокоп хочет только скзть, вш светлость, что он не был подготовлен к вшему приглшению. Но это невжно. - Крсон быстро обернулся к Прокопу. - Я все устроил. Сегодня будет dejeuner 1, в прке, тк что... черный костюм не нужен; можете прийти в чем есть. Я уже телегрфировл нсчет портного; ни о чем не беспокойтесь. Звтр все будет в порядке. Тк-то.

- Сочту осо-бой честью... для нс, - зкончил удиенцию князь, подвя Прокопу мертвые пльцы.

- Что это знчит? - взорвлся Прокоп, когд они вышли в коридор. - Говорите, судрь, или... - И он схвтил Крсон з плечо.

Крсон рсхохотлся и увернулся из-под его руки, кк озорной мльчишк

- Или - что или? - рссмеялся он и побежл, подсккивя, кк мяч. - Поймйте меня - все скжу! Честное слово!

- Шут гороховый! - взревел, бросясь з ним, рзъяренный Прокоп.

Крсон, хохоч, слетел по лестнице и мимо железных рыцрей выскользнул из двери; выбежв н гзон, он нчл пясничть, явно издевясь нд Прокопом.

- Ну, что? - кричл он. - Что вы мне сделете?

- Изобью! - прохрипел Прокоп, устремляясь к нему, кк взбешенный бык.

Крсон визжл от рдости, прыгл по трве, петляя, кк зяц.

1 второй звтрк (фрнц.).

- Скорей! - ликовл он. - Вот я где! - и, проскльзывя под рукой Прокоп, покзывл ему нос из-з дерев.

Прокоп молч гонялся з Крсоном, сжв кулки, серьезный и грозный, кк Аякс. Он уже здыхлся, когд вдруг зметил, что с лестницы змк з их беготней прищуренными глзми нблюдет смугля мзонк. Его ожгло стыдом, он остновился, кк бы испугвшись: что, если эт девушк подойдет и стнет щупть ему ббки?

Крсон срзу стл очень степенным, подошел к нему, сунув руки в крмны, и дружески проговорил:

- Недостток тренировки. Вм нельзя вести сидячий обрз жизни. Упржнять сердце! Тк-то. А-! - просияв, зкричл он. - Нш повелительниц, хо-хо! Дочь стрик, - тихо добвил он. - Княжн Вилле, то есть Вильгельмин-Аделид-Мод и тк длее. Интересня девчонк - двдцть восемь лет, великолепня нездниц. Я должен вс предствить, - уже громко зкончил он и потщил упирющегося Прокоп к девушке.

- Светлейшя княжн! - воскликнул он еще издли.- Вот предствляю вм - можно скзть, почти против его воли - ншего гостя. Инженер Прокоп. Бешеный человек. Хочет меня убить.

- Добрый день, - молвил княжн и обернулсь к Крсону. Знете, у Вирлвинд рспухли ббки.

- О боже! - ужснулся Крсон. - Бедня княжн!

- Вы игрете в теннис?

Хмурый Прокоп дже не понял, что вопрос относится к нему.

- Не игрет, - ответил з Прокоп Крсон, ткнув его под ребр. - Вм следует нучиться! Княжн проигрл Сюзнне Ленглен * только один сет, - верно?

- Потому что я игрл против солнц, - с некоторым неудовольствием объяснил княжн. - Во что вы игрете?

И снов Прокоп не понял, что обрщются к нему.

- Господин инженер - ученый, - горячо зтрторил Крсон. - Он открыл томные взрывы и тому подобные вещи. Гигнтский ум, серьезно. Мы по срвнению с ним - просто судомойки. Нм впору рзве что кртошку чистить и прочее в этом роде. Зто он... - Крсон дже присвистнул от восхищения, - просто волшебник. Если хотите, он вырвет водород из висмут. Тк-то!

Серые глз сквозь щелку век скользнули по Прокопу, который стоял, ошпренный смущением, тихо ярясь н Крсои.

- Очень интересно, - отозвлсь княжн, но глз ее уже смотрели куд-то мимо. - Попросите его кк-нибудь подробно рсскзть мне об этом. Итк, до встречи в полдень. Хорошо?

Н этот рз Прокоп поклонился почти вовремя, и Крсон увлек его в прк.

- Пород, - произнес он увжительно. - В этой женщине чувствуется пород. И горд, верно? Погодите, вот узнете ее поближе.

Прокоп остновился.

- Слушйте, Крсон, во избежние недорзумений: я никого не собирюсь узнвть ближе. Сегодня или звтр я уезжю, понятно?

Крсон кк ни в чем не бывло покусывл ккой-то листочек.

- Жль, - ответил он. - Здесь очень хорошо. Ну, что поделешь!

- Короче - говорите, где Томеш.

- Скжу, когд будете уезжть. Кк вм понрвился стрик?

- Ккое мне до него дело? - буркнул Прокоп.

- Ну, д... Антикврный экземпляр, для предствительств. К сожлению, рз в неделю его регулярно хвтет удр. Зто Вилле - чудесня девушк. Потом тут есть еще Эгон, восемндцтилетний оболтус. Об сироты. Потом гости: ккой-то кузен князь Сувльский, рзные офицеры, Ролуф, фон Грунзнете, член жокей-клуб - и доктор Крффт, воспиттель, и остльное общество. Сегодня вечером вы должны зглянуть к нм. Вечеринк с пивом - без всяких ристокртов, только нши инженеры и тому подобное, знете... Вон тм, в моей вилле. Это в вшу честь.

- Крсон, - строго скзл Прокоп, - прежде чем уехть, я хочу серьезно поговорить с вми.

- Это не к спеху. Отдыхйте пок, вот и все. Ну, мне пор н рботу. Можете делть что понрвится. Никких формльностей. Хотите купться - вон тм пруд. Ничего, ничего, об этом - позже. Будьте кк дом. Тк-то!

И он исчез.

XXIV

Прокоп бродил по прку, безотчетно злясь и сонно позевывя. Он удивлялся - чего от него хотят? - и с неудовольствием рссмтривл свои зношенные брюки и ботинки, смхиввшие н солдтские бшмки. Здумвшись, Прокоп едв не збрел н середину теннисного корт, где княжн игрл с двумя фрнтми в белых костюмх. Он быстро свернул и пошел туд, где предполгл нйти выход из прк.

С этой стороны прк окнчивлся своего род террсой: кмення блюстрд и отвесно вниз - стен, метров двендцти высотой. Отсюд можно было любовться сосновой рощей; внизу, вдоль опушки, ходил солдт с примкнутым к винтовке штыком.

Тогд Прокоп нпрвился в другую сторону; тм прк, полого спусклся. Здесь он обнружил пруд с купльнями, но, пересилив желние искупться, вошел в чудесную березовую рощицу. Аг, здесь только збор из шткетник, полузросшя тропинк ведет к клитке; клитк дже не зперт, можно выйти из прк в сосновый лес. Он тихо добрлся по скользкому хвойному ковру до смой опушки. А, черт, перед ним - изгородь из колючей проволоки, в добрых четыре метр высотой! Интересно, прочн ли проволок? Осторожно попробовл рукой, ногой и вдруг зметил, что с той стороны проволочной изгороди з его действиями с любопытством нблюдет вооруженный солдт.

- Вот жр, ? - зговорил Прокоп, чтобы не покзть смущения.

- Проход воспрещен, - ответил солдт.

Прокоп повернулся н кблукх и пошел вдоль проволочной изгороди. Сосновый лес сменился кустрником, з ним виднелись ккие-то мбры и хлев - видимо, скотный двор; Прокоп зглянул в щелку збор - оттуд вдруг рздлся стршный лй, рык, хрп, и добря дюжин догов, волкодвов и овчрок в остервенении кинулись к збору. Четыре пры недоверчивых глз выглянули из четырех дверей. Прокоп н всякий случй поздоровлся и хотел было двинуться дльше, но один из рботников побежл з ним и скзл, что и здесь "ходить воспрещется!" - после чего проводил Прокоп до смой клитки в березовую рощу.

Все это очень рсстроило Прокоп. "Крсон должен скзть мне, где тут выход, - решил он. - Я вм не кнрейк, чтоб держть меня в клетке". Он обошел стороной теннисный корт и нпрвился к прковой дорожке, по которой Крсон привел его к змку.

Но теперь н его пути возник словно сошедший с экрн прень в берете блином, пожелвший узнть, куд господин изволит идти.

- К выходу, - коротко ответил Прокоп.

- Но здесь проход воспрещен, - объяснил прень в берете, - это дорог к склдм боеприпсов, и кто хочет туд попсть, должен получить пропуск в дирекции. А ворот, ведущие с территории змк,- кк рз в противоположной стороне, идите нзд по глвной дороге, потом нлево, пожлуйст.

Прокоп пустился по глвной дороге и нлево - и пожлуйст, добрлся до больших решетчтых ворот. Дед привртник вышел отпереть их.

- Пожлуйте листочек!

- Ккой листочек?

- Пропуск.

- Ккой пропуск?

- Рзрешение н выход.

Прокоп взбесился:

- Д что я, в тюрьме, что ли?!

Дед сочувственно пожл плечми:

- Прошу прощения - сегодня мне ткой прикз дден.

"Бедняг, - подумл Прокоп, - ну, тебе ли здержть кого? Достточно двинуть рукой вот тк..."

Из окн сторожки выглянуло знкомое лицо, чрезвычйно нпоминвшее лицо некоего Боб.

И Прокоп, дже не зкончив своей мысли, повернулся спиной и побрел обртно к змку. Клянусь всеми чертями, скзл он себе, стрнные тут делются дел.

Похоже, что кого-то не хотят выпускть. Лдно, поговорю с Крсоном. И вообще - чихть я хотел н их гостеприимство, к столу не пойду; не стну я сидеть с хлыщми, которые тм, н корте, хихикли у меня з спиной. В крйнем возмущении поднялся Прокоп в отведенный ему покой, бросился в стринный шезлонг, жлобно скрипнувший под ним, и предлся гневу. Вскоре постучл Пуль и мягко спросил, - пойдет ли господин к dejeuner.

- Не пойду, - проворчл Прокоп.

Пуль поклонился и исчез. Через несколько минут он появился снов, толкя перед собой столик н колесикх, уствленный боклми, хрупким фрфором и серебром.

- Ккого желете вин? - деликтно осведомился Пуль.

Прокоп проворчл что-то в том духе, чтобы его оствили в покое.

Пуль н цыпочкх подошел к двери, принял тм из двух белых лп большую суповую миску.

- Consomme de tortues 1, - почтительно шепнул он и нлил супу в трелку, после чего миск был передн белым лпм. Тким же путем появились рыб, жркое, слты - блюд, которых Прокоп никогд не ел; он дже не знл толком, кк их

1 Черепховый суп (фрнц.).

едят, однко ему было стыдно обнружить при Пуле хоть тень змештельств.

- Сядьте, - приглсил его Прокоп, понюхв и пригубив чуть терпкое белое вино.

Пуль сдержнно поклонился и, конечно, остлся стоять.

- Слушйте, Пуль, - продолжл Прокоп, - кк вы думете я рестовн?

Пуль учтиво пожл плечми.

- Простите, не могу знть.

- По ккой дороге можно выбрться отсюд?

Пуль подумл немного.

- С вшего рзрешения - по глвной дороге, потом нлево. Прикжете кофе?

- Что ж, двйте.

Прокоп ошприл себе глотку превосходным мокко, и Пуль поднес ему вместе с серебряной зжиглкой все ромты Арвии в сигрном ящике.

- Слушйте, Пуль, - снов нчл Прокоп, откусывя кончик сигры, - спсибо з все. Не знли вы тут некоего Томеш?

Пуль, усердно вспоминя, обртил глз к небу.

- Простите, не знл.

- Сколько здесь солдт?

Стрый слуг подумл и стл подсчитывть:

- Н глвном посту - сотни две. Это пехот. Зтем - полевые жндрмы, не зню, сколько их. В Блттин-Дортуме гусрский эскдрон. Н полигоне в Блттин-Диккельне ртиллеристы, но они сменяются.

- Зчем тут полевые жндрмы?

- Прошу прощения, мы н военном положении. Звод боеприпсов.

- Аг. Знчит, здесь вокруг - всюду посты?

- Здесь только птрули, вш милость. Цепь - дльше, з лесом.

- Ккя цепь?

- Зпретня зон, вш милость. Туд никому нельзя.

- А если кто зхочет уехть...

- Должен попросить рзрешение н выезд в комендтуре. Не угодно ли вшей милости еще чего-нибудь?

- Нет, спсибо.

Прокоп с нслждением рстянулся в шезлонге, кк сытый бей. Лдно, посмотрим, скзл он себе; пок тут не тк уж плохо. Он хотел порзмыслить о случившемся, но вместо этого ему вспомнилось, кк прыгл, увертывясь от него, Крсон. "Неужели не догоню?" - подумл Прокоп и пустился вдогонку.

Достточно было одного пятиметрового скчк, чтоб нстичь беглец, но Крсон поднялся в воздух, кк кузнечик, и плвно перелетел через кусты. Прокоп топнул и взлетел следом з ним - только ноги поджл, перелетя нд кустми. Еще толчок - и Прокоп полетел неизвестно куд, уже не зботясь о Кпеопе. Он возносился .нд деревьями, легонький, сольный, кк птиц; попробовл сделть ногми несколько плвтельных движений и поднялся выше!

Это ему очень понрвилось. Сильными толчкми он ввинчивлся круто вверх. Под ногми, кк четкий плн, открылся змковый прк со всеми его беседкми, гзонми, петляющими дорожкми; можно было рспознть теннисный корт, пруд, крышу змк, березовую рощицу; вон тм - псрня, и сосновый лесок, и колючя изгородь, спрв же нчинются склды боеприпсов, з ними - высокя стен.

Прокоп полетел в ту сторону, где еще не успел побывть. По дороге сообрзил: то, что он счел сегодня террсой, были осттки стрых змковых укреплений, могучий бстион с бойницми и рвом, некогд питемым водой из пруд. Прокопу вжно было рссмотреть чсть прк между глвными воротми и этим бстионом; тм - зросшие тропинки, буйный кустрник, нсыпь - уже только метр в три высотой, под ней то ли мусорня свлк, то ли куч компосту; дльше - огород, окруженный довольно ветхим чстоколом, в чстоколе - зеленя клитк; з нею - шоссе. Ндо поглядеть поближе. - скзл себе Прокоп и стл медленно спускться. Тут н шоссе высккл квлерийский эскдрон с сблями нголо и ринулся н Прокоп. Тот подтянул колени к подбородку, чтоб ему не отсекли ноги; но это движение сообщило его телу ткой толчок, что он стрелой взвился в небо. Глянув еще рз н землю, он увидел все тким мленьким, точно смотрел н крту; длеко внизу, н шоссе, выехл крошечня бтрея, сверкющий ствол орудия поднялся к зениту, вспухло белое облчко и - бумм! - первый снряд пролетел нд головой Прокоп. Пристреливются,- сообрзил Прокоп и поспешно здвигл рукми, чтобы убрться подльше. Бумм! - второй снряд просвистел мимо нос. Прокоп изо всех сил торопился прочь от этого мест. Бумм! - третьим снрядом у него перебило крылья, Прокоп стремглв полетел головой вниз, и - проснулся. Кто-то стучл в дверь.

- Войдите! - всккивя, крикнул Прокоп; он еще не совсем очнулся и с трудом сообржл, где нходится.

Вошел седовлсый, блгородного вид господин, весь в черном, и низко поклонился.

Прокоп стоял, ожидя, пок блгородный господин зговорит.

- Дребйн, - предствился министр (по меньшей мере!) и снов поклонился.

Прокоп отвесил столь же низкий поклон.

- Прокоп, - ответил он. - Чем могу служить?

- Не соблговолите ли вы немного постоять?

- Пожлуйст, - пролепетл Прокоп, сбитый с толку: что с ним будут делть?

Седовлсый господин изучл фигуру Прокоп прищуренными глзми; дже обошел его кругом и погрузился в созерцние Прокоповой спины.

- Могу я попросить вс немного выпрямиться?

Прокоп вытянулся, кк солдт; ккого черт...

- Рзрешите, - скзл господин, опускясь н одно колено.

- Что вм ндо? - испугнно отштнувшись, воскликнул Прокоп.

- Снять мерку, - с этими словми господин уже вытщил из зднего крмн снтиметр и принялся мерить длину брюк Прокоп.

Прокоп отступил к окну.

- Перестньте, понятно? - рздрженно крикнул он. - Я не зкзывл никких костюмов.

- Мне уже дно рспоряжение, - учтиво нстивл господин.

- Слушйте, - едв влдея собой, нчл Прокоп, - идите ко всем... Не нужны мне никкие костюмы, и точк! Поняли?

- Пожлуйст, - соглсился господин Дребйн и присел н корточки; он приподнял жилет Прокоп, потянул з нижний конец брюк. - Н дв снтиметр длиннее, - зметил он, вствя. - Позвольте! - и опытной рукой скользнул Прокопу под мышку. - Слишком свободно.

- Ну и лдно, - буркнул Прокоп, поворчивясь к нему спиной.

- Блгодрю, - скзл Дребйн, рзглживя п лопткх Прокоп ккую-то склдку.

Прокоп обернулся вне себя:

- Эй вы, руки прочь, не то...

- Простите, - извинился господин, мягко обхвтывя его вокруг тлии; и прежде чем Прокоп, охвченный жждой убийств, успел пошевелиться, нзойливый господин стянул снтиметр вокруг его пояс, отступил и, склонив голову, принялся рзглядывть тлию Прокоп. - Д, именно тк, - вполне удовлетворенный, зметил про себя портной и низко поклонился со словми: - Честь имею...

- Иди ты к лешему! - гркнул Прокоп ему вслед. - Ничего, звтр меня здесь не будет, - зкончил он про себя, после чего, возмущенный, зшгл из угл в угол. - Д рзрзи их гром, неужели эти люди вообржют, что я тут полгод проживу?

Тут, постучв, с видом невинного млденц, вошел Крсон. Прокоп остновился, сцепив руки з спиной, смерил его мрчным взглядом.

- Слушйте, - резко скзл он. - Кто вы ткой, собственно говоря?

Крсон и бровью не повел; скрестив руки н груди, он поклонился н восточный мнер:

- О принц Алдин, я - джин, твой рб. Прикзывй - я выполню любое твое желние. А вы изволили соснуть? Ну, вше блгородие, кк вм тут нрвится?

- Чудесно, - с горечью ответил Прокоп: - Только я хотел бы знть: должен ли я считть себя рестовнным и по ккому прву?

- Арестовнным? - ужснулся Крсон. - Господи боже мой, рзве кто-нибудь не пускл вс в прк?

- Нет; но - из прк.

Крсон сочувственно кивнул:

- Неприятно, првд? Мне очень досдно, что вы недовольны. Вы куплись в пруду?

- Нет. Кк мне отсюд выйти?

- Боже мой, д через глвные ворот. Идите прямо, потом нлево...

- И предъявите пропуск, тк? Только пропуск-то у меня и нет.

- Ккя жлость, - зметил Крсон. - А ведь здесь очень крсивые окрестности.

- А глвное - их тщтельно охрняют.

- Очень тщтельно, - соглсился Крсон. - Прекрсно скзно.

- Послушйте! - взорвлся Прокоп, потемнев от гнев. Думете, очень приятно н кждом шгу нтыкться н штыки или колючую проволоку?

- Где же это? - удивился Крсон.

- Везде по крям прк.

- А зчем вс черти носят по крям? Ходите себе в середине, вот и все.

- Знчит, я под рестом?

- Боже сохрни! Д, чтоб не збыть: вот вм удостоверение. Пропуск н комбинт, понимете? Вдруг вм зхочется зглянуть туд.

Прокоп взял удостоверение и удивился: тм был нклеен его фотогрфия, сделння, видимо, сегодня.

- Могу я с этим пропуском выйти с территории?

- О нет, - поспешил ответить Крсон. - Не советую. И вообще будьте немножко осмотрительней, лдно? Понимете? Вот, взгляните. - И он покзл в окно.

- Что тм?

- Эгон обучется боксу. Аг, съел! А с ним - фон Грун. Хо-хо, мльчишк не из трусливых!

Прокоп с отврщением смотрел н двор, где полуголый юнош, с окроввленным носом и губми, всхлипывя от ярости и боли, вновь и вновь брослся н своего более опытного противник, чтобы через секунду отлететь от него еще более жлким и окроввленным. Особенное омерзение внушло Прокопу то, что зрелищем этим любовлись стрый князь - сидя в кресле н колесх, он смеялся во все горло - и княжн Вилле, которя при этом спокойно беседовл с кким-то великолепным крсвцем. Нконец, совершенно одурев, Эгон упл н песок; кровь кпл у него из нос.

- Скоты, - проворчл Прокоп неизвестно по чьему дресу и сжл кулки.

- Не ндо быть тким чувствительным, - скзл Крсон. - У нс жесткя дисциплин. Живем... кк н военной службе. Не блуем никого. - Он тк вырзительно подчеркнул последние слов, что они прозвучли угрозой.

- Крсон, - очень серьезно спросил Прокоп. - Я тут... ну, вроде кк... в тюрьме?

- Д что вы! Всего лишь - н бдительно охрняемом предприятии. Пороховой звод - это ведь не прикмхерскя, верно? Придется вм кк-нибудь приспособиться.

- Я звтр уеду, - упрямо проговорил Прокоп.

- Х-х! - рссмеялся Крсон и шлепнул его по животу. Вот шутник! Итк, сегодня вечером вы зглянете к нм?

- Никуд я не пойду! Где Томеш?

- Что? Ах, вш Томеш! Ну, пок он очень длеко. Вот ключ от вшей лбортории. Тм никто вм не помешет. К сожлению, у меня нет больше времени.

- Крсон, - нчл было Прокоп, но осекся: Крсон сделл ткой повелительный жест, что он не посмел продолжть; и Крсон удлился, посвистывя, кк ученый скворец.

Прокоп пустился со своим пропуском к глвным воротм. Дед-привртник, кчя головой, внимтельно изучил удостоверение: нет, эт бумжк - для ворот С, вон в ту сторону, к лборториям. Прокоп отпрвился к воротм С; прень из фильм в берете блином, просмотрев удостоверение, покзл: снчл прямо, потом третья поперечня дорожк н север. Прокоп, конечно, двинулся в южном нпрвлении, но через три шг его здержл полевой жндрм: нзд, третья дорожк нлево. Прокоп плюнул н "третью дорожку нлево" и пустился прямо через луг; через минуту з ним бежло трое: "Здесь ходить воспрещется!" Тогд он покорно пошел по третьей дорожке н север и, когд уже думл, что никто его не видит, свернул к склдм боеприпсов. Тм его остновил солдт с примкнутым штыком н винтовке и рстолковл, что ему ндо вон туд, перекресток VII, дорог № 6. Прокоп пытл счстье н кждом перекрестке, но всюду его остнвливли и посылли н дорогу VII № 6. Нконец он смирился и понял, что литеры н удостоверении: "С3 п. w. F. Н. А. VII № 6 Вг. V-7 S. Ь.!" - имеют тинственный и непреклонный смысл, которому следует слепо подчиняться. Он пошел по укзнному пути. Тм уже не было никких склдов, только мленькие железобетонные домики, обознченные рзличными номерми - видимо, лбортории; домики были рзбросны среди песчных бугров и сосен, Дорог привел его к уединенному домику под номером V-7; н двери крсовлсь медня дощечк: "Инж. Прокоп". Прокоп открыл дверь ключом, который дл ему Крсон, и вошел.

Внутри окзлсь прекрсня лбортория химии взрывчтых веществ - нстолько полно и современно оборудовння, что у Прокоп знялся дух от профессионльной рдости. Н гвозде висел его стря блуз, в углу, кк в Прге, стоял солдтскя койк, в ящикх превосходно сконструировнного письменного стол, тщтельно рссортировнные и системтизировнные, лежли все его печтные сттьи и рукописные зметки.

XXV

Полгод не держл Прокоп в рукх милую сердцу химическую посуду.

Он осмотрел ппрт з ппртом; здесь было все, о чем он когд-либо мог мечтть, новенькое, рсствленное в педнтическом порядке - кк н выствке. Был библиотек специльных книг и прктических руководств; огромня полк с химиклиями, шкф с чувствительными инструментми, кбин для опытных взрывов, чулн с трнсформторми, приборы для экспериментов, нзнчения которых он дже не знл. Осмотрев едв ли половину этих чудес, он, подчиняясь внезпному побуждению, бросился к полке з ккой-то солью брия, зотной кислотой и еще чем-то и приступил к опыту; в ходе эксперимент ему удлось обжечь себе плец, взорвть пробирку и проплить дыру в пиджке. Тогд, удовлетворенный, он сел к столу и нцрпл дв-три нблюдения.

После этого Прокоп снов принялся рзглядывть лборторию. Он несколько нпоминл ему новенький прфюмерный мгзин: все было слишком в порядке, но стоило ему тронуть одно, перествить другое, рзбрость все по своему вкусу - и стло горздо уютнее. В смый рзгр рботы Прокоп вдруг остновился: г, скзл он себе, тк вот чем хотят меня змнить! Того гляди явится Крсон и зпоет: сделетесь "биг мэн", и всякое ткое...

Мрчно уселся Прокоп н койку и стл ждть. Но никто не появился, и он, кк вор, прокрвшись к лборторному столу, опять знялся солью брия. Все рвно я тут в последний рз, утешл он см себя.

Опыт удлся блестяще: вспыхнул длинный язычок плмени, стеклянный колокол н точных весх рзлетелся вдребезги. Ох, влетит мне, виновто екнуло у Прокоп сердце, когд он увидел рзмеры ущерб; и он выскользнул из двери, кк школьник, рзбивший окно. Уже спустились сумерки, моросил дождь. В десяти шгх от лбортории стоял чсовой.

Прокоп не торопясь пошел к змку той же дорогой, что привел его сюд. В прке - ни души; мелкий дождь шелестел в верхушкх деревьев, ярко светились окн змк, в сумеркх рздвлись бурные звуки рояля - игрли ккую-то торжествующую песню. Прокоп повернул в пустынную чсть прк между глвными воротми и террсой. Здесь буйно рзрослись кусты, скрыв все дорожки; он збрлся в, сырую гущу, кк дикий вепрь, то прислушивясь, то снов продирясь вперед и с хрустом ломя ветки.

Вот нконец и крй зрослей, кусты здесь перевешивются через стрый вл, не достигющий в этом месте и трех метров высоты. Прокоп ухвтился з сетки, чтобы по ним спуститься с вл, но под тяжестью его солидного вес ветки обломились с резким треском - кк пистолетный выстрел, - и Прокоп грузно свлился н ккую-то мусорную кучу. Посидел с бьющимся сердцем: вдруг услышли? Не придут ли? Слух улвливл только шорохи дождя. Тогд он поднялся, стл искть збор с зеленой клиткой - кк было во сне.

Все совпло в точности, кроме одного: клитк окзлсь приоткрытой. Это его очень встревожило: знчит, кто-то только что вошел или вышел; в обоих случях - поблизости кто-то есть. Что делть?

Мгновенно решившись, Прокоп удром ноги рспхнул клитку и быстро вышел н шоссе. И в смом деле - н шоссе мячил невысокий человек в резиновом плще и с трубкой в зубх. Об постояли лицом к лицу в некоторой рстерянности: кто нчнет? И с чего? Нчл, конечно, более темперментный Прокоп. Молниеносно избрв из нескольких возможностей путь нсилия, он бросился н человек с трубкой и, боднув его, кк брн, всей своей тяжестью, опрокинул в дорожную грязь. Прижл его грудью и локтями к земле, слегк удивленный и недоумевющий: что делть с ним дльше?

Не здушить же человек, кк курчонк! А человек под ним дже трубку изо рт не выпустил, осторожно выжидет.

- Сдвйся! - прохрипел Прокоп и в тот же миг получил удр коленом в жизот, кулком - под челюсть и сктился в кнву.

Подымясь с земли, он ждл нового удр, но человек с трубкой невозмутимо стоял н шоссе, нблюдя з ним.

- Еще? - процедил он сквозь зубы.

Прокоп отрицтельно мотнул головой. Тогд тот принялся чистить ему костюм стршно грязным носовым плтком.

- Грязно, - зметил незнкомец, усердно трудясь нд пиджком Прокоп. - Нзд? - спросил он, зкончив рботу, и покзл н зеленую клитку.

Прокоп вяло кивнул. Человек с трубкой отвел его к строму влу и нклонился, уперев руки в колени.

- Полезйте! - сухо скомндовл он.

Прокоп збрлся ему н плечи, человек выпрямился:

- Гоп!

Прокоп ухвтился з свисющие ветки и вскрбклся н вл. Он чуть не плкл от стыд.

Вдобвок ко всему, когд Прокоп, исцрпнный, опухший, вывлявшийся в грязи, стршный и униженный, крлся по лестнице змк в свой "квлерский покой", ему встретилсь княжн Вилле. Прокоп сделл вид, будто он - не он, будто вовсе незнком с ней, короче - не поздоровлся и помчлся вверх по лестнице - фигур, слеплення из грязи; пробегя мимо, поймл ее удивленный, презрительный, очень оскорбительный взгляд. Прокоп остновился, кк от удр плетью.

- Стойте! - крикнул он, возврщясь к ней, н лбу его от ярости чуть не лоплись жилы. - Ступйте, скжите им, скжите... что я плевть н них хотел, и... я не позволю держть себя взперти, поняли? Не позволю! - взревел он и тк стукнул кулком по перилм, что згудело, и ринулся обртно в прк, оствив бледную княжну в полном оцепенении.

Через несколько минут после этого кто-то, до неузнвемости зляпнный грязью, ворвлся в сторожку у глвных ворот, перевернул стол н ужинвшего стричк привртник, схвтил Боб з горло и тк сднул его головой об стену, что нполовину содрл с него скльп и совершенно оглушил; зтем этот "кто-то" схвтил ключи, отпер ворот и выбежл вон. Тм он нткнулся н чсового, который тотчс предупреждюще крикнул и сорвл винтовку с плеч, но не успел выстрелить: незнкомец встряхнул его, вырвл винтовку и удром приклд перебил ему ключицу. Но тут подоспели еще двое солдт с ближйших постов; темня фигур швырнул в них винтовкой и бросилсь обртно в прк.

Почти в то же время нпдению подвергся ночной сторож у ворот С: некто черный, большой, нлетел н него, ннося стршные удры в челюсть. Сторож, русоволосый гигнт, крйне изумленный, держлся некоторое время, пок ему не пришло в голову свистнуть; тогд нпдющий с ужсными ругтельствми отпустил его и скрылся в черном прке. По тревоге подняли крулы, многочисленные птрули пошли прочесывть прк.

Около полуночи кто-то выломл кмни из блюстрды прковой террсы и стл кидть трехкилогрммовые обломки н чсовых, рсхживющих у подножия террсы, н глубине десяти метров.

Один из солдт выстрелил, после чего сверху посыплся грд политических оскорблений, и все стихло. Из Диккельн * прибыл вызвнный эскдрон квлерии, в то время кк весь блттинский грнизон колол штыкми кусты. В змке двно никто не спл.

В чс ночи у теннисного корт ншли солдт, лежвшего без чувств; его винтовк исчезл. Вскоре после этого в березовой роще звязлсь короткя, но интенсивня перестрелк; к счстью, никто не был рнен. Озбоченный Крсон нстоятельно упршивл уйти домой княжну Вилле, которя, вся дрож - вероятно, от ночной свежести, - отвжилсь появиться н поле боя; но княжн, стрнно блестя огромными глзми, попросил оствить ее в покое.

Крсон пожл плечми и не препятствовл ей больше сумсбродничть.

Хотя вокруг змк солдты тк и кишели, некто, зсевший в кустх, принялся методически выбивть змковые окн. Произошел переполох, тем более что одновременно н шоссе рздлись дв-три выстрел. Вид у Крсон был чрезвычйно обеспокоенный.

А княжн тем временем, кк ни в чем не бывло, шл по дорожке в роще крсных буков. Вдруг ей нвстречу выскочил огромня черня фигур, остновилсь, погрозил кулком, пробормотв, что это - позор и скндл, и снов скрылсь в кустх, ломя их, стряхивя с веток тяжелые дождевые кпли.

Княжн вернулсь и здержл по дороге птруль: в той стороне никого нет. Глз ее рсширились и блестели, словно в горячке.

Вскоре стрельб рздлсь в кустх з прудом; судя по звуку, били из дробовиков. Крсон руглся: пусть только рботники имения сунутся, он им уши оборвет! Он еще не знл в ту минуту, что кто-то рзмозжил кмнем голову великолепному дтскому догу.

Н рссвете крепко спвшего Прокоп ншли в японской беседке. Он был стршно исцрпн, грязен, костюм висел н нем клочьями, н лбу крсовлсь шишк с кулк, волосы слиплись от крови.

Крсон только головой покчл нд спящим героем этой ночи. Приплелся Пуль, зботливо прикрыл похрпывющего Прокоп теплым пледом; потом он принес тз, кувшин с водой и полотенце, чистое белье и новый с иголочки спортивный костюм от Дребйн, и удлился н цыпочкх.

Только дв ничем не примечтельных человек в шттском, с пистолетми в здних крмнх брюк до утр прогуливлись поблизости от японской беседки, хрня непринужденное выржение людей, вышедших полюбовться восходом солнц.

XXVI

Прокоп ждл, что эт ночь будет иметь бог весть ккие последствия; однко ничего не последовло, вернее - последовл з ним только тот человек с трубкой, которого Прокоп почему-то побивлся.

Человек звли Хольц - имя, весьм мло говорящее о его змкнутой, бдительной нтуре. Куд бы Прокоп ни шел - Хольц следовл з ним точно в пяти шгх. Это до бешенств рздржло Прокоп, и он целый день терзл Хольц смым утонченным обрзом: нпример, быстро ходил взд-вперед, взд-вперед по короткой дорожке, пятьдесят, сто рз подряд, ожидя, когд же Хольцу ндоест через кждые двдцть шгов делть "кругом". Но Хольцу это не ндоедло. Тогд Прокоп обртился в бегство, трижды обежл вокруг всего прк; Хольц молч несся з ним, дже не перествя пускть изо рт клубы дым; зто Прокоп зпыхлся тк, что в груди свистело.

Крсон не покзывлся в этот день - видимо, сердился. К вечеру Прокоп отпрвился к своей лбортории, сопровождемый молчливой тенью. Он хотел зпереть з собой входную дверь, но Хольц просунул ногу между дверью и косяком и вошел следом.

В сенях стояло приготовленное кресло, и было ясно, что Хольц отсюд не уйдет. Ну и лдно! Прокоп тинственно возился с чем-то в лбортории, Хольц сухо, отрывисто похрпывл в сенях. Около двух чсов ночи Прокоп обмкнул ккую-то бечевку в керосин, зжег ее и бросился вон со всей скоростью, н ккую был способен. Хольц моментльно вылетел из кресл и пустился з ним. Пробежв с сотню шгов, Прокоп кинулся в кнву лицом вниз; Хольц остновился нд ним, рскуривя свою трубочку. Прокоп поднял голову, собирясь что-то скзть ему, д промолчл, вспомнив, что принципильно не рзговривет с Хольцем; вместо этого он потянул руку и, дернув своего стрж з ноги, свлил н землю.

- Берегись! - успел только крикнуть Прокоп, и в ту же секунду со стороны лбортории донесся основтельный взрыв, осколки кмней и стекл со свистом пролетели нд головой. Прокоп встл, небрежно отряхнулся и поспешно двинулся прочь, сопровождемый Хольцем. К лбортории уже сбеглись чсовые, подктил пожрня мшин.

Это было первое предостережение, дресовнное Крсону. Если он теперь не явится н переговоры - произойдет кое-что похуже.

Крсон не явился; вместо этого он прислл новый пропуск, видимо в другую лборторию. Прокоп взбесился. Ах тк, скзл он себе, лдно! Я ему покжу, где рки зимуют. Рысью помчлся он в свою новую лборторию, сообржя по дороге, ккое вещество избрть для более чувствительного проявления своего протест; выбрл соединение клия, которое взрывется от соприкосновения с водой. Однко, когд Прокоп рзыскл свою новую лборторию, у него беспомощно опустились руки: проклятье, что з дьявол этот Крсон!

В непосредственной близости от лбортории окзлись домики - видимо, жилищ сторожей комбинт; в сдике копошилсь добря дюжин детишек, молодя мть убюкивл ревущего крсного млыш. Встретив взбешенный взгляд Прокоп, он осеклсь, перестл петь.

- Добрый вечер, - буркнул Прокоп и побрел обртно, сжимя кулки. Хольц - в пяти шгх з ним,

По дороге в змок они встретили княжну верхом, в сопровождении квлькды офицеров. Прокоп сошел н боковую дорожку, но княжн н всем скку повернул коня з ним.

- Если зхотите проктиться, - быстро зговорил он, и по ее смуглым щекм волной пробежл румянец, - в вшем рспоряжении будет Премьер.

Прокоп отступил перед приплясывющим Вирлвиндом. Он в жизни не сидел в седле, но не сознлся бы в этом ни з что н свете.

- Блгодрю, - скзл он, - Но не нужно... подслщивть... мой плен.

Княжн нхмурилсь; действительно, именно с ней неуместно было зговривть об этой стороне дел. Однко он подвил гнев и возрзил, деликтно сочетя укор и приглшение:

- Не збывйте, что в змке вы - мой гость.

- Полгю, я мог бы обойтись и без этого, - строптиво проворчл Прокоп, пристльно следя з млейшим движением горячего коня.

Княжн в рздржении шевельнул ногой; Вирлвинд фыркнул и поднялся н дыбы.

- Не бойтесь его, - с усмешкой кинул Вилле.

Прокоп потемнел в лице и удрил коня по морде; княжн вскинул хлыст, словно собирясь хлестнуть его по руке. Кровь бросилсь Прокопу в голову.

- Осторожнее! - прохрипел он, впившись нлитыми кровью глзми в сверкющие глз княжны.

Офицеры из ее свиты уже зметили нелдное и подсккли ближе.

- Алло, что тут происходит? - крикнул передний из них и погнл свою вороную кобылу прямо н Прокоп. Тот, увидев нд собой лошдиную голову, схвтил поводья и изо всех сил дернул в сторону.

Кобыл зржл от боли, сделл свечку, нездник свлился в объятия невозмутимого Хольц. Две сбли блеснули н солнце; но княжн был уже тут кк тут н дрожщем Вирлвинде и конем оттеснил офицеров.

- Отствить! - скомндовл он. - Это мой гость! - Он хлестнул Прокоп мрчным взглядом, добвив: - Тем более он боится лошдей. Познкомьтесь, господ. Лейтеннт Ролуф. Инженер Прокоп. Князь Сувльский. Фон Грун. Инцидент исчерпн, не тк ли? Ролуф - н коня! Поехли. Премьер к вшим услугм, господин инженер. И помните - здесь вы только гость. До свидния!

Хлыст многообещюще свистнул в воздухе, Вирлвинд повернулся тк резко, что из-под копыт брызнул песок, и квлькд скрылсь з поворотом; только лейтеннт Ролуф еще джигитовл н коне вокруг Прокоп; испепеляя его яростными взглядми, он хриплым от бешенств голосом выдвил:

- Рд познкомиться, судрь!

Прокоп повернулся н кблукх, ушел в свою комнту и зперся тм; через дв чс Пуль, шркя по-стриковски, поплелся из "квлерского покоя" в дирекцию с кким-то объемистым послнием. Тотчс после этого примчлся нхмуренный, злой Крсон; повелительным жестом он выгнл Хольц, спокойно дремвшего н стуле перед дверью, и вошел к Прокопу.

Хольц уселся н ступенькх змк и зкурил трубку. В "квлерском покое" рздлся грозный рев, но это ни в млейшей степени не кслось Хольц; трубочк плохо тянул, и Хольц рзвинтил ее, опытным движением прочистил мундштук трвинкой. А в "квлерском покое" будто рычл пр тигров, сцепившихся в дрке; один орл, другой хрипел, грохнулось что-то из мебели, и н секунду воцрилсь тишин; и снов рзнесся стршный крик Прокоп.

Сбежлись сдовники, но Хольц прогнл их мновением руки и принялся продувть мундштук. Буря нверху нрстл, об тигр рычли, кидлись друг н друг, хрпя от бешенств. Пуль выбежл из змк бледный кк стен, в ужсе возвел глз к небу. В это время мимо проезжл княжн со своей свитой; услышв крики в гостевом крыле змк, он нервно зсмеялсь и без всякой ндобности огрел Вирлвинд хлыстом. Постепенно крик стл утихть, слышно было только, кк ругется и грозится Прокоп, грохя кулком по столу. Его перебивет резкий голос, он угрожет и прикзывет; Прокоп вне себя громко протестует, но резкий голос отвечет тихо и решительно.

- По ккому прву? - орет Прокоп.

Повелительный голос объясняет ему что-то с тихой, угрожющей нстойчивостью.

- Но тогд, понимете ли вы это, тогд вы все взлетите н воздух! - гремит Прокоп, и буря рзржется снов, нстолько грозня, что Хольц моментльно прячет трубку в крмн и бросется в змок.

Но все снов утихло, только резкий голос, прикзывя, рубит фрзы; ему отвечет лишь грозное, глухое рычние. Похоже, что тм, нверху, диктуют условия перемирия. Еще двжды рсктился яростный рев Прокоп, но облдтель резкого голос уже не сердился; кзлось, он был уверен в своей победе.

Полтор чс спустя из комнты Прокоп вырвлся нсупленный Крсон, бгровый, лоснящийся от пот, и пыхтя, рысью побежл к покоям княжны.

Через десять минут Пуль, трепещ от почтительности, доложил Прокопу, который сидел в своей комнте, грызя пльцы;

- Ее светлость...

Вошл княжн в вечернем плтье, пепельно-бледня, жгуче сдвинув брови. Прокоп шгнул ей нвстречу и, кзлось, собрлся что-то скзть ей; княжн остновил его движением руки - жестом, исполненным высокомерия и отврщения, - и проговорил сдвленным голосом:

- Я пришл, господин инженер, чтобы... извиниться з тот инцидент. Я не имел в виду удрить вс. И безмерно сожлею о своем поступке.

Прокоп покрснел, попытлся ответить; но княжн продолжл:

- Лейтеннт Ролуф сегодня уедет. Князь приглшет вс кк-нибудь отобедть с нми. Збудьте этот случй. До свидния.

И он быстро подл ему руку. Прокоп едв коснулся ее пльцев; они были очень холодны и безжизненны.

XXVII

После бури между Крсоном и Прокопом воздух кк будто очистился. Прокоп, првд, зявил, что сбежит при первой возможности, но обязлся честным словом до той поры воздерживться от кких бы то ни было нсильственных действий и диверсий.

Зто рсстояние между ним и Хольцем увеличили до пятндцти шгов и рзрешили (в сопровождении этого стрж) беспрепятственно передвигться в рдиусе четырех километров от семи чсов утр до семи вечер, ночевть в лбортории и питться где ему угодно. Но Крсон поселил чуть ли не в смой его лбортории женщину с двумя детьми, и кк нрочно - вдову рбочего, убитого взрывом крктит - в виде известной морльной грнтии от всякого род, скжем, неосторожности. Кроме того, Прокопу положили превосходный оклд с выплтой золотом и предоствили его доброй воле - рзвлекться или рботть.

Первый день после соглшения Прокоп провел, тщтельно изучя местность в рдиусе четырех километров, интересуясь возможностью побег. Перспектив окзлсь прескверной: зпретня зон безупречно охрнялсь. Зтем он придумл несколько способов убить Хольц; к несчстью, вскоре Прокоп узнл, что этот хлднокрвный и выносливый молодчик содержит пятерых детей, д еще мть и сестру-хромоножку и что вдобвок в прошлом у него три год тюрьмы з убийство. Все эти обстоятельств не очень-то ободряли.

Несколько утешло Прокоп, что в него безоглядно, прямо стрстно влюбился Пуль, дворецкий н пенсии, бесконечно счстливый, что может кому-то служить; этот трогтельный стричок глубоко стрдл, когд его признли слишком медлительным для прислуживния з столом его светлости. Прокоп иной рз приводило в отчяние ндоедливое, почтительное внимние Пуля. Крепко привязлся к Прокопу и доктор Крффт, воспиттель Эгон, рыжий, кк лис, и глубоко несчстный человек; он облдл необычйной эрудицией, увлеклся теософией, к тому же был сумсброднейшим из иделистов, ккого только можно себе предствить. К Прокопу он относился чрезвычйно почтительно и беспредельно восхищлся им, считя по меньшей мере гением. И действительно, Крффт двно знл специльные сттьи Прокоп и дже построил, основывясь н них, теософское толковние низшего круг, то есть, выржясь простым языком, мтерильного мир. Сверх того, доктор Крффт был пцифист, нудный, кк все люди слишком возвышенных взглядов.

Прокопу в конце концов ндоело бесцельно бродить вдоль зпретной зоны, и он все чще стл удляться в лборторию рботть. Он изучл стрые свои зписи и восполнял многие пробелы; соствил и снов уничтожил длинный ряд взрывчтых веществ, подтверждющих его смые смелые гипотезы. Днем он бывл почти счстлив; зто по вечерм - по вечерм Прокоп избегл людей и тосковл под спокойным ндзором Хольц, устремляя взгляд н облк, н звезды, н длекий горизонт.

Еще одно, кк это ни стрнно, знимло его: стоило ему услышть топот копыт, кк он подходил к окну и нблюдл з нездником, будь это конюх, кто-либо из офицеров или княжн (с которой он не рзговривл после того пмятного дня); нхмурив брови в пристльном внимнии, он подмечл все движения коня и всдник. Он понял, что всдник, собственно говоря, вовсе не сидит в седле, скорее стоит в стременх; и точкой опоры ему служит не зд, колени; он не подсккивет безвольно, кк куль, встряхивемый конской спиной, ктивно предвряет ритмичное движение лошди. Прктически все это, может быть, и весьм просто, но нблюдтель, одренный инженерной мыслью, видит чрезвычйно сложную мехнику - особенно когд конь поднимется н дыбы, нчинет брыкться или приплясывть, дрож от блгородной, пугливой - обиды.

Все это Прокоп изучл долгими чсми, спрятвшись з знвеской; и в одно прекрсное утро велел Пулю передть, чтоб ему оседлли Премьер.

Пуль рстерялся; он объяснил, что вороной Премьер - горячий, почти необъезженный, стршно злой жеребец, но Прокоп коротко повторил прикз. Костюм для верховой езды уже висел у него в шкфу; он оделся, испытывя слбое чувство тщеслвия, и спустился во двор. Тм уже вытнцовывл Премьер, волоч з собой конюх, держвшего его под уздцы.

Подржя тому, что он подсмотрел у других, Прокоп стл успокивть коня, поглживя ему хрп и лысинку н лбу. Жеребец несколько утихомирился, но не перестл выплясывть н желтом песке... Прокоп нмеренно приблизился к нему сбоку; он уже собрлся вдеть ногу в стремя, когд Премьер молниеносно лягнулся и откинул круп - Прокоп еле успел отскочить. Конюх усмехнулся - этого было достточно: Прокоп с рзбегу кинулся н спину коня, неизвестно кк попл носком в стремя и выпрямился.

В течение нескольких следующих секунд он не сообржл, что делется: все звертелось кругом, кто-то вскрикнул - одн ног Прокоп повисл в воздухе, другя безндежно зпутлсь в стремени; но вот Прокоп тяжело перевлился в седло и изо всех сил сжл колени. Это вернуло ему способность понимть окружющее - кк рз в тот момент, когд Премьер взбросил зд; Прокоп почти лег н спину, снов кчнулся вперед и судорожно нтянул уздечку. От этого животное поднялось н дыбы, кк свеч; Прокоп, сжимя бок лошди, кк клещми, почти прильнул лицом к голове между ушей жеребц, стрясь не обхвтывть его з шею, чтобы не покзться смешным.

Он держлся почти одними коленями. Премьер опустился н все четыре ноги и зкружился волчком; Прокоп воспользовлся этим, чтоб продеть в стремя и другую ногу.

- Не жмите его тк! - кричл конюх, но Прокопу было приятно сдвливть бок Премьер.

Жеребец, скорее в отчянии, чем от злого нрв, стрлся сбросить стрнного нездник; он кружился, взбрыкивл только песок летел из-под копыт; во двор сбежлсь вся кухоння челядь глядеть н эти цирковые трюки. Прокоп зметил Пуля - тот в ужсе прижимл слфетку к губм, доктор Крффт, светясь н солнце рыжей головой, бросился вперед, чтобы с риском для жизни остновить Премьер з уздечку.

- Не троньте его! - воскликнул Прокоп в необузднной гордости и пришпорил коня.

Господи н небеси! Премьер, не знвший шпор, взвился стрелой и понесся со двор в прк; Прокоп втянул голову в плечи, думя лишь о том, чтобы мягче упсть, когд вылетит из седл; он стоял в стременх, нклонясь вперед, невольно подржя жокеям н скчкх. Проносясь мимо теннисного корт, зметил тм несколько белых фигурок; тут его обуяло неодолимое желние покзть свою удль, и он нчл охживть Премьер хлыстом по крупу.

Взбесившийся жеребец совсем потерял голову; сделв несколько неприятных бросков в стороны, он сел н здние ноги и, кзлось, вздумл перевлиться н спину, - но вместо этого ринулся прямо по клумбм, кк обезумевший. Прокоп понимл - теперь только не двть ему опускть голову, чтобы не поктиться кувырком под уклон, и он вцепился в повод, нтягивя их изо всех сил. Премьер вздыбился, рзом покрывшись потом, - и вдруг перешел н рзмеренную рысь. Это был побед.

Прокоп ощутил безмерное облегчение; только теперь он мог испробовть н опыте то, что тк основтельно изучил в теории - кдемический стиль верховой езды. Дрожщий конь слушлся млейшего движения, и Прокоп, горделивый, кк бог, нпрвил его по извилистым дорожкм прк обртно, к теннисному корту. Он уже видел з кустми княжну с ркеткой в руке и поднял жеребц в глоп. Тут княжн щелкнул языком, Премьер взвился и посккл к ней через кустрник; Прокоп, совершенно не подготовленный к этому трюку, потерял стремен и, перелетев через голову коня, рухнул в трву. В ту же секунду он услышл ккой-то хруст, и от боли у него помутилось сознние.

Очнувшись, Прокоп увидел княжну и трех господ в нерешительной позе людей, которые не знют - смеяться удчной шлости или бежть н помощь.

Прокоп приподнялся н локтях, попробовл двинуть левой ногой, которя лежл под ним, стрнно подогнутя. Подошл княжн - взгляд ее был вопросительным и уже чуточку испугнным.

- Тк, - жестко скзл Прокоп, - теперь из-з вс я сломл ногу.

Боль был ужсня, от пдения мутилось в голове - и все же Прокоп пытлся встть. Когд он снов пришел в себя, голов его лежл н коленях княжны, и он вытирл ему лоб сильно ндушенным плтком. Несмотря н стршную боль в ноге, Прокопу все это кзлось почти сном.

- Где... конь... - пробормотл он и зстонл, когд двое сдовников уложили его н скмейку и понесли в змок.

Пуль превртился в нгел, в сестру милосердия, в родную мть - во все н свете; он суетился, опрвлял подушки под головой Прокоп, кпл ему н губы коньяк; потом сел у постели, и Прокоп сжимл его руку во время приступов боли: прикосновение этой мягкой, стрчески легонькой руки придвло ему сил. Крффт стоял в ногх постели, и его глз были полны слез; Хольц, тоже явно рсстроенный, рзрезв ножницми штнину квлерийских брюк, клл н голень Прокоп холодные компрессы. Прокоп тихо стонл, временми улыбясь посиневшими губми Крффту и Пулю. Но вот в сопровождении ссистент прибыл полковой врч, эдкий квлифицировнный мясник, и без долгих проволочек взялся з Прокопову ногу.

- М-д, - скзл он. - Сложня fractura femoris 1 и тк длее... По меньшей мере полтор месяц лежть, голубчик.

Он достл дв лубк, и тут нчлось истязние.

- Вытяните ему ногу, - прикзл мясник ссистенту; но Хольц вежливо отстрнил взволновнного новичк и см, своей твердой, жилистой рукой сильно потянул сломнную конечность. Прокоп вцепился зубми в подушку, чтобы не зрычть от боли диким зверем, и только искл глзми измученное лицо Пуля, н котором отржлись все его стрдния.

- Еще немного, - бсил мясник, ощупывя перелом.

Хольц молч, бестрепетно тянул. Крффт обртился в бегство, лепеч что-то в полном отчянии.

Теперь мясник быстро и ловко стягивл лубки, ворч при этом, что звтр нложит гипс н эту проклятую ногу. Нконец все кончилось; боль, првд, ужсня,

1 перелом (лт.).

и вытянутя ног лежит, кк мертвя, но по крйней мере мясник ушел; один Пуль ходит вокруг н цыпочкх и, бормоч что-то мягкими губми, стрется облегчить учсть стрдльц.

Примчлся в втомобиле Крсон и, пересккивя через четыре ступени, бросился к Прокопу. Комнт нполнилсь шумными проявлениями его учстия, все срзу приободрились и почувствовли себя кк-то тверже, мужественнее; Крсон, чтоб утешить Прокоп, болтл ккую-то чепуху и вдруг робко и дружески поглдил его по рстрепнным волосм; в эту минуту Прокоп простил своему зклятому вргу и тирну девять десятых его мерзостей. Крсон примчлся вихрем, теперь по коридору движется что-то тяжелое, дверь рспхивется, и дв лкея с белыми лпми вводят прлизовнного князя. Еще с порог князь мшет своей невероятно высохшей длинной рукой, чтобы Прокоп, чего доброго, из почтения кким-нибудь чудом не встл, не двинулся нвстречу его светлости; зтем стрец позволяет усдить себя и с трудом произносит несколько слов смого блгосклонного учстия.

Едв скрылось это явление, кк в дверь постучли, и Пуль зшептлся с ккой-то горничной.

Вслед з тем вошл княжн - он еще в белом теннисном костюме, н смуглом лице - упрямство и рскяние: он ведь явилсь добровольно, извиниться з свое чудовищное озорство. Но прежде чем он открыл рот, суровое, словно грубо высеченное из кмня лицо Прокоп озрилось детской улыбкой.

- Ну, что? - гордо вопросил пциент. - Боюсь я лошдей или нет?

Княжн вспыхнул тк, кк никто от нее не ожидл бы; он дже см смутилсь и ощутил досду.

Но он превозмогл себя и снов превртилсь в гостеприимную влделицу змк; объявил, что приедет профессор-хирург, спросил, чего желет Прокоп из еды, для чтения и тк длее и велел Пулю двжды в день сообщть ей о здоровье гостя; попрвил что-то н подушке - тк, что Прокоп почувствовл, нсколько длек от него эт дм - и, слегк кивнув, вышл.

Вскоре н мшине приехл знменитый хирург, но ему пришлось прождть несколько чсов, кк ни кчл он в удивлении головой: господин инженер Прокоп изволили крепко уснуть.

XXVIII

Известный хирург, естественно, признл рботу полкового мясник негодной, снов рстянул ногу Прокоп и под конец нложил гипс, зявив, что, судя по всему, пциент нвсегд остнется хромым.

Для Прокоп нступили чудесные дни прздности. Крффт читл ему вслух Сведенборг *, Пуль - семейные клендри; * по велению княжны ложе стрдльц окружили роскошнейшими издниями мировой литертуры. В конце концов Прокопу ндоели дже клендри, и он нчл диктовть Крффту системтизировнный труд по деструктивной химии. Больше всего - кк это ни стрнно - ему нрвилось общество Крсон, чья дерзость и прямот импонировли ему; ибо з ними Прокоп обнружил великие плны и сумсбродную фнтичность принципильного междунродного милитрист.

Пуль был н вершине блженств: теперь кто-то нуждлся в нем от ночи и до ночи, он мог служить.кждым своим вздохом, кждым шжком своих стрческих ног.

Лежишь, со всех сторон окруженный мтерией, подобный поверженному стволу дерев; но рзве не чувствуешь ты искрения стршных, непозннных сил в этой недвижной мтерии, обступющей тебя? Нежишься н пуховых подушкх - они зряжены силой, превосходящей силу целой бочки динмит.

Тело твое - спящя взрывчтк; дже трясущяся, увядшя рук Пуля тит в себе, возможно, большую взрывную силу, чем мелинитовый зпл. Ты недвижно покоишься среди окен не измеренных, не рзложенных, не добытых сил; все, что вокруг, не мирные стены, не тихие люди, не шумящие кроны деревьев? это склд взрывчтых веществ, космический пороховой погреб, готовый к ужсющему взрыву; постукивешь пльцем по вещм, словно проверяя бочки с экрзитом - полны ли.

Руки Прокоп стли прозрчными от бездеятельности, зто обрели удивительную тонкость осязния: они прямо н ощупь чувствовли, угдывли взрывной потенцил всего, чего бы ни коснулись. В молодом теле - огромное нпряжение; зто доктор Крффт, этот восторженный иделист, облдет срвнительно слбой взрывчтостью, в то время кк детонционный индекс Крсон приближется к тетрнитрнилину. И Прокоп с трепетом вспоминл холодное прикосновение руки княжны - оно выдло ему чудовищную бризнтность этой гордой мзонки. Прокоп ломл себе голову - звисит ли потенцильня взрывня энергия оргнизм от нличия кких-либо ферментов и других веществ, или от химической структуры клеточных ядер, которые уже par excellence 1 - великолепные зряды. Кк бы тм ни было, он очень хотел бы увидеть, кк взорвется эт смугля, высокомерня девушк.

Но вот уже Пуль возит Прокоп по прку в кресле н колесх; Хольц пок не нужен, но он ншел себе дело - в нем обнружился тлнтливый мссжист, и Прокоп чувствует, кк из его упругих пльцев брызжет блгодтня взрывня сил. Если иной рз они встречют в прке княжну, т произносит несколько слов с безупречной, точно дозировнной вежливостью, и Прокоп, к собственной досде, не в силх понять, кк это делется; см он то слишком груб, то излишне общителен. Остльня компния смотрит н Прокоп, кк н чудк; это дет им прво не принимть его всерьез, ему - свободу быть с ними невежливым, кк спожник.

Однжды княжн соизволил остновиться возле него, велев своей свите подождть; он сел рядом с Прокопом и осведомилсь о его рботе. Прокоп,

1 по преимуществу (фрнц.).

желя угодить ей, пустился в ткие специльные рссуждения, словно делл доклд н междунродном конгрессе химиков. Князь Сувльский и еще ккой-то кузен нчли подтлкивть друг друг и переглядывться; рзъяренный Прокоп огрызнулся - он, мол, рсскзывет не для них. Глз всех обртились н ее светлость: только он могл поствить н место невоспитнного плебея. Но княжн терпеливо улыбнулсь и отослл своих спутников игрть в теннис.

Он смотрел им вслед, сощурив глз щелочкой, Прокоп искос нблюдл з ней; строго говоря, только сейчс он впервые кк следует рзглядел ее.

Был он сильня, тонкя, с избытком пигмент в коже, в общем, не ткя, уж крсивя; мленькя грудь, ног зкинут з ногу, великолепные породистые руки; н гордом лбу - шрм, острый взгляд из-под прищуренных век, - под тонким носом темный пушок, влстные твердые губы; в общем, почти крсив. Ккие же у нее н смом деле глз?

Тут он прямо взглянул н него, и Прокоп охвтило смятение.

- Говорят, вы умеете ощупью определять хрктер, - быстро проговорил он. - Об этом рсскзывл Крффт.

Прокоп зсмеялся ткому чисто женскому толковнию его непостижимой чуткости в химии.

- Ну д, всегд ощущешь, сколько силы в том или другом предмете; это пустяки, - ответил он.

Княжн бросил быстрый взгляд н его руку, потом вокруг себя; поблизости никого не было.

- Дйте-к, - пробурчл Прокоп, подствляя свою рзрезнную шрмом лдонь.

Он положил н нее кончики глдких пльцев; словно молния пронизл Прокоп, сердце збилось бурно, в голове пронеслсь дурцкя мысль: "Что, если сжть?" И он уже мял, двил в своей грубой лпе обжигющую, упругую плоть ее руки. Словно вино удрило ему в голову, все пошло кругом; он еще увидел, кк княжн прикрыл веки, втянул воздух полурскрытым ртом; тогд он см зкрыл глз и, стиснув зубы, полетел в кружщуюся тьму.

Его рук горячо, бешено боролсь с тонкими, приссывющимися пльцми; они силились вырвться, они извивлись, кк змеи, впивлись ногтями в его кожу и снов обнженно, судорожно льнули к его лдони. Зубы Прокоп стучли от нслждения; трепетные пльцы дски возбуждли, в глзх пошли лые круги... Вдруг сильное, обжигющее пожтие - и узкя лдонь вырвлсь из его пльцев. Кк в дурмне поднял Прокоп пьяные глз, в голове тяжко стучл кровь; с изумлением увидел он зелено-золотой сд и снов опустил веки, ослепленный дневным светом. Княжн покрылсь пепельной бледностью и кусл губы острыми зубми; в щелочкх ее глз горело, кжется... безмерное отврщение.

- Ну? - повелительно спросил он.

- Девственн, бессердечн, слдострстн, яростн и горд - выжжен кк трут, кк трут... и зл; вы - зля; вы обжигете жестокостью, в вс много ненвисти и нет сердц; вы зля; вы до откз зряжены стрстностью; недотрог, лчня, суровя, суровя к себе - лед и плмя, плмя и лед...

Княжн молч кивнул: д.

- ...Недобря ко всем, недобря ко всему; ндменн, вспыльчив кк порох, неспособня любить, скучющя и пылкя... рсклення... спекшяся от жр, вокруг вс все вымерзет.

- Я должн быть суров к себе, - шепнул княжн. - Вы не знете... не знете... - Он мхнул рукой и поднялсь. Блгодрю вс. Я пришлю к вм Пуля.

Излив тким способом горечь обиды, Прокоп стл более спокойно думть о княжне; его дже здевло, что теперь он явно избегет его. При первой возможности он нмеревлся скзть ей что-нибудь приветливое, но ткя возможность больше не предствлялсь,

В змок приехл князь Рон, или "mon oncle" 1 Шрль, брт покойной княгини; весьм обрзовнный и элегнтный скитлец, почиттель всего прекрсного tres grand artiste 2, кк говорили; он дже нписл несколько исторических ромнов, впрочем, был чрезвычйно милый человек. К Прокопу он почувствовл особую симптию и проводил у него целые чсы. Прокоп извлек большую пользу от общения с этой обятельной личностью, в ккой-то мере обтеслся и понял, что в мире, кроме деструктивной химии, существуют и другие вещи. Oncle Шрль был воплощення хроник некдотов. Прокоп с удовольствием сворчивл рзговор н княжну и с интересом слушл, ккя это был зля, взблмошня, гордя и великодушня девочк; однжды он стрелял в своего maitre de dance 3, в другой рз предложил вырезть у себя кусок кожи для трнсплнтции обжегшейся няне, когд ей не рзрешили этого - в ярости рзбил une vitrine 4 с редчйшим хрустлем. Le bon опсЯе 5 зхвтил кк-то с собой и "оболтус" Эгон и стл приводить ему Прокоп в пример, д с ткими ттестциями, что бедняг крснел не меньше Эгон.

Через пять недель Прокоп уже мог ходить с плочкой; он все чще удлялся в свою лборторию и рботл кк вол, до того, что возврщлсь боль в ноге, и н обртном пути он всей тяжестью опирлся н руку внимтельнейшего Хольц. Крсон сиял, видя Прокоп тким мирным и трудолюбивым, и порой зкидывл удочки туд, где почил в бозе крктит; но Прокоп о нем и слышть не желл.

Кк-то вечером в змке устроили торжественный soiree; 6 и н этот вечер Прокоп приготовил свой coup7. Княжн кк рз стоял в кружке генерлов и

1 мой дядя (фрнц.).

2 очень большой художник (фрнц.).

3 учителя тнцев (фрнц.).

4 горку (фрнц.).

5 Милый дядюшк (фрнц.).

6 ужин (фрнц.).

7 Здесь - ошеломляющее выступление (фрнц.).

дипломтов, когд дверь рспхнулсь, и вошел - без плки строптивый пленник, впервые почтивший своим присутствием княжеские покои змк. Oncle Шрль и Крсон побежли ему нвстречу, княжн только быстро, испытующе взглянул н него поверх головы китйского послнник. Прокоп вообржл, что он подойдет поздоровться с ним; увидев же, что он зговорил с двумя пожилыми, декольтировнными сверх меры дмми, он нхмурился и отступил в угол, неохотно рсклнивясь с блисттельными персонми, которым Крсон предствлял его под титулом "знменитого ученого", "ншего змечтельного гостя" и тк длее. Кзлось, Крсон принял здесь н себя обязнности Хольц - он ни н шг не отходил от Прокоп. Чем дльше, тем отчяннее скучл Прокоп; он збился в смый дльний угол и оттуд угрюмо смотрел н весь свет. Теперь княжн рзговривет с ккими-то высшими сновникми, один из них дже дмирл, другой - крупня инострння шишк; вот он торопливо взглянул в угол, где томился мрчный Прокоп, но в этот момент к ней подошел претендент н ккой-то рухнувший трон и увел ее в противоположную сторону.

- Ну, я пошел домой, - пробурчл Прокоп; в его черной душе созрело решение незмедлительно сделть новую попытку к бегству. И в ту же минуту он увидел перед собой княжну; он протягивл ему руку:

- Рд, что вы уже здоровы.

Прокоп збыл все светские нствления oncle Шрля. Неуклюже двинув плечми (что должно было ознчть поклон), он скзл медвежьим голосом:

- А я думл, вы меня дже не зметили.

Крсон исчез, словно сквозь землю провлился.

Княжн сильно декольтировн, что повергет Прокоп в смятение; он не знет, куд глядеть, но видит только ее упругое смуглое тело, слегк припорошенное пудрой, и чувствует резкий ромт.

- Я слышл, вы снов рботете, - произносит княжн. Нд чем именно?

- Д тк, по большей чсти нд пустякми, - брхтется Прокоп; г, вот случй зглдить ту грубость... ну, ту выходку с рукой... но что же, рди всех святых, можно скзть ей хорошего?

- Если хотите, - бормочет он, - я проделю... ккой-нибудь опыт... нд вшей пудрой.

- Ккой опыт?

- Сделю взрывчтку. Н вс ее столько... что можно произвести пушечный выстрел.

Княжн рссмеялсь.

- Я не знл, что пудр - взрывчтое вещество.

- Все - взрывчтое вещество... стоит только кк следует взяться. Вы сми...

- Д?

- Нет, ничего. Зтенный взрыв. Вы - стршно бризнтны.

- Стоит только кому-нибудь взяться з меня кк следует, усмехнулсь он, но тут же стл серьезной. - Зля, бессердечня, бешеня, лчня и гордя - тк?

- Девочк, готовя содрть с себя кожу... рди струхи...

Княжн вспыхнул:

- Кто это вм скзл?

- Mon oncle Charles, - брякнул Прокоп.

Княжн кк бы зледенел и вдруг стл длекой, словно отодвинулсь н сто миль.

- А, князь Рон, - сухо попрвил он Прокоп. - Князь Рон много говорит. Рд, что вы all right 1.

Легкий кивок головы - и княжн уже плывет по злу в сопровождении квлер в мундире, оствив Прокоп беситься в углу.

Тем не менее утром следующего дня Пуль принес Прокопу нечто вроде священной реликвии, скзв, что получил это от горничной княжны.

То был коробочк коричневтой пудры, издввшей резкий ромт.

1 Здесь - здоровы (нгл.).

XXIX

Этот сильный ромт женщины дрзнил и беспокоил Прокоп, когд он рботл нд коробочкой пудры: будто см княжн стоял в лбортории, нгибясь, нд его плечом.

Стрый холостяк, он и не подозревл рньше, что пудр, собственно, всего лишь крхмлистый порошок; видимо, он считл его минерльной крской. Ну что ж, крхмл - превосходня вещь, скжем, для нейтрлизции слишком сильных взрывчток, ибо см по себе он флегмтичен и туп; тем стршнее он будет, когд см стнет взрывчтым веществом. Но сейчс Прокоп совершенно не знл, кк к нему подступиться. Тер лдонями лоб, преследуемый неотвязным ромтом княжны, и сидел в лбортории ночи нпролет...

Те, кто его любил, перестли ходить к нему; он прятл от них свою рботу и нетерпеливо огрызлся, думя только о злосчстной пудре. А черт, что же еще испробовть? Дней через пять решение збрезжило перед ним; он бросился изучть ромтические нитромины *, после чего нчл ткую книтель по синтезировнию, ккой никогд еще не предпринимл. И вот однжды ночью перед ним лежл взрывчтк, сохрнившя вид пудры и прежний резкий ромт; коричневтый порошок, от которого пхло кожей зрелой женщины...

Прокоп вытянулся н койке, измученный устлостью. Примерещился плкт с ндписью: "Пудерит, лучшя взрывчтя пудр", н плкте нрисовн княжн, он покзывет ему язык. Он хочет отвернуться, но с плкт протянулись две нгие смуглые руки - щупльцы медузы - и притягивют его к себе.

Он вытщил склдной нож из крмн, перерезл их, кк колбсу. И тут же испуглся, что совершил убийство, выбежл н улицу, н которой когд-то жил.

У тротур стоял рокочущя мшин, он вскочил в нее с криком: "Поезжйте скорей!" Мшин тронулсь, и тут только он зметил, что з рулем сидит княжн, н голове у нее кожный шлем, которого он до сих пор не видел. Н повороте кто-то бросился нвстречу, верно, чтоб остновить; нечеловеческий вопль, колес перектились через что-то мягкое, и Прокоп проснулся.

Потрогл лоб и понял, что у него жр; встл, пошел искть ккие-нибудь лекрств. Не ншел ничего, кроме чистого спирт. Сделл порядочный глоток, сжег небо и гортнь и снов, охвченный головокружением, улегся спть. Ему снились ккие-то формулы, цветы, Анчи и бешено мчщийся поезд; потом все рсплылось в глубоком сне.

Утром Прокоп достл рзрешение произвести экспериментльный взрыв н полигоне, что вызвло у Крсон припдок необузднной рдости. Прокоп откзлся от помощи кких-либо лборнтов и см присмотрел з тем, чтобы шпур был выбит в песчнике, кк можно дльше от змк, в той чсти полигон, где не было дже электропроводки, тк что пришлось применить обычный бикфордов шнур.

Когд все было готово, он послл скзть княжне, что ровно в четыре чс дня ее коробочк с пудрой взлетит н воздух. Потом посоветовл Крсону очистить близлежщие дом и никого не допускть к месту взрыв в рдиусе одного километр. Зтем он потребовл, чтобы в виде исключения его под честное слово освободили от Хольц. Крсон, првд, подумл, что Прокоп делет слишком много шуму из пустяков, однко исполнил все его желния. К четырем чсм Прокоп собственноручно отнес коробочку пудры к шпуру, в последний рз с ккой-то ждностью втянул в себя ромт княжны и опустил коробочку в отверстие. Потом подложил под нее ртутный зпл и прикрепил бикфордов шнур, рссчитнный н пять минут горения, после чего уселся рядом и с чсми в руке стл ждть, когд стрелки покжут без пяти четыре.

Аг, теперь эт ндмення княжн увидит, чего он стоит. О, это будет нстоящий взрыв, не то что детские игрушки тм, н Белой горе, где ему вдобвок приходилось прятться от полицейского; это будет слвный взрыв, вольный огненный столб до неб, великолепня сил, исполинский громовой рскт; мощью огня рсколется небо, и искр, высечення рукой человек...

Без пяти четыре. Прокоп поспешно зжег шнур и, чуть прихрмывя, побежл прочь е чсми в руке.

Еще три минуты; скорее, черт возьми! Две минуты...

И тут спрв он увидел княжну в сопровождении Крсон они шли к месту взрыв. Н миг Прокоп зстыл от ужс, гркнул предостерегюще: "Нзд!" Крсон остновился; княжн, не оглядывясь, продолжл идти. Крсон зсеменил з ней, видимо, уговривя вернуться. Превозмогя резкую боль в ноге, Прокоп рвнулся к ним.

- Ложись! - взревел он. - Ложись, черт вс...

Лицо его было тк грозно, что Крсон побледнел, сделл дв длинных прыжк и плюхнулся в глубокую щель. Княжн все шл вперед; от шпур ее отделяло уже не более двухсот шгов. Прокоп швырнул чсы оземь и устремился з ней.

- Ложись! - рявкнул он, хвтя ее з плечо.

Княжн порывисто оглянулсь, смерил его изумленным взглядом - что он себе позволяет? Тут Прокоп обеими кулкми сшиб ее, упл н нее всей тяжестью.

Сильное, узкое тело отчянно зтрепетло под ним.

- Змея, - прошипел Прокоп и, тяжело переводя дух, изо всей силы, грудью прижл княжну к земле.

Тело под ним выгнулось, метнулось в сторону; но - стрнно - из сжтых губ княжны не вырвлось ни звук, он только коротко, отрывисто дышл в лихордочном единоборстве. Прокоп втиснул колено меж ее колен, чтоб он не выскользнул, лдонями зжл ей уши, молниеносно сообрзив, что от взрыв у нее могут лопнуть брбнные перепонки. Острые ногти вонзились ему в шею, н щеке он почувствовл яростный укус четырех лсочьих резцов.

- Бестия, - прохрипел Прокоп, пытясь оторвть от себя впившегося в него хищник; но княжн не отпустил его, словно присослсь, из горл ее вырвлся воркующий звук; тело ее волнообрзно билось и извивлось, кк в судорогх. Знкомый резкий ромт одурмнил Прокоп; сердце зколотилось нбтом, он хотел уже вскочить, не думя о взрыве, который должен был произойти в ближйшую секунду. Но тут он почувствовл, что дрожщие колени обхвтили и сжли его ногу, руки судорожно обвили голову и шею; н лице он ощутил влжное, жгучее, трепетное прикосновение губ и язык. Он зстонл от ужс и губми стл искть рот княжны. И тут грохнул невероятный взрыв, столб земли и кмней вырвлся из земных недр, что-то больно удрило Прокоп в темя, но он дже не почувствовл, ибо в этот миг впился губми в горячую влжность рскрытого, воркующего рт и целовл губы, язык, зубы; пружинистое тело под ним рзом обмякло, длинными волнми пробегл по нему дрожь. Он увидел - или ему только покзлось, что Крсон встл, взглянул и моментльно повлился снов н землю. Легкие пльцы щекотли шею Прокоп, доствляя невыносимое, дикое нслждение; хрипящий рот прикслся к его лицу, к глзм мелкими, трепетными поцелуями, Прокоп, кк изнемогющий от жжды, приник к пульсирующей мякоти блгоухнного горл. "Милый, милый", - щекотл, опляя слух, горячий, влжный шепот, нежные пльцы зрылись в его волосы, подтливое тело нпряглось, ндолго прижлось к нему; и Прокоп прильнул к сочным губм бесконечным, стонущим поцелуем.

Рррз! Отброшенный локтем, Прокоп вскочил, потер себе лоб, кк пьяный. Княжн сел, попрвил волосы.

- Подйте мне руку, - прикзл он сухо, быстро огляделсь, порывисто прижл его руку к пылющей щеке; вдруг тк же порывисто отбросил ее, встл, зстыл, широко рскрытыми глзми усткилсь куд-то в прострнство. Ткя он пугл Прокоп; он хотел было броситься к ней, но он нервно передернул плечом, словно сбрсывя что-то; он видел, кк он крепко зкусил губу. Только теперь Прокоп вспомнил о Крсоне; тот ншелся недлеко: он лежл н спине - но уже не в щели, - весело трщсь в синее небо.

- Ну, кончилось? - зтрторил он, не вствя, и, сложив руки н животе, покрутил большими пльцми. - Я, видите ли, стршно боюсь тких вещей. Можно встть? - Он вскочил, отряхнулся, кк пес. - Змечтельный взрыв! - добвил восторженно, словно мимоходом взглянув н княжну.

Княжн обернулсь к нему; был он оливково-бледн, но собрн и уже влдел собой.

- И это все? - небрежно бросил он.

- Ах ты боже мой! - всплеснул рукми Крсон. - Кк будто этого мло! Подумть только - одн коробочк пудры! Слушйте, вы - чродей, вы продли душу дьяволу, вы влдык д или кто... А? Ну, д! Влститель мтерии. Княжн - вот король! - объявил он с явным нмеком, но тут же помчлся дльше: - Генильно, првд? Исключительный человек. Мы - всего лишь тряпичники, честное слово. Кк вы нзвли сей продукт?

Ошеломленный Прокоп постепенно обретл рвновесие.

- Пусть княжн будет крестной мтерью, - скзл он, обрдовнный, что сумел собрться с силми. - Эт взрывчтк... приндлежит ей.

Принцесс вздрогнул.

- Нзовем хотя бы... "вицит", - свистящим шепотом произнесл он.

- Кк? - не срзу понял Крсон. - Ах, д, vicit, то есть "победил", тк? Княжн, вы генильны! "Вицит"! Превосходно! Ур!

А у Прокоп мелькнул в голове другя, более стршня этимология этого слов. Vitium. Le vice. Порок. Он с ужсом взглянул н княжну; однко н ее змкнутом лице невозможно было прочесть никкого ответ.

XXX

Крсон побежл к месту взрыв впереди всех.

Княжн - видимо, нмеренно - отстл; Прокоп думл, что он хочет что-то скзть ему, но он только покзл пльцем н его щеку: смотрите, вот тут. Прокоп быстро схвтился з щеку, нщупл кровоточщий след ее укус; поднял пригоршню земли, рзмзл по лицу - кк если бы при взрыве в него попл комок.

От взрыв обрзовлсь воронк диметром метров в пять; силу взрыв трудно было определить, но Крсон считл, что он в пять рз превосходит взрывную силу оксиликвит. Чудное вещество, зявил он, только, пожлуй, слишком сильное для прктического применения. Вообще Крсон поддерживл весь рзговор, искусно скользя по довольно зметным пузм. И когд  он н обртном пути отклнялся с несколько нрочитой поспешностью, - ему, мол, ндо еще туд-то и туд-то, - тяжелое бремя пло н Прокоп. О чем с ней теперь говорить? Бог весть почему он думл, что и словом нельзя коснуться той дикой, темной минуты, когд произошел взрыв и "мощью огня рскололось небо"; в нем бродило горькое, неприятное предчувствие, что, зговори он об этом - и княжн с зморживющей ндменностью оборвет его, кк лкея, с которым... с которым...

Он гневно сжимл кулки и мямлил о чем-то третьестепенном - кжется, о лошдях; слов зстревли у него в глотке, княжн зметно ускорял шг, торопясь добрться до змк. Прокоп сильно хромл - болел ног, но он не покзывл вид.

В прке он хотел было проститься, но княжн свернул н боковую дорожку. Он нерешительно последовл з ней; тут он прижлсь к нему плечом, зпрокинул голову, подствил ждные губы...

Той, мленькя китйскя собчонк княжны, почуял хозяйку и, визж от рдости, понеслсь к ней через кусты и клумбы. Вот он! Аг! Но что это? Собчк стл кк вкопння: Угрюмый Великн схвтил Госпожу, они вцепились друг в друг, штются в немом, яростном единоборстве; ох, Госпож побежден, руки ее опустились, он, стеня, лежит в объятиях Великн; сейчс он ее здушит! И Той поднял тревогу: "Н помощь! Помогите!" - кричл он н своем собчьем - или китйском? - языке.

Княжн вырвлсь из объятий Прокоп.

- Ах, этот пес, этот пес, - нервно зсмеялсь он. - Пойдемте!

Прокоп был, словно пьяный, ему трудно было сделть дже несколько шгов. Княжн взял его под руку (сумсшедшя! Что, если кто-нибудь...), потщил его, но и ей ноги откзывются служить, Он вцепилсь в его руку, ей хочется рвть все в клочья, он втягивет в себя воздух сквозь зубы, хмурит брови, в глзх ее все темнеет; и, хрипло всхлипнув, он бросется н шею Прокопу, тк что тот покчнулся, - ищет его губы. Прокоп впился в нее рукми, зубми, готовый рздвить ее; долгое объятие, об не дышт - и вот тело, нтянутое, кк тетив, слбеет, утрчивет силу, обвисет мягко и безвольно; зкрыв глз, покоится княжн н его груди, лепечет слдостные, бессмысленные словечки, позволяет ему покрывть бешеными поцелуями свое лицо, шею, и см возврщет их, кк пьяня, словно не помня себя: целует его волосы, ухо, плечи - одурмнення, подтливя, теряющя сознние, бесконечно нежня, покорня, кк овечк, и может быть - может быть, о боже, счстливя в эту минуту кким-то невырзимым, беззщитным счстьем; о боже, ккя улыбк, ккя трепещущя, прекрсня улыбк н тихо шевелящихся губх!

Открыл, рспхнул глз, резко вырвлсь из его рук. Они стояли в двух шгх от глвной ллеи.

Княжн провел лдонями по лицу, словно просыпясь; отступил, поштнулсь, прислонилсь лбом к стволу дуб. Едв Прокоп выпустил ее из лп, кк сердце его зколотилось в отвртительных, унижющих сомнениях: Иисусе Христе, ведь я для нее слуг, с которым он... может быть... тк только, рспляется... в минуту слбости, когд... когд ее одолевет одиночество или вообще... Теперь оттолкнет меня, кк пс, чтобы потом... с другим...

Он подошел к ней, грубо положил руку ей н плечо. Княжн обернулсь, кроткя, с робкой, почти боязливой, униженной улыбкой.

- Нет, нет, - шепнул, сжимя руки в мольбе, - пожлуйст, не ндо больше...

У Прокоп сердце рвнулось от внезпного избытк нежности.

- Когд? - глухо спросил он. - Когд я вс снов увижу?

- Звтр, звтр, - в стрхе шептл он, отступя к змку. - Мне пор. Здесь нельзя...

- Звтр - когд? - нстивл Прокоп.

- Звтр, звтр, - нервно повторил он, лихордочно ежсь и молч, поспешно пошл домой. Перед змком подл Прокопу руку:

- До звтр.

Сплелись горячие пльцы; не отдвя себе отчет, он тянул ее к себе.

- Нельзя, сейчс нельзя, - шепнул он и обожгл его плменным взглядом.

Экспериментльный взрыв вицит не причинил большого ущерб. Взрывной волной снесло только дымовые трубы н ближйших постройкх д выбило несколько оконных стекол. Дли трещины и большие витржи в комнте князя Хген; в этот миг прлизовнный стрец с трудом поднялся и стл кк солдт, ожидя последующей ктстрофы.

В княжеском крыле змк общество сидело после ужин з черным кофе, когд вошел Прокоп, ищ глзми одну княжну. Он не мог больше вынести мучительных сомнений. Княжн побледнел; но блгосклонный дядюшк Рон тотчс принял Прокоп под свое крылышко, нчл поздрвлять его с змечтельным достижением и тк длее. Дже ндменный Сувльский с интересом стл рсспршивть, првд ли, что господин инженер может превртить во взрывчтку любое вещество.

- Нпример, схр, - приствл он и изумился, когд Прокоп проворчл, что схром стреляли уже двно, еще в Великую войну. Вскоре Прокоп стл центром всеобщего внимния, но отвечл н все вопросы зпинясь, односложно и никк не мог понять ободряющих взглядов княжны; он только с пугющим внимнием следил з ней нлитыми кровью глзми. Княжн сидел кк н угольях.

Потом рзговор зшел о другом, и Прокопу покзлось, что никто больше не обрщет н него внимния; эти люди тк хорошо понимли друг друг, беседовли легко, нмекми, с большим интересом говорили о вещх, в которых он совсем не рзбирлся или не нходил в них ничего знимтельного. Княжн тоже оживилсь; вот видишь, у нее в тысячу рз больше общего с этими фрнтми, чем с тобой. Он хмурился, не знл, куд девть руки в нем зкипл слепя ярость; тут он поствил чшку н стол тк порывисто, что он рзбилсь.

Княжн бросил н него грозный взгляд; но обворожительный oncle Шрль спс положение, рсскзв об одном кпитне проход, который рздвил рукой пивную бутылку. Ккой-то толстый кузен зявил, что и он смог бы это сделть. Велели принести бутылки из-под пив, и все, один з другим, под веселый шум, пробовли рздвить их. Бутылки были тяжелые, черного стекл: ни одн дже не треснул.

- Теперь вы, - прикзл княжн, быстро взглянув н Прокоп.

- Не сумею, - проворчл тот, но княжн двинул бровями тк... тк повелительно... Прокоп встл, обхвтил бутылку вокруг горлышк; он стоял неподвижно, не извивлся от усилий, кк остльные, только лицевые мускулы нпряглись до откз; он был похож н доисторического человек, который готовится убить кого-нибудь короткой дубинкой: нсупленное лицо, словно перетянутое сильными связкми мышц, губы, искривленные нпряжением, опущенное плечо - вот сейчс змхнется бутылкой, горилл, готовя к бою! Нлившиеся кровью глз он вперил в княжну. Нступил тишин. Княжн поднялсь, не отрывя взгляд от его глз, не рзжимя губ, н оливковых щекх проступили сухожилия; он сдвинул брови и быстро, порывисто дышл, кк от стршного физического усилия. Тк стояли они друг против друг с искженными лицми, сцепившись взглядми, - дв яростных бойц; конвульсивня дрожь пробегл по их телм от пят к горлу. Все зтили дыхние; слышлся лишь сиплый хрп двух людей. И вдруг что-то хрустнуло, треснуло стекло, донышко бутылки со звоном упло н пол, рзлетелось осколкми.

Первым опомнился "mon oncle" Шрль, рстерянно зметлся и бросился к княжне.

- Мин, Мин, - торопливо зшептл он, бережно опускя ее, здыхющуюся, почти бесчувственную, в кресло; встл перед ней н колено, стл рзжимть сведенные судорогой пльцы; лдони ее были в крови - с ткой силой впилсь он в них ногтями.

- Возьмите у него бутылку, - быстро рспорядился le bon oncle, отгибя княжне плец з пльцем.

Князь Сувльский пришел в себя.

- Брво! - зорл он и шумно зплодировл; фон Грун схвтил првую руку Прокоп, который все еще дробил хрустящие осколки, и, чуть не вылмывя пльцы, стл рзжимть его кулк.

- Воды! - крикнул он; толстый кузен, в змештельстве поискв, схвтил ккую-то слфетку, облил ее водой и нкинул Прокопу н голову.

- А-х! - с облегчением вырвлось из горл Прокоп; судорог отпустил, но в мозгу еще бушевл прилив крови, грозящий удром; ноги его тк дрожли от слбости, что он рухнул н стул.

Oncle Шрль мссировл н колене искривленные, потные, трясущиеся пльцы Вилле.

- Опсные збвы, - пробормотл он.

Княжн, в крйнем изнеможении, едв переводил дух; но н губх ее дрожл ликующя, сумсбродно-победня улыбк.

- Вы ему помогли! - воскликнул толстый кузен. - Вот в чем секрет!

Княжн с трудом поднялсь.

- Господ извинят меня, - вяло произнесл он, взглянув н Прокоп широко рскрытыми сияющими глзми, - он дже испуглся, что все зметят, - и ушл, поддерживемя дядюшкой Роном.

Что ж, оствлось кк-то отметить подвиг Прокоп; в конце концов эти господ были добродушные холостяки, обожющие хвстть своими геройскими выходкми. Прокоп высоко поднялся в их мнении: ведь он рздвил бутылку, потом сумел выпить невероятное количество вин и водки, не свлившись под стол. В три чс утр князь Сувльский торжественно лобызл его, толстый кузен чуть не со слезми предлгл перейти н "ты". Потом они прыгли через стулья и подняли дикий шум. Прокоп усмехлся, он словно прил в облкх; но когд его хотели отвести к единственной блттинской проститутке, он вырвлся, обозвл всех пьяными скотми и зявил, что идет спть.

Однко вместо этого столь рзумного знятия он двинулся в черный прк и долго, очень долго рзглядывл темный фсд змк, отыскивя чье-то окно.

Хольц дремл в пятндцти шгх, прислонившись к дереву.

XXXI

Н следующий день шел дождь. Прокоп бегл по прку, бесясь, что из-з ненстья вряд, ли увидит княжну. Но он выбежл, простоволося, под дождь и кинулсь к нему.

- Только н пять минут, н пять минут, - зпыхвшись, шепнул он и подствил губы. Тут он зметил Хольц: Кто этот человек?

Прокоп поспешно обернулся:

- Где? - Он уже тк привык к своей тени, что дже не осознвл его постоянного присутствия. - А, это... это, видите ли, мой сторож...

Княжн лишь влстно взглянул н Хольц, и он тотчс сунул трубку в крмн и убрлся немного подльше.

- Пойдем, - шепнул княжн, увлекя Прокоп к беседке. И вот они сидят тм и не осмеливются целовться, потому что где-то поблизости мокнет под дождем Хольц.

- Руку, - вполголос потребовл княжн и сплел горячие пльцы с узловтыми, рзбитыми обрубкми Прокоп. Прилсклсь:

- Милый, милый... - но тут же строго: - Ты не должен тк смотреть н меня при людях. Тогд я перестю сознвть, что делю. Вот погоди, брошусь когд-нибудь тебе н шею, господи, ккой будет срм! - Княжн дже содрогнулсь. - Ходили вы вчер к девкм? - спросил он вдруг. - Ты не должен, ты теперь - мой. Милый, милый, мне это тк тяжело... Почему ты молчишь? Я пришл скзть, чтоб ты был осторожен. Mon oncle Шрль уже следит... Вчер ты был великолепен! - Торопливое беспокойство ззвучло в ее голосе. - А тебя всегд сторожт? Везде? Дже в лбортории? Ah, c'est bete! 1 Когд ты вчер рзбил чшку, я готов был поцеловть тебя - тк чудесно ты злился. Помнишь, кк ты тогд, ночью, словно с цепи сорвлся... Тогд я пошл з тобой, кк слепя, кк слепя...

- Княжн, - хрипло перебил ее Прокоп. - Вы должны скзть мне... Или все это... только... кприз блгородной дмы, или...

Княжн отпустил его руку:

- Или?

Прокоп поднял н нее отчянные глз.

- Или вы только игрете со мной...

- Или? - протянул он, с видимым нслждением терзя его.

- Или вы меня... до известной степени...

- Любите, тк? Послушй, - он зкинул руки з голову, глянул суженными глзми, - когд мне однжды покзлось, что я... что я влюби

1 Ах, кк глупо! (фрнц.)

лсь в тебя, понимешь? Влюбилсь по-нстоящему, до смерти, кк сумсшедшя - я попытлсь... уничтожить тебя. - И он щелкнул языком, кк щелкл тогд, подзывя Премьер. - Я никогд не смогл бы простить тебе, если б влюбилсь в тебя.

- Лжете! - возмущенный, крикнул Прокоп. - Теперь - лжете! Я не мог бы снести... снести одно помышление, что это... только... флирт. Вы не тк испорчены! Непрвд!

- Если ты это знешь, - тихо, серьезно скзл княжн, зчем же спршивешь?

- Хочу см услышть, - требовл Прокоп, - хочу, чтоб ты скзл... прямо... скзл мне, кто я для тебя. Вот что я хочу слышть!

Княжн отрицтельно покчл головой.

- Я должен это знть, - скрипнул зубми Прокоп. - А не то... не то...

Княжн слбо усмехнулсь, положил руку н его сжтый кулк.

- Нет, пожлуйст, не проси, не проси, чтоб я скзл тебе это.

- Почему?

- Потому что тогд у тебя будет слишком много влсти ндо мной, - тихонько объяснил он, и Прокоп зтрепетл от счстья.

Н Хольц, скрывющегося где-то возле беседки, нпл стрнный кшель, и вдли з кустми мелькнул силуэт дядюшки Рон.

- Видишь, он уже ищет, - шепнул княжн. - Вечером тебе нельзя к нм.

Они зтихли, сжимя друг другу руки; только дождь шелестел по крыше беседки, вздыхя росистой прохлдой.

- Милый, милый, - шептл княжн, приблизив личико к Прокопу. - Ккой ты? Ностый, сердитый, весь взъерошенный... Говорят, ты великий ученый. Почему ты не князь?

Прокоп вздрогнул.

Он потерлсь щекой о его плечо.

- Опять сердишься. А меня-то, меня нзывл бестией и еще хуже. Вот видишь, ты совсем не хочешь облегчить мне то, что я делю... и буду делть... Милый, - беззвучно зкончил он, протянув руку к его лицу.

Он склонился к ее губм; н них был вкус покянной тоски.

В шорохх дождя прозвучли приближющиеся шги Хольц.

Невозможно, невозможно! Целый день изводился Прокоп, ломя себе голову, кк бы увидеть княжну.

"Вечером к нм нельзя". Конечно, ты ведь не круг их; ей свободнее среди высокородных болвнов. До чего же стрнно: в глубине души Прокоп уверял себя, что, собственно, не любит ее - но ревновл бешено, мучительно, полный ярости и унижения. Вечером он бродил по прку под дождем и думл, что княжн сидит теперь з ужином, сияет, ей тм весело и привольно; он кзлся себе шелудивым псом, выгннным под дождь. Нет в жизни муки стршнее унижения.

Лдно, сейчс все обрублю, решил Прокоп. Побежл домой, нбросил н себя черный костюм и ворвлся в курительную, кк вчер. Княжн сидел см не своя; едв увидел Прокоп сердце ее збило в нбт, губы смягчились в счстливой улыбке.

Остльня молодежь встретил его дружеским шумом, только oncle Шрль был чуть вежливее, чем нужно.

Глз княжны предостерегли: будь осторожен! Он почти ничего не говорил, держлсь кк-то смущенно и чопорно; но все же улучил минутку, сунул Прокопу смятый листок: "Милый, милый, - нцрпно н листке крндшом крупными буквми, - что ты нделл? Уходи". Он скомкл зписку. Нет, княжн, я остнусь тут; мне, видите ли, очень приятно нблюдть вшу духовную общность с этими ндушенными идиотми. З это ревнивое упрямство княжн нгрдил его сияющим взглядом; он принялсь вышучивть Сувльского, Грун, всех своих квлеров, сделлсь злордной, жестокой, нетерпимой, нсмехлсь нд всеми беспощдно; временми мгновенно взглядывл н Прокоп - изволит ли он быть доволен гектомбой из поклонников, принесенной ею к его ногм? Влстелин не был доволен: он хмурился, требовл взглядом пятиминутного рзговор недине. Тогд он встл, отвел его к ккой-то кртине.

- Будь же блгорзумен, не теряй головы, - шепнул лихордочно, приподнялсь н цыпочки и жрко поцеловл в то смое место н щеке. Прокоп оцепенел, испугвшись ткого дикого безумств; но никто ничего не увидел, дже oncle Рон, который следил з всем умными, печльными глзми.

Больше ничего, ничего не случилось в тот день.

И все же Прокоп метлся н своей постели и грыз подушки; в другом крыле змк кто-то тоже не спл всю ночь.

Утром Пуль принес резко блгоухющее письмо, не скзв, от кого оно.

"Дорогой мой человек, - прочитл Прокоп, - сегодня я не увижусь с тобой; не зню, что и делть. Мы ужсно неосторожны; прошу, будь рзумнее меня (несколько строк зчеркнуто). Не ходи перед змком, или я выбегу к тебе. Пожлуйст, сделй что-нибудь, чтобы тебя избвили от этого противного сторож.

Я провел скверную ночь; вид у меня стршный, не хочу, чтоб ты видел меня сегодня. Не ходи к нм, oncle Шрль уже делет нмеки; я нкричл н него и теперь с ним не рзговривю; меня бесит, что он тк невыносимо прв... Милый, посоветуй мне: только что я прогнл свою горничную, мне донесли, что у нее связь с конюхом, он ходит к нему. Не могу этого вынести; я готов был удрить ее по лицу, когд он сознлсь. Горничня крсивя; он плкл, я нслждлсь видом текущих слез; предствь, я никогд не видел вблизи, кк зрождется слез: он выступет из глз, стекет быстро, остнвливется, и тут ее догоняет следующя. Я не умею плкть; когд был мленькой - кричл до синевы, слез не было. Я рссчитл горничную тут же; я ненвидел ее, меня трясло, когд он стоял передо мной. Ты прв, я зля и лопюсь от ярости; но почему ей все можно? Дорогой, прошу тебя, змолви з нее словечко; я возьму ее обртно и сделю с ней все, что ты зхочешь, только бы мне знть, что ты умеешь прощть женщинм ткие поступки. Видишь, я зля и ко всему еще звистлив. От тоски не зню, куд девться; хочу увидеть тебя, но сейчс не могу.

Не смей писть мне. Целую тебя".

Пок он читл, в другом крыле змк бушевл рояль; под его бурные звуки Прокоп нписл:

"Вы не любите меня, я вижу; выдумывете бессмысленные препятствия, не хотите компрометировть себя, вм ндоело терзть человек, который вм и не нвязывлся. Я воспринимл все инче; теперь стыжусь этого и понимю - вы хотите положить конец. Если вы после обед не придете в японскую беседку, это будет окончтельным ответом, и я сделю все, чтобы не обременять вс больше".

Прокоп перевел дух; он не привык сочинять любовные письм, и ему кзлось, что он нписл убедительно и достточно сердечно. Пуль побежл относить; рояль в другом крыле змк смолк, и нступил тишин.

Тем временем Прокоп пошел рзыскивть Крсон; встретил его у склдов и без всяких околичностей приступил к делу: пусть Крсон под честное слово освободит его от Хольц, он готов принести любую присягу, что без предуведомления не убежит.

Крсон многознчительно осклбился: пожлуйст, почему нет? Прокоп будет свободен, кк птиц, х-х, сможет ходить когд и куд угодно, если сделет один пустяк: выдст крктит.

Прокоп вскипел:

- Я дл вм вицит, чего вм еще? Слушйте, я уже говорил: крктит вы не получите, хоть голову мне рубите!

Крсон пожл плечми, пожлел - рз тк, ничего нельзя поделть; ибо тот, у кого в голове тйн крктит, - личность весьм опсня для обществ, опснее стокртного убийцы, короче - клссический случй, когд необходимо превентивное зключение.

- Избвьтесь от крктит, и дело с концом, - посоветовл он. - Ей-богу, овчинк выделки стоит. Инче... инче придется подумть о том, чтобы перевести вс в другое место.

Прокоп, уже готовый рзрзиться воинственными крикми, опешил; пробормотл, что еще подумет, и побежл домой. Может быть, тм ждет ответ, - ндеялся он; ответ не было.

После обед Прокоп нчл Великое Ожидние в японской беседке. До четырех чсов в нем бурлил нетерпеливя, здыхющяся ндежд: сейчс, сейчс, с минуты н минуту придет княжн... В четыре чс он сорвлся с мест, не в силх сидеть; збегл по беседке, словно ягур з решеткой, предствляя себе, кк обнимет ее колени, дрож от восторг и стрх.

Хольц деликтно удлился в кусты. К пяти чсм ншего героя нчл одолевть грозный нпор сомнений, но в голове блеснуло: нверное, придет в сумерки; конечно, в сумерки! Он улыблся, шептл нежные слов.

З змком зктывется солнце в осеннем золоте; деревья с поредевшей листвой вырисовывются четко и неподвижно, слышен шорох - жуки копоштся в опвших листьях; не успеешь оглянуться - ясня дль зволкивется золотистым сумрком. Н зеленом небе зискрилсь первя звезд: чс вечерней молитвы вселенной. Земля темнеет под бледным небом, летучя мышь пролетел зигзгом, где-то з прком глухо позвякивют колокольцы: коровы возврщются с пстбищ, пхнут прным молэком. В змке зжглось одно, второе окно. Кк, уже сумерки? Звезды небесные, рзве мло глядел н вс изумленный мльчик н тимьянной меже, мло рзве обрщл к вм взоры мужчин, мло стрдл он и ждл - и рзве не рыдл он уже под бременем своего крест?

Хольц выступил из тьмы:

- Можно домой?

- Нет.

Допить, допить до дн унижение; теперь уже ясно: он не придет. Пусть тк; но нужно испить до конц горькую чшу, н дне которой - уверенность; опьянеть от боли; звлить, зсыпть себя грудой стыд и стрдний, чтобы свивться червем и глупеть от муки. Ты трепетл перед счстьем; отдйся же боли, ибо он - нркотик для всех стрждущих. Ночь, уже ночь; он не идет.

Дикя рдость хлестнул Прокоп по сердцу: он знет, что я здесь жду (должн знть); выкрдется ночью, когд все зснут, полетит ко мне, рскрыв" объятия, и рот ее будет полон слдкого сок поцелуев; мы сольемся губми и не скжем ни слов, выпьем с нших губ невыскзнные признния. И придет он, бледня, и впотьмх, дрож от леденящего ужс счстья, отдст мне свои горькие губы; и выйдет он из черно-черной ночи...

В змке гснут окн.

Хольц торчит прямо у вход в беседку, сунув руки в крмны. Его утомлення поз говорит, что "пожлуй, довольно!" Но сидящий в беседке со злобным, ненвидящим смехом рстптывет последнюю искорку ндежды - тянет до последней минуты отчяния. Ибо последняя минут его ожидния ознчет Конец Всему.

В длеком городке пробило полночь. Итк, конец всему.

По черному прку бежит Прокоп домой - один бог знет, почему он тк спешит. Бежит, ссутулясь, в пяти шгх позди, зевя, трусит Хольц.

XXXII

Конец всему - это было почти облегчением: по крйней мере ккя-то определенность, очищення от сомнений; и Прокоп уцепился з эту мысль бульдожьей хвткой. Лдно, конец, следовтельно, больше нечего бояться. Он нрочно не пришл; хвтит, достточно и этой пощечины; стло быть, конец. Он сидел в кресле, не в силх встть, вновь и вновь опьяняясь собственным унижением. Слуг, которого оттолкнули. Бесстыдня, ндмення, бесчувствення.

Конечно, потешлсь ндо мной со своими поклонникми. Что ж, комедия окончен; тем лучше.

При кждом шге в коридоре Прокоп поднимл голову, лихордочно, бессознтельно ожидя: может быть, несут письмо... Нет, ничего. Я тк мло для нее знчу, что он дже не извинится. Конец.

Пуль десяток рз входил, шркя ногми, с озбоченным вопросом в выцветших глзх: господину что-нибудь угодно? Нет, Пуль, ничего не ндо.

- Постойте, письм для меня нет?

Пуль кчл головой - нету.

- Хорошо, можете идти.

Ледяное острие кменеет в груди Прокоп. Ткя пустот это конец. Дже если б открылись двери и он см стл н пороге, я скзл бы: конец.

"Милый, милый", - слышит Прокоп ее шепот, и тогд прорывется отчяние:

- Зчем вы тк меня унизили? Будь вы горничной - я простил бы вше высокомерие; княжне этого не прощют! Слышите! Конец, конец!

Вбежл Пуль:

- Господин изволит прикзть?..

Прокоп вздрогнул; действительно, последние слов он громко выкрикнул.

- Нет, Пуль. Письм для меня нет?

Пуль с сожлением кчет головой.

День густеет, кк безобрзня путин, уже вечер.

В коридоре слышится шепот, и Пуль, шркя ногми, спешит с рдостной вестью.

- Письмо, вот письмо! - ликуя, шепчет он. - Зжечь огонь?

- Нет.

Прокоп мнет в пльцх узкий конверт; вдыхет знкомый резкий ромт; словно нюхом хочет узнть, что внутри. Ледяное острие проникло глубже в сердце. Почему он нписл только вечером? Д потому, что просто хочет прикзть: не ходите к нм, вот и все. Лдно, княжн, пусть тк и будет: конец тк конец. Прокоп вскочил, ншрил впотьмх чистый конверт, вложил ее нерспечтнное письмо, зклеил.

- Пуль! Пуль! Отнесите это сейчс же ее светлости!

Едв Пуль вышел, Прокопу зхотелось позвть его нзд, но было поздно. И Прокоп, вконец удрученный, понял: то, что он сделл сейчс - уже бесповоротно. Конец всему. И он бросился н постель, подушкми зглушя то, что неодолимо рвлось из груди.

Явился доктор Крффт - вероятнее всего, послнный встревоженным Пулем - и пострлся хоть чем-нибудь утешить, рзвлечь человек с рзвороченной душой. Прокоп велел принести виски и стл пить, веселясь через силу; Крффт тянул содовую воду, соглшясь с Прокопом во всем, хотя тот нес нечто совершенно не соответствующее крффтовскому рыжему иделизму. Прокоп руглся, богохульствовл; кк в луже, влялся в смых грубых, низких выржениях - словно ему легче стновилось, когд он все смешивл с грязью, оплевывл, топтл и бесчестил.

Он извергл глыбы проклятий и мерзостей; рсточл сльности, низннку выворчивл женщин, нгрждя смыми кощунственными нзвниями, ккие только можно выдумть. Доктор Крффт, потея от ужс, молч соглшлся с рзъяренным гением; но вот и Прокоп исчерпл свой пыл, умолк; он хмурился и пил, пок не почувствовл, что достточно; тогд, одетый, улегся н кровть, кчющуюся, кк лодк, и уствился в вихрящуюся тьму.

Утром встл, рзбитый, полный отврщения к себе, и совсем переселился в лборторию. Он не рботл - только слонялся по комнте, пиня ногой резиновую губку. Потом вдруг его осенило: смешл стршную, нестойкую взрывчтку и послл ее в дирекцию в ндежде, что рзрзится солидня ктстроф. Ничего не произошло; Прокоп бросился н койку и беспробудно проспл тридцть шесть чсов.

Проснулся он другим человеком: трезвым, холодным, подтянутым; и было ему отчего-то совершенно безрзлично все, что случилось до этого. Снов упрямо, методично нчл он рботть нд рспдом томов, сопровождющимся взрывом; теоретические обобщения привели к столь стршным результтм, что у него волосы поднялись дыбом от сознния неизмеримости сил, среди которых мы живем.

Однжды, в рзгр вычислений, его охвтило мимолетное беспокойство. "Вероятно, я просто устл", - скзл он себе и, без шляпы, вышел немного прогуляться. Бессознтельно нпрвился он к змку; мшинльно взбежл по лестнице и пошел по коридору к бывшему своему "квлерскому покою". Н стуле перед дверью, н обычном месте, Пуля не окзлось.

Прокоп вошел в комнту. Все было в том виде, в кком он оствил; но в воздухе висел знкомый, резкий ромт княжны. "Глупости, - подумл Прокоп, - просто внушение или что-нибудь в этом роде; я слишком долго обонял едкие зпхи лбортории". И все же это мучительно взволновло его.

Он присел н минутку и удивился: кк все это уже длеко... Стоял тишин, послеполудення тишин в змке; интересно, изменилось здесь что-нибудь? В коридоре послышлись приглушенные шги - нверное, Пуль. Прокоп вышел из комнты. В коридоре был княжн.

Неожиднность, почти ужс отбросили ее к стене; вот стоит он, мертвенно-бледня, глз широко рскрыты, губы кривятся, кк от боли - обнжились дже корлловые десны. Что ндо ей в гостевом крыле змк? Идет, вероятно, к Сувльскому, мелькнуло вдруг в голове Прокоп, и что-то в нем оборвлось; он шгнул вперед, словно собирясь броситься н нее; но из его горл вырвлся только ккойто ржущий звук, и он бегом пустился, к выходу. Что это протянулось ему вслед - руки? Не смей оглядывться! И прочь, прочь отсюд!

Длеко от змк, н бесплодных бугрх полигон, прижлся Прокоп лицом к земле и кмням. Ибо одно только горше боли унижения: муки ненвисти.

В десяти шгх, в стороне, сидел невозмутимый, сосредоточенный Хольц.

Нступившя зтем ночь был душной и тяжкой, черной до необычйности; собирлсь гроз. В ткие ночи стрнное рздржение охвтывет людей, и не следует им тогд решть свою судьбу: ибо недоброе это время.

Около одинндцти Прокоп выскочил из лбортории, стулом оглушил дремлющего Хольц и исчез в ночном мрке. Вскоре после этого возле железнодорожной стнции рздлись дв выстрел. Низко нд горизонтом вспыхивли зрницы - тем гуще кзлсь тьм после их вспышек. Нд нсыпью у глвных ворот встл четкий сноп голубого свет, двинулся к железнодорожной стнции; он выхвтывл из мрк вгоны, цейхгузы, кучи угля - и вот поймл черную фигурку; он петляет, припдет к земле, бросется вперед - и снов скрывется в темноте. Теперь он бежит между бркми, к прку; несколько других фигур кинулись з ней. Прожектор повернули н змок; еще дв выстрел тревоги, и бегущя фигур ныряет в кусты.

Почти срзу же вслед з тем здребезжло окно в спльне княжны; он вскочил, открыл рму, и внутрь влетел кмушек, обернутый бумгой. С одной стороны клочк было что-то нерзборчиво нписно сломнным крндшом; с другой стороны тесно жлись мелкие цифры - ккие-то вычисления. Княжн поспешно нбрсывл н себя плтье; вдруг з прудом рздлся выстрел - судя по звуку, не холостой. Негнущимися пльцми зстегивл княжн крючки плтья, горничня, глупя коз, тряслсь под периной от стрх. Не успел княжн выйти, кк увидел в окне: дв солдт волокут кого-то черного; он отбивется, кк лев, стрясь стряхнуть их; знчит, не рнен...

Н горизонте все еще вспыхивли широкие желтые сполохи; очистительня гроз все не рзржлсь.

Отрезвев, Прокоп с головой окунулся в лборторные рботы - или по крйней мере зствил себя рботть. От него только что ушел Крсон; он был полон холодного возмущения и недвусмысленно зявил, что Прокоп пострются кк можно скорее перепрвить в другое место, более ндежное; не 183 хочет добром, что ж - придется применить к нему силу. А, все рвно; Прокопу уже все безрзлично.

Пробирк лопнул у него в пльцх.

В сенях отдыхет Хольц с збинтовнной головой.

Прокоп совл ему пять тысяч в виде компенсции з увечье - тот не взял. Лдно, пусть делет кк хочет.

Переведут в другое место... Ну и пусть. Проклятые пробирки! Лопются одн з другой...

В сенях шум, будто кто-то вскочил, внезпно рзбуженный. Опять, видно, гости - Крффт, нверно...

Прокоп дже не обернулся от спиртовки, когд скрипнул дверь.

- Милый, милый, - донесся шепот.

Прокоп поштнулся, схвтился з стол, повернул голову, кк во сне. Княжн стоял, прислонившись к притолке, бледня, с неподвижными темными глзми, и прижимл руки к груди - хотел, должно быть, унять безумствующее сердце.

Двинулся к ней, дрож всем телом, коснулся пльцми ее щек, плеч, словно не мог поверить, что это - он. Он положил холодные трепетные пльцы ему н губы. Тогд он рывком рспхнул дверь, выглянул в сени. Хольц исчез.

XXXIII

Княжн словно окменел; он сидел н койке, подтянув колени к подбородку; спутнные волосы волной брошены н лицо, руки судорожно обхвтили шею. Ужсясь тому, что он сделл, Прокоп зпрокидывл ей голову, целовл колени, руки, волосы, ползл по полу, бормотл просьбы и лсковые слов; он не видел, не слышл. Ему кзлось, он содрогется от отврщения при кждом его кснии; волосы слиплись у него н лбу от холодного пот - он побежл к крну, пустил н голову струю холодной воды.

Княжн тихонько встл, подошл к зерклу.

Прокоп подошел к ней н цыпочкх, чтоб неожиднно обнять - и увидел ее отржение: он оглядывл себя с выржением ткой дикой, стршной, отчянной брезгливости, что он отштнулся. Княжн увидел его з своей спиной, бросилсь к нему:

- Я не безобрзн? Не противн тебе? Что я нделл, что нделл! - Прильнул щекой к его груди, словно хотел спрятться. - Я - глупя, првд? Я зню... зню, ты рзочровн. Но ты не должен презирть меня, слышишь? - И кк рскивющяся девочк, он зрылсь лицом в его рубшку. - Првд, ты теперь не убежишь? Я буду делть все, нучи меня всему, чему хочешь, - лдно? - будто я твоя жен. Милый, милый, не двй мне теперь думть; если я буду думть - опять стну скверной, стну кк кмення; ты и понятия не имеешь, о чем я думю. Нет, не двй мне сейчс:..

И ее дрожщие пльцы впились в его шею. Он поднял ей голову, стл целовть, в восторге бормоч бессвязное. Княжн порозовел, стл крсивой.

- Я не безобрзн? - шептл он между поцелуями, счстливя, одурмнення. - Я тк хочу быть крсивой - для одного тебя. Знешь, зчем я пришл? Я ждл - ты убьешь меня.

- А если бы ты... - прошептл Прокоп, бюкя ее в объятиях, - если бы ты предчувствовл то, что... произошло пришл бы?

Княжн кивнул.

- Я ужсня, првд? Что ты обо мне подумешь! Но я не дм тебе думть...

Он порывисто сжл ее, поднял н руки.

- Нет, нет, - испугнно взмолилсь он, сопротивляясь, но скоро зтихл; глз ее блестели, словно тонули во влге, нежные пльцы перебирли прядь волос нд его тяжелым лбом.

- Милый, милый, - горячо дышл он ему в лицо, - кк мучил ты меня в последние дни! Ты меня...? - Он не выговорил слово "любишь".

Он с жром кивнул:

- А ты?

- Д. Ты мог бы уже знть это. Знешь, кто ты? Ты - смый крсивый из всех ностых, уродливых людей. У тебя глз кроввые, кк у сенбернр. Это - от рботы, д? Пожлуй, ты не был бы тким милым, будь ты князь. Ах, отпусти!

Он выскользнул из его рук, пошл причесывться. Испытующе взглянул н свое отржение, потом склонилсь перед зерклом в глубоком ревернсе.

- Вот это - княжн, - проговорил он, укзывя н зеркло, - это, - почти без голос добвил Вилле и положил руку себе н грудь, - это всего лишь твоя девк: теперь видишь... Уж не думл ли ты, что овлдел княжной?

Прокоп вздрогнул, кк от удр.

- Что это знчит?! - И он тк стукнул кулком по столу, что звякнуло рзбитое стекло.

- Придется тебе выбирть между княжной и девкой. Облдть княжной ты не можешь; можешь боготворить ее издли, но и руки ей не поцелуешь; и не спросишь у ее глз - любит ли. Княжн не имеет прв: з ней - тысяч лет чистой крови. Ты не знешь, что мы были суверенми? Ах, ты не знешь ничего; но по крйней мере ты должен знть, что княжн - н стеклянной горе: туд не добрться. Зто простой женщиной, вот этой обыкновенной смуглой девкой ты можешь облдть; дотронься он твоя, словно ккя-нибудь вещь. Ну, выбирй, кого хочешь!

От слов ее Прокоп мороз подрл по спине.

- Княжну! - тяжело выговорил он.

Он подошл, очень серьезно поцеловл его.

- Ты мой, првд? Ты - милый! Ну вот, княжн - твоя. Знчит, ты все-тки гордишься тем, что тебе приндлежит княжн? Видишь, ккой стршный поступок должн совершить княжн, чтобы кто-то мог хвстться несколько дней! Несколько дней, или недель... Княжн дже не может требовть, чтобы это было нвсегд. Я зню, я это зню: с первой минуты, что ты меня увидел, ты желл княжну - от злости, из мужского смолюбия или еще от чего-то, првд? Потому ты тк и ненвидел меня, что желл; и я поплсь. Думешь, я жлею? Ноборот - я горжусь, что сделл это. Ведь это - великолепня выходк, верно? Вот тк, ни с того ни с сего, попрть себя; был княжн, был девственн, и вот - см... см пришл...

Ее речи нводили ужс н Прокоп.

- Змолчи! - попросил он и обнял ее дрожщими рукми. Если я вм... нервен... родом...

- Кк ты скзл? Нервен? Или ты думешь, я пришл бы к тебе, будь ты князем? О, если бы ты хотел, чтоб я обрщлсь с тобой кк с рвным, я не могл бы... прийти к тебе... вот тк. - И он рскинул обнженные руки. - Вот в чем стршня рзниц, понимешь?

У Прокоп опустились руки.

- Вы не должны были этого говорить, - простонл он, отодвигясь.

Он бросилсь ему н шею.

- Милый, милый, не позволяй мне говорить! Рзве я тебя в чем-нибудь упрекю? Я пришл... см... потому что ты хотел бежть - или дть убить себя, не зню; ведь любя девушк... По-твоему, я не должн был этого делть? Скжи! Я поступил скверно?.. Видишь! - содрогнувшись, он перешл н шепот. Видишь, ты тоже не знешь!

- Погоди! - воскликнул Прокоп, вырвлся от нее, большими шгми зходил по комнте; внезпня ндежд ослепил его. Веришь в меня? Веришь, что я многое свершу? Я умею бешено рботть. Никогд я не помышлял о слве; но если хочешь... Я буду рботть изо всех сил! Знешь ли ты, что Дрвин... несли к могиле герцоги? Если хочешь - я свершу... свершу нечто грндиозное. Я умею рботть... я могу изменить лицо земли. Дй мне десять лет, и ты увидишь, увидишь...

Кзлось, он дже не слушет.

- Будь ты князем - ты довольствовлся бы одним моим взглядом, одним рукопожтием и знл бы, верил бы, не смел бы сомневться... Мне не нужно было бы докзывть это... тк ужсно, кк теперь, понимешь? Десять лет! А сумел бы ты верить мне в течение десяти дней? Д что десять дней! Через десять минут тебе всего покжется мло; десять минут пройдет - и ты опять нхмуришься, милый, и стнешь беситься, что княжн не хочет тебя больше... потому что он княжн, ты не князь - првд? Иди докзывй тогд, безумня, несчстня, убеждй его, если можешь; ни одно твое докзтельство не будет достточно убедительным, смое стршное унижениедостточно бесчеловечным... Бегй з ним, предлгц себя, делй больше, чем любя простя девчонк - и я не зню, не зню уже, что еще! Что мне с тобой делть? - Подошл, подствил губы. - Ну, будешь верить мне десять лет?

Прокоп схвтил ее, сотрясясь от рыдний.

- Ну что ж, тк уж случилось, - зшептл он, поглдил его по волосм. - Ты тоже мечешься н цепи, првд? И все же я не поменялсь бы... не поменялсь с той, ккой я был. Милый, милый, я зню - ты меня покинешь.

Он сломилсь в его рукх; он поднял ее, поцелуями рскрыл сомкнутые губы.

Он отдыхл с зкрытыми глзми, еле слышно дыш; Прокоп, склоняясь нд ней, изучл непостижимый мир этого стрстного, нпряженного лиц - и сердце его сжимлось. Княжн очнулсь, кк от сн.

- Что это у тебя здесь в бутылкх? Ядовитое? - Он встл и принялсь рссмтривть его полки, приборы. - Дй мне ккого-нибудь яду.

- Для чего?

- Н случй, если меня зхотят увезти отсюд.

Серьезное выржение лиц княжны встревожило Прокоп, и, чтоб обмнуть ее, он нчл отмерять в пузырек рстворенный мел; но тут он нткнулсь н кристллический мышьяк.

- Не тронь! - крикнул он, но Вилле уже спрятл склянку в сумочку.

- Знчит, ты можешь стть знменитым, - шепнул он. - А я об этом и не подумл. Говоришь, Дрвин несли герцоги? Кто именно?

- Д это невжно.

Поцеловл его.

- Ты - милый! Кк же невжно?

- Ну, если хочешь - герцог Аргильский... и Девонширский, - неохотно отозвлся он.

- В смом деле! - Он глубоко здумлсь, морщин пересекл ее лоб. - Никогд я не предполгл, что ученые ткие... А ты скзл мне это просто тк, мимоходом - хорош! Дотронулсь до его груди и плеч, словно он - новый для нее предмет. - А ты... ты тоже мог бы?.. Првд?

- А вот дождись моих похорон.

- Ох, скорей бы! - рссеянно проговорил он с бессознтельной жестокостью. - Ты стл бы ужсно крсивым, если б сделлся знменитым. Знешь, что мне больше всего в тебе нрвится?

- Не зню.

- И я не зню, - здумчиво протянул Вилле и снов поцеловл его. - Теперь уже не зню. Теперь, кто бы ты ни был, ккой бы ты ни был... - и он беспомощно пожл плечми. Попросту это нвсегд, понимешь?

Прокоп был потрясен тким строгим однолюбием. Он стоял перед ним, зкутння в мех голубого песц, глядел влжными, мерцющими в сумеркх глзми.

- Ох, - вздохнул вдруг княжн, опускясь н крешек стул, - ноги дрожт!

Он стл глдить и мссировть их с нивным бесстыдством.

- Кк я теперь буду ездить верхом? Приходи, милый, - покжись мне еще рз. Oncle Шрля сегодня нет дом, д если б и был... Мне уже все рвно.

Вств, он поцеловл его:

- Прощй.

Н пороге остновилсь, словно колеблясь, потом вернулсь к нему.

- Убей меня, пожлуйст! - произнесл, безвольно опустив руки. - Убей!

Прокоп притянул ее к себе:

- Зчем?

- Чтоб мне не уходить отсюд... и чтоб никогд, никогд больше сюд не приходить!

Он шепнул ей н ухо:

- Звтр?

Взглянул н него - и безучстно опустил голову. Это было... все же это было соглсие.

Он вышел в ночной сумрк, когд он двно уже ушл. В ст шгх от двери кто-то поднялся с земли, руквом отряхивя костюм.

Молчливый Хольц.

XXXIV

Когд Прокоп явился после ужин, уже не верящий и нстороженный, то едв узнл княжну: тк он был прекрсн. Он ощутил н себе его восхищенный, ревнивый взгляд - взгляд, которым он обнял ее с головы до ног, - и зсиял, тк откровенно отдвясь ему глзми, что он змер. Сегодня в змке был новый гость, по фмилии д'Эмон, дипломт или что-то в этом роде: человек монгольского тип с фиолетовыми губми, обрмленными короткими черными усикми и бородкой. Этот господин, видимо, рзбирлся в физической химии: имен Беккереля, Плнк, Нильс, Бор, Милликен * и других ученых то и дело слетли у него с язык; он знл Прокоп по литертуре и очень интересовлся его рботой. Прокоп дл себя увлечь, рзговорился, н минуту збыл смотреть н княжну - и получил под столом ткой удр по голени, что чуть не вскрикнул и едв не ответил тем же; вдобвок ему был послн взгляд, пылющий ревностью. А тут кк рз ндо было ответить н глупый вопрос князя Сувльского - что это, собственно, з энергия, о которой здесь все время говорят. Прокоп схвтил схрницу, метнул н княжну ткой бешеный взор, словно собирлся зпустить ей схрницей в голову, и стл объяснять: если бы удлось рзом освободить всю энергию, зключенную в этом изящном сосуде, - можно было бы взорвть Монблн вместе с Шмони; * но это не удстся.

- Вы это можете сделть, - серьезно и твердо произнес д'Эмон.

Княжн всем телом перегнулсь через стол:

- Что вы скзли?

- Что он может это сделть, - с предельной уверенностью повторил д'Эмон.

- Вот видишь, - совсем громко скзл княжн и сел с победоносным видом.

Прокоп покрснел, не решясь смотреть н нее.

- А если он это сделет, - ждно спросил он, - он стнет очень знменит? Кк Дрвин?

- Если он это сделет, - без колебний ответил д'Эмон, короли сочтут з честь нести крй его нгробного покрывл. Если к тому времени еще остнутся короли.

- Чепух, - пробормотл Прокоп, но княжн вспыхнул от невырзимого счстья.

Ни з что н свете Прокоп не соглсился бы сейчс поднять н нее глз; он бурчл что-то, весь крсный, смущенно ломя пльцми кусок схру. Нконец отвжился: он глядел прямо н него широко открытыми глзми, с огромной силой любви.

- Д? - вполголос бросил княжн через стол.

Прокоп прекрсно понял: "Любишь, д?" - но сделл вид, что не слышит, и поскорее устремил глз н сктерть. Господи, девчонк сошл с ум - или он нрочно?

- Д? - громче, нстойчивее донеслось до него.

Он поспешно кивнул, посмотрел н нее глзми, пьяными от рдости. К счстью, под общий говор никто ничего не рсслышл; только выржение лиц господин д'Эмон было слишком сдержнным и отсутствующим.

Рзговор принимл то одно, то другое нпрвление; потом господин д'Эмон, видимо облдвший универсльными знниями, принялся рсскзывть фон Груну его родословную до триндцтого столетия.

Княжн слушл с необычйным интересом; тогд новый гость нчл перечислять ее предков - имен тк и посыплись.

- Довольно! - воскликнул Вилле, когд д'Эмон дошел до 1007 год; * в тот год первый из Хгенов основл в Эстонии Печорский бронт, предврительно кого-то убив; дльше этого генелоги, конечно, не добрлись. Но господин д'Эмон продолжл: этот первый Хген, или Агн Однорукий, был бесспорно ттрский князь, зхвченный в плен при нбеге н Кмскую облсть. Персидские историки знют о хне Агне, сыне Гив-хн, короля туркменов, узбеков, сртов и киргизов, который в свою очередь был сыном Вейвуш, сын Литй-хн Звоевтеля. Импертор Ли-Тй упоминется в китйских источникх кк влститель Туркмении, Джунгри, Алтя и зпдного Тибет вплоть до Кшгр, который Ли-Тй сжег, вырезв до пятидесяти тысяч людей; в их числе погиб китйский влститель, которому стянули голову нмоченной веревкой и зтягивли до тех пор, пок череп не лопнул, кк орех. О предкх Ли-Тя ничего не известно, пок нуке недоступен рхив в Лхссе. Сын Ли-Тя Вейвуш, слишком дикий дже для древних монголов, был убит в Кр-Бутке жердями от юрт. Его сын Гив-хн опустошил и рзгрбил Хиву, рспрострнив свое ужсное влдычество до Итиля - ныне Астрхни; тм он прослвил свое имя тем, что велел выколоть глз двум тысячм людей, привязть их к одной веревке и выгнть в Кубнские степи. Агн-хн следовл по стопм родителя, совершя нбеги н Булгры - нынешний Симбирск; где-то в этих местх его взяли в плен, огрубили првую руку и держли зложником до тех пор, пок ему не удлось бежть в Приблтику, к ливонской чуди. Здесь он был крещен немецким епископом Готиллой или Гутиллой и, видимо в припдке религизоного усердия, зрезл в Верро н клдбище шестндцтилетнего нследник Печорского бронт, после чего женился н его сестре; позднее с помощью двоеженств, устновленного документльно он рсширил свои влдения до озер Пейпус. Смотри об этом летопись Никифор, где он нзывется уже "князь Аген", в то время кк эзельскя зпись титулует его "rex Aagen" 1. Потомки его, - тихо зкончил господин д'Эмон,

1 король Аген (лт.).

были изгнны, но никогд их не свергли с трон...

Тут д'Эмон встл, поклонился и больше не сел.

Нельзя себе предствить, ккую это произвело сенсцию. Княжн прямо впитывл в себя кждое слово д'Эмон, кк если бы длинный ряд ттрских головорезов был величйшим явлением в мире. Прокоп с ужсом следил з ней; Вилле и бровью не повел, услыхв о двух тысячх пр выколотых глз; он невольно отыскивл в ее лице ттрские черты. Он был прекрсн, стл кк-то выше ростом и змкнулсь в почти королевском величии; все вдруг почувствовли ткое рсстояние между нею и собою, что выпрямились, кк н придворном обеде, и сидели не шевелясь, не спускя с нее глз. Прокоп испытывл огромное желние стукнуть по столу, скзть грубость, рзбить это рстерянное оцепенение. А он сидел, опустив глз, словно ожидл чего-то, и н ее глдком лбу легкой тенью скользнуло нетерпение: ну, долго я буду ждть?

Господ вопросительно взглянули друг н друг, н вытянувшегося д'Эмон и один з другим нчли вствть. Прокоп тоже поднялся, не понимя в чем дело. Черт побери, что это знчит? Все стоят, кк свечи, руки по швм, смотрят н княжну; только теперь поднимет он глз, кивет головой, кк человек, отвечющий н приветствие или дющий рзрешение сесть. И в смом деле, все сдятся. Только усевшись, удивленный Прокоп понял: отдвли днь почтения особе црского род. И тут он вскипел яростным гневом: господи, и я учствовл в этой комедии! Д рзве это возможно, неужели не рссмеются они удчной шутке, вообрзимо ли, чтобы кто-нибудь принял всерьез подобный розыгрыш?

Он уже готовился рзрзиться гомерическим хохотом и ждл только - кто зсмеется первым (боже мой, это же только шутк!); но тут поднялсь княжн. Все встли рзом, в том числе и Прокоп, твердо убежденный, что уж сейчс-то все взорвутся от хохот. Княжн повел глзми, остновил взгляд н толстом кузене, тот опустил руки и сделл к ней дв-три шг, слегк нклонясь вперед - невероятно смешной; слв богу, знчит это все же шутк! Но нет - княжн поговорил с толстым кузеном, кивнул - тот поклонился, отошел, пятясь. Княжн взглянул н Сувльского; князь приблизился к ней, ответил, почтительно произнес ккую-то вежливую остроту; княжн зсмеялсь и отпустил его движением головы. Знчит, это всерьез? Теперь он остновил легкий взгляд н Прокопе; тот не тронулся с мест. Все поднялись н цыпочки, нпряженно глядя н него. Княжн сделл ему знк глзми - он не шевельнулся. Тогд он нпрвилсь к строму однорукому мйору ртиллерии, покрытому медлями, кк Кибел - сосцми.

Мйор уже вытянулся в струнку - медли ззвенели, - но, слегк повернувшись, княжн окзлсь рядом с Прокопом.

- Милый, милый, - тихо, но ясно звучит ее голос. - Д?.. Опять хмуришься. Я хочу поцеловть тебя.

- Княжн, - буркнул Прокоп, - что ознчет этот фрс?

- Не кричи тк. Это серьезнее, чем ты можешь себе предствить. Понимешь, теперь они зхотят выдть меня змуж! Он содрогнулсь от ужс. - Милый, сейчс исчезни. Иди в третью комнту по коридору и жди меня тм. Мне ндо повидться с тобой.

- Послушйте, - нчл было Прокоп, но Вилле уже кивнул ему головой и плвно поплыл к строму мйору.

Прокоп не верил собственным глзм. Неужели возможно ткое, неужели это не зрнее условлення комедия, неужели эти люди игрли свои роли всерьез?

Толстый кузен взял его под руку, с тинственным видом отвел в сторону.

- Понимете, что это знчит? - возбужденно зшептл он. Строго Хген хвтит удр, когд он узнет. Црский род! Видли вы недвно здесь одного престолонследник? Речь шл о свдьбе, но он рсстроилсь. А этот человек нверняк подослн... Иисусе Христе, ткя ветвь!

Прокоп вырвл руку.

- Простите, - пробормотл он. Весьм неуклюже выбрлся в коридор и вошел в третью комнту. Это был мленькя чйня гостиня; полутьм, всюду лк, крсный фрфор, ккемоно * и прочя ерунд.

Прокоп метлся по минитюрной комнтке, зложив руки з спину, гудел что-то себе под нос - нвозня мух, бьющяся об оконное стекло. Проклятье, что-то изменилось; из-з нескольких вшивых ттрских бндитов, которых стыдился бы приличный человек...

Хорошенькое происхождение, нечего скзть! И вот из-з тких двух-трех гуннов эти идиоты змирют подобострстно, ползют н брюхе, он, он см... Нвозня мух остновилсь, ей не хвтило дыхния. Сейчс придет... ттрскя княжн, скжет: милый, милый, все кончено между нми; подумй см, не может првнучк Литй-хн любиться с сыном спожник! Тук-тук, - зстучл в голове молоточек; и покзлось Прокопу - он слышит, кк стучит отец, обоняет тяжелый зпх дубленой кожи, острую вонь спожного вр; мтушк в синем переднике стоит, бедняжк, вся крсня, у плиты...

Бешено зжужжл нвозня мух. Ничего не поделешь - он княжн! Где, где был твоя голов, несчстный? Вот теперь, если придет, грохнешься н колени, удришься лбом об пол: смилуйся, ттрскя княжн! Больше ты меня не увидишь...

В чйной гостиной слбо пхнет левкоями, льется мягкий полусвет; мух в отчянии стукется о стекло, стонет почти человеческим голосом. Где был твоя голов, глупец?! Быстро, беззвучно скользнул в гостиную княжн. У двери повернул выключтель, погсил свет. В темноте Прокоп ощутил легкое прикосновение ее руки - вот он дотронулсь до его лиц, обвил шею. Он сжл княжну обеими рукми; ок тк тонк, почти бестелесн, - он ксется ее с опской, словно перед ним нечто хрупкое, нежное, кк былинк. Он осыпет его лицо легкими, кк вздохи, поцелуями, шепчет что-то непонятное; воздушня лск холодит волосы Прокоп. По хрупкому телу прошл судорог, рук крепче обхвтил шею Прокоп, влжные губы шевелятся н его губх, словно беззвучно, нстойчиво говорят что-то. Бесконечной волной, приливом трепетных вздргивний все теснее приникет он к Прокопу; притягивет к себе его голову, льнет к нему грудью, коленями, обвивет обеими рукми, ищет губми его губы; стршное, скорбное объятие, безмолвное и беспощдное; стукнулись, встретившись, зубы, зстонл, здыхясь, человек; об штются, судорожно, бессознтельно сжимя друг друг - не выпустить! Здохнуться! Срстись - или умереть! Рыдние вырвлось из груди Вилле; ослбев, подломились ее ноги; Прокоп рзжл могучие клещи своих рук, он высвободилсь, кчнулсь, кк пьяня, вынул из-з корсж плточек, обтерл с губ слюни или кровь и, не скзв ни слов, вышл в соседнюю освещенную комнту.

Прокоп остлся в темноте. Голов трещл. Это последнее объятие покзлось ему прощльным.

XXXV

Толстый кузен был прв: н рдостях строго Хген хвтил удр, но еще не доконл его; стрец лежл без движения, окруженный докторми, и силился открыть левый глз. Немедленно призвли oncle Рон и прочих родственников; стрый князь все стрлся приподнять левое веко, чтобы взглянуть н дочь и скзть ей что-то единственным своим живым глзом.

Простоволося, кк был у одр отц, выбежл княжн к Прокопу, который с утр крулил в прке.

Не обрщя ровно никкого внимния н Хольц, быстро поцеловл Прокоп, взял его под руку; об отце и oncle Шрле упомянул лишь мимоходом, знятя чем-то другим, рссеяння и томня. Он то сжимл руку Прокоп и лстилсь к нему, то снов стновилсь здумчивой и кк бы отсутствующей.

Он нчл поддрзнивть ее, подшучивть нсчет ттрской динстии... пожлуй, несколько язвительно; княжн хлестнул его взглядом и перевел рзговор н вчершний день.

- До последней минуты я думл, что не приду к тебе. Ты знешь, что мне почти тридцть лет? Когд мне было пятндцть - я влюбилсь в ншего кпеллн, но кк! Ходил к нему н исповедь, только бы видеть его вблизи; тк кк мне стыдно было скзть, что я крл или лгл, то я зявил ему, будто прелюбодействовл; я не знл, что это ткое, и бедняге кпеллну стоило большого труд отговорить меня от ткого смообвинения. А теперь я уже не смогл бы исповедться ему, - тихо зкончил княжн, и н губх ее дрогнул горькя улыбк.

Прокоп тревожил ее постоянный смонлиз, он подозревл з ним жгучую потребность в смобичевнии. Он стрлся нйти другую тему для рзговор, но с ужсом убеждлся, что им, кроме кк о любви, собственно, говорить не о чем. Они поднялись н бстион; княжн, видимо, чувствовл облег чение, возврщясь мыслями нзд, вспоминя, рсскзывя о всяких мелких и интимных событиях своей жизни.

- А вскоре после того кк я исповедлсь в прелюбодеянии, у нс появился учитель тнцев, у него был связь с моей гуверннткой, толстой ткой женщиной. Я это открыл, и... в общем, я видел это, понимешь? Мне было противно, о! - но я подстерегл их и... Я не могл этого постичь. Но потом кк-то, во время тнц, когд он прижл меня к себе, я вдруг понял. После этого я зпретил ему приксться ко мне; и дже... стрелял в него из монтекристо. Обоих пришлось удлить... В ту пору... в ту пору меня ужсно мучили мтемтикой. А он совсем не лезл мне в голову, понимешь? Учил меня ткой злющий профессор, знменитый ученый; вы, ученые, все - стрнный нрод. Он здвл мне урок и следил по чсм: з чс я должн был все решить. И вот оствлось только пять минут, потом четыре, три минуты, у меня еще ничего не было готово; тогд... у меня тк нчинло колотиться сердце и охвтывло ткое... стршное ощущение... - Княжн сжл руку Прокоп, втянул воздух сквозь зубы. - А потом я дже рдовлсь знятиям с ним.

В девятндцть лет я был помолвлен; тебе это неизвестно, првд? К этому времени я уже знл все и потому зствил моего жених поклясться, что он никогд не прикоснется ко мне. Через дв год он погиб в Африке. Я тк сходил с ум - из ромнтичности, должно быть, - что после этого меня уже никогд не принуждли к змужеству. Я думл, с этим покончено нвсегд. Но видишь ли, тогд я, собственно говоря, только зствлял себя - зствлял себя верить, что есть у меня ккой-то долг перед ним, что я и после его смерти обязн оствться верной своему слову; в конце концов мне дже стло кзться, будто я любил его. Теперь-то я вижу: я только игрл для смой себя; и я не чувствовл ничего, ничего, кроме глупого рзочровния. Првд, стрнно, что именно тебе я должн рсскзывть ткие вещи? Првд, тк приятно - без всякого стыд говорить все о себе; от этого дже холодок пробегет по спине, словно рздевешься... Когд ты появился здесь, мне с первого взгляд пришло в голову, что ты похож н того профессор мтемтики. Я дже боялсь тебя, милый! Вот сейчс он опять здст мне урок, испуглсь я, и сердце у меня зколотилось... Кони, кони - меня прямо пьянил верховя езд. Рз у меня есть кони - любовь мне не нужн, думл я. И сккл, кк бешеня... Мне всегд кзлось, что любовь - это, понимешь, что-то вульгрное и... отвртительное. Но теперь мне тк уже не кжется; именно это и ужсет меня и унижет. А с другой стороны, я рд, что я ткя же, кк все. Когд я был мленькя, боялсь воды. Плвть меня учили н суше, в пруд я ни з что не шл; выдумл, что тм пуки. Но один рз н меня что-то ншло, прилив отвги - или отчяния: я зкрыл глз, перекрестилсь и бросилсь в воду. Не спршивй, кк я потом гордилсь собой!

Словно выдержл испытние, словно все познл, словно стл совсем другой... Кк будто только теперь и стл взрослой... Милый, милый, я збыл перекреститься...

Вечером княжн пришл в лборторию, встревоження и смущення. Когд Прокоп обнял ее, он пробормотл с ужсом:

- Открыл глз, открыл глз. О!

Он подрзумевл строго Хген. Днем (Прокоп следил з ней, кк мньяк) у нее был длинный рзговор с oncle Роном, но об этом он не зхотел рсскзывть. Вообще кзлось он стремится спстись от чего-то; он бросилсь в объятия Прокоп с ткой стрстной жждой, словно хотел во что бы то ни стло збыться. Под конец змерл с зкрытыми глзми, обессилевшя - кк тряпк; он думл - уснул, но тут он зшептл:

- Милый, смый милый, я что-нибудь сделю, я сделю что-нибудь стршное, и тогд, тогд ты уже ке сможешь покинуть меня. Клянись, клянись мне! - вырвлось у нее с силой, и он дже приподнялсь, но тут же подвил свой порыв. Ах, нет. В чем можешь ты мне поклясться! Крты предскзли мне - ты уедешь. Но если ты хочешь это сделть - сделй, сделй это теперь, пок не поздно!

Прокоп, конечно, взорвлся: он-де хочет от него избвиться, ей бросилсь в голову ттрскя спесь и всякое ткое. Княжн рссердилсь, крикнул, что он зпрещет тк говорить с собой, что... что... - но, едв выкрикнув все это, со стоном повисл у него н шее, подвлення, полня рскяния.

- Я невозможн, првд? Я совсем не хотел обидеть тебя... Видишь ли, княжн никогд не кричит; он может нхмуриться, отвернуться - и этого достточно; я кричу н тебя, кк будто... кк будто я твоя жен. Пожлуйст, побей меня! Постой, я покжу тебе, что и я умею...

И тут же оторвлсь от него, ни с того ни с сего принялсь прибирть лборторию; нмочил дже под крном тряпку, стл вытирть пол, ползя н коленях. Это, видимо, должно было изобржть покяние; но дело явно понрвилось ей, он рзвеселилсь и, возя тряпкой по полу, змурлыкл песенку, подслушнную когд-то у служнок, - "Когд ляжешь спть" или что-то в этом роде. Прокоп хотел поднять ее.

- Нет, погоди, - возрзил он. - Еще тм... - и полезл с тряпкой под стол. - Слушй, иди сюд, - донесся вскоре из-под стол удивленный голос.

Смущенно бурч что-то, он влез к ней под стол.

Он сидел н корточкх, обняв колени рукми.

- Нет, ты только посмотри, кк выглядит стол снизу! Я еще никогд не видел. Зчем это тк? - приложил к его щеке руку, озябшую от мокрой тряпки. - У-у, холодня рук, првд? А ты весь тк же грубо сделн, кк стол снизу; и это в тебе смое прекрсное. Другие... других людей я видел только тк, понимешь? - с глдкой, полировнной стороны; ты - ты с первого взгляд кжешься тким шершвым, будто состоишь из грубо сколоченных досок, гвоздей - в общем, из всего того, что скрепляет человеческое существо. Провести по тебе пльцем - знозишься; но при всем том в тебе все сделно тк хорошо и добротно... Нчинешь видеть вещи инче... не тк кк с лицевой стороны - серьезнее. Тков ты.

Он сжлсь в комочек рядом с ним, - кк мленький товрищ.

- Предствь себе - будто мы в плтке или в шлше, восторженно шептл он. - Мне никогд не позволяли игрть с мльчишкми; но иногд я... тйком... ходил к сыновьям сдовник, и мы лзли по деревьям, через зборы... Потом дом удивлялись, где это я порвл штнишки. И вот когд я нстолько збывлсь, что бегл вместе с ними, у меня тк приятно стучло сердце от стрх... Когд я прихожу к тебе, меня охвтывет точно ткой же чудесный стрх, кк тогд... Вот теперь я хорошо спрятлсь, - счстливым голосом мурлыкл он, положив голову ему н колени. - Никто здесь меня не нйдет. И ты видишь мою изннку, кк у этого стол: обыкновення женщин, которя ни о чем не думет и только дет себя убюкивть... Почему людям тк хорошо в укрытии? Понимешь, теперь я зню, что ткое счстье: ндо зкрыть глз... и сделться мленькой... совсем крошечной, чтоб никто не ншел...

Он тихонько бюкл ее, глдил спутнные волосы; но глз его устремлялись через голову княжны в пустоту.

Княжн рывком повернулсь к нему.

- О чем ты сейчс думл?

Смешвшись, Прокоп отвел глз. Не мог же он скзть ей, что видел перед собой ттрскую княжну во всем блеске, существо, исполненное величия и окоченевшее от гордости, и что эт княжн - т смя, которую он и сейчс... которую в мукх и тоске...

- Д нет, ничего, - буркнул он, склоняясь нд покорным, счстливым комочком, притулившимся у его колен, и поглдил смуглое личико. Оно вспыхнуло любовной стрстью.

XXXVI

Лучше бы не приходить ему в тот вечер; но он явился именно потому, что он ему зпретил. Oncie Шрль был весьм, весьм приветлив; к несчстью, он зметил, кк эти двое совершенно неуместно и чуть ли не открыто пожимют друг другу руки, - он дже вствил монокль, чтобы лучше видеть; только тогд княжн отдернул руку и злилсь крской, кк школьниц. Oncle подошел и увел ее, шепч что-то н ухо. Он больше не возврщлсь. Вернулся один Рон и кк ни в чем не бывло зговорил с Прокопом, чрезвычйно деликтно зондируя ниболее чувствительные мест. Прокоп держлся необыкновенно геройски, он ничего не выдл, и это удовлетворило милого дядюшку - если не по существу, то хотя бы по форме.

- В обществе следует быть крйне осмотрительным, - скзл в зключение Рон, одновременно выговривя и советуя; и Прокоп почувствовл большое облегчение, когд дядюшк оствил его после этих слов, двя время обдумть их знчение.

Хуже было, что, судя по всем признкм, что-то втихомолку готовилось; особенно стрших родственников тк и рспирло от сознния вжности момент.

Утром Прокоп нетерпеливо слонялся вокруг змк; тм его зстл зпыхвшяся горничня и передл, что он должен идти к березовой роще. Он отпрвился туд и ждл очень долго. Нконец появилсь княжн - он бежл длинными крсивыми скчкми Дины.

- Прячься, - быстро шепнул он, - з мной идет дядюшк!

И вот они бегут, взявшись з руки, исчезют в густых кустх персидской сирени; Хольц, после тщетных поисков укромного местечк по соседству, смоотверженно ложится в крпиву. Уже видн светля шляп дядюшки Рон; он идет быстро, брося взгляды по сторонм. У княжны глз блестят от рдости, кк у юной дриды; в кустх стоит зпх влжной земли и плесени, тинствення жизнь нсекомых течет своим чередом н ветвях и корнях - они кк в джунглях; дже не переждв опсности, Вилле притягивет к себе голову Прокоп, смкует поцелуи, словно это - рябин или терн, терпкие, вкусные ягоды; все это - звлекния, уклонения - игр, и он доствляет им до того новое и неожиднное удовольствие, что им кжется - они встретились впервые.

В тот день он не пришл к нему; вне себя от всевозможных подозрений, пустился он к змку; княжн ждл его, прогуливясь с Эгоном в обнимку. Едв увидев его, он оствил брт и подошл к Прокопу, бледня, смятення, борющяся с отчянием.

- Oncle уже знет, что я был у тебя, - скзл он. Господи, что будет, что будет! Думю, теперь тебя отсюд увезут. Не шевелись - п нс смотрят из окн. Он рзговривл днем с этим... - он содрогнулсь, - с директором, знешь? Руглись... Oncle просил, чтоб тебя просто отпустили, чтоб дли тебе убежть или еще кк-нибудь. Директор пришел в ярость, он и слышть об этом не хочет. Говорят, тебя увезут в другое место... Милый, будь здесь ночью; я выйду к тебе, убегу, убегу.

Он действительно пришл; прибежл, здыхясь, всхлипывя, с сухими злыми глзми.

- Звтр, звтр... - нчл он, еле переводя дух, но тут н ее плечо легл сильня лсковя рук.

Это был дядюшк Рон.

- Иди домой, Мин, - прикзл он.тоном, не терпящим возржений. - А вы подождите здесь, - обртился он к Прокопу и, обняв племянницу з плечи, нсильно узел ее в дом. Вернувшись вскоре, взял Прокоп под руку и зговорил - без гнев, подвляя в себе ккое-то грустное чувство:

- Милый мой, я слишком хорошо понимю вс, молодых людей; и... сочувствую вм. - Тут он безндежно мхнул рукой. Случилось то, чего не должно было быть. Впрочем, я не хочу и... дже иеимею прв вс осуждть. Ноборот, я призню, что... рзумеется...

Рзумеется, это было скверное нчло и le bon prince 1 нщупывл другое.

- Милый друг, я увжю вс, и... по совести говоря, очень вс ... люблю. Вы - человек честный... и генильный, что редко сочетется в людях. Мло к кому я питл ткую симптию. Зню, вы добьетесь очень многого, - выговорил он с облегчением. - Верите ли вы, что я збочусь о вшем блге?

- Абсолютно не верю, - спокойно возрзил Прокоп, остерегясь попсть в ловушку.

Le bon oncle смешлся.

- Жль, очень жль, - збормотл он. - Для того, - о чем я хотел вм сообщить, нужно ... вот именно ... полное взимное доверие...

1 милый князь (фрнц.).

- Mon prince, - вежливо перебил его Прокоп. - Кк вм известно, я здесь не в звидном положении свободного человек. И мне кжется, при тких обстоятельствх у меня нет причин слишком доверять...

- А--х д, - облегченно вздохнул oncle Рон, обрдовнный тким оборотом беседы. - Вы совершенно првы. Вы постоянно нтлкиветесь н... эээ, н неприятный фкт, что вс здесь держт под нблюдением? Видите ли, именно об этом я и хотел с вми говорить. Милый друг, я, со своей стороны.... с смого нчл... и с возмущением... осуждл подобный способ... удерживть вс н территории комбинт. Это - незконно, жестоко и... при вшей слве, - просто неслыхнно. Я предпринял ряд шгов... Еще рньше, рзумеется, - быстро добвил он. - Я обрщлся дже к высшим инстнциям, но... при известной междунродной нпряженности... влсти охвчены пникой. Вс интернировли кк шпион. Ничего нельзя поделть, рзве что, - тут mon prince нклонился к уху Прокоп, - рзве что вм удстся бежть. Доверьтесь мне, я предоствлю вм средств. Честное слово.

- Ккие средств? - кк бы вскользь осведомился Прокоп.

- Д просто... я см это сделю. Посжу вс в свою мшину, меня здесь не могут здержть, понимете? Об остльном позднее. Тк когд вы хотите?

- Простите, но я вообще не хочу, - твердо ответил Прокоп.

- Почему? - воскликнул oncle Шрль.

- Во-первых... я не хочу, чтобы вы, mon prince, шли н подобный риск. Ткя личность, кк вы...

- А во-вторых?

- Во-вторых, мне тут нчинет нрвиться.

- А дльше, дльше?

- Дльше - ничего, - усмехнулся Прокоп и выдержл испытующий, серьезный взгляд князя.

- Послушйте, - помолчв, зговорил oncle Рон, - я не хотел вм говорить... Дело в том, что через день-дв вс перевезут в другое место, в крепость. Из-з того же обвинения в шпионже. Вы не можете себе предствить... Милый друг, бегите, бегите скорей, пок есть время!

- Это првд?

- Честное слово.

- В тком случе... в тком случе блгодрю, что вы меня вовремя предупредили.

- Что вы сделете?

- Н-ну - приготовлюсь к этому, - кровождно зявил Прокоп. - Mon prince, не могли бы вы их предостеречь, что это... будет не тк-то легко.

- Кк? Простите, что вы... имеете в виду? - зпинясь, вопросил дядюшк Шрль.

Прокоп покрутил рукой в воздухе и с силой швырнул себе под ноги нечто вообржемое.

- Бум! - пояснил он.

Рон был ошеломлен.

- Вы собиретесь обороняться?

Прокоп не ответил; он стоял, сунув руки в крмны, мрчный кк туч, обдумывя положение.

Дядюшк Шрль, весь светленький, хрупкий в ночной темноте, подошел к нему ближе.

- Вы... вы тк ее любите? - произнес он, чуть ли не зикясь - то ли от того, что он был рстрогн, то ли от изумления.

И опять Прокоп не ответил.

- Вы любите ее, - повторил Рон и обнял его. - Будьте сильны. Оствьте ее, уезжйте! Не может это тк продолжться, поймите, поймите же! К чему это приведет? Богом прошу вс, сжльтесь нд ней; уберегите ее от скндл; неужели вы думете, он можег быть вшей женой? Возможно, он вс любит, но - он слишком горд; если ей придется отречься от княжеского титул... О, невозможно, невозможно! Я не хочу знть, что было между вми; но если вы ее любите - уезжйте! Уезжйте скорее, в эту же ночь! Во имя любви - уезжй, друг! Зклиню тебя, прошу тебя ее именем; ты сделл ее несчстнейшей из женщин - неужели тебе этого мло? Спси ее, если уж он см себя не в силх спсти! Ты любишь ее? Тогд пожертвуй собой!

Прокоп стоял неподвижно, нбычившись; и le bon prince чувствовл, кк рсклывется и рвется отболи нутро этого черного, неотеснного увльня. Сострдние сжимло сердце дядюшки, но в зпсе у него оствлось еще одно оружие; он не мог успокоиться, пок не употребил его в дело.

- Он - гордя, фнтстически, бешено тщеслвня; с детств был ткой. Теперь мы получили документы неизмеримой ценности: ее род рвен любой короновнной динстии. Ты не можешь постичь, что это знчит для Мины. Для Мины - и для нс. Быть может, это предрссудки, но... мы живем ими. Прокоп, княжн выйдет змуж. Ее супругом стнет эрцгерцог, лишившийся трон. Это - порядочный, но пссивный человек, зто он - он будет бороться з корону; ибо борьб - ее хрктер, ее миссия, ее гордость... Сейчс перед ней открывется то, о чем он мечтл. Только ты один стоишь между нею и... ее будущим; но он уже решил, он уже только терзется укорми совести...

- А-х-х! - вскричл Прокоп. - Тк вот что? И ты, ты вообржешь, что теперь-то я и отступлю? Кк же, жди, пожлуй!

И прежде чем дядюшк Шрль опомнился, Прокоп рстял в темноте, бросившись к своей лбортории.

Хольц молч последовл з ним.

XXXVII

Добежв до лбортории, Прокоп хотел зкрыть дверь перед носом Хольц, чтобы збррикдировться изнутри; но Хольц успел шепнуть: "Княжн!"

- Что ткое? - моментльно обернулся к нему Прокоп.

- Изволил прикзть мне быть с вми.

Прокоп не в силх был подвить рдостное удивление.

- Он тебя подкупил?

Хольц покчл толовой, и его пергментное лицо улыбнулось впервые з все время.

- Подл мне руку, - вежливо ответил он. - И я обещл ей, что с вми ничего не случится.

- Хорошо. Есть у тебя хлопушк? Будешь охрнять дверь. Никого ко мне не пускй, понял?

Хольц кивнул; Прокоп произвел тщтельное стртегическое обследовние всей лбортории - достточно ли он неприступн. Более или менее удовлетворенный, Прокоп выствил н стол жестяные бнки и метллические коробки, ккие только мог собрть, и, к немлой своей рдости, обнружил мссу гвоздей.

После этого он взялся з рботу.

Утром Крсон кк ни в чем не бывло, не спеш, словно прогуливясь, подошел к лбортории Прокоп; уже издли он увидел инженер: сняв пиджк, тот, видимо, упржнялся н вольном воздухе в метний кмней.

- Очень здоровый спорт! - весело крикнул Крсон.

Прокоп мигом ндел пиджк.

- Здоровый и полезный, - охотно отозвлся он. - С чем пришли?

Крмны его пиджк сильно оттопыривлись; в них что-то гремело.

- Что это у вс в крмнх? - небрежно осведомился Крсон.

- Д тк, хлорцид, - ответил Прокоп. - Взрывчтый и удушливый хлор.

- Гм. Зчем же вы носите его с собой?

- А просто для збвы. Вы хотели мне что-то скзть?

- Нет, теперь - ничего. Пожлуй, пок помолчу, - ответил встревоженный Крсон, держсь н почтительном рсстоянии. А что у вс в этих коробочкх?

- Гвоздики. А тут, - и он вытщил из крмн бночку из-под взелин, - тут бензолтетроксозонид, новинк, dernier cri 1. А?

- Нечего им тк рзмхивть, - зметил Крсон,

1 последний крик моды (фрнц.).

отступя еще дльше. - Нет ли у вс кких-нибудь пожелний?

- Пожелний? - приветливо переспросил Прокоп. - Мне хотелось бы, чтоб вы кое-что передли им. Прежде всего - что я отсюд не уеду.

- Хорошо, конечно! А еще что?

- И что, если кто-нибудь неосторожно тронет меня или вообще подойдет слишком близко... Ндеюсь, вы не змышляете убить меня?

- Ни в коем случе. Честное слово.

- Можете подойти поближе.

- А вы не взлетите н воздух?

- Я буду осторожен. Еще я хотел вм скзть, пусть никто не вздумет ломиться в мою крепость, когд меня не будет дом. Дверь зминировн. Осторожнее - сзди вс ловушк.

- Тоже мин?

- Только дизобензолперхлорт. Вы должны предупредить людей. Здесь им нечего делть, ясно? Длее - у меня есть известные основния... считть свою безопсность под угрозой. Мне хотелось бы, чтоб вы дли рспоряжение Хольцу лично охрнять меня... от любого покушения. Охрнять с оружием в рукх.

- Ну, нет. Хольц будет переведен, - возрзил Крсон.

- Что вы, - зпротестовл Прокоп. - Видите ли, я боюсь оствться один. Будьте любезны, прикжите ему...

Прокоп с многообещющим видом приблизился к Крсону, погромыхивя тк, словно весь состоял из жестянок и гвоздей.

- Лдно, лдно, - быстро соглсился Крсон. - Хольц, вы будете охрнять господин инженер. Если кто-нибудь попытется причинить ему вред... А, черт вс возьми, делйте что хотите! Есть у вс еще ккие-нибудь пожелния?

- Пок нет! Если мне что-нибудь пондобится, я зйду к вм.

- Блгодрю покорно, - проворчл Крсон и поспешно ретировлся из опсной зоны. Но едв он добежл до своего кбинет и отдл по телефону смонужнейшие прикзния во все концы, кк в коридоре что-то збренчло, и в дверь ворвлся Прокоп, нчиненный жестяными бомбми в ткой степени, что н его костюме лоплись швы.

- Слушйте, - зорл Прокол, бледный от бешенств, - кто дл прикз не пускть меня в прк? Или вы тотчс отмените этот прикз, или...

- Отойдите подльше, лдно? - выдвил Крсон, укрывясь з письменным столом. - Ккое мне к черту дело до вшей... до вшего прк? Идите вы...

- Стоп, - остновил его Прокоп, зствляя себя терпеливо объяснить ему положение. - Допустим, бывют обстоятельств, когд... когд кое-кому совершенно безрзлично, что случится! - взревел он вдруг. - Поняли?

Гремя и грохоч, он бросился к нстенному клендрю.

- Вторник! Сегодня - вторник! А вот здесь, здесь у меня... - Он лихордочно рылся в крмнх, пок не вытщил фрфоровую мыльницу, весьм небрежно обвязнную шпгтом. Пок только пятьдесят грмм. Знете, что это ткое?

- Крктит? Вы принесли его нм? Тогд, рзумеется...

- Ничего не рзумеется, - осклбился . Прокоп, опускя мыльницу в крмн. - Но если вы меня выведете из терпения, тогд... я могу это рссыпть где угодно, ясно? Ну, кк?

- Ну, кк? - мшинльно повторил Крсон, совершенно уничтоженный.

- А тк - устройте, чтоб этого тип не было у вход. Я хочу во что бы то ни стло прогуляться в прке.

Крсон бросил н Прокоп испытующий взгляд и плюнул себе под ноги.

- Тьфу! Ну и глупость я сморозил! - убежденно произнес он.

- Сморозили, - соглсился Прокоп. - Но и мне до сих пор в голову не приходило, что у меня есть этот козырь. Ну, кк?

Крсон пожл плечми.

- Пок... Господи, д это же пустяк! Я счстлив, что могу сделть это для вс. Ей-богу! А вы? Ддите нм... эти пятьдесят грмм?

- Нет. Я см их уничтожу, но... снчл я хочу убедиться, что нше строе соглшение остется в силе. Свобод передвижения и тк длее - ясно? Помните?

- Строе соглшение, - проворчл Крсон. - Черт бы побрл строе соглшение. Тогд вы еще не были... тогд у вс еще не было отношений...

Прокоп бросился к нему тк порывисто, что все жестянки згремели.

- Что вы скзли? Чего у меня не было?

- Ничего, ничего, - поспешил ответить Крсон, моргя. - Я ничего не зню. Мне нет дел до вшей личной жизни. Хотите гулять в прке - вш воля, не тк ли? Ступйте себе с богом, и...

- Послушйте, не вздумйте отключить ток от моей лбортории, инче... - подозрительно скзл Прокоп.

- Хорошо, хорошо - зверил Крсон. - Сттус кво, лдно? Желю счстья. Уфф, дьявол, не человек, - добвил он удрученно, когд Прокоп скрылся з дверью.

Бренч железом, двинулся Прокоп в прк, тяжелый и мссивный, кк губиц. Перед змком собрлсь групп господ; звидев его, все в некотором змештельстве обртились в бегство, вероятно уже информировнные о свирепом человеке, нчиненном взрывчткой; спины их выржли сильнейшее возмущение тем, что в змке "терпят нечто подобное".

А вон идут Крффт с Эгоном, знимясь периптетическим обучением; * увидев Прокоп, Крффт подбежл к нему, оствив Эгон.

- Можете вы пожть мне руку? - спршивет Крффт, крснея от собственного геройств. - Теперь меня нверняк уволят! с гордостью восклицет он.

От Крффт Прокоп и узнл, что по змку с быстротой молнии рзнеслсь весть, будто он, Прокоп, - нрхист; и что именно сегодня вечером ждут некоего престолонследник... Короче, его высочеству собирются телегрфировть, чтоб они соблговолили отложить свой приезд; этот вопрос кк рз обсуждется сейчс н семейном совете.

Прокоп поворчивется н кблукх и отпрвляется прямиком в змок. Двое кмердинеров в коридоре отсккивют в рзные, стороны и в ужсе жмутся к стенм, безмолвно пропускя бряцющего, нбитого зрядми грессор. В большой гостиной зседет совет; дядюшк Рон озбоченно рсхживет по комнте, стршие родственники ужсно возмущются подлостью нрхистов, толстый кузен молчит, еще ккой-то господин взволновнно предлгет попросту двинуть солдт н этого сумсшедшего: или он сдстся, или его пристрелят. В эту минуту рспхивется дверь, и в гостиную, громыхя, ввливется Прокоп. Он ищет глзми княжну; ее здесь нет, и пок все змирют от стрх и поднимются с мест, ожидя смого худшего, он хрипло говорит Рону:

- Я пришел только для того, чтобы скзть вм: с престолонследником ничего не случится. Теперь ты это знешь.

Он кивнул головой и удлился величественно, кк сттуя Комндор.

XXXVIII

Коридор был пуст. Прокоп, кк можно тише, прокрлся к покоям княжны и стл ждть перед дверью, недвижный, кк железный рыцрь в вестибюле. Выбежл горничня, вскрикнул от стрх, словно увидел нечистого, и скрылсь в дверях. Через несколько минут он снов открыл дверь, вне себя от ужс, и, пятясь, безмолвно дл ему знк войти, после чего стремительно исчезл. Княжн медленно шл ему нвстречу; он кутлсь в длинный хлт - видно, только что встл с постели; мокрые волосы нд ее лбом слиплись, кк будто он минуту нзд сбросил холодный компресс; княжн был иссер-бледн и некрсив. Кинулсь ему н шею, подствил губы, потресквшиеся от жр...

- Кк хорошо, что ты пришел, - в полубеспмятстве зшептл он. - У меня голов трещит от мигрени, о боже! Говорят, у тебя во всех крмнх бомбы? Я тебя не боюсь. А теперь уходи, я некрсивя. Приду к тебе в полдень, к столу не выйду, скжу, что мне нехорошо. Иди.

Коснулсь его губ изболевшими, шелушщимися губми и зкрыл лицо - чтоб он дже видеть ее не мог.

В сопровождении Хольц Прокоп возврщлся в лборторию; кто бы ни встретился ему - остнвливлся, сворчивл, спслся по ту сторону придорожной кнвы. Прокоп снов, кк мник, взялся з рботу; соединял веществ, ккие никому и в голову бы не пришло соединять, в слепой, твердой уверенности, что получится взрывчтк; нполнял этими соединениями пузырьки, спичечные коробки, консервные бнки, все, что попдлось под руку. Уже весь стол был зствлен, и подоконники, и пол - он перешгивл через все это - уже некуд было ствить. После полудня в лборторию скользнул княжн, под вулью, до смого нос зкутння в плщ. Он подбежл к ней, хотел обнять - он оттолкнул его.

- Нет, нет, сегодня я нехорош. Пожлуйст, рботй; я буду смотреть н тебя.

Он сел н крешек стул посреди стршного рсенл оксозонидных взрывчток. Прокоп сжл губы; ловко отвесив, смешл ккие-то веществ; в пробирке зшипело, резко зпхло кислым, и Прокоп бесконечно внимтельно стл фильтровть смесь.

Княжн не сводил с его рук недвижных горящих глз. Об думли о том, что сегодня приедет нследник трон.

Прокоп поискл что-то взглядом н полке с химиклиями. Княжн встл, приподнял вуль, обвил рукми его шею, крепко прижлсь к его губм сжтым сухим ртом. Поштывясь, стояли они среди бутылок с нестойким оксозобензолом и стршными фульминтми - немые, охвченные судорогой; и снов он оттолкнул его, сел, опустил вуль. Под ее взглядом Прокоп зрботл еще быстрее - похожий н пекря, который змешивет тесто. Вот это будет смое дьявольское вещество из всех, когд-либо соствленных человеком; кпризня мтерия, легко восплменяющяся, безгрнично чувствительное мсло - воплощення вспыльчивость и стрстность. А то, прозрчное, кк вод, летучее, кк эфир, - вот оно: вещество чудовищной взрывной силы, не поддющейся вычислению, см дикость и ярость. Прокоп оглянулся, куд бы деть бутылку, нполненную тем, чему еще не было нзвния. Княжн усмехнулсь, взял бутылку из его рук, поствил к себе н колени.

Снружи Хольц крикнул кому-то:

- Стой!

Прокоп выбежл н крыльцо. Это был дядюшк Рон - он стоял в опсной близости от зминировнной ловушки. Прокоп подошел к нему.

- Что вм тут ндо?

- Вильгельмину, - кротко ответил дядюшк. - Он плохо себя чувствует, и потому...

У Прокоп дернулись уголки губ.

- Зйдите з ней, - предложил он и ввел гостя в лборторию.

- A, oncle Шрль, - приветливо встретил его княжн. Иди сюд, посмотри - очень интересно!

Дядюшк пытливо посмотрел н племянницу, оглядел комнту и будто успокоился.

- Тебе не следовло сюд приходить, Мин, - укоризненно произнес он.

- Почему? - с невинным видом спросил княжн.

Рон рстерянно взглянул н Прокоп.

- Потому... потому что у тебя жр...

- Здесь мне лучше, - спокойно возрзил он.

- И вообще не следовло... - вздохнул le bon prince, нхмурившись.

- Ты знешь, mon oncle, я всегд поступю кк хочу, княжн безпелляционно положил конец вмештельству родственник.

Прокоп убрл со стул коробочки с мгновенно действующими дизосоединениями.

- Присядьте, пожлуйст, - вежливо приглсил он князя.

Нельзя скзть, чтобы Рон был в восторге от всего происходящего.

- Мы не мешем вм... не мешем тебе рботть? - бесцельно осведомился он.

- Нисколько, - ответил Прокоп, рзминя в пльцх инфузорную землю.

- Что ты делешь?

- Взрывчтые веществ. Попрошу вон ту бутылку, - обртился он к княжне.

Т подл бутылку, демонстртивно промолвив:

- Н, возьми.

Рон вздрогнул, кк от удр; но внимние его уже зхвтили быстрые, хотя и предельно точные, осторожные движения, с ккими Прокоп кпл чистой жидкостью н комочек глины. Откшлявшись, дядюшк спросил:

- От чего оно может взорвться?

- От сотрясения, - не перествя отсчитывть кпли, ответил Прокоп.

Рон повернулся к княжне.

- Если ты боишься, oncle, можешь не ждть меня, - сухо проговорил он.

Покорный судьбе, он уселся, постучл тросточкой по жестянке из-под клифорнийских брикосов.

- А тут что?

- Это ручня грнт, - пояснил Прокоп. - Гекснитрофенилметилнитрмин и гйки. Взвесь-к н лдони.

Рон смешлся.

- А не было бы... уместнее... вести себя более осторожно? - спросил он, вертя в пльцх спичечный коробок, взятый с лборторного стол.

- Безусловно, - соглсился Прокоп, отбиря у него коробок. - Это - хлорргонт. С ним шутки плохи!

Рон нхмурился.

- Все это... производит н меня довольно неприятное впечтление зпугивния, - резко зметил он.

Прокоп бросил коробок н стол.

- Вот кк? У меня было ткое же впечтление, когд мне грозили крепостью.

- Могу лишь скзть, - продолжл Рон, проглотив возржение Прокоп, - что все вше поведение... не производит н меня ни млейшего впечтления.

- Зто н меня - огромное, - зявил княжн.

- Боишься, он что-нибудь выкинет? - повернулся к ней le bon prince.

- Я ндеюсь н это, - убежденно возрзил он. - Думешь, он не сумеет?

- В этом я не сомневюсь, - буркнул Рон. - Ну, пойдем?

- Нет. Я хочу ему помогть.

Тем временем Прокоп принялся гнуть пльцми метллическую ложку.

- Зчем это? - с любопытством спросил княжн.

- Гвозди кончились, - проворчл он. - Нечем нчинять бомбы. - И он осмотрелся, отыскивя еще что-нибудь метллическое.

Княжн встл, зрделсь, торопливо сдернул перчтку и стянул с пльц золотое кольцо.

- Возьми, - тихо произнесл он и, злившись румянцем, потупил глз.

Прокоп принял ее вклд; это получилось почти торжественно... кк помолвк. Он еще колеблся, подбрсывя кольцо н лдони; он поднял н него вопрошющий, горячий взор. Тогд он кивнул с серьезным видом и положил кольцо н дно жестянки.

Стрый поэт озбоченно и грустно моргл птичьими глзми.

- Теперь мы можем идти, - прошептл княжн.

К вечеру приехл упомянутый выше нследник рухнувшего трон. У глвных ворот - почетный крул, рпорт, слуги, выстроенные шплерми, и прочие церемонии; прк и змок прзднично иллюминовны. Прокоп сидел н холмике перед лборторией, мрчным взглядом смотрел н змок. Никто не проходил здесь; темно и тихо, только змок сиял ослепительными снопми лучей.

Прокоп глубоко вздохнул и поднялся.

- В змок? - спросил Хольц и переложил револьвер из крмн брюк в крмн своего бессменного дождевик.

Они идут по прку, где уже погшены огни; рз дв-три ккие-то темные фигуры отступили перед ними в кусты, сзди, шгх в пятидесяти, все время кто-то шуршит опвшими листьями; в остльном - безлюдье, сырое безмолвие ночи. Лишь все княжеское крыло змк пылет большими золотыми окнми.

Осень, уже осень. Пдют ли еще в Тынице серебряные кпельки из крн колонки? Ветр нет - и все же доносится зябкий шелест: откуд, с земли или с деревьев? Алую полоску прочеркнул н небе упвшя звезд.

Несколько человек во фркх - о, кк они великолепны и счстливы! - выходят н площдку змковой лестницы, болтют, курят, смеются... и возврщются в дом. Прокоп зстыл н скмейке, только вертит в рстресквшихся пльцх жестяную бнку.

Порой встряхивет ее, кк дитя - погремушку.

В бнке - обломки ложки, кольцо и безымянное вещество.

Зстенчиво приблизился Хольц.

- Сегодня он не сможет прийти, - деликтно говорит он.

- Я зню.

В окнх гостевого крыл вспыхнул свет. А вон тот ряд окон - "княжеские покои". Теперь светится весь змок, воздушный, журный, кк грез. Все тм есть: богтство неслыхнное, крсот, честолюбие, и слв, и титулы - побрякушки н груди, нслждения, умение жить, тонкость чувств, и остроумие, и смоуверенность; словно тм другие люди, не ткие, кк мы...

Кк упрямый ребенок, гремит Прокоп своей погремушкой. Постепенно окн гснут; еще светится то, что в комнте Рон, и другое - крсное, где спльня княжны. Дядюшк открывет окно, вдыхет ночную прохлду; потом принимется шгть от двери к окну, от двери к окну, и опять, и опять... З знвешенным окном княжны не дрогнет ни одн тень.

Вот и oncle Рон погсил свет; теперь горит лишь единственное крсновтое окно. Нйдет ли дорогу человеческя мысль, пробьет ли, просверлит ли мощью своею путь через эту сотню или сколько тм метров немого прострнств, коснется ли бессонного мозг другого человек? Ккие слов послть тебе, ттрскя княжн? Спи - уже осень; и если есть ккой-нибудь бог - пусть поглдит он твой рзгоряченный лоб...

Погсло крсное окно.

XXXIX

Утром Прокоп решил не ходить в прк, спрведливо полгя, что был бы тм лишним. Он устроился в полупустынном уголке, где пролегл прямя лорог от змк к лборториям, пробитя через стрый зросший вл. Вскрбклся н вл; отсюд, кое-кк укрывшись, он мог видеть угол змк и небольшую чсть прк. Место ему понрвилось; он зрыл тм несколько своих ручных грнт и принялся нблюдть то з прком, то з -спешщей куд-то жужелицей, з воробьем н кчющихся веткх. Один рз к нему дже слетел снегирь, и Прокоп, зтив дыхние, не спускл глз с его крсной грудки; снегирь тенькнул, дернул хвостиком и фррр! - улетел.

Внизу, по прку, идет княжн в сопровождении высокого молодого человек; н почтительном рсстоянии от них - свит. Княжн смотрит в сторону и взмхивет рукой, словно хлещет прутиком по песку.

Больше ничего не видно.

Горздо позднее покзлся дядюшк Рон с толстым кузеном. И снов - ни души. Стоит ли в тком случе торчть здесь?

Почти полдень. Вдруг из-з угл змк появляется княжн и идет прямо к влу.

- Ты здесь? - вполголос зовет он. - Спустись и иди нлево.

Он сктился с вл, продрлся через кусты нлево. Тм, около стены, окзлсь ккя-то свлк: ржвые обручи, дырявые кстрюли, стрые цилиндры, гниющие, безобрзные обломки; бог весть откуд вообще нбирются в княжеском змке подобные вещи. И перед этой отвртительной кучей стоит княжн свежя, прекрсня - и по-детски грызет ногти.

- Сюд я приходил злиться, когд был мленькя, - скзл он. - Никто этого мест не знет. Нрвится тебе тут?

Прокоп видел - он огорчится, если он не похвлит ее убежищ.

- Нрвится, - поспешно ответил он.

Княжн обрдовлсь, обнял его.

- Ты - милый! Я ндевл н голову ккую-нибудь кстрюлю - понимешь, это был корон - и игрл одн в суверенную княгиню. "Что изволят прикзть всемилостивейшя княгиня?" "Зпряги шестерку лошдей, я поеду в Згур". Знешь, Згур это был мой выдумнный змок. Згур, Згур! Милый, скжи, есть н свете что-нибудь подобное? Двй уедем в Згур! Нйди его для меня, ты столько знешь...

Никогд он не был тк свеж и оживленн, кк сегодня; он дже приревновл ее к чему-то, в нем зкопошилось черное подозрение; он схвтил ее, хотел сжть крепко-крепко.

- Не ндо, - попросил он, - будь умницей. Ты - Просперо, принц Згурский; просто ты переоделся волшебником, чтобы похитить меня или испытть- не зню. Но з мною приехл принц Ризопод из црств Аликури-Филикури-Тинтили-Рододендрон, ткой противный, мерзкий человек, у него вместо нос церковня свечк и холодные руки - ууу! И он уже должен получить меня в жены, и вдруг входишь ты и говоришь: "Я волшебник Просперо, нследный принц Згурский". И mon oncle Метстзио пдет тебе в объятия, и тут нчинют звонить колокол, и трубить трубы, и поднимется пльб...

Прокоп слишком хорошо понял, что з милой болтовней княжны скрывется нечто очень, очень серьезное; он остереглся перебить ее. А он обнимл его, терлсь блгоухнным личиком и ртом о его жесткую щеку...

- Или погоди, не тк: я - принцесс Згурскя, ты - Великий Прокопокопк, король духов. Но н мне лежит зклятие, ндо мной произнесли мгические слов: "Ope, ope, блене, могот млист мниголене", и поэтому я должн достться рыбе, рыбе с рыбьими глзми и рыбьими рукми и всем телом рыбьим, и он должн увезти меня в рыбий змок.

Но тут прилетет Великий Прокопокопк н своем плще из ветр и уносит меня... Прощй! - оборвл он внезпно и поцеловл его в губы. Еще рз улыбнулсь, ясня и розовя кк никогд, и оствил его, хмурого, нд ржвыми руинми Згур. Боже мой, что все это знчит? Просит, чтоб я помог ей, это ясно; н нее окзывют нжим, и он ждет, что я... что я кк-нибудь спсу ее! Господи, что делть?

В глубокой здумчивости Прокоп брел к лбортории. Видимо... остется только Большой Штурм; но с ккой стороны его нчть? Он уже подошел к двери и сунул руку в крмн з ключом - и тут отштнулся, стршно выруглся: входня дверь в его лборторию перекрещен железными блкми, ккими зпирют большие ворот. Он яростно зтряс блки; они не поддлись дже н миллиметр.

Н двери висел лист бумги, н котором было отпечтно н мшинке:

"По прикзу гржднских влстей днный объект зкрывется из-з недопустимого скопления взрывчтых мтерилов без принятия мер безопсности соглсно пргрфм 216 и 217 d. lit F tr. Z и постновлению 63.507 M. 1889". Нерзборчивя подпись.

А ниже чернилми дописно: "Господину инженеру Прокопу впредь до дльнейших рспоряжений отводится комнт у сторож Герстенсен; брк III".

Хольц исследовл зпоры со зннием дел, но под конец только свистнул и сунул руки в крмны; короче говоря, нельзя было решительно ничего сделть. Прокоп, доведенный до белого кления, обежл весь домик кругом; зминировнные ловушки устрнили сперы, н окнх и рньше были решетки. Он быстро подсчитл свои боезпсы; пять слбых бомбочек в крмнх, четыре крупные грнты зкопны н Згурском влу слишком мло для военной кмпнии! Вне себя от гнев, бросился Прокоп в кбинет проклятого Крсон: постой, пршивец, я с тобой поговорю по-свойски! Добежв до конторы, услышл от служителя: господин директор нет и не будет.

Прокоп оттолкнул служителя, проник в контору.

Крсон не было. Он быстро обошел все помещения, приводя в ужс всех служщих комбинт, до последней телефонной брышни. О Крсоне - ни слуху ни духу.

Прокоп кинулся к Згурскому влу - спсти хоть последние грнты. И вот тебе: весь вл вместе с зрослями кустов и Згурской свлкой окружен ежми колючей проволоки - нстоящее згрждение военного времени. Прокоп попытлся снять проволоку, но только ободрл в кровь руки, ничего не добившись. Всхлипывя от бешенств, не обрщя ни н что внимния, пролез под проволокой - и не ншел своих четырех больших грнт: они были вырыты, унесены. Он чуть не взвыл от сознния своего бессилия. Вдобвок с неб моросил ккя-то дрянь. Прокоп выбрлся обртно, изорвв костюм в клочья, и, с окроввленными рукми и лицом, помчлся в змок - видимо, рссчитывя нйти тм княжну, Рон, нследник, кого-нибудь! В вестибюле дорогу ему згородил уже знкомый русоволосый гигнт, полный решимости не сдвться, хоть н чсти его рви. Прокоп вынул одну из своих жестянок и предостерегюще згремел. Гигнт зморгл, но не отступил; внезпно рвнувшись вперед, он схвтил Прокоп з плечи. Хольц изо всей силы удрил его револьвером по пльцм; гигнт взревел от боли и выпустил Прокоп; еще трое выросли словно из-под земли и ринулись было н бунтовщик, по остновились в нерешительности, и об героя успели прижться спиной к стене: Прокоп подняв руку с жестянкой, готовый швырнуть ее под ноги первому, кто двинется с мест, и Хольц (окончтельно революционизировнный), нствив револьвер н врг; против них - четыре бледных человек, слегк нклонившиеся вперед, трое из них - с револьверми в рукх; быть зврухе! Прокоп изобрзил обмнное стртегическое движение, будто собирется взбежть по лестнице; и те четверо нчли перемещться туд же, кто-то сзди обртился в бегство; нстл грозня тишин. "Не стрелять!" - свистящим шепотом прикзл кто-то. Прокоп слышл тикнье своих чсов. А вверху, н втором этже, - веселя смесь голосов, тм никто ни о чем не подозревет; выход теперь свободен - и Прокоп отступет, пятясь, к двери, прикрывемый Хольцем. Четверо мужчин н лестнице не двигются, словно вырезнные из дерев. И Прокоп вырвлся из змк.

Сеется холодный, противный дождик; что теперь?

Прокоп быстро оценил обстновку; можно бы укрепиться в купльне, н пруду - но оттуд не виден змок. Приняв внезпное решение, Прокоп со всех ног побежл к домику привртник; Хольц - з ним. Они вломились в сторожку кк рз, когд стрик привртник обедл; бедняг никк не мог понять, з что его выгоняют "силой, угрожя смертью". Долго крутил он головой, потом отпрвился в змок - жловться. Прокоп был в высшей степени доволен звоевнной позицией; он тщтельно зпер решетчтые ворот, ведущие из прк, и с превосходным ппетитом доел обед стрик; потом собрл в сторожке все, что хоть в ккой-то мере походило н химиклии: уголь, соль, схр, олифу, зсохшую мсляную крску и тому подобные сокровищ, и стл сообржть, что можно из них сделть. Хольц тем временем то крулил подходы, то оборудовл окн под бойницы - что было, пожлуй, лишним, если учесть, что у него оствлось всего-нвсего четыре шестимиллиметровых птрон. Прокоп же рзвел н кухонной плитке целую лборторию; вонь поднялсь неимоверня, зто в конце концов получилсь несколько тяжеловесня взрывчтк.

Вржескя сторон не предпринимл никких тк; вероятно, не желл скндлов в присутствии высокого гостя. Прокоп ломл голову нд тем, кк взять змок измором. Телефонные провод он, првд, перерезл, но оствлось еще три клитки, не считя дорожку к комбинту через Згурский вл. Пришлось скрепя сердце откзться от плн осдить змок со всех сторон.

Дождь лил не перествя. Окно княжны открылось, светля фигурк чертил в воздухе огромные буквы. Прокоп не в состоянии был рсшифровть эти письмен, но все же вышел из сторожки и тоже принялся писть в воздухе ободряющие слов, рзмхивя рукми, кк ветряк. Вечером к повстнцм перебежл доктор Крффт; весь во влсти блгородного порыв, он збыл зхвтить с собой хоть ккое-нибудь оружие, тк что это подкрепление носило скорее морльный хрктер. Когд стемнело, приплелся Пуль, притщил в корзине роскошный холодный ужин и множество бутылок крсного вин и шмпнского; стричок твердил, что его никто не посылл. Тем не менее Прокоп нстоятельно велел передть - не говоря, кому именно, - что он "блгодрит и не сдется". З богтырской трпезой доктор Крффт впервые в жизни отвжился пить вино - вероятно, чтобы докзть свою мужественность. В результте он впл в блженную лунтическую немоту, Прокоп с Хольцем взялись горлнить солдтские песни. Об, првд, пели н рзных языкх и совершенно рзное, но издли, особенно в темноте, нполненной шелестом моросящего дождик, все это сливлось в довольно устршющее и мрчное звукосочетние. В змке кто-то дже открыл окно, чтобы лучше слышть, потом попытлся сопровождть их рев н рояле, но ккомпнемент вскоре вылился в "Героическую сонту", зтем неведомый ккомпнитор попросту нчл бессмысленно брбнить по клвишм. Когд змок погс, Хольц звлил дверь изнутри мощной бррикдой, и три богтыря преспокойно уснули. Только утром рзбудил их основтельным стуком Пуль - он принес им три чшки кофе, стрясь не рзлить его по подносу.

XL

Дождь не прекрщлся. Под белым флжком прлментер явился толстый кузен и предложил Прокопу оствить эту зтею; ему, мол, вернут лборторию и тк длее. Прокоп зявил, что не двинется отсюд, рзве что его взорвут вместе со сторожкой; но прежде он см сделет ткое, что у них глз н лоб полезут! С этой-то неопределенной угрозой и вернулся кузен восвояси; в змке, видимо, тяжело переживли тот фкт, что их собственные ворот окзлись блокировнными, но не хотели поднимть шум.

Доктор Крффт, этот пцифист, был нбит до откз рзными воинственными и дикими идеями: перерезть электропровод; отключить воду; изготовить ккой-нибудь удушливый гз и пустить его в змок... Хольц отыскл стрые гзеты, выудил из своих тинственных крмнов пенсне и целый день читл, кк две кпли воды похожий н доцент университет. Прокоп томился от неукротимой скуки; он горел желнием совершить нечто великое, но не знл, с чего нчть. Нконец он оствил Хольц сторожить привртницкую и вместе с Крффтом отпрвился в прк.

В прке не было ни души; кк видно, вржеские силы сосредоточились в змке. Прокоп обошел змок и добрлся до той стороны, где помещлись сри и конюшни.

- Где денник Вирлвинд? - спросил он вдруг.

Крффт покзл ему окошко метрх в трех от земли.

- Обопритесь о стену, - шепнул Прокоп и збрлся Крффту н плечи, чтоб зглянуть внутрь.

Крффт едв устоял под его тяжестью; Прокоп вздумл еще плясть у него н плечх - что он тм делет? Увесистя рм грохнулсь н землю, со стены посыплся песок; Крффту вдруг стло совсем легко; с изумлением поднял он голову и едв не вскрикнул: высоко нд ним болтлись две длинные ноги, постепенно втягивясь в окошко...

Княжн кк рз подл Вирлвинду кусок хлеб и здумчиво глядел н его крсивый темный глз, когд в окошке рздлся треск, и в теплой полутьме конюшни он рзличил знкомую изуродовнную руку - рук эт вылмывл рму с проволочной сеткой. Вилле зжл себе рот, чтобы не вскрикнуть.

Рукми и головой вперед Прокоп сполз в денник Вирлвинд; вот он уже спрыгнул, он здесь, пусть поцрпнный, но целый и невредимый, хоть и зпыхлся - пытется улыбнуться.

- Тише, - в ужсе шепчет княжн, - з дверью - конюх, - и тут же бросется Прокопу н грудь, - Прокопокопк!

Он покзл н окошко: скорей, бежим!

- Куд? - шепчет княжн и лстится к нему, целует.

- В сторожку.

- Глупенький! Сколько вс тм?

- Трое.

- Вот видишь, ничего не получится. - Он глдит его по лицу. - Но ты не огорчйся...

Прокоп торопливо обдумывл другие способы похищения; но в конюшне - полутьм, зпх лошдей кк-то возбуждет; глз их вспыхнули; они прильнули друг к другу ждным поцелуем. Княжн дрогнул, отштнулсь, бурно дыш:

- Уходи отсюд! Иди!

Тк они стояли, дрож, лицом к лицу; чувствовли: стрсть, охвтившя их, - нечист. Прокоп отвернулся, выломл доску в яслях - только это позволило ему овлдеть собой. Снов взглянув н княжну, увидел - он изгрызл, изорвл в клочья свой плточек; порывисто прижв плточек к губм, молч протянул ему - в нгрду или н пмять.

З это он поцеловл то место н яслях, где только что покоилсь ее трепетня рук. Никогд еще не любили они с ткой дикой силой, кк в эту минуту, когд им нельзя было зговорить, когд они боялись коснуться друг друг. Н дворе под чьими-то шгми зскрипел песок; княжн дл знк, и Прокоп вскочил н ясли, ухвтился з ккие-то крючья под потолком и ногми вперед просунулся в окошко. Когд он спрыгнул н землю, доктор Крффт рдостно обнял его.

- Вы перерезли коням сухожилия? - кровождно прошептл он; ткое действие он считл, видимо, совершенно опрвднной военной мерой.

Прокоп молч побежл к сторожке, терземый зботой о Хольце. Еще издли он понял грозную действительность: двое молодцов стоят в дверях сторожки, сдовник рзрвнивет песок, уничтожя следы борьбы, решетчтые ворот приоткрыты, Хольц исчез; у одного из молодцов рук звязн плтком, очевидно, его укусил Хольц.

Прокоп, мрчный, безмолвный, отступил в прк.

Крффт, вообржя, что его нчльник кует новые плны военных действий, не беспокоил его; Прокоп с тяжким вздохом опустился н пенек и углубился в созерцние рзодрнной кружевной тряпочки. Н дорожке появился рботник с тчкой, полной опвших листьев. Крффт, обуянный подозрением, нбросился н него и больно отколотил; при этом он потерял пенсне и не мог уже нйти его невооруженным глзом. Тогд он отнял тчку и кк военную добычу приволок ее к своему вождю.

- Убежл! - доложил он, победоносно сверкя близорукими глзми.

Прокоп только буркнул что-то в ответ, продолжя перебирть то нежное, беленькое, что трепетло у него в пльцх. Крффт знялся тчкой, рзмышляя, ккую пользу можно извлечь из этого трофея.

Нконец ему пришло в голову перевернуть ее, и он весь просиял.

- Н ней можно сидеть!

Прокоп поднялся и пошел к пруду. Крффт з ним, волоч тчку, - вероятно, усмотрев в ней средство перевозки будущих рненых. Они оккупировли купльню, построенную н свях. Прокоп обошел кбины; смя большя приндлежл княжне, тм еще лежли зеркло и гребень с несколькими зпутвшимися волоскми, шпильки, мохнтый купльный хлт и сндлии - покинутые вещички интимного обиход. Прокоп зпретил Крффту входить сюд и зсел вместе с ним в мужской кбине н противоположной стороне. Крффт сиял: теперь у них был дже флот, состоящий из двух лодочек, кноэ и пузтой шлюпки, которя могл игрть роль сверхдредноут.

Прокоп долго молч прохживлся по нстилу купльни нд серой водой; потом скрылся в кбине княжны, сел н ее лежк, обхвтил рукми ее мохнтый хлт и зрылся в него лицом. Доктор Крффт, который, несмотря н полное отсутствие нблюдтельности, имел ккое-то тумнное предствление о тйне Прокоп, щдил его чувств; н цыпочкх слонялся он по купльне, ковшиком вычерпывл воду из пузтого военного судн, рзыскивл подходящие весл. Он открыл в себе незурядный стртегический тлнт; отвжился сойти н берег и нтскл в купльню кмни всех клибров, вплоть до десятикилогрммовых глыб, вывороченных из дмбы. Потом, доску з доской, принялся рзбирть мостки, соединяющие купльню с сушей; для коммуникции с Большой Землей он оствил лишь основние мостков - две голых блки. Вырвнными доскми он збррикдировл вход, использовл и дргоценные ржвые гвозди, которые нбил н лопсти весел остриями нружу. Получилось оружие грозное и поистине смертоубийственное. Покончив с этим и решив, что дело сделно хорошо, он зхотел похвстться своими подвигми перед нчльником; но тот зперся в кбине княжны и, кжется, дже не дышл - тк тм было тихо. Доктор Крффт стоял нд свинцовой глдью пруд, плещущего холодным тихим плеском; иной рз всплескивло сильнее - н миг выныривл рыб, иной рз нчинли шелестеть кмыши, и Крффту стновилось не по себе от одиночеств.

Он покшливл перед кбиной, где зперся вождь, временми произносил что-то впоголос, чтоб привлечь его внимние. Нконец Прокоп вышел - губы его были сжты, в глзх зстыло стрнное выржение. Крффт провел его по обновленной крепости, все покзл, продемонстрировл дже, кк длеко он может швырять кмни в неприятеля - причем едв не слетел в воду. Прокоп не скзл ничего, только обнял доктор и поцеловл его в щеку; и Крффт, побгровев от счстья, ощутил в себе силы сделть в десять рз больше того, что он уже сделл.

Они сели н скмье у воды, где принимл солнечные внны смугля княжн. Н зпде тучи рзошлись, и покзлось бесконечно длекое, болезненнозолотистое небо; весь пруд зжегся, зискрился, зсветился бледным, тоскливым сиянием. Крффт рзвивл только что сочиненную им теорию пермнентной войны, высшего прв силы, спсения мир через героизм; все это нходилось в стршном противоречии с мучительной мелнхолией осенних сумерек, но доктор Крффт был, к счстью, близорук и вдобвок иделист, следовтельно - бсолютно не звисел от случйной обстновки. Невзиря н космическую крсоту вечерней поры, об ощущли холод и голод.

А тм, по берегу, короткими торопливыми шжкми семенил Пуль с корзиной н руке; оглядывясь по сторонм, он время от времени взывл стрческим голоском: "Ку-ку! Ку-ку!"

Прокоп поплыл к нему н дредноуте. Во что бы то ни стло хотел он выпытть у Пуля, кто его посылет.

- Никто, вш милость, - уперся стричок, - но моя дочь, Элизбет, служит ключницей...

Он рзговорился было о своей дочери Элизбет, но Прокоп поглдил его по белым пушистым волоскм и попросил передть кому-то безымянному, что он здоров и полон сил.

В этот день Крффт пил почти один, болтл, философствовл и тут же издевлся нд философией: действие, восклицл он, действие - это все! Прокоп дрожл н скмейке княжны и неотрывно глядел н одну и ту же звезду - бог ведет, почему он избрл именно ее, орнжевую Бетельгейзе в головх Орион. Он скзл непрвду, он не был здоров; кк-то стрнно поклывло в груди, в тех смых местх, где прослушивлись шорохи и хрипы, когд он жил еще в Тынице; голов отяжелел, он весь трясся, охвченный ознобом. А когд хотел зговорить - язык стл зплетться и зубы тк зстучли, что Крффт мигом протрезвился и сильно обеспокоился. Поскорее уложил он Прокоп н лежк в кбине, прикрыл чем только мог - в том числе мохнтым хлтом княжны - и, чсто меняя, стл клсть ему н лоб нмоченное полотенце. Прокоп твердил, что у него просто нсморк; к полуночи он уснул и бредил, преследуемый кошмрми.

XLI

Утром Крффт проснулся только от куковния Пуля; хотел было вскочить, но окзлось, что тело его совсем окоченело он мерз всю ночь и спл, свернувшись, кк песик... Поднявшись с грехом пополм, он увидел, что Прокоп нет; одн лодочк из их флотилии колыхлсь у берег. Крффт очень встревожился з своего вождя и не здумлся бы отпрвиться н поиски, если бы не боялся покинуть столь хорошо оборудовнную крепость. Тогд он принялся улучшть в ней что мог, близорукими глзми высмтривя Прокоп.

А тот тем временем, проснувшись весь изломнный, с отвртительным вкусом во рту, озябший и с ккой-то мутью в голове, двно уже был в прке и сидел высоко н вершине строго дуб, откуд был виден весь фсд змк. Голов у Прокоп кружилсь, и он крепко держлся з ветки и не решлся взглянуть вниз, чтобы не свлиться.

Эт сторон прк считлсь, видимо, уже безопсной; дже престрелые родственники Хгенов нбрлись смелости и вышли н змковую лестницу; по двое, по трое прохживлись перед фсдом господ, квлькд всдников промчлсь по глвной ллее; у ворот снов торчл дед-привртник. После десяти чсов вышл см княжн в сопровождении нследник трон и двинулсь к японской беседке.

Внутри Прокоп что-то дрогнуло, ему покзлось, что он летит головой вниз; он судорожно стиснул ветки, дрож, кк лист. Никто не пошел з княжной и нследником - ноборот, все поспешили оствить прк и собрлись н площдке перед змком. Видимо, предстоял решющий рзговор. Прокоп кусл пльцы, чтоб не зкричть. Это длилось невероятно долго, может быть чс, может быть пять. Но вот от японской беседки бежит нследник - один, весь крсный, сжимя кулки. Группк господ перед змком рсплсь, все рсступились, освобождя ему проход. Нследник, не глядя по сторонм, взбегет по лестнице; нвстречу ему с непокрытой головой спускется дядюшк Рон, они обменялись несколькими словми, le bon prince провел лдонью по лбу, и об ушли в дом. Господ перед змком снов сбились в кучку, склонили головы, потом рзошлись по одному. К глвному подъезду подли пять втомобилей.

Прокоп, хвтясь з сучья, сполз с дуб, спрыгнул, тяжело удрившись оземь; он хотел кк можно быстрее побежть к японской беседке, но - ему стло дже смешно - ноги не повиновлись; штясь, побрел он, словно продирлся сквозь тестообрзный тумн, и никк не мог отыскть беседку, потому что перед глзми у него все плыло и мешлось. Нконец ншел: вон сидит княжн, шепчет что-то про себя строгими губми, взмхивет прутиком. Прокоп собрл все свои силы, чтоб подойти к ней молодцом.

Он встл, шгнул нвстречу:

- Я ждл тебя.

Прокоп едв не нткнулся н нее - ему кзлось, что он все еще длеко. Положил ей руку н плечо, стрнно и неестественно выпрямился и, слегк покчивясь, зшевелил губми; он думл, что говорит. И он говорил что-то, но он не слышл; все будто происходило под водой. Тут взвыли сирены и гудки отъезжющих мшин.

Княжн дрогнул, словно ноги у нее подкосились.

Прокоп увидел бледное лицо с неясными очертниями; н нем плвли дв темных провл.

- Это конец, - явственно и близко услышл он, - конец. Милый, милый, я откзл ему!

Если бы Прокоп влдел своими чувствми, - увидел бы: он словно вырезн из слоновой кости, оцепеневшя, мученически-прекрсня в величии своей жертвы; но он только моргл, превозмогя обморочное трепетние век, и ему кзлось, что под ним поднимрется пол, чтоб опрокинуть его. Княжн прижл руки ко лбу, поштнулсь; только собрлсь он упсть в его объятия, чтоб он унес ее, чтоб поддержл, измученную непосильной тяжестью подвиг, - кк он опередил княжну и без звук рухнул к ее ногм бесформенной грудой, словно весь состоял из тряпок.

Сознния Прокоп не потерял; он водил вокруг себя глзми, совершенно не сообржя, где он и что с ним делется. Ему покзлось - кто-то приподнял его, вскрикнув от ужс; он хотел подняться см, но ничего не вышло...

- Это только... энтропия, - скзл он, вообржя, что этим все объяснил, и несколько рз повторил стрнное слово. Потом в мозгу его что-то рзлилось с гулом воды в плотине; тяжеля голов выскользнул из дрожщих рук княжны и стукнулсь оземь. Княжн, обезумев, вскочил, помчлсь з помощью.

Прокоп неясно сознвл происходящее; почувствовл, кк его подняли трое, потщили медленно, будто он свинцовый; слышл их тяжелые шркющие шги и быстрое дыхние и удивлялся, отчего его не могут нести в пльцх, кк перышко. Кто-то все время держл его з руку; он повернулся и узнл княжну.

- Ккой вы хороший, Пуль, - блгодрно скзл он ей.

Потом нчлсь ккя-то сует, люди здыхлись, толкли его - это его вносили по лестнице, но Прокопу чудилось, будто они вместе с ним пдют в кружщуюся пропсть.

- Не толкйтесь тк, - пролепетл он, но тут в глзх у него все звертелось, и он перестл сознвть происходящее.

Открыв глз, Прокоп увидел, что снов лежит в "квлерском покое", Пуль рздевет его трясущимися рукми. У изголовья стоит княжн, и глз у нее большие, кк плошки. У Прокоп все перепутлось.

- Я упл с коня, д? - Он едв ворочл языком. - Вы - вы это видели, д? Бумм - взры... взрыв. Литрогли... нитрогри... микро... Це ш дв о эн о дв. Слож-ный пере-лом. Подковння, кк лошдь.

Змолчл, ощутив н лбу холодную узкую лдонь.

Потом вдруг увидел доктор-мясник, впился ногтями в чьи-то холодные пльцы.

- Не хочу! - зхныкл он, боясь, что опять будет больно; однко мясник только приложил голову к его груди и двил, двил его стопудовым грузом. В стрхе Прокоп поднял веки, встретил взгляд темных, бездонных глз - они гипнотизировли его. Мясник выпрямился и скзл кому-то сзди себя:

- Гриппозное воспление легких. Уведите ее высочество, это зрзно.

Кто-то зговорил, словно под водой, доктор отвеветил:

- Если нчнется отек легких - тогд... тогд...

Прокоп понял: он пропл, он умрет. Это было ему в высшей степени безрзлично - он никогд не предствлял себе, что это тк просто.

- Сорок и семь десятых, - скзл доктор.

У Прокоп одно только желние: пусть ему ддут выспться, пок он не умер; но вместо этого его звернули во что-то холодное - брр! Потом зшептлись где-то; Прокоп зкрыл глз и перестл что-либо ощущть.

Когд он очнулся, нд ним стояли дв пожилых человек в черном. Он чувствовл себя необычйно легко.

- Добрый день, - скзл он и попытлся подняться.

- Вм нельзя двигться, - возрзил один черный человек и мягко прижл его к подушке.

Прокоп послушно лег.

- Но мне уже лучше, првд? - довольный, спросил он.

- Конечно, - с сомнением в голосе пробормотл второй черный человек, - но вм нельзя шевелиться. Полный покой, понимете?

- Где Хольц? - осенило вдруг Прокоп.

- Здесь, - отозвлся голос в углу, и вот уже в ногх стоит Хольц с ужсной црпиной и синяком н лице; если не считть этого - он все тот же, сухой и жилистый. А позди него - господи, д это Крффт, Крффт, покинутый в купльне! Глз у него крсные, вспухшие, словно он плкл трое суток подряд.

Что с ним случилось? Прокоп улыбнулся ему, чтоб подбодрить. А вот и Пуль н цыпочкх приближется к постели, прикрывя рот плточком. Прокоп рд, что все здесь; он обводит глзми комнту и з спинми людей в черном змечет княжну. Он бледн кк смерть и смотрит н Прокоп пронзительным мрчным взглядом, который внушет ему непонятный ужс.

- У меня уже все прошло, - шепчет Прокоп, кк бы опрвдывясь.

Княжн спросил глзми одного из черных господ, тот кивнул с тким видом, будто теперь уже все рвно. Тогд он подошл к постели.

- Тебе лучше? - тихо спршивет он. - Милый, милый, тебе действительно лучше?

- Д, - отвечет он нерешительно, ему немного не по себе от стрнного поведения присутствующих. - Почти совсем хорошо, только... только...

Пристльный взгляд княжны нполнял его смятением, почти стрхом; непонятно сжлось сердце.

- Ты что-нибудь хочешь? - нклонилсь он нд ним.

От взгляд княжны ему стло вдруг жутко.

- Спть, - шепнул он, чтоб избежть этого взгляд.

Княжн вопросительно взглянул н обоих господ в черном. Один из них слегк нклонил голову и посмотрел н нее тк... тк стрнно и серьезно... Он понял, побелел еще больше.

- Ну, спи тогд, - еле вымолвил княжн и отвернулсь к стене.

Прокоп удивленно огляделся. Пуль совсем зсунул плточек в рот, Хольц стоит выпрямившись, кк солдт, и только чсто моргет, Крффт откровенно ревет, прислонясь к шкфу и шумно сморкясь, кк рсплквшийся ребенок.

- Д что с вми?.. - вырвлось у Прокоп, и он сделл движение, собирясь сесть; один из докторов положил ему руку н лоб - рук был мягкя, добря, он вселял уверенность-ткие руки, нверно, у прведников, - и Прокоп рзом успокоился и блженно вздохнул. Уснул он почти мгновенно.

Потом снов тоненькя ниточк чуть брезжущего сознния связл его с действительностью. Горит одн лмпочк н ночном столике, у постели сидит княжн в черном плтье, смотрит н него блестящими, мерцющими глзми. Он поскорее прикрыл веки, чтоб не видеть - тк стршно стновилось от этого взгляд.

- Кк ты себя чувствуешь, дорогой?

- Который чс? - спросил Прокоп, кк во сне.

- Дв чс.

- Дня?

- Ночи.

- Уже... - удивился он, см не зня чему - и снов потянулсь неверня нить сн. Временми Прокоп приоткрывл глз, взглядывл сквозь щелочку век н княжну и снов зсыпл. Почему он все время тк смотрит? Несколько рз он освежл его губы ложечкой вин; он глотл вино, бормоч спросонья.

Нконец впл в глубокий, обморочный сон.

Проснулся Прокоп только от того, что один из черных господ осторожно выслушивл его грудь. Еще пятеро стояло вокруг.

- Невероятно, - бормотл человек в черном. - Прямо железное сердце.

- Я должен умереть? - спросил вдруг Прокоп.

Черный господин чуть не подскочил от неожиднности.

- Посмотрим, - ответил он. - Рз уж вы пережили эту ночь... И долго вы с этим ходили?

- С чем? - удивился Прокоп.

Черный господин мхнул рукой.

- Покой, - произнес он. - Полный покой.

Прокоп усмехнулся, хотя ему было бесконечно плохо: когд доктор не знют, что делть, они всегд предписывют покой. Но тот, у кого были добрые руки, скзл Прокопу:

- Вы должны верить, что попрвитесь. Вер творит чудес.

XLII

Внезпно Прокоп открыл глз и пробудился, обливясь обильным потом, мокрый нсквозь. Где... где это он? Потолок нд ним кчется, кчется... х, нет, нет, пдет, кругми, кругми, медленно опускется, кк огромный гидрвлический пресс. Прокоп хочет крикнуть и не может. А потолок уже тк низко, что Прокоп рзличет сидящую н нем прозрчную мушку, песчинку в штуктурке, мельчйшие полоски, оствленные млярной кистью; потолок все ниже, все ниже, и Прокоп смотрит н это в бездыхнном ужсе и только сипит - голос нет... Свет погс, стоит черня тьм; сейчс его рздвит. Прокоп уже чувствует - потолок коснулся его вздыбленных волос - и звизжл без голос. А-х-х, нконец-то нщупл дверь, выломл ее, вырвлся; снружи - тоже тьм, но нет, это не тьм, это тумн, густой тумн, - нстолько густой, что нельзя дышть, - и Прокоп здыхется, рыдя от ужс. Сейчс меня здушит,- мелькнул жуткя мысль, и он бросился бежть, нступя н-н-н... н ккие-то жи... живые тел, они все еще шевелятся... Тогд он нклонился, пощупл рукой - нткнулся н молодую полную грудь. Это... это... это Анчи, испуглся он, стл шрить, искть ее голову; но вместо головы был тз, фр-фо-ровый тз, в нем что-то скользкое, губкообрзное, кк коровьи легкие. Ему стло стршно до тошноты, он хотел отдернуть руки; но оно липнет к рукм, трясется, приссывется, всползет к плечм. Окзывется, это крктиц, влжное, студенистое головоногое, у него блестящие глз княжны, они вперяются в него стрстным, влюбленным взором; крктиц ползет по его голому телу, ищет, где приложить свою мерзкую, брызжущую клоку. Прокоп не может вздохнуть, он борется с крктицей, пльцы его вдвливются во что-то подтливое, клейкое; тут он проснулся.

Нд ним стоял Пуль и клл ему н грудь холодный компресс.

- Где... где... где Анчи? - с облегчением пробормотл Прокоп и зкрыл глз.

Бух-бух-бух, обливясь потом, бежит Прокоп по пшне; он не знет, отчего ндо тк спешить, но несется со всех ног, сердце чуть не высккивет из груди, он готов кричть от стрх, что опоздет. Вот он, этот дом, в нем нет ни окон, ни дверей, только чсы н крыше, и они покзывют без пяти четыре!

Прокоп вдруг осознет, что когд большя стрелк дойдет до двендцти - Прг взлетит н воздух, "Кто взял у меня крктит?!" - рычит Прокоп; он пытется влезть по стене, чтоб в последнюю минуту остновить стрелки чсов, он подпрыгивет, вонзется когтями в штуктурку, но соскльзывет вниз, оствляя н стене длинные црпины. Взвыв от ужс, Прокоп кинулся куд-то з помощью. Влетел в конюшню; тм стоит княжн с Крсоном, - они лскются отрывистыми, мехническими движениями - кк бумжные фигурки нд печкой, трепещущие в потоке теплого воздух. Увидев Прокоп, они взялись з руки и зпрыгли - быстро, быстро, все быстрее...

Прокоп поднял веки, увидел склонившуюся нд ним княжну: у нее сжт рот и горят глз.

- Животное, - пробормотл он с мрчной ненвистью и поскорее смежил веки. Сердце колотилось с той же безумной быстротой, с ккой он прыгл с Крсоном. Пот щипл глз, н губх Прокоп ощущл его соленый вкус; язык прилип к небу, горло ссохлось от жжды.

- Хочешь чего-нибудь? - совсем близко прозвучл голос княжны.

Покчл головой. Он уже подумл, что Прокоп опять зснул, но тут он хрипло спросил:

- Где тот пкет?

Он принял это з бред и не ответил.

- Где тот пкет? - повторил он, повелительно хмуря брови.

- Здесь, здесь, - поспешил он ответить и сунул ему в пльцы первый попвшийся клочок бумги.

Он резко смял бумгу, отбросил.

- Не то. Я... я хочу свой пкет... Я... я хочу свой пкет!

Он без конц повторял одно и то же, нчл неистовствовть, и княжн позвл Пуля. Пуль вспомнил, что у Прокоп был ккой-то толстый грязный пкет, перевязнный бечевкой, только где же он? Ншел в ночном столике: х, вот он! Прокоп схвтил его обеими рукми, прижл к груди; после этого утих и зснул кк убитый. Через три чс его снов прошиб обильный пот; Прокоп был тк слб, что едв дышл.

Княжн поднял н ноги весь консилиум. Темпертур резко спл, удров сердц сто семь, пульс нитевидный; ему собрлись тотчс вспрыснуть кмфору, но здешний сельский врч, скромный и чрезвычйно зстенчивый в присутствии стольких светил, все же зметил, что он никогд не будит пциентов.

- Тк они по крйней мере могут проспть свой exitus 1, не првд ли? - проворчл одн из знменитостей. - Удобно придумно.

Княжн, совершенно обессилення, ушл отдохнуть н чсок после того, кк ее зверили, что непосредственно... и тк длее. Около больного остлся доктор Крффт, обещвший доложить ей через чс,

1 смерть (лт.).

кк идут дел. Однко обещния он не выполнил, и обеспокоення княжн см пошл посмотреть. Он зстл ткую кртину: Крффт стоит посреди комнты, рзмхивет рукми и во всю глотку проповедует искусство телептии, ссылясь н Рише, Джемс *, н кого угодно; глз у Прокоп ясные, и он слушет, порой поддрзнивя лектор кк человек, не верящий ни в нуку, ни в бог.

- Я воскресил его, княжн! - воскликнул Крффт, моментльно збыв обо всем. - Я сосредоточил свою волю н том, чтоб он исцелился; я... я делл нд ним рукми вот тк, видите? Это пссы, истечение флюидов. Но до чего это утомляет, уфф! Я слб, кк осенняя мух. - С этими словми он злпом выпил полный сткн очищенного бензин, в котором дезинфицировли шприцы, приняв его, видимо, з вино - нстолько он был взволновн своим успехом.

- Скжите, - зкричл он Прокопу, - исцелил я вс или нет?

- Исцелили, - соглсился Прокоп с дружелюбной иронией.

Крффт упл в кресло.

- Я и см не думл, что у меня ткя сильня ур, - с довольным видом вздохнул он. - Хотите, я еще рз возложу н вс руки.

Княжн в глубоком изумлении переводил взгляд с одного н другого; потом вся зрумянилсь, зсмеялсь, глз ее увлжнились, он поглдил Крффт по рыжей шевелюре и убежл.

- Женщины чрезвычйно слбые создния, - смодовольно консттировл Крффт. - Видите - я, нпример, совсем спокоен. Я прямо чувствовл, кк флюиды истекют из моих пльцев. Не сомневюсь, их можно было сфотогрфировть, првд? Кк ультрфиолетовые лучи.

Явились светил и первым долгом выствили Крффт з дверь, несмотря н его протесты; зтем снов принялись измерять темпертуру, щупть пульс и прочее в этом духе. Темпертур немного поднялсь, пульс стл девяносто шесть, у пциент появился ппетит; что ж, превосходно! После этого светил удлились в другое крыло змк, где в них тоже нуждлись: княжн горел в сорокогрдусной лихордке, совершенно истощення шестидесятичсовым бдением; вдобвок к этому сильня немия и целый ряд других болезней вплоть до зпущенного туберкулезного очг в легких.

Н другой день Прокоп уже сидел в постели и торжественно принимл визитеров. Все гости, првд, рзъехлись, но толстый кузен еще здержлся в змке и изнывл от скуки. Прибежл несколько смущенный Крсон, но все сошло хорошо; Прокоп не упоминл о том, что было, и под конец Крсон проболтлся, что стршные взрывчтки, которые Прокоп соствил в последние дни, покзли при испытнии ткую же взрывную силу, кк у опилок; короче - короче, Прокоп, вероятно, был уже в сильном жру, когд делл их. Эту весть пциент тоже принял спокойно - лишь немного погодя рсхохотлся.

- Ну, знете, - добродушно зметил он, - все же я порядком нгнл н вс стрху!

- Нгнли, нгнли, - охотно соглсился Крсон. - В жизни я тк не дрожл з себя и з комбинт!

Приплелся Крффт, зеленый, сокрушющийся.

Окзывется, ночью он совершл обильные возлияния в честь своих чудодейственных флюидов, и теперь ему было очень нехорошо. Он горько жловлся, что нвсегд утопил в вине свою телептическую силу и обещл себе с нынешнего дня вести скетический обрз жизни, отвечющий учению индийских йогов.

Пришел и дядюшк Шрль, он был tres aimable 1 и тонко сдержн. Прокоп был ему блгодрен: le bon prince ншел тот же симптичный тон, что и месяц тому нзд, снов стл обрщться к Прокопу н вы и весело рсскзывл истории, случвшиеся с ним.

Лишь когд рзговор отдленно кслся княжны, н всех нпдл некоторя стесненность.

А княжн тем временем в другом крыле змк сухо, болезненно кшлял и кждые полчс при

1 очень мил (фрнц.).

нимл Пуля, обязнного доклдывть, что делет Прокоп, что он ел и кто к нему пришел.

К Прокопу еще возврщлся жр, сопровождемый кошмрми. Он видел во сне темный срй и бесконечные ряды бочек с крктитом; перед срем рсхживл солдтик с винтовкой - вперед, нзд, вперед, нзд; больше ничего, но это было жутко.

Потом ему снилось, что он опять н войне; перед ним бескрйнее поле с мертвыми телми, все мертвы, и он см мертв, вмерз в землю, покрытую льдом; один только Крсон идет, спотыкясь о трупы, ругется сквозь зубы и нетерпеливо поглядывет н чсы. С противоположной стороны, дергясь, неестественно передвигя ноги, приближется прлизовнный Хген; но идет он удивительно быстро, скчет, кк кузнечик, стрекоч при кждом судорожном движении, Крсон небрежно здоровется, что-то говорит ему; Прокоп тщетно нпрягет слух, он ничего не слышит - нверно, слов уносит ветер; Хген длинной тощей рук