/ Language: Русский / Genre:sf_horror / Series: Дорина Басараб

Дочь полуночи

Карен Чэнс

Ее отец - родной брат великого Влада Дракулы, а матерью была самая обыкновенная женщина. Сама Дорина Басараб - дампир, наполовину человек, наполовину вампир. Жизнь у таких, как она, недолгая, зато очень бурная. Дампиры подвержены приступам бесконтрольной ярости. Дорина свою ярость пытается контролировать и направлять на тех демонов и вампиров, которые, безусловно, заслуживают смерти. И когда она узнает, что Дракула сбежал из своей тюрьмы, ей ничего иного не остается, как встать на пути у своего непобедимого родственника.

 Карен Чэнс

 Дочь полуночи

Посвящается Энн Соуардс,

великому редактору.

Глава 1

Ненавижу, когда кто-то сидит, закинув ноги на стол. Даже если ботинки на этих ногах чище моей записной книжки, все равно — хамство.

Я спихнула нахально торчащие башмаки десятого размера и бросила злобный взгляд на самого несимпатичного из живых покойников.

— Что бы там ни было, я скажу — нет!

— Ладно, Дори, как хочешь. — Кайл казался дружелюбным, а это не предвещало ничего хорошего. — Я и сам мог бы догадаться, что тебе наплевать на судьбу Клэр. К тому же вряд ли это дело пахнет деньгами. — Он замолчал, чтобы окинуть выразительным взглядом мою жалкую контору. — А ты, похоже, не в том положении, чтобы работать задаром.

Я уже поднялась, решив выбросить неупокоившуюся скотину за дверь, но при этих словах медленно села на место. Кайл — настоящий подонок даже для вампира, однако время от времени ему удается услышать что-нибудь стоящее. Именно поэтому я до сих пор не поддалась искушению забить в него кол.

Сейчас речь шла о Клэр, моей соседке и лучшей подруге. Мне пригодилась бы любая информация. Она исчезла почти месяц назад. Я уже дважды проработала все возможные версии, а перед тем, как ко мне заявился этот неудачник, собиралась покрутить их в третий раз, на тот случай, если что-нибудь упустила, хотя сама не верила в подобную возможность. С каждым часом мне становилось все очевиднее, что результат расследования меня вряд ли обрадует.

— Выкладывай, — сказала я, понадеявшись на то, что сведения из него придется выбивать.

Во мне скопилось немало досады, которая требовала выхода. Но Кайл, разумеется, решил вспомнить о хороших манерах или о том, что под ними подразумевалось в наших кругах.

— Точно знаю, что Клэр жива. Я-то думал, что ее уже успели выжать и выставить на продажу, однако поговаривают, что твою подругу вообще никто не похищал.

Под «выжать» он имел в виду отвратительный ритуал черной магии, в ходе которого проективный нуль — ведьма или волшебник, способные подавлять вокруг себя магическую энергию,— превращается в оружие, называемое нуль-бомбой. Энергия нуля выкачивается ради создания прибора, способного заморозить всю магию в районе. Длительность и радиус его действия зависят от силы жертвы. Чем она моложе и сильнее, тем больше энергии отдаст. А Клэр была и очень молода, и очень сильна.

Еще более привлекательной ее делало то, что сборщики, как называли магов, специализирующихся на этом незаконном промысле, именно сейчас брали за свои поделки втридорога. Сенат, самопровозглашенный орган управления всех вампиров Северной Америки, находился в состоянии войны с темными магами Черного круга, и цены на магическое оружие взлетели до небес. Именно из-за того, что Клэр могли похитить, желая превратить в оружие для дурацкой войны, я и сбивалась с ног в попытках разыскать подругу.

— Ходят слухи, что она сбежала с кем-то из компании Майкла, — продолжал Кайл.

Он подался вперед, ухмыльнулся мне в лицо и показал клыки, чтобы я знала, как его радует все происходящее. Когда мы с Кайлом только познакомились, этот вампир попытался приударить за мной. Ему не понравилось, что я отвечала на его заигрывания громким хохотом. Он долго выжидал подходящего момента, чтобы взять реванш, и вот у него появилась такая возможность.

— Она вроде как беременна.

Я улыбнулась в ответ, опустила руку в ящик письменного стола и пообещала:

— Эта маленькая ложь дорого тебе обойдется.

«Чтобы Клэр, ведьма, от которой так и веет женской силой, сбежала с каким-то подонком из шайки Майкла? Что-то сомневаюсь».

Кайл вскинул грязные руки с предательскими коричневыми пятнами. Полагаю, это были следы последней трапезы. Надо подсказать этому типу, что его интимная жизнь наладится, если он будет время от времени пользоваться услугами маникюрши и вычищать из-под ногтей засохшую кровь. Вот только боюсь, как бы негодяй не съел саму маникюршу.

— Никакого вранья, Дори. Только не между нами. — Он откинулся на спинку стула и слишком уж непринужденно положил ногу на ногу. — Однако ты еще не знаешь самого главного. Говорят, отец ребенка не совсем человек, если ты понимаешь, о чем я — Его ухмылка превратилась в оскал. — Может, зря ты меня отшила, побоялась произвести на свет полукровку? Похоже, все равно вот-вот станешь тетушкой хорошенького дампира!

Мне не было нужды смотреть в зеркало, висящее у него за спиной. Я и так знала, что выражение моего лица нисколько не изменилось, несмотря на пережитый шок. Пятьсот лет тренировки, и кто угодно научится при любых обстоятельствах сохранять каменную физиономию, даже если наделен от природы выразительной мимикой, как и я.

— На самом-то деле я тебя послала куда подальше, потому что меня не вдохновляют маньяки-психопаты, воняющие псиной, — с наслаждением проговорила я, выдернула руку из ящика стола и швырнула ему в лицо незакрытый флакон.

Всякие разговоры о святой воде — чистая ерунда, но все-таки существуют снадобья, которые не слишком по вкусу угодливым ходячим мертвецам. В пузырьке было одно из них. Драконья кровь не убьет этого вампира, зато следующие несколько дней выглядеть он будет скверно. Хотя могу поспорить, что в случае с Кайлом никто и не заметит разницы.

Я выбросила визжащего покойника в окно третьего этажа, но сперва он выложил оставшиеся сведения, включая название бара, где можно застать кого-нибудь из головорезов Майкла. Тело Кайла отскочило от тротуара и ударилось о припаркованную машину. Вампир оставил на ней вмятину, а потом сполз на проезжую часть. Как жаль, что на улице было темно.

«Если Клэр стала жертвой сборщиков, то она уже наверняка мертва, — подумала я — Но все-таки существует призрачный шанс, что пройдоха Кайл действительно разузнал нечто важное. Любая ниточка, пусть даже самая тонкая, лучше, чем ничего».

Я лишь на секунду задержалась перед зеркалом, чтобы скроить гримасу своему отражению. Оно выглядело так же скверно, как я себя чувствовала. Надо бы подкраситься, чтобы замаскировать круги под глазами, уже почти такие же черные, как и сами глаза. Да и засаленные каштановые волосы явно нуждались в мытье. Это стоит делать хотя бы раз в неделю. Этим вечером роковой женщины из меня явно не получится, ну и ладно. Я превращалась в настоящую мегеру, если не спала положенные восемь часов в сутки. Такой срок едва ли набирался за все последние дни, поэтому и настроение у меня было соответствующее. Я прихватила отрезок свинцовой трубы и добавила его к арсеналу, скрытому под полами пальто. Добывать информацию можно разными способами.

Час спустя я сидела на горе мертвых тел. По всему бару, где я обнаружила двух головорезов Майкла, пировавших на чуть живом подростке, валялись обломки столов и битое стекло. Я передвинулась, чтобы не угодить в лужу разноцветной крови, натекшей из трупов, и хмуро уставилась в темноту за окном.

Кайл, кажется, соврал не во всем. Я несколько десятков раз приложила одного бандита головой о стойку бара, и он с готовностью подтвердил, что Майкл каким-то образом связан с Клэр. Если Кайл сказал правду на этот счет, то можно было предположить, что он вообще не врал. Однако я все равно не поверю в это, пока не увижу собственными глазами.

Ошеломленный подросток сидел, привалившись к телу одного из своих недавних мучителей. Я перебросила парню носовой платок, но он непонимающе уставился на него.

— Шею вытереть, — пояснила я.

Вампирам нет нужды пускать в ход клыки, чтобы покормиться, более того, это даже противозаконно.

Ведь после подобных забав остаются трупы, происхождение которых очень сложно объяснить. Однако в последнее время почти никто не соблюдал законы. Обычно меня вполне устраивало подобное положение дел, но сейчас я столкнулась с дилеммой.

В нормальной ситуации маги с готовностью пришли бы на помощь ведьме, попавшей в беду, в особенности такому могучему нулю, как Клэр. Они сделали бы это хотя бы из нежелания увидеть ее на черном магическом рынке. Ведь она могла пригодиться им самим. Члены Серебряного круга, так называемые адепты белой магии, в более спокойные времена, без сомнения, натравили бы на Майкла собственных головорезов, но я сомневалась, что сейчас они могли себе это позволить.

«Идет война! Будучи союзниками Сената, они противостоят силе, при виде которой кто угодно побелеет от страха. Не говоря уже о том, что меня маги ненавидят. Если я хочу вернуть Клэр, то придется справляться своими силами».

— Что?.. — Мальчишка замолк, сглотнул и начал сначала: — Что это за твари?

Я поднялась, зашла за стойку бара и потянулась к верхней полке. Нечего церемониться, я все равно собиралась спалить заведение к чертям.

— Хочешь выпить?

Он попытался подняться на ноги, но был слишком слаб и свалился обратно.

— Нет, — произнес он невнятно. — Просто ответь.

Я налила себе двойную порцию «Танкерея», початую бутылку убрала в глубокий карман черного джинсового пальто и вышла из-за стойки бара, пропустив вопрос мальчишки мимо ушей. Обычно я запросто отличаю человеческий запах от любого другого даже с приличного расстояния, но в баре сейчас было не продохнуть. В воздухе висели пыль и дым, по полу растекались реки крови, желчи и еще той жидкости, которую некоторые расы демонов используют в качестве топлива. Я нисколько не сомневалась в том, что имею дело с человеком, но захотела удостовериться.

Я пинком отбросила с дороги голову демона-вароса, опустилась перед подростком на корточки и осторожно принюхалась. Пятно крови — зеленая, значит, чужая — растеклось у него прямо посреди груди. От пятна исходила жуткая вонь, которая меня и смутила. Я забрала у мальчишки платок, так и не пригодившийся ему, и вытерла кровь. Даже после всего пережитого паренек не казался испуганным. Рост в пять футов и два дюйма и ямочки на щеках уже много лет входили в число моих главных достоинств.

— Ты ведь здесь уже довольно давно? — спросила я.

Вопрос был глупый. На обнаженном худосочном теле юнца виднелись шесть следов укусов, причем все — от челюстей разного размера. Вампиры должны очень хорошо знать друг друга, чтобы участвовать в групповом кормлении, поскольку для них это дело интимное. Значит, парень пролежал здесь в качестве бесплатной закуски несколько часов. Просто мне не хотелось торопиться. Пусть бедолага соберется с остатками мыслей, ведь он, вероятно, слышал что-нибудь интересное. Те два вампира, которых я застала в баре, сообщили, что был еще третий, но ушел примерно за полчаса до моего появления. В шайке Майкла он был мастером нижнего уровня. Это не означало, что данный тип знал больше, чем они, но уж точно не меньше.

— Я ничего не понимаю,— дрожащим голосом проговорил мальчишка.— Ты же их убила. Всех до единого. А почему я не смог?

— Потому что ты не дампир. — Совсем тихий, но явственно различимый голос, ответивший вместо меня, доносился со стороны разбитой двери.

Мне были знакомы тысячи оттенков и интонаций этого голоса, от ледяного гнева, хлещущего кнутом, до гордости, разливающейся нежным теплом, хотя объектом последней я никогда не бывала. Я напряглась, однако не удосужилась повернуть голову.

«Чудненько. Только этого мне сегодня и не хватало для полного счастья».

Мальчишка с облегчением воззрился на вновь прибывшего.

«Ну разумеется, — угрюмо подумала я — Я тебя спасаю, а восхищенный взгляд ты приберегаешь для этого красавчика с обворожительной улыбкой. Только не забывай, что он может перегрызть тебе горло, всего лишь раз щелкнув жемчужно-белыми зубами. Потому что, несмотря на все свое обаяние и дорогие костюмы, это хищник.

Даже более опасный, чем я».

Я смочила чистый край носового платка дорогим алкоголем из украденной бутылки и безжалостно прижала к самой серьезной ране мальчишки. Он завопил, но никто не обратил на его крик ни малейшего внимания. Мы к такому привыкли.

— Ему потребуется медицинская помощь, — произнес тот же голос.

Его обладатель, темноволосый вампир, осторожно прошел через бар, стараясь не запачкать костюм за две тысячи долларов и кожаные туфли от Феррагамо. От вампира пахло хорошим бренди, табаком и хвойной свежестью. Происхождение последнего аромата всегда оставалось для меня загадкой, однако он повсюду его сопровождал.

«Может, это какой-то чудовищно дорогой одеколон, который ему делают на заказ где-нибудь в Италии, или же просто игра моего воображения? Воспоминание о доме?..»

— Сенат наверняка сможет ее предоставить, особенно если учесть, что его члены всего месяц назад горячо заверяли всех, будто подобные случаи больше не повторятся.

Я плеснула еще джина на отпечатки зубов на шее и груди парнишки, прежде чем приняться за обработку рваной раны на бедре. Через несколько секунд подросток отключился, и мы с вампиром остались одни, погруженные в неловкое — во всяком случае, с моей стороны — молчание.

Я заговорила первой, скорее желая просто нарушить его, чем захватить инициативу:

— Чего ты хочешь?

— Поговорить с тобой, — ответил он сдержанно. — Мне требуется твоя помощь.

При этих словах я подняла голову. За пять сотен лет я ни разу не слышала от него подобного признания, даже помыслить о таком не могла.

— Снова начинаешь?

— Дорина, я охотно повторю свои слова, но уверен, что ты и в первый раз прекрасно услышала меня. Нам надо поговорить, а молодому человеку требуется помощь. И то и другое можно устроить у...

— Я туда не пойду!

— У меня на квартире, я хотел сказать. Я прекрасно осведомлен о твоем отношении к Сенату.

Я не стала испепелять его взглядом, но усомнилась в том, что моя хваленая каменная физиономия сумела его одурачить. До сих пор мне это ни разу не удавалось. К тому же вампир наверняка услышал, как часто забилось мое сердце от нахлынувшей волны адреналина, и, вероятно, заметил предательский румянец, который невозможно скрыть на бледной коже. Я сказала себе, что мне наплевать. Последний раз я виделась с ним двенадцать лет назад. Тогда дело закончилось тем, что я пригрозила его убить — примерно в тысячный раз! — и выскочила за дверь.

«Он постоянно достает меня. Даже когда не пытается этого сделать. Хотя сомневаюсь, есть ли здесь какая-то разница».

Вампир протянул руки, чтобы поднять бесчувственное тело паренька. Он обладал неистребимым самомнением и был абсолютно уверен в том, что я соглашусь с любым его предложением.

Я не стала возражать. Если отвезти мальчишку в местную больницу, то придется долго объяснять, кто или что довело его до такого состояния. Тогда даже моя способность передергивать факты может оказаться бессильной. Обратиться за помощью в ближайшее отделение Сената тоже немыслимо, если вспомнить, чем закончилось дело, когда я заходила к ним в последний раз. Страховка, конечно, покрыла весь нанесенный ущерб, да и здание все равно нуждалось в ремонте, но сомневаюсь, что вампиры восприняли случившееся с такой точки зрения. Можно было отвезти парнишку ко мне. Я смогла бы исцелить его телесные раны, но мне не хватило бы способностей, чтобы стереть случившееся из его памяти. Зато холеный негодяй, стоявший рядом со мной, запросто мог справиться с проблемой одним только усилием мысли.

— Я не знала, что у тебя квартира в Нью-Йорке, — сказала я.

Этот факт меня обеспокоил. У него не было причин задерживаться в городе, тем более в каких-нибудь баснословно дорогих апартаментах с видом на Центральный парк. Вампиры по своей природе привязаны к определенному месту и стараются держаться поближе к дому. Правда, некоторое время назад Сенат, желая покончить с междоусобицами, признал незаконными старые границы. Формально этот красавец мог жить где пожелает, но, насколько мне было известно, у него в Нью-Йорке не имелось никаких дел и личных привязанностей. За исключением, может быть, меня.

— Это недавнее приобретение.

Я сощурилась, выходя на улицу следом за вампиром. Под этими словами могло скрываться что угодно. Может, он решил развлечься, потратить часть миллионов, скопившихся у него за века, или же убил на дуэли другого мастера и присвоил его собственность. Я искренне надеялась, что это не какая-нибудь интрига, цель которой — привязать меня к нему. Кроме того, я прекрасно сознавала, что имела дело с членом Сената, одним из самых могущественных и опасных вампиров на планете. Меня слишком часто недооценивали, чтобы я стала так же относиться к другим, пусть с виду они и почти неотличимы от людей. В особенности я не стала бы недооценивать его.

— Ладно, надеюсь, душ у тебя там есть. — Я вылила остатки джина на ближайшую кучу весьма горючих вампирских тел и бросила туда спичку — Мне надо помыться.

Квартирка оказалась высший класс, на Пятой авеню и действительно с видом на парк. Я с облегчением отметила, что вся она выдержана дизайнером в нейтральных бежевых и кремовых тонах, чтобы соответствовать буквально любому вкусу, не похожему на мой. Получалось, что вампир жил здесь совсем недавно, если его предпочтения еще не успели отразиться на обстановке. Значит, он все-таки не шпионил за мной.

Но я не стала зря растрачивать воздух на вздох облегчения, а вместо того сосредоточилась на еще одном госте, находящемся в комнате. Мне ни разу не доводилось участвовать в операциях местного отделения Сената, однако, если я не ошиблась, один из его членов сейчас дожидался нас на светло-карамельном диване.

Когда мы вошли, незнакомый вампир вскочил на ноги и окинул взглядом тело подростка, прежде чем сосредоточиться на мне. Я ожидала обычной реакции, но ее не последовало. Это означало, что его либо предупредили обо мне заранее, либо он еще лучше меня поднаторел в искусстве сохранять каменную физиономию. Ничего удивительного. Ведь дыхание и сердцебиение они включают по собственному желанию, поэтому на лицах большинства вампиров, в особенности старых, ничего не отражается. По силе, исходившей от незнакомца и окутывавшей его словно плащом, я догадалась, что он гораздо старше, чем можно заключить по этому лицу тридцатилетнего мужчины.

Я рассматривала вампира с явным интересом, потому что никогда не встречала его раньше. Это странно, если, конечно, он действительно так стар, как мне показалось. Новички приходят и уходят, большинство из них гибнет раньше срока, отмеренного даже обычному смертному, не говоря уже о неумирающих, однако все ключевые фигуры вампирского мира мне были хорошо известны. Первоклассных мастеров среди них не так уж много, но вот этого типа в моих пространных мысленных списках точно не было. Я быстренько завела для незнакомца новую папку.

Он был одет подчеркнуто скромно. Хозяин этой квартиры счел бы подобный наряд подходящим только для буднего дня, годным лишь для того, чтобы продемонстрировать достоинства, дарованные щедрой природой. Кремовый свитер был достаточно обтягивающим и не скрывал прекрасный торс, коричневые вельветовые брюки плотно облегали мускулистые бедра. Целая копна золотисто-рыжих волос так и норовила вырваться из золотой заколки на затылке. Такие пышные, густые и блестящие волосы бывают у девушек с рекламы шампуня. Они могли бы показаться неуместно женственными, точно так же, как и серо-голубые глаза с длинными ресницами, зато широкие плечи и сильная, выдающаяся вперед нижняя челюсть не оставляли никаких сомнений в его мужественности.

Я хмуро посмотрела на незнакомца. У вампиров и без того множество преимуществ. Им вовсе не обязательно обладать привлекательной внешностью. На будущее я внесла в мысленный каталог его запах — сочетание виски, тонкой кожи и, как ни странно, сливочных ирисок — и снова сосредоточилась на нашем хозяине.

— Душ в ванной комнате рядом с прихожей, но можешь воспользоваться моим, если хочешь,— было сказано мне. — Пройдешь через спальню в конце коридора.

Потом хозяин уложил мальчика на диван, не заботясь о судьбе дорогой обивки, и вампир с золотисто-рыжими волосами, кем бы он ни был, не говоря ни слова, подошел, чтобы помочь. Меня он при этом не удостоил даже взглядом, что отчего-то показалось мне обидным.

«Я уже полтысячелетия убиваю его соплеменников, так неужели не заслуживаю хотя бы взгляда? Должно быть, он совершенно уверен в своей неуязвимости. Вероятно, этот тип прав, если учесть, что я нахожусь в одной комнате с двумя мастерами первого уровня».

Я прошла по коридору, где пахло каким-то специфическим освежителем воздуха. Наверное, в рекламе уверяли, что это аромат сирени, но лично мне он напоминал скорее о чанах с химикатами, чем о бескрайних полях и цветочках. В обладании чрезмерно развитыми органами чувств имеется своя отрицательная сторона.

Разумеется, и положительная тоже. Я навострила уши, но слушать было нечего. В соседней квартире какая-то девушка говорила по телефону, жаловалась подружке на своего парня. Этажом ниже кто-то беседовал с кошкой, если это не был случай психического расстройства. Однако оба голоса звучали гораздо отчетливее тихих звуков, доносившихся из гостиной. Вампиры промывали раны подростка, надо полагать, гораздо тщательнее, чем я сделала это в баре, и перевязывали их. Я была уверена в том, что ни один из них не собирался закусить. Это было бы все равно что предложить людям, привыкшим к белужьей икре и «Дом Периньону», пакетик чипсов и пошлую кока-колу. Едва ли их привлечет второсортное угощение.

Я вошла в большую хозяйскую спальню и огляделась. Отличная, подчеркнуто элегантная, богатая. Какой сюрприз. Декоратор решил рискнуть и выбрал для этой комнаты серую гамму, все оттенки, от угольно-пыльного постельного белья до пепельных стен. Я с отвращением озиралась. Мне так хотелось взяться за краски, что даже руки зачесались. Как следует поработать с полчасика над пустым местом, зияющим над кроватью, и все здесь будет выглядеть совсем иначе. Мне никогда не приходилось возвращать клиенту залог, хотя, с другой стороны, при моем роде деятельности я всегда отрабатывала его с лихвой и никогда еще не жила среди голых серых стен.

Ванная комната ослепляла белоснежной кафельной плиткой, которая, как я догадалась, должна была воплощать собой индустриальный шик. Я взяла из шкафчика белое — какое же еще? — полотенце и вошла в душевую кабинку, сверкающую хромом и стеклом. Разумеется, она оказалась достаточно велика.

Я привалилась головой к тут же запотевшей стенке, стараясь отделаться от образа Клэр, баюкающей уменьшенную копию меня самой. По счастью, нас, дампиров, то есть детей нормальных женщин и отцов-вампиров, очень мало, поскольку мертвые сперматозоиды не слишком подвижны. Однако известно несколько случаев, когда новоявленному вампиру, только что из могилы, удавалось зачать ребенка. Такие детишки обычно рождаются совершенно чокнутыми и проживают очень короткую, но весьма бурную жизнь.

Разумеется, не все дампиры одинаковы. Как и с обычными детьми, никогда не знаешь, как переплетутся гены. Я была знакома с некоторыми чрезвычайно редкими экземплярами, которые заботились о своих матерях и умудрялись вести более-менее нормальную жизнь. Если бы не их гипертрофированные органы чувств и поразительная сила, то вы ни за что не догадались бы, кто они такие. Однако это были единичные представители нашей редкой породы, и я почему-то сомневалась в том, что Клэр настолько повезет.

Я хорошо знала ее. Какая бы история ни стояла за зачатием ребенка, она будет его любить, выхаживать и яростно защищать, во всяком случае, до тех пор, пока он не подрастет и не вышвырнет мать из окна в припадке бешенства, о котором потом даже не вспомнит. Как же мне хотелось, чтобы Кайл соврал. Иначе мне придется уничтожить ребенка моей лучшей подруги вместе с ее привязанностью ко мне или же сидеть и ждать безвременной кончины Клэр.

Говорить с ней бесполезно. Она все равно не поймет, какой опасности подвергается, не захочет предпринять необходимые меры, чтобы защитить себя. Причиной тому ее проклятое уважение ко всему живому, о котором она так часто мне говорила, превратившее Клэр в строгую вегетарианку и вынуждавшее меня тайком удирать из дома, чтобы поесть жареного мяса. Я даже мысленно слышала ее довод: «Я же знаю тебя столько лет, и ты никогда не пыталась меня убить». Клэр испытала бы настоящую боль и потрясение, если бы я призналась в том, как сильно она ошибается. Пусть долгие века тренировки научили меня прекрасно владеть собой, я все равно оставалась чудовищем. Как и тот, кто меня зачал, я всегда буду любить смерть и разрушение чуть больше чего-либо или кого-либо другого.

О своей матери я знала немного, лишь то, что она была молоденькой служанкой, невероятно наивной, если поверила, будто юный красавец, сын местного вельможи, не просто использовал ее для увеселений. Она прожила с ним несколько месяцев, когда его поразило проклятие вампиризма, болезнь, которую он не сумел распознать сразу.

В отличие от обычного способа превращения в вампира, в случае с проклятием требуется время, чтобы трансформация совершилась полностью. У сына вельможи не было ни пышных похорон, ни драматичного выкапывания из собственной могилы. Он просто пожал плечами в ответ на бормотание цыганки, решил, что сумасшедшая баба бредит, и еще несколько дней после того вел обычную разгульную жизнь, полную любовных утех. По счастью, я была единственной, кому он передал тогда свои вампирские гены, только что обретенные.

Короче говоря, спустя девять месяцев, когда новоявленный вампир отправился путешествовать, желая привести в порядок свои неумирающие нервы, на свет появилась здоровенькая девочка, но только для того, чтобы узнать, как сильно этот самый свет не рад ее появлению. Народ там, где я росла, отлично разбирался в вампирах. Все сразу же догадались, кто я такая, как только увидели мои детские клыки. Матери было приказано бросить меня в реку, чтобы оградить народ от больших неприятностей. До сих пор не знаю, счастлива ли я или нет оттого, что вместо убийства мать отдала меня цыганам, проезжавшим мимо. Через несколько лет она умерла от чумы, поэтому я ее так и не узнала. Что же касается отца, то у меня с ним, скажем так, имеются разногласия.

В этом нет ничего удивительного, если принять во внимание тот факт, что дампиры и вампиры — смертельные враги. В некоторых легендах говорится, что господь допускает существование дампиров, чтобы сдерживать рост числа вампиров. Более-менее научное объяснение состоит в том, что вампирам хищнический инстинкт необходим для пропитания, тогда как с организмом, у которого имеется подверженная перегрузкам нервная система, он играет скверную шутку. Мне кажется, что какая-то доля гнева, заключенного в нас, является естественной реакцией существа, силком вытолкнутого в мир, стать частью которого у него нет ни единого шанса. Вампиры нас ненавидят и боятся, пытаются убить при первой же возможности. Люди сначала принимают за своих, но стоит накатить первому же приступу гнева, и природа дампира становится слишком очевидной. Тогда мы снова вынуждены бежать, чтобы спастись от разъяренной толпы, состоящей из представителей обоих видов, попытаться отыскать для себя нишу вне их мира.

Большинство таких, как я, сгорает рано. Причина тому — перегрузка всех систем организма либо гибель в бою, что бывает гораздо чаще. Я знаю всего одного дампира, дожившего до моих лет. Этот сумасшедший индийский факир обитает в пустыне Раджастана. Он намеренно забрался как можно дальше от людей. Я потратила два месяца на его поиски в тот единственный раз, когда решила с ним пообщаться, но никаким полезным опытом факир не поделился. Ему удавалось держать себя в узде, медитируя столетия напролет, подавляя свою истинную природу простым отказом от нее и от всякого контакта с потенциальной жертвой. Это уж точно не в моем стиле.

Я предпочитаю традиционный метод, позволяю своему истинному эго время от времени выходить на охоту, но слежу за тем, чтобы оно убивало только бродячих мертвецов, демонов или нечто чуждое человеческой природе. Да, такое тоже время от времени бывало. Дело хлопотное, но у меня получается. В итоге я даже обрела свою нынешнюю профессию.

Я намылила засаленные волосы, размышляя, не хотят ли эти господа поручить мне какую-нибудь работу.

«Маловероятно. Если Сенату нужно, чтобы кто-то умер, то они, как пить дать, не стали бы нанимать меня. У них полно собственных громил, а отдел расследований работает просто безупречно. Уж они точно обошлись бы без киллера, предоставляющего клиентам скидку. Кроме того, у меня имеется неприятная привычка отказываться от работы, если только мне не изложат подробности дела, все без исключения».

Когда-то я пообещала себе выплескивать скопившуюся ярость только на тех, кого, по проверенным сведениям, действительно необходимо уничтожить. Я постановила так. Если моя рука сжимает топор, кол, винтовку или любое другое оружие, то мне необходима твердая уверенность в том, что я не отнимаю жизнь у бедняги, который просто чем-то не угодил местному воротиле. Вот эта, с точки зрения Сената, причуда вычеркнула меня из списка продажных талантов, как будто обстоятельства рождения и без того не делали меня персоной нон грата.

«Наверное, мои охотничьи способности и сейчас не требуются Сенату, но я все равно и за целую жизнь не догадаюсь, о чем пойдет речь».

Иногда я зарабатывала пару монет, внедряясь в сверхъестественную среду по просьбе клиентов, проблемы которых человеческие власти не могли не только разрешить, но и хотя бы понять. Однако повторюсь. Я не могла сделать для Сената ничего такого, чего он не мог бы сделать для себя сам, и даже лучше меня.

Я приняла во внимание все эти факты и окончательно зашла в тупик. Хотя это не так уж и важно. Как только парнишка из бара ответит на мои вопросы, я отправлюсь на поиски Майкла. Что бы там ни требовалось Сенату, вампиры найдут другой способ обрести желаемое. Что же касается хозяина этой квартиры, то пусть он поскорее помрет. Еще раз.

Глава 2

— Познакомься с Луи Сезаром. Буду весьма признателен, если ты не станешь нападать на него у меня в доме.

Я проскользнула обратно в гостиную совершенно беззвучно, но, конечно же, меня услышали. Приятно сознавать, что они хотя бы не учуяли меня с такой легкостью, как раньше, поскольку я первый раз за несколько дней как следует вымылась.

В пару к джинсам, заляпанным кровью, я надела одну из белоснежных парадных рубашек хозяина, который воздержался от замечаний по этому поводу, но губы все-таки поджал. Я усмехнулась. Он, наверное, выложил за рубашку столько, сколько я отваливала каждый месяц за квартиру. Ее полы доходили мне до колен, но у меня все равно не было особенного выбора.

Гардероб в его спальне оказался почти пустым — еще один добрый знак, поскольку этот парень настоящий франт. Если бы он провел в Нью-Йорке хотя бы неделю, то его дом уже походил бы на бутик Армани.

— Постараюсь — Я неспешно подошла к бару и смешала себе двойную порцию коктейля.

При моем ускоренном обмене веществ алкоголь сгорает так быстро, что напиться просто невозможно. Вот вам еще одно преимущество дампира.

— А куда вы перенесли парнишку?

— Я нашел место, где о нем позаботятся. Его забрали несколько минут назад.

Я вцепилась в бутылку и досчитала до десяти. Рекорд этот тип пока не побил — иногда ему удавалось достать меня еще быстрее! — однако был близок к тому.

— Мне необходимо поговорить с мальчиком, — сдержанно произнесла я и медленно повернулась. — Он единственная зацепка, какая у меня осталась. Ты не имеешь права...

— В данный момент с его памятью все в порядке, — заверил меня вампир. — Если надо, сможешь поговорить с ним позже. А пока что имеются дела поважнее.

Я услышала какой-то звон, опустила глаза, увидела, что раздавила бутылку, и осторожно положила обломки на стойку бара, не обращая внимания на то, как односолодовый виски растекался по темному дереву. Неужели после пятисот лет тренировки я была способна лишь подавить желание разбить бутылку о его голову? Как ему удается? Никто больше не мог так быстро довести меня до точки кипения, во всяком случае — уже не мог.

— Мне хотелось бы поговорить с ним сегодня, — спокойно произнесла я. — Время поджимает.

Вампир с прекрасной золотисто-рыжей шевелюрой пододвинулся немного поближе, как будто решил, что его сородичу вот-вот потребуется помощь. Я подавила улыбку. Ну вот, наконец-то мне удалось обратить на себя внимание.

— Дорина, мальчишка накачан сильнодействующими лекарствами. В ближайшие восемь часов он все равно не сможет рассказать ничего внятного. Если ты надеялась на другой результат, то надо было предупредить заранее.

Я ощутила, как внутренности сжались в комок, а сердце забилось быстрее. Мне пришлось выровнять внезапно участившееся дыхание. Я прекрасно сознавала, что надо взять себя в руки или же все закончится весьма печально, однако все мои мысли были только о Клэр. Я вспомнила последний месяц, все ложные следы и бессонные ночи, услуги, которые оказывала и обещала оказать разным гнусным типам в благодарность за информацию, в итоге бесполезную. В памяти возникла рожа Кайла, елейным голосом расписывавшего самый худший вариант развития событий, при мысли о котором мне до сих пор хотелось закричать. Затем в ушах раздался знакомый шум и в глазах потемнело.

Время от времени все заканчивалось именно так, хотя обычно мне удавалось контролировать себя. Однако сегодня вечером все было как в старые добрые времена, когда я впадала в бешенство, оставляла вокруг себя дюжины мертвецов, а потом не могла вспомнить ничего, кроме отдельных эпизодов. В этом и проявляется истинная природа дампира, по этой-то причине нам никто не доверяет, в особенности вампиры, наша излюбленная добыча. Именно из-за этого, в числе множества иных причин, я надеялась на то, что Клэр окажется умнее, чем утверждал Кайл.

Правда, в итоге я всегда приходила в чувство, что сильно меня удивляло. За прошедшие века я не раз могла погибнуть в припадке бешенства и даже ничего не ощутить при этом. Я бесконечное число раз оказывалась на краю гибели, приходила в сознание в незнакомом месте, изломанная и истекающая кровью, окруженная мертвыми телами, причем иногда спустя несколько дней со времени последнего воспоминания.

В этот раз все прошло удачнее, чем обычно. Что-то острое вонзилось мне в плечо и прижало к стене. Знакомая жгучая боль помогла мне сосредоточиться, а затем окончательно выдернула из приступа ярости.

Я поняла, что сумела пережить припадок, поскольку плечо внезапно заболело так, словно его охватило пламя. В качестве дополнительного приза я оказалась еще и гордой обладательницей саднящей челюсти, пульсирующей головной боли и острого желания проблеваться.

Пышноволосый красавец сжимал рапиру, которой пригвоздил меня к стене, словно бабочку на булавке, и временно вывел из строя левую руку, тогда как наш хозяин обеими руками удерживал мою правую. Я порадовалась, мысленно отметив, что оба они изрядно потрепаны. Кремовый свитер красавчика был в пятнах крови, судя по запаху, не моей, а у хозяина по щеке тянулась царапина, из-за которой он мог бы лишиться правого глаза. Хотя с виду она была не слишком глубокая и затягивалась прямо у меня на глазах. Черт!

— Мой господин, мне не хотелось бы навязывать свое мнение, но, может быть, наручники...

В голосе Луи Сезара угадывался легкий французский акцент.

«Теперь понятно, почему я его не знаю. Этот рыжий вампир — член Сената, только европейского, а не североамериканского. А в Европе я не была с одного весьма памятного визита во время Первой мировой войны».

Красавец вампир выглядел несколько обеспокоенным, что развеселило бы меня в других обстоятельствах. Однако как раз сейчас я отвлеклась на хозяина, который одной рукой вцепился мне в горло.

— Я с удовольствием отшлепал бы тебя, если бы знал, что из этого выйдет толк, — угрюмо произнес он.

Луи Сезар поглядел так, как будто отшлепали его самого.

Я засмеялась и заметила:

— Он решил, что ты извращенец, — а затем замолчала, чтобы выплюнуть выбитый зуб.

Ничего страшного. Скоро вырастет новый, по крайней мере, в этот раз все передние уцелели. Я улыбнулась французу, которому явно стало нехорошо при мысли о том, что кто-то может иметь со мной какие-то дела, если речь не идет о забивании кола в ребра.

— Ты ему ничего не объяснил?

Хозяин вздохнул, отпустил меня и замешкался на мгновение, чтобы выдернуть рапиру. Я даже не поморщилась. В данный момент боль была очень кстати. Она напоминала о том, что я снова победила и выжила, хотя в этот раз едва ли подвергалась серьезной опасности. Он не стал бы меня убивать, раз ему требовалась моя помощь. Точнее, не стал бы убивать до тех пор, пока я не угрожала его жизни.

— Я собирался представить вас друг другу, но ты не дала мне такой возможности, — ледяным тоном произнес он.

На лице Луи Сезара отражалось нечто, близкое к отвращению.

«Должно быть, в этой красивой голове имеются мозги. Кажется, он сумел прийти к верному выводу, однако не хочет верить тому, что подсказывает интуиция. Надо помочь ему выразить чувства».

Я развернулась к хозяину квартиры, который смотрел на меня с нескрываемой тревогой, здоровой рукой обхватила вампира за шею и смачно поцеловала его в щеку:

— Привет, папочка!

Через четверть часа я каталась по полу и завывала, но не от боли. Сто лет я так не смеялась, даже ребра заболели и стало трудно дышать. Может быть, дело в свежих синяках. Мне их досталось немало за время стычки в баре и последнего припадка, хотя в данный момент было наплевать на причину. Я утерла слезы и попыталась сесть.

Мирча, или же дорогой папочка, как он назывался, когда брал на себя труд признать наше родство, сидел на диване, скрестив руки на груди, и дожидался, пока я успокоюсь. Француз налил себе порцию выпивки, изрядную даже по моим меркам, и отошел к огромному, от пола до потолка, окну, за которым раскинулся ночной город. Рыжеволосый красавец повернулся к нам спиной. Не знаю, от кого он старался отгородиться, от воплощенной мерзости или же того, кто ее породил.

Я обессиленно опустилась в кресло, изо всех сил стараясь взять себя в руки. После того что я сейчас услышала, это оказалось нелегко. Мне не часто удавалось как следует посмеяться, поэтому я наслаждалась моментом.

— Надеюсь, я не оскорблю твои чувства, если напомню, что предупреждала тебя? — спросила я, почти успокоившись.

— Никогда не замечал, чтобы тебя волновали чьи-то чувства, — последовал едкий ответ.

— Du-te dracului, — машинально произнесла я по-румынски, не успев сообразить, насколько иронично в данных обстоятельствах звучит предложение убираться к черту.

— Я предлагаю отправить к нему тебя, — размеренным тоном ответил Мирча.

Я кивком указала на второго вампира.

— Ты объяснил своему другу, что это настоящее самоубийство? — Я перевела взгляд на красавца. — Есть у тебя предсмертное желание, приятель?

Француз ничего не ответил, зато Мирча, как и всегда, решил продолжить спор:

— Луи Сезар не может пойти один. Именно по этой причине я потрудился разыскать тебя. Его задача состоит в том, чтобы заманить Влада в ловушку. Ты же должна...

— А ты рассказал ему, что в последний раз не смог справиться с дядей Драко и даже пытался привлечь на помощь кое-кого из Сената?

— Итак, ты должна прикрывать ему спину, поскольку, в отличие от него, знаешь моего брата.

— Именно поэтому не хочу оказаться рядом с ним. — Я поднялась, потянулась и огляделась, отыскивая свое пальто.

Его подарила мне Клэр после очередной охоты, когда мое кожаное превратилось в лохмотья. Она решила, что это окажется более практичным, раз его можно стирать, но я не разделяла ее уверенности. Мой гардероб обновлялся постоянно, поскольку я расходовала одежду, как нормальные люди — бумажные платки. Издержки профессии! Когда я в последний раз видела пальто, испачканное липкой жижей, оно лежало рядом с футболкой. Я рассудила, что, должно быть, забыла его в ванной.

— И куда это ты собралась?

— Хочу выяснить, смогут ли в прачечной отчистить ту дрянь, какой выстреливают демоны-вароса. Это, знаешь ли, такая багровая пакость. Она воняет как стая скунсов и разъедает ткань не хуже кислоты.

Я направилась к двери, но не успела выйти, как папочка преградил мне путь, привалившись к дверному косяку.

— Сядь на место.

Я вздохнула, хотя, честно говоря, и не ожидала, что смогу так запросто ускользнуть.

— Ничего у тебя не выйдет.

Мирча не двигался с места, и я призадумалась, но не из сочувствия к любимому старому папочке, а скорее из опасения за судьбу француза. Не исключено, что бедняга еще сумеет как-нибудь отвертеться от этого дела. Я понадеялась, что так оно и будет, иначе его ждет неминуемая гибель.

— Лондон, тысяча восемьсот восемьдесят девятый год. Темная дождливая ночь. Ни о чем не напоминает? Кажется, фраза звучала примерно так: «Если ты не прикончишь его этой же ночью, оставишь ему хотя бы один путь, чтобы вернуться, то лично я умываю руки. В следующий раз будешь охотиться за ним в одиночку». — Я бросила взгляд на француза, который обернулся и внимательно смотрел на нас. — Да, в те времена во мне было гораздо больше пафоса, — призналась я. — Однако основную мысль ты уловил. Я с трудом уцелела в прошлый раз и не хочу повторить все сначала, в особенности если ты способен лишь заманить Драко в очередную непревзойденную ловушку, а потом дожидаться, пока он найдет способ выбраться из нее. Это при условии, что еще раньше он не выпотрошит тебя или любого другого тупицу, согласившегося тебе помочь. Так что, дорогой папочка, отвали с дороги. Меня ждет работа.

— Это и есть твоя работа, пока я не скажу иначе.

Я улыбнулась. Для драки я сейчас была слишком вялой. Не знаю, то ли меня вымотали предыдущие стычки, то ли приступ смеха. В любом случае я не ощущала в себе желания оторвать ему голову.

— А ты еще похвалялся прекрасным слухом.

— Ты не посмеешь меня ослушаться.

Я выждала минуту, однако он так и стоял, глядел угрюмо и вызывающе. Когда папочка становился таким, другие вампиры падали на колени, бормотали извинения и пытались поцеловать ноги, обутые в дорогую кожу. Со мной этот номер никогда не проходил.

— Гм, мне кажется, ты не завершил предложение. На самом деле, я не вижу...

— Клэр! — Одно слово заставило меня замолкнуть на середине фразы.

— Может быть, я неверно тебя поняла, — проговорила я тихо.

— Насколько мне известно, ты обожаешь эту смертную.

— Если ты имеешь какое-то отношение к ее...

— Я ее не похищал, — прервал он спокойно. — Но способен устроить так, чтобы ее вернули. Я могу использовать возможности Сената, а они, как ты, должно быть, сознаешь, гораздо шире твоих.

— Я найду ее сама.

Он выразительно поднял красивую бровь и улыбнулся мне своей фирменной снисходительной улыбкой.

— Вопрос, вовремя ли?

Секунду я молчала. В голове крутились воспоминания о той ночи в Лондоне. Я слышала лишь едва различимый стук каблуков по булыжнику, далекий, но становившийся все ближе. Эти размеренные неумолимые шаги еще много лет раздавались у меня в голове. Я не думала о том, что произойдет, когда они замолкнут рядом с местом, где я прячусь. Нет. Я вообще никогда не задумывалась об этом.

Дядя Драко, как я непочтительно величала знаменитого вампира, чтобы скрыть свои истинные чувства, был единственной личностью на свете, которая наводила на меня ужас. Наверное, мой недавний истерический смех был вызван не столько папашиным признанием в том, что я все-таки на что-то гожусь, сколько мыслью о грядущей встрече с Драко. Еще больше ста лет назад я упорно настаивала на окончательном разрешении проблемы, потому что нам удалось загнать Дракулу в ловушку во многом благодаря удаче, а не своим талантам. Если учесть, что последние десятилетия ему все равно нечем было заняться, то он, должно быть, тысячи раз вспоминал ту ночь, анализировал все свои действия, напрягая блистательный, хотя и извращенный ум, вычислял, где именно допустил ошибку. Дракула был заслуженно овеян легендами, хотя во многом благодаря некоему автору Викторианской эпохи. Дядя не повторит одну и ту же ошибку, более того, я сомневалась, что он вообще допустит какой-либо промах.

Образ Клэр так и стоял у меня перед глазами. Она была из числа немногих друзей, которых мне удалось сохранить дольше чем на пару месяцев. Вовсе не потому, что Клэр не пугали мои приступы бешенства. Дело в том, что она ни разу не спровоцировала ни одного.

До знакомства с ней я никогда не воспринимала себя как некое волшебное существо. У меня не было никаких сомнений в том, что подруга оказывала на меня успокаивающее воздействие. Живя и работая рядом с ней, я была как никогда близка к мирному, нормальному существованию. Припадки иногда все-таки случались, но крайне редко и только тогда, когда я оказывалась вдали от Клэр. Мне было тяжко даже представить, что я могу никогда больше не увидеть, как она вглядывается в мое последнее живописное творение, морщит лоб и силится разобрать, какую чертовщину ее подруга пыталась изобразить.

Однако Клэр была мне больше чем другом. Она оказалась для меня единственным шансом раз и навсегда обуздать свою ярость.

Клэр происходила из древнейшей семьи волшебников, из дома Лашези, который издавна специализировался на врачевании. У них имелся доступ к таким древним знаниям, какие были неведомы даже членам Круга. Клэр однажды сказала, что одна ветвь их семейства занималась только сбором ингредиентов для необычных снадобий, микстур и оберегов, причем в местах таких отдаленных, по сравнению с которыми Антарктика покажется Сорок второй авеню или Бродвеем. Другие родственники выискивали новые способы лечения болезней. Некоторые посвятили себя исключительно составлению изнуряющих заклинаний, которые затем продавались разным злонамеренным типам, обеспечивая семье постоянный приток богатеньких страждущих.

Сама Клэр занималась скорее бизнесом, чем исследованиями и теориями, но использовала свои связи в надежде отыскать какое-нибудь средство, способное ослабить мои припадки. Из-за ускоренного обмена веществ обычные лекарства покидали мой организм так быстро, что он не успевал их усвоить. Я думала, что магические снадобья могли бы оказать реальную пользу, но никто и не собирался искать лекарство для дампиров. Нас слишком мало, чтобы в таком средстве заключалась практическая польза, да и окружающие слишком не любили нас. Очень может быть, что Клэр была первой, кто работал в этом направлении. Если я не найду подругу в ближайшее время, то она, наверное, окажется и последней.

Я нисколько не сомневалась в том, что обязательно разыщу ее, однако Мирча, черт его побери, был прав. Я могла не успеть вовремя. Майкл — всего лишь мастер нижнего уровня, предположительно шестого, именно простая шестерка, прислуживающая двум влиятельным вампирам из Бруклина. Я запросто разделалась бы с ним даже в полусне, однако головорезы из бара утверждали, что Майкл недавно покинул город. Никто не знает, куда он подался. Если я буду выслеживать его своими силами, то на это уйдет много времени, того самого, которого может не хватить для спасения Клэр.

Мирча же, со своей стороны, мог бы задействовать для поисков такую организацию, по сравнению с которой ЦРУ, ФБР и Интерпол покажутся туповатыми детишками даже больше, чем обычно. Уже завтра в это же время Клэр могла бы вернуться в наш старый дом и хлопотать над двумя избалованными кошками и своими грядками с лекарственными травами. Если ее беременность не плод извращенного воображения Кайла, то у меня будет возможность поговорить с ней и донести до ее сознания несколько неприятных истин.

Я быстро взглянула на Луи Сезара, который рассматривал меня с легким отвращением. Наверное, ему казалось, что он хорошо скрывал свои чувства, однако за прошедшие годы я худо-бедно научилась читать по лицам. Возможно, вампир просто не удосужился напустить на себя безразличное выражение, поскольку счел меня трусихой. Надо сказать, в этом случае он был совершенно прав. Мне становится страшно, если дело касается моего кошмарного дядюшки. Любой, кто его нe боится, либо слабоумный, либо просто дурак. Интересно, к какому типу причислял меня Мирча?

— Я хочу, чтобы сначала вернули Ктэр. Оплата только по получении товара.

— Нет. — Мирча даже не потрудился изобразить сожжение. — Влад на свободе уже больше недели. В высшей степени глупо давать ему дополнительное время для построения планов.

— Для этого у него и так было больше века, — заметила я.

Мне не нравилось, что папаша называл его Владом. Если бы Мирча хоть на минутку забыл, что чудовище, о котором идет речь, доводится ему братом, все было бы гораздо проще. Однако он питал нездоровое почтение к семейным узам, совершенно не понятное мне. Папенька обязательно навещал меня каждую пару десятилетий, хотя знал, что закончится все непременной стычкой и потасовкой, и так и не смог проткнуть Дракулу колом, когда у него была такая возможность.

— Верно, но только мы, как ты помнишь, уничтожили всех его приспешников. Ему потребуется время, чтобы найти новых помощников, если только он не решит действовать в одиночку. Пока что Дракула уязвим, хотя и останется таковым недолго.

Я не стала утруждать себя замечанием, что слова «уязвим» и «Дракула» на самом деле совершенно не сочетаются друг с другом. На протяжении веков не было ни единого момента, когда дядюшка не был бы в высшей степени могущественным и исключительно безжалостным. Однако Мирча оказался прав. Если бы я собиралась схватить Драко, то предпочла бы, чтобы рядом с ним не обнаружилось никаких помощников. Дядюшка сам по себе представлял немалую угрозу, а та банда, над которой он имел власть, была еще одним источником ночных кошмаров. Достаточно сказать, что на уничтожение самых жутких последователей дяди у меня ушло больше десяти лет. Потом я стала спать немного лучше, но лишь самую чуточку. Осознание того, что их создатель и повелитель в любой момент мог снова вернуться в этот мир, постоянно выводило меня из равновесия. Я ощущала, как во мне поднималась волна гнева от одной мысли о том, что если бы невыносимо упрямый Мирча хоть раз в жизни послушался меня, то сейчас Дракула спокойненько лежал бы в гробу и не было бы никакой суеты по его поводу. Но тогда, разумеется, мне никто не помог бы в поисках подруги.

— Отлично. Но если я начну искать его прямо сейчас, то хочу, чтобы и розыск Клэр начался немедленно.

— Идет.

Я не стала брать с него клятву. Мирча — далеко не ангел, но данное слово он держал всегда. Надо было только убедиться в том, что он действительно его дал, потому что папаша проявлял невероятную изворотливость, когда доходило до дела.

Я сразу решила уточнить:

— Если она жива, я хочу, чтобы ее вернули домой. Если нет...

— Ты предпочла бы собственноручно разобраться с виновной стороной или предоставишь это нам?

— А сам-то как думаешь?

Мирча чуть заметно улыбнулся.

— Я прикажу, чтобы их придержали до твоего появления. Полагаю, мы сейчас заключили договор?

Я поглядела на француза, и увиденное мне совершенно не понравилось. Да, от него веяло огромной силой, такой же, как от Мирчи. Из-за этой мощи у меня вставали дыбом волоски на руках, стоило оказаться в пяти шагах от отца. Однако, для того чтобы превзойти самого Дракулу, нужна не одна только сила. Здесь требуется нечто гораздо большее.

— Да, но я бы предпочла работать с уже проверенным партнером, — сказала я, после чего постаралась смягчить оскорбление: — У нас не будет времени, чтобы подлаживаться под стиль друг друга. Чем сейчас занят Марлоу?

Кит Марлоу, вампир, драматург и хулиган елизаветинской эпохи, возглавлял отдел расследований Сената. Он был злобный сукин сын. Если говорить о моем личном к нему отношении, то приятелями мы точно не были. Но мне предстояло выслеживать самого злонамеренного вампира на свете, поэтому я предпочла бы, чтобы мою спину прикрывал кто-нибудь из равных ему. Правда, до тех пор, пока этот помощник не стреляет в меня.

— Дорина, мы сейчас на военном положении. Я сильно сомневаюсь в том, что сумею заставить главу отдела безопасности бросить свои дела и заняться моими личными.

— Твоими личными они будут недолго, — заверила я. — Наверное, наши имена стоят в начале дядюшкиного списка, но вряд ли мы в нем одни. Война покажется нам детской забавой, когда Драко начнет действовать.

— Тем не менее Совет все равно не позволит.

Даже Мирче придется хорошенько подумать, прежде чем нарушить приказ председательницы Сената. Я не могла его винить, видела эту даму всего раз, чего оказалось более чем достаточно. По моему личному мнению, она была еще более чокнутой, чем Драко, но меня никто не спрашивал.

— Так кто же тогда пойдет с нами?

Я надеялась, что он знал кого-нибудь получше тех парней, услугами которых я обычно пользовалась. Парочка из них вела себя весьма достойно в трудных ситуациях, но не настолько кошмарных. Те же, кто действительно мог мне пригодиться, были в данный момент вне игры. Они сидели в ожидании наказания за преступления, которые не нравятся ни вампирам, ни магам, однако не настолько серьезные, чтобы виновных удостоили камеры в двух метрах под землей. Поскольку в дело вмешалась война, суд над ними был отложен на неопределенное время, а такая штука, как Хабеас корпус, в сверхъестественном мире не действует.

— Я предпочел бы уладить это дело в семейном кругу, — сказал Мирча.

Я фыркнула, потому как ничуть в этом не сомневалась. Ведь любой, кто не получил на этот счет прямых указаний от самого Мирчи, при первой же возможности без малейших угрызений совести засадил бы кол в старого доброго Драко. Именно это собиралась сделать и я. Если, конечно, дядюшка не доберется до меня раньше.

Меня вдруг осенило.

— В таком случае, что здесь делает он? — Я ткнула большим пальцем во французского щеголя.

Пусть я не в восторге от своего семейства, но, по крайней мере, знаю, кто есть кто. Этого господина в числе моей родни прежде не наблюдалось.

— Я же тебе уже говорил, — подчеркнуто терпеливо произнес Мирча, переходя на тон, который приберегал специально для меня и для умственно отсталых. — Это Луи Сезар. — Я выжидающе смотрела на него, а он вздохнул. — Творение Раду.

Я бросила на красавца вампира еще один, более заинтересованный взгляд.

— А я и не знала, что у моего условно нормального дядюшки имеются последователи.

Я еще мягко выразилась. Раду — младший брат Мирчи и Дракулы — был настоящим сумасшедшим. Конечно, не претендент на титул главного человекоубийцы, как Драко, но почти такой же ненормальный. К примеру, он упорно наряжался как герои фильма «Три мушкетера» и с большой неохотой переодевался во что-нибудь современное, когда его к этому принуждали. Некоторые вампиры любят носить дома ту одежду, к какой привыкли еще в человеческом облике, однако Раду жил в Румынии в пятнадцатом веке, а вовсе не во Франции в семнадцатом, так что выглядело это довольно странно. К тому же, насколько мне было известно, он ни разу за все время не сотворил ни одного вампира, хотя уже несколько веков считался мастером второго уровня.

До сих пор не было ни одного случая, чтобы кто-нибудь обладал подобной силой и не обзавелся собственной свитой. Приспешники приносят доход и дополнительную защиту, а кто же захочет добровольно отказаться и от того и от другого? Раду использовал сторонников Мирчи как своих собственных, хотя мне казалось бы неправильным жить за счет старшего брата. Правда, никого не интересовало, что за скелеты спрятаны в шкафу у Раду.

— Всего один.

Я ждала продолжения, но Мирча не стал себя утруждать, что опять-таки меня не удивило.

Ни к чему рассказывать пушечному мясу больше, чем ему полагается знать.

— Ладно, я поняла. Тебе нужен только Луи Сезар, отлично. Я уверена, что сумею найти для него работу, но...

— Мне кажется, ты пребываешь в заблуждении, — вмешался француз, и на этот раз его акцент ощущался несколько явственнее, чем раньше. — Ты говоришь так, словно выбирать стратегию предстоит тебе. Но это ты будешь находиться под моим командованием, а не наоборот.

Я медленно развернулась к нему, и что-то в моем лице вынудило его опустить руку на эфес рапиры. Он не стал вынимать оружие, но и руку все-таки не убрал.

— Понятия не имею, кем ты себя возомнил, — размеренно сообщила я ему — Да мне и наплевать. Но я не подчиняюсь ничьим приказам. На том и порешим.

— Ни в коем случае, — ответил Луи Сезар в тон мне.

В любой другой ситуации наши попытки превзойти друг друга в словесной баталии показались бы мне забавными, но сейчас было совсем не до смеха. Очень трудно работать, когда тебя не прикрывает партнер, подчиняющийся твоим приказам.

— Значит, у нас проблема, — откровенно заявила я и обернулась к Мирче, на лице которого застыло выражение, на любой другой физиономии означающее раздражение. — Ты же понимаешь, что стоит на кону. Я знаю, что ты любишь меня не больше, чем я тебя, но мы ведь уже работали вместе. Мне кажется, тогда нам просто повезло, но, может быть, удача улыбнется еще раз. Ты уже знаешь, на что я способна.

Мирча замотал головой раньше, чем я успела договорить.

— В обычной ситуации я предпочел бы действовать именно так. Но не сейчас.

— Почему нет? — Этот вопрос показался мне вполне закономерным, но папаша внезапно разъярился.

— Неужели ты за столько лет так и не научилась подчиняться простым приказам?

— Нет, когда подобное подчинение может стоить мне жизни.

Я смотрела на них обоих, стараясь понять, что за неуловимый диалог происходил сейчас между ними. В какой-то миг я кое-что заметила, не совсем гнев, но что-то более тонкое. Мирча и француз запросто могли обходиться между собой без слов. Именно это они и делали. Обычный человек просто не обратил бы внимания на эти мимолетные взгляды, едва ли не слишком быстрые для человеческого восприятия, но я заметила их. Вот вам еще одно из самых неприятных явлений в жизни дампира. Обостренные чувства не позволяют тебе забыться, не дают остаться в блаженном неведении даже на мгновение.

Когда-то я была совсем молода и глупа, куда тупее, чем сейчас, поэтому предоставила одному вампиру возможность меня обратить. Мне тогда только исполнилось сто лет. У меня на глазах состарились и поумирали мои приятели из числа нормальных людей. Последнего из них похоронили за неделю до того. Я была совершенно одинока и подавлена. Не могу сказать, чтобы я прекрасно ладила с людьми, но, видит бог, старалась изо всех сил. Вот я и подумала: «Почему бы нет? Я ведь и так почти принадлежу тому миру, почему бы не пересечь черту и не стать разнообразия ради частью чего-то иного?»

Я, конечно, сознавала, насколько это опасно. Пусть даже вампир не высосет из меня всю кровь и не бросит затем умирать, но большинство обращенных проживают целую вечность, накрепко привязанные к хозяину, которого не могут ослушаться. Они практически являются рабами до тех пор, пока не достигнут статуса мастера. Его получают немногие, но даже тогда служение собственному господину остается их долгом, о котором им могут напомнить в любую минуту.

Хотя в тот момент мне было наплевать на все эти тонкости. Я удачно выбрала кандидата в хозяева, и он все сделал правильно, наверное, в надежде войти в историю как первый в мире вампир, обративший дампира. Вот только на следующее утро я проснулась точно такой же, какой была накануне. Ну, может, голова немного кружилась от кровопотери, но в целом я не изменилась ни на гран. Таким образом, к перечню правил прибавилось еще одно. Обратить дампира в вампира невозможно! Это значит, что Драко все равно никак не сможет включить меня в число своих приспешников, даже если промучает меня столько дней или недель, сколько пожелает.

— Я здорово рискую, — сказала я им, кажется унижаясь до подобного признания первый раз за целый век. — По-моему, это вполне естественное желание — знать, почему я не могу взять себе достойного напарника.

Я так и не уловила, к чему все идет, ничего не поняла, несмотря на тот факт, что прожила дольше любого другого дампира, вечно готовая к обороне и болезненно недоверчивая. Я не услышала, не учуяла, не уловила ни малейшего намека на то, чем все закончится, только что смотрела в лицо Мирчи, а в следующий миг уже лежала, глядя в пол, весьма надежно прижатая к ковру сильным телом.

Я отреагировала немедленно и без раздумий. Если вы действительно не в силах сосчитать, в скольких драках участвовали, причем противник зачастую оказывался гораздо крупнее и охотно прибегал к запрещенным приемам, то кое-что умеете. Я применила все свои умения и даже сверх того, но положение «носом в ковер» не изменилось. Я замерла, не веря себе. Это просто невероятно. Можно было бы заподозрить, что французу помогал Мирча, но тот отошел и прислонился к бару. Мне были видны носы его безукоризненно начищенных туфель и острая как нож стрелка на брюках. Значит, меня, каким бы невероятным это ни казалось, держал всего один вампир.

«Сукин сын!»

— Мы можем развлекаться подобным способом столько, сколько потребуется, — зазвучал над моим левым ухом нарочито спокойный голос. — Но это пустая трата времени. Признай мое превосходство, и мы сейчас же перейдем к обсуждению плана, как лучше заманить нашу добычу.

— Да пошел ты!

Я снова попыталась сбросить его и опять потерпела неудачу. Этот гад был силен, но все равно один-единственный вампир не смог бы меня одолеть, если бы я была готова к нападению. Я старалась не слушать предательский голосок, напоминавший, что самый первый усвоенный мною урок состоял именно в этом. Всегда будь готова к нападению!

— Не могла же ты действительно поверить, будто тебе позволят возглавить дело такой важности, — продолжал француз. — Не забывай свое место, дампир. Веди себя подобающе, и, возможно, ты пригодишься семье. А если не захочешь, то я с удовольствием сотру грязное пятно с репутации моего господина. Навеки.

— Ничего подобного ты не сделаешь. — От весьма недовольного голоса Мирчи вздрогнули мы оба. — Луи Сезар, дай слово, что ты не причинишь вреда моей дочери и не допустишь, чтобы такое сделал кто-то другой, если в твоих силах будет этому помешать.

— Мой господин, ты же знаешь, что она за фрукт!

Голос у меня над головой прозвучал удивленно. Вампир будто до сих пор не осознал, что угрожал любимой папиной дочке в присутствии самого любящего родителя. Видимо, он неверно оценил приверженность Мирчи к семейным узам, что странно. Ведь если его обратил Раду, то он и сам принадлежал к этому клану безумцев.

— Дай слово.

Голос француза прозвучал так, словно его придушили, но он все-таки выдавил из себя:

— Даю слово.

Я мысленно улыбнулась, воспользовалась тем, что вампир отвлекся, расслабила все мышцы и сделала вид, будто лишилась чувств. Это было недалеко от истины, поскольку француз почти полностью выжал из меня воздух. Я ожидала, что он самое большее лишь немного ослабит хватку, даст мне место для маневра, поэтому для меня стало настоящим потрясением, когда он вообще отпустил меня.

— Я не сомневаюсь в верности твоих рассуждений, мой господин, — раздалось откуда-то сверху, подтверждая, что идиот действительно поднялся. — Но совершенно очевидно, что эта... женщина не подходит для нашего дела. Могу ли я рекомендовать...

Я так и не узнала, что было у француза на уме, поскольку сейчас же воспользовалась возможностью, так опрометчиво предоставленной им. Через две секунды рыжеволосый красавчик выяснял, чем пахнет ковер, к которому я прижимала его голову.

— Сомневаюсь в верности твоих рассуждений, — сказала я Мирче, — если ты думаешь, что я смогу работать с таким дураком. — Я выдержала паузу, позволив французику насладиться еще более близким знакомством с ковром.

— Уверен, вы прекрасно сработаетесь, — пробормотал Мирча.

— Эй, мы еще не договорились. Хочешь, чтобы я участвовала в этом деле?.. Значит, будем работать по-моему. Если ты не намерен присутствовать лично, поскольку записан на маникюр и не можешь перенести визит, ладно. Я сама соберу команду. У меня на примете имеется пара кандидатов. Тебе только придется вытащить их из тюрьмы. Кстати, не сомневаюсь, что Марлоу тоже присоединится к нам и приведет с собой кого-нибудь еще. Кроме того, я слышала, будто на помощь Сенату приехал из Европы какой-то поразительно талантливый бретер. Вот такая личность могла бы отвлечь на себя внимание дяди Драко, пока я с ним не разберусь.

— Согласен, — произнес Мирча и налил себе выпить.

— Так озаботься и проследи, чтобы этого приезжего разыскали, — раздраженно произнесла я.

Мне хотелось окончательно договориться с папочкой и лишь потом выпустить тело, извивающееся подо мной.

— Мне нет нужды его разыскивать, — ответил Мирча спокойно. — Я и так знаю, где он.

«Отлично! Хотя бы одной проблемой меньше».

— Надеюсь, где-то поблизости.

Мирча одним глотком опрокинул порядочную порцию скотча. Я усмехнулась. «Как невоспитанно».

Однако всякая радость померкла от его следующих слов.

— Совершенно верно. Ты на нем сидишь.

Глава 3

— Смотри под ноги.

Я толкнула дверь, ведущую в кухню, и привычно перешагнула дыру, зияющую у самого порога. Как-то раз из головы демона-лорея натекло столько кислоты, что она проела насквозь деревянные доски. Осталась дыра с обожженными краями, через которую приходилось перепрыгивать всем, кто хотел войти в дом. Клэр тогда возмущенно спрашивала, с какой целью эта мерзкая штуковина была оставлена под дверью. Кажется, она так и не удовлетворилась моими объяснениями, когда я сказала, что хотела извлечь из головы редкий яд, содержащийся в ней.

Не успела я сделать несколько шагов, как рука вампира зажала мне рот. Я сопротивлялась, но тело, оказавшееся у меня за спиной, было как будто высечено из камня, нагретого солнцем. Оттолкнуть его я так и не смогла. Французик вытянул шею, словно прислушиваясь к чему-то. Как я ни напрягалась, единственным звуком, несущим в себе угрозу, был предсмертный грохот древнего холодильника. Поскольку при отключении он грохотал так с тех пор, как я поселилась в доме, меня этот звук нисколько не обеспокоил. Луи Сезар внезапно отпустил меня и выхватил рапиру. Не успела я предупредить его, чем опасен этот дом, как вампир уже выскользнул за дверь, ведущую в прихожую.

Я несколько секунд глядела ему вслед, затем мысленно пожала плечами, выбросила продукты, успевшие испортиться, и насыпала по недельной порции кошачьего корма в две кособокие глиняные посудины, стоявшие перед холодильником.

Несколько месяцев назад Клэр вдруг объявила, что собирается заняться гончарным делом. Она купила гончарный круг и краски, ходила в мастерскую, чтобы обжигать глину. Поделки получались, скажем так, нестандартные. Но если ее керамика проигрывала в качестве, то она брала количеством. Несчастные кривобокие горшки окружали нас со всех сторон. Хотя кошкам они, судя по всему, нравились.

Я хмуро поглядела на посуду, скопившуюся в раковине за последние дни, но после некоторых сомнений все-таки подошла и перемыла тарелки. Домашнее хозяйство, совершенно точно, не мое призвание, однако Клэр не переносила беспорядка. Кажется, с момента ее исчезновения я мыла и убирала больше, чем за все время нашего совместного проживания. Почему-то грязный дом казался мне еще более опустевшим, как будто бы я уже не надеялась на то, что Клэр вернется и станет ругать меня за неряшливость.

Я вытерла последнее блюдце и пошла искать навязанного мне партнера. Оказалось, что он жив и здоров, сидит в гостиной и играет в гляделки с Мисс Присс. Кошка умудрялась смотреть на вампира сверху вниз, свернувшись при этом клубком на кушетке. Мисс Присс выдержала напряженную паузу и добавила к предыдущему оскорблению еще одно, принявшись, как будто от скуки, вылизывать изящную белую лапу. Нахал был не настолько смелым. Его присутствие выдавали лишь два прищуренных зеленых глаза, видневшиеся из-под ситцевой занавески. Кот заметил меня и вышел, но продолжал с подозрением поглядывать на незнакомца.

— Это твои кошки? — спросил Луи Сезар, немного помолчав.

Кажется, он удивился, что я способна на такие нормальные поступки, как забота о домашних животных.

— Нет. Кошки принадлежат Клэр. Она унаследовала дом от своего эксцентричного дядюшки, и ей показалось несправедливым выгонять на улицу кошек, которые прожили здесь дольше, чем она.

Я окинула вампира взглядом. Луи Сезар по-прежнему держался настороженно, в любой момент готовый ринуться в бой.

— Расслабься. Сюда война не проникнет. Этот дом когда-то принадлежал магу, поэтому он прекрасно защищен.

Сказать так было сильным преуменьшением. Пип, дядя Клэр, укрепил свое жилище не хуже Форт-Нокса, хотя большинство его пожитков едва ли заинтересовали бы даже обычного вора, не говоря уже о магах. Лишней силы у дядюшки было полно, поскольку дом стоял прямо над парой пересекающихся жил, широких потоков энергии, из двух соседних миров. Их края заходили друг на друга. Энергия стекала прямо под фундамент дома, образуя глубокий колодец силы, которую дядя Клэр использовал для подпитки решительно всего, от двигателей защитных магических экранов до топлива для порталов, какие он устроил по всему дому. Поскольку у этих штучек имелся альтернативный источник энергии, они не прекратили действовать после смерти Пипа, как большинство других заклинаний, оставленных им.

Я подавила желание предложить вампиру осмотреться самостоятельно и сказала:

— Пойду соберусь в дорогу. Тебе лучше подождать здесь. Этот дом не любит чужаков.

— Отлично. Поторопись. — Вампир обрубал каждое слово, едва проговаривая нужное количество слогов, как будто разговор со мной причинял ему боль.

Это меня удивило. Он не только инстинктивно ощущал ко мне антипатию, какую чувствовали все вампиры, но и открыто демонстрировал ее. Почти все мастера высокого уровня — блистательные лжецы, прекрасно владеющие своим лицом. Хотя, может быть, француз просто счел, что я не заслуживала такой чести.

Я послала вампиру воздушный поцелуй, нарочито медленно двинулась наверх и нашла под кроватью рюкзак, в котором со времени последнего похода лежало несколько полезных игрушек. Я давно уже приняла одно важное решение. Если выбор состоит в том, чтобы влипнуть в неприятности из-за незаконного хранения оружия или умереть, потому что этого самого оружия не оказалось под рукой в нужный момент, то я с радостью предпочту первое. В результате во все серьезные экспедиции я неизменно отправляюсь с большим рюкзаком защитного цвета. Вид у него такой, словно он побывал в нескольких войнах, причем так оно и было. В нем хранилось кое-что, явно не подпадающее под категорию легкой магии. Когда кто-то пытается меня убить, я недолго размышляю, чем в него кинуть.

Я переоделась в белую футболку, джинсы и черные сапожки, нацепила темную кожаную куртку вместо пальто. Выделения демонов все-таки превратили его в настоящие кружева. Затем я уложила в рюкзак несколько обязательных предметов, а оставшееся место заполнила содержимым потайного шкафчика. Если уж мне предстояло охотиться на Драко, то ничуть не вредно было захватить с собой весь чертов арсенал.

Я взвесила на руке короткий меч, но с сожалением признала, что придется обойтись без него. В рюкзак больше ничего не влезало. Я прислонила меч к стене, и на его зеркальной поверхности заиграли яркие краски моего последнего живописного творения. Эта роспись ужасно удивила Клэр, и не столько своим постмодернистским духом, сколько тем, что дом ее принял.

Подруга вела со своим наследством постоянную борьбу за главенство, поскольку дядюшка видел будущей хозяйкой дома некую чудаковатую старушку. На всех предметах мебели лежали пожелтевшие салфеточки. Клэр ненавидела их, поскольку они каждый раз возникали на своих местах, куда бы их ни убирали. При этом ее салфетки исчезали, стоило только их постелить. Однако же я совершенно безнаказанно изрисовала своими шедеврами все стены. Наверное, дому тоже не нравились выцветшие обои в жутких розочках.

Только я застегнула рюкзак, как послышался изумленный возглас, а вслед за ним — несколько глухих ударов. Я вышла из комнаты и увидела великолепную Мисс Присс, которая сидела перед дверью, ведущей в подвал. Я отправилась в кухню, взяла ключ и фонарик, поскольку дядюшка Клэр так и не провел в подвал электричество, после чего устремилась вызволять великого воина Сената.

Вампир бесформенной кучей лежал в самом низу лестницы. В прошлый раз дом вывел из себя один мой клиент, который попытался подняться наверх без приглашения. Он был не только препровожден в подвал, но еще и запихнут в маленький сундук, приютившийся в углу. Этот антиквариат оттуда вынесли, теперь я использовала его в качестве ночного столика, поэтому вампиру повезло. Заметно пострадали только волосы. Заколка расстегнулась, и рыжая грива упала ему на лицо.

— Наш дом отличается пылким темпераментом, — пояснила я, пока француз поднимался на свои длинные ноги.

— Что это за место? — Луи Сезар огляделся, глаза его сияли от любопытства.

Я тоже оглядела темную пещеру, пытаясь увидеть, что же в ней привлекательного, однако подвал выглядел так же скверно, как и всегда. Единственным положительным моментом было то, что тусклый свет не позволял разглядеть ржавый металлический каркас, торчавший в углу, и ободранную грязно-зеленую краску, нанесенную на стены еще во времена президента Эйзенхауэра. Зато горы ящиков, громоздящиеся по всему помещению, луч фонарика нисколько не скрывал. Клэр все собиралась выбросить ящики, если, конечно, дом не заартачится, поскольку они могли оказаться опасными в случае пожара.

— Это подвал. Лестница автоматически сбрасывает сюда всех, кто ходит по дому без спросу.

— Это не просто подвал, — возразил Луи Сезар, пробираясь между ящиками к старому стеллажу, заставленному разноцветными бутылочками.

Дядюшка Клэр считал себя алхимиком, хотя так и не научился превращать свинец в золото. Впрочем, как говорила Клэр, он не умел и многого другого.

— Это твоя подруга сделала? — Луи Сезар взял один из изящных стеклянных фиалов голубого цвета, которые вечно напоминали мне слишком большие флаконы для духов.

— Она — нуль. Магией не занимается.

Француз принюхался.

— Магия здесь и не требуется. Это искусство.

— Не знаю, но на твоем месте не стала бы подносить склянку слишком близко, — заметила я.

Снаружи бутылочка была покрыта каплями, похожими на бусины. Пальцы вампира оставили отпечатки на отсыревшей пыли.

«Понятия не имею, что это сочится, но лучше перестраховаться, чем превратиться в ошметки. Наверное, надо было как следует объяснить Мирче, почему этот рыжий едва ли доживет до завтрашнего дня».

— Экспериментальные снадобья Пипа могут оказаться слишком... крепкими. — Это доказывали и разноцветные пятна на стенах подвала, который пережил множество взрывов.

— Искренне на это надеюсь, — как-то невнятно ответил француз.

К моему ужасу, он откупорил фиал и провел пальцем по мокрой пробке. Не успела я его остановить, как вампир уже поднес палец ко рту.

— Пип был алхимиком, — сообщила я, борясь с желанием отойти подальше. — Внутри может оказаться что угодно.

Он удивленно поднял темную бровь.

— Алхимиком? Разве их так теперь называют? Когда я посещал эту страну последний раз, в ходу было более интересное слово. Бутлегер.

Вампир снова принялся внимательно рассматривать полки, в точности как знаток вин в погребке. Я сощурилась, поглядела на груду металла в углу — вроде бы сталь. Внезапно многое обрело смысл.

— Так ты хочешь сказать, что в этих ящиках выпивка?

— Выпивка. — Он с наслаждением повторил слово, как будто смакуя звук. — Да, это я помню. Еще огненная вода, опохмелка и мое любимое — бухло.

Я уставилась на него, изумленная тем, как звучали подобные словечки при его акценте, и пронзенная осознанием того, что весь этот сленг почти вышел из употребления.

Я помрачнела.

«Спасибо тебе, Мирча. Если знания Луи Сезара столь архаичны и в остальном, то сильно он мне поможет!»

Но не успела я отпустить замечание по этому поводу, как наверху раздался жуткий вой. Я вздрогнула от неожиданности и поняла, что обе кошки Пипа вдруг решили помяукать в унисон. Я предложила Луи Сезару угощаться — у Клэр полные ящики таких пузырьков, — взбежала по лестнице и обнаружила, что нарушители спокойствия сидели на подоконнике и орали во всю глотку.

— Ну-ка замолчите! — Кошки не обратили на меня никакого внимания, впрочем, как обычно. — Останетесь на неделю без тунца, — пригрозила я. — Будете лопать и нахваливать сухой корм.

Угроза не возымела никакого действия. Я решила, что жалеть розгу — портить дитя, только протянула руку, чтобы схватить Нахала за шиворот, как в окне вдруг возникло лицо. На меня уставились серые глаза, повидавшие множество веков, прозрачные и холодные, как куски льда. Я рассматривала красивое лицо, но не сдвинулась с места, чтобы впустить визитера. В отличие от темных, которые имеют обыкновение селиться в тех уголках земного шара, где я регулярно бываю, светлые эльфы попадаются на глаза редко. Обычно их появление не предвещает ничего хорошего.

Когда рядом с первым возникло второе алебастровое лицо, мое беспокойство только усилилось. Я не услышала никакого шума, хотя ощутила, как у меня за спиной остановился Луи Сезар.

— У нас гости, — сообщила я и без того очевидный факт.

Третий светлый эльф возник прямо посреди двора. Он невольно привлекал к себе внимание, как приковывает взгляд прекрасный и смертоносный меч, вынутый из ножен. Волосы этого эльфа спадали на его плечи такой же заснеженной мантией, как и у остальных. Одет он был во что-то серое и невыразительное, как и они.

«Почему же я сразу поняла, что он здесь главный? Должно быть, дело в той силе, которая прошла через все защитные экраны и ударила меня по щеке».

— Отдай нам полукровку, вампир. — Голос у командира был музыкальный, с какими-то странно жизнерадостными интонациями.

Луи Сезар схватил меня за руку, лишив возможности швырнуть гостям маленький подарок, вынутый из рюкзака.

— Что вам от нее надо? — спросил он.

Я вырывалась из рук вампира, но не могла справиться с ним. Быстро же подобное положение сделалось у нас традицией.

Эльф пропустил вопрос мимо ушей.

— Мы не хотим ссориться с тобой, и ты с нами не ссорься. Отдай нам полукровку, или мы войдем и сами ее заберем.

— Отпусти меня, — негромко сказала я Луи Сезару.

«Понятия не имею, с чего это эльфы заинтересовались моей особой, но если они хотят драки, то я с удовольствием предоставлю им такую возможность».

Вместо ответа Луи Сезар сжал мою руку так сильно, что я выронила приготовленное оружие.

Вампир наклонился, коснулся губами моего уха, но даже с такого расстояния я с трудом расслышала его слова:

— Эльфы соблюдают военный нейтралитет. Я уверен, что господин Мирча хотел бы, чтобы они и дальше его придерживались.

— Это уже его проблемы, — ответила я нормальным голосом.

Лично мне плевать было, услышат меня эльфы или нет.

Я улыбнулась их вожаку и сказала:

— Мне всегда хотелось узнать, какого цвета у вас кровь. Может, поглядим?

Словесного ответа я не дождалась, однако кулак, который визитер поднял, чтобы разбить окно, был достаточно красноречив. Но дом, любивший незваных гостей не больше моего, достойно ответил на подобное оскорбление. В итоге наглый эльф пролетел через половину двора и повис на ветках тутового дерева. На лице героя застыло легкое изумление. Его товарищи ничего не предприняли, но в самом их спокойствии угадывалась угроза, особенно когда они одновременно перевели на нас взгляд, лишенный всякого выражения. Кошки снова завыли.

Луи Сезар внезапно развернулся и направился в прихожую, волоча меня за собой. Я не стала сопротивляться, решив, что он готов помочь мне научить эльфов осмотрительнее выбирать слова. Вампир остановился посреди кухни, и мы оба уставились на бледную физиономию, возникшую в окне задней двери.

— Другой выход есть?

— Отпусти меня, и я расчищу этот! — раздраженно огрызнулась я.

«В следующий раз я, не стесняясь в выражениях, выскажу все, что думаю о его манере таскать меня словно куклу, но пока что лучше поберечь силы для драки с эльфами».

— Отвечай на вопрос!

— Парадная дверь не открывается.

Она давно уже была завалена обломками старой мебели, которую Клэр хотела выбросить. Дому, видимо, нравилась не только эта рухлядь, но и то, что она занимала данное место. После долгой борьбы был достигнут компромисс. Мебель осталась, но Клэр закрыла выход на площадку перед парадной дверью, чтобы она не попадалась нам на глаза.

— Тайных ходов нет?

— Нет.

Я сумела притянуть к себе рюкзак и запустить в него левую руку. Звон разбитого стекла сообщил нам, что кто-то из эльфов догадался, как миновать защитное поле окна гостиной.

— Если не считать порталов, — прибавила я.

— Как тот, что на лестнице?

— Да. Еще один в чулане. Мы с Клэр выбрасываем через него мусор. Он выходит на задний двор. И еще один в подвале. — Я рассовала боеприпасы, вынутые из рюкзака, по карманам куртки, заодно прихватила большой кухонный нож.— На твоем месте я выбрала бы тот, который в чулане.

Я ринулась в прихожую, но вырез футболки внезапно впился мне в горло, дернул назад. Я снова оказалась прижатой к твердокаменной груди вампира.

— Ты не станешь нападать на эльфов, — отрывисто сообщил Луи Сезар.

Я вырвалась и возмущенно уставилась на него. «Надо провести с ним беседу по поводу личного пространства».

— Они не за тобой пришли.

Я развернулась на треск ломающегося дерева и увидела, что какой-то эльф прорвал защитный экран задней двери. Выглядел он несколько потрепанным. Серебристые волосы стояли нимбом вокруг бесстрастного лица, но эльф еще держался на ногах. Через миг у него в руке, словно по волшебству, возник меч. Наверное, это и было настоящее волшебство.

Луи Сезар отобрал мой кухонный нож, вцепился в воротник куртки и поднял меня над полом, будто нашкодившего котенка. Я болталась в неудобной позе, охваченная яростью, и никак не могла помешать незваному гостю.

По счастью, проблему помог разрешить дом, обрушивший на эльфа град кастрюль, сковородок и прочей утвари. Захватчик отшатнулся и угодил в дыру, прожженную головой демона, которая сжалась вокруг его ноги, удерживая наглеца на месте. Какой-то эльф с темными волосами, видимо только что прибывший, подскочил к светловолосому и принялся выдергивать товарища из дыры. В этот момент еще два проскользнули мимо. Прежде чем захлопнулась дверь в прихожую, я успела заметить, как на эльфов угрожающе надвигалась старинная чугунная плита.

Луи Сезар направился обратно в гостиную, увлекая меня за собой.

— Я не член вашего проклятого Сената! — выкрикнула я, упираясь изо всех сил. — Я войны не развязывала! Я защищаю частную собственность!

— Ты член семьи господина Мирчи. Все твои поступки отражаются на нем.

Я ухватилась за косяк двери гостиной и вцепилась в него мертвой хваткой. Один из эльфов с серебристыми волосами до сих пор маячил в окне, бормоча что-то себе под нос. Может, это были слова заклинания или просто ругательства. Острые края выбитого стекла вытянулись и сложились в подобие рта, который, судя по всему, пытался сжевать руку, просунутую в комнату. Я поискала взглядом вожака эльфов, но того уже не было на тутовнике.

— Дорина!.. — предостерегающе произнес Луи Сезар.

— Я не позволю им разнести дом Клэр! — гневно огрызнулась я, отбрыкиваясь ногой.

Луи Сезар вцепился в нее и как следует дернул. Дверной косяк вырвался у меня из рук, прихватив добрый кусок штукатурки. Я с грохотом приземлилась на пол. Вампир перехватил меня раньше, чем я успела отползти, и притянул к себе.

— Ты будешь делать то, что сказано, — проговорил он прямо мне в лицо. — Мы сообщим о происшествии Сенату и потребуем у эльфов объяснений, но войну провоцировать не будем! — С этими словами он бесцеремонно перебросил меня через плечо.

Я била его кулаками по спине, но с таким же успехом могла бы колотить о бетон. Вампир направился к лестнице, ведущей в подвал, однако я уперлась обеими ногами в стену, не давая ему спуститься.

— Слушай, ты, чокнутый сукин сын! Мы с Клэр засовывали в этот портал разные вещи, пытаясь понять, куда они деваются, но так ни одной и не нашли. Может, дядюшка-бутлегер устроил выход в какой-нибудь плавильной печи или в океанской впадине? Подвал был его мастерской. Кто знает, вдруг ему приходилось спешно избавляться от неустойчивых химических соединений?!

— Почему ты раньше не сказала? — возмутился Луи Сезар.

— Я же не думала, что ты собираешься бежать!

Не знаю, что именно убедило упрямого вампира — мои доводы или же кошачий вопль, внезапно заглушивший все звуки. Он эхом отдался от стен комнаты и оказался таким громким, что раскололись фарфоровые фигурки, стоявшие на каминной полке. Я ощутила, как через тело прошли вибрации, вскинула голову, озираясь по сторонам, и увидела, как гигантская белая кошка, возникшая неизвестно откуда, лапой размером с диван замахнулась на эльфа, который пытался влезть в окно. Я во все глаза смотрела на невероятное пушистое создание, пока француз тащил меня обратно в прихожую. С уха громадной кошки свисала тоненькая голубая ленточка. Такую носила у нас Мисс Присс.

Еще один гигантский кот, черный, со знакомыми зелеными глазами, махнул увесистым хвостом, и дверь в прихожую захлопнулась у нас за спиной. Боевой клич чудовищных кошек слился со скрежетом металла и грохотом летящей кухонной утвари. Мне казалось, что по обеим сторонам от нас бушевала небольшая война, сопровождаемая шипением, завываниями и тяжелыми ударами.

— Где чулан? — Голос Луи Сезара звучал спокойно, но на его щеках играли желваки.

— Поставь меня на пол, и я покажу.

Он пропустил мои слова мимо ушей. Обе двери были закрыты, лампочка разбита. В прихожей было так же темно, как в подвале, однако вампир двигался уверенно, благополучно огибал столы, накрытые салфеточками, и жесткие стулья, которые дом упорно хранил в узком коридоре. Луи Сезар нашел дверь в чулан без моей помощи, наверное, по запаху.

— Где портал?

Я не ответила, и его рука больно сжала мне задницу.

— Замаскирован под третий шкаф справа, — обиженно отозвалась я. — Когда подойдешь, почувствуешь покалывание.

Магия постоянно сочится с поверхности жил, которые служат ей персональным скоростным шоссе, чтобы энергия могла перемещаться быстро и беспрепятственно. Однако порталы устроены несколько хитрее. Они пронизывают жилу, коренясь в ней, и образуют энергетический омут, из которого объект попадает на нейтральную территорию между реальностями, прежде чем будет выплюнут по другую сторону портала. Иногда выход оказывается в нескольких ярдах от входа, иногда — в другом мире. Поскольку порталы потребляют так много силы, встречаются они крайне редко. Большинство людей пугаются, попадая в них.

Я рассудила, что вампиру придется собраться с духом, и решила бежать, как только Луи Сезар опустит меня на пол. Но проклятый вампир полез внутрь не раздумывая.

Меня увлекло в водоворот силы. Энергия пронизывала до костей, в ушах стоял рев, перед глазами со страшной скоростью мелькали яркие пятна. Затем я приземлилась на что-то мягкое, влажное и скверно пахнущее. Какие-то ошметки сейчас же прилипли к пальцам. Когда мир вокруг перестал вращаться, я поняла, что это квашеная капуста. Я сама недавно выкинула ее из холодильника.

«Черт, а я и забыла, что Клэр завела компостную кучу!»

Не успела я подняться на ноги, как пара эльфов серебристыми вихрями вылетела из-за дома. Сильная рука вжала мою голову в капусту, поэтому я не столько увидела, сколько ощутила над головой их полет. Они пронеслись над большим дубом, торчавшим в ярде от нас, отчего дерево вспыхнуло и взорвалось. От одного куска горящей коры компост у меня перед носом занялся и начал тлеть.

Луи Сезар выпустил меня.

Я вскочила на ноги, прорычала:

— Ладно. С меня хватит! — после чего выхватила из кармана категорически запрещенное оружие, но применить его так и не успела.

Рука вампира обхватила меня за талию, и мы вдруг понеслись по воздуху. Я не сразу поняла, что он действительно перелетел через шестифутовый забор, отделяющий дом Клэр от соседского. Мы приземлились на цветочную грядку мистера Бассо, Луи Сезар первым коснулся земли и перекатился, чтобы смягчить удар.

— Даю слово, Сенат компенсирует твоей подруге весь нанесенный ущерб, — прошипел он мне в ухо, пока я силилась подняться на ноги. — А пока что не вынуждай меня тащить тебя силком!

Один эльф появился на заборе, а второй перепрыгнул на нашу сторону с изяществом оленя. Вожака в их числе не было, по-английски они не говорили, да и вообще не были расположены к разговорам. Я молча раскрыла ладонь и показала им маленький черный шарик.

Луи Сезар выхватил рапиру и начал отступать к служебной машине, четырехдверному «БМВ». Водитель, похоже, понял, что творится что-то неладное, потому что я услышала, как у нас за спиной завелся мотор. Эльфы лишь мельком поглядели на красивую сверкающую рапиру Луи Сезара, зато не сводили глаз с бомбы-дислокатора, сжатой в моей в руке.

Мы добрались до машины, и француз затолкнул меня внутрь. Он даже не успел закрыть за собой дверцу, как машина уже взвизгнула покрышками и сорвалась с места.

Я обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть командира, присоединившегося к тем двум эльфам. Наши взгляды встретились, и его глаза как будто потемнели. Сейчас они казались мне едва ли не чернильными, темными, как самые глубокие морские воды, и такими же безжалостными.

Сила, исходящая от эльфа, устремилась за нами вслед, растекаясь по воздуху липким туманом. Он переливался разноцветными тонами и соткался в очертания человеческой руки. Меня почему-то охватила уверенность в том, что нам придется несладко, если эта ладошка коснется нас. Она еще не дотянулась до машины, но я уже ощущала холод, исходящий от нее. Меня до самых костей пробрал озноб. Я знала, чего хочет эта рука — дотянуться, нащупать, убить. Туман дотронулся до цветущего куста, и все листья пожухли, словно внезапно настала осень. Когда он двинулся дальше, от куста остались лишь засыхающие ветки и опавшие лепестки.

Один призрачный палец легонько коснулся бампера нашей машины, и меня в тот же миг сковал такой мороз, что я, наверное, бросилась бы в костер, окажись он поблизости. Через долю секунды я уже верила, что тепло никогда не вернется. Всю оставшуюся жизнь я буду трястись от холода, ощущать, как он все глубже проникает в самые кости. Ну и холодина!

Меня обхватили сильные руки, протащили по сиденью. Чужие губы прижались к моим. Тепло наполнило рот и начало разливаться, прогоняя озноб, сотрясавший мое тело. Водитель вдавил педаль газа в пол, машина дернулась. От толчка я пришла в себя и увидела рядом обеспокоенное лицо Луи Сезара. Мы пронеслись через наш обычно спокойный квартал так быстро, словно за нами гнались все гончие ада. Современный инженерный гений Германии оставил позади древнюю магию. Я держалась за плечо Луи Сезара и продолжала трястись при одном воспоминании о том смертоносном прикосновении.

«Во что же я вляпалась на этот раз?»

Глава 4

Через час мы с Луи Сезаром уже сидели в самолете, который летел в Калифорнию, пытаясь обогнать солнце. Если мы не выиграем гонку, то большой беды не будет. Нам предоставили частный самолет, принадлежавший Сенату. Здесь имелось все необходимое для защиты пассажиров от прямого солнечного света, не говоря уже о том, что существо, сидевшее напротив меня в роскошном вращающемся кресле, и само было способно при необходимости остановить солнце. Это могли сделать все опытные вампиры, во всяком случае, на некоторое время, хотя расплачиваться за подобный подвиг им приходилось чудовищным упадком сил. Поскольку в моих интересах было сберечь весь потенциал Луи Сезара, я обрадовалась тонированным иллюминаторам.

Мне совершенно не нравилось, как складывалась ситуация, но на другом конце страны нас хотя бы должны были встретить Хосе и Кристи. Сенат потянул за нужные ниточки и вызволил Кристи из тюрьмы магов, а Хосе был освобожден из застенков самого Сената. Обоим подследственным сказали, что если они помогут благополучно завершить одно дело, то все обвинения с них будут сняты. Они уже звонили мне из какого-то увеселительного заведения в Вегасе, где отмечали свое освобождение. Я не стала возражать. Все равно через пару часов оба сядут в самолет и прилетят в Сан-Франциско раньше нас. Я лишь понадеялась, что их вечеринка не окажется в итоге ужином перед казнью. Ни один из них не знал, в чем состоит наша миссия, а когда узнают, мне не придется долго объяснять, сколько у нас шансов вернуться обратно в полном составе.

Я подняла голову на звук захлопнувшегося сотового телефона. В меня впились сощуренные голубые глаза.

Я изогнула бровь, сознательно копируя Мирчу.

— В чем дело?

— Нам необходимо обсудить твои взаимоотношения с эльфами, — заявил Луи Сезар.

— Нет у меня с ними никаких отношений, — сказала я и поднялась.

«Идти здесь некуда, но требуется размяться. Руки вот-вот задрожат, кожу покалывает, а во рту горький привкус адреналина. Я сейчас заведусь, а излить эмоции не на кого».

— Так ты никогда раньше не нападала на эльфов?

— Нет.

«Доказательством тому факт, что я до сих пор жива. Я все-таки сама хищник, поэтому сумею распознать другого, более грозного, а командир эльфов потряс меня сильнее, чем мне хотелось бы признать. Не люблю убегать, но в этот раз отступление было удачным ходом».

Хотя, разумеется, я не собиралась признаваться в этом Луи Сезару.

— Тогда почему они пришли за тобой?

В его голосе угадывалась та же презрительная насмешка, с какой он говорил обо мне с Мирчей, означающая неодобрение всего, чем я была и есть. Из-за одного только подобного отношения я ничего не сказала бы ему, даже если бы о чем-то догадывалась.

Поэтому я с легким сердцем ответила в тон вампиру:

— Ты же слышал объяснение их посла. Нам все привиделось, или же это Черный круг одурачил нас иллюзией, чтобы повредить союзу эльфов и вампиров.

Я не присутствовала при этом разговоре, который состоялся по спутниковому телефону, как только мы сели в самолет, но при моем слухе подслушать его ничего не стоило.

Луи Сезар издал звук, который можно было бы назвать хрюком, сделай это человек не столь элегантный.

— Черный круг — просто какой-то жупел магического мира. Каждый делает из него козла отпущения. Те, кого мы сегодня видели, не были магами.

Я ничего не сказала, но про себя согласилась. От человеческой магии оставалось совершенно иное впечатление. Хотя я не могла понять, по какой причине маги или же эльфы сосредоточили свое внимание на мне. Может, я успела рассердить какую-то их шишку, хотя сама ничего подобного не припоминала. Обычно я охотилась за такими тварями, которых кто угодно был бы счастлив увидеть мертвыми.

Луи Сезар оставил эту тему, но сейчас же переключился на не менее болезненную:

— Господин Мирча вкратце рассказал мне все, что ему известно о тактических приемах его брата...

— Сильно сомневаюсь. — Я сумела удержаться от гримасы.

Моим нервам требовалась передышка, а не напоминание о том, в какую неприятность мы угодили. Я покрутилась в кресле, но это не помогло. Не исчезало ощущение, что кожа на всем теле натянута слишком туго.

Я пролистала стопку неинтересных журналов, принесенных стюардом, мечтая разодрать страницы в клочки. Потеря будет невелика, все равно в Сенате не читают «Роллинг стоун», но вместо того я аккуратно положила журналы обратно в сетку.

«Я на взводе уже довольно долго. Меня раздражает все. Шум воздуха в вентиляции, слабое дрожание авиалайнера под ногами, позвякивание льда в стакане Луи Сезара, который он наполнил на два пальца какой-то жидкостью.

Надо выпить. Или подраться. Да, хорошая драка была бы очень кстати».

— Pardon? — Луи Сезар бросил на меня раздраженный взгляд, когда я схватила его стакан и опрокинула залпом.

Жидкость была прозрачная, без особенного запаха или вкуса, зато такая крепкая, что запросто могла бы проесть металл.

— Вряд ли Мирча сумел бы изложить тебе всю историю, даже если бы говорил без умолку целую неделю. — Я вздохнула. — То, что ты услышал, было сжатой версией в духе «Ридерз дайджест». А то и того меньше: Драко — не та тема, какую принято обсуждать в застольной беседе.

Луи Сезар свел брови к переносице, выбирая себе другой стакан.

— Я — член семьи господина Мирчи. Мне кажется, я знаю достаточно, чтобы...

— Ты — мастер первого уровня. Раду, должно быть, освободил тебя давным-давно.

— Это к делу не относится. — Его прервало жужжание таймера на столике под моим локтем, и Луи Сезар хмуро поглядел на прибор. — Нам необходимо обсудить стратегию. Господина Дракулу будет нелегко отыскать...

Мне едва удалось сдержать истерический смешок.

— Нет, с этим вряд ли возникнут проблемы.

Я встала и направилась в просторный санузел. Сенат явно не верил утверждению, будто лишения полезны для души, но самое главное состояло в том, что среди этого мраморно-золоченого великолепия ощущалось спокойствие. Я сняла полотенце, накрученное на голову, и поморщилась, глядя на результат. Пришлось купить менее яркий оттенок, чем хотелось, поскольку в аптеке аэропорта был довольно скудный выбор краски. Получился не настоящий баклажанный, скорее черный с фиолетовым отливом.

«Надеюсь, станет поярче, когда подсохнет. Очень может быть, что мне предстоит последний бой. Хотелось бы выглядеть как можно эффектнее».

Я промыла и расчесала короткие волосы, а потом вернулась в салон.

— Не могла бы ты оставить эту манеру? — Голос Луи Сезара звучал, по обыкновению, ровно, однако палец непрерывно постукивал по стенке стакана.

— Какую манеру?

Я похлопала себя по карманам куртки в поисках особенных самокруток, изготовленных для меня Клэр. Она прекрасно разбиралась в травах. Ее отвары, как и алкоголь, не особенно на меня действовали, но самокрутки несколько успокаивали. Сейчас мне требовалось все, что только было под рукой, если я не желала вцепиться напарнику в глотку.

— Перебивать меня на середине фразы. Мне хотелось бы закончить предложение.

— Ты ведь уже закончил.

Я закурила и улыбнулась, ощутив, как знакомая дымка заволакивает разум. Благодать! Через миг разозленный вампир вырвал у меня изо рта косячок и раздавил его в крошки.

— Мне нужна сейчас твоя голова, нормальная, ясная и способная мыслить! — успел сообщить он, прежде чем я отправила его в полет по всему проходу.

Встревоженный стюард высунулся из-за занавески, отделявшей салон от бортовой кухни, однако быстренько спрятался назад. Луи Сезар вскочил на ноги, а я закурила новый косячок.

— Только тронь еще раз мою травку, и я сообщу папочке, что миссия была провалена в самом начале.

Я увидела, как он поморщился при упоминании Мирчи, и улыбнулась. Французу была ненавистна мысль о том, что у главы семейства имелось такое грязное пятно на репутации. Наверное, он думал, что это позорило и его.

— Как я уже говорила, нам нечего утруждать себя поисками дяди Драко. Он сам довольно скоро нас найдет.

— Не называй его так! — Луи Сезар с каждым мигом делался все более раздраженным.

— Как? Дядей? — Я пожала плечами. — А почему нет? Это же правда. — Я выпустила дым в его сторону, наблюдая за тем, как вампир силился удержаться от замечания. — Да-да, все они — мои дражайшие безумные родственники. Драко — маньяк-убийца, Раду — манерный психопат и дорогой трусоватый папочка, отправивший нас разбираться с проблемой, на решение которой у него самого не хватает духу. — Я улыбнулась, сознательно провоцируя француза. — Только представь! На самом-то деле нормальная здесь одна я. Вроде той блондиночки из «Семейки монстров».

На этот раз я была готова, когда Луи Сезар кинулся на меня. Я хотела драки, нуждалась в ней после такого дня, а он оказался единственной подходящей добычей. Еще этот красавчик, как я сейчас же выяснила, быстро учился. Те удары, которые заставали его врасплох в прошлый раз, сейчас он с легкостью парировал, вынуждая меня изо всех сил импровизировать. Вампиру мгновенно удалось прижать мои руки к бокам. При этом он придвинулся ко мне вплотную. До сих пор я не ощущала на себе всей его силы, но сейчас у меня на коже потрескивала чужая энергия, столкнувшаяся с моей. Я попыталась заехать французу коленом по чувствительному месту, но он блокировал удар бедром и тяжело вдавил меня в дверь уборной.

Драка зашла в тупик. Я не могла вырваться из хватки Луи Сезара, зато он не мог воспользоваться своим преимуществом, поскольку рисковал при этом выпустить меня. Вампир часто дышал, и я на секунду обрадовалась тому, что сумела его хотя бы измотать.

Затем прикосновение этой широченной груди, прижавшейся к моей, породило во мне совершенно новые эмоции. Все тело напряглось, дыхание участилось, соски затвердели. Я задрожала, охваченная яростью и возбуждением, и посмотрела вампиру прямо в лицо, на котором отражалось то же изумление, какое ощущала я сама.

Хватка Луи Сезара усилилась, и удары сердца начали отдаваться у меня в ушах. Я не привыкла сталкиваться с кем-то настолько сильнее себя, что не было никакой надежды освободиться. Инстинкт «дерись или беги» сработал. Несмотря на неожиданно возникшее влечение, мне пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы прижаться к французу.

В целом положение не сильно изменилось, потому что мы и так уже стояли вплотную друг к другу, но ощущения сделались совершенно иными. Секунду назад тело вампира напоминало скалистую породу, теперь оно стало податливым — мускулистая плоть, совершенно точно принадлежащая мужчине. Его хватка ослабла, превратившись в нечто, весьма похожее на объятие. Ощущение было потрясающе, приятное до изнеможения.

Я с наслаждением коснулась бедром его мускулистой ноги, высвободила руки, провела ладонями по его груди. Стоило мне почувствовать под тонким кашемиром крошечные выступы сосков, как меня охватило желание, острое и болезненное. Я сейчас же продолжила игру, обвив руками шею вампира.

Несколько прядей его волос выбились из хвоста и спадали на лицо ручейками сверкающей меди, золота и бронзы. Мне сейчас же захотелось проверить, вправду ли они такие мягкие, как кажется. Пальцы подрагивали от неожиданного желания оказаться среди этого блестящего облака и сжаться в кулак...

Вместо того я осторожно расстегнула его заколку, освободила волосы, сейчас же рассыпавшиеся по плечам, и промурлыкала:

— Луи Сезар, мне надо тебе кое-что сказать.

Свет лампы под потолком подчеркивал чувственную синеву его глаз. Брови изумленно поднялись, легкая улыбка заиграла на губах.

«Да, без всякого сомнения, он прекрасно сознает, насколько хорош собой».

— Что же?

Я провела губами по его шее, легонько целуя и вдыхая теплый, сладкий аромат мужчины, тот самый, который мой разум упорно называл ароматом сливочных ирисок. Улыбка Луи Сезара сделалась шире, нежнее, искреннее. В уголках рта заиграли ямочки.

Я запустила руку в тяжелую массу волос, прижалась к нему еще крепче, дотянулась губами до уха.

— Ты снова меня недооценил!

Я дернула вниз волосы, зажатые в руке, заставила его запрокинуть голову назад, другой рукой ударила прямо в середину груди, в тот же миг развернулась на месте, увлекая вампира за собой. Потом я впечатала красавца спиной в дверь с такой силой, что хрустнула пластмасса, снова тесно прижалась к нему и все сильнее тянула за волосы. Луи Сезар вынужден был запрокидывать голову, пока его взгляд не уставился в потолок.

— Вот поэтому я всегда коротко стригусь.

— Спасибо за совет, — проговорил он сквозь зубы.

Вампир со скоростью молнии обхватил мою ногу согнутым коленом, дернулся назад и лишил меня равновесия, отчего я полетела на пол. Предотвратить падение я никак не могла, зато у меня в руке все еще были зажаты его волосы, и я увлекла вампира за собой. Он упал сверху. Под давлением крупного тела воздух с тяжким выдохом вышел у меня из легких. Не успела я подняться на ноги, как Луи Сезар прижал мои плечи к полу, сел верхом на бедра и надежно обездвижил меня. Несколько ударов, которые мне удалось нанести, он просто проигнорировал, через миг уже схватил меня за запястья и прижал руки к бокам.

Мгновение мы испепеляли друг друга взглядом. Единственным движением было слабое подрагивание самолета под нами.

— Мной не будет командовать, манипулировать, управлять... дампир! — резко выговорил он последнее слово. — Кем бы ни был его отец!

Я дернулась, но Луи Сезар шире расставил ноги и обхватил меня с обеих сторон.

— Могу ответить тем же, — яростно проговорила я. — Только надо поставить в конце «самонадеянный вампир».

Луи Сезар опустил взгляд, почти осязаемо прошелся глазами по моему телу и заявил:

— Мне показалось, что ты многое умеешь. Единственный совет, если позволишь. Тебе необходимо отработать навыки ближнего боя.

Я выгнулась дугой и намеренно потерлась о красноречивое доказательство того, что его тело имело на этот счет свое собственное мнение.

— Неужели? До сих пор все были довольны.

Гнев и жар вспыхнули в его глазах. Их голубизна внезапно изменилась на цвет штормового моря. Но ответил француз совсем не так, как я ожидала. Прошло одно мгновение, и что-то переменилось. Я не могла бы сказать словами, что именно. Кажется, всего несколько мелочей. Изумленно приподнятая изящная бровь, улыбка Моны Лизы, чуть опустившиеся ресницы, длинные, как у девчонки. Какие-то разрозненные фрагменты, но воздух между нами наэлектризовался так быстро, как будто кто-то дернул рубильник. Меня потянуло к вампиру раньше, чем я успела понять, что происходит.

Я напрягла все мышцы, стараясь остановить это движение, а Луи Сезар, будь он проклят, все улыбался. Красавец провел ладонью от моего плеча до шеи, подсунул руку мне под голову, запустил пальцы в волосы. Я не люблю ощущать себя поверженной и наношу ответный удар, когда такое случается. Но сейчас я не сопротивлялась, даже позволила Луи Сезару прикоснуться и приподнять меня. Помню, мелькнула мысль: «Нет, не собирается же он...», пока вампир ставил меня на ноги. Свободной рукой француз обхватил меня за талию, крепко прижал к себе и поцеловал.

«Какое потрясающее прикосновение на губах, какой умелый язык у меня во рту!.. Сколько же времени прошло с тех пор, когда меня целовали с таким знанием и страстью?»

Теплый язык ловко сплетался с моим, посылал импульсы во все клеточки тела. В машине я не обратила внимания на мимолетное объятие, была ошеломлена и заморожена, меня больше волновали эльфы, чем Луи Сезар. Но теперь мое внимание было полностью сосредоточено на нем. Сильная рука медленно двинулась ниже, прижимая меня все крепче.

Я приказала себе не отвечать, но тело не слушалось. Руки, теперь свободные, притягивали Луи Сезара все ближе, пальцы мяли мягкий свитер, потрепанный в драке. Я целовала вампира как сумасшедшая, была страшно зла на себя, сознавала, что он в любой миг мог меня оттолкнуть, но даже это не помогало мне остановиться. Моя левая нога сама обхватила француза, я теснее прижалась к его телу. Мы терлись друг о друга, охваченные страстью, желанием близости.

Затем он немного переменил позу, и через меня прошла судорога удовольствия, проникающая до костей. Из горла вырвался прерывистый хриплый стон, когда губы Луи Сезара коснулись моего уха. Кончик его языка принялся исследовать изгибы ушной раковины. Контраст между этим едва осязаемым прикосновением и весьма ощутимым давлением крупного мускулистого тела сводил меня с ума.

— Дорина!..

Он осторожно провел языком по контуру уха до самой мочки и прикусил ее так сильно, что я ахнула. Затем его язык проник внутрь уха и вышел, оставив влажный след. Вампир дышал прямо в это мокрое пятно. Я беспомощно дрожала.

— И мною тоже.

Я не сразу поняла, что он имел в виду. Затем перед глазами возникла картинка. Я душила вампира. Его физиономия становилась фиолетовее моих волос.

«Мерзкий, лживый, презренный сукин сын!»

Мне удалось упереться ему ногой в живот и как следует пихнуть. Пинок получился не самым удачным.

На этот раз через проход француз не пролетел, зато со всего размаху шлепнулся прямо в свое кресло.

Поскольку он не попытался сразу же подняться, я расправила плечи и отошла на пару шагов в сторону, как будто бы только для того, чтобы взять со стола свою самокрутку. Она была нужна мне для успокоения нервов, к тому же я хотела смотреть на что-нибудь другое, только не на физиономию вампира. Я поняла, что до сих пор дрожу, и это меня разозлило.

«Один поцелуй, и мозги едва не вылетели у меня из ушей! Просто это дело сильно затянулось. Ведь я успела почувствовать вкус вампира, ощутить, как его сосок твердел под моим языком, как напрягались мышцы внизу живота, когда я покусывала...»

Я села и как следует затянулась. Первый раз полезные травки Клэр, кажется, не возымели действия.

— Это было забавно, — произнесла я небрежно, удивляясь тому, как буднично звучал мой голос. — Правда, последний вампир, целовавший меня, получил кол в ребра.

Клянусь, я даже не заметила его движения, не успела глазом моргнуть, как Луи Сезар уже навис надо мной, взял за плечи и вдавил в спинку кресла. Я схватила его за запястья, напрягла все силы. Мы замерли, впиваясь друг в друга взглядом.

Не знаю, как выглядела я, но у Луи Сезара зрачки были расширенные, черные, рот приоткрыт. Я чувствовала, как мое тело реагировало на его жаркий пристальный взгляд, и меня пробрала дрожь. Должно быть, во мне просто взбрыкнуло обычное упрямство. Ручной папочкин вампир был последним, с кем, как я думала, у меня мог бы случиться роман, поэтому мое либидо всячески отгораживалось от Луи Сезара.

— Не провоцируй меня, Дорина. — Голос звучал грубо, но не вполне ровно.

«Значит, не так уж он бесстрастен, как хочет показаться. На окончательную победу не похоже, однако в данный момент придется довольствоваться тем, что есть».

— Не провоцировать тебя?

Я уставилась на рот Луи Сезара и никак не могла с собой совладать. Мы были так близко друг от друга, что ничего не стоило его поцеловать.

«Давай, — выстукивал мой пульс. — Да-вай, да-вай, да-вай».

— Разве ты так легко поддаешься на провокации?

Луи Сезар дернулся, как будто я дала ему пощечину. Выражение его лица изменилось. На долю секунды он действительно показался мне побежденным.

«Нет, — подумала я. — Нет, нет, нет».

Я должна была торжествовать, но возникло такое ощущение, словно мне в живот воткнули нож и повернули его в ране.

«Что, черт возьми, происходит?»

Луи Сезар резко отстранился и провел рукой по волосам. Он внимательно глядел на меня, пока я пыталась совладать со сбившимся дыханием.

Когда француз все же заговорил, вопрос прозвучал совершенно неожиданно:

— Почему ты считаешь, что Дракула сам нас найдет?

Я пошарила по ковру под ногами, нашла свой косячок и сделала еще одну крайне необходимую затяжку, собираясь с мыслями. Пульс так грохотал в ушах, что я с трудом слышала его слова, однако Луи Сезар уже успел взять себя в руки. На его свитере после устроенной нами возни не сталось даже морщинки. Если не считать немного растрепанных волос, этот красавец выглядел так, словно ничего и не было.

«Проклятый вампир.

Боже, как классно он целуется!»

— Потому что в прошлый раз его упрятали в тюрьму трое, но лишь двое из них были членами его семьи. — Мне удалось спокойно выговорить эти слова.

— В таком случае из этого логически вытекает, что он должен...

— Я еще не закончила. Разобраться в его извращенной логике можно, только зная историю Дракулы. Полтысячелетия назад Раду предал его, привел турецкую армию, чтобы захватить престол. Дракула провел долгие годы в изгнании, мечтая о мести. К тому времени, когда он вернулся, Раду присоединился к неумирающей части семейства. Он подхватил сифилис, и Мирча обратил его, потому что лекарства от этой болезни в те времена не существовало. Но успокоило ли это Драко? Нет, конечно.

Я распалила от окурка следующую самокрутку и затоптала его.

«Если и дальше так пойдет, то надо будет достать в Сан-Франциско еще травки. Конечно, она окажется не настолько хороша, как снадобье Клэр, но понадеемся на то, что подруга скоро вернется домой и снова примется ухаживать за своими грядками, на которых произрастают и культуры, запрещенные законом.

— Единственная причина, по которой он не разделался с Раду тотчас же по возвращении, заключалась в том, что убийца, нанятый местными вельможами, сделал удачный выстрел. Но, к сожалению, папочка решил обратить в вампира и Драко, вместо того чтобы позволить ему умереть. Как только Влад поднялся на ноги, он сейчас же ополчился на Раду, будто ничто не изменилось. Он был недостаточно силен, чтобы убить брата, только что стал вампиром, однако это не помешало Драко нанять других для воплощения своих целей.

— Но ничего же не вышло.

Мне казалось, что Луи Сезар на минуту забыл, с кем разговаривал. Он действительно слушал меня с интересом.

— Верно. Только Драко ничего не забывает. Он помнил все, когда был человеком, и стал таким же вампиром.

— Однако он оставил всякие попытки. Раду и по сей день здравствует...

— По счастливому стечению обстоятельств, — без всякого выражения произнесла я. — Уж не знаю, чего тебе наговорили, но Драко никогда не выходил из игры. В итоге его посадили под замок, когда выяснилось, что именно он натравил на Раду в Париже толпу, в результате чего твой покровитель оказался в жуткой тюрьме, где едва не погиб.

— Я знаю.

Что-то в тоне Луи Сезара заставило меня бросить на него быстрый взгляд, однако на лице вампира ничего не отражалось.

«Интересно уточнить, когда и при каких обстоятельствах они с Раду познакомились. Очень может быть, что Луи Сезару гораздо больше моего известно о том, как дядя жил в тюрьме».

Но мне хватило ума пока воздержаться от вопроса.

У большинства матерых вампиров за спиной богатый жизненный опыт. Люди поразительно быстро адаптируются к новым условиям. Они способны меняться вместе со временем, но вот вампирам гораздо труднее отмахнуться от груза столетий. Некоторые справляются, занимаясь из века в век одним и тем же делом. Например, Мирча — дипломат при Сенате, служит уже долго. Пусть мир меняется, зато человеческая природа остается неизменной, значит, вампир ощущает относительную стабильность. Некоторые, как Раду, живут в состоянии постоянного отрицания, пытаясь воссоздать вокруг атмосферу прошлого, в которой они чувствуют себя как дома. Иные же, как Драко, так и не оставляют идеи перекроить весь мир на свой манер.

На самом-то деле мне было безразлично, к какой категории принадлежал Луи Сезар. Его прошлое — его и проблема. С меня хватает собственных воспоминаний.

— Чуть больше столетия назад Драко сбежал. Как ты думаешь, что он предпринял первым делом? — продолжила я. — Сейчас же вышел на охоту, как будто ничто не изменилось! Мы сумели снова поймать его, использовав в качестве приманки Раду.

— Нет. — В голосе Луи Сезара угадывалась неколебимость. — Я не допущу, чтобы мой старый хозяин так рисковал собой...

— Раду сейчас в полной безопасности, во всяком случае пока. Он больше не является главной мишенью Драко. Не пойми меня неправильно. Я уверена в том, что Дракула придет за Раду в свое время, но сейчас список его врагов открывает другое имя.

Взгляд умных и, к счастью, снова поголубевших глаз был устремлен на меня.

— Кто же удостоился такой чести?

Я смотрела, как дым косяка выписывал причудливые завитушки, подчиняясь движению кондиционированного воздуха.

— Эта личность сейчас перед тобой.

Глава 5

«Электрический дикобраз» — панковское интернет-кафе, принадлежащее парочке британцев, с которыми Кристи свела знакомство в портовом квартале. Их заведение представляет собой довольно гаденькое местечко, где можно посидеть в Сети, сделать пирсинг и купить из-под полы травку, причем все это одновременно. Универмаг, одним словом, что мне и нравится.

Хотите верьте, хотите нет, но я зашла сюда не за одной только марихуаной. Мне требовалось безопасное место, чтобы встретиться с остальными членами отряда, и Кристи предложила дальний зал в «Дикобразе». Два зала кафе отображали в своем убранстве совершенно разные эстетики и стили владельцев заведения. В первом — сплошные черные стены и неоновые граффити, а во втором ощущался дух любимого кафе хиппи, со старомодным жестким ковром и плакатами с Че Геварой.

Я коротала время, прихлебывала по-настоящему омерзительный травяной чай, который оказался самым соблазнительным блюдом в меню, и наблюдала, как на радужной занавеске из бусин, разделяющей залы, играли разноцветные пятна. Луи Сезар метался взад-вперед, словно большая кошка в клетке. В данный момент в дальнем зале не было никого, кроме нас, что ни капельки не удивляло меня. Обычно подобные заведения заполняются только с наступлением вечера. Сейчас в Сан-Франциско было семь утра, так что лишь немногих привлекали здешний скверный кофе и еще более поганая поэзия. Я попробовала первый, изучила образчики второй, выведенные хозяевами на стенах, и решила, что уберусь отсюда задолго до наступления вечера.

— Это в высшей степени безответственно!..

— Может, успокоишься?

«Похоже, что он довольно нетерпеливый тип».

— Они скоро будут. Прекрати метаться. У меня от тебя голова кружится.

— Именно от меня, а не от той марихуаны, которую ты выкурила за последние восемь часов, и не от полбутылки текилы, названной тобой завтраком.

— По крайней мере, я не стала подкрепляться хозяевами.

Я заметила, как долго Луи Сезар пожимал руку Алану, самому высокому из парочки хозяев, с пирсингом в языке. Старому вампиру нет нужды пускать в ход клыки, чтобы покормиться. Достаточно прикосновения к коже, а для самых опытных мастеров — одной только близости жертвы. Луи Сезару пришлось напрягаться, терпеть солнечный свет в аэропорту и всю дорогу в такси, поэтому он проголодался. Так что угадать остальное было нетрудно.

— Никаких правил я не нарушил.

Он хотел сказать, что забрал совсем немного крови, ничем не повредил жертве и кормящий сосуд ни о чем не догадался. Это был легальный способ поддержания сил, и француз прибегнул к нему без всяких сомнений. Однако же от этого насилие не переставало быть насилием.

Я закурила последний косяк Клэр и улыбнулась Луи Сезару.

«Либо травка, либо я разнесу по кирпичику зал этого заведения, пытаясь разорвать вампира на куски».

— Это неважно.

— До того я пытался сказать, что твои друзья... — продолжил он через миг.

— Знакомые.

— Ладно, но эти типы даже более безответственные, чем я ожидал. Они должны уже были появиться, не исключено, что просто сбежали.

Я отрицательно помотала головой.

— Исключено, но не потому, что они хоть на мгновение побоялись бы бросить вызов Сенату или Кругу. Оба заключили договор лично со мной и прекрасно знают, что я сделаю, если они нарушат слово. — Я встала, потянулась и почувствовала, как позвонки с хрустом вставали на место. — К тому же наши помощники пока еще не в курсе, о каком именно деле пойдет речь. Вот когда узнают, тогда придется за ними приглядывать.

На самом деле в этом я сомневалась. Хосе и Кристи я выбрала не только за их умения, но и за отношение к работе. Из всех моих знакомых лишь эти двое были настолько чокнутыми, чтобы счесть охоту на Драко достойным занятием. На руку мне было и то, что они никогда не встречались с указанным господином. Всякого, кто с ним общался, было бы не так просто купить.

— Тогда где они? — Луи Сезар снова заметался по залу.

Я взглянула на часы и ощутила легкий укол беспокойства. Хосе действительно мог бы дать деру и залечь где-нибудь на дно, но вот на Кристи это совсем не похоже. Она позвонила бы, если бы где-то застряла. Совершенно точно, эта особа не стала бы сбегать, рискуя снова оказаться под нежной опекой Круга, когда в обмен на работу ей предлагали свободу. Если бы все было в порядке, то Кристи сейчас сидела бы здесь.

— Может, они решили ехать на машине и поломались? Хосе считает себя настоящим механиком и обычно гоняет на каком-нибудь старье, пытаясь заодно его починить.

Я не очень-то в это верила, но все-таки подобная вероятность существовала.

— Неужели ни у одного из них нет сотового? — спросил Луи Сезар.

— Они же только что вышли из тюрьмы, — напомнила я, однако и это не было правдой.

Кристи много лет на шаг опережала и Сенат, и магов, занимаясь бизнесом, связанным со всевозможными незаконными магическими изделиями. Она не стала бы полагаться на случай и ни за что не согласилась бы ехать через пустыню на каком-нибудь драндулете Хосе, не заскочив предварительно в надежный магазин за мобильником.

— А мой телефон то работает, то нет, — добавила я, стараясь убедить не столько вампира, сколько себя.

Луи Сезар выразительно указал на телефонный аппарат, стоявший за стойкой бара.

«Ладно, намек понят. Однако протаптывать в ковре дорожку тоже нет смысла».

— Знаешь, завтрак пришелся бы сейчас кстати, — сказала я, поднимаясь.— Когда мы подходили, я заметила неподалеку кондитерскую...

— Одна ты не пойдешь, — заявил француз.

— Как скажешь.

Я подняла рюкзак со своими игрушками, закинула его за спину, сказала Алану, что мы хотим прогуляться, и попросила его передать Кристи, как только она появится, что мы скоро вернемся.

— Хочешь, потом проколю тебе бровь? — поинтересовался Алан. — Тебе пойдет.

Да уж, настоящий бизнесмен никогда не упускает возможности подзаработать.

— Я подумаю, — заверила я хозяина.

Алан бодро закивал, а я только покачала головой. Не стоит общаться с панками с утра пораньше.

На улице перед кондитерской было выставлено несколько столов. Главный вход в «Дикобраз» отсюда отлично просматривался. Я позволила Луи Сезару занять место у стены кафе, поскольку тень там была гуще, и сейчас же пожалела об этом. Не успела я сесть, как моментально ощутила знакомое покалывание между лопатками, вызванное осознанием того, насколько уязвима моя спина, когда ее ничто не прикрывает. Я передвинула стул так, что мы с Луи Сезаром оказались практически бок о бок, после чего заказала три пончика, круассан, ветчину, бублик и настоящий, нормальный латте.

Через несколько минут Луи Сезар с легким изумлением поглядел на нагруженный поднос, который принес официант.

— Ускоренный обмен веществ, — пояснила я раньше, чем француз успел спросить.

Он откинулся на спинку стула, а я принялась намазывать масло на бублик. Через дырку в зонте просачивался солнечный свет, но вампир не сдвинулся с места, чтобы уклониться от луча.

«Рисуется!..»

— Ты действительно позволишь тому парню себя проткнуть? — спросил он.

Я чуть не подавилась кофе.

— Что ты сказал?

— Проткнуть иголкой. Вот так. — Он указал на свой лоб.

Я невольно засмеялась.

— Нет. На мне все слишком быстро зарастает. — Вампир вопросительно поглядел на меня. — В первый и последний раз, когда я решилась надеть сережки, мне пришлось выдирать их из ушей, потому что металл успел врасти в плоть примерно за час.

«Даже думать не хочу, как приятно будет оторвать себе полброви».

— Значит, раны у тебя заживают быстрее, чем у человека, но медленнее, чем у вампира?

Я посмотрела на него с подозрением и понадеялась, что он не зайдет слишком далеко со своими расспросами.

— Смотря какой вампир.

— Значит, дампиры с течением времени становятся сильнее, как и мы?

Я вовсе не ощущала себя дампиром-рекордсменом, тем более что в моем случае это было бы еще и неправдой.

— Смотря какой дампир.

Как ни странно, Луи Сезар уловил намек и оставил свои расспросы.

— Но ведь есть и другие украшения, — заметил он, как будто сама я об этом никогда не догадывалась.

— Браслеты и ожерелья могут загреметь в самый неподходящий момент, а в бою они вообще опасны, — ответила я коротко.

Один вампир как-то преподал мне жестокий урок, едва не задушив моим же колье.

— Но ты же не обязана драться каждый день.

— Есть каждый день мне тоже не обязательно, однако я просто выхожу из себя, когда не удается перекусить.

— Неужели?

— Хватит об этом. — Я вполне могла обойтись без анализа собственных недостатков. — Цвет волос — единственное украшение, какое позволяют мой организм и профессия, — прибавила я, чтобы избавиться от дальнейших расспросов.

Вид у вампира был такой, как будто он в первый раз за все время услышал от меня нечто осмысленное.

— Тогда понятно, почему фиолетовый.

— Баклажанный!

Луи Сезар, кажется, хотел поспорить по этому поводу, однако решил, что разумнее промолчать.

— Кто такая Клэр? — спросил он через секунду.

Я прищурилась.

«Что означают все эти нежданные вопросы? Он что, пытается провести со мной сеанс психоанализа, нащупать слабое место, расспрашивая о жизни и друзьях? Неужели этот красавец уже забыл, кто мой папаша? Если бы со мной проходили всякие психологические штучки, то Мирча давно заставил бы меня плясать под свою дудку».

Я уставилась на вампира пустым взглядом и принялась жевать бублик.

— Если нам предстоит работать вместе, то надо немного получше узнать друг друга, — спокойно произнес Луи Сезар.

Вероятно, он думал, что ему удалось скрыть свои чувства, однако его лениво скользящий взгляд сделался холодным и критическим. Судя по всему, мой новый напарник все-таки подозревал, что Мирча вынудил его тащить за собой мертвый груз. Подобная мысль посещала не его одного.

Я уставилась на вампира таким же оценивающим взглядом, нарочито развязно рассматривая его с головы до пят. Солнечные блики играли на волосах Луи Сезара, словно плененное пламя, высвечивая несколько коротких прядок, падающих на щеку. Их цвет прекрасно гармонировал с кремовым кашемировым свитером и глазами, которые в данный момент были безупречно ангельски голубыми.

Я пришла к собственному заключению. Этот тип непрост, опасен и чертовски сексуален.

Что-то, наверное, отразилось у меня на лице, потому что вампир чуть усмехнулся.

«Самодовольная скотина! Если отбросить внешность, — решила я гневно, — то от Луи Сезара мало что останется. Он — предвзятый, снисходительный, склонный к самолюбованию сукин сын. Как и все мои знакомые вампиры, если на то пошло».

Я откинулась на спинку стула и с наслаждением потянулась, сознательно позволяя куртке распахнуться на груди. Как и предполагалось, его взгляд сейчас же прошелся по моему телу. Все-таки некоторые мужские привычки неискоренимы. Я усмехнулась. Вампир отвел глаза, покаянная улыбка заиграла у него на губах.

После чего я завершила завтрак в тишине, запихнула в рот последнюю крошку, насыщенную калориями, и вынула жалкий кусок пластмассы, воображающий себя моим сотовым телефоном. Как и предполагалось, проклятая машинка снова вышла из строя. Порталы играют злую шутку с любыми приборами. Не удивительно, что вся начинка телефона спятила.

Я шла по следу Драко и меньше всего хотела бы иметь под рукой неработающий телефон, но нервы у меня были сейчас не в том состоянии, чтобы что-то настраивать. Я понажимала все кнопки, какие полагается, но аппарат все равно не включился. Тогда я грохнула им о стол и уставилась на него злобным взглядом.

Луи Сезар взял телефон, оглядел его со всех сторон, затем посмотрел на меня и вопросительно приподнял бровь.

— Если я смогу его починить...

— То что?

— То сам выберу тему для разговора.

Я смерила его взглядом. Большинство старых вампиров вообще не знают, что такое сотовый телефон, не говоря уже о том, чтобы заниматься его починкой. По части технического образования они просто троглодиты, почти все.

— Думаешь, сумеешь его починить?

— Так мы договорились?

— Ладно. Действуй.

Луи Сезар секунду рассматривал гнусную белую коробочку, затем повертел ее в руках. Он выбирал, нажимал, настраивал что-то со спокойной уверенностью человека, которому кажется, будто он знает, что делает. Я наблюдала за вампиром, не допуская даже мысли о том, что он каким-то способом исхитрится...

Светодиодный экран замерцал, возвращаясь к жизни. Луи Сезар протянул мне телефон.

— Получилось, — сообщил он и без того очевидный факт.

— Мой герой,— отозвалась я сухо.

«Черта с два он его починил! Я не один месяц знакома с этой вредной вещицей и уже изучила все ее фокусы».

— Кто такая Клэр?

Я не ответила, занятая мысленным обратным отсчетом. Девять, восемь, семь...

Я дошла до пяти и уверенно заговорила:

— Ставлю пятьдесят баксов, что он сдохнет, не успею я закончить это...— экран громко пискнул на прощание и потемнел, — предложение.

Луи Сезар сунул руку в карман, вынул гладкий новенький телефончик в блестящем черном футляре и толкнул его по столу ко мне.

— Кто такая Ктэр?

Можно было бы возразить, что он обещал починить мой старый телефон, а вовсе не подарить новый. Но передо мной лежала та самая модель, о которой я вздыхала уже не один месяц и так и не смогла себе позволить. Поиски Клэр пагубно отразились на моем банковском счете.

— Мы познакомились с ней в аукционном доме «Джеральд и К°». — Я минуту помолчала, соображая, как лучше всего построить рассказ. — У «Джеральда» время от времени появляются лоты, отличающиеся опасной нестабильностью, но и немалой ценностью. Аукциону необходим нуль, способный предотвратить возможный несчастный случай, пока они соображают, нуждается ли предмет в стабилизации. Иногда Клэр работала и во время аукционов. Она подавляла энергию самых взрывоопасных лотов, пока шли торги.

— А что делала на аукционе ты? — спросил Луи Сезар через миг.

В его тоне отчетливо звучало недоверие. Мол, неужели кто-то мог пустить столь подозрительную личность в такое приличное место? Наверное, он никогда не бывал у «Джеральда».

— Торговалась. — Я принялась изучать новый телефон, который, кажется, умел издавать все существующие звонки и мелодии.

— И что покупала?

— Класс! В этой штуковине даже Интернет есть!

Луи Сезар лишь посмотрел на меня.

Я обиженно вздохнула и сдалась.

— Первым правителем Валахии был трансильванец по имени Раду Негру. Около тысяча трехсотого года он решил построить для себя большой новый собор в Курте-де-Аргес. Теперь это занюханный городишко, а тогда там была столица. Согласно легенде, строительство шло слишком медленно, и Раду пригрозил архитектору, некоему Маноли, разными карами, если в ближайшее время не увидит сдвигов в работе. Пытаясь оправдаться, Маноли заявил, что стройке мешают злые духи, и предложил замуровать в фундамент живую женщину, чтобы ублажить их.

— Какое отношение все это имеет к твоему знакомству с нулем? — Луи Сезар смотрел на меня так, словно подозревал, что я его дурачу.

— Я к этому и веду. Как бы там ни было, Раду с Маноли решили, что означенной чести удостоится первая женщина, какая появится на следующий день рядом со стройкой. Получилось так, что этой несчастной оказалась Флора Маноли. Она умоляла своего мужа о пощаде, но он так и не смягчился. Тогда Флора прокляла его и всякого мужчину, который коснется ее могилы. Вскорости после того архитектор Маноли свалился с крыши собора и разбился насмерть. — Луи Сезар казался смущенным и несколько встревоженным. — Легенда гласит, что он коснулся земли как раз над тем местом, где замуровал в фундамент свою несчастную супругу.

— Я все равно не понимаю...

— После ряда подозрительных смертей каменная плита с могилы госпожи Маноли была снята и заменена новой, свободной от проклятия. Старый камень разбили на куски и закопали, однако предприимчивые деревенские женщины нашли обломки и продали их. Большинство фрагментов со временем затерялось, но несколько уцелело. «Джеральд и К°» каким-то чудом раздобыли один из оставшихся обломков.

Я надеялась получить его почти даром, но какой-то толстосум тоже верил в легенду.

— С Клэр мы познакомились во время аукциона, а потом решили вместе пообедать. Оказалось, что она как раз ищет компаньонку.

Клэр работала на мерзкого скрягу, хозяина «Джеральда», потому что семейный бизнес не подлежал разделу. Один наследник получал все, прочие оставались не у дел. После смерти отца Клэр пыталась отбить свое наследство у кузена Себастьяна, но у нее ничего не получилось. Поскольку равноправных наследников в их семействе обычно просто убивали, она решила отсидеться по-тихому, пока страсти не улягутся. Я дала ей несколько советов, как надежней оградить себя от пристального внимания родичей, и по ходу дела узнала, что Клэр недавно унаследовала старый ветхий дом с кучей пустых комнат. Ей срочно требовался источник дохода, не облагаемый налогом.

— Теперь твоя подруга исчезла? — уточнил Луи Сезар.

Я нахмурилась.

— Именно.

Помимо прочего, исчезновение подруги ставило под сомнение и мой профессионализм.

Клэр назначила мне смехотворно низкую плату за жилье, уверяя, что просто будет рада обществу, и еще предложила устроить для меня на чердаке контору. Не люблю пользоваться чужими слабостями, особенно теми, что имеются у приятных и доверчивых людей, однако мне требовалось дешевое жилье. Чтобы успокоить свою совесть, я решила заодно обеспечивать хозяйке охрану. Я не могла быть ее телохранителем двадцать четыре часа в сутки, поскольку у меня имелись другие клиенты, но легкомысленно заверила Клэр, что с соседкой-дампиром она хотя бы дома будет в полной безопасности. Поэтому я испытала настоящее потрясение, когда эта женщина исчезла прямо у меня из-под носа.

— Ты уверена, что она не уехала сама по каким-то делам? — спросил Луи Сезар.

— Я вернулась с работы и обнаружила пустой дом. Даже записки не было.

— Но это вовсе не означает...

— Клэр — Дева не только по зодиаку, но и до мозга костей, — прервала я его.

Вести этот разговор было так же приятно, как тыкать в синяк. Мне хотелось завершить его как можно скорее.

— Самый большой педант на свете ей и в подметки не годится. Мне пришлось сразу же подчиниться обязательному правилу всегда оставлять записки. Клэр начинала паниковать, стоило мне отлучиться на минуту, не прилепив к холодильнику бумажку с указанием, когда я вернусь. Не может быть, чтобы она ни с того ни с сего бросила дом без всяких объяснений, если только ее не уволокли силой.

Луи Сезар посмотрел на меня, но ничего не сказал. Да и что тут скажешь?! Месяц — довольно большой срок.

Из мрачных размышлений меня вывели три силуэта, которые проскользнули в двери «Дикобраза». У всех дампиров, даже почти неотличимых от людей, имеется одна неизменная способность. Они при любых обстоятельствах узнают вампира. Понятия не имею, как это получается. Я находилась в таком месте, откуда никак не могла учуять, услышать или увидеть что-нибудь необычное, и все равно поняла, что рядом вампиры. Ощущение сродни зуду. У меня возникла уверенность в том, что где-то поблизости бродит добыча. До сих пор я ни разу не ошибалась, и сейчас все мои чувства кричали, что троица в тяжелых плащах, идущая плечом к плечу, — вампиры. Я почему-то усомнилась в том, что они зашли в кафе просто проверить электронную почту.

— Вот и все, — сказала я, допив остатки латте. — Как ты думаешь, может, нам стоит пойти обратно?

Еще раньше я притворилась, будто ищу уборную, и успела выяснить, куда ведет задняя дверь кафе. Я давным-давно усвоила, что в нашем деле прежде всего необходимо знать, где находится выход. Правда, я не думала, что эти сведения мне действительно пригодятся. Но вот теперь в очередной раз подтвердилось, что паранойя — весьма полезное состояние ума.

— Что случилось? — спросил вполголоса Луи Сезар, когда я замешкалась перед мусорным баком на задворках «Дикобраза».

— Сюда только что вошли три вампира. Оставь в живых хотя бы одного, я задам ему пару вопросов. — Не успел француз возразить, как я пинком распахнула дверь черного хода, сжимая в руке кол.

Миг спустя мне на плечо легла рука Луи Сезара, но я едва обратила на это внимание. Я озиралась по сторонам и ощущала, как во мне поднималась волна гнева.

— Мерзавцы!

Я стряхнула руку вампира и пробежала через оба зала, но трех паразитов, устроивших все это, нигде не оказалось. Улица перед кафе была пуста в обе стороны, хотя это ничего не значило. Они могли скрыться в соседнем переулке или магазине, скорее всего, сели в поджидавшую машину.

«Надо было послать Луи Сезара на другую сторону кафе, пока я проверяла парадный вход. Дура, дура!»

— Что значит «vaca dracului»? — раздался у меня за спиной мелодичный голос.

Я зашла обратно в кафе и увидела, что Луи Сезар изучал послание, написанное красным поверх золотых каллиграфических строчек с цитатами из стихов. Чернила были взяты из тела Алана и его партнера, имени которого я так и не вспомнила. То, что осталось от хозяев заведения, валялось в углу, там же было и тело старика, который служил в кафе уборщиком. Три смерти за неполные две минуты, причем эти гады еще успели оставить мне послание. Судя по всему, Драко поразительно быстро нашел помощников, так необходимых ему.

— «Чертова корова». Так он меня называет. — Но это прозвище было еще одним из самых милых, если память мне не изменяла.

— Кто? Ты хочешь сказать, что это сделал граф Дракула?

— Ну, не своими руками.

Я не ошиблась бы, если бы под одним из плащей скрывался дядя. Его присутствие угадывалось безошибочно, в особенности мною. Я запросто учуяла бы его запах за милю. Он был затхлым и в то же время пронзительным, как у озона. Таков дух безумия.

Я прогнала от себя болезненные воспоминания и сосредоточилась на переводе коротенького послания. Буквы растеклись по стене и были едва заметны на черном фоне, испещренном строками стихов, однако основную мысль я уловила.

— Кристи и Хосе мертвы, — произнесла я спокойно. В послании не говорилось, как именно они умерли. «Ладно, хоть на этом спасибо».

— Дракула знал, что они должны были встретиться с нами.

Это не был вопрос, поэтому я не стала отвечать, покопалась в рюкзаке и вынула бутылку текилы, которую похитила из самолета, принадлежащего Сенату.

При моей работе хорошо иметь в запасе что-нибудь горючее, хотя текилу я и так люблю.

— Может, тебе лучше подождать снаружи? — спросила я.

«Вампиры обычно весьма хорошо горят».

— Откуда он узнал?

Луи Сезар будто разговаривал сам с собой, поэтому я ничего не ответила. Кроме того, мне пришлось бы перечислять слишком много возможностей.

Я разлила алкоголь, оставив на донышке пару глотков, которые были мне нужнее, чем «Дикобразу», ощутила на плече стальную хватку, застыла на месте и уронила бутылку. Она покатилась по полу, разбрызгивая остатки содержимого, а потом замерла у тела уборщика.

— В чем проблема?

— Мы не будем продолжать в том же духе, — угрюмо заявил мне Луи Сезар. — Пусть меня вынудили работать с тобой, но ты все-таки будешь выказывать мне должное уважение. Если я задаю вопрос, то ты будешь на него отвечать!

Я вспыхнула. Настроение у этого парня подскочило выше его проклятого самомнения.

— Приятель, ты сейчас на волосок от того, чтобы отправиться обратно к папочке.

— Не называй его так!

Я пыталась высвободиться из хватки француза, но на этот раз ничего не получилось. Рюкзак остался лежать рядом с задней дверью, где я уронила его, увидев трупы.

«Ладно, обойдусь и без своего арсенала. Прямо сейчас у меня с собой не меньше трех кольев. Надо только дождаться удобного момента и загнать один из них вампиру в ребра. К несчастью, тогда я останусь вовсе без напарника и здорово разозлю Мирчу. Не знаю, поможет ли беседа с этим французским психопатом общему делу. Если нет, то потом я обязательно проткну папочкиного протеже».

— Нравится ли вам с Мирчей или нет, но он мой отец. Поверь мне, я этим нисколько не горжусь.

Луи Сезар горько засмеялся.

— Конечно, чем же тебе гордиться? Да ты хоть понимаешь, как тебе повезло? Происходить из рода Басарабов, быть потомком самого господина Мирчи, который признает ваше родство и защищает тебя? Да если бы не его покровительство, то тебя убили бы много лет назад! Что же он получает от тебя взамен? Ты насмехаешься над ним, унижаешь, разговариваешь так, словно он тебе ровня! Ты, которая, без сомнения, уничтожила дюжины наших соплеменников!..

— Тысячи, — поправила я и увидела, как глаза Луи Сезара вспыхнули серебром.

В следующую секунду какая-то сила прижала меня к стене, и взбешенный вампир двинулся на меня.

«Нет, неужели никто в нашем семействе не умеет создавать здравомыслящих вампиров? В таком случае надо вообще запретить моим родственникам заниматься этим делом».

— Некоторые отдали бы все на свете, лишь бы получить то, от чего ты с такой легкостью отказываешься, — прошипел он.

Я пыталась сдвинуться с места, но ничего не вышло. С по-настоящему старыми вампирами вечно возникают проблемы. Никогда не знаешь, какого рода избыточная сила скопилась в них за долгие годы.

— Да пусть забирают, — отозвалась я чистосердечно. — Не знаю, какой интерес в этом деле у тебя, но лично я здесь для того, чтобы спасти подругу. Я не должна ни Мирче, ни тебе ровным счетом ничего, ни единого гроша. Теперь отвечу на твой вопрос. Насколько я понимаю, это Кристи рассказала приспешникам Драко, где назначена встреча, но только после того, как ее заставили это сделать. Надеюсь, что она сопротивлялась недолго.

— Откуда они узнали, что надо спрашивать у нее?

Тут я обнаружила, что, когда Луи Сезару приходилось переключать внимание с моей персоны на задание, у меня появлялась возможность немного пошевелиться. Я начала потихоньку опускать в карман правую руку.

— Среди нас затесался предатель! — воскликнул француз так, словно это было откровение.

— Наконец-то дошло. Парень, я рада, что ты сам это сказал, — произнесла я, не успев прикусить язык.

По счастью, Луи Сезар не обратил на мои слова никакого внимания.

— Нам необходимо немедленно поставить в известность Сенат.

Мне удалось одним пальцем дотронуться до пластмассового цилиндра зажигалки, лежавшей в кармане.

— Конечно, выложи им все. Чтобы предатель знал о нашем следующем шаге и рассказал Драко, где лучше всего устроить нам теплую встречу.

— Но разве у нас есть выбор? — спросил Луи Сезар.

— Я подумаю над этим вопросом, а в данный момент знаю только то, что предателем может оказаться кто угодно — наш родственник, высокопоставленный вампир или же посторонний, который сумел за нами проследить. Пока что это не понятно.

Я перевела взгляд и увидела безжизненные глаза уборщика, устремленные на меня. Губы старика были растянуты в подобии саркастической усмешки.

«Надеюсь, это не знак».

— Я обещал господину Мирче, что буду сообщать ему обо всех событиях.

— Он слишком хорошо меня знает, чтобы надеяться на это.

— В таком случае, какое счастье, что не ты руководишь операцией.

— Если ты снова за свое, то мы можем прямо сейчас выбросить белый флаг. — Его, кажется, привела в смущение эта метафора. — Можем сдаться прямо сейчас, — перевела я.

— Поступай как хочешь, — сказал Луи Сезар, и по его усмешке мне стало ясно, что ничего иного он от меня и не ожидал. — Лично я слов на ветер не бросаю.

— Ты не знаешь меня, но хорошо понимаешь Мирчу и, по-моему, полностью доверяешь его суждениям. — Наконец-то мне удалось ухватить скользкий кусочек пластмассы.

— Разумеется.

— Он вовлек меня в это предприятие, потому что знал — тебе обязательно потребуется помощь. Дядя честно не дерется. Он прибегает к той тактике, которая полезна ему в данный момент, не станет терять время и договариваться с тобой о дуэли, когда ставки так высоки. Если мы хотим превзойти Дракулу, то должны рассуждать точно так же, как он. На это более-менее способна только я, не считая Мирчи.

— Ты пытаешься взять дело в свои руки, — упрямо заявил француз.

— Нет, я пытаюсь заставить тебя понять, что я уже в этом деле. Ты и десяти минут не протянешь наедине с Драко, что бы ни воображал о себе.

Вампир посмотрел на меня, придавленную к стене, с вполне понятной снисходительной усмешкой.

— А ты протянешь?

— Во мне имеется одна наша общая семейная черта.

— Какая же?

Я улыбнулась и зажгла крошечный огонек.

— Я изворотливая.

Ответ Луи Сезара заглушил рев пламени, которое охватило человеческие останки, окропленные текилой, и быстро распространилось по полу. Я вдруг ощутила, что свободна, и едва не свалилась прямо в костер из плоти и тряпок, пылающий под ногами. Языки огня разбегались по разгромленному «Дикобразу» и лизали мне подметки, пока я отступала к двери.

Я обернулась, поглядела на столб дыма, оставшийся позади, и пробормотала:

— Один — ноль в пользу дяди.

Глава 6

Светлый и чистенький лайнер Сената стоял на взлетной полосе под сверкающим голубым небом. Самолет слепил своей белизной, как будто его только что помыли. Мы стояли и наблюдали, как от него, ворча мотором, отъехал заправщик. Значит, бак полон и можно лететь. Это меня ужаснуло.

— Ты идешь? — Луи Сезар проявлял нетерпение, и я не могла его за это винить.

Я простояла за пустой багажной тележкой почти двадцать минут, дожидаясь, пока закончится заправка, и пытаясь убедить себя в том, что все в порядке и можно отправляться дальше. Однако мурашки на спине утверждали обратное. Покалывание, сначала заставившее меня остановиться и подождать, пока все люди выйдут из терминала, теперь превратилось в крупную дрожь. С нашим самолетом явно было что-то не так.

Я смотрела на лайнер и не обращала внимания на выражение лица Луи Сезара. Оно сообщало, что французу совершенно искренне наплевать, нравится мне самолет или нет. Он готов лететь без меня. Единственный способ удержать вампира от такого поступка заключается в том, чтобы повалить на землю и как следует прижать. В последнее время подобный маневр мне не очень-то удавался, поэтому я решила, что проще разобраться с теми, кто поджидал нас в самолете. Хотя этого мне тоже нисколько не хотелось.

Нет, я не опасалась, что Драко нас убьет, даже если собственной персоной дожидается в салоне. Он обожал играть в кошки-мышки и сейчас только начал развлекаться. Дядюшка наверняка захочет, чтобы я заплатила за долгие годы, проведенные им в заточении, а быстрая смерть никоим образом не покроет нанесенный ему ущерб. В стародавние времена он сажал людей на тупые колья, как следует намазанные маслом, чтобы они умирали не меньше двух дней. При этом Драко вовсе не был зол на этих несчастных. Я ни капельки не сомневалась в том, что для меня он придумал нечто особенное. Однако с маньяками вечная проблема. Никогда точно не знаешь, что они выкинут. Может, дядя торопился добраться до Раду и хотел избавиться от нас с Луи Сезаром при первой же возможности? Я так не думала, но и утверждать обратное все-таки не стала бы.

— Мы уже все обсудили, — напомнил мне Луи Сезар гораздо спокойнее, чем я ожидала. — Нам необходимо связаться с господином Мирчей и спросить, какова будет его воля.

Мне было начихать на волю Мирчи. Я стояла, держась за Луи Сезара, поэтому инстинктивно вцепилась ему в руку над локтем, когда вампир двинулся с места.

— Мне кажется, с самолетом что-то не так.

Он попытался сбросить мою руку, но я не отпускала.

— Что за глупости ты говоришь! Самолет для нас сейчас — единственное безопасное средство связи с Сенатом.

«Ничего подобного!»

Мы могли бы поехать в МОППМ, Метафизическое объединение представителей потустороннего мира, на машине и поговорить лично с Марлоу. Может, мы и не застали бы его там, однако я вовсе не рвалась поскорее отчитаться перед папочкой, не в пример Луи Сезару. Меня сейчас больше интересовало, как сохранить на плечах собственную голову, поэтому требовался запасной вариант. Его мог обеспечить Марлоу. Он, без всякого сомнения, сначала заставил бы меня попотеть, но это сущие пустяки по сравнению с тем, что мог устроить Драко. Только вот Луи Сезар никак не хотел покидать место, где ошивались компаньоны дядюшки, и ехать на машине до уединенного каньона под Вегасом, в котором базировалось МОППМ.

— Говорю тебе, находиться рядом с этим самолетом — не лучший выбор. Они знали, что мы встречаемся в «Дикобразе». Кристи могла сказать им, что мы прилетим на самолете, а его трудно не заметить.

Губы Луи Сезара дрогнули, чуть обнажив зубы. Теперь вампир перестал смахивать на ледяного мистера Январь и сделался похожим на хищника.

— Да ты боишься.

Я пожала плечами.

— Называй как хочешь, но я не протянула бы пять сотен лет, будучи дурой. Войдешь в самолет — и больше не выйдешь.

— Тебя это огорчит?

— Неособенно, — призналась я. — Но тогда мне никто не поможет угнать машину.

— Что угодно, но на машине мы в Лас-Вегас не поедем! На это уйдет весь день.

— Только если не я за рулем.

Луи Сезар резким движением высвободил руку, отчего я едва не упала на бетон. Наверное, ему надоело спорить. Вампир вышел из узкой полоски тени, отбрасываемой багажной тележкой, и сморщился, когда лучи солнца упали прямо на него.

— Подожди здесь, если тебя что-то смущает. Я быстро все выясню.

Я смотрела, как он удалялся, и отчетливо понимала, что не в силах его остановить. Чувство было незнакомое, не из тех, что мне нравились.

«Проклятый твердолобый вампир! Если на него набросятся, когда он поднимется на борт, то я не успею вовремя прийти на помощь. С другой стороны, если я погибну вместе с ним, то лучше от этого никому не станет».

Я вдруг вспомнила, почему терпеть не могла работать с вампирами. Вот охота на них доставляла мне куда больше удовольствия.

Я смотрела, как Луи Сезар шагал сквозь жаркое марево, кривящееся над летным полем, и старалась не обращать внимания на тревогу, вонзившую свои зубы мне в живот. Какой-то миг, когда вампир вошел в самолет, ничего не происходило, и я уже подумала, что на сей раз моя паранойя просто разыгралась сильнее обычного. Но затем француз вышел, волоча на себе пилота и стюарда.

Стюард казался совершенно безжизненным, особенно мне не понравилось, как болталась его голова.

Он либо был мертв, либо ловко притворялся. Пилота я не разглядела, поскольку Луи Сезар загораживал его плечом, видела лишь ноги в форменных брюках и левую штанину, пропитанную кровью.

Я уже хотела двинуться им навстречу, когда заметила, что в ту же сторону направлялись несколько человек. Через пару секунд самолет был окружен отрядом темных фигур, на которых мне никак не удавалось сосредоточить взгляд, несмотря на все усилия. Значит, это маги, да еще и под заклинанием невидимости. Ничего хорошего, особенно если вспомнить, что Луи Сезар только что вышел из самолета Сената, а вампиры находились в состоянии войны с темными магами. Я подумала, что если мы погибнем раньше, чем до нас доберется Драко, то в этом будет заключаться изрядная ирония, и наклонилась, чтобы расстегнуть рюкзак с контрабандой, стоявший у моих ног.

Я зажала в руке маленький темный шарик как раз в тот миг, когда первая размытая фигура поравнялась с Луи Сезаром, и прицелилась в сужающийся круг теней. Темный шарик приземлился прямо в центре группы и взорвался, едва коснувшись асфальта. Затем последовала серебристая вспышка, и три фигуры повалились на землю. Теперь они не очень походили на людей, хотя это как раз неудивительно, если учесть, что магов задело взрывом бомбы-дислокатора.

У одного из них голова была волшебным образом прилажена к бедру, а рука росла теперь изо лба. Поскольку эта конечность отличалась по цвету от остальных частей тела, я решила, что еще недавно она принадлежала товарищу мага, у которого на левой щеке возник дополнительный комплект ушей, зато исчез нос. В отличие от этих двоих, которые подскакивали и дергались, что было вполне естественной реакцией, третий лежал неподвижно. Я поняла причину, когда подошла ближе, сжимая в руке последний дислокатор. Почти все органы, некогда внутренние, теперь были приращены к боку мага. Сердце, как я сейчас же заметила, уже не билось. Ему еще повезло. У заклинания не было обратной силы, и это означало, что двоих других ожидало весьма интересное будущее.

Я пробежала мимо них и приблизилась к оставшимся шести размытым силуэтам, которые уже добрались до трапа и перешагнули через тело, перекрывавшее им путь. Я не видела, откуда оно взялось. Наверное, Луи Сезар убил одного из нападавших, швырнул его вниз и затащил команду лайнера обратно в салон.

Поскольку самолет принадлежал Сенату, он, разумеется, был защищен от некоторых видов магической атаки, но я сомневалась, что он долго продержится против такого количества магов. Кроме того, как вышло, что команда уже пострадала, если маги еще только направлялись к самолету?

Я остановилась довольно близко к личностям, лезущим по трапу, и швырнула в них последнюю бомбу. Только половина нападающих успела вовремя прочитать защитное заклинание. Трое покатились по трапу вниз и приземлились у моих ног мешками перемешанных кусков плоти, два из которых не могли даже кричать. У них больше не было органов, необходимых для этого.

Один из уцелевших магов, который был либо слишком сосредоточен на цели, либо не подозревал о том, что случилось у него за спиной, продолжал подниматься к двери самолета, но остальные двое уставились на меня. Я не стала дожидаться, чем ответит мне ближайший противник, и сразу же зашвырнула на трап еще один подарочек. Он тоже не входил в число разрешенных магических боеприпасов, зато, в отличие от дислокатора, был изобретением старинным. Поэтому я понадеялась, что маги раньше такого не видели и не знали, как от него защищаться.

То ли я была права, то ли женщина-маг, у ног которой замер маленький красный шарик, просто замешкалась. Она инстинктивно отпрянула, однако сделала это недостаточно быстро. Завиток багрового дыма обвился вокруг ее ноги и быстро окутал все тело. Через мгновение на том месте, где только что стояла сравнительно молодая женщина, появилась сморщенная старая карга. Ее жизнь втянул в себя дым, который уже возвращался обратно в сосуд.

Женщина-маг прижала морщинистую руку к груди и повалилась на колени, а я взбежала но трапу и подхватила со ступеньки шарик, ставший теперь ярко-желтым. Жизнь, заключенная в сфере, была мне без надобности, но за нее дадут хорошую цену. Возможно, я смогу пополнить свой боезапас. Дислокаторы — удовольствие не из дешевых.

Второй маг, мужчина с как будто дубленой кожей и лицом профессионального боксера, что-то прокричал. Нечто похожее на гигантский кулак тут же ударило меня по лицу, подбросило в воздух и отшвырнуло от самолета на дюжину ярдов. Я с громким шлепком упала на летное поле, колотя по воздуху руками. Удар отозвался во всем теле так, что я даже до крови прикусила губу.

Я посмотрела на мага, который ухмылялся, горделиво возвышаясь над перилами с видом какого-нибудь героя из киношного боевика. Он не знал, что я никогда не дерусь по-настоящему, пока не почувствую боль.

— Спать! — выкрикнул маг, не успев даже приблизиться ко мне.

Не знаю, какое слово он произнес бы потом, но мне хватило и этого. Я ощутила, как тяжелая дрема навалилась на меня. Она поднималась вдоль позвоночника, грозила погружением в самый последний в жизни сон и в то же время делала конечности онемевшими и бесполезными. Возможно, заклинание сработало бы, но я уже сталкивалась с ним раньше. Я как следует прикусила и без того пострадавшую нижнюю губу, и резкая боль вынудила сонную одурь быстренько ретироваться.

Боевые маги никогда не идут сразу в ближний бой, как люблю делать я. Я предпочитаю хорошую нормальную драку, когда все зависит в основном от силы, проворства и избранной тактики. У магов исход боя вечно решает то, чьи игрушки лучше. Поскольку сейчас я столкнулась с темными боевыми магами, у меня не было ни малейших сомнений в том, что их коллекция боеприпасов может конкурировать с моей. Поэтому я и подавила желание еще немного позабавиться и просто-напросто метнула нож, вынутый из-за голенища. Противник не уклонился, не попытался присесть. Он, видимо, пребывал в полной уверенности, что оружие остановит магическая защита. Она и остановила бы, если бы я не заплатила маленькое состояние за то, что на нож наложили заклятие.

В этом заключается слабая сторона магического щита. Он хорош ровно настолько, насколько силен маг, создавший его, и совершенно бесполезен, если заклинание противника круче твоего. По счастью, мое заклятие стоило денег, заплаченных за него. Маг увидел клинок, впившийся ему в сердце. На его лице в последний раз отразилось изумление, а потом он свалился на летное поле.

Я выдернула нож и побежала обратно к трапу, мотая на бегу головой, чтобы избавиться от остатков сонной одури. Пока я возилась с этими двумя, уцелевший маг успел миновать последнее защитное поле лайнера. Он был уже внутри, и они с Луи Сезаром трепали друг друга.

Но я едва взглянула на них и на разгромленный салон самолета. Все мое внимание сейчас же сосредоточилось на искалеченном пилоте, с ужасом смотревшем на маленькую коробочку, провода от которой тянулись по полу рядом с кухонным отсеком. На ней горели цифры 01:34, когда я посмотрела в первый раз, а через миг там было уже 01:33.

У пилота оказались переломаны ноги, берцовая кость проткнула темно-синюю ткань брюк, некогда безупречно отглаженных.

Я встряхнула его, огляделась по сторонам и спросила:

— Кто еще на борту?

Он заморгал, но ничего не ответил. Кажется, раненый не испытывал боли. Это значило, что Луи Сезар успел загипнотизировать его либо бедняга все еще находился в шоке.

«Вряд ли от него будет польза, но попытаться стоит».

Я снова слегка встряхнула пилота и указала на бомбу.

— Сможешь ее обезвредить?

— Не знаю. — Он заморгал широко распахнутыми глазами. — Может, если бы времени оставалось побольше...

Я вгляделась в его лицо, лишенное всякого выражения, бледное и залитое потом. Когда я увидела пилота в первый раз, он не показался мне человеком, способным помогать банде кровожадных чудовищ, при его-то светлых волосах, румяных щеках и лукавом прищуре, который отчего-то прекрасно сочетался с открытой дружелюбной улыбкой. Но теперь капитан нашего авиалайнера гораздо больше походил на пособника негодяев.

— Уходим, — сказала я и перебросила пилота через плечо, как это делают пожарные.

Теперь руки можно было занять оружием, а оно, скорее всего, мне понадобится.

— Дорина! Я же приказал тебе ждать снаружи! — Луи Сезар сердито покосился на меня, уклоняясь от удара противника.

Мне показалось, что они сражались на равных. Магический щит поглощал удары вампира, зато Луи Сезар двигался слишком быстро, чтобы враг успел по нему попасть. Тот, наверное, использовал бы оружие пострашнее длинного ножа, если бы мы не находились сейчас внутри салона, защищенного магией. Я не рисковала использовать свои боеприпасы по этой же причине. Последствия в зоне действия защитных экранов Сената могут быть самые неожиданные.

— Оставь его! — крикнула я Луи Сезару. — Надо уходить!

— Уходи, — ответил он и в очередной раз без толку взмахнул рапирой. — А Джонатан сегодня умрет.

Я посмотрела на мага, с которого спало заклинание невидимости, поскольку все свои силы он бросил на укрепление магического щита. Противники были примерно одного роста, однако маг казался меньше Луи Сезара, поскольку был совсем худой и узкоплечий. Я автоматически внесла его портрет в мысленный каталог.

«Короткие блондинистые волосы, большие серые глаза, крупный нос, бледное лицо. Нет, не знаю такого. Правда, я обычно стараюсь держаться подальше от магов вообще и от темных в частности».

— Надо убираться, пока не сработала вон та штуковина, иначе всем нам крышка! — Я указала на таймер, где теперь горели цифры 00:52. — Пошли!

Луи Сезар и его противник одновременно поглядели на таймер, затем маг решил, что нечего геройствовать, и рванул к выходу. Я не пыталась его остановить, поскольку была слишком сосредоточена на том, чтобы побыстрее добраться до двери. Луи Сезар подхватил обмякшее тело стюарда и поспешил вслед за мной. Мы втроем помчались к сетчатому забору, протянувшемуся вдоль взлетной полосы. Маг, бежавший налегке, оказался у цели первым и тут же перемахнул через забор. Луи Сезар бросил стюарда и ринулся в погоню, перескочив через восьмифутовый забор так легко, как будто его там не было.

Я положила пилота рядом с его товарищем как раз в тот миг, когда самолет взорвался, выбрасывая языки оранжевого пламени и столбы черного дыма. Несколько раскаленных добела металлических осколков ударили меня в спину, когда я развернулась, чтобы прикрыть собой пилота. Я как раз протянула руки к стюарду, когда летящая серебристая металлическая пластина вонзилась ему в лоб, сняла с несчастного скальп и воткнулась в сетку забора у него над головой. Я упала сверху на тело пока еще живого командира корабля и замерла. Бывают такие дни, когда вообще нет смысла вылезать из постели.

Через полчаса я и француз сидели в новеньком сверкающем «мустанге», несущемся в сторону Вегаса. Машину мы выбрали из-за тонировки на окнах, не пропускающей ультрафиолет, но при этом у нее оказалась механическая коробка передач. Я с сомнением рассматривала рычаг скоростей, когда мы отыскали машину на обширной стоянке пункта проката.

— Почему ты не позволил мне что-нибудь угнать? Я не вожу машины с механической коробкой.

— Зато я вожу, — сказал Луи Сезар и опустился на низкое сиденье так непринужденно, словно всю жизнь гонял на спортивных автомобилях. — Ты все равно пьяная.

«Хотела бы я быть пьяной!»

— Я выпила всего два пива, и то ради воды, которая в нем есть.

— Если тебе нужна была вода, почему же ты не выпила ее?

— Не люблю воду.

— Дорина, садись или останешься здесь!

Я села и подумала, что интересно было бы послушать, как он станет докладывать Сенату о случившемся. Ведь мы за один день угробили авиалайнер стоимостью в миллион долларов. Я устроилась рядом с водителем, а два наших спутника разместились на заднем сиденье. Один из них был пилот, который заснул после сеанса гипноза, проведенного Луи Сезаром, а второй — единственный темный маг, но не Джонатан, которому повезло пережить взрыв. Если это можно назвать везением.

На том, чтобы захватить его с собой, настоял Луи Сезар, но своим нынешним состоянием маг был обязан мне. Ступня торчала у него из шеи, а глаза теперь в буквальном смысле были на затылке. Я минут пять послушала его крики, насладилась ими сполна и стукнула мага, чтобы лишить его сознания.

— Кто же такой этот Джонатан? — спросила я, как можно шире открывая заслонки кондиционера.

Солнце палило так, что зной почти ощущался на вкус. Шоссе перед нами сверкало словно шкура черной змеи. Жара была того сорта, о какой трубят газетные заголовки, а встревоженные обыватели делают мрачные предсказания по поводу глобального потепления. Я прихватила с собой упаковку с оставшимся пивом, но бутылка в руке уже потела не меньше меня.

В ответ на свой вопрос я лишь ощутила, что машина понеслась быстрее, и благоговейно процитировала:

— «Если нам предстоит работать вместе, то надо немного получше узнать друг друга».

— Маг не имеет никакого отношения к нашему делу.

— Ты рисковал своей жизнью, пытаясь его убить, и он не имеет никакого отношения к делу?

В ответ я услышала лишь глухое молчание. Взгляд Луи Сезара был сосредоточен на дороге, но я ясно видела в зеркале его глаза, совершенные органы зрения, в радужной оболочке которых отражалось малейшее чувство. Лицо вампира было бесстрастным, словно у каменной статуи, холодным и застывшим. Но когда он думал об этом Джонатане, в его глазах загорался огонек.

— Я сказала, что ты рисковал своей жизнью.

— Это не твое дело.

— Неужели? А мне кажется, что совсем наоборот. У Черного круга не было никаких причин нападать на самолет. Да, конечно, лайнер принадлежал Сенату, да, идет война. Но они ведь не просто напали на лайнер и сбежали. Маги дожидались нашего возвращения.

— Мы уже знаем, что где-то окопался предатель.

— Да, и не только это... — Но тут меня перебил болезненный стон мага, донесшийся с заднего сиденья.

Учитывая его общее состояние, я решила, что не стоит лупить пленника по башке всю дорогу до МОППМ. Там кто-нибудь наверняка захочет допросить его. Я отыскала в рюкзаке дротик со снотворным, и маг гарантированно погрузился в беспамятство до самого конца путешествия.

Развернувшись на сиденье, я ощутила на себе пристальный взгляд Луи Сезара.

— Теперь мы знаем и кое-что еще, — продолжила я. — Приходится признать, что Драко работает вместе с Черным кругом, иначе получается, будто у нас два предателя. Один информирует о наших перемещениях дядюшку, а второй передает те же самые сведения магам. Лично мне очень сложно в такое поверить.

— Но ничего невероятного в этом нет, — упрямо возразил Луи Сезар. — В последнее время известно несколько случаев, когда вампиры, принесшие клятву верности мастерам первого уровня, умудрялись нарушить слово и предать хозяина. Некоторые даже пытались убить своих покровителей.

От пива на моих джинсах остался мокрый кружок. Я потерла его, пытаясь переварить сенсационную новость.

— А почему я ни разу об этом не слышала?

— Сенат хранит все в тайне из опасения, что в случае огласки многие вампиры, недовольные своим положением, начнут искать способ разорвать связь с хозяином. — Он посмотрел на меня. — Ты понимаешь, насколько это опасно?

Я задумчиво кивнула. Почти полная невозможность для любого вампира избавиться от контроля со стороны старшего позволяла поддерживать в вампирском мире спокойствие и порядок. Так было всегда, с минимумом отклонений. Каждый мастер, вплоть до членов Сената, нес ответственность за созданных им вампиров. Единственным исключением, как мне казалось, являлись вампиры, достигшие первого уровня мастерства.

«Интересно, сколько из них будет сохранять верность хозяевам, если появится альтернатива? Почему-то мне кажется, что таких лояльных останется совсем немного».

— Что предпринимает в связи с этим Сенат? — спросила я.

Если Черный круг отыскал способ освобождать волю этих кровососов, то может начаться хаос. Сотни или даже тысячи вампиров, не связанных обязательствами, будут поступать по своему произволу, не подчиняясь никаким законам, за исключением только грубой силы.

— Ведет расследование. У нас есть причины считать, что метод, использованный темными магами, теперь им недоступен. Однако никому не известно, сколько вампиров попали под влияние магов. Едва ли их число будет велико, но нам, к сожалению, пока удалось обнаружить не всех.

Да, чем дальше, тем веселее.

— Все это очень интересно, но ты так и не объяснил, кто такой Джонатан.

— Этот маг никак не связан с нашей миссией.

— А мне показалось, что он по уши в ней увяз. Наконец-то на лице Луи Сезара сменилась целая

гамма эмоций — гордость, упрямство, пронзительная боль. Но он все равно не ответил. Я давным-давно усвоила этот самый урок. Стоит показать свою больную мозоль, и на нее сейчас же кто-нибудь наступит. Джонатан, судя по всему, был самой больной мозолью Луи Сезара. Но я должна была узнать подробности. Нравилось мне это или нет, только мы с французом оказались в одной упряжке. Больше всего на свете я ненавидела сражаться с врагами, о которых ничего не знала.

— Этот удар был направлен не на меня, — продолжила я откровенно. — Драко уже оставил мне подарок, помнишь? Он прикончил моих помощников и натянул мне нос. Стал бы он устраивать подобное представление, чтобы убить меня спустя какой-то час? Ему для чего-то надо, чтобы я жила и боялась. Во всяком случае, пока. Так что он не приказывал уничтожить самолет. Маги взорвали его по собственному почину.

Я подождала, но в ответ на мои безупречно логичные выкладки Луи Сезар лишь сильнее сжал руки на руле.

— Лично я не имею с Черным кругом никаких дел. У них нет причин посылать за мной целый карательный отряд, — продолжила я. — Значит, они пришли за кем-то другим, а нас в команде всего двое.

Повисла долгая пауза.

— Джонатан — мой личный враг, — сообщил наконец француз.

— В такие времена не бывает личных врагов.

Луи Сезар протянул руку и включил радио. Он нашел волну с музыкой восьмидесятых, по которой Эдди Ван Хален катился на гитарном рифе. Мило, но мне показалось, что Луи Сезару просто хотелось врубить чего-нибудь погромче. Я хмуро уставилась на свое отражение в тонированном окне автомобиля, размышляя, с чего это мой напарник решил, будто я подверглась лоботомии.

«Простой факт состоит в том, что если Сенат хочет видеть кого-то мертвым, то этот кто-то умирает. Исключения не делают даже для темных магов. В случае с ними убийство, вероятно, сложнее осуществить. Следовательно, дело занимает больше времени, но в конце концов Сенат получает то, чего хочет. Однако же Джонатан до сих пор жив. Значит, Луи Сезар не обращался за помощью к Сенату.

Не исключено, что француз просто хочет разобраться с магом собственноручно. Он же сказал, что Джонатан — его личный враг. Хотя это тоже сомнительная причина. Я испытываю к Клэр не менее сильные чувства, но если кто-то причинил ей вред, то Сенат схватит негодяя и оставит дожидаться моего решения. Обратиться к вампирам за помощью не означает лишиться возможности самому участвовать в деле. Получается, что в биографии Луи Сезара имеется нечто такое, чего он не собирается открывать никому».

— Ты не сможешь вечно скрывать от них правду, — заметила я, просто желая показать, что все понимаю.

— Я ничего не скрываю. — Голос вампира прозвучал ровно, зато «мустанг» едва ли не полетел над шоссе.

Я осталась при своем мнении. Что бы там ни утаивал от меня Луи Сезар, но эта тайна является в высшей степени личной и столь же волнующей. Увы, я ничего об этом не узнаю.

— Ладно, как хочешь.

Его руки лежали на руле, пальцы немного ослабили хватку.

— Вот именно так и хочу.

Глава 7

— Привет, Марлоу. Ты никогда не думал забить кол в своего декоратора?

Я окинула взглядом анфиладу из нескольких комнат, некогда девственно-чистых. Теперь они, как и большинство помещений МОППМ, выглядели так, будто в них недавно шел обыск. Стена лаборатории была обезображена выгоревшим пятном, напоминающим по форме человека, дверь рядом с ним была наполовину сорвана с петель. Может, здесь и имелась хоть одна колба или пробирка, но лично я их не заметила.

— Ага. — Красивый вампир с темными волосами развернулся на лабораторном стуле и взглянул на нас.

От него пахло кубинскими сигарами, корицей и какой-то противной мазью, в состав которой входило слишком много ингредиентов. Ею были пропитаны бинты, намотанные у него вокруг головы. Из-под них кое-где нелепо торчали клочки волос, но желания засмеяться я не испытывала.

Рана, какую вампир не может заживить без помощи мази, пахнущей травами, наверняка убила бы любого нормального человека. Да и вид у Марлоу был такой, словно он побывал на поле боя.

— Теперь понятно, откуда воняет, — произнес вампир с улыбкой, никак не затрагивающей его ледяных карих глаз. — Я-то думал, что здесь кто-то уже умер. Но нет, это случится секунд через десять.

— Вряд ли, если ты не хочешь, чтобы мой папочка надрал тебе задницу, — ответила я самым оскорбительным тоном.

Я бывала в МОППМ несколько раз, всегда с Мирчей, при виде которого другие вампиры обычно потели, съеживались и пытались упасть на колени. Сейчас я была лишена родственной поддержки, но решила, что как-нибудь справлюсь с полумертвым вампиром, пусть это и сам Марлоу, если возникнет необходимость.

— Я здесь по семейному делу.

— Ты — паршивая лгунья!

— Не совсем так. Я — отличная лгунья, хотя не стала бы растрачивать свои способности на тебя. Гораздо приятнее сообщить тебе правду. — Я брякнула перед ним на стол окровавленный кусок металла, искореженного огнем. — Она состоит в том, что самолет Сената сгорел. По-моему, это фрагмент левого крыла, но я не уверена.

Вампир без всякого выражения уставился на железяку, которую я выдернула из головы стюарда. Я уселась на соседний стул и попыталась изобразить сочувствие.

— Да, самолеты нынче стали не те, что раньше.

— Лично мне эта штуковина точно не нужна, — сказал Марлоу и перевернул планшет, лежавший рядом, чтобы я не прочла закрепленную на нем бумагу. Не исключено, что там была всего лишь смета ремонтных работ, однако его жест представлял понятие «параноик» в новом свете. По сравнению с Марлоу я была абсолютно беспечной персоной.

— Может быть, у меня имеется то, что тебе нужно, — заговорил Луи Сезар, уронив на замусоренный пол тело мага, все еще находящегося в беспамятстве. — Он был в том отряде, который совершил нападение на самолет.

Марлоу с отвращением окинул взглядом мага, тогда как я изучала Луи Сезара. Глаза у француза были совершенно ясные, словно небо в солнечный июньский день. Он выглядел абсолютно спокойным, а это означало, что человеческий обломок на полу ничего не знал о его взаимоотношениях с Джонатаном. Глаза небесного цвета встретились с моими поверх головы Марлоу. В них читался вопрос. В ответ я пожала плечами. Я не имела ни малейшего желания помогать Сенату, зато с удовольствием посмотрела бы, как они станут корчиться. Тайна Луи Сезара была надежно защищена.

— Дислокатор, — засопел Марлоу, как следует рассмотрев нашего пленника, затем и меня. — Ты знаешь, какое наказание полагается за хранение подобного оружия?

— Темные маги, — отозвалась я и с неодобрением покачала головой. — Им совершенно нельзя доверять.

— Ты пытаешься меня убедить, будто дислокатор в него метнул кто-то из своих?

Я была до глубины души изумлена, даже шокирована.

— Какое еще объяснение может здесь быть?

Марлоу потыкал мага носком ботинка.

— Он подтвердит это, когда очнется?

— Кто знает? Маги — такие лжецы.

Меня нисколько не беспокоило, что скажет маг. Пилот самолета точно не станет доносить на человека, спасшего ему жизнь, а Луи Сезар поклялся Мирче не делать ничего такого, что может мне повредить.

При этом я держала свой рюкзак под рукой, поскольку в нем все еще оставались кое-какие сомнительные предметы и появятся новые, как только выпадет возможность навестить некоторых моих старинных знакомых из Вегаса. Драко хотел, чтобы я пока оставалась в живых, но с какой целью? И как долго?

— Нам требуется ваша помощь, — произнес Луи Сезар, и его слова, кажется, заинтересовали Марлоу больше, чем все мои попытки завести разговор.

Я оставила вампиров обсуждать проблему наедине, поскольку заметила, как в дверь проскользнул знакомый силуэт, который исчез в комнате на другой стороне коридора. Если бы этот силуэт промелькнул чуть дальше, то я не попыталась бы его догнать. Я прекрасно ориентировалась в пространстве и никогда не терялась, однако расположение комнат в МОППМ, кажется, менялось каждый раз, когда я сюда попадала. Возможно, дело в одном из многочисленных защитных заклинаний, или же меня просто подводили нервы. Я не без оснований подозревала, что целой когорте темных магов здесь обрадовались бы больше, чем мне.

В дверях я столкнулась еще с одним вампиром из числа работников Марлоу и улыбнулась ему. Он оскалил клыки и в то же время подобострастно попятился, как будто мне действительно могло прийти в голову проткнуть его колом прямо на глазах у хозяина, и так уже выведенного из себя. Я прошла мимо вампира, пересекла коридор и обратила внимание на то, что весь пол был усеян кусочками зазубренного железа, до половины воткнутыми в половицы. Обычно эти металлические фрагменты образовывали узоры на всех бра и люстрах в здании, однако в случае нападения становились реактивными снарядами, поражающими всех, кто не значился в списке допущенных. Поскольку моего имени совершенно точно там не было, я порадовалась, что сейчас железки явно неактивны.

Я толкнула дверь и увидела того, кого и хотела.

— Здравствуй, дядя.

Раду в своем обычном романтическом наряде, на этот раз из атласа оттенка шампанского, так и застыл на месте. Вид у него был такой, словно он внезапно оказался в луче прожектора с лопатой и покойником на краю свежевырытой могилы. Выражение его лица показалось мне любопытным, поскольку мало что может смутить матерого вампира, в особенности такого, который немало повидал и натворил.

Я огляделась вокруг, но не заметила ничего необычного. Это была одна из маленьких, ничем не примечательных комнат того лабиринта, который представляли собой нижние этажи МОППМ. Точно так же, как и закуток напротив, это помещение больше напоминало больничный кабинет или лабораторию, чем магическую цитадель. Но здесь не было тел инопланетян в формальдегиде и вообще ничего такого, из-за чего Раду мог бы так смутиться. Он нервно улыбался, в знаменитых глазах цвета бирюзы, из-за которых он некогда получил прозвище Красивый, отражался испуг.

— Ты смотришь так, как будто я сейчас выхвачу кол и наброшусь на тебя, — раздраженно заявила я, понятия не имея о том, с чего дядя так меня встретил.

Я никогда не пыталась его убить, но, может, он решил, что всегда что-то бывает в первый раз? Я присела на край ближайшего стола и закурила самокрутку, стараясь вести себя непринужденно, чтобы Раду пришел в себя. Судя по тому напряжению, которым буквально веяло от дяди, у меня это не слишком получилось.

— Ты опять брюнетка, — заметил он и снова разволновался, когда до него дошло, что переход на личности — не лучший способ завязать разговор.

— Это временно.

Раду попытался улыбнуться шире, но у него задрожали губы, и он скоро оставил все такие попытки.

— Кажется, Дорина, э... прошло много времени с тех пор, как мы виделись в последний раз.

— Можно Дори. Да, наверное, ты прав. — Я на секунду задумалась. — Давай-ка посчитаем. Тогда еще шла Вторая мировая. Я это запомнила, потому что ты страшно злился на фрицев, затопивших корабль с каким-то твоим грузом.

— Ну да, Британия находилась в блокаде. — Он беспомощно развел руками. — Такая неприятность. На корабле просто везли редкие травы, которые нигде больше невозможно было достать.

— Точно. — Я окинула взглядом ряды полок, на которых хранились ценнейшие ингредиенты. — Могу поспорить, что доставка разных диковин, с какими вы здесь работаете, теперь не является проблемой.

У Раду не было ни единой причины так дергаться от моего замечания. Все последнее столетие он являлся работником мозгового центра, который базировался на нижних ярусах и занимался составлением черт знает каких снадобий. Никакой сенсации в этом не было, поэтому реакция дяди снова меня удивила.

Но у меня было столько же шансов выудить из него сведения, сколько снискать любовь вампиров всего мира, поэтому я переменила тему:

— Я теперь работаю с Луи Сезаром. Ты об этом знаешь?

Он оживленно закивал.

— Мирча что-то об этом говорил. Как вы с французом ладите?

— Все было великолепно, пока не явился Джонатан.

Я пристально наблюдала за Раду, однако он ничем не выдал, что ему знакомо это имя. Если бы дядя знал его, то наверняка прокололся бы. Меня всегда изумляло, что они с Мирчей родные братья.

— Кто?..

— Да так, никто. — Я улыбнулась ему самой обворожительной улыбкой, и он почему-то побледнел. — Хорошо, что я встретила тебя, дядя. Хочу попросить об одной услуге.

— Существует три большие ветви светлых эльфов, — сообщил мне блеклый маленький вампир, которого где-то откопал Раду.

От него исходил запах старых заплесневелых книг и пыли, и весь он был серый, включая волосы, глаза, зубы и одежду. Зато этот книжный червь прекрасно разбирался в теме. Тут дядюшка попал в самую точку.

— Бларестри, они же голубые эльфы, — это нынешний правящий род, но их влияние скорее слабое, поскольку у короля нет наследника. У него имеется сын, принц Аларр, только править после отца он не сможет.

— Почему это? — Я взгромоздилась на стол чудовищных размеров, весь заваленный самыми разными предметами.

Этот монстр, как будто явившийся из романа Диккенса, занимал собой весь кабинет.

Вампир был из числа служащих Марлоу, из отдела разведки, который занимался не столько оперативной, сколько бумажной работой. В служебные обязанности данного серого существа входило отслеживание всей информации по эльфам. Раду оказал мне любезность, позволив на полчаса оторвать этот блистательный интеллект от работы, хотя пока что особой пользы от него не было.

— Аларр — наполовину человек, а в жилах правителя волшебная кровь должна составлять основную часть, — пояснил книжный червь. — Однако некоторые вообще сомневаются, что он последует старинной традиции, если его лишат трона. Народ опасается гражданской войны в случае смерти короля, потому что имеется еще один претендент на престол. У короля есть сестра. Она замужем за вельможей из клана Сварестри, от которого родила сына, чистокровного представителя Волшебной страны, в жилах которого течет королевская кровь Бларестри. Его назвали Эсубранд, что означает «меч асов».

— Я понимаю во всей этой тарабарщине примерно одно слово из семи, — честно призналась я. — Притормози. Кто такие Сварестри?

От уяснения сложной и запутанной политической ситуации в Волшебной стране у меня уже начала болеть голова. Но жаловаться было не на кого. Я сама этого захотела.

— Они больше известны под названием «черные эльфы». Это вторая большая ветвь волшебных существ. Поскольку Алорестри, зеленые эльфы, не выказывают никакого интереса к политике, главную угрозу правлению Бларестри представляют Сварестри. — Вампир на минутку замолчал, раскуривая трубку. — Если верить легенде, Сварестри даже правили когда-то, хотя и очень давно. В те времена по земле еще ходили асы.

— Кто-кто?

— Как можно прожить столько лет и так ничего и не узнать? — с возмущением спросил он.

— Асы были богами-военачальниками, — вставил Раду.

Книжный червь взглянул на него с одобрением.

— Совершенно верно. Один, Тор и им подобные любили войну больше, чем воздух, которым дышали. Они сражались с ванами, старейшими богами плодородия, и прогнали их потомков, Бларестри, из Элвен Лонде...

— Откуда?

— Из Элвен Лонде. — Я смотрела на вампира непонимающим взглядом. — Ну из Волшебной страны! — пояснил он нетерпеливо. — Асы передали правление в руки тех, кто поклялся служить им верой и правдой, то есть дому Сварестри. Те и правили, пока асы не исчезли.

— Куда исчезли?

— Но как раз в этом-то и заключается величайшая тайна, — с волнением произнес Раду. — Никто не знает. В один прекрасный день раз — и все. Их просто больше нигде не было.

Я удивленно подняла бровь, но ничего не спросила. Меня не слишком сильно интересовало, куда подались на каникулы какие-то существа, скорее всего, мистические.

— Ладно, как насчет новейшей истории? Какова ситуация сейчас?

Книжный червь слегка разволновался. Он некоторое время блеял и заикался, но главный смысл его речи сводился к тому, что вампирам ничегошеньки об этом не известно. Мол, ходят слухи о каком-то возмущении в столице эльфов, короля не видели уже несколько недель, но никто не знает, означает ли это государственный переворот. Я выслушала целую лекцию по истории и не выяснила ровным счетом ничего полезного.

— Какого черта отряд эльфов пытался меня прикончить? Это все, что я хочу знать, — раздраженно заявила я.

Рот книжного червя растянулся в ухмылке, обнажая клыки.

— Разве это не всеобщее желание?

Тут Раду спешно выставил меня за дверь. Я так и не узнала, как будет смотреться пухлое тельце серого вампира, если его распластать на чудовищном столе.

Раду проводил меня до берлоги Марлоу, затем извинился и скрылся за дверью своей лаборатории. Он закрыл за собой дверь, выждал несколько секунд на случай, если я последую за ним, после чего подошел к голой стене, которую созерцал, когда я помешала ему в первый раз. Я знала обо всем этом, потому что оставила на спинке ближайшего стула амулет, называемый Глазом Аргуса. Как только Раду исчез за стеной, я проскользнула в его лабораторию, забрала маленький глазик и прицепила его обратно на кольцо с ключами.

Пришла пора выяснить, с чего дядюшка так разнервничался.

Потайная дверь, ведущая в коридор, прорубленный в местном песчанике, не была защищена магическим экраном. Я осознала это и остановилась, весьма сильно обеспокоенная. Если какой-то объект у вампиров и не защищен экраном, то там, как правило, имеется кое-что похуже. Большинство защитных экранов устроено так, чтобы перемещать нежеланного гостя в другое место или же включать сигнализацию, когда кто-то пытается преодолеть преграду. Ловушки же применяются в тех случаях, когда Сенату наплевать на судьбу пришельца и для вампиров главное, чтобы незваный гость умер, причем какой-нибудь особенно неприятной смертью.

На преодоление этого коридора ушло много времени, поскольку я была уверена в том, что где-то в нем меня поджидала ловушка, и обследовала каждый фут, прежде чем сделать очередной шаг. У меня имелся амулет, который высвечивал все магические ловушки в радиусе двух футов, но он каждый раз включался секунд на двадцать и заново ориентировался на местности. Я проходила два фута, останавливалась, ждала, пока амулет сделает свое дело, получала отрицательный ответ и передвигалась на такое же расстояние, чтобы начать все сначала. От такой работы мне хотелось закричать.

Я по запаху знала, что Раду вошел в левую из двух дверей, расположенных в конце коридора. Дядюшка ненавидел океан, но, как ни странно, от него всегда пахло так, словно он провел день на пляже, то есть солью и озонированным воздухом. Но сегодня к его привычному запаху примешивался какой-то еще, странный и затхлый, который я не могла распознать. Мой мысленный каталог запахов весьма обширен, поэтому такое новшество должно было бы обеспокоить меня сильнее, чем это случилось на самом деле. Из-за выматывающего медленного продвижения я изрядно разнервничалась, отчего сделалась чуть более беспечной, чем обычно, хотя, скорее всего, подобный результат был неизбежен.

Как только амулет сообщил, что никаких магических сюрпризов меня не ждет, я открыла дверь и скользнула внутрь. У меня в голове промелькнула старинная легенда о леди или тигре. Не успела я подумать, что мне достанется именно последний, как тварь уже накинулась на меня. Я ощутила мерзкое дыхание существа, которое недавно пожирало сырое мясо и не удосужилось воспользоваться зубной нитью, почувствовала, как когти впились в куртку на груди, услышала знакомый шум в ушах, всегда предшествующий приступу дампирского бешенства.

Когда я очнулась, оказалось, что Раду колотил меня палкой.

— Нет, нет, нет! — выкрикивал он, причем уже давно, судя по осиплости голоса.

Поразительно, что, кроме нас, здесь до сих пор никого не было, на шум не прибежал никто, если не считать разных странных существ, затаившихся по углам. Рассмотреть их было трудно, потому что у меня на груди лежала пантера доисторического вида размером с пони. Ее тело обмякло, поскольку она была мертва. Мои руки до сих пор стискивали горло животного, поэтому я не стала спрашивать, кто его убил.

Когда зрение окончательно вернулось, я поняла, что Раду пытался отогнать от меня зверя. Но целился он плохо, и мне досталось не меньше ударов, чем недавно почившей кошке. Ребра ныли довольно сильно, значит, все это происходило уже весьма долго.

Я отшвырнула от себя мертвое тело, села, перехватила опускающуюся палку и постаралась не обращать внимания на тварей, которые сейчас же вылезли из углов и начали пировать на останках киски.

— Прекрати. На мне и без того полно синяков.

— Дорина? Ты... ты не пострадала? — Он казался ошеломленным.

«Вот интересно, как, по его мнению, я протянула столько лет? Ходят слухи, будто я невероятно везучая. Я не опровергаю их, но причина заключена не только в везучести».

— Нет, кошачьей едой себя не ощущаю.

Я оглядела себя. Все части тела оказались на месте, пусть и не в самом лучшем состоянии. Кругом было много крови, в основном не моей, еще ко мне прилипло несколько клочков шерсти.

— Твою мать!

Я скинула с себя куртку и посмотрела на свет. Огромные когти прорвали толстую кожу, в некоторых местах сквозь дыры можно было глядеть. Толщина куртки спасла от повреждений мою собственную кожу, но легче мне от этого не стало.

— Вторая за один день! — пожаловалась я. — Если так дальше пойдет, то предъявлю Сенату счет за одежду.

— Ты и правда в порядке! — Раду обнял меня, и я поморщилась, когда он коснулся ран на спине, оставленных обломками самолета. — Я так переволновался, Дорина! Мирча!.. Что я сказал бы ему, если...

— Да, я бы сильно переживала, если бы из-за моей смерти у тебя возникли неприятности с папой, — произнесла я с неприкрытым сарказмом.

Раду, судя по всему, не нашелся что на это ответить, но я и не оставила ему такой возможности.

— Кстати, что это за место? — Меня осенило, что ни одно животное, ни в клетках, ни из числа бродящих на свободе, не было мне знакомо.

Две твари, грызущие останки пантеры, выглядели так, как будто кто-то швырнул дислокатор в гигантскую крысу и мусорный бак. Все части тела казались какими-то нефункциональными и находились совершенно не на тех местах, на каких должны были быть. Одна крыса прижимала к себе нечто похожее на человеческую ногу. Сначала я даже подумала, что тварь приберегает конечность на сладкое, и отвернулась, когда поняла, что нога растет из покрытого шерстью бедра и слега шевелится, как будто пытаясь нащупать под собой пол, залитый кровью.

После пяти столетий, наполненных ужасами, мало что могло произвести на меня впечатление. Омерзение я по-прежнему испытывала, но должна признаться, что смятение вообще не значилось в числе переживаний, свойственных мне. В последний раз я испытывала его во время Первой мировой, когда охота забросила меня во французские окопы вскоре после битвы на реке Сомме. Гора мертвецов, искореженных и залитых кровью настолько, что было невозможно определить, к какой армии они принадлежали при жизни, обрушилась на меня, пока я играла в прятки с вампиром, выкопавшимся из могилы.

Выбираться из-под тех трупов было сомнительным удовольствием. Мне до сих пор снилось, как я поскальзывалась на пропитанной кровью земле, гниющие трупы напирали со всех сторон, чья-то грязная берцовая кость втыкалась мне под ребра, а крысы размером с кроликов радовались тому пиршеству, которое по своей непроходимой глупости устроил им человек.

Несколько солдат в общей куче были все еще живы, хотя по причине недавней газовой атаки старательно выкашливали легкие ошметками розовой пены. Я добила нескольких из жалости и как можно быстрее убралась оттуда, бросив поиски живого мертвеца. Первый раз я бежала с задания, так что гордиться было нечем. Тогда я сочла, будто мне удалось познать самую уродливую сторону человеческой натуры, но ошиблась.

Наверное, это была интуитивная догадка, но я поняла, что создатель жутких зверей породил их вовсе не случайно. Я наблюдала за существом с головой волка и телом гигантской ящерицы, которое ползло к нам с Раду, капая на пол слюной из огромной зубастой пасти, и ощущала отвращение и жалость. Однако оба чувства через секунду смела штормовая волна чистейшей ярости.

— Это твое новое хобби, Раду? — Теперь мне стало понятно, почему он не хотел никаких свидетелей! — А я-то совсем недавно уверяла, будто всего один мой дядя безумен лишь наполовину. Видимо, теперь мне придется опровергать это утверждение.

— Прошу тебя, Дорина, это не то, что ты подумала...

— Меня зовут Дори!

Я осознала, что той силы, с какой я вцепилась в Раду, хватило бы, чтобы сломать ему несколько ребер, будь он человеком, и оттолкнула вампира. Он свалился рядом с останками мертвой кошки. Крысоподобные твари сразу оскалились на него. Раду сделал несколько шагов в мою сторону, но сейчас же остановился, словно не мог решить, какая же из двух опасностей страшнее.

«Если мои подозрения на его счет окажутся справедливы, значит, страшнее я».

— Ладно, тогда объясни, что именно мне следует думать. Ты ведь даже не представляешь, какие мысли проносятся сейчас у меня в голове.

— А тебя здесь вообще не должно было быть! — взвыл Раду, едва ли не рыдая. — Ты не должна была это видеть!

— Верю.

Вонь от клеток и падали, пожираемой крысиным дуэтом, начала меня доставать. Если мне и доводилось вдыхать гораздо худшие запахи, то это не значило, что я получала от них удовольствие.

— Пошли отсюда. Ты все объяснишь, пока я буду добывать себе новую куртку.

Квартира Мирчи в МОППМ, как и ее владелец, была элегантной, богатой и отчего-то внушающей опасения. Конечно, последнее могло проявляться исключительно из-за размеров апартаментов. Здесь имелись приемная с величественным фойе перед ней, уютная столовая, библиотека, ванная комната размером с мою контору, две большие спальни, в одной из которых временно обосновался Раду, и еще пять маленьких. Я решила, что это на тот случай, если кому-то из гостей вздумается привезти с собой толпу прислуги.

До сих пор единственным таким гостем был противный престарелый англичанин, вампир разумеется, которого Мирча давным-давно пожаловал брату. Подозреваю, что он сделал это не из щедрости, а из-за вечного брюзжания того старикашки. Дворецкий Джеффри нахмурился при виде меня, но вынужден был впустить, поскольку я пришла с Раду.

Мы с дядюшкой устроились в комнате хозяина. Ореховые панели тянулись по всем стенам за исключением одной, занятой встроенным книжным шкафом, в котором была выставлена впечатляющая коллекция самых что ни на есть настоящих первоизданий. Пол покрывал кашанский ковер насыщенных золотистых, коричневых и кремовых тонов. Кровать невероятного размера была поднята высоко над полом, массивные деревянные колонки по углам снабжены креплениями для балдахина, увенчивающего ложе. Он был сработан из бархата коньячного оттенка, с лентами темно-коричневого атласа, которые прекрасно гармонировали с идеально мягким стеганым покрывалом.

«Как же приятно сознавать, что папочка ни в чем себе не отказывает!»

Раду присел на кровать и внимательно наблюдал за мной, пока я шарила в гигантском старинном гардеробе Мирчи. Его украшала традиционная румынская резьба. На каждой дверце цвело дерево жизни, вокруг него вилась веревка. Цветы и волчьи зубы образовали сложный узор, призванный оградить от злых духов. Я решила, что это весьма оптимистично, особенно если учесть, где именно стоял гардероб.

Кстати сказать, меня нисколько не удивил подобный выбор. Мирча обожал румынские народные промыслы, в особенности деревянные поделки. За долгие годы у него скопилась изрядная коллекция. Его главное поместье, расположенное в малонаселенной части штата Вашингтон, битком набито образчиками подобного искусства. Там есть бесценные двери из Марамуреша, ремесленной области в самом сердце древней страны, и дешевые, но симпатичные ложки ручной работы, которые случайно попались ему на глаза. Во всяком случае, так было у него в доме, когда я в конце восьмидесятых заезжала туда по случаю семейного торжества.

Я никогда не могла понять своего папашу. У меня лично все пожитки, за исключением коллекции оружия, запросто поместятся в маленькую машину. Мне нравится жить так, быть легкой на подъем, запросто пускать корни и сниматься с места, быть способной в любой момент, как только придет охота, покинуть кого-то или что-то, выехать на рассвете и...

— Нет, мне кажется, ехать лучше на закате. — Я не сознавала, что рассуждала вслух, до того момента, пока Раду не вставил свое замечание.

— Лучше все-таки на восходе. Тогда у тебя впереди целый день, чтобы оторваться от любых детей ночи, идущих по твоему следу.

Я изучила целый лес пальто из мягко драпирующихся дорогих тканей, высматривая что-нибудь попрочнее.

— Вот это подойдет. — Я вытащила из дебрей шкафа кожаное пальто, похожее на накидку, и набросила на плечи.

Оно было пошито из мягкой, как масло, светло-коричневой кожи, с роскошной шоколадной подкладкой, кажется, из настоящего шелка. Пальто, разумеется, оказалось мне велико, но это лишь означало, что я смогу спрятать под его полами побольше всяких нужных штучек.

— Дори, никому ничего не рассказывай о том, что ты видела. Ты должна обещать мне, что не расскажешь. — Раду пялился на меня так, как маленький ребенок смотрел бы на расползающиеся усики и гной, лезущие из его шкафчика.

Я поймала себя на том, что дядя снова внушал мне беспокойство.

— Расслабься, я не собираюсь тебя кусать.

«Можно подумать, что вампир — это я. Как только Раду мог править страной в жестокие стародавние времена? Он начинает дергаться, стоит на него посмотреть чуть внимательнее обычного».

— Я не... я не делал...

— Перестань. Просто расскажи мне, что происходит. — Я похлопала по кожаному креслу эпохи сороковых.

Наверное, такая штука понравилась бы домовому, но сильно сомневаюсь, что в нем удобно сидеть.

— Видишь ли, мне вроде как нельзя об этом рассказывать, — запротестовал Раду, озираясь по сторонам, словно в надежде на помощь.

«Пусть не надеется. Кроме Джеффри, я никого здесь не видела, а этот вампир не из числа героев».

При первой встрече, до того как узнал, кто я такая, он пытался пырнуть меня ножом в спину, но с тех пор позволял себе лишь ухмыляться мне в глаза.

— А ты попытайся.

— Это... они... эксперимент. Точнее, часть эксперимента.

— Вот не знала, что ты увлекаешься подобными исследованиями.

Я не в первый раз наблюдала попытку внести изменения в какой-либо вид живых существ. Демоны, например, постоянно пытались улучшить свою породу всем, чем только возможно, чтобы превзойти вражеские кланы и победить в бесконечной борьбе. Эльфы тоже на протяжении веков улучшали свой вид. Но именно улучшали, какими бы странными ни выглядели их попытки в глазах стороннего наблюдателя, а то, что я видела в лаборатории, не показалось мне шагом к совершенству. Кроме того, я всегда считала, что у Раду, члена Сената и ученого, имелся собственный кодекс чести.

— Это не я! Я никогда не сделал бы такого! — Раду перестал сминать в комок чудесное покрывало Мирчи и сосредоточенно уставился на меня. — Мы захватили зверинец во время рейда в одно место, принадлежавшее Черному кругу. Меня попросили выяснить, чего ради были созданы эти твари.

Я склонялась к тому, чтобы ему поверить, потому что не видела ни единой причины, по какой Сенат стал бы переводить ценные ресурсы, то есть кромсать гены, особенно во время войны.

— Если это такая большая тайна, то ты слишком плохо ее оберегаешь.

— Все прекрасно защищено! — оскорбленно возразил Раду. — Ты смогла пройти через защитные экраны, потому что они настроены на меня или, если точнее, на нашу общую кровь. Каждый, в ком она течет, является доверенным членом семьи. Поэтому мы считали, что лучшей защиты не найти. — Он казался раздраженным. — О тебе мы забыли.

— Как и всегда. Так что же ты сумел выяснить? — Выражение праведного гнева на его лице сейчас же сменилось расплывчато-уклончивым, и я мысленно покачала головой. — Дай-ка угадаю. Это как раз то, о чем тебе нельзя рассказывать.

— Мне нельзя рассказывать вообще ни о чем! И тебе, Дори, тоже лучше молчать. Сенату не понравится, что ты об этом знаешь.

Я пожала плечами.

— Обычно им не нравится даже то, что я дышу. Так какая разница?

Раду пронесся через комнату так быстро, что я едва успела заметить его движение. Через мгновение я болталась в паре футов над землей. Дядюшкины ручки, такие изящные с виду, трепали меня, словно собачьи зубы.

«Стоит на миг забыть, что имеешь дело с вампирами!..»

— Обещай мне! Ты никому ничего не расскажешь! Сенат с этим не шутит. Если они хотя бы заподозрят, что ты знаешь...

— Что тогда? Они захотят меня убить? Чем это будет отличаться от моего нынешнего положения? — Я вырвалась из рук Раду и разгладила складки, оставленные его кулаками на моей обновке. — Кстати, о нынешнем положении. Нам надо поговорить. — Я толкнула дядю в кресло, где недавно сидела сама, и нависла над ним с самым зловещим видом, какой удалось на себя напустить, не рассмеявшись при этом. — Не пора ли уже обсудить нашу общую проблему?

— К-какую именно?

— Не разыгрывай из себя дурачка. Полагаю, Мирча об этом упоминал, хотя бы вскользь. О бегстве Драко.

Раду с трудом сглотнул и кивнул. Вид у него сделался совершенно больной, и я сочла это добрым знаком.

Значит, у него имелись мозги, он понимал, кто такой его братец.

— Что мы будем делать?

— Я уже сделал, — сообщил он, обводя рукой комнату. — Как ты думаешь, чего я торчу тут? Мне здесь совсем не нравится. Вещи постоянно исчезают со своих мест, кто-нибудь из Сената вечно околачивается поблизости, то и дело требуя отчета об успехах. Дома я мог бы работать куда продуктивнее. Однако Мирча сказал, что в МОППМ Влад меня не достанет.

— Полагаю, он прав.

Это место казалось мне вполне надежным, особенно если учесть, что в таком случае Драко придется преодолеть сопротивление Сената и его сторонников, победить Серебряный круг и целую толпу чокнутых боевых магов, несметное множество оборотней, эльфов и всех, кто окажется рядом в данную минуту.

— Только в чем состоит план? Сидеть здесь под замком до скончания веков? Не слишком весело, Ду.

— Ты же знаешь, я ненавижу это нелепое сокращение, — раздраженно ответил он. — Почему нельзя оставить имена в покое? Неужто тебе трудно произнести лишний слог?

Я усмехнулась.

— Похоже, я наступила на твою больную мозоль.

— Глупости! — Раду выпрямился в кресле и отпихнул меня на пару футов.

Разговор о затруднительном положении, в какое он попал, кажется, лишил меня всякой возможности его запугать. По сравнению с Драко все, что угодно, покажется нисколько не страшным.

— Мирча обещал, что ты скоро расправишься с Владом и тогда я смогу поехать домой. — Дядя с возмущением посмотрел на меня. — Так чего же ты рыщешь здесь, вместо того чтобы отправиться на охоту? Мне казалось, ты любишь убивать.

— Ага! — Я толкнула его обратно на спинку кресла. — Так и знала, что в этом семействе не одна я такая умная. Ты тоже хочешь, чтобы он умер! — Я отошла и налила ему стаканчик.

Раду явно заслужил выпивку.

— Разумеется, хочу! — нетерпеливо произнес он. — Ты хоть представляешь, что он со мной сделает? Он всегда меня презирал.

— Значит, мы с тобой в одной лодке.

Раду взял у меня стакан с виски, а я устроилась на пуфике у его ног, точнее, попыталась это сделать, но какая-то сила бесцеремонно сбросила меня на пол. Я поднялась и попробовала усесться снова, но с тем же результатом. На этот раз я внимательнее присмотрелась к пуфику, пухлому, обтянутому узорчатой тканью, с пушистыми кисточками по углам, и заметила в нем кое-что по-настоящему странное, даже с моей точки зрения. Он парил в нескольких дюймах над землей. Его маленькие ножки не касались ковра.

— Эта штука обтянута куском старого ковра-самолета, — пояснил Раду, проследив за моим взглядом. — Она отличается несдержанным темпераментом. Я бы не советовал...

Я схватила этот раритет, но он рванулся из моих рук, как щенок, переполненный жизненной энергией. Пуфик выскользнул, но я запрыгнула на него и прижала к полу.

— Он не любит, когда им пользуется кто-нибудь, кроме Мирчи, — сказал Раду. — Кажется, здесь есть другие стулья...

— Мне нравится этот, — ответила я.

В этот момент брыкающийся мустанг, которого я пыталась укротить, швырнул меня на столбик кровати, и я ударилась бедром о жесткое дерево.

— Меня он тоже не любит, — заметил Раду, когда я схватилась за ленту от балдахина.

Я думала привязать пуфик, но он каким-то образом почувствовал это и поскакал в противоположном направлении, так яростно взбрыкивая на ходу, что я с трудом удерживалась на нем.

— Кстати, Дори, мне не кажется, что Влад тебя ненавидит, — вздохнул Раду — А если и так, то только из-за твоего происхождения.

— Есть и еще один пустяк. Примерно сто лет назад я помогла заманить его в ловушку.

— Ну да, и это тоже.

Раду осушил стакан, пока я накидывала петлю из ленты на короткую ножку пуфика. Наконец-то мне удалось его заарканить, но пришлось ломать голову, к чему привязать второй конец, чтобы удержать строптивую вещь.

— Только меня он ненавидит гораздо сильнее, — продолжал дядюшка. — Все мы — единокровные братья, однако у Мирчи с Владом родство душ. Два воина и книгочей — это просто смехотворно, — горько произнес он. — Я старался не отставать от них, во всяком случае, поначалу, только ничего из этого не получалось. Хотя у меня были лучшие в стране учителя, но мечом я всегда владел посредственно, на лошади держался с трудом. В общем, был безнадежен.

— Ага. Жизнь — дерьмо. — Я ни капельки ему не сочувствовала.

Мы с пуфиком ускакали теперь к книжному шкафу, и у меня появилась идея. Я выдернула несколько тяжелых томов, и вес антикварных книг чуть замедлил наше движение. Я подсунула их под себя и быстро схватила еще пару фолиантов. Пуфик начал медленно опускаться на пол. Мне уже казалось, что я победила, но он резко рванулся, сбросил и меня, и книги, после чего умчался прочь, самодовольно потряхивая кисточками.

— Дори, ты можешь сесть сюда, — предложил Раду, поднимаясь, однако я замахала, чтобы он сидел.

— Нет, не стоит. Все в порядке. — Я принялась загонять пуфик в угол, мысленно отрывая ему конечности, — Так о чем ты говорил?

— Так вот, положение значительно ухудшилось, когда отец согласился отдать нас в заложники. Честно сказать, оно стало из рук вон плохим. Я прошел через множество пыток, когда отец нарушил договор с турками и они бросили нас в подземелье. Я должен был проявить твердость, сопротивляться им, как это делал Влад, но ты понятия не имеешь, каково это. — Он облизнул губы и отставил стакан чуть задрожавшей рукой. — Я видел, на что становились похожи узники постарше, те, которые просидели в подземелье достаточно долго. Ни носов, ни губ, зубы выбиты, конечности оторваны, на всем теле ожоги...

— Да, приятного мало.

Я наблюдала такое, по сравнению с чем пытки турок показались бы детской забавой, но, с другой стороны, Раду тоже повидал немало. Разница в том, что он был чертовски молод, едва ли не подросток, насколько я помню, когда угодил в этот магазинчик ужасов. Однако теперь дядюшка справлялся со зверинцем, от которого мне тотчас же начали бы сниться кошмары. Наверное, Раду был крепче, чем казался.

Пуфик неожиданно развернулся, проскочил у меня между ногами и снова сбил на пол. Я угрюмо поглядела ему вслед, мол, даже мебель меня ненавидит, затем внезапно прыгнула и бросилась на него сверху. Мне удалось перевернуть злобную вещицу вверх тормашками и привязать ее к столбику кровати раньше, чем она успела выкинуть новый фокус. Когда я распрямилась, пуфик был привязан всеми четырьмя лентами, простыней и кое-какими предметами гардероба Мирчи.

— Вот! — Я торжествующе улыбнулась. — Только попробуй теперь рыпнуться, проклятая штуковина!

Раду вздохнул и поднялся, чтобы налить еще виски.

— Все это прекрасно, Дори, но как теперь на нем сидеть?

Одна кисточка взлетела в воздух в отчетливо узнаваемом неприличном жесте.

«Отлично! Вот пусть так и лежит, пока не сгниет».

Я упала в кресло, освобожденное Раду, и уставилась на пуфик.

— К чему ты клонишь, дядя?

Он привалился к бару и угрюмо посмотрел на меня.

— Только к тому, что я слаб. Мне предложили выйти на свободу, и я воспользовался этим шансом. Влад так меня и не простил за то, что я спал с врагом, как это тогда называли. Ну а потом он, разумеется, решил, будто я предал его и украл у него престол...

— Но ты же так и сделал.

— Да, но только после того, как он совершенно повредился в уме, — нетерпеливо возразил Раду. — Я не был глуп, Дори. Я понимал, что турки пытаются использовать меня, однако с Владом надо было что-то делать. Никогда не забуду тех казненных. Их были тысячи. Людей живьем насаживали на колья в полях вокруг Тырговиште. За все годы после того я не видел ничего более жуткого.

— На войне убивают еще больше.

— Да, но чтобы вот так... нарочито, художественно. Ты же помнишь, он приказывал устанавливать колья каким-нибудь узором, а затем поднимался на башню, чтобы полюбоваться на него с высоты.

— Нет, этого я не помню. Меня же отдали в цыганский табор. Или ты об этом забыл?

— Ах да. — Раду поглядел на меня затуманенным взглядом. — Как тебе там жилось?

Я уставилась на него. Не прошло и полтысячи лет, как он удосужился поинтересоваться.

— Просто чудненько. Кошек они держали, чтобы отгонять мышей от припасов, а меня — чтобы шугать вампиров, которые пытались сожрать их самих. Веселые были времена.

«Да, пока все цыгане все-таки не умерли».

— Что ж, славно.

Я воздержалась от замечания и вспомнила, почему обычно избегала разговоров с Раду.

— Если ты позволишь мне высказаться, то я скажу, что у нас обоих общий враг. Ладно. — Я вскинула руку, чтобы избежать новой волны воспоминаний. — Наверное, Драко приготовил для тебя нечто более изысканное, однако и моя смерть значится в каких-то его списках. Зато она не предусмотрена в моих.

— Тогда тебе лучше сказать Мирче, что ты не станешь охотиться за Владом. Надо поставить в известность твоего отца и разработать другой план.

Я рассматривала дядю сквозь тяжелый хрустальный стакан. Дюжины маленьких Раду глядели на меня из его граней. Каждый из них был так же растерян, как и его сосед.

— Какой именно план можно придумать? Как по-твоему? Где найдется безумец, который захочет взглянуть в глаза Драко? Почти все герои предпочли бы избежать подобного занятия даже в том случае, если бы сейчас кругом царил мир и им нечем было бы развлечься.

Нет, я знала несколько охотников, которым хватило бы глупости согласиться, разумеется, за соответствующую плату. Но едва ли они сумели бы чего-то достичь, только оскорбили бы своим видом Драко, прежде чем превратиться в сырое мясо.

— Мирча с ним разобрался бы, — беспомощно предположил Раду. — Да только он сейчас организует встречу шести сенатов.

— Зачем это? — Я считала, что и одного органа управления, в котором уютно пристроились сумасшедшие престарелые вампиры, вполне достаточно.

— По причине войны, естественно. Она уже начала надоедать абсолютно всем.

Я решила, что разговор на эту тему можно пока отложить.

«Чем меньше я знаю о делах Мирчи, тем крепче буду спать».

— Все равно у нас с тобой общий враг...

— Это ты уже говорила.

Я вдохнула поглубже и начала сначала:

— У нас, насколько я себе представляю, есть два пути. Мы можем отсиживаться в МОППМ, пока Драко не накопит столько силы, что запросто войдет сюда и прикончит нас, или же сами продолжим наступление. Я предпочитаю последнее, поскольку нельзя дать ему время собраться с силами. Это прекрасный способ самим превратиться в покойников или даже хуже, — прибавила я, рассудив, что Раду, скорее всего, прав насчет планов своего брата.

— Как же мы сможем это сделать? Говорю тебе, Дори, я не воин. Единственная армия, какую я возглавлял, была турецкой, и все командиры там были турки. Я только назывался их военачальником, потому что люди предпочли бы видеть на престоле потомка местного старинного рода, а не пришлого басурманина. Никаких решений я не принимал.

— Тебе и не придется с ним драться, — заверила я Раду.

— Что ж, хорошо. — Ему явно стало легче.

Я осушила свой стакан и любовно похлопала дядю по ноге.

— Ты будешь наживкой.

Глава 8

Как я и предполагала, загвоздка была скорее в Луи Сезаре, а вовсе не в Раду. Дядя был достаточно умен и прекрасно сознавал, что гораздо предпочтительнее встретиться с братом лицом к лицу, пока тот еще не готов к битве. Нельзя дать ему время собрать армию последователей. Единственный, по нашему общему мнению, способ заставить Драко перейти в наступление раньше, чем он успеет подготовиться, состоял в том, чтобы натолкнуть его на мысль, будто он сумеет схватить нас обоих в незащищенном месте. А это значило, что надо уехать из МОППМ.

Ничего удивительного, что Луи Сезар был недоволен. Ему не нравилось, что Раду придется переехать из относительно безопасного заточения в МОППМ в свое поместье, хотя тамошний дом и земли вокруг него были настоящим лабиринтом магических ловушек, на создание которых Раду потратил годы жизни. Кажется, он испытывал на своем доме все изобретения, сделанные им для Сената. Для нас это место было просто идеальным. Драко обнаружит, что мы подготовились к встрече куда лучше, чем он ожидал. Однако Луи Сезар, видимо, никак не мог постичь эту простейшую идею.

— Я целиком и полностью запрещаю! Играй со своей жизнью, если надо, но только не с его!

— Это уже Раду решать. Тебе так не кажется? Он твой господин или наоборот?

Раду руководил погрузкой в трейлер больших, дурно пахнущих клеток и не обращал на нас ни малейшего внимания. Он забирал свою коллекцию генетических кошмаров, чтобы продолжить работу с ними в домашней лаборатории, но необычайно сильный ураган, сопровождаемый дождем, здорово осложнил погрузку. Судя по всему, тварям не нравилось мокнуть. Наперекор распространенному убеждению, в пустыне Мохаве время от времени шел дождь, вот только иссохшая, покрытая коркой почва с ним не ладила.

Я перепрыгнула через стремительно увеличивающуюся оранжево-красную лужу, которая растекалась по бетону, пока Ду стрекалом для скота загонял обратно в клетку гигантскую клешню. Она только что просочилась между прутьями на волю и быстренько схватила одного из помощников Раду. Так что вести беседу с Луи Сезаром выпало мне.

— Я пытаюсь обеспечить его безопасность, — запальчиво проговорил вампир. — До которой тебе, совершенно точно, нет дела.

Я посмотрела на него без всякого выражения.

— Наша задача — разобраться с Драко, а не охранять Раду.

— Я не стану приносить своего хозяина в жертву чьей-то мести, — упрямо сообщил он.

— Речь идет не о мести, а о спасении Клэр!

— Я не стану выторговывать жизнь этой женщины за счет Раду. Если мы сможем заманить Дракулу в ловушку, не подвергая Раду опасности, отлично. Если же нет...

— То пусть Драко гуляет на свободе? — Я уставилась на него.

Лицо Луи Сезара было совершенно бесстрастным. Он говорил серьезно. Упертый, презрительный, самодовольный сукин сын действительно так думал.

«Это тот самый напарник, которого Мирча выбрал в помощь мне!»

Я подавила желание пару раз приложить Луи Сезара головой о дорогу и улыбнулась.

— Ладно. Попробуем еще раз. — Я театрально вздохнула.

— Я слышал более чем достаточно, — последовал угрюмый ответ. — Ты совершенно безрассудна, подвергаешь опасности себя и всех, кто рядом с тобой.

— Я безрассудна?! Да кто едва не угробил всех нас в самолете?

— Я не знаю, как ты умудрилась прожить так долго, однако не позволю тебе совершить самоубийство и захватить с собой на тот свет господина Раду! Будет разработан другой план. Тебя с ним ознакомят, когда возникнет такая необходимость. — Вампир развернулся и зашагал к дяде.

— Эй ты! — Я ухватилась за первое, что подвернулось под руку, это оказался его дождевик. — Разве я сказала, что разговор окончен?

Воздух вокруг нас стремительно накалялся.

— Лучше убери руку, дампир, пока она еще прикреплена к твоему телу.

— Странно слышать такое от тебя.

Голубые глаза опасно сузились.

— Что это значит?

— Это значит, что у тебя появилась вредная привычка вторгаться в мое личное пространство. У французов так принято, да? Или же тебе просто нравится меня трогать?

Кровь бросилась ему в лицо, залила щеки, затем хлынула в обратном направлении, и он побелел.

— Разумеется, ты можешь говорить мне любые гадости, а я все стерплю и не смогу тебе ответить из-за страха перед твоим отцом. Ты ведь так думаешь?

Я удивленно заморгала. При Марлоу я говорила что-то подобное, но только в шутку. У меня не было привычки прикрываться репутацией папочки. Я имела собственные заслуги, и очень немногие вампиры о них забывали.

— Мирча куда чаще втравливал меня в неприятности, чем спасал от них, — кратко ответила я. — Нынешняя ситуация не исключение. Единственная причина, по которой он не позволил тебе прикончить меня в Нью-Йорке, состоит в том, что его собственная задница уже горит. Я должна потушить огонь. В очередной раз.

— Ты ничего не понимаешь! — От Луи Сезара веяло жарким гневом. — Мне сегодня раз десять сказали, что я сошел с ума, набросившись на тебя при нем, вообразив, будто мое мнение может быть важнее слов его единственного ребенка, плоти и крови!

Я задохнулась от желания разом и засмеяться, и выругаться.

— Да кто-то просто пудрит тебе мозги, парень. — Луи Сезар посмотрел на меня с недоумением. — Кто-то просто тебя разыгрывает, — перевела я. — Поверь мне, единственно ценным в глазах Мирчи является то, что я могу для него сделать. Я — просто еще одно оружие из его арсенала, ничего больше. Все вампиры об этом знают.

— А что ты знаешь обо всех вампирах? — спросил Луи Сезар. — Разве ты когда-нибудь жила среди нас, Дорина? Ты сама захотела остаться на периферии нашего общества, чтобы охотиться на самых слабых, но никогда не была частью нас!

Меня ледяной волной захлестнула горечь.

— Именно так, сама захотела. Угадай с трех попыток почему. Может, потому, что каждый раз, когда я оказывалась среди вас, кто-нибудь обязательно пытался меня убить? Ты не исключение. — Я оглядела его с головы до ног, не скрывая насмешки. — Творение семейства Басарабов без примеси дурной крови, член Сената, талантливый бретер. Ты же чертов герой, Луи! Что ты знаешь о моей жизни?

— Больше, чем ты о моей, если на то пошло. — Глаза Луи Сезара засверкали синим огнем. — Несколько веков мой собственный хозяин отказывался общаться со мной. Я был отверженным, тем, кого знаменитый род не хотел признавать своим. При этом тебя, дампира, у которого руки по локоть в нашей крови, всегда встречали с распростертыми объятиями! Ты насмехалась над ними, презирала их, все время угрожала убить, и все равно они приветствовали тебя, а меня, при всех моих достоинствах, постоянно отвергали!

Я заморгала. До меня вдруг дошло, что я и в самом деле никогда не слышала об этом отпрыске Раду.

— Но чего ради отталкивать тебя?

Луи Сезар был идеальным наследником, преданным сыном. Его достоинства могли бы компенсировать любые недостатки всего семейства. К примеру, такие, которыми был переполнен Драко или я.

Его рот горестно дернулся.

— Спроси своего отца, если хочешь знать. Или господина Раду. Может, кто-то из них скажет тебе правду.

— Я спрашиваю тебя.

— Зачем спрашивать меня о чем бы то ни было? — с яростью завопил вампир. — Меня с трудом терпят в данный момент, потому что Сенат в отчаянном положении. Слишком много его членов уже погибли в войне, другие еще расстанутся с жизнью. Им сейчас нужно подкрепление, но когда война закончится... все станет так, как было раньше.

Я нахмурилась. На Мирчу это не было похоже. Предай его — он отрежет тебе яйца и заставит съесть, но я никогда не видела, чтобы папенька поворачивался спиной к союзникам, и сильно сомневалась в том, что когда-нибудь замечу подобное.

— Когда все это закончится, я поговорю с Мирчей, — начала я, недоумевая, с чего вдруг меня обеспокоило положение Луи Сезара.

Но договорить я не успела, потому что вампир побагровел.

— Мне не нужна твоя жалость! — Он подошел ближе, едва не прижался ко мне всем телом, но я не стала выказывать свое возмущение.

В машине он был весьма самоуверенным, прекрасно владел собой. Мне было приятно видеть, что спесивость сменилась в нем живыми чувствами. Никто, кажется, не замечал, сколько переживаний накопилось в его душе, однако я знала, на что похож гнев. У большинства людей это неглубокое, наносное чувство, вялое и умеренное. В Луи Сезаре гнев полыхал ярким пламенем.

— А что тебе нужно? — Эти слова прозвучали раньше, чем я успела прикусить язык.

Время застыло на одно долгое мгновенье, лишенное воздуха. Затем глаза Луи Сезара залил серебристый свет, который сменился жаром, накаленным добела. Я была весьма поражена этими переменами и не сразу поняла, что он выглядел не возмущенным, а помертвевшим.

— Есть одна услуга, которую ты могла бы оказать нашему племени, — произнес он диким придушенным голосом. — Я скажу тебе об этом, когда буду готов.

Впечатление было такое, будто мне нанесли прямой удар в живот, от которого я немедленно начала задыхаться. Честное слово, я понятия не имела, что ему ответить. Затем чья-то рука скользнула по моей шее и спасла от дальнейших переживаний, едва не раздавив мне дыхательное горло.

Я не могла поверить, что кому-то действительно удалось подкрасться ко мне незаметно, затем услышала голос Марлоу и все поняла. Проклятый вампир двигался так же бесшумно, как дым. Это одно из его многочисленных смертоносных качеств.

— Поберегись, Луи Сезар. Помни, с чем имеешь дело.

Француз бросил на него яростный взгляд.

— Отпусти ее! У нас семейное дело!

— Неужели? — Марлоу не потрудился скрыть свое отвращение. — Ты уже говоришь, как...

Я больно ударила его локтем в пах, затем отпрянула назад и вырвалась из крепкой хватки.

— Не знаю, что ты там задумал, — гневно сказала я Луи Сезару, противясь желанию растереть измочаленное горло. — Но разбирайся с Раду сам. Это была и его идея тоже. Ему лично такой план казался удачным. Если ты хочешь сказать своему господину, что он дурак, так пойди и скажи. Потом сообщишь, как все прошло, если, конечно, останешься в живых.

Луи Сезар похлопал Марлоу по плечу, удерживая взбешенного вампира на месте, но при этом не сводил глаз с меня.

— Мы еще не договорили.

«Сукин сын! Он же сам еще минуту назад порывался уйти!»

— По-моему, мы договорили, — сказала я и, хлюпая по лужам, направилась к гаражу.

Примерно полдороги я надеялась, что он последует за мной или же даст мне повод вернуться. Но когда я выехала из гаража на «ягуаре» этого года выпуска, таком новом, что даже запах кожи еще не выветрился из салона, Луи Сезар так и стоял под дождем, беседуя с разозленным Марлоу. Я притормозила рядом с Раду, который читал своему пожеванному помощнику лекцию о необходимости соблюдать технику безопасности.

— Твой сынок — маньяк, — сообщила я дядюшке.

Ду вздохнул.

— Что на этот раз?

— Он сетует, что семья не принимает его в свое лоно.

Раду поморщился.

— Неужели снова?

— Так это правда?

— Нет, конечно! Да, сначала нам пришлось держаться от него подальше, но теперь все это в прошлом.

— А в чем было дело?

— Да все этот сдвиг времени, — туманно отозвался Раду, как будто я и без того должна была знать, о чем он толкует.

— Какой еще сдвиг времени?

— Ты же знаешь. Это случилось раньше, до того, как его прокляли цыгане.

— Луи Сезар проклят?

— Теперь уже нет, — сказал Раду, как будто недовольный тем, что я слишком тороплюсь с вопросами. — Но был, в другом потоке времени. Том, который Мирча изменил.

— Погоди-ка минутку. Мирча сдвинул время?

— Честное слово, Дори, если бы ты хоть изредка общалась с родными, то знала бы все это.

— Окажи мне любезность, объясни.

— Изначально Луи Сезар был проклят, а не обращен, — принялся нарочито терпеливо втолковывать Раду. — Он чем-то раздражил какую-то цыганку. Подробностей я не помню. В любом случае, когда время было сдвинуто, кончилось тем, что вампиром его сделал я. Однако же нам пришлось как можно строже придерживаться всех деталей, чтобы не изменить настоящее. Это означало, что меня не должно быть рядом с Луи Сезаром, поскольку раньше я вообще не подозревал о его существовании. — Раду нетерпеливо посмотрел на меня. — Между прочим, я уже разъяснил ему все это.

Я заморгала.

— Так же внятно, как объяснил сейчас мне?

— Ну разумеется! Хотя, кажется, ему это не помогло.

Ду, существует небольшая вероятность, что он тебе просто не поверил, — медленно проговорила я.

Раду весьма выразительно закатил глаза, помотал головой и вздохнул.

— Дори, никогда не заводи детей. От них одни бесконечные неприятности.

— Я дампир, — произнесла я натянуто. — Мы не можем размножаться.

— Что ж, в таком случае все в порядке. — Раду взмахнул рукой.

— В Вегасе я пущу слух о том, в каком направлении мы уехали, — сказала я, меняя тему, чтобы не придушить дядюшку на месте, облегчив жизнь Драко. — Может быть, потребуется какое-то время, чтобы слух дошел до кого надо, но надеяться на это не стоит. Будьте осторожны на пути туда. Я дам вам несколько часов форы, чтобы вы успели выехать, и только потом начну болтать.

— Кит приготовил для нас эскорт. — Раду поглядел в сторону вампиров, занятых беседой. — Постарайся не кусать Луи Сезара, Дори. Он... несколько сбит с толку в данный момент.

— Не он один.

«Мирче придется кое-что объяснить мне, когда мы встретимся в следующий раз».

— Дорогая, постарайся понять. Бедняга не знает, как тебя классифицировать. Ты дампир, что в его системе ценностей означает самый нижний уровень, с другой стороны — дочь Мирчи, то есть личность, перед которой он обязан преклоняться. Луи Сезар не понимает, что ты несерьезна и просто дразнишь его. Он воспринимает насмешки как знак неуважения с твоей стороны.

— В этом француз совершенно прав, — сказала я и нажала на газ.

— Мне кажется, ты не понимаешь, в каком я положении, — произнесла я и сделала знак бармену, чтобы принесли еще выпивки.

Парень за стойкой был человеком, но он даже бровью не повел, увидев, что я беседовала с карликом в три фута ростом, с носом длиной в фут, бусинками глаз, налитыми кровью, и с такими длинными белыми волосами, торчащими из ушей, что их было впору заплетать в косички. В тон им были кустистые брови и снежно-белая копна волос, однако самое ошеломляющее впечатление производила борода карлика. Она была серебристого цвета и равнялась по длине его росту. Я видела, как он раньше заталкивал ее за пояс, чтобы не волочить по полу, однако сегодня эта прелесть свободно струилась по его груди. Борода была единственным поразительным украшением данного субъекта, в остальном совершенно неказистого, и вечно вызывала у меня улыбку.

Бенни был самым типичным скогстроллем, или лесным троллем. Пусть мы находились в Вегасе, стране странностей, но меня все равно неизменно изумляло полное отсутствие интереса к нему со стороны окружающих. Мало что изменилось с тех пор, когда я была здесь в последний раз.

Мы сидели с ним не в баре для демонов где-нибудь на задворках, а в баре у бассейна в «Цезаре». В магазине мне сказали, что я найду Бенни именно здесь. Так оно и вышло. Судя по мутному взгляду, который он на меня устремил, карлик уже довольно давно наливался «Маргаритами».

— Да все я прекрасно понимаю, — возразил он и вскинул узловатую руку, чтобы я не перебивала. — Тебе предстоит трудное задание, и нужно кое-что более действенное, чем позволяет закон. Но уж поверь, у меня ничего нет.

— Ты всегда так говоришь. — Отрицательный ответ меня совершенно не устраивал.

Мне требовалось пополнить запасы, и Сенат вряд ли мог помочь в этом деле. У меня остались только такие боеприпасы, после применения которых никто не уходил своими ногами, тогда как Мирча хотел заманить Драко в ловушку, а не убить.

— Только на этот раз не ради того, чтобы набить цену. Может, ты слышала, что идет война? Все мои запасы забрал Сенат. Они сказали, что конфискуют контрабанду. — Бенни взял у официанта с бегающим взглядом стакан и облизнул край. — Вскоре после того проклятые темные маги утащили все остатки. Неужели теперь никто не понимает, что за товар надо платить?

— Ну же, Бенни. Я тебя знаю. Ты никогда не хранишь в лавке все.

— А теперь не держу и ни в каких других местах. — Он вздохнул и похлопал меня по руке. — Дори, ты была хорошим клиентом и неплохо знаешь меня. Я всегда играл с тобой честно, разве не так? Но в такие уж времена мы живем. Ходят слухи, что Сенат уязвим, его власть слабеет. Кто знает, что будет дальше? Никто, так-то вот! Не удивительно, что все хотят себя обезопасить, основательно запастись на случай возможных неприятностей. Поэтому мои запасы сильно истощились еще до конфискации. А теперь... — Он покачал головой. — Вообще ничего не осталось.

К бару подошла мамаша изможденного вида, тянувшая за собой маленькую девочку, которая крепко сжимала в кулаке рожок с мороженым. Рот малышки, посиневший от холодного лакомства, округлился в изумленное «о», когда она заметила Бенни, дружески подмигнувшего ей.

— Мамочка! Посмотри, там эльф!

— Не таращись, Мелисса! И не обзывай людей!

Я изучала Бенни, пока мамочка увлекала дочку к выходу, несмотря на все ее протесты и заявления о том, что она хочет поздороваться с милым эльфом.

— Я не сказала бы, что амулет иллюзии — это и есть то самое «ничего», — заметила я негромко.

Подобные дорогостоящие безделушки применялись для того, чтобы все, кто не был раньше знаком с данной личностью, видели бы вместо настоящей внешности спроецированный образ. Исключение здесь составляли маленькие дети, в чьем разуме еще не сформировались стереотипы того, как должен выглядеть мир. Именно стандартное мышление и позволяло амулету работать.

Тролль пожал плечами, нисколько не смущенный. Когда Бенни загоняли в угол, он вел себя так же, как и большинство его соплеменников. Этот оригинал продал бы даже собственную мамашу, которая, между прочим, пыталась его съесть, если бы решил, что получит за нее хорошую цену. Бенни просто-напросто подозревал, что я стеснена в средствах и не смогу дать ту запредельную сумму, какую он наверняка потребует за оружие в военное время. В большинстве случаев я и в самом деле не отличалась богатством, но не сейчас.

— Надо же, какая жалость. — Я сознательно покатала сверкающий желтый шарик по стойке бара рядом с коллекцией разноцветных бумажных зонтиков. — Ты ведь понимаешь, что я предпочла бы иметь дело с тобой, но, видимо, придется обратиться к кому-нибудь другому.

Тролль не сводил глаз с маленького шарика и медленно опускал стакан обратно на стойку.

— Знаешь, Дори, если подумать, может быть, у меня и завалялась пара вещиц.

Прошло меньше получаса, и мы уже подъезжали к большому складу.

— Пара вещиц? — уточнила я, когда мы выбирались из «ягуара».

Бенни пожал плечами и занялся тяжелым замком, висевшим на толстой металлической двери.

— Этот склад принадлежит мне много лет. Обычно он заполнен товаром хотя бы наполовину. Сейчас не так. Сама посмотри — Он толкнул раздвижную дверь.

Нас встретило огромное гулкое пространство. Повсюду были разбросаны пустые поддоны и многочисленные смятые картонные коробки, посреди которых стоял ржавый погрузчик. Лампы над головой лениво замерцали, и я заметила в глубине помещения подобие небольшого кабинета.

— Сюда, — сказал Бенни, пробираясь между кучами упаковочного мусора. — Пару дней назад я получил поставку, и тебе повезло, что пока еще никто меня не ограбил.

— Почему бы тебе не переехать вместе с товаром куда-нибудь подальше, где тебя не найдут?

— Пока у меня имеется в запасе что-нибудь интересное, я останусь на плаву и при деле, причем живой. — Гулкий голос Бенни отразился от стен. — Война — не то время, когда можно казаться бесполезным. Сенат знает, что у меня имеются связи, каких нет у вампиров. Ничего удивительного. Если ты пытаешься на пару сотен лет выжать из бизнеса опытных дельцов, то они, как правило, отказываются работать с тобой, когда тебе приходится туго.

Бенни снял несколько дюжин защитных заклинаний, включил лампы дневного света в своей крохотной конторе и втиснулся за письменный стол, захламленный еще больше, чем мой. Я не стала подходить близко из опасения, что какая-нибудь гора папок свалится мне на голову, и принялась ждать.

— Но я, ей-богу, говорил тебе чистую правду. Выбор у меня сейчас не тот, что раньше. — Он вытянул из металлического ящика маленький чемоданчик.

Мне пришлось подождать еще немного, пока тролль снимал очередные заклинания. Потом замки щелкнули, он открыл чемоданчик. Я принялась рассматривать товар и с трудом сохраняла бесстрастное лицо.

Бенни поднял кустистую бровь.

— Так как, Дори? Заключаем сделку?

Я придвинулась поближе, желая лучше рассмотреть содержимое чемоданчика и убедиться в том, что несколько предметов являлись именно тем, что мне было нужно. При этом я с трудом сдерживалась, чтобы не улыбнуться во весь рот.

«Да! Заключаем, еще как».

Через десять минут я уже владела четырьмя обезвреживающими устройствами. Каждое из них по разрушительной силе равнялось двадцати обычным гранатам. Еще у меня было самое качественное преобразующее снадобье. Оно представляло собой желтый крем, который безотказно действовал даже на людей, столь же далеких от магии, как и я. Стоит намазать им лицо, и через несколько минут твоя внешность становится совершенно иной. Обычно у меня от этого крема появляется сыпь, но бывают вещи похуже прыщей. Пригодится любая помощь, когда за тобой по следу идет Драко.

Мы с Бенни горячо спорили, четырех или пяти дезориентирующих сфер достаточно, чтобы быть в расчете. У демонов от них жутко кружилась голова, вампиры забывали, ради чего дрались, а люди просто лишались сознания. Сухой жар пустыни внезапно сменился легким дуновением озона. Я упала на пол. В следующий миг стекла, занимавшие верхнюю часть трех стен кабинета, разлетелись вдребезги. Ударная волна вжала Бенни в металлическую стенку и превратила его огромную голову в желе. Я сдвинулась с места в тот миг, когда осколки стекла ударились о пятнистый ковер.

Я подхватила чемоданчик, выпавший на пол из руки Бенни, сделавшейся бесполезной, и выпрыгнула через бывшее окно на другую сторону кабинета. Покидая контору, я швырнула за спину дорогостоящую дезориентирующую сферу, поскольку теперь жалеть их не стоило, в моем распоряжении было двенадцать таких шариков, после чего секунду озиралась по сторонам. Кабинет явно был пристроен последним, рядом с задней дверью, видимо, из соображений, что управляющему требуется некая свобода передвижений. Однако дверь находилась недостаточно близко. Я нырнула за гору пустых ящиков, успев подумать, не настало ли время выплачивать свой непомерно разросшийся кармический долг. Несколько ящиков, находящихся в футе от меня, и половина стены вдруг взорвались, как будто их размозжили гигантским кулаком.

Не помню, говорила ли я, что иногда по-настоящему ненавижу магию?

Печальнее всего было то, что на складе Бенни по причине экономического спада оказалось негде укрыться. Я сильно сомневалась в том, смогу ли пережить удар противника. Дюжина ярдов до задней двери с тем же успехом могла равняться тысяче. Кроме того, я подозревала, что за дверью меня ждет делегация. Даже если я доберусь до выхода целой, то недолго останусь в таком состоянии.

Я снова ощутила тот запах, слабое дуновение озона, как будто предвещающее приближение грозы, и сказала себе, что мне это только кажется. В конце концов, недавно шел дождь. Однако я сделалась липкой от пота, окоченела в темноте, мускулы окаменели и заныли от напряжения, ледяной озноб прошел по спине.

Снова разлетелись несколько ящиков, причем так близко, что щепки упали к моим ногам. Необходимо было как-то решать проблему. Я не могла ни двигаться, ни оставаться на месте. Обычно, оказавшись загнанной в угол, я нападала на все, что замечала, но поскольку сейчас не видела ничего, то решила сменить тактику. После удара, пришедшегося по кабинету Бенни, лампы погасли. Единственным источником света остались грязные окна под потолком, сквозь которые проникал только тусклый свет звезд. Я понадеялась на то, что мой противник, кем бы он ни был, видел меня не лучше, чем я его, и попятилась от выхода в сторону погрузчика, который заметила раньше.

Я держалась поближе к стене, потому что на пространство перед дверью систематически обрушивались удары. Единственным утешением было то, что при таком шуме не было нужды соблюдать тишину. Наконец я добралась до железного чудовища и забралась в кабину. Разумеется, я не собиралась на нем удирать. Вилочный погрузчик не смог бы обогнать даже обычного пешехода, а если за мной погонятся маги, оборотни или вампиры, то я просто превращусь в котлету. Зато машина, если мне удастся ее запустить, поможет устроить отвлекающий маневр. Я положила на пол кабины пару обезвреживающих устройств Бенни, рассовала остальное содержимое чемодана по обширным карманам нового пальто, запустила мотор и спрыгнула уже на ходу.

Когда через несколько мгновений невидимая рука разбила механизм погрузчика в лепешку, я уже преодолела половину расстояния до главной двери. Если я захочу, то могу бегать так же быстро, как матерые вампиры, к тому же сейчас меня подгоняло осознание того, что именно произойдет, когда взорвутся обезвреживающие устройства. Словом, я была готова побить все рекорды.

Когда раздался взрыв, я все еще находилась в помещении склада, хотя и на выходе. Взрывная волна подхватила меня и ударила о раздвижную дверь, которая сначала дернулась, а затем вырвалась из пазов. После этого я прилипла к полотнищу искореженного металла, пролетела через всю стоянку, высекая искры из асфальта, пронеслась мимо группы темных фигур и врезалась во внедорожник.

Я закатилась под колеса машины, однако оставалась там недолго. Чьи-то сильные руки схватили меня и вытащили с другой стороны. Примерно в этот же момент обломки склада начали дождем осыпаться вокруг. Я решила, что они слишком мелкие для того, чтобы погрести под собой Бенни, и заехала коленом в пах своему противнику. Он выругался, но я едва услышала его, поскольку временно оглохла от взрыва. Однако в этот же миг рядом с нами приземлился горящий ящик, и я увидела лицо своего врага. Ого!

— До-ри-на! — Слоги походили на удары хлыста. — Я тебя повсюду ищу.

Я сглотнула и с трудом улыбнулась. Хлопья золы и горящие ошметки падали со всех сторон, словно мы попали в ад, но я не обращала на них внимания. Кому какое дело до адского пейзажа, когда перед ним стоит сам Сатана?

— Дядя...

Глава 9

— Это же обычная сделка, Дорина. — Драко сидел в своем номере в «Белладжио» и улыбался мне.

Эта улыбка возымела бы больше действия, если бы хоть немного затрагивала ледяные мертвые глаза.

— Мне кажется, ты должна меня понять.

Все вампиры формально, разумеется, покойники, но большинство из них стараются казаться живыми. Драко не утруждал себя подобными мелочами. Мне ни на секунду не удавалось забыть, что это стройное тело, удобно устроившееся в кресле, на самом деле холодно как камень и мертво. Дядюшка не дышал, не моргал, не глотал. У него была матово-белая кожа, какой позавидовала бы любая гейша, а глаза — плоские и мутно-зеленые, словно стекло пивной бутылки. В них не светилось ни единой живой искры. Улыбка, единственный намек на то, что он жив, была настолько бессмысленной, что запросто могла бы украсить лицо манекена в универмаге, хотя покупатели бежали бы от него без оглядки. Вот и мне тоже хотелось унести отсюда ноги.

— Какая именно часть тебе не понятна? — Драко говорил по-румынски.

Наверное, он просто любил этот язык или же не хотел, чтобы разговор подслушали его громилы. В чем бы ни состояла причина, мне от этого было не легче. Воспоминания о древней родине составляли изрядную долю моих кошмаров, хотя я не посещала Румынию уже больше трехсот лет.

— Та, в которой говорится о сохранении моей жалкой жизни в обмен на помощь тебе, — отозвалась я.

Я говорила по-английски. Если ему это не нравилось — тем лучше.

— Ты думаешь, я тебя обману.

Я пожала плечами, пытаясь казаться беззаботной. Вампиры как собаки — стоит показать им свой страх, и они сейчас же попытаются разорвать тебя на куски.

— Меня посещала подобная мысль. Все-таки я помогала заманить тебя в ловушку. Сомневаюсь, что вхожу в число твоих любимцев.

Драко, кажется, счел мои слова забавными. Глаза его не потеплели — я вообще никогда такого не видела, — зато смех прозвучал почти естественно.

— Ах, Дорина. Ты себе льстишь. — Он немного выпрямился в кресле, и выражение его лица снова изменилось.

Наверное, упырь пытался казаться искренним, но добился лишь того, что его лицо просто стало пустым. Обычно с подобными трудностями сталкиваются свежеиспеченные вампиры, которые еще не понимают, как заставить мертвые мышцы изобразить нужную эмоцию. Но Драко никогда и не пытался овладеть этим умением.

— Давай все проясним. Ты — дампир, презренное существо, никак не связанное с понятием чести. Так как же ты можешь кого-то предать? Ты действовала, исходя из двух причин. Во-первых, охота на моих соплеменников заложена в твоей природе, во-вторых, моему брату требовалась твоя помощь. За первое я не могу тебя винить. В чем виновата змея, укусившая меня, скорпион, вонзивший свое жало? Я могу уничтожить их при удачном стечении обстоятельств, но не винить. Это было бы глупо. Теперь о второй причине. Ты могла бы отказаться исполнять приказ моего брата, но было бы неразумно так рисковать ради меня. Я не поблагодарил бы тебя за это, зато отец мог бы наказать. На твоем месте я поступил бы точно так же.

— Что ж, если ты не держишь на меня зла, то я, пожалуй, пойду. — Я даже не попыталась подняться.

Подобная попытка оказалась бы совершенно бессмысленной. Головорез, торчавший у меня за спиной, судя по его виду, был бы рад любому поводу вернуть меня обратно. Желательно маленькими кусочками.

Я уже просчитала возможности вырваться отсюда, и результат мне не понравился. Игрушки Бенни у меня отняли вместе с остальным оружием, прежде чем везти в гостиницу, дали по голове так, что я лишилась сознания. Сделать такое с дампиром непросто. Голова теперь гудела так, словно в ней работал копер. Когда я очнулась, оказалось, что в номере Драко собрались с дюжину помощников, магов и вампиров. В общем и целом всякая попытка прорваться к двери была бы самоубийством.

Среди вампиров не было ни одного из прежних приспешников дядюшки, однако новички тоже отсутствовали. К примеру, тот, что стоял у меня за спиной, был мастером не ниже четвертого уровня, значит, Дракуле его кто-то одолжил. Могу поспорить, это был Распутин, самопровозглашенный военачальник противоборствующей стороны. У него полно лишних вампиров, но недавно Сенат нанес ему ощутимый удар. Наверное, Распутин страшно обрадовался возможности натравить на Сенат Драко. Он мог бы залечь на дно и зализать раны, пока мой дядюшка отвлекал врагов на себя. Если бы ему по-настоящему повезло, то русский еще и лишил бы Сенат одного из самых влиятельных его членов. Наличие же магов объяснялось тем, что Распутин состоял в союзе с Черным кругом.

Вампиры рассредоточились по комнате, вроде бы в беспорядке, однако при этом многие оказались рядом с окнами. Если бы мне вдруг пришла охота выпрыгнуть с десятого этажа, то и из этого ничего не получилось бы. Мои шансы выйти отсюда, применив грубую силу, равнялись возможности неудачников, собравшихся внизу, выиграть в рулетку. Однако мои потери оказались бы необратимыми.

Драко продолжил говорить, как будто бы я ни слова не возразила:

— Будем считать, что в данный момент ты для меня значишь не больше любого другого дампира. Обычно я убиваю всех твоих соплеменников, которые имеют глупость оказаться у меня на пути. Это простая предосторожность. Точно так фермер расставляет мышеловки. Но в сложившихся обстоятельствах я склонен предложить тебе сделку. Твоя жизнь в обмен на помощь мне в текущем деле.

— Ты хочешь, чтобы я вместо тебя убила Мирчу и Раду.

Драко секунду смотрел на меня, потом снова разразился смехом.

«По крайней мере, мне удалось его развеселить, сохранив при этом в целости все свои внутренние органы. Пусть чудеса длятся вечно!»

— А я и забыл, какой ты бываешь забавной. — Драко сейчас же успокоился, вся его веселость сменилась полным отсутствием какого-либо выражения. — Должен признать, меня удивляет, что до сих пор никто не оборвал твою жизнь, но ты, конечно же, сильно переоцениваешь свои способности, воображая, будто в силах уничтожить моих сородичей. Допустим, Раду трус и слабак, однако он не настолько глуп, чтобы доверять кому бы то ни было, в особенности тебе. А Мирча... что ж, его всегда было трудно убить.

Когда Драко произнес имя брата, на его лице наконец-то появилось определенное выражение. Ненависть! Сила этой эмоции волнами разошлась по всей комнате. Моя голова загудела, словно в предчувствии надвигающейся бури. Я внезапно поняла, что, видимо, ошибалась насчет того, кто является главной целью Дракулы.

— Да, — медленно согласилась я. — Можно подумать, что у него имеется ангел-хранитель.

Физиономия Драко исказилась.

— Никакой ангел ему не нужен. Мирча всегда умел убедить других броситься ради него на мечи. Отец отослал к туркам нас с Раду, а его драгоценный наследник остался при нем, дома. Мирча жил князем, пока Раду, словно шлюха, отдавался мусульманам, выкупая себе путь на свободу, а меня пытали изо дня в день на протяжении долгих лет!

Теперь я не могла пожаловаться на его бесстрастность. Глаза Драко полыхали от нахлынувших чувств.

— Даже смерть была на руку Мирче, — выплюнул он. — Когда предатели-бояре прикончили его, он спасся благодаря тому самому проклятию, которое должно было его уничтожить!

Я посмотрела в полыхающие зеленые глаза и наконец-то поняла. То, что я принимала за безумие, больше всего походило на неукротимую, безудержную зависть. Но самое странное состояло в том, что я ощущала нечто похожее. Мирча, кажется, никогда не сомневался в том, что по праву занимал свое место в жизни. Он был потомком знатного рода и правителем сверхъестественного мира. Уверенность в себе окутывала папашу словно плащ, тогда как его незаконнорожденный отпрыск дрожал от холода.

— Он всегда падает на лапы, как кошка, — произнесла я, и далеко не вся горечь в моем голосе была наигранной.

— Только не в этот раз. — За долю секунды лицо Драко снова превратилось в непроницаемую маску.

Он смотрел на меня, сощурив глаза.

— Как это ни парадоксально, но у нас с тобой имеется кое-что общее, Дорина. Один и тот же человек слишком долго мешал нам жить. Тебя, презираемую и отверженную, он унизил, обрек на вечное одиночество, а меня из-за одной-единственной ошибки приговорил к жизни в вечных муках.

Мне ужасно хотелось спросить, о чем он говорил, но я закусила губу и сумела промолчать. Задавать Драко вопросы — рискованное дело. Нельзя угадать, когда ему наскучит отвечать и он начнет развлекаться иным способом.

— Я вовсе не жду, что ты рискнешь сразиться с ним, — сказал он. — Лишь прошу тебя свести обоих моих братьев в каком-то одном месте. Где-нибудь подальше от Сената и защиты этого их объединения. Остальное я сделаю сам. — Он на секунду задумался, переплетя пальцы, словно в плохой пародии на Шерлока Холмса. — Лучше всего подойдут частные владения, какое-нибудь уединенное место. Дом Мирчи в штате Вашингтон был бы в самый раз, просто идеально. Вокруг лес — очень похоже на нашу древнюю родину.

Разговор все больше приобретал сюрреалистический характер. Нас с Мирчей едва ли можно было назвать близкими людьми. Я неоднократно, вслух и при свидетелях, угрожала убить его, но первый раз за все это время кто-то воспринял мои слова всерьез.

«Неужели Драко думает, что я ненавижу Мирчу так же сильно, как он сам? Неужели дядюшка действительно позабыл Лондон или думает, что за прошедший век моя память так притупилась?»

Я подавила судорожную дрожь. Подобное вряд ли можно забыть. Хоть за век, хоть за вечность.

— Сомневаюсь, что это получится, — заметила я вежливо.

— Существуют какие-то затруднения? — поинтересовался Драко почти галантно.

— Именно так. Мирчи сейчас в Вашингтоне нет. Последний раз я видела его в Нью-Йорке несколько дней назад, но у меня сложилось впечатление, что задерживаться там он не собирался. В Вегасе его тоже нет. Он выполняет какое-то поручение Сената, не знаю, какое точно, но сомневаюсь, что папенька планирует оказаться дома в ближайшее время, поскольку идет война.

— Складно. — Драко на мгновение задумался. — А Раду?

Тут я не стала колебаться. Раду с компанией получил часа четыре форы, к тому же у него имелся эскорт, предоставленный Сенатом. Сказать правду означало бы, что проблема, как донести новость до Драко, была бы решена.

— Здесь тебе, вероятно, больше повезет. Раду как раз сейчас возвращается в свое поместье. Он предложил мне присоединиться к его отряду в качестве телохранителя, пока не наберет новых охранников вместо тех, которых ты уничтожил.

— Почему это он покидает гостеприимные объятия МОППМ именно теперь, зная, что я объявил на него охоту? — Драко проницательно посмотрел на меня. — Неужели ты думаешь, что я пошел бы за ним лично?

— Да, эта мысль приходила мне в голову.

«Этого отрицать нельзя. Всякое другое объяснение будет бессмысленным».

— Где находится это самое поместье Раду?

— Он ни разу не приглашал меня на обед, так что точно я не знаю. Но это где-то в Калифорнии. Там имеется старый винный завод, который Раду купил за бесценок в шестидесятые.

— Почему он думает, что будет там в безопасности?

«Здесь я тоже не могу сделать вид, будто не знаю причины. Если я телохранитель Раду, то не имею права избрать для него это убежище, не исследовав его и не убедившись в том, что оно выдержит нападение».

— Мирча — член Сената. У него множество врагов, а Раду всегда считался его слабым местом. Поэтому дом Раду защищают мощнейшие заклинания, почти такие же надежные, как в МОППМ, на тот случай, если кто-нибудь захочет навредить Мирче, используя его брата.

Драко не откинулся на спинку кресла, как сделал бы, расслабляясь, нормальный человек, однако он каким-то образом сумел выразить свое удовлетворение.

— Хорошо. Значит, Раду уверен в своей безопасности. Ты его охраняешь, поэтому запросто можешь выяснить особенности защитных заклинаний, затем сообщишь мне все, что удалось узнать, и устроишь так, чтобы оба моих брата оказались в доме одновременно.

Я заволновалась.

— Возможно ли это? Говорю же тебе, я понятия не имею, где сейчас Мирча. К тому же вряд ли он примчится туда по первому моему зову. Выяснить особенности заклинаний, наверное, можно, однако...

— Дорина, я могу найти другой способ миновать защитный барьер, — произнес Драко.

Он не представил мне своих друзей-магов, однако мы оба знали, что имелось в виду.

— Твои сведения всего лишь упростят процесс, но одними только заклинаниями ты не купишь свою жизнь. Легкую смерть — вероятно, но не более того. Мне нужен Мирча.

Я тяжело глотнула.

— Но какую причину я ему назову, если предположить, что мне удастся его разыскать? Он не вполне мне доверяет.

— Разумеется. Мой брат — далеко не дурак.

— Так ты же должен понимать, что это затруднит...

Движения я не заметила, даже не видела самого удара. До меня начало доходить, что я, наверное, задавала слишком много вопросов, когда мое тело с болезненным стуком врезалось в стену. Я соскользнула на пол по красивым бежевым обоям, и перед помутневшим взором возникла темная фигура.

— Если хочешь жить, то справишься. Я буду ждать твоего звонка. Не разочаруй меня.

Одно из неприятных свойств дампира состоит в том, что его тело просто продолжает жить своей жизнью. Наверное, эта предосторожность помогает преодолевать действительно сложные ситуации, но бывают моменты, когда просто необходимо отключиться. Возвращение от Драко оказалось одним из них.

Полагаю, его парни решили, что хозяин не станет возражать, если они как следует вколотят в меня его мысль, раз уж он сам едва не вышиб мне мозги. В итоге, когда меня выбросили в проулок за стриптиз-клубом, я по-настоящему мечтала провалиться в блаженное забвение, пока тело занималось починкой повреждений. Но ничего из этого не вышло.

Я застонала бы, но язык как будто непомерно раздулся и заполнил собой весь рот. Я попыталась поднять голову, но она словно приклеилась к чему-то жесткому, воняющему гнилью и мочой. Наконец я заставила распухшие веки открыться и оглядела окружающий мир сквозь завесу ресниц.

По кирпичной стене стекала грязная вода. Я лежала перед мусорными баками, орошая своей кровью гниющую капусту. Что ж, это объясняло наличие первого запаха. Какой-то парень сунулся в проулок, помочился на стену, потом заметил меня и выскочил обратно на улицу. Вот вам и второй запах.

С крыши клуба, нависающей надо мной, непрерывно сочилась струйка дождевой воды, которая капала мне на лицо. По вкусу она была похожа на деготь и больно щипала, когда попадала на какую-нибудь из многочисленных ссадин. Я поразмыслила несколько минут о последнем разе, когда мне было так же больно, горячо обещала себе, что больше никогда не буду такой дурой, и решила хотя бы сесть. Для этого мне пришлось немало попотеть и отшвырнуть в сторону пару кошек, которые шипели от возмущения, поскольку я мешала им подойти к отбросам. Сломанным ребрам, над которыми, как я видела через дыры в футболке, расцвели синие и багровые синяки, совершенно не понравилось новое положение. Но будь я проклята, если проваляюсь всю ночь среди мусора, трясясь от озноба и жалея себя. К тому моменту, когда мне удалось более-менее вертикально привалиться к алюминиевому баку, острая боль уже перешла в размеренное жжение, не лишенное приятности.

Если бы дорогой папочка послушался меня, то никто из нас не оказался бы сейчас в подобном положении. Если бы Раду заставил себя сделать всего одно движение, пока его братец сидел под замком, то сукин сын Драко был бы мертв до того, как снова оказался на свободе. Никто из родичей не заслуживал моих хлопот, особенно в нынешнем моем состоянии. Если бы существовал способ вернуть Клэр без всей этой возни, то я вышла бы из игры, предоставив вампирам спасаться самостоятельно. Я лично могла присоединиться к охоте потом, когда Клэр была бы вне опасности. Если бы мне повезло, то кто-нибудь уже успел бы воткнуть в Драко кол вместо меня.

К несчастью, я понятия не имела, где искать подругу, и едва ли могла ее спасти, не прибегая к невероятным возможностям Сената. Особенно теперь, когда пропала вся моя коллекция не совсем обычного оружия. Драко забрал рюкзак вместе с теми вещицами, какие были в чемоданчике Бенни, оставив меня с пустыми руками.

Я вынула из волос банановую кожуру и поморщилась, когда напрягшиеся мышцы красноречиво запротестовали. Ощущение было такое, словно половина связок в плечах вышла из строя или же очень хотела это сделать. Наверное, из-за того, что один вампир едва не вырвал мне руки из суставов, удерживая на месте, пока второй бил. Мне оставалось надеяться только на то, что в ближайшее время драться не придется. Но забиться куда-нибудь в уголок и спокойненько истекать кровью пару часов тоже не выйдет.

Мне предстояло встретиться кое с кем. Первого из тех, кто мне нужен, отыскать было несложно.

Лас-Вегас Стрип была яркой от огней фейерверков, взлетавших с платформ, нанятых разными казино, каждая из которых как будто пыталась перещеголять своей пышностью и патриотизмом все остальные. Сегодня, четвертого июля, этих платформ, сверкающих огнями, было немало. Красные, белые, синие флаги, патриотичной вереницей обрамлявшие платформу «Данте», вдруг вспыхнули огнем.

«Данте», первоклассное вампирское казино Вегаса, тоже, скажем так, имело отношение к нашему семейству. Его нынешний управляющий был обращен одним из не самых уважаемых последователей Мирчи.

Поэтому я надеялась, что он поможет, если только мне удастся добраться до него раньше, чем платформа оправится в ад, прихватив с собой всех, кто находился на ней.

Я побежала и схватилась за край бодро полыхавшей платформы. Она была построена в виде пиратского корабля — «Данте» никогда не сбивался с курса! — и укомплектована командой скелетов. Толпа, растянувшаяся по тротуарам Стрипа, аплодировала и размахивала бенгальскими огнями, приветствуя встревоженного капитана, пока его матросы, принесшие клятву верности, спрыгивали с корабля. Это были обычные люди в черных костюмах, раскрашенных светящейся серебряной краской. Единственный же сверхъестественный персонаж все еще оставался на борту. Он застыл на своем месте у грот-мачты и ошеломленно озирался по сторонам.

Я поняла, чем он так потрясен, когда начали взрываться декоративные черепа, из которых торчали флажки. Никто вроде бы ничего не замечал, потому как в воздухе каждую секунду что-то взрывалось, но выражение лица капитана ясно говорило о том, что эти взрывы не были частью представления. Что-то воткнулось в платформу рядом с моей рукой, и я отшатнулась. Это оказалась горящая стрела. Ее наконечник был облит смолой. Такого я не видела уже несколько веков. Что за чертовщина?

— Казанова! — заорала я, силясь перекрыть шум фейерверков, которые вырывались из двух бочек, торчавших по краям платформы, и рев толпы, выражавшей свой восторг.

Обычный человек меня не услышал бы, но капитан таковым и не был.

Обладатель смуглого лица, которому замечательно шла рубашка с фестончиками и повязка на глазу, покосился на меня из «вороньего гнезда», куда забрался со страху.

Он перебросил за плечи спутанные черные кудри и патетически простонал:

— Боже! Только я подумал, что хуже уже не бывает!

«Приятно, когда тебя помнят».

— Мне надо кое о чем тебя спросить.

— Прямо сейчас?!

— Хорошая мысль.

Я запрыгнула на платформу, когда корабль начало шатать из стороны в сторону, и со всех ног пересекла горящую палубу, хотя посудину здорово штормило. По счастью, основная часть декора была как следует закреплена.

Я схватилась за веревки, полезла наверх, и сейчас же у меня перед носом в мачту воткнулась горящая стрела. Я моргнула и через миг уже болталась на одной руке над палубой, охваченной огнем. Казанова потянул меня наверх, и я повисла на «вороньем гнезде». Новое облако стрел втыкалось в древесину вокруг меня. Последовал еще один рывок, и вампир затащил меня в относительно безопасную гигантскую корзину, укрепленную на верхушке мачты. Толпа с обеих сторон улицы безудержно ликовала.

Когда я смогла отдышаться, то заметила, как Казанова что-то делал с многочисленными переключателями и проводами, расположенными в стенке «гнезда».

— Успокой меня, скажи, что все это часть представления.

— Нет, это ты меня успокой и скажи, что тот, кто в нас стреляет, целится в тебя, — ответил Казанова, лихорадочно перебирая проводки.

— Прости, но в другой раз.

«Кто бы ни напал на платформу, он уже стрелял, когда я появилась. Так что, кажется, его мишенью является кто-то другой».

Я пригнулась, когда над головой пролетела очередная стрела, проткнувшая флаг с черепом и костями.

— Что ты делаешь?

— Пытаюсь отключить фейерверки. Эта посудина нагружена ими до отказа. Если все они разом...

— Ладно, поняла. Наверное, самое время задать свой вопрос.

— Дорина! — закричал кто-то в толпе.

Я заметила, как там промелькнула золотисто-рыжая голова, и выругалась.

«Как, черт возьми, он меня нашел?»

— Мне необходимо достать оружие, — быстро заговорила я. — И побольше.

Казанова зыркнул на меня, когда внизу взорвалась очередная бочка с фейерверком, осыпав голубыми искрами платформу и половину улицы.

— Почему ты обращаешься именно ко мне?

— Твой прежний босс был весьма видной фигурой в вампирской мафии! У тебя, наверное, припрятано больше оружия, чем у всего Сената.

— Дорина! — Я не обращала внимания на разозленного француза, который орал на меня, как оказалось, уже с останков палубы.

«Не представляю, о чем он только думал, когда лез в огонь, которого хватило бы на то, чтобы спалить несколько дюжин его сородичей. Может, этот вампир действительно ненормальный?»

— Ты уверена в этом основании? — Казанова оставил в покое провода и теперь испуганно выглядывал из-за борта «гнезда».

— Ходят слухи, что твой босс недавно уехал из города. Вряд ли он в ближайшее время будет участвовать в войне. Так что помоги бедной девочке. Я могу составить список...

— Не стоит. Лучше обратись к своим постоянным поставщикам. — Казанова схватился за какую-то веревку и как заправский матрос съехал по ней на палубу.

Я вцепилась в доску из стенки «вороньего гнезда», отломала кусок поострее и последовала за ним.

— Мой постоянный поставщик вышел из дела.

«Навсегда».

— Ну так иди и мешай жить кому-нибудь другому!

— Я буду мешать тебе.

— Это я понял. — Казанова поглядел на мой импровизированный кол, осклабился и бешено заплясал по палубе, перепрыгивая через лужицы огня.

Я хотела последовать за ним, но чья-то рука схватила меня за плечо.

— Что ты здесь делаешь?

— А ты? — Я упала на палубу, увлекая за собой Луи Сезара.

Кусок загоревшегося паруса взметнулся и приземлился как раз там, где только что стоял вампир.

— Кажется, я велела тебе оставаться с Раду.

— Ты ничего мне не велела. Точно так же, как не сказала, куда едешь и когда вернешься! Ты лишь угнала одну из самых дорогих машин Сената.

— Я все сказала твоему господину, — ответила я, надеясь, что это не похоже на оправдание.

«Не обязана же я перед ним отчитываться».

— А вот ты не отвечаешь на вопрос.

— Я пришел за тобой! — сказал он и окинул меня возмущенным взглядом, который здорово ему удался, учитывая, что вампир распластался по платформе. — Ты сказала Раду, что едешь в Лас-Вегас, чтобы распространить слух о нашем отъезде. Мне показалось, что Мирча вряд ли одобрит этот факт. Надо же, я отпустил члена семьи в зону военных действий для переговоров с подозрительными типами, которые смогут донести новость до господина Дракулы! — Он усмехнулся, оценив мой потрепанный вид. — Судя по всему, мои опасения оправдались.

— Ну а сейчас кто кого спасает? — поинтересовалась я, пытаясь подавить желание заткнуть ему чем-нибудь рот.

— Никакого спасателя я здесь не вижу, — заявил он и рывком поднялся с пола. — Я вижу, что ты в ловушке, твоей жизни угрожает опасность.

— А твое положение лучше?

— Дори! Помоги мне! — В вопле Казановы не слышалось его обычной обходительности.

Я рванула с места, пока Луи Сезар не успел меня перехватить, и бросилась на звук голоса. Если Казанова загорелся, то плакали мои надежды восстановить утраченный арсенал.

Капитана я обнаружила в маленьком отверстии, проделанном в платформе, откуда торчали только его голова и плечи.

— Водить умеешь? — спросил он встревоженно.

— Что водить?

— Вот это.

Он выскочил из люка и показал мне рулевой механизм, который, надо полагать, направлял движение платформы. Там все было в полном порядке, за исключением одной маленькой детали.

— А где водитель?

— Дезертировал, как и все остальные.

— Почему?

— А как ты думаешь? Когда босса нет, то заправлять бизнесом будет тот, кто успеет ухватить вожжи.

— Кто-то пытается вырвать эти самые вожжи у тебя.

Я сама удивилась, насколько же вовремя меня осенило, проскользнула в тесный отсек и внимательно осмотрелась. Платформа была водружена на основу от трактора. Это означало, что управлять ею надо с помощью рычагов. Хуже того, мы как раз приближались к повороту. До сих пор платформа двигалась по инерции более-менее ровно, поскольку улица была прямая, но вечно это продолжаться не могло. Стоило мне поглядеть поверх носа нашего корабля, как стало совершенно ясно, что нас ждет, если мы не сумеем вписаться в поворот.

— Я не вожу тракторы.

— Я тоже!

— Но я знаю того, кто справится. — Я оттолкнула Казанову с дороги и дернула Луи Сезара за лодыжку. — Полезай вниз!

Слава богу, он не стал спрашивать, зачем это надо, ну а когда сполз вниз, то все стало само собой очевидно. На открытых трибунах сидело полным-полно туристов, наблюдавших за парадом. Они, наверное, полдня здесь прождали, чтобы погибнуть под корпусом пиратского корабля. Луи Сезар выругался себе под нос, однако сел на водительское место.

Я выскользнула наверх, закрыла за собой люк и схватила Казанову за его прекрасное кружевное жабо.

— Мне нужна помощь.

Он произнес что-то очень грубое, но я лишь улыбнулась.

— Я прошу не за себя. Я работаю на Мирчу. Ты ведь знаком с отцом семейства, который еще и твой главный босс?

Казанова сейчас же полностью переменился. Совершенно неискренняя подобострастная улыбка исказила его черты, превращая лицо в маску.

Однако ответ остался тем же:

— Я сказал тебе правду. У меня ничего нет!

— Ты — лживый сукин...

Мне так и не удалось сообщить Казанове, что именно я о нем думала, поскольку команда выбрала этот момент, чтобы опять присоединиться к нам. Наверное, они устали ждать, пока пожар выгонит их капитана с палубы, решили сделать это сами, да еще и привели с собой друзей.

Казанова подхватил с палубы абордажную саблю и сунул ее мне в руки.

— Надеюсь, ты еще помнишь, как пользоваться этим оружием, — крикнул он, выхватывая меч и длинным прыжком перемещаясь к борту корабля.

— Я еще не закончила! — проорала я ему вслед, когда на меня кинулся некто, одетый в скверный маскарадный костюм.

К счастью, мой противник оказался человеком. Иначе я лишилась бы головы. Зато моя реакция подсказала ему, что я-то как раз не человек. Я обернулась и увидела, как страх исказил его лицо, залитое потом. Он отшатнулся назад, держа клинок так неловко, как будто видел его первый раз в жизни. Я усмехнулась. Глаза бедолаги, похожие на пару яиц, широко распахнулись и заблестели в темноте. Он сделал несколько неуклюжих шагов назад, вывалился с платформы и бессильно заколотил руками по воздуху, прежде чем удариться об асфальт. Я еще успела поглядеть ему вслед и увидела, как этот тип уползал на четвереньках, скрываясь в толпе.

Покалывание между лопатками подсказало мне, что кто-то поспешил занять его место. Я успела вовремя поднять саблю, однако удар вынудил меня опуститься на колено. После чего падение продолжилось, потому что Луи Сезар вошел в поворот, как мне показалось, касаясь дороги только двумя колесами, и едва разминулся с передними рядами трибун. Я успела ухватиться за фальшивый череп, чтобы не покатиться по палубе, и пронеслась вплотную к ошеломленным туристам, на теннисные туфли которых падали хлопья золы от обгоревших флажков. К счастью, мой противник упал при неожиданном повороте. Он еще ползал на четвереньках, когда я уже вскочила на ноги.

В отличие от первого, этот прекрасно знал, для чего нужен меч, наверное, владел оружием уже не одно столетие. Наши клинки высоко взлетели над головами и зазвенели. Мы топтались на месте, пытаясь пересилить друг друга. У противника сил явно было больше, а меня подвело вывихнутое плечо. Вампир ухмыльнулся, пригибая мою саблю к земле. Я сморщилась и приняла неизбежное.

«Проклятье, больно-то как!»

Острая судорога прошла вверх по руке до самого плеча, когда я воткнула кол ему в ребра. Вампир потрясение уставился на меня, явно сраженный неожиданным открытием. Оказалось, что у меня две руки! Он так и умер с улыбкой на лице, только на нижней губе выступили пузырьки крови.

Казанова сражался неподалеку. Человек, напавший на него сзади, имел все шансы снести ему голову с плеч, пока капитан разворачивался, чтобы проткнуть его спереди.

— Я думала, что ты смылся! — прокричала я, когда на меня кинулся очередной матрос.

— Я пытался, — выдохнул Казанова, пронзил шею своего противника и швырнул его через палубу на моего оппонента.

Оба они несколько секунд катались по палубе, а потом свалились с платформы.

— А мне казалось, ты утверждала, что этот маньяк умеет водить!

Я пожала плечами.

— По сравнению со мной...

На меня прыгнул какой-то субъект и даже успел увидеть мою улыбку, прежде чем задергался от боли, когда я весьма чувствительно заехала ему в пах. Потом я ногой отшвырнула его саблю, пока он не вспомнил о ее существовании, и завершила дело ударом в висок, отчего противник лишился сознания.

«Надо было сразу бить ногой, потому что если я еще разок взмахну абордажной саблей, то рука просто выйдет из строя».

Я стояла и наблюдала за тем, как Казанова отбивался от полудюжины матросов. Грудная клетка тяжело вздымалась от каждого вздоха.

Я сознавала, что ничем не могу помочь капитану, потянула на себя крышку люка, упала рядом с Луи Сезаром и сказала, пытаясь спихнуть его с водительского сиденья:

— Давай поменяемся.

— Зачем? — Он поднял голову, продолжая бешено дергать за рычаги. — В чем дело? Что там творится?

— Казанове нужна помощь, а я сейчас не в форме. Поторопись!

К моему несказанному изумлению, Луи Сезар так и сделал. Он выскочил на палубу, пока я пыталась разобраться в путанице из рычагов. Француз сумел войти в поворот, мне же предстояло разминуться с пестрой толпой, машущей флажками впереди. Я нажала на тормоза и обнаружила, что они гораздо чувствительнее, чем можно было предположить. Какой-то матрос, который, видимо, стоял на самом носу, пролетел мимо моего маленького окошка и грохнулся на дорогу. Я затормозила платформу едва ли не у него на голове, но, по крайней мере, мы остановились.

Я с опаской высунула голову из люка и увидела, как почти вся команда прыгала за борт уже второй раз за вечер. Несколько матросов валялись на палубе. Судя по их виду, им уже не суждено было подняться. Трое вампиров проявили упорство, навалились на Луи Сезара, но сразу же пожалели о своем решении. Конечно, этот тип — просто заноза в заднице, но, кажется, он вполне заслужил свою репутацию.

Одного вампира француз пригвоздил к фок-мачте с такой силой, что клинок вышел с обратной стороны. Луи Сезар выхватил саблю из его задрожавшей руки и метнул ее во второго врага. Насквозь он его не проткнул, но даже вампир замедлит бег, когда из его живота торчит абордажная сабля. Третьего француз ударил локтем по шее и отшвырнул в сторону. Этот вампир подкрался к нему со спины, но Луи Сезар прицелился точно. Я мысленно взяла на заметку, что не стоит подкрадываться к нему сзади.

Казанова, видимо, решил, что его помощник прекрасно справляется и без него, и высмотрел местечко у борта, где все флажки успели выгореть и можно было спрыгнуть на дорогу. Я сиганула вслед за ним и схватила его за волосы, но у меня в руках остался только длинный черный парик. Я отшвырнула трофей на асфальт и вцепилась в рубашку беглеца.

— Куда это ты собрался?

Он злобно поглядел на меня и поднял парик.

— Куда-нибудь.

— Не раньше, чем я получу то, что нужно! Ты мой должник.

— Если так, то я им и останусь. Этим утром Круг совершил нападение на «Данте» и много чего конфисковал. Хочешь оружие? Попроси у магов!

— Темные не посмели бы...

— Это были не темные. — Казанова принялся делать неприличные жесты в сторону платформ, шедших за нами следом, команды которых сейчас вопили, требуя, чтобы мы сдвинулись с места. — Хотя в наши дни сложно сказать, в чем между ними разница.

Сердитый Джордж Вашингтон спрыгнул с ближайшей платформы и решительно двинулся вперед, желая выяснить, в чем причина задержки. Казанова шагнул ему навстречу. Он явно хотел сцепиться с кем-нибудь, кого можно по-настоящему побить, но я схватила его за руку.

— Это же нарушение закона! Сенату придется...

— Проглотить оскорбление. Идет война. Серебряный круг — союзник Сената, на случай если ты запамятовала. Они напомнили мне об этом, когда я весьма вежливо попросил о возмещении ущерба. «Сочтемся после войны», — горько передразнил он.

— Но не могли же они забрать все!

— Если хочешь поискать сама, милости просим! Если что-нибудь найдешь, то я с радостью отдам это тебе.

— Куда катится мир? — разъярилась я. — Даже плохие парни остались без оружия!

— Я вовсе не плохой парень, во всяком случае, по сравнению с некоторыми.

Джордж Вашингтон поравнялся с нами, и вид у него был не самый радостный.

— Уберите свою машину! Вы же задерживаете целую... — Он посмотрел на меня и отшатнулся по нескольким причинам.

— У меня возникли проблемы личного характера, — сказал Казанова, пытаясь сохранить достоинство.

Очевидно, он решил, что этот человек может пригодиться, потому что улыбнулся ему очаровательной улыбкой номер сорок восемь, предназначенной для неудачников, которые готовы отдать ему что-нибудь просто так. — Не могли бы вы найти водителя, который умеет обращаться с подобными механизмами?

Джордж кивнул и попятился, так и не сводя глаз с моего лица.

— Что же мне теперь делать? — спросила я. Какой-то вампир тяжело приземлился на мостовую

рядом с нами, и Казанова со всей силы заехал ему под ребра.

— Не знаю, но что бы ты ни решила, делай это как можно скорее. Все, кому удалось выбраться отсюда, уже вовсю торопятся в горы. Кроме меня, — прибавил он, поднял вампира с дороги и шмякнул его о борт платформы. — Я никуда не бегу. Пусть это усвоят все!

Я вздохнула, сдалась, быстро оглянулась и поняла, что Луи Сезар очистил платформу от противника. Сейчас он остатками канатов привязывал к бочонку какого-то человека, который был настолько туп, чтобы задержаться на палубе. Пришла пора уходить.

— Ты понятия не имеешь, зачем я тут появилась. Я так и не успела тебе это объяснить, — сказала я Казанове, когда к нам поспешно приблизился молодой человек в пышном парике, взглянул на нас и сейчас же замер.

— Театральный грим, — бросил ему Казанова словно невзначай. — На палубе увидишь люк. — Парень закивал, испуганно взглянул на него и полез на борт.

Я внимательно рассмотрела Казанову с головы до пят. Он не показался мне таким уж страшным.

— Кстати, кого ты изображаешь?

— Жана Лаффита.

— С какого боку это патриотично?

— Он участвовал в революционных событиях и в войне восемьсот двенадцатого года. На стороне Америки.

— Я думала, он был пиратом.

— Да, и пиратом тоже. — Казанова оправил свой блестящий малиновый камзол. — Говорю же тебе, иногда плохие парни становятся хорошими. Все зависит от обстоятельств.

— Спасибо за мудрую мысль. Я запомню. Казанова пропустил мои слова мимо ушей.

— Между прочим, а он кто такой? — Капитан указал большим пальцем на Луи Сезара, который стоял на платформе и хмуро разглядывал толпу, бурлящую внизу.

— Творение Раду.

— Что ты сказала?

— He спрашивай. Беда в том, что этот француз может произвести нехорошее впечатление на моих поставщиков.

«Если, конечно, я сумею найти хоть одного, не говоря уже о том, как пострадает моя репутация, если меня заметят в обществе члена Сената».

— Ладно, я тебя не видел, — согласился Казанова, запрыгнул на корабль, который снова пришел в движение, и перегнулся через борт, свесив черные кудри. — Кстати, красотка, на этой неделе у нас в салоне скидки на процедуры для лица. Подумай!

Я нахмурилась, но не успела дать достойный ответ. Луи Сезар заметил меня и напрягся. Я нырнула в толпу и смешалась с публикой.

Глава 10

Настроение у меня нисколько не улучшилось, когда я, украшенная синяками и ссадинами, потаскалась по множеству баров, предназначенных для демонов, и выяснила только то, что почти все мои прежние знакомые смылись из города либо разделили судьбу Бенни. Только когда небо начало бледнеть, наливаясь безоблачной синевой, что означало официальное окончание ежегодного дождя, мне удалось отыскать одного старинного приятеля.

Я нечасто бывала на Западе, близость МОППМ к этому не располагала, но время от времени мне приходилось приезжать сюда по работе. Один из парней, которых я иногда нанимала прикрывать мне спину, как раз сейчас собирался проделать классический номер под названием «Крысы бегут с корабля». Приди я на час позже, и уже не застала бы его.

— Джей, как я рада тебя видеть!

Я с грохотом захлопнула дверь дешевого гостиничного номера — такие сдаются на срок от часа до месяца —и улыбнулась. Я произвела ровно то впечатление, какое и надеялась, главным образом благодаря крови, запекшейся в волосах, и гримасе, которая получается, если улыбаться разбитым ртом. В зеркале я себя не видела, но, судя по лицам публики, тусовавшейся в барах, сейчас запросто могла напугать кого угодно.

— Дори!

Лицо демона-нскуитала, который вполне мог сойти за человека, если особенно не приглядываться, налилось фиолетовым и покрылось маленькими пупырышками, похожими на прыщи. Но это было кое-что иное.

— Только плюнь, и я успею прикончить тебя раньше, чем растворюсь! — Я сверкнула небольшим клыком, в то же время показала демону пустые руки. — Джей, нужно поговорить. Расслабься, ладно?

— Я... я не стал бы плевать в тебя, Дори. Ты же знаешь.

— Конечно. Именно поэтому я пришла к тебе. — Я села на бугристый матрас и указала ему на пластмассовый чемодан. — Повезло, что застала тебя.

— Ты же видишь, что творится.

Джей снова принял вид некрасивого человека с громадными зубами, оттопыренными ушами и заостренным черепом, который похож на ожившего персонажа из журнала «MAD». Мешковатые вельветовые штаны — джинсы он носить не мог, потому что в них виден хвост — и грязно-коричневая футболка тоже не добавляли ему привлекательности, зато не лишали драматизма, который меня успокоил.

— Мне совершенно не нравится, что я живу теперь в зоне военных действий.

Это, скорее всего, была правда. Нскуиталы не любили насилия. Причиной тому их положение дважды проклятых. Именно так переводится название этого народца. Племя нскуиталов представляет собой сборище подонков множества других рас, в основном из числа подчиненных, которым удалось обрести свободу, убив своего хозяина и ускользнув от наказания. Их может разыскать и вернуть обратно любой, кто займет место покойного господина, но большинство из них не стоят такого труда. Джей в свое время прирезал при дворе Мамоны младшего слугу, которого все равно никто не любил. Тот, кто занял место того парня, конечно, поджарил бы Джея из политических соображений, если бы вдруг повстречал его, допустим, в зоне военных действий, но в общем и целом демон был в безопасности. Конечно, если только кто-нибудь не решил поохотиться специально за ним.

— Значит, я вовремя. Раз уж ты удираешь, то ведь не захочешь тащить с собой тяжелое оружие?

Джей вздохнул и заморгал светло-голубыми глазами, которыми почему-то вечно напоминал мне бухгалтера. Правда, когда-то он и был кем-то в этом роде.

— Ну ты даешь, Дори! Ты хоть представляешь, сколько раз за последнюю неделю меня трясли? А ведь я должен на что-то жить.

— Вот именно. Так чего же ты отказываешь покупателю?

Джей был потрясен.

— Ты что, собираешься мне заплатить?

Я улыбнулась. Он снова изменил цвет, хотя на этот раз дальше легкого фиолетового румянца дело не пошло.

— Не совсем так.

— Дори, ты же знаешь, что я кредитов не даю. Простой бизнес. Заплати и забирай товар.

«Прекрасная торговая политика, если бы дело не портила дрожь в голосе».

— Отлично. Так позволь что-нибудь забрать, чтобы никто не заплатил мне за твою голову.

Плечи Джея бессильно опали, что не особенно меня встревожило. Это его обычная тактика при торговле. Но потом он заплакал, и я разнервничалась. Ненавижу, когда кто-то плачет. Я подумала, не стукнуть ли демона, чтобы замолчал, но вдруг тогда он заплачет еще сильнее? Сказать, что я не собиралась никому его продавать, было нельзя, потому что только этого он и боялся по-настоящему, а я хотела получить товар.

— Слушай, Джей, ты не...

— Я так и знал, что этим все к-кончится, — причитал он, сжавшись в комок. — Я хотел убраться отсюда, но сначала решил распродать все свои запасы, чтобы были д-деньги на дорогу. Жадность! — выкрикнул демон. — Так и знал, что жадность меня погубит!

— Ладно, это еще не конец, тупая твоя башка, — сказала я и подняла его с пола. — Может, заткнешься и послушаешь? У меня сегодня был тяжелый день. Сделай его чуть легче, и ничего с тобой не случится.

— Но у меня н-ничего не осталось! — простонал он. — Говорю тебе, я почти всю прошлую ночь занимался распродажей. Еще и со скидками. Я оставил бы что-нибудь для тебя, Дори, честное слово, но ведь не знал, что ты в городе! — Демон снова принялся проливать слезы.

Я огляделась в поисках какой-нибудь тряпки, но не увидела ничего подходящего.

— Тогда скажи, кто еще остался и сможет мне помочь. Все остальные мои поставщики сбежали раньше тебя.

«У меня впереди персональный апокалипсис, а на руках никаких средств защиты. Ничего удивительного, но и хорошего тоже».

Джей утер слезы краем жесткого покрывала и поглядел на меня водянистыми глазами, полными надежды. Мол, может быть, эта мерзкая, испачканная кровью уродина все-таки меня не убьет.

— Почти никого не осталось, — произнес он наконец. — Темные маги прибирают к рукам все, до чего могут дотянуться. Как только стало ясно, чем они занимаются, Сенат принялся делать то же самое, чтобы магам досталось как можно меньше. Потом обе стороны начали угрожать поставщикам, которые снабжали конкурентов, и давить на нас. Вот тогда-то я и решил убраться из города.

— Значит, Черный круг в ближайшее время планирует что-то предпринять?

Джей кивнул, стараясь услужить теперь, когда решил, что у него появился шанс выкупить жизнь ценой информации.

«Ну почему все всегда уверены в том, что я непременно применю грубую силу? Даже дампиры иногда бывают милыми».

— Ходят слухи, будто у них появился какой-то могущественный новый союзник, только никто не называет его имени. — Если вспомнить, что я недавно видела Драко в окружении темных магов, то мне и не нужно было называть его имя. — Народ думает, что они собираются снова напасть на МОППМ, хотя лично я в этом сомневаюсь. Еще поговаривают, что в первый раз кто-то их туда впустил. Какой-то предатель дал им ключи к защитным заклинаниям, но, разумеется, с тех пор они изменились. Соваться в это место еще раз — настоящее безумие.

— Что они, по-твоему, замышляют?

— По-моему? — Джей вдруг вспомнил, что в наших кругах небезопасно иметь собственное мнение. — Я понятия об этом не имею, хочу всего лишь выбраться отсюда, пока не стало хуже.

«Если демоны бегут, то это плохой знак. — Я вздохнула. — Вегас пусть справляется, как уж сумеет. У меня полно своих проблем».

— Ладно, тогда я спрошу по-другому. Где хранятся те запасы, какие сделали для себя темные маги?

Джей с минуту разглядывал меня, после чего губы у него задрожали.

Я уже думала, что он сейчас опять разрыдается, поэтому ощутила облегчение, когда поняла, что демон смеялся, пусть это и глупо.

— Ну и что? Ты спятил?

Джей только засмеялся еще громче. Дожидаясь, пока он придет в себя, я изучила содержимое его чемодана. Он говорил правду. Там было только обычное оружие, какое я могла бы украсть в любом спортивном магазине, и еще заклинание частичной невидимости в замшелом пузырьке и с выпавшим осадком. Не исключено, что оно уже выдохлось.

— Ты... ты и вправду хочешь туда пойти? — наконец-то выдавил Джей.

— Куда пойти?

— Бить магов! — с восторгом выпалил он.

Я пожала плечами.

— Зависит от того, насколько сложно туда попасть. Но мне нужно много боеприпасов, а у магов они есть.

Джек облизнул губы и нервно огляделся по сторонам.

— До меня доходили кое-какие слухи. Ничего определенного, но на некоторые мысли это меня натолкнуло. Магов на самом деле интересует только Сенат. Ладно, еще Серебряный круг. Зато на всех остальных им просто плевать.

Последние слова он проговорил, вспыхнув от гнева, что меня заинтересовало.

— Они ограбили тебя среди бела дня, — медленно проговорила я, наблюдая за его реакцией. — И убили Бенни, даже глазом не моргнув.

— Бенни? — Джей был потрясен, и я вспомнила, что они обычно работали вместе.

«Наверное, с этого и надо было начинать».

— Он что, погиб?

— Поэтому-то я в таком виде. Я обратилась к нему первому. Когда вчера вечером мы уже заключали сделку, несколько темных магов подожгли склад, хотя мы были еще внутри. Мне удалось выбраться, а Бенни — нет. Прости, я знаю, что ты его любил.

Джей не стал плакать, но уставился на грязный ковер так, словно видел его впервые.

— Говорил я ему, что надо убираться, — тихо произнес он. — А Бенни сказал, что все будет хорошо. Мол, мне-то лучше уехать, поскольку за мою голову назначена награда и оставаться в городе опасно, но он лично справится.

Я обняла демона за костлявые ссутулившиеся плечи.

— Я думала, ты слышал. Склад взлетел как римская свеча.

— Нет, не слышал. Около полуночи у меня закончился товар. Я отправился домой, по дороге перекусил чем-то китайским. — Я понадеялась, что он имел в виду просто еду, а Джей заметил выражение моего лица раньше, чем мне удалось напустить на себя безразличный вид. — Свинина му-шу! — сказал он оскорбленно. — Потом я вернулся сюда.

— Ладно, извини, что пришлось тебе сказать.

— Хорошо, что сказала. — Он произнес эти слова с несвойственной для него решимостью. — Я рад, что не успел уехать. — Джей вскочил с кровати и схватился за чемодан. — Прежде чем ехать, я должен кое-что сделать для Бенни!

Я схватила его за руку.

— Все это прекрасно, Джей, но ты забыл, что мне нужна кое-какая информация.

— Не волнуйся, — успокоил он, запихивая оставшиеся пожитки в чемодан, и без того уже набитый. — Я сделаю гораздо больше, чем обещал. Я тебе все покажу!

Вот так и получилось, что спустя три часа я шагала с разношерстой толпой, которая состояла из троллей, демонов, нескольких людей, друзей и бывших работников Бенни, к проходу, заколоченному досками. Он вел к заброшенному зданию, давным-давно построенному на городских задворках. Мне оставалось надеяться лишь на то, что наш план в действительности не такой сумасшедший, каким казался, хотя придумала его не я.

Джей потащил меня знакомиться с секретарем Бенни, громадной женщиной из горных троллей по имени Ольга. У нее оказался широкий нос, по форме напоминающий раздавленный гриб, и потрясающая золотистая борода, а маленькие глазки до сих пор были красными от слез. Услышав наше предложение, она схватилась за свой боевой топор, картотеку и принялась организовывать поход во имя мести. Я несколько часов болталась без дела, дожидаясь, пока члены отряда соберутся и разработают некое подобие плана. Ольга очень кстати проводила меня в ванную, где мне удалось отмыть почти всю кровь.

Как только все подтянулись, кампания начала развиваться стремительнее. При этом звучало столько ругани, бренчания оружием и проклятий в адрес магов, что я так и не поняла, в чем состоял план. Лично я просто собиралась ухватить все, что смогу, пока войско разбирается с магами, потому что, надо признать правду, не смогла бы разобраться с ними сама. В свою защиту могу сказать, что пыталась образумить собравшихся, однако толпа, жаждущая мести, моментально воспламенилась, и я ничего не могла поделать. Ольга просто прижала меня к своей монументальной груди и пообещала проследить, чтобы никто меня не обидел. Я прихватила из конторы Бенни пару ножей, автомат сорок четвертого калибра и молча обняла ее в ответ.

Когда воинство из примерно сорока разгневанных любителей и нескольких профессионалов с колючими глазами окружило небольшое темное строение, это выглядело почти смешно.

— Держись за мной, малютка, — велела Ольга, после чего развернулась вполоборота и рубанула дверь топором.

Остальные члены отряда последовали ее примеру и проделали для себя входные отверстия в окнах и грузовых люках. Один особенно крупный горный тролль проломил кирпичную кладку. Я последовала за Ольгой, как только ее внушительная фигура протиснулась в двери, поняла, что в здании пусто, и ощутила некоторое разочарование. Хуже того, впечатление было такое, будто это место заброшено уже давно. Электричества не было, кругом лежал тонкий слой пыли, а единственным отчетливым запахом была вонь от рядов красно-синих ботинок, стоявших за низким прилавком.

Я привалилась к стене, построенной из бетонных блоков, и подождала, пока войско рассеется по складу.

— Здесь никого нет, — сказала Ольга, близоруко прищурившись и озираясь по сторонам.

Сомневаюсь, что она видела что-нибудь, несмотря на многочисленные дыры, проделанные в стенах, сквозь которые лился полуденный свет. Зато обоняние у этой очаровашки было не хуже моего, а лично я никого не чуяла.

— Ну что, скажем им? — спросила я, отталкиваясь от стены.

— Нет, пусть пока развлекаются. — Ольга вскочила на прилавок, который тихонько застонал под ее весом, и оглядела пустой склад. — Какие имеются соображения? — спросила она, поскольку я молчала.

Я закрыла глаза, мысленно отодвинула в сторону запахи травы, заплесневелого кожзаменителя и потных троллей. Слабый, однако безошибочно узнающийся затхлый воздух струился где-то невдалеке. Я открыла глаза.

— Интересно, что находится под этими башмаками. Ольга поудобнее перехватила топор и развернулась, чтобы взглянуть на коллекцию ботинок.

Она рассекла половицу под обувкой ровно посередине и любезно предложила:

— Смотри.

Я с неодобрением окинула взглядом лестницу, уходящую куда-то под землю.

«Ненавижу темные лестницы, особенно когда знаю, что на другом их конце не найду ничего хорошего».

Я посмотрела на Ольгу.

— Наверное, нам не стоит тащить за собой всех. Не хочу, чтобы кто-нибудь застрял на выходе.

Она согласно кивнула и подозвала самого большого тролля. Он был в джинсах. Я удивилась, поскольку не подозревала, что существуют штаны такого размера, но ботинок у тролля не было. Я невольно уставилась на его шишковатые ступни с тремя пальцами, что нормально для троллей, но сейчас же одернула себя.

— Жди здесь, — сурово приказала ему Ольга. — Никого не подпускай. Если мы не вернемся через полчаса, то спускайтесь и убейте всех, кого найдете.

Тролль проворчал что-то невнятное, но Ольга, видимо, его поняла. Больше никто из отряда не обратил на нас внимания, что было неудивительно, поскольку демоны деловито поджигали ботинки из красного кожзаменителя, а тролли принялись швырять шары для боулинга в отключенные неоновые вывески. Целились они отвратительно, но шаров на складе было много. Кажется, игроков забавлял грохот и звон бьющегося стекла. Этакий боулинг для троллей.

Я обернулась к Ольге.

— Кто бы ни был там внизу, теперь он точно знает о нашем приходе. Давай быстренько поглядим, но если я скажу, что пора уносить ноги обратно к лестнице, то ты побежишь и не будешь со мной спорить. Ладно?

— Малютка, ты такая забавная! — сказала эта мадам и пошла вниз по ступенькам.

Я вздохнула и последовала за ней.

В темноте я видела лучше обычных людей, однако на той лестнице ничего не могла разглядеть. Ольга уж точно шла вслепую, но ни разу не оступилась. Троллей нельзя назвать грациозными, зато они прекрасно держат равновесие, поскольку живут в горах и фьордах. Оступиться могла скорее я, чем она.

«Мне повезло! От того, что поджидает нас внизу, меня отделяют четыреста фунтов плоти тролля, а это успокаивает».

Когда мы спустились по лестнице, то оказались в тоннеле, прорубленном в песчаной породе. Коридор походил бы на подземные переходы в МОППМ — вампиры всегда предпочитали нижние ярусы верхним, которые принадлежали магам, — если бы не давящий низкий потолок. Слабый свет, падающий с лестницы, едва озарял пространство. Я не заметила поблизости ни свечи, ни фонаря, что странно для подземелья, пусть даже нечасто посещаемого.

Мы с Ольгой поменялись местами, когда я объяснила ей, что сумею распознать любой неприятный сюрприз, какой могли приготовить для нас темные маги. Она шагала, дыша мне в затылок. Вместе со всем остальным Драко отнял у меня кольцо с ключами и амулетами, но я справлялась с ситуацией, бросая вперед комки земли, чтобы проверить, не сработает ли какая-нибудь ловушка. Ничего не происходило, не было даже намека на какое-нибудь заклинание-сигнализацию. Чем дальше мы забирались, тем больше я беспокоилась, к тому же разглядеть хоть что-нибудь становилось все труднее.

Поэтому завал в кромешной тьме я обнаружила только тогда, когда врезалась в камни. Ольга сейчас же вписалась в меня, и я наглоталась каменной пыли, пока мы пытались разобраться, где кто. Теперь мне стало понятно, почему никто до сих пор не попытался нас изрубить, испепелить или смять в лепешку.

— Обвал, — пояснила я, отплевываясь. — Должно быть, здесь имеется другой вход.

— Да, но где его искать? — с чувством произнесла Ольга и отодвинула меня в сторону. — Мы пойдем вот так.

Она пробила в шести футах породы лаз, через который могли бы пройти плечом к плечу две такие особы, как я, и двинулась через завал. На то, чтобы проделать подобную дыру, мне потребовалось бы минимум полчаса, она же справилась за пару минут.

Я мысленно взяла на заметку важный факт. Не стоит встречаться с троллем в рукопашной.

Когда пыль перестала меня душить, оказалось, что я снова вижу. Напряженное лицо Ольги отчетливо вырисовывалось в свете недалекого фонаря, повешенного на крюк. Наши тени падали на стены широкого, совершенно безобидного с виду коридора, который не внушал мне ни малейшего доверия. Пусть маги устроили обвал, чтобы закрыть ненужный вход, однако те коридоры, которыми они пользуются постоянно, надо как-то охранять. Поскольку речь идет о темных магах, это наверняка будет нечто смертельно опасное.

— С этого момента надо соблюдать особенную осторожность, — сказала я Ольге, которая в ответ лишь бросила на меня нетерпеливый взгляд.

Я заметила, что она сжимала в руке топор, и кивнула. Мы с ней понимали друг друга.

Мы осторожно двигались по коридору минут десять, пока не добрались до просторной пещеры. Через несколько секунд после того, как мы туда вошли, я смогла назвать две веские причины, по которым нас до сих пор никто не схватил. Сложное заклинание, называемое «Завеса огня», сработало у нас за спиной, отрезая путь к отступлению, а еще одна штуковина, именуемая Стеной переживаний, ударила в лицо с такой силой, что я едва не упала на пол.

Ощущения были знакомыми и в высшей степени неприятными, точно так же как и образы, которыми они сопровождались. Картинки сменяли друг друга поверх реального окружения, как будто мне показывали кино на полупрозрачном экране. Я по-прежнему видела перед собой пещеру, но все мое внимание было сосредоточено на сценах из прошлого, которые разворачивались и изменялись у меня перед глазами. Впечатление было такое, как будто кто-то забрался в ту часть моей памяти, на которой красовалась табличка «В утиль!», чтобы отобрать десять самых ненавистных мне воспоминаний.

Этот умник решил начать демонстрацию с самого первого из них.

Темноволосая девочка проснулась среди кучи одеял, наваленной у костра. Стояло лето, поэтому ребенку не было необходимости ночевать в одной из тесных кибиток, вместе с остальными цыганами, от которых вечно несло немытым телом и чесноком. В этот ранний час успели проснуться только две таборные собаки, которые грызли что-то на краю поляны. Девочка скинула с себя одеяла, одернула помятую одежду и отправилась посмотреть, чем заняты псы. Припасы обычно подвешивали на дерево, чтобы животные не могли до них добраться, но иногда веревка перетиралась. Девочка знала, что ей здорово достанется, если псы сожрут копченую ветчину, раздобытую в последней деревне.

Мне хотелось крикнуть ей, чтобы она бежала оттуда, не оглядываясь, но я знала, что ничего из этого не получится. Девочка меня не услышит, а если мои слова и донесутся до нее, то она слишком упряма, чтобы послушаться.

«И тогда, и сейчас», — подумала я, следя за тем, как маленькая фигурка приближалась к двум огромным собакам.

Два косматых серых зверя были наполовину волками, дикими, плохо прирученными тварями, которые отпугивали чужаков и оставались в таборе только потому, что здесь получали больше пищи, чем могли бы промыслить самостоятельно. Они нисколько не напоминали домашних животных, но девочке никогда не приходило в голову, что псы опасны.

Обычно собаки, какими бы дикими они ни были, не кусают руку, которая их кормит. Однако Дурик, названный так, поскольку у него с самого начала было не все в порядке с головой, грыз сейчас нечто, весьма похожее на человеческую конечность. Баро, его огромная подруга, тоже держала в пасти добычу. В лучах раннего утреннего солнца было отчетливо видно, что это голова пожилого бородатого мужчины.

Девочка закричала, узнав Циноро, вожака их kumpania, которым сейчас завтракали собаки. Она вопила довольно долго, прежде чем поняла, что никто не выскакивал из пестрых кибиток, разбросанных по небольшой поляне. Крик ребенка мог бы услышать даже глухой, не говоря уже о людях, привыкших мгновенно реагировать на любой сигнал тревоги. Девочка должна бы была сразу понять, отчего никто к ней не бежит. Ее обоняние было достаточно тонким, чтобы она, не забираясь внутрь, могла ощутить скверный запах крови и фекалий, исходящий от кибиток. Только вот малышка сейчас плохо соображала, точнее, не воспринимала вообще ничего, потому что ударилась в панику, когда поняла, что здесь нет никого, ни одной живой души.

Девочка помчалась к ближайшей кибитке, одной из самых больших, поскольку она принадлежала Любичке, chovexani клана, которую сильно уважали за ее магические способности. Но бедняжке сейчас же стало ясно, что магия на этот раз ничем не помогла этой женщине. Девочка уставилась на искалеченное тело самой сильной личности из всех известных ей, и ее пробрала дрожь.

Ребенку стало страшно не только из-за того, что убийца колдуньи мог вернуться и расправиться с ней самой. Накануне Любичка накричала на нее из-за любимой блузки, порвавшейся при стирке. Теперь у девочки не было никакой надежды вымолить у ведьмы прощение. Ей казалось, что нет ничего страшнее, если душа кого-то могущественного переселяется в иной мир, затаив на тебя зло. Любичка могла бы отправить в мир живых сильного mulo, мстительного духа, который разыскал бы всех, кто обидел ведьму при жизни.

Спотыкаясь, девочка выбралась по лесенке из кибитки Любички и в ужасе огляделась по сторонам, высматривая мстительного mulo, после чего ее охватило смятение. Она принялась спешно отдергивать пологи повозок, но во всех лежали лишь мертвые тела. Лихорадочный осмотр утвердил ее в мысли, что в живых из всей kumpania осталась только она сама и собаки. Девочка в изнеможении упала рядом с костром, заливаясь слезами и дрожа от потрясения. Даже потом, когда она с присущей ей быстротой восстановила силы и немного успокоилась, ей не пришло в голову умыться или, например, поискать ценные вещи. Она была уже достаточно взрослой, чтобы знать, как полагается поступать с мертвецами. Кроме нее здесь некому было провести обряд.

Я смотрела, как она копала посреди поляны яму и стаскивала в нее покойников, завернув каждого в одеяло, чтобы случайно не коснуться мертвого тела и не стать таптё, нечистой. Мертвецов полагалось одевать в лучшую одежду, но на телах было слишком много крови, а некоторые вообще оказались разорванными на части, поэтому девочка не представляла, как придать им достойный вид. Она перенесла всех мертвецов в яму и навалила поверх оставшуюся одежду, драгоценности, инструменты, лучшие столовые приборы, как того требовала традиция. Пчелиного воска для ноздрей, который не давал злым духам войти в тело, у девочки не было, но она рассудила, что на мертвецах слишком много ран и вряд ли какой-нибудь дух сочтет такие тела полезными для себя.

Девочка засыпала яму землей и оплакивала усопших, даже тех, кто считал ее нечистой из-за происхождения. Эти люди были для нее семьей, единственной, какую она знала, и вот их больше нет. Пот и грязь смешивались со слезами, из носа потекло, но она не обращала на это внимания, потому как еще не завершила обряд.

Лошадей девочка отвязала и прогнала прочь, поскольку традиция позволяла им жить дальше. А вот все остальное требовалось уничтожить. Работа предстояла немалая, но в конце концов ей удалось разбить все оставшиеся тарелки и чашки, убить обеих собак и обложить хворостом кибитки. Девочка развела огонь, отошла в сторонку и наблюдала за тем, как все, что она знала, охватывало пламя.

Скоро она почувствует голод и задумается, как ей выживать дальше, если все деньги и ценные вещи ее kumpania теперь прокляты и лишились своей полезности. Она задумается, кто захочет ее принять. Ведь другие цыганские таборы наверняка будут винить в случившейся трагедии именно эту малышку. Да она и сама уже начинала так думать о себе.

Девочка была еще слишком юна, однако знала, что о ней рассказывали, когда думали, будто она не слышит. Малышка понимала, ради чего цыгане приютили ее, знала, в чем состоит ее обязанность. Убивать случайно забредших вампиров, которые пытались нападать на kumpania, ей было не труднее, чем выполнять другие обязанности, возложенные на нее, — собирать хворост и стирать. О прошедшей ночи она помнила только то, что легла спать как обычно, но у нее в жизни уже случались провалы в памяти. Потом ей рассказывали, чем она занималась, хотя сама девочка ничего не помнила.

Сейчас налицо был красноречивый факт. В живых осталась только она одна.

Огонь перекинулся на ближайшие деревья, однако девочка не сдвинулась с места, чтобы спастись от жара. Я снова ощутила ее отчаяние и поняла, что она не тронется с места, даже если пламя охватит и ее. Kumpania несколько лет кормила и одевала ребенка. Взамен цыгане хотели лишь одного — защиты. Девочка жила с ними, чтобы не позволить древним кошмарам, вырывающимся по ночам на свободу, тварям, с которыми не могли справиться даже самые сильные мужчины, навредить небольшому табору.

Цыгане не всегда были к ней добры, однако выполняли условия сделки. Неужели так важно, что ей приходилось брать воду из отдельного ведра, что, завидев девочку, обитатели табора сворачивали с дороги, боясь нечаянно коснуться ее? Зато они следили, чтобы она ни в чем не нуждалась. И как она им отплатила? Той самой смертью, которой они хотели избежать.

Она должна шагнуть в этот костер. Они правы — она нечистая. Ее происхождение не оставляло никакой надежды на то, что она сможет когда-нибудь очиститься.

Глава 11

Когда я пришла в себя, то рыдала, уткнувшись носом во что-то огромное и волосатое, и не сразу сообразила, что это борода Ольги. Меня все еще стискивало в объятиях горе, жаркое и неистовое. Я всхлипывала, стараясь взять себя в руки и прогнать его, вздохнула поглубже раз, затем другой.

Как только море воспоминаний отхлынуло назад, меня посетила неожиданная мысль.

«Как бы ни было устроено заклинание, оно не смогло бы породить такое живое воспоминание, во всяком случае, о событиях, которые не известны никому, кроме меня. Колдовство должно было вытянуть картинку из моего разума. Если так, значит, я видела в точности то, что проходило перед моими глазами много лет назад. Тогда возникает один очень важный вопрос».

— Где же кровь? — прохрипела я, расправляя плечи.

Ольга посмотрела на меня как-то странно, а я, в свою очередь, уставилась на нее.

«Конечно, она ведь ничего не видела, точнее, видела не то, что я».

Однако эта красавица не стала ни о чем спрашивать. Оно и хорошо, потому что у меня в голове и так теснилось множество вопросов.

Я сознательно сохранила в душе воспоминание, когда убежала из того проклятого леса. Оно походило на свежий синяк, болезненный и противный, начинало зудеть каждый раз, когда я касалась его.

«Но может быть, стыдиться было нечего? Если убийцей, как мне всегда казалось, стала я сама, то почему же на мне не было крови? Все остальные оказались покрытыми ею, даже собаки выглядели так, словно купались в ней. Но когда утром я расправляла на себе передник, на моих руках не было липкой жидкости, на одежде не осталось засохших коричневых пятен. Даже я не смогла бы устроить подобную резню и не оставить на себе улик, в особенности пребывая в приступе бешенства.

Но если все это сделал кто-то другой, тогда я должна была проснуться. Даже человек с нормальным слухом не смог бы спать, когда вокруг творится подобное. Но если не было крови...»

— Ты очнулась? — нетерпеливо прервала мои размышления Ольга. — Если мы не вернемся, то Ларе скоро поднимет шум и явится за нами.

Я вдруг поняла, что Ольга, в отличие от меня, не производила впечатления человека, пережившего потрясение.

— Почему заклятие на тебя не подействовало? — спросила я.

Она спокойно взглянула на меня и сказала:

— Сегодня погиб мой муж. Семейный бизнес уничтожен. Что может быть хуже?

Я виновато вздрогнула, потому как понятия не имела о том, что у Бенни была жена. Неудивительно, что на нее заклинание не подействовало. Ольга только что пережила самое худшее наяву. Любое воспоминание, наведенное на нее заклятием, было настоящим облегчением по сравнению с нынешними переживаниями. С другой стороны, у меня имелось целых пять сотен лет — выбирай не хочу. Я до сих пор ощущала, как усики заклинания пытались дотянуться до меня, однако пронзительная мысль о том, что самый большой мой страх может оказаться фикцией, помогла отмахнуться от них.

«Уже скоро я спокойно сяду и задам себе несколько неприятных вопросов о той ночи, но пока еще не время».

Я внимательно огляделась по сторонам и поняла, что воспоминание поймало в свои сети кое-кого еще. В углу, повернувшись ко мне спиной, скорчился Луи Сезар. Должно быть, он двигался за нами по пятам, если прошел в дверь до того, как сработало защитное заклинание. Вид у вампира был такой, словно он раскаивался в собственной поспешности.

Я видела, как его сотрясала дрожь. Медленные вибрации зарождались в нижней части спины и поднимались вдоль позвоночника. Некогда безупречная кожаная куртка и брюки француза выглядели теперь так, словно кто-то драл их когтями. Стоило мне взглянуть на обломанные и окровавленные ногти Луи Сезара, как сразу стало ясно, кто именно. Похоже, наведенное воспоминание нравилось вампиру не больше, чем мое — мне.

Луи Сезар начал медленно раскачиваться взад-вперед, мышцы на спине напряглись, шея выгнулась, волосы упали ему на лицо, скрывая черты. Он негромко застонал и что-то произнес, наверное обращаясь к кому-то из своего прошлого. Французским я владела вполне сносно, даже прилично, но вампир говорил так невнятно, что мне не удалось разобрать ни слова. Потом он засмеялся каким-то надтреснутым, горестным смехом, напоминавшим хруст стекла под ногами. Моим натянутым нервам этот звук показался похожим на царапанье ногтей по классной доске. Я протянула к Луи Сезару руку, ни о чем не задумываясь, просто пытаясь остановить этот смех.

В тот миг, когда я коснулась тела француза, меня увлекло в его маленький персональный ад.

Темная камера, где он лежит, связанный и беспомощный. Тюремщики грубо раздевают его, срывают с него одежду, приставив к горлу нож. Но оружие не останавливает его, он пытается сопротивляться, дерется до тех пор, пока они едва не выбивают из него дух, безжалостно молотя кулаками и раздирая ногтями. Постепенно мышцы отказываются повиноваться, вкус пыли и соломы с металлическим привкусом крови наполняет рот. Судорожные вдохи доносятся откуда-то издалека. Ему кажется, что это дышит не он, а кто-то другой, пока не приходит новая боль, какую палачи до сих пор не осмеливались причинить. От нее Луи Сезар приходит в ужас и обретает сознание.

Стиснув зубы, чтобы не закричать, он тяжело дышит в алой завесе боли и гнева. Тело, вышедшее из-под контроля, в отчаянии отшатывается от мучителей. Он не может унять дрожь в конечностях, рефлекторные судороги, придушенные хрипы, но кричать не станет. Унижение камнем лежит внутри его, окутанное болью, а палачи по очереди приближаются к нему. Один из них смеется, и он ощущает это своими внутренностями, которые говорят, что пытка закончится не скоро. Желчь подступает к горлу, но его охватывает ледяное спокойствие. Луи Сезар обещает себе, что найдет способ выбраться отсюда. Когда он освободится, никто и никогда больше не сделает из него жертву.

Я отшатнулась, дрожа в холодном поту, проклиная чертовых магов, придумавших такую ловушку. Когда я немного отдышалась, то позаимствовала у Ольги носовой платок и обернула им руку. Хватит, больше никаких незащищенных контактов.

Я присела на корточки и попыталась заглянуть Луи Сезару в глаза, но прежде мне пришлось сдуть волосы у него со лба. Безупречная бледная кожа вампира теперь приобрела меловой оттенок, а глаза превратились в два темных синяка. Я ощутила прилив сочувствия, совершенно не свойственного мне. Он казался таким юным, когда лишился того высокомерия, какое постоянно напускал на себя, оказываясь рядом со мной. Француз не был похож на того Луи Сезара, который оказался членом Сената и нахальным негодяем. Он напоминал обаятельного вампира с золотисто-рыжими волосами, голубыми глазами и очаровательной улыбкой. Я протянула руку, стерла пальцем единственную слезинку, покатившуюся по его щеке, а потом принялась отвешивать вампиру пощечины.

Первая из них не произвела никакого действия, но к четвертой я вошла во вкус. Голова Луи Сезара каждый раз ударялась о каменную стену, запрокидываясь назад. Не успела я ударить в пятый раз, как изящная рука потянулась ко мне и схватила за плечо.

— Ты уже выбрался оттуда или мне дать тебе еще пару оплеух? — поинтересовалась я. — Мне нетрудно. Честное слово.

Его рот болезненно искривился, что могло бы сойти за улыбку, если бы не жуткий огонек, пламенеющий в глазах.

— Дорина...

— Это я.

— Спасибо. — В голосе Луи Сезара прозвучала искренняя благодарность, отчего я заулыбалась, словно идиотка, а его пустой взгляд начал делаться чуть более осмысленным.

— Знаешь, ты сможешь меня осчастливить, если скажешь, что тебе известен другой выход отсюда, — сказала я, глядя, как еще одна завеса огня вздымалась за спиной Луи Сезара.

Вампир поморгал, глядя на плотную стену пламени. Он как будто удивился, увидев ее здесь.

— Нет.

— В таком случае у нас проблемы.

«Это еще мягко сказано. Теперь я понимаю, отчего маги не удосужились оставить охрану у черного хода. Любой, кто проникнет сюда, будет сидеть в западне, пока за ним не придут и не убьют. Можно этого и не делать. Сам сгниет!.. Ни то ни другое меня не вдохновляет, но и лезть в бушующее пламя нет ни малейшего желания. Может, я переживу завесу, зато потом целый месяц беспомощно проваляюсь в постели, залечивая ожоги. Ольга тоже сумеет выжить в огне. Даже самая нежная кожа троллей больше похожа на сыромятину. Зато Луи Сезар точно не справится. Вампиры и без магической помощи горят так, словно их вымочили в керосине. Надо искать другой выход».

Луи Сезар поднялся на ноги, но тут же тяжело привалился к стене, утер лоб и предельно ясно охарактеризовал ситуацию:

— Дерьмо!

«Надо поинтересоваться у Ольги, имеются ли у нее свежие идеи, потому что француз, судя по всему, нуждается в передышке».

Я задумчиво уставилась на стены пещеры.

— Ольга, ты сможешь прорубить породу?

«Конечно, у этой милой дамы нет с собой кирки, но ведь до того ей уже удалось пробить проход».

Она пожала плечами.

— Рано или поздно смогу. Но нет смысла этим заниматься. Все равно скоро придет Ларе.

Упомянутый здоровяк не произвел на меня впечатления гиганта мысли, к тому же он позволил Луи Сезару проскользнуть за нами вслед, но, может, я чего-то недопонимала.

Наверное, у меня на лице отразилось недоверие, потому что Ольга указала на стену пещеры и пояснила:

— Он сделает другую дверь.

«Точно! Могла бы сама догадаться».

Маги обычно забывали о том, что помимо магических существовали иные способы решения проблемы. Можно наложить на дверь все известные охранные заклинания, но если кто-нибудь пробьет стену и сделает новый проход, то какая в них польза? Я лишь понадеялась, что усердный Ларе не обрушит потолок нам на головы.

— Где мы? — Луи Сезар решил присоединиться к разговору.

Я развернулась к нему. На мгновение меня сбило с толку ощущение, будто я видела двоих. Один — такой же, как и прежде, второй — совершенно другой. Усилием воли я подавила сострадание, которого пока что не могла себе позволить. Оно лишало меня трезвости мысли.

— Я сама всего несколько часов назад узнала, куда пойду. — Мой голос прозвучал гораздо грубее, чем хотелось бы. — Как ты умудрился меня найти?

Растерянность и потрясение на лице Луи Сезара сменились обычным недовольством.

— В данный момент это вряд ли имеет значение.

— Для меня имеет!

Он, наверное, решил, что ответить легче, чем спорить.

— С помощью сотового телефона, который я тебе дал, удалось отследить твои передвижения.

Я выудила аппаратик из кармана джинсов и уставилась на него. Гладкий черный корпус невинно поблескивал в тусклом свете. Надо было сразу сообразить! Я угрюмо швырнула миниатюрного предателя на землю и растоптала ногой.

Луи Сезар наблюдал за происходящим с кривой усмешкой на губах.

— Кажется, я начинаю понимать, откуда у тебя трудности с электроникой.

— Очень смешно.

— Ларе пришел, — неожиданно сообщила Ольга и тяжело поднялась на ноги.

— Ты привела с собой троллей? — Луи Сезар словно только сейчас заметил, что по обеим сторонам огненного занавеса возвышались две горы.

— Скорее они меня привели.

Я оставила его предаваться размышлениям, а сама подошла к Ольге, желая уточнить, что же будет делать Ларе.

— Приведи остальных, — велела она ему.

Тролль послушно развернулся и побежал обратно по коридору, который едва заметно сотрясался под его ногами.

— Он быстро, — заметила красавица, поглядев мимо меня на Луи Сезара. — Так ты знакома с этим вампиром?

— К несчастью. — Ольга оскалила зубы, и я поспешила уточнить: — На самом деле он нормальный. Просто все время нудит.

Луи Сезар едва ли не развеселился после недавно пережитого, но тут Ольга похлопала его по спине. От такого дружеского жеста у нормального человека сломался бы хребет.

— Отлично. До меня доходили кое-какие слухи, — сообщила нам эта дама. — Говорят, что восставшие вампиры и темные маги стали союзниками. Когда Ларе вернется, мы пробьем эту стену. А ты вынюхивай вампиров, бодрствующих и спящих, — обратилась она к Луи Сезару, как генерал к гвардейцу. — Сначала мы перебьем их, а потом заберем все, что по праву принадлежит нам.

— Кто это «мы»? — недоверчиво поинтересовался Луи Сезар. — Даже Сенат не осмеливается нападать на это место, во всяком случае, пока. А вы думаете, что это получится у вас? У кучки троллей?

Он обращался с вопросом ко мне, но ответила Ольга.

— Если боишься, можешь уйти, — сказала она, пожав плечами.

Луи Сезар несколько раз раскрыл и снова закрыл рот. Ему было трудно осознать, что какая-то дикая тетка с бородой только что назвала его трусом.

Я не дала французу ответить, развернулась к Ольге и заявила:

— Могут возникнуть трудности.

Она удивленно подняла косматую бровь, и я ощутила себя виноватой. Наверное, мне надо было с самого начала рассказать все.

— Существует вероятность, что теперь у темных магов и вампиров появился один могущественный союзник.

Несколько минут ушло на то, чтобы пересказать ей и Луи Сезару мои недавние приключения.

— Не пойми меня неправильно. Если ты по-прежнему хочешь надрать задницу какому-нибудь вампиру, то я с тобой. Но мне кажется, что этот отряд не сможет справиться с Драко. — Я не стала упоминать о том, что питала те же сомнения и на собственный счет, хотя, наверное, это было понятно и так.

— Ты знала, где он, вплоть до номера на двери, и ничего не сказала? — возмутился Луи Сезар. — Ты вообще хочешь заманить его в ловушку или нет?

— Нет! — ответила я запальчиво. — Этого желает Мирча. А я хочу его убить! Кажется, я достаточно ясно высказала свою мысль. Но у меня будет только одна попытка, и в данный момент я совершенно к ней не готова. Вот потому-то я сюда и пришла, чтобы достать приличное оружие.

— У Сената полно оружия!

— Ага! Они с ног сбиваются, несут его мне. К тому же у них нет того, что требуется. Если даже есть, то вампиры ни за что в этом не признаются.

— Так вот почему ты не захотела взять меня с собой. Ты собиралась купить запрещенное оружие!

— Пока не погиб Бенни, да, собиралась. Такой у меня был план. Но сейчас он состоит в том, чтобы украсть.

Ольга наморщила широкий лоб, как будто мыслительный процесс причинял ей боль.

Однако когда она заговорила, мне стало ясно, что великанша прекрасно вникла в суть дела.

— Это тот самый Драко, о котором вы говорите, убил моего Бьенвиора?

— Да. Ему служат маги, которые делают грязную работу, но виноват во всем он.

Ольга кивнула, как будто бы это было все, что она хотела знать, и сказала очень просто:

— Если он здесь, то я убью его для вас.

Мы с Луи Сезаром переглянулись.

— Э... Ольга... — Я замолчала, потому что понятия не имела, как объяснить, что этого делать не нужно.

Кроме того, уже подошел остальной отряд. Мне показалось, что все здесь, однако утверждать наверняка я не могла, поскольку дверной проем заслонила громадная туша тролля.

— Сломайте стену, — приказала им Ольга и указала на место рядом с дверью. — А потом мы начнем убивать.

Мы пробились через две каменные стены и обнаружили склад. Но он оказался совершенно не таким, как я ожидала. По обеим сторонам коридора, грубо вырубленного в породе, тянулись малюсенькие узкие клетки, которые едва выделялись на фоне скалы. Почти все они были пусты, но в нескольких кто-то сидел. Одна клетка сейчас же привлекла мое внимание. Она находилась в самом конце коридора, но от нее веяло безошибочно узнаваемым запахом.

В клетке оказалось пусто, но дух стоял сильный, такой отчетливый, что мне сразу стало ясно: пленник явно только что был здесь. Запах тянулся к двери, которую защищало сильное заклятие. Это я поняла, еще не дойдя до нее, наклонила голову, прогнала от себя все звуки, раздававшиеся за спиной, и сосредоточилась. Да, все именно так, как я и думала.

Я помчалась на другой конец коридора, огибая троллей и демонов, а также разнообразных созданий, которых освободили из клеток, и схватила несколько кусков скальной породы от только что созданного дверного проема. На обратном пути я пронеслась мимо Луи Сезара, который стоял посреди коридора и с недоумением наблюдал за мной, и снова оказалась перед запертой дверью. Я принялась швырять камни в полотнище, защищенное заклинанием, и каждый нерв во мне пел, чтобы я поторопилась.

Заклинания держались стойко, как им и полагалось, зато охранник с другой стороны двери, который позвякивал мелочью в кармане и громыхал ключами, вдруг насторожился. Скорее всего, он не подозревал о том, что творилось за дверью, но, разумеется, услышал сигнализацию, приведенную в действие потревоженными заклинаниями.

— Ну, давай же, — пробормотала я себе под нос. — Ты справишься сам. Наверное, какой-то глупый раб сумел вырваться из клетки. Ты хорошо проверил последнюю дверцу, когда запирал ее? Если забыл проверить и приведешь помощь, то тебе здорово влетит. Выйди и сам посмотри. Никто не должен ничего узнать.

Я не умею управлять чужим сознанием так ловко, как это делают вампиры, но если по-настоящему сосредоточусь, то мне удается донести до жертвы основную идею. Мои потуги не вынуждают к действию, как мысли Мирчи, да никто и не обязан совершать какие-либо поступки, основываясь на нелепом сомнении. Однако люди все-таки зачастую действуют. Особенно когда внушенные мысли звучат так же, как их собственные.

Луи Сезар подошел и остановился у меня за спиной, но удержался от комментария. Через миг заклинания отключились. Я ощутила, как тоненькие усики вокруг рассеивались, словно струйки дыма.

Дверь открылась. Однако охранник не был полным идиотом. Как только он услышал какофонию, устроенную толпой демонов, разрывающих стальные дверцы клеток, то попытался поставить на место тяжелый засов. Но моя нога двигалась быстрее, и через мгновение я уже стиснула шею охранника.

— Это, должно быть, шутка, — с возмущением произнесла я, опрокинув парня на пол.

Подо мной лежал человек, самый обыкновенный смертный. Я обнюхала его, чтобы удостовериться, но никаких сомнений не было.

— Обычный человек? Они что, рехнулись?

Этот факт не должен был меня удивить, потому что вампир не поддался бы моему внушению, а демон швырнул бы чужие мысли обратно. Но я все равно никак не могла поверить в то, что Черный круг оставил дежурить под дверью самого заурядного человека. Темные маги относятся к людям даже еще презрительнее, чем другие. Они называют людей тупицами и зачастую вообще не обращают на них внимания.

Луи Сезар умудрился грациозно опуститься на корточки рядом с охранником.

— Может быть, он заминирован?

Я покачала головой.

— Нет.

Такие штуки я уже видела раньше. Маги использовали людей в качестве живых мин. Заклинание взрыва срабатывало в том случае, если сердце человека начинало биться сильнее или же тело еще как-нибудь реагировало на близкую опасность. Но я знала, какие признаки надо искать. На этом человеке их не было. Он него пахло страхом, потными носками, которые он слишком давно не стирал, и еще сэндвичем с колбасой и луком, съеденным совсем недавно. Я могла назвать марку шампуня, которым он пользовался, знала, что сегодня этот парень массировал левую лодыжку с согревающим кремом, однако вони темной магии рядом с ним не ощущалось. Я не чувствовала ее вообще, что было как минимум странно для защищенной цитадели Черного круга.

— П-послушайте, забирайте все, что хотите. Только н-не ешьте меня, ладно? Я сам сегодня ел чеснок. — Охранник был так испуган, что его водянисто-серые глаза все время закатывались, показывая белки.

— Отлично. Люблю, когда еда уже со специями. — Я поставила труса на ноги. — У тебя есть только один шанс. Что происходит там? Не забывай, я пойму, если ты соврешь.

— Т-там аукцион. Он почти закончился, но если вы поспешите, то еще сможете купить несколько лотов. — Он увидел что-то у меня за плечом, и краски окончательно сбежали с его лица. — Т-точнее, взять то, что захотите. Ей-богу, все, что захотите.

Я скосила глаза и увидела, что рядом с Луи Сезаром остановилась Ольга, а позади них столпились самые разные существа. Один невысокий тролль сжимал за заднюю лапу какого-то зверя. Я не сразу сообразила, что это был щенок вервольфа. Полнолуние давно миновало, но маленькое существо, скалящее зубы, пребывало в обличье волка и все время пыталось прокусить грубую кожу тролля. Тот в конце концов ударил волчонка о стену так, что хрустнул череп, и вервольф несколько поутих.

Я взглянула на Ольгу.

— Никого не есть! — сказала я, от души надеясь, что эта мадам согласится со мной, потому что иначе я никак не смогу помешать ее отряду. — Нам надо выяснить, что здесь происходит.

Ольга что-то негромко сказала троллю, который хмуро поглядел из своей бороды, после чего решительно откусил волчонку одну лапу. Маленькое создание заверещало от боли и начало вырываться с новой силой. Тогда Ольга уронила тролля лицом вниз на каменный пол пещеры. Когда он дернулся, чтобы встать, она поставила на него ногу, надавила всем своим внушительным весом, и тролль выпустил волчонка. Тот обезумел от боли и страха, заметался по сторонам. Он кидался на всех, до кого мог дотянуться, пока Луи Сезар не схватил его за шиворот и не прикончил.

Я повернулась к охраннику, но оказалось, что тот лишился чувств. Я вздохнула и передала его Ольге, которая методично возила тролля мордой по каменному полу.

— Сейчас вернусь, — сказала я, и она любезно кивнула в ответ.

Тоннель переходил в следующий, пошире, который, в свою очередь, выходил в естественную пещеру, расположенную примерно этажом ниже. В породе были вырезаны грубые ступеньки, уводящие куда-то в сумрак. Несколько огней — некоторые магические, другие от обычных ламп — высвечивали небольшие участки, главным образом маленький ровный круг, служивший местом аукциониста. Я прекрасно видела в полумраке, но сейчас же пожалела об этом.

— Охранник сказал правду, — произнес Луи Сезар у меня за плечом.

Я кивнула, стараясь держать себя в руках. Да, здесь проходил незаконный аукцион, и на нем продавались вовсе не контрабандные сигареты. Большинство клеток вокруг платформы были пусты, но в некоторых еще оставались живые существа. Кое-какие из них были подозрительно похожи на дефективных тварей из лаборатории Раду, отчего у меня в животе что-то ухнуло. Но хуже всего было то, что я ощутила в воздухе два знакомых запаха. Один был тот же, каким пахла клетка в пещере. Это значило, что Клэр, вероятно, пробыла здесь весь последний час. Второй запах принадлежал Драко.

«Успокойся! — строго приказала я себе и до крови впилась ногтями в ладони. — Приступом бешенства ты не сможешь помочь Клэр, если она по какой-то счастливой случайности еще здесь».

— Необычный видовой гибрид, — говорил аукционист. — Наполовину дуэргар, наполовину брауни, поразительное сочетание. Он защитит вашу собственность лучше целой своры собак и приготовит обед. Ваши предложения?

Темно-серое существо всего в два фута ростом стояло в слепящем круге света и отчаянно пыталось заслонить руками глаза. Оно тряслось от страха, при этом издавало высокий мяукающий звук, нечто среднее между воплями младенца и визгом пилы, застрявшей в железе. От этого звука я морщилась. Кажется, покупателям он нравился не больше моего, поэтому никто не хотел торговаться.

Аукционист еще несколько минут пытался подогреть публику, а я стояла, используя все известные приемы, только бы не позволить выплеснуться волне, бьющейся у меня в голове. Неужели Клэр тоже стояла в этом круге и за нее торговалась разношерстая толпа? Неужели ее тоже били, как этого крошечного полукровку, которого лупили как раз сейчас, чтобы он замолчал? Межвидовой гибрид, наверное, был крепче, чем казался, потому что он вырвал у человека кнут, просунул руку между прутьями клетки, начал хлестать служителя и успел нанести несколько хороших ударов, прежде чем тот отскочил.

— Хватит, Марко, мне надоело. Пусти ему пулю в лоб, и закончим торги.

Аукционист отключил микрофон, прежде чем обратиться с этими словами к ближайшему помощнику, но они отдавались у меня в ушах, как будто он прокричал их во всю мощь своих легких. Когда я представила, как кто-то приставляет дуло к голове Клэр, приливная волна прорвала все защитные барьеры и я вдруг оказалась посреди алого моря.

— Дорина!

Я слышала, как кто-то позвал меня по имени, но во мне уже не оставалось здравого смысла, чтобы ответить. Знакомая жажда убийства поднималась к горлу, словно тошнота. Я еще пару секунд боролась с кровавым приливом, но борьба, как и всегда, оказалась тщетной. Я в тот же миг поняла, что Клэр либо мертва, либо ее давно увезли отсюда. Здесь не осталось ни малейшей искры ее благословенного спокойствия, которое могло бы помочь мне сохранить ясный разум, и от этой мысли я сдалась. Если эти твари ее убили, то пусть последуют за ней. Мы все вместе отправимся в ад. В конце концов, я уже знакома с его хозяином.

Глава 12

Я очнулась, но начисто лишилась способности ориентироваться в пространстве и ощущала сильную боль. Первое проистекало из того, что я висела на перевернутой клетке вниз головой, а последнее — на мне было примерно полудюжины кровоточащих ран. Хотя почти все они казались незначительными царапинами по сравнению с металлическим прутом, который Луи Сезар пытался вытащить у меня из бока. Прут прошел насквозь, пригвоздив тело к клетке. Вампир дернул в последний раз, и штырь вылез под скрежет металла и чавканье плоти. Теперь ничто не удерживало меня, и я соскользнула на пол, заливаясь кровью.

— Ты уже в здравом уме, или что там у тебя считается за таковой? — поинтересовался вампир каким-то странным, пришепетывающим голосом.

Я поняла, что он говорил так из-за полностью вытянувшихся клыков, хотя не могу сказать, что часто слышала подобную речь.

Обычно когда вампиры выпускают клыки, им уже не до разговоров.

Я слабо кивнула в ответ. Хищник, живущий в моей крови, на какое-то время присмирел. Я ощущала лишь далекие отголоски гнева, но это нормально. Само пройдет, а если и нет, то я все равно сомневалась в том, что в ближайшее время буду способна учинить большие разрушения.

Вампир не успел ничего ответить, взвился в воздух и приземлился в нескольких ярдах от меня. В поле моего зрения возникли два громадных карих глаза, глядевших с маленького кривого личика. Почти все его черты, в том числе и нос, скрывались под клочковатой седой растительностью, зато из бороды торчало изрядное количество узких клыков. Я отметила, что некоторые из них росли не в ту сторону, были устремлены вверх, словно у кабана, а некоторые торчали под таким углом, что скорее представляли угрозу для своего владельца, а не для его жертвы.

Я оставила рассуждения на тему о том, не стану ли сейчас чьим-то обедом, и попыталась сесть. К несчастью, от этой попытки комната бешено завертелась, кровь из ран потекла еще быстрее. Острая раздирающая боль впивалась в бок каждый раз, когда я пыталась двинуться или вдохнуть.

— Лежи спокойно, если хочешь жить! — хрипло приказал Луи Сезар. — Отгони эту тварь, или мне придется ее убить. Я не могу тебе помочь, когда она все время нападает!

— А что это такое?

Комната то возникала перед глазами, то снова уплывала, но я сумела сосредоточиться на сером существе, нависающем надо мной. Оно напоминало куклу Мистера Картофельная Голова, сделанную двухлетним ребенком. Все части тела были представлены, но находились не на своих местах. Ощущение усиливалось из-за несообразно длинных, похожих на палочки конечностей, под нелепым углом высовывающихся из меха. Колени торчали выше головы, когда существо, защищая меня, село рядом. От него исходила такая вонь, что у меня на глаза навернулись слезы.

— Это тот самый лот, который никто не купил. Его как раз собирались убить, когда ты спятила. — Луи Сезар с опаской потрогал существо ногой.

Оно в ответ зарычало на него с такой яростью, что один кривой клык воткнулся в нижнюю губу, и струйка черной крови потекла по подбородку, и без того испачканному бог знает чем.

— Судя по всему, на него произвело неизгладимое впечатление, что ты спасла ему жизнь. — Кривая конечность, которая лишь отдаленно напоминала руку, протянулась, чтобы погладить меня по голове. — Как трогательно. Теперь прикажи ему отойти!

— Как это сделать?

— Придумай. — Луи Сезар держал руку на рапире. Я нисколько не сомневалась в том, что он пустит ее в ход, вздохнула и сказала своему поклоннику:

— Все хорошо. Если он позволит мне умереть, то папа его за это убьет.

Существо, кажется, что-то поняло, потому что отодвинулось на несколько шагов. Луи Сезар смог подойти поближе и осмотреть раны. Я лежала на спине. Вампир осторожно дотронулся до моей щеки и провел пальцами по шее. Легкие, почти виртуальные прикосновения прошли сквозь все мои линии обороны. Я вдруг задышала, не ощущая боли. Его ладонь, почему-то теплая, коснулась кожи, и всякие отголоски безумия замолкли. Во мне возникла уверенность, появилась точка опоры. Я поняла, что Луи Сезар внушил мне все это. Обычно подобные штучки со мной не проходят, однако сейчас стены моей крепости лежали в руинах.

Почти вся боль исчезла. Я не ощущала в себе желания протестовать, закрыла глаза и позволила чудесному онемению разлиться по всему телу, от шеи до коленей. Комната кружилась очень уж сильно, и я поняла, что потеряла слишком много крови. Это было опасно даже для меня. Я не пыталась оценить свои раны, поскольку все равно не могла сосредоточиться, и решила пустить остатки умственных способностей на более важное дело.

— Клэр?..

— Она была здесь, но исчезла раньше, чем пришли мы. Тут для тебя записка, когда поправишься, прочитаешь.

— Неужели?

«Клэр, верная своей привычке, оставила записку даже на распродаже рабов! Этой девушке пора лечиться».

Я засмеялась, ощутила боль, сказала, что уже прекрасно себя чувствую, снова попыталась сесть и совершила ошибку. Комната превратилась в подобие калейдоскопа и начала затягиваться серой пеленой.

— Лежи смирно! — гневно сказал мне француз. — Ты уже ничего не прочтешь, если подохнешь!

Я решила, что в рассуждениях вампира есть логика, и снова легла. Над нами нависал искореженный остов клетки. Мне приходилось соблюдать осторожность и не двигаться, чтобы в тело не впились сотни деревянных щепок, рассеянных по полу. Я узнала в них останки складных стульев, на которых сидели покупатели. Наверное, здесь чуть-чуть потоптались товарищи Ольги.

Пальто Мирчи осталось неизвестно где, а теперь Луи Сезар раздирал на мне и футболку.

— Но мы даже ни разу не поужинали вместе, — слабо запротестовала я, и вампир поднял на меня светящиеся глаза. — Папочка оказался чистым золотом, — доверительно сообщила я и захихикала.

— Ты уже должна была лишиться сознания, — пробормотал он.

— Но я дампир.

Луи Сезар ничего не ответил на это, однако сила его гипнотического воздействия увеличилась. Я неотрывно смотрела в его глаза, и какая-то поэтическая часть моего существа прошептала: «Они словно из стали, освещенной звездным светом, как молния на летнем небе». Эти глаза действительно поражали мое воображение.

— Какая прелесть, — прошептала я.

Кажется, эти слова потрясли его.

За спиной у вампира появилась Ольга, по сравнению с которой он показался маленьким, как ребенок. Она наклонилась, чтобы получше меня рассмотреть, и ее золотистая борода коснулась моего подбородка.

— Она жива?

— Пока что да. — Голос Луи Сезара звучал натянуто.

— Отлично. Того вампира здесь уже нет, — сообщила мне Ольга. — Где будем искать теперь?

— Я как раз думаю над этим.

Она довольно кивнула и отошла в сторонку. Луи Сезар начал ковыряться у меня в груди, выискивая что-то.

«Пули!..» — смутно припомнила я.

У посетителей аукциона оказались с собой пистолеты. Неожиданная операция, проводимая вампиром, доказывала, что кто-то из них неплохо прицелился. Прямо в сердце не попал, но промахнулся несильно.

— Мы не можем взять ее с собой, — произнес Луи Сезар, и я не сразу сообразила, что речь идет об Ольге.

— Еще как можем.

— Ты ничего о ней не знаешь!

— Я знаю, что Драко убил ее мужа. Сомневаюсь, что у нее есть шанс покончить с дядюшкой, но она имеет право попытаться.

Люди предпочитают разрешать подобные конфликты в суде, тяжбы между волшебными существами разбирает магическое сообщество. Но в этот раз должна пролиться кровь. Я только надеялась, что ее потеряет тот, кто и должен, поскольку мысль о том, что Ольга проведет свои последние часы на одном из традиционных кольев Драко, меня не прельщала.

— Она же бергтролль, — сообщил мне вампир, как будто бы я могла этого не заметить.

— Ага. К тому же чертовски разозленный. Ты не хочешь, чтобы она ехала с нами. Ладно. Вот сам и скажи ей об этом. С меня хватит на сегодня побоищ.

Луи Сезар, кажется, хотел поспорить, поэтому я отвлекла его болезненным стоном. Хуже всего то, что он не был притворным.

Вампир сосредоточился на операции и в обмен на мое согласие полежать тихо, пока он ковырялся в ране, рассказал кое-что, чего я не успела понять:

— Видимо, мы помешали проведению аукциона, на котором продавали экспериментальные творения темных эльфов. Этих тварей они отдали людям, которые выполняют для них некоторые поручения, в качестве... как вы это называете? Премии, — вспомнил он и уронил на пол пулю, извлеченную из меня. — Пленники сказали, что магов здесь нет, только обычные люди. Я верю, что члены Черного круга покинули это место, поскольку оно не слишком надежно. Заклинания, с которыми мы столкнулись, маги просто-напросто не потрудились снять, когда уходили.

— Что же рассказали эти люди? Если они работают на... — Я замолкла при одном особенно болезненном прикосновении.

— Мы расспросили бы их, если бы твои союзники оставили кого-нибудь в живых, — последовал колкий ответ.

Еще одна маленькая пуля ударилась о пол. Не удивительно, что я ощущала себя выжатым лимоном. Даже я обычно старалась не получать две пули в грудь за один день.

Затем до меня дошел смысл слов Луи Сезара. Я огляделась по сторонам и первый раз заметила, что фрагменты того человека, который хотел пристрелить несчастного полукровку, теперь украшали пару клеток, стоявших у противоположной стены комнаты. Куски аукциониста и его помощников были повсюду. Через ряд от меня валялась рука, все еще сжимавшая молоток. Пока Луи Сезар зашивал рану, я увидела, как маленький тролль, союзник Ольги, с виду не пострадавший, за исключением сломанного носа, кинул руку в корзину к остальным кускам плоти.

«Еда навынос», — решила я.

— Погоди-ка минутку. — В моем затуманенном мозгу наконец-то родился очевидный вопрос. — Если это была какая-то распродажа рабов, то что же делала здесь Клэр?

«Просто невозможно представить ее в подобной лохани с помоями».

Луи Сезар не ответил. Он был слишком сосредоточен на пуле двадцать второго калибра, засевшей у меня в бедре.

Не успела я повторить вопрос, как в поле моего зрения оказалась некая персона, при виде которой все слова вылетели из головы.

— Ни фига себе! — Я начала подниматься, но Луи Сезар меня удержал. — Да ты что, не видишь?

Я во все глаза смотрела на вновь прибывшего из-за плеча вампира.

«Либо у меня галлюцинации, либо угроза не так велика, как кажется».

Я искренне надеялась на второе, потому что не могла себя защитить.

Незнакомец грациозно опустился на колени рядом со мной. Я старалась не пялиться на него, но у меня ничего не получалось. Он заслуживал пристального взгляда хотя бы потому, что был самым красивым мужчиной, какого мне когда-либо доводилось видеть. Золотистые волосы рассыпались по плечам. В тусклой комнате казалось, что они светятся своим собственным внутренним светом. С волосами удивительно контрастировали и еще сильнее ошеломляли темно-зеленые, едва ли не черные глаза, обрамленные золотистыми ресницами. Однако самым удивительным было лицо. Тонкие лучики морщинок собрались в уголках глаз, ровные белые зубы обнажились в улыбке.

Несмотря на все совершенство его черт, первое слово, каким я описала бы незнакомца в целом, было «приятный». Оно никак не вязалось с теми чувствами, которые я обычно испытывала по отношению к светлым эльфам.

Однако поразительная внешность никак не защитила этого красавца от атаки рычащего серого комка.

— Что здесь у вас такое? — В нежном музыкальном голосе прозвучало удивление, слабо мерцающая рука подхватила с пола серое существо. — А, детеныш дуэргара. Это ваш? — Я молча смотрела, как он держал за шиворот несчастного малыша.

Тот пытался его поцарапать, но руки у эльфа были длиннее, и он держал существо на безопасном расстоянии от себя.

— Не может быть, что эта девушка — тот самый воин, наводящий ужас, — произнес эльф, и его глаза раскрылись шире, когда он всмотрелся в меня. — Она слишком молода и чересчур хороша собой.

— Ей пятьсот лет, — лаконично заметил Луи Сезар.

— Как я и думал, — сказал эльф. — Сущее дитя. — Он поднес к губам мою руку.

Если его и смутила запекшаяся кровь, то он ничем этого не выдал.

— Мне кажется, вы и есть Дори. Я прав? Меня называют Кэдмоном, во всяком случае, в вашем мире.

Дуэргар, кажется, не хотел, чтобы Кэдмон дотрагивался до меня, поэтому принялся бешено размахивать ручками, похожими на палочки, пытаясь выцарапать эльфу глаза.

Кэдмон бросил на него беглый взгляд.

— Дуэргары бывают весьма полезны. Они не подвержены воздействию ядов и большинства видов магии, яростны в бою, в особенности за правое дело, многие из них — талантливые кузнецы. У меня как-то был пояс с золотой пряжкой поразительной работы, произведение одного из их прославленных ремесленников. Но у вас весьма жалкий экземпляр. Уж прошу прощения за это замечание.

Я забрала у него рычащего малыша. Дуэргар обхватил меня за шею ручками-прутиками и затих.

— Он всего лишь детеныш, — сказала я в его оправдание.

Кэдмон кивнул.

— Верно, но без должного воспитания и тренировки под наблюдением соплеменников он никогда не приобретет необходимых навыков. Мне кажется, что сородичи вряд ли будут рады этому детенышу. Похоже, тут имеет место кровосмешение. Он наверняка вызовет у них отвращение. Было бы гуманнее избавить его от мучений.

Я обняла дуэргара, усилием воли подавляя тошноту. Может, если его отмыть, он будет похож на Энимала из «Маппет-шоу»? Мне всегда нравились тамошние куклы.

— Назову его Вонючкой.

Луи Сезар закатил глаза, но Кэдмон лишь улыбнулся.

— Очень подходящее имя.

— Кстати, как вы сюда попали? — спросила я, сомневаясь в том, что эльф зашел на аукцион, собираясь что-нибудь купить.

Эти существа обычно с осторожностью подходят к выбору слуг.

Кэдмон изящно повел плечами.

— Кажется, у нас общая цель. Я тоже ищу вашу подругу.

— Его уполномочил Совет эльфов, — пояснил Луи Сезар, бросая на нового знакомого неприязненный взгляд.

Очевидно, они уже успели пообщаться, пока я была без сознания. Видимо, эльф не слишком понравился вампиру.

— Чтобы расследовать это прискорбное дело, — добавил Кэдмон. — Меня сильно беспокоит судьба вашей подруги. Ее необходимо найти, и чем раньше, тем лучше. Мне казалось, что я открыл ее местоположение, однако было уже слишком поздно.

— Почему вас интересует Клэр?

Она никогда не говорила, что имела какое-то отношение к эльфам. Мне казалось, что у подруги нет от меня секретов.

— Я с нетерпением жду возможности подробно обсудить с вами это дело, — сказал Кэдмон и окинул взглядом мое истерзанное тело. — Наверное, мы сделаем это после того, как вам станет лучше?

— Расскажите сейчас.

Я коснулась его руки, и она показалась мне прохладной на ощупь, хотя такое впечатление могло появиться из-за текучего шелка. Если бы какой-нибудь модельер увидел, как выглядит эльф в этой простой серой тунике и рейтузах, то у нас начался бы бум средневекового костюма.

Я была еще слишком слаба, но все-таки попыталась сесть. Боль от раны, в которой в данный момент ковырялся Луи Сезар, теперь почти не чувствовалась. Уж и не помню, когда теряла сознание столько раз за одни сутки, но мне казалось, что я вот-вот снова провалюсь в беспамятство.

— Позвольте мне. — Кэдмон положил ладонь мне на лоб.

Его сила затопила меня, словно солнечный свет. Мы находились глубоко под землей, но я ощутила, как возле меня мягко закачались сплетенные ветки, пыльный воздух зазолотился. Вскоре все вокруг начало сиять. Откуда-то издалека доносились звуки уборки, на фоне которых звенел музыкальный смех. Чьи-то голоса пели песни, неизвестные мне. Я вдохнула лесной воздух, насыщенный запахами. Размытые тени закружились рядом со мной в вихре зеленого и золотого, словно листья, подхваченные ветром. На миг мне показалось, что пещера сейчас вовсе исчезнет, но тут призрачный лист коснулся моей щеки. Я отпрянула и сейчас же окружила себя защитным барьером. В этом прикосновении не было никакой угрозы, но и солнце не кажется опасным, пока не обожжет.

Не знаю, были ли эти образы выбраны Кэдмоном специально, чтобы успокоить мои взвинченные нервы, или же они просто являлись частью его существа. В любом случае видения уже улетучились, вместе с ними пропала и моя сонливость. К сожалению, уходя, они разрушили и гипнотические чары Луи Сезара, что означало возвращение нестерпимой боли.

Я выдала серию румынских ругательств, которые, как мне казалось, давно позабыла, и оттолкнула от себя вампира. Вонючка зашипел на него.

— Что ты там делаешь? Ампутацию?

Я взглянула на ноги, еще минуту назад сплошь покрытые ранами, сочившимися кровью, и увидела, что затянулись все, кроме одной, той самой, которую он только что обрабатывал. Пока я смотрела, под кожей вздулся бугор и почему-то принялся противно елозить.

Затем из раны выскочил расплющенный кусочек металла. Я отстраненно поняла, что это и есть та самая пуля, которую пытался достать Луи Сезар. Через миг рана закрылась.

Я была поражена. Лечить так не мог никто, за исключением мастеров первого уровня или, как только что выяснилось, эльфов. Я сейчас же задалась недоуменным вопросом, как мне вообще пришла в голову мысль убить того, кто умеет исцелять подобные раны с такой быстротой, а Кэдмон тем временем помог мне подняться на ноги.

— Вы — настоящий целитель.

Он улыбнулся сногсшибательной улыбкой.

— С самыми скромными возможностями.

— Так расскажите же мне о Клэр.

Его улыбка сделалась еще ослепительнее.

— А вы — маленькая бестия, которую трудно сбить с мысли. — Поскольку он возвышался надо мной на добрых полтора фута, я пропустила мимо ушей эту «маленькую».

С его точки зрения, так оно и было.

— Именно. Кроме того, если мы сравним наши сведения...

— Вы просто читаете мои мысли, — согласился эльф и уселся на перевернутую клетку.

Луи Сезар стоял рядом, скрестив руки на груди. Его рот превратился в прямую жесткую линию. Что-то в этом эльфе, видимо, беспокоило француза, или же ему был неинтересен наш разговор. Поиски Клэр не входили в его задачу, но я с радостью отметила, что вампиру хватило ума понять — ничто не в силах отвлечь меня от цели, пока не узнаю все. Раду в данный момент находился в полной безопасности, а Клэр — нет.

— Это долгая история, достойная сказания барда, — произнес Кэдмон, голос которого обрел настоящую певучесть.

В речи этого красавца не было акцента, который я смогла бы классифицировать, но даже с завязанными глазами запросто определила бы, что английский — не родной его язык.

— Но может быть, кое-что прояснится, если вы скажете нам, что означает вот это? — Эльф выудил откуда-то из-под плаща листок бумаги и посмотрел на него со скрытым раздражением. — Люди — такие неугомонные создания. Каждый раз, когда я попадаю в этот мир, оказывается, что у них появился новый язык. Я уже не поспеваю за ними. — Он протянул мне сложенную записку, которая, как ни странно, начиналась с моего имени. — Кажется, кое-кто знал, что вы непременно придете.

Я с маху села на край клетки и развернула письмо. Оно было написано на румынском. Речь в нем сразу же шла о деле. Дядя никогда не тратил слов на пустые формальности. Драко не верил, что я предам Мирчу без дополнительного стимула, поэтому позаботился о том, чтобы найти таковой. Он узнал об аукционе от своих союзников по Черному кругу и выяснил имя Клэр. Похоже, дядюшка потрудился разузнать, чем я занималась в последнее время, и решил, что мне захочется вернуть подругу. Если я предпочту получить ее целиком, а не разрезанную на сотню частей, то должна буду сейчас же приступить к выполнению его задания. Жизнь Клэр скрепляла наше соглашение.

Я посмотрела на слова, написанные пером, обмакнутым в кровь, понюхала их, желая удостовериться в том, что она взята не у Клэр. Большинство обитателей магического мира использовали шариковые ручки, как и все нормальные люди, но дядя всегда придерживался традиций. Письмо, по сути, было контрактом на покупку жизни Клэр, поэтому меня не удивил выбор чернил.

Я мысленно перебрала свои возможности, и выбор оказался поистине ужасным. Можно не исполнять приказ Драко и наверняка обречь Клэр на самую мучительную смерть или же предать Мирчу и Раду. До сих пор я никогда по-настоящему не переживала о судьбе своей семьи, не ощущала себя ее частью и никогда таковой не была, но все равно не могла смириться с тем, что родных вдруг не станет. Мне казалось, что я сумею загнать дядюшку в угол. Лишь теперь я поняла, что самый легкий, возможно единственный, способ получить желаемое — действовать согласно плану Дракулы.

От этой мысли меня едва не затошнило. Да, я убивала вампиров, но моей мишенью обычно были выходцы с того света, не владеющие никаким мастерством, психопаты, почти не отличающиеся от животных. Если же вампиры действовали хотя бы примерно в рамках закона, то они могли меня не опасаться, хотя я и не объявляла об этом во всеуслышание. Теперь от меня ждали, что я убью не просто тех, кто исполнял все эти законы, но и сам их сочинил.

— Дори!.. — Я не сразу поняла, что Луи Сезар что-то говорил.

Кэдмон поглядывал на меня с состраданием. Наверное, мое смятение было слишком очевидно.

Я смотрела на француза и ничего не соображала. Это я-то, такая ловкая лгунья! Конечно, не настолько хорошая, как дорогой папочка, но все-таки не теряющаяся ни при каких обстоятельствах. Однако я не могла придумать, что сказать.

«Ни один из вариантов никуда не годится, но пока что хотя бы есть выбор. А вот если Луи Сезар узнает, что Драко имеет виды на Раду, то у меня не останется ни малейшего шанса выпутаться. Француз повезет Раду обратно в МОППМ, даже если ему придется тащить своего господина волоком. Тогда судьба Клэр будет решена так же верно, как если бы я убила ее собственными руками».

— Драко схватил Клэр, — произнесла я в итоге, надеясь, что долгая пауза будет списана на счет потрясения. — Говорит, если мы пойдем по его следу, он ее убьет.

Луи Сезар кивнул, но Кэдмон, кажется, смутился и спросил:

— Кто это такой? Еще один вампир?

— Дракула, — исправилась я, поняв, что назвала дядюшку привычным прозвищем.

Раду был прав, это плохая привычка. Но, к моему удивлению, для Кэдмона полное имя чудовища оказалось таким же пустым звуком, как и его домашнее прозвище. Это при всей дядюшкиной известности.

— Я пытаюсь разыскать Клэр, потому что не хочу обречь ее на кошмарную смерть, — кратко пояснила я. — А каковы ваши мотивы?

Эльф озадаченно наморщил лоб.

— Я, само собой, разыскиваю нашего короля.

— Вы считаете, что он и Клэр теперь вместе?

Эльф посмотрел на меня так, словно я не поспевала за его мыслью, и сдержанно произнес:

— Есть такое предположение.

У меня сложилось впечатление, будто я что-то упустила. Но я была слишком расстроена, чтобы переживать еще и по этому поводу.

— Как зовут вашего короля?

Кэдмон снова изящно повел плечами, отчего бархатный плащ на нем заискрился, прежде чем снова опасть идеальными складками.

— Я не знаю.

— Вы не знаете имени своего короля?

— Я не уверен, что благородная леди уже даровала ему имя, — проговорил он медленно и посмотрел на меня с явным интересом. — Неужели вы ничего не знаете?

— Нет! — Я резко вскочила и сейчас же пожалела об этом.

Комнату качнуло в сторону. Я упала на одно колено, прежде чем сильные руки подхватили меня, посмотрела в обеспокоенные зеленые глаза и обнаружила, что с близкого расстояния они поражали воображение еще сильнее.

— После целого месяца поисков я не знаю ничего. А вы считаете, что можете меня просветить?

— Но если вы ее близкая подруга, то она, конечно же, рассказала вам?

— О чем?

Я по-прежнему ощущала признательность к нему за столь скорое исцеление, однако мои нервы были уже на пределе. Если бы я чувствовала себя получше, то, наверное, уже надавала бы как следует по этому прекрасному лицу.

Кажется, Кэдмон понял и виновато развел руками.

— Что она беременна. Ваша подруга носит под сердцем следующего правителя Волшебной страны.

Я долго смотрела на него, а потом разразилась смехом. Клэр флиртовала с эльфом, да еще и с королем? Когда же она успела, между заботами о своем огороде и походами в магазин?

Мне представилась безумная картинка, как подруга прилепляет на холодильник записку, где ее прекрасным каллиграфическим почерком выведено: «Ушла заниматься любовью с королем эльфов, вернусь часов в восемь. Не забудь покормить кошек».

Какая чушь!

— С ней все в порядке? — вполголоса спросил Кэдмон у Луи Сезара. — Я давно уже не делился своей энергией с людьми, возможно, перестарался...

— Она не человек, а дампир, — успокоил его Луи Сезар.

— Правда? — Глаза эльфа заблестели ярче, когда он удивленно улыбнулся. — Я слышал о таких созданиях, но до сих пор не имел удовольствия знать их лично. — Кэдмон расстегнул плащ и накинул его мне на плечи.

Ткань была мягкой и обволакивающей, пахла чем-то вроде тонкого одеколона. Или, может быть, это был запах самого эльфа? Я так и не смогла в точности разложить его на составляющие. Он был похож на дуновение ветра, который доносит ароматы отовсюду и прячет за ними свой собственный. Это приводило меня в смущение, но в то же время возбуждало интерес.

Эльф вгляделся в мое лицо, и его глаза буквально загорелись от любопытства.

— Мой народ никогда не мог устоять перед чем-то новым, — произнес он. — Ведь оно так редко встречается.

— Ага. — У меня в мозгу промелькнула мысль о том, сколько всего нового я могла бы ему показать. — Но как получилось, что Клэр познакомилась с эльфом? — спросила я.

— Это очень хороший вопрос, — ответил Кэдмон ничего не значащей фразой.

Он притянул меня к себе, хотя из-за этого оказался в непосредственной близости от Вонючки, прилипшего ко мне словно банный лист. Я не стала бы возражать, даже если бы захотела, потому что в голове царил полный сумбур.

«Почему же Клэр ни словом не обмолвилась? Как я сама не заметила ничего необычного? Наверное, я запомнила бы, если бы у нас в гостиной вдруг появился сияющий эльф в семь футов ростом».

— Пусть Кэдмон разыскивает твою подругу. Ты же не сможешь отправиться за ней, не подвергая ее жизнь смертельной опасности, — заявил Луи Сезар, пуская под откос поезд моих размышлений. — Ведь ты же не сомневаешься в том, что Дракула не задумываясь исполнит свою угрозу?

Нет, в этом я не сомневалась, отчего передо мной встала прежняя дилемма. Я не могла оставить без внимания ультиматум Драко и отойти в сторонку в надежде на то, что Кэдмон сумеет спасти Клэр без моего участия. Каким бы могущественным ни был эльф, он явно плохо знал наш мир, а это давало Дракуле огромное преимущество. Я не могла предоставить эльфу спасать Клэр, как и возложить решение всей проблемы на Мирчу. Мне надо было самой исхитриться и как-то вернуть подругу.

Вот только бы еще знать, как именно.

Глава 13

Я смогла бы представить, каким окажется жилище Раду, если бы дала себе труд подумать об этом. Наша машина проехала через ворота, построенные из осыпающегося камня, и покатилась по длинной дорожке к стоянке. За ней начинался комплекс надворных построек и возвышался двухэтажный хозяйский дом, окруженный красочными кустами бурно разросшейся бугенвиллеи, гибискуса и жасмина. К сожалению, ни пышная растительность, ни сгустившиеся сумерки не могли скрыть сам дом. Изначально построенный в испанском стиле, для которого характерны простые кирпичные стены, теперь он был покрыт марокканской черепицей, украшен резными колоннами, золочеными куполами и таким количеством кованого железа, какого не встретишь даже в новоорлеанском борделе.

Я высказала бы все это вслух, если бы сама выглядела получше. Все мы оказались порядком потрепаны, за исключением эльфа, который был свеж, словно маргаритка, черт его побери. Разумеется, ему досталось отдельное место, тогда как мне пришлось довольствоваться одной восьмой заднего сиденья рядом с Ольгой. Мы убедили ее не тащить с собой армию, однако не смогли придумать ненасильственный способ, чтобы оставить ее дома. Даже Луи Сезар не смог ничего внушить скорбящей вдове.

Еще с нами был Вонючка. Мне пришлось держать его на коленях из-за нехватки места, но даже при открытом окне от дуэргара разило до такой степени, что Ольга начала понемногу отодвигаться от нас и под конец пути освободила едва ли не дюйм сиденья. Если даже тролли ощущают вонь, исходящую от тебя, то плохо дело.

К тому же вокруг архитектурного шедевра имелись защитные экраны. Пока мы подъезжали, я не меньше трех раз слышала, как они потрескивали, и мысленно радовалась тому, что нас здесь ждали. Несмотря на это, к концу пути волосы все равно у всех стояли дыбом, а Вонючка смахивал на волосатый шар с ногами.

Луи Сезар подошел ко мне и, не успела я запротестовать, подхватил на руки и понес к дому. Он точно так же тащил меня до машины со склада, однако тогда я постоянно теряла сознание и ни на что не обращала внимания. Я хотела сказать вампиру, чтобы он отпустил меня, но передумала, вдруг почувствовав слабость в ногах.

Когда мы подошли к двери, Раду окинул нас удивленным взглядом, но воздержался от комментариев. Он был облачен в нечто, весьма, по его мнению, мрачное — черный бархат с блестящими антрацитовыми бусинами, вспыхивавшими в свете старинного фонаря, который хозяин сжимал в бледной руке. Отсутствие электричества сразу давало понять, насколько серьезно дядя подошел к делу. Никаких простых повседневных защитных заклинаний! У больших мальчиков должно быть самое лучшее. Пусть это и означало возврат во времена свечей и фонарей, зато благостно сказывалось на окружающей обстановке, поскольку больной на всю голову дизайнер Раду пока не сумел пробраться внутрь дома.

При входе нас встретили церковные потолки со старинными балками, которые прекрасно гармонировали с простой лестницей, ведущей на площадку галереи. Я все-таки успела заметить зловещие признаки грядущих перемен. С классического кованого канделябра теперь свисала пара сотен каменных кристаллов.

Мы прошли направо, в большую гостиную с громадным камином, куда запросто можно было кидать молодые деревца целиком. Единственной неуместной нотой в этой старокалифорнийской теме была картина, висевшая над камином, копия с работы Беллини, портрет Мехмеда Второго, султана Оттоманской империи, который прославился своим завоеванием Константинополя и переименованием его в Стамбул. После чего этот герой начал считать себя новым римским императором, поскольку Константинополь был последним владением великой державы, ушедшей в небытие. Мехмед неплохо повоевал в Италии. Он так и не смог взять Вечный город, зато ему досталось немало других приятных сувениров.

Я замерла, разглядывая портрет. Он был прекрасно выполнен. Беллини — это вам не какой-нибудь маляр. Но картина ничего не говорила мне о человеке, который был любовником и политическим патроном Раду. Скорее она кое-что сообщала о самом дядюшке.

«Наверное, в картине имеется какой-то смысл, если он держит ее как напоминание о прошлом. Интересно, что бы сказал Драко, если бы увидел портрет?» — от этой мысли я невольно улыбнулась.

— Не вижу ничего смешного, — натянуто произнес Луи Сезар и уложил меня на диван.

Я уже хотела огрызнуться в ответ, когда вдруг заметила, как он выглядел. Волосы, обычно мягко вьющиеся, теперь стояли нимбом, который тревожно потрескивал, если кто-нибудь подходил слишком близко, а привычно бледное лицо сделалось мертвенно-белым. В уголках лихорадочно блестевших глаз залегли морщинки усталости. Когда Луи Сезар лечил меня, я не заметила, что он и сам ранен в бедро и правое плечо.

Для вампира эти раны не были серьезными, однако, судя по состоянию одежды Луи Сезара, он потерял много крови. Это уже после напряженного, даже по меркам вампира, дня. Причем единственной его трапезой была, скажем так, легкая закуска в «Электрическом дикобразе».

Я пересела вместе с Вонючкой на край дивана. Дуэргара я посадила рядом, потому что диван был кожаный и его легко отчистить, однако полукровка сейчас же вскарабкался мне на колени. Кажется, он очень нуждался в опеке или же просто перепугался. Его необходимо было вымыть, если придется и дальше таскать за собой. Трудно обладать сверхчувствительным носом.

— Сиди-сиди, отдыхай, — сказал Раду, хлопотавший вокруг нас. — Я приказал принести какую-нибудь закуску.

Его слова оказали на меня совершенно противоположное воздействие.

— Я не голодна, — солгала я. — Можно мне где-нибудь помыться?

В скрипучем старом доме Раду обитали и несколько слуг Мирчи. Некоторые из них появились, только заслышав наш разговор. Как и полагается всем хорошим слугам, они предвосхищали желания хозяев.

Того, который внес поднос с бутылкой, я прекрасно знала — к несчастью.

— Джеффри, ты не проводишь Дорину в Золотую комнату? — попросил Раду. — Только не дольше часа, Дори, а то шеф-повар обидится. Он всегда так радуется гостям, которых можно удивить чем-нибудь новеньким, и сегодня весь день не выходил из кухни.

— Постараюсь не забыть, — сказала я, смерив Джеффри колючим взглядом.

Не так-то просто выглядеть величественно, когда на тебе лохмотья, окровавленные ботинки и бархатный плащ, а скверно пахнущий меховой шар льнет к твоей шее, однако я постаралась.

Джеффри, всегда безупречный английский дворецкий, ни секунды не колеблясь, склонил голову. На его лице не появилось даже намека на то, что он с удовольствием проводил бы меня до ближайшего мусорного бака.

— Разумеется, господин.

Я шла вслед за Джеффри к дверям, когда другой слуга, обычный человек, принялся развязывать свой галстук. Он был симпатичный, с каштановыми волосами и карими глазами, со здоровым юношеским румянцем. Я ускорила шаг, опередила даже дворецкого, лишь бы оказаться подальше от гостиной до того, как Луи Сезар приступит к закуске.

Я повернула не туда и очутилась во дворике, заросшем травой. Здесь бил небольшой фонтан и стояла пара фруктовых деревьев. Над головой раскинулось темно-синее небо, бархатистое от мерцающих звезд. Свет, падавший из окон дома, нисколько их не затмевал. Легкий ветерок, освежающий, но не холодный, врывался сквозь маленькую кованую калитку в стене, которая утопала в зарослях жимолости. Все вместе было невероятно прелестно.

— Ваша комната в той стороне, мисс, если, конечно, вы не собираетесь принимать ванну в фонтане, — проговорил Джеффри у меня за спиной.

Я тут же представила, во что Вонючка, скорее всего, превратит любую ванную.

— Именно так я и сделаю. Отличная мысль. Принеси полотенца и мыло.

Джеффри колебался добрых пять секунд. Он сделал в голове новую запись, после чего я услышала:

— Да, мисс.

Я и в самом деле искупалась в фонтане, хотя не собиралась этого делать. Вонючка, как выяснилось, не любил воду. Он ясно дал понять, что не собирается сводить с ней близкое знакомство. В общем, я настаивала, он сопротивлялся. Я оторвала дуэргара от себя и кинула в фонтан. Он выскочил, я погналась за ним через двор и снова кинула в фонтан. И так далее. В итоге мы оба промокли насквозь, а вода в фонтане пошла мыльными пузырями, зато Вонючке впору было подыскивать новое имя, хотя бы на какое-то время.

Я скомкала бархатный плащ эльфа, пытаясь высушить шерсть Вонючки. Поскольку дуэргар представлял собой меховой шарик с когтями, сделать это было труднее, чем сказать, но у меня уже начало получаться, когда я услышала у себя за спиной шорох.

Когда я обернулась, оказалось, что Луи Сезар стоял у фонтана и как-то странно глядел на меня.

— Этот плащ, без сомнения, стоит целое состояние, — заметил он, пока Вонючка всеми силами пытался высвободиться из эльфийской одежды.

Ткань натянулась, но не порвалась, удержала Вонючку, и мне удалось вытереть его насухо. Как только я отпустила дуэргара, он забился под розовый рододендрон и сейчас же принялся кататься по земле.

Я вздохнула и поинтересовалась:

— Собираешься наябедничать на меня эльфу?

— Нет, — Луи Сезар опустил на край фонтана какой-то тюк, бутылку вина и проследил за моим взглядом. — Мне кажется, мы заслужили выпивку.

Лично мне показалось, что это самая разумная мысль, высказанная им за все время нашего знакомства. Я развернула тюк, в котором оказалась одежда, а Луи Сезар разлил вино по бокалам.

Как я и опасалась, у Раду имелись совершенно кошмарные представления о приличных нарядах. Нет, белая блузка сама по себе была ничего, с черными лентами у ворота и с пышными длинными рукавами. Зато к ней прилагалась белая же юбка из плотной шерсти и два черных передника, вышитых красными и золотыми нитками. Традиционный женский румынский наряд. Я едва не поморщилась.

— Господин Раду сказал, что ты знакома с подобной одеждой, — произнес Луи Сезар.

Я посмотрела на него с подозрением.

«Вампир выглядит вполне серьезно, тогда отчего у меня возникает такое ощущение, будто он смеется?»

— Да, в этом-то и проблема, — пояснила я угрюмо.

К сожалению, выбор был невелик — надеть подношение Раду либо обедать голышом. Футболка у меня держалась на английской булавке, которую дала Ольга, а лохмотья, оставшиеся от джинсов, стояли колом от запекшейся крови.

— У Раду... необычный вкус, — согласился Луи Сезар, присаживаясь на край фонтана.

Я поняла, что буду сегодня не одна щеголять в дареной одежде, хотя французу, несомненно, повезло гораздо больше. По груди старомодной рубашки спускался целый водопад кружев, а ноги, каких не заслуживал ни один вампир, обтягивали кожаные штаны. Более того, у Луи Сезара был прекрасный персиковый цвет лица. Таким румяным я не видела его ни разу. Волосы француза опять получили свой обычный сияющий золотисто-рыжий оттенок. В свете, падающем из окон и пробивавшемся сквозь деревья, эти локоны казались сделанными из чистого золота.

Уже не в первый раз я позавидовала способности вампиров восстанавливать силы. Луи Сезар все еще выглядел немного усталым — скорее воин, чем гость на балу, — но все равно был бодрым, как утренний дождь. Я тяжело опустилась на бортик фонтана, не желая признаваться себе, что меня добила погоня за детенышем дуэргара. Переодевание вдруг показалось мне слишком хлопотным, во всяком случае, если предварительно не выпить.

— Где ты достал вино? — спросила я, когда Луи Сезар протянул мне бокал.

Жидкость оказалась темной, с фруктовым ароматом — домашнее вино Раду.

— Оно было приготовлено к обеду, и я захватил одну бутылку с подноса дворецкого.

— Так выходит, Джеффри оказал мне услугу?

Вино тяжело ударило по пустому желудку, но мне было наплевать. Наконец-то от моего странного метаболизма будет толк.

— Неужели чудеса никогда не закончатся?

— Он полностью в твоем распоряжении.

— Кто? Джеффри? — Луи Сезар кивнул, и я засмеялась. — Конечно!

— Ты же дочь господина Мирчи.

— И пятно на репутации семейства, — напомнила я. — Джеффри — хороший дворецкий. Он любит, когда все чисто.

— Он что, угрожал тебе? — Голос Луи Сезара прозвучал удивительно мрачно, особенно если вспомнить, что этот тип и сам совсем недавно занимался тем же.

— Мне все угрожают. Это не имеет значения.

— Ты заслуживаешь уважения!

— Почему это? Потому что я дочечка большого босса? — Я взмахнула бокалом и выплеснула остатки вина.

В темноте оно сильно походило на кровь.

— Боюсь, тот факт, что я расправляюсь с представителями вашего вида, перевешивает все остальное.

— Я не видел, чтобы ты убила кого-то, кто этого действительно не заслуживал. Ты просто восхитительно справляешься со своим... недостатком. — Луи Сезар помолчал, видимо, чувствуя себя несколько неловко. — Я и не подозревал, что дампир способен на подобное сострадание.

Я смотрела на него во все глаза.

«Господи! Комплимент? От Луи Сезара? Наверное, это вино здорово ударило ему в голову».

Но затем вампир, конечно же, исправил впечатление:

— Я рад, что ты приняла разумное решение относительно господина Раду.

— Какое же?

— Решила его защищать. Это единственный приемлемый способ действия.

— Как именно это поможет схватить Драко? — поинтересовалась я.

Луи Сезар сощурил глаза.

— Его все равно схватят. Это всего лишь вопрос времени, если вспомнить, сколько войск Сената выдвинуто против него.

— Только стреляют они не в Драко.

— Дракула в прошлом уже не раз доказывал свое безрассудство и своей репутацией обязан нынешним союзникам. Уже скоро он совершит какую-нибудь ошибку.

— Это всего лишь теория.

«В которую лично я не верю. Люди столетиями недооценивали Дракулу. Пусть он ненормальный, зато обладает хитростью Басарабов и прибегает к ней, не ведая жалости. Скверное сочетание».

— Однако в таком случае ты должен был задаться вот каким вопросом. Почему Мирча отправил с тем же заданием нас, если Сенат готов разобраться с Драко?

— Он надеется положить конец этому делу, пока его брат не пролил еще больше невинной крови.

— А тебе на это, значит, наплевать?

— Но кровь Раду тоже невинная!

Про себя я решила, что это спорное утверждение, но ничего не сказала. Мне показалось, что Луи Сезар начал заводиться, что совершенно не вяжется с приятной беседой вполголоса.

— Почему тебя так сильно беспокоит судьба Раду? — спросила я, понимая, что, скорее всего, пожалею о своем вопросе. — Разве он тебя не бросил?

— Он все равно, по сути, мой родитель!

— А Мирча — мой. Но я никогда не шла у него на поводу.

Луи Сезар снисходительно взглянул на меня.

— Неужели? Но ты же здесь, потому что подчинилась его приказу, как и должно было быть.

— Только ради Клэр!

— Тебя не было бы на свете, если бы не он. Точно так же, как и я погиб бы много столетий назад, если бы не Раду. Мы в долгу перед нашей семьей.

Легкий ветерок игриво налетал на деревья, лохматил листву, но когда я подняла голову, звезды по-прежнему были видны.

Я глубоко вдохнула прохладный ночной воздух, велела себе не распаляться и коротко ответила:

— Ты путаешь меня с вампиром. Если Мирча когда-то истратил немного спермы, то это не значит, что я привязана к нему.

— Привязать можно не только с помощью магии. Существуют иные узы — верность, чувство долга, любовь...

— Я не люблю Мирчу!

— Признаешь ли ты или нет, но все равно ощущаешь эти узы. Ты принадлежишь семье, когда она в тебе нуждается.

Я ощущала приступ гнева, жаркого и яростного. Будь он проклят за то, что пробудил к жизни застарелое, горестное желание, прочно связанное со словом «принадлежать». Я никогда ни к чему не принадлежала. Это был первый усвоенный мною урок, вошедший в кости и укоренившийся в плоти задолго до того, как младенец, ставший потом Луи Сезаром, появился на свет.

Этот урок я не забывала никогда, поэтому яростно пообещала:

— Ты увидишь, какую сильную любовь я питаю к своей родне, когда мне удастся всадить кол в холодное мертвое сердце Драко!

— Ты все равно собираешься охотиться на него? — недоверчиво спросил Луи Сезар. — Даже подвергая опасности жизнь своей подруги?

— Он сам к нам придет. Разве не в этом состоит наш план?

— Использовать господина Раду в качестве приманки — это твой план.

— Который уже исполняется, — заметила я.

— Дракула ни за что не захочет прорываться через все эти защитные заклинания! Я этого не понимал, пока не почувствовал на себе, но так оно и есть. В поместье так же безопасно, как и в МОППМ.

Я не хотела спорить. Если Драко захочет, то от него не спасет никакая защита, однако убеждать в этом Луи Сезара было совершенно бесполезно. Пусть я и решила бы попробовать, но вряд ли у меня хватило бы на это сил. Даже мой гнев отступал перед девятым валом изнеможения. Я смотрела на светлячка, мерцающего в стакане, и плохо понимала, где нахожусь.

— Ладно, пусть так.

Луи Сезар сказал что-то еще, но его голос доносился откуда-то издалека, как будто он разговаривал под водой. От смертельной усталости я никак не могла сосредоточить взгляд. Мне показалось, что светлячок оставил после себя длинный след, переливающийся неоном.

Потом снова начался кошмар. Мне показалось, что я тону, беспомощно погружаюсь в темные ледяные глубины. Но вместо воды я барахталась в море воспоминаний.

Я поняла, что тот грохот, который отдавался у меня в ушах, вовсе не удары сердца, а стук в дверь, но не сразу сообразила, что производила его сама. Створка распахнулась, за ней оказалась разозленная вампирша в прозрачном белом неглиже Августа, член Сената. Ее наряд недолго был девственно-чистым, потому что я упала на эту даму. Дорогая ткань ее ночной рубашки мгновенно пропиталась кровью, не оставляя никаких сомнений в летальности моей раны. Я посмотрела вниз и поняла, что на мне надето только длинное мужское пальто, расстегнутое на груди. Под ним была кровь и едва ли не половина внутренностей, которые я придерживала свободной рукой, пока колотила в дверь.

Спина, — прошептала я.

Я приведу врача, — едва слышно проговорила Августа.

В ее глазах загорелся голодный огонек, но мне было все равно. В данный момент она не могла сделать мне еще хуже. Вампирша увлекла меня на широкую кровать и попыталась уложить.

Я покачала головой и повторила:

Спина.

Я знаю. Не волнуйся, я не буду давить тебе на живот.

Нет! — Я дрожала, с трудом удерживаясь на ногах, но лечь не могла. — Посмотри на спину. Там письмо для Мирчи.

Вампирша была слишком сосредоточена на моем распоротом животе и не заметила, что пальто на спине совершенно промокло, причем не от воды.

Я попыталась снять его, но одной рукой ничего не получалось. Августа принялась было помогать мне, однако застыла от потрясения. В маленьком зеркале, обрамленном рамкой из красного дерева, которое стояло на туалетном столике, я видела то же самое, что и вампирша, хотя мне не было нужды смотреть. Я и так помнила, как кое-кто вырезал буквы на моей коже, хотя сейчас кровь, и загустевшая, и свежая, стекала по ним, не давая прочесть текст.

Приведи Мирчу, — прошептала я, упала на колени и схватилась за столбик кровати, чтобы не распластаться по полу.

Я услышала, как Августа вышла из комнаты и прокричала что-то. Для такой миниатюрной женщины у нее оказался поразительно мощный голос.

Прошло, как мне показалось, всего несколько секунд. Мирча уже вошел, стряхивая с пальто черный снег. От него пахло угольной пылью и дешевым одеколоном.

Он опустился на колени рядом со мной.

Что случилось?

Ты послал меня искать твоего брата, — прохрипела я, прилагая усилие, чтобы не лишиться сознания. — К несчастью, я его нашла.

Мирча принялся стягивать с меня пальто, уже наполовину снятое. Его лицо ничего не выражало, зато глаза горели огнем.

Еще один вампир вошел в комнату, неся таз с водой и полотенце.

Хозяйка, я охотно промою раны девушки, — сказал он, поклонился Августе и сумел при этом не пролить ни капли воды из таза.

Вампирша хохотнула в ответ.

Нисколько не сомневаюсь.

Я служил санитаром в Южной Африке, хозяйка, пережил войну с зулусами и кое-что понимаю в ножевых ранениях.

Он не просто понимал в ножевых ранениях. Джек, нынешний любимчик Августы, был чудовищем еще до того, как попал к ней. Сейчас он имел глупость протянуть таз Мирче, но через мгновение отлетел к стене вместе с этой посудиной. Его тело буквально впечаталось в стену, сорвало с нее обои и обнажило кирпичную кладку.

Джек не поднялся на ноги, а съежился на полу, там, где упал, прикрывая голову руками и не смея поднять глаза. Если бы я могла как-то реагировать, то мне, наверное, даже стало бы его жалко. Но мне не стало, и Мирче, видимо, тоже.

Давай, — сказала я ему. — У тебя нет выбора.

Папаша нежно погладил меня по голове, затем щелкнул пальцами, и Джек протянул дрожащую руку, чтобы, поднять таз. Он дополз вместе с ним до двери, исчез, но вернулся невероятно быстро с чистой водой и полотенцами. Еще Джек принес бутылку виски, хотя и без стаканов.

Алкоголя не надо, — произнес Мирча, не потрудившись даже повернуть голову.

Наверное, он почувствовал запах.

Простите, хозяин, — подобострастно пробормотал Джек — Я просто подумал, что надо бы избежать заражения...

Она дампир, — колко ответил Мирча. — Заражение ей не грозит. Оставь нас.

Джек низко поклонился и попятился к двери, то ли желая выказать свое почтение, то ли опасаясь поворачиваться к Мирче спиной. В воздухе почувствовалась вибрация, напряжение, которое предшествует извержению вулкана. Я сосредоточилась на том, чтобы не упасть, пока Мирча осторожно промывал раны на спине. Он смачивал, затем вытирал насухо, выжидал и снова промокал порезы, которые все еще сочились, после чего переходил к следующим.

«Живот ему трогать не дам, —решила я. — Все равно умру, так чего ради стараться?»

Буквы постепенно проявились. Все это длилось бесконечно и было мучительно больно, но я оказалась так близка к беспамятству, что едва замечала происходящее.

Можешь прочитать? — спросила Августа, когда Мирча закончил и отставил таз в сторону.

Перевяжи ее раны, — сказал он через секунду, не отвечая на вопрос. — Проследи, чтобы она осталась жива.

Мирча! Если ты не прикончишь его этой же ночью, оставишь ему хотя бы один шанс вернуться, то я умываю руки. — Губы у меня онемели, но я каким-то образом сумела выговорить эти слова. — В следующий раз будешь охотиться на него сам.

В ответ я услышала лишь стук двери, негромко захлопнувшейся за ним, и уронила голову на край кровати. Отражение в зеркале подсказало мне, что самые неглубокие порезы уже начали затягиваться. Буквы исчезали, словно их стирал ластик. Пройдет несколько часов, и прочитать что-либо будет уже невозможно.

Драко вырезал вызов Мирче на моем теле, затем распорол мне живот и предоставил самой возвращаться в дом, снятый вампирами. Он добился своей цели. Мирча отправился на встречу с ним. Но вместо того чтобы убить сукина сына, который искромсал его дочь, мой папаша собирался заточить этого негодяя в какие-то подземелья Сената. Мол, все будет шито-крыто, и конец всем проблемам.

Я проглотила горький комок и уставилась на дверь, дрожа от изнеможения и дожидаясь, когда лишусь сознания от кровопотери. В двери остались глубокие вмятины в том месте, где я колотила по ней. Она была толстой, но я смутно слышала разговор, ведущийся за ней вполголоса.

Я шумно втягивала в себя воздух, старалась захватывать его ровно столько, чтобы легкие не горели от удушья, но уловить нить разговора мне все-таки удалось.

Консул проявляет нетерпение, требует немедленного решения проблемы или, по крайней мере, предъявления какого-нибудь плана. Я должна ответить ей хоть что-то...

Она получит ответ не далее как сегодня ночью.

И что дальше? Дампир рассуждает верно. Ты должен его убить!

Это семейное дело, Августа, тебя оно не касается.

Тут снова зазвучал голос Джека, который был громче остальных. Наверное, слуга и не пытался его приглушить:

Могу я получить разрешение на обработку ее ран, хозяйка?

Ответа я не расслышала, однако через миг дверь открылась, и вампир вошел с бинтами, новым тазом воды и маленьким черным саквояжем. Я с подозрением уставилась на эту штуковину, но Джек вынул оттуда всего лишь длинную нитку и иглу устрашающего вида, уложил меня на ковер и внимательно осмотрел живот.

Пусть он не виноват в гибели жертв Джека, зато плодил вампиров без разрешения, причем не регистрировал их. За одно это его наверняка приговорят к смерти. Убей сейчас, и ты спасешь семью от позора публичной казни.

Отпусти мою руку, Августа. У меня нет времени на разговоры с тобой, даже если бы я был склонен согласиться.

Джек начал зашивать мой живот. Мне срочно требовалось чем-то отвлечься от боли, но я почему-то не теряла сознания. Игла входила в плоть и выходила обратно, а я смотрела на дверь и напрягала слух, чтобы разобрать слова.

Мирча!

Ты не улавливаешь сути дела. — Голос папаши звучал ровно, но я достаточно хорошо его знала, чтобы понять — в нем разрастается гнев.

Чего здесь улавливать ? Если бы он сотворил такое с кем-нибудь из моих, то я раздавила бы ему череп как яйцо!

И таким образом дала бы ему то, чего он хочет!

Сквозь туман я заметила, что Джек делал красивые ровные стежки, и подумала, что из него вышел бы отличный портной.

Если он хочет умереть, пусть только скажет, — яростно прошипела Августа. — Недостатка в добровольцах не будет!

Всех их истребят за подобную попытку. Как ты думаешь, почему он провоцирует меня, угрожая Раду и нападая на Дорину? Он хочет погибнуть от моей руки, а не от чьей-нибудь еще.

Так дай ему то, чего он хочет! — Я вторила бы словам Августы, если бы у меня оставались силы.

Нет. — Голос Мирчи был твердым как камень. — Пусть живет и помнит, вместо того чтобы умереть и забыть!

Я услышала, как он вышел, и через миг Августа вернулась в комнату.

Она будет жить, хозяйка, — спокойным тоном объявил ей Джек. — Обещаю. — Он едва ли не с обожанием погладил меня по голове. — Ничего удивительного, что князь ее ненавидит. В ней нет страха.

«Поразительно, как люди могут так заблуждаться», — подумала я и наконец-то позволила себе провалиться в беспамятство.

Глава 14

— Дорина! — Чьи-то руки яростно вцепились в меня и принялись трясти.

Я схватилась за эти руки, стараясь восстановить связь с настоящим временем.

— Ты в порядке? — допытывался кто-то.

«Вернулась!.. — поняла я. — Потрясена до глубины души, но вернулась обратно».

— В полном. — Собственный смех показался мне надтреснутым и тоненьким, поэтому я умолкла.

Мой взгляд сосредоточился, и я узнала Луи Сезара, который внимательно смотрел на меня сверху вниз. С виду он был таким же ошарашенным, какой чувствовала себя я. Из-за потрясения лицо вампира лишилось красок, отчего глаза его казались неестественно синими.

— Нет, ты не в порядке.

— Бывало и хуже, — сказала я, все еще не до конца понимая, где мы находимся.

Глаза видели траву, звезды, светлячков, но разум твердил, что все это неправда. Только свет был правильным. Неяркое мерцание окон дома напоминало пламя свечи.

— Он хотел, чтобы я протянула достаточно долго и смогла бы доставить его послание.

Луи Сезар произнес по-французски что-то в высшей степени неприличное. Я удивленно заморгала и не сразу поняла, что он говорил о Дракуле.

«Но как он узнал?..»

— Ты видел!

Он угрюмо кивнул. Я ощутила, как напряглись у меня под пальцами его мышцы, когда вампир сильнее вцепился мне в плечи.

— Как будто это были мои собственные воспоминания.

Я убрала со щеки мокрую травинку. Она была липкая, словно прикосновение рук Джека.

— Извини. — Слово явно неподходящее, однако ничего другого не пришло мне в голову.

Мне удалось сесть. Руки, державшие меня, упали, однако пальцы скользнули по моим плечам и оторвались от них почти неохотно. Движение было быстрое, длившееся какой-нибудь удар сердца, но из-за него что-то невесомое свернулось кольцом у меня в животе.

В поисках поддержки я привалилась к стенке фонтана, скользкой от воды, однако этого оказалось недостаточно. Окружающий пейзаж без всякого предупреждения вдруг приблизился, и я повалилась лицом в мокрую траву. Луи Сезар снова обнял меня. Я хотела запротестовать, но тепло его груди, прижавшейся к моей спине, было таким успокаивающим.

«Я сейчас встану и встречу лицом к лицу то, что случилось. Я соберусь с силами, каких пока не чувствую в себе. Еще минуту!..»

Мы так и сидели молча. Я была слишком смущена, чтобы говорить. Было больно, но не там, где должно. Мне хотелось зажать руками живот, хотя это была единственная часть тела, которая сегодня не пострадала. Только вот ощущение было совсем иное. Те стежки все еще горели на коже, как будто все это случилось на самом деле. Но еще я чувствовала, как сердце Луи Сезара билось у меня за спиной, ощущала реальное прикосновение его мускулистых ног. Вампир положил голову мне на плечо, и я слышала над ухом его дыхание, ровное и свежее.

— Ты тоже меня извини, — прошептал Луи Сезар, и я поняла, что совсем не в силах говорить.

Его большие пальцы принялись разминать мышцы у меня на плечах, завязанные узлами. Они умело прогоняли напряжение, прошлись от шеи до низа спины и вернулись обратно, снимая боль со всего тела. Я закрыла глаза. Мои мышцы расслаблялись одна за другой, голова упала на грудь. Я услышала собственное довольное бормотание, но оно прозвучало бесконечно отстраненно, затерявшись в гипнотических движениях рук Луи Сезара.

У него на указательном пальце была колючая мозоль. Вампир слегка вздрогнул, когда я протянула руку, схватила его ладонь, задержала ее и легонько погладила этот палец. Кожа была неровная, чуть шероховатая, плоть под ней — твердая. Луи Сезар смотрел, как я касалась его пальца. Я услышала, как вздох застрял у него в горле.

Не помню, чтобы я когда-нибудь проводила с кем-нибудь время вот так. Доброта после жестокости, теплота среди холода, нежность вместо подозрительности — всего этого я не ждала для себя, в особенности от вампира. Что-то неуверенно затрепетало в животе.

«Что я творю?»

Я выронила руку Луи Сезара и хотела отойти, отодвинуться, но меня остановил его голос.

— Почему Дракула мучил тебя? — спросил он тихо.

— Что сделал с тобой Джонатан? — ответила я вопросом, полагая, что на этом наш разговор и закончится.

Но Луи Сезар меня удивил:

— Нечто подобное. Одного важного для меня человека, ведьму, схватил Черный круг. Они собирались... ты же знаешь, что маги воруют силу, когда только выпадает такая возможность? — Я медленно кивнула, едва заметно шевельнув головой, но ничего не сказала, опасаясь спугнуть настроение.

«Вдруг он спрячется обратно в свою раковину и я так никогда не узнаю, что же случилось?»

— Но возможно, ты не знаешь, что жертва погибает, если отнять у нее слишком много силы.

Я это знала. Обычный человек — не просто существо, лишенное магии, а совершенно другая порода. Если обладатель необычных возможностей вдруг теряет их, то он не превращается от этого в обычного человека. Потеря магии убивает, потому что с ней теряется нечто, так же необходимое волшебникам для жизни, как нормальным людям — кровь.

— Что же случилось? — осторожно спросила я.

Луи Сезар пожал плечами, и я всей спиной ощутила его движение.

— Я предложил, чтобы вместо нее забрали меня.

— Что ты сделал? — Я была уверена, что ослышалась.

— Джонатан зависит от магии точно так же, как некоторые люди от наркотиков. Однако, в отличие от наркоманов, ему трудно найти постоянных поставщиков. Обладателей сильной магии — а только такие могут удовлетворить его аппетиты — трудно поймать. Даже если такое удастся, то жертва может дать только одну «дозу». После чего она умирает, и необходимо искать следующую.

— Не понимаю.

«Почему это меня вдруг пробрал озноб?»

— Мастер-вампир может залечить почти любую рану, даже смертельную потерю магии. Его можно высасывать каждую ночь, но назавтра он все равно будет жив, пока не затронуты голова или сердце. Это идеальная, нескончаемая жертва.

Целое мгновение я не могла вдохнуть. Озноб усилился и заморозил все вокруг, включая мой разум.

«Не хочу знать подробности!»

Я внезапно ощутила громадную благодарность к Луи Сезару за то, что раз уж нам пришлось делиться подобным, то хорошо, что это были мои, а не его воспоминания.

Я с трудом глотнула.

— Сколько?..

— Я был его пленником месяц. Мы договаривались на неделю, однако Джонатан отказался меня отпустить. Он сказал... он сказал, что мой вкус нравится ему больше всех, кого он пробовал.

Я развернулась в объятиях Луи Сезара, чтобы увидеть его лицо, бросила один взгляд в его глаза, и мне стало ясно, что это не шутка. В неярком свете они искрились словно хрусталь или сапфиры подо льдом, точно отражая любое чувство.

— Если бы Раду меня не нашел, то я до сих пор был бы там.

— Тебя спас Раду?

— Да. Только хозяин и мог проследить мой путь. Я находился в камере с каменными стенами, был слишком слаб, чтобы выбраться оттуда днем, а ночью превращался в предмет пристального внимания Джонатана. Я почти потерял надежду, но однажды днем услышал за окном голос, который приказывал мне отойти назад. Я не узнал его, потому что уже много лет не общался с Раду, но счел благоразумным послушаться. Как только я отошел, вся стена треснула и развалилась, а передо мной возник человек, покрытый пылью, который силился сдержать вставшую на дыбы лошадь, привязанную цепью к решетке окна.

— Совершенно в духе Раду.

— А потом обвалился потолок. — Это было сказано с таким невозмутимым видом, что я даже решила, будто меня снова разыгрывают.

Затем губы Луи Сезара дрогнули и растянулись в улыбку, а я с облегчением рассмеялась.

— Честное слово, — настаивал он.

— А я и не сомневаюсь. — У Ду было множество талантов, но вот инженерный в их число не входил. — Только все равно не понимаю, что произошло в самолете. Почему Джонатан пытался тебя взорвать?

— Он не пытался. С того самого дня, как я сбежал, Джонатан мечтает снова схватить меня. Однако до сих пор ему приходилось действовать крайне осмотрительно, чтобы не спровоцировать войну с Сенатом.

— Так ведь мы уже воюем.

— Что служит ему отличным прикрытием. Уничтожив самолет Сената, он надеялся убедить семью, будто я тоже погиб, значит, на этот раз нет смысла меня искать.

— Но почему ты не пожалуешься Сенату? Может, есть смысл позволить им разобраться с Джонатаном? Как ты сам только что сказал, мы все равно воюем с их Кругом. Подумаешь, одним мертвым магом больше, одним меньше! — Я сама с удовольствием оказала бы Луи Сезару подобную услугу.

— Чтобы ради личной мести затребовать ресурсы Сената, брошенные на войну, мне придется подробно разъяснить, в чем именно я его обвиняю.

— И что?

Луи Сезар только взглянул на меня.

— Скольким людям ты рассказывала о том, что случилось с тобой в Лондоне, Дорина? Сколько народу знает, почему ты так сильно ненавидишь Дракулу?

Я уловила его мысль.

— Никто. Мирча пригрозил покалечить Августу, если она обмолвится кому-нибудь хоть словечком. Насколько мне известно, она молчит.

— Больше никто не знает?

— Никто. Ну, кроме Джека. Однако слово Августы, поскольку она его хозяйка, распространяется и на него. А что?

— То заклинание, с каким мы столкнулись в пещерах, кстати единственных, о которых известно наверняка, привязано к своему месту. Его действие должно было прекратиться, поскольку мы уехали оттуда. Но сейчас ведь это были твои воспоминания?

Я колебалась. Первая часть этой сцены была мне хорошо знакома после пытки Драко в Лондоне. Однако последняя — это что-то новенькое. Мне всегда казалось, что Мирча сохранил брату жизнь из-за каких-то ложных сантиментов, но теперь я не была в этом уверена.

«Может быть, папаша все-таки не такой мягкотелый, как я думаю?»

— Подавляющая часть. Может быть, все. Я не знаю, потому что тогда чувствовала себя не лучшим образом.

— В некоторых легендах утверждается, будто эльфы могут вызывать видения. Мол, таким образом они влияют на людей.

— Кэдмон никак не мог вызвать к жизни подобный кошмар, даже если бы у него имелись на то причины. — Я медленно встала на ноги, прислушалась к ощущениям, с радостью поняла, что тело меня слушалось, пусть не слишком охотно, и подумала, что надо бы попытаться не влезать в драки хотя бы несколько дней. — Эльф точно не мог об этом узнать. Да и никто другой.

Я потянулась за блузкой, подаренной Раду, чтобы накинуть на себя что-нибудь более теплое, чем драная футболка, однако меня качнуло в другую сторону. Боль прошла насквозь ударом молнии, начиная от плеча, которое пытались вывернуть молодцы Драко.