/ Language: Русский / Genre:detective

Белоснежка и семь клонов

Катя Чудакова

Сегодня в Германии живут миллионы людей, родным языком которых является русский. Многие из них прекрасно интегрировались, но вкусы, пристрастия и, конечно же, менталитет их по-прежнему остается русским. Это те, кого в России сегодня называют «соотечественниками» – в каком бы уголке Земли они ни жили… «Белоснежка и семь клонов» – увлекательная смесь детектива, истории, мелодрамы и социального романа.

Катя Чудакова

Белоснежка и семь клонов

Глава 1

Сколько новостей накопилось за неделю! Молодые женщины из группы «Мама и малыш», активно жестикулируя, обсуждали достоинства и недостатки новой модели прогулочной коляски, которую навязчивая реклама назвала «новым словом техники и творческой находкой».

– Нельзя так безоговорочно верить рекламе! Я недавно купила разрекламированный крем «от Уши Глаз», намазалась им, и у меня все лицо покрылось красными пятнами, – поделилась своим опытом Мишель Хаузен.

Алина Вальд улыбнулась про себя: «Сочетание имени и фамилии „уши глаз“ очень весело звучит для знающих русский язык. Но для немок ничего особенного – это всего лишь имя и фамилия популярной актрисы, которая вдруг решила заняться бизнесом – открыла свою косметическую линию. А что тут такого? Почти все знаменитости уже развесили свои звонкие имена – кто на духи, кто на сумочки, а кто – и на пакеты с чипсами. Деньги ведь не пахнут, в отличие от продукции, за которую они получены…»

Алина следила глазами за своим малышом – ему годик с небольшим, и он уже самостоятельно ходит, смешно переваливаясь с одной ножки на другую.

Если бы кто-то еще пять лет назад сказал Алине, что главной новостью недели для нее может стать появление зуба, а основной заботой дня – консистенция стула вот этого косолапого мальчишки, она бы снисходительно рассмеялась в ответ. Потому что самое важное для нее в жизни – это работа, самое интересное – скандальные новости, самое интригующее – подноготная известной персоны. Так было когда-то. Ну, а сейчас? Сейчас эта крутая московская эмансипэ превратилась в самую обычную мать семейства. Впрочем, нет. Не совсем обычную. Наученная опытом первых двух лет жизни в Германии, Алина не бросила любимую работу, свой журнал «Лина», даже когда ей полагался законный отпуск. «Декретный», как его называли в Союзе.

Теперь она пытается сочетать работу с воспитанием ребенка. Правда, ведение хозяйства пришлось переложить на плечи приходящей «домоправительницы» Елены Николаевны. Что касается няни – на это Алина никак не могла решиться. Несколько часов, чтобы сходить в гости или на концерт – еще ладно, но на целый день отдать своего маленького Михаэля в чужие руки? – Нет! На это Алина не согласна. Поэтому работать приходилось урывками – в основном, когда малыш спал. Благо, в таком возрасте сонных пауз у него еще вполне достаточно, чтобы дать маме возможность посидеть за компьютером.

«Новенькая малышка появилась, – подумала Алина, наблюдая, как ее Михаэль пытается заинтересовать хорошенькую голубоглазую брюнетку своей яркой машинкой. – Кажется, у моего мальчика неплохой вкус! Как же зовут эту девочку? И где ее мама? Наверное, они первый раз в нашем „клубе“. Надо бы с ней познакомиться…»

Алина пошарила глазами по небольшой уютной комнатке, где каждую среду собирались для общения за чашечкой кофе молодые мамаши.

Впрочем, молодыми их можно назвать только условно. Если принять во внимание тот факт, что мамами они стали не так давно. Что касается их паспортного возраста, то общая тенденция цивилизованного общества налицо: заводить ребенка большинство немецких женщин собралось лишь после тридцати.

«Кажется, вон там, в углу, сидит совсем молоденькая женщина и, не отрываясь, смотрит на малышку. Странно, почему она не участвует в общей беседе? Может, стесняется первый раз? Надо поговорить с ней!»

Алина встала и решительным шагом направилась к «новенькой».

– Меня зовут Алина Вальд! – с ходу представилась она. – Мой сын Михаэль так хорошо играет с вашей девочкой…

Молодая женщина покраснела и с испугом посмотрела из-под густых черных ресниц:

– Я – няня этой девочки. Ее зовут Инес. А меня – Лучана Маркес. Я приехала из Бразилии как опэр-гувернантка. Учу немецкий и занимаюсь малышкой.

– Вы говорите по-немецки практически без акцента!

– Да, я знаю немецкий с детства. Моя мама – немка, и я часто бывала у ее родителей – моих бабушки и дедушки. Они между собой всегда говорили только по-немецки и меня научили. А я у вас слышу небольшой акцент, похоже – славянский. Вы из Восточной Европы?

– Да, из России. Коренные немцы не всегда разбираются в происхождении моего акцента. А ты – молодец. Ой, простите…

– Нет, нет! Все нормально. Можно на «ты».

– Тогда и ты меня – на «ты».

– Договорились!

– Откуда ты так хорошо разбираешься в языках?

– Я училась в университете, изучала лингвистику. Но… не закончила. Так обстоятельства сложились. Теперь совершенствую свои познания в германистике, – вздохнула она.

– А родители малышки Инес чем занимаются?

– Они работают в университете, научные сотрудники. Поэтому и времени нет на девочку.

«Ну, время, предположим, найти всегда можно. Главное – иметь для этого желание. Конечно, легче спихнуть ребенка на няню и заниматься своей карьерой. Вроде бы и ребенок есть, и времени драгоценного на него тратить не надо – для этого существует наемная рабсила», – подумала Алина и продолжила размышления вслух:

– А я не бросила работу, и ребенком сама занимаюсь. Жалко мне как-то, чтобы мой мальчик познавал жизненные премудрости от чужого человека. Приходится чем-то жертвовать. Вот я и выбрала в качестве жертвы собственный сон. За последний год я приучила себя довольствоваться шестью часами сна, хотя раньше любила понежиться в постели. Но если жизнь заставит – организм перестроится, никуда не денется. Все ведь идет от собственного осознания необходимости. Человек сам решает, что для него важнее на данном этапе. Я в жизни прошла много всяких стадий, и приоритеты менялись, в зависимости от обстоятельств. Сегодня для меня превыше всего – мой ребенок и семья, но для самоутверждения мне необходимо поддерживать и социальный статус. Вот так и балансирую…

– Никогда бы не сказала, что тебе приходится тянуть на себе такой груз. Выглядишь прекрасно, никогда бы не подумала, что ты не высыпаешься…

– Что ты, я высыпаюсь! В том-то и дело, что мне вполне достаточно шести часов, чтобы чувствовать себя бодрой и отдохнувшей. Резервы организма огромны, а границы настолько гибкие, что быстро приспосабливаются к любым условиям.

– А вот моя хозяйка постоянно причитает, как ей тяжело, какая огромная нагрузка на нее свалилась. Хотя, кроме меня, их семью обслуживает еще домработница, садовник и кухарка.

– Ого! Содержать такой персонал недешево!

– Не так дорого хозяевам все это обходится, хотя они и состоятельные люди. Садовник работает всего несколько часов в неделю, а кухарка приходит каждый день, но только на три-четыре часа. Одна домработница занята целый день. К тому же, все они – иностранцы. И платят им – сама знаешь – меньше, чем немцам… Кстати, садовник – твой земляк, тоже русский. Зовут его Дмитрий Коновалов.

– Ничего удивительного. В Германии сейчас живет около четырех миллионов русских. Вернее, это люди разных национальностей из бывшего СССР, которые говорят на русском языке. Но немцы называют всех русскими. Впрочем, как и в других странах, где много эмигрантов с моей родины – в Америке, Израиле, Канаде, Австралии.

– В наше время в мире все так перемешалось…

– Ваши предки из Германии тоже оказались в Бразилии. Насколько я знаю, в Латинской Америке живет много немцев.

– Да, у нас есть целые города, похожие на «маленькую Германию». Правда, несколько отставшую от современности…

Алина не стала развивать эту тему. Ни для кого сегодня уже не секрет, каким образом оказались в тех далеких краях немецкие поселенцы. Подавляющее большинство из них – эсэсовцы, бежавшие после развала третьего рейха от возмездия в лице советских и американских солдат, выметавших из их страны остатки национал-социализма.

Оплот гитлеровского режима превращался в скромных фермеров, а те, кто смогли прихватить с собой золотишко и антиквариат, открывали заводы, фабрики, строительные фирмы. Благо, дешевых работников вокруг хоть завались.

Селились немецкие беженцы вместе, основывая немецкие поселения и города, которые существуют до сих пор и в которых поддерживаются языковые и культурные традиции, правда, несколько подогретые латиноамериканским солнышком и разбавленные смешанными браками.

Всего каких-то пару лет назад в европейской светской прессе разгорелся скандал, который в другие времена мог бы закончиться весьма плачевно. Дело в том, что вездесущие журналисты выкопали в каких-то архивах сведения об отце шведской королевы Сильвии. Вообще, шведы очень любят свою королеву. Дело в том, что Сильвия – одна из первых «золушек» на европейском престоле.

Это сейчас принцы и принцессы из королевских дворов Европы все, как один, ведут под венец безродных невест и женихов. А в 1972 году, когда шведский король Карл Густав на олимпиаде в Мюнхене познакомился с красавицей полунемкой-полубразилианкой, никто не мог предположить, что это увлечение окажется достаточно серьезным и через несколько лет королевой светловолосых голубоглазых шведов станет черноглазая брюнетка Сильвия.

И пребывала с тех пор шведская королевская пара в мире и согласии, родили троих детей и радовались бы жизни дальше, если бы в один прекрасный день в печати не появилась статейка о том, что папочка королевы, оказывается, состоял во времена третьего рейха в нацистской партии. Вот так. Не больше и не меньше! Рассказы о том, что, мол, дети за родителей не отвечают, конечно, хороши. Но только не тогда, когда речь идет о королеве. Тут все должно быть безупречно.

Журналисты изощрялись в попытках раздобыть скандальные подробности из семейной хроники королевы, делали смелые прогнозы по поводу перспектив брака, злопыхали на тему «а если бы шведы знали раньше, то не допустили бы этого союза».

К счастью, шведская монархия с достоинством вышла из щекотливой ситуации, появились в печати как бы «оправдательные» заметки, вроде «ну что поделаешь, в то время приходилось приспосабливаться, а отец Сильвии был предпринимателем и, чтобы не загубить свой бизнес во времена национал-социализма, должен был состоять в партии».

Алина такую позицию прекрасно понимала – в стране Советов еще совсем недавно сделать карьеру, не имея красной корочки с надписью «КПСС», было практически безнадежно.

«СС или КПСС – один черт, – размышляла она, – при тоталитарном режиме людям приходилось приспосабливаться. И далеко не у всех хватало смелости не идти на сделку с совестью. Тем более, когда это могло стоить жизни…»

Алине шведская королева Сильвия была очень симпатична, а кто у нее был папа… Наверно, неплохой человек, раз воспитал такую дочь…

Алине совсем недавно пришлось побывать на встрече с одним из сыновей небезызвестного Мартина Бормана, одного из ближайших друзей и соратников Гитлера. Чувствовалась какая-то двойственность оценок: с одной стороны – осуждение античеловеческой и преступной деятельности, а с другой – все-таки сыновние чувства и попытка каким-то образом оправдать родителя. Второй сын Бормана стал священником и замаливает грехи отца.

Алина призналась себе, что такая позиция ей больше по душе, чем предательство Павлика Морозова. Ее отец ведь тоже в свое время был партийным функционером. И хотя она не могла утверждать, что он занимался незаконными делишками, но догадаться несложно – каждый пользовался своими привилегиями, как мог. Такова человеческая натура – честный и скромный бессребреник никогда не попадет в «хлебное» кресло. А рвач и карьерист воспользуется своим положением без зазрения совести.

– Я считаю, что очень хорошо, когда люди сохраняют культуру и язык своих предков, – продолжила беседу Алина. – В Германии сейчас живет много разных народов, и мне кажется, для страны это неплохо. Правда, некоторые немцы ругают иностранцев, но это только из-за недостатка толерантности и понимания.

– Конечно, это правильно. Вот в Штатах сколько разных народов живет, и они продолжают принимать эмигрантов со всего света – потому и страна процветает!

– К тому же, в смешанных браках чаще рождаются талантливые, физически крепкие и особо одаренные дети. Это подтверждается не только наблюдением, но и научными изысканиями генетиков.

Лучана отвела глаза в сторону и стала пристально наблюдать за своей воспитанницей.

«Может, я что-то лишнее сказала? – испугалась Алина. – Мне показалось, что она разделяет мою точку зрения… К тому же, ведь Лучана и сама полукровка. Насколько я поняла из ее рассказа, мать у нее – немка, а отец, по всей видимости, – бразилец. И вот она – красивая, умная…»

– Мы, пожалуй, уже пойдем! – как бы в воздух сказала Лучана. – Инес! Иди ко мне, детка! Мы собираемся домой!

Малышка бойко подбежала к своей няне и обняла ее за шею. Лучана прижалась щекой к розовой щечке Инес.

«Как она любит малышку! Не каждая няня относится к ребенку с душой, а не просто как к объекту, уход за которым приносит ей деньги. И малышка отвечает ей взаимностью. Родная мать проводит время за своими научными трудами, не понимая, сколько она теряет, лишая себя общения с ребенком. Хотя, не мое это дело. Приоритеты каждый выбирает себе сам…»

– Мы можем как-нибудь погулять вместе с малышами. Они, похоже, подружились и прекрасно ладят друг с другом. Возьми мой телефон, позвони, когда будет настроение, – Алина протянула Лучане свою визитку.

Лучана не глядя, сунула кусочек картона в карман, сухо попрощалась и двинулась к выходу, держа за руку хныкающую Инес. Малышка явно не была настроена так быстро покидать веселую компанию.

«Все-таки, она какая-то странная. С чего сорвалась так быстро? И телефон свой не оставила, хотя мой взяла. Похоже, она не расположена к дальнейшему продолжению знакомства, и не пойму – почему? Мы так мило беседовали сначала. Ну, да ладно! Нет – так нет! От недостатка общения мы не страдаем…»

Алина вернулась за круглый стол, где мамаши продолжали обсуждение каких-то злободневных тем, потягивая кофе из маленьких чашечек и закусывая конфетками.

«Съесть, что ли, одну? – мелькнуло у Алины в подсознании, но из другого участка мозга моментально поступил сигнал: Стоп! – Ох, эта диета! Ужасно хочется сладкого, но надо потерпеть. Хотя бы еще дня три…»

Алина вела отчаянную борьбу с полудюжиной лишних килограммов, которые появились у нее после рождения Михаэля. Исключив полностью голодные диеты – на такое она никак не была способна, Алина выискивала в женских журналах все новые и новые методики сбрасывания веса и советы «бывалых». Ни одну из диет ей, правда, не удалось еще довести до конца. И пока она постановила для себя хотя бы не хватать такие случайные сладости и сдобу.

Алина взяла себе за правило никогда не выходить на улицу голодной, зная по своему опыту, что если приступ голода прихватит где-то в дороге, то помимо воли она может закинуть в себя первую попавшуюся продукцию фаст-фуда. А эта с виду безобидная булочка с сосиской или котлетой ляжет не только тяжелым комом в желудке, но и лишней сотней граммов на и так уже далеко не осиной талии.

– Бери конфету, не стесняйся, – увидев сомнение на лице Алины, решила ее поддержать Ванесса Баухляйн, – у меня вчера был день рождения, вот я решила угостить всех…

– Спасибо, но я решила воздерживаться от сладкого. Пытаюсь худеть…

– Да что ты? Зачем это тебе? У тебя и так суперфигура! Мне бы такую, я бы ни о каких диетах и не думала!

– Хотелось бы, все-таки. Посмотрю на других, нигде ни складочки, а я не могу себе позволить кофточку в обтяжку надеть. Сразу с боков свисают лишние конфетки и булочки!

– На кого ты равняешься? Тебе же уже не пятнадцать лет. Девчонки с ума посходили – смотрят на моделей-вешалок и мечтают так же тарахтеть костями. Не едят ничего, а потом от голода в школе не соображают совсем. Вот моя племянница довела себя до жуткого состояния – при росте метр семьдесят весит сорок пять килограмм, и говорит, что это – вес модели. Как вам это нравится? Я не знаю, как модели в таком состоянии передвигаются по подиуму, но мозги у них явно работают с трудом. Как у моей племянницы – в школе сплошные проблемы, а она смотрит в зеркало на свои мощи и говорит: «Мне кажется, что я ужасно жирная. Глянь – вот складка». И показывает кожную складочку, которая образуется, когда она сидит. Пришлось ее в больницу класть. Девчонка перестала есть, а если и прожует что-нибудь – сразу бежит в туалет и два пальца в рот. Тут уже только психиатр может помочь.

– Ну ты сравнила! Я никогда и не была худышкой, хочу вернуться к своему прежнему весу, который до рождения Михаэля у меня держался много лет.

– Честно говоря, я уже давно потеряла надежду стать снова худенькой, поэтому утешаю себя разными вкусностями.

– Главное, чувствовать себя комфортно в своем теле. Но я все-таки попытаюсь с собой побороться!.. Ой! Кажется, мы засиделись сегодня! Через пятнадцать минут придет следующая группа, а нам еще надо убрать за собой и посуду помыть.

Через десять минут мамы с малышами дружно вывалили на улицу и начали шумно прощаться.

– Жаль, что наши посиделки только раз в неделю! – сокрушалась мама близнецов Даниэля и Дианы. – Для меня это прямо праздник среди каждодневной рутины…

«Как я ее понимаю. Прекрасно знаю, что такое находиться изо дня в день в четырех стенах. Хотя, ей сидеть, собственно, и не приходится – с двумя-то малышами! Но хочется ведь и общения, и выхода хотя бы в такой „свет“. У меня проблема как раз в другом – как на все найти время, чтобы побольше при этом быть рядом с моим сыночком!»

Алина усадила Михаэля в детское автокресло, закрепленное на заднем сиденье ее «гольфа», и, помахав рукой своим подругам, отправилась домой.

Как бы ни хотелось поболтать со всеми еще минутку, позволить такого она себе не могла – к завтрашнему дню надо доделать несколько «сырых» страниц. Работа дома с одной стороны хороша – сама себе регулируешь распорядок дня (и ночи!), но с другой стороны, так много соблазнов отодвинуть работу «на потом»! А этого делать никак нельзя. Ведь выпуск журнала и газеты – это такой же конвейер, как и сборка автомобилей, например.

За работу Алине удалось присесть только в половине десятого вечера. Уютно устроившись возле своего компьютера, она просматривала готовые страницы журнала «Лина», который вот уже почти два года она редактировала. Даже положенный по закону отпуск на «материнство», как его называют немецкие больничные кассы, она не использовала как следует.

Ароматный цветочный чай приятно согревал ее изнутри. Алина решила бороться со своей привычкой пить чай или кофе «с чем-нибудь» и пыталась уговорить себя, что душистой чайной жидкости вполне достаточно для удовлетворения настойчивого булькающего желудка, желающего в себя заполучить что-нибудь более существенное, чем настой из лепестков.

«До завтра ничего не получишь!» – строго произнесла про себя Алина и попыталась перенести мысли на журнальную страничку с «Женской историей», рассказывающей об очередном любовном «треугольнике»: обманутой жене, подлом муже и коварной подруге. Хотя Алина и не большая поклонница слюнявых историй, но в женском журнале без них не обойтись. Читая их, «ассоли» разных возрастов не только удостоверяются, что и у других женщин тоже бывают проблемы, но и поддерживают в себе трепетную надежду, что принцы с алыми парусами все-таки иногда встречаются. Так почему бы не?… В общем, ясно.

В то время, когда Алина подошла к последней странице душещипательной истории, в кабинет вошел Маркус, протягивая ей мобильный телефон, играющий «Турецкий марш» Моцарта.

– Прошу тебя, поменяй звонок своего мобильника. От этих звуков у меня гусиная кожа по всему телу! – взмолился муж Алины. Поклонник хорошей классической музыки, он не переносил интерпретации ее, издаваемые мобильными телефонами.

– Кто это в такое время? Давай быстрее трубку!

Маркус передернулся при очередном скрежете, раздающемся из телефона, и поспешил удалиться.

– Алло! Это Алина? – раздался женский голос в трубке.

– Да! – отозвалась она, пытаясь вспомнить, кому принадлежит этот голос – вроде знакомый, но сразу не вспомнишь…

– Мы сегодня познакомились. Это Лучана, помнишь?

– Ах, да, да! Что-то случилось?

– Извини, что так поздно, но я просто не знаю, к кому обратиться.

– Говори, что случилось. Не тяни!

– Мои хозяева ушли в театр, а я с Инес осталась дома. И… вот я сейчас уложила девочку, спустилась в гараж, а тут лежит наш садовник… кажется… мертвый…

– Так кажется или мертвый?

– Мертвый!

– Вызывай полицию!

– А как же хозяева? Вдруг они будут недовольны. К тому же… мне не хотелось бы мелькать в полицейских протоколах… Дело в том, что у меня истек срок визы, а я ее вовремя не продлила. Меня могут просто выслать из Германии. А я не хочу… Я боюсь… мертвецов… и… и…

– Жди, пока хозяева вернутся…

– А можно, я с Инес к тебе приеду? Я боюсь тут одна с ребенком, когда покойник рядом…

– Приезжай, конечно… – растерялась Алина. – Но…

Она не успела договорить, когда из трубки донеслось:

– Спасибо, сейчас разбужу Инес, и мы приедем.

«Ну и дела!» – подумала Алина и пошла в кладовку за раскладной детской кроваткой, которую они купили для Михаэля на случай поездок к родственникам или знакомым.

Комната для гостей у них была занята – неделю назад к Алине из Москвы приехала одноклассница, одержимая идеей найти себе мужа в Германии.

«Постелю Лучане в своем кабинете на диване и кроватку для Инес поставлю рядом», – решила Алина и взялась за устройство ночлега для неожиданных гостей.

Через полчаса все было готово, и Алина решила присесть еще поработать. Оторвавшись через какое-то время от монитора и взглянув на часы, она с недоумением отметила, что уже – о-го-го! – половина второго ночи.

«Где же Лучана с Инес? Стоп! – неожиданно мелькнуло у нее в голове. – А как Лучана может приехать ко мне – ведь адреса она не знает, в визитке стоит только телефон!»

Глава 2

Германия, 1941 год

Дитмар Бауэр мог быть лучшим учеником гимназии, если бы… Однако, по мнению директрисы гимназии фрау Линде, он недостаточно активен в деятельности молодежной национал-социалистической организации «Гитлерюгенд». На пороге 1942 год, войска вермахта триумфально шагают по Европе, и не проявлять патриотизм в такое время… как-то очень подозрительно… А этот долговязый парнишка Бауэр при каждой возможности увиливает от занятий по военному делу, марширует вечно не в ногу, не интересуется новостями с фронтов и даже – подумать страшно! – во время обсуждения последней речи фюрера читал какую-то постороннюю книжку!

Хорошо, что есть такие преданные ребята, как Карл и Генрих Кляйстер! Благодаря им фрау директриса всегда в курсе внутренних дел гимназии. Этим мальчишкам можно доверять: их отец – настоящий, преданный фюреру и Германии член СС. Мать воспитывает восьмерых детей, сам Генрих Гиммлер вручал ей «Материнский крест». Настоящая немецкая мать должна произвести на свет как можно больше чистых арийцев! Так говорит наш великий фюрер! Скоро закончится война и на необъятных просторах рейха везде будут свои люди! Неполноценные народы должны работать, а вот наша цель – быть мозговым центром, управлять миром и совершенствовать человеческую расу, постепенно очищая ее от всякого генетического мусора.

Размышления фрау Линде прервал стук в дверь ее директорского кабинета.

– Вы меня вызывали, фрау Линде? – из-за двери выглянула очкастая голова на тонкой шее.

– Заходи, Дитмар! – поджав губы, пригласила его директриса. – Я хотела с тобой поговорить по вопросу дисциплины и… и патриотизма. Ты ведь знаешь, в какое великое время и в какой великой стране мы живем?!

– Да, фрау Линде! – понурив голову, сказал юноша.

– Ты ведь знаешь, что долг каждого молодого человека – трудиться для процветания рейха?

– Да, фрау Линде!

– Понимаешь, что любой неверно сделанный шаг или непродуманный поступок может повлечь за собой наказание, в соответствии с законами военного времени? – с нарастающей угрозой в голосе продолжала директриса.

– Да, фрау Линде!

– Надеюсь, ты в курсе, что с восемнадцати лет ты можешь быть наказан по всей строгости? Тебе ведь уже есть восемнадцать?

– Да, фрау Линде!

– Что ты заладил, как попугай – Да, фрау Линде! Да, фрау Линде! – в то время… в то время… – задыхаясь от злобы, зарычала директриса… – когда мы обсуждаем речь фюрера, ты читаешь какие-то дерьмовые книжки! Хорошо, что среди твоих одноклассников есть настоящие ребята, и я в курсе, какая паршивая овца завелась в нашем стаде!

«Ах, вот в чем дело! – сообразил Дитмар Бауэр и поправил очки, сползающие на кончик носа. – Черт побери, это работа братишек Кляйстеров! Головы пустые, вот и зарабатывают себе очки стукачеством. В нашем обществе это как раз ценится сегодня гораздо выше интеллекта. Надо как-то отделаться от этой стервозной эсэсовки».

– Извините, фрау Линде! Это больше никогда не повторится!

– Скажи, в вашей семье есть настоящие, преданные делу фюрера партийцы? Ну, про отца твоего я знаю, – скривилась директриса. – А остальные?

– Мой дядя, брат отца, офицер вермахта, член партии с 1935 года…

– Очень хорошо. Общайся с ним больше. Ступай в класс.

Дитмар не стал уточнять, что его отец, профессор биологии Мюнхенского университета, разорвал все отношения со своим младшим братом, когда узнал, что тот принимал участие в слете национал-социалистов. И Дитмар, будучи еще подростком, принял и одобрил позицию отца. По большому счету, юношу мало интересовали политические баталии, борьба за власть, идеи национал-социализма, партийные вожди и их пламенные речи.

До сих пор лично его все это коснулось дважды: первый раз в связи со ссорой отца и дяди, а второй… Случилось это три с половиной года назад, на волне кампании антисемитизма, раздуваемой приспешниками Гитлера. В один чудесный осенний день, вернее был уже довольно поздний вечер, к Дитмару прибежал его лучший друг Йозеф Гольдман.

– Я пришел к тебе попрощаться. Сегодня вечером мы уезжаем.

– Уезжаете? Зачем? Куда?

– Посмотри, что творится вокруг. Евреям нельзя больше оставаться в Германии.

– Вас… выгоняют?

– Нет. Нас просто убивают. Вчера разбили магазин моего дяди в окрестностях Мюнхена, некоторых знакомых уже вызывали в комендатуру, а кое-кто и исчез в неизвестном направлении. Так что ждать больше нельзя. Нашу семью пока не тронули, потому что отца знают многие, даже заместитель коменданта был когда-то его студентом.

– Я все понял. Мне очень стыдно за то, что я немец. Но надеюсь, надолго весь этот кошмар не затянется. Не все же, в конце концов, сошли с ума? И куда вы хотите уехать?

– Сначала в Швейцарию, а потом – в Штаты. Я сообщу тебе, когда будет адрес, на который можно будет писать…

Йозеф уехал, и Дитмар был рад, что его семья вовремя успела скрыться от лап озверевших националистов. Но с того времени никакой весточки от Йозефа он не получил и такого друга и собеседника, как он, больше не встретил. Теперь единственной его отрадой оставались книги, обсудить которые было просто не с кем.

Дитмар усмехнулся про себя: «А что, если у братьев Кляйстеров поинтересоваться, как им понравилась новая книжка такая-то или, как они находят пьесы Бертольда Брехта?» От одной мысли об этом Дитмару стало смешно. Он не сомневался, что единственной книгой, которая могла присутствовать в доме этой многодетной семейки тупоголовых нацистов могла быть «Майн кампф» Гитлера.

Вернувшись домой, Дитмар не стал расстраивать отца рассказом о визите к директрисе. Профессору Бауэру и самому пришлось пережить в последнее время немало потрясений. Один за другим исчезали без следа его коллеги – преподаватели и профессора Мюнхенского университета. Заметно поредели и ряды студентов в аудиториях. Оставшиеся предпочитали не обсуждать появление новых пустых стульев – такие разговоры могут подтолкнуть и их самих следом за пропавшими…

Единственной отрадой для профессора был сын Дитмар – его единственный поздний ребенок, которого после смерти жены он воспитывал один. Отец и сын прекрасно понимали друг друга, для этого им не нужно было много слов и долгих объяснений. Иногда одного слова или взгляда было достаточно, чтобы угадать намерения другого. Это именно то, что называется родственные души, к тому же скрепленные кровным родством.

Профессор Бауэр не без оснований рассчитывал, что сын пойдет по его стопам. Дитмар серьезно интересовался научными исследованиями отца и его коллег, читал всю, попадавшую в Германию, литературу по вопросам генетики и наследственности.

Благо, нацисты всячески стимулировали науку, призванную стать теоретической основой идеи превосходства нордической расы над всеми остальными. А научным сотрудникам кафедры приходилось подтасовывать данные в официальных отчетах, для того, чтобы иметь возможность продолжать нормальную исследовательскую деятельность.

Евгеника в переводе с греческого – рождение лучших. Это скандальное направление человеческой мысли ищет пути улучшения наследственных качеств человека, используя генетические принципы. С приходом к власти в Германии нацистов ей стало трудно оставаться чистой наукой: за развитием евгеники пристально следила политика, она превратилась во всемерно поддерживаемую и развиваемую государством программу.

Нацисты распоряжались плодами евгеники по-своему. Началось с принудительной стерилизации психически больных, а также немногих метисов, рожденных немками от солдат-негров французской армии, оказавшихся в Германии в конце первой мировой войны. Затем приступили к тотальному уничтожению в лагерях смерти всех цыган и евреев, независимо от пола и возраста.

Работы профессора Бауэра и его коллег послужили одним из стимулов зарождения и развития генетики человека и ее важной части – медицинской генетики. Поставленные евгеникой цели – освободить генотип человека от вредных наследственных задатков и обогатить его ценными для физического и умственного развития генами – благородная задача, решением которой занимаются ученые и сегодня. Цели, поставленные перед евгеникой ее основателями и ею не достигнутые, перешли в ведение медицинской генетики.

Для настоящих ученых в те времена тяжело было сознавать, что евгеника, хотя и в извращенном виде, используется, чтобы оправдать страшные преступления. Посещали такие мысли и профессора Бауэра. Но что мог он сделать? Отказаться от работы? Объявить во всеуслышание, что теория расового превосходства – бред и подтасовка научных данных в угоду политикам? Это означало подписать приговор не только себе, но и многим сотрудникам кафедры. Имел ли он на это право?

Душевные терзания доводили профессора до исступления. Месяц назад его сыну исполнилось восемнадцать, и у него появилась еще одна головная боль. Похоже, что «блицкриг», о котором вещал фюрер полгода назад, затягивается на неопределенное время, а армии требуются новые и новые солдаты.

Профессор каждый день с замиранием сердца просматривал содержимое почтового ящика. Пока пронесло, но долго ли будет еще везти? В один прекрасный день придет повестка, и его мальчик – такой талантливый, с тонкой и ранимой душой – должен будет стать «пушечным мясом» в войске, которое бесноватый фюрер с упрямством шизофреника и психопата толкает все дальше на восток.

От армии не спасет Дитмара ни врожденная аномалия почек, ни плохое зрение. Медицинская комиссия, которую проходят все мальчишки после шестнадцати, признала его здоровым и годным для строевой службы.

Когда профессор попробовал поинтересоваться у знакомого военного врача, как можно доверить оружие человеку с таким зрением, тот пожал плечами:

– А что делать? Не мне тебе рассказывать – восемьдесят процентов немцев имеют проблемы со зрением! А кто же воевать будет, если мы всех близоруких по домам распустим? Ничего, в очках увидит мишень!

– …или сам станет удобной мишенью, пока будет высматривать в очках местонахождение противника!

Доктор ничего не ответил. Собственно, ответа от него никто не ждал. Он тоже делает свою работу и тоже боится оказаться завтра среди штрафников на передовой восточного фронта.

Профессор вспомнил разговор с военврачом – вот она, «превосходная раса», почти вся сраженная аномалиями зрения. И ему, как генетику и антропологу, таких дефектов известно немало. Впрочем, как и у любого другого народа – есть характерные, накапливающиеся веками мутации. Причем, чем более «чист» генотип нации – в смысле, без примесей генотипов других этнических групп, то есть без смешанных браков и потомков от них – тем эти мутации чаще проявляются. Но не дай Бог произнести такое вслух! Ведь это удар по колоссу на глиняных ногах – теории превосходства арийской расы над другими народами! А цель их научных исследований – доказать обратное. Благодаря этому они до сих пор и существуют, имея возможность заниматься настоящей наукой, а не только придумывать всякую ерунду для отчетов.

Партийные соглядатаи их работой довольны – им даже пообещали финансирование для расширения работ. А сегодня профессор Бауэр получил официальное письмо из канцелярии Генриха Гиммлера с приказом подготовить группу из молодых ученых и способных студентов для работы на «Специальных научно-исследовательских объектах». Из туманного текста письма профессор понял, что «объекты» расположены в Скандинавских странах и призваны стать практическим подтверждением их липовой теории.

«Будут выводить идеальных арийцев или клонировать эсэсовских уродов? Ну если естественным путем скрещивать – это еще куда ни шло, хотя сильно смахивает на селекционную станцию по производству породистых коров. Но если выращивать человеческие дубли из одной клетки…

Гиммлер давно интересуется состоянием научных исследований в этой области. Еще бы – несколько научных статей по генетике, наложенные на его агрономическое образование и болезненное воображение породили старательно культивируемую им идею. Когда он вызывал меня два месяца назад для беседы, задавал вопросы – можно ли, например, из его пальца вырастить его копию? Что с него возьмешь – дальше опытов по регенерации дождевых червяков и скрещивания коров познания Гиммлера по биологии не пошли. Впрочем, тем лучше для нас – будь он более компетентным в этом вопросе, наши высосанные из пальца отчеты не проходили бы так запросто на «ура».

Но, одно дело – писать на бумаге хитросплетенные псевдонаучные выводы, пересыпая их для пущей важности латынью и цитатами из монографий всемирно известных ученых, а другое дело – каким-то образом доказать это на практике. Единственное, что успокаивает – такие эксперименты быстро поставить невозможно – срок развития эмбриона, как ни крути, девять месяцев, пока все этапы пройдут, могут пройти годы.

А за это время, как говорил Насреддин, «то ли осел сдохнет, то ли я, то ли падишах». В запасе есть несколько лет. Долго ли протянет «тысячелетний рейх»? Хотелось бы надеяться, что не очень…»

Такие мысли посетили профессора после прочтения письма. Поразмышляв еще немного, он встал и пошел в комнату к сыну. Тихонько постучал в дверь – он всегда так делал, потому что считал, что любому – даже самому маленькому ребенку – нужно собственное жизненное пространство, частная сфера, которую никто без его позволения не имеет права нарушать.

– Сынок, что нового в школе? – спросил профессор, увидев сына в привычном положении – склонившегося над книжкой. Про успехи он привык не спрашивать – с этим неожиданностей у Дитмара никогда не было.

– А-а! Ничего интересного! – махнул Дитмар рукой в сторону невидимой гимназии.

– Проблем нет? – продолжал отец.

– Проблем? Сейчас одна проблема, по крайней мере – у меня, как выдержать бесконечные сборища и марши.

– Все же лучше, чем на фронте под пулями… Я как раз об этом и хотел с тобой поговорить. Есть возможность внести тебя в список «брони» как подающего надежды молодого ученого для работ по практическому обоснованию теории превосходства арийской расы.

– Ты хочешь, чтобы я занимался этой бредятиной? Не мне тебе говорить – невозможно обосновать то, чего в природе не существует.

– Но до сих пор наша кафедра работает благодаря тому, что мы смогли «доказать» теорию. Точно так же можно сварганить и практику. Только для этого требуется гораздо больше времени – и нам это на руку. А главное – я хочу, чтобы ты был подальше от фронта…

– Но мне еще надо закончить гимназию…

– Я договорюсь, чтобы ты сдал экзамены экстерном. Надеюсь, для тебя это не составит проблемы?

– Конечно, нет.

– Группа должна быть укомплектована через месяц. За это время постарайся уладить все вопросы с гимназией, а остальное – мои проблемы… – всегда строгий и сдержанный отец впервые дал выход своим эмоциям, не сдерживая слез, он прижал сына к себе и прошептал: – Я хочу, чтобы ты остался жив, мой мальчик…

Глава 3

– Фрау Вальд? Вас из Комиссариата полиции беспокоят. Элеонора Шур из «русского» отдела.

– Элеонора? Рада вас слышать. Как криминальная обстановка в городе? Надеюсь, русское население Дюссельдорфа еще не дискредитировало себя окончательно в плане законопослушания?

– Алина!? А я вас сразу не узнала! Смотрю, вроде фамилия знакомая, но ведь знаете, передо мной каждый день мелькает полно дел. Так что, получается, что знакомых фамилий – тысячи. И сразу вспомнить – в связи с чем то или иное имя мимо меня проходило, не всегда возможно.

– Я понимаю! Мне ведь тоже приходится общаться с разными людьми… Была бы рада услышать, что вы позвонили мне, чтобы просто поболтать. Но, судя по тому, что вы не знали, чей номер набираете, понимаю, что произошло нечто, о чем я пока не подозреваю… Сколько же мы не виделись?

– Года два, я думаю…

– Точно! Почти два года назад вы с комиссаром полиции Штраухом занимались делом об убийстве Полины Берг.

– Сегодня у меня тоже не очень приятная новость. Вчера был найден труп переселенца из России Дмитрия Коновалова…

– Честно говоря, это имя мне ни о чем не говорит… А каким образом вы вышли… на меня?

– Дело в том, что именно ваш номер телефона оказался последним, который набирали из дома, в котором нашли труп Коновалова. Хозяева дома – Юрген и Магдалена Хольц.

– Странно, и эти имена я слышу впервые… Может, просто ошиблись номером? А в какое время был звонок?

– Сейчас посмотрю… так… около одиннадцати вечера.

– Как я сразу не подумала! В это время мне звонила одна девушка, гувернантка из Бразилии. Мы с ней только вчера познакомились в клубе для молодых мам. Она хотела ко мне приехать. Сказала, что обнаружила мертвого шофера или садовника и испугалась. Я, честно говоря, подумала, что этот мужик просто пьяный, а она боится его…

– Гувернантка, говоришь? Лучана Маркес?

– Да. Кажется, так ее зовут. А-а что?

– Дело в том, что она исчезла из дома Юргена и Магдалены Хольц, прихватив с собой их дочь Инес. Мы подняли на ноги всю полицию, разыскиваем молодую женщину с девочкой полутора лет. Есть предположение, что она каким-то образом имеет отношение к гибели Коновалова. В общем, было похоже на несчастный случай, но эксперты сразу определили, что это инсценировка, причем очень примитивная. Так что, сейчас речь идет уже об убийстве – преднамеренном или нет, пока не ясно. Но есть версия, что это – дело рук Лучаны Маркес, поэтому она сбежала и будет прикрываться ребенком в случае обнаружения.

– Какой ужас! Никогда бы не подумала, что она способна на такое. С виду симпатичная, образованная. И девочку любит, а не просто, как няня-робот сопли ей вытирает и памперсы меняет… Может, это совпадение? Она хотела ко мне вечером приехать, потому что испугалась… так она мне сказала.

– Больше не перезванивала?

– Нет! Я все приготовила к их приезду…

– Их?

– Ну, да! Она сказала, что приедет с девочкой, потому что никого больше нет в доме и она не может оставить малышку одну, хоть та уже и спит.

– Но ведь она могла позвонить в полицию!

– Я ей тоже так сказала, но она мне ответила, что без согласия хозяев не будет этого делать, к тому же, у нее, вроде, виза просрочена…

– Ничего у нее не просрочено! Мы уже проверили все данные этой девицы. У нее виза на год, как и у всех, работающих в системе Au pair. Так что она еще месяцев пять могла о визе не вспоминать…

– Зачем же она меня обманула? И не приехала? К чему было тогда звонить?

– Это все вопросы интересные, но главное сейчас – даже не убийство, а поиск ребенка. Если твоя знакомая – убийца, то жизнь маленькой Инес находится под угрозой… ой, извини, я перешла на «ты»…

– Все правильно, давай на «ты». Раз уж я оказалась, хоть и косвенно, причастной к этому делу, помогу, чем смогу. Попробую по своим каналам разузнать что-нибудь. А… убитый, он кто, откуда?

– Дмитрий Коновалов, приехал из Сибири три года назад вместе с женой Ириной. Она русская немка. У него – это второй брак, первая жена умерла семь лет назад. Ему недавно исполнилось пятьдесят семь, крепкий такой был мужичонка. Физической работы не боялся, хотя по специальности – врач. В доме Хольцев работал около года. Они были довольны, никаких претензий друг к другу не возникало. Вот пока и все.

– А как он погиб?

– Его нашли в гараже с раной на затылке. На первый взгляд похоже на несчастный случай. Он лежал на спине, на полу разлито машинное масло, он мог поскользнуться и упасть на железку, которая оказалась у него под головой. Но эксперты определили, что если бы он упал на эту штуковину, то она пробила бы ему голову совсем по-другому. Извини за натурализм, но у нас работа такая, что приходится говорить все, как есть. Короче, Коновалов получил этот удар, находясь в вертикальном положении. А это совершенно меняет дело…

– И… и вы подозреваете, что Лучана могла его убить?

– Во всяком случае, на сегодня других кандидатур нет. Впрочем, и мотивов, по которым ей была бы выгодна смерть немолодого и небогатого выходца из России, мы тоже не видим. По крайней мере, пока.

– Вам уже так много известно… И это за одну ночь?

– Совершенно верно. В полицию позвонила Магдалена Хольц в районе полуночи. Они с мужем вернулись из театра и в гараже сразу же обнаружили труп садовника. Пока полиция доехала, выяснилось, что пропала няня с девочкой. Юргену Хольцу пришлось вызывать неотложку, у него прихватило сердце.

– И как он?

– Сегодня еще новых данных не поступало. Сейчас ведь только десять часов утра. Но если ничего страшного, его уже могли выпустить домой…

– Элеонора, могу я попросить тебя по старой дружбе?

– Конечно!

– Сообщи мне, когда найдут девочку! Я имею в виду малышку Инес. Хорошо? Мой сын так хорошо с ней вчера играл… Кто бы мог подумать, что случится такое…

– Без проблем! И ты звони, напоминай о себе. А если вдруг узнаешь что-то интересное – будем весьма признательны!

Алина положила трубку и пошла в детскую. «Что-то Михаэль заспался сегодня, – думала она по дороге, – надо пораньше его укладывать спать, чтобы не вошло в привычку!»

Алина всегда относила себя к «совам», поскольку могла не только заниматься разными делами до поздней ночи, но и любила после таких бдений поспать до полудня. Недавно она прочитала о каком-то новомодном учении, объясняющем образ жизни «сов» элементарной распущенностью, а распорядок «жаворонков» – правильным и естественным, соответствующим природным ритмам.

Алина отнеслась к этому открытию скептически, сделав про себя заключение, что такое мог придумать только человек, вынужденный всю жизнь вставать рано на работу и обозлившийся за это на все человечество. Себе она еще в московские времена позволяла периодически утренние поблажки. Благо, журналисту всегда найдется повод, чтобы отсутствовать на работе пару-тройку часов, а при острой необходимости – и дней.

Первые два года жизни в Германии она отсыпалась за всю прошлую и, как выяснилось позже, будущую жизнь. Потому что с появлением Михаэля оставаться еще и редактором журнала она смогла только за счет удлинения своего рабочего дня прибавлением к нему ночных часов. Так что «совой» Алина оставалась только с вечера, а вот с утра волей-неволей ей приходилось перерождаться в «жаворонка». При этом ей еще безумно повезло, что сынуля не просыпался рано утром, как это нередко случается с другими детьми, а контроль над ночными неожиданностями взял на себя муж Маркус.

Алина заглянула в детскую и улыбнулась: «Оказывается, Михаэль уже не спит, а просто тихонечко сидит в своей кроватке и играется. Какой золотой ребенок!»

Ее сердце наполнилось гордостью – это она произвела на свет такое чудо и верх совершенства, необыкновенного красавца и умника! Где-то в глубине сознания Алина отдавала себе отчет, что в этих размышлениях она далеко не оригинальна – такие мысли приходят на ум практически любой нормальной мамаше, когда она смотрит на своего малыша. Но запретить себе думать об этом она не могла, перерождаясь при этом из современной эмансипированной женщины в самую банальную квочку-наседку.

Михаэль увидел маму и улыбнулся. Алина подошла к кроватке, поцеловала малыша в макушку и взяла его на руки:

– Сейчас переоденемся и пойдем кушать!

– Кушать! Кушать! – радостно повторил Михаэль.

Алина сразу же после рождения Михаэля объявила своему мужу, что с ребенком будет разговаривать исключительно по-русски. Прочитав массу литературы на тему «Какой язык выбрать в двуязычной семье», она пришла к выводу, что самое разумное, когда каждый родитель разговаривает с малышом на своем родном языке. Сначала, конечно, ребенок путает слова, но награда за маленькие неудобства ждет его в будущем – овладев в совершенстве двумя языками, юноша или девушка добавляет очки к своей карьере.

Среди знакомых Алины и Маркуса Вальд немало «смешанных» семей.

«Дурной пример заразителен», – пошутил как-то на эту тему Маркус. Эти слова отразили любопытную тенденцию – неженатые друзья и знакомые Маркуса все чаще стали обращать свои взоры в сторону Восточной Европы, а подруги Алины из Москвы зачастили с визитами, целенаправленно обозначенными как «поиск мужа».

Из этих встречных потоков потенциальных женихов и невест сложились по счастливой случайности несколько семейных пар. Делать долгосрочные прогнозы не в правилах Алины, но она надеялась, что созданные с ее легкой руки семьи имеют шанс на долгое совместное будущее.

Не все попытки завершались успешно, но по количеству соединенных сердец она вполне могла конкурировать с небольшим брачным агентством. Одно время Алина даже начала подумывать: а не заняться ли этим всерьез? Но потом поняла, что за деньги сватовством она заниматься не будет, а по просьбам знакомых и так это регулярно делает. Хотя такая деятельность сопряжена с определенным расходами, Алина для себя решила, что это будет ее маленьким благотворительным фондом.

Жертвовать деньги – один из красивых жестов цивилизованного мира, покупающего себе таким образом буллу о прощении за покупку сороковой пары туфель, двадцать пятой сумочки, стоимость которой могла бы покрыть годовой расход на питание голодающего ребенка в какой-нибудь Уганде. Добрые тети, отказывая себе в столь необходимой сорок первой паре обуви, переводят денежки бедным и страждущим. Правда, и тут практичные немцы пытаются не прогадать – пожертвованные официально деньги в конце года просто-напросто списываются с доходов при уплате налогов.

Из принципиальных соображений Алина никогда не занималась «слепой» благотворительностью и не подавала милостыню – ни живя в Москве, ни переехав в Дюссельдорф. С московской нищенской мафией ей пришлось очень близко соприкоснуться во время одного из журналистских расследований. С тех пор при виде кормящих матерей с сонными младенцами и чумазых хромоножек у Алины возникало совершенно не то чувство, на которое рассчитывали постановщики и гримеры, выпуская этих артистов на улицы Москвы.

Что касается попрошаек в Германии, то все эти молодые бездельники, проводящие большую часть своей жизни в вокзальных переходах, не оставляют и капли сомнений по поводу того, на что именно будут потрачены опрометчиво пожертвованные им деньги. На них будет приобретена прямо здесь же, на вокзале, очередная доза наркоты. С едой, одеждой и ночлегом любому страждущему поможет «Красный крест» или другая благотворительная организация, а человек, не имеющий работы, может существовать на содержании социального ведомства хоть всю жизнь. Самые высокие налоги в Европе, которые приходится платить законопослушным немцам, к счастью, не полностью идут на зарплату чиновникам и бюрократам, что-то остается и для оплаты жилья и прожиточного минимума нуждающимся.

…Михаэль продолжал рассуждать на тему завтрака, путая русские и немецкие слова:

– Дай йогурт! Дай зафт!

– Сейчас будем кушать! Имей терпение! Будет тебе йогурт и сок, и все что хочешь, только умоемся сначала и поменяем памперс!

– Играть! Хочу играть! Инес! Инес!

Алина испуганно посмотрела на сына: с чего бы он вдруг вспоминал несчастную малышку, оказавшуюся заложницей странной гувернантки из Бразилии? Хотя, ничего удивительного, Михаэль и Инес так хорошо вместе играли вчера… Понятно, что мальчику запала в душу эта симпатичная улыбчивая малышка.

Алина постоянно возвращалась мыслями ко вчерашнему дню, разговору с Лучаной. Надо вспомнить весь диалог дословно! Вдруг среди слов, которым вчера она не придала никакого значения, прячется разгадка событий, случившихся прошлой ночью в доме семейства Хольц.

«Хорошо бы разузнать об этой семье побольше. Придется подключить мужа – он живет в Дюссельдорфе с рождения, многих знает, даже если не знаком с кем-то лично, то, наверняка, среди знакомых или знакомых его знакомых найдется кто-то, кто общается с этой семьей. А я, со своей стороны, могу таким же образом разузнать о погибшем Дмитрии Коновалове. Полицейским уже многое известно – но все это сухие факты: где родился, где учился, где работал, кто жена… А мне интереснее побывать, скажем, в распределительном лагере, куда направляются вновь пребывающие в Германию переселенцы и эмигранты. Случайные знакомые выдают порой самые неожиданные свидетельства… Или соседские старушки… Вот неиссякаемый кладезь бесценных сведений! Само собой, что настороженное отношение к иностранцам, живущим по соседству – кто знает, чего ждать от этих русских? – стимулирует их наблюдательский пыл. Возможно, накладывает след и внушаемая им в детстве мысль – следи за соседом и докладывай на него куда следует. Тем самым ты покажешь себя истинным патриотом… Идеи, внушенные в детстве, даже заглушаемые в зрелом возрасте голосом рассудка и совести, в десятикратном масштабе начинают всплывать в искореженных склеротическими бляшками и затуманенных старческим маразмом мозгах. Конечно, здравомыслящий полицейский доносы восьмидесятилетней старушки на своего соседа всерьез не принимает. Но иногда все-таки после фильтровки в этих сведениях можно выловить и золотую рыбешку…»

Размышляя, Алина автоматически занималась привычным делом – гигиеническими процедурами Михаэля и подогреванием для него завтрака. Усевшись в свой высокий деревянный стул с прикрепленным к нему столиком, Михаэль принялся за поглощение йогурта, не переставая уворачиваться от полной ложки, которую подносила к его рту мама Алина.

– Сам! Сам! – настойчиво лепетал он и зачерпывал из баночки йогурт своей ложечкой. При этом почти все содержимое вываливалось на столик или на штанишки, а до рта ему удавалось донести только жалкие остатки.

– Так останешься совсем голодным! – пыталась уговорить его Алина. – Давай по очереди, одну ложку – ты, другую – я!

За спиной Алины послышалось шарканье шагов и сонный голос, сдерживая зевок, поинтересовался:

– И давно вы боретесь за каждую съеденную ложку?

– Ой, Викуля, это ты? Когда ты успела вернуться? Я не спала до трех ночи, но не слышала, когда ты пришла! Или ты в окно на метле? – не удержалась от ехидного замечания Алина.

Школьная подруга Алины Вика Кабанова гостила у нее уже три недели. Но, гостила – слишком громко сказано. На самом деле за это время они виделись в общей сложности дня два, а общались больше в ночное время или по телефону.

Целью приезда Вики в Германию, как уже можно было догадаться, был поиск кандидата на соискание поста очередного супруга. Кажется, четвертого… А, может быть, пятого? Алине, во всяком случае, удалось познакомиться только с двумя. Причем, если самого первого она знала чуть ли не с пеленок – Андрюша учился с ними в одном классе, то во время второго Викиного замужества они потеряли друг друга из виду. А на прощальную вечернику для друзей, которую Алина устраивала перед отъездом в Германию, Викуля пришла уже с мужем номер три, с которым… В общем, не важно. За последние годы, когда Алина жила уже в Дюссельдорфе, Вика сходила замуж в четвертый раз… Ага! Значит, теперь попытка номер пять!

Уже в аэропорту города Дюссельдорфа, едва успев перекинуться парой фраз с Алиной, Вика объявила, что через пятнадцать минут за ней приедет некий Клаус, первый из претендентов на ее руку и сердце. Алина удивленно захлопала глазами:

– Я думала мы посидим, поболтаем… Ведь не виделись давно. На Михаэля моего посмотришь…

– Не дрейфь, все успеем! – как всегда безапелляционно ответила Викуля. – Сейчас гляну на него и, может, сразу дам от ворот поворот!

– Так тоже нельзя…

– Ладно, не учи меня! Я уже на этих делах могу докторскую защищать! Вот, думаю, попробую еще за импортного мужика сходить. Ты же довольна своим Маркусом?

– Не жалуюсь, но… я ведь и не искала себе специально мужа за границей. Мы случайно в интернете познакомились, я просто упражнялась в немецком – без общения ведь язык теряется…

– Ну да. Или вообще не находится! – засмеялась Вика. – Я с потенциальными женихами общаюсь по-английски. С немецким пока – никак. Но надо будет – выучу.

– Не сомневаюсь! Единственное, прошу тебя, не спеши с выводами!

Алина боковым зрением заметила, что в двух шагах от них стоит полный мужчина и прислушивается к их разговору.

– Извините, – наконец он подошел к подругам и обратился к Вике по-английски, – вы – фрау Виктория Кабанова? Меня зовут Клаус Хоффман…

– А-а-а! – холодно протянула Вика. – Я вас сразу не узнала. На фотографии вы смотритесь по-другому.

Клаус покраснел и продолжал:

– Если ваша подруга не против, приглашаю посмотреть, как я живу. Можете погостить у меня, присмотреться. Мы могли бы познакомиться… поближе…

– Наврал мне с три короба, фотографию двадцатилетней давности прислал, а теперь ягненком прикидывается и к себе приглашает, – прошептала Вика на ухо Алине. – Дом, небось, тоже старый и гнилой, а не дворец, как он мне расписывал.

– Ну, не знаю, что тебе сказать. Давай все-таки, сначала ко мне заедем, вещи оставишь, отдохнешь, а потом уже к нему или кому другому – смотри сама. И не оставляя времени на раздумья, ответила Клаусу по-немецки:

– Фрау Кабанова должна немного отдохнуть и привести себя в порядок, а вечером вы можете вместе посидеть в ресторанчике и за бокалом вина обсудить свои планы. Идет?

Заикаясь от смущения, Клаус произнес:

– Да, да, конечно, я вам позвоню ближе к вечеру, и мы договоримся…

С тех пор прошло три недели, но Клаус так и не позвонил, о чем Вика совершенно не сожалела. И сожалеть-то у нее времени не было. На утро после приезда она уже отправилась во Франкфурт к следующему претенденту. За три недели было рассмотрено пять кандидатур, но остановиться ни на ком из них Вика не решилась.

– Так когда ты успела прошмыгнуть, что я тебя не заметила?

– Да вы дрыхли все без задних ног! Я приехала в пять утра!

– Зачем ты ездишь по ночам одна?

Вика махнула рукой:

– Потом расскажу! Пришлось сматываться… Плесни мне кофе, а то не проснусь никак!

– Ты бы повалялась еще, не выспалась же совсем…

– Спать некогда! Дел полно. Ну, а вы как?

– Михаэль познакомился вчера с очаровательной девушкой, а сегодня ночью ее увезли в неизвестном направлении…

– Да ну? Оказывается, не только у нас в Москве детей похищают… И что? Требуют выкуп?

– Пока ничего не требуют. Дело в том, что ее похитила няня, которая, по всей видимости, убила человека. Он, кстати, русский… Дмитрий Коновалов.

– Дмитрий Коновалов? – испуганно переспросила Вика. – Точно – Коновалов! У меня совсем вылетело из головы! Я привезла из Москвы пакет для какого-то Д.Коновалова. Обещала позвонить и передать. Замоталась с этими женихами и совсем из головы вылетело! Что же теперь делать? А может, это другой Д.Коновалов? Фамилия ведь довольно распространенная.

– Ну да. Распространенная. В России. А в Германии все больше Шмидтов и Мюллеров, чем Ивановых, Петровых и Коноваловых… Пошли, посмотрим на пакет.

Они поднялись в гостевую комнату, которая была отдана в распоряжение Вики. Среди разбросанных по полу вещей они пробрались к чемодану, поверх которого громоздилась аккуратная стопка классических костюмов.

– Зачем они тебе? – искренне удивилась Алина.

– В Европу, все-таки, ехала. Хотелось выглядеть прилично.

– Ну да, в них ты как раз и будешь выглядеть как белая ворона.

– Я это уже сама поняла, поэтому и не стала костюмы развешивать – одевать-то вряд ли придется… А вот и пакетик…

Вика вытащила из самых дальних глубин чемодана простой серенький конверт:

– Смотри, вроде, внутри только бумаги. И адреса нет, только телефон…

– Тем проще. Сейчас сразу позвоним и узнаем, что это за Д.Коновалов.

Алина вытащила из кармана телефонную трубку и стала набирать номер:

– Телефон местный, дюссельдорфский… Алло, могу я поговорить с господином Коноваловым?… Извините… Мои соболезнования…

Алина нажала на кнопку отбоя и посмотрела на Вику:

– Да. Это тот самый Дмитрий Коновалов и есть…

Глава 4

Ирина положила телефонную трубку на зарядное устройство и задумчиво посмотрела в окно. Типичный немецкий дворик – небольшая площадка для машин, аккуратно подстриженные кусты, ухоженное травяное покрытие, песочница для малышей, а возле нее – скамеечка, чтобы молодым мамам было удобнее наблюдать за своими чадами. Ближе к вечеру детский крик и женский смех, доносившиеся в течение дня со стороны площадки, сменяют грубые и крикливые мужские голоса.

Этот уютный закуток их двора стал своеобразным клубом местных любителей пива. Пьянчужек – в российском понимании этого слова – в Германии встретишь не так уж и часто. Зато любителей пива – хоть отбавляй. По большому счету, наряду с футболом, пиво можно назвать одной из главных жизненных привязанностей немецкого бюргера.

Пивные сообщества, как и все в нашей жизни, могут быть в той или иной степени престижными, завязанные на общих интересах, а могут быть и просто случайным сборищем любителей выпить. К последней категории как раз и относились шумные вечерние посиделки во дворе дома, где два с половиной года назад поселились Ирина и Дмитрий Коноваловы.

Район, в котором они жили, был сплошь заселен иностранцами или асоциальными немцами – кто еще захочет жить в домах, которые в послевоенные годы на скорую руку построили для новых немецких граждан, переселявшихся «на большую землю» из Восточной Пруссии? Все чаще в их районе слышалась русская речь. Правда, осталось и несколько старожилов – как раз из тех переселенцев, для которых все это и строилось. Возраста они уже были, понятное дело, весьма почтенного, и по естественным причинам их квартиры в последние годы стали освобождаться все чаще. Молодые немцы в них селиться не хотели – они предпочитают хоть и значительно более дорогие, но современные квартиры в престижных новых домах. Диме эти послевоенные постройки чем-то напоминали советские «хрущовки», и он окрестил похожие, как однояйцевые близнецы, дома с малогабаритными квартирками, «импортными хрущобами».

Ирину соображения престижа совершенно не беспокоили. Она, конечно, отдавала себе отчет, что доведись ей родиться на родине предков, жизнь могла развиваться совсем по-другому. И ей – учительнице немецкого и французского языков, и тем более, ее мужу-врачу не пришлось бы жить в скромной трехкомнатной съемной квартире в бедненьком районе Дюссельдорфа. Но все в жизни относительно – в родном Томске их жилищные условия были куда хуже. Даже несмотря на то, что оба они работали всю жизнь по специальности.

«Всю жизнь?» – Ирина горько вздохнула. Она любила Диму всю жизнь, сколько помнила вообще в себе это чувство. Собственно, для нее это было одно и то же.

Если Ирина говорила «люблю», то дальше речь не могла идти о рыбках, птичках, собачках, работе, учениках, и даже, как это ни кощунственно звучит, – о собственном сыне или отце. Для нее существовал только один человек, который занимал все мысли и к которому были обращены все ее чувства и эмоции – это Дима Коновалов.

Она прекрасно помнила тот день тридцать два года назад, когда она увидела Диму в первый раз. Ирина могла рассказать, в какой рубашке он был одет тогда, какого цвета были занавески на окне кабинета молодого доктора Коновалова, к которому она привела своего маленького сына Тимура на консультацию.

С отцом Тимура она развелась через месяц после его рождения. Ситуация совершенно банальная – молодой мужчина счел для себя вынужденное воздержание излишним испытанием и пригласил домой подружку жены, в то время, как она сама лежала в больнице на сохранении. Было жаркое лето, жили они в Джамбуле, так что на прохладный дождик рассчитывать не приходилось, а в больнице, как назло, отключили воду. Ирочка целый день надеялась, что к вечеру воду все-таки дадут, но в семь часов все работы закончились, а в кранах так и продолжал свистеть воздух. Обостренная беременностью чувствительность к запахам и всякого рода раздражителям доводила ее до исступления. В половине восьмого она не выдержала, сорвалась, поймала такси и через полчаса была дома. Картину, которую застала в своем маленьком семейном гнездышке, она вспоминать не любила.

За пять минут она потеряла мужа и лучшую подругу, а ночью родился Тимурчик. Появившись на свет семимесячным, он доставлял Ирине массу беспокойств. Тем более, что самое тяжелое для любой женщины послеродовое время совпало у нее с беготней по адвокатам, судам, выяснением отношений с блудливым супругом и его мамой.

Иришка всего два года назад окончила среднюю школу. Для многих девчонок из благополучных семей – еще совсем детский возраст. Заботливая мамочка заворачивает бутербродик и яблочко, чтобы деточка перекусила между лекциями в институте, а любящий папочка мечется в поисках дополнительного заработка: необходимо купить своей красавице золотые сережки не хуже, чем у других.

Такой заботы Иришка не ощущала. По правде сказать, нечто подобное она припоминала из далекого детства, когда жива еще была ее мама. Недолгая жизнь девятнадцатилетней Ирины делилась на две неравные и неравноценные части: с мамой и без нее.

Алевтина Петровна Нойфельд, иришкина мама, болела долго и тяжело – у нее был рак кожи. Последние полтора года жизни она вообще не выходила на улицу – стеснялась своего изуродованного болезнью лица, привлекавшего бесцеремонные взгляды прохожих и провоцировавшего сочувственные вопросы и причитания соседок. Ее муж и иришкин папа Степан Гаврилович безропотно нес всю тяжесть навалившихся на семью проблем. Если раньше его вклад в хозяйственные дела ограничивался походом в магазин или на рынок, и то исключительно в качестве тягловой силы, то теперь он стоял в очередях, готовил еду для себя и дочки, когда жена лежала в больнице, стирал, убирал – в общем, делал все то, что считают совершенно нормальным и само собой разумеющимся для женщины-хозяйки, но абсолютно противоестественным, когда заходит речь об отце семейства. Особенно, если учесть традиционные восточные понятия о месте мужа и жены в семье.

Родители Иришки были по происхождению поволжскими немцами и, еще будучи детьми, вместе со своими семьями были в срочном порядке высланы в начале войны подальше от приближающейся армии Гитлера. Возможно, Сталин со свойственной ему во всем подозрительностью, видел в каждом советском гражданине, носящем немецкую фамилию, потенциального предателя. Впрочем, и не немецкую – тоже.

Как бы то ни было, в годы войны в Джамбуле образовался «мини-СССР» из высланных всех мастей и разновидностей. Если учесть, что джамбульцев и до этого нельзя было охарактеризовать как однородную этническую массу ввиду специфического месторасположения их родного города на перекрестке среднеазиатских дорог, то после войны население Джамбула по праву можно было назвать «большой семьей советских народов». Многие из высланных прижились в гостеприимном теплом городе, и даже когда появилась возможность вернуться назад, приняли решение остаться.

Иришка с благодарностью вспоминала свою старую учительницу немецкого и французского – Вилену Федоровну Сурье. Именно она, питерская барышня, воспитанная родителями-большевиками, соратниками и личными друзьями Кирова, стала жертвой анонимки и по «политической» статье загремела в лагерь, а потом – на поселение в Джамбул. И таких преподавателей в их школе была добрая половина. Благодаря этой не особо счастливой случайности, джамбульские школьники получали образование не хуже столичного и без проблем поступали в самые престижные вузы страны.

Иришка выскочила замуж сразу после школы. По большому счету, ей было все равно за кого – главное уйти из ненавистного дома, где через год после смерти матери стала хозяйничать «царица Тамара» – так про себя Иришка называла свою мачеху. Вспоминая те годы, Ирина до сих пор чувствовала горькую обиду на отца, так быстро забывшего свою первую жену и утешившегося в объятиях молодой жены.

Жених он был, надо сказать, по тем временам завидный – главный инженер городского строительного управления, уважаемый человек. А кто такой уважаемый человек на востоке? Это тот, кто «сидит на дефиците». Так, кажется, говорилось в одной из интермедий Аркадия Райкина.

Стройматериалы во времена застоя – почти такая же валюта, как водка, когда она была по талонам. Возле Степана Гавриловича «заинтересованные» дамы вились еще при жизни жены, а после ее смерти количество претенденток значительно возросло.

При всем при том, выбор его удивил многих. Да, Тамара моложе его на восемнадцать лет. Это сомнительное достоинство было первым и последним в списке.

Внешность скорее отталкивающая, чем даже вообще никакая – излишне полная, с редкими волосишками, носиком-пятачком и поросячьими глазками. Хозяйка – отвратительная: неряха, лентяйка, венцом кулинарных творений которой была прогоревшая насквозь яичница. А уж если открывала рот – только держись! Ушат грязи выливался на любого встречного-поперечного, который осмелился на нее не так посмотреть или просто, проходя мимо, ей не понравился.

Откопал такое чудо Степан Гаврилович на одной из подведомственных строительных площадок – Томочка была маляршей. После удачного замужества она, естественно, работу оставила.

«Мне теперь надо заниматься воспитанием ребенка и вести хозяйство!» – с достоинством говорила она и глубокомысленно вздыхала, давая понять, какой непосильный труд она взвалила на свои хрупкие плечи. В качестве основного плацдарма по воспитанию и ведению хозяйства она выбрала диван. Примостившись на него на следующий день после посещения загса, вставала с обволакивающих подушечек исключительно, чтобы запустить руку в холодильник.

Из деревни она привезла свою мать, которая добросовестно исполняла роль кухарки и домработницы, оберегая семейный очаг любимой дочурки, которую наконец-то удалось выдать замуж. Да еще так удачно… если не считать, конечно, балласта в лице падчерицы.

Но, это дело временное. Девчушка самостоятельная, еще пара-тройка лет и можно ее аккуратненько выпихнуть в самостоятельную жизнь. А пока… пока она должна знать свое место!

Злобная сухонькая старушка с первого взгляда невзлюбила Иришку и не утруждала себя тем, чтобы скрывать свои чувства. В присутствии Степана Гавриловича она, приторно улыбаясь, сюсюкала с приемной внучкой, как будто ей было не тринадцать, а три года. Оставшись с Иришкой вдвоем, она игнорировала ее, как лишний предмет интерьера, который, к сожалению, никак нельзя выбросить, потому что к нему привязан хозяин. С одной стороны, девушку такое отношение вполне устраивало – она была предоставлена сама себе и не должна была отчитываться – куда и когда пошла, но с другой – ужасно обидно было ощущать себя лишней, никому не нужной, нелюбимой. Особенно тяжело было держать эту боль в себе – Иришка не привыкла с детства жаловаться, капризничать и шумно бороться за справедливость.

В десятом классе она начала встречаться с Алимом, парнишкой из многодетной татарской семьи. Одна из его сестричек училась с Ирой Нойфельд в одном классе. За него она и выскочила замуж, как только ей исполнилось восемнадцать.

Родители Алима были безумно рады столь ценному приобретению для их семьи. Породниться со «стройматериалами» – такая удача выпадает не каждому. Тем более, такому бедному жениху, как Алим, рассчитывать на такое везение не приходилось. И это же надо – сумел очаровать единственную дочку уважаемого Степана Гавриловича Нойфельда!

Насчет «сумел очаровать», конечно, громко сказано. Ирочка Нойфельд, как и любая шестнадцатилетняя девчонка, подстегиваемая разыгравшимися гормонами, готова была видеть в любом молодом человеке исключительно одни только достоинства.

«Моя принцесса, цветок души моей!»

Алим разговаривал с ней такими красивыми словами, какие до этого она читала только в книжках о необыкновенной романтической любви. Неопытная девушка, конечно, не догадывалась в то время, что целые цитаты из «дурацких сопливых женских романчиков» он просто заучивал наизусть и повторял их как стихи на уроке литературы. Она не сразу обратила внимание, что прекрасные эпитеты и сравнения постоянно повторяются, причем, не меняясь местами, в строгом порядке, как «Отче наш». Не удивляло ее и то, что, отходя от любовной темы, он становился сразу туповатым и косноязычным. Вспоминала позже, о чем они вообще разговаривали. И вспомнить не могла, потому что – ни о чем. То есть, были какие-то обывательские темы… И все. Но…

«Ты моя принцесса… Самая красивая… Твои глаза, как звезды…»

Эти слова и бархатный взгляд окруженных пушистыми ресницами карих глаз перевесили на чаше весов все остальные, совершенно незаметные влюбленной девушке, недостатки.

«– Кем быть лучше – дураком или лысым?

– Лысым!

– Почему?

– Потому что не так заметно!»

Этот старый анекдот пришел как-то Иришке в голову, когда она вспоминала первого мужа. До свадьбы, действительно, было многое незаметно.

Степан Гаврилович не был в восторге от выбора дочери, но его молодая супруга, обрадованная перспективой освободиться от присутствия падчерицы, сумела его убедить, что Алим – скромный, порядочный, воспитанный и к тому же красивый мальчик – будет хорошей партией для его нескладной затворницы-дочки.

– Смотри, так и просидит с книжками своими всю жизнь в девках, может такого шанса больше и не подвернется! И детки у них будут красивые… – прозвучал последний аргумент из уст мачехи, и Степан Гаврилович сдался.

Свадьба была по восточным представлениям довольно скромная, зато свадебный подарок Степан Гаврилович сделал молодоженам приличный – оплатил первый взнос за двухкомнатную кооперативную квартиру и на свадьбе вручил новоиспеченному зятю ключи от нее. Родители жениха, жалуясь на бедность и скромно потупив глаза, вручили невестке пару керамических ваз и набор дешевеньких эмалированных кастрюль.

У Иришки и в мыслях не было сравнивать значимость и ценность подарков. «Дорого внимание, а не цена подаренного!» – с детства учила ее мама, и сомневаться в справедливости этих слов девушка не собиралась.

Дальше пошли скучные и однообразные будни, разительно отличающиеся от яркой и насыщенной событиями и эмоциями жизни книжных молодоженов. Потребность в заучивании цитат у Алима отпала, а сам он был в состоянии более-менее членораздельно говорить только о том, кто сколько зарабатывает, какой дом строит, какую тачку купил. Еще совсем немного – и он тоже станет солидным и уважаемым человеком. Тесть пристроил его кладовщиком на склад стройматериалов.

Заводить ребенка так рано? Нет, в его планы это не входило… Но раз уж так получилось, пусть Ирина занимается тем, чем положено порядочной семейной женщине – мужем, кухней и ребенком. А то, что это такое – сидит за своими книжками целыми вечерами, когда она должна быть рядом с мужем, который пришел с работы и жаждет внимания. Она и сама работает лаборанткой в школе, а по вечерам занимается, потому что поступила на заочное отделение факультета иностранных языков Томского университета? А кто ее заставлял учиться? Зачем вообще женщине образование?

Дед Алима, старый и уважаемый человек, говорил, что образованная женщина – это не мужняя жена, и в былые времена грамотной татарской девушке вообще тяжело было найти мужа – никто не хотел иметь умную жену.

Мало того, что сидит со своими книжками, а еще и два раза в году летает в Томск на сессию. И чем она там, спрашивается, занимается – одна, без мужа?

Чем занимался в это время сам Алим, Ирина узнала уже после развода. Он прекрасно проводил время все с той же ее подружкой Лялькой Кобзаревской, с которой она и застала его в тот злополучный вечер, когда не вовремя приехала из больницы принять душ.

После оформления всех необходимых бумаг Ирина занялась разменом квартиры. В Джамбуле ее больше ничего не держало, а единственный близкий человек – ее тетя Таня, сестра покойной матери, жила в Томске. Собственно, этим и был обусловлен выбор университета, а позже – и места жительства Ирины с маленьким Тимуром.

Алим капризничал, выбирая себе квартиру. Второй такой шанс ему в жизни вряд ли подвернется, так что надо при разводе отхватить по максимуму. Возможно, и хлебное место кладовщика придется скоро оставить. Он теперь Степану Гавриловичу никто, а охотников на теплое местечко – полно. О своем новорожденном сыне Алим думал в тот момент меньше всего. Говорил Ирке – таблетки противозачаточные пей, а она… Умную из себя строит. А сама – дура дурой.

Наконец, Ирина нашла подходящий обмен – себе квартирку в Томске, а Алиму – рядом с родителями. Все остались довольны, Ирине было совершенно все равно, что квартира, по большому счету, принадлежала ей, поскольку была куплена на деньги отца, и что ее новое жилище в Томске было куда скромней, чем квартира Алима.

Она считала себя выигравшей – рядом любимая тетя, университет, где она учится на заочном отделении, а все неприятности – далеко, в прошлой жизни, которую ей хотелось выкинуть из памяти, как она это сделала с вазочками и кастрюльками, подаренными бывшей свекровью на свадьбу.

Жизнь в Томске ей нравилась куда больше, чем в родном Джамбуле. Ей казалось, что она попала из дикого средневековья в цивилизацию молодых, умных и красивых людей. В Томске она увидела абсолютно пустые прилавки магазинов, километровые очереди за вареной колбасой, но это совершенно не поколебало ее уверенности в том, что судьба ее двинулась в нужное русло.

Она устроила Тимурчика в ясли, а сама пошла работать препаратором в виварий университетского биофака. Тетя предлагала перевестись ей на вечернее отделение – легче, все-таки учиться, когда регулярно слушаешь лекции и можешь в любую минуту задать вопрос преподавателю, а Тимурчика она забирала бы вечером из яслей к себе. Иришка подумала и отказалась – привыкла уже сама заниматься, да и слишком уж щепетильной была, чтобы воспользоваться тетиным добрым расположением.

– Ну хоть в кино сходи в воскресенье или на танцы. Нельзя же все время только дома и с ребенком, – уговаривала ее тетка.

Изредка она стала позволять себе развлечения – встречи с новыми подружками по работе. Но и в гости чаще всего ходила вместе с сыном. Общение с отцом и его женой ограничилось телефонными звонками в дни рождения и открытками к праздникам.

В университетском виварии работало много молодых девчонок – иришкиных ровесниц или немного постарше, уже окончивших университет и занимающихся в аспирантуре. Одна из аспиранток Мила Коновалова – красивая блондинка с большой грудью и тонкой талией – как-то в разговоре о детских болезнях со знанием дела безапелляционно заявила:

– Я считаю, что детям надо делать абсолютно все прививки, хотя многие сейчас утверждают, что это совсем не обязательно.

Ирочка, особо мнительная во всем, что касалось ее мальчика, переспросила:

– Почему ты так утверждаешь? Ты ведь не врач?!

– Да, я не врач. Но зато мой муж – детский врач, и между прочим, кандидат наук! – гордо ответила красавица и снисходительно посмотрела в сторону скромницы Иришки.

«Хм… скромница скромницей, а ребеночка в девятнадцать лет от кого-то родила. В тихом болоте…» – подумала Мила и перевела разговор на другую тему.

У Иришки целый день крутилась в голове мысль, что вдруг она не успеет, не сделает вовремя какую-то необходимую прививку Тимурчику, и он заболеет страшной неизлечимой болезнью.

К концу рабочего дня она набралась смелости и подошла к Милочке с просьбой:

– Ты не могла бы попросить своего мужа посмотреть моего сына и… и сделать прививки. А то я была у нашего участкового педиатра, но она мне ничего не посоветовала. Сказала, что все в норме – и до свидания. Конечно, у нее двадцать человек под кабинетом ждут приема, а потом еще по домам надо больных оббежать. Я хотела бы… частным образом… договориться с хорошим специалистом, чтобы все было, как надо. По договоренности, конечно, – испуганно добавила Ирина, чтобы Мила не подумала, что она хочет просто воспользоваться знакомством с ней и бесплатно получить консультацию высококлассного специалиста.

– Ладно, спрошу у Димы когда и куда тебе с сыном подойти.

– Спасибо, спасибо! Я в долгу не останусь!

– Да ну! – махнула рукой Мила. – Не стоит благодарности. Свои люди – сочтемся! У нас ведь тоже есть маленькая дочка. Почти ровесница твоего мальчика!

– Правда? Вот никогда бы не подумала! Когда ты все успеваешь – всегда с прической и маникюром, и это с маленьким ребенком! Да еще диссертацию готовишь…

– С дочкой мне мама помогает. Ну а следить за собой надо обязательно – иначе глазом не успеешь моргнуть – мужа уведут. Сама знаешь, сколько в Томске молоденьких свеженьких студенточек…

– Да… – вздохнула Иришка.

– А твой-то муж, отец мальчика, где? – бесцеремонно поинтересовалась Мила.

– Увела его красотка-подруженька. Но я не виню ее в этом. Сам виноват. И я виновата. Не она – так была бы другая. А я думала – раз поженились, значит уже мой. Навсегда.

– Да, такой наивной можно быть только в восемнадцать. Хотя, ты и сейчас, вроде, не намного старше…

– Зато уже жизнью наученная…

На следующий день Мила принесла Иришке листок, на котором было написано – где и во сколько ее будет ждать доктор Дмитрий Коновалов.

Глава 5

Дания, 1942 год

Вот уже две недели молодой научный сотрудник Дитмар Бауэр работает в спецлаборатории пансионата «Лебенсборн», расположенного в лесу, на окраине датского городка Грюмфьорда, в двадцати километрах от границы с Германией. Собственно, после планового «расширения» великого рейха в скандинавском направлении, границ уже как бы не существовало вообще.

Родственные истинным арийцам голубоглазые и светловолосые потомки викингов самым естественным образом становились гражданами Великой Германии. Еще бы, они больше, чем сами «истинные» походили на идеальных представителей «высшей» расы.

Именно поэтому им выпала большая честь способствовать пополнению народонаселения своей разросшейся родины и «осветлять» фенотип высшей нации. Особое беспокойство внушало население южной Германии. Хитрые французишки и легкомысленные итальяшки настолько подпортили кровь своего большого северного соседа, что в темных глазах жителей Баден-Вюртенберга или южной Баварии Гитлеру и его ретивым партайгеноссе постоянно мерещился чужеродный блеск.

Через два года после прихода к власти в Германии национал-социалистов по инициативе рейхсфюрера СС Гиммлера началась реализация проекта «Лебенсборн», призванного, как говорилось в докладе Гитлеру, «поощрять деторождение от матерей хороших кровей».

Были созданы специальные пансионаты с акушерскими отделениями, представлявшие собой своеобразный конвейер по производству чистокровных представителей нордической расы – от зачатия до рождения.

В результате оккупации Германией европейских стран проект «Лебенсборн» был распространен на родственное немцам население Дании и Норвегии. До самой крупной страны, населенной «породистыми» производительницами, авторы проекта, к счастью, не добрались. Швеция в годы второй мировой войны оставалась нейтральной.

За годы оккупации около семи тысяч новых «арийцев» произвели на свет датчанки, но особенно отличились норвежки – они подарили «великому рейху» более десяти тысяч голубоглазых блондинчиков.

После крушения гитлеровской империи этот «подарочек» оказался никому не нужен. Дети, которым предстояло стать цветом нации, стали ее изгоями. Матери поспешно избавлялись от ненужного балласта – отказывались от своих детей, сдавали их в приюты, отдавали в чужие семьи для усыновления. Последний вариант для малышей оказался самым выигрышным – в новых семьях с них постепенно стиралось клеймо «фашистского ублюдка». Если, конечно, сами родители были достаточно выдержанными и тактичными людьми и не усматривали в каждом детском капризе проявление патологических наклонностей, обусловленных аномальными генами.

Тем же, воспитание которых взяло на себя государство, досталось на полную катушку. Обостренная послевоенная ненависть к немцам и всему немецкому выливалась на тех, кто оказался ближе всего и беззащитнее – на детей, родившихся от связей с немецкими солдатами, и «немецких подстилок», то есть мам этих «выродков». Причем, настоящих любящих мам, не выбросивших своих заклейменных детей на произвол злой судьбины, а пожелавших разделить со своей кровинушкой неизбежные превратности жизни.

Долгое время об этих детях и их матерях скромно замалчивали – как бы стыдясь такого позорного прошлого. Но в середине семидесятых тема самым неожиданным образом всплыла на поверхность.

Выяснилось, что темноволосая красотка Анне-Фрид из бешено популярной в те годы шведской группы «АББА» как раз и есть один из плодов «осеменения» норвежек во время оккупации их страны немецкой армией в сороковые годы прошлого столетия.

Вопреки утверждениям о врожденной дефективности детишек, родившихся от связей с немцами, красивая и талантливая жизнелюбка Анне-Фрид продемонстрировала самим фактом своей незаурядной карьеры некоторую предвзятость таких выводов.

Сразу же обнаружился бесследно исчезнувший три десятка лет назад немецкий папочка Альфред. В обрюзгшем располневшем бюргере сложно было распознать коварного соблазнителя, одарившего своим бесценным арийским семенем наивную деревенскую девушку. Сам он – вроде бы – на момент передислокации своего подразделения в далекую от той самой деревушки местность, не знал, что его норвежская возлюбленная ждет ребенка. Но так ли это было на самом деле – сегодня уже никто наверняка утверждать не может.

Восемнадцатилетняя мадонна с младенцем была вынуждена бежать от злобных оскорблений и ядовитых упреков односельчан к своим родственникам в Швецию. А затем… Как сказали бы в наше время – все болезни от нервов: молодая женщина тяжело заболела и вскоре умерла, оставив малышку Анне-Фрид на руках бабушки.

Летом 1942 года размышлять о будущем детишек «Лебенсборна» Дитмару Бауэру было совершенно не интересно. Пусть честолюбивые планы строят их мамы-датчанки, решившиеся на столь отчаянный шаг.

«Хорошо еще если ребенок – плод любви, страсти, пусть минутной, но все же… А если просто прагматичный способ мимикрировать, превратившись в коричневого паука?» – Дитмар привык с детства насыщать свои размышления научными терминами из биологии, медицины, химии, физики. Эти слова и понятия окружали его всегда, отец никогда не сюсюкал и не говорил с ним, как с ребенком, и даже находясь в домашней обстановке, как будто продолжал читать лекции студентам или объяснял аспирантам возможный исход опыта.

Дитмар вышел прогуляться перед сном – прямо за забором, окружающим обширную территорию пансионата, начинался хвойный лес. Для того, чтобы просто подышать свежим воздухом и размять ноги совсем не обязательно было куда-то идти. Пансионат «Лебенсборн» был ухожен и оборудован по лучшим немецким стандартам: чистенькие домики, ровненькие дорожки, геометрически правильные кустики и клумбочки. Нигде ни соринки, ни лужицы, ни засохшего цветка. Вдоль дорожек стоят удобные скамеечки со спинками, на полянках – аккуратненькие песочницы и деревянные качельки для малышей. В общем – маленький рай под названием «Материнство и детство». Только с маленькой пометочкой «для отборных кровей».

Дитмара ужасно раздражал вид этого райка для избранных, именно поэтому он предпочитал проводить свободное время за его пределами.

Выход из пансионата охранялся – но почти формально: кого опасаться в этой глуши?

– Привет, Дитмар! Ты опять в лес? Не скучно тебе одному гулять? – отозвался скучающий в будке охранников солдат Пауль Гросс, когда юноша проходил мимо него. – Или ты себе подружку уже нашел? Давай, давай! Начальство будет довольно, если ты ее еще и обрюхатишь! – довольный своей шуткой заржал постовой.

Дитмар молча прошел мимо, слегка кивнув головой – не обижаться же на Пауля за протухший идеологический бульон, влитый в его незрелые мозги «Гитлерюгендом» и не процеженный законопослушными недалекими родителями.

Выросший в большом городе, Дитмар с превеликим удовольствием бродил в одиночку по тихо стрекочущему и жужжащему хвойному лесу. Для него такое погружение в природу оказалось своеобразным бальзамом, облегчающим хотя бы на некоторое время душевные терзания.

Молодому человеку нелегко было осознавать себя причастным к этому балагану, облаченному в чуждый ему националистический балахон. Самое ужасное, что и он вынужден быть одним из участников отвратительного спектакля.

Искупавшись в прозрачном лесном воздухе, Дитмар превращался сам в себя. В себя – настоящего, а не фальшивого ученого, ведущего мнимые исследования, призванные подтвердить лживые теории.

Профессор Бауэр во время подготовки группы ученых для работы в «Лебенсборне» проинструктировал Дитмара вместе с другими аспирантами и студентами-старшекурсниками, каким образом должны проводиться научные исследования в лаборатории репродуктивной биологии. Следуя рекомендациям профессора, молодые ученые могли создавать иллюзию бурной деятельности, периодически сотрясая пробирками с непонятным никому содержимым и снабжая все это туманными и расплывчатыми псевдонаучными разъяснениями.

Инспектировать результаты будет сам профессор, так что опасаться разоблачения им нечего. Если, конечно, не объявится инспекция, по-настоящему разбирающаяся в сути вопроса. Вероятность этого была, по расчетам профессора Бауэра, ничтожно мала – поскольку среди самих партийцев таких специалистов нет, а остальных ученых, способных компетентно проанализировать результаты «опытов», он знал лично и был совершенно уверен, что в нужный момент они сумеют подыграть его «команде».

Старый ученый в душе не сомневался, что весь этот затянувшийся спектакль скоро свернется, и они все смогут вернуться к работе. К настоящей работе. И тогда все эти молодые ребята, которых он отправил подальше от вражеских пуль и окопных вшей, смогут вновь заняться делом своей жизни. Он должен сберечь их жизни – ради науки, ради будущего… И главное – среди них его Дитмар, его единственный в мире родной человечек…

Дитмар чувствовал, как его легкие наполняются лесным воздухом. Закрывая глаза, он представлял себе блестящие ядра молекул и крутящиеся вокруг них с бешеной скоростью электроны – все эти хаотически двигающиеся и летящие в разные стороны, сталкивающиеся и разлетающиеся с треском частички. Это и есть самый обычный воздух, только на уровне молекул – в мозгах Дитмара такие метаморфозы с разными веществами случались нередко. Скорее, даже не метаморфозы, а как бы отображение кусочка жизненной материи под очень сильным микроскопом.

«Если бы люди могли посмотреть вокруг себя в микроскопы, наверняка многие их представления коренным образом изменились… Покой и тишина леса так же обманчивы, как и любое представление о стабильности и постоянстве… Человек вообразил себя венцом природы и настолько уверился в своей избранности, что у некоторых маниакальных типов это приняло гипертрофированную форму. С ума сойти, – улыбнулся слегка Дитмар, сжимая в зубах сухую травинку, – я даже свободно думать об этом могу только в лесу. На территории этого чертового генного питомника нормальные мысли как бы боятся выплывать наружу и прячутся в недрах серого вещества, дожидаясь, пока я вдохну воздух с повышенным содержанием кислорода…»

– Ты пожалеешь об этом! Выброси из головы глупые мысли! Пойми, ты получишь все, что тебе нужно! Ты будешь среди избранных! – из-за кустов послышался грубоватый мужской голос и тихие всхлипывания молодой девушки:

– Я… я ничего не хочу… Прошу тебя, договорись, чтобы… ну чтобы ничего не было…

Девушка говорила с акцентом и с трудом подбирала немецкие слова.

«Местная девушка с кем-то из наших солдафонов, – мелькнуло в голове у Дитмара. – Чего он от нее хочет? Впрочем, понятного чего. Или уже приключилась неприятность? Хотя, он явно уверен, что девушка им осчастливлена… Эти грубые крестьянские сынки ведут себя, как петухи в собственном курятнике. Они выполняют распоряжение руководства – способствуют появлению детей с „хорошими“ генами. Уж они-то сами не сомневаются, что их наследственный материал представляет собой большую ценность…»

– Зайди в пансионат, поговори с доктором. Увидишь, как хорошо там устроены женщины и их детки. Такого питания ты сейчас нигде не найдешь. И ребенок будет всем обеспечен. Представь, он будет лучшим, избранным среди всех детей… здесь, у вас… – опять послышался голос немецкого солдата.

– Я не понимаю тебя, – девушка говорила, громко всхлипывая, – что ты такое говоришь? При чем тут питание? Какие избранные?

– Как это не понимаешь? Ты же немецкий в школе учила, ты всегда понимала, что я тебе говорю…

«Да, гены тупости ее ребенку наверняка достанутся от „избранного“ папочки. Если она все-таки решится сохранить свою беременность», – подумал Дитмар, прислушиваясь к их разговору.

– Меня интересует, хочешь ли ты сам этого ребенка. Не для рейха, а для себя, для нас… Хочешь ли ты иметь семью? И… и собираешься ли ты пойти к моему отцу и сказать, что мы… что мы поженимся…

– Ты что? Что ты говоришь? Разве сейчас время думать о каких-то свадебных нарядах?

– А я и не говорю о нарядах… – сквозь слезы продолжала датская девушка, – я хочу просто, чтобы все было по закону, как у людей…

– Великий фюрер благословляет всех немецких детишек, даже если их матери – не немки, а просто… блондинки…

«Господи, и где же она такого кретина откопала? Неужели в его башке кроме обрывков цитат эсэсовских боссов и „раз, два, шагом марш!“ вообще ничего нет?»

Дитмар вообразил, как в полном вакууме черепной коробки, брызгая слюной и истерически дергая головой, орет министр пропаганды Йозеф Геббельс. Слюни, ударяясь о внутреннюю поверхность костяных стенок, стекают липким слизким потоком вниз, а слова, как эхо, отражаясь от поверхностей, возвращаются обратно, бьются о противоположную сторону и так бесконечно летают туда-сюда, образуя гул, смешанный с криками, прославляющими великого фюрера и проклинающими неполноценных евреев, славян, цыган… Дитмар передернулся от собственных мыслей, смахнул с лица брызги.

«Фу, – брезгливо стирая капельки с носа, подумал он, но почти сразу сообразил, что воображаемое незаметно перелилось в реальность, и на него просто брызнул дождик, – однако надо спрятаться, сейчас припустит сильнее и ветки деревьев уже не защитят меня от ливня».

Рядом послышалось шуршание травы и тихий треск веток. Прямо возле него оказалась хрупкая девчушка с мокрым не то от начавшегося дождя, не то от непросохших еще слез, лицом. Девушка вздрогнула и безмолвно зашевелила губами.

– Не бойтесь, я не приведение и не леший! – первым опомнился Дитмар.

Девушка немного притормозила, присмотрелась к нему внимательнее, а потом рванула еще быстрее, не разбирая дороги, прямо в густые заросли кустарника.

– Осторожно, там колючки! – крикнул ей вслед Дитмар, но девушка с упрямым упорством продолжала продираться сквозь густую стену тонких колючих веточек. Она явно не была расположена к продолжению беседы с незнакомым немцем.

«Похоже, что обращение по-немецки ее пугает. Дружок-солдатик отбил у нее к этому охоту. Можно попробовать и по-другому».

– Я не сделаю вам ничего плохого, не пугайтесь так, – обратился он к беглянке по-английски. Она удивленно оглянулась и попятилась назад, но через секунду, спохватившись, спросила:

– А вы кто? Вы что, не оттуда? – она кивнула в сторону пансионата.

– В общем-то, оттуда. Но это ничего не значит. Извините, я случайно услышал ваш разговор с… с кем-то из солдатов. Я могу вам помочь. Если вы, конечно, этого хотите… Я работаю в «Лебенсборне», но как бы вам сказать… я не разделяю их идеи.

Молодая датчанка, широко распахнув свои пронзительно-голубые «истинно нордические» глазищи смотрела на Дитмара, не решаясь – продолжать разговор или нет. Наконец, она тихо сказала:

– Если вы слышали мой разговор с этим… подлецом, то вам должно быть понятно, какого рода помощь мне нужна. Я не хочу рожать ребенка от него. Конечно, сама виновата, но он так меня обхаживал, конфетами угощал… Тушенку и колбасу приносил. У меня еще сестренка и братишка младшие. Кроме картошки кушать нечего, а ведь им тоже хочется. Я и потерпеть могу, а как маленьким объяснишь?

«Много ли надо, чтобы соблазнить голодную девушку? Поманил ее шоколадкой, подарил коробочку с мылом… Сыграл на ее чувствах к младшим – сестренке и братишке… Она ведь еще и сама ребенок, наверное, и восемнадцати нет», – мрачно размышлял Дитмар. Сам он в свои девятнадцать чувствовал себя умудренным жизненным опытом, если не стариком, то по крайней мере, зрелым мужчиной.

– Ты наверное слышала, что по особому распоряжению Гитлера аборты категорически запрещены? Великой Германии нужно много пушечного мяса… – ухмыльнулся Дитмар еле слышно.

– Что же мне делать? Я не хочу! Не хочу этого ребенка! Я его уже ненавижу.

– Честно говоря, я тебе аборт все равно не советовал бы делать – первый раз, да еще в столь юном возрасте… Это очень опасно. К тому же, вряд ли в «Лебенсборне» найдется врач, согласный подвергнуть себя такому риску. В циркуляре от руководства СС сказано, что за нелегальный аборт врач может быть наказан, вплоть до смертной казни… Куда, кстати, подевался твой парень?

– Он выругался и ушел к себе… И вообще, он совсем не мой… Он совсем чужой… Я даже не знаю, мне стыдно… что я с ним… с ним могла что-то иметь… Я думала… – девушка сорвалась на рыдания, продолжая причитать сквозь всхлипывания, путая немецкие и датские слова: – Зачем же я? Какая дура! Это мне наказание, я сама виновата во всем. За шоколадку… Братишке машинку… Сестренке ботиночки принес… И я… я… поверила. Какая дура! Не хочу больше жить! И ребенка этого ненавижу!

Дитмар молча смотрел на обиженную датчанку и не знал, что предпринять.

Никогда раньше он с женскими истериками не сталкивался. Сколько он себя помнил, они жили с отцом вдвоем, а женщины приходили к ним только, чтобы убрать в доме, постирать и еще что-то по хозяйству сделать. Собственно, Дитмар даже не задумывался об их половой принадлежности.

Гораздо позднее, когда отца уже не было в живых, Дитмар узнал, что после смерти жены профессор Бауэр вовсе не стал затворником и монахом, несмотря на то, что приоритетом для него всю жизнь оставались сын и работа.

Многие годы он поддерживал отношения с тихой скромной женщиной, которая работала лаборанткой у него на кафедре и была беззаветно предана ему. А он, как и многие мужчины, не задумываясь о ее чувствах и эмоциях, жил, как это ему было удобно, пользовался безотказно предоставляемыми услугами, воспринимал, как должное, благоговейное, ничего не требующее взамен, почитание с ее стороны.

Эта женщина так и не вышла замуж, не имела детей, а жила только своей преданной любовью к своему кумиру, который не считал нужным даже познакомить ее со своим сыном и пригласить в свой дом.

Собственного опыта взаимоотношений с противоположным полом в свои девятнадцать Дитмар все еще не нажил. Его сверстники – молодые солдаты из «Лебенсборна», благословляемые и поощряемые руководством, вовсю шерстили окрестности городка и прилегающих к нему деревушек в поисках «генетически пригодного материала» в виде голубоглазых светловолосых датчанок. По принципу «на войне можно все и завоевателю все позволено», они, не церемонясь, набирались полового опыта, совращая и насилуя запуганных девчонок, нередко – несовершеннолетних школьниц. Большинство из них, набитые идеологическим дерьмом, не считали нужным даже изображать какое-то подобие человеческих чувств, сводя все общение к скотскому совокуплению.

Группка молодых ученых из Мюнхенского университета держалась несколько обособленно от военных, но некоторые из ребят все же завели себе подружек из местных девушек и регулярно бегали к ним на свидания.

– Грех не воспользоваться возможностью, коль скоро она нам предоставлена с благословения самого… – заявил аспирант Эрнст Габель, закатывая глаза к потолку. Молодая плоть с разыгравшимися гормонами перевешивала соображения порядочности.

Вчера утром Дитмар, наблюдая за любовными играми лабораторных мышей, ехидно прошептал, обращаясь к темпераментному самцу по кличке Кугель:

– Глянь-ка, Кугельхен, какая блондиночка, правда глазки у нее не голубые, а розовые… Как ты думаешь, пройдет она по расовым стандартам как производитель истинных арийских мышей?

Юноша говорил очень тихо, но каким-то образом сзади него оказалась фрау доктор Вайс и услышала его слова. Надо сказать, что колоритная нордическая красавица Ангела Вайс с самого начала появления мюнхенской группы в «Лебенсборне» обратила особо пристальное внимание на Дитмара. Безусловно, она знала, что юноша приходится сыном знаменитому профессору Бауэру, и понимала, что попал он в группу не случайно.

Сама Ангела работала в системе «Лебенсборн» с самого основания. В партию НСДРП вступила еще учась на медицинском факультете университета, поэтому карьеру сделала стремительно и без проблем. Воплощая собой идеальные параметры нордической расы, она как нельзя лучше соответствовала идее и принципу генного питомника. После завоевания Дании нацистами, Ангела стала основательницей и крестной матерью «Лебенсборна» в Грюмфьорде. Поговаривали, что ей покровительствует один из высших офицеров вермахта, во всяком случае, никто из военных и штатских, задействованных в местном пансионате, не смел даже подумать о каких-либо поползновениях в сторону надменной фрау Вайс. Более того, в ее присутствии боялись произнести необдуманную фразу или случайное слово.

А тут – вдруг такое! Когда до Дитмара дошло, что Ангела Вайс расслышала весьма недвусмысленные размышления вслух, его прошиб холодный пот.

«Сколько раз я себе запрещал даже думать по-человечески в этих стенах! И это же надо – так проколоться. Теперь… даже страшно подумать, чего можно ждать от этой горгоны…»

– А ты оказывается еще и весьма остроумный мальчик, – пристально глядя на него своими ледяными глазами, сказала Ангела. – Думаю, нам было бы интересно как-нибудь пообщаться… вдвоем.

Она подошла почти вплотную к Дитмару и сняла с него очки. В соседней комнате хлопнула дверь и послышались голоса.

– Ладно, отложим наш разговор до вечера… Нет, впрочем, сегодня вечером я занята. Придешь ко мне завтра после ужина. Возражений нет? – она развернулась на сто восемьдесят градусов и вышла из комнаты.

Для того, чтобы обдумать свое положение в сложившейся ситуации, Дитмар отправился после окончания работы в лес. Наедине с природой он чувствовал себя наиболее комфортно, посоветоваться он в любом случае ни с кем не мог, а решать что-то надо было. Хорошо, хоть есть отсрочка до завтра. Отсрочка? В конце концов, если бы Ангела хотела его наказать за опрометчиво сказанные слова, она сразу бы вызвала конвой и его бы посадили на гауптвахту или отправили бы к коменданту. Тут что-то другое…

Надо хоть что-то сделать для этой несчастной дурочки, которая ревет в три ручья, проклиная своего немецкого дружка. Ведь неизвестно, что будет с ним завтра…

Глава 6

– Что же нам теперь делать с письмом для Дмитрия Коновалова? – растерянно спросила Вика Кабанова и покосилась на конверт. – Вот уж не думала, что в тихой старушке-Европе такое творится. Мы-то привыкли, что в Москве постоянно приключаются всякие неожиданности, но здесь жизнь кажется такой спокойной и размеренной. Никогда бы не подумала, что так запросто тут детей похищают и людей убивают… Надо же!

– Мы не на другой планете живем! Почему-то многие наши люди, которые никогда не бывали в других странах, считают, что иностранцы какие-то другие. На самом деле везде есть и убийцы, и насильники, и воры, а распространенность преступности зависит от других причин, а не от страны проживания или национальности… – Алина взяла в руки конверт, подошла к окну и посмотрела его на свет.

– Ты так увлеченно говоришь на криминальные темы… Мне кажется, ты опять суешься в разные расследования. Типа тех журналистских раскруток, которыми ты злила московскую публику.

– Кстати, одна из обиженных «подследственных» в порыве злобы так разыгралась, что помогла мне принять решение поскорее выйти замуж и переехать к мужу в Германию. Маркус иногда меня поддевает, что, мол, если бы тебя не напугала мадам Вольская, то я бы до сих пор был холостяком, а ты бы гонялась за сенсационными подробностями подноготной жизни каких-нибудь «золотых телок», – Алина улыбалась, глядя на своего разыгравшегося после сытного завтрака малыша. – Но сегодня я не могу себе позволить такого бесшабашного безрассудства. Может, это звучит несколько пафосно, но теперь у меня другие приоритеты – Михаэль и Маркус. И для меня семья – самое главное в жизни. Но скажу честно, эта история с пропажей девочки и убийством садовника у меня не выходит из головы. Еще и звонок из полицейского комиссариата от сотрудников русского отдела навеял воспоминания двухлетней давности. Мы тогда вместе раскрутили убийство молодой женщины-журналистки, которая была создательницей и редактором журнала «Лина».

– Журнала «Лина»? А я думала, это твое творение. Тем более, название вроде бы как от твоего имени… Алина – Лина…

– Так получилось случайно. Хотя, кто знает, в каждой случайности можно проследить определенную закономерность… Ту девушку звали Полина. Коротко – Лина.

– И что, ты распутала дело об убийстве?

– Полиция бы и без меня обошлась, но я своими путями добралась до истины, для меня это была не только азартная игра, как в московских расследованиях, но и дело принципа. К тому же, я успела познакомиться с отцом и близкой подругой Полины. Я и сейчас с ними дружу…

– Как ты думаешь, что нам делать теперь с письмом?

– Думаю, надо отдать письмо вдове Дмитрия Коновалова.

– А может, заглянем, что в нем?

– Я вижу, тебя это дельце тоже задело. Лучше отдадим письмо, но попросим Ирину Коновалову рассказать или показать, что в нем. Вдруг в этом конверте скрывается действительно полезная для следствия информация. Хотя, письмо из Москвы… Если только этот Дмитрий Коновалов не связан с бандитами из России, вряд ли письмо имеет какое-то отношение к убийству. Впрочем, утверждать ничего нельзя. На первый взгляд вообще непонятно, кому бы понадобилось убивать безобидного садовника. Надо будет еще раз позвонить по телефону, указанному на конверте и попросить о встрече для передачи письма. А там посмотрим… Давай-ка пока кофейку выпьем и подумаем, как распланировать сегодняшний день. Кстати, ты мне еще не рассказала о своих ночных приключениях. Откуда это ты прилетела среди ночи? Неужто на маньяка напоролась?

– Почти угадала! Знакомлюсь с вашими бюргерами и все больше склоняюсь к мысли, что наши мужики все-таки лучше.

Алина хитро подмигнула:

– Я тебя предупреждала: если ты надеешься встретить благородного красавца-миллионера вроде Ричарда Гира из «Красотки», то лучше не трать время зря. Давай я возьму тебе путевочку, съездишь в Париж дня на три, по крайней мере, получишь духовную подпитку.

– Заманчиво… Но хочу еще попробовать. Один разик… ладно? Ты не будешь сердиться?

– Да ну, с какой стати мне сердиться? Твое дело… ты ведь профессор брачных наук, тебе виднее…

– Не ехидничай!

– Я не ехидничаю, а просто по дружески тебя предупреждаю: чудеса встречаются только в кино. Знаешь, кстати, что столь тронувшая сердца сентиментальных дамочек сказочка под названием «Красотка» названа кинокритиками фильмом с самым нереальным сюжетом. Представляешь, даже встреча с пришельцем или роботом выглядит более реалистично, чем преуспевающему красавцу влюбиться в проститутку. Даже столь привлекательную, как Джулия Робертс.

Вика театрально приложила руку к сердцу и закатив глаза грудным голосом прошептала:

– Не убивай во мне последнюю надежду! Коварная, ты захомутала последнего приличного импортного жениха, и что нам теперь делать, бедным невестам-бесприданницам из совка?

Подруги рассмеялись и, взяв Михаэля за руки, спустились на первый этаж. Алина принялась орудовать кофейным автоматом, а Вика с Михаэлем вышли на веранду, стеклянные двери которой выходили прямо на кухню.

– Похоже, что погодка сегодня будет то что надо! – потягиваясь, заглянула Вика с улицы на кухню.

– Не думаю, что эта информация пригодится. Во всяком случае, мне. А ты отдыхай от своих приключений, набирайся сил для новых подвигов, раз у тебя охота не пропала, – отозвалась Алина. – Кофе уже готов, можем присесть на свежем воздухе.

– Хорошая идея. Соединим приятное с полезным – утреннее солнце не вредит здоровью. Будем принимать солнечные ванны! Михаэль уже принимает, – засмеялась Вика, – он стянул с себя футболку и штанишки и бегает по травке в памперсе.

– Ну и чудесно! Несу кофе, осторожно, не прыгайте у меня под ногами. Ну давай, исповедуйся – что там отколол твой очередной претендент. Как его зовут?

– Феликс… черт бы его побрал. В общем, сначала мне показался ничего. Правда, общаться нам было сложно – выяснилось, что по-английски он ни бум-бум, а я, как ты знаешь, за немецкий никак не примусь. Вроде считается, что любой образованный человек должен хоть немного спикать. Тем более, в Европе. Но стереотипы разбиваются каждый день с пронзительным звоном. Выяснилось, что Феликс в свое время даже гимназию не закончил, образование ему оказалось ни к чему. Я-то определенно не знала, чем он занимается – не будешь же спрашивать, какой у тебя диплом…

– Это ты не будешь со своей русской щепетильностью, а вот они сами совершенно не стесняются задавать самые бестактные вопросы.

– Точно! Но пришлось это постигать на собственной шкуре. Помнишь, во время беседы по телефону он представился преуспевающим бизнесменом? Ты будешь смеяться, но оказалось, что он зарабатывает… туалетным бизнесом. Оказывается, это весьма прибыльное занятие для тех, кто не брезгует им заниматься. Я имею в виду не конкретно мытье унитазов в общественных уборных, а именно деятельность таких нечистоплотных «бизнесменов», как Феликс. Во-первых, он твердо убежден, что все невесты-претендентки из других стран – малообразованные забитые тетки, готовые на все, чтобы заполучить немецкого мужа, а вместе с ним – вожделенную возможность проживания в сытой Германии. На этих постулатах и построены его «брачные игры». Во-вторых, предшествующий опыт общения с иностранками его в этой мысли утвердил окончательно. Правда, до недавнего времени он специализировался на филиппинках. Но тут недавно узнал, что какой-то его коллега-туалетчик завел себе бригаду из полек, чешек, русских и украинок. Оказалось, это намного выгоднее – расходов на дорогу и приглашение меньше и внимание не так привлекают – внешность обычная, европейская, а не столь экзотическая, как у азиаток.

– До сих пор мне приходилось сталкиваться с брачными аферистами, эксплуатирующими тему «невеста-иностранка» исключительно с целью получения дешевой домработницы и секс-рабыни. Случались и оригинальные истории международных браков. Предприимчивые сообщества холостяков выписывали себе тихую безмолвную таиландку и пользовались, пардон, ею все по очереди. То есть, один из мужичков официально оформлял все документы, женился на несчастной девушке, а расходы делили на всю веселую компанию. Когда подходил срок оформления бессрочной визы – примерно года через три – они отправляли приевшуюся жену обратно и выписывали себе «свеженькую».

– И девушки терпели три года такие унижения?

– Терпели. А какой у них был выбор – попробуй они устроить «восстание» – мигом окажутся на улице без гроша или в борделе. А самое страшное для них – вернуться обратно в нищету, где все равно единственный способ заработать – секс-услуги богатеньким туристам. К тому же восточный менталитет предусматривает беспрекословное подчинение мужчине и смиренную покорность. Но, видимо, и среди этих бессловесных рабынь нашлись особи посмелее. И вся эта грязь вылилась наружу. Скандальчик был – ого-го! Но со временем все забылось, и я думаю, продолжается в том же духе.

Вика вернулась к своему обычному благодушно-смешливому тону. Она, кажется, осознала, что довольно легко выпуталась из ситуации, предвещавшей кучу неприятностей:

– У таиландских жен был гарем из мужиков, а мне была уготована роль рабыни дерьмового султана! – болтая ножкой и прихлебывая кофе рассуждала она. – Этот говнюк выискивает в газетах объявления о поиске партнера для заключения брака от женщин из Восточной Европы, которые приезжают в гости к друзьям и родственникам в Германию, приглашает их к себе якобы для знакомства и предлагает подработать в его фирме. Обычно женщины не отказываются от возможности заработать твердую валютку. Феликс вручает им швабру, ведро и отправляет на объект. Там «невеста» проводит несколько дней, спит и ест прямо в туалетной подсобке, а когда через недельку-другую появляется «женишок», и она пытается на своем корявом немецком, а то и просто на пальцах, выяснять с ним отношения или скромненько просить деньги за работу, он изображает из себя оскорбленную невинность. Я, мол, не ожидал у тебя таких низменных меркантильных наклонностей, ты ведь почти что моя жена, вопрос о деньгах оскорбляет мои чувства к тебе, и тому подобная белиберда. Прозревшая женщина хватается за манатки и бегом к своим родным, а на ее место прибывает следующая дурочка.

– Тебе-то не посчастливилось поработать на благо туалетного афериста? – засмеялась Алина.

– Два дня я провела у него, как принцесса. Его тактика разработана, как в дешевой мелодрамке, но, тем не менее, бабцы на это клюют…

– И ты не исключение…

– А где ты встречала женщину, не растаявшую от цветов, комплиментов, кофе в постель, шампанского при свечах? Банально до тошноты, но чертовски приятно. Несмотря на примитивность и недалекость, надо отдать должное Феликсу – период «обработки» невест-уборщиц поставлен им профессионально.

– И кто же открыл тебе глаза? Не сам же он…

– Такая умора получилась! Хотя, это сейчас мне смешно, когда все позади… Феликс мне в промежутках «обхаживаний» пытался что-то объяснять, но он мне говорил по-немецки, а я ему отвечала по-английски. Естественно, отвечала так, как понимала вопросы. Только потом мне стало понятно, насколько комично выглядел этот диалог, если его перевести на один язык. Он мне повторял слово «арбайт» – работа – и мне показалось, что он интересуется, чем я занимаюсь, где работаю. Из моего рассказа он понял только «хоспитал» и «доктор», и до него, наконец, дошло, что он имеет дело не с дояркой или продавщицей, а с врачом. Интеллектуальные и образованные дамы для таких целей, как известно, не особенно подходят, поскольку они лапшу с ушей очень быстренько отряхивают.

– Помню, наш преподаватель атеизма в институте как-то между прочим бросил нашим вертихвосткам, что вы, мол, девушки, считаете себя самыми изысканными невестами Союза, а на Востоке, к примеру, за вас заплатили бы калым меньше, чем за безграмотную девчонку. Ценности у них совсем другие – для восточного мужчины больший интерес представляет малообразованная простушка из глухой деревни, чем дипломированная столичная фифа.

– Короче, когда на него сошло просветление, он пригласил на чашечку кофе своего знакомого русского немца, и вот вчера вечером в теплой дружеской беседе каждый выяснил для себя интересующие его моменты. Феликс в компенсацию за потраченное на меня впустую время решил отыграться на всю катушку. Он перестал изображать из себя благородного рыцаря и превратился в самого себя. Наклюкавшись до кондиции, он предложил Николаю – так зовут его знакомого – трахнуть меня напоследок «на пару». «Чтобы не выделывалась сильно эта докторша» – так перевел Николай его слова и предложил потихоньку вывести меня, когда Феликс отвлечется. Он вызвал по мобильному телефону такси, и я в два часа ночи оказалась на вокзале. Поезда ночью почти не ходят, так что добралась к тебе только к утру. Вот такие приключения.

– Видишь, как у нас тут весело, а многие жалуются, что скучно живется… – засмеялась Алина, доливая себе кофе в чашку.

– Ну да, свинья всегда грязь найдет, так и я вечно куда-то вляпываюсь. Даже письмо передать не могу по-человечески, потому что адресат…

– … выбыл на тот свет. Кстати, мы с тобой заболтались и забыли о делах. Мы ведь собирались с письмом подъехать к жене Коновалова.

– Как-то неудобно сейчас. Ей, наверное, не до того. Письмо провалялось у меня три недели, думаю, если мы отдадим его еще через несколько дней, ничего страшного не случится.

– А если там все-таки что-то важное для следствия? А кто тебя попросил его передать? Может у этого человека спросить?

– Письмо это привез накануне отъезда мой однокурсник Леша Колесников. Но письмо не от него, он даже не знал, кто адресат. Сказал, что был в Центре медицинской генетики у своей очередной невесты и в разговоре обмолвился, что его однокурсница завтра улетает в Дюссельдорф. Заведующий лабораторией – кажется какой-то именитый профессор – просто попросил передать письмо своему знакомому, который там живет. И все. Леша отдал мне конверт, я его бросила в сумку и забыла – голова дырявая! – пока не услышала сегодня фамилию Коновалов.

– Не ругай себя – вовремя ты отдала бы письмо или нет, думаю, человека ты этим бы не спасла от… от предначертанного судьбой.

– Предначертанного судьбой! Предначертанного судьбой! – передразнила Вика подругу. – С каких пор ты стала верить в предначертания свыше? Может, и астропрогнозы читаешь?

– Читать-то я все читаю. Ты же знаешь – без чтива я и дня не проживу, но другое дело, как к этому относиться – всю жизнь строить по «предначертаниям» просто глупо, но если это может подарить неуверенному в себе человеку возможность принять решение, пусть оно сто раз неверное на взгляд других, то и из гороскопа можно извлечь определенную пользу. Ты знаешь, был у меня один червячок в голове, с которым я жила многие годы. У меня не было детей, и я не хотела, чтобы они были. Мне было комфортно так, как есть. Но потом настал момент, когда мне ужасно захотелось иметь свое родное существо, у меня сжималось все внутри, когда я смотрела на малышей своих подруг и думала: вот ты и наказана за эгоизм и гордыню, тебе никогда не держать на руках такой сладенький комочек, пахнущий молоком и конфетами… Маркус тоже очень хотел ребенка, но никогда не задавал мне бестактных вопросов по этому поводу. Врачи сказали, что надежды мало – когда-то в молодости я сделала неудачный аборт, потом принимала гормоны… Два года назад я занималась делом убитой журналистки Полины Берг и загадала – если сама найду убийцу, то получится то, что я загадаю. Я даже боялась в мыслях называть все своими именами – просто получится – и все! Я вычислила убийцу и почти сразу забеременела. Конечно, в жизни случаются самые удивительные совпадения, но…

– Но и чудеса иногда случаются! Ура! Я когда узнала, что у тебя такой маленький ребенок, прямо обалдела. Ведь у наших одноклассников уже дети взрослые, а Машка Степанова – помнишь, тихая такая троечница, так уже и вовсе бабушка! А моему Сашке уже восемнадцать…

– Н-да! А я его помню таким, как мой Михаэль сейчас…

– Все правильно ты сделала. Женщины, у которых маленький ребенок в зрелом возрасте, дольше не стареют. И вообще это выглядит очень… как бы сказать – респектабельно, что ли…

– Респектабельно? При чем здесь респектабельность?

– Потому что это достойно уважения. Женщина добилась уже многого в жизни и завела ребенка совершенно сознательно, а не потому что просто по молодости или неопытности залетела. Как это было у нас в свое время. Знаешь, если бы я сейчас нашла стоящего мужика, то тоже родила бы…

– Ты серьезно? У тебя же Сашка уже взрослый… Хотя я тебя понимаю. Значит, будем искать достойного кандидата. Кто там у нас следующий в списке?

– Пожалуй, передохну до завтра. Надоело прыгать туда – сюда. Не девочка ведь уже.

– Но, раз «уж замуж невтерпеж», то надо трудиться.

– Ты знаешь, что я сейчас загадала? Если мы найдем пропавшую малышку и убийцу этого Дмитрия, то все получится, как я наметила! Найду супер-мужа, рожу ребенка, будем жить счастливо – как ты с Маркусом. Ну как тебе мои мысли вслух?

– Мысли хорошие, только делать надо что-то. Мне самой любопытно заняться этим дельцем, но как на это посмотрят полицейские? Они не очень жалуют посторонних в своих делах. Особенно журналистов. Правда, с некоторыми у меня сложились вполне дружеские отношения… Ну что ж, была – не была! Попробуем! В конце концов, от этого зависит твое семейной счастье, – хитро подмигнула Алина и решительно отодвинув стул, направилась внутрь дома за телефонной трубкой.

Глава 7

Человеку свойственно ближе к старости становиться сентиментальным. Трагедии молодости сплющиваются до размеров кухонной перебранки в коммунальной квартире, а позитивные моменты раздуваются и превращаются из пестрых воздушных шариков в огромные яркие дирижабли.

Из памяти Ирины Нойфельд с годами начали стираться воспоминания о полуголодной жизни ее, двадцатилетней девчонки, которой внезапно на плечи свалилось все, что только можно было придумать – развод с мужем, переезд с маленьким ребенком из Джамбула в Томск, работа и учеба в университете, бессонные ночи возле больного сына, стояние в бесконечных очередях за колбасой или маслом… И еще, и еще, без всякого конца и надежды на просветление.

Ирина иногда задумывалась в те годы, почему одного совсем маленького и слабого человека судьба так долго испытывает на долготерпимость? Ведь бывает же, что с самого детства у кого-то все сладко и гладко, и потом дальше жизнь течет так, что только радуйся. А у нее что хорошего? – какие-то смутные детские воспоминания о том, когда мама была жива и здорова, и жизнь казалось сказочно прекрасной. А потом – бац! – и все куда-то пропало. Исчезло раз и навсегда. И что же – больше никогда-никогда не вернется?

Беспросветная безысходность исчезла в один момент. И больше Ирина никогда не думала, что жизнь не удалась, что она врожденная неудачница. Наоборот – она была безмерно, безгранично счастлива. Ей страшно повезло в жизни! Как может повезти только тому, кто встречает на своем жизненном пути настоящую любовь. Любовь, которая не превращается через два года в привычку, через десять – в мирное сожительство, через двадцать – в тихую ненависть. Любовь, которая может с годами стать еще более сильной, чем при первом порыве страсти. Именно потому, что страсть и влечение приобретают глубокую духовную подпитку и гармонию.

Ничего больше не вспоминала и вспоминать не хотела Ирина Степановна в свои пятьдесят четыре года, кроме как свою непростую любовь к Диме Коновалову. Тогда – три десятка лет назад – запретную, тайную, но такую сладкую, любовь.

И только последние пять лет она могла, ничего не боясь и ни от кого не прячась, быть рядом с любимым человеком, засыпать и просыпаться рядом с ним, носить его фамилию…

И теперь… теперь все? Всего пять лет полноценного счастья выделила ей судьба? Только пять лет…

Ирина бормотала про себя слова сотрудницы полицейского Комиссариата: «Господин Дмитрий Коновалов – ваш муж? Заранее приношу извинения, но по долгу службы должна вам сообщить: господин Коновалов найден мертвым в гараже дома Юргена Хольца. Обстоятельства дела расследуются. Эксперты полагают, что смерть наступила в результате удара сзади острым металлическим предметом по голове. Мы сделаем все возможное, чтобы найти и наказать преступника. Я понимаю, как вам сейчас нелегко, но если у вас есть какие-то предположения по поводу возможного убийцы или причин, по которым кто-либо мог желать смерти вашего мужа, прошу сообщить в полицию».

Заученные, стандартные фразы. Интересно, сколько раз повторяла их сотрудница разным людям? И каждый раз – по причине того, что чей-то муж, сын, брат внезапно уходил от своих близких в мир иной. Уходил не по своей воле и не из-за тяжелой неизлечимой болезни, а по воле злого рока…

Но чтобы с ее Димой могло такое случиться? Нет-нет! С какой стати? Они тихие мирные люди, уже не молодые и совершенно безобидные! Никому, ни одному человеку на свете они не желают зла, никому не сделали ничего такого, за что их можно было возненавидеть, и возненавидев – лишить жизни… И зачем тогда ее оставили в живых? Зачем ей жить дальше? Она не хочет жить! Ее жизнь прошла. Она была счастлива. Очень счастлива. Но все закончилось. Все.

Какие-то звонки, вопросы, ответы… Что им всем надо от меня? Оставьте, в конце концов, меня в покое! Меня нет больше. И не будет никогда.

Какая-то женщина привезла из Москвы письмо для Димы. Привезла – а вручать кому?

Голос из телефонной трубки настойчиво повторял:

– Еще раз прошу прощения, но что нам делать с этим письмом? Я конечно, понимаю, что вам сейчас не до того, но поймите и меня тоже. Не могу же я выбросить это письмо!

– Почему не можете? Возьмите и выбросите! – механическим голосом сказала Ирина. – Все равно уже ничего не изменится и не вернется. Адресат выбыл. Нас нет больше. Все. Прощайте!

Ирина второй день не могла выйти из состояния ступора. Окружающий мир как бы перестал для нее существовать вообще, она жила только прошлым, своими воспоминаниями и внутренними ощущениями. Она разговаривала с кем-то по телефону, к ней приходили знакомые и соседи, приезжали полицейские. Ирина продолжала существовать, но на самом деле сегодняшним днем жила только ее внешняя оболочка. Внутри ее жизнь шла по своим законам. Как пленка кинохроники, она прокручивала отрезок длиной в тридцать два года: от первого дня знакомства с Димой и до вчерашнего дня, когда полицейская дама сообщила ей страшную весть. И ни днем раньше, и ни днем позже ничего не существовало. Вообще ничего.

…На консультацию к детскому доктору Коновалову Иришка с сыном пришла заранее – все боялась опоздать. Конечно, у такого специалиста все расписано по минутам, еще не хватало, чтобы он тратил свое драгоценное время на ожидание какой-то непонятной знакомой своей жены. Работал Дмитрий Коновалов в больнице при Томском институте охраны материнства и детства.

Ровно в одиннадцать часов Ирина постучала в кабинет, на двери которого была прикреплена скромненькая табличка «к.м.н. Д.Коновалов».

– Извините, – сглатывая набежавшую от волнения слюну, сказала она, заглядывая в кабинет, – вы доктор Коновалов?

Кабинет оказался крошечным и до отказа заполненным какими-то непонятными приборами, стол, торцом придвинутый к окну, другим своим боком почти упирался в дверь. Сидевший за столом молодой светловолосый мужчина в очках повернулся в сторону двери:

– А-а! Это по поводу вас говорила мне Мила?

– Да! – осмелела Ирина и шагнула в кабинет.

Зацепившись ногой за маленький порожек, она потеряла равновесие и чуть не ввалилась в кабинет ничком. На руках она держала Тимурчика и падая успела сделать пируэт, вывернув его вверх на протянутых руках.

Сама она до пола тоже не долетела. В последнее мгновение она повисла над полом и даже успела подумать: «Какая же я, право, неуклюжая! Тимурчик мог удариться, и я так опозорилась. Тоже мне, мамаша, к доктору ребенка привела, а сама ходить нормально не умеет!»

Опомнившись, она поняла, что висит на руках у доктора, и от этого ей сделалось еще больше стыдно. Смущаясь, она встала на ноги и, сдерживая слезы, затараторила:

– Извините, извините, я не хотела вам доставлять столько неудобств. Вы, конечно, очень заняты, а я тут со своими проблемами, да еще и так… как слон в посудной лавке. Извините, может, я потом приду?

Доктор засмеялся, и у Ирочки все обомлело внутри: вот как смеются над такими неуклюжими тюфяками, как она. Только сейчас она заметила, что Тимурчик преспокойно расположился у доктора на руках, как будто они давние друзья, а не всего минуту назад впервые увидели друг друга.

«Первый раз вижу, чтобы мой мальчик так комфортно и независимо вел себя на руках незнакомого человека. Обычно к новым людям он не хочет даже близко подходить, отворачивается и плачет, если его начинают звать на ручки…»

– Чего это вы вдруг придумали? И совсем вы меня не отвлекли. Я как раз сидел и думал, чем бы мне таким заняться от безделья?

Ирина сразу оценила тактичность и мягкий юмор симпатичного доктора. Ее щеки залил румянец:

– Понимаете, у меня совсем нет опыта… в смысле, когда и что ребенку нужно, все ли правильно я делаю для него, достаточно ли витаминов он получает, правильно ли развивается… А районный педиатр посмотрит две секунды – жалоб нет? – все в норме! – следующий. Я понимаю, у него толпа народа перед дверью, некогда каждого ребенка через лупу рассматривать. Но я хочу, чтобы моего Тимурчика посмотрел хороший специалист. Я отблагодарю, я не просто так… воспользовавшись знакомством с вашей женой.

Доктор внимательно посмотрел на скромно одетую маленькую женщину с большими грустными глазами:

– Давайте-ка прекратим эти расшаркивания и приступим к делу. Что конкретно вы хотели бы узнать?

– Понимаете, он родился семимесячным, поэтому я боюсь, вдруг он развивается не так, как надо?

Доктор, продолжая держать мальчика на руках, провел самые простые тесты на внимание, реакцию и сообразительность.

– Чудесный, хорошо развитый мальчик! – сделал он заключение. – Вы делали анализы, прививки? Карточка у вас с собой?

– Да, я уговорила регистраторшу в поликлинике дать мне карточку на один день, – сказала Ирина, раскрывая сумочку. Смущаясь, она протянула доктору Коновалову серенькую тетрадку, а другой рукой тихонько положила на стол коробку конфет, – это вам… и еще… сколько я вам должна за консультацию?

Доктор, оторвавшись от чтения карточки, поверх очков строго посмотрел на нее:

– Что-о? За что должна? Что ты выдумала такого, – он незаметно перешел на «ты», выругав ее как нашкодившую школьницу, – забирай немедленно свои приношения и не болтай ерунду, иначе я не буду больше с тобой разговаривать!

– Но я не могу просто так! Вы ведь не обязаны нас принимать!

– Я принимаю плату только натурой! – опять смягчился доктор, но быстро поняв двусмысленность своего заявления, продолжил: – Ну там молоко, куры, яйца! Корова у тебя есть?

– Не-ет! Я ведь в городе живу! – дрожащим голосом ответила Ирина, хотя поняла, что доктор опять перешел к своей шутливой манере разговаривать.

– Жаль, жаль! Тогда огород мне вскопаешь! Хорошо?

– Я же серьезно вам говорю, – пришла в себя после стресса Ирина.

– И я серьезно! В твоей карточке правильно написан адрес?

– Да, все правильно!

– Значит, ты живешь в одном доме с моей матерью. У тебя какой подъезд?

– Первый!

– А у нее третий. Она на первом этаже живет. Мать у меня любительница сажать всякие цветочки перед домом.

– Точно! Возле третьего подъезда всегда такая красивая клумба, ухоженная и отделанная со вкусом. Я еще думала, что это за цветовод-любитель у нас в доме живет? Я-то сама в Томске недавно. Мы с Тимурчиком приехали сюда из Джамбула.

– Моя мать в последнее время жалуется, что ей тяжело наклоняться – спина болит, но все равно упрямо занимается своими цветочками. А я, по правде сказать, никак не выберу время, чтобы поковыряться в земле. Понимаю, что матери надо помочь, но никак не выберусь – то одно, то другое. Так вот, если будет желание, зайди к старушке, а будет охота – подсоби ей с клумбой.

– Конечно, конечно! С большим удовольствием помогу. У меня в Джамбуле возле дома тоже был маленький огородик, и сейчас так не хватает его, так что для меня это не работа, а удовольствие!

– Ну вот и по рукам!

В кабинет постучали, и в проеме появилось личико молоденькой медсестрички:

– Дмитрий Иванович! Вас срочно вызывают в седьмую палату! Там уже все собрались на консилиум по поводу операции Лени Быкова!

– Уже бегу!

– Кажется, я вас все-таки отвлекла от дел!

– Ничего страшного! С мальчиком все в порядке – и это самое главное! Если будут проблемы – приходите, можно и без предварительной договоренности. Маме мой привет передайте, я сегодня вряд ли смогу ей позвонить – у меня ночное дежурство, так что дома буду только завтра утром.

– Спасибо вам, доктор! – уже почти в спину удаляющемуся Дмитрию Коновалову сказала она.

Доктор оглянулся, весело подмигнул ей и побежал на консилиум. Ирина, взяв Тимурчика за руку, тихонько спускалась по многочисленным лестницам и переходам больницы. «Как приятно, что есть такие милые отзывчивые люди… И такие симпатичные, – размышляла она по дороге. – Они с Милой такая красивая пара, наверное, все смотрят и любуются! Не мне же, дурнушке неуклюжей, такого мужа иметь… Хотя, у меня вообще никакого нет… И наверное, уже не будет… Ну и не надо! Нам и так с Тимурчиком хорошо!»

– Правда, мой мальчик? – произнесла она вслух.

Тимурчик захныкал и стал проситься на ручки. Ирина подняла малыша и вздохнула:

– Нам с тобой руки подставить некому, но мы пробьемся, не пропадем! Сами будем тянуть – и вытянем! Мне совсем не тяжело, мой хороший! Ты теперь – мужчина моей жизни, и другой мне не нужен!

«Не хитри, не хитри, не обманывай сама себя – с чего бы это вдруг тебя посетила мысль о мужчинах? Ведь со времени развода с мужем у тебя никого не было, и ты никого не хотела! Признайся – хотя бы в самом темном углу своих мыслей – именно о таком мужчине, как этот милый доктор, ты мечтала все это время! Конечно, не о нем конкретно – да ты его и не знала до сегодняшнего дня – но об очень, очень на него похожем!»

Ирина летела домой, как на крыльях. «Все хорошо, все у нас хорошо! Тимурчик совершенно здоров! И на свете живут такие прекрасные принцы, как доктор Дима – так она уже немного фамильярно успела окрестить своего нового знакомого – и, может, мне повезет когда-нибудь такого встретить?»

Прогуливаясь от автобусной остановки, Ирина намеренно сделала крюк, чтобы обойти свой дом с другой стороны и пройти мимо третьего подъезда. Она не соврала доктору – на клумбу возле этого подъезда обращала внимание не она одна, но кто именно трудился над этим шедевром садового искусства, она как-то не знала. Да и когда, собственно, если ее целыми днями дома не бывает? Только в выходные, прогуливаясь с сыном по окрестностям, она могла рассмотреть где и что здесь расположено.

Сегодня она все равно уже отпросилась с работы по случаю визита к доктору, так что спешить некуда. На скамеечке возле третьего подъезда сидела красивая темноволосая женщина лет пятидесяти. Возле нее аккуратно прислоненные к краю скамейки стояли тяпка и маленькие грабли.

Ирина нерешительно повернулась в сторону подъезда:

– Простите, вы не подскажете, в этом подъезде живет Коновалова?… – молодая женщина сделала паузу, вспоминая не называл ли доктор Дима свою мать по имени, но не припомнив, добавила: – Не знаю, как ее имя-отчество…

Женщина с интересом посмотрела на Иришку и Тимурчика:

– Это я Коновалова. Зовут меня Мария Петровна. А откуда вы знаете мою фамилию?

– Понимаете, – смущаясь начала Ирина, – я сегодня была на консультации у вашего сына, и… и случайно выяснилось, что мы с вами соседи. Вот я и решила, что могу вам помочь… Дмитрий Иванович сказал, что вам помощь нужна… Ну, с огородом… Вот я и подумала…

– Не смущайся, девочка, присаживайся, посиди. Димочка у меня заботливый мальчик, но в инвалиды меня еще рано записывать. Для меня этот огородик остался чуть ли не единственным удовольствием в жизни. Я уже два месяца, как на пенсии, а какие у пенсионера развлечения?

«А как же внучка?» – чуть было не вырвалось у Ирины, но она вовремя остановилась. Правда, ответ на ее непроизнесенный вслух вопрос все-таки последовал:

– Внучка моя, Оленька, у родителей невестки. Они люди обеспеченные, образованные. Конечно, Мила, жена Димочки, доверяет ребенка своей маме. Ее можно понять – свекровь – не мать, а чужой человек.

– Я Милу знаю! Я работаю в университетском виварии, а она приходит туда делать эксперименты для своей диссертации.

– Да, да! Она умница, красавица! Не повторяй ей то, что я про внучку сказала. Она может обидеться, подумает, что я жалуюсь… и тогда я Оленьку… Пойми меня, я вижу, ты добрая девочка, не очерствело твое сердце, не ожесточилось, хотя пережить тебе пришлось немало…

Ирина удивленно посмотрела на милую женщину:

– Вы прямо, как гадалка…

Мария Петровна улыбнулась:

– Ты почти угадала! У нас в семье была одна полутайна-полулегенда. Мне мать рассказывала, что ее свекровь, моя бабка, согрешила в свое время с цыганом, и от этой связи у нее родился сын, мой отец. Когда она познакомилась с красавцем-цыганом, у нее было уже трое детей, но она не обабилась, а оставалась тоненькой, как девочка. Вот черноокий ловелас и соблазнил молоденькую красавицу, но когда узнал, что у нее муж и трое детей – сразу сбежал. О преступной связи узнал супруг, жестоко избил свою гулящую половину, но она выжила и к тому же оказалась беременной. Тут ревнивому мужу стало все ясно – жена собирается подбросить ему кукушонка. Мать мне рассказывала, что мужики в нашем шахтерском поселке очень рано теряли свою мужскую силу. Да это и понятно – работа на шахте здоровья не добавляет. Многие и до сорока лет не доживали, что уж там говорить о каких-то супружеских обязанностях, как это сейчас называют? Вот жены и подгуливали на стороне. Не все, конечно. Видать, бабуля-то моя слишком темпераментной была… А муж-то ее простил, и рос вместе с его родными детьми и цыганенок – мой будущий отец… Что это я так далеко в дебри веков удалилась? Ах, да! Это я к тому, что мне вроде как передалось умение предвидеть будущее и угадывать прошлое от моих неведомых цыганских предков…

– Как интересно вы рассказываете! Так и сидела бы, и слушала…

– А ты заходи ко мне в дом! Соседи ведь, все-таки. К тому же ты знакомая сына и невестки! Так что – милости прошу. Да, и не стесняйся, если с мальчонкой посидеть надо будет – я с удовольствием!

– Спасибо! – смущаясь и краснея сказала Ирина. – Может, вам помочь все-таки с огородом? Вы не думайте, я умею! У меня в Джамбуле был свой огородик…

– В Джамбуле? Так ты что, не местная?

– Да, я в Томске недавно живу…

– И одна с ребенком? Ай-ай-ай! – покачала головой Мария Петровна. – А родня у тебя есть?

– В Томске у меня тетя. А отец в Джамбуле…

– Вижу, мальчишку одна воспитываешь. Не буду спрашивать, почему. А мать?

– Мама умерла восемь лет назад. У отца другая жена.

Мария Петровна обняла Ирину за плечи:

– Бедная, бедная девочка… ты ведь сама еще ребенок… Сколько тебе?

– Двадцать один скоро будет…

– Я была почти такой же, когда началась война… – задумчиво сказала Мария Петровна. – Тяжело одной, среди чужих людей, я знаю по себе. Я ведь Димочку тоже одна воспитывала, так что ведомо мне, что по чем. Так что можешь не храбриться предо мной, пожалуйся, облегчи душу. Легче станет, вот увидишь. Это ведь очень тяжело – держать все в себе. Да и для здоровья вредно. Очень важно иметь рядом человека, которому можно поплакаться. Тетка-то у тебя хорошая, жалеет тебя, помогает?

– Да, я тетю Таню очень люблю, она и с Тимурчиком возится с удовольствием, помогает мне. Это мамина сестра. Она на маму очень похожа. Но у нее двое своих детей, мне неудобно ее беспокоить, да еще и муж ее, дядя Володя, пьет сильно.

– Бедные, бедные наши женщины, сколько приходится им выносить на своих плечах! И тянут, не бросают своих мужей-алкоголиков, деток беспутных до пенсии кормят.

– Вы, наверное, на своего сына не нарадуетесь…

– Конечно, это моя гордость, моя жизнь. Но такая доля, видать, у матерей – как ни больно, но когда-то наступает время, когда приходится рвать по живому. Ты вложила в него все самое лучшее, воспитала, дала образование – а пользуется всем этим другая женщина. Ты с годами поймешь, что такое материнская ревность. Ты ведь когда-нибудь тоже будешь свекровью. Поэтому не хорони себя заживо даже под благородным девизом «посвятить жизнь ребенку»…

– Но ведь вы…

– Я поэтому тебе и говорю, что сама знаю, как это нелегко, быть одной. Но… у меня совсем другой случай. Скажи, ты любишь или любила отца своего мальчика?

Ирина не понимала, как это с совершенно незнакомой всего час назад женщиной она сидит вот так запросто на скамеечке и делится самым сокровенным. Никогда раньше с ней такого не бывало. Даже с любимой тетей Таней они не касались столь деликатных тем. А тут вдруг какая-то соседка с тяпкой, которой ужасно хочется излить свою обиду, свою боль, как самому близкому и дорогому человеку. Может, в ней действительно что-то колдовское, цыганское, которое привораживает к себе?

Ирина и не заметила, как Тимурчик, тихо примостившись у нее на коленках, заснул, тихо посапывая ей в плечо. Но домой ей идти не хотелось – так хорошо и уютно с этой доброй женщиной, так хотелось и дальше слушать ее мягкий голос, делиться своими проблемами.

– Когда замуж выходила, думала, что люблю. Я ведь не знала еще, что это такое – любить. А потом все быстро прошло, как ветром сдуло. Остался вот только Тимурчик…

– Раз ветром сдуло, то любви и не было… – вздохнула Мария Петровна. – Ты еще молодая, встретишь свою любовь. А когда встретишь – главное не потеряй ее. Потому что второго шанса судьба не дает… Смотри, мальчик-то уснул, – переключилась она на другую тему. – Это хорошо, когда ребенок днем спит, говорят, значит у него психика уравновешенная. Вот внучка моя, Оленька, она, правда, постарше немного твоего сынишки, но не спит днем ни за что! И такая шустрая, только успевай ее ловить, пока шкоду какую не сделала! Пойду я уж, наверное, домой. С полевыми работами на сегодня достаточно. А то, может, и ты зайдешь чайку со мной попить?

– Спасибо, обязательно зайду. Только не сейчас. Мне еще к завтрашнему дню надо курсовую доделать.

Глава 8

– Вот видишь, никому уже не нужно это несчастное письмо! – сказала Вика Кабанова после телефонного разговора с Ириной Коноваловой. – Давай, радистка Кэт, открывай конверт, посмотрим, что там за шифровки от Юстаса Алексу!

Алина взяла с полки ножницы и аккуратно обрезала край конверта.

– Смотри, тут какие-то бланки анализов и коротенькая записка.

– Ну, давай, читай, не томи!

– «Дима, высылаю результаты анализов. Идентичность рибонуклеидов очевидна. Рад был помочь. Иван». И еще постскриптум: «Можешь меня поздравить, я получил членкора. Приедешь в Москву – обмоем!»

– Нехилые друзья у покойного садовника!

– Я тебе разве не сказала? Он же по профессии врач, так что ничего удивительного. Но зачем ему какие-то анализы делать в Москве? Странно. Если у него были проблемы со здоровьем, то обследоваться можно было здесь, на месте. Уж что, а оборудование для диагностики здесь на самом высшем уровне. Многие наши не доверяют немецким врачам, а предпочитают ходить к своим, русским, которые подтвердили дипломы в Германии. И дело тут не только в нехватке языка. Наши соотечественники – и не без оснований – подозревают представителей благородной профессии в чрезмерной коммерциализации их практики при весьма посредственном уровне медицинской помощи. Немецкие врачи привыкли доверять приборам, а наши врачи – интуиции. Поэтому, получив в подмогу высококлассное оборудование, врачи из России пользуются успехом у пациентов. Я, кстати, придерживаюсь такой же точки зрения и хожу к русским врачам. Даже Маркуса водила на консультацию к совершенно потрясающему отоларингологу из Питера. И этот доктор моему мужу действительно помог, хотя до этого Маркус ходил к трем или четырем местным светилам в этой области.

– Вот найду себе приличного мужа в Германии, тоже подтвержу диплом… – размечталась Вика.

– Для начала научись говорить по-немецки. Да и диплом подтвердить не так просто, как кажется на первый взгляд. Посмотри лучше внимательней, что это за анализы делал Коновалов?

Вика взяла листок и глубокомысленно углубилась в его изучение.

«Н-да, похоже, с подтверждением диплома ей будет нелегко…»

– А черт его знает, – в конце концов сделала заключение докторша Вика, – кажется, что-то связанное с наследственными болезнями. Во всяком случае, это не стандартное медицинское обследование, а какое-то специальное.

– Ну, это и так ясно, раз заключение писал членкор из научной лаборатории. В любом случае, Дмитрию Коновалову эти анализы уже ничем не помогут. Даже если он был чем-то болен, умер в любом случае не от болезни…

За время разговора с Викой Алина успела одеться, привести себя в порядок, собрать Михаэля и немного затормозила, раздумывая, какая сумка будет сегодня удостоена чести сопровождать ее в больших и малых делах. Надо сказать, что сумки, наряду с туфлями, были одной из маленьких женских слабостей Алины. Впрочем, именно к этим предметам туалета многие женщины относятся с особым трепетом и благоговением. Даже те, которых никак нельзя назвать шмоточницами.

В конце концов, выбор был сделан, Алина начала перегружать в избранницу все необходимое ей на сегодня. К счастью, дежурный пакет с запасными вещами и памперсами для сына находился в машине постоянно.

– Викуля, ты отдыхай, покушать найдешь чего. Скоро должна подойти Елена Николаевна. Она приготовит обед и немного приберет. Будет желание – можешь ей помочь.

Вика фыркнула:

– Это ее работа, пусть сама и делает! С какой стати я буду помогать прислуге?

– Я не настаиваю, – разочарованно сказала Алина, – только если ты сама хочешь. К тому же, Елена Николаевна – интеллигентная образованная женщина, а не профессиональная прислуга. Жизнь у всех по-разному складывается. Она по своей специальности работать здесь никогда не сможет, а заняться ведь чем-нибудь хочется, опять же, деньги никому еще не мешали.

– Эх, если бы у меня была домработница, я бы пальцем по дому не пошевелила, – лениво потягиваясь сказала Вика. – Хочется себя почувствовать состоятельной женщиной… как ты…

– Я в твои идеалы не гожусь, потому что по возможности предпочитаю делать все сама. А к услугам Елены Николаевны пришлось прибегнуть, когда родился Миха, и я просто физически не могла уже со всем управляться. Ну все, мы с Михаэлем побежали, не скучай!

– Может, ребенка оставишь? Я ведь дома, никуда не собираюсь пока…

– Мы уже привыкли с ним вдвоем по делам мотаться, так что мне это не в тягость!

– Ну ты прям героиня. «Коня на скаку остановишь, в горящую избу войдешь?»

– Войду, войду, когда надо будет. Правда, пока не доводилось, хотя бывали в жизни моменты…

– Ну, беги, беги, эмансипэ с младенцем, а то не успеешь по всем своим важным делам. Надеюсь, ты не очень поздно? Возможно, я вечером отчалю к следующему претенденту. Сейчас буду ему звонить.

– Отложи лучше до завтрашнего утра. Вдруг какой-нибудь маньяк попадется, у них в сумеречное время обостряются порочные влечения. Ну, пока!

– До вечера!

* * *

– Катастрофа! – Юля Хафер схватилась за голову и дрожащим голосом сообщила своему поклоннику Алексу Бинеру, который зашел к ней поболтать и выпить чашечку кофе: – У Элеоноры Шур мать при смерти. Она срочно улетает к ней в Ростов.

Юля дрожащей рукой положила трубку на телефонный аппарат.

– Ты что, знаешь ее мать?

– С чего ты взял?

– Ну, потому что так переживаешь за нее.

– Да не знаю я никого! – раздраженно сказала Юля. – А переживаю я за себя! У меня через месяц заканчивается испытательный срок в Комиссариате. Ты понимаешь, чем это пахнет? Элеонора уезжает, Илья на курсах повышения квалификации в Интерполе, а я осталась одна! Одна с целым ворохом нераскрученных дел!

– Не переживай, не оставят тебя одну! Дадут кого-нибудь на подмогу.

– Кого дадут? Сейчас половина сотрудников по отпускам разъехалась, к тому же наша «русская» специфика… Не зря ведь при Комиссариате уже несколько лет отделы по работе с иностранцами сформированы. Свой своего всегда лучше поймет.

– Как же преступник – свой?

– Да какие преступники? Мы все больше с мальчишками-подростками разбираемся. То в магазине украдут модные штаны, то машину чужую возьмут покататься или на дискотеке девчонок не поделят. А сейчас, как назло, накатило – убийство, разгром русского магазина с миллионными убытками и шантаж русского владельца игорного дома. Это тебе не пьяная драка с разбитыми носами.

Юля налила себе еще кофе и машинально взяла вторую булочку с сыром и ветчиной, хотя обычно себя ограничивала одной. Дверь в кабинет «русского отдела» Комиссариата полиции Дюссельдорфа тихонько приоткрылась, и из-за нее выглянула Алина Вальд:

– Здравствуйте! Извините, если я не вовремя. Кажется, тут рабочее место Элеоноры Шур? Я хотела бы с ней поговорить.

Юля вздохнула:

– К сожалению, не получится. Во всяком случае, сейчас. Она срочно улетает в Россию.

– Надолго?

– Точно не известно. Мать в тяжелом состоянии, так что прогнозировать невозможно. Она попросила отпуск на неделю, но, возможно, будет продлевать. Может, я вам помогу?

– Если вы в курсе тех дел, которые ведет Элеонора, то поможете. Меня, кстати, зовут Алина Вальд. Я журналистка.

Алекс посмотрел внимательно в ее сторону:

– А я думаю, видел вас раньше или мне показалось? Я тоже журналист, работаю в пресс-службе Комиссариата. Мы с вами виделись на встрече членов союза журналистов, помните, в апреле?

– Точно! Вы еще в дискуссионном клубе так интересно выступили на тему…

– …взаимодействия органов массовой информации с полицией.

– Между прочим, я как раз по этому поводу. Меня лично очень заинтересовало убийство Дмитрия Коновалова и пропажа девочки, дочки хозяев дома, где случилось несчастье. Я в курсе – вчера Элеонора мне звонила и рассказала, а позавчера по странному стечению обстоятельств я познакомилась с девочкой Инес и ее няней. Няня, вроде, и есть предполагаемая убийца и похитительница ребенка.

Михаэль все это время удобно сидевший на мамином бедре, услышал знакомое имя и начал повторять:

– Инес, Инес!

– О, кажется, молодая леди запала в душу вашему мальчику! – улыбнулся Алекс.

– Да, вы угадали! Второй день ее вспоминает. Девочка, между прочим, очень хорошенькая…

– Господи! Совсем вылетело из головы! У меня весть о том, что я одна осталась на передовой, вызвала ступор, – Юля начала лихорадочно рыться в бумагах, беспорядочно разбросанных по ее столу. – Утром пришел факс из франкфуртской полиции. В женском доме возле центрального вокзала вчера останавливалась Лучана Маркес с девочкой. Она, конечно, назвалась другим именем, документов не показывала, но по фотографиям сотрудница дома их опознала. Мы еще вчера разослали фотографии по всем полицейским управлениям. А они, делая утренний обход объектов, показывали снимки. К сожалению, утром дама с ребенком ушла и больше не появлялась. Мы предупредили служащих женских домов, если она вдруг объявится снова, они ее задержат. Но рассчитывать на это не приходится. Я думаю, она не зря поехала во Франкфурт. Там пересечение воздушных дорог, огромный международный аэропорт. Если она собралась лететь к себе в Бразилию, то…

– А как же она улетит? В аэропорту ее сразу же задержат. К тому же, она могла улететь еще вчера из Дюссельдорфа, тут тоже полно рейсов в любой уголок света, – перебил свою пассию Алекс.

Юля недовольно посмотрела на своего поклонника и сказала:

– Не может она никуда улететь. Со своим паспортом она побоится сунуться в аэропорт, к тому же, как утверждают родители Инес, документы девочки остались дома. А для полетов за пределы Европейского союза нужен паспорт даже для маленького ребенка. Потом, судя по тому, что она остановилась не в гостинице, а в женском доме-приюте, у нее не особо много денег. А билеты до Бразилии стоят прилично, думаю в тысячу евро не уложишься. Плюс на ребенка…

– На ребенка до двух лет отдельное место не полагается, так что многие авиакомпании вообще за малышей денег не берут, – со знанием дела сказала Алина. – Мы с Михой уже летали в Штаты, так что в курсе. Хотя, по сути, это дела не меняет. Вряд ли Лучана Маркес полетит с ребенком к себе на родину. Зачем ей такая морока? Если она собралась шантажировать родителей, то ей удобней найти укромное место в Германии. Другое дело – она может потребовать в обмен на жизнь ребенка, чтобы ее выпустили в Бразилию, если убийцей Коновалова действительно является она.

Юля передернула плечиками:

– Все равно по международным соглашениям бразильские власти должны будут ее выдать для правосудия.

– Ты, конечно, лучше разбираешься в вопросах права, но, скажи мне, почему все преступники еще со времен Второй мировой войны скрываются в Латинской Америке? – пошел в наступление Алекс.

«На его месте я вообще лучше бы помолчала, – подумала Алина. – Юля и так вся издергалась, видно, переживает, что не справится с работой. Похоже, она девушка честолюбивая, и для нее особенно болезненно признавать собственную несостоятельность. Так Алекс может под горячую руку и от ворот поворот получить!»

– Прекрати разговаривать со мной в издевательском тоне! – почти срываясь на истерический крик, подала голос Юля, но быстро опомнившись добавила: – Помоги лучше! Не знаю, за что хвататься в первую очередь!

Алина осторожно, чтобы не заводить дальше и так до предела издерганную девушку, добавила:

– Я вам уже сказала, что успела познакомиться с Лучаной Маркес. Так вот, она мне рассказала, что родители ее матери – немцы. Вполне возможно, как раз из тех, что поселились в Бразилии после войны, – и без особого перехода добавила: – Я готова принять посильную помощь в расследовании!

Юля удивленно подняла глаза:

– Вы?

– Если у вас есть сомнения по поводу моей личности, можете поинтересоваться у Элеоноры Шур или комиссара Петера Штрауха. Он, кстати, работает еще в Комиссариате?

– Вы знакомы с господином Штраухом? – удивленно переспросила ее молодая сотрудница полиции.

– Не то чтобы мы были с ним близкими знакомыми, – с улыбкой ответила Алина, – но пришлось сталкиваться по одному делу, которое он вел два года назад.

– Дело в том, что Петер Штраух теперь большой начальник и работает в министерстве внутренних дел в Берлине, – разъяснил вопрос Алекс.

– Ого! Неплохо он взлетел за два года.

– Насколько я знаю, Штраух прекрасный специалист, но чтобы сделать крутую карьеру этого недостаточно. Тут еще и господин случай должен вмешаться. Вот он и вмешался в лице его однокурсника, который стал зам. министра и решил собрать под крылышко своих людей.

«Однокурсник, однокурсник! – мелькнуло в голове у Алины. У нее, как всегда, включился участок мозга, формирующий ассоциативный ряд. Так уж сложилось, что ее память завязывается именно такими „узелками“ ассоциаций, реагируя на ключевое слово своим „кстати, о птичках“. – Что по поводу однокурсников? Ах, да – письмо покойному Коновалову отправил его однокурсник-академик из Москвы. Вот она, студенческая дружба – академиком стал или министром, а друзей из альма-матер не забывают…»

– В любом случае, я рада, что у Петера Штрауха такой карьерный подъем, передавайте ему привет при случае.

– Передам, конечно. Он заходит к нам, когда бывает в Дюссельдорфе у родителей, – у Юли заметно улучшилось настроение. – Так что вы там по поводу Лучаны Маркес сказали? Она, получается, – немка?

– Наполовину. Отец у нее бразилец, это и по фамилии видно…

– Фамилия ничего не значит, – вмешался Алекс с присущей журналистам привычкой противоречить, – посмотрите, как Германия постепенно наполняется раскосыми и темнокожими Мюллерами и Шмидтами.

– Тем не менее, они тоже полукровки, другое дело – немецкие гены у них оказались в подавленном рецессивном состоянии. В Москве, кстати, тоже немало темнокожих Ивановых и Петровых, – решила подискутировать с коллегой Алина. – Я лично, хоть и не специалист в этом вопросе, но считаю такой процесс смешения кровей весьма благотворным для генофонда человечества.

– Лет шестьдесят-семьдесят назад за такие слова ты могла в концлагерь загреметь! – «пошутил» Алекс.

– Добавь – «в Германии». Но в то время я вряд ли могла бы здесь оказаться. Разве что в товарном вагоне в качестве бесплатной рабсилы для «великого рейха».

Алекс решил блеснуть своими познаниями и продолжил словесную перепалку:

– А что вы скажете по поводу любимой актрисы Гитлера Ольги Чеховой? Она ведь, кажется, приходится родственницей вашему знаменитому писателю Антону Чехову?

– Насколько мне помнится, Ольга Чехова была родственницей его жены, а фамилию получила от племянника писателя, за которым была замужем. А вообще, фамилия жены Антона Чехова – Книппер. Выводы делайте сами.

– Один-ноль в пользу Алины! – вмешалась заметно повеселевшая Юля. – У меня как будто камень с души свалился, когда вы свою помощь предложили. Может, и не хорошо рассчитывать, что за тебя кто-то будет решать проблемы, но хотя бы психологически значительно легче, когда знаешь, что можешь с кем-то посоветоваться. Даже если это не принесет ощутимых результатов.

– Юля, можно задам бесцеремонный вопрос?

– Задавайте! Но если сильно бесцеремонный, то могу и не ответить!

– Сколько времени ты работаешь в Комиссариате?

– Два года. Сначала в качестве практикантки, и уже пять месяцев как сотрудник отдела по работе с иностранцами. Через месяц заканчивается испытательный срок, и я или попаду в постоянный штат, или вылечу с треском. При столь «удачном» для меня раскладе, второй вариант более вероятен, – закончила Юля спокойным голосом. Похоже, что за последние пятнадцать минут разговора она убедила себя философски смотреть на превратности судьбы.

– А я вот уж десяток лет сую свой нос в разные темные делишки. Хотя в штате полиции не состою и частным сыском не занимаюсь. Натура, видать, такая. Притягивает скандальная романтика. В моем варианте это называется «журналистские расследования», – сказала Алина, восприняв откровения Юли, как приглашение к сотрудничеству. – Буду рада, если смогу помочь. Честно говоря, тут есть и доля личной заинтересованности…

Юля удивленно посмотрела на неожиданно свалившуюся подмогу в лице этой непонятной журналистки:

– Заинтересованности? – подозрительно переспросила она.

– Не подумай только, что я мечу на твое место! – засмеялась Алина. – Для сына стараюсь – очень уж ему приглянулась красотка Инес, а если серьезно – хочется встряски, засиделась я в своих бумажно-семейных делах. Не говорю, что скучно – с этим, – она кивнула в сторону старательно давящего на кнопки факса сына, – не соскучишься, но жизнь стала какой-то пресной и однообразной. А это не мой стиль бытия.

Алекс посмотрел на часы, поднялся со своего места и пошел к двери:

– Хорошо с вами, девушки, но пора к себе – надо к трем часам криминальную сводку для городской газеты подготовить. А как закончу – буду писать поэму о загадочной русской душе, особенно женской… – улыбнулся он, закрывая дверь и одновременно подмигивая Юле.

Юля скорчила смешную гримаску в сторону закрывшейся двери. «Совсем девчонка еще, – усмехнулась про себя Алина. – Конечно, ее не оставят одну расследовать дело об убийстве. Но я буду вести параллельное расследование. В конце концов, это мое личное дело. А Юля в случае необходимости даст мне нужные сведения, она даже воспрянула духом, когда узнала о моей готовности помочь…»

Алина взяла в руки факс из франкфуртской полиции и еще раз внимательно перечитала.

– Странная позиция у этих женских домов и тому подобных благотворительных организаций. Мало ли какие преступницы могут преспокойненько там ночевать, столоваться, не платя ни гроша и не предоставляя никаких документов. Пришла, заявила, что муж избил и выгнал из дома – и, пожалуйста тебе, живи сколько хочешь! – высказала свою позицию Юля. – Наверняка там полно наркоманок и воровок, если еще не хуже, а социальные работники с ними нянчатся, как с детками неразумными. Эти ушлые бабы водят их вокруг пальца, а добренькие служащие рассуждают о сострадании к несчастным. Мне приходилось бывать в нашем местном пристанище для якобы обездоленных. Не вызывают они у меня сострадания, и все тут…

– Мне тоже приходилось бывать в женских домах. Как ни печально, именно в связи с семейными драмами. Так что, я с тобой не совсем согласна. И особенно много в таких домах иностранок, в том числе – русских жен, сбежавших от своих немецких мужей. У меня большой опыт в плане смешанных браков, так что можешь мне поверить – большинство таких союзов распадаются в первые три-четыре года своего существования. Причем, если меньше трех лет – то по инициативе мужа, а если больше – то почти всегда по инициативе жены. И знаешь почему? Через три года после регистрации брака жена-иностранка получает вид на жительство в Германии, и если она использовала немецкого мужа как средство передвижения, то он ей больше не нужен. Но ведь и немецкий жених, нацеленный исключительно на иностранную невесту, в большинстве своем – личность неуравновешенная и не особенно обеспеченная. Это не только мои наблюдения, а и заключения психологов. Такой жених рассчитывает получить «покладистую» невесту и улучшить свой налоговый класс. Как только приближается срок, когда сговорчивая до сих пор супруга может позволить себе выйти из-под его контроля, у него начинаются обострения психических расстройств. В результате их жены и попадают в приюты для несчастных женщин. Конечно, я не исключаю, что туда может затесаться пара-тройка бездомных бродяжек и мелких воровок, но… Скажу тебе честно – большие сомнения у меня по поводу Лучаны Маркес. Не похожа она на убийцу и шантажистку. Наоборот, мне кажется, что она загнана в угол какими-то обстоятельствами и не знает, что делать дальше.

– Ну, в таком случае, она скоро появится в нашем поле зрения!

– Будем надеяться…

Глава 9

Дания, 1942 год

Дитмар прекрасно понимал, что визита к доктору Ангеле Вайс избежать никак не удастся, но всячески пытался оттянуть момент «счастливой» встречи. Отсутствие сексуального опыта не делало его, однако, настолько наивным, чтобы не понимать недвусмысленность приглашения «зайти вечерком, чтобы пообщаться вдвоем».

«Большинство самцов нашего питомника были бы на седьмом небе от счастья, получив такое приглашение… Ангела – не какая-нибудь деревенская девчонка, которую за шоколадку можно разложить на койке. И зачем она, спрашивается, выбрала меня? Что за интерес может быть такой даме „общаться“ с неопытным тщедушным очкариком? Вон кругом какие ребята ходят – мышцы трещат под мундирами, глаза горят, им только свистни, будут землю носом рыть…» – размышляя так, Дитмар шел по улочкам городка, который своими аккуратными деревянными домишками почти вливался в лес.

«Лебенсборн» расположен не дальше, чем в пятистах метрах от городка, но густой хвойный лес надежно закрывает от горожан это загадочное место дислокации представителей «высшей» расы. А еще – хранит тайны десятков мимолетных романов между молоденькими датчанками и бойкими представителями армии победителей. Впрочем, эти романы быстро становятся явными – когда неопытные девушки попадают в «интересное» положение. И тогда для них дорога одна – в «Лебенсборн». Будущие папы, справившись со своим «высшим» предназначением распространителя ценного генетического материала, теряют интерес и к самой «даме сердца», и к тому маленькому существу, которое она под сердцем носит. Роль папаш семейств не для них, их задача – «осеменить» как можно большее число племенных «телок».

Дитмар внимательно разглядывал вывески на домах. Вчерашний вечер в лесу и знакомство с датской девушкой Ингеборгой, отчаявшейся, загнанной в угол обстоятельствами, жестоко преданной тупым самодовольным солдафоном, побудили его, едва закончив рабочий день, прибежать в городок, чтобы разыскать бедняжку. Дитмару надо успеть вернуться до ужина – времени в обрез. После вечерней трапезы он должен явится пред светлы очи Ангелы Вайс.

«Как я понял из разговора Ингеборги с тем подонком, дом их расположен ближе к центру городка, а отец ее – столяр», – размышлял Дитмар, старательно крутя по сторонам головой и внимательно прищуривая близорукие глаза на все вывески и таблички.

Городок смотрел грустными окнами вслед, как бы спрашивая: «И что вас принесло в наш тихий мирок? Сидели бы в своей Германии, жили бы своей жизнью и не лезли в нашу. Одна беда от вас…»

Старушка, кругозор которой ограничивается тремя почти вплотную прилепленными друг к другу домами напротив ее окна, демонстративно задернула беленькую занавесочку, когда Дитмар, проходя мимо, глянул на нее.

«Да, не любят они нас… И правильно! За что нас любить? И где вообще видано, чтобы завоеванные любили своих завоевателей? Городок как будто вымер. Некого даже спросить…»

Издалека послышался шум голосов. Дитмар прислушался: «Кажется, говорят по-немецки». Из-за угла показались двое солдат, громко спорящих и размахивающих при этом руками. Одного из них Дитмар узнал – это был Франц Кофман из внутренней охраны «Лебенсборна».

– А как тебе понравилась та пухленькая блондиночка с коровьими глазами, ну, которая в углу сидела и ресницами хлопала. Скромница! – Франц похотливо облизнул губы. – А сама так и ерзала, так глазками и стреляла, небось, хочется, аж сил нет! – похабно загоготал он. – Дарю тебе! Можешь заняться ею. Гарантирую – завтра принесешь ей кулек конфет, послезавтра – пару банок тушенки, и через два дня можешь ее преспокойненько трахнуть! Я тебе, как специалист, гарантирую! Слушай меня и будешь каждый месяц новую коровку за сиськи дергать!

Дитмара передернуло от этих слов, а солдаты, продолжая весело хохотать, наконец, заметили, что они на улице не одни.

– Привет, Дитмар! – первым отозвался Франц. – Знакомься, Генрих Шварцберг, из позавчерашнего пополнения. Вот, вожу новенького бычка к нашим подопечным овечкам. И ты тоже, как я посмотрю, не скучаешь. А я думал, ты все за книжками сидишь! Оказывается, ученые из того же теста слеплены, как и все, хотя некоторые и строят из себя бесплотные существа. Или ты так просто вышел, перед ужином прогуляться? – съехидничал опытный соблазнитель.

– Не просто так, – пропуская мимо ушей колкости крестьянского сынка, угрюмо ответил Дитмар, – мне нужен столяр. Не знаете, случайно, есть в этом городишке приличный столяр?

– Книжные полочки новые понадобились? – продолжал упражняться в своем незамысловатом остроумии Франц.

– Можешь считать и так. А все-таки?

– Есть тут один, пройдешь через две улицы, а там направо. Увидишь, у него заборчик резной, сильно выделяется среди других. Мастер демонстрирует свое ремесло, – переходя к нормальному тону, поведал Франц, но, не удержавшись, вернулся к своей любимой теме: – У него две дочки, у столяра этого. Со старшей один из наших валандается, а младшая еще совсем никчемная, глянуть не на что. Так что интереса…

– У меня свой интерес, столярный! – перебил его Дитмар и поспешил попрощаться.

– Не опаздывай на ужин! – добродушно отозвался Франц.

Дитмар, ускорив шаг, направился в указанном направлении. Он еще не придумал, что скажет девушке, и не нашел ничего, что могло бы реально помочь ей, но решил, тем не менее, навестить ее сегодня. Слишком уж не в себе она была вчера, бедная!

Домик с заборчиком, как и говорил Франц, сразу обратил на себя внимание. Даже без таблички видно, что тут живет человек, умело владеющий столярными инструментами. На доме резная табличка «Столяр Ханс Петерсен». Немного помявшись, Дитмар дернул за шнурок звонка. Дверь долго не открывали, юноша прислушался – в доме гробовая тишина.

«Куда они могли подеваться? Кажется, семейные прогулки по городу сейчас не в моде. Должен же кто-то быть в доме!»

Дитмар еще раз потянул за шнурок. Через несколько секунд дверь тихонько отворилась. Сухая женщина в сером ситцевом платье молча смотрела на него опухшими красными глазами.

Дитмар начал первым. На всякий случай он заговорил по-английски:

– Могу я видеть Ингеборгу?

– Ингеборгу? Кто вы такой и что вам нужно от моей дочери? – по-немецки ответила женщина.

– Вы говорите по-немецки?

– Говорю. А вам какое дело? – по ее тону чувствовалось желание побыстрее закончить неприятное общение.

– Понимаете, я… я хотел бы ей помочь.

– Теперь ей только Господь Бог может помочь! – с ненавистью глядя на Дитмара, сказала мать Ингеборги и захлопнула перед ним дверь.

Немного помявшись с ноги на ногу на пороге, Дитмар медленно развернулся и присел на ступеньку.

«Идти обратно в „Лебенсборн“? Пора бы – скоро ужин. Но что же случилось с девушкой? Как я уйду, не узнав этого?»

Опустив голову на колени, Дитмар сжал ее руками. По деревянному крылечку бежал паучок, быстро раскручивая за собой прозрачную клейкую ниточку.

«Зря ты, голубчик, надумал здесь ловушку для мух устраивать. Паутинку быстренько порвут, и твои труды окажутся напрасными. И смотри, как бы самого еще не задавили!»

Сзади послышался тихий скрип досок. Дитмар приподнял голову, но поворачиваться не стал. Холодная рука похлопала его по плечу, словно спрашивая: «Заснул, что ли? Просыпайся, ты не у себя дома!»

Молодой человек осторожно повернул голову. На уровне его глаз оказалась аккуратная заплатка в виде цветка, расположенная на рукаве застиранной ситцевой блузочки с кокетливыми рюшками на горловине и по краю манжет. Мягкий детский голосок затараторил что-то по-датски. Дитмар, добросовестно штудирующий в свободное время самоучитель датского языка, уже был в состоянии понять смысл сказанного, хотя сам еще говорить не решался.

Связав логической цепочкой знакомые слова, он понял из речи девчушки-подростка, что ее сестра сильно заболела, она ходила к местной знахарке, и ее принес оттуда на руках отец. Все вещи были в крови, а сейчас она лежит в своей кровати – вся белая-белая и не разговаривает, только стонет тихонько. И мама с папой сидят возле нее и плачут.

Чтобы не смущать девочку, Дитмар произнес несколько фраз на ее родном языке, сказал, что придет завтра, встал с крыльца и пошел по направлению к улице. В это время из двери вышла мать девочки и, схватив ее за руку выше локтя, резко втолкнула в дом. Захлопнув за ней дверь, она резко бросила по-немецки вслед удаляющемуся Дитмару:

– Вам что, одной мало? Ребенка хоть не трогайте. Ингеборга чуть Богу душу не отдала – по вашей вине! Или таких же, как вы!

Не произнеся ни слова в ответ, Дитмар, опустив голову, закрыл за собой калитку.

«Жива! И это самое главное. Надо надеяться на лучшее. Она должна выжить!» – твердил он, направляясь обратно в сторону леса.

К ужину он успел вовремя, хотя аппетита все равно не было. Помещение столовой состояло из трех залов – «солдатского», «офицерского» и «для персонала». Для пациенток «Лебенсборна» и их детей столовая находилась в другом здании. Ученых и студентов отнесли к «персоналу», и они с удовольствием присоединились к компании медсестричек, нянечек, акушерок и врачей. Правда, большинство врачей столовались все-таки в «офицерском» зале. Во-первых, они в основном были офицерами – военврачами, ну и, само собой, во-вторых, кто же откажется от возможности покушать вкусней, разнообразней, больше? Офицеров обслуживали официантки в безукоризненно накрахмаленных передничках, для них закупали самые лучшие и свежие продукты, снабжали их алкогольными напитками.

Солдаты и персонал обслуживали себя сами, но на недостаток еды тоже не жаловались. К тому же пива давали – хоть залейся!

Дитмар мог бы вообще не ходить на ужин, если бы не обязательная регистрация в специальном журнале. Не отметишься – начнутся всякие разборки: где был, что делал, почему не предупредил коменданта. Лучше не создавать себе проблем.

Дитмар налил себе чашку зеленого чая, взял булочку и два кусочка сыра.

– Смотри, похудеешь! И так кожа да кости, а ты все голодаешь! – проявила заботу немолодая акушерка Надин. – Мать увидит твою фотографию, испугается. – Почему бы не поесть, если дают? – с немецкой практичностью заключила она, подкладывая на свою, с горой наполненную тарелку, еще одну истекающую горячим жиром сосиску.

– Не испугается! – тихо буркнул Дитмар. – Она умерла уже давно.

– Ох! – испуганно хлопнула себя по рту пухлой ладошкой бестактная медсестричка. – Извини, я не знала! – и поспешила с тяжелым подносом к веселой компании своих подружек.

Дитмар пошарил глазами по залу. Общаться ни с кем не хотелось. В дальнем углу возле двери в подсобку он заметил не занятый стол, правда, весь заваленный тарелками и остатками еды.

«Лучше посижу рядом со свиными объедками, чем с людьми…» – угрюмо подумал он и направился в тихий угол зала.

Маленькими глоточками отпивая чай, Дитмар смотрел на букетик из засушенных веточек, цветочков и трав, украшавших столик. Он любил одиночество, погружение в свой собственный внутренний мир, к которому привык с детства. Но тогда ему никто не мешал… А сейчас… Кругом люди, люди, разговоры, вопросы, ответы… Дитмар специально уселся спиной к залу, весело жужжащему и жующему, чтобы хотя бы не созерцать процесс поглощения комбикормов человеческим стадом. Допив чай, но так и не притронувшись к булочке и сыру, он встал, отодвинул деревянный столовский стул и собрался идти к себе.

– Ты куда? – послышался вкрадчивый голос, и Дитмар почувствовал чье-то дыхание прямо у себя на затылке. Резко обернувшись, он оказался глаза в глаза с Ангелой Вайс.

В зале сразу стало намного тише, и гроздья любопытных взглядов сконцентрировались на двух фигурах в углу.

– Может, выйдем на улицу? – опомнился Дитмар.

– Это лишнее. Я жду тебя через полчаса у себя, – сказала Ангела почти шепотом и громко добавила, указывая перстом на заваленный посудой и объедками стол: – Почему у вас на столе такой беспорядок? Господин Бауэр, тут нет мамок и нянек, чтобы убирать за вами!

– Я тоже не официант, чтобы за кем-то выносить грязные тарелки! – резко бросил в ответ Дитмар.

– Так это не ваша посуда?

– А я что, похож на слона? Вы думаете, я мог бы один столько съесть?

– Идите! Вы свободны! Я сейчас разберусь с персоналом столовой. Распустились все! На Восточном фронте будут дисциплинированнее, лентяи и бездельники!

Развернувшись на каблуках, Ангела пошла в сторону кухни.

Дитмар, сопровождаемый сочувственно-любопытными взглядами жующей публики, поспешил выйти на свежий воздух.

Ровно через полчаса он стоял возле двери с табличкой «Доктор А.Вайс» в элитном доме, где расположены квартиры руководства и высших офицеров «Лебенсборна».

Дитмар тихонько постучал в дверь, в душе все еще надеясь, что Ангела задержалась где-нибудь по более важным делам, чем встреча с ним. Створка почти мгновенно отворилась, и он вошел в пряно пахнущий полумрак жилища Ангелы Вайс.

– Проходи! – из темноты показалась сама хозяйка с распущенными белокурыми локонами, в белоснежном атласном халате.

Дитмар неловко зашел в гостиную и, вжав голову в плечи, присел в кресло. Ангела начала демонстрировать гостеприимство, накрывая стол скатертью, расставляя фужеры и раскладывая салфетки.

– Ты какое вино предпочитаешь? – прервала затянувшуюся паузу хозяйка дома.

Дитмар пожал плечами:

– Все равно. Я вообще… не пью. То есть, раньше не пил…

– Ты хочешь сказать, что не пробовал никогда спиртного? Не может быть! Сколько тебе лет?

– Девятнадцать! Я… я пробовал когда-то, года три назад. Мне не понравилось. Зачем пить, если не нравится?

– Мальчик, мальчик! Не всегда в жизни делаешь только то, что нравится… Или этот жизненный постулат ты еще тоже на себе не… опробовал?

Ангела села напротив и пронзила Дитмара взглядом серых глаз с прыгающим в них отражением пламени свечи.

– Вы… вы пригласили меня по какому-то вопросу? – наконец решился подать голос юноша.

Ангела кокетливо передернула плечами:

– И да, и нет… А что, я тебя отвлекла от более важных дел? Или тебе не приятно мое общество?

– Что вы! – выдавил из себя Дитмар, чувствуя пожар, запылавший в кончиках ушей.

– Не говори мне «вы», во всяком случае, когда мы вдвоем. Иначе я себя чувствую как учительница перед учеником. Я не такая уж старая… – кокетливо заметила она, приподняв левое плечо так, что халат начал плавно с него сползать.

Чтобы снять внутреннее напряжение, Дитмар решил все же выпить вина.

– Я, пожалуй, выпью «Бордо», – он решил отвести разговор в другую сторону.

Ангела восприняла этот шаг по-своему. Вспорхнув со своего места, она взяла два бокала, наполнила их красным вином и, как кошка, одним прыжком оказалась сидящей на коленях смущенного юноши.

– Ты прав, мой мальчик, прежде чем перейти на «ты», полагается выпить «на брудершафт»…

Она вставила бокал в одеревеневшую ладонь Дитмара, обвила его руку своей, прижавшись к нему боком и легонько касаясь губами мочки его уха, прошептала:

– Почему ты меня боишься? Не бойся, я хоть и кусаюсь, но оч-чень приятно, тебе понравится, увидишь… Мне кажется, ты еще совсем…

Она залпом опустошила содержимое своего бокала и стала наблюдать, как Дитмар, потягивая маленькими порциями вино, напряженно ждет продолжения.

Когда растягивать содержимое бокала стало уже невозможно, Дитмар вытряхнул последнюю каплю себе на язык и молча поставил пустой сосуд на столик. Пряный аромат, испускаемый свечой, смешался с винными парами и… Как всегда, разыгравшееся воображение подсовывало Дитмару свое отображение действительности: молекулы, напоминающие маленькие благовонные шарики, тонут в кроваво-красном пьянящем океане, взрываясь при этом и окатывая взрывной волной его мозги.

Но странно! Ему совсем-совсем не больно при этом. А наоборот – приятно, тепло и свободно. Его мозг раскачивается на качелях – туда-сюда, туда-сюда… Как хорошо, как легко!

«Я что, задремал? Или все это мне снится?» – Дитмар тихонько приоткрыл глаза. Ангела продолжала сидеть у него на коленях и смотрела в упор ему в лицо. Очки куда-то девались, и окружающий мир казался еще более расплывчатым и нереальным.

– Фу-х! – вздохнула Ангела. – Я уже испугалась, вдруг у тебя неприятие алкоголя? Неизвестно чем это могло закончиться! Не хватало еще откачивать тебя от алкогольного отравления!

Дитмар смущенно опустил голову, но Ангела, восприняв это как реакцию на свои чересчур резкие слова, сжала ладонями его лицо и прильнула губами к его губам.

Дитмар поплыл по волнам своих ощущений, периодически представляя себе яркие, как фейерверки, выбросы гормональных дрожжей и разбухающие, как тесто в бочке, инстинкты.

Они не заметили, как оказались совершенно голые на полу, потом переместились в уютную спаленку. Часа в два ночи они с аппетитом покушали и продолжили свои сексуальные упражнения.

– Ты совершенно потрясающий мужчина! Немного опыта, и тебе цены не будет… Кто бы мог подумать, что в тихом очкарике прячется такой вулкан страстей? Хотя, я каким-то седьмым чувством сразу это поняла…

Ангела сияла от счастья, но часа в четыре утра с сожалением прошептала своему юному любовнику:

– Надо поспать – и тебе, и мне, а то будем ходить как сонные мухи, завтра ведь нормальный рабочий день.

– Сегодня! – поправил ее Дитмар. От прежней скованности не осталось и следа. Он чувствовал себя победителем, правда, еще до конца не осознав, в чем именно.

– Не обращай внимания на то, что я говорю. У меня так кружится голова, что я сейчас не вспомню, как меня зовут. Но отдохнуть все-таки надо. Иди к себе. Завтра увидимся. Надеюсь, тебя теперь уговаривать не надо?

– Приду, конечно…

Быстренько одевшись и получив на прощание страстный поцелуй в губы, Дитмар поспешил в свое общежитие. В комнате, кроме него, жили еще двое ребят из «мюнхенской группы». Тихонько пробравшись к своей кровати, Дитмар, засыпая на ходу, едва успел снять ботинки и верхнюю одежду, проваливаясь в объятия Морфея.

Из небытия его вернул сосед по комнате Хорст Ульрих, аспирант и любимый ученик профессора Бауэра:

– Вставай, гуляка! До завтрака осталось пятнадцать минут. Отоспишься лучше в лаборатории.

Завтрак, точно так же, как и ужин, пропускать было нельзя. Не отметишься в журнале – неприятностей не оберешься. В отношении «ученых» допускались некоторые дисциплинарные поблажки – не солдаты все-таки, но законы военного времени, даже в таком укромном уголке войны, как Датское королевство, никто не отменял.

Да, да – в Дании, несмотря на то, что она была в качестве новых владений присоединена к великому рейху, до 1943 года официальным главой государства оставался король. Который, кстати говоря, пользовался огромным уважением своих подданных. Возможно, поэтому Гитлер и не решился сразу, как это произошло в других завоеванных им странах с монархами во главе, отстранить его от правления. А может, они просто нашли компромисс, устраивавший обе стороны. По крайней мере, первое время.

Во всяком случае, положение датчан, по сравнению с другими новыми гражданами Германии, было завидным. Тут сыграло роль, наряду с «нордическим» родством и использованием Дании как основного поставщика масла, мяса и молока для немецкой армии, еще и «заступничество» короля.

Послевоенные историки сочли королевское участие в судьбах датчан несколько преувеличенным и наигранным. И даже развенчали легенду о том, что благородный монарх, якобы, после объявления новых властей о том, что все датские граждане еврейской национальности должны носить на одежде нашивку в виде желтой шестиконечной звезды, вышел на следующий день на улицы Копенгагена со звездой Давида на плаще. Но факт остается фактом – почти все евреи, проживавшие в Дании во время войны, были спасены. Накануне акции по отправке их в концентрационные лагеря, датские евреи были тайком переправлены на шведский остров и, благодаря этому – спасены. Потом, опять же, появились разговоры, что рыбаки-переправщики делали это из корыстных побуждений. Даже если это и так, разве не согласились бы ради спасения жизни отдать все, что у них есть, миллионы других замученных и убитых жертв войны? Но у них, к сожалению, выбора не было.

У Дитмара выбора не было тоже – ему пришлось вставать, и, покачиваясь, идти к умывальнику. Холодная вода привела его в чувство, он быстро оделся, и, стараясь не думать о событиях прошлой ночи, пошел в столовую.

Разговаривать ни с кем не хотелось, и он, не обнаружив ни одного свободного столика, встал с чашкой кофе прямо возле стены, увешанной натюрмортами, сильно напоминающими работы учеников младших классов художественной школы.

Уставившись на букет желтых тюльпанов, он потягивал сладкий кофе и старательно отводил свои мысли от воспоминаний о новых ощущениях. Внезапно почувствовав на себе чей-то взгляд, он резко обернулся.

Один из первых людей в «Лебенсборне» майор Герхард Кюлер с неприязненным любопытством рассматривал Дитмара.

Юноша чуть было не поинтересовался: «Чем обязан?», но вовремя сообразил: не место и не время для таких фамильярностей. Сделав вид, что ничего не заметил, он поставил недопитую чашку с кофе на поднос с чьей-то грязной посудой и отправился в свою лабораторию.

Глава 10

Заручившись поддержкой полиции, хотя бы и в лице вчерашней практикантки Юли, Алина Вальд, выруливая к привокзальной площади Дюссельдорфа, уже имела в голове приблизительный план дальнейших действий.

Для начала она навестит свою старую знакомую – сотрудницу «женского дома» Веру Штайнер. Именно она курирует «русскоговорящих» обитательниц дюссельдорфского «дома». Алине приходилось с ней общаться довольно часто, и постепенно их деловое знакомство перешло на качественно новый уровень приятельских отношений – они могли пойти вместе в кафе, на выставку, позвонить друг другу не только в рабочее время по служебному номеру, но и просто так домой – поболтать.

Алина не скрывала, что первоначально ее интерес базировался на совершенно конкретной возможности получать из первых рук душещипательные «жизненные» истории, столь близкие сердцам читательниц женского журнала. Надо сказать, что лучшего источника для такого рода «слезоточивой» информации – как называл «женские истории» муж Алины Маркус – сложно придумать.

Зарабатывать себе очки на чужом горе – хлеб для многих журналистов. Даже если кому-то покажется это кощунственным, сложно найти в жизни событие или поступок, который, принося удовольствие и прибыль одному, не стал бы одновременно потерей или причиной расстройства для другого. Не мы открыли закон – любая медаль имеет две стороны.

Точно так же, как «коньком» Алины в бытность ее в московском издательстве «Варвара» были скандальные биографии нуворишей-женщин, в немецком журнале на русском языке «Лина» она регулярно рассказывала читательницам о судьбах их соотечественниц, попавших в разного рода неординарные истории, большей частью связанные с семейными драмами на почве различия менталитетов супругов или стрессов эмигрантской жизни.

Нередко семейные драмы заканчивались в «женских домах», созданных в Германии в семидесятые годы прошлого столетия с целью защиты и поддержки женщин, попавших в сложные жизненные ситуации и не имеющих средств для самостоятельной, независимой от мужа-тирана, жизни. Что и говорить – иностранные супруги немецких мужчин составляют значительную часть обитательниц «женских домов».

Алина – и не без оснований – полагала, что после ночного телефонного разговора с ней, Лучана Маркес почему-то переменила свои планы. Но почему? И куда она могла отправиться в столь позднее время, без денег, да еще и с маленьким ребенком?

Наверняка, она заночевала в Дюссельдорфе, но если принять во внимание, что друзей в городе у нее нет – зачем бы иначе она звонила едва знакомой Алине Вальд? – то вполне возможно, что следы ее обнаружатся в какой-нибудь дешевенькой гостинице или «женском доме», если уж не в привокзальной ночлежке. Хотя нет, последний вариант Алина сразу отмела – не станет Лучана ночевать среди бродяг, побрезгует.

Алине пришлось сделать несколько кругов, прежде чем она заметила отъезжающий от обочины автомобиль и сразу же остановилась, ожидая, когда освободится место для парковки. Несмотря на возникшую позади ее автомобиля пробку, никто не нервничал, не сигналил – дисциплинированные и терпеливые немецкие водители не привыкли выражать свое нетерпение сигналами или извозчичьими понуканиями. Они смиренно ждали, пока закончится процесс парковки, и проезжая сотню-другую метров, становились опять в ожидании очередного неторопливо выруливающего собрата.

На немецких улицах автомобильные сигналы вообще услышишь довольно редко, а если вдруг услышишь и успеешь при этом разглядеть того, кто послужил его источником, то заметишь при этом характерную деталь: наверняка водителями окажутся лица «южно-европейской» национальности, отличающиеся, как известно, горячим темпераментом.

По дороге Алина заглянула в кондитерскую, приобрела яблочный штрудель и булочку для Михаэля. Ребенок, как ни странно, всем кондитерским изыскам предпочитал самую простую и незамысловатую белую булочку без всяких наполнителей и заливок.

– Тут кофе нальют несчастной журналистке с ребенком? – выпалила она, заглядывая в кабинет Веры. – Ой, извините, если помешала… – добавила Алина, заметив, что Вера в кабинете не одна.

– Проходи, проходи! Кстати, можешь принять участие в нашей беседе. Знакомьтесь – Светлана Мауль, Алина Вальд.

– Сейчас, отведу Миху в детскую, пусть поиграет там с ребятишками, и с удовольствием поучаствую в разговоре. Я, кстати, тоже по делу, а не просто кофе попить.

Вернувшись через две минуты в кабинет Веры Штайнер, Алина обнаружила появление еще одного персонажа. Он, активно жестикулируя и с трудом сдерживая рвущиеся изнутри проклятия, пытался предъявить права на свою собственность в виде съежившейся на стуле супруги. Только сейчас Алина заметила на шее Светланы темные пятна и отметила ее нездоровую худобу.

Алина, всегда с некоторой завистью относившаяся к женщинам, которые совершенно без всяких усилий поддерживают себя в обезжиренной форме, тем не менее, в состоянии была оценить, насколько естественными и желанными эти усилия были.

– Я не хочу возвращаться к нему! – тихо по-русски сказала Светлана.

– Не смейте при мне говорить на своем поганом языке! – с угрозой прошипел супруг Светланы Мауль.

– Господин Мауль! Вас сюда никто не приглашал, так что, будьте добры, подождите за дверью, пока вас позовут! – тихим, но безапелляционным тоном заявила Вера.

– Как вы смеете мне указывать на дверь?! Я пришел сюда за своей женой и без нее никуда не уйду! – с нарастающей тональностью в голосе объявил лысый толстячок, выпячивая рыбьи глаза из орбит. – Я сейчас позову полицию! Я напишу о вашем произволе в газету!

– Будьте так любезны! – хищно раздувая ноздри, вступила в перепалку Вера. – Полиция будет очень кстати, а пресса уже здесь! – кивнула она в сторону Алины. – Фрау Вальд, можете начинать задавать вопросы обиженному супругу Светланы Мауль.

Алина с серьезным видом доставая из сумки диктофон, начала подыгрывать Вере:

– Господин Мауль, расскажите нашим читателям, как давно вы начали замечать нарушения поведения у вашей жены? Возможно, ваши откровения помогут избежать ошибок в других семьях, имеющих сходные проблемы.

Рыбьи глаза с недоумением вылупились в сторону Алины. Появившаяся на лбу испарина свидетельствовала о колоссальной работе мысли, пытающейся пробиться сквозь толщу заскорузлого жира, залившего мозги. Наконец до него дошло: так эти русские хамки, эти наглые феминистки издеваются над ним! Он им сейчас покажет, кто здесь хозяин!

Схватив мертвой хваткой свою несчастную жену за локоть, он изо всех сил рванул ее со стула и потянул к выходу:

– Эта дрянь завтра же покатится со своим выродком обратно в Полтаву! Я не желаю больше кормить этих дармоедов! А с вами я буду судиться! Завтра же получите письмо от адвоката!

Мауль пылал, как помидор, тщательно натертый старательным рыночным торговцем, чтобы привлечь покупателей. В комнату заглянула молодая женщина:

– Может, вызвать полицию? – спокойно глядя на разбушевавшегося мужчину, спросила она. По всему видно, что такие сцены для них – рутина и уже не вызывают ответного всплеска эмоций со стороны сотрудников.

Неожиданно рука толстяка разжалась, испуганная Светлана поспешила спрятаться за стол и оттуда наблюдала, как ее муж, прислонившись боком к стене, постепенно сползает вниз. Перепуганная Вера подбежала к нему:

– Что с вами? Может, вызвать скорую? Разве можно так нервничать! Всегда ведь есть возможность найти компромисс, надо, чтобы всем было хорошо… – лепетала она, поддерживая его расслабленную руку.

– Нет, не надо… – еле слышно выдавил из себя Мауль.

– Что не надо? Вы можете говорить? Алина, вызывай скорую помощь!

Ослабевший мужчина собрал все свои силы и насколько мог громко прохрипел:

– Не вызывайте скорую! Я не собираюсь оплачивать этих бездельников! Я могу сам идти, я сейчас встану и пойду к врачу, и нечего тут командовать! Светлана, иди сюда, поможешь мне. Я подумаю еще, может, прощу тебя… Давай, поторапливайся!

Светлана бросилась к мужу и попыталась приподнять его с пола. Он положил свою руку, похожую на покрытый рыжими волосами окорок, на худенькие плечики жены, общими стараниями они поднялись на ноги и потихоньку пошли к двери. Светлана оглянулась:

– Извините за беспокойство! Мы пойдем потихоньку…

– Терпения тебе! Приходи, если что… Но, может, он поумнеет все-таки? Хотя, надежды мало. Бери такси, и езжайте к врачу, похоже, у него сердечный приступ. Как бы инфаркта не было… – ответила ей по-русски Вера Штайнер.

Когда за ними закрылась дверь, Алина облегченно вздохнула и присела на стул:

– Ну и нервная у тебя работка! И часто такие концерты бывают?

– Хорошо, если только один за день, а бывает, что и несколько. Женщин жалко – но чем им поможешь? Сами знали, на что идут. А если и не знали точно, то могли предполагать. Но ты же видишь – каждая думает, что ее пронесет, потерпит как-нибудь три года, получит вожделенную бессрочную визу на проживание и будет жить как королева! Но ведь и три года с таким уродом надо суметь прожить! А это, скажу я тебе, ох как не просто! Светлана Мауль уже пятый или шестой раз ко мне прибегает, а осталось ей всего-то пять месяцев до решения «основного вопроса». Потому муженек ее и бесится – голодом морит, руки распускает. Вот как развеиваются мифы о тихих интеллигентных немцах. Тут и немок полно, сбежавших от своих мужей-психопатов и наркоманов.

– Ну, психические отклонения – это не национальная черта, а общечеловеческая… Я всегда была против наклеивания ярлыков с «национальными признаками» на людей, слишком уж это попахивает шовинизмом.

– Ты, как я поняла, по делу? Выкладывай, пока очередной психопат не явился.

Алина достала из сумочки скопированные в полиции фотографии Лучаны и Инес и протянула их Вере:

– Посмотри, может, видела их в вашей богадельне?

– Их самих не помню, а фотографии я уже видела. К нам из полиции прислали, ты разве не в курсе? Или у тебя частное расследование?

– То, что полиция их рассылала по «женским домам», я знаю. Но в этом деле есть моя личная заинтересованность… Можно, я еще раз опрошу тех, кто дежурил той ночью и женщин, у которых маленькие дети?

– Пожалуйста, без проблем! Сейчас я возьму регистрационный журнал, и мы посмотрим, с кем можно еще поговорить.

Вера вернулась через пять минут с двумя пухлыми папками в руках:

– Конечно, все данные заносятся в компьютер, но сначала мы регистрируем прибывших в журнале. А вот в этой тетради расписываются сотрудники о приходе и уходе.

Алина открыла первый журнал на странице позавчерашнего дня – естественно, никакой Лучаны Маркес там и близко нет. Поразмышляв немного, Алина просмотрела следующую страницу – беглянка могла прибыть и после полуночи, то есть на следующий календарный день. Ничего похожего. Хотя… что-то все-таки смущало Алину. Но что? Она еще раз просмотрела фамилии и имена в регистрационном журнале. Взгляд задержался на знакомой фамилии. Хольц… Хольц… Стоп! Так это же фамилия родителей маленькой Инес! Так, что стоит в журнале еще? Имя – Ингрид. Прибыла около полуночи вместе с сыном. Ну, положим, маленькому ребенку, тем более спящему, можно приписать любую половую принадлежность, никто ему в трусы заглядывать не будет. А документы?

– Вера, извини, что я тебя отвлекаю, – обратилась Алина к приятельнице, воспользовавшейся неожиданным затишьем, чтобы разобрать бумаги на собственном столе, – скажи, могут принять женщину вообще без каких-либо документов?

– Конечно, могут! Бывают ситуации, когда женщины прибегают к нам в домашних тапочках, какие документы мы у них можем спрашивать? Но вообще, мы просим показать хотя бы какую-нибудь карточку – медицинскую, банковскую, если нет паспорта или водительских прав. Но не принять женщину, если у нее нет вообще никакого удостоверения личности, мы не имеем морального права – это противоречит принципам нашей организации.

– Посмотри на вот эту подпись. Ты можешь разобрать, кто принимал Ингрид Хольц с сыном?

Вера посмотрела на строчку, куда Алина указывала пальцем:

– Это подпись Гражины Вакульской. Она дежурила той ночью. Кстати, Гражина тоже из наших бывших клиентов. У нас половина сотрудников таких, для которых «женский дом» стал сначала убежищем, а уже потом – местом работы.

– А она работает сегодня?

– У тебя же тетрадь приходов и уходов. Посмотри!

– Вакульская… Вакульская… Ох! Какая жалость! У нее рабочий день закончился десять минут назад!

– Ах, точно! Совсем вылетело из головы! Я же видела ее мельком, когда брала журналы! Она как раз расписалась об уходе!

– Надо же, как не повезло! Могла бы сразу с ней поговорить…

– Не причитай раньше времени! – Вера решительно сорвалась с места и, схватив Алину за руку, потащила за собой. – Она могла где-нибудь задержаться, давай глянем на всякий случай!

Заглянув на лету в курилку и комнату отдыха, они, запыхавшись, выбежали на улицу. Возле входа в «женский дом» собралась толпа народа, через секунду послышался вой сирены, и со всех сторон начали съезжаться машины полиции и скорой помощи.

Вера с Алиной, повинуясь стадному инстинкту, направили свои любопытные взоры в эпицентр событий. Тем более что в звуках причитаний, доносившихся откуда-то снизу, им послышались знакомые интонации.

– С ума сойти… – растерянно начала Вера, – кажется, это голос Светланы Мауль. Что же все-таки случилось?

Вера начала активно работать локтями – в критических ситуациях она умела проявить решительность и твердость, что очень импонировало Алине. Сама она, почти прилепившись к Вериной спине, как хвостик проползла вслед за ней, размышляя при этом с журналистским рационализмом, что из непонятных еще событий можно будет между делом сварганить потрясный репортажик. Алина нащупала в сумочке фотоаппарат – надеюсь, аккумулятор не разрядился!

Прибывшие полицейские начали отодвигать толпу, освобождая место для выехавших из машины скорой помощи носилок. Алине, наконец, удалось разглядеть, что происходит. На краю тротуара неподвижно лежал скандалист Мауль, вокруг него с криками и воплями на коленях ползала жена Светлана. Каким-то образом Вере Штайнер удалось прорваться к своей подопечной, которая и в нормальном состоянии с трудом подбирала немецкие слова, чтобы слепить мало-мальски удобоваримую фразу, а сейчас рассчитывать на то, что она сможет членораздельно объясниться с полицейскими и врачами, не приходилось. Так что присутствие Веры оказалось весьма кстати.

Алина сделала несколько снимков на всякий случай – вдруг действительно удастся сделать какой-то материал. Хотя, уже понятно, что это не убийство и даже не автомобильная авария, так что «жареного» не получится.

Толпа начала постепенно таять. Вера покрутила головой и, заметив Алину, поманила ее рукой. Носилки с телом тем временем погрузили в машину, на бордюре сидела Светлана и показывала девушке в полицейской форме какие-то документы. Вскоре отъехали и полицейские, и врачи.

Несколько человек, задействованных в предшествовавших событиях, остались на месте. К окаменевшей Светлане подсела симпатичная светловолосая женщина и с сильным акцентом стала говорить ей по-русски незамысловатые утешительные фразы.

Алина приоткрыла рот, все не решаясь задать вопрос, но Вера опередила ее. Взяв подругу под руку и отведя ее немного в сторону, она тихо сказала:

– Ну вот и решилась проблема сама собой… Эх, жизнь… Какой бы он не был, но все-таки человек…

– Ты хочешь сказать, что он умер? – побледнев от неожиданного поворота событий переспросила Алина.

– Умер! – равнодушно, как будто о раздавленной на дороге крысе, ответила Вера. – Не думай только, что я совсем очерствела, но мне покойного совсем не жаль. Посмотри, как Светлана изводится! Вот она, загадка русской женщины – бьет, значит, любит. И о мертвом – только хорошее. А этот Мауль сам виноват. Жадность фраера сгубила – так, кажется, блатные говорят, а? Точнее не скажешь!

– Почему ты так думаешь?…

– Я не думаю, а знаю. Врачи сразу поставили диагноз – обширный инфаркт. Если бы они приехали полчаса назад, его можно было спасти. Но ты сама слышала, он не хотел вызывать скорую – придется самому платить за вызов, а медицинская страховка возвращает не сразу и не полностью всю сумму. Светлана мне рассказывала, что год назад она уже имела смелость вызвать скорую по собственной инициативе, когда у него начался отек гортани. Скорая приехала, сделали ему укол антигистаминного препарата, отек быстро спал, а «благодарный» супруг устроил ей скандал за самоуправство. А когда пришел счет на оплату их услуг, он заставил его оплачивать свою супругу, которая зарабатывает уборкой в чужих семьях. Плюс за эти деньги она еще с сыном должна как-то прожить, потому что он продукты покупал только для себя. В общем, спасла ему жизнь один раз против его воли – а на этот раз получил то, что хотел.

– Неприятная история… А что же с ней самой теперь будет?

– Скажу жестоко, но честно. Для нее начинается нормальная жизнь – спокойная, без нервотрепки, визу постоянную она по срокам пребывания в Германии уже имеет право получить, пенсию как вдова будет иметь довольно приличную. Так что, думаю, из рядов моих подопечных она уже выбыла.

– Как всего за несколько минут может судьба резко повернуться…

– И заметь – не всегда в худшую сторону, даже если начинается с трагедии… Кстати, мы с тобой, кажется, бежали за Гражиной Вакульской? Пошли, я тебя с ней познакомлю. Она сидит рядом со Светланой.

Вера подсела к Светлане с другой стороны, сказала пару слов Гражине и кивнула в мою сторону. Взяв инициативу по психотерапевтической обработке новообразовавшейся вдовы на себя, Вера дала возможность своей коллеге поговорить с Алиной.

Гражина с сожалением посмотрела на часы и попыталась говорить по-русски:

– Я задержалась почти на сорок минут, а мне дочку забирать из школы! Может, мы перенесем нашу беседу? У меня автобус через три минуты, если я на него не успею, придется ждать еще четверть часа, и дочка будет сидеть в школе одна. Или у вас очень срочно?

Алина сразу сориентировалась:

– А давайте я вас на машине подброшу, куда вам надо, и мы по дороге поговорим? Вы так чудесно говорите по-русски, но если для вас проще по-немецки, то давайте перейдем на немецкий!

– Вообще-то, мне проще всего по-польски!

– Это я уже поняла!

– Но почему-то в советских школах не учили языки друзей по социалистическому концлагерю! – засмеялась Гражина. – Зато мы зубрили язык «старшего брата». Мне вот совершенно неожиданно пригодилось в Германии, приходится иногда практиковаться. Хотя, моих соотечественниц в «женском доме» тоже хватает.

– Смотрю я, у вас «каждой твари по паре»…

– Если в библейском смысле, то – да. А если в смысле современного разговорного значения слова «твари», то это больше о тех, из-за кого женщины сюда приходят…

Вернувшись в «женский дом», Алина быстро собрала Михаэля, который совершенно не хотел покидать веселую детскую компанию.

Усевшись в машину, они направились в указанном Гражиной направлении. После затянувшейся паузы Алина сразу перешла к делу:

– Меня интересует женщина с ребенком, которая прибыла во время вашего позавчерашнего ночного дежурства. Она назвалась именем Ингрид Хольц…

– Да, да! Я помню эту женщину. Молодая, симпатичная, была очень взволнована, бледная, ребенок спал у нее на руках. Не знаю даже, что еще сказать?

– Чем она объяснила свой приход в столь позднее время?

– А у нас варианты стандартные – муж избил, прогнал, пришел пьяный или обкуренный, угрожал. И время как раз самое «подходящее». Чаще всего семейные эксцессы случаются поздно вечером или ночью.

– На ней были следы побоев, порванная одежда?

– Нет, я не заметила, а она не жаловалась. Правда, она была в очках с затемненными стеклами… Я еще подумала – среди ночи, зачем они? Но бывает, что под очками прячут синяки, и я не стала ее расспрашивать – зачем травмировать человека, ей и так досталось. Сказала, муж пришел пьяный, начал ее оскорблять, она взяла ребенка и убежала. А утром на завтраке ее уже не было.

– Кстати, в журнале написано, что ребенок – мальчик.

– С ее слов… Ребенок спал, был в брюках и футболке, разве разберешь – мальчик или девочка?

– А имя вы тоже записали с ее слов?

– Я попросила показать хотя бы какое-нибудь удостоверение или карточку. Она дала мне карточку какого-то клуба. Там было написано «Ингрид Хольц».

– Там точно стояло имя «Ингрид»?

– Кажется, нет. Там стояло просто «И. Хольц».

Алина, придерживая руль левой рукой, залезла правой в свою сумочку, которая лежала за водительским сиденьем. Немного порывшись, она, не глядя, протянула Гражине карточку из клуба «Малыш», в котором два дня назад она познакомилась с Лучаной Маркес и ее воспитанницей Инес. На карточке было выбито «М. Вальд» – членами клуба считаются дети, а не сопровождающие их мамы, бабушки или няни!

– Да! – сказала Гражина. – Она мне показывала точно такую же карточку!

Глава 11

Ирину Коновалову вывел из оцепенения телефонный звонок. Она так и жила последние два дня – то погружаясь в свой собственный мир – мир ее с Димой, то возвращаясь на какое-то время к действительности – когда кто-то ей звонил или приходил, чтобы выразить соболезнования.

– Мама! Ты меня слушаешь? Что там у вас произошло? Почему я узнаю о смерти твоего мужа от совершенно посторонних людей? Тебе что, тяжело было позвонить мне? Мы же не чужие! В какое положение ты меня ставишь?!

«Мальчик мой! Почему же все о себе, да о себе – „я“, „мне“, „меня“? Спроси хотя бы, что случилось, как твоей маме жить после этого… Ты привык быть центром Вселенной… Я ведь тебя сама таким создала… Что-то упустила… Что-то не смогла… Что-то неправильно сотворила… Но ведь я старалась, делала все, чтобы ты не был ни в чем обделен… Или я виновата, что не отдала тебе всю свою любовь без остатка, а украла часть ее… украла для Димы… – думала Ирина, выслушивая упреки и претензии сына. – Как все-таки он похож на своего отца. Вот они, шутки природы – не был знаком с отцом до восемнадцати лет, а оказался точной его копией. Причем, не только внешне, но и всем нутром. Генетика! Никуда не денешься…»

– Извини, сынок! Не беспокойся, мне есть кому помочь… Я не сумею сейчас тебе прислать денег, подожди несколько месяцев, я еще насобираю, и ты тогда сможешь приехать, и машину тебе купим. Как поживает Ирочка?

Ирина Степановна обожала свою внучку, тем более что ее назвали в честь нее – Ириной. Но сын бросил жену с ребенком, семейная жизнь и отцовские обязанности тяготили его. Он периодически приживался то у одной, то у другой женщины, пытался заниматься бизнесом, но все время что-нибудь приключалось непредвиденное – и все капиталы удивительным образом вылетали в трубу. А мать экономила жалкое пособие и посылала своему Тимурчику очередной перевод для реализации нового проекта, который, как и все предшествующие, благополучно проваливался.

Тайком от сына она помогала и внучке с невесткой. Одиннадцатилетняя Иришка оказалась удивительно талантливой девочкой – отличница в школе, призер художественных выставок, да еще и теннисом увлеклась. Конечно, Ирина Степановна гордилась своей внучкой и по возможности, во всем отказывая себе, финансировала ее увлечения.

– Ирочка? – переспросил Тимур. – А что Ирочка? Живет себе прекрасно, учится. Какие у нее могут быть проблемы?

«Какие проблемы? – Ирина уже привыкла дискутировать с сыном только про себя. – Одеть, обуть, накормить. На зарплату ее мамы-медсестры не сильно разгуляешься, тем более, когда от папы помощи никакой. Я-то по себе знаю, как жить одной с ребенком. А ведь невестка не может даже дежурство ночное взять, чтобы подработать – как девочку оставишь одну в квартире? Я бы забрала внучку к себе, но ведь невестка не отдаст. И правильно сделает, я на ее месте тоже не отдала бы. Это ведь только мужчины так запросто кидают своих детей, и сердце у них не болит о том, как и где живет его кровиночка…»

– Ты давно дочку видел? Как она? Прислал бы фотографии!

– Вот приеду и привезу фотографии. Когда ты сможешь меня вызвать?

– Не раньше осени, я же тебе сказала, сейчас не смогу, предстоят большие расходы…

– А чего это ты должна оплачивать похороны Коновалова? Пусть его дочурка раскошелится. Она ведь богатая, денег не знает куда девать…

– Сынок, – дрожащим голосом ответила Ирина Степановна, – я не привыкла считать чужие деньги. И тебе не советую. А похоронить Дмитрия Дмитриевича – это мой долг, он ведь мой муж, и я не собираюсь ни на кого переваливать свои обязанности…

Ирина со страхом ожидала реакции на смелые слова. После затянувшейся паузы Тимур с холодком в голосе поспешил попрощаться:

– Делай, как знаешь! Мои соболезнования…

«Хоть в конце разговора вспомнил, с чего надо было начинать… Тимурчик…» – услышав в телефонной трубке короткие сигналы «отбоя», Ирина вернулась в свою, ставшую уже привычной за два последних дня, обитель – сияющие лучезарными отблесками солнца волны памяти.

…Всю следующую ночь после столь наполненного волнующими событиями дня – знакомства с симпатичным доктором Коноваловым и его милой приветливой мамой, которая к тому же оказалась ее соседкой, Ирина провела над курсовой. Спать совершенно не хотелось – казалось бы, сиди и пиши, но нет – лезут в голову всякие-разные мысли. Мысли, которые надо гнать поганой метлой, чтобы освободить место для анализа раннего творчества Бунина – темы ее курсовой работы по русской литературе. Не говоря уже о том, что мечтать о женатом мужчине – просто непорядочно, тем более, в такое время…

Ирина опять задумчиво отвела взор от своей тетради: интересно, чем сейчас занимается доктор Дима? И сразу же покраснела от собственных мыслей. Чем может заниматься семейный мужчина поздно вечером? Конечно же, лежит в объятиях красотки Милы. Ах, нет! Совсем забыла! Он же сказал, что дежурит сегодня ночью. Бедный! Все люди отдыхают, а он работает… Ирина решила, что будет сидеть всю ночь и добросовестно трудиться над своей курсовой. Из солидарности. Он не спит – и она не будет.

Ирина тихонечко встала, чтобы не разбудить сопящего в маленькой кроватке Тимура, поправила его одеяльце и вышла на балкон. Переехав в Томск, она почувствовала себя совершенно взрослой и независимой женщиной, и уверенности в этом добавлял ставший модным в семидесятые годы образ феминистки. Честно говоря, вжиться в него у Ирины никак не получалось, а для того, чтобы себя и других убедить в том, что она такая же, как все, современная и раскованная, начала курить – сначала просто за компанию стояла со всеми в курительном углу коридора, манерно держа сигарету между средним и указательным пальцем. Потом начала неумело глотать дым и потихоньку втянулась.

Конечно, курение было для Иришкиного бюджета непозволительной роскошью, но очень уж не хотелось расставаться с красивым киношным образом женщины без комплексов – с приподнятой недоуменно бровью и изящным изгибом руки, подносящей ко рту зажженную сигаретку.

О вреде здоровью в то время никто не задумывался, а минздрав тогда еще никого и ни о чем не предупреждал. Существовали, правда, еще и моральные сдерживающие факторы в лице добропорядочных сограждан, ставящих на всех без разбора курящих девушках клеймо «гулящая». Что, впрочем, еще больше стимулировало пополнение рядов курильщиков молодыми девчонками, которых хлебом не корми – дай сделать что-нибудь наперекор общественному мнению, а тем более – собственным родителям.

Родители, а точнее сказать – отец и его жена, делами Ирины интересовались редко.

Отец говорил с ней виноватым голосом, иногда даже присылал в конверте три-пять рублей, каким-то способом скрытых от супруги, на «маленькие женские радости для тебя и конфетки для Тимурчика», как обычно писал он в маленькой прилагающейся к купюре записочке. Потому как других женских радостей у Ирины не было, свои маленькие «премиальные» она тратила на дешевые болгарские сигареты.

Ирина, насколько могла, старалась не обижаться на отца – в конце концов, он тоже имеет право на личное счастье и свою жизнь. Ему пришлось немало пережить с больной первой женой, ее мамой, так пусть поживет в свое удовольствие, он ведь не старый еще мужчина. А она свой жизненный выбор сделала сама – так что никто и ничего ей не должен. А вот она должна заменить Тимурчику всех – и папу, и дедушку, и Деда Мороза…

В Сибири не такое уж долгое лето, так что радоваться надо каждому дню. Тем более ей, привыкшей к среднеазиатскому жаркому климату. Прошедший день сочли бы в Джамбуле прохладным, но для не избалованных теплой погодой томичей казался самым что ни на есть чудесным и солнечным. И даже в полночь воздух оставался прогретым настолько, что Ирина себя чувствовала на балконе вполне комфортно в легком ситцевом халатике с короткими рукавами.

Присев на деревянный ящик из-под посылки и придвинув к себе консервную банку, выполняющую функцию пепельницы, Ирина задумчиво посмотрела на небо. Так красиво и четко все видно! И кто б мог подумать, что на самом деле этих звезд, возможно, уже давно и в помине нет. Ведь мы видим их такими, какими они были тысячи и миллионы лет назад. Именно столько световых лет необходимо далеким звездам, чтобы донести свое отображение до Земли. Ирина прочитала об этом в журнале «Наука и жизнь» и долго не могла прийти в себя от мысли о неимоверных масштабах Вселенной.

В то время всевозможные астропрогнозы, гороскопы и гадания по звездам еще не вошли в моду, но позже, вспоминая свои «вселенские» раздумья, Ирина недоумевала: неужели человек настолько высокого мнения о себе, как о частичке природы, что имеет наглость думать о том, как удаленные на миллионы световых лет звезды оказывают какое-то влияние на него, моментально появляющуюся и исчезающую в небытие песчинку?

Уже живя в Германии, она прочитала «Афоризмы житейской мудрости» немецкого философа Артура Шопенгауэра и с удивлением обнаружила очень схожую позицию по этому вопросу.

Дима, когда она ему сообщила об этой параллели, с улыбкой заметил:

– Так ты у меня, оказывается, еще и философ?

Нет, она не была философом. Ей хотелось мечтать не о научных статьях из «Науки и жизни», а о чем-то красивом, романтическом. Ирина с отвращением подумала о своем бывшем муже: «Я подарю тебе звезду…» и всякая подобная белиберда… Нет, теперь бы она уже смогла отличить стекло от алмаза. Такие «звезды» ей больше не нужны!

«Ишь ты, не нужны! – вступил в спор внутренний голос. – А ты-то сама кому нужна? Так и будешь искать настоящую любовь. А ты хоть знаешь, что это такое? Это ведь совсем не то, что пишут в книжках и показывают в кино. Не крути носом, посмотри по сторонам – вон, к примеру, сослуживец твоей тетки – Игорь. Чем плохой парень? Оказывал тебе знаки внимания. Почему ты не захотела идти с ним в кино? Чем он тебе не такой? Не каждый молодой парень решится крутить роман с женщиной, имеющей довесок в виде ребенка, когда не обремененных ничем студенток кругом хоть пруд пруди. Повстречайся с ним, присмотрись… Как сказала тетя Таня? – „Замуж тебя никто пока не приглашает, но для здоровья-то мужчина нужен. Ты уже взрослая, должна понимать – от воздержания всякие болезни появляются. Разрядка нужна – и телу, и душе!“ Прислушайся, прислушайся к словам любимой тети! Она ведь искренне хочет тебе добра. Пожалуй, единственный человек на земле, который еще беспокоится о тебе…»

Как не растягивай сигаретку, а она заканчивается рано или поздно, и надо возвращаться к своим книжкам и тетрадкам… В половине пятого утра Ирина все-таки прилегла – курсовая работа готова, а до подъема еще два часа можно поспать…

Следующий день прошел в суете, отягощенной полусонным состоянием и скопившейся за пропущенный вчерашний день дополнительной работой.

Забирая Тимура из ясельной группы детского сада, Иришка мечтала только об одном – пораньше уложить ребенка и лечь спать самой.

«Встречаются же люди, которые могут не спать сутками! А я как ни борюсь с собой – если не наберу своих семь часов сна, то потом хожу вареная весь следующий день. Что за неудачный продукт произвела матушка-природа в моем лице?»

Истязая себя комплексами собственной неполноценности, она подошла к своему дому.

– Ира! – окликнул ее знакомый голос.

Она подняла голову и увидела спешащую к ней Марию Петровну.

«Никогда бы не дала ей пятьдесят пять лет! Она ведь сама сказала, что недавно вышла на пенсию… Стройная фигура, красивое лицо, величественная осанка – королева, да и только!» Глядя на соседку, Ирина распрямила спину и вытянула шею – ей еще учиться и учиться, как быть настоящей женщиной! Она уже давно переросла возраст гадкого утенка, а вот прекрасным лебедем так и не стала… Что ж, какая есть, такая есть…

Приблизившись к Ирине и Тимуру, Мария Петровна улыбнулась, протягивая ей обернутый в газету сверток:

– Я тебя долго не отвлеку, знаю, что устала и хочешь отдохнуть. Вот, пироги сегодня пекла, самой все рано не осилить, а у тебя времени нет возиться – возьми, не побрезгуй. Может, и Тимурчику понравится. Правда, детка? – она присела на корточки и начала разговаривать с малышом. – Хочешь пойти со мной погулять?

Тимур просительно посмотрел снизу вверх на маму:

– Хочу гулять!

Мария Петровна виновато глянула на Ирину:

– Может, я и на самом деле схожу с мальчиком на детскую площадку, а ты отдохнешь пока. Через час или два – как скажешь – приведу его к тебе домой, или ты заходи ко мне. Я купила для внучки игрушечную железную дорогу, но она у меня редко бывает, и ее не удивишь ничем – у другой бабушки игрушек побольше да подороже… А Тимурчику, думаю, понравится. Ну, что, отпускаешь нас?

Мальчик уже стоял возле чужой бабушки и держал ее за руку.

Ире ужасно хотелось побыть в тишине хотя бы какое-то время, отдохнуть, расслабиться. С маленьким ребенком это получается редко, но отпустить сына с едва знакомой соседкой? Пусть даже такой милой и симпатичной? Но ведь это не просто соседка… это мама доктора Димы…

– Ну что с вами сделаешь? Гуляйте! Я зайду за Тимуром к вам домой, чтобы вам не подниматься ко мне на четвертый этаж.

– Договорились!

Ирина еще полминуты посмотрела вслед удаляющейся парочке. Если смотреть сзади, можно подумать, что идет молодая мама с сыном.

«Мария Петровна с мальчиком так увлеклись общением друг с другом, что даже не оглянулись посмотреть, что делаю я! – Ирина почувствовала укол ревности, но потом, спохватившись, подумала: – Они ведь заполняют друг другу вакуум, образовавшийся там, где могли бы быть их родные бабушка и внучка. Но…»

Свою родную бабушку, бывшую Иришкину свекровь, Тимурчик не знал вообще – та потеряла интерес к внуку еще до его рождения. Внучка Марии Петровны тоже не баловала бабушку визитами, пусть и не по своей вине…

С этого времени между двумя женщинами установились особенные отношения – тут была и доверительность двух подруг, и взаимопонимание матери и дочери, и сострадание одной одинокой женщины другой, и передача жизненного опыта опытной учительницы неискушенной в жизненных соблазнах ученице.

Было и еще нечто, о чем никогда не говорилось вслух – особое трепетное отношение к божеству по имени Дима. Нет, Мария Степановна, конечно, часто говорила о сыне, иногда разговаривала с ним по телефону в присутствии Ирины. У нее дома на стенках висело много фотографий Димы и внучки Оленьки.

Иришка любовалась – какая хорошенькая девчушка! Сразу видно – вырастет, станет красавицей. А как может быть иначе с такими мамой и папой?

Одно удивительно – родители оба светленькие, а она темноглазая, с густыми блестящими каштановыми волосами. Но однажды ее любопытство получило неожиданное разъяснение.

– Я родилась на Украине, – ударилась как-то в воспоминания Мария Петровна, угощая Ирину настоящими украинскими варениками с вишней, – так что не удивляйся – мои кулинарные пристрастия отличаются от традиционных сибирских.

– Я это уже заметила, – улыбнулась Ирина, – и не в обиду будет сказано сибирячкам, мне такая кухня больше по вкусу. Может, потому, что, как и на моей родине – в Джамбуле, в ней много овощей и фруктов? Кстати, а где вы достали такие вишни?

– На рынке купила. Пришлось раскошелиться – я позволяю себе раз в месяц такие излишества. Чаще с моей пенсией не получается, но надо хотя бы изредка себе делать праздник. А особенно радостно, когда этот праздник можешь разделить с кем-то еще, – сказала добрая женщина, подкладывая Ирине в тарелку еще одну порцию аппетитных вареников.

– А как же вы оказались в Сибири? – вернулась Ирина к началу разговора.

– Сначала я попала на Урал. Случилось это до войны, я тогда еще была девочкой-подростком. Родилась в крестьянской семье – мой отец еще в детстве сбежал из шахтерского поселка, где жила его мать и сводные братья-сестры, и поселился в деревне. Потом сам женился и обзавелся детьми. Я была самой старшей из шестерых сестер и братьев. Отец наш имел большой надел земли, был зажиточным крестьянином, или, как тогда называли, – кулаком. Когда пришла пора коллективизации и раскулачивания, он, с болью в сердце, но добровольно, отдал все свое имущество и землю в колхоз. Потеряв в одну минуту все нажитое своим тяжелым трудом имущество, отец не мог больше оставаться в деревне, и мы отправились в город. Это потом стали рассказывать про живодеров-кулаков, эксплуатирующих батраков. На самом деле было совсем не так. Изначально-то условия были у всех равные – но одни трудились от зари до зари, а другие бездельничали и пьянствовали. В результате пьяницы продавали свою землю трудолюбивым соседям, а, пропив и эти деньги, шли к ним в работники. Причем, многие семьи нуждались в дополнительной помощи только во время посевной и сбора урожая, в остальное время трудились своей семьей, от маленьких детей до стариков, которые в состоянии были стоять на ногах. Вот эти самые пьяницы и получили свою земельку обратно, образовав колхозы. А мы в городе начали новую жизнь, отец устроился на завод, мать занималась хозяйством – шестеро маленьких детей требовали внимания. В 1938 году мне исполнилось шестнадцать лет, я получила паспорт и ощущала себя уже совершенно взрослой. Я мечтала быстрее окончить школу и пойти учиться. Мне хотелось поступить в медицинский институт, хотя я понимала, что вряд ли удастся реализовать мечту – придется идти работать, чтобы помочь семье. Братишки и сестрички подрастали, аппетит у всех был, дай боже, и бедной матери порой приходилось придумывать какие-то совершенно неимоверные блюда, просто чтобы забивать желудки вечно голодных детей и тяжело работающего мужа. И тут случилось непредвиденное. Может, тебе приходилось слышать о тех временах? Если нет, скажу в двух словах. В 1937 году в СССР началось то, что в средние века называлось «охотой на ведьм». Малейшее подозрение в нелояльности к Советам, недовольство правительством, несогласие с курсом партии, неосторожно рассказанный анекдот или необдуманно брошенное слово, могли стоить не только свободы, но порой, и жизни «смельчаку». Саботажем считалось пятиминутное опоздание на работу. Страна превращалась в зону строгого режима. К счастью, мы тогда об этом серьезно не задумывались, хотя подспудный страх, затаившись, жил почти в каждой семье. Но чего бояться нам, честным труженикам? – рассуждали большинство советских граждан. Так, в полном неведении и попадали в «места не столь отдаленные». Иногда партийному функционеру просто надо было выслужиться и выполнить разнарядку по обнаружению «врагов народа». Прекрасной кандидатурой для разоблачения оказался мой отец – бывший «кулак». Поскольку конкретного обвинения предъявить ему не смогли – наученный опытом других, он ни на какие провокации не поддавался, отец просто-напросто получил повестку о выселении на Урал, без всяких объяснений. Что нам было делать? Отец был единственным кормильцем в семье из восьми ртов. Я сама предложила выход – поеду вместо отца. А почему нет? Отец должен явиться завтра на вокзал с вещами. Вместо него пойду я, у меня уже есть паспорт, у нас одна фамилия – Омельченко. В украинских фамилиях нет мужского и женского рода. Отмечусь в списке и поеду в ссылку – семья останется с кормильцем, пусть даже ему придется поменять работу или переехать в другое место. Так и сделали. Подмену никто не заметил. И я оказалась на Урале.

Мария Петровна расчувствовалась, вспоминая свое детство и свой первый по-настоящему взрослый поступок – жертву, которую она принесла для своей семьи, на глазах ее мелькнули слезы.

– С тех пор у меня осталась одна-единственная детская фотография, которую я берегу, как зеницу ока. Сейчас я тебе ее покажу, – продолжала она.

Пожилая женщина достала из тумбы толстый альбом в зеленой бархатистой обложке. Не задумываясь, она раскрыла его на нужной странице – видно было, что расположение снимков знакомо ей до мелочей. Ира заглянула на раскрытую страницу.

Со старой желтоватой фотографии на нее смотрела… Оленька. Так вот на кого похожа дочка ее сына! Удивительная игра природы – как она пошутила с самой Марией Петровной, проявив на ней цыганские черты неведомого приблудного деда из кочующего мимо бабкиного шахтерского поселка табора, так и повторив их еще через поколение – уже у ее собственной внучки! Теперь понятно, почему Мария Петровна так трепетно относится к Оленьке – она в ней видит саму себя, а Мила, ее невестка, ревниво противостоит союзу настолько явно родных бабушки и внучки.

Ира чувствовала себя очень уютно у Марии Петровны, приходила к ней чаще, чем к своей родной тетке. Оно и понятно – далеко идти не надо, всегда встретят приветливо, доброе слово скажут, согреют, успокоят, помогут. Одним словом – родная душа…

Глава 12

Занимаясь привычной редакционной работой, Алина не переставала думать о «деле».

«Нет, не похожа Лучана Маркес на коварную похитительницу, не будет она истязать и морить голодом ребенка, – убеждала журналистка сама себя, – хоть и странноватая, но на садистку не похожа… А кто похож? – противоречил внутренний голос. – Серийные убийцы и насильники годами и десятилетиями живут среди людей, женятся, воспитывают детей, и никому не приходит в голову, что милашка-сосед ведет двойную жизнь… так что не будь такой уверенной!»

Машинально взяв телефонную трубку, Алина набрала телефон справочной службы:

– Мне нужен телефон семьи Хольц из Дюссельдорфа…

– Фамилия Хольц довольно распространенная, не могли бы вы назвать еще имя?

– Да, да! Юрген и Магдалена.

– У нас есть данные о двух Юргенах Хольц, проживающих в Дюссельдорфе. Магдалены Хольц в нашем банке данных нет. Записывайте телефоны и адреса…

В нужное место Алина попала с первой попытки. Телефонную трубку взяла женщина.

– Хольц! – представилась она.

– Я разговариваю с фрау Магдаленой Хольц? – сразу же протестировала ее Алина.

– Да! Чем обязана?

– Дело в том, что я представляю интересы вдовы господина Коновалова, – сразу сориентировалась Алина. – Когда вы могли бы уделить мне немного времени для беседы?

– Не понимаю, к чему это? И вообще, этим делом занимается полиция, а у меня сейчас другие проблемы! Вы понимаете, у меня пропал ребенок!

– Я, конечно, понимаю ваше состояние, но ведь эти дела, похоже, взаимосвязаны. Так что…

– Извините, я не расположена дальше продолжать разговор, – перебила ее Магдалена Хольц, – передайте фрау… как там ее…

– Коноваловой…

– Ну да, вдове нашего садовника…

– Убитого в вашем доме садовника! – резко вставила Алина, поняв, что взаимопонимания с этой дамой у них никак не получится.

– Это не важно… Я вам уже сказала, что сейчас меня волнует только судьба моего ребенка! Прощайте! И прошу больше нас не беспокоить. Пусть вдова деньги на похороны оставит, а не транжирит их на частные расследования.

– Это уж, простите, не ваше дело! – в сердцах бросила Алина и нажала на отбой.

Немного остыв, Алина рассердилась на себя: «Конечно, несчастная женщина не может ни о чем больше думать, как о пропавшем ребенке. У нее нервы на пределе, страшно представить себя на ее месте, а тут я с вопросами…»

Но время-то не терпит! У нее целых два свободных дня! Надо использовать неожиданно возникшую сегодня возможность – муж забрал Миху, и они вместе поехали к бабушке, его маме и Алининой свекрови. Самой Алине удалось открутиться от визита под предлогом назначенного на вечер интервью, так что… Нет, она не обманула мужа и против свекрови ничего не имеет… Интервью, правда, займет у нее всего минут двадцать, и беседа будет происходить по телефону. А свекровь… Алина придерживалась точки зрения бывалых невесток: самая лучшая свекровь та, которую редко видишь. В идеальном варианте – и слышишь тоже. Ну, да, приходится делать скидку на бабушкины чувства к внуку, но, к счастью, западные прародительницы не столь подвержены подобным сантиментам и общению с внуками чаще всего предпочитают «тусовки» со своими подружками.

Быстренько просмотрев текущую почту, Алина захватила папку с недоделанными страницами и собралась уходить.

На бегу она давала «ц.у.» графику и, уже хлопнув входной дверью, вспомнила о своей подруге Вике. Надо бы узнать о ее планах, а то уедет куда-нибудь, потом ищи-свищи ее. Алина нашла в мобильной памяти свой домашний номер.

– Алло! – послышался острожный голос Вики.

– Это я! Ты чего такая напуганная? Что-то случилось?

– Ничего не случилось! Но я чувствую себя полной дурой! Боюсь к телефону подойти. Несколько звонков было в течение дня, беру трубку – говорят по-немецки! И что я, по-твоему, должна им отвечать?

– Я тебе давно говорила, учи язык, если хочешь здесь жить!

– Пока английским обходилась!

– Так почему не отвечала по-английски?

– Сразу не сообразила… Потом кому-то ответила, а он меня не понял.

– А кто хоть звонил, записывала?

– Не-а! Черт разберет эти немецкие имена… Одна была женщина с чудным именем… Луцинда… я еще подумала – итальянка или испанка…

– Может, Лучана? – почти закричала Алина. – Вспоминай быстро!

– Ты чего на меня кричишь? – обиделась Вика. – Может быть, и Лучана. Говорю же, не помню. И вообще, я собираюсь и уезжаю к одному очень симпатичному адвокату из Майнца. Он звонил и умолял меня приехать уже сегодня. Так что, не буду тебе мешать общаться со всякими Лукрециями.

– Ну ладно, не обижайся! Эту Лучану сейчас вся немецкая полиция ищет, а ты говоришь, что она звонила. Конечно, я не сдержалась. А во сколько это было?

– Часа два назад.

– И что она сказала?

– Я же… – раздраженно начала Вика.

– Ой, извини, забыла, – прервала ее Алина. – Она, кстати, говорит на нескольких языках. Правда, по-русски – нет. Но могла бы по-английски…

– Спасибо за полезный совет. Но надо было предупреждать заранее, с кем и на каком языке беседовать. А она долго все равно не разговаривала – попросила тебя к телефону, а когда я сказала «нихт цу хаузе», бросила трубку. И все.

– Это очень ценная информация, ты мне очень помогла, – попыталась Алина задобрить подругу. – Может, не поедешь сегодня к «симпатичному адвокату»? Сходим вечером вдвоем в кафе, посидим, поболтаем – как когда-то, помнишь? Маркус с Михой уехали, так что мы свободные девушки на целых два дня… И вообще, адвокат может оказаться не таким уж симпатичным, и чего к нему ехать на ночь глядя. Приставать еще начнет…

– Напугала курицу просом! Хотя, может, и правда, лучше сходим в кабак, глазками постреляем?

– Насчет «постреляем», сомневаюсь, а в остальном… Короче, договорились? Остаешься!

– Ладно, подруга, договорились…

Разговаривая с подругой, Алина дошла до своей машины и уселась на водительское сидение. Хорошо, когда некуда спешить, когда можно спокойно, не торопясь, заняться, чем хочешь… Чем хочешь? Алина уже давно пришла к выводу: хотеть надо только то, что нужно и можно. Это оказалось очень удобно – не входишь во внутреннее противоречие с самой собой – ведь делаешь, вроде бы, что твоей душеньке угодно. И опять же – сознательная анархия оказывает благотворное действие на самоутверждение себя как независимой эмансипированной особы.

«И чего же ты хочешь, дорогуша? Как распорядишься свалившимися на тебя двумя днями „свободы“? Ну, хорошо – вечером посидишь с подругой в ресторане, вспомните былое, и что дальше? Вика отправится к своему адвокату или еще какому-нибудь потенциальному претенденту на ее руку, а я…» – размышляя так, Алина немного хитрила сама с собой, ведь внутри нее все свербело и не давало покоя, мысли сами по себе выстраивали цепочки связей и комбинаций, ей страшно хотелось поговорить с Ириной Коноваловой и узнать, зачем звонила Лучана Маркес…

И уже не сложно было догадаться, чему именно посвящены будут эти два дня.

Алина машинально достала из сумки бумажку с адресом и телефоном семьи Хольц. Название улицы показалось ей знакомым. Собственно, ничего удивительного – по идее Хольцы должны жить где-то по соседству с ней. Зачем бы они стали возить ребенка через весь город в детский клуб? Такие клубы есть в каждом районе…

Алине явно уже попадалась когда-то эта улица – но в связи с чем? Напрягать память бесполезно. Такую информацию Алина никогда в памяти не откладывала – для телефонов у нее есть записная книжка мобильника, а адреса – в компьютере.

«Приеду домой, сразу же посмотрю, название улицы до боли знакомо…»

Выслушивая впечатления Вики после разговора с еще одним «женихом», Алина просмотрела в компьютере адреса всех своих дюссельдорфских знакомых, но безуспешно. Затем она запустила функцию поиска документов, в которых встречается это слово. Потрещав и покряхтев для порядка, компьютер выдал результат.

Оказывается, на этой самой улице расположен русский ресторан «Москва», о хозяйке которого Алина как-то писала в своем журнале. Вот почему название улицы ей знакомо – конечно же, она там бывала: и для беседы с владелицей Настей, и просто так – вкусно покушать.

– Ну что, ты готова? – отрываясь от монитора, спросила Алина. – Мы с тобой сегодня ужинаем в ресторане «Москва»!

– Москва? – ухмыльнулась Вика. – Это ж надо было приехать в Германию, чтобы здесь попасть в «Москву». Смешно! И вообще, ты слышала, что я тебе говорила?

Алина виновато посмотрела на подругу – конечно, она пропустила мимо ушей ее «важное» сообщение:

– Извини, повтори…

– Так вот, – победоносно задрав свой курносый веснушчатый нос, вещала Вика, – мой новый телефонный знакомый Карстен живет в Дюссельдорфе и даже неплохо говорит по-русски! Мы с ним говорили часа два, и я поняла – мы по-настоящему близкие души и прямо созданы друг для друга. К тому же, Карстен – профессор…

– И в какой области? – поинтересовалась Алина, начиная понимать, что подругу понесло не в ту степь.

– Не знаю…

– Как же так? Чуть не замуж собралась, а не знаешь, чем твой избранник занимается… И вообще, неплохо было бы для начала хотя бы глянуть на него. Или в пятом браке это уже не столь важно?

У Вики глаза налились слезами:

– Обязательно надо было своими ядовитыми замечаниями настроение портить? Никуда я с тобой не пойду! Вот перееду сейчас же к Карстену, раз ты насмехаешься надо мной!

– Викуля! Я просто хочу вернуть тебя с неба на землю. Давай-ка мы пригласим Карстена с нами в ресторан? Совместим приятное с полезным!

Алина не стала распространяться, что одна полезная часть этой вылазки уже запланирована – ей хотелось посмотреть на дом, где живет семейство Хольц.

Вика позвонила «своему» профессору и после разговора с ним разочарованно сказала:

– Он сможет подъехать только часов в восемь.

– Тем лучше! – подвела итог Алина.

– Чем же лучше?

– Мы успеем поболтать без лишних ушей и с ним все-таки тоже познакомимся – он же придет, как я понимаю?

– Надеюсь… надеюсь, что он не такой, как тот дед, который в аэропорту меня встречал, помнишь? – засмеялась Вика.

– Итак, – подытожила Алина, – в половине шестого – готовность номер один! Боевая раскраска отменяется! Иначе нас примут за перезревших искательниц приключений или вышедших на заработки домохозяек. «Порядочные» немки красятся редко и не броско, хотя в русском ресторане можно все, что хочешь увидеть… К тому же, мы должны перед твоим профессором предстать в подобающем случаю образе дам-интеллектуалок.

Сворачивая на улицу, где находился ресторан «Москва», Алина немного сбавила скорость – благо движения здесь почти никакого не наблюдалось. Так… Ресторан расположен в доме под номером восемь, а у Хольцев пятнадцатый номер. Улочка совсем небольшая, домов двадцать-двадцать пять, чувствуется, народ здесь живет состоятельный – и домишки солидные, и машинки возле них стоят крутые.

По нечетной стороне – только жилые дома, а по четной – кроме ресторана «Москва», еще булочная-кондитерская с маленьким стоячим кафе на два столика и антикварный магазинчик.

Алина проехала мимо ресторана – к ее удовольствию свободных мест для парковки возле него не оказалось. Она вогнала машину в свободную часть возле обочины напротив антикварного магазина:

– Тут, пожалуй, посетителей не так много, – заметила она, оглядываясь по сторонам и с удовлетворением отметив, что они находятся почти напротив пятнадцатого дома. – Может, заглянем в магазинчик?

Вика недоуменно посмотрела на нее:

– С каких это пор ты стала интересоваться антиквариатом? Или это тлетворное влияние Запада?

– Это просто любопытство. Мы ведь никуда не спешим, правда?

– Ну, если тебе сильно хочется… Я могу и в машине посидеть. Ничего хорошего в этом старье я все равно не нахожу.

– А ты когда-нибудь искала? – поддела ее Алина, но вовремя сообразив, что Вика может опять надуть губы, смягчила обстановку: – Посиди, конечно, я быстро. Мне нужен презент для одной…

Не договорив до конца, Алина выбралась из машины и, осторожно поглядывая на дом напротив, захлопнула дверь.

Антикварная лавка оказалась закрыта, но Алина начала внимательно что-то изучать в витрине. Медленно переходя от одного экспоната к другому, Алина двигалась вдоль окон, принадлежащих магазину.

Вика нетерпеливо ерзала на сиденье, поглядывая в зеркало заднего вида на цель их сегодняшней вылазки. Не выдержав, она приоткрыла дверцу машины, но Алина как раз повернулась, чтобы идти обратно.

В это время на другой стороне дороги притормозила старенькая «мазда», из нее вышла полноватая женщина средних лет и подошла к калитке дома номер пятнадцать. Довольно высокий забор не позволял рассмотреть двор и первый этаж дома, хорошо видны были только второй этаж и скошенные окна чердачных комнат.

Алина подошла вплотную к Вике и сказала ей тихонько, продолжая как бы невзначай поглядывать на противоположную сторону:

– Викуля, давай тихонечко поговорим о чем-нибудь? Лучше вообще без слов…

– Так я и знала! – свистящим шепотом ответила подруга. – Ты опять кого-то выслеживаешь! Значит, мы неспроста приехали именно сюда? Ладно, давай, хлопай ртом, как рыба! И за кем мы следим? Неужто, за этой бесформенной кадушкой? Скажи еще, что она любовница твоего Маркуса, и он сегодня поехал не к своей маме, а к ней на свидание!

– Ш-ш-ш! – зашипела на нее Алина, заметив, что ворота начали потихоньку отворяться. Оглянувшись осторожно по сторонам, на улицу вышел подтянутый мужчина с длинным острым носом и прогрессирующими залысинами, одетый в дорогой костюм и с дорожной сумкой в руках.

Алина напрягла слух, но расслышать удалось только несколько слов. Мужчина, чувствовалось, торопился и не хотел быть замеченным. Он достал из кармана бумажный сверток и протянул его женщине, та быстро спрятала его в сумочку, кивая головой в ответ на слова мужчины.

Все это продолжалось не больше двух минут, затем мужчина сел в темно-синий «вольво» и, не глядя по сторонам, рванул с места. Женщина посмотрела ему вслед и, достав ключи из сумки, начала открывать захлопнувшиеся уже ворота.

«Странная парочка. Он – скорее всего, сам Юрген Хольц, но она на фрау Хольц не особо похожа, и с какой стати они бы разговаривали на ходу и за порогом дома?» – размышляла Алина и скомандовала Вике: – Выходи!

Вика и Алина потихоньку двинулись в сторону ресторана, из открытых дверей которого аппетитно потянуло жареным шашлычком.

«Присмотри… не говори… деньги… несколько дней… Инес» – вот и все, что расслышала Алина из разговора возле дома Хольцев. «Наверняка, он передал женщине деньги, а сам уехал. Конечно, это и есть Юрген Хольц. Но куда он отправился, зачем? У него пропала дочь, у самого был сердечный приступ… И в такой момент бросить жену и куда-то уехать?»

В ресторане народу было немного, «еще не вечер», как сказал официант, предлагая им на выбор несколько столиков. Нечего и говорить, что Алина выбрала столик у окна и заняла место, с которого прекрасно обозревался дом номер пятнадцать.

Просматривая меню, Алина с тоской думала о своей диете, но, смирившись с неизбежным и помня, что за минутную слабость придется потом расплачиваться ноющим чувством голода, она поняла, что хочет овощное рагу. Именно хочет, а не вынуждена его выбрать, как наименьшее из зол! Принцип «ем, что хочу, а хочу то, что ем», составляющий один из компонентов ее сознательной анархии, служил моральной поддержкой в ее пожизненной борьбе с лишними килограммами, ставшей еще более острой после рождения Михи.

В последнее время Алина вооружилась всемирно признанной диетой «весонаблюдателей» и, прежде чем приступить к процессу поглощения пищи, высчитывала, сколько пунктов лежит у нее на тарелке или сколько она еще может себе положить, чтобы не перекрыть дневную норму. Из всего, испробованного ранее, эта диета, а скорее даже – принцип здорового ограничения питания – нравилась и подходила к ее образу жизни лучше всего. Поэтому она и остановилась на ней, и надо сказать не безуспешно – потеря за последние два месяца пяти килограммов мотивирует лучше всяких рекламных статей.

Вика, не отягощенная подобными комплексами, придерживалась удобного мнения, что хорошего человека должно быть много, и умела убедить в своей правоте приглянувшихся ей мужчин. Во всяком случае, ее пышные формы отнюдь не отпугивали представителей сильного пола. При этом, всем остальным полным дамам давно были розданы ярлыки «бочек», «кадушек» и «слоних». Впрочем, как и худышкам – «жердей», «швабр» и «глистов». В ближайшем окружении Викули никогда не было незамужней дамы, которая не удостоилась бы «лестного» эпитета, красноречиво говорящего о том, что конкурировать с такой красоткой, как она, в состоянии разве что голливудские звезды. И то – не все. Некоторые из них, ничего не подозревая, награждались Викулиными эпитетами прямо на экране телевизора.

Исходя из вышесказанного, понятно, что список заказанного Викулей порадовал официанта куда больше, чем скромный заказ Алины – овощное рагу и минеральная вода.

Не отвлекаясь на посторонние мысли, Алина покорно выслушивала сплетни про московских знакомых и незнакомых, периодически кивая головой или вставляя «Да ну?» или «А я и не подозревала!». При этом, внимание ее было сосредоточено на воротах хольцевского дома.

В ресторане публики заметно прибавилось, выплыла какая-то худосочная певичка «а ля Орбакайте» и запела неожиданно приятным грудным голосом.

– Если бы ее маму звали Алла Пугачева, то у этой девушки могло быть неплохое будущее, – заметила Вика, настолько явным было ее сходство с инфантой российской эстрады.

– Слушай, а как профессор узнает нас? – вдруг вспомнила Алина об еще одном пункте их вечерней программы.

Вика, буравящая глазами компанию солидных мужчин, приземлившихся двадцать минут назад за соседним столиком, неохотно ответила:

– Я ему сказала, какая я из себя.

«Н-да, по Викулиному описанию он вряд ли ее узнает…» – подумала Алина и спросила:

– А он-то сам как выглядит, знаешь?

– Высокий, худощавый, с бородкой. В общем, выглядит, как… как профессор.

– Ну, знаешь ли, профессоров тоже не в одном инкубаторе выращивают и не клонируют, как овечек Долли. Вон смотри, мужичонка велосипед возле моей машины поставил. Тоже высокий, худощавый и с бородой. И…

Алина замерла с открытым ртом – ее двухчасовая вахта наконец-то увенчалась успехом. Открылись ворота пятнадцатого дома, и из них выплыла уже знакомая ей дама. Она, не спеша, втиснула свои увесистые телеса в маленькую машинку и включила зажигание. Медленно проезжая вдоль улицы, она задумчиво смотрела вперед. Алина, сосредоточенно вглядываясь в начавшие сгущаться сумерки, внезапно схватила салфетку и крикнула Вике:

– Ручка есть?

Продолжая смотреть в окно, она протянула руку. Через две секунды ручка оказалась на ее ладони, и она, схватив ее, записала что-то на салфетке.

– Фу! Хорошо, что успела записать. Как я сразу не сообразила?!

Алина расслабленно откинулась на спинку стула. Только теперь она заметила, что возле их столика стоит тот самый неудачный пример профессора, который припарковал свое двухколесное движущее средство возле ее машины.

– Разрешите представиться, – церемонно склонив вниз голову, он подал голос, старательно выговаривая русские слова, – Карстен Зильбербард. А вы – Вика? – обратился он к Алине.

– Нет, Вика она, – кивнула Алина на подругу, напряженно рассматривающую непонятного профессора. «Неужели я оказалась больше похожа на описания Вики самой себя?» – подумала Алина и протянула Вике авторучку.

– Простите, это моя, – мило улыбнулся профессор и протянул руку.

– Может, присядете с нами? – попыталась Алина разрядить обстановку. – Что-нибудь будете?

Карстен Зильбербард окинул их столик голодными глазами:

– Водички выпью, с вашего разрешения…

– Пожалуйста, пожалуйста! – Алина поймала взглядом официанта: – Нам еще минералки и фужер…

– Что вы, что вы! – смутился профессор. – Я допью из бутылочки, если вы не возражаете.

Алина почувствовала неловкость – похоже, у профессора не самые лучшие времена в жизни. По всему видно – человек интеллигентный и воспитанный, но… Ей стало ясно, почему он «не смог» прийти раньше – тогда ему пришлось бы угощать их, а его финансы, судя по всему, на ресторанные ужины не рассчитаны.

Да, это не мужчина Викиной мечты, хотя, по телефону он произвел на нее впечатление.

– А давайте-ка продолжим ужин у меня дома! – придумала как выпутаться из щекотливой ситуации Алина. – Подождите меня секундочку…

Она подошла к администратору, расплатилась за ужин и попросила, чтобы ей с собой упаковали несколько видов холодных закусок и сладкого. Через пять минут, груженные пакетиками со всякой вкуснятиной, они садились в машину.

Карстен с сожалением посмотрел на свой велосипед, но ничего не сказал.

– Думаю, вы можете свою машину оставить здесь, – нашлась Алина, – вдруг вам захочется выпить? Я вас отвезу потом домой. Я все равно не пью спиртного.

Вика, надув губы, не произнесла за все это время ни слова.

Развернувшись на узкой дороге, заставленной вплотную машинами, Алина вырулила прямо к дому семейства Хольц. Притормозив немного, чтобы рассмотреть табличку, она перегородила автомобилем дорогу. По закону подлости, на мертвой еще минуту назад дороге, сразу с двух сторон появились машины. Алина сдала назад и, развернувшись до конца, поехала по направлению к дому. Информация, которую она успела запечатлеть взором, подбросила в мозговую топку новых щепок: на указателе возле входа в дом фигурировали две фамилии. Получается, кроме семейства Хольц, в доме еще кто-то живет?

Глава 13

Дания, 1942 год

Доктор Ангела Вайс разбирала почту, прибывшую с военным курьером в «Лебенсборн». Делать ничего не хотелось, а думать – тем более.

«Господи, что за охота этим одержимым бредовыми идеями маразматикам строчить бесконечные указания, директивы, рекомендации? Лучше бы воевали как следует – завязли по уши в дерьме, а собирались за два месяца войну закончить. Второй год в России уже сидят, а конца так и не видно. Вот и ищут крайних – чем мы им можем помочь? Не младенцев же на войну отправлять! А выращивать из новорожденных скоростным методом солдат мы еще не научились!»

Ангела развеселилась, представив себе малышей из ясельной группы, внезапно выросших и превратившихся в некое подобие гигантских младенцев Гаргантюа, упакованных в солдатские мундиры и с винтовками на плечах. Хлопая белыми ресничками и пуская слюни, они нестройным детским хором кричат: «Хайль Гитлер!» и выбрасывают пухлые ручки в качестве приветствия.

Картина настолько явственно встала перед ее глазами, что Ангела, не выдержав, расхохоталась, не заметив, что дверь в ее кабинет тихонько отворилась и туда без стука вошел посетитель.

– Не вижу поводов для веселья, фрау доктор! – возле нее стоял майор Герхард Кюлер и рассматривал в упор неприступную и холодную Ангелу. Во всяком случае, неприступную для него и холодную – по отношению к нему же.

«К другим она проявляет большую снисходительность! – эта мысль крутилась в голове майора с тех пор, как он прошлой ночью, встав покурить возле окна, заметил осторожно выходящего из их дома мальчишку-студента. Он сразу понял, кого посещал юный отрок в столь красноречиво свидетельствующее о цели визита время. – Передо мной строит из себя недотрогу, даму строгих правил. У нее, видите ли, друг, и она себе не позволяет ничего такого! Конечно, такую „спину“ иметь в окружении фюрера – можно и выделываться, как хочешь! Но нет, дорогуша, ты теперь у меня на крючке! Любовничка молодого завела! Хорошо!..»

Ангела замерла на секунду, и на лице появилась ее обычная маска «снежной королевы»:

– У вас какое-то дело? Или вы просто, чтобы испортить мне настроение?

– Разве я вам порчу настроение? О! Если бы я хотел, я мог бы вам его испортить очень сильно! О-о-о-ч-чень-очень сильно, неприступная фрау доктор!

Майор Кюлер сделал акцент на слове неприступная, и у Ангелы похолодело все внутри: «Неужели этот вонючий боров о чем-то догадывается? Или видел Дитмара, когда он входил ко мне? Или, что еще хуже, – когда выходил? Черт бы побрал всех этих узколобых шпиончиков!»

Она, не обращая внимания на присутствие майора, продолжила разбор корреспонденции. Делая вид, что внимательно изучает содержание письма, Ангела напряженно думала: «Когда же он уже уберется отсюда!» Прикрыв ладошкой рот, она зевнула.

– Не выспались? – ехидно поинтересовался Герхард Кюлер.

Ангела упорно игнорировала его присутствие, продолжая внимательно изучать указание чиновника из штаба Гиммлера о тщательном отборе потенциальных производительниц генетически ценных особей и отбраковке носительниц сомнительного наследственного материала.

Она вспомнила, с какой помпой разворачивалась программа «Лебенсборн» по всей завоеванной немцами Европе. И что из этого получилось? Одна из ее студенческих подруг работала врачом в голландском «Лебенсборне», но недавно Ангела получила от нее письмо, что работы на их объекте свернуты. Дальше – никаких подробностей, понятное дело – цензура.

Через неделю к ней наведался друг – тот самый, из высшего партийного руководства. От него Ангела и узнала трагикомичную правду. Оказалось, что Голландия, хоть территориально и близка к Германии, но на корню заражена «чужеродными» генами. Голландцы, испокон веков славившиеся своими морскими походами и завоеваниями многочисленных колониальных земель, оказались чересчур открытыми для контактов со своими новыми согражданами. А гражданами королевства Нидерланды, само собой, являются и жители всех колоний. Таким образом, чернокожих и кучерявых голландцев в мире существует никак не меньше, чем голубоглазых и светловолосых.

Голландцам идеи расового превосходства всегда были чужды, потому, по всей видимости, их страна оказалась заселена огромным количеством метисов и мулатов, которых проводники «Лебенсборна» почему-то сразу не приняли в расчет. А зря. Разгулявшиеся немецкие солдатики не чурались связей с экзотическими красотками, несмотря на их «неправильный» генотип. Более того, принято считать – и не без оснований – что «северные» мужчины предпочитают брюнеток, точно так же, как «южные» – блондинок. Так что количество смугленьких детишек, рожденных от немецких вояк, стало с угрожающей быстротой расти.

Расовая концепция затрещала по всем швам, и в «легкомысленных» странах вроде Голландии и Франции проект свернули. Хотя детишки продолжали появляться на свет даже без директив руководства.

Майор Кюлер, окончательно уверившись, что Ангела не намерена поддерживать беседу с ним, развернулся кругом и, процедив сквозь зубы: «Придет время и мне повеселиться!», вышел из кабинета, громко хлопнув дверью.

Ангела вздохнула с облегчением и бросила письмо на стол. «Эх, пойти бы вздремнуть часок, спать, действительно, ужасно хочется… С какой стати этот чванливый баран мне угрожает? Что он может мне сделать? Но, в любом случае, надо быть поосторожнее!»

Выкурив возле окна сигаретку и понаблюдав за чинно прогуливающимися с детскими колясками нянями в белоснежных халатах, Ангела вернулась к столу. Да, она не последний человек здесь, но и она не всегда вольна делать, что хочется. Не дай бог пропустить важную директиву начальства – и можно заработать крупные неприятности. Даже высокопоставленный друг может не помочь.

В ворохе писем оказалось одно, на которое действительно следовало неотлагательно обратить внимание. Личный секретарь Генриха Гиммлера рекомендовал ускорить работы по «созданию генетических копий человека» и подчеркивал личную заинтересованность первых людей рейха в успешном завершении опытной стадии и переходе к практической реализации ее результатов. В самое ближайшее время сам штандартенфюрер Гиммлер посетит научную лабораторию при датском «Лебенсборне» и ознакомится с достижениями, о которых регулярно извещают его в отчетах.

«Ну вот и приплыли!» Хотя Ангела и не имела непосредственного отношения к научной лаборатории – она, как врач, занималась непосредственно вопросами клиники. Но ведь она была не простым врачом – по направлению партии НСДРП она была назначена шефом этой региональной части проекта, то есть фактически отвечала за все.

О тонких наследственных материях она имела весьма поверхностное представление. То есть, конечно, на медицинском факультете они все это изучали, но врачи в большинстве своем не считают нужным захламлять свою голову подобными мелочами. Само собой, Ангела разбиралась в генетике лучше, чем зоотехник Генрих Гиммлер, и для нее не было секретом, каково истинное положение дел в подведомственном ей научно-исследовательском центре. Они играли в своеобразную игру, выгодную обеим сторонам: научные работники делали вид, что успешно трудятся над созданием генетических дублей, а она покровительственно относилась к группе молодых интеллектуалов. Их общество было Ангеле куда приятнее, чем компания тупых вояк. Но как истинный член партии, ратующий за победу Великого рейха в мировом масштабе, она должна была подыгрывать и одним, и другим, заботясь о том, чтобы не забить гол в свои ворота.

Сон сразу куда-то испарился, Ангела, приободрившись, встала и пошла в медсестринскую. Дежурная медсестра Эльза вскочила при ее появлении – все-таки имидж хладнокровной стервы-эсэсовки Ангела поддерживала прекрасно! Персонал «Лебенсборна» смотрел на нее если не со страхом, то, по крайней мере, с трепетным оцепенением.

– Эльза! Пригласите ко мне сотрудников научной лаборатории через час на совещание.

– Всех? – на всякий случай переспросила медсестра.

Ангела на секунду задумавшись, взяла карандаш:

– Вот этих пятерых будет достаточно, – сказала она, протягивая набросанный на клочке бумаги список фамилий.

– Яволь! – вытянулась по струнке Эльза. Весь медперсонал их «пансионата» состоял как бы на военной службе, получая соответствующие положению льготы.

Развернувшись на каблуках, она поспешила выполнять указания шефини.

Через час все пятеро сидели в кабинете Ангелы. Самый старший и по возрасту, и по опыту научной работы аспирант Хорст Ульрих сел прямо напротив фрау докторши. Чего от нее можно ожидать? Ясно – ничего хорошего. Хорст считал, что обязан взять удар на себя. Он руководитель группы, ему поручил профессор Бауэр присматривать за ребятами и, конечно же, за своим сыном Дитмаром. Если уже сейчас выяснится, что все их изыскания – фикция, то отвечать за все будет он и только он!

Они с профессором рассчитывали все-таки, что им довольно долго удастся водить за нос всю эту безграмотную компанию. Но Ангела Вайс – далеко не такая простушка, чтобы верить дутым результатам. Неужели она раскусила их?

Штрафной батальон, Восточный фронт… Что еще нам придумают за провал задания фюрера? Хорст в упор смотрел на Ангелу, остальные ребята сидели, понурив головы, справа и слева от стола.

Дитмар боковым зрением, так, чтобы никто не заметил, поглядывал на Ангелу. Нет, честно говоря, она не была женщиной его мечты. Он еще и не знал, какой должна быть его женщина, но чувствовал, что не такой… Но… разве может мужчина не думать и не помнить о своей первой женщине, о тех новых впечатлениях и ощущениях, которые, благодаря ей, вошли в его жизнь? А если учесть, что эти впечатления еще совсем свежие… Дитмар так и не понял, почему именно ему выпала честь настолько близко быть допущенным к телу неприступной фрау. Но теперь уже отказываться от подарка судьбы не собирался, если его, конечно, не отвергнет сама своевольная «снежная королева». Королева, королева… И не такая уж снежная и холодная, как это кажется на первый взгляд. Дитмару не с чем было сравнивать, но ему казалось, что Ангела в постели настоящий мастер высшего пилотажа. О такой «учительнице» он мог только мечтать. Хотя, честно говоря, и не мечтал. Раньше он всем радостям жизни предпочитал книжки. Теперь он знает, что и еще есть кое-что, достойное того, чтобы уделить этому немного времени. Совсем немного приятных минут… Не в ущерб книжкам…

– У меня для вас новость! – без всякого вступления с невозмутимой маской на лице начала Ангела. – Придется в ближайшее время интенсивнее поработать, возможно, и в нерабочие часы, в выходные. Мы ожидаем визит штандартенфюрера Гиммлера и к его приезду должны завершить научно-исследовательскую часть темы «Генетические двойники». Какие будут вопросы?

«Не может быть, не может быть, чтобы она не понимала абсолютную нереальность и абсурдность поставленного задания. Для решения такой фундаментальной задачи нужны годы и годы работы, и не скромной лаборатории с кучкой студентов, а десятков институтов с полностью укомплектованным штатом и ультрасовременным оборудованием. И даже с учетом выполнения всех этих условий никто не даст гарантий, что получится создать жизнеспособный дубль живого существа… – Хорст Ульрих, сжав челюсти, ждал окончания выступления фрау Вайс. – Она ведь должна понимать, что это невозможно, неужели она ждет, когда мы сами раскроем перед ней свои карты? Но ведь это равносильно капитуляции. Надо попытаться еще побороться… Эх, если бы знать, что у нее на уме… Надо же задавать вопросы! Знать бы, о чем?»

– Скажите, фрау Вайс, а чьих двойников мы должны будем продуцировать? – поднял голову Дитмар Бауэр и с некоторым вызовом в голосе обратился к строгой докторше.

Хорст Ульрих закрыл глаза: «Ну все, сейчас начнется…» Он осторожно пнул под столом ногу Дитмара, но тот, не обращая внимания на предупреждение старшего товарища, понесся дальше:

– Неужели копию самого фюрера?

В комнате повисла нехорошая тишина. Две жирные мухи, не обращая внимания на важность момента, совершали акт любви, то ударяясь об окно, то падая на подоконник, вожделенно жужжа и не обращая внимания на дюжину человеческих глаз, пристально наблюдающих за интимным процессом. Казалось, все присутствующие настолько увлеклись этим зрелищем, что на сказанное никто не обратил внимания.

Во всяком случае, Хорсту Ульриху и его друзьям этого ужасно хотелось. Однако рассчитывать на чудо можно только в мечтах, а, возвращаясь к реальности, понимаешь, что сказанное не отмотаешь назад, как магнитофонную пленку.

Самое ужасное, что, похоже, Дитмар не собирался угомониться.

«Где же он шатался этой ночью? Что за бешеная муха его укусила? Может, у него какое-то психическое обострение? Профессор мне ничего не говорил по поводу того, что его сын страдает подобными приливами психической активности…» – напряженно крутилось в голове Хорста Ульриха, когда он выслушивал продолжение опасных речей единственного сына почитаемого им профессора Бауэра:

– А что, естественным путем сохранить свой генный материал уже не получается?

Слухи о том, что фюрер бесплоден вследствие какой-то плохой болезни, перенесенной еще в студенческие годы, или что он вообще страдает импотенцией, то и дело витали в кругах даже самых верных и преданных партийцев. Естественно, делились ими только с самыми близкими и проверенными людьми, но достоверно никто ничего утверждать не мог, да и не решился бы.

И уж совсем немногим могло быть известно о гомосексуальных пристрастиях фюрера. Вряд ли в это мог бы кто-то поверить – ведь Гитлер после прихода к власти стал преследовать сторонников однополой любви и отправлять их в концлагеря.

В 1939 году писатель Альфред Шмидт-Нойер вспоминал: «В 1915 году во Франции я впервые увидел Гитлера в стогу сена, лежавшего в обнимку с другим солдатом Эрнстом Шмидтом, которого у нас часто называли женским прозвищем Шмидли. Потом я не раз замечал их в таком положении. Эрнст и Адольф были неразлучны несколько лет». Армейский генерал Отто фон Лоссов, который 1923 году командовал войсками, подавившими первое восстание нацистов, так называемый «пивной путч», в своих мемуарах приводил множество доказательств того, что Гитлер привлекал на свою сторону молодежь не только политическим, но и интимным путем.

Задержанные участники путча сообщали: «Я провел с ним всю ночь» или «После митинга я остался с ним до утра».

Неудачный «пивной путч» и последовавшее за этим тюремное заключение лишило Гитлера возможности продолжить агитацию в таком роде. Правда, и за решеткой Адольф не остался одинок. Разделить его заточение вызвался друг и соратник Рудольф Гесс, больше известный в партийных рядах по прозвищу Черная Эмма. Кроме Гесса в то время в окружении Гитлера было немало гомосексуалистов, например, будущий вождь гитлерюгенда Бульдур фон Ширах и руководитель отряда штурмовиков Эрнст Рем.

К концу двадцатых годов общественное мнение стало воспринимать гомосексуализм не как отклонение от нормы, а скорее как преступление против морали и нравственности. Но отдать приказ об уничтожении Рема и других своих сподвижников Гитлер решил совсем из других соображений: эти люди располагали фактами о принадлежности фюрера к сексменьшинству и, тем самым, могли помешать его приходу к власти.

Тысячи одержимых женщин орали из толпы, приветствующей фюрера на очередном сборище: «Хочу ребенка от Гитлера!», не подозревая при этом, что их вожделенная мечта не может осуществиться в принципе.

Неужели Гитлер контролирует и подгоняет через Гиммлера исследовательские работы, преследуя свои собственные, глубоко личные цели? Об этом посвященные могли только думать про себя, а непосвященные – догадываться.

Но произносить такое вслух в присутствии эсэсовки Ангелы Вайс? Нет, Дитмар безусловно повредился разумом.

Хорст Ульрих решил предпринять последнюю попытку хоть как-то замять начинавшую становиться слишком щекотливой ситуацию:

– Фрау доктор Вайс! Я думаю, мы могли бы текущие вопросы обсудить с вами вдвоем, а я потом поставлю в известность своих сотрудников о результатах нашей беседы. Дитмар Бауэр плохо себя чувствует с утра, ему пришлось всю ночь делать специальные расчеты для новой серии экспериментов. Видите, мы стараемся, даже не зная указаний штандартенфюрера, но иногда, понимаете, переутомление сказывается…

– Я вижу, у вас недостаток кадров, если приходится работать по ночам? – с серьезным видом обратилась Ангела к руководителю группы. – Может, обратиться к профессору Бауэру, чтобы он готовил для вас подкрепление? Когда он, кстати, сам собирается нас посетить?

Обрадовавшись смене направления беседы, Хорст интенсивно затараторил:

– Если есть такая возможность, конечно, неплохо было бы еще свежих сил подбавить. Профессор мог бы и сопроводить группу сюда, тем более что сейчас все равно каникулы, и он планировал до начала нового семестра приехать в Данию. Кстати, в Швеции скоро будет научный симпозиум, на котором профессор будет делать доклад…

– В Швеции? – переспросила Ангела.

Попасть в нейтральную Швецию мечтали в то время многие немцы, отношения которых с властями не сложились. Власти, само собой, всеми силами пытались предотвратить утечку из страны. Хорст, сообразив сразу о направлении мыслей фрау Вайс, поспешил прокомментировать:

– Думаю, он приедет сюда после шведского симпозиума. Для него ведь наша группа и наши исследования значат очень много…

Все взгляды при этом невольно обратились на Дитмара, который с невозмутимым видом продолжал наблюдать совокупление мушиной парочки.

– Хорошо, вы можете остаться, – кивнула Ангела в сторону Хорста Ульриха, – остальных не задерживаю. Желающие могут прихватить мух с собой… – пошутила она на прощание.

– Ты что, с ума сошел? – зашикали на Дитмара ребята, когда они оказались на улице. – Мы и так на волоске висим, а ты еще играешь с огнем и словоблудием занимаешься! Всех подставишь, не только себя и Хорста!

– Да ладно, – раскованно махнул рукой Дитмар, – Ангела и сама понимает, что к чему. Она совсем не дура.

– Тем более, опасно так распускать язык в ее присутствии. Стоит ей стукнуть своему высокопоставленному дружку или даже рассказать майору Кюлеру, и все!

– Если бы она хотела, то давно б уже стукнула! Уж кто-кто, а она понимает, чем мы занимаемся.

– Что это ты вдруг так рьяно взялся защищать эту стерву? Влюбился, что ли? Шансов нет, так что можешь время зря не тратить. Уже не один подкатывался, но разве кто сможет конкурировать с ее дружком? Правда, он редко сюда наведывается, а она женщина молодая, но слишком уж надменная и холодная!

«Много вы знаете, – усмехнулся про себя Дитмар. – Впрочем, я до вчерашнего дня придерживался такого же мнения. Конечно, она стерва… но да-а-алеко не такая холодная, как вам кажется!» У Дитмара по спине пробежала волна мурашек – весь день он пытался сосредоточиться, но мысли все время возвращались исключительно к прошедшей ночи. И даже сидя на совещании в кабинете Ангелы, он затеял эту игру для того, чтобы пощекотать себе и ей нервишки. Надо отдать должное Ангеле – она ничем не выдала своих чувств.

…Своих чувств? А с чего ты взял, самонадеянный мальчишка, что у нее к тебе вообще могут быть какие-то чувства? Она уже забыла об этой ночи, как о тысячах подобных до того. Ведь это только для тебя эти впечатления внове, а для Ангелы… Так, ничего не значащий в жизни эпизод, новая игрушка, которой она решила побаловаться из-за скуки или любопытства.

«Как бы то ни было, а сегодня ночью она опять ждет меня. Меня! А не кого-нибудь другого. Чем-то я все же оказался для нее интересен…»

Придя в лабораторию, Дитмар достал книгу американского профессора-генетика Брауна и, подперев голову одной рукой, принялся другой перелистывать страницы.

– Ух ты! Дашь почитать? – заглянул ему через плечо Макс Майер.

– Бери! – пожал плечами Дитмар. – Эта книга тут уж месяц лежит, никого не интересует. Ответов на нужные нам вопросы тут все равно нет, так – теоретизирования сплошные… Поговорить мы и сами можем, а вот…

Дитмар не успел договорить, потому что в лабораторию влетел их руководитель Хорст Ульрих. Ребята с замиранием сердца уставились на него, ожидая приговора.

Хорст с едва заметной улыбкой Моны Лизы обвел взглядом своих подопечных:

– Ну что, ребята, будем выполнять наказы фюрера. В ближайшее время мы должны подготовить несколько специнкубаторов, в которых пройдет первая стадия роста зародышей. В дальнейшем они будут пересажены суррогатным матерям для завершения нормального цикла внутриутробного развития. Эту часть работы возьмет на себя лично доктор Ангела Вайс. Задание понятно?

Ребята растерянно смотрели на Хорста, не понимая – шутит он или говорит серьезно. Вроде, сейчас не до шуток.

– Если кому не понятно, я объясню отдельно! – добавил руководитель научной лаборатории и пошел на свое рабочее место.

«Все-таки, она молодчина, эта Ангела, – с восхищением подумал Дитмар о своей любовнице, – хотя образ стервы ей очень идет…»

Глава 14

Алине уже давно не приходилось встречать людей, столь одержимо рассказывающих о своей работе, пусть даже и бывшей, и с таким аппетитом заглатывающих самую незамысловатую еду, причем в самых необъятных количествах. Нет, ей совершенно не было жалко дюжины бутербродов, которые их с Викой новый знакомый профессор Карстен Зильбербард поглощал один за другим. Хотя ей, держащей на учете каждую съеденную калорию, такое бесконтрольное наполнение желудка казалось несколько необдуманным из-за возможных последствий в виде заворота кишок. Подсчетом калорий профессор, ясное дело, не занимался, если вообще был в курсе того, что это такое.

Из его вдохновенного монолога, периодически прерывающегося интенсивным пережевыванием и заглатыванием пищи, Алине стало известно, какая нелегкая судьба была уготована бывшему профессору политэкономии Дрезденского университета после объединения Германии. В историческом масштабе этот процесс принято считать не только закономерным, но и благотворно повлиявшим на будущность всего немецкого народа, а в частности – той его части, которую было принято называть «осями» («ост» по-немецки – восток). Если отбросить слегка недовольных жителей Западной Германии, ощутивших последствия объединения на своем кошельке в виде дополнительных налогов «солидарности», то группой, причем довольно масштабной, сильно пострадавшей от прогрессивного исторического процесса, остаются проводники и проповедники идей социализма в бывшей ГДР. Вот уж кто воистину оказался не у дел.

Одной из жертв победы капитализма в отдельно взятой объединенной стране и стал профессор ныне никому не нужной политэкономии социализма.

Как большой друг Советского Союза и поклонник российской словесности, Карстен всю сознательную жизнь учил и совершенствовал свой русский язык, знал творчество русских классиков, обожал пословицы и поговорки, приправляя ими, иногда без меры, свою речь.

Вика вообще демонстративно не принимала участия в беседе, усевшись в кресле и перелистывая глянцевый журнал мод. Как жених профессор ее уже не интересовал – к почетному званию «профессорши» ей хотелось бы еще добавить уютный домик и профессорскую зарплату. Поскольку два последних условия отсутствовали, Карстен претендовать на ее руку и сердце никак не мог.

Профессор, казалось, и не замечал своего фиаско в роли жениха. Для него вечер прошел чудесно – его накормили, напоили, да еще и дали выговориться – что еще надо одинокому стареющему холостяку?

Алина слушала его рассказ не только из вежливости, тут была и толика профессионального интереса. Отмечая про себя, как забавно звучат русские поговорки в устах иностранцев, вроде «Черного кобела не вимоеш добела» или «Маль солотник да дорьог», журналистка возвращалась к самому любопытному открытию сегодняшнего вечера – в доме, где разворачивались трагические события, привлекшие ее внимание, проживает еще кто-то, кроме семейства Хольц. Очень странное обстоятельство. Судя по всему, Юрген и Магдалена Хольц – люди обеспеченные, поэтому вряд ли стали бы сдавать часть дома внаем. Хотя, обстоятельства в жизни бывают разные, но…

Прежде чем гадать, хорошо было бы узнать фамилию соседей или квартирантов.

«Отвезу профессора к его велосипеду и посмотрю заодно табличку на доме, – с трудом сдерживая зевок, думала Алина. – Вопрос только, как надолго еще хватит красноречия у отставного политэконома? Кажется, я усну раньше, чем он сделает хотя бы минутную паузу. И как это он умудряется одновременно говорить, жевать и пить, не создавая при этом противного ощущения болтовни с набитым ртом?»

Вика демонстративно встала и, бесцеремонно бросив: «Спокойной ночи!», отправилась в свою комнату.

«Можно подумать, что это мой „жених“, а не ее…» – с обидой посмотрела вслед подруге Алина.

Профессор, не обращая внимания на потерю половины аудитории – видать в годы преподавания в университете он к этому уже привык – продолжал рассказывать о том, как сложно было объяснить студентам сущность лозунга «Пятилетку за три года!». Они, глупые, никак не могли уразуметь, зачем изначально брать заниженные обязательства или нормы, а потом их перевыполнять? Ведь гораздо проще было бы сразу все правильно распланировать!

«Ну да! А чем бы тогда занимались такие идеологические болтуны, как Карстен? Или мой папуля и его товарищи по партии?» – крутилось в голове Алины.

Из полудремы ее вывел телефонный звонок. Не сообразив сразу, что она делает среди ночи в обществе незнакомого пожилого мужчины, который к тому же кому-то что-то рассказывает, размахивая при этом длинными худыми руками, она схватила трубку.

– Алина! – послышался в телефоне голос мужа, заглушаемый громким захлебывающимся криком Михаэля.

У Алины замерло сердце и стали ватными ноги.

– Ч-что случилось? – дрожащим голосом спросила она, попутно соображая, что раз Миха орет – значит ничего страшного не случилось, по крайней мере, он живой и в сознании.

– Ты представляешь, он ни в какую не хочет засыпать без мамы и сказочки. Мы с бабушкой уже два часа вокруг него скачем, а он – ни в какую. Не хотел тебя отвлекать, раз уж дали тебе возможность отдохнуть от нас. Но получается, никак без тебя не справимся…

– Фу-ух! Я уже перепугалась, что случилось что-нибудь! – Алина облегченно расслабилась и села обратно на диван. – Давай трубку скандалисту!

Алина с некоторой толикой злорадства подумала о педагогических амбициях своей свекрови, бывшей преподавательницы гимназии, которая при малейшей возможности делилась своими соображениями по поводу воспитания внука. К счастью, большей частью лекции по педагогике были обращены к Маркусу, дабы в нужном направлении скорректировать его отцовское воздействие на Миху.

В любом случае, традиционного противостояния невестка-свекровь у них не было, а Алина справедливо полагала, что о правильности педагогического курса лучше всего можно судить по детям самих педагогов. Результат воспитания свекрови – муж Алины Маркус – служил лучшим подтверждением действенности ее методов, поэтому бабушка считала свои контакты с внуком просто необходимыми для его дальнейшего развития. И вот – они два часа не могут уложить ребенка? Пришлось бабушке наступить себе на горло и признать собственную несостоятельность? Впрочем, скорее всего, Маркус позвонил без ее ведома, ему просто жаль стало Миху, который перевозбудился от собственных криков и теперь уже просто так не уснет.

В трубке послышались всхлипы и громкое сопение. Алина зажурчала мягким голоском, уговаривая малыша лечь и закрыть глазки, потом начала рассказывать привычную сказочку на русском языке. Может, и в этом причина капризов Михи? Он ведь привык на ночь слышать привычные слова по-русски. Не прошло и двух минут, как всхлипы прекратились и сопение стало тихим и ровным.

Маркус поднес трубку к своему уху и зашептал:

– Все, мне можешь сказочки не рассказывать, я и так усну. Тем более, что я почти ничего не понимаю по-русски. Ну ты и фокусница! Даже завидую, как тебе удается моментально уболтать ребенка заснуть?

– Сейчас его и убалтывать не надо было – он измотался до предела. Следующий раз возьмешь кассету с русскими сказами.

В это время Карстен Зильбербард, воспользовавшийся неожиданной паузой для восстановления потраченных усилий и заглатывающий полузасохший кекс, который Алина уже неделю забывала выбросить в мусор, вдруг закашлялся, поперхнувшись сухими крошками.

В трубке повисло напряженное молчание, после которого Маркус странным голосом поинтересовался:

– Ты что, не одна?

Алина застыла на мгновение, потом разразилась приглушенным смехом. Чего-чего, а приступов ревности за годы их знакомства еще не было. Хотя, с другой стороны – о чем может думать муж, застукав свою жену поздним вечером с мужчиной?

– Я тебе потом расскажу! – взяв себя в руки и прекратив приступ веселья, сказала она в трубку, после чего в ней послышались короткие гудки.

«Ну вот тебе, даже спокойной ночи не пожелал. Значит, нервничает. Или действительно подумал, что я, воспользовавшись случаем, привела домой любовника? Н-да, бывают моменты, когда в голове мужчины происходит такой ступор, что объясняясь или оправдываясь перед ним в это время, навлечешь еще больше подозрений и подогреешь его в уверенности, что здесь что-то нечисто. Но чтобы мой Маркус был способен на такое? Он ведь всегда сам смеялся над бешеными ревнивцами».

В одном из магазинов игрушек, принадлежащих фирме Маркуса, работает продавщица, муж которой чуть ли не с секундомером отслеживал ее передвижение по городу. После работы она не могла ни на секунду задержаться поболтать с коллегами или пойти с подружкой выпить кофе – иначе будет скандал. Звонки ей домой от мужчин или незамужних женщин исключены, подругами могли быть только одобренные мужем добропорядочные матери семейств. Маркус всегда подтрунивал над их семейными отношениями, конечно, не в ее присутствии. Она сама очень болезненно это все переживала, тем более что многолетний террор просто убил в ней все чувства к супругу, если они раньше и были.

Каково же было изумление Алины, когда однажды секретарша Маркуса поведала ей свежую сплетню, что замученная ревнивцем-мужем продавщица нашла себе утешение в объятиях одного из водителей, регулярно приезжающего на фирму. «Широкой» общественности стало известно об их связи случайно.

Никто сначала особо не обратил внимания на то, что когда подъезжала машина с товаром, помогать бежала первой именно эта продавщица. Никто и не возражал – работа не из самых приятных. В торговом зале куда чище и легче, поэтому другие продавщицы не особо рвались на помощь.

В подтверждение старой истины, что все тайное когда-нибудь становится явным, и случилось однажды, что к машине, стоящей на заднем дворе, подошла бухгалтерша, которая забыла отдать водителю какие-то сопровождающие бумаги. А из грузового отсека доносились настолько красноречиво свидетельствующие о происходящем внутри звуки, что у бухгалтерши от любопытства чуть челюсти не свело. Притаившись за углом, она через пять минут увидела и участников тайного рандеву.

О похождениях «тихони и скромницы» к вечеру знала вся фирма. Надо отдать должное Маркусу, он, понимая, чем все это может закончиться для несчастной женщины, собрал вечером сотрудников и попросил их не обострять и так сложную семейную ситуацию продавщицы. Но, на каждый роток не набросишь платок, – в конце концов, и до ревнивого мужа докатилась весть о похождениях супруги.

И тут началось самое интересное. В случае подобного исхода прогнозы можно было строить самые ужасные – этого и боялся Маркус, когда просил своих сотрудников не болтать лишнего. Но реакция оказалась абсолютно противоположная. Что уж там произошло за кулисами их семейного гнездышка, никто не знает, но ревнивый муж не только не развелся с изменщицей и даже не поколотил ее, а стал совершенно другим человеком. Продавщица стала задерживаться с подружками, ходить на всякие тусовки, бегать после работы по магазинам.

А через некоторое время она вдруг среди полного кажущегося благополучия получила развод. Оказалось, что причина разительных перемен, произошедших с ее мужем, до банальности проста – по принципу клин клином вышибают, он завел себе любовницу, причем просто, как говорят, случайно подвернувшуюся. Вышел в яростном возбуждении на улицу, зашел в первую попавшуюся кнайпу, сел за столик к одиноко потягивающей пивко женщине. И нашел в ее лице не только утешительницу, но и свою судьбу.

На самом деле он был неплохим человеком, к тому же, хорошо обеспеченным, так что в результате пострадала больше всех «бедная овечка», в прошлом – несчастная жертва ревнивца-мужа, которой теперь была предоставлена полная свобода без ограничений.

Алина, возвращаясь от воспоминаний к реальности, заметила, что она все еще находится в компании отставного профессора, язык которого, хоть и продолжал молотить всякую ерунду, но стал заметно заплетаться. Бутылка «шатре», как и поднос с бутербродами, были опустошены, и в благодарность за доставленное удовольствие Карстен пытался всеми силами развлечь Алину.

Ее же мысли были направлены совсем в другую сторону – как поскорее освободить себя от ставшего тягостным общества профессора и попутно выяснить интересующие ее обстоятельства дела «Коновалов-Хольц-Маркес».

То, что с Маркусом никаких обострений быть не может – в этом Алина совершенно не сомневалась. Утром проснется – и забудет свои ревности, а когда она ему расскажет историю с профессором, они еще вместе посмеются.

– Скажите, а где вы живете? – исхитрилась спросить засидевшегося профессора Алина, рассчитывая, что ее прозрачный намек будет им правильно понят.

Однако вопрос возымел противоположное действие. Похоже, что тема ностальгии по прошлому у него уже иссякла, но получив от Алины подсказку, он переключился на свой дом и соседей.

Через час Алине стали известны биографии всех его ближайших соседей, а также темные делишки, в которых они замешаны, и козни, которые они строят по отношению к честным и порядочным людям вроде него. Когда Карстен Зильбербард, прихлебнув из чашки остывший кофе, открыл рот, чтобы рассказать о жильцах соседнего дома, Алина решительно встала и сказала:

– Давайте я сейчас отвезу вас домой!

– Что вы, зачем вам беспокоиться! – смутился профессор. – Кажется, я засиделся… Как это пословица говорит? «Пора и чест знат»… Правильно?

Алина промолчала, но подошла к двери и взяла сумку. Провоцировать на дальнейшую беседу она его больше не будет!

Профессор подскочил и побежал вслед за Алиной в прихожую. В это время во входной двери затарахтел замок, в котором проворачивался ключ, и через секунду на них чуть не упал Маркус, с шумом ввалившийся в прихожую.

– Учти, ребенка я тебе не отдам! – сделал он сразу же историческое заявление.

– Что-о-о? Что ты говоришь? Ты вообще соображаешь, что делаешь и что болтаешь?

Обычно спокойная и уравновешенная Алина, подстегнутая многочасовым выслушиванием профессорских бредней, доведенная до состояния аффекта фразой взбешенного Отелло, со всего размаху швырнула в стенку стоявшую на тумбе в прихожей вазочку со всякими мелочами.

Удар по стене и грохот разбивающегося стекла на мгновенье ввел всех в оцепенение. На пол посыпались осколки стекла, пуговицы, булавки, карамельки, жвачки, ключи, помада и соски-пустышки.

Прислонившись к стенам, троица молча созерцала друг друга. В такой позе через минуту и застала их разбуженная грохотом Вика, спустившаяся в пижаме на первый этаж с криком:

– Эй! Есть кто живой?

Шурша ногами она выползла, наконец, в прихожую, но увидев пол, усыпанный осколками, отпрянула обратно.

– Раненых можно выносить с поля боя? – попыталась пошутить она. – Ой, Маркус! А откуда ты взялся? Ты же уехал вчера вечером к своей маме!

– К чертовой бабушке он уехал! – первой пришла в себя Алина, и, хрустя стекляшками под ногами, вернулась обратно в комнату.

Плюхнувшись на диван, она дрожащей рукой налила себе в стакан минералки и застучала зубами о край стакана.

Испуганно наблюдая эту картину, Вика, наконец, поняла, что сейчас не до шуток. В таком состоянии ей подругу еще не приходилось видеть. Тихонечко подсев к Алине и обняв ее за плечи, Вика спросила:

– С ребенком все в порядке?

Алина истерически зарыдала, стакан с водой опрокинулся на диван:

– Он собирается забрать у меня Миху!

Вика испуганно посмотрела на Алину:

– Что вдруг такое случилось? У вас что, коллективное помешательство?

В прихожей слегка хлопнула входная дверь, а через пару минут в дверном проеме появился Маркус.

Не глядя на Алину и Вику, он прошел через комнату и зашел на кухню. Там он, как ни в чем не бывало, поставил вариться кофе, достал что-то из холодильника и включил телевизор.

– Ты мне можешь, в конце концов, объяснить, что произошло? – попыталась еще раз выяснить Вика.

Алина, понемногу приходя в себя, шмыгая носом, как обиженная девчонка, пожаловалась подруге:

– Все из-за твоего профессора! Он тут мне мозги компостировал, а Маркус позвонил по телефону и услышал мужской голос, вот и прилетел посреди ночи. И как он, интересно, доехал на таком взводе? Мчался, небось, больше двухсот километров в час по автобану. Хорошо, ночью пробок нет. Он уже и разводиться собрался, и Миху у меня отсуживать. Решил, что я любовника привела, пока его дома нет.

– Ну, так мы ему все расскажем сейчас – и конфликт улажен! К чему эти концерты?

– К чему? Я их, что ли затевала? Откуда я знаю, к чему? Просто я собралась отвозить профессора домой, а Маркус как раз в это время зашел в дом, вот у него и произошел выброс психической лавы.

– А в кого он посудой швырялся?

– Это я вазочку об стенку шарахнула…

– Ах, так значит, выброс лавы и у тебя произошел? Раз все вулканические извержения закончились, будем разговаривать спокойно, без нервов.

Вика подскочила и пошла на кухню. В течение получаса оттуда доносился то затихающий, то опять переходящий на повышенные тона разговор на английском языке. Потом хлопнула дверь, выходящая на веранду – кажется, они вышли подышать свежим воздухом или покурить.

Алина положила голову на спинку дивана, закрыла глаза и задумалась: «Какие все-таки неожиданные фортели иногда выбрасывает жизнь, причем, без всяких на то предпосылок… Что же будет дальше? Неужели, просто так, ни с того, ни с сего, разрушится их тихий и уютный семейный мирок?»

Возле входа в кухню послышался шум вроде шуршащих мелких шажков, постепенно приближающихся к дивану. Алина открыла опухшие, красные от слез и бессонницы глаза и увидела, как к ней приближается ставший вдвое короче Маркус, сжимающий в зубах единственную выросшую в этом году на их клумбе розу сорта «Принцесса Диана».

Глянув вниз, Алина увидела, что Маркус стоит перед ней на коленях и преданно по-собачьи ждет, пока хозяйка обратит на него внимание.

Алина расхохоталась, а Маркус, поняв, что напряженность снята, встал с пола, присел рядом с ней, театрально бросив цветок к ее ногам, и виновато посмотрел ей в глаза:

– Прости, прости! Не знаю, что вдруг на меня нашло? Устал, что ли? Потом, фильм дурацкий на ночь посмотрел про какую-то гулящую жену… И Михаэль спать никак не хотел… В общем, все вместе…

– А зачем ты «Диану» сорвал?

– Какую Диану? – испугался Маркус.

– Какую, какую! Розу, которую мы в прошлом году на выставке садоводов купили. В этом году всего один цветок расцвел, а ты его так безжалостно…

– Ты мой цветок! Ты моя розочка!

– Фу! Что это за пошлые комплименты? Никогда за тобой такого не наблюдала! Может, к психологу сходишь, Отелло?

– Что, прямо сейчас? Схожу! Только если скажешь, что ты меня простила!

– Сказать можно все, что угодно, а прощение заслужить надо! – решила поиграть еще на нервах мужа Алина. Нечего было концерты устраивать среди ночи! – Кстати, а куда девался наш профессор?

– Почему тебя это волнует? – подозрительно покосился на нее Маркус. – Он ушел из нашего дома.

– Потому что человек посреди ночи не сможет добраться домой. Во-первых, он без транспорта, во-вторых, выпивши…

– Такси возьмет!

– … и, в-третьих, без денег!

– И что ты предлагаешь? Может, ты собиралась его здесь оставить ночевать?

– Ладно, не заводись! Я собиралась его отвезти домой.

– Все равно, уже прошел почти час, как он ушел. Наверное, он уже дома. Ну да, он живет на другом конце города, а общественный транспорт сейчас уже не ходит. Или еще не ходит? Сколько сейчас хоть времени?

– Да вон он, на скамейке сидит через дорогу! – послышался из прихожей голос Вики.

Она собирала осколки и прислушивалась к их разговору – все-таки что-то уже по-немецки она научилась понимать.

Алина с Маркусом дружно поднялись и пошли к выходу:

– Мы отвезем профессора, – сказал Маркус. – Не сидеть же ему всю ночь на улице.

– Давайте, давайте, голубки! – пробурчала Вика себе под нос.

Испуганный профессор долго мотал головой, отказываясь сесть в машину. После десятиминутных препирательств он согласился, чтобы его отвезли туда, откуда они и начали свое знакомство – к русскому ресторану.

«Конечно, там ведь стоит его транспортное средство! А мне как раз туда и надо…»

Высадив профессора возле его велосипеда и тепло по-дружески с ним распрощавшись, Алина сказала мужу:

– Разворачивай машину, а я немного подышу свежим воздухом.

Не спеша, она подошла к дому Юргена и Магдалены Хольц и прочитала табличку, состоящую из двух фамилий. Первым в списке значился некий «Профессор Д. Бауэр».

Глава 15

Ирина Степановна Коновалова, возвращаясь из Комиссариата полиции, не спешила. Впервые за три дня она вышла на улицу. Погода была чудесная, солнышко приятно, без лишнего накала, подогревало не избалованную его присутствием землю Центральной Европы. Громко стрекотал агрегат для стрижки травы, распространяя вокруг себя запах пряной свежести. Во дворе соседнего дома как всегда собралась дружная компания, активно обсуждающая актуальные новости, размахивая при этом бутылками с пивом и не церемонясь в выражениях.

«Зачем, зачем мы приехали сюда, в эту чужую страну с чужими законами и чужими людьми? Все, все здесь не такое и не так! А говорят еще – „историческая родина“, „голос крови“… Ерунда. У меня вроде бы кровь немецкая, но душа-то – русская! Не может же быть такого, чтобы душа существовала сама по себе, если человек жив? Или может?…»

Ирина приблизилась к своему подъезду и механически залезла в сумку, чтобы достать ключи от квартиры. Передвигаясь, как заводная кукла и ничего не видя по сторонам, она совершенно не обратила внимания на то, что из припаркованого рядом с домом автомобиля за ней пристально следит незнакомая женщина. Собственно, если бы даже Ирина ее увидела – и что? Зачем она нужна кому-то? Тем более, по всему видно, что эта дама явно в их районе чувствует себя неуютно, заблудилась, наверное, и думает, как отсюда побыстрее выбраться…

Вдруг машина сорвалась с места и, набирая скорость, поехала к Ирининому подъезду. Подъехав к Ирине, она резко затормозила, слегка толкнув ее в бок.

Из машины выскочила одетая в дорогой летний костюм женщина в темных очках и схватила под руку Ирину:

– Извините, ради бога! Я вас не сильно задела? Давайте провожу вас домой! Или, может, лучше отвезти в больницу?

Ирина удивленно посмотрела на незнакомку, силясь понять, что той от нее нужно. Казалось, она даже не обратила внимания, что на нее чуть не наехала машина:

– Не беспокойтесь! Все в порядке. Езжайте спокойно дальше. У меня к вам никаких претензий!

Такая реакция, кажется, не входила в планы инсценировщицы наезда. Слегка скривив рот в улыбке, она не отпускала руку Ирины и продолжала уговаривать ее:

– Я не могу вас бросить в таком состоянии. Я должна компенсировать ваши моральные издержки. Пройдемте к вам в дом и там поговорим, чтобы не привлекать ничье внимание.

– Оставьте меня в покое! – вырывая свою руку из сжимавшей ее руки назойливой незнакомки, резко оборвала Ирина, повысив голос до небывало громких нот. – Я же вам сказала, что никаких претензий не имею!

Незнакомка предприняла последнюю попытку, резко изменив тон от приторно-извиняющегося до нагло-самоуверенного:

– Значит так. Раз не имеете ко мне претензий – пишите расписку. Знаю я вас, иностранцев – сегодня не имеете претензий, а завтра через адвоката будете требовать компенсаций. И свидетелей еще целую кучу приведете – тут у вас, небось, все свои, подтвердят, что угодно!

Ирина равнодушно выслушала вызывающую тираду и сказала:

– Давайте вашу расписку! Я ее подпишу, и вы от меня отстанете, договорились?

– Вы что думаете, у меня припасены готовые расписки на все случаи жизни? У меня даже чистого листа бумаги с собой нет. Может, вы все-таки разрешите мне подняться в ваше жилище? Или у вас там лежат слитки золота, как в банковском хранилище, и нужен специальный допуск?

– Пойдемте! – покорно согласилась Ирина и двинулась к подъезду.

* * *

Вернувшись домой, Алина и Маркус выпили по чашечке кофе, поговорили, как ни в чем не бывало о каких-то бытовых мелочах. Вздремнув пару часов, Маркус отправился обратно к своей маме, чтобы успеть ко времени пробуждения сына. Такому малышу будет тяжело, проснувшись, не увидеть рядом маму или папу. И бабушка опять может разнервничаться, а то и обидеться. Хотя, как педагог, она должна разбираться в психологии ребенка, но возраст дает знать свое.

Правильно говорят: старый, что малый. На определенном этапе бабушки и внуки настолько сравниваются друг с другом в оценках и реакциях на окружающий мир, что им становится очень легко находить точки взаимопроникновения и запросто общаться. Это имеет и обратную сторону – ставшей капризной, как ребенок, бабушке бывает очень сложно объяснить, что нельзя требовать от ребенка, как от взрослого, а ей самой при этом следует мыслить категориями зрелого человека. Собственно, бабушкам и дедушкам лучше вообще ничего и не объяснять – это может послужить поводом для дополнительных обид.

Проводив Маркуса и окончательно разогнав накатывающие периодически приступы сонливости, Алина села смотреть утреннюю передачу по телевизору. Ровно в девять часов, когда закончился «Телевизионный завтрак», в полицейском комиссариате уже начался рабочий день, и, выждав еще пятнадцать минут, – на «кофе им дать попить» – Алина позвонила молодой сотруднице «русского» отдела Юле Хафер.

– Юля, это Алина Вальд! У меня дело…

– Извини, Алина, не могла бы ты через час перезвонить? Или я тебе перезвоню. У меня сейчас человек сидит, я не могу разговаривать. Хорошо?

– Без проблем! Перезвоню!

Алина засела за компьютер, чтобы не запускать текущие рабочие дела. Оторвавшись через какое-то время от монитора, она обнаружила, что вместо запланированного часа, она уже больше двух часов посвятила работе.

Юля ей не перезвонила, и она взялась за телефон сама:

– Ну как, ты можешь сейчас поговорить?

– Могу, только недолго. Через десять минут иду отчитываться шефу. Когда ты позвонила, у меня сидела вдова Дмитрия Коновалова, так что я не могла с тобой разговаривать.

– Ну и что интересного она тебе рассказала?

– Да, в общем-то, ничего нового. А ты просто так или уже нарыла чего интересного? Кстати, звонила Элеонора Шур, привет передавала, очень обрадовалась, что ты вызвалась помочь. У нее мать в реанимации еще лежит, так что она вернуться пока не может.

– Я как раз по поводу этого дела. У меня к тебе вопрос и полезная информация. С чего начать?

– Это в смысле, с какой новости начать – хорошей или плохой? К сожалению, в нашем ведомстве хорошие новости бывают редко. Так что начинай с менее плохой.

– Что уж ты так пессимистично? Понятно, от радости и веселья к вам не попадают, но если информация полезная, пусть даже связанная с убийством, то хорошо уже хотя бы то, что есть надежда на торжество справедливости. Ладно, поменьше демагогии, побольше дела. Первое: тебе говорит что-то имя «профессор Д. Бауэр»? И второе: Дмитрий Коновалов незадолго до гибели просил своего московского приятеля-академика сделать какое-то медицинское обследование. Результаты этого обследования у меня. Нужен специалист, который определил бы конкретно, о чем идет речь. В крайнем случае, можно в Москве найти того самого академика и у него все выяснить.

– Думаю, это мы всегда успеем сделать. Тащи эти результаты к нам, в полиции экспертов по любым вопросам полно. А по поводу профессора Бауэра, честно говоря, затрудняюсь что-то сказать. Фамилия, в общем, распространенная, может, где и мелькала, но на вскидку сразу не припомню. Могу в компьютерных архивах покопаться. А зачем он тебе?

– Он меня интересует только постольку, поскольку может иметь отношение к делу об убийстве Коновалова и пропаже девочки Инес Хольц. Кстати, не напали на след беглецов?

– Последняя наша информация, знаешь, какая. Ты в курсе. Они ночевали в «женском доме» во Франкфурте.

– А до этого – в нашем дюссельдорфском «женском доме»…

– Так ты знаешь больше меня, зачем тогда спрашиваешь?

– Но куда они девались потом, я ведь не знаю, вот и подумала…

– Мы предприняли, что могли. Все полицейские в Германии получили фотографии, описания… Что мы можем сделать еще? Ты сама понимаешь. Людей каждый день пропадают десятки. Остается рассчитывать только на счастливую случайность, или что похитительница себя как-то обнаружит. Должна же она когда-то подать признаки жизни. Ведь для чего-то она ребенка похитила – значит, родителям предъявит свои требования.

– Может, уже и предъявила?

– Но…

– Что но? В таком случае она могла поставить условие, чтобы они не сообщали в полицию. Когда речь идет о жизни ребенка, родители пойдут на любые условия. В конце концов, для них важнее получить назад свою дочь живой и невредимой, чем поймать или наказать преступника.

Похищение детей с целью получения выкупа приобрело в Германии особо трагическую окраску после нашумевшего случая с сыном йогуртного короля Откера. Случилось это еще в семидесятые годы двадцатого столетия в провинциальном городке Билефельде, где расположена империя Откера.

Точно спланированная и продуманная до мелочей операция была осуществлена выходцами из Югославии. Похитители потребовали несколько миллионов марок, и естественно, предупредили, чтобы никакой полиции. Родители все-таки сообщили в полицию, где была тщательно подготовлена операция по поимке преступников.

Все время, пока велись переговоры и торговля, подростка держали в тесном деревянном ящике, спрятанном в каком-то заброшенном старом доме. Несколько дней, проведенных в сложенном состоянии, не прошли для ребенка бесследно – не говоря уже о психической травме, у него были деформированы кости, атрофированы мышцы и нарушено кровообращение в конечностях. А выкуп пришлось заплатить все равно. После освобождения подросток оказался прикованным на долгие годы к инвалидному креслу. Подняв на ноги всю мировую медицину, папа-миллионер смог его поставить на костыли, полноценно передвигаться он уже никогда не смог. В результате единственный сын и наследник йогуртной империи Откеров остался на всю жизнь калекой.

Преступников, кстати, нашли, но только через два года. Вряд ли родителям и самому искалеченному на всю жизнь юноше от этого стало легче.

История похищения наследника миллионера Откера сегодня входит во все учебники криминалистов Германии, по ней сняты документальные и даже художественный фильмы. Но… Легко и интересно наблюдать за подобными вещами со стороны. И не дай Бог самому оказаться вовлеченным в игры со смертью…

– Ты права, конечно, – выслушав аргументы Алины, сказала Юля. – Если родители решат эту проблему без нашей помощи, я буду только рада. Тем более что речь идет о совсем маленьком ребенке… Так ты подъедешь по поводу московского обследования Коновалова?

– Да, конечно. А как ты считаешь, его жена… то есть вдова, она могла бы со мной поговорить, если бы я к ней заехала домой? По телефону вчера она со мной очень холодно побеседовала, красноречиво подчеркивая, что продолжение разговора нежелательно.

– Да, она очень замкнутая. Но ее можно понять. Потеряла любимого мужа и находится как бы в прострации. Разговаривает автоматически, на вопросы отвечает формально. Во всяком случае, я ее разговорить не смогла. Попробуй, если есть желание. Адрес знаешь?

– Нет. У меня только телефон.

– Тогда пиши…

* * *

Ирина Коновалова никак не могла сообразить – на этом свете она находится или уже на том.

«Лучше бы на том… там мой Дима, ему плохо без меня, как и мне без него… Раз уж он ушел, то и я за ним вслед… за ним… – плыло в ее голове. – Но… что за странные голоса витают вокруг? Может, это ангелы летают и разговаривают с райскими птичками… А Дима? Где Дима? Он должен быть здесь, рядом. Он уже знает, что я пришла к нему?…»

У Ирины задергались веки, и она попыталась открыть глаза.

– Смотрите, смотрите, она пришла в себя! – послышался незнакомый женский голос.

– Ох ты, господи! Надо все равно вызвать скорую помощь. А может, и полицию? – задребезжал в ответ старушечий голосок.

«Так это же голос бабушки Фриды, моей соседки. Неужели, она уже тоже умерла? – продолжали накатывать мысли в голове Ирины. – Вчера вечером ведь была жива, заходила ко мне, сказала, что утром придут проверять показания счетчиков. И что же, что было дальше? Ах, да! Я сказала, что меня вызывают в полицию и не смогу быть дома, дала ей ключи, чтобы она открыла дверь проверяющим…»

– Может, она сможет сама нам что-то сказать? Кажется, глаза открывает…

– Ирочка, Ирочка! Ну разве можно так? Грех ведь это большой – жизни себя лишать. Конечно, тяжело терять близкого человека. Но что сделаешь? Никому еще не удалось прожить без потерь. Сначала хоронишь родителей, потом мужа или жену, а потом уже и дети тебя хоронят. Страшнее, когда нарушается нормальный порядок и – не приведи Господь – приходится провожать в последний путь своего ребенка. Я это знаю… знаю не просто так. Мой сын… мой мальчик ушел в армию и не вернулся. Сгинул где-то в земле афганской. Даже могилки нет, куда мне бы пойти поплакаться. А я осталась жить после всего этого. Осталась, хотя мечтала умереть. Ведь у меня никого больше нет – ни мужа, ни других детей. Совсем одна, а живу и живу…

По морщинистому лицу потекли слезы, старушка опустила голову и задумалась. Она хоть была и постарше своей овдовевшей соседки, но частенько прислушивалась к ее советам, дивилась ее жизненной мудрости. И вот теперь Ирина, которая всегда поддерживала ее и призывала не падать духом, сотворила с собой такое… Не укладывается в голове. Хорошо хоть они вовремя успели, кажется, все обошлось… Эта симпатичная женщина – Алина, позвонила ей двадцать минут назад и сказала, что разыскивает Ирину Коновалову, но та почему-то не открывает. Мы вместе постучали и позвонили в дверь – ведь она уже должна была вернуться из полиции, а потом открыли вот этим самым ключом, который она оставила. И как вовремя! Прямо судьба принесла эту Алину в самый необходимый момент. Она, правда, так и не сказала, что ей нужно, но, какая разница? – в сравнении с вопросом о жизни и смерти, все остальное меркнет и становится малозначительным.

– Давайте перенесем Ирину в комнату, хоть и лето, но на линолеуме в кухне можно простудиться. На диване будет удобнее. Вы сможете мне помочь, вам не тяжело? – обратилась к бабушке Фриде Алина Вальд.

– Конечно, конечно, помогу! Мне приходилось и мешки с цементом, и тачки с кирпичом таскать, так что не надорвусь. Она ведь не весит почти ничего. Давайте, возьмем ее поудобнее.

Они подняли размякшее тело Ирины под руки с двух сторон и аккуратно перетащили ее в комнату.

– Смотрите-ка! Запаха уже почти нет, быстро все выветрилось, видно совсем недавно она затеяла это безобразие. Может, в полиции ей что-то плохое сказали, раз она еще домой не успела прийти, сразу газ пооткручивала и умирать собралась. А вы сами случайно не из полиции? – испуганно спохватилась разговорчивая старушка.

– Нет, я журналистка, но сегодня говорила с девушкой из полиции, которая вызывала к себе Ирину Коновалову по поводу убийства ее мужа. У них разговор прошел совершенно без всяких эксцессов, ничего особенного.

– Как вы сказали? По поводу убийства?

– А вы разве не знали?

– Не могла же я у самой Ирины расспрашивать, а во дворе сказали, будто несчастный случай произошел. Откуда мне правду узнать? Да и все равно уже, Дмитрия не вернешь. Хотя бы саму ее спасти…

– А у них что, родственников нет?

– Точно не скажу, но знаю, что детки их уже взрослые и с ними в Германию не поехали. Много Ирина не рассказывала – молчунья она. Если встречались, то больше я ей всякие новости выкладывала. А Диму так вообще почти не видела. Он работал у кого-то, а если дома, то все за письменным столом или с книжкой. Видела, как они гулять ходили – всегда вдвоем, за ручку, как молодые… Хотя, это по нашим, российским представлениям старики к концу жизни начинают друг друга тихо ненавидеть, а тут наоборот. Смотрю я на немецкие пожилые пары и любуюсь – такая забота и любовь в их глазах. Складывается впечатление, что они только к старости начинают понимать, как необходимы и дороги друг другу. Ведь у молодых вечно все не то и не так…

Ирина зашевелилась, веки потихоньку стали подниматься наверх. Соседка бросилась к ней:

– Ирочка! Может дать тебе чего-нибудь? Водички или…

Ирина попыталась приподняться, но бессильно свалилась обратно.

– Надо все-таки доктора! – забеспокоилась старушка. – Вдруг она успела много надышаться гадости?

Ирина предприняла еще одну попытку сесть и замотала головой:

– Не надо никого, Фрида Карловна! Уже почти прошло! – еле слышно сказала она.

После сказанной фразы она закрыла глаза, чтобы немного передохнуть и продолжила, показывая глазами в сторону Алины:

– А кто эта женщина? Я ее не знаю.

– Это твоя спасительница! Если бы она не пришла сейчас к тебе в гости, то… страшно сказать, что могло бы быть! – затараторила соседка, покачивая головой и пришлепывая тонкими губами. – Зачем же ты, Ирочка?…

– Что, зачем? – прошептала Ирина.

– Жизни себя хотела лишить, зачем?

– Меня хотели убить, это не я сама, – тихо отвечала Ирина. – А где та женщина, которая заходила ко мне? Это она…

Ирина закрыла глаза и обмякла, слишком большое напряжение после отравления газом, к тому же, на фоне общего стресса, совершенно лишило ее сил.

Алина, наконец, решилась приблизиться к ней:

– Давайте я отвезу вас к врачу! Не будем рисковать… К какому врачу вы обычно ходите?

Ирина открыла глаза и опять замотала головой:

– Кроме Димы у меня врачей не было. Я ни к кому не ходила и не пойду. Если можно, заварите мне мятный чай, я выпью и все пройдет… Но что же мне теперь делать? Эта женщина хотела меня убить…

– Какая женщина? Вы ее узнали? – решила по свежим следам разузнать Алина.

Напившись ароматного чая, Ирина окончательно пришла в себя и рассказала историю, предшествовавшую покушению на ее жизнь:

– Когда мы поднялись в квартиру, я села писать расписку, а дальше ничего не помню. Только удар по голове, я потеряла сознание – и все. Следующее, что я услышала – это ваши голоса. С женщиной этой я никогда не встречалась. Вы и сами знаете – мы общаемся в основном со своими, русскими. В нашем районе живут почти одни иностранцы. А эта дамочка явно не из наших социальных домов.

– А узнать вы бы ее могли?

– Не знаю даже… Единственное, что помню – блестящие черные волосы, подстриженные «под каре». На лице солнцезащитные очки, губы с яркой помадой. Духи… духи не модные, но дорогие… У меня были когда-то такие… Димочка дарил… «Пуазон» от Диора. Костюм бежевый… но это не примета, в любую минуту можно переодеться.

– Может, вы машину запомнили, на которой она вас… сбила?

– Да не сбила она, в том-то и дело! Толкнула слегка бампером. А в марках машин я не разбираюсь, так и не научилась отличать «Жигули» от «Мерседеса»… Ей в квартиру мою надо было попасть. Но зачем? Зачем?

То, что незнакомка всеми силами рвалась в квартиру Коноваловых, Алине стало ясно еще во время Ирининого рассказа. Оставалось узнать малое – что именно пропало из квартиры вместе с ней. И тогда… Тогда многое может проясниться… Правда, с такими приметами обнаружить кого бы то ни было вряд ли удастся. Черные волосы, стрижка каре… у Лучаны Маркес темные волосы и стрижка вроде бы такая… И что? Откуда у нее машина, если денег даже на гостиницу нет?

Алина осторожно попыталась направить мысли Ирины в нужное направление:

– У вас в доме хранилось что-то ценное?

– Думаю, что для такой дамы пара моих золотых колечек интереса не представляют. Тем более такого, чтобы из-за них пойти на убийство.

– А бумаги, документы?

– Документы сейчас посмотрю, а вот по поводу Диминых бумаг… Если в них что-то и пропало, я не смогу сказать. Кроме самого Димы в них никто не разберется. А теперь…

Ирина склонила голову, из глаз потекли слезы. «Она еще долго держалась, бедняжка. Надо перевести пока разговор на другую тему», – подумала Алина, обводя взглядом комнату. Глаза ее остановились на противоположной стене, густо усеянной кадрами семейной хроники – Ирина с Димой, дети, внуки, какие-то родственники. Фотографии разные – блеклые черно-белые, современные цветные, художественные портреты из фотосалонов.

– Какая красивая женщина, на Джину Лоллобриджиду чем-то похожа! Это ваша родственница? – указала Алина на старую фотографию, заботливо упакованную в красивую рамку со стеклом.

– Это моя свекровь, Мария Петровна. Она была совершенно необыкновенная женщина, я ее очень любила и уважала. Моя мама умерла рано, когда я была еще девочкой, а потом, через годы, когда я познакомилась с Марией Петровной, мама как будто бы ко мне опять вернулась. У нее дед – цыган, от него она унаследовала черные лучистые глаза… и дар предсказательницы. Хотя самого мифического деда никто не видел. Кроме бабки, конечно… – на лице Ирины появилось какое-то подобие улыбки. – Я сейчас встану и посмотрю папки с документами.

Она привстала, но Алина силой усадила ее обратно:

– Сейчас я вам все принесу, а вы только просматривайте, все ли на месте. Кстати, я вам звонила вчера по поводу письма, которое передал вашему мужу его знакомый из Москвы. Поскольку вы не проявили интереса, я вскрыла письмо. Там результаты каких-то медицинских научных анализов. Вы не в курсе, случайно, о чем могла идти речь?

Ирина застыла на мгновение и внимательно посмотрела на Алину:

– Как же я сразу не сообразила? Видно, вчера мне совсем худо было… Дима очень ждал этого письма, сказал, что от его результатов может многое измениться в нашей жизни.

– А конкретнее?

– Когда получу, тогда скажу – так он мне ответил на мой вопрос. А теперь это уже и не важно. Мне нечего менять в жизни… без Димы у меня теперь и не жизнь, а так…

– Если действительно письмо содержит столь ценную информацию, то… боюсь, что за ним именно и приходила таинственная незнакомка… – задумчиво ответили Алина.

Глава 16

Дания, 1943 год

– Я так соскучилась по тебе, – прижимаясь к своему юному возлюбленному, прошептала Ангела Вайс. – Как хорошо, что наконец-то закончились все эти праздники, и мы с тобой можем уединиться в нашем укромном гнездышке.

Ангела и Дитмар не стали рисковать настолько, чтобы встречаться дома. После того, как неудачливый поклонник Ангелы, майор Кюлер, красноречиво продемонстрировал, что ему известно об их связи, они оказались как бы у него на крючке, так что пришлось искать другое место для уединения.

С возможностями Ангелы сделать это было несложно. Она дала распоряжение оборудовать специальную комнату для психотерапевтических занятий с женщинами, страдающими послеродовой депрессией. Естественно, требовалась соответствующая обстановка – мягкие диваны, приглушенное освещение, наглухо зашторенные окна. Занятия проводила сама доктор Вайс, и ключи от кабинета были только у нее.

Понятное дело, что в нерабочее время Ангела использовала мягкие диваны совсем в других целях. Опасность быть «застуканными» все равно осталась, но любовники стали гораздо осмотрительней и осторожней.

Коллеги Дитмара были уверены, что он наконец-то завел себе подружку в соседнем городке, а Ангела… «Жена Цезаря вне подозрений!» Вряд ли майор Кюлер осмелился поделиться своими соображениями с кем-то еще, а оста