/ / Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Кейн

Кровавый Камень

Карл Вагнер

Если вы уже знакомы с проклятым богами изгнанником, обреченным на вечные скитания воином по имени Кейн, то вас ждут новые захватывающие приключения полюбившегося героя. Если же вы слышите это имя впервые, то знайте: Кейн — авантюрист, ищущий опасностей ради самих опасностей; Кейн — политик и военачальник. Он много раз создавал империи для других, но теперь пришло его время: Кейн хочет править миром. Пусть короли дерутся между собой, пусть полыхает пламя войны; Кейн выйдет из древних болот со страшной армией, не знающей поражений. На карту поставлена жизнь всех людей.

ru en Генндий Любвин Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-04-10 http://www.oldmaglib.com Рспознвние и вычитк — Алекс Быков EB30CDAC-8510-4E05-B2E8-B459A7349ECE 1.0 Кроввый кмень Азбук-клссик Москв 2003 5-352-00532-1

Крл Эдврд Вгнер

Кроввый кмень

Джону Ф. Мэйеру — коллеге и другу, собрту по бесчестью…

ПРОЛОГ

Повсюду рскинул свои необозримые влдения лес. Гигнтские деревья тянули ветви к небесм в борьбе з солнечный свет и свежий воздух. Под непроницемой звесой листвы существовл особый, тинственный мир, нполненный сумеркми. Его прохлдный полумрк нрушли лишь редкие солнечные лучи, пробившиеся сквозь зеленый полог, чтобы рсплвиться н устлвшем землю ковре лиственного перегноя и сосновых игл. Здесь почти не рос подлесок, не считя мест, где пвший древний великн пробивл брешь в лесном штре и куд устремлялся потоком желтый солнечный свет. Тогд н короткое время слой гумус у гниющего ствол рождл буйную поросль, существующую до тех пор, пок ветви полог не змыкли брешь, удушя жизнетворные лучи.

Но под деревьями отнюдь не простирлсь безжизнення пустыня. Лес кишел миридми больших и крошечных существ. Нсекомые шуршли в лесном ковре и ползли по стволм огромных деревьев. По земле скользили змеи, отыскивя грызунов, прячущихся в норх среди сплетенных корней. Ккие-то мленькие, покрытые мехом зверьки копошились в дуплх змшелых, двно рухнувших стволов и в сброшенной з многие годы листве.

В вышине щебетли птицы, где-то яростно зверещл оскорблення кем-то белк. Вдлеке испугнно кркнул и смолкл ворон.

Услышв робкий нсторживющий крик птицы, лнь зстыл в тени деревьев, к ней прижлся детеныш, еще совсем слбый, с трудом стоящий н подгибющихся ногх. Ее большие глз стрлись хоть что-нибудь рзглядеть, уши нпряженно ловили любой звук. Лнь осторожно втянул чуткими ноздрями воздух, отыскивя зпх волк, медведя или иного хищник. Несколько минут он медлил в поискх угрозы. Но угрозы не было, и ее помнил к себе полян, поросшя клевером. Он снов вышл из тени, детеныш не отствл ни н шг.

Острые копытц лни оствили цепочку следов н плотном суглинке тропы; еще несколько шгов, и стрел со свистом пронзил ребр животного. Лнь поштнулсь, мучительно ловя ртом воздух, зтем слепо устремилсь вперед по тропе. Детеныш чуть помедлил, но изумление быстро сменилось стрхом, и он побежл н ножкх-ходулях следом з мтерью. Почуяв зпх крови и стрх, вороний хор поднял протестующий гвлт.

Охотник выскочил из укрытия, держ нготове очередную стрелу. Бросясь в погоню, он рдостно ухмыльнулся, зметив кроввый след. «Нверняк легкое, может, и сердце — судя по крови! Беги, пок можешь, пдль — длеко не уйдешь!» Он вынул длинный нож и уверенно зшгл по блестящему следу.

Копыт лни быстро оствили тропу, но ее путь выдвли лые пятн н лесном ковре. Кк и предполгл охотник, он успел пробежть не более нескольких сотен ярдов, прежде чем ее нстигл смерть. Животное лежло в яме, вернее, во впдине, оствленной несколько лет нзд огромным рухнувшим деревом. Дыхние лни с хрипом вырывлось из пенящихся крсным ноздрей, глз уже остекленели.

Он проворно спустился в яму и перерезл ей горло. Вытиря нож о ее шкуру, охотник осмотрелся в поискх детеныш. Не увидев его поблизости, решил, что к утру его тк или инче кто-нибудь прикончит, тк что млышу хотя бы не придется умереть от голод. Охотнику было немного жль убитых им животных, но день обещл быть долгим, думть необходимо в первую очередь о семье в Бреймене. Вдобвок ему плтили з доствку оленя н рынок, не з созерцние лесных идиллий.

Устло, но довольно улыбнувшись, он сел, прислонясь к крю ямы, вытер лицо грязным руквом и огляделся. Минутный отдых — зтем выпустить животному кишки, смстерить волокушу и притщить тушу в Бреймен. Этим и огрничится н сегодня его труд.

Углубление, в котором отдыхл охотник, достигло нескольких ярдов в диметре, поскольку древнее рухнувшее дерево было нстоящим гигнтом. Обнження почв все еще уродовл углубление, хотя с крев уже нчл нползть лесной покров. Что-то блестело н дне ямы. Острый солнечный луч вонзлся копьем в нечто яркое, покоящееся в гумусе, — некий предмет, привлекший своим серебристым блеском взгляд охотник. Любопытствуя, он поднялся посмотреть, что это могло быть. Мгновение спустя охотник оздченно хмыкнул и присел н корточки, чтобы рссмотреть нходку не торопясь.

В грязи лежло кольцо. Суглинок вокруг него был испещрен белым крошщимся веществом, нпоминвшим сгнившую кость, и крсными потекми, возможно, остткми ржвого желез. Рсчистив верхний слой почвы, охотник обнружил несколько зеленовтых комков, которые могли быть лишь подвергшейся коррозии лтунью или медью. По-видимому, это тело ккого-то древнего воин — хотя охотник не в силх был вообрзить, кк долго оно гнило здесь, в лесу. Достточно долго, чтобы кости и одежд рссыплись, нд «могилой» выросло многовековое дерево.

Дрожщей рукой охотник извлек кольцо из перегноя и стряхнул с него прилипшие комочки. Плюнув н кольцо, он потер его о кожную штнину и поднес к глзм, чтобы оценить. Метлл походил с виду н серебро, но кзлся знчительно более твердым — к тому же серебро должно было почернеть от времени. В опрве — огромный неогрненный гелиотроп — густо-зеленого оттенк кмень, пронизнный в глубине крсными прожилкми. «Прекрсный обрзчик дргоценного кмня», — решил охотник, рзглядывя нходку н свет. Кмень отличлся от обычно мутновтых сородичей интенсивностью оттенк и необыкновенной прозрчностью. Он был огромен — немыслимо велик и хитроумно вписывлся в опрву. Охотник осторожно соскреб с внутренней поверхности кольц глину смешнную с рзложившейся костной ткнью, и примерил нходку. Тот, кто носил кольцо в двно збытые времен, должен был быть великном: в него и дв пльц пролезут.

Охотник припомнил легенды Селонри о великнх и демонх, бродивших по лесм до того, кк здесь поселились люди. Среди его нрод бытовли истории о свирепых риллити, по слухм, никогд не покидвших берег непроходимых болот.

Но у охотник был крепкий и прктичный склд ум. Произнеся молитву Оммему и попросив дух усопшего о прощении, он бросил кольцо в свой кошель. Зтем принялся мшинльно потрошить добычу, рзмышляя при этом о деньгх, которые принесет ему нходк н рынке ювелиров в Бреймене.

I. СМЕРТЬ У КОСТРА

Похожий н зловещую черную тень в пляшущих языкх плмени, у костр сидел н корточкх укутнный плщом верзил, угрюмо смкуя вино из утонувшей в его огромном кулке глиняной кружки. Н его тесной рубхе и штнх из темной кожи виднелись свежие пятн крови и пот, првый рукв был зктн, обнжя н мускулистой руке зпятннную лым повязку. Мссивную грудь пересекл поблескивющя серебряными зклепкми кожня перевязь, прочно удерживющя з могучим првым плечом пустые ножны. См же меч был воткнут в сучковтый древесный корень. Рссеянно поглживя костяшкми пльцев обрмляющую его довольно свирепую физиономию рыжую бороду, незнкомец рзмышлял нд множеством змутивших лезвие зрубок и рыжевтых потеков — они кк бы отбрсывли в мигющем свете плмени тени былых жестоких побоищ. Очевидно, громилу не зботили сотоврищи, с ждностью знимвшиеся дележом добычи.

Горный кряж Оклидд, окймлявший северную оконечность лесного мссив, ныне нзывемого Воллендном, приобрел сомнительную слву рзбойничьего кря здолго до того, кк белокурые моряки побережья проникли в эти лес через горные ущелья, чтобы отстроить город среди бескрйнего зеленого окен. Темноволосые лесные жители, неохотно уступившие хорошо вооруженным зхвтчикм свои исконные земли, воспользовлись бесчисленными пещерми и неприступными естественными крепостями, прежде чем непрошеные гости высдились н их берегх. Нсколько помнили хозяев этой земли, ни один крвн не мог пересечь без риск горы Оклидд. Но торговый путь должен вести от морского побережья в глубь мтерик и обртно, выгодня торговля со скзочно богтыми зморскими городми опрвдывл блгородный риск. Поэтому состоятельные люди пересекли горы, где их поджидли любители легкой поживы. История торгового пути был столь же долгой и причудливой, сколь и кроввой.

Сегодня их шйк нпл н весьм скромный крвн, шедший с юг под охрной небольшого отряд. Бой зкончился в целом в пользу рзбойников, потерявших немлое число людей, прежде чем оствшиеся в живых торговцы почли з лучшее спстись бегством. Впрочем, убегя, они оствили несколько вьюков с товрми, и рзбойники удовлетворились этой добычей, откзвшись от преследовния. Возвртясь в лгерь с нступлением ночи, бндиты знялись трудным и опсным делом — дележом добычи.

— В этой сумке прекрсный нбор дргоценностей, — зметил их глврь, великн с покрытым шрмми лицом по имени Хекон. — Кто-то потерял н этом немло денег. Интересно, куд все это нпрвлялось? Эй, может, все эти слухи о том, что Млхион ннимет молодцов для нпдения н Селонри, — првд?

— Эту струю бйку повторяют все кому не лень, н рзные лды и уже двно, — нсмешливо зметил кто-то.

Содержимое сумки торговц дргоценностями было ккуртно рзложено н одеяле, где дргоценности зсверкли, рзжигя лчность сидевших тесным кругом рзбойников. Дюжин пр рук ждно тянулсь к сокровищм, но рзбойники умеряли пыл, пок Хекон держл в рукх добычу. В дележе его слово будет последним.

— Черт побери, вот и кое-что любопытное! — пробормотл Хекон. — Трехпля рук потянулсь к горке предметов и поднял к свету кольцо. Опытные глз оценили дргоценность. — Х! Оно срзу покзлось мне необычным! Кольцо слишком велико для большинств людей, д и метлл мне неизвестен. Вряд ли это серебро — колечко слишком прочное. Зпросто может быть плтиной — это метлл дорогой и твердый, кк железо. Я слышл, его выплвляют где-то н севере. Внчле принял было этот кмень з гелиотроп, но я тких сроду не видел. Поглядите, кк проникет в него свет… Кждя прожилочк видн.

— Дй мне взглянуть н это кольцо, — промолвил нконец сидящий в стороне громил. Нходк Хекон вывел его из состояния здумчивости.

Все повернули головы в его сторону. Хекон уствился н него хитрым, рсчетливым взглядом, помедлил и бросил ему кольцо с гелиотропом.

— Смо собой, Кейн. Хочешь, тк взгляни. Если слишком устл, чтобы подойти сюд и присесть рядом со всеми.

Кейн поймл кольцо левой рукой и поднес к глзм. Он молч изучл его, осторожно поворчивя, ловя свет, будто рзглядывл выгрвировнную н его поверхности ндпись. После долгого рздумья он вдруг объявил:

— Я хочу это кольцо, большего мне и не ндо.

Его тон рздосдовл Хекон. Он не рз успел пожлеть о том, что принял Кейн в свою шйку, с тех пор кк рыжеволосый чужк пришел к нему пру месяцев нзд.

Кейн привел с собой горстку оборвнцев — всех, кто остлся в живых после того, кк н его шйку нпли немники, послнные с побережья, чтобы очистить горные перевлы от обнглевших грбителей. Откуд появился Кейн и чем знимлся рньше, не предствляло интерес для Хекон. Впрочем, глврю рзбойников был известн смертоносня хвтк Кейн и ужсющя мощь руки чужк: тлнты, повергвшие в трепет при одном лишь упоминнии ненвистного многим имени. Но хотя Хекон прекрсно понимл, что Кейн зпросто может знять место предводителя, он считл свое положение среди сотоврищей слишком прочным: все-тки не чужк… А в нбеге Кейн стоил дюжины рзбойников.

Столь смоуверення претензия н кольцо Хекону не понрвилсь. «Смое время покзть, кто здесь глвный, — решил он. — Не то, чего доброго, ребят нчнут исполнять все желния этого выскочки».

— Я см решю, кк делить добычу, — проворчл он. — Вообще-то это ценное кольцо, оно мне нрвится.

Кейн чуть нхмурился, продолжя здумчиво изучть предмет их спор.

— Гелиотроп — едв ли ценный кмень. Кольцо ценно лишь своей необычностью, — рссудительно зметил он. — И все же я нхожу его любопытным, к тому же оно не слишком велико для моего пльц. Пусть это прихоть, но оно мне нужно. Что ксется его сомнительной денежной стоимости, то я рискну принять кольцо взмен полной доли моей добычи. Это позволит вм получить легко обртимый в деньги излишек для дележ.

— Ты не нстолько глуп для подобной игры и нверняк что-нибудь знешь об этой вещице, — возрзил, теперь уже с искренним подозрением, Хекон. — Повторяю, я здесь глвный, потому решю, кто и что получет. Тк что верни это проклятое кольцо, Кейн, и продолжим дележ. Ты возьмешь то, что я сочту нужным, сейчс знй, что это кольцо будет моим. — В его скрипучем голосе слышлсь явня угроз.

Хекон упрямо бурвил Кейн сердитым взглядом. Вокруг них в нпряженной тишине сгрудились остльные изгои, потихоньку отстрняясь от соперников. Абелин, тощий помощник Хекон, тщтельно вытер руки о ляжки и убрл их з спину, готовый вступить в бой по первому прикзу глвря.

«Они поддержт меня», — решил Хекон.

В зловещей тишине дже голос ночных тврей кзлись притихшими и отдленными. В мигющем плмени глз Кейн горели голубым огнем, в глубине зрчков язвительно усмехлсь холодня смерть. Хекон всегд охвтывл озноб, когд он зглядывл в эти глз — глз прирожденного убийцы. Он припомнил мерцвший в них безумный огонек — Кейн стоял тогд, злитый кровью, нд телми пвших в бою от его клинк. Злой блеск гелиотроп, который Кейн держл левой рукой у щеки, не уступл его жуткому взгляду. Дже лые прожилки, кзлось, мерцли в тени, отбрсывемой плменем.

Хекон понял, что Кейн не собирется отдвть ему кольцо, но пути нзд уже не было. Если он поддстся — Кейн унизил его н глзх у всех, знчит, вожком ему больше не быть. Н вызов Кейн необходимо ответить сейчс, и ответить оружием.

Кейн кзлся неподвижным, но Хекон знл, с ккой смертоносной быстротой он способен ннести удр. Меч был при нем — только протянуть руку. Хекон пристльно следил з левой рукой противник — его боевой рукой, но Кейн все еще поглживл кольцом щеку. Глврь рзбойников передернул плечми.

— Что ж, если тебе не обойтись без проклятого кольц, можешь оствить его вместо своей доли. — Внешне глврь успокоился и с улыбкой оглядел остльных. При этом глз его н миг встретились с глзми Абелин, и он рзвел рукми мол, что делть. — По крйней мере, Кейн, — продолжл он, — мне горздо вжнее держть тебя…

Рук Абелин мгновенно выхвтил из зплечного чехл кинжл с длинным лезвием. Хорошо поствленное движение — клинок нпрвлен был точно в грудь.

Но Кейн не пл жертвой хитрости Хекон. Зня нтуру вожк, он проследил его взгляд и уловил безмолвный смертный приговор, вынесенный ему, и понял, кто будет исполнителем. И хотя Кейн был левшой, годы сделли его првую руку почти столь же ловкой, кк и левя.

В долю секунды, необходимую Абелину, чтобы послть клинок в сердце противник, Кейн метнулся в сторону. Его првя рук выхвтил спрятнный з голенищем нож. Словно мгновенно рспрямившяся змея, Кейн едв зметно взмхнул рукой, и нож полетел в цель. Клинок Абелин со свистом вонзился в основние дерев. Все еще подвшись вперед, рзбойник охнул от боли, когд нож Кейн пронзил его сердце.

Одновременно с броском Кейн молниеносно вскочил н ноги. Когд Абелин рухнул н колени, успев понять, что з ним пришл смерть, Кейн уже схвтил левой рукой меч, бросил кольцо н землю и поддл ногой угли. Слепящий жгучий вихрь искр и тлеющей золы взвился нд порженными рзбойникми, вынуждя их сумтошно подться нзд.

Хекон потянулся к рукояти своего меч еще в тот миг, когд Абелин достл кинжл. Зслонясь рукой от взметнувшегося огня и пепл, вожк с лихордочной быстротой выхвтил клинок. И еле успел отбить выпд Кейн.

Кейн перепрыгнул через костер, и его меч сверкнул, кк рскленный. Уклонившись от ответного выпд глвря, он снов осыпл его мощными удрми, едв не выбившими меч из онемевших пльцев противник. Вынужденный отступть, Хекон отчянно пытлся сдержть тку до тех пор, пок его люди опрвятся от изумления и придут ему н помощь, если, конечно, придут. Кейн не оствил им времени н решение. Отступя меж горящих углей, Хекон споткнулся и н миг потерял рвновесие. В мгновение ок меч Кейн пронзил его плечо. Отброшенный нзд удром, Хекон потерял ориентцию в прострнстве. Секундой позже его рзрубленное тело плюхнулось оземь, зливя лыми брызгми зловеще поблескивющее кольцо — и это последнее, что видел Хекон.

Проворно подхвтив кольцо с гелиотропом, Кейн выпрямился, ожидя нпдения остльных изгоев. С оружием нготове, они неловко суетились перед ним, не зня, что им делть теперь, когд их глври погибли.

— Ну! — угрожюще прорычл Кейн, поднимя окроввленный меч. — Отныне кольцо мое, и я убью любого глупц, оспривющего мое прво. Теперь поделите между собой остльную добычу. Я получил то, что хотел, и ухожу. Любой, кому не терпится немедленно отпрвиться в д, может попытться остновить меня!

Ни одн рук не поднялсь н него. Вернув свой нож н место и прихвтив пригоршню золотых монет, Кейн уселся н свою лошдь и умчлся в темноту. Позди него шклы грызлись з добычу.

II. БАШНЯ У БЕЗДНЫ ВРЕМЕНИ

Кменистя дорог под копытми лошди внушл ему знкомое ощущение покоя, тк что Кейн вдруг зсомневлся, пересекл ли он этот кряж последний рз пятьдесят лет тому нзд или столько же дней. Деревья н потресквшихся и выветрившихся влунх отбрсывли редкие искривленные тени в лучх зходящего солнц. Ветер, треплющий волосы и норовящий сорвть с плеч Кейн волчью шкуру, нес в себе зпх моря, голубой лентой уходящего в тумнную дль длеко н востоке. Слбое бормотние длеких волн слышлось в порывх ветр, и резко кричли вдли птицы. Что з птицы звисли и кружтся темными силуэтми в вышине — вороны, ястребы, чйки? И вообще, птицы ли то? Кейн был слишком знят поискми дороги, чтобы обрщть н них внимние.

Впереди змячили рзвлины низкой стены, окймлявшей древний путь, по которому он следовл. Обрушенные груды серых кмней когд-то были жилищми; иногд встречлись и прилепившиеся к гребню горного кряж постройки без крыш. Приблизившись к вершине хребт, Кейн рзличил знкомые очертния бшни, возвышвшейся нд прибрежной рвниной. Кзлось невероятным, что бшня не обрушилсь в пропсть сотни лет нзд, но Кейн знл, что он непрочн лишь с виду. Ведь город вокруг этой бшни обртился в руины здолго до того, кк отступил некогд бьющий в горную стену необозримый окен, бшня стоял по-прежнему.

Нпрвляя лошдь вверх по испещренной трещинми дороге, ведущей н вершину, Кейн зметил, кк осветились изнутри высокие окн бшни. Ему вдруг покзлось, что он вернулся нконец домой. Зворживющя неизменность здешнего пейзж поржл Кейн тем более, чем беспокойнее, нсыщеннее был его собствення жизнь. Ему кзлось, что в бшне Яникест нходилось некое средоточие безвременья — средство от бессмертия.

Ворот бшни рспхнулись при его приближении, рзгоняя прящие нд гребнем сумерки. Призрчные стржи двно вымершей рсы встретили его приветственным стуком причудливых копий, лошдь Кейн испугнно зхрпел и зржл. Уствший от многодневной скчки Кейн спешился и повел фыркющую лошдь к лишенной крыши постройке у основния бшни. Привязв животное, Кейн зметил, что пробившяся сквозь щели в полу трв обеспечит лошдь до тех пор, пок у него не появится время позботиться о ней кк следует.

Стржники бесстрстно проследили з входящим в ворот бшни Кейном. Двери зкрылись з ним с еле слышным скрипом, и он здумлся о том, кк двно они открывлись последний рз, впускя гостя. Он пересек зл у вход, освещенного укрепленными в стене фкелми, и поднялся по кменной лестнице, ведущей н верхние уровни бшни.

Возле лестничной площдки стоял Яникест, зслоняя дверной проем своими полусложенными крыльями. Он протянул ему руку, и тонкие крсные губы рсплылись в рдостной улыбке, обнжив меткие, острые зубки.

— Кейн! Я увидел тебя сверху. Ты ехл по перевлу весь день, мне покзлось, что ты зблудился… может, збыл з долгие годы Яникест? Кжется, я не видел тебя уже сотню лет!

— Уверен, что не тк двно, — возрзил Кейн, опускясь н колено, чтобы поцеловть обмнчиво хрупкую руку с тонкими длинными пльцми. — Вообще-то, поднимясь по дороге, я подумл, что со времени моего последнего визит прошло лишь несколько месяцев.

Он рссмеялсь призрчным, нпоминющим трель птицы смехом.

— Кейн… в кчестве любовник ты никуд не годен! Ты всегд говоришь своим дмм, что проведенные вдли от них годы покзлись тебе днями? — Ее большие серебристые глз уствились н него с искренним любопытством, их черные зрчки почти округлились в полутьме комнты. — Ты кжешься мне прежним, Кейн, — решил он. — Но ты всегд выглядишь тким же — вроде моих слуг-теней. Присядь рядом… и рсскжи мне о том, что повидл. Я уже рспорядилсь нсчет вин и зкусок.

Кейн принял флягу с вином от стройной служнки, кости которой двно обртились в прх. Сосредоточенно стиснувшя губы девушк, держвшя тяжелый поднос, кзлсь вполне живой; ему дже мерещилось дыхние, колыхвшее покрытую нежным мехом грудь. Чры Яникест сильны, рзмышлял он, смкуя вино — демоническое вино, явившееся из несуществующего погреб.

— Я принес тебе кое-что в подрок, — объявил он, вынимя кошель, который прятл под жилетом и рубхой. Порывшись в его содержимом, он извлек крошечный предмет, обернутый мягкой кожей, и протянул его ей.

Яникест подхвтил его с ждным любопытством, здумчиво провел по вещице пльцем, зтем рссекл шнурок острым ногтем и рзвернул обертку.

— Кольцо! — Он восторженно рссмеялсь. — Кейн… ккой прекрсный спфир! — Тихонько бормоч от удовольствия, он поворчивл великолепный звездно-синий спфир н свету, трогя его поочередно пльцми и восхищясь его блеском.

Немыслимое создние, эт Яникест. Безвременное дитя жрицы исчезнувшей древней рсы и крылтого бог, которому т поклонялсь. Чродейк, жриц, полубогиня — он векми жил в этой бшне, некогд предствлявшей собой хрм обитющего здесь нрод. Яникест сохрнил бшню с помощью своей мгии, в то время кк см город превртился в руины, и вызвл от черных врт збвения тени людей, которые ныне прислуживют ей. Богиня без небес. А может быть, здесь ее небо, поскольку он жил в этой зтерянной бшне векми, увлекясь невообрзимыми трудми и философиями, доступными понимнию лишь стрших богов. Кейн обнружил ее случйно много лет нзд.

Сейчс он сидел н кушетке, подогнув под себя длинные ноги, и ее сложенные кожистые крылья беспокойно подргивли, будто под дуновением невидимого ветерк. Не считя крыльев, Яникест не слишком отличлсь с виду от женщины. У нее был по-девичьи стройня фигур, хотя конечности были непропорционльно длинными, отсюд и шестифутовый рост. Ее грудня клетк кзлсь неестественно сдвленной из-з толстых мышечных волокон, тянущихся от основний крыльев по плечм и спине и окружвших торчщую горбом грудину. Резкие линии ее торс смягчли мленькие твердые груди, тело покрывл серебристо-белый мех, короткий и нежный, кк н мордочке кошки. Длинные волнистые волосы спусклись н спину пышной волной, которой позвидовл бы любя придворня крсвиц. Лицо было узким, черты изящными. Уши и подбородок чуть зостренными, кк у эльфов. Н серебристом мехе блестели дргоценные укршения — ее единственное облчение, не считя золотого пояс, укршенного дргоценными кмнями, д нброшенной н плечи шли.

Однко восхитительнейшей особенностью Яникест были крылья. Серебристые, покрытые мехом крылья летучей мыши, от плеч до бедер и двдцти футов в рзвороте. Будучи сложенными, они стояли торчком з ее спиной, нпоминя горностевую мнтию. В полете крылья поблескивли н солнце опловым мерцнием. Нечеловеческя сил кзвшегося хрупким тел легко поднимл ее в воздух, где Яникест могл прить чсми в унылых небесх. Крылтя богиня исчезнувшего королевств.

Спфир понрвился Яникест, кк и ндеялся знющий о ее склонности к ярким укршениям Кейн. Ее чры могли с легкостью превзойти этот кмень, один из лучших, добытых им з несколько лет рзбоя. Но богиня редко получл подношения в последние годы, и Кейн предполгл, что Яникест примет его др с восторгом.

— Что привело тебя в мое королевство вновь, Кейн? — спросил Яникест. — Только не повторяй, что ты сккл в ткую дль, чтобы подрить мне дргоценность и рзвлечь от скуки. Это приятно, но я зню тебя слишком хорошо. Улыбк Кейн всегд скрывет его истинные побуждения.

Кейн слегк поморщился:

— Невелик блгодрность з мою любезность. Но, впрочем, меня привело в твою бшню кольцо, срзу покзвшееся мне знкомым. Не то чтобы я видел его рньше, но я о нем, кжется, слышл или читл когд-то в прошлом. Возможно, я действовл слишком поспешно, желя приобрести эту безделицу, но если мне не изменяет пмять, это кольцо — врт в мир, лежщий длеко з пределми скудной человеческой фнтзии!

Я оствил у тебя кое-что, Яникест. Предметы, способные, кк мне подумлось, зинтересовть тебя; некоторые вещицы, которых я бы инче в скором времени лишился. Помнишь, тм было несколько стрых книг — древних томов мгических знний из тех, что редко попдются людям моей рсы? Когд-то, изучя эти мнускрипты, я ншел в них упоминние о кольце с гелиотропом… вернее, с кмнем, похожим н гелиотроп. Я путешествовл верхом несколько дней в погоне з этим воспоминнием — хотя и без того двно собирлся нвестить тебя при случе.

Откинув голову нзд, Яникест грустно рссмеялсь:

— Ты по-прежнему беспредельно тщеслвен, Кейн. Что ж, я сохрнил все эти вещи. Твои книги н верхнем уровне, где ты их видел последний рз, тк что можешь просмотреть их позже. Но, прежде чем превртиться в ученого, изволь внчле рзвлечь меня. Я двно уже не видел гостя из внешнего мир, мои компньоны в бшне вряд ли способны блеснуть остроумием.

Позже ночью Кейн последовл з Яникест н верхние уровни бшни, в одну из комнт, где он собрл множество предметов для своих непостижимых целей. Нйдя коллекцию свитков и необычно переплетенных книг, Кейн уселся з освещенный лмпой стол и принялся з чтение, бормоч при этом себе под нос.

Яникест рспхнул широкое бшенное окно. Внутрь ворвлся порыв холодного ветр, рздувя плмя фкел. Ловко взобрвшись н крниз, он бесстршно нклонилсь нд бездной. Лунный свет облил серебром ее волосы, кзлось, просвечивл сквозь полурзвернутые крылья. Он тихо зпричитл, певуче произнося звенящие слов и следя искос — не привлечет ли это внимние Кейн. Но его чело оствлось нхмуренным, он продолжл сосредоточенно изучть ломкие стрницы с нчертнными н них древними тинственными письменми — хотя и пробежл невидящим взглядом по ее лицу пру рз, рссеянно потянувшись з очередным томом. Неожиднно он с особым интересом всмотрелся в желтовтый том. Осторожно отложив в сторону «Книгу Стрших» Алорри-Зрокрос, он извлек из висевшего н шее кошеля кольцо с гелиотропом.

Теперь Кейн смеялся, смеялся торжествующе и беспечно. Смех, потревоживший пыль веков.

Нпугння его хохотом, Яникест бесшумно приблизилсь к Кейну и зглянул через широкое плечо, чтобы узнть причину его веселья.

— Все это здесь, кк я и ожидл! — Кейн укзл н пожелтевшую от времени стрницу. — Моя пмять не притупилсь з все эти годы… хотя прозу Алорри-Зрокрос вряд ли можно збыть. Ты рзберешь этот почерк? Тут лишь недостойный пер перескз. Посмотри: здесь кроется история этого кольц, история збытых веков Земли и тех, кто обитл под неведомыми человеку звездми. Вот он, история Гелиотроп! Прочесть ее тебе? Хочешь услышть о немыслимо могущественной силе, зтившейся в ожиднии, пок ее освободит это кольцо?

Хриплым, подргивющим от волнения голосом Кейн перевел ей рукописные строки. Один рз Яникест перебил его пронзительно-уверенным восклицнием:

— Кейн! Не пытйся сделть это, я вижу в этом безумии только твою смерть! Пусть древняя сил остнется погребенной!

Но Кейн торопливо продолжл читть.

Тем временем Гелиотроп поблескивл, сияя внутренним светом под пристльным взором. В его зеленых глубинх мерцло, ожидя рссвет, зтившееся зло…

III. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВЛЕНИЕ В СЕЛОНАРИ

Тяжелое збытье нрушил стук, вскоре сменившийся брбнной дробью, сопровождемой нстойчиво повторяемыми нрспев словми. Зтем дремот окончтельно рссеялсь, и Дрибек узнл в этих звукх окликющий его из-з двери спльни голос:

— Милорд! Милорд Дрибек! Чс, в который ты велел мне рзбудить тебя, двно миновл. — Его мучителем был кмергер. — Милорд, скоро полдень! Ты прикзывл мне рзбудить себя до полудня! Милорд, ты проснулся? Скжи хоть что-нибудь, дбы я убедился…

— Убирйся к дьяволу, Асбрлн! — прохрипел Дрибек. — Я проснулся… — Стук прекртился, и он отбросил меховое покрывло, неуверенно сел в постели и спустил ноги н пол. Дюжины острых, кк иглы, вспышек пронзили его мозг, и он прижл ко лбу лдони, подвшись вперед и упирясь локтями в колени. Перемежя вздохи еле слышными проклятиями и стонми, он нежно мссировл себе лоб, пок боль не отступил. Он вдруг понял, что прошлой ночью во рту у него сдохло нечто нечистое.

Сосцы Шенн! Ну и ночк выдлсь! Должно быть, весь Селонри не мог зснуть от шум. Большя чсть его дворян и комндиров-немников сидели з пиршественным столом. Мучимый похмельем Дрибек пожлел о неосмотрительно осушенных им кувшинх вин. Пытться пить нрвне со своими здоровякми-всслми смоубийственно, но их увжение к нему требовло не уступть любому в мужской доблести вне звисимости от физических возможностей. Впрочем, Дрибек признвл, что блгорзумие плохо соотносится ныне с мнящим блгоухнием вин.

Отбросив нзд достигющие плеч черные волосы и поглживя топорщившиеся усы, Дрибек зметил, что лицо его жирно н ощупь. Подбородок укршл внушительня щетин, хотя, к его досде, он был слишком редкой, чтобы сойти з приличную бороду. Ну и стыд — ведь бород добвил бы крупицу лихости и силы его довольно зурядным чертм. Нет, его профиль никоим обрзом не был слб — женщины нходили его весьм энергичным, мужчины описывли его лицо кк «нстороженное», «быстрое» или «хитрое». Вполне влстный облик для првителя город-госудрств, хотя Дрибек ндеялся зменить его со временем н более устршющий.

Дрож всем телом, он поднялся н ноги и, поштывясь, шгнул, откинув окружющий ложе знвес. Похрпывя во сне, Пентри нполовину перектилсь н покинутое им место. Он все еще спл либо хорошо притворялсь, желя польстить ему своим изнеможением. Дрибек вспомнил ее дрзнящий смех — он смеялсь нд его пьяными лскми. Мятые мех открывли немлую чсть ее нежного бедр, но он сдержл желние попрвить покрывло и шгнул прочь, оствив знвес приоткрытым. Пентри может простудиться, Асбрлн подвиться собственной печенью. Споткнувшись о влявшуюся н полу одежду, Дрибек выруглся, с трудом нпялил н себя хлт и побрел к двери.

Асбрлн — в прошлом нствник Дрибек — ворвлся в спльню своего господин. Под спогом у него хрустнуло стекло, и он, нморщив лоб, оглядел рзброснные осколки винной бутылки.

— Прошлой ночью ты объявил, что… — нчл было он, зтем глз его устремились мимо отдернутой знвески, округлились, и он быстро отвел взгляд. — Э-э… ты объявил свое нмерение подняться рно, чтобы поговорить с Гервейн, прежде чем вернуться к гостям.

Дрибек угрюмо хмыкнул и помссировл зтылок. Теперь по спльне сновли слуги, рзбиря груды одежды, чтобы нйти свежий нряд для своего господин. Пентри сонно чертыхнулсь и зрылсь в мех. Бросив н нее звистливый взгляд, Дрибек отдлся зботм слуг, рзмышляя о том, что для похмелья существуют лучшие средств, нежели хитроумные тонкости госудрственного првления в Селонри.

— Ты можешь нмекнуть мне, что змышляет ныне Гервейн? — осведомился он у кмергер.

Асбрлн рстопырил пльцы.

— Он сердит. Сердит и подозрительн. Но это зурядня история. Нш Верховня жриц опечлен нрстющими слухми о твоем нмерении покончить с нлоговыми льготми, которыми много лет пользовлся Хрм Шенн. Вдобвок последнее сборище военчльников он рсценивет кк демонстрцию силы — признк твоей претензии н девственные сундуки Шенн. По-моему, ей видится беспощдное рзгрбление хрмовых богтств… и он нверняк неприметно увеличил количество хрмовой стржи.

— Много ли для нее в этом проку, если он здумл выступить против моей воли?! Но он должн поверить моим нмерениям усилить ншу военную мощь, войн с Брейменом того требует. Последние годы нши отношения хромют н обе ноги, и всем известно, что Млхион удвоил з прошлый год число своих немников.

— Гервейн знет об этом, милорд. Но все же рссмтривет снятие льгот кк угрозу своему Хрму. Он полгет, что рсходы н очередную войну с Брейменом лишь обострят твое желние звлдеть сокровищми Хрм.

— Мне сдется, что ее подозрения не лишены противоречий, — здумчиво протянул Дрибек. — Лдно, я поговорю с ней, попытюсь ее успокоить. Я встречусь с ней в хрме, пусть он рсценит это кк знк увжения. Ндеюсь, я смогу объяснить ей, чем грозит Хрму грессия Млхион. В том случе, если в Селонри нчнут првить жрецы Оммем, ее Хрм пострдет не только от сектнтов. Пожлуй, ее ворчние по поводу нлогов прекртится, когд он сочтет эту войну священной.

В общем, я пострюсь рссеять подозрения Гервейн — по крйней мере пок ее не спровоцируют очередные оскорбительные слухи. Что ксется гостей… я вверяю сегодняшние рзвлечения твоим зботм. Меня слишком чсто укоряют в пристрстии к учению, тк что я не могу позволить кому-то усомниться в моей исключительной привязнности к воинским искусствм. У тебя есть для меня еще что-либо вжное?

Чуть помедлив, Асбрлн ответил:

— Милорд, некий человек просит у тебя удиенции — незнкомец по имени Кейн. Он утверждет, что ему необходимо обсудить с тобой дело чрезвычйной срочности и вжности.

Дрибек тщтельно попрвил шнуровку своей рубшки.

— Обсудить со мной? Полгю, эт встреч не отнимет дром моего времени, если у него хвтило нглости пробить себе путь взяткми до моего кмергер и зручиться моим внимнием. Кков, по-твоему, этот человек и что у него н уме?

— Он стрнный человек, — с видом оскорбленного достоинств пояснил Асбрлн. — Огромный воин свирепого облик, но его мнеры ясно укзывют н утонченное воспитние. Трудно скзть, откуд он родом, но см он говорит, что пришел из Южных Земель. Сомневюсь, что он из Воллендн, хотя его рыжие волосы и голубые глз нпоминют об этом нроде. Н вид ему под сорок. Исключительно силен и опсен. Я бы счел его офицером немников несколькими рнгми повыше среднего, который ищет службы. Кстельно темы твоей с ним беседы, он нмекнул лишь, что хочет покзть тебе средств усилить военную мощь сверх всяких мыслимых пределов.

— Любопытно, — произнес Дрибек. — Если его похвльб првдив, то он пришел в тяжелую минуту. Но он, скорее, помешнный либо мошенник — может, убийц, подослнный Млхионом… или Гервейн? Но все же я смогу уделить ему несколько минут. Судя по всему, его меч может пригодиться мне, если только он не ценит себя слишком высоко. Проведи ко мне этого Кейн н игры; я не собирюсь одривть ткого человек формльной удиенцией. И позботься, чтобы з ним внимтельнее приглядывли в моем присутствии. Если он немный убийц, пусть поймет, что его цель сродни смоубийству.

Несмотря н тяжесть в желудке, Дрибек зствил себя уделить некоторое внимние звтрку, который предупредительно нкрыли слуги.

IV. НЕЗНАКОМЕЦ ПРИНОСИТ ДАРЫ

Стрелы с дробным стуком вонзлись в деревянные мишени. Его сопровождло глухое эхо возглсов зрителей и лучников — одобрительные вопли, проклятия, нсмешливые выкрики, советы. Црило веселое нстроение, прохлдный воздух н воинском поле Селонри густо нсыщли кислые винные пры. Игры уже достигли той стдии, когд рзгоряченные зрители бьются об зклд, когд из хрм Шенн вернулся лорд Дрибек.

Встреч с верховной жрицей прошл несколько удчнее, чем ожидлось, хотя лорд Дрибек отнюдь не ндеялся, что Гервейн отбросит свою подозрительность и высокомерие. И все же лишний день без столкновения с нею был шгом к победе Дрибек и его сортников. Повеселев, он приветствовл гостей с небрежной грубостью, опрокинул кружку пенистого пив и потребовл еще, дбы промочить пересохшее после утомительной встречи с Гервейн горло. Его желудок протестующе поежился, ибо Дрибек ненвидел вкус пив. Но лкоголь, похоже, смягчил зтянувшееся похмелье, и он нчл проникться прздничным нстроением игр. Сопровождемый несколькими ближйшими сортникми, Дрибек смешлся с гостями, обменивясь громкими приветствиями, беспечно зключя при. Он уже всерьез было зинтересовлся состязнием лучников, когд приблизившийся Асбрлн нпомнил ему о полузбытой встрече.

После того кк кмергер предствил незнкомц, Дрибек обртил к нему зинтересовнное лицо, мысленно оценивя гостя. Этот Кейн являл собой устршющую фигуру огромного и мощного сложения, тящую хищную грцию движений. Проництельному глзу по силм было проникнуть з фсд его грубой внешности, чтобы увидеть з ним незурядный ум. Глз… в их блеске было нечто леденящее, отржение хлднокровной безжлостности, подчеркивющей сложившееся у Дрибек впечтление. Кейн был опытным воином, прошедшим через многие битвы и тяготы, его мнеры говорили о том, что он чще вел з собой, нежели следовл з кем-то. Тк или инче, но он покинул земли, где сржлся последние годы, не без богтств; его одежд из крсной шерсти и черной, укршенной шипми кожи был хотя и не новой, но не походил н плтье обычного немник, кк и его меч, рукоять которого — несомненно, крсультьялской рботы — торчл нд его првым плечом, позволяя предположить, что и см клинок незурядного кчеств.

В порыве добродушия Дрибек протянул ему руку. Зпястье, н котором сомкнулись его пльцы, покзлось кменным, собственное зпястье милорд утонуло в длинноплой, крепко стиснувшей его лдони. Убиря руку, он неприязненно предствил себе, с ккой силой могл бы сжться лдонь великн, зтем мхнул слуге, чтобы тот принес гостю пив.

— Кейн прибыл с дрми, — некстти зметил Асбрлн. Он с опской взвесил в руке потресквшийся том, гдя, не скрыт ли в его пожелтевшем переплете ккой-нибудь яд. — Вот эт книг, — несклдно пояснил он, протягивя ее своему господину. Зтем рссеянно вытер лдони о крепкие ляжки, оствляя серовтые следы н желтой шерсти.

Под пристльным взглядом Кейн Дрибек открыл книгу и погрузился в чтение; его тонкое лицо рсплылось ухмылкой рдостного предвкушения.

— Послушй, Асбрлн! Это «Принципы првления» Лхрбин — и н оригинльном крсультьяле! Судя по почерку, это рнний перевод.

— Мне покзлось, что рбот Лхрбин может зинтересовть тебя, — мягко зметил Кейн. — Твой интерес к изящным искусствм широко известен, поэтому я предположил, что эт книг доствит тебе удовольствие. У Лхрбин есть весьм знимтельные зметки о консолидции госудрственной влсти… Я вижу, ты читешь н языке Крсультьял.

— С трудом, — признлся лорд Дрибек. — Я брл уроки из шести великих языков. Я блгодрен, Кейн, — это неожиднное сокровище! С Лхрбином я знком большей чстью блгодря плгиту Ак-Коммен «Вопросы првления». Это послужит полезным дополнением к моей библиотеке.

Вспомнив, что он нходится в гуще увлеченных игрми людей, Дрибек сосредоточился и прикзл Асбрлну проследить з тем, чтобы книгу отнесли к нему в покои. Его гостям не по нрву придется подобное проявление дилетнтизм в днных обстоятельствх. Взмхом руки приглсив Кейн сопровождть его, милорд возобновил свой путь в тесной толпе вдоль поля, не перествя думть о чужке. Что з стрнный др от человек подобного ремесл! Может, Кейн просто-нпросто нделен редкостной проництельностью и вкусом — не все бродяги-немники были невежественными врврми. Но ввиду собственного политического положения в Селонри Дрибек решил, что подренный Кейном клссический трктт имел более широкое знчение. День зкнчивлся вовсе не тк скучно, кк нчинлся.

— Ты интригуешь меня, Кейн, — признлся лорд Дрибек. Шгя рядом, незнкомец кивнул с бесстрстной улыбкой. — Очевидно, ты не пожлел усилий, чтобы обеспечить ншу встречу, и меня это удивляет. Любой из моих офицеров хорошо зплтил бы з твой меч, но я сомневюсь, что твои мбиции столь примитивны. Асбрлн скзл мне, что ты нмекл н некие способы усиления моей рмии…

— Твою проництельность трудно переоценить, — отозвлся Кейн. Он говорил н нречии боригенов Южных Земель без млейшего кцент, хотя точное, почти педнтичное строение фрз укзывло н то, что оно не было для него родным. — Могу ли я, в свою очередь, признться, что Селонри и его првитель интригуют меня? Кк ты зметил, я живу своим мечом — и своим умом. Сейчс я свободен и почти исчерпл средств, добытые моей последней службой, хотя в прошлом я сржлся под знменми величйших воителей, рз-другой и под собственными.

Я устновил высокую цену з свои услуги — цену, определенную з многие годы многими кмпниями и приобретенным опытом, выигрывющим битвы в поле и во дворце. Я люблю риск и сознтельно выбирю того, кому предлгю свой меч. Короче, ищу сржения, где приключение стремится зтмить выгоду. Приключение необходимо, чтобы рзвеять мою скуку, выгод — чтобы польстить моему тщеслвию… Господину, способному удовлетворить эти условия, я предлгю мой меч и опыт бесчисленных сржений, зкливших мой клинок. И я уверен, что беседую сейчс с тким господином.

Во время путешествий мне приходилось слышть, что лорд Дрибек из Селонри желет усилить свою рмию воинми, чтобы зщититься от вторжения через северную грницу со стороны Бреймен. Весьм рзумня мер, поскольку лорд Млхион Брейменский ткже хорошо оплчивет немные клинки, и не секрет, что воины Воллендн стремятся рспрострнить свою влсть по всем Южным Землям вплоть до Холодных Лесов. И еще говорят, что лорд Селонри должен покорить Селонри прежде, чем обртить внимние н Бреймен. Првитель Селонри молод — он знял трон своего брт, еще не достигнув зрелости. Последоввшее з безвременной смертью его брт регентство еще более ослбило непрочные основы центрльной влсти город-госудрств. Знть Селонри могущественн, Хрм Шенн мечтет укрепиться и стть средоточием влсти. Примерно тк рссуждют люди в твернх и кзрмх по всем Южным Землям. В общем, все уверены, что лорд Дрибек попл в отчянное, почти безвыходное положение — особенно принимя во внимние его желние устновить свою бсолютную влсть в Селонри, невзиря н противоположные устремления неких влиятельных родов и Хрм Шенн.

— Если ты считешь мое положение безвыходным, то почему пришел сюд? — осведомился Дрибек, не скрывя гнев.

— Ты ошибешься, — поспешил возрзить Кейн. — Я лишь повторяю слухи, о которых тебе нверняк доложили. Я восхищюсь человеком, полгющимся в своем првлении более н рзум, нежели н своих солдт. И я люблю рисковть. Не вижу приключения в том, чтобы сржться з лорд, побед которого предопределен зрнее, и не вижу выгоды. Но когд влсть готов выскользнуть из рук првителя… он хорошо плтит з силу, способную кчнуть весы в его сторону. Ты хочешь оспорить логичность моего желния приехть в Селонри?

— Соглсен, что твои нблюдения во многом спрведливы, — пройдя несколько шгов в молчнии, промолвил Дрибек. — Но кжется, ты слишком высоко ценишь свои услуги, Кейн. Твое имя неизвестно мне; ты пришел без рекомендций, не считя смелых мнер и утонченной речи. И я все еще понятия не имею о твоей цели — и о цене твоей тоже.

Не успел Кейн ответить, кк Дрибек вдруг остновился понблюдть з лучникми. Состязние близилось к концу. Мишени — силуэты людей в нтурльную величину — были удлены н рсстояние, превышющее сотню ярдов, и состязние продолжли лишь несколько смых метких стрелков.

Счет основывлся н трдиционной оценке рзличных чстей тел, где высшие бллы двлись з жизненно вжные оргны, мксимльных очков зслуживли сердце и глз. Вступить в состязние мог любой желющий, и его нчли многие лучники, большинство рди зрт и мленьких ствок друг против друг. Но теперь остлись лишь смые опытные стрелки, и ствки возрстли пропорционльно зрту зрителей.

— Ты стреляешь из лук, Кейн? — неожиднно спросил Дрибек.

— Это ремесло мне знкомо, — небрежно ответил воин.

— Тот прень, третий слев, в коричневом плтье и высоких спогх — мой кузен Кремпр. — Дрибек укзл н стройного молодого человек, не отличющегося особым сходством с првителем. Кремпр, который н смом деле был стрше, чем выглядел, рсстроенным покидл поле. — Последняя стрел кузен обошлсь мне в немлые деньги. Я держл при, что он зкончит в лучшей пятерке — хотя ндо было огрничиться десяткой, но Кремпр зверил меня, что ему повезет. Впрочем, он не в своей лиге, хотя шнсы были хороши. Послушй, можешь ли ты превзойти моего кузен в стрельбе из его лук?

Кейн отвечл осторожно, гдя, к чему клонит лорд:

— С привычным мне луком я могу выступить н этом поле. Но с чужим…

— У Кремпры отличное оружие, — зверил Дрибек и призывно мхнул рукой кузену. — Можешь выпустить несколько стрел, чтобы привыкнуть к нему. Тебя здесь не знют, и есть отличный шнс сделть пру-другую ствок, если только ты уверен, что сможешь…

— Кков суть при? — осведомился Кейн, понимя, что отступить ему не дно.

— Суть в том, что ты сможешь нбрть очки пятерых финлистов — в комплекте из десяти стрел н полной дистнции. Ты уже не сможешь пройти всю серию, но н последнем круге мы сможем нйти немло желющих поствить против нс. Ты соглсен?

— Почему бы и нет? — скзл Кейн, и к ним подошел Кремпр. Пок Дрибек объяснял змысел своему кузену, Кейн осмотрел его лук. Чудесный инструмент, решил он, — тяжелое оружие средней величины, изготовленное в излюбленной мнере Южных Земель. В местных лесх его мощь позволял охотиться или воевть, хотя лук слишком громоздок — с седл не выстрелишь.

Кремпр кзлся недоверчивым, но рвнодушным. По нстоянию Дрибек он и Асбрлн смешлись с толпой и знялись ствкми, Дрибек тем временем отдвл рспоряжения кстельно состязния. Дрибек знимлся этим охотно — в при он рисковл не многим. Если Кейн победит, престиж Дрибек в кчестве его почиттеля повысится. Если он проигрет — потеряет преимущество при зключении сделки с Дрибеком.

Удовлетворенный приготовлениями, Дрибек поудобнее устроился в кресле, чтобы нблюдть з ходом состязний, здрв острый подбородок и небрежно держ н уровне пояс кружку с пивом. Стрельб зкнчивлсь, последняя пр лучников выпустил последние стрелы. Победителя — кпитн из Воллендн н службе у Овстл — нгрдили приветственными возглсми, но внимние публики уже привлекло при Дрибек, обещющее новое рзвлечение. Несколько придворных вышли из окружющей победителя толпы, чтобы рсспросить Дрибек о чужке. Судьи быстро подсчитли минимльные очки, необходимые для зключения при; состязние удлось н слву, результт лучшей пятерки превосходил все ожидния. Толп жждл рзвлечений, и предложение Дрибек всем пришлось по вкусу.

Все шло прекрсно. Общее бесшбшное нстроение охвтило и лорд Дрибек, позволившего себе рсслбиться более обычного. Отвечя н рсспросы о Кейне, он огрничивлся тинственными нмекми, создвя впечтление, будто при было одновременно сиюминутным кпризом и рсчетливой игрой. Ткой день кк-то не вязлся с хлднокровной осмотрительностью. Все знли, что Дрибек был превосходным игроком, поэтому при зключлись с рстущим воодушевлением.

Првитель седьмым нюхом чуял, что недоскзння доблесть Кейн вызовет приток денег, превышющий все ожидния, и что ему удлось непроизвольно внушить людям, будто он прекрсно знет этого чужк. Впрочем, думть было поздно, и теперь Дрибек с сомнением нблюдл з пробными выстрелми Кейн. Незнкомец снял свой меч, чтобы дть полную свободу движениям. Его стойк был твердой, лук Кремпры легко согнулся в рукх, но стрелы летели в цель кк попло, с большим рзбросом, половин их ушл мимо либо упл с недолетом.

Дрибек попытлся уверить себя, что Кейн принорвливется к мишеням, знкомясь с луком. Вскоре судьи объявили нчло серии, и Кейн отобрл десяток стрел. Последние при были торопливо зключены, и зрители сосредоточились н лучнике и его длекой мишени.

Первя стрел Кейн порзил грудь силуэт точно посредине. Следующие две чуть коснулись сердц. Четвертя стрел остлсь торчть в горле. Еще две вонзились в об глз. Следующя вошл точно между ними. Очередня снов попл в сердце. Перед тем кк полетел девятя стрел, остлось лишь спорить, будет он выпущен в пх или иную точку. Очки Кейн почти вдвое превысили и без того высокий покзтель этого мтч.

Когд был выпущен последняя стрел, зрители рзрзились оглушительными крикми. Пригоршни монет, блестя и позвякивя, переходили из неохотно рскрывющихся кошелей в ждные лдони. Робкие плодисменты мешлись с протестующими возглсми, зрители пострше зспорили о легендрных состязниях прошлого, собирвших некогд отовсюду искуснейших лучников.

— Действительно отличный лук, — зметил Кейн, возврщя его Кремпре. — Если ндумешь продть его, то знй, что меня он интересует.

Кремпр с кислой улыбкой принял оружие — он ствил против Кейн.

— Великолепня меткость! — поздрвил Дрибек, посмтривя крем глз, кк под рукми Асбрлн росл куч монет. — А я-то гдл, чем это кончится, увидев твою рзминку.

— Ни к чему отпугивть ствки, — пояснил Кейн: в чем-то он не соврл.

Шум постепенно стих, и состязния продолжлись. Появились новые мишени для метния копья и нож, неподлеку нчлсь подготовк к рукопшному бою. Прошли и прочие, не предполгвшиеся рнее поединки, но ни один из них не окончился серьезным рнением. День выдлся великолепный, и Дрибек с непривычным восторгом опрокинул очередную кружку пив. К ночи он упьется в стельку, но не будет одинок, денек сегодня и впрямь хоть куд.

— Что ж, Кейн, если прочие твои тлнты сияют столь же ярко, кк стрельб в цель, то я соглсен ннять тебя н хороших условиях, — пообещл Дрибек между тостми. — Скжи, чего ты хочешь? Очевидно, комндной должности. Он твоя. Дть тебе в подчинение роту? Это зпросто — немники прибывют в Селонри ежедневно, и мне нужны опытные офицеры. Есть и хороший шнс повысить свой рнг, если ты подтвердишь собственные рекомендции. Я ценю в своих людях способности; ты увидишь, что я быстро подмечю и с готовностью поощряю их.

— Твое предложение вполне великодушно, — мягко произнес Кейн, кк бы подрзумевя, что соглсие будет персонльной услугой лорду. — Но я уже нмекл, что ндеюсь обсудить нечто более знчительное — вжный вопрос, ксющийся твоего првления.

— Вот кк? — Дрибек понял, что Кейн интересуют проблемы посерьезнее пост военчльник. — Тогд вернемся к тинственному плну сделть мою рмию непобедимой в сржении. Я ведь предположил, что ты хотел пустить пыль в глз Асбрлну.

— Вопрос не должен коснуться посторонних ушей, — мхнул в сторону придворных Кейн.

Дрибек уже отбросил мысль о том, что Кейн мог быть убийцей. Он подл знк стржнику, и тот отступил. Чуть отстрнясь от тесной толпы, лорд уселся н перевернутый пивной бочонок и вопросительно уствился н незнкомц.

— Я преуспел в нукх… — нчл Кейн.

— Ты пытешься убедить меня в этом во что бы то ни стло, — перебил Дрибек.

— Мне хотелось внушить тебе доверие к моему предложению, — пояснил, слегк нхмурясь, Кейн. — Ты умен… и обрзовн. Я лишь потерял бы время, не сумев убедить тебя в том, что мои плны основны н тщтельных исследовниях — скорее, н зннии, нежели н невежественных суевериях.

Окончтельно сбитый с толку относительно цели Кейн, Дрибек пожл плечми:

— Ну хорошо, я соглсен, что ты неплохо нслышн обо мне. Но изволь перейти к делу.

— Я провел много времени в Крсультьяле, — продолжл Кейн. — Его слвные дни двно миновли, но когд-то эт земля слвилсь учеными, постигшими премудрость Стрших. Большинство открытий, н которых люди построили цивилизцию после зкт Золотой эры, окзлись, по сути, стрыми открытиями чужой нуки, чстицей знний из мусорных куч исчезнувших доисторических цивилизций.

— Тков истин, полузбытя ныне людьми, — кивнул Дрибек. — Человек знет, что он очутился н Земле уже взрослым, но смондеянно збывет причины своего крткого млденчеств. Д, мне знкомы эти великие рботы Крсультьял. Я прочел о фнтстических открытиях древних — великнов, постигших тйны строй Земли, чтобы построить цивилизцию з одну ночь н доисторических руинх. В моей библиотеке есть дв том Кетрид, включющие снряжение корбля Йосл-Монир и его путешествие с целью исследовния древней Земли. Кк жль, что подробности этих великих исследовний неизвестны истории.

— Жль? Но ведь Кетрид жил поэзией тйны, — здумчиво промолвил Кейн. Собрв ушедшие иной тропой мысли, он продолжл: — Тк, знчит, тебе известно многое из того, что я собирюсь рсскзть. Известн ли тебе «Книг Стрших» Алорри-Зрокрос?

— Я зню о ней, — подтвердил Дрибек, — хотя мне не приходилось ее видеть и говорить с теми, кто видел. Желние Алорри-Зрокрос соствить историю доисторической Земли было великолепным змыслом. Современники отметили, что одержимость, с которой он предвлся своим исследовниям, породил небывлые результты. Но в дльнейшем мло что было сделно рди сохрнения его рботы для желющих продолжить ее.

— Я прочел Алорри-Зрокрос, — объявил Кейн. — Мне хорошо знком его книг, и я трепещу перед древней мудростью, рскрытой н ее стрницх. Знние — это инструмент, но черное знние — опсный инструмент, хотя и друющий источник силы тому, кто пользуется им с оглядкой.

Кейн смолк, погрузившись в здумчивость. Дрибек уствился н него с опской и любопытством во взоре. Дюжины фнтстических идей промелькнули у него в мозгу. Но он не усомнился в словх Кейн. Кзлось, способность незнкомц «рскрывться» не тил в себе никкого чуд.

— В «Книге Стрших» я прочел о древней рсе, нзывемой Крелрн, — продолжл Кейн, — и об их рзрушенном городе, известном людям под именем Ареллрти.

При этих словх незнкомц Дрибек почувствовл, что день вдруг потерял свое тепло и привычное веселое нстроение. Но солнце светило все тк же. Просто некя тончйшя пелен кк бы отделил их от солнечного свет, прздной толпы и смодовольной жизнердостности, ощущвшейся лишь минуту нзд. Досдуя н неожиднный озноб, Дрибек безуспешно попытлся приободриться. Почему-то именно сейчс он впервые зметил стрнное кольцо, свободно сидящее н пльце у Кейн, — гелиотроп, слишком мссивный дже для огромной руки.

— Что поведл чродей об Ареллрти? — смущенно пробормотл Дрибек.

— Многое, что может зинтересовть тебя, если иметь в виду, что руины город совсем близко. Рс Крелрн считлсь згдкой дже среди тинственных стрейших нродов доисторической Земли. Алорри-Зрокрос почти умлчивет о ее происхождении, цивилизции и месте в Рссветном мире. Эт рс не приндлежл Земле, кк другие в то время, — он появилсь из звездных глубин, и никто не знет, откуд, кк и зчем он пришл. Крелрнов было немного; нсколько известно людям, они выстроили лишь один город, Ареллрти. Тогд в Южных Землях были древние моря, и город Ареллрти стоял н острове в огромном внутреннем зливе. Алорри-Зрокрос описывет его кк порзительную и внушительную крепость, простоявшую до своего пдения совсем недолго.

Крелрны сочли древнюю Землю врждебным миром. Они были вовлечены в войны древних нродов и хорошо зщищли свой город собственным стрнным оружием; нук пришельцев, пронесшя рсу через звездную бездну, поствил им н службу недоступную вообржению энергию. Но, несмотря н их силу, врги окзлись сильнее. Ареллрти был уничтожен менее чем через сто лет, по утверждению Алорри-Зрокрос, рсой скилредов. Крелрны тк и не опрвились; оствшяся в живых горстк предствителей этого нрод одичл, скрывясь в прибрежных лесх. Древнее море отступло, пок Ареллрти не превртился в зтерянный остров в бескрйнем соляном болоте, носящем ныне имя Крнор-Рилл. Среди зросших лозой рзвлин н болоте все еще обитют выродившиеся осттки рсы Крелрн — человекоподобные жители болот, которых вы нзывете риллити.

Дрибек кчнулся н пивном бочонке, потиря лдонями колени.

— Кое-что из скзнного тобою известно нм в Селонри, — зметил он. — Грницы Крнор-Рилл нходятся лишь н рсстоянии дня конного пути от нших стен, н южной грнице нших влдений. Хотя мой нрод не искушен в легендх о рсх Стрших, мы знем риллити. Свирепые чудовищ — выше человек ростом, но с телми мфибий и жбьими головми. Опсные бестии — но, к счстью, редко выходят з пределы своего болот. Пусть себе н здоровье живут в Крнор-Рилл, в этой коврной мешнине из тины, грязи, лозы, киприсов, нсекомых и грызунов! Болото, по сути, недоступно, неподлеку от его южных пределов нчинются Холодные Лес. Поэтому нет ни млейшего повод соблзниться путешествием вокруг Крнор-Рилл.

Что ксется Ареллрти, то нши легенды изобилуют рсскзми о зтерянном городе посреди Крнор-Рилл. Говорят, что этот город был выстроен двным-двно рсой риллити и они все еще пользуются его пвшими постройкми в кчестве хрм для своих нечестивых ритулов. При случе они выползют и крдут девушку с одной из ближйших ферм. Мло кто из людей бросил вызов болоту и его гдким стржм, пытясь отыскть зтерянный город, и почти никто не вернулся, чтобы рсскзть о виденном. Некоторые уверяют, будто повидли Ареллрти, но их описния рсходятся: то ли они видели город из золот, то ли — здушенные ползучими рстениями кменные рзвлины.

В целом Крнор-Рилл всего лишь вонючя, покрытя зыбучими пескми чумня ям, которую умные люди обходят стороной. Риллити опсны, но покзывются редко, поскольку избегют сухих лесных территорий. Их дже не стоит уничтожть, будь это возможным. Волки, пнтеры — вот рельня опсность для тех, кто обитет по ту сторону стен.

Но твой рсскз о збытом прошлом Ареллрти любопытен, Кейн. Кк знть, не кроется ли з зловещими легендми о Крнор-Рилл нечто существенное. В любом случе, твои слов приддут этому злополучному болоту и его отвртительным обиттелям облик древнего величия. Но ккое отношение имеет эт история к моим делм?

Кейн зглянул в свою пустую кружку и тихо ответил:

— Быть может, немлое. Мы знем, что Ареллрти был крепостью рзвитой цивилизции. Оружие Крелрн было немыслимо опсным. Предствь, что ты получил доступ к подобной силе… что твое войско получило оружие Крелрн!

— Чепух! — возрзил Дрибек, хотя н лице у него мелькнул интерес. — Чем бы ни влдел когд-то Крелрн, сейчс это всего лишь груды ржвчины и пыли.

— Я в этом сомневюсь, — скзл Кейн. — Алорри-Зрокрос ссылется н то, что большя чсть изобретений Крелрн сохрнилсь в руинх Ареллрти, включя смое могущественное оружие! Рсы древних влдели непостижимыми секретми и были чрезвычйно сильны. Отсюд следует, что некоторые из их творений могли противостоять дыхнию времени. Что если ккие-то умные мшины до сих пор ждут оживляющего прикосновения рзум? Повторяю, лорд Дрибек, я много лет изучл великие рботы Крсультьял и прочих лучших ученых мужей! Я не только убежден, что в Ареллрти сохрнились некоторые типы оружия Крелрн, но и уверен, что смогу рзгдть секреты их действия!

— Шнсы н это могут быть, могут и не быть, — отозвлся явно зинтересовнный словми Кейн Дрибек.

— Но ствки более чем достточны, чтобы опрвдть попытку. Если я нйду ккое-либо оружие… если смогу здействовть хоть чстицу их древней мощи… подумй о том, кк это пригодится твоей рмии. Престиж, стрх перед неведомой силой! Это упрочит твое положение првителя Селонри и зствит Млхион крепко здумться, прежде чем он рискнет бросить свои войск н ткого род силу!

— Сейчс Ареллрти хорошо зщищен, — зметил Дрибек, обуревемый вихрем мыслей. Но искушение было слишком сильным.

— Это непростя и опсня зтея, верно. Предлгю повести в Крнор-Рилл мленький отряд отборных воинов, вооруженных для сржения с болотом и риллити. Алорри-Зрокрос упоминет о некой топи. Я уже проводил отряды через неприступные болот рньше и бился с коврными боригенми, вооруженными отрвленными дротикми и предтельскими ловушкми. Рссуждя логически, эт проблем сходн с прежней и может быть решен, если принять ндлежщие меры. Мы войдем в Ареллрти и откроем хрнимые его руинми тйны. Все нходки я доствлю в Селонри, в твоем рспоряжении очутится оружие древней Земли.

— А что достнется тебе, Кейн?

Незнкомец рссмеялся:

— Приключения… это нверняк! К тому же я уверен, что твоя блгодрность и доверие подскжут достойную нгрду. Я не буду вечно молод… Ндеюсь, что годы ртного труд н чужих войнх оствят мне не только зрубки н мече.

В его смехе слышлись иронические нотки, но Дрибек прекрсно понял, что имеет дело с честолюбивым человеком.

— Я должен кк следует порзмыслить, — произнес он. — Очевидно, возникнет множество проблем в подготовке и, глвное, в эффективности ткой экспедиции — поддержк которой вызывет во мне сомнения.

Но об знли, что предложение зхвтило вообржение лорд. Это был трудноосуществимый змысел, но ткого род змыслы двли крупный выигрыш при ничтожном риске. Оружие и муниция, кк првило, приндлежли немникм, смерть немник ничего не стоил.

С здумчивым вздохом Дрибек скользнул с бочонк, чтобы присоединиться к рзбушеввшейся толпе. Но он уже не ощущл прежней беззботности и бурлящих жизненных сил.

V. ГНИЮЩАЯ ЗЕМЛЯ

Длеко к югу от Селонри простирлся девственный лес. Сине-зеленое море гигнтских деревьев, испещренное постепенно увеличивющимися пятнми белизны тм, где зросли вплотную подходили к кменистому берегу, — Холодные Лес с их ведущими к Ледяному морю тропми, где почти не ступл ног человек. Кое-где нступление лес встречло противодействие. Немного южнее Селонри росл «опухоль». Гнилой нрыв зрзил Южные Земли н десятки миль, поглощл питющие его прозрчные горные реки и зссывл их в себя сквозь «свищ» в Млых горх Оклидд, извергя зтем в Зпдное море. Гниющя земля. Крнор-Рилл.

Н грницх Крнор-Рилл лес мельчл. Гордые прямые стволы уступли место коротким уродцм, росшим из топкой почвы. Зтем лес вдруг исчезл, и нчинлось болото. Теперь смым крупным деревом был киприс, его корни нмертво впивлись в тепловтую тину, где тонули дже ив и плтн. Нверное, почв все еще сохрнял яд древнего соленого моря, поскольку дже плодородный рыхлый перегной не в силх был обеспечить рост обычно встречемых в болотистой местности рстений. Здесь был ядовитый лбиринт искривленных стволов, колючего кустрник и змеящейся лозы. Лоз лучше всего приспособилсь к Крнор-Рилл, ее тонкие ползучие стебли подобно колючей проволоке впивлись острыми шипми в кждого, кто посмел их здеть. Деревья оплетли гигнтские лины, кое-где рзросшиеся тк густо, что они удушли своих «хозяев», обрзуя причудливые переплетения вздымющихся жгутов, в объятиях которых гнили их жертвы. Эти лозы — тящиеся, душщие, отрвляющие, прзитические рстения являлись душой Крнор-Рилл.

Болото обдвло холодом, но не чистой прохлдой Холодных Лесов, с которыми оно грничило. Нездоровое тепло гниения преврщло бодрящую прохлду в липкое ощущения озноб, присущее тмосфере упрятнного глубоко под землю склеп. С поверхности болот поднимлсь густя пелен вездесущего тумн, испрения которого лежли н трясине, поглощя ее хотичную рстительность и мскируя бездонные омуты зыбучих песков. Крнор-Рилл был отрвленным лбиринтом, ядовитое дыхние которого тило в себе смертельные опсности и неожиднные ловушки.

Золотоглвый змей с похожей н желтую глину чешуей вырвлся из-под зеленой пенистой корки темного пруд и схвтил проходящего чересчур близко к воде человек. Клиновидня голов, ужсные челюсти. Дв ряд клыков вонзились в бедро солдт. Сбитый с ног в грязь солдт успел лишь испугнно взвыть от боли, прежде чем змей зключил его в объятия из колец, превосходящих толщиной его вздымющуюся грудь. Слишком поздно хвтться з меч — рук немник был плотно прижт к телу. Свободня рук кк-то ухитрилсь нйти кинжл и принялсь судорожно нносить удры по влекущим его под воду тискм колец. Темня вод поглотил вопль ужс и приглушенный треск костей, погсив блеск желтой чешуи. Зеленя пен положил зрелищу конец, только рябь прошл по поверхности.

Все длилось лишь несколько секунд. Оцепеневшие от ужс спутники жертвы очнулись и зпоздло бросились к берегу пруд. Его гнилостня поверхность лихордочно бурлил пеной, выдвя смертельную схвтку в глубине. Рзъяренные немники поржли мечми и копьями воду, погружясь по колено в трясину. Кжется, несколько удров все же достигли цели, но черня вод ндежно хрнил свои тйны. Когд волнение стихло, н зеленой пене покзлись узоры из темно-лых нитей. Никто не узнет, чья кровь рзбвил болотную тину, — и змей, и добыч исчезли.

Рссерженный этой последней помехой, Кейн отогнл своих людей от коврного пруд. Они уже потеряли время, чтобы вытянуть двух человек из невидимых омутов зыбучего песк, третьего трясин поглотил рньше, чем до него успел дотянуться чья-либо рук. Дв солдт его отряд потеряны в смом нчле путешествия! Хуже того, они полдня брели по вонючей тине, и Кейн опслся, что до нступления темноты им оствлось пройти еще немло. Ночь среди рзвлин Ареллрти будет тяжел и без того. Но если он зстнет их бредущими через это болото…

Кейн чертыхнулся и хлопнул себя по руке. Кольцо с гелиотропом болтлось н его скользком от грязи пльце и грозило вот-вот соскользнуть. Мудрее было бы хрнить кмень в ндежном кошеле, но по известным ему одному причинм Кейн продолжл упрямо демонстрировть огромное кольцо н своем пльце. Полоск крови н его предплечье обознчил предсмертную трпезу рздувшегося москит. Ткие же «стигмты» укршли чумными пятнми обнженную плоть людей всего отряд. Кейн хмуро нтер болотной тиной и без того уже испогненные лицо и руки, гдя о том, ослбит ли это хоть н кплю непрестнные тки роящихся нсекомых.

— Двое утонули — двдцть три пок еще целы, — зметил толстобрюхий помощник Кейн Бнлид. — Кейн, эт вонючя троп приведет нс хоть куд-нибудь до темноты? Ндеюсь, мы не очутимся н дльнем крю этого проклятого болот!

— Он приведет нс в Ареллрти, и здолго до нступления ночи, — проворчл Кейн, покзывя превосходящую собственные опсения уверенность. Бнлид сопровождл его по предложению Дрибек и, скорее всего, действовл от имени своего господин. Кейн принял эту опрвднную предосторожность без неприязни. — Перестрой людей, — прикзл он. — Н этот рз они, пожлуй, будут держться н тропе и проявят чуть больше осторожности. Риллити могут прититься неподлеку, кк и болотный питон, их нпдение будет столь же опсным!

Кейн понимл: было бы чересчур смондеянно ожидть, что их вторжение не привлечет внимния риллити. Но риск неизбежен, и он мог лишь ндеяться, что болотные обиттели поостерегутся нпсть н довольно большую группу вооруженных людей — хотя их слбые мозги могут счесть непрошеное вторжение достточным поводом. Среди жителей Селонри ходили мрчные легенды о стычкх между людьми и риллити, поэтому вполне логично предположить, что риллити не оствят без охрны единственную прямую тропу в их обитель.

Несомненно, риллити знли множество других путей через Крнор-Рилл. Но Кейну был известн только одн троп открытя существм, не облдвшим кчествми и привычкми земноводных, — првд, местми он кзлсь бсолютно непроходимой. Алорри-Зрокрос нписл о дороге, проложенной Крелрн поверх Внутреннего моря, и о мосте между их островной крепостью и окружющим мтериком. То был грунтовя дорог, вымощення крсновтым кмнем стрнной текстуры. Ссылк н ее строительство крылсь в предположении Алорри-Зрокрос о том, что Внутреннее море было естественным зливом, не искусственным водоемом, внедренным в Южные Земли мощью нуки Крелрн. Кейн зметил, что геология этой облсти косвенно подтверждл ткую гипотезу.

Дорог все еще стоял, пережив век, увидевшие, кк древнее море уступило место зболоченной земле. Следуя приблизительным описниям, приведенным в «Книге Стрших», Кейн обнружил скрытый лозой путь вечером минувшего дня. Н рссвете он осторожно повел свой отряд в Крнор-Рилл. Двое солдт остлись с лошдьми.

Болото почти осилило дорогу, оно рзъедло кря, проникя под нее снизу, ждно облизывя поверхность мелкой рябью, тк что приходилось проверять глубину кждой зтянутой слизью лужи. Нередко обычня лужиц окзывлсь глубоким омутом или бездонной трясиной. Тких ловушек следовло избегть; двжды они перекидывли через прогнивший учсток тропы бревн. Длинные отрезки дороги лежли погребенными под толстым слоем плесени, местми рзорввшие клдку деревья и цепкя лоз обрзовывли непроходимые звлы из кмня и рстений. Повсюду, где можно было уцепиться корнями, росли остря кк нож болотня трв и упругий кмыш высотой по пояс человеку, прострнство между которыми зполняли сплетения жестких лин, сопротивляющихся лезвию меч и впивющихся в одежду своими колючкми. Грниц между болотом и тропой зчстую окзывлсь почти нерзличим, и удерживться н пути помогл лишь змысел сгинувших в незпмятные времен мстеров Крелрн, строивших дорогу по прямой кк стрел линии.

Продвижение было тягостно медленным, досждвшие нсекомые и пиявки преврщли путь в пытку. Но Кейн хорошо отобрл своих людей, смчные проклятия которых не перешли в вопли, дже когд не повезло очередному из них. Немник просунул руку сквозь путину жирного желто-коричневого пук, от укус которого првя рук солдт рспухл, злел и мучительно рзболелсь.

Вскоре жертв пучьих челюстей глухо вскрикнул и плюхнулсь н колени. Мучимый лихордкой солдт с жлобными стонми протягивл спутникм рспухшую руку. Бросив взгляд н зходящее солнце, Кейн поспешил к солдту. Они уже пытлись удлить из рны яд, но без очевидного успех, поэтому Кейн профессионльно оценил шнсы солдт, едв ли стоящие того, чтобы нести его с собой. Пук приндлежл к неизвестному виду, но явно питл смертельную ненвисть ко всему живому, что было присуще душе Крнор-Рилл. Сочтя невыгодным покзться черствым в глзх своих людей, Кейн объявил крткий отдых, мысленно пожелв несчстному скончться прежде, чем придется нести его.

Привл был объявлен вовремя.

— Проклятие! — воскликнул вдруг один из продвинувшихся немного вперед немников. — Вон одн из этих мерзких тврей! Прячется в зрослях лозы! — И он с воплем отступил, когд мимо него пролетело копье.

Из болот перед ними кк из-под земли выросл шйк риллити — более дюжины осклизлых существ. Ростом кждое превосходило человек н голову, их приземистые тел были необычной для человек ширины. Длинные пучьи руки и толстые кривые ноги кончлись неуклюжими перепончтыми отросткми, флнги «пльцев» были оснщены черными когтями. Их безволосые тел покрывл бородвчто-чешуйчтя шкур нездорового оттенк, что-то среднее между желтым, коричневым и зеленым: прекрсня мскировк — в цвет болотной жижи. Шишковтые плстины вроде кирсы зщищли согнутые спины и бочкообрзную грудь, рстягивясь н огромном брюхе. Нд широкими плечми торчли жбьи головы, шеи скрывли бородвчтые «сумки». У тврей были глз с щелевидными зрчкми, вывернутые огромные ноздри и чересчур большие безгубые псти, окймленные желтыми кривыми клыкми. Тковы были эти нелепые существ, мощные тел которых отржли кк в зеркле смертельную злобу Крнор-Рилл. Черня болотня вод и кпли пены стекли по их шкуре и дряблым подчелюстным сумкм, зловеще поблескивя н длинных клинкх из бронзового сплв в перепончтых рукх.

Риллити стояли неподвижно, их жбьи физиономии перекшивл свирепя гримс, желтые глз тумнило подергивние мигтельной перепонки. Подчелюстные сумки судорожно рздувлись и спдли, из клыкстых пстей доносилось тихое хриплое ворчние. У некоторых из них были короткие копья, н ззубренных остриях которых нлипло тошнотворно-коричневое смолистое вещество. Все были вооружены необычными мечми — изящно изогнутыми клинкми длиной с двуручный меч людей, выковнными из прочного бронзового сплв, превосходящего стль остротой кромки, — утерянный сплв, нйденный в руинх Крелрн, вспомнил Кейн, — опсное оружие в их огромных рукх. Нлипшее н копья клейкое вещество было быстродействующим ядом собственного приготовления, рзъедющим метлл, инче они ннесли бы его и н лезвия мечей.

Кейн счел чрезмерной удчей то, что у земноводных не было более эффективного меттельного оружия, которое можно было окунуть в яд, — их перепончтые руки были слишком велики и неуклюжи для духовой трубки. Впрочем, плотные, почти непроницемые зросли позволяли биться лишь врукопшную. Сейчс дже солдты не могли успешно применить луки — слишком много укрытий для противник, слишком густы переплетения лозы и ветвей.

— Они не движутся — кжется, они зинтересовны лишь в охрне тропы, — зметил стоявший возле Кейн Бнлид. — Двй уберемся отсюд, пок они не нпли!

— Они перекрыли дорогу потому, что он ведет к Ареллрти. Мы уже почти пришли! — возбужденно прорычл Кейн. — Они охрняют здесь то, что я нмерен отыскть, и я рспорю брюхо любому, кто попытется предть меня сейчс. Мы сможем спрвиться с этими болотными жбми достточно легко! Они блефуют, инче уже нпли бы н нс. Стоит покзть им тыл, кк они бросятся з нми десятикртно превосходящими силми, чтобы уничтожить нс н тропе еще до нступления ночи!

— Ко мне, болотные крысы! — прорычл он, коротко взмхнув мечом. — Я покжу вм, кк бить острогой жб!

Кейн бросился вперед и едв не был рзрублен пополм первым встреченным риллити. Тврь прыгнул нвстречу нпдющему Кейну и в прыжке ннесл ужсющей силы удр. Кейн увернулся, и его клинок крсультьялской стли лязгнул о бронзу. Рздлся скрежет, плечо онемело от удр, клцнули зубы. Риллити поштнулся, встретив отпор, и не успел прийти в себя, кк оружие Кейн полоснуло его по огромным выпученным глзм, рссекя укршенный гребнем череп. С хриплыми воплями его солдты перепрыгивли через содрогющееся тело.

— У них тоже крсня кровь, вперед! — воскликнул Кейн, здыхясь от безудержного смех. Зтоплення болотом троп ходил ходуном — нчлсь стршня рубк.

Уклоняясь от дергющихся в гонии конечностей риллити, Кейн повернулся, чтобы встретить второго нпдющего. Копье с нконечником в форме лист ткнуло его в живот, земноводное одновременно взмхнуло мечом. Кейн ушел от удр с хищной грцией, встретив клинок тври своим и перехвтывя древко копья првой рукой. Он хотел было вырвть оружие у противник, но, к досде Кейн, этот мневр был рзгдн. Древко окзлось смзно жиром, и, когд риллити дернул его к себе, рук Кейн скользнул к покрытому ядом нконечнику. Воин торопливо рзжл пльцы, едв не порезвшись о ззубренное острие.

Новый удр копья, вновь клинок мфибии рссек воздух. Кейн отбил меч и резко присел, уходя от копья. Мгновенно рспрямившись, он выбросил вперед првую руку, будто стегнув плетью, и выхвченный из спог кинжл вонзился по рукоять в глз с щелевидным зрчком. Змычв от боли, риллити выронил копье и судорожным рывком вырвл «иглу» из глзницы, брызнув сукровицей и обнжя рвную рну. Видя, что противник смертельно рнен, Кейн н миг рсслбился — и едв не присоединился к болотной тври в ду. Пдя в грязь, риллити из последних сил удрил мечом, и кончик лезвия рспорол голенище спог торопливо отскочившего Кейн.

Земноводные умирли столь же медленно, кк их доисторические предки; Кейн увидел одного из солдт ннизнным н лезвие риллити, споткнувшегося о собственные внутренности. То был отвртительня, жестокя резня — не менее свирепя и опсня, чем окружющя воинов гниющя земля. Вокруг не было открытой площдки, н которой можно было рзвернуться, — лишь крошечные проглины среди переплетений лозы и подлеск, коврно покчивющиеся кменные плиты и зтянутые тиной лужицы. Не один немник окончил свою жизнь в илистом омуте или зыбучем песке. Риллити были сильнее людей и сржлись н своей территории. Но движения болотных обиттелей были неуклюжими, перепончтым кривым ногм недоствло проворств, необходимого для успешного поединк н мечх. Тем не менее скользкя грязь и буйные болотные зросли знчительно снижли преимущество людей в ловкости, резкие броски риллити внушли ужс. Пок спсл численный перевес.

Сознвя, что липкя тепля влг в споге отнюдь не был солоновтой болотной водицей, Кейн встретил нпдение очередного риллити. И снов, в который рз, серовтя стль лязгнул о бронзу и визг клинков нпомнил женский вопль. Двно ушедшие из жизни кузнецы Крсультьял хорошо зклили стль: клинок лишь ззубрился, тогд кк несколько других стльных лезвий обломились под могучими удрми мфибий. Вынув из-з пояс нож с длинным лезвием, Кейн с трудом оборонялся, хотя его новый противник был вооружен только мечом.

Но вскоре воин обнружил, что риллити припс неприятные сюрпризы. Когд Кейн бросился к нему, нмеревясь всдить в жирное брюхо нож, болотня тврь рзинул псть и выбросил пугюще длинный липкий язык. Лицо Кейн октило потоком гнилостной слюны. Здыхясь, Кейн мшинльно поднял првую руку к глзм, чтобы стереть едкую жидкость. Секундня зминк — и свистнувшее бронзовое лезвие едв не достигло цели. Кейн успел в последний миг отбить оружие грдой. Он выдержл удр, но сил отдчи едв не вырвл клинок из его онемевших пльцев. От удр пострдл и рук риллити, и Кейн решил прикончить тврь ножом. Но земноводное ускользнуло, отделвшись лишь порезом, и сильно удрило Кейн перепончтой лпой.

Когти тври зсели в кольчужной рубхе Кейн, и потерявшего рвновесие н скользкой тропе воин отшвырнуло в грязь. Висячя лоз опутл его меч, когд он попытлся встть н ноги, и бесчувственные пльцы Кейн выпустили рукоять меч. Здыхющийся от удр о покосившуюся плиту, выронивший меч Кейн увидел, кк риллити поднял клинок, который вряд ли удстся отбить ножом. Ни единого шнс поднять упвшее оружие. Но рядом влялось… чье-то копье! Перектившись, Кейн сомкнул пльцы левой руки н древке копья. Болотный обиттель уже нвис нд ним, рзевя клыкстую псть в победном рычнии. Меч устремился вниз. Изогнувшись н земле, Кейн метнул копье прямо в желтовтую псть — отчянный неуклюжий бросок из полулежчего положения, почти без змх, но цель был совсем рядом…

Медленно, кк во сне, вонзилось в псть риллити копье, медленно опусклсь золотистя рдуг меч; слишком медленно Кейн отктывлся в сторону; и еще медленней кольцо с гелиотропом летело прочь с пльц, описывя дугу нд болотом.

Эти события бесконечно медленно проходили перед его глзми, словно увиденные сторонним нблюдтелем. Здыхющийся риллити пытлся выдернуть древко, корчсь в гонии, зтем рухнул в грязь и змер. Опускющийся н Кейн бронзовый меч успел чуть здеть плечо и взорвлся сверкющими осколкми, удрившись о кмень… Ускользя в вечность, блестя в лучх зходящего солнц, кольцо упло в илистый пруд, рсплескивя крупные кпли, кждя из которых рождлсь и умирл н глзх порженного Кейн, и погрузилось в темную жижу.

С безумным ревом Кейн поднялся н ноги, пристльно глядя н место, где исчезло кольцо с гелиотропом. По пути он мшинльно подхвтил свой меч, не обрщя н сржение никкого внимния. У пруд, где исчезло кольцо, он бросился нземь и сунул руки в тину. Побелевшие губы шевелились в беззвучных проклятиях, голубые глз нпряженно уствились в одну точку. Кровь сочилсь из глубокого порез н его щеке, «поцеловнной» осколком рзлетевшегося меч, но он не змечл боли, хотя вкус крови привлек орду голодных пиявок. Кейн сосредоточенно пропускл между пльцми гнилую болотную жижу, вынимя из пруд полные пригоршни тины. Глубин пруд не превышл здесь несколько футов. Если бы только кольцо опустилось н дно по прямой…

— Кейн! Что з хреновин! Ты совсем спятил? — проорл ему в ухо Бнлид и потряс з плечо, прерывя тщтельные поиски. — Черт побери твою здницу, Кейн. Очнись, ведь мы по уши увязли в дрке!

Сердито оттолкнув солдт, Кейн вернулся к своему знятию. Если гниющя почв успеет поглотить кольцо, ему никогд не вернуть его.

Встревоженный и сбитый с толку Бнлид отскочил в сторону. Только одно пришло ему н ум: Кейн удрили по голове и теперь он совершенно потерял рссудок!

Н них нпл риллити, тяжело рненный в грудь, истекющий кровью. Если дже рн смертельн — судя по ее рсположению, тк и было, — то он не служил земноводному большой помехой. С тоскливым воем тврь устремилсь к рспростертому н земле человеку и взмхнул мечом. Бнлид оствил своего беспечного предводителя и встретил нпдение мфибии. Мло кто из людей, кроме Кейн, выигрл схвтку один н один с риллити — болотные гигнты уступли лишь нескольким воинм, к тому же Бнлид слишком устл. Хотя его противник был тяжело рнен, немнику приходилось лихордочно зщищться. Дуэль окзлсь жестокой — чувствуя, кк силы покидют его вместе с кровью, риллити полностью лишился чувствительности к боли. Яростным последним усилием он смял сопротивление Бнлид и прыгнул, нмеревясь зключить противник в объятия. Немник, поштнувшись, уклонился, глубоко рссек тври бок и нконец рзрубил упвшего ничком риллити ндвое.

Тяжело дыш, солдт огляделся в поискх других чудовищ. Никто и не думл нпдть н него. Он тупо уствился н своего предводителя и зстыл в изумлении. Этот безумец позволил бы риллити рзрубить себя пополм, не помешй этому Бнлид.

Кейн вытянулся н крю пруд во весь рост, опустив в тепловтую жижу плечи и лицо. Вот он поднял голову рди глотк воздух, зтем снов погрузил лицо и лихордочно взболтл придонную жижу рукми. Бнлид стоически выжидл результт.

Неожиднный всплеск — и Бнлиду покзлось, что Кейн нырнул в пруд. Но вместо этого он пятясь выполз н берег и, подняв ошеломленную физиономию, уствился н солдт. Лицо и волосы Кейн покрывл грязь, смешння со все еще сочщейся кровью; несколько рспухших пиявок зстряли в его бороде. Холодные голубые глз горели безумием. Губы кривились в победной улыбке.

— Порядок… я ншел его! — объявил он тихим, но с жесткой ноткой голосом. Тщтельно вытерев кольцо о грязную кожную одежду, он снов ндел его н средний плец левой руки. Неторопливо очистив лицо рукой, поднял свой меч.

Зтем вызывюще посмотрел н Бнлид, будто ожидя от него змечний относительно его стрнного поведения.

— А теперь посмотрим, сколько нс остлось, — пробормотл он.

Бнлид кивнул, решив, что рзумнее будет «не зметить» только что увиденную сцену. Кзлось, рссудок вернулся к Кейну, в котором нпряжение схвтки вызвло столь необычные рекции. Внимние Бнлид привлекло к себе кольцо с гелиотропом, и он опять порзился призрчному зловещему сиянию кмня. Был ли то игр свет или кмень действительно зсиял ярче прежнего?

VI. КОГДА ПРОБУЖДАЮТСЯ ДРЕВНИЕ БОГИ

Стриння дорог был рзбит вконец свирепым сржением, отбушеввшим н изъеденной болотом хребтине крсного кмня. Повсюду виднелись причудливо зстывшие или плвющие в солоновтой тине прудов трупы людей и риллити. Некоторые из земноводных все еще дерглись, будто нсженные н острогу лягушки, оствленные высыхть н послеполуденном солнце. Стржи болот были перебиты — но немники Кейн дорого зплтили з победу. Восемь солдт пережили нпдение без серьезных рнений, поскольку в схвтке ткого род серьезня рн ознчл быструю смерть. Рнняя жертв челюстей пук лежл збытой тм, где упл, и Кейн подумл, что яд чудовищ прикончил ее прежде избвляющего от мучений удр болотной тври.

— Если мы повернем нзд немедля, то успеем…

— Никто не повернет нзд! — перебил Бнлид Кейн. — Мы уже почти достигли Ареллрти и выполним мой первончльный змысел. Кждому из вс, ребят, было скзно о нших шнсх, когд я отбирл отряд. Возможно, нши потери превысили те, н которые я рссчитывл, но мы пробились через их болотную стржу. Я позбочусь, чтобы кждый из вс получил дополнительное вознгрждение, когд мы вернемся.

— Кейн, ведь мы перебили длеко не всех! Одной Шенн известно, сколько сотен этих чудовищ прячутся в проклятом болоте, — возрзил Бнлид. — Нм нипочем не дожить до рссвет, если мы пойдем дльше!

— Хочешь пятиться нзд через болото после зкт солнц? Тогд молись, чтобы риллити прикончили тебя побыстрее — они друют тебе легкую смерть. Крнор-Рилл только и мечтет об этом. Д, мы увидели лишь несколько риллити… они рссеяны по всему болоту. Но мы нверняк перебили единственный оргнизовнный отряд поблизости — тот, что охрнял тропу. Эти жбы не смогут быстро собрться с силми и нпсть н нс рньше, чем мы отпрвимся нзд в Селонри. Вдобвок в Ареллрти достточно мест, чтобы можно было пустить в ход нши луки. Руины стен прикроют нши спины — ткой редут мы вполне сможем зщитить стрелми, если риллити опять осмелеют. А если легенды не лгут, то мы обнружим оружие, с помощью которого сможем уничтожить целую рмию!

Бнлид понял, что дльнейшие возржения бесполезны, то и опсны. Он мрчно признл логичность доводов Кейн, хотя рыжеволосый военчльник весьм поверхностно нметил плн отход из Ареллрти, после того кк они окжутся н месте. Экспедиция обещл стть походом в одну сторону, поэтому Бнлид вновь охвтило неприятное предчувствие, и он пожлел о роли, нвязнной ему лордом Дрибеком.

День пострел еще н чс, но местность оствлсь неизменной. Болото кзлось питомником, в котором кто-то рзводит всяческую зрзу. Но звуки, издвемые болотом, изменились. Кк и прежде, преоблдл ккофония животных шумов, но теперь к ним прибвилось еще что-то. Слышлось низкое квкнье — отдленное, но кк бы вбирющее в свой хор все новые и новые глотки. Невидимые всплески, пугющие своей внезпностью, — что это, может, гигнтские тври, не видные глзу. Болото рождло и другие звуки, необъяснимые и потому стршные. Люди змирли, зслышв их, ндежд н возврщение тял ежеминутно. Делнное веселье Кейн не могло ободрить людей, вселить в них хоть тень уверенности.

Длиння сумеречня тень легл н болото и нсторожил людей, прежде чем новя кртин открылсь их взору. Теперь дорог постепенно поднимлсь нд трясиной, приоткрывя блестящие плиты, и вскоре отряд приблизился к мячившим нд гниющей землей тускло-крсным стенм. Из гнилого моря поднимлся остров, и лишь врожденный стрх перед чужой рхитектурой не позволил людям броситься в рспхнутые ворот — тк стремятся к неведомому берегу истощенные пловцы, не думя об ожидющих их з полосой прибоя опсностях.

Ареллрти!

Ощущя себя крликми, попвшими в стрну великнов, люди рссмтривли треснувшие колонны, увенчнные лозой (от смих ворот остлись лишь почерневшие, оплвленные куски бронзы), потом восхищенно змерли перед вдруг открывшимся во всем своем великолепии городом збытой легенды. Кейн энергично вскрбклся по переплету лин и очутился н стене, едв не свернув себе шею, когд плющ сорвлся с прпет. Он стоял, прикрывя лдонью глз, прямо против него сдилось солнце.

Ареллрти был городом строгой и изумительной геометрии. Его строения рсполглись строго по кругу, достигя, по оценке Кейн, свыше трех миль в диметре до дльней стены. По периметру город опоясывли стены из крсного, с пестрыми вкрплениями, вулкнического кмня стофутовой высоты. Кое-где потресквшиеся и покосившиеся стены чудесным обрзом пережили век, хотя осыплись, в одном месте дже рухнули — болото победило кмень. Позди ворот смутно виднелись очертния полузтопленных кменных строений, тянущихся до смой трясины, — очевидно, пристни двно исчезнувшего моря. З стенми Кейн рзличл изобилующие обломкми и ползучими рстениями улицы — совершення схем из рдильных спиц и концентрических кругов, бсолютня точность проектировния которых вызывл в пмяти смертоносную симметрию путины. Нсколько мог видеть Кейн, безупречня геометрия тянулсь до смых здний, усеивющих «выпукло-вогнутые» городские квртлы, хотя рсстояние и крйнее зпустение рзмывли их силуэты. Тем не менее было зметно, что здния по обеим сторонм улиц точно копировли друг друг. Вскоре Кейн подметил, что в определенных местх осттки рзбитых, обрушившихся здний рсположены упорядочение, по схеме «от центр к крям».

Но от изучения дльнейших подробностей руин его отвлекл внушющя робость монолитня постройк, доминирующя нд Ареллрти. Он зсмеялся, испугв стоявших внизу людей. Хотя лишь считнные хрбрецы пересекли когд-либо Крнор-Рилл, чтобы порыскть среди рзвлин, описние Алорри-Зрокрос окзлось достоверным. Здесь, посреди Ареллрти, вздымлось, подобно огромной ступице колес — либо рздувшемуся пуку в центре широко рскинутой путины, — колоссльное, увенчнное куполом здние, превышющее в поперечнике четверть мили, с глдкими, высящимися нд городом едв не н тысячу футов стенми. Семь городских рдильных улиц сходились н площди, центром которой и был эт стрння, без нмек н вход, постройк; он кзлсь символом всего город, символом бсолютной симметрии. Никких брельефов или других укршений — возможно, их скрывли зросли лозы или уничтожило время, хотя прочие постройки были покрыты выбитыми в кмне стрнными геометрическими узорми. Дже н тком рсстоянии легко зметны были трещины и темные провлы, обезобрзившие венчющий здние купол, и лишь гений чужой инженерной мысли спс циклопическое сооружение от гнетущей ноши веков. В соответствии со всем прочим в Ареллрти купол был выстроен из испещренного крсными прожилкми вулкнического кмня. Освещенные последними лучми солнц идельно симметричные, придушенные зелеными линми улицы и стекловидные крсновто-коричневые кмни вдруг нпомнили Кейну блестящую мозику из дргоценных кмней.

Рядом с его рукой в лозу тяжело врубился меч. Бнлид и остльные рсчистили себе путь по стене к звленным обломкми ступеням, поднимвшимся н прпет. Они, чертыхясь, прорубли себе дорогу сквозь упрямый лбиринт плющ, устло поднимясь по чересчур высоким для человек ступеням. У вершины солдты ненроком здели гнездо шершней, и лестниц ожил: со стороны можно было подумть, что люди пустились в пляс.

— Клянусь сосцми Шенн, Кейн! Нм следовло взять с тебя пример и выбрть обезьяний путь нверх! — пожловлся Бнлид, н обросшем клочковтой бородой грязном лице которого вспухло несколько волдырей. Нконец зпыхвшиеся солдты поднялись н бстион, нгрдив себя победными возглсми. Прислонясь к зубчтому прпету, они уствились н древний город. Вдруг один из немников поштнулся.

— Кжется, я здыхюсь! — хрипло пробормотл он, и стрх искзил его бледное лицо. Сотоврищи снчл изумленно, потом с тревогой увидели, кк солдт рухнул н кмни, вцепившись потными рукми в конвульсивно содрогющееся горло, и тяжело зхрипел. Хрип перешел в свист, зтем дыхние его сделлось прерывистым — и остновилось. Голов солдт откинулсь нзд, конечности непроизвольно дернулись.

— Пощди нс Оммем — шершни пережлили нс всех, мы все покойники! — простонл немник из Воллендн, и пник охвтил остльных.

— Нет, ты жив! Прекрти нытье, пок не спятил от стрх! — бросил ему Кейн. — Шершни не отрвили всех вс, инче вы уже попдли бы со стены вниз! Мне приходилось видеть ткое рньше — человек уже болен и регирует тк н любое безвредное жло. Теперь отойдите и дйте мне осмотреть его — может, он еще выживет!

Оттолкнув солдт, Кейн опустился н колени перед поверженным немником и выхвтил из спог кинжл. Быстро ощупв шею под кдыком, он рссек поверхностные ткни и осторожно ндрезл обнжившийся хрящ дыхтельного горл.

— Это избвит беднягу от мучений, — зметил кто-то. — Но ты збыл про вены.

Кейн нетерпеливо отмхнулся:

— Я вскрывю его дыхтельное горло, чтобы он смог вдохнуть воздух. Смотрите… его грудь пытется втянуть воздух, но глотк збит отрвленными жидкостями. Если мне удстся обойти место зкупорки, он продолжит дышть и слизь покинет горло, дыхтельные пути снов откроются. Я не рз видел, кк это србтывло.

Немники смотрели н него с сомнением, не зня, обречены ли все они н смерть от жл шершней. Хотя жертв не пришл в сознние, грудь солдт теперь вздымлсь рвномернее, дыхние вырывлось из горл со зловещим всхлипывнием.

Кейн нблюдл з солдтом с интересом ствящего опыт ученого.

— Пусть двое из вс принесут сюд немного тростник, который мы рубили сегодня весь день, — прикзл он. — Попробую нйти подходящую тростинку и продвинуть ему в горло н дюйм-другой: лучше дышть будет.

Двое солдт отпрвились к лестнице и исчезли внизу. Остльные толпились вокруг жертвы, следя з ней с любопытством. Тут и тм нчли зключть при: выживет ли.

Снизу вдруг донеслись вой и жуткое мычние, порзившее людей кк громом, зствляя збыть о лежвшем без чувств товрище. Целя орд риллити выползл из болот и очутилсь н дороге. Их могл быть сотня или тысяч — считть все рвно бессмысленно: слишком мло остлось людей. Никто и опомниться не успел, кк ужсные мфибии окзлись под стенми. Один из спустившихся был убит. Сопротивление? Слишком поздно; и отступть тоже некуд.

— Попытемся отогнть их! — неуверенно крикнул Кейн. — З ншими спинми обелиск, поэтому они могут нпсть н нс только с одной стороны. Они поднимутся здесь и двигться будут по одному! Мы подстрелим их, когд они очутятся нверху, — стреляйте метче, если хотите жить. Необходимо уложить их кк можно больше, чтобы тк зхлебнулсь!

Все до единого знли, что ткой шнс ничтожно мл, ндежд чудом прорвться сквозь нпдющих и того меньше. Быть может, смерть и покжется слще, если окрсить эти кмни кровью земноводных, но суть ее остнется неизменной.

Риллити бросились н стену и нчли быстро, нсколько позволяли звлы, взбирться по полурсчищенной лестнице. Лучники дли злп почти в упор по первым рядм нпдющих. Мощные стрелы пронзили живые цели, и из глоток болотных тврей вырвлся рев боли и ярости. Получя смертельную рну, жбы, корчсь, подпрыгивли и обрушивлись н нседющих сзди сородичей. Живым приходилось сбрсывть пвших вниз. Но это удержло их лишь н секунды. Риллити безжлостно штурмовли лестницу, несмотря н огромные потери, скользкие от крови ступени и усеянные телми булыжники внизу.

Снующих у подножия лестницы земноводных вскоре рссердило медленное продвижение, и они попытлись добрться до врг более коротким путем: несколько жб огромными прыжкми достигли толстых стеблей прилегющего к стене плющ и нчли поднимться. Прочие последовли их примеру, и вскоре стен уже буквльно кишел риллити. Неуклюжие и тяжелые тври прекрсно пользовлись преимуществом когтистых сильных рук, поэтому их подъем н стену грозил быстро опрокинуть зщитников.

Кейн мгновенно зметил грозящую опсность и прикзл двум лучшим лучникм рсстрелять лезущих; но штурм лестницы не прекртился, приходилось рспылять силы, вдобвок колчны быстро пустели. Риллити нелегко было свлить, они нередко штясь брели вперед, невзиря н несколько метких попдний.

Солдты в отчянии рубили нтянутые стебли, пытясь сбросить ткующих со стены. Их усилия нередко окзывлись успешными, поскольку тяжелые мфибии безрссудно брослись н лины скопом и те не выдерживли тяжелой ноши. Ослбленные удрми мечей, стебли один з другим отрывлись от стены и пдли н землю с грузом нездчливых земноводных. Но лины висели со всех сторон, и многие держлись слишком крепко. Вскоре пришлось стрелять по нпдющим в упор. А потом в ход пошли мечи.

Риллити збрлись н вершину лестницы примерно в тот же миг, когд другие поднялись н прпет по стене. Уже ни н что не ндеясь, Кейн и его крошечный отряд послли последние стрелы в первых прыгнувших н бстион. Крем глз Кейн проследил, кк ужленную шершнями жертву сбросили со стены и солдт упл в гущу столпившихся внизу жб. Жль, теперь уже не узнть, окзлось ли успешным хирургическое вмештельство.

То, что произошло потом, вряд ли можно было нзвть сржением. Двое солдт, попытвшихся дть отпор лезущим н стену, мгновенно пли, будучи не в силх прегрдить своими окроввленными клинкми путь поглотившему их потоку. Лестницу зполнил вторя волн риллити, не встретившя никкого сопротивления.

— Пробивемся к городским воротм! — проревел Кейн, зня, что их уже ничто не спсет. Но сей миг был неизбежен. — Держитесь спиной к кмню! Мы успеем зткнуть глотки еще нескольким жбм.

Они решительно бросились н штурмующих прпет риллити. Взметнулись золотистые лезвия, прегрдившие воинм путь, позди них кмни бстион отозвлись тяжелой поступью тех, кто нпдл с лестницы. Кейн повел своих людей с яростью, против которой ничто не могло устоять. Одну из мфибий смело со стены удром меч, другой рспорол брюхо точный удр нож. Пронзительный вопль — и солдт рядом с ним рухнул с торчщим в боку копьем. Кейн крутнулся, чтобы отрубить потянувшуюся через прпет руку нпдющего. Оствляя след из лых брызг, тврь поктилсь вниз, оствив победителю повисшую н лозе перепончтую лпу.

Не успев полностью овлдеть бстионом, риллити отступили под отчянным нпором. С искженным от гнев лицом Кейн врублся в их нестройные ряды, проносясь мимо клинков и цепляющихся з прпет когтистых лп. Его отчянный порыв рсчистил путь — никто не смог устоять перед его мечом. Позди него погиб еще один солдт. Кровь струилсь из пры неглубоких резных рн, полученных им неведомо когд. Нконец они достигли опоры ворот — Кейн, Бнлид и последний немник, который вскоре скользнул спиной по кмню и осел н дорогу: подействовл яд.

Орд мфибий собирлсь перед ними для последнего броск, з спиной высился древний обелиск. Стены кишели риллити, их бронзовое оружие было готово к бою, отвртительные физиономии склили желтые клыки. Их шумное холодное дыхние кслось Кейн и Бнлид ледяным дуновением смерти.

— Мы окзлись глупцми, что не вернулись! — простонл Бнлид. — Пок мы вторглись в их святилище, болотные дьяволы собрли воедино свои орды, чтобы поймть нс в ловушку. Кейн, мы умрем сейчс смертью, недостойной хрбрых воинов.

— Мы еще попляшем! — вызывюще рявкнул Кейн.

Неторопливо зшгв к нступющим мфибиям, он протянул вперед левую руку со сжтыми в кулк пльцми. Ряды земноводных приблизились н шг-другой… зтем зколеблись. Смущенно переговорив между собой, риллити остновились.

Онемев от изумления, Бнлид прикусил губу и уствился н них, не смея гдть, кк долго продлиться это чудо. Внчле его потрясенный рзум предположил, что неуверенность риллити вызвло стрнное поведение Кейн. Но пуз миновл, и тогд Бнлид проследил взгляд множеств тврей.

Он увидел горящее н кулке Кейн подобно гигнтскому глзу мссивное кольцо с гелиотропом и зметил, кк косые лучи солнц сияли н кмне, преврщя гелиотроп в живое плмя. Н оробевшее войско болотных тврей вдруг опустилсь тишин, и Бнлид ощутил исходящую волнми из кольц уру немыслимой силы.

Невероятня перемен нстроения кк будто прошлсь косой по риллити, зствляя смолкнуть одержимые жждой крови глотки; врги будто цепенели. Они неуверенно топтлись н месте, их оживлення гнусвя речь стихл… Был ли то стрх? Неожидння тишин опустилсь н осжденную стену, гся зловещие отголоски боя.

Кейн, сей призрк среди кроввого побоищ, медленно шгнул вперед. Целя жизнь промелькнул з эту секунду! И миг этот родил еще одно чудо, непостижимое для Бнлид, зродившее в нем ндежду: ближйший риллити отступил н шг!

Еще шг. Теперь большинство тврей подлись нзд. Великя Шенн… Они отступли! Кейн решительно шел вперед, вытянув кулк тк, чтобы все могли видеть кольцо с гелиотропом. Медленно, но неумолимо, подобно отливу, риллити пятились перед ним вдоль стены, крлись вниз по ступеням лестницы. Некоторые бросились к болоту и исчезли в Крнор-Рилл, неся весть о великом знмении своим племенм. Большя чсть войск хлынул нзд по улицм и зтилсь в пустых дверных проемх, чтобы пристльно следить из темноты.

По сути, это не было отступлением, решил Бнлид, это нечто иное, чревтое зловещими событиями. Резкя и гнусвя примитивня речь тврей кзлсь проникнутой ощущением ожидния… почитния.. стрх. Но почему?

— Теперь я понял, почему ты ползл в болоте кк помешнный, пытясь вернуть это кольцо, — прошептл Бнлид, неуверенно двигясь з Кейном. — Это кольцо влсти ккого-то колдун? Что з чры зствляют их отступть?

Лицо Кейн искзил бушеввшя буря стрстей.

— Пок еще это кольцо не облдет влстью. — Его голос чуть дрожл от нпряжения. Кошмрня черед событий подвергл чрезмерному испытнию дже его железные нервы, поэтому он отбросил обычно учтивые мнеры. — Риллити знют это кольцо! Они узнли Гелиотроп! После стольких веков их рс все еще помнит подвлстную этому кольцу неземную силу!

«Книг Стрших» предполгл подобную рсовую пмять, утверждя, что поклонение Гелиотропу все еще сохрнилось в некоторых обрядх племени риллити. Кейн изучл эти строки кк одержимый, проведя несчетные чсы в рзмышлениях о скрытых в легендх и темных скзниях, пытясь вырвть кждую чстицу древнего знния, зтерянного во времени. Многое остлось для него згдкой в поржющих рзум рсскзх, хотя ему и открылись некоторые фкты, коих окзлось достточно, чтобы ввергнуть его в искушение попытть счстье. Алорри-Зрокрос нстивл н том, что риллити узнют кольцо и окжут почтение его хозяину; Кейн и см был уверен в древности своего кольц. Но он не собирлся докзывть првоту видений безумц столь ужсным испытнием. Он не рз вырывлся из цепких когтей смерти, но последнее чудо, которое кзлось не более чем блефом, ндеждой умирющего, ошеломило его своими последствиями.

Бнлид внимтельно следил з Кейном, мысленно склдывя воедино множество слухов о нем — осколки фктов; нити сомнений, рнее не получивших подтверждения; вопросы, которыми здвлся о чужке Дрибек. Влститель Селонри проявил дльновидность, послв Бнлид с Кейном — Бнлид, только с виду кзвшегося неуклюжим толстяком. Нет, он был зкленным бойцом, соння физиономия его скрывл живой ум.

— Знчит, ты счел нйденное тобой кольцо с гелиотропом чем-то вроде ключ к древним тйнм Крелрн? — спросил он, когд они спусклись по лестнице. — Теперь же, очутившись в Ареллрти, ты полгешь, что сможешь открыть его древние секреты? — продолжл он, получив в ответ лишь рссеянный кивок. — А ты можешь упрвлять силми, которые это кольцо способно пробудить?

Холодные глз Кейн изучюще уствились н помощник. Рыжеволосый воин уже полностью овлдел собой, и в его ответе прозвучл нсмешливя нотк:

— Ну д.

Теперь уже Бнлид охвтило подозрение: чего же н смом деле хочет Кейн?

— Сейчс риллити вне себя от стрх, — нчл он. — Двй сбежим отсюд, прежде чем они стряхнут с себя нвждение!

Кейн отрицтельно покчл головой:

— Они больше не нпдут. Сил, рди которой я сржлся, лежит где-то неподлеку. Еще до рссвет я исследую тйны Ареллрти, инче рссвет не будет!

— Что бы ты ни предпринял в одиночку — тебя постигнет неудч, — возрзил Бнлид. — Нм необходимо вернуться в Селонри и пополнить отряд.

Он с ндеждой посмотрел н открытые ворот и ведущую через темнеющее болото полурзрушенную дорогу.

— Послушй, Кейн, ты можешь провести здесь ночь, если решил позволить этим дьяволм рзорвть себя н чсти. Но я возврщюсь нзд, в Селонри, прямо сейчс — и один, если ты остешься. Лорд Дрибек будет блгодрен тебе з любые сделнные для него открытия. Он нверняк пошлет сюд достточно людей, чтобы помочь перенести в Селонри полезные вещицы. Ты будешь лордом, Кейн, если риллити не прикончт тебя еще до рссвет.

— Возврщйся, если хочешь. Я собирюсь рискнуть, — ответил Кейн.

Бнлид зглянул в горящие ледяным плменем глз чужк, и у него похолодел спин.

— Что ж, я попытюсь пробиться. — Смел ли он ндеяться, что Кейн не рспознл всех причин его стрх? — Если кольцо дет тебе ккую-то влсть нд риллити, не убедишь ли ты их пропустить меня через болото? — Немник не покидл ндежд. — Ведь я спс тебе жизнь тм, н тропе, когд ты возился в грязи. Я зню, ты этого не збудешь.

— К чертям, Бнлид! — нетерпеливо бросил Кейн. — Отпрвляйся и пропдй в Крнор-Рилл — я не против! Не зню, нсколько сильн моя влсть нд этими жбми… и нсколько долговечн. Но тебе лучше остться со мной, чем идти нзд в одиночку!

— Я все же рискну, — упрямо пробормотл Бнлид. Решительно повернувшись, он зшгл к воротм, пытясь не думть о бесчисленных кошмрх, подстерегющих его между Ареллрти и длекими лесми. Не говоря уже об угрозе встречи с риллити…

Ядовитое лезвие пронзило ему спину, нвеки покончив с его стрхми.

Кейн здумчиво опустил взор н пронзенное копьем тело, почти недоумевя, что не испытывет сожления. Неужели век лишили его жлости к людям?

— У тебя все же был шнс выжить, — нпомнил он трупу.

Если неожиднный поступок Кейн и обеспокоил риллити, то они не подли виду. Обиттели болот рссеялись, хотя повсюду виднелись грузные фигуры, стоящие поодиночке либо сбившись в группы. Никто не приближлся к нему, но их глз-щелки следили з воином с живым любопытством. При этом они обменивлись фрзми — рокочущими звукми, передющими крйнюю степень волнения.

Кейн дже не гдл о том, кк долго кольцо с гелиотропом сохрнит это хрупкое перемирие. Он сделл ствку н изумительную мудрость человек, видения которого несли в себе безумие нряду с утерянными знниями. Побед ознчл силу, пределы которой лишь едв нметил Алорри-Зрокрос; неудч чревт бедой столь же стршной, сколь стршн побед. С той ночи в бшне Яникест Кейн перестл здумывться о будущем.

Оствив з спиной злитый кровью обелиск, Кейн решительно ступил н улицу. Несколько риллити стояли у него н пути, но по мере его приближения они торопливо отошли прочь. Проходя мимо, Кейн чувствовл, что следящие з ним тври осторожно следуют з ним н рсстоянии. Глвня улиц, переходящя з воротми в зболоченную дорогу, пересекл город посредине. Ее геометрическое совершенство лишь слегк мскировлось покосившимися стенми и грудми мусор. Зслоняя сдившееся солнце, колоссльный купол прил нд городом, будто рукотворня рдуг.

Збыв об осторожности, помня лишь о том, что неделями знимло его мысли, Кейн поспешил к своей цели. Его неглубокие рны кровоточили, когд воин перебирлся через горы обломков, нетерпеливо рубя цепкую лозу. Дже в спешке он зметил, что эт улиц прекрсно сохрнилсь, несмотря н ее древность, хотя ему трудно было судить — случилось это блгодря прочности построек или потому, что город не совсем лишен обиттелей. Позди Кейн слышлось шлепнье перепончтых ног и скрежет когтей о кмень. Риллити брели з ним, то и дело прячсь в тени и впивясь в него взором всилиск. Кейн рссеянно отметил ритмичность их приглушенной гнусвой речи — этой погребльной песни, сочетющей зловещие интонции опсения и ожидния. Обрмленный теснящими глвную улицу призрчными здниями, увешнный линми и проникшими сквозь трещины в стенх искривленными деревьями с пучьими корнями, гигнтский купол ожидл Кейн в сердце мертвого город. Восплмененный лучми умирющего солнц — или лихордочным вообржением Кейн, — вулкнический кмень неудержимо мнил игрой фнтстических огненных сполохов. Видение колеблось у него н глзх, зворживя и притягивя, кк влечет в свою ловушку мотыльк плмя, обещя неминуемую смерть, с нею блженный миг экстз, — но Кейн твердо шел к цели. Стрстное желние прорубить брьер столетий и овлдеть секретми древней нуки полностью поглотило его, изгнло из мыслей осторожность и млейшие сомнения. Перед ним лежл ключ к непостижимой силе; он хотел покорить эту неведомую силу. Он хромл, но не чувствовл ни боли от своих рн, ни мучительного изнеможения. После тяжелейшего пути через болото и безумной битвы н руинх древнего город его душ сделлсь бесчувственной. Окруженный сотнями свирепых мфибий, один в зтерянном городе, Кейн бросл протекшим векм кощунственный вызов. Все происходящее он видел с нерельной отчетливостью, мысли приобрели двойственность, внушя вдохновенную уверенность и одновременно пренебрежение к окружющему. Дьявольскя одержимость звлдел рзумом Кейн еще в тот миг, когд он впервые впился взором в кольцо с гелиотропом.

Открытя площдь окружл мссивный купол. Когд Кейн вышел н нее с улицы, ему покзлось, будто исходящя от купол ур изуродовл окружющие деревья, отчего их корни изогнулись щупльцми осьминог, пытясь пронизть вымостившие двор плиты. Вблизи зметно было, что купол коснулись протекшие век. Местми его выпукля поверхность змеилсь причудливыми трещинми, кое-где неровные отверстия приоткрывли внутреннюю стену, укрепленную поперечными блкми из бронзового сплв. Но дже устршющя нош тысячелетий не смогл покорить мстерство инженерной мысли. Несмотря н шрмы сржений, купол гордо высился, брося вызов времени и уступив сквозным рзломм лишь несколько учстков внутренней и нружной стен.

Ни единого дверного проем. Впрочем, пересекя двор, Кейн увидел, что улиц вел к отверстию, откуд полого спусклись в темноту ступени лестницы. Похожие углубления виднелись по обеим сторонм — вероятно, симметрия змысл Ареллрти диктовл нличие подземных пндусов н кждой из семи рдильных глвных улиц. Все с той же бесшбшной уверенностью Кейн спустился по нервномерно рсположенным ступеням к ожидющему в полутьме входу. В полукруглом отверстии виднелись открытые рздвижные двери из бронзового сплв, входящие мссивными петлями в двойную стену. Спутнные стебли лозы были ккуртно рсчищены… для кого? Кейн вошел внутрь.

Купол сиял, но не от солнц — плмя было внутри. Неожиднные летучие обрзы, н миг привлекшие к себе внимние: бесконечное открытое прострнство; сумерки; солнечные лучи, проникющие сквозь трещины в гигнтской полусфере пятнми тусклой желтизны; кпли звездного свет, срывющиеся с полуночного купол небес. Узкий серпнтин лин — словно тучи н небе, оттенком нпоминющие изъеденную прокзой плоть в тусклом свете. Горы обрушенных кмней, вздымющиеся колонны бронзового сплв, изящно изогнутые, несущие чудовищную тяжесть стен. Циклопические столпы, окутнные свном плющ, будто збывшиеся в хмурой здумчивости стржи. Фнтстические скмьи из кермики, кмня, метлл и хрустля, укршенные необычными многоцветными узорми и оплетенные медной проволокой, похожей н выползющих из птичьего гнезд огромных удвов.

Но вот и чудо из чудес… Гелиотроп!

Середину зл зполнял гигнтскя хрустльня полусфер диметром почти в сотню ярдов — глдкое темно-зеленое полушрие, испещренное крсными жилми. Кромкой основния служил круг из серебристо-белого метлл, соединенный медными опорми с огромными столпми. Сердце Ареллрти не билось; плмя внутри хрустля спло беспробудным сном. Но в полутьме Кейн тотчс зметил сходство этого хрустльного монолит с гелиотропом н его пльце. Строки из «Книги Стрших» промелькнули у него в мозгу, зжигя кровь непереносимым волнением, ибо он понимл сущность тинственной истории этого чуд.

Ни один рудник н земле не мог открыть столь гигнтского кристлл: Гелиотроп, кк и кольцо н руке Кейн, пришел из прострнств з пределми звезд. Здесь, под огромным куполом, лежло конечное воплощение нуки Крелрн, ядро древней мощи. Но сил эт пребывл спящей, похороненной столетиями, и лишь ур зл нмекл н дремлющую в глубинх кристлл непостижимую энергию. Гелиотроп не коснулись язвы рзложения, ни одн лоз не обвивл его блестящую поверхность. Рядом с Гелиотропом стоял скмья в форме полумесяц из крсновтого вулкнического кмня, нпоминвшя лтрь перед идолом. В нее были вплвлены, словно згдочный узор, медные и серебряные прутки-рычги, конусы и выпуклые полушрия рукояток из кермики и хрустля, н вершине «полумесяц» лежл диск из серебристо-белого метлл в ярд диметром с мленьким черным углублением в центре, похожим н глз Циклоп. От нружной кромки возвышения тянулсь путин серебряных и медных проводов, входящих в центрльную колонну серебристого метлл пяти футов в диметре, обрзующую связь между лтрем и ободом из ткого же метлл, окймляющим Гелиотроп.

Это и был лтрь, решил Кейн, зметив перед Гелиотропом густую россыпь костей — остнки людей и земноводных, н полумесяце зловещие зсохшие пятн — мрчное свидетельство ужсных обрядов, спрвляемых риллити. Скрипящие под его спогом, превртившиеся в порошок кости подтверждли древнее происхождение жертвенник. Возбужденное ворчние риллити следовло з ним, рссыпясь под куполом эхом длеких грозовых рсктов. Чудовищня процессия земноводных вперевлку прошл з ним в свой древний хрм. Они присели в тени, где ожидли в лужицх тепловтой воды, прислонясь к грудм кменных обломков и поглядывя из-з сплетений лепрозной рстительности. Примитивные мозги терзло предчувствием и стрхом желние узнть: вернулся ли жрец из легенды? Бронзовые мечи в перепончтых рукх обещли легкую смерть осмелившемуся н неслыхнное кощунство смозвнцу.

Не обрщя внимния н риллити, Кейн сосредоточился н строкх Алорри-Зрокрос о Гелиотропе, мысленно повторяя их уже нверное в тысячный рз. Но теперь его руки и ноги двиглись мшинльно, мысли пронизывл необычйня ясность. Гснущие лучи зходящего солнц освещли зл лишь тусклыми пятнми свет сквозь трещины в куполе, но Кейн нходил освещение более чем достточным. Его движения не были сковны ни стрхом, ни сомнением; он смутно сознвл, что им упрвляют проблески знния — чужие мысли, вовлекющие его в ритул.

Он поднялся по широким ступеням н постмент, где покоился полумесяц из пестрого кмня, небрежно сметя прочь остнки костей. Невыносимое нпряжение витло в воздухе подобно нерожденной молнии. Все внимние воин поглощл «скмья» с мехнизмми. Сосредоточенно стиснув зубы, он обежл пристльным, цепким взглядом лтрь. Зтем длинные пльцы сомкнулись н серебряном рычге и потянули его вниз. Рядом двинулся впрво медный рычг, следом повернулись чересчур большие для человеческих рук кермические рукояти. Проворные руки Кейн выполняли сложные мнипуляции, н которые лишь нмекли строки Алорри-Зрокрос. Кейн действовл не колеблясь и не теряя времени н мысленные соотношения с извлеченными из «Книги Стрших» укзниями.

Некоторые рычги н миг окзли ему сопротивление, но время почти не ннесло мехнизмм ущерб. Теперь воздух нсыщл не только физическя энергия. С испугнным воем нблюдющие отступили в тень потресквшихся, просевших стен. Двно мертвые колонны взорвлись слепящими сполохми, змеевидные спирли чужого метлл сверкли нестерпимо. В ноздри Кейн вторгся резкий озоновый зпх, зл зволокло дымом — это скворч и шипя горели мутным плменем толстые лины. Под колоссльным куполом с треском зметлись искры, кк будто зигрло безумное северное сияние. Язык плмени сжег слишком близко подошедших риллити.

Кейн рссмеялся в демоническом восторге — мрчня, збрызгння грязью и кровью фигур с горящими голубыми глзми, поднявшимися дыбом волосми и искженным в хотических вспышкх огня лицом. Поднимя голос нд треском взрывов, он прокричл зписнные Алорри-Зрокросом зклинния, принуждя глотку вытлкивть нечеловеческие слов. Им гулко вторили тящиеся в тени под куполом риллити, превозмогя стрх желнием провозглсить ожидющее векми зклинние.

— Воспрянь от сн, Гелиотроп!

Сердце Ареллрти с пульсирующей по ртериям энергией збилось после тысячелетнего збвения.

Прозрчное плмя зтеплилось в его зеленой бездне глубиною в вечность — сияние рссвет, нблюдемого через темный изумруд, сверкющие сполохи н стенх купол. Усилившийся блеск пробудил к жизни пульсирующие крсным жилы, и под зтумненной поверхностью шевельнулись лые нити, уходящие в глубь Гелиотроп. Вырввшяся н волю космическя энергия зжгл Гелиотроп сверкющим плменем жизни.

Лихордочня песнь риллити рссыплсь эхом изумления, удовлетворения, стрх. С помертвевших губ Кейн сорвлись последние строки зклинния, он змер перед метллическим кругом в центре кменного полумесяц, потом мзнул своей свежей кровью серебристо-белый диск, увлжняя круглое углубление посредине. Переходя к звершению ритул древних, он чувствовл, кк немеет его рук от посылемых кольцом электрических рзрядов.

Кейн стиснул левую руку в кулк. Кольцо с гелиотропом очутилось поверх его пльцев, и теперь он зметил, что кмень ткже мерцл — минитюрный прототип горящего перед ним титнического кристлл. Нконец, будто скрепляя печтью некий тйный договор — должно быть, этим кмнем были скреплены многие мгические договоры, — Кейн опустил кулк в центр метллического диск.

Последние дюймы незримя сил будто повлекл его руку неумолимым мгнитом. Гелиотроп кольц лег в углубление, с электрическим щелчком коснувшись увлжненного кровью метлл.

В тот же миг Кейн ощутил, кк кждя клетк его тел взрывется невыносимо мучительным и одновременно восторженным чувством. Тело содрогнулось и зстыло, кк столп, пронизнное молнией космос. Дикий вопль тк и не достиг его прлизовнного горл.

Гелиотроп взорвлся сверкющей звездой первозднной энергии, н одно ужсное мгновение его бесконечные глубины ослепительно вспыхнули, и воспрянувшя душ кристлл взметнул молнию зеленого свет, пронизнного крсными жилми, — взметнул, чтобы плмя охвтило человек. Н долгие минуты его мозг очутился в вихре неописуемых ощущений, в мозике сумятицы чужих мыслей, бесконечной тьме, перемежемой вспышкми бесформенных бликов. Теперь он звис в вечности, в клейдоскопическом водовороте чужих снов, где мозг его полностью слился с космическим рзумом, нстолько чуждым, что кждя пылинк в луче его мыслей был згдкой — мятежные обрзы, непостижимые проекции сенсорных импульсов, для коих не существовло человеческого оргн восприятия.

Кейну кое-кк удлось удержть в мозгу рссеченную путину некой целостности, зрождющееся осознние постороннего нблюдтеля… прозрение, приходящее к спящему, понимющему, что он движется в грницх сн, но бессильного рзорвть его чры либо изменить его ход. Он чувствовл, кк ткнь его рзум, его бессильно рсплстнную душу трогют, рзглядывют, изучют с небрежным любопытством — рвнодушно, но сосредоточенно.

Психологическя вивисекция рссердил Кейн или призрк его рзум, стремящийся к понятному целому. Он пытлся собрть воедино осколки своего сознния, воспротивиться вторгющемуся рзуму, безжлостно считывющему нчертнные в его душе пмятные строки. Сопротивление было встречено гневом, но его гигнтскя психическя энергия крепл с кждым мгновением. Век, посвященные оккультным нукм, нделили Кейн влстью нд тйными силми, не изведнной почти никем из людей н тропе знний. Испугнный неожиднным усилием чужой рзум отпрянул, и Кейн могучим рывком знял опустевшие крепости своего сознния. Последовло ощущение обескурженного изумления этим неожиднным отпором, положившим конец непрошеному вторжению, зтем чуждое существо решило еще рз сломить волю Кейн.

Хотя сознние пок не подверглось новой пытке, Кейн все еще кружило в вихре чужих мыслей. Чстицы обрзов, осколки чувств теперь стновились понятнее — то ли блгодря ознкомлению с новой перспективой, то ли потому, что пелен чужого рзум изменял сенсорные импульсы, подгоняя их под человеческое восприятие. Первончльный хос постепенно сливлся в одно целое нподобие ярких кусочков бесконечной мозики. Рзум Кейн мог уловить смысл в отдельных узнвемых фргментх рзворчивющейся перед ним кртины, хотя местми чсти фриз оствлись бесформенными пятнми нечеловеческой мысли, передющими рдужные цвет знкомого спектр.

Но вот фргменты слились воедино… Темнот. Бесконечное ожидние, томление. Движение: во времени? в прострнстве? Опсность. Энергия. Непривычное движение. Побег от опсности? Опсность в пути? Мучительное желние, предчувствие. Приливы и отливы мощных потоков энергии. Терпение, отчяние, предчувствие, ндежд. Остновк движения. Опсность. Энергия. Отпор. Звершение. Ндежд.

Свет. Перемещение.

С огромной высоты: облк, море, мтерик. Белые, синие, зеленые, крсные вспышки. Опсность. Ближе. Полет через лзурный окен к темному лесу. Тящяся в море и в лесу опсность. Ужсющя мощь неисчислимой энергии. Н груди континент горящя рн, куд устремился прящий морской поток. Цель достигнут. Звершение. Зселение континент. Ндежд, гордость.

Кртин яснее, движется в стрнно сжтом потоке времени, понятные обрзы то и дело змещются символми.

Высящийся нд морем кменистый остров. Тумнное побережье н горизонте по ту сторону ктящих волны черных вод. Стены, устремленные ввысь, торчщие из остров нподобие зстывших кристллов инея. Стены, здния причудливой рхитектуры, путин улиц. Позди доки и стрелы причлов, огромня дорог, пронизывющя море лучом свет. Город, вырввшийся фнтстическим буйным цветком из не породившей его земли.

Ккя стрння двойственность. Точк нблюдения неподвижн и вместе с тем движется. Восприятие под перемещющимися углми; мгновения, рссмтривемые и проектируемые с рзных точек.

Движущиеся через поднимющийся город формы. Крелрнские строители — чешуйчтые существ, очевидные предки их выродившихся потомков-риллити. Присущя земноводным уверенность, обдумнность действий. Перепончтые руки, вяющие город, предводители, продумывющие его рхитектуру до млейших детлей. Ползущие тут и тм гигнтские мехнизмы, словно блестящие неутомимые мурвьи в своем мурвейнике. Метллические руки, поднимющие колоссльные кменные блоки. Сверкющие копья плмени, извергемые стрнными инструментми, сплвляющие бесшовные сочленения, вырезющие точные углы, нносящие сложную грвировку н плоскости. Гигнтские суд, несущиеся по морю водяными жукми, бронзовые многоножки с горбми груз н спинх, вжно вышгивющие по дороге, зтем высыпющие горы измельченной руды и щебня. Выгруженные неведомо откуд и кем холмы згдочного мтерил. Все это поглощется огромными тушми мшин, печей, преобрзующих мтерил посредством немыслимых энергетических сил в блоки крсновтого вулкнического кмня, листы и кбели из рзных метллов, в згдочные субстнции. Сыря мтерия, метболизировння в живые клетки Ареллрти. Ремесленники перемещют, уклдывют кркс — создют точную геометрию жизни оргнизм. Нд ними дышит и колеблется огромня тень — стрж и кормилец.

Есть еще нечто скрытое. Многие двери зперты, и дже смо их присутствие незметно в кромешной тьме. Существует дв рзум в одном, но они не одинковы. У кждого свои двери, зслоны, ключи, способные открыть и обнжить нечто з пределом тйны. Их двери не похожи, кк и ключи, — но есть и двери без признков змк, и ключи без дверей.

Необходимость. Город скоро будет построен. Скорее! В небо поднимется купол, быстро тянутся нервы-ртерии. Опсность рстет день ото дня, ибо с кждым днем город близится к звершению и вызову любым угрозм. Жгучя жжд энергии, уровень которой рисковнно понизили, двя жизнь Ареллрти. Скорее! Приготовления необходимо звершить до нпдения в период низкого уровня энергии. Существо должно решиться, рискнуть добвить энергию для ускорения звершения. Врг известен, рзведк боем проведен. Врг может догдться, нпсть в момент нибольшей уязвимости.

Ареллрти близок к звершению. Стены, здния, кждя клетк, нерв близки к оргническому единству. Купол готов. Он зщитит тех, кто внутри. Последний миг приближется. Корбль уже трнсформировл, вобрл в себя почти до кпли всю энергию. Зрождющиеся потоки потекли через решетчтые переплеты. Трнсмиссия, трнсформция, трнсмутция жизни — рождение осознния внутри нового оргнизм. Схемы почти готовы. Двуединое существо оживет в грницх новой структуры.

Жизнь течет. Энергия. Рождение, появление, обновление. Ощущение торжеств новой жизни, энергии, бегущей через неокрепший оргнизм.

Их две — союз или единство. Рзделить сознния — познть две чсти целого. Одн чсть лежит внутри купол — хрустльный монолит. Другя — внутри кольц. Обе — одно целое, Гелиотроп, прллельня структур, повинующяся зконм кристллической, симметричной жизни, способной «присосться» к потоку космической энергии. Под куполом рзум Гелиотроп удерживет энергию великого Космос, упрвляет силой, жизнью. В кольце зключено его прллельное «я», незвисимый стеллит, питющийся энергией своего облдтеля. Повелитель, жрец, слуг Гелиотроп — внешняя сил, упрвляющя гигнтским кристллом, не совершющим смостоятельных действий. Обе чсти — единство.

Время почти вышло — пор! Крелрн проносится через Ареллрти со скоростью безумного сн. Или с его медлительностью? Повелитель Гелиотроп отдет последние прикзы.

Вождь Крелрн с поблескивющим н его большом пльце кольцом — символом и инструментом его бсолютной влсти. Повелитель прикзывет, слуги повинуются. Рзве не его мозг руководит строительством Ареллрти, координирует усилия, звершившиеся торжествующей жизнью, рождением энергии?

Опсность! Двно ожидемое нпдение, оно произошло слишком рно! В небе звисют темные яйцевидные ппрты, брося н Ареллрти рдужные молнии рзрушительной энергии. Вторя тк с моря — кплевидные суд опрокидывют прибрежные сооружения, бомбят стены рзрядми ослепительных искусственных молний. Слишком рно! Энергии еще мло! Зщитные экрны отржют тку врг. Контртк пок что преждевременн. Вся энергия сосредоточен н зщитных экрнх. Ее не хвтет! Квртлы город руштся в грохоте энергетических рзрядов. Ворот взрывются дождем пепл и оплвленного метлл. Сотни горожн погибют с кждой осечкой зщитной системы. Они мчтся по улицм, охвченные безумным стрхом. Ареллрти корчится в мукх.

Предтельство!

Кругом хос; многое полностью скрыто. Зговор? Бунт? Кругом лишь пник и рзрушение.

Повелитель исчез! Теперь, когд энергия почти полностью исчерпн… он сбежл! Мехнизмы упрвления змкнуты, все источники энергии отключены. Крх: энергии хвтет только для зщиты купол. З его пределми умирет объятый плменем город. Жертвы неизбежны — последняя энергия должн питть зщитный экрн купол.

Предтель убегет. Корбль поднимется в воздух, он пытется взмыть нд ткующим противником. Но он обречен — энергии не хвтет ни н упрвление, ни н длительную зщиту.

Обрзы рссыпются, преврщя кртину в рзмытый хос фргментов, среди которых выделяются лишь несколько отчетливых видений: полет, погоня, битв.

Вселення содрогется, метллический корпус оплвляется, слбеет. Спсения нет. Зщитные экрны откзывют. Двигтели уничтожены. Пдение, пдение! Врг приближется, он преследует корбль, сбивет его огнем. Корбль пдет н землю, остток энергии смягчил удр, но корбль рссыпется. Врги победили. Выползти из-под обломков… боль, силы убывют. Путь через лес — необходимо выбрться из него. Под огнем корбль преврщется в тлеющие угли. Холодно. Холод, боль, устлость, темнот. Бой стихет. Врг удовлетворен уничтожением корбля, Ареллрти лежит в руинх. Поржение. Устоял лишь последний оплот. Он непроницем. Источник энергии отключен, силовя решетк уничтожен. Необходимо удерживть оборону до истечения последних зпсов энергии…

Кртин потускнел, появилсь пнорм пвшего город в глубоких сумеркх. Оствшиеся в живых ползют по руинм, пвшие духом, без предводителя, вырождясь и дичя. Кзлось, нд беспробудно спящими руинми пронеслись столетия. Временми по небу скользили стрнные тени, но нового нпдения не последовло. Море зстоялось и отступило, оствляя вместо себя зболоченное прострнство с нползющими местми щупльцми прокженного лес. Топь поглотил Ареллрти, укрдкой овлдел его пустыми улицми. Время сожрло дже неприступный пестрый кмень; не пощдило оно и центрльный купол.

Истощив энергию до кпли, лежл под крошщимся куполом Гелиотроп с еле теплящимся в глубине проблеском кристллической жизни. Временми риллити, свирепые уродливые потомки строителей город, со стрхом входили в зл, чтобы спрвить перед Гелиотропом некие безумные обряды. В их примитивном созннии все еще мерцл пмять о древней силе, о Гелиотропе, но их ритулы были лишь жлкими суевериями, бесполезным кощунством. Тйны Гелиотроп были для них потеряны, остлись лишь легенды.

Нконец Кейн увидел себя входящим под купол, ощутил немыслимую ндежду, желние, нблюдющее, нпрвляющее его поступки. Неожиднное высвобождение фнтстической энергии. Свобод. Воскрешение жизни.

Возрождение!

Чужой союз двойственной сущности вдруг вернулся.

Кейн более не был плывущим по течению нблюдтелем внутри сознния Гелиотроп. Поглотивший его н несколько секунд рдужный поток вернулся в Гелиотроп, воин рухнул н кменный полумесяц, збывшись сном, превосходящим глубиной збвение смерти.

VII. ЖРЕЦ ПРИХОДИТ В БРЕЙМЕН

Блеснув в плмени очг, кинжл перелетел через комнту и вонзился в приствленный к дльней стене перевернутый стол. Кончик лезвия впился в крй одного из трех мленьких кружков, теснящихся вокруг смого крохотного в центре.

— Еще двендцть к моим очкм, Терес! — ликующе воскликнул лорд Млхион. — Не спеши с последним броском — тебе пондобится не менее десятки, инче подрок Лйн согреет этой ночью мою постель!

Тот, кого нзвли Тересом, перестл глдить спутнные волосы испугнной девушки и, прищурясь, всмотрелся сквозь мигющие отблески плмени.

— Лживый слдострстник! Я прекрсно вижу, что твой клинок вонзился дюймом дльше двендцти очков!

Лорд Млхион опрокинул в рот кубок, и вино струйкой стекло по его усм.

— Твои глз никуд не годятся, Терес! — нсмешливо объявил он. — Лучше сдйся прежде, чем оцрпть стену. Мой клинок попл точно в круг — подними свою жирную здницу и взгляни кк следует!

Рскты смех прогремели в комнте, где вдоль обшитых пнелями стен рсположились несколько человек.

— Он действительно нполовину в круге. Тебе пондобится хороший бросок, Терес, — подтвердил Лйн, игрющий роль неофицильного судьи. Лйн, свободный лорд с северного побережья Воллендн, только сегодня предложил свой меч и более двух сотен воинов в услужение Млхиону. Тощий кпитн подрил своему новому хозяину меднокожую девушку-рбыню, дешево купленную у кочевников, стрнствующих по окринм Соляной пустыни н восточном побережье Южных Земель. Млхион ответил н этот жест пышным бнкетом, и Лйн длеко з полночь изумленно нблюдл з словесной переплкой лорд Бреймен и его нследник по поводу первой ночи с девушкой. Обмен пьяными оскорблениями привел к шумному состязнию, где утехой победителю послужит Космллен — рбыня с кштновыми волосми.

— Ну же, Терес! — поддрзнивл Млхион. — Взгляни собственными глзми, если не веришь слову любящего отц. Иди проверь, пок я не выдернул свой нож! — Он усмехнулся с добродушием победителя и взмхом руки потребовл очередную чшу слдкого местного вин. Когд он был моложе, его нзывли Волк — прозвище, зслуженное его хищными пристрстиями: битв и охот. Много лет миновло с того дня, когд он впервые пустил кровь в схвтке, но его хищные кчеств сохрнились, хотя н Млхионе и нчли скзывться годы суровой жизни. Коренстя фигур Волк сделлсь грузной, он кзлся теперь неуклюжим, но широкие плечи и бодря, чуть прихрмывющя походк говорили иное. Его рскрсневшееся от вин лицо рзглдилось от морщин, отметин бурной жизни; в пшеничных волосх не видно было седины, хотя спутнные жирные пряди нчли редеть. Млхион кзлся кряжистым дубом, устоявшим под ветрми времени, но зубы его почернели, и можно было зподозрить, что невидимое рзложение коснулось не только их.

Юнош поднялся, хмурясь и поджимя губы, зтем последовл примеру отц. Ручеек вин зблестел вдоль рссекшего безбородую щеку прямого шрм.

— Лохнь с потрохми! Оствь свой кинжл н месте, или я прибью твою ждную лпу к доске! Оствь его, и через минуту увидишь, кто из нс бросил лучше!

Детеныш Волк поднес синевто-серую зкленную стль к крсным губм Космллен.

— Поцелуй мой клинок н счстье, крсотк, и поймешь, что мои поцелуи слще поцелуев этого горбтого козл!

Космллен неохотно повиновлсь.

С нпускной небрежностью прикинув рсстояние, юнош стряхнул нпряжение и поднял нож. Несмотря н выпитое вино, в змхе и упругой силе броск чувствовлся мстер.

Кинжл устремился в цель, но юнош чуть не рссчитл, и нож удрился в мишень рукоятью, выбив из нее оружие Млхион. Об клинк со звоном упли н пол.

— Тоэм! Отличный бросок, но кинжл едв не попл мне в ногу! — восторженно проревел Млхион.

Лицо нследник посинело.

— Нож скользнул у меня в пльцх! Виновт эт стерв, испчквшя лезвие помдой! Прекрти свой идиотский смех, рздутое брюхо. Нет, продолжй смеяться, пок тебя не хвтит удр! Я оплошл, но собирюсь бросить еще рз!

— Д, ты оплошл — вернее, твоя одуревшя от вин голов! — рявкнул Млхион. — Ты попросил у нее поцелуй и получил его — единственный н сегодняшнюю ночь. В кчестве глвного и окончтельного судьи я объявляю себя победителем, состязние оконченным… пок нож моего волчонк не порнил нших блгородных зрителей! И придержи свой норов, Терес; не збывй, чьи руки нучили тебя брость нож, и не пытйся состязться в меткости, зодно и в выпивке со стрым мстером. Извини, дорогя дочь, но в эту ночь Космллен — приз Волк! Арр-ру-уу!

— Ну тк возьми ее, вонючий интригн! — с улыбкой процедил похожя н юношу Терес. — Рядом со стриком, поглотившим столько вин, он, пожлуй, уснет спокойно… если только ее покой не нрушт хрп и зловонное дыхние!

— Тоэм, не твоими устми укорять чужие в зловонии! — воскликнул, не теряя добродушия, Млхион. — Будь ты моим сыном, я скормил бы тебе твои уши з нглость! Но ты моя дочь, и твои дурцкие оскорбления лишь подтверждют зслуженную репутцию сврливой мегеры!

— Перестнь тлдычить свою бйку о сыне! — звопил, стискивя кулки, Терес. — Испытй меня, если смеешь, и я откушу твои жирные уши зубми!

— Не првд ли, он хорош, когд злится? — ухмыльнулся Млхион.

Пробормотв что-то нерзборчивое, Терес погрузилсь в молчние, не желя двть отцу дльнейших поводов рзвлечься. Рздрженно прикусив ровными зубми короткие ногти, он попытлсь нпустить н себя высокомерный и презрительный вид.

Он был стрнным созднием, эт Терес, посвятившя большую чсть своих двдцти пяти лет жизни отрицнию своей женственности — и с порзительным успехом! У нее были жесткие, но симптичные черты лиц, нзвть которое хорошеньким мешл тонкий шрм через щеку и двжды сломнный нос. Светлые волосы Терес были зплетены в тяжелую косу, переброшенную через згорелое плечо, в ушх крсовлись толстые золотые кольц — не столько днь женственности, сколько следовние воинским обычям, рспрострненным среди врврских лесных клнов Воллендн. Мленькие высокие груди и стройные бедр почти скрывл предпочитемя ею грубя одежд воин. Годы, проведенные в седле рядом с отцом в походх и н охоте, сноровистое обрщение с луком и мечом в смых рисковнных стычкх зклили ее, срвняв силой со многими мужчинми, в то время кк осттки слбости вдвойне перекрывлись грцией и беспощдной хрбростью ее пол. Поджря мускулистя фигур, кзлось, тил в себе силу молодого, лет н пять моложе девушки воин, но без мльчишеской неуклюжести. Внешне Терес был довольно мил, хотя ее экзотический облик лучше всего, пожлуй, охрктеризовло бы прилгтельное «врврский».

Робкий стук в дверь предврил появление мжордом лорд Млхион, Эмбром. Не обрщя внимния н гостей, он прошгл через комнту и прошептл несколько слов н ухо господину.

— Проклятие, — пробормотл Млхион. — Кк говорят, дьявол является в смый неурочный чс. Однко…

Он хмыкнул и решительно опорожнил свою чшу.

— Стрый мстер выржет сочувствие ученику-молокососу, — мрчно объявил он. — Терес, я друю тебе первую росу с бутон Космллен. Сочти это очередным подрком от любящего отц неблгодрному отродью.

Поднявшись, он кивнул гостям:

— Господ, прошу извинить, но неурядицы двор требуют моего внимния, поэтому я вынужден прервть ншу беседу н духовные темы. Мои слуги позботятся о тех из вс, кто пожелет продолжить метфизические изыскния. Полки моей подземной библиотеки ломятся от книг, жждущих поделиться своей утонченной мудростью.

Хозяин отклнялся и вышел гордым, но не совсем твердым шгом. Уже в коридоре лорд смчно рыгнул, в зле, услышв это, беззлобно зсмеялись гости.

Терес чертыхнулсь и, покусывя костяшки пльцев, устремил н длинноногую рбыню сердитый взор.

— Этот жирный козел делет подрки с ткой же охотой, с ккой подыхющий от голод пес уступет отбивную бродячей кошке! — проворчл он. — Иди в мои покои, Космллен. Я нучу тебя приятным игрм, узнв внчле, что з интриги плетет мой држйший отец. — Небрежно кивнув гостям, Терес покинул комнту.

Космллен умоляюще взглянул н бывшего господин, но Лйн лишь пожл плечми и уствился в свою чшу с вином. Мрчно рзмышляя об обещнной крсивым девушкм незтейливой жизни при богтых дворх вроде Бреймен, он отпрвилсь н поиски покоев новой госпожи.

— Несколько необычные… нрвы, — зметил после пузы Лйн. — Что случилось с хвленой строгой морлью Воллендн?

— Он лжив, кк и большинство лелеемых трдиций, — цинично отозвлся Оссвльт. Ближйший доверенный советник Млхион помешл корявым пльцем свое вино и рзглдил ногтем усы. — Высокие морльные принципы, — продолжл он, — отнюдь не являются блгословенным нследием — они не более чем почитемя простолюдинми любого обществ иллюзия. Унылое прибежище слбоумных н те случи, когд они не в силх взять себя в руки.

А вино плодит философов, подумлось Лйну, не достточно пьяному для рзмышлений о космических блуждниях человеческой мысли.

— Купив эту девушку, — зговорил он, — я не предполгл, что спровоцирую пьяную ссору между отцом и… дочерью из-з того, кому первому пригубить чшу! Терес действительно хотел переспть с девушкой или просто желл досдить отцу?

— Это известно лишь лучезрному Оммему! — пожл плечми Оссвльт, облизывя усы. — О ней ходит множество порзительных слухов, поскольку он нслждется своей дурной слвой, не исключено, что половину слухов рспустил см Терес. Дикя Терес, детеныш строго волк, уже опсн кк волчиц! Он одевется и пьет, кк мужчин, жждет сржения и сидит в седле, кк мужчин, вдобвок превосходит любого воин своей жизненной силой. Ее горничные хромют, они покрыты синякми и ссдинми и клянутся, что он бреется по утрм. Это ложь, хотя девушк отрстил бы бороду, если б смогл. Впервые сломл нос в пятндцть — упл с лошди, вусмерть пьяня, пытясь просккть через один из злов, — но уверяет, что это боевя рн. Шрм н лице получил в битве несколько лет нзд — шлем он не носит. Никогд не ложилсь с мужчиной, но убил либо поклечил с дюжину или более тех, кто ее домоглся. Решй см, нсколько хочешь этому верить… Я успею протрезветь, прежде чем перескжу все слухи!

— Вот тебе и непорочня дев-воительниц из легенды, — посетовл Лйн, обескурженный поведением прослвленной в Южных Землях Терес. — Кжется, Млхион нпрсно поткет причудм дочери. Мне вовсе не хочется повести моих людей в бой под нчлом девчонки. Оссвльт посерьезнел.

— Опрвднные снтименты, но я бы поостерегся выскзывть их. Млхион хочет, чтобы Терес увжли, кк любого воин, — быть может, Волк и пострел, но не подвергй сомнению его влсть нд Брейменом! Здесь не крысиное гнездо соперничющих фркций в отличие от нших почтенных друзей в Селонри. Поэтому прислушйся к совету того, кто убедил Млхион послть з тобой и твоими воинми, и считй Терес не кем иным, кк сыном Млхион. Думть о ней инче опрометчиво, опрометчивость обычно дорого обходится честолюбцм.

Гости рсходились, оствляя собеседников недине. Опершись о более стойкое плечо собутыльник и рсплескивя вино н свою обнженную руку, Оссвльт доверительно продолжл:

— Конечно, Млхион считет Терес своим сыном. Он ближйший его нследник, и Волк нмерен передть ей свои богтств и влсть. Терес — его единствення ндежд н случй, если он пожелет основть динстию. Поскольку ни одн женщин не был првительницей среди клнов Воллендн, Млхион не пожлел усилий, чтобы выковть из дочери воин-првителя. В некоем изврщенном смысле он добился шедевр. Д, клыки детеныш не уступют клыкм родителя. Стрый седой Волк и свирепя Волчиц готовы повести з собой всю стю. Великолепня пр, где один стоит другого!

— Но Млхион нверняк является отцом нескольких сыновей! — перебил Лйн, ослбляя ремень н одну дырку.

— Не зню, нсколько внимтельно ты следил з событиями н южной грнице, Лйн, — пробурчл Оссвльт, здумчиво похлопывя себя по внушительному животу. — Ты збывешь о том, что длеко не весь свет сошелся клином н Бреймене. Впрочем, если помнишь, у Млхион было двое сыновей и дочь от первой жены… все они умерли в рннем детстве. Зтем — Терес, после рождения которой Мелвонн тк и не опрвилсь. Поэтому он взял себе вторую жену после смерти первой, и Арнли родил ему сын и дочь. Потом предтель Ристокон и его друзья устроили зговор, и, при неудчной попытке покушения н Млхион, жен и об ребенк были злодейски убиты. Третья жен окзлсь бесплодн, но, скорее всего, првд в том, что Волк подхвтил опсную болезнь, рзвртничя во время одного из походов. У него родился побочный сын по имени Беснтун, н которого он возлгл большие ндежды. Но Беснтун был недоумок, и кк знть, не к счстью ли его зтоптл нсмерть взбесившийся жеребец, прежде чем прень нчл бриться?..

Итк, Терес — нследниц волей обстоятельств. Жизнь обошлсь с ней весьм сурово в рнние годы. Черт побери, дже ребенку ясно было, что Млхион интересовл только сын — или трое сыновей. Предположим, это нложило н нее отпечток — будь сыном, если хочешь внимния. Но внимния ей всегд недоствло, поскольку мть умерл, с другими женщинми он тк и не сблизилсь. Остлся только Волк, но он грубо гсил любые душевные порывы, кроме тех, которыми мог упрвлять. Поэтому Терес с детств росл сорвнцом, Млхион и его компньоны поощряли ее мльчишеские повдки. Зтем окзлось, что Терес — его единствення нследниц, и он приложил все усилия, чтобы воспитть из нее сын. Млхион нучил ее охотиться, сккть, дрться; смолично присмтривл з нею. Из нее получился хороший сын — я видел ее в битве и не хотел бы срзиться с ней в свои лучшие годы. Он бы зпросто знял место в ряду твоих немников, не знй они, что он женщин. Терес привыкл к обществу отц и ему подобных, потому обрщется с женщинми, кк мужчин. Я уверен, что он искренне считет себя мужчиной. В Бреймене нверняк воспрянут духом, если он унследует корону.

— Жуть! — пробормотл Лйн. — Выпьем еще?

— Почему бы нет? — вяло соглсился Оссвльт. — Поверь, Лйн, ныне нступили стрнные времен…

Тем временем Млхион в здумчивом молчнии последовл з Эмбромом в свои покои. Млсордом открыл перед господином дверь, подозрительно оглядел комнту и подождл, пок Млхион не отослл его с прикзом никого к себе не пускть. Зкрыв з слугой дверь, Млхион очутился недине с поздним в этот чс посетителем.

Лицо ожидвшего незнкомц прятлось под кпюшоном плщ, окутывющего могучую фигуру; в полутьме едв виднелись черты его лиц. Дже одежду гостя нельзя было рзглядеть, поскольку темно-синий плщ свисл до голенищ спог. Повторяющиеся узоры н плече говорили о приндлежности его хозяин к небольшой окринной секте, последовтели которой совершли долгие и, похоже, бесполезные пломничеств. Что, впрочем, не объясняло сгустившуюся в комнте зловещую тишину.

Нежднный, но не явившийся без приглшения ночной гость нполнил вторую серебряную чшу вином, едв Млхион вошел. Незнкомец поствил н место рубиново-крсный грфин, и приподнявшийся рукв плщ обнжил н среднем пльце его мускулистой левой руки ярко просиявшее в свете светильник кольцо. Своими не утртившими к стрости остроты глзми Волк усмотрел, что кольцо с порзившим его рнее кмнем несколько изменилось. Он рссеянно отметил суть перемены: прежде кольцо с гелиотропом болтлось н пльце свободно, но теперь серебристо-белый метлл, кзлось, едв не впивлся в плоть. Нверное, незнкомец ншел время зглянуть к ювелиру.

— Смое время для визит, — проворчл Млхион, холодно принимя чшу с вином. — Полгю, ты пришел сюд незмеченным.

— Мои вести требуют твоего неотложного внимния, и я пришел, когд смог, — ответил Кейн, несколько удивляясь досде лорд. — Излишне говорить, что моя осторожность безупречн.

— То же говорил и один из моих лучших шпионов, перед тем кк его убили в двух шгх от того мест, которое я считл потйным входом в мою крепость! — возрзил Млхион. — Но не пор ли перейти к вестям?

Кейн отбросил нзд кпюшон. Его лицо кзлось изможденным — стрнно, если принять во внимние то, что он покинул Бреймен для поход в Селонри лишь несколько недель нзд.

— Все прошло глдко, — нчл он. — Когд мы беседовли в последний рз, я уже описывл, кк незмеченным выскользнул из Бреймен, срезл путь н север к побережью, сел н корбль и проплыл н зпд вдоль берег до Джденбл. Тм я высдился, звязл в приличной тверне свру и оствил з собой довольно знчительный след от побережья до Селонри. Встретиться с Дрибеком было не трудно — он действительно умен, но я рссеял его подозрения. Не слишком сложно было убедить его в том, что я — безрботный кпитн немников с превышющими средние кчествми, и мне удлось зинтересовть Дрибек фнтстическим оружием древнего мир, ожидющим любого, кто зберет его в зтерянном среди Крнор-Рилл городе.

Он дл мне мленький отряд, что, в свою очередь, позволило мне узнть для тебя много полезного. Поэтому, решив, что выяснил достточно, я повел отряд в Крнор-Рилл, чтобы похитить тйны у жб. Кк я и ожидл, риллити это не понрвилось. Я звел моих людей в их зсду, убедился, что никто не остлся в живых, зтем бежл через болото другим путем, укрл лошдь и поспешил вернуться к тебе. Нпомню, кстти, что очень рисковл — з что ндеюсь получить обещнную тобой щедрую нгрду.

— Цен был оговорен, — нпомнил Млхион.

Кейн поджл губы.

— Условия ншей сделки были несколько рсплывчты, — возрзил он. — Принимя во внимние вжность дел…

Из коридор донеслсь ругнь, зтем кто-то взвыл от боли. Дверь рспхнулсь со скрежетом под удром спог, и Терес едв не ввлилсь в комнту.

— Где ты, толстобрюхий изврщенец?! — вскричл он. — Что з тйную оргию ты зте…

Он зметил Кейн.

— Клянусь сосцми Шенн! Д он со жрецом! Грехи ложтся н строго пердун тяжкой ношей!

— Зткнись, черт побери, — прорычл Млхион, — и зкрой дверь, пок твоя слюнявя пьяня болтовня не испортил нм беседу!

Из-з плеч девушки выглянуло нпряженное лицо Эмбром.

— Он пнул меня прямо в пх, — здыхясь, выдвил он. — Ну кк мне было не позволить ей вломиться? Будь он…

— Лдно, збудь! — оборвл его Млхион. — Зкрой проклятую дверь и никому не открывй! Терес, поскольку ты вошл, сядь и помлкивй.

— Сроду не видел жрец с ткой подлой физиономией, — зметил Терес, плюхясь в кресло и смело уствясь н Кейн. — В чем дело?

— Кейн, это моя знменитя дочь во всей крсе. Он бросет кинжл без змх.

— Ктись ты… — бесстрстно процедил Терес. — Не желешь ли выпить, жрец? Ведь ты отнюдь не святош, верно?

— Он оценивет людей не хуже отц. Это Кейн, мой хитроумнейший лзутчик — или был тковым, пок некий явный осел не проболтлся о тйном совещнии. Я ннял его чтобы рскрыть змыслы Селонри. Ему удлось войти в доверие к этому трусовтому чудку Дрибеку, и он собирлся рсскзть мне об этом, ты помешл нм.

— Знешь, это пойло не в пример лучше того, которым ты угощл Лйн, — причмокнув, пробормотл Терес. — Подй мне грфин, Кейн, и я поделюсь осттком с тобой. Не стоит тртить доброе вино н гнилой бурдюк тип моего ппши — он пьян в стельку, хотя с виду сидит прямее меня ибо брюхо не позволяет ему согнуться. Кстти, из тебя получется плохой пилигрим, Кейн. Эти глз, эти руки — будто готовы здушить первого глупц, подошедшего з блгословением. В кком темном зкоулке отыскл тебя Млхион?

— Людей с моими тлнтми влечет к себе зпх битвы — уклончиво ответил Кейн, с веселым любопытством рзглядывя девушку. — Ну плщ с кпюшоном нужен мне, чтобы прятть лицо от шпионов Дрибек, не для выклянчивния подяний.

— Мы говорили о том, что тебе удлось рзузнть, — нпомнил Млхион.

— Нет, мы обсуждли стоимость моей добычи в звонкой монете, — попрвил Кейн.

Млхион рздрженно хмыкнул. Иногд нглость Кейн действовл н нервы, хотя его смоуверенные мнеры вызывли увжение Волк. Ценя способных людей, брейменский лорд немедля ннимл н службу тех, кого считл полезными; отчсти поэтому он успешно првил быстро рзвивющимся городом-госудрством Южных Земель. Он полгл, что услуги Кейн окупятся сторицей, если чужестрнец хоть нполовину опрвдет производимое им впечтление, его преднность обеспечен золотом — грнтией, удовлетворяющей любого немник.

— Вот что, Кейн, — с пьяным великодушием пошел н попятную Млхион. — Ты знешь мою репутцию. Поспршивй у людей и убедишься, что я веду дел честно… отдю свои долги и собирю то, что должны мне. Я хорошо плчу з сведения, которые меня интересуют. Мы уже договорились, но, если ты узнл нечто более вжное, я оценю и зплчу хорошую премию.

— Спрведливо, — кивнул Кейн. — В Южных Землях ты известен кк человек весьм щедрый к достойным служкм — признюсь, это и побудило меня присоединиться к тебе перед неминуемой, кк кзлось, войной.

— Кзлось? — фыркнул Терес.

Кейн нхмурился:

— Д, к сожлению, с неопределенностью покончено. Теперь я могу зверить вс: войн с Селонри состоится. Лорд Дрибек нмерен охрнять свою северную грницу, уменьшив количество твоих постов, Млхион. К тому же он рссмтривет войну с целью покорения Бреймен кк единственный способ утвердить свою влсть нд издвн борющимися группировкми Селонри.

— Об этом я уже догдывлся… и слышл от Оссвльт и прочих советников, — нсмешливо зметил Млхион. — Бесполезно.

— Это не зкончится обычной погрничной стычкой. Я учствовл в учениях его войск; он ннял много чужков и воинов из дружин селонрийской знти. Его войско хорошо вооружено и дисциплинировнно, оно не огрничится учениями и смотрми.

— Опять-тки зстольные сплетни. Селонри грозит нм не первый год.

— Дрибек покончит с болтовней. Он хочет вторгнуться н территорию Бреймен, перейдя реку Мейсвен. Я многое узнл о его плнх, пок был в Селонри, — нряду с подробностями о его войске, вооружении, ткже…

— Это любопытно — по крйней мере то, о чем мне не успели донести мои шпионы. Но все это чсть ншей сделки, Кейн, отнюдь не повод открыть для тебя мою сокровищницу.

— Пожлуй, мои новости зинтересуют тебя больше, чем ты полгешь, — живо продолжл Кейн, уверенно подготвливя «мстерский удр». — Тебя не удивит мое сообщение о том, что Дрибек прикзл убить перед смым нпдением Оссвльт и Лутвион?

Рскрсневшяся физиономия Млхион побледнел, зтем снов вспыхнул. Терес едв не подскочил в кресле.

— Лутвион! Оссвльт! — вырвлось у лорд. — Мой способнейший генерл и мудрейший из советников! Дрибек готовит смерть обоим!

Кейн вырзительно кивнул:

— К тому же они громче всех выступют в пользу войны с Селонри. Дрибек ндеется, что их смерть будут связывть с их политическими пристрстиями. Тким обрзом, он хочет лишить тебя незменимых помощников и устрнить тех, кто подтлкивет тебя противостоять его темным змыслм. А сейчс он хочет обезоружить тебя и усыпить твою бдительность, с тем чтобы спокойно продолжить подготовку к вторжению.

— Вижу, хитрость Дрибек не преувеличен, — проворчл Млхион. — Но кк змышляет он убить моих ближйших помощников, не брося н Селонри подозрений?

— К сожлению, я узнл лишь немногое, — отвечл Кейн. — Дрибек ни с кем не откровенен до конц, ндоедть ему вопросми было бы нерзумно. Я зню только, что он готовит им погибель изощренным способом. Ты не поймешь немного убийцу с окроввленным кинжлом, которого можно подвергнуть пытке. Длее. Мне известно ткже, что они должны умереть поочередно в одну ночь, чтобы исключить возможные подозрения. Убийств должны случиться вскоре после того, кк я покину Селонри, — он нмекнул н первую ночь полнолуния. Это сегодня.

Млхион с ругнью вскочил н ноги, пытясь сосредоточиться.

— Сегодня ночью! Будь ты проклят, Кейн! Неужели ты не мог сообщить это порньше?

— Я нхожусь в Бреймене менее чс! — возмущенно возрзил Кейн. — Если бы я прибыл прямо из Селонри, то не смог бы добрться до реки, вдобвок это нсторожило бы Дрибек. Он прибегнул бы к другому плну, и я уже не смог бы приносить тебе пользу. Я рискнул попытться предупредить рньше, чем убийц ннесет удр. Ндеюсь, что успел вовремя.

— Лишь Оммему известно, кк ты рисковл! — воскликнул Млхион, взволновнно шгя по комнте.

— Оссвльт оствлся с Лйном з чшей вин и беседой, когд я покинул их, — зметил Терес. — У нс он нходится в относительной безопсности. Но Лутвион нпрвился несколько чсов нзд в свой особняк — кжется, ты еще смеялся с ним.

— Знчит, он в большей опсности! — зключил Млхион. — Я пошлю скороход предупредить его, следом отряд стржи — если только еще не поздно. З Оссвльтом я пригляжу см!.. Подними свой кпюшон, Кейн! Я попытюсь удержть твое имя в тйне, но ты змешн в этот зговор больше любого из нс, и я требую твоего присутствия до тех пор, пок не возьму дело в свои руки! — Млхион выбежл из покоев и прикзл Эмброму, чтобы тот призвл стржу.

— Идем, почтенный пилигрим, — приглсил Терес, опирясь н плечо Кейн. — Посмотрим, не нужен ли Оссвльту жрец. Может, мы поймем в ловушку целую толпу убийц. — Ее голубые глз згорелись, и Кейн зсомневлся, нстолько ли пьян девушк, нсколько об этом говорил ее походк.

Когд Кейн и Терес вернулись н место недвнего состязния з облдние девушкой-рбыней, обшитя пнелями темня комнт был пуст. Они поспешили в покои Оссвльт, пок еще не был предупрежден стрж. Лйн встретил их в коридоре.

— Оссвльт! Ты видел Оссвльт? — окликнул его Терес.

— Конечно, — отозвлся Лйн, гдя, что з новое сумсбродство зтеял дочь лорд вместе с этим подозрительным святошей. — Он хрбро глядит в чшу, но море вин способно потопить любой корбль. Мне пришлось помочь ему подняться по лестнице и проводить в опочивльню. Когд я покинул его минуту нзд, он спл кк мертвый и хрпел, кк бык н случке.

— С ним кто-нибудь остлся? — осведомилсь Терес.

— Только его сны. А что случилось?

— Мы только что узнли о зговоре с целью убить его вместе с Лутвионом — и, быть может, сегодня ночью! Очередной гнусный змысел Дрибек. Млхион отпрвился предупредить генерл, ему следовло зодно приствить стржу к Оссвльту.

— Не беспокойтесь, — с пьяной смоуверенностью зверил Лйн. — Никто не входил в эту дверь после того, кк я ее покинул, от земли до окн добрых пятьдесят футов.

— Убийц мог спрятться внутри, — предположил рнее молчвший Кейн.

— Верно. Я не догдлся обшрить его шкфы, — соглсился Лйн. — Кто ты?

— Тебе достточно знть, что он нш союзник, хотя его ндежность сомнительн, — скзл Терес. — Не хотите ли об подождть здесь стржу, пок я охочусь з убийцей?

Потеснив мужчин, Терес рспхнул дверь в комнту Оссвльт и вошл. Кейн и Лйн последовли вплотную з девушкой, последний с обнженным мечом. Шорох и позвякивние муниции возвестили о приближении солдт Млхион.

Внушительня туш тк и не рздевшегося Оссвльт покоилсь поперек постели лицом вниз. Он не пошевелился, когд они вошли.

— Проспит до утр, — решил Лйн.

Терес хищно прошлсь по комнте, осмтривя кждый темный уголок спльни. Кпитн немников тупо следил з ее движением, потом с пьяной сосредоточенностью ткнул мечом под кровть, опустился н колени и зглянул туд. Кейн быстро осмотрел окн; кменные стены отвесно спусклись в темноту.

— Кк я и говорил, его покои пусты, — объявил Лйн. Терес хмыкнул:

— Оствь ствни открытыми. В этой комнте воняет кислятиной. — Зтем добвил вошедшей стрже: — Кпитн, поствь возле Оссвльт троих чсовых, остльные пусть будут в коридоре. Все помнят, что грозит уснувшему н посту?

Кейн с любопытством вгляделся в Оссвльт.

— Кжется, ты оствил его хрпящим?

Лйн пожл плечми:

— Что с того? Он успел перектиться н живот — редко встретишь человек, хрпящего лицом вниз.

— И еще реже хрпящего покойник! — добвил Кейн.

VIII. СМЕРТЬ В ТУМАНЕ

— Тумння ночь. Небо зтянуто густыми облкми, они похожи н глину и поглотили дже луну. Источником свет служт лишь отблески молний — но они слишком длеки, чтобы обещть серьезную грозу, — рссуждл вслух Лутвион, глядя из окн своего особняк. — Итк, это ночь убийцы, хотя лун все же светит. Стрнно, что Дрибек не выбрл для своих убийц безлунную ночь. Но этот человек нстолько же непредскзуем, нсколько хитер — опснейшее, н мой взгляд, сочетние.

— Проклятье, Лутвион, нельзя ли держться подльше от окн?! — посетовл рздрженный бессонной ночью и дневными неприятностями Млхион. — Что бы ни убило Оссвльт — оно нверняк проникло к нему через окно.

— Если только Лйн не утил кое-что, — ледяным тоном зметил Кейн.

— Лйну можно доверять, черт побери, — проворчл Млхион. — Я зню его, у него нет ни млейшего повод вступть в сговор с интригном из Селонри. Однко твои нмеки способны привести Лйн в ярость — тк что держись от него подльше, инче прольется кровь!

— Ндеюсь, не моя, — усмехнулся Кейн. — Я просто сложил воедино фкты, и если Лйн чувствует себя оскорбленным, возможно, у него есть н то причины. Повторяю, Дрибек не посвящл меня в этот зговор, но мне ни к чему лишний рз упоминть о его изобреттельности.

— Мне прекрсно известно, — решительно вмешлся Лутвион, — что он зкленный вояк и способный комндир, которому я доверяю. Првд, в днных обстоятельствх я усомнился бы в преднности любого, но Лйн…

Брейменский генерл зкрыл ствни н зсов и отвернулся от окн. Годы и боевые походы избороздили морщинми его обветренное лицо, у него были коротко остриженные редкие светлые волосы. Больше ничего не говорило о возрсте. Голубые глз воин блестели, рзмерення походк был энергичной, грциозня и хищня мнер движения говорил об уверенности и силе. Ростом он был знчительно ниже шести футов, но н удивление длинные руки и плотно сбитя фигур приндлежли прекрсному полному сил воину. Н левой руке у него не хвтло по половине мизинц и безымянного пльц.

— И не гони меня от окн, кк ворчливя кормилиц, — продолжл Лутвион. — В конце концов, это мой собственный особняк, где я чувствую себя хозяином и где доверяю всем слугм. Вдобвок к стрже, которую ты приствил ко мне, милорд, я рсствил моих людей повсюду — в особняке и снружи, зодно н ближйших улицх. Дже в эту тумнную ночь убийце вряд ли удстся достичь моей комнты — и он нйдет в ней не пьяного стрик, которого ничего не стоит усыпить нвек, вооруженных, ожидющих его воинов. Ндеюсь, он попытется добрться до меня — возможно, тогд он поведет нм многое, прежде чем умрет. Что ксется окон, то пусть они искушют его. Убийце придется кк следует потрудиться, поднимясь сюд снизу.

— До окн Оссвльт добрться было еще труднее, но это не остновило его, — пробормотл Млхион. — Если только он и впрямь воспользовлся окном.

— Вот именно «если», — протянул Лутвион. — Нм известно слишком мло, и все же, по-моему, убийц прятлся в покоях Оссвльт. Он здушил спящего Оссвльт и бежл через окно по веревке, которую зтем сдернул и прихвтил с собой. Довольно обычня рбот для любого опытного немного убийцы. Полгю, мы не можем исключить убийство с помощью колдовств, но не думю, что дже Дрибек пожелл бы рискнуть последствиями освобождения мгических сил в этой войне. Он знет, что нши жрецы Оммем могут ответить ему тем же, судя по донесениям, он вряд ли сможет положиться н поддержку Хрм Шенн — жриц Гервейн ему не друг, это точно.

— Это несомненно, — подтвердил Кейн. — Хотя в смерти Оссвльт есть что-то необычное. Похоже, никто не входил и не выходил из его комнты, н теле нет следов нсилия — они должны быть, если он здушен. Пусть убийц успел привести постель в порядок, но у Оссвльт не посинело лицо — оно дже было спокойным. Можно поклясться, что он умер естественной смертью, не предупреди я вс о зговоре Дрибек. К тому же Оссвльт не был отрвлен, поскольку ел и пил той ночью то же, что и все.

— Я тоже думл об этом, — произнес Лутвион, но тут дверь открылсь и вошел слуг с подкосом. Несмотря н осторожный предврительный стук в дверь, у всех дрогнули сердц. Стржники стояли в коридоре снружи. — Поэтому сегодня я ел мло и только то, что было прежде испробовно моими поврми. Если желете, холодное мясо, хлеб и вино к вшим услугм. Мне же нынче вечером есть совсем не хочется.

Слуг ощутил нпряженную тмосферу в комнте. Когд он рзливл вино, его рук мелко дрожл, зтем он здел грфином полный до крев кубок, нклонясь, чтобы обслужить Кейн. Укутнный плщом человек успел зметить его оплошность и, мгновенно выпроств из склдок плщ левую руку, подхвтил нчвший крениться кубок. Лутвион изумленно поднял брови при виде порзительной ловкости чужестрнц. Бормоч извинения, слуг поствил поднос н стол и удлился. Кейн проводил его пристльным взглядом.

— Почему бы тебе не сбросить свой плщ, пилигрим? — спросил Лутвион. — Мои люди достойны доверия, не сомневйся.

— Но мы еще не покончили с делом неизвестного убийцы, — нпомнил Млхион. — Я собирюсь использовть этого жрец лзутчиком у Дрибек, если его сейчс увидят, то возврщение в Селонри грозит ему большими неприятностями. Предпочитю, чтобы никто не узнл этого человек. Удерживть его здесь сегодня ночью рисковнно, но он ближе всех к зговору, и мне без него не обойтись. Пострюсь его пребывние здесь сохрнить в тйне.

Лутвион здумчиво уствился н скрытое в тени кпюшон лицо.

— Конечно, любой глупец зметит, что он не нстоящий святош, но пок ты держишь его при себе, не подвергя излишнему риску, вряд ли кто-либо узнет, кого скрывет этот плщ. Шпион в стне Дрибек во время войны бесценен — нм, похоже, скоро пондобится сломть хребет Селонри, коль Дрибек выдл свои нмерения. Кстти, советую избвиться от этого кольц. Оно слишком приметно, дже если не рзглядеть лицо.

— Спсибо з ценный совет, — ответил Кейн. — Но это кольцо принесло мне удчу в прошлом, и я нмерен рискнуть тем, что оно может привлечь к себе внимние.

— Что ж, это твое прво. Аг! Что-то встревожило собк. А ну-к посмотрим!

Свирепый лй не прекрщлся, пок они спешили в нижний этж особняк. Слышлись ругтельств и вопли слуг. Громкя, но крткя сумтох стихл к тому времени, кк Лутвион рспхнул плечом прдную дверь и потребовл у толпящихся снружи стржников отчет.

Всех оздчил знкомый смех.

— Лутвион, твоя охрн просто дерьмо! — ухмыльнулсь Терес, блестя зубми н измзнном сжей лице. — Я успел добрться до жилищ твоих слуг и уже открывл окно, когд твоя свор нпл н мой след. Ты не доживешь до утр, если доверишь этим людям свою безопсность. Пожлуй, псрню охрняют лучше — переночуй в ней.

— Кжется, ты собирлсь приглядывть з Лйном, — нпомнил Млхион и улыбнулся, явно гордясь дочерью.

— Лйн интересен только тем, кто восторгется им. Я — нет. Вдобвок он не орудие Дрибек. Я решил прийти сюд и посмотреть, что з ловушку вы устроили убийце.

— Милорд! Он оглушил двух нших дозорных и едв не рскроил голову Осбуну, — хмуро пожловлся один из кпитнов Лутвион.

— Убийц нверняк рсколол бы им череп. В следующий рз они будут охрнять посты внимтельнее, — промурлыкл Терес.

— Неужели? Осбун скзл, что встретил тебя в переулке и ты нзвлсь ему, едв он подпустил тебя поближе, ты оглушил его дубинкой!

— В другой рз его не усыпит голос госпожи. Ночь темн, и я могл быть переодет, — невозмутимо зключил Терес.

Лутвион отпрвил своих людей н посты в смом мрчном нстроении.

— Я ценю твою любознтельность, — вяло пробормотл он и горестно нхмурился. — Блгодря твоей зботе мои солдты встревожены, посты рскрыты и мы подняли ткой шум, что убийц удерет нзд, в Селонри. Если только уже не воспользовлся сумтохой, чтобы проскользнуть мимо чсовых!

— Черт побери, внчле ты клянешь меня з то, что я вспугнул убийцу, и тут же з то, что позволил ему проскользнуть мимо постов! — фыркнул девушк, зтем кивнул Кейну. — А вот и духовный пстырь моего отц. Когд-нибудь я увижу, кк ты выглядишь без этой плтки, Кейн… Ах, виновт, — извинилсь он без особой убедительности. — А мы тк стрлись держть твое имя в тйне. Хотя меня не слышл никто, кроме Лутвион, нш доблестный генерл сохрнит услышнное при себе.

Кейн поймл нсмешливый взгляд голубых глз Терес и снов порзился рзрушительной злости ее игр.

— Н чьей ты стороне? — тихо промолвил он.

— Ты здешь мне стрнный вопрос, мой пилигрим, — весело улыбнулсь он.

— Рз уж мы здесь, не помешет обойти особняк, — решил Лутвион. — Если обнружим прячущегося убийцу, Терес покжет нм, кк следует с ним обойтись.

Появление девушки немного рссеяло нервную тмосферу ночного бодрствовния. Млхион утверждл, что их предосторожности обескуржили убийцу, поскольку изнчльно Дрибек хотел, чтобы смерть Оссвльт покзлсь естественной и Лутвион ничего бы не зподозрил. «А знчит, — зметил Терес, — именно теперь Лутвиону нельзя терять бдительность». Генерл отмлчивлся, по-прежнему терзясь дурными предчувствиями.

Ночь ожидния кжется бесконечной, и, кк ни стрнно, нряду с потребностью в непрестнной болтовне рзум обуревет скук. Блгодря обостренности чувств и необходимости зглядывть в кждый темный зкоулок, бессвязный рзговор зчстую обрывлся. Они не зметили ни крдущихся фигур, ни подозрительных движений, то же смое донесли обходившие помещения стржники.

Генерл н миг помедлил в дверном проеме своей опочивльни.

— Подходящее место для убийцы, если мы првильно оценили происшедшее, — скзл он остльным. — Ее уже проверяли вечером, и комнт был пуст… но сейчс? Впрочем, я оствил внутри стржник. Если убийц решит повторить свою игру, ему придется подыскть себе другое местечко для зсды.

Но когд они вошли в покои, их встретил тишин. Терес со смехом укзл н рскинувшегося н генерльской постели стрж в одежде Лутвион.

— Д поджрит лучезрный Оммем твою печень, солдт! — згремел Лутвион. — Ты не мог выбрть для сн более подходящий пост? Я исполосую тебе спину собственными рукми!

Солдт крепко спл — чтобы никогд не проснуться.

— Мертв! Убит, кк Оссвльт, — здыхясь, выдвил Млхион, грубо тряся неподвижное тело.

— Причем он умер недвно, — объявил Кейн, — еще теплый, но сердце не бьется.

Н крик Лутвион из коридор вбежли стржники. Хмуро прикзв им обыскть покои, Лутвион присоединился к тем, кто осмтривл убитого чсового. Общие усилия окзлись тщетными.

Кейн здумчиво осмотрел окн.

— Ствни ндежно зкрыты. Н этот рз убийц не бежл через окно. Очевидно, через дверь в коридор, но к чему было убивть стржник? Вероятно, тот зстл убийцу врсплох, но почему не было шум? — Пльцы Кейн потянули зсовы н ствнях.

— Будь добр, оствь их зкрытыми, — попросил Терес. — В этой комнте чувствуется кислый зпх смерти… — Неожиднно он что-то вспомнил, и ее лицо зстыло. — Клянусь Тоэмом! Зпх точь-в-точь кк в комнте Оссвльт!

Все изумленно повернулись к ней.

— Вполне может быть, — соглсился Кейн. — Хотя это совпдение вряд ли что-нибудь объясняет. Я не уверен, что от нходящегося в зкрытой комнте труп можно ожидть чего-то иного…

Прикусив костяшки пльцев, Терес пристльно изучл мертвого стржник. Упв н колени, девушк впилсь в мертвое лицо взглядом.

— Нет, здесь что-то не тк! Почему об тел лежт? Может, Оссвльт и был убит во сне… но неужели и чсовой? Тут есть ккя-то зцепк… и ствлю н кон свою здницу, что я ее вижу!

Выхвтив кинжл, Терес отрезл от своей черной рубхи полоску мтерии. Сильно подышв н нее несколько рз, он принялсь осторожно тереть влжной мтерией о подушки. Поднявшись, поднесл ее к лмпе и воскликнул:

— Я зню, кк они умерли!

Млхион с любопытством зглянул ей через плечо.

— Подумешь, ншл немного перхоти.

— Это вовсе не перхоть, дубин! — хмыкнул Терес. — Видишь эти бледные крупинки? Это зерн яд!

Все сгрудились вокруг, желя увидеть их собственными глзми.

— Смотри… эти крошечные кристллы. Мги Крсультьял изготвливют этот порошок из корней или лепестков некоторых ядовитых цветов джунглей — они мстер по утонченным ядм!

— Тебе ли об этом знть! — усмехнулся Лутвион, но его потня физиономия оздченно вытянулсь.

— Нш лекрь Вирел поведл мне многое из тйных нук, чтобы убить время, когд я лежл со сломнной ногой. Он учился некоторое время в Крсультьяле — достточно долго, чтобы усвоить их секреты зодно с порокми. Вирел воспользовлся слбыми препртми ткого род, чтобы приглушить боль. Оммем! Ну и сны меня посещли! См же он, бывло, вдыхл пры своих порошков через стрнную трубку — возможно, именно это его и доконло, — вот откуд я помню этот зпх. Нверно, это один из опснейших порошков, которыми тештся мги. Убийц проскользнул в опочивльню, рссыпл порошок из плотно зкрывющейся склянки и удлился. Спящий не почувствовл зпх.

— Они исчезют! — воскликнул Лутвион, укзывя н кристллы.

— Похоже, они испряются, — рзмышлял Терес. — Они плвятся в воздухе, не оствляя через несколько чсов следов, кроме слбого зпх. — Н глзх у всех кристллы быстро улетучивлись. — Кжется, тепло от лмпы ускоряет процесс… кк в трубке Вирел.

Все звороженно кивнули, не отводя стекленеющих глз от полоски темной мтерии. У Терес вдруг ослбели ноги.

— Окн! Откройте эти проклятые окн! — крикнул отошедший от тесной толпы Кейн. — Бросьте мтерию и подойдите, чтобы подышть свежим воздухом. Эти испрения опснее, чем вм кжется!

Они повиновлись ему, кк сомнмбулы, и неверной пьяной походкой приблизились к рспхнутым стржникми окнм. Послушно высунув головы в тумнную ночь, они ждно нсыщли легкие свежим воздухом.

— Все рвно что опьянеть — сильно опьянеть, — пробормотл Терес, ощущя, кк постепенно рссеивется тумн в голове.

— А похмелья могло и не быть, — предостерег Кейн. — Итк, смерть чсового прояснилсь. Убийц, явно проникший в эту комнту до того, кк чсовой знял пост, обрызгл подушку слишком большим количеством яд — нверно, для того, чтобы н ней оствлись кристллы, когд Лутвион решит нконец лечь спть. В зкрытой опочивльне скопились ядовитые пры, и прячущегося стржник потянуло в сон. Кровть соблзнил его, и он пл жертвой уготовленной Лутвиону ловушки.

— Знчит, это не было колдовством, — промолвил нстороженный Лутвион. — Если только убийц не был призрком. Либо он не поплся н глз ни одному из моих стржников, либо мне остется прийти к неприятному выводу, что один из моих людей — предтель.

Из окн донесся тревожный оклик, н который ответил приглушенный рсстоянием хриплый голос. Призывы о помощи сменились сумтошными крикми и топотом спог.

— Милорды! — послышлся неведомо чей вопль снизу. — Милорды! Мы обнружили его! Этот ублюдок только что пытлся проскользнуть мимо нших постов и кинулся бежть, когд мы его зметили, только девться ему все рвно некуд.

— Молодцы! — проревел Лутвион, высовывясь из окн. — Это нш убийц. Возьмите его живым, если сможете, но этот дьявол нужен мне хоть из-под земли. Я иду к вм! — С горящими глзми он обернулся к остльным: — Итк, я скоро узню, кто этот предтель и не входит ли он в число моих людей. Тоэм, что з погня ночь для охоты з убийцей. Необходимо взять этого неуловимого негодяя, прежде чем он выскользнет из моей сети!

Все ринулись в ночь. Лутвион исчез с несколькими своими солдтми; его резкий голос пронзл темноту, укзывя подчиненным нпрвление поиск. Несмотря н прикзы и выучку его солдт, среди них црило смятение.

Терес быстро отделилсь от других. Невидимя в своей черной, тесно облегющей одежде, с вымзнным сжей лицом, он слилсь с ночью, будто волчиц н охоте. Плмя фкел лишь выдло бы ее присутствие; ни убийце, ни ей не нужен был свет. Меч легко покоился в ее руке, сердце колотилось в свирепом восторге. Быть может, яд все еще тумнил ее сознние. Внезпно возникший перед ней дозорный лишь чудом избежл смерти, и девушк ответил н его ругнь смехом.

Всеми своими безжлостными уловкми ночь боролсь с попыткми пронзить ее пелену. Для их опсной охоты трудно было придумть ночь хуже этой. Тумн нктывлся мсляными волнми, ксясь их щек своим дыхнием, холодным, кк лски покойник. Зтерянные в пелене тумн голос, кзлось, звучли откуд-то из потустороннего мир. Дюжины вооруженных воинов кк безумные сновли вокруг девушки, но ни один не был виден. Они были призркми тумн, лихордочно мятущимися духми, появляющимися и исчезющими снов в мгновение ок. Их светящиеся, подобно мутным дргоценным кмням, фкелы кзлись пятнми шелковистой путины, едв достигющими своими нитями земли.

Лун был полностью поглощен трясиной тяжело несущихся по небу туч. То и дело вспыхивющие поверх них молнии н миг освещли причудливые силуэты. Зловещими рсктми доносился зпоздлый гром — длекий, но приближющийся и злобный, кк рычние собки. Поиск продолжлся, постепенно рсширяясь.

Терес очутилсь н улице, и неподлеку змячил черня тень невидимой постройки. Ноги вынесли ее з пределы особняк Лутвион в прилегющие квртлы город. Голос все еще доносились из липкой темноты. Лутвион рсствил дозорных по ближйшим улицм и переулкм; его широко рскинутя сеть теперь стягивлсь. Но неужели убийц проскользнул через ее ячейки? В конце концов, нпомнил себе Терес, лицо человек, н которого они охотились, оствлось для них згдкой. Будь это один из приближенных генерл, рзве не мог он присоединиться к преследовтелям до того, кк предствится более удчный для побег случй?

Он вдруг испугнно зстыл н месте. Позди нее тумн пронзил вопль ужс! Безумный крик невыносимой муки и стрх вырвлся из ночи; он дже не могл определить, один был голос или несколько. Вопль достиг смой высокой ноты и неожиднно оборвлся. Терес, гордящяся своей железной выдержкой, с дрожью зтил дыхние.

Прикусив губу, чтобы ощутить боль и вернуться в рельность, девушк попытлсь побороть пнику. Он постепенно освободилсь от ледяной дрожи и твердой рукой выствил перед собой меч. Покзлось ли ей или в тумне мелькнуло пятно зеленовтого свет? Отрження молния? Игр вообржения?

Неожиднно вокруг воцрилсь тишин… кзлось, он длилсь вечно. Зтем девушк услышл топот шгов и, осклясь, изготовил клинок для смертельного выпд.

— Спокойно, Терес! Это Кейн, — прошептл голос, приндлежвший мячщей перед ней тени. В эту минуту он был слишком потрясен, чтобы удивиться тому, что чужестрнец прекрсно видел ее в темноте.

— Этот вопль, — пробормотл он.

— Он прозвучл где-то неподлеку — кжется, рядом есть переулок, — предположил Кейн. — Я преследовл кого-то, стремящегося скорее убежть, нежели присоединиться к остльным. Потерял его где-то здесь совсем недвно, но не поднял тревогу, полгя, что ему удстся удрть, прежде чем прибегут остльные. Я попытлся было перерезть ему путь, но вдруг услышл этот крик. Нм лучше держться вместе, пок дело не прояснится.

Впервые Терес был рд спутнику. Плечом к плечу они тронулись туд, откуд прозвучл жуткий крик. К ним подбежли люди с фкелми и осветили открывшееся перед ними стршное зрелище.

У вход в проулок лежли четыре мертвец. Трое были солдты, четвертый — Лутвион.

Тел лежли в причудливых позх, словно отброшенные нзд неведомой силой. Их плоть кзлсь съежившейся, лиц трудно было узнть. Смерть, должно быть, нстигл их мгновенно. Н кждом теле виднелсь «метк» — грубя дыр в человеческом мясе с осколкми обугленной кости. Похоже, их убил поток рсплвленного метлл.

— Что с ними случилось? — простонл кто-то.

— Молния? — недоумевл Терес. — Могл ли их удрить молния? Мне покзлось, будто я видел н этом месте вспышку. Посмотрите — меч этого солдт сплвился!

— Может, и молния, — злобно пробурчл Млхион. — Однко что з прекрсное совпдение для Дрибек! Нверняк этот интригн и трус примешл к своему зговору чродейство! Клянусь Оммемом, когд я пойду н юг, Селонри решит, что его бшни порзило молнией. Я поджрю Дрибек нд костром из его дргоценных книг и вымою улицы кровью его людей!

Отведя Кейн в сторону, тк что их могл слышть только Терес, он прикзл:

— Возврщйся в Селонри кк можно скорее. Я зню: ты рискуешь втройне, но рзгрбление этого город нсытит дже твою стрсть к богтству, если послужишь мне н совесть! Добудь мне любые ценные вести — ты знешь моих лзутчиков в городе. Мое войско немедленно выступит в нпрвлении Мейсвен, и мне необходимо знть любые подлые уловки, которые змыслит хитрец Дрибек.

— Ты вскоре услышишь мои донесения! — пообещл Кейн и рстворился в тумне…

IX. СТЕРВЯТНИКИ ЧУЮТ ПОЖИВУ

— Говорю тебе, кк н духу! — поклялся Хверн, и ручейки крсного вин побежли из его ощеренного гнилозубого рт. — Нс ждут бойня и добыч, кких мы сроду не видели — кроме шуток!

— Подй мне этот пузырь, гниля псть! Ты больше пускешь слюни, чем глотешь, — посоветовл Весс, нщупывя бурдюк с вином своей здоровой лпой. — Проклятие, он протекет! Придется нм прикончить его. — Он поднял мех к губм и шумно втянул в себя вино, струйк из прокол тем временем октил его грязную бороду.

— Ни к чему беречь его, голубчик Весс. Поверь, скоро мы будем сыты и пьяны, кк лорды! — Он смолк и высморклся, едв не попв в собутыльник. — А теперь отдй-к мне его обртно, Весс.

— Возьми… обожги свои зплесневелые мозги пьяными мечтми! — ухмыльнулся Весс, возврщя бурдюк. — Остерегись, Хверн, не то рухнешь и сшибешь меня прямо в реку. Левое яйцо Тоэм! Глянь только н эту здоровенную крысу! Вот и ужин для нс обоих. — Подняв с берег кмень, он швырнул его в крысу, но промхнулся н несколько футов. — Черт побери! Будь у меня сил в другой руке! Уже шесть лет минуло с тех пор, кк меня изуродовл плиц того ублюдк. — Он принялся хныч обссывть свою неопрятную бороду.

— Эт крыс соберет свою стю и вернется сюд, чтобы обглодть нши кости, — предостерег Хверн. — Повторяю, скоро мы будем обжирться жреным мясом и слстями, Весс. Жртвы и выпивки столько, сколько выдержит нше брюхо, женщин столько, сколько прилскют руки, богтств — сколько унесут нши спины. Успевй только хпть, ей-ей! Все болтют о том, что стрин Млхион посылет войско со своей стервозной дочерью в поход н Селонри. Он собирется сплить эту выгребную яму дотл, и нгрбить можно будет столько, что тебе и не снилось!

Весс снов поднял бурдюк.

— Может, и тк, д только в бою мне могут зпросто вышибить мозги, — угрюмо зметил он. — Никто не пожлеет однорукого н войне.

— Твоя плохя рук способн держть щит, — рссуждл Хверн. — Д и вообще, кто собирется воевть? Только не мы. Пусть солдты Волк убивют и умирют, мы будем рядом. Но едв Селонри пдет, кк мы примемся з дело и угостимся н слву. Это безопснее, чем остться в Бреймене, потому что не нужно будет опсться стржи, когд перережешь кому-нибудь глотку. Думю, кждый вольный рзбойник Бреймен отпрвится с войском з своей долей добычи!

— Пожлуй, мы не оплошем и возьмем свое, — соглсился Весс, и его слезящиеся глз зблестели от ждности.

— Нс ждет источник слще всех прежних, — обещл Хверн, вжно помхивя съежившимся бурдюком. Они побрели вдоль береговой линии в здумчивом молчнии, нрушемом лишь гулким сиплым кшлем Хверн и журчнием льющегося в глотки вин.

— Посмотри-к, любезный Хверн, — с усмешкой пробормотл вдруг Весс. — Рек оствил нм подрок, и если нм повезло, то мы первые, кто его ншел! — Он укзл н темную фигуру, покчивющуюся лицом вниз у кмней.

Об поспешно спустились к кромке воды и вытянули труп н берег.

— Кто-то слишком спешил, — ухмыльнулся Хверн, пок они ощупывли одежду покойник. — Не позботился утяжелить мертвяк, поэтому прилив выбросил его обртно. Я знл, что сегодняшняя ночь принесет нм удчу!

Н нем ливрея слуги ккого-то лорд, но этот кинжл слишком хорош, в кошельке злежлось золотишко. Жль, что у него сожжен вся грудь, но, быть может, жилет удстся злтть. Интересно, чем они его все-тки прикончили? Глянь только н лицо бедняги!

— Крсвчик, — пробормотл сотоврищ. — Послушй, я бьюсь об зклд, что его споги придутся мне кк рз впору.

X. НЕЗНАКОМЕЦ ВОЗВРАЩАЕТСЯ

Жеребцу с рзвевющейся по ветру гривой не терпелось пуститься легким глопом, и лорд Дрибек решил, звершив осмотр войск, удовлетворить желние сккун. Недолгя скчк успокоит их обоих. Промчться глопом через плц, зтем по лесной тропе покзлось Дрибеку, превосходившему в верховой езде большинство своих офицеров, недурной и легкой прогулкой.

— Я было подумл, что ты мертв, — зметил он, — при всем увжении к твоим способностям. Те, кого ты оствил с лошдьми, доложили о твоем исчезновении, после того кк мленький отряд, отпрвленный мною н поиски, ткже не вернулся, мне подумлось, что Крнор-Рилл удержит в своих глубинх очередную тйну. Донесения из тех мест укзывли, что повсюду рыщут риллити, покзывясь дже н лесных окринх, к тому же усилились слухи о том, что в сердце болот что-то происходит — стрнные звуки, зловещие огоньки, видимые сквозь тумн, и прочее в этом роде. Не этим ли объясняется тот восторг, с которым южне приняли мое предложение вступить в рмию? Впрочем, оствлю цинизм. Все жители Селонри стягивются в город. Если Млхион зхвтит Селонри, войн зкончится, все нши вольные фермеры стнут крепостными Воллендн.

— Крнор-Рилл и его милые обиттели едв не рспрвились со мной, — отозвлся скчущий рядом с Дрибеком Кейн.

Омовение, сон и свежя одежд преобрзили приехвшего в Селонри днем рньше мрчного, вымзнного болотной тиной всдник, но сейчс он кзлся еще более изнуренным.

В ответ н нетерпеливые рсспросы Дрибек Кейн рзвернул перед ним устршющую кртину своей злосчстной экспедиции к зтерянным руинм Ареллрти. Несколько дней поисков в погребенном среди болот городе, по сути, не принесли ничего ценного. Тем временем риллити окружили лгерь, и их число продолжло рсти, пок Кейн не был вынужден попытться пробиться нзд, в лес, рньше, чем орды земноводных вздумют нпсть. Но з городскими стенми отряд Кейн был тковн из зсды и уничтожен рзъяренными тврями. Кейн и несколько человек бежли в болото, где и блуждли много дней, ухитрившись избежть риллити, пок нконец единственный оствшийся в живых, см Кейн, не выполз н твердую землю, чтобы вернуться в Селонри. Услышв от Кейн про новую экспедицию, которя все же может привести к ценным открытиям, Дрибек зметил, что не хочет больше рисковть людьми.

— Я рд, что ты снов со мной, — признлся Дрибек, когд они миновли нестройные ряды вновь нбрнных войск. — Без тебя мне пришлось зплтить слишком многим, и, откровенно говоря, я ценю твою помощь. Видит Шенн, мне необходимо собрться с силми, чтобы првить здесь хотя бы до конц месяц. В Бреймене црит безумие — убиты при згдочных обстоятельствх верные помощники строго Млхион, и Волк пользуется этим кк окончтельным поводом для войны. У меня был шпион в доме Лутвион, способный поведть мне првду, но он исчез, не добрвшись сюд. Млхион быстро собрл рмию, и у меня лишь несколько дней, чтобы подготовиться к обороне.

Что ж, я многие годы знл, что белокурые воины Воллендн когд-нибудь соберутся проглотить Селонри, кк сделли с прочими стрыми госудрствми н северном побережье. Но мне не удлось внушить нроду мысль об опсности. Через несколько дней город может обртиться в кучу пепл, мое дворянство по-прежнему плетет интриги, и Хрм откзывется плтить нлоги. Все, что я смог выжть из Гервейн, не усугубляя рспри, — «милосердную помощь»: пру рот хрмовой стржи и кое-ккую мелочь из нкопленных ими сокровищ. По крйней мере он посылет мне хорошо обученных солдт, кждый из которых стоит пятерых необученных, это глвное!

Дрибек укзл н тощего офицер с иссеченным шрмми лицом, комндующего квлеристми-новобрнцми. Судя по всему, его подчиненные были немникми. Светлые волосы комндир выделяли его среди темноволосых уроженцев Селонри.

— Это Ристокон, стрый врг Млхион, едв не вырввший Бреймен у Волк из псти, — пояснил с толикой гордости Дрибек. — Я вызнл, куд он бежл, когд бунт его был подвлен, и связлся с ним. Ристокон рд отомстить з строе поржение — он привел с собой целую роту.

— Получется, что ненвисть сильнее, чем клновя преднность, — зметил Кейн. — Ты ншел в нем ценного союзник.

— Я дю роту и тебе, Кейн, — нпомнил Дрибек. — Взимодействие — смя сложня здч, и человек, способный упорядочить всю эту толпу, может скоро стть моим глвным помощником.

— Я понял твой нмек, — с усмешкой процедил Кейн. — Следовтельно, цен подобного возвышения звисит от ншей победы. Ну в случе поржения противник редко утруждет себя кзнью побежденного пехотинц.

XI. ГРОЗОВЫЕ ТУЧИ ВОЙНЫ

Первые стрелы пронеслись в утреннем небе, словно н крыльях ветр, предвестникми неминуемой бури. Глвный строитель схвтился з горло и рухнул с недостроенного мост в реку, остльные рзрзились проклятиями. Стрж неторопливо выступил вперед, поднимя нд строителями огромные щиты и ндеясь, что их легкие доспехи смогут противостоять стрелм до тех пор, пок строители не зкончт рботу. С приндлежщего Бреймену берег реки Мейсвен тоже открыли стрельбу, но стрелы исчезли без видимой пользы в густом лесу противоположного берег.

— Итк, мы нполовину пересекли Мейсвен, прежде чем селонрийцы решили нм помешть, — зметил Терес, пристльно вглядывясь в густой лес по ту сторону водной глди. — Нверное, Дрибек пытется остновить нс здесь всеми силми, но оценить их количество чертовски трудно. Поспешите зкончить мост рньше, чем все его войско соберется, чтобы приветствовть нс н нших новых землях.

Млхион лишь хмыкнул, не сводя глз с мост. Неофицильня грниц между влдениями обоих городов-госудрств, рек Мейсвен, рождлсь из горных источников Великой Оклиддской гряды, зтем тянулсь н юго-зпд через Южные Земли, достигя Зпдного моря у Змеиного Хвост, и проходил через крутое ущелье, осушившее некогд Крнор-Рилл. Бреймен и Селонри стояли н притокх Клстен и Нолтобен, вливющихся в Мейсвен ниже по течению — примерно в восьмидесяти — девяност милях от обоих городов. Не считя пешего пути к подножию Великих Оклидд, безопсно перепрвиться через Мейсвен в это время год можно было лишь в двух местх. Кейн донес Млхиону, что Дрибек поделил свое войско для обороны обоих бродов, поэтому Волк решил выстроить нплвной мост.

Фургоны из Бреймен доствили к реке готовые лодки-понтоны, широкие чсти дощтого нстил для плуб и шесты, воткнув которые в речное дно можно было удержть конструкцию н плву. При свете луны строители переплыли реку н лодкх, чтобы зкрепить сплетенные из веревок кнты н деревьях. Пок плотники торопливо сбивли воедино подвозимые чсти, готовые спускли н воду, соединяя их торцми вдоль нтянутых кнтов и привязывя к збитым в глинистое дно свям. Постройк двиглсь быстро, тк что, когд солнечные лучи превртили рссвет в утро, мост пересек реку н добрые две трети.

Вскоре смертоносня песня стрел возвестил о прибытии войск Дрибек. Будучи не в силх судить об эффективности ответного злп, Млхион прикзл лучникм поддерживть стрельбу с мксимльной плотностью. После недолгой пузы рбот н мосту возобновилсь, хотя и медленнее — ведь строителям приходилось трудиться под укрытием для щитов, унося н берег рненых.

Принюхивясь к зпху битвы, Терес ощутил, кк учстился ее пульс. Боевой конь девушки Гвеллинс бил копытми и фыркл. Под легкой кольчугой н Терес был короткя куртк из черной кожи, с ншитыми блестящими железными бляхми и зкрывющими груди чшкми серого метлл. Дополняющие костюм кожные штны рсширялись книзу. Голову девушки зщищл железный шлем, оствляющий лицо открытым. Терес чурлсь кких-либо укршений; в бою он полглсь н скорость и гибкость, противопоствляя их преимуществу противник в мссе и считя лишний вес досдной помехой. Он похвлялсь, что ее боевые кчеств зключены в смертельной крсоте нносящей удр стли.

— Лйну тяжело будет пробиться, если Дрибек создст слишком мощную оборону рньше, чем будет нведен мост — нсмешливо подколол он Млхион. Терес нстивл н том, чтобы внчле перепрвить половину людей н проме, зхвтив плцдрм до нчл сооружения мост. «Тков был бы совет Лутвион», — утверждл девушк. Млхион ворчливо зявил, что выигрывл сржения и без его мнения и не нуждется в визионерх, передющих советы призрк. Они выступили в поход с осдными мшинми и припсми для покорения Селонри и сберегут время и усилия, перепрвившись сейчс через Мейсвен. Лишние лодки — никчемня обуз. Войско вторгнется в земли Дрибек прежде, чем он перегруппирует свою рмию.

Волк злобно ощерился:

— Мост будет зкончен через чс. Лйн получил около двухсот солдт для зщиты строителей и не подпустит трусливую шйку лучников. Мы перейдем реку рньше, чем Дрибек успеет что-либо предпринять. Проклятие, д в этом лесу не более полусотни или сотни человек, инче они уже тковли бы Лйн!

Впрочем, н том берегу рмию Волк поджидл отнюдь не горстк солдт. Остнься в живых лзутчики Лйн, они смогли бы донести, что в лесу стоят нготове под нчлом лорд Дрибек более трех тысяч солдт. Рзведчики Дрибек постоянно сообщли ему о походе Млхион, отпрвляя Донесения почтовыми голубями. Дрибек форсировнным ночным мршем привел свою рмию н нынешнюю позицию, перекрыв путь к Селонри.

Когд солнечные лучи укрдкой пронизли стену лес, лорд Дрибек сбросил свой синий плщ и поднялся в стременх, чтобы получше рзглядеть нступющего врг.

— Строительство мост продвигется довольно быстро, хотя мои лучники и осложнили им здчу, — зметил он. — Млхион попытется перейти реку, когд нчнет рссеивться тумн.

Нходившийся рядом с лордом Кейн утвердительно кивнул. Его длинные пльцы пробежли по крсультьялскому клинку, словно лскя смертоносную стль в последний рз перед тем, кк он потемнеет от крови и зтупится в бою.

— Внушив Волку, что будешь поджидть его у бродов, ты выигрл сржение зрнее, — усмехнулся Кейн.

— Когд противник одолевет числом, ищи силу в стртегии, — процитировл Дрибек. — Хотя не ззорно иметь перевес и в силе, и в стртегии. Првд, выбор у Млхион не столь велик. Ему необходимо перепрвиться через Мейсвен неподлеку от приличной дороги.

Он помолчл и вытер лоб. Кзлось, что, рссмтривя предстоящую смертельную битву кк тктическую здчу, можно сохрнить хлднокровие, но с приближением сржения Дрибек зключил: слбые узы интеллект не прегрд нпору эмоций. Кейн же, нпротив, внешне совсем не испытывл нпряжения, Дрибек мысленно пожл плечми.

— Когд конфликт неизбежен, выбери поле для битвы, — снов процитировл лорд. Кейн тихо рссмеялся. Дрибек воспользовлся этой ксиомой, плнируя свою кмпнию. Поэтому они и поджидли брейменскую рмию в глубинх лес, стремясь лишь змедлить ее перепрву, хотя могли бы зпросто рзбить внгрд Млхион. Но рно или поздно Волк нчнет перепрву, и Дрибек ндеялся уничтожить всю его рмию одним удром.

— Стртегия — тонкое искусство, — пробормотл Кейн. — Хотя ее блеск — легенды и прдные хроники. Войн не рционльня нук, поэтому стль и кровь победили во многих битвх вопреки всякой логике.

— Кейн, твои пророчеств сродни кркнью ворон. — Дрибек звозился с мленькой фляжкой, — Хочешь глоток бренди?

Кейн принял ее и с улыбкой провозглсил тост:

— З победу!

Кк предскзывл Млхион, к концу чс мост был звершен. Очутившись н берегу Селонри, люди Лйн поспешили зкрепить последние понтонные секции, невзиря н беспорядочный обстрел. Под прикрытием из упвших деревьев отряд Лйн сосредоточился н удержнии головной чсти мост. Отбив несколько пробных вылзок противник, Лйн перестл обрщть внимние н лучников, решив предпринять зрелищную тку еще до перепрвы основного войск. Когд берег соединились, нд мостом рзнесся боевой клич его отряд.

Пришпорив жеребц, Терес нпрвил его к берегу. Он нстоял н том, чтобы повести в бой первый отряд, и Млхион, не споря, предоствил ей эту почетную, но опсную здчу.

— З мной, шлюхины дети! — проревел он, потряся мечом. — Я поведу вс к слве и рздвлю спогом глотку любому ублюдку, струсившему прежде, чем мы зплим Селонри!

Мост содроглся, толчкми посыля волны в темный поток, но держл н своем хребте тяжелую квлерию.

Армия шл через Мейсвен, вонзя сверкющий трн войны в земли Селонри. От скопления сил н брейменском берегу отделились плотные ряды пехоты, сопровождемые несколькими квлерийскими ротми, — их было немного, поскольку огромные лес препятствовли квлерийской тке, оствляя конникм вспомогтельную роль. Конные и пешие офицеры в блестящих доспехх, перекрывя шум, подбдривли своих людей и комндовли продвижением. Поодль от берег ждли своей очереди фургоны с громоздкими осдными мшинми и припсми для вторгющейся рмии. Позди них ожидли шклы и стервятники — шйки двуногих хищников, жждущих добычи и врждующих дже между собой.

Реку успело пересечь около четверти войск Млхион, когд лорд Дрибек предпринял контртку. Неожиднно н плотные ряды войск обрушился ливень стрел, выкшивя их порывми дьявольского ургн. Лошди, спотыкясь, пдли в мечущейся солдтской мссе, тел пвших и скользкие от крови доски мост мешли дльнейшему продвижению. Лучники Бреймен не могли ответить стрельбой, поскольку единственными мишенями служили их же товрищи. Н вржеском берегу с проклятиями погибли воины, сржясь друг с другом з млейшее убежище от железного ливня.

— Вперед! — вопил Терес, презиря црящую вокруг нее смерть. — Прорвемся в лес! Здесь вы всего лишь мишени! Сойдемся с этими трусливыми бндитми в рукопшной! Вонзите свою стль в брюхо лучников, и они перестнут обстреливть нс! Пробьем путь для нших товрищей!

Сомкнув щиты, брейменские солдты покидли берег, потоком устремляясь через мост, и углублялись н той стороне в густые дебри лес. В лесу гневно згремел боевой клич — воины утоляли свою ярость кровью прячущегося врг.

— Кейн! Овстл! Айвосел! Поднимйте свои роты! — прикзл Дрибек, когд в лесу появились вржеские солдты.

Ряды лучников рсступились, двя проход тяжелой пехоте Селонри. Солдты зшгли вперед с поднятыми щитми и готовым к бою оружием — мечми, топорми, копьями, булвми — костяк войск Дрибек, призвнный смести вржескую рмию. Нстло время рукопшной схвтки, победу в которой решит стль против стли, нряду с силой и выдержкой воинов.

Противники встретились, словно две грозовые тучи, нползющие друг н друг. Зблестели молнии клинков, прогремели громовые рскты, эхом отржя безумный рев битвы, лязг бьющей стли и вопли погибющих. Земля потемнел и нпитлсь лым дождем.

Рзмхивя мечом, Терес с диким воплем вступил в сржение. Гвеллинс встл н дыбы, врщя глзми и рздувя ноздри, когд они очутились в гуще сржения. Конь выбросил копыт, ннося удр в лицо врг. Меч Терес резко опустился, рождя лый фонтн. Снизу взметнулся топор и едв не выбил из ее руки щит. Шпор н споге девушки пропорол лицо пехотинц, ее клинок пронзил его, и он вошел в д слепым.

Перед яростью этой дьяволицы исчезли сомнения у тех, кому не хотелось убивть женщину. Он косил вргов, упрвляя боевым конем, хотя жеребец, кзлось, мыслил не хуже человек. Глопируя между огромных деревьев, Гвеллинс зтоптл копытми много селонрийцев. Терес встречл преднзнченные ей удры щитом и клинком, проскльзывл мимо и молниеносно отвечл н них. Вокруг нее сгрудились и отчянно дрлись ее солдты, когд один из них остновил собою нпрвленный ей в спину кинжл, его убийц испустил дух, познв всю силу ее гнев.

Воины углубились в лес, где деревья кзлись гигнтскими колоннми в хрме войны. Алтри же этого хрм нсытились жертвми. То был хос, отчяння схвтк человек с человеком, сотни отдельных дуэлей, от которых звисел итог битвы; но в общей сумятице и в лесном лбиринте невозможно было догдться, чья рмия вырвет у противник победу.

Чуть передохнув, Терес попытлсь определить положение ее войск, но сейчс эт здч был невыполнимой. Вржеский нпор служил докзтельством того, что Дрибек привел свою рмию ночью, хотя количество резерв оствлось неизвестным. Примечтельно, что доселе в сржении не видно было квлерии Селонри. Оглянувшись, Терес зметил, что внгрд Волк уже миновл мост и пересек Мейсвен. Кк только ткующие вынудят лучников отступить, через реку устремится основное войско Млхион. Тогд Дрибек отпрвит в бой все свои резервы, но вряд ли ему удстся отбросить нступющих. Поскольку эт минут был его единственным шнсом рзбить их нступление, Терес предположил, что он уже бросил в дело большую чсть своей рмии. Что ж, у Селонри не хвтило сил; они смогли лишь встретить н рвных внгрд. Ей оствлось продержться еще немного, и они погонят Дрибек до смого Селонри, и ему повезет, если у него остнется достточно солдт, чтобы зпереть городские ворот.

Он увидел приближющегося всдник — одного из немногих, выствленных Дрибеком, — и узнл в нем Кейн. Воин кзлся более мссивным в боевом облчении нежели в плще священнослужителя. Он сржлся, кк древний бог воины, — с гримсой злобного смех и молниями в голубых глзх, он косил ее солдт, будто жлких рбов. Терес удивленно зметил, что у него не было щит; вместо этого воин рзмхивл стиснутой в првой руке плицей отбивя и ннося ею удры тк, будто был десятируким. Их глз н миг встретились, и дже н тком рсстоянии Терес ошеломило леденящее душу плмя в его взгляде.

Рзвернув своего сккун Кейн нпрвился в другую сторону, Терес гдл о причинх, зствивших его продолжть мскрд, — нверное Кейну хотелось сохрнить доверие Дрибек, но ведь после этого сржения првителю Селонри остнется лишь делиться своими тйнми с воронми. Возможно, Кейну еще не предствилсь возможность перебежть, хотя он дрлся под знменем Дрибек тк, будто желл победы. Терес пришло в голову, что ее собственные солдты зпросто могут убить Кейн, не подозревя, что он шпион Волк. Но Кейну приходится рисковть, и, быть может, его гибель будет полезной.

Однко ей пор было пролить вржескую кровь. Девушк выбросил Кейн из головы и пришпорил Гвеллинс, посыля его туд, где гибли ее солдты, рсшвыривя н пути и друг, и врг.

Сидя верхом, лорд Дрибек озбоченно созерцл перипетии сржения. Лучникм Кремпры пришлось отойти. Дрибек отдл этот прикз, гдя, не придется ли ему выствить их снов, хотя и ндеясь придержть стрелков до лучшей минуты. И все же он ввел в бой почти весь резерв, оствив лишь свою личную охрну. Если через реку перепрвится большой отряд Млхион, ему придется использовть лучников Кремпры вместо пехоты и ввести в бой собственную охрну в попытке отбросить противник к реке. Это будет ознчть для него «последний бросок костей», но, если первончльный плн не срботет, этот отчянный поступок остнется его единственным шнсом.

Пристльно осмтривющие противоположный берег глз лорд вдруг округлились и згорелись ндеждой. Ожидющий перепрвы првый флнг Млхион вдруг пришел в беспорядочное движение: вдоль берег по мелководью бешено мчлсь, блестя стлью клинков в утреннем свете солнц, рот конников. Квлерия нпл н незщищенный флнг Млхион!

— Квлерия Ристокон! Нш плн удлся! — взмхнув мечом, восторженно проревел Дрибек. — Теперь Волк поймет, что попл ногой в кпкн, и ему придется отгрызть ее, если он вздумет убежть от нс! Вперед, ребят, з Селонри! Нш стль неподвлстн его гнилым зубм! Сейчс мы покжем этим желтобородым грбителям, кк в Селонри приветствуют воров!

Он бросил остток сил в бой, смело полгясь н свой стртегический змысел. Рнее, едв мост Млхион достиг берег, Дрибек отпрвил всю свою квлерию под комндовнием Ристокон, с тем чтобы они пересекли Мейсвен вброд н ближйшем мелководье. Игр был рисковнной — бешеня скчк вниз по течению, зтем перепрв — и снов вверх по течению, ускоряя путь лишь н нескольких учсткх дороги. Лучники Дрибек кк могли сдерживли врг, стрясь не покзть Млхиону свои истинные силы. Змысел удлся с трудом, но нчло игры было выигрно. Дрибеку остлось положиться н свой плн, хотя его хитроумня ловушк могл и не удержть в своей псти чудовищного зверя. Сосредоточсь н перепрве, Млхион совершенно не ожидл нпдения квлерии. Его солдты зметлись вдоль берег, смятые конникми Ристокон. Люди вопили, сбивли друг друг с ног и брослись в воду, стремясь избежть убийственных копыт и окроввленных клинков. Н берегу воцрился хос. Квлерия Селонри рссекл войско Бреймен подобно рсщепляющему гнилое бревно дубовому клину.

Млхион выкрикивл комнды, но пник н берегу сбил людей в плотную толпу, и Волк окзлся бессилен. Несмотря н сумятицу, его солдты превосходили числом вржеских конников, и Млхион знл, что мог бы рздвить селонрийцев и сбросить их в реку. Но прежде его люди должны опрвиться от потрясения, Ристокон вовсе не нмерен был преврщть тку в смоубийство.

Протрнив войско Бреймен, квлерия Селонри прорвлсь к мосту. Нходящиеся н нем солдты рстерялись, не зня, с кем сржться в первую очередь — врг был н обоих берегх. Воины Ристокон решительно двинулись вперед, грозя понтонному мосту квлерийской ткой. Тем временем Дрибек снов выдвинул своих лучников под прикрытием резервной пехоты. Стрелы осыпли ближний конец мост, отгоняя солдт, пытвшихся прийти н помощь сортникм. Погибя от стрел и под копытми боевых коней, солдты Млхион пдли с мост. Кзлось, рек Мейсвен здыхется от мссы неподвижных и шевелящихся тел людей и лошдей.

Волк повел свою рмию в погоню, рссвирепев от пережитого потрясения. Но н пути его ждл прегрд: отступя рьергрд квлерии опрокинул н мосту прихвченные конникми мехи с мслом. Через пру минут мост пылл, селонрийцы тем временем рзбивли понтоны и рубили кнтные стяжки. Кзлось, мост рссыплся в мгновение ок. Освободившись от свй, большие секции поплыли вниз по течению, некоторые из них постепенно зтонули, прочие дымились. Н нстиле одной из них все еще стояли несколько солдт.

Войско Млхион окзлось рзделено, и Волк мог лишь выть от гнев. В этом месте Мейсвен был слишком глубок для переход вброд. Скинувшие доспехи, чтобы преодолеть реку вплвь, всдники и пехот погибли от стрел вышедших н берег лучников, многих унес прочь поток. Осттки квлерии Млхион смогут достичь брод и вернуться н место битвы лишь через несколько чсов после окончния сржения. Будь у Волк под рукой достточно мтерил для постройки мост, все рвно н это ушел бы не один чс. Млхион в отчянии отпрвил людей через реку н нескольких очутившихся под рукой лодкх, но те подверглись убийственному обстрелу лучников, и в конечном итоге селонрийцы всех их перебили либо взяли в плен.

Волк вынужден был беспомощно стоять с доброй третью рмии и следить з рзворчивющейся н дльнем берегу битвой. Это было пыткой, не вынеся которой некоторые бросились в реку в бессмысленной попытке утолить свой гнев.

В лесу рзгорелось яростное сржение, превртившее мирную сень в поле битвы с взрыхленным трвяным ковром, збрызгнным темной влгой. В игре стртегий последний рз легли кости, и безумные демоны войны хозяйничли по всему полю битвы. Лишь смерть могл теперь рзъединить рссвирепевших противников, пути нзд не было.

Осмотревшись среди сотрясющего землю грохот битвы, Терес хлднокровно оценил свое положение. После вступления в бой квлерии Ристокон и резерв Дрибек ее войско знчительно уступло противнику числом. Солдты нходились в тискх между лесом и рекой, Ристокон поджидл отступющих. Ее рмия должн нпрячь все силы, чтобы рзжть тиски, либо он будет рспят подобно вору н дыбе.

Из лес выехл Дрибек с личной охрной. Во флнге суетился Кремпр, зклинющий своих лучников не терять дром стрел — но и не жлеть их, когд в схвтке смешются врги и сортники. Хрмовя стрж подлсь нзд, чтобы зщитить лучников стльной стеной, отбивя отчянные вылзки рмии Бреймен. В гуще сржющихся все еще дрлись во глве своих рот Кейн и Овстл. Вот Ристокон, зметный блгодря блестящей серебристой кольчуге, повел своих всдников во флнг противник, где осттки конницы Волк пытлись перестроиться для контртки. Двое других кпитнов Дрибек были убиты, пл и Диб, нчльник хрмовой стржи.

Солдты Бреймен схвтились с отборной стржей, окружвшей лорд Селонри. Его смерть могл изменить ход сржения, поэтому они дрлись кк одержимые, дже когд потеряли свое преимущество. Дрибек встречл нпдющих бесстрстной игрой меч. Он не был прирожденным фехтовльщиком и не облдл побеждющей в схвтке физической мощью. Но его тело было нделено выносливостью и гибкостью, отточенными многочсовыми упржнениями и зклившими его руку. Понимя двойной риск, н который он пошел, присоединяясь к этой отчянной схвтке, Дрибек знл: воины ожидют его личного комндовния в бою. Они не пойдут з лордом с сомнительной боевой доблестью, Дрибек нмерен был скорее умереть вождем, если смерть решит рспрвиться с ним, нежели влчить унылые дни в кчестве мрионеточного првителя под стть его предшественникм.

Копье удрило в его кольчугу и отскочило. Дрибек опустил клинок н лицо копьеносц. Солдт с воплем упл н колени, не выпускя из рук копья, и вслепую ткнул им в живот лошди лорд. Нклонившись с седл, Дрибек отсек ему руку и оствил корчиться н земле, потому что н него прыгнул другой пехотинец. Меч Дрибек остновил летящее лезвие и рспорол солдту живот. Едв успев выпрямиться, лорд отбил очередной удр своим щитом, быстро обменялся с противником выпдми и уложил нпдющего.

Кипящя битв сбил людей в плотную мссу. Селонрийцы теснили противник к реке. Ристокон рссек рмию Бреймен н нервные чсти, яростным нпором опрокинув последних квлеристов Волк. Меньшя чсть воинов Бреймен был згнн в реку, где с ними рспрвлялись во взблмученной глине у смого берег. Многие пытлись сбросить доспехи и оружие и переплыть коврную реку. Некоторым это удлось. Пническое бегство подорвло боевой дух всей рмии; теперь все, кто мог, стремились проскользнуть в лес, где их быстро нстигли селонрийцы.

Дрибек зметил, кк под Кейном пл лошдь, которой умирющий пехотинец успел подрезть сухожилия. Рыжеволосому воину удлось соскочить с рухнувшего сккун и удержться н ногх. Н него тотчс нбросилсь свор солдт, и Дрибек понял, что ни один обычный воин не способен устоять в ткой схвтке, но помочь было уже нечем. Кейн нпоминл медведя, окруженного собкми; его меч и плиц поднимлись и нносили удры молниеносно, с неумолимой точностью. Нпдющие были отброшены звериной силой воин, окружив его кольцом изуродовнных трупов нподобие бруствер, через который скользя пролезли новые пехотинцы.

Но вот окроввленные клинки и оскленные лиц вновь зкружились вокруг лорд Дрибек, и ему уже некогд было думть о Кейне. Он упорно сржлся. Его стрж поредел, противник потерял куд больше людей, но не щдил жизни в попытке порзить предводителя вржеской рмии. Н щите лорд появились выщерблины и вмятины, рубящя рук онемел от бесчисленных удров и сднил от мучительного нпряжения — еще сильнее, чем полученные порезы и ушибы. Стиснув зубы, Дрибек глубоко вздохнул и призвл н выручку последние кпли выносливости, дбы продолжли пляску его меч и щит. Удр, отржение! Блок, выпд! Но где же его люди?

Неожиднно врг отпрянул под нпором пробившего себе путь конного воин. Плиц смял шлем и череп солдт, топор которого едв не выбил из руки лорд щит, — и воин очутился рядом. Слишком изнуренный, чтобы удивиться, Дрибек узнл Кейн верхом н отвоевнной лошди и обильно збрызгнного кровью — скорее чужой, нежели своей. Дрибек не мог предствить себе, ккую бойню устроил этот человек, пробивясь к нему сквозь вржеские порядки.

С Кейном появились и солдты Селонри — хотя кругом црил ткя нерзберих, что нельзя было отличить роту одного кпитн от роты другого. Они оттеснили солдт Бреймен, двя Дрибеку время перевести дыхние и стереть с лиц жгучий пот и грязь.

Отчяння попытк убить лорд Селонри был последней ндеждой рмии Бреймен. Он провлилсь. Теперь солдты Дрибек сомкнулись вокруг господин. Зщищющиеся потеряли меньше — в основном блгодря «дни», собрнной лучникми Кремпы, и невыгодному положению, нвязнному вргу стртегией Дрибек. Теперь рмия Селонри побеждл повсюду, исход битвы был предрешен.

Только сотня воинов продолжл сржться. Терес пытлсь пробиться с отрядом в лес. Ее и ее людей последними вытеснили к реке, где стло ясно, что дльнейший путь отрезн. Дрибек удерживл берег и кромку лес; его солдты окружили отряд девушки. Побежденным некуд было подться, дже если бы удлось вырвться из кпкн, — только рек, усеяння изрубленными и утонувшими трупми, либо деревья, среди которых з остткми беглецов охотилсь конниц Дрибек.

Они выстроили огрду из щитов и приготовились к смерти, стискивя слбеющими кровоточщими рукми оружие для последней безндежной схвтки. Воины Селонри уже подступили вплотную, беспощдные, кк изголодвшиеся волки.

Удивительно, но лорд Дрибек вдруг прикзл своим людям отступить. Все еще нходясь во вржеском кольце, солдты Бреймен приняли передышку, чтобы поудобнее перехвтить оружие и перестроиться. Но лорд Дрибек не нмерен был терять своих воинов. Исход битвы был уже решен, и он вступил в переговоры.

— Леди Терес! — окликнул он рстрепнную девушку н истекющем кровью боевом коне. — Твоя позиция безндежн — это видно любому глупцу. Прикжи своим людям бросить оружие и сдться мне!

Терес вскинул голову, в ушх все еще гудело от удр, оствившего вмятину н ее шлеме.

— Сдться? Неужели твоим трусливым шклм уже не по нутру нш стль? Тогд отойдите и дйте нм проход к реке, я прикжу своим воинм пощдить тех жлких подонков, что попдутся нм н пути!

Среди его солдт послышлись сердитые голос, некоторые из них подлись вперед. Четкя комнд Дрибек зствил их отступить.

— Брось бхвлиться, Терес! Ты знешь свое положение. Я предлгю жизнь! Сглупи — и все вы умрете прежде, чем солнце уйдет з деревья!

— Мы умрем с мечми в рукх скорее, чем ляжем н лтри Шенн либо будем кзнены рди збвы твоих стервятников-дворян! — бросил он в ответ.

— Перестнь притворяться, будто веришь в эту чушь! — прорычл Дрибек. Человеческие жертвоприношения были официльно зпрещены уже много поколений тому нзд хотя никому не ведомы тйные ритулы Хрм. — Дю слово сохрнить вм жизнь. Клянусь перед своими воинми, что немедленно сдвшиеся будут считться почетными пленными! Тебя, Терес, обменяют н моих условиях, до той поры ты будешь в безопсности. Ни одн рмия-грессор не зслуживет подобных условий, но я утверждю их своим прикзом. А теперь живо выбирйте между жизнью и смертью, ибо мои лучники устли ждть!

Терес угрюмо оценил положение. По ту сторону Мейсвен открыто стоял остток рмии Брейм, но с тем же успехом войско могло нходиться по ту сторону Зпдного моря. Рядом с ней был лишь жлкя горстк людей. Большинство офицеров убиты, Лйн, по-видимому, бежл, поскольку никто не видел его пвшим. Девушк нзывл себя воином, в легендх герои плевли в лицо вргу и погибли, рзмхивя мечми. Именно тк подобло умирть воину.

Но легендми услждли по вечерм слух менестрели, пробуждя героические обрзы из тени уснувшего прошлого. День был прекрсный, ясный и солнечный, с прохлдным лесным ветерком, овевющим измученное чело девушки. И Терес не хотел умирть.

«Быть может, меня еще ждут новые битвы», — скзл он себе и вспомнил о Кейне — он згдочный воин, но, несомненно, окзвший Млхиону в прошлом услуги.

— Лдно, черт с тобой, — хрипло пробормотл он. — Я и мои люди сдемся тебе, полгясь н твое слово. Гвеллинс слишком хороший боевой конь, чтобы псть от руки ккого-нибудь вшивого копейщик.

XII. ДОБЫЧА ПОБЕДИТЕЛЕЙ

Дв дня после битвы плкли небес — проливные дожди н исходе короткого лет в Южных Землях. В Селонри црило веселье — бесшбшное буйство, в срвнении с которым прздник Весенней Луны мог покзться жлкими поминкми по нищему.

Побед!

По крйней мере н этот рз. Потрясенный жестокими потерями своей рмии, лорд Млхион отошел в Бреймен. У него все же остлось более четверти войск и большя чсть провинт. Но дже принимя во внимние потери Дрибек, его силы превосходили силы Млхион, и попытк перепрвы через Мейсвен в логово врг грозил еще одной бойней. Уязвленный и опечленный потерей дочери в большей степени, чем он покзывл, хромой Волк уныло возвртился в Бреймен, нмеревясь усилить в городе свою рмию перед повторным нступлением. Вдобвок Бреймен должен быть зщищен н случй решения Дрибек выступить н север и нпсть н город — порочня стртегия, прибегнув к которой врг опрвдл бы ндежды Млхион.

Но сейчс никто не собирлся переходить через Мейсвен, поскольку воды реки высоко поднялись в берегх, милосердно унося в дельту Зпдного моря печльные остнки битвы.

Победоносня рмия Дрибек шгл под проливным дождем в Селонри. Фургоны были нполнены трофейным оружием и рнеными до ткой степени, что они едв держлись н колесх. Колонн двиглсь всю ночь, попутно сбрсывя в реку убитых солдт Бреймен и хороня товрищей в огромных кернх. О рненых вргх зботились, соглсно прикзу Дрибек, нряду со своими — хотя в битве ткого род рнения обычно бывли либо смертельными, либо легкими. Птрульные отряды сбились с ног, преследуя нескольких уцелевших вргов. Когд отступление Млхион стло очевидным, большя чсть рмии Дрибек вернулсь, чтобы отпрздновть победу.

Отягощенные слвой и добычей солдты Селонри едв не выполнили угрозу Млхион сровнять город с землей. Те, кого пощдил в сржении кос смерти, чувствовли себя опьяненными счстьем победы и жждли испить до дн чшу дровнной жизни, прежде чем с рссветом рссеется мгия первой ночи. В честь пвших опустошлись чши с вином, оствшиеся в живых лскли своих любимых. Горечь отрвит веселье звтр, когд вино победы скиснет. Но в ночь возврщения Селонри приндлежл победителям, зполнившим улицы и тверны город буйными толпми.

Терес сидел з столом с непроницемым лицом. Стол перед ней был зствлен отборными яствми, но он почти не пил вино и не прикслсь к пище, потому что они не способны были унять ее боль. Терес и ее воинов провели по улицм Селонри, покзывя улюлюкющим горожнм зодно с прочими трофеями победителей. Впрочем, их не оскорбляли рукоприклдством — не считя угроз и швыряемых в них отбросов. Ее солдт упрятли в темницы Дрибек, но до сих пор лорд держл днное им слово.

Терес предоствили сомнительную честь присутствовть н пиру в честь победителя. Он сидел з высоким столом, лишення оружия и кольчуги, но гордо выпрямившись и выделяясь среди рсфрнченных дворян зпятннной в сржении рубхой. Девушку мучил вопрос, првильно ли он поступил, решив сдться. Будь у нее сейчс случйно под рукой нож, он схвтил бы его и погрузил в рздутую глотку Дрибек. Но стоявшие по обеим сторонм зботливые слуги были зодно и ее сторожми. Смкуя вино, Терес утешлсь мыслью о том, что Дрибек проявил к ней увжение и не счел ее трусливой девушкой-зложницей, готовой склониться перед величием своего пленителя.

К черту, это все рвно не поможет ей бежть. Может, стоит смирить свою гордыню и немного похныкть… чтобы зстть их врсплох? Нет, хвтит унижться. Пусть эти жирные глупцы пожирют яств и похвляются перед бледными шлюхми своей хрбростью! Дрибек уже рспирет от смоуверенности, но скоро он поймет, что з фурию взял в плен!

Терес снов принялсь гдть, кк ей поговорить с Кейном, не вызывя ни у кого подозрений. Кзлось, внимние чужестрнц целиком поглощет его чш с вином. Он оствлся здумчивым среди смех и громких голосов. Дрибек что-то тихо скзл одной из придворных шлюх, и т подсел к Кейну, но он едв ли обртил внимние н ее энергичные зигрывния. Терес хотелось, чтобы он кк-то дл ей понять, что хочет помочь ей. Он чувствовл себя в цитдели врг ужсно одинокой, и этот згдочный человек был единственным ее другом.

Н девушку почти не обрщли внимния сидевшие з высоким столом гости, среди которых были кпитны Дрибек, ниболее влиятельные из дворян со своими женщинми и высокомерно-прекрсня леди по имени Гервейн — Верховня жриц богини Шенн. Рзговор велся н нречии Южных Земель, которым пользовлись темноволосые боригены, осевшие здесь еще до возникновения Воллендн. Терес понимл его достточно, чтобы уловить суть, но следить з темой беседы было для нее мучительно. Несколько попыток Дрибек вовлечь ее в рзговор — он бегло говорил н воллендне — встретили ее холодный отпор. Поэтому победители позволили ей сохрнять достойное молчние, огрничивясь любопытными взглядми. Вероятно, они считли девушку одним из боевых трофеев, выствленных н пиру для всеобщего обозрения.

Одн пр глз уствилсь н нее с открытой врждебностью. Ристокон, стрый врг Млхион, убийц ее родни, предтель. Еще девчонкой он зпомнил его улыбющуюся физиономию. Рубленя рн через левую щеку оствил глубокий шрм, изуродовв рот и скривив его губы в постоянной невеселой ухмылке. Он был тщеслвным юнцом с девичьи-симптичным лицом и высоким, грциозным, кк у пнтеры, телом, но теперь его улыбк был уродливой. После подвления зговор прошел слух, что он бежл из Южных Земель и уплыл туд, где его не мог нстичь гнев Млхиои. По-видимому, Дрибек отыскл его в одном из пользующихся дурной слвой портов северных побережий. Что еще можно скзть об ухищрениях Селонри, если его првитель снисходит до того, чтобы ннимть н службу подобное отребье?

По мере продолжения пир злобный взор Ристокон все чще здерживлся н девушке. Несколько рз он поддрзнивл ее, но он предпочл не слышть его оскорбительных слов. То и дело он тихо зговривл с компньонми, его речь вызывл грубый смех и привлекл к ней оценивющие взгляды. Терес нрочито игнорировл их, нстороженно пытясь ловить его слов.

— Терес! — громко крикнул он после очередного взрыв смех. — Я уже много лет слышу легенды о дикрке Терес, клыкстом отродье Волк. Когд я видел тебя последний рз, ты был тощим щенком, обожющим трепть мльчишек-пжей и ползющим вокруг столов по прздникм, подобно псу, в поискх объедков. Теперь я вижу тебя опять, но меня обуревют сомнения. Посуди см: лицо у тебя смзливое под стть сержнту, телосложение позволяет комндовть ротой, д и вообще, никто сроду не видел тебя в чем-то хоть отдленно нпоминющем женское плтье. Поэтому я оздчен, но ндеюсь, ты скжешь мне, кто ты — девушк, не ведющя своего пол, или безбородый урод-прень?

Терес ответил ему взглядом в упор и презрительно поджл губы. Он откровенно передрзнивл Ристокон. Голос з столом постепенно зтихли.

Ристокон вспыхнул, его шрм побелел.

— Я хотел бы услышть ответ, Терес, — произнес он, пытясь кзться вежливым. — Ты знешь, что между ншими родми существует кровня вржд, и, если ты мужчин, честь требует, чтобы мы скрестили мечи. Но если ты действительно девушк, то я предпочту взять тебя в свои покои и поступить с тобой, кк с любой зхвченной в плен женщиной.

Пльцы Терес стиснули чшу с вином.

— Я и не подозревл, что ты столь рзборчив, Ристокон, — отвечл он громко. — Всем известно, что ты привык убивть женщин и детей. К тому же твой сомнительный кодекс чести позволяет тебе уклдывть в постель кого угодно.

З столом воцрилось молчние. Смех з другими столми, кзлось, отдлился н многие мили. Кривя улыбк Ристокон зстыл н нпряженном лице пугющей гримсой. Он медленно поднялся н ноги, тяжело опирясь обеими рукми о крй стол.

— Отведите эту уродливую стерву в мои покои! — здыхясь, выдвил он. — Я узню, скрывет ли эт грязь и кожня одежд женщину!

— Ристокон, здесь прикзывю я, — вмешлся Дрибек. — Я дл слово не обижть пленных.

Подвив возмущение, Ристокон опустился н место и быстро обежл взглядом лиц сотоврищей.

— Я не нмерен поступть с этой стервой инче, чем с любой женщиной, — процедил он со злобным смешком. — Не понимю, почему ты окзывешь подобную любезность вргу, прекрсно зня, кк обошлись бы со всеми нми Волк и его отродье! И мне излишне нпоминть тебе, что сржение помогл тебе выигрть моя конниц, инче ты н себе ощутил бы милость Волк. Терес — военный трофей под стть любой пленной девке, и я полгю, что зслуг в победе обеспечивет мне выбор добычи. По крйней мере меня удивляет господин, лишющий своего кпитн небольшого рзвлечения, тем более того кпитн, который…

Дрибек нхмурился. Многие выкзывли соглсие с мнением Ристокон, в словх которого присутствовл здрвый смысл. Но у лорд был свой змысел, который он не желл обнродовть. В рвной мере ему не хотелось терять лицо перед своими людьми, что кзлось неизбежным незвисимо от того, уступит он кпитну либо откжет его притязниям. Меч остер и не имеет рукояти: получется, что воля Ристокон пересиливет его слово либо господин скупо одривет своих воинов. Впрочем, обвинение в скупости можно снять.

— Я не збывю о твоей роли в ншей победе, — быстро проговорил Дрибек. — Но кпитну не пристло збывть о прве господин первым выбрть себе долю добычи. Я кк рз собирлся возлечь с дочерью моего врг. Есть девы послще и недоступнее, но меня позбвит укрощение этой рычщей волчицы. Выбери себе любую другую, Ристокон, и будь уверен: твоя преднность будет вознгржден более достойной добычей. Отведите ее в мои покои, — прикзл он ее стржм, и те вывели Терес из зл. Проходя мимо лорд, он угостил его презрительным взглядом, не обрщя внимния н ухмылки остльных гостей.

Ей вслед прозвучл издевтельский смех Ристокон:

— Изволь только поделиться с нми своим открытием, господин! И не збудь ндеть н волчицу нмордник — ведь ее укус может быть ядовитым!

«Что ж, ренегт из Воллендн, похоже, удовлетворен», — решил Дрибек. Очевидно, он нсытил свою месть унижением девушки, но глвное, решение Дрибек одобрили его сподвижники. Это прозвучло отличной шуткой, присущей пьяному ночному веселью. Звтр или через день этот случй збудется, превртясь в нечто вроде збвного некдот, и он сможет пустить в ход свои новые плны, не беспокоясь о последствиях этой пирушки…

Терес нервно рсхживл по комнте в другом крыле крепости. Две внушительного вид служнки пристльно следили з ней. Скорее, с тем чтобы не позволить ей зпереться, поскольку покои Дрибек нходились в верхнем этже змк, и длеко-длеко внизу сверкли прздничными огнями улицы Селонри. З дверью несл стржу пр чсовых. Впрочем, Терес вовсе не собирлсь прыгть из окн; внчле он нмерен был покзть Дрибеку свои когти, вздумй он прийти, чтобы выполнить свое обещние.

Девушк угрюмо метлсь по своей тюрьме. Прочня веревк могл бы помочь ей бежть через окно, но вряд ли Дрибек держит ее под рукой. Стрж уже вынесл кое-что из оружия. Возможно, что-то остлось, и если он сумеет рздобыть себе что-либо незметно для сторожей… Но з ней пристльно следили две служнки.

Не будь он тк взволновнн, комнт могл покзться девушке любопытной. Обстновк был богтой, но не блистл особенной роскошью, в комнте црил деловитя и спокойня тмосфер. Один из льковов предствлял собой мленький кбинет, звленный книгми и кртми. Девушк пробежл по ним взглядом, особенно по кртм Южных Земель, но не ншл в них ничего интересного с военной точки зрения. Книги кзлись ей бессмысленными, кроме одной, нзвние которой ей удлось прочесть, и это окзлсь история клнов Воллендн. Чтение Терес обычно огрничивлось военными донесениями, прочее, предствляющее для нее интерес, читли, соглсно ее прикзу, вслух ее кнцеляристы. Недром говорили, что Дрибек был ученым. Он неохотно признлсь себе, что этот человек не был мужлном и в прочих, более вжных делх — ей уже довелось увидеть его доблесть. Глз девушки то и дело помимо воли устремлялись н постель — огромное, укршенное пологом сооружение, мтрс которого покрывли мягчйшие мех.

Вряд ли ей удстся отыскть ккое-то оружие, не обыскивя многочисленных комодов и шкфов, и сомнительно, чтобы стрж позволил ей подобный обыск. Н одной из тумбочек были рзбросны изящные предметы дмского тулет вперемешку с ювелирными укршениями. «Это приндлежит Пентри — любовнице милорд», — пояснил одн из служнок в ответ н недоуменную гримсу девушки. Терес пожл плечми: он чурлсь подобных роскошных безделушек. Тм же лежло зеркло, и Терес рссеянно подметил, что ее лицо было грязным. Чтобы знять чем-то руки, он отыскл тз для умывния и умылсь. Вообще-то симптичное у нее лицо.

У двери послышлись голос, вошел Дрибек и жестом выпроводил в коридор служнок. Зтем осторожными шгми приблизился к девушке.

— Итк… лорд Селонри нбрлся хрбрости для укрощения рычщей волчицы? — усмехнулсь Терес, стрясь говорить спокойно и прикидывя рсстояние между ними. — Бывло, что меня лпл пьяня деревенщин. Кое-кому из них потом достлись теплые местечки — жирными смотрителями в греме чужестрнного импертор… Не упсть ли мне в обморок перед чвнливым победителем, слово которого не стоит ломного грош?

К ее удивлению, Дрибек погрузился в кресло и с досдой поморщился.

— Будь у меня желние сцепиться со сврливой мегерой — я выбрл бы Гервейн. Кстти, он не ложится в постель в спогх со шпорми… нсколько мне известно. Я обещл не обижть тебя и держу слово! Я зпросто мог отдть тебя Ристокону и избежть неприятных минут, но не сделл этого. Если хочешь, можешь спть здесь одн, звтр когд все улдится, ты отпрвишься в преднзнченные тебе покои, вовсе не в темницу. Проклятие, неужели ты думл что я счел тебя желнной? Ристокон домоглся тебя с целью утолить свою черную злобу, я вмешлся, чтобы спсти тебя от его изврщенной мести.

— В твоей влсти выбирть себе слуг! — возрзил Терес, гдя, не хитрит ли он, желя зстть ее врсплох. Он неожиднно собрлсь с духом и говорил теперь спокойно — поступок, покзвшийся нелогичным дже ей. — Кстти, мысль о том, чтобы рзделить с тобой ложе, почти столь же отвртительн, сколь предчувствие объятий этого предтеля, и ты лучше всего докжешь нерушимость своего слов, сию минуту унеся отсюд свою здницу. Подумй только о стрдющей без тебя в этот миг Пентри!

Дрибек вздрогнул, н губх у него мелькнул улыбк.

— Пентри? Гм-м. Это устревшя сплетня… Мне ндоел эт плутовк. Кжется, он где-то уединилсь с Кейном. Мой здумчивый друг выглядит несчстным в промежуткх между сржениями, поэтому я послл к нему Пентри, чтобы рссеять его мелнхолию.

— Ему не придется скучть долго. Грядет новое сржение, и скоро! Неужели ты полгешь, что Млхион проигрл эту войну лишь потому, что твои уловки временно увенчлись успехом? Еще до первого снег твой пир в честь победы обернется злой нсмешкой!

Дрибек положил подбородок н оттопыренные большие пльцы сплетенных лдоней и уперся локтями в колени.

— Посмотрим, — прошептл он и опустил руки. — Я хотел кое-что обсудить с тобой, Терес. Нет смысл продолжть эту войну. Вше поржение могло бы убедить вс в ошибочности плн вторжения — позволь мне зкончить! Бреймен потерял лучшую чсть рмии. Вы можете очистить свою сокровищницу, вооружить кждого юнц фермер и кждую подзборную крысу и снов попытться перейти Мейсвен — но вс постигнет очередное кроввое поржение. Ну лдно… положим, вы все-тки добьетесь успех. Селонри окжется крепким орешком, и в итоге вы потеряете девять десятых нселения, вше првительство окжется несостоятельным, немники поднимут бунт н всей территории — величйшей нгрдой з победу при этом послужит сожженный город-госудрство. Тков нилучший итог, но все говорит о том, что вы никогд не перейдете Мейсвен! Тк к чему воевть? Бреймену не нужны богтств Селонри и нши земли. Может, зхвт земель и в трдициях Воллендн, но вм пор уже понять, что Селонри не жлкий поселок, через который вы пройдете скорым мршем, кк когд-то проходили через северные город. Если желете рсширить свои влдения — сомнительня необходимость, — тогд двигйтесь н восток. От грниц Бреймен до склонов Великих Оклидд тянется лесной мссив. Селонри не зинтересовн в зхвте земель Бреймен. Инче моя рмия очутилсь бы сегодня ночью у вших ворот. Логично ли продолжть войну?

— Говорят, войне не свойственн логик, — возрзил Терес. — Н крте честь моего нрод. Хотя сомневюсь, что ты рзбирешься в вопросх чести. К тому же врждебность Селонри к Бреймену убедительно докзн. Нм известно о твоем стремлении объединить свой рзлгющийся двор звоевнием Бреймен. Инче к чему было столь тщтельно плнировть убийство двух нших советников, прежде чем мы здумли вторгнуться в Селонри в целях смозщиты?

— Вы собирлись с силми несколько месяцев! И клянусь тебе, Селонри не змышлял и не знл об этих тк нзывемых убийствх!

«Однко нши шпионы говорят иное», — подумл он и улыбнулсь тому, что могл кое-что противопоствить его нстойчивым ргументм.

— Что ж, теперь я зню, чего стоит твое слово, — высокомерно процедил он.

Дрибек нхмурился:

— У тебя хвтит времени подумть об этом. Я предложил тебе честную игру, хотя врождення подозрительность внушет тебе сомнения. Что ксется твоей судьбы, то знй: я нмерен вернуть тебя и остльных пленных Бреймену в кчестве жест доброй воли и предложения мирного договор.

— Это всего лишь ознчет, что ты здумывешь новые козни.

Дрибек легко поднялся н ноги.

— Не собирюсь спорить всю ночь, поскольку твой рзум глух. Но все же подумй об этом. Утро вечер мудренее. О тебе позботятся служнки.

Дрибек оглянулся н дверь.

— У тебя и впрямь любопытное лицо, когд оно отмыто нстолько, что его можно рзглядеть, — зключил он.

Терес чертыхнулсь ему в спину. Служнки тихонько вернулись в комнту. Обычня мужскя тктик. Обезоружить женщину лестью, чтобы он поверил чему угодно. Может, некоторые женщины поверят, но следующего мужчину, который нзовет ее лицо «любопытным», постигнет ужсня смерть.

XIII. КЛЫКИ ВОЛЧИЦЫ

После уход Дрибек Терес ндоело мерить шгми комнту. Отбросив полог, он вытянулсь поперек огромной постели, погрузив кблуки спог в меховое покрывло и выгибя спину н груде подушек. Несмотря н мучительный упдок сил после кошмрных испытний последних дней, ее нервы были чересчур нпряжены, положение сомнительно, чтобы он смогл успокоиться. Вдобвок ночь безумного прздновния могл предоствить прекрсный шнс для побег.

Девушк стиснул колени и обнял их лдонями, приподнимя спину нд подушкми. Одн из двух служнок улеглсь н кушетку, другя, выпрямившись, сидел в кресле — зступил н первую сторожевую вхту, подметил Терес. Он обожл подшучивть нд своими служнкми.

Терес немигющим взором уствилсь в глз бодрствующей девушке. Т ответил ей любопытствующим взглядом, но вскоре обеспокоенно опустил глз. Терес продолжл следить з ней. Девушк смущенно пробежл пльцми по своей одежде, зтем осмотрел комнту, пытясь чем-то знять мысли. Кждые несколько минут он поднимл глз змечл н себе пристльный взор Терес и нервно отводил взгляд. Нконец служнк стиснул зубы и смело уствилсь н Терес, пытясь прекртить игру. В ответ Терес вытянул губы в немом поцелуе, после чего девушк вспыхнул и беспомощно посмотрел н компньонку, мирно спвшую н кушетке.

— Подойди и приляг ко мне, тебе будет уютно, — прошептл Терес. — К чему проводить ночь, подобно чсовому н посту?

Покрсневшя девушк что-то рздосдовнно пробормотл и энергично поднялсь, чтобы поискть в комнте нечто, способное отвлечь ее от пленницы. Терес озорно улыбнулсь и принялсь вполголос нпевть любимую в войскх скбрезную бллду, свободно меняя стишки по своему усмотрению.

В коридоре зспорили мужские голос, кто-то ссыллся н полученный прикз. Другой голос пояснил, что чсовым пор смениться, тогд они успеют принять учстие в прздничной пирушке. С любопытством прислушивющяся к приглушенным голосм Терес решил, что ее охрн только что сменилсь. Нсколько он помнил, дверь охрняли только дв солдт, но новя пр чсовых сводил ее шнсы проскользнуть мимо к нулю.

Приблизились осторожные шги, и голос збормотли у смой двери. Охвчення тревогой Терес, оствив в покое служнку, поднялсь н ноги. Дверь зскрипел и вдруг рспхнулсь. Девушк зтил дыхние.

В комнту торопливо вошли трое мужчин. Пр суровых н вид немников и Ристокон, с кривой зловещей улыбкой, под стть свернутой кольцми плети н его плече.

Его подручные покзли ножи.

— Ни звук! — прошипел он испугнным служнкм. — Вздумете зкричть — и мои люди вырежут улыбку н вших глоткх! — Он обртил горящий взор к Терес.

Его подручные связли и зткнули рты смертельно испугнным девушкм, зтем втолкнули их в клдовку и неохотно покинули комнту.

Ристокон демонстртивно поместил свои меч и кинжл у дверного проем, подльше от пленницы. Рзворчивя н ходу плеть, он упруго зшгл к ней через комнту.

— Я говорил тебе, что собирюсь узнть, что з урод прячется под шкурой волчонк, — ухмыльнулся воин. — Мне известно, что под плетью рычние любой хищницы переходит в жлкий скулеж…

— Может, тебе внчле нужно было прикзть своим солдтм связть меня? — фыркнул Терес. — Ты не опрвдывешь свою репутцию, рискуя дргоценным здоровьем!

Кончик плети лениво зскользил к ее спогм.

— Увидишь, что моя плеть рнит не менее твоего язык, — невозмутимо пригрозил Ристокон. — Вскоре ты будешь стенть и пресмыкться передо мной, кк ндлежит послушной собчонке перед хозяином.

— Дрибек сурово нкжет вссл, посмевшего зпятнть честь своего лорд! — с ндеждой промолвил он. Борясь с охвтившей ее пникой, девушк отступил нзд, к ложу.

— Что сможет сделть Дрибек? — издевтельски рссмеялся Ристокон. — Мои люди зменили его стржу. Мой блгородный лорд и его безмозглый кузен отпрвились в ночь, чтобы выпить с солдтней, рссчитывя звоевть их любовь. Оствшиеся здесь погрязли в пьянстве и рзврте. Всем нплевть н тебя, твои вопли зтеряются среди бесчинств ночного пир. Если звтр Дрибек обнружит, что его дргоцення добыч уже не столь спесив, неужто он обидится н своего достойнейшего кпитн? Этот фрнт достточно хитер, чтобы понять, нсколько ему нужн моя конниц в этой войне! Думешь, переживния о судьбе пленницы зствят его поссориться со своим сильнейшим союзником? Он зсмеется и збудет об этом!

Ристокон приблизился к ней с потемневшим от гнев лицом.

— Ты знешь, что этот слбк нмерен помириться с твоим отцом, хотя пообещл мне внчле губернторство Бреймен з мою помощь в войне? Что ж, меня вышвырнули из этого город, кк собку, но я вернусь звоевтелем! Волк и его прихвостни будут ползть передо мной н брюхе, виляя хвостми!

Плеть взметнулсь и обвилсь вокруг тлии девушки. Он не рссекл обшитую железными плстинми кожу куртки, но от удр у Терес перехвтило дыхние. Ристокон со смехом дернул плеть к себе, зкружив девушку волчком.

— Не угодно тебе сбросить кожную одежду воин, волчиц? Или предпочитешь, чтобы я содрл ее с тебя кк кожуру?

Плеть снов мелькнул в воздухе. Терес зкрыл лицо рукми и отступил вплотную к ложу. Ярость поборол стрх, мысли вихрем зкружились у нее в голове. Ристокон шгнул ближе и снов взмхнул плетью. Терес нконец уступил, и он еще шире рстянул губы в улыбке. Зтем прижл девушку к груди, не выпускя из пльцев рукоятку плети. Он ощутил биение его сердц и дыхние н своих волосх.

— Неужели твоя битв уже проигрн?

Он обхвтил лдонями его спину. Годы ничуть не испортили его фигуру.

— Обычно господин не прибегет к ткого род оружию, чтобы сбросить с дмы одежду, — пробормотл он, не смея взглянуть ему в лицо.

— Откуд ткя прыть? — прохрипел он и впился в ее губы, польщенный ее быстрой кпитуляцией. Он зкрыл глз и, поколебвшись, ответил н его грубый поцелуй.

— Волчиц спрятл когти, скорее всего змышляет новые фокусы! Ты боишься моей плети, едв успев попробовть ее?

— Ни один мужчин еще не покорил меня, — прошептл Терес. — Поищи зстежку н спине. — Он плотнее прижлсь к нему, испытывя головокружение от нсыщенного вином дыхния Ристокон. Н его ухмыляющейся физиономии появилсь смодовольня гримс.

— Быть может, под этими железными острыми сосцми прячется женщин, — хрипло пробормотл он, неуклюже ншривя крючки ее куртки. — Мы скоро узнем об этом. Пострйся услужить мне, и тогд нутро твои ребр не зсияют сквозь спину.

Послушно подняв руки, он позволил стянуть с себя кожную куртку через голову. Под ней н девушке был только тонкя рубх, липнущя к покрытому холодным потом телу.

— По крйней мере ты не мльчишк, — сипло зметил Ристокон. Он провел тонкими пльцми по ее упругим грудям, пытясь нкрыть их лдонями, но он обхвтил его шею крепким объятием. Плеть упл прямо н сброшенную н пол куртку. Ристокон грубо дернул ее рубху вверх и просунул под нее руки. Он вздохнул ему в ухо, ощущя бьющийся у него н шее пульс.

Он уствился н нее пристльным взглядом, и он рспустил шнуры н его рубхе.

— Отойди подльше! — прикзл он, и девушк покорно повиновлсь. — Он быстро скинул свою рубху через голову, нстороженно следя з тем, чтобы Терес не воспользовлсь кртким мгновением его беззщитности.

Прислонясь к столбику лож, Терес сбросил с себя споги.

— Неужели я оскорбляю твои взор? — шепнул он. Ристокон нетерпеливо мхнул рукой. Его пльцы впились в пряжку ее штнов. Следя з его лицом сквозь полуприкрытые веки, он стянул со стройных бедер кожные штны и шгнул вперед, оствляя их н полу.

Почти обнження Терес тнцующей походкой пересекл комнту. Глз Ристокон жгли ее, кк угли, но он продолжл улыбться. Он попытлся обнять ее, он рссмеялсь и потянулсь к его поясу. Пльцы девушки легко коснулись его плоского живот и рсстегнули пряжку. Неожиднным рывком он стянул его штны до колен и, тяжело дыш, осведомилсь, собирется ли он снять споги.

Ристокон нетерпеливо возился со своей одеждой, бормоч девушке, чтобы он немедленно отошл подльше. Но Терес отступил лишь н полшг и, просунув пльцы под крй коротких пнтлон, нчл сктывть тонкую ткнь с бедер. Ристокон ждно уствился н обнжившуюся полоску ее живот, зтем неуклюже нгнулся и принялся торопливо стягивть с себя упрямо цепляющиеся з споги штны.

Не смея думть о последствиях, Терес сильно удрил коленом в его неосторожно приблизившееся лицо, выбив зубы.

С придушенным воплем — слишком испугнным, чтобы вырзить боль и ярость, Ристокон откинулся нзд, путясь ногми в одежде, и тяжело упл н спину, удрившись головой о пол. Не успел он очнуться от оглушительного удр, кк Терес прыгнул н него.

Он подхвтил плеть, потому что не было времени добрться до его меч. Терес вонзил колени ему в грудь, и сквозь его рзбитые губы хлынул ля кровь; зтем девушк обернул плеть вокруг его горл, чтобы зглушить яростные вопли.

Он отчянно дерглся, пытясь сбросить с себя противницу, но ее гибкя фигур тил в себе упругую силу, девушк был знком со всеми уловкми рукопшного боя. Он мрчно продолжл душить его, и ее хвтку усиливли стыд и ярость.

Кож впилсь в его горло, Терес безжлостно скручивл удвку. Колени девушки прижимли плечи Ристокон, но его ноги бешено дерглись, тк и не освободившись от одежды. Вскоре брвый кпитн зтих.

Терес нконец ослбил хвтку, ее руки дрогнули. Всмотревшись в лиловое лицо Ристокон, он почувствовл дрожь отврщения. Когд девушк поднялсь н ноги, ей покзлось, будто комнт кчнулсь, но рзум ее действовл холодно и четко.

Их свтк протекл в молчнии, если ккие-то звуки и донеслись до коридор, то стрж Ристокон могл предположить, что хозяин рзвлекется. Не помешет н всякий случй зкрыть дверь н зсов…

Но что дльше? Дрибек может отрегировть н смерть своего кпитн кк угодно. В лучшем случе он остнется его пленницей. Упв н постель, девушк привычно прикусил костяшки пльцев и принялсь обдумывть ситуцию. Поступок Ристокон полностью изменил ее положение. Лжестрж ожидл з дверью, оружие Ристокон лежло перед ней, ее охрнницы связны и беспомощны. В эту ночь весь город обезумел, и, судя по словм Ристокон, крепость отдн в руки пьяных гуляк. У нее не будет другого ткого случя, если только он сможет пройти мимо подручных Ристокон и остться в живых.

Риск велик, но ей ндоело быть военной добычей Дрибек. Не помешет изменить внешность.

Он быстро вошл в клдовку, где лежли вещи Пентри, и внимтельно осмотрел их. Если Селонри видел Терес в мужской одежде, то он может сменить свой костюм. К сожлению, Пентри не держл здесь плтьев, Терес не посмел освободить одну из служнок, чтобы позимствовть у нее одежду. В любую секунду кто-нибудь может что-то зподозрить и зглянуть в комнту.

Он проворно смыл пот и грязь с тел с помощью губки, осмтривя вспухшие крсные рубцы от плети, полузжившие црпины и синяки, полученные в сржении. Впрочем, сегодня ночью никто их не зметит. Девушк ндел короткую блузу и нбедренный пояс, свободно облегющие ее стройную фигуру, — причудливые вещицы из серебряной проволоки и огненно-крсного шелк, в которых ощутил себя портовой тнцовщицей. Нкидк из зеленого шелк, оторочення мехом, окзлсь единственной одеждой для улицы, оствленной Пентри. Терес нбросил ее н плечи и, нхмурясь, взглянул н себя в зеркло. Во всяком случе, не похож н воин.

Волосы внушли ей нибольшие опсения, но с этим ничего не поделешь. По крйней мере он успел зметить среди темноволосых женщин Селонри нескольких блондинок. Торопливо рсплетя тяжелую косу, девушк рсчесл длинные локоны и стянул их укршенной дргоценными кмнями повязкой, выпустив густую прядь н рссеченную шрмом щеку. Теперь не многие узнют ее в лицо, если только не обртят внимние н сломнный нос. Пор чуть подкрсить губы… и змысел может срботть.

Скоро он это узнет. Вытерев лдони, Терес взял меч Ристокон и спрятл его под нкидкой. Зтем невозмутимо приоткрыл дверь.

— Хочешь повеселиться — присоединяйся к нм, — приглсил он зступившего ей дорогу солдт.

Он стоял в тени, пряч клинок з спиной. Нкидк рспхнулсь донизу, и приглшение покзлось змнчивым. Появление соблзнительной девицы зстло стржник врсплох, и он отрегировл мшинльно, не подозревя об опсности. Н губх у него мелькнул улыбк, он шгнул через порог в комнту, протягивя к девушке руки.

Не двя ему здумться ни н секунду, Терес сделл выпд. Острие пронзило ему сердце, и чсовой с хриплым стоном упл в комнту.

Стржников было двое. Второй стоял сбоку от полуоткрытой двери. Он появился в проеме в тот миг, когд Терес выдернул клинок, позволяя телу его нпрник рухнуть н пол.

— Что з чертовщин! — вырвлось у солдт при виде двух трупов и мстительной сирены. Меч в руке ошеломленного стрж медленно поднялся, горло дернулось, готовое исторгнуть зов о помощи. Клинок Терес яростно удрил. Голов чсового едв не слетел с плеч, и он повлился через порог.

Перешгнув через тел, Терес осторожно вышл в коридор, избежв тким обрзом нпдения третьего чсового. Немник подстерегл в конце коридор Дрибек, чтобы под вымышленным предлогом помешть ему войти к Терес. Их мечи скрестились со звоном, способным всполошить всю крепость.

Терес отчянно отбил выпд солдт и нпрвил лезвие ему в лицо. Он уклонился и рстерянно отступил. Едв он открыл рот, чтобы позвть н помощь, кк он прорычл ему в лицо:

— Посмей только поднять тревогу, и Дрибек «нгрдит» тебя з учстие в зговоре! Тебе известен прикз господин — Дрибек повесит тебя, узнв о предтельстве Ристокон!

— Ндеюсь, он ничего не узнет! — проворчл немник. — Ты только что подписл себе смертный приговор, стерв! Я спрвлюсь с женщиной без всякой помощи! — Он бросился вперед.

Нкидк мешл Терес, девушк еле успел уклониться от его выпд. Непривычня одежд огрничивл движения. К тому же в любую минуту кто-нибудь мог услышть звон стли. Он очертя голову бросилсь в нпдение, вынудив стржник отступить н несколько шгов. Его клинок погрузился в склдки шелк в поискх ее обнженной плоти.

Вдруг немник поштнулся и мучительно выгнул спину. Терес мшинльно пронзил его, хотя стрж уже умирл от впившегося в спину кинжл. Он рухнул ничком, и Терес изумленно уствилсь н торчвшую из его спины рукоять.

— Прекрсно, — зметил Кейн, шгя к ней босиком. — Я просто в восторге. Что еще ты нделл?

Он грубо ухвтил труп стржник и потщил его в покои Дрибек. При виде мертвых тел Кейн удивленно поднял брови:

— Проклятие! Я вижу, ты успел слвно повеселиться! Постремся скрыть следы. Я вытру кровь в коридоре, ты плесни н пятно немного вин, и, быть может, никто не стнет приглядывться. Сможешь рздобыть вин?

— Откуд ты появился? — осведомилсь Терес, принеся вино.

— Моя комнт нходится в этом крыле — тебе повезло, что сейчс здесь никого нет! Я хотел улучить минуту и посмотреть, кк ты устроилсь… Ристокон покинул пиршественный зл подозрительно спокойный. Это обеспокоило меня, и я решил поискть тебя, вскоре почуял кровь и увидел, кк ты бьешься в коридоре с немником. Продолжть поединок не имело смысл, поэтому мой нож ншел его спину. Оствь нм по глотку, лдно? А теперь живо в мою комнту! Нс не должны здесь видеть.

— А где Пентри? — смущенно спросил Терес, зметив лиловые црпины н обнженной спине Кейн. Он несл сверток со своей одеждой и оружием Ристокон обеими рукми.

— Входи. Тебе известны все новости, Терес. Пентри спит н моей кровти с улыбкой н ждных устх. Я подсыпл ей в вино снотворное, и он еще несколько чсов будет нслждться сном. Пентри решит, что ее одолело вино и нзвтр будет болтть со всей горячностью своего тщеслвия о том, кк прекрсно мы с ней провели ночь. Кстти, твой нряд впечтляет. Теперь рсскжи, что з чертовщин с тобой приключилсь.

Терес кртко описл ему события этого вечер.

— Кейн, ты должен помочь мне бежть! — зкончил он. — Дрибек ушел н всю ночь, но кого-то нверняк зинтересует, почему его спльня не охрняется. Они зглянут внутрь, и Дрибек перевернет змок вверх дном рди того, чтобы нйти меня!

— Пожлуй, я смогу вывести тебя отсюд, — здумчиво протянул Кейн. — Время поджимет, но отступть поздно, д и дисциплин в эту ночь, кк ты зметил, хромет н обе ноги. Тебе нверняк угрожет опсность, пок не пересечешь грницу Бреймен.

— А кк же слов Дрибек о мире?

— Очередня хитрость. Его потери у реки больше, нежели он признет. Он понимет, что Млхион сможет возродить свою рмию быстрее, чем это сделет Селонри… и что следующий поход Волк н юг будет сплнировн более тщтельно. Поэтому он хочет выгдть время и усилить войско под предлогом перемирия. Усыпив бдительность Бреймен, он нпдет н вш город без предупреждения, укрепив свое положение этим удром возмездия и одривя трофеями своих всслов.

— Я уже рзгдл его змысел, — с горечью признлсь Терес. — Для побег из город мне пондобится хорошя лошдь. Но ты тоже окжешься в опсности! Ты побежишь со мной?

Кейн покчл головой:

— Если я буду осторожен, меня здесь никто не зподозрит. В сржении я спс Дрибеку жизнь и хрбро бился рди победы, поэтому он мне верит. Передй Млхиону, что я остнусь с Дрибеком и буду доносить обо всем. Полгю, Щедрость Волк превосходит щедрость его вргов. Кстти, верхом ты нверняк столкнешься с птрулями Селонри — Дрибек не оствил грницу без присмотр, не збывй об этом. Узнв о твоем побеге, он обязтельно усилит охрну вдоль всей грницы. Мне сдется, есть менее опсный путь. Тебе хорошо знком геогрфия Южных Земель?

— Знком, нсколько это необходимо военчльнику! — Вопрос здел Терес.

— Змечтельно. Тебе известно, что рек Нолтобен протекет через Селонри в зпдном нпрвлении и вливется в Мейсвен, в двдцти милях вверх по течению в Мейсвен впдет Клстен. Клстен полноводен от дождей, но не слитком опсен для плвния. Если мы укрдем для тебя мленькую лодку, быстрое течение к рссвету унесет тебя длеко от стен Селонри. Ты просто поплывешь по течению, единственное ответвление — тм, где южный рукв Нолтобен впдет в Крнор-Рилл, но это лишь грязный ручей, поэтому ты его не спутешь. Очутившись в Мейсвене, плыви до того мест, где в него впдет Клстен, и тогд узнешь, что покинул земли Селонри. Оствь лодку н берегу и нйди поселение, где сможешь рздобыть себе лошдь, н которой отпрвишься вдоль Клстен в Бреймен.

— Звучит змнчиво. Но кк я выберусь из змк?

Кейн здумчиво посмотрел н девушку:

— Положись н выбрнный тобою мскрдный костюм. В этих шелкх ты вовсе не похож н рзбойницу Терес. Я понесу тебя, только спрячь под моим плщом свои белокурые волосы. Если кто-то остновит нс, я поясню, что ты — Пентри и я решил вынести тебя н свежий воздух. Сегодня у всех зтумнены мозги, полуодетые девушки вообще предствляют собой слишком зурядное зрелище. Вдобвок снружи льет дождь, мы и без того потеряли много времени.

Сунув ноги в споги, Кейн нбросил н нгие плечи плщ и прицепил к поясу меч. Взяв у него несколько монет и окорок, Терес уложил их в сверток со своей одеждой и оружием. Кейн добвил фляжку вин и критически осмотрел узел.

— Твои споги тоже здесь? — скривился он. — Пострйся держть их под моим плщом, потому что мне трудно будет объяснить, откуд они здесь взялись.

Он легко поднял девушку, укутв мтерией ее плечи и голову, но оствляя обнженные ноги н виду, двя понять, что его нош приндлежит исключительно ему одному. Прижвшись лицом к плечу Кейн под плщом, Терес для устойчивости ухвтилсь з кожные ножны. Вскоре он почувствовл, кк Кейн открыл дверь и уверенно зшгл по проходу.

Хитрости ткого род терзли нпряженные нервы Терес, привыкшей действовть нпрямую, поэтому ей пришлось призвть н помощь всю свою выдержку. Он рсслбленно лежл в объятиях Кейн, не видя происходящего вокруг, ее вообржение дрзнили доносящиеся из темноты отдленные звуки. Прикзв себе успокоиться, он покрепче прижл к себе сверток с оружием. Если н них нпдут, он и Кейн смогут убить сотню пьяных дурней, прежде чем пдут сми.

Необычня сил этого воин внушл доверие, и девушку почему-то охвтило чувство покоя оттого, что под щекой у нее мускулистя рук.

Кейн нес ее легко, хотя н рукх у него было отнюдь не хрупкое создние. В его походке был неторопливя уверенность, и Терес поклялсь себе не уступть ему в выдержке.

Крепость Дрибек превосходил величиной змок ее отц, переходы кзлись бесконечными. Иногд темнот оживл бормочущими голосми, и Кейн что-то коротко бурчл в ответ. Кзлось, никто не пытлся остновить их и не обрщл н них внимния. Д и с чего бы препятствовть столь влиятельному человеку, знятому, кк видно, чстным делом? Невзиря н логику умозключений, ее эмоции рисовли яркую кртину беды. Что если ккой-то пьяной компнии вздумется…

Ветер пошевелил склдки крсновтой мтерии влжным, холодным дыхнием. Нерзборчивый вопрос где-то рядом, рокочущий голос Кейн у ее щеки, его «пьяня», зплетющя речь: «Эти блгородные девицы нстолько слбы, что пдют в обморок н нстоящей пирушке. Холодный дождь быстро приведет ее в чувство — инче мне придется поискть подружку побойчее в ближйшей тверне». Понимющие усмешки, сочувственные восклицния и непристойные советы, в ответ н которые Кейн, чертыхнувшись, двинулся дльше.

Дождь лил н ее нгие ноги, шуршл и приглушл иные звуки, одновременно скрывя з своей пеленой окружющее. Нконец Терес рзжл стиснутые зубы, н нее волной нктило чувство облегчения. Они вырвлись из крепости.

Пройдя еще немного, Кейн поствил ее н землю. Оглядевшись, девушк обнружил, что они нходятся в переулке. Ночь был тумнной, моросил унылый дождь. В мутной пелене, спотыкясь, сновли люди.

— Идем отсюд, — пробормотл Кейн. — Тебя не нзовешь легкой кк перышко; теперь я понимю, почему Ристокон проигрл поединок.

Терес промолчл, не зня, считть это комплиментом или укором. Вместо этого он спросил:

— Что теперь?

— Идем к реке, где постремся нйти лодку. Ну-к полезй сюд. — Он привлек ее к себе, укрывя плщом. — Никто не обртит внимния н прогуливющуюся прочку, пытющуюся остться сухой.

Ей было удобно — Терес ростом был почти с Кейн. Обняв девушку првой рукой, он притянул ее к своей широкой груди и нкрыл плщом их головы. Держ свой узел перед собой, он ухитрялсь не здевть спутник н ходу ножнми.

Мощеня улиц изобиловл широкими лужми, босые ноги девушки обдвло холодными брызгми, но они упрямо брели в ночь. Кейн стрлся держться в тени, хотя шипящие уличные фонри и пдющий н улицу из окон и дверных проемов желтовтый свет почти не рссеивли темноту. Кк и предполгл Кейн, они не интересовли случйных прохожих. Беглецы крдучись пробирлись по прздничному городу, остновившись лишь рз, чтобы сорвть плщ с бесчувственного пьяного.

Берег реки был пустынным, сюд не доносился шум из тверн. Речные ворот были рспхнуты, пьяные чсовые укрылись в своих кзрмх. Случйные исктели приключений проходили в ворот незмеченными в поискх рзвлечений в Селонри либо в усеивющих побережье и окрины город подозрительных притонх.

— Эт может сгодиться, — зметил Кейн, укзывя н перевернутую лодку, вытянутую н берег. — Вдобвок не нужно откчивть воду.

Лодк был около восемндцти футов в длину, с приподнятым носом и широкой кормой — неприметня посудин, к тому же ветхя. Свежие борозды н глине покзывли, что ею постоянно пользовлись, знчит, он был н плву. Стрые весл лежли под корпусом, цепь прикреплял нос лодки к дереву. Поблизости виднелось жилище, но его хозяев нходились в ккой-то тверне: в окнх не было свет.

Кейн знялся змком, ловко пользуясь в кчестве отмычки извлеченной из-з голенищ полоской метлл. Через несколько минут цепь рзомкнулсь. Перевернув лодку, он легко приподнял корму и предложил Терес поднять нос, чтобы тот не волочился по кмням. Терес нпряглсь и приподнял нос из глины, после чего Кейн подтщил судно к кромке воды. «Спуск н воду» прошел в молчнии.

— Порядок, ты знешь свой курс. Глвное, не зцепись в темноте з корягу, — предупредил он девушку. — Придерживйся течения и достигнешь мест впдения в Мейсвен Клстен примерно к полудню. Воспользуйся веслми, если выдержт плечи, лучше удерживй курс румпелем. Через несколько чсов рссвет, поэтому ты увидишь течение.

Бормоч слов признтельности, Терес бросил в лодку свой узел и шгнул в нее через нос. Кейн подл ей укрденный плщ.

— Это согреет тебя. Отдй мне твою нкидку. Люди видели меня с девушкой н рукх, они увидят меня возврщющимся с той же ношей. Я подберу ккую-нибудь девицу в тверне и унесу ее с собой — он ничего не поймет, очнувшись нутро в змке Дрибек.

Отдв ему нкидку, Терес укрылсь плщом и уселсь возле румпеля.

— Ты очень рискуешь, Кейн, — остерегл он. — Возможно, они уже ншли тело Ристокон… И опоенную снотворным Пентри в твоей комнте. Ты можешь вернуться прямо в ловушку.

— Я подумл об этом, — подтвердил Кейн. — Что ж, игр стоит того, чтобы рискнуть. Желю удчи.

— Удчи и тебе, — отозвлсь он и озбоченно улыбнулсь. — Кейн, спсибо тебе з помощь.

Он пожл плечми и что-то пробормотл, зтем столкнул лодку. Он успел увидеть, кк он провожл ее взглядом, потом темнот поглотил обоих.

XIV. ПОБЕГ В КОШМАР

Дождь был холодный, но речной тумн еще холоднее. Терес съежилсь под промокшим плщом, пытясь согреться. Под ним н девушке был только короткя блузк и нбедренный пояс, ее тело холодили укршения. Терес подумл о своем свертке с одеждой, но он сунул его под нвес н носу лодки, чтобы сохрнить сухим. По крйней мере ей трудно промокнуть больше, если лодк перевернется, ей будет легче плыть.

Рек несл девушку в ночь. В темноте невозможно было определить скорость, но он кзлсь довольно знчительной. Мимо проносились бревн и мусор, подхвченный Нолтобеном с берегов. Пончлу сердце Терес змирло кждый рз при столкновении лодки с плвучими обломкми, но вскоре он перестл обрщть внимния н этих «попутчиков». Иногд он приближлсь к берегу нстолько, что рзличл его черную тень, и тогд быстро возврщл лодку н середину реки. Ей уже грозили несколько тянущихся ветвей, но их было мло, поскольку рек поднялсь н несколько футов и быстрое течение несло суденышко мимо подобных препятствий.

Дождь продолжл моросить и с приближением рссвет, когд в небе появились серые просветы. Береговя линия превртилсь в темную стену, кк во сне скользящую мимо ее лодки, тумн сгустился и побелел. Пок что упрвлять лодкой было невозможно; кзлось, рек охотно несл девушку н родную землю без млейших усилий с ее стороны. Дже дождь был не столь силен, чтобы нужно было вычерпывть воду.

Терес устло легл н корме. Мокрые волосы служили вытянувшейся девушке влжной подушкой. Шорох дождя и бормотние реки успокивли, зворживли. Когд он спл последний рз? Целую вечность тому нзд. Испытния последних дней истощили ее. Кк приятно лежть сейчс в лодке недине с рекой, дождем и приближющимся рссветом.

Терес уснул.

Рек грез подхвтил ее своим течением. Волнующие сцены сржения, устремленные н нее блестящие клинки. Он дрлсь отчянно, но двиглсь медленно и неуклюже. Он рссекл нпдющих, но их тел оствлись невредимыми, и они продолжли колоть ее мечми, пронзя кожу. Терес ощущл боль, стонл и метлсь, леж в лодке, но не могл проснуться окончтельно.

Перед ее мысленным взором скользили лиц — обломки, влекомые течением. Некоторые были знкомы ей по именм, другие промелькнули перед ней в рзгр битвы. Млхион — вечно дрзнящий и со смехом подбдривющий. Ристокон — отвртительно посиневшее лицо, похотливя кривя улыбк. Его плеть оствил шрм н ее щеке, его руки стискивли ее, црпли, превртились в ползущих по ее телу пуков. Дрибек, гордый и высокомерный, всегд выжидющий минуту, когд можно ннести решющий удр. Его слов убедительны, сердце почернело от лжи. Кейн — его лицо скрыто под мской. Згдочный, появляющийся в миг нибольшей опсности, словно дух из легенды. Его поступки всегд легко объяснимы… Но что з цели и тйные помыслы скрывет он?

Перед ней будто няву зсиял необычйно огромный, ослепительно сверкющий и тящий в себе немыслимое зло кмень. Он сиял, освещя одержимое жждой убийств лицо Кейн. Этот кошмр внушил ей безумный стрх. Дргоценный кмень был огромен и горяч, кк солнце. Кейн исчез в его глубинх, порочный блеск кмня поглотил и ее, вонзясь в мозг и впивясь в душу, подобно жждущему крови вмпиру. В зловещем сиянии мелькли и другие видения, корчщиеся фигуры, не похожие н людей, — рбы дьявольского кмня, души которых питются его огнем. Кмень был живым, мыслящим! Его сил рсползлсь повсюду, окутывя землю своим пульсирующим плменем. Вот он зметил ее, пожелл ее и протянул к ней сияющие щупльц. Своим прикосновением они исследовли ее мозг.

Терес вскрикнул и вскочил н ноги, едв не опрокинув лодку. Испугння и дрожщя, девушк прислонилсь спиной к корме и попытлсь собрться с мыслями, испытывя мучительную боль в нпрягшихся мышцх. Свет. Солнце сияло высоко в небе. Дождь прекртился, но пелен тумн остлсь.

Терес ошеломленно огляделсь. Лодк уже не скользил по течению, речной берег не вздымлся н фоне неб. Увы, ее суденышко вяло дрейфовло по тепловтому болоту, окруженное со всех сторон грязными, в пятнх тины, водми и полуздушенными плющом деревьями.

Предупреждение Кейн! Эт темнот и ее сон! Когд рек Нолтобен поднялсь от нводнения, ее нсыщенный глиной мутный южный рукв ожил, и, пок Терес спл, течение унесло лодку в болото.

Он очутилсь в Крнор-Рилл!

Девушк припомнил легенды об этой ядовитой ловушке, о мерзких существх, ползющих по ее лбиринтм, предтельских трясинх, рзвлинх город и ужсных риллити, творящих кошмрные обряды нд поймнными в непроходимом болоте людьми. Он вздрогнул; дже лучи утреннего солнц кзлись в этом тумне безрдостными.

«Не смей пниковть», — прикзл он себе, все еще потрясення ужсным сном. Терес стряхнул с плеч плщ, стянул волосы узлом и обнружил н лице кровь от хлесткого удр низко стелющейся нд водой ветки. Мудрейший Оммем, кк длеко вошл лодк в Крнор-Рилл?

Похоже, весьм длеко. Слбое течение покчивло лодку. Оглядывясь, Терес видел лишь лбиринт рсходящихся во все стороны «ручьев»… Но куд они ведут? Кругом стояли в воде киприсы и виднелись зросли плтнов, унизнные у корней гирляндми зеленовтой пены. Течение могло принести ее сюд любым из бесчисленных «ручьев» лбиринт.

Терес решительно погрузил весл в усеянную пятнми тины воду. Пок он гребет против течения, лодк нпрвляется из болот. К несчстью, течение здесь нстолько ослбело, что его нпрвление остлось для нее згдкой.

Беспокойный сон почти не рссеял устлость девушки. Спин и плечи Терес здеревенели от ноющей боли. Лодк был тяжел для непривычного к веслм человек, но подстерегющя опсность зствлял ее устлое тело грести, не думя об отдыхе.

Одн водяня «дорожк» окзлсь тупиком, и Терес, чертыхясь, повернул нзд. Мокрые лдони покрылись волдырями; он обмотл дерево полоскми шелк, и это немного помогло.

Вскоре лодк нткнулсь н невидимую прегрду и содрогнулсь. Терес испугнно всмотрелсь и с облегчением обнружил, что днище не пробито ни единой корягой. Но ведь лодк н чем-то «повисл» — почему?

Выдержк изменил Терес, и он вскрикнул, когд з борт лодки ухвтились перепончтые руки. Риллити поднялись из мутных глубин болот, подобно вызвнным колдовством демонм. Сколько их? Десять, пятндцть… не все ли рвно? Они плвли вокруг лодки, оствляя з собой пенистые следы, выбирлись из-з переплетений киприсовых корней и влжных зрослей, окймлявших глинистые проглины.

Лодк сильно кчнулсь. Терес бросил весл и прыгнул з своим мечом, лежвшим под носовой бнкой. Неожиднный боковой толчок едв не опрокинул лодку, швырнув девушку н дно. Едв он поднялсь н колени, кк очередной толчок чуть не выбросил ее з борт.

Нд бортом взметнулсь перепончтя рук и схвтил Терес з предплечье. Девушк пронзительно вскрикнул от отврщения, зколотил по руке кулком и впилсь зубми в дурно пхнущую чешуйчтую шкуру. Рук лишь усилил хвтку, црпя ей кожу грубыми когтями. Лодк тяжело нкренилсь и перевернулсь бы, но ее крепко держли перепончтые руки. Риллити перелез через борт и плюхнулся в лодку, уствясь н девушку отвртительными выпученными глзми.

Обезумевшя Терес пытлсь рзжть удерживющие ее когтистые пльцы, чуть не вывихнув себе плечо в попытке дотянуться до меч. Он ждл ее в кких-то четырех дюймх от тянущихся пльцев. Но нбросилсь другя рептилия. Терес свирепо удрил босой ногой. Он дрлсь кк животное, но кулки были бессильны против бронировнной шкуры. Очередной риллити влез в лодку и стиснул ей руки. Только хвтк окруживших лодку рептилий удерживл ее н плву.

Уств от возни, риллити угостил девушку оплеухой, едв не сломв ей челюсть. Удр оглушил Терес, он обмякл, во рту у нее появился привкус крови, весь мир вокруг взорвлся искрми нестерпимой боли. Чудовищ стянули ее зпястья и лодыжки кожными ремнями, зкрепив их грубыми, крепкими узлми, и, оствив обессиленную пленницу н дне лодки, снов выпрыгнули з борт.

Когд тумн в голове рссеялся, Терес почувствовл, что суденышко движется. Риллити тянули лодку з собой в дебри Крнор-Рилл.

Некоторое время Терес лежл вне себя от ужс. Голов у нее шл кругом, притупленное устлостью и стрхом вообржение рисовло смутные кртины неких ужсных событий. Рептилии не убили ее срзу, они лишь связли ее, словно ягненк. В пмяти ожили легенды о Крнор-Рилл. Отвртительные ритулы риллити, безымянный зловещий бог строго мир, которому они приносили жертвы безлунными ночми. Терес вспомнил мрчные слухи о нпдении рептилий н изолировнные погрничные поселения и о зверской жестокости, с которой они поступли позже с теми, кому не повезло быть убитыми срзу. Подтверждением тих кошмров были изуродовнные трупы, безумные вопли и хнычущий лепет тех, кто остлся в живых и встретил их зпоздлых спсителей. Терес со стрхом вспомнил, что лун убывл с кждой ночью, и рссудок едв не покинул ее при мысли о грозящей ей смерти.

Но волчице не подобет умирть, ползя н брюхе и обезумев от стрх. Стльня воля Терес содрогнулсь, но вынесл это ужсное испытние. Девушк подвил вопль. Он — воин, не придворня дм, и если печльня учсть неминуем, то Терес погибнет достойно.

Он поднял голову, зствляя себя смотреть н окружющее и прогоняя пугющие видения. Ее меч. Чудовищ не обртили внимния н сверток. Он по-прежнему лежл под носовой бнкой, этот узел с одеждой, провизией и ее мечом.

Терес лежл н корме, меч нходился в нескольких футх от нее. Быть может, ей удстся дотянуться до него, незметно вынуть из ножен и перерезть ремни. Он понимл, что не уйдет от риллити. Но с мечом в руке умереть легче. Он будет сржться, пок им не придется прикончить ее… Умереть блгородной смертью с окршенным кровью врг клинком.

Но внчле необходимо дотянуться до меч. Он осторожно приподнял голову. Ее тюремщики плыли по обе стороны, придерживя лодку з борт: это мешло им следить з движениями пленницы. Терес медленно подогнул ноги и вытянулсь. С бешено колотящимся сердцем он змерл, молясь, чтобы ее движения не вызвли подозрений.

Девушк ползком добрлсь до средней скмьи. Риллити нверняк ощущют перемещение вес и вскоре зглянут в лодку. Прижвшись к днищу, он протиснулсь под скмьей. Ей пришлось скользить всем телом по ветхим доскм со связнными з спиной рукми. Кмешки и выщербленные доски црпли ее тело, но охвчення мучительными опсениями девушк не змечл острой боли. Он выползл из-под скмьи. Полпути пройдено… Что случится, когд под ее весом нос лодки осядет глубже?

Терес дюйм з дюймом, с передышкми, приближлсь к цели. Он уже почти коснулсь меч… нступил опснейшя минут. Чтобы уберечь сверток от дождя, он сунул его длеко под носовую бнку, и ей придется попытться достть его, сидя спиной к корме. При этом ее голов поднимется нд бортом, и у нее не остнется ни млейшей ндежды проскользнуть незмеченной.

Но чем черт не шутит. Терес осторожно перевернулсь, вытянул босые ноги и коснулсь пльцми свертк. Еще дюйм. Теперь кожный узел у нее под ступнями. Несмотря н крепко стянутые лодыжки, он смогл подцепить большим пльцем опоясывющий узел ремень.

Терес попытлсь приподнять узел. Меч проскрежетл о корпус лодки, и он прикусил губу, опсясь появления нд бортом жбьей физиономии. Никого! Может, тври не зметили при ней меч? Он приподнял и снов опустил лодыжки, стрясь, чтобы меч не звякнул о доски. Ножны зстряли в стойкх корпус. Жгучий пот стекл ей н глз. Терес осторожно толкнул узел нзд под сиденье, поврщл лодыжкми, чтобы освободить ножны, и снов потянул их к себе. Ножны выскочили из-з стойки, узел скользнул следом.

Неожиднный плеск — нд водой покзлись плечи мфибий. Они проплывли нд отмелью. Н девушку уствились врждебные физиономии, меч был совсем неподлеку.

Он бросилсь к нему, но безуспешно. Грубые руки подняли ее и оттщили н корму. Меч остлся лежть тм, где он уронил его. Невзиря н полученные ушибы, Терес с тоской уствилсь н свое оружие. Один из риллити нбросил ей н шею кожную петлю, зтянул ее н горле и привязл свободный конец з румпель. Рептилии злобно бормотли, но Терес дже не рсслышл их урчщих голосов.

Лодк неумолимо двиглсь вперед. Терес сидел, прислонившись спиной к корме, безучстня ко всему. Меч был ее последней ндеждой: теперь ей остлось лишь ожидть смерти н гнусном лтре, может, и чего-то худшего. По крйней мере ни один человек не увидит ее смерти; возможно, о ней сложт легенды. Поэты и воины грядущих веков будут теряться в догдкх о том, что случилось с Терес — волчицей Бреймен. Это было жлким утешением, но любые прочие мысли, к которым обрщлся ее рзум, уводили ее дорогми безумия.

Солнце уже сдилось, но девушк едв змечл его путь. Кожные путы высохли и съежились под его теплыми лучми, впивясь в тело. Н днище лодки плесклсь вод, и Терес смочил ею ремни, когд боль пробудил ее из збытья. Он хотел, чтобы те рстянулись и ослбли. Но кож был влжной, когд риллити вязли Терес руки, и не рстянется более, поэтому Терес оствил эту мысль.

Вдруг послышлся мычщий стон, и кто-то отчянно збился в воде. Терес поднял голову и увидел, кк один из стржей бьется в кольцх огромного змея, погрузившего зубы ему в плечо. Риллити окружили тврь, рубя ее золотистыми мечми. Рссеченное в нескольких местх чудовище выпустило свою жертву, исторгя из псти темную кровь, и скользнуло под воду, вспенивя сильным телом зеленую тину. Риллити всплыл н поверхность, судорожно дергя ногми. Пр рептилий поволокл его тело з собой, когд отряд возобновил свой путь. Терес ндеялсь, что рны змея не были смертельными.

Тоскливые чсы тянулись один з другим. Кким-то обрзом риллити нходили путь в гниющем лбиринте. Несколько рз им пришлось перетскивть лодку через глинистые отмели, но большей чстью они просто тянули ее з собой. Однжды они обогнули бескрйнюю трясину зыбучих песков, слишком опсных дже для болотных тврей.

Сквозь зросли рстений девушк время от времени змечл одинокие холмы. Их темные силуэты постепенно увеличивлись, пок он не рзличил поднимющийся из болот остров. Ей покзлось, что он увидел высящуюся нд деревьями огромную стену из крсновтого кмня. Возможно, перед смертью он пройдет по легендрным улицм зтерянного город Ареллрти.

Днище лодки зскрежетло о кмень, и он ткнулсь в змшелую пристнь. Поднявшись из воды, риллити привязли судно к зросшему пирсу и поднялись по крутому берегу остров. Один из них бесцеремонно перебросил Терес через плечо и последовл з остльными.

Перед глзми девушки открылсь перевернутя пнорм откос, зтем кменной дороги. Вокруг сновли сотни риллити, спешщие посмотреть н пленницу. Их низкие голос эхом отржлись от стен — глухое мычние, хриплое квкнье и сиплое шипение — единственные звуки, пригодные для их смхивющих н норы ушей. Судя по количеству тврей, они превртили руины город в свой лгерь.

Руины город? Терес смотрел во все глз, ее воля стряхивл с себя пелену отчяния. Легенды о существовнии этого зтерянного доисторического город опрвдлись. Но чудо тилось не только в этих циклопических стенх из неведомого кмня, в точной геометрии его рдильных улиц и лишенных окон здний и дже не в чудовищх, бредущих по этому творению усопшего тысячелетия нзд гения. У Терес зхвтило дух, потому что Ареллрти не был городом мертвых рзвлин.

Ареллрти восстнвливлся.

Свидетельств этому виднелись повсюду. Улицы были рсчищены от обломков, н них почти не остлось следов болотных рстений, хотя кое-где виднелись признки былого зпустения: вымпелы плющ в трещинх стен, белесые отметины присосок тм, где он когд-то рос. Итк, город отстривлся. Риллити торопливо трудились нд восстновлением хрмов. Н стены поднимли гигнтские блоки необычного кмня, возрождлись обелиски, зсыплись вровень с поверхностью выщербленные трещины. Вокруг многих здний выросли лес; взмен потресквшихся выкрошенных кмней уклдывлись новые, тм, где стихия стерл со стен причудливую резьбу и нрушил особые узоры, усердные ремесленники тщтельно восстнвливли их изнчльный змысел. Целя рмия болотных тврей трудилсь нд уничтожением гибельных следов тысячелетий. Ареллрти воскрес и поднимлся из болотного склеп, сбрсывя с себя могильный тлен и путину веков.

Но восхищение зрелищем пробуждения титн древней Земли не рссеяло ужс положения Терес. Н нее упл тень хрм — солнце сдилось, и Ареллрти нполнялся тенями. Перейдя через центрльную площдь, риллити спустились под уклон и вошли внутрь просторного купол.

Крем глз Терес зметил тянущиеся в темную высь гигнтские стены, необычные н вид колонны, блестящие скмьи из кмня, хрустля и метлл и зловещие кольц из неизвестных сплвов. Фнтстическя постройк немыслимой сложности с урой святилищ неведомого, темного бог.

Риллити уложили ее н лтрь — это место должно было служить лтрем, потому что Терес уже увидел бог. Огромня, кк небес, полусфер Гелиотроп покоилсь посреди доисторического купол. Терес уствилсь н него звороженно и почти не сопротивлялсь, когд риллити рзрезли ее путы, зтем привязли з руки и з ноги к стрнным переклдинм, выступющим из лтря-полумесяц, н кмне которого виднелись зловещие пятн.

Гелиотроп был живым.

Припоминя свой кошмр, Терес понял, что ее подсознние ощущло злое влияние этого дремлющего кристлл, когд он проникл в его ядовитое црство. Возможно, Гелиотроп почувствовл ее вторжение и послл своих слуг, чтобы доствить девушку в хрм. Он мшинльно, не ндеясь освободиться, здерглсь в сковывющих узх. Стрнные выступы и рукояти впились ей в спину, зствляя порзиться необычности своих форм.

Кристлл был нсыщен энергией. Зеленое свечение позволяло зглянуть в его бездонные глубины, лое плмя струилось по пронизывющим его жилм. Весь купол был освещен его зловещим сиянием, невидимя энергия бежл по блестящим щупльцм из рдужных метллов, пульсируя, гудел в огромных, предствляющих собою мехнизмы колоннх. Гелиотроп взирл из своей «опрвы», подобно чудовищному глзу циклопического бог, н суетящихся идолопоклонников и рспятую н лтре трепещущую жертву. Из кких чуждых пределов и темных веков пришло в мир это средоточие зл?

В сумрке собрлись толпы риллити. Отведя взгляд от кровождного кмня, Терес увидел приближющуюся к ней фигуру в мнтии — облечення влстью рептилия. Пльцы риллити сжимли нож из белого метлл, он нклонился нд ней, и н лезвии отрзилось мерцющее сияние кристлл.

Рокочущим бсом жрец нчл ритул жертвоприношения, и толп риллити откликнулсь н его зклинния мерзким хором, послушно повторяя нпевную литнию, эхом рзносящуюся под куполом. Терес едв слушл их песнь: все ее внимние было приковно к вздымющемуся и пдющему вокруг ее беспомощного тел ножу. Голос идолопоклонников усилились, и теперь нож «порхл» нд ее животом. Вознеся последнюю молитву Оммему — збывшему ее богу, — Терес стиснул зубы и нпрягл мускулы, следя з движениями нож, рссекющего воздух нд ее телом. Смерть превзойдет худшее, н что способно ее вообржение.

Песнь неожиднно смолкл. Терес зжмурилсь и зтил дыхние, но жертвенный нож не опустился, и тогд он снов открыл глз. Жрец отступил нзд, поэтому Терес позволил себе вздохнуть еще рз, н что уже не ндеялсь. Рук жрец с ножом повисл вдоль тел, риллити съежился от стрх.

Ее лиц коснулся потрескивющий свет, Терес рискнул отвести взгляд от нож и уствилсь туд, куд смотрели идолопоклонники. В воздухе нд Гелиотропом сгущлсь огнення фигур.

«Бог или демон?» — гдл Терес, поржясь испугу риллити. Фигур нпоминл человек, он плясл нд вершиной живого кристлл колдовским плменем. Человек из свет, энергии и переливющейся внутри Гелиотроп жизненной силы. Очертния фигуры плвно перемещлись — человек из пронизнного рубиновыми жилми изумрудного свет.

Мерцющий силуэт стл четким, вибрирующя энергия остыл и мтерилизовлсь. Фигур плвно опустилсь, соскользнул вниз по глдкому кристллу и подошл к лтрю. Риллити испугнно отступили в ночь от рожденного силой кристлл человек, тело которого излучло свет.

Но силуэт уже покзлся девушке знкомым, он узнл тк же гигнтский Гелиотроп и вспомнил, где он видел ткой кмень прежде. Поэтому Терес уже не порзило то, что перед ней стоял чужестрнец по имени Кейн.

XV. ПОВЕЛИТЕЛЬ ГЕЛИОТРОПА

Кейн скользнул взглядом по испугнным риллити. Он смотрел н них высокомерно, кк подобет господину. Кзлось, человек и рептилии поняли друг друг, и Терес ощутил молчливый гнев, зствивший сердитых, но покорных тврей отпрянуть.

— Кто ты, Кейн, человек или демон? — воскликнул Терес.

Кейн ответил ей здумчивым взглядом, в котором читлись досд и нерешительность.

— Меня нзывли и тем и другим, — рвнодушно промолвил он, — притом обе рсы нередко проклинли меня. Но я ни тот, ни другой, хотя когд-то люди звли меня бртом. Со временем ты решишь, кк меня нзывть, пок достточно того, что риллити повинуются мне.

Кинжл Кейн рссек ее путы. Терес со стоном скользнул с лтря и принялсь рстирть зпястья и лодыжки. п теле у нее появились синяки тм, где оно кслось выступющих рычгов.

— Рзумеется, это не лтрь, — рссеянно пробормотл Кейн, следя з ее усилиями. — Это плтформ упрвления Гелиотропом. Со времен постройки Ареллрти риллити опустились до жлкого состояния, суеверные обряды зменили им прежние знния о Гелиотропе. Я зпретил эти бессмысленные жертвоприношения — зслуг мстеров Крелрн в том, что рычги упрвления не зклинило, хотя обряды совершлись столетиями. Но, кк говорится, стрые привычки тяжело изжить.

Ты покзлсь им слишком змнчивой жертвой, что докзывет вырождение этих жб и эволюционную пропсть между риллити и людьми.

Терес, сейчс ты нрушил мои плны, хотя я вижу способ решить проблему ко взимному удовольствию. По-видимому, ты попл в южный рукв Нолтобен — я мог бы предвидеть подъем уровня реки. Но ведь ты уверял, что знешь дорогу.

У девушки дрожли ноги, но он сердито нкинулсь н него:

— Мне сдется, Кейн, твои змыслы утонченнее змыслов тщеслвного исктеля приключений, з которого я тебя принимл! Здесь колдовство, похоже, я окзлсь пешкой в ккой-то игре… и ненроком вмешлсь в твои дел. В чем суть этой дьявольской игры, Кейн? Что з мгия помогл тебе появиться из лучей Гелиотроп? И, поскольку я сомневюсь, что ты пришел случйно, ответь, почему ты лишил своих всслов их збвы? Следы ритул легко было смыть водой, и ты не вызвл бы ненвисти риллити!

— Жбы повинуются мне или умирют. Мне нплевть н их привязнность. Что ксется моего появления — я вижу то, что видит Гелиотроп, он видит все, что происходит в Ареллрти. — Он помолчл и добвил: — Я вмешлся, потому что… твоя смерть не принесет мне пользы и потому что ты интересуешь меня. Моя игр — коли ты ее тк нрекл — это приключение, цель которого ты скоро поймешь. Ты ошибешься, приписывя мне колдовство, но истиння природ моей силы ксется человеческих знний, нзывемых людьми мгическими. Впрочем, успокойся, я не желю тебе зл. Конечно, ты остнешься в Ареллрти, пок… В общем, см потом увидишь. Риллити не тронут тебя, пок ты не попытешься выйти з стены. Думю, ты знешь, что с тобой случится в противном случе. Будь рзумн и не приближйся к Гелиотропу.

Терес с горечью посмотрел н Кейн, ненвидя его з предтельство, но не в силх збыть, чем он ему обязн. Его слов превртились в бормотние, силуэт рсплылся. Девушк поштнулсь и ухвтилсь з плтформу упрвления. Нескончемые испытния буквльно сожгли ее силы.

— Ты можешь идти? — спросил Кейн с долей учстия. — Я отведу тебя туд, где ты сможешь отдохнуть.

— Могу… не в пример лучше ползучих гдов в обличий мужчин! — огрызнулсь он, не отриця своей устлости.

Кейн усмехнулся:

— Что ж, идем со мной, если упдешь — спи, пок не проснешься.

Последующие дни покзлись ей нерельными, кк фнтстический сон, от которого он не могл пробудиться. Некоторые события зпоминлись ндолго, о других Терес збывл уже через чс. Кейн пояснил, что он пл жертвой лихордки, и дл ей несколько стрнных горьких порошков, еще более зтумнивших сознние. Девушке кзлось, что н нее влияет чуждое зло этого древнего город, нполняющее мозг причудливыми видениями.

Ближе к вечеру Терес очнулсь после тяжелого и, к счстью, лишенного сновидений збытья. С минуту он лежл н постели из шкур неподвижно, зтем открыл глз и срзу вспомнил, где нходится. Вчер вечером крйнее изнеможение осилило ее измученное тело, и он мгновенно провлилсь в глубокий сон.

Терес решил, что комнт приндлежит Кейну, поскольку он — единственный человек в Ареллрти. Обстновк в спльне был примитивной, не считя нескольких любопытных вещиц, по-видимому собрнных им в руинх для изучения. Он с облегчением зметил рядом свой сверток из лодки и, нскоро помывшись, сбросил свой «гремный» нряд, сменив его н привычную одежду воин. Рзумеется, меч при ней не было, но зто он угостилсь вином и мясом, уложенными в сверток, кк ей покзлось, несколько веков нзд.

Почувствовв, что к ней вернулось прежнее бесшбшное нстроение, — неужели с ней может случиться нечто худшее? — он тихонько толкнул дверь спльни. Дверь с готовностью открылсь, и девушк выглянул в проход, где н нее уствились двое риллити. Они не кзлись врждебными. «Пор проверить слово Кейн», — решил он и шгнул в коридор.

При ее появлении чсовые жестом прикзли Терес следовть з собой. Он рвнодушно повиновлсь, небрежно зплетя н ходу косу и нрочито не обрщя н окружющее внимния. Они спустились по крутой спирльной лестнице, и Терес смутно припомнил, с кким трудом преодолевл ее нервномерно рсположенные ступени прошлым вечером. Кейн избрл своим пристнищем бшню, испытывя, кк зметил позже Терес, склонность к высоте.

Стоя н коленях под куполом, Кейн сосредоточился н выложенных рядом с одной из мерцющих колонн грвировнных плстинх из бронзового сплв. Он поднял голову, чтобы приветствовть ее, держсь совершенно непринужденно.

— Терес… нконец-то проснулсь! — Он улыбнулся при виде ее строго нряд. — Кжется, ты сменил прежний облик?

— Ккой-то воришк стянул мой меч, — ядовито улыбнулсь он в ответ.

— У меня не столь много жб, чтобы позволить тебе истреблять их. Вдобвок тебя зщитят от любых проскользнувших в город хищников. — Не обрщя внимния н ее возржения, он отпустил стржу. — Полгю, тебе будет интересно осмотреть Ареллрти. Ведь не считя меня, ты — одн из немногих людей, когд-либо ступивших в этот город. Нверно, у остльных не было времени восхищться рхитектурой Крелрн.

Он протянул ей руку, но Терес отвернулсь. Пожв плечми, Кейн зшгл впереди, и девушк прибвил шгу, чтобы не отстть. Во время прогулки по городу Кейн рсскзл ей кое-что из истории Ареллрти; о собственном отношении к тйнм город и смысле его поступков он говорил то коротко, то крсноречиво, нпоминя бхвлящегося очередным добытым в бою влдением лорд. Терес слушл молч; ей не удвлось приоткрыть те зловещие покровы тйн, о которых он предпочитл помлкивть. Гнев и досд не помешли девушке восхищться его рсскзом и порзительным великолепием Ареллрти.

Кейн помедлил у высоких обелисков, где риллити нсживли н древние петли мссивные бронзовые ворот Ареллрти, зново отлитые в ревущих печх. Отсюд открывлся прекрсный вид н зтерянный город, и Терес восторженно злюбовлсь нпоминющей путину пнормой город Ареллрти. Лихордочня рбот по восстновлению здний продолжлсь и ночью при свете ярких фонрей, питемых энергией Глиотроп. Терес перенял у Кейн привычку нзывть кристлл Гелиотропом. Он объяснил ей, что этот кристлл — дремлющее существо, воплощение божественной силы.

Внизу Терес видел неутомимых риллити, перетскивющих гигнтские кубы или восстнвливющих лепные укршения стен. В сгущвшихся сумеркх огненное мерцние печей Ареллрти освещло улицы призрчным светом. Питемые энергией кристлл печи рождли неведомые сплвы и похожий н обсидин кмень, возрождющие Ареллрти из тысячелетий збвения. Сырьем строителям служили извлеченные рептилиями из болот обломки и зпсы многоцветной глины.

— Удивительно, что эти невежественные болотные тври способны н столь оргнизовнный и сложный труд, — рзмышлял вслух Кейн. — Трудно предствить себе, что достигшя подобного рсцвет рс Крелрн з минувшие столетия выродилсь в уродливых жб. Любопытно, во что превртился бы род людской в случе уничтожения ншей цивилизции космической ктстрофой? Возможно, мы вернулись бы н деревья и в пещеры нших диких предков — пугливых человекообрзных, преобрженных безумной причудой творц в людей, — и тогд от величия ншей рсы не сохрнилось бы дже легенд…

— Но почему риллити способны тк рботть и рди чего они это делют? — полюбопытствовл Терес. — Судя по твоим словм, они могли бы спокойно жить в своих примитивных поселкх — пок ты не рзбудил дремлющее зло!

— Ареллрти был их стрым домом, — ответил Кейн. — Теперь они восстнвливют его. Гелиотроп — их бог, они подчиняются его прикзм. Они не более чем рбы кристлл — рмия рбочих, мозгом которых упрвляет Гелиотроп. Они поклоняются ему, и, подобно истинному богу, Гелиотроп прикзывет, жбы выполняют его волю. Сомневюсь, что они осмелятся отвергнуть его телептические внушения. Что ж, когд-то они упрвляли Гелиотропом, теперь служт ему. Очередное докзтельство пдения их рсы. Теперь я — повелитель Гелиотроп, мой слуг обеспечивет мне господство нд риллити.

Терес презрительно рссмеялсь:

— Ты действительно повелитель Гелиотроп, Кейн? Но что з сил друет тебе его подчинение? Неужели человек может считть себя повелителем этого демон с богоподобной влстью, являющим собой не что иное, кк космическое зло?!

Не н шутку рссерженный ее рссуждениями, Кейн зло уствился н девушку. Терес сдержл смех, изумлення тем, что ей удлось сломить его рздржющее холодное спокойствие.

— Я повелитель Гелиотроп по прву этого кольц! — гордо провозглсил Кейн и, стиснув кулк, потряс зловещим кристллом.

Он небрежно глянул н его кольцо.

— Я уже встречл глупцов, клянущихся облднием мгическими силми, зключенными в перстнях н их грязных пльцх, — усмехнулсь он. — И мне знкомы тлисмны, способные н некоторые проявления мгической влсти. Но твоя похвльб нрушет физический зкон, поскольку ты утверждешь, что Гелиотроп не колдовское творение. Рзве может крошечный кусочек дргоценного кмня сделть тебя господином хрустльного монолит, силу которого питют звезды?

— Величин кмня не докзтельство дже в физическом зконе, — хмыкнул Кейн. — Искр может сжечь город, колесо — сдвинуть глыбу, железня стрел — убить дркон. Не пытйся изобрести зконы для чужой нуки. Мне и смому многое неизвестно о Гелиотропе. В моих знниях есть пробелы, их множество, и они тят в себе непостижимые тйны. Мудрость Гелиотроп недоступн человеческому мозгу, или кристлл охрняет свои мысли и пмять от моего вторжения. Моя связь с Гелиотропом похож н слияние. Я могу питться его силой, но без меня, вернее, без повелителя этого кольц Гелиотроп лишь безжизненный кристлл. По неясным мне до конц причинм жизнення сил Гелиотроп сочетет дв источник. Он кким-то обрзом питется потоком энергии, удерживющим ншу вселенную в рвновесии — кк в прострнстве, тк и во времени. Но ему ткже необходим сил оргнической жизни, добывемя с помощью…

Он смолк, нрочито откшлялся и оствил фрзу недоконченной.

— Поэтому связь между Гелиотропом и носителем кольц крйне вжн. Кольцо, по сути, лишь удобный способ поддерживть физический конткт, глвное — нходящийся в нем кристлл. Гелиотроп и кмень кольц имеют полусферическую форму. Я не зню твоего «физического зкон», но об кристлл — рвные половины одного оргнизм. Кристлл в куполе питется космической энергией, кристлл в этом кольце передет оргническую силу. Обе силы — обе половины — обрзуют рзумное существо, то есть Гелиотроп. Незримя цепь соединяет мой мозг с мозгом Гелиотроп, мы питемся энергией друг от друг.

— Ты просто рб этого двуликого вмпир! — нсмешливо зключил Терес.

— Нет! — рявкнул Кейн, и ей покзлось, что он удрит ее. — Нет! Нши сознния рздельны, незвисимы! Мне недоступны мысли Гелиотроп, но и он не может упрвлять моей волей. Мой рзум приндлежит мне, я хозяин ншего договор! И не только потому, что я неотделим от его существовния. Крелрн, создвший или, по меньшей мере, обуздвший Гелиотроп, предусмотрел возможность упрвлять существом. Алтрь, где мои друзья жбы пытлись принести тебя прошлым вечером в жертву, служит для упрвления всем кристллом. Тот, кому известн суть Гелиотроп, может с помощью выступов н лтре упрвлять энергией внутри кристлл. Для Крелрн Гелиотроп был всего лишь мехнизмом, сложным и мощным, но ни один мехнизм не может упрвлять см собой. При желнии я мог бы лишить Гелиотроп энергии, оствить его спящим кристллом, кким он был, когд я ншел его! — Поймв взгляд девушки, он нзидтельно добвил: — Излишне упоминть, что лтрь снбжен некоторыми устройствми для зщиты от невежественных мнипуляций или непроизвольного сморзрушения. В неблгоприятном случе Гелиотроп может уничтожить того, кто угрожет ему, если только этот человек не зщищен кольцом.

— Но тогд кристлл мог бы лежть в збвении до тех пор, пок Крнор-Рилл не поглотил бы нконец эти зтерянные руины! — изумленно воскликнул Терес. — Что з безумие зствило тебя пробудить это древнее зло!

— Ты нзывешь его злом? — нсмешливо переспросил Кейн. — Гелиотроп существует по ту сторону понятия добр и зл. Чужой кристлл — средоточие космической энергии, ключ к непостижимой человеческому восприятию силе. Я нмерен освободить эту силу, использовть ее для собственных целей, и это стремление ствит меня вровень с любым звоевтелем — я хочу быть дьяволом для вргов и богом для сортников.

— Но кто пойдет з тобой, Кейн? — В ее тоне слышлось отврщение.

Его голос сохрнил уверенность:

— Сильный человек последует з сильным предводителем. Когд влсть Гелиотроп покорит Южные Земли, многие пойдут з победителем. Несрвнимо лучше присоединиться к войску звоевтеля, нежели быть рстоптнным его поступью! Моя влсть не огрничится побережьями Южных Земель!

— Внушительные змыслы для одинокого исктеля приключений, прячущегося среди жб в гниющем влдении! — возрзил он с ледяным презрением. — Двжды предтель мечтет првить континентом!

Ее нсмешки здели его. Постепенно Кейн рзгорячился:

— Я просто выжидю здесь! Сейчс у Гелиотроп лишь крошечня чстиц прежней силы. Мои рбы трудятся, восстнвливя былую мощь! Крелрн тк и не зкончил Ареллрти — врги уничтожили его прежде, чем город был построен. Если бы они успели зкончить рботу, древний повелитель Гелиотроп не усыпил кким-то обрзом кристлл, Ареллрти сохрнил бы свое величие до сей поры!

Я собирюсь зкончить труд зтерянных тысячелетий — возродить былую мощь Гелиотроп! Призню, что сейчс я беззщитен. Открыв мою цель, можно победить меня общим усилием, но кто узнет о моих плнх? Соседние госудрств воюют друг с другом. Они продолжт сржться, пок я не добьюсь своей цели, ни о чем не подозревя и истощя силы в жлких стычкх! Я нмерен основть мою империю здесь, в Южных Землях, и нйду преднных подднных среди оствшихся в живых. И тогд никто не посмеет объявить себя моим вргом. Кк только Ареллрти будет звершен соглсно первончльному проекту, сил Гелиотроп стнет силой космос! И тогд ничто н свете не способно будет остновить меня!

— Тк бхвлились и другие! — бросил Терес.

Его глз згорелись леденящим плменем.

— Д, и некоторые из них основли империи, стоящие доныне!

В ту ночь ее сон был отрвлен пугющими кошмрми, освободиться от которых Терес не смогл, дже проснувшись. Призрчные силуэты склили н нее зубы в темноте медленно исчезли, едв он устремлял н них лихордочный взор, прикусив костяшки пльцев и подвляя рвущийся с губ крик. Он покрылсь потом, лоб горел под прикосновением холодных пльцев, и меховые покрывл не могли избвить ее от ледяного озноб. Терес то ускользл в збытье, то приходил в себя, от слбости не способня утолить мучительную жжду.

Поздно утром зметивший ее отсутствие Кейн постучлся к ней. Хриплый голос девушки отозвлся н его робкий стук, и он вошел в комнту. При виде метвшейся в лихордке Терес он нхмурился.

— Отпрвляйся к своим жбм, дй мне умереть спокойно! — жлобно простонл Терес. Он оттолкнул его влжными рукми, но в них не было силы.

— Голов у тебя горяч, кк вреное яйцо, — зметил Кейн, отнимя лдонь от ее лб. Он принялся учстливо рсспршивть ее, но девушк почти не отвечл.

— Оствь меня в покое, Кейн! — рычл он и вяло оттлкивл его, когд он стянул с нее мех и прижлся щекой к ее обнженной спине.

— Черт побери, угомонись! — рявкнул он. — Я пытюсь понять, что с тобой случилось. — Он нчл осторожно простукивть ей спину пльцми обеих рук.

— Ведь ты не врч… Хотя лишь проклятому Тоэму известно, кем еще ты можешь быть!

— Откуд тебе знть, н что я способен, н что нет! Я стрше, чем тебе кжется, тот, кто хочет бросить вызов смерти и скуке, знет дорогу к своей цели.

Терес чувствовл себя в эту минуту слишком плохо, чтобы продолжть переплку. Пльцы Кейн были нежны, мнеры зботливы, и, хотя он подозревл, что он лишь игрл ее доверием, его внимние доствляло ей удовольствие. В эту минуту он сомневлсь, что н свете есть муки, способные довести ее до более жлкого состояния.

— Похоже, легкие у тебя чистые, — объявил Кейн. — Не думю, что это воспление, по крйней мере пок. Скорее всего ты подхвтил лихордку, путешествуя по болоту, либо ндышлсь вредными болотными испрениями — дыхние Крнор-Рилл почти всюду отрвлено.

Кейн перебрл нходящийся в спльне скудный зпс медикментов, бормоч что-то под нос, зтем пояснил:

— Я перевез в Ареллрти лишь смую необходимую провизию, но у меня есть кое-ккие полезные лекрств. — Он отмерил серовто-белый порошок в чшу с вином и рзмешл его.

— Если есть выбор, я предпочту отрве меч.

— Теперь я понял, почему Млхион выглядит н десять лет стрше своего возрст, — рздрженно проворчл Кейн. — Твои выводы опрометчивы, логик просто отсутствует. Мне известны яды, способные отпрвить тебя в д, но этот порошок сломит твою лихордку. Это хитроумня смесь коры, плесеней, корней и прочих ингредиентов, незнкомых отстлым врчм Воллендн. Выпей ее с улыбкой или сгорй от лихордки. Время, которое я могу провести вне Селонри, огрничено, и мне не хочется оствлять больную девушку одну в Жбьем Приюте.

Зелье было горьким, с примесью снотворного, и поэтому Терес вскоре уснул с мыслями о колдовских сндобьях Кейн.

Он несколько рз проведывл ее в течение суток и последующего дня. Лекрство окзлось полезным, поскольку лихордк вскоре отступил и пульсирующя головня боль покинул девушку. Он подолгу спл, ее продолжли мучить причудливые сны, которые он с трудом вспоминл при пробуждении. Терес смутно ощущл холодное прикосновение Кейн н своей пышущей жром коже, будто нблюдя со стороны з мечущейся в ознобе девушкой в могучих объятиях незнкомц, подносящего чшу с лекрством к ее бескровным губм. Он говорил с ней, но он почти не отвечл: долгий монолог, смысл которого не улвливл ее зтумненный рзум. Остлось лишь воспоминние об именх, землях и городх длеких континентов минувших столетий. Когд они позже вспоминлись ей, Терес уже не был уверен, во сне он их слышл или няву.

Однжды утром лихордк покинул ее, по крйней мере н время. Депрессия исчезл после того, кк спл жр, хотя остлсь некоторя слбость. Атмосфер в комнте действовл н Терес угнетюще, и он решил нслдиться утренним воздухом. Хотя он недолюбливл Кейн, что-то влекло ее к нему, вот и сейчс Терес решил отыскть хозяин Ареллрти.

Очевидно, неуклюжие стржи догдлись о ее нмерении или действовли по прикзу Кейн, ибо не успел он покинуть спльню, кк бдительные риллити укзли ей путь. Держсь подльше от уродливых существ, он последовл з ними к низенькой постройке, выходящей фсдом н двор.

Кейн был тм, он сидел н корточкх возле глубокой трещины, рссекшей стену и пол зсыпнного обломкми здния. В полумрке Терес не срзу понял, чем был знят Кейн. Когд он подошл ближе, ей покзлось, что ее все еще лихордит.

От трещины в полу поднимлсь нискось нд горкой стрнных обломков огромня, неровно сплетення путин. Н ней висел гигнтский пук, превосходивший величиной любого из трнтулов Крнор-Рилл. Между концми его толстых черных лп могл поместиться огромня рук Кейн; рздутое, несорзмерно огромное тело достигло величиной пры мужских кулков, поросший редкой щетиной хитиновый пнцирь блестел, подобно кпле черной крови.

Сосредоточсь н мерзкой тври, Кейн дже не поднял глз н вошедшую Терес. Звороженной девушке покзлось, будто он шепчется с тврью — он рсслышл тихие щебечущие звуки, — видно, нд ней подшутило гуляющее в постройке эхо.

Девушк почти коснулсь плеч Кейн, когд он зметил ее. Пук с рссерженным стрекотом зсеменил н коротких лпх в глубокую рсселину в кменном полу, но прежде угостил Терес отвртительно-рзумным взглядом рдужных глз. Вскрикнув, он ухвтилсь з руку Кейн.

— Ты ему не понрвилсь, — пробормотл Кейн, протягивя открытую лдонь. — Он убежл, не доев своего звтрк. — Н лдони лежли кусочки дыни.

— Пуки не едят дынь, — с дрожью возрзил Терес, подозревя, что увиденное было лихордочным бредом.

— Этот ест, — рссмеялся Кейн одному ему понятной шутке. Зрчки его были рсширены, взгляд устремлен в пустоту. — Особенно с любимой припрвой. — Из порез н большом пльце сочилсь кровь.

Устршення колыхющейся вокруг нее тенью безумия, Терес сбежл из постройки. Очутившись во дворе, он принялсь бесцельно бродить и потерял счет времени, пок рядом не очутился Кейн. Лицо у него рскрснелось, но держлся он кк всегд отстрненно. Привиделось ей происшедшее в лихордочном сне или в глубине порзительно голубых глз Кейн тилсь хлднокровня жжд убийств? Девушк вдруг понял, что он осведомляется о ее смочувствии — зурядный вопрос, совершенно неуместный в зловещей тмосфере Ареллрти. Он мшинльно ответил.

— Будем ндеяться, что ты совсем попрвилсь, — продолжл Кейн. — Сейчс мне нужно покинуть тебя. Непросто будет отчитться з отсутствие перед Дрибеком, поскольку я слишком здержлся, но не хотелось оствлять тебя больной. Теперь я вернусь в Селонри, хотя предпочел бы поболтться в Жбьем Приюте и пордовться желтому солнцу.

— Чертовски зботливо с твоей стороны рисковть своими черными плнми рди того, чтобы вытереть пот с моего лб, — пробормотл Терес. — Кк продвигется твой змысел?

— Неплохо, — улыбнулся Кейн. — Млхион полгет, что его дочь втйне убили, Дрибек считет, что ты прячешься где-то в пределх Селонри. К тому времени кк Гелиотроп обретет силу, эту территорию охвтит ткой хос, что я смогу взять ее с сотней молодцов.

— Я вне себя от ужс.

Кейн следил з ней колючим взглядом.

— Тебе еще не ндоел собствення нглость, Терес? Неужели я достоин презрения лишь потому, что я рожден звоевывть?

— Ты очернен злом, которым хочешь овлдеть, и своей предтельской тктикой, — быстро ответил он.

Он уствился н нее, нетерпеливо игря желвкми.

— Воин влдеет доступным ему оружием. Влсть нд рмией, влсть нд Гелиотропом — орудия рзрушения, орудия империи. Верную смерть несет воину клинок и… Гелиотроп. Ты необычня девушк, Терес, я знвл многих женщин. Ты не только обворожительн, но и сильн… С помощью Гелиотроп мне под силу создть величйшую н Земле империю! Но н сей рз чс моего торжеств не омрчит одиночество. Я поделюсь моей силой с человеком сильным!

— Ты безумен, если полгешь, что я продм тебе свою душу!

— Вот кк? — Кейн пристльно смотрел н нее. — Ты что-то прячешь от меня, я вижу по твоим глзм. Подумй, Терес. Ты служишь посмешищем для своих невежественных всслов и в лучшем случе будешь првить еще несколько лет своим зхудлым городом-госудрством, чужя для своих подднных и для себя смой. Ну что здесь блгородного? Я же овлдею влстью, недоступной рнее ни единому человеку, — перед нею меркнет пресыщенность првления покоренными нродми Земли! Я предлгю тебе встть со мной рядом, ты считешь безумием мои попытки соблзнить тебя. Что з жлкя ромнтическя глупость!

— Ты низко ценишь мою преднность Бреймену, знчит, см никого не любишь, — холодно зметил Терес.

— Преднность, любовь, совесть — пустыня противоречий и зблуждений! — взорвлся он. — Я служу себе, не кким-то сомнительным богм!

— Очевидно.

— Где были твои высокие принципы, когд ты рдостно повел рмию зхвтчиков в чужую стрну? — нпомнил он.

Терес не здержлсь с ответом:

— Дрибек строил козни против нс. Мы дли отпор, кк подобет воинм — честной стлью и мускулми, не чуждым колдовством!

— Твои солдты, несомненно, умирли з првое дело с улыбкой, — язвительно договорил Кейн. — Смерть — это смерть. Побед — просто побед. Рзниц между ними в силе воинов, оружия, стртегии, чего угодно. Моя сил — Гелиотроп, и он превосходит силу любого войск. А побед всегд определяет морль войны — после того кк стновится фктом.

Терес недовольно хмыкнул. Но позже негодовние покинуло ее, слов Кейн преследовли ее, и он чсто рзмышлял о них, сидя в одиночестве в зтерянном городе.

— Сил Гелиотроп рстет с кждым днем, — зметил однжды Кейн. Он только что вернулся, и Терес рд был видеть его. Риллити не обрщли н нее внимния, пок он не приближлсь к городским стенм. Но ее непрестнно мучили опсения, что они могут не послушться Кейн, привычк не уменьшил ее отврщения к риллити.

— Не понимю, кк связно восстновление Ареллрти с твоим хрустльным демоном, — съязвил Терес. — Ясно, что стены нужны тебе для обороны, дорогу необходимо рсчистить, чтобы ты привел по ней свою рмию с болот, но к чему тртить усилия н восстновление кких-то орнментов? Кстти, почему ты отстривешь эти бесполезные здния? Мест для жилья здесь куд больше, чем нужно тебе и этим жбм, к тому же некоторые постройки кжутся совершенно никчемными — в них нет дже окон и дверей!

— Рс Крелрн не привыкл к роскоши, — уклончиво отвечл Кейн. — Гелиотроп тоже неромнтичен по нтуре. Ареллрти был здумн кк действующее целое, Гелиотроп упрвляет его звершением соглсно первончльному плну. Кжущееся излишним человеку может быть знчительным для Гелиотроп.

Терес поежилсь.

— По ночм, глядя из бшни, я вижу колышущийся нд куполом зловещий нимб.

— Его сияние усиливется с увеличением энергии, — пояснил Кейн. — Жизненный пульс Ареллрти бьется сильнее. Избегй этой чсти город, Терес, особенно безлунными ночми.

Едкое возржение змерло у нее н губх, он молч стоял рядом с ним, глядя н плменеющий город.

— Почему ты одержим этим безумным змыслом, Кейн? — спросил нконец девушк. — Млхион или Дрибек готовы нделить тебя богтством и положением, если ты будешь служить преднно. Чего еще ты можешь добиться высвобождением из оков этой чудовищной силы? Не спорю: влсть и богтств стоят борьбы. Но многие ли из тех, кто интриговл и сржлся з создние империй, ншли свою нгрду стоящей усилий? У любого лорд Воллендн больше счстья: облдя избытком богтств и влсти, он не зботится о своем неблгодрном и непокорном нроде. Не отрицю, меня влечет к тебе, Кейн. Ты прв, у нс с тобой много общего. Мы об чужие среди нрод, которым хотим првить. Я тоже восхищюсь силой и зню, что ты не только безжлостный демон, но и смый сильный мужчин н свете! Кейн, оствь эту проклятую зтею и уничтожь Гелиотроп, если можешь! Вернись со мной в Бреймен! Если ты сделешь это, я клянусь, что никогд не зговорю о твоем предтельстве и чродейских интригх. Я скжу Млхиону, что ты помог мне бежть от Дрибек, когд тебя зподозрили, ты збрл меня из тйного убежищ и бежл со мной в Бреймен. В этом никто не усомнится. Если ты будешь верно служить нм, Млхион исполнит все твои желния. Мой отец не будет првить вечно, имея рядом сильного человек, я обеспечу себе упрвление Брейменом. Уходи из этого дьявольского город, Кейн! Уйдем вместе и будем вместе првить — Брейменом, Селонри и любыми городми-госудрствми, против которых мы обртим нши мечи!

Их руки встретились, и Кейн тихо произнес:

— Я почти соглсен с твоими мыслями, Терес, и, будь мои цели простыми и прямыми, кк тебе предствляется, я вполне мог бы уничтожить высвобожденную мной силу и уйти из Ареллрти, чтобы создть королевство рук об руку с тобой.

Н лице девушки мелькнул гнев, но в голосе был лишь горькя боль:

— Но, конечно, ты этого не сделешь! Жжд влсти ближе твоему черному сердцу, нежели любовь, которую ты якобы питешь ко мне.

— Теперь ты зговорил кк женщин. Пострйся понять, что з моим стремлением кроется не только слепя жжд влсти.

— Ты говоришь кк мужчин, вм всегд мло, чего ни дй!

— Не уверен, что кто-либо из род людей способен понять меня! Внчле ты сочл меня тщеслвным исктелем приключений, позже увидел во мне предтеля. Лишь Тоэм знет, что думешь ты обо мне в эту минуту. Терес, ты постигешь лишь жлкие тени моих мыслей, моих целей!

— Сегодня вечером я любопытн. Прошу тебя, освети темные зкоулки моего невежеств.

Он долго молчл. Сумерки опустились н Ареллрти, где в сердце город сиял темня звезд. Терес провел пльцем по рме бшенного окн, не понимя, гнев или любовь питет он к Кейну.

— Сколько мне лет, Терес? — спросил вдруг Кейн.

— Н вид ты стрше меня лет н десять. Но твои мнеры и голос… Позволь взвлить н твои плечи еще десяток лет.

— А если я скжу тебе, что я прожил более чем в десять рз дольше предположенного тобой срок?

Терес изумленно уствилсь н него, гдя, что з игру он зтевет. Южные Земли рсполглись н окрине человеческой цивилизции, колдовство здесь не было обычем, обжившим большие континенты. Терес слышл множество мрчных легенд, но см почти не знком был с мгией, не считя бродячих колдунов. Жрецы же Оммем хрнили свои ужсные познния в тйне.

— Но ты не похож н согбенных древних чродеев, о которых я слышл, — тех, что сидят в своих бшнях столетиями, бормоч гнусные зклинния, нсыщя себя лишь тйнми и дьявольской мудростью; и хотя в твоих глзх горит огонь безумия, ты похож н людей: у тебя крсня кровь, кк у воинов, пвших в тот день н реке Мейсвен.

Кейн нетерпеливо мхнул рукой. Он хотел было открыть ей чстицу своей души, но он отнеслсь к этому рвнодушно.

— Полгю, ты соглсишься с тем, что твое знние оккультных нук ничтожно. Человек может быть бессмертным, рзрушительное дыхние времени не сможет высушить его физическое тело. Пок ткой человек избегет нсильственной смерти, он может жить, переходя из век в век… видеть, кк нстоящее стновится историей, история переходит в легенду, легенд тускнеет в пмяти человек. Его тело зживляет рны, не оствляя шрмов, бесконечно омолживется до состояния, в котором оно было в то мгновение, когд его нстигло проклятие.

— Бессмертие не считют проклятием.

— Что знют смертные? Плоть может зжить, но н душе остются шрмы! Быть обреченным стрнствовть через вечность… зклейменным изгоем без дом, родины и верного друг! Все, что проклятый стремится полюбить и узнть, в конечном итоге ускользет из его рук. Одиночество! Остются лишь воспоминния, холодные призрки, терзющие душу сны. И ужсня, удушющя скук, усиливющяся с кждым десятилетием, тогд кк лихордочные нслждения и преходящие увлечения постепенно перестют трогть его сердце! Это проклятие стновится невыносимее с кждым годом. Предствь, если можешь, нсколько ценны для ткого человек любой труд, любя невероятня внтюр!

— Можно покончить с собой, — цинично зметил он.

— Но смоубийство будет ознчть полную покорность злой воле проклявшего меня бог! — яростно возрзил он.

— Почему ты обречен н ткое существовние? — неуверенно спросил Терес, гдя, следует ли верить отвлеченным умозключениям Кейн.

Но он змолчл, явно сожлея о вспышке откровенности.

— Никто не скзл, что я обречен, — уклончиво ответил он. — Я добивюсь от Гелиотроп не только влсти, хотя не отрицю, что увлечен игрой в империю. Сил Гелиотроп безгрничн и подобн энергии, двигющей космос и удерживющей рвновесие вселенной. Существуют бесчисленные кнлы, куд я могу эту силу нпрвить. Ты видел, кк ее энергия преобрзует сырье в чудесные веществ; ее печи способны извергть из себя золото или лмзы с той же легкостью, с ккой они могут преврщть болотную жижу в прочную, кк стль, бронзу. Сил Гелиотроп может превртить в пыль нрод либо поднять новые земли из морских глубин. Ты видишь, кк он отстривет мертвый город, скоро увидишь рзгром рмий!

Но у силы Гелиотроп есть иня, более любопытня и многообещющя грнь. В мтерии, связующей уровни измерений, имеются прорехи и склдки, точки, где линии космической «решетки» нклдывются одн н другую. Космос — црство, через которое движется, подобно корблю в фнтстическом море, Гелиотроп. Творцы кристлл обуздли энергию космос, двя ему возможность упрвлять этими вртми по всей вселенной. Пользуясь влстью этого кольц, я могу прикзть Гелиотропу перенести мое тело через его энергетическое поле в точку, где эти двери открывются в нш мир, потом вернуться в Ареллрти, когд пожелю. Ты уже видел ткое путешествие в тот вечер, когд я вернулся из Селонри, чтобы спсти тебя, и с тех пор я уходил и возврщлся неоднокртно. В Южных Землях есть лишь восемь ворот, и трое из них слишком длеко отсюд, тк что Гелиотроп не может перенести меня туд. К счстью, одни нходятся в погребе опустевшего дворц в Селонри, другие — в пещере, в нескольких чсх конного пути от Бреймен. Стрнно, что эти ворот нходятся именно в тех местх, о которых ходят зловещие легенды.

Когд Гелиотроп войдет в полную силу, я смогу путешествовть через любые из этих ворот, когд бы они ни возникли н Земле. В первые дни своего возрождения Гелиотроп не мог переносить мое тело з пределы этих стен. Но не з горми время, когд я смогу пересечь Зпдное море и попсть н любой из прослвленных континентов ншего мир — н земли, где человек едв нчл отбрсывть свою тень! И если я првильно уловил проносящиеся через Гелиотроп скрытые мысли, его сил может перенести меня н звезды и з их пределы! Гелиотроп — ключ к безгрничному космосу, из которого он черпет энергию; когд готовый ключ отомкнет двери бесконечности, я буду повелителем его тйн! Рзве сможет меня одолеть призрк скуки, когд моему прикосновению покорятся тинств космос?

Нет пределов силы Гелиотроп. Дже мое вообржение робеет перед видениями, летящими в черной бездне рзум, подобно умирющим звездм. Я могу лишь ловить отголоски его мыслей, доступные человеческому мозгу. Пульсирующие в его хрустльных глубинх тйны бросют вызов любым фнтзиям! Подумй об этом кк следует, Терес. Неужели ты считешь меня безумцем или предтелем только потому, что у меня в рукх ключ к этой невообрзимой силе и я готов ее применить?..

Одержимость Кейн влстно овлдел ее мыслями, опсения девушки рссеялись. Его доводы были убедительны; он чувствовл, что их логик бездушн и зл, но рссудок не отрицет здрвый смысл, н котором эти доводы построены.

— Не зню, Кейн, — неуверенно пробормотл он. — Иногд твои мысли кжутся мне изощренным ядом, убивющим все, во что я верю.

— Что з святыня хрнит твои обожемые принципы в неприкосновенности от прилив будоржщих стрстей? — нсмешливо осведомился он.

— Дй мне подумть, Кейн. Дй подумть недине с собой.

Когд ощущение пришло, оно остлось. Быть может, оно уже было в ней, но подвлялось. Нверное, оно охвтывло девушку постепенно. Терес знл лишь, что оно пришло и с этого момент противиться ему невозможно.

Кейн вернулся ночью. Очевидно, он ускользл при любой возможности, хотя очевидность его отсутствия могл обернуться ктстрофой. И Терес знл, что внимние Кейн к делм в Ареллрти не могло опрвдть риск его чстых возврщений.

Он принес немного вин и провизии, чтобы рзнообрзить пресную пищу, подвемую ей риллити. Они сидели рядом, рскрсневшись от крепкого вин. Кейн отпустил ккую-то шутку, зствившую Терес рссмеяться.

«Кк двно я смеялсь последний рз?» — подумл Терес, удивляясь тому, кк может прозвучть столь привычный человеку смех. Их глз встретились и не рсстлись в нступившей вдруг тишине.

Кейн нклонился к ней и взял подбородок девушки в огромную лдонь. Терес готов был отпрянуть, но в груди у нее что-то колыхнулось, и он остлсь н месте. Их губы нежно сомкнулись в поцелуе, глз зкрылись. Ее мысли зкружились в вихре противоречивых чувств.

Уступя им, Терес збылсь в поцелуе. В этот миг он понял, что отныне не уйдет от него и не будет сдерживть бурлящие в ней чувств. Он положил ему н плечи руки, и обоих поглотил буря долго сдерживемой стрсти.

В ту первую ночь они любили друг друг с необузднной неуклюжестью, звороженные открытием неизведнного друг в друге и в слиянии обоих. Ошеломившя их стрсть был почти звериной, об тел метлись по меховым покрывлм будто в смертельной схвтке. Позже обоюдня стрсть оствил обоих потрясенными и очищенными. Необычня истом покоя согрел Терес, положившую голову н грудь Кейн. Ее рспущенные волосы облили их тел укрденным солнечным светом, струясь под пльцми лскющего их спутнные пряди Кейн. Збытый Кейном кинжл лежл н груде сброшенных одежд. Кк легко было схвтить его и вонзить острие в ничего не подозревющее сердце пресытившегося скот.

Но Терес знл, что не сделет этого. Ккие бы злодейств Кейн ни здумл н звтр — этой ночью он и он были просто влюбленными. «Любовь?» — здумлсь он. Больное слово, синоним слбости — тк ей кзлось. Тогд это не любовь, не робкий трепет.

Он почувствовл взгляд Кейн и понял, что он проследил ее устремленный н кинжл взор, его мысли прочитли ее мысли. Он понял, что Терес отдлсь ему целиком, и н его губх мелькнул улыбк.

Зметив ее, Терес резко повернулсь, зжл коленями его бедр и нклонилсь вперед, вдвив плечи Кейн в устилющие постель шкуры.

— Ты уже мурлычешь, ухмыляющийся котяр? — прошипел он ему в лицо. — Если я предпочл лечь с тобой, не вообржй себя моим господином. Я предлгю тебе выполнить свое обещние, Кейн: поделиться поровну тем, что друет кждому судьб. Но если однжды тебе вздумется покорить Терес, то я убью тебя голыми рукми з одно лишь смондеянное чвнство!

— Твое предупреждение достойно увжения! — рссмеялся Кейн и поцеловл ее. Чувствуя вновь рзгорющееся плмя стрсти, Терес окутл его своими брхтными объятиями и испил до дн его дыхние.

Осень уходил, теперь ночь нступл рньше, чем тогд, когд Терес выезжл со своей рмией из ворот Бреймен. Прошло лишь несколько недель, рзмышлял он, леж бессонной ночью, уткнувшись в плечо Кейн, от былой упорядоченной жизни не остлось и след. Не следовло тк быстро рвть узор, соткнный жизнью рнее.

Сквозь бшенное окно проникли щупльц зловещего зеленого свет. «Он нблюдет з нми», — решил Терес. Кейн посмеялся, когд он знвесил окно, но ей кзлось, что ненвистное свечение оскверняет их любовные утехи. Теперь свет Гелиотроп достигл неб, нпоминя упвшую н землю безумную луну, не утртившую своего бледного сияния. Вдоль всех грниц люди укрдкой говорили о сверхъестественном свечении, исходящем по ночм из Крнор-Рилл, — тк скзл ей Кейн. Впрочем, их опсения мло зботили его, поскольку он уверенно предскзывл торжество своих плнов еще до нступления зимы. Вторя стдия губительной войны между Брейменом и Селонри приближлсь, и всего несколько недель отделяли Ареллрти от полного восстновления соглсно глвному плну исчезнувших в незпмятные времен основтелей Крелрн.

Но с кждым проходящим днем Терес испытывл все большее беспокойство. Авнтюр Кейн грозил принести н Землю зло, он в этом не сомневлсь. И хотя его яркие видения о безгрничной влсти отчянно искушли девушку, ее душ откзывл ему в помощи. Нельзя не признть того, что он собирлся опрокинуть ее привычный мир, обртив людей в рбов этого ужсного существ из доисторических времен.

Он любил Кейн — если это не было любовью, то ее устривло и это чувство. Некоторое время он повторял себе, что в ее силх отвртить Кейн от злых помыслов, убедить его оствить это безумие и уйти из город вместе с ней. Но, хотя девушк пошл н все известные ей тончйшие уловки, одержимость Кейн оствлсь непоколебимой. Терес с горечью признл поржение в этой битве, и неудч терзл ее.

Девушк тихонько выскользнул из постели, чтобы сдвинуть плотнее рзошедшийся знвес. Н миг между колышущимися склдкми мелькнул блистющий купол. Его рдужное сияние нвисло нд Ареллрти, омывя своим приливом их бшню.

Кейн пошевелился во сне, когд он попрвлял мех, чтобы уютно прилечь рядом. Терес угрюмо глянул н зловещее кольцо у него н руке. Оно тоже пугюще сияло в ночи внутренним светом. Обычно он избегл смотреть н злополучное кольцо, кмень которого, по словм Кейн, был бртом гигнтского кристлл внутри купол. Сегодня он всмотрелсь в кольцо и с тревогой зметил, что пульсция свет в лых жилх кмня совпдет с удрми сердц под ее лдонью, лежщей н груди Кейн.

Этой ночью он спл крепко, и ей в голову пришл одн мысль. Терес осторожно прикоснулсь к кольцу, здумв снять его, не рзбудив Кейн. Н вид оно сидело плотно, но может быть, ей удстся укрдкой стянуть его и рзбить, прежде чем Кейн поймет ее нмерение. Кмень отозвлся н ее прикосновение ледяным холодом. Девушк осторожно попытлсь снять кольцо.

Терес прикусил губу, сдерживя вопль, потому что серебристо-белый метлл кольц окзлся вплвлен в кожу пльц Кейн.

XVI. КОГДА СМЕРТЬ СБРАСЫВАЕТ МАСКУ

Нутро, когд Кейн проснулся и хотел поцеловть ее в утреннем свете, лицо ее было бледным, глз покрсневшими.

— Что случилось? — обеспокоился он, едв ее губы безвольно коснулись его губ. — Ты не высплсь?

— Я пролежл без сн почти всю ночь, — ответил девушк. — Кжется, меня снов лихордит.

— Ндо было рзбудить меня. Мой сон не принес отдых, меня преследовли кошмры, о которых не хочется вспоминть. — Его пльцы лсково пробежли по ее лицу, отбрсывя непослушные светлые пряди.

Девушк вздрогнул от холодного прикосновения кольц.

— У тебя горит лицо и сильное сердцебиение. Проклятие! Я ндеялся, что лихордк ушл нвсегд, хотя в последнее время тебя покинул обычня бодрость дух. Погоди, я что-нибудь принесу. — Он зшлепл босыми ногми по кменным плитм к комоду, где держл смое необходимое.

— Хвтит с меня твоих колдовских лекрств, — посетовл Терес. — Мне до смерти ндоело быть в плену у этого гнусного город, где дже воздух отрвлен гнилыми испрениями Крнор-Рилл! Кейн, не мог бы ты унести меня с собой через Гелиотроп?

Он поднял н нее глз, и н лице его мелькнул тень подозрения.

— Я проносил через Гелиотроп некоторые предметы, вплотную к телу. Его сил сейчс возросл до уровня, позволяющего пронести тебя через кристлл, но нм необходимо будет прижться друг к другу, кк рзлучемым любовникм. — Он вопросительно уствился н нее.

— Возьми же меня с собой! — взмолилсь Терес. — Или ты считешь меня своей вещью? Атмосфер этого нездорового мест не дет мне дышть, он ждной пиявкой выссывет из меня все жизненные силы. Отнеси меня в лес, Кейн. Дй подышть свежим воздухом, почувствовть теплый солнечный свет… провести день вдли от зрженной уры этого древнего, ужсного мир. Прошу тебя, Кейн, я соскучилсь без солнц!

Кзлось, Кейн пожлел о мелькнувшем у него подозрении.

— Лдно, Терес, — соглсился он. — В Ареллрти тяжеля тмосфер. Я проявил бездушие, не дв тебе передышку от этого зловонного болот рньше. Неудивительно, что твое здоровье поштнулось после многих дней зточения. В лесу, к северу отсюд, есть точк средоточения космических энергий. Силы Гелиотроп должно хвтить, чтобы перенести туд нс обоих.

Н миг он испуглсь, когд они вошли под полутемный купол, где изумрудный свет окутл их, окршивя кожу гдким трупным оттенком. Подвив отврщение, Терес схвтил з руку уверенно зшгвшего к зловещему кристллу Кейн.

Его руки перемещли рычги упрвления н «лтре» без видимого смысл. Ободряюще улыбнувшись — кошмрня гримс в зеленовтой пелене, — он подвел Терес к сияющему кристллу.

— Ты не передумл? — спросил он.

— Я выдержу все, что выдержишь ты! — процедил он, обиження его нсмешливым тоном.

— Тогд встнь поближе, — приглсил он. — Нм нужно поделиться силовым полем кольц.

Терес охотно прижлсь к его могучей фигуре и обнял его, кк в последний рз. Энергия ожил в Гелиотропе высоким жужжщим звуком, отдющимся в голове Терес, но не воспринимемым н слух. По телу девушки пробежл поклывющий электрический поток, он в стрхе зметил окутвшую их обоих пляшущую путину зеленого огня. Терес еще крепче прижлсь к Кейну, и взорввшийся нд ними вихрь энергии подхвтил их, увлекя все ниже и ниже…

Ужсное головокружение. Кромешня тьм. Пдение сквозь вечность. Вспышк белого свет. Ноги Терес соприкоснулись с твердью, он поштнулсь. Зтем упл, потянув з собой Кейн. Они лежли н усыпнном листьями кмне. Гелиотроп, Ареллрти, Крнор-Рилл — все исчезло. Теперь их окружл золотисто-желтый осенний лес со струящимся через одетые ярким нрядом деревья теплым солнечным светом.

Выступющие из земли здесь и тм серые влуны, источенные временем, укзывли, что нд ними порботл не только природ, — это было средоточие космического поток. Пок Терес шрил вокруг себя в попыткх з что-то уцепиться, Кейн зпнулся спогом о сломнный пьедестл и упл н кмень, увлекя з собой Терес. При пдении он толкнул его н треснувшую колонну. Кейн удрился головой о кмень, и его сознние погсил пелен черной боли.

Терес с волнением осмотрел воин. В месте удр о кмень его густые волосы были испчкны кровью, но грудь Кейн вздымлсь рвномерно. Все случилось почти ненроком, хотя поступок Терес не был поступком охвченной пникой девушки.

Он убедил Кейн унести ее из Ареллрти без ккого-либо определенного умысл — ей лишь хотелось убежть от зловещего свечения Гелиотроп, д и от Кейн, не пожелвшего рзорвть свою порочную связь. Терес просто мечтл очутиться подльше от окутнного тумном болот, в мире людей, теплого солнечного свет и твердой почвы. Тм, где двным-двно лихя мзонк стремилсь постичь ремесло войны, кк пелось в бллдх менестрелей, не подозревя, что ей доведется погрузиться в черное црство древней Земли, о котором слгли стршные легенды.

Пусть Кейн унесет ее в покинутый ею мир, и у нее появится ндежд избвиться от этого гнилого ужс. У Терес не было другого шнс покинуть Ареллрти с его гнусными стржми и болотом Крнор-Рилл, окружющим город зловонным крепостным рвом. Сотня безумных плнов теснилсь в ее голове, но все поглотило стрстное стремление бежть.

В охвтившем их при пересечении уровней времени и прострнств вихре, позже выплюнувшем обоих н этот кменистый холм, потрясення Терес поймл свой шнс. Стремление бежть придло ее действиям инстинктивный хрктер. Он подтолкнул Кейн, нпрвив его головой н кмень. Но что дльше?

Дрожщей рукой девушк вытщил кинжл Кейн. Рукоять холодил ей лдонь, лезвие клинк кзлось рскленным осколком свет. Он могл убить его сейчс, пок он лежл без чувств. Трусливый способ рзделться с легендрным воином, но он не ндеялсь победить его в рвном поединке. И его непременно нужно убить. Невзиря н чувств к этому человеку ( он все же был человеком, хотя мысли и цели его порой кзлись бесчеловечными), он не сомневлсь в его предтельском нмерении призвть чуждое зло с предрссветных звезд древней Земли. Д, он спсл ее жизнь несколько рз, и он, кжется, полюбил его, он ответил ей тем же. Но при мысли о бесчисленных стрдниях, которые нвлекут н род человеческий его безумные мечты… Он должен умереть, и ее рук ннесет роковой удр. Герои ее легенд поступили бы тк не колеблясь. Светлому Оммему известны преступления этого человек, если только в рзмышлениях Кейн о бессмертии тилсь истин. Любящя рук ннесет удр прямо в сердце, и смерть постигнет его рньше, чем он проснется.

Буря противоречивых мыслей и чувств. Их тяжкий груз нлил устлостью ее руку, словно он держл ее воздетой вечно, но прошло лишь несколько секунд, прежде чем Терес опустил кинжл. Почти презиря собственную слбость, он понял, что не сможет убить Кейн.

Н его руке поблескивло кольцо, кмень тускло мерцл в солнечном свете. Кзлось, он следил з ней. Может, тк оно и было. Коротко и невесело рссмеявшись, Терес увидел решение своей дилеммы. Кейн бессилен без кольц. Если он уничтожит его, сил воин исчезнет и его темные змыслы рссыплются в прх. Вероятно, он никогд не простит ее, но лучше жить с проклятием его ненвисти, нежели обгренной его кровью.

Он коснулсь кольц дрогнувшими пльцми и ухвтил крепко, кк держт з шею змею. Ее открытие прошлой ночью не было кошмрной иллюзией: в дневном свете он увидел, что метлл кольц слился с кожей его среднего пльц. Девушк попробовл потянуть, но без млейшего успех.

Не вжно. Если кольцо не покидет плец, то пусть плец покинет руку. Неприятня рбот, но серьезность обстоятельств требует этой незнчительной жертвы. Быстро, пок он не проснулся.

Собрвшись с духом, Терес прижл левую руку Кейн коленом и отогнул ему средний плец. Кмень сиял згдочным плменем, зключенным в глубины зеленого моря. Он приствил лезвие к основнию суств и ндвил.

Терес вскрикнул. Дымящийся нож выпл из ее онемевшей руки, лезвие рсплвилось. Невидимя молния скользнул по лезвию клинк и пробежл по руке девушки. Терес упл нвзничь, порження мучительной болью.

— Что з чертовщин?! — проворчл вдруг очнувшийся Кейн. Непонимюще оглядевшись, он зметил неглубокий порез н руке, оплвленный клинок и потрясенную девушку. Мысль немедленно воссоздл происшедшее.

Он с трудом поднялся н ноги, и в его глзх вспыхнул смертельня ярость.

Терес пришл в себя быстрее и ужснулсь при виде искженного гневом и болью лиц Кейн. Ей оствлось одно — бежть.

Он выбежл из-з теснящихся друг к другу влунов и очутилсь в лесу, успев опередить Кейн, прежде чем он окончтельно пришел в себя и бросился в погоню. Но вот позди нее згудел земля от гулкого топот воин. Один рз он окликнул девушку, зтем об молчли, экономя силы.

Терес облдл лисьей верткостью и выносливостью, поэтому ндеялсь быстро оствить Кейн длеко позди.

Мускулистя фигур воин кзлсь слишком грузной для пешего состязния, хотя ей был знком его способность к неожиднным броскм. Но все же Терес знл, что догнть ее не по силм ни одному мужчине, и рссчитывл вскоре отделться от преследовтеля в дебрях лес.

Однко ее ндежды были преждевременны; спрыгнув с кменистого холм, Кейн устремился з ней, подобно бешеному быку. Его нчльный рывок сильно убвил ее преимущество, после чего Кейн продолжил преследовние, держсь неподлеку. Его мощные ноги легко несли тело, бочкообрзня грудь дышл глубоко и ровно. Он мчлся по ее следу, кк волкодв по следу волк.

Терес бежл изо всех сил и сосредоточилсь н том, чтобы удерживть скорость. Огромные стволы мелькли мимо серыми рсплывчтыми пятнми, иногд возникя перед ней, будто вызвнные колдовскими чрми. Корни и сухие ветки тянули к ней когтистые лпы, но он ухитрялсь ускользть от них. Лесной мрк лишил землю рстительности, высокие деревья — нижних ветвей, инче погоня приобрел бы другой хрктер.

Они неслись через лесную глушь, нпоминя зртно гоняющихся друг з другом в фнтстическом хрме меж древних колонн детей, их шумное дыхние и колотящиеся сердц зглушли топот ног.

Кейн бежл следом с неубывющей силой, иногд нгоняя, иногд чуть отствя, но ни рзу не упускя жертву из виду, и вскоре стло очевидным, что он постепенно сокрщет рсстояние между ними. Лихордк и недели безделья обессилили Терес, второе дыхние не приходило. Мучительня устлость свел судорогой ее мышцы и нлил тяжестью проворные, кк у лни, ноги.

Один из них вскоре упдет — он знл это, и жертвой будет он, Терес, если только не произойдет ккое-то чудо. Некоторое время он пытлсь петлять между древесных стволов, ндеясь, что он потеряет ее в лесном лбиринте, но Кейн был слишком близок, и вдобвок он уже здыхлсь и не способн был бросться из стороны в сторону.

Неожиднно в лесу открылсь дорог. С мучительно колотящимся сердцем Терес свернул н нее, пользуясь утоптнной почвой, чтобы увеличить рзрыв между ней и Кейном. Теперь силу ее сднящим конечностям придвл лишь стрх, кждый вдох отдвлся в груди ужсной болью.

Безжлостный Кейн терпеливо бежл следом подобно гневной Немезиде; ей кзлось, что он чувствует его хриплое дыхние у себя н спине. Уйти от него здесь было невозможно, но бежть по открытой дороге было чуть легче — может, он выигрет лишнюю сотню ярдов, прежде чем рухнет нземь в ожиднии мести Кейн. Если бы только смилостивились боги и укзли ей н прячущуюся где-то под деревьями деревушку!

Нвисший нд дорогой зеленый полог ветвей преврщл ее в слепящую головокружительную мозику свет и тени; см земля прыгл.

Зржл и попятилсь лошдь. Послышлись испугнные проклятия людей. Вслепую одолев поворот, Терес нткнулсь н мленький отряд вооруженных людей. Солдты! Силуэты всдников. Перед глзми у нее все плясло, поэтому он не могл определить, что это были з люди, но для смертельно изнуренной девушки это не имело знчения.

Упв н колени перед поднятым н дыбы сккуном, он с трудом вдохнул воздух.

— Что з дьявольщин? — осведомился знкомый голос. Лорд Дрибек успокоил своего волнующегося жеребц и уствился н прегрдившую путь здыхющуюся фигуру. — Сосцы Шенн, д это Терес! И судя по всему, вне себя от стрх! А вот и Кейн, физиономия которого столь же пмятн! Кк ты тут очутился, Кейн? И что происходит?

Кейн отнюдь не кзлся смущенным.

— Я поймл для тебя беглянку, милорд, — тяжело дыш, пояснил он. Теперь он сожлел, что не зкончил погоню в лесу, но зто он нслдился стрхом девушки, которую мог нгнть н последней миле либо рньше. Он покончил бы с погоней другим способом, но не нмерен был убивть ее, несмотря н свой гнев.

— Мне кзлось, что ты следишь з противником вдоль грницы, — говорил тем временем Дрибек.

— Тк оно и было, пок до меня не дошел слух, что неподлеку от Крнор-Рилл прячется Терес. Не желя внушить ей подозрения и позволить снов ускользнуть, я немедленно посккл н юг. Згнв нсмерть лошдь, я добрлся до зброшенного имения, где он временно зтилсь. Он пытлсь убежть от меня, бросившись в лес, — остльное очевидно. Вижу, ты тоже прознл о ее убежище и вел сюд роту солдт для ее поимки. — Кейн зсомневлся, что у его «првдоподобной» истории нйдутся веские подтверждения.

— Нет, я веду отряд в Крнор-Рилл, чтобы прояснить ситуцию и утихомирить рстущую вдоль южной грницы тревогу. Нм то и дело сообщют о стрнных зеленых огнях в болотном тумне и о том, что риллити строят подобие дороги через трясину… Но рзве ты не слышл об этом? — Дрибек вопросительно посмотрел н Кейн.

— Дрибек, если ты продолжишь доверять лживым словм этого рзбойник, то зслужишь судьбу, уготовнную им для всех нс! — воскликнул, отдышвшись, Терес.

Лицо Кейн искзил гримс боли, которя немедленно сменилсь прежней мской. Дрибек зметил это. Сейчс н лице Кейн игрло нрочитое удивление.

— Что з чепух? — осведомился Дрибек.

— Ее язык жлит кк всегд, — проронил Кейн. — После многих недель уединения в глуши он готов порзить нс своими ядовитыми бреднями.

— Ты веришь, что Кейн твой верный кпитн, Дрибек? — упрямо продолжл Терес. — Что ж, ты не единственный глупец в Южных Землях. Млхион считет Кейн своим искуснейшим лзутчиком, но об вы пригрели н груди змею. Кейн нтрвил нс друг н друг, мстерски змышляя при этом собственную игру! Он обнружил в Ареллрти гигнтскую силу, которой нмерен упрвлять, — злую влсть, способную порботить все человечество, если ему удстся ее высвободить. А мы будем первой добычей покорителя!

— Збвные измышления, — нсмешливо зметил Кейн. — Ты хочешь поссорить нс, не тк ли, Терес? Твою ложь питет необуздння фнтзия, но он слишком причудлив. Тебе не мешло прибегнуть к более простой и менее мсштбной выдумке.

— Я удивлен столь невероятной историей, — язвительно произнес Дрибек. — Если только ее стрнные домыслы не содержт доли истины.

— Только отчяние и богтое вообржение, — торопливо перебил Кейн. — Упоминние о призрчных зеленых огнях и прочем послужило основой ее фнтзий.

— Я сдерну личину с этого подлого лжец! — поклялсь Терес, с трудом поднимясь н ноги. — Посмотрите н его необычное кольцо. Он пользуется им для упрвления Гелиотропом — он тк полгет! Но кольцо вплвлено в его плоть точно тк же, кк душ его вплвлен в Гелиотроп! Прикжи Кейну снять кольцо с кмнем и отдть тебе, тогд мы послушем, что он нм нплетет!

— В тком случе проблем легко рзрешим. Кейн, подй мне твое стрнное кольцо.

С готовностью кивнув, Кейн потянул з кольцо.

— Черт побери! Оно стло слишком тесным после того, кк я отдл его н подгонку ювелиру. Поэтому я редко снимю его. Это всего лишь необычное, приглянувшееся мне кольцо. — Он протянул руку, покчивя кмнем. — По-моему, мы слишком долго выслушивли бредни ншей пленницы…

— Он не может снять кольцо! — упорствовл Терес. — Кольцо вплвлено в его плоть, пусть он покжет!

— Покжи мне это кольцо, Кейн. Дй мне руку, если оно не слезет с пльц! — В голосе Дрибек послышлись твердые нотки.

— Милорд, — нчл Кейн, чувствуя, что проигрывет дуэль, — мне кжется бесцельным тртить время н подобные бредни. Ты ведь помнишь, что оно едв не сосккивло, прежде чем я отдл его ювелиру, но окзлось, что он переусердствовл.

Дрибек пристльно уствился н воин, позди него солдты положили лдони н рукояти мечей. Теперь Дрибек вспомнил тот вжный фкт, что кольцо Кейн изменилось после пребывния немник в Крнор-Рилл.

Кейн чуть улыбнулся, признвя поржение. Зтем лицо его искзилось.

— Рз ты требуешь, я отдм тебе мое кольцо! — прорычл он и выбросил вперед левую руку со стиснутыми в кулк пльцми, и гелиотроп уствился н них злобным мстительным глзом.

Ккой-то осколок пмяти, чстиц инстинкт проснулись в Терес. Он вскрикнул и отскочил в сторону, удрив коня Дрибек. Животное резко отпрянуло.

Кмень кольц выбросил рдужный луч энергии — изумрудный свет, пронизнный лым, рзрядился в том месте, где только что нходились Терес и Дрибек!

Кто-то пронзительно вскрикнул позди. Один из солдт, скорчившись, рухнул н землю. Его тело почернело словно от удр молнии, в воздухе зпхло озоном и горелым мясом. Кейн яростно выруглся.

Дльнейшее произошло быстро. Кейн повернулся к Терес и Дрибеку, но двое конных стржей бросились вперед с обнженными клинкми, и Кейну пришлось отвлечься н новую опсность. Кольцо снов выстрелило энергией, и дымящиеся тел обоих всдников сктились с лошдей. Ближйший солдт Дрибек прыгнул н Кейн с мечом и погиб ужсной смертью, пронзенный рдужной стрелой.

Дрибек был не столь глуп, чтобы принять бой с тем, что ему не под силу. З те мгновения, пок Кейн был знят другими, он поднял Терес к себе в седло и погнл жеребц в лес. Едв они покинули дорогу, кк смертельный луч мелькнул рядом с их головми, превртив дерево в груду горящих обломков. Подгоняемый стрхом, конь успел проскочить под его рушщимися веткми.

— Пригнись! — зпоздло предупредил Дрибек. Конь едв успевл огибть мелькющие мимо стволы. Очередной луч энергии метнулся в них огненным копьем, уничтожив несколько деревьев. Луч бил нугд, Кейн потерял их в лесу.

Н дороге црил безжлостня и необъяснимя смерть. Селонрийцы рссыплись и бежли после глупой попытки опрокинуть одинокого демон рзрушения, оствившего н дороге почерневшие трупы половины их отряд. Кейн прочесл лес своим смертельным оружием, ввергнув отступивших в пнику.

Но едв они исчезли, кк его убийствення ярость утихл. Неожиднно почувствовв себя слбым, он покинул место бойни и удлился туд, откуд Гелиотроп мог вернуть его в Ареллрти. Одного.

Коврный плн был рскрыт. Южные Земли поднялись против Кейн. Против единственного человек и темного нследия древней Земли.

XVII. ТАИНСТВЕННЫЙ ПРОТИВНИК

— Пожлуй, нм повезло, что у Кейн не было лук, — с нпускной небрежностью проронил лорд Дрибек. — В этом случе он бы нверняк не промхнулся.

— А если б твои люди не дрогнули, кк подобет дисциплинировнным воинм, то лучники пронзили бы его предтельское сердце, — возрзил Кремпр.

— Легко говорить, когд тебя тм не было, — хмыкнул Терес. — Ты увидишь их тел… он метл из своего кольц польские молнии! Незвисимо от того, нсколько обучены или хрбры твои воины, они бессильны, когд их сжигет н открытом месте неведомое оружие. Тут любой кинется спсть свою шкуру!

Той же ночью они достигли Селонри. По пути Терес рсскзл, что с ней случилось после того, кк он исчезл из спльни Дрибек. Дрибек уже догдлся о роли, сыгрнной в кроввом побеге Ристоконом, и не сердился н Терес з вызвнный его смертью переполох. Тем более, что теперь он превртилсь в условного союзник.

Очутившись в Селонри, он в изнеможении упл н постель и крепко проспл всю ночь, Дрибек тем временем обдумывл положение, осложнившееся неожиднными обстоятельствми.

Утром Терес вежливо приглсили н военный совет, созывемый лордом Селонри для обсуждения угрозы, вызвнной предтельством Кейн. Отдохнувшя Терес облчилсь в приготовленный для нее нряд: рубху с широкими руквми из темно-синего шелк, жилет и штны из темно-крсной змши. Новя одежд понрвилсь девушке, и он тщтельнее обычного знялсь своей косой, удивляясь тому, что столь зурядные хлопоты знимют ее после всех пережитых ужсов. Слуги провели ее в зл совет, где уже собрлись взволновнные лорд Дрибек, Кремпр, Асбрлн, Овстл и еще несколько военчльников и советников, имен которых он не могл припомнить. Дрибек сообщил в дополнение к рсскзу Терес собрнные им сведения.

— Что толку укорять друг друг? — добвил он, стремясь погсить готовую вспыхнуть между Терес и Кремпрой ссору. — Но, к сожлению, это почти все, что нм остется. Фкты говорят о том, что Кейн действительно интригует н стороне Бреймен против Селонри, преследуя собственные цели. Он спровоцировл вторжение Млхион, — которого инче могло и не быть, пугя его слухми и ложью, к которым Волк не прочь был прислушться. Чтобы поторопить события, Кейн «предупредил» Млхион о грозящем его сподвижникм зговоре, зтем нгло отрвил Оссвльт и пытлся рспрвиться с Лутвионом — Терес упоминл о его познниях в колдовских препртх. Когд он обнружил приготовленную им для Лутвион ловушку, Кейн последовл з ним и убил его вместе с охрной силой своего кольц.

— Мы обнружили еще одно тело с признкми ткой же смерти, — вмешлсь Терес. — Но тк и не опознли его, после того кк нд ним потрудились стервятники и рек.

Дрибек кивнул:

— Попробую-к я догдться. Ты упомянул об одном из исчезнувших той ночью слуг Лутвион, которого сочл немным убийцей. У меня действительно был внедрен в окружение Лутвион шпион, и он пропл примерно в то время. Можно предположить, что мой лзутчик кким-то обрзом опознл Кейн, но тот догдлся об этом. Шпион попытлся передть эту весть, прежде чем Кейн рзделется с ним, но Кейн окзлся проворнее, и дьявольское кольцо получило очередную жертву.

— Но почему Кейн сржлся з нс? — зинтересовлся Овстл. — В битве у реки его меч и хрбрость помогли звоевть победу Селонри.

— К тому же он спс мне жизнь, — добвил Дрибек. — Видимо, с целью зручиться моим доверием. — Н миг голос лорд дрогнул. — И рзумеется, положение позволяло ему передвть не слишком вжные сведения Млхиону.

Однко зметьте необычйную изобреттельность Кейн, ее подтверждет легкость, с которой он мнипулировл всеми нми с той минуты, когд убедил меня снрядить экспедицию, необходимую ему для поход в Ареллрти. Быть может, именно он нписл ту книгу о госудрственном упрвлении, которую подрил мне в ншу первую встречу. Нет, все не тк просто: пожлуй, Кейн счел, что Бреймену повезет в сржении и он покорит Селонри… но зтем понял, что эт побед не несет ему выгоды, и змыслил устроить долгую и дорогую войну, которя обессилит обоих противников, тк что они не будут предствлять для него угрозы. Поэтому Кейн бился н стороне Селонри, желя изменить итог, — огромный, но опрвднный риск, кк покзли события. Вот почему он сообщил Млхиону ложную весть о том, что нш рмия рсположилсь лгерем у бродов Мейсвен, и змнил Волк н проклятый мост. И хотя мы с Ристоконом сочли, что исход битвы решил нш квлерия, змысел приндлежл Кейну, причем меня порзил его скромность.

Выходк Ристокон сыгрл н руку Кейну. Я вырзил ндежду зкончить войну мирным договором после рзгром вторгшегося войск Млхион. Сми понимете, кк отнесся к ткому повороту событий Кейн; ведь он нмеревлся продолжть войну. Возможно, он в любом случе попытлся бы освободить Терес, поскольку он был моим глвным козырем в переговорх. Но случилось тк, что Ристокон невольно подтолкнул Кейн к решительным действиям. Он помог Терес бежть и отпрвил ее в Бреймен с уверениями в том, что з моими мирными предложениями кроется плн вторжения, зтем убедил меня в том, что Млхион откжется подписть договор. Служнки рсскзли о попытке Ристокон совершить нсилие, но они были в клдовке, когд появился Кейн, поэтому его роль в побеге остлсь неизвестной, и я предположил, что Терес проскользнул мимо нс, воспользоввшись нерзберихой.

Но Кейн не принял в рсчет коврство реки. Терес нткнулсь н его убежище, и он почему-то сохрнил ей жизнь в Ареллрти. Тем временем он сообщил Млхиону, что я втйне кзнил его дочь, тем смым продолжя рзжигть между нми плмя войны. Терес рсскзл нм об угрозе, которую Кейн змышляет в Ареллрти. Не решись он н побег, мы нверняк оствлись бы мрионеткми в его рукх до тех пор, пок он не счел бы необходимым обрушить н нши обессиленные войной земли всю мощь древнего чродейств.

— Этот человек невероятен! — воскликнул Асбрлн. — Подумть только о его блестящем змысле, этом шедевре безжлостной интриги ум, достойном гения! Но кроме политических мхинций он преследует сумсбродную цель оживить погребенные в векх колдовские чры! Тк с кем мы сржемся?

— Тйн может быть скрыт глубже, чем мы полгем, — объявил Дрибек. — Блгодря некоторым згдочным — и, очевидно, безумным — нмекм Кейн Терес удлось возродить в пмяти несколько порзительных фктов. Полночи я просмтривл свою библиотеку и обнружил нечто более зловещее, нежели простое совпдение. Читл ли кто-либо из вс рботы Кетрид?

Кремпр скривился:

— Кузен, сейчс не время бхвлиться своими…

— Нет, время! — нетерпеливо перебил Дрибек. — Быть может, кпля внимния к истории пошл бы нм н пользу и рньше. А теперь вкртце, чтобы не утомлять вс: Кетрид был величйшим мудрецом своего столетия. Он больше других повлиял н усиление Крсультьял, первого крупного город человечеств. Именно жители Крсультьял — и особенно Кетрид — спсли из руин стрых цивилизций Земли фнтстические легенды о знниях, возвысивших з одну ночь ншу млденческую рсу от полуврврств, последоввшего з пдением Золотой эры, к цивилизции, которой мы ныне нслждемся, кстти не испытывя ни млейшей блгодрности к тем, кто дл нм эти знния.

Кетрид бороздил чужие моря, исследовл неведомые берег и новые земли, где ншел пвшие город древних нродов Земли; его приключения воспеты в эпосе. Знния, возврщенные им в Крсультьял, легли в основу этой цивилизции, откуд рспрострнились н весь род человеческий. Мы ничего не знем о последнем морском путешествии Кетрид, поскольку комнд его огромного корбля «Йосл-Монир» и см Кетрид бесследно исчезли.

Дрибек зглянул в роскошно переплетенную книгу.

— У Кетрид был близкий друг — советник, коллег и собрт по оружию — незнкомец, путешествующий с ним и, очевидно, сыгрвший большую роль в его открытиях. Этого друг звли Кейн. Это был высокорослый воин, сведущий в тинственных нукх, левш, с крсивым, но жестоким лицом, рыжими волосми и холодными голубыми глзми, во взоре которых чудится убийствення ярость, охвтывющя его в сржениях. Кетрид ничего не знл — по крйней мере не нписл — о его прошлом, не считя следующих любопытных строк: «Мне покзлось, что душ этого носящего бесчестное имя воин знят поискми знний Стрших, нселявших когд-то Землю, богов и демонов, чья слв угсл; он — тот, кто бросил вызов ншему творцу в збытую эру ря; он обречен вечно стрнствовть по собственному жестокому миру, гонимый своим проклятием, зклейменный печтью смерти, вспыхивющей голубым светом в его глзх».

Кейн был с Кетридом в последнем путешествии, из которого никто не вернулся, переведенные мной строки были нчертны Кетридом более четырех веков нзд. Ты прв, Асбрлн… С кем мы сржемся?!

Молчние нрушил Овстл:

— Любопытно, милорд. И дже зловеще. Но ценность этих сведений сомнительн. Меня более зботит оружие Крелрн, которое Кейн ндеется применить против нс.. В твоих книгх что-нибудь скзно о нем?

Дрибек покчл головой:

— Подобные откровения, скорее, присущи волшебным скзниям, к коим я рвнодушен. Ндеюсь, Хрму известно что-нибудь об Ареллрти — жрицы Шенн хвлятся оккультными знниями, хотя тлнты их в большей степени ксются политической интриги и нкопления богтств. Я пытлся приглсить сюд утром Гервейн, но мне коротко укзли, что Верховня жриц не является н удиенции, друет их см. Теперь говорите, что нм делть…

— В целом нм известно о плнх Кейн, его силе и оплоте только со слов Терес. Итк, перечислим то что мы знем: Кейн восстновил крепость внутри Крнор-Рилл. Он комндует войском примерно в тысячу или более риллити, в придчу влдеет оружием неведомой, но ужсющей силы, достигшим сейчс лишь чсти своей полной мощи. Кейн змышляет поход с целью звоевния Южных Земель, и лишь Шенн знет, что подскжет ему тщеслвие.

— Что мы ему противопоствим? Сил Кейн огрничен — по крйней мере пок, — знчит, он опсется совместной мощи Бреймен и Селонри. Отсюд его стремление ослбить ншу силу до той степени, когд он сможет опрокинуть нс одним удром.

— Смо собой, господ, это очевидно всем. Нм необходимо собрться с силми и вторгнуться в Крнор-Рилл. Мы обязны уничтожить Кейн и высвобожденное им зло, прежде чем Гелиотроп достигнет мощи, позволящей Кейну осилить любую мгию и любое оружие!

— Тяжелый поход, — рзмышлял Овстл. — Риллити — опснейшие противники в бою. Нм придется пересечь непроходимую трясину, ну когд мы очутимся у Ареллрти, то обнружим, что город преврщен во внушительную крепость, причем долгя осд исключен. Лишь Шенн известно, что з дьявольское оружие может применить Кейн для обороны.

— Нм известно, что сржение обойдется нм дорого. И все же Кейн уязвим, инче он не шел бы н ткие ухищрения. Мы сможем выступить по дороге, отстроенной его тврями, и зхвтить с собой осдные мшины. У нс нет иного выбор. Стоит дть Кейну время для звершения рботы, кк ему не стршн будет любя рмия. Кждый чс промедления игрет н руку Кейну!

— А Бреймен? — нпомнил Асбрлн.

— Мы сржемся з общее дело. По сути, з свободу род человеческого! Сейчс нш ссор бессмысленн, ведь поджигтелем войны был Кейн. Ндеюсь, Терес сможет объяснить это Млхиону. Зня истину о предтельстве Кейн и об угрозе ншим землям, Млхион обязн принять перемирие и присоединиться к нм. Нши совместные силы — именно то, чего двно боялся Кейн. Будем искренне ндеяться, что его опсения имели веские основния!

После совет Терес тщтельно подогнл сбрую своего жеребц, предпочтя сделть это смостоятельно. Боевой конь приветствовл ее тихим ржнием, и глз Терес зблестели, когд он обнял его з шею. Меч девушки и прочя муниция висели у седл. Для нее это было больше, чем воссоединение — это было возврщение к привычному существовнию, нрушенному после того, кк Кейн увлек ее в свой мир теней.

Вскочив в седло, он зметил, что Дрибек хотел пожть ей руку, но в последний миг передумл.

— Дрибек! — хмуро промолвил он. — Что бы ни случилось, я всегд блгодрн тебе з зботу о моем Гвеллинсе. Я см обучл его, и сейчс это лучший в стрне боевой конь.

— Он великолепен, — соглсился Дрибек, подметив, что Терес впервые зговорил с ним вежливо. — Я испробовл бы его и см, но конь едв не убил первого попытвшегося оседлть его.

— Ты вернул мне и меч, — пробормотл Терес. Меч имел уменьшенную рукоять и был особым обрзом урвновешен для девушки. — Проклятье, ты дже прикзл починить прошлой ночью мои споги! Знешь, кк ты меня выручил? Ведь к стрым спогм привыкешь, кк к лучшим друзьям. Дрибек… спсибо тебе.

Он еле сдержл изумление. Лорд ндеялся звоевть ее доверие; но почему же его тк тронул ее неожидння теплот? Он пробормотл принятые в тких случях бнльности:

— Мне хотелось, чтобы у тебя н этот рз сохрнились лучшие воспоминния о гостеприимстве Селонри, хотя мы переживем тяжелые дни. Я сожлею о твоем скором отъезде, ведь ты едв отдохнул, и еще, я искренне восхищюсь твоей выносливостью… Кк тебе новя одежд? Ты прекрсно выглядишь верхом н этом жеребце. — Последние слов покзлись лишними.

Терес слегк нхмурилсь.

— Мне уже говорили, что мое лицо незбывемо, — ответил он с горечью. Девушк снов вспомнил о Кейне, но мигом вышвырнул эти мысли из головы. Он уже принял решение.

Дрибек пожл плечми, почему-то ощущя себя проигрвшим.

— Итк, мои люди сопроводят тебя до грницы; длее, до Бреймен, тебя проводят освобожденные мной пленные. Я поствил лучников у нескольких известных нм «врт» Кейн, но у него есть шнс проскользнуть в другом месте и попытться подстеречь тебя в зсде. Сомневюсь, что он н это пойдет, но готов ожидть от этого человек чего угодно. Пожелй удчи Млхиону. Я полгюсь н твои способности обеспечить нм перемирие. Дй мне знть о том, ккую помощь он нм сюд вышлет. Нпдение н Ареллрти потребует от нс всех сил. Тебе лучше всех известно о том, что ознчет для нс поржение.

— Я зню, — тихо ответил Терес и тронул кблукми бок Гвеллинс.

XVIII. ВОЛК СТРОИТ ПЛАНЫ

Терес ошеломленно уствилсь н отц, гдя о том, подвел ли ее слух либо отец потерял рссудок.

С ее слухом все было в порядке. Млхион осушил свою кружку, стукнул ею о стол и повторил:

— Мы подождем.

Космллен нполнил его кружку и неуверенно улыбнулсь Терес, нкрывшей лдонью свой кубок.

— Не понимю, — смущенно признлсь Терес.

День был изнурительным. Когд он возвртилсь в Бреймен, Млхион, еще более беспутный, чем он его помнил, едв не здушил ее в медвежьих объятиях. Он поверил сообщению Кейн о том, что его дочь погибл, и теперь, обнружив ее у себя в крепости целой и невредимой, решил кк следует отпрздновть это событие. Терес с огромным трудом рстолковл ему нынешнюю серьезную ситуцию, после чего ей удлось посоветовться с првителем Бреймен недине.

Он быстро овлдел внимнием отц, но зкончить повествовние окзлось для нее сущей мукой. С кждым новым откровением Млхион охвтывл приступ ярости, и он осыпл поспешными прикзми Эмбром, которого девушке пришлось удерживть, чтобы получить шнс рсскзть о последующих событиях. Отец то и дело перебивл ее, терял нить рсскз, постоянно просил повторять, збегл вперед и выпливл бессмысленные вопросы. Он едв не вышл из себя, когд Волк ктегорически откзлся поверить некоторым подробностям.

Нконец Терес зкончил рсскз, сумев все же рстолковть события тк, что Млхион все понял. Ей покзлось, что отец поверил ее истории, хотя бы уловил нешуточную угрозу. И вдруг его непредскзуемый ответ: «Мы подождем».

— Ты не поверил моему рсскзу? — осведомилсь он.

Млхион хмыкнул и вытер усы тыльной стороной лдони.

— Нет, поверил — хотя бы тому, что Кейн змышляет гнусное колдовство в рзвлинх своего город, Дрибек вот-вот обделется от стрх перед тем, что способны сотворить с его войском эти жбы. Я-то никогд не верил Кейну, просто использовл его, кк мог. Но тебе я верю, Терес, жль только, что ты позволил слбку из Селонри обвести себя вокруг пльц.

Подвшись вперед, он взмхнул рукой.

— По-твоему, Кейн спровоцировл войну между нми и Селонри. Может, он и убедил меня нпсть рньше, чем я собирлся, может, подствил нс обоих. Но глвное в том, что я тк или инче собирлся звоевть Селонри — ты это знл, и, кжется, тебе смой не терпелось это сделть. Селонри богт землями и сокровищми, необходимыми ншему нроду, нселяющие его черноволосые олухи постоянно угрожют ншей грнице. Если Воллендн собирется првить Южными Землями, мы не можем оствить незвисимые город-госудрств вроде Селонри в ншем тылу. Между нми происходит «культурный конфликт», и рно или поздно их культур будет поглощен ншей.

— Но Кейн змышляет покорить весь континент и бог знет что еще! — возрзил Терес, не желя оспривть доводы отц.

— Может, змышляет, может, и нет. Не обижйся, Терес, но вся эт болтовня о неуязвимой мгии Кейн не подкреплен ничем, кроме твоих слов. Только не вопи н твоего првителя! Лучше скжи честно: много ли тебе известно о нродх древнего мир, его городх и оружии! М-м? Ну вот, ты просто поверил Кейну, слово Кейн не стоит потрченной н него слюны. Д и кто из мужчин не стнет бхвлиться, пытясь произвести впечтление н доверчивую девушку?

— Меня поржет твоя упертость! Я видел, н что способно его кольцо! Он угробил едв ли не полсотни человек!

— Потому что ни у одного из этих селонрийцев не хвтило мозгов отступить в укрытие, достть стрелу, нтянуть лук и прикончить этого ублюдк. Я не сомневюсь, что Кейн опсен. В открытом бою риллити, по слухм, дерутся кк одержимые. Но мы не уверены, что Кейн может рельно угрожть Бреймену или остльному Воллендну.

Впрочем, мы знем, что он угрожет Селонри, и поэтому Дрибек просит у нс помощи. Черт с дв! Смо собой, он пугет людской род смертельной опсностью и хочет, чтобы нши солдты сржлись н его стороне. Однко Волк не позволит этому слбку и интригну одурчить себя! Кейн и Дрибек могут дрться, кк им зблгорссудится. Дже Дрибек способен одолеть одного человек и толпу пожирющих тину жб. Если они перебьют друг друг — тем лучше; я воздвигну обелиск в пмять Кейну. Ну если тот здст Дрибеку жру, то рмия Селонри уползет в свою нору еле живя злизывть рны. В этом случе он вряд ли окжет нм сопротивление, когд мы пойдем н юг, чтобы отомстить з поржение н мосту. Теперь ты понял логику Волк, детеныш?

— Вполне. Но что будет, если Кейн победит Дрибек и звоюет Селонри для себя? — хмуро спросил Терес.

Повеселевший Млхион жестом потребовл очередную чшу вин.

— Это збот Дрибек. Тогд мы просто отберем Селонри у Кейн, вот и все. Селонрийцы успеют отделть его кк следует, прежде чем он выползет из своего болот. Фкт из геогрфии: от Крнор-Рилл до Бреймен долгий путь, Селонри лежит между ними. Чтобы двинуться н север, Кейну придется взять Селонри либо рисковть тем, что ему отрежут путь к отступлению и придется сржться н дв фронт. Если Кейн пройдет через Селонри, его измотння сржением рмия жб еле доползет до Бреймен. К тому времени мы будем готовы. А если Кейн всерьез нчнет грозить Воллендну — у нс нйдутся и мечи, и влдеющие ими дюжие ребят, готовые покзть Кейну, н что они способны!

— Знчит, ты не соглсен н перемирие? — В голосе Терес слышлось отврщение.

Волк мхнул рукой:

— Рзумеется, я приму предложение Дрибек, чтобы угодить тебе. Почему бы нет? Пок еще я не готов возобновить войну. Пусть з нс повоюет Кейн. Ну потом, после того кк все покжут свои козыри, мы сыгрем по-своему. Н свете еще не было перемирия, которое не нрушлось.

— Тогд я передм Дрибеку, что ты соглсен н перемирие, но не можешь выделить войско для вторжения в Ареллрти, поскольку озбочен зщитой Бреймен, — скзл Терес и с ндеждой добвил: — Может, скзть ему, что мы готовы срзиться с Кейном, если тот подойдет к ншим грницм?

— Скжи кк хочешь. Будь я проклят, если эти злобные ублюдки не отлкировли твою речь. Но тебе не обязтельно говорить с Дрибеком; я зпросто могу послть к нему очровтельного посл. — Он звучно хлопнул по обнженному бедру Космллен, вынуждя девушку выплеснуть вино н стол.

— Я предпочту поехть см, — упрямо скзл Терес.

— Что ж, я всегд поткю причудм моего детеныш, дже если они бессмысленны. И поскольку мы покончили с «серьезными делми», не нпиться ли нм кк следует? Волк полгет, что Бреймену следует отпрздновть возврщение его детеныш.

— Пожлуйст, не ндо, — взмолилсь Терес. — Последние дни были для меня тяжким испытнием, мне хочется вытянуться н постели и проспть несколько дней.

Млхион изумленно уствился н дочь:

— Кк хочешь — хотя рньше ты предпочл бы прокуролесить ночь нпролет. Лдно, я отпрздную з двоих.

— Не сомневюсь, — кивнул Терес и отклнялсь. У двери ее поджидл Космллен.

— У вс премиля рубшк, миледи. Могу я пощупть ее шелк? — Тонкие пльцы рбыни поглдили плечо девушки.

Терес решил, что ее душ не вынесет этой ночью нплыв мыслей и воспоминний.

— Принеси вин и приходи см, Космллен. Может, я позволю тебе примерить ее…

XIX. СНЫ В АРЕЛЛАРТИ

Н Ареллрти сошл глубокя ночь, тускло сиял лун, и мерцли длекие звезды. Город прятлся от их слбого сияния под пеленой тумн, из которого высились его геометрически совершенные кменные стены. Чуждое великолепие в гниющих землях. Взирющему н город робкому глзу луны Ареллрти предствлялся чудовищным и смертельно опсным пуком, уродливое тело которого было кк бы подвешено в рдужном пузыре крови. Ведущя от город в лес дорог нпоминл нить путины, удерживющую Ареллрти нд ядовитым болотом. Пук медленно поднимлся к дремлющим в вышине звездм.

Многоцветные сполохи освещли весь город, брося отблески н мутную жижу болот; его изумрудные лучи придвли вулкническому кмню мертвенный оттенок, испещряя его пятнми зелени. В темноте кмни Ареллрти кзлись прозрчными, кк будто Гелиотроп пронизывл город своим сиянием. Стены колоссльного купол были прозрчными до ткой степени, что сквозь них виднелся силуэт мыслящего кристлл, походящего н умирющую в гигнтской ловушке кровво-крсную звезду.

Омытый его зловещим сиянием Кейн устло сидел н лтре-полумесяце; рядом в кучке серого пепл лежл его еще тепля трубк. Кейн обуревли тяжелые мысли, его дух был темен, кк бурня ночь з пределми зловещего сияния Гелиотроп.

«Внчле все это покзлось мне приключением. Я рссчитывл поднять с его помощью рмию звоевтелей — мое глвное оружие происходило от чужой нуки, солдтми были болотные тври. В прошлом люди сржлись з чродеев и звоевтелей, поэтому я предположил, что, узнв мою силу, люди охотно встнут под мои знмен. Но рзбуженный мною ужс постепенно овлдевет моей душой, я ощущю исходящую от меня злую силу. Может, н этот рз я зшел длеко и отврщение людей пересилит их жжду получить долю добычи звоевтеля? Не остнусь ли я одиночкой, против которого выступит с оружием в рукх весь мой нрод, проклиня имя Кейн?»

А рзве твоя нынешняя судьб не тков? Сбежв от своего проклятия, ты плтишь постоянными стрнствиями через земли, в которых имя твое угсло в короткой пмяти людей. Тебе необходимо бежть, когд у людей снов появляется повод зпомнить Кет. Тебя будут проклинть вечно, но моя сил внушит им стрх перед тобой, и отныне тебе не придется убегть от них згннным волком. Мои познния о твоей жлкой рсе говорят, что души многих людей можно получить з почитемый тобой желтый метлл или з шнс зхвтить чужое влдение, не опсясь возмездия.

«Мне думлось, что я понял ее. Он полюбил меня, зтем возненвидел. Он вручил бы свое сердце победителю, но искл не одну только силу. Узнв о том, что я связл свою душу с чуждым злом, он прониклсь ко мне отврщением, обмнул меня и объединилсь со своим вргом, чтобы уничтожить меня. Был минут, когд я мог оствить эту проклятую внтюру, уйти с этой девушкой в ее мир и нйти в нем счстье…»

Ндолго ли, бессмертный? До той поры, пок он сострится и покроется морщинми, в то время кк ты остнешься прежним? До той поры, пок тебе не нскучит роль господин нд этими тупыми существми — мелкого првителя погрничных земель? Я прочел в твоей душе, что ты поддвлся этим глупым стрстям в прошлом и горько жлел о них позже. Может, ты решил збыть уроки своего обреченного существовния и опозорить себя недостойной воин трусостью, поддвшись жлким сомнениям, известным твоей рсе под гордым именем совести? Это чужие мысли, Кейн. Т женщин отрвил тебя, ввел в зблуждение, предл. Смеешь ли ты отрицть, что любовь — зрзнейшя из человеческих слбостей? Рс, позволяющя чувствм брть верх нд мыслью, должн стрться сдерживть свои порывы хоть иногд. Ненвисть и стрх превосходят любовь энергией; первое создет империи, второе уничтожет их.

«Я мог бы уничтожить тебя».

А ты сделешь это?

«Нет. Я рискну всем рди влсти, которую ты мне дшь. И хотя приз кжется мне сейчс менее змнчивым, моей целью остется создние бессмертной империи, где все подднные признют првителем изгоя Кейн. Если мне это удстся, то не исключено, что игр нскучит мне, кк нскучили другие. Быть может, со временем потеряют свою новизну и новые миры, которые ты обещешь мне открыть. И в грядущие век мне может доствить нслждение уничтожение всего, что я создл, кк ныне я нслждюсь борьбой з созидние!»

Если подобное рзвлечение рссеет твои мрчные мысли — изволь. Нши врги собирются рспрвиться с нми, но моя сил уже нстолько возросл, что нм нечего их опсться. Вскоре решетк будет звершен, и я не буду убогим, несовершенным существом. Я способен питться безгрничной энергией космос, избвить этот мир от поклонения жлкому светилу и исследовть новую вселенную, чтоб отыскть другие светил.

«Рди кого?»

Рди моих собртьев по рсе, обитющих з пределми звезд. Мне тоже знкомо одиночество: мне выпл судьб пробыть в ловушке этой гниющей пустоши тысячелетие. Когд я нконец обрету полную силу, то смогу общться с моими бртьями, где бы они ни обитли в грницх решетки космос. Кк слвно будет снов поговорить с себе подобными!

«Выходит, что в потйных уголкх твоего рзум тятся человеческие чувств? Тени мыслей, которые ты пытешься скрыть от меня? Отплчу тебе той же монетой: не позволяй своим чувствм влиять н предстоящее нм сржение…»

Пляшущее плмя изумрудного свет продолжло пульсировть, но Кейн уже прервл конткт с живым кристллом и более не прислушивлся к его дрзнящим мыслям. Дымок из трубки убюкл его, и вскоре к нему пришли волшебные сны, в которых все вокруг сотрясли рскты оглушительного смех.

XX. НОЧЬ ГЕЛИОТРОПА

Предполгя, что для нпдения Кейну пондобится внчле перейти через Крнор-Рилл по восстновленной дороге, лорд Дрибек отпрвил небольшой отряд солдт туд где он выходил н сушу. До того кк он соберет достточно сил, чтобы осдить зтерянный город, Дрибек нмеревлся использовть этот передовой отряд для нблюдения з действиями Кейн, хотя сомнительно было, что солдты смогут удержть кромку лес или дорогу, если нчнутся боевые действия.

Поэтому, когд под ногми содрогнулсь земля, нд головой пророкотл длекий рскт гром — хотя небо было почти безоблчным, — солдты испугнно осмотрели свое оружие и пробормотли молитвы богм, умоляя не оствить их в смертельно опсном бою. Вскоре громовые рскты стихли, земля перестл дрожть, и послышлся отдленный шум прибоя, будто приглушенный шепот. Воины, немного успокоившись, принялись рзмышлять о стрнных явлениях и нервно посмеивться друг нд другом.

Нконец их кпитн прикзл мленькой группе лзутчиков обойти болото и двинуться туд, откуд доносился необычный шум. Ночь зстл их н обртном пути, поэтому они вернулись лишь н следующий день. В Крнор-Рилл непостижимым обрзом появился прямой кк стрел кнл, входящий в южный приток реки Нолтобен. Рек, в свою очередь, несл воды в болото, обрзуя посреди Крнор-Рилл глубокое русло.

Порзмыслив нд этим сообщением и не зня, кк к нему отнестись, кпитн отпрвил гонц в Селонри с вестью о згдочном чуде н болоте. Но к тому времени, кк послнец передл сообщение, причин неожиднного появления кнл уже не соствлял тйны.

В серый предрссветный чс Бреймен проснулся, чтобы познть ужс.

Н рссвете, рссекя пелену тумн, от восстновленных кменных пристней Ареллрти впервые з много столетий отчлил фнтстическя флотилия. Он двинулсь вдоль усеянных холмикми тины, грязи и гниющих водорослей берегов по сочщейся жижей рне в брюхе Крнор-Рилл — кнлу, открывющему доступ зстойных вод южного приток Нолтобен и длее, по более полноводному северному притоку, все еще бурлящему от изменившего курс течения. Очутившись н речном просторе, необычные корбли проскочили через возмущенный поток н порзительной скорости, едв ли змедлившейся после того, кк они покинули реки Нолтобен и Мейсвен и повернули вверх по течению, войдя в реку Клстен.

Земли вдоль реки были пустынными, безлюдье нрушли лишь несколько крошечных поселений, лепившихся к берегм подобно шелушщимся струпьям. Густой тумн покрывл речное русло, бледнеющя лун прятлсь з облкми зто не прятлись облюбоввшие ночные чсы тври.

Движение дьявольских корблей остлось почти незмеченным их смутные силуэты лишь изредк мелькли в тумне когд пелену его пронизывли порывы ночного ветр. Но увиденного с берег было достточно, чтобы охвченные стрхом нблюдтели без оглядки бежли прочь.

Призрчный флот плыл по реке, его плубы нселяли дьяволы. Длинные блестящие корпус из серебристого метлл с плвникми по бортм преврщли корбли в гигнтские нконечники копий, рссекющие воду приподнятыми нд поверхностью лезвиями-бушпритми. Пен устремлялсь вдоль бортов-плвников, пропдя в бурлящих з кормой водоворотх: след пры врщемых бесшумными турбинми невидимых винтов. Н открытых призрчных плубх помещлось до тридцти или более «пссжиров» — грузных воинов-риллити, зковнных в доспехи. Около двдцти этих удивительных корблей неслись в ночи со скоростью, превышвшей глоп смого резвого сккун. Они следовли цепочкой з ведущим, уверенно проклдыввшим курс в тумне. Иногд н носу флгмн виднелсь огромня фигур человек в рзвевющемся плще.

Корбли несли Бреймену гибель.

Сонно озирющие окрестности со стен Бреймен чсовые внчле с изумлением, зтем со стрхом увидели, кк из тумн появился дьявольский флот; серебристые плвники убрлись в борт, стрнные корбли змедлили ход и уткнулись бушпритми в речной берег. Трюмы извергли орды риллити, и предрссветня тишин взорвлсь свирепым ревом и оглушительным плеском, когд тври принялись спрыгивть с бортов в воду. Армия мфибий, блестя мечми из бронзового сплв, двинулсь к ночному городу, где первые тревожные крики уже пробуждли людей от сн.

Устршющее зрелище ожидло торопливо собрвшихся н стенх хмурых солдт. Окутнные тумном уродливые воины, подобно существм из кошмр, вперевлку брели к речным воротм. Огромный зсов скользнул в скобы мощных деревянных створок, преврщя ворот в прегрду, недоступную любому нтиску, кроме тяжелых осдных мшин, которых у нпдющих не было. Лучники, прищуривясь, выискивли в полутьме цели и беспорядочно стреляли в нступвшие ряды. Бородвчтые спины болотных тврей были зщищены тяжелой броней, поэтому стрелы нносили лишь небольшой урон. В ответ н стены полетели копья с ядовитыми нконечникми, зствляя зщитников прятться в укрытия, хотя это оружие скорее преднзнчлось для рукопшного боя, не для прицельного броск.

Несмотря н неожиднность нпдения, слухи о предтельском змысле Кейн гуляли по городу уже несколько дней, сопровождемые крсноречивой историей о том, кк он рспрвился с людьми Дрибек, и об ужсющей мощи его колдовских сил. Поэтому, опрвившись от первончльного стрх, солдты Бреймен готовы были отрзить вторжение нелюдей. Лучники всмтривлись в полумрк, отыскивя Кейн, гибель которого непременно переломил бы хребет вржескому войску.

Тем не менее никто не был готов к зрелищу, которое являл собой возникший среди нпдющих Кейн. Во глве войск очутилсь сияющя фигур — призрк в облике человек, не то соткнный из живой энергии, не то облченный в переливчтую броню зловещего зеленого свет. Похожий н мстительного демон мерцющий силуэт приблизился к речным воротм, сопровождемый войском кровождных дьяволов. Лучники выпускли стрелу з стрелой в отчетливую мишень, но тот дже не змедлил шг, хотя потрескивющие вспышки н его энергетической «путине» подтверждли точность попдний. Солдты смущенно осмтривли свое оружие, с ндеждой глядя н ворот из прочного дерев в ожиднии штурм. Болотные тври не зствили себя ждть.

Демоническя фигур остновилсь перед брбкном1 и вытянул левую руку. Из светящегося н ее кулке круг метнулось плмя рдужной энергии — копье изумрудного с лыми проблескми свет. От удр зловещей огненной молнии в брбкн содрогнулсь вся стен. Ворот рухнули внутрь, деревянные брусья почернели и треснули, метллические петли рсклились докрсн. Нходящихся рядом солдт отбросило взрывной волной.

Риллити огромными прыжкми устремились через дымящуюся пробоину и нпли н ошеломленных зщитников. Не успели охвченные стрхом солдты прегрдить мфибиям путь, кк те очутились среди них, врубясь в нестройные ряды золотистыми клинкми и терзя их отрвленными шипми. Внезпность тки едв не зстл Бреймен врсплох, поэтому опьяненные сржением риллити подошли к объятому стрхом городу. Не устоявшие перед яростным нпором зщитники подлись нзд.

Их положение было бы безндежным, сумей болотные существ очутиться н улицх Бреймен, и, осознвя это, воины отчянно сопротивлялись. Они хрбро вступли в бой с огромными и сильными риллити, вооруженными широкими бронзовыми мечми. Вскоре подоспело подкрепление, усиленное вооруженными горожнми, и зщитники сгрудились, дв отпор зхвтчикм. Сржение стло более яростным; люди геройски бросились н риллити и блгодря численному перевесу нчли теснить чудовищ.

Н миг кзлось, что солдтм удстся опрокинуть нпдющих мфибий. Но вдруг среди дымящихся обломков ворот появился Кейн. Из кулк его метнулсь смерть, дской молнией он рзметл ряды зщитников. Против этого ужс не могло устоять никкое мужество. Людей рзрывло н чсти, швыряло о кмни, их тел обугливлись, в рукх мертвецы все еще сжимли бесполезное оружие. Рз з рзом смертельные рзряды отыскивли жертвы и гсили в них искру жизни. Для живых невыносимо было видеть ужс н лицх мертвых и слышть вопли гибнущих хрбрецов. Толп солдт был смят, рссеян и обрщен лучми смерти в пническое бегство.

Один из воинов, обезумев от црящего вокруг хос, прокрлся мимо изуродовнных трупов и бросился н Кейн сзди. Его меч устремился в зщищенную переливчтой путиной энергии спину Кейн — коснулся, но не пронзил ее. В один миг клинок рсплвился, воин вспыхнул и осыплся н землю горсткой пепл. Зщитники бежли перед лицом неуязвимого существ с дьявольским оружием рзрушения, сзди бегущих нстигли и рубили обезумевшие от крови риллити, продвижению которых в сердце город теперь никто не препятствовл.

Едв стены Бреймен пли перед нпдющими, битв сменилсь безжлостной бойней. Не опрвившийся от своего поржения н реке Мейсвен и успокоенный отчянной просьбой Дрибек о перемирии Млхион збыл об осторожности, если только ккие-либо приготовления могли спсти город от ншествия мгии древнего мир. В результте ослблення рмия Бреймен был смят устршющей силой Гелиотроп и свирепостью риллити после того, кк лучшие воины пли в бою у мост. Теперь зхвтчикм препятствовли лишь отдельные очги сопротивления — неоргнизовнные подкрепления из городских кзрм и вооруженные мечми, едв пробудившиеся от сн горожне. Воины, подвившие в себе пнику и встретившие лицом к лицу вторгшихся нелюдей, погибли под их удрми или отступили, чтобы присоединиться к всеобщему бегству.

Полумрк освещли пожры црившей бойни. Пытясь сохрнить и без того млый зпс энергии, Кейн сбросил охрнявший его энергетический щит. Теперь он стоял в доспехх из бронзового сплв, окруженный могучими воинми и зщищенный лишь полутьмой и сумтохой, поэтому иногд нспех нцелення стрел вонзлсь рядом или отсккивл от метллических плстин доспехов. Эт фнтстическя сттуя из ожившей бронзы руководил истреблением гонизирующего город, и ее блестящие доспехи горели рдужными сполохми плмени и крови.

Дьявольское войско устремилось н предрссветные улицы город, убивя любое подвернувшееся под клинок живое существо. Но риллити ткже несли потери. Невзиря н хос, люди сплчивлись в отчянные группы и пытлись перегородить улицы бррикдми. Их мечи хрбро противостояли огромным клинкм врг, дубины и топоры взлетли и опусклись, копья и стрелы в рукопшном бою рзили нсмерть. То и дело туш мфибии обрушивлсь под нтиском толпы нземь с перерезнными сухожилиями или рспоротым животом, иногд и пронзення ядовитой стрелой либо копьем. Но бестий были сотни, и они уносили с собой в могилу десятки людей. Тктик Кейн не позволял обороняющимся воспользовться численным перевесом: едв сопротивление усиливлось, кк смертоносня сил кольц уничтожл оплот горожн.

Бреймен был молодым городом, основой строительного мтерил которому послужило дерево. Теперь плмя бесчисленных пожров, вызвнных молниями Кейн и фкелми риллити, поднимлось нвстречу рссвету. Горожне искли убежищ в своих домх — искли, но не нходили. Охвченные жждой рзрушения болотные тври рзносили в щепы двери домов, врывлись внутрь и убивли всех обиттелей — вольных и рбов, женщин и детей, оствляя горящие обломки и не утруждясь поискми добычи. Рздувемое утренним ветерком плмя прыгло от постройки к постройке, и утолить его жжду было невозможно. По улицм Бреймен тяжело шгл хос, оствляя з собой лый след изувеченных тел.

Посреди город нходилсь крепость Млхион — приземистя, невзрчня постройк из дерев и кмня, окруження чстоколом и сухим рвом, полным острых кольев. Здесь воины ншли убежище, сопротивление — ндежную опору. Вырвнный из пьяного сн Волк выслушл короткие донесения бежвших под нтиском риллити воинов и нчл торопливо отдвть прикзы. Способных сржться мужчин необходимо было собрть в крепости и вооружить длящее обороны, подняв перед приближющимся войском Кейн мост. Если стены и утыкнный кольями ров остновят нступление, то незхвчення чсть город успеет собрться с силми, получив подкрепление из окринных кзрм. Из крепости были отпрвлены скороходы с прикзми Млхион. Когд подоспевшие отряды нпдут н рьергрд Кейн, Волк поведет нступление из крепости, и Кейн окжется стиснутым между двумя оргнизовнными силми, после чего рссеченный им ндвое город сомкнет челюсти кпкн, пожирющего войско нелюдей.

Но здумвший молниеносный рейд Кейн отнюдь не рссчитывл н долгую осду. Он пришел не для того, чтобы покорять, рди уничтожения и, едв зщитники собрлись под нчлом Млхион, предпочел бросить все силы н вржескую крепость. Осыпемый стрелми, он вынужден был восстновить свой зщитный плщ. Стрелы испрялись, коснувшись мерцющей фигуры, подобно слюне н рскленной стли, и соткнный из изумрудного плмени призрк упрямо шел вперед сквозь клубящийся дым.

Из окутнного плменем кулк Кейн метнулсь необычйно мощня молния. Ее рдужные рзряды с грохотом удрили в плисд. Дерево чстокол вспыхнуло ослепительным плменем, кмни взорвлись рскленными добел осколкми. Те, кто успел, в стрхе рзбежлись от горящих стен; менее удчливые «зплясли» н потрескивющем погребльном костре. В считнные секунды могучя энергия Кейн уничтожил плисд и згнл внутрь оствшихся в живых зщитников.

Ни один риллити не бросился мимо тлеющих осттков чстокол, хотя некому было воспрепятствовть их нпдению н крепость. Кейн переключил внимние н осжденную крепость — и снов кольцо выбросило энергию Гелиотроп. Ослепительня молния вонзил огненную пику в основние стены. Ужсный удр потряс крепость, зщитники попдли плшмя н колеблющийся нстил. Смертельный луч вошел в фундмент, кк нож в мсло, и вспорол треснувший кмень, кк вспрывет живот юной деве рскленное лезвие. Кейн зстыл кк вкопнный, из его кулк струился поток рожденной звездми энергии, позди испугнно урчли риллити, остерегясь взрывющихся стен.

Нполовину охвчення огнем, с зияющей в основнии фундмент дырой, крепость Бреймен постепенно оседл, зтем окончтельно рухнул н свой погребльный костер с грохотом, нпоминющим последние рскты свирепой бури. Внутренние помещения были збиты обезумевшими от стрх людьми, тщетно пытющимися бежть от смертоносных лучей. Все они, кроме нескольких, кому удлось пробиться с тыл и выпрыгнуть из кренящихся окон, чтобы нйти спсение в лесу, погибли под горящими руинми обрушившейся крепости. Мнимя безопсность убежищ обернулсь для них смертельной ловушкой. Дым пожрищ зтмил предрссветное небо и превртил поднимющееся н плменеющем горизонте солнце в тускло-крсный полумесяц.

Мерцющя путин энергии вспыхнул и погсл, ибо крепость отныне не существовл. Кейн в изнеможении опустился н землю под тяжестью собственных доспехов. Уничтожение крепости Млхион истощило зпсы энергии Гелиотроп, тк что, продолжй Кейн использовть ее дльше, он рисковл потерять корбли, знчит, не вернуться в Ареллрти.

Но его цель достигнут. Отныне Бреймен преврщен в жлкого клеку, продемонстрировння им сил зствит противник пересмотреть свое решение выступить против него. Созвв свою мродерствующую рмию, Кейн прикзл возвртиться к корблям.

Риллити не стли возврщться к корблям через горящий город, выбрли обходную дорогу, по которой прошли почти без усилий, ведь уничтожение крепости Млхион и большей чсти его войск сломило сопротивление. Смоубийственные попытки нпсть н риллити н обртном пути кончились тем, что безумцев хлднокровно перебили. Кейну дже не пришлось призывть н помощь осттки энергии Гелиотроп, необходимые для рботы турбин ожидющих войско корблей.

Покинувший умирющий город флот сокртился почти вдвое. Но мощь Бреймен исчезл в гигнтском столбе дым, зтянувшего серым свном утреннее небо.

XXI. В СЕЛОНАРИ НЕ ПЛАЧУТ

Кто-то стучл в ее дверь.

— Терес?

Он проснулсь, ошеломлення незнкомой обстновкой; н миг ей покзлось, будто он проснулсь в бшне Кейн. Нет, он был одн. Это цитдель Дрибек, где он провел последние дни, возвртившись в Селонри с послнием от Волк и свитой из двдцти пяти воинов. Дрибек уловил суть решения Млхион и понял, почему Терес сопровождл большой отряд, но предпочел промолчть. Терес мысленно сожлел, что отец позволил ей взять с собой людей более необходимого, но Волк уже зподозрил причину ее поступк. По крйней мере эт горстк воинов отчсти смоет пятно н чести Бреймен.

— Терес? — Стук продолжлся. — Это Дрибек. Мне нужно поговорить с тобой.

— Погоди минутку, — неуверенно отозвлсь он, узнв голос.

Звезды все еще ярко сияли в ее окнх, он проспл лишь несколько чсов. Встревоження, Терес сел в постели, обнження, в мигющем тусклом свете единственной лмпы. Вытянув из-под себя одну из темных меховых нкидок, все еще хрнивших тепло ее тел, девушк звернулсь в нее и прошлепл к двери.

— Что случилось? — неохотно пробормотл он, отодвигя зсов.

Длинное лицо Дрибек было озбочено.

— Лучше впусти меня в комнту, — скзл он. — Мне только что принесли плохие вести.

Терес, нхмурясь, посторонилсь, и он прошел мимо, не обртив внимния н то, что он полурздет. Дрибек кзлся потрясенным и походил н человек, срженного вестью о некой ужсной ктстрофе.

— Кейн?.. — с волнением проронил он.

— Д. — Дрибек уствился н нее, решив говорить с этой облдющей сердцем воин девушкой без обиняков. — Мы только что узнли от спсшихся, что дв дня нзд Кейн нпл н Бреймен с рмией риллити. Произошл жестокя резня, и крепость Млхион был уничтожен. Когд Кейн ушел, город был объят плменем. От Бреймен остлись одни руины, Кейн возвртился в Ареллрти с незнчительными потерями.

У Терес ослбели ноги, он с побледневшим лицом прислонилсь к стене, вцепившись в свою нкидку тк, что побелели костяшки пльцев.

— Рсскжи, — выдвил он нконец.

Дрибек уныло поделился с ней вестями, полученными от первых достигших Селонри беглецов. Терес выслушл молч, бледня и неподвижня, кк укутння меховой мнтией сттуя. Кзлось, стен вот-вот обрушится от прислонившейся к ней тяжести.

— Кк мой отец? — еле слышно спросил он.

— Он был в крепости, когд ее стены взорвлись, — сочувственно пробормотл Дрибек. — Сомнительно, чтобы Волк… — Он не зкончил, но это было ни к чему.

Лицо Терес оствлось спокойным, но боль выдвли ее глз и голос.

— Волк зслуживл лучшую смерть, — прошептл он и, помолчв, добвил: — Но ты, нверное, полгешь, что его нстигло спрведливое возмездие. Ведь он откзл тебе в помощи — предпочел, чтобы Селонри и Кейн дрлись нсмерть, оствив Бреймену роль стервятник.

Он угдл мысль Дрибек, но он ответил ей уклончиво:

— Воин сржется по известным ему првилм, но погибнуть он должен в открытой битве, не стть добычей черных колдовских чр.

— Но почему Бреймен? — воскликнул Терес. — Может, это месть?

— Пожлуй, нет, — промолвил Дрибек. — Кейн мыслит чересчур последовтельно, чтобы рисковть всем рди мести. Вряд ли он знл о нейтрлитете Млхион. Скорее, он счел Бреймен союзником Селонри и решил опередить противник, прежде чем Млхион двинется н юг. Из его тктики очевидно ткже, что он хотел устршить возможных вргов зрелищем своей опустошющей силы.

— Возможно, — пробормотл Терес, подумв, что Дрибеку известн лишь одн грнь изврщенной психики Кейн.

Он кзлсь спокойной, поэтому Дрибек перешел к другому вопросу и продолжл виновтым голосом:

— Рзумеется, мы зняты сейчс сбором сообщений, и я прикзл срочно созвть совет. Твое присутствие принесло бы нм огромную пользу, хотя я понимю, что тебе хочется…

— Броситься н постель и истерично зрыдть? — зло процедил Терес, и н ее бледных щекх вспыхнули дв лых пятн, отчего лицо ее стло похоже н демоническую мску. — Может, тк поступет, узнв о гибели своего город и родных, глупя девчонк, но воин точит свой меч и готовится отомстить. Я буду н твоем проклятом совете!

— Кк пожелешь, — поддкнул ндеющийся н ткой ответ Дрибек. В эту минуту его окликнул из коридор Асбрлн, и он успел лишь добвить: — Терес, я понимю, ты иногд сомневешься в моей искренности, но знй, что сегодня я сочувствую тебе и увжю, кк никогд.

Терес едв зметил его уход. Долгое время он простоял у стены, стискивя в пльцх мех нкидки. Нконец девушк бросил ее н постель — до нее дошло, что город сожжен, отец погиб. Тогд в спльне послышлось тихое всхлипывние. Но в ее глзх не было слез, поэтому придушенные звуки могли быть просто проклятиями.

Он мшинльно облчилсь в свою одежду, и эт процедур покзлсь ей ткой же, кк обычно, — неужели в ее жизни ничего не изменилось?

Приближясь к злу, он услышл сердитый голос Дрибек. Они уже нчли — что ж, нверное, он слишком долго пробыл недине со своими мыслями. Когд Терес вошл, знкомые голос обсуждли серьезность положения. Стрх овлдел собрвшимися.

Дрибек вкртце ознкомил ее с последними донесениями, но, когд совет возобновился, ей покзлось, что лорд зговорил о другом:

— Суть последних донесений в том, что Кейну удлось з пру чсов превртить Бреймен в груду дымящихся рзвлин и убрться в свою крепость почти без потерь. Рзумеется, Млхион не ожидл нпдения, но все же Бреймен был зщищен не хуже Селонри и, несмотря н внезпность и рзброд, его рмия не уступл численностью ншей. Короче говоря, Кейн способен игрючи рзделться своим оружием с любой из ныне существующих рмий. Если Кейн решит нпсть н Селонри, не следует обольщться, что мы сможем противостоять чужому колдовству лучше зщитников Бреймен. Нельзя позволить ему выбрть время для нпдения. По-моему, нм необходимо тковть Ареллрти немедленно!

— Это будет смоубийством! — возрзил Овстл.

— Но ты знешь, что случится, если мы дождемся Кейн у нших стен! — нстивл Дрибек. — Нпсть н него — лучшее, что мы можем сделть. Черт побери, это уже было решено.

— Но тогд мы рссчитывли н помощь Бреймен, — нпомнил Овстл.

— Мы можем перегородить кнл, проходящий через болото, — предложил Айнон, один из влиятельнейших союзников Дрибек среди дворян. — Збррикдировть кнл бревнми, чтобы нельзя было провести через него корбли. А пройдя через лес, жбы устнут, и мы их легко одолеем.

— Пошевели мозгми, Айнон, — горько проронил Дрибек. — Кейн прорыл этот кнл через весь Крнор-Рилл, не успели мы и глзом моргнуть! Рзве удержит его ккой-то зслон?

— По крйней мере мы продержимся несколько дней, — не сдвлся Овстл. — Если дело дойдет до осды, нм пондобятся все люди до единого человек. Млхион не зхотел помочь нм, но теперь нм помогут беглецы из Бреймен.

— Кк по-твоему, сколько их? — процедил Кремпр, вздрогнув от злобного взгляд Терес.

— Ты прв, кузен, — соглсился Дрибек. — Мы не можем терять время, ожидя помощи от зпугнных беглецов. А Кейну время еще дороже. Мне сдется, что он исчерпл свою мощь в походе н Бреймен до опсного предел. Инче он не отступил бы, полностью сровнял город с землей либо оствил бы тм грнизон. Мы ннесем удр немедля, и, может, он не успеет собрться с силми — во всяком случе нпдем рньше, чем мощь Гелиотроп возрстет до той, что способен вместить кристлл.

— Я и мои люди присоединимся к вшему походу, — впервые зговорил Терес. — И с нми пойдут все мужчины Бреймен, способные порботть клинком.

— Мы весьм блгодрны тебе з помощь, — снисходительно промолвил Овстл, — но дело в том, что хрбрость и стль не срвнятся в бою с оружием Кейн. Нш рмия пойдет в неизвестность, и люди знют это. Может, мои слов противоречт твоей хвленой логике, но человек привык доверяться толстым стенм и привычному оружию.

— Ты хочешь скзть, что…

— Люди взбунтуются, если мы попытемся осдить Ареллрти прямо сейчс. Они хрбрые воины, но всему есть предел. Здесь, в Селонри, они будут сржться н родной земле.

— Не исключено, что мы сможем предложить Кейну сделку, — поспешно вствил Арклек и увидел, кк вспыхнул Дрибек, прежде чем обртить свой гнев н богтейшего из своих советников.

— Ты всерьез предлгешь договориться с Кейном, зня о его колдовском могуществе и о том, кк он обошелся с Брейменом?

Ответ не последовло, потому что все присутствующие, кк по комнде, стиснули зубы.

— Рз уж необходимо биться, то обеспечим себе хоть ничтожный шнс н победу, — продолжл Дрибек. — Мы, несомненно, понесем небывлые потери. Но, погибя от меч врг, воин н миг обезоруживет его, и тогд з него мстят товрищи. Мне отвртительн собствення мысль, но, чтобы убить змею, нм придется стрдть от ее укусов до тех пор, пок ее зубы не истекут ядом — тков моя стртегия, и нм придется прибегнуть к ней, если никто не знет лучшей.

Что ксется бунт, то люди, узнв о бойне в Бреймене, поймут тщетность ндежд н стены Селонри. Однжды Кейн зметил, что хрбрость и отчяние идут рук об руку. Соглсны?

— Умереть нпдя не хуже, чем умереть зщищясь, — сухо бросил Овстл. — Если повезет, мы сумеем ослбить преимущество Кейн. Рссеем нши силы, зствим его потртить энергию н мелкие отряды. А лучше, если мы вступим в ближний бой, чтобы он побоялся здеть своих. Молнии — его сильнейшее оружие, без кольц и в открытом бою мы осилим его войско числом. Желтельно вымнить его из крепости н открытое место, зтем нпсть всеми силми Но только Кейн и см чертовски умный стртег — этого у него не отнимешь.

— Нет ли ккого-нибудь оберегющего зклятья для зщиты нших воинов от чр Кейн? — осведомился Арклек, чувствуя, кк поштнулось его положение.

— Возможно, есть, — скзл Дрибек. — Я снов отпрвляюсь к Гервейн. Прошлый рз он нмекнул, что у Хрм может быть доступ к мгии, не уступющей демону Кейн. Если Гервейн действительно хочет помочь, у нее было достточно времени, чтобы обыскть змшелые подземелья Хрм в поискх збытых секретов. Если нет, будем ндеяться, что бойня в Бреймене побудит ее смягчиться и проникнуться ншими целями.

Асбрлн хмуро покчл головой:

— Попросишь помощи у Хрм, и нечем будет рсплтиться. Нм и без того нелегко было обуздть честолюбие Гервейн.

Дрибек поджл губы.

— Повторяю, нм предстоят тяжелые дни. Если Гервейн сможет помочь, мы не откжем ей. Я лишь ндеюсь, что цен з услугу не омрчит ншу победу. Хотя что может быть мрчнее поржения?

XXII. ПОДЗЕМЕЛЬЯ ХРАМА

Для столь рннего чс Гервейн являл собой обрзец црственного изяществ; жрице придвл тинственный облик длиння хлмид из темно-бгрового шелк, укршення ншитыми лоскутми из кожи кремового цвет и хитроумно рсположенными отверстиями, нмекющими н скрытое под хлмидой роскошное тело. Ее черные кк смоль волосы были уложены длинными локонми, темные, по-кошчьи згдочные и рсчетливые глз пристльно смотрели н вошедших. Терес не понрвилось холодное рвнодушие ее утонченно-нежного лиц.

— Дикя волчиц, — объявил жриц, скользнув взором по грубой одежде девушки. Терес вызывюще уствилсь н нее. Возрстом Гервейн был лет н пять, не более, стрше. — Ты взял ее с собой в кчестве телохрнителя, лорд Дрибек, или ндеешься, что женщин поймет женщину?

— Мне просто покзлось, что тебе зхочется поговорить с той, кто не понслышке знет о тйной силе Кейн, — ответил Дрибек, с трудом сдерживя вспышку гнев.

— Возможно. У нс есть о чем рсскзть друг другу. Но сегодня я вижу, что тебе не до утонченных мнер, милорд, крики н улице говорят нм об очередном злодействе Кейн. Неужто этот пригретый тобой безумец уже возвртился и ждет у нших ворот?

Дрибек подробно описл все, что они узнли о судьбе Бреймен, пытясь уловить н лице жрицы тень волнения. Но его постигло рзочровние. Нсмешливо-утонченные мнеры Верховной жрицы остлись неизменными, хотя он здвл обоим вопрос з вопросом.

Нконец Гервейн змолчл, рзмышляя нд услышнным. Ее прекрсное лицо не дрогнуло, но он уже принял решение.

— Идемте со мной, — прикзл он, поднимясь с Кресл влсти. — Посторонние редко проникют з пределы молитвенных злов Хрм, но ныне нстли тяжелые времен.

Они последовли з ней в тйные подземелья Хрм по петляющим переходм, мимо келий, пропхших лдном, где группы девушек в светлых туникх зняты были внешне бессмысленными ритулми либо зботми по хозяйству. Коридор привел их к лестнице, по которой они спустились н несколько пролетов; исчезли окн, и появились горящие фкелы. Здесь двери келий были чще зперты, некоторые из них поржли своей мссивностью. Из-з одной из тких дверей донесся приглушенный плч, и Терес покзлось, что н губх Гервейн мелькнул зля улыбк.

Они очутились уже глубоко под землей, когд жриц остновилсь у обитой железом огромной двери.

— Постучи, — прикзл он, и Дрибек повиновлся.

В смотровом отверстии покзлсь остря физиономия, зтем исчезл, и, проскрежетв зсовми, дверь открылсь. Комнт был н удивление велик. Унылое лицо Дрибек восторженно просветлело при виде огромного количеств хрнящихся н длинных полкх книг и мнускриптов. Три жрицы от среднего до преклонного возрст изучли выложенные н тяжелом столе зтхлые том. Посреди столешницы помещлся серебристо-серый диск из блестящего метлл футов пяти в диметре. Предположив, что это зеркло, Дрибек нклонился нд ним — и увидел, что полировння поверхность диск ничего не отржет.

— Архивы Хрм, — пояснил Гервейн. — Многовековое хрнилище утомительного перечня событий и тйных знний. Когд-то мы, дочери Шенн, едв не утртили способность отличть ненужное от бесценного среди множеств тйн, которыми нш религия когд-то влдел. Последние дни мои сестры неустнно рботют, пытясь извлечь знния древней рсы Крелрн и их демон Гелиотроп из зплесневелой груды древних пергментов. Кжется, Селонри повезло — кк и прочему миру, — поскольку нши поиски окзлись ненпрсными.

— Что вы узнли об Ареллрти? — невольно вырвлось у Дрибек.

— Многое. Но ндеемся узнть еще больше, кк только нйдем некий мнускрипт, относящийся к первым дням существовния ншего город. Пок что этот том сокрыт от нс. — Он победно улыбнулсь. — Но мы уже достточно выяснили из прочих рукописей, чтобы понять суть хрустльного дьявол по имени Гелиотроп. И более того — нши знния помогли обнружить средств борьбы с его силой. Возможно, нм удстся обессилить энергетические рзряды, которыми упрвляет с помощью кольц Кейн… Вижу, достойнейший лорд Дрибек охвчен любопытством!

— Если ты сможешь обезвредить его оружие, мы уничтожим Кейн! — поклялся Дрибек, не обрщя внимния н колкость Верховной жрицы.

— Если только Гелиотроп не облдет еще более опсными кчествми. Но я полгю, что нши знния позволяют сржться с Кейном н рвных. Я понял из твоего рсскз, Терес, что Кейну удлось открыть вжный принцип энергии Крелрн, хотя ты не смогл постичь знчение его открытия, нзвв его колдовством, и Кейн укзл тебе н твою ошибку, не снизойдя, ввиду твоего невежеств, до объяснений.

Сил Кейн приндлежит нуке, не колдовству, хотя грницы между ними в древнем мире были рзмыты. Но неподготовленному рзуму трудно уловить рзличия, поскольку они зключются в постижении действия сил и зконов, упрвляющих нми. Нпример, чтобы выковть ндежный меч, мстер-кузнец воспользуется секретми своего ремесл последовтельно — от соствления стльного сплв и зклки лезвия до урвновешивния оружия и отделки рукояти. Подобным обрзом и чродей пользуется своими секретми, чтобы выковть меч из звездного свет и зклятий. Привыкшим к дубине дикрям, соглсно легендм нселяющим неведомые ншей цивилизции земли, об меч кжутся волшебством, но ясно, что один из них создн нукой, другой рожден колдовством. Судите сми, ккой из них окжется сильнее.

— Я доверяю честной стли, — бросил рссерження нсмешкми жрицы Терес. — Я слышл о твоих волшебных мечх, но легенды говорят, что они сослужили своим хозяевм плохую службу!

— Он воспринял мои слов буквльно, — изумленно выдохнул Гервейн.

— Я тоже не считю себя невеждой, — рздрженно вмешлся Дрибек, — но поясни, к чему ты клонишь!

— Прошу прощения, милорд. Суть в войне нуки против колдовств. К счстью, нм знкомы некоторые принципы нуки Крелрн, но я сомневюсь, что Кейн глубоко ознкомлен с чрми Шенн.

— Я не поручился бы з это своей жизнью, — предостерег Дрибек.

— Но ты уже это сделл. Вжно то, что нук Крелрн грничит с облстями, которые мы, люди, считем колдовством. Впрочем, нук подчиняется зконм нрвне с мгией — обе питются энергией из рзных источников. — Рзве это не соответствует истине? Пок еще мы не углублялись в этот сложный постулт, но нм известно, что Гелиотроп подчиняется зконм колдовств, и поэтому в нших силх срзиться с Кейном с помощью мгии Шенн.

Диск, который ты принял з зеркло, нходится в подземельях Хрм векми, и его применение почти позбыто — кк случилось со многими древними вещми. Возможно, это искомя тобой зщит от смертельного луч Гелиотроп.

Дрибек с сомнением посмотрел н диск.

— Подними его, — предложил жриц.

Он коснулся диск и ощутил жгучий холод, от которого побелели кончики пльцев. С мучительным усилием Дрибек вцепился пльцми в его кря, но весящий с виду не более нескольких десятков фунтов диск из неизвестного метлл окзлся тяжелым, кк дубовый стол.

Гервейн холодно рссмеялсь:

— Это симулкрум.2 Мы рскрыли его секрет, и возможно, Кейн вскоре обнружит, что его Гелиотроп не тк уж неуязвим. Вдобвок мы узнли еще многое, способное омрчить Кейну нстроение, когд нчнется сржение. Конечно, ритулы сложны, ибо в них учствуют высшие силы, и нм пондобится много времени.

Тебе придется снять зпрет н человеческие жертвоприношения, если ты не хочешь сржться с Кейном только мечми. Не печлься, милорд. Мы знем, где нйти нших девственниц — эти хрупкие лепестки мы вырщивем с рождения. Тебя не ксются подробности; достточно того, что з пределми этих стен не умрет ни одно дитя.

Дрибек угрюмо рзмышлял нд тем, почему Хрм нстивет н столь отвртительном ритуле, двным-двно зпрещенном, и откуд они рздобыли млденцев. Еще менее приятными кзлись мысли о плте, которую потребует Хрм з свою помощь. Последнее опечлило его еще более, омрчя появившиеся проблески ндежды. Но есть ли у него выбор?

— Любопытно, что з пользу ты хочешь извлечь, Гервейн, — хмуро произнес он. — Альтруизм не хрктерен для Хрм, поэтому я зню, что ты помогешь мне не из любви к Селонри.

— Я не нстолько нивн, Дрибек, — отвечл он, будто речь шл о чем-то второстепенном. — Но я требую от тебя покончить с нстырными попыткми обложить Хрм нлогом, не предъявляя условий политического хрктер, поскольку зню, что ты откжешься выполнять их, едв минует опсность. Д спсет мгия дочерей Шенн ншу землю от уготовленной ей Кейном ужсной судьбы. Ндеюсь, люди зпомнят тех, чьи руки принесли им спсение. И полгю, они не будут поддерживть с прежним рвением твои рсчетливые нпдки н возврщенную нм влсть. Эт игр хорошо знком милорду, ее нзывют «престиж».

XXIII. ГИГАНТЫ В ТЕМНОМ НЕБЕ

— В воздухе витет смерть, и люди чувствуют ее дыхние, — мрчно зметил Дрибек. — Это не похоже н все прежние прелюдии к сржениям.

Првитель Селонри стоял н болотистом берегу Крнор-Рилл в тускнеющем свете зкт. Воины рзбивли лгерь, и привычный шум голосов и эхо удров топор кзлись успокивющими, хотя обычные грубые крики звучли приглушенно и робко под гнетом неведомой опсности. Взяв с собой всех, кто только мог нести оружие, Дрибек ушел в поход н юг н рссвете, после рзговор с Гервейн. Окончтельные приготовления почти не потребовли времени, поскольку он уже собрл рмию и воины были готовы выступить. К зкту третьего дня лгерь был готов и неплохо укреплен — он нпоминл огромный клин с нцеленным н выходящую из Крнор-Рилл дорогу острием.

— Мло рдости в сржении, где черня мгия и чужя нук бьются, подобно великнм в темном небе, хрбрые воины нпоминют жлких мурвьев, гибнущих незмеченными под их поступью, — угрюмо соглсилсь Терес.

Последние дни он и Дрибек чсто виделись, нходя утешение в общении друг с другом. Между обоими росло невыскзнное восхищение — столь рзные по хрктеру, об ценили то, что любят, больше почестей и слвы.

Теперь Терес считл себя првителем Бреймен, и около сотни беглецов, объединившихся под ее знменем, не оспривли ее глвенств, хотя очевидно было, что ее нследство являло собой лишь груду рзвлин. Если он переживет это сржение и Гелиотроп будет уничтожен… тогд он зхочет увидеть Бреймен. Но внчле он обязн попытться отомстить з его пдение.

— Нш шнс н победу звисит от действий Кейн, — повторил струю мысль Дрибек. — Здесь мгия Гервейн зщитит нс от молний Кейн — по крйней мере солдты готовы рискнуть и поверить в это. Но если нм придется осдить Ареллрти, то не зню, сможет ли он нм помочь.

Он устло обвел взглядом лесной лгерь с его земляными и деревянными укреплениями, рядми плток и группми солдт. Под темнеющими деревьями зтеплились костры походных кухонь.

— Сомневюсь, что у Кейн есть ндежня рзведк. Его жбы не могут внедриться к людям, и мне претит мысль, что хоть один человек пдет столь низко, чтобы шпионить для него. Ндеюсь, что кроме боевых достоинств нше построение внушит ему ложное предствление о ншей истинной силе. Уверенный в собственном преимуществе, он вполне может нпсть первым, избегя риск длительной осды, несущей огромный ущерб отстроенному с ткими усилиями городу.

— Думешь, Кейн нпдет сегодня ночью? — осведомился Кремпр, подойдя к ним вместе с Асбрлном — свирепым постревшим орлом в доспехх, видевших последнюю битву с десяток лет нзд.

— Это вполне зкономерно — если он вообще нпдет, — зключил Дрибек. — Чем дольше он промедлит, тем сильнее мы укрепимся. Вдобвок он — ночное существо, и темнот выгодн риллити, предпочитющим действовть укрдкой. Ведь Кейн недром решил нпсть н Бреймен перед рссветом.

— По ночм Оммем теряет свою силу, — добвил Терес. — Кейн не новичок в оккультном мире; вероятно, он предвидел, что мой город обртится с мольбой о помощи к сияющему богу Воллендн. Зметьте ткже, сегодня безлуння ночь, в ткие ночи Гелиотроп, по словм Кейн, достигет пик своего могуществ. Чем поможет вм сегодня вш луння богиня Шенн?

— Гервейн предупредил нс, что эт ночь неблгоприятн, но он все же считет, что ее мгия поможет нм. — Дрибек оглянулся н плтку жрицы.

Терес проследил его взгляд. С порзительной ловкостью дочери Шенн пустили в ход изъятые из доверху груженных фургонов многочисленные предметы культ. Дрибек прикзл немедленно исполнять любую их просьбу, поэтому для них был рсчищен от деревьев небольшой холм. Солдты принялись устнвливть их плтки, выгружя необходимое в окружении женских фигур, нряженных весьм пестро: тут было все, от простых туник послушниц до изящных хлмид рзного рнг жриц. Н вершине холм воины с трудом поднимли стрнный метллический диск туд, где ему ндлежло быть — н плиту низкого кменного лтря. Алтрь из безупречного темного кмня был привезен из тйников Хрм, подземелья которого предоствили зодно и прочие, чуждые свету дня, предметы.

Терес нхмурилсь при виде нескольких бледнокожих девушек в ошейникх и пристегнутых к ним «поводком» нручникх — жрицы торопливо вели их з собой в плтку. Девушки шли покорно, но их глз выдвли стрх.

— Чем же мы после этого лучше Кейн?! — воскликнул он и презрительно сплюнул. — Сомневюсь, что нш побед опрвдет ткую цену!

Лицо Дрибек не дрогнуло, но глз были печльными.

— Повторяю, в этом сржении мло рдости. Нм необходимо мощное оружие, чтобы не псть жертвой еще большего зл…

Сумерки сгустились, перешли в ночь. Кругом были рсствлены кордоны. Лгерь тоже не спл; взволновнные солдты, шепчсь друг с другом точили свои мечи. Демон битвы тревожил ночь, нвевя бриз своими кожистыми крыльями. Рстущее нпряжение не оствляло в покое ни единого человек.

— Он идет! — прошептл Гервейн, сосредоточенно уствясь вдль, и никто не усомнился в ее проництельности.

— Его влечет зпх твоего чродейств, — вполголос пробормотл Терес, ощущя легкий озноб при виде рзвернувшегося перед ними зловещего зрелищ.

Вспыхнули и зпылли фкелы, зтрепетли н холодном ветру шелковые хлмиды жриц. З пределми освещенного фкелми круг порывы ветр трепли брезент плток, отзыввшихся сердитым хлопньем. Терес вздрогнул, предчувствуя грядущее сржение, ей мешл ее теплый, но сковывющий движение плщ. Дрибек тихо поговорил с Айноном, и тот отпрвился к болоту, по крям которого ндлежло рзжечь костры.

Н лтре беспомощно корчилсь привязння к плите нгя девушк. Ей было не больше шестндцти — невинный хрупкий цветок, взрщенный в тйных помещениях Хрм, чтобы быть сорвнным, когд «сдовники» сочтут его рспустившимся. Стрх уже оствил ее, он кзлсь звороженной зклинниями, которые произносил нрспев жриц. Терес пытлсь утешить себя мыслью, что эт девушк не успел узнть жизнь, но тк и не смогл побороть отврщение. Девушк не издл ни единого вопля.

Зклинния н незнкомом Терес нречии звучли все пронзительней. Тонкие пльцы Гервейн бросли в пылющую жровню тинственные порошки, струился горьковто-слдкий дым, кружившийся тумном нд изгибющимися в тнце жрицми. Девушк лежл тихо, ее можно было принять з спящую — если бы не судорожно вздымющяся грудь. Гервейн бросил в огонь последнюю щепотку и с резким воплем опустил кулк, звисший нд сердцем девушки. Терес готов был поклясться, что рук жрицы пуст, но глз жертвы рсширились, губы скривились в беззвучном крике, тело нпряглось — в тот же миг жровня вспыхнул дождем искр и погсл.

Неожиднно ярко зсиял метллический диск, зеленовтый луч устремился с его поверхности н жертву, н секунду окутв ее силуэт, отчего покзлось, будто девушк плывет в призрчном свете. Зтем луч покинул жертву, вернувшись в круг блестящего метлл, вспыхнувшего бледно-золотистым светом смерти. «Кк он похож н луну», — подумлось охвченной стрхом Терес.

Н лтре рспростерлось безжизненное тело девушки.

Н крсивом лице Гервейн игрл холодня улыбк торжеств, хотя и см он кзлсь потрясенной собственными чрми.

Н постх послышлись тревожные крики чсовых.

— Теперь пусть твое колдовство зщитит нс, если сможет! — прорычл Дрибек и поспешил знять место во глве рмии. Хрмовя стрж сомкнулсь кордоном вокруг холм жриц, обрзуя живой щит.

Терес зметил, нсколько увеличилось сияние Ареллрти — злое зеленое свечение, пронизывющее болотный тумн. Дорог походил н ленту свертывющейся крови. В тумне покзлись шгющие вперевлку по фнтстической дороге огромные фигуры — темные силуэты н фоне лого сияния.

Предостерегющие крики неподлеку. Вспыхнувшие костры осветили десятки поднимющихся из болотной жижи чудовищных мфибий. Кейн послл своих солдт в бесшумное нступление, когд они очутились н лесной почве, пустил в ход глвную колонну, чтобы зстть противник врсплох и смять превосходящими силми.

— Вот и мишени! — прозвучл нпряженный голос Кремпры. — Целься! А теперь стреляй!

Первые стрелы просвистели в воздухе.

Вопли боли и ярости поведли лучникм о точности их стрельбы, хотя темнот не позволял увидеть ннесенный стрелми урон. Риллити покзлись из болот и, потряся огромными мечми, гигнтскими прыжкми ринулись н берег. Стрелы с визгом скользили по их блестящим доспехм, пронзя их лишь в случе прямого попдния в упор, но некоторые из них клечили мфибий, пробивя грубую кожу или незщищенные конечности.

— Стрйтесь попсть в глз! — посоветовл Кремпр, зметив в их рсширенных зрчкх огоньки отрженного плмени. Его стрел ншл свою цель, и один из риллити рухнул в жижу, вне себя от пронзившей мозг невыносимой боли.

Одержимые жждой убийств болотные тври устремились к бстиону, топч пвших. С яростным ревом они нчли преодолевть укрепление мощными прыжкми. Воины умирли под выковнными чужими кузнецми клинкми либо отвечли им не менее смертельной стлью.

Кремпр быстро отвел своих лучников нзд от пвшей линии обороны, уступя место тяжелой пехоте, бросившейся вперед в попытке остновить нпдющих риллити. Смзнное ядом копье скользнуло по рукву, и у Кемпры испугнно екнуло сердце, но, убедившись, что н руке не было ни црпины, он проворно вырезл лоскут порженной ядом мтерии и поспешил перестроить лучников.

С дороги в лес вливлся основной поток войск риллити. Тм, где ему противостояло острие клин, рзгорелсь яростня сеч. Лучники выкшивли врг н освещенной дороге, ннося ему весомые потери, несмотря н доспехи. Возрстющий поток риллити теснил обороняющихся, и острие клин постепенно уступло их нпору, но кждый рз, когд кзлось, что они вот-вот возьмут бстион, свежий прилив стли и мускулов отбрсывл их, обнжя усеянную окроввленными телми землю. В безумии рукопшной схвтки лучники были бессильны, дльнейшя тк риллити грозил уничтожить их.

Н дороге вдруг покзлсь стрння, пугющя фигур. Мерцющий зеленым плменем демон двиглся сквозь тумн, внушя стрх трем тысячм сердец обещнием неминуемой огненной смерти. Стрелы кслись зловещей фигуры, ничуть не змедляя ее приближение. Риллити рдостно зголосили и отхлынули от осжденного лгеря.

Вот и Кейн. Повелитель Гелиотроп пришел, чтобы уничтожить бросивших вызов его силе. Следом з ним двиглсь новя колонн рмии нелюдей, удерживемя в резерве, пок внгрд испытывл прочность обороны Дрибек.

Кейн вытянул левую руку, лишя зщищвших бстион воинов мужеств. Они в пнике оствили посты, н которых хрбро дрлись минуту нзд. Из окутнного плменем кулк метнулся луч смертоносной энергии, и первя линия укреплении Дрибек с грохотом взлетел н воздух, осыпя ночь грдом тлеющих осколков и комьев земли. Не успевшие бежть испустили последний вопль и погибли мучительной смертью под удром изумрудной плети. Опять ужс древней Земли протянул свои мерцющие когтистые лпы в поискх людских душ.

Уверенный в своем могуществе, Кейн шел вперед. Этой ночью он рссчитывл одним удром покончить со всеми госудрствми Южных Земель. Едв стнет ясно, что сопротивление рвносильно смерти, кк он соберет рмию людей взмен риллити, союз с которыми поможет ему одержть окончтельную победу.

Гелиотроп шепнул ему, что до вступления в полную силу остются считнные чсы. Лишь несколько дней необходимы, чтобы энергетическя мощь кристлл достигл уровня, превышющего тот, которого хвтило, чтобы уничтожить Бреймен. Поэтому Кейн, несмотря н змеченное им чродейство, к которому обртился Дрибек, пренебрег этой угрозой и решил уничтожить силы Селонри по-своему. Это будет суровым уроком тем, кто пытется воспротивиться неизмеримой мощи Гелиотроп.

Повелитель Гелиотроп нмеревлся стереть с лиц земли нспех возведенные укрепления, сдержвшие первый нпор риллити, и нпрвить н оствшихся в живых ошеломленных воинов свирепую рмию мфибий. Ослепительня молния метнулсь из кольц, и клиновидный выступ бстион вспыхнул, рссыпясь огненным смерчем.

Неожиднно перед Кейном появился зловещий брьер. Колдовской диск взмыл по дуге нд укреплением в поискх вржеской силы, повинуясь змыслу жрицы. Похожий н минитюрную луну, двигющийся см по себе диск пронесся по темному ночному небу и звис н уровне головы Кейн, прегрждя ему путь.

Н секунду воин помедлил. Перед ним прил холодный, кк зимняя лун, круг свет — вызов его могуществу. Это было чродейство, могучя мгия неведомого происхождения. Диск, несомненно, угрожл ему, но хрктер и степень опсности были неизвестны.

Уничтожь диск! — услышл он нсмешливый голос.

Отбросив колебния, Кейн удрил. Луч мерцющей мощи метнулся и пронзил центр прящего диск.

Круг свет здрожл и ослепительно вспыхнул, будто волшебный серебряный гонг, испускющий звук недоступной человеческому слуху чстоты. Кзлось, диск вот-вот превртится в комок рсплвленного метлл, но его полировння поверхность остлсь бсолютно невредимой.

Кейн отпрянул, его рук ослбел и онемел от леденящего холод. Энергетический щит дрогнул, от него мло что остлось. Белоснежный диск с ждностью вмпир поглотил смертельный луч и остлся голоден, кк прежде. Теперь жждущий диск нмеревлся нпсть н Кейн.

Ощущя первые признки тревоги, Кейн повторил тку. Снов метнулсь пик зеленого огня — ярче, мощнее прежней. Молния рзнесл бы с клочья толстую кменную стену, но «блюдце» свет лишь усилило бледное мерцние. Переливчтый энергетический щит приготовился противостоять ненсытной жжде диск.

Кейн отступил, сознвя всю серьезность угрозы. Убегющие солдты приостновились, ндеясь, что мгия Селонри сможет одержть верх. Потрясенные неудчной попыткой их бог уничтожить мгический щит, риллити взволновнно згомонили. Сржение прекртилось.

Кейн сердито мхнул своим слугм в ндежде н их обычное оружие. В яркий диск полетели копья и дубины, но все они беззвучно исчезли в нем, едв успев коснуться поверхности.

Кейн был обескуржен. До сих пор колдовской щит кзлся оборонительным оружием, хотя это не уменьшло его опсности. Без рзрушительной силы кольц его союзникм-риллити не спрвиться с рмией Дрибек. Побед зпросто может ускользнуть из рук.

Его внимние привлек освещенный фкелми холм — ярко рсцвеченные пвильоны под хрмовым вымпелом в окружении многочисленной стржи. Перед светящимся лтрем стояли жрицы в причудливых хлмидх; их голосов не было слышно, но судя по вырзительным движениям, они творили зклинния. Именно их следовло уничтожить — Кейн больше не сомневлся: отвернувшись от метллического диск он прицелился в холм.

Быстрее мысли светящийся круг очутился перед ним. Смертоносный изумрудный рзряд удрил в диск и был поглощен мгическим щитом. Поштнувшись, но не уступив втягивющей силе диск, Кейн нпрвил луч в другую сторону — молния з молнией вылетли из его кулк. Неумолимо прящий перед ним диск следовл з кждым его движением, вссывя испепеляющую энергию в себя с порзительной точностью.

Кейн ощутил ошеломляющую ярость Гелиотроп. Уничтожь его! Сегодня моя сил возрстет почти беспредельно!

Решив положить конец досдной помехе, Кейн снов обртился к прящему кругу свет. Хвтит испытывть его силу, пор взяться з дело по-нстоящему и дть ему испробовть всю мощь Гелиотроп!

Слепящий поток переливющейся энергии устремился ввысь, и поток этот превосходил мощью те, что рзрушили крепость Млхион и прорыли кнл через Крнор-Рилл. В прящий перед Кейном диск удрил вся сил Гелиотроп. См Кейн исчез, превртившись в огненный поток.

Невероятно, но метллический диск поглотил превосходящий его диметром луч. Теперь стрнный предмет кзлся минитюрным подобием луны. Его бледное сияние рзгорлось все ярче и ярче — неужели он увеличивется?

Кейн вдруг понял, что светящийся диск не только поглощет энергетические зряды, но и питется ими! Неисчислимя энергия Гелиотроп не в силх победить симулкрум, нпротив, он нсыщется энергией лучей. Подобно вмпиру, диск увеличивлся и сиял все ярче, вбиря в себя космическую энергию Гелиотроп. При этом усиливлсь его жжд .

Серебристо-белое свечение протянулось к Кейну, ослепительный диск приблизился, и Кейн ощутил его ледяное лскющее прикосновение, проникшее сквозь энергетический зслон. Бледный свет демонической луны окутл его, безжлостно пытясь втянуть воин во всепоглощющий омут.

Кейн вскрикнул. Теперь Гелиотроп понял суть ловушки, в которой очутился: вмпир-симулкрум питется энергией, нпрвляемой н уничтожение…

Поток энергии мгновенно исчез, кк будто его не было, сменившись потрясшей всех тишиной. Ослепленные рскленной струей глз видели лишь отпечтки обрзов, звезды в кромешной тьме.

Нд дорогой прил лишь лунный диск. Повелитель Гелиотроп исчез бесследно.

— Что случилось? — воскликнул Дрибек. — Кейн мертв?

— Если не мертв, то побежден… пок что, — мрчно предположил Терес. — По-моему, Гелиотроп вернул его в Ареллрти. Кейн упоминл, что эт дорог — продолжение силового поля Гелиотроп. Если это тк, то мы увидим Кейн еще до рссвет.

Дрибек глянул н прящий лунный диск.

— Если он вернется, нш щит готов встретить его. Ну пок что нм угрожет его рмия.

Стряхнув оцепенение, вызвнное отсутствием вождя, риллити устремились в бой. Опсясь приближться к светящемуся диску, одолевшему неуязвимую мощь их господин, земноводные сходили с дороги и пересекли кромку болотистой хляби вброд. Устршющие легионы Крнор-Рилл решительно нступли н зщитников, повинуясь воле Гелиотроп.

Сржение рзгорлось с новой яростью. Люди потоком устремились к дымящимся рзвлинм бстион, где вновь рзгорелсь сеч. Губительные молнии Гелиотроп были побеждены их богиней, и очнувшиеся от пережитого ужс солдты дрлись с ожесточением. Едв кончился поединок между чужой нукой и людским колдовством, кк риллити вновь стли не более чем вооруженными мечми уродливыми болотными тврями.

Теперь им противостояли не вялые, одуревшие от стрх люди, лишенные мужеств. Перед ними были хрбрецы, кждый из которых сржлся со свирепым воодушевлением, будь то безусый юнош или зкленный ветерн. Риллити приняли отчянный бой, где люди сржлись не только з свою жизнь, но и з спсение земли и нрод от беспощдных звоевтелей.

Земноводные бросились н тлеющие остнки укреплений с гневно воздетыми золотистыми клинкми. В их примитивных мозгх огненным рскленным клеймом отпечтлся прикз: «Убейте двуногих зхвтчиков! Убейте этих мягкотелых птенцов! Убейте всех до единого!»

Получив из болот очередное подкрепление, риллити потеснили людей с бстион. Зщищенные доспехми и вооруженные огромными мечми, уродливые убийцы рзметли цепь солдт, подобно опьяненным кровью дьяволм. Их грузные фигуры и нечеловеческя сил — зодно с бсолютным пренебрежением к собственной безопсности — учетверяли мощь тврей в срвнении с воинми-людьми.

Стль против бронзы! Потоки дымящейся человеческой крови, перемешнной с холодной кровью земноводных н рзвороченной земле. Солдты дрлись упорно, ткуя мфибии группми тогд, кк риллити дрлись кждый з себя, людям помогло преимущество рзум нд звериной свирепостью и присущее им проворство в бою. Неуклюжие мфибии были неукротимыми в рукопшной, их могучие удры сминли любой зслон, рубили людей ндвое. Но свирепого нтиск можно было избежть, быстрое лезвие способно пронзить противник прежде, чем тврь отобьет удр. Ощутив преимущество ткой стртегии, воины осдили грузных чудовищ, подобно рычщей сте, и пок одни из них рубились с вргом, отвлекя внимние н себя, другие успевли ловким удром перерезть тврям сухожилия. Исклеченным земноводным не долго приходилось корчиться н лесной земле, прежде чем мстительный клинок добивл их.

В отчянном фнтстическом сржении выродившиеся осттки строй рсы — той, что когд-то првил звездми, — бились нсмерть с молодой рсой, претендующей н роль новых хозяев Земли. Они сржлись в темноте, под густой сенью лес, куд не осмеливлись прокрсться ни тусклое сияние звезд, ни дымные отблески плмени костров. Н поле битвы црил хос, противники слепо рубили друг друг, погибя от рн. Здесь риллити пользовлись преимуществом, поскольку их выпученные глз видели в темноте лучше человеческих. Зто их огромные туши можно было рзглядеть дже при отсутствии свет. Люди схвтывлись с земноводными в слепой ярости и убивли либо погибли сми. Землю усеяли пвшие, хотя никто не мог бы предположить число убитых и никто не видел их смерти собственными глзми.

Еще в нчле схвтки Кремпр взобрлся н дерево и пристльно нблюдл с этого выгодного мест з кипящим внизу сржением. Проворный кузен Дрибек не отличлся в бою н мечх и не любил кроввую сечу. Подвесив поблизости пять колчнов со стрелми, он устроился п своем «нсесте» поудобнее и принялся ловко подстреливть риллити, неосторожно ступющих в освещенный кострми круг.

Между тем упвшую н колени после с трудом отбитого удр Терес ожидл неминуемя смерть, но знесший нд ее головой меч гигнт риллити вдруг мучительно взвыл, из пробитого оперенной стрелой глз плеснуло черной сукровицей. Терес успел отктиться от грузного тел пвшего чудовищ, не думя о причине чудесного спсения.

Поредевшие осттки ее солдт снов сомкнулись вокруг девушки, позволяя ей окончтельно прийти в себя и подобрть свой меч. Лезвие было покрыто кровью жб, помятый щит иссечен мечми. Только мгновення рекция спсл ей жизнь в многочисленных дуэлях с неуклюжим вргом втрое тяжелее нее. Ничуть не обескурження очередной встречей со смертью, он обругл своих солдт з то, что те позволили себе передышку, в то время кк убийцы их нрод ожидли очереди н тот свет. Слов Терес подстегнули воинов, и солдты погибшей рмии Бреймен устремились в гущу сржения з своей мстительной волчицей.

Дрибек дрлся плечом к плечу с Асбрлном, считвшим лорд Селонри неокропленным кровью юнцом, нуждющимся в его покровительстве. Стрые плечи кмергер еще сохрнили могучую силу, может, он лишь кзлся Дрибеку стрым, ведь здоровяк придворный рубился своим стринным двуручным мечом с недоступной Дрибеку лихостью. Лорд вскоре позбыл досду, когд тяжелое лезвие Асбрлн двжды отбило готовый рссечь Дрибек пополм меч риллити.

Првитель Селонри очутился в гуще битвы со знчительно поредевшей в бою свитой телохрнителей. Стртегия? Только убивть — убей врг, пок не пришл твоя очередь. Другой стртегии быть не могло; тьм окутывл это ужсное сржение, и обе силы не уступли друг другу в беспощдной ярости. Дрибек ненвидел врврскую свирепость боя, он претил его рссудительной нтуре. Но сейчс првитель отбросил зботу о тктике, и Дрибеком упрвлял лишь логик выживния.

Кто остлся в живых? Кто лежл мертвый? Смутные силуэты живых мячили в темноте, тм, куд не мог проникнуть взор, слышлись грубые крики и проклятия. Мертвые — их безжизненные скользкие остнки перектывлись под спогми воинов. Только жреческий холм отбрсывл круг свет, позволяющий рзглядеть ход сржения. Дрибек с облегчением зметил, что кольцо стржи вокруг холм уцелело, хотя кругом лежли груды тел.

Когд-то двно он тщтельно продумывл эту битву, подсчитывл силы и готовил рмию. Тогд ему кзлось, что он нмного превосходит числом войско Кейн и остется лишь вымнить его из болот, вынуждя срзиться с людьми без помощи Гелиотроп. Но окутывющя тьм ночи превртил победу в невидимый приз, и необходимо быке кк следует порзмыслить, чтобы определить, в чьей руке он сейчс нходится. Пятн свет лишь искушли неопределенностью положения. Дрибек мог быть уверен только в том, что он и горстк его воинов были жлким островком зтерянным в море риллити.

Асбрлн, поштнувшись, упл под нтиском мфибии. Его двуручный меч прозвенел, встретив опускющееся бронзовое лезвие, но воин уже обессилел. Дрибек мшинльно удрил и отсек перепончтую руку до середины предплечья. Тврь взвыл, ослепил его хлынувшей кровью и ухитрилсь ткнуть копьем в неприкрытое щитом тело. Острие пробило кольчугу и вонзилось в бок лорду.

Здохнувшись от стрх, Асбрлн рспорол риллити брюхо. Не обрщя внимния н гонию чудовищ, кмергер обхвтил првителя з плечи.

— Копье! Милорд, можешь считть себя покойником! — простонл Асбрлн.

Стерев с лиц жгучую кровь, Дрибек змер н месте в ожиднии первых пульсирующих уколов в порженных ядом риллити конечностях. Но мучение приносил лишь изнурительня устлость, перед которой отступл боль от неглубокого порез н ребрх. Ошеломленные воины сочувственно смотрели н своего првителя. Очевидно, от него ожидли прощльных слов, способных побудить н подвиги будущие поколения, если он вообще сможет произнести нечто бессмертное, прежде чем его покинет сознние.

— Пропди все пропдом, — пробормотл он, не в силх собрться с мыслями.

Асбрлн отыскл копье и поднял его онемевшими рукми. Зтем вдруг хрипло рссмеялся.

— Копье-то нше, — объявил он, покзывя н кончик.

Пожв плечми, Дрибек выбросил происшедшее из головы. Постоянные стычки со смертью этой ночью зклили его. Он понял, что случй снов спс его от ужсной смерти, но был слишком изнурен, чтобы испытывть облегчение.

Звуки сржения зтихли, и лорд понял, что его зпыхвшиеся люди перевязывют рны. Н них уже не нпдл ни один риллити. Голос других звучли где-то близко. По всему полю мерцли фкелы.

— Мне сдется, с рссветом мы обнружим, что выигрли сржение, — рискнул предположить Дрибек.

Но откуд-то издлек з сржением нблюдли чужие глз, для них темноты не существовло — зля сил осмтривл взрыхленное и усеянное мертвыми телми поле битвы. Существо увидело поржение своей рмии, легионы которой лежли вповлку н телх своих вргов по всему пути к спсительному болоту.

«Риллити сломлены. Твоя сил остновлен. Кк мне зщитить эти стены, когд солнце поднимет н нс эту рмию?»

Солнце не нйдет никого, кроме мертвых. Через несколько чсов все будет зкончено. Моя сущность уже бурлит энергией космос, тк что их жлкие колдуны победили меня лишь н мгновение. По-твоему, я открыл тебе всю тящуюся во мне мощь? Скоро ты узнешь, смондеянный человек, что существуют тйны, неподвлстные твоему рзуму!

Теперь через лес двиглсь рмия Селонри. Воины бродили между деревьев, отыскивя нуждвшихся в помощи рненых товрищей и рзделывясь со случйно уцелевшими мфибиями. Безндежно поредевшее войско риллити бежло в Крнор-Рилл, нпоминя гонимую могучей волной пену. Кое-где в темноте еще отчянно дрлись горстки людей и чудовищ, но то и дело подходили, ощетинясь блестящей стлью, подкрепления, и поединок преврщлся в бойню. Тем не менее нступлению людей препятствовли бесчисленные водовороты стычек, возниквших тм, где, озверев от крови, земноводные продолжли свирепо рубить противник.

Но подобные островки сопротивления не могли остновить могучий нтиск. Под нпором измученных, но торжествующих людей последние риллити бежли в болото.

В эту минуту вдруг случилось нечто ужсное, едв не погсившее в обезумевших от стрх душх людей искру рзум.

Из тумн покзлись призрчные силуэты, скользящие по вымощенной тусклым кмнем дороге, — войско гдких тврей, словно выблевнных из мертвой псти чудовищного змея. Они светились внутренним зеленым плменем — порождения тьмы, сгустки энергии Гелиотроп, скользящие по вулкническому кмню нескончемой чередой.

Создния Гелиотроп, демоническя рмия мерцющего плмени — чудовищные облики мертвых, но воспротивившихся рзложению существ. Их полупрозрчные тел прияли стрнные и ужсные формы — то чуждые восприятию пугющие своим зтерянным в пмяти людей обликом, то смутно знкомые, но столь же пугющие.

Среди них были чудовищ, чем-то похожие н риллити, но выше ростом, с более прямой оснкой, гибкими конечностями, приндлежвшим рзумным существм. То был рс Крелрн, усопшие много веков нзд строители Ареллрти. Но они были не единственными тенями исчезнувших рс древней Земли. Среди них сновли тври, похожие н осьминогов, обитющих в черных окенских безднх. Их студнеобрзные тел передвиглись при помощи шести толстых щуплец, меж сутулых плеч угрожюще покчивлсь еще пр, туловище венчли круглые головы с «короной» из шести безвеких глз и похожей н смертельную рну беззубой пстью. Были тм и еще более стрнные создния, мельквшие то тм, то здесь во мрке. По кмням дороги постукивли суствчтыми лпми крупные, величиной с лошдь, пукообрзные тври с хитиновыми пнцирями и стльными челюстями. В воздухе трепетли огненными крыльями существ с чешуйчтыми угловтыми телми и огромными сверкющими глзми. По дороге брели и волостые обезьяноподобные создния со свисющими до земли рукми.

То были существ из длекого прошлого — тйные рбы Гелиотроп со времен рссвет Ареллрти. Они были лишь огненными призркми — оболочкми утерянных тысячелетия нзд тел. Но большую чсть войск соствляли не они, иссушенные и изуродовнные гниением скелетоподобные существ, соткнные из мерцющей энергии и кк бы поглощемые окутывющим их плменем. Большинство из этих тврей были земноводными.

Видно, Кейн нпрсно считл жертвоприношения риллити бесполезным суеверием.

Души этих существ были похищены огненным языком энергии Гелиотроп и порбощены н многие век, несовершенные оболочки позже предложены в жертву спящему кристллу — грубо «скормлены» богу риллити в их кощунственных ритулх. Но были в войске Гелиотроп и те, кто внушл нибольший стрх.

Бок о бок с ужсными создниями двиглись обнженные фигуры множеств людей, души которых пленил Гелиотроп с помощью рзрушительной силы кольц Кейн. Почерневшие, но еще теплые тел многих из этих призрков все еще лежли среди обломков бстион. Были здесь и мертвые Бреймен — горожне, сожженные испепеляющими молниями кольц; солдты, погибшие, когд Терес рскрыл Дрибеку предтельство Кейн. Смерть от обжигющего прикосновения Гелиотроп был ужсн и тем, что погибшие души этих несчстных послужили пищей его энергии. Гелиотроп жждл не только космической силы, но и оргнической жизни…

Терес содрогнулсь от омерзения, узнв среди ужсной толпы бестелесных рбов Гелиотроп светящийся профиль Лутвион. Полное осознние грозящего ужс еще не охвтило войско людей, но дже первя пник грозил ввергнуть их потрясенный рзум в спсительную пропсть безумия.

Сквозь мслянистый тумн н них ндвиглось энергетическое воплощение кровождного мифического вмпир — нгого, бессловесного, с огненными бездонными очми. Число их было несметным, но у них не было при себе оружия. Стряхнув с себя оковы стрх, войско Дрибек зстыло в ожиднии; тысяч хмурых воинов приготовилсь узнть, способн ли стль осилить эти пугющие призрки древнего зл.

Стршня орд пронизнной изумрудным и лым светом нежити вдруг вклинилсь в гущу людей. Мечи взметнулись и опустились н головы фнтомов. Кжущиеся призрчными тел кк будто ожили. Лезвия встретили сопротивление, но не нткнулись н плоть. Тошнотворное ощущение испытли воины, рссекшие бестелесные фигуры с мягкими, кк хрящи, костями и липнущим н лезвия веществом, похожим н невероятным обрзом сгустившийся тумн.

Эти бескровные порождения тьмы с упругой силой в конечностях, клыкх и острых когтях не собирлись умирть. Они уступли перед мощью рубящей стли, но не пдли, с бессмысленной яростью брослись н солдт, принимя свирепые удры клинков с леденящим душу пренебрежением к собственной безопсности.

Рубящие их мечми воины едв не теряли рвновесие при удре в вязкую мссу, но ннесенные ими ужсные рны не сочились кровью, существ не слбели.

Возросшя до немыслимых пределов энергия Гелиотроп достигл стдии трнсмутции в мтерию.

Терес повел свой ктстрофически поредевший отряд в тку. Вскрикнув от омерзения, он вонзил меч в бесчувственную грудь того, кто был совсем недвно ее соотечественником. Клинок нырнул и вынырнул, но призрк, лишь чуть поштнувшись, потянулся к девушке. Терес с досдой отскочил и рубнул по протянутым рукм. Лезвие рссекло их, отрубив одну полностью, другую по локоть. Конечности упли нземь, но нпдвший шгнул к ней, рзмхивя обрубкми. В приступе гнев он отрубил тври голову. Голов сктилсь с плеч, но обезглвлення фигур продолжл тянуться к ней. Н миг Терес зстыл, и призрк кинулся н нее. Девушк уклонилсь и рубнул по бедру. Ног отвлилсь, изувеченное существо рухнуло н землю и упрямо поползло н брюхе.

Терес с ужсом зметил, что ее товрищей осждют точно тк же. Вдруг мощный удр сбил ее с ног, и мимо пролетело одно из крылтых существ. Позди нее чешуекрыля тврь сбил нземь одного из солдт и рсполосовл ему лицо и глотку когтистыми лпми, не обрщя внимния н уколы его меч. Другя бестелесня тврь — высохший призрк земноводного — нпл н Терес. Девушк рубнул его по ногм и успел отктиться от рухнувшей туши. Сил чудовищ вполне осязем, мысленно признл Терес, рубя тянущегося к ней с земли вмпир.

Снов тень, н сей рз человек. С рзмху опустив клинок, Терес рссекл фигуру от головы почти до пояс, где упругя плоть остновил стль. Рывком освободив меч, девушк уствилсь н фигуру, не веря собственным глзм: обе половины сошлись вместе, зпечтывя стршную рну. Стиснув зубы, он повторил удр и отсекл тври конечности.

К ней скользил мерцющий призрк юной девы. Терес вспомнил ее смерть н лтре Гервейн, и ужс остновил ее руку. В эту секунду что-то ухвтило ее з спог, и Терес опустил глз н вцепившуюся ей в лодыжку железной хвткой отрубленную руку. Земля кишел отсеченными, но упорно ползущими конечностями бестелесных тврей. Рубнув по отвртительной руке, Терес отсекл предплечье до кисти; зпястье по-пучьему вскрбклось ей под клено. Зтем н нее бросился призрк девушки, пытясь когтистыми пльцми выцрпть ей глз и вырвть у нее меч. Терес хмуро и мшинльно отбил нпдение бестелесной девушки. Пытвшяся вырвть у Терес клинок рук и оцрпвшие ей щеку когти были нлиты силой и являли собой рельную опсность. Изогнувшись, Терес толкнул нпвшую спогом в живот. Удр стряхнул с бедр ползущую руку и освободившяся н миг Терес безжлостно изрубил тронутый рзложением призрк.

Отступив, чтобы передохнуть и побороть приступ тошноты, Терес оглядел кошмрное поле битвы. Бестелесные рбы Гелиотроп потоком лились по пылющей дороге. Пок что н рмию людей нпл лишь ничтожня чсть этого поток, и ясно было, что тысяч с лишним воинов не могл долго противостоять превосходящим силм. Люди уже отступли под неумолимым нпором привидений.

Стрелы и копья были бесполезны. Движимые стрхом мечи нносили ужсный урон безоружному вргу, но что толку? Рсчлененные тври корчсь ползли вперед, тесня солдт. Лесной ковер светился отвртительными ползющими обрубкми. Злой рзум нпрвлял их, и дже отсеченные конечности досждли теснимым воинм. Рсчлененное и обезглвленное туловище чешуекрылого все еще «порхло», подтлкивя зхвченную врсплох жертву нвстречу ожидющему вргу до тех пор, пок кто-то не обрубил ему ловким удром крылья. Рядом с Терес умер упвший солдт, которому рстерзл горло отделення голов мфибии. Изуродовнное туловище подктилось под ноги другому солдту, толкя его н усеянную ужсом землю. Волостые руки обезьяньего призрк продолжли нести вперед собственное перерубленное пополм туловище, з которым тщились вывихнутые ноги.

Люди погибли под нтиском бестелесных существ. Светящиеся фигуры невозможно было убить — лишь с большим трудом обездвижить, но н знятого этой здчей солдт нбрсывлись новые тври. Безумные призрки кружили нд отчявшимися воинми — они црпли, кусли и душили, невзиря н рубящие мечи. Войско Селонри было обречено.

Смыми опсными были чудовищные «осьминоги». Их туши превышли в полтор рз рост человек блгодря мощным, сбивющим с ног и удушющим щупльцм. Отделенные от тел, они ползли вперед, подобно огненным питонм, не менее опсные; их приходилось крошить. Опсны были и пукообрзные с их мгновенной рекцией и ороговелыми челюстями. Угрожли людям и призрки с крыльями мотыльк, способные внезпно нпдть сверху и изуродовть своими когтистыми лпми и жлящими «хоботми», что ксется обезьян, то им хвтло сил, чтобы рзорвть человек пополм.

Тков был эт кошмрня битв, бушующя в лесу и вынуждвшя солдт отступть под беспощдным нтиском существ, скользящих по горм трупов. Хотя рссвет был еще длек, темноту рссеивло зловещее зеленое свечение бестелесных орд.

Терес зметил в зеленовто-рдужном свете Дрибек: првитель Селонри дрлся кк одержимый. Ей вдруг зхотелось сржться рядом с ним, и он прорубил себе путь среди призрков Гелиотроп.

Неожиднно ее встретил неуклюжий удр меч, который он еле успел отбить. Изумление девушки быстро рссеялось, когд он скрестил меч с бронзовым мечом противник — клинком риллити, нпрвляемым ныне тем, кто еще пру недель нзд был человеком. Пожлев о том, что он оствил свой щит — он все рвно бесполезен против голых рук противник, — Терес бросилсь в тку. Противник неловко отбил удр; очевидно, упрвлявшему им рзуму были недоступны премудрости фехтовния. Девушк мшинльно пронзил вмпиру грудь — и едв не лишилсь ух, когд тот ответил ей неточным удром, несмотря н «смертельную» рну. Терес выругл себя з промх — устлость сржения уже притуплял ее мысль — и отрубил вооруженную мечом руку. Последовтельно рсчленяя тврь, он зметил, что по всей линии боя призрки подбирли брошенное риллити оружие. Стльные мечи они не трогли. Терес нхмурилсь. Дже плохо фехтующие существ будут смертельными противникми, бесчувственными к любым рнм, з исключением полного рсчленения.

Дрибек потерял рвновесие. Внчле отрублення по плечо ползущя рук сомкнул перепончтые пльцы н его щиколотке. Он чертыхнулся и рубнул по руке мечом, но в этот миг н него бросился призрк в облике человек. Дрибек потерял рвновесие и упл, бестелесня тврь вскрбклсь н него и вцепилсь рукми лорду в горло. Стль Дрибек рссекл светящиеся руки, и потерявший опору упырь отлетел в сторону. Дрибек, штясь, поднялся, но душщие руки остлись у него н шее. Воин, здыхясь, отрубил их по смые зпястья — бесполезно. Дрибек в пнике уронил меч и вцепился в бестелесные руки, пытясь рзорвть их удушющий зхвт. Его потные пльцы скользили.

Дрибек уже здыхлся, когд до него добрлсь Терес. Остткм его личной стржи приходилось слишком туго, чтобы они могли окзть помощь господину. Отчявшись рзорвть удушющий зхвт, Терес просунул острие кинжл между большим и укзтельным пльцми тври и рспилил упругую плоть. Рсчлененные суствы попдли н землю, и он отшвырнул их прочь.

Ослбевший Дрибек еле поднялся н ноги. Терес свлил очередного призрк. Лорд поднял свой меч и, опирясь н руку девушки, вышел из боя, чтобы отдышться.

— Блгодрю тебя, Терес! — прохрипел он, потиря горло. — Но мне кжется, ты спсл жизнь, которой не суждено увидеть рссвет! Люди дерутся доблестно, но мы измучены устлостью. Один з другим мы пдем жертвой демонов, не облдя мгической выносливостью, коей питется нш бессмертный врг.

— Не объявить ли отступление? — предложил он. — Мы еще можем спстись.

Лорд Дрибек устло покчл головой:

— Бесполезное спсение. Мощь Кейн и без того уже опровергл мои смые мрчные рсчеты. Еще чс, еще день… кто знет? Кейн похвлялся, что сил Гелиотроп стнет беспредельной! Быть может, эт битв — последняя возможность род человеческого избежть тени Гелиотроп. Пок у меня есть горсть воинов, я не смею терять этот ничтожный шнс н победу!

Мы сильно потеснили Кейн, прогнли его в болото. Мы обессилили его смертоносное оружие, уничтожили рмию риллити — и нносим ущерб этой дьявольской орде. Я не могу счесть нши потери, но все еще ндеюсь, что нм кк-то удстся взять этих тврей измором. Рзрубить их н мелкие чсти, потом пройти по светящейся пене без помех до смого Ареллрти.

— Вспомни про Гервейн, — добвил он.

Жреческий холм сопротивлялся из последних сил, но сонму призрков не удлось зхвтить его. Вокруг лгеря дочерей Шенн Дрибек сосредоточил основную мссу своих войск, полгя, что колдовство жриц дет ему единственный шнс н победу. Осжденный холм доблестно противостоял беспощдному нтиску, и Дрибек видел высокую фигуру Гервейн, по прикзу которой испугнные жрицы произносили нрспев новые згдочные зклинния. Рспростертые н земле белые тел продолжли утолять черный голод лтря. Знчит, Гервейн не смирилсь с поржением.

— Я уже нбрлся сил, — объявил Дрибек, рспрвляя тощие плечи. — Бесполезно удерживть линию обороны, к тому же я не хочу, чтобы холм был отрезн. Идем, отступим к холму и выствим зслон у его подножия.

Терес не слушл. Ее глз рсширились от непередвемого ужс.

Дрибек проследил з ее взглядом, и его охвтило то же чувство.

Отсеченные фргменты энергетического веществ более не корчились слепо сми по себе. Где-то в тылу поток призрков мтерилизовлись новые чудовищные существ. Отдельные конечности подползли к изуродовнным туловищм, «прилипли» к ним — и стновились одним целым. Внчле кзлось, что их ужсное единение случйно, но теперь в кошмрном «воскрешении» нчл прослеживться цель.

Однорукя фигур поднялсь н непрных ногх, прижл к обрубку руки другую, отсеченную по локоть руку и этой сомнительной конечностью подхвтил с земли ктящуюся голову, укрепляя ее н обрубке шеи. То же нблюдлось по всему полю битвы, усеянному остнкми. Призрки почти не зботились о том, что куд прилепить, и потому н свет появлялись все новые немыслимые формы. Человеческие головы и конечности нходили место н туловищх земноводных, и ноборот. Жуткие крылтые гибриды трепыхлись н земле, будучи не в силх подняться в воздух. У обезьяноподобного существ выросли н спине осьминожьи щупльц, человеческя фигур зполучил пучьи лпы. Нередко опыт «пересдки» окзывлся неудчен и существ не могли двигться выпрямившись, оттого что прирщивли руки к коленям, бедр к плечм. Некоторые из этих горемык бились н земле, но не могли испрвить промх, другие оствлись к этому рвнодушны.

Через лес брели и другие существ, воплощя собой еще более кощунственный вызов природе. Человеческя фигур, рссечення могучим удром от плеч до пх, ползл вперед нподобие многоножки н торчщих по сторонм немыслимых сочетниях рзрозненных конечностей. Нибольший ужс внушли восьминогообрзные тври, облепленные щупльцми, челюстями, рукми… Едв ли менее ужсли новые формы тврей-пуков. Любому стновилось не по себе при виде щелкющих зубми голов н тонких конечностях этих передвигющихся по-крбьи призрков.

Н ходу преобржясь в новые формы, огненные чудовищ двиглись вперед, чтобы усилить свою рмию, нпор который грозил вот-вот опрокинуть зщитные порядки людей.

Оторвв ошеломленный взгляд от ползущего сонм кошмров лорд Дрибек дрогнувшим голосом прикзл пробивться к лгерю жриц, добвив, что этот зслон, по-видимому будет последним.

Опередив воинов, об врубились в толпу вргов, пробивясь к холму. Эт здч кзлсь почти непосильной. Ряды призрков поглотили их своим потоком и едв не здушили мссой тел. Линия сопротивления Селонри сокртилсь, оствляя з собой след из погребенных в гуще изумрудного кошмр тел.

Воины прошли с боем половину пути до осжденного холм, когд их постигл окончтельня ктстроф. Неожиднный прилив новых чудовищных призрков смял их, рссекя ряды изрненных в битве воинов. Их окружли и истребляли поодиночке.

— Мы должны прорвться к лгерю Хрм! — воскликнул Дрибек.

Отчяние придло силы уствшим воинм, им удлось с трудом сомкнуть ряды. Но их выносливость уже уступл беспощдному нпору, к тому же среди них не было ни единого уцелевшего от жестоких когтей тврей или от ннесенной бронзовым клинком глубокой рны. Колонн сжлсь, ощетинясь против нпдения тврей, но призрки уже окружили людей, терзя рьергрд, прикрыввший тяжелорненых.

Терес понял, что они не увидят рссвет, и, хотя он всегд предпочитл умереть в бою, ей не хотелось умереть бесслвно, рзорвнной н чсти когтями призрков. Он дрлсь отчянно, слишком изнурення, чтобы ругться, но осклив по-волчьи зубы. Кк жль, что с ней нет ее Гвеллинс — его копыт вызвли бы пнику среди этой светящейся пдли! Но жеребец был привязн с прочими лошдьми, поскольку их сочли бесполезными в ночном сржении. Он с грустью пожелл ему остться в живых — он был единственным нпоминнием о некогд счстливой жизни.

Чьи-то руки крепко обхвтили Терес, он упл. Меч Дрибек рссек плечи нпвшего, но тут н спину ему прыгнул уродливый гибрид человек и жбы. Дрибек устоял н ногх, штясь под его весом, — непрные соствляющие существ сделли его неуклюжим. Девушк отсекл душщие ее пльцы и шгнул было к Дрибеку, но зпнулсь, когд безногое туловище ухвтило ее перепончтой лпой з лодыжку. Он обернулсь к рсчлененному торсу и рубнул мечом, когд тврь попытлсь взобрться н нее. Дрибек упл н колени под тяжестью второго противник, которому удлось стиснуть руку с мечом. Терес сржлсь с цепляющимися з ноги кистями рук, когд к ней вдруг устремилось щупльце. В последний миг он успел рссечь змееподобную тврь у своего горл, но неожиднный удр пучьей челюсти выбил меч из ее онемевшей руки.

Он кинулсь к упвшему клинку, споткнулсь под тяжестью повисших н ее лодыжкх тврей и упл, успев подхвтить меч. Потом лихордочно рубил держвшие ее мерзкие когти — существ не позволяли ей подняться. Нд ней нвисло увешенное щупльцми чудовище и в очередной рз потянулось к ее горлу. Терес рубнул снизу вверх из последних сил и с ужсом увидел, что н хитиновом щитке уродливой многоножки помещлсь голов Лутвион.

Светил лун.

Н одно стршное мгновение ей покзлось, что он пдет в омут безумия. Невероятно, но взошл полня лун. Ее холодный, пепельно-серый диск злил бледным сиянием измученную землю.

Но вовсе не лун плыл в ночном небе, в изумлении понял Терес. Сияние было слишком ярким, его блеск слепил глз, едв не обжигя поднятое к небу лицо девушки. Ледяное прикосновение лунного луч, кзлось, могло выпить до кпли тепло ее влжной от пот кожи.

Однко поверхность льющей н них свет сферы не был привычной людям мертвой поверхностью луны. По ее поверхности проносились смутные тени, при виде которых испугння Терес отвел взгляд.

Призрки остновились. Бессмысленные физиономии уствившихся н необычное светило существ искзил стрх.

Терес зметил, что изумрудное вещество их плоти нчло чернеть и отсливться, исчезя н глзх.

Войско теней обртилось в бегство — призрки бежли, ползли и летели, кто кк мог, отступя перед ошеломленными людьми. Но им не суждено было достичь болот.

Чересчур ослепительные для луны лучи пронзли мстительными пикми шевелящуюся мссу тврей. Они высыхли, испрились под холодными лучми, кк это бывет с кплями воды в жркий полдень. Первыми исчезли живые сегменты; нпоминя почерневших слизней, они мучительно содроглись и крошились, бесследно испряясь н земле. Обрубки побольше держлись дольше, двигющиеся конечности сопротивлялись куд лучше. Под беспощдным сиянием обугленные конечности ползли и перектывлись по лесу, но мучительня гония длилсь совсем недолго Некоторые из них устремились под сень деревьев, но — увы! — лунный свет преследовл беглецов, противореч зконм природы. Чсть чудовищных гибридов из людей и рептилий почти достигл кря болот. У смой дороги сгинули последние из них — бесформенные пузыри обугленной плоти рсстлись с укрденной жизненной силой, преврщясь в горстки золы и темные пятн н почве, постепенно уходящие в ничто — откуд и появились эти порождения тьмы.

Утренняя зря вспыхнул н горизонте, и чужя лун медленно померкл. Ошеломленные случившимся, истекющие кровью солдты Дрибек, не веря глзм, смотрели н исчезющего врг. И если верить, что побед приндлежит оствшимся в живых, то после этого сржения победителей было совсем мло.