/ Language: Русский / Genre:detective,

Свежая Кровь Для Олигархов

К Енко


Енко К & Т

Свежая кровь для олигархов

Константин Енко, Владимир Енко

Свежая кровь для олигархов

***

...Саша знала Юлю с детства. Вечером, после работы, оказалась в ее квартире одна. Достала из холодильника прямоугольный пакет с томатным соком. Открывая его, излишне сдавила рукой, и сок упругой струйкой брызнул ей в лицо. Она резко отшатнулась, вздрогнула и выронила пакет. Посмотрела вниз: красный томатный сок медленно растекался по полу. Как кровь. Также кровь растекалась по полу, когда она совершила одно из убийств. Саша содрогнулась.

...Это случилось в конце сентября. Мужчина подошел к окну и импульсивно, думая о другом, вслух сказал:

- Наверно, пора отказаться от поездок на дачу.

- Почему? - спросил он себя и добавил совсем тихо: - Нужно кончать с этой дамочкой.

В это время открылась дверь и в комнате появилась красивая молодая женщина.

- Да, я решила, что мы останемся здесь и принесла сюда завтрак. Откроем окно, на улице еще тепло и будет чудесно! - женщина улыбнулась милой улыбкой. Глядя на нее можно было предположить, что ее переполняет радость бытия. Об этом подумал и мужчина, но он сказал, продолжая вчерашний разговор:

- Покупаешь машину? И будешь на ней ездить?

- Ты сможешь меня обучить? И вообще, насколько это трудно?

- Раз плюнуть... Ну не раз, но мы сделаем это.

- Смотри, вот та книга, которую ты мне, начинающему автомобилисту, советовал купить?

- Да. В ней не нужно читать все, покажу, что конкретно. Затем постараюсь обучать тебя так, чтобы в начале тебе пришлось только педали нажимать, да руль вертеть. Привыкнешь и выработаешь автоматизм.

- И вот я сижу за рулем, жму на педаль, смотрю на дорогу, и не могу отделаться от ощущения, что несусь вперед быстрее ветра!

- Дурочка ты, дурочка! Правда, миленькая дурочка.

Женщина весело засмеялась. - "Нестись быстрее ветра" - значит разбиться! Будешь ездить на машине - не делай так. Лихачество приводит к аварии.

- Дорогой мой, не буду! Я всегда, всегда тебя слушаюсь!

- А какая самая главная педаль в машине?

- Знать не знаю!

- Педаль тормоза.

- Неужели?

- Да, представь себе, что, если будешь ею умело пользоваться - не станешь ни калекой, ни мертвой.

В это время подал сигнал пейджер мужчины. На нем появилась надпись: "Срочно явитесь на работу".

- Вызывают? - в голосе женщины явно прозвучала досада по поводу скорого отъезда мужчины. - В последнее время редко встречаемся, мало бываем вместе, а я хочу чаще видеть тебя!

Женщина потянулась к мужчине, обняла его и нежно поцеловала.

Тот пожал плечами и ответил:

- Ты же помнишь нашу договоренность. Встречаемся, когда есть возможность... Может все-таки найти тебе хорошего мужа? Я знаю, что ты скажешь - еще не время.

- Да, с другим мужчиной я могу потерять все, что имею. Но... подумать следует, время идет... И я не уверена, что ты захочешь совсем отказаться от меня. Тебе удобно, комфортно встречаться со мной, да я и моложе тебя на двадцать лет.

- Все это так, но я не перспективен для тебя, хотя бы по возрасту и по своей работе. Давай все отложим еще на некоторое время.

- Я только за, но приезжай почаще, милый. Всегда жду тебя, всегда люблю, вся твоя. - Говоря так, женщина понимала, что это не совсем так, но мужчине нравилось и она подобное ему говорила в разных ситуациях: в постели, при расставании.

Во дворе мужчина сел в свои старенькие "жигули" и выехал за ворота дачи, автоматически закрывшиеся за ним. Дача находилась на хорошо охраняемом участке и представляла собой роскошный трехэтажный особняк, обставленный стильной мебелью, со всеми удобствами, и стоила более двухсот тысяч долларов.

До Москвы старший следователь Михаил Кузьмищев ехал два часа. В свои сорок три года выглядел крепким мужчиной с поджарой мускулистой фигурой. Не курил, не пил, как алкоголик, не любил излишеств. Любил жизнь, женщин и деньги, но в меру, так как считал, что всего не надо иметь много. Когда у человека всего много, что-то может обломиться. Например, много работы раньше помрешь, много баб - чем-нибудь да заболеешь, а болеть он не любил, много денег - убьют или засадят, ведь в наше время законно много денег у человека не бывает. Он предпочитал пользоваться благами жизни незаметно для других. Этому научила его жизнь. А связь с молодой красивой женщиной и являлась одной из таких благ, к тому же женщина ему нравилась, в отличие от других, с которыми он встречался.

Эта связь пришла к нему случайно, он мог пройти мимо, но здраво решил согласиться на нее. Дамочку, от которой хотел отказаться, звали Юлей. Расследовал ее дело. В нем значились два трупа и обе смерти как-то связаны с ней. Михаил вздохнул, вспоминая перепетии расследования. Сначала дело показалось ему банальным, но потом он понял, что ему здесь может кое-что перепасть.

***

Первый раз Вячеслав Васильевич увидел Юлю у своих друзей на праздничном вечере, посвященному 8 Марта. Ему понравились ее пышные формы, стройная фигура и светлые волнистые волосы. Девушка оказалась немного выше его ростом. Он не любил низкорослых женщин, но в то же время не тянулся и к слишком высоким.

Вячеславу Васильевичу к тому времени исполнилось 67 лет. Считался состоятельным человеком. У него имелись деньги и все, что можно, было и хотелось на них приобрести, кроме одного. Не хватало молодой девушки, но при условии, чтобы она его по настоящему любила.

Первое приглашение о встрече Юля отклонила. Через знакомых ее новый поклонник узнал, что она остро нуждается в деньгах. Пыталась одолжить, но такую большую сумму, которая ей требовалась, никто не давал. По мелочи она набрала немного.

Вячеслав Васильевич догадался, что деньги, которые собирала Юля, ей не отдать никогда. Поэтому, при встрече, он предложил ей 1000 долларов. Она отказалась. Тогда он свернул деньги в трубочку и, положив их в ладошку девуш закрыл ее, слегка сжав пальцы.

Она засмущалась, но с благодарностью взглянула на дарителя.

Через несколько дней Вячеслав Васильевич позвонил Юле и договорился о свидании. Они встретились в ее небольшой квартирке, расположенной на проспекте Вернадского, в Москве.

Будущий любовник приехал с цветами и набором шоколадных конфет.

Юля заварила чай с лимоном. Когда чай оказался на столе, девушка не притронулась к нему. Она изрядно волновалась и сидела у стола сжав руки на коленях. Гость потянулся к чаю, но заметив волнение девушки, отставил чашку и пристально посмотрел на Юлю. Та опустила глаза и слабо улыбнулась.

- Не надо волноваться, все будет хорошо, - сказал мужчина, пожирая страстным взглядом сидящую перед ним красавицу, - Все будет хорошо! Иди ко мне!

Юля подошла. Она стояла перед ним, опустив глаза и молчала, но потом сказала, чтобы минутная неловкость исчезла:

- Спасибо за цветы!

- Тебе они понравились?

- Конечно.

В этот момент гость притянул девушку к себе и, поцеловав в щеку, провел рукой по спине и слегка погладил по груди.

- Ой! - тихонько вскрикнула она, и хотела отстраниться, но не сделала этого, быстро вспомнив, зачем этот человек здесь, у нее в квартире.

Он начал расстегивать пуговицы на ее платье. Юля сначала вся сжалась, но потом расслабилась и даже стала помогать ему.

У мужчины слегка дрожали руки от нахлынувшего возбуждения. Девушка все больше и больше волновала его, особенно, по мере того, как обнажалось ее прекрасное молодое тело.

Сначала он увидел две большие белые груди и не удержался, чтобы не поласкать их руками, потом потянулся губами к розовым нежным соскам.

Юле стало немного щекотно, и в этот момент Вячеслав Васильевич почувствовал, как под его ласками соски затвердели, а ее тело напряглось от прикосновений. Он еще более воодушевился, почувствовав, что ему самому уж невтерпеж и быстро снял с девушки оставшуюся одежду.

Когда Юля оказалась раздетой, он замер от восхищения. Она была прекрасна: высокая белая грудь, тонкая талия, крутые бедра. Он притянул Юлю к себе и начал целовать ее в рот. Она не сопротивлялась, но и не отвечала на его поцелуи, только подставляла покорно губы и свое тело вошедшему в раж любовнику.

Он быстро сбросил с себя одежду и прильнул к горячему молодому телу девушки, покрывая его поцелуями, потом отстранился и стал разглядывать и ласкать его. Мужчина положил одну руку на ягодицу, а второй полез девушке между ног и попросил ее раздвинуть ноги.

Она сделала это, но чуть-чуть. Он пытался продвинуть свою руку глубже, но та стала сопротивляться, вихляя бедрами:

- Ой, не надо так! Не надо! - просила Юля.

Через некоторое время гость понял, что они оба готовы для постели.

- Пойдем в постель! - предложил он. Одной рукой обнял ее за талию, другой продолжал ласкать грудь и они отправились в постель. Он от нетерпения и большого плотского желания еще больше распалился. Юля, казалось, ничего этого не замечала, она выполняла все, что от нее требовалось. В постели они хорошо поладили. Вячеслав Васильевич остался доволен собой и Юлей.

За первой встречей последовали другие.

Юля вела дневник, в котором описывала встречи с Вячеславом Васильевичем. Когда они поженились, она показала своему мужу свои записи. Особенно ему понравилось то место, в котором девушка писала о том, как она переживала свое согласие на встречу с ним.

В дневнике говорилось:

"Я никак не могу согласиться на встречу с пожилым мужчиной. Не могу представить себе, когда меня начнет раздевать чужой мужчина, а потом я окажусь перед ним голой, совсем голой. Он начнет меня трогать своими руками, брать в руки все, что захочет, а я должна буду все это разрешать делать покорно и терпеливо. Потом скажет: "Пойдем в постель!" И я пойду ...Или он меня поведет и я все равной пойду, деваться, тогда голой, мне уже будет некуда. Он ляжет и войдет в меня, или это будет как-нибудь по-другому, я ведь девственница и это случится первый раз в моей жизни... Я отдамся ему или он меня возьмет? Чужой, мужчина меня возьмет? Изнасилует?

Нет, я сама лягу в постель и буду с трепетом ждать, что он будет делать со мной. Говорят, бывает больно? Но и это не самое страшное.

Плохо то, что потом, после постели, я окажусь в полном его распоряжении. А в постели он будет говорить мне: ложись на спину, раздвинь ноги. Он будет делать, как хочет, а я должна буду повиноваться ему.

И мало ли чего он захочет! В следующий раз я должна буду встречать его с улыбкой, обнимать и целовать и только потому, что я уже принадлежу ему..."

После нескольких встреч Юля пишет: "Мне понравилось быть с мужчиной в постели, я зажигаюсь и не обращаю внимания на то, какой он пожилой. Он первый мой мужчина, а мне хочется мужчину еще и еще раз. Я уже не страшусь его, а выполняю все его желания. Их у него немного. Он подолгу ласкает меня, когда я сижу у него на коленях голая, разглядывает меня, а в постели всегда предпочитает всегда быть сверху. Это как бы он довлеет надо мной и даже насилует. Он любит, когда я при этом громко постанывают и дергаюсь под ним от наслаждения.

Когда мы сидим за столом и пьем чай с шоколадными конфетами и пирожными, которые он приносит, он просит меня быть обнаженной до пояса. За столом он берет мою грудь в руки, ласкает ее, закрывая при этом глаза, и целует в шею, за ушко. Делает он это нежно-нежно и после этого мы снова "летим" в постель... Возможно, мне уже давно хотелось мужчину..."

Вячеслав Васильевич прочитал дневник и понял, что Юля его любит и их брак будет прочным.

И, действительно, какое-то время молодожены жили душа в душу.

Шло время и пожилой муж стал слабеть во всех отношениях. Начались сильные боли в сердце. Врач определил ишемическую болезнь, усиление атеросклероза. Однажды, после сильного головокружения, у юлиного мужа началась рвота. Через какое-то время наступил обширный инсульт. В результате кровоизлияния в мозг Вячеслав Васильевич скончался.

Через несколько дней после похорон к Юле зашел некий молодой человек. Время терять он не стал и сразу приступил к делу.

- Ну ты, сука, будешь делиться? - сказал он, злобно сверкнув в сторону Юли светло-голубыми глазами. - Это я нашел тебе богатого деда, оплатил тебе восстановление девственной плевры в клинике, писал за тебя дневник, достал препарат для инсульта. Ну и как?

"Сука" долго не думала и, не колеблясь, тихо ответила:

- Делиться буду.

Она знала этого человека хорошо и помнила, что он сотворил с ее подругой, элитной проституткой, которой он поставлял богатых клиентов. Та утаила от него часть своих доходов. У молодого человека в криминальном мире была кличка Удав. Так его прозвали за беспредельную жестокость. Пригласив юлину подругу к себе домой, изнасиловав и связав ее, он острым ножом стал колоть ее тело... Юля про это знала, поэтому "охотно" согласилась делиться с ним.

В домашнем сейфе они нашли 177 тысяч долларов.

- Я забираю себе 150 тысяч, тебе 27, и кроме них тебе, остается квартира и дача.

Юля молча кивнула: она боялась даже что-то сказать.

- Я уезжаю в Америку, - пояснил Удав. - Останусь у тебя на несколько дней. Потренирую тебя в постели, а то ты, наверно, забыла, что такое настоящий мужик.

- У меня месячные, сегодня начались, - нашлась Юля.

- Что ж, кому-то из нас не повезло, - ухмыльнулся Удав. - Сделаем так. Деньги я пока оставлю в сейфе, а перед отъездом заберу.

...Прошло несколько дней, но за деньгами так никто и не пришел. Вскоре Юля узнала, что Удава пришила его братва, которой он крупно задолжал.

После смерти мужа и гибели удава Юля испытывала большой страх. Она осталась одна на белом свете. Родители ее погибли в авиакатастрофе. Воспитывала ее бабушка. Про родителей Юли она говорила: "Жизнь сейчас такая шальная, что, если ты сама не разобьешься - тебя разобьют".

Юля понимала, что бабушка имела в виду гибель ее родителей в авиакатастрофе и все другие катастрофы, взрывы, убийства людей, происходившие почти ежедневно. А тут еще следователь стал вызывать ее по делу смерти мужа и убийства Удава.

Михаил видел как Юля боится приходить к следователю, со страхом отвечает на его вопросы, путается в ответах, и он понял, что она замешана в деле. Когда узнал, какое наследство ей оставил умерший муж, то призадумался: одинокая женщина, красивая, богатая. Боится, что бандиты, связанные с Удавом, отберут сначала все, а потом убьют. Использовав ее страхи, Михаилу удалось узнать от Юли все, за исключением того, что она участвовала в умерщвлении своего супруга, но об этом он и сам догадывался. В ходе следствия он показывал Юле, что этот факт вот-вот будет доказан, чем страшно перепугал ее.

Когда той показалось, что все уже почти доказано, она разрыдалась.

Следователь долго и молча смотрел на нее. Под его взглядом она успокоилась и несколько раз прямо взглянула ему в глаза.

- Успокойтесь, заранее не надо так переживать, ход следствия покажет, что не все может сложиться плохо для вас. - При этом Михаил разжал пальцы рук, лежащие на столе и сделал ими движение взад-вперед, как бы разгоняя что-то перед собой. Жест походил и на миролюбивый и успокаивающий. Следователь слегка пожал плечами:

- Мы изучаем дело, оно может закончиться для вас плохо, если будет доказана ваша вина в смерти мужа, а может и хорошо, если вина не будет доказана. - Михаил замолчал и спокойно посмотрел на Юлю, а той не надо было долго втолковывать потаенный смысл сказанного.

Вне стен служебного кабинета Юля предложила деньги, много долларов. Михаил отказался, у него другие планы и их он изложил Юле.

- Взятки не беру, - сказал он.- Для меня лучше стать любовником красивой, молодой и богатой женщины.

После этих слов они перешли с Юлей на ты.

- Мне этого достаточно, а ты, что скажешь, ты?

- Если ты так сделаешь, вытащишь из дерьма, в которое я попала, стану самой лучшей любовницей!

По дороге на работу Михаил думал о том, как он расстанется с Юлей и расстанется ли? По опыту знал, что связаться с женщиной нетрудно, а вот расстаться сложно. И все же, несмотря на подобные здравые рассуждения, решил повременить с расставанием.

Юля, оставшись на даче, с беспокойством думала о своем будущем. Михаил приезжает все реже и реже, правда, помогает ей в делах.

Так он сказал:

- Хотя ты и тратишь бешено свои доллары, у тебя все еще остается их сто пятьдесят тысяч, но это маленькие деньги для богатого человека, и еще неизвестно, как будет тебя трясти жизнь по ухабам, а она вся у тебя впереди. Поэтому, давай-ка, зарабатывай деньги, а эти, что остались, прекрати тратить, будешь жить с того, что заработаешь.

- Как?

Михаил пояснил. Юля сдала иностранцам трехкомнатную квартиру, в которой жила с мужем, а сама перебралась в скромную малогабаритную с сидячей ванной и совмещенным туалетом. За квартиру она получала восемьсот долларов в месяц. Купила на Тушинском сельскохозяйственном рынке три павильона по пятьсот долларов.

Два из них она сдавала за четыреста рублей в день за каждый. В третьем организовала торговлю сладостями - халвой разных сортов в развес, пастилой, конфетами и другими сладостями.

Торговля приносила хороший доход, потому что цены у нее были ниже, чем в магазине и все - наисвежайшее. Сначала сама торговала в этом павильоне, но объявилась ее давняя подруга. Она пояснила, что бросила мужа алкоголика и осталась ни с чем, так как мужем была пропита даже квартира. Юля приютила подругу, поставила ее торговать сладостями, давала десять процентов от прибыли и поселила в своей двухкомнатной квартире, в меньшей десятиметровой комнате. Та всем оставалась довольной; была тихой, спокойной, и неразговорчивой. Как-то Юля повела Михаила на рынок показывать свое хозяйство, подвела и к павильону сладостей. Тому все понравилось, но Юля заметила его изучающий, пристальный взгляд в сторону продавщицы, ее подруги.

Юля хотела расспросить Михаила, чем так заинтересовала его подруга, но забыла, а Михаил тоже не спросил, кто она такая.

Но одно Юля сделала хорошо - не сказала чем занимается Михаил. Между ними существовала договоренность о том, что Юля никому не говорит о его истинной профессии, а представляет как мастера спорта: обучает богатеньких игре в теннис, получая неплохо - сорок долларов в час.

Подруга заметила:

- Он тебе совсем не пара, у приличного мужика должна быть и приличная машина, а у него старый драндулет.

- Трудно найти другого. Ты сама знаешь, что с мужиками сегодня зарез: то алкоголик, то наркоман или еще хлеще - голубой.

Про алкоголика Юля упомянула не даром: ей нужна была эмоциональная реакция подруги, ведь по ее словам мужик, которого она бросила, был спившимся алкоголиком. "Что-то здесь не так, - подумала Юля, - в то же время она хочет меня разговорить, узнать больше обо мне, а о себе что-то скрывает. Работает хорошо, деньги не "заначивает", поживем - увидим".

... Саша вытерла на юлиной кухне пол от томатного сока и задумалась.

Воспоминания недавнего прошлого нахлынули на молодую женщину, но она отогнала их прочь. Научилась это делать, иначе ей бы не выжить в той ситуации, в которой она побывала. А вот с плохим настроением она не всегда справлялась.

На глаза навернулись слезы: "Господи, снимет ли она с себя тяжкий груз воспоминаний!" У нее в жизни никогда не дрожали руки от страха, не подгибались колени; но время шло, и в последние семь лет она не знала, что будет дальше, у нее все чаще становилось тяжело на душе и иногда снились безысходные сны, темные, мрачные с переулками и закоулками, из которых не существовало выхода и оставалось только проснуться и сказать себе: "Ах, это был только сон!"

Приехав в Москву, Михаил сразу же направился на работу. Начальство его ждало и было крайне обеспокоено, но не тем, что Михаил задержался в пути, а иными обстоятельствами: предстояло расследовать пожар в Научно-исследовательском институте долголетия - НИИ геронтологии и его последствия.

- Дело сложное и, как всегда бывает в таких случаях, срочное, - сказал Михаилу его начальник Юрий Панков, советник юстиции первого ранга, работник с большим стажем, в больших годах, но с малым желанием выйти на пенсию. НИИ геронтологии располагается в районе метро "Аэропорт" на улице Баскакова, дом 4. Там и произошел пожар. Выгорели некоторые важные лаборатории. Пострадали подопытные животные, в том числе обезьяны.

- А люди?

- В том-то и дело, что и люди. Есть трупы людей. На некоторых из них обнаружены следы насильственной смерти.

- Я пока не вижу, почему дело срочное? - спросил Михаил и с недоумением пожал плечами. Жест означал: зачем его вызывали по обычному делу и в неурочное для него время.

- Все правильно ты спрашиваешь. Лучше бы такого дела не возникало ни для тебя, ни для меня. В одной из лабораторий обнаружили труп известного олигарха Власикова. Тело его не сильно повреждено огнем, умер он не от удушья дымом. На теле обнаружили рваные раны и вообще все оно жестоким образом искромсано.

- Может быть одна из обезьян напала на него? Вырвалась из вольера в суматохе пожара?

- А причины такого нападения? Обычно звери спасаются от огня, а не нападают, поэтому без человека здесь не обошлось, я так думаю. Погибший олигарх обладал огромным состоянием - оно оценивалось в пять миллиардов долларов. Интерес к причинам его смерти большой. Вот почему "уйти в тень" с этим делом мы не сможем. Кстати, это НИИ посещали и некоторые другие олигархи.

- Что им там нужно было?

- Что? Хотели жить подольше и умереть здоровенькими, ведь это Институт долголетия. Фамилии других олигархов, которые там бывали, получишь. Будь осторожен, никакого общения с печатью, телевидением. Продавать информацию тоже нельзя. Торопиться со следствием не нужно, поутихнет интерес, завершим дело. Одна из сотрудниц, - Саша - Александра Фроловна Киселева исчезла. Успеха!

Начальство поручило дело олигархов Михаилу потому, что знало - он может делать вид, что много работает, но в то же время успеха никакого, и делать вид, что не спешит, но быстро получит результат. И важно то, что хорошо владеет интуицией, у него блестящая память и развитый здравый смысл.

Подруга Юли не была прирожденной убийцей.

Впервые о Саше во дворе ее дома узнали соседи, когда ей исполнилось шесть лет. До тех пор она жила у отца на даче в Подмосковье, в окрестностях города Пушкино.

Во дворе дома, хрущобной постройки, в песочнице летом Саша играла часами.

В тот день на девочке был одет скромный костюмчик серого цвета: прямые брючки и такая же курточка. Она была коротко подстрижена и одна копалась в песке. Через некоторое время к ней подошла небольшого роста пожилая женщина, можно сказать старушка, поскольку она так отвечала о своем возрасте: мне немного более семидесяти лет. Ее звали Ольга. Она стала смотреть на ковырянье ребенка в песке. Та в свою очередь изредка поглядывал на стоящую рядом старую женщину. У той были спокойные глаза и неторопливые манеры. Женщина подошла ближе и спросила:

- Как тебя зовут, мальчик?

- Я не мальчик, а девочка!

Тут только Ольга поняла, что допустила ошибку, приняв стройную фигурку девочки, одетую в брючный костюм, за мальчишечью. Когда же она увидела глаза, смотревшие на нее, уловила их нежно-голубой блеск, поняла, что перед ней девочка.

- Ну, ты извини, я ошиблась!

- Ничего страшного, - спокойно ответила девочка. Видимо, не она первая ошибалась, принимая девочку за мальчика в ее шестилетнем возрасте. - Меня зовут Саша. Я живу вот в этом доме.

- Но почему же ты так долго находишься на улице. Пора идти домой. Ты, наверно, проголодалась?

Я уже привыкла. Мама придет нескоро, а бабушка уехала за город и вернется только завтра, к тому же я потеряла ключи от квартиры.

- Ну и что же ты собираешься делать?

- Ничего, подожду.

Ольга долго не раздумывала: у нее дома был обед и она пригласила девочку к себе: переждать, когда придет кто-либо из ее родных.

Девочка быстро согласилась; она чувствовала голодна и не опасалась старухи, тем более она и раньше видела ее во дворе.

Ольга жила в небольшой двухкомнатной квартирке на втором этаже, квартирке с балконом, который находился на кухне. Кухня метров шести имела большое окно, балконную дверь. Кухонная мебель, газовая плита и холодильник, и небольшой стол для еды едва-едва вмещались в небольшое пространство: стоять у газовой плиты двоим людям уже было невозможно. Но Ольга смогла втиснуть в кухню и крохотный диван. На нем можно было уютно посидеть за обеденным столом, особенно, когда ее редкие гости обладали отменным аппетитом, как и случилось в этот раз.

Саше понравилось на кухне. Здесь как-то приятно пахло домашней готовкой, было чисто и все лежало на своих местах.

Пока Ольга разогревала еду, Саша с разрешения хозяйки осмотрела остальные помещения. Это были две комнаты: одна двенадцать метров, другая девять. В большой комнате находился новый цветной телевизор, платяной шкаф, два кресла, столик. Весь пол был устлан ворсистой тканью. Хотя Ольга и смотрела телевизор, но редко, считая, что телевизор делает людей дураками и отнимает у них все человеческое. В этой комнате они принимала родственников и гостей.

В маленькой комнате помещались широкая тахта, покрытая шотландским пледом, с двумя подушечками разного цвета; стояли небольшой письменный стол и плетеная корзина с принадлежностями для вязанья.

От созерцания скромного комнатного убранства Сашу оторвал голос хозяйки:

- Ты вареную курицу есть будешь? С рисом?

- Да, - робко ответила девочка. Она готова была есть все, что угодно: последний раз она ела ранним утром.

- Я готовлю только вареных кур, - говорила Ольга, пока Саша быстро поглощала еду. - А еще я тебе дам чай с лимоном и блинчики с яблоками. Сколько тебе ложек сахарного песку в чашку?

Саша хотела сказать, что надо класть как можно больше, но постеснялась:

- Две! - мужественно ответила она, и съела бы еще и курицы с рисом, но просить не осмелилась. А вот на блинчики навалилась. Ольга отдала ей все, что оставались в сковородке.

Саша шустро расправилась с блинчиками, и сделала это так быстро, что Ольга не успела даже помыть посуду. Она подозрительно посмотрела на девочку и хотела ее что-то спросить, но Саша ее опередила:

- Они очень-очень вкусные! - воскликнула она и широко улыбнулась. Этот ответ хозяйке понравился, и та пообещала в другой раз угостить девочку горячими блинчиками, сказав:

- Когда они горячие, то гораздо вкуснее! Ты любишь такие блинчики?

- Конечно! - ответила поспешно Цинтия, а про себя подумала: "Лишь бы они были!"

- Вот и отлично! Идем, я тебе покажу свое вязание.

В доме Ольгу звали библейской бабушкой и не потому, что была слишком набожной, а совсем по другой причине. Она где-то вычитала, что люди, которые сочиняли Библию, находились в возрасте 93 лет. Вот и решила дожить до 93 лет. Она не только мечтала об этом, но и кое-что делала для этого. Прежде всего, определила диету: не есть соленого, мало сладкого, не есть макарон, мало хлеба, а в остальном - вареные куры, немного рыбы, каши, главным образом гречневая, овощи и фрукты, немного картофеля.

Ольга считала, что именно так питались люди, которые писали Библию. Правда, думала она, в их рационе наверно было козье молоко, сыр. Молоко она не пила, а вот сыр, только не острый, употребляла.

Она много ходила, потому что слышала историю про сельскую почтальоншу, которая разносила почту пешком и жила очень долго, она не пользовалась даже велосипедом. Почтальонша прожила 101 год.

Иногда Ольга так вживалась в своем воображении в библейские сюжеты, что представляла себя живущей в эпоху, когда составлялась Библия. Вот одна из этих ее картинок, родившаяся в ее фантазии. Ольга живет в шатре, покрытом овечьими шкурами. Место действия - оазис, расположенный на краю пустыни. Кругом пески, а вдали виднеются горы. Рядом еще несколько таких же шатров. Это их пастуший род. Она замужем за одним из авторов Библии. Свою часть он пишет на длинных свитках папируса. Чем пишет? Она долго думает и представляет себе, что это сок какого-нибудь красящего растения, а буквы выводятся мягкой сердцевиной из ветвей растущего кругом кустарника. Ей за 70 лет, а ему уже все 93 года. Это высокий жилистый мужчина с длинной седой бородой. Кроме писания Библии он пасет отару их овец, занимается мужской работой по хозяйству и приносит Богу в жертву агнцов.

По ночам мужчина удовлетворяет свою жену, что Ольге нравится и она представляет себе, как это происходит и оправдывает себя. Ведь в библейские времена прародитель людей Авраам жил со своей старой женой Саррой и она в столетнем возрасте родила ему сына. Так далеко в своих мечтаниях Ольга не заходила, но представляла себе, что, когда они с мужем наслаждаются любовью на ложе из соломы, пахнет овчиной и немного овечьим навозом. Почему навозом? Она не знала, но оставляла этот запах в своем воображении, ибо считала, что в те далекие времена люди редко мылись. Смирилась с этим запахом и не обращала на него внимание. Главное, считала Ольга, по отношению к мужчине, женщине надо уметь быть терпеливой, остальное все само собой сладится.

...Так, - воображала дальше Ольга, - когда их часть Библии будет написана, муж умрет и ей придется доставить эту часть в Иерусалим и положить ее под Священный камень в Иерусалимском храме. По приданию, рукописную Библию нашли под этим камнем 5000 лет тому назад.

...Вот муж и умер, Ольга запаковала их часть Библии в прочную овечью шкуру, взяла из хозяйства ослика, собаку, продукты на дорогу, запасную одежду и отправилась в Иерусалим. Добираться до него ей пришлось двадцать лет, и она достигла цели, когда ей исполнилось 93 года. Выполнила свой долг: доставила часть Библии в целости и сохранности и положила ее под Священный камень в Иерусалимском храме, где уже находились другие части Библии, которые в последствии стали называть - Евангелиями. После этого она умерла. Перед смертью попросила похоронить ее в том месте, где будет находиться Гроб Господень, ведь она знала сейчас, где он находится.

Из ее воображаемых представлений о жизни родилась и другая идея, которая воплотилась в жизнь. Придумала, что может помочь семейной паре, которая сама не может выносить ребенка. Она знала, что 50-летние женщины вынашивали таких детей, например, одна мать в их доме успешно выносила и родила для своей дочери мальчика из оплодотворенного семени родителей. Дала объявление в газеты. Было несколько звонков, но когда звонившие узнавали о ее возрасте, то отказывались от ее услуг.

И все же Ольге повезло. О ее желании узнали в одном медицинском центре частного университета и провели с ее помощью успешный эксперимент. Ученые потому заинтересовались предложением Ольги, что предполагали: в результате таких родов, если их удастся осуществить, организм старой женщины омолодится. И не ошиблись. После всех анализов смелый эксперимент начался. Ольге подтянули и закрепили матку, ее кормили по особой диете. Она много ходила, что ей самой очень нравилось. В результате ребенок - мальчик родился здоровым и полновесным. "Красавец!" - так определила сама Ольга, разглядывая его после родов. Рожала сама, отказавшись от кесарева сечения. "Роды должны быть настоящие! - заявила она, - а страдания во время родов, покажут, насколько я сильная женщина!"

Удалось и другое: Ольга помолодела на 10 лет. Она всем говорила, что ей немного за шестьдесят, хотя ей на самом деле было "немного" за семьдесят. Радовались и медики из медицинского центра: они начали зарабатывать бешеные бабки на омоложении старых женщин по методу, испробованному на Ольге.

...На протяжении какого-то времени Ольга опекала Сашу: кормила ее обедами, зашивала колготки, обогревала в холодные дни.

Девочка была благодарна библейской бабушке и любила ее. Однажды она сказала ей в порыве чувств:

- Когда вырасту, - куплю тебе автомобиль!

- Да он мне и не нужен", - ответила та, не придав никакого значения ее словам. Сама Саша мечтала об игровом компьютере, но так никогда его и не получила. В семье не было денег на такую покупку.

Ее семья состояла из трех человек: мамы, бабушки и ее самой. Отец после ее рождения покинул семью.

Мать, высокая и стройная женщина, была довольно красивой. Она радовалась рождению дочери. Спустя несколько месяцев после рождения Саши у ее матери появились первые признаки шизофрении. Временами она как бы попадала в другую реальность и жила в ней некоторое время, потом снова приходила в себя. Это и послужило причиной ухода отца из семьи.

Как люди сходят с ума? Этим вопросом занималась Ольга, когда познакомилась с мамой Саши. Она перечитала несколько книг и поняла, что у человека, у которого "поехала крыша", никаких изменений в мозгу не происходит, так писали ученые-медики, а происходит что-то другое. Что пока они не могли установить. На этот счет Ольга создала свою версию. Этот вопрос ее лично интересовал, потому что соседи из-за ее "библейских" рассказов, и ее считали немного "чокнутой".

По ее мнению, в разуме психа "ломаются" чувства, а мозг остается невредимым. Но как они "ломаются"? Еще ни один псих, пришедший в себя, не рассказал, как все происходит. Возможно, процесс перехода от нормального человека, полагала Ольга, к ненормальному происходит так: представьте себе, что вы идете в полной темноте по ступенькам лестницы вниз. Приходиться спускаетесь осторожно. Наконец, доходите, как вы полагаете, до последней ступеньки и делаете еще один, последний шаг вниз, чтобы твердо стать ногой на пол. Но оказывается, это была предпоследняя ступенька, и вы, не удержавшись, резко ступаете, и, не рассчитав расстояния, проваливаетесь ногой до пола. Ощущение получается совсем другое, чем, если бы человек стал спокойно на пол. Так нормальный человек, становясь психом, сменяет одни чувства на другие, неадекватные данной конкретной обстановке. Вернуться в обычное состояние, к прежним чувствам, такому человеку невозможно. На это есть свои причины. Вот одна из них: такому человеку необходимо снова обрести чувство реальности, ибо именно чувство реальности отсутствует у человека "тронутого". Псих этого не понимает, и сделать сам подобное не может.

Так думала о происхождении психов Ольга, основываясь на своем богатом воображении, и понимала, что мама Саши никогда не вылечится. А попытки та предпринимала. Она вышла второй раз замуж, но брак оказался неудачным. Второй муж любил мать Саши, хорошо относился и к девочке, считал ее своим ребенком. Брак просуществовал недолго, и хотя этот мужчина еще раз женился, но добрые отношения между ними остались.

Он помогал своей бывшей жене материально, принимал в своем доме Сашу. После второго брака мать Саши стала много курить и увлеклась наркотиками, дело дошло до того, что ее периодически на месяц укладывали в больницу. Саша сильно переживала.

Бабушка Саши работала до пенсии зубным врачом, и, поэтому кое-какие средства у нее имелись на содержание семьи, но этих средств не хватало. Саша испытывала недостаток во всем, в одежде, в питании, в развлечении, а ей хотелось многого, и в этом она была максималисткой. Дело даже доходило до драк с бабушкой. Саша настаивала: купи, купи! У подруг это было, но не у нее.

Где-то в 11-12 лет у Саши начали расти груди, и когда они чуть обозначились под майкой, а дело было летом, ей стало ужасно стыдно и она, чтобы скрыть их, стала надевать на майку кофточку. В жару кофточка не смотрелась. Первая это заметила библейская бабушка и спросила:

- Ты, что? - потом сама поняла в чем дело, покачала головой и добавила: - Никто не обращает внимания, но тебе самой все это необычно, отсюда и такая стеснительность, да?

Девочка пожала плечами и опустила голову: ей нечего было сказать, все на самом деле так и происходило.

Через несколько дней Саша сняла кофточку, поддавшись на уговоры Ольги, но зачесала волосы на глаза. Когда шла по улице и смотрела на встречных знакомых людей через волосы, ей казалось, что не так стыдно. Но и такая детская застенчивость скоро прошла. Вместе с другими ребятами из своей школы она летом на два месяца попала в лагерь отдыха.

После возвращения, рассказов было много, но самые интересные из них оказались те, в которых Саша влюблялась в разных мальчиков, и как они влюблялись в нее, как целовались и тискали ее.

Бабушке Ольге призналась, что целоваться с мальчиками ей не понравилось.

- Они слюни пускают, - сказала она. В ответ бабулька только хмыкнула и ничего не ответила, но представила себе, как она целовались в жаркую лунную ночь, когда ее библейский муж окончил писать свою часть Библии. Конечно, по этому случаю выпили виноградного вина пятидесятилетней давности, которое хранилось у них в глубине одной из пещер, в большом запечатанном синей глиной кувшине, сделанным ее мужем, владевшем искусством гончарного круга...

После окончание школы Саша не захотела дальше учится, да и денег не хватало, чтобы оплатить учебу для получения приличной профессии. Сорилась с бабушкой, которая настаивала на том, чтобы Саша пошла учиться на зубного врача. Внучка не соглашалась и, в конце концов, заявила, что станет проституткой, заработает много денег, и будет хорошо жить без учебы. Бабушка пришла в ужас, но не надолго. Ужас сменился деловым расчетом.

Среди пациентов бабушки Саши, как зубного врача, попадались и богатые люди. Вспомнила об одном из них. К этому времени ему исполнилось 46 лет. Он не женат и увлекается молодыми девушками. Бабушка решила "подставить" ему свою внучку. Ко времени окончания школы та превратилась в красивую девушку.

Сашу долго уговаривать не пришлось: за то, что мужчина лишит ее девственности и переспит несколько первых ночей с ней после месячных, когда можно будет делать "это" без резинки и без опасения беременности, он выплачивал хорошие деньги.

Сохранить девственность для первого мужчины, несмотря на все подростковые влюбленности, Саше посоветовала бабушка Оля. Она говорила:

- Ведь девственность - тоже собственность, расставание с ней можно высоко оценить. Или подарить ее любимому мужу.

Саша послушалась советов, и время пришло: она собиралась дорого продать свою девственность.

И еще по другому вопросу посоветовалась Саша с бабушкой Олей. Как быть в тот момент, когда лишаешься невинности, ведь это больно?

- Не только больно, - ответила Оля, - но можешь после этого потерять всякий интерес к сексу и даже станешь ему противиться.

- Почему?

- В такой момент может появиться резкая боль и никаких ощущений приятного чувства, если мужчина груб и девушка не подготовлена к первому половому акту.

- Как подготовлена?

- Я не думаю, что он будет с тобой груб. А подготовлена так: он должен тебя ласкать, а ты чувствовать его ласку, расслабиться при этом и ласка должна быть тебе приятная и ты должна себя подготовить, на все быть согласна, и идти на встречу мужчине. Знаешь для чего так нужно? Нет? Для того чтобы в твоем влагалище появилась смазка, тогда у вас все пройдет не на "сухую", и ты совсем не почувствуешь боль и тебе будет приятно.

Совет оказался хорошим, но он чуть было не испортил все, когда Саша в первый раз оказалась в постели с богатым дядечкой.

После завершения договоренностей, все остальное происходило в доме Антона, среди цветов и прекрасной мебели. Саша пожелала, чтобы не было электрического света, а действо произошло бы при свечах, и шторы на окнах были бы задернуты.

...В тот вечер, когда Саша пришла к Антону, тот встретил ее улыбкой, взял за руку и чуть привлек к себе, заглянув в ее небесно-голубые глаза. Девушка не выдержала взгляда и опустила глаза. Ей захотелось зачесать волосы на лоб, чтобы они прикрывали ее взгляд, как это она делала в свое отроческое время, когда у нее стали расти груди. В этот момент лебединая нежная шея и плечи были оголены, а вырез ее платья немного показывал округлости девичьей груди. Антон пристально и жадно ее разглядывал. Он отметил чуть смуглый цвет ее лица, гибкий стан, изящную линию бедер.

В постели они не сразу поладили. Саша, помня советы Ольги медлила отдаваться Антону, своему первому любовнику. Она стремилась к тому, чтобы он ее больше ласкал. Тот это и делал, но наконец, не выдержал, и после того, как приустал от своих усилий, спросил девушку:

- Что такое? Почему ты медлишь и не отдаешься мне?! Раздвинь же ноги как следует!

Сашу его слова смутили, и она перестала крутиться по постели, но нашла в себе смелость и пересказала Антону совет Ольги и свои страхи по поводу первого контакта с мужчиной.

Антон слушал широко раскрыв глаза, потом он от всей души рассмеялся и хохотал несколько минут. У него появилось мимолетное чувство близости, он расслабился и на мгновение потерял темп дальнейших действий.

Улыбнулась и девушка в ответ на слова Антона:

- Да, я готов тебя ласкать всю ночь, но первое действие нам надо сделать!

Он снова стал ласкать и целовать, но новый страстный порыв к нему медлил приходить. Это заметила и Саша, ей хотелось скорее все закончить и она забеспокоилась: неужели придется возвращать деньги? Но, тут вспомнила рассказ Ольги из ее жизни со своим библейским мужем. Как-то раз, рассказывала Ольга, они легли в постель, и ей очень хотелось это, но муж ничего не смог сделать. В тот день у него не получалось с писанием Библии, сильный дождь разметал стенку загона для овец. В Писании у него не выходила фраза о болтливости людей. В последствии в Библии эта фраза стала выглядеть так, она была написана в другой день: "При многословии не миновать греха, а сдерживающий свои уста разумен" (19 Прит., Библия).

В тот день неудач, когда у ритуального камня муж Ольги поднял нож, чтобы заколоть агнца и принести его Богу, его большой палец укусила огромная оса. Он так вскрикнул, что из шатра выбежала Ольга. Закалывание агнца не состоялось: от укуса раздулась вся ладонь и опухоль начала подниматься к локтю, боль становилась невыносимой.

Ольга знала, что нужно делать в подобных случаях. У них имелось одно лекарство от всех наружных болячек: смесь козьего сыра, куриного помета и синей глины. Такую смесь приготавливали в каждом шатре. Перед употреблением ее следовало положить в рот, обильно смочить собственной слюней и приложить к опухоли. Ольга так и сделала. Для того чтобы ориентироваться во времени, она три раза пересчитала овец, а когда закончила счет, опухоль начала спадать и вскоре исчезла. Таким сложился этот напряженный день.

В ту ночь Ольга сказала мужу, которого впоследствии люди назвали Апостолом за написание одного из Евангелий (части) Библии: "Успокойся, милый, у нас все получится!" И она положила свою теплую ладонь на обмякший член Апостола. Вскоре он стал таким же твердым, как палка для загона овец, которую потом верующие стали называть посохом.

Саша вспомнила этот рассказ, и, воспользовавшись им, сказала:

- Успокойтесь (она опустила слово "милый" и говорила с Антоном на "вы"), у нас все получится! - И она опустила свою ладонь на член мужчины. И вздрогнула при этом - так все необычно и впервые было это.

Мужчина тоже вздрогнул - горяча оказалась ладонь девушки: подобной прыти он не ожидал от девственницы, хотя и не на йоту не сомневался, что та девственница.

Саша ласкала (по совету Ольги) рукой член Антона, пока тот не стал таким же твердым и стремительным, как ракета взлетающая к небесам.

К концу первой встречи Антон сказал Саше:

- Я готов ласкать тебя всю жизнь!

Саша не ответила, только отвела взгляд в сторону и подумала, что эти слова нужно передать бабушке.

Первая встреча не оказалась последней. Страсть к Ольге не утихала. Антон назначил новое свидание. Девушка согласилась, сказав при этом:

- Я тоже хотела бы с вами встретиться!

Свидание состоялось, и принесло Антону много новых впечатлений о девушке, впервые в жизни, отдающейся мужчине.

На этот раз Саша сама разделась перед своим любовником. Ему показалось, что она похудела, немного осунулась на лицо и даже как-то плохо выглядит, но глядя на ее обнаженное тело, он быстро воспламенился и потащил ее в постель. Здесь, как будто, все прошло по-прежнему. Когда они лежали в постели после первой ослепляющей вспышки эмоций, отдыхая, в ожидании нового всплеска чувства любви, Антон начал ласкать девичьи груди и промежность, что было его любимым занятием в постели, а Саша стала приводить свои волосы в порядок. Антон потянулся погладить по голове, памятуя о ее пышных волосах.

Он был на верху блаженства, девушка ему нравилась, особенно в постели. Она оказалась сексуальна. Как только он прикасался к ее обнаженной груди и начинал ее ласкать, она тут же воспламенялась и когда он в нее "входил", трепетала от страсти.

Саша остро переживала свою первую встречу с мужчиной, как это делают страстные натуры, какой она была.

Девушка считала, что отдалась за деньги, но, в конце концов, успокоилась и рассказала Антону о своих переживаниях (так сделать ей посоветовала бабушка). Она поведала, что ее угнетают такие отношения, а ей хотелось бы, чтобы это была любовь, а не деньги, как основа их отношений. Антон призадумался и все остальные четыре дня их встреч слова Саши не выходили у него из головы.

Через несколько дней, когда бабушка запретила Саше встречаться с любовником, чтобы ей "не залететь" и не родить ребенка, Антон сказал, что забирает Сашу к себе, а деньги будет платить бабушке, но официального предложения руки и сердца не последовало.

Так они прожили более двух лет. Детей у них не было. Их не хотела Саша.

Обосновавшись у Антона, Саша встретилась с Ольгой и сказала ей:

- Я покупаю тебе машину, как и обещала, за все, что ты для меня сделала!

- Нет, Саша, машина мне не нужна!

- Тогда ослика, ты же в своей воображаемой жизни много ездила на нем!

- У нас на осликах не ездят!

- Тогда что?

Ольга немного подумала и ответила:

- Дай мне лучше немного денег. Мне нужно больше есть фруктов и овощей, ведь я хочу дожить до 93 лет, может быть еще съезжу как туристка в какую-либо европейскую страну.

Ольга получила через банк деньги за обещанную ей машину, а у Саши получился разлад с Антоном - он стал требовать от нее рождения ребенка, да не одного, двух-трех подряд. У каждого богатого свои причуды, свой экстрим. Одни из богатых забираются в глубь тропических лесов, где много опасностей, другие спускаются вниз по порожистой реке на лодке, подвергая себя смертельной опасности разбиться о каменистый порог. А есть и такие, которые испытывают садистский экстрим, издеваясь над другими людьми. К ним относился и Антон. Помимо Саши у него имелись еще две девушки, которых он поместил в отдельных квартирах и с ними он также жил, как и с Сашей. У них от него уже было по ребенку, он намеревался продолжать с ними рожать детей. Он испытывал определенное удовлетворение и даже наслаждение заставлять полностью зависимых от него женщин рожать детей. Это и был его садистский экстрим. Девушки приехали в Москву из других мест и поэтому полностью зависели от Антона. Иное дело Саша. Хотя ее мама и пребывала в сумасшедшем доме, рядом с ней находилась бабушка, и Саше было на кого опереться. Подобное положение и отказ Саши еще более подзадоривали Антона - добиться желаемого. Получая упорный отказ Саши, он стал ее избивать.

Он мог насильно зачать ребенка, но хотел, чтобы Саша сделала это добровольно, в "обстановке любви", как он говорил. Он зажимал ей рот и бил, приговаривая: "Я добьюсь того, что у тебя станут дрожать ноги от страха, как это случилось в первую ночь нашей любви".

Саша страдала, терпела и отчаивалась, но не знала, что делать. Оставалось согласиться, но она помнила слова бабушки Оли: "Не рожай ни в коем случае, будешь мучиться всю жизнь, только с любимым мужем можешь родить". К этому времени Саша знала, что она не одна у Антона.

Ей стало невмоготу жить, но окончательный разрыв с ним бабушка Оля попросила притормозить: якобы ее дочь имела на нее свои виды. Она сослалась на то, что, если дочь возьмет ее к себе жить, то Саша избавиться от Антона и своей бабушки - ей невыгоден такой разрыв: она лишалась источника поступления денег. Саша нехотя согласилась.

Стала раздражительной, неспособной сосредоточить внимание на своих делах. Появилась бессонница, ночные страхи, чувство внутренней напряженности. Ей снились плохие сны.

...Сон будто накатил на Сашу из какого-то темного отверстия наподобие вихря невообразимой силы. Она очутилась среди черных людей, и тут же рядом суетились вооруженные люди. Из толпы появился кто-то, но она никак не могла его узнать, только чувствовала, что это близкий ей человек. Она ждала, чтобы он поскорей приблизился к ней, хотела побежать к нему - и не могла.

Вихрь превращается в дым, вот-вот появится пламя. Она рвется всем телом вперед и летит куда-то теряя сознание.

Но вдруг все скрылось и пропало. Она стоит на краю обрыва, а внизу пруд прорвал в плотине отверстие. Вода несется вниз по оврагу.

Саша видит глубокую яму, куда спешит вся вода.

Она начинает падать вниз, но собирает силы и останавливает падение.

Тот человек, который приближался к ней среди темных и вооруженных людей, поднимает ее и выносит из темноты, но только для того, чтобы она смогла рвануться вперед... Вот она бежит по полю, светлому полю... Страх гонится за ней, ветер свистит, но она его не слышит, ей только кажется, что он свистит. Хочет закричать: "Люди! Люди!" Страх сдавил горло...

Вдруг видит: прямо перед ней сад!

Вишневые деревья облиты белой кипенью, прутья черешни белеют на фоне высокого светлого неба. Трава в нем по пояс. Сплошной ковер высокого клевера. Саша протягивает руки и ладонями касается цветов.

Утренняя роса холодит кожу ладоней.

Вдруг - пробуждение. Саша обнаружила, что голова ее свесилась с кровати, одеяло сползло на пол, и она лежит вся голая. Полусонная, она еще слышит звук тяжелых капель росы, падающих на шары одуванчиков, на подушки клевера, на ее ресницы.

И снова пришла, словно откуда-то изнутри дома, тихими шагами, новая волна сна. Саша, закрыв глаза, увидела продолжение сна. Она, затаив дыхание, быстрыми шагами и с бьющимся сердцем пошла в черную глубь сада. Движения ее ускорились, и она полетела над садом, над травой, внизу свет померк, солнце не проглядывалось, наступила темнота. Она почувствовала, что находится в совершенно темной комнате. На ощупь она определила, где стены, но двери, несмотря на все усилия, найти не смогла. Теряет ориентировку и чувство реальности. Отчаянно пыталась избавиться от такого состояния и начала судорожно метаться, натыкаясь на стены, не находя выхода.

Яростный гнев, охвативший ее, стал разрушать границы разума и был готов хлынуть в область безумия. Она стала метаться по постели...

Саша очнулась и обнаружила, что оцепенела, похолодела и ослабла. Глаза ее раскрылись и стали дикими и злыми. Она вспомнила побои Антона и прошептала: "Я тебе ничего не прощаю!"

В это время проснулся Антон.

- Что случилось? Ты так возилась...

- Не знаю, мне приснился страшный сон! Даже не могу тебе его сразу рассказать, - ответила Саша, укрываясь одеялом, чтобы согреться. Сон она передала, вспоминая его по частям, но ничего не сказала о своей клятве отомстить Антону, о ненависти к нему. Мысленно она пожелала, чтобы он попал, как и она, в безвыходное положение, в "черную комнату" из ее сна.

Их отношения осложнились. Во время скандалов он видел ее искаженное лицо, гримасы гнева и ненависти, обращенные на него. Со временем ее облик в его восприятии изменился до неузнаваемости. Вместо привлекательного, стал отталкивающим, вместо красивого, отвратительным.

Антон думал, как избавиться от Саши, та строила планы, как отомстить ему.

Через некоторое время она успокоилась и решила не впадать в хандру, а действовать. Он мог силой заставить ее забеременеть. "Убить его? вопрошала себя Саша. - Самый быстрый способ решить наши проблемы. Но как?"

Продумала несколько вариантов убийства, но они не годились. Главное в них должно быть то, чтобы следы от них не вели бы к ней. Хотела сделать без посредников, сама.

Однажды она решилась, когда он предупредил, что дома ночевать не будет. Задумала напоить его, тем более, что на выпивку тот был слаб.

Куда он шел, не знала, но пьяного провожала до метро. Она намеревалась вывести его к одному из входов метро "Беговая", где скопление домов и большая огороженная площадка для мусорных баков.

Здесь грязно и дурно пахнет. Редкие прохожие стараются быстро пройти это место. Она как-то видела: старый грязный бомж справляя здесь большую нужду и никто не обращал на это внимание. У него был сильный понос и запахло так зловеще, что Саша поспешно убралась, но место запомнила. В метрах десяти-пятнадцати отсюда находилось старое здание, которое намеревались ремонтировать, и под большой раскидистой липой стояла одинокая скамейка. Сюда привела уже в сумерках Саша пьяного Антона. Она намеревалась одеть ему на голову крепкий пластмассовый пакет, стянуть его на шее и он в нем бы и задохнулся. Но тут возникла проблема. Саша вспомнила, как на даче своего отца, на огороде родила щенят приблудная сука. Ей пришлось в ведре топить щенят. Опыта у нее не было. Удивилась, какой жизненной силой обладали, только что появившиеся на свет щенята. Она их опускала на дно ведра с водой, они напрягали силы, вырывались из ее рук и снова выкарабкивались на поверхность. Топила она их долго, взмокла от пота и чувствовала себя ужасно. Этот опыт дал ей понять, что живой организм, даже оглушенный алкоголем, найдет в себе силы сопротивляться смерти. Поэтому, она взяла с собой кусок крепкого бельевого шнура, чтобы привязать руки Антона к скамейке, не позволив ему встать и сорвать с головы пакет.

Усадив Антона на скамейку, дала ему еще выпить, подождала немного, когда он совсем отключился, и перекрестившись, приступила к делу. Антон не сопротивлялся. Помимо рук, она привязала и ноги. "Может лягнуться" подумала она. Накинула пакет наголову и крепко стянула его на шее. На какое-то мгновенье все замерло. Потом грудь у Антона опала, он делал выдох, грудь стала расширяться, как и глаза у Саши. Она с ужасом наблюдала за ним, ее била мелкая дрожь. Вот грудь Антона поднялась и остановилась: дышать было нечем. Он весь задергался, тело напряглось, сильно заскрипела скамейка. Воздуха в пакете не было и человек задохнулся. Саша сидела рядом минут десять, пока не убедилась, что все кончено. Развязала ноги, потом руки, сняла с головы пакет, и тело боком упало на скамейку. Бельевую бечевку и пакет забрала с собой.

Когда Саша ушла, не оглядываясь, совсем стемнело.

Дома задала себе один вопрос: Что делать дальше? Бежать из дома, захватив самое ценное, не было смысла. На это могут обратить внимание, когда будут расследовать убийство Антона. Но и никто не знает, кроме самого Антона, где живут его девушки, в том числе и она. И никто не знает, когда он их посещал и как их зовут.

Поэтому Саша решила не беспокоиться и оставаться на месте, как бы в ожидании посещения Антона. Он сам себя подставил - засекретил своих женщин и никому об этом не сообщал.

И все-таки волна отчаяния, чувство страха охватили ее. Она долго сидела неподвижно на диване, вновь и вновь переживая содеянное. Почувствовав, что на глаза навернулись слезы, отвернулась от света, кусая губы, чтобы отогнать, заглушить образ убиваемого ею Антона, который стоял перед ее глазами. " Мама!" - воскликнула она, как это делают дети, обращаясь в трудные минуты к самому близкому человеку. Но, что это? Вскочив на ноги с дивана, она закричала от гнева. Кто ее мать? Шизофреничка и наркоманка, отец их оставил из-за болезни матери.

Она начала что-то говорить о том, что ее все предали, а ее бабка, жадная к деньгам, продала ее Антону и пусть они за все отвечают, но "Антона убила я!" - Глаза Саши в это время были широко открыты, а движения выражали тревогу и страх. И все-таки слово "Мама!", произнесенное ею вслух, освободило поток воспоминаний, хлынувших на нее. В них было все: мама, отец, бабушка, школьные друзья, но не было Антона. Она его в свои воспоминания не пускала. Прожитая жизнь ей была ясна, непонятно было только, что будет с ней дальше. Отдавала себе отчет, что случилось. Что же она наделала? Впрочем, отлично знала ответ на этот вопрос. Убив Антона, она уничтожила себя прежнюю. Сейчас, когда все оказалось позади, не могла понять, что заставило ее совершить этот безумный поступок. Может быть шизофрения матери перешла и к ней, ведь она передается по наследству? Об этом не хотелось думать. Одним поступком она разорвала все узы, соединявшие ее с нормальными людьми, не преступниками, противопоставила себя им. Жизнь, которую она вела, закончилась со смертью Антона. Она никогда не сможет вернуться к удобствам, которые ей создал любовник, к легкой жизни, которую она вела. Впереди ее ждала неизвестность. Содрогнувшись от этой мысли, она начала ей сопротивляться, потом пожала плечами и встряхнулась, как бы освобождаясь от невидимой ноши. Ей на память пришли слова бабушки Оли: "Если боишься - не делай, если делаешь - не бойся!". "Не боюсь, не боюсь! Я делаю, делаю! И потому не боюсь! - сказала себе Саша и стала придумывать, как ей быть дальше.

- Могут найти мой телефон в записной книжке Антона? - спросила она себя и ответила: - Нет, не могут, потому что Антон все важные телефоны, которые не должны знать другие люди, держал в памяти.

Как-то Антон разговорился и поведал Саш, что у него хорошая память и ему не приходится много записывать, чтобы что-то не забыть.

- Люди живут с разной памятью и ничего, живут, - возразила ему Саша.

- Память - это главное в человеческом сознании. Нет памяти - нет мысли, ведь мысль опирается на запоминание чего-то. Вот смотри в компьютере, что главное? Память. Так и у человека. Известно из истории, что все гении и талантливые люди обладали прекрасной памятью.

- А зачем им это нужно было? - спросила Саша.

- Без хорошей памяти не может быть гения, талантливого человека и просто способного.

- Почему?

- Хорошая память нужна им, чтобы уметь в уме сопоставлять мельчайшие детали дела, которым они занимаются, уметь запоминать образы, чувства, эмоции, звуки и накладывать их, сравнивать даже через много лет на схожие события и быстро реагировать, т. е. приходить к новым решениям, находить новые реальные ценности. Понятно, что не каждый человек, обладающий хорошей памятью, становится гением.

- Да, и гениев в жизни мало, - поделилась своими мыслями Саша.

- Как сказать, по-моему, их много. Только не все родившиеся гении доживают до возраста, когда они в состоянии проявить свои способности из-за нищеты, невозможности получить образование, или из-за того, что совершают преступления. (Вспоминая это разговор, Саша подумала: "Гением я теперь не стану, так как убила человека").

- А ты у нас тоже гений, ведь у тебя отличная память? - спросила Саша.

- Я тебе уже говорил, что память у меня совсем хорошая. Вот, например, я могу запоминать и держать в памяти до 20 нужных мне номеров телефонов, в том числе твой номер и еще двух девчонок, с которыми я живу, как и с тобой.

- Зачем тебе это нужно? - возмутилась подобным признанием Саша. Антон сделал вид, что не понял вопроса:

- Что? Держать в памяти столько номеров телефонов?

- Нет, иметь столько любовниц?

- Ну да, - тут Антон почувствовал неловкость и поспешил перейти к другой теме: - Ты только не думай, что это я считаю хорошим. Таким меня создала природа. Наградила большой сексуальностью, темпераментом, эмоциональностью. Бывает и так, что такие, как я, способные люди, увлекаются женщинами или выпивкой и по дороге жизни теряют свои способности. Вот почему я завел несколько постоянных девочек и собираюсь жить с ними долго.

Саша не поверила последним словам Антона и, поразмыслив немного, сказала:

- Ты себя оправдываешь такими рассуждениями. На самом деле ты просто развратник. - Рассмеялась и добавила: - С бабами поведешься, от баб и погибнешь. - Она тогда еще не знала: насколько ее шутка окажется пророческой и, что погибнет он именно от ее руки.

Саше пришлось вспомнить этот разговор, потому что в нем говорилось, что Антон нигде не записал ее номер телефона. Ее это обрадовало и успокоило. Теперь она могла на протяжении какого-то определенного отрезка времени устраивать свои дела.

Приехав в Институт долголетия, Михаил узнал, что это - строго охраняемый объект. Сообщили ему и то, что институт в советское время был государственным, а при капитализме, содержится на деньги богатейших людей страны - олигархов.

Зарплата у сотрудников института в десять раз больше, чем в других НИИ. Такие сведения удивили Михаила и он подумал: "Большие деньги даром не платят".

Его привели в лабораторию, где был убит известный олигарх.

- Смотрите, - сказал сопровождающий его сотрудник института, этот человек умер не от удушья дымом. У него разорван живот.

- Значит он был еще жив, когда его внутренности растаскивали по комнате? - спросил Михаил.

- Да, он испытывал в это время страх, ужас, адскую боль и умер, примерно, через полчаса после нападения на него.

- И это сделала обезьяна из ваших подопытных, убежавшая во время пожара из клетки?

- Нет, обезьяна могла разорвать живот, но вытащить кишки и обкрутить ими мебель мог только человек.

- Ищем его?

- Да, но пока не нашли.

- Все сотрудники на месте?

- Уточняем.

- Это надо сделать, и как можно быстрее.

В это время в комнате появился запыхавшийся сотрудник института в белом халате.

- Олег Моисеевич! Нашли директора! Он мертв! И один из охранников мертв, - взволнованным голосом проговорил он.

- Успокойтесь и скажите: их убили или они задохнулись в дыму? Где обнаружили их тела?

- Какой дым? Хотя запах гари там чувствуется, но пожар туда не дошел... У директора сломаны шейные позвонки и находился он в своем кабинете... А охранник лежал весь в крови на полу в одном из боксов. У него разорвано горло... Похоже, что зубами.

Олег Моисеевич пояснил:

- Вениамин Юрьевич наш хирург. Он говорит вполне профессионально о причинах смертей.

Михаил поежился и подумал, что в институте как-то ему неспокойно и поэтому спросил:

- А ваши звери еще бродят по институту после пожара?

- Нет, все обезьяны в клетках, мы это проверили. Во время пожара они могли оказаться вне стен института, что совершенно недопустимо.

- Почему недопустимо? Случалось, что слоны разгуливали по улицам Москвы, убежав из зоопарка, а один крокодил пробрался даже в подвал жилого дома.

- Наши животные все на месте.

- Чем болели ваши пациенты?

- На этот вопрос сразу не ответишь... Немного из истории развития геронтологии. Человечество всегда интересовалось вопросами долголетия. Поставлены тысячи опытов по продлению жизни.

- И что же?

- Давайте пройдем в мой кабинет, его не затронул пожар, мы вам там все расскажем и покажем медицинские карты олигархов, которые проходили курс лечения у нас.

II

... Моросил дождик, когда Михаил ехал в институт. Дождевые лужи, покрытые пленкой грязи и цветными бензиновыми разводами при проезде по ним машин забрызгивали прохожих. И ни один водитель не считал нужным притормозить, или сбавить ход.

На улице было пасмурно, сыро и мрачно, и, казалось, что дождь зарядил надолго. Когда шел дождь, а Михаил отправлялся в поездку, то считал дождь хорошей приметой. И сейчас, находясь в институте, попытался представить: удачное будет расследование? Интуиция ему подсказывала, несмотря на хорошую примету, что "нет", удачи не будет.

Он немного расстроился. А когда узнал, что произошло в институте, то понял, что интуиция его не обманывает.

В своей жизни Михаил опирался на интуицию и здравый смысл. Он считал, что здравый смысл - это способность человека контролировать свои чувства, его жизненный опыт, хорошая память и уменье самого человека пользоваться своей памятью. Надо ли доверять интуиции? По опыту знал, что надо, а частое недоверие к ней вызывают сомнения в себе.

Он где-то вычитал, что интуиция - бессознательное мышление и был с этим согласен. На проявление интуиции оказывает влияние интеллект человека, его физиологические особенности, среда и даже эпоха.

Получалось, что интуиция - уникальная возможность правильного решения по минимуму осознанной информации. Такое заключение подтверждала практика его следственной работы.

Придерживался Михаил и здравого смысла в жизни.

Сам по себе здравый смысл в чистом виде не существует. На него влияют опыт, приобретенный человеком, его характер, особенности отдельной личности. Есть еще одна черта здравого смысла, которую люди унаследовали от Бога. Ее избежать никому не дано.

Бог сотворил мужчину и его жену - Адама и Еву. Со временем они размножились и стали "плохими". Чтобы исправить дело рук своих, Бог напустил на землю Потоп. После него люди снова во множестве своем размножились, но не стали хорошими, погрязли в грехах. Чтобы исправить положение Иисус Христос (Бог един в трех своих ипостасях) пожертвовал собой, был распят на Кресте, во имя спасения человечества. Во всем этом прослеживается мысль - сначала делается "плохо", затем исправляется это "плохое". Так в России первый президент развалил экономику, потом следующий президент восстанавливает ее. Такова одна из особенностей здравого смысла человека, и она от Бога - при этой мысли Михаил улыбнулся.

III

Чуть перевалило за девять часов утра, когда Саша, спустя месяц после убийства Антона, появилась в квартире у бабушки Оли.

- Так рано, - удивилась та. - Значит дело какое, или случилось что?

- Можно сказать что и случилось и по делу пришла, - пояснила Саша, расцеловав Олю в обе щеки. - Ты у меня палочка-выручалочка, вот я и заявилась к тебе.

- Давай чаю попьем и за ним побеседуем. Тебе я всегда готова помочь.

Чай пили с лимоном, крекером "Экстра" и конфетами "Коровка". Чай оказался вкусным и Саша, выпив одну чашку, попросила еще. Дома она почти не готовила - не было аппетита, а чай одной пить не хотелось.

Саша молчала, а Оля внимательно смотрела на нее и, наконец, не выдержала:

- Что-то ты все сербаешь, да сербаешь чай, а молчишь?

- Соскучилась по тебе и по твоему чаю, - уклончиво ответила Саша.

- Клопот, клопот, а все же рассказывай, не тяни, вижу, что тебе есть что сказать, тайбочка.

Саша знала, что Оля иногда ездила к своей младшей сестре, жившей в деревне, находившейся где-то в Брянской области и оттуда привозила местные слова. Так слово "сербать" означало "пить", "клопот" - "хорошо", а девушки там назывались "тайбочками".

- Ладно, я тебе все расскажу, наконец, решилась Саша.- Антон уехал за границу, сказал, что по делам и надолго. - Она помолчала, как бы собираясь с мыслями, чтобы ее слова выглядели убедительными. - Уехал на два года, как он сказал.

- Сколько времени его не будет в Москве? - переспросила Ольга, сделав вид, что не уловила цифру.

Саша запнулась, потому что ранее думала сказать: на три года. Прикидывала, как правдивее будет звучать выдуманная ею история:

- А насколько я сказала? Не на три же, а на два года, значит так и есть, - быстро сообразила Саша, поняв, что Ольга пытается сбить ее своим вопросом и выведать правду. "Ничего у нее не получится. Буду придерживаться своей версии, даже, если она заподозрит, что я говорю неправду, которую ей знать не нужно. А думать... пусть думает, что хочет".

- Что же ты теперь собираешься делать?

- Сама не знаю, - Саша развела руками и пожала плечами. - К тому же Антон запретил мне жить в его квартире, пока он не вернется. - Саша говорила так, потому что жить в его квартире не могла - туда, рано или поздно, могут придти из милиции. Хотя, она себя от этого обезопасила, как она считала на длительный срок: у убитого Антона забрала все его документы, поэтому опознание тела может продлиться долго.

- Плохо, что ты не можешь оставаться на прежней квартире, - высказала свое мнение Ольга.

- Хуже некуда, - согласилась Саша. Она опустила голову и закрыла лицо ладонями... Но нет, плакать она не собиралась, а протерла глаза, и посмотрела на бабушку Ольгу, ожидая от нее продолжения разговора.

Та подумала: "Что-то здесь не так. Вижу, что врет, а может не хочет говорить. Ее дело, но помочь надо".

- Я тебе предлагаю пожить у моей дочери, как-то мы об этом говорили, ты должна помнить. Детей у них нет, оба они, она и ее муж - бизнесмены. Денег много, квартира большая, хозяйством заниматься некому, есть две машины, дача, гараж, ездят за границу, будешь оставаться одна, должна вести хозяйство и деньги за это заплатят. Хороший выход для тебя, на первое время... Вещи можешь оставить у меня.

- Да, подходит, - быстро согласилась Саша. - Может потом мы еще что-либо придумаем? Но, пожалуй, не будем загадывать сейчас. Вещей у меня немного и я, действительно, оставлю их у тебя. - Саша не хотела забирать из квартиры Антона много вещей, чтобы это не походило на бегство, а оставленные ее вещи говорили, что она может туда вернуться.

- Да, вот еще что. Я принесла с собой деньги, доллары, шесть тысяч.

- Что ты с ними собираешься делать?

- Две тысячи положу на сберкнижку, две тысячи оставлю у тебя, полторы тысячи - своей бабушке. Ей уже сказала, то, что ты только слышала об Антоне и наших с ним отношениях. Деньгам она обрадовалась и, похоже, что ее больше ничего не интересует. Адреса и телефона ей давать не следует. Ты согласна?

- Конечно. Ты будешь знать, где лежат твои деньги в моей квартире, получишь от нее ключ, на случай, если меня дома не будет, а деньги тебе понадобятся.

Пока допивали чай, Ольгу мучил вопрос: все ли обстоит на самом деле так, рассказала Саша? Решила выведать что-либо, но не прямо, а издалека. Она сказала, как бы вспоминая что-то прошлое:

- Ты знаешь, Саша, я всегда знала тебя, как искренную девочку.

- Ну и что, а разве я изменилась?

- Не знаю, не могу ничего определенного сказать. Знаешь, говорят; "Он врет, но искренне" Подожди, не перебивай меня. О присутствующих не идет речь. Ты искренний человек и оставайся им, но любому человеку приятно видеть, что другой человек искренен и честен. И в большинстве случаев люди используют искренность и честность для обмана и мошенничества, когда им нужно чего-либо добиться.

- Это я и сама поняла, - ответила Саша.- Все обманывают, особенно мужики.

- Не скажи, женщины обманывают тоже. А раз ты по жизни это поняла, то дам тебе совет: ври и обманывай искренне, чтобы тебе верили.

Ольга хотела еще добавить, "Как ты мне искренне рассказала об Антоне", но воздержалась, только пристально посмотрела на Сашу.

Та в ответ рассмеялась, и Ольга поняла, что перед ней - другой человек, чем тот, которого она знала раньше.

Закончив чаепитие, обе женщины обсудили детали переезда к дочери Ольге.

На новом месте Саше понравилось. К ней хорошо отнеслись, выделили отельную комнату, не унижали и не обижали, питалась она вместе с хозяевами, ничего от нее не запирали, не прятали. Она как бы вошла в их семью, но за ней был быт - уборка, готовка, чистота везде и во всем. Они ходили вместе в театр, ездили за город, на дачу, обещали ей и поездку за границу.

Особенно Саше нравился муж хозяйки, веселый, общительный, не обидчивый по пустякам. Свою жену он звал Мася, хотя ее имя - Маша. Никогда с ей в открытую не спорил, не обижал, супруги не ругались. При случавшихся напряженных отношениях Василий говорил своей жене: "Мася, я не могу с тобой ругаться - я тебя люблю и этим все сказано, а ты меня ругай, если хочешь, но тебе потом самой будет стыдно". И напряженный разговор заканчивался нежным поцелуем или крепкими объятиями. По доброму Василий относился и к Саше. Со временем эти отношения переросли в дружбу. Они иногда подолгу разговаривали, подшучивали друг над другом и весело смеялись, вдвоем им было хорошо. Хозяйка дома, казалось, этого не замечала или делала вид, что не придает никакого значения подобной дружбе.

Саша прожила в семье Маши год. За это время она научилась водить машину, ей сделали заграничный паспорт, побывала со своими хозяевами на Кипре, в Австрии, Польше. Василий все больше нравился Саше.

Как-то вечером после ужина Маша ушла стелить постель, а Василий и Саша оставались вдвоем в гостиной. За разговором Василий приблизился к Саше, крепко ее обнял и поцеловал. Саша не шелохнулась, ей давно этого хотелось, она потянулась к нему и ответила горячим поцелуем. В этот момент в комнату вошла Маша. Она видела последний поцелуй, а Саша успела подумать с замиранием сердца: "Ах, что сейчас будет!" Но то, что произошло дальше оказалось для нее совсем неожиданным. Маша взяла ее за руку и сказала спокойным голосом: "Ты пойдешь со мой" и мужу: "А ты в ванну, и не задерживайся!"

Маша отвела Сашу в свою спальню, подвела к кровати, раздела и уложила в постель. Она не сопротивлялась. В это время в халате появился Василий. Саша с удивлением смотрела на Машу.

- Я оставляю вас вдвоем, - сказала та и ушла.

Василий наклонился над Сашей поцеловал в губы, потушил свет, скинул халат. От прикосновения крепкого мужского тела Саша затрепетала и вместе со жгучими поцелуями, ахами, охами в сладком безумном трепете провалилась куда-то в бездонную негу. Такого с ней еще никогда не было.

На утро, когда они проснулись, Василий обнял Сашу и заглянул ей в лицо. Она закрыла глаза и крепко прижалась к нему. Все, что произошло с ночью ей казалось нереальностью, но это было. Она почувствовала на своих губах поцелуй Василия.

- Открой глаза и посмотри на меня, - попросил он. - Я тебе нравлюсь?

- Мог бы и не спрашивать,- улыбнулась она.- Но скажи, что все это значит? Почему Маша сама уложила меня к тебе в постель?

- А ты хотела бы иметь от меня ребенка?

- От тебя? - Саша подумала и полагая, что ее разыгрывают, ответила смеясь: - А почему бы и нет?

- Нет, я серьезно! - воскликнул Василий и стал ее пылко ласкать, не давал ей ничего сказать, закрывая ее рот поцелуями. Саша и не сопротивлялась, когда он снова взял ее, ее хотелось быть с Василием.

После всех утех, когда они отдыхали, Василий объяснил ей, что у них с Машей не может быть детей, но с женой он не намерен расставаться, а ребенок им нужен и Маша согласна, чтобы отцом ребенка стал Василий, поэтому они выбрали ее. Она здоровая, красивая.

Саша слушала Василия, и не могла сразу сообразить в какой неожиданный переплет она попала, но все же ответила на его вопрос:

- Ну, как ты, что скажешь?

- Может быть... может быть, - она немного поколебалась, взяла в свои руки Василия и посмотрела ему в глаза: - Я сегодня ночью могла забеременеть, ведь все произошло так неожиданно и я не успела предохранится...

- Вот и замечательно! - воскликнул Василий.

- Но не для меня, - возразила Саша. - Если я забеременею, ты не будешь больше спать со мной, Маша не даст!

- Совсем нет, мы будем жить втроем до рождения ребенка и после.

- А разве такое возможно?

- Да никто об этом и знать не будет. Живут же в других странах мужчины, имея по три-четыре жены, а у меня будет только две, - Василий рассмеялся и притянул к себе Сашу для поцелуя. Он говорил так искренне и так был нежен с Сашей, что той хотелось верить во все, что он предлагал ей... Все складывалось так замечательно, что Саша забыла напрочь все то, что говорила ей бабушка Ольга об искренности и, как оказалось в последствии, напрасно забыла.

Несколько дней и ночей Василий не отпускал от себя Сашу. Та же, казалось, не замечала смену ночного и дневного времени - ей все время хотелось быть с Василием. Маша мелькала где-то позади событий, готовила еду, меняла постель и подсмеивалась над пылкими любовниками.

Саша устала и задремала, сквозь сон она слышала, как Василий затащил в постель Машу и стал с ней возиться, говоря: " - Ты теперь привыкай, что мы не одни в постели" - и она услышала дальше: "- Я тоже должен привыкнуть, что ты не одна у меня, поднапрягусь!"

После слов Василия она улыбнулась и забылась крепким сном.

Чтобы она ни делала в последующие дни, главным для нее являлась постель с Василием. Ночь была ее, день Маши.

Однажды Саша вернулась домой позже обычного. Двое членов ее новой семьи спали. Она догадалась, что Василий устал и сегодня ночью к ней не придет. В этот день Саша посетила свою подругу Юлю.

Юля считала, что Саше тоже не везет на мужиков. Про своего любовника не распространялась и подругу особенно на эту тему не расспрашивала. С Сашей посмотрели по телеку передачу "Моя семья". Мужчина жаловался на свою жену, занятую новорожденным ребенком, что та не уделяет нужного ему внимания.

Юля в сердцах произнесла:

- Мужик - сволочь!

Саша поняла, что ее подруга говорит о наболевшем в ее душе.

Юля длительное время занималась подыскиванием себе мужика. Не находила. Пьющие не годились, ленивые не годились, слабые телом тоже. А других, как будто, не существовало. Правда, оставались в резерве те, кто хотел бы жить за ее счет. Юля всерьез рассматривала подобную возможность. Здесь были свои минусы и немалые, и она думала: "Я могла бы подогнать его под себя. Делал бы все, что ему говорила. Кормила бы его, одевала, а он должен быть ласковым, заботливым, и хорошим в постели". Почему так? Потому, что ее любовник Михаил, старше ее на двадцать лет, мало устраивал ее в постели.

Последнее для нее являлось обязательным условием. Оказалось и такого трудно найти. Юля говорила себе: "Это условие - более или менее, лучше более чем менее. Если он окажется "более", то и она будет женственной, страстной, уверенной в себе в постели, способной удивлять своего партнера". Если он будет "менее", то она станет сомневаться в его мужских способностях, смеяться над его поведением, вести себя с ним по-мужски, брать над ним вверх. Однако и мужики "менее" ей не попадались. Сама же она чувствовала себя женщиной в "самом соку".

Юля побаивалась маньяков и садистов.

Все эти мысли рассказала своей подруги, та же в свою очередь отделалась общими фразами: "В общем кручусь по жизни, пока ничего интересного"- она не хотела сообщать о Василии, чтобы не спугнуть своего счастья.

Уже дома, перед сном, она думала, как ей хорошо в постели: "Васенька мой! Васенышь!" В страсти она не знала предела. Как только он прикасался к ее обнаженному телу, нервная дрожь пронзала ее. Только не очень было хорошо, когда он сам входил в раж и начинал пыхтеть как паровоз, но она к этому привыкла и не замечала. В постели он ей говорил: "Ты, прелесть моя!"

Саше нравились сильные, неистовые объятия Василия. Ей было хорошо, когда она приходила в себя после страстного изнеможения, выходила из полудремоты. В этот момент разбуженное Василием физическое наслаждение еще жило в ее не проснувшемся окончательно теле. Откуда-то из глубины ее разомлевшего от ласк тела вынырнула улыбка, украсив распухшие от поцелуев губы. Над ней еще витал легкий сон, подобный сну птицы, которая спит, вскрикивая, двигая головой и даже, - как, например, соловей, - напевая вполголоса. Но вот легкими движениями, изгибами, поворотами начало обозначаться вспоминание о ночных событиях. Саша осторожно наклонилась и коснулась чувственных губ спящего Василия почти воздушным, легким как пушинка, поцелуем. И в то же время ее охватила странная тревога за собственную жизнь, полную беспокойства, безмерного мучительного беспокойства. Что ее мучает?

Рассвет просочился сквозь опущенную на окно штору. От овала электрической лампочки отражается светлая точка. Саша смотрит на нее, задумавшись о своей жизни. Куда девалась ее прошлая жизнь? У нее есть дом, и секс. Кто она сама? Не жена, у Василия есть жена. Он не стесняется подобного положения, ибо понимает: теперь Саше деваться некуда.

Так, что же ее мучает? Ах, да! Ребенок! Он хочет от нее ребенка! Хочет ли она сама его? Она не знает, но понимает, что с ребенком станет еще более зависимой от Василия. Что поделаешь? Она согласилась. Мучает ее также и то, что она, наконец, поняла: Василию в ней нравится ее зависимость от него во всем: в постели, материальная. Он несколько раз говорил ей: "Ты должна иметь от меня ребенка!"

Прошлой ночью он сказал: "Ложись и принимай меня, отдавайся вся! Для меня и будущего ребенка!". Саша старалась..., Василий блаженствовал: он имел то, что хотел. Но вот наступил рассвет, и она осознала, что забеременев, станет еще более зависимой от Василия, а тот - более счастливым. Тогда она еще до конца не осознала свое положение. Поняла его окончательно, когда Василий сказал ей: "Родишь еще одного ребенка". Саша промолчала потому, что знала: ее согласия не требовалось. "А что мне делать?" - задала она себе вопрос. Идти ей некуда и она покорно подчинялась всему, что хотел Василий.

Когда ее беременность стала проявляться, то он с большим наслаждением щупал и ласкал ее налившиеся груди, отвердевшие соски, слегка мял начавшийся округлятся живот. До пяти месяцев беременности занимался с ней сексом.

После рождения ребенка, когда прошли положенные 40 дней, "брал" ее, а она должна была стонать, ахать и охать, пока он сопел на ней сверху. Он блаженствовал и говорил: "Ты моя сладость!"

Саша рожала в лучшем родильном доме. На свет появился мальчик. Радости всех троих не было границ. Василий сразу же заявил: - "Это мой сын!" и никто не возражал. Маша тоже радовалась, но ничего не говорила, а все свои усилия, после возвращения роженицы и ребенка домой, направляла на то, чтобы окружить их вниманием и постоянной заботой. Она просыпалась по ночам, когда Василий младший плакал, приносила его Саше кормить, купала его, гуляла с ним. Саше оставалось только кормить ребенка, самой питаться так, чтобы у нее было много молока, да удовлетворять страсть Василия старшего. Маша ей сказала: "Пусть ребенок питается материнским молоком как можно дольше, у него будет хороший иммунитет и он меньше станет болеть. Так что, ты старайся, ведь он и твой сын!"

После таких слов Саша задумалась. Кому скажет ребенок первой слово "Мама", мне или Маше? При кормлении грудью она, когда рядом никого не находилось, нежно и ласково поглаживая ребенка по разным частям тела, говорила: "Мама, мама!". Временами ребенок внимательно слушал ее слова и вполне осмысленно смотрел на нее. В эти моменты между ними устанавливался какой-то контакт.

Прошло не так много времени, как между Сашей и супружеской парой что-то стало меняться. Перемены трудно было уловить, но они имели место.

Василий больше не говорил о втором ребенке. Если раньше они занимались сексом втроем, теперь - раздельно. Маша объяснила это тем, что Саша кормящая мать и на время кормления им лучше спать порознь.

За всем этим, Саша полагала, стоит ревность Маши. Возможно, она-то и не желала больше детей. И, что еще хуже для Саши, Василий стал охладевать к жене и склоняться на сторону Саши. Та этого не хотела, но, по всей видимости, он ценил ее, как женщину, больше, чем Машу. Плохо, плохо, если это так. Что она могла поделать в такой ситуации? Внешне ничего не менялось. Ни Маша, ни Василий, никогда не говорили ни одного грубого слова Саше, заботились о ней, ни в чем не упрекали.

И все же, когда ребенку исполнился год, наступила развязка, дипломатично подготовленная Машей. Кончилось кормление грудью, и Саше предложили поучиться на курсах медсестер - с медицинскими знаниями она лучше позаботиться о ребенке. Против этого не возразишь. Саша их закончила и получила диплом медсестры. К этому времени она умела хорошо водить машину, научилась стрелять - посещала вместе с Василием тир. Тот боялся быть застреленным киллером в своем же подъезде и поэтому учился стрелять и обороняться различными приемами, училась этому и Саша. Он ей говорил: "Ты будешь моим телохранителем, а раз ты медсестра, если меня ранят, окажешь первую помощь". Оба смеялись, не думая, что такое обучение им когда-либо пригодится.

Как-то ближе к лету, когда надо было собираться на дачу, Маша сказала Саше:

- А я нашла тебе работу и весьма перспективную. Зачем тебе терять молодые годы? Надо поработать. Ребенок у тебя есть, семья тоже, это мы с Василием. Как сама думаешь?

Саша не ожидала такого разговора и растерялась. Ей было хорошо в том положении, в котором она находилась. Ребенок с ней, он ее зовет мамой и мамой зовет Машу, но это ее не волновало, все у нее было и всем она пользовалась, в том числе и мужем Маши. Что же стоит за подобным предложением?

В конце концов, Сашу уговорили идти поработать, хотя бы немного. У нее останутся ключи от квартиры, она может в любое время пользоваться машиной, приезжать на дачу, никто у нее ни ребенка, ни Василия не отбирает. При таких условиях ей пришлось согласиться. Оставшись наедине, Василий ей сказал: "Пусть наш ребенок подрастет, потом мы сделаем еще одного, на этот раз девочку, такую же красивую, как ты!" - он нежно и искренне поцеловал Сашу. Все это ее как бы убедило в необходимости начать работать, но сомнения остались и развеять их она не могла, как ни пыталась.

Трудиться Саша стала медсестрой в закрытом НИИ геронтологии. Работа ей нравилась. Временами она ее захватывала: интересно знать, как продлить жизнь человека.

Институт создавался еще в советское время с целью найти способы продления жизни престарелых советских и партийных руководителей, которые не уходили на пенсию, как говорили тогда, "вплоть до Кремлевской стены" т.е. до смерти, когда их прах хоронили в этой стене. Престарелым руководителям меняли внутренние органы, кровь, давали пить свежую человеческую кровь, но для подобного лечения требовался человеческий материал. А где его взять? Органы для замены иногда брали у осужденных на смертную казнь, но не всегда те являлись экологически чистыми.

Возникла идея получения таких органов от скрещивания человека с обезьяной - такие прецеденты случались в мировой практике.

Подготовили в Бразилию, в дебри Амазонки, научную экспедицию. В этих местах якобы жила человекообезьяна.

В экспедицию отрядили двух научных работников института - Вадима Стрелянного и Петра Клинцова. Прилетев в Бразилию, они добрались до города Манауса, расположенного на реке Амазонке, и оттуда на лодке отправились в глубь девственных лесов, которые здесь называют не джунгли, как в Африке, а сельва, что в переводе означает - дикий лес. Они должны были выяснить: существует ли факт скрещивания человека и обезьяны и существует ли от обезьяночеловека потомство?

... Пирога - лодка, выдолбленная из одного ствола дерева, быстро скользит вдоль левого берега великой реки Амазонки.

Экспедиция направляется в стойбище племени индейцев камаюра. Место, куда она плывет, называется Альта-Шингу.

В стойбище Вадима и Петра доставлял индеец Такуни. Он же был переводчиком с португальского языка, на котором говорят в Бразилии, на язык племени камаюров. Через некоторое время пирога подошла к обрывистому берегу. Стали видны струйки дыма из горевших костров. К берегу спустился, окруженный своими соплеменниками, выкрашенными с ног до головы в красную краску, высокий, физически крепкий индеец. На вид ему можно было дать лет пятьдесят. Такуни подошел к нему и сказал несколько слов на местном наречии. Состоялась церемония представления, закончившаяся крепкими рукопожатиями.

Вождя звали Уаюкума. У него, как оказалось, было семь жен. Такуни пояснил, что Уаюкума - богатый, сильный, смелый и удачливый охотник, поэтому у него много жен.

- Семь жен - это не предел, - пояснил вождь. У моего деда было одиннадцать.

- Зачем так много?

- Про запас.

- Какой "запас"?

Уаюкума рассказал, что в прежние времена во время свирепого голода одну или две жены съедали, и таким образом, семья вождя сохранялась, сумев пережить тяжелые времена.

- Но сейчас подобное не практикуется! - поспешно добавил Такуни, участвовавший в разговоре.

В деревне получили проводника для дальнейшего путешествия по Амазонке. Цель - найти обезьяночеловека и забрать у него белую женщину, которую он похитил двадцать лет тому назад.

История обезьяночеловека известна. Несколько десятилетий назад из Рио-де-Жанейро (Бразилия) вылетел пассажирский самолет, направлявшийся в Нью-Йорк. Трасса полета проходила через девственные леса Амазонки.

Самолет упал в лесную чащобу в результате поломки одного из двух двигателей, и разбился. Из всех пассажиров уцелела только молодая девушка, по имени Эрменжилда.

После ее спасения рассказ о пережитом обошел всю бразильскую печать.

Несколько дней девушка пролежала рядом с обломками самолета - не могла встать из-за сильных ушибов тела. Падение самолета привлекло стаю местных обезьян. Пока девушка находилась на земле обезьяны приносили ей апельсины и съедобные коренья каких-то растений. Одна из самок обезьян, у которой был маленький детеныш, поила ее из трубчатых стволов водяных лилий. Легкое платье девушки разорвалось и висело клочьями. Временами она стонала и звала на помощь, переворачиваясь с боку на бок, отгоняла муравьев, которые, впиваясь в тело, причиняли нестерпимую боль.

Пока девушка лежала на земле за ней пристально следил крупный самец вожак стаи. Он был покрыт густой шерстью и имел длинный хвост. Один раз он даже приблизился к ней и потрогал за руку. Девушка руку не отдернула, боясь рассердит самца. Она поняла, что он главный и вся стая подчиняется ему. Вскоре девушка начала поправляться и попыталась пройти несколько шагов по направлению к реке, чтобы умыться. Как только она сделала первый шаг, возле нее оказался самец. Он повалил ее на землю и изнасиловал. Самец считал, что она принадлежит ему. Так девушку приняли в стаю. Ей пришлось расстаться с остатками одежды, потому что они мешали самцу овладевать ею. Все самки покорно отдавались ему. Девушке пришлось привыкать жить в стае голой. Через какое-то время она почувствовала, что беременна: живот стал округляться, увеличилась грудь.

"Рожать здесь ребенка?" - подумала и сказала себе "Нет!". Она решила бежать. В лесу научилась хорошо ориентироваться, знала, что можно есть. Обезьяны ели не только растительную пищу, но и саранчу, - это было их лакомство, определенных видов муравьев, дождевых червей - в землях Амазонки они крупные и достигают тридцати и более сантиметров длины. Побег не удался. Ее поймали и вожак крепко поколотил ее. Бил по голове. Она закрывала руками живот, но ни один удар не пришелся по нему: вожак понимал, что его белая и безволосая самка - беременна.

Побои ее не остановили. Бежала во второй раз. Новый побег совершила, когда над их местностью бушевала гроза. Лил сильный дождь. Небо, закрытое темными облаками, прорезали яркие молнии, во всю грохотал гром. Все живое попряталось и только одна маленькая белая беременная женщина храбро нырнула в сплошную завесу дождя и растворилась в ней. Ее не преследовали, дождь смыл следы. Через несколько дней блуждания по сельве она вышла к стоянке двух бразильских старателей, искавших по берегам безымянных притоков Амазонки голубые алмазы. Старатели накормили ее, дали ей в виде одежды мешок с прорезями для головы и рук, но долго отдыхать ей не пришлось. Несколько месяцев старатели не видели женщин и хотя Эрминжилда была заметно беременна, они насиловали ее по очереди несколько часов, несмотря на ее протесты и отчаянные крики. Чтобы не повредить живот, они поставили ее на колени и привязали за руки к бревну.

Так продолжалось несколько дней. Когда старатели уходили на промывку алмазов, они привязывали беременную женщину веревкой к бревну, оставляя ей только банку с водой. Эрминжилда поняла, что попала в еще более отчаянное положение, чем раньше. Она подумала: "Когда я им больше не понадоблюсь, они меня убьют, а тело бросят в реку, где пираньи за полчаса съедят его". Решила и отсюда бежать. В обезьяней стае у нее окрепли мышцы тела от лазанья по деревьям, зубы, челюсти и она перегрызла путы, связывавшие ее. Уходя, ничего не взяла с собой кроме большого, длинного и острого ножа, который старатели называют мачете. Им легко перерубают ветви деревьев, рассекают нападающих змей и даже можно отразить атаку анаконды.

Молодая женщина вернулась в стаю. Самец встретил ее глухим ворчание, но не тронул, отвернулся и более не замечал. Через какоето время в этих местах появился отряд военных. Они искали обломки упавшего самолета и натолкнулись на стаю обезьян. Начали стрелять, несколько подбитых обезьян упали с деревьев, остальные поспешно ретировались.

Только Эрменжилда стала кричать: "Не стреляйте! Не стреляйте! Здесь люди!" Ее услышали, стрельба прекратилась и к ней подбежали военные. Так молодая женщина была спасена и возвратилась в семью. Аборт делать не стали, было уже поздно, и она родила мальчика. Сначала его не показывали матери, но потом подготовив ее, принесли ей ребенка. Он был крепкого сложения и весь покрыт волосами, хвоста у него не было. На лице выделялись большие надбровные дуги и выпяченный подбородок. Когда ребенок подрос, он стал походить и на обезьяну и на человека. Особенно своим нравом: был агрессивным, злым и не мог ужиться в цивилизованном обществе. Врачи посоветовали матери отправить его в ту среду обитания, где он был зачат. Так обезьяночеловек оказался на землях Амазонии.

...Получив проводника в племени камаюра по имени Рапозо, два научных работника и моторист лодки Жоакин, направились в места, где обитало племя индейцев тумупаса, вождем которого и был обезьяночеловек.

Помимо того, что они хотели увидеть обезьяночеловека и пообщаться с ним, к нему было конкретное дело. Один житель Манауса, откуда они отправились в путешествие по Амазонке, попросил разыскать его жену, похищенную много лет назад. Якобы ее видели в племени обезьяночеловека, где она родила от него трех детей. Мужчина из Манауса Хоан Маттос после пропажи своей жены женился на ее дочери, своей падчерице, и уже имел от нее двух детей. Сам он не мог вызволить свою жену и попросил об этом, тем более, что экспедиция направлялись в те места. Через пять дней прибыли на место. Познакомились с обезьяночеловеком и его женами, в том числе и с белой женой, и ее тремя детьми. Они не были так волосаты, как их отец, кряжистый, мускулистый мужчина, среднего роста. Его индейцы жили в просторных хижинах, сооруженных из тонких и длинных стволов бамбука и покрытых пальмовыми листьями. У него было оружие - пистолет и охотничий карабин. Он умел слушать собеседника и вести с ним разговор. Его мать, прежде чем отправить в сельву, дала ему определенное воспитание: следов людоедства в племени не обнаружили.

Тайно забрать белую женщину с детьми не могли, но имели возможность пообщаться с ней и поговорить. В племени ее звали Парагуасу. Она заявила, что хочет убраться отсюда и поскорее. Ее нынешний муж намерен избавиться от нее и заиметь новую белую молодую жену, а трех своих дочерей, когда они подрастут, сделать своими любовницами. Она рассчитывает на побег. Но как убежать? Моторная лодка была причалена к берегу, там, где стояла палатка. А вокруг постоянно дежурили пять индейцев, вооруженные луками и копьями. Копья были снабжены зазубренными наконечниками из обезьяньих костей и обмазаны ядом.

На следующий день после прибытия состоялся деловой разговор с вождем. Его звали Шииту, что на местном наречии означало "волосатый". Его подопечные - обычные местные индейцы не отличались особой волосатостью. Шииту выдвинул условие: можно плыть обратно, но вернутся назад с молодой белой женщиной, тогда он передает свою старую жену, а дочерей оставляет себе, но один из белых должен был остаться заложником до совершения обмена. Вадим и Петр растерялись. Видя их замешательство, Шииту предложил:

- Бросьте жребий и он решит: кому ехать, а кому остаться!

Это их тоже не устраивало, но делать было нечего, и церемонию жеребьевки отложили до утра.

Полночи они провели в поисках выхода из нелепой ситуации. Удрать не могли: их хорошо стерегли. Стража не спала, они тоже. К утру, так ничего и не придумав, забылись тревожным сном. Проснулись как от толчка. Солнце уже осветило берег и палатку. Вышли наружу и удивились: кругом стояла необычная тишина. Стражей у потухшего костра не оказалось. Можно бежать? Что произошло?

Первым догадался моторист. Испуганным голосом он воскликнул:

- Слушайте, слушайте же!

Все притихли и стали слушать. Действительно, не так далеко от них нарастал какой-то шум, как будто начал низвергаться небольшой водопад.

- Это муравьи! Они тронулись в путь! Надо спасаться и как можно скорее! - выкрикнул Жоакин.

Все оторопели: нашествие муравьев. Мириады этих насекомых, собираясь в огромные полчища, движутся по лесу, поедая все живое на своем пути. Единственное спасение - бегство. Вот почему все племя и сам Шииту бежали из этих мест.

Они не растерялись. Быстро собрали свои пожитки, побросали их в лодку и собрались отчаливать. В это время на другом краю поляны появилась белая жена Шииту со своими детьми. Она закричала:

- Мы с вами! С вами!

На поляне обозначилась лавина муравьев. Она неотвратимо приближалась и отрезала от них женщину с детьми. Оставалось только отплыть от берега и наблюдать трагедию заживо пожираемых муравьями людей. Но нет! Мелькнула мысль: огонь! Муравьи боятся больших водных преград и огня. В лодке на обратную дорогу оставалось три полные канистры с бензином и одна полупустая. Знаками показали Жоакину, что надо делать, ибо шум от приближающихся муравьев был так велик, что слов нельзя было разобрать. Тот схватил полупустую канистру с бензином и бросился наперерез приближающимся муравьям. Разлить бензин по траве и поджечь его было делом нескольких секунд. Первые ряды муравьев изжарились в горящем бензине, остальные продолжали лезть вперед, но темп движения их заметно замедлился. Этих мгновений хватило женщине и ее детям, чтобы добежать до лодки и впрыгнуть в нее. Быстро отчалили от берега. Муравьи преодолели горящую полосу земли, потушив ее своими телами и появились на берегу. Они бывают опасны и на воде. Скатываются в большой, легкий плавучий шар и таким образом достигают лодки. Шар, коснувшись борта лодки, рассыпается и муравьи нападают на пассажиров.

Путникам удалось этого избежать и благополучно вернуться в Манаус.

В этом городе Вадим и Петр немного задержались. Они обследовали детей обезьяночеловека, взяли у них анализы и понаблюдали за тем, как те приспосабливаются к человеческому обществу. Ребята оказались очень живыми, подвижными, общительными, правда большими любителями лазить по деревьям и крышам домов. Во всем остальном они мало чем отличались от обычных детей. Кожа у них, после мытья оказалась белой, ведь мать была белой и бабка по линии отца тоже была белой. Их мать много интересного рассказала о жизни в лесу в племени Волосатого.

Однажды ему приглянулась девушка из соседнего племени. Она была красивой, высокой, стройной, совсем молодой. Шииту выменял ее на три зажаренных обезьяны и безумно влюбился. "- Не на его беду, а на мою беду, пояснила мать детей Шииту - Мирта, - девушка оказалась глухой, немой и слепой".

- Чем же хороша оказалась слепая девушка?

- Она необычайна в любви. Не видит и поэтому должна мужчину ощутить, ощупать, задействовать таким образом все его эротические чувства. Шииту девушка понравилась. С ней он ощутил такой прилив страсти, какой не вызывала я у него.

Она была ласкова, трепетна и горяча. Я это видела, потому что сама подкладывала ее на ночь к вождю. Кормила, мыла, расчесывала - это была моя обязанность как первой жены Шииту.

Мирта помолчала, полу закрыв глаза, и продолжала отвечать на вопросы.

- Как же ты с ней общалась, если она не видит, не слышит и не говорит?

- Мать девушки показала мне, как надо общаться. Делается это так. Берешь за голову или за ладошку, за голову лучше - скорее доходит, и стучишь по ним костяшками пальцев. Раз удар означал - кушать, два - мыться, три спать, четыре трахаться с Шииту и так далее. Другого общения с девушкой не было, кроме прямого соприкосновения с ней через легкий удар, который она чувствовала.

- Когда тебя не было рядом, что она делала?

- Сидела на дереве или спала. Мне приходилось туго, сама была беременна вторым ребенком, когда поняла, что девушка зачала ребенка от Шииту. Я пришла в ужас: если она родит, то мне придется ухаживать за ней слепой и глухонемой, за ее ребенком и неизвестно каким он еще родится и за своим вторым ребенком, а он должен был родится в скором времени.

- Что же ты сделала?

- Решила от нее избавиться. Но как? Придумала два способа. Один столкнуть, как бы невзначай в Амазонку, где ее могут сожрать пираньи. Ни кричать, ни звать на помощь она не могла, поэтому такой способ вполне мог пригодиться. И все же от него пришлось отказаться, он показался мне рискованным. Слишком много могло собраться пираньи и их всплески в воде привлекут кого-нибудь из племени, да и скелет мог оставаться какое-то время в воде и быть обнаруженным. Избрала другой способ и его осуществила. Девушке надоедало быть на одном месте и она просила меня легкими соприкосновениями с ней прогуляться. Я не всегда хотела это делать, но на этот раз согласилась и мы пошли туда, куда я хотела ее отвести. Это были ее последние шаги по земле. Мы зашли довольно далеко, в противоположную сторону от реки, к лесу, там начинался болотистый участок. В этом месте солнечные лучи не проникали сквозь листву, было сыро и сумрачно. Место, где водились анаконды, самые большие змеи Амазонии.

- Как вела себя девушка?

- Она что-то почувствовала, когда мы остановились на краю болота, откуда потянуло сыростью и едким запахом гнили. Она крепко уцепилась за меня. Я знала, что в это время у анаконд начинается дни охоты и голодные они нападают даже на крупную дичь. За долгое время, проведенное в племени, научилась многим повадкам зверей, птиц и пресмыкающихся. Знала, какие звуки издает охотящаяся анаконда. Она тонко, едва слышно, шелестит своим телом по земле. Когда выходит из болота с ее тела скатываются капли воды, создавая определенный шумовой фон. И вот я постаралась изобразить охотящуюся анаконду, полагая, что у другой анаконды проявится любопытство и она приползет сюда, а здесь тепло, исходящее от наших тел, привлечет ее к нам. Так и случилось. Из болота показалась огромная анаконда. Мне стало страшно. Кого из нас двоих она выберет? Я, как могла быстрее, освободилась от цепких рук девушки и толкнула ее, что было сил, в сторону свивающихся по земле колец змеи, но сама не тронулась с места, потому что знала, если я побегу, то она ринется за мной, сработает ее привычка преследовать движущуюся жертву.

В этот момент я пережила несколько ужасных мгновений. Девушка могла замереть на месте, а я начать двигаться, от страха бежать. Но нет, она вскочила сначала на четвереньки и попыталась встать на ноги, но это ей не удалось - змея опустила на нее свои кольца. Никаких звуков не было, я зажала рот ладошкой и пустилась бежать... Не спрашивайте, что было дальше. Мужчины ведь не интересуются женщинами, когда они забеременеют, так и Волосатый. Поспрашивал, конечно, куда подевалась девушка, а потом и забыл ее совсем.

- Ну а анаконда? Больше ее не встречали?

- На вид они все одинаковы, только одни больше, другие меньше, но все они свирепые и опасные. Племя на них охотится, ведь это - пища.

Охотой на анаконду занимаются наиболее сильные мужчины племени. Сначала отыскивают на берегу ручья, или вблизи болота впадину, заполненную темной водой. В них и водятся анаконды, предпочитающие топкие места или болотистые берега рек. Близко к впадине охотники не подходят.

- Как же они охотятся на нее, не видя добычи?

- Один из охотников лезет на рядом стоящее дерево луком и стрелами, чтобы видеть поверхность воды в яме.

Охотник на дереве готовит свой лук для стрельбы, а охотники на земле забрасывают яму сучьями и комками земли, взбаламучивая воду. Вот над ее поверхностью показалась треугольная голова змеи, и в то же мгновение с дерева летит стрела. Она вонзается у основания головы и выходит своим наконечником наружу. Анаконда делает резкое движение головой и поднимает верхнюю часть туловища над краем ямы, остальная часть гибкого змеиного тела толщиной в руку человека яростно бьется в яме, шумно расплескивая воду.

Охотник спускается с дерева, а остальные пускают стрелы в голову анаконды. Все они попадают в цель. Змея бешено колотит своим телом о воду, мускулы под кожей вздуваются и становятся бугристыми, она громко кричит низким шипящим голосом, а голова ее быстро мотается из стороны в сторону: она намерена сделать смертельный бросок на своих врагов.

Если бы анаконда смогла выбраться из ямы, она одним своим движением смела бы в кусты всех охотников. Но не может. Собрав силы, делает и наполовину вываливается из ямы.

...Ее движения ослабевают, и напоследок по телу волнами пробегает дрожь. Она начинается с головы и затихает где-то в воде, на хвосте. Когда дрожь прекращается, охотники вытаскивают анаконду из воды, опасаясь близко приближаться к яме - там могла оказаться еще анаконда и не одна, и рубят змею на части.

- Я как-то потрогала змею: кожа у нее не была скользкая и сырая, а, наоборот, на воздухе быстро высыхала и оказалась шершавой, об нее можно было поцарапаться. В тот день на обед ели мясо большой змеи.

В результате поездки в Бразилию был установлен факт существования обезьяночеловека и возможность скрещивания человека с обезьяной. Это предстояло еще проверить и дополнить новыми сведениями, посетив Индию, где якобы подобные случаи тоже имели место. Из предыдущей поездки привезли для анализа кровь, клочок шерсти и срез кожи амазонского обезьяночеловека. Сохранились и фотографии Шииту и его детей. Поездку признали полезной и поэтому Вадима и Петра отправили в Индию за новыми данными об обезьяночеловеках.

Великий английский писатель Редьярд Киплинг, автор "Маугли" и других известных книг, в периоды своего безумства опасался индийской обезьяны бога Ханумана. В это время Киплинг обращался к свой жене Кэрри.

- Кэрри, на помощь! Он гонится за мной! Собирается убить, Кэрри!

- Кто там опять за тобой гонится? - спрашивает жена, заходя в комнату, где на широкой кушетке, покрытый шотландским пледом, лежит больной Киплинг.

- Он! Хануман! Бог обезьян! Кэрри, убери его отсюда!..

Киплинг много времени провел в Индии и хорошо знал, кто такой Хануман.

В Индии от самого севера страны - горных отрогов Гималаев до отдаленных южных областей страны расположены храмы обезьяны-бога Ханумана. Они в Индии такое же обычное явление, как храмы бога с лицом слона Ганеши и многорукого танцующего бога Шивы.

В храмах находятся каменные изваяния Ханумана, но случается в них обитают и живые обезьяны - воплощения самого Ханумана. Его изображение расположено в глубине храма, где жрецы готовят благовония и предметы для жертвоприношения. Поклонники обезьяньего бога приносят их к ногам статуи Ханумана. Жертвоприношения - это варенный рис, кислое молоко, бананы, яблоки, манго, орехи, сухие кокосовые ядра, всевозможные сладости с медом и сахарной пудрой, пестрые ленты, особенно красного цвета.

В случае если в храме есть живой бог-обезьяна, это крупный самец, а приношения верующих собирает старший жрец. Затем он кормит живого бога. Затем обезьяна резвиться на крыше храма, перемещаясь с купола на колонны. Бывает, что, соскочив на землю, она оказывается перед верующими, которые падают перед ней на колени и истово молятся.

В храмах с живым богом существует древний обычай - разрешать женщинам совокупляться с обезьяной-богом. Дети от таких встреч иногда рождаются. К этому обычаю прибегают бесплодные женщины, а также те, которые хотят иметь счастливый брак и здоровых детей от своих мужей. Таких женщин более охотно берут замуж, потому что от них рождаются дети со светлой кожей, светлыми волосами и голубыми глазами. На этой основе Р. Киплинг создал свою теорию о том, что белокурая раса арийцев в Индии появилась именно потому, что в древности индийские женщины до своего замужества часто практиковали священный обряд совокупления с Хануманом.

В представлении индусов Хануман - добрый и могучий бог. Ему много места отведено в сказании о Великом Раме, самом любимом боге индусов. Индийские боги, а их много, изображаются в виде животных: они могут принимать самые различные формы. Так Хануман - это одно из проявлений бога разрушителя многорукого Шивы, специально принявшего вид обезьяны. Это произошло в давние времена, когда демон Равана стал бедствием для людей. В это время другой бог - хранитель жизни на земле Вишну снизошел на землю для борьбы с ним и принял образ Рамы, красивого принца. Бог Брахма превратил себя в медведя, а Шива воспринял форму обезьяны - Ханумана. Оба они пришли на помощь Раме, чтобы он победил главу демонов - ракшасов Равану.

Хануман в Индии считается великим музыкантом и покровителем артистов, знатоком древнего языка санскрита, который лег в основу всех языков Европы, в том числе русского. Ханумана называют совершенным воином и великим йогом - существом, совместившем в себе физическое и умственное совершенство.

На протяжении многих веков Хануман оставался самым доступным божеством для представителей всех без исключения индийских каст и сословий. Хануман сам по себе - это уникальный пример самодисциплины, совершенного самоконтроля, бескорыстного служения, преданности делу и долгу. Индийские вожди, которые возглавляли борьбу народа против иностранных поработителей, призывали своих сторонников брать пример с этого бога.

Ханумана изображают как божество невысокого роста с обезьяньим лицом и очень длинным хвостом, носящим священный шнур и серьги.

Иногда его изображают несущим металлический жезл в одной руке и гималайскую гору - в другой. Жезл необходим ему для уничтожения злых сил. Гора содержит на себе травы, способные воскресить мертвых. Хануман бессмертен и вечно молод. Считается, что Хануман откликается на молитвы студентов, именно поэтому накануне экзаменов тысячи индийских школьников и студентов приносят к изображению Ханумана цветы и фрукты, ожидая от него светлых мыслей и глубоких знаний.

В храме встреча Ханумана с женщиной назначается на утренние часы. Женщина приносит с собой украшенную цветами корзинку с яствами.

Старший жрец усаживает ее на чистую узорчатую циновку из тростника. Затем разжигает на алтаре перед изображением Ханумана священный огонь, бросает в него кусочки камфары и пахучую траву, возносит молитву богу. Вскоре каменный храм наполняется благовонными запахами, придавая торжественность происходящему.

Завершив богослужение, которое на индусском языке называется пуджа, жрец удаляется. Начинает действовать женщина. Она кормит обезьяну, которая все это время находится рядом, различными лакомствами. Затем сбрасывает с себя одежду, ее тело предварительно натерто пахучими маслами, что привлекает и возбуждает Ханумана. Все дальнейшее начинается с легких прикосновений, поглаживания по спине, затем происходят игры, похожие на небольшую потасовку. Женщина охает, дыхание ее учащается. Ее партнер громко хмыкает, протяжно сопит, от возбуждения хлопает в ладоши и бьет себя по бедрам. После непродолжительной возни, когда тела тесно соприкасаются, партнер наваливается на женщину, а весит он около 60 кг, она опрокидывается спиной на пол. Совокупление длится не более получаса, хотя сам ритуал занимает около двух часов. Партнер поднимается с пола и отправляется по своим делам, совершенно не обращая внимания на женщину, с которой только что был близок. Та встает с пола и идет к выходу, где одевается. Здесь ее ожидают родственники.

Однажды на этот обряд напросилась американка Шейла Спейтс. Она говорила, что "сильна духом и сильная телом". Ей разрешили принести корзинку с лакомствами и соединиться с Хануманом. Но что-то на этот раз он не поладил с молодой женщиной. Хануман гонял ее голую по всему храму, щипал и давал тумаки. Та визжала и увертывалась, как могла. В конце концов, он затащил американку на крышу храма, где и совершил с ней половой акт. Свидетелями подобной сценки и стали Вадим и Петр. С разрешения старшего жреца они засняли ее на пленку.

Женщина так обессилела от беготни по храму, от возни с Хануманом, что старший жрец Суббраяаппа вынужден был призвать на помощь верующих, чтобы снять ту с крыши.

История попала в местные газеты. В последствии Шейла родила ребенка, беленького, белокурого, с голубыми глазами. Она уверяла всех, что ребенок от Ханумана. Потом по анализу крови выяснили, что он действительно от обезьяны. Вадиму и Петру удалось получить анализ крови. И встал вопрос, что делать дальше? Им надо было обследовать детей, родившихся от "ханумана", в этом районе Индии. Они обратились к старшему жрецу, но получили отказ. "Мы не ведем такой статистики", - сказал он. Поиски в местных селениях ничего не дали. Тогда Петр сказал:

- Мы упускаем одну важную деталь, и знаешь, какую? Деньги!

Они стали платить местным жителям за интересующие их сведения и получили их. Им также пришлось платить семьям, в которых жили потомки Ханумана. Удалось многое узнать о жизни таких людей и взять у них нужные анализы. Все труды пригодились в деле разведения в институте обезьянолюдей. Для этого требовались крупные самцы шимпанзе и люди - женщины.

Старший следователь Михаил Кузьмищев провел в институте не один день. Много времени занял просмотр отчетов о научной работе, медицинских карт пациентов института, личных дел сотрудников. Некоторые сведения о работе института его заинтересовали и он несколько раз беседовал с ведущими научными сотрудниками, руководителями различных направлений. Интуиция ему подсказывала, что институт подожгли. Но кто, и почему, ему было неясно. А сотрудники института, как один уверяли его, что пожар в институте - чистая случайность.

В беседах приходилось затрагивать и научные вопросы.

- Арнольд Петрович, скажите, почему вы, занимаясь проблемами долголетия, много внимания уделяете исследованию разума пациента - я заметил, что в медкартах приводится состояние разума человека, которого вы лечите? - такой вопрос задал Михаил замдиректору по научной части.

- В разуме человека и зарыта собака по продлению его жизни.

- Никогда бы так не подумал,- Михаил явно заинтересовался подобной постановкой вопроса.- Я полагал, что пожилому человеку достаточно поменять состарившиеся органы, например, сердце, печень, почки и он станет молодым.

- Многие так считают и пытаются делать, но заметьте, никто не предлагает заменить человеку голову, то есть поменять разум.

- Но тогда, при замене разума, получиться другой человек,- возразил Михаил.

- Да, вы правы, вот почему мы сосредотачиваем свои усилия по замене некоторых особенностей разума, которые ведут к болезням, а они к преждевременному старению, другими словами, даем человеку прожить жизнь без болезней, а значить продлить ее.

- Хотите сказать, что вы не можете, вот так запросто, продлить жизнь, скажем, на десять лет?

- Нет, конечно, хотя теоретически, подобное возможным станет в ближайшие десять лет. Однако это будет совсем другой человек, с другим разумом, разум прежнего человека исчезнет и это хуже, чем клонирование, при котором появляется просто копия прежнего человека с тем же разумом, с теми же особенностями, наклонностями и привычками.

- Но почему? - задал резонный вопрос Михаил. - Как вы сказали, все дело в разуме, в его особенностях?

- Чтобы ответить на ваш вопрос надо показать, что такое разум и почему он возник. Мы по новому ставим этот вопрос, поэтому не удивляйтесь, что наше решение покажется вам несколько оригинальным.

Михаил улыбнулся и сказал:

- Знаете, мне как следователю, часто приходится выслушивать оригинальные суждения и в них разбираться. Надеюсь, ваше изложение не будет сугубо научным?

- Конечно. Итак, что такое разум человека и почему он возник? Существует общепринятое мнение, что труд создал человека и его разум. В процессе труда человек развил свой разум, но односторонне - он приспособил собственное мышление к своему выживанию в земных условиях. Человек добился несомненных успехов в использовании окружающей природы для удовлетворения своих потребностей. Эти успехи позволили человеку переоценивать развитие своего разума, полагая, что оно беспредельно. Но оно не беспредельно.

О подобном развитии разума говорит уже хотя бы то, что огромные, казалось бы, достижения человека в экономике, науке, технике могли бы дать человеку возможности для победы над такими тяжелыми пороками, которые губят самого человека, как, например, алкоголизм, курение, наркомания.

Почему наш высокоразвитый разум не препятствует гибели людей, даже самых талантливых, от этих и других пороков? Почему он не останавливает руку убийцы, когда тот в припадке дикой ярости убивает своего родителя или родитель - своего ребенка? Значит, развитие разума одностороннее, или же наш разум по-иному не может развиваться. Чтобы ответить на этот вопрос, следует понять, что же такое наш разум.

Человек из внешнего мира получает различные ощущения, раздражения, у него возникают эмоция и чувства. У него есть также еще и инстинкты, заложенные в его организм Природой.

Чтобы все это координировать, Природой был создан в теле человека такой сложный орган, как мозг. Он не имеет самостоятельной функции (не является чистым разумом), а подчинен раздражителям из внешней среды, а также чувствам, эмоциям, инстинктам (например, инстинкту голода, самосохранения т. д.).

Таким образом, можно определить, из чего складывается наш разум: из нашего мозга и всех ощущений, раздражений, чувств, эмоций, инстинктов. И очень часто человек поступает, исходя не из своего высокоразвитого интеллекта, а из своих чувств и эмоций и поэтому мозг и чувства - это составные нашего разума.

Но, что самое интересное - это то, что, если бы мы могли обновить чувства человека, сделать их молодыми, то подарили бы людям бесконечное долголетие, ведь мозг человека работает только тогда, когда его раздражают чувства и эмоции. Замечено, что творческие люди живут дольше, потому что они работает, они творят, дают работу мозгу. Таким образом, мозг и чувства, составляющие разум, продлевают жизнь.

- Если у человека сделать чувства новыми и он обретет долголетия, то тогда не надо менять разум? - спросил Михаил.

- Не надо, но мы так далеки от разработки проблемы обновления чувств человека, что говорить сегодня об этом преждевременно.

- Ладно, а какие же особенности разума препятствуют продлению его жизни,- вы ведь ранее упоминали о них?

- Да, они есть на самом деле, в жизни мы мало обращаем на них внимание, считая, что так и должно и быть, но именно они приводят к болезням и сокращению жизни.

- Даже так?

- Именно. Бытует мнение: "Бог наказал за грехи". Человек ни в чем не повинный оказывается "наказан за грехи". При этом ссылаются на поведение человека. Якобы, он вел себя не так, как следует, вот и наказан свыше. В этом есть доля истины. Заключается она в том, не Бог, а жизнь наказывает человека за особенности его характера, проявившиеся в его деятельности, или по отношению к самому себе.

- Можно привести пример?

- Да, из жизни. Речь идет о знаменитом в прошлом капитане сборной СССР по футболу Игоре Нетто. Несколько лет он болел неизлечимой и прогрессирующей болезнью Альцгеймера. Этой же болезнью болен бывший президент США Рональд Рейган, и хотя он еще играет в теннис, но не узнает даже свою жену. Болезнь стирает память человека, помимо других последствий.

Особенности в характере Игоря Нетто - сильная воля, неумение проигрывать и тяжело переживать неудачу. Победы, которых добилась сборная СССР, вполне сопоставимы с первым полетом в космос: первое советское "золото" на Олимпиаде - в Мельбурне, первое "золото" на Кубке Европы, спустя четыре года - в Париже...

Заболевание болезнью Альцгеймера произошло оттого, что непреклонный характер (потрясающая сила воли) заставляла человека делать и желать то, что он хотел. Так запрограммировала его характер Природа. Как и муравья, если муравей не может выполнять своих обязанностей - воина, рабочего или ухода за маткой муравьиной, то он погибает. В нашем случае сдает разум, и у человека начинается психическое расстройство. Здесь то же положение: или "я остаюсь муравьем" (сохраняю особенности своего характера), или погибаю. Игорь Нетто умер от своей болезни при полной потери памяти. Другой случай с психикой (разумом) бывшего президента США Рональдом Рейганом. Он встречался с Горбачевым, дожил до гибели советского коммунизма, чему сам способствовал. Началась болезнь Альцгеймера с того, что у него стали трястись руки, ухудшилась память.

Следует отметить, у заболевания Р. Рейгана другая причина. Она заключается в том, что у него атрофировались чувства, настроенные на работу организма - в пользу самому себе. Дело в том, что Рейган никогда в жизни себя не обслуживал, о своих нуждах сам не заботился.

Сначала это делала для него жена, потом слуги. А когда длительное время, может быть, и всю жизнь, не проявлять заботу о себе, чувства, которые должны работать в этом случае, отмирают, и человек (мужчина) заболевает болезнью Альцгеймера. Вот что означает "наказание за грехи" собственного характера.

- И вы намереваетесь это исправить, вмешиваясь каким-то образом в разум?

- Вмешаться в разум можно, но исправить его сегодня не представляется возможным, может быть, подобное станет возможным в будущем. В наше время такое вмешательство, вероятнее всего, приведет к безумию. Мы же только помогаем нашим пациентам преодолевать негативные недостатки разума, приводящие к тяжелым заболеваниям... Вот разум нашего пациента, олигарха Артамона Скрепежника...

- Почему вашими пациентами являются олигархи? - поинтересовался Михаил.

- Богатые люди, лучше сказать, богатейшие. Наше лечение стоит весьма дорого - сотни тысяч долларов, иногда и миллионы... Так вот, разум Скрепежника. По разуму он гений. В его разуме много логического и математического мышления. Больше эмоционального мышления, чем образного, что ведет к подавлению образного мышления. Именно этим объясняется то, что в состоянии возбуждения он принимает важные решения. Если исходить из уровня среднестатистического гения, то разум Скрепежника - разум ущербного гения, способного провозглашать великие цели, но не умеющего доводить их до конца. Это относится к политике, в которой олигарх пытается участвовать, а не к бизнесу, где он преуспел. Он обладает интуитивно-логическим умом, хорошей памятью, тенденцией к крайней субъективности, имеет легкую форму маниакально-депрессивною психоза, сильную волю, одержим целью. Повышенная возбудимость, его экзальтированное эмоциональное мышление сказывается на его поведении по-разному. Так, он не переносит вида свеже разделанного мяса, свежей или запекшейся крови.

Если рядом с ним лежит без цели нож, особенно, когда его острие повернуто в его сторону, то он просит его немедленно убрать.

Из-за своей крайней эмоциональности он садо-мазохист. А все его любовницы с садистскими наклонностями.

- Так что же он хочет от вас? - спросил Михаил.

- Стать полноценным человеком без упомянутых наклонностей. А с разумами других олигархов можете познакомиться сами, вот вам их медкарты.

- А побеседовать с вашим пациентом Скрепежником можно?

- Если вы выбьете у своего начальства зарубежную командировку и отправитесь в Англию, где у него дворец стоимостью 70 миллионов долларов, то, да. После пожара в нашем институте он поспешно улетел туда.

Расставшись с ученым, Михаил углубился в изучение бумаг. Он знакомился с разумом другого олигарха - Вячеслава Бугульминского. Вспомнил массивное лицо этого человека с плотно сжатыми тонкими губами, которое видел на экране телевизора, и подумал: " Такой свое не упустит. Только вот что считать своим, а что государственным в его огромном богатстве - непонятно".

Михаил вспомнил, что в печати вычитал одно высказывание олигарха: "Для человека важно, какие у него мозги". Медкарта показала: в разуме олигарха мало логического и математического мышления, зато превалирует образное и эмоциональное мышление, что отражается на проявлении воли и стремлении к цели. Он хорошо мыслит, когда жизнь его на подъеме, и ему сопутствуют успехи, и просто везенье. При неудачах впадает в уныние, у него наблюдается упадок духа, что свойственно эмоциональным людям. И это нередко приводит таких людей к самоубийству или, при больших неудачах, к нежеланию бороться за жизнь. Жаден и похотлив. Последнее мешает такому человеку в полной мере использовать свои таланты и способности в жизни. Бывает и наивным и искренним. Чувство доброты у него есть, но в малой степени: не всегда, поэтому объективен в оценке происходящих событий. Воображение богатое, память хорошая. Это разум способного человека, но с излишней эмоциональностью. Люди, которые с ним работают, выражают разное мнение о нем. Для одних он гений, для других лишь "темная личность", но всем кажется человеком примечательным. Он блестящий пиарщик и использует свои способности, чтобы создать себе имидж - основанный наполовину на фактах, наполовину на вымысле - имидж человека, ниспосланного судьбою быть богатым и высокообразованным.

Он суеверен. Иногда он засовывает руку в карман, чтобы дотронуться до яичек и тем самым оградить себя от сглаза, если среди присутствующих находятся те, кто, по его мнению, способен на это. У него странные верования относительно луны, влияния ее холодного света на людей, их поступки и опасности, которой подвергается спящий человек, когда на него падают лунные лучи.

С интересом прочитал Михаил и данные о разуме погибшего олигарха Глеба Власикова.

В Библии есть такое выражение - "избранный Богом". Имеется в виду народ Иудеи, избранный Богом для передачи ему веры в Бога. Иудеи подарили миру Библию 5-6 тысяч лет тому назад, самую читаемую в мире до наших дней книгу. Возможно, и Г. Власиков был избран Богом, чтобы стать первым олигархом страны. Он автор тотальной ваучеризации населения. Главный принцип этого дела - простота обмана. Власиков талантлив, ум его гибок. Он трудолюбив, пунктуален. Его разум включает все компоненты большого таланта - логическое и математическое мышление, образное мышление, эмоциональное мышление. У него прекрасная память, развитое воображение. Он жесток, жаден, похотлив, но при этом прагматик. У него много здравого смысла. Он обладает ораторским мастерством и уменьем манипулировать настроением "толпы". Его здравый смысл сдерживает его жадность и похотливость в определенных рамках. Он проявлялся и в его отношении к пропаганде ваучеризации. Он считает: "Пусть сколько угодно говорят о том, что наша ваучеризация - грязная работа, она нарушает все права человека плевать! В данном случае это не так важно. Важно, чтобы она вела к успеху вот и все!".

Его физический облик "энергичного человека с честным взглядом" нравился первому Президенту страны.

Враги и соперники - "товарищи по перестройке" - называют его в насмешку "рыжим огурцом".

Власикову свойственны политическая предприимчивость и целеустремленность, делающие его непревзойденным мастером политической игры. В правящей верхушке страны нет другого мастера тонкой лжи, как Власиков. Он умет кратко и точно охарактеризовать других людей. Власиков верно определил время появления в стране олигархов и разграбления ими богатств страны. Он ошибся в том, что не сумел создать "совет олигархов", который назначал бы и смещал президентов страны, чего он страстно желал. Он же ввел в оборот термин - "Что хорошо для олигархов, то хорошо и для страны" и предсказал, что экономические основы, созданные в стране олигархами, меняться не будут.

В этой связи он говорил: "Если соглашение о мирной передачи власти от президента к президенту будет выполнено, то страна превратится в огромный полигон для деятельности олигархов и транснациональных корпораций.

Перед этими гигантскими силами никакая власть не сможет сопротивляться и со всеми разговорами о помощи бедным и создании среднего класса на деле будет покончено".

Узнав так много интересного о разумах некоторых олигархов, Михаил подумал: " В их разумах немало отрицательного и они все же добились многого в жизни, располагают огромными богатствами, а что же я,- в моем разуме больше добродетелей, чем у них, а я ничего не достиг".

Какое-то время Михаил всматривался в текст, лежавший перед ним. Потом оторвал от него глаза и посмотрел перед собой. "Надо подумать, сказал он сам себе, есть ли смысл в прочитанном? Какой сегодня день?- Понедельник, а вчера, в воскресенье он еще находился на даче.

Понедельник день тяжелый и думается туго. И все же уж слишком рискованно раскручивать дело с олигархами, особенно искать настоящие причины гибели Власикова. Он проводил ваучеризацию, был близок к первому президенту, организовал приток больших денег на его избирательную кампанию по выборам на второй срок. Переполох может быть большим, если он доведет следствие до реальных фактов. Да и, по правде говоря, он вовсе не был уверен в том, что начальство его поддержит на всех этапах следствия. И откуда ему знать, как поведет себя начальство, если он докопается до истинных причин пожара и смерти олигарха? Здравый смысл ему подсказывал, что где-то в ходе следствия начальство, получив предварительные данные о проделанной им работе, само подскажет, как действовать дальше.

IV

Окончился первый день службы Саши в институте. Она сидела за столом и делала записи в тетрадь о проделанной работе и что нужно сделать на следующий день. Так ей посоветовала старшая медицинская сестра, которая помогала войти в курс работы. Сколько уколов, перевязок, измерений температур и кому. Не забыть вот это на завтра... Саша подняла глаза от белого листка тетради и посмотрела в окно. В его светлом квадрате показалась пара голубей. Летят рядышком и режут воздух над самыми кронами деревьев. Движение крыльев еле уловишь взглядом. Она стала следить, что будет. Смотрела, пока они, заложив крутой вираж, не исчезли вдали.

Вообще-то первый день ничего интересного ей не принес. Ей показали несколько помещений, определили объем работ, завели в обезьянник, где находились подопытные животные. А дальше - стоп! Указав на закрытую дверь, старшая сестра Антонина сказала:

- Там другие помещения, секретные, наберешься опыта, будешь и там работать. Зарплата там поболее и значительно! - Антонина внимательно посмотрела на Сашу. - Не всех туда допускают.

В ответ та пожала плечами:

- Ладно, я туда и не рвусь, надо бы здесь освоиться, а потом посмотрим, может не понравится и вовсе, и я отсюда уйду.

- Нет уж, не делай так, бегать с места на место не дело, да и уйти отсюда трудно.

На последние слова Антонины Саша не обратила особого внимания, но задала себе вопрос: почему трудно? Но не найдя ответа, выкинула его из головы.

После работы вышла из подъезда института и увидела: ее ждал Василий с машиной.

- Вполне приемлемое решение, - сказала Саша своим домашним, когда узнала, что у них теперь будет жить бабушка Оля, мать Маши. Действительно, надо же кому-нибудь присматривать за нашим прекрасным ребенком - все мы теперь работаем, - пояснила она свою мысль. - К тому же в институте у меня есть своя комната, рядом с комнатой старшей медсестры, где я могу оставаться на ночь, если в этом возникнет необходимость. Душ и туалет у нас общие, а так, в основном, уютные комнатки, в каждой из них есть и телевизор и холодильник. Только, если мне придется там задерживаться на ночь, то я буду скучать по вас, мои дорогие. - Саша засмеялась и выразительно посмотрела на Василия старшего и Василия младшего. Васенька сидел в это время на коленях у папы и, услышав слова мамы, потянулся к ней своими ручонками. Начались ласковые обнимания и поцелуи, в которые был задействован и папа.

Маша сделала вид, что ее все это не трогает. Внешне она оставалась спокойной, но если кто-либо заглянул в ее мысли, то бы смог узнать, что думает. А мысли были такие: "Скоро все кончится. Избавимся от Саши и я останусь одной мамой и одной женой Василия. Главное, у нас есть теперь ребенок и наша семья будет крепкой". Свои надежды Маша связывала с институтом, где начала работать Саша.

А мысли Саши были другими. Ей стало грустно. С приходом в дом Ольги она поняла, что станет меньше видеться с сыном, с его отцом и кто знает, что произойдет дальше. И как бы понять, почему они не хотят второго ребенка? Василий хочет, а Маша нет? Почему? Она ревнует. А с появлением второго ребенка она совсем останется в стороне.

В эту ночь Саша почти не спала. Думала о своей судьбе. Лежала в постели навзничь, с полузакрытыми глазами, точившими из уголков бессильные слезы. Вспомнила слова Ольги: "Из нищеты можно выбраться только в нищету". И все же она много сделала, чтобы не возвратиться в нищету своих родителей. Кругом столько рекламы про прекрасную жизнь, а как хорошо ее показывают в американских фильмах!

Неужели ей будет отказано в такой жизни? Но нет, надо бороться и результат будет. Она то засыпала, то просыпалась. А проснувшись, вся превращалась в слух, в ожидание знакомого звука шагов. Может быть Василий придет к ней сегодня ночью? И не раз лживый обман чувств заставлял ее слышать далекий знакомый звук. Он отдавался в самом сердце, заставляя его биться вдвое быстрей - приближался, приближался... Закрыв глаза, не двигаясь, она просила этот звук сжалиться над ней - и холодела, как каменная, когда он тонул в бесконечной тишине. И тишина снова обступала ее, снова давила, как большая каменная холодная глыба. Ею овладевали либо физическая бесчувственность, либо самые странные видения в полусне.

Под утро, когда Саша забылась тревожным сном, ей приснился Антон с большим куском сырого мяса в руках. Его он пытался запихнуть Саше в рот, чтобы та его ела. Саша старалась увернуться от мяса. Проснулась и поняла, что мяса в рот не брала и его не попробовала. Вспомнила, что мясо во сне к большим неприятностям. "К каким же?" - подумала она. "С сыном что-либо, с Василием? Но нет, с ней, ведь она должна была есть это мясо. Вот только сон никогда не дает указания - что будет за неприятность и, когда будет. Неприятность случится, - полагала она, - во сне было мясо, но то, что Антон не смог запихнуть его мне в рот, значит мне удастся каким-то образом избежать ее. Какая же я невезучая", - печалилась Саша. - "Всегда что-то случается, а все сделанное для собственного блага, опять срывается?" - "Не ты одна, - подсказал ей внутренний голос, - вспомни свою подругу - элитную проститутку, которую Удав всю исколол ножом, но оставил жить. Сколько ей еще пришлось пережить, чтобы создать хоть какое-то собственное благополучие!"

Подругу звали Глаша, Глафира Петровна Сорокина. После того как Удав исколол ее тело ножом, на нем остались некрасивые шрамы и она не смогла трудиться элитной проституткой, но и рядовые мужики стали ее опасаться, знакомясь с ее молодым, но искромсанном ножом телом. Для нее наступили тяжелые времена. Работы не было. Нищета заглядывала ей в лицо, а потом пришли такие времена, когда она не спускала с нее глаз.

Если бы Глашу спросили, что она не любит более всего на свете, она сказал бы, что нищету.

Помнила, что в советские времена ее отец-алкоголик, когда пропивался вдрызг, носил резиновые тапочки и это было верхом позора в их дворе. Соседские выпивохи над ним подсмеивались: "Петрович, ты потому не пьешь, что тебя никто не угощать!" Отец же смущенно переминался с ноги на ногу и просительно говорил: "Дали бы хлебнуть, завтра расплачусь!". Смех во дворе переходил в хохот: Петрович, даже, если его и били, никогда не отдавал долг.

Во дворе, где жила Глаша, была помойка - три бачка, вечером они наполнялись мусором и отходами, утром их вывозили. Иногда, Глаша, подойдя к помойке, чтобы выбросить мусор, видела людей - мужчин и женщин, разгребавших отходы руками, и искавших пищу. Однажды она заметила, как один из таких людей, заросший щетиной, одетый в тряпье, от которого здорово пахло помойкой, торопливо очистив найденные объедки, запихивал их в рот и смачно жевал - был очень голоден. Глашу чуть не стошнило... Но вот настала и ее очередь голодать и она всерьез стала думать, - а не пойти ли ей самой на помойку, вечером, когда стемнеет, чтобы никто не видел и поискать что-либо съестного - так хотелось есть!

На помойку она пошла и стала собирать там пивные бутылки, выручала кое-какие деньги и на них, не жила, а бедствовала.

Бедствовала, потому что на помойку люди выбрасывают мало съестных объедков, а пивных бутылок ищет большое число пенсионеров, бомжей, алкоголиков. Помойка, вскоре поняла Глаша, целый мир в городе, если бы его не было, то, как она подсчитала, сотни тысяч людей лишились бы возможности одеться, хотя бы в поношенные тряпки - большинство приезжих на заработки в Москву из среднеазиатских стран ходят по помойкам в поисках поношенной обуви, курток и другой одежды. У помоек кормятся бродячие собаки, голуби, воробьи и вороны.

Посещая постоянно одну помойку, Глаша заметила собаку, которая регулярно появлялась там. Она пристально смотрела на человека, ковыряющегося в помойке или приносящего туда мусор и ждала. Некоторые понимали ее взгляд и старались найти ей что-либо поесть. Глаша видела, с какой жадностью и быстротой та заглатывала еду, виляя при этом хвостом в знак благодарности. Она также заметила, как та подбирала любую крошку съедобного и вылизывала языком место, на котором та лежала.

У собак Глаша научилась ценить крохи еды и всегда их доедала.

Роясь в мусоре она заметила, что все, кто его выбрасывает в пластиковых пакетах туго их завязывают и, поэтому та собака, которая в состоянии запрыгнуть на бак с мусором, не может добраться до остатков еды в них, не говоря уж о воробьях и голубях.

Лишь немногие жители окрестных домов оставляют рядом с баками для мусора остатки еды для животных: кости, раскрошенные остатки хлеба, обрезки колбас. Ей хотелось обратиться к людям с просьбой: люди - олигархи своих отбросов: не уподобляйтесь настоящим олигархам, которые нахапали все деньги, все наши богатства и никому ничего не дают по пословице: "И сам не ам, и другому не дам!" - не завязывайте свои пакеты с отбросами на помойках! Оставляйте съедобные отбросы у бачков отдельно от пакетов, которые вы бросаете в баки, для голодных животных и птиц! Глаша понимала, что ее призыв не для жадных людей, олигархов своих отбросов, а для милосердных, а такие, конечно, тоже есть на белом свете. Когда она искала пивные бутылки, а кто-либо подходил с мусором к баку, она мягко, ненавязчиво говорила: - "Вот хлебушек нашла для птичек, а вот и куриные косточки для бездомных собак,- и показывала, что она нашла. - Ведь они такие голодные!"

Некоторые делали вид, что ее не слышат, другие же говорили, в основном это были женщины: - "А я так и делаю. Собираю остатки еды в бумагу или пакет из-под молока и оставляю их внизу, у бачка".

Она узнала историю собаки по имени Бомжик. Это был пес темно-коричневого цвета, среднего роста, с длинной и густой шерстью, с хвостом кренделем. Как-то девушка попыталась его погладить по голове, но он уклонился от этого, зато лег на спину и дал себя потрепать ласково по животу. Бомжиком его назвали потому, что, когда он был молодым, то жил у хозяев на третьем этаже трехэтажного кирпичного дома. Пришло время и его хозяева начали много пить, им помешал их ребенок, трехлетний Толик, и выгнали его вместе с собакой на лестничную площадку. Здесь почти в течение года они и жили и ели из одной миски.

Родителей лишили прав на ребенка и забрали в детский дом, а собаку отправили на улицу - так она получила кличку Бомжик. У помойки он тоже отличился. Как-то придя на кормление к баку с мусором, Бомжик насторожил уши, услышав тонкий писк, раздававшийся из бака.

Прислушался и понял, что там пищит ребенок - ему был знаком этот звук по тем счастливым временам, когда жил в семье Толика с начала его рождения.

Бомжик остановил свой выбор на молодой женщине, которая подошла выбрасывать мусор к баку - от нее пахло молоком и ребенком, правда, девочкой, а в баке пищал мальчик - это Бомжик стразу определил по запаху. Он стал на край бака и начал царапать его когтями. Женщина заметила его усилия и наклонилась к нему:

- Что ты хочешь, собачка? - ласково спросила и посмотрела на Бомжика, а тот перестал царапать край бака. Наступила тишина и тогда женщина услышала писк ребенка. Был спасен только что родившийся малыш, от которого хотела избавиться его мать.

Глаша узнала и о других собаках, посещавших, как и она помойку. Их было семь или восемь. Жили они на стройке жилых домов, возводившихся неподалеку. Ими предводительствовал крупный пес рыжей масти. Сам он производное от скрещивания разных пород. Морда у него крупная - что-то от английского питбуля - большие скулы, мощные челюсти, устрашающие клыки и крепкая шея. Рост - выше большой овчарки, поджарый живот, сильные ноги и небольшой тонкий хвост, покрытый короткой, густой рыжей шерстью, как и он весь сам.

В свою стаю он допускал сук, подрастающий молодняк, отцом которого он был, и, как исключение небольших кобелей, независимо от масти и породы, но беспрекословно подчинявшихся ему. Был он справедлив: еду, которую нашла собака из его стаи, не отнимал, а когда какой-либо человек хотел их покормить съестными отходами, терпеливо ждал своей очереди. Чужих кобелей не трогал, но, если такая собака проявляла недружелюбие, или, к своему несчастью, нападал, то был беспощаден и изгонял со своей территории со всей свирепостью, на какую был способен.

Любой щенок в его стае чувствовал себя в безопасности. Как-то Глаша видела сценку: шестимесячная собачонка гнала с лаем со двора крупного боксера - тот улепетывал со всех ног, а за ними молча наблюдал рыжий вожак. Его хорошо знали во всей округе. Рядом с двором и домом, где жила Глаша, возводили три 25-этажных дома. Рабочие на стройке назвали его "Чубайсом" за рыжий окрас, прикармливали и давали приют под своими подсобками, ему и его стае.

Глаша считала, что давать такой хорошей собаки прозвище "Чубайс", неудачно и звала его просто "Рыжик", а тот в свою очередь откликался и на "Рыжика" и на "Чубайса" - лишь бы кормили.

Под подсобками суки от Рыжика и рожали своих щенят. Одна из таких сук, по прозвищу "Люська" рожала каждый год, но не все щенята выживали. Некоторые умирали от голода, другие попадали под колеса машин, третьи погибали от болезней, от той же собачьей чумки. От одной соседки, которую встречала у помойки, Глаша узнала историю трех последних щенят Люськи. Их было трое и все "девочки". Две из них - темного цвета с короткой, но густой шерстью, со светло-коричневыми подпалинами у глаз, на кончиках ушей и хвостов, третья - вся светленькая, без подпалинок. Троица вела себя дружно, бегали вместе, лаяли вместе и искали еду тоже втроем. Их подкармливала детвора из соседней школы. Когда они дожили до шести месяцев случилось непредвиденное. Двух "девочек", темненьких, особенно доверчивых к людям, поймали, закололи, разделали, зажарили на костре и съели рабочие строители из "азиатов". Все это видела соседка из окна своего дома, которое выходило на стройку. Она позвонила в милицию и рассказала, что происходит. Ей ответили: "Бездомных собак в Москве много, пусть едят, может так их меньше будет!" - "Ну, а если будут есть человека, что тогда?" - "Когда съедят - позвоните!".

Третью собачку - щенка, которую Глаша прозвала Дашкой, съесть не успели: на мигрантов без документов начались гонения и стройка опустела Дашка осталась жива.

Глаша продолжала бедствовать и не знала, что делать. Ей помог случай. В Тушино, на углу улицы Свобода, напротив улицы Мещерякова и недалеко от муниципальной автостоянки располагается пункт приема посуды.

Пивные темные бутылки, за которые более всего платят, принимает высокий симпатичный мужчина с загорелым лицом. Глаша замечает, что сегодня не в духе, поэтому спрашивает, пока он считает ее бутылки, а она с ним знакома, так как сдает посуду не первый раз:

- Семен, в чем дело?

В ответ он разговорился, и ей стало понятно, что хотел перед кем-то облегчить душу.

- Да жена подвела, вот что!

- Какой ты строгий!

- Не говори так, не во мне дело! Она подвела! Представляешь, прихожу домой, а она, в полном виде, пьяная, трахается во всю с мужиком, да еще с бомжем, бывшим уголовником. Он, понятно, сволочь испугался, парень я крепкий, соскочил с нее и дрожит: "Бить будешь?!" - "Уходи!" Одел он по-быстрому рубаху, штаны и бочком к двери: "Разреши и ботинки забрать?"

- А ботинки рвань, каблуки сильно сбиты, на одном из дырок пальцы торчат. Я только мотнул головой: не в них дело! Бабу я избил. На вид она ничего, гладкая, в этом году ей исполнилось 33 года. Плакала, извинялась, но ведь "извиняками" дело не поправишь.

- Какое дело?

- Я жену понимаю, - пояснил Семен, - пьяная баба своей дырке не хозяйка. Я ее не простил - от случки с бомжем может крепко пострадать наш семейный бюджет... Как, спрашиваешь? А вот так: мы с женой сдаем кровь два раза в неделю в разных местах, в одном месте два раза подряд не принимают. 460 кубиков - 300 рэ. 60 кубиков на анализы - СПИД, венерику и т. д. А теперь что? Этот паршивый бомж мог ее заразить чем угодно, и деньги фьють! Вот за что я побил и прогнал ее, после этого она ушла жить к своей матери, ведь квартира моя, теперь нужна другая жена, но верная, чтобы деньги вместе зарабатывать.- Семен сокрушенно покачал головой. - Сам я по этой причине не курю и не пью, другими бабами не балуюсь... Только сегодня немного перебрал, да ты видишь сама, какой случай произошел... Все вдруг расстроилось и что дальше?..

- Не расстраивайся, у меня тоже все вдруг в жизни расстроилось, как ты говоришь, - попыталась успокоить его Глаша.

- У тебя? Расскажи!

Глаша, как могла, коротко поведала свою нерадостную историю. Семен разговором с ней заинтересовался и стал задавать вопросы, пристально разглядывая ее.

Глаша в его глазах уловила определенный интерес к ней.

Семену нужна была подруга в жизни и он быстро решил, что на эту роль вполне подойдет Глаша и предложил ей стать его женой. И хотя Глаша ничего ему не ответила, он вслед за предложением спросил:

- У тебя жилье есть?

- Комната в коммуналке.

- Будешь жить у меня, комнату сдашь, деньги за нее оставляй себе, а что заработаем, поделим пополам, а там посмотрим, будем удачливы - сойдемся ближе, создадим настоящую семью, может и ребеночка заведем, ну?

На первое время Семен устроил Глашу на свое место принимать пустую посуду, что давало ей постоянный заработок. Сам перекинулся совсем близко, - принимать посуду на улицу Мещерякова, где располагается психдиспансер.

Вскоре приспособил свою новую подругу и кровь сдавать. Все эти перемены Глаша восприняла с благодарностью к Семену. Она более не голодала, по помойкам не ходила и даже начала откладывать кое-какие деньги, как сбережения на "черный день", но как оказалось, такой день ей не грозил.

Через несколько месяцев после этих событий Саша случайно встретилась с Глашей и Семеном. С Глашей - они подруги с детства. "Девки с одного двора", как про них говорили знакомые.

На улице Свобода, куда примыкает Мещерякова, у кромки тротуара, по которому шла Саша, затормозила новая "четверка". Из нее вышла Глаша и радостно устремилась к подруге. На ней был приличный прикид и ей было о чем рассказать.

В ларьке, где продают сигареты и пиво в разлив, Семен, отогнавший машину от перекрестка, взял три кружки пива и они расположились под навесом, где обозначена остановка трамвая "6", 70-го троллейбуса и 62-го автобуса. Рассказывать пришлось Семену, у него это получалось более связно и в деталях.

Оказывается в Москве есть группы вампиров, участники которых сосут кровь и занимаются сексом и дают за это большие деньги. В такую группу и попал Семен. В одном из пунктов, где он сдавал кровь, ему ненавязчиво предложили "поразвлечься", вручили адресок, и сказали "за свою кровь получишь хорошие деньги". Сдавать кровь Семену не привыкать и он пошел по указанному адресу. Действительность превзошла самые фантастические ожидания.

- Ну и чего? Тебя там резали и отсасывали кровь велосипедными насосами? - усмехнулась Саша.

Семен засмеялся:

- Крови-то там за один сеанс не более 50 кубиками, но секс и деньги, какие мне не снились. До 1000 долларов за раз! За секретность, за кровь, за секс. С последним у меня в полном порядке, так что я хорошо зарабатывал.

- Как само действие происходит, расскажи!

- Все анализы проходишь. Потом тебе показывают клиента. У меня, это, были дамочки, как правило, стервы, злые, жестокие и богатые. У Глашки мужички. Но я ее от этой работы освободил, когда понял, что она может психом стать.

- Как так?

- Сны ей стали сниться непереносимые, тяжелые, даже я от них просыпался, когда она начинала кричать во сне. Вот один из них, как она его мне рассказала:

- Во сне она оказалась на краю какого-то темного оврага и понеслась вниз, на нее падали окровавленные тела. Она их отталкивала, пыталась отталкивать... и тут же рядом кто-то двигался в темноте, но она никак не могла его узнать, только чувствовала, что это ее недавний клиент-вампир. Он испускал крик наслажден. Она хотела побежать от него - и не могла. Упала на колени, а он навис над ней всем телом, еще миг и она дернулась своим телом, как от прикосновения клиентом-вампиром, когда тот начинает сосать ее кровь... И тут потекла вода, много воды. Знаешь, когда во сне много чистой воды, - это к добру. ...Это не вода, а кровь: несется вниз по склону... Спящая поднимает руки и хочет взлететь, но начинает падать вниз по склону. Какая-то сила давит ей на грудь. Она пытается освободиться, но чувствует, как страх сдавил горло... Нет, это не страх, а клиент, насосавшись ее крови, входит в раж и пытается ее задушить...- Бывало и такое. Мужчин клиентов, приходилось оттаскивать от женщин, у которых пили кровь и занимались сексом, - пояснил Семен.- После этого сна Глаша к клиентам-вампирам не ходила.

Пришлось мне одному отдуваться за двоих. Техника простая. Если анализы чистые, то прокалывают тебе на пальцах, по одному на каждой руке, дырочки, как бы анализы крови берут, из них капает кровь. Когда залезаю на клиентку и секс даю во всю, она в экстазе начинает сосать кровь из пальцев и забывает обо всем. Что-то внутри у нее происходит и она отключается, но кровь сосет и секс ей надо в это время давать хороший. Иногда на плече делают уколы и кровь сосет клиентка оттуда. Некоторые "заходятся" так, что звереют, плюются слюной с кровью, царапаются, кидаются на тебя и даже кусаются. Да, но дальше я не допускаю такую клиентку "резвиться". Даю коленом или кулаком ниже пупка, довольно сильно и они успокаиваются, но отдышаться и снова начинают сосать кровь и секса требуют. Без крови у них секс как-то не идет. Стервы и сволочи! Деньги заплатили, поэтому, давай, давай!.. Некоторые целые сцены разыгрывают. Перед самым действием они просят меня над ними как бы поиздеваться: насильно их раздеть, даже ударить легонько, погонять ее голенькой по комнате, насильно всунуть ей в рот свой член, а она будет не хотеть этого, извиваться и корчиться между ног. Хорошо при этом дернуть ее за волосы и грубо сказать: "Бери сука! Подлюга такая! Тварь!" Но уже потом, она свое возьмет!

И кровью вся перемажется, особенно такие клиентки любят кровью измазывать соски и требуют, чтобы я их сосал во время секса. Но такие не опасны, им нравится самое действие: вот она насильно отдается, вот она берет, распоряжается мужиком как хочет, но при этом не звереет, тихо как-то отходит и успокаивается, даже просит ее в ванне помыть, при этом ласкается и целуется. Вся довольная! Иногда и приплатит от себя, если ее мой секс устроил. Ты чего смеешься?

- Ну ты и получил удовольствия на полную катушку. Каждый раз с новой бабой, новые впечатления, другие развлечения, разве не так?

- Не скажи, не скажи! Не все клиентки молодые и ладные. Немало занимается этим делом старух. А с ними, ой, ой, какое удовольствие! Среди них попадались толстые, жирные, складки висят на животе, на бедрах, а задние места такие большие, что лучше не вспоминать. И все хотели отведать крови молодого мужика: считали, что так они омолодятся. А секс с ними - до тошноты... Почему-то они считают нужным душиться для постели, а я терпеть духи не могу. Пить водку нельзя, а красное вино можно. Говорят, оно сразу в кровь идет. Так, во Франции я попил красного вина, там его много и оно дешевое.

- Ездили мы с этим делом и заграницу. Бывали в Гамбурге, - Германия, в Париже - Франция и других местах. Но там немного все по-другому. Мы скорее давали представления, а местная публика, мужики и бабы, смотрели, как мы это делаем, а сами стояли и "дрочились", спустив штаны - мужики, а бабы задрав юбки. Вот этого я не понимаю: хочешь трахаться, трахайся! А зачем же эта "дрочка"? Наш хозяин потом мне пояснил, что на Западе немало людей, которые специально платят деньги, чтобы подсматривать за теми, кто занимается любовью. А у нас был не только секс, а еще и кровь, поэтому плата вдвойне. Бывали такие сцены в подвалах кафе, хорошо оборудованных. Когда я занимался с клиенткой, вокруг нас в кружок стояли мужчины и работали сами с собой.

Мне пояснили, что это богатые пресыщенные люди, и, что любой порок для них уже не порок. У них порок, деньги, а нам бы заработать на жизнь. Когда мы заработали хорошие деньги, решили от этого дела "отвалить". Преступления в этом никакого нет: я могу сдавать кровь в медицинские учреждения, а могу и частным лицам. Мораль только, ну а где сейчас эта мораль есть?

- Что вы теперь будете делать?

- Знаешь, в старину была такая поговорка: "Эх, ма! Была бы денег тьма! Купил бы деревеньку и зажил бы помаленьку!" Деньги мы скопили, сейчас арендуем палатку на рынке и торгуем, а там, куда кривая вывезет! Маленько себя обеспечили. Ты смотри, какая Глаха гладкая стала, да и деньги у нее теперь водятся, а то ведь по помойкам молодая баба ходила! Жизнь нас соединила и мы уже муж и жена. Вот наш адрес, приходи в гости - есть чем напоить и накормить.

Саша адрес взяла, обещала заходить, не забывать. Семен сказал, если она захочет, то может устроить ей поездку за рубеж в группе, с которой ездил сам.

"Чем черт не шутит", - подумала об этом предложении Саша, прощаясь с Глашей и Семеном. Мужик подруги ей явно понравился - пробивной, смелый, сообразительный, трудностей не боится. Сумел выкарабкаться, да и Глашу за собой вытащил из трясины нищеты.

"Выберется ли сама она, - размышляла Саша, - на прямую дорогу в жизни? Уничтожив Антона, она уничтожила себя, ту прежнюю, какой она была в представлении своих близких и никогда она такой больше не станет. Совершенно верно,- сказала себе Саша.- Именно так и случилось, я перестаралась в жизни. А что я так беспокоюсь? Пока у меня все хорошо, но связь с подругой и ее Семеном терять не стоит".

Михаил сидел в кабинете, отведенном ему в институте, и внимательно рассматривал фотографии, на которых были труппы охранника, олигарха и директора института. Два первых были окровавлены, следы крови виднелись на полу, на мебели, на одежде трупов, а труп директора смотрелся чистым, только голова у него держалась не прямо, а неестественно свернутой на бок. "Ах, да, - вспомнил Михаил пояснения замдиректора, - у этого трупа сломаны шейные позвонки.

Возможно, убийца, искромсав два первых трупа, имел ограниченный лимит времени на третье убийство? Если так, то это уже что-то. Убивая третьего, он куда-то торопился? И не стал убивать других? Значит подобные убийства, осмысленные? А куда он торопился? Скорее покинуть институт? Вернее всего. Прежде нужно выяснить, кто покинул институт сразу же, как начался пожар. Ищут одну сотрудницу, фамилию мне сказали, но вдруг ее найдут в институте и она окажется ни в чем не виновата, а в это время виновник или виновники давно находятся вне стен института?"

Михаил потянулся за другой бумагой о результатах вскрытия трупов. В желудке одного из них обнаружили свежую, еще не успевшую переварится, человеческую кровь. В других ее не оказалось. Кровь была в желудке олигарха, который пользовался услугами института. Михаил сделал пометку в блокноте: " Выяснить - почему это?"

Следователь прошелся по комнате, посмотрел на часы - было без двадцати двенадцать. Решив, что у него есть в запасе несколько минут, прежде чем к нему станут заходить на беседу сотрудники института, он подошел к окну и взглянул на двор, огражденный высоким железным забором из толстых прутьев. "Такой одним махом не перелезешь", - констатировал Михаил. Перевел взгляд на кирпичный барьер, за которым стояли мусорные бачки. "Узнать, когда забирают мусор"- пометил в блокноте. Работы много - нужно определить состав преступления, выявить преступников и собрать доказательную базу самого преступления.

Первой на беседу со следователем вызвали секретаршу директора Веру. Михаил заметил, что та нервничает. Знал - она давняя любовница директора и будет осторожна в своих ответах. И решил задействовать психологический фактор. В этом случае он наблюдает, как себя ведут опрашиваемые: искренни ли они, уходят от ответов, пытаются выгородить себя и свалить вину на других. Из сопоставлений подобного поведения мог сделать заключение: что опрашиваемые что-то скрывают или просто не знают ничего. В этом случае можно выявить людей знающих причины пожара и убийств.

Веры смотрела на следователя холодно и безразлично. "Она все знает, но ничего не скажет", - подумалось Михаилу и задал неожиданный вопрос для нее:

- Вы были в Индии?

Если она ответит, да была, вопрос не сработает, при любом другом ответе - придет в замешательство и Михаил добьется цели - выведет ее из равновесия.

- Когда?

Ответ показал, что девушка в замешательстве. Почему вдруг следователь заинтересовался ее поездкой в эту страну? Поездку ей устроил директор, чтобы она посмотрела страну и заработала доллары.

А причины тому имелись - срок ее командировки сократили и Веру быстренько убрали из страны. Как выяснилось, она соблазняла посольских мужчин и брала с них за свою "любовь" доллары. Ей не хотелось, чтобы следователь начал выяснять причину сокращения ее командировки.

Следующий вопрос ей тоже не понравился.

- Что делали в Индии?

- Закупали обезьян и отправляли их в институт.

- Это как-то связано с научной работой?

- Конечно.

- Объясните.

- Обезьян следовало классифицировать, измерять, выявлять их характеры - пригодны ли они для опытов.

- Их характеры имеют значение? - поинтересовался Михаил.

- И большое. Для опытов не нужны особи со злым, агрессивным характером, а больше подходят с миролюбивыми устремлениями, коммуникабельные и не впадающие в хандру по разным пустякам.

- Значит вы занимались в Индии научной работой, вы это подтверждаете?

- Полностью и ничем другим.

- Вот и хорошо, мне это и нужно было узнать.

- Почему именно это? - все еще с известной долей беспокойства спросила Вера.

- Вы ведь секретарь директора и на все мои вопросы о научной работе в институте могли бы отвечать: "Я ничего не знаю, я только секретарь, мои дела - телефон, чай патрону и разная бумаженция. Не так ли? А теперь, когда вы сами признали, что занимались научной работой, вы должны будете ответить и на мои более сложные вопросы, связанные с научными работами института.

Вера изменила тактику:

- Все, что я знаю - расскажу.

"Умный ответ", - подумал Михаил.

И все же по ее глазам было видно, что ее что-то тревожит.

Вера занимала простой стул. Сидение у него - из твердой фанеры яркого цвета, а спинка и ножки - из металлических трубок, окрашенных в черный цвет. Откинувшись на высокую спинку стула, сидела положив ногу на ногу, натянув юбку. Через минуту она повернулась к двери. Вошел замдиректора по науке и любезно спросил следователя, не понадобиться ли он сегодня?

- Задержитесь, я скоро освобожусь. У меня к вам есть немало вопросов.

Замдиректора бросил взгляд на скромную позу Веры, на ее умело разбросанные по плечам золотистые волосы, и ушел.

Вера заметила его взгляд и еще ниже опустила юбку, привела в порядок волосы. Она одновременно хотела и не хотела произвести своим видом впечатление на следователя. Не желала смотреться дурочкой, но стремилась принять трогательный вид беззащитной женщины.

На эти позы Михаил реагировал профессионально: "Ее поза хорошо продуманна, а беззащитность слишком бросается в глаза и поэтому фальшива. И все же у директора была красивая любовница. Длинные волосы, большие голубые глаза, нежный овал лица, пухлые губы. Стоп! Но они с дефектом. Верхняя губа как бы с прикусом - сдвинута вправо и поэтому рот некрасив. Но к этому можно привыкнуть и не замечать, любоваться ее прекрасной фигурой и высоким бюстом". Кончив свои наблюдения, Михаил спросил:

- Что делали в институте с обезьянами, которых привезли из Индии?

- Проводили научные опыты.

- Какие?

- Сложные.

Девушка заколебалась с дальнейшим ответом и по ее лицу пробежала тень тревоги. - Я о них знаю понаслышке и вам об этом лучше спросить кого-нибудь другого.

- Ладно. Спрошу о другом: большие деньги платили пациенты, ведь даже у вас оказалась в собственности новехонькая иномарка "ауди"?

Вера вынуждена была ответить. К этому ее принудило знание следователя о прекрасной "ауди".

- Подробности можете узнать в бухгалтерии.

- А те, которые получал директор?

- Я их не считала.

- Хорошо. Теперь об убитом охраннике. Его, по вашему мнению, убил человек или обезьяна?

Вера не ответила.

Михаил внимательно посмотрел на девушку:

- Вы не ответили мне.

- Я думаю: человек или обезьяна? Смотрите сами. Охранник производил впечатление сильного человека.

- Значит?

- Не знаю, даже не знаю, что вам сказать. Охранник был сильным...

- Мог победить обезьяну?

Вера снова замолчала.

"Оригинальная манера отвечать на вопросы. Снова думает"- попробовал понять поведение девушки Михаил и вслух сказал:

- Ладно, отложим беседу до следующего раза.

В дверь заглянули.

- Да, это я - Арнольд Петрович, - сказал вошедший. - Чем могу быть вам полезен? - Его темные глаза пристально всматривались в лицо следователя он хотел понять впечатление, которое произвела беседа с девушкой.

Лицо Михаила ничего не прояснило замдиректору - оно лишь выражало приветливось и заинтересованность следователя в беседе с ним.

Интерес в глазах Арнольда Петровича погас.

- Меня интересуют некоторые подробности вскрытия трупов.

- Да?

- Наличие свежей крови в желудке убитого олигарха Власикова. Вы по специальности гематолог, изучаете химический состав крови, щелочность и тому подобное, - Михаил попытался использовать в беседе свои скудные познания по данному вопросу.

- Понятно. Что я могу вам ответить на это? Коротко или попространнее?

- Хотелось бы и так и эдак.

- Сначала первое. Если организм приемлет, то прием свежей крови способствует общему укреплению организма и он лучше в определенных случаях, чем переливание крови.

- Откуда эта кровь?

- От доноров. Все как обычно. Доноры сдают кровь, мы ее проверяем, но не консервируем, и она сразу же идет в дело. Всех доноров мы проверяем на анализы, их данные имеются в медкартах, адреса, паспортные данные и прочее.

- Ладно, - спокойно обмолвился Михаил, давая понять, что подобное объяснение его мало интересует, хотя уже почувствовал, что этот вопрос в его расследовании может стать главным. - Давайте теперь перейдем к более пространному изложению, можно?

- Нет вопроса. Если вы помните: мы в первой беседе затронули проблему разума?

- Да, это было интересно.

- А теперь неинтересное о том же разуме. Ученые установили, что разум человека деградирует.

- Вот уж не думал, что такое происходит! - воскликнул Михаил.

- От чего же? Развитие разума человека не бесконечно. Как любое явление в природе человеческий разум имеет начало, период развития и конец. Что ожидает человека в конце развития его разума? - Деградация.

- Но почему же? - задал законный вопрос Михаил.

- Как мы уже говорили, разум состоит из мозга и чувств, а чувства сегодня убывают, стираются, чем меньше у человека чувств, тем он более жесток. Это и есть первый признак деградации разума. Высокое развитие цивилизации, науки, техники у человека резко сужает его эмоциональный фон. Эмоции и чувства притупляются и человек в этих условиях пытается возбуждать себя, свои чувства, громкой и постоянной музыкой, оргиями, курением, наркотиками. Из-за притупления чувств он становится способным на убийства своих близких. Рост общей преступности, сексуальных преступлений и т.д. свидетельствует о бегстве человека от своего разума в сферу сильнодействующих чувств. Так происходит процесс убывания эмоций, и рост, как следствие, жестокости в поведении человека. К тому же замечено: чем умнее человек, тем более он жесток.

- И что же все это означает сегодня?

- Это не значит, что все люди "завтра" проснутся без чувств и эмоций. Подобный процесс постепенный, но он ускоряется, при этом хорошие чувства притупляются, а плохие совершенствуются. Хорошие чувства - доброта, честность, искренность и другие; плохие - жестокость, ненависть, злоба, безжалостность, ярость. Этот процесс заметен и в развитии искусства. Гениальные произведения создавались на протяжении веков и последним в этом процесса стал 19 век. В 20 веке таких талантливых произведений в искусстве не было. У человечества в 20 веке не было своего Моцарта, Чайковского, Бетховена, Рембрандта, то же и в литературе. Процесс продолжается и в 21 веке - человек становится более жестоким, а его чувства и эмоции продолжают убывать.

- И что же будет дальше с человеком? - таким вопросом выразил свое удивление и любопытство Михаил.

- Когда человек совсем потеряет свои чувства и эмоции, умственные способности за ним останутся, но он будет очень жесток, а такие понятия, как человеческая жалость и сострадание, его не будут касаться. И такой человек не только будет пить свежую кровь, но и есть человечину.

- Но только не это! - возразил Михаил.

- Мы к этому еще вернемся. Вы должны знать, что четверть всей крови организма, перекачиваемой сердцем, идет в мозг - орган, составляющий лишь незначительную часть массы тела.

- Да, вы меня настроили на какие-то ужасы, творящиеся в вашем институте - кровь, поедание человечины...

Арнольд Петрович рассмеялся:

- Нет. Ужасы - не в нашем институте, их творят люди. После первой мировой войны человек, в связи с массовыми убийствами, стал заметнее жестоким. А дальше - больше. Не буду пересказывать историю человечества, вы ее знаете. Таких жестокостей 20 века не знало еще ни одно время. Отсюда и людоедство.

- Один из примеров. "Профессиональным" людоедом оказался Иди Амин президент Уганды, который правил этой небольшой африканской страной с 1971 по 1979 год. В его президентском дворце находились вместительные холодильники, набитые расчлененными и замороженными трупами людей. Этот глава государства, по свидетельству очевидцев, особое предпочтение отдавал женским грудям, ягодицам и вырезкам из спины. У мужчин он отрезал руки и ноги. Но особенно любитель человечины обожал детские головы, тушенные с овощами. Повара вскрывали верхнюю часть детского черепа специальной пилой, и Иди Амин - огромный, ростом почти в два метра, человек с широким лицом и приплюснутым носом, ложкой ел сварившийся мозг, приправляя его перцем и лимоном. Еду из человечины ему готовили заирские черные маги. Своих соратников, которые, по мнению диктатора, пытались устроить против него заговор, Амин приказывал убивать и готовить из них на обед мясные блюда. Оставшиеся в живых соратники приглашались на этот обед. Они знали, чье мясо ели, иначе завтра могли бы сами оказаться на месте казненных "друзей" Амина.

За время правления Амина в результате репрессий было уничтожено полмиллиона человек. В конце концов, Амина свергли и отправили в изгнание. Сегодня он проживает в Саудовской Аравии (он мусульманин) в роскошной вилле на берегу Красного моря.

- А вот пример из России, взятый нами из периодической печати: "...Вниз по течению, от здания пединститута до моста у начала улицы Орджоникидзе, в общей сложности оперативники насчитали около тридцати человеческих останков. Предположительно детских. Возраст - от 6 до 13 лет. По предварительным данным, это конечности четырех мальчиков и одной девочки. На месте работают судмедэксперты. По факту возбуждено уголовное дело...

Зимой того же года ударили холода. В элитном доме в самом центре города в трубах образовалась пробка. Жильцы обратились в ДЭЗ с жалобой: дескать, надоело нам мерзнуть, примите меры.

- Да не можем мы, - взмолился сантехник, - в квартиру № 36 нас не пускают. Там живут Спесивцевы. А кран, чтобы спустить воздух, находится именно там. Соседи настояли на своем. Дверь решили ломать. Пригласили милицию. Когда бригада вскрыла металлический каркас, в нос ударил тошнотворный запах мертвечины. Встречать гостей бросился с диким лаем огромный водолаз. Собаку пришлось запереть в туалете.

А увиденное повергло в шок "взломщиков". Ворох окровавленной детской одежды. Грязь. Хлам... Стало ясно, что в квартире - самый настоящий убойный цех семейного мясокомбината. В ванной находились останки изуверски разрезанных на части девочек. Детское тельце без рук и ног, а рядом, в бочках, две полусгнившие головы. Разрезанный живот одной из них был заткнут тряпкой. На телах следы многочисленных побоев. Кошмарную картину дополняла чуть живая пятнадцатилетняя девочка. Позже, когда врачи-реаниматологи вернули Олю с того света, она поведала страшную тайну.

Из ее показаний:

- К Насте Бурнаевой, Жене Барацкиной и ко мне подошла женщина и попросила помочь донести сумки. С ней поднялись на девятый этаж... и больше из квартиры не выходили. Там взрослый детина нас травил собакой. Девчонок избивал, насиловал... потом Настю зарубил насмерть. Меня и Женю заставлял разделывать топориком труп. Мясо, где не было костей, заворачивал в целлофан. Его сестра варила суп и жарила котлеты. Ничего не подозревавшие друзья-бомжи не отказывались от угощения. А он еще нахваливал: "Баранина высший сорт!". Мне было очень страшно.

Когда взрослый парень - Александр глумился над жертвами, то на всю катушку врубал любимую музыку. Как правило, тяжелый рок. Соседи по лестничной площадке воплей и стонов не слышали.

Под покровом ночи мать Шурика, Людмила Спесивцева, в ведрах выносила человеческие останки. Чудовищное зрелище проходило на глазах двенадцатилетней дочери Нади. Правда, активного участия в актах каннибализма она не принимала. Только жарила котлеты.

Надежду Спесивцеву арестовали сразу. На первом же допросе, она сообщила, где можно найти мать Людмилу. А Александра ждали в засаде на собственной квартире. Через трое суток взяли и его". - И это документальный факт, - пояснил Арнольд Петрович. Вы о нем сами можете прочитать в газете "АиФ", № 10, за 1999 год. Всего же в квартире Спесивцевых убили и съели двадцать детей.

Михаил и сам знал случаи людоедства. В его практике ему с ними приходилось встречаться. Он полагал, что они происходят, когда люди сильно голодают. Например, в начале 40-х годов, в период коллективизации, когда страну поразил голод из-за неурожая и других бед советского периода, наблюдались случаи массового людоедства. Однако недавний случай и слова ученого о деградации разума и роста жестокости у людей заставили его призадуматься. К тому же он прочел в прессе выводы западных ученых о том, что среди населения западных стран растет агрессивность и враждебность, вытесняющие чувства доброты и благожелательности. А недавний случай с его соседом по лестничной клетке?

Старый хирург, на пенсии, возвращался домой, после посещения своего друга, тоже пенсионера. Он шел по путепроводу, проложенному от Пакгаузного шоссе над железнодорожными магистралями, в сторону конечной остановки "23" трамвая, который привез бы его к метро Войковское. Ему повстречался высокий мужчина, по одежде строитель. Никого больше на длинном, широком мосту, не было. Мужчина остановил прохожего и протянул сверток, развернув его. В прозрачном пакете лежал кусок свежего мяса.

- Возьми, браток. Здесь больше кило. Дашь на поллитру и мясо твое, свежатина!

Одного взгляда старого хирурга оказалось достаточно, чтобы понять мясо человеческое. Ему стало страшно. Он не мог смотреть в глаза человеку, стоявшему напротив, чтобы не выдать себя и не воскликнуть по простой человеческой дурости: "Да что это за мясо! Это же...!" Не стал так делать понял, рядом перила моста и никого нет: он бы мог мигом очутиться внизу на железнодорожном полотне. Вместо этого тусклым голосом забормотал: " Я... пенсионер, денег нет, мясо давно не ем, да и по возрасту мне оно не положено..."

Еще несколько мгновений мужчина толкал ему в руку кусок человеческого мяса, повторяя, что не дорого и, что здесь более кило отличной вырезки, а хирург в ответ твердил о маленькой пенсии и отсутствии денег, пока мужчина, несмотря на то, что был пьян, рассмотрел, что перед ним бедный и старый человек. Потеряв надежду продать мясо в безлюдном месте, уступил ему дорогу, и пошел искать другого покупателя.

Случаи людоедства становятся все чаще. В конце декабря 2002 года прокуратура Пензенской области возбудила уголовное дело по факту людоедства. Им занималась местная жительница - 42-летняя Лидия Н. Вечеринка, на которой подобное событие произошло, имело место в квартире, где остались лишь голые стены, все было пропито, а жильцы спали на полу с мышами и тараканами.

Одной из участниц вечеринки Лидии не понравилось, когда другая женщина - Лилия Авангардовна, 48 лет, стала флиртовать с ее любовником 64 летним вором в законе.

Женщины поругались, когда вор ушел, а хозяева квартиры заснули. Спор закончилась, когда Лидия задушила соперницу бельевой веревкой. Срезала она веревку ножом, но его в ход не пустила, а взяла с собой, когда вытащила мертвое тело в коридор. И здесь использовала нож. Точным движением разрезала горло своей жертвы, чтобы выпустить кровь. Она не раз хвасталась собутыльникам своим уменьем разделывать кошек и собак и приготовлять из этих животных вкусные блюда...

Замдиректора прервал свой рассказ и пояснил:

- Многие бомжи из-за голода употребляют в пищу собак и кошек. У них только проблема, где их приготовить. Не очень уверен, что какое-то их число, пусть пока и малое, употребляет человечину. Так и Лидия из Пензы натренировалась на животных: как разделывать свои жертвы. И в этом случае ей понадобилось всего 15 минут, чтобы вырезать сердце, печень и мышцы голени. Печень сварила в квартире и половину съела, не отходя от плиты. Остальное собрала в полиэтиленовый пакет и принесла домой, чтобы приготовить ужин из "говядины" своему сожителю. За спиной у Лидии 16 лет отсидки за грабежи и кражи...

- Скажите, в вашем институте происходит замена одних органов человека на другие?

- Да, мы делаем подобные операции.

- Откуда берете такие органы - сердце, печень, почки и другие?

- Стоим на очереди, ждем, когда можно будет получить орган от недавно умершего человека.

- Не кажется ли вам, что подобное использование человека на запчасти может привести к еще более вольному обращению с человеком?

- Примерно так. Недавнее сообщение из Англии: там намеревались сделать клона в одной семье - младшего брата - чтобы его частями "ремонтировать" старшего, тяжело больного ребенка.

Арнольд Петрович передохнул, помолчал и продолжал:

- Еще одна проблема. Это проблема пищи для человека.

- По-моему, она всегда существовала, - возразил Михаил.

- Да, но не в том виде, в каком ее представляют большинство людей.

- Что-то новое?

- Совсем новое. Это трансгенные продукты. Вы знаете, что трансген пересаженный ген от одной клетке к другой, из одного овоща или фрукта, зелени к другому виду и получается как бы новый продукт, устойчивый к заболевания, к вредителям. Так появились новые картофель, соя, различная зелень и другие продукты. И вот что интересно - трансгенную картофель не есть прожорливый колорадский жук. К другим таким продуктам тоже не прикасаются их прежние вредители.

- Почему такое происходит? - заинтересовался Михаил.

- А мы не знаем. Сегодня можем говорить только приблизительно о последствиях употребления в пищу человеком трансгенных продуктов.

- Каковы они могут быть?

- Вы сами можете провести небольшой опыт. Дайте бездомной голодной собаке кусок простого хлеба - она не станет его есть, даже очень голодная собака. Почему? Да потому, что инстинкт ее подсказывает - испортит свою печень и это мы можем экспериментальным путем доказать. А почему не ест трансгенную картофель колорадский жук, не знаем, ее ест человек у нас в России. На Западе у таких продуктов на прилавках находится табличка "Трансгенный" - хочешь - покупай и травись, хочешь - нет.

- Речь идет не только о трансгенных продуктах, давно уже вывели трансгенный табак и он наделал немало бед. В США до появления трансгенного табака в год от рака легких курильщиков умирало около 180 тысяч, после широкого распространения такого табака и использования его в сигаретах цифра умерших возросла до 400 тысяч и там такой табак запретили, теперь он завозится в Россию и используется для производства сигарет.

- Как это можно доказать?

- Просто. Вы курите? Нет? Ладно. Вот вам две сигареты. - Арнольд Петрович вынул из кармана две пачки сигарет. - Смотрите: сигареты "Прима" фабрики "Дукат". На одной пачке написано "ЛД" "Классика", на другой просто "Прима". Берем из каждой пачки по сигарете, курим. Одну вы, другую я. Курим осторожно, пепел не стряхиваем... Теперь смотрите внимательно. На вашей сигарете образовался столбик пепла и он держится, если его не трясти. На моей же сигарете столбика пепла нет, он сразу рассыпается. Это означает, что в моей сигарете транс генный табак, который быстрее, чем обычный приводит к заболеванию раком легких у курильщика и это уже факт, имевший место в Америке.

- Вы, наверное, проводили исследования, и к каким выводам пришли?

- Неутешительным. Трансгенные продукты плохо действуют на печень, почки, поджелудочную железу и, особенно, на кровь. Действие происходит медленно и их результат мы можем получить лет через десять - пятнадцать.

- Все перемрем?

- Не знаю, поживем - увидим. Ведь в природе процессы изменений не прямолинейны, а идут скачками, зигзагообразно. В природе существует дискретность, прерывность процессов развития и их неопределенность. Поэтому, как повлияет потребление человеком трансгенных продуктов на его организм, сейчас сказать невозможно, но и лишить человека новых продуктов питания тоже невозможно. Это все равно, что лишить наш мозг всех ощущений тела. Без них он ничто.

- Почему?

- Мозг - своеобразный орган. Он ведает всеми ощущениями тела, но сам ничего не ощущает, когда к нему прикасаются, даже когда его режут скальпелем. К чему я это говорю? Погибнут у человека чувства и эмоции, погибнет и его разум - в этом случае мозг ничего не будет ощущать. И сегодня все к этому идет. Современная цивилизация с ее массовой коммуникацией жесточайшим образом эксплуатирует человеческие чувства, обезличивает различные эмоциональные состояния - любовь, тоску, ярость, одержимость, панику, радостное жизнелюбие и превращает эти состояния в эмоциональные трафареты. Такими трафаретами широко пользуются массы людей, что приводит их к эмоциональной тупости. Таким людям в телевизионном зрелище, прежде всего, интересны картины смерти, траура, истязаний. Им присущи немотивированная жестокость, безветрие души, дистрофия интуиции и чувств. Технологизированный мир, мертвящая рутина бюрократии, деперсонификация - обезличивание людей, - вот приметы той среды, в которой сегодня обитает человек. Математически ориентированное мышление изгоняет смысл. Шизоидное, идолопоклонническое отношение к технике приводит к омертвению души, а значит и чувств и эмоций. Вот мы с вами и пришли к тому заключению, из всего сказанного, что надо лечить чувства и эмоции у наших пациентов, и тогда можно будет добиться излечения болезней и продления жизни. Думаю, что теперь эта сторона деятельности нашего института, вам ясна?

- Да, более или менее. Однако почему ваши труды и передовое лечение пациентов привели к гибели людей, причем не рядовых сотрудников. Возможно, что это не случайно? А происхождение пожара в институте? Случайность?

- Пожар - не случайность.

- Да? Ведь все ваши сотрудники, с которыми мне пришлось беседовать, в один голос заявляли, что пожар произошел случайно и, скорее всего, от замыкания электропроводки?

- Нет, все не так. Большинство сотрудников не в курсе дела. Пожар произошел от зажигалки убитого охранника. Нет, не то, что вы могли подумать. Его зажигалка была использована после того, как он был убит. Убийца, которого мы пока не знаем, воспользовался его зажигалкой и ножом, типа стилет - мы разрешаем им пользоваться против обезьян, если они вырвутся на волю. Не стрелять же в них, правда? Вы, как будто со мной согласны? Стрельба наделает переполох, а нам в институте нужна тишина. И как мы поняли, убийца воспользовался зажигалкой, чтобы поджечь помещение.

- Что вы скажете о медицинской сестре, которую не нашли?

- Предположить, куда она подевалась, я не могу. Она не девушка, а зрелая женщина, еще молодая - 27 лет.

- Психически здорова?

Михаил увидел, как его собеседник явно замедлил с ответом. Потом последовала долгая пауза.

И все же Арнольд Петрович ответил одним утверждением:

- Да.

- И еще вопрос: видели ли вы ее незадолго до пожара и ее исчезновения?

Видел ли он ее? Да, видел, даже обследовал ее, но об этом не хотел говорить следователю, и поэтому сказал "нет".

Михаил ему не поверил.

- Как могло случиться, что женщина исчезла, ведь система охраны у вас на высоте?

- Чрезвычайные обстоятельства - пожар и его последующее тушение. В этих условиях охрана была нарушена...

- И возникли условия, когда можно было покинуть институт без предъявления пропуска, что и сделал, вероятнее всего, убийца. А, к стати, почему у вас такая строгая охрана, не для обезьян же?

- Для сотрудников. Мы ставим опыты и пока они не проверены, не доведены до конца и не выявлены результаты, все же лучше их не разглашать.

После этих слов замдиректора по науке Михаил отнюдь не испытал уверенности, что все действительно так просто.

- Вы знаете, что меня сейчас интересует, может и мелкая деталь в моем расследовании, но она мне кажется существенной. А именно, то, что никто из убитых, а их трое, не выжил, смерть наступила быстро. Никто из них не смог позвать на помощь или прожить час-другой, чтобы назвать убийцу. Почему быстро наступила смерть его жертв? Тренированный убийца? Нам нужно найти ответ на этот вопрос. У вас ведь не готовят таких убийц?

- Нет. Вопрос трудный. Ответить на него - это все равно, что найти убийцу.

- Ладно. Подойдем к этому вопросу с другой стороны. Вы думаете, что убийства - случайность?

- У нас их раньше никогда не происходило - мы существуем много лет и ничего подобного не было.

- Но и опыты, которые вы сегодня проводите, ранее не имели места, так? Я, правда еще не знаю какие и что за опыты, но думаю, что они в связи с развитием науки о человеке намного усложнились, по сравнению с прошлыми годами.

Арнольд Петрович подумал, что следователь своим вопросом попал прямо в точку, но промолчал и только кивнул головой в знак согласия, потом сказал:

- Насчет опытов. Вы можете с ними познакомиться осмотрев наши лаборатории и, в первую очередь, обезьянник, мы на обезьянах ставим наши основные опыты.

- Там есть какая-либо защита от животных?

- Конечно, они содержаться в просторных помещениях - вольерах, от людей их отделяют толстые стальные прутья.

- Как же вы с ними общаетесь, ставите над ними опыты?

- Входим в клетки, предварительно усыпив животных. Обезьянник у нас находится отдельно от основного здания института. Туда можно пройти пешком, но лучше проехать на машине.- Предваряя вопрос следователя, Арнольд Петрович пояснил: - Когда нужно, мы доставляем из этого здания обезьян в помещения той или иной лаборатории, где и проводятся опыты.

Замдиректора направил свой новый "форд" вправо в объезд первого здания по асфальтированной дороге вдоль больших деревьев, находившихся между зданиями института и высоким железным забором. Во время поездки до второго здания можно было рассмотреть всю территорию, где располагался институт. Она была хорошо ухожена, кустарник подстрижен, опавшие листья убраны. На клумбах радовали глаз красивые цветы.

Михаил увидел первые этажи здания, куда они направлялись, забранные решеткой и освещенные солнечным светом. Когда они остановились, Михаил, выйдя из машины, посмотрел вверх и увидел алюминиевые переплеты окон и множество оконных стекол, бросавших солнечные блики вниз на людей, вышедших из машины.

Взгляд, обращенный Михаилом вверх на высокую лестницу из окон, напомнил ему один сон... Из какого-то высокого дома ему необходимо немедленно выбраться и он бросается к окну. С высоты многих этажей далеко внизу видит землю. Но ему нужно спастись во что бы-то ни стало, сзади его жуткая опасность и какая - он не знает. Нужно спуститься на землю и он вылезает наружу, где ветер и не за что зацепиться у алюминиевых рам. И все же он спускается на землю и спасает себя. После сна его сделали старшим следователем. Почему? Он знает ответ.

Незадолго до этого он проявил здравый смысл, развалив дело по хищению крупных средств из коммунального хозяйства. Под благоустройство внутренних дворов и были списаны крупные суммы, присвоенные местными чиновниками. За их счет был сделан евроремонт в квартире его непосредственного начальника. И следствию ничего преступного во всех этих деяниях обнаружить не удалось.

Михаил усмехнулся про себя: он вспомнил свое первое дело в ближайшем Подмосковье. На станции "Малиновка" рижского направления сгорела дотла небольшая дача пенсионера. Подожгли ее подростки - дети местных начальников. Михаил убедил пожарных написать заключение, что дача сгорела в результате замыкания электропроводки, хотя проведение электричества там и не планировалось даже в самое отдаленное время.

А пенсионеру говорили все время, когда он обращался, что дело "расследуется", потом он перестал приходить. Местные начальники посовещались и один из них сказал про него: "Он наш". Ему дали комнату в деревянном доме, где жило еще две семьи, а до этого, после окончанию юрфака помещался в общежитии, в одной комнате вместе с тремя рядовыми милиционерами. Комната, где он жил оказалась просторной - что-то около 20 кв. метров. Особенно он ее не обставлял - только самое необходимое.

Весь дом отапливался одной печью. В нем имелись водопровод, электричество, туалет находился во дворе. Еду готовили на кухне на привозном газе в баллонах. Питались каждый в своей комнате. После общежития Михаил был рад и такому жилью в городе Дедовске, в Подмосковье.

Михаил приходил с работы в самое разное время. Поздно вечером, утром рано. Однажды он шел с работы летом, время было около половины шестого утра. Жара спала, но в воздухе все равно ощущалось тепло. К своему дому ему надо было пройти мимо одной развалюхи, где жила семья рабочего-строителя. У них было три ребенка, старшему из них - дочери к этому времени исполнилось 17 лет и она заканчивала местную школу. Между домами росли деревья перемежаемые кустарниками. В глубине их находился колодец, откуда воротом соседи доставали воду для своих нужд. Михаилу, чтобы попасть к себе домой, нужно было пройти мимо колодца, но сначала следовало миновать соседскую развалюху. Когда проходил ее, в проеме дверей появилась фигурка заспанной девушки, одетой в одну нижнюю рубашку. Увидев Михаила, она отпрянула назад и спряталась за проемом двери. Михаилу оставалось только пройти мимо, ведь девушка стремилась во двор по нужде и не следовало ей мешать. Ему захотелось сделать другое. Проходя мимо открытой двери протянул руку за косяк и схватил девушку за грудь. Та не закричала, а тихо ойкнула и вышла навстречу Михаилу. До этого момента они только переглядывались и улыбались друг другу, когда пути их пересекались.

- Я сейчас, - сказала она Михаилу, - мне нужно по-маленькому, и побежала по своей нужде за ближайший куст, потом вернулась к поджидавшему ее Михаилу. Он отвел ее подальше от дома, за колодец и на траве, на которую подстелил свой пиджак, занялись любовью. Валя оказалась девственницей. Когда она встала на колени, Михаил заметил, как по внутренней стороне ее ноги, выше колена, стекают капельки крови, - своим неистовы натиском он порвал ее девственную плевру. Одна капелька упала на лист подорожника рядом с каплей росы.

Под лучами восходящего солнца они засверкали и стали похожие на драгоценные камни, бриллиант и красный рубин. Михаил поднял ее с колен, привлек ее к себе и сказал, перемежая свои слова поцелуями:

- Я тебя люблю!

Они несколько раз встречались на лоне природы в течение месяца. Валя забеременела. Михаил привел ее в свою комнату и женился на ней. У них родилась дочка Ася.

Когда они жили в Москве, а Асе исполнилась три года, Валя умерла от рака крови. С тех пор Михаил не женился. Не потому, что ему не встречались хорошие женщины. У него зачерствела душа, огрубели чувства на работе, он стал циником и ему казалось, что ни с одной женщиной не испытает, таких радостных чувств, которые у него были с Валей.

Только однажды ему показалось, что он смог бы испытать что-либо подобное. Это случилось недалеко от больницы МПС, когда он переходил дорогу, направляясь к остановке троллейбуса "70"-го. Перейдя дорогу и поставив ногу на тротуар, услышал как мелодичный голос на не совсем правильном русском языке окликает его. Поднял голову и увидел перед собой двух молодых женщин, каждая из них имела на руках по ребенку. Обе босые, дело происходило летом, одеты - в широкие длинные черные юбки и темные легкие кофты. Та, которая находилась ближе к нему, гляделась стройной, худощавой и очень миловидной - так ему казалось. Вторая - толстушка с грубым лицом каким-то недобрым взглядом смотрела на него.

Женщины торопились и о чем-то спрашивали, но он не сразу понял о чем, во-первых, загляделся на молодую женщину с девочкой на руках, во-вторых, не сразу разобрал о чем спрашивают.

- Вам надо попасть на Тушинский рынок? - спросил, неотрывно глядя на молодую женщину.

- Да, да.

- Вы цыгане?

Женщины были черноваты, как хорошо загоревшие на юге люди.

- Нет, нет. Мы из Тажикистана, там идет война и убежали сюда. Женщина также не отрывала от Михаила взгляда, который смотрел на нее и видел у нее на руках свою маленькую Асю, а в самой женщине разглядел свою молодую Валю. Нет, не по внешнему облику, а по манере поведения, разговору, ласковым, нежным интонациям в голосе. Его внезапно потянуло к ней всей силой нахлынувших на него чувств. Что-то подобное происходило и в душе молодой таджички. Они стояли, смотрели друг на друга. Из такого состояния их вывел оклик толстушки. Она что-то грубое сказала первой женщине на своем языке и та опустила голову, повернулась спиной к Михаилу и пошла за своей подругой. Это был единственный раз, когда, после Вали, своей умершей жены, он испытал такие высокие чувства. Михаил несколько раз приходил потом на Тушинский сельскохозяйственный рынок, обходил его, видел таджичек и таджиков с детьми на руках, просящих милостыню. Грязные, плохо одетые. Подавая милостыню, всматривался в их лица, но той таджички не обнаружил.

А чувство, которое испытал при встрече с ней, долго хранил в своей душе.

Пока открывали дверь в корпус, Михаил еще раз взглянул вверх и решил, что вниз спуститься с верхних этажей, где не было решеток, можно и обезьяне, и хорошо тренированному человеку.

Поднялись на второй этаж. Михаил увидел три обширные клетки-вольеры, хорошо обустроенные. Имелись деревья, отполированные от лазанья по ним обезьян, фонтанчики с водой, навесы, где могли уединяться обезьяны. В каждом вольере помещалась семья животных: один самец и несколько самок с детенышами.

Михаил обратил внимание на зажимы для объявлений, укрепленные на каждом вольере. Но самих объявлений не было. "Видимо, убрали, а они должны быть сообщать о семье обезьян, находящихся там", - подумал он, но спрашивать не стал. Также заметил, что были места, где отдыхали - спали обезьяны.

Одно такое место в каждом вольере пустовало. "Где те животные, которые занимали эти места?" - спросил он себя. Такие вопросы требовали большой осторожности от него, но, тем не менее, он их задаст в свое время.

Когда человек что-то ищет, то замечает различные непорядки, даже царапины, но их не было. Похоже, здесь никто не боролся и не дрался. Он то думал, что найдет растерзанных обезьян с кровоточащими ранами, но ничего такого не было.

Сквозь окна просачивался солнечный свет и в его лучах картинка со зверями в вольерах выглядела мирно и безмятежно. С некоторой долей сомнения смотрел на все это, потом немного прошелся вдоль вольеров, свернул в проход между ними и остановился, отметив про себя, что проходы довольно широкие.

- Для притока воздуха и вентиляции в помещении. Чувствуете, какой воздух? - поспешил со своими объяснениями, подошедший к нему замдиректора. - У нас имеются и кондиционеры. Посмотрите, вон они там! - и он показал, где они размещены. - А что касается табличек на клетках, то скоро разместят новые. Их меняют по мере изменений в жизни животных, роста детенышей, состояния здоровья. То же и в отношении пустующих спальных мест, мы их называем "легло". И здесь такая же картина - состав зверей меняется, на освободившиеся места доставляем новых, в основном, самок.

Последние слова замдиректора добавил тихим, незначительным голосом, как бы не придавая им значения.

"А ты хитрющий, мужичишка, - подумал про себя Михаил. - Ты предусмотрительно ответил на те вопросы, которые я сам собирался задать".

Михаил заметил в вольерах то, о чем не догадался его собеседник и не сказал ему почему, так, а не эдак. Дело в том, что следователь обнаружил: все три спальные пустующие места - "легло" были одинаково размещены во всех вольерах - подальше от входа, подальше от мест, где ходили люди. Как будто животные, там находившиеся, хотели, чтобы люди их как можно меньше видели. Михаил поймал себя на мысли о том, если бы он оказался в подобной клетке, то точно также выбрал себе место... После этого в его голове стали бродить какие-то смутные мысли, появляться еще совсем неясные догадки.

"Какой же я, черт возьми, дурак, - подумал он. - Разве я что-нибудь понял? Радоваться еще рано". Но интуиция ему подсказывала: зацепка к пониманию всего происшедшего кроется в обезьяннике.

Михаил обнаружил еще одну деталь: в клетках установлены кнопки звонков для вызова обслуживающего персонала. Сами кнопки закреплены не снаружи, а внутри, как будто обезьяны могли ими пользоваться? Задумался: каким будет расследование удачным или неудачным?

Замдиректора дымит сигаретами, не переставая. Нервничает? Конечно. Значит, главное, что нужно узнать, - что происходило в обезьяннике.

"Ну и что с того, черт побери, что следователь кое-что заметил? думал замдиректора.- Надо его отвлечь, а то он помимо кнопок от звонков, еще обнаружит, что мы убрали звукозаписывающую аппаратуру и видеосъемку и захочет посмотреть видеозапись событий, происходивших в обезьяннике, а этого допустить совсем нельзя".

Замдиректора подошел к Михаилу.

- Хотел бы обратить ваше внимание на один наш эксперимент, - сказал он, обращаясь к следователю. - Подойдите сюда и посмотрите на спящую обезьяну.

- Да, и что? Вижу ее, действительно спит и довольно крепко и безмятежно?

- А то, что спит уже пятые сутки, а иногда она находится в таком состоянии от трех до двадцати суток.

- Так много? И как себя чувствует после такого длительного сна. Она больна?

- Отнюдь, здорова и здоровее других животных. Это наш эксперимент, важный и результативный. Объясню в чем суть его. Одни люди страдают от бессонницы, другие от того, что видят во время ночного отдыха много снов и, в основном, тревожных. Один наш пациент жалуется на такие сны - они не дают ему как следует высыпаться, что снижает его работоспособность, вызывает излишнюю раздражительность, отрицательно сказывающуюся на общении с другими людьми.

- Впечатлительный очень? - попытался догадаться Михаил.

- Мы в подобных случаях говорим, что эмоциональный, человек с высокоразвитым эмоциональным мышлением, принимающий быстрые решения, и не сразу "остывающий" от своих эмоций, что сказывается на режиме сна.

- И как это связано с данной обезьяной?

- Мы создали уникальный препарат, при приеме которого обезьяна впадает в летаргический сон на срок от суток до двадцати дней. В перерывах живет как нормальная особь. Можем с помощью нашего препарата продлить такой сон до нескольких месяцев, но необходимости пока в этом нет. Суть эксперимента заключается в том, что подопытное животное во время длительного спанья никаких снов не видит...

- Она вам сама об этом поведала? - поспешил задать вопрос Михаил.

- Конечно, нет! - рассмеялся Арнольд Петрович. - С помощью довольно точной аппаратуры мы фиксируем изменения потоков возбуждения в организме, наполнение сосудов кровью, ее приток к мозгу, к кожному покрову и т.д. Лишь перед пробуждением появляется в организме нечто похожее на возбуждение и тогда возможны какие-либо краткие сновидения. Но главное в том, что в течение такого длительного сна мозг имеет возможность полностью отдохнуть и человек чувствует себя хорошо отдохнувшим, как бы побывавшим на курорте.

- Вы сказали человек, а речь в начале шла об обезьяне? Вы не оговорились?

- Нет. Мы проводили подобный эксперимент и на человеке.

- Я хотел бы с ним побеседовать.

- Нет проблем. Этот человек перед вами.

- Вы?

- Да. Удивляться здесь не нужно. Я несу ответственность за создание препарата и поэтому сам испробовал его на себе.

- И каков результат, что со снами?

- Никаких снов. Проблема заключается в дозировке препарата, а то пациент согласиться отключить его на трое суток, например, а проспит пять или того больше. Этого допустить нельзя. И еще, скажу вам, никаких побочных действий и это - важное достижение.

- А может мне попробовать, - спросил Михаил.- Со снами у меня тоже проблемы.

- Не только у вас. Если же вам представилась такая удивительная возможность, не упустите ее!

- Только после завершения работы у вас в институте, - Михаил засмеялся.

Вздохнул облегченно и замдиректора. Ему показалось, что он отвлек следователя от тщательного осмотра помещения.

- Гм... - вырвалось у него. Он достал сигарету и закурил.

- Здравствуйте, Арнольд Петрович!

К собеседникам подошла высокая стройная женщина.

Она как будто застыла на мгновение, поглядела на Михаила поверх очков и осторожно сказала:

- Здравствуйте...

Арнольд Петрович представил их друг другу:

- Старшая медицинская сестра Антонина и старший следователь Михаил.

Он сразу попытался оценить ее: стройная гибкая фигура явно нравится мужчинам. Но выражение лица - приветливое и вежливое, не могло скрыть, что она много пережила в жизни: щеки немного впалые в тонких морщинах, а под глазами намечались оттеки. При этом женщина не употребляла или почти совсем не употребляла косметику. Михаилу нравились такие женщины. У них была воля, они обладали умением контролировать свои эмоции, говорили на предметные темы четко и ясно.

Говорили только правду, но только ту правду, которую нужно было говорить. Если они говорили ложь, но по каким-то причинам считали ее правдой - в их устах она и звучала как правда.

Михаил подумал, что такая женщина ничего против начальства не скажет и ее не разговоришь, но попытаться можно.

Волосы нее смотрелись густыми и пышными и она ими гордилась, а ее голос показался Михаилу тонким и приглушенным и он решил, что таким голосом лучше всего разговаривать с пациентами и обезьянами.

Старшая сестра также внимательно изучала Михаила и даже что-то хотела сказать, но он опередил ее:

- Много воды утекло с тех пор, как мы виделись последний раз, мы ведь знакомы, не так ли? - Михаил обращался к Антонине, а смотрел на замдиректора и увидел, как тот испугался, сразу и окончательно.

Сигарету, которую хотел поднести ко рту, он остановил на полпути и она как бы повисла в воздухе, и у него округлилась глаза.

Антонина удивленно посмотрела на него:

- Н-н-не помню, не помню... чтобы мы даже были знакомы, когда же это было?

Михаилу упомянул о знакомстве, чтобы посмотреть на реакцию замдиректора и он ее увидел: испуг - то, что и предполагал.

Он улыбнулся:

- Я обознался, извините, вы очень похожи на одну мою знакомую, с которой я давно не виделся. Еще раз приношу свои извинения и он бросил взгляд на Арнольда Петровича.

Тот отходя от испуга, быстро взял себя в руки. Но подумал: Антонина все знает об экспериментах.

Антонина сама рассказывать не станет следователю. А вот, если бы она оказалась его хорошей знакомой, тогда... об этом следует подумать.

Михаил тоже размышлял: розыгрыш ему удался - Антонина его давняя знакомая по их подростковым годам. Помнит ли она его?.. Возможно. Сейчас она старшая медицинская сестра. По анкетным данным, которые он просмотрел, у нее муж сантехник, наверняка пьет и живут они неладно - детей нет... Разлады и семейные ссоры, наверняка у 38-летней Антонины есть любовник... Она может ничего не сказать, - для нее важнее всего сохранить свое место в институте. Ну, а если попробовать использовать их давнюю дружбу?

И как свидетельство того, на что он решился, брови у него внезапно поднялись, вытянула руку, дотронулся до рукава белого халата Антонины и покачал головой, словно хотел сделать что-то важное. Какая-то заинтересованность промелькнула в его взгляде и он воскликнул:

- Нам надо с вами побеседовать!

В ответ Антонина только улыбнулась. Улыбка у нее получилась мягкой, привлекательной.

- Я готова, - сказала она. - Ей явно нравился Михаил как мужчина и это отметил про себя замдиректора: "Ну и дура! Так пропадем все мы и ты в том числе".

В кабинет, где следователь вел беседы с сотрудниками института, Антонина пришла спустя некоторое время.

Михаил встретил ее словами:

- Здорово мы дурили твоего замдиректора игрой в знакомых и незнакомых!

Он обнял ее и, оторвав от пола, прижал к себе, довольно крепко. Она невольно издала слабый стон, хотя и было ясно, что искренне рада встрече.

Наконец он выпустил Антонину из объятий.

- Просто никак не могу поверить, - сказала она. - Ведь прошло столько лет! И ты... Ты такой взрослый и такой большой... Надо встретиться и в другой обстановке...

Михаил поддержал ее:

- Встретиться и конечно, у меня - живу один. - Он ничего не сказал почему один: его нынешняя молодая любовница Юля находилась на Кипре и обещала приехать только через 10 дней.

Дома у Михаила, вечером, они поужинали, немного пригубили дагестанского коньяка и отправились в постель. Перед тем как раздеться, Михаил попросил свою подругу:

- Знаешь, так сложились обстоятельства, что мне пришлось остаться в последнее время без женщины, потому, прошу тебя, покажи мне высший пилотаж.

Антонина мило улыбнулась. Улыбка у нее была приятной, при этом обнажились верхние красивые зубы, что сделало ее лицо молодым, и сказала:

- Я сделаю все, чтобы тебе было хорошо со мной и прошу тебя будь со мной ласковым и нежным. Я уже не та девочка, когда мы с тобой встречались, ты помнишь?

Михаил кивнул головой и закрыл рот своей новой-старой возлюбленной горячим поцелуем.

С Антониной они были подростками, когда познали близость друг к другу. Их семьи тогда жили в Вязьме, городе, расположенном недалеко от Москвы.

У девчонки Тоньки стали наливаться груди и мальчишки в укромных местах тискали ее.

Первым из них был Мишка. Однажды Тоня не выдержала его приставаний и предложила ему:

- Чем ко мне клеиться, давай я тебя отведу к настоящей женщине!

Мишка только спросил:

- А далеко это?

- Да в нашем же дворе...

- Давай! - особо не раздумывая, согласился подросток.

Они зашли на второй этаж деревянного дома и прежде чем бухнуть ногой в дверь, Тоня сказала:

- Это хорошая тетка, молодая и тебе понравиться, только у нее на одной ноге протез, а все прочее на месте. Ну, как ты, не сдрейфишь?

- Нормально! - ответил Мишка.

Его подруга заметила, что не смотря на спокойствие, он как-то весь подобрался и глаза у него разгорелись.

- Понимаешь, мужики ее обходят стороной из-за протеза, а ей хочется!

Мишка толкнул ее в спину:

- Хватит болтать, двигай!

В однокомнатной квартире, куда они пришли, Мишка обнаружил молодую женщину лет 25 с голубыми глазами, которые внимательно уставились на него. Женщина сидела за круглым столом, покрытым простой серой скатертью, на деревянном стуле.

Поздоровались. " И что дальше?" - подумал Мишка. Женщина ему понравилась... У нее было круглое лицо с матовой кожей, чуть вздернутый нос, открытий взгляд и пышная копна светлых волос. Миша смотрел на ноги, чтобы понять, где же, на какой из них, протез, но скатерть скрывала нижнюю часть тела женщины.

Тоня попыталась сдвинуть дело, сразу же застрявшее на мертвой точке, потому, что никто не знал, как поступать дальше:

- Надя, - это Миша, ты знаешь, зачем он... - больше она ничего не произнесла и потупилась.

Женщина решила действовать сама:

- Да, - сказала она просто. Давайте делать, раз пришли. Тоня, ты мне поможешь. - Она встала со стула и опираясь на тонину руку, направилась к кровати.

Михаил заметил, что, когда она вставала со стула, держась за стол, рука у нее дрожала. " Тоже волнуется" - сообразил он. - "Как и я".

Когда Надя пошла к кровати, выпрямившись, он увидел, что у нее большая грудь - в несколько раз больше, чем у Тоньки. Дрожь, которая его била, волнение, перехватывавшее дыхание, прошли, и появилось желание. Оно стало расти, когда увидел, как Надя с помощью Тоньки, плюхнулась спиной на кровать и как-то призывно, но по-доброму улыбнулась ему. Он подошел к кровати, взял Надю за руку, хотя ему, скорее всего, хотелось взять ее за грудь. Но этому мешала Тонька, которая суетилась вокруг лежащей на кровати женщины, отстегивая ее деревянный ножной протез. Мишка засопел и придвинулся совсем близко.

Протез с ремнями положили под кровать, чтобы не мешал.

Стали раздевать Надю. Делали это торопливо, у Михаила дрожали руки и он путался, снимая с женщины одежду, а та только посмеивалась и, как могла, помогала им.

Как только Надя оказалась раздетой, Михаил поспешно разложил ее на кровати, и стал разглядывать и ласкать. Он запускал свои руки туда, где ему хотелось потрогать обнаженное тело.

Женщина ежилась и корчилась, тихо вскрикивала от щипков и наконец, не выдержала:

- Ну давай, скорее! Я хочу, очень хочу!

Михаил оперся руками о край кровати и занес ногу... Но тут объявилась Тонька. Она больно саданула кулаком своего приятеля в бок и прошипела, срывающимся от волнения голосом, - тоже переживала происходящее:

- Козел, разденься!

Мишка так увлекся видом раздетой женщины, что совсем забыл о своей одежде. Он оттолкнул Тоньку и сказал:

- А ты не дерись и уходи отсюда! - И стал поспешно раздеваться.

В ответ на их возню, с кровати раздался тихий смех и голос:

- Давай Миша и поскорей, и оставь Тоньку, она поучится и сама захочет!

Голого подростка Надя затащила на себя и помогла ему устроится, а дальше тот стал делать все сам.

В отдаленном углу комнаты за всем происходящим наблюдала Тоня. Глаза у нее широко раскрылись, а тело застыло, дыхание затаилось, как будто ее в комнате и не было. Она смотрела на гладкое обезображенное, укороченное колено женщины.

Сначала оно подрагивало, затем завибрировало. Но вот Надя испустила долгий протяжный стон и Тоня увидела, как колено - обрубок затвердело. Потом настала очередь Михаила остановиться и перестать дергаться на теле искалеченной молодой женщины.

Тоня отвернулась и молча смотрела в стену, переживая увиденное. Когда она снова повернулась к кровати, то увидела, что те двое, которые там были, снова занимались тем же, что и раньше.

Встречи с Надей продолжались все лето. Тоня насмотрелась на эти дела и ей тоже захотелось. Надя им не препятствовала - лишь бы Михаил уделял нужное ей внимание. Она оставляла им ключ, когда уходила из дома по своим делам, предоставляя им полную волю предаваться любовным утехам...

После ночи настало воскресенье, и Михаил со своей подругой никуда не поехали, а остались дома. Вспоминали старое и предавались новому "походу" в любовь в свои взрослые годы, и то, чего опасался замдиректора случилось. Антонина рассказала Михаилу, все что знала о пожаре и убийствах в институте. Они договорились: ее рассказ не будет фигурировать в деле как свидетельские показания, а им он будет руководствоваться, уже зная факты, при расследовании всего дела. Он ее, конечно, формально допросит, но она ему ничего не расскажет. И это для того, чтобы замдиректора был спокоен и не уволил бы ее с работы.

Следующим, с кем беседовал в институте следователь, оказалась невропатолог Татьяна Николаевна Могилева. Она - врач олигарха Вячеслава Бугульминского. Михаил увидел в своем кабинете женщину, по возрасту близкому к 60 годам с большим начесом крашенных волос под блондинку на голове. Он не переносил женщин с начесом, хотя знал, что так делают по необходимости: волосы у них выпадали и их было мало, а начес создавал иллюзию хорошей прически и украшал лицо.

Почему ему не нравились такие женщины? По его мнению, они были жадны, жестоки, ленивы лживы, да еще коварны.

- Почему вы так смотрите на мою прическу? - поздоровавшись, спросила невропатолог.

"Она еще и бесцеремонна", - подумал Михаил и решил схитрить, чтобы расположить к себе собеседницу, говоря ей совсем противоположное тому, что он думал о женщинах с начесом:

- Она хороша, удлиняет ваше лицо и делает его красивым.

- Ну, вы и скажете, но спасибо за комплимент.

- Нет правда, мне нравятся женщины, которые делают начес, а знаете почему?

- Почему?

- По своему опыту знаю, что это искренние люди и прекрасные женщины.

Татьяне Николаевне слова Михаила понравились и она сказала:

- Знаете, не все так считают, как вы. Меня в коллективе не любят, потому что я всегда говорю правду!

" Так ты еще и стерва", - решил Михаил, а вслух произнес:

- Я тоже всегда говорю правду, а начальство меня за это... по головке не гладит, - засмеялся он.

- Вот - вот, - улыбнулась в ответ врач и они оба почувствовали, что между ними нет напряжения и могут, поэтому свободно беседовать.

Следователя интересовало: от каких болезней лечился в институте олигарх Вячеслав Бугульминский и то, что он узнал, его удивило.

- Почему столько болезней у одного человека? - спросил он и получил ответ:

- Переживания, состояние психики, ведь миллиардные состояния просто так не даются.

- Состояние психики? Психопат он что ли?

- Нет, так сказать нельзя. Мы лечим чувства, а это и есть состояние психики.

Как оказалось, олигарх Бугульминский склонен к вспышкам насилия и буйства, крайне активен, не терпит рукопожатий, особенно крепких мужских. У него тело дряблое, склонное к полноте.

Грудь впалая, правое плечо выше левого, позвоночник слегка искривлен, ноги чувствительные, потеющие, с неприятным запахом, пренебрегает принятыми нормами поведения в обществе, страдает сильными болями в голове. Иногда ночью у него раздается высокий металлический звон в левом ухе. Испытывает сильные приступы гнева и ярости, дико кричит и топает ногами. В то же время у него прекрасная память на события, цифры, статистику, имена.

И как понял Михаил из пояснений врача, у этого человека много странностей, особых привычек, своеобразных черт характера, хитростей, которые делают его оригинальной личностью. Он радуется, когда ему льстят и негодует, когда возражают.

- И всем он хорош и всеми принят потому, что богатый человек, подытожила свой рассказ Татьяна Николаевна.

Михаил знал, что беседовать с женщинами трудно из-за особенностей их психики... В этом деле у следователя имелся достаточный опыт. Он считал: женщина не слушает, что ей говорят, а слышит то, что отвечает ее настроению из сказанного. Может запросто сказать, "вы мне это не говорили", потому что основное в разговоре, на что обращал внимание ее собеседник, попросту упустила, как несущественное для нее. К этому добавляется и то, что женщина может заявить, что она не помнит, что ей говорили - не помнит и все. Ее поведение объясняется двумя причинами - плохой памятью и памятью избирательной, что чаще бывает у женщин, то есть помнить только то, что ей самой нужно.

В разговорах с женщинами Михаил учитывал также, что женщина, как правило, не считает себя никогда и ни в чем виноватой, за исключением одного, когда она выбрала не того мужчину, да, и то, он сам виноват потому, что не такой "выбрался" для нее. Женщина скорее прибегает ко лжи, чем мужчина и делает из этого искусство. Она весьма субъективна, намного больше, чем мужчина. Отсюда ее стремление делать все по-своему и заставлять других людей, зависящих от нее, делать так, как она хочет, даже, если это противоречит здравому смыслу.

Почему женщины так много говорят между собой? - задал себе вопрос Михаил и решил: потому, что говорят не по существу, а так говорить можно, сколько душе влезет.

В своих рассуждениях Михаил делал только одну скидку на профессионализм женщины: по своим специальностям и профессиональным делам, беседуют толково и с ними можно говорить.

При разговорах он старался не оскорблять и не обижать женщину, иначе от нее можно ждать что угодно.

Другое дело страх. Женщину лучше всего запугать и тогда под таким давлением она теряет контроль над собой и может сказать правду, потому что из-за своей эмоциональности преувеличивает угрозу и реальные возможности ее исполнения.

Вот страх-то следователь и решил запустить в разговор с женщиной невропатологом. Из того, что узнал от Антонины, он малую толику привнес в беседу с врачом. Кроме того, он располагал частичными результатами следственно-экспертной бригады и выводами медэксперта, обследовавшего трупы убитых людей.

- Вы наблюдаете своего подопечного около трех лет, так? - спросил он невропатолога.

- Примерно так.

- Почему он пил свежую человеческую кровь? Вы, как лечащий врач ее прописали? - Михаил увидел отражение испуга на лице собеседницы и поэтому задал еще один вопрос, как можно спокойнее: - Ведь кровь донорская?

- Нет и нет! Я кровь не прописывала. Подобные процедуры делает наш замдиректора и это его идея, насчет крови.

- Вы особо не беспокойтесь, насчет крови я все выяснил...

- Все? Разве все? - озабочено спросила Татьяна Николаевна - Даже я всего не знаю в этом деле, - призналась она.

- Я знаю, не ваша сфера деятельности.

Татьяна Николаевна облегчено вздохнула, покачала головой, как бы вспоминая, что хотела сказать, но промолчала - просто провела слегка рукой по своей прическе, успокаиваясь. Затем взглянула на дверь, переплела пальцы рук с ногтями, красиво покрытыми темно-коричневым лаком, откинулась на спинку стула и внимательно посмотрела на следователя.

"Похоже, догадывается, что ее разыгрываю и поэтому, возможно, теперь станет говорить более откровенно", - подумал Михаил.

- Да, это... так... Несомненно, врач не может совать свой нос, который самому нужен, в дела начальства... Мне его перебьют, если я стану противоречить начальству, и я упаду с дерева, на котором растут сочные плоды...

Михаил от души рассмеялся:

- Вы правы, и я вас понимаю. Но за глаза вы критикуете начальство?

- Что бесполезно, и вы это знаете, лучше меня. И потом зачем? Что даст? Ничего. Только восстановишь против себя и можешь потерять работу.

Говоря, она смотрела на следователя, не мигая, а тот пытался понять по ее лицу, что она думает.

И вдруг следователь спросил ее в упор:

- Где же теперь убийца, вы его знали?

Хотя вопрос прозвучал неожиданно, Татьяна Николаевна не растерялась. Она поерзала на стуле и повторила за следователем:

- Где же теперь убийца? - Не среди нас. - Уж не думаете ли вы?..

- А почему бы и нет? Институт хорошо охраняется, существует строгая пропускная система, охранники в секторах, и как может в таких условиях убийца проникнут к вам? Потом ведь посторонний человек сразу обратить на себя внимание... Нет, им мог быть только человек из института. Не так ли?

Врач хотела что-то сказать, но передумала и отрицательно покачала головой.

Михаил показал на дверь:

- Он там... Убийца за дверью.

Татьяна Николаевна удивленно посмотрела на него.

- Представьте себе, что к нам заходит знакомый вам сотрудник института. Это и есть убийца, но мы об этом не знаем. Он здоровается и неожиданно нападает на нас. Мы к этому не готовы и преимущества на его стороне. Мы растеряны и напуганы. Он все просчитал и ему удается добиться своего. Как, по-вашему, ведь подобное возможно? Давайте опустим детали и мотивы убийства. Заметьте, что многие убийства в жилых помещениях совершаются при невзломанных запорах - жильцы впускают знакомого, который и оказывается убийцей. Нечто подобное произошло и в институте. Убийца находился в институте до совершения преступления и это неоспоримый факт.

Татьяна Николаевна начала говорить, но в ее голосе прозвучал какой-то странный оттенок: она, как понял Михаил, не была посвящена в дела института, связанные с тройным убийством.

На какой-то миг его охватило азартное чувство, которое всегда возникает от предвидения, что сейчас произойдет.

И действительно, дверь отворилась и в комнату заглянула Антонина. Именно сегодня ее визит Михаил не планировал, но он увидел встревоженное выражение на ее лице и, чтобы ее не подвести в присутствии врача-невропатолога, догадался сказать:

- Я вас вызывал в это время и, когда мы закончим беседу с Татьяной Николаевной, входите.

После ухода врача Антонина не присела, а остановилась перед следователем, глядя на него встревоженным взглядом.

- Что случилось?

- Я нашла вторую женщину, которая участвовала в эксперименте вместе с Сашей... О других пока ничего узнать не удалось...- Антонина подошла близко к следователю и, наклонившись к его уху, рассказала, как эту женщину найти в здании института.

- Так сложно?

- Не только сложно, но и опасно. Ее охрана вооружена - она одна из основных свидетельниц преступления.

Михаил попросил подробно описать ему, как выглядит женщина.

Антонина рассказала и добавила:

- Следует действовать быстро, иначе ее могут усыпить и она не проснется.

Михаил предположил, как замдиректора сидит в своем кожаном кресле и выслушивает очередную порцию сведений об оперативно-розыскной работе в институте и пытается придумать способы скрыть следы преступления. Живо представляя себе эту сцену, Михаил ни на минуту не сомневался, что тот пойдет на самые крайние меры в отношении людей, могущих дать правдивые показания. Вот почему, ему, решил он, нужно поторопиться отыскать эту женщину, но и Антонине следует пока покинут институт. Видимо, таким возможным ходом событий и встревожилась Антонина, поэтому он сказал:

- Лучше бы тебе отправиться ко мне домой и ждать меня там. Ключ от квартиры возьмешь у соседа, живет под номером 25, справа, если стоять лицом к моей двери. Соседа зовут Федор Михайлович или попросту Михалыч, он бывший хирург, давно на пенсии. Скажи, что от меня и ключ даст. Если будет сомневаться, щелкни двумя пальцами вот так, и Михаил показал Антонине, как следует сложить пальцы для щелчка.

- Это доверительный знак, - пояснил Михаил,- для близких людей, так что ключ ты получишь, располагайся, кушай, особенно рано меня не жди. Никому дверь не открывай, к телефону не подходи. Когда приду, позвоню в дверь пятью короткими звонками, и, на всякий случай, перед тем, как открыть дверь, взгляни в глазок. Сейчас вопросов не задавай и молча уходи. Пока!

Антонина посмотрела на него долгим взглядом, кивнула головой и ушла.

Михаил заторопился. Вызывать подмогу не оставалось времени. Сейчас все выглядело совсем не так, как двадцать лет назад, когда он, молодой работник правоохранительных органов, оказался один на один с бандой подростков, избивавших на безлюдной улице пожилого бомжа.

Он знал, что подвыпившая молодежь в количестве более двух единиц, является бандой, способной на все. Если они убьют человека, кто-либо из них скажет, не раскаиваясь в содеянном: "Кто знал, что так поучится".

Он мог рассчитывать только на свои силы и ему казалось, что они безмерны.

Опыта нет, но есть отвага и Михаил кинулся в бой. Могли его убить или серьезно искалечить. Михаил не верил в счастливые случаи, но на этот раз ему действительно повезло. Ему удалось причинить сильную боль двум молодым людям, первыми оказавшимися на его пути. От его ударов они упали на землю и, скорчившись, завопили от боли и страха. Остальные разбежались. Конечно, это не те молодые люди, которые сегодня собираются в группы и нападают на прохожих. От сопротивления они только звереют, им редко ведомо чувство страх и они идут до конца, пока ты не станешь стрелять. При этом они знают, как доказать, что они не виноваты, а виновный - работник правоохранительных органов, применивший оружие.

С земли Михаил поднял худого безобразного старика. Он не представлял никому ни какой угрозы. Его лицо выражало страх, а весь вид, нищего в грязной потрепанной одежде, внушал жалость. Тусклый взгляд старика не производил на Михаила должного впечатления. Голова его здорово облысела, а лицо было прыщеватым и угловатым и имело довольно глупый вид.

На этот раз Михаил рассчитывал на приобретенный опыт, быструю реакцию, уменье молниеносно оценить обстановку.

В комнате, которую отыскал Михаил, находились трое мужчин. Один сидел на стуле, нога на ногу, поджарый, с черными волосами, забранными в косичку, с лицом тупым и суровым. Он просматривал иллюстрированный журнал.

Другой, немного грузный, смотрел в угол, где за ширмой на больничной каталке лежал человек, покрытый простыней. Рядом с каталкой находился третий мужчина, готовивший шприц.

Когда Михаил вошел, все головы повернулись к нему, но никто не узнал посетителя. Мужчины вопросительно посмотрели друг на друга, молча спрашивая, не из их ли персонала вошедший. Тот, кто разглядывал журнал, неопределенно пожал плечами, и они снова с недоумением посмотрели на Михаила.

В следующее мгновение один из охранников поднялся на ноги, вышел из-за стола и, явно встревоженный, пошел на Михаила.

- Что это значит? - требовательно спросил он.

Михаил краем глаза заметил, как третий мужчина начал заполнять шприц какой-то жидкостью. Времени для объяснений не оставалось. Михаилу нужно было остановить третьего мужчину и он направился в угол комнаты, где находилась каталка.

Охранник поднял руку и предупредил:

- Остановитесь, гражданин!

Сокрушительный удар переломил охранника надвое, а второй - в тыльную часть шеи - кинул на пол, и пока второй охранник пытался вытащить пистолет, Михаил вытащил свой и двинул им противника по лицу.

Дуло заскрежетало по зубам. Кровь тонкой струйкой потекла по подбородку, а глаза округлились от страха. Он отлетел к стене, вскочил и по нему было видно, что он собирается довести дело до конца. Но, получив не менее увесистый удар, чем первый, он с жалобным стоном свалился рядом с первым охранником.

Михаил бросил взгляд в угол комнаты. Там третий мужчина продолжал делать свое дело, как будто рядом с ним ничего не происходило. Он, склонившись над телом, лежащим на носилках, и выставив вперед шприц, собирался сделать укол.

Что было делать? Все решало одно мгновенье. Окрик не поможет - не остановит третьего мужчину в белом халате. Михаил ощутил в своей руке пистолет и выстрелил. Шприц с жидкостью для укола разлетелся на мелкие кусочки. Мужчина, подняв руки, отпрянул к стене, а Михаил услышал с носилок слабый, испуганный женский возглас. Подошел к носилкам и увидел молодую женщину, прикрытую простыней. С удивлением обнаружил, что она беременна и определил - возможно, на последнем месяце. Это и была вторая из обезьянника, о которой говорила Антонина. Широко раскрытыми глазами она с ужасом смотрела на Михаила и тот поспешил ее успокоить:

- Не надо бояться, теперь все будет хорошо. Мы вас заберем отсюда, что у вас болит? Как вас зовут?

- Н-н-е... - Затем помотала головой, как бы рассеивая мысли, что-то вспоминая и произнесла: - Раньше звали Наташа...

- Раньше? - удивился Михаил и хотел спросить: "Когда раньше?", но вовремя воздержался, быстро сообразив, что здесь не место для вопросов.

В это время женщина показала взглядом на свои руки, лежащие у нее на животе и прикрытые простыней.

Прежде чем поднять простыню, Михаил окинул взглядом ее. И разглядел, что у нее были пышные каштановые волосы, глубокие синие глаза и полные губы. Под простыней он обнаружил руки женщины в наручниках. У него не вырвался возглас удивления. Время удивляться делами в институте у него прошло. Он приказал третьему мужчине в белом халате снять наручники, а всем троим никуда не уходить и как мог, успокоил женщину:

- Мы вас отсюда заберем. Все будет хорошо!

Женщина с благодарностью во взгляде посмотрела на Михаила, ничего не сказав, возможно, что тоже понимала: здесь не место для разговоров.

Михаил вызвал в комнату своих помощников и распорядился пригласить врача к женщине. Дал подробные пояснения, что делать с ней дальше. Сам же вернулся в кабинет и еще работал несколько часов и только поздно вечером направился домой.

На его пять коротких звонков дверь квартиры никто не открыл. Он не стал беспокоить соседа, а воспользовался своим ключом, подумав, что Антонина его заждалась и спит, открыл дверь и вошел.

В квартире никого не оказалось, и Михаил понял, что Антонина сюда и не заходила. Через полчаса раздался телефонный звонок.

- Михаил? Это я, Павел! У нас ЧП! Антонина попала в Склиф с черепно-мозговой травмой и недавно скончалась. Наезд легковой машиной. Водитель скрылся с места происшествия. Что будем делать?

- Вот как! - известие Михаила ошеломило. Но раздумывал он недолго.Срочно выясните: дорожно-траспортное происшествие или убийство. Очень важно - мы потеряли ценного свидетеля.

V

Саша в институте получила повышение - ее допустили работать с одним из олигархов. Она делала ему витаминные уколы и другие процедуры, предписанные врачами. Ей почему-то становилось неприятно, когда приходилось давать свежую кровь олигарху. Процедура такая происходила раз в неделю. Обучала ее Антонина.

В тот первый день она пришла в процедурный кабинет с олигархом, предупредив Сашу, чтобы та вопросов не задавала, а только отвечала на них. Здороваться тоже не нужно было, если тебя не приветствуют.

Антонина предупредила:

- Олигархи с обслуживающим персоналом не здороваются и не разговаривают.

Саша промолчала. Она уже понимала, что на работе ей следует говорить, как можно меньше, держаться скромно и работать, как можно лучше.

Антонина усадила олигарха в кресло, придвинула к нему столик с газетами и журналами, включила тихую музыку и кивнула Саше. Та с небольшим пластмассовым сосудом подошла к олигарху и предложила носик сосуда взять в рот. От сосуда шел тонкий шланг за ширму. Когда он это сделал, Саша повернула краник на шланге, кровь потекла олигарху в рот и тот не спеша стал ее глотать.

Саша ушла за ширму, чтобы следить за убыванием крови из распределителя. Когда убывание крови понизилось до нулевой отметки, она отключила прибор, подошла к олигарху и со словами: "Разрешите!" - вынула из его рта прибор и нажала кнопку на кресле олигарха. Это был сигнал другой сестре, чтобы та пришла и отвела олигарха на другую процедуру. Затем тщательно промыла прибор специальным раствором и вместе с распределителем убрала в холодильник.

Первый раз за ее действиями наблюдала Антонина, она дала ей несколько советов, как приближаться к олигарху, улыбаться, не становиться к нему спиной, не размахивать руками, волосы убирать под косынку.

- Ну, а в общем хорошо, - сказала она, - на первый раз. Плохо бывает, когда наши пациенты раздражены. Их раздражение может перекинуться на тебя, то есть ты не сможешь выдержать их капризов, грубых замечаний и брани, самой нецензурной. Даже в этом случае нужно оставаться спокойной и делать свое дело.

- Знаешь, - надумала пояснить свою мысль Антонина. - Я однажды была в зоопарке, в террариуме, там содержать змей и других пресмыкающихся, и видела как кормили одну зверюгу. Вот где нужна выдержка! Ростом она сантиметров двадцать пять. Длинный хвост, небольшие ноги и пасть, полная острых зубов. Пасть сильно вытянута. Из нее высовывается длинный красный язык. Тварь крайне ядовитая - от ее одного укуса человек умирает. Так вот, я смотрела, как ее кормили.

Служащая крайне осторожно опустила с одной стороны стекло и села на борт клетки. А тварь поднялась на задние ноги и посмотрела на женщину. В руках та держала продолговатый стеклянный сосуд, заполненный густой тягучей массой. Сосуд осторожно протянула в сторону твари и сказала, нам, посетителям, стоявшим рядом: "Не надо резких движений, пожалуйста!". Мы замерли. Тварь медленно поковыляла на задних ногах к женщине и, высунув язык, опустила его в сосуд, где его обволокла густая питательная желтая жидкость. Затем втянула язык в пасть, проглотила жидкость и снова запустила его в сосуд и так, пока не съела всю жидкость.

- Такая зверюшка, - продолжала свой рассказ Антонина, - водится в северных полупустынных районах Мексики среди обломков скал, песка и колючего кустарника. По-испански, а в Мексике говорят на этом языке, ее называют "Muchos dientes" - "Мучос дьентес" - "Многозуб". Когда он нападает на свою жертву, то сначала выплевывает ядовитую слюну и затем молниеносно прокусывает своими зубами это место. И пока жертва бьется в агонии, высасывает ее кровь, а свой яд на него не действует. - Все это я узнала, пояснила Антонина, - от служащей террариума. Пока кормила Многозуба, она посетителям рассказывала о своем питомце.

Антонина рассмеялась и лукаво глядя на Сашу, сказала:

- Так и наши олигархи - сначала отбирают деньги, а потом пьют нашу кровь, - Антонина начала смеяться своей шутке, но видя, что Саша не реагировала на нее, как ей хотелось бы, поспешно добавила:

- Да, я просто шучу, может быть не совсем удачно, но ты не беспокойся: кровь, которую пьют олигархи - донорская. Если хочешь, можешь сдать и свою - получишь хорошие деньги.

Саша неопределенно пожала плечами и ответила:

- Подумаю, торопиться некуда, доноры, наверно, в избытке?

- Конечно, я просто хотела, чтобы и у тебя был дополнительный заработок. Я, например, сдаю кровь, не часто, но раз в месяц.

- И как ты себя чувствуешь?

- Нормально, ведь для тех, кто сдает кровь полагается дополнительное питание - икра, столовое красное вино, виноград и другие фрукты. Подумай.

Саша помолчала, а потом спросила:

- А почему тварь не бросается на служащую?

- Главное ее кормят в спокойной обстановке, а потом хочет есть и, очевидно, что привыкла к служащей, которая ее кормит, - подумав, ответила Антонина. - А олигарх есть не хочет, поэтому может вести себя грубо, ругаться и твое дело быть в такой обстановке спокойной, чтобы выполнить процедуру, а потом и олигарх к тебе привыкнет и дело пойдет лучше, поняла?

- Отчего же нет - проще пареной репы. Но с твоей подачи, я теперь буду называть своего олигарха "Многозуб", про себя, конечно.

- Называй как хочешь, только никому не говори, а то нас обеих выгонят с работы.

Наступила такая тишина, про которую говорят, что она давит на уши. Каждый обдумывал сказанное и услышанное.

Саша первой прервала молчание, заметив:

- Мой олигарх совсем не разговаривает, не говорит ни здравствуй, ни прощай. Только один раз он спросил, как меня зовут и повторил мое имя, как бы запоминая и с тех пор, ни звука со мной. Ну я, конечно, тоже не разговариваю, только говорю "пожалуйста", когда делаю процедуры.

- Тебе предстоит процедура "спящий олигарх". Его усыпят специальным лекарством на три дня. Ты будешь сидеть рядом с ним.

- Зачем?

- Олигарха беспокоят тревожные сны, а длительный сон с применением такого лекарства снимает подобные сны, при этом не наблюдается ни каких побочных эффектов. Специально готовят к такому сну - минимум еды и питья. А лекарство дорогое - один миллиграмм стоит 5000 долларов!

- Никто из нас не сможет воспользоваться таким лекарством!

Обе женщины засмеялись.

- С тобой будет беседовать врач о твоей готовности сидеть во время сна рядом с олигархом. Не задавай вопросов, - попросила Антонина, - я тебе все расскажу. Врачи считают, что, когда рядом с глубоко спящим пациентом сидит другой человек, то он может вольно или невольно думать плохо о нем или, еще хуже, желать ему чего-либо совсем недоброго. И это все негативно может отразиться на психике спящего.

- И что же мне тогда? - заинтересовалась Саша.

- А ничего! По мне, думай об олигархе что хочешь, но правильно ответь на вопросы врача. Он спросит, когда станет тебя готовить ко сну олигарха: как вы относитесь к нему, что вы о нем думаете, нравится ли он вам и т. д. На такие вопросы отвечай положительно: "хорошо", "он хороший человек", "нравится" и все в таком же духе. Поняла?

Саша молча кивнула головой, но позволила себе улыбнуться, а Антонина продолжала:

- Возьмешь с собой книгу читать, но не какой-либо детектив или книгу ужасов, что-нибудь спокойное. Я, например, читаю "Петр Первый" Алексея Толстого. Если хочешь, возьми его у меня, когда придет твой черед посиделок.

Врач-невропатолог Татьяна Николаевна зашла в палату к олигарху Власикову, чтобы готовить его к трехсуточному сну. Она выслушала рассказ об очередном тревожном сне пациента.

- Сначала мне приснилась широкая река с быстротекущей водой, где-то в Индии... Почему в этой стране? - По ней то ли плыли, то ли бежали индусы в чалмах и я с ними. За нами гнался какой-то ужас и мы улепетывали от него со всех сил...

- Знаете, - пояснила врач, - бегство с чувством ужаса, неважно, где и как - выражение сомнений в каком-то деле, которое может окончиться для вас, как вы предполагаете, неудачей. Продолжайте, посмотрим, что же дальше...

- ...Да, мы все бегущие уходим от ужаса, попадая с левой стороны реки в какой-то ее приток, более спокойный, и я понимаю, что ужас остался позади...

Врач:

- Это потому, что у вас в сознании есть надежда на благополучный исход дела... Продолжайте.

- Далее мне снится офис, сижу за столом и кого-то жду... Появляются трое высоких мужчин в черных костюмах и грубо меня выгоняют из офиса, бегу и опять же с чувством какого-то ужаса, но не такого глубокого, как прежний. Оказываюсь на улице. Офис находится в здании на холме, а внизу грязь. В ней за забором располагается воинская часть.

Появляется старший офицер и везет меня куда-то на своей машине. Попадаем с ним в еще более грязное место. Офицер высаживает меня, захлопывает дверцу и уезжает... Оказываюсь в безвыходном положении - куда идти, не знаю. На душе тяжелое чувство безысходности... Слышится шум мотора где-то в ближайших кустах, я бросаюсь туда и вижу машину, но странную. Она похожа на большой мохнатый пень, из него торчат две выхлопные трубы, из которых идет дым... Открываю дверцу и вижу на сиденье полуразложившийся труп, но почему-то еще живой. Он пытается со мной разговаривать, но я его не понимаю. Стою и смотрю на него, он на меня, кивает оголенным черепом... Подходит женщина, лица ее не видно, она смотрит на сиденье и говорит: "Что смердит? Но ехать надо!" - садится в машину и уезжает... Я же бегу с грязных улиц на светлые, но понимаю, что ничего не выйдет: офицер с автоматом уже завладел моим имуществом... Полное отчаяние, но тут появляется вдали девушка в белом... тянусь к ней, но она пропадает и я просыпаюсь... Вот так.

- К снам нужно относиться серьезно. Они бывают предвестниками болезни или смерти, - сказала врач, - особенно у больных и старых людей. Но большинство людей сны плохо запоминают или просто не помнят, а если и помнят, то не могут их толково рассказать.

- А я умру в море, - отозвался Глеб. - Мне так цыганка нагадала, когда я был подростком. С тех пор я не летаю над морем. А вдруг предсказание ее сбудется? Самолет упадет - и я в море. Не плаваю на кораблях и вообще избегаю большой воды... Предсказания иногда сбываются.

- А как же попадаете в Англию, ведь вы часто там бываете?

- Самолетом до Парижа, оттуда поездом через туннель под Ла-Маншем в Англию.

- И напрасно. Вы можете летать самолетом над любым морем, а умереть "в море" можете и дома.

- Дома в море? Как так?

- Вам может приснится большая вода, из которой вы будете пытаться выбраться и не сможете сделать. А это означает - остановится сердце или задохнетесь от астмы или что-либо другое, ведь сегодня 64 процентов людей умирает во сне. Что снится этим людям, умершим во сне, никто не знает и они уже никому не расскажут. Также и души людей, очутившись в загробном мире не могут нам рассказать, какова она там, потусторонняя жизнь.

- Исключение составляют люди, перенесшие клиническую смерть, но она длится недолго и рассказ таких людей короток: они быстро возвращаются к жизни. По их словам, после смерти они выходят из светлого туннеля на простор, где ясно, светло и их встречает там любящее существо - для одних это бог, для других просто светлая личность.

- Это все, что известно о загробной жизни сегодня, а о снах умерших и того меньше.

- Знаю такой случай, когда пожилая женщина во сне оказалась в глубокой воде с сильным течением. Как она рассказывала, ей во сне удалось выбраться из воды и уцепиться за узкий край берега.

- Врач скорой обнаружил у нее инфаркт миокарда. Теперь она боится спать в постели, чтобы ей снова не приснился подобный сон, а спит в кресле сидя, лет ей уже за восемьдесят.

- Так, что вам можно летать над морем, а лучше всего вылечиться от своих болезней. Что касается вашего конкретного сна, то он странный и вот почему: во сне спящий не может перемещаться сам по себе. Если спящий бежит во сне, то бежит, если он едет, то едет, если плывет, то плывет, если стоит и видит что-то, то стоит. А вы же все время меняете место во сне. Единственное объяснение этому, что вы видели два сна: реку в Индии и потом сон - себя в офисе, и соединили эти два сна в один. Я полагаю, что это два сна.

- У вас такие сны с подобным содержанием могут продолжаться долго,поясняет врач. - Девушка в конце сна - ваша надежда на хороший исход дел... А женщина, которая уезжает от вас на необычной машине... Ведь женщины снятся здоровым мужчинам в эротических снах... А у вас... вас покидает она и что это? Свидетельство, что вы больны.

- Ладно, тогда расскажу и свой третий сон. Он совсем необычный... Вижу себя едущим в пассажирском поезде. Он похож на переполненную электричку... Кое-где окна выбиты, или просто открыты, двери перекошены, в вагоне грязь, плевки, окурки... Все пассажиры, а их много, чего-то суетятся, громко разговаривают, одеты в рваные грязные одежки... Среди них - мужчины и женщины, лица немытые, волосы на головах всколочены. Мы подъезжаем к какому-то большому городу, вероятно, Москве. Поезд останавливается на подъездных путях, немного не дотянув до станции. Я схожу на землю среди первых пассажиров и быстро направляюсь в город... Хорошо помню, что мне нужно метро и тогда я спасен... Почему метро и почему спасен - не понимаю, но это мне крайне нужно, иначе окажусь в безвыходном положении... Ищу метро и не нахожу... На душе очень тревожно и чем дальше углубляюсь в город, тем тревожнее себя чувствую... Обращаюсь к прохожим и каждый из них показывает в разные стороны... Станции метро нет, как нет. Тревога и тоска в душе нарастают и я больше и больше понимаю, что нахожусь совсем в безвыходном положении и могу погибнуть прямо, здесь на улице... Но тут натыкаюсь на женщину, спрашиваю ее, и она обещает показать мне станцию метро. Иду за ней. Женщина неопределенного возраста, как-то неопределенно одета и она ведет меня за угол здания, выходим на небольшую площадь и здесь - станция метро. Смотрю на нее пристально и вижу. - О, ужас! Она разрушена! Оборачиваюсь к женщине, которая стоит позади меня и тут только замечаю: она слепая и говорит как-то странно и мне кажется, что она еще к тому же ненормальная!.. Что делать? Это была последняя надежда попасть туда, куда я стремлюсь. Однако, похоже, что женщина понимает мое состояние - берет за руку и снова ведет куда-то... Иду, мне уже все равно. Через некоторое время выходим на широкую, оживленную улицу, здесь люди совсем другие - более ухоженные, лучше одетые и веселые... Смотрю на противоположную сторону улицы и вижу работающую станцию метро... Спасен! Теперь обязательно попаду домой, куда я и стремился все это время, время сна... Просыпаюсь в хорошем настроении...

По поводу третьего сна олигарха Таньяна Николаевна высказалась более определенно:

- Этот сон, по моему мнению, является как бы продолжением первых двух. Во снах такое случается, если вы помните сны и мысленно пытаетесь в них разобраться. Вам может присниться другой, являющийся, не по содержанию, а по настроению, продолжением предыдущих снов. Так, возможно, произошло и с вами. Вы помните: во втором сне у вас отобрали имущество... Ну, офицер с оружием... вы говорили... Вспомнили?.. Так вот в третьем сне вы уже чувствуете себя неимущим, бедным и потому оказываетесь во сне среди таких же людей... Вот вы их и видели во сне, но вы не намерены оставаться среди них и ищете выход из такого положения... Отсюда и поиски станции метро. Если бы вы ее нашли, вы бы перешли в другое положение, но сами ее найти вы не в состоянии...

- Почему? - заинтересованно спросил олигарх.

- Ответ мы находим в появлении во сне слепой женщины, и даже ненормальной и это знаменательно и связано с успехами в вашей жизни. Слепая женщина, которая показала вам работающую станцию метро - это ваша слепая судьба, слепая удача. Вы сами как-то говорили, что вас создал президент России, не вы создали свои богатства, а он - вот это и есть слепая судьба, слепая удача. Видимо, она продолжает играть большую роль в вашей жизни, раз показалась вам во сне в виде слепой женщины.

- И что же теперь мне от нее ожидать? - спросил олигарх, - У меня все есть, что душе угодно и много чего будет - стоит только захотеть, да?

- Верно, - откликнулась Татьяна Николаевна. - Но от слепой судьбы можно ожидать не только хорошее, но и большие неприятности, на то она и слепая. А раз появилась во сне - ждите их.

- Вы меня встревожили. Может и вправду что-либо случиться?

- Могу вас успокоить. От судьбы не уйдешь, но поберечься можно.

- Но как?

- Использовать опыт других богатых людей. Так один из вас редко показывается на публике, даже не дает в печать свои фотографии, не афиширует себя, ни свои дела, т.е. не привлекает к себе внимание... Другой мало говорит, много работает и свои высказывания по важнейшим вопросам даже запрещает публиковать в своей газете... Вот так... Может быть так, другими словами, не раздражать публику ни своим богатством, ни своим поведение, ни своими выступлениями... Занимайтесь благотворительностью, для вас это крохи средств, а для вашей души бальзам. Благотворительность богатых - лицемерие, но она нужна обществу, разделенному на богатых и бедных и полезно для вашего имиджа... Сами сны навеяны опасениями передела собственности. Вспомним, как президент страны, после своего избрания, собрал олигархов и заявил им, вы тоже там находились, что передела собственности не будет. Вы, очевидно, глубоко переживали подобное событие. Наша задача избавить вас от таких тяжелых снов, беспокоящих вас... Так, будем спать трое суток. Вы видели медсестру, которая будет находиться при вас все время. Она вас устраивает?

- Да! Ее зовут Саша.

- Хорошо. Мы ее подготовим для вашего сна, все будет хорошо.

- И подобные сны никогда не вернутся, практически никогда, вы гарантируете?

- В общем да, если и будут сны, то легкие, цветные, наполненные радостью и полетом, легким полетом во сне, что очень приятно.

- Да, но такие сны мне давным-давно не снились.

- Если и повторятся плохие сны, через какое-то время можно повторить длительное пребывание во сне с помощью нашего лекарства, только расходы вот большие...

- За расходы не беспокойтесь!

- Хорошо, хорошо. Должна вам сказать, что во время нашего сна хорошо отдыхает мозг, он становится прямо таким молодым, работоспособным, у вас появится много хороших желаний сделать что-то новое, творить.

- Вы много обещаете.

Врач оглядела своего пациента и сказала:

- Вас не назовешь в таком возрасте ни "мальчишкой", ни "парнем", но вы почувствуете себя молодым. - Она отошла подальше от пациента и от самой двери и чуть ли не шепотом позвала:

- Глеб Анатольевич!

Пациент отозвался:

- Я слышу, что вы там что-то говорите, но не понимаю.

- Я вас позвала по имени и отчеству и, я думаю, что вы слышали, но вам не хочется откликаться, такова эмоциональная усталость - нежелание на что-то реагировать, если не очень нужно. И подобная усталость у вас пройдет. Давайте после сна проведем этот же эксперимент: я от двери также шепотом вас позову и, уверена, что реакция у вас будет другая - вы все услышите и живо прореагируете, договорились?

Олигарх рассмеялся:

- Мне нравится, обязательно сделаем.

- Вы не только плохо спите, но и неважно выглядите. Мы представили вам одну миленькую девочку, хрупкую, изящную. У нее роскошные каштановые волосы, синие глаза и красиво очерченные губы. Прекрасная грудь подчеркивает женственность фигуры чувственной красоты. И вы не воспользовались ею. Почему?

- Устал, крайне устал, как будто полностью выдохся, в таком состоянии ничего не хочется. Я попросил эту прекрасную женщину обнять меня. Она хорошо сыграла свою роль. Бросилась мне на шею и очутилась в моих объятиях. Я почувствовал желание, прижал ее к себе, а затем немного отстранил, чтобы взглянуть ей в лицо.

- Меня надо растормошить! Как тебя зовут? - спросила она.

- Кристина!

Посмотрела на меня оценивающим взглядом.

- Откуда ты, такой красавчик? Впрочем, мне все равно... Ты еще не умер, только мертвые не трахаются с хорошенькими женщинами... Не сразу раздевай меня... Мы ничего... ничего так не сделаем. Почему ты не...

- У меня давно не было женщины, - я приподнял ее за подбородок. - Не хотелось... Я желал только увидеть красивую женщину и не более и вот теперь ты вызвала у меня желание... Давай дальше! - И она взялась за меня и чего только не делала. Чем больше она старалась, тем меньше у меня становилось желания.

- Это все потому, - вставила свою реплику врач,- что женщина оказалась для вас очень доступной при вашем малом желании, отсюда и нулевой вариант.

- Ах, Кристина! - олигарх раздавил в пепельнице сигарету, - такая красивая и очаровательная женщина и все впустую!

После этих слов олигарх снова сник. Он стал каким-то скованным. Глаза, только что светившиеся задором, потускнели, а пальцы переплелись и замерли на колене.

Олигарх рассказал врачу не все, что у него произошло с Кристиной.

- Может, мы перевернем пластинку и сделаем все по-другому? - после всех неудачных попыток продолжила настаивать она.

- Но как? Пожалуйста, прошу тебя! - ответил Глеб Анатольевич. Кристина взглянул на мужчину и почувствовала, как ее рот непроизвольно скривила улыбка. Она поняла, что ничего не выйдет, но решила попробовать еще один способ и обратилась к нему:

- Не возражаете? - И предложила ему разместиться на кровати по-другому, чем раньше: она внизу, он сверху и ниже прямо в ее ногах.

- Нисколько.

Она положила его руку между своих ног.

- Когда сюда придут желания, поздравьте их с приятным пробуждением.

- Но как, как это сделать?

- Просто. Делайте рукой, смелее!

- А зачем? Ты возбудишься, а не я!

- Вот и хорошо. От моего возбуждения загоришься и ты. Чем сильнее оно будет, тем скорее от вялости ты перейдешь к страсти.

Кристина ахала и охала, тело ее стало горячим, соски отвердели, возбуждался и мужчина, но не совсем так, как было нужно и тогда девушка ему сказала:

- Ты меня можешь возбудить до экстаза и я испытаю настоящее блаженство, а ты придешь в состояние готовности сделать то, что мы так добиваемся, если...

- Если что?

- Если ты спустишься еще ниже и своим языком войдешь в меня... Не бойся там все кристально чисто... Я стану визжать от восторга и уверена ты будешь дрожать от переживаний... Ну же, давай! - Кристина начала слегка трепать волосы мужчины, легонько склоняя его голову вниз. Он колебался, потом сказал:

- Меня это действительно возбуждает, никогда ничего подобного не делал...

- Вот-вот... Все в жизни надо испробовать, - она видела, что мужчине хочется сделать - ей оставалось только его склонить к этому. Она поднялась с ложа и стала его горячо целовать, нежно поглаживая рукой его член... Снова легла перед ним, нетерпеливо призывая:

- Ну же, давай, давай! Все мы живем только одним днем! - И рукой, положив ему на шею, притягивала его к своим широко раскинутым ногам.

Последние слова почему-то отрезвили мужчину. Он откинулся назад, выпрямился и воскликнул:

- Только не я! Я не живу одним днем! Знаешь, я подумал, и решил, что так делать не стану!

- Ну и мыслитель! Разве в это время нужно думать? Следует чувствовать и делать так, как чувствуешь! Впрочем, то, что ты это не сделал - хорошо. Настоящие мужчины не должны так делать.

- Почему?

- Дело в том, что такой способ затягивает мужчину и он становиться тряпкой, безвольным. Ему хочется все время подпитываться чужим возбуждением, т. е. возбуждением женщины, а не возбуждаться самому.

- Если это так, то я правильно сделал, что остановился, хотя ощущение было чертовски приятное. Но впредь я так делать не буду, установим с тобой нормальные отношения. Немного подлечусь и мы тогда с тобой встретимся. Кстати, какой твой телефон?

- 117... А чем и где ты запишешь - мы же голые лежим в постели?

- Не беспокойся! У меня хорошая память, говори и только по две цифры сразу, я так быстрее запоминаю.

- Хорошо, запоминай... Жду звонка в ближайшее время.

- Непременно. С такой женщиной следует поближе познакомится.

Кристина потянулась к мужчине и несколько раз его поцеловала. Потом села на кровать и сразу же спросила:

- Ну вот ... А теперь расскажи мне, что тут происходит?

- Ничего особенного... Действительно ничего... Лечусь...

- С каких это пор больные принимают хорошеньких девушек?

- Не знаю. Мне предложили и я не отказался. Тебе заплатили?

- Обещали...

- Сколько?

- Две тысячи долларов, как в Америке. Там богатые арабские шейхи, посещающие эту страну платят хорошим девушкам за ночь столько же. Значит ты богат, как арабский шейх?

Олигарх рассмеялся.

VI

Михаил немного начал волноваться, хотя на работе стремился не допускать этого, считая, что эмоции вредят делу, которое ведешь.

Но здесь, в этом необычном институте, где могут продлить жизнь самыми необычными способами, одно преступление наслаивалось на другое. После трех убийств и поджога здания оказалась убитой Антонина, важный свидетель по делу, потом обнаружили молодую беременную женщину в наручниках, которая с трудом вспомнила свое имя. Так в чем же дело? Можно сказать только одно по этому поводу: кто-то пытается скрыть следы преступления. Если бы была жива Антонина, то кое-что прояснила... От размышлений Михаила оторвал звонок телефона.

Звонил замдиректора:

- Вы хотели побеседовать с Наташей, беременной женщиной?.. Понимаю, понимаю, что это срочно... но дело в том... Ее увезли...

- Куда увезли? Ведь я распорядился, чтобы ее доставили ко мне или поместили в отдельную палату, где я мог бы поговорить с ней и... что?

- Да, да мы так и собирались сделать, - у нее начались преждевременные роды.

- Вот как! И что теперь?

- Ее увезли в роддом.

- Назовите какой... я записываю адрес...

- Но во время родов вы же не станете беседовать?

- Конечно, нет. Наш человек останется там и как только роженица сможет, поговорит с ней... Так, так! Я записал. Спасибо. Теперь скажите, Наташа числится сотрудницей института. Сколько она у вас работает?

- Два года, почти два. Для точности проверю по записям в отделе кадров и вам сообщу.

- Ладно, а почему она была в наручниках?

Ответ Михаил ожидал несколько секунд и уже подумал, что замдиректора его на ходу придумывает, но то что он узнал от него, его поразило.

- Она собиралась убить нашего директора...

- Вы это серьезно?

- Вполне. Она несколько раз заявляла об этом и в открытую порывалась сделать, несмотря на свою беременность и этому есть свидетели, если хотите, при встрече, я расскажу подробнее и познакомлю вас со свидетелями.

- Да, сделаем так, при встрече, так лучше. Но директор убит, так?

- Да, так.

- Вы подозреваете в убийстве ее?

- Нет, конечно. При ее беременности это невозможно.

- Значит другой человек... У вас основание подозревать кого-либо другого?

- Пока нет.

На этом разговор окончился.

Михаил послал своего сотрудника в роддом по записанному адресу с соответствующими инструкциями, а сам сел набросать схему дальнейших шагов в расследовании: что сделано, что нужно сделать, каковы положительны и отрицательные моменты.

На следующий день утром, когда он пришел в свой кабинет в институте, на его столе зазвонил телефон.

Звонил Павел, его сотрудник из роддома, куда поместили Наташу.

- Ну что, родила?

- Да, еще как и кого! Оказывается при преждевременных родах часто делают кесарево сечение... Ты меня не перебивай... Скажу тебе главное, а приеду все остальное... Так вот... Пришлось делать это самое сечение, иначе ребенок бы погиб... А мама, спрашиваешь? С мамой все в порядке, не беспокойся! Родился мальчик, но ты представить себе не можешь: весь волосатенький... Врачи и акушеры в панике - они такого еще в своей практике не видели! Охали и ахали и рассматривали пацана, а мне удалось побеседовать с Наташей. Она молодец. Сказала, что так и должно и быть, что это обезьяночеловек! Представляешь, оказывается в их институте таких разводят и ее детеныш от обезьяны... Не понимаешь? Папа обезьяна, вот так! Спрашиваешь: их спаривали, что ли? Конечно, раз я своими глазами видел этого шерстяного обезьяночеловека... Приеду все расскажу со слов Наташи... Думаю, что за ней нужно установить уход и наблюдение... Да понимаю... Это по твоей части... Еду.

VII

Саше, после наблюдения за сном олигарха, прибавили объем работы и повысили зарплату на пятьдесят процентов. Работы не боялась, а деньгам обрадовалась. Зарплату не носила домой, а складывала в карман своего стильного жакета, где лежали ее документы - паспорт, удостоверение и другие. Дополнительную работу получила в обезьяннике, где до этого ни разу не была. В курс дела ее, как и раньше, вводила Антонина.

- Ты чувствуешь, какой здесь запах? - спросила Антонина, когда они впервые вместе пришли в обезьянник.

Саша внимательно оглядела большое просторное помещение с высоким потолком и с тремя обширными клетками.

- Запах?.. Запах сильный... А что?

- Как ты его переносишь?

- Спокойно. Я на запахи, если это не запахи красок, особо не реагирую и быстро привыкаю.

- Хорошо... Нам придется убирать эти помещения и помногу находиться здесь и еще... обезьян лечить надо - они тоже пахнут, не так как люди.

- К запахам я быстро привыкаю и стараюсь на них не реагировать, поэтому они меня не раздражают. Потом мне прибавили зарплату и так много, что можно потерпеть и не только запахи...

- Вот-вот, - быстро прореагировала на последние слова Антонина.Хорошо, что ты понимаешь насчет терпения. Наберись его как можно больше, очень пригодится, особенно тебе, я-то ко всему уже привыкла.

- А что, разве обезьяны кусаются, когда их лечат?

Антонина рассмеялась:

- Когда лечат - нет! Их усыпляют, потом лечат. Скоро сама все узнаешь...

- Да-а, где обитатели этих клеток? - спросила Саша с недоумением.

- А как же мы будем убирать, если они останутся на месте, понимаешь?

- Да, конечно, как-то об этом не подумала.

- И еще,- продолжила свои наставления Антонина. - Чувствуешь, как в помещении жарко?

- Еще как!

- А представляешь, что будет, когда начнем трудиться: мыть, скоблить, да тереть - такой физический труд!

- Да, с нас семь потов сойдет! - воскликнула Саша.- Как быть? В нашей одежде так работать невозможно.

- Все просто: переоденемся. Есть помещение для обслуживающего персонала. Там находятся специальные халаты, можно переодеться, принять душ и привести себя в порядок, даже попить чайку.

- Как хорошо! Идем переодеваться?

В помещении, куда привела Антонина Сашу было, чисто, уютно. Для одежды имелись специальные просторные шкафчики с плечиками, на которые можно было повесить одежду, не измяв ее. Имелся душ, стол, стулья, даже диван для отдыха. К чайнику полагался хороший чай с провизией в холодильнике. Саше понравилось.

Когда они начали переодеваться, Антонина пояснила:

- Я иногда заваренный чай беру с собой прямо в клетку, чтобы не ходить сюда... Вспотеешь, захочется пить. Теперь будем брать две чашки, вместо одной...- Она посмотрела как Саша переодевалась и заметила, - Снимай все с себя - лифчик и трусы...

- Почему? Я просто наброшу поверх халат... разве не так?

- Можно. Но я делаю по-другому. Нижнее белье после уборки становятся донельзя грязным и поэтому надо запасное брать с собой, а прежнее от такой грязи трудно отстирать.

- Что же делать?

- Лучше все снять и одеть халат на голое тело. В душе все смывается и ты опять чистенькая. Я так делаю, а ты, впрочем, делай, как хочешь.

Саша сняла всю одежду и попросила дать ей рабочий халат.

Пока Антонина доставала из шкафчика рабочие халаты она незаметно осмотрела голую Сашу и ахнула: у той было чрезвычайно красивое тело зрелой женщины после родов, но ничего ей не сказала, а просто протянула ей халат.

Саша, одев его вопросительно посмотрела на Антонину и развела руками:

- Что за халат? Весь разрезан на широкие полосы снизу доверху, зачем так?

- Все продумано - открыт доступ воздуха и, когда трудишься, не так потеешь. Вот увидишь, сама убедишься.

Саша резко повернулась, потом нагнулась и ее попа совсем оголилась и поэтому она воскликнула:

- А, если кто войдет, когда мы будем убираться?

- Исключено. В эту грязь, пыл и вонючий воздух никто не придет, а потом мы запираем помещение на время уборки... Все путем, пошли убираться, возражений нет?

В ответ Саша мотнула головой, взяла причитающиеся ей ведро, тряпки, швабру, моющие средства и, повязав голову косынкой, которую нашла в кармане халата, пошла вслед за Антониной.

После того как были убраны все помещения и вычищены клетки, настала очередь чаепития и женщины, расслабившись, расположились отдохнуть на обрубке ствола, закрепленном на полу одной из клеток.

- Как чай? - спросила Антонина.

- Ты знаешь, ничего, да еще с лимоном, совсем хорошо, и жажду утоляет и пить приятно. Для меня хорошо, что горячий. Люблю все горячее.

Антонина живо отозвалась на последние слова Саши своим комментарием:

- Говорят, что люди, предпочитающие горячую пищу, весьма темпераментные, а как ты?

- Не знаю, но мне с моими мужчинами всегда хорошо, даже отлично! Обе женщины рассмеялись, и предались своим воспоминаниям.

Саша думала о том, что давно не была дома - ее загружали работой. Она скучала по ребенку. По Василию старшему тоже, - ей начали сниться эротические сны.

Однажды даже приснился Василий старший. Он шел к ней навстречу и все приближался и приближался. Она даже раскрыла ему объятия и стала наполняться горячим и жгучим желанием: вот-вот ее коснется мужское тело. Но что это? Василий повернул назад и стал уходить. Он вдруг оказался на краю какого-то обрыва, повернулся к ней и сказал четко, ясно, так, чтобы у нее не осталось сомнений "Прощай!"

Даже сейчас, наяву Саша помнила, как поежилась во сне от этого холодного, как кусок льда в горле, слова. Но, что поделаешь, такой сон случился, а ей все равно хотелось встречи с Василием, с его крепким мужским телом, которое она любила...

Из воспоминаний Сашу вывели слова Антонины:

- Ты знаешь, у меня по-разному складывались отношения с мужчинами: то густо, то пусто. Сама я всегда зажигалась и старалась в постели, а мужик нет: сделал свое дело и отвалил... И не поцелует после всего, а захрапит...

- Мне такие не попадались...

- Ты баба видная. К тебе мужики, наверно, липнут как мухи?.. Да, что мы с тобой все о мужиках, о них... У нас с тобой еще не все дела сделаны?

- Разве? Столько грязи вывезли и не все?

- Осталось самое трудное и неприятное. Смотри, видишь в каждой клетке стоят деревья. Они - просто стволы с толстыми ветками, закрепленные в полу и на потолке и хорошо отполированы от постоянного лазанья по ним обезьян... Видишь? Так их тоже помыть нужно.

- Ну дела... Как же их мыть?

- Как-как? Лезь на них придется!

Отвечая на немое удивление Саши, Антонина пояснила:

- Раньше я пыталась все делать по-разному: сначала мыла деревья, а потом убирала помещение, но поняла, что так трудно. Сил не оставалось на уборку помещений, а это главное. Тогда я схитрила сама с собой: стала первыми убирать помещения, а потом, собрав оставшиеся силы, лазала по деревьям. Так лучше: главное сделаешь и уже из последних сил доделываешь остальное - хочешь, не хочешь, а приходиться. Зато чувствуешь себя как на празднике: дело сделано, принимаешь душ и ты, как новенькая! Усталость есть, но впереди отдых и настроение улучшается.

Саша с сомнением смотрела на деревья: неужели она сможет лазить по ним?

Антонина поняла ход ее мыслей и коротко прокомментировала:

- Сможешь, сможешь и еще как, даже я тебе позавидую, ты ведь моложе меня, а молодым у нас везде дорога, - и рассмеялась.

Саше показалось, что он неуместен, но она еще не знала, что скрывается за ним! И спросила:

- Ты знаешь как лазить? Знаешь, да? Научишь меня? Мне кажется, что я упаду и разобьюсь... страшно ведь?

- Преувеличиваешь свои страх и трудности... Не бойся. Все будет хорошо, только мускулы разовьются... Вот смотри, - Антонина подошла к ближайшему дереву и показала: - Здесь небольшой выступ, сюда ставь ногу и, опершись на нее, поднимайся, ищи другой выступ или сучок и лезь дальше. Для начала ты мой нижние части деревьев, а я, как уже привычная, залезу на высоту... Смотри за мной и учись... Потом ты просто залезешь на вершину для пробы. Не так все хитро, как кажется, главное навык, поняла? И не смотри вниз!

Саша кивнула головой, взяла из ведра мокрую тряпку и пошла мыть нижние части деревьев, а уж потом... решила, что полезет выше. Как, оказалось, она хорошо справилась с работой: ее гибкое, молодое тело хорошо слушалось ее и она быстро овладевала навыками карабкаться по деревьям.

После трудной работы, приняв душ и переодевшись, женщины расположились на диване для отдыха. И оказалось правильно то, что говорила Антонина: во время работы в помещение к ним никто не заходил и их не беспокоили. У Саши возникло несколько вопросов, которые она и задала Антонине:

- А ты знаешь обезьян, для которых мы так старались, убирая помещение?

- Конечно, знаю. Это животные из разных стран. Их обычно отбирают на месте и привозят сюда. Как правило, это шимпанзе, наиболее сообразительные из всех других пород. Отбирают самых крупных и здоровых.

- Как же ты с ними ладишь?

- По разному. Но главное - быть с ними ласковой и спокойной. Никогда не сердиться, не обижаться, не злиться. Эти животные прекрасно чувствуют твою перемену настроения. Не обижать их никогда - память у них на обиду на всю жизнь. Если, к примеру, обезьяна у тебя что-либо разбила, сломала, а ты начинаешь ей выговаривать со злостью, она тебя не поймет и обидится.

- А как же тогда?

- Тихо, спокойно сказать, например, "Ай-ай-ай", покачать головой и начать убирать сломанную или разбитую вещь, укоризненно поглядывая в сторону виновника. Если он почувствует себя виноватым или у него будет раскаявшийся вид, то лучше всего в такой ситуации сказать ему: "Ты хороший, хороший!" Погладить его. Угрозами и криками от них ничего не добьешься... Другое дело... Блох у них нет - все вывели, а их любимое занятие искать в шерсти друг друга таких насекомых. Поэтому будет большой знак признательности со стороны обезьяны, если она начнет искать блох в твоих волосах на голове.

- У тебя было такое? - воскликнула с интересом Саша.

- Случалось, но это не совсем приятное занятие, потому что оно может продолжаться долго и лучше уклоняться от него.

- Но как?

- Сама сообразишь. По обстоятельствам. Например, отвлечешь ее бананом. Нужно носить в карманах халата какие-нибудь лакомства и по мере надобности пускать их в ход.

- Вот как! Да, это прямо целая наука!

- Ничуть. Главное быстро соображать и не идти наповоду у животного и не думать при этом, что оно совсем глупое, а то оно само тебя обманет. Они тонко чувствуют, как, впрочем, и другие животные, твою искренность в поступках, в интонации голоса, в движениях, в жестах. Их можно, пожалуй, обмануть, и только с помощью еды, особенно лакомой. При виде такой еды они забывают об осторожности и даже опасности и совершают поступки, которые не стали бы делать при любых других обстоятельствах. Они всегда объявляются, где бы они до того не были, рядом с тобой, когда замечают в твоих руках банан. И тут начинаются, скажем, какие-нибудь... ну, недоразумения, что ли... Большие причем... Если дашь банан слабому, то его отнимут непременно, да еще его могут и прибить. Поэтому: один банан - одна обезьяна. Несколько бананов и несколько обезьян. И это очень важно для сохранения мира в стае животных. Они очень внимательны друг к другу: всегда замечают - кто и что делает и у кого что-то находится в лапах.

Уединиться никому не удается и тайком что-то делать в стороне от других. Другое дело, если обезьяна заболела или ударила больно лапу, содрала кожу - она может рассчитывать на сочувствие кого-либо из сородичей. Впрочем, ты сама за неделю - другую поймешь... Надо быть внимательной и не пренебрегать никакой мелочью.

- А ты, откуда все это знаешь?

- А что? Просто опыт. И у тебя он будет, со временем даже больше, чем у меня.

И опять Саша не обратила внимание на последние слова Антонины, а они много значили, как затем она сама поняла, да было поздно.

- Видишь ли, дело в том в том, что именно я и занимаюсь такими делами. Являюсь, как бы посредником между обезьянами и врачами, между ними и людьми, которые участвуют в экспериментах...

- А в каких именно? - заинтересовалась Саша. - Ведь это очень интересно, верно?

- Интересно, конечно, а эксперименты разные, сразу и не расскажешь. Но ты можешь пока не беспокоиться. Всему свое время. Все узнаешь сама.

- Но это интересно? - настаивала Саша.

- Очень и даже очень-очень.

- Я с нетерпением буду ждать какого-нибудь эксперимента.

- Похвально, похвально, - задумчиво произнесла Антонина.- Давай немного подремим, я что-то сегодня устала больше обычного.

- Я могу тебе сказать то же самое, только боюсь, что, когда заснем сюда придут обезьяны, как бы они мне не... Проснемся, а они тут, прошептала Саша, засыпая.

Антонина засмеялась:

- Ну зачем так? Спи, ничего не бойся. Я с тобой.

Свет был потушен, но даже в темноте было видно, как Саша натянула на голову тонкое байковое одеяло, отвернулась к стене и затихла на своей кушетке, погрузившись в глубокий сон.

Антонина задремала, потом заснула. Сон ее оказался крепким, но спала она не долго. Причиной этого были мысли, беспорядочно крутившиеся в ее сознании и, проснувшись, решила в них разобраться, тем более даже короткий, но глубокий сон, ее освежил и голова у нее оказалась ясной. А мысли, так они - о Саше. Антонина посмотрела в сторону ее кушетки и поняла, что та еще спит, и станет делать это еще долго. "Молодая, здоровая и не ведает, что ее ждет" - подумала она и стала рассуждать сама с собой о Саше.

Сначала она боролась с собой:

- Пожалуйста, Тонь, прошу тебя, не надо даже думать об этом!

- А что делать, если такие мысли сами лезут в голову, тогда, как?

- Ты довольно странный человек, Антонина. Кто знает, может, Саша и не понадобится для эксперимента? Они хотели это проделать с тобой... Но они... они же не сделали и ты знаешь почему... Не уходи в сторону... вспоминай... Ты была там и еле выпуталась... просто тебе повезло... но Саше не повезет и она пройдет все...

- Нет! Не хочу!

Антонина встала с кушетки, выпрямилась и энергично замотала головой, как бы пытаясь отогнать от себя мысли о судьбе Саши.

- Обдумай все, Тоня, прошу тебя. Они с тобой рассчитались... Дали кучу денег, за Сашу дадут еще больше, а другого я не хочу от этих гнусных людей. Да и сама ты такая же, гнусная. Признаешься в этом?..

А что делать - все так поступают в "новой" России с бандитским капитализмом: убивают, предают друг друга, рвут "куски" у других, у государства и живут хорошо... А ты дурью маешься...

Антонина медленно отвернулась, чтобы не смотреть на спящую Сашу.

- Я переживаю за нее... Они, конечно, делают много зла. И никто бы на твоем месте не стал бы вести себя так, как ты. Оставь все, как есть, не усугубляй положения, своего, по крайне мере. А Саше ты не поможешь, ее "поезд уже в пути" и его не остановишь. Ей некуда податься: дома не ждут, да и другие ее дела складываются неважно для нее... Что же делать?.. Пусть все идет, как идет... Только помоги ей, если сможешь - облегчи ее участь, если на ее долю выпала такая судьба...

Антонина прервала поток своих мыслей и повернулась к сашиной кушетке та заворочалась на своем ложе, потянулась, бросила взгляд на стоящую Антонину и сказала:

- А ты уже на ногах - это я заспалась...

- Ничего... Ничего, время у нас еще есть: весь вечер впереди. Давай приведем себя в порядок. Нам предстоит еще одно дело - обмывать или мыть, если хочешь обезьян...

- Это еще что такое?! - воскликнула Саша.

- Увидишь, дело несложное, но нужное. Тоже наша работа, но не такая тяжелая, как та, которую мы проделали. Давай переодевайся, пойдем в другое помещение, там другие халаты, другие подсобные средства для мытья животных. Не опасайся, блох у них нет, мы их моем их в усыпленном состоянии и очень тщательно. Новое дело для тебя, но ты к нему скоро привыкнешь.

- Хороший ты человек, Тоня, - Саша подошла к ней и крепко обняла, всему меня учишь. Без тебя я многое и не узнала бы так быстро! Да и денег я теперь получаю в два раза больше, чем в начале, - говоря так Саша тесно прижалась к Антонине.

Та в свою очередь поцеловала ее по-дружески и прижала к себе. Они стали обниматься.

Пальцы Антонины вдруг ощутили нежное тело Саши, руки сжали ее крепче, чем было допустимо, точно ток прошел по телу, в голове зашумело и ее чувства передались Саше.

Та прошептала что-то, чего Антонина не расслышала: лицо ее зарылось в волосах сашиных, а губы жадно искали ее губы. Саша ответила со всем неистовством страсти, на которую была способна, а ее горячий язычок вошел в рот Антонины, обдав его пламенем. Та, хоть и против желания, отстранила ее.

- Саш, не надо... А то мы так лесбиянками станем... Я ждала одного мужика... встретиться хотелось... Он говорил... говорил... и потом... будто умер... И я сказала себе... У тебя ведь тоже нет мужика... сейчас, Антонина нашла в себе силы сдержаться и охладила пыл Саши словами:

- Послушай, я не могу сейчас - у меня месячные, - слукавила она.

Сообщение остановило натиск Саши, она убрала руки с плеч подруги и отстранилась от нее.

- Неужели?! - сорвался с ее губ удивленное и разочарованное одновременно восклицание.

Антонина поспешила ее успокоить:

- Но это пройдет через пять-шесть дней и мы как раз снова будем здесь убираться, и нам никто не помешает и у тебя все получится, как с настоящим мужчиной.

У Саши загорелись глаза и она воскликнула:

- Обещаешь?

- На все сто, нет, двести процентов!

- Ладно, и даже очень хорошо и что теперь будем делать?

- Мыть обезьян, давай пошли, это здесь в соседнем помещении.

В другом помещении, тоже просторном, Саша увидела высокие стены, бетонный пол со сливными отверстиями, забранными решетками для оттока использованной воды, столы с медицинским инструментом и лекарствами, небольшие шланги для воды и почувствовала запах дезинфицирующих средств.

Антонина ей пояснила:

- Наша задача в основном не в том, чтобы поливать их из шланга и в буквальном смысле слова мыть животных, а несколько в другом. Прежде всего осмотр. На них могут быть царапины, ссадины, опухлости, трещины в коже. Их будем лечить местными средствами. Но ничего не бинтовать, не смазывать пахучими мазями - бинты потом, когда животные очнуться, окажутся сорванными, а место забинтованное, расцарапано, мазь слижут языком...

- А как же тогда? - поинтересовалась Саша.

- Используем спирт и перекись водорода, которые быстро улетучиваются, но действие свое оказывают, а также настойку прополиса и йода. Их они почему-то не слизывают, а только нюхают и от их запаха мотают башками. Возможно, этот запах им неприятен...

- Начнем, - Антонина подняла трубку внутреннего телефона и сказала: Давайте сначала малышню!

На каталках рабочие вкатили спящих маленьких обезьянок.

Антонина быстро обработала одну, показывая Саше, что нужно делать:

- Начинай с осмотра, далее, если есть ранки - обработай их, уколы делай по списку, но не более двух сразу. Осмотри ногти на всех четырех лапах - в случае чего их надо подрезать, чтобы они не смогли царапаться до крови... А то, и такое бывает, что загноится - хлопот не оберешься... Сделано? Моем их основательно, два раза в году, сейчас еще не время... А так подмываем общие места, - Антонина засмеялась, - попочку и письку, водой и мягкой тряпкой... Смотри, как я делаю. Ну?.. Следующую делай ты, а я через одного.

- Мы тоже были детьми и что выросло из нас? А что вырастет из них? отозвалась Саша, принимаясь за свою обезьянку.

- Подопытные животные и ничего больше, - пояснила Антонина

- Ты же говорила о каких-то экспериментах...

- Да, верно, скоро ты все узнаешь, куда торопиться и забегать впредь. Сейчас нам привезут взрослых самок, одна из них, я заметила при дневном посещении обезьянника, хромала на правую ногу. Нужно выяснит в чем причина.

Одну из самок Антонина задержала дольше обычного.

- Как видно, она и есть, та, которая хромала, - опознала Антонина, ее зовут Лэри.

- Как ты их различаешь? Что у них и имена есть? - удивилась Саша.

- Как же, имена дают всем, а вот различать их и ты научишься, со временем. Как и у людей у них есть свои различия - в длине хвостов, цвете глаз, оттенков шерсти и так далее... А вот в характере - так они, что люди: есть среди них и вредины и покладистые и трусливые и смелые и глупые и умные, правда на своем уровне... Осмотри внимательно правую нижнюю конечность Лэри... Ничего не замечаешь? Я тоже... Так в чем же дело? Почему хромает? Осмотрим ногти... Так... Так...

Саша что-то обнаружила, присмотревшись к ногтю на большом пальце:

- Вглядись: не в этом ли дело?

- Да, ты молодец! Ноготь загнулся вправо, впился в мякоть и причиняет боль при ходьбе. Мы эту часть ногтя аккуратно подденем и срежем... Вот так! Хромать не будет, болеть не будет, но месяца через полтора может опять вырасти, поэтому это место смажем детским кремом, а сверху немного йодом, чтобы крем не был слизан. Крем размягчит место и ноготь при росте не станет давить на ткань и боли может не быть, а там посмотрим.

Привезли самца.

Антонина указала на него:

- Этот самый крупный, у нас их всего три - по одному на каждую клетку. В ней по одному самцу - больше их нельзя иначе будут драки из-за самок и у нас прибавится работы. Этого самца зовут Микки. Он покладистый и не драчливый, сексуальный - хорошо любит своих самочек. За ним никаких болезней не замечено, поэтому давай его для проформы осмотрим, подмоем и сделаем витаминный укол, пропустим остальных самцов и шабаш... Похоже, ты сегодня устала?

Саша ответила утвердительно. Хотя она и привыкла к запаху обезьян, но напряженная возня с ними порядком ее утомили. Она понимала, что, когда такая работа станет рутинной и она попривыкнет к ней, ей станет легче справляться.

В последующие несколько дней обе женщины заходили в обезьянник, чтобы Саша могла познакомиться с животными в клетках. Особого интереса она к ним не проявляла, но когда Антонина подвела к одной из клеток, то сказала:

- Посмотри, здесь наш Микки, узнаешь?

Микки оказался в этот момент занятым: за что-то наказывал одну из своих жен. Провинность, видимо была не велика и он шипел на нее и слегка трепал за шею, а та негромко повизгивала, скорее всего, не от боли, а обиды.

Антонина вынула из кармана банан и передала его Саше.

- На, возьми и подержи его перед собой, увидишь, что будет!

Микки мгновенно оставил свое занятие и прытко переместился в сторону, где находился банан. Он внимательно смотрел на него, быстро поглядывая на Сашу, как бы спрашивая, что же ты собираешься с ним делать. Поза у него была выжидательная и одновременно просящая. Одну из передних лап он протянул к прутьям клетки в сторону банана, а рожу скорчил такую, что Саша поняла его гримасу так: "Чего же ты медлишь, отдай, пожалуйста, банан мне!"

Саша засмеялась и посмотрела на Антонину: та кивнула головой и сказала:

- Отдай ему банан и, не бойся, можешь просунуть руку в клетку.

Саша так и сделала, а Микки слегка сжал ее руку, чтобы не дай бог, рука не ушла с бананом назад, и осторожно взял банан. Сел на задние лапы и стал есть его с удовольствием. Закончив, с удивлением посмотрел на Сашу: а где же еще?

Та засмеялась и спросила Антонину:

- Может дать и другим, хотя бы по кусочку, чтобы всем обезьянам хватило?

- Бесполезно, - пояснила та,- отнимет. Он считает, что все приношения принадлежат только ему. А если кто-то и схватить кусочек, то он его еще и прибьет. Возьми еще банан и дай ему. То, что ты даешь ему лакомство, он будет помнить долго-долго, даже через год этого не забудет. Приди через пару дней сюда с бананом и увидишь что будет.

Через несколько дней Саша снова пришла в обезьянник и подошла к клетке с Микки - ей и самой было интересно, как поведет Микки. Банан она спрятала в карман, так, чтобы не был виден.

Микки встретил ее великолепно. Заметив ее еще только входящей, он захлопал в ладоши и бросился на встречу, но глядел не на нее, а на карман, где находился банан...

Прошло несколько недель, и Антонина с Сашей снова занялись уборкой клеток. Деревья мыть не будут - их обрабатывают через раз. Саша совсем не устала и ждет обещанного, поглядывая на Антонину. Та же ведет себя как обычно, как будто ничего такого не обещала Саше. Но та надеется - она знает: Антонина всегда выполняет свои обещания. Наконец они завершают работу и садятся отдохнуть на запасной халат, который почему-то захватила с собой Антонина. Она взяла с собой чай в термосе, положив его в пластиковый пакет вместе с двумя чайными кружками с ручками. Из них хорошо пить горячий чай, который так любит Саша, потому что они не обжигают руки.

- Отдохнем немного, - сказала Саша, - и пойдем в свою комнату, примем душ, - она засмеялась, закинула голову, сняв косынку, растрепала волосы и весело взглянув в глаза Антонины, воскликнула: - И вперед! Что скажешь, так же договаривались? У тебя ведь все должно пройти и ты так же, как и я, хотим одного?

- Все готово, даже больше, чем ты думаешь! Зря ты спешишь... Ты же не хочешь, вот сейчас?

- Здесь? Можно... Если притушить свет, то в полумраке самый раз. Ты ведь в прошлый раз говорила, что сюда никто не зайдет, да?

- Никто, никто... Лучше мы сначала попьем чайку... Знаешь я весь день хочу пить - с утра наелась сыру, да еще острого и вот... не могу сдержаться,- говоря это, Антонина начала разливать чай. Будешь пить?

- Да, за кампанию.

- Горячий и с лимоном, попробуй!

Первую чашку, которую налила Антонина, она протянула Саше, та ее взяла и стала пить.

- В самый раз! - Саша прихлебнула раз - другой и, получив от Антонины конфету "коровка", сказала, что с ней выпьет всю чашку.

Антонина налила и себе чай, но не пила, ждала, когда тот остынет горячий чай пить она не могла.

Саша допила сою чашку, поставила рядом с собой и медленно склонилась на правую руку, затем прилегла на бок - ее сморил сон.

Антонина знала, что так и должно быть - в чай было подмешано легкое снотворное, поэтому она и не пила свой чай. Она встала на ноги, собрала вещи - ведра, тряпки, щетки, термос, чашки, запихнула в пластмассовый пакет и подошла к Саша. Смотрела на нее несколько мгновений, потом осторожно, чтобы не разбудить, положила ее на спину, под голову разместила халат, на котором они сидели. Раскинула ее руки в стороны, расстегнула халат на все пуговицы, обнажив грудь, живот и бедра.

Все это она проделала, наклонившись над спящей Сашей, а выпрямившись, еще раз оглядела все вокруг и, убедившись, что все сделано, как задумано, направилась к выходу. Сашу оставила в клетке, закрыв за собой дверь, а ключ унесла с собой.

Саша спала, горел неяркий свет, от него было полутемно и тянулись длинные густые тени по всему помещению.

VIII

После новых событий в институте и их расследования Михаил Кузьмищев занялся финансовыми делами института. Они оказались не в самом хорошем состоянии. В сейфе убитого директора нашли 57 тысяч долларов и счета на большие суммы денег в банках других стран и все они принадлежали одному человеку - директору.

Где-то в соседнем помещении зазвонил телефон, но к нему никто не подошел. Михаил бросил взгляд на свои часы: было уже поздно и он не ожидал никаких известий, а собирался отправиться домой. Но что-то в его сознании подсказывало, что в позднее время может что-то произойти, и он решил немного задержаться. Подумал: раз к звонившему телефону никто не подошел, наверно, большинство сотрудников покинуло институт. И все же кто-то тихо постучал в дверь.

Михаил также негромко отозвался на стук:

- Можете войти, - он почему-то подумал, что стучится женщина и поэтому добавил: - Смелее, входите! - Но к его удивлению вошедшим человеком оказался мужчина - замдиректора по науке.

- Вы? - удивился Михаил - Так поздно? Что-нибудь случилось или события развиваются не так, как вы ожидали?

- Скорее последнее.

- Садитесь и расскажите все спокойно. Я смотрю, вы встревожены?

- Есть от чего..., особенно после того, как убили старшую сестру...

- Вы имеете в виду Антонину? Считаете, что ее убили? У нас имеются данные, что она погибла в результате дорожно-траспортного происшествия.

- Именно ее и убили.

- Знаете кто и зачем?

- Конкретно кто убил не знаю, но кто организатор, - могу сказать, а также, почему ее убили.

- Почему же и кто был организатором?

- Она свидетель, как и я, и поэтому меня могут тоже убить!

Михаил удивленно посмотрел на Арнольда Петровича и воскликнул:

- Вы это серьезно? У вас имеются какие-либо веские доказательства тому, что вы сказали?

- Как вам известно, у нас в институте имеется еще одна должность замдиректора, но по хозяйственной части. Ее занимает Султан Гиреевич Ахмадов. Для него главное - деньги, деньги и деньги. После директора он второе лицо в институте и ведает финансами и всеми другими скрытыми от возможной проверки делами...

- Экспериментами, например, о которых знала и Антонина?

- Да, поэтому ее и убрали. Теперь же на очереди я, так как знаю о них больше, чем она, но я исполнитель, как и она, поэтому думаю, что настала очередь убрать и меня, как это сделали с Антониной.

- Можете рассказать все подробнее?

- Рассказывать не стану. Я все написал на этих страницах и передаю их вам... Подпись и число я поставил.

Михаил бегло посмотрел исписанные замдиректора страницы, на последней из них стояла даже институтская печать.

Арнольд Петрович поспешил разъяснить:

- Я официально участвовал в экспериментах, поэтому счел возможным подтвердить свои показания и вот поставил печать.

- Что же, раз поставили, пускай стоит. Меня все же беспокоит ваша судьба. Насколько реально то, что вы предполагаете?

- Более чем... Мне кажется, что стоит выйти из вашего кабинета и мне конец. Правда, это просто мое состояние тревоги за свою жизнь и не более, но мне думается, что следует, может быть, уехать на какое-то время из города?

- У нас нет закона о защите свидетеля, как в Америке, но я с вами согласен. Вам есть куда поехать?

- Небольшой городок на Оке. На автобусе до него добираться два с половиной часа от станции метро "Выхино", ну а я поеду на своей машине и смогу попасть туда за час с небольшим... У меня там однокомнатная квартира недалеко от городского рынка, практически все удобства, но нет телефона... Вы знаете номер моего мобильника и всегда можете позвонить или я буду вам звонить?

- Лучше созваниваться не надо. Дам вам знать, когда понадобитесь или, когда вам можно будет вернуться в Москву, оставьте мне точный адрес... Возможно, что свяжусь через местную милицию, так будет безопаснее.

- Мой адрес: город Зарайск, улица Подмосковная, 10, квартира 3. Между прочим, по преданию, этот город посещали викинги. Следы их в городе пытался отыскать великий норвежский путешественник Тур Хейердал, посетивший этот город... А квартира мне досталась по наследству, в ней жила до своей кончины, моя мама. Сейчас там никто не живет, расстаться с ней не хочется и я иногда туда приезжаю отдыхать. Можно порыбачить на Оке, за городом имеются грибные места...

- Я вас прерву, Арнольд Петрович, ведь мы обо всем договорились? Когда вы едете?

- Прямо сейчас, машина моя здесь...

- Не поздно?

- Не хочу возвращаться домой. Боюсь подъезда, ведь там могут и убить.

- Ладно, надеюсь, вы еще поможете следствию.

- Сам на это надеюсь, - хотя Арнольд Петрович сказал эти слова бодрым тоном, но в голосе его сквозила тревога и на это обратил внимание Михаил.

...Когда замдиректора оставил позади город, шоссе оказалось свободным в этот поздний час и водитель придавил акселератор - машина устремился вперед.

Примерно на пятидесятом километре от Москвы он увидел в свете фар большую крысу, переходящую шоссе. Кругом темень, а поздней осенью все предметы вокруг, за пределами света фар, - сгустки темноты и такими они останутся до первого снега: при нем все вокруг бело и относительно светло.

Водитель заметил крысу по зеленому блеску ее глаз в слепящем свете. Он вспомнил, что недалеко свалка мусора и там обосновалось множество крыс. Одна из них ходила на другую сторону и теперь возвращалась "домой". Почему крыса туда ходила, в соседний лес?

Искала теплую и глубокую нору, где собиралась принести потомство. На свалке, где она жила, водились и кошки и собаки, но взрослая крыса их не опасалась, другое дело ее беззащитное потомство, и поэтому она решила их произвести по другую сторону дороги. Арнольду Петровичу не хотелось раздавить крысу колесами своей машины, поэтому он постарался пропустить ее между ними.

Как-то он проезжал по подмосковной деревне и не заметил, что на дорогу выбежал подросший цыпленок. Он ощутил легкий тупой удар по передней оси машины. Остановил машину, вылез из нее и посмотрел на дорогу: там лежал цыпленок, не раздавленный, целый, чуть помятый, но бездыханный. Он готов был возместить ущерб, но на улице в жаркий летний полдень никого не оказалось, вздохнул, сокрушаясь содеяному, и поехал дальше.

Теперь же, когда он проезжал на том месте, где по его расчетам находилась крыса, он даже немного пригнулся, ожидая удара о переднюю ось, но его не последовало и облегченно вздохнул, потому что считал: убить крысу - дурная примета...

В детстве, когда ему исполнилось двенадцать лет, его семья жила на первом этаже и внизу находился подвал, в котором водились крысы, он сидел на диване и читал книгу. В доме стояла тишина и вдруг он услышал под полом возню... Прислушался и вскоре раздался довольно явственный и резкий писк... Через какое-то время еще и еще. Он насчитал таких писков одиннадцать. Старик-сосед ему пояснил, что то кричали только что родившиеся крысята. Своим писком они как бы говорили: "Мама, я здесь, живой!" Крыса запоминала писки и потом, ведь роды могли продолжаться долго, собирала новорожденных в одну кучу.

Сосед еще добавил: "Крысы кричат только один раз в жизни - при рождении и кто услышит такие крики, будет жить долго". Арнольд Петрович вспомнил эту крысиную примету и поэтому не захотел задавить перебегавшую дорогу крысу... При очередном повороте увидев в боковом зеркальце блеск фар, подумал, - "крысиная примета" для него не сбудется: его преследуют. Приглядевшись, заметил две машины, нагонявшие его. Прибавил газ. Время было позднее, место глухое.

Одна из машин попыталась начать обгон. Что делать он не знал. "Это не просто обгон, - подумал он. - Или они хотят взять меня в клещи, высадить из машины и без свидетелей отвести в лес и убить... Или при обгоне обстрелять машину и убить меня, а самим на большой скорости умчаться?"

Времени на дальнейшие размышления не оставалось. Одна из машин резко рванула вперед, но Арнольд Петрович не дал ей обогнать себя. Он круто развернул машину капотом к обочине дороги, частично перегородив дорогу, обгонявшей его машине, остановил свою, открыл дверцу и бегом бросился в темный лес. Такой маневр дал ему возможность выиграть несколько минут. Пока двое его преследователей тормозили и останавливали свои машины, ему удалось значительно отбежать от дороги и начать петлять по лесу. Но он был городской житель и плохо знал лес и не мог ориентироваться в темноте. Не знал, что почва у молодых сосенок - песчаная, рыхлая. Она размывается дождями и образует небольшие ямки с мягкими, обсыпающимися краями. Вдоль таких краев хорошо растут маслята, но попадать ногой сюда лучше не надо. Именно в такую ямку угодил правой ногой беглец. При падении на землю острой веткой оцарапал лицо и почувствовал, как из образовавшейся раны потекла кровь.

Ногу пронзила острая боль... Хотелось подумать: сломана или вывихнута, но не успел: на крик от боли раздался выстрел и пуля угодила ему в левое плечо. Он скорчился на земле и правой рукой вытащил из кармана небольшой пистолет - дамский, марки "беррета". Он легкий, удобный в руке и убить человека из него можно. Директор снабдил такими пистолетами ответственных сотрудников института, чтобы, в случае нападения обезьяны, застрелить ее, но запретил выносить оружие из здания института. Арнольд Петрович, в виду исключительности своего случая, решился взять оружие с собой.

Впереди раздался хруст валежника. Арнольд Петрович присмотрелся и увидел метрах в пятнадцати очертания фигуры с пистолетом в руках. Человек двигался медленно и осторожно, не опуская оружия.

Преследуемый застонал и подумал: "А как же крысиная примета? Ведь по ней я должен жить долго? А теперь вот моя смерть, она передо мной... Попытался переменить позу, но из-за сильной боли в ноге и простреленном плече едва не потерял сознание... Но все же нашел силы, поднял руку с пистолетом и стал стрелять вперед, где различал фигуру, двигавшуюся к нему. Стрелявший не рассчитал одного - второго убийцу, который подбирался к нему сзади. Тот подошел близко, когда Арнольд Петрович почувствовал его... Он хотел повернуться к нему, но не успел - боль снова пронзила все его тело. А нападавший сзади выбил ногой из его руки пистолет и выстрелил ему в голову. Тело жертвы дернулось и распласталось на земле. Все было кончено - так посчитали нападавшие, ведь выстрел в голову - контрольный. Они забрали пистолет, обшарили карманы убитого и поспешно удалились. Однако выстрел не достиг цели. Пуля убийцы из-за темноты в лесу, не попала в голову, а содрала кожу на затылке и только контузила... Водители, проезжавшие по шоссе, заметившие развернутую машину поперек дороги, решили, что произошло банальное ДТП, вызвали милицию. Несмотря на большую потерю крови, Арнольд Петрович, доставленный в СКЛИФ, был прооперирован и остался жив.

IX

Саша продолжала спать на том месте, где ее оставила Антонина. Ей снился хороший сон. К ней пришел Василий, она хотела подвинуться, чтобы тот лег рядом с ней, но не смогла. Что-то сковывало ее тело, и она продолжала лежать неподвижно, а ей так хочется близости с Василием... Но вот она почувствовала, что тот ложиться на нее. Ей хотелось сказать: - Скорее... Скорее... Я так тебя хочу! - И она чувствует как Василий уже на ней. Ерзает телом, чтобы ему было удобнее... И вот, наконец, он входит в нее... Какое блаженство... Еще, еще... Ей мешает какой-то знакомый запах, но она отгоняет его от себя: на нее накатывает волна страсти и она вздрагивает всем телом и испускает тихий стон... На этом все не кончается: Василий старается и она ему помогает... Акт настолько ее захватывает в ее сне, что она поглощена им полностью и ничего не сознает и не может понять: что же происходит... И вот опять волна блаженства, но сильнее, и в экстазе она кричит: "Ой, мама! Мама!". Оказавшись без сил, лежит неподвижно и начинает понемногу отходить от сна... Василий не оставляет ее и продолжает делать свое дело... Запах, который ощущала раньше, усиливается, и хотя к ней снова приходить желание, она окончательно просыпается и что же? Это не Василий, а обезьяна - самец Микки.

- Микки, что ты делаешь? Что ты?! А где Василий?! - она упирается руками в грудь обезьяны и пытается столкнуть ее с себя. Бесполезно - это все равно, что упереться руками в глыбу камня и пытаться ее сдвинуть с места... Между тем Микки старается - ему нравится такое занятие с молодой женщиной, а у той снова появляется желание, несмотря на резкий запах и необычность ситуации, и она удовлетворяет Микки покуда у того есть потребность...

Сколько длилось испытание в ночные часы Саша не знала и, когда Микки оставил ее, - отпрыгнул в сторону и пошел в развалку к дереву, она осталась неподвижно лежать на полу. Ей казалось он ее изломал, придавил, опустошил и ей в таком положении уже не хотелись ни Василия, ни даже... Микки, и она забылась глубоким сном. По-прежнему в помещении горел тусклый свет и никого не было, кроме нее и Микки, который залез на дерево и заснул.

Утром, когда начался рабочий день и появились сотрудники, в клетку, где находились Микки и Саша, запустили других обезьян: самок и несколько малышей. Две другие клетки тоже были заполнены их обитателями. Вскоре пришли сотрудники и принесли еду и стали ее разносить по клеткам. Начался шум, но и тогда Саша не проснулась. На нее никто не обращал внимание. Сотрудники проходили мимо того места, где она лежала, бросали мимолетный взгляд и шли дальше по своим делам, считая, по всей видимости, что так и нужно.

Вскоре появилась Антонина и остановилась напротив того места, где в клетке спала Саша. Пришло время проснуться и ей. Открыла глаза и с удивлением стала, лежа на спине, смотреть в потолок. Мало помалу сознание ее отходило ото сна и она начала соображать: что же случилось, и вспомнила все. Она чувствовала движение в клетке и вне ее, - обезьян и сотрудников института, и ей не хотелось вставать и смотреть вокруг. "Что же теперь будет после того, что со мной произошло?" Заставила себя сесть, прикрыла свою наготу халатом, который был на ней, застегнув на все пуговицы, но бесполезно, так как порезанный полосами, не прикрывал ее тело, особенно, когда она двигалась.

Огляделась вокруг и увидела группу обезьян у дерева, занимавшихся едой и среди них Микки. Смотрела на него и вспоминала ночные часы, проведенные с ним. "А что если он опять подойдет к ней? Нет, надо скорее отсюда выбираться!". Подумав так, встала и направилась к двери из клетки, попыталась ее открыть, но та оказалась запертой и ключа в замочной скважине не было. Тогда Саша стала трясти дверь и хотела уже кричать: "Эй, кто-нибудь! Выпустите меня отсюда!", но услышала голос Антонины, вдруг оказавшейся рядом с дверью:

- Не делай этого, бесполезно. Тебя не выпустят.

- Антонина! Ты? Что со мной сделали? Зачем это?

- Ты же сама хотела участвовать в эксперименте и хотела мужчину. Вспомни наши разговоры и твое страстное желание провести вместе несколько часов после уборки. Да или нет? И вот ты получила и то и другое...

- Но... - попыталась возразить Саша.

Антонина не дала ей говорить и продолжала:

- Ты останешься здесь...

- Надолго?

- Пока не забеременеешь, а забеременеешь - родишь ребенка - в этом суть эксперимента.

- Так долго?

- Если все пойдет хорошо, то долго это не покажется. Возможно, ты беременной окажешься после нескольких ночных часов, проведенных с Микки, а возможно и нет. Это сможет показать анализ через некоторое время, ну а сейчас наберись терпенья ...

- И опять с Микки? - Глаза Саши заволокло слезами, она руками обхватила прутья клетки и прижалась к ним лицом:

- Я понимаю..., но не хочу, - она подняла голову. - Давай лучше выпусти меня, Тоня... Пожалуйста, выпусти, хорошо?

- Невозможно и вот почему: во-первых, тебя сюда сдали твои лучшие друзья - Василий и Маша, особенно она. Ты им стала не нужна. Маша сказала, что у ребенка должна быть одна мать и это она сама; во-вторых, здесь знают об Антоне: то, что ты его отправила на тот свет. Теперь подумай: из института тебе ходу нет. А если будешь скандалить, отправят прямо в тюрьму.

Услышав последние слова Антонины, Саша по настоящему зарыдала и сквозь слезы спросила:

- Что же мне делать? - и услышала четкий ответ Антонины:

- Оставить все, как есть. Другого выхода у тебя нет. Тебе надо приспособиться к жизни здесь, не протестовать и может быть все будет хорошо.

Саша набросилась на Антонину:

- Это ты ведь все подстроила и тебя бы на мое место! - зло сказала она и услышала удивительный ответ:

- А я и была на твоем месте, вернее, ты сейчас на моем месте!

- Так почему же ты там, а я здесь. И ты тоже с Микки...

- Нет, то был другой самец. Он оказался драчливым, а Микки спокойный и покладистый - считай, что тебе повезло... Не перебивай меня, дослушай до конца... Мне обещали большие деньги и ты их получишь, но я не смогла родить - у меня никогда не было детей и здесь тоже оказался нулевой результат. А у тебя должно получится - ты ведь уже рожала, здесь знают, что у тебя есть ребенок.

- И ты все это вынесла?

- Да, нужно только ко всему приспособиться, относиться спокойно и не спрессовать, тогда все будет хорошо... Посмотри туда, вправо... Видишь там, в углу, занавеску? Иди туда. Там, за занавеской, еще одно помещение и тоже как небольшая клетка. В ней есть туалет, вода, душ, еда. Дверь запирается на замок, который может открыть только человек. Сделай там все, что тебе нужно и возвращайся сюда. Здесь тебя кормить невозможно - обезьяны отнимут. Не задерживайся - придет служитель и вытолкнет тебя оттуда и, вообще, соблюдай правила игры, а то обезьяны будут тебя бить и щипать, что очень неприятно, а институтские сотрудники будут тобой недовольны, что тоже лучше не допускать.

Саша хотела получить некоторые разъяснения сказанного Антониной, но давно хотела в туалет и заторопилась за занавеску.

Отсутствовала она недолго, хотя все сделала и поела, но решила не осложнять свое положение. Антонину она застала на прежнем месте и, когда начала с ней говорить, к ней подошла обезьяна - самка с грудным детенышем на руках и бесцеремонно перебросила его на руки Саши, а сама повернувшись спиной, не спеша удалилась к дереву, где находились остальные обезьяны.

Детеныш слабо попискивал и крепко цеплялся за руки Саши, та же безмерно удивилась и воскликнула, обращаясь к Антонине:

- Что это, подкидыш? Мне? Что с ним делать?

Антонина рассеялась:

- Успокойся. Никакой он не подкидыш! Дай ему свою грудь и он успокоится!

- Так в ней нет молока! - поспешно возразила Саша.

- А ты дай все же грудь! - настаивала Антонина.

Саша вздохнула и вложила сосок своей правой груди в рот детенышу. Тот перестал пищать, обхватил передними лапками плечо женщины, стал причмокивать ртом, довольно мягко, и не кусая сосок, хотя зубы, как заметила Саша, у него стали прорезаться.

- И что дальше? - спросила она.

- Ты теперь знаешь кто? - Соска-пустышка...

- Как так?

- А так: у обезьян нет сосок, их заменяют самки, у которых нет детей, а в это время мать отдыхает и к тому же молодая самка приучается ухаживать за малышом.

- Но у меня есть ребенок!

- Но они же этого не знают! Сейчас ты без ребенка, детским молоком от тебя не пахнет, и это сразу поняла подошедшая к нам самка, и поэтому отдала тебе своего малыша на время ...

- На какое время?

- Пока малыш не захочет есть, оставит твою грудь, другими словами, проснется и станет хныкать и пищать - значит он голоден и его можно отдавать обезьяньей маме.

- И как долго такое дело может продолжаться?

- Не более трех часов, а может быть и менее...

Саша присвистнула:

- Так что же мне все время его таскать на руках? Руки оторвутся!

- К этому следует тебе привыкнуть. Да это что! Только цветочки, а ягодки впереди!

- В каком смысле?

- В стае ты так натренируешься... И бегать придется и прыгать и лазить по деревьям.

- Ну а сейчас, что мне делать?

- Носи на руках, а если они устанут, опусти их - малыш и во сне сможет сам держаться и не упадет, даже, если ты и побежишь быстро. А что бы тебе не скучать, пообщайся со своими подругами в других клетках.

- Справа от тебя в клетке с другой семьей обезьян находится Наташа, она любит поговорить и сама о себе все расскажет.

- Слева - женщина по имени Ахмата. То ли она узбечка, то ли таджичка. И все они - участники эксперименту, как и ты. Вот ты иди и с ними поговори, они тебе дадут полезные советы. Кстати, в твоей клетке за занавеской есть телефон, внутренний, он в тумбочке, можешь мне позвонить и звони только в экстренных случаях, но не для болтовни - а то его просто снимут, так что не злоупотребляй.

Саша рассталась с Антониной у запертой двери, даже не попрощавшись с нею. Для нее время как бы остановилось - она жила в другом мире, а Антонина - в другом. У нее теперь были, как она поняла, одни правила жизни, совсем отличные от тех, по которым жила Антонина. У нее как-то нехорошо засосало под ложечкой в унисон с тягостной мыслью: а вернется она в прежнюю жизнь? Что-то уж больно круто меняется ее судьба.

Направляясь к другой стороне клетки, чтобы пообщаться с Наташей, заметила, что обезьян у основания дерева нет. Она обнаружила их на дереве: они собирались там спать. "А что им еще делать: поели, повозились и спать", - подумала она.

Вот и малышка заснула, но ее грудь не выпустила.

Интереса ради разжала руки, и что же? Та не упала, только крепче уцепилась за нее и сильнее сжала ртом сосок. Саша почувствовала боль, так крепко малышка ухватилась за нее, но не упала.

Саша поспешно взяла в руки маленькое тело. "Нет, лучше держать ее на руках, чем испытывать боль! И тут же на память пришли слова Антонины: "Тебе ко многому следует привыкнуть!" - "Очевидно, к боли тоже!" - добавила от себя Саша.

Дошла до противоположной стороны своей клетки и увидела, что в соседней клетке ее ждет женщина.

Она сразу заговорила с Сашей:

- Новенькая? Сама вижу, что да, раньше здесь была нынешняя старшая медицинская сестра Антонина, теперь ты? - женщина быстро говорила, не давая Саше вставить ни слова. - Тебя тоже продали сюда? Меня продал собственный муж. За полученные деньги купил машину... Ты видишь ...я уже беременна, если потом рожу второго, то он снова получит кучу денег... Понимаешь, что здесь творится? И как тебе первая брачная ночь? Все мы прошли через это... Я у тебя соседка слева, а справа тоже беременная женщина... Очередь за тобой... Молчишь? Скажи что-нибудь... - говорившая замолчала и уставилась вопросительно на Сашу, но та продолжала молчать, не зная, что сказать, хотя ей хотелось о многом спросить.

Соседка не могла долго молчать и снова заговорила:

- Уже получила подарочек, - и кивнула головой на обезьянку, спавшую на груди у Саши. - Сколько я их переносила, все руки отвертела. Есть только одно преимущество беременности - не надо чужих малышей нянчить!

Саша, наконец, решила спросить:

- Тебя Наташа зовут?

- Наташа? Да, это мое имя, но меня так здесь не называют. Мне дали имя Джесика... Не знаю, почему... Возможно, что все обезьяны у них зовутся на английский манер... Твоего супруга, - Наташа при слове супруг скривила губы в горькой усмешке, - назвали Микки, а моего Аллан, ударение на первой букве, иначе он не откликается... Знаешь, обезьяны очень чувствительны ко всему... Ты не думай, что они чего-то не видят, что-то не замечают, наоборот, все видят, все замечают, обиду таят долго, но и ласку помнят... Ты-то со своим ласкова была в первую ночь? - засмеялась Наташа, ожидая определнной реакции от собеседницы.

Саша опустила глаза и тихо сказала:

- Не надо об этом... Мне стыдно, ведь с обезьяной, а не с...

Наташа взорвалась:

- Видишь, я беременна и скоро буду рожать! А от кого? Не от мужчины же! Ничего, привыкнешь. Видишь я голая, а ты прикрываешься халатиком... Скоро он порвется, нового не дадут и ты станешь такой, как я... И как говориться: с обезьянами жить и по-обезьяньи выть! Другого не придумаешь... Я тебе много чего расскажу, но не сразу... Освободишься... Когда одна будешь, приходи опять на разговор... Смотри у тебя дитя просыпается, сосок отпустил и сейчас орать начнет: голоден значит, иди к дереву, отдай его и возвращайся. Буду ждать.

Саша спросила:

- А кому его отдать? - Я их пока не различаю и кто ее мать не знаю.

- Да это и не обязательно. Если детеныш хныкает, то по голосу его опознает мать и сама подойдет.

- Больше ничего?

- А что еще? Можешь там посидеть, пообщаться. Если меня на этом месте нет, то постучи по клетке и на звук я подойду. Теперь иди...

Саше не пришлось пройти и полпути к дереву, как ей навстречу двинулась легкими скачками мать ребенка. Саша протянула ей свою ношу.

Обезьяна обнюхала свое чадо и нашла что в оно в порядке. Благожелательно взглянула на "соску-пустышку" и, направляясь к дереву, на ходу начала кормление.

Саша вернулась туда, где ее поджидала Наташа и та встретила ее вопросом:

- Ну как, все обошлось?

- Нормально. Ты же видела сама, мамаша меня встретила на полпути и мне не пришлось ее искать.

- Ну вот, видишь... Ты особенно не беспокойся, когда будут случаться трудные моменты... Они разрешаются сами по себе... Только веди себя спокойно, не суетись и не раздражайся. Гнев, раздражение и громкие звуки плохо действуют на животных - они могут впасть в ярость и бог весть чего натворить...

- Например?

- Стать драчливыми, начать выть, а такое, просто невыносимо.

- Ладно. Учту. А скажи: ты чего иногда вертишь задом? Что это значит?

Наташа рассмеялась и пояснила:

- Это означает: "отстаньте от меня" на обезьяньем языке. Когда какая-либо обезьяна приближается ко мне и я не хочу с ней общаться, я так делаю...

Саша удивилась:

- Есть такой язык? Расскажи, мне надо научиться с ними общаться.

- Думаю, что ты сама научишься... Расскажу, как его понимаю. Обезьяны вертят хвостом, а у меня его нет, его мне заменяет моя попа. Подергивание хвостом означает: "Оставите меня в покое!" Если обезьяна это делает резко, да еще обращает морду к приближающейся особи, тогда так: "Да пошли вы к..." Или что-то вроде того. - Наташа рассмеялась и пояснила:

- Разговаривают они чувствами, а чувства выражают движениями различных частей тела, например, хвостом, жестами, мимикой, позами, глазами и, конечно, звуками и прекрасно друг друга понимают.

- Вот ты, например, заметила что-либо, когда самка получила от тебя своего детеныша? Вспомни и скажи.

Саша немного задумалась, прочертила босой ногой какую-то замысловатую фигуру по полу и сказал:

- Да, кажется, помню... Сначала она обнюхала своего ребенка и посмотрела на меня, прямо в глаза... Мне казалось она взглянула как-то по-доброму, с теплотой в глазах.

- Вот-вот... Правильно ты заметила. По моему, она сказала тебе "Большое спасибо!"... Понимаешь, диапазон выражения в словах может быть разный от "Большого спасибо" до, как "Я очень тронута вашей заботой". Так она выразила тебе свое чувство благодарности.

Так что, общаясь с ними, обращай внимание на все и все запоминай. И еще, чувства нужно выражать искренне, как можно искренне. Почему? Скорее поймут. И другое - среди обезьян умной считается та, которая умеет искренне выражать свои чувства. Почему я тебе говорю об искренности чувств? Есть обезьяны, которые медлят их выражать, или делают это непонятно для других отвечают не о том, о чем их спрашивают. А иная вдруг отвлекается от разговора, и начинает заниматься каким-то другим делом - это невежливо и у обезьян и у людей, но что поделаешь так бывает и у тех и других. Обезьяны реагирую в таком случае обидой или злостью. Вот и получается, что та, которая не умеет искренно выражать чувства, считается глупой, но их немного и ты вначале будешь среди них, - Наташа рассмеялась и вместе с ней улыбнулась и Саша:

- Я, наверно, и так глупая, что попала сюда.

- Не думаю, просто стечение обстоятельств. Знаешь, как говорится: человек предполагает, а бог располагает. Хочу предупредить, что когда приходится совокупляться днем, как бы мы этого не хотели, приходит посмотреть сам директор - ему такие сцены очень по душе. Во-первых, он надеется на скорую нашу беременность, во-вторых, он развратник в душе, но, скорее всего, импотент, а такие люди любят наблюдать, когда сами ни на что не способны.

- А я не дамся! - заявила Саша,- днем, по крайне мере!

- У тебя ничего не получится, - стала объяснять Наташа... Не перебивай меня, а слушай... Если самец захочет тебя, он начнет играть с тобой...

- Играть? Как это?

- Будет бегать за тобой, толкать, загонять на дерево, а чтобы ты его слушалась и играла с ним, начнет тебя покусывать и чем ты больше станешь его не слушаться, тем больнее куснет и деваться тебе будет некуда... Поняла?

- Это ужасно... Что же делать?

- Сопротивляться, но несильно и это и есть игра - то, что нужно самцу: тебя и себя взбодрить... А после такой игры и гонки, ты сама захочешь всего, лишь бы он перестал гонять тебя и будешь рада по доброй воли отдаться ему.

Саша была шокирована и едва произнесла:

- Это какая-то обязаловка...

- А ты думала - трах-трах и тебя оставят в покое? Везде свои правила, даже в этом. Кстати, если Микки загонит тебя на дерево, постарайся не упасть, найди там две доски, они широкие и прибиты к суку... Там и отдавайся своему самцу... Ложись на доски, а руками, через голову, подняв их, крепко уцепись за сучки, которые наверху, иначе слетишь вниз, станешь инвалидом...

- Тогда меня отпустят? - почти обрадовалась Саша.

- Нет, разберут на части - вырежут здоровые органы и пересадят другим людям - своим пациентам за большие деньги.

- И что нас не будет?

- А кому мы нужны? Вычеркнуты из жизни... Думаю, что отсюда никогда не выйдем... Меня продал муж, а тебя кто? Ты мне и раньше не ответила на этот вопрос... Молчишь, почему?

Саша помолчала немного, затем тихо произнесла:

- Слишком все сложно.

- Ничего, все равно расскажешь, общаться нужно, иначе сойдешь с ума. А знаешь, кто здесь во всем виноват и кто все это придумал?.. Директор. Ты его, наверно, видела, когда тебя готовили сюда под видом медицинской сестры?

Саша кивнула головой. Она вспомнила, как он выглядит: высокий, сутулый, в круглых очках с железной оправой, с длинным, постоянно шмыгающим носом, да еще с бородавкой на левом крыле носа. Глаза серые, водянистые. Челка серых, редких волос зачесана на правую сторону лба, на котором явственно просматриваются мелкие красноватые прыщики. Нос, лоснящийся от многочисленных угрей, порос темными волосиками. Одну из рук держит в кармане брюк. Из-за своего высокого роста наклоняется близко к собеседнику, пристально всматриваясь в него своими маленькими глазками. Иногда собеседник посмелее, намеревается отстраниться из-за неприятного запаха гнилостного запаха, исходящего от директора. Уклонения директор не замечает и снова приближается к собеседнику...

Видя, что Саша задумалась, Наташа постучала по железному пруту своей клетки, чтобы привлечь ее внимание.

- Да, я вспомнила, какое имя дали тебе - Кинди. Я случайно услышала разговор сотрудников, проходивших мимо. Они говорили, что у тебя прозвище или кличка, сама понимай, как знаешь, Кинди по названию крупного африканского оленя... Они ездят в Африку за обезьянами и, значит твое новое имя оттуда. И еще на твоей клетке появится дощечка о тебе: "Самка рожалая, Кинди". А про меня написано: "Самка нерожалая Джессика". Вот так... А твою другую соседку зовут "Диди". А что касается директора, то убью его при первой же возможности.

Саша удивилась:

- Как ты его убьешь и почему?

- Убью, если смогу. Уверена, что и ты этого захочешь... Ты его возненавидишь, как и я, как и все, кто попадает в эти клетки. А все потому, что он дьявол!

- Ты так считаешь? - удивилась Саша. - Никогда не видела дьявола.

- А ты в церковь ходишь, в Бога веруешь?

- Нет.

- Ну и напрасно, а я верю и ходила в церковь до того, как попала сюда. А кто верит в Бога, верит в дьявола, или, как его еще называют, в сатану. Вера в Бога, неотделима от веры в дьявола. Он - падший ангел, которого бог изгнал с неба. Когда он упал на землю, то повредил себе ногу и получил имя "хромой черт".

- Вот здорово! И кто так придумал?

- Да это в библии написано!

- Ты и библию читала?

- А то нет... Слушай сюда... Там говорится, что дьявола еще называют "князем тьмы", "царем смерти". Хотя он был создан Богом добрым ангелом, но сделался злым - пал по собственному греху, увлекая за собой множество своих последователей - десятая часть небесного воинства - ангелов, была низвергнута на землю. Поэтому в подчинении дьявола - сатаны находится огромное количество демонов, чертей, инкубов и суккубов.

- А это еще кто такие - инкубы и суккубы? - спросила, заинтересовавшись рассказом Саша.

- Инкубы - демоны, соединяющиеся плотской любовью с женщинами, а суккубы - дьяволицы, преследующие с той же целью мужчин. После такой плотской любви появляются на свет люди - особой породы сатанинские существа, успевающие во время земной жизни нанести людям жесточайший вред. Вот и наш директор - сатанинское существо, порожденное дьяволом. - Наташа подумала и сказала: - Лучше заниматься плотской любовью с обезьяной, чем с дьяволом. По крайне мере, такого мерзкого существа, как наш директор, не родишь... Ты понимаешь теперь: дьявол, действуя через одного человека, заставляет страдать других, например, нас с тобой. Душа нашего директора в руках у дьявола и он ею распоряжается по своему усмотрению.

- Что, человек может продать душу дьяволу? - спросила Саша.

- Да, это так, - в наше время многие готовы продать душу дьяволу, лишь бы разбогатеть. И сам дьявол подталкивает таких людей на всевозможные преступления и убийства, как нашего директора... И вообще, хочу тебе сказать, что в России настает время дьявола: криминал проник во все сферы жизни, разграбление национальных богатств продолжается, снижается уровень жизни, цены растут, удел простых россиян - нищета и болезни - совсем скоро дьявол станет править Россией. Да и сама ты все это знаешь - не от хорошей жизни ты здесь.

Наташа помолчала и спросила:

- Так будешь убивать директора?.. Ты знаешь и я знаю, что все разговоры здесь записываются на пленку и все снимается на видик, поэтому ты и молчишь.

- А мне терять нечего, - Наташа провела рукой по своему большому животу - после родов меня могут и усыпить навсегда, но я надеюсь, что еще выберусь и тогда...

Саша продолжала молчать и думать: "Почему она упомянула про убийства? Знает об Антоне? Хотя, вряд ли... Может просто выспрашивает о моих намерениях?" И ответила так:

- Что ты меня все спрашиваешь, да спрашиваешь? Ты уже во всем разобралась, а я нет... Про дьявола... интересно... А дальше не знаю... Подумаю, да у нас будет время поговорить... Знаешь что? Пришло время - есть захотелось. Ты можешь сказать: нам принесли еду?

Наташа показал на одну из стенок помещения:

- Смотри: там висят большие четырехугольные часы. Сейчас начало третьего, а обед приносят в два - можно идти обедать... Постарайся там и отдохнуть, днем это разрешают, а ночью нет, а то неизвестно, как сложиться вторая половина дня. Приходи сюда обязательно, когда будешь свободна.

- А кто меня может задержать? - спросила Саша.

- Ну ты и наивняшка... Микки, кто же еще?

- Не хочу, не хочу этого! - с этими словами она направилась в свою железную конуру. Шла, опустив голову вниз, и ей никого не хотелось видеть.

Не дойдя немного до занавески, остановилась. В голове проносились мысли: "Зачем я здесь? Почему? И кто я теперь?" Пришла мысль о самоубийстве. Она сжала руки, переплела пальцы, подняла их вверх и опустила на них свой подбородок, застыв как изваяние, вся в своих мыслях... Может ей симулировать безумие?.. Додумать свою мысль не успела, как услышала голос Антонины:

- Не надо так, а то сойдешь с ума или наложишь на себя руки!

Саша обернулась и увидела Антонину, стоявшую у клетки и смотревшую на нее.

Та продолжала говорить:

- Знаю твои мысли, сама их испытала. Не терзай себя... Возьми в руки... Должна понять: ничего не изменишь, а пройдешь все - лучше будет...

Саша слушала Антонину и не верила ей, но когда та сказала, что принесла ей противозачаточные таблетки, обрадовалась:

- Конечно, давай, давай!

- Таблетка рассчитана на два дня. Всего принесла десять, на двадцать дней хватит. Попробуй! Не носи их с собой, лучше оставляй за занавеской!

Саша с таблетками и надеждой на избавление отправилась обедать. Она не знала, что ей дали поддельные лекарства - никакого противозачаточного действия не оказывают, а создают у нее иллюзию возможного избавления.

Оказавшись у себя, она выложила на обеденный столик таблетки и долго на них смотрела. Положила одну в рот и запила водой.

"Появилась какая-то надежда", - сказала она себе. - "Через две недели - месячные и тогда все станет ясно. А сейчас будем проходить "экзекуцию" каждый день? Может он угомониться?" - думала про себя Саша, имея в виду Микки.

Она не знала, что его возбуждают специальными добавками для "экзекуции", как она называла совокупление.

Саша приняла душ, пообедала и поспала - койка отсутствовала, а ее клетка так мала, что спать можно сидя или свернувшись калачиком.

Ее разбудил красный свет лампочки, беспрерывно мигавший. Какое-то время она не вставала с пола, соображая, где она, и тогда раздался негромкий звонок. Поняла, что нужно вставать и уходить.

Ополоснула лицо, зашла в туалет и остановилась перед дверью. Чувствовала себя гладиатором, выходившим на арену. Она не хотела им быть и арена ей не нужна, но идти приходится... Вблизи не оказалось ни одной из обезьян.

Она постояла, осматриваясь. В проходе между клетками толпились сотрудники института. Среди них заметила директора. Что происходит? А вот и Микки... Он стоит у ограждения в ожидании банана, который держит в своей руке один из сотрудников. Все обращают свои взоры на Сашу. Пристально ее разглядывают... Наконец, Саша поняла: в центре внимания она! Что делать?! Микки подойдет к ней и... при всех! Она бросается к своей клетке, чтобы там спрятаться, но дверь открыть не может - та заблокирована. Пока она возится с дверью, Микки получил свой банан и с удовольствием сжевал его в один миг. Следующий банан летит к ногам Саши и Микки оказывается рядом с ней. Он протянулся за бананом и, когда ел его, причмокивая, скорчил благожелательную гримасу, рассматривая Сашу. Втянул воздух носом и стал ее обнюхивать. А та в свою очередь попыталась отвлечь его внимание от себя. Она стала с ним разговаривать, полагая, что это его остановит, потому что поняла намерение, с которым был брошен банан к ее ногам - привлечь его внимание к ней.

- Микки, ко мне никаких вопросов! Бананы там, - и она указала Микки на сотрудника, державшего в руках связку бананов. - Иди туда и там получишь банан, - она подтолкнула самца в сторону бананов. Что и оказалось ее ошибкой.

Микки воспринял толчок со стороны "самки" как начало игры, и в свою очередь турнул Сашу в плечо, так, что та качнулась вправо и еле устояла на ногах, и стал ждать ответного толчка, но его не последовало. Он обиделся, но не сильно. А Саша в этот момент напрочь забыла об искренности выражения чувств у обезьян. Ей следовало ответить "искренне", - толкнуть обезьяну посильнее, чем первый раз. Микки подождал немного и решил взять все дело в свои руки. Он протянул к Саше переднюю лапу, схватил широким жестом в ладонь разрезанные полосы ее халата и дернул сильно за них и... Саша оказалась совсем голой. Вот теперь Микки мог выбирать - куда направить свой толчок или куснуть, что он и начал быстро делать, да так, что Саша не успевала реагировать, только коротко вскрикивала и вертелась на месте. Самцу этого показалось мало и он начал направлять сашины движения в сторону дерева. Ей ничего не оставалось, как вприпрыжку бежать туда, куда ее направлял Микки. Иногда он кусал ее так сильно, что она вскрикивала от боли и у нее не оставалось времени замечать реакцию публики, наблюдавшей за ней и Микки.

В конце концов, она достигла дерева и попыталась забраться на него, но преследователь не дал ей этого сделать. Он погнал ее вокруг дерева, все время ускоряя темп. Для него это была игра, а она задыхалась от бега и думала, что вот-вот упадет. Но этого не произошло. Первым остановился Микки. Казалось, что он дает своей "самке" передохнуть. Саша успела несколько раз глубоко вздохнуть. Она стояла, обхватив рукой ствол дерева, и, когда Микки куснул ее за ногу, подпрыгнула и руками зацепилась за нижний сук. Решила так повисеть, чтобы отдохнуть, но Микки не позволил ей - стал кусать ее за икры ног и она, насколько ей позволяли силы, полезла вверх. А Микки подгонял и подгонял ее, и она, отчаявшись, цеплялась за сучья и лезла вверх, каждую минуту опасаясь сорваться вниз.

Но вот, наконец, и спасительные доски! Даже пропустила их. Пришлось спускаться - она уже согласна на все - на доски, на Микки, лишь бы эта гонка кончилась. Из последних сил повалилась спиной на дощатый настил, и руками, за головой, нащупав сучки, крепко уцепилась за них. Закрыв глаза, стала ждать Микки, но вместо того, чтобы лечь на нее, тот стал покусывать ее пятки. Она, пытаясь уберечь их, поднимала ноги выше и выше. И когда совсем задрала их вверх, Микки, наконец, лег на нее, а она догадалась соединить поднятые ноги у него на спине, и ей стало легче держаться...

После акта, продолжавшегося, как ей показалось, бесконечно долго, совсем обессилела и, оставшись без Микки, тут же заснула.

Во сне дернулась всем телом и чуть не упала с дерева, во время схватившись руками за край доски. Тело у нее болело и она еле двигалась, но нашла силы, и спустилась с дерева, стоная от боли. Никто уже за ней не наблюдал.

Оказавшись на полу, почувствовала, что сил у нее нет, поэтому завалилась на бок и крепко уснула. К этому времени здесь спала вся семья обезьян.

Незадолго до пробуждения Саше приснился нелепый сон, который она, в последствии, никак не могла себе растолковать.

Она оказалась в холле какой-то гостиницы. На месте, у стойки, дежурного не оказалось. Других людей тоже не было. И это ей показалось странным. Полное безлюдье.

Только какие-то тени, тени, много теней, причем безмолвных.

Она взяла ключ из ячейки и поднялась в номер. На его двери стояло число 28 - то же, что и на бирке ключа. И она вспомнила, что в этот день расправилась с Антоном. Вспоминание как-то сразу улетучилось из ее сонного сознания, и она вошла в комнату.

Приняла душ, легла на кровать и уставилась в потолок, удивляясь своему желанию остаться здесь надолго - навсегда. Ее охватило безмятежное спокойствие и она какое-то время лежала, не шевелясь. Но ее что-то беспокоило и беспокойство нарастало. Засмеялась и сказала себе: "Что здесь может меня беспокоить?.. Ничего" и беспокойство прошло.

Рядом с кроватью на тумбочке - телефон и она решается позвонить.

Набирает уверенно номер, но какой?..

Трубку снимают, и на другом конце провода слышит до боли знакомый голос:

- Алло! - Кто это? - узнает голос и не сомневается, что он принадлежит Антону.

- Это я, Саша,- отвечает она в полной растерянности.

- Ты у нас, здесь?

- Нет, в Москве...

- Если ты... Но нет... Ты у нас, раз ты говоришь со мной по телефону...

Саша перебивает собеседника и торопливо спрашивает:

- У вас? Где это, у вас?

- У нас - в потустороннем мире... Ты меня туда, своими руками, отправила и теперь я все время здесь... в другой, загробной жизни...

Саша молчит, охваченная ужасом, и хотя еще в начале разговора она бросила трубку, голос звучит в ее ушах, но, кажется, что он повсюду.

- Ты задержись немного и я скоро буду. Мы должны встретиться, обязательно встретиться! - голос не просящий, а требовательный.

- Погоди, Антон. Я здесь раньше не была.

- Ну хорошо, а зачем ты мне звонишь?

- Сама не знаю. Но тут происходят странные вещи: кругом полно теней, а я не говорю по телефону, а ты все слышишь.

- Ты в другом мире и как ты туда попала, я не знаю. Может быть умерла?

- Нет, Антон! Я сегодня общалась с обезьяной и она тоже живая...

- Разберемся... задержись и мы встречаемся, - голос Антона куда-то пропал, а Саша проснулась, почувствовав на своем боку что-то мокрое и теплое. Как оказалось, ее описал обезьяньей детеныш, помочившийся во сне и от этой реальности она проснулась и подумала, все еще держа в своем сознании детали сна: "Я наверно, скоро умру, раз мне приснился Антон в загробном мире". Такой вывод из сна ее не радовал. Она вспомнила, как кто-то ей говорил, или она читала где-то, что во время сна, душа спящего отлетает и путешествует по своему разумению и может попасть и в космос, и в загробный мир...

Только через несколько дней Саша смогла поговорить с Наташей.

- Я тебя эти дни ждала, чтобы поболтать, а ты не приходила. Не удавалось вырваться?

- Ты угадала, - Саша покачала головой и сокрушенно сказала: - Микки меня не отпускал от себя, гонял со страшной силой - и по клетке и на деревья... Ночью не трогал, а днем домогался, заставлял его ублажать... Еще немного и я так больше не выдержу...

Наташа заметила, оглядывая стройную фигуру подруги по несчастью:

- Ты похудела, но выглядишь лучше, - она засмеялась и продолжала: Любовь идет тебе на пользу!

- Какая любовь? Что ты говоришь? Он просто трахает меня и на деревьях, в разных позах и на разных углах... Боюсь, что однажды свалюсь с дерева и разобьюсь...

- Вот этого не бойся, когда ты с ним - он тебя поддержит и упасть не даст, ведь он тебя в этот момент любит. Я смотрю и мышцы у тебя окрепли, и подобрался живот, грудь стала пышнее, и соски торчат так призывно, что любой мужик соблазнится, - говоря так, Наташа с интересом рассматривала голое тело своей соседки и потом заметила: - От твоего халата остался только воротник. Да сними ты его, и выброси, им все равно ничего не прикроешь!

Саша рассмеялась, расстегнула пуговицу на воротнике, единственной части одежды, которая еще оставалась на ней, и бросила ее на пол. В этом она стала походить на обезьяну. Те, все ненужное им, бросали на пол, не заботясь о последствиях.

Спросила Наташу:

- Сколько такая гонка будет продолжаться? Ты же все это прошла?

Наташа рассмеялась:

- Да не больше недели... У них медовый месяц длится пять - семь дней, тебе осталось страдать совсем немного - день два, ну может три...

- И он оставит меня в покое?

- Почти да. Иногда и будет наведываться к тебе, за твоими ласками, но гонять не будет. Ты спишь вместе с ними?

- Да, Микки заставил.

- Вот-вот. Это ему и нужно. Он приучил тебя к себе и всегда может тобой воспользоваться, когда захочет...- Наташа помолчала, что-то вспоминая и произнесла: - А может случится, что и ты станешь добиваться его взаимности...

Саша перебила говорившую восклицанием:

- Никогда не сделаю!

- Сделаешь и еще как! Уверяю тебя! Будешь его возбуждать и залезать на него сама...

- Да, ни за что! Почему ты об этом говоришь так уверенно?

- Посмотри, у тебя всегда, когда ты свободна, на руках детеныш и он может быть с тобой часами.

- Ну и что?

- Смотри он спит, а другой спит мало и часто сосет твою грудь. Так бывает?

- Да один попался, что никак не мог уснуть и все время сосал. Я даже давала ему попеременно то одну, то другую, весь извертелся и я устала.

- А потом ты была с Микки и ничего не заметила?

- Нет, а что?

- Когда он сосет и много, то сильно раздражает тебя и твою матку и тебе хочется... хочется. Так, мужчина, когда ласкает твою грудь, целует ее, он тебя раздражает, но потом берет и раздражение проходит. Так и у тебя с Микки сейчас... Ну а потом? Когда он остынет к тебе, а детеныши будут тебя своим сосанием продолжать раздражать и тебе очень этого захочется и еще как...

- Что же делать? - Саша смотрела на свою собеседницу широко раскрытыми глазами от удивления: - И что?

- А то! Станешь заигрывать с Микки и добиваться его взаимности и как, я уже сказала...

- И нельзя ничего сделать?

- Терпеть, но вряд ли ты сможешь долго держаться, потому что детеныши будут у тебя все время на руках и долго, ведь ты будешь почти свободна от Микки и его притязаниях на твое красивое тело, - говоря так Наташа усмехнулась, но по-доброму и Саша не обиделась.

- Но должен быть какой-то выход? - спросила она.

- Есть, если сможешь им воспользоваться. Давай им вместо своего соска палец, лучше мизинец. Некоторым из них и это подходит. А еще лучше намажь его остатками еды и тогда они примут его за твой сосок... Смотри, вот у тебя на локте прилипший кусочек банана...

Давай, для пробы, прямо сейчас, смажь мизинец и вместо соска засунь детенышу в рот... Давай же... Ну вот, смазала... Теперь вынь сосок изо рта и дай детенышу почмокать губами, чтобы он начал во сне искать твой сосок... Так... Так... Теперь спокойно, легонько подставь ему палец и в рот!.. Получилось! Смотри, как сосет! Когда успокоится, палец не вынимай и так ходи. А впредь, так как карманов у нас нет, то, когда ешь у себя, налепляй на тело небольшие кусочки еды и затем ими будешь пользоваться. Лучше начать сейчас, а то, когда Микки к тебе остынет, учиться будет поздно.

Саша удивилась опыту своей подруги и горячо поблагодарила ее.

- Учись, учись. Может пригодится и в дальнейшем. Будешь учить других, как я тебя!

Саша промолчала, но подумала, что ей учить других не придется. Она верила, что умрет здесь или станет свободной и избавится от этого кошмара.

Через несколько дней Саша почувствовала, что внимание Микки к ней стало ослабевать и у нее появилось больше свободного времени и тогда пришло решение познакомиться с другой своей подругой по несчастью. Однако к удивлению Саши, та оказалась довольна своим положением, и она задала ей резонный вопрос:

- Почему?

При встрече через решетки своих клеток, а они некоторое время молчали и смотрели просто так, оценивая состояния друг друга, первой заговорила смуглолицая, черноволосая, немного полноватая женщина. Она поняла, что соседка разглядывает ее живот и сказала, погладив его сверху вниз:

- Замечаешь? Я беременна, живот увеличился и соски затвердели. Скоро начнется интоксикация и рвота, я все это знаю - у меня уже есть один ребенок...

- Здесь? - воскликнула Саша. - Неужели?

- Да, что ты! Почему здесь? Дома. Дочка тринадцати лет. Я сама из Узбекистана, там она и находится. Кстати, тебя я знаю как зовут - Кинди...

Саша постаралась прервать соседку и поэтому заявила:

- Меня зовут по-другому...

Та не дала ей договорить:

- Лучше оставить эти имена в прошлом. Всем нам следует привыкать к настоящему и спокойнее себя чувствуешь, чем меньше вспоминаешь прошлое.

Саша подумала и ответила:

- И то правда... Ладно, продолжай...

- Так, меня зовут Диди, а моего самца Додо, посмотри - вон он валяется под деревом и дрыхнет, как все мужики после трудов праведных.

- Он еще тебя пользует? - заинтересовалась Саша.

- Редко, но бывает, а что, тебя твой сильно беспокоит?

- Пока да... Расскажи все же, почему ты довольна, что находишься здесь?

- Моя история - история человека, который захотел из ничего сделать деньги. Приехала сюда из Ташкента на поезде. С собой привезла четыреста долларов. Родные продали урожай лука и снабдили деньгами, чтобы я вложила их в Москве в торговлю. А я оказалась полной дурой. Вложила деньги в какую-то игру, чтобы быстро разбогатеть.

- Меня познакомили с женщиной, которая за два месяца получила почти пять тысяч долларов. "Ого, - сказала я себе, - вот они деньги!"

Внесла свои 400 долларов в банк игры и стала искать партнеров. Они должны вносить в банк ту же сумму, а я от них получать по сто долларов. Затем все новые ищут партнеров, и от них снова нам приходится по сто долларов...

Короче, женщина с 5 тысячами долларов оказалась подставой, а я осталась без денег. Ты понимаешь, что значит не иметь средств к существованию в большом городе? Это панель, да еще, если повезет... Мне повезло... Я снова вляпалась, но на этот раз была сыта и одета, да и деньги мне понемногу, но капали...

- Почему же тогда, вляпалась? - недоуменно заметила Саша.

- Попала в гарем... Знаешь, в Москве тоже есть гаремы, а не только у арабских шейхов.

- Совсем настоящие?

- Как тебе сказать? Порядки там, возможно, как в арабских гаремах... может быть. Мы ведь там с тобой не были... Просто, я так думаю... Но размеры меньше... Знаешь, когда у мужика заводятся деньги, он попадает в какую-либо историю, связанную с бабами. На первых порах обзаводится машиной, дачей, девочками... А потом...

- Своему первому клиенту я понравилась и он оставил меня у себя на несколько дней в своей трехкомнатной квартире для приемов, как он ее называл, а попросту встречался там с бабами. Жена ничего не знала, да он ее и за человека не считал, называл ее "отработанный элемент"... Ну да, это не мое дело, просто к слову пришлось. Узнал, что я здорова - посылал к врачам провериться и поэтому решил подержать меня подольше. Но одна баба мужику всегда наскучит и вот ему пришла в голову мысль - создать из таких баб здоровых и нравившихся ему, гарем. Взялся энергично за дело. И скоро у него в каждой комнате было по красивой женщине и они принадлежали только ему. Поначалу он к нам часто наведывался, как и обезьяна - самец в первые дни знакомства...

- Он что, похож на обезьяну? - невольно вырвалось у Саши.

- Да нет! Нормальный мужик! Только повадки у него такие же! Поняла?

Саша улыбнулась и сказала:

- А то нет! - А дальше, что?

Диди продолжила свой рассказ:

- Спустя время стал за деньги создавать гаремы для других. Купил новый "Мерседес", но не ездит на нем: привык не показывать свое богатство, поэтому его "мерс" стоит на платной стоянке большого универсама, расположенного на пересечении улицы Свободы и Химкинского бульвара в Северном Тушино Москвы. Но насчет девочек не постеснялся: содержит гарем и говорит, что он ему обходится недорого и окупается за счет создания других.

- Зачем он ему понадобился? Ведь лучше "снять" девочку, позабавиться и отправить ее назад к "мамке" и никаких проблем? - спросила Саша.

- Да нет! В том все и дело: при случайных связях можно запросто заразиться, да и бывает, что за какой-либо девочкой стоят бандиты.

- А гарем лучше?

- Еще как лучше! Что такое гарем в московских условиях? Это, прежде всего, большая квартира, собственная, а не съемная. В ней и гарем ...В каждой комнате по девочке, но не больше трех-четырех... Все они приезжие из других городов России и стран СНГ. Для них это означает устроиться - без мордобоя, издевательств, приводов в милицию и стабильно зарабатывать.

- Получается мини-бордель?

- Не совсем так. Дело в том, что в гареме свои порядки, как в восточном гареме - девочка знает только одного мужчину. Это означает, что в постели она ведет себя не "механически", а ласково и нежно - это главное, что хотел получить от нас хозяин гарема.

- Ну, а если возникнет любовь?

- Вот этого хозяин не допускал. Чтобы избежать ее, женщину в гареме держал не более шести месяцев. Что потом с ней происходило он не интересовался. Но когда стал создавать гаремы для других, то ненужную ему женщину, отправлял в новый гарем, а через шесть месяцев получал ее обратно. И ему приятно вспомнить старое, а женщине вернуться к нему, а не на улицу.

Если которая из них и "залетит", то аборт - за его счет. Был случай, когда одна девушка захотела родить и непременно мальчика.

Хозяин долго колебался, но согласился. Прослышал, что мальчики рождаются, когда "этим" занимаются в постели в полнолуние. Вот они три ночи при полной луне и "кувыркались" в постели в "большую охотку". Беременная она была необыкновенно нежна с хозяином. Родился хорошенький мальчик. Для матери все закончилось благополучно. Он ее к богатому старикану устроил, который хотел иметь наследника, но сам сделать его не мог. Запросил с него 20 тыс. долларов, как это делают на Западе. Тот уперся и они сошлись на одной тысяче двести долларов. Была свадьба и все остались довольными.

- И можно чего-либо заработать в гареме?

- Триста долларов в месяц. Это большие деньги для меня, если учесть, что не должна платить ни за еду, ни сутенерам, не нужно приобретать дорогие наряды, чтобы понравится клиентам. Ты сама понимаешь, что мы ему нравились только голенькими и чистенькими.

Представляешь, когда он задерживается, ну, не бывает в гареме долго, звонит и слышит в ответ: "Мы принимаем душ и ждем тебя!". Это приятно слышать!.. А за создание нового гарема, он брал 10 тысяч долларов.

- Но это же так просто - создать гарем и такие деньги! - удивилась Саша.

- Ты не думай, что все так просто. Сначала отбирают по виду хорошенькая, ну и ладно. Но в гареме, важен и характер - не скандальный, коммуникабельный, не злой, не совсем жадный. Все эти недостатки всплывают наружу в таком маленьком коллективе и могут взорвать его изнутри. По своему опыту знаю, что самая хорошая женщина для гарема, да и для жизни, - это, когда она умная и эмоциональная, даже некрасивая, и такая хороша и в постели, и в общении.

- Подожди, Диди. Все вроде и хорошо в гареме, там ты, похоже, неплохо устроилась, а как же оказалась здесь?

- Денег мне не хватало, потому что те, которые зарабатывала в гареме, отправляла матери, присматривавшей за моим ребенком. Пошла на риск, на большой риск, чтобы добыть деньги.

- Да ты какая-то авантюристка! То туда бросаешься, то суда и везде ноль! - заметила Саша.

- Не скажи, - ответила Диди, - на этот раз мне повезло! Сразу положила себе в карман десять тысяч долларов.

- Совсем неплохо. Может, ты расскажешь, как такое делается?

- О чем речь, конечно! Пять минут.

- Назови, хотя бы, где такие деньги лежат!

- Как же! Лежат! Я их украла!

- Украла! - ахнула Саша, - да за них убить могут!

- Конечно! Вот поэтому я здесь, теперь понимаешь, что отсюда я ни ногой!

- Как же ты на это решилась?

- Случайно, но решилась... Все произошло неожиданно. Хозяин иногда приезжал к нам со своим кейсом и пока забавлялся с нами или оставался ночевать, оставлял его на небольшом столике в гостиной возле телевизора... Никто его, конечно, не трогал. Одной мне удалось, опять же случайно, подсмотреть код замка, когда он его открывал. И вот раз, ради забавы, когда он был занят с Лией, а мы, остальные, чаевничали на кухне, я отправилась в туалет и по дороге, взглянула на кейс.

Какой-то внутренний голос подсказал мне: "Открой его!". Подумала и решила: хозяин не скоро выйдет. Не такая девка Лия, чтобы быстро его отпустить, она его ублажает по высшему классу, зато всегда чего-нибудь выпрашивает. Мои же подружки только приступили к чаю и бросать это занятие не собирались. Был риск, что кто-либо из них, как и я, отправится в туалет... Таким образом, риск был, но небольшой и я открыла кейс. Делала все быстро и представь себе руки у меня не дрожали, сохраняла хладнокровие, но напряжение и какое еще, испытывала...

Открыла и прямо перед моими глазами на каких-то бумагах лежали две пачки денег - большая и маленькая. Решила взять их, но быстро передумала и заперла кейс.

Напряженно слушавшая Саша, не выдержала:

- Ты же сказала, что украла их?

- Подожди, не спеши... В последний момент вспомнила, как будто меня что-то осенило, или кто-то свыше меня консультировал...

- Ну ты, еще скажешь!

- Нет что-то было... Знаешь в детстве рядом с нами жили цыгане и я дружила с их девочками, мы вместе играли, а старые цыганки, иногда делились секретами своего ремесла. Ведь их дети с малых лет попрошайничают, воруют... Так помню, что она старая цыганка отправляла двух малолеток 8 10 лет на воровство и говорила им:

"Главное не боятся, больше нахальства и смелости, когда будешь дело делать уверенно, то само собой придет озарение и у тебя все получится!..

- В тот момент ко мне пришло озарение и я четко поняла, как нужно делать. Другими словами решила перестраховаться. Вспомнила, что перед уходом, хозяин всегда заглядывает в свой кейс: проверяет все ли в порядке. Этим моментом я и решила воспользоваться, если получится, а не получится... Что ж..." Подожду до следующего раза", - сказала я себе.

- Неужели получилось?.. Не тяни ты так, досказывай!

- Получилось... Хозяин закончил свои дела, принял душ, заглянул в кейс и на дорожку зашел в туалет... Так как он его запер за собой, поняла, что по большому. И в этот момент, когда в гостиной никого не было, а я сделала вид, что собираюсь в душ, зашла туда голая с полотенцем на плечах. Это для того, если он меня увидит, то никаких ассоциаций с кейсом у него не возникнет. Все так и случилась. Быстро изъяла деньги из кейса, большую кучку, малую брать не стала. Подумала, что это собьет его с толку - вор забрал бы все, а так, то ли потерял, то ли забыл где... Наивно, конечно. Следовало все забрать, но мне тогда так думалось.

- Деньги сунула в полотенце и зажала их в руке, и, когда хозяин уходил, толкалась среди подружек. Он обратил на меня внимание: - А ты чего голая? - Да в душ собралась, но все же решила тебя проводить. - Он засмеялся и даже поцеловал меня на прощание.

- Ну а дальше, дальше?

- Дальше мне надо было торопиться, ведь он мог вернуться через час другой, обнаружив пропажу денег... Делала все осторожно... Ниже этажом жила большая узбекская семья - люди из нашего рода, свои, короче говоря, но никто об этом не знал, что я с ними знакома. Я тогда курила, а хозяин дыма не переносил, то ходила курить на площадку этажа, ниже нашего.

Использовала это время, и заходила к своим узбекам, те знали, чем я занимаюсь. Деньги, которые получала от хозяина, когда они ездили на родину, передавали моим родным. В Москву привозили особый сорт лимонов кисло-сладкие. В них содержится намного больше витаминов, чем в обычных. У нас они выращиваются по особому способу: в больших ямах, вырытых в земле. Глубина ям - три-четыре метра, а площадь их достигает 20-30 кв. метров. Преимущество их в том, что они сохраняют постоянную влажность и препятствуют влиянию на растения сильных ветров, особенно в период созревания плодов.

- Пошла курить и, естественно, - прямо к своим узбекам. Пересчитала деньги - их оказалось 10 тысяч долларов и оставила их там для переправки на родину. Моя семья была обеспечена, но мне пришлось туго...

- Что, хозяин узнал?

- Нет... Он приехал на следующий день, видимо, заглянул в кейс, и, обнаружив пропажу, устроил нам обыск, правда не говоря, зачем и почему... Вероятнее всего, был сбит с толку, что исчезли не все деньги... Женщины волновались, переживали и я с ними, не выделяясь своими переживаниями. Он ничего не нашел, но и не догадался спросить о такой малости: а выходил ли кто-нибудь из квартиры? А делала это только я, но сказала бы, что ходила курить и все. Но зацепка у него какая-то могла появиться... Сразу не сообразил и упустил время...

- Ну и что дальше? - Саше не терпелось узнать продолжение.

- А дальше худо... Хозяин избавился от нас - разбросал по разным гаремам, а себе набрал новеньких. Все сложилось неудачно для меня - попала в гарем, хозяином которого оказался импотент. Сам он ни на что не способен и поэтому сдавал свой гарем в аренду. И там было неплохо. Мы оставались на месте, только через два или три месяца менялись наши "пользователи". Обменивались звонками друг с другом, ведь мы долго находились в одном гареме и поэтому делились новостями. И вот мне как-то позвонила та же Лия, мы с ней хорошо дружили. Она сообщила, что наш прежний хозяин поспрошал всех и узнал, кто больше всех крутился в гостиной возле кейса, сказали, что я выходила курить. "Он может взяться за тебя, а то и подослать бандитов, чтобы убить" - тревога в ее голосе была настоящей и я поняла, что нужно поскорее скрыться. Пришлось вспомнить давнего своего знакомого. Он работает в крупной типографии и перешла к нему жить. Долго задержаться у него не смогла: он был в годах, зарабатывал мало и я почувствовала, что ему в тягость. Что было делать? Выход нашелся случайно. Мой знакомый был связан с нашим институтом: печатал в своей типографии различные бланки для института и узнал, что там требуются работники - молодые женщины, устроил меня сюда... А обо всем остальном ты и сама можешь догадаться... Как из медицинской сестры здесь делают самку для обезьяны...

- Теперь понимаю, почему ты намерена здесь остаться подольше, заметила Саша, - а вот я хочу отсюда выбраться...

- И не знаешь, как? А вот я знаю!

- Так расскажи! - потребовала Саша.

- Есть два способа: первый - покончить с собой. На небесах ты будешь свободна. Второй - устроить пожар... Чего ты так уставилась на меня? Ну да, пожар! Единственный реальный способ выбраться отсюда. Смотри: устраиваем пожар... Ты устраиваешь, потому что хочешь отсюда удрать! Не спрашивай, как, сама не знаю... И вот пожар... Появляются пожарные... все ломают... льют воду, словом тушат и спасают людей из горящего помещения и тебя в том числе... Только учти: могут и не спасти - сгореть на пожаре плевое дело... Так, что давай, действуй!

- Ты это серьезно?

- Ты спрашиваешь - я отвечаю, только и всего!

Саша задумалась и ничего не ответила, но мысль о пожаре крепко запала ей в голову. Посмотрела на часы и поняла, что через четверть часа можно идти ужинать, а потом снова "экзекуция"? Но только не на дереве.

На этот раз Микки загнал ее на большую высоту и руками заставил уцепиться за сук, а сам устроился ниже. Она висела на одних вытянутых руках. Сук, за который держалась, скрипел и раскачивался от усилий Микки.

Саша закрыла глаза, чтобы не видеть, как будет падать. Силы стали покидать ее и, открыв глаза, заметила, что прошло 20 минут - часы висели напротив. Решила: "Ну все!" и разжала пальцы. Вниз не смотрела: страшно падать с такой высоты! Хотела закричать, но крик застрял в горле - Микки подхватил ее, прижал к себе и, доделав свое дело, опустил на землю. Когда отошел от нее, горько заплакала от собственного бессилия...

Ужин появился пунктуально - через пятнадцать минут. Саша ничего не знала о человеке, который приносил еду. Иногда она его видела. Если опаздывала - еда находилась у нее на столе, но, случалось, приходила раньше, когда была голодна, или ей хотелось остаться одной, уединившись в своей клетке.

Человеку, приносившего еду, было лет тридцать, но выглядел он на все пятьдесят. На голову ниже Саши и с мелким крысиным личиком, но физически хорошо развит. Когда в клетке находилась Саша, а он приходил, то не смотрел на нее, не поднимал глаз на ее наготу. Удивилась такому поведению мужика, но поняла - мог ее видеть в большой клетке, да еще с Микки - куда уж больше смотреть! Не понимала и другого - почему он к ей не пристает. Она голая и усталая, мог бы изнасиловать, так как она в его власти - никто не придет на помощь даже, если она будет кричать. Сколько она кричала и звала на помощь, когда Микки ее насиловал на дереве?.. Не хочет?

Однажды он пришел, чтобы вытолкнуть ее в большую клетку - она задержалась больше положенного. Хотела остаться, стала сопротивляться - ей не хотелось идти к Микки.

На лбу у него мгновенно выступили капельки пота. На скулах заходили желваки от плотно сжатых зубов.

Саше показалось, что слышит, как они скрипят. Тем не менее, она пыталась что-то возразить:

- Слушайте, - проговорила она срывающимся голосом.- Вы врываетесь... и даже не считаете нужным... Вы должны...

- Заткнись!

Мужик достал носовой платок, вытер пот со лба, засопел и тяжело ступая подошел к ней.

- Нет... я совершенно устала... Спросите у Антонины, она подтвердит: я здесь недавно и вымоталась вся... мне надо передохнуть...

- Заткнись, дрянь! - Я никому ничего не должен!

С этого момента и в дальнейшем он стал называть Сашу "дрянью".

На этот раз она действительно заткнулась. Мужчина взял ее за руку выше локтя и стал вертеть перед собой и разглядывать, пока не решил, что достаточно, потом придвинул стул, сел и уставился на нее.

- Что ты можешь сказать об Антонине?

Вопрос удивил ее.

- Об Антонине? - переспросил она. - Что я могу сказать о...

- Ну!?

Тут она увидела, что у него задрожали руки и внезапно поняла - он хочет ее!

- Вы... вы не знаете Антонину?

Наверное, секунд пять он молча смотрел на нее. Наконец он не выдержал и встал.

- Я вообще никого не хочу знать, кроме тебя.

Его глаза стали метаться между ее лицом и тем местом, где внизу ее живота располагался золотистый пучок волос.

Наконец он сказал:

- Антонина не такая уж важная персона, а такая же дрянь, как и ты! Я... - он вдруг замолчал, но Саша шевельнул ногой и он снова заговорил:

- Ладно! Разберемся!

Саша в этот момент подумала: сейчас он станет меня насиловать.

Но ничего не происходило.

Молчание продолжалось еще с минуту.

Мужчина близко придвинулся к женщине, взял ее за волосы и повернул к двери и прежде, чем вытолкнуть, своей раскрытой пятерней сделал несколько ласкающих движений по голове, и Саша поняла, что он действительно ее хочет, но претворить в жизнь свое желание не может, но и на импотента совсем не похож.

При очередной встрече с Антониной все разъяснилось. Та, как всегда, появилась внезапно, и позвала с другой стороны решетки:

- У тебя снова какие-то проблемы? Вижу... Беспокойство написано на твоем лице... Слишком много думать не следует - растравишь душу. Пусть все идет, как идет.

- Да нет же, не все так идет, как ты говоришь,- возразила Саша и рассказала о возможных притязаниях на нее со стороны служителя, который приносил еду.- И этого мне еще нахватало! - воскликнула она и, заметив, что Антонина совсем не обеспокоена, а стала улыбаться, резко спросила: - Ты чего!?

- Ты же мне рассказываешь о "Гаденыше" - так его здесь прозвали. Можно сказать, что он сексуальный террорист. Он прошел добровольную стерилизацию и теперь ему разрешают, а иногда даже обязывают, использовать женщин, которых он обслуживает... Жадный до секса...

- Так значит... - попыталась Саша прервать говорившую.

- Погоди не торопись... Видишь - он хотел тебя, а не взял. Разрешения у него на тебя не было. А почему? Объясняю: сюда попадают два типа женщин. Одни не развитые, безвольные и здесь они от всего, что с ними происходит, теряют свою личность и чтобы они окончательно отупели и не сопротивлялись, к ним подпускают Гаденыша, и он их насилует после самца или до... Так они доводятся до полного отупения... А другие - такие, как ты, - не кричат, не теряют контроль над собой, не проявляют агрессивность, злобность, не впадают в неконтролируемое возбуждение - к ним не разрешают притрагиваться этому человеку.

- Хоть это хорошо, - заметила Саша.

- Но это не все... Ты можешь еще стать его добычей.

- Вот и раз! Ты говорила, что нет, а теперь опять?

- Но ты можешь этого избежать. Дело в том, что когда наступает беременность, например, у тебя, я не говорю, что она наступит, но если, тогда Микки перестанет тебя беспокоить и ты не захочешь активно двигаться, что недопустимо. Вот тогда, тобой займется Гаденыш и тебе придется большую часть проводить с обезьянами, чтобы меньше с ним встречаться. У него есть другие способы, чтобы заставить тебя бегать и лазать по деревья... И в этом случае сношения с тобой ему награда и, как ты сама убедилась, он этого хочет.

- Так значит, если я буду вести активную спортивную жизнь он меня не тронет?

- На 99 процентов нет.

- А что это за один процент?

- Просто он может сказать, что ты мало или неактивно бегала, и поэтому он тебя изнасиловал... Учти еще, что он любит насиловать беременных на первых месяцах, потом ему не разрешают. ...Гаденыш к тому же еще садист.

Саша с досады плюнула себе под ноги и спросила:

- Может ты скажешь, как и этого избежать?

- Да, но не все так делают из-за лени или, безразличия, которое их овладевает после наступления беременности. Начинай делать так, как я скажу, уже сейчас и ты избежишь Гаденыша и в этом случае. Бегай, прыгай, лазай по деревьям - закаляй свою мускулатуру, свое тело и ты станешь сильнее его и, если он будет приставать к тебе, просто отшвырнешь его и он более не посмеет к тебе приблизиться... Поняла?

- Хоть за это тебе спасибо. А ты, когда была на моем месте досталась Гаденышу?

- Нет. До беременности, которая у меня не наступила, он ко мне не мог подступиться, хотя и хотел, как и к тебе, а потом меня сняли отсюда и он "накрылся медным тазом" со своим желанием. Вот он теперь меня и ненавидит. Он говорил тебе, что я "дрянь"?

- Да, как и я. Что мне тебе еще сказать? Не хочу тебя отпускать. Не знаю, что я бы делала без тебя, хотя ты меня втравила в это дело, но я тебе благодарна, что помогаешь мне советами... Без тебя мне было бы совсем тошно.

- Не падай духом! Хочу тебе сообщить: Наташа отправилась рожать, а ее место заняла другая женщина.

Антонина улыбнулась и на прощанье помахала рукой.

Саша ответила кивком головы и стала думать: "Так что им еще от меня надо? Чтобы я забеременела и родила ребенка? А что дальше? И сама Антонина об этом молчит, правда я ее не спрашивала".

- Так что им еще от меня надо? - она негромко повторяла эту фразу, расхаживая вдоль одной из сторон клетки. Посмотрела вдаль, помолчала, стараясь забыться в том спокойствии, которое царило вокруг.

Обезьяны спали, приглушенный свет создавал мягкий полумрак и она сосредоточила свой взгляд на лампочке, освещавшей часть стены, а отраженные от стены блики рассеивались в клетке в причудливый теневой узор на полу.

Саша долго смотрела на эти узоры и ей стало что-то чудится наяву, но она тряхнула головой, отгоняя от себя назойливые мысли о своем положении, и сосредоточила свой взор на тускло горевшей лампочке. Стала вглядываться в полукруг света, и смотрела на него так долго, что ей стало казаться: он то расширяется, то сжимается, а по краям его играют блики разных цветов: оранжевые, красные, зеленые, синие, фиолетовые. Вот они исчезли и вместо них в сумрачном кругу света появляются очертания какой-то фигуры. Саша вглядывалась в них и, наконец, понимает - это Маша! В ее груди закипела ненависть к ней - это она отняла у нее ребенка и засадила сюда! "Мерзавка, подлая мерзавка! - воскликнула она в душе и пожелала Маше провалиться под землю. И правда, появились новые тени и они нависли над Машей и стали ее рвать и трепать. Саша напрягла зрение и увидела, что это ее обезьяны нападают и во главе их Микки.

Маша забежала за кровать, уцепилась за ее перила и кричит: "Мама! Мама! Спаси меня!"

Саша увидала, что из пальцев Маши, стала обильно сочиться кровь, но это ее не остановило, и она продолжала проклинать свою соперницу. В этот момент раздался тревожный детский голос: "Мама! Мама! Помогите моей маме!"голос чистый, ясный, звонкий. Саша не могла не узнать его - голос ее сына Васеныша... Ненависть ее сразу ослабла, образы в кругу неяркого света погасли и она очнулась от наваждения. Когда пришла в себя, заметила, что это она сама судорожно, до боли в суставах, сжимает своими пальцами прутья решетки... Некоторое время она приходила в себя. Наконец, спокойно рассудила: "Так не следует... Не надо... не надо травить себя ненавистью и желанием мести... Ничего хорошего, по крайне мере, для нее в ее состоянии, не получится... Она еще немного раздумывала, а затем ее озарила новая мысль. Поняла, что ей нужно жить не местью, а чем-то другим и этим другим может стать ее воображение... Да, ее воображение, с его помощью она сможет отрешаться от реальной действительности, которая ее угнетала, давила на нее, доводя до стрессового состояния. Решив так, пошла к обезьянам, легла среди них, подальше от самок с детенышами, чтобы те ее не беспокоили, и предалась воображению.

Она придумала поход в ресторан, чтобы побыть среди людей, которые бы ей нравились, с танцами с хорошим кавалером. Но без секса, который у нее уже стоит поперек горла.

Выбрала ресторан, куда бы пошла. Он находится недалеко от Пушкинской площади, за Елисеевским магазином, в переулке, название которого не могла вспомнить. Возможно это был Козицкий, или еще какой - не помнила. Да и название ресторана не могла вспомнить, как ни пыталась. Посещала его один раз. Он ей понравился просторным помещением, большими окнами, выходящими на Тверскую, своим интерьером под старину, расписным потолком и хрустальными люстрами.

Между столиками можно танцевать. Вестибюль с раздевалкой с большими зеркалами, у которых стоят вазы с цветами.

Саша лежала с открытыми глазами, но ничего не получалось. Тогда она их закрыла и мало-помалу воображение ее разыгралось.

...В тот вечер она словно заново родилась - такое прекрасное у нее настроение. Одела изумительный наряда и села ждать Его. Но каким он будет еще не знала - каким подскажет ее воображение. Но он не должен походить ни на Антона, и на Василия и, конечно, на Микки... Ей не нравятся мужчины, от которых разит куревом и алкоголем.

...Саша находилась в комнате, когда в дверь тихо постучали, и мужчина, услышав "войдите", перешагнул порог. Его дама сидела перед зеркалом и причесывалась.

Он широко улыбнулся, обнажив ряд прекрасных зубов.

Лицо Саши осветилось очаровательной улыбкой. Ее мужчина был одет с иголочки, от него пахло прекрасными мужскими стойкими духами и в руках он держал букет с ослепительно белыми розами. Саша считала, что белые розы дарят только девушкам и, поэтому она заново, в своем воображении, себя переделала в девушку... Она вскочила и протянула обе свои руки для приветствия. Мужчина крепко сжал ее в объятиях... Что же дальше придумать? - стала мыслить Саша. - Если он меня обнимает, значит любит, или только питает хорошие чувства? Ну?..

Ладно, сделаем так: пусть он будет передо мной немножечко виноватый, для мужчины это даже полезно, и она сказала:

- Я ждала тебя целый день. - Целый день!

- Я был занят, дорогая, - но спешил к тебе, чтобы полюбоваться на твое прекрасное лицо. И выглядишь ты сегодня - великолепно! Знай я, что ты так ждешь меня, я сегодня никуда не уезжал, а провел бы весь день с тобой.

Приятно было слышать такое. Улыбка расцвела на лице девушки, а большие синие глаза наполнились теплом и лаской.

- Ну вот, мы теперь и вместе, Георгий (Саша, наконец, придумала имя своему мужчине), прошу тебя, не заставляй меня тебя долго ждать, ладно?

Георгий выпустил ее из объятий.

- Хорошо, дорогая. Все понимаю и больше не буду.

- Жизнь не была добра ко мне. И мне... мне было нелегко...

- Конечно, понимаю. Но все же мы теперь вместе и я позабочусь о тебе.

...Саше кажется, что ее мужчина ни на кого не похож, он особенный... Такой воспитанный, предупредительный... и он много собирается сделать для нее, или этого ей хочется? Пока не знает... Но эта мысль производите на нее большое впечатление.

- Что делать дальше? - спрашивает она себя. - Пусть пригласит в ресторан.

Саша отвернулась к зеркалу, чтобы Георгий не мог посмотреть ей в глаза и понять ее желание. Но ее мужчина соображает быстро.

- Хочешь куда-либо пойти, милая, дорогая? - Саша вводит в оборот эти слова, потому, что их давно ни от кого не слышала... - Приглашаю тебя в ресторан! - Прекрасный ужин и отличные танцы! Или в какой-нибудь клуб? Их сейчас много в городе.

Ее рука с расческой на мгновение застыла, потом провела ею по волосам и положила на туалетный столик. По-прежнему не глядя на Георгия, Саша сказала:

- Лучше в ресторан. Я давно хочу в ресторан... Так что прошу тебя, поедем туда. - Саша объяснила, в какой ресторан она хочет.

- Прекрасно! Там очень хорошо. Съездим туда, выпьем по рюмочке, послушаем музыку... Посмотрим ревью и потанцуем.

- Там есть ревью? - удивилась Саша - она этого не знала.

- О, и отличное, моя голубка! Будем там через четверть часа. Я жду внизу, в машине.

Пока они ехали, Саша стала думать, кто ее мужчина? И решила: пусть будет милиционер - в таком качестве он сможет ее освободить. Милиционер, но омоновец или собровец. Она не знала, как расшифровать эти слова, но видела их в деле по телевизору. В камуфляжной форме, с автоматами захватывают бандитов, бросают на землю, чтобы те не могли оказать сопротивления, одевают на них наручники и бьют ногами до посинения, и некоторым разбивают лица в кровь.

...Ее мужчина со своими товарищами врывается в институт, виновных бросают на пол и одевают наручники. Среди них и Гаденыш. Когда его поднимают с пола, трясущимся от страха, Саша видит, что его обезьянья морда разбита в кровь.

"Так ему и надо! - говорит она.

Показывая на него Георгий, категорически заявляет: "Этого следует кастрировать!" - "Сделаем!" - просто отвечает тот, как будто для него это плевое и привычное дело. Затем пристально смотрит на нее и громко говорит: "А ты теперь свободна!".

Последнее его слово вихрем закручивается в ее сознании и она повторяет его много раз: "Свободна... Свободна... Свободна..." - пока не засыпает.

На утро, а она спала долго, после завтрака, ищет местечко, чтобы продолжить игру в воображение. Находит его на дереве, высоко над полом клетки. Быстро забирается туда. Место уютное - со всех сторон ее закрываю небольшие сучья и ее почти не видно снизу. Она опирается спиной о ствол, закрывает глаза и собирается подъехать с Георгием к ресторану.

Внизу о ней забеспокоился Микки. Ищет ее, а поняв где она, лезет к ней. Оказавшись рядом, обнюхивает ее и, поняв, что с ней ничего плохого не произошло, оставляет ее. По всей видимости, он понимает, что каждый имеет, хотя бы раз, право на уединение.

...Тут они как раз подъезжают к ресторану. На машине Георгия синие милицейские номера, поэтому он оставляет машину на тротуаре, и они направляются к входу в ресторан.

Ресторан переполнен... Георгия здесь знают... Ждать им долго не пришлось.

Появился метрдотель, поздоровался и сказал:

- Извините, сейчас вас обслужат. Проходите туда, там резервный столик специально для почетных гостей. Сегодня для вас!

Не успели сделать заказ, как высокий человек с длинными прядями волос, зачесанными за уши и собранными на затылке с помощью простой резинки, с улыбкой поклонился Георгию, и взглянул на Сашу, словно спрашивая, откуда здесь такая красавица.

Георгий представил их друг другу. Его знакомый оказался известным художником, писавшим портреты победительниц конкурсов красоты в различных нарядах, и без них. Последние шли нарасхват за бешенные деньги. Часть из них получала от художника очередная красавица.

Георгий уловил в глазах своего приятеля зажегшийся азартный огонек, который увидел достойную дичь для себя при взгляде на Сашу и решил предупредить приятеля:

- Это не для тебя, зря будешь стараться.

И тот понял, что Георгий не подпустит его к своей подруге даже с разговором.

Художник нашел подходящую улыбку для Саши - улыбка само очарование и стал ее разглядывать так, как будто на ней не было одежды.

Саша отвернулась от него и... очутилась у себя на дереве. Распрямила ноги и свесила их вниз, - в согнутом положении стали затекать.

Задумалась: "Зачем она втащила в их встречу с Георгием художника?". Как сюжетная линия в их встрече в ресторане он не перспективен.

И все же почему? И нашла причину: художник ей нужен, может не сейчас, но в других сюжетах. - В каких? - ...После недолгого раздумья нашла ответ. Если здесь умрет - от нее ничего не останется, даже пепла, и поэтому ей нужно, чтобы художник написал ее портрет - после нее останется портрет. А с другой стороны даже, если ее похоронят, никто на могилку не придет: мать в сумасшедшем доме, бабушка умерла, ее сын считает, что его мать - Маша, а не она, есть баба Оля, но и та может умереть, да и знать она ничего не будет о Саше. Вот почему ей нужен сегодня Георгий и художник.

Последний напишет ее портрет, а Георгий, если ее не освободит, то непременно придет на кладбище и принесет цветы на ее могилу. Она точно знает на каком участке будет могила - на двенадцатом, но на каком кладбище?.. А что сейчас - в ресторане с Георгием? Сколько прожила на свете, но не знает, как должен ухаживать Настоящий мужчина за женщиной.

Не представляет, каким может быть Настоящий мужчина. Высоким, стройным, обаятельным, "каменной стеной", ограждающей женщину от невзгод?.. А какой должна быть Настоящая женщина. Прежде всего, - умной и эмоциональной и не обязательно при этом - ослепительно красивой. Саша не стала развивать эту тему в своем воображении потому, что считала: она сама не совсем такая. Правда, ей эмоциональности не занимать, а вот ума... По ее мнению, то, как она поступила с Антоном, говорит, что умный человек добился бы своего, не прибегая к убийству, а она это сделать не смогла... Саша вздохнула и снова очутилась в ресторане, рядом с Георгием, но художника там уже не было, он прилип к другой компании, сидевшей в правом дальнем углу зала...

Столики в ресторане располагались тремя рядами, а в задней части зала находились подмостки, на которых оркестр из шести человек играл танцевальную музыку. На проходе кружились пары. Саша внезапно почувствовала себя так хорошо, как человек, попавший на седьмое небо и настроение у нее великолепное.

Георгий спросил:

- Будешь пить вино? Есть полу столовое "Арбатское", легкое и чуть сладкое.

Саша так давно не пила никакого вина, что забыла, какое оно.

- Стоит попробовать, - ответила она и выбрала маленькую рюмку, из стоявших на столе. - Наливай мне сюда, - попросила она.

Георгий исполнил ее желание и преложил тост за их встречу. Затем смотрел, как она пьет вино маленькими глотками.

- Понравилось?

- Очень! - Ничего подобного не пила!

- Знаешь, оно пьется незаметно и можно выпить много и не почувствовать, что пьянеешь... Вот, когда я был в Италии...

- Ты в Италии? - удивилась Саша. - Расскажи...

- Два раза. В первый раз я и попробовал подобное вино... Мы целой компанией остановились в гостинице, недалеко от Коллизея, а вечером поехали в окрестности Рима. Там располагаются небольшие ресторанчики под открытым небом. Рядом с ними - виноградники на небольших пологих холмах. Ресторанчик - сильно сказано. На самом деле посетителей сажают за простые деревянные столы, на деревянные скамейки и в глиняных кувшинах подают вот такое вино, которое ты сейчас пьешь. Оно там очень дешево и пьется легко...

- Если дешево и пьется легко, много выпьешь? - спросила Саша, - а закуска?

- Никакой! Да она там и не нужна. Люди пьют вино на свежем воздухе, болтают, чувствуют на седьмом небе.

Саша второй раз употребляла выражение "седьмое небо" и не знала, что оно означат, но спросить у Георгия постеснялась.

Почти весь вечер Георгий и Саша беседовали и танцевали. За это время они сблизились, много улыбались и даже хохотали, им было весело и хорошо вдвоем.

Саша не рассказывала ничего о себе. Не хотела, чтобы Георгий узнал правду о ней в их первую встречу. Заметила, что Георгий весь светится любовью к ней и не хотела ее спугнуть. И она всем сердцем тянулась к нему. Но Георгий ничего не знает о ней, а когда узнает, то...

Вот почему она сдерживала чувства, хоть и боялась, что взорвется в любую минуту. Нет, не взорвется - подобного она больше никогда не допустит в своей жизни.

Ближе к двенадцати Саша извинилась и сказала, что должна привести себя в порядок и оставила Георгия одного.

В ее отсутствие к нему подошел рослый парень, с улыбкой протянул руку. По пути он перекидывался словами с теми, мимо кого проходил.

У него виднелся небольшой шрам на правой щеке и другой шрам - на шее, ближе к подбородку, а под одеждой угадывались крепкие мышцы.

Кивнув на свободный стул, Георгий спросил:

- Давно из Чечни?

- Нет.

- Хочешь выпить?

- За компанию можно.

- За тех ребят, которые еще там!

В это время к столику вернулась Саша.

Георгий познакомил их и сказал:

- Тоже омоновец, вместе воевали в Чечне. Зовут Роман и мы друзья. Саша подумала: хорошо, что у Георгия такие друзья - они помогут ему ее освобождать.

- Ты давно в Москве?

- Дней семь, не больше,- ответил Роман.

- Надеюсь, нам еще доведется встретиться и провести вместе время? Если захочешь повидать, легко меня найти. Ты ведь знаешь мои координаты?

- Конечно! Понимаю, сегодня у тебя особый день - с такой девушкой встречаешься! - и он с улыбкой посмотрел на Сашу. Отодвинул стул и встал.

- До встречи!

Друзья обнялись, тепло попрощавшись друг с другом.

Саша была тоже рада этой встречи и пожала руку Роману. В ответ тот бережно подержал ее руку в своей, слегка покачал и сказал:

- Желаю вам обеим счастья!

- Отличная мысль! - дополнил пожелание Георгий и они расстались, улыбаясь друг другу.

После ухода Романа, Саша обратила внимание на позднее время.

- Неплохо мы провели время, правда? - улыбнулась она, - все уже.

- Ты красивая... Что ж, едем?

- Да, пора.

Георгий расплатился, получил в гардеробе пальто, и они направились к его машине.

Настоящий мужчина проводил Сашу до дверей ее дома, положил руки ей на плечи и шепнул:

- Спасибо тебе за прекрасный вечер, дорогая...

У Саши на этом истощилось вдохновение и она прекратила воображать. Ощутила реальность - сидит на дереве, в клетке с обезьянами.

Она расплакалась, плакала с надрывами и всхлипываниями, но не долго. Ее остановил какой-то внутренний толчок и заставил задуматься. А куда же ее проводил Георгий? Ведь у нее нет дома, нет и квартиры. В квартиру Антона она не может, в квартиру Маши и Василия ее не пустят... В квартиру ее сумасшедшей матери? Наверняка, там кто-нибудь живет.

- Саша...

- Не надо... распускаться... возьми себя в руки...

- Но почему все должно идти именно так?

- Потому что нет никакого Георгия. Как бы там ни было, ты действительно здесь в клетке... всего лишь... Не забывай...

Не забуду...- И волна ненависти охватила ее к тем людям, которые сотворили ей такое и к тем, которые пользуются ее сегодняшним положением... Саша поймала себя на том, что разговаривает сама с собой. И дала себе обещание: держать себя в руках, не впадать в панику и искать первой же возможности выбраться отсюда любой ценой. И решила про себя: "Я способна на все".

- Пожалуйста, не говори так.

- А зачем хитрить? Именно такой ты и должна и быть, иначе тебе отсюда не выбраться!

В ее глазах появились лукавые искорки.

- Имей в виду, я действительно способна на все...- Саша снова говорила сама с собой, убеждая себя, что ей надо быть сильной, осторожной и готовой в любую минуту к побегу.

Обследовала клетку, запоры на дверях, возможность добраться до окна, и через него попасть наружу, во двор и преодолеть высокий забор.

Все это - в ее мыслях, реально же пока шансов на побег не было... А что, если она действительно забеременеет? Похоже, шансов тогда совсем окажется ноль?.. Нет, сказала она сама себе, возможно на поздних этапах беременности она будет находиться в других условиях? Более свободных? Ей тогда - желать самой беременности?

До точки отсчета нового поворота в ее жизни остается немного - три дня. По расчетам Саши месячные должны придти через такой срок, если нет, то... Решила подождать со своими расчетами до разговора с Антониной, который должен состоятся на следующий день... Саша посмотрела на часы показывали половину пятого утра и поправила себя - он состоится сегодня.

Задала себе вновь вопрос: действительно ли она на все способна? Постаралась вспомнить один из разговоров с Наташей на религиозную тему. Она тогда привела слова Апостола Павла из его послания коринфянам: "Я научился быть довольным тем, что у меня есть. Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе".

Саша долго спорила с Наташей по поводу слов: "быть довольным тем, что у меня есть". Не соглашалась с ними. Спросила у Наташи:

- Значит ты довольна, что у тебя есть, а собираешься убить директора. Как это понимать?

- Это другое дело. Директор - порождение дьявола, поэтому то, что я собираюсь сделать, угодно Богу. В Библии сказано: "Сделанный грех рождает смерть", а то, что сделал с нами директор - взял на свою душу большой грех и за это должен умереть.

Саша по-своему поняла смысл слов, сказанных Апостолом Павлом.

- Я понимаю, что в моем положении не надо горячиться, паниковать, не трепать себе нервы - этим ничего не добьешься, так ведь?

Наташа кивнула головой и добавила:

- А вообще, тебе надо верить в Бога и станет легче. В Библии есть и такие слова: "Не бойся и не ужасайся", ибо "Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха".

Услышав эти слова, Саша подумала: "Это хорошо, я так грешна во всем"... Теперь же она снова вспомнила слова " быть довольным, что у меня есть" и задумалась над ними. Она пришла к мысли о том, что у человека, как у нее, например, можно отнять все, кроме одного: последней человеческой свободы - самому определять свое отношение к обстоятельствам и условиям, в которых он находится. "Значит, - решила Саша,- я и сама могу убить директора... Ведь это "обстоятельство и условие" моей жизни и я сама определяю свое отношение к нему...

- Не советую тебе думать об этом... Забудь ... - Саша снова заговорила сама с собой. - Отложи на потом. Главное, что ты определила свое отношение к "обстоятельству", принесшему тебе довольно горя. Неужели тебя интересуют...

- А кто тебе сказал... что...

- Ну тогда... уже больше, чем за любую...

- А как насчет того ... Насчет?.. Не знаю только зачем?

- А-а-а...

- Что ж...

- С ума!..

- А все-таки?

- Да что... - тут только Саша заметила, что говорит наполовину человеческим языком, наполовину обезьяньим: первую часть фразы произносит словами, а вторую выражает чувствами - телодвижениями, взмахами рук, кривлянием лица, высовыванием языка и т. д. Она представила себе, как обезьяны выражают понятие " С ума сошла!". По ее мнению они употребляют такое понятие, когда одна из обезьян становится раздражительной, злой и "бросается на всех". В этом случае другие обезьяны становятся в определенную позу: хвост торчком, зубы оскалены, уши прижаты и из глоток вырывается что-то похожее на громкий хрип, передние лапы подняты, пальцы растопырены. И все эти позы обращены к виновнице нарушения спокойствия в стае и они говорят, по мнению Саши: - "С ума сошла!". Саша, когда употребила эту фразу в разговоре с собой, за неимением хвоста, выгнула спину, расставила ноги, подняла руки, растопырила пальцы, ощерила рот и, почти высунув язык, стала немного хрипеть и так, что у нее даже забулькало в горле... "Почти получилось", - сказала она себе...

Поняла, что уже почти "говорит" по-обезьяньи - ей приходилось с ними общаться. Вот и научилась - теперь говорит сама с собой по-обезьяньи.

..."Ну, знаешь, с тобой теперь это бывает". - А у - ... ну и... "Хватит Саша!" - остановила она себя и замолчала. Ее отношения в семье обезьян стабилизировались. "Медовый месяц", как и говорила Антонина, закончился. Оставался Гаденыш, но он ее пока не трогает. И она не забывает о возможных последствиях, если она не будет бегать, прыгать, лазить по деревьям - закаляться и наращивать мускулы.

А Микки такая натура, что ударяет за всеми самками.

И на верху блаженства, если она проявляет к нему интерес, что бывает редко и то ночью. Иногда, в течение дня, двое чьих-то детенышей так отсосут ее грудь, и тогда...

Если бы она рассказала Антонине о том, что происходит ночью между ней и Микки, та бы с удивлением спросила:

- Вот как?

- Точно... Если он "хочет", то и ведет себя соответственно.

- А если он, ...не хочет?

- Он... он..., ну как это называется?

Дальше Саша не стала бы рассказывать Антонине... Стала думать, почему ее нет. Задерживается? Что-нибудь случилось? Непременно она присутствует при родах у Наташи. И у той ничего не выходит...

Задержка?.. Наташа рожает первый раз... Хорошо бы была девочка - они легче выходят. "А кто будет у тебя?"- Саша смирилась с тем, что она беременна. Ведь прошли уже все сроки начала месячных... "Подумай, что ты собираешься делать?" - задала она себе вопрос. "Как убедишься окончательно в своей беременности, тогда и думай", - ответила она себе, а пока жди разговора с Антониной.

Разговор состоялся на следующий день.

Саша принимала душ каждое утро. Однажды сбилась со счета и перестала следить за тем, сколько времени находится в клетке, время перестало заботить, а волновали события с ее участием.

Порой дождь барабанил по стеклам здания, а иногда их затемняли облака.

В это утро светило солнце и на душе у Саши было легко - она что-то усвоила, приспособилась и не очень страшилась будущего, хотя предполагала, что беременна, и следует ждать перемен в ее положении. Вот об этом-то она и хотела спросить Антонину.

Когда Антонина увидела Сашу, то восхитилась ее спокойствием.

- Ты совсем переменилась, - сказала она. - Хорошо бы, чтобы так вели себя все остальные. Ты можешь сказать, что с тобой произошло?

- Да, ничего, просто приходится быть терпеливой и приспосабливаться. Более ничего.

- Прекрасно. А как твое самочувствие? Что ты чувствуешь?

- Хочешь знать правду? Чувствую, что беременна. Твои таблетки не помогли. Поздно ты их дала.

- Трудно было передать, чтобы сделать незаметно... Ну да, теперь нужно думать о будущем.

- И какое же оно? Ты знаешь все. Наверно, Наташа не первая, кто родила здесь?

Антонина промолчала. Ей нельзя было сообщать кому бы то ни было такие сведения. Посмотрела на Сашу и подумала: "Неужели не понимает от кого у нее будет ребенок? И какой? Наверно, много раз представляла себе... что будет, но молчит, не говорит и не спрашивает, чтобы не травить себе душу, или же понимает, что ничего не скажу?

Молчание затягивалось и поэтому Саша снова спросила:

- Скажи хотя бы: мальчик или девочка?

- Девочка...

- Я угадала! - воскликнула Саша. - Так и думала, что будет девочка.

- Вот-вот. Ты угадала... А кто будет у тебя?

- Мальчик! Мне как-то цыганка нагадала, что у меня будут все мальчики, всего трое... Тут Саша спохватилась... Третий... только не здесь!

Зато Антонина обрадовалась, но виду не подала - она получит большую премию, если Саша родит еще одного ребенка - мальчика. Только спросила:

- Ты веришь цыганке?

- Посмотрим, если родится мальчик, то можно верить.

- Вот как? Я не верю этому. Но позже можно будет выяснить с помощью анализа. А что ты собираешься делать?

- Пожалуй... Похоже, я начинаю понимать, кто подсказал Маше и Василию поместить меня сюда... Но пока не совсем уверена...

- Вот это да! Как уверишься окончательно, будь добра, в первую очередь сообщи мне. Значит ты попала по назначению, кто-то за тебя определил твою судьбу.

Антонина ушла, а Саша осталась наедине со своими размышлениями. Было в ее судьбе что-то странное. В своих рассуждениях она грешила на собственную бабушку. Подростком дралась с ней, а та, хотя и занималась ее воспитанием, но относилась к ней по поговорке "Собак мы любим, а детей воспитываем"... Все же почему она захотела от нее избавиться? Деньги она получала от Антона за нее хорошие. Когда ушла из квартиры Антона, то оставила ей немалую сумму в долларах. Затем оказалась у Маши и Антона. И конечно, не только по совету Ольги, но и с согласия ее бабушки... Не здесь ли собака зарыта? Маша и Антон, вероятнее всего, тоже платили ей деньги за нее? И что же дальше... Саше припомнила, что в моменты обострения отношений с бабушкой, та ей говорила одну и ту же фразу: "Ты будешь такой же сумасшедшей, как и твоя мать!" Дальше... Дальше... Маша решила, что пришла пора расставаться с ней... Как это сделать?.. Обратилась к своей матери - Ольге. Та ничего не смогла посоветовать и, скорее всего, развела руками - в душе ей было жаль Сашу. ...А вот родная бабушка - тут другое дело. Конечно же, Маша спросила и ее - как удалить Сашу из их семьи?

Бабушка думала о судьбе Саши и о себе. И была уверена, что ее внучку настигнет тот же рок, что и ее дочь - шизофрения. Поэтому ясно и четко объяснила Маше, что насильное удаление из их семьи ее внучки, вызовет у той сильный стресс, а он может перерасти в наследственную шизофрению и тогда внучка "свалиться" на ее голову, но ей хватает и дочери... Что же делать?.. Возможно, в этих условиях бабушка попросила дать ей время подумать. Но думать особенно не стала, а так, как знакома с медиками, сама врач, то через них нашла выход - устроить Сашу в институт.

Конечно, понимала, что, таким образом, не только Маша, но и она сама может избавиться от внучки... И такой путь, с подачи бабушки, Саша сочла вероятным, но проверить его, даже, если бы она и вырвалась из института, не могла - бабушка умерла во время сердечного приступа.

Но она твердо уверена - сама Маша до такой подлости не додумалась бы...

Саша устала и, опершись спиной о дерево, задремала, почти заснула. Сонное забытье продолжалось недолго. Кругом ее, как-то разом, завозились обезьяны, что-то тревожное слышалось в звуках, которые они издавали. Саша заставила себя открыть глаза, хотя к этому времени ей по настоящему хотелось спать. Поначалу она услышала тихий, но отчетливый звук: М-м-м... он перешел в протяжное и-и-и... и походил на призыв: - Обратите внимание на меня!

Саша повернула голову в сторону, откуда шел звук, и увидела обезьяну, которая его издавала. Та сидела на полу, откинувшись телом назад и опиралась на руки за спиной, опущенные на пол. Вот она снова издала тот же звук, но громче прежнего: - М-м-м... и-и-и... и так еще несколько раз.

Саша, наконец, заметила, что обезьяна беременна - ее большой живот лежал у нее на коленях и немного колыхался...

За своими делами она почти не замечала, что происходит в стае, ну, а теперь ей придется присутствовать при родах. Она оглянулась вокруг, чтобы отыскать глазами кого-либо, но никого рождение новой обезьянки из персонала, находившегося в помещении, не беспокоило.

Между тем, среди обезьян начался переполох. Некоторые, возбудившись, прыгали вокруг и издавали резкие крики, другие окружили роженицу и что-то делали с ней...

Саша не хотела смотреть, но ей пришлось увидеть весь процесс родов... Вот роженицу поставили на ноги и поволокли к дереву. Та по-прежнему издавала звук " М-м-м..." Саша его понимала так: "Мне надо помочь, не оставляйте меня! Помогите, и я справлюсь!"

У дерева беременную самку заставили крепко взяться верхними лапами за нижний сук, а нижние конечности согнули в коленях, но так, чтобы она сама чуть повисла. Как поняла Саша, такая поза напрягала мышцы живота, таза и давала возможность быстрее родить. И действительно, сильные потуги привели к желаемому результату.

Роженица несколько раз, чуть провисая, подтянулась на суку.

Малыш появился как-то сразу и был встречен радостным визгом присутствующих. Его приняла одна из обезьян, а другие, из-за отсутствия гигиенических салфеток, и ваты начали своими языками вылизывать место, откуда вышел плод... За родами спокойно наблюдал Микки. Когда закончилось, отвернулся и направился спать в другой угол клетки.

А у Саши в голове стоял протяжный призывный звук - М-м-м... и-и-и... Что-то знакомое? Но что?.. Где его слышала?.. Где? ...Она идет по улице... в магазин... Так... На углу высятся несколько ящиков... Там принимают пустую посуду из-под пива и водки... Так... Продолжает идти, замедляет движение и останавливается. Рядом с грудой ящиков на сломанной табуретке сидит небольшого роста молодая, кругленькая женщина. Голова у нее повязана по брови платком, лицо красное. Это она издает звук: М-м-м... и-и-и..., когда к ней обращаются люди, пришедшие сдать посуду. Больше она сказать ничего не может, ибо пьяна в дребезину. Голос у нее грудной, низкий, а звук, который она издает М-м-м..., означает: "Ставьте посуду в ящики сами, а деньги я выдам..." ...Все так и делают, затем подходят к приемщице и четко называют сумму денег за посуду. Та, поняв о какой сумме идет речь, пялит глаза, раскачивается на сиденье, отсчитывает деньги и не ошибается при этом...

- Вот, где я слышала такой звук! - радуется своей памяти Саша и повторяет:

- М-м-м... Как же у меня получается? Похоже на обезьяну или на приемщицу?.. Мысли ее принимают другой оборот: - Неужели и я буду рожать в таких условиях?.. Возможно, что и нет... Наташу забрали отсюда, когда та собиралась рожать... Звук следует запомнить. Звук, и его смысл, который в ее интерпретации может быть: - Поймите меня, что мне предстоит! - А когда появится боль, не кричать, а только... М-м-м... И-и-и...

Во время ужина Саша услышала телефонный звонок. С удивлением подняла голову и стала прислушиваться - откуда он идет.

Поняла - из тумбочки и вспомнила - Антонина ее предупреждала, что там находится телефонный аппарат - по нему можно звонить в экстренных случаях. А сейчас звонили ей. Кто это мог быть?

Конечно, Антонина - только она поддерживала с ней связь. Трубку Саша крепко прижала к уху, как бы боясь, что не услышит ничего. Но голос Антонины звучал четко и спокойно:

- Ну, как ты там?

А что могла ответить Саша:

- Нормально. Ты хочешь что-то интересное мне сообщить, меня забирают отсюда Маша и Василий? - и рассмеялась своим словам.

- Знаешь,- ответила Антонина, - я бы тебя отпустила, да воля не моя! Хочу тебе сказать пару слов - нет времени навестить, а предупредить надо.

- О чем? - заинтересовалась Саша.

- Да, о Наташе. Ее, через какое-то время, переведут с ребенком обратно...

Саша перебила говорившую и с удивлением спросила:

- Но почему? Ребенок совсем маленький!

- Но видишь ли... Ему с младенчества следует привыкать к той среде... ну, в которой ты сейчас находишься... А, если привыкание затянуть, то ему будет ой, как тяжело... На твоих глазах родился детеныш и сейчас он, как?

- Ничего, все путем с ним. Прилип к маме четырьмя лапами и путешествует с ней с дерева на землю и обратно.

- Вот видишь...

- Подожди... подожди... Но у Наташи не такой же ребенок?

- Не такой, скоро увидишь. Но и ему нужно быть сильным и закаленным... Знаешь, свои вопросы ты задашь мне при очередной встрече. Я улетаю в командировку, а тебя хочу предупредить: чтобы ни случилось - держи себя в руках, не впадай в панику, не переживай. Ты беременна и тебе нужно родить здорового ребенка. Ты поняла меня?

- Да сказала, - Саша и замолчала.

- Чего ты молчишь? - забеспокоилась Антонина и вдруг услышала в трубке звук: - М-м-м...

- Что такое? - с удивлением спросила она. - Саша?

В ответ раздался смех:

- Такой звук издавала обезьяна, которая рожала, и я оказалась рядом, все видела и слышала... А теперь скажи: что мне остается делать, как не издавать подобный звук? Ты мне все время преподносишь сюрпризы, начиная с той ночи, когда спящую оставила наедине с Микки. Я их жду и меня не удивишь,- Саша снова засмеялась. - Приедешь, сразу ко мне. Не думаю, что у меня будут сюрпризы для тебя, но пообщаться мне всегда хочется...

- И последний вопрос: как у тебя с Гаденышем?

- Никак. Смотрит, но не трогает.

- Если он полезет к тебе, ты справишься с ним?

- Думаю, да.

- У него много способов овладеть тобой и без применения насилия.

- Разве?

- Еще бы! Ты не замечала, как он смотрит на тебя и улыбается?

- Замечала, а что?

- Знаю его повадки. Этим он хочет сказать: Что бы там ни было, а ты будешь моей! Представляешь, если завладеет тобой, что будет вытворять?

- А мотивы?

- Он садист.

- И что? Будет меня бить, свяжет?

- Ты можешь дать сдачи, а связать ты ему не позволишь - у тебя достаточно сил, чтобы воспротивится. Но может сделать и по-другому...

- Как, например?

- Подсыпать в еду снотворного и изнасилует тебя, а, если ты не покоришься, то будет так делать всякий раз, когда тебя захочет, пока не сломишься.

- Сначала Микки, потом Гаденыш! - воскликнула Саша. - Должен же быть этому конец! Подскажи, что делать?

- Убить его!

- Что ты сказала? Что?

- Убей его и ты избегнешь опасности быть в его руках сексуальной игрушкой на два-три месяца, пока у тебя не вырастит живот.

- Вот так просто и убить? - ахнула Саша. - Подумала и сказала: - Его не просто убить. Он как волк чувствует опасность и всегда настороже.

Антонина рассмеялась:

- Не говори мне так. У тебя есть опыт и сила. Вспомни захват обезьянами передними лапами ствола дерева, когда они спускаются вниз. Они кладут лапу на ствол, затем как бы ввинчивают его вокруг себя и сдавливают сильно, чтобы не сорваться вниз. Мускулатура руки у них развита хорошо и захват получается крепким. Разве ты так не делала? А тебе вместо того, чтобы спускаться вниз, в случае с Гаденышем, сдави ему шею локтевым суставом и крутани, как будто хочешь прыгнуть вниз...

- И что?

- Одним движением переломишь ему шею!

- Да, но до его шеи еще нужно добраться!

- Это уже твое дело, изловчись, не промахнись, а то станешь рабой Гаденыша.

- Тогда и я тебя хочу спросить: а что будет со мной в этом случае, я же убью человека?

- Да, ничего. Мертвое тело уберут и ничего тебе не скажут, спишут, как несчастный случай на производстве.

- Почему?

- Ты будешь еще больше повязана этим делом и не станешь рыпаться, что бы не случилось.

- Вот как!

- А что ты ждала? Не так, так эдак: или отдавайся Гаденышу или убей его - другого не дано!

- Ладно... Я подумаю ...

- Смотри, проснешься в объятиях Гаденыша.

- Мне не привыкать... Сначала Микки, а потом Гаденыш.

- Твое дело. Что ж пока...

- Подожди, а он вооружен?

- У него стилет, шестигранный, длинный. Прикрыт рубашкой, в кожаных ножнах, расположен так, чтобы всегда был под рукой. Но он тебя им не пырнет. Может попугать. Ты слишком ценная участница эксперимента.

- Ладно...

Вечером, когда Саша пришла к себе, ужин ждал ее на столе. Может в нем снотворное?

Гаденыш, увидев, что она заснула, заявится к ней. Поэтому съела хлеб, картошку, рассудив, что в них не может быть снотворного, а к мясу с подливой не притронулась. Чай с лимоном пить не стала. Остатки еды спустила в унитаз, напилась из-под крана, где умывалась, и быстренько перебралась в большую клетку.

Решила убить Гаденыша утром. Вечером не годится - его тело пролежит за занавеской всю ночь, так как он навещает их помещение последним.

Саша проснулась рано и в оставшиеся часы до завтрака обдумывала детали предстоящего. Главное - чувствовать себя расслабленно, никакого напряжения в теле и голосе, чтобы он ничего не заподозрил. Далее ей надо, чтобы Гаденыш оказался близко к ней, совсем близко, иначе она не сможет разом обхватить его за шею... Остальные позиции не годились - придется бороться с ним и тут она может проиграть. У него нож, станет угрожать ей и она может не выдержать... Так... У нее одна попытка и другой не должно быть.

И вот она за занавеской. Пришла рано, чтобы принять душ и приготовиться.

Не стала завтракать, только еще раз приняла душа. Перед тем как уйти, посмотрела на поверженное тело. Мыслей у нее не было. Властвовало чувство возбуждения от содеянного. Понимала, что мысли придут, их придется пережить, может и упрекать себя, а правильно ли она сделала? Она ненавидела мужчин и считала, что все ее беды от них и поэтому ее суд над Гаденышем правильный. Она не знала и, вероятнее всего, не узнает, что многое из того, что говорила ей Антонина, неправда.

Сам Гаденыш не знал ни о каком снотворном и не собирался его давать Саше, чтобы овладеть ею. Это выдумала Антонина, чтобы подтолкнуть ее на убийство. Ему только сказали:

- А теперь воспользуйся ею, если сможешь сам чего добиться. Силы особенной не прилагай, но действуй инициативно! Она уже беременна, поэтому развлекайся!

Вышла в большую клетку и огляделась: ничего здесь не изменилось. Остановилась и постояла. Мысли о содеянном не оставляли ее. Вспомнила, как проведя рукой по еще теплому телу, услышала бульканье в животе и отдернула руку с криком:

- Ой, живой! - и со страхом стала всматриваться в лицо мертвого. Нет, не шевелится, вроде, не шевелится... Услышала звук выходящего из живота воздуха... - Газы отходят, - произнесла тихо и успокоилась, но больше к трупу не притрагивалась.

- Может, он и ждал какой-нибудь уступчивости от меня, - рассуждала вслух Саша, - ведь женщина беременна - что с ней считаться! А считаться надо! Я сейчас никого не хочу: ни мужиков, ни обезьян! А может, просто не думал, что дело зайдет так далеко. Не исключаю и такой вариант.

Но Гаденыша убила за дело. Называл меня "дрянью", и полез ко мне, и он еще... сексуальный маньяк!

- Почему? - Ты оправдываешь себя? - но ответа найти Саша не успела - к ней скачками приближался Микки.

- Нет! Нет и нет! - закричала она. - Не подходи! Буду драться, кусаться! Только не это! - выдохнула одним криком в морду Микки. Тот с удивлением воззрился на нее. Саша тяжело дышала и вся застыла в напряжении. Но Микки ее не трогал. Похоже, у него были другие намерения. Он перевел свой взгляд на руку Саши - она держала ее слегка на отлете.

Саша проследила за его взглядом и увидела, что в этой руке она сжимает крупный банан. Вспомнила, что взяла его с собой, чтобы съесть вместо завтрака, и совершенно забыла о нем из-за своих суматошных мыслей. Обратилась к Микки:

- Ты хочешь банан, а не меня? Возьми его и убирайся от меня подальше и поскорее.

Микки так и сделал.

Саша услышала стук по железу, посмотрела в ту сторону и поняла, что ее призывает к разговору Наташа. Поспешила к ней.

Наташа улыбаясь, протянула в ее сторону свое новорожденное дитя со словами:

- Посмотри, какая красавица.

И действительно было на что смотреть.

Голенькая девочка крепко держалась за мамины руки и, что самое интересное, не плакала и не хныкала.

- Не свалится вниз, на пол? Ты ее едва держишь.

- Что ты! Она уже может сама держаться. Добровольные няньки таскают ее на дерево и обратно и очень прытко. Сначала я опасалась, а затем увидела, что это ей на пользу. Даже иногда висит вниз головой и... ничего!

- Так уж и ничего? А, если свалится?

Наташа засмеялась:

- Этого никогда не случится. За ней так следят! И чего же ты молчишь? Я тебе сказала, что она красавица, а ты не ...

- И не скажу. Ты сама видишь, какая она.

- Ну, все - таки? Скажи, тебе нравится, что она вся покрыта шерстью, как пухом? На лице у нее тоже пух, хоть брей ее сейчас...

- Но в остальном она как человек: черты лица правильные, глазки голубые, ножки и ручки прямые...

Подруги говорили, перебивая друг друга. Им хотелось высказать свою боль по поводу рождения такого ребенка и сделать это тактично по отношению друг друга, чтобы не впасть в отчаяние - и Саше придется рожать такое же дитя...

- И к тому же, - воскликнула Наташа, - она очень сильная! Если вцепится во что-либо - не оторвать!

- Ну, ты рада?

- Рада! Мать своему ребенку рада!

- Ты что-то быстро появилась здесь... А молоко у тебя есть?

- Через полтора месяца. Как только окрепли - сразу сюда.

В это время девочка только собиралась захныкать, как мать поднесла ее к груди и та стала ее сосать, иногда захлебываясь от обилия молока.

- Ну, ты видишь, видишь? Молока много. А знаешь ли ты, что пока есть молоко и я кормлю ребенка, я не забеременею? Ведь они хотят, чтобы я снова залетела и родила еще одного.

- Как? Им одного мало от нас? - воскликнула Саша.

- А ты думала! Когда родишь - корми подольше. Если Микки не захочет, к тебе приставят другого самца, а то и двух молодых, и так будешь рожать всю жизнь. Что скажешь?

- Не знаю, - вяло ответила Саша, раздавленная новостью. - Может быть, ты все это придумала? - спросила она. - Скажи, что придумала?

- А ты сама, как считаешь? Есть ли какой-либо резон нас отсюда выпускать? Еще расскажем кому, как здесь делают обезьянолюдей и, главное, для чего?

На последний вопрос ни Саша, ни ее подруга ответа не знали.

Саша задумчиво кивнула и произнесла:

- Почему тебе нужно знать для чего?

- Я хотела бы знать потому, что меня беспокоит судьба наших детей. Что с ними будет? Мы их рожаем не для того, чтобы ими заселить Африку, когда там все перемрут от СПИДА? Ты-то, разве не думаешь, что будет с твоими детьми, когда тебе придется рожать снова и снова?

- К чему думать? Чтобы посмотреть, что из этого получится? Я и сама пыталась примыслить кое-что... Но разве, находясь здесь, можем что-либо узнать? Скажи, когда ты рожала, как было? Могла ли ты куда-нибудь выходить, с кем-то разговаривать, или, например, когда оправилась, убежать?

- Даже не думай об этом! Помещение было нормальное, питание, уход, внимательные врачи и т. д. Но выйти куда-либо - не моги, разговаривать - не моги, только "да" и "нет", даже про самочувствие не спрашивали, а потом, как все устаканилось - снова сюда: корми ребенка, новая беременность и снова роды. Охрана везде строгая - не убежишь!

- Еще меня интересует один вопрос, ... - начала говорить Саша.

- Окна? - догадалась Наташа.- Я о них тоже вспомнила, когда увидела, как выглядит моя девочка... Думала... Только бы скорее оправиться... Возьму в охапку ребенка и с ней выброшусь в окно... Присмотрелась к ним, а на них - решетки! Сразу их не заметишь, но они есть!

- Миленькая история!

- Ну да... Я рассказала только факты, а подробности придумай сама. Ну а теперь твоя очередь. Что ты собираешься делать?

- Чувствую себя обреченной... Скажи, а тебе не приходила мысль о самоубийстве?

- Нет. Хочу жить!

- А устроить пожар, чтобы все сгорело!

- Такая мысль... Нет, не думала... Но это тоже самоубийство - только мучительное...

- При пожаре можно убежать!

- Ну ты и фантазерка... Убежать с ребенком... Не знаю... Это не для меня!

- Хорошо. Еще я хочу выяснить, не было ли среди персонала кого-либо знакомого или знакомой, чтобы записку передать, ну в милицию?

- Ты что, откуда? - Думаю, здесь нам ничего не светит, им всем хорошо платят и они себе не враги.

- Так-а-ак... - протянула Саша. - Боюсь, что куковать нам здесь до конца своих дней.

- Понятно. Мой муж будет только рад, если я нарожаю здесь кучу детей, а он получит за это деньги.

- Ты для него источник доходов.

- И каких! Он станет богачом!

- Я тоже хочу стать богатой...

- Тогда рожай, сколько сил хватит. Кончишь рожать - ну больше не сможешь, они тебе деньги отдадут и много денег. Только детей своих ты не увидишь.

- Не знаю...

- А куда ты с ними пойдешь... С волосатыми?

- То же мне перспектива..., - медленно протянула Саша... У нее не хватало слов что-либо сказать и не было никаких мыслей.

Сразу после разговора с Наташей Саша пошла обедать за занавеску, к этому времени голод сильно донимал ее - она даже не завтракала. В ее клетушке было убрано и ничего не напоминало о трагедии разыгравшейся утром. По тому, как был подан обед и аккуратно расставлен прибор, что раньше не делалось, она поняла, что теперь ее обслуживает женщина.

Чтобы она не делала в этот день, мысли ее все время возвращались к утренним событиям. Она гнала их от себя, но они неотступно следовали за ней и, наконец, прочно завладели ее сознанием.

- Так нельзя! - сказала она себе и решила заняться "спортом" - бегала, прыгала, лазила по деревьям. Иногда на нее обращал внимание Микки, смотрел внимательно, но не подходил, возможно, чувствовал ее возбужденное нервное состояние. Пришел к ней и ночью, но она так рыкнула на него и резко зашипела, что он сразу отскочил и больше не пытался к ней приблизиться.

Ею овладел сумбурный, тревожный сон. Не цветной - их она давно не видела. Действие этого, как и всех других, происходило в полутьме с просветами, блеклыми и расплывчатыми.

Она замечала какие-то очертания людей и предметов и чем более тусклыми и неясными они казались, тем тревожнее у нее становилось на душе.

На этот раз она медленно перемещалась вниз по пологому склону. Вставала на ноги, падала, катилась вниз, и так медленно, но бесконечно. Во сне твердила себе: " Надо остановиться! Надо остановиться!" Но за ее спиной кто-то кричал:

- Давай, да поживее!

Она не собиралась с ним спорить. Единственное, что могла - броситься на землю и зацепиться руками и ногами за что-либо и молить бога, чтобы "голос" проскочил мимо. Удайся это, и у нее появится шанс на спасение. ... Во время сна она так вертелась на месте и лягалась ногами, что крепко саданула Микки. Тот что-то проворчал и на четвереньках быстро переместился подальше от нее - по другую сторону дерева...

" Голос" не ушел, а завис над ней и она услышала:

- Подъем! И поживей!

- Помочь тебе? - вдруг она услышала другой голос - он принадлежал Антонине. Она рассмотрела ее улыбающееся лицо и подумала: "Чему та радуется?"

Антонина склонилась над ней, и Саша близко-близко увидела, что та ухмыляется закрытым ртом. Хотела ее спросить: "Что происходит?" Но получила от нее толчок и снова покатилась вниз. Саша и во сне соображала, что вниз падать не следует и поэтому пыталась отклониться в ту или иную сторону. Повторяя сон, ее тело ерзало по полу...

Наконец она получила небольшую передышку, и попыталась встать, повернувшись лицом к "голосу", но ничего не разглядела. Только какой-то сгусток тьмы, то приближался к ней, то отдалялся и влиял на нее.

Он был настолько силен, что как раскаленное железо вонзился в мозг и на миг парализовал тело... Саша во сне испугалась и попыталась собрать всю свою волю, чтобы проснуться. Сначала ей удалось лишь пошевельнуться, потом приоткрыть глаза и увидеть неяркий свет электрической лампочки, светивший высоко под потолком. В ее глазах свет стал расползаться различными цветами радуги - синими, зелеными, фиолетовыми. Она закрыла глаза, потрясла головой и тогда окончательно пришла в себя... Осадок ото сна надолго у нее остался, но она запомнила немного из него, главное: она все время падает вниз... И это реальность... Что-то ей еще снилось про Антонину... Но что? Этого она вспомнить так и не смогла...

Чтобы снова заснуть она захотела думать о чем-то совсем отдаленном, но хорошем ...Хорошем? ...О чем? Что-то путалось у нее в голове, но о приятном, хорошем не вспоминалось, а сон все не шел к ней... Ах, да! Хорошее - это Георгий... Она была с ним в ресторане, а теперь должна принять его у себя дома... Но дома у нее нет? А почему?

Прошлый раз она уезжала с ним в ресторан из какого-то дома? Так пусть и сейчас примет его там.

...У себя дома Саша выглядит просто феноменально, и повстречаться с ней, когда она сидит, вытянув ноги, в большом мягком кресле, освещенная светом лампы, более чем приятно. Она весьма умело расставила в комнате лампы, и свет выгодно подчеркивает линии фигуры и грудь. А ее зовущие глаза должны сказать Георгию, что ждет его с нетерпением. Чем он ответит на этот зов? Это ее интересовало.

И хотя свет и тени не дают ее рассмотреть полностью, она считает, что это не важно - не все сразу. Если Георгий ей сегодня понравится, то...

Ведь она выглядит великолепно - возраст над ней не властен... Мужчина замечет то, что он хочет, а женщина именно это и стремится показать...

Она-то наверняка знает, что хочет Георгий, но почему-то недовольна им и считает, что пусть он валяется у ее ног... Просто у нее настроение плохое... Она может доказать, что он ее недостоин... Но, когда Георгий пришел, она отнеслась к нему весьма доброжелательно. Предложила ему сесть в кресло напротив. Сама же села, закинув ногу на ногу, так, чтобы он оценил ее достоинства. Когда она наклонилась над столиком, чтобы налить вино, Георгию осталось лишь удивляться, зачем она так делает. Его взгляду открылись прекрасные груди, готовые вот-вот выскочить из бюстгальтера...

Он потратил какое-то время, чтобы утихомирить возбуждение и взять себя в руки. Принял предложенный бокал, стараясь оставаться спокойным.

Одновременно он пытался придать лицу такое выражение, которое подсказало бы Саше, что он ее очень хочет.

Наконец Георгий прервал затянувшееся молчание:

- Мне очень жаль, что мы как-то не так встречаемся - не так, как в прошлый раз, в тот вечер.

Она подняла бокал и сделала жест, напоминающий воздушный поцелуй.

- Не стоит теперь вспоминать об этом.

- А разве не жаль...

- Он был и прошел.

- Ну уж, извините, трудно поверить в это!

- Не сомневайтесь!

Быстро опустошила бокал и поставила его на стол.

- Выходит, я не такая, как, скажем, вы себе представляли?

- Саша...

- Георгий... У меня сегодня плохое настроение...

- Ну, сказала тоже! Ты сегодня полный нуль, самый настоящий, хотя и фигура у тебя прекрасная и грудь великолепная.

- Бывает и такое?

- А что не бывает, скажи?

- Не мне отвечать тебе на этот вопрос.

- Ладно. Давай развеем твое настроение и поедем в ресторан?

Саше не хотелось никуда уезжать из дома - здесь так уютно! И потом это ее дом, которого у нее никогда не было. "Дура, ты дура, Саша! - сказала она себе. - Разве так надо встречать Георгия?" Она решает переиначить всю встречу.

...Как только в коридоре раздается звонок, Саша бросается к двери и, не глядя в глазок - она знает, как звонит Георгий, открывает ее и, повиснув у него на шее, начинает его целовать со словами: "Как я тебя люблю, Георгий... Георгий... Георгий... Произнеся это имя несколько раз, Саша крепко засыпает...

Утром она идет на то место, где они встречаются с Наташей и долго стоит там. Соседки все нет и нет. Понимает, что та и ее ребенок, скорее всего, задерживаются на процедурах. Ей хочется поговорить, облегчить душу. И она обращается к себе:

- Ты, помнится, видела сон про настоящего мужчину, так, что ли? И снова молчит.

- Смотря, что под этим понимать, - говорит Наташа, появившись в своей клетке, и услышавшая фразу, сказанную Сашей.

Та же, из-за своей задумчивости, не заметила ее прихода.

Саша приходу ее обрадовалась. Ее ребенок крепко спал на руках, присосавшись к груди. Невольно она обратила внимание на наташину фигуру. После родов та не растолстела, живота не было и она могла похвастаться своей стройностью. Только грудь у нее стала гораздо больше из-за об