/ / Language: Русский / Genre:popadanec / Series: Вепрь

Лютый зверь

Константин Калбазов

Ты оказался один в чужом мире, нашел тех, кто стал тебе близок, нашел семью и… в одночасье лишился всего того, что стало тебе по-настоящему дорого. Как быть? Смириться с выпавшими на твою долю испытаниями или, презрев все законы – людские и божьи, пойти на поводу у зверя, сидящего в каждом из нас?

Литагент «Альфа-книга»c8ed49d1-8e0b-102d-9ca8-0899e9c51d44 Вепрь. Лютый зверь: Фантастический роман Альфа-книга Москва 2013 978-5-9922-1292-1

Константин Калбазов

Лютый зверь

Глава 1

Осколки былого

Хотя уже началась осень, солнце все еще припекает по-летнему. Уже скоро зарядят дожди. Погожие дни еще будут, куда же без бабьего лета? Никуда, как и без них самих. Вот так вот смотришь на лазурное небо, потом бросишь взгляд окрест – и жить хорошо, и жизнь хороша. Сердце само начинает подпевать полевой птахе. Вторят ей и кузнечики. А вокруг – чистый воздух, вдыхать его – одно удовольствие. Вроде и не весна, а запахи стоят такие, что просто закачаешься. На Земле не так много уголков, где вот так вот все, как при сотворении мира, в первозданной красе. А тут – сколько угодно. Вот доносится запах ели, до опушки едва ли сотня шагов. А вот – пьянящий аромат нескошенного разнотравья и осенних цветов, над которыми все еще кружат дикие пчелы: стараются в эти последние погожие деньки увеличить зимние запасы; больших сборов уже нет, но эти трудяги рады и тому, что есть. Пахнет короставником, тысячелистником, коровяком, льнянкой, припозднившимися ромашкой, зверобоем, чистотелом… Сгоревшим порохом?..

– Иланкодж, ка джус зиурети[1].

Что там хрипит этот боец, Виктору не понять. Все же нужно озаботиться изучением языка, а то резать гульдов – дело, конечно, доброе, да вот только обидно будет, что столько крови слито в землю, а все не та. Глядя на лежащего перед ним солдата, он обдумывал вопрос о его пленении. Пленник нужен был для постижения вражьей речи. Рана в плечо, похоже, серьезная. Если прилетает кусок свинца весом в сорок с лишним граммов, даже если он на излете, это здоровья не прибавит. Конечно, на ноги поставить можно. Вот только бесполезно это. Смысл слов Виктор не разобрал, но весь вид этого солдата, серьезно раненного и потерявшего изрядное количество крови, говорил о том, что тот раньше издохнет, чем покорится злодейке судьбе. Ну раз так, значит, так. Совершенно спокойно, не произнеся ни единого слова, он просто и без затей рассек гульду горло, после чего обтер клинок о его мундир.

Что ж, день прошел удачно. Вот еще двоих можно записать себе в актив. Жаль, не драгуны – к тем у него особый счет, – а простые солдаты, с них много не возьмешь. Но и то хлеб. Сказал бы кто, что эти двое делают здесь, – уж больно далеко от основного лагеря. Может, разведчики? Вполне вероятно. Во всяком случае, двигались они вполне грамотно, а убитый – по повадкам так и вовсе далеко не первогодок, с охотой знаком не понаслышке. Только не помогло ему это. Виктор Волков оказался и поудачливее, и половчее, раз теперь он стоит над трупами врагов, а не наоборот. Они могли оказаться и дезертирами, да только сомнительно это: и Гульдия, и Фрязия располагаются в другой стороне, а в славенских землях гульду будут не особо рады. Тем паче сейчас, пока замирение не вышло. Впрочем, недолго осталось. Король Карл уже отправил посольство, а Миролюб – он потому и Миролюб, что при первой же возможности мир заключит.

Едва Волков подумал о мире, как внутри все заклокотало. Вот так вот, повоевали! Покрошили людишек – и скоренько на мировую. А что делать, коли планы по ветру развеялись! И главное, кто их развеял? Сам же Виктор и постарался – диверсант хренов, просили тебя…

Кампания гульдами задумывалась для захвата крепости Обрежной, с прилегающими землями и единственным мостом через большую реку Турань. Это позволило бы им оседлать большой торговый тракт. К тому они стремились уже давно. И все же их упорно не пускали в «акционерное общество закрытого типа». Как говорится, поезд ушел и нечего нарушать сложившееся статус-кво. Но гульды упорно не желали принимать данный расклад.

Все складывалось самым наилучшим образом. Напасть удалось внезапно, что было скорее правилом, чем исключением. Редко кто теперь заботится о соблюдении правил чести. К чему давать противнику время, чтобы подготовить встречу? А уж если противник – славены, так тем более… Без лишних трудов удалось осадить крепость, подтянуть осадную артиллерию, которая за несколько дней сумела пробить брешь в стене. Тут и произошло непонятное гульдам, чудовищное событие. А чего, собственно, еще ждать от этих вероломных брячиславцев? Им каким-то образом удалось прокрасться в лагерь гульдовских маркитантов и отравить пиво. Поступок бесчестный. И в результате немалая часть осаждающих полегла в одночасье. После этого не прошло и суток, как осажденным удалось прокрасться в лагерь и взорвать пороховой погреб, сумев взрывом отвлечь внимание. Пока в лагере противника царила паника, славенский воевода Градимир повел осажденных на вылазку. Те сумели вывести из строя или утянуть в крепость все вражеские пушки.

Подрыв погреба и последующую вылазку брячиславцы признали, а вот от причастности к отравлению всячески отнекивались. Кто бы сомневался. Вот только никто не верил, что пиво у Петера оказалось отравленным по случайности. Да и глупо было бы. Но прямых доказательств против славен тоже не имелось. С другой стороны, даже если бы имелись таковые, что с того? Здесь о Женевских конвенциях и слыхом не слыхивали. Разве только могли попенять, мол, не по чести это, и высказать всеобщее западническое «фи». Да и Бог с ними.

Виктору нравилось его нынешнее житье. Вернее, нравилось до той поры, пока его маленький тихий мирок не порушили гульды. Да, этот мир куда честнее, чем тот, который Виктор оставил. Не по своей воле ушел из той, другой жизни. И все-таки даже сейчас, когда в груди зияла огромная рана нескончаемой душевной боли, он продолжал любить место, куда его занесло по непонятной прихоти Господа. А кому еще такое подвластно?

Он был рожден на Земле. Там Виктор не успел достигнуть никаких особых высот, хотя глупым никогда не был. Когда срок службы в армии подошел к концу, парню предлагали остаться, проча военную карьеру. Он отказался. Но в один отнюдь не прекрасный день попал в автомобильную катастрофу. По всему выходило, что он должен был умереть. Вопреки логике этого не произошло. Почему? На этот вопрос он и сам не знал ответа. Последнее, что он помнил из своего прошлого, – это звук удара автомобилей, сминаемое железо, острая боль в левой части тела и четкое осознание: случилось что-то непоправимое. Очнулся в лесу. Обнаружил, что находится не в своем теле. Это тело душа покинула, когда человека ударило стволом рухнувшего дерева, а его, Виктора, заняла освободившееся место. Как-то так.

И вот, в неизвестном мире, который по уровню развития напоминал ему конец XVII века, Виктор вполне комфортно устроился в теле бывшего скомороха по имени Добролюб. Тот пробавлялся выступлениями на потеху доброму люду. Однако Волкову не блажило всю жизнь выступать на рыночных площадях, жить без кола и двора, прожигая молодые годы. Он всегда помнил народную мудрость: молодость – это всего лишь средство, чтобы обеспечить себе старость.

Так уж сложилось, что с самого начала ему пришлось убивать. Убивать много и не по своей воле. И он вынужден был так поступать, защищая себя. Спасибо Добролюбу, что он так здорово умел метать ножи. Эта вторая жизнь принесла и кое-какие материальные блага, которые могли позволить неплохо устроиться, и большую любовь. Правда, любовь эта не дала счастья. Как-никак Смеяна – боярская дочь. Он и любил ее на расстоянии, скрывая свои чувства от всех.

Разумеется, заняв свою нишу в обществе, Виктор не думал устраивать революцию и перекраивать существующий мир, возомнив себя самым-самым. Он стал скромным владельцем постоялого двора на перекрестке торгового тракта. Вот только заниматься обеспечением быта заезжих путников ему оказалось скучно. Тогда он вспомнил свои прошлые специальности – токаря и слесаря, которые получил еще на Земле. И не мудрствуя лукаво решил построить станки, аналогов которым здесь пока не было. Земные знания многому должны поспособствовать. Он хотел наладить производство нужного здесь инструмента, который помог бы сделать большой скачок в развитии! Тогда и сам Волков мог бы получать огромные дивиденды и устроиться с максимальным комфортом.

Новая жизнь шла своим чередом. Виктор Волков успел и жениться. Пусть не на той, по которой сходил с ума, но семья получилась хорошая. Родилась дочь. К этой малютке он прикипел всем сердцем. Перспективы вырисовывались великолепные. Казалось, здесь, в этой жизни, есть у него неплохое будущее. И все было порушено в одночасье. Гульды… Западное государство смотрело на людей восточных княжеств как на отсталых и грязных дикарей. Гульды прошли огнем и мечом по жизни Добролюба. Сам он сумел тогда свалить троих, потом получил удар палашом, потерял сознание. В память о том дне нес он на своем теле страшные шрамы, его некогда привлекательное лицо стало безобразным. И все же не это так мучило. Острее всего переживал он гибель двухмесячной дочери. Эта рана болела в его душе. И теперь по бескрайним просторам Брячиславии, по ее лесам и степям метался уже не тот прежний Виктор, или Добролюб, а самый настоящий зверь. Уж во всяком случае, если дело касалось гульдов…

– Ура-а-а!

– Слава великому князю!

– А-а-ах-а-а!

Раненый приподнялся на лавке, придерживая живот и кривясь от боли, и спросил:

– Что там такое, Добролюб?

В то, что бедолага выживет, не верил никто, даже лекарка, которая, невзирая ни на что, хотела поставить его на ноги. Но бабка Любава оказалась знатной травницей. Парень активно шел на поправку, удивляя всех. Горазд прислуживал на постоялом дворе Виктора. Хотя он и был вольным, но так уж сложилась его судьба. Когда его родители и братья попали в кабалу, ему подобной участи удалось избежать. Но пришлось, неприкаянному, податься в услужение. Впрочем, о том ни разу не пожалел. К тому же повстречал Веселину, дочь кузнеца, которому тоже довелось испить горькую чашу: стал холопом вместе со всей семьей, превратился в собственность Волкова. Хозяин обещал отпустить молодых по истечении пятилетнего срока. Но не судьба.

И Веселина, и мать ее, и брат вместе с женой Виктора и его дочуркой погибли в тот день, когда на двор ворвались гульдские драгуны. Парень видел, как издевались над женщинами, насиловали их. Сам был прибит к воротам, там же и пулю в живот получил.

– Да ничего особенного, – недовольно вздохнул Виктор. – Война окончилась, гульды ушли за Турань. Выходит, крестьянам пора выбираться из лесных шалашей да землянок и двигать обратно, восстанавливать дома.

– Поспеют ли? – усомнился раненый.

– Дома-то поставят, а вот как выживать будут в эту зиму – не ведаю. Наверное, уж великий князь поможет. Откроет свои закрома.

– Эдак раз поможет, вдругорядь приключится неурожай, а там и кабала подоспеет, – недоверчиво хмыкнул Горазд. Он помнил, каково это – за долги попадать в неволю.

Нельзя сказать, чтобы Виктор одобрял сложившийся порядок вещей. Но и поделать с этим ничего не мог, а потому просто принял ситуацию как данность, постарался приспособиться, а не прошибать лбом каменную стену. Принять-то принял, но как-то по-своему, по-особенному. Вот вроде были у него холопы, но хозяин-то из него вышел непутевый. Потому как на одной холопке сам оженился, остальных допустил до своего сердца. И стали они скорее и не холопами для него, а родней, коей у него не имелось по понятным причинам. Может, у Добролюба где-то кто-то и был, да только он и сам о том не помнил, а уж у Виктора тут точно никого. Сначала – никого не было, теперь – никого не стало. Разве что Горазд, ведь тоже человек не чужой, да еще где-то Богдан есть, о котором он ничего не слышал уж пару месяцев.

– Ты вот что, Горазд. Возьми.

– И что это? – Парень взвесил кошель в руке.

– Там сто рублей, стало быть, тридцать три гривны. Вот еще и грамотка тебе, мною писана, о том, что серебро это ты не украл, а получил от меня. Выкупи родителей да братьев. Этого должно хватить. Не гляди на меня так, ничего ты мне не должен. И род твой в должниках не останется. Была у меня семья большая, и вы все в той семье были, а теперь опять я один. А что до той деньги, так я и без того собирался тебе на семью выделить, просто не хотел давать за так, а чтобы с потом и кровью, потому как дареное за красивые глазки не ценится.

– Стало быть, за службу верную одариваешь, – горько улыбнулся Горазд.

– Дурак ты, если не понял. Деньги потрать на семью, а если что останется, то уж и сами разберетесь. Коли повстречаешь Богдана, передай, чтобы шел в Звонград, в съезжую избу. Я там для него грамотку вольную оставлю. Да вот передашь и десять рублей.

– А если не встречу?

– Не пройдет он мимо могилы семьи, придет поклониться. А ты поблизости все одно будешь, пока на ноги не встанешь. Все. Пора мне.

И рад бы Виктор остаться, да нет ему покоя. Война для него очень уж удачной вышла. И трофеев набрал множество: одних только боевых коней со справой восемь голов, а это около шестисот рублей, да оружия всякого. Чтобы восстановить подворье в прежнем виде, а то и краше дом поставить, денег у него вполне достаточно, еще и осталось бы. Даже если полностью расплатиться с производителем за заказанные станки. Вот только нужно ли ему это? Душа болит, сердце разрывается. Иного способа унять эту боль, кроме как одарить ею заклятых врагов, он не видел.

Нет, голову он не терял. Его ярость была холодной и расчетливой. Правы были те, кто утверждал: месть – это блюдо, которое лучше подавать холодным. Потому и о добыче заботу имел, и оружие не все определил на продажу. Весь трофейный огненный бой оставил при Горазде, продал же только клинки да шесть лошадок со справой. Пару коней оставил при себе. Прибавить сюда еще и то серебро, что осталось у него от довоенных времен… Словом, деньги у него имелись. Осталось превратить их в средство, которое станет подспорьем в осуществлении задуманного.

В Звонграде, распродав лишнее имущество, он посетил кузнечный двор. Заказал – не скупясь, из хорошей стали – дюжину ножей для метания. И не у абы какого мастера, а у самого лучшего в слободке. То, что на выполнение заказа обстоятельный мужик попросил две недели, он воспринял легко, его вполне устраивал такой срок.

Покончив с делами в Звонграде, Виктор направился в Брячиславль, где его уже дожидался заказанный пистоль. Вот ведь. Раньше просто хотелось иметь револьвер, не столько из соображений воинственности или безопасности, сколько из-за романтических детских мечтаний о Диком Западе и простой тяги к хорошему оружию. А оно вон как обернулось! Теперь это оружие нужно было именно для сражения, для убийства. Он жалел, что не заказал тогда сразу пару пистолей. Ну да ничего, Бог даст – у мастера найдется еще один, собственной конструкции. А может статься, он изготовит новый, по той схеме, что предложил странный заказчик.

Пистоли конструкции мастера Лукаса оказались в наличии. Была их только пара, и мастер ни в какую не желал ее разбивать. И Виктору уж очень не хотелось отказываться от того, который сделали по его собственному заказу, уж больно ладное и куда более прочное и практичное получилось оружие.

Теперь револьвер имел законченную рамку, что в значительной степени увеличивало прочность. Отжав защелку, можно было отбросить барабан в сторону и извлечь его, заменив другим, снаряженным, у которого имелся скорозарядник – ну не знал Виктор, как еще назвать эту конструкцию! Она предотвращала высыпание пороха из задней части каморы в барабане, а спереди порох удерживала плотно подогнанная пуля. Насаживаешь барабан на ось, отсоединяешь скорозарядник, переводишь барабан в боевое положение – и оружие готово к бою. Хотя нет, был еще один момент. Необходимо было досыпать порох в емкость на кресале, так как его там хватало от силы на восемь выстрелов. Если сделать емкость больше – уже неудобно, больно массивно. Впрочем, в любом случае скорострельность получалась значительно выше. Переснаряжение револьвера занимало куда меньше времени, чем перезарядка одного обычного пистоля. В комплект входило еще два запасных барабана, а это гарантированные восемнадцать выстрелов.

Купил Волков и ту пару, что была сделана по старой конструкции мастера. Вот ведь упертый! Видит же, что по-новому получается и лучше и практичнее, но нет. За деньги он взялся внести изменения в конструкцию, но только единожды, потому как считал это блажью, а вот свое видение устройства пистоля признавал единственно верным. А может, дело вовсе и не в этом. Просто оружие было уже практически в стадии готовности, и он решил его доделать. Но, возможно, причина и в дороговизне. Сто семьдесят рублей – это весьма серьезная сумма. Мало найдется желающих выложить такие деньги за один пистоль, пусть даже и очень продвинутый, усовершенствованный. А за меньшую плату мастер не согласен делать столь сложную работу. Он и с Виктора изначально затребовал сто пятьдесят, но потом спохватился – понял, что погорячился.

– А почему так сильно изменилась цена, уважаемый?

Грозный вид Виктора не произвел на мастера впечатления, а если и произвел, то он хорошо владел собой. Идти на попятную оружейник не собирался ни при каком раскладе.

– Исполнить ваши требования к оружию оказалось не так уж и просто. Пришлось придумывать новые механизмы, работа стала более сложной. Когда вы высказали свои пожелания, то я, признаться, затруднился сразу оценить заковыристость работы. Но я все понимаю. Разговор был об одном, на деле получилось другое. Поэтому я готов вернуть вам ваш задаток, а для пистоля поищу другого покупателя.

Можно было и возразить. Но Виктор видел, что мастер не занимается банальным разводом. Просто сегодня такие расценки, к тому же все делается вручную при практически полном отсутствии необходимых станков. Что касается предварительной договоренности, так на словах оно вроде и действительно все просто, а на деле…

– Господин Лукас, я не задумываясь выложу причитающееся, если этот пистоль покажет себя хорошо в испытаниях. Мало того, сделаю еще один заказ. Но предупреждаю: испытывать буду жестко.

– Насколько жестко?

– Ну, молотом бить по нему в мои планы не входит, и намеренно курочить его я не стану.

– Хорошо, – вздохнув, согласился Лукас.

Вскоре оружейник пожалел о своем согласии, когда увидел, как этот изверг бросал его изделие в пыль, отряхивал и стрелял, ронял с разной высоты, в том числе и на брусчатку со скачущей лошади, волок его по дороге за собой. Но, слава Господу, мастер к своей работе всегда подходил основательно и вдумчиво, а потому оружие выдержало все эти издевательства с немногими потерями. Однажды отлетел кремень. В следующий раз повредились кресало и курок, появились вмятины, царапины, отчего оружие потеряло свой нарядный вид. Но беды не было, потому что покупатель только довольно цокал языком, заявив, что ремонт оплатит из своего кармана.

Когда же Виктор предложил проверить таким образом оружие, изготовленное по схеме самого Лукаса, тот категорически отказался. Вот пусть покупатель сначала оплатит пистоли, а там делает с ними все что угодно. В душе он понимал: подобных испытаний его образцы просто не выдержат и поломки будут куда более серьезными. Испытать тот образец он согласился потому, что все же чувствовал себя виноватым перед заказчиком. Ну и надеялся также, что тот сделает следующий заказ. Теперь, когда пистоль уже готов и не нужно думать и гадать, как там и что сделать, дело должно пойти легче. Вот только поди найди на такой товар покупателя! Его шестизарядники порой лежат на прилавке по году, а то и больше, что же говорить про эти.

За оружием Виктор пришел утром следующего дня. По виду Лукаса он понял, что оружейник трудился чуть ли не всю ночь, чтобы привести изделие в порядок. Что ж… Это делает ему честь. Взяв в руки пистоль, Волков проверил, как работает механизм. Все было просто исключительно. Без претензий отсчитал названную сумму.

– Вы хотели дать мне еще один заказ. – Мастер внимательно глядел на этого уродливого парня, который пытался скрывать свое увечье под платком, повязанным на лицо.

– Хотел. Мне нужен карабин, сделанный по такому же принципу, что и этот револьвер.

– Какой револьвер?

– Ну вот этот пистоль.

– А почему – револьвер?

– Не знаю, – увильнул от прямого ответа Виктор. – Просто однажды слышал, как оружие, похожее на ваш пистоль, назвали револьвером.

– Хм. А звучит очень оригинально. Ре-воль-вер, – по слогам произнес Лукас. – Отлично звучит. Так и буду называть. Кстати, чуть не забыл! Уж простите. Вроде и не старик, но вы меня заставили поволноваться, так что память немного подвела. К вашему пистолю прилагается вот это.

При этом мастер выложил на стол аккуратный ящик, очень похожий на те, в которых хранились дуэльные пистолеты. Виктор когда-то видел такие в кино. Внутри все отделано черным сукном. В устроенных ячейках находились пороховница, мерка для пороха, набор для ухода за оружием, пулелейка, запасные барабаны и приспособление для заряжания. Принцип его работы один в один совпадал с тем, что использовался на самом револьвере. Заряжать его можно было, не извлекая барабан. В общем-то ничего особенного – примерно то же, что и на первых кольтах. Самое большое отделение предназначалось для хранения пистоля. Впрочем, уж где-где, а в этой изящной коробочке из ореха ему точно не лежать, не для того он куплен.

– Судя по вашему виду, вы прекрасно поняли, что здесь и для чего. Тогда еще одно. Мои пистоли могут давать по четыре десятка выстрелов без основательной чистки, но только если использовать порох, что продается в моей лавке.

– А поподробнее нельзя?

– Вот здесь, видите, в рукояти устроен пенальчик, в котором имеется ершик. Достается он вот так. После восемнадцати выстрелов достаточно откинуть барабан и пройтись сухим ершиком по затравочному отверстию, сметая свежий нагар. Это нужно повторять после каждого отстрелянного в последующем барабана. Но после четырех десятков выстрелов уже нужна вдумчивая чистка – тогда уж и кресало забьется, да и в целом оружие будет в таком состоянии, что больше осечек будет, чем выстрелов.

– Вы потому и сделали только три барабана.

– Да, основная причина в этом.

– А сколько вам потребуется времени, чтобы сделать еще три?

– Думаю, неделя.

– Изготовьте. Сколько я буду должен?

– Пять рублей за штуку. Разумеется, каждый барабан будет снабжен удерживателем.

Мастер так называл скорозарядник. Что ж, как хочет, так и называет. Название, придуманное Виктором, тоже притянуто за уши.

– Устраивает. А что там с порохом? Вы как-то по-особенному его изготавливаете?

– Не я. Покупаю его в Гульдии, куда специально для этой цели езжу примерно раз в год. Обычные пистоли и мушкеты без чистки могут производить до полутора десятков выстрелов, после частичной чистки – еще выстрелов восемь-десять, а потом начинаются сплошные осечки. То кресало не высекает искру, то порох на полке загорается, но огонь не попадает в ствол из-за нагара. Тут уже нужно чистить со всей основательностью. У многозарядных пистолей… хм… револьверов это проявляется гораздо сильнее. А вы будете иметь возможность произвести целых тридцать шесть выстрелов подряд, что с обычным порохом не получится, даже после чистки на скорую руку. Этот же порох сгорает наиболее полно и дает значительно меньше нагара. Так что вы сможете произвести ваши тридцать шесть выстрелов без особых хлопот.

– Коли так, то, разумеется, я куплю порох у вас. Кстати, намного дороже?

– Не так чтобы сильно, но дороже. – Лукас, словно извиняясь, развел руками.

– Ладно. Куда же деваться.

– Насчет карабина нужно бы поговорить более конкретно, – приняв деловой вид, перевел разговор оружейник.

– Вот, я набросал чертеж или, скорее, рисунок. Хотелось бы получить нечто очень похожее.

– Интересный подход. Такие приклады мне еще не попадались, оружие будет весьма удобным. Но здесь не указано, каким должен быть его калибр.

– А какой наименьший калибр вы можете сделать?

– Вообще-то вы его уже видели, на пистоле.

– Это самое малое? А еще меньше сделать не можете?

– Молодой человек, не требуйте невозможного. К тому же меньшего калибра я еще не встречал. Как только наткнетесь на такую новинку, непременно сообщите мне. Очень любопытно, как такое возможно.

Все понятно. Существующие технологии попросту не позволяли создать нечто другое, Виктор понятия не имел, как здесь производятся эти самые стволы. Вряд ли высверливаются, для этого необходимо иметь специальные сверла для глубокого сверления, а главное – станки, которых тут еще не знали, это услужливая память подсказала из прошлой жизни. Первый такой станок едва не появился по воле самого Волкова, но не судьба. А может, отливаются?.. Нет, похоже, все же ковались, тут, почитай, все на ковке. Да и бог с ним. По большому счету, то, что получилось у мастера Лукаса, рядом с другим оружием было прямо-таки миниатюрным: калибр револьвера получился порядка двенадцати миллиметров.

– Господин Лукас, я надеюсь, вам не надо напоминать, что ствол тоже должен быть нарезным и необходимо изготовить шесть барабанов, оставив запас в два калибра?

– Разумеется.

Пуля Минье. Она имеет длину в два калибра. Если бы мастер сделал барабан под привычную тут круглую пулю, то потом не удастся зарядить пулю Минье, которую планировал использовать Виктор. Он когда-то читал о ней и о пуле Нейслера, принцип изготовления ему известен, вот только вводить ее в обиход раньше времени он не собирается. Здесь уже умеют изготавливать нарезные стволы, и это под силу каждому оружейнику, но распространения такое оружие не получило. Причин тому было несколько. Это и сложность изготовления, и долгий процесс заряжания. К тому же нарезные ружья по скорострельности вдвое отставали от гладкоствольных. Сейчас пулю приходится либо вгонять в нарезы с дульного среза и прогонять через весь ствол, либо, закатив пулю, бить потом деревянной киянкой по шомполу, чтобы слегка расплющить ее, заставляя сминаемый свинец входить в нарезы. При этом давятся гранулы пороха, что ухудшает его дальнейшее горение. Понятно, что в данном случае стрельба производится уже не круглой пулей, а практически бесформенным кусом тяжелого металла с весьма посредственными баллистическими характеристиками. Преимущество нарезных ружей составляют только меткость и дальность, да и то не особо заметные.

Пуля Минье решала множество проблем, уравнивая скорострельность гладкоствола и нарезняка, добавляя плюсов последнему и выводя его в неоспоримые лидеры. Коническая пуля имела гораздо лучшие характеристики, чем круглая, а уж про смятый свинец лучше и вовсе помолчать. К тому же ее изготовление не составляло большого труда, нужно было только изготовить нормальную пулелейку. Конечно, такая пуля была более дорогой и сложной в производстве, но это если брать обычную, с чашечкой. Виктор же собирался применять так называемую американку. Эта пуля выполнялась только из свинца, без чашечки, и ее расширение происходило под давлением газов.

В его планы также входило значительно увеличить боевые характеристики гладкоствола, для которого он собирался применить пулю Нейслера. По принципу действия она напоминала пулю Минье, но только имела длину в один калибр и была цилиндросферической. Казенная часть имела также форму чашечки, но при расширении свинец не вгонялся в нарезы, а просто прижимался к стенкам ствола, исключая прорыв газов вокруг пули и не позволяя той болтаться из стороны в сторону. Эта пуля вдвое увеличивала точность боя и прицельную дальность обычных мушкетов и пистолей. Вот только Виктор не хотел ставить посторонних в известность относительно своих задумок.

Нет, у него не было мысли о государственной выгоде, просто хотелось иметь преимущество над другими. Ну кто может подумать, что он может прицельно поразить противника с дистанции в триста шагов, если сегодняшние образцы позволяли это сделать максимум со ста пятидесяти. Поэтому он просто заказал Лукасу барабан с запасом места под более длинную пулю, не объясняя причин.

Кстати сказать, опыт обращения с пулей Нейслера у Волкова уже имелся, как имелась и пулелейка под калибр тех драгунских карабинов, которые он взял в качестве трофеев при нападении на эскорт барона Берзиньша. На пепелище он ее нашел, оплавленную и потерявшую форму. Неудивительно, что пулелейка деформировалась, ведь она изготовлена из бронзы. Правда, толку от нее все равно не предвиделось. Изучив захваченные в ходе войны стволы, Виктор обнаружил, что только среди карабинов и мушкетов было три разных калибра, разнящихся на миллиметр или даже два. Причем ни один из них не соответствовал тем, что были у него раньше. Пистоли оказались столь же многообразны, их калибры колебались от четырнадцати до двадцати миллиметров. Ничего не поделаешь, до стандартизации здесь еще очень и очень далеко, а потому у каждого мастера имеется свой стандарт, да и то не факт. Вспомнилось, как Богдан возмущался, когда Виктор приобрел набор измерительных инструментов имперского стандарта. Мол, выброшенные на ветер деньги… Все-то у них тут на глазок!

– За месяц управитесь? – уточнил Виктор.

– Хм… Раньше вас устраивали иные сроки.

– Обстоятельства изменились.

– В принципе все отработано. Немного изменятся лишь размеры барабанов, ведь их нужно будет увеличить. Но месяца маловато будет. Скорее два. И это не считая того времени, в течение которого я буду делать дополнительные барабаны. Здесь тоже шесть барабанов?

– Да. Что ж, если все вопросы обговорили, то давайте ваш порох, – подвел итог встрече Виктор.

– Сколько?

– А сколько у вас есть?

– Достаточно много.

– Это не ответ.

– Полтора бочонка.

– Давайте весь.

– Куда вам столько?

– А я его солить буду.

– Что-что?

– Не имеет значения.

– Нет, так я не могу. Если уж вам так нужно, то я продам целый бочонок, но початый оставлю, ведь владельцы моих пистолей берут порох только у меня. А когда приедете за карабином, то сможете докупить еще.

– Не хотите терять клиентуру. Понимаю. Ладно, по рукам.

Виктор решил не терять время попусту. Пока готовились дополнительные причиндалы, он посетил ювелира – златокузнеца, как их тут величали, – и заказал ему две пулелейки: для своего револьвера и еще одну – для карабина. Правда, ставить ювелира в известность, что именно тот делает, Волков не стал. Собственно говоря, какая разница? Форму дали, остается только изготовить требуемое. Вроде как понятно, что это приспособление для отливки, а вот что именно отливать будут – поди пойми. К тому же к оружию ювелир не имел никакого отношения, поэтому никаких подозрений у него не возникло. Конечно, взял за работу изрядную плату, так ведь оно и понятно: он все больше по драгоценным металлам, а тут… Но Виктору требовались точность и аккуратность. Тем более что к услугам ювелира в этом вопросе он прибегал и раньше.

С пистолетами конструкции самого мастера Лукаса вариант с заменой пули не проходил. Дело в том, что его барабаны покороче и новую пулю в них не загнать. Пуля же Нейслера не годилась для нарезного оружия, так как имела все шансы сорваться с нарезки. Поэтому придется использовать обычную круглую. Впрочем, ничего страшного: даже с такой они давали весьма приличную дальность боя, чему способствовал все тот же нарезной ствол. Кстати, в первых кольтах также использовалась круглая пуля.

Все эти дни Виктор провел за городом, беспрерывно практикуясь в стрельбе. В такие моменты он напоминал себе стрелков из виденных ранее вестернов, вот только ему сейчас не до воспоминаний и не до размышлений. Он не собирался вымещать злобу на мирных гульдах. Однако если кто-то попадется под горячую руку и Виктор по стечению обстоятельств его пришибет, то угрызениями совести страдать не станет. Охота же на военных – опасное предприятие, поскольку они имели дурную привычку стрелять в тех, кто посмел поднять на них руку. Поэтому отнюдь не лишне практиковаться в стрельбе и всевозможных методах скорейшей изготовки оружия к бою. А более всего посодействует неожиданное его применение из самых невероятных положений. Вон, в свое время дурачились, молодые и глупые, выхватывая автоматы из положения «на ремень», потом Виктор точно так же выпендривался перед холопами уже здесь… А результат каков? В немалой степени благодаря отработке этих телодвижений он вышел победителем в схватке на дороге сразу с четырьмя драгунами. Так что не лишнее это все, не лишнее.

Через пару дней были готовы заказанные пулелейки. Виктор начал тренироваться со своим револьвером. Можно было, конечно, и раньше поупражняться с круглой пулей, вот только не хотелось потом переучиваться: характеристики оружия при использовании новой пули все же менялись. Кольт – именно так, не мудрствуя лукаво, Виктор решил назвать свой револьвер: так гораздо привычнее, – оказался на диво точным оружием. Пришлось немного поработать напильником, стачивая целик, чтобы привести его к нормальному бою (мастер-то готовил оружие под другую пулю). Обрабатывал эдак полегоньку-помаленьку, чтобы не переборщить, но ничего, управился.

Когда наконец барабаны были готовы, Виктор устроил кольту самый настоящий экзамен. Палил из него напропалую, нарабатывая навыки обращения и проверяя возможности. Показатели были весьма неплохие, как и предсказывал мастер, отработка навыков тоже прошла вполне приемлемо. Путем многократных повторений, чуть не до тошноты и боли в руках, он добился того, что все эти действия дошли до автоматизма. Тренировался как со снаряженными к бою, так и с незаряженными барабанами.

Вот только со стрельбой с двух рук никак не шло. Если использовать два револьвера мастера Лукаса (он их так и называл – «лукасы»), то вполне терпимо, хотя левая рука все равно отставала. А если в руках оказывались револьверы разных систем, то дело шло совсем плохо. Поэтому нужно было выбирать: либо один кольт, либо пара «лукасов». И дернул же его черт купить эти револьверы! Мало того что нет необходимой прочности, так еще и в паре с кольтом не используешь. А от последнего он ни за что не откажется. Ладно, обвешается оружием, как новогодняя елка разноцветными шарами. А что еще остается?

К слову сказать, он теперь без оружия даже в нужник не ходил. Вот заседает, думает о добром и вечном, а револьвер рядышком в кобуре висит, снаряженный к бою. Полезная привычка, если учитывать прежний опыт.

Испытания карабина тоже дали отличный результат. С расстояния в триста шагов он уверенно вгонял пулю в человеческий силуэт, причем не абы куда, а в район груди. Хорошим стрелком он был и в прежней жизни, а тут на прошлые знания наложился еще и глазомер скомороха Добролюба. Впрочем, кто бы сомневался в его талантах, ведь опыт уже имелся.

– Эй, парень!

Виктор разом обернулся, изготавливаясь к бою. Хорошо хоть сдуру не пальнул, а то весело было бы. Примерно в шестидесяти шагах стоял солдат. Как и положено – в зеленом мундире с красными отворотами и треуголке. Стоит с карабином в руках, направленным в сторону Виктора. Нет, он не целится, чтобы уж совсем не провоцировать на ответные действия, но, очевидно, готов к любому повороту событий. Судя по отворотам и галунам на форме, это драгун, у пехоты цвета серые.

Понятно. Стражники несут службу по обеспечению законности в городах, а вот на дорогах и просторах страны этим все больше занимаются армейцы или боевые холопы, снаряженные боярами. Но тут земли государственные, а у великого князя боевых холопов отродясь не водилось, на то у него раньше была дружина, а теперь регулярная армия имеется. Ну то есть как регулярная – пока в зачаточном состоянии, переходное такое положение от дружины к полноценной армии. Во всяком случае, большая часть конницы – посадская, а пехоты – стрельцы.

Времени на размышления оставалось немного. Либо донес кто, что здесь, у реки, частенько палят из огнестрела, либо солдаты сами услышали звуки выстрелов и поехали проверить. Как бы то ни было, Виктор также направил оружие в сторону солдата и, как и он, не стал брать противника на прицел, словно говоря, что готов постоять за себя, но на рожон не полезет.

– Чего тебе, служивый?

– Ты бы карабин-то положил на землю.

– Коли хочешь поговорить, то я готов, а вот оружие не положу. Да ты не серчай, служивый. Почем мне знать, что ты не тать, надевший на себя честный мундир? Тем паче, я так думаю, тут вас ну никак не меньше пяти и остальные меня сейчас выцеливают.

– Умен. Но ствол от меня отверни.

– Так и ты не целься. И парням скажи, пусть выходят, мне все равно со столькими не справиться.

– Ребята, выходим.

А ничего так, грамотно обложили. Да будь Виктор даже Верной Рукой (это тот, который друг индейцев), ни за что их не положить. Впрочем, это если изображать из себя неподвижного и стойкого оловянного солдатика, чем здесь грешат очень даже многие. Он-то подобных предрассудков лишен начисто. Нравится кому-то изображать из себя ростовую мишень – милости просим, вот только ответной любезности от Волкова нипочем не дождетесь. Ему, конечно, по голове прилетало уже не раз, но все же удалось не заболеть на эту столь важную часть человеческого тела.

– И что дальше, служивый? – Видя, что его перестали держать на прицеле, Виктор спустил курок на предохранительный взвод и забросил ремень на плечо.

– Да-а, задал ты нам задачку. Нет чтобы татем оказаться… Сейчас как положено стрельнули бы – и вся недолга. А теперь разбираться надо.

– Ага, да еще и в начале патрулирования.

– А ты почем знаешь, что в начале?

– Утро и от града недалече. Так чего тут думать-то?

– И то верно. Ладно, садись на свою конягу – и поехали в приказ. Пусть там разбираются, кто ты есть. – Вообще-то называть боевого коня «конягой» драгуну не пристало, ну да бог с ним.

Когда они уже неспешно пылили по дороге, Виктор спросил:

– А чего вы всполошились? Донес кто?

– Нет. Мы сами выстрелы услыхали. Ты прости меня, мил человек, коли обижу, но личико у тебя распахано – любо-дорого смотреть. Вот так взглянешь, и сразу казнь на лобном месте мерещится.

– Гадаешь, не тать ли я часом?

– Было поначалу, пока вплотную не подошел. С ожогом непонятно, но сабельный удар от работы мастера заплечных дел я отличу.

– С ожогом тоже все просто. Я владел постоялым двором на полпути от Звонграда до Обережной. Места знакомые? Вижу, что знакомые. Так вот, когда гульды пришли, мое подворье пожгли, а семью извели.

– Ладно, чего время терять зря… Дорогу-то знаешь? – ни с того ни с сего спросил капрал.

– Это куда?

– А куда тебе надо. В общем, не маленький, сам разберешься, а нам службу справлять надо. Бывай.

Старший патруля осадил коня, развернулся и порысил в противоположную сторону, взмахом велев остальным двигать за ним. Драгуны молча выполнили приказ, хотя на их лицах застыло недоумение.

– Ворон, а что это было? – не выдержав, спросил капрала один из солдат, весь вид которого говорил о том, что отслужил он ничуть не меньше своего начальника.

– Так мы же вместе были в гостях у Крюкова, когда он с войны возвернулся и застолье устроил.

– Знамо дело вместе. Славно погуляли, – довольно улыбнулся драгун.

– А помнишь, что он сказывал про осаду крепости? Помнишь, как он говорил о трактирщике, который устроил гульдам кровавую баню?

– Да что-то такое вроде припоминаю… Больно много выпито было.

– Стало быть, про то, что того трактирщика изуродовали до звериного обличия, ты не помнишь.

– Хм… Вот про какого-то урода с пожженным лицом помню.

– Ну слава тебе Отец Небесный, хоть что-то помнишь.

– Погоди, так ты думаешь…

– А чего тут думать? Сабельный удар ты сам видел. И то, что рана не застарелая, ясно даже нашему молодняку. И на ожоге кожа еще розовая. Да и тать иначе себя вести станет. Так что все одно к одному.

Опять златые церковные купола, опять над землей плывет малиновый звон, какого во всей Брячиславии нипочем не услышишь, – даже столица уступит в этом Звонграду. Кто знает, может, мастера были особенно искусными, а может, место это особо располагало к благозвучию церковных звонниц, да только нигде более не слышится эта мелодия так, как здесь. Люди, доходившие до столицы Сальджукской империи, откуда пошла новая вера, утверждали, что и та уступит первенство этому небольшому славенскому граду. Впрочем, это смотря с чем сравнивать: если с имперскими городами, так да, небольшой, а если с градами славенских княжеств – так и не малый вовсе получается.

Виктор и сам не понял, в какой момент Звонград для него стал родным. Вот подъехал к нему, и словно воздух изменился, даже себя поедом грызть перестал. С чувством вины за погибших на постоялом дворе он и спать ложился, и рассвет встречал. Но вот здесь на время отпустило, впрочем, как только звон оборвался, так и черные мысли вернулись. Слишком долго он отсутствовал, за это время можно было гульдам пустить кровушку, и не раз. Но ничего, чай, не прохлаждался, готовился к предстоящему.

Можно было и не заворачивать в град, да только заказанные ножи следовало забрать, все-таки для дела заказывал. А еще решил отчего-то побывать в таверне, где раньше жена Голуба обреталась и где они впервые встретились. Виктор и не думал, что она успела для него стать чем-то большим, чем просто матерью его дочери, ведь в сердце всегда жила молодая и недоступная Смеяна. Но вот странное дело: после случившегося жену он вспоминал часто (не чаще, чем дочь, но не по одному разу в день), а вот боярышню – раз-два и обчелся. Даже сейчас вспомнил как-то вскользь. Может, правильно люди говорят: с глаз долой – из сердца вон. А как же Голуба? Так и тут народная мудрость в сторонке не осталась: имея – не ценим, потерявши – плачем. Нет, все же никакие постулаты, даже религиозные, не сравнятся с народной мудростью! Потому как все это вымучено и выстрадано, и цена за то уплачена немалая, жизни человеческие. А может, эта мудрость – от Бога? Ведь именно Он отмеряет нам чашу страданий…

Так, стоп. Страдалец. Что это ты тут сопли развел, словно в бразильском сериале? В монастырь грехи замаливать один черт не пойдешь, вон оружием обзавелся, не ради веселья же. Ты мстить собрался, а раз так, то нечего из себя разыгрывать Рыцаря печального образа или ярого поборника веры, которая учит прощать врагов своих. Так что же, в трактир не ехать? А вот в трактир как раз нужно, хотя бы потому, что снеди у тебя нет никакой, все вышло.

Когда Виктор зашел в кружало, сразу почувствовал кислый запах выпивки, квашеной капусты и давно не мытых тел завсегдатаев. Дело близится к вечеру, так что подтягиваются страдальцы, несут заработанные за день копейки. Как эти копейки заработаны, вопрос иной. Кто-то находит приработок. Кому-то улыбнулся Авось и удалось облегчить зазевавшегося ротозея, от коего этот капризный бог отвернулся. Кто-то надавил на жалость, и люди поделились копейкой с увечным или обездоленным… Это не имеет значения – здесь они все честно платят, потому как заработанное нужно куда-то девать, а по большому счету, все дела ради вот таких посиделок и делаются. Ведь тут можно не только набить брюхо вполне вкусной едой, но еще и отдохнуть телом, которому, кроме выпивки, потребно еще кое-что – например, баба. Все это тут найдется. Кстати, покойная жена Виктора как раз отсюда и была и занималась тут тем самым непотребством… Ну да не о том речь.

В нос ударил знакомый аромат наваристых щей. Как в этом месте умудрялись переплетаться самые разнообразные запахи, для Виктора оставалось загадкой. А главное, он не мог взять в толк, как в подобной забегаловке умудрялись готовить невероятно вкусные блюда! Но факт оставался фактом. Если тебя не отпугивал непрезентабельный вид заведения, то ты имел все шансы поесть по-настоящему вкусно и недорого. Блюда тут готовили простые, немудреные, но сытные.

Виктор по старой привычке бросил взгляд туда, где обычно сиживал, а потому стал свидетелем того, как трактирщик выпроваживает оттуда завсегдатая, которого Волков помнил еще по прежним временам. Не иначе как ждет какого-то важного для него человека, просто так он бы не стал никого двигать.

– Ты чего? – возмущался посетитель.

– Иди за другой стол, кому сказано, – сердито прикрикнул трактирщик. – Давай-давай, и не оглядывайся мне тут.

И, обмахнув стол полотенцем не первой свежести, позвал:

– Добролюб, проходи.

О как! Это его, что ли, так встречают? А как это его узнали-то, коли он и сам, глядя в зеркало, себя не опознает? Вот ведь однако. Виктор не стал отнекиваться, к тому же ему хотелось занять именно этот стол. Он опустился на скамью и непроизвольно бросил взгляд в зал, всматриваясь в девичьи фигуры подавальщиц. А потом что-то сильно кольнуло в груди, и он сразу сник. Не будет этого. Ничего уже не будет. Нет ее.

Молодая девка двигается семенящей походкой и несет в руках большой поднос, на котором тарелки со щами и кашей, щедро сдобренной мясом, а также запотевший кувшин с квасом. Все как всегда. Это хозяин заведения, едва увидев его в дверях, предупредил холопку, а сам пошел организовывать место, потому как только он и Голуба знали о вкусах Добролюба. Взглянув на девку, он увидел, что ее лицо тоже знакомо. Именем никогда не интересовался, но она и тогда здесь обслуживала клиентов, Виктор частенько наблюдал, как они с Голубой в уголке шушукались.

Подавальщица сноровисто расставила на столе снедь и удалилась. Трактирщик задержался на мгновение, но затем, кивнув своим мыслям, пожелал приятного аппетита и тоже пошел по своим делам. Время сейчас бойкое, скоро яблоку упасть негде будет, так что забот хватает. А кухня здесь ничуть не изменилась, по-прежнему все вкусно. Ненадолго Виктор позабыл о своих горестях. Был у него грешок: любил вкусно поесть. Наверное, оттого, что мамка, несмотря на малый достаток в семье, всегда хорошо готовила и могла устроить праздничный стол из простых продуктов «ежедневной потребительской корзины» – такое вот модное выраженьице появилось в России на рубеже двадцатого и двадцать первого веков.

С ужином было покончено, и Виктор лениво цедил вторую кружку кваса. К нему вновь подошел хозяин кружала:

– Как тебе, Добролюб?

– Спасибо, все как всегда.

– Вот и славно.

Хм. А вот такого отродясь за ним не водилось… Трактирщик без лишних слов устроился напротив и как-то потупился. А вот подошла и подружка Голубы. В руках она держала малый поднос, на нем стояла бутыль, в каких обычно хлебное вино хранят (считай, та же водка), да три чарки. Поставила все на стол и сама присела, когда хозяин кивнул.

– Ты не обессудь, Добролюб… да только разное сказывают. Мы вас с Голубой в последний раз по осени видели, когда вы в град за покупками приезжали. Ты это… если что, так гони нас, мы поймем.

– Да чего ты жмешься, как баба! Нормально сказывай давай. – Вроде и с толикой грубости постарался ответить, а у самого ком в горле стоит. И его состояние поймет любой, кто слышит его дрогнувший голос.

– Правда ли, что поженились вы и дите у вас было, а в войну ты всех потерял?

Спрашивает трактирщик, а сам понимает, что не нужно ему уж ничего слышать, потому что и так все яснее ясного. Ответ аршинными буквами написан мокрыми дорожками слез на почерневшем лице. Губы бывшего скомороха дрожали. А еще страшно становится от того зрелища, что собой представляет некогда красивое лицо. Зверь, как есть зверь, страдающий, злобный, кроткий и свирепый – не описать словами все то, что увидели присевшие напротив мужчина в годах и молодая девушка.

– Все правда. И женой она мне была, и матерью дитяти нашего. И смерть приняла лютую вместе с дочуркой и домочадцами.

– Царствие им небесное.

Когда только успел разлить водку по чаркам? Здесь так же, как и на Земле, горькой поминали усопших. Вот только выставлять чарку с краюхой черного хлеба не принято, как и проливать на землю или хлеб капли напитка – дань усопшим. Ну да не все должно быть одинаково, а по идее, так и вовсе удивительно, что столько общего между земным и этим миром. Выпили не чокаясь. Видать, душой этот торговец к своим девкам все же не как к мясу относится. Хотя и выгоды своей не теряет, но по-своему любит подопечных и заботится о них. Все говорит об этом, стоит только вспомнить богатый гардероб, который Голуба с собой отсюда унесла. Далеко не каждая вольная может себе позволить такие красивые наряды, какие носят его холопки. Да и сейчас: ведь с чистым сердцем подошел к Добролюбу. И девке позволил присесть, хоть и холопка она.

Виктор глянул в глаза девушке и тут же вскинулся, словно шерсть на загривке встала дыбом. А вот жалеть его не надо! Жалеть нужно тех, кого он еще повстречает и с кого цену спросит! А он спросит!!! Ясно почувствовав изменившееся настроение гостя, девушка тут же засуетилась. Сноровисто собрала посуду, оставив только кувшин с недопитым квасом и кружку, и мышкой скользнула в сторону. Вот только была – и уже нет. Но трактирщик остался.

– Не серчай, Добролюб. Голуба была моей холопкой, да только ни к кому из них я плохо не относился. И не безразлично мне, что с ними станется.

– Это ты меня прости. Злоба моя не к вам относится.

– Оно понятно. Тут недавно объявился кузнец Богдан, что был твоим обельным холопом. Сказывает, будто в съезжей получил от тебя грамоту и теперь он вольный.

– Объявился, стало быть?

– Объявился. Да только не тот ныне Богдан. От прежнего кузнеца ничегошеньки не осталось.

– А что такое?

– Пьет безбожно. Напьется – и валится под стол. Продерет глаза – и снова пьет. Смотрю на него и диву даюсь. Ведь помню еще по прежним временам: мастер – золотые руки. А теперь так опустился, даже воля ему не в радость. Сейчас на заднем дворе спит, но скоро уж проснется.

– Горе у человека. Он всю свою семью потерял.

– А у тебя радость?

– Я иное, – тяжко вздохнул Виктор. – Он свое горе в вине топит, а я в ярости.

– Слышал я, какую трепку ты гульдам задал. Они почитай сразу от стен Звонграда покатились обратно. Даже великого князя с войском дожидаться не стали. А тот, не заворачивая в град, сразу следом двинул. Наше ополчение и гарнизон тут же к нему присоединились. Народ бает, что ты в одиночку ту войну выиграл.

– Не знаю, что там молва мне приписывает… Сдается мне, слишком многое. Но сделанное – только начало. Если не пойду и дальше гульдов резать, то тоже, как Богдан, стану пить. А мне того не надо, потому как тогда я себя вконец потеряю.

– Дак ведь замирение вышло!

– А мне какая с того печаль? Я им ничего не простил. Великий князь мир подписывал, так он пусть и лобзается с ними в десны, а мне это противно.

– Эвон Богдан проснулся.

Меняя тему, трактирщик кивнул в сторону двери. На пороге стоял Орехин, узнать которого было мудрено. Помятый, исхудавший, с всклокоченной бородой и гривой нечесаных и немытых волос, в грязной, изодранной одежде. Даже бомжи из родного мира Виктора на его фоне выглядели бы более пристойно. Равнодушно наблюдать за тем, как человек, которого ты уважал, опускается на дно жизни, Волков не мог.

– На что же он пьет-то? – Судя по виду, приработком кузнец себя не утруждает, просто некогда. Коли ты, не успев продрать глаза, снова накачиваешься до потери сознания, то какая уж тут работа. Так что вопрос был вполне уместным.

– Он как в первый день надрался, его местные прохиндеи хотели обчистить, но я не дал. Сам выгреб все, а серебра при нем оказалось изрядно. На следующий день хотел отдать, а он говорит, мол, пусть у тебя будет, потому как я все равно потеряю. Мол, пои меня и корми, пока не закончится деньга, а как выйдет, гони взашей. Да только не ест он, почитай, только и знает, что пьет. Так что пока на выпивку хватает.

– Выходит, оказал я ему медвежью услугу.

– А ты-то тут каким боком?

– Оставил у Горазда для него весть о вольной, что ждет его в съезжей, и велел передать десять рублей серебром. Да еще при нем должно было быть сколько-то денег, ведь на полгода снаряжал в чужие края.

– А-а, ну тогда понятно.

Виктор хотел было подняться, но трактирщик его остановил. Сам направился к Богдану, указал на столик, выслушал его, кивнул в знак того, что понял, и пошел к стойке. Кузнец же, а ныне просто пропойца, двинулся к Волкову.

– Ты, что ли, хотел меня видеть? – Голос злой, какой бывает у людей с глубокого похмелья, когда душа просит выпить, а кто-то задает глупые вопросы и непременно хочет получить на них ответы.

– Здравствуй, Богдан.

– Откуда ты меня знаешь?

– Люди посторонние меня все же узнают, хотя и лик и голос изменились, а ты, как погляжу, признать не желаешь.

– Добролюб?!

– Он самый, – невесело ухмыльнулся Виктор.

Богдан непроизвольно отшатнулся, словно в звериную пасть только что заглянул. Но очень быстро пришел в себя, потому как не зверь это, а человек, мало того, именно он повинен в гибели его близких.

– Стало быть, живой, – сквозь зубы выдавил кузнец. – Ты живой, Горазд живой, а мои в землю сырую легли. Так, что ли, получается?

– Ты слюной-то не брызгай. В чем хочешь меня и Горазда обвинить? В том, что я жену и дочку потерял, а он своими глазами видел, как над его невестой изгалялись, а потом вместе со всеми лютой смерти предали? Или хочешь, чтобы я тебя пожалел и виниться перед тобой начал? Не будет того.

– А ты чего на меня кричишь?! Я нынче тебе не холоп.

– Знаю. Сам вольную писал, так что не трудись объяснять. Коли во всем винишь меня и слушать ничего не хочешь, а только жалости просишь, то иди своей дорогой. У тебя еще рубля три осталось – прображничаешь, а потом под забором подохнешь. Вот Млада на небесах возрадуется, глядя, как ты тризну по ней справляешь, и с распростертыми объятиями встретит. Впрочем, это вряд ли. Она-то через мученическую смерть в рай попала, а ты, доведя себя до кончины, прямиком в ад отправишься. Так что, говорить будем? Если да, тогда садись, а нет – проваливай.

Богдан сел на лавку, как подрубленный, ноги сами подогнулись. Крепко сделанная лавка жалобно скрипнула от внезапно навалившейся тяжести. Богдан сейчас вроде и исхудал почитай вдвое против прежнего, да только весу в нем было изрядно, потому как костяк крупный. Сел, облокотился о стол и залился слезами, без рыданий, молча, только плечи порой подрагивали.

– Ты прости меня, Добролюб, сам не ведаю, что творю. Разве ж я не вижу, что и Горазда с того света едва вынули, и тебе досталось так, что врагу не пожелаешь. Да только сердце разрывается. Когда детишек малых хоронили, тоже душа стонала, но та боль ничто по сравнению с этой… когда всех порешили… а Млада ведь тяжелая была.

– Знаю.

– И как мне быть, Добролюб? Что делать?

– Это решать тебе. А только жалеть себя любимого – не дело.

– А что же, к наковальне становиться?

– А хотя бы и так. Я вот для себя решил, что буду резать гульдов, покуда сил моих хватит.

– И я с тобой, – вдруг спохватился Богдан. – Стрелять я обученный, так что одного-двоих спроважу на тот свет, а там и помереть можно.

– А не нужен ты мне в бою с таким настроением, потому как я жить хочу долго, очень долго – и так, чтобы гульдам каждый день моей жизни в горесть был. Вот как я хочу жить, а не по-дурному смерть принять.

– Ну так, значит, так.

– Не пойдет, Богдан. Не держи обиду, но не боец ты.

– Так что же мне тогда остается? Пить? Или самому податься в Гульдию?

– Неверно мыслишь.

– А как надо? Подскажи.

– Я хочу ватагу сбить и докучать гульдам. Но это дело простое. А вот обеспечить ватагу всем потребным для боя – это вопрос куда более серьезный. Вот где ты мне понадобишься, как никто другой.

– Стало быть, к наковальне?

– Можно и так сказать. Будешь ковать нам оружие и всякое снаряжение.

– Я ведь не оружейных дел мастер.

– Не беда. Не боги горшки обжигали, научишься. А уж тем оружием мы постараемся кровушку аспидам пустить так, что озеро запрудить можно будет.

В этот момент к столу подошла давешняя подавальщица и поставила перед Богданом кувшин с вином и кружку, после чего удалилась. Кузнец с вожделением посмотрел на кувшин и уже потянулся к нему, когда вновь заговорил Виктор:

– Если мучит жажда, у меня еще квас остался, попей. Коли возьмешь вино, считай – разговору не было. Я готов помочь, подсказать, поддержать, но сопли утирать не стану. И жалости от меня не жди.

Богдан с нескрываемой злобой посмотрел на Виктора. Вот кто объяснит, отчего у пьяных и тем более у похмельных так резко меняется настроение? То он кроткий, как ягненок, и ласковый, как кошененок, а то взъярится, как тигра зубатая. Волков спокойно выдержал этот взгляд. Кузнец, все так же злобно глядя на бывшего хозяина, схватил кувшин и разом опрокинул себе в глотку. Правда, длилось это недолго, потому как квасу там оставалось на пару глотков, – скорее не для утоления жажды, а для обозначения позиции. Вот и ладно. Пусть лучше злится на Виктора, нежели топит свое горе в вине. Помощь Богдана ой как понадобится, имелись у Виктора кое-какие задумки.

Этого не могло быть, но все же оно было. Постоялый двор, от которого не осталось и следа, взирал на своего хозяина новенькими постройками все еще светлых бревен. Прежний был тоже не особо старый, но дерево уже успело потемнеть. Только ворота прежние остались, с подпалинами от бушевавшего тут пожарища и отметинами от гвоздей, коими был прибит Горазд. Все выглядело один в один, даже мастерские на заднем дворе с фермами под ветряки. Как такое возможно?

Когда кузнец и хозяин подворья приблизились вплотную к воротам, навстречу им вышел Горазд. Ступает тяжело, сильно опираясь на клюку, но держится на своих ногах, передвигается без посторонней помощи.

– Здрав будь, Добролюб.

– И тебе скорейшего выздоровления. А что тут происходит? Никак воевода кому отдал землю под постоялый двор?

– А кому он его может отдать? – вопросом на вопрос ответил парень. – Твой это двор.

– А за какие деньги?.. Кто?..

– Лес полковой воевода выделил, а строили селяне. Сначала твое подворье восстановили, а только потом за село принялись. Староста попросил людей, так что всем миром навалились.

– Да как же так-то?! Вот-вот дожди зарядят, не поспеют свои дома поднять.

– Людей сюда силком никто не тянул. Знать, ведают, что делают.

По всему выходит – селяне считали себя виноватыми в том, что здесь стряслось. Ведь не понадейся староста понапрасну на то, что гонец, принесший весть о войне, заедет и на постоялый двор, обязательно известил бы обитателей подворья о навалившейся беде. А тогда и горя того не случилось бы, лишь подворье и пожгли бы. Но Виктор простил старосту, потому как злого умысла тот не имел, а случившегося не воротишь.

Виктор все еще не решался проехать на подворье, когда к Горазду подбежал мальчишка лет четырнадцати. На самом деле тому было только двенадцать, но больно уж вымахал малец, обещая стать чудо-богатырем. Приблизившись к Горазду, парнишка начал прилаживать к тому свое плечо, недовольно бурча:

– Куда убег-то? Сказала же мамка, чтобы один не хаживал. Тебе-то ничего, а мне холку намылят.

– Это кто такой заботливый-то?

От этой сцены у Виктора тепло по сердцу растеклось. А жизнь-то идет своим чередом. Люди влюбляются, заботятся друг о друге… Это у него все черным-черно, а мир все так же полон разнообразных красок. Вот только Виктор отчего-то перестал цвета различать, только мельком видел, вот как сейчас.

– Братишка мой.

– Это средний, что ли?

– Нет, это младший, Мишка, – просиял Горазд. Давно улыбка не играла на его лице. Вот с того самого рокового дня Виктор ее и не наблюдал. – Он у нас с младенчества в здоровяках ходит, потому в честь Михайло Потапыча и прозывается. Старшие сейчас по хозяйству управляются.

У Горазда было три брата. Младшему скоро исполнится двенадцать. Средние двое, как говорил парень, хотя и в один день родились, но совсем не похожи друг на друга, – выходит, двойняшки, а не близнецы. Им было по четырнадцать. Может, и они такие же переростки? Хотя, может, и нет. Сам Горазд вон не больно-то старше своих лет выглядит.

– Выходит, выкупил своих?

– Благослови тебя Отец Небесный! Как есть выкупил. Да еще деньга осталась – прикупил на подворье твое пару коровенок, лошадку да кой-чего еще по хозяйству.

– Я же сказал – это твои деньги.

– Помню. Да только не заработал я столько, – упрямо сжал губы парень. – И без того долг большой был.

– Повторяю: эти деньги – твои, а стало быть, и животина, и все, что ты прикупил. Но я готов выкупить у тебя то, что тебе будет не нужно.

– Ты вот что, Добролюб… Мы добро помним, но и обязанными быть не любим. Тебе тут на подворье помощники все равно нужны, вот мы и решили… Если ты не против.

– Я? Да ни за что. Но касательно серебра будет так, как я сказал.

Подворье восстановили один к одному. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Селяне не раз и не два бывали здесь, всё видели, всё примечали. Что осталось скрытым от их взора, подсказал Горазд. Вот только лучше бы они не старались так рьяно… Богдана тут же накрыло, да так тяжко, что он уплелся в новую кузню, в которой от старой оставался только горн, и разревелся навзрыд. А и то! Вон постоялый двор уничтожили под корень, а пришли люди, приложили руку – и стоит двор краше прежнего. А жизни людские не вернуть.

Прошли и к пруду, на берегу которого возвышался ладно сделанный косой крест, установленный над общей могилой семьи Богдана и Виктора. Тут дюжий кузнец вновь не выдержал, разрыдался и упал в ноги Волкову. И с чего он набросился на него там, в трактире? Что им делить? Вот они, покойные родичи, под одной горкой. И боль у них – одна на двоих. Взгляд кузнеца скользнул в сторону и наткнулся на Горазда, стоящего немного в стороне с влажными дорожками на щеках. Не на двоих, выходит, на троих. И за что, ты так-то, Отец Небесный?!

Потом прошли в дом. Матушка Горазда, баба моложавая, едва за тридцать, накрыла на стол, чтобы попотчевать вернувшихся. Хозяйка оказалась добрая. Все прибрано, все на своих местах, чисто и чинно. Виктор присмотрелся к женщине. А ведь красивая и статная баба. И не скажешь, что четверых родила. Да, вроде четверых, насколько помнил Виктор из рассказов Горазда, – их семью смерть детей обошла стороной. Звать Беляной, как есть беляна, натуральная блондинка, не иначе как в роду была северная кровь.

– А где же глава? Груздь, если правильно помню, – когда обед уж подходил к концу, вдруг встрепенулся Виктор.

– Занедужил он, – вздохнула Беляна. – Уже хворого привезли. Тут Гораздушка приглашал бабушку травницу, так она сказывает, что не жилец. Хворь не заразная, но поедом его съедает. Может, до холодов и не дотянет.

Вот ведь сподобил Отец Небесный! Ушли от одной беды, а другая следом идет. Права все же народная мудрость. Горе и радость – две сестры, одна без другой никуда. Вроде и радоваться надо Горазду, родичей из неволи вытащил, а с другой стороны – и сам любимую потерял, и отца вот-вот потеряет. Не знала Беляна Веселину, но искренне оплакивала. Невозможно смотреть на то, как мается сын, кровиночка родная. Сердце материнское от горя разрывалось…

– Добролюб, вопрос имею, – нерешительно начал Горазд.

– Имеешь – спрашивай, – подбодрил Виктор.

– Гляжу я на тебя и вижу: не в радость тебе то, что подворье вновь на прежнем месте. Вижу, ничего ты не простил и не позабыл. Что делать думаешь?

– Думаю на гульдскую сторонку сходить да посчитаться. Богдан здесь останется, будет оружие готовить. Есть у меня задумки, да самому заниматься некогда. Так что станем вместе ворога бить: я там, а он отсюда пособлять будет.

– Я с тобой.

– И этот туда же. Не боец ведь!

– Не беда. Даром, что ли, Гораздом прозвали? Я быстро учусь. Эвон и стрелять наловчился, почитай, не хуже твоего, и ножи метал лучше Ждана покойного… Так что обузой не буду.

– Отец у тебя хворый, так что ты за главу семьи.

– Семья не пропадет, все при деле. И то, что сам я хворый, – не беда, поправляюсь уже. Сразу, конечно, не получится, но чуть погодя очень даже смогу к тебе присоединиться.

– Поправляйся, а там видно будет.

– Богдан, возьмешь моих братьев к себе в ученики? – обратился парень к кузнецу.

– Эка ты раскомандовался, – хмыкнул тот. Он уже пришел в себя, хотя все еще хмурился. – На подворье ведь хозяин есть, а тут хозяйство немалое. Скоро купцы пойдут, ямских коней уж поставили, да своя живность имеется – за всем догляд нужен.

– Это мелочи, – вступился Виктор. – За хозяйством ребятки присмотрят. Горазд один успевал поворачиваться, а тут трое. Так что час – днем, час – вечером, а остальное время – с тобой, если согласишься. Как, управятся? А, Горазд?

– Мои братья мне ни в чем не уступят.

– А как же с домом? Ведь даже наши бабы втроем поворачивались, а тут она одна, – все еще пытался возразить Орехин, прекрасно понимая, что в мастерских ему одному не управиться. Непременно нужно, чтобы кто-то придержал, подал, пособил.

– К селянам обратимся. Им приработок ой как нужен, так что помощниц найдем.

– А платить ты станешь? – вновь остудил Горазда Богдан.

Парень не на шутку стушевался. А и в самом деле – сыпет словами, словно его подворье.

– Платить буду я, – сказал Виктор. – Решено. Скажешь матери, чтобы сама подобрала себе помощниц. Кстати, а как там в селе? Все обошлось?

– Все, как ты и думал. Только князь выделил лишь лес, а продуктами помощь оказал боярин Смолин. А им куда деваться.

– Ну часть-то помощи в уплату за мое подворье пошло.

– Как бы не так. Отказались крестьяне от платы, за так ставили подворье. Они, может, и не стали бы такую глупость городить, да ведь не поняли сразу, что все строится за счет боярина, в благодарность тебе за Обережную, потому как сынок ему все как есть поведал.

– Выходит, не князь решил вольное село под себя пригнуть, а воевода-батюшка.

– Выходит, что так, да только хрен редьки не слаще. Следующей осенью им нечем будет подати платить, будут бить челом, просить отсрочки. Да только все одно – через два года всем селом в закупы уйдут, а там затянется петля. Мне за своих, почитай, вдвое пришлось переплачивать, а ведь и полного года не прошло.

– Стало быть, так. На все воля Божья. Ну чего ты на меня глядишь? Понимаю, что жаль тебе селян, потому как куда приведет их эта дорожка, известно. Да только меня это не касается.

А ведь действительно, он что, должен устроить здесь борьбу за права человека? Разберутся как-нибудь сами со своей жизнью, а у него своих забот полон рот. Но сначала нужно Беляну с Богданом отправить в град, чтобы закупились всем необходимым. Она – по хозяйству, а он пусть начинает оснащать кузницу и мастерские. Если пойдет дело так, как задумал Виктор, гульды волком взвоют. Но ему потребуется крепкий тыл.

Глава 2

Тать

Пылевое облако все приближается. Виктор поудобнее приладил карабин и проверил, как там второй. Нормально, все под рукой. До дороги едва семьдесят шагов, с такого расстояния, да с помощью новой пули, не промажет. Ну уж первый-то выстрел точно попадет в цель, а там как получится. Но все равно плохо не должно быть – сколько пороху сожжено на тренировках! В своих способностях он не сомневался. Да и расстояние так себе. Жаль только, эта добыча ему не по зубам.

Облако пыли больно уж большое. Это либо несколько всадников, либо карета. Если первое, то придется поскрежетать зубами, но все же пропустить, недавний случай на дороге с четырьмя драгунами, завершившийся благополучно, – скорее исключение, чем правило. Повезло ему тогда, чего уж там. Сейчас так по-глупому он нарываться не станет. Впрочем, и тогда не нарывался, случайно все получилось. И выхода у него не было иного, кроме как принять бой. Если карета, то тут по обстоятельствам. Окажется, к примеру, почтовая, пропустит, разумеется, тут уж без вариантов. Там народу – больше десятка, и мужчины вполне могут быть вооружены, а ему и спину прикрыть некому. Та же песня, если какая дворянская с сопровождением.

Еще немного – и картина прояснилась. Ни одно из его предположений не подтвердилось. Это была карета, вот только не почтовая, а самая обычная легкая, запряженная парой лошадей. По всей видимости, принадлежит какому-то дворянину, но без сопровождения. На козлах сидят двое: кучер и охранник. Последний, вцепившись в мушкет, крутит головой по сторонам, впрочем не забывая при этом болтать с соседом.

Взять карету Виктор мог без особого труда. Всего и надо-то – снять кучера. Охранник будет вынужден взяться за вожжи, а какой из него тогда стрелок? Да даже если и умудрится выстрелить, поди попади в Виктора с качающейся кареты. Он хотя и на открытом месте на взгорочке, но лежит в отрытом окопчике. Нет, для такой мишени даже не Верной Рукой нужно быть, а чем-то еще более серьезным.

Бить этих или обождать кого другого? В принципе время у него не ограничено. Прикинул возможную добычу. Кони справные, в Брячиславии такой товар стоит дорого, поскольку там для каретной упряжи лошадей не разводят. Да и у пассажиров кое-что в кошелях найдется. А еще это, по прикидкам, четверо убитых гульдов. А зачем он тут? Не ради одной ведь добычи. Правда, добыча тоже имела смысл, потому как планы у него обширные и требуют серьезных вложений. Ладно. Прости меня, Отец Небесный, на том свете спросишь, а сейчас просто не мешай.

Карабин на бруствере, обложенном дерном, лежит не шелохнется. Прицел выдерживается уверенно, упреждение брать не нужно, потому как цель сейчас движется прямиком на него. Дорога делает поворот напротив его позиции, так что два выстрела он точно успеет сделать.

Выстрел! Кучер нелепо взмахивает руками и опрокидывается назад, бьется о стенку и заваливается вправо, после чего падает в дорожную пыль. Колеса проносятся мимо, не задев его, но это не имеет значения, с возницей он разберется позже, когда придет время.

Периферийным зрением сопровождает полет кучера, а сам следит за охранником. Что тот станет делать? Видать, битый жизнью мужик, все же начинать нужно было с него. Две секунды прошло, не больше, прежде чем Виктор схватил второй карабин с уже взведенным курком и посадил охранника на мушку. Но за эти мгновения тот успел перехватить вожжи и начал погонять лошадей, при этом соскользнув с сиденья и качаясь из стороны в сторону. К тому же, разворачиваясь, он съехал с дороги, а на неровностях обочины карету немилосердно раскачивает. Наверное, пассажиры сейчас клянут его последними словами, внутри мотает их жутко. Если замок на дверце не выдержит, то кто-нибудь обязательно вывалится. Чертовы кремневки! У Виктора лишь один выстрел, а в таких условиях, что организовал охранник, он вполне может его запороть. Потом останется только палить из револьвера, а это все-таки оружие ближнего боя.

Впечатление такое: еще чуть-чуть, еще одна кочка – и карета опрокинется. Но она не опрокидывалась. Охранник благодаря дыму от выстрела сумел засечь, где именно засел тать, а потому понимает: необходимо как можно быстрее закончить разворот и тогда корпус кареты скроет его от стрелка. Под угрозой остаются пассажиры, но он что-то кричит, можно предположить – советует пригнуться или лечь на пол.

Да опрокинешься ты или нет?! Нет, гадина такая, не опрокинется. Охранник уже практически полностью скрыт кабиной. Эх, грехи наши тяжкие… Прости, лошадка. Вот в эту цель он точно попадет, но нужно торопиться, потому что левую лошадь он может взять в прицел уже с большим трудом.

Выстрел! Лошадь справа вдруг запнулась, передние ноги подогнулись. На такой скорости она должна кувыркнуться через голову, но этого не происходит – ее удерживает упряжь. Лошадь падает мордой в траву. Вторая спотыкается, но удержаться на ногах ей не удается. Карету, которая уже вошла в поворот, несет боком. Треск ломаемого дерева (наверное, дышло или ось с передними колесами оторвало), карета заваливается набок, и ее протаскивает по траве юзом несколько метров.

Хорошо хоть на траве нет пыли. Виктору все прекрасно видно. Он бежит к месту катастрофы, зажав в правой руке кольт. Ему просто необходимо видеть, что там происходит. «Лукасы» он решил передать Горазду, все же благодаря сменным барабанам его оружие гораздо более практично, но вот сейчас и сам не отказался бы от еще одного револьвера, да хотя бы от обычного пистоля. Впрочем, это бесплотное и непрактичное желание: нож, скользнувший в руку, будет полезнее. Бой должен быть лицом к лицу. К тому моменту, когда люди внутри кареты придут в себя и соберутся вылезти наружу, он окажется на расстоянии вытянутой руки и будет думать, как их оттуда выковыривать. Приложило их все же знатно.

Но сейчас мысли не о пассажирах. Они пока не представляют опасности, к тому же среди пассажиров вполне может оказаться женщина. Мысль о том, что придется убить представительницу слабого пола, не вызвала ровным счетом никаких эмоций. А вот охранник… Тварь! Пуля вжикнула у самого уха. Одновременно он услышал и звук раздавшегося выстрела: очень похоже на крупного неповоротливого шмеля. Нет, нормально, а?! Этот паразит успел не просто выпрыгнуть, но еще и оружие с собой прихватил. Да не простое, а мушкет! Вон, уже тянет из-за пояса пистоль. Расстояние – не больше тридцати шагов. Виктор распластался в полете, стреляя в противника и слыша ответный выстрел. Выстрел аховый, просто в направлении неприятеля, ни о каком прицеле и речи быть не может. Куда улетела пуля охранника, Волков не понял. Вероятно, тот не ожидал такого ловкого ухода с линии прицеливания, а возможно, занервничал, когда выстрелили в него самого. Именно в расчете на то, что сдадут нервы противника, Волков и стрелял.

Кувырок через голову, встал на одно колено: они так бесились в свое время с друзьями в армии. Вот только оружие еще не взведено, у него ведь не автомат. Виктор тут же делает еще один через правое плечо, уходя в ту же сторону. Распластался на траве, перекат влево. Выстрел! Есть! Этот гад разрядил свой второй пистоль, и пуля бьет где-то рядом. Виктор слышит удар, все же свинцовый шарик имеет диаметр порядка двух сантиметров (может, чуть меньше) и вес примерно сорок граммов, – меньшие калибры больно дороги для простолюдинов.

Виктор вновь становится на колено. Хорошо все же, что он попал в тело акробата. Помнится, в армии после таких кульбитов всегда немного кружилась голова. Здесь же с координацией полный порядок, даже сотрясение от удара палашом по голове прошло без последствий. Вот он, враг, – бежит, выхватив тесак, он ведь отчетливо видел только один пистоль, и нападающий секунду назад его разрядил. Ну-ну. Свою ошибку охранник понял, когда увидел, что вместо того, чтобы готовиться к схватке, Волков взводит курок револьвера. Мужчина был достаточно близко, а потому сумел рассмотреть, что оружие необычное. Спасая положение, он так же, как и несколько мгновений назад Виктор, распластался в полете. Но это ему не помогло. Стоящий на колене человек тщательно прицеливается и нажимает на спуск… Немного подправил прицел… Нападающего на миг заволокло дымом, но не очень плотным, а потому было видно, как охранник мешком упал на траву.

Подняться на ноги и преодолеть пять или шесть метров, разделяющие их, – дело двух секунд. Присесть, вогнать нож в грудь. Реакции – ноль. Ну и ладно, прыткий ты наш. Надо двигаться дальше.

Когда Виктор подбегает к карете, кольт уже готов к бою. Изнутри доносятся звуки возни. Ну и как до вас добираться? Лезть через верх? Если там вооруженные люди, можно и пулю схлопотать. Стоп. А это что? Окошко для заднего обзора забрано стеклом, а до недавнего времени еще и было занавешено шторками, которые сорвало в ходе последних событий. Вполне можно рассмотреть, что там творится.

Находящиеся внутри, как видно, напрочь позабыли об этом оконце. Видна фигурка девушки. Та прижалась к крыше, сейчас выполняющей роль боковой стенки. Ее видно хорошо, потому как она сидит. Расставив слегка согнутые ноги, стоит мужчина, его видно только до бедер. А больше, по большому счету, и не нужно. Виктор быстро прицеливается в ногу и нажимает на спуск. Мужчина подламывается и падает. Он пытается осмыслить, откуда пришла опасность, видит окошко, вытягивает в его сторону руку с пистолем… Поздно. Звучит повторный выстрел, и пуля входит точно в сердце. С такого расстояния попадет даже криворукий. Девушка кричит навзрыд… Еще выстрел…

Стрекот кузнечиков, хрип раненой лошади, всхрапывание второй – надо же, поднялась-таки на ноги, может, и не пострадала… Иных звуков нет. Виктор сквозь окошко осматривает салон. Больше никого. Теперь пора потрошить багаж и тела, не в смысле как на бойне, а… Понятно, одним словом. И нужно поторопиться, мало ли кого принесет на звуки канонады, постреляли славно.

В револьвере последний заряд, нужно перезарядиться, но не убирать же барабан просто так. Пройдя пару десятков шагов, он приставил ствол к уху бьющейся в агонии лошади и нажал на спуск. Звук получился приглушенным и далеко разнестись никак не мог. Конечно, и без того пошумели изрядно, но к чему лишнее? Теперь осталось откинуть барабан, заменить новым, подсыпать порох в коробочку на кресале, кресало – в боевое положение, курок – на предохранительный взвод. Все, к неожиданностям готов.

В карету он забрался через дверь, которая сейчас представляла собой скорее крышку. Проломить, к примеру, крышу было бы куда удобнее, но как это сделать быстро без топора? Рейки и панели – довольно тонкие, но время на то, чтобы их раскурочить, потратить все же придется. Высота не особо большая, тело тренированное ловкое и гибкое. Раз! – и он уже наверху, а дверца откинута в сторону.

Оказавшись внутри, Виктор равнодушно провел контроль: поочередно вонзил клинок в грудь мужчине и, как оказалось, женщине среднего возраста, просто ухоженной и выглядящей гораздо моложе своих лет. Реакции никакой, пулевые раны оказались смертельными. Среди вещей, вывалившихся из ящиков под сиденьями, он тут же разглядел какой-то мешочек. Расцветочка веселенькая, но размеры вполне подходящие. Он развязал горловину, стянутую шнурочком, и вытряхнул из него изящные туфельки. Теперь можно и делом заняться.

Перво-наперво снял драгоценности с женщины, и проделал это без церемоний: просто и без затей сорвал колье и серьги, сдернул брошь, стянул кольца и браслеты с рук. Платье было вышито, похоже, настоящим жемчугом, но терять на него время он не стал. С мужчиной он проделал все то же самое, у того даже серьга в ухе была – массивная, из золота, с каким-то зеленым камнем. Гомик, что ли? Или у них такое украшение считается нормой? В кармане камзола обнаружился кошель (содержимым Виктор решил поинтересоваться позже), но тощий. Ага, за отворотом камзола на груди еще один, этот набит основательно. Под ноги попала сумочка в цвет платья женщины. Виктор заглянул вовнутрь. Тоже кошель, зеркальце, пудреница… Ясно. Кошель – в мешочек, остальное – в сторону. Ага, чуть не забыл пистоли. Ладные такие, инкрустация не то чтобы богатая, но работа знатная, и калибр чуть больше, чем у пистолей Виктора. Такое оружие здесь абы как не делают, все же с малыми калибрами возиться при имеющихся технологиях – та еще морока. Следующим трофеем стала шпага. Вроде ничего так. Ее он сразу выбросил наружу, неудобно тут с нею.

Плетеные короба, картонные коробки и коробочки различной формы, есть даже в форме сердечка. Он не пропустил ничего, но там оказались различные тряпки или женские штучки, вещи для него бесполезные. В одном из коробов красивой работы, сплетенном из лыка, нашлась шкатулка изрядных размеров, чуть ли не ларец. Пришлось снова подбирать сумочку, чтобы найти в ней ключ. Вещь, скорее всего, принадлежала женщине, а те ключи предпочитают хранить именно в сумочках. Все верно, вот он. Сухо щелкнул замок. Кольца, серьги, ожерелья, колье, броши, заколки с самоцветами и белыми камнями (неужели алмазы? Уж больно крупные)… А вот и столь знакомые кожаные мешочки, целых два. Так, все потом. Он побросал добычу в мешок и полез наверх. Здесь делать больше нечего.

«А богатая пара», – прикинул Волков. Даже у охранника в кармане нашелся кошель, в котором позвякивало далеко не три медяка. Вполне добрый нож, пара пистолей. Нет, калибр все же не два сантиметра, но тоже внушительный. Мушкет. Больно громоздкий, карабины Виктора выглядят куда лучше. Разумеется, это не говорит о том, что оружие плохое, просто более массивное. Вообще-то Виктор из такого калибра садил бы картечью, но тут отчего-то предпочитали пулю. Скорее это была не пуля, а махонькое ядро размером с грецкий орех. Ладно, сгодится.

Срезал упряжь с поднявшейся лошади. Ничего страшного, она особо не зашиблась. И хромоты нет, больше испугалась. Все, пора двигать. Волков запрыгнул на коня и так наметом и поехал. Сделал небольшой крюк, подъехал к кучеру, по-прежнему валяющемуся в пыли. В планы Виктора не входило оставлять кого-то в живых, не за тем ввязался в эту заваруху. Немного согнулся и вогнал в спину лежащего клинок шпаги. Ноль эмоций. Впрочем, неудивительно: вон сколько крови-то натекло, даже пыль еще не все впитала. Все же шестнадцать миллиметров, что у его карабинов, – тоже калибр неслабый.

Поднялся на взгорочек, подобрал оставленные карабины и двинулся в лесок, где его дожидался конь. Хорошо все же отправляться в поход верхом! А если еще озаботиться необходимыми приспособлениями, то можно возить с собой целый арсенал. Вот, к примеру, и пару карабинов можно с собой прихватить. Это несложно благодаря двум кобурам по обеим сторонам. Прямо настоящий ковбой, да и только! Вытащив из объемистой сумы отрез парусины, Виктор быстро завернул в него все свои трофеи, приладил получившийся тюк на спину добытой лошадке, сумочку с основной добычей положил в суму, где ранее лежала парусина, и двинулся в путь.

Карабины он перезаряжал уже по дороге. Не дело иметь при себе не изготовленное к бою оружие, когда в любой момент можешь огрести кучу неприятностей. Впрочем, чем еще заниматься, как не перезарядкой, коли продираешься сквозь лес со скоростью пешехода. Успокаивало то, что если кто вознамерится его преследовать, то двигаться будет ничуть не быстрее. Этот лес куда сильнее завален буреломом, чем тот, через который они с наемниками уходили после нападения на барона. Тут впору и лошадей вести в поводу. Впрочем, пока конь справляется и так, а там видно будет.

Добычи вроде и немного, но таскать ее с собой не стоит. Мало ли как все обернется? Лучше проявить заботу заранее, а то, не приведи бог, можно все потерять. Времени не особо много осталось, вот-вот дожди зарядят, но лучше уж перестраховаться. Или уж тогда, позабыв обо всем, надо просто идти и резать всех подряд, да толку от этого будет мало. Он лучше немного обождет.

Устраивать схрон на гульдской стороне не хотелось. Главная причина в том, что потом с большой добычей придется уйти во Фрязию. Почему непременно «с большой»? А вот была у Виктора после сегодняшнего уверенность, что пробавляться разбоем у него вполне получится. Что же касается перехода границы, так переправляться через Турань лучше все-таки по мосту. Больно широка река, чтобы лошади смогли преодолеть ее вплавь. Использовать плот? Неповоротлив и тяжел в управлении для одного человека. Нет, для нелегального перехода границы эта река никак не подходит. Ясное дело, что ни с одной, ни с другой стороны посты не понатыканы на каждом шагу, но имеются патрули, в том числе и на баркасах: река судоходная, нужно и с лихими разобраться, и перевоз контрабанды не допустить. Мост же всего один. Имеются еще и паромы, но опять-таки – только на границе с Фрязией. В общем, не складывались отношения у гульдов и брячиславцев.

Примерно треть границы между Гульдией и Фрязией проходила по реке Рензе, довольно полноводной, катящей свои воды до Турани, где она вливалась в ее величавый, плавный и могучий поток. Тут было целых три моста, но не один из них не подходил Виктору, потому как там и пограничная стража, и таможенники, и все прочие прелести жизни. Оставалось только продираться через чащу, двигаясь нетореными путями, чтобы преодолеть реку вплавь. Брр, вода совсем холодная! Пользоваться уже существующими тропами контрабандистов он не хотел. Это только непосвященный считает, что все там шито-крыто и представители власти ничего не знают. Как бы не так. Тот, кто не хочет делиться, как раз держится в стороне от любых троп, но и занимается этим делом недолго. Все же выгоднее иметь связи со стражниками, причем по обе стороны границы. Что-то теряешь, не без того, зато риск куда меньше, да и в обход двигаться не приходится.

Переправился Волков без проблем. Не сказать что водные процедуры доставили радость, но и не так страшно все оказалось, как виделось поначалу. Действовать решил просто. В лесу устроил два схрона. В один положил все добытое оружие, в другой – деньги и драгоценности. Не удержался, посчитал. Хм… Это он удачно пограбил. В наличии оказались триста талеров и полсотни имперских золотых, а это порядка трехсот тридцати брячиславских рублей. Были еще и драгоценности. Курочить их, тем самым уменьшая стоимость изделий, он не собирался. Теперь скрываться нет смысла. Бегать с транспарантом и кричать, что он тать, в его планы не входило, но и терять выгоду из-за того, что есть возможность засыпаться на сбыте приметных драгоценностей, он не хотел. Здесь с международным правом туго и договоренностей о выдаче преступников нет. А шкодить в каком-то другом месте он не собирался, ему нужна только Гульдия.

Лошадь, у которой из упряжи осталась только уздечка, он определил на постоялый двор, попавшийся на не особо оживленной дороге. Хозяин был рад и постояльцу, и тому, что тот решил оставить на хранение одну из лошадей. Не сказать что гость вызвал у него доверие, уж больно бандитской внешности он оказался, но небольшое количество постояльцев сделало его куда менее разборчивым. Платит честь по чести, и то хорошо.

И вот Виктор снова в дороге, а вернее, вновь продирается сквозь чащу, довольный тем обстоятельством, что впервые за несколько дней удалось выспаться в человеческих условиях. Ну как в человеческих… Отдохнуть-то он отдохнул, но вот когда двинулся в путь, обнаружил, что на том дворе приобрел «соседей». Вскоре эти паразиты начали ему докучать, вызывая сильный зуд.

Когда Волков служил в армии, вшами его удивить было трудно, а уж когда находился в боевой обстановке – и подавно. Но он и его товарищи ни на минуту не прекращали с ними бороться: мылись, брились, кипятили одежду, потому как мало вшей, тут же появлялись и их товарки блохи. Так что способы борьбы с этими паразитами ему знакомы не понаслышке. Вот только где тут прокипятишь одежду? Для этого нужен большой чан или хотя бы котел, тогда есть шанс разобраться с проблемой. Но с собой ничего подобного не было, а возвращаться не хотелось, ведь о подарочке он узнал уже в пути.

В очередной раз почухавшись, словно кабан какой, он решил, что пришла пора обзавестись шелковым бельем. Это поможет впредь избегать радости симбиотического существования человека и насекомых. Дороговатое удовольствие, но оно того стоит. Вот ей-ей стоит! А, зараза, да сколько можно!!! Может, все же вернуться? Отвык он что-то от этих гадов. «Да пошло все, не ной, – осадил он себя. – На это еще время терять».

Эта дорога была не так наезжена, как иные, но оно и к лучшему: меньше вероятность того, что на стрельбу сбежится вся округа. Да и встреча с военными патрулями маловероятна. Само же наличие дороги говорило о том, что люди здесь все же проезжают. Впрочем, это могут оказаться сплошные крестьяне, резать которых нет никакого желания. Если вдруг придется, то, как говорится, жеманничать не станет, но и специально нападать не будет.

Просидел целый день, уже иззуделся от нетерпения. За все время проехало только три повозки с крестьянами, протопали несколько пеших путников и никого достойного для нападения, ни одного всадника. Как видно, насчет второстепенных дорог он погорячился. Придется все же выходить на большак, иначе и до ишачьей пасхи просидеть можно, а он не для того сюда выбирался, чтобы ерундой заниматься.

Дело близится к вечеру. Солнце роняет на землю косые лучи, отчего на запад смотреть невозможно, больно уж слепит. Эта парочка появилась именно с запада, да только Виктору светило особых неудобств не доставляло. Он расположился под лапами раскидистой ели, которая каким-то образом сумела затесаться в лиственный лес и достичь внушительных размеров. Растущие по соседству деревья дают хорошую тень, так что ему дискомфорта никакого и видно все замечательно.

Это не просто путники, а солдаты. Передовой дозор? Вроде не похоже. Даже если пехотное подразделение и среди них нет всадников, дело не в этом. В дозоре люди себя не ведут так, даже если движутся по своей территории. Ведь если что случится, то им достанется на орехи от командиров. Кому нужны такие неприятности? А эти идут расслабленно, по сторонам не смотрят, лениво беседуют, у обоих на плече палка с притороченным к ней узелком, и это помимо солдатских кожаных сумок на левом боку, которые тоже выглядят набитыми. Справа висит патронная сумка. Хотя до патронов пока еще не додумались, но нужно же где-то хранить пули и пороховницу. У одного, что помоложе, пара пистолей за поясом, у другого – в кобурах. На кожаные ремни подвешены багинеты (они сейчас вместо штыков, а также используются как холодное оружие), на правом плече – пехотные мушкеты.

Все понятно. Эти, наверное, из ополченцев. Война закончена, и они возвращаются домой, до следующей войны, а если ничего не случится, то до сборов, которые у гульдов, насколько было известно Добролюбу, случаются пару раз в году. Что ж, вот вас-то и не хватало. А то как-то нечестно получается: вышел на тропу войны, а под руку только гражданские и попались. Давайте, ребятки, подходите поближе, незачем бить на большой дистанции, еще промах выйдет, чего доброго. Лучше уж наверняка.

Тут на добычу рассчитывать не приходится, да и глупо было бы. Конечно, оружие чего-то да стоит, но не оно привлекло внимание Виктора и сделало дичь заманчивой. Эта честь принадлежала военной форме. Эти парни наверняка побывали на брячиславской земле и принимали участие в походе. Что ж, как там у вас с прибытком получилось, неизвестно, но вот на своей земле явно не повезло: никто вас отпускать не собирается.

А может, ну эту стрельбу? Лишний шум, тарарам, а так – взять их тишком в ножи, дорога всего-то в десятке шагов от ели, где притаился Волков. Пропустить мимо и… Мелькнула было вновь мысль о необходимости выучить язык, но мелькнула и погасла. Виктор иронично улыбнулся. Ох, лучше бы никому не видеть эту улыбку. Надо же, додумался! А как того пленника через две границы пару сотен верст тащить, подумал? С языком что-нибудь еще придумаем, а сейчас…

Как-то просто все получилось. Шли себе воины гульдские, шли… Миновали раскидистую ель, а тут из-за спины появляется чудо в кафтане серо-буро-пошкарябанного цвета. Ох и ругался красильщик, когда изводил краски, смешивая их в непонятную бурду! Ничего, полное возмещение стоимости краски и прибыль его успокоили. Правда, профессиональное самолюбие было уязвлено, но с этим ничего не поделаешь. Тот воин, что постарше, еще успел уловить звук и даже обернулся. Что ж, нож должен был войти в спину, а угодил в грудь. Молодой так ничего и не понял, получив вестника смерти точно между лопаток.

Виктор сразу метнулся к поверженным противникам. В руках – уже другая пара ножей. Каждому нанес удар в сердце – и порядок. Вообще-то перерезать горло было бы надежнее, но тогда кровищи будет, а так вполне аккуратно получилось. Схватил за ноги одного и поволок под ель. Потом второго. Подобрал все их пожитки, припорошил пылью натекшую кровь. Вроде нормально.

Как и предполагал, в карманах у служивых было негусто, это не дворяне. Нашлось только десять талеров, что-то около пяти рублей. Пистоли так себе, обычные в общем-то и все того же героического калибра, мушкеты – из той же серии. Вот по всему выходит, что служили ребята вместе, а калибр у ружей – разный. Немного разнится, едва ли на миллиметр, но пулелейки уже разные нужны. Ну точно! Вон в сумках у каждого своя и даже по две, вторые – для пистолей. Хотя оружие вроде и сделано под один стандарт, но различается. С другой стороны, какой там стандарт – разве что внешне похожи. Видно, с разных оружейных мануфактур, другого объяснения нет. Не беда, как товар подойдут.

В любом случае оставлять себе громоздкие пехотные образцы он не собирался. В его планы входило вооружиться более оборотистым оружием. Вот карабины – самое оно, а с новой пулей они не то что не уступят ружьям с длинными стволами, а даже превзойдут их.

В сумках и узелках ничего ценного. Немного продуктов на дорогу да гостинцы для домашних. У крестьян, разумеется, будут в цене и стеклянные бусы, и неказистые игрушки, и славенские свистульки, и платки, и аккуратно сложенные отрезы ткани, и много чего другого, но Виктору оно без надобности. Одним словом, прибыли никакой, но удовлетворен своим деянием куда больше, чем в прошлый раз, потому как глаза его видят два бездыханных тела в ненавистных синих мундирах. Шевельнулась было жалостливая мысль по поводу невинно убиенной женщины. Шевельнулась и пропала.

Отрез сукна пришелся как нельзя кстати, в него-то Волков и завернул всю добычу. Ну и что теперь делать? Возвращаться? Или продолжить рейд? Странно, а с чего это в голове такие вопросы вертятся?.. Понятное дело, что продолжить, – трофеев не особо много, они пока никак не стесняют и движение не затрудняют. К тому же, как известно, аппетит приходит во время еды. Вот опять пустил гульдам кровь, но удовлетворения-то нет, хочется еще. Ни в коем случае не сдерживайте свои желания! Как говорилось в анекдоте из уже далекого прошлого: «Если нельзя, но очень хочется, то немножко можно». А ведь хочется.

Сгустились сумерки. В лесу темнеет куда быстрее, чем на открытом пространстве, но Виктор решил пока не останавливаться. Вряд ли, конечно, трупы найдут раньше, чем они начнут смердеть. А может, и на смрад никто не обратит внимания, мало ли какая падаль зловонит. Однако хотелось увеличить расстояние между собой и местом преступления.

Стоп. А что это было? Вот только что? И опять… Показалось или действительно удар топора? Крестьяне отправились в лес за дровами? Это на ночь-то глядя? Сомнительно. Он вообще-то уходил в глубь леса. Впрочем, места незнакомые, может, лес и не такой густой, как могло показаться. А может, неподалеку проходит дорога и это купеческий караван встал на постой. Бред. Тут уже давно на всех мало-мальски значимых дорогах на расстоянии перехода устроены постоялые дворы, а если нет, так и купцы на тех дорогах не появляются. Военные встали лагерем? Возможно. Ладно, нечего гадать.

Виктор вооружился одним карабином, проверил пистоль, ножи и двинулся на звук. Ага. Вот и дымком потянуло. Теперь надо двигаться аккуратно, чтобы ничем не загреметь ненароком. Проклятье, нужно будет озаботиться для таких случаев другой обувкой, с мягкой подошвой! Через эту ничего не чувствуется, а в лесу найти сухую ветку проще простого, сложнее на нее не наступить. Продвигался Виктор медленно, очень медленно, но вот решимости не занимать. Страх как таковой отсутствует. Есть лишь желание не потерять жизнь за «здорово живешь», но это не страх.

Ого! А у этих ребят ведь должны быть и посты, не могут же они надеяться только на лес и его буреломы. Хотя с них станется. Это не воинский отряд, и дисциплина здесь держится только на непреложном авторитете главаря. Именно главаря, или атамана… или как тут у гульдов прозывается лидер незаконного бандформирования. Вот с самой войны Виктору была интересна эта странная формулировка, родившаяся в структурах власти обновленной России: из нее следовало, что имеются еще и законные бандформирования. Бред сивой кобылы. Ну да Бог им судья, дерьмократам постылым, хорошо хоть тут их нет. Впрочем, тут своих заморочек хватает. Почему Виктор решил, что это именно бандиты? Не нравится, пусть будут разбойники, в духе времени, так сказать. Просто эта группа из пары десятков человек у двух костров состояла именно из разбойников. У костра побольше собрался народ победнее. Некоторые даже в рванье. Вооружены все дубьем, арбалетами или луками, колющими и режущим предметами. А вот с огнестрелом у них слабовато, только пара мушкетов в поле видимости. Вон еще у одного пистоль за поясом… нет, вон еще… но это, пожалуй, все. На импровизированном вертеле поджаривается тушка: похоже, крупный барашек, но, возможно, и косуля. Близко Виктор подходить не стал, ни к чему.

Группа из пяти человек сидит за отдельным костерком, и над тем висит котел, из которого доносятся запахи не менее аппетитные, чем от большого костра. Тут каша уже, почитай, поспела и мясом ее заправили. Толк в кашеварстве склонившийся над котелком, как видно, знает. Это блюдо готовится только на ту пятерку, потому как всю ватагу такая малая посуда не накормит. Эти пятеро одеты разномастно, но весьма добротно: одежда из толстого сукна, без прорех. Может, где и заплатана, но этого не видно.

В животе предательски заурчало. Это началось примерно с полчаса назад, когда помимо дыма до Волкова донесло запах готовящегося мяса. Приближался он к лагерю очень осторожно, отчего-то чувствуя себя сапером на минном поле, когда права на ошибку нет. Ага, ужин поспел. Тушу сняли с огня, в костер подбросили дров, чтобы стало посветлее. Теперь мясо не сгорит, так что нечего впотьмах заниматься приемом пищи. Народ радостно загомонил и потянулся к мясу. Голоса стали громче и слышны более отчетливо. Ни слова не понять, речь гульдская. Живот буркнул особенно громко, эдак и разбойники услышат, вот же расшумелся!

Ладно, пора сваливать, пока не заметили. Это, конечно, не солдаты, но в известной матершинной притче, которую он знал еще со школьной скамьи, толпа зайцев вломила льву по самое не балуй. К тому же лихая пятерка выглядела уж больно серьезно, эти-то – точно волчары. Из всех остальных в лучшем случае один переберется когда-нибудь к малому костерку, потому как они все – мясо и такое право должны заслужить, набравшись опыта. Ну и выжить при этом, без этого никак.

Ушел он еще и потому, что увидел на той полянке не просто гульдов, а своих союзников. Спросите: почему? Впрочем, вряд ли, ведь ответ лежит на поверхности. Как гласит народная мудрость: враг моего врага – мой друг. Эти парни лили воду на мельницу Виктора и сами заботились о сокращении поголовья своих соплеменников, причем не каких-то там крестьян, хотя вряд ли и этим брезговали. В основном же их внимание привлекали именно представители благородного сословия, то есть часть тех, кто определял политику Гульдии. Глядишь, какого-нибудь барона Берзиньша завалят. И пусть они об этом даже не задумываются, факт остается фактом.

Он уже достаточно отдалился от лагеря разбойников. Отец Небесный, как бы не заплутать и конягу не потерять! Да он совсем уж славенином стал, даже мысленно не поминает Господа. А какая, собственно, разница? Он придерживался мнения, что Бог многолик, но един. Земля уж больно мала, чтобы на ней экспериментировали сразу несколько Создателей. А может, это другая планета и вотчина другого Бога?.. Сомнительно. Уж больно все похоже. Наконец Волков увидел огонек от фонаря. Все же хорошо он сделал, что приладил к седлу небольшой фонарь со свечой, иначе точно мимо прошагал бы.

Где тут переметные сумы? Гадство, как есть-то охота! Чертовы работники ножа и топора, романтики с большой дороги, растравили душу, а тут тебе только копченое мясо, сыр, хлеб да вода. Нет, мясо очень даже аппетитное и сыр вполне удачный, все без этой идиотской привычки западников, предпочитавших слегка подпорченные продукты, мало того – почитавших это за деликатес. Болваны, да что может сравниться со свежатиной!

Ну-у теперь и жить можно… А вот оставаться поблизости от той ватаги, пожалуй, не стоит. Понятно, что темно, хоть глаз коли, но лучше уж помаленьку, но дистанцию увеличить. Так, на всякий случай. Он ведь не былинный богатырь, чтобы в одиночку упокоить два десятка.

Хм… А что за мысль у него мелькнула, когда он наблюдал за разбойничками? Ведь что-то дельное было. А потом этот паразит заурчал, требуя свою дань. Вот теперь насытился, но опять мешает, потому как желудок потяжелел – тело заломило, требуя отдыха. Да что это за напасть! То одно, то другое, никак не сосредоточиться.

Да вот же оно. Помнится, когда по осени в Звонград ездили за обновами, тогда еще все только начиналось и они с Голубой не были женаты… Та-ак, с этих воспоминаний съезжаем, а то зубы сами скрежетать начинают, и главное – мыслей ноль. О чем это он? Точно. Подходил к нему один купчишка мелкий и намекал: мол, если на постоялом дворе дела с умом вести, то можно куда больше зарабатывать. Ну там, к примеру, если торговлишкой какой пробавляться, если у одних брать за треть цены и хотя бы за полцены продавать другим… Очень даже изрядно можно на том заработать. Виктор тогда включил полного дурака: мол, он не купец и это дело ему нипочем не потянуть. Мол, будь иначе, у него достало бы денег в торговцы податься, но вот не видит он в том своих способностей, ей-ей не видит. И даже уговаривать не стоит, уж больно боязно – прогорит, как пить дать прогорит.

Дурачка-то Виктор включил, да только разговор на ус намотал. Стало ему интересно, как прогорел бывший владелец постоялого двора, просто одолело его любопытство! И без особого труда выяснил. Одного спросил, другого послушал, причем не выходя с подворья, беседуя с проезжим людом и купцами в частности. А что? Они вовсе не против принять лишнюю кружечку пива на халяву. Опять же с Добролюбом выпить не зазорно – чай, хозяин большого подворья.

Выяснил он, что взяли некоего купца Отряхина с товаром, который принадлежал иному купцу. Было там кое-что приметное и редкое, да попалось на глаза родне обобранного купца в Брячиславле, оказавшейся уж больно дотошной. Купчишку едва в железо не заковали, но тот начал божиться, что знать не знает, ведать не ведает, сам, мол, не особо богат, а потому польстился на дешевизну и купил товар, чтобы поправить свои дела. У кого купил? Так у хозяина постоялого двора, прямо на подворье и купил! Пригнал порожние повозки и загрузил товар прямиком из сарая, чин чином уплатил означенную сумму. Да если бы он знал!.. Да он!.. Да не в жисть!.. Да сразу бы донес на аспида такого! Отделался вирой. Немалой, но по миру не пошел и кое-какое дело у него осталось.

Можно сказать, обычная история. Ну не совсем обычная, но все же. Но это если позабыть о том, что купчишка, обратившийся с туманным предложением к Виктору, прозывался Лисом, а фамилия его – Отряхин. Интересно? Вот и Волкову стало интересно, но не настолько, чтобы принять заманчивое предложение. Мелькнула было мысль подловить гада, да и всего-то. Уж больно пронырлив купчишка, наверняка сам в сношения с татями не вступал, скорее всего, кого-то из холопов к этому делу привлек. Так что устрой ему западню – начнет делать круглые глаза, мол, знать не знаю, ведать не ведаю. А единственную ниточку оборвет. Как говорится – нет человека, нет проблем. К тому же есть те, кто за это жалованье получает, вот пусть свой хлеб и отрабатывают, а у Виктора иное занятие.

– Крепость-то отстроили? – Световид наконец выпустил сына из объятий.

Только Отец Небесный знает, что пережил воевода Звонграда, когда узнал, что сын, наследник, был на волосок от смерти. Пока Обережная и Звонград находились в осаде, все произошедшее в крепости оставалось вне его ведения. Переживал за сына, разумеется, да только и предположить не мог, что гульды сумеют в такой короткий срок подвести осадные пушки и мортиры, тем более что армия, осаждавшая Звонград, была снабжена только малыми, полевыми. Да и забот хватало иных: ворога тут собралось около тридцати тысяч, а то и побольше, а на Световиде лежит ответственность за град и окрестные земли, что подверглись разорению.

И вдруг ни с того ни с сего армия покатилась обратно, а вслед за ней двинулся великий князь с войском. Ополчение-то Световид присоединил к армии. Сам же, возглавив тысячу посадской конницы, принялся прочесывать местность в поисках припоздавшего ворога и лихих, почуявших кровь. Те-то почти не таясь начали трепать округу. Дел много навалилось. О том, что крепость от главного штурма отделяла самая малость, узнал, когда опасность уже миновала. А коли опасности нет, сын жив и здоров, то чего уж нестись на границу сломя голову? Нужно все приводить в порядок. Зима не за горами, а люди, почитай, в открытом поле остались. Все поколения Смолиных верно служили княжеству, служили крепко, не щадя живота своего. И не Световиду начинать с пренебрежения долгом.

Но вот наконец сынок, отрада и надежда (другие два обормота никак не желают браться за ум!), прибыл в отчий дом и предстал пред очи главы рода. Ан нет, не главы, только отца. Вон глава, вошел хмурый и грозный, а глаза на мокром месте. Но непрошеную слезу утер перед тем, как войти в горницу, а они и не дураки, чтобы что-то замечать.

– Здрав будь, дедушка.

– И тебе здорово, Градимирушка. Слышал, слышал, чести родовой не уронил, все пушки у ворога уволок и крепость отстоял, хотя и малая толика от разгрома отделяла да людишек у тебя всемеро меньше было. Предки с небес сейчас с гордостью взирают на кровиночку.

– Невелика моя заслуга, дедушка. Это люди у нас такие боевитые, про слабину не помнящие. Кстати, батюшка, о слабине. Что там с помощником моим решилось?

– Ты про Малагина? – скривился Световид, словно крутой закваски хватанул с излишком.

– Иного у меня не было.

– Ну так и не будет. Крепость-то на кого оставил?

– На сотенного голову. Дельный воин, да и я отлучился ненадолго. Вот крепость подлатали, вырвался на пару деньков, а потом обратно. Но ты не ответил.

– Ты ведь знаешь, что род Малагинский крепок и в чести у Миролюба.

– Об этом я ведаю, как и о том, что они первые и пока единственные взялись строить большие корабли, чтобы пересечь океан. Да только род – это одно, а паршивая овца, его портящая, – иное.

– Все одно к одному. В воинских начальниках ему не хаживать, твою грамотку великий князь без внимания не оставил, но к ответу никто его призывать не стал.

– Ну хоть так. А то как подумаю, до чего может такой начальник довести… Сам хорохорится и грозится, а как ворог к стенам подступает, так полные порты накладывает. Но ведь он может и в иные начальники выбиться.

– Тут мы с тобой государю не указ.

– И кого на его место пришлют?

– Уже должен выехать, затягивать не станет. Да ты его знаешь, даже биться вместе приходилось. Сын боярина Вяткина, товарища моего старинного.

– Боян! Славный воин – и храбр, и с головушкой в дружбе.

– Скажешь тоже «воин», ему только двадцать.

– И что с того? Он в семнадцать ворогу не кланялся. Командовал прожженными вояками, а и тех от стыда краснеть заставлял да погонял в атаку, а при необходимости мог и за порты оттянуть назад. Возраст тут не главное.

– Вот и учи парня, потому как сдается мне – прочат его тебе на смену. Да не гляди ты так на меня, моих козней в том нет. Да и когда он будет готов принять крепость? Года два пройдет, не меньше. А потом, ты что же считаешь, у Миролюба дум о тебе никаких нет? Так всю жизнь и продержит в Обережной? По мне, так хорошо бы, чтобы все под боком, даже несмотря на прошлую осаду, а куда тебя великий князь забросит волю его выполнять, даже не ведаю.

– Ничего, батюшка, мы род служивый, – сразу приободрился Градимир. Ну не хотелось ему пока оседать в вотчине, молод еще. Впрочем, это с какой стороны глянуть, уж четвертый десяток разменял. – Батюшка, я проезжал мимо постоялого двора у Приютного… Твоей заботой?

– А ты думаешь, не ведаю, что уже второй раз Добролюб твою жизнь спасает?

– В третий, – глядя в упор на отца, поправил Градимир. – Не надо, батюшка. Все понимаю. Не скажу, что со всем согласен, но понимаю и… Спасибо за заботу. Поначалу как прознал… А потом… Кто знает, на что я буду способен за своих деток.

– Ну так и забыли про то. Твоего греха нет, а я отвечу перед Отцом Небесным, коли на этом свете никто цену не спросит.

– И еще, батюшка. Добролюба не вини. Негоже так-то за службу верную награждать. Хотел он того или нет, но все одно к одному вышло.

– Не буду.

– Слово боярина Смолина молви.

– Ты думаешь, что говоришь-то?! За безродного скомороха просишь слова боярского!

– Я тебе это слово даю, внучок, – вмешался Радмир. – И не за себя, а за род наш! – Голос зазвенел сталью, чего уж давно не случалось со стариком.

Лучше бы и не надо, потому как он тут же зашелся кашлем, да таким, что отпрыски заволновались. Но обошлось, быстро отпустило. Градимир бросил быстрый взгляд на отца и понял: Добролюб от наказания был недалек, но дед своей волей пресек все думы на корню.

– Иди, внучок, женка-то ждет, чай, тоже места себе все это время не находит.

Когда дверь за внуком закрылась, Радмир бросил строгий взгляд на Световида и проскрипел, сил уж на крепкий голос не осталось:

– Порушишь слово – проклятье от меня падет на твою голову, даже из могилы. Все ли понял?

– Батюшка…

– Крепко тот скоморох повязан с родом нашим. Он и не хочет, а судьба толкает, она мух ловит – так сами подталкиваем.

– Рассказывай, что прознала! – Смеяна вцепилась в руку служанки и повела ту в дальнюю горницу.

Лучше бы в сад, да только дождик зарядил, под открытым небом или в беседке не особо уютно. Батюшку, конечно, давно не видела и переживала за него сильно, но с ним ведь все хорошо. Сам он ничего сказывать не станет, а что да как там было – страсть как хочется узнать. Они тут только слухами пробавлялись, домыслами один невероятнее другого, а с батюшкой вернулись боевые холопы, которые были при нем неотлучно. Вот кто все доподлинно знал! Только негоже боярышне подходить к холопу с расспросами, полными любопытства. А вот холопка-прислужница – это совсем иное.

Один из боевых холопов все время оказывал Птахе знаки внимания. Да чего уж там – вздыхал по ней, практически не таясь. Вот ведь и на поле брани побывал, и воином считался не из последних, но перед этой пигалицей откровенно робел. Она же только изводила двадцатидвухлетнего парня. Вот и теперь без труда сумела вызнать все, что ей нужно, и упорхнула, оставив недоумевающего поклонника в одиночестве.

– Все как есть прознала. Помнишь ли, боярышня, того скомороха, что нас тут на заднем дворе развлекал?

– А как же. Когда мы с дедушкой в Обережную ездили – ну, когда в меня чуть стрела не попала, он уж хозяином постоялого двора был. – Ага, и гордости в голосок подпустила, еще бы: смертушка их стороной обошла, когда она бросилась батюшку спасать.

– Вот-вот, тот самый. Он в прошлую осень оженился на холопке своей. Полюбилась она ему, вот он ей вольную дал и под венец повел. Коли ты там была, то должна была, наверное, ее видеть, Голубой ее звали.

– Была такая, мне прислуживала. Ничего так, красивая. – Показалось Птахе или тень на юном личике мелькнула? А в голоске – что-то похожее на недовольство. Да ну, конечно же показалось! С чего бы это ей недовольной быть?

– Так вот. К лету у них дите народилось, дочка. Сказывают, Добролюб, скоморох тот, души в ней и в женке не чаял. А тут война. Налетели воины гульдские да пожгли подворье, всю его семью и холопов смерти лютой предали. Сам он едва живой остался. Пришел в себя, а ни подворья, ни семьи-то и нет. Самого изуродовали так, что от лица только маска звериная осталась. И сказывают, в нем самом зверь лютый проснулся. И пошел он мстить за семью свою, за любовь загубленную…

– Так-таки и любовь!

– А как же иначе-то. Нешто можно просто так извести столько народу?! Гульды уж пролом в стене сделали и готовились на рассвете штурм учинить, а Добролюб прокрался в лагерь ихний да потравил прорву народу. Наутро все уж в чистое переоделись, чтобы смертушку принять, а к ним выходит скоморох и несет весть, что гульды сегодня воевать не станут. Поговорил он о чем-то с твоим батюшкой. О чем, никто не ведает, да только после того разговора воевода начал готовить людей к бою. Следующей ночью Добролюба за стены отправили, а под утро у гульдов в лагере пороховой погреб взорвался. Батюшка твой сразу стрельцов в бой повел, крестьяне посадские и окрестные в стороне не остались, вслед за сотнями пошли. Как только воины гульдов отбросили, увели пушки в крепость, а что не смогли увести – порушили. Вот тогда-то конец войне, считай, и случился. Сил у ворога взять Обережную более не оставалось.

– И все это Добролюб?

– Ага. Да только сказывают, он и по сей день покою не знает, все за ладу свою мстит.

– Вот же долдонит одно – «любовь, лада»! Надоела уже!

Да что это с боярышней? Она ведь страсть как любит романы западников про такое читать. И славенские сказания, что в книги изложены, уж по сто раз перечитала… И пересказы разные с удовольствием слушает… А тут фырчит, как котенок недовольный!

– Точно тебе сказываю, Смеяна. Муж, коли любит, что угодно учинить сможет. Вот хочешь – я скажу Свистухе, чтобы залез на крышу терема и спрыгнул? Сделает, – убежденно проговорила Птаха.

– Ой ли?

– Спрыгнет. Вот скажу, что за него пойду, – прямо сейчас побежит!

– И думать не смей. Расшибется парень, а тебе только хиханьки, – заволновалась Смеяна. Забота о холопах у нее уж в кровь вошла, а Свистуха служил верно и исправно. Про его же безответную любовь всем было ведомо.

– Да какие уж тут хиханьки, коли слово держать надо будет.

– Вот скажу матушке, велит тебе и так за него пойти.

– Так я ведь это только для примеру, – не на шутку разволновалась девица. Свистуха, конечно, парень пригожий и ликом весь благообразный, и воин не из последних, да только не лежит к нему душа, что тут поделаешь.

– Ладно, пошутила я. Но и ты так больше не шути. Ишь удумала над парнем изгаляться. Иди уж.

Девка вышла, оставив боярышню одну. А на ту хандра напала. Спроси отчего, так и не объяснит. Нет, она понимала, что именно испортило ей настроение: рассказ о поруганной любви скомороха и то, что он люто мстил за это гульдам. Вот только кто бы объяснил, какая ей с того печаль? Ну да, видела она, как он на нее взирал, льстило его внимание сердечку девичьему. И там, на постоялом дворе, она специально до последнего лицо не открывала, а потом вовсю наслаждалась произведенным эффектом. И еще больше ликовало сердечко, когда она смертушки избежала, а он об этом прознал. Вид у него был тогда такой… такой… Ну прямо как в тех романах рыцарских, прямо как в рассказе Птахи! Словно он весь мир готов был за нее извести. Понимала она, что он никто против нее и надежды ему никакой нет. Да и сама о том вроде не думала: сладостно на душе, что вот так на нее взирают, и ладно. Так чего же сейчас-то?

До конца дня она ходила сама не своя. На подворье никак не могли взять в толк, что приключилось с вечно веселой и смешливой боярышней. А что тут скажешь, коли она и сама ничегошеньки не понимала? Однако пришло утро, солнышко разогнало тучи на небе, и на душе у девицы тоже посветлело, а лицо озарилось озорной улыбкой. Миновала хандра, ну и слава Отцу Небесному, не то уж думы появились, не приболела ли красавица.

К обеду еще одно событие случилось. На двор въехали трое всадников. Молодой боярич в сопровождении двух боевых холопов заявился с поклоном к Световиду от батюшки своего, боярина Вяткина. А осадному воеводе Градимиру вручил грамотку из приказной избы. Дескать, к чему же грамотку до крепости держать при себе, коли воевода здесь оказался.

Дружба дружбой, а служба службой. Но боярич, едва взглянув на Смеяну, позабыл, как дышать. И взгляд тот не прошел сторонкой, был замечен девой. И не осталось в душе и тени от прошлого ненастья. Снова сердечко екнуло, а глазки сами из-под опущенных ресниц на молодого воина косятся: тот и ликом и статью пригож. А от взгляда того грудь боярича сама колесом ложится, выгибается. Будь хвост, так непременно распушил бы похлеще павлина! Рука сама картинно на изукрашенную рукоять сабельки легла. И все-то молодым кажется, что эта игра только между ними тайно происходит, никому не ведомая и никем не понятая. Посматривают на эти потуги старшие да прячут улыбки, кто в бороду, кто в край платка. Ой что-то будет!..

Глава 3

Ватага

– И ты здрав будь, Добролюб. – Мужчина сладенько так улыбнулся.

Едва взглянешь на такого, как сразу вспоминается народная мудрость: мягко стелет, да жестко спать. Впрочем, может, это у Виктора возникла такая ассоциация, потому как он прекрасно знает, что этот купчина подставил своего подельника – сразу и по полной. По-видимому, он специально никогда не забирал весь товар из закромов постоялого двора. Случись что – у представителей власти имелись бы неопровержимые доказательства вины владельца подворья.

Ладно, нужно играть дальше. Виктора подставить у него никак не получится, он-то знает, чего ждать от этого красавца. А вот купчишка, видать, считает себя самым ушлым. Оно и понятно: из такой передряги, почитай, без потерь вывернуться! Ведь и Лисом просто так не назовут, здесь почти все имена с умыслом даются. Страшные раны на лице посетителя ничуть не пугают Отряхина. Нет, сказать, что впечатления вовсе никакого не произвели, это, конечно, соврать. Но то лишь неприятные ощущения от вида безобразных шрамов. Неуверенности в себе или страха ничуть не бывало.

– С чем пожаловал? Гляжу, товар не рассматриваешь, а прямиком ко мне, стало быть, дело имеешь.

– Ума у тебя палата, – глянув по сторонам и никого не увидев в лавке, произнес Виктор.

Посетителей не было. Да и неудивительно: время уже послеобеденное, пик миновал, да тут еще и нудный дождик с рассвета зарядил. Холопов Лиса тоже не видно, похоже, в лавке он один, хотя убедиться в этом не мешало бы. При таких разговорах лишние уши ни к чему. Если Волков заподозрит что-то неладное, то быстренько свернет беседу. Однако этот купчина ему нужен, с его помощью он время сэкономит, потому как уверен: Отряхин имеет выход на тех, в ком нуждался Добролюб. Только не нужно показывать, что обо всем догадывается, пусть купчина уверится в своем превосходстве.

– А ты как думал? – уже самодовольно улыбнулся купец. – Коли с головой не дружить, так можно и по миру пойти.

– Вот и я о том. Не ведаю, знаешь ли, да только досталось мне этим летом.

– Слышал. Сочувствую горю твоему, в одночасье лишиться всей семьи… Понимаю, словами тут не поможешь.

Виктор спрятал глаза, в которых сейчас плеснулся бешеный огонек. Вот и всегда так, стоит только вспомнить прошлое. Нет, нельзя купчине обличье свое выдавать!

– Тут ничем не поможешь. – Он произнес это едва слышно. Казалось, голос дрогнул от переполняющего человека горя, но никак не ярости. – Но ведь жизнь-то продолжается. Живым о живых думать нужно, а усопшим – отдать дань уважения.

– Твоя правда, Добролюб.

– Так вот, когда побили моих и пожгли подворье, нашли аспиды мою казну. Я как раз собирался отправляться в Рудный, там заказ у меня на большой товар, потому деньги не в схроне были, а в доме.

– Много взяли?

– Остались только слезы.

– Но ить я слыхивал, воевода-батюшка тебе подворье за счет казны восстановил, а ты с большим прибытком гульдам кровушку пустил. Одних боевых коней восемь взял да оружия и справы всякой. Нешто не восполнило?

– Нет. Половину и ту не покрыло. Да и воевода только стены поднял. А обставить все? Рухляди прикупить, запасы завести, чтобы постояльцев было чем привечать… Опять же заказ в Рудном уже готов, нужно оплачивать да забирать работу. Планы у меня – мануфактуру поставить.

– Так ты же сказывал, что торговля не твое?

– Сказывал и сызнова скажу: не мое. Но тут ведь мне не торговать, а продавать то, что сам и сделаю. Выходит, не нужно будет головушку ломать, что да почем взять, чтобы потом с выгодой продать. То забота купцов будет, не моя.

– Хм. И то верно. Ну а ко мне почто пришел? Денег в рост я не даю, да и нет у меня лишних, сам концы с концами едва свожу.

– А я разговор наш припомнил, что год назад здесь же, на торжке, приключился. Сам-то я ни уха ни рыла в торговлишке, это правда. Но коли человек опытный возьмется подмогнуть, тогда не прогорю. Вот ты сказывал – в полцены…

– Ты вот что, Добролюб. Тот разговор стародавний. Опять же навеселе я был, у меня тогда дело доброе выгорело, мало ли что я плел. Это где ж такое видано, чтобы товар за полцены покупался? Извини, но не ведаю, о чем ты.

А что тут скажешь. Если бы Виктор год назад с ходу или, чуть подумав, согласился, тогда другое дело, ведь купчина сам подошел. А тут человек через год вспоминает и приходит. Нет, легенда вроде без протечек, но он и не рассчитывал, что ему сразу поверят. Отряхин должен все обдумать, взвесить, проверить слова Добролюба, а там уж будет принимать решение. Что ж, какое-то время он подождет. А если результата не будет, придется действовать более жестко, чего не хотелось бы. Это ведь означает преступать закон, и не где-то там за кордоном, а здесь, в Брячиславии. Негоже гадить там, где живешь.

Рейд по Гульдии он закончил весьма успешно, иначе и не скажешь. Правда, такого успеха, как с той каретой, у него больше не было, но все же удалось подстеречь еще двоих – дворянчика и слугу, которые ехали верхом. Только дворянчик оказался очень уж бедноват. Всего-то двадцать талеров при нем, два кольца да серебряная цепь; из оружия – пара пистолей, мушкет, что у слуги был, кинжал да шпага. Зато шпага, в отличие от огнестрела, – отличного качества, видать, фамильная. Кони так себе. Можно даже усомниться, стоит ли их с собой тащить. Красная цена – рублей по пятнадцать, а то и меньше. Но он взял, хотя и повязали они его по рукам и ногам. Но в тот момент им уж владела одна идея, и не терпелось ее реализовать.

А идея простая. Он все думал о сборе отряда. Тогда кровушку врагу пускать будет куда сподручнее; одному или вдвоем – все же трудно. Да и риск слишком велик. А вот если, к примеру, десяток, то это совсем иное дело. Это уже боевое подразделение получается. А если их еще и оснастить по полной, то такое может выйти! Разумеется, вставал вопрос: из кого собирать отряд? Ответ напрашивался сам собой: из людишек, обозленных на гульдов. Но тут проще сказать, чем сделать. Таких-то много наберется, да вот только, кроме проклятий и пустых угроз, подавляющее большинство ни на что не способно. Одним словом, коли ворог пришел бы на родную землю, тогда да. А вот так, самим на вражью территорию, искать приключения на свою шею… нет, это без них.

Решение пришло. Оно оказалось простым и сложным одновременно: разбойники. Если выйти на какую-нибудь ватагу да суметь ее возглавить, то многое можно сделать. Этим все едино, лишь бы добыча была, а где ее брать, в Гульдии ли, в Брячиславии ли, – без разницы. Как с ними разобраться и прогнуть под себя, он еще подумает. Может, кого сразу и упокоить придется, там видно будет. Самое главное – выйти на них. Эвон стражники да конные отряды, сколько ни гоняются, а что-то Виктор не слышал, чтобы за последние пару лет кто-нибудь сумел накрыть хоть одну банду. Впрочем, один случай был. Но это он сам как раз и накрыл – ватагу Секача. Опять же случайно. Со страху.

Вот тут-то и должен был помочь купчишка. Все вроде продумано и логично, так что должен клюнуть. Ну а как выйдет на ватагу, так того купчину и пнуть можно. А не поймет добром, то это его проблемы, церемониться Виктор не собирался.

Выйдя из лавки, Волков направился прямиком на площадку, предназначенную для стоянки повозок. Вот только пусто тут было. Лишь одна и стоит с возницей, понуро восседающим на облучке. Странная какая-то повозка, о двух колесах, таких тут и не видели. Подошел. Сел рядом с сидящим мужиком. Двуколка только качнулась, ну прямо карета боярская, не иначе. Видать, мягкий у нее ход, не растрясет на ухабах.

– Ты как, Горазд?

– И чего ты все спрашиваешь? Сказываю же: нормально все, зябко, но то к ране не имеет отношения.

– Как вернемся, сразу сбирайся в дорогу. Отправимся в Обережную, к бабке Любаве, пусть тебя посмотрит.

– Чай, не маленький и сам дорогу знаю.

– А у меня тебе в этом деле веры нет. Вот скажет лекарка, что можно тебя пользовать по-всякому, тогда и посчитаю тебя здоровым.

– Это как это пользовать-то? – встрепенулся Горазд.

– А как возжелаю. Трогай давай.

– Куда?

– В арсенал, куда же еще-то.

На въезде в кремль их остановили. Оно и правильно: нечего всякому возжелавшему беспрепятственно туда ездить, тем паче на повозке. Досмотрели. А кто, собственно, от них скрывал груз? Оружие огнестрельное да холодное, все разномастное и в немалом количестве. Нет, Виктор не собирался сдавать в арсенал оружие за вознаграждение, хотя такое тут практиковалось и обмана не приключалось. Покупали чин чином, складывали на хранение – коли исправное, разумеется. Эвон, как война приключилась, откуда народ вооружали? То-то и оно. Война окончилась, все обратно приняли, почистили, смазали от ржавчины, убрали до лучших – вернее, худших – времен.

– Здрав будь, Ратибор.

– И тебе не хворать, – отозвался мужчина, что примостился за обшарпанным столиком криворукой работы. Скамья, на которой он сидел, была не лучше. Некогда Ратибор был высокий и статный, а теперь – пригнутый годами старик. Сказывали, славным был рубакой в свое время. Да укатали сивку крутые горки. – Прибыл, стало быть.

– Как и уговаривались.

– Странное у тебя какое-то дело. Коли воевода-батюшка не указал бы, так погнал бы тебя взашей. Но уж коли так, то давай, заносите.

Откинули сиденье на бедарке. Под ним объемный короб, сейчас набитый оружием. Его они с Гораздом начали споро затаскивать в арсенал, на приемку. Ратибор критически осматривал все. Но даже ему, уже не первый год ведающему арсеналом, придраться было не к чему. Все почищено, смазано салом, чтобы никакая ржа не прокралась, замки исправны, клинки блестят стальными жалами.

– Воевода сказывал, ты хотел отобрать на обмен десять гульдских драгунских карабинов да пистоли.

– Все так.

– К чему тебе столько оружия-то?

– Кто я, ведаешь ли?

– Конечно.

– А зачем тогда спрашиваешь? Однажды я уже не сумел защитить свой дом, в другой раз такого не будет.

– Ладно, не кипи, как вода в горшке. Эх, молодежь, молодежь. – Посмурнев, Ратибор поспешил успокоить начавшего заводиться Виктора. – Чем эти-то не подходят? Ить вижу, что все исправно.

– Калибр у них разный. Одних пулелеек, почитай, под каждый ствол иметь нужно. Неудобно.

– А в арсенале, стало быть, удобно.

– Так тут и без того столько всего набрано, что одним больше, одним меньше – разница невелика. К тому же уверен, что у этих товарки быстро тут сыщутся.

– Сыщутся, сыщутся. От ить, трактирщик, а и тот понимание имеет, что разные калибры – это глупость несусветная. А тут даже в одной сотне до трех калибров набирается, а если с пистолями считать, так и вовсе беда. Хм… А клинки что же?

– Это в дар граду.

– Хе! Подмасливаешь, выходит?

– Не без того.

– Пулелейки-то имеются ко всему этому богатству?

– Прости, позабыли. Горазд!

– Уже бегу, Добролюб.

– Ко всем есть-то?

– Нет, не ко всем. Все это в бою взято.

– Слышал я, как ты повоевал. Знатно дал прикурить гульдским собакам. Э-эх, где мои младые годы. Пошли, что ли.

Беспорядка в Брячиславии хватало. Да и где его нет? Но тут, в арсенале, все было чинно и упорядоченно. Мушкеты, пищали, мушкетоны, пистоли – все в пирамидах и ящиках, все одно к одному. Отчего-то Виктор был убежден, что подразделения ополчения Звонграда вооружены правильно. Наверняка в сотнях, или по крайней мере в полусотнях, было оружие под один стандарт. Одним словом – полный порядок. И не поверишь даже, что такое под силу одному старику. Ан нет, не один он работает, вон двое молодцов лет по пятнадцати в помощниках бегают. Вошли из соседнего помещения, несут какой-то тяжелый бочонок, натужно кряхтят.

– Закончили, что ли?

– Закончили, дядька Ратибор. Все, как ты обсказал.

– Отнесите куда положено да подойдите потом.

– Хорошо.

– А чего это они словно свинца в бочонок напихали? – поинтересовался Виктор.

– Кхм. Так свинец и есть. Пули они лили. А ты думаешь, мы тут в безделье прозябаем? Время есть, вот и льем пули, чтобы, когда срок подойдет, не бегали ополченцы, как заполошенные, а на первое время запас имели. К каждому калибру отливаем. Есть и картечь, потому как из пищали, к примеру, в ближнем бою вдарить картечью – самое оно. Так какой тебе калибр надобен, парень?

– Вот.

Виктор достал из кармана две пули: одна побольше, к карабину, другая поменьше – это уже к пистолю. Признаться, на такую удачу – заполучить только два калибра – он не рассчитывал, планировал обойтись хотя бы тремя. Ведь и без того три пистоля были иного калибра, да еще и каждый со своей пулей, потому как «лукасы» были под круглую. Но, с другой стороны, и кольт можно было снарядить обычной пулей.

– Ага. Ясно. Идем сюда. – Они прошли мимо нескольких пирамид и штабелей деревянных ящиков. Старик двигался уверенно, к определенной цели. – Вот тут тебе гульдские карабины, хотя по мне, так наши им ничем не уступят.

– Воевода работу казьминских мастеров обменивать не пожелал.

– Ну и правильно сделал. Кабы ты брячиславскую работу приволок, то было бы по-иному, а коли так, то и получи.

Виктор поднял крышку одного из ящиков. На него взглянули карабины, все ухоженные и по виду исправные. Было их там никак не меньше двух десятков, а в штабеле – четыре ящика, стоящих слегка в стороне.

– А там что? То же самое? – кивнул Виктор на оставшиеся три.

– То не про твою честь, – отрезал старик.

– Что так-то?

– Там все новое, почитай, непользованное. Только в недавнем походе и побывали, да каждое не больше десятка выстрелов сделало. Ты принес взятое после боя, такое и получишь.

– А эти что же, не в бою взяты?

– Нет. Эти куплены. Наши-то не управляются, чтобы поспеть всех обеспечить.

– А как же гульдское-то закупить получилось?

– А купцам какая разница, чьим оружием торговать? Лишь бы деньга шла. А нам только бы арсенал в порядке содержать.

– Понятно.

Оружие-то трофейное, но все исправное, неизношенное. Волков достал первый карабин, закатил пулю в ствол, та вошла впритирку, с минимальным зазором. Хм, а у старика-то глаз – алмаз.

– Что проверяешь? Калибр один, даже не сомневайся. Все с Прижской мануфактуры. Ты проверяй замки да стволы, чтобы попорченными не оказались.

– Незачем мне тебе обиду чинить. Разве не вижу, что в порядке все содержишь.

– А что же тогда калибр полез проверять? – Ворчать-то ворчит, но видно, что лесть пришлась старику по сердцу.

– Так ведь ты даже не измерял те пули. Вот я и усомнился. Сам-то ни в жисть на глазок не определю.

– Поворочай железо с мое, еще не так руку набьешь, – все так же выказывая довольство, с показной серьезностью изрек Ратибор. – Вот что, ребятки, берите десяток карабинов и несите к выходу, – это уже подошедшим парнишкам, – а потом подойдете вон туда. Пистоли отбирать станем.

– Хорошо, дядька Ратибор.

В арсенале с делами покончили быстро. После чего Виктор и Горазд направились в плотницкую слободку. Имелось у Волкова еще одно дело. Уж больно неказисто выглядели местные ложа и приклады, а хотелось, чтобы все было ладным и удобным, как раз по руке. Ехать пришлось недолго. Ну так оно и понятно: кремль-то – в центре града, отсюда все близко.

Плотник встретил их несколько испуганный. Да и как не испугаться, когда к тебе на подворье входит такая страхолюдина! Да еще и при оружии. А в другой руке держит что-то в холстину завернутое. Второй остался в странной, непривычной повозке, словно чтобы укатить, случись что.

– Здрав будь, хозяин, – поприветствовал страхолюд.

– И тебе не хворать, мил человек.

Ишь ты, сказал, а самого едва не передернуло, – куда уж милее-то.

– Неужто не признал?

– А разве мы знакомы?

– Было дело. Скомороха Добролюба-то помнишь?

Некогда еще прежний владелец тела, в котором сейчас обретался Виктор, заказывал у этого мастера шары для жонглирования. Работа лишь с виду простая, а на самом деле – тонкая. Шар должен четко в руку ложиться, да еще быть гладким и, главное, круглым. Да все это вытачивается из лиственницы. Дерево это и прочное и тяжелое. Также Виктор тут заказывал барабан, бирки и столик, когда устроил на торжке лотерею. Станины для станков тоже дело рук этого мастера. Одним словом, связывали их давние, так сказать, деловые отношения.

– Как не помнить, помню… Погодь…

– Я это, Рукодел, я.

– Эка тебя расписала-то жизнь!

– Было дело.

– А что же ты ко мне оружным-то?

– Так ведь дело имею, потому и оружный. Может, в мастерскую пройдем?

Когда они оказались в сухой, но уже по-осеннему прохладной мастерской, плотник повертел в руках выструганный из сосны мушкет:

– Эка ты намудрил!

Оно вроде и неказисто: понятное дело, у скомороха руки не под работу с деревом заточены. Но, с другой стороны, все понятно. Вот ствол. Вот по желобку от него должно отделяться ложе. Замка, разумеется, нет. Приклад какой-то мудреный. Работа хотя и корявая, но даже в таком виде поудобнее будет в руках держать, чем тот карабин, который рядом на верстаке лежит. Видно, что размеры старались под него заточить.

– Я так понимаю, хочешь, чтобы я новое ложе изготовил для твоего мушкета.

– Правильно мыслишь. О цене особо не задумывайся. Сколько скажешь, столько и уплачу. И дерево самое лучшее подбери.

– Хм. А коли сто рублев укажу, что же и столько уплатишь? – Непривычно было плотнику как-то вот так, не торгуясь, самому цену назначать.

– Почто пустые разговоры разговаривать? Ты свою работу знаешь, чего она стоит – тоже. Лишнего все одно не затребуешь, не того ты склада. Да на будущее держи, как испытаю работу, так будет еще заказ.

– Большой?

– Дюжина карабинов. Заказ спешный, так что имей в виду, коли работа какая подвернется.

– Добро. К какому сроку исполнить первый?

– Ты мастер, сам срок и назначай.

– Дай мне неделю.

– Указывать не стану, но не много ли?

– В самый раз будет. Управлюсь раньше – хорошо, да только сомнительно. Ты ить вырезал игрушку из сосны и радуешься, как дите. А тут оружие с огненным боем, не шутка. Нужно все семь раз отмерять да поглядеть.

– Добро.

Когда Виктор сел рядом, Горазд спросил:

– Домой?

Время вроде как и обеденное, засветло не обернуться, даже если выехать с утра. Дороги расквасило, который день идут дожди с небольшими перерывами. Да и в Звонграде вроде делать нечего. С другой стороны, лошадь у них добрая. Ее Добролюб из похода привел. Тех, что поплоше, при хозяйстве оставили. За эту можно было взять хорошую цену, но хозяин отказался ее продавать. В общем-то правильно сделал. Лошадь сильная, легкую повозку тащит без проблем даже по раскисшей дороге.

– Нечего ерундой заниматься. Завтра с рассветом и двинем.

– Тогда куда?

– Нешто мы в граде постой не сыщем?

Сыскали, как не сыскать. А с рассветом в путь наладились. К вечеру уж были дома, да и там долго не задержались. Собрались поутру и дальше двинули, в Обережную. А что время терять? С подворьем Беляна справляется. Если что непонятно – Богдан подскажет. Все же год прожил при постоялом дворе, не слепой и не глухой, к делам присматривался. Горазду же пора медкомиссию устраивать. Если бабушка позволит, то нужно парня начинать нагружать. Пришло время заняться серьезным делом.

Виктор помнил взгляд, которым встретил его несостоявшийся зять Богдана. Была в нем и обида, и надежда, и зависть. Да много чего было, не передать тот взгляд! Хотелось ему отправиться вместе с Добролюбом в следующий поход, страсть как хотелось. Но тот четко наказал сначала полностью оправиться после ранения и только потом подумывать о походе. Ждет Горазд приговора бабки с нетерпением, потому как не сомневается, что оправился полностью. А вот тут его ждет разочарование, потому как сначала нужно пройти обучение, вдумчивое и серьезное. Виктору нужен напарник, а не обуза.

– Что это там, Добролюб?

– Бог весть. Народ чего-то шумит. Не иначе как буза какая. А ну-ка, погоняй.

– Н-но, пошла, родимая!

Лошади словно передалось волнение пассажиров. Она припустила по разгвазданной дороге вновь отстроенной улицы посада, возродившегося из пепла, словно птица Феникс, только комья грязи и брызги полетели во все стороны. Словно и не было целого дня пути по бездорожью! Хорошие все же лошади у западников в каретных упряжах ходят, сильные и выносливые.

Да что же такое могло приключиться? Чего это народ так разъярился? Столпились на краю села возле нового домишки. Впрочем, тут они все новые. А на этом месте стоял когда-то дом, в котором обреталась бабка Любава. Погоди, да не на нее ли взъярился народ? Этим крестьянским душам много не надо, лишь бы нашелся козел отпущения, на которого можно свалить все, в том числе и случайности, и собственную глупость. Даже распоследний тупица не любит признаваться в своей дурости, проще кого иного обвинить. А знахарка для того – самый подходящий кандидат.

– Ломи двери, чего смотришь!!!

– Круши!!!

– Да мы ее сейчас на кусочки!!!

Мужики толпятся на подворье, возле двери. Ярятся, грозятся, но пока никто не решается ударить первым. Тут ведь как? Когда кто разойдется, то тогда уж со всей душой или дуростью, это уж как у кого. А вот начать-то – как раз самое трудное. Желающие пока не сыскались, вот и гомонит народ.

– Чего стоите!!!

– Бейте гадину!!!

– Тоже мне мужики!!!

Это орут бабы, что столпились на улице. На подворье шагу не ступили, но подзадоривают мужей с не менее гневными криками. Виктор отчего-то был убежден: живи в селе одни бабы, то все уж полыхало бы ярким пламенем. Бабы – они только с виду покладистые, до того момента, пока их серьезно не затронуть. А еще хуже, если затронуть детишек или хозяйство. Вот тогда она в ярость входит куда сильнее мужика и головушку теряет напрочь. Нет страшнее существа на Земле, чем разъярившаяся женщина. Но при наличии мужика она старается пустить его вперед. Как-никак глава – и так далее и тому подобное. Да и за крепкой спиной лучше. Скорее всего, дело в том, что разумности у женщин побольше и они прекрасно понимают, что за ними детишки. Берегут себя скорее для них – материнский, так сказать, инстинкт.

Горазд осадил коня и без раздумий побежал за Виктором. Тот сначала растолкал женщин, а затем усиленно и особо не церемонясь, пихаясь ногами и локтями, пробился к двери, где обернулся лицом к мужикам. Горазд как привязанный двигался следом. Успели. Видать, процесс накачки себя адреналином уже закончился. Один из мужичков, что порешительнее, уже замахивался топором. Этот нехитрый и полезный инструмент был в наличии и у других, но они пока только грозно потрясали им в воздухе. А вот этот именно замахивался, примериваясь к двери.

На раздумья времени не было. Волков спинным мозгом чувствовал: стоит обрушиться на дверь одному удару – и все, дальше этот процесс уподобится лавине. Мужик крепкий, кулаком такого свалить тяжко. Ногой не ударишь, больно тесно. В мгновение ока все это пронеслось в голове Виктора. Он подступил вплотную и впечатал крестьянину колено в пах, успев перехватить топорище поближе к жалу.

– Уй-у-у! – Бузотера буквально переломило пополам, а народ от удивления даже кричать позабыл.

Ага, растерялись. Только недолго это продлится, поскольку только что произошло то, чего им очень не хватало. Бабка-то заперлась, дрожит за дверью, никак не противодействует тем, кто пришел ее убивать. А так и разозлиться сложно. Но вот нашелся реальный противник, тот, кто решил поднять руку на твоих товарищей. Ах, аспид! Да как он посмел! Да вот мы его!.. Вот до этого доводить не следует. Значит – остается страх, который сумеет пересилить злобу. Пистоль сам собой скакнул в руку, курок уже взведен. Ковбой, блин! Выстрел!..

Толпа сразу же слегка подалась назад. Горазд так же стоял с револьверами в руках. Вид решительный. Да и плевать, что перед ним не гульды, а свои, братья-славены, потому как пришли они за той, которая вытащила его с того света. А раз так, то за ним должок.

– А ну, осади!!! Осади говорю!!!

Виктор настроен решительно. Воспользовавшись заминкой, он взвел курок и нацелил кольт в лицо ближайшему мужику:

– Если кто шевельнется, ты умрешь первым.

В другой руке обычный пистоль. Зрачок ствола смотрит в лицо второму.

– Ты – вместе с ним.

Горазд не менее решительно направил на селян свои «лукасы»:

– И вам не поздоровится!

Он держал пистоли в обеих руках. Виктор решил не разделять пару и презентовал парню.

Мужики сначала растерялись. Потом испугались. Да и как не испугаться, когда перед тобой эдакий страхолюд, до зубов вооруженный. И зыркает так, что кровь в жилах стынет. Пистоли-то пистолями, да чувство такое, что может и зубами начать грызть. Пара мужичков, что послабее, тут же просочилась за спины односельчан. Остальные стояли в нерешительности.

– Пошли вон со двора! Считаю до трех, потом начинаю стрелять. У нас два десятка выстрелов, кого не пристрелим – пойдем резать. Ни одного в живых не оставлю! Всех порешу.

– Да ты знаешь…

– И знать не хочу! – резко оборвал Виктор начавшего было говорить мужика. – Пошли вон, сказал! Не доводите до греха. – Это произнес уже сиплым голосом, полным ярости. – Порву, как свинья фуфайку.

Что за фуфайка такая, мужикам и невдомек, но уж больно страшен тот, кто стоит перед ними. Вот. Еще у одного нервы сдали – и он юркнул назад. Вот еще и еще. Как говорится, процесс пошел.

С улицы послышались гневные выкрики женщин. Эти могут все пустить прахом. Виктор сделал очередной выстрел и быстро взвел курок.

– Назад, кому сказал! – Он уже и не говорит, а сипит, переполняемый гневом.

Вообще-то мужики собирались расправиться с безответной старухой, а не устраивать бойню с этим зверем в человеческом обличии. Тем паче, что многие его признали. Этот может натворить дел, потому как в одиночку не боялся выходить супротив целого войска гульдов и притом холку им знатно мылить.

– Бабушка, открывай, не бойся! Это я, Добролюб.

– Ты, что ли, скоморошья душа? – Пытается шутить, а испуг все равно пробивается наружу. Оно и понятно: на волосок от смерти была, никак не иначе.

– Я, я. А со мной крестник твой, коего ты с того света вынула.

Дверца осторожно приоткрылась. Интересно, у старушки там цепочка, до которых тут еще не додумались? Или она и впрямь рассчитывала успеть захлопнуть дверь, если бы кто вознамерился вломиться к ней таким образом? Впрочем, сразу в омут с головой – не всем дано. Это как во время купания: большинство входят в воду постепенно, даже смешно втягивают живот, чтобы создалась иллюзия, что тот повыше, чем уровень воды, а вот те, кто порешительнее, сразу бросаются в воду, чтобы только раз испугаться, а не растягивать удовольствие.

– Здравствуй, бабушка Любава.

– И тебе не хворать.

– Собирайся.

– Куда?

– Да уж туда, где тебе будет все получше, нежели здесь. Не знаю, что за беда у людей, но коли серьезная, так сейчас соберутся с духом и…

– Беда большая, почитай, все коровы пали да многие вот-вот издохнут.

– Да-а, за буренок тут порвут на части и фамилию не спросят, – невесело ухмыльнулся Виктор, сразу вспомнив скандал, что закатили тогда еще живые Голуба, Млада и Веселина, когда он хотел потеснить скотинку. – Собирайся скоренько, бабушка. Не хотелось бы их стрелять.

– А стрельнешь?

– Ить зверь лютый, отчего не стрельнуть.

– Помнишь, стало быть?

– Помню, бабушка. Вот только невдомек мне было, что говоришь ты про меня. Помочь, что ли?

– Повозка у тебя больно махонькая, все и не войдет.

– Некогда сейчас рассусоливать. Бери самое главное. Как тебя не станет, так и подворье твое не тронут, а там приедем с Гораздом да все заберем.

Ворчать-то лекарка ворчала, да только собралась на диво споро, прямо как солдат по тревоге. Виктор и Горазд отнесли в бедарку и уложили в короб две объемные корзины, плетенные из ивовых прутьев, в которые она уложила горшки, стеклянные бутыли и иную посуду, о содержимом которой оставалось только гадать. Погрузились и тронули конягу, сразу выехав из села, чтобы объехать его сторонкой. В крепости им делать было нечего, в селе им не рады, так что, хотя и близится вечер, нужно двигаться.

Здешним крестьянам повезло больше, чем, к примеру, жителям того же Приютного, потому как вывозить свой скарб было недалече: эвон стена крепостная рядышком, видно и место, где еще недавно был пролом, оно свежей кладкой и камнем иным отличается, а потому, кроме сена и домов, спасли, почитай, все. Так что голод вроде постучаться не должен, но, с другой стороны, молочные продукты в крестьянском рационе составляют немалый процент, так что потеря кормилицы больно бьет по любой семье. Понятно, отчего селяне взъярились. Опять же, кого проще всего обвинить, как не ту, кого постичь не можешь? Одна дура или дурак (но дуры чаще все же) брякнет слово, а остальные, словно бараны, подхватят и ломятся стадом справедливость устанавливать.

– А ты куда это меня везешь, Добролюб?

– К себе.

– С чего это? Поворачивай в крепость.

– А зачем?

– Так ить защитит воевода, успокоятся люди, и все вернется на круги своя.

– Ага, до следующего раза. Вот только вдругорядь меня поблизости может и не оказаться. А воевода… Много он сегодня тебе помог.

– За всем не углядишь, – упрямо буркнула старуха, но страх все еще не отпустил ее, голосок-то дрожит.

– За той, кто воинов твоих с того света вытаскивает, можно и повнимательнее следить. Или сделать так, чтобы народ даже в страшном сне не мог помыслить на нее руку поднять. А он ничего не сделал.

– А ты, стало быть, сделаешь?

– Я сделаю. Будешь жить у меня на подворье, а я погляжу, кто посмеет приблизиться, чтобы тебя обидеть.

– Ладно, чего уж, вези, спаситель. – Как видно, сильно бабушка напугалась, а может, и не впервой ей спасаться от благодарности людской.

– Бабушка, а что произошло-то? С чего скотина пала? – Раз уж вопрос с переездом разрешился, пришла пора и любопытство потешить.

– О том ты себя спроси.

– А я-то тут каким боком?

– Дак пиво гульдам потравил?

– Было дело.

– А гульды, недолго думая, все пиво, что нашлось у их торговцев, вылили, да случилось так, что на выпасе. Бочонки побросали, а наши умники подобрали – в хозяйстве, значит, пригодится. Как сами-то не потравились! Хорошо хоть додумались под скотину пользовать. В общем, какая скотинка травленой травки поела, какая водички попила из бочки.

– Не клеится, бабушка. То дело когда было? А скотина сейчас падать начала.

– Клеится все, милок, еще как клеится. Яд постепенно извел скотинку. Если бы остолопы сразу ко мне обратились, мол, скотина исхудала, то можно было бы и решить. Но ить у всех ума палата, а теперь уж ничегошеньки не поделаешь.

– Выходит, моя вина, – тяжко вздохнул Виктор.

– А вот это брось. Неча на себя все грехи людские взваливать, чай, не святой. Ты ворога бил так, как мог. Не скажу, что одобряю, с отравой той, да только все тобою свершенное многие жизни славенские сберегло. Так что не вини себя.

На ночь все же остановились в деревеньке, что по пути повстречалась. Лошадь их, конечно, особой породы, да только и у нее предел имеется. А поутру продолжили путь. Горазд прямо-таки весь светился. С утра лекарка устроила ему осмотр и признала полностью оправившимся. Ну-ну, веселись, кабы плакать не пришлось. Послаблений ему Виктор делать не собирался, ведь если все пойдет так, как планирует, то очень скоро им придется схлестнуться в смертельной схватке, причем не с гульдами.

На подворье Виктор снова не стал задерживаться, засобирался в путь. Время идет, терять его не хотелось. Так уж сложилось, что все заботы по хозяйству взвалила на себя мать Горазда. Беляна не имела опыта работы в подобных заведениях, но очень быстро втягивалась, хватка у нее оказалась крепкой, и вскоре все вошло в свою колею, словно и не было ничего. Вот так посмотришь, и не верится, что она просто наемная рабочая, которая трудится за жалованье. Беляна старалась так, словно была тут хозяйкой, не иначе. Наблюдая за ней, Волков пришел к выводу, что к прежней крестьянской жизни она уж не вернется, больно по сердцу пришлось ей новое занятие.

Из мальчишек, похоже, тоже пахари не выйдут. Вернее, не так. У них в руках любая работа горит, но самое милое дело для них не забота о подворье, а кузница. Виктор наблюдал за тем, как они хватались за любое мало-мальское поручение Богдана, как потели, корпели, но не отступались, всячески стараясь произвести хорошее впечатление на дядьку Богдана. Бывало, огребали от кузнеца за излишнее любопытство. Бить-то он их не бил, все же не его ребятня, но доставаться оно по-разному может, иной раз обидное слово куда сильнее битья ранит. Парни же упорно продолжали его доставать, буквально требуя, чтобы он обучал их премудростям своего ремесла. Не стеснялись и откровенно канючить. Как говорится: в целях достижения желаемого результата все средства хороши.

– Ты чего на ребяток яришься, Богдан? – после очередной вспышки кузнеца поинтересовался Виктор. Тот ведь чуть ли не подзатыльники отвешивает: вот были бы его детки, не погнушался бы, приложился.

– Ох и не знаю, что со мной творится. Я ить смотрю на них, а они все трое – ну прямо как мой Ждан когда-то. Он ить тоже любопытным был и уж с пяти годков все норовил мне в кузне мешать. – При этих словах морщины на лице разгладились, вечно хмурое лицо озарилось. – Ну он-то думал, что помогает, а какая помощь, коли мне вместо работы приходится, как квочке, смотреть за мальцом, чтобы чего не учудил и себя не покалечил? Ить железо кругом, огонь, залезет куда или опрокинет что на себя, да мало ли. С покойницей Младой из-за того, бывало, ругались. Она только глянет в сторону, а он, шельмец, уж в кузне. Потом-то помощником стал всамделишным. Вот и эти. Поначалу увальнями были, не знали, с какой стороны за напильник взяться, а теперь орлы. Я еще в мастерскую не пришел, а они уж загодя выспросят, как да что будем ладить, все подготовят, пока один из них по хозяйству управляется. Они, слышь, даже черед себе назначили, кому в какой день мамке помогать. Хорошие ребятки.

– Выходит, сына в них видишь, оттого и злишься.

– Да не на них я злюсь, а на себя, потому как семью не сберег. А когда рука затрещину отвесить тянется, так просто забываюсь. Вот, думаю, бестолочь Ждан, а то и не Ждан вовсе… Не знаю, как сказать.

– В науку, получается?

– Ну вроде того.

К слову заметить, он со своими помощниками многое успел сделать. Мастерские уже оборудованы ветряками, вернее, все уже готово, но пока установили только один, тот, что к токарному станку по дереву. Железные части привели в порядок, отлили новые подшипники, так что теперь станок действовал вполне исправно, а ребятки постигали работу на нем и уж успели все подворье обеспечить деревянной посудой. Остальные комплектующие были полностью закончены, оставалось только установить. Но в том не было необходимости, потому как не имелось в наличии самих станков.

Не забыл Виктор и о своем обещании привлечь Богдана к работе над новинками, с помощью которых они станут бить гульдов. В один из дней он усадил кузнеца рядом и начертил первое изделие, которое желательно получить. Это была граната. Ребристый литой корпус из чугуна, только чуть больше, чем у привычной гранаты Ф-1, ведь взрывчатым веществом должен стать порох. Как получить более мощную взрывчатку, Виктор, как ни морщил лоб, припомнить не мог. Набросал он и приблизительную схему будущего запала. Ничего особенно сложного. Колесико-кресало на оси, на ту ось наматывается бечевка с колечком, тянешь за веревочку, колесико вращается, высекает искру из мелкого куска кремня, от чего воспламеняется замедлитель из толченого пороха, набитого в трубку. А вот как это все довести до ума, уже решать Богдану. Ну а Виктор всегда рад подсказать.

Как-то раз кузнец намекнул, мол, пора бы озаботиться и тем, чтобы забрать заказ в Рудном, наверняка все уже готово и дожидается покупателей. Но Виктор его слегка остудил. Не ко времени это. Нужно выждать. Не следует кое-кому знать о том, что его финансовые дела не так уж плохи, как он желает их представить. По этой же причине и драгоценности он придержал, не спеша реализовывать. Надо дать возможность Лису заглотить наживку.

В Звонград пришлось ехать караваном из бедарки и повозки, потому как Беляна тут же составила список, чего и сколько нужно прикупить. Нет, писал Виктор, но под диктовку ключницы. Потом и Богдан засобирался, уж больно многое необходимо и для его хозяйства. Под конец и бабка Любава выказала желание ехать с ним. Добролюб ведь обещал прикупить ей то, что потребно для работы. У нее после прошедшей войны и последней заварухи не осталось никаких припасов из трав. Только то, что лежало в подполе, и сохранилось: домишко в посаде сожгли, а ее припасы никто вызволять не стал.

Горазд тоже вознамерился было отправиться в поездку, но его сборы бесцеремонно прервал Виктор. Накануне вечером он вывел парня на задний двор и начал пояснять, что и как ему следует делать. Все просто. Небольшая пробежка вокруг подворья, упражнения на гибкость, силу, растяжку, различные приемы обращения с оружием, а именно: выхватывание и изготовка с ходу к бою, кувырки, перекаты с оружием. Правда, тут он особо указал, чтобы при различных перемещениях с карабином или пистолями оружие не было заряжено. В остальном же – все по-взрослому, с взведенными курками. Это поможет выработать навыки, чтобы не было самопроизвольных сбросов курка. Опять же – стрельба, стрельба и еще раз стрельба, до тошноты. Горазд усомнился, что у него будет оставаться свободное время, уж больно много всего наговорил наставник.

– А к чему тебе свободное время?

– Дак на хозяйстве живем, – недоуменно пожал плечами парень.

– Забудь. Все это для тебя в прошлом. Теперь тебе надлежит стать воином, значит, все иное – побоку. Понимаю, что зазря есть хлеб ты не привык, но это только сейчас кажется, что ты стал дармоедом, потом все на свои места встанет. Все понял?

– Понял.

– Вот и ладно. Еще помни: коли дурно станет, не насилуй себя, рана у тебя все же была нешутейная. Мало ли что, бабка Любава посмотрит по возвращении. Коли просто усталость, тогда уж через «не могу». Даже если что-то покажется тебе баловством, просто делай. Ведь если чего не постигнешь или в чем-то окажешься неловким – и сам сгинешь, и меня подведешь. Потому как спину мне прикрыть будет некому, а тогда уж нам обоим конец.

В Звонграде все прошло штатно. Переночевали, поутру отправились на торжок. Потом бабка Любава ушла по своим заботам. Богдан направился в Кузнечную слободку: имелась там плавильня, где он рассчитывал обзавестись чугуном для новых поделок. Как все будет, он пока представлял слабо, но ясно одно: чугуна потребуется много. Нужна была бронза, не в таком количестве, как прежде, но нужна. Опять помянул Рудный, там ведь страсть сколько их бронзы осталось, из нее сделаны шаблоны деталей! Да чего теперь-то. Где тот Рудный и когда туда попадешь?..

Виктор тоже времени зря не терял.

– А на что тебе толмач? – искренне удивился просьбе хорошо знакомый Виктору трактирщик.

А к кому еще мог обратиться Волков с подобным вопросом? Сам он Звонград знает не особо хорошо (вернее, людей, обретающихся здесь), трактирщик – иное дело. Через его заведение столько разного народу проходит, столько разных разговоров здесь ведется, что хочешь не хочешь – будешь в курсе всего, что происходит в граде.

– Торговать желаю.

– С гульдами?! Ты на голову-то здоров?

– Здоровее тебя.

– Оно и видно. Нет у нас с гульдами торговлишки, только через иных купцов. Это даже мне ведомо, хотя к купцам касательства не имею.

– Мне не мнение твое надобно, а толмач, коли таковой имеется.

– Ну есть один. Только он того… одним словом, постоялец мой. Не знаю, ведает ли гульдский, но бахвалился, что с нескольких языков может перетолмачивать. Жизнь его с самого детства побросала. Он даже в съезжей избе одно время обретался, да только как бы там к пропойцам ни относились, но такого даже там терпеть не стали.

– Он сейчас здесь?

– Нет. Недавно накачался под завязку, где-то отлеживается. Ему Авось улыбнулся. Пару дней купчине одному помогал в общении с купцом-западником, вроде как уговорились, так купец на радостях ему цельный рубль за работу отдал. Иноземец тоже вроде в сторонке не остался. Одним словом, деньга есть, гуляет.

– А деньга опять у тебя хранится?

– Дак обчистят горемыку, а тогда уж он и до меня серебро не донесет. А так – все, что есть, у меня оставит, – хитро улыбнулся трактирщик.

А ведь вполне трезвый и деловой подход. Может, тот, кто обчистит, тоже серебро мимо этого заведения не пронесет, но так – лишь один прибыток, а эдак и толмач свой заработок здесь пропьет, и тот, кто мог его обчистить, все равно где-нибудь средства найдет и придет сюда. Впрочем, кто знает? Может статься, этот тать обретается в ином кружале. Нет, так по-любому надежнее.

– Ты не смог бы сделать так, чтобы этот пьянчужка не набрался, пока не появлюсь я?

– Если желаешь, подожди наверху. Кто-нибудь из девиц поможет скоротать время.

– Это лишнее. До вечера.

Нет, Виктор вовсе не считал себя обязанным хранить верность покойной Голубе. Будь обстановка иной, может, и воспользовался бы предложением, но только не здесь. И ведь странное дело: вроде как здоровый организм, здоровый мужик, но вот об этой потребности отчего-то забыл напрочь. Впрочем, сейчас им владели совсем иные желания. Он прекрасно понимал, что в оставленном земном мире его, скорее всего, сочли бы психически больным человеком, нуждающимся в реабилитации. Счесть-то, может, и сочли бы… да только никто палец о палец не ударил бы. Помнится, с войны, как бы ее ни называли некоторые, он тоже вернулся не в лучшей форме, однако до его душевного состояния никому не было дела.

Вечером он увидел того, о ком говорил трактирщик. Как есть пропойца. Мужичок уже за пятьдесят, с встопорщенными, давно не стриженными и немытыми волосами, клочковатой бородкой. Одет в откровенное рванье. Смердит от него так, что рядом находиться невозможно. Виктор вынужден был признать: с каким бы пренебрежением он ни говорил о вечно грязных западниках, до этого старичка (или не старичка, бог весть) им далеко. Интересно, а как с ним имели дело купцы? Или ради такого случая он приводил себя в порядок? Ладно, поглядим, что он собой представляет, и тот ли это, кто нужен.

– Здрав будь.

– И тебе здравствовать, – испуганно проблеял мужичок при виде подошедшего и нервно сглотнул. Ну не без того. А впрочем, кто его сейчас не испугается? Не обделался, и то ладно. – Ты мною интересовался?

Старик нервничает, голос дребезжит. Как видно, организм требует свое, а тут такое дело… Может, снова Авось улыбнулся, так что надо сдерживаться, а это трудно, ой как трудно, эвон весь трясется, как осиновый лист на ветру.

– Я, – присаживаясь, проговорил Виктор. Видя, что из пьяницы собеседник никакой, – похоже, сейчас самый пик запоя, – попросил пива. Градус там невелик, зато трясти толмача будет куда меньше. – Ты пей. От кружки тебя не опрокинет, а вот голова станет соображать лучше.

Да-а… К кружке припал, словно мучимый жаждой путник в пустыне, наконец добравшийся до вожделенного источника воды. Великое дело опохмел. Будь кто другой, ему бы это, скорее всего, не помогло, но этот уже в той стадии, когда для опьянения много не нужно, принял малость – и уже косой. Так что пиво произвело эффект практически сразу. Трясучка прошла как по мановению волшебной палочки. Мужичку даже похорошело немного. Ничего страшного, легкий хмель в голове ему только на пользу, способствует просветлению мозгов. А вот продолжать лучше не стоит, потому как окосеет окончательно. Глазки горят, но Виктор не собирается ему потакать.

– Мне сказали, ты толмач.

– Есть такое дело, – закивал пьянчужка, как китайский болванчик.

– Гульдский ведаешь?

– Ведаю.

– Только говоришь или письмо знаешь?

– И письму обучен. Только редко когда в нем возникает потребность. Не ладится у нас с гульдами.

– Какие еще языки знаешь?

– Фряжский, сальджукский.

– Заработать хочешь?

– Вестимо.

– Тогда слушай: сегодня гуляешь, а поутру поедешь со мной.

– Куда? – заробел мужичок. Аж голову в плечи втянул.

– Тут недалече. На полпути к Обережной есть постоялый двор, я там хозяин. Стол, одежку получишь от меня, и это в плату не входит. Сделаешь работу, получишь награду – и обратно в град привезу. Да не жмурься ты, понимаю – ликом я не вышел, но не тать я, так что о плохом не думай. Эвон кружальщика поспрошай, пока еще соображаешь.

Виктор поднялся и направился к хозяину заведения, чтобы договориться. Не было желания искать потом этого алкоголика по всему граду, уж лучше пусть о нем позаботятся, бросят в какой-нибудь угол, чтобы он дождался Волкова. Понятно, что состояние у мужичка будет аховое, но это не беда. Виктор с утра ему еще нальет, чтобы вывезти за город, пока тот в коматозе, а там уж разберутся.

Быстро обернулся купчина. Всего месяц минул со дня разговора, а он уж на постоялом дворе появился. Как есть, тот еще проныра. Все интересующие его детали уточнил, все вызнал – и на постоялый двор. Видать, с желающими зашибить деньгу по-легкому у него негусто, приходится самому рисковать, а риск тут велик. Вызнал все и хотя вот-вот морозы ударят, а дороги в плачевном состоянии, приехал.

– Ты как, не передумал?

Умный. Понимает, что у стен могут быть уши, поэтому вывел Виктора в чистое поле, чтобы наверняка никто не подслушал. Хорошо хоть дождика нет, а то ведь его бы и это не остановило: невелико неудобство, голова дороже. Но вместе с тем холодно на открытом пространстве, да и ветер не на шутку разошелся.

– Ты о чем, Лис?

– О том, с чем ты не так давно приходил ко мне.

– Так ты же сказал, что не ведаешь, о чем это я.

– Проверить кое-что нужно было.

– Шутки со мной шутковать решил? – подпустил немного угрозы в голос Виктор. – То «знать не знаю», а то заявляешься…

– Не злись, Добролюб. Разговоры разные про тебя ходят. Сказывают, что по сей день трофеи с войны продаешь. А где та война? Нету. Знать, трофеи не с войны.

– Это не твоя печаль.

– На большую дорогу вышел?

– Вот интересно, Лис, а с чего ты решил, что сможешь вернуться обратно в Звонград?

– Ты это… Ты неверно все понял, Добролюб. Я только к тому, что не дело самому-то рисковать. Ты только выслушай.

– Говори. А я послушаю.

– Тут дело какое… Есть у меня знакомец, который с лихими знается. Так вот, у тех трудности с продажей пограбленного, готовы в треть цены уступать, лишь бы с рук сбывать. Тебе и дел-то – товар у разбойничков чин по чину принять да мне весть бросить. Я приеду и сразу уплачу полцены, а товар вывезу.

– А какая тебе печаль платить мне полцены, коли можешь за треть взять и сам?

– Легко сказка сказывается, да нелегко дело делается. Ты меня с собой сравни. Меня разбойнички живо самого без портов оставят, а на тебя никто руку не поднимет, потому как боязно. Тебя они уважать будут.

– Может, и так, да только ты-то ко мне подходил еще до войны.

– Война была лишь в довесок. Ты тогда уже Секача порешил со всей ватагой, и слава о том пошла. Так что не просто я к тебе подходил.

– А чего же давеча отказался?

– Так проверить нужно было. Дело-то оно выгодное, но рисковое – можно и костей не собрать. Тогда-то ты отказался, а тут сам пришел. Ну сам посуди, мог ли я иначе?

– Тоже верно. И как теперь будем?

– Я с тем человечком свяжусь и скажу, чтобы к тебе подходили. А ты жди того, кто тебе слово от Струка принесет и копейку цифрой вверх подаст.

– Добро. Только упреди, чтобы зазря на купцов не нападали. Я сначала убедиться должен буду, все ли ладно.

– Нешто не веришь?

– Ты меня купеческим премудростям учи, а в иных я и сам с усам. А что до товара касаемо, так еще подпортят ненароком, а ты не восхочешь платить по чести.

– Да я…

– Или так, или разговора не было.

– Как скажешь, – со вздохом согласился Отряхин. А чего не согласиться? Кругом распутица, купцы ждут зимника, так что разбойничкам сейчас руку приложить некуда.

– И еще. Как только деньгу потребную соберу, больше этим пробавляться не стану. Устраивает – присылай человечка, нет – знать, не судьба.

– Устраивает, – быстренько так брякнул Лис. Не иначе как рассчитывает замазать, а там, дескать, куда ты, милый, денешься, еще и наводить на караваны станешь.

«Ну-ну, как скажешь», – хмыкнул про себя Виктор.

Жизнь на постоялом дворе шла своим чередом. Горазд довольно хорошо восстановился, а потому нагрузки Виктор постепенно увеличивал, добавил изучение рукопашного боя. Парень занимался боевой подготовкой почти целыми днями с небольшими перерывами, сам Виктор – только по полдня, налегая на самоподготовку курсанта.

Не сказать что в остальное время Волков прохлаждался. Напротив. Дело в том, что очень много сил он тратил на изучение гульдского. Часами корпел над листами, аккуратно записывая все, что ему вдалбливал уже свыкшийся с внешностью ученика толмач (мужичонка немного нервничал, ну а как не нервничать, коли объявлен сухой закон), ломал язык и напрягал голосовые связки, чтобы овладеть гортанной речью. В прошлой своей жизни он как-то наплевательски относился к школьной программе английского, да и в техникуме тоже не заморачивался: есть «троечка» – и слава богу. Думал, язык в жизни не пригодится, так что лучше сосредоточиться на том, что имеет практический смысл. Здесь ситуация была иной, и он буквально вгрызался в гранит науки. Дошло до того, что толмачу было строго-настрого запрещено разговаривать с Виктором на славенском. Только на гульдском. Впрочем, пропойца-то пропойца, но учить этот мужичок умел и уверенно вел своего ученика от простого к сложному.

Спросите, к чему такие трудности, когда можно просто идти и резать гульдов всех подряд? А вот не было желания бить всех подряд. Если нужно, так он и сотню изведет, не поморщившись, ну так это если действительно нужно. А вот специально убивать – к тому душа не лежала. К тому же он хотел найти именно тех, кто участвовал в том налете. Пятерых они приголубили, еще кто-то, может, погиб в войне, но ведь остальные все еще топчут землицу. Ну и как их найти, если не спрашивать? А для того нужно знать язык. Вот так вот.

Вскоре выпал первый снег. До первопутка время еще было. Дураков отправляться в путь во время обильных снегопадов не было, а именно снегом знаменовалось начало зимы. К концу первой седмицы грудня, декабря по-местному, караваны стронутся с места. Сейчас у купцов тоже бойкая пора, полным ходом идет формирование будущих караванов, перекладывается и готовится товар, нанимаются ватаги для охраны.

Наемникам тоже не время отлеживать бока, прошлый сезон остался позади, вынужденный отпуск закончился, теперь главное – не прогадать и заключить выгодный контракт. Те, кто имеет давние деловые отношения, по этому поводу особо не парятся, просто ждут, когда появится наниматель. Эти не поведутся на большую деньгу, потому как подобное дело может оказаться разовым, а вот старый и проверенный купец – это из года в год работа, одним словом – надежность и стабильность.

Бабка Любава оказалась права. С первыми морозами на подворье приключилось ожидаемое, но все же горе: умер Груздь, отец Горазда. Мужчина болел давно и серьезно, настолько серьезно, что отступилась даже кудесница лекарка, буквально творившая чудеса. Одно радовало: крестьянин, винивший себя за то, что его семья попала в холопы, увидел-таки ее свободной и, мало того, пристроенной и крепко стоящей на ногах. Так и отошел в покое, тихо и безропотно, напоследок успев благословить своих домочадцев и высказать слова благодарности Добролюбу.

– Чего хотел? – грубо спросил Виктор, выйдя в горницу.

Напротив него за столом сидел мужик. Он так и не сбросил тулуп, не новый, но неплохо сохранившийся. Как видно, проезжий не робкого десятка: посмотрел на хозяина с любопытством, но не отшатнулся при виде изуродованного лица.

Вообще Виктор никогда не выходил к постояльцам, свалив все дела на Беляну. Та руководила подворьем на свой лад, как считала нужным, и с возложенными на нее обязанностями справлялась почти играючи. Ну нравилось ей это дело, нашла баба себя, вот и ладилось. А если так, то незачем под ногами путаться. Он больше занимался иными делами. А в последнее время заволновался. Что же получается, зря столько времени потеряно, раз нет вестника от Лиса? А тут этот мужик, вот подай ему хозяина, и все тут.

– Не боишься по миру пойти, коли так приветлив будешь с гостями? – усмехнулся мужик.

– А ты меня жизни решил поучить? Что же, премного благодарен. Да только учти, человек проезжий, с шутниками я строг. Не зыркай глазками, я знаю себе цену, а потому и словам своим отчет отдаю. Сказывай, в чем потребность.

– Хм. Правду, видать, сказали, что тебе палец в рот не клади. Тут уж и подумаешь, стоит ли с тобой иметь дело.

– А кто сказал, что у меня могут быть дела с тобой?

– Дак привет тебе от Струка. – С этими словами он выложил на стол копейку. Выложил не просто так, а нарочито перевернул циферкой вверх. Вот оно, стало быть, как. Пожаловал долгожданный гость. Ну что ж, вот и пришло время проверить, чего стоят Добролюб и Горазд.

– Пошли на двор. Нечего тут.

– Холодновато.

– Ничего, зато ушей лишних нет.

Вышли. А что тут скажешь, если метель метет? Холодно, конечно, но это не беда, зато говорить можно свободно. Дело ведь задумал недоброе, так что чем меньше будут знать домашние (а иных на подворье сейчас не было), тем лучше.

– Ты сам из ватажников или только весточку принес?

– Из ватажников.

– Сколько вас в ватаге?

– А тебе зачем? – искренне удивился мужик. – Твое дело малое: принял товар, сдал его, а остальное – наша забота. Так что, трактирщик, не лезь туда, куда собака нос не сует.

– Так, значит?

– А ты как думал.

Тать, а кто же еще-то. Крепкий, да только и Виктор не слаб. К тому же тулуп движения гостя стесняет, а Волков, в отличие от него, в полушубке овчинном, легком и удобном, и сноровки у трактирщика имеется в достатке. Одним словом, как оказался на снегу, посланник и сам не понял. В следующее мгновение на горло наступил сапог хозяина подворья, слегка надавив на яблоко, отчего в горле запершило. Рука заломлена так, что не дернешься лишний раз, если только попытаешься, так и хрустнет.

– Если ты и тот, кто тебя сюда прислал, считаете себя самыми умными, то сильно ошибаетесь. Пользовать меня втемную не выйдет. Нешто думаешь, безмозглого нашли и мне неведомо, что сталось с прежним тутошним хозяином, коего под белы рученьки взяли? Только вот, чудное дело, ватага разбойничья куда-то запропастилась и следа ее так и не сыскали, а тот, кто сбывал товар, и сегодня ходит гоголем. Так что ты лучше не шути и отвечай на мои вопросы.

– А живота лишиться не боишься?

– Это ты бойся.

– Дак порешишь меня – про ватагу не узнаешь ничегошеньки.

– Ты много-то о себе не думай. Поломаешься немного для порядку, а потом все выложишь, уж поверь мне. Я хочу и дело сделать, и суда избежать, а потому знать мне надлежит многое. Так как, добром будем говорить или можно сразу калить железо? Чего молчишь?

– Да вот думаю, а как ты с ватажниками будешь договариваться? Народ ведь без князя в голове, пожгут вдругорядь твое подворье. Готов ли к этому? – Повержен, обездвижен, с придавленным горлом, но упрямо хрипит свое.

– Я обмана не имею, потому и бояться мне нечего, а вот к тому, что меня обмануть возжелают, всегда готов. Ну так как?

– Отпусти.

Отпустил. Тать поднялся, помассировал руку и горло, прокашлялся, покряхтел. Ох и силен этот трактирщик, скоморох бывший! Ну да ничего, время все на свои места расставит, еще сочтутся.

– Спрашивай.

– Сколько народу в ватаге?

– Две дюжины.

– А сколько мяса?

– Чего-о?

– Сколько таких, что и под нож пустить не жалко? Вот только не нужно мне рассказывать, что у вас такое не принято.

– Хм. Костяк ватаги – шестеро, уж не первый год на большой дороге, поэтому бойцы стоящие.

– Огненного боя в достатке?

– Что-то ты странные вопросы сыплешь, трактирщик.

– Нормальные вопросы. Дело имею, потому и спрашиваю.

– А дело, по всему выходит, зубастое?

– Не без того.

– А коли зубастое, то и стоящее?

– А вот теперь ты много спрашиваешь. Но отвечу – стоящее.

– Так, может, тогда сразу к атаману, там и сговоритесь?

– А в лесу, выходит, уже я буду во власти ватажников?

– Ну как-то ить договариваться нужно.

– Голоден?

– Есть немного.

– Иди за стол, тебя накормят, а пока суть да дело, мы соберемся.

– Мы?

– Нешто думаешь, что я один поеду к вам? Ты меня за больного головой-то не держи. Помощника возьму, он при случае спину прикроет.

Вскоре Виктор, Горазд и сопровождающий их тать оказались на месте.

А ничего так разбойнички пристроились. Две избы: одна поменьше – не иначе как костяк шайки там располагается; вторая большая – это для остальных, выходит. Конюшня голов эдак на десять, сеновал, еще сарай имеется – там, наверное, припасы хранятся. Ну и банька, куда же без нее-то, правда, сейчас холодная. Хм, и посты имеются. В версте от лагеря секрет миновали. Тут местность оврагами изрезана, так что удобный путь только один получается. Можно и в обход, да только умаешься по взгоркам карабкаться да сквозь бурелом пробиваться. А здесь уж тропа набита. Только хоженые места начинают просматриваться не далее как в трехстах шагах от секрета: видать, к стоянке возвращаются всегда окольными путями. Атаман не из простаков, тертый калач, а раз так, то дело худо.

С таким не уговоришься. Во всяком случае, на тех условиях, что есть у Виктора. Впрочем, в его планы вовсе не входило иметь дело с бывалыми разбойничками, этих под себя не прогнешь. Эвон сопровождающий – с ногой на горле, а все равно гоношился. Нет, этих нужно выводить из игры, сразу и жестко. Именно об этом намерении говорил Виктор помощнику, когда они собирались в путь, снарядившись, как для боя.

Скажете, а для чего тогда ему нужны оставшиеся? Которые едва ли понимают, с какой стороны браться за оружие и представляют собой простое мясо, призванное только создавать массовку и которыми при случае не жалко пожертвовать? А просто все. Эти люди уж замазаны перед законом, и обратного пути у них нет, а что касается боевых навыков, так это дело наживное. Опять же, есть кого отсеять, потому как он рассчитывает создать ватагу человек в десять, не больше. Как отсеять? Так просто все, нешто тяжело понять.

Ага, а вот и первый ватажник, которого они увидели в лагере. Выскочил из малой избы и порысил по снегу. Ветер разом заметает следы, хоть и лес вокруг. Глянешь – словно и не хаживали тут. Путь его недолгий, всего-то пара десятков шагов, до большой избы, но Виктор успел его рассмотреть. Тулупчик так себе, изрядно подранный, весь в заплатах, есть пара незашитых мест, там овчина свисает лоскутками. Из ленивых мужичок, не иначе. Ведь в дыры как пить дать задувает, но вспоминается об этом только на ветру, а как оказался в тепле, так лучше бока поотлеживать, чем починкой заниматься. Этот никак не может принадлежать к избранным, скорее шестерка, прозябающая на побегушках.

– Человечек твой пусть в общую избу идет, а нам к атаману, – лениво бросил сопровождающий.

– Ничего. Тут не холодно, обождет на крыльце.

– Ты много-то о себе не думай, чай, не на своем подворье.

– Странный ты. Вот скажи, почему я сюда пришел только с одним человеком? Нешто чтобы всю ватагу вашу тут положить? Вижу, что и самому смешно. Вам меня резать тоже не резон, не так много желающих найдется с вами дело иметь.

– А коли так, то зачем человека морозить? – резонно спросил тать.

– А просто все. Натура у прихлебателей такова, что они себя наглее стоящих людей ведут и всячески стараются самим себе, ну и остальным, значимость свою показать. Заденет кто Горазда, тот отмалчиваться не станет, кровь пустит. Мы разве для того сюда прибыли? А там, где разговор с атаманом будет, ему вроде и делать нечего. Так что постоит на крылечке, чай, ничего себе не поморозит.

– Ха! Умен ты, трактирщик. Тебя бы к нам атаманом. Ха-ха-ха! Ладно, пошли.

Изба не особо большая, но для шестерых – в самый раз. При входе – тамбурок, славены к сохранению тепла серьезно подходят; за ним – большая комната, в которой возле стен имеются полати; напротив двери – печь, самая настоящая, чисто беленная, совмещенная со стеной, что делит избу на две части; дальше – вход, завешенный шкурой, в том помещении, скорее всего, атаман обретается. Посредине – просторный стол с лавками во всю длину, за ним сидят пятеро, все как один матерые и битые жизнью.

– С прибытием, атаман.

– С возращением, Струк.

– Гляжу, удачно сходил.

Раздалось сразу несколько голосов. Атаман, значит. Что же, чего-то подобного Виктор и ожидал. Струк смотрит на него с затаенным чувством превосходства, мол, как я тебя, трактирщик, что теперь скажешь? Дескать, милостью моей живешь, а то ведь можно и припомнить былое-то.

Вот только ни страха, ни растерянности разбойники не наблюдают. Прибывший ведет себя спокойно и уверенно, вот только от этого спокойствия страшно отчего-то становится. Непрост гость, ох непрост. Да и могло ли быть иначе? Ведь знают, кого принесло к ним. Мало того что Секача с ватагой положил, так еще и гульдам наддал так, что те по сей день поход в Брячиславию недобрым словом поминают.

– По здорову ли поживаете, люд честной?

– По здорову, добрый человек. – А вот этот – самый опасный после атамана. Сразу видно, второй человек в ватаге. И к общему гомону по поводу возвращения атамана не присоединился, и первым на приветствие гостя ответил, выдержанно так ответил, оценивающе глядя на него.

– Ставр, там на крыльце человек добрый, пошел бы поговорил с ним, чтобы от скуки гость не маялся. – Что ж, и это ожидаемо.

– Понял, атаман! – тут же подхватился мужичок плотного телосложения, эдакий квадрат.

Справится ли Горазд? Должен, иного выхода нет. Как говорил Юлий Цезарь: «Жребий брошен». Все равно назад ничего уже не отработаешь, поговорить у них точно не выйдет.

– Говорить станем в твоей горнице, атаман?

– С чего бы? У меня от братов секретов нет, так что садись и будем вести беседу. Эвон у нас и сбитень поспел.

– Э нет, атаман, так не пойдет. Мой человечек на улице остался, хотя секретов и у меня от него нет никаких.

Говоря это, Виктор приставил к стене карабин, снял и повесил на деревянный крюк ремень со справой и пистолем мудреным. С левой стороны пояса есть еще пара в кобурах, но те по виду обычные. Скинул и приладил поверх полушубок с шапкой, оставшись только в свитере с высоким горлом. После этого подошел к столу и снял другой пояс, на котором в ножнах приютилось несколько метательных ножей, вынул и присовокупил к ним засапожник. Затем обернулся к Струку, слегка развел в стороны выставленные вперед руки, повернув ладонями вверх, словно предлагая себя обыскать.

– Отчаянный ты, скоморох. – От показного веселья и нарочитого превосходства не осталось и следа – только задумчивость и любопытство.

– Я ведь сказывал, что не резаться сюда пришел, а разговор вести.

– А коли резаться? – опять подал голос второй номер.

– А коли резаться, так сунул бы нож вашему атаману в спину, пока в прихожей толклись, да вошел бы сюда с оружием наперевес, а товарищ мой – следом. Никто и пикнуть не успел бы. Без вас ваша ватага, как стадо баранов, пошла бы за мной. Постреляли бы малость, не без того, потому как там тоже есть те, кому хочется перебраться в малую избу, пошумели бы, да встали под мою руку.

Тень легкой досады мелькнула на лице второго. Виктор понял: тот вполне согласен, что такое было возможно. Оно и неудивительно: сидят ведь безоружные. Оружие где угодно, только не под рукой, – чай, у себя дома.

– Да только не нужно мне этого. Каждый должен заниматься своим делом. Ватага – на промысел ходить, атаман – командовать, трактирщик – перепродавать и весть о караванах нести, а купец – зарабатывать на нас. Тогда и порядок будет. А как все будут заниматься всем, так и конец близок. Ладно, пустое это все, – опять бросив взгляд на атамана и все еще стоя с разведенными руками, закончил Виктор.

– Гхм. Ты руки-то опусти да проходи в горницу. Браты, мы скоренько.

Так-то лучше. Вообще-то Виктор на такую удачу и не рассчитывал, предполагая, что придется начинать прямо так, сразу против пятерых. Но все же удалось надавить на самолюбие атамана, вот только взгляд второго ему не понравился, этот расслабляться и не думал. Выходит, нужно действовать быстро. А чего, собственно, рассусоливать? Атаман пропустил его вперед, сам двинулся следом. За спиной послышались смешки и восхищенный гомон: как и рассчитывал Виктор, парней заинтересовал его пистоль, который словно случайно выглядывал из-за полушубка. Ну какой мужчина, да еще и пробавляющийся разбоем, откажет себе в удовольствии потрогать диковинное оружие? Не остались без внимания и ножи. Тоже не тривиальное зрелище – оружие специфическое, умения требующее, такое встретишь нечасто. Ай молодцы!

– А ничего так устроился, прямо по-барски, – войдя в комнату атамана и чувствуя, что тот идет следом, громко заговорил Виктор, одновременно оборачиваясь.

Полог уже задернут, атаман щерится довольной улыбкой. Добролюб все еще говорит, а нож, выпростанный из рукава, уже мелькнул серебристой молнией в твердой руке: распорол горло, да так стремительно, что, почитай, и не замарался в крови. Трахея развалилась с легким чавкающим звуком, атаман захрипел, схватился за шею, словно пытаясь срастить разверстое горло. А из соседней комнаты доносится гомон бандитов, ну прям дети малые. Он едва успел подхватить и мягко опустить дергающееся тело на пол, чтобы не шуметь до поры. Испачкался слегка, не без того, ну да потерявши голову, о волосах не плачут.

Времени нет. Шкура, занавешивающая проход, отлетает в сторону. Двое при входе вертят в руках кольт Виктора. Третий, восхищенно причмокивая, рассматривает его ножи. Четвертый, он же второй в ватаге, внимательно смотрит на проход, но сделать ничего не успевает, потому как он – цель номер один. Два ножа разом уходят в полет. Первый бьет в грудь стоящего у оконца зама, второй – сидящего за столом и рассматривающего клинки. Мгновение – и в руках уже другая пара.

Двое с револьвером секунду осмысливают происходящее, потом один из них взводит курок пистоля… Не успел, нож уже торчит из его груди. Второй, бросившийся в сторону полати, на которой имеется оружие, получает нож в бок и завывает на одной протяжной ноте, как зверь, угодивший в капкан. Виктор стремительно делает пару больших шагов и, выхватив еще один клинок, бросает его в подранка, попав точно между лопатками.

В дверь влетает Горазд с револьвером в руке. Виктор деловито обходит поверженных противников и проводит контроль. Видя это, Горазд откинулся к стене и тяжко вздохнул. Лицо белое, как тогда, при ранении. Может, и сейчас прилетело? Было бы не вовремя.

– Ты как? Ранен?

– Нет. Просто… – нервно сглатывает.

Ага. Одно дело – в горячке вилы сунуть врагу в бок, совсем иное – хладнокровно резать ничего не подозревающего человека. К такому не вдруг и привыкнешь. Но вроде ничего, держится, блевать не собирается.

– Не на крыльце хоть бросил?

– Затолкал в прихожку, как ты и сказывал.

Виктор быстро снарядился, запахнул полушубок, проверил оружие. Порядок, к бою готов. Лучше бы не надо, конечно, но это вряд ли. Насчет парней, что уже поглядывают в сторону малой избы, он угадал точно. Не захотят они просто так отступаться, но уж лучше сразу, потом меньше придется за спину смотреть.

Вышли на крыльцо. Дело к вечеру. Словно и не было ничего, метет метель, уже успело замести и следы мужичка, что отсюда выходил, и от их следов ничего не осталось. Кони у коновязи жмутся друг к дружке, спасаясь от пронизывающего ветра. Эдак можно спокойно восвояси отправляться, никто и не почешется. Разве что кому-то понадобится что-нибудь в малой избе. Но уходить они не собираются.

– Готов, что ли? Если чувствуешь слабину, то лучше не начинать. Уйдем, пока не поднялся шум.

– Нам ведь они нужны, чтобы к гульдам наведаться. – Не спрашивает, просто повторяет ранее сказанное Виктором. – Я не подведу, Добролюб.

– Помни: никаких сомнений. Даже если придется половину положить – клади, не думая. Лучше кого лишнего упокоить, чем потом на том свете жалеть.

– Помню.

Большая изба. Да нет, самый натуральный барак, без перегородок, разве что лежаки в один ярус вдоль стены выстроились. Посредине – печь. С двух сторон от нее между полатями – два больших стола с лавками. Воздух спертый, хуже чем в казарме. Странно, вроде моются, иначе для чего тогда баня? Впрочем, тут как ни мойся, но если в относительно небольшом помещении постоянно проживают почти два десятка человек, это мало поможет. У всех ведь свои физиологические особенности.

Был у Виктора сослуживец, он даже в полевых условиях умудрялся каждый день мыться, но ничего не помогало: то ли повышенное потоотделение, то ли пот у него был ядреный, да только несло от него даже после душа, а мухи так и вовсе ни на минуту не отпускали. Но к парню притерпелись, тем более труса он никогда не праздновал, имелись и те, что жизнью были ему обязаны. Вот такие пироги с котятами.

Да-а, казарму хоть проветривают и моют каждый день, уж за этим догляд строгий. А тут с этим, похоже, полный швах. Да и пол земляной, особо не помоешь. Впрочем, рвотных позывов нет, глаза не режет, ну и слава богу. Оружие висит на деревянных крюках над лежанками, так себе оружие, средней потасканности, а иное – откровенный хлам. Огнестрела не особо много, в основном самострелы. А вон и пара луков висит, но луки, по всему видать, составные, добрые, – значит, и стрелки могут оказаться не из последних. Это нужно иметь в виду.

– Мир честной компании.

– О! А это что за чудо?

За дальним столом сидят несколько человек. Сколько, сразу и не разберешь, печь прикрывает. Но судя по тому, что ответили именно оттуда, там и находятся наипервейшие претенденты на малую избу. И прикид у них получше. Место возле двери не столь почетное. Оно и понятно: и холодом тянет посильнее, и, случись чего, так до дальних не сразу дотянешься. Находящиеся поблизости одеты откровенно плохо. И чего, спрашивается, в разбойники подались, коли в рванье ходят?

Самые ближние нервно сглатывают. Сидят и недоуменно переглядываются. Оно и понятно. Вошли двое, с оружием в руках. Один из них – чистый головорез, во сне приснится – топором не отмашешься, второй – бледный как смерть, зыркает так, словно готов порвать любого.

– Это чудо – новые ваши товарищи, – с прежним спокойствием ответил Виктор.

– А это кто так решил? – спросил мужик, выглядывающий из-за печи, один из двоих, которых видно.

Нужно их выманивать, а потом кончать, но не по беспределу, а так, словно поссорились. Остальные поддержать не должны, эвон опасливые взгляды бросают в дальний конец. Всего в бараке человек пятнадцать, вряд ли больше. Видно не всех, но предположить это можно. Шестеро лежат в избе атамана, трое дежурят в секрете (они мимо них проезжали). Атаман говорил про две дюжины, вот оно и выходит.

– Кабы атаманом был ты, то и решал бы непременно ты. Но за атамана у нас вроде как Струк.

– А что же он вас чин по чину не представил ватаге, как оно всегда делалось? – Это с явным намеком, мол, братцы, что же это делается-то, нас вовсе за людей не считают, совсем на шею сели. Перетягивают народ на свою сторону. Хм. Да тут, похоже, давно переворот зреет и вроде как приближается к финальной стадии. Ну-ну.

– А видать, тебе не по чину, вот и не представил. – Виктор намеренно конкретизировал именно этого мужика, пусть остальные себя не ассоциируют с теми, с кем «не по чину», значит. Это он удачно ввернул: появились ухмылки. Эвон, ребятки, так вы уж достать всех успели.

Народ за печью зашебуршился, задвигались лавки, прошуршала сабелька, покидая ножны, щелкнул взводимый курок, еще один. Те, что располагались при входе, подались к стенам. А вот теперь – взгляды опасливые, ухмылки пропали. Вид нерешительный – поди пойми, чью сторону принять. Похоже, поножовщина тут не столь уж редкое дело. Стоит ли удивляться, ведь не воинское подразделение, здесь все основано на личном авторитете и страхе. Что ж, это как нельзя кстати для реализации планов Виктора. Осталась самая малость – уцелеть. Пора бы уж испугаться, ан нет. Не страшно, хоть ты тресни, адреналин бушует, как адово пламя, по телу пробегает дрожь, но то от нетерпения. Должно быть страшно, а вот не страшно, и все тут! Ну же, ребятки, давай, покажитесь!

В руках Виктора – два одноствольных пистоля, в кобуре – кольт с взведенным курком; хотя он и дал ему столь громкое название, все же до скорострельности настоящего знаменитого американского револьвера ему ой как далеко, так что мельницу здесь не закрутишь. В руках у Горазда – «лукасы», но тут со скорострельностью тоже не лучше. Будь обстановка иной – револьверы сыграли бы решающую роль, но противникам предстоит сойтись лицом к лицу, на расстоянии едва в десяток шагов, вряд ли будет время взвести курки.

Только бы эти гады не решили действовать из-за печи! Тогда дело дрянь, поди их выкури. Нет, выходят на открытое место, картинно так выходят, с ленцой, обходя печь с разных сторон, нарочито побрякивая оружием. Пожалуй, основной огнестрел постояльцев этого барака – у этих парней. Двое сжимают по два пистоля, у двоих мушкеты, один вооружен саблей, непонятно, то ли нет своего нормального оружия, то ли просто не захотел, а сабелька вполне приличная.

– Так что ты там говорил?

Видно, мужику все же хочется придать своим действиям справедливый характер, потому как посматривает на отошедших к стене, словно желает сказать, мол, братцы, вы видали этих? Стоящий по правую руку бросает вожделенный взгляд на пистоли Горазда. А что, знатное оружие, к тому же необычное. Оружие вроде как изготовлено к бою, но вот незадача – оба противника стоят, опустив пистоли, значит, и им не следует целиться, но стволы смотрят в направлении этой пары олухов. Вроде все, больше никто не показывается. Вот и ладушки. Никакой показной справедливости Виктору не нужно, ему необходимо было выманить их всех. Вот они. Того с сабелькой – в сторону, им займутся позже, а вот этих субчиков… Горазд знает четко, его – те, кто слева. Надо выбивать огнестрел. Дальше тянуть нельзя.

А вот вам привет от ковбоев Дикого Запада и непрестанных тренировок на стрельбище. Два выстрела прозвучали одновременно, слившись в один. Виктор стрелял, как говорится, от бедра. А ловко получилось, двое тут же опрокинулись. Горазд немного замешкался, но все же выстрелил раньше, чем его противники. Один из них опрокинулся, второй заполошно выстрелил, и пуля с глухим стуком вошла в дерево двери. Помещение заволокло дымом, видимость резко ухудшилась, но не сказать, что повисло непроницаемое облако, видно плохо, но все же видно. Хорошо хоть Горазд промазал в того, что был с мушкетом. Дернувшись от просвистевшей рядом пули, тать непроизвольно нажал на спуск и промазал, а теперь оказался с разряженным оружием. Но не растерялся, тут же присел в поисках пистоля, выроненного товарищем, к тому же прикрылся столом.

Мужик с саблей бросается вперед, используя свободный проход между полатями и скамьей. Виктор понимает, что кольт ему не достать, на это просто нет времени. Его нет даже на то, чтобы запустить в противника разряженными пистолями, поэтому он их просто роняет и делает стремительный шаг навстречу. Наблюдающие за этим решают, что все, этому со страшным лицом, на котором сейчас застыл звериный оскал, конец. Но происходит иное. Он вдруг оказывается лицом к лицу с нападающим, и тот попросту не может воспользоваться саблей, потому как она становится больно громоздкой для ближнего боя, а Виктор, поднырнув под руку, на встречном движении наносит ему удар локтем в челюсть, снизу вверх. Звонко клацают зубы, а мужика опрокидывает на лавку, с грохотом падающую на пол. Хм. Хорошо утрамбовали землицу, коли так громко получилось. Или скамья задела ножки стола?

Все это мозг отмечает на автомате, потому что Волков, словно атакующий носорог, проносится мимо поверженного, но еще живого противника. Сейчас главное – не этот. Главное – тот, что укрылся под столом, он в поле его видимости. Видимо, срабатывает какой-то стереотип: разбойник не стреляет из нижней позиции, а начинает подниматься. А может, все дело в том, что он попросту не ожидает появления противника в непосредственной близости от себя за столь короткое время. Не суть. Вот он, и Виктор может до него дотянуться. Н-на! Удар напрашивается сам собой, нога с ходу летит вперед, словно таран, и попадает точно в лоб. Голову откидывает назад, и Волков слышит, как звонко лопаются позвонки. Выстрел!

Горазд не растерялся. Повинуясь выработанным множеством тренировок рефлексам, успел-таки изготовить к бою «лукасы». Вовремя. Кто бы мог подумать! Тот самый мужичок, что при их появлении перебегал от избы к бараку, вооружился арбалетом и уже выцеливал Виктора. Не судьба. Парень сработал хладнокровно, как на стрельбище, вогнав пулю шестерке точно в грудь.

Люди еще не успели прийти в себя, а оба новеньких уже опять при оружии и поводят им из стороны в сторону. Виктор, недолго думая, подхватил с пола один из пистолей, которым так и не удалось сказать ни единого слова.

– Никому не двигаться! Кто шевельнется – убью! – рычит Виктор, и этот рык заставляет кровь стыть в жилах. Зверь! Как есть зверь!

Один из доходяг от страха икнул и опустился на полати: как видно, образовалась слабость в ногах. Ну кто тебя просил? Выстрел! Мужика отбрасывает на стену. Виктор, одним движением поведя кольтом вниз, вдоль бедра, ставит кресало на место и одновременно взводит курок. Вот еще одно упражнение, которое он и сам отрабатывал, и Горазда сотни раз заставлял повторять. Именно благодаря этому парень успел так быстро перезарядиться. Так что даже если бы тать успел подняться, то сразу получил бы пулю.

– Кому сказал – не двигаться! – На этот раз слова из глотки вырываются так, словно разгневанный волк, скалясь, глухо рычит на противника.

Все замирают, боясь сделать хоть какое-то движение. Вот это правильно, сейчас лучше лишний раз не двигаться. С пола донеслись стоны, слабо шевелились раненые. Виктор внимательно следит за теми, что справа, Горазд держит под прицелом тех, что слева. Первый шок проходит, до людей начинает доходить, что случилось. Теперь главное, чтобы они не решили, будто это стража добралась до них, потому как тогда они уподобятся зверю, загнанному в угол и от того непредсказуемому.

– Как звать? – Виктор тычет револьвером в одного из разбойников.

– Званом.

– Зван, возьми нож и добей подранков. Давай-давай, работай.

Теперь за Званом следит трофейный пистоль. Разбойник без лишних глупостей производит контроль всем, кому не повезло, а затем демонстративно бросает нож на пол. Умный мальчик. Теперь пора расставить все точки над «i».

– Струк и его компания мертвы. Эти, как видите, тоже. Теперь ваш атаман – я. Если есть вопросы, задавайте. – Виктор обвел внимательным взглядом всех присутствующих. Ага, по ходу, его кандидатура прошла единогласно, противников и воздержавшихся нет. Ладно, посмотрим, как там будет дальше. – Зван, этих убрать. Потом пришлешь кого-нибудь в избу, чтобы прибраться и там. У коновязи три лошади. Холодновато, так что коней поставить в конюшню. Как закончите, придешь в избу, мы будем там. Все понятно?

– Все, – глухо бросает разбойник.

Похоже, всех помаленьку отпускает. Разбойники видят, что это не стражники, а всего лишь смена власти, ну с этим-то можно как-то жить.

Виктор и Горазд выходят на улицу и быстро, прикрывая друг друга, удаляются в избу. Уже начинает темнеть. Это пока не полная смена власти, это только первый шаг. Вполне возможно, найдется еще кто-то, кто возжелает все переменить, так что бессонная ночь гарантирована. Ну да чего теперь-то. Теперь либо пан, либо пропал, играть нужно до конца.

Все распоряжения выполнили как подобает. А за старания нужно поощрять. Как выяснилось, все запасы спиртного хранились в подполе атаманской избы. Виктор велел выкатить початый бочонок пива. Сильно не напьются, но стресс снимут. Чтобы еще больше расположить людей к себе и показать им, что у него самые радушные намерения в отношении ватаги, он приказал им забрать и распределить между собой все огнестрельное оружие.

Глупость? Может быть. Да только с тем оружием еще нужно уметь управляться. Если решат взбунтоваться, то к гадалке не ходи – будут использовать столь желанный и наконец попавший в руки огнестрел, а вот это глупость. Если же они будут использовать куда более привычные арбалеты и луки, то это окажется гораздо серьезнее.

Глава 4

Вепрь

– Нон. Нон. Но-он!!! Но-он!!! Салветса-а!!!

Кричала девушка лет шестнадцати. Ее бесцеремонно волочили в придорожные кусты. Поначалу она вела себя сравнительно тихо. Потом стала взывать о помощи. И никто не мог ей помочь. Престарелые родители взирали на это в отчаянии и бессильной злобе. Славенин, заросший всклокоченной бородой, волок их единственную дочь в кусты. Господи, куда только смотрит король Гульдии?! Как могут эти дикари хозяйничать на их дорогах, да еще так далеко от восточной границы!

Остальные пассажиры почтовой кареты смотрели на происходящее затравленными взглядами. Им повезло гораздо больше. Среди оставшихся шестерых женщина была только одна, да и та уже в возрасте. К тому же отличалась столь неприглядной внешностью, что уж ее-то чести ничто не угрожало. Молчал и молодой человек, который вот уже вторые сутки пути оказывал знаки внимания миловидной девушке. Расставшись со своим весьма ценным имуществом, парень теперь старательно делал вид, будто его тут нет. За пленниками приглядывали двое разбойников. Родители попытались было дернуться, но их сразу же опрокинули на землю. Разбойники обыскивали людей, потрошили багаж. Двое споро распрягали лошадей. Судя по всему, они уведут их с собой. Ходили слухи, что в славенских княжествах эта порода в чести и стоит больших денег.

Кучер и охранник пытались оказать сопротивление – и были безжалостно, без тени сомнений убиты. Охранника лишили жизни за то, что тот выстрелил из мушкетона, ни в кого не попав. Кучера – лишь за попытку ударить слишком наглого лиходея кнутом, иного оружия у него просто не было. Возможно, и ударил бы, но пуля оборвала это его намерение, так и не дав завершить начатое движение.

В империи и западных державах пассажирские перевозки были обычным делом. Нельзя сказать, что они отличались комфортом, но давно стали частью жизни. Почтовые кареты перевозили не только почту, но и пассажиров. Они вмещали по четырнадцать человек, не считая кучера и охранника, которые сидели на отдельном облучке. Восемь пассажиров располагались внутри кареты: шестеро – с относительными удобствами на сиденьях друг напротив друга, двое – на откидных, прикрепленных к дверцам. Еще шестеро размещались снаружи. Тянули карету две пары лошадей, развивая при этом скорость около шести верст в час. Вот на такую-то карету и напали разбойники.

– Салветса-а!!!

– Да не ори ты, с тебя не убудет, а можа, и понравится. Ха-ха-ха!

– Но-он!!!

– Зван!

Властный голос заставил тут же остановиться мужика, а всех остальных – замереть. Замолчала даже девушка, которую до этого безжалостно тащили в кусты. Тот, кто подал голос, мог тут распоряжаться. Это поняли даже затравленные пассажиры. На лицах родителей отчетливо проявилась надежда. Все же не все славены – последние скоты. Вон этот, страшен, как выходец из преисподней, а когда начинает говорить, то его обезображенное лицо приобретает еще более ужасные черты, куда там изображениям дьявола, – но, как видно, все же решил заступиться за их дочь. Превозмогая себя, отец внимательно всмотрелся в того, кто, похоже, может спасти его Илзу.

Высок, широк в плечах. Не сказать что героических пропорций, но и далеко не тщедушен. Ладная стройная фигура, затянутая в несуразного цвета кафтан, под которым угадывается такого же неброского цвета рубаха. Вся одежда на нем хотя и не богата, но прочная, из хорошего сукна и кожи. А вот лицо… Через всю левую строну сверху и донизу, теряясь в бороде, проходил кривой бугрящийся шрам от удара клинком. Похоже, рану вовремя не врачевали, поэтому и след остался такого непотребного вида. Веко левого глаза пострадало, рассеченное надвое и сросшееся как попало. Клинок только чудом не задел глазное яблоко. Правая сторона лица, от скулы и дальше, чуть выше виска, захватывая ухо, хранила след сильного ожога. На бугрящейся коже отсутствовали волосы, поэтому борода на правой стороне была словно обрезана. Глаза… Это был взгляд лютого зверя, который не ведает ни жалости, ни сострадания, ни угрызений совести.

– Чего, атаман?

– Оставь ее. Мы здесь, чтобы набить кошели, а не для баловства.

– Атаман, дак девка же. Что же отказываться от такого добра? Ты что, не мужик, что ли?

– Оставь ее. – Голос звучал хрипло и особенно угрожающе, а если прибавить сюда и облик говорившего…

На родителей атаман даже не бросил взгляда. Они конечно же ни слова не понимали по-славенски, но чувствовали, что этот странный и страшный разбойник вступился за их дочь. Девчушка часто зашмыгала носом и прекратила всяческое сопротивление, боясь, что удача опять отвернется от нее. Да, они потеряли деньги, скорее всего, дальше им придется идти пешком, поскольку коней лихие тоже заберут. Но главное, что это страшилище ее не тронет. Впрочем, вожак их еще страшнее.

– А если не оставлю, убьешь? – Похоже, разбойник к облику своего вожака был привычен, а потому хотя и не нарывался, но свои права на добычу отстоять постарался. – Стало быть, соратника из-за гульдской сучки порешишь? Ну дак стреляй.

Как в руке атамана оказался пистоль, да еще какой-то странной конструкции, никто не понял, – больно быстро все это произошло. Рука все еще продолжала движение снизу вверх, когда прозвучал выстрел. Дым на мгновение заволок разбойника и девушку. На лице престарелого отца отразилось мрачное удовлетворение. Теперь уже неважно, что он лишился солидной суммы и вынужден будет вернуться домой с пустыми карманами. В конце концов, это не последние их деньги. Главное, что честь Илзы была в безопасности.

– Атама-ан, – растягивая слова и явно недовольным голосом проговорил разбойник, – ну зачем же та-ак-то? Ну чего с ней сталось бы?

Тем временем выражение лица старика быстро преображалось. Дым рассеялся, и открылась картина, от которой у него кровь застыла в жилах. Его единственное дитя. Его кровинушка. Его отрада. Господи, проклятые изверги!!! Илза лежала на траве, со слегка задравшейся юбкой, приоткрывшей икры в белых чулках. Она была совершенно неподвижна. Застывший взгляд ее широко открытых глаз был устремлен в голубое небо. На красивом лице замерло выражение крайнего удивления.

– Зван и вы все, запомните: насилия над бабами я не потерплю.

– Ага, ты лучше их убьешь.

– Ты бы помолчал, потому как только что отказался выполнить мой приказ. Нужно напоминать, что бывает за неповиновение?

– Атаман… – Зван был не робкого десятка, но не сказать, что не отдавал себе отчета, кто здесь все же вожак, а потому старался не грубить.

– Заткнись, – процедил сквозь зубы глава разбойников. – Еще раз позволишь себе что-либо подобное – и будешь лежать на земле так же, как и она. Понял?

– Понял, – вздохнув, выдавил из себя Зван.

А что тут непонятного? С тех пор как над ними встал этот странный урод, их ватага успела значительно уменьшиться, эдак в два с лишком раза. И не сказать, что это дело рук стражников или военных, сам же он всех и порешил. Поэтому в слова его верилось, и не стоит лишний раз злить атамана. Только не сказать, что такие методы не пошли на пользу. Остальные стали жить куда лучше, когда стали выполнять его приказы. Он был либо сильно умен, либо дюже удачлив, да только ватага всегда была в барыше.

А еще каждый из них теперь мог с легкостью сойтись с парой солдат. Напасть на разъезд, скажем, из полутора десятков драгунов уже не казалось чем-то запредельным. Скажете, мол, что можно взять с солдат? А вот не надо ухмыляться. Средняя стоимость лошади, что у них под седлом, колеблется от сорока до семидесяти рублей, само седло – от двадцати до тридцати. В карманах какое-никакое серебро. Оружие – это как минимум палаш, кинжал, пара пистолей, карабин. В общем, около сотни рубликов набегало. И это то, что гарантированно можно получить после реализации. Мало?

Спросите, где можно так выгодно все продать и не поплатиться за разбой? В Брячиславии. Только не нужно забывать о том, что волк никогда не охотится вблизи своего логова. Этого шайка не забывала, творя разбой только в землях Гульдии. Впрочем, они и сбывать-то еще ничего не сбывали. Только свозили добычу на один постоялый двор во Фрязии, с хозяином которого атаман договорился.

– Все обыскали?

– Да, атаман. – Сказавший это разбойник со следами каких-то непонятных шрамов на кистях в настоящий момент стоял с двумя пистолями на изготовку, причем оба были сильно похожи на тот, что был у атамана. Очень редкое и дорогое оружие, из которого за короткий срок можно произвести несколько выстрелов практически без перезарядки. А под прицелом этот добрый молодец держал не кого иного, как своих же подельников.

– Тогда поехали. Чего встали?! По коням, я сказал!

Бандиты вскочили в седла и, нахлестывая лошадей, устремились дальше по дороге. С собой уводили и отбитых коней, навьючив их награбленным скарбом. А на месте разыгравшейся трагедии остались растерянные гульды, двое из которых, мужчина и женщина, оба пожилые, с горькими рыданиями припали к телу дочери, последней их отраде на грешной земле.

Скакали до сумерек, петляя, как зайцы, пока атаман не решил, что пора бы уж подумать и о ночлеге. И вот наконец они свернули в лес. Замыкающие, едва въехав под сень деревьев, тут же соскользнули с коней. Они срубили по ветке, так чтобы с дороги этого не было видно, поспешили на открытое место, старательно затерли следы и помогли распрямиться траве. Если особенно не присматриваться, то и не сообразишь, что совсем недавно в этом месте в лес свернуло более десятка лошадей. Да и вряд ли кто-то будет столь дотошно присматриваться к обочине.

Раньше им тут бывать не приходилось. Однако здесь они нашли не только укрытие от посторонних взоров, но и воду. Впрочем, ручей, который бежит по дну лесного оврага, – не есть нечто особо редкое. А если не видно ручья, то иной раз достаточно копнуть не очень глубоко, чтобы добраться до воды, устроить чашу и подождать, пока муть осядет. Чем копать, ломать голову не приходилось. К седлу каждого ватажника приторочена небольшая, но удобная лопатка, которую при случае можно использовать и как топор. Сделаны они из хорошей стали, из такой можно и клинки ковать, пусть и не первостатейные, но все же.

Как только живой транспорт был обихожен, люди поспешили устроиться поудобнее и провалиться в сон. Двое остались охранять их покой. Один забрался на урез обрыва, чтобы иметь широкий обзор, второй пристроился у небольшого бездымного костерка, над которым подвесил медный котелок. Дежурить им два часа, поэтому можно вполне спокойно приготовить кашу и потом по очереди поесть. Следующая пара также позаботится о себе. Большого котла, на всех, здесь у них не было: с ним неудобно в походах. Но вот в берлоге таковой имелся, поскольку атаман предпочитал общую кухню.

– Атаман, – обратился один из ватажников, со шрамами на кистях, к тому, что расположился у костерка, а это был именно вожак.

– Чего не укладываешься? Знаешь же правило: один из нас всегда бодрствует. – Похоже, доверия в этой ватаге не бывало отродясь.

– Да я только спросить.

– Спрашивай.

– Только ты это… Я всегда тебя поддержу и спину твою прикрою. Но знать должен. Обязательно было ту девку убивать?

– Твоя правда, знать ты должен. Если ее в живых оставлять, то Звана тогда нужно было порешить. По-другому никак. Ведь он бы от своего не отступился, потому как до баб охоч. Но он боец первостатейный и очень пригодится для будущего, когда начнем резать гульдских солдат. А такого менять на незнакомую девку… Глупо это.

– Но ведь ты не говорил людям о том, что не потерпишь насилия над бабами?

– Вот поэтому я убил девицу, а не Звана. Понимаю, что ты сейчас думаешь, мол, твой недосмотр, а ответ держала та девка. Но того, что случилось, уже не вернуть.

– Ну и сказал бы об этом после. Чай, и девка бы осталась жива.

– Ты действительно думаешь, что смог бы смотреть, как ее насилуют? Ты, который видел, как насиловали твою невесту? Вот то-то и оно. Порешил бы ты Звана, как пить дать. Просто потемнело бы в глазах, и сам не понял бы, как все случилось. Но, может, и не успел бы, потому как я сам его приголубил бы, а потом все равно упокоил бы девку. Так что лучше уж так.

– А зачем вообще было нападать на карету? Это не гульдские солдаты, на коих мы зуб точим, не купцы, с которых можно взять изрядную добычу. Конечно, взяли добрых лошадей, серебром рублей сто, рухляди немного, но ить с купцами не сравнится.

– Солдаты – это, конечно, хорошо, да вот не дело смотреть только в их сторону. Я не конкретным людям месть учинить хочу, хотя тех драгун до гробовой доски искать буду. Мне потребно, чтобы все гульды взвыли. Народ они прижимистый, а потому удар по карману им не понравится. Сам посуди. Охрана караванов стала куда более солидной, причем тратятся только местные купцы, иных иноземцев мы не трогаем. Помнишь те два каравана, что мы останавливали и отпускали, едва выяснялось, что там не гульды? Думаешь, я тогда просто дурил? Уверен, нынче наемники в Гульдии очень дороги. Теперь вот напали на почтовую карету и еще нападем, причем на разных дорогах. Разорили храм. Что сделают гульды?

– Вестимо что. Увеличат охрану на каретах.

– И насколько? Какая тогда будет выгода в таких поездках? Нет, тогда уж проще отказаться от перевозок, а ведь это не только пассажиры, но и почта. Вот и выходит, что станут они выгонять на дорогу большие патрули, а это все расходы, и немалые, поди пойми, где ждать следующего удара. А мы то на карету нападем, то на караван, да в разных местах. Да этот курятник так всполошится, что любо-дорого! А тогда уж дальше продолжим.

– Ладно, Добролюб, пойду я отдыхать.

– Давно пора. Горазд, – когда парень отошел на пару шагов, окликнул его Виктор. Несмотря на седые волосы, тому едва ли стукнуло двадцать. Да и могло ли быть иначе? – Знаю, насчет девки ты меня не одобряешь, но иначе не будет, любой славенин для меня дороже гульда, даже если это такая сволочь, как Зван.

– Я это понял, Добролюб. Пока я жив, за спину не оглядывайся – помни, я там.

– Я помню.

Костерок прогорел, каша поспела. Виктор снял пробу. Вполне. Не сравнить с той, что готовит Беляна, но довольно вкусно. Хотя, разумеется, не для гурмана и ценителя кулинарного искусства. Виктор таковым и не был. Вот уже почти год он живет по принципу «есть не вкусно, а сытно», чтобы иметь силы. Но и при такой жизни тем не менее получалось прилично. Съев свою долю, он поднялся на урез оврага, чтобы подменить своего напарника.

– А я тут уж слюной изошел. Вот хоть и говоришь ты, что каша должна быть только сытной, но с тобой, атаман, сплошное удовольствие из одного котелка хлебать, готовишь на диво вкусно.

– Хм. Тогда ты еще не пробовал по-настоящему вкусной кухни. Ничего, мы это поправим, обещаю. Вот вернемся из рейда, отведу вас в трактир, где так готовят, что пальчики оближешь.

– Обещаешь?

– Обещаю. А то в лесу, чай, уж совсем одичали, а фряжская готовка – только одно название. – Ну да, они, бывало, останавливались на постоялых дворах во Фрязии. На пару деньков, чтобы перевести дух.

Этот паренек, прямой и открытый, нравился Виктору. Состоявшийся разговор был довольно типичным. Котом парнишку прозвали некогда за безмерную любовь к кошкам. И хотя с той поры он и вырасти успел, и с этими хитрюгами ласковыми больше подолгу не тетешкается, а имечко прикипело, не отдерешь.

В ватагу он попал, будучи беглым из соседней Лаконии. Хотел поначалу податься на Длань, да не дошел: раньше попались разбойнички. Их образ, как и воспоминания о вольных дланьцах, некоем подобии земных казачков, в народе всегда были овеяны романтическим ореолом. Похоже, на Длани повадками от простых разбойников отличались мало, разве только было их побольше, да и дисциплина какая-никакая присутствовала.

Когда Виктор вернулся к прогоревшему костерку, один из ватажников проснулся. Вот чего не отнять, того не отнять! Кочевая жизнь, полная опасностей, приучила людей спать вполглаза, вполуха. И при этом они умудрялись отдохнуть. И не надобны им никакие часы: если нужно через два часа встать – можно не сомневаться, с ефрейторским зазором плюс-минус пять минут непременно проснутся.

– Зван, – а это был именно тот, кто проявил непокорство на дороге. Он должен был стоять вторую смену вместе с Гораздом.

– Да.

– Что это было? На дороге?

– Атаман, ты ведь видел ту девку.

– Ты добрый боец, но больше судьбу не искушай.

– Может, все же отпустишь, атаман?

– Ты и другие – пробудете со мной пять лет, как и было уговорено, только после этого можете катиться на все четыре стороны. И не днем раньше. Если сам не вынудишь, как давеча. Так что у тебя еще четыре года с лишком.

– Понял, – тяжко вздохнул Зван.

Вот и Горазд. Значит, можно вздремнуть, хотя выспаться не получится. Дело вовсе не в том, что они в походе. Вернее, не только в этом. Виктор до сих пор все еще не доверял своим людям. Да, они выполняли его команды, да, ватага уже провела несколько весьма удачных нападений. Но доверия между ее членами и атаманом как не было, так и нет. Все держится на одном страхе. «Впрочем, может быть, и нет», – подумалось Виктору, когда он вспомнил Кота. Этот смотрел на него без страха в глазах, даже с каким-то уважением, а может, и обожанием.

Зиму и начало весны Виктор и Горазд провели в разбойничьем стане, постоянно гоняя лихих в изнурительных тренировках. Заниматься приходилось многим: от хождения на лыжах и подтягивания до стрельбы и рукопашного боя. Люди роптали, но терпели. В самом начале новый атаман заявил, что становится над ватагой на пять лет. По истечении этого срока они могут проваливать на все четыре стороны, вместе с багажом знаний и теми навыками, которые получат. Но до той поры он для них и великий князь, и Бог. А выйти из договора они могут только вперед ногами. Были, правда, и такие. Из оставшихся одиннадцати еще трое отдали Богу душу в назидание остальным.

Обучение проходило не только в плане боевой подготовки. Горазд, который время от времени покидал лесной стан, чтобы подвезти продовольствие, одежду, иные припасы, привел и толмача. У того прямо-таки глаза разбежались от обилия учеников. Строго глядя на алкоголика, у которого порой уж ум за разум заходил от столь долгого воздержания (поэтому изредка ему позволялось опрокинуть кружку-другую пива), Виктор заявил, что учить он станет всех. По лагерю было объявлено, что отныне общение должно в основном происходить на гульдском, а через месяц атаман и вовсе не желает слышать славенскую речь.

Нет, полиглотами они не стали, явный акцент слышался даже Виктору. Но худо-бедно речь понимали и могли говорить. Несколько фраз разбойничков буквально заставили проговаривать чисто, без ошибок, так, словно они были рождены гульдами. При случае они даже могли сойти за своих, если строго придерживаться нескольких выражений, которые можно перечесть по пальцам. У самого Виктора дела обстояли куда лучше, себя он не жалел ни на тренировочном поле, ни в изучении языка. Он настолько серьезно подошел к этому вопросу, что к весне толмач был вынужден признать: большему он его уж не научит, а выговор у его ученика сейчас в точности такой, как в столице Гульдии. Ничего странного, ненависть порой творит чудеса. А Виктора буквально съедала изнутри жажда мести – блюдо, как известно, подносимое в холодном виде.

За зиму произошло еще несколько событий. Как только установился зимник, Богдан отправился в Рудный, откуда через месяц вернулся с комплектующими для трех станков. Ему пришлось нанимать целый караван из шести возов, чтобы все доставить на постоялый двор. Все же технический прогресс – штука тяжелая. Примерно с середины зимы все станки заработали. Для их наладки Виктору пришлось-таки оставить лагерь и на несколько дней отправиться домой. Надо сказать, люди вроде как смирились с новой участью. Опять же – всех одели, кормили не в пример досыта, сам атаман питался с ними из общего котла, а подходила очередь, так не стеснялся кашеварить. Вот только и мысли ни у кого не возникало пошутить на эту тему, шутники вообще старались не смотреть в сторону начальника-самозванца, напрочь лишенного чувства юмора.

Виктор опасался, что по старинной русской традиции с частями станков что-нибудь да напортачат: или с размерами ошибутся, или металл дешевый подсунут, а то и вовсе какие-нибудь детали позабудут изготовить. Но, как видно, здесь все же не Россия. Все было сделано тщательно. Впрочем, кто знает, как оно было в стародавние времена на той Земле? Может, ничуть не хуже. И люди старались делать свою работу не спустя рукава, а очень даже добросовестно. А может, все гораздо проще, и дело было только в той мануфактуре, куда обратился Виктор. Ну да неважно. Главное, что все было исполнено в надлежащем виде и с хорошим качеством.

Съездив в Звонград, Виктор забрал уже переделанные плотником карабины. К переделке пришлось подключить и оружейника, поскольку установка механизмов для Рукодела оказалось делом неподъемным. Выяснилось, что с новым прикладом старая скоба не стыкуется никак, пришлось и ее изменить. О том, что значительное время при перезарядке отнимает подсыпка пороха на полку, Волков помнил. Решил этот процесс ускорить и автоматизировать. Как? А догадаться сложно? Богдан Орехин просто скопировал кресало с револьверов и приладил его вместо старого. Провозился с непривычки долго, но время у него было, так что управился. После всех новшеств на оружие стало любо-дорого смотреть. Для местных оно вроде бы непривычно, кажется странным. Но каждому, кто хоть раз держал в руках оружие, было ясно, что карабины получились удобными и прикладистыми.

Под руководством Виктора умелец пошел дальше: наладил изготовление патронов. На это шла самая дешевая бумага. И все равно получалось дороговато. Однако Виктор не раздумывая пошел на этот шаг. И Богдан поддержал, как только выяснилось, что теперь умелый стрелок способен сделать шесть выстрелов вместо привычных двух. Нужно было просто надкусить головку патрона, где находилась пуля, высыпать порох в ствол, втолкнуть сверху пулю, запыжить той же бумагой. Взять оружие на изготовку, взвести кресало и курок – и все, готов к бою. Правда, пороха в кресале хватало на семь-восемь выстрелов, так что об этом нужно не забывать. Для пополнения имелась специальная пороховница, что хранилась в патронной сумке. Воодушевленный кузнец принялся за переделку кресал в том числе и к пистолям. Ну не он сам, а Первак, старший из двойняшек, очень у него хорошо получалось это дело.

Богдану все же удалось сделать компактный запал для гранат и наладить литье их самих. Не сказать, что получилось наделать этих новинок великое множество, но полсотни штук были все же готовы. Причина столь ограниченного количества была вовсе не в том, что мастерская не могла справиться с большим объемом. Все упиралось в дорогой порох, которого и без того уходило немало, потому что ватага стреляла, стреляла и стреляла. К тому же сами гранаты проходили испытания. Получились они несколько большего размера и потяжелее, чем известный Виктору образец Ф-1, в простонародье «лимонка». С боевыми характеристиками оказалось куда слабее. Эта граната скорее была не оборонительной, а наступательной, до разлета осколков под действием тротила тут было далеко, но зато все работало и не требовало никаких фитилей. Богдан продолжал готовить комплектующие, вот только начинять их было нечем.

Денежное состояние Виктора таяло, словно снег под весенними солнечными лучами, но он и не думал сбавлять обороты. К весне пришлось задействовать даже доходы с постоялого двора. Но без капитальных вложений не получить нужного результата, а деньги всего лишь средство, он не забывал об этом ни на минуту, а потому тратил хотя и с умом, но с легким сердцем.

Можно было и поправить положение. Нет ничего проще: наскочить на какой караван да пограбить. Когда он был в Звонграде, к нему подвалил Лис и поинтересовался, как там поживает Струк и не решили ли они обделывать дела без него. Виктор успокоил купца, мол, наведывался в гости, тот информацию не просил, сказал, чтобы Виктор ждал. Вот он и ждет, когда подвезут товар, а как это случится, непременно известит о том Отряхина. Рвать отношения с этим купчиной он не собирался, вот только все будет по правилам Волкова, а не этого пройдохи. А в планы Виктора вовсе не входило потрошить купцов на территории Брячиславии, он вообще не хотел потрошить иных купцов, кроме гульдских. Не было у него злобы на весь белый свет, был конкретный счет к беспокойным соседям брячиславцев.

Когда с весенней распутицей было покончено, ватага наконец отправилась в путь. Всего, включая Виктора, десять человек. Одежда неброская, скорее какого-то непонятного цвета, который словно сливался с местностью, на вид цвет был просто отвратный, но зато сукно хорошее, крепкое. У каждого карабин, пара пистолей, пара гранат и иное снаряжение, изготовленное Богданом с помощниками по указке Виктора. Кстати заметить, пули лились централизованно в мастерской и ватага несла с собой запас уже отлитых. На всякий случай имелись пулелейки под обычную круглую пулю, но это вроде как и лишнее, потому как сотни пуль должно хватить с избытком, а нет, так в мастерских и сейчас льют запас.

Не позабыли и о старом оружии, с которым тоже занимались усердно, слив не одну бочку пота, и добились весьма приличных результатов. У каждого имелся арбалет с дюжиной болтов, а двое были вооружены теми самыми составными луками, которые приметил в бараке Волков. Оба лучника, в прошлом охотники, оказались в числе благоразумных и сейчас являлись полноправными членами обновленной ватаги.

Самым необычным вооружение было у Виктора. Мастер Лукас все же изготовил второй кольт и револьверный карабин. Волков оружием остался очень доволен. Удобное, прикладистое, быстро перезаряжаемое, с пятью запасными барабанами. С этим оружием он становился поистине опасным противником. А если учесть то обстоятельство, что прицельная дальность составляла четыреста шагов (на этом расстоянии он уверенно поражал мишень шестью зарядами из шести возможных), то это и вовсе ставило его на пару-тройку ступеней выше предполагаемых оппонентов.

Ватага вся была на конях, все запасы – в переметных сумах, поэтому перемещались быстро. Как и положено, совершенно открыто проехали по мосту возле Обережной, оказавшись на территории Фрязии, а затем уж перебрались в Гульдию, где и началось веселье, а ватажники наконец смогли припомнить, что они не кто иные, как людишки, пробавляющиеся лихим делом.

Первый караван из пяти повозок и при минимуме охраны они взяли в одночасье, посреди белого дня, на лесном участке дороги. Уже после начального залпа не осталось ни одного охранника, остальных тоже положили. Вот предложи Виктору напасть на какую-нибудь деревню и вырезать всех подчистую, враз откажется, а тут – с легким сердцем. В живых не оставили никого. Самый дорогой товар навьючили на выпряженных лошадей, а что не смогли унести – подожгли.

Потом ограбили и сожгли церковь в большом богатом селе. Священнослужителей без сомнений и сожалений убили и распяли на дверях полыхающего храма. При чем тут церковь? Во-первых, там серебра оказалось в избытке, а подпалили пятки настоятелю – так тот еще и казну выдал. Ничего так, богато. Во-вторых, а кто, как не эти каталонские служители Господа, объявляют славен (а самое смешное – и сальджукцев, от которых и пошла вера) еретиками и призывают провести их тела сквозь очищающее пламя, спасая их грешные души? Интересно? А то, что людей и впрямь сжигают без чувства вины и сожаления, это как, тоже интересно? Что посеешь, то и пожнешь. Пусть ватажникам на то плевать и им застит взор серебро, Виктор прекрасно отдавал себе отчет в том, что делал.

После этих налетов они ушли во Фрязию, и не как Виктор в прошлый раз – вплавь, а воспользовавшись нормальным плотом, который очень споро изготовили и прятали в зарослях камыша. Конструкция, конечно, неказистая, но это смотря как подходить к этому вопросу. Переправляются двое с лошадьми и тащат с собой конец веревки, другой прицеплен к плоту. Пару-тройку раз перетянули плот туда-обратно, вот все и на противоположном берегу. Веревки свернули, а плот опять в камыши, до следующего раза.

Найти постоялый двор, владелец которого был не против слегка подзаработать на контрабандистах, оказалось не так трудно. Просто искать нужно не на наезженных дорогах, а в какой-нибудь глуши, там где путники – явление нечастое, а стало быть, и дела у трактирщика не больно хороши. Дальше все сделает жадная натура.

Серебро, взятое в церкви, переплавили еще в лесу, на первой же стоянке: был у Виктора под это дело походный комплект, чай, всю зиму планировал, что да как станет делать. Серебряные слитки и монеты были аккуратно припрятаны в месте, известном только Виктору и Горазду. Часть денег выдали на руки, и в другом придорожном трактире парни оттянулись на славу: и напились, и наелись, и отоспались, и вкусили греха. Именно тогда и проявилась ненасытная натура Звана в отношении противоположного пола. С девками он буквально сатанел, был ненасытен, груб и самодоволен. Ну и Бог с ним, зато в деле не рассуждал и действовал мгновенно.

Сейчас все сводилось к тому, что у них на руках скопилась приличная сумма. Очень приличная, даже если считать одно только серебро. Но были еще и лошади и товар. Один рулон сукна или ткани стоил не меньше сорока рублей, и это если отдавать оптом, а товар не больно высокого качества. Отдавать за бесценок не придется, дай только в Брячиславию переправить, там-то все шито-крыто будет: товар как товар, вполне себе честный, а через границу он пройдет с пошлиной и всеми остальными почестями. Так что приличную цену они возьмут.

И зачем им походная жизнь, полная лишений и опасностей, коли они могут себе позволить гулять сколько душе угодно? Закончатся деньги – не беда, выскочили на большую дорогу – и снова вольная жизнь. Эти настроения пока удавалось сбить заверениями, что вольготное житье начнется с приходом холодов и никак не раньше: дескать, обложатся запасами и залягут в свою берлогу. Ну и личный авторитет тоже имел немалое значение. Вот только слова Звана говорили о том, что настроения среди парней гуляют не очень хорошие. Они нынче не те увальни, что были при первой встрече, самомнение их стало куда как выше, а после нескольких налетов да пары трактирных потасовок с фряжцами появилась уверенность в себе и своих силах. Сложно становилось удержать их в узде, но пока вроде все нормально.

С лошадьми и рухлядью оставили двоих, не дело скакать десятки верст с добычей на руках, она только лишний раз будет сковывать отряд, а им сейчас нужна мобильность. Вообще-то Виктор не стал бы брать иную добычу, кроме денег и драгоценностей, то есть то, что имеет компактные размеры, но лишний раз нервировать людей все же не стоило.

Следующую карету взяли с той же легкостью. Возвращались кружным путем, так что сумели на рассвете посетить одинокий постоялый двор, который ограбили подчистую. Обчистили и находившихся на постое двух дворян, сопровождавших знатную девушку, а также пассажиров почтовой кареты, остановившихся там на ночевку. Вообще-то коней становилось уж слишком много, поэтому атаман повел людей прямиком к их товарищам, которые встретили их радостным гомоном. Это же понимать надо, четырнадцать каретных лошадей, деньжищи огромные, а еще и иная добыча.

Как всегда, определили трофеи на хранение, вот только лошадей пристроили в деревне, подальше от постоялого двора, договорившись со старостой. Незачем привлекать излишнее внимание. После этого отправились в уже знакомую таверну, где обитали милые и податливые девахи из соседнего селения, которые обрадовались появлению щедрых клиентов. И то верно: парни не скупились и оставили о себе хорошую память, не то что прижимистые и расчетливые местные. Про заезжих иностранцев говорить и вовсе не приходится, а тут гулянка, при случае – с мордобитием и прочими прелестями.

Хозяин заведения упорно считал, что это наемники. А кто же еще? Вооружены до зубов, по повадкам – бойцы знатные. В прошлый раз с ними попытались было сцепиться наемники из охраны проходящего каравана, так получили на орехи с просто-таки поразительной легкостью, хорошо хоть только синяками и ссадинами отделались. Неизвестно, кто решил нанять славен, это не его дело, но парни вроде пользовались спросом, во всяком случае монета у них водилась. А откуда бы ей взяться? О разбоях в окрестностях ничего не слышно.

Когда пришла пора собираться, народ несколько заволновался. Вообще-то Виктор если и ожидал чего-то подобного, то от Звана, но тут прорезался голос у Ноздри, прозванного так за рваную ноздрю, что говорило о бурном прошлом и, чего уж там, неудаче, постигшей его в свое время, когда он свел знакомство с палачом.

– Атаман, а к чему нам дразнить гульдов? Пусть лучше успокоятся, тогда добыча будет пожирнее, а то разворошили муравейник. Ладно бы только в одном краю пошумели. Теперь туда лучше не соваться. Деньги в достатке, нам здесь рады, бабы, выпивка, еда, никто нас здесь искать не будет, чего будить лихо, а, братцы?

– Ноздря, ты стал атаманом? – Сказано вроде спокойным тоном, со слегка вздернутой бровью, но отчего-то не по себе от того голоса и вперившегося в упор взгляда.

Настолько не по себе, что народ подался назад, словно желая сказать – мы не с ним. Растерявшийся Ноздря огляделся по сторонам, словно ожидая поддержки. Все верно, первый взгляд – на Звана, без него тут никак не могло обойтись. Вот только он выставил вперед этого оболтуса, явно подольстившись и припомнив как заслугу тот факт, что Ноздря прошел через руки палача, а это ставит его на голову выше остальных. Выходит, решил прощупать почву, посмотреть, как поведет себя ватага, но сам высовываться не стал, подставил другого. Ну и что теперь делать? Людей терять не хотелось, в них вложено слишком много труда и надежд на них возлагалось не меньше.

– Н-нет, – сумел промямлить провинившийся. Он сразу же утратил весь апломб, едва понял, что его никто не поддержит.

– Что «нет», Ноздря?

– Не атаман я.

– А мне показалось, ты решил занять мое место, а ведь у меня с вами уговор на пять лет. Я тебя, паскуду такую, кормил, учил, снарядил, сделал из мяса – бойца, чтобы ты сейчас выказывал мне свое неповиновение и людей на бузу подбивал? Вы все ходили в рванье, грязные, ободранные, полуголодные, баб не видели месяцами. Вас было две дюжины, но могли ли вы напасть на караван, охраняемый хотя бы десятком наемников? А теперь вы хотите указывать мне, как быть?

– Атаман, да ты чего?

– Мы-то тут при чем?

– Да это он сам!

А Зван молодец, отмалчивается, боится, что если откроет рот, то Ноздря попросту укажет на него. Ну и не нужно до такого доводить, и без того одного уж потеряли. Но внушение не помешает. Вот же, зараза!

– Уговор был ясный, за нарушение наказание только одно.

Ноздря понял, что его уж ничто не спасет, а потому попытался выхватить пистоль. Хм. А хорошо все же он натренировал парней, ей-ей никто из местных не сравнится с ними по ловкости обращения с оружием. Для шлифовки навыков нужен еще боевой опыт, что позволит действовать более хладнокровно, но и сейчас очень даже неплохо. Но Ноздре это не помогло. Виктору не нужно извлекать кольты: нож скользнул в ладонь и был прикрыт кистью с самого начала разговора, осталось только взмахнуть рукой – и бузотер уже валится на сено, которым засыпан пол в конюшне постоялого двора, где, собственно, все и произошло.

– Кот, позови хозяина. Остальным – выводить лошадей.

Все подчинились молча, без тени неповиновения. А что такого? Уговор и впрямь был и все сказанное – правда, так что остается только следовать приказу.

И этот молча повинуется. Ну уж нет!

– Зван, задержись.

Вот как. А атаману палец в рот не клади. О том, что Зван науськивал Ноздрю, в той или иной степени знали все, потому как постоянно хорониться, коли они все время вместе, не так просто. К тому же покойный имел несколько робкую натуру, так что готовить его пришлось долго. Ну и как все это сделать, чтобы никто не видел? И сейчас всем было ясно: атаман догадывается, кто вложил в уста бузотера те слова. Но догадываться и знать – это разное, поэтому оставшийся и жив. Вот только это уж во второй раз получается, у него непонятки с атаманом. Третий раз станет последним, в этом никто не сомневался.

– Молчи и слушай, – когда они остались одни, заговорил Виктор. Его собеседник покорно склонил голову. – Кто науськал Ноздрю, я ведаю. Не знаю точно, но догадываюсь, и мне этого достаточно. Решил прощупать почву? Запомни: если я хотя бы заподозрю, что ты что-то еще умыслил, – тебе не жить. Если умыслит кто-то другой, даже если ты неповинен, – тебе не жить, попробуешь сбежать и затеряться – я все брошу, отправлюсь на поиски со всей ватагой, непременно найду – и тебе не жить.

– Но если я и впрямь ни при чем буду? – севшим голосом проговорил Зван.

– Сам пресекай, учи парней уму-разуму, вертись как хочешь. Я тебя упреждаю во второй раз, и он последний. – Замыслит Зван что-нибудь или нет, уже не имеет значения: все видели, чем кончил тот, кто повелся на его слова. Теперь пусть ищет дураков, готовых поддержать его.

А вот и трактирщик.

– Вы звали, господин Виктор?.. О господи!

– Да, господин Франсуа. Тут такое дело, вопрос чести. Двое поспорили, и один проиграл. Я надеюсь, вы сможете позаботиться о теле, а также о коне и снаряжении покойного, чтобы они дождались нашего возвращения. Это вам за беспокойство. – Виктор передал трактирщику деньги.

– О, разумеется, все будет в лучшем виде, не волнуйтесь. Но я могу надеяться, что все было именно так, и никак иначе? Это ведь не убийство?

– Что вы, господин Франсуа! Клянусь, все именно так и было, вы можете спросить моих людей. Все, как и положено, согласно правилам чести: вызов, секунданты, выбор оружия, по этому поводу можете даже не сомневаться.

– У меня нет причин не доверять вам, господин Виктор. Не волнуйтесь, я все устрою самым лучшим образом.

Уже через минуту ватага выметнулась за ограду и помчалась по дороге. Только теперь их было девять, и снова служители закона палец о палец не ударили, чтобы уменьшить численность разбойничков, сделал это один из них. Но кто об этом узнает? Это знают лишь ватажники, но трясти языком, словно помелом, у них не принято, а вот выводы правильные они сделали, Виктор это видел отчетливо, хотя все и прятали глаза.

Чем дальше в лес, тем толще партизаны. Разворошили-таки осиное гнездо, знатно так разворошили. По второстепенной дороге движется патруль из десятка драгунов. О том, что творится на центральных трактах, лучше и не задумываться. Движутся грамотно, с передовым дозором. Приблизились к кромке леса. Четверо спешиваются и идут дальше пешком в качестве бокового охранения. Немного выждав, вслед отправляются остальные с оружием на изготовку, ведя в поводу коней товарищей. Все верно, передовому дозору в лесу делать нечего, его функции выполняют двое фланговых, выдвинувшиеся вперед и в стороны. Как видно, командир опытный.

Что ж, он добился чего хотел, теперь нужно было приступать к новому этапу. Но сейчас стало куда опаснее: один неверный шаг – и на хвосте повиснет чуть ли не вся армия гульдов. Впрочем, грудь в грудь с ними сходиться никто не собирается. Наскок, укол, отскок – вот так, и никак иначе.

– Что скажешь, Горазд? – Когда патруль проехал, спросил своего первого зама Виктор.

Устроились они неплохо, спрятавшись на взгорочке, откуда было удобно наблюдать за опушкой леса, куда, собственно, и втянулся патруль.

– А что тут скажешь? По нашу душу.

– Твои предложения.

– Отправиться вслед и выследить. Где встанут на ночевку, там и прибрать.

– Экий ты резвый. Встал бы ты лагерем в чистом поле, коли тут полно постоялых дворов? То-то и оно. А оттуда их выковыривать – всех людей положим.

– Так а что же делать-то?

– А ничего. Готовить засаду и ждать. Они все равно обратно пойдут, если не сегодня к концу дня, то уж завтра наверняка, ведь не могут же они патрулировать всю дорогу. Нарезали ее на участки, вот они свой участок и отслеживают.

– Слушай, Добролюб, по-моему, Ноздря все же был прав. Растревожили мы муравейник, надо бы обождать. Пусть устанут в патрулях, будут не так осторожны, а тогда уж…

– Все верно, вот только есть одно «но». Я хочу, чтобы они от собственной тени шарахались, да и парней подмаслить надо. Есть одна идея, давно задумана.

– И что для этого нужно?

– Патруль вот этот взять и желательно – хоть парочку живыми.

– А живые на что?

– Нужно искать тех гульдов, что повеселились тогда на нашем подворье, а об этом лишь у живых гульдов спросишь, причем у тех, что в том походе были. Надеюсь, эти были.

На открытом месте передовой дозор движется примерно в двухстах шагах от основной группы. Исходя именно из этого, Виктор и устроил засаду. Впереди на некотором удалении он устроил замаскированный окоп, который должен был занять он, остальные располагались ближе. Хорошо бы использовать луки и арбалеты, однако уверенности в том, что удастся разобраться по-тихому с боковым охранением, не было: больно грамотно те двигались, сразу видно – не новички. Если поднимется шум, всполошатся остальные, и тогда придется принимать бой в лесу, а как там все обернется – бог весть. Тут преимущество в три-четыре человека ничего не решало, здесь уже начинал править бал опыт, а вот его-то у лихих людей пока и не было. Он прекрасно помнил, как они впятером расправились с отрядом барона, которых было вдвое больше, но там ему помогали опытные наемники.

Получается, если они и упокоят патруль, то потерь не избежать. Волков не был готов к потерям, ему нужно, чтобы люди шли за ним не из одного страха. Ему нужны их уважение и вера в него, а такого не добиться, если первый же рейд будет стоить большой крови. Опять же, он угробил на их подготовку почти полгода. Если брать новых, придется все начинать сначала. Нет, такой расклад его не устраивал.

На открытом месте все менялось. Противник не готов к замаскированным окопам, он будет видеть нетронутый луг. Трава еще не такая высокая, спрятаться, по большому счету, негде. Но здесь не подойти слишком близко – значит, придется использовать огнестрел. В патруле – десять человек, в ватаге стараниями Виктора – девять. Получается, ему и компенсировать недостаток стрелков.

Гульды появились к обеду следующего дня. За это время мимо проехали две повозки с крестьянами и группа гражданских всадников из четырех человек. Крестьяне проехали спокойно. Им ничего другого не остается, кроме как положиться на волю Провидения. Необходимо заниматься своими делами, иначе может выйти голодный год. А вот всадники были настороже, оружие держали наготове. Конечно, им это не помогло бы, вздумай Виктор на них напасть, но ведь они об этом не знали и полагали, что в королевстве действует обычная банда обнаглевших славен.

Сначала появились четверо пеших. Они выскользнули, словно тени, из-под покрова деревьев, еще раз осмотрелись и неспешно пошли к дороге. Вскоре показались и остальные. Ровно десять, как в аптеке. Вот двое отделяются от основной группы и рысью уходят в отрыв, вертя головами во все стороны. Э-э нет, ребятки, так вы ничего не увидите. Ну и не надо. Вот разрыв достигает примерно двухсот шагов, и основная группа движется им вслед, тоже рысью. Что же, это ожидаемо. По лесу они двигались шагом, так как не должны были обгонять пеших дозорных. Так что кони отдохнувшие, можно и увеличить скорость.

Ожидаемо, но не сказать что Виктора устраивает такое положение дел. Вернее, ему-то как раз разница невелика, потому что всадники движутся практически на него, в упреждении нет никакой необходимости, а вот парням будет сложно, потому как их позиция – справа от дороги, во фланг отряду гульдов. Дистанция порядка ста пятидесяти шагов, это чуть больше ста метров, оно вроде и немного, пули Нейслера дадут достаточно хорошую кучность, но тут главное – грамотно взять упреждение. Это не мишень на салазках, которые тянут за веревку, а живые люди. Каждый со своей манерой езды, каждый настороже, наверняка все имеют изрядный боевой опыт. Одновременный залп не получится ни при каком раскладе, а после первого же выстрела они начнут действовать.

Залп, разумеется, и в самом деле не получился. Сначала, как и уговаривались, выстрелил Горазд, удачно выстрелил, свалил всадника. Затем разноголосицей затрещали выстрелы остальных, сумели свалить еще троих. Прочие драгуны пришпорили коней, стремясь как можно скорее обойти с фланга, но при этом не сильно приближаясь. А быстро сообразил капрал или кто там у них командует, что стрелки не в кустах засели, а используют складки местности! Попробуй попади в такого – только зря карабин разрядишь. Но убегать никто не собирается. Заложив небольшую дугу, оставаясь вне пределов пистольного огня, всадники начали обходить засаду, рассчитывая зайти во фланг и лишить разбойников возможности укрываться за небольшим гребнем, который нападавшие так умело использовали. Времени перезарядиться им никак не достанет. Ну что ж, Бог в помощь. Вы, ребятки, очень удивитесь, когда выясните, что ваша цель все так же находится в укрытии. А главное – ватажники успеют-таки перезарядить карабины.

Все это отмечалось как-то краем сознания, в то время как основное внимание было сосредоточено на другом. Когда раздался первый выстрел, до всадников передового дозора было не больше тридцати шагов. То ли расстояние неверно подобрали, то ли Горазд замешкался – близко, одним словом, слишком близко. Виктор выстрелил незамедлительно и сразу поразил противника, но, пока он перезаряжался, драгун пришпорил коня, и без того идущего на рысях. Понять, где именно сидит стрелок, было несложно: дым от сгоревшего пороха ясно указывал, куда нужно двигаться. Возможно, он бы избрал иную тактику, но один выстрел говорил о наличии именно одного стрелка, будь там еще кто-то, он непременно обозначил бы себя. В отличие от драгун основного отряда, огонь пистолей которых был не опасен, этот находился совсем неподалеку, и его могли достать метким выстрелом. А попробуй попади в цель, когда всадник несется прямо на тебя, угрожая твоей жизни. Нервы – они ни у кого не железные.

Выстрелили они одновременно. Драгун – с седла из пистоля: это оружие пооборотистей карабина будет, а стрелять приходилось с неудобного ракурса, сверху вниз, да еще этот разбойник притаился в какой-то яме. Одним словом, выбор оружия оказался верным, вот только гульд самую малость замешкался, а потому нажал на спуск, лишь когда его самого в грудь ударила пуля. Грохот, что-то противно, коротко и грозно вжикнуло у самого уха. Глаза защипало, а в мозг ударил резкий запах сгоревшего пороха, защекотавшего нос. Ага, заняться больше нечем, кроме как чихать в самый разгар боя, а вот нате и распишитесь!

Ох и смачно получилось, аж слезы вышибло, это ж они в упор стрелялись, прямо как в той шутливой поговорке из его детства: «Будем стреляться с двух шагов, через платок». И впрямь с двух шагов, только без платка. Ох и везунчик ты, Виктор!

Так, некогда рассусоливать. Кресало на место, взвести курок, все это проделывается единым движением. Пара секунд – и к бою готов. Это ж сколько времени прошло, если четверо драгунов все еще не обогнули фланг засады? Ох и шустрый же достался ему солдатик! Ладно. Ложе оружия удобно и прочно устраивается на бруствере, выложенном дерном. Эх, оптику бы! Виктор совмещает мушку, прорезь прицела и саму цель, берет упреждение…

Вот отличное получилось оружие, хоть на части режьте! Дорогое, но каждой уплаченной полушки стоит. Большой кропотливый труд в него вложен, но каждой пролитой капли пота оно достойно. Около трехсот пятидесяти шагов, порядка двухсот пятидесяти метров… Всадник переломился после первого же выстрела и, скособочившись, вывалился из седла. Понятно, что руки тоже должны быть не кривыми, а глаз надо иметь верный, но и от точности боя зависит очень даже немало.

Всадники наконец вошли во фланг… Оп-па! Что, ребятки, непонятки? Карабины уже вскинуты, драгуны к стрельбе готовы… Но куда прикажете стрелять? А вот это правильно, нужно спешиваться. Один не успел, перезарядившийся ватажник посылает пулю точно во всадника, остальные двое уже на земле. Людей Виктора – восемь, против них – двое… Нет, трое: поднялся, зараза, – или царапнуло, или крепок, гад. Подготовка у его парней вполне на уровне, вот только на стороне гульдов большой опыт, что сквозит в каждом их движении, хладнокровном и выверенном. Будь на месте парней Волкова другие бойцы – им не поздоровилось бы. Во-первых, им не удалось бы с первого же залпа уполовинить отряд, да еще и с такой дистанции, все же меткость у местных вояк была аховой, а уж с дистанции свыше семидесяти метров могли попасть разве что в цель размером со строй взвода солдат. Во-вторых, им нипочем не успеть перезарядить карабины – времени для этого недостаточно даже для самого ушлого стрелка. В-третьих, ни один из ныне живущих не стал бы закапываться в землю. Гульды все сделали правильно, и даже будь разбойников больше, им должно было не поздоровиться, вот только это оказались какие-то неправильные разбойники.

Но ветераны и не думали сдаваться. Все же гульды – воинственный народ, храбрости им не занимать, а может, это относится конкретно к этим солдатам. Ведь знают, что против них около десятка человек, но и мысли нет об отступлении. Перебежками, вперед, на врага, сократить дистанцию, сойтись грудь в грудь! Разбойнички стреляют, вот только ни одна пуля не находит своей цели. Понятно. Нервы все же сдают. А вот кто-то всадил-таки пулю в гульда, того даже закружило на месте волчком.

Оставшиеся двое стреляют. Как там с результативностью, и не поймешь. Дистанция слишком велика, но уже скоро все решится. Виктор несется к месту схватки во весь опор, завладев лошадью убитого драгуна. Ну же, давай, быстрее! Виктор буквально соскальзывает с коня на твердую почву, карабин сам собой вскидывается к плечу, цель – в прорези прицела, расстояние – порядка ста шагов. Выстрел! Приголубил красавца. Пара секунд – все, готов. Где последний? Залег? А это что за чертовщина? Зван выбрался из окопа и бросился вперед. Понятно. Похоже, он приголубил последнего. Вот в бою вопросов нет, этот ватажник хладнокровнее Горазда, почти такой же, как Виктор, а как после… Ладно, будем надеяться, что из произошедшего он извлечет верный урок.

Раненых оказалось трое. Вообще-то четверо, но Зван, паразит такой, своего добил. Потом-то винился, но того уж не воскресить. С другой стороны, и понять можно. Какие уж тут пленные, когда нервы натянуты, как струны. Парни и без того не проявляли энтузиазма, когда до них наконец дошло, что нападать они будут на драгун. Это ж где такое видано, чтобы разбойнички нападали на военных, да еще и числом превосходящих?! А теперь – гляньте на них. Ходят гоголями, словно полк положили, никак не меньше.

Все тела и лошадей с дороги забрали и ушли именно в тот лес, откуда появились солдаты, вот только держались подальше от дороги, забравшись в самую чащу. Трудновато пришлось, ну да ничего, им к ложбинам и буреломам не привыкать. Нашли укромное местечко на дне глубокого оврага, тут кричи не кричи, все бесполезно, не услышит никто.

Как ни торопились, но повязки на раны всех солдат наложить успели. Не хватало еще, чтобы кровью кто-нибудь изошел, а у Виктора к ним разговор имеется, и очень даже серьезный. Вот они сидят, красавцы, в одном исподнем. Отчего так? А незачем форму лишний раз грязнить. Вон ватажники и убитых уж раздели, вдоль ручья устраиваются, постирушки затеяли. Правильно: кровь, она, пока свежая, куда лучше отстирается. Опять же надевать на себя одежду с чужого плеча, не простирнув, – неправильно.

– Ну что ж, господа драгуны, давайте поговорим, – удобно устроившись на пеньке перед группой связанных гульдов, начал Виктор. – Кто я, вам знать не обязательно, а вот ответить на мои вопросы желательно, потому как одного из вас я собираюсь отпустить. Кого, пока не знаю, предполагаю, что самого сговорчивого, остальных ждет смерть. Молчунов – мучительная, тех, кто станет говорить, но скажет недостаточно, – скорая. Как говорится, все в ваших руках.

– Да пошел ты, – зло бросил один из пленников, раненный в плечо, плюнув под ноги Виктору.

С виду молодой, но вот борзый дальше некуда. Или он думает, что тут хихоньки-хахоньки? А может, есть что-то в облике Виктора, выдающее его принадлежность к более цивилизованному обществу? Странно, другие до этого ничего подобного не замечали, скорее даже наоборот. А-а-а, понял! Это спесь высшей, так сказать, расы. Ладно, как скажешь.

Не меняя выражения лица, с абсолютным спокойствием Виктор подошел к связанному наглецу и отволок его на несколько шагов в сторону, но так, чтобы остальные видели. Разорвал нижнюю рубаху и аккуратно, дабы не повредить чего лишнего, сильно прижав мученика к земле (вертится, паразит!), вскрыл живот и разрезал путы. А чего теперь его опасаться, если он с воплями и плачем пытается собрать свои внутренности, тут же вывалившиеся наружу и просачивающиеся сквозь пальцы? Ага, вот сейчас все брошу и стану тебя добивать. Сам напросился.

– Им я займусь чуть позже, как и любым из упрямцев. Но кто-то может сделать так, чтобы я решил, что с него достаточно мучений, и тогда я его просто добью. Итак, один из вас может уйти отсюда живым. Во время кампании в прошлом году какая-то рота драгун сожгла большое село и находящийся поблизости постоялый двор, который находился примерно посредине между пограничной крепостью и Звонградом, на большом торговом тракте. Меня интересует, что это была за рота и где она находится…

Ну да, проблемы у него с понятием чести. А с какого перепуга он должен думать о ней? Вот если в чистом поле, да лицом к лицу, тут еще можно подумать. А коли уж встал на путь террориста или диверсанта, то про все эти понятия забудь. Он и забыл. Впрочем, едва получив ответ на свой вопрос, он всех упокоил, чисто и без измывательств, даже того нахала добил, причем раньше, чем остальных спровадил на тот свет. Зачем лишний раз мучить человека? Чай, Виктор не маньяк какой. Разумеется, поступил бесчестно, в нарушение собственного слова, а кто его в этом уличит? Разве только сам, но то вопрос к его совести, а она молчит. Ему был важен результат. А результат был.

Опять, выходит, барон Берзиньш. На этот раз не тот старый хрыч, а вполне молодой, наследник из дальних родственников, из тех самых, которые были так ненавистны старику. Вот оно как все обернулось. Хотя и не по его душу заявились те солдаты, но получается, что, сами того не ведая, посчитались за товарищей и прежнего хозяина. Ладно, живите пока. Главное, что он знает, но сейчас есть иные заботы, все остальное – чуть позже.

Что за времена пошли! Гульды на своей земле не могут чувствовать себя в безопасности. Ладно раньше, нападали разбойнички, не без того. Но что это были за нападения! Из пяти лишь одно едва-едва кончалось плохо для купцов. Зря, что ли, наемники свой хлеб едят? И бароны раньше весьма неплохо гоняли лихих, они им тоже как кость в горле. Ведь мало того, что торговцев щиплют, так еще и на их собственность зарятся! Обирают крестьян, угоняют скот, да мало ли еще чего. Если им вовремя укорот не сделать, так они и совсем обнаглеть могут от безнаказанности, поди и на замок напасть. Опять же за спокойствие на своих землях бароны несут ответ перед королем. Однако в первую очередь они заботились о себе, но польза от того была и другим.

А сейчас что-то непотребное творится. Вся Гульдия взбаламучена. Завелась какая-то банда (а может, и несколько) и уж больно во многих местах успела отметиться. Банда не простая, а славенская. Слухам верить полностью нельзя, но в то, что это славены, верилось. Как они умудрялись выживать в Гульдии? Где их логово? Где они сбывали награбленное? Где тратили деньги? Все эти вопросы не находили ответа, но факт оставался фактом.

Чуть ли не вся армия сейчас занималась патрулированием дорог и прочесыванием местности. Поговаривают, уже накрыли четыре банды, за которыми охотились давно и безрезультатно, да еще множество мелких. Вот только не то все это. Там были гульды, фряжцы, латгалийцы, киренаикцы и даже балатонцы (этих-то как сюда занесло?), но ни одного славенина. Как говорится, у лихих нет национальности, разбойник он и есть разбойник. Но вот не было среди них никого из восточных земель – и все тут!

Выходит, те паршивцы все еще на воле, а значит, и денежки на охрану нужно выделять, не скупясь. Хорошо иностранцам! Поговаривают, что Вепрь – так молва прозвала главаря за звериное обличие и повадки – их не трогает. А поскольку банды подвычистили, иноземцам вообще можно на охрану не тратиться. Вот у гульдов ситуация иная. Мало того что охрану приходится увеличивать, так еще и цены наемнички задрали неимоверно. Тут уж о прежних прибылях говорить не приходится. По своей земле приходится передвигаться с опаской, словно на вражьей территории.

– Господин Айварс.

– Что случилось? – Вид у командира наемников вроде как озадаченный, хотя и не сказать, что сильно. А тут еще и повозка остановилась.

Купец быстро выбрался из фургона. Объяснений не потребовалось, причина – вот она: десяток драгунов, перегородивший дорогу. Хм. А что это они решили перекрыть путь? Вон капрал двинул коня в сторону купца. Сейчас все выяснится. Ох и страшилище! Это ж кто так постарался? Не приведи Господи увидеть такое!

– Кто хозяин?

– Купец гульдской гильдии Айварс Озолиньш.

– Я капрал Иварс, первая рота пятого драгунского полка. Мы патрулируем этот участок дороги. Прошу прощения, что остановили вас. Но поступили сведения, что славенские разбойники стали проникать в охрану каравана и, когда на него нападают, бьют в спину.

– Исключено, господин капрал. Среди моих охранников нет славен.

– Все гульды?

Купец в растерянности посмотрел на старшего охраны. Этим вопросом он не задавался, для этого есть Петерис, с которым он имеет дело уж не первый год. Тот понял все правильно и ответил на поставленный вопрос:

– Нет, гульды не все, но люди надежные.

– А вот это решать уже не вам. Соберите охранников возле этой повозки, мне необходимо на них взглянуть.

– Вы не слишком много на себя берете?

Напыжился купец. Понятно, что этот капрал выполняет волю короля. Да только он всего лишь капрал, не ему изобличать в чем-либо его людей. А главное, не ему тут раздавать команды.

– Господин Озолиньш, вы выполните мое распоряжение, даже если мне придется применить силу. Десяток, к бою!

Драгуны тут же рассредоточились, беря оружие на изготовку и взводя курки карабинов. В руках их командира появились два очень дорогих пистоля. Кого ему посчастливилось отправить на тот свет, чтобы завладеть таким дорогим трофеем?

– За спокойствие на вверенном мне участке дороги я отвечаю головой. А мне еще хочется пожить. Немедленно соберите здесь всех охранников, иначе я отдам приказ открыть огонь.

– Да что вы себе позволяете?! Вы думаете, вам это сойдет с рук?! Я дойду до самого губернатора, а если понадобится, то и до короля!

– Не сомневаюсь. Только за это меня не расстреляют. А вот если я провороню разбойников… Соберите всех охранников для проверки. Немедленно.

Нет, ну что ты будешь делать! Наемники тоже уже похватались за оружие и укрылись за повозками, драгуны выцеливают их, сидя на приплясывающих конях. Похоже, они уверены, что стрельбы не будет, иначе уже спешились бы. Но всячески показывают серьезность своих намерений. Запыленные, грязные, с потеками от пота лица, на которых горят злые и усталые глаза. Да и кому понравится вместо того, чтобы приятно проводить время в таверне, целыми днями не вылезать из седла, словно в боевом походе? И там, в походе, есть хотя бы надежда на добычу. Здесь же только и жди, что откуда-нибудь из кустов прилетит кусок свинца. Пора заканчивать этот балаган. Озолиньш, конечно, купец уважаемый, но эти вояки сейчас и впрямь на королевской службе. Прав у них будет побольше. Не вышло припугнуть капрала – и ладно, не устраивать же в самом-то деле перестрелку.

– Петерис, выполни приказ господина капрала.

– Но…

– Выполняй. Или ты собираешься стрелять в солдат короля?

– Слушаюсь, – недовольно буркнул начальник охраны и пошел собирать людей.

Видя это, капрал отдал приказ своим людям убрать оружие и подъехать. Драгуны собрались намного раньше охранников и выстроились в одну шеренгу. Вот что значит военные – четкость и порядок. Хм. А ведь их не десять, а только девять.

– У вас не полный десяток, капрал.

– Вчера потеряли одного человека. Какие-то сумасшедшие обстреляли нас.

– Славенская банда?

– Может, и они. Живыми взять никого не удалось, только три трупа. Одежда вроде западническая, да бородами заросли, словно славенские свиньи.

А он еще задирался с ним! Да ему сейчас сам сатана не брат, он вообще никому не доверяет. Тут не противиться нужно, а всячески помогать, чтобы они времени не теряли попусту. А может…

– Господин капрал, а как вы смотрите на то, чтобы сопроводить нас? Хотя бы до конца вашего участка? Если уж тут ошивается банда разбойников…

– Господин Озолиньш, вы думаете, из-за пары лишних монет я стану рисковать головой? Если выяснится, что я вместо того, чтобы выполнять долг, занимался приработком, мне не поздоровится. Заманчивое предложение. И все же – нет. Даже если бы мы не двигались вам навстречу. Ведь скорость у нас выше, чем у вашего каравана. Вот сейчас закончим проверку – и в путь, если все в порядке.

– А как вы собираетесь проверять?

– Просто поговорю с ними. Я не раз бывал в славенских землях, так что их выговор отличу легко.

Капрал принялся поочередно задавать вопросы людям. Получал ответы, внимательно вслушивался в речь, кивал своим мыслям. Но когда он задал вопрос третьему, то драгуны словно взбесились. Они повыхватывали из седельных кобур пистоли и открыли стрельбу по столпившимся охранникам. Что происходит?!

Капрал стреляет не останавливаясь. Первым же выстрелом свалил Петериса, который все время взирал на него с недоверием. Зарядов в его пистоле много, так что на выстрелы он не скупится. Кто-то из охранников успевает выстрелить, да только бить приходится навскидку. Вроде бы в двух шагах, но поспешность и растерянность мешают взять точный прицел. А вот драгуны действуют хладнокровно. Купец еще успевает осознать, что та самая банда славен сейчас расстреливает его караван. Но предпринимать что-либо уже поздно: пуля, пробив грудь, лишает его этой возможности.

– Что теперь будем делать, Добролюб?

Горазд осматривал место побоища, не скрывая удовлетворения. Ватажники озирались по сторонам и не верили своим глазам. Пятнадцать охранников, купец, его помощник, шесть возниц… Две дюжины человек в одночасье! Рука непроизвольно тянется почесать бороду, но, наткнувшись на голый подбородок, резко отдергивается назад. Непривычно славенину ходить без бороды. Но как иначе-то можно выдать себя за гульда? Вот только пришлось вываляться в пыли, как поросятам, иначе сразу распознали бы. Под бородами и усами загара нет, там кожа никогда не видела солнца – белым-бела.

– Тела – в лес! Поворачивайтесь, телячья немочь!

Виктор спокоен. Он прекрасно знает, что будет делать дальше. Давно уж это планировалось. Опасно, не без того, но выполнимо. Согласно замыслу, тела без проведения контроля должны были утащить в лес. Там и бросить. Добить нужно только легкораненых, чтобы все было достоверно. Глядишь, кто-нибудь да спасется и разнесет весть о коварном нападении.

Принесла нелегкая этих славен на земли Гульдии! И чего им не грабилось в своих диких лесах? Будто без них разбойников мало. Хотя теперь куда меньше! Солдаты прошлись частой гребенкой по всей стране, даже ополчение подняли, будто пришла война. Все дороги сейчас патрулируются. Целые лесные массивы прочесываются, и с особым тщанием. Найдено несколько разбойничьих логовищ. Кого брали на горячем, тут же вздергивали на придорожных деревьях, с соответствующими табличками на груди в назидание. Пусть видят и те, кто еще не попался, и те, кто только еще подумывает выйти на большую дорогу.

Да, пользы от обозленных солдат немало, а вот спроси сержанта Валдиса – тот скажет, что одно беспокойство. Он уже не первый год служит на границе с Фрязией и стоит на этом мосту. За минувшее время успел скопить какие-никакие деньжата. Годы его не молодые, так что если останется жив, то через пару лет уже можно будет уйти и на покой. Кому нужен вояка, сумевший дожить до преклонного возраста? Хм. А ведь когда-то казалось, что помрет он, пока еще будет в силах, – повоевать пришлось немало! Да вот только смерть все сторонкой обходила.

Года три назад он вдруг понял, что ему уже не так легко с молодыми держать строй. Сумел подсуетиться, перейти в пограничную стражу. Прежний командир не хотел отпускать старого солдата, да что тут поделаешь! Еще немного – и вчерашний незаменимый ветеран превратится в обузу. Рвался он сюда не только потому, что не знал иной жизни, кроме военной, и не мог найти себя вне армии. Нет, причина была иная. Раз уж сподобил Господь дожить до седых волос, пришла пора подумать и о том, чтобы не помереть под забором, коли костлявая раньше обходила его на поле брани.

Вот и пристроился он в теплом местечке. Служил, не забывал делиться с начальством. Вел скромный образ жизни, довольствуясь казенным котлом. Позабыл, что значит безудержная гульба с товарищами, откладывал на старость свое сержантское жалованье и то, что удавалось получить с купцов. Присмотрел с парнями парочку контрабандистских троп, обложил и этих негласным налогом. Не так чтобы и много, дабы не отпугнуть народ, но мало-помалу монета капала… Два года! Два года – и можно будет уж уходить. Откроет кабачок, станет жить-поживать. Найдет какую-нибудь вдовушку, желательно с детками. Нет, он-то все еще в силах. Вот только возраст – это дело такое. Не поспеет наследник вырасти, чтобы позаботиться о престарелом и уже немощном отце. А так детки как раз в силу войдут, догляд ему будет, и помрет он в своей кровати. Что с того, что все останется не родной кровиночке, а приемным детям? Не тем он в свое время занялся, чтобы обзавестись наследниками.

И надо же, объявилась эта клятая славенская банда! По всей стране как у себя дома бегает, грабит всех подряд. И ладно бы просто грабили, так нет! Им нужно кровь пускать всем без разбору. А что делать ему? Смотришь на то, как ручеек доходов уменьшился в несколько раз, и понимаешь, что этот сезон, почитай, потерян. Ведь вместо десятка стражников здесь теперь стоят два десятка. Да еще пришлось и обе тропы перекрыть, упредив контрабандистов, чтобы они попридержали немного, пока шум не уляжется. Доходы доходами, да только лучше не шутить с этим делом. Не приведи господь, обнаружится, что разбойники шастают через границу где-нибудь поблизости! Так можно и под суд угодить, а для него это – верная смерть.

– Господин сержант, там караван купеческий появился.

В караулку заглядывает молодой стражник, уже изрядно погрузневший. А что тут скажешь – служба у них сытная.

– Иду.

Странный какой караван. Шесть повозок, а из охраны только двое всадников, да к каждой повозке по паре-тройке коней привязаны. Хорошие кони, впору под седло. Во второй повозке удобно пристроился под парусиновым тентом купец. Вот только вид у него какой-то болезненный, вся рожа обмотана полотенцем. Зубами, что ли, мается? При этой мысли Валдис непроизвольно потянулся к левой щеке. Да только лишнее это. Нет того проклятущего зуба, что всю душу из него вымотал. Несколько месяцев мучил, пока он не принял изрядно на грудь и не приказал одному из стражников выдрать его щипцами. Помнится, его тогда чуть не весь десяток держал. Да и после того, как зуба не стало, больно уж разъярился сержант – того и гляди убьет. На следующий день проснулся как новенький, ну что с того, что щербатый, зато горы готов свернуть. Ничего, вот допечет купца – и тот тоже вырвет. Иного средства нет. Если начал зуб беспокоить, то дальше станет только хуже. Жалко, конечно. Да тут чем раньше сделаешь, тем меньше будешь мучиться.

– Кто такие? Куда путь держите?

– Здравствуйте, сержант. Мм! Купец гульдской гильдии Айварс Озолиньш. Мм! Направляемся в Пирму. Вот мои бумаги.

– Ага. А каков товар?

– Там все указано. Мм!

Ох и мается, бедолага! Ну и как тут быть, коли грамоте ты обучен постольку-поскольку? Это же до вечера можно разбирать эти чертовы каракули. А купец с пониманием, вон сует кошель. Сержант растянул завязки. Хм, а тут ведь гораздо больше, чем нужно на пошлину. Даже если учесть мзду, все равно много. А купец машет рукой, мол, забирай. Наконец в перерывах между болями спрашивает:

– Старуха Ариа на той стороне все еще лечит ли?

Понятно. Спешит купец к старухе на фряжской стороне. Про нее многое рассказывают. Да только не повезло тебе, купец, не поможет она тебе. Проверено. А вот говорить тебе об этом, пожалуй, не стоит, и без того времена тяжелые.

– Аткинс!

– Да, господин сержант.

– Пропусти.

– Слушаюсь.

Вот так-то лучше, езжай, купец. А мы отметим тут, скажем, три повозки. А лошадей верховых и вовсе не было. А людей… Нет, людей лучше все же указать всех. Всего-то девять человек на такой богатый караван. Маловато, храбрый торговец. Все от страха трясутся, а этот Озолиньш почти без охраны. Если каждый возница вооружен, то это вовсе не значит, что он умеет по-настоящему пользоваться оружием.

– Здорово, сержант. – Принесла нелегкая этого армейского капрала! Хотя не делиться – не получается.

– Привет.

– Купец прошел?

– Ну чего ты лезешь, знаешь же правило! Вечером получите то, что причитается.

– А чего ты там накропал?

– Три повозки и девять человек.

– Ага, это хорошо.

Да уж чего плохого! Им так, как этим стражникам, не жить. Со всего прибыль имеют! Ну да ничего, как говорится – кто как пристроился. Вот им, например, повезло. Оторвали, конечно, от хозяйства, призвали в ополченческие роты. Но ведь и попали-то они на этот пост. Все какой-никакой прибыток.

– Слушай, а не мало ли их на такой богатый караван?

– А чего купцу разоряться на охрану, коли он уходит во Фрязию? Там этих зверей нет, они отчего-то только у нас шумят.

– А я тут подумал, может, это разбойнички. А что? Тех, по слухам, тоже не больше дюжины.

– Шел бы ты, капрал, своими людьми заниматься.

Озолиньш… Озолиньш… Ну точно! Год назад здесь проходил. Прижимистый купец. Тогда чуть не ночевать был готов, лишь бы лишнее не платить. Стоп! А этот… Валдиса пробил холодный пот. Это не Озолиньш! Кого же он пропустил?! Сержант вскочил и выбежал на улицу. На той стороне моста через фряжский пост проезжала уже последняя повозка, предпринять что-либо уже невозможно. Он едва не взвыл от отчаяния, но быстро взял себя в руки и вбежал обратно.

Хвала Господу и жадному капралу! Столь вовремя отвлек его от записи в амбарной книге! И еще повезло, что в свое время плохо обучился грамоте и писал медленно, словно черепаха. Запись обрывалась после слов «купец гульдской гильдии». Все же есть Бог на небесах! Обмакнув перо, немного подумав, он высунул кончик языка и дописал: «Мартиньш Курминьш». Есть такой купец, водит небольшие караваны. Так что случись сличать списки, все сойдется. Теперь все положенное в казну. Так, это парням. Добавить еще чуток. Дьявол-искуситель! Да здесь все одно прилично остается, а он польстится. И без того в последнее время прибытка, считай, никакого, так что пусть на пользу пойдет. А о случившемся забыть. Не было ничего.

Это вообще-то не входило в их договоренность. Все должно было происходить не так, совсем не так. Струк не провел ни одного нападения за зиму, в казну Отряхина не упало ни одной монеты с дополнительного приработка. Такого никогда не было, даже когда купец не имел такого передаточного звена, как трактирщик. Оно, конечно, потери. Но ведь это только по первости. Один раз закупить по честному уговору, а потом куда хозяин постоялого двора денется? Станет работать на Лиса за малую плату. А главное – это залог безопасности. Такой подход однажды его уже спас. Приходилось время от времени рисковать, самому иметь дело с татями. Не лично, разумеется, – через человечка. Разбойники и знать не знали, что за купец у них покупает товар, считали, что именно тот человечек и есть. Вот только это звено напрямую вело к нему, а это слишком большой риск.

Отчего же нет вестей от Добролюба? Несколько раз под разными предлогами его посыльный навещал постоялый двор. Хозяина там не было. Короткий разговор с бывшим скоморохом, когда он появлялся в Звонграде, тоже не внес ясности. Оказывается, Струк как объявился в конце осени, так больше и не давал о себе знать. Слухов о том, что кому-то удалось накрыть ватагу разбойников, тоже не было. Вот и пойми, что же происходит!

И вдруг к нему на подворье приезжает посыльный, коего он поначалу принял за иноземца. Оказалось – славенин. Только срамно заголил свое лицо да одет по-иноземному. Передает послание от Добролюба. Короткое такое послание, понимай его как знаешь. «Товар согласно твоим указаниям закупил, жду тебя для отправки в Брячиславию. Не затягивай. Человечек, передавший это письмо, тебя сопроводит». Что делать? Тем более что со слов этого самого посланника – ехать нужно не куда-нибудь, а во Фрязию. По всему выходит, что еще и таможенную пошлину нужно будет уплатить. Понятно, что после этого весь товар будет чист, как слеза. Но почему Фрязия? И как трактирщик вообще оказался там?

Можно задаваться вопросами до бесконечности, вот только никакого прибытку с этого не будет. А уж если хочешь заработать, то имей обыкновение крутиться, как веретено. Ох, грехи наши тяжкие! Собрался, взгромоздился на коня, а что делать, если так все обернулось? Ничего, вот повидается – живо на место поставит, а то ишь что выделывает! Или это Струк чудит? Да какая, собственно, разница? Уговор был насчет постоялого двора. Оно и близко, и трактирщика взять за причинное место куда проще. А какой с него спрос во Фрязии? Как его держать в кулаке, если не иметь против него ничего? Хотя и от этой выгоды отказываться не следует. Но на будущее – никаких заграниц, только на земле княжества.

Доехали до какого-то постоялого двора на тихой дороге, где купеческому каравану нечего делать. Разве что какому-нибудь мелкому купцу на одной повозке. Дорога шла мимо селений, близ нее находился только один небольшой городок. Нечего там делать солидным торговцам, и большому количеству путников по этой дороге ходить незачем. Пустынно вокруг, одним словом.

– Здрав будь, Лис.

– И тебе не хворать, Добролюб. Это ты чего тут учудил, мил человек? Ить такого уговору не было.

– А ты хотел, чтобы я измазался в Брячиславии, а ты потом пользовал меня за гроши?

Поклясться готов Отряхин, что улыбается аспид озорно, а оно страшно получается.

– Значит, так. Чтобы у тебя больше вопросов не возникало. Струк и его ближники отправились на тот свет, ныне в ватаге атаман я, в славенских княжествах и во Фрязии разбой учинять не собираемся.

– Стало быть, слушок, что в Гульдии завелась какая-то славенская шайка и атаманом у них какой-то Вепрь про вас?

– Я всегда говорил, что ты умен. Вот только никогда не сказывал, что сам из дураков буду.

– Дак там, сказывают, все взбаламутилось, да так, что шагу шагнуть невозможно. Как же дальше-то будешь грабежом пробавляться? Нешто так дела делаются?

– Я тебе уж говорил, купец, ты меня моим делам не учи, за своими догляд имей. Значит, так. Товар я тебе отдам за две трети цены. Через границу мы тебя проведем, мои людишки возницами сядут. Пошлину сам уплатишь.

– Дак сколько мне тогда останется? Так дела… – Купец начал было возмущаться, но замолчал, едва натолкнулся на угрюмый взгляд Добролюба.

– Слушай, Лис, ты думаешь, я до конца так и не понял, что именно ты хотел сделать со мной и как пользовать? И после этого ты хочешь, чтобы с тобой были честными и держались старого уговора? Радуйся, что все же даю возможность заработать. Не столько, сколько ты хотел, но ведь заработать! По моим прикидкам, ты сможешь получить примерно четверть от всего. Заметь, после всего, что было, я еще и щедр с тобой.

– Щедр, говоришь. А вот не стану я на таком уговоре ничего делать. И что тогда?

– Сделаешь так, как я сказал, если тебе дорога жизнь, – жестко закончил Виктор.

Он вперил в компаньона испепеляющий взгляд, и того пробрало до самых тайников души. Отряхин вдруг осознал, что решил поиграть не со щенком неразумным, а со страшным и опасным зверем. Он только с виду прост, хотя и грозен. На деле – очень опасный человек. Сразу же вспомнилось, что он был в чести у воеводы, пользовался его поддержкой, что недрогнувшей рукой мог навсегда успокоить своих противников. Впрочем, и тех, кто стоял на его пути, даже если они, как Струк, ничего плохого лично ему не сделали. Умысла вредить купцу у Добролюба не было, тот ему нужен. А вот сам атаман и его ближайшие сподвижники ему были помехой. Нужна была ватага лихих, которым все равно куда идти, лишь бы не на плаху. Ватага, подчиненная его воле. Прежний атаман никак для этого не подходил, он не покорился бы новому вожаку. А что тут скажешь, Лис – он потому и Лис, что хитер и умен. Верно все просчитал! Он и раньше до всего дошел бы, да только исходил не из тех предпосылок. Да и как он мог предположить, что бывший скоморох настолько заболеет головой, что решит мстить гульдам в их же землях!

Все же заработать удалось поболее, чем он думал. Товар удалось толкнуть весьма выгодно. Добролюб его в очередной раз удивил, вот уж чего не ожидал от того, кто фактически взял его за горло! Именно из боязни, что тот осуществит свою угрозу, Отряхин не стал таить от него, как удалось пристроить товар. Риск слишком велик, ведь он мог и узнать, по какой цене все уходило. Опять же кое-что открыто продавалось и в его лавке, а цены из-за того, что творилось в Гульдии, на их товар поднялся, – об этом знали все.

– Все, что сверх взял, твое, Лис. Я заберу только то, на что был расчет.

При этих словах у купца отлегло от сердца. Если после всего того, что узнал трактирщик, он поступает с ним таким образом, то, значит, имеет на него планы. Это хорошо. Он прекрасно видел, что в глазах Добролюба его жизнь ничего не стоила. Но избавляться от того, кто мог принести пользу, тот не собирался. Ну и слава Отцу Небесному!

– …Я думал, ты его вообще убьешь, а ты ему дал еще и заработать.

– Эх, Горазд, Горазд. Ну вот подумай, к чему мне его смерть?

– Так он же тать!

– А я что, боярин или воевода, чтобы суд вершить?

– А как же гульды?

– Тут иное: око за око, зуб за зуб. А с этого купца мы еще, быть может, и пользу будем иметь. Лошадей-то я и сам пристроил. А он видишь как товар споро растолкал? Да еще и с прибытком! Я столько вряд ли взял бы, тут хватка купеческая нужна.

– С оружием-то что будем делать?

– Ничего пока, пусть лежит. Может, когда и сгодится. Серебра у нас и так в достатке.

Глава 5

Месть

Спину обдало ознобом, и Виктор непроизвольно повел плечами. Вроде и середина лета, и не холодно вовсе, а поди ж ты, как пробрало. Хотя погода, наверное, тут все же ни при чем, это скорее нервное. Тяжело сдерживаться, когда цель так близка – только руку протяни. Но не все так просто. Вон он, замок Берзиньш, – рельефно выделяется на фоне темного неба, залитый бледным лунным светом, его видно с любой улицы, тянущейся в том направлении, и с площади, где дома раздаются в стороны, открывая кругозор. На площади он сейчас и находится. Нет, он вовсе не собирается лезть в самое пекло, и не страх его сдерживает, просто Виктор столько уже всего наворотил, чтобы добраться до этой цели, что опростоволоситься на финишной прямой не хотелось.

Больше месяца они не показывались в Гульдии. Незачем было. Пусть уж все тут успокоится, солдаты вернутся в казармы и на свои фермы, а страну отпустит шок от дерзких нападений неуловимой банды Вепря. Ага, вот так его окрестили в Гульдии, и его словесный портрет теперь известен каждому жителю страны. Где-то его переврали, добавили росточку, стати, кровожадности, увеличили численность ватаги чуть ли не до полусотни – а как же, целый десяток прославленных гульдских драгун извели. Но в целом, если его кто увидит, то непременно узнает, хотя бы по той простой причине, что решит подстраховаться. Ведь во всех описаниях имелся и шрам от клинка, и ожог на пол-лица. Даже в это развеселое время человек с подобным набором – не такое уж частое явление.

Вообще-то могло показаться, что действовал он глупо, но это с какой стороны посмотреть. Если бы он хотел найти только тех, кто был непосредственно связан с гибелью его близких, то да, глупее не придумаешь. В этом случае ему стоило по-тихому собрать информацию, выйти на тех, кого искал, и перебить по одному. Но дело в том, что ненависть его распространилась на всех гульдов. Он не резал простых крестьян и горожан, а старался нападать на дворян, купцов и солдат, но это не говорило о том, что остальным он желал здравствовать. Случится, и тот же крестьянин, надев форму, придет в славенские княжества и будет зверствовать наравне с остальными, переполняемый спесью «высшей расы», по этому поводу у Виктора не было никаких иллюзий. Просто гибель именно той категории гульдских подданных имела наибольший резонанс, причиняя вред государству, вселяя страх во все слои общества, сверху донизу. Для них у него тоже имелась горькая пилюля, и скоро он пустит ее в ход.

Он фактически вел войну с Гульдией, а для этого нужна армия. Да, она получилась небольшая, но зато способная нанести куда более ощутимый урон, чем, допустим, регулярные войска. А чтобы его отряд приобрел боевой опыт, чтобы люди поверили в него и были готовы пойти за ним, повысив свой статус с разбойников до… Казаков! А почему нет! Пошли в набег на сопредельную территорию, наказали супостата и с добычей вернулись обратно. Нормальная практика. Так вот, если смотреть под этим углом зрения, он считал все оправданным, потому что теперь люди готовы идти за ним куда угодно. А что? Умен, удачлив, он это уже доказал – у всех в кармане звенит монета, и немалая.

Пережидая, пока Гульдия успокоится, Виктор решил не терять время даром. А то ведь и парни от безделья маяться начнут, а праздность – это верный шаг к расхлябанности, упадку боевого духа, падению дисциплины и иным прелестям. Выучка замрет на месте, и это в лучшем случае, а в худшем – начнут утрачиваться боевые навыки. При наличии многолетней практики этот процесс затягивается на годы, а у ватажников все случится гораздо раньше. Вот и получается, что нужно не сидеть на попе, а беспрерывно нарабатывать боевой опыт. Спросите, где его нарабатывать, коли Гульдии решил дать роздых? А в Брячиславии.

Пока растревоженный курятник успокаивался, Виктор со своими парнями сумел выследить и уничтожить две ватаги лихих, причем одну из них – в родном уезде. Как говорится, свято место пусто не бывает, вот и ватаге Струка замена нашлась быстро, правда, ненадолго. Получился еще один стимул для парней. Вроде как и землицу не пашут, и на казенной службе не состоят, а выпало им уважение от людей, да еще и награду из казны получили. Но главное – теперь нет необходимости прятаться по лесам, можно открыто проживать на подворье у Добролюба.

По Гульдии же время от времени прокатывалась новая волна слухов о проделках Вепря, хотя того и близко не было в тех краях. Памятуя о том, что разбойники под видом драгун напали на купеческий караван, один из купцов на требование драгун остановиться приказал открыть огонь. Завязалась жаркая перестрелка, в результате которой были потери с обеих сторон. И таких случаев было несколько. Людская молва, сеющая панику, вновь вызвала паралич в почтовом сообщении, потому как одних почтовых тарифов было явно недостаточно для окупаемости рейсов, а пассажиры не желали подвергаться излишнему риску.

Какие-то бандиты ограбили сельскую церковь, и это тут же приписали проделкам Вепря. Грабителей довольно быстро изловили, не то время они выбрали для своих шалостей – слишком много служивых поднято на ноги, и злы они беспредельно. Выяснилось, что это обычные воры, да и всего-то их было четверо. Священник остался целым и невредимым, он и о краже-то узнал только наутро. Несмотря на это, народная молва тут же причислила это происшествие к деяниям проклятого разбойника и присовокупила к нему такие леденящие кровь подробности, что одни в страхе начинали креститься, другие хватались за оружие или иной инвентарь, который мог бы послужить в качестве такового.

Услуги охранников тут же подорожали настолько, что в Гульдию потянулись наемники из сопредельных государств, но и тех не хватало. Как следствие, подскочили и цены на различные товары. Ни разу Вепрь не тронул иноземных купцов и демонстративно показывал, что не собирается этого делать, сосредоточив все свое внимание на гульдах, но цены выросли на все: ну какой купец откажется от сверхприбыли?

Вот такие страсти царили в Гульдии даже на сегодняшний день, вот только власть имущие уже успокоились. Все говорило о том, что разбойника давно и след простыл и что все шарахаются от собственной тени, сами себя накручивают. Держать армию в поле, разбросанную патрулями по всей стране, не имело смысла, а потому солдаты вернулись в казармы, а ополченческие полки были распущены, тем более что в основном они представляли собой обычных фермеров, а время близилось к сбору урожая. Поля с пшеницей, рожью, овсом, ячменем уже дозревали, колосья наливались зерном, урожай обещал быть богатым, и его нужно убирать.

Жаль, что у Виктора такая приметная внешность, а то все было бы проще. Пожил бы немного в селе. Оно вполне тянет на небольшой городок, причем с развитыми ремеслами, так что мелкий торговец, приехавший за каким-либо товаром, не вызвал бы особых подозрений. Понемногу вызнал бы все, что его интересовало, и сработал бы аккуратно, вырезав всех тех, кого так долго искал. Но это пустые мечты. Нельзя ему никому показываться на глаза.

Ну наконец-то! А то уж он решил, что зря теряет время. Но нет, порядок. Было, конечно, опасение, что они могли остаться здесь на всю ночь, но Бог миловал. Вон они, те двое, которых он заприметил выходящими из замка сразу после того, как стемнело, появляться раньше в селе ему было никак нельзя. Разумеется, если бы не удалось подстеречь кого-нибудь сегодня, то пришлось бы все повторить на следующий вечер. Кстати сказать, это была уже третья попытка, но, по всему видать, удачная.

Когда он узнал, кому именно обязан столь радикальному изменению в своей прошлой жизни, то ему отчего-то вспомнился один анекдот в стиле «лихих девяностых». Приходит к киллеру наниматель и говорит: «Мне нужно убрать одного человека, я хочу его взорвать». – «Нет проблем. Но вы в курсе наших расценок?» – «Я готов заплатить миллион долларов». «Диктуйте адрес». – «Улица Ленина, дом двенадцать, квартира…» – «Ну что вы, не стоит себя утруждать». Вот и он не стал себя утруждать, выясняя имена тех, кто там был. Вряд ли они сменили место службы, так что он собирался убить их всех, без разбору. И плевать, погибнут от его руки истинные виновники или будут иные жертвы, главное, его личные враги будут мертвы.

Для осуществления этого намерения ему требуется самая малость – проникнуть в замок под покровом ночи, а там уж все будет шито-крыто. То, что рота насчитывает более ста солдат, его не остановит. Конечно, было бы хорошо вырезать всю роту, пока солдаты спят, вот только вряд ли это получится. Он не раз слышал, как в Афганистане духи вырезали целые подразделения наших солдат, прокалывая через ухо череп и добираясь до мозга самыми обычными шомполами от автоматов. Но также приходилось слышать и то, что это просто страшилки для молодняка, чтобы те не расслаблялись в нарядах. Сам он раньше ни с чем подобным не сталкивался, а вот здесь убедился, что не все так просто.

Одну из банд они как раз намеревались взять в ножи. Часовых сняли чисто. А отчего, собственно, не сработать, если они беззастенчиво дрыхли? А вот когда начали разбираться со спящими вповалку ватажниками, начались трудности. Ватага насчитывала около трех десятков, так что риск, понятное дело, был, но без риска никуда. Они успели упокоить примерно половину, когда один из убиенных сумел вскрикнуть, тихонько так, скорее громко простонать. Спящему неподалеку этого вполне хватило, чтобы проснуться и резко сесть, затравленно оглядываясь по сторонам. Горазд, а именно его клиент простонал, метнул в него нож, попал несколько неудачно. Во-первых, рана оказалась не смертельной и тать зашелся криком, подняв тревогу. Во-вторых, он откинулся на спящего по соседству, так что даже при удачном броске цепь не замкнулась бы. Процесс пробуждения начал нарастать лавинообразно, ватажники спешно сокращали поголовье противников, меча в них свои ножи и уже начиная выхватывать пистоли. Люди Виктора старались по полной использовать фактор неожиданности и то, что разбойники спросонья не могли сразу сообразить, что тут происходит. В итоге за оружие сумели схватиться только трое, пальнул лишь один, уйти не смог никто, а нападающие отделались чрезмерной дозой адреналина, выбросившегося в кровь и не нашедшего выхода, так как все закончилось, так и не успев толком начаться.

Если не получилось с тремя десятками разбойников, то сомнительно, что выйдет с ротой закаленных в боях драгун. Однако это не могло изменить намерений Виктора, у него наличествовал еще один аргумент, которому противник вряд ли сможет что-либо противопоставить. У каждого бойца имелось по четыре гранаты, и пользоваться ими они умели. Уже зная о том, что они окончательно переселятся на постоялый двор, Виктор провел с отрядом занятия по зачистке помещений при помощи этого нового вида оружия. Ну как нового: ручные бомбы здесь уже применялись, вот только они представляли собой довольно большие чугунные шары, дающие не так много осколков, и для их использования требовалось иметь при себе тлеющий фитиль. Его гранаты были иными. Во-первых, они давали гораздо больше поражающих элементов, так как имели сегменты, глубокие бороздки, делящие корпус на квадраты, это облегчало разрыв чугуна. Во-вторых, имели более удобную продолговатую форму и меньший вес. А в-третьих, бойцу не нужен был фитиль, достаточно просто резко дернуть за кольцо и воспламенить замедлитель, осечек пока еще не случалось.

Без сомнения, выйти полностью победителем при таком раскладе очень сложно. Бывалые бойцы, даже полностью разоруженные, – это не толпа крестьян. При первых выстрелах и разрывах они не станут убегать сломя голову. Полностью лишить их возможности добраться до оружия – об этом нечего и мечтать даже при захвате пирамид. В замке уж наверняка имелись дополнительные запасы оружия. Да и в жилых помещениях его, вероятно, хватало. Так что серьезный урон они нанесут. Вот только нужно будет уходить. А это в его намерения никак не входило.

Значит, нужно что-то придумать, чтобы обеспечить себе полную и безоговорочную победу. Жалко, по-тихому не получится. Но вряд ли и жители побегут выяснять, что за стрельба поднялась в господском замке. Вполне возможно, они похватают оружие в своем доме, даже, может быть, соберутся на сельской площади. А вот к замку не сунутся, ведь если бессильна целая рота драгун, то им тут и вовсе ловить нечего.

Эти двое, по всему видать, замковые слуги. Сегодня они решили поразвлечься в трактире, разнообразив вечер продажными девками, которые обитали в этом заведении. Виктор помнил это с тех пор, как побывал в этом селении. Слегка покачиваясь и ворча под нос пошлые песенки, молодые парни двинулись к замку. Будь это драгуны – песня слышалась бы окрест, пробуждая округу. Но эти были из челяди, и светиться им не следовало. Не все то, что позволено солдатам, прощается простым слугам. Волков вообще подозревал, что здесь имела место самовольная отлучка.

Конечно, можно было подстеречь драгун. Они появлялись за пределами замка гораздо чаще. Вот только у него не было уверенности, что удастся их разговорить так же легко, как вот этих парнишек, ведь тем пришлось бы предать своих боевых соратников. Нет, в конце концов, разговорить можно практически любого. Но на это может понадобиться много времени. Почему «практически»? Есть еще фанатики. От этих можно и ничего не добиться, разве что только каких-либо обрывков фраз, высказанных от избытка ненависти. Но тут уж нужно додумывать, и многое. Эти подгулявшие ребята не связаны с солдатами узами боевого братства, так что и разговорить их будет куда легче.

Виктор скользнул вслед за гуляками. Зван, хищно ощерившись, двинулся за атаманом. Многое ему не нравилось в том, как изменилась их жизнь, но только не теперь. Он, как и остальные, чувствовал, насколько изменился как боец. Да и жизнь стала более сытной. Когда их было больше, при нападениях далеко не всякий караван им был по зубам. Нередко купцы отбивались, имея охрану из отлично подготовленных бойцов. Теперь ватажников гораздо меньше, а стали они многократно опаснее. Его натура, склонная к приключениям, под командой нового атамана была полностью удовлетворена: и опасностей и приключений здесь было предостаточно. Оставалось еще желание встать во главе своей ватаги. Но только не этой, потому что вступать в конфликт с Добролюбом у него намерений больше не было. Ладно, осталось четыре года. Вроде нужно их еще прожить, а при таком образе жизни это задача не из простых. Но все-таки у атамана можно многому поучиться. Вот вроде уже возомнил себя бойцом непревзойденным – и на тебе, что-то новое и очень полезное. Да хотя бы эта крестьянская обувка, постолы, сшитая из цельного куска выделанной кожи, которая соперничает по популярности с лаптями. Ну какой воин подумает обуть ее, когда идет на врага? А Добролюб додумался. Зато теперь по мощеной улице они буквально бегут, не производя никакого шума, словно тени. А этого никак не получится в сапогах. Постолы же помогают тихо передвигаться по лесам, позволяя чувствовать, что под ногами, сильно приглушая треск мелких веток, которого не избежать.

Одновременный наскок, несильный удар под колено, ладонь, мгновенно сдавившая горло так, что нет возможности крикнуть, вывернутая за спину и взятая в болевой захват рука. Мгновение – и парней, с хрипом втягивающих в себя воздух, способных едва дышать, но никак не поднять тревогу, поволокли темными закоулками, стараясь как можно быстрее покинуть пределы села.

Ночь. Лес в окрестностях имения Берзиньша. Нестерпимая боль, из-за которой текут слезы. Тугой кляп, от которого едва не выворачивает челюсть. Вокруг какие-то люди. Тихо переговариваются на непонятном языке. Настолько непонятном, что вывод только один: СЛАВЕНЫ! Господи, спаси и сохрани! Господи, помилуй! За какие грехи им это все?

– Я задам вам несколько вопросов, и от того, насколько полные ответы я на них получу, зависит, останетесь вы живы или нет…

Когда Волков служил в армии, то хорошо усвоил одно правило: как бы хорошо ни охранялся объект, как бы ни совершенна была сама система охраны, тот, у кого повседневная деятельность связана с этой территорией, непременно знает, как можно туда проникнуть, преодолев любые посты. И еще. Никто не знает подворье, расположение помещений и переходов лучше тех, кто там живет. В данном случае замковые слуги были куда более предпочтительнее других обитателей.

– А если они соврали? – Горазд задумчиво посмотрел на два распростертых тела.

– Мы скоро это узнаем, – равнодушно бросил Виктор, едва сдерживая охватившую его дрожь нетерпения.

Ну да, он опять нарушил свое обещание и прикончил пленников. Правда, обещание оставить им жизнь лишило их удовольствия испытать на себе методы экспресс-допроса в полевых условиях. Они умерли чисто, без мучений. Виктор вообще предпочитал обходиться без зверств, они не могли принести облегчения его боли. Ведь, в конце концов, всех ждет одно – смерть. Так к чему растягивать процесс? Тем более что пытать людей ему противно, даже когда нужно получить информацию. Когда без этого было не обойтись, он предпочитал отключаться и действовать, словно робот, представляя, что перед ним не люди. Будто все происходящее – просто навороченная компьютерная игра, кровавая, жестокая, но игра. И в любой момент можно нажать на «рестарт».

В замок они проникли через участок стены, который под воздействием времени уже начал обрушаться: изобиловал трещинами и выбоинами, которые давали возможность с легкостью карабкаться наверх. Ноги и руки столь удобно ложились на выступы, что поневоле думалось о тех, кто отправлялся в самовольные отлучки или возвращался домой слишком поздно. Этим путем они, должно быть, пользовались весьма часто. Не возникало сомнений и в том, что кое-какие упоры и выемки имели рукотворный характер. Люди явно предприняли кое-какие усилия, чтобы было удобнее пользоваться этим проходом. По большому счету, ватажники сейчас не карабкались, а поднимались вверх по лестнице, выбитой прямо в стене. При штурме от такого прохода пользы практически никакой, а вот если так, втихую, – дело совсем иное.

Минута – и весь отряд, гуськом двинувшийся на штурм стены, был уже наверху. Всего на стенах имелось четыре поста, один часовой у ворот и один на входе в казарму. Там, в подвале казармы, находился и пороховой погреб. Рядом с воротами располагалась караулка. Здесь находилась смена – дюжина караульных и разводящий, он же старший. Как показали пленники, все они беззастенчиво дрыхли. Будил их часовой у ворот, который одновременно охранял и караульное помещение. После такой вот побудки – скорее всего, это было нарушение, но оно было неизменным и, разумеется, негласным, – начальник караула разводил часовых, а потом опять ложился спать. В предрассветный час он спал и подавно.

Две пары двинулись по периметру, одна направилась к казарме, а трое, Виктор в том числе, – к воротам. Часовой не спал, мерно прохаживаясь перед аркой ворот, держась участка, освещаемого луной. Оно и верно, чего держаться в тени? Там можно только стоять, поскольку спотыкаться впотьмах никому не хочется, а темно там было, как в мрачном подземелье. Просто стоять тоже не получится. Волков по себе помнил, как тяжко на посту стоять на одном месте. Сразу начинает клонить в сон, даже если это только первая смена с наступления темноты. Вот так и чувствуешь себя в карауле, когда ты обвешан оружием и фактически бездействуешь, так как охрана и оборона давно уже стали для тебя рутиной. Правда, это никак не относится к новобранцам или к тому моменту, когда охрана находится в боевой обстановке. В последнем случае и в караулке никто никогда не спит, бывает, и бодрствующая смена бдит – особые условия накладывают свой отпечаток. А в обычное дежурство так и клюешь носом. Вот солдатик и ходит, разгоняя дремоту. Она особенно неотвязна в этот час, так и накатывает. А чтобы было сподручнее, лучше держаться светлого участка.

Нож вошел точно между лопатками. Мушкет брякнул о мостовую, солдат осел на колени и совершенно бесшумно завалился на бок. Двое тут же метнулись к нему и уволокли под арку. Мало ли, вдруг кто-нибудь проснется и выглянет во двор, а тут на самом видном месте валяется труп. Поварята уже должны были подняться, чтобы затопить печь, а чуть позже поднимут и повара. Их без внимания тоже никто не собирался оставлять. Четверо, покончив с часовыми, пройдутся по кухне и по конюшне. Конюх страдал бессонницей, хотя по территории не шастал, крутясь возле милых сердцу лошадок. Время от времени он предавался дреме, впрочем длившейся недолго. Жестоко, разумеется, но все они могли поднять шум.

Судя по всему, караулка должна запираться на внутренний запор. Но кому это нужно? Ведь тогда часовому придется шуметь, чтобы поднять смену. А так – тихонько вошел, чтобы не потревожить лишних, и разбудил капрала. Дальше тот разберется сам. Ага, все правильно. Открыто.

Трое беззвучными тенями скользнули в помещение и уже через минуту были снаружи. Все прошло на удивление тихо и удачно. Может, все дело в том, что вот в таких рутинных караулах сон особенно одолевает. Даже когда один из убиенных все-таки простонал, лежавший на соседнем топчане только недовольно послал крикуна по известному адресу и, не открывая глаз, перевернулся на другой бок. Здесь все. Теперь на улицу.

Легкий стук в калитку прозвучал тревожным набатом. Все, в том числе и Виктор, непроизвольно выхватили пистоли. Карабины брать не стали, они могли стеснять движения в помещении. А вот пистолей у каждого, кроме Горазда и Виктора, было по четыре штуки. С новыми кресалами было только по два, но это уже несущественно. Хорошо хоть не стали взводить курки, в этой тишине звук был бы довольно громким.

– Эй, кто там? Валдис, ты? Открывай, – послышался с той стороны тихий голос явно сильно пьяного человека.

– Кого принесло? – спросил Виктор приглушенным голосом, который трудно узнать, тем более сквозь дерево калитки.

– Это я, Иварс. Знаю, что так не делается. Но мы с парнями, кажется, того, перебрали… Через лесенку ну никак не пройти.

Послышались пьяные смешки, негромкие, под стать шепоту солдата, говорившего из-за деревянной преграды. Ясно. Драгуны выбрались в самоволку и изрядно набрались. Лезть в таком состоянии через стену и вправду опасно. Впрочем, скорее всего опасность их и не остановила бы. Но вот как быть с ленью? Ведь нужно напрягаться, а желания нарушать кайф – никакого. Ладно, хоть так.

Глухо лязгнул запор. С трудом удалось нащупать его в кромешной тьме, пренебрегая недовольством припозднившихся гуляк, сгоравших от нетерпения за воротами. Едва Виктор управился с запором, как с той стороны нетерпеливо надавили на калитку, сопровождая это действо смешками. Славно погуляли! Трудный переход позади, впереди столь желанная казарма и жесткая, но уже ставшая такой родной койка. Волков тут же подался в сторону, уходя еще дальше в тень, чтобы его не смогли рассмотреть. Но драгунам было все по барабану. Не глядя по сторонам, поддерживая друг друга, четверо вояк, тихо посмеиваясь, гурьбой двинулись мимо. Виктору они были отлично видны на фоне светлого просвета арки. Вернее, видны их силуэты, но кто сказал, что этого недостаточно?

Он и Зван шагнули вперед синхронно, словно сотни раз отрабатывали этот маневр, и одновременно прихватили последнюю пару, резко полоснув ножами по горлу. Мгновение – и хрипящие тела отброшены в сторону. Солдаты, услышав какую-то возню за спиной, прекратили смеяться и начали медленно поворачиваться к нападающим. Поздно. Да и что они могли сделать? Только захрипеть и забулькать перерезанными глотками. Калитку снова на запор – и вперед. Остальные ватажники уже должны подтянуться к казарме. Судя по тому, что в замке все еще тихо, у них все прошло не менее удачно.

Прогноз подтвердился полностью. У казармы их уже поджидали товарищи. Быстрый доклад. На конюшне, помимо конюха, ночевали еще двое. Как ни странно, все спали. Похоже, решили пображничать и раздавить припасенный кувшинчик вина. Что ж, каждый по-своему борется с бессонницей. Только на этот раз средство оказалось не тем, хотя временно помогло. И, в конце концов, теперь никого бессонница мучить не будет, теперь – вечный покой.

На кухне тоже прошло штатно. Там, кроме двух поварят, оказались еще и две девушки. За какой надобностью они поднялись в столь ранний час, так и осталось неизвестным, но это уже и неважно. По пути завернули в комнату повара, приголубили его вместе с женой или просто бабой, что делила с ним ложе. Да, этот вполне мог подняться и направиться к своему рабочему месту, а на тот бардак, что остался после парней, ему взирать совсем не обязательно.

Помимо часового у казармы и порохового погреба, внутри имелся еще и дневальный. Его также упокоили без шума. Парень беззастенчиво дрых, за что и поплатился. Сейчас внутри за порядком присматривал Кот – вдруг кто-нибудь проснется, встанет по нужде или еще за какой надобностью?

По всему выходило, что они оприходовали почти всех слуг. Двое в лесу, трое на конюшне, четверо на кухне и двое в каморке у повара. Недоставало только одной фигуры. Это, судя по всему, ключница. Пленники показывали, что она иногда проводит ночи в спальне барона. Может быть, сегодня именно такая ночь. Получается, что в замке, кроме солдат, оставались только сам барон и ключница. Капитана, который обычно командовал ротой, сейчас не было. Прежнего уволил молодой Берзиньш, самолично возглавив роту. Кстати, он же командовал подразделением в последнем походе. Чего уж, нужно кончать и их, тем паче что командир в первую голову несет ответственность за своих людей.

Но сначала нужно предпринять кое-какие меры, чтобы себя обезопасить. Виктор вооружился гнутой проволокой и подошел к замку. Зря, что ли, он когда-то овладел специальностью слесаря? Местные мастера, правда, те еще прохиндеи. Способны создать такой замок, что залюбуешься, а вскрывать замучаешься, если предварительно не изучишь, какая же у него начинка. Да и после изучения – та еще морока.

Их преподаватель в техникуме как-то приносил замок работы начала девятнадцатого века, который случайно обнаружил на чердаке старого отцовского дома, а если быть более точным, то прадедовского. Такие старые дома все еще встречаются, хотя поди пойми, как это умудряются простоять столько лет саманные постройки. Впрочем, при должном уходе они вполне могут прожить и дольше. Он сам видел такую хатку, крытую самодельной черепицей лохматого года. Обнадеживало лишь то, что подобные замки были весьма дороги.

Предчувствие его не обмануло. Обычный замок, вроде амбарного. Разве что невероятных, героических пропорций. Несмотря на простую конструкцию, промучиться пришлось не меньше пяти минут. Когда-то он практиковался во вскрытии подобных замков и контролек. Этого ради баловства и преподаватель требовал, он считал, что мастер должен чувствовать замок. Сказалось долгое отсутствие практики. Был момент, когда он даже усомнился в своих способностях. Но все получилось. Сыто клацнув, язычок ушел в сторону и высвободил массивную дужку.

За дверью вниз убегала крутая каменная лестница. Вооружившись фонарем, Виктор в сопровождении все того же Звана, который постепенно превращался в его личную тень, начал спускаться, внимательно осматривая своды. Ничего так, прочно все устроено. И погреб довольно глубок, и опять-таки с каменным сводом. И припасов достаточно. Такое впечатление, что здесь приготовились к длительной осаде на несколько лет. А может быть, барон одновременно ведал и закупкой пороха для армии, ведь именно в селении Берзиньша имелась небольшая мануфактура, на которой изготавливали тот самый порох лучшего качества, который и пользовали для своего оружия люди Виктора.

Атаман призадумался ненадолго, а потом решительно схватил бочонок среднего размера и кивнул Звану, мол, давай, не задерживай. Тот все понял верно и схватил второй. Должно хватить с избытком. Еще один беглый осмотр сводов. Да нет, выдержат. От взрыва одного бочонка не должно разнести даже стены, а вот тем, кто будет внутри, очень не поздоровится.

Поднявшись наверх, он достал одну из гранат и примотал ее к бочонку. Конечно, этот сделан из дуба. Да только граната проломит и его плахи: огонь, несомненно, доберется до основного заряда, а тогда уж и ахнет.

– Горазд, если вдруг солдаты зашебуршатся, Кот пусть сразу уходит. Вон за тот угол. А вы вдвоем – рвите кольцо и забрасывайте бочонок в окно. Сами – сразу сюда, в нишу возле двери в погреб.

– А…

– Своды выдержат.

– Все понял.

– Только чтобы без геройства там! Если кто с боку на бок переворачивается – это одно, а если встал на ноги, то сразу и делайте. После взрыва поглядишь. Если мало окажется – забрасывайте второй. Соболь, вы четверо, – на конюшню. Выводите три десятка лошадей. На седла не разменивайтесь, только уздечки. Работать быстро, если будут вьючные – седлайте. Да смотри, не хватайся за кляч.

– Понял.

– Зван, со мной. Решим с бароном.

Как и ожидалось, барон оказался в своих покоях. О них Виктор специально расспросил, поскольку командира этих архаровцев оставлять в живых в его планы никак не входило. Подошли с двух сторон к большой кровати. Пришлось даже аккуратно забраться коленями на нее, уж больно широка. Сладкая парочка расположилась в обнимку, как раз посредине. Захват произошел молниеносно. Бабу Зван сразу прихватил за горло, заломил руку, чтобы лишний раз не трепыхалась, а барон получил мешочком с картечью по голове. И – будь здоров, нечего с ним тут борьбу устраивать.

Виктор вовсе не собирался глумиться над тем, кто в некоторой степени повинен в смерти его родных. Для этого достаточно просто и чисто его убить. Но он не забывал о том, что ему все еще нужны деньги, много денег. Раз так, то следовало позаботиться о казне Берзиньша, не оставлять же ее так просто. Вот для содержательной беседы ему и нужен был хозяин этого замка.

Беседа вполне сложилась. Когда ватажники, перегруженные деньгами и украшениями, появились во дворе, Горазд доложил, что в казарме все тихо. Соболь отрапортовал о собранных лошадях, которые уже на заднем дворе и готовы выдвинуться в путь. Все прошло на удивление гладко, были кое-какие шероховатости, но все обошлось. Уходить решили через единственные ворота. Казарма расположена в стороне, а гнать лошадок никто не собирался, так что особого шума не будет. Небольшой участок брусчатки у ворот пересыплют сеном, чтобы копыта не цокали. Теперь главное, чтобы по закону подлости все не рухнуло в самый последний момент. Нет, ну что ты будешь делать! Очень своевременная мысль, гнать ее к чертям собачьим.

Что ж, пора и честь знать, тем более что скоро рассвет. Вообще он удивился тому, как быстро все случилось. Не прошло и часа с того момента, как они проникли за стены, а все уже готово к отбытию. Последний приказ – вынести шесть бочонков с порохом. Этот еще пригодится, не покупать же его в самом-то деле, если есть возможность взять трофеем.

Он лично спустился в погреб, обнаружил бечевку, пропитанную селитрой. Здесь такие бечевки использовали вместо бикфордова шнура. Рвануть должно было минут через десять. Прикинув количество складированного пороха, он ничуть не усомнился в том, что казарма взлетит на воздух и в живых никого не останется. Да что там казарма, тут разнесет чуть ли не половину замка.

– Капитан Пельш, вы слышали? Замок вашего бывшего патрона разорили и взорвали. Поговаривают, это дело рук того самого неуловимого разбойника, Вепря.

Андрис обернулся в сторону говорившего полковника, вперил в него тяжелый взгляд. Походный шатер выполнял одновременно роль и офицерской столовой, и штаба. Сейчас в нем собрались все офицеры того драгунского полка, в котором он служил после гибели старого барона Берзиньша. Молодой барон решил лично возглавить роту драгун, так что бывалому капитану пришлось искать себе новое место. Хвала покойному барону – тот оставил офицеру весьма внушительную сумму, с которой он мог и не поступать на службу. Но Андрис Пельш ничего иного, кроме как служить, не умел, а потому, пристроив основной капитал у проверенного менялы, он купил себе должность командира роты в этом полку, который находился на содержании непосредственно у короля.

Новый барон Берзиньш принял командование ротой на себя. Да, молодой, кровь гуляет. Он же и повел роту в прошлый поход на Брячиславию. Рассказывали, что там бывшие подчиненные Андриса отличились. Вот только не на поле брани. Сожгли несколько поселений. Одно даже прихватили с частью жителей. Там им удалось повеселиться – более сотни трупов за пару часов. Боже, и это его солдаты! Имелись, конечно, новобранцы, но их было не так чтобы много. Основная же часть состояла под его командой не один год.

Вроде полковник не сказал ничего обидного, а уж тем более оскорбительного. С совершенно невинным видом сообщил о случившемся. Но вот тон, каким это было сказано… Андрис предпочел все же взять себя в руки. Он продолжал все так же прямо смотреть в глаза командиру, стараясь, чтобы в его взгляде не было вызова, и ответил:

– Молодой барон Берзиньш никогда не был моим патроном. Сразу по его прибытии я был освобожден от службы, господин полковник. Так что я ни одного дня не состоял под его командованием. А что касается этого нападения, то сомневаюсь, что это работа Вепря.

– Но как же, молва неустанно твердит именно об этом.

– Слухи, распространяемые досужими кумушками. Какая им может быть вера? Если их послушать, тогда и смерть моего патрона, барона Берзиньша, во Фрязии – его рук дело. Заодно присовокупите сюда байки, будто он отравил наших солдат, а затем взорвал пороховой погреб, тем самым вынудив нашу армию отступить, нанеся значительные потери корпусу под Обережной. Потом он начал грабить на наших дорогах, следом отчего-то решил, что заниматься этим делом ему неинтересно и хлопотно. В довершение напал на наш патруль. Этого ему также показалось мало, он напал на замок, где квартировала рота драгун, большинство из которых имели богатый боевой опыт. На закуску он решил развлечься, поджигая поля с уже вызревшими зерновыми. Не много ли приписывают этому разбойнику, господин полковник?

Он все же не сдержался, с его уст слетела-таки кривая ухмылка. Получите-ка, господин полковник. И кто сказал, что я насмехаюсь над вами? Эта улыбочка адресована сплетницам, но вы ведь не из их числа? А если вы считаете, что вас лично этот тон и ужимки как-либо задевают, то я к вашим услугам. Ну же, чертов слизняк, к оружию! Боишься? Правильно боишься. Боялись и те нахалы, которые считали, будто их древняя высокородная кровь погуще, чем его, произведенного в дворянское звание за верную службу указом короля Карла. Хотя, скорее всего, это было достигнуто стараниями старого барона. Впрочем, нахалы эти как раз и пожалеть ни о чем не успели, а вот их вдовы, родители… Ну да никто не виноват. Нужно быть идиотом, чтобы задевать того, кто военную стезю сделал смыслом своей жизни еще много лет назад и не пропустил ни одной кампании.

– То есть вы все это считаете бредом? – откинувшись на спинку складного стула и устремив на подчиненного серьезный взгляд, произнес полковник.

Нет, он не был храбрецом. Он мог недрогнувшей рукой, не изменившись в лице, выдерживая горделивую позу, отдать полку приказ о наступлении. Он сам всегда оставался на исходной позиции, с десятком проверенных бойцов. Мог часами рассуждать о доблести, о том, как должно вести себя на поле брани, хотя сам в непосредственном столкновении с противником ни разу не участвовал. Но все та же особая спесь древнего рода не давала ему признать, что кто-то может соперничать с ним или быть с ним не согласным. Иное дело, если этот кто-то – более высокородный. Но только не эта дворняга и выскочка. Впрочем, перегибать все же не стоило. Ему были известны случаи, когда в роли волкодавов выступали беспородные псы самой несуразной внешности. Поэтому он все же старался придерживаться тактики игры слов. Уж в чем, в чем, а в этом необразованный мужлан с ним соперничать никак не мог. Выставить в смешном виде и при этом удержаться в рамках приличий – это не шпагой махать.

– Не все, господин полковник. Уверен, что ограбление церкви, купеческих караванов, почтовых карет, как на дорогах, так и на постоялых дворах, – его рук дело. Также думаю, что гибель патруля он организовал, чтобы добраться до каравана. Купцы с некоторых пор имеют слишком большую охрану. Но все остальное… Как он мог осмелиться напасть на замок, где квартирует целая рота драгун? Это под силу скорее врагам барона. Тем более что в замке убиты все без разбора. А ведь Вепрь не стесняется показывать свою рожу при иных обстоятельствах, и людей у него – едва ли десяток. Кто-то просто решил преподнести это как его рук дело, вот и все. Я уверен, что преступника нужно искать среди наших дворян.

– Вы думаете, что говорите?! – Возмущению полковника не было предела.

– Разумеется, я думаю, господин полковник. Возможно, вы еще не слышали, но этот самый Вепрь ограбил еще одно имение. При налете погибли несколько человек – те, кто оказал сопротивление. Никто из безоружных не пострадал, имение разграблено. Он и не пытался скрывать свое лицо. Это похоже на Вепря. А пожары на полях наших крестьян… Зачем это ему? Здесь выгода может быть только нашим соседям, причем не Брячиславии.

– Что вы хотите этим сказать?

– Только то, что урожай обещает быть богатым. У всех намечаются излишки продовольствия. Вот только если Гульдия потеряет часть урожая, то нам придется его закупать у соседей и цена взлетит вверх. Брячиславия с нами не торгует. Кроме того, они прекрасно осознают, что, случись необходимость, мы, чтобы предотвратить голод, развяжем войну. И скорее с ними, чем с другими соседями.

– Браво, господин капитан. – Молодой подполковник изобразил аплодисменты легким похлопыванием ладоней.

Этот молодой человек, в отличие от остальных офицеров полка, относился к Андрису демонстративно доброжелательно. Впрочем, было видно, что он по-настоящему ценит его боевой опыт. Полковнику приходилось снисходительно относиться к выходкам этого щенка, да еще и поддерживать с ним хорошие отношения. Он ведь из придворных, причем пользуется особым расположением короля. Возможно, это вызвано тем, что правитель чувствовал перед ним некоторую вину. Он был всего лишь на несколько лет старше этого молодого человека, и тому особенно сильно доставалось от детских проказ венценосной особы. Хотя расположение объясняется, скорее всего, тем, что подполковник имел на плечах довольно светлую голову.

– Его величество, до которого уже давно дошли слухи об этом разбойнике, склонен считать так же.

Вот и все. А какой интересной обещала быть забава. Ладно, придется найти иную тему для развлечения. Ну не называть же дураком короля. Андрис понял, что появился благовидный предлог, чтобы уйти с высоко поднятой головой, и предпочел ретироваться. Нет, он не испугался, но вот только убийство на дуэли своего командира – это признак дурного тона. Тогда ему не то что о карьере, а просто о службе можно позабыть раз и навсегда. Ну да, он хотел, чтобы его вынудили вступиться за свою честь. Вот только это не было холодным и рассудочным желанием, скорее наоборот.

– Я должен снова вас поблагодарить, Петерсонс.

– За что? – вздел брови офицер, вышедший вслед за ним.

– За то, что поддержали меня там.

– Я лишь высказал мнение короля.

– Вовремя высказали.

– Хм. Тогда меня еще больше должен поблагодарить господин полковник. А вот вы, наоборот, потеряли.

– Не понял.

– А что тут непонятного. Сдается мне, что сегодня, увлекшись самолюбованием, наш командир был готов перейти рамки дозволенного и напрямую оскорбить вас. Этого вы нипочем не спустили бы. А чем обычно заканчиваются поединки с вами, всем давно известно.

– Ошибаетесь. Благодаря этому я не оказался повинным в убийстве своего командира и соответственно не загубил свою карьеру.

– Господи, насколько вы быстро способны ориентироваться на поле боя и принимать верные решение, настолько же ничего не смыслите в интригах. Не надо обижаться. Вы настоящий солдат, для которого есть только белое и черное. Не скажу, что разделяю вашу точку зрения, но также не стану утверждать, что такие люди мне неприятны. Напротив. Но таким нужна постоянная опека. Все, сдаюсь, – перехватив насупленный взгляд, проговорил подполковник Петерсонс. – Итак, если бы господин полковник назвал вас глупцом, то он назвал бы так короля. А вы, вызвав его на поединок, в первую очередь вступились бы за честь короля, а не за свою. Уже завтра вы командовали бы этим полком, а за вашей карьерой наблюдал бы сам его величество. Ага, вижу, что до вас дошло, чего я вас лишил.

– Ну это только одна из возможностей.

– Разумеется, это самый благоприятный вариант для вас. Но он вполне возможен.

Понятное дело, что подобное возможно. Как и то, что сразу после такого взлета многие захотят подставить ему ножку. Из одного лишь желания приструнить выскочку, который ухватил удачу за хвост, лишив жизни потомственного дворянина. То, что он стал капитаном заботами своего бывшего патрона и получил дворянство за преданную службу, остальными было воспринято с неохотой, но с пониманием. А вот начни он делать карьеру, идя по трупам благородных, реакция была бы откровенно враждебной. И очень скоро он оказался бы в центре интриг. И его непременно сожрали бы, загубив карьеру на корню, а то и еще чего похуже. Ножку могли бы подставить еще из-за банальной ревности. Андрис готов заложить свою шпагу (подарок старого барона), которой он очень дорожил, что подполковник Петерсонс был бы в числе пакостников. Ведь он тоже был одним из любимцев короля.

– В любом случае я благодарен за ваше вмешательство.

– Не стоит. Неужели вы думаете, что я это сделал без личного интереса? – озорно улыбнулся молодой человек.

– А в чем у вас интерес?

– Вы мне нужны, Андрис. Дело в том, что мне предложен чин полковника и должность командира полка. Этот полк отправляется в Новый Свет. Борьба за колонии с каждым годом все обостряется, так что туда перебрасывают дополнительные силы. Для меня это великолепная возможность в мои годы принять под руку полк. А там перспективы таковы, что я рискую стать одним из самых молодых генералов. Но как вы понимаете, опыта поднабраться мне было практически не у кого. Наш полковник… Ну не будем о грустном. А там предстоят бои.

– Вы хотите, чтобы я принял командование одной из рот в вашем полку?

– Нет. Насколько мне известно, капитанов там хватает.

– Вы хотите предложить мне звание майора?

У капитана буквально сперло дыхание: это была высшая ступень, на которую он вообще мог рассчитывать, учитывая свое происхождение. Даже деньги не могли помочь преодолеть эту планку. Майор – это нечто промежуточное между командиром роты и заместителем командира полка. По большому счету, он отвечал за тыловое обеспечение, организацию быта полка и гарнизонную службу. В исключительных случаях мог возглавить до нескольких рот для выполнения какой-либо задачи.

– Сделать из вас снабженца и коменданта полка? Нет уж, увольте. Так бездарно использовать ваш многолетний опыт я не намерен. Вы мне нужны именно как командир. Поэтому я предлагаю вам должность моего заместителя и звание подполковника.

– …

– Ох и вид у вас, Андрис. Жаль, что я не имею возможности запечатлеть ваш образ, чтобы позволить вам взглянуть на себя со стороны.

– Но-о…

– Король одобрит мое пожелание. И заметьте, вам это не будет стоить ровным счетом ничего. Я скажу больше. Если вы сумеете в кратчайшие сроки подбросить меня еще выше, то, возможно, эта ступень не будет для вас последней.

– А если вас постигнет неудача…

– То это будет для вас крахом. Как видите, ставки весьма высоки. Так что вы еще можете отказаться.

– Я согласен.

– Рад, что я в вас не ошибся.

Глава 6

Служба государева

Парни откровенно маялись от безделья. Нет, просто отлеживать бока и наслаждаться великолепной кухней Беляны им никто не позволит, хотя отдых после почти месячного рейда по землям Гульдии им, разумеется, полагался. Виктор предоставил ватажникам возможность оттянуться от души в Звонграде, где они сумели и пображничать, и вкусить телесных утех в течение нескольких дней. Но короткий отпуск закончился, и они вернулись на постоялый двор, где исходили потом на ежедневных тренировках. Вот только занятия с ними проводил не Виктор, а Горазд. У Волкова хватало иных забот.

Из похода они вернулись с добычей. Не сказать что были ею перегружены, но прибыль была очень даже хорошая. Только в замке они взяли более трех тысяч рублей монетами, серебром и золотом. Вышло бы и больше, кабы Виктор, по своему обыкновению, не переплавил взятые украшения. В замке они не оставили никого в живых, а потому связывать себя с этим налетом он не хотел. Мало ли как оно обернется. Они также увели три десятка лошадей, выбрав самых лучших. Конечно, жаль было оставлять столько строевых коней, ведь их там набиралось более полутора сотен, а их общая стоимость куда выше, чем они унесли, но вязать себя целым табуном лошадей он не хотел. К тому же нужно было основательно замести следы. С этой целью он забрал из погреба только шесть бочонков пороха (причем порох оказался именно таким, о котором говорил мастер Лукас), при помощи остального он взорвал погреб и разнес половину замка, упокоив разом и всех столь ненавистных драгун. Поди разберись, что тут на самом деле произошло, если остатки представляли собой сплошные руины и пожарище. Сегодня он уже знал доподлинно, что никто в замке Берзиньша не выжил.

Не прошло и двух дней, как они разграбили подвернувшуюся под руку усадьбу. Причем тут не стали убивать никого лишнего, только тех, кто оказал сопротивление. Даже не стали добивать раненого хозяина, среди погибших были лишь прислуга и наемники. Лишь Бог ведает, как трудно было Виктору сдержаться. Однако после того налета он вдруг осознал, что подобное так просто никто не оставит, там он шагнул далеко за рамки дозволенного, но вот сдержаться не смог. Поэтому при следующем налете дал себя хорошенько рассмотреть. Пусть ломают голову, кто устроил побоище в замке.

Разделившись на две группы, они сделали петли по Гульдии, повсеместно выжигая поля и умудрившись остаться незамеченными. Напоследок они совершили налет на ткацкую мануфактуру, тихий такой налет, без шума и пыли: перебили охрану и тишком вывезли более ста рулонов сукна отличной выделки и цены, разумеется. А чего гнать лошадей практически порожняком?

Добыча вышла славной, вот только теперь нужно затаиться. Гульдия гудела, как растревоженный улей, и гул этот слышен был далеко за ее пределами. Есть здесь международные соглашения или нет, но подобное уже никто не спустит. Радовало одно: даже если выяснится, что знаменитый Вепрь открыто проживает в Брячиславии, то его никто не станет трогать. С какой стати, если Брячиславия и Гульдия, несмотря на заключенный мир, все равно оставались на ножах? Был, правда, некоторый тонкий момент… Никому не понравится, что простолюдин убивает благородных, как курят, словно для потехи. Эдак и местные бояре встанут на дыбки, требуя его крови. Вот поэтому он и заметал следы.

После возвращения он решил не тревожить соседей. Причин тому было несколько. Во-первых, опасно: в таких играх, как известно, сколько веревочке ни виться – конец один. Во-вторых, люди, конечно, готовы идти за столь удачливым атаманом, но если раньше их решимость была от безнадеги, то сегодня они вполне сыты и довольны жизнью. Не имеет значения, что у них в кармане малая часть денег, ведь у атамана в кубышке – предостаточная казна, хватит на несколько лет безбедного существования.

Было и «в-третьих», и «в-четвертых», но самое главное – после того, как Виктор добрался до непосредственных виновников его несчастий, на грудь стало давить не так сильно. Он не раз слышал о том, что пролитая кровь не приносит облегчения, но вынужден был с этим не согласиться. Да, боль утраты осталась, но при воспоминании о семье его больше не душила ярость и не темнело в глазах. В конце концов, ему просто стало легче дышать, а это уже немало. Ненависть к гульдам никуда не делась, но тут можно и обождать. Не случится война в этом году – начнется в следующем, а уж тогда они погуляют. Вот только форму не нужно терять и продолжать готовиться.

Именно из-за подготовки к грядущим схваткам он и решил немного отойти от быта ватаги и предоставить парней заботам Горазда. Война – очень затратная штука, а потому готовиться к ней нужно загодя, что требовало не только больших вложений, но и времени.

После возвращения Виктора изменился и Богдан. Едва узнав о том, что убийцы его родных уже на том свете, кузнец замкнулся в себе. Ушел на могилу и просидел на берегу пруда почти без движения целые сутки. Все на подворье сильно переволновались: а ну как сердце не выдержит! Бабка Любава порывалась пойти и дать ему успокоительного настоя, но Виктор ее удержал. Отчего-то у него была уверенность: если мужик сумеет пережить, перетерпеть эту боль, то его дальнейшая жизнь изменится. Все это время Орехин словно шел в гору с тяжким грузом на плечах и вот сейчас оказался на перевале: коли достанет сил, он его преодолеет. Нет, тяжкий груз утраты никуда не денется, но теперь кузнец будет идти под горку, и нести его будет гораздо легче.

Из этого состояния дядьку Богдана вывели наутро младшие братья Горазда. Собравшись втроем и утирая искренние слезы сочувствия (сами как-никак недавно схоронили тятьку), они обступили кузнеца. Слегка потеребив за рукав рубахи, заявили, мол, угли в горне уж горят, все готово к работе, но им без наставника никак. Как такое случилось и когда, никто не взялся бы объяснить. Но что случилось, то случилось. Мальчишки в поисках отцовской ласки, доброго слова, мужского плеча и еще бог весть чего со всей детской непосредственностью потянулись к нему, а он вцепился в них, как утопающий за спасательный круг. Приди кто иной – может, ничего у него не вышло бы, не сумел бы он растормошить убитого горем мужа и отца. Но братьям это удалось. Когда он не отреагировал на слова ребят, они не сговариваясь прильнули к его могучей груди и разрыдались в голос, при этом не переставая его звать. Тормошили – и снова льнули к нему. И наконец лед, сковавший сердце, дрогнул и начал таять, а на щеках, темных от загара и беспрестанной работы в кузне, появились две дорожки слез.

– Чего это вы здесь?

– Дак мы уж все приготовили, а тебя нету! А как мы без тебя-то?! – в один голос запричитали мальчишки.

Прав был Виктор. Богдан сейчас на перевале: он стоит перед выбором, двигаться вниз или остановиться. Он замер в некоем подобии равновесия, решая, как именно поступить. Но прав Волков был и в том, что никому не под силу сдвинуть кузнеца с места, разве что вот этим пацанам. Они искренне полюбили этого человека, ставшего замкнутым, злым и порой резким.

Пройдя в дом, Богдан попросил крынку молока, в один присест выдул почти литр и аккуратно поставил на стол пустую посуду. С озорной улыбкой поблагодарил Беляну, вогнав взрослую женщину в краску, после чего бодрой походкой направился в мастерскую. Дел невпроворот, так что до обеда не ждите работника. Провожая взглядом Богдана, все с нескрываемым облегчением вздохнули, а Виктор на радостях залпом осушил кружку вина. Слава богу. Вроде налаживается.

– У-у, аспид! – с шутливым гневом потрепала холку бывшему скомороху подошедшая бабка Любава. Как видно, она одобряла поведение хозяина подворья в отношении страдальца.

Вот когда с кузнецом все уладилось, Виктор и решил, что пришла пора заняться чем-нибудь новым. Сейчас в мастерской делались гранаты, но в очень ограниченном количестве. Все же большого расхода как такового не было, да и порох лишний появился, лишь когда отряд вернулся из похода. Опять же запасы чугуна исчерпаны, нужно пополнить. Вот и решил Волков заняться другой задумкой. Чтобы начать изыскания, материала хватает, а там и подвезти можно. Случись драться – так неплохо бы иметь свою артиллерию, чтобы, к примеру, накрыть лагерь врага, вставшего биваком, или бить его на дальних подступах. А откуда ее взять? Но главное, у него ведь и людей нет в достатке, чтобы обслуживать пушки. Но соблазн иметь большую дубинку слишком велик, чтобы вот так отказаться от своей задумки. К тому же решение для этой проблемы тоже имелось.

Минометы! Кто сказал, что это оружие нельзя изготовить в короткое время? Как всегда, нужна идея, а уж способ ее осуществить можно и придумать. Ну да, каждая мина – это изделие, по конструкции ничуть не проще той же гранаты, а то и сложнее. На ее изготовление придется затратить и время, и средства, и силы, а расходоваться боезапас будет очень быстро. Но ведь производство и наладить можно. То же литье можно заказать в Рудном. Там же, кстати, можно изготавливать и корпуса для гранат, уж больно малы объемы у Богдана. Казалось бы, как только порох появился – клепай и клепай изделия, да не тут-то было. Выделять тот порох на гранаты жаба не позволяла, так что он оставался нетронутым и применяться должен был только для стрелкового оружия. Вот и выходит, что корпуса можно смело заказывать на металлургической мануфактуре, ничего-то в них секретного нет, а вот запалы… Запалы он разбазаривать не собирался. Самому пригодятся.

Идея была проста. Калибр эдак миллиметров восемьдесят – девяносто, чугунный литой корпус с оперением. Вышибной и разрывной заряд, черный порох, понятное дело. Запалил фитиль секунды на четыре, опустил мину в ствол, тот прогорел – и воспламенил заряд. В хвостовой части – железная трубка, набитая молотым порохом в качестве замедлителя, рассчитанная секунд на десять. Трубка входит в корпус мины и внутри утяжелена свинцовым конусом. При выстреле порох в замедлителе воспламеняется и горит, пока мина летит, а как только она входит в соприкосновение с препятствием, свинец, продолжая двигаться, втягивает за собой трубку и происходит воспламенение основного заряда. Простенько и со вкусом.

Ствол миномета можно сделать из обычного вязкого железа, что и ружейные стволы. Виктор читал, что в Первую мировую немцы вообще изготавливали минометы из фанеры, снаружи оплетенной проволокой, и их хватало чуть ли не на сотню выстрелов. Опытные образцы можно изготовить и здесь, а вот само изделие – все же лучше в Рудном.

Но как ни заманчиво выглядела идея, от ее осуществления он пока вынужден был отказаться. Нет, он не счел ее неперспективной, все гораздо проще. Виктор уже начал работать над чертежами, прикидывая, что и как будет сделано. Например, ствол опытного миномета он решил изготовить из дерева. Фанеры у него не было, а вот с лесом проблем не наблюдалось, вполне подходила и сосна, просто ее нужно будет оплести проволокой. Ну и следить за состоянием надобно, чтобы сменить, когда потребуется. Тут главное – разработать саму мину. Скажете – ничего сложного? Может, и так, но отчего-то Виктору казалось, что со стабилизаторами будет все не так просто: малейшая неточность – и снаряд может полететь по самой замысловатой траектории. Нужно рассчитать заряд. Но тут он был вынужден признать, что в плане теории ему самому с этим не справиться, если только методом проб и ошибок.

Это случилось в один из погожих дней. Парни как раз ушли в лес, двое бывших браконьеров преподавали им лесную науку. Не сказать что это было первое занятие, они преподносили охотничьи премудрости и раньше, но, что называется, совершенству нет предела. Да и мясо на столе совсем не помешает, так что пусть поохотятся. Виктор и сам был не прочь поприсутствовать, однако, как говорится, каждому свое.

Обычно он не светился на подворье, а с утра уходил прямиком в мастерскую, воспользовавшись черным ходом, ведущим на задний двор. Но в этот раз у него появился вопрос к Богдану, а тот как раз пошел в кузню при воротах. На постоялый двор завернули стрельцы, направляющиеся в Обережную, из сменных сотен. Крепость не имела постоянного гарнизона, так что раз в полгода отряд из пяти сотен проходил мимо постоялого двора, сначала в одном направлении, а затем обратно. На подворье они никогда не заворачивали, если только заедут командиры, чтобы поесть. Но тут у них случилась незадача, повредилась одна из телег, – и десяток стрельцов завернул в кузню, чтобы починить поломку. Мальчишкам самим было никак не управиться, вот Орехин и пошел заняться этим вопросом лично.

Однако когда Виктор подошел к кузнецу, то и думать забыл, зачем тот ему был нужен. В руках у одного из стрельцов он увидел странную пищаль. Все вроде как обычно: и приклад, и кремневый замок… стоп, не кремневый – фитильный, ну да неважно. Удивительным был короткий ствол, который очень походил на миниатюрную мортирку, предназначавшуюся для забрасывания разрывных зарядов за стены осаждаемых крепостей.

– А что это у тебя, братец? – обратился он к молодому стрельцу, в руках которого и была эта странная пищаль. Впрочем, Виктор уже догадался о ее предназначении.

– Это? Ручная бомбарда, – с нескрываемой гордостью заявил парень. – Гранату мечет на двести шагов.

– Ага, и прямиком в цель, – не выдержав, засмеялся один из стрельцов. Веселье тут же поддержали и остальные – как видно, точность у оружия была аховой.

– А вот и в цель. Если такая граната в строй угодит, столько бед наделает, что мама не горюй, – вскинулся парень.

– Это точно. Если попадет. А еще если тебе при этом плечо не оторвет.

– А что, так трудно попасть? – поинтересовался Виктор. У него уже появилась идея, как вооружить артиллерией парней, при этом сохранив мобильность и не выделяя в минометный расчет отдельных людей.

– Почитай, что и не попадешь, только при сильной удаче. А в плечо садит так, что кажется, будто руку оторвало, – отсмеявшись, ответил стрелец. – Да и не прицелишься из нее. Если часто пользовать, то приноровиться, конечно, можно, однако дорого такая учеба встанет. Из стариков никто за эту дуру не берется, а вот молодым хоть кол на голове теши – пока сами шишки не набьют, не поймут.

А что тут скажешь. Виктор помнил, как впервые стрелял из подствольного гранатомета. И ведь никто из сослуживцев не подсказал, гады такие! Он тогда думал, что неделю стрелять не сможет, так саднило плечо. А уж когда он получил науку, как нельзя пользоваться таким оружием, ему объяснили, что приклад нужно зажимать под мышкой. Попробовал. Получилось, и ничего страшного не произошло, хотя плечо еще болело от первого выстрела.

Отец Небесный, ведь все просто, а он ломает голову, как сделать миномет! Нет, на будущее оно, может, и сгодится, но сейчас нужно совсем другое, нечто легкое и мобильное. О том, чтобы сделать подствольный гранатомет, не было и речи, но ведь он и не нужен, потому как уже имеется. Обычный мушкет, подойдет и карабин, что сейчас у его отряда на вооружении. И граната уже есть – точнее, сгодится корпус его «лимонки», нужно только помудрить с хвостовиком и запалом.

Воодушевленный новой идеей, он тут же умчался в свою комнату и начал вычерчивать то, что пришло в голову, а получиться должно было куда проще, чем с минометом. Он решил сделать надкалиберную гранату, которая надевается на ствол и выстреливается холостым зарядом. Готовый гранатомет – и мудрить особо не надо, и скорострельность очень высокая. Всего и надо-то – высыпать в ствол порох из патрона, надеть сверху гранату, взвести курок, благо на полку подсыпать ничего не надо, прицелиться и выстрелить. Даже пыжевать заряд не нужно, оружие и без того будет под углом, так что весь порох окажется внизу и не высыплется. От хвостовика можно вообще отказаться.

Он вспомнил, как еще в школьные годы, когда им было всего-то лет по десять-одиннадцать, у них появилась забава. Берутся два болта и одна гайка. Сначала на первый болт накручивается гайка, но не полностью, а так, чтобы только прихватить, затем вовнутрь гайки счищаются головки спичек, обычно четыре-пять, потом сверху накручивается второй болт – и заряд серы оказывается зажатым внутри гайки. После этого находишь твердую поверхность, асфальтовую или бетонную дорожку, и подбрасываешь эту конструкцию вверх. При ударе о землю происходит подрыв накрошенной серы. Тут главное, чтобы об асфальт ударилась головка болта, иначе ничего не получится. А добивались они этого просто: привязав к одному из концов стабилизатор из лоскутка ткани.

Корпус гранаты уже имеется, ее литье отработано, форма практически каплевидная, так что подойдет. На стабилизаторы можно пустить какое-нибудь старье. Остается только доработать трубку, что будет насаживаться на ствол, а запал – такой же, как на мине.

– А как же этот твой миномет? – задумчиво почесал бороду Богдан, когда Виктор озвучил ему идею.

– Сейчас не ко времени. Такой будет куда сподручнее.

– Это что-то вроде бомбарды ручной получится?

– Ну да.

– Дак стрельцы сказывали, что не попасть из нее в ворога!

– Это как стрелять. Коли просто по стволу целиться, не глядя в прицел, то и из мушкета не попадешь, только если в упор бить.

– А как тут-то целиться? Ить прицела нет.

– Сделаем. Потратим несколько гранат, нужно – так и десяток, и больше, но сделаем. Будет он крепиться вот так, сбоку. Можно будет сделать специальные выемки, чтобы он съемным получился. Нужен – быстренько навинтили. Нет – будет лежать в гранатной сумке. Тут главное – гранату сделать, чтобы она от удара взрывалась. А ее мы сделаем так же, как на мине собирались.

– Ага. Выходит, делаем трубку, навинчиваем вместо запала, а внутри – еще одна трубка, подвижная, стало быть. Она будет входить в ствол, и как только стрельнешь, то запальник поджигается и, пока граната летит, горит себе, как ему и положено, а как ударился о землю, то втянется внутрь и подожжет порох. А лоскут этот – вместо оперения, как на стреле, получится.

– Ну вот видишь, как все просто.

– Что-то уж совсем просто, – с видимым сомнением высказался кузнец.

– Все получится, тут и к гадалке не ходи.

– Ну-ну. Давай попробуем.

Вообще-то самоуверенность – это грех. Интересно, является ли грехом глупость? Хорошо хоть Виктор имел дурную привычку раз в неделю не доверять самому себе. Иначе неизвестно, чем все это могло закончиться. Впрочем, почему неизвестно? Нетрудно догадаться, что будет с теми, кто оказался в эпицентре взрыва, – труп, причем изрядно нашпигованный чугунными осколками.

Трубку и запал они изготовили за один день, ничего особенно сложного. А так как к вечеру все уже было готово, причем в тройном экземпляре, то пошли испытывать изделие. Для этого Волков вооружился старым мушкетом, одним из трофеев. Использовать для испытаний хорошее оружие ну никак не хотелось, мало ли – разорвет ствол или еще какая напасть. А старье не жалко, пусть его. Вот только беду он ждал не с той стороны.

Вкопали в землю кол, прикрепили к нему мушкет, насадили гранату. Виктор воспользовался уже отработанным приемом, а именно – привязал к спусковому крючку длинную бечевку, после чего они с Богданом и ребятами, не пожелавшими оставаться в стороне от испытаний, спрятались в овраге, одни головы торчали из-за края. А как же – любопытно ведь! Мысленно помолившись, «изобретатель» дернул за веревочку. Замок сработал как надо, подпалив затравку, а вот потом… Казалось, взрыв произошел в тот момент, когда граната еще была на стволе. Похоже, оружие безнадежно испорчено. Да что там оружие! Они с такой силой вжались в землю, словно обнимали мамку родную. А что прикажете делать, если осколки свистят прямо над головой? Можно было и подлиннее выбрать веревочку, но ведь особых опасений не было. Виктор был полностью уверен, что все срастется, непременно срастется, и никак иначе. А вот не срослось.

– Что это было? – ошалело поинтересовался Богдан и сплюнул лезущие в рот травинки, налипшие на бороду и усы.

– Все целы? Ребята?

– Ага, целы, дядька Добролюб.

– А чего это она? – разочарованно произнес Мишка. Ни капли страха, словно и не он только что к земле припадал, – одно лишь разочарование в голосе. А как же! Они ведь тоже участвовали, помогали, а тут такое непотребство.

– Сейчас будем разбираться.

С этими словами Виктор выбрался из оврага и потрусил к мушкету. Остальные последовали за ним. Судя по всему, граната взорвалась не на стволе, но все же немного с него соскользнула. Оружие было в порядке, если не считать пары-тройки царапин на ложе и прикладе. Может, неудача – просто случайность, но даже если и так, то нужно разбираться, как же это могло оказаться возможным. Ведь одна такая «случайность» – и весь десяток может положить, к чертям собачьим! Виктор долго стоял над мушкетом, вертел в руках вторую гранату, всматривался в прихваченные листки с чертежами, а вернее, схемой. Но на ум ничего не шло.

Так. Стоп. Эдак ничего не поймешь. Единичный случай – он и есть единичный, а нужна статистика. А что такое статистика? Это вывод, основанный на многократном повторении. Значит, заряжай. Дурное дело – нехитрое. Зарядили, отбежали. Бабахнули. Правда, теперь Виктор никому не позволил наблюдать за процессом стрельбы, доверив эту ответственную роль себе одному. Опять взрыв. Опять осколки. Опять неудача. Причем на этот раз посерьезнее, чем в прошлый. Одним из осколков повредило замок, ну и дереву досталось побольше.

– Да-а, этот мушкет уж не зарядить. Нужно чинить. Отложим на завтра. К обеду худо-бедно наладим, – предложил Богдан.

У ребят глазки сразу загорелись. С оружием возиться им было интересно. И не столько стрелять нравилось, хотя и это тоже, сколько именно возиться. Переделка кресал на пистолях и карабинах, изготовление запалов к гранатам – уже полностью их епархия. Правда, в последнее время было уже не так любопытно, ведь приходилось делать одну и ту же работу, а хотелось нового. Глядя на них, Виктор подумывал, что надо бы все свои знания начинать потихоньку передавать, глядишь – и польза Брячиславии выйдет. А то ведь от его казаков-разбойников польза только ему, потому как дышать легче.

– Мушкет – не проблема. Их-то как раз много. Главное – понять, что не так. Смотрю и ничего не вижу. Первак!

– Да, дядька Добролюб.

– Давай домой, там в оружейной возьми мушкет из правой пирамиды – и мигом обратно.

– Дак там же заперто.

– Держи ключ, только мигом. Дотемна нам нужно обернуться.

– Опять будешь стрелять? – спросил Богдан, глядя в спину убегающему пареньку.

– Буду, – упрямо заявил Виктор. – Если ничего не выйдет – буду и завтра, и послезавтра, пока не пойму, в чем причина.

– Вот и я о том. Может, сначала разберемся, что не так? Вначале, допустим, просто чугунной чушкой стрельнем, поглядим: а может, она и не полетит, может, заряда не хватит. Ведь пуля – она куда легче.

– Это пустое, Богдан. Полетит, никуда не денется. Как далеко, не знаю, но полетит. Тут другая оказия, и нужно решать с запалом. Что-то мы упускаем, не видим. Должно оно так работать, вот должно – и все тут. Ну вот случился выстрел. Дым, – о газах Богдану говорить бесполезно, поди потом объясни, что такое «газ», – давит на донышко и выталкивает гранату, пламя от сгоревшего пороха поджигает порох в трубке, попасть в основную камеру он не может, поскольку трубка плотно входит в отверстие, а донышко это вкручивается в корпус. Но как-то огонь все же туда попадает. Как?

– Дядька Добролюб, а можа, дым заталкивает трубку в гранату? – высказал предположение самый младший, Мишка.

– Чудак. Как он ее затолкает? Граната получает ускорение, тяжелый свинец давит вниз и прижимает трубку. Когда вы дурачитесь, раскручивая ведро с водой, – она не выливается, даже когда ведро кверху дном. Тут то же самое. Только когда граната ударяется вот так, благодаря вот этому лоскутку, свинец втягивает горящую трубку вовнутрь и она поджигает порох внутри.

– А можа, дым толкает сильнее, – не сдавался парнишка. – Эвон куда пулю бросает! Так силища там какая, не чета нашим рукам.

Хм. А что, может, поговорка про уста младенца как раз сейчас и актуальна. Это этот-то крестьянин, понятия не имеющий о физике и механике, будет указывать Виктору? А в чем он неправ, собственно? Ну да, объяснение у него так себе, на уровне дошкольника двадцать первого века, но ведь суть от этого не меняется, рассчитать-то ты ничего не можешь, так почему же он неправ?

Вернулся Первак. Приладили и снарядили следующий мушкет. Только на этот раз Виктор насадил лишь запал с хвостовой частью, которые, по сути, представляли собой единое целое, а саму гранату убрал в сторону. Отошли, выстрелили. Виктор скривился, словно съел лимон. А чему радоваться? Даже искать не надо, куда унесло конструкцию. Вон летит хвостовая часть, полоща куском ткани, а вон, по другой траектории, более пологой, мелькнул росчерк, похожий на трассер. Как говорится, вылетели вместе, а потом каждый отправился своей дорогой. Так что прав оказался мальчонка, а вот он ошибался.

Другая причина для огорчения – явный провал с простой, как молоток, и соответственно дешевой конструкцией. Придется думать над чем-то более сложным. Можно приделать фитиль сбоку, с таким же утяжелителем, втягивающим его вовнутрь. Но тогда нужен дополнительный девайс в виде фитиля, при помощи которого можно поджигать запальную трубку, и только потом стрелять. Можно использовать неподвижную трубку также и в хвостовике, как и сейчас, однако такая граната не будет взрываться при ударе, а хотелось бы именно этого, дабы лишить противника возможности спрятаться.

А может, установить внутри пружинку? Она будет прижимать свинец к донышку, а еще сделать его тяжелее. Его вес плюс действие пружины, возможно, смогут компенсировать давление газов. Может, и так, а может, и нет. Кто все это рассчитает? Идти уже знакомым путем проб и ошибок? Долго, муторно и дорого. А вдруг это по-прежнему не решит проблему? Бог с ними, с деньгами, а вот времени жалко. Значит, нужен иной подход. Какой?

«Такую личную неприязнь я испытываю к потерпевшему, что кушать не могу!» Вот как в той знаменитой комедии «Мимино», Виктор чувствовал личную неприязнь к возникшей проблеме. Очень хотелось ее решить, настолько, что он отказался от ужина, всю ночь проворочался в постели без сна и наутро не стал завтракать. Но, как выяснилось к концу дня, не зря.

– Слушай, Богдан, а ведь я дурак.

– Ой ли, – ухмыльнулся в бороду кузнец и отпил квасу. Ни к пиву, ни тем более к вину после того случая в трактире он больше не прикасался.

– Точно тебе говорю.

– Ну если ты так уверен…

– А ты не смейся. Вот смотри, я-то думал над тем, как решить задачу простым путем, а нет простого. Вернее, есть, но либо немного не то, либо использовать слегка неудобно. А вот так, как хочу я, не сделаешь.

– Стало быть, нужно непростым путем.

– Что, думаешь, я сдался и не знаю, как быть? По глазам вижу, что думаешь.

– Добролюб, тут ить знатным оружейникам думу думать нужно, но никто из них до того не додумался. Потому как если бы додумался, то такое уж пользовали бы другие. А нет такого. Знать, не с твоим умом этот вопрос решать.

– Ох, Богдан, договоришься, обижусь.

– Да с чего бы это? Ну не все нам подвластно, что же так-то сразу!

– А как же наши гранаты? Ну чего там сложного? Колесико, кусок кремня – и пожалуйста: граната и никаких фитилей. И ведь никто не додумался, а я, скоморох, удумал.

– Это да. Это я не подумал. Извиняюсь. Ха, а вот и решение! Не нужно фитиля. Дернул за кольцо – и стреляй, только этот замедлитель нужно сделать подлиннее, а то рванет раньше времени.

– Ну долетит граната до земли, но ведь не взорвется, пока фитиль не прогорит, а ворог и отбежать может успеть.

– Да не получится так, как ты хочешь. Вот хоть режь меня.

– Откуда?

– Что – откуда?

– Откуда, говорю, резать начинать?

– Нешто придумал?

– Ага, – возбужденно проговорил Виктор, доставая из внутреннего кармана кафтана листы. – Вот смотри. То же самое колесико, что мы используем и сейчас, тот же кремень, та же бечевка, только вместо кольца – опять-таки свинец. Запальной трубки нет, есть другая трубка, она внутри корпуса, и по ней будет свободно двигаться грузик, а искра от кремня бьет прямо по основному заряду. Вот тут делаем дырочку, такая же и в свинце, куда вставляем проволочку, это чтобы не растрясло и он постепенно не опустился сам собой без искры, потому что тогда – как хочешь бей, а толку не будет. Насаживаем гранату на ствол, отгибаем и выдергиваем проволочку, стреляем. Дно сплошное, гранату просто выбрасывает. Свинец уже без проволочки, но его прижимает книзу. Граната в полете переворачивается и летит уже другим концом, но свинец вниз не идет, потому как кремень и колесико, сильно друг к дружке прижатые, не дают. Граната бьется об землю, тогда свинец по пустой трубке летит вниз и тянет веревочку, раскручивая колесико, а оно высекает искру. Взрыв. И никто не успел разбежаться.

– Все-то у тебя мудрено, – недоверчиво пробубнил кузнец, беря листы и вглядываясь в чертежи, которые худо-бедно научился читать. С таким поведешься, еще и не того наберешься. – Вроде должно получиться. А там как знать.

– На тебя не угодишь, Богдан. То слишком просто, то слишком мудрено.

– А ты серединку выбери.

– Дак вот она, серединка. Можно и сложнее придумать, да только ведь придумать мало – нужно еще и сделать суметь, причем не одну-две, а много, очень много. Коли война начнется, расход будет очень большой. Мы-то пока разбоем забавлялись, гранаты лишь на учебе использовали… Погоди, вот придут гульды – и начнется.

– Думаешь, придут?

– А куда они денутся? Не в этом году, так в следующем. Вот только бы нам успеть приготовиться.

– Как же, успеешь тут. Эвон, уже два запала нужно мастерить. А может, не нужно два. Если все получится, то будем делать только этот. За хвостовую трубку можно будет браться, как за ручку, и бросать, лоскут перевернет гранату, а при ударе все сработает так же.

– Ага, умный, как я погляжу. Такое только в чистом поле возможно, а случается, гранатку и за угол нужно закатить или, скажем, в комнату. И как она тогда взорвется? Так что придется делать два вида.

– А ведь твоя правда, – сокрушенно вздохнул кузнец.

Видно, никак ему не хотелось мастерить два разных запала, было у него желание использовать один, универсальный. Неплохо бы, да только не судьба. Без капсюлей такого не сделаешь, да и с капсюлем тоже, слишком разные задачи.

– Ну так, значит, так. Завтречка с утреца и начнем твою придумку делать, а к вечеру, думаю, уж испытаем. Я и мушкет старый наладил, нечего все оружие портить.

На этот раз испытания прошли на ура, с первого раза все срослось, как надо. Конечно, жалко было портить боевые гранаты, но важен результат, а он-то как раз имелся. Теперь дело оставалось за малым: разработать прицел (что-то наподобие того, что был на подствольном гранатомете в известном Виктору мире) и путем многократных повторений вычислить на нем градуировку. Ну не совсем «за малым», но ведь путь теперь известен, а дальше предстоит упорный труд, да и время потребуется.

– Ну здравствуй, Вепрь.

Едва услышав это, Виктор ощерился, словно волк, загнанный в угол, и быстрым взглядом осмотрел двор. В настоящий момент не меньше десятка людей взяли на прицел именно его. Да тут не меньше полусотни! Сейчас разбегаются по подворью, за воротами видны еще всадники: судя по всему, они взяли постоялый двор в кольцо. Сопротивляться, конечно, можно, да только итог один – порвут, как Тузик грелку. Да, многие из них полягут, вот только проку от этого никакого. Для него – никакого. Ну да, продаст он задорого свою жизнь, а как быть с Богданом, Беляной, пацанами, Гораздом, остальными ватажниками?..

Впрочем, а какие есть доказательства вины остальных? То, что они проживают на одном с ним подворье, еще ни о чем не свидетельствует. Можно договориться. Он отдает себя в руки стоящего перед ним, а тот в свою очередь не трогает никого другого, удовлетворившись главарем, уж его-то рожу ни с чьей не перепутаешь.

Удивительно, что он вот так легко решил себя сдать? Да нет тут ничего удивительного. Непосредственных виновников той резни он нашел и покарал, ненависть к гульдам в целом никуда не делась, но стала не такой болезненной и всеобъемлющей, терпеть можно, так что главное он сделал, теперь и на покой не грех отправиться. А вот если из-за него пострадают другие, те, которые опять проникли к нему в душу и стали дороги, тогда не будет ему покоя и на том свете, он просто чувствовал это.

Взгляд Добролюба изменился, решимость загнанного зверя сменилась усталостью. Руки все еще на рукоятях кольтов, которые он носил на манер героев вестернов, – очень удобно, правда, лишь в погожие дни. Имелись и иные кобуры, те предохраняли от дождя. За состоянием пороха все равно приходилось следить постоянно, ему, чтобы отсыреть, совсем не обязательно попадать в воду. Что поделать, до унитарных патронов тут еще ой как далеко.

– Если дашь слово никого более не трогать, отдамся без боя. – Взгляд-то изменился, а вот решимости в голосе ничуть не меньше.

– Зачем мне это? Ты и так никуда не денешься.

– Это верно. Да только прихвачу с собой и тебя, и еще кого из твоих людишек, а там и мои парни отмалчиваться не станут. Половина твоих поляжет, никак не меньше. Я из прошлого раза выводы сделал, и у меня все оружные, даже бабы. Не улыбайся, я пустых слов бросать не привык, не всякий ветеран сможет тягаться с ними.

Взгляд человека, стоящего перед Добролюбом, опускается на пистоли. И когда только успел? Курки уж взведены, остается только направить на цель и нажать на спуск. Да, Вепря держат под прицелом, но отчего-то сомнений нет, что его слова – не пустая угроза.

– А еще у тебя всяких хитростей в достатке.

– И это есть. – Легкий кивок, почти одним подбородком.

– А отчего думаешь, что слово свое сдержу?

– Оттого, воевода, что слово боярина Смолина для тебя дорогого стоит. Опять же долг платежом красен, а ты, кроме добра, ничего от меня не видел. По-разному выходило, когда я сам себя хранил, когда злобой исходил, как змей ядом, да только все тебе было на пользу, настолько, что животом ты мне обязан, да не единожды. Не надо на меня так глядеть, я тебе сейчас не должок припоминаю, а просто говорю, почему ты слова своего не нарушишь. Сам не сможешь, иначе себя в своих же глазах потеряешь, потому как ты пока не правитель, а простой воин. Когда сядешь на вотчину, многое поменяется, жизнь заставит. Ответ за других держать – не такое простое занятие, и воинский подход может во вред оказаться, а сейчас ты живешь по-иному.

Градимир только и смог ухмыльнуться уголком губ. А что тут говорить, правда в словах скомороха: коли даст воевода слово, то нарушить уж не сможет. Все верно, сейчас поговорка: «Ради честного словца не пожалеет и отца» подходила к нему, как сшитый по мерке кафтан. Честь воинская на первом месте. Хотя он уже начинает меняться, потому как жизнью битый, понимает, что с такими понятиями жить не получится, но пока есть отец, имеется и у него возможность обретаться так, как хочется, а не как потребно. Бог даст, еще поживет подобным образом, да не один год.

– Слово боярина Смолина. Коли отдашь себя в руки, никто твоих домашних за грехи твои не тронет. Пока я жив, так и будет.

– А что же ватажники?

– Им тоже вреда не будет, коли проявят покорность.

– Горазд!

– Да, Добролюб, – послышалось от дома, где у окон разместились все ватажники и обитатели подворья с оружием наперевес, контролируя все подходы. То, что боевые холопы боярина рассыпались по всему подворью, включая и задний двор, мало им помогло бы, здесь потери были бы просто опустошительными. Иное дело, что конец был бы один.

– Я предаю себя в руки боярича. Сопротивления не оказывайте, вас никто не тронет.

– Добролюб!.. – И этот туда же, Аника-воин.

– Богдан, не дури! – резко оборвал кузнеца Виктор. – Мало мне твоей семьи, хочешь, чтобы и твоя жизнь, и жизни остальных повисли на мне? Дайте уйти с миром в сердце, одних-то покарал, а тут не судьба. Не приказываю я, прошу: сделайте, как сказываю, и никто не пострадает. Уберите оружие, слово боярское дорогого стоит: никто вас не тронет, а моя песня спета.

Виктор спустил курки и, медленно достав кольты, протянул их рукоятями Градимиру. Тот, внимательно глядя ему в глаза, принял пистоли. После этого в пыль полетели пояс со справой, ножи из всех тайников. Все существо восставало против этих действий и требовало драться, но Волков сумел подавить это желание и всячески выказывал полную покорность судьбе. Откуда-то из самого дальнего уголка души выполз страх и сдавил сердце холодной удавкой. Надо же, а он, оказывается, не разучился бояться. Все это время страх был в нем, просто железная воля загнала его так далеко, что он просто позабыл о его существовании. Секунду Волков не мог понять, отчего тот проснулся, но тут же пришло и понимание. Здесь не казнили просто так. К татям, а уж тем более к таким вот, как он, перед лишением живота неизменно применялись пытки. Никто не даст ему просто так умереть, и именно эта мысль, еще не осознанная, не оформившаяся, только слабый намек, и разбудила тот страх. Понимание же пришло только сейчас. Ну да, потерявши голову, о волосах не плачут. Выбор сделан, теперь как Отец Небесный назначит. Может, перед смертью и припомнят ему его заслуги.

– Пошли в дом, Добролюб, – взвешивая в руках кольты, проговорил Градимир и, сделав знак людям оставаться на своих местах, без страха обошел Виктора и направился к крыльцу.

А это что еще за «здравствуй жопа новый год»?! Ладно, там видно будет, на дыбу всегда успеется. Виктор, прямой, словно кол проглотил, направился вслед за бояричем. Решил поиграть? «А вот хрен тебе, не стану тебя ни о чем просить!» – подумал он.

– Пиво-то есть? – как ни в чем не бывало устроившись за столом в обеденном зале, поинтересовался Градимир. Спокойно так поинтересовался, словно и не держат его на прицеле нескольких стволов.

– Оружие уберите, – устало бросил Виктор, махнув рукой, а затем нашел взглядом Беляну. Час ранний, а потому служившие здесь девки из Приютного еще не пришли, да и не к чему, постояльцев сегодня нет, к тому же воскресенье, нужно в церковь сходить. – Пива принеси да пару кружек. Как, боярич, позволишь пивка выпить, пока в железо не взяли?

– Да какое железо? – с нескрываемой угрозой проговорил Зван. Хм. А этот-то чего? Вроде только страх и держит подле Добролюба. – Он сам сейчас у нас в руках, так что его холопы все сделают, что ни прикажем.

– Охолонись, Зван, – резко бросил Виктор. – Не все так просто. Коли он вошел сюда, стало быть, знает, что делает. Ничего для нас не поменялось, там, на дворе, он тоже был в моей власти. И, он это знал, и холопы его, но никого это не остановило.

– Верно мыслишь, Добролюб. Ну чего стоишь-то – садись, выпьем да за жизнь поговорим, – кивнув на принесенный напиток и кружки, произнес Градимир. А чего же не выпить. Это завсегда можно, а уж коли последняя… – Гадаешь, что происходит?

– Да вот силюсь понять, но ничего не выходит.

– А ведь просто все. Нешто ты думаешь, что службу твою верную кто позабыл или не помним о том, что две ватаги татей ты со своими людишками извел? Оно, конечно, и пограбить успел, да только что в Гульдии творится, нас мало касается, а то даже и на пользу Брячиславии. Вот и выходит, что вреда от тебя для княжества нет, а одна сплошная польза. Но это только пока. Еще чуть, шагнешь за грань – и там уж один сплошной вред. Сегодня к великому князю прибыл посол гульдский, все по твою душу, требует, чтобы князь пресек действия разбойника по прозвищу Вепрь.

– А что же князь?

– А что князь? Мол, слыхом не слыхивали и знать не знаем. Завелась у вас там разбойная ватага – так разбирайтесь, не можете – мы завсегда готовы отправить в Гульдию для такого благого дела хоть полк, хоть три.

– Сомнительно, чтобы гульдов это устроило.

– Понятное дело – не устроило. Да только посол налегал на то, что разбойнички победокурят в Гульдии и убегают в Брячиславию.

– А отчего не во Фрязию?

– Ага, все же во Фрязию. Ладно. Так вот, Миролюбу сейчас война совсем ни к чему, да и нам тоже, уезд после прошлой еще не оклемался. Предавать тебя суду никто не намерен, но и позволить дальше бедокурить мы тоже не можем.

– Тогда что же не передадите гульдам?

– Ерунду не говори. Делать нам нечего, тебя гульдам отдавать. Да и не знает о тебе никто. Это батюшка, как только описание прочел, тут же в Вепре тебя признал, ну и мне дал почитать. Чего так смотришь? Не мог великий князь не разослать розыскные листы… Или хочешь, чтобы гульды из-за тебя войной пошли?

– Сомнительно это. К тому же они все равно пойдут.

– Пойдут, да только не завтра. Значит, так. Ты и твои людишки поступаете на службу, больно добрые бойцы из вас вышли, мне такие на границе не помешают.

– В боевые холопы сватаешь?

– Я разве что-то сказал про холопство? Насолили княжеству, теперь отслужите, не к себе на службу зову, а к великому князю в гарнизон Обережной. Чего так смотришь? Нет у тебя иного выхода. Знаю я, что все творимое в Гульдии твоих рук дело, даже то, что сами гульды тебе не приписывают. Потому как злости в тебе на них много и счет великий имеешь. До сей поры все было еще терпимо, но теперь, как я и сказывал, ты дошел до края и дальше ходу нет.

– Так чего мудрить? Нет дальше ходу, я и ходить не буду. Вот ни ногой к гульдам.

– Экой ты простой! Даже если ты на кресте поклянешься, что больше в Гульдию не сунешься, веры в том тебе нет. Остается следить за тобой, а сделать это на службе куда как сподручнее. И польза от тебя будет ощутимая. Опять же сегодня даже в Приютном уже не поймут, кто хозяин этого постоялого двора. Выходит, если тебя здесь не будет, то обитатели его в безопасности окажутся, а как свяжут тебя с Вепрем, налетит отряд да пожжет тут все. Повторения хочешь? Вижу, что нет. А коли так, то и выхода у тебя иного нету, кроме как идти служить ко мне в Обережную.

– А если я уйду на Длань?

– Я же сказываю – нет тебе веры. Может, ты сейчас и сам себе веришь, а завтра шлея попадет – и пошел гулять. А на службе не разгуляешься. Вот оно, подворье, и те, кого ты успел снова в сердце допустить, у нас под приглядом, так что от глупостей удержишься.

– Ну а если признают меня в крепости? Ить купеческий люд по переправе шастает.

– И что? Крепость – не подворье, отряду наемников не по зубам. А им предъявить нам нечего, потому как кем ты был до того, дело десятое, главное, что сегодня ты человек, на княжьей службе состоящий. Вот так-то.

– Значит, сейчас из-за меня целого посла прислали, а если они признают во мне Вепря, то предъявить нечего? Не вяжется.

– И чего тебе неймется! Пусть они хоть на пупе извернутся, никто тебя отдавать не собирается. Служилого княжьего человека отдать ворогу на растерзание… Ты сам-то слышишь, что говоришь?

– И когда я с той службой расквитаюсь?

– Служба – она пожизненная, нешто не ведаешь?

– Отчего же, ведаю. Да только я ведь хотел мануфактуру поставить, польза от этого княжеству немалая будет.

– Раньше нужно было думать, когда бедокурить в Гульдию полез. Да не журись ты. Коли дело стоящее, то Миролюб отпустит, он тех, кто полезным заниматься желает, только приветствует. Ты мне лучше вот что скажи, только по совести и без утайки. Новый барон Берзиньш – твоих рук дело?

– А если моих?

– Почто так-то жестоко? Ведь никого в живых не оставил.

– Люди барона пожгли тут все, и не только тут. Они тогда славно покуражились, за любое грязное дело брались.

– Полегчало?

– Не поверишь, воевода, полегчало.

– Все тебе простится и забудется, но только не это. Молва-то трезвонит, да что она только не приписывает Вепрю, даже плохие удои. Сам король и окружение его в это не верят, истинного виновника ищут, вот и ты молчи со своими людьми. Не было вас там, никто, кроме меня, ведать о том не должен.

Вот так и вышло, что Виктор и его люди оказались на службе у великого князя. Не сказать что это сильно его расстроило. Он уже понимал, что зарвался. Когда начинал, не подумал о том, что так вести себя может тот, кому нечего терять и у кого за спиной никого нет. Прожить полным одиночкой не получилось. Обернувшись в один момент, он увидел позади тех, за кого сам же на себя ответственность взвалил. И опять ему есть что терять, а этого он больше не хотел. Избежать вероятной опасности можно, только заручившись поддержкой сильных мира сего. Понимать-то понимал, но как это сделать, не знал. А оказывается, ларчик просто открывался. Поступил на службу к великому князю – и ты практически недосягаем. Правда, служить придется не за страх, а за совесть.

Парни, те да, поубивались малость, накрылась их вольница. Хотя где она, та воля? Они и сами не успели заметить, как превратились в наемников, подчиненных строгой дисциплине. Куда там княжьим стрельцам! Да и гоняли их не в пример больше. Впрочем, и бойцы из них вышли на голову выше, и снаряжены для боя они куда лучше. Не было им воли и в ватаге Струка, а лишь одна видимость, жили впроголодь, полностью зависели от настроя атамана и его ближников. Только и всего, что обитали в лесу не по княжьим законам. Но ведь по закону сильнейшего!

Неожиданно в путь засобиралась и бабка Любава. Вот уж удивила. Ведь и года не прошло с тех пор, как ее буквально вырвали из разъяренных лап односельчан, которые порывались убить проклятую ведьму. Кто знает, что там у них, а ну как все еще не перекипели? Ведь шутка ли, почитай, вся скотина издохла.

– И не проси, Добролюб, не останусь. Подле тебя все спокойней. На тебя глядючи, любой селянин обделается, а потом и вовсе позабудет, чего хотел. Так что я с тобой.

– А ну как воевода не позволит тебе остаться? Ведь теперь мы люди служивые.

– Это твоя печаль. Уговоришь. Опять же лекарка в крепости помехой не будет.

Градимир поначалу обрадовался тому, что знахарка возвращается, но только пока не узнал, что жить она будет в самой крепости. Одно дело – иметь ее под боком и совсем иное – внутри стен, где место только воинам гарнизона.

– Я тебя и людишек твоих на службу беру, а ты тянешь за собой старуху.

– Нужда в ней будет, воевода, ты это и так знаешь. Ведь небось сейчас лечите болезных в силу своего разумения и наверняка за то время, пока она у меня обретается, многих потеряли. Вижу, что прав я. Не будет она обузой.

– Ох и наглец ты, Добролюб. Ить я тебя с дыбы тащу, а ты еще и условия ставишь.

– Не ставлю я условий, просто предлагаю то, что лучше будет. Сколько она каши съест? А во сколько ты оценишь жизнь воина?

– Ладно, пусть едет.

Если Градимир думал, что этим все и закончится, то сильно ошибался. В пути Виктор продолжил обработку теперь уже своего прямого начальника. Например, встал вопрос о подчиненности. Кому будет подчиняться новый десяток? Они не стрельцы и к посадской коннице не относятся. Градимир, не вдаваясь в подробности, тут же определил, что они войдут в посадскую конницу. Понятное дело, Волкову это не блажило. Если уж выпала такая карта, то хотелось бы над собой иметь как можно меньше начальников.

– Неправильно ты мыслишь, воевода.

– Ну ты и наглец! Ты кто такой, чтобы условия ставить и сомневаться в моих решениях?

А вот допускать, чтобы гнев возобладал над разумом начальника, никак нельзя.

– Воевода, как скажешь, так и будет. Но пока ты решение не принял, я хочу тебя спросить. Правильно ли использовать как простую конницу тех, кто и саблей-то толком махать не умеет, и строя не знает? Тех, кого этому искусству еще учить и учить? И при этом не использовать навыков, которые у них развиты лучше, чем у многих других?

– И какими же такими талантами ты и твои люди владеете, что вас неправильно в общий строй ставить? Не больно ли высоко о себе мнишь?

– Воевода, дозволь спросить. Когда потребность возникает, ты кого в разведку посылаешь? Первых попавшихся? Или все же выискиваешь тех, кто охотой занимался, знает, как зверя отыскивать и как себя в лесу вести?

– Ты это к чему?

– А к тому, что не дело это – надеяться на случай, придет с очередной смены такой человек или нет. Правильнее иметь тех, кто будет тем делом постоянно заниматься.

– Уж не на себя ли намекаешь?

– Суди сам. Мы пробавлялись лихим делом в Гульдии, и они подняли чуть ли не всю армию, чтобы нас изловить. А получилось это у них? Нет. Здесь и в соседнем уезде сколько за ватагами гонялись? А мы обе шайки, почитай, за месяц извели. Скольких гульдов мы из засады взяли? Были и купцы, но ведь охранниками у них наемники, а они не уступают солдатам. Вспомни, что было в прошлый раз, гульды внезапно напали, мы о том ни сном ни духом. А если мы к ним наведаемся и все вызнаем? Ведь все мои людишки плохо ли хорошо, а речь вражью постигли.

– Так не на нашем участке граница с гульдами!

– А это их остановило? Кто главный ворог? Из Фрязии, случись тревога какая, купцы наши весть принесут. А как с Гульдией быть, куда путь нашим заказан?

– Стало быть, предлагаешь завести отдельный десяток из разведчиков?

– Предлагаю.

– А ну как бой случится? Как мне вас пользовать?

– Не в общем строю. Я не понимаю, как можно выставлять людей на убой и заставлять их в полный рост наступать на врага.

– Договорились. Теперь ты великие умы иноземные учить собираешься, кои превосходство своей тактики доказали настолько, что великий князь спешно их манеру боя перенимает. Сила войска – в залповой стрельбе, потому как прицельная дальность не очень велика, а при таком раскладе потери можно нанести куда большие.

– Ой ли, воевода?

– А то как же. Дальше ста шагов стрельба уж совсем непотребная получается, а если рой пуль летит, то и поразить проще, чем при одиночной стрельбе.

– Стало быть, главное – убить как можно больше врагов до рукопашной?

– Знамо дело.

– А что ты скажешь, если я тебе поведаю, что каждый мой человечек может попасть из карабина в ворога с расстояния в двести, а то и двести пятьдесят шагов? И это при том, что ствол карабина покороче будет, чем у пехотного мушкета. Вот и выходит, что если мы будем действовать не в строю, а, к примеру, из укрытий станем садить по наступающим, то еще до того, как они приблизятся для стрельбы, каждый из нас успеет положить пятерых или шестерых. Почитай, полусотня получается.

– Хвастать не устал? Гульды славятся своей стрельбой, но и те за это время не успеют сделать больше трех выстрелов.

– Я не хвастаю, а говорю о том, что мои люди умеют делать. Выводи своего самого лучшего стрелка и выбирай из моего десятка любого. Обозначь цель на двести шагов… а вон хоть те два дерева, вполне подходящие. Твой – в левое, мой – в правое.

– Правое-то чуть толще будет, – с сомнением проговорил Градимир. Было отчего сомневаться: дистанция для прицельного выстрела просто запредельная, залпом – да, возможно, какая дурная пуля (а то и не одна) попадет, а чтобы вот так…

– Хорошо. Моему – левое, твоему – правое, – легко согласился Виктор.

– Свистуха!

– Слушаю, боярич! – тут же явился на зов боевой холоп из молодых. Но Виктора ничуть не обманула его молодость, парня он помнил еще по осаде: он был в числе тех, кто всюду сопровождал Градимира, а плохого бойца Световид к сыну нипочем не приставил бы.

– Два клена видишь у дороги?

– Вижу.

– В правый попадешь?

– Отсюда?

– Откуда же еще.

– Попробую, но трудно это.

– Было бы легко, не звал бы тебя. Ну а ты, Добролюб, кого выставишь?

– Слово сказано. Сам выбирай.

– Ладно, пусть будет вон тот, что в носу ковыряется.

– Зван!

Ватажник тут же пришпорил коня и в мгновение ока оказался рядом со спорщиками, вперив в атамана понимающий взгляд. Мало того что на службу угодили, до сих пор это известие переварить не могут, а тут еще и этот вызов. Чего еще удумали-то?

– Два клена у дороги, левый – твой, считай, что в человека стреляешь, стало быть – в грудь.

– Заспорили, что ли, атаман?

– Разговорчики! Вольница кончилась. И про атамана забудь. «Господин десятник». Уразумел?

В глазах Градимира – одобрение. Понравились ему эти слова. Что ж, может, все еще и сладится так, как Виктор того хочет.

– Воевода, чтобы опять не спорить, пусть они за минуту сделают столько выстрелов, сколько успеют.

– Нешто твои еще и скорострельную стрельбу ведают?

– А сам увидишь. И потом сомнения-то ты высказывал.

– Добро.

Стрелки спешились и встали в трех шагах друг от друга, чтобы не мешать. Свистуха взял мушкет на изготовку, так чтобы быстро прицелиться, но пока не прикладывался и курок не взводил. Зван… Пижон! Повесил карабин на плечо и стоит с эдакой ленцой, катает языком сорванную травинку. Как только воевода подал сигнал, его холоп приложился к мушкету, взвел курок, прицелился и выстрелил, не забыв при этом зажмуриться и слегка отвернуть лицо. Зван быстро крутнул карабин, подцепив его за приклад, – много пота было слито, чтобы постичь это умение, да едва лишь увидели, как управляется с оружием атаман, так покоя не знали, пока не превзошли умение. Мгновение – и курок уж взведен. Вроде и с плеча сдергивал оружие, а выстрелил все равно чуть раньше, чем соперник. Всего-то на долю секунды, но только выстрел Свистухи наложился на его, а не наоборот. Понеслась.

– Шесть выстрелов против двух и одного заряжания, – подвел итог Виктор, сохраняя каменное выражение лица. Во-первых, его улыбка не отличалась благообразием. Во-вторых, у воеводы и без того настроение аховое, не стоит расстраивать его еще больше.

– Что это твой человечек использует при заряжании?

– Зван, покажи патрон.

– Мудрено. Не жалко бумагу изводить на такое? Ведь дорого!

– Не дороже жизни, воевода, – все так же серьезно ответил Виктор, надеясь про себя, что тот не станет разворачивать бумагу. Увидит пулю – опять вопросы начнутся, а оно ему не нужно. Лишний козырь, даже если это шестерка, помехой не будет. И без того все гранаты упакованы в поклажу, нечего на то другим смотреть.

– А как это твой человек обходился без подсыпки на полку?

– Дак так же, как и ты со своими пистолями.

– А ну-ка… Хм. Это что же, ты все карабины так приспособил? Не дороговато?

– Дак вопрос-то о жизни и смерти, чего уж мелочиться. А потом эту переделку я не иноземному мастеру в Брячиславле заказывал, мой кузнец и ладил, по образу и подобию. Мы и пистоли все переделали.

– Ладно получилось, и время экономится. Ну поехали дальше, поглядим, как с попаданиями. Ты мне вот что скажи. Когда я пистоли твои смотрел, они мне странными показались, вроде и похожи на мои, но отличаются.

– Это я мастеру Лукасу, что и твои пистоли ладил, подсказал, он и сделал. Так получается куда прочнее, не страшно и уронить, ничего не погнется.

– Я вот гляжу, у твоего карабина приклад отличается. – А на что он еще мог указать, коли из кобуры торчал только он?

– А как ему не отличаться! Те приклады и ложа в Звонграде переделывались, а мой – работа мастера Лукаса.

– А ну-ка… – Вот заладил!

Но делать нечего, достал, предъявил, чем вверг воеводу в ступор. А как иначе-то? Чай, тоже любитель доброго оружия. Ох, как бы не пожалел, что вот так просто указал выход из трудного положения этому Вепрю. Вон как глазки загорелись.

– И сколько же твое оружие стоит?

– Пистоли по сто семьдесят рублей, карабин – двести.

– Эка! Я сам жаден до доброго оружия, но у тебя аппетит повыше будет. Я еще тогда в лесу это приметил, да только и подумать не мог, что все так-то. Ладно, поглядим, что тут наши орлы настреляли.

Свистуха и впрямь оказался хорошим стрелком: хотя только одна пуля оцарапала ствол, это был отличный результат. Но когда поглядели на ствол, в который стрелял Зван, настроение воеводы сразу упало. Четыре из шести в стволе, две содрали кору – считай, все угодили в цель.

– Выходит, сам не зная, я выбрал лучшего твоего стрелка.

– Нет, воевода. Можешь выбрать другого. И скорострельность, и точность будут почти те же.

– И что, все могут так же, с плеча?

– Все.

– Может, ты и прав. Не дело таких стрелков в общем строю пользовать. Ладно, до крепости время есть, еще подумаю.

У Виктора был сослуживец, который любил поговаривать: «Мне бы только мизинчик всунуть, а там я и весь влезу». Не пустое бахвальство оказалось. После дембеля Волков как-то пересекся с парнем, случайно и ненадолго. Он как раз в Краснодар ездил с пассажиром. Случилась мелкая поломка, и нужно было купить запчасть. Остановился у солидного такого магазина, а на поверку оказалось, что владельцем его является тот самый сослуживец. Ну поздоровались, похлопали друг дружку по плечам, тот предложил вечерком пересечься, посидеть, да Виктору нужно было возвращаться. Поездка была в оба конца, просто пассажир крутился в огромном офисном здании по своим делам, а его временный водитель, пока суть да дело, решил устранить неисправность.

Так вот, он эту его поговорку никогда не забывал. Раз уж так все случилось и мизинчик угнездился (в том, что быть им разведчиками, нет сомнений), нужно давить дальше. Как говорится, проси много, получишь сколько нужно. Одним словом, пока они добрались до Обережной, Виктор сумел выторговать для десятка отдельное проживание.

Волков давил на то, что снаряжения у них при себе изрядно, да все дорогое, а ну как кто позарится? Опять же кто они – тати, принятые на службу, о том стрельцам и посадским станет известно совсем скоро. И как тут избежать поножовщины? Ведь те не удержатся, начнут тыкать в прошлое да спесь свою показывать, а народ в десятке горячий. Согласился воевода. Правда, избу они должны поставить за свой счет. Вот и ладушки. Как договориться с селянами, Виктор уже придумал. Никуда они не денутся, потянутся к бабке Любаве за помощью. Вот в качестве извинения пусть поначалу поставят избу просторную да печь выложат, а материал, так уж и быть, новый десятник закупит за свой счет.

– Горазд! Радость-то какая.

Беляна, всплеснув руками, тут же бросилась обнимать покрытого толстым слоем пыли сына. Тот попытался было отстранить ее, да куда там, вцепилась, как репей. А там и ребятки подоспели, с громким криком облепили старшего. Из-за угла дома степенно появился Богдан, оглаживая усы и бороду. Ему по возрасту и положению вроде как прыгать и бросаться с объятиями не полагается, но видно, что очень хочется, – глазки, устремленные на Виктора, блестят такой радостью, огнем и задором, словно родню близкую и любимую встречает. Может, так оно и есть.

В последнее время Богдан сильно изменился, стал более аккуратным, на лице появилось выражение, присущее человеку, живущему полной жизнью и всем довольному. Замкнутый и вечно хмурый мужчина словно преобразился, осунувшиеся плечи расправились, а слегка приволакивающая походка стала размеренной и степенной. Отпустило мужика, ну и слава богу. А вот Виктор все еще чувствовал, что его никак не отпускает: зубами уже не скрежещет, но вот прибить пару-тройку гульдов нипочем не откажется, даже, наоборот, с превеликим удовольствием это сделает.

– Ой, ребятки, проходите! Мы сейчас мигом. Только недавно караван отправили, но у нас на леднике пельмени. Мы тотчас! Пока умоетесь с дороги, они уж и поспеют. Ну чего улыбаетесь, охламоны?

А чего им не улыбаться? Они уж давно позабыть успели, что такое дом. То по лесам шастали, потом с Добролюбом по Гульдии метались, а как только чуть вспомнили об уюте домашнего очага, когда поселились на постоялом дворе, нарисовался Градимир со службой государевой. Больше месяца они провели в походах и разъездах, практически и не бывая в крепости, хотя там имелось у них отдельное жилье в виде большой избы и подворья. Воевода рассудил здраво: коли разведка, так и надлежит ей заниматься разведкой, а не за стенами отсиживаться, вот парни и шерстили округу из конца в конец.

Сходили в Гульдию, поразведали, что там да как. Опасно это было, правда. После последнего их рейда соседи все еще не успокоились, но, как говорится: назвался груздем – полезай в кузов. Из того, что удалось вызнать, сделали вывод: войны в этом году можно не ждать. Кто знает, может, и их стараниями. Впрочем, много чести. Не готовы враги, вот и вся недолга.

По возвращении им даже не дали и пару дней передохнуть в едва отстроенной избе, воевода опять погнал в поле. Злые на всех и вся, парни за пару недель спеленали и доставили пред ясны очи Градимира три ватаги контрабандистов. «Ватаги» – громко сказано, эти субчики огласки не любят, поэтому действуют группами по три-четыре человека. Про них вроде все давно знали, а за руку взять ни разу так и не удавалось. Но сколько веревочке ни виться… Вот и размотали клубок новые разведчики Обережной.

Думали, хоть теперь отдохнут, но воевода снова отправил за стены. Когда он обозначал задачу, Виктор не выдержал. Нет, все понятно: элитное подразделение со специфическими задачами, результативность на высоте… А у нас как? Кто везет, того и грузим. О том, что люди не железные, начальству вроде и невдомек. Мол, давай-давай, через «не могу», через «не хочу», лишь бы результат был. Градимир, похоже, ничем не отличался от остальных. Завелась в уезде новая ватага лихих. Надо бы разобраться, изловить да на суд полкового воеводы представить.

Посадские веки вечные гоняться будут, а эти аспиды уже на один караван напали, купец насилу отбился. Неудача у татей вышла. Значит, вскорости опять полезут на дорогу или деревеньку какую пограбят, жить-то чем-то нужно. Справедливости ради нужно заметить, что и конная сотня не отсиживалась в казармах. Ее направили патрулировать тракт, но таким способом банду не взять, это все понимали.

Делать нечего. Не прожив в своем новом доме и пары дней, выдвинулись в очередной поход и уж неделю колесили по уезду в тщетных попытках выйти на ватагу. Наконец Виктор решил плюнуть на все и дать людям двухдневный отдых, не роботы ведь в самом деле. К тому же не мешало взглянуть, как там все на постоялом дворе: люди вроде и не догадываются, но он там хозяин.

Едва парни привели себя в порядок, как поспели и пельмени, на которые все дружно и навалились. Виктор очень любил это блюдо, но, как выяснилось, процесс его приготовления здесь был очень трудоемким, потому как мясо измельчалось сечкой. Ну какая производительность тут может быть? Для одной семьи намаешься их делать, что уж говорить о той прорве народу, что теперь тут обреталась. Но проблему решили. Волков и Орехин разработали и воплотили в металле первую в этом мире мясорубку. Все детали изготовили из бронзы, ножи и матрицу с отверстиями – ясное дело, из стали. Теперь даже постояльцам могли предложить это блюдо, столь любимое у славен, да, пожалуй, не у них одних: иноземцы уплетали это кушанье так, что за ушами трещало. Опять же приготовить можно очень быстро. Вот так и вышло, что пельмени превратились почти в дежурное блюдо их заведения.

Баня! Как много в этом звуке… Ну да, не из той оперы, но зато как в тему! Разомлевшие после нескольких посещений парилки и барахтанья в прудике, они сидели на завалинке, розовые, словно поросята, и довольные собой. Нет, не все плохо в этом мире, коли есть банька и возможность одеться в чистое. Сейчас у них в наличии имеется только исподнее, остальное Беляна волевым решением отправила в стирку, тут же переквалифицировав прислуживавших девок в прачек. К завтрашнему дню одежда будет высушена и выглажена. А сегодня можно и так – чай, не светят хозяйством на всю округу, и ладно.

Когда парни потянулись от бани и расползлись по подворью, видевшие их не удержались от улыбок и откровенных подтруниваний. А вы представьте себе крепких парней в исподнем и при полной воинской справе. Вот-вот, как тут не смеяться. Но привычка никогда не расставаться с оружием уже в кровь въелась, они без него себя чувствовали хуже, чем голыми.

Виктор на их фоне выглядел куда более сносно. Ему-то проще, это они все свое имущество, и сменную одежду в том числе, в Обережную уволокли, оставив под присмотром у бабки Любавы, а у него имелась смена и здесь. Так что отмытый, посвежевший и выбритый, Волков направился в мастерскую. Он решил регулярно бриться, так было гораздо приличнее, чем с куцей бородой, еще больше подчеркивающей его уродство.

– Как у тебя тут дела, Богдан?

– Да потихоньку.

– А поточнее?

– Наделали мы вам еще гранат, да вот пять десятков надствольных соорудили. Руку уже набили, так что дальше можно будет и больше. Да вот, взгляни, ты просил насечку сделать иную, чтобы как их… этих… сегментов было поболее. Вот такое у нас получилось.

– А что, ладно получилось, – довольно произнес Виктор, вертя в руках ребристую чугунную чушку с насечкой в виде квадратиков со стороной не больше сантиметра.

Вопрос о количестве осколков в условиях, когда доступно только одно взрывчатое вещество в виде черного пороха, был животрепещущим. Ну недостаточно его, чтобы разрывать металл на множество осколков, слабоват он для этого. Этот недостаток выявился в ходе применения гранат, когда они полевые испытания проходили. Оставалось только делать более частую насечку, чтобы помочь слабому заряду.

– Что с минометом? Небось забросил?

– Ну тут без тебя больно тяжко. Мысль-то я понял, но с тобой оно сподручнее получилось бы.

– Ничего, ты у нас тоже не лаптем щи хлебаешь.

– Ну так, значит, так, – безнадежно махнул рукой кузнец, понимая, что иного выхода, кроме как лично заниматься этим делом, у него нет.

– Да не сокрушайся ты. Главное, добейся того, чтобы мины вылетали из ствола и летели одинаково, а как быть с прицелом – я разберусь.

– Хм. С прицелом я и сам разберусь, чай, так же будет, как и на карабинах, когда с закрытого места запускаешь.

– Все верно, мысль ты уловил. Кстати, а как у тебя дела с инструментом? Не начал еще ладить? Разбойные-то мои деньги – они не вечные. Нужно начинать зарабатывать, а мы пока только тратим. Да и служить всю жизнь я не хочу, не по мне ходить под кем-то, а оттуда дорожка для меня лишь одна – наладить производство какое мануфактурное.

– Тут какое дело, Добролюб. Боярич Градимир нас недавно посетил, привез два десятка мушкетов да пистолей четыре десятка, из своих личных, да заказал переделку кресал, как у наших ребяток. Так что работы у нас сейчас прорва, не успеваем поворачиваться. Выходит, заработок-то пошел.

– Ты про пули и остальное ему ничего не сказывал?

– Как ты и велел, ни слова. Да и не взялся бы я за заказ, но как отказать бояричу? Это, почитай, самому полковому воеводе отказать, ведь ясно, что своих боевых холопов вооружить хотят.

– И что, так ничего и не спрашивал?

– Спрашивал, как же. Все допытывался, нет ли какого секрета в том, что твои хлопцы так метко стреляют. Но я сказал, что про то не ведаю, а метко стреляют потому, наверное, что целую прорву пороха извели.

– Нормально. Нечего про все рассказывать. Во сколько работу-то ты оценил?

– Дак два рубля за одну переделку, пистоль ли, мушкет – без разницы.

– Неслабо.

– Не нравится, пусть идет к другому мастеру.

– Это все хорошо, да вот только один лишь комплект для нарезки резьбы подороже стоит, чем вся эта работа. Я думаю рублей в сто пятьдесят оценить.

– Серьезно. Но как быть, даже не знаю. Рук не хватает. А Градимир сказывал: когда с этой партией уложимся, он еще подвезет.

– Понятно. Выходит, всех холопов перевооружить решил. Да-а, это надолго. А я хотел тебя отправить в Рудный. Нужны новые станки, коли серьезно о мануфактуре задумываться. Хотя бы еще по одному. Пора налаживать постоянное изготовление инструмента, ставить на поток. Он ведь не вечный, замена потребуется, да и что-то мне подсказывает, что потребность в нем великая возникнет. Опять же нужно будет много видов. Так что работы достанет.

– Эка ты удумал. А кто на тех станках работать будет? Нас и на эти хватит. Выходит, учить кого-то надо, а стоит ли секрет из рук выпускать?

– Все одно станки заказывать нужно. Сейчас деньга еще есть, но серебро – это дело такое: утечет сквозь пальцы – и не заметишь. А так – станки уж будут.

– Тоже верно.

– Слушай, а как у приютинских дела?

– Да как дела… Плохо. Урожай-то обещался быть небывалым, только в самый важный момент градом поля побило. Почитай, больше половины семей уж полочки присматривают, куда будут зимой зубы складывать, а тут еще и долг боярину Смолину. Тот, понятное дело, не изувер, понимание имеет и ничего с них требовать не станет…

– А глядишь, еще и пособит, чтобы зубы на месте остались, – задумчиво дополнил кузнеца Виктор.

– Все так. Только долг от того возрастет.

– Ты вот что, Богдан. Пособить бы соседям, а то ведь и до беды недолго.

– А тебе-то зачем? Уж не хочешь ли сам страдальцев прибрать?

– Сам же сказываешь – помощники нужны, да такие, чтобы не разбежались, – невольно отведя взгляд, проговорил Виктор.

– Выходит, решил похолопить по-соседски.

– Вот только не нужно так на меня смотреть, – вскинулся Волков. – Им той участи все равно не избежать, а со мной могут еще и вольными стать.

– Не понимаю, какой тебе прок от этого?

– Самый прямой. Как думаешь, много ли таких, как наш Горазд и семья его, что остались не у дел и готовы работать, как они? Вот то-то и оно. Поди найди еще таких. Крестьянина от землицы не оторвешь, детки едва подрастают – сразу помощниками становятся, никто их к нам на мануфактуру не отпустит, к делу приставят. По-любому холопов выкупать придется. Так лучше уж эти. К тому же прав ты: получится, что и по-соседски, потому как у меня они откупятся, тут тебе объяснять ничего не надо, сам ведаешь, что не вру.

– А тебе зачем? Как откупятся, так и уйдут.

– Э-э, нет, не так все просто. Пока откупятся, не один год пройдет, а коли к делу приставим с малолетства, так на землю хорошо, если один из десятка уйдет. Вот и получим токарей, которым и работать-то, кроме как у нас, негде, и детки их потом на смену придут, потому как дети почти завсегда дело отцов повторяют. Бабам тоже можно будет занятие придумать, да хоть ту же ткацкую мануфактуру. И нам польза, и люди будут жить не хуже, чем раньше.

– Выходит, полностью от земли отрывать.

– Не насильно. Вернее, поначалу-то… Но потом – вольному воля.

– Может, и прав ты. Хорошо, я разузнаю.

– Только поаккуратнее там, по-соседски.

– Да понимаю я.

– И про Рудный помни. Ты там уж все знаешь, а мне и некогда, и светиться пока не следует, незачем сторонним знать, что хозяин тут я, даже приютинцам.

– Мести опасаешься?

– Набедокурил я изрядно, Богдан.

Беляна не знала, в какой угол сына пристроить и как ему еще угодить, он же в ответ только отшучивался да отнекивался. Чего уж, давно взрослый, от такой опеки поотвыкнуть успел, а в последние месяцы и вовсе чуть ли не дикарем сделался. Девки переглядываются, смешки сыплют, а он только и знает, что краснеть. Потом вдруг заметил, что не безразлично ему девичье внимание, уже и сам поглядывает на них да старается их тайные взгляды перехватить. Вот и его отпускать начало. Правда, как только вспомнит Веселину, тут же становится хмурым, как небо перед дождем, но длится это уже недолго. Молодость и, самое главное, жизнь постепенно берут свое.

Проснувшись поутру, чуть свет, не утерпел: подхватился и направился помочь управиться по хозяйству, с удивлением обнаружив, что мальцов на подворье не видать. Только Зван, широко зевая, повстречался ему на крыльце. Он стоял последнюю смену, умаялся дальше некуда. Предрассветная смена – самая тяжкая, в сон так и клонит, но у парней отношение к службе самое серьезное, потому как Виктор без утайки рассказал, насколько сильно сейчас гульды хотят получить их шкуру. Да ладно, не впервой, с тех пор, как в леса подались, до них кто-нибудь постоянно желает дотянуться, но пока руки коротки. А чтобы и дальше ходили несолоно хлебавши, парни и поостеречься могут.

– Чего вскочил ни свет ни заря? – удивился Зван.

Уж больше месяца Горазд и Виктор перестали опасаться ватажников. Вроде и притерлись, да и не получается так, чтобы по одному лезвию ходить и совсем не доверять друг дружке. Страх и недоверие нужны были поначалу, а теперь пришла пора доверия, иначе – конец один.

– А ты мальцов-то не видел? – вопросом на вопрос ответил Горазд.

– В мастерскую убегли, подготовить все. Мишка, тот в Приютное за девками укатил.

– Так а за скотиной-то кто же?.. Вот я их! Ладно, пойду мамке помогу.

– Так это…

– Чего?

– А-а… да ничего. Пойду Кота поднимать, его смена.

Горазд, ничего не ответив, направился в коровник. Странный какой-то сегодня Зван. Наверное, с недосыпа мысли в кучу собрать не может. Передернув плечами (утро сырое и зябкое, осень уж почти), он пробежался до постройки и уже взялся было за ручку, но вдруг замер как вкопанный. Что это? Из-за двери послышался игривый женский смех, донеслось мужское ворчание, глухо стукнуло ведро, опять ворчание, но теперь уже недовольное… и снова женский смех:

– Богдан, осторожнее, медведь! Молоко опрокинешь.

Поначалу у Горазда еще было сомнение. Хотя чего сомневаться? Девок Мишка еще не привез, иных женщин на подворье нет, но вот поверить в то, что слышали уши, никак не мог. Когда же узнал голос матери, последние сомнения развеялись окончательно. Словно пелена на глаза упала, все в каком-то красном цвете, губы сами ощерились в зверином оскале. Вот, значит, как! Дверь отлетела в сторону, словно ее ураганом распахнуло. Вот они, стоят, обнявшись, и не просто обнявшись, а слившись устами, и мать… Его мать льнет к другому мужчине!

Первой его увидела Беляна. Не на шутку испугавшись, она тут же заслонила собой Богдана. Как это у нее получилось, не понять: вроде и статная баба, да только кузнец куда больше нее, а вот словно полностью его прикрыла от нежданной опасности.

– Горазд, нет!

– Отойди, – глухо прохрипел парень.

– Не отойду! Хочешь порешить, бей сначала меня!

– Как!.. Как!.. А ты!.. Ты!.. Вы!.. Да я!.. А-а-агхр-р!!!

Добротно сработана дверь – и массивная, и петли железные, но вот сорвало ее и бросило наземь. Не выдержала она свирепого удара ногой. Парень обезумел от ярости. Все еще бешено вращая глазами, Сохатов-старший стоял перед женщиной, устремившей на него гневный взгляд, и мужчиной, безвольно опустившим руки и потупившим взор: по всему видно – у него не было даже мысли сопротивляться.

Послышался стук копыт, раздался заливистый девичий смех, посвист возничего – и в ворота влетела бедарка. Мишка вернулся. Горазд ожег злым взглядом враз присмиревших девчат и брата, после чего с всхлипом вдохнул воздух, отвернулся и размашистым шагом направился к крыльцу.

Пройдя на кухню, он схватил бадейку с колодезной водой, припасенной еще с вечера, отпил… Теплая, зараза. Опрокинул ее на голову. Нет, так не остудить кипящую кровь. Да что же это?! Как такое?! Перевернув в зале пару столов, он грузно опустился на лавку за устоявший и, уперев локти в стол, обхватил голову, взлохматив волосы и с силой сжав виски. Как она могла?!!

– Горазд.

Парень поднял глаза. Взгляд постепенно принял осмысленное выражение, и он сумел рассмотреть братьев, стоящих перед ним единым фронтом. Сколько он так просидел, и самому невдомек.

– Чего вам?

– Мы это… – заговорил Первак как самый старший из них. – Мы еще вчера хотели… А потом подумали, чего на тебя вываливать, чай, с дороги, устал… Ты не подумай, у них ничего такого…

– Сам посуди, – это уже Вторак на помощь брату пришел, – трудно им. И дядьке Богдану, и мамке. А они ить еще и не старые. Чего ты взъярился? Сам-то укатил счеты с гульдами сводить, позабыл, что глава семьи теперь. А дядька Богдан взял на себя заботу о нас и ничего не требовал взамен. Тяжко нам было бы без него, и мамке тяжко. Как без мужика-то в доме?

– А вы, стало быть, не мужики?

– Ты с больной головы-то на здоровую не сваливай. – Младший тоже отмалчиваться не стал. – Что ты про дядьку Богдана плохого сказать можешь? Он со всем уважением. Сам хотел с тобой поговорить, да только не успел малость.

А действительно, что это он? Какое он имеет право винить их? Кабы был жив отец, пусть прикованный к постели, пусть немощный, но жив, – иное дело. А так-то чего… Он ведь и сам Богдана любит, уважает не меньше мальцов, в чем-то и пример с него брал. Тот ведь без лишних слов взял опеку над младшенькими. А ведь это долг старшего мужа в семье. Его, Горазда, долг. Не в чем ему винить Орехина. Подумав немного, Горазд пришел к выводу, что подойди тот, расскажи все без утайки – только порадовался бы и пожелал счастья. От всего сердца пожелал бы. Наверное, дело в том, что как-то неожиданно все получилось. Вот и сорвался, как камень с кручи.

Тяжко поднявшись на ноги, он вышел из-за стола и направился на улицу. Братья хотели было заступить ему путь, но он устало отмахнулся, словно десяток телег в одиночку разгрузил. Те сразу смекнули, что гнев ушел, и, ни слова не сказав, отступились.

Богдана он нашел в мастерской. Тот понуро сидел на колоде, приставленной в угол. На ней деревянные заготовки под токарный станок тесали. Да и вообще, где работа топором, там колода никогда помехой не будет. Подошел и, так же понурившись, встал перед ним:

– Дядька Богдан, ты это… Прости меня… Дурень я молодой, чего с меня взять-то.

– Ты прости, Горазд. Не следовало мне так поступать, ежели старший муж в семье есть.

– Не в чем тебе виниться, дядька Богдан. Какой я муж! Домашних одних бросил, укатил невесть куда головой рисковать. Младших братьев да мамку оставил одних, без поддержки. Только ты это… Так, чтобы по-людски… Видно, Отец Небесный так положил, чтобы ты все же стал мне заместо отца. Не тестем, так отчимом.

Парень вышел на двор и тут же столкнулся с матерью. Она, едва увидев сына, замерла, устремила на него гневный и в то же время тревожный взгляд. Но в следующее мгновение взгляд переместился ему за спину, и на ее лице тут же отразилось облегчение. В дверях стоял Богдан. Он был хмур, но при этом умудрялся смотреть на нее светло, ободряя. Горазд оглянулся, потом снова взглянул на мать и вдруг озарился улыбкой, хорошей такой, доброй:

– До свадьбы-то хоть утерпите, молодые.

– Ты… Ты… – Мать так и не нашлась, что сказать.

– Кхм, – послышалось из-за спины.

Глава 7

Охота

Август, или, как его тут называли, серпень, выдался довольно дождливым. Но вот уже несколько дней стояла солнечная погода, так что о недавних осадках напоминали лишь особенно глубокие лужи, с которыми пока еще не справилось солнце. Так что пыли было в достатке, словно и не было двух дней отдыха и баньки. Не было и той чумазости, с которой они завалились на постоялый двор. По меркам путешественников этого времени они были до неприличия чисты. Вот только то, что им придется провести в поле несколько дней, не особенно радовало. Как говорится, лиха беда начало.

У Виктора настроение было ниже среднего. Вот когда они отправились на разведку к гульдам, там и адреналин бурлил, и задор был! Охотиться за контрабандистами было не так азартно, но и там интерес все же присутствовал. А главное, они и сами успели вкусить в некоторой мере этого хлебушка, так что хотя бы знали, с какого конца браться за дело. Прошли вдоль реки. Соболь и Куница, бывшие браконьеры, отлично знакомые с лесной наукой, сумели обнаружить неприметные тропы. Там нашлись и припрятанные лодки. Турань – река широкая, тут без плавсредства делать нечего. Даже плотом не особо воспользуешься, поскольку течение довольно быстрое. Оставалось только организовать засаду и ждать. Волка, как известно, ноги кормят, так что рано или поздно появятся хозяева. Дважды взяли нарушителей, которые пытались уйти во Фрязию. Один раз приняли таковых на обратном пути. Охотники безошибочно определили место стоянки, даже ждать долго не пришлось. Да и чего контрабандистам задерживаться на фряжской стороне? Товар сбыли, товар приняли – и обратно. Той же ночью их и спеленали. А как быть здесь?

Ясное дело, татей нужно искать у тракта. Вот только они никакими тропами не связаны, могут напасть где угодно, а потом уйти на свою стоянку. И скорее всего, нападать будут подальше от своей стоянки, ведь даже волк не охотится вблизи логова.

В голове Виктора крутилась мысль, что неплохо бы организовать ложный караван. Купец с тремя возами, с небольшой охраной из трех наемников. Охотников нужно будет отправлять, сопроводив боковой охраной, чтобы она успела выявить засаду. Но тут имелись свои тонкости. Если ватага слишком велика, то вступать с татями в открытую схватку – себе дороже. Лучше бы брать их на стоянке, использовать фактор неожиданности. Тогда можно свести свои потери к минимуму, а то и вовсе обойтись без них. Тут еще и приказ воеводы непременно кого-нибудь притащить на суд в Звонград – дело де политическое. Город во многом жил доходом от торговли. Поэтому нужно показать торговому люду, что закон в уезде не на последнем месте, что татям никто попустительствовать не станет.

Хорошо бы обнаружить банду в засаде у дороги и выследить, куда они станут уходить. Не будут же они сиднем сидеть на одном месте, если никто по тракту не пойдет. Умаются от безделья романтики с большой дороги – и отправятся восвояси. А уж выследить их можно. Был вариант похуже: выйти на только что пограбленный караван. Конечно, если налет удастся, спасибо не скажут. Зато они пойдут по горячему следу, как по путеводной нити. Это лишь кажется, что по лесу можно передвигаться, не оставляя следов. Все зависит от опыта преследователей. Понятно, что с каждым днем задача будет становиться все сложнее и сложнее: навыки следопытов должны быть все выше и выше. А если дождь пройдет?

– О чем задумался, Добролюб? – пустив коня вровень с атаманским, поинтересовался Горазд.

– Да вот думаю, с какого конца браться за это дело. Сколько дней мы уж колесим по этой дороге – и все без толку. Может, они именно сейчас бьют какой-нибудь караван совсем в другой стороне. А мы тут лбы морщим, где их искать.

– Ага. Я тоже об этом не первый день думаю. Не выйдет у нас тут так, как с контрабандистами. Им тропы без надобности. Где ни выйдут на тракт – все хорошо. Лишь бы место для засады было удобным, а тут таких мест сколько угодно.

– Самое смешное, что может оказаться и так: получили они от того купца по зубам – и решили уйти в другие края.

– Сомнительно. Тут ведь Большой тракт.

– А почему нет? Тракт-то большой, и народу не протолкнуться. Мы уже два каравана за сегодня повстречали. Да разъезды все время шастают. А на тихой дороге пусть добыча поскромнее, зато и не такая зубастая, да и меньше возможности нарваться на служивых.

– Тоже верно, – почесав затылок, вынужден был согласиться парень. – Но я что тут удумал, Добролюб… Вот гляди. Взяли они добычу. Но ведь ее сбыть где-то нужно. Может, у них есть свой трактирщик при дороге? Или напрямую – снюхались с купцом каким-нибудь вроде нашего Лиса.

– И где нам его искать? Купцы хоронятся почище татей. Вон Лиса вроде взяли за холку, а он извернулся. И ведь сами купцы считают, что тот стал жертвой извечной тяги торговца к дешевизне. Они и сами от такого не отказались бы, случись такая оказия. От сердца его жалели, поскольку вместо выгоды вира вышла ему изрядная. Нет, такого купчину найти еще труднее, чем ватагу. Можно организовать наблюдение за постоялыми дворами. Наверное, у татей завязка именно на один из них. Но попробуй проследи за всеми. К тому же для этого людей разделять придется. А как они по отдельности станут дело делать – один только Отец Небесный ведает. Не станет догляда – устроят себе отдых. А то и потеряем кого, коли в засаду угодят.

– Верно говоришь. Вот я и удумал. А что, если нам Лиса к этому делу приставить? Как говорится – рыбак рыбака видит издалека. Не может же он не догадываться, кто стоит за этим делом.

– А если он тот самый купчина и есть?

– Может и такое статься, да сомнительно. Он ведь с тобой засветился так, что дальше некуда. Ты ныне на княжьей службе, веры тебе поболе будет. А его проделки тебе известны. Не думаю, что он сейчас этим пробавляется, побоится.

– Ну и какой ему резон нам помогать? Ему-то что с того?

– А зависть? Ну как такое стерпеть: кто-то легкую деньгу зашибает, а тебе никак нельзя влезать в такое дело? С тобой же у него какие-никакие дела имеются. Вон, вся добыча, полученная нами от гульдов, через него ушла. А ты человек удачливый, глядишь, еще чего перепадет. Вот, к примеру, удастся того аспида поприжать твоими руками да поддержку от воеводы получить… Негласную такую, как в том случае, например, когда ты подворье и семью дядьки Богдана выкупал. Имущество можно чуть ли не за полцены прибрать к рукам, а там и продать с прибытком.

– Знаешь, а ведь может выгореть. Ей-ей, может.

– А я о чем.

Идея-то Виктору понравилась. Да только не стоит вот так, с бухты-барахты, гнать лошадей во весь опор в Звонград. Вполне может оказаться, что Лиса нет дома. Он ведь купец, мало ли куда укатил! Дела торговые к сидению на пятой точке не располагают, сидючи ничего не заработаешь. Впрочем, шанс застать купчину дома был не таким уж и низким. Дальними походами он не пробавлялся, имел две лавки, одну в Звонграде, вторую в Брячиславле, куда посадил и управляющего. Всем было невдомек, отчего не наоборот. Отряхин отшучивался, мол, тут отчий дом, негоже его менять на иной, хоть и в столице. Но Виктор подозревал, что немалую долю доходов купца составляли именно разбойные деньги, а тем парням не особенно уютно близ столицы. И если уж он с татями водится, то с контрабандистами – сам бог велел. Опять же до границы отсюда намного ближе, нежели из столицы. Можно было бы и совсем рядом с границей поселиться, да там поблизости городов нет.

Не забывая об осторожности и пуская вперед боковую охрану, как только по пути намечался лесной массив, отряд довольно быстро продвигался по направлению к уездному центру. Мало ли, а вдруг те аспиды как раз тут-то и крутятся? Без оглядки пусть дурни ездят. Сомнительно, что ватага решится напасть на отряд из десятка вооруженных до зубов мужиков, от которых исходит почти осязаемая угроза, но ведь и здесь все зависит от того, как у них обстоят дела. Вполне может статься, что как раз оружие и будет причиной нападения. Заиметь огненный бой в большом количестве – это многократно усилить мощь ватаги. А над тем, что с таким оружием нужно бы еще хорошо уметь обращаться, они вряд ли задумываются. Неудача с купцом вполне могла поселить в голове атамана мысль достать большое количество огнестрела. Как бы там ни было, осторожность никогда не помешает.

Пока все шло нормально. До града добрались без приключений. Впрочем, лучше бы уж нарвались на татей дорогой, все же верный случай. А как там с Отряхиным получится – бог весть.

Купчина оказался дома. Собирался наутро выезжать в Брячиславль – товар кое-какой появился.

Не сказать что при виде Виктора у Лиса поднялось настроение. Как-никак, тот теперь находился на княжьей службе. Ни о какой выгоде для Отряхина тут и речи быть не может, а общаться с этим аспидом, который одним своим видом внушает страх, – занятие не из приятных. Впрочем, страха-то особого не было. А вот о неудачном предприятии, что обещало барыши, да обернулось пшиком, при виде Добролюба вспоминалось. Кому понравится снова думать о том, как ты просчитался и тебя обошли на повороте?

– Неужто не рад мне, Лис?

– А ты не девка, чтобы тебе радоваться. Из товара при тебе – только оружие, коим твои архаровцы бряцают. Так какая мне радость с тебя?

– Не все можно измерить деньгами. Мне это один умный человек сказывал. Ох и мудр был.

– Может, и так. Чего надобно?

– Поговорить без лишних ушей. Совсем без лишних, – с нажимом закончил Виктор.

Купец с пониманием кивнул и направился в дом с выражением крайней досады на лице. Виктор понял все верно и проследовал за ним. Хозяин мимоходом велел накормить гостей чем Бог послал да принести что-нибудь поесть в дальнюю каморку, где он работал со своими записями. Волков догадался, что это не просто каморка с амбарными книгами, в коих учтены все доходы и расходы. Там – самое надежное место для задушевной беседы, чтобы никто ненароком не подслушал их разговор.

Купец никогда не путал дела и хмель. Когда закуски и квас заняли свое место на столе, сразу приступил к делу:

– Говори, чего хотел.

– Это что же, и поесть не дашь?

– Отчего же? Ешь. И я с тобой перекушу. Дел невпроворот, присесть некогда, чего ж о еде говорить? Но время идет, а мне назавтра в путь.

– Понимаю. Тогда сразу к делу. Ватага лихих в округе завелась. Ты как, ничего не слышал об этом?

– Слышал, что на Бурого напали, да тот сумел отбиться, а тати в леса подались. Более ничего не слышал.

– Ой ли?

– Понимаю, о чем ты, – явственно скрипнул зубами Лис, – да только не там ищешь. Давай начистоту. После того как с тобой промашка вышла, я с татями не связывался. А когда ты на княжью службу ушел, и вовсе решил с теми делами покончить.

– А что тогда здесь обретаешься? Что-то не слышно, чтобы ты в Брячиславль перебирался. А ведь там ты на своем подворье останавливаешься.

– Все-то тебе ведомо. Ну да, так оно и есть. Да только… Ну как бы…

– Контрабандой пробавляешься?

– Ладно, начистоту так начистоту. Да, имею я дела с контрабандистами. Но если думаешь тем меня за горло взять, то и тут промашка у тебя выйдет. Такого рода слухи постоянно ходят про всех местных купцов. Большей частью – все правда, но ты для начала возьми нас на этом.

– Это твои дела. Сунешься на границу, попадешься, тогда и поговорим, – хитро подмигнул Виктор, словно намекая: свои-де люди – на месте и сочтемся. – Сейчас у меня порты преют совсем об ином. Покоя мне не дают из-за этих лихих, а у меня свои планы.

– Нешто еще не отказался от затеи с мануфактурой?

– А с чего мне отказываться? Серебра для этого в достатке, только времени совсем нет. А тут еще за этими гадами бегать.

– Выходит, за горло взял воевода?

– Это точно. Так что помогай.

– Дак сказываю же, не ведаю.

– Слушай сюда, Лис. – В скрипучем голосе Виктора что-то неуловимо поменялось, и купец безошибочно определил: шутки и пустые разговоры кончились. – Ты в этом деле замарался в свое время по самую маковку. Поэтому веры у меня к тебе ни на полушку. Если сам с татями повязан, говори сейчас. Слово даю, тебя не трону – лишь на этот раз, он же последний. Только ватагу перебью. Ты знаешь, мне закон переступить – что высморкаться.

– Вот тебе крест, не связан я с татями.

– Пока верю. Кто связан?

– Не знаю.

– Тоже верю. Думаю, знать ты не можешь. Но ведь догадываться-то догадываешься. Значит, так. Имущество того купца отойдет в казну, а потом будет выставлено на продажу. Воевода благоволит мне, так что обещаю. Попрошу, чтобы оно в твою пользу ушло.

– Не надо. Эдак сразу на меня все укажет. Лучше сам выкупай, а мне передай заботу о нем. О том, что у нас с тобой дела, все ведают, так что никто дурного не подумает.

– Нешто не свяжут одно с другим? Ватагу-то я изловлю.

– Если все тишком сделать, то ладно получится. Поначалу взял ватагу, они указали на купца, чего только не случается.

– Ну ты и жук! «Ничего не ве-едаю».

– Дак и не ведаю. Догадываюсь, но как ту догадку разгадать, ты уж сам думай.

– Ладно, выкладывай.

– Есть тут один купец, Истома. Он, как и многие, между делом контрабандой пробавляется. Но есть у него что-то очень мне знакомое, некий избыток товара, отчего не так за цену ломится, легче как-то… Одним словом, больно на меня самого похоже. В разговоре пару раз что-то эдакое улавливал. Как объяснить, не знаю, но если и есть купец, повязанный с татями, то это Истома, иных в Звонграде не ищи.

– Так откуда у него дармовой товар, коли нападение не удалось-то? С чего бы ему не так ломиться?

– А ты чего на Большой тракт пялишься? Иных дорог нет? Ну сунулись один разок, получили по зубам, да опять ушли в сторонку. А пораньше и вовсе могли в ином месте обретаться, тут-то Струк куражился.

– Ладно. Стало быть, Истома.

– Никак самого решил сцапать? И думать не смей. Мало ли, вдруг я ошибся, и что тогда?

– Что предлагаешь?

В ответ Лис дернул за веревочку. Почти незаметно дернул, но через несколько секунд дверь отворилась, и заглянул парнишка из дворни.

– Позови Зайца.

– Слушаюсь, – тряхнул лохматой головой парень и тут же исчез.

– Давно спросить хотел. По себе помощника подбирал, что ли? Ты – Лис, он – Заяц.

– Само как-то получилось.

– А он зачем в наших делах?

– Он при мне то же, что и Любим при Истоме. Возьмешь его – все дела купца вызнаешь. Только времени тогда у тебя останется чуть. А Заяц точно знает, где его можно прихватить, да так, чтобы по-тихому. Дальше – дела твои.

– Да, Лис, ты особо-то губу не раскатывай. Все сделано будет мною, так что тебе – только треть. Две трети мне и моим людям отойдет. Коли ты открыто свидетельствовал бы, то наоборот. Но ты ведь хочешь тишком пройти.

– Да понял уж, – махнул рукой купец.

Правда, в то, что это и есть вся его выгода, Волков ни разу не поверил. У Истомы, поди, и свои каналы контрабанды имеются, которые Лис быстренько приберет к рукам.

После посещения Отряхина все закрутилось с такой скоростью, что только и успевай поворачиваться. Любима прихватили, когда он в темноте подходил к дому одной вдовушки. Он ее навещал два раза в неделю, сегодня выпал как раз один из этих дней. До утра, а то и до обеда его никто не хватится. А потом – пока сообразят, что к чему, пока то, пока се… Одним словом, сутки в распоряжении Виктора имелись.

Короткий допрос, проведенный в поле, тут же принес плоды. К радости Виктора, особо стараться не пришлось, мужик с виду был хоть и крепок, да оказался хлипковат. Прав оказался Лис, вот у кого глаз – алмаз! Только действовать нужно быстро.

Ватага обреталась в тридцати верстах от Звонграда, в одной из долин невысокой горной гряды. Вход в долину один, по узкому краю у бурного потока реки. Весной или после ливневых дождей нечего и мечтать выйти оттуда или попасть туда – поток протекал по расщелине, между двумя отвесными скалами. Долина была средних размеров, не больше версты в длину, а в ширину и того меньше. На склонах, там, где нет деревьев, можно пасти стада. Одним словом, отличное укрытие. Только для проживания не очень подходящее.

Долина упиралась в отвесные скалы. В них была огромная пещера, которая состояла из нескольких камер. Там банда и обреталась. Эта пещера внушала Виктору опасения, она могла уходить в глубь горы на многие километры, иметь бесчисленное множество ответвлений. Если кто успеет уйти под каменные своды, поди его там найди потом. Ватажники наверняка излазили те проходы в радиусе нескольких сотен метров. Так что если Виктор со своими людьми сунется туда, вполне возможно, им устроят кровавую баню.

Впрочем, это все дела будущие. Сейчас же главное – скорость. Тридцать верст в оба конца – это уже получается дневной переход всадника. Добавить пересеченную местность. Мало суток. Ох, мало.

Пока двигались по открытому пространству, приходилось выдерживать весьма высокий темп. Но впереди был участок, поросший лесом, по которому предстояло пройти не менее пяти верст. Когда деревья сомкнули свои кроны над их головами, пришлось сбавить ход до черепашьей скорости. Они придерживались русла, как путеводной нити. Поначалу спокойная река, по мере того как они углублялись в лес и поднимались, становилась все более узкой, ее течение – стремительным, пока не стало бурным.

Примерно через час после рассвета они были уже у прохода. Отвесно вздыбленные скалы… Все было так, как и рассказал Любим. Не то чтобы они особенно высокие – на Кавказе были куда выше, – но без альпинистского снаряжения и соответствующих навыков взобраться нечего и мечтать.

Из показаний пленного следовало, что в секрете у прохода постоянно дежурят трое. Вряд ли смена назначена на столь ранний час. Значит, есть надежда, что дело иметь придется только с ними. Но в такой узости, где с трудом могла пройти одна лошадь, причем без вьюка, или два человека, если тесно прижмутся плечом к плечу, много народу и не нужно. К тому же с той стороны, рядом с секретом, были подготовлены – ярусами одна над другой – три упорные стенки. Так что если кто и прорвется через теснину, один взмах топора – и он тут же будет снесен в бурный поток камнепадом. И устроить подобное бандиты могли трижды. Стан недалеко, выстрелы услышат в любом случае, а там – будут действовать по обстановке.

Да, все устроено по уму. Секрет и упорные стенки расположены таким образом, что ватажники могли простреливать все пространство вдоль скалы. А рубщику достаточно переместиться вправо буквально на полсотни шагов, чтобы обрушить камнепад. Бежать по гладкому козырьку не представлялось возможным. Только идти шагом, чтобы не споткнуться и не сломать ноги или не свернуть шею, поскольку там набросано множество камней. Во время разлива эти камни, скорее всего, смываются, так что эту россыпь каждый раз восстанавливают искусственным путем. Что ж, разумно. Только вот как поступить ему?

Виктор стал внимательно всматриваться в ту сторону, где должны были находиться караульные. Хм. Если не знать, что ищешь, то обнаружить это место не так просто. Да чего уж там! Непросто даже сейчас, хотя и знаешь, что секрет именно на этом участке.

– Или никого, или дрыхнут, – предположил Горазд.

– Я бы на это особо не рассчитывал, – возразил Виктор. – Придется рисковать.

– Что ты хочешь делать?

– Пойду туда один и без оружия, – сбрасывая сбрую на землю, ответил Волков. – Ну почти, – имея в виду ножи, поправился он. – Соболь, Куница, возьмите свои духовушки и переместитесь во-он туда. Только тихо и аккуратно, подстрахуете меня.

– Сделаем, – уверенно кивнул Соболь, он был лидером в этой паре.

Виктор просто не мог не использовать навыки своих охотников. Поэтому они всегда таскали с собой луки, из которых били весьма метко. Остальные имели при себе арбалеты, или, как их тут называли, самострелы. Виктор с некоторых пор из дополнительного оружия имел переделанный карабин, заряженный холостыми. Он нужен как гранатомет, хотя на всякий случай имелись и боевые патроны. Хорошо все же, когда ты передвигаешься верхом – пешком столько на себе не унесешь.

Не так давно громоздкие и неудобные для диверсионной деятельности луки охотников были заменены на пневматические винтовки.

Виктор очень удивился, когда увидел эти два экземпляра в оружейной лавке, соседней с заведением мастера Лукаса. Вообще-то он вошел туда просто ради интереса. Не стоит держаться лишь одного мастера – вполне возможно, у другого будет что-то более интересное. Он уже успел привыкнуть к тому, что местные мастера способны преподносить сюрпризы. Эти два экземпляра висели на стене за прилавком и привлекли внимание тем, что снизу, сразу перед скобой, были прикреплены металлические сферы. Он тогда решил, что это еще какой-то вид многозарядного кремневого ружья. Если тут оно дешевле и более практично, то можно подумать и о перевооружении отряда. Для себя он уже давно решил, что вооружится револьверным карабином, больно он пришелся ему по сердцу, тем более что уже был готов.

Как выяснилось, ничего подобного. Это оказались многозарядные винтовки, способные произвести четыре выстрела, тут он угадал. Только это не огнестрельное оружие, а пневматическое. Вот так, хотите верьте, хотите нет. То, что он принял за кремневый замок, оказалось рычагом взвода ударника. Тот бил по штоку, который производил кратковременное открытие клапана, а через клапан вырывался сжатый воздух, толкающий пулю. С ценой он не угадал. Работа оказалась куда более тонкой, требующей большого мастерства и точнейшей подгонки деталей. Двести пятьдесят рублей за ствол, отдай и не греши. Виктор отдал не задумываясь, правда, после того, как испытал винтовки в действии. Да, оружие капризное, требует особого ухода. Да, чтобы закачать в эти глобусы воздух, нужно попотеть. Но выгоды от его применения перекрывали все неудобства.

Соболь и Куница поначалу были не в восторге от нового оружия. С ним нужно было обходиться более бережно, чем с их карабинами. Но лук тоже не станешь таскать за собой просто так и бросать где ни попадя. Он тоже боится влаги и не терпит беспечного отношения. Мало-помалу они к этому оружию стали относиться куда более уважительно, хотя заметили и другие недостатки: приходилось, сливая пот, накачивать баллоны буквально после каждого похода. Причем не было особой разницы, использовали оружие или нет. Все равно приходилось проводить его обслуживание, чистку, вымачивание кожаных манжет, чтобы не травили воздух. Но зато они не уступали по точности и прицельной дальности их усовершенствованным карабинам. Звук выстрела был сродни удару тетивы самострела, ну, может быть, немного посильнее. А уж по удобству использования они стояли на голову выше и арбалетов и луков.

Когда охотники заняли свои позиции, Виктор тряхнул руками, проверил, хорошо ли выскальзывают из ножен на предплечьях ножи. Пощупал тот, что был на спине, между лопатками. Порядок. Ну а раз так, то пора.

Не спят, гады. А может, уже привыкли быть начеку и сон их весьма чуткий. Сумели вовремя проснуться. Когда живешь в постоянной опасности, рискуя оказаться на плахе, волей-неволей начинаешь спать вполглаза и вполуха.

– Стой, где стоишь, – послышался голос одного из караульных, когда Виктор уже был на середине узкого прохода.

За кустами мелькнула тень. В чистом утреннем воздухе раздался треск сломанной ветки – это, скорее всего, побежал к упорам рубщик. Подойти тихо не вышло. Плохо. Если они его не подпустят, будет совсем худо. Впрочем, это еще полбеды: если охотники не рассмотрят позицию рубщика, может быть еще хуже. Ладно, как там говорил киногерой из советского фильма про десантников? «Взял карты – играй».

– Ты там не пальни сдуру.

– Кто таков?

– Меня Любим прислал к Ступе.

– А где сам?

– Ногу повредил, а дело не терпит отлагательства.

– Что велел передать?

– А ты что, атаманом заделался? – подпустив наглости в голос, ответил вопросом на вопрос Виктор. – Вот станешь ватагу водить, тогда и вопросы будешь задавать.

– Ты там не очень!

Ага, задело. А что ты хочешь? Сказано – к атаману, так и веди к атаману, а то возомнил себя не пойми кем.

– Оружие брось.

– У меня всего-то оружия, что нож на поясе да засапожник.

– Вот их и брось. Обратно пойдешь – подберешь.

Виктор выполнил требование, аккуратно сложив указанное на валун.

– Теперь сними кафтан. Давай, давай снимай. Руки подними и обернись.

– Ну все? Или еще и «барыню» сплясать?

– Поговори еще. Вот скажу, чтобы полз, так поползешь. А нет – так живо шкуру прострелю из мушкета.

– Ты попади сначала, Аника-воин. Понаберут в ватагу всяких дурней, а ты потом с ними мучайся.

Возмущенно бубня себе под нос, но так громко бубня, чтобы слышали архаровцы, Виктор направился к караульным.

– Эй, ты, куда?! А ну, стоять!

– Я тебе встану. Я тебе так встану, что задница огнем гореть будет. Меня уж палач потчевал каленым железом, когда ты еще у мамки титьку сосал, сопля стуженная!

Когда Виктор приблизился достаточно близко, двое появились из-за куста. Один из них и впрямь держал старенький мушкет, у другого в руках – лук-однодеревка. Если поддета кольчужка, так из него только в голову бить или по ногам, доспех никак не пробить.

– Чего смотришь? Нравится?

– Эка тебя расписали.

– Попадешься – распишут не хуже.

– Я что, дурной – палачу в руки даваться?

– Ты поговори еще, раскудрить твою в качель. Умник, курок-то спусти, не то и впрямь пальнешь, тудыть твою. Вот так. Глядите у меня, если ножи и кафтан приберете или решите поменять, так и Ступа не поможет, башки поотрываю.

– Да чего ты завелся-то? Не тронет никто твои пожитки.

– Вот и не трожьте. Фу-у, умаялся. Куда тут дальше-то идти?

– Дак вдоль речки, прямо до стана дойдешь.

– А что, никто не проводит?

– Не-е, нам нельзя. Хочешь, обожди с часок, скоро смена придет, тогда с нами пойдешь.

– Некогда. Не видишь – всю ночь шел?

– Тогда иди сам. Да там не заплутаешь, уж стежку набили.

– Набили они, – продолжал возмущаться Виктор, явно затягивая время.

Он уже увидел, что третий, успокоенный поведением товарищей, приближается к ним. Вот так, ребятки, давайте все в кучку, чтобы разом вас накрыть.

Ножи ушли в цель совершенно неожиданно для ватажников, буквально вслед за этим раздался сдвоенный хлопок пневматических ружей. Порядок. Всех троих взяли. Только промашка малая вышла. Одного из караульных Виктор намеренно ранил, угодив в плечо. Болезненно так, чтобы ничего не успел натворить, но не насмерть. Информации все же маловато. Но Соболь, как назло, взял на прицел именно этого парня. Так что вместо «языка» они получили три готовых трупа. Как говорил другой киногерой, когда не смог взять живым диверсанта: «Чего смотришь? Холодный, как судак».

– Ну и что теперь делать? Я ведь сказал: ваш – рубщик.

– Дак мы того… На всякий случай, – понурившись, оправдывался охотник. – Чего вдвоем по одному садить? Тут всего-то шагов сто пятьдесят.

– Охламоны. Времени и так всего-то ничего, а тут его еще и терять придется. Где-то через час должна смена подойти, еще трое архаровцев. Вы хоть одного оприходуйте живым.

– Сделаем, – уверенно проговорил приободрившийся охотник.

Сделали. Не подкачали. Одного спеленали, причем того, что поплюгавей, а стало быть, и поразговорчивее. По всему выходило, что в лагере только что прошел завтрак, все вылезли на солнышко погреться. Спать в пещере все же зябко, за ночь успели изрядно продрогнуть. Это только в байках разбойничий хлеб сладок да жизнь легкая, не обремененная тяготами. На деле все иначе. Место перед пещерой – открытое и ровное, как стол, шагах в двухстах по склону проходит густой кустарник. Двигаясь по нему, можно подобраться к лагерю. Но это и все, ближе никак не подойти. В ватаге три десятка человек. Сейчас, правда, уже меньше, около двух дюжин, но все равно изрядно. Если действовать с дальних подступов, то велика вероятность, что разбойнички успеют скрыться в пещере. Вооружены неслабо, больше половины имеют огненный бой. Как они с ним управляются, вопрос пятый, – может, и хорошо, а может, и плохо. У этого в руках был лук-однодеревка, поэтому ему каждый, кто с мушкетом или пистолем, казался страшно крутым воякой. Но несколько добрых стрелков наверняка должно быть.

Вот они, родимые. Все как рассказал плененный разбойник. Около двух дюжин распластались кто где, подстелив под себя что придется. Иные и просто лежат на травке. А что? Земля успела не только избавиться от росы, но и прогреться – не то что ночью. Кузнечики стрекочут, солнышко еще не жаркое, даже ласковое. Таковым пробудет до обеда, дальше уж лучше искать тень.

Вроде все, как и ожидалось, никаких дополнительных решений не требуется. Виктор внимательно посмотрел на обоих охотников, замерших неподалеку так же, как и он, с карабинами, на которые насажены гранаты. План действий был простым, как мычание. Если все расписать по нотам, то должно сработать с убийственной эффективностью. Взгляд в другую сторону. Парни сосредоточены и готовы. Ну раз больше ждать некого, тогда можно начинать.

Виктор зажал под мышкой приклад карабина и прицелился в двоих: те, сидя прямо на земле, вели неторопливую беседу, сопровождая ее ленивой жестикуляцией. Все-таки больше шансов поранить, впустую тратить гранату не хотелось. Мысленно произнеся короткую молитву – вот таким набожным стал! – он нажал на спуск, не забыв зажмуриться. Вообще-то он эту привычку местных стрелков сильно не одобрял. Но одно дело, когда затравочная полка расположена на отлете, и совсем иное, когда вот так – считай, у самого носа. Не зря зажмурился, веко резко обожгло отскочившей раскаленной гранулой. Он даже не дернулся. Карабин выстрелил как-то непривычно глухо и в то же время звонко. Приклад уже привычно лягнулся – чай, не по одному и не по два выстрела отрабатывали, с болванками, понятное дело.

Граната с полощущимся небольшим лоскутом ткани, описав пологую дугу, ударила в землю рядом с беседующими. Едва услышав выстрел, мужики обернулись на звук, но не успели рассмотреть даже дымок от выстрела. Не успели и те, что начали лениво подниматься: кому это, мол, там неймется? Кто балует с огненным боем? В следующее мгновение их внимание привлек резкий взрыв гранаты. Ничего голливудского, даже искры от взрыва не видно, только облачко густого белого дыма, которое быстро начало подниматься вверх, клубясь, ширясь и постепенно истаивая. Виктор сумел увидеть, как оба собеседника повалились в траву. Один с криком ухватился за грудь, второй резко мотнул головой, словно кувалдой его ударило, разом отвалился в сторону и остался лежать без движения.

Нет, ребятки, с вами даже не интересно. Бараны. Как есть бараны. То ли дело гульды, чтоб им в аду жарко жилось! Даже оглушенные, дезориентированные, они в первую очередь готовились к схватке. Как именно, с какими шансами на удачу – это разговор десятый, но уж как туристы на пикнике точно себя не вели. Разбойники с гомоном вскочили на ноги и побежали к месту происшествия. Что именно они кричали – не разобрать, но наверняка решили, что кто-то доигрался с пороховницей.

Виктор едва успел остановить охотников, уже приготовившихся пустить свои гранаты. Первым должен был стрелять Виктор, так сказать, поднять дичь. Затем по всполошившимся стреляют охотники, окончательно внося сумятицу. И только завершая бойню – остальные бойцы. Но зачем так-то, когда тати сами готовы облегчить им задачу? Вот-вот, давайте в кучу. А это что? Не всем, видать, по вкусу лежать на солнышке, нашлись и те, что прятались под сводами пещеры. Вон, четверо бегут. Нет, ну полная анархия и бедлам. Где ваше оружие, олухи царя небесного?!

Среди выбежавших из пещеры, очевидно, оказался и атаман. Он едва приблизился к столпившимся ватажникам, как тут же учинил допрос: как да что. Бросил взгляд в сторону несчастных. Одного сразу же оставили в покое, а вот над вторым колдовали двое. Все, дальше тянуть нет резона. Кивок охотникам. Сдвоенный хлопок. Разбойники обернулись в сторону раздавшихся выстрелов. Но в этот момент гранаты наконец долетели. Раздались взрывы, крики раненых, умирающих. Началась паника, дошло-таки до убогих, что дело неладно! Боевого опыта ноль, поэтому ведут себя бестолково. Нет чтобы залечь или рассыпаться, а они одной сплошной толпой побежали в сторону пещеры, сопровождаемые разрывами гранат. Падал, корчась, то один, то другой. Парни Виктора запускали свои гостинцы не залпом, а беглым огнем, выцеливая убегающих. Они четко помнили, за кем должен стрелять следующий, от этого и эффективность была весьма высокой.

Виктор, вооружившись своим револьверным карабином, вскинул приклад к плечу. Прицелился в того, которого принял за атамана. Тот вырвался вперед… Волков нажал на спуск. Ноги бегущего человека подогнулись, он с ходу упал на колени, слегка проехался по траве, плюхнулся на живот и ударился головой оземь. Похоже, труп, раненые так не падают. Жаль, если так. Атамана не помешало бы взять живым. Да куда уж, и без того лихих оказалось больше, чем рассчитывали, так что не до жиру. Не упустить бы никого.

До входа в пещеру было около тридцати шагов. Кому охота ложиться на камни? Другое дело – полежать на травке, да она немного поодаль находится, это расстояние еще нужно преодолеть. С самого начала было оговорено, что, выпустив свои гранаты первыми, Виктор вооружается карабином, а Соболь и Куница – духовушками. На троих у них оказалось в распоряжении четырнадцать выстрелов, которые они могли сделать в короткий отрезок времени. Этим они должны предотвратить бегство разбойников обратно в пещеры. Жаль, что не прихватили для парней по второму карабину, вместо них были арбалеты. Да ведь не таскать же с собой целый арсенал! Но выводы нужно будет сделать. Одна вьючная лошадь погоды не делает, а жизнь в значительной мере облегчить может.

Вон ещ