/ Language: Русский / Genre:sci_psychology,

Проблемы Души Нашего Времени

Карл Юнг

Эта книга - один из наиболее удобных входов в мир аналитической психологии Карла Густава Юнга. В самом названии книги автор намечает цель данной работы - выделить базовые проблемы современного человека и раскрыть методы их анализа и преодоления средствами аналитической психологии. Работы, включенные в издание, охватывают широчайший спектр психологических проблем, начиная с традиционных для психоанализа вопросов терапии психических расстройств и заканчивая закономерностями существования человека в обществе, труды послужили основой для создания и развития теории аналитической психологии.

Крл Густв Юнг

Проблемы души ншего времени

Проблемы современной психотерпии

Психотерпия, то есть лечение души и лечение душой, в широких слоях обществ до сих пор отождествляется с психонлизом.

Слово «психонлиз» стло нстолько общественным достоянием, что кждому, кто его употребляет, кжется, что он понимет, что под ним подрзумевется. Но что, собственно, это слово ознчет, дилетнту неизвестно. Оно обознчет - по воле его создтеля - изобретенные Фрейдом методы сводить душевные симптомокомплексы к некоторым вытесненным душевным процессм. А тк кк эт процедур невозможн без соответствующего осмысления, понятие «психонлиз» включет в себя ткже некоторые теоретические предпосылки, именно теорию сексульности, н чем ктегорически нстивл втор. Однко, несмотря н это, дилетнт употребляет понятие «психонлиз» просто для всех современных попыток нучно-методическим путем подойти к душе. Тк, в психонлиз включют ткже и школу Адлер, несмотря н то что взгляд Адлер и метод Фрейд, по-видимому, непримиримо противостоят друг Другу. Поэтому см Адлер нзывет свою психологию не «психонлизом», «индивидульной психологией», тогд кк я предпочитю выржение «нлитическя психология», имея в виду новое понятие, которое включет в себя «психонлиз», «индивидульную психологию» и другие нпрвления в облсти комплексной психологии.

Тк кк есть только одн человеческя душ, то, нверное, есть ткже только одн психология, кжется дилетнту. Поэтому он принимет рзличия в подходх либо з субъективные измышления, либо з известные попытки мленьких людей смим взобрться н трон. Я мог бы легко продолжить список «психологии», если бы упомянул ткже и другие нпрвления, которые не входят в понятие «нлитическя психология». Фктически имеется много рзличных методов, точек зрения, взглядов и убеждений, которые борются друг с другом глвным обрзом потому, что они друг друг не понимют, поэтому не хотят друг с другом считться. Многосторонность и рзличность психологических мнений ншего времени удивительн, для дилетнтов необозрим и зпутн.

Если в учебнике птологии обнруживется, что для одной болезни предлгются многочисленные лекрственные средств смой рзной природы, то из этого можно сделть вывод, что ни одно из них не является особо действенным. И если ткже укзывется множество рзличных путей, которые должны вести нс к душе, то можно с уверенностью предположить, что ни один из них не приведет к цели, по крйней мере тот путь, который тк фнтично рсхвливется. Н смом деле множество современных психологии является выржением трудности проблемы. Подход к душе и см душ постепенно выявляются кк трудня здч, кк «проблем с рогми», если употребить выржение Ницше. Неудивительно поэтому, что нкпливются попытки снов и снов, с других сторон, подступиться к труднорзрешимой згдке. Из этого с неизбежностью следует полное противоречий множество точек зрения и мнений.

Примем же вместе со мной, что если мы будем говорить о «психонлизе», то не стнем огрничивться его узким определением, будем вести речь вообще об успехх и неудчх всех тех устремлений, которые до сегодняшнего дня предпринимются рди решения проблемы души и которые мы охвтывем понятием нлитической психологии.

Впрочем, почему человеческя душ сегодня стл вдруг столь интересным для познния фктом? Ведь н протяжении тысячелетий он ткого интерес не вызывл. Я только хочу здть этот, по-видимому, непреложный вопрос, но не ответить н него. Очевидно, последние цели сегодняшнего психологического интерес подспудно связны с этим вопросом.

Все, что входит сегодня в дилетнтское понятие «психонлиз», имеет источником врчебную прктику, поэтому все это является не более чем медицинской психологией. Консультционня комнт врч нложил н эту психологию свой отпечток, который нельзя недооценивть. Это скзывется не только н терминологии, но ткже и н обрзовнии теоретических воззрений. Прежде всего повсюду мы нтлкивемся н естественно-нучные биологические предположения врч. Из-з этого в основном возникло отчуждение кдемических гумнитриев от современной психологии, тк кк последняя объясняет все, исходя из иррционльной природы, тогд кк первые основывются н духе. Эт и без того труднопреодолимя дистнция между природой и духом возрстет в еще большей степени из-з медико-биологической терминологии, которя нередко предствляется действительно профессионльной, но зчстую слишком сложн для понимния.

Хотя я и считю, что изложенные здесь общие змечния нсчет путницы понятий в этой облсти нелишни, я бы хотел все же обртиться теперь к ншим собственным здчм, именно проследить з достижениями нлитической психологии.

При чрезвычйном рзнообрзии нпрвлений ншей психологии лишь с трудом можно определить общую точку зрения. Если поэтому я пытюсь подрзделить нпрвления и рботы в этой облсти н клссы, или - лучше скзть - н ступени, то делю это с понятной оговоркой, что речь идет о предврительной попытке, которой может быть, вероятно, поствлен в упрек т же произвольность, что и покрывющей земной шр координтной сетке. Во всяком случе, я хотел бы отвжиться рссмотреть общий результт под углом зрения четырех ступеней, именно признния, рзъяснения, воспитния и преобрзовния. В дльнейшем я попытюсь обсудить эти, возможно, чуждые понятия.

Предшественницей всякого нлитического лечения души является исповедь. Однко поскольку ткя исповедь определяется не причинными, но иррционльными, психическими связями, то постороннему человеку трудно срзу соотнести основы психонлиз с религиозным институтом исповеди.

Кк только человеческому духу удлось выдумть идею грех, возникло психически сокрытое, н нлитическом языке - вытесненное. Сокрытое есть тйн. Облдние тйным действует подобно душевному яду, который отчуждет носителя тйного от обществ. Этот яд в млых дозх может быть неоценимым лекрственным средством, дже необходимым предврительным условием для индивидульной дифференциции человек, причем нстолько необходимым, что человек уже н первобытной ступени рзвития ощущет потребность выдумывть тйны, чтобы блгодря облднию ими зщитить собственную душу от смертельной опсности рстекния ее в бессознтельном сообществе. Этому инстинкту дифференциции служт, кк известно, широко рспрострненные древнейшие освящения с их оккультными тинствми. Дже христинское причстие еще в древней церкви считлось тинственным и упоминлось только нмекми, н ллегорическом языке.

Рзделення со многими тйн действует нстолько же блготворно, нсколько рзрушюще действует тйн личня. Он подобн вине, отделяющей ее несчстного влдельц от общности с другими людьми. Если при этом скрытое от других осознется, то ущерб, несомненно, меньше, чем в обртном случе, то есть когд сокрытое вытеснено. В этом последнем случе скрытое содержние не хрнится больше сознтельно в тйне, утивется дже от смого себя; оно отщепляется в виде смостоятельного комплекс от сознния и ведет в облсти бессознтельной души существовние особого род, недоступное сознтельному вмештельству и коррекции. Комплекс обрзует, тк скзть, мленькую обособленную психику, которя, кк покзл опыт, см по себе рзвивет своеобрзную деятельность фнтзии. Фнтзия же вообще есть смостоятельня деятельность души, которя прорывется везде, где действие чинящего препятствия сознния либо ослбевет, либо прекрщется вовсе, кк, нпример, во сне. Во сне фнтзия проявляется в виде сновидения. Но и во время бодрствовния мы можем мечтть под порогом сознния, особенно блгодря вытесненным или иным бессознтельным комплексм. Ндо, между прочим, отметить, что бессознтельные содержния состоят не только из рнее осозннных и впоследствии ствших из-з вытеснения бессознтельными комплексов. Бессознтельное имеет ткже свои особые содержния, которые исходят из неизведнных глубин, чтобы постепенно достичь сознния. Никоим обрзом нельзя предствлять себе бессознтельную психику кк простое хрнилище для содержний, которые не принимются созннием.

Все бессознтельные содержния, которые либо приблизились снизу к порогу сознния, либо лишь немного под него опустились, имеют обыкновение воздействовть н сознние. Но поскольку содержние этих воздействий н смом деле не тково, кким кжется, то они являются необходимым обрзом опосредовнными. Большинство тк нзывемых ошибочных действий сознния проявляются в нрушениях, трдиционно обознчемых кк невротические симптомы, которые с точки зрения медицины имеют в целом психогенную природу. (Исключениями являются ткие шоковые воздействия, кк, нпример, рзрывы грнт и т.д.) Смые легкие формы неврозов - это ошибочные действия сознния, нпример оговорки, неожиднное выпдение имен и дт, неожиднные неловкости, повлекшие з собой повреждения или трвмы, недопонимние и, тк скзть, гллюцинции пмяти (думется, что якобы тк-то было скзно или сделно), неверные мнения об услышнном или прочитнном и т.д.

Во всех этих случях блгодря тщтельному рсследовнию может быть докзно существовние некоторого содержния, которое опосредовнно и бессознтельно нрушило рботу сознния.

В целом вред бессознтельной тйны больше, чем осозннной. Я встречл многих пциентов, которые вследствие тяжелых жизненных обстоятельств, в которых слбые нтуры лишь с трудом могут удержться от порыв к смоубийству, рзвили ткую же тенденцию. Однко блгодря блгорзумию они все-тки предотвртили этот порыв, создв тем смым бессознтельный комплекс смоубийств. Бессознтельное стремление к смоубийству вызывло отныне ткие переживния и события, кк, нпример, неожиднные приступы головокружения, нерешительность при переходе через улицу, ошибочное употребление сублимт вместо микстуры от кшля, неожиднное удовольствие от опсной кробтики и многое другое. Если. в тких случях удвлось сделть осозннным стремление к смоубийству, то сознтельное осмысление устрняло этот комплекс, возможность смоубийств осознвлсь и устрнялсь.

Всякя личня тйн действует подобно вине и греху, незвисимо от того, является ли он тковой или нет с точки зрения общепринятой морли.

Другя форм сокрытия - это сдержнность. Тем, что обычно сдерживется, являются ффекты. Здесь ткже снчл нужно подчеркнуть, что сдержнность есть полезня и целебня добродетель. Мы считем смодисциплину одним из ниболее рнних искусств уже у первобытных нродов, где он является чстью ритул посвящения, глвным обрзом в форме стоического перенесения боли и стрх и скетического воздержния. Но здесь сдержнность предстет внутри тйного союз кк рзделенное с другими деяние. Но если сдержнность является личной - вне связи с кким-либо религиозным воззрением, - то он может, кк и личня тйн, вредить. Чрезмерня добродетель - источник плохого нстроения и рздржительности. Сдержнный ффект ткже является чем-то, что сокрыто, что может быть утено дже от смого себя, искусством, которым отличются преимущественно мужчины, в то время кк женщины, з небольшим исключением, имеют природную склонность не стесняться в проявлении чувств. Сдержнный ффект действует тк же изолирующе и тк же дезоргнизующе, кк и неосознвемя тйн. Природе кк бы обижется н нс, когд мы блгодря тйне возвышемся нд человечеством. Он злится н нс и в том случе, если мы утивем от других людей свои эмоции. Природе в этом смысле присущ horror vacui (Боязнь пустоты (лт.). - Перев.), потому нет ничего нетерпимее, чем рвнодушня грмония н основе сдержнных ффектов. Случется, что вытесненные эмоции являются тем же, что и тйн. Чще, однко, здесь не существует достойной упоминния тйны, есть просто бессознтельно сдержнные ффекты, которые обязны своим происхождением совершенно осозннной ситуции.

Преоблдние тйны или ффект обуслвливет, вероятно, рзличные формы неврозов. Щедря н ффекты истерия основывется глвным обрзом н тйне, в то время кк зкоренелый психстеник стрдет от беспокоящего перевривния ффект.

Тйн и сдержнность - н эти вредные вещи природ в конце концов регирует болезнью. Рзумеется, они вредны только в тех случях, когд являются исключительно личными. Но если они рзделяются в обществе с другими людьми, то природ удовлетворяется, и тогд они могут быть дже полезными добродетелями. Темное, несовершенное, глупое, виновное в человеке утивются для смозщиты. Утивние своей неполноценности является тким же первородным грехом, что и жизнь, релизующяся исключительно через эту неполноценность. То, что кждый, кто никогд и нигде не перестет гордиться своим смооблднием и не признет свою богтую н ошибки человеческую сущность, ощутимо нкзывется, - это похоже н своего род проявление человеческой совести. Без этого от живительного чувств быть человеком среди других людей его отделяет непреодолимя стен.

Этим объясняется необычйное знчение првдивых исповедей - истин, которя, нверное, был известн всем иницициям и тйным культм древности, что докзывет нтичное скрльное изречение: «Освободись от того, что имеешь, и ты будешь принят».

Это изречение ныне мы можем сделть девизом первой ступени психотерпевтической проблемтики. Ведь в сущности, истоки психонлиз не предствляют собой ничего иного, кк по-нучному зново открытую струю истину; смо нзвние, которое было дно первому методу, именно ктрсис = очищение, есть известное понятие нтичных посвящений. Первончльный метод ктрсис, в сущности, зключется в том, что больной посредством гипнотической прфернлии или без нее перемещется н здний плн своего сознния, то есть в состояние, которое в восточной системе йоги считется состоянием медитции, или созерцния. Но в отличие от йоги предметом созерцния является спордическое появление сумеречных следов предствлений, будь то обрзы или чувств, которые отделяются от невидимых содержний бессознтельного, чтобы хотя бы тенью предстть повернутому вовнутрь взору. Тким обрзом вытесненное и потерянное вновь возврщется нзд. Это уже достижение - пусть дже порой и неприятное, - ведь теперь неполноценное и дже предосудительное приндлежит мне, дет мне сущность и тело; это моя тень. Рзве я могу вообще существовть, не отбрсывя тени? Темное ткже приндлежит моей целостности, и в тот момент, когд я осозню свою тень кк чсть себя смого, я снов приобретю воспоминние о том, что я человек, кк и все другие. Во всяком случе, с помощью этого пончлу безмолвствующего открытия зново собственной целостности воссоздется прежнее состояние, из которого произошел невроз, то есть отщепленный комплекс. При умлчивнии изоляция продолжется, улучшение может нступить только чстичное. Однко блгодря призннию я снов обретю человечество, освобождясь от тяжести морльного изгнния. Метод ктрсис предполгет полное признние, то есть не только интеллектульную консттцию сущности дел умом, но ткже и рзрешение сдержнных ффектов, консттцию состояния дел сердцем.

Велико влияние ткого признния н нивную душу, удивительно чст успех лечения. Я же хотел бы усмтривть основной успех ншей психологии н этой ступени не только в том, что излечивются некоторые болезни, в большей степени в системтическом подчеркивнии знчения признния. Это ксется нс всех. Все отделены друг от друг тйнми, через пропсти между людьми ведут обмнчивые мосты мнений и иллюзий вместо прочного мост признния.

Я бы не хотел тем смым выдвинуть всем в мире требовние признвться. Дже нельзя себе предствить, кким пошлым было бы всеобщее всестороннее признние в грехх. Психология только консттирует то, что здесь лежит удивительный фкт первого порядк. Этот фкт не может взяться непосредственно из лечения, потому что тогд он снов будет см по себе проблемой с совершенно по-другому нвостренными рогми, кк нм это пояснит следующя ступень, именно рзъяснение.

Очевидно, новой психологии было бы обеспечено всеобщее признние, если бы ктрсис проявил себя всеисцеляющим средством. Во-первых и прежде всего, не всегд удется приблизить пциентов к бессознтельному нстолько, чтобы они были в состоянии воспринимть тень. Скорее ноборот, многие - это особенно сложные нтуры с рзвитым созннием - тк уцепились з сознние, что никк не могут от него оторвться. Они рзвивют сильнейшее сопротивление всякой попытке оттеснения сознния, они хотят н сознтельном уровне вести речь с врчом и рзумно изложить и обсудить свои трудности. С них достточно признния сознтельного, для этого они не должны обрщться к бессознтельному. Ткие пциенты требуют особой техники приближения к бессознтельному,

Этот фкт срзу же огрничивет применение ктртического метод. Еще одно огрничение возникет позднее, вводя нс в проблемтику второй ступени - рзъяснения, Допустим, что в одном определенном случе состоялось ктртическое признние, невроз исчез, то есть симптомы стли невидимыми. Пциент вроде бы здоров и, следовтельно, может прекртить лечение. Но он - или особенно он - не может уйти. Фкт признния, по-видимому, связл пциент с врчом. Если эт кжущяся бессмысленной связь нсильственно рзрушется, то возникет рецидив болезни. Знментельно и дже удивительно то, что в определенных случях связь с врчом может и не возникнуть; пциент уходит внешне здоровым, но отныне он нстолько околдовн здним плном своей души, что продолжет смостоятельно знимться с помощью ктрсис издержкми своего приспособления к жизни. Он связн бессознтельным с смим собой, но не в врчом, С ткими пциентми случется, очевидно, то же, что когд-то произошло с Тесеем и его спутником Пейрифоем, которые, спустившись в црство Аид, чтобы поднять нверх богиню подземного мир, и уств от спуск, присели отдохнуть и больше уже не могли встть из-з того, что крепко приросли к скле.

Эти удивительные и непредвиденные случи требуют ткого же тщтельного рзъяснения, кк и случи, упомянутые внчле, то есть случи, окзывющиеся недоступными добрым нмерениям ктрсис. Хотя обе ктегории пциентов, по-видимому, бсолютно рзличны, однко и те и другие нуждются в рзъяснении, кк это првильно признвл Фрейд. Совершенно очевидным этот фкт стновится в случях второго род, особенно если после успешного ктрсис пциент окзлся связн с врчом. Подобня связь уже нблюдлсь в кчестве нежелтельного последствия гипнотического лечения, но внутренние мехнизмы ткого соединения оствлись невыясненными. Сейчс известно, что интересующее нс соединение по своей сути тождественно связи между отцом и ребенком. Пциент при этом окзывется в своеобрзной детской звисимости, от которой он не в состоянии зщититься с помощью рзум. Подобня фиксция может быть чрезвычйно сильной, причем сильной нстолько, что можно, пожлуй, предполгть здесь совсем уж необычные мотивы. Соединение ткого род предствляет собой процесс, протекющий вне сознния. Поэтому созннию пциент ничего о нем не известно. Возникет вопрос: кк же подступиться к этой новой проблеме? Очевидно, речь идет о невротической кртине, о новом симптоме, который был просто спровоцировн лечением. Несомненным внешним признком здесь является то, что эмоционльное нсыщенное воспоминние об отце было перенесено н врч, из-з чего врч nolens volens (Волей-неволей, хочешь не хочешь [лт.]. - Перев.) кжется отцом и кк тковой в известной степени преврщет пциент в ребенк. Рзумеется, детскость пциент не возникл только теперь, существовл всегд, но до этого он был вытеснен. Теперь он всплывет н поверхность и стремится воссоздть детско-семейную ситуцию, ведь вновь ншелся двно утерянный отец. Фрейд удчно нзвл этот симптом переносом. То, что возникет некоторя звисимость пциент от готового помочь врч, есть, в конце концов, вполне нормльное и по-человечески понятное явление. Ненормльное и неожиднное здесь - только ее необычйня стойкость и недоступность сознтельной коррекции.

Одним из глвных достижений Фрейд является то, что он объяснил природу этой связи, по крйней мере в ее биологическом спекте, и тем смым способствовл рзвитию психологического знния. Сегодня окончтельно докзно, что ткя связь вызывется существовнием бессознтельных фнтзий. Эти фнтзии носят глвным обрзом, тк скзть, инцестуозный хрктер. Этим, по-видимому, вполне объясняется тот фкт, что фнтзии остются бессознтельными, ибо дже от смого скрупулезного признния нельзя ожидть, что в нем будут выржены фнтзии, которые вряд ли были когд-либо осозннными. И хотя Фрейд всегд говорит об инцестуозных фнтзиях кк о вытесненных, опыт покзывет, что во многих случях они либо вообще никогд не были содержнием сознния, либо по крйней мере были осознны только в смых тончйших нмекх, вследствие чего они не могли быть вытеснены с сознтельной целью. Соглсно днным современных исследовний, предствляется более вероятным, что инцестуозные фнтзии в основном были бессознтельными и оствлись тковыми до тех пор, пок, собственно, не были вынесены н дневной свет нлитическим методом. Но это отнюдь не ознчет, что перемещение бессознтельного нверх есть предосудительное вмештельство в природу. Это, безусловно, нечто вроде хирургической оперции души, которя, однко, совершенно необходим, поскольку инцестуозные фнтзии вызывют симптомокомплекс перенос. А он хоть и является, по-видимому, искусственным продуктом, облдет тем не менее негтивным спектом.

В то время кк ктртический метод вновь возврщет «Я» содержния, осознние которых в принципе возможно и которые должны были бы быть в норме чстью сознния, рзъяснение перенос вскрывет в свою очередь ткие содержния, которые в ткой форме вряд ли когд-либо могли быть осозннными. В этом - принципильное рзличие между ступенями признния и рзъяснения.

До сих пор мы говорили о двух ктегориях случев: о тех, в которых пциенты окзывлись недоступными ктрсису, и о тех, когд после успешного ктрсис пциенты окзывлись фиксировнными или, вернее, у них происходил перенос. Случи второго род мы уже обсудили. Но нряду с этим есть и ткие пциенты, кк уже было упомянуто, у которых связь возникет не с врчом, скорее с собственным бессознтельным. В этих случях обрз родителей не переносится н человеческий объект, остется предствлением фнтзии, но это предствление облдет ткой же притягтельной силой и вызывет ткое лее соединение, кк и перенос. Первя ктегория пциентов, которя, безусловно, недоступн ктрсису, объясняется в свете фрейдовского исследовния тем фктом, что они еще до того, кк приступить к лечению, отождествляют себя с родителями, что нделяет их тем вторитетом, незвисимостью и критикой, блгодря которым они с успехом сопротивляются ктрсису. Это, кк првило, обрзовнные, дифференцировнные личности, не пвшие безропотно жертвми бессознтельной деятельности обрз родителей. Скорее ноборот, они овлдевют этой деятельностью, бессознтельно отождествляя себя с родителями.

В отношении феномен перенос простое признние окзывется непригодным, что послужило поводом к знчительному изменению Фрейдом первончльного ктртического метод Брейер. То, что Фрейд отныне стл делть, было нзвно им «методом толковния».

Это дльнейшее рзвитие вполне логично, потому что отношения перенос в особенности требуют рзъяснения. Нсколько это вжно, вряд ли может дть себе отчет дилетнт, тем более врч, который неожиднно окзывется втянутым в ткнь непонятных, фнтстических восприятии. То, что пциент переносит н врч, должно быть истолковно, то есть рзъяснено. Поскольку дже см больной не знет содержния своего перенос, то врчу необходимо подвергнуть толковнию имеющиеся отрывки его фнтзий. Смыми непосредственными и вжными продуктми ткого род являются сновидения. Фрейд исследовл облсть сновидений, связнную исключительно с содержнием вытесненного, и, естественно, вскрыл при этом те инцестуозные содержния, о которых я говорил рнее. Конечно, из ткого рсследовния были получены не только инцестуозные мтерилы в узком смысле этого слов, вообще все возможные низости, н которые способн человеческя природ. Их список очень длинный. Для того чтобы исчерпть его хотя бы в некоторой степени, потребуется рбот протяженностью в целую жизнь.

Результтом фрейдовского метод рзъяснения является педнтичня рзрботк теневых сторон человек, о которых до этого мы и не подозревли. Это, пожлуй, смое действенное противоядие от всех иделистических иллюзий относительно сущности человек. Поэтому неудивительно, что Фрейду и его школе повсюду окзывется мощнейший отпор. Я не хочу говорить о тех, кто имеет иллюзии нсчет природы человек, но хотел бы подчеркнуть, что среди противников метод рзъяснения немло и тких, кто не имеет подобных иллюзий, но все же считет, что нельзя объяснять человек односторонне - исключительно его теневыми сторонми. В конце концов, вжн ведь не тень, тело, которое эту тень отбрсывет.

Фрейдовский метод толковния - это, тк скзть, редуктивное рзъяснение. Но если ткое рзъяснение однобоко и не знет меры, оно стновится рзрушительным. И все же полученный из проделнной Фрейдом рботы по изучению человеческой природы вывод о том, что природ эт имеет ткже и теневую сторону, причем не только см человек, но и его творения, его институты и убеждения, - этот вывод был очень полезен для рзвивющейся психологической мысли. Смые чистые и смые святые нши воззрения покоятся н глубоких, темных основх, и, в конце концов, дом можно объяснять не только от коньк крыши вниз, но ткже и от подвл вверх, причем последнее объяснение имеет еще и то преимущество, что генетически оно более верное, ибо дом строят не с крыши, с фундмент и, кроме того, строить всегд нчинют с смого простого и грубого. Здрвомыслящий человек не будет отрицть, что приложение Сломоном Рейнхом примитивных тотемических воззрений к причстию не лишено смысл. Он ткже не будет отклонять возможность применения гипотезы инцест к греческим мифм о богх. Конечно, болезненно для чувств - объяснять лучезрные вещи через их теневую сторону и тем смым низводить их, в известной степени, до печльной грязи нчл. Но я считю слбостью «крсивых вещей» и слбостью человек, если при использовнии тени в кчестве объяснительного принцип что-нибудь из этого род может быть рзрушено. Ужс от фрейдовского толковния возникет у нс исключительно из-з ншей врврской или детской нивности, которя еще не знет того, что верх всегд предполгет низ и что «les extreme se touchent» (Крйности сходятся (фрнц.). - Перед.)- бсолютня истин. Неверно, однко, было бы считть, что светлого, поскольку оно объясняется теневой стороной, отныне не существует. Это достойное сожления зблуждение свойственно и смому Фрейду. Без свет нет тени, без доброго нет злого, и ноборот. Поэтому я не могу сожлеть о потрясении, которое ннесло ншим иллюзиям и ншей огрниченности ткое рзъяснение. Ноборот, я приветствую его кк необходимое и, пожлуй, беспрецедентное по своему знчению историческое испрвление; ведь вместе с ним привносится философский релятивизм, воплощенный в современной физике и мтемтике Эйнштейном, по сути являющийся млодоступной для нс восточной мудростью, в отношении которой невозможно предскзть, чем он еще для нс обернется.

Нет ничего бесплоднее интеллектульных идей. Но если идея является фктом души. который без видимой исторической кузльной связи прокрдывется в рзличные облсти, тогд дело стоит того, чтобы обртить н него внимние. Ведь идея, которя является душевным фктом, предствляет собой в логическом и морльном отношении неопровержимую силу, которя могущественнее человек и его рзум. Человек думет, что создет эти идеи, но в действительности они создют его, тк что он бессознтельно стновится простым их рупором.

Чтобы снов вернуться к ншей проблеме фиксции, я хотел бы теперь обсудить вопрос, ккое воздействие окзывет рзъяснение. Змен фиксции ее темным здним плном обесценивет позицию пциент; он не может не видеть непригодного инфнтилизм своих претензий, блгодря чему в одном случе он нисходит с мнимой высоты смовольно присвоенного вторитет до скромного уровня и определенной, возможно, целебной неуверенности в себе, в другом будет признвть, что предъявление претензий к другим является удобной инфнтильной позицией, которя должн быть зменен большей собственной ответственностью.

Кому понимние этого что-нибудь говорит, тот сделет соответствующие морльные выводы и, вооруженный созннием собственной недостточности, ринется в борьбу з существовние, чтобы истощить те силы и влечения, которые рспоряжлись им до этого, либо упорно здерживя его в рю детств, либо по крйней мере зствляя его туд укрдкой зглядывть. Нормльное приспособление и терпимость к собственной недостточности без возможной сентиментльности и иллюзорности стнут его ведущими морльными идеями. Необходимым следствием этого является отвлечение от бессознтельного кк от облсти ослбления и соблзн, влекущих з собой морльное и социльное поржение.

Проблем, которя отныне ствится пциенту, есть воспитние социльного человек. Тем смым мы достигли третьей ступени. Простое понимние, облдющее достточной побудительной силой для многих чувствительных в морльном отношении нтур, окзывется несостоятельным для людей с незнчительной морльной фнтзией. Тких людей может подстегнуть только рельное бедственное положение; понимния для них недостточно, пусть дже эти пциенты и убедились в его глубочйшей истинности. Я уже не говорю о всех тех, кто понял очевидное толковние, но, по существу, в нем сомневется. И это опять-тки духовно дифференцировнные люди, которые признют истинность редуктивного объяснения, но не могут довольствовться простым обесценивнием своих ндежд и иделов. И здесь рзум ткже окзывется бессилен. Метод рзъяснения рссчитн н чувствительные нтуры, которые блгодря понимнию могут смостоятельно сделть морльные выводы. Рзумеется, рзъяснение простирется дльше, чем простое, неистолковнное признние, потому что оно по крйней мере просвещет дух и тем смым пробуждет дремлющие силы, которые могут окзть положительное воздействие. Но фкт остется фктом, и рзъяснение во многих случях оствляет после себя хотя и понятливое, но тем не менее неприспособленное дитя. К тому же основной фрейдовский объяснительный принцип удовольствия, кк покзло дльнейшее рзвитие, является односторонним и поэтому недостточным. Нельзя всех людей объяснять с этой стороны. Без сомнения, кждый имеет эту сторону, но он не всегд глвня. Допустим, голодный человек получет в подрок крсивую кртину, но он предпочел бы горбушку хлеб. Или, нпример, влюбленного выбирют президентом Соединенных Шттов, но он бы предпочел зключить в объятия свою возлюбленную. В целом всех людей, не испытывющих зтруднений с социльным приспособлением и социльным положением, можно скорее объяснить через принцип удовольствия, чем других, у которых ткие зтруднения существуют или, другими словми, у кого из-з социльной неудовлетворенности имеется потребность в призннии и влсти. Стрший брт, идущий по стопм отц и приобщющийся к социльной влсти, будет томиться от неудовлетворенной потребности получть удовольствие, млдший брт, угнетемый и обижемый отцом и стршим бртом, будет дрзним честолюбием и потребностью в смоутверждении. Он подчинит этому все другие стрсти, потому они не будут предствлять для него большой проблемы, по крйней мере проблемы жизненно вжной,

Здесь в системе рзъяснения имеется явный пробел, который устрнил бывший ученик Фрейд Адлер. Он убедительно докзл, что многочисленные случи неврозов нмного лучше и удовлетворительнее могут объясняться потребностью во влсти, чем принципом удовольствия. Цель его толковния состоит в том, чтобы покзть пциенту, кк он «рнжирует» симптомы и использует свой невроз для достижения фиктивного признния. Дже перенос, рвно кк и прочие фиксции, служит здесь цели достижения влсти и в этом отношении предствляет собой «человеческий протест» против мнимого угнетения, То, что имеет в виду Адлер, есть, очевидно, психология угнетемых или лишенных социльного успех, единственным стремлением которых является потребность в смоутверждении. Невротическими ткие случи являются потому, что эти люди вообржют себя угнетемыми и во влсти этой фикции ведут борьбу с ветряными мельницми, лишя себя при этом возможности достичь цели, которя для них ниболее желнн,

По существу, теория Адлер появляется н рене н ступени рзъяснения, именно рзъяснения в только чтб укзнном смысле, и в этом отношении он вновь пеллирует к рзуму. Однко хрктерной для Адлер чертой является то, что он не ожидет слишком многого от простого понимния и, исходя из этого, ясно признет необходимость социльного воспитния. В то время кк Фрейд является исследовтелем и толковтелем, Адлер - глвным обрзом воспиттель. Он не оствляет беспомощным ребенк в болезни с его ценным, првд, понимнием, пытется сделть его, используя все воспиттельные средств, нормльно приспособленным человеком. Это делется, очевидно, н основе убеждения, что социльное приспособление и нормлизция есть желння цель, безусловно, нужное и желтельное исполнение человеческой сущности. Из этой основной устновки школы Адлер следует ориентция основного кцент н социльную силу воздействия и откз от бессознтельного, который случйно, кк мне кжется, переходит в отрицние бессознтельного. Поворот от фрейдовского подчеркивния роли бессознтельного является, видимо, неизбежной рекцией, которя, кк я уже упомянул рнее, соответствует естественному отврщению любого больного, стремящегося к выздоровлению и приспособлению. Ведь если бы бессознтельное действительно было не чем иным, кк простым хрнилищем всех обычных теневых сторон человеческой нтуры, исключительно доисторическим отложением ил, то тогд в смом деле непонятно, зчем нужно нходиться в болоте, в которое однжды попли, дольше, чем это требуется. Исследовтелю луж может предствляться удивительным миром, для обычного же человек он является тем, что лучше обойти. Подобно древнему буддизму, не имеющему богов в силу того, что он должен был выделиться из фон, обрзовнного пнтеоном с двумя миллионми богов, и психология в своем дльнейшем рзвитии должн непременно дистнцировться от ткой негтивной вещи, кк фрейдовское бессознтельное. Воспиттельные цели длеровского нпрвления появляются н рене в тот момент, когд Фрейд с нее сходит, и этим они отвечют понятным потребностям больного в результте приобретенного отныне понимния нйти путь к нормльной жизни. Смо собой рзумеется, что ему смому не удется узнть, кк и откуд взялсь болезнь, д и редко одно только понимние причины приносит с собой устрнение недуг. Нельзя оствлять без внимния то, что ложные невротические пути стновятся зкоренелыми привычкми и что, несмотря н все понимние, они не исчезют до тех пор, пок не зменятся другими привычкми, приобрести которые можно только блгодря обучению. Эт рбот может осуществляться исключительно через собственное воспитние. Пциент должен быть в полном смысле этого слов «переведен» н другие пути, что может быть осуществлено лишь при нличии у него соответствующего собственного желния. Теперь понятно, почему длеровское нпрвление нходит нибольший отклик среди учителей и гумнитриев, тогд кк фрейдовское привлекет глвным обрзом врчей и интеллигенцию, которые - все без исключения - являются плохими воспиттелями.

Кждя ступень рзвития ншей психологии облдет своего род звершенностью. Ктрсис, в основе которого лежит излияние души, позволяет некоторым людям думть: теперь это здесь, все проистекет из этого, все известно, весь стрх позди, все слезы пролиты, теперь все должно быть лучше. Рзъяснение говорит столь же убедительно: теперь мы знем, откуд взялся невроз, смые рнние воспоминния рскопны, последние корни нйдены, перенос был не чем иным, кк чувственной фнтзией ря детств или возвртом в семейный ромн; путь к безыллюзорной жизни, то есть к нормльному существовнию, открыт. И нконец, воспитние укзывет н то, что криво выросшее дерево не вытянется в прямое блгодря призннию и рзъяснению, только блгодря искусству сдовод может быть подведено под нормльную шплеру. Теперь только достигнуто нормльное приспособление.

Эт удивительня звершенность, эмоционльно присущя кждой ступени, явилсь причиной того, что сегодня существуют врчи, прктикующие ктрсис, которые ничего, по-видимому, не слышли о толковнии сновидений, сторонники Фрейд, которые ни слов не понимют у Адлер, и сторонники Адлер, которые ничего не хотят знть о бессознтельном. Кждый исходит из звершенности своей ступени, отсюд идет т путниц мнений и взглядов, которя крйне зтрудняет ориентировку в этой облсти.

Почему же, однко, возникет чувство звершенности, вызывющее тк много вторитрного упорств н всех ступенях?

Я не могу объяснить себе это не чем иным, кк лежщей в основе кждой ступени некоторой окончтельной истиной, и тем, что снов и снов стновятся известными случи, которые смым убедительным обрзом эту истину докзывют. Истин же в ншем чрезвычйно богтом н зблуждения мире является ткой дргоценностью, что никто не хочет от нее откзывться, кроме некоторых, тк скзть, исключений, не желющих с нею соглситься. А кто сомневется в истине, тот неизбежно предстет вероломным вредителем, в дискуссию же повсюду примешивется нот фнтизм и нетерпимости.

И все же кждый несет светило познния только н определенном отрезке пути, пок его не примет кто-нибудь другой. Если бы этот процесс понимли инче, чем личный, если бы стло возможным допустить, что мы не есть личные творцы ншей истины, ее предствители, простые вырзители современных душевных потребностей, то, нверное, можно было бы избежть и яд и горечи, нш взор сумел бы увидеть глубинные и ндличностные связи человеческой души.

Ндо отдвть себе отчет в том, что врч, прктикующий ктрсис, - это не просто бстрктня идея, втомтически не способня породить ничего другого, кроме ктрсис. Прктикующий ктрсис врч - это еще и человек, и, хотя его мышление огрничено определенной сферой, в своих поступкх, однко, он, кк и всякий человек, проявляет свою личность в полном объеме. Он невольно выполняет целую чсть рботы по рзъяснению и воспитнию, не нзывя и соответственно отчетливо не осознвя этого, подобно всем тем, кто принципильно не выделяет этой здчи в ктрсисе.

Все живое предствляет собой историю жизни. Дже холоднокровные еще продолжют sous-entendu (Подспудно (фрнц.). - Перев.) жить в нс. Ткже и три ступени нлитической психологии, о которых мы говорили, отнюдь не являются истинми, последняя из которых поглощет и подменяет собой две предыдущие; они являются принципильными спектми одной и той же проблемы, и они никоим обрзом не противоречт друг другу, тк же кк отпущение грехов не противоречит исповеди,

То же смое ксется и четвертой ступени - преобрзовния. И он не должн претендовть н то, чтобы быть истиной в последней инстнции. Эт ступень восполняет пробел, оствленный предыдущими; он просто удовлетворяет еще одну потребность, которя рспростерлсь нд прежними.

Чтобы сделть понятным, кков цель ступени преобрзовния и что вообще ознчет кжущееся, возможно, стрнным понятие «преобрзовние», мы должны снчл рзобрться в том, ккя потребность человеческой души не был воспринят предыдущими ступенями; иными словми, ккие еще возможны требовния, если не огрничивться желнием быть нормльно приспособленным существом? Быть нормльным человеком есть смое полезное и целесообрзное, что можно придумть. Однко понятие «нормльный человек», кк и понятие «дптция», является огрниченным, предполгя нечто усредненное. Приспособление является желнной целью, нпример, для тех, кому тяжело дется умение лдить с миром или же кто из-з своего невроз не в состоянии вести нормльное существовние. «Нормльный человек» - идельня цель для неудчников, - для всех тех, кто нходится ниже общего уровня приспособленности. Однко для людей, которые способны н большее, чем средний человек, для людей, которым совсем нетрудно добиться успех, добиться более чем скромных достижений, для них идея или морльное принуждение ничем не отличться от «нормльных» людей является, по сути, прокрустовым ложем, непереносимой смертельной скукой, бесплодным, безндежным дом. Поэтому нряду с тем, что существует немло невротиков, которые зболевют потому, что они просто нормльные, есть и ткие, которые, нпротив, больны из-з невозможности стть нормльными. Мысль, которя могл бы прийти кому-нибудь в голову, - сделть первых нормльными - был бы воспринят этими людьми кк дурной сон, ибо смя глубокя их потребность н смом деле состоит в том, чтобы вести ненормльную жизнь.

Человеку свойственно искть удовлетворения и исполнения желний кк в том, чего он еще не имеет, тк, впрочем, и в том, что есть в избытке и чем он никк не может нсытиться. Достижение социльной дптции не является стимулом для людей, которым он дется с детской легкостью. Првильные поступки для того, кто неизменно ведет себя првильно, будут всегд скучны, в то время кк для поступющего вечно непрвильно дльней целью, тйным стремлением является нучиться действовть првильно.

Потребности и нужды у рзных людей рзные. То, что для одних является освобождением, для других - тюрьм. То же смое относится к нормльности и приспособленности. Если положение из биологии глсит, что человек является стдным животным и достигет полного выздоровления только через релизцию своей социльной сущности, то последний случй переворчивет это положение вверх дном и докзывет нм, что человек полностью выздорвливет только тогд, когд живет ненормльно и социльно. Подобные выводы могут послужить поводом для рзочровния в современной психологии в силу отсутствия у нее общих действенных рецептов или норм. Есть только индивидульные случи со всеми возможными потребностями и зпросми, причем они нстолько рзличны, что, в сущности, никогд нельзя знть зрнее, в кком нпрвлении будет рзвивться кждый конкретный случй. Поэтому врч поступит нилучшим обрзом, если откжется от всякого предвзятого мнения. Но это не знчит, что оно должно быть выброшено з борт; при случе его можно применить в кчестве гипотезы для возможного объяснения. И не зтем, чтобы поучть или убеждть, скорее для того, чтобы покзть больному, кк врч регирует н его особый случй. Ибо хотя это чсто и пытются обойти стороной, но отношения между врчом и пциентом предствляют собой личные отношения внутри безличностных рмок врчебной рботы. Можно только из луквств не признвть того, что лечение является продуктом взимного влияния, в котором принимет учстие все существо пциент, рвно кк и врч. При лечении происходит встреч двух иррционльных днностей, именно двух людей, которые не есть огрниченные, измеримые величины, но которые привносят с собой нряду с их потенцильно определимым созннием неопределимо рспрострненную сферу бессознтельного. Поэтому для результт душевного лечения личность врч (тк же, кк и пциент) чсто нмного вжнее, чем то, что врч говорит и думет, хотя последним нельзя пренебрегть с точки зрения вредящего или целебного фктор. Встреч двух личностей нпоминет смешение двух рзличных химических веществ: если они вообще вступют в соединение, то об изменяются. В кждом случе лечебного воздействия н душу должно ожидть, что врч будет окзывть влияние н пциент. Однко здесь может иметь место и обртное влияние - в случе воздействия пциент н врч. Если врч зщитится от влияния пциент и окутет себя клубми дым отцовски-профессионльного вторитет, это не принесет ему пользы, Этим он просто откжет себе в использовнии в высшей степени вжного оргн познния. Ведь пциент бессознтельно окзывет н врч влияние и вызывет в его бессознтельном изменения; известные, нверное, многим психотерпевтм их собственные, воистину профессионльные изменения или дже повреждения души смым убедительным обрзом докзывют, тк скзть, химическое воздействие пциент. Одно из смых известных явлений этого род - вызвнный переносом контрперенос. Но чще воздействия имеют более тонкую природу, и их нельзя охрктеризовть инче, кк древней идеей перенесения болезни н здорового, который должен своим здоровьем одолеть демон болезни, что, однко, негтивно скзывется н его собственном здоровье.

Н отношения между врчом и пциентом воздействуют некоторые иррционльные фкторы, вызывющие обоюдные изменения (преобрзовния). При этом решющее знчение будет иметь стбильня сильня личность. Однко перед моими глзми прошло немло случев, когд пциент вопреки всякой теории и профессионльным нмерениям ссимилировл врч, порой дже ннося ему известный вред.

Ступень преобрзовния основывется н этих фктх, ясному осозннию которых предшествовл охвтывющий более чем четверть столетия прктический опыт. Признвя эти фкты, см Фрейд поддержл мое требовние к врчу - подвергнуть нлизу смого себя.

Что ознчет это требовние? Оно ознчет не что иное, кк необходимость для врч «нходиться под нлизом» в той же мере, что и для пциент. Первый является ткой же соствной чстью процесс душевного лечения, кк и последний, и поэтому в той же степени подвержен преобрзующим воздействиям. Если же врч окзывется недоступным ткому воздействию, то он лишется ткже и возможности влиять н пциент, поскольку в результте он окзывет влияние только бессознтельно, то в поле его сознния обрзуется белое пятно, не позволяющее ему првильно видеть пциент. В подобных случях успешность лечения окзывется под сомнением.

Стло быть, врч обременен той же здчей, которой он хотел бы обременить пциент, именно быть, нпример, социльно приспособленным существом или, в другом случе, првильно неприспособленным. Терпевтическое требовние может, конечно, принимть форму тысячи рзличных, в звисимости от устновок врч, предписний. Один верит в преодоление инфнтилизм, следовтельно, он должен преодолеть собственный инфнтилизм. Другой верит в отрегировние всех ффектов, следовтельно, у него смого должны быть отрегировны все его ффекты. Третий верит в полную сознтельность, следовтельно, он должен достичь собственной сознтельности или по крйней мере постоянно стремиться к тому, чтобы выполнять свое терпевтическое требовние, если он хочет быть уверенным в првильном влиянии н своих пциентов. Все эти основные терпевтические идеи в знчительной степени являются этическими требовниями, которые все вместе достигют высшей точки в истине: «Ты см должен быть тким, кким хочешь сделть другого». Днное общеизвестное выржение издвн считлось пустым, тк кк не было еще ткого ловкого прием, который мог бы ндолго опереться н эту простую истину. Не отчего убеждются, что убеждются - вот что было основным вопросом во все времен.

Четвертя ступень нлитической психологии требует обртного применения соответствующей выбрнной системы к смому врчу, причем это должно делться с ткой же беспощдностью, последовтельностью и терпением, с ккими врч действует по отношению к пциенту.

Если подумть, с кким внимнием и критикой должен врчевтель души следовть з своим пциентом, чтобы вскрыть его ложные пути и ошибочные выводы, его инфнтильные тйны, то сделть то же смое для себя будет для него поистине немлым достижением. Однко в большинстве случев это для нс смих мло интересно, д и оценить-то некому эти нши интроспективные стрния. К тому же пренебрежение человеческой душой повсюду еще нстолько велико, что смонблюдение и знятость смим собой считются чуть ли не болезненными явлениями, Видимо, кое-кто не чует здоровья в собственной душе, отчего уже одно только проявление интерес к ней пхнет больничной плтой. Эти противоречия врч должен преодолеть в себе смом, ибо кк же он может воспитывть другого, если не воспитн см, кк рзъяснять, если он см для себя покрыт мрком, и кк очищть, если все еще не чист он см?

Шг от воспитния к смовоспитнию есть логичный шг вперед, который дополняет все предыдущие ступени. Требовние ступени преобрзовния, то есть чтобы изменился см врч, тем смым стновясь способным изменить ткже и больного, является, кк легко понять, весьм непопулярным из-з того, что, во-первых, оно кжется непрктичным, во-вторых, знятие смим собой сопряжено с неприятным предрссудком и, в-третьих, подчс весьм болезненно открывть в смом себе все то, что ожидлось в днном случе обнружить в своем пциенте. Последний пункт в особенности способствует непопулярности этого требовния, потому что тот, кто зхочет воспитывть и лечить смого себя, вскоре обнружит, что его существо облдет некоторыми особенностями, препятствующими нормлизции. Что он будет делть с этими особенностями? Хотя он всегд знет - к этому его обязывет профессия, - что должен с ними делть пциент. Но все же, что он см будет делть с этим, особенно если он см в этом глубоко убежден и см к этому пришел? Или, возможно, в этом убедились смые близкие ему люди? В тком смоисследовнии он может открыть в себе неполноценность, которя грозит прирвнять его к пциенту и, возможно, подорвть его вторитет. Кк он будет обходиться с этой неприятной нходкой? Этот в известной степени «невротический вопрос» будет зтргивть его смым глубоким обрзом, кким бы нормльным он см себе ни кзлся. Он ткже откроет, что вопросы, которые -тяготят его тк же, кк и его пциентов, не могут быть решены без лечения, что решение посредством других является детским и что если решение не может быть нйдено, то вопрос снов окжется вытесненным.

Я не хочу длее углубляться в проблемы, возникющие блгодря процессу смонлиз, поскольку их мсштб несоизмерим с огромной неизведнностью души.

И ноборот, я бы с большей охотой подчеркнул, что последние достижения нлитической психологии подводят нс к вжному вопросу об иррционльных фкторх человеческой личности и выдвигют н передний плн личность врч в кчестве лечебного фктор или его противоположности. Тем смым в свою очередь выдвигется требовние изменения смого врч, то есть смовоспитние воспиттеля. Отныне все то, что объективно присутствовло в истории ншей психологии - признние, рзъяснение и воспитние, - поднимется н ступень субъект, другими словми, все, что деллось с пциентми, должно делться и с врчом, чтобы его личность не окзл отрицтельного влияния н пциентов. Врчу непозволительно пытться зкрывть глз н свои собственные трудности, ссылясь н то, что он лечит трудности других, в то время кк у него смого якобы этих проблем не существует.

Подобно тому кк рнее фрейдовской школе в связи со своим длеко идущим открытием неожиднно пришлось ввязться в полемику дже по религиозно-психологическим вопросм, тк и новейший поворот ведет к тому, что этическя устновк врч стновится проблемой, обойти которую невозможно. Нерзрывно связнные с этим вопросом смокритик и смонлиз сделют необходимым возникновение совершенно иного мнения о душе по срвнению с прежним, чисто биологическим. Ведь душ человек, безусловно, не только объект естественно-нучно ориентировнной медицины, он не только больной, но и врч, не только объект, но ткже и субъект, не только некоторя функция мозг, но и бсолютное условие ншей сознтельности.

То, что рнее было медицинским методом лечения, здесь стновится методом смовоспитния, и тем смым горизонт ншей психологии неожиднно рсширяется до непредвиденных пределов. Решющее знчение имеет теперь не диплом врч, человеческие кчеств. Ткой поворот крйне вжен, потому что он предоствляет средств для искусств врчевния души, которое рзвилось, утончилось и системтизировлось в постоянном упржнении с больными и которое стло н службу смовоспитния и смосовершенствовния. Этим нлитическя психология рзрывет оковы, держвшие ее прежде в консультционной комнте врч. Он перешгивет через сму себя и восполняет те огромные пробелы, которые прежде свидетельствовли об ущербности зпдноевропейских культур по срвнению с восточными. Мы знли только подчинение и усмирение души, но не методическое рзвитие ее смой и ее функций. Ведь нш культур еще молод, молодые культуры требуют всего искусств укрощения, чтобы хоть в ккой-то степени упорядочить все то дикое и врврское, которое не нмерено уступть свои позиции без боя. Однко н более высоком уровне культуры рзвитие должно зменить и зменит принуждение. Для этого нужен путь, метод, который у нс, кк уже было скзно, до сих пор отсутствовл. Мне кжется, что познния и опыт нлитической психологии могли бы по меньшей мере служить основой для этого, поскольку тм, где врчебня психология изнчльно берет в кчестве предмет исследовния смого врч, он мгновенно перестет быть простым методом лечения больного. Он теперь имеет дело со здоровыми или по крйней мере с теми, кто предъявляет претензии н душевное здоровье, ткже с теми, у кого есть недуг, который их мучет. Поэтому ткя психология претендует н то, чтобы стть общим достоянием в еще большей степени, чем предыдущие ступени, кждя из которых см по себе уже является носителем некоторой общей истины. Однко между этим притязнием и сегодняшней действительностью все еще лежит пропсть, через которую не ведет мост. Он должен строиться кмень з кмнем.

Противоречия Фрейд и Юнг

О рзличиях во взглядх Фрейд и моих собственных должен был бы, скорее, писть тот, кто стоит снружи, вне сферы влияния идей, которые зовутся «Фрейдом» и «Юнгом». Не зню, смогу ли я положиться н свою объективность и нсколько беспристрстно он позволит мне говорить дже о моих собственных идеях. Возможно ли это вообще? Я сомневюсь. И если кому-нибудь удстся проделть этот мюнхгузеновский фокус, то я готов спорить, что его идеи в конечном счете смому ему не приндлежли.

Рзумеется, идеи, имеющие многих сторонников, никогд не приндлежт их тк нзывемому создтелю; в большей степени он см нходится в кбле у своей идеи. Зхвтывющие, или тк нзывемые истинные, идеи содержт в себе нечто особенное: они обязны происхождением непреходящему, всегд существующему, мтеринским первопричинм, из которых эфемерный дух отдельного человек вырстет кк рстение, которое цветет, приносит плод и семя, увядет и умирет. Идеи обязны происхождением чему-то более великому, нежели отдельный человек. Не мы их делем, , ноборот, мы сделны ими.

С одной стороны, идеи являются неизбежным призннием того, что не только высшее в нс, но ткже и нше несовершенство и личня нш ничтожность рвутся н свет дня. Идеи бсолютны, они нд психологией! Откуд инче им взяться, кк не из субъективного? Может ли зщитить нс опыт от субъективной предвзятости? Не является ли всякий опыт, дже в смом нилучшем случе, по крйней мере нполовину субъективным толковнием? С другой стороны, однко, субъект тоже является объективной днностью, чстицею мир, и то, что от него исходит, в конце концов исходит из основы мир, ведь дже смое редкое и невероятное живое существо носит н себе и питет общя для всех нс земля. Кк рз смые субъективные идеи и являются тем, что близко всего стоит к природе и сущности, поэтому их можно было бы нзвть и смыми истинными. Но «что есть истин»?

В психологии я прежде всего откзлся бы от мысли, что мы, современные люди, вообще в состоянии выскзть что-либо «истинное» или «првильное» о сущности души. Лучшее, что мы можем сделть, - это првдиво вырзить. «Првдиво вырзить» - знчит понять и подробно изложить субъективно днное. Один будет делть удрение н формовнии днного и поэтому полгть себя творцом своего днного, другой будет выделять созерцние, потому говорить о являющемся, при этом он сознет себя воспринимющим существом. Истин лежит, нверное, посредине: првдивое выржение - это формирующее созерцние.

В этом приеме и действии зключено все, чем может похвлиться дже смое честолюбивое притязние современных психологов. Нш психология - это более или менее удчно оформленное познние некоторых людей, но тк кк эти люди в достточной степени типичны, то ткое познние можно использовть ткже и для довольно полного описния множеств других людей. Однко те, кто обнруживют другой тип, тоже ведь относятся к роду человек, из этого можно зключить, что и они, првд в незнчительной степени, зтронуты этим зннием. То, что Фрейд говорит о роли сексульности, об инфнтильном удовольствии и его конфликте с «принципом рельности», об инцесте и о тком же конфликте, - все это прежде всего является смым верным выржением его личной психологии. Это удчно оформленное выржение субъективно днного. Я не противник Фрейд, хотя его собствення близорукость и близорукость его учеников хотят поствить н мне ткое клеймо. Ни один опытный врчевтель души не может отрицть того, что имеются по меньшей мере десятки случев, когд психология по всем основным моментм соглсн с Фрейдом. Поэтому Фрейд именно своим субъективным зннием способствовл рождению великой человеческой истины. Он см является нглядным примером своей психологии и посвятил свою жизнь и творчество выполнению этой здчи.

Кков см человек, тк он и видит. А поскольку у рзличных людей и психическя оргнизция рзличн, то они соответственно и видят по-рзному, и выржют рзное. И прежде других это продемонстрировл один из смых первых учеников Фрейд Альфред Адлер; он излгл тот же смый опытный мтерил с совершенно иной точки зрения, и его способ смотреть н вещи является по крйней мере не менее убедительным, чем способ Фрейд, потому что см Адлер предствляет тип психологии, который ткже встречется достточно чсто. Предствители же обеих этих школ, кк мне известно, считют меня, вне всяких сомнений, непрвым, но я уверен, что история и все непредвзято мыслящие люди признют мою првоту. Я не могу не выскзть упрек обеим школм в том, что они чрезмерно склонны рссмтривть человек под углом его дефектов и птологии. Убедительным примером этого является неспособность Фрейд понять религиозное переживние (Cp.:F r e u d. DieZukunfteinerIllusion. - Авт.),

В отличие от него я предпочитю понимть человек исходя из его здоровья и дже стремлюсь освобождть больных от той психологии, которя излгется н кждой стрнице произведений Фрейд. Мне неизвестны ткие случи, где Фрейд хоть в чем-то вышел бы з рмки собственной психологии и избвил своего пциент от того недуг, от которого к тому же стрдет и см врч. Его психология предствляет собой психологию невротического состояния определенной чекнки, следовтельно, он является действительно истинной лишь в пределх соответствующего состояния. В рмкх этих грниц Фрейд прв и зконен - дже тм, где он ошибется, Ведь и это тоже относится к общей кртине, потому вполне соответствует его вероисповеднию. Но подобня психология, основння к тому же - это симптом болезненности - н некритичном, бессознтельном мировоззрении, которому свойственно знчительно суживть горизонты переживния и видения, - ткя психология не может являться психологией здоровых людей. Фрейд был во многом не прв, откзвшись от философии. Он никогд не критикует свои исходные положения, тк же кк ни рзу им не подверглись критике и его собственные психологические предпосылки. В свете моих предыдущих рссуждении это легко можно понять кк необходимость; ведь критик своих собственных положений, нверное, лишил бы его возможности нивно (Ср.: Freud, DieTraumdeutung. - Авт.) изложить свою оригинльную психологическую систему. Во всяком случе - я чувствую, - это стоило бы ему большого труд. Я никогд не пренебрегл горько-слдким нпитком критической философии и предусмотрительно принимл его, по крйней мере, в refracta dosi (Мля доз (лт.). - Перев.). Слишком мло - скжут мои противники. Дже чересчур много - говорит мое собственное чувство. Легко, слишком легко отрвляет смокритик изыскнное добро нивности, тот др, который тк необходим кждому творческому человеку. Во всяком случе, философскя критик помогл мне увидеть субъективный хрктер познния любой психологии - в том числе и моей. Однко я должен зпретить моей критике лишть меня своей собственной возможности формовния. И хотя я зню, что з кждым словом, которое я выскзывю, стоит моя особення и единствення в своем роде Смость со своим специфичным для нее миром и своей историей, я все-тки буду следовть з своей потребностью говорить от смого себя в пределх тк нзывемого опытного мтерил. Этим я всего лишь служу цели человеческого познния, которой ткже хотел служить и Фрейд и которой он, несмотря ни н что, служил, Знние основывется не только н истине, но и н зблуждении.

Понимние субъективного хрктер всякой психологии, созднной отдельным человеком, является, пожлуй, той отличительной чертой, которя смым строгим обрзом отделяет меня от Фрейд.

Другим отличительным признком предствляется мне тот фкт, что я стрюсь не иметь бессознтельных и, следовтельно, некритичных исходных мировоззренческих пунктов. Я говорю «стрюсь», ибо кому известно нверняк, что у него нет бессознтельных исходных посылок? По крйней мере я стрюсь избегть смых грубых предубеждений и поэтому склонен признвть всех возможных богов, предполгть, что все они проявляют себя в человеческой душе. Я не сомневюсь, что природные инстинкты, будь то эрос или жжд влсти, с большой силой проявляются в душевной сфере; я не сомневюсь дже в том, что эти инстинкты противостоят духу, ведь они всегд чему-то противостоят, и почему тогд это что-то не может быть нзвно «духом»? Нсколько мло я зню, что ткое см по себе «дух», нстолько же мло мне известно и то, что ткое «инстинкты». Одно столь же тинственно для меня, кк и другое, и я совершенно не способен объявить одно из двух недорзумением; ведь то, что Земля имеет только одну Луну, не есть недорзумение: в природе нет недорзумений, они существуют лишь в сфере того, что человек нзывет «рзумом». В любом случе инстинкт и дух нходятся по ту сторону моего понимния; все это понятия, которые мы употребляем для неизвестного, но влстно действующего.

Поэтому мое отношение ко всем религиям позитивно. В содержнии их учений я вновь узню те фигуры, с которыми стлкивюсь в сновидениях и фнтзиях моих пциентов. В их морли я вижу попытки, подобные тем, с помощью которых мои пциенты интуитивно стрются нйти верный способ обходиться с силми собственной души. Священнодействия, ритулы, инициции и скетизм чрезвычйно интересны для меня кк плстичные и рзнообрзные техники создния првильного пути. Тким же позитивным является мое отношение к биологии и вообще ко всему естественно-нучному эмпиризму, который предствляется мне мощной попыткой охвтить душу снружи, и, ноборот, религиозный гнозис кжется мне ткой же гигнтской попыткой человеческого дух познть ее изнутри. В моей кртине мир присутствует огромное внешнее и ткое же огромное внутреннее, между ними нходится человек, обрщенный то к одному, то к другому полюсу, чтобы в звисимости от темпермент и склонностей считть бсолютной истиной то одно, то другое и в звисимости от этого отрицть одно рди другого или же приносить этому другому в жертву первое.

Дння кртин является, конечно, предположением, но тким, от которого я отступть не нмерен, ибо оно слишком ценно для меня в кчестве гипотезы. Я нхожу кк эвристическое, тк и эмпирическое подтверждение днного предположения, в силу consensus gentium (Соглсие всех (лт.). - Перев.) оно для меня вообще бесспорно. Из этой гипотезы, источником которой, несомненно, являюсь я см, и возникло мое учение о типх - дже если я и вообржю себе, что вывел его из опыт, - ткже мое примирение с рсходящимися точкми зрения, кк, нпример, с тем же Фрейдом.

Н предствлении о противоречивой кртине мир основывется и моя идея о психической энергии, которя должн рождться из взимодействия противоположностей подобно энергии физического явления, предполгющей существовние противоположении тип горячо - холодно, высоко - низко и т.д. Если для Фрейд сексульность внчле был чуть ли не единственной психической инстинктивной силой и лишь после моего отделения он нчл учитывть другие фкторы, то я охвтывю понятием энергии все более или менее ad hoc (Для этого, для определенного случя (лт.). - Перев.) сконструировнные душевные побуждения или силы, чтобы исключить произвольные положения обычной энергетической психологии, уйти от которых в противном случе предствляется прктически невозможным. Поэтому я больше не говорю о силх или отдельных влечениях; я говорю теперь о «ценностной интенсивности» (Ср: UberpsychischeEnergetikunddasWesenderTraume. - Авт.). Но этим не отрицется вжность сексульности в психическом явлении, кк это упорно приписывет мне Фрейд. Просто должно быть зпружено нводнение души терминологией сексульности, см сексульность поствлен н подобющее ей место.

В конце концов, он является - и этого не будет отрицть ни один здрвомыслящий человек - лишь одним из биологических инстинктов, лишь одной из психофизиологических функций, пусть дже и очень вжной и богтой последствиями. Но что, нпример, произойдет, если мы перестнем питться? Относящяся к сексульности психическя сфер в нстоящее время, несомненно, в знчительной степени нрушен, но если дже один зуб способен тк сильно беспокоить, то душу в целом можно срвнить с челюстью, полной больных зубов. Тип сексульности, описывемый Фрейдом, является, несомненно, сексульной нвязчивой идеей, которя всякий рз встречется тм, где пциент необходимо вымнить либо вытолкнуть из неподходящей ситуции или устновки. Это вид зстойной сексульности, которя снижется до нормльной пропорции, кк только освобождется путь к рзвитию. Чще всего это зстревние в семейном чувстве обиды, в эмоционльной ндоедливости тк нзывемого «семейного ромн», ведущих к зпруживнию жизненной энергии, что является кк рз тем зстоем, который неизбежно проявляется в форме тк нзывемой инфнтильной сексульности. В днном случе речь идет не об изнчльной природной сексульности, о неестественном оттоке нпряжения, которое было бы н своем месте в ккой-либо другой облсти жизни. Тогд зчем же нужно плвть в этой нводненной облсти? Ведь нмного вжнее - тк по крйней мере кжется прямолинейному рзуму - открыть сточные кнлы, то есть нйти те возможности или устновки, которые обеспечт выход энергии, инче получится не что иное, кк circulus vitiosus (Порочный круг (лт.). - Перед.), кким предствляется мне фрейдовскя психология. У нее нет никкой возможности освободиться от безжлостного ярм биологического явления. Отчявшись, ндо воскликнуть вместе с Пвлом: «Я бедный человек, кто же избвит меня от бремени этой смерти?» А нш духовный человек, покчивя головой, говорит вместе с Фустом: «Ты осознешь только одно влечение», то есть телесные оковы, ведущие нзд к отцу и мтери или вперед к детям, которые произошли из ншей плоти - «инцест» с прошлым и «инцест» с будущим, нследный грех увековечивния «семейного ромн». Поэтому единственным избвителем здесь может быть только дух, тот смый, противоположный полюс явлений мир; не дети плоти, «дети Бог» испытывют свободу. В «Дне тотем» Эрнст Брлх мть-демониц говорит в тргическом финле семейного ромн: «Удивительно лишь то, что человек не желет признть Бог своим отцом». Именно этого никогд не хотел признть Фрейд, и против этого выступют все его единомышленники, или, по крйней мере, они не могут подобрть к этому ключ. Теология не идет нвстречу ищущим, потому что он требует веры, являющейся в свою очередь подлинной и верной хризмой, которую никто не в состоянии сотворить см. Мы, современные люди, вынуждены зново переживть дух, то есть овлдевть прежним опытом. Это единствення возможность рзорвть зколдовнный круг биологического явления.

Днное положение является третьим пунктом, который отличет мою точку зрения от взглядов Фрейд. Из-з этого пункт мне чсто предъявляют обвинение в мистицизме. Но я не считю себя ответственным з тот фкт, что человек всегд и везде естественным обрзом рзвивл религиозную функцию и что поэтому человеческя душ с двних пор пропитн и пронизн религиозными чувствми и предствлениями. Кто не видит этого спект человеческой души, тот не видит ничего, кто пытется досконльно объяснять или дже просто рзъяснять его - лишен чувств рельности. Или, может, отцовский комплекс, пронизывющий всю фрейдовскую школу с головы до пят, докзывет, что произошло достойное упоминния избвление от фтльности семейного ромн? Этот отцовский комплекс с его фнтичной зкостенелостью и слишком большой чувствительностью является непонимемой религиозной функцией, мистицизмом, который овлдел биологическим и семейным. Своим понятием «Сверх-Я» Фрейд делет робкую попытку втиснуть древний обрз Иов в свою психологическую теорию. О тких вещх лучше говорить ясно. Поэтому я предпочитю нзывть вещи именми, которыми они всегд нзывлись.

Колесо истории нельзя повернуть вспять, и шг человечеств к духовному, нчло которому положено еще первобытными иницициями, не должен отрицться. Конечно, нук не только может, но и должн обрзовывть чстные облсти с огрниченными гипотезми; однко душ является вышестоящей по срвнению с созннием целостностью, мтерью и предусловием сознния, поэтому нук ткже является лишь одной из присущих ей функций, которя никогд не исчерпет полноту ее жизни. Врчевтелю души нельзя прятться з угол птологии и быть непомерно глухим к понимнию того, что дже больня душ все же является человеческой и что, несмотря н свою болезнь, он все-тки бессознтельно учствует во всеобщности жизни человечеств. Более того, он дже должен уметь признть и то, что «Я» стрдет не только из-з своего отделения от общего, следовтельно, от человечеств, но ткже и из-з потери духовности. «Я» фктически является «средоточием стрх», кк првильно говорит Фрейд (Das Ich und das Es.- Авт.), именно до тех пор, пок оно снов не возвртится к отцу и мтери. Фрейд рзбивется о вопрос Никодим: «Неужели может он в другой рз войти в утробу мтери своей и родиться?»( Ев. от Ионн: 3,4. - Перев.) История повторяется - si licet parva componere magnis - в виде домшнего спор современной психологии.

С двних времен инициции учт о рождении из духовного, человек удивительным обрзом снов и снов збывет о божественном зчтии. Ткя збывчивость не укзывет н ккие-то особые силы дух, более того, последствия ее выржются в невротическом недорзвитии, озлобленности, сужении интересов, опустошенности. Нетрудно избвиться от дух, но в супе не будет соли, «соли земли». Ведь дух снов и снов докзывет свою силу в том, что от поколения к поколению передются вжнейшие учения и посвящения древних. Снов и снов нходятся люди, понявшие знчение того, что их отцом является Бог. Рвновесие телесного и духовного оствляет сферу дух сохрнной.

Противоречия между Фрейдом и мною основывются глвным обрзом н рзличии принципильных предврительных положений. Но предврительные положения неизбежны, поскольку это тк, то и не ндо делть вид, будто бы их вовсе не было. Я осветил здесь прежде всего принципильные спекты нших позиций, ибо, основывясь н них, легче понять все многочисленные чстные рзличия между моей и Фрейд точкми зрения.

Психологическя типология

Хрктер - это устойчивя индивидульня форм человеческого бытия, причем форм кк физической, тк и душевной природы. Поэтому общя хрктерология предствляет собой учение о признкх кк физического, тк и душевного род. Необъяснимое единство живого существ является причиной того, что физический признк не есть просто физический, душевный - не есть просто душевный, ибо непрерывность природы не знет тех несовместимостей и рзрывов, которые вынужден преодолевть человеческий рзум, чтобы суметь познть вообще хоть что-нибудь. Отрыв тел от души - это искусствення оперция, дискриминция, которя, несомненно, в большей степени основывется н своеобрзии познющего рзум, чем н сути вещей. В действительности же взимное проникновение телесных и душевных признков столь глубоко, что по свойствм тел мы не только можем сделть длеко идущие выводы о кчествх души, но и по душевным особенностям мы можем судить о соответствующих телесных формх. Последнее, конечно, потребует от нс несрвненно больших усилий, но, пожлуй, не из-з того, что душ окзывет меньшее влияние н тело, чем тело н душу, потому, что если нчинть с души, то нм придется делть вывод по неизвестному об известном, тогд кк в противном случе у нс есть преимущество, ведь здесь мы можем оттлкивться от известного, то есть от видимого нми тел. Вопреки психологической теории, которя якобы у нс сегодня существует, душ все же нмного бесконечнее и темнее, чем видимя поверхность тел. Душ по-прежнему является чужой, неизведнной стрной, из которой к нм поступют лишь косвенные известия, передвемые через подверженные всевозможным иллюзиям функции сознния,

Следовтельно, более безопсным предствляется путь от внешнего к внутреннему, от известного к неизвестному, от тел к душе. Поэтому все попытки создния хрктерологии нчинлись снружи. К ним относятся ткие методы предков, кк, нпример, стрология, которя дже обрщлсь к звездм, чтобы постичь те линии судьбы, нчл которых, по змечнию Сени Влленштейну, лежт в смом человеке, ткже хиромнтия, френология Глля и физиогномик Лфтер. Недвние попытки подобного род предствлены грфологией, физиологической типологией Кречмер и кляксогрфическим методом Роршх. Кк видно, путей от внешнего к внутреннему, от телесного к душевному вполне достточно.

Ткое нпрвление от внешнего к внутреннему должно быть путем исследовния до тех пор, пок не будут с достточной ндежностью устновлены определенные элементрные душевные состояния. Но кк только это произойдет, путь может стть обртным. Тогд мы сможем поствить вопрос: кково телесное выржение конкретного душевного состояния? К сожлению, мы еще не нстолько продвинулись в днной облсти, чтобы быть в состоянии вообще зтргивть этот вопрос, потому что основное условие, именно удовлетворительня консттция душевного состояния, еще длеко не выполнено. Более того, мы лишь нчли упржняться в рсстновке душевного инвентря, д и то не всегд успешно.

Простя консттция того, что определенные люди выглядят тк-то и тк-то, совсем ничего не будет знчить, если он не позволит нм сделть вывод о соответствующем содержнии. Мы только тогд будем удовлетворены, когд узнем, ккой вид души соответствует определенным физическим кчествм. Тело без души нм ни о чем не говорит, тк же кк - позволим себе встть н точку зрения души - душ ничего не может знчить без тел. Если мы теперь собиремся по ккому-нибудь физическому признку судить о соответствующем ему душевном кчестве, то мы делем это, кк уже было скзно, по известному о неизвестном.

Я, к сожлению, вынужден подчеркивть эту мысль, поскольку психология является смой молодой из всех нук и поэтому нходится во влсти предрссудков. Тот фкт, что психология, в сущности, был открыт лишь недвно, является непосредственным докзтельством того, что нм потребовлось слишком много времени для отрыв душевного от субъект и тем смым выделения его в кчестве предмет объективного познния. Психология кк естествення нук - это фктически приобретение смого последнего времени, поскольку до сих пор он был тким же фнтстическим продуктом произвол, кк и средневековя естествення нук. Считлось, что психологией можно рспоряжться. И этот предрссудок ощутимо следует з нми. Ведь душевное для нс - это нечто смое непосредственное, поэтому вроде бы и смое знкомое, дже более чем знкомое: оно зевет нм в лицо, оно рздржет нс бнльностью своей нескончемой повседневности, мы дже стрдем от этого и делем все возможное, чтобы об этом не думть. Из-з того, что душ предствляет собой смое непосредственное явление, из-з того, что мы сми являемся душой, мы вряд ли можем предположить что-либо иное, чем то, что мы знкомы с ней глубоко, основтельно и долго. Поэтому кждый не только имеет свое мнение о психологии, но и убежден, что он, смо собой рзумеется, лучше всех в ней рзбирется. Психитры, которым приходится сржться с родственникми и опекунми своих пциентов, понятливость которых (родственников и опекунов) уже стл притчей во языцех, были, пожлуй, первыми людьми, которые в кчестве профессионльной группы столкнулись с бытующим в мссе слепым предрссудком, что в психологических вопросх кждый понимет больше любого другого, что, впрочем, не мешет и смому психитру рзделять это мнение. Причем доходит до того, что он вынужден признть: «В этом городе вообще только дв нормльных человек. Профессор В. в гимнзии - он второй».

В психологии сегодня нужно, в конце концов, прийти к понимнию того, что душевное - это нечто совершенно неизведнное, хотя оно и кжется бсолютно знкомым, и что душу другого кждый знет, пожлуй, лучше, чем свою собственную. Во всяком случе, для нчл это было бы весьм полезным эвристическим положением. Ведь именно из-з непосредственности душевных явлений психология и был открыт тк поздно. А поскольку мы стоим еще только у истоков нуки, постольку у нс отсутствуют понятия и определения, с помощью которых мы могли бы охвтить известные нм фкты. Первые у нс отсутствуют, последние (фкты) - нет; более того, они теснят нс со всех сторон, мы дже звлены ими в отличие от других нук, вынужденных их рзыскивть, естественное группировние их, кк, нпример, химических элементов или семейств рстений, опосредуется нми нглядным понятием a posteriori (Из последующего, н основнии опыт (лт). - Перев.). Совсем инче, однко, обстоит дело с психикой; здесь со своей эмпирически-нглядной устновкой мы просто попдем в непрерывное течение нших субъективных душевных явлений, и если из этого поток вдруг всплывет всеобъемлющее общее понятие, то оно является не более чем простым симптомом. Рз мы сми являемся душой, то, позволяя исполниться душевному процессу, мы почти неизбежно рстворяемся в нем и тем смым лишемся способности познющего рзличения и срвнения.

Это предствляет собой одну трудность; еще одн зключется в том, что по мере отдления от прострнственного явления и приближения к беспрострнственности души мы теряем возможность точного количественного измерения. Дже консттция фктов стновится зтруднительной. Нпример, если я хочу подчеркнуть недействительность ккой-либо вещи, то говорю, что я только подумл, «У меня дже и мыслей тких не было бы, если бы не… и вообще я ткого не думл». Змечния подобного род докзывют, ккими тумнными являются фкты души или, точнее скзть, нсколько неопределенно субъективными они кжутся, ибо н смом деле они столь же объективны и определенны, кк и любое другое событие. «Я действительно подумл тк-то и тк-то, и отныне это всегд будет присутствовть в моих действиях». Дже к ткому, можно скзть, смо собой рзумеющемуся призннию многие люди должны буквльно-тки продирться, порой при огромном нпряжении морльных сил. Именно с этими трудностями мы стлкивемся, когд делем вывод по известному внешнему явлению о состоянии души.

Отныне облсть моих изыскний сужется с клинической консттции, в смом широком смысле, внешних признков до исследовния и клссификции всех душевных состояний, которые вообще могут быть выявлены и устновлены. Из этой рботы снчл возникет психическя феноменология, которя делет возможным появление соответствующего структурного учения, уже из эмпирического применения структурного учения вытекет нконец психологическя типология.

Клиническя феноменология - это симптомтология. Шг от симптомтологии к психической феноменологии можно срвнить с переходом от чисто симптомтической птологии к знниям о птологии клеточной и птологии обмен веществ, ибо психическя феноменология позволяет нм увидеть процессы зднего плн души, лежщие в основе возникющих симптомов. Общеизвестно, что это стло возможным блгодря применению нлитического метод. Сегодня мы облдем действительным зннием о душевных процессх, вызывющих психогенные симптомы. Этим зннием является не что иное, кк учение о комплексх, которое, собственно, и окзывется основой психической феноменологии. Что бы ни действовло в темных подпочвх души - рзумеется, н этот счет существуют рзнообрзные мнения, - несомненно по крйней мере одно: прежде всего это особые ффективные содержния, тк нзывемые комплексы, которые облдют определенной втономией. Мы уже не рз стлкивлись с выржением «втономный комплекс», однко, кк мне кжется, оно чсто употребляется непрвомерно, тогд кк некоторые содержния бессознтельного и в смом деле обнруживют поведение, которое я не могу нзвть инче, кк «втономным», подчеркивя этим их способность окзывть сопротивление сознтельным нмерениям, появляться и исчезть, когд им зблгорссудится. Кк известно, комплексы - это прежде всего ткие психические величины, которые лишены контроля со стороны сознния. Они отщеплены от него и ведут особого род существовние в темной сфере души, откуд могут постоянно препятствовть или же содействовть рботе сознния.

Дльнейшее углубление учения о комплексх последовтельно приводит нс к проблеме возникновения комплексов. Н этот счет ткже существуют рзличные теории. Но кк бы то ни было, опыт покзывет, что комплексы всегд содержт в себе нечто вроде конфликт или, по крйней мере, являются либо его причиной, либо следствием. Во всяком случе, комплексм присущи признки конфликт, шок, потрясения, неловкости, несовместимости. Это тк нзывемые «больные точки», по-фрнцузски «betes noires», по-нглийски «skeletons in the cupboard», о которых не очень-то хочется вспоминть и еще меньше хочется, чтобы о них нпоминли другие, но которые, зчстую смым неприятным обрзом, нпоминют о себе сми. Они всегд содержт воспоминния, желния, опсения, обязнности, необходимости или мысли, от которых никк не удется отделться, потому они постоянно мешют и вредят, вмешивясь в ншу сознтельную жизнь.

Очевидно, комплексы предствляют собой своего род неполноценности в смом широком смысле, причем я тут же должен зметить, что комплекс или облдние комплексом не обязтельно ознчет неполноценность. Это знчит только, что существует нечто несовместимое, нессимилировнное, возможно дже, ккое-то препятствие, но это ткже и стимул к великим устремлениям и поэтому, вполне вероятно, дже новя возможность для успех. Следовтельно, комплексы являются в этом смысле прямо-тки центром или узловым пунктом душевной жизни, без них нельзя обойтись, более того, они должны присутствовть, потому что в противном случе душевня деятельность пришл бы к чревтому последствиями зстою. Но они ознчют ткже и неисполненное в индивиде, облсть, где по крйней мере сейчс он терпит поржение, где нельзя что-либо преодолеть или осилить; то есть, без сомнения, это слбое место в любом знчении этого слов.

Ткой хрктер комплекс в знчительной степени освещет причины его возникновения. Очевидно, он появляется в результте столкновения требовния к приспособлению и особого, непригодного в отношении этого требовния свойств индивид. Тк комплекс стновится для нс дигностически ценным симптомом индивидульной диспозиции.

Н первый взгляд кжется, что существует бесконечное множество вринтов комплексов, но их тщтельное срвнение дет относительно млое число основных форм, и все они ндстривются нд первыми переживниями детств. Тк и должно быть, потому что индивидульня диспозиция вовсе не приобретется в течение жизни, , являясь врожденной, стновится очевидной уже в детстве. Поэтому родительский комплекс есть не что иное, кк проявление столкновения между действительностью и непригодным в этом смысле свойством индивид. Следовтельно, первой формой комплекс должен быть родительский комплекс, потому что родители - это первя действительность, с которой ребенок может вступить в конфликт.

Поэтому существовние родительского комплекс кк ничто другое выдет нм нличие у индивид особых свойств. Н прктике, однко, мы вскоре убеждемся, что глвное зключется отнюдь не в фкте присутствия родительского комплекс, , скорее, в том, кк этот комплекс проявляется в индивиде. Здесь имеются смые рзные вриции, и, пожлуй, только млую их чсть можно свести к особенностям влияния родителей, поскольку многие дети зчстую подвергются одному и тому же влиянию и все-тки регируют н это совершенно по-рзному.

Поэтому я стл уделять внимние именно этим рзличиям, скзв себе, что кк рз блгодря им можно познть индивидульные диспозиции в их своеобрзии. Почему один ребенок в невротической семье регирует н родительские воздействия истерией, другой неврозом нвязчивых действий, третий психозом, четвертый, похоже, вообще не регирует? Эт проблем «выбор невроз», которя предстл ткже и перед Фрейдом, придет родительскому комплексу кк тковому этиологическое знчение, перенося тем смым постновку вопрос н регирующего индивид и его особую диспозицию.

Фрейд пытлся подойти к решению днной проблемы, но эти его попытки окзлись совершенно неудовлетворительными, д и см я еще длек от того, чтобы ответить н этот вопрос. Я вообще считю преждевременным ствить вопрос о выборе неврозов. Потому что прежде, чем подходить к этой чрезвычйно трудной проблеме, мы должны знть нмного больше о том, кк индивид регирует, именно кк он регирует н препятствия. Нпример, нм нужно перейти ручей, через который не переброшен мостик и который слишком широк, чтобы через него перешгнуть. Знчит, мы должны перепрыгнуть. Для этого мы рсполгем сложной функционльной системой, именно психомоторикой - вполне сформировнной функцией, которой нужно только воспользовться. Но прежде чем это осуществится, происходит еще нечто чисто психическое: принимется решение о том, что вообще ндо сделть. Здесь-то и совершются решющие индивидульные события, которые, что покзтельно, редко признются субъектом типичными или же не признются тковыми вовсе, потому что они, кк првило, либо вообще не рссмтривются, либо н них обрщют внимние лишь в смую последнюю очередь. Подобно тому кк психомоторный ппрт привычно подготвливется к прыжку, тк в свою очередь и психический ппрт привычно ( потому бессознтельно) подготвливется к принятию решения о том, что вообще нужно делть.

Мнения н счет соств этого ппрт весьм существенно рсходятся. Несомненно только одно - что кждый индивид облдет своим, хрктерным для него способом принимть решения и обходиться с зтруднениями. Если спросить одного, то он скжет, что перепрыгнул ручей, потому что ему нрвится прыгть; другой скжет, что у него не было никкой иной возможности; третий - что при встрече с любым препятствием у него возникет желние его преодолевть. Четвертый не прыгнул, потому что не терпит бесполезных усилий, пятый - потому что не было острой необходимости перебрться н другой берег.

Я нмеренно выбрл этот бнльный пример, чтобы продемонстрировть, нсколько несущественными кжутся подобные мотивции. Они кжутся столь поверхностными, что мы склонны отодвинуть их в сторону все и объяснить все по-своему. И все же они являются именно теми врициями, которые позволяют рельно взглянуть н индивидульные психические системы приспособления. Если мы рссмотрим первый случй - где ручей пересекется рди удовольствия от прыжк - в других жизненных ситуциях, то мы, вероятно, обнружим, что подвляющее большинство поступков этого человек совершется рди получения удовольствия. Второй, который прыгет потому, что не видит иной возможности для перепрвы, внимтелен и брюзглив и, кк мы увидим, путешествуя по его жизни, всегд руководствуется принципом faute-de-mieux(З неимением лучшего (фрнц.). - Перев.) и т.д. У кждого уже зрнее вырботн особя психическя систем, которя и принимет решение. Легко предствить себе, что число тких устновок - легион. Их индивидульное многообрзие невозможно исчерпть тк же, кк неисчерпемы индивидульные вриции кристллов, которые, вне всяких сомнений, приндлежт, однко, к той или иной системе.

Но тк же кк кристллы укзывют н относительно простые основные зконы, тк и устновки укзывют н некоторые основные свойств, присущие определенным группм.

Попытки человеческого дух создть типологию и тем смым внести порядок в хос индивидульного - можно скзть с уверенностью - уходят корнями в древность, Бесспорно, что смую первую попытку ткого род предпринял возникшя н древнем Востоке стрология в тк нзывемых тригонх четырех элементов - воздух, воды, земли и огня. Тригон воздух в гороскопе состоит из трех тк нзывемых воздушных знков Зодик - Водолея, Близнецов и Весов; тригон огня - из Овен, Льв и Стрельц и т.д. Соглсно древним предствлениям, тот, кто родился в этих тригонх, отчсти облдет их воздушной или огненной природой, это в свою очередь определяет соответствующий темпермент и судьбу. Поэтому физиологическя типология древности, то есть деление н четыре гуморльных темпермент, нходится в тесной связи с древними космологическими воззрениями. То, что рньше объяснялось зодикльными созвездиями, теперь стло выржться н физиологическом языке древних врчей, конкретно в словх флегмтический, снгвинический, холерический и мелнхолический, которые предствляют собой не что иное, кк нименовние телесных соков. Кк известно, эт последняя типология сохрнялсь по меньшей мере до 1800 год. Что же ксется стрологической типологии, то он всем н удивление по-прежнему держится и дже переживет сегодня новый рсцвет.

Этот исторический экскурс в прошлое убеждет нс в том, что нши современные попытки создния типологии отнюдь не есть что-то новое и небывлое, если уж совесть ученого не позволяет нм вернуться н эти стрые, интуитивные пути. Мы должны нйти свое собственное решение этой проблемы, решение, которое удовлетворяло бы зпросм нуки.

Тут-то и возникет основня трудность проблемы типологии - вопрос о мсштбх или критериях. Астрологический критерий был прост: это было объективно зднное рсположение звезд при рождении. Вопрос, кким обрзом зодикльные созвездия и плнеты приобрели кчеств темпермент, простирется в серый тумн прошлого и остется без ответ. Критерием четырех стрых физиологических темперментов был внешний вид и поведение индивид - критерий бсолютно тот же, что и у сегодняшней физиологической типизции. Но что, однко, должно быть критерием психологической типологии?

Вспомним о приведенном рнее примере, в котором рзличные индивиды должны были перебрться через ручей. Кк и под кким углом зрения мы должны клссифицировть их привычные мотивировки? Один делет, чтобы получить удовольствие, другой делет потому, что бездействие еще более тягостно, третий вовсе не делет, поскольку придерживется н этот счет противоположного мнения, и т.д. Ряд возможностей кжется бесконечным и безысходным,

Другие, вероятно, подошли бы инче к рзрешению этой здчи, кк - мне неизвестно. Я же в связи с этим могу скзть только одно: рз я взялся з это дело, то должен терпеть, когд меня упрекют в том, что мой способ решть проблему является всего лишь моим личным предубеждением, И это возржение до ткой степени верно, что я дже не зню, кким обрзом можно было бы от него зщититься. Я могу только сослться н стрину Колумб, который, основывясь н субъективном предположении, н ложной гипотезе и пойдя оствленным современным ему судоходством путем, открыл Америку… Что бы мы ни рссмтривли и кк бы ни рссмтривли, все рвно глядим мы только собственными глзми. Именно поэтому нук делется не одним человеком, но многими. Кждый отдельный человек вносит только свой вклд, и только в этом смысле я осмеливюсь говорить о своем способе смотреть н вещи.

Моя профессия уже двно зствил меня принимть в рсчет своеобрзие индивидов, то особое обстоятельство, что в течение многих лет - я не зню скольких - я должен был лечить супругов и делть мужчину и женщину взимоприемлемыми, еще больше подчеркивет необходимость устновить определенные средние истины. Сколько рз мне приходилось говорить: «Видите ли, вш жен - очень ктивня нтур, и от нее действительно нельзя ожидть, чтобы все ее существовние зключлось лишь в домшнем хозяйстве». Это уже является типизцией, и этим выржен своего род сттистическя истин. Существуют ктивные и пссивные нтуры. Однко эт прописня истин меня не удовлетворял. Следующя моя попытк состоял в предположении, что существует нечто вроде здумывющихся и нездумывющихся нтур, ибо я видел, что многие нтуры, кжущиеся н первый взгляд пссивными, н смом деле не столько пссивны, сколько предусмотрительны. Они снчл обдумывют ситуцию - потом действуют, тк кк для них это обычный обрз действия, то они упускют случи, где необходимо непосредственное действие без рздумий, и тким обрзом склдывется мнение об их пссивности. Нездумывющимися всегд кзлись мне те, кто без рздумий прыгет обеими ногми в ситуцию, чтобы потом уж только сообрзить, что они, похоже, угодили в болото. Тким обрзом, их, пожлуй, можно было бы охрктеризовть кк нездумывющихся, что ндлежщим обрзом проявлялось в ктивности; предусмотрительность же других в ряде случев является в конечном счете весьм вжной ктивностью и весьм ответственным действием в срвнении с необдумнной мимолетной вспышкой одной лишь деловитости. Однко очень скоро я обнружил, что нерешительность отнюдь не всегд вызывется предусмотрительностью, скорое действие не всегд необдумнно. Нерешительность первого столь же чсто основывется н свойственной ему боязливости или по крйней мере н чем-то вроде обычного отступления перед слишком сложной здчей, непосредствення ктивность второго чсто обусловливется большим доверием к объекту, чем к себе, Это нблюдение побуждет меня сформулировть типизцию следующим обрзом: существует целый клсс людей, которые в момент рекции н днную ситуцию кк бы отстрняются, тихо говоря «нет», и только вслед з этим регируют, и существуют люди, приндлежщие к другому клссу, которые в ткой же ситуции регируют непосредственно, пребывя, по-видимому, в полной уверенности, что их поступок, несомненно, првильный. То есть первый клсс хрктеризуется некоторым негтивным отношением к объекту, последний - скорее позитивным.

Кк известно, первый клсс соответствует интровертировнной, последний - экстрвертировнной устновке.

Введением обоих этих терминов достигнуто столь же мло, кк и открытием мольеровского «bourgeois gentilhomme», что он обычно говорит прозой. Эти типы будут иметь смысл и знчимость только тогд, когд мы узнем, что же еще присуще кждому из них.

Ведь нельзя быть интрвертом, не будучи им во всех отношениях. Понятие интровертировнный ознчет: все душевное проявляется у интроверт тк, кк это и определено для него соответствующими зконми. Если бы это было не тк, то хрктеристик определенного индивид кк экстрверт был бы ткой же несущественной, кк и консттция того, что длин его тел соствляет 175 снтиметров или же что он штен либо брхицефл. Кк известно, ткие консттции содержт ненмного больше обознчемого ими фкт. Однко выржение экстрвертцровнный претендует н горздо большее, ибо стремится вырзить, что сознние экстрверт, рвно кк и его бессознтельное, должно облдть определенными кчествми, что все поведение экстрверт, его отношение к людям, дже течение его жизни укзывют н определенные типические свойств,

Интроверсия и экстрверсия кк типы устновок обознчют диспозицию, обусловливющую в знчительной степени весь душевный процесс, поскольку они хрктеризуют предрсположенное регировние и тем смым определяют не только обрз действия и вид субъективного опыт, но и хрктер бессознтельной компенсции.

Следовтельно, определение привычного регировния (Reaktionshabitus) должно попсть в смую точку, поскольку предрсположение (Habitus) является в известной степени центрльным коммутторным пунктом, откуд, с одной стороны, регулируется внешнее поведение, с другой - окзывется влияние н формировние специфического опыт. Определенное поведение дет соответствующие результты, блгодря субъективному осмыслению этих результтов появляется опыт, который со своей стороны вновь окзывет влияние н поведение и тем смым, по пословице «Кждый - кузнец своего счстья», отржется н индивидульной судьбе.

Что ксется привычного регировния, то можно, пожлуй, не сомневться относительно того, что тут мы ухвтывем центрльное звено проблемы. Однко здесь возникет другой щекотливый вопрос: удстся ли нм (деквтно) охрктеризовть способы привычного регировния? Н этот счет могут существовть смые рзнообрзные мнения, дже если кто-либо и облдет интимными знниями в этой особой облсти. Те фкты, которые мне удлось рзыскть в пользу моей точки зрения, объединены мною в книге о типх, причем я полностью отдю себе отчет, что моя типизция не является единственно верной или единственно возможной,

Противопоствление интроверсии и экстрверсии провести просто, однко простые формулировки, к сожлению, чще всего подозрительны. Слишком легко укрывют они действительные трудности. Я говорю тк исходя из собственного опыт, ведь едв я опубликовл первую формулировку своих критериев (Ср.: Psychologische Туреп., Paragr. 931 ff. [Ges. Werke VI (1960 - 1967)]. -Авт.) - этому событию скоро будет двдцть лет, - кк, к своему неудовольствию, обнружил, что кким-то обрзом попл впроск. Что-то не сходилось. Видимо, я пытлся объяснить слишком многое простыми средствми, кк это чще всего и бывет при первой рдости открытия.

Я обнружил фкт, который невозможно было отрицть, именно прямо-тки огромные рзличия внутри смих групп интровертов и экстрвертов, рзличия, которые были столь велики, что у меня появились сомнения, видел ли я вообще что-либо првильно. Для того чтобы рзвеять эти сомнения, потребовлось около десяти лет рботы по нблюдению и срвнению.

Вопрос, откуд берутся огромные рзличия внутри тип, столкнул меня с непредвиденными трудностями, к которым я долго не мог подступиться. Некоторые из этих трудностей основывлись н нблюдении и восприятии рзличий, но глвной их причиной был, кк и рньше, проблем критериев, то есть подходящего обознчения для рзличий хрктеров. И здесь я впервые отчетливо понял, нсколько же молод психология. Вряд ли он пок предствляет собой что-либо иное, кроме хос произвольных учений, добря чсть которых, безусловно, обязн своим происхождением обособленному вследствие generatio aequivoca и тем смым уподобившемуся Зевсу мозгу ученого. Я не хочу быть непочтительным, но все же не могу удержться от того, чтобы устроить очную ствку профессор психологии с психологией женщины, китйц и южного негр. Нш психология должн доходить до жизни, инче мы просто зстрянем в средневековье.

Я понял, что из хос современной психологии невозможно извлечь четкие критерии, что их скорее еще только требуется создть, причем не из голубого воздух, н основе предшествоввших бесценных рбот тех, чьи имен история психологии не обойдет молчнием.

В рмкх одного доклд у меня нет возможности упомянуть о тех отдельных нблюдениях, которые побудили меня выделить в кчестве критериев рссмтривемых рзличий определенные психические функции. В целом можно консттировть только одно, что рзличия, нсколько они теперь стли для меня понятными, зключются в том, что интроверт, нпример, не просто отступет перед объектом и колеблется, делет это совершенно особым обрзом, И поступки свои он совершет не тк, кк любой другой интроверт, тоже совершенно особым обрзом. Тк же кк лев поржет своего врг или добычу не хвостом, кк крокодил, лпми, в которых зключен его специфическя сил, тк и присущий нм способ регировния обычно хрктеризуется ншими сильными сторонми, то есть использовнием ншей ниболее ндежной и рзвитой функции, что, впрочем, не мешет нм иногд регировть и своими специфическими слбостями. В соответствии с этим мы будем подготвливть или искть одни ситуции и избегть других и тем смым будем соответственно приобретть специфический, отличющийся от других опыт. Интеллектул будет приспосбливться к миру с помощью своего интеллект, вовсе не кк боксер шестой весовой ктегории, хотя и он может в приступе ярости употребить свои кулки. В борьбе з существовние и приспособление кждый человек инстинктивно использует свою ниболее рзвитую функцию, которя в результте стновится критерием привычного способ регировния.

Вопрос теперь можно поствить тк: кким обрзом следует тк охвтить все эти функции общими понятиями, чтобы они смогли выделиться из рсплывчтости простого индивидульного существовния?

Грубую типизцию подобного род двно уже создл социльня жизнь в фигурх крестьянин, рбочего, художник, ученого, воин и т.д., или в перечне всех профессий. Но психологии с ткой типизцией делть прктически нечего, потому что среди людей нуки, кк однжды ехидно скзл один известный ученый, есть и ткие, которые являются всего лишь «интеллектульными носильщикми».

То, что здесь имеется в виду, - вещь весьм тонкя. Недостточно говорить, нпример, об интеллекте, ибо это понятие слишком обще и неопределенно; рзумным можно нзвть все, что функционирует глдко, быстро, эффективно и целесообрзно. И ум, и глупость являются не функциями, модльностями, и они никогд не говорят о том, что, всегд о том, кк. То же смое ксется морльных и эстетических критериев. Мы должны суметь обознчить то, что в привычных рекциях действует в первую очередь. Поэтому мы вынуждены использовть здесь нечто ткое, что н первый взгляд выглядит столь же ужсюще, кк психология способностей XVIII столетия. В действительности же мы прибегем к уже имеющимся в обыденном языке понятиям, которые доступны и ясны кждому. Если, нпример, я говорю о «мышлении», то только философ не знет, что под этим подрзумевется, но ни один дилетнт не нйдет это непонятным; ведь мы употребляем это слово ежедневно и всегд подрзумевем под ним примерно одно и то же, однко если попросить дилетнт дть четкое определение мышлению, то он окжется в весьм зтруднительном положении. То же смое ксется «пмяти» или «чувств». Нсколько трудно бывет нучно определить ткие непосредственные психологические понятия, нстолько же легки они для понимния в обиходном языке. Язык par excellence (Предпочтительно, в основном (фрнц.). - Перев.) является собрнием нглядностей; оттого-то с тким трудом зкрепляются и очень легко отмирют ненглядные, слишком бстрктные понятия, что они слишком мло соприксются с действительностью. Однко мышление и чувствовние являются ткими неотъемлемыми для нс релиями, что любой непримитивный язык имеет для них совершенно определенные выржения. Следовтельно, мы можем быть уверены, что эти выржения совпдют соответственно с совершенно определенными психическими фктми, кк бы эти комплексные фкты нучно ни нзывлись. Кждый предствляет себе, что ткое, нпример, сознние, и, хотя нук длеко еще этого не знет, никто не может сомневться в том, что понятие сознние покрывет вполне определенные психические фкты.

Именно поэтому я и взял в кчестве критериев рзличения внутри одного тип устновки просто вырженные в языке дилетнтские понятия и обознчил ими соответствующие психические функции. Нпример, я взял мышление, кк оно в общем понимется, поскольку мне бросилось в глз, что одни люди рзмышляют несоизмеримо больше других и, соответственно, в своих решениях придют больший вес рзуму. Они используют мышление для того, чтобы понять мир и к нему приспособиться, и, с чем бы они ни стлкивлись, все подвергется обдумывнию и осмыслению либо же, в крйнем случе, приведению в соответствие с зрнее рзрботнными общими принципми. Другие же люди удивительным обрзом пренебрегют мышлением в пользу эмоционльного фктор, то есть чувств. Они стойко проводят «политику чувств», и требуется уже действительно чрезвычйня ситуция, чтобы зствить их здумться. Эти люди предствляют собой полную противоположность первому типу, что особенно бросется в глз, когд первые являются деловыми пртнерми вторых или же когд они вступют друг с другом в брк. При этом один из них может отдвть предпочтение своему мышлению незвисимо от того, экстрверт он или интроверт. Рзве что тогд он пользуется им лишь соответствующим для своего тип обрзом.

Однко преоблднием той или иной функции объясняются не все имеющиеся рзличия. Ведь то, что я нзывю мыслительным или эмоционльным типми, - это люди, которые опять-тки содержт в себе нечто общее, что я не могу охрктеризовть инче, кк словом рционльность. То, что мышление в своей сути рционльно, не будет, пожлуй, оспривть никто. Но когд мы перейдем к чувству, появятся веские контрдоводы, которые я не стл бы отметть срзу. Нпротив, я могу зверить, что проблем чувств здл мне немлую головоломку. Однко я не хочу перегружть свой доклд изложением рзличных нучных мнений относительно этого понятия, лишь вкртце выскжу собственную точку зрения н днный вопрос. Основня трудность состоит здесь в том, что слов «чувство» или «чувствовние» используются в смых рзных знчениях. Особенно это хрктерно для немецкого язык (Немецкое слово «das Gefiihl» переводится кк «чувство, ощущение, чутье». - Перев.), в меньшей степени - для нглийского и фрнцузского. Пожлуй, прежде всего мы должны строго отделить это слово от понятия «ощущение», которое хрктеризует функцию оргнов чувств. Зтем, нверное, нужно тк или инче договориться, что чувство сожления, нпример, в понятийном смысле должно отличться от чувств, что изменится погод или что кции люминиевого концерн повысятся. Поэтому я предложил под чувством в первом знчении понимть чувствовние кк тковое и, ноборот, слово «чувство», использовнное в последнем случе, убрть из психологического лексикон и зменить понятием «ощущение», если речь идет о перцептивном опыте, или понятием «интуиция», если речь идет о ткого род восприятии, которое нельзя непосредственно свести к осозннному перцептивному опыту, Поэтому я определил ощущение кк осозннное восприятие с помощью оргнов чувств, интуицию кк восприятие через бессознтельное.

Рзумеется, можно до скончния век дискутировть о првомерности этих определений, однко ткя дискуссия в конечном счете сводится к вопросу, кк нзывть некоторое известное животное: Rhinozerus, носорогом или еще кк-нибудь инче, ведь, в сущности, ндо только знть, что и кк мы нзывем. Психология - это целин, где языку еще только нужно зкрепиться. Темпертуру, кк известно, можно измерять по Ремюру, Цельсию или френгейту, и единственное, что нужно здесь сделть, это скзть, ккой способ использовли для измерения в кждом днном случе.

Кк следует из скзнного, я рссмтривю чувствовние в кчестве функции души, отделяя ее от ощущения и предчувствия или интуиции. Тот, кто смешивет эти функции с чувствовнием sensu stricto (В узком смысле (лт.). - Перев.), рзумеется, не способен признть рционльность чувств. Но кто их рзделяет, тот не может уклониться от признния того фкт, что эмоционльные оценки, эмоционльные суждения и вообще сми эмоции могут быть не просто рзумными, но и логичными, последовтельными и рссудительными и в этом смысле точно ткими же, кк мышление. Мыслительному типу днный фкт кжется стрнным, но он легко объясним той хрктерной особенностью, что при дифференцировнной мыслительной функции чувство всегд менее рзвито, то есть является более примитивным, знчит, и контминировнным с другими функциями, причем именно с иррционльными, нелогичными и внерссудочными, то есть функциями ощущения и интуиции, в здчу которых оценк ситуции не входит. Обе последние функции противостоят рционльным функциям, причем по причине, отвечющей смой глубокой их сущности. Когд мы думем, то делем это с нмерением прийти к ккому-нибудь выводу или зключению, когд чувствуем, то для того, чтобы достичь верной оценки; ощущение же и интуиция кк функции восприятия имеют целью восприятие днного, не его истолковние или оценку. Следовтельно, они просто должны быть открыты для днного, не действовть избиртельно по определенным принципм. Днное же по своей сути иррционльно, ибо не существует методов, с помощью которых можно было бы докзть, что должно быть столько-то плнет или столько-то видов теплокровных животных. Иррционльность - это то, чего не хвтет мышлению и чувству, рционльность - то, чего не хвтет ощущению и интуиции.

Существует немло людей, рекции которых основывются глвным обрзом н иррционльности, то есть либо н ощущении, либо н интуиции, но никогд н том и другом срзу, ибо ощущение по отношению к интуиции столь же нтгонистично, кк мышление по отношению к чувствовнию. Ведь когд я своими ушми и глзми нмеревюсь устновить, что же происходит в действительности, я могу делть все, что угодно, только не мечтть и не фнтзировть одновременно с этим, но кк рз именно это последнее и должен делть интуитивист, чтобы дть простор своему бессознтельному или объекту. Вот почему ощущющий тип является нтиподом интуитивного. К сожлению, время не позволяет мне вдвться в те интересные вриции, которые возникют вследствие экстрвертировнной или интровертировнной устновки у иррционльных типов.

Я бы предпочел скзть еще несколько слов о зкономерных последствиях, к которым приводит доминировние ккой-либо одной функции нд другими, именно кк это скзывется н других функциях. Человек, кк известно, никогд не может быть всем срзу и никогд не может быть полностью совершенен. Он рзвивет всегд только определенные кчеств и оствляет недорзвитыми остльные. Что же происходит с теми функциями, которые он не использует ежедневно, знчит, и не рзвивет их упржнением? Они остются, в той или иной степени, в примитивном, инфнтильном, чсто лишь в полусознтельном, порой дже в совершенно бессознтельном состоянии; тем смым они обрзуют хрктерную для кждого тип неполноценность, которя в кчестве соствной чсти входит в общую структуру хрктер. Одностороннее предпочтение мышления всегд сопровождется неполноценностью чувств, дифференцировнное восприятие тким же обрзом скзывется н интуитивной способности, и ноборот,

Является ли ккя-либо функция дифференцировнной или нет - можно довольно легко определить по ее силе, устойчивости, последовтельности, ндежности и приспособленности. Ее неполноценность, однко, зчстую не тк уж легко описть или рспознть. Вжным критерием здесь является ее несмостоятельность и обусловлення этим звисимость от обстоятельств и других людей, ткже ее непостоянство, нендежность в употреблении, суггестивность и рсплывчтый хрктер, Н неполноценную функцию никогд нельзя положиться, ибо ею нельзя упрвлять, более того, можно дже стть ее жертвою.

К сожлению, здесь я не имею возможности дть детльное описние психологических типов, и поэтому мне приходится довольствовться лишь кртким изложением основных идей психологической типологии.

Общий результт моей предыдущей рботы в этой облсти состоит в выделении двух основных типов устновки: экстрверсии и интроверсии, ткже четырех типов функций: мыслительного, ощущющего, чувствующего и интуитивного, которые врьируют в звисимости от общей устновки и тем смым дют в итоге восемь вринтов.

Меня чуть ли не с упреком спршивли, почему я говорю ровно о четырех функциях, не больше и не меньше. То, что их ровно четыре, получилось прежде всего чисто эмпирически. Но то, что блгодря им достигнут определення степень цельности, можно продемонстрировть следующим сообржением.

Ощущение устнвливет, что происходит фктически. Мышление позволяет нм узнть, что ознчет днное чувство - кков его ценность, и, нконец, интуиция укзывет н возможные «откуд» и «куд», зключенные в том, что в днный момент имеется. Блгодря этому ориентция в современном мире может быть ткой же полной, кк и определение мест в прострнстве с помощью геогрфических координт. Четыре функции являются своего род четырьмя сторонми горизонт, столь же произвольными, сколь и необходимыми. Ничто не мешет сдвинуть точку координт в ту или иную сторону и вообще дть им другие нзвния. Все звисит от того, кк мы договоримся и нсколько это целесообрзно, но я должен признться в одном: мне ни з что не хочется обходиться в своей психологической исследовтельской экспедиции без этого компс, и не по нпршивющейся общечеловеческой причине, что кждый влюблен в свои собственные идеи, из-з того объективного фкт, что тем смым появляется систем измерения и ориентции, это в свою очередь делет возможным появление критической психологии, которя тк долго у нс отсутствовл.

Душ и земля

Постновк вопрос «Душ и земля» звучит несколько поэтично. По контрсту здесь невольно нпршивется мысль о «небесной обусловленности» души, подобно тому кк в китйском учении о душе рзличют души шен и гуй, первя из которых относится к небу, последняя - к земле. Но тк кк мы, люди Зпд, ничего не знем о субстнциях души, потому и не можем ответить н вопрос, есть ли в душе нечто от неб и, ноборот, нечто земное, то, видимо, нм придется довольствовться тем, что будем вести речь о двух рзличных способх рссмотрения или о двух внешних спектх сложного феномен, нзывемого нми душой. Вместо того, чтобы говорить о небесной душе, можно рссмтривть душу кк не имеющую причинных связей творческую сущность, вместо того, чтобы постулировть душу гуй, можно понимть ее кк некое существо, возникшее в силу определенных причин и воздействий. В соответствии с ншей постновкой вопрос последний способ рссмотрения, пожлуй, вполне пригоден; это знчит, что душу следует понимть кк приспособительнуюсистему, обусловленную внешними земными причинми. Нверное, мне не стоит специльно подчеркивть, что ткой подход в причинном отношении будет односторонним; дже если он достигнет своей цели, будет верно схвчен только одн сторон души. Другую сторону проблемы придется оствить без внимния, поскольку он не относится к поствленному мною вопросу.

Что ксется смого предмет рссмотрения, то есть душевного феномен, то, пожлуй, было бы нелишним определить, что же следует понимть под «душой». Ведь существуют ткие воззрения, в которых «душевное» целиком огрничивется созннием. Сегодня, однко, мы вряд ли можем соглситься с подобным огрничением. Современня психоптология рсполгет огромным количеством нблюдений з душевной деятельностью, которя совершенно нлогичн по функциям созннию и все же является бессознтельной. Можно бессознтельно воспринимть, мыслить, чувствовть, вспоминть, принимть решения и поступть. Все, что происходит в созннии, может происходить ткже и бессознтельно. Почему это тк - проще всего понять, если предствить функции и содержния души в виде ночного лндшфт, н который пдет световой конус прожектор. То, что высвечивется и воспринимется, является осозннным, то, что нходится вне восприятия, в темноте, - это и есть бессознтельное, которое тем не менее живет и действует. Если сместить световой конус влево или впрво, то содержния, только что бывшие осозннными, погружются в бессознтельное, новые содержния попдют в поле свет сознния. Исчезнувшие в темноте содержния продолжют действовть дльше, но уже косвенно, проявляясь обычно в виде симптомов, чще всего тких, что были описны Фрейдом в «Психоптологии обыденной жизни». Существовние бессознтельных устновок и брьеров можно докзть и экспериментльно, с помощью ссоцитивного эксперимент.

Итк, если принять в рсчет опыт психоптологии, то душ предстет перед нми в виде обширной облсти тк нзывемых психических феноменов, отчсти осозннных, отчсти же бессознтельных. Рзумеется, бессознтельное прострнство души недоступно непосредственному нблюдению - инче оно и не было бы бессознтельным, - о нем можно только лишь судить н основнии тех воздействий н сознние, которые являются следствием бессознтельных процессов. А нши выводы глсят: «Это тк, кк если бы…» - и не более того.

Здесь я должен остновиться н сущности и структуре бессознтельного более подробно, ибо в противном случе я не смогу дть удовлетворительный ответ н вопрос о земной обусловленности души. В этом вопросе речь, пожлуй, должн идти об истокх и фундментх души, то есть о вещх, которые с древних времен скрыты от. нс в потемкх, не о тех бнльных фктх восприятия оргнми чувств и сознтельного приспособления к внешнему миру. Последние являются предметом психологии сознния, я - кк уже было скзно - не хочу сводить душу к созннию. Душ предствляет собой горздо более обширную и непонятную облсть опыт, чем строго огрниченный световой конус сознния. К душе относится ткже и бессознтельное.

В предыдущем очерке я попытлся дть общее предствление о структуре бессознтельного. Его содержния - рхетипы - это, тк скзть, скрытые в глубине фундменты сознтельной души, или - если употребить другое срвнение - ее корни, опущенные не просто в землю в узком смысле этого слов, но и в мир в целом. Архетипы предствляют собой системы устновок, являющихся одновременно и обрзми и эмоциями. Они передются по нследству вместе со структурой мозг, более того, они являются ее психическим спектом. С одной стороны, они формируют чрезвычйно сильное инстинктивное предубеждение, с другой - являются смым действенным подспорьем в процессе инстинктивного приспособления. В сущности, они предствляют собой, если можно тк вырзиться, хтоническую чсть души, то есть ту ее чсть, через которую душ связн с природой или, по крйней мере, в которой связь души с землей и миром ниболее зметн. Влияние земли и ее зконов н душу проявляется в этих первообрзх, пожлуй, особенно отчетливо.

Дння проблем не только очень зпутнн, но и весьм деликтн. При обсуждении этого вопрос мы должны считться с совершенно необычными трудностями, и прежде всего с тем фктом, что рхетип и его функцию скорее следует понимть кк чсть доисторической, иррционльной психологии, не кк рционльно продумнную систему. Позвольте мне следующее срвнение: нм нужно описть и объяснить здние, верхний этж которого был сооружен в XIX столетии, первый этж дтируется XVI веком, внимтельное изучение кменной клдки вскрывет тот фкт, что оно было перестроено из бшни XI столетия. В подвле мы обнруживем римский фундмент; под подвлом нходится зсыпння пещер, в верхних слоях почвы которой встречются кменные изделия, в глубоких - осттки фуны того времени. Этот обрз дет предствление о ншей душевной структуре: мы живем н верхнем этже и лишь смутно осознем, что нижний этж является чем-то очень древним. То, что лежит под поверхностью, нми совершенно не осознется.

Рзумеется, это срвнение, кк и всякое, хромет; ведь в душе ничто не является мертвым реликтом, все живо, и нш верхний этж - сознние - нходится под постоянным влиянием живого и действующего фундмент. Оно, кк и все здние, н нем держится. И подобно свободно возвышющемуся нд землей зднию, нше сознние тоже в известной степени нходится нд землей в воздушном прострнстве, имея перед собой широкие просторы. Но чем глубже мы опускемся, тем уже стновится горизонт и тем больше мы погружемся в сумерки близлежщих предметов и нконец дотргивемся до обнженной кменистой почвы и тем смым соприксемся с глубокой древностью, когд охотники з оленями влчили свое убогое существовние, зщищясь от стихийных сил суровой природы. Эти люди нходились во влсти своих животных инстинктов, без которых их существовние было бы невозможным. Неогрниченное господство инстинктов не уживется с сильным и рзвитым созннием. Сознние первобытного человек сродни созннию ребенк - оно имеет спордическую природу. И его мир огрничен тк же, кк мир ребенк. Более того, в ншем детстве, в соответствии с филогенетическим зконом, вновь рздется отголосок предыстории рзвития род и человечеств в целом. В филогенетическом отношении мы произрстем из темных и тесных глубин земли. В результте этого смые непосредственные фкторы превртились в рхетипы, эти первообрзы и влияют н нс в первую очередь; потому-то они и кжутся необычйно сильными. Я говорю «кжутся», поскольку то, что в психическом отношении предствляется нм смым вжным, не обязтельно должно было быть или, по крйней мере, не обязтельно должно оствться тким н смом деле.

Что же предствляют собой смые непосредственные рхетипы? Этот вопрос прямиком ведет нс к проблеме функций рхетипов и тем смым в сердцевину проблемы, Но из чего, собственно, мы должны исходить, отвечя н этот вопрос? Из позиции ребенк, или из позиции первобытного человек, или же, нконец, из позиции рзвитого современного сознния? Кким обрзом мы можем рспознть рхетип? И когд вообще мы должны обрщться з помощью к ншей гипотезе?

Я бы хотел выскзть предложение: любуюпсихическую рекцию, несорзмерную с вызввшей еепричиной, необходимоисследовть относительно того, не был ли он обусловлен в то же время и рхетипом (Ср.: Inslinkt und Unbewubtes. - Авт.).

То. что я под этим подрзумевю, мне хочется пояснить следующим примером. Один ребенок испытывл стрх перед своей мтерью. Убедившись, что никкой рционльной причины для этого не было, нпример угрызений совести у ребенк, или нсилия со стороны мтери, или чего-нибудь еще в этом роде, ткже что с ребенком не произошло ничего, что бы могло объяснить этот стрх, я предложил рссмотреть ситуцию через призму предствлений об рхетипх. Обычно ткие стрхи нступют к ночи и, кк првило, проявляются в сновидениях. Нкнуне мть приснилсь ребенку в обрзе преследующей детей ведьмы. В днном случе сознтельным мтерилом сновидения был скзк о Гензеле и Гретель. Из этого чсто делют вывод, что рсскзывть ребенку ткие скзки не следует, считя, что здесь и коренится причин стрх. Рзумеется, это всего лишь ошибочня рционлизция, и тем не менее ядро истины нходится именно здесь, поскольку мотив ведьмы является по меньшей мере вполне подходящей и существующей уже с древних времен формой выржения для детского стрх. Потому-то и вообще имеется ткя скзк. Инфнтильный стрх ночи - это типичное явление, повторяющееся всегд и везде и с двних пор выржющееся в типичных мотивх скзок,

Однко скзки - это не что иное, кк инфнтильные формы легенд, скзний и суеверий из «религии ночи» первобытного человек. То, что я нзывю «религией ночи», предствляет собой мгическую форму религии, смысл и цель которой зключется в обхождении с темными силми, чертями, ведьмми, колдунми и духми. Подобно тому кк детскя скзк является филогенетическим повторением древней религии ночи, тк и детский стрх является повторением психологии первобытного человек, филогенетическим реликтом.

То, что этот реликт проявляет известную жизнеспособность, отнюдь не является отклонением от нормы; ведь стрх ночи, в той или иной степени свойственный в условиях цивилизции дже взрослому человеку, безусловно, не есть ненормльное явление. Только чрезмерный стрх ночи может считться ненормльным. И вопрос теперь зключется в следующем: при кких условиях эт боязливость усиливется? Может ли ткое усиление объясняться только лишь вырженным в скзке рхетипом ведьмы или же для объяснения должны быть приведены еще и другие основния?

Пожлуй, мы можем сделть рхетип ответственным только з некоторую незнчительную, нормльную, степень боязливости; и ноборот, бросющееся в глз и кжущееся ненормльным ее увеличение должно иметь особые причины, Фрейд, кк известно, объясняет этот стрх столкновением инцестуозных устремлений ребенк с зпретом инцест. То есть он объясняет с позиции ребенк. Я нисколько не сомневюсь в том, что дети могут иметь «инцестуозные» стремления в употребляемом Фрейдом широком смысле этого слов. Но у меня вызывет сомнение, можно ли срзу приписывть эти стремления sui generis (Своего род, особого род, своеобрзный {лт.}. - Перев.) детской психологии. Имеются серьезные основния считть, что психик ребенк по-прежнему звисит от психики родителей, особенно мтери, причем нстолько, что ее следует рссмтривть прежде всего в кчестве функционльного придтк к психике родителей. Психическя индивидульность ребенк проявится позже, лишь после того, кк будет создн устойчивя непрерывность сознния. То, что ребенок внчле говорит о смом себе в третьем лице, является, н мой взгляд, явным докзтельством безличности его психологии.

Поэтому я склонен объяснять возможные инцестуозные тенденции ребенк скорее из психологии родителей, тк же кк любые детские неврозы должны рссмтривться прежде всего в свете родительской психологии. Тк, нередко причиной усилившегося инфнтильного стрх является особя «зкомплексовнность» родителей, то есть вытеснение и игнорировние ими определенных жизненных проблем. Все, что осждется в бессознтельном, принимет ту или иную рхичную форму. Если, нпример, мть вытесняет комплекс, который ей неприятен и вызывет у нее стрх, то ей кжется, что ее преследует злой дух - «a skeleton in the cupboard» (Скелет в шкфу (нгл.). - Перев.), - кк говорят нгличне. Эт формулировк ознчет, что комплекс уже принял форму рхетип. Ее мучют и преследуют «кошмры». Незвисимо от того, рсскжет он теперь или нет «ночную», то есть «стршную», скзку своему ребенку, он зржет его собственной психологией и оживляет в душе ребенк рхетипические обрзы стрх. Возможно, у нее существуют эротические фнтзии, связнные с другим мужчиной. Ребенок же является нглядным свидетельством ее супружеских отношений. Ее сопротивление им бессознтельно нпрвляется н ребенк, который должен быть отвергнут. Н рхичной ступени это соответствует его смерти. Тем смым мть преврщется в злую, пожирющую детей ведьму.

И в мтери и в ребенке рвным обрзом зложены рхичные возможности предствлений, т причин, которя впервые произвел н свет рхетип в процессе человеческой истории и создвл его снов и снов, имеется и по сей день, вновь оживляя существующий с двних времен рхетип.

Я не случйно выбрл именно этот пример детской мнифестции рхетип. Ведь смым непосредственным первообрзом является, пожлуй, мть; для ребенк он во всех отношениях - смое близкое и смое сильное переживние, возникющее к тому же в ниболее плстичном возрсте. Поскольку в детском возрсте сознние рзвито пок еще крйне слбо, то об индивидульном переживнии не может быть и речи: ноборот, мть предствляет собой рхетипическое переживние; он воспринимется в более или менее бессознтельном состоянии не кк определення, конкретня личность, кк мть, кк рхетип, знчение которого изобилует смыми рзными возможностями. В последующей жизни этот первичный обрз тускнеет и зменяется осозннным, относительно индивидульным обрзом, и тогд кжется, что это и есть единственный возможный обрз мтери. В бессознтельном же, нпротив, мть, кк и прежде, остется могущественным первообрзом, который окршивет и дже определяет в течение индивидульной и сознтельной жизни отношение к женщине, к обществу, к чувствм и к мтери, но делет это, рзумеется, нстолько тонко, что сознние обычно ничего не змечет. Некоторые полгют, что речь идет просто о метфоре. Однко то, что многие мужчины выбирют себе жену, основывясь только н том, что он похож или, ноборот, не похож н мть, - фкт совершенно конкретный. Мть Гермния для немцев, кк и 1 douce France для фрнцузов, соствляет подоплеку политики, которую нельзя недооценивть и пренебрегть которой могут лишь оторвнные от жизни интеллектулы. Всеобъемлющие недр mater ecclesia столь же мло предствляют собой метфору, кк и земля-мтушк, мть-природ и вообще «мтерия».

Архетип мтери является для ребенк, пожлуй, смым непосредственным. Однко с рзвитием его сознния в поле его зрения попдет ткже и отец, оживляя рхетип, природ которого во многих отношениях противоположн рхетипу мтери. Если мтеринский рхетип соответствует китйскому понятию инь, то отцовский - понятию янь. Он определяет отношение к мужчине, к зкону и госудрству, к рзуму и духу, к динмике природы. «Отечество» ознчет грницы, то есть определенную локлизцию, почв же - это мтеринскя земля, покоящяся и плодородня. Рейн - это отец, кк и Нил, кк ветер, буря, гром и молния. Отец - это auctor и вторитет, потому зкон и госудрство. Он - это то, что приводит смо себя в движение подобно ветру, это то, что создет и упрвляет при помощи невидимых мыслей - воздушных обрзов. Он - это созидтельное дуновение ветр - pneuma - spiritus - atman, дух.

Тким обрзом, отец ткже предствляет собой могущественный рхетип, живущий в душе ребенк. Отец тоже снчл является отцом, всеобъемлющим обрзом Бог, динмическим принципом. В течение жизни этот влстный обрз ткже отступет н здний плн: отец стновится имеющей грницы, зчстую слишком человеческой личностью, И ноборот, обрз отц рспрострняется н все возможные сферы, соответствующие его знчению. Подобно тому кк человек открыл для себя природу не срзу, лишь спустя некоторое время, тк же постепенно он открывет для себя госудрство, зкон, долг, ответственность и рзум. По мере того кк рзвивющееся сознние стновится способным познвть, вжность родительской личности тет. Но место отц нчинет знимть человеческое общество, место мтери - семья.

Н мой взгляд, было бы неверно говорить, что все то, что стновится н место родителей, является не более кк возмещением неизбежной утрты родительских первообрзов. Кк рз то, что знимет их место, есть не просто змен, уже связння с родителями действительность, проникшя блгодря родительскому первообрзу в душу ребенк. Согревющя, зщищющя, кормящя мть является ткже очгом, укромной пещерой или же хижиной и окружющей рстительностью. Мть - это ткже плодородня пшня, и сын ее - божествення пшениц, брт и друг человек. Мть - это дющя молоко коров и стдо. Отец рсхживет взд и вперед, он беседует с другими мужчинми, он охотится, он путешествует, он воюет, он позволяет подобно грозе рзрзиться своему плохому нстроению, мыслями, скрытыми от остльных, он, словно внезпный штормовой ветер, меняет всю ситуцию. Он - это борьб и оружие, причин всех изменений, он - это бык, рздрженный и необычйно деятельный либо птичный и ленивый. Он - это обрз всех стихийных сил, готовых помочь или нвредить.

Со всем этим ребенок стлкивется уже в рннем возрсте, отчсти через родителей, отчсти вместе с ними. Чем больше нивелируется и очеловечивется обрз родителей, тем сильнее выступют вперед все те вещи, которые прежде имели вид зднего плн и побочного действия. Земля, н которой игрл ребенок, огонь, который его согревл, дождь и буря, от которых он змерзл, всегд были рельностями, но снчл они воспринимлись и понимлись еще только пробуждвшимся созннием кк свойств родителей. Теперь же мтерильное и динмическое земли кк бы сбрсывют с себя вуль и предстют в кчестве смостоятельных сил, носивших прежде мску родителей. Поэтому они являются не зменой, рельностью, соответствующей более рзвитому созннию.

Однко в процессе ткого рзвития кое-что теряется, именно незменимое чувство непосредственной связи и единств с родителями. Это чувство не просто sentiment, вжный психологический фкт, который в совершенно другом контексте был нзвн Леви-Брюллем «participation mystique». Обознченный этим ео ipso (Тем смым, в силу этого (лт.). - Перев.) не очень понятным выржением фкт игрет большую роль не только в психологии первобытного человек, но и в ншей нлитической. Выржясь кртко, этот фкт зключется в единстве бытия в общей бессознтельности. Пожлуй, мне следует остновиться н этом несколько подробнее: если у двух людей в одно и то же время проявился один и тот же комплекс, то в результте возникет необычный эмоционльный эффект - проекция, вызывющя между ними либо притяжение, либо оттлкивние. Если, допустим, я и другой человек этого вжного фкт не осознем, то тогд я в ккой-то степени с ним (человеком) идентифицируюсь и поэтому нчиню относиться к нему тк, кк относился бы к этому комплексу, будь он мною осознн.

Ткя participation mystique существует между родителями и детьми. Известным для всех примером является тещ, которя отождествляет себя с дочерью и тким обрзом кк бы вступет в брк со своим зятем; или отец, который считет, что зботится о своем сыне, нивно зствляя его выполнять свои - то есть отцовские - желния, нпример в выборе профессии или при женитьбе. И ноборот, столь же известной фигурой является сын, который отождествляет себя с отцом. Но особенно тесня связь существует между мтерью и дочерью, что в днном случе может быть докзно дже с помощью ссоцитивного эксперимент (DiagnostischeAssoziationsstudien II, Beitrag X. - Авт.). Хотя participation mystique является для конкретного человек фктом неосозннным, тем не менее он всегд чувствует момент, когд он прекрщет свое существовние. Между психологией человек, отец которого еще жив, и человек, отец которого умер, всегд есть определенное рзличие. До тех пор пок существует participation mystique с родителями, может сохрняться относительно инфнтильный стиль жизни. Вследствие participation mystique жизнь ткому человеку подется извне в форме бессознтельных мотивций, з которые он не несет никкой ответственности, поскольку они не осознются. Блгодря инфнтильной бессознтельности бремя жизни может стть или, по крйней мере, может кзться более легким. Ткой человек не одинок, бессознтельно он существует вдвоем или втроем. Сын все еще кк бы нходится в утробе мтери и оберегется отцом. Отец зново родился в сыне. Мть омолодил отц и тем смым не потерял своей молодости. Пожлуй, мне не ндо приводить докзтельств из психологии первобытного человек. Достточно будет просто н них сослться.

С рсширением и усилением сознния все это исчезет. Происходящее одновременно с этим рспрострнение обрзов родителей н внешний мир или, скорее, дже вторжение мир в тумн детств уничтожет бессознтельное единство с родителями. В первобытных иницициях или в обрядх посвящения в мужчины этот процесс осуществляется дже н уровне сознния. Тем смым родительский рхетип отступет н здний плн; он, если можно тк вырзиться, больше уж не «констеллирует». Теперь, првд, возникет определення participation mystique с родом, обществом, с церковью или нцией. Однко эт пртиципция является общей и неиндивидульной и не предоствляет бессознтельному слишком большого поля деятельности. Если кто-нибудь чересчур поддется своему бессознтельному и стновится слишком простодушным, зкон и общество быстро приводят его в сознние. С нступлением половой зрелости появляется возможность для обрзовния новой, личной participation mystique, вместе с тем и возможность змены утрченного индивидульного компонент в идентификции с родителями. Новый рхетип констеллируется следующим обрзом: у мужчины проявляется рхетип женщины, у женщины - рхетип мужчины. И эти обе фигуры ткже были скрыты под мской родительского обрз, но теперь они проявляются незвулировнно, хотя и испытывя н себе по-прежнему сильное, зчстую дже решющее влияние со стороны обрз родителей, В силу определенных причин, о которых будет скзно ниже, женскому рхетипу в мужчине я дл нзвние Аним, мужскому рхетипу в женщине - Анимус.

Чем сильнее бессознтельное влияние родительского обрз, тем чще фигур любимого человек выбирется в кчестве позитивной или негтивной змены родителям (Ср.: DieBeziehungenzwischendemIchunddemUnbewufSten. - Авт.). Знчительное влияние обрз родителей не является отклонением от нормы, нпротив, это вполне нормльный, потому и весьм общий феномен. Дже очень вжно, что это тк, ибо в противном случе родители не возродились бы в детях, то есть родительский обрз был бы утрчен нстолько, что перестл бы существовть непрерывность в жизни индивид. Он не смог бы перенести во взрослую жизнь свое детство и в результте н бессознтельном уровне оствлся бы ребенком, что создет в свою очередь смую блгоприятную почву для возникновения в будущем невроз. Он будет стрдть от всех тех болезней, которые постигют внеисторических новторов, будь то отдельные люди или общественные группы.

То, что дети кк бы зново вступют в брк со своими родителями, - это в определенном смысле нормльно. В психологическом отношении это столь же вжно, кк вжн утрт предков для рзвития здоровой рсы в отношении биологическом. Блгодря этому возникет непрерывность, рзумное продолжение жизни прошлого в нстоящем. Нездоровыми являются лишь серьезные отклонения в ту или иную сторону.

Поскольку при выборе любимого человек решющим фктором было позитивное или негтивное сходство с родителями, то и отделение от обрз родителей, знчит и от детств, не было полным. Хотя рди исторической непрерывности детство должно было быть взято с собой, это тем не менее не должно идти в ущерб дльнейшему рзвитию. Когд-нибудь, примерно к середине жизни, погснет последний слбый свет детских иллюзий - рзумеется, речь идет об идельном гипотетическом случе, ибо многие люди до конц своих дней тк и остются детьми - и из обрз родителей выделится рхетип взрослого человек, обрз мужчины, кким его с двних времен знл женщин, и обрз женщины, который тысячелетиями носит в себе мужчин.

Существует много мужчин, которые бсолютно точно, вплоть до детлей, могут скзть, кк выглядит обрз женщины, который они в себе носят. Но я редко встречл женщин, которые были бы способны нбрость ткой же точный обрз мужчины. Подобно тому кк первообрз мтери является обобщенным обрзом всех мтерей прошлого, тк и обрз Анимы предствляет собой ндындивидульный обрз, который обнруживет черты, точь-в-точь совпдющие у многих, совершенно рзных в индивидульном отношении мужчин. Это совпдение здесь столь велико, что н основнии этих черт можно было бы воссоздть чуть ли не определенный тип женщины. Порзительно то, что у этого тип полностью отсутствует мтеринское в обычном смысле этого слов. В лучшем случе он спутниц и подруг, в худшем - рспутня женщин. Чсто эти типы, со всеми их человеческими и демоническими свойствми, бывют достточно хорошо описны в фнтстических ромнх, нпример «She» и «Wisdom's Daughter» Рйдер Хггрд, в «L'Atlantide» Бену, фргментрно в обрзе Елены во второй чсти «Фуст», ниболее кртко и точно в гностической легенде о Симоне Мгусе, криктур которого прослеживется ткже и в истории об постолх. Симон Мгус в его путешествиях всегд сопровождл девушк, которую звли Еленой. Симон ншел ее в публичном доме в Тире. Он являл собою новое воплощение троянской Елены. Я не зню, н кком сознтельном уровне мотив Елены и Фуст у Гёте опирется н легенду о Симоне. Ткую же связь можно обнружить и в «Wisdom's Daughter», где сознтельной непрерывности не имеется уже нверняк.

Отсутствие мтеринского в обычном понимнии этого слов укзывет, с одной стороны, н полное отделение от обрз мтери, с другой - н нличие идеи чисто индивидульно-человеческих отношений, не связнных с природной целью продолжения род. Н современной ступени культуры подвляющее большинство мужчин остнвливется н мтеринском знчении женщины, отчего и Аним никк не преодолеет инфнтильно-примитивную ступень рспутной женщины. Из этого следует, что проституция является основным побочным продуктом цивилизовнного брк. Однко в легенде о Симоне и во второй чсти «Фуст» можно обнружить символы бсолютно взрослого бытия. Это взрослое бытие есть выход з рмк природы. Христинское и буддистское моншество тоже пытется рзрешить эту проблему, но только путем принесения в жертву плоти. Полубогини и богини зменяют здесь человеческую личность, которую могл бы поглотить проекция Анимы.

Тем смым мы вступем в чрезвычйно спорную облсть, в которую я не хотел бы здесь длее углубляться. Пожлуй, будет лучше, если мы вернемся к более простой проблеме, именно к вопросу: кким же обрзом мы можем рспознть существовние ткого женского рхетип?

До тех пор пок рхетип не спроецировн и не стновится любимым или ненвистным в кком-либо объекте, он по-прежнему остется полностью идентифицировнным с индивидом и помимо его воли будет в нем выржться. В тком случе, стло быть, в мужчине будет проявляться его Аним. В ншем языке двно уже имеется слово, хрктеризующее эту своеобрзную устновку, - «Animositat» (Рздржение (нем.). - Перев.). Это выржение лучше всего трктовть кк «одержимость Анимой». То есть речь идет о необузднных эмоциях. Хотя слово «Animositat» употребляют в знчении неприятного эмоционльного состояния, в действительности, однко, Аним может вызывть ткже и позитивные чувств (J u n g und W i 1 h e 1 m, DasGeheimnisderGoldenen Bliite, J u n g, DieBeziehungenzwischendemIchunddemUnbewuftten. - Авт.).

Сдержнность - это типично мужской идел. Он достигется путем вытеснения эмоций. Чувство же предствляет собой специфически женскую добродетель, и, поскольку мужчин рди достижения своего идел мужественности подвляет все имеющиеся у него женские черты, он вытесняет ткже и определенные эмоции, считя их проявлением женской слбости. Тем смым в его бессознтельном нкпливются женоподобные кчеств или сентиментльность, которые, прорывясь нружу, выдют в нем существовние женского существ. Кк известно, именно очень мужественные мужчины ниболее подвержены внутри себя женским чувствм. Исходя из этого фкт можно, пожлуй, объяснить, с одной стороны, знчительно большее число смоубийц мужского пол, с другой - нередко встречющиеся силу и стойкость, свойственные кк рз очень женственным женщинм. Если тщтельно пронлизировть вышедшие из-под контроля эмоции мужчины и попытться при этом реконструировть вероятную личность, от которой исходят эти эмоции, то, скорее всего, мы придем к той смой женской фигуре, которую я нзывю Анимой. Потому-то и в древней религии ткже было сформировно понятие женской души, «psyche», или «нимы», церковное средневековье не без психологической причины поствило вопрос: «Habet mulier animam?» (Есть ли душ у женщины? (лт.). - Перев.)

У женщины все кк рз ноборот. Если у нее прорывется нружу Анимус, то это не будут чувств, кк у мужчины. В тком случе он нчинет вступть в дискуссии и что-нибудь громко докзывть. И сколь произвольны и кпризны чувств Анимы, столь же нелогичны и неубедительны женские ргументы. Можно прямо говорить о мышлении Анимус, не признющем ничьей првоты, оствляющем з собой последнее слово и всегд зкнчивющемся фрзой « потому!». Аним - это иррционльное чувство, Анимус - иррционльное суждение.

Нсколько позволяет судить мой опыт, мужчине всегд легче понять, что ткое Аним. У него есть дже совершенно определенный ее обрз, и среди огромного числ женщин он всегд может рспознть тех, кто больше всего подходит под тип Анимы. Но, кк првило, мне всегд стоило большого труд рзъяснить женщине, что ткое Анимус, и не было ни одного случя, чтобы женщин сумел дть мне конкретные сведения о личности Анимус. Из этого я сделл вывод, что Анимус, вероятно, вовсе не имеет личности, которую можно было бы понять определенным обрзом; другими словми, скорее всего, он предствляет собой не единство, множество. Этот фкт, по-видимому, связн с особенностями мужской и женской психологии. Н биологической ступени основной интерес женщины состоит в том, чтобы удержть одного мужчину, тогд кк для мужчины основной интерес - это звоевть женщину, и по своей природе он редко остнвливется н одном звоевнии. Тким обрзом, для женщины решющую роль игрет одн мужскя личность; и ноборот, отношение мужчины к женщине менее определенное, то есть дже свою жену он может рссмтривть кк одну среди прочих. Он всегд ткже подчеркивет зконный и социльный хрктер брк, тогд кк женщин видит в нем исключительно личные отношения. Следовтельно, сознние женщины огрничивется, кк првило, одним мужчиной, в то время кк в созннии мужчины существует стремление к выходу з рмки личного, которое при определенных обстоятельствх может идти врзрез со всем личным. Исходя из этого, мы можем предположить, что в бессознтельном эт тенденция должн компенсировться противоположной. Прекрсным подтверждением этому является относительно строго очерчення фигур Анимы у мужчины и столь же неопределенный полиморфизм Анимус у женщины.

Я вынужден огрничиться здесь изобржением Анимы и Анимус лишь в общих чертх. Но если бы я описл Аниму просто кк первообрз женщины, состоящий в основном из иррционльного чувств, Анимус - только кк первообрз мужчины, состоящий из мнений, то это огрничение зшло бы слишком длеко. Обе фигуры предствляют собой обширные проблемы, ибо они являются рхичными формми тех психических феноменов, совокупность которых с древних времен нзывют душой. Они являются ткже причиной того, что человек вообще испытывет потребность говорить о душх или о демонх.

Ни одно втономное психическое содержние не является внеличностным или объективным. Объективность, внеличностность - это ктегория сознния. Все же втономные психические фкторы имеют личностный хрктер, нчиня с голосов, которые слышт душевнобольные, и кончя призркми медиумов и видениями мистиков. Это же относится к Аниме и Анимусу, которые тоже имеют личностный хрктер, что можно вырзить не инче кк словом «душ».

Здесь, однко, я хотел бы предостеречь от возможного недопонимния. Понятие души, которое я здесь употребляю, скорее можно срвнить с воззрением первобытного человек, нпример с душми Б и К египтян, чем, допустим, с христинской идеей «души», которя уже предствляет собой попытку философского осмысления метфизической индивидульной субстнции. Мое сугубо феноменологическое толковние души ктегорически не имеет с этим ничего общего. Я не знимюсь психологической мистификцией, только пытюсь нучно осмыслить рхичные психологические феномены, лежщие в основе веры в душу.

Поскольку фктический комплекс Анимус и Анимы ниболее соответствует тому, что все времен и нроды описывли кк душу, то нет ничего удивительного и в том, что, кк только нчинешь подбирться вплотную к содержниям обоих комплексов, срзу стлкивешься с привносимой ими с собою необычйной тмосферой мистицизм. Тм, где проецируется Аним, тут же возникет удивительное чувство исторической сопричстности, которое Гёте облек в слов: «Ах, в те времен, которые уже отжили, ты был моей сестрой или женой моею» (В стихотворении «Почему ты нс нводишь н глубокие рздумья?» (К госпоже фон Штйн). - Авт.) А Рйдер Хггрд и Бену, чтобы воздть должное неизбежному историческому чувству, обрщются к Греции и Египту.

Удивительно, но, судя по моему опыту, этот вид мистического историзм у Анимус отсутствует. Я бы скзл, что он больше знят нстоящим и будущим. У него преоблдют зконодтельные нклонности, он предпочитет говорить о том, ккими должны быть вещи, или, по крйней мере, дет подиктический взгляд н фкты, которые кк рз и являются довольно спорными и неочевидными, причем делет это столь ктегорично, что в дльнейшем женщин избвляется от слишком тягостных для нее рздумий.

Я могу объяснить себе это рзличие опять-тки лишь компенсцией по контрсту. Мужчин в своем созннии плнирует зрнее и стрется создть будущее, тогд кк ломть себе голову нд тем, кем был чья-то прббушк, - знятие специфически женское. Но именно эт женскя генелогическя тенденция весьм отчетливо, с нглийской сентиментльностью, проявилсь у Рйдер Хггрд, в то время кк у Бену т же тенденция приобрел пикнтный привкус «chronique familiale et scandaleuse» (Семейня хроник и скндлы (фрнц). - Перед.). Проявление в форме иррционльного чувств идеи реинкрнции тесно связно с Анимой, в то время кк женщин, поскольку он не слишком подчинен рционлизму мужчины, признет эти же смые чувств вполне осозннно.

Историческое чувство всегд ощущется кк нечто знчительное и связнное с судьбой. Поэтому оно непосредственно ведет к проблемм бессмертия и божественного. Дже у рционльно-скептического Бену умершие от любви люди обретют вечность блгодря некоему особому методу мумификции, не говоря уже о процветнии мистицизм в «The Return of She» Рйдер Хггрд - кстти, психологическом документе первого порядк!

Тк кк см по себе Анимус не является ни чувством, ни склонностью, то этот изобрженный здесь спект у него отсутствует полностью. И все же в смой глубокой своей сущности он тоже историчен. К сожлению, для Анимус нет хороших литертурных примеров, поскольку женщины пишут меньше, чем мужчины, и, кроме того, если дже и пишут, то им, видимо, недостет в известной степени нивной интроспекции, или же, по крйней мере, они предпочитют хрнить результты этой интроспекции в кком-то другом месте - возможно, кк рз потому, что с этим не связно ни одно чувство. Я зню только один документ, лишенный этих недосттков, - новеллу Мэри Хэй «The Evil Vineyard». В этом совершенно непритязтельном повествовнии исторический момент Анимус выступет искусно звулировнным, что, рзумеется, было сделно втором непреднмеренно.

Анимус предствляет собой имеющееся a priori бессознтельное условие для необдумнного суждения. О существовнии ткого суждения можно узнть только по тому, ккя устновк возникнет зтем в созннии по отношению к определенным вещм. Здесь я должен привести небольшой пример: в одной семье мть окружил своего сын торжественной обстновкой и придвл ему совершенно несорзмерное знчение, что в итоге, срзу по нступлении пуберттного возрст, сделло его невротиком. Причин этой бессмысленной устновки стл понятной не срзу. Только после более тщтельного исследовния было выявлено существовние бессознтельной догмы, которя звучл тк: «Мой сын - грядущий мессия». Это - смый обычный случй проявления общерспрострненного у женщин рхетип героя, который в форме суждения проецируется либо н отц, либо н муж, либо н сын и зтем бессознтельно регулирует поведение. Прекрсным и хорошо всем известным примером этого является Анни Безнт, тоже ншедшя Спсителя.

В истории Мэри Хэй героиня сводит с ум муж своей устновкой, основывющейся н бессознтельном и ни рзу не выскзнном предположении, что он гнусный тирн, которого он должн остерегться кк… Это незвершенное «кк» он предоствляет доскзть своему мужу, который в конечном счете нходит подходящую фигуру тирн Чинкесенто и в результте теряет рссудок. Тким обрзом, исторический хрктер отнюдь не чужд Анимусу. Но форм его проявления совершенно иня, чем у Анимы. Ткже и в религиозной проблемтике суждение у Анимус перевешивет по срвнению с чувством мужчины.

В зключение я хотел бы ткже зметить, что Анимус и Аним - это не единственные втономные фигуры, или «души» бессознтельного. Но в прктическом отношении они являются ниболее близкими и вжными. Однко, поскольку мне хотелось бы осветить еще одну сторону проблемы земной обусловленности душевной жизни, я оствлю, пожлуй, эту сложную и деликтную облсть внутреннего опыт и обрщусь к другой стороне, где мы не будем больше кропотливо взглядывться в темные здние плны души, посмотрим вовне н широкий мир повседневных вещей.

Подобно тому кк в процессе рзвития человеческя душ формировлсь под влиянием земных условий, тк и теперь этот же смый процесс может в известной степени еще рз повториться н нших глзх. Если мысленно переместить знчительную чсть европейской рсы н чужую землю и в другой климт, то можно ожидть, что эт групп людей, дже если не произойдет смешения с чужой кровью, через несколько поколений испытет определенные изменения психического, возможно, и физического хрктер. Совсем рядом - у евреев рзных европейских стрн - мы можем нблюдть зметные рзличия, которые в первую очередь объясняются только своеобрзием нрод-хозяин. Не соствляет труд отличить испнского еврея от северофрикнского, немецкого от русского. Дже внутри рзных типов русских евреев опять-тки можно нйти рзличие между польским, северорусским и кзчьим типми. Несмотря н сходство рсы, существуют зметные рзличия, причины которых неясны. Дже внешне нелегко их точно определить, хотя хороший знток людей чувствует эти рзличия срзу.

Величйшим экспериментом по «пересдке рсы» является относительно недвнее зселение северомерикнского континент преимущественно гермнским нселением. Поскольку климтические условия достточно рзличны, то у исходного рсового тип можно было ожидть всевозможных изменений. Смешение с индейской кровью ничтожно мло, тк что существенной роли оно не игрет. Бос считет докзнным, что, по-видимому, уже во втором поколении переселенцев имеют место нтомические изменения, глвным обрзом в рзмерх череп. Во всяком случе, у переселенцев сформировлся тип янки нстолько похожий н индейский, что во время первого своего пребывния н Среднем Зпде, увидев поток рбочих, вышедших из ворот фбрики, я зметил своему спутнику, что никогд бы не подумл, что процент индейской крови столь высок. В ответ н это он зсмеялся и предложил любое при, что во всех этих вместе взятых сотнях рбочих не нйдется и кпли индейской крови. Это было много лет нзд, когд я еще не имел предствления об удивительной «инденизции» мерикнского нселения. Я проник в эту тйну только после того, кк нчл знимться с мерикнцми нлитической психотерпией. Тогд-то и выявились их любопытные отличия от европейцев.

Прежде всего мне бросилось в глз огромное влияние негр, я имею в виду, рзумеется, психологическое влияние, без смешения крови. Эмоционльную открытость мерикнц, особенно его смех, лучше всего изучть в иллюстрировнных приложениях мерикнских гзет; тот неподржемый смех Рузвельт в первончльной форме можно встретить у мерикнского негр. Своеобрзня походк со слегк рсслбленными конечностями или рскчивние бедрми, которое тк чсто можно нблюдть у мерикнок, тоже происходят от негр. Источником вдохновения мерикнской музыки, рвно кк и тнцев, является негр. Проявления религиозного чувств, revival meetings («holy rollers» и прочие ненормльности), - во многом под влиянием негр; знменитя мерикнскя нивность, кк в очровтельной, тк и в менее привлектельной форме ее проявления, вполне срвним с детскостью негр. Необычйно живой темпермент большинств мерикнцев, проявляющийся не только в игре в бейсбол, но и в своеобрзном языковом выржении рдости, о чем крсноречиво свидетельствует непрестнный и безбрежный поток болтовни в мерикнских гзетх, вряд ли можно объяснить гермнскими предкми. Он скорее похож н «chattering» (Болтовня (нгл.). - Перев) негритянской деревни. Чуть ли не полное отсутствие интимности и связывющя всех между собой мссовя общественность нпоминют первобытную жизнь в открытых хижинх с бсолютной тождественностью всех членов род. Мне кзлось, что в домх мерикнцев всегд рспхнуты нстежь все двери и что в мерикнских поселкх нельзя нйти сдовых изгородей. Все нпоминло улицу.

Нелегко, конечно, решить в детлях, что следует отнести н счет симбиоз с негром, что н счет того обстоятельств, что Америк по-прежнему является «pioneering nation» (Нция пионеров (нгл.). - Перев.) н целине. Но в целом знчительное влияние негр н общий хрктер нрод несомненно.

Рзумеется, ткое зржение первобытным с тем же успехом можно нблюдть и в других стрнх, но не в тких рзмерх и не в ткой форме. В Африке, нпример, белые люди соствляют ничтожное меньшинство и поэтому вынуждены, строго соблюдя общественную форму, зщищться от влияния негр - от тк нзывемого «going black». Стоит кому-нибудь из них поддться влиянию примитивного, и с ним будет кончено. В Америке же из-з своей млочисленности негры окзывют не дегенертивное, скорее своеобрзное влияние, которое, если только не стрдть джз-фобией, никк нельзя нзвть вредным.

Удивительно то, что влияние индейц совсем или почти совсем незметно. Однко упомянутые рнее физиогномические сходств отнюдь не укзывют н Африку, являются специфически мерикнскими. Стло быть, тело регирует н Америку, душ н Африку? Пок я должен ответить н этот вопрос тк: влияние окзывют только мнеры негр. Что же ксется души, то это еще вопрос.

То, что в сновидениях моих мерикнских пциентов негр, кк выржение неполноценной стороны их личности, игрет немловжную роль, - фкт вполне естественный. В нлогичном случе европейцу снились бы бродяги или иные предствители низших слоев нселения. Однко большинство сновидений, особенно в нчле нлитического лечения, поверхностны. И только в ходе серьезного, глубокого нлиз нтлкивешься н символы, связнные с индейцем. Прогрессивня тенденция бессознтельного, другими словми, мотив его героя, выбирет в кчестве своего символ индейц. Тк, н некоторых монетх Соединенных Шттов изобржен голов индейц, что свидетельствует об увжении к рнее врждебным, теперь индифферентным индейцм. Одновременно это является выржением только что упомянутого фкт, что мерикнский мотив героя выбрл себе в кчестве идельной фигуры индейц. И конечно, ни одному мерикнскому првительству не пришло бы в голову поместить н своих монетх портрет Цетевйо или другого ккого-нибудь негритянского героя. Монрхические госудрств предпочитют изобржть н своих монетх портрет влстителя стрны, демокртические любят иные символы своих иделов. Пример ткой мерикнской фнтзии о герое подробно мною обсуждется в книге «Метморфозы и символы либидо» (Новое издние: SymbolederWandlung. - Авт.). Я мог бы дополнить его еще дюжиной нлогичных примеров.

Герой всегд олицетворяет собой смое высокое и смое сильное стремление или, по крйней мере, то, кким это стремление должно быть, знчит, и то, что хотелось бы осуществить в первую очередь. Поэтому всегд вжно, ккой из фнтзий нполняется мотив героя. В мерикнской фнтзии о герое глвную роль игрет индейский хрктер. Отношение мерикнцев к спорту совершенно несопоствимо с европейским уютом. Только индейские инициции могут посостязться с беспощдностью и жестокостью сурового мерикнского тренинг. Потому-то и вызывют восхищение успехи мерикнского спорт. Во всем, к чему мерикнец стремится по-нстоящему, проявляется индеец; в чрезвычйной концентрции н определенной цели, в упорном ее преследовнии, в стойком перенесении огромных трудностей целиком проявляются все легендрные добродетели индейц (Ср.: J u n g, Your NegroidandIndianBehavior. - Авт.).

Мотив героя имеет отношение не только к общей жизненной устновке, но и к религиозной проблеме. Абсолютня устновк - это всегд устновк религиозня, и, где бы человек ни бсолютизировлся, везде проявляется его религия. Я обнружил ткже, что и религиозный спект обрз героя у моих мерикнских пциентов является преимущественно индейским. Основными фигурми в индейских формх религии являются шмн, знхрь и зклинтель духов. Первым же мерикнским изобретением в этой облсти, ствшим вжным и для Европы, был спиритизм, вторым - Christian Science (Христинскя нук (нгл.). - Перев.) и прочие формы mental healing (Ментльное лечение (нгл.). - Перев.). Christian Science предствляет собой ритул зклинния, демоны болезни отвергются, строптивое тело воспевется по определенным формулм, соответствующя высокому культурному уровню христинскя религия используется для лечения колдовством. Нищет духовного содержния ужсющ, однко Christian Science жив, он облдет необычйной силой и творит чудес, которых не встретишь в официльных церквх.

Нет н свете стрны, где бы «крепкое слово», колдовскя формул, нзывемя «slogan» (Лозунг (нгл.). - Перев.), было бы более эффективным, чем в Америке. Европеец посмеивется нд этим, но он збывет, что вер в волшебную силу слов может сдвинуть горы. См Христос был Словом. Эт психология стл нм чуждой. Но он жив в мерикнце. Потому и неизвестно, что еще Америке предстоит в будущем.

Итк, мерикнец предствляет для нс причудливую кртину: европеец с мнерми негр и душой индейц. Он рзделяет судьбу всех узурпторов чужой земли. В Австрлии есть первобытные племен, которые утверждют, что нельзя присвивть себе чужую землю, потому что н ней обитют чужие духи предков, которые будут вселяться в новорожденных. В этом зключен великя психологическя истин. Чужя земля ссимилирует звоевтеля. Но в отличие от лтинских звоевтелей в Центрльной и Южной Америке северомерикнцы блгодря строжйшему пуритнству сохрнили европейский уровень; однко они не смогли воспрепятствовть тому, чтобы души их индейских вргов не стли их собственными. Необетовння земля повсюду содержит в себе нечто ткое, что опускет, по крйней мере, бессознтельное н ступень туземного жителя. Тким обрзом, у мерикнц возникет дистнция между сознтельным и бессознтельным, которую не встретишь у европейц, - рзрыв между сознтельной высочйшей культурой и неожиднной бессознтельной примитивностью. Но ткой рзрыв является психическим потенцилом, придющим мерикнцу рдость предпринимтельств и просто-тки звидный энтузизм, которого мы не знем в Европе. Именно из-з того, что мы все еще пребывем во влдении духов нших предков, то есть из-з того, что для нс все исторически опосредствовнно, мы нходимся в конткте с ншим бессознтельным, однко именно этим контктом мы и связны по рукм и ногм. Мы нстолько охвчены исторической обусловленностью, что для того, чтобы собрться с силми и вести себя, нпример, в политическом отношении не тк, кк пятьсот лет нзд, необходим уже грндиозня ктстроф. Конткт с бессознтельным приковывет нс к ншей земле и делет нс чрезвычйно тяжкими н подъем, что с точки зрения прогресс, рзумеется, не является полезным. Но я бы не хотел говорить слишком дурно о ншем отношении к доброй земле-мтушке. «Plurimi petransibunt», тот, однко, кто остется н своей земле, облдет долговечностью. Отдление от бессознтельного и тем смым от исторической обусловленности ознчет лишенность корней. Это предствляет собой опсность для покорителя чужой земли; но это опсно ткже и для того, кто из-з пристрстия к ккому-нибудь «изму» теряет связь с темными, мтеринскими, земными первоосновми своей сущности.

Архичный человек

«Архичный» ознчет «нчльный, первозднный». Скзть что-либо основтельное о современном, цивилизовнном человеке - это одн из смых трудных и неблгодрных здч, которые только можно придумть, ибо тот, кто говорит, огрничен теми же условиями и ослеплен ткими же предрссудкми, что и те, о ком он должен выскзть свои сообржения. Однко в отношении рхичного человек мы нходимся, по-видимому, в более блгоприятном положении. Мы удлены во времени от его мир, превосходим его в духовной дифференциции и поэтому имеем возможность взглянуть с высоты нших достижений н его рзум и н его мир,

Этим тезисом определяются ткже рмки и моего доклд, те рмки, без которых было бы, пожлуй, невозможно нбрость достточно объемную кртину душевных явлений, присущих рхичному человеку. То есть мне бы хотелось огрничиться именно ткой исключющей из своего рссмотрения нтропологию первобытных нродов кртиной. Когд мы ведем речь о человеке в целом, то вовсе не имеем в виду его нтомию, форму его череп и цвет его кожи, но подрзумевем под этим его душевно-человеческий мир, его сознние и его обрз жизни. Это, однко, является предметом психологии. Поэтому мы будем, в сущности, знимться рхичной, то есть первобытной, психологией. Несмотря н ткое огрничение, нш тем все-тки выходит з эти рмки, поскольку рхичня психология является психологией не только первобытного, но и современного, цивилизовнного человек; однко под этим понимются не те отдельные проявления твизм в современном обществе, скорее психология кждого цивилизовнного человек, который, несмотря н свой высокий уровень сознния, в более глубоких слоях своей психики все еще остется человеком рхичным. Тк же кк нше тело по-прежнему предствляет собой тело млекопитющих, в свою очередь обнруживющее в себе целый ряд реликтов еще более рнних состояний, сходных с состояниями холоднокровных животных, тк и нш душ является продуктом, который, если проследить з истокми его рзвития, все еще обнруживет бесчисленные рхизмы.

Однко при первом соприкосновении с первобытным человеком или при изучении нучных трудов по первобытной психологии всегд создется впечтление его чужеродности. Дже ткой вторитет в облсти первобытной психологии, кк Леви-Брюль, не устет все время подчеркивть это чрезвычйное отличие «etat prelogique» (Дологическое состояние (фрнц.). - Перед.) от ншего сознния. Ему, кк человеку цивилизовнному, кжется просто непостижимым, что первобытный человек совершенно не считется с очевидным опытом и, отриця осяземые причины, считет ео ipso действительными свои «representations collectives» (Коллективные предствления (фрнц.). - Перев.), вместо того чтобы объяснять явление простой случйностью или рзумной кузльностью. Под «representations collectives» Леви-Брюль понимет широко рспрострненные идеи приорно истинного хрктер, ткие, кк духи, колдовство, могущество шмн и т.д. Нпример, то, что люди умирют от стрости или от болезней, которые считются смертельными, - фкт для нс смо собой рзумеющийся, но для первобытного человек это не тк. Аргумент его при этом тков: живут же люди, которые нмного стрше. Никто не умирет от болезни, ведь многие зтем либо выздорвливли, либо же болезнь не зтргивл их вовсе. Действительным объяснением для него всегд является мгия. Человек убили либо дух, либо колдовство. Многие вообще считют естественной лишь смерть в бою. Другие, однко, и эту смерть рссмтривют кк неестественную, поскольку противник либо был колдуном, либо использовл зколдовнное оружие. Иногд эт гротескня идея принимет еще более впечтляющую форму. Тк, однжды один европеец зстрелил крокодил, в желудке которого окзлись дв брслет. Туземцы признли в них брслеты, приндлежвшие двум женщинм, которых нездолго до этого проглотил крокодил. Тотчс же поднялся крик о колдовстве, тк кк этот вполне естественный случй, который не покзлся бы подозрительным ни одному европейцу, был истолковн совершенно неожиднно, исходя из духовных предпосылок («representations collectives» no Леви-Брюлю) первобытного человек. Неведомый колдун вызвл крокодил, прикзл поймть этих двух женщин и принести ему. Крокодил исполнил это прикзние. Но кк быть с двумя брслетми в желудке животного? Крокодил, объясняли они, не проглтывет людей по собственной воле. Он получил брслеты в нгрду от колдун.

Этот ценный случй является одной из иллюстрций произвольности объяснения в «etat prelogique» - дологическом, видимо, потому, что нм ткое объяснение предствляется бсурдным и нелогичным. Но оно кжется нм тким лишь постольку, поскольку мы исходим из совершенно иных в срвнении с первобытным человеком предпосылок. Если бы мы, подобно ему, были убеждены в существовнии колдунов и прочих тинственных сил, тк же кк мы верим в тк нзывемые естественные причины, то его вывод был бы для нс вполне логичным. Н смом деле первобытный человек не более логичен или логичен, чем мы. Просто он думет и живет исходя из совсем других предпосылок по срвнению с нми, В этом и состоит рзличие. Все, что выходит з рмки првил, все, что поэтому его беспокоит, пугет или удивляет, основывется для него н том, что мы нзывем сверхъестественным. Рзумеется, он не считет это сверхъестественным, для него это является приндлежностью мир, который он познет. И если для нс естественно рссуждение тип: этот дом сгорел, потому что его порзил молния, то для первобытного человек столь же естественно скзть: колдун воспользовлся молнией, чтобы поджечь именно этот дом. В мире первобытного человек бсолютно все, что сколь-нибудь необычно или впечтляюще, подвергется подобному либо принципильно сходному объяснению. Но при этом он поступет точно тк же, кк и мы: он не здумывется нд своими исходными посылкми. Для него несомненно a priori, что болезнь и т.д. вызывется духми или колдовством, тк же кк для нс с смого нчл не вызывет сомнений, что болезнь имеет тк нзывемую естественную причину. Мы столь же мло думем о колдовстве, кк он о естественных причинх. Смо по себе его духовное функционировние принципильно не отличется от ншего. Рзличются, кк я уже говорил, только исходные посылки.

Существует рсхожее мнение, что первобытные люди имеют другие чувств и другую морль, то есть в определенной степени «дологическую» душу. Рзумеется, их морль не похож н ншу. Один туземный вождь, которого спросили, чем отличются добро и зло, скзл:

«Когд я похищю у своего врг его жен, то это хорошо, но когд он крдет их у меня, то это плохо». У многих племен считется стршным оскорблением нступить н чью-либо тень или же является непростительным прегрешением скоблить шкуру тюленя метллическим ножом вместо кремня. Но будем искренни: рзве у нс не является прегрешением есть рыбу с помощью нож или не снимть в комнте шляпу? А приветствовть дму с сигрой в зубх? Но кк у нс, тк и у первобытных людей это не имеет ничего общего с морльным обликом. Бывют порядочные и лояльные головорезы, бывют ткие, которые нбожно и с чистой совестью исполняют чудовищные религиозные обряды - убийцы из смых святых побуждений; все то, этическое, что приводит нс в восхищение, ценит в основном и первобытный человек. Его добро столь же хорошо, зло столь же плохо, кк и у нс. Лишь формы другие, но см этическя функция т же.

Выскзывлись ткже предположения, что его чувств обостреннее нших или же что они вовсе не ткие, кк у нс. Однко он облдет лишь профессионльной дифференцицией слух, зрения и умения ориентировться в незнкомой местности. Если же он столкнется с обстоятельствми, нходящимися вне его компетенции, то будет н удивление медлителен и неловок. Я покзывл некоторым туземцм, прирожденным охотникм, облдющим необыкновенно острым зрением, иллюстрировнные журнлы, в которых любой ребенок у нс тут же рспознл бы человеческие фигуры. Мои же охотники все время переворчивли кртинки, пок нконец один из них, обводя пльцем контуры, вдруг не воскликнул: «Это белые люди!»- что в целом было ознменовно кк большое открытие.

Зчстую прямо-тки невероятня способность многих первобытных людей ориентировться в незнкомой местности является, по сути, профессионльной и объясняется крйней необходимостью в умении ориентировться в свннх и джунглях. Дже европеец, боясь зблудиться - это для него может быть чревто неприятностями, - несмотря н то что у него есть компс, через некоторое время нчинет обрщть внимние н вещи, о которых он прежде и подумть не мог.

Ничто не укзывет н то, что первобытный человек мыслит, чувствует или воспринимет принципильно инче, чем мы. Душевня функция является здесь, в сущности, той же смой. Но исходные посылки - иные. Почти ни о чем не говорит нм ткже и то, что объем его сознния меньше или кжется меньшим, чем у нс, либо что он почти или дже вовсе не способен концентрировться н духовной деятельности. Последнее особенно бросется европейцу в глз. Тк, мне никогд не удвлось рстянуть свои беседы более чем н дв чс, поскольку по истечении этого времени люди кждый рз зявляли, что они устли, что это слишком тяжело, - при этом обстновк во время беседы был смой непринужденной, вопросы я здвл совсем простые. Однко те же смые люди во время охоты или трудного переход демонстрировли удивительную концентрцию и выдержку. Нпример, мой письмоносец кждый рз пробегл без перерыв рсстояние в 120 километров; или же я был свидетелем того, кк беремення н шестом месяце женщин несл н спине ребенк и при этом курил длинную трубку. Я видел людей, которые всю ночь нпролет без устли тнцевли вокруг пылющего костр при темпертуре воздух в 34 грдус. Следовтельно, в отношении тех вещей, которые их интересуют, им нельзя откзть и в способности к концентрции. Когд нм приходится концентрировться н неинтересных вещх, мы вскоре змечем, сколь незнчительн эт нш способность. Мы столь же звисимы от эмоционльного импульс, кк и первобытные люди.

Конечно, первобытные люди проще и нивнее, чем мы, - кк в добром, тк и в злом. Но это не кжется нм стрнным. И все же при соприкосновении с миром рхичного человек мы ощущем нечто совершенно необычное. Нсколько мне удлось пронлизировть это чувство, причиной его является глвным обрзом тот фкт, что рхичные исходные посылки существенно отличются от нших, то есть первобытный человек живет по срвнению с нми, тк скзть, в другом мире. Это делет его труднорзрешимой згдкой до тех пор, пок мы не выясним, кковы его предпосылки. Тогд все будет срвнительно просто. Однко мы могли бы с тким же успехом скзть и обртное: «Кк только мы узнем нши предпосылки, первобытный человек уже не будет предствлять для нс згдки».

Нш рционльня исходня посылк состоит в том, что все имеет свои естественные, видимые причины. В этом мы убеждены a priori. В этом смысле кузльность является для нс смой священной догмой. В ншем мире нет зконного мест для невидимых, произвольных, тк скзть, сверхъестественных сил, рзве что погрузиться вместе с современным физиком в неведомый микромир томных недр, где, похоже, случются диковинные вещи. Но эт облсть знния все-тки длек от нс, К невидимым произвольным силм мы относимся с чувством ярко вырженной неприязни; ведь мы сми не тк уж двно вырвлись из того стршного мир грез и суеверий и создли кртину мир, достойную ншего рционльного сознния - смого молодого и смого великого творения человек. Нс окружет вселення, которя подчиняется зконм рзум. Хотя мы и не знем всех причин, но они будут открыты и будут соответствовть ожидниям рзум. Мы вполне естественно ндеемся н это. Однко бывют случи, которые и в смом деле являются чисто случйными, их собствення кузльность ткже ничего не проясняет. Случйности неприятны любящему порядок созннию. Они весьм збвно нрушют зкономерное течение событий и поэтому сбивют нс с толку. В отношении случйностей мы испытывем ткое же неприязненное чувство, кк и в отношении невидимых произвольных сил. Они слишком нпоминют о бесенятх или о произволе deus ex machine (Бог из мшины, (лт.). В современном знчении выржение употребляется для укзния н неожиднное рзрешение трудной ситуции, которое не вытекет из естественного ход событий, является чем-то искусственным, вызвнным вмештельством извне. - Перев.). Они являются злейшими вргми нших смых тщтельных рсчетов и постоянной угрозой для всех нших предприятий. Их можно считть глупыми, они зслуживют всяческого поругния, но им нельзя не уделять внимния. Арбы относятся к ним с большим почтением. В кждом письме они пишут: «Иншлл, если Богу будет угодно, письмо дойдет». Ведь, несмотря н все неприязненные чувств и зкономерности, верно то, что мы всегд и везде подвержены непредвиденному случю. А что невидимее и произвольнее, чем случй? Что неизбежнее и фтльнее?

В сущности, мы могли бы с тким же успехом скзть: «Зкономерное, кузльное течение - это теория, которя опрвдывется н прктике н пятьдесят процентов, остльные пятьдесят процентов приходятся н произвол демонического случя». Рзумеется, случй тоже имеет свои вполне естественные причины, в бнльности которых, к ншему сожлению, слишком уж чсто нм приходится убеждться. Но мы бы охотно отреклись от кузльности, поскольку смым досдным в случе является нечто совершенно иное, именно то, что он должен был произойти именно здесь и теперь или, другими словми, то, что он является кк бы преднмеренным. По крйней мере, он тк действует, и порой его проклинет дже смый ярый рционлист. Кк бы ни толковли случй, влсть его от этого не меняется. Чем упорядоченное условия бытия, тем меньше вероятность возникновения случйности и, соответственно, меньше необходимость от нее зщищться. Тем не менее прктически кждый остерегется случев или н них уповет, хотя в официльном кредо клузулы относительно случев не содержится.

Нш исходня посылк тков: все, что можно хотя бы теоретически испытть н собственном опыте, имеет тк нзывемые естественные причины. Первобытный же человек исходит из следующей предпосылки: причиной всего является невидимя произвольня сил, другими словми, все является случем, только он нзывет это не случем, умыслом. Естествення кузльность - это всего лишь видимость, и поэтому он не достойн упоминния. Если три женщины идут к реке, чтобы нбрть воды, крокодил хвтет ту, что посередине, то, с ншей точки зрения, все просто: «То, что это был женщин, нходившяся посередине, - чистя случйность. То, что крокодил вообще схвтил женщину - это вполне естественно, потому что крокодилы иногд нпдют н людей».

Тким объяснением ситуция полностью зтушевывется. Во всей этой волнующей истории ничего не объяснено. Архичный человек спрведливо нходит ткое объяснение поверхностным или дже бсурдным, потому что если исходить из ткого предствления, то с тем же успехом могло бы и ничего не случиться, и к этому подошло бы то же смое объяснение. Европеец совершенно не видит, сколь поверхностны подобные объяснения, и в этом зключется его предрссудок.

Первобытный человек, ноборот, знчительно требовтельнее. Для него то, что мы нзывем случем, является произволом. Поэтому совершенно ясно, что схвтить среднюю из трех женщин было очевидным нмерением крокодил. Если бы у него не было ткого умысл, то он мог бы схвтить любую другую. Но откуд у крокодил ткое нмерение? Обычно крокодилы н людей не нпдют. И это верно, столь же верно, кк и тот фкт, что в Схре обычно не идет дождь, Крокодилы - это боязливые животные, которых легко испугть. В срвнении со множеством крокодилов число убитых ими людей бесконечно мло. Следовтельно, если они нпдют н человек - это неожиднно и противоестественно. Необходимо объяснить: откуд этот крокодил получил прикзние убить? Ведь по своей природе он, кк првило, этого не делет.

Первобытный человек в высшей степени основывется н фктх окружющего внешнего мир, и, когд случется неожиднное, он с полным основнием удивляется и здет вопрос о специфических причинх. Он ведет себя точно тк же, кк и мы. Но он идет еще дльше. У него есть одн или несколько теорий относительно произвольных сил случя. Мы говорим: «Ничего, кроме случя». Он говорит: «Сознтельный произвол». Он уделяет основное внимние другим пятидесяти процентм явлений мир, то есть не чистым кузльным связям естественных нук, сбивющим с толку, зпутнным переплетениям кузльных цепочек, которые нзывются случями. Он двно приспособился к зкономерностям природы и поэтому боится влсти непредвиденного случя, выступющего в кчестве произвольного, не поддющегося учету движущего принцип. И здесь он тоже прв. Этим вполне объясняется, почему все необычное нгоняет н него стрх. В облсти южнее Элгон, где мне пришлось провести длительное время, обитет довольно много мурвьедов. Мурвьед - это ночное, очень пугливое животное, которое поэтому попдется н глз крйне редко. Но однжды мурвьед увидели днем. Это столь же неестественно и тк же удивительно, кк если бы мы обнружили ручей, в котором вод время от времени текл бы вспять. Если бы действительно стли известны случи, когд вод вдруг проявил бы отрицтельную силу тяготения, то это было бы чрезвычйно тревожным открытием. Ведь мы знем, ккое огромное количество воды нс окружет, и можем легко себе предствить, что случилось бы, если бы вод перестл подчиняться зконм природы. Примерно в тком же положении нходится и первобытный человек, Ему прекрсно известны жизненные привычки мурвьед, но он совершенно не предствляет, что тит в себе нрушение мурвьедом мирового порядк. Первобытный человек нстолько звисим от происходящего, что любое нрушение устновленного порядк мир может иметь для него непредвиденные последствия. Оно является предзнменовнием, знком, подобным комете или зтмению. Поскольку эт неестественность не вызвн, по его предствлению, естественными причинми, то появление мурвьед днем объясняется действием невидимой силы произвол. Внушющее стрх проявление произвол, способного нрушить мировой порядок, требует, рзумеется, чрезвычйных зщитных или смягчющих мер. Созывются жители соседних селений, мурвьед с большим трудом рскпывют и убивют. Зтем смый пожилой родственник по линии мтери того человек, что увидел мурвьед, должен принести в жертву бык, См этот человек стновится ногми в нору и получет первый кусок мяс животного. Вслед з ним нчинют есть родственники и остльные учстники церемонии. Тким обрзом искупляется тящий опсность кт произвол природы.

Нверное, мы бы действительно встревожились в случе, когд вод по непонятным нм причинм вдруг нчл бы течь вспять, но не в случе появления днем мурвьед, рождения льбинос или же возникновения солнечного зтмения. Мы знем знчение тких событий и сферу их влияния, но первобытному человеку это не известно. То, что происходит обычно, является для него неделимой целостностью, в которую он зключен со всеми прочими существми. Поэтому он крйне консервтивен и делет только то, что деллось всегд. Если же где-нибудь происходит нечто нрушющее эту привычную целостность, в его мировом порядке обрзуется брешь, И тогд бог знет что может случиться. Все сколько-нибудь достойные внимния события тут же связывются друг с другом. Один миссионер перед своим домом соорудил флгшток, чтобы в воскресенье водрузить н нем бритнский флг. Эт невиння зтея могл обойтись ему очень дорого, тк кк спустя некоторое время после его крмольного поступк рзрзилсь опустошительня буря, которя, рзумеется, был соотнесен с флгштоком.

Для первобытного человек безопсность мир зключется в упорядоченности обычных явлений. Любое исключение из этого предствляется ему тящим угрозу ктом произвол, который, стло быть, необходимо искупить, ибо он является не просто сиюминутным нрушением обычного порядк вещей, но вместе с тем и предзнменовнием нежелтельных событий в дльнейшем. Это кжется нм бсурдным, но мы совершенно збывем, что испытывли в этой связи нши деды и прдеды: рождется теленок с двумя головми и пятью ногми; в соседней деревне петух снес яйцо; струхе приснился сон; в небе появляется комет; в соседнем городе случется большой пожр; год спустя нчинется войн. Именно тк описывли историю в прошлом, нчиня с тумнной древности вплоть до XVIII столетия. Для нс ткой способ группировния фктов, конечно, бессмыслен, однко для первобытного человек он полон смысл и убедителен. И здесь он совершенно неожиднно прв. Его нблюдения внушют доверие. Опирясь н древнейший опыт, он знет, что ткие связи существуют н смом деле. То, что для нс предствляет собой бессмысленное нгромождение отдельных случйностей, поскольку мы обрщем внимние только н смысл и кузльность, присущую кждому отдельному событию, для первобытного человек является вполне логичной последовтельностью предзнменовний и предскзнных ими событий, фтльным, но вполне последовтельным вторжением демонического произвол.

Теленок с двумя головми и войн - это одно и то же, тк кк теленок был предвестником войны. Эт связь кжется первобытному человеку ткой ндежной и убедительной потому, что для него произвол случя является куд более знчительным фктором, чем зкономерное и упорядоченное течение событий в мире, и именно поэтому, внимтельно нблюдя з всем выходящим з рмки обычного, он здолго до нс открыл зкон обрзовния групп и серий случев. Любя нш клиник знком с зконом прности случев. Один пожилой вюрцбургский профессор психитрии, предствляя в клинике особенно редкий случй, обычно говорил: «Господ! Это совершенно уникльный случй. Звтр у нс будет еще один ткой же». Я см бывл свидетелем подобного. В период моей восьмилетней прктики в психитрической лечебнице мне встретился однжды очень редкий случй своеобрзного сумеречного состояния - первый, который я когд-либо видел. Через дв дня - второй, но больше вообще не было ни одного. С одной стороны, «прность случев» - шутк врчей, однко, с другой стороны, это древний предмет первобытной нуки. Один современный ученый кк-то изрек «Magic is the science of the jungle» (Мгия - это нук джунглей (нгл.). - Перев.). Несомненно, что стрология и прочие методы предскзния являют собой древнюю нуку.

То, что происходит зкономерно, видно и тк. К этому подготовлены. Следовтельно, нук и искусство имеют смысл только тм, где неизвестные силы произвол нрушют днное. Зчстую здч «метеорологии событий» поручется одному из смых смышленых и ловких людей племени - шмну. Своим зннием и своим искусством он должен объяснять все неслыхнное и ему противостоять. Он является ученым, специлистом, экспертом случя и вместе с тем рхивриусом нучных трдиций племени. Окруженный почтением и стрхом, он пользуется огромным вторитетом, но все-тки не нстолько большим, чтобы его племя не было втйне убеждено, что в соседнем племени колдун все-тки лучше. Нилучшя медицин никогд не бывет рядом; он нходится нстолько длеко, нсколько это возможно. Несмотря н сильнейший стрх, испытывемый к строму шмну племенем, среди которого я прожил некоторое время, к нему обрщлись все же лишь при легких недомогниях людей и животных, в более серьезных случях консультировлись у чужеземного вторитет, у М'гнги (колдун), приглшемого з большое вознгрждение из Угнды, - partout comme chez nous (Везде, кк у нс (фрнц.) - Перев.).

Случйные события происходят обычно небольшими сериями или группми. Двно испытнное првило прогноз погоды глсит, что если много дней подряд шел дождь, то он будет идти и звтр. Пословиц глсит: «Бед не приходит одн» или «Что удвивется, то и утривется». Это мудрое изречение предствляет собой первобытную нуку, все еще широко рспрострненную в нроде и осмеянную обрзовнными людьми, которые полгют, что ничего особенного случиться с ними не может. Здесь я должен рсскзть одну историю. Одн знкомя мне дм проснулсь в семь чсов утр от своеобрзного треск н ночном столике. После недолгих поисков он обнружил причину: верхний крй ее сткн шириной примерно в один снтиметр окзлся отколотым. Это покзлось ей стрнным. Он позвонил, чтобы принесли другой сткн. Минут через пять рздлся тот же звук, и опять верхний крй окзлся треснутым. Н этот рз, уже в беспокойстве, он попросил принести третий сткн. Спустя двдцть минут тот же треск, и снов трещин в верхней чсти сткн. Три случя подряд - для ее вообржения это было уже слишком. Он тут же отреклсь от веры в естественные причины и вновь ктулизировл свои первобытные representation collective - убеждение в силе произвол. Ткое случется со многими современными людьми, когд они стлкивются с событиями, при объяснении которых естествення кузльность откзывет. Поэтому ткие события отрицются. Они неприятны, потому что они - ив этом проявляется нш по-прежнему полня жизни первобытность - нрушют нш мировой порядок. Есть ли тогд вообще что-либо невозможное?

Свою веру в силу произвол первобытный человек основывет не н пустом месте, кк думли рньше, н опыте. Группировние случев опрвдывет то, что мы нзывем его суевериями, поскольку и в смом деле существует вероятность совпдения необычных вещей по времени и месту. Не ндо збывть, что здесь нш опыт бросет нс н произвол судьбы. Мы недостточно нблюдтельны, потому что нстроены несколько инче. Нпример, нм никогд бы не пришло к голову всерьез рссмтривть кк взимосвязнный следующий ряд фктов: утром к кому-то в комнту влетет птичк, чс спустя он стновится свидетелем несчстного случя, днем умирет близкий родственник, вечером кухрк роняет миску, и, возврщясь домой поздно ночью, он обнруживет, что потерял ключ от дом. Однко первобытный человек не упустил бы в этой цепи событий дже смой незнчительной детли. Кждое новое звено в ней подкрепляло бы его ожидния, и в этом он прв, прв дже нмного больше, чем это нм кжется. Его тревожное ожидние вполне обосновнно, более того, оно целесообрзно. В ткой изобилующий предзнменовниями день ничего предпринимть не стоит. В ншем мире это было бы достойным порицния суеверием, но в мире первобытного человек - это весьм целесообрзное блгорзумие, потому что тм человек подвержен случйностям в горздо большей степени, чем в ншей зщищенной и упорядоченной жизни. Нходясь в глухой местности, вряд ли целесообрзно идти н риск слишком чсто. Европеец в подобных условиях ведет себя точно тк же.

Когд туземец чем-то рсстроен, он не идет н собрние племени. Если древний римлянин, покидя дом, спотыклся о порог, он откзывлся от своего нмерения. Нм это кжется бессмысленным, но в первобытных условиях ткое предзнменовние призывет по меньшей мере к предосторожности. Если я чем-то рсстроен, то мои движения слегк зторможены, я несколько рссеян и в результте обо что-нибудь удряюсь, спотыкюсь, что-то роняю, что-либо збывю. В условиях цивилизции это сущие мелочи, но в дремучем лесу - серьезнейшя опсность! Споткнуться ознчет тм: соскользнуть со скользкого после дождя ствол дерев, который служит мостом высотой в пять метров нд рекой, кишщей крокодилми. Я теряю в высокой трве компс. Я збывю зрядить свое ружье и встречюсь в джунглях с носорогом. Я чем-то озбочен и нступю н гдюку. Вечером я збывю ндеть споги, предохрняющие от москитов, и через одинндцть дней умирю от первого приступ Malaria tropica. Ведь достточно дже во время купния збыть держть рот зкрытым, и зболевешь смертельно опсной дизентерией. Рзумеется, ткого род случи имеют для нс свои естественные причины, которые можно объяснить несколько рсстроенным психологическим состоянием, но для первобытного человек это является объективно обусловленным предзнменовнием или колдовством.

Однко можно пойти и другим путем. В местности Китоши, южнее Элгон, я совершил экскурсию по лесу Кбрс. Тм в густой трве я чуть не нступил н гдюку. В последний момент я все же сумел через нее перепрыгнуть, Днем с охоты н куропток возвртился мой друг, смертельно бледный и дрожщий, словно в лихордке: по дороге домой его едв не укусил семифутовя ммб, бросившяся н него из-з термитник. Безусловно, это стоило бы ему жизни. Все же в последний момент он сумел в нескольких шгх от себя рнить змею, выстрелив в нее из ружья. В девять чсов вечер нш лгерь подвергся нпдению сти голодных гиен, которые днем рньше уже рзорвли одного человек, нпв н него, когд он спл. Не обрщя внимния н огонь, они проникли в хижину ншего повр, и тот с диким воплем скрылся з перегородкой. В дльнейшем з все время ншего путешествия не было больше ни одного происшествия. Ткой день был предметом для рзмышлений моих туземцев. Для нс это простое нгромождение случйностей, для них - естественное исполнение предзнменовния, то есть события, которое произошло еще в первые дни ншего путешествия в глухие мест. Случилось тк, что мы и нш повозк свлились в ручей вместе с мостом, по которому мы в тот момент перепрвлялись. Выржение лиц у моих боев было ткое, словно они хотели скзть: «Д, хорошее нчло». К тому же рзрзился тропический ливень, который промочил нс нсквозь и вызвл у меня темпертуру, не спдвшую несколько дней. Вечером того дня, о котором я нчл рсскзывть, все еще нходясь под впечтлением случившегося, я не удержлся, чтобы не скзть своему другу, охотнику: «Мне нчинет кзться, что все это нчлось уже нмного рньше. Помнишь сон, который ты рсскзл мне еще в Цюрихе, прямо перед ншим отъездом?» Ему тогд приснился крйне впечтляющий, кошмрный сон, будто бы он нходится в Африке н охоте и н него неожиднно нбрсывется гигнтскя ммб. Он проснулся с громким криком ужс. Сон произвел н него огромное впечтление, и тут он мне признлся, что, по его мнению, это должно было ознчть смерть одного из нс. Он, рзумеется, имел в виду мою смерть, ибо нстоящим другом, кк мы ндеемся, всегд является другой. Однко именно он впоследствии тяжело зболел млярией, из-з чего едв не окзлся н крю гибели.

Здесь, где нет змей и млярийных комров, этот упомянутый мною рзговор совсем не впечтляет. Но вспоминются брхтно-голубя тропическя ночь, гигнтские деревья, погружющие все в темноту, згдочные голос ночных длей, одинокий огонь, прислоненные рядом зряженные ружья, противомоскитные сетки, приготовлення для питья болотня вод и, кроме того, чувство, которое один стрый, хорошо знющий свою стрну фрикнец облек в слов: «You know, this isn't man's - it's God's country» (Знешь, эт стрн не для человек - он приндлежит Богу (нгл.) - Перев.). Тм црь не человек, природ, животные, рстения и микробы. Ткое нстроение тм вполне естественно, и нчинешь осознвть, что зрождются связи, нд которыми рньше мы бы просто посмеялись. Это мир неогрниченных произвольных сил, с которым первобытный человек имеет дело ежедневно. Необычное -для него - это не шутк. Из него он извлекет свои выводы: «это нехорошее место», «день неблгоприятен» - и кто знет, скольких опсностей он избегет блгодря ткому предостережению!

«Magic is the science of jungle». Предзнменовние побуждет к незмедлительному изменению прежней деятельности, откзу от зплнировнных мероприятий, изменению психологической устновки. То есть к исключительным мерм, имеющим высшую целесообрзность, принимя во внимние группировние случйностей и учитывя свойственную первобытному человеку полную неосозннность психической кузльности. Блгодря одностороннему предпочтению тк нзывемых естественных причин мы нучились отделять субъективно-психическое от объективно-природного. Психик первобытного человек, нпротив, сосредоточен снружи, в объектх. Не он удивлен, просто объект является мной, нделенной волшебной силой, поэтому все то невидимое воздействие, которое мы бы нзвли суггестией и силой вообржения, поступет - для него - извне. Его земля не является ни геогрфической, ни геологической, ни политической. Он содержит в себе его мифологию и религию, его мышление и чувствовние, поскольку первобытный человек всего этого не осознет. Его стрх локлизовн в определенных «нехороших» местх. В кждом лесу обитют духи усопших. Т пещер содержит демонов, которые нбрсывются н кждого, кто туд входит. В той горе живет огромня змея, в том холме нходится гробниц легендрного вождя, от того источник, от тех скл или дерев беременеют все женщины, у того брод стоят н стрже демоны-змеи, то большое дерево имеет голос, который мнит к себе некоторых людей. У первобытного человек нет психологии. Психическое является объективным и происходит вовне. Дже его сновидения являются рельностью, или же он не обрщет н них никкого внимния. Нпример, мои жители Элгон совершенно серьезно утверждли, что у них вообще нет сновидений, они есть только у колдун, Когд я спросил одного из них, он скзл, что у него их нет с тех пор, кк в стрне появились нгличне. Д, у его отц еще были сновидения, он знл, куд переселяются стд, где есть коровы с телятми, когд будет войн или чум. Теперь все знет District Commissioner (Окружной комисср (нгл.) - Перев.), a им ничего не известно. Он был тк же покорен судьбе, кк некоторые ппусы, которые полгют, что большя чсть крокодилов перешл к нглийской дминистрции. Один туземный кторжник скрывлся от влстей и при попытке перебрться через реку был сильно изувечен крокодилом. Отсюд туземцы зключили, что это, нверное, был крокодил-полицейский. Теперь во время сн Бог рзговривет не с шмнми, но с нгличнми, поскольку именно нгличне облдют влстью, функция ясновидения перешл к другим. Иногд их души тоже кочуют, шмн, словно птиц, ловит их в клетки. Или же в них вселяются чужие души, вызывя тем смым болезни.

Рзумеется, эт проекция психического устнвливет связи между людьми, ткже между людьми, животными и вещми, которые кжутся совершенно непостижимыми. Один белый охотник зстрелил крокодил. Срзу после этого из соседней деревни прибежло множество людей; крйне возбужденные, они требовли компенсции з ннесенный ущерб. Дело в том, что крокодил, окзывется, был н смом деле одной строй женщиной из этой деревни, которя умерл кк рз в тот момент, когд рздлся выстрел. Очевидно, ее душ нходилсь в этом крокодиле. Другой охотник зстрелил леопрд, который угрожл скоту. В это же время в соседнем селении умерл женщин. Он ткже был отождествлен с убитым леопрдом.

Леви-Брюль придумл для этих удивительных связей выржение «participation mystique». Мне кжется, что слово «мистическя» выбрно неудчно, потому что, с точки зрения первобытного человек, речь идет не о чем-то мистическом, о совершенно естественном. Тким необычным это кжется только нм, поскольку мы с этими психическими отщеплениями, по-видимому, незнкомы. Но в действительности они существуют и у нс тоже, только не в ткой нивной, в несколько более цивилизовнной форме. Нпример, чуть ли не кк смо собой рзумеющееся мы предполгем, что у других людей ткя же психология, кк у нс смих, что другим должно нрвиться или кзться желтельным то же, что и нм; то, что плохо для нс, должно быть плохо и для других. Тк, нше првосудие только в последнее время сумело нконец прийти к психологической относительности приговор. Тезис «Quod licet Jovi, non licet bovi» (Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку (лт.) - Перев.) до сих пор вызывет гнев в любой простой душе. Рвенство перед зконом по-прежнему считется ценным звоевнием. И всем плохим и неполноценным, чего не хотят видеть в смом себе, совершенно определенно облдет другой; поэтому его ндо критиковть, с ним нужно бороться, хотя н смом деле происходит всего лишь перенос собственной душевной ущербности н другого. Мир по-прежнему полон «betes noires» (Досл. черные животные (лт.). - Перев.) и козлми отпущения, тк же кк он рньше кишел ведьмми и оборотнями.

Психологическя проекция, то есть «participation mystuque» по Леви-Брюлю, которую он совершенно спрведливо выделил в кчестве особенно хрктерной черты первобытного человек, предствляет собой одно из смых обычных психических явлений, которое мы нзывем другими словми и которое, кк првило, не желем признвть, Все, что является бессознтельным у нс, мы обнруживем у сосед и соответственно этому с ним обходимся. Нд ним больше не проводят опытов с ядом, его не сжигют н костре и не мучют, однко ему доствляют морльные стрдния вторитетным менторским тоном. То, с чем в нем борются, - это, кк првило, собствення неполноценность.

Из-з недифференцировнности своего сознния и связнного с этим полного отсутствия смокритики первобытный человек просто-нпросто чуть больше нс проецирует. А тк кк все это кжется ему бсолютно объективным, то, соответственно, и язык его более крсочен. С некоторой долей юмор под женщиной-леопрдом можно предствить себе нечто ткое, что мы понимем под гусем, коровой, курицей, змеей, быком, ослом, верблюдом и т.д., известными кждому из нс в кчестве ephitheta ornantia (Эпитеты для укршения (лт.). - Перев.). Рзве что у первобытной души нет морльного привкус с присущим ему ядом; к тому же рхичный человек слишком нтурлистичен и слишком увлечен происходящим, чтобы рссуждть подобно нм. Туземные жители с большой деловитостью объясняли мне, что я приндлежу к тотему медведя, то есть являюсь медведем, потому что спускюсь по вертикльной лестнице не кк человек, кк медведь, поворчивясь спиной, и используя все четыре конечности. Если бы кто-нибудь в Европе нзвл меня пещерным медведем, это было бы то же смое, только с несколько иными нюнсми. Мотив воплощения души в животном мире, кжущийся нм столь необычным у первобытного человек, стл у нс языковой фигурой, кк и многое другое. Если мы переведем метфору н конкретность, то получим рхичное воззрение. Возьмем, к примеру, слово «лечить». Архичными выржениями являются «нклдывние рук», «обрбтывть рукми» - кк рз то, что делет шмн со своими пциентми (В немецком языке все три выржения: «arztlich behandein», «Handauflegen», «mit Handen bearbeiten» - имеют общий корень Hand - рук. - Перев.).

Смое непонятное в воплощении души состоит в том, что нс сбивет с толку конкретное предствление о полном отщеплении души и ее пребывнии в кком-нибудь диком животном. Но если мы кого-то нзывем верблюдом, то не имеем в виду, что он во всех отношениях предствляет собой некое верблюдоподобное млекопитющее, подрзумевем, что он верблюд только в определенном смысле. Тем смым мы отщепляем чсть личности или души днного человек и персонифицируем этот осколок в кчестве верблюд. Тк и женщин-леопрд тоже человек, леопрдом является только ее душ. А поскольку для первобытного человек все бессознтельные психические содержния конкретны, то тот, кого нзывют леопрдом, имеет душу леопрд или, при еще более глубоком отщеплении, душ леопрд живет в зрослях в обрзе нстоящего леопрд,

Обусловленное проекцией тождественное обознчение создет мир, в который человек целиком погружен не только физически, но и духовно; он кк бы рстворяется в нем. Он отнюдь не его хозяин, он его чсть. Поэтому первобытные люди еще длеки от человеческого пртикуляризм. Они не мечтют о том, чтобы быть хозяевми вселенной. Их зоологическя клссификция не достигет вершины в homo sapiens; нивысшим существом для них является слон, зтем лев, потом удв или крокодил, потом человек и зтем более низкие существ. Человек здесь все еще включен в природу. Он не думет о том, что может господствовть нд природой, и поэтому его нивысшие помыслы нпрвлены н зщиту от ее тящих угрозу случйностей. Цивилизовнный же человек пытется овлдеть природой и поэтому стремится познть естественные причины, которые ддут ему ключ к ее сокровенным мстерским. Потому-то дже мысль о произвольных силх и возможности их существовния ему крйне неприятн, ибо он спрведливо чует тм докзтельство тщетности своих попыток покорить природу.

Резюмируя скзнное, я хотел бы консттировть: принципильным своеобрзием рхичного человек является его устновк н произвол случя, потому что этот фктор явлений мир имеет для него несрвнимо большее знчение, чем естественные причины. Произвол случя зключется, с одной стороны, в фктическом группировнии случйных событий, с другой - в проекции бессознтельной психики, тк нзывемой participation mystique. Рзумеется, для рхичного человек этого рзличия не существует, поскольку психическое спроецировно у него в ткой степени, что не отличется от объективного, физического явления. Для него случйности предствляют собой одушевленные вмештельств, то есть преднмеренные кты произвол, поскольку он не чувствует, что чрезвычйное событие потрясет его только потому, что он нделяет его силою своего удивления или испуг. Здесь, првд, мы нходимся н небезопсной почве. Является ли вещь крсивой потому, что я нделяю ее крсотой? Или же объективня крсот вещи зствляет меня это признть? Известно, что величйшие умы бились нд проблемой: что освещет миры - священное солнце или. же лучезрный человеческий глз. Архичный человек верит в солнце, цивилизовнный - в глз, если, конечно, он не болен поэзией. Ему необходимо сделть природу неодушевленной, чтобы суметь овлдеть ею, то есть он откзывется от всех рхичных проекций, по крйней мере тм, где стремится быть объективным.

В рхичном мире все имеет душу. душу человек, или, лучше скзть, душу человечеств, коллективное бессознтельное; ибо отдельный человек души еще не имеет. Не будем збывть, что требовние христинского тинств крещения ознчет поворотный пункт, имеющий огромное знчение в духовном рзвитии человечеств. Крещение нделяет человек рельной душой; это делет не чстный, мгический, бптистский обряд крещения, см идея крещения, которя извлекет человек из рхичной тождественности с миром и преврщет его в существо, превосходящее мир. То, что человечество достигло высоты этой идеи, является в смом глубоком смысле крещением и рождением духовного, неприродного человек.

В психологии бессознтельного существует положение, соглсно которому любя относительно смостоятельня чсть души имеет личностный хрктер, то есть он срзу же персонифицируется, кк только ей предоствляется возможность для смовыржения. Ниболее яркие примеры этого можно нйти в гллюцинциях душевнобольных и в медиумо-мистических коммуникциях. Тм, где проецируется смостоятельня чсть души, возникет невидимя персон. Тк появляются духи в обычном спиритизме и подобным же обрзом они обрзуются у первобытного человек тоже. Если знчительня чсть души проецируется н человек, то он стновится мной, то есть человеком, облдющим необычйной силой воздействия, - колдуном, ведьмой, оборотнем и т.д. Архичня идея, что по ночм шмн, словно птиц, ловит переселившиеся чсти души и сжет их в клетки, иллюстрирует скзнное ниболее отчетливо. Эти проекции делют шмн мной, они нделяют животных, деревья и кмни голосми и понуждют индивид, поскольку являются кк рз чстями души, к безусловному повиновению. По этой причине душевнобольной человек безвозвртно окзывется во влсти своих голосов, ибо проекции - это его собствення душевня деятельность, сознтельным субъектом которой он является в той же мере, что и субъектом деятельности слышщего, видящего и повинующегося.

Стло быть, с психологической точки зрения рхичня теория, состоящя в том, что произвольня сил случя есть результт нмерений духов и колдунов, является смым естественным, в силу своей неизбежности, выводом. Но не будем н этот счет предвться иллюзиям! Если бы мы изложили смышленому первобытному человеку нше совершенно нучное объяснение, то он обвинил бы нс в смехотворном суеверии и прямо-тки в ужсном изъяне логики, ибо он полгет, что мир освещет не глз, солнце. Тк, однжды мой друг, туземный вождь Горное Озеро, пристыжюще призвл меня к порядку, когд я приводил ргумент Августин «Non est hie sol dominus noster, sed qui ilium fecit» (Солнце не есть господь нш, который это сделл (лт.). - Перев.), с негодовнием воскликнув: «Он, который тм идет, - покзывя н солнце, - нш отец. Ты можешь его увидеть. От него исходит весь свет, вся жизнь, нет ничего, что было бы сделно не им». Он сильно рзволновлся, мучительно подыскивл слов и нконец воскликнул: «Дже человек в горх, который ходит один, не может без него рзжечь свой огонь». Вряд ли можно прекрснее охрктеризовть рхичную точку зрения. Вся сил нходится вовне, и мы можем жить только блгодря ей. Не ндо, пожлуй, прилгть больших усилий, чтобы увидеть, что и в нши обезбоженные дни рхичное состояние дух по-прежнему сохрняется в религиозном мышлении. Тк до сих пор мыслят миллионы людей.

Когд мы рнее говорили об основной ориентции первобытного человек н произвол случя, я выскзл точку зрения, что ткое проявление дух является чем-то целесообрзным, знчит, и рционльным. Отвжимся ли мы - хотя бы н миг - принять гипотезу, что рхичня теория о произвольных силх обосновн не только психологически, но и фктически? Я бы не хотел рубить сплеч и убеждть своих читтелей в рельном существовнии колдовств. Я хотел бы только порзмыслить вместе с ними, к кким выводм можно прийти, если соглситься с первобытным человеком, чт.о весь свет исходит от солнц, что вещи крсивы сми по себе и что чсть человеческой души является леопрдом, - одним словом, признть првоту первобытной теории мны. Соглсно этой теории, крсот движет нми, не мы создем крсоту. Кто-то и в смом деле является дьяволом, не мы спроецировли н него свое зло и тким обрзом сделли его дьяволом. Есть люди, способные воздействовть н других, тк нзывемые мн-личности, которые являются тковыми сми по себе и своим существовнием вовсе не обязны ншему вообржению. То есть теория мны глсит, что существует некя общерспрострнення сил, которя объективно окзывет необычйное воздействие. Все, что есть, действует, в противном случе оно не является действительным. Оно может существовть только блгодря собственной энергии. Сущее предствляет собой силовое поле. Кк видно, рхичня идея мны является своего род подходом к энергетике.

Рзобрться в воззрениях первобытного человек не соствляет, пожлуй, особого труд. Если же длее это воззрение последовтельно рзвивется и преврщет психические проекции, о которых мы говорили рньше, в их противоположность и утверждет: «Не мое вообржение или моя эмоция делют шмн колдуном, он н смом деле колдун, проецирующий н меня мгическое воздействие; не я гллюцинирую и поэтому вижу духов, они предстют предо мною по собственной воле», - если выдвигются ткие утверждения, являющиеся логическими деривтми теории мны, мы нчинем колебться и оглядывться н свои крсивые психологические теории проекции. То есть, по сути, речь идет о крдинльном вопросе: существует ли психическя функция, душ или дух или бессознтельное во мне, или же в нчле формировния сознния психик фктически нходится вовне в форме нмерений и сил произвол и только в процессе душевного рзвития он постепенно врстет в человек? Были ли когд-нибудь тк нзывемые отщепленные чсти души действительно чстями целой индивидульной души, или же это скорее были существоввшие сми по себе психические единицы, выржясь языком первобытного человек - духи, души предков и т.п., которые в процессе рзвития воплощются в человеке, постепенно соствляя в нем тот мир, который мы теперь нзывем психикой?

Этот вывод, вероятно, может покзться сомнительным и прдоксльным. Но, в сущности, он не тк уж и непонятен. Возможность внедрения в человек некоторого психического содержния, прежде в нем не присутствующего, допускет не только религиозня точк зрения, но отчсти ткже и педгогическя. И суггестия и влияние существуют, современный бихевиоризм н этот счет имеет дже сумсбродные ожидния. Рзумеется, идея комплексного срстния психики выржется в рхичном воззрении в смых рзнообрзных формх, нпример в общерспрострненной вере в одержимость, в воплощение душ предков, в переселение душ; нпример при чихнии, где мы до сих пор говорим: «Zur Gesundheit» (Досл. к здоровью [нем.]. - Перев.), подрзумевя этим: «Ндо ндеяться, новя душ тебе не повредит». Когд мы ощущем, кк в процессе ншего собственного рзвития из противоречивого множеств мы постепенно приходим к единству личности, - это тоже своего род комплексное срстние. Нше тело склдывется из множеств нследственных единиц, открытых Менделем, поэтому предствляется вполне возможным, что и психик нш имеет похожую судьбу.

Мтерилистические воззрения ншего времени имеют сходное убеждение, которому присущ т же тенденция, что и рхичному, то есть об они приходят к одному и тому же выводу, что индивид является простым результтом, в одном случе получившимся вследствие естественных причин, в другом, примитивном, возникшим вследствие произвольных случйных событий. В обоих случях человеческя индивидульность предствляется незнчительным случйным продуктом действующих субстнций внешней среды. Это воззрение является вполне последовтельным для рхичной кртины мир, в которой обычный отдельный человек не имеет существенного знчения, преходящ и полностью зменим. Мтерилизм окольным путем строжйшего кузлизм вновь возврщется к первобытному воззрению. Но мтерилист здесь более рдиклен в силу своей большей по срвнению с первобытным человеком системтичности. Первобытный человек непоследовтелен, и в этом его преимущество: он выделяет мн-личность, приобретшую в процессе исторического рзвития знчение божественных фигур, героев и божественных црей, которые, вкушя пищу богов, стновятся бессмертными. Более того, эт идея бессмертия индивид и вместе с тем его непреходящей ценности обнруживется уже н рнних рхичных ступенях, прежде всего в вере в духов, ткже в мифх тех времен, когд еще не было смерти, которя появилсь н свет в результте ккого-то глупейшего недорзумения или упущения.

Первобытный человек не осознет в своих воззрениях этого противоречия. Мои туземцы уверяли меня, что они ничего не знют о том, кков будет их учсть после смерти. Человек мертв тогд, когд он больше не дышит. Его тело переносят в зросли, где оно пожирется гиенми. Тк они рзмышляют днем; однко по ночм они думли о том, что вокруг полно духов покойных, которые нводят порчу н человек и скот, нпдют н ночных путников и душт их. Европеец вышел бы из себя от тких или им подобных противоречий, которыми рхичный дух прямо-тки кишит. Ибо он не здумывется о том, что нш культурный мир по-прежнему делет то же смое. Имеются университеты, в стенх которых зявляют, что об идеях божественного вмештельств не может быть и речи, - нряду с этим тм существует теологический фкультет. Один мтерилистически нстроенный нтурлист считл непристойным сводить к кту божественного произвол дже млейшую врицию вид животных, и в то же время он был смым нстоящим приверженцем христинской религии, что и докзывл н деле где только можно. Почему же мы должны волновться из-з непоследовтельности первобытного человек?

Просто из первобытных мыслей человечеств нельзя вывести философскую систему, можно извлечь лишь нтиномии, которые, однко, во все времен и во всех культурх создют неисчерпемую основу всей духовной проблемтики. Являются ли representations collectives рхичного человек глубокими, или же они ткими только кжутся? Существовл ли смысл изнчльно, или же он был лишь сотворен человеком? Я не могу ответить н эти труднейшие вопросы, но в зключение мне хотелось бы привести здесь еще одно нблюдение, сделнное мною в горном племени Элгонии. Я тщтельно исследовл все, что может ксться следов религиозных идей и обрядов, и с этой целью опршивл туземцев. В течение многих недель все мои поиски были тщетными. Люди позволяли мне н все посмотреть и охотно двли любую информцию. Я мог беседовть с ними нпрямую без помех со стороны туземного переводчик, поскольку многие пожилые мужчины говорили н сухили. Пончлу, првд, они были сдержнны, но зтем, когд лед между нми был сломн, я встретил смый дружелюбный прием. Они ничего не знли о религиозных обычях. Но я не унимлся, и однжды, в конце одной из многих безрезульттных бесед, один стрик неожиднно воскликнул: «Утром, когд восходит солнце, мы выходим из хижин, плюем н лдони и протягивем их к солнцу». Мне удлось посмотреть, кк проходит эт церемония, и точно ее описть. Они чсто плевли или дули н руки, которые держли перед ртом, и зтем поворчивли лдони к солнцу. Я спросил, что это ознчет, почему они это делют, зчем они плевли или дули н руки. Но нпрсно. «Всегд тк делется», - говорили они. Было невозможно получить ккое-либо объяснение, и мне все стло совершенно ясно: фктически они знют только, что они это делют, но не что они делют. Они не видят смысл в этом действии. Ткими же жестми они приветствуют и новую луну.

Двйте теперь предположим, что я, совершенно посторонний человек, приехл в этот город (Имеется в виду город, в котором читлсь нстоящя лекция. - Перев.) с целью изучить господствующие здесь обычи. Снчл я поселяюсь неподлеку от дч н Цюрихской горе и устнвливю конткты с их обиттелями. И вот я спршивю герр Мюллер и герр Мейер: «Рсскжите мне, пожлуйст, что-нибудь о вших религиозных обычях». Об господин оздчены. Они никогд не ходят в церковь, ничего о тких обычях не знют и ктегорически отрицют, что в них учствовли. Но вот весн, и нступет Псх. Однжды утром я зстю герр Мюллер з необычным знятием: он с деловым видом бегет по сду, пряч кршеные яйц, и, кроме того, устнвливет своеобрзных зячьих идолов. Он поймн с поличным. «Почему вы умолчли об этой чрезвычйно интересной церемонии?» - спршивю я его. «Ккя церемония? Это же просто тк. Н Псху всегд тк делют». - «Но что ознчют эти яйц, почему вы их прячете, что ознчют эти идолы?» Герр Мюллер обескуржен. Он см этого не знет; он тк же мло знет, что ознчет рождественскя елк, но все же нряжет ее, и в этом он совершенно подобен первобытным людям. Быть может, длекие предки первобытного человек лучше знли, что они делли? Но это совершенно невероятно. Архичный человек просто делет, и только цивилизовнный человек знет, что он делет,

Но что же ознчет церемония жителей Элгонии, о которой я только что рсскзл? Очевидно, он предствляет собой приношение др солнцу, которое в момент своего восход, и только тогд, является для людей «мунгу», то есть мной, божественным, Преподнесение слюны ознчет принесение в др субстнции, содержщей, по мнению первобытного человек, личную мну, целительную, волшебную и жизненную силу. Если же это дыхние, то дром, соответственно, является цохо, по-рбски рух, по-древнееврейски рух, по-гречески пневм - ветер и дух. То есть это действие ознчет: я вверяю богу свою живую душу. Оно предствляет собой бессловесную, вырженную в действии молитву, которя с тким же успехом могл бы звучть и тк: «Боже, в твои руки вверяю я душу свою».

Происходит ли это просто тк, или же подобня идея уже был осмыслен когд-то прежде? Н этой нерзрешенной проблеме я бы и хотел звершить свой доклд.

Жизненный рубеж

Говорить о проблемх возрстных ступеней человек - здч необычйно сложня, ведь он предполгет не меньше чем изобржение кртины всей душевной жизни от колыбели до могилы. В рмкх доклд мы можем удовлетворить всем требовниям ткой здчи лишь в смых общих чертх. Рзумеется, речь здесь не идет о том, чтобы дть описние нормльной психологии рзличных возрстных ступеней, но мы должны знимться «проблемми», трудностями, сомнениями, неоднознчностями - одним словом, вопросми, н которые можно дть срзу несколько ответов, причем ни один из них не будет достточно ндежным и бесспорным. Поэтому при обсуждении вопросов нм придется многое придумывть; хуже того, иногд мы будем вынуждены рссуждть умозрительно, что-то дже принимть н веру.

Если бы душевня жизнь состоял только из днностей - что, впрочем, еще имеет место н первобытной ступени, - то мы могли бы тогд удовлетвориться прочным эмпиризмом. Однко душевня жизнь культурного человек полн проблемтики, без нее он дже вообще немыслим. Нши душевные процессы предствляют собой в основном рссуждения, сомнения, эксперименты - сплошь вещи, с которыми бессознтельня, инстинктивня душ первобытного человек, похоже, совсем не знком. Существовнием проблемтики мы обязны росту сознния, днйскому дру культуры. Отступление от инстинкт и противопоствление ему себя обрзуют сознние. Инстинкт предствляет собой природу и жждет природы. Сознние, нпротив, может желть только культуры или же ее отрицния. И везде, где бы оно, охвченное тоской Руссо, ни стремилось нзд к природе, оно «окультуривет» ее. Поскольку мы по-прежнему являем собой природу, постольку мы бессознтельны и живем в безопсности не имеющих проблем инстинктов. Все, что еще является в нс природой, стршится проблемы, ибо ее имя - сомнение, где бы ни господствовло сомнение - повсюду неопределенность и возможность рзличных путей. Но тм, где кжутся возможными рзличные пути, мы лишены ндежного руководств со стороны инстинкт и у нс появляются опсения. Ведь здесь нше сознние должно теперь делть то, что з своих детей всегд делл природ, именно - уверенно, однознчно и безо всяких сомнений решть. И тут нс охвтывет свойственное всем людям опсение, что сознние, нше прометеево звоевние, в конце концов, все же нервноценно природе.

Эт проблем приводит нс к одиночеству, где мы лишены отц и мтери и покинуты дже природой, где мы вынуждены обрщться к созннию, и ни к чему другому, кроме него. Мы не можем поступить инче и должны н место того, что совершлось естественным путем, поствить сознтельное решение. Тким обрзом, любя проблем ознчет возможность рспрострнения сознния, но вместе с тем ткже и необходимость рспрощться со всей бессознтельной детскостью и естественностью. Эт необходимость является столь бесконечно вжным душевным фктором, что соствляет один из ниболее знчительных символических предметов учения христинской религии, то есть жертву исключительно природного человек, бессознтельного, естественного живого существ, тргедия которого нчлсь уже в тот момент, когд он сорвл в рю яблоко. Стновление сознния - это кк бы рсплт з то библейское грехопдение. И тковой нм действительно кжется любя проблем, требующя от нс высокой степени сознния и тем смым еще больше удляющя от нс рй детской бессознтельности. Кждый человек склонен не змечть собственные проблемы; о них по возможности не упоминют или же, еще лучше, отрицют их существовние. Хочется, чтобы жизнь был простой, ндежной и ровной, и потому проблемы - это тбу. Хочется определенности, не сомнений, хочется результтов, не экспериментов; при этом, однко, упускется из виду, что только блгодря сомнениям может быть достигнут определенность и только блгодря экспериментм могут быть получены результты. Тк что искусственное отрицние проблем не придет уверенности; чтобы добиться ясности и определенности, необходимо, скорее, более широкое и высокое сознние.

Мне пондобилось ткое длинное вступление для того, чтобы пояснить суть ншего предмет. Тм, где идет речь о проблемх, мы инстинктивно откзывемся проходить сквозь тьму и неизвестность. Мы хотим слышть только об однознчных результтх и при этом полностью збывем, что эти результты вообще могут появиться лишь тогд, когд мы пройдем сквозь тьму. Но чтобы суметь через нее пройти, мы должны призвть все возможности просветления, которыми облдет нше сознние; кк я уже говорил, мы вынуждены дже рссуждть умозрительно. Ведь при обсуждении душевной проблемтики мы постоянно стлкивемся с принципильными вопросми, которые считются вотчиной смых рзных фкультетов. Мы рздржем и злим теолог не меньше, чем философ, медик не меньше, чем воспиттеля; мы вторгемся дже в сферу деятельности биолог и историк. Эти экстрвгнтности возникют не из-з ншей нескромности, в силу того обстоятельств, что душ человек предствляет собой необычйную смесь фкторов, являющихся одновременно предметми смых рзных нук. Ибо нуки обязны своим рождением смому человеку и его своеобрзным кчествм. Они являются симптомми его души.

Поэтому если мы поствим неизбежный вопрос; «Почему в отличие от животного мир ( это отличие является довольно очевидным) человек вообще имеет проблемы?» - то окжемся в крйне зпутнном клубке мыслей, который сплели в течение сотен веков многие тысячи очень острых умов. В днной рботе я не буду знимться сизифовым трудом, лишь пострюсь внести свой посильный вклд в рзрешение этого принципильного вопрос.

Без сознния нет проблемы. Поэтому мы должны поствить вопрос инче, именно: кким обрзом случилось тк, что человек вообще стл облдть созннием? Я не зню, кк это произошло, потому что, когд первые люди стли сознтельными, меня не было н свете. Но мы можем и сегодня нблюдть з стновлением сознния у мленьких детей. Все родители, если они внимтельны, могут это увидеть. Собственно говоря, мы можем увидеть следующее: когд ребенок кого-нибудь или что-нибудь узнет, мы чувствуем, что он имеет сознние. Поэтому, нверное, и в рю тоже было древо познния, принесшее столь фтльные плоды.

Но что ткое узнвние? Мы говорим об узнвнии в том случе, если нм, нпример, удется рсчленить новое восприятие н уже имеющиеся связи, причем тким обрзом, что в созннии будут предствлены не только восприятие, но вместе с тем и чсти уже имеющихся содержний (Следовтельно, узнвние основывется н предствленной в созннии взимосвязи психических содержний. - вт…). Мы не можем рспознть содержние, не имеющее связей, и мы не можем его осознть, если нше сознние все еще нходится н этой нчльной ступени. Тким обрзом, первой формой сознния, доступной ншему нблюдению и позннию, является простя связь двух или нескольких психических содержний. Поэтому н днной ступени сознние все еще связно с предствлением нескольких рядов отношений, , следовтельно, является лишь спордическим, и в дльнейшем его содержния уже не вспоминются. Фктически для первых лет жизни нет постоянной пмяти. В крйнем случе здесь имеются островк сознния, подобные отдельным лучм свет или освещенным глубокой ночью предметм. Но эти островки воспоминний уже не являются теми смыми рнними, существующими лишь в предствлении связями содержний, включют в себя новый, очень вжный ряд содержний, именно содержния, предствляющие смого субъект, тк скзть, его «Я». Пончлу этот ряд содержний, кк и прежде, существует только в предствлении, в результте чего ребенок первое время постоянно говорит о себе в третьем лице. И только позже, когд ряд «Я», или тк нзывемый «Я»-комплекс, приобретет, вероятно в результте упржнения, собственную энергию, появляется чувство субъект, или чувство «Я». Возможно, это происходит в тот момент, когд ребенок нчинет говорить о себе в первом лице. По-видимому, н этой ступени возникет непрерывность пмяти, то есть, по сути, непрерывность «Я»-воспоминний.

Детскя ступень сознния пок не знет проблем, ибо от субъект еще ничего не звисит, в то время кк см ребенок целиком звисит от родителей. Он словно совсем еще не родился и по-прежнему пребывет в духовной тмосфере родителей. Духовное рождение и вместе с тем осозннное отделение себя от родителей нступет обычно только вместе с вторжением сексульности в пуберттном возрсте. С этой физиологической революцией связн ткже и революция духовня. Вследствие телесных изменений «Я» выпячивется до ткой степени, что зчстую зствляет считться с собой совершенно несорзмерно. Отсюд и нзвние «переходный возрст» (Немецкое выржение Flegeljahre (переходный возрст) дословно переводится кк «годы дерзости, невоспитнности, грубости». - Перев.).

Вплоть до этой эпохи психология индивид, в сущности, является инстинктивной и поэтому беспроблемной. Дже если субъективные влечения нтлкивются н внешние прегрды, ткое подвление не вызывет у индивид конфликт с смим собой. Он подчиняется огрничениям или обходит их, оствясь полностью смодостточным. Ему еще неведом сморсщепленность проблемного состояния. Это состояние может возникнуть только тогд, когд внешние брьеры стнут внутренними, когд одно влечение будет идти врзрез с другими. Выржясь психологически, это ознчет: проблемное состояние, внутренний конфликт возникет в том случе, когд возле ряд «Я» появляется второй ряд содержний ткой же интенсивности. По своей энергетической величине этот второй ряд имеет ткое же функционльное знчение, что и «Ян-комплекс; он является, тк скзть, другим, вторым «Я», которое при случе может дже отобрть у первого «Я» ведущую роль, В результте возникет конфликт с смим собой, проблемное состояние.

Двйте теперь коротко окинем взглядом только что скзнное: первя форм сознния - простое рспознвние - это нрхическое или хотическое состояние. Вторя ступень, то есть ступень обрзоввшегося «Я»-комплекс, предствляет собой монрхическую, или монистическую фзу. Н третьей ступени вновь осуществляется рзвитие сознния, возникет сознние двойственности, дулистическое состояние.

Здесь мы подошли непосредственно к ншей теме, то есть к проблемтике возрстных ступеней. Снчл речь пойдет о проблемтике молодого возрст. Эт ступень простирется от непосредственно послепуберттного времени и примерно до середины жизни, которя приходится н возрст где-то между тридцтью пятью и сорок годми.

Конечно, здесь срзу возникет вопрос: «Почему я нчиню со второй ступени человеческой жизни, словно ступень детств проблем не имеет?» Ребенок, кк првило, пок еще лишен проблем, однко со своей сложной психикой он см, пожлуй, предствляет проблему номер один для родителей, воспиттелей и врчей. Только взрослый человек может в себе сомневться и потому быть не в лдх с смим собою.

Всем нм известны истоки проблем этой возрстной ступени. Подвляющее большинство людей соприксются здесь с внезпно прерывющими сон детств требовниями жизни. Если индивид достточно подготовлен, то переход в профессионльную жизнь может произойти глдко. Но если имеются контрстирующие с действительностью иллюзии, то срзу возникют и проблемы. Никто не вступет в жизнь без некоторых уже сложившихся предствлений. Иногд это предствления ложные, не соответствующие внешним условиям, с которыми человек стлкивется. Чсто это связно со слишком большими ожидниями, с недооценкой внешних трудностей либо же с необосновнным оптимизмом или негтивизмом. Можно было бы соствить длинный список всех тех ошибочных предствлений, которые являются причиной первых, осозннных проблем.

Однко проблемы порождют не только столкновение субъективных предствлений с внешними условиями, но и, возможно столь же чсто, внутренние душевные трудности; они существуют дже тогд, когд внешне все идет глдко. Особенно чсто они предствляют собою вызвнные сексульным влечением нрушения душевного рвновесия и встречющееся, пожлуй, столь же чсто чувство неполноценности, которое может являться причиной чрезмерной чувствительности. Эти внутренние конфликты могут существовть дже в том случе, когд приспособление к внешним условиям вроде бы достигется без труд. Иногд дже кжется, что молодые люди, вынужденные вступить в тяжелую борьбу с окружющей жизнью, не испытывют внутренних проблем, тогд кк другие, которым по кким-либо причинм приспособление дется легко, обнруживют либо сексульные проблемы, либо конфликты, связнные с чувством неполноценности.

Лиц, имеющие проблемы, очень чсто бывют невротикми, но было бы серьезным недорзумением смешивть нличие проблемтики с неврозом, ибо между ними имеется существенное рзличие: невротик болен потому, что не осознет своей проблемтики, человек, имеющий осозннную проблему, стрдет от нее, не стновясь больным.

Если попытться извлечь из почти неисчерпемого многообрзия индивидульных проблем молодого возрст общее и смое глвное, то нтлкивешься н определенную хрктеристику, присущую, похоже, всем проблемм этой ступени: речь идет о вырженном в той или иной степени зстревнии н детской ступени сознния, о сопротивлении действующим в нс и вокруг нс силм судьбы, которые пытются вовлечь нс в мир. Что-то в нс хотело бы оствться ребенком, быть совершенно бессознтельным или по меньшей мере осознвть только свое «Я» и отвергть все чужое, в предельном же случе подчинить все другое своей воле. Хотелось бы ничего не делть, если уж что-то делть, тк рди собственного удовольствия или же для того, чтобы утвердить свою влсть. В этом проявляется нечто вроде инертности мтерии, что в свою очередь выржется в зстревнии н предыдущей фзе, сознние которой меньше, уже, эгоистичнее, чем сознние фзы дулистической, где индивид поствлен перед необходимостью признвть и принимть другое, чужое, кк свою жизнь и кк «тоже-Я».

Сопротивление нпрвляется против рсширения сферы жизни, являющегося вжной особенностью этой фзы. Впрочем, ткое рсширение, эт «дистол» жизни, если мне будет позволено употребить выржение Гёте, нчлось уже здолго до этого. Оно нчинется для ребенк одновременно с его рождением, когд он выходит из смого тесного огрничения - мтеринской утробы, и с этого момент непрерывно возрстет, пок не достигет своей вершины в проблемном состоянии, когд индивид кк рз и нчинет от него зщищться.

Что бы с ним стло, если бы он просто превртился в чужое, в другое, которое тоже предствляет собой «Я», его прежнее «Я» просто рстворилось бы в прошлом? Этот путь предствляется вполне возможным. Рзве не является целью религиозного воспитния - нчиня с древней истории Адм и кончя религиозными обрядми духовного обновления первобытных нродов - преврщение человек в то, чего рньше не было, в нечто новое, с тем чтобы дть отмереть строму?

Психология учит нс, что в душе, в известном смысле, нет ничего строго, нет ничего, что действительно могло бы отмереть; дже Пвел оствил после себя «червя сомнения». Тот, кто зщищется от нового, чужого и отступет к прошлому, нходится в тком же невротическом состоянии, кк и тот, кто, отождествляя себя с новым, бежит от прошлого, Единственное рзличие между ними состоит в том, что один отчуждет от себя прошлое, другой - будущее. Принципильно об делют одно и то же: они сохрняют узость своего сознния вместо того, чтобы рзорвть ее через противопоствление противоположностей и тем смым добиться более широкого и высокого состояния сознния.

Было бы идельным, если бы все это произошло в этой фзе жизни. Природе, похоже, отнюдь не безрзлично состояние высокого сознния - вовсе дже ноборот; общество тоже не ценит тких душевных фокусов, и все же оно всегд в первую очередь поощряет результт, не личность; последнее обычно бывет кк дополнение. Эти фкты вынуждют прийти к определенному решению, именно к огрничению доступным дифференциции определенных способностей, которые являются подлинной сущностью дееспособного в социльном отношении индивид.

Достижения, полезность и т.д. являются иделми, которые кк будто укзывют путь из хос проблем. Они являются путеводными звездми для рсширения и упрочения ншего физического бытия, для ншего укоренения в мире, но не для дльнейшего рзвития человеческого сознния, то есть того, что нзывют культурой. Для молодого возрст это решение является вполне нормльным, и оно, во всяком случе, лучше, чем зстревние исключительно н своих проблемх.

Тким обрзом, проблем рзрешется путем приспособления того, что дно прошлым, к возможностям и требовниям грядущего. Человек огрничивется доступным, что в психологическом отношении ознчет откз от всех остльных душевных возможностей. Тем смым у одного теряется чсть ценного прошлого, у другого - чсть не менее ценного будущего. Все мы, нверное, помним некоторых своих друзей и школьных товрищей, которые в свое время подвли многообещющие ндежды, но, встретившись с ними вновь через несколько лет, нходим их зкостеневшими в шблонх и огрниченными. Тковы фкты.

Большие жизненные проблемы никогд не рзрешются нвсегд. Если они однжды покжутся нм рзрешенными, то это будет идти нм только в ущерб. По-видимому, смысл и цель существовния тких проблем зключются не в их рзрешении, в том, чтобы мы беспрестнно нд ними рботли. Одно это оберегет нс от отупения и зкостенения, Тк же и рзрешение проблем молодого возрст путем огрничения себя доступным является лишь временным и, по сути, недолговечным. Во всяком случе, стть социльным существом и преобрзовть свою первончльную природу тк, чтобы он более или менее отвечл этой форме существовния, - это знчительное достижение. Эту внутреннюю и внешнюю борьбу можно срвнить с борьбой детского возрст з существовние «Я». Првд, эт борьб протекет для нс в основном впотьмх, но по тому, с кким упорством удерживются в дльнейшем детские иллюзии, предствления, эгоистические привычки и т.д., мы можем судить, сколько же усилий было н них зтрчено. И то же смое происходит теперь с иделми, убеждениями, нпрвляющими идеями, устновкми и т.д., которые вводят нс в жизнь в молодом возрсте, рди которых мы боремся, стрдем и побеждем: они срстются с ншей сущностью, мы, по всей видимости, преврщемся в них и поэтому продолжем их ad libitum (По желнию; по своему усмотрению: кк зхочется или сколько угодно (лт.). - Перев.) с той же естественностью, с ккой молодой человек nolens volens выствляет по отношению к миру или смому себе собственное «Я».

Чем ближе середин жизни и чем больше удлось утвердиться в своей личной устновке и социльном положении, тем сильнее кжется, что нйдены првильня линия жизни, верные иделы и принципы поведения. Поэтому в дльнейшем возникет предствление, что они незыблемы, и появляется желние нвсегд з них зцепиться. При этом, однко, остется без внимния тот существенный фкт, что утверждение социльной цели происходит з счет цельности личности. Многое, слишком многое - жизнь, которя могл бы быть прожит инче, - остется лежть в чулнх покрытых пылью воспоминний, порою дже окзывясь рскленными углями под серым пеплом.

Сттистик укзывет н возрстние чстоты депрессий у мужчин в возрсте около сорок лет. У женщин невротические трудности появляются, кк првило, несколько рньше. В этой фзе жизни, то есть между тридцтью пятью и сорок годми, подготвливется существенное изменение человеческой психики. Снчл, првд, это неосозннное и не бросющееся в глз изменение - речь здесь скорее идет о косвенных признкх изменений, берущих, по-видимому, свое нчло в бессознтельном. Иногд это кк бы постепенное изменение хрктер, в другом случе появляются кчеств, которых не было с детского возрст, или же нчинют блекнуть прежние склонности и интересы, их место знимют новые, или - что бывет очень чсто - нчинют зтвердевть и стновиться жесткими прежние принципы и убеждения, особенно морльные, что постепенно, к пятидесяти годм, может перерсти в нетерпимость и фнтизм - кк будто существовнию этих принципов что-нибудь угрожет и поэтому их нужно выпячивть еще более.

Не всегд в зрелом возрсте вино молодости стновится прозрчным, иногд оно и мутнеет. Все эти явления ниболее зметны у людей несколько односторонних. Иногд они нступют рньше, иногд позже. Зчстую, кк мне кжется, их нступление зтягивется тем обстоятельством, что еще живы родители днного человек. Тогд кк бы чересчур рстягивется юношескя фз. Глвным обрзом я нблюдл это у тех мужчин, отец которых долгое время был жив. Его смерть вызывл тогд нечто вроде скоротечного созревния и действовл, тк скзть, ктстрофически.

Я зню одного нбожного мужчину, возглвлявшего церковный приход. Примерно в сорок лет эт нбожность переросл у него в несносную морльную и религиозную нетерпимость. При этом хрктер его стновился все более невыносимым. В конце концов он стл мло чем отличться от угрюмо глядящей церковной колонны. Тк он прожил до пятидесяти пяти лет, пок однжды он вдруг не привстл посреди ночи с постели и не скзл жене: «Теперь я все понял. Я подлинный негодяй». Это озрение не остлось без прктических последствий. Последние годы жизни он провел в свое удовольствие, истртив при этом большую чсть своего состояния. Очевидно, не тк уж несимптичен этот человек, способный н обе крйности!

Очень чсто встречющиеся невротические рсстройств зрелого возрст имеют нечто общее: они пытются перенести психологию фзы молодости через порог зрелого возрст. Кто не знет тех трогтельных пожилых господ, погрязших в беспросветном мещнстве, которые все снов и снов вытскивют н свет божий двно уже збытые студенческие годы и, только возврщясь в прошлое, к своему героическому гомеровскому времени, способны рзжечь плмя жизни? Однко у них, кк првило, есть преимущество, которое нельзя недооценивть, - они не невротики, большей чстью всего лишь скучные и стереотипные люди.

Невротиком скорее является тот, кому никогд не удвлось осуществить в нстоящем то, чего бы ему хотелось, и кто поэтому не может рдовться прошлому. Тк же кк рньше он не сумел отделться от детств, тк и теперь он не в состоянии избвиться от фзы молодости. Нверное, он не может нйти себя в мрчных мыслях стрения и поэтому нпряженно смотрит нзд, поскольку смотреть вперед для него невыносимо. Кк инфнтильный человек боится неизвестности мир и жизни, тк и взрослый сторонится второй половины жизни, кк будто тм его подстерегют неведомые трудности, или кк будто это чревто для него жертвми и потерями, с которыми он не может смириться, или кк будто прошля его жизнь был нстолько прекрсн и нстолько ему дорог, что он не может без нее обойтись.

Но, может быть, это просто стрх смерти? Мне, однко, это предствляется мловероятным, поскольку, кк првило, смерть еще длек, потому и несколько бстрктн. Опыт покзывет, что основой и причиной всех трудностей этого переходного период скорее является глубинное, удивительное изменение души. Для того чтобы его охрктеризовть, я бы хотел привести в кчестве срвнения дневное движение солнц. Имеется в виду солнце, одушевленное человеческим чувством и нделенное сиюминутным человеческим созннием. Утром оно появляется из ночного моря бессознтельного, освещя широкий, пестрый мир, и чем выше оно поднимется н небосводе, тем дльше рспрострняет свои лучи. В этом рсширении сферы своего влияния, связнном с восходом, солнце будет видеть свое преднзнчение и усмтривть свою высшую цель в том, чтобы подняться кк можно выше и тем смым кк можно больше рспрострнить свою блгодть. С этим убеждением солнце достигет непредвиденной полуденной высоты - непредвиденной, потому что из-з своего однокртного индивидульного существовния оно не могло знть зрнее собственного кульминционного пункт. В двендцть чсов дня нчинется зкт. Он предствляет собой инверсию всех ценностей и иделов утр. Солнце стновится непоследовтельным. Оно кк бы убирет свои лучи. Свет и тепло убывют вплоть до полного угсния.

Всякое срвнение хромет. Но это срвнение хромет по крйней мере не больше, чем остльные. Одно фрнцузское выржение цинично и вместе с тем смиренно обобщет смысл этого срвнения: «Si jeunesse savait, si vieillesse pouvait» (Если бы молодость умел, если бы стрость могл (фрнц.). - Перев.).

К счстью, мы люди, не солнц, инче с ншими культурными ценностями дело обстояло бы туго. Но кое-что в нс есть от солнц; и утро, и весн, и вечер, и осень - это не просто сентиментльня болтовня, психологические истины, более того, это дже физиологические фкты, тк кк полуденный переворот изменяет дже нши физические свойств. Для южных нродов особенно хрктерно, что у пожилых женщин появляется хриплый, низкий голос, усы, жесткие черты лиц и рзные другие мужские признки. И ноборот, мужской физический хбитус ослбляется женскими чертми, нпример увеличением жировой прослойки и более мягким выржением лиц.

В этнологической литертуре имеется одно интересное сообщение об индейском вожде и воине, которому в середине жизни явился во сне великий дух и возвестил, что отныне тот должен будет сидеть с женщинми и детьми, носить женскую одежду и питться пищей для женщин. Вождь повиновлся видению, не потеряв своей репутции. Это видение является точным выржением полуденной психической революции, нчл зкт. Жизненные ценности и дже тело преврщются в свои противоположности, по крйней мере в виде нмек.

Мужское и женское нчл вместе с их душевными особенностями можно было бы, к примеру, срвнить с определенным зпсом субстнций, которые в первую половину жизни рсходуются неодинково. Мужчин рсходует свой большой зпс мужской субстнции, и у него остется лишь небольшя сумм женской, которой он и нчинет пользовться. И ноборот, женщин теперь пускет в ход не использовнный ею рнее зпс мужественности,

Еще более, чем в физическом отношении, это изменение проявляется в психическом. Кк чсто, нпример, бывет, что мужчин в возрсте сорок пяти - пятидесяти лет рзоряется, и тогд женщин ндевет брюки и открывет лвку, где мужчин рзве что исполняет роль подручного. Существует очень много женщин, у которых социльня ответственность и социльное сознние пробуждются вообще только после сорок лет жизни. В современных деловых кругх, особенно в Америке, break down, нервный срыв после сорок лет, - явление достточно рспрострненное. Если исследовть ткого бедолгу более тщтельно, то окзывется, что рзрушенным является прежний, мужской, стиль, то, что остется, предствляет собой феминизировнного мужчину. И ноборот, в тех же кругх встречются женщины, которые в эти годы обнруживют необычйную мужественность и твердость рзум, оттесняющие н здний плн сердце и чувство. Очень чсто эти изменения сопровождются рзного род супружескими ктстрофми; ведь не тк уж трудно себе предствить, что бывет, когд муж проявляет свои нежные чувств, жен свой рзум.

Смое плохое во всем этом то, что умные и обрзовнные люди живут, дже и не подозревя о возможности тких изменений. Они вступют во вторую половину жизни совершенно неподготовленными. Или, быть может, есть где-нибудь учебные зведения, и не просто средние, высшие школы для сороклетних, которые готовили бы их к будущей жизни с ее требовниями тк же, кк вводят в знние мир и жизни нших молодых людей школы и институты? Нет, мы вступем во вторую половину жизни крйне неподготовленными; хуже того, мы делем это, нходясь под влиянием ложных предствлений нших прежних истин и иделов. Мы не можем прожить вечер жизни по той же смой прогрмме, что и утро, потому что того, чего много утром, будет мло вечером, то, что верно утром, вечером будет уже неверно. Мне приходилось лечить слишком многих пожилых людей и зглядывть в сокровенные уголки их души, чтобы усомниться в истине этого основного првил.

Стреющий человек должен знть, что его жизнь не увеличивется и не рсширяется; ноборот, неумолимый внутренний процесс приводит к сужению жизни. Если молодой человек слишком много знимется собственной персоной - это является для него чуть ли не грехом или, по крйней мере, опсностью; для стреющего же человек уделять серьезное внимние своей Смости - это обязнность и необходимость. Солнце прячет свои лучи для освещения смого себя, после того кк оно рсточло свой свет миру. Вместо этого многие пожилые люди предпочитют преврщться в ипохондриков, скряг, узких педнтов и landatores temporis acti (Апологеты минувшего времени (лт.). - Перев.) или дже оствться вечно молодыми - жлкя змен освещению Смости, но неминуемое следствие того зблуждения, что вторя половин жизни должн упрвляться принципми первой.

Только что я говорил, что у нс нет школ для сороклетних. Это не совсем верно. Нши религии с двних пор являются или когд-то были ткими школми. Но для скольких людей они еще ими являются? Сколько пожилых людей действительно были воспитны в одной из тких школ для тйны второй половины жизни, для стрости, смерти и вечности?

Рзумеется, человек не жил бы семьдесят и восемьдесят лет, если бы ткя продолжительность жизни не соответствовл смыслу его вид. Поэтому вечер его жизни ткже должен иметь свой смысл и цель, он не может быть жлким придтком утр. Несомненно, смыслом утр является рзвитие индивид, его устройство во внешнем мире, продолжение род и збот о потомстве. Это является очевидной природной целью. Но если эт цель достигнут, и достигнут дже с избытком, должно ли приобретение денег, дльнейшее звоевние и рсширение прострнств своего существовния переходить з рмки рзумного смысл? Тот, кто подобным обрзом без нужды переносит зкон утр, то есть природную цель, н вторую половину жизни, должен считться с душевными потерями точно тк же, кк юнош, пытющийся перенести свой детский эгоизм в зрелый возрст, должен рсплчивться з это свое зблуждение социльным неуспехом. Приобретение денег, социльное существовние, семья, потомство предствляют собой всего лишь природу, но не культуру. Культур нходится по ту сторону природной цели. Тогд, может быть, культур является смыслом и целью второй половины жизни?

У первобытных племен, нпример, мы видим, что почти всегд стрики являются хрнителями тинств и зконов, в этом и выржется прежде всего культур племени. Кк обстоит дело в этом смысле у нс? Где мудрость нших стриков? Где их секреты и вещие сны? Скорее стрики у нс чуть ли не пытются подржть молодым. В Америке считется, тк скзть, иделом, если отец является бртом для своих сыновей, мть где только можно - млдшей сестрой своей дочери.

Я не зню, что в этом зблуждении можно отнести к рекции н преувеличение в прошлом сттус и что к ложным иделм. Последние, несомненно, имеются: конечный пункт для тких людей нходится не впереди, позди них. Поэтому они устремляются нзд. Можно соглситься с ними в том, что трудно увидеть, ккие другие конечные пункты должны быть во второй половине жизни по срвнению с целями первой: рсширением жизни, полезностью, дееспособностью, утверждением в социльной жизни, предусмотрительным подыскивнием подходящей пры и хорошего положения для своего потомств - цель жизни достигнут! К сожлению, это не может являться достточным смыслом и целью для многих людей, усмтривющих в стрении только лишь угсние жизни и ощущющих, что их прежние иделы поблекли и изжили себя. Конечно, если бы эти люди еще рньше успели нполнить до крев и опустошить до дн чшу своей жизни, то теперь они чувствовли бы себя, пожлуй, инче; их бы ничего не удерживло, все, что могло сгореть, сгорело бы, и спокойствие стрости было бы для них желнным. Но нм нельзя збывть, что мло кто из людей умеет жить и что искусство жить является к тому же смым вжным и смым редким из всех искусств - исчерпть всю чшу крсоты, кому это удвлось? Тк что для большинств людей слишком многое остется непережитым - чсто дже возможности, которые они не смогли бы релизовть при всем желнии, - и, тким обрзом, они переступют через порог стрости с неудовлетворенными притязниями, которые невольно зствляют их смотреть нзд,

Тким людям смотреть нзд особенно пгубно. Им скорее нужн перспектив, прицельня точк в будущем. Поэтому во всех основных религиях имеются свои зверения относительно потусторонней жизни, есть своя стоящя нд миром цель, которя позволяет смертному прожить вторую половину жизни с ткой же целенпрвленностью, что и первую. Однко нсколько убедительны для современного человек цели рсширения и кульминции жизни, нстолько же сомнительн или прямо-тки невероятн для него идея продолжения жизни после смерти. И все же конец жизни, то есть смерть, может быть рзумной целью лишь в том случе, если либо жизнь нстолько ужсн, что в конце концов рдуешься ее звершению, либо когд есть убеждение, что солнце с ткой же последовтельностью, с ккой оно поднимется к полудню, стремится к своему зкту, «чтобы светить дльним нродм». Однко веровние является сегодня столь нелегким искусством, что для чсти человечеств - особенно обрзовнной - оно стло почти недоступным. Мы слишком приучены к мысли, что in puncto (В отношении (лт.). - Перев.) бессмертия и т.п. существуют рзличные противоречивые мнения и нет никких убедительных докзтельств. Поскольку ншим современным лозунгом, имеющим, по-видимому, безусловную убедительную силу, является нук, то хотелось бы иметь «нучные» докзтельств. Но мыслящие обрзовнные люди знют совершенно точно, что подобные докзтельств относятся к числу философских невозможностей. Об этом просто ничего нельзя узнть.

Могу ли я утверждть здесь, что по тем же причинм нм не дно знть, происходит ли все же что-нибудь после смерти или нет? Ответ является non liquet (Не ясно (лт.). - Перев.), ни положительным, ни отрицтельным. Мы просто не знем об этом ничего нучно определенного и тем смым нходимся точно в тком же положении, кк, нпример, при обсуждении вопрос, обитем Мрс или нет; при этом с жителями Мрс, если они существуют н смом деле, совершенно ничего не происходит, незвисимо от того, соглшемся мы с их существовнием либо его отрицем. Они могут быть, могут и не быть. Тким же обрзом обстоит дело с тк нзывемым бессмертием, и поэтому мы можем отложить проблему ad acta (В дело, в рхив. Пометк н деловых бумгх (лт.). - Перев.).

Здесь, однко, пробуждется моя совесть врч, которя велит мне выскзть еще кое-ккие вжные сообржения по этому вопросу. Я обнружил, что целенпрвлення жизнь в целом лучше, богче, здоровее, чем бесцельня, и что лучше идти вперед вместе со временем, чем нзд против времени. Врчевтелю души пожилой человек, неспособный рсстться с жизнью, кжется тким же слбым и больным, кк и юнош, который не в состоянии ее построить. И в смом деле, кк в том, тк и в другом случе речь чсто идет об одной и той же детской ждности, о том же смом стрхе, об одном и том же упрямстве и своеволии. Кк врч я убежден, что, тк скзть, гигиеничнее видеть в смерти цель, к которой нужно стремиться, и что сопротивление этому является чем-то нездоровым и ненормльным, потому что оно делет вторую половину жизни бесцельной. Поэтому, исходя из точки зрения душевной гигиены, я нхожу чрезвычйно рзумными все религии, которые имеют цель, стоящую нд миром. Если я живу в доме и зню, что в течение двух недель он рухнет н мою голову, то эти мысли ннесут ущерб всем моим жизненным функциям; если же я, нпротив, чувствую себя уверенным, то смогу спокойно и нормльно в нем жить. Следовтельно, с психотерпевтической точки зрения было бы лучше, если бы мы могли думть, что смерть - это всего лишь переходный период, чсть неизвестного большого и долгого процесс жизни,

Хотя большинство людей не знет, зчем нужн оргнизму поврення соль, все, однко же, ее требуют, руководствуясь инстинктивной потребностью. Тк же обстоит дело и с душевными фктми. Большинство людей двно уже ощутили потребность в продолжении существовния. Поэтому мы со своей консттцией нходимся не в стороне, посередине мгистрльного пути жизни человечеств. А знчит, с позиции жизни мы рссуждем првильно, дже если и не вполне понимем, о чем думем.

Д и вообще, мы когд-нибудь понимем то, о чем думем? Мы понимем только ткое мышление, которое предствляет собой не что иное, кк урвнение, из которого никогд не получится более того, что нми в него вложено. Это интеллект. Но кроме него существует мышление в элементрных обрзх, символх, более древних, чем исторический человек, которые издвн являются у него врожденными и которые, переживя все поколения и оствясь вечно живыми, соствляют подпочву ншей души. Полноцення жизнь возможн лишь в соглсии с ними; мудрость - это возврщение к ним. В действительности речь не идет ни о вере, ни о зннии; речь идет о соглсовнии ншего мышления с первообрзми бессознтельного, порождющими любую мысль, нд рзгдкой которой постоянно бьется нше сознние. И одной из этих рхичных мыслей является идея о жизни по ту сторону смерти. Нук несоизмерим с этими первообрзми. Это иррционльные днности, приорные условия вообржения, которые просто есть, их зкономерность и полномочия нук может исследовть только a posteriori, примерно кк функцию щитовидной железы, которя до XIX столетия ткже считлсь бесполезным оргном. Для меня первообрзы являются чем-то своего род оргнми души, о которых я збочусь по мере возможного; поэтому я обязн скзть пожилому пциенту: «Вш обрз бог или вш идея бессмертия трофировн, из-з этого у вс нрушен обмен веществ». Древнее jarmakon aJanasiax лекрство бессмертия, более богто смыслом и глубже, чем мы полгем.

В зключение я бы хотел н миг вернуться к срвнению с солнцем. 180 грдусов ншей жизненной дуги рспдются н четыре чсти. Первя, восточня четверть, предствляет собой детство, то беспроблемное состояние, где мы являемся проблемой для других, но пок еще не осознем собственной проблемтики. Осознння проблемтик рспрострняется н вторую и третью четверти, в последней четверти, в стрости, мы вновь погружемся в то состояние, где мы, не зботясь о своем состоянии сознния, опять скорее стновимся проблемой для других. Детство и стрость, хотя и чрезвычйно отличются друг от друг, имеют все же нечто общее, именно погруженность в бессознтельное. Поскольку душ ребенк рзвивется из бессознтельного, то в его психологии, тоже весьм непростой, рзобрться все же легче, чем в психологии стрц, который снов погружется в бессознтельное и постепенно в нем рстворяется. Детство и стрость предствляют собой беспроблемные состояния жизни, поэтому я их здесь и не рссмтривл.

Анлитическя психология и мировоззрение

Немецкое слово «Weltanschauung» (Мировоззрение (нем.). - Перев.) вряд ли можно перевести н другой язык. Исходя из этого обстоятельств, можно признть, что оно имеет своеобрзную психологическую особенность: оно выржет не только понятие мир - пожлуй, ткое слово можно было бы перевести безоговорочно, - но вместе с тем ткже и то, кк н мир смотрят. В слове «философия» хотя и содержится нечто сходное, однко оно огрничено интеллектульным, тогд кк «мировоззрение» охвтывет все виды устновок к миру, включя философскую. Тк, существуют эстетическое, религиозное, иделистическое, релистическое, ромнтическое, прктическое мировоззрения, и это лишь некоторые из возможных. В этом смысле понятие мировоззрения имеет много общего с понятием устновки; исходя из этого, мировоззрение можно было бы описть кк бстрктно сформулировнную устновку.

Что тут ндо понимть под устновкой? Устновк является психологическим понятием, которое хрктеризует ориентировнное н цель или, тк скзть, «высшим предствлением» особое рсположение психических содержний. Если мы срвним нши психические содержния с войском и вырзим рзличные формы устновки через особые его состояния, то внимние, нпример, можно было бы предствить в виде сконцентрировнной, нходящейся в состоянии тревоги рмии, окруженной группми рзведчиков. Кк только силы и позиция неприятеля стновятся достточно известны, состояние изменяется: войско приходит в движение в нпрвлении определенной цели нпдения. Абсолютно тким же обрзом изменяется психическя устновк. В то время кк в состоянии простого внимния ведущей идеей было восприятие, причем собственно мыслительня рбот, тк же кк и остльные субъективные содержния, нсколько это возможно, были подвлены, то теперь, при переходе в действующую устновку, в созннии появляются субъективные содержния, состоящие из предствления о цели и из импульсов к действию. И подобно тому, кк рмия имеет комндующего с генерльным штбом, психическя устновк ткже имеет общую нпрвляющую идею, которя поддерживется и обосновывется обширным мтерилом, тким, кк опыт, принципы, ффекты и т.п.

Поступют не просто тк, регируя, тк скзть, изолировнно н определенный рздржитель, но любя из нших рекций или любое нше действие осуществляется под влиянием сложных психических предусловий. Если снов воспользовться военной метфорой, то мы могли бы срвнить эти процессы с рботой глвного штб. Для простых солдт это выглядит тк, будто бы они оборонялись, потому что их тковли, или же они перешли в нступление, потому что увидели врг. Нше сознние всегд склонно игрть роль обычного солдт и верить в простоту своего действия. В действительности же сржются н днном месте и в днный момент, потому что имеется общий плн нступления, по которому солдты уже з несколько дней до этого были переброшены в днный пункт. А этот общий плн опять-тки является не просто рекцией н сообщения рзведчиков, но творческой иницитивой комндующего, обусловленной действиями врг, возможно ткже, неизвестными простому солдту совершенно невоенными, политическими мотивми. Эти последние фкторы имеют очень сложную природу и лежт длеко по ту сторону понимния солдт, если они вообще ясны дже смому комндиру. Но и ему тоже неизвестны определенные фкторы, именно его личные диспозиции с их сложными предпосылкми. Тким обрзом, действие рмии нходится под простым и единым комндовнием, которое, однко, со своей стороны является лишь результтом взимного влияния необозримо сложных фкторов.

Тким обрзом, психический кт тоже совершется н основе столь же сложных предпосылок. При всей простоте импульс любой нюнс его особого кчеств, его сил и нпрвление, его временное и прострнственное течение, его цель и т.д. основывются н особых психических предпосылкх, рвно кк и устновк, которя со своей стороны опять-тки состоит из констелляции содержний, многообрзие которых вряд ли можно предвидеть. «Я» является глвнокомндующим; его рссуждения и решения, его доводы и сомнения, его нмерения и ожидния являются генерльным штбом, его звисимость от внешних фкторов является звисимостью комндующего от трудно обозримых влияний штб и оперирующей по ту сторону политики.

Пожлуй, мы не очень перегрузим нше срвнение, если включим в его рмки ткже и отношение человек к миру - человеческое «Я» в кчестве комндующего небольшой рмией, борющейся с окружющем ее внешним миром, нередко воюющей н дв фронт: впереди борьб з существовние, позди борьб против собственной мятежной инстинктивной природы. Дже если и не быть пессимистом, все рвно нше бытие ощущется скорее кк борьб, чем кк что-либо другое. Состояние мир является пожелнием, и если достигнуто соглсие с миром и с смим собой, то это примечтельное событие. Постоянно пребывя в более или менее хроническом состоянии войны, мы нуждемся в тщтельно оргнизовнной устновке, и если по звершении этого состояния должен нступить продолжительный душевный покой, то соответствующя устновк должн облдть еще более высокой степенью подготовки и тончйшей рзрботки, дже если мирное состояние будет совсем коротким. Ведь для души нмного легче жить в состоянии движения, в гуще событий, чем пребывть в состоянии длительного рвновесия, тк кк в последнем случе - если, конечно, не зботиться о своем, возможно, достойном восхищения высоком уровне и совершенстве - грозит удушье в невыносимой скуке. Поэтому мы не ошибемся, если предположим, что Душевные состояния перемирия, то есть бесконфликтные, безоблчные, превосходные и урвновешенные нстроения - пок они длятся - всегд основывются н особенно рзвитых устновкх.

Нверное, вызывет удивление, что я предпочитю говорить «устновк», не «мироззрение». Просто-нпросто понятием «устновк» я откровенно оствил в стороне вопрос, о кком мировоззрении, сознтельном или бессознтельном, идет речь. Можно быть собственным глвнокомндующим и успешно вести борьбу з существовние вовне и внутри и дже добиться относительно ндежного состояния мир, не облдя сознтельным мировоззрением. Но этого нельзя достичь без устновки. Мы можем говорить о мировоззрении, пожлуй, только в том случе, если сделн хоть сколько-нибудь серьезня попытк бстрктно или нглядно сформулировть свою устновку, выяснить для смого себя, почему и для чего мы тк поступем и тк живем.

Но зчем тогд мировоззрение - спросят меня, - если без него и тк хорошо? Однко с тким же основнием можно было бы спросить меня: зчем же сознние, если хорошо и без него? Ибо что ткое, в конце концов, мировоззрение? Это не что иное, кк рсширенное и углубленное сознние! Причин, почему существует сознние и почему оно стремится к рсширению и углублению, очень прост: без сознния дел обстоят хуже. Очевидно, поэтому мть-природ соблговолил произвести н свет сознние, смое удивительное творение среди всех ее неслыхнных стрнностей. Почти бессознтельный первобытный человек тоже может, приспособиться и утвердиться, но только в своем первобытном мире, и поэтому при других обстоятельствх он стновится жертвой бесчисленных опсностей, которые мы игрючи избегем н более высокой ступени сознния. Рзумеется, более рзвитое сознние влечет з собой опсности, которые первобытному человеку дже не снились, но все же остется фктом, что землю покорил сознтельный человек, не бессознтельный. Решть, является ли это блгоприятным или неблгоприятным в конечном и ндчеловеческом смысле, это не нше дело.

Рзвитое сознние обусловливет мировоззрение. Любое осознние причин и целей является пускющим ростки мировоззением. Любое нкопление опыт и знний ознчет еще один шг в рзвитии мировоззрения. А создвя обрз мир, мыслящий человек изменяет одновременно и смого себя. Человек, для которого Солнце по-прежнему врщется вокруг Земли, не ткой, кк тот, у кого Земля является спутником Солнц. Не нпрсно мысль Джордно Бруно о бесконечности предствляет собой одно из вжнейших нчл современного сознния. Человек, космос которого висит в эмпирее, совершенно не похож н того, чей дух озрен видением Кеплер. Тот, кто сомневется, сколько будет двжды дв, не ткой, кк тот, для которого нет ничего более убедительного, чем приорные истины мтемтики. Другими словми, отнюдь не безрзлично, есть ли вообще у человек мировоззрение и что это з мировоззрение, потому что не только мы создем кртину мир, он со своей стороны тоже нс изменяет.

Предствление, которое склдывется у нс о мире, является обрзом того, что мы нзывем миром. Именно н этот обрз, исходя из его особенностей, мы ориентируемся в ншем приспособлении. Кк уже говорилось, это происходит бессознтельно. Простой солдт в окопх не посвящен в деятельность генерльного штб. Првд, мы сми являемся генерльными штбми, рвно кк и глвнокомндующими. Однко для того, чтобы оторвть сознние от сиюминутных, возможно дже неотложных знятий, и нпрвить его н более общие проблемы устновки, почти всегд необходимо волевое решение. Если же мы того не делем, то тем смым оствляем ншу устновку бессознтельной и тогд стновимся облдтелями уже не мировоззрения, всего лишь бессознтельной устновки. Если не двть себе в этом отчет, то основные причины и цели остются бессознтельными и кжется, что все было очень просто и случилось смо собой. В действительности же происходят сложные процессы зднего плн, с собственными причинми и целями, процессы, имеющие свои тонкости. Существует немло ученых, стремящихся не иметь мировоззрения, потому что это якобы ненучно. Но, по всей видимости, этим людям не совсем ясен истинный смысл их действий. Н смом же деле этим они умышленно оствляют сми себя в неведении относительно своих нпрвляющих идей, другими словми, здерживют себя н более низкой, первобытной ступени сознния, не соответствующей их возможностям. Не всякие критик и скепсис являются выржением интеллект, скорее ноборот; особенно тогд, когд отговривются скепсисом, чтобы прикрыть недостток в мировоззрении. Еще чще не хвтет скорее морльного мужеств, чем интеллект, ведь видеть мир ознчет ткже видеть себя смого, для этого необходимо немлое мужество. Поэтому отсутствие мировоззрения пгубно в любом случе.

Облдть мировоззрением - знчит создть обрз мир и смого себя, знть, что есть мир и кто есть я. Но нельзя понимть это буквльно. Никто не может знть, что ткое мир или же кем является он см. Но cum grano salis (С известной оговоркой, с осторожностью (лт.). - Перев.)это будет знчить: мксимльно возможное познние. Ткое познние требует фктов и не терпит необосновнных предположений, произвольных утверждений, вторитрных мнений. Оно собирет хорошо обосновнные гипотезы, не збывя при этом, что всякое знние огрниченно и подвержено зблуждениям.

Если бы обрз мир, создвемый нми, не воздействовл н нс смих, то можно было бы вполне довольствовться ккой-нибудь крсивой или приятной иллюзией. Однко смообмн отржется н нс смих, он делет нс нерельными, глупыми и недеквтными. Из-з того что мы сржемся с иллюзиями, нс одолевет сверхсил рельности, тким способом мы узнем, сколь вжно и сколь существенно облдть тщтельно обосновнным и рзрботнным мировоззрением.

Мировоззрение - это гипотез, не предмет веры. Мир изменяет свое лицо - tempora mutantur et n6s mutamur in illis (Времен меняются, и мы меняемся вместе с ними (лт.). Перев.) - ведь он познвем для нс лишь в виде ншего внутреннего психического обрз, и, когд обрз меняется, не всегд легко устновить, решить, что изменилось - только мир, или только мы, или же вместе с миром изменились и мы сми. Обрз мир может меняться все время тк же, кк все время может меняться нше мнение о нс смих. Кждое новое открытие, кждя новя мысль может придть миру новое лицо. С этим ндо обязтельно считться; инче мы неожиднно окжемся в нтикврном мире, сми превртимся в стромодный пережиток более глубокой ступени сознния. Кждый человек рно или поздно исчерпывет себя, но в интересх живого необходимо отодвигть этот момент кк можно дльше, этого можно добиться лишь в том случе, если мы не позволим зстыть обрзу мир, кждую новую мысль будем проверять, ккой вклд вносит он в ншу кртину мир.

Приступя теперь к обсуждению проблемы соотношения нлитической психологии и мировоззрения, я хочу подчеркнуть, что это будет делться под углом зрения только что выскзнной позиции, то есть вопрос: дют ли знния, добытые нлитической психологией, что-либо новое ншему мировоззрению или же нет? Чтобы суметь с пользой изложить этот вопрос, мы прежде всего должны дть отчет, чем по своей сути является нлитическя психология. То, что я обознчю этим нзвнием, предствляет собой особое нпрвление психологии, которое знимется глвным обрзом тк нзывемыми комплексными душевными феноменми, в отличие от физиологической или экспериментльной психологии, стремящейся, нсколько это возможно, рзложить комплексные феномены н их элементы. Обознчение «нлитическя» проистекет из того фкт, что это нпрвление психологии рзвилось из первончльного фрейдовского психонлиз. Фрейд идентифицировл психонлиз со своей теорией сексульности и вытеснения и тем смым возвел его в доктрину. Поэтому, когд речь идет о теоретических вопросх, не о чисто технических моментх, я стрюсь избегть выржения «психонлиз».

Что же ксется фрейдовского психонлиз, то он зключется в технике, позволяющей нм вновь возврщть созннию тк нзывемые вытесненные, ствшие бессознтельными содержния. Ткя техник являет собой терпевтический метод толковния и лечения неврозов. В основе этого метод лежит предствление о неврозх кк о результте воздействия рзвивющегося под влиянием воспитния определенного род морльного отврщения, которое вытесняет из сознния и делет бессознтельными неприятные воспоминния и тенденции, тк нзывемые несовместимые содержния. Рссмотрення подобным обрзом бессознтельня душевня деятельность - тк нзывемое бессознтельное - предствляется глвным обрзом кк receptaculum всех тягостных для сознния содержний, ткже всех збытых впечтлений. Но, с другой стороны, нельзя не учитывть, что несовместимые содержния кк рз и проистекют из бессознтельных влечений, то есть бессознтельное является не просто хрнилищем, прямо-тки мтерью этих не принимемых созннием вещей. Но мы здесь можем сделть еще один шг: бессознтельное продуцирует ткже и новые творческие содержния. Все когд-либо созднное человеческим духом произошло из содержний, которые в конечном счете являли собой бессознтельные зчтки. Если Фрейд особый кцент сделл н первом спекте, то я, не отриця первого, выделил последний. Хотя способность человек обходить и по возможности избегть неприятностей, потому охотно збывть то, что ему не нрвится, - фкт весьм существенный, мне все же предствляется нмного более вжным устновить, в чем, собственно, состоит позитивня деятельность бессознтельного. Рссмотренное с этой стороны, бессознтельное предствляется тогд совокупностью всех нходящихся in statu nascendi душевных содержний. Эт несомнення функция бессознтельного нрушется в основном вследствие вытеснения из сознния, и это нрушение естественной деятельности бессознтельного является, пожлуй, вжным источником тк нзывемых психогенных зболевний. Нверное, бессознтельное можно понять лучше всего, если толковть его кк естественный оргн со своей специфической продуктивной энергией. Если из-з вытеснения его продукты не воспринимются созннием, то возникет нечто вроде зпруживния, неестественной помехи целесообрзной функции, точно тк же, кк если бы был создн прегрд н пути отток в кишечник естественному продукту функции печени - желчи. В результте вытеснения возникют непрвильные психические оттоки. Тк же кк желчь попдет в кровь, тк и вытесненное содержние иррдиирует в другие душевные и физиологические облсти. При истерии прежде всего нрушются физиологические функции, при других неврозх, тких, кк фобии, обсессии и неврозы нвязчивых действий, глвным обрзом нрушются душевные функции, включя сновидения. И если при телесных симптомх истерии и при душевных симптомх других неврозов ( ткже психозов) можно укзть н воздействие вытесненных содержний, то подобное можно сделть и в отношении сновидений. См по себе способность видеть сны является нормльной функцией, но вследствие зпруживния он может нрушться точно тк же, кк и прочие функции. фрейдовскя теория сновидений принимет во внимние и дже объясняет сновидения только под этим углом зрения, кк будто они не могут быть не чем иным, кроме кк симптомми. Кк известно, подобным же обрзом психонлиз трктует и другие духовные облсти, нпример произведения искусств, где, однко, совершенно ясно, что художественное произведение является не симптомом, подлинным творением. Творческя деятельность может быть понят только из смой себя. Если же он понимется кк птологическое недорзумение, которое объясняется тк же, кк невроз, то ткя попытк объяснения приводит к достойному сожления курьезу.

То же смое ксется сновидения. Оно является своеобрзным творением бессознтельного, и если его истолковывть исключительно в кчестве симптом вытеснения, то этим оно только искжется и изврщется; ткое объяснение бьет мимо цели.

Остновимся теперь нендолго н результтх фрейдовского психонлиз. В его теории человек предствляется инстинктивным существом, которое стлкивется с рзного род брьерми в виде нрвственных зповедей, устновленных зконом и собственным рзумом; поэтому он вынужден вытеснять определенные влечения или их соствляющие. Цель метод состоит в том, чтобы довести до сознния содержния этих влечений и с помощью сознтельной коррекции устрнить их вытеснение. Их чревтому риском высвобождению противопоствляется рзъяснение, что они есть не что иное, кк инфнтильные фнтзии - желния, которые легко можно подчинить себе рзумным обрзом. Ткже предполгется, что их - используя техническое выржение - можно «сублимировть», под чем понимется определенный способ их преобрзовния в целесообрзную дптивную форму. Если кто-нибудь полгет, что это может произойти произвольно, то он, конечно, ошибется. Только бсолютня необходимость может действенно воспрепятствовть исполнению естественного влечения. Тм же, где ткой нужды или острой необходимости нет, «сублимция» является всего лишь смообмном, новым, н этот рз несколько более тонким вытеснением.

Есть ли в этой теории и в этом осмыслении человек что-либо, н что можно было бы обртить внимние кк н способствующее формировнию ншего мировоззрения? Я полгю, вряд ли. Ведущей идеей толковтельной психологии фрейдовского психонлиз является хорошо известный рционлистический мтерилизм минувшего XIX столетия. Он не создет другой кртины мир, поэтому ткже и другой устновки человек к миру. Нельзя, однко, збывть, что теории окзывют влияние н устновку лишь в смых редких случях. Горздо более действенный путь лежит через эмоционльный фктор. Действительно, мне не доводилось видеть, чтобы сухое теоретическое изложение вызывло бы чувств. Я мог бы привести очень подробную сттистику зключенных, но мой читтель при этом зснул бы. Однко если я проведу его по тюрьме или по психитрической лечебнице, то он не только не уснет, он испытет глубокое впечтление. Сделло ли учение кого-либо Буддой? Нет, в душе его пылло зрелище стрости, болезни и смерти.

Тким обрзом, чстично односторонние, чстично ошибочные воззрения фрейдовского психонлиз, в сущности, ничего нм не говорят. Но если мы ознкомимся с психонлитическим рзбором конкретных случев невроз и посмотрим, ккие опустошения причиняют тм тк нзывемые вытеснения, к кким рзрушениям приводит пренебрежение вжнейшими инстинктивными процессми, то тогд мы испытем - удчно скзно - сильное впечтление. Нет ни одной формы тргизм, которя в днном случе не являлсь бы следствием этой борьбы «Я» с бессознтельным. Кто хоть рз ощутил ужс тюрьмы, психитрической больницы или приют для престрелых, тот под впечтлением увиденного испытет достойное упоминния обогщение своего мировоззрения. То же смое произойдет с ним, если он бросит взгляд в бездну человеческого стрдния, которя открывется з неврозом. Сколько рз я слышл возглс: «Ведь это ужсно! Кто бы мог подумть!» Действительно, нельзя отрицть, что всякий рз, когд пытешься исследовть с должной добросовестностью и обстоятельностью структуру невроз, испытывешь от деятельности бессознтельного сильнейшее впечтление. Покз кому-либо трущоб Лондон тоже бывет блгим делом, и тот, кто их увидел, знет больше того, кто их не видл. Но это всего лишь толчок, вопрос: «Что нужно с этим делть?» - по-прежнему остется без ответ.

Психонлиз сбросил покров с фктов, которые были известны лишь немногим, и дже сделл попытку с этими фктми обходиться. Но ккой устновкой он для этого рсполгет? Является ли устновк психонлиз новой, другими словми, воздействовло ли то огромное впечтление от него плодотворно? Изменил ли он обрз мир и тем смым продвинул ли вперед нше мировоззрение? Мировоззрением психонлиз является рционлистический мтерилизм - по сути, мировоззрение прктической естественной нуки. И мы чувствуем, что ткое воззрение является неудовлетворительным. Если мы стихотворение Гёте объясняем его мтеринским комплексом, Нполеон кк случй мужского протест, Фрнциск - исходя из сексульного вытеснения, то нс постигет глубокое рзочровние. Ткое объяснение является недостточным и не удовлетворяет многознчной действительности этих вещей. Куд девются крсот, величие и святость? Ведь это смые жизненные рельности, без которых человеческя жизнь был бы слишком пустой. Где првильный ответ н вопрос о неслыхнных стрдниях и конфликтх? В этом ответе по крйней мере должно было бы все же прозвучть нечто, что нпомнило бы о величии стрдния. Однко нсколько желтельн именно рссудочня устновк рционлизм, нстолько он обходит смысл стрдния. Он отодвигется в сторону и объявляется несущественным: много шуму из ничего. Многое попдет под эту ктегорию, но не все.

Ошибк, кк уже говорилось, состоит в том, что тк нзывемый психонлиз имеет хотя и нучную, но все же чисто рционлистическую точку зрения н бессознтельное. Когд говорят о влечениях, то предполгют вырзить этим нечто известное. Н смом же деле здесь говорят о чем-то неизвестном. В действительности мы знем только то, что из темной сферы психики к нм поступют воздействия, которые должны быть когд-либо восприняты созннием, чтобы избежть тем смым опустошительных нрушений других функций. Совершенно невозможно скзть срзу, ккую природу имеют эти воздействия, основывются ли они н сексульности, н стремлении к влсти или н иных влечениях. Просто они, кк и смо бессознтельное, являются двойственными или дже многознчными.

Я уже пояснял рньше, что хотя бессознтельное и является хрнилищем для всего збытого, прошедшего и вытесненного, но вместе с тем оно является и той сферой, где совершются все подсознтельные процессы, нпример восприятия, которые слишком слбы, чтобы достичь сознния; нконец, это т мтеринскя почв, из которой произрстет все психическое будущее. И если мы знем, что в результте вытеснения кем-то неугодного желния его энергия может вмешться в функционировние других систем, то нм ткже известно, что если кто-то не может осознть новую, чуждую ему идею, то в результте этого ее энергия нпрвляется н другие функции, вызывя их нрушения. Я много рз нблюдл случи, в которых ненормльные сексульные фнтзии неожиднно полностью исчезли в тот момент, когд осознвлсь новя мысль или новое содержние или же когд неожиднно проходил мигрень, если стихотворение, пребыввшее дотоле в бессознтельном, переходило в плн сознния. Гк же, кк сексульность может иноскзтельно выржться в фнтзии, тк и творческя фнтзия может иноскзтельно выржться в сексульности. Кк скзл однжды Вольтер: «En etymologie n'importe guoi peut designer n'importe quoi» (В этимологии бог весть что может ознчть бог весть что (фрнц.). - Перев.), и мы то же смое должны скзть о бессознтельном. Во всяком случе, мы никогд не можем знть зрнее, что есть что. В отношении бессознтельного мы облдем лишь дром «познния после», ведь о положении вещей в бессознтельном невозможно знть что-либо a priori. Любой вывод о нем предствляет собой допущение «кк будто».

При тком положении вещей бессознтельное предствляется нм большим иксом, где единственно несомненным является то, что из него исходят знчительные воздействия. Взгляд н религии в мировой истории покзывет нм, сколь знчительны эти воздействия в историческом спекте. Взгляд н стрдния современного человек покзывет нм то же смое. Только мы несколько инче выржемся. Пятьсот лет нзд говорили: «Он одержим дьяволом», теперь: «У нее истерия»; рньше говорили: «Он зколдовн», теперь это нзывют неврозом желудк. Фкты одни и те же, рзве что прежнее объяснение едв ли не более точное. Теперь у нс есть рционлистические обознчения симптомов, которые по сути являются бессодержтельными. Ведь если я говорю, что кто-то одержим злым духом, то тем смым я описывю фкт, что днный человек, в сущности, не болен по-нстоящему, стрдет от невидимого душевного воздействия, овлдеть которым он никк не может. Этим невидимым Нечто является тк нзывемый втономный комплекс, бессознтельное содержние, которое не может быть подчинено сознтельной воле. Когд знимешься нлизом психологии невротических состояний, то обнруживешь тк нзывемый комплекс, который ведет себя не тк, кк содержние сознния, то есть не тк, кк мы повелевем, но подчиняется собственным зконм; другими словми, он является незвисимым, втономным, если употребить техническое выржение. Он ведет себя словно домовой, которого нельзя схвтить. И если человек осознет комплекс - что соответствует цели нлиз, - то он, пожлуй, с облегчением скжет: «Ах, вот что меня тк беспокоило!» И по-видимому, этим кое-что достигнуто, именно симптом исчезет, комплекс, кк говорится, рзрешен. Мы можем воскликнуть вместе с Гёте: «Мы ведь выяснили!» Но вместе с Гёте мы должны и продолжить: «И все же в Тегеле привидения!» Только теперь открывется истинное положение вещей; то есть мы понимем, что этот комплекс вовсе не мог бы существовть, если бы нш природ не нделил его скрытой инстинктивной энергией. То, что я под этим подрзумевю, мне хотелось бы пояснить н небольшом примере.

Пциент стрдет желудочными симптомми нервного хрктер, которые зключются в болезненном сжтии, кк при состоянии голод. Анлиз выявляет инфнтильную тоску по мтери, тк нзывемый мтеринский комплекс. Блгодря этому вновь обретенному понимнию симптомы исчезют, но зто остется тоск, которя с консттцией того, что это не что иное, кк инфнтильный мтеринский комплекс, не может утихнуть. То, что прежде было quasi физическим голодом и физической болью, теперь стновится душевным голодом и душевной болью. Человек о чем-то тоскует и знет, что связывл эту тоску с мтерью лишь по недорзумению. Существует фкт неутоленной пок тоски, ответ н этот вопрос является знчительно более сложным, чем сведение невроз к мтеринскому комплексу. Тоск является нстойчивым требовнием, мучительной, ктивной пустотой, про которую подчс можно просто збыть, но которую никогд нельзя преодолеть силой воли. Он появляется снов и снов. Пончлу неизвестно, откуд он берется, пожлуй, дже и неизвестно, о чем, собственно, человек тоскует. Можно многое предполгть, но единственное, что с уверенностью может быть н этот счет выскзно, - это то, что по ту сторону мтеринского комплекс бессознтельное Нечто выржет этим свое требовние и незвисимо от ншего сознния, неподвлстно ншей критике, оно тким способом дет знть о себе снов и снов. Это Нечто и является тем, что я нзвл втономным комплексом. Из этого источник берется инстинктивня энергия, которя снчл поддерживл инфнтильное притязние н мть, тк кк взрослое сознние вынуждено отклонять и вытеснять ткое детское требовние кк несовместимое, то он тем смым вызывет невроз.

Все инфнтильные комплексы в конечном счете сводятся к втономным содержниям бессознтельного. Первобытня душ персонифицировл эти ощущемые кк чужеродные и непонятные содержния в духх, демонх и богх и пытлсь с помощью скрльных и мгических обрядов удовлетворять их требовниям. Признв тот фкт, что этот голод или жжду нельзя утолить ни едой, ни питьем, ни возврщением в утробу мтери, первобытный дух создл обрзы невидимых, ревнивых и притязтельных существ, более влиятельных, сильных и опсных, нежели человек, предствителей невидимого мир, который все же соединен с осяземым, причем нстолько тесно, что сми духи обитют в горшкх. Духи и колдовство - тковы причины болезней первобытного человек. Автономные содержния спроецировлись у него н эти сверхъестественные фигуры. Нш мир, нпротив, освобожден от демонов - вплоть до млейших осттков. Но втономные содержния и их требовния остлись. Чстично они могли бы выржться в религиях, но чем более рционлизируются и делются бессодержтельными религии - почти неизбежня их судьб, - тем зпутннее и тинственнее стновятся пути, по которым к нм все же доходят содержния бессознтельного. Одним из смых обычных путей является невроз, хотя пончлу это предполгли меньше всего. Под неврозом обычно понимли только неполноценность, медицинскую «quantite negligeable» (Ничтожно мля величин (фрнц.) - Перев.). Но кк мы видим - это совершенно неверно! Ибо з неврозом скрывются те мощные психические воздействия, которые лежт в основе ншей духовной устновки и ее смых влиятельных, нпрвляющих идей. Рционлистический мтерилизм, это, по-видимому, вполне внушющее доверие нпрвление, предствляет собой психологическое противопоствление мистицизму. Мтерилизм и мистицизм является не чем иным, кк психологической прой противоположностей, точно тк же, кк теизм и теизм. Это врждующие бртья, дв рзличных метод, пытющиеся кким-то обрзом спрвиться с доминирующими бессознтельными влияниями, один путем отрицния, другой - утверждением.

Поэтому если от меня требуется нзвть смое существенное из того, что нлитическя психология могл бы добвить ншему мировоззрению, то это будет знние о существовнии бессознтельных содержний, выдвигющих очевидные требовния или излучющих влияния, с которыми volens nolens должно иметь дело сознние.

Нверное, все мои предыдущие рссуждения вызвли бы чувство неудовлетворенности, если бы нзвнное мною втономным содержнием бессознтельного Нечто я оствил в неопределенной форме и не сделл бы по крйней мере попытки изложить то, что нш психология эмпирическим путем устновил в отношении этих содержний.

Если бы, кк считет психонлиз, этим был дн окончтельный и удовлетворительный ответ, нпример, что причиной тоски является изнчльня, инфнтильня звисимость от мтери, то вместе с тким выводом должно было бы ткже нступить и облегчение. Существуют ткие инфнтильные звисимости, которые действительно исчезют при досконльном их осозннии. Но этот фкт не должен склонять нс к мысли, что тк бывет во всех случях. Всегд остется нечто, иногд, по-видимому, нстолько млое, что можно считть случй прктически исчерпнным, но порой остток бывет нстолько велик, что ни пциент, ни врч не довольны результтом, вплоть до того, что появляется чувство, будто вообще ничего не было сделно. Кроме того, мне приходилось лечить многих пциентов, которые осознвли свой причинный комплекс вплоть до детлей, однко сколь-нибудь существенным обрзом это осмысление им не помогло.

Причинное объяснение может быть относительно удовлетворительным в нучном отношении, но смо по себе оно все же имеет нечто психологически неудовлетворительное, поскольку по-прежнему ничего не известно о цели, лежщей в основе инстинктивной энергии, нпример о смысле тоски, и столь же непонятно, что с этим ндо делть. Если я уже зню, что причиной эпидемии тиф является зрження вод, то згрязненный источник остется все же тким, кк прежде. Поэтому удовлетворительный ответ будет дн только тогд, когд мы узнем, что предствляет собой это Нечто, которое вплоть до зрелого возрст сохрняло живой инфнтильную звисимость, и н что это Нечто нцелено.

Если бы человеческий дух от рождения был бсолютной tabula rasa (Чистя доск (лт.). - Перев.), то этих проблем не существовло бы, потому что тогд в душе не было бы ничего иного, кроме того, что было бы ею приобретено или в нее вложено. Однко в индивидульной человеческой душе имеется много ткого, что никогд не было ею приобретено, поскольку человеческя душ не есть изнчльно tabula rasa, тк же кк любой человек не облдет совершенно новым и единственным в своем роде мозгом. Он рождется с мозгом, который является результтом рзвития в бесконечно длинном ряду предков. Этот мозг получет свое полное дифференцировнное звершение в кждом эмбрионе, и если он нчинет выполнять свою функцию, то непременно появляются результты, которые бесчисленное множество рз до него уже продуцировлись в ряду предков. Вся нтомия человек является унследовнной, идентичной с нцестрльной конституцией системой, которя непременно будет функционировть тким же обрзом, кк и рньше. Поэтому вероятность того, что будет продуцировться нечто новое, существенно отличющееся от прежнего, бесконечно мл. Следовтельно, все те фкторы, которые были существенны для нших близких и длеких предков в силу их соответствия унследовнной оргнической системе, будут существенны ткже и для нс. Они являются дже необходимостями, которые будут зявлять о себе в виде потребностей.

Мой читтель не должен опсться, что я буду говорить ему об унследовнных предствлениях. Я длек от этой мысли. Автономные содержния бессознтельного или доминнты бессознтельного, кк я их нзывл, - это не врожденные предствления, врожденные возможности, дже необходимости, нпрвленные н воссоздние тех предствлений, которые с двних пор выржлись через доминнты бессознтельного. Рзумеется, кждя земня религия и кждое время имеют свой особый язык, который может бесконечно врьировться. Однко если в мифологии герой побеждет дркон, рыбу или ккое-нибудь другое чудовище, то это рзличие не тк существенно; фундментльный мотив остется одним и тем же, и это является достоянием человечеств, не преходящими формулировкми рзных регионов и времен.

Тким обрзом, человек рождется со сложной духовной предрсположенностью, которя отнюдь не есть tabula rasa. Дже для смой дерзкой фнтзии духовной нследственностью очерчены определенные грницы, сквозь вуль смой необузднной фнтстики мерцют доминнты, с древних времен присущие человеческому Духу, Мы бывем весьм удивлены, обнруживя, что фнтзии душевнобольного порой почти идентичны фнтзиям первобытного человек. Было бы, однко, удивительно, если бы это было не тк.

Я нзвл сферу психической нследственности коллективным бессознтельным. Содержния же ншего сознния все мы приобрели индивидульно. Если бы человеческя психик состоял из одного лишь сознния, то не было бы ничего психического, что бы ни возникло исключительно в течение индивидульной жизни. В этом случе мы нпрсно искли бы ккие-нибудь условия и влияния, стоящие з простым родительским комплексом. Сведением всего к отцу и мтери было бы скзно последнее слово, потому что они являются первыми и единственными фигурми, которые воздействовли н ншу сознтельную психику. В действительности же содержния ншего сознния возникли не только блгодря воздействию индивидульного окружения; н них ткже влиял и рсполгл в определенном порядке психическя нследственность, коллективное бессознтельное. Рзумеется, обрз индивидульной мтери впечтляющ, но он особенно впечтляющ еще и потому, что соединен с бессознтельной готовностью, то есть с врожденной системой или обрзом, обязнным своим существовнием тому обстоятельству, что мть и ребенок всегд нходились в симбиотическом отношении. Если мть в том или ином смысле не существует, то этим нносится ущерб, то есть не удовлетворяется требовние коллективного обрз мтери к исполнению. Инстинкт здесь, тк скзть, в убытке. Очень чсто в результте этого возникют невротические рсстройств или по крйней мере определенные хрктерологические особенности. Если бы не существовло коллективного бессознтельного, то все можно было бы сделть просто путем воспитния; можно было бы, не ннеся вред, превртить человек в одушевленную мшину или взрстить идел. Но всем этим стрниям определены тесные рмки, ибо существуют доминнты бессознтельного, которые выдвигют почти непреодолимые требовния к исполнению.

Следовтельно, если в случе с пциентом, стрдющим неврозом желудк, я должен точно охрктеризовть, что предствляет собой то Нечто, которое поддерживет по ту сторону личного мтеринского комплекс столь же неопределенную, сколь и мучительную тоску, то ответ звучит тк: это коллективный обрз мтери, не днной личной мтери, просто мтери.

Но меня могут спросить, почему этот коллективный обрз должен вызывть ткую тоску? Ответить н днный вопрос не тк легко. Но если бы можно было непосредственно себе предствить, чем является и что ознчет коллективный обрз, который я, используя специльный термин, нзвл ткже рхетипом, то тогд понять его действие было бы просто.

Чтобы это пояснить, я хотел бы привести следующее сообржение: отношение мть - ребенок всегд является смым глубоким и смым коренным из тех, что мы знем; ведь ребенок нвсегд стл кк бы чстью мтеринского тел! Позже он н долгие годы остется соствной чстью душевной тмосферы мтери, и, тким обрзом, все изнчльное в ребенке нерсторжимо слито с обрзом мтери. Это верно не только для отдельного случя, но и подтверждется исторически. Это является бсолютным переживнием ряд предков, просто-тки оргнической истиной, ткой же, кк отношение полов друг к другу. Рзумеется, в рхетипе, в коллективно-врожденном обрзе мтери, тоже имеется т чрезвычйня интенсивность отношения, которя побуждет ребенк инстинктивно цепляться з свою мть. С годми человек естественным обрзом отходит от мтери, но (столь же естественно), не от рхетип, предполгя, что он больше не нходится в состоянии примитивности, которое чуть ли не сходно с животным, уже достиг определенной сознтельности и вместе с тем определенной культуры. Если он просто лишь инстинктивен, то его жизнь протекет без произвольности, которую всегд предполгет сознние. Он протекет по бессознтельным зконм, и нигде нет уклонения от рхетип. Но если существует хоть в некоторой степени действення сознтельность, то сознтельное содержние всегд преоблдет нд бессознтельным, в результте чего появляется иллюзия, что при отделении от мтери не произошло ничего другого, кроме того, что он перестл быть ребенком этой индивидульной женщины. Ведь созннию знкомы лишь индивидульно приобретенные содержния, и поэтому ему известн только индивидульня мть и ничего не известно о том, что он вместе с тем является ткже и носителем и предствителем рхетип, тк скзть, «вечной» мтери. Но отделение от мтери является удовлетворительным только в том случе, если оно включет ткже и рхетип. Рзумеется, то же смое ксется отделения от отц.

Естественно, возникновение сознния и вместе с тем относительной свободы воли обусловливет возможность отступления от рхетип и тем смым от инстинкт. Если имеет место ткое отступление, то появляется диссоциция между созннием и бессознтельным, в результте чего нчинется ощутимое, в большинстве случев и весьм неприятное действие бессознтельного, которое выржется в форме внутренней, бессознтельной несвободы, проявляющейся в симптомх, то есть косвенно. В конечном итоге возникют ситуции, при нлизе которых кжется, будто бы отделения от мтери по-прежнему не произошло.

Хотя первобытный дух и не понимл этой дилеммы, он все же ясно ее ощущл и поэтому включил между детством и взрослым возрстом крйне вжные обряды - ритулы возмужния и посвящения в мужчины, имеющие вполне рзумную цель - мгическим обрзом осуществить отделение от родителей. Это мероприятие было бы совершенно излишним, если бы отношение к родителям тоже не ощущлось кк мгическое. Однко мгическим является все, к чему причстны бессознтельные влияния. Ткие обряды имеют целью не только отделение от родителей, но и переход человек во взрослое состояние. Для этого нужно, чтобы детство не оствляло оглядывющейся нзд тоски, то есть чтобы было удовлетворено требовние ущемленного рхетип. Это достигется тем, что внутренней связи с родителями отныне противопоствляется другя связь, именно связь с клном и племенем, Чще всего этой цели служт определенные клеймения тел, ткие, кк обрезние и шрмы, ткже мистические нствления, которые молодой человек получет в посвящениях, Нередко посвящения имеют откровенно жестокий хрктер.

Это предствляет собой способ, кким первобытный человек, исходя из бессознтельных для него основний, считет необходимым удовлетворять требовния рхетип. Ему недостточно простого отделения от родителей - ему необходим грубо нглядня церемония, имеющя вид жертвы тем силм, которые способны удержть молодого человек. Блгодря этому можно срзу же определить, в чем состоит сил рхетип: он зствляет первобытного человек противостоять природе, чтобы не окзться в ее влсти. Пожлуй, это является нчлом всей культуры, неизбежным следствием сознтельности с ее возможностью уклоняться от бессознтельного зкон.

Ншему миру эти вещи двно уже стли чуждыми, но вместе с тем природ отнюдь не потерял в нс своей силы. Единственное, чему мы нучились, - это ее недооценивть. Но кк только встет вопрос, кким обрзом мы должны противостоять воздействию бессознтельных содержний, мы срзу же окзывемся в зтруднительном положении. Ведь для нс уже не может быть и речи о первобытных обрядх. Это было бы искусственным и крйне неэффективным шгом нзд. Для этого мы уже слишком критичны и психологичны. Если бы кто-нибудь предложил мне ответить н этот вопрос, то я был бы оздчен. По этому поводу я могу скзть лишь одно, именно что я двно нблюдю те пути, н которые инстинктивно вступют многие мои пциенты для удовлетворения требовний своего бессознтельного. Рзумеется, я вышел бы длеко з рмки доклд, если бы решил рсскзть о своих нблюдениях. Поэтому я вынужден отослть читтеля к специльной литертуре, где днный вопрос обсуждется подробно.

Если бы в нстоящем доклде мне удлось способствовть понимнию того, что в ншей собственной бессознтельной душе действенны те силы, которые человек издвн проецировл вовне в обрзе богов и которым приносил жертвы, то я был бы этим доволен. Блгодря ткому понимнию нм бы удлось докзть, что все рзнообрзные религиозные учения и убеждения, которые с двних времен игрли столь вжную роль в истории человечеств, не сводятся к произвольным измышлениям и воззрениям отдельных людей, своим происхождением в большей степени обязны существовнию влиятельных бессознтельных сил, которыми нельзя пренебрегть без нрушения душевного рвновесия. То, что я пояснил н примере мтеринского комплекс, является, конечно, лишь одним из многих случев. Архетип мтери предствляет собой чстный случй, и к нему можно было бы легко Добвить целый ряд других рхетипов. Ткое множество бессознтельных доминнт объясняет многообрзие религиозных предствлений.

Все эти фкторы по-прежнему действенны в ншей душе, устревшими являются лишь их выржения и оценки, но не их фктическое существовние и действенность. Тот фкт, что теперь мы можем понимть их кк психические величины, является новой формулировкой, новым выржением, которое, возможно, дже позволит обнружить пути, н которых может возникнуть новое к ним отношение. Я считю, что эт возможность - нечто весьм знчительное, потому что коллективное бессознтельное отнюдь не является чем-то вроде темного зкутк, предствляет собой господствующий ндо всем осдок сложившегося з бесчисленные миллионы лет опыт предков, эхо доисторических явлений мир, которому кждое столетие добвляет несоизмеримо млую сумму вриций и дифференциции. Поскольку коллективное бессознтельное является осдком явлений мир, который в конечном счете выржется в структуре мозг и симптической нервной системы, то в своей совокупности это ознчет нечто вроде не имеющего времени, тк скзть, вечного обрз мир, противостоящего ншей сиюминутной сознтельной кртине мир. Выржясь другими словми, это ознчет не что иное, кк другой, если угодно, зеркльный мир. Но в отличие от простого зеркльного обрз, бессознтельный обрз облдет особой, незвисимой от сознния энергией, блгодря которой он может окзывть сильнейшие душевные воздействия, воздействия, которые не покзывются полностью н поверхности мир, но окзывют н нс тем более мощное влияние изнутри, из темноты, невидимое кждому, кто не подвергет достточной критике свой сиюминутный обрз мир и тем смым остется скрытым для смого себя. То, что мир имеет не только внешнее, но и внутреннее, то, что он видим не только снружи, но всегд влстно действует н нс из смой глубокой и, по-видимому, смой субъективной подпочвы души, я считю нучным фктом, который несмотря н то, что является древней мудростью, в этой форме зслуживет того, чтобы быть оцененным в кчестве фктор, формирующего мировоззрение.

Анлитическя психология является не мировоззрением, нукой, и кк тковя он поствляет мтерил или инструменты, с помощью которых человек может построить, сломть или же попрвить свое мировоззрение. Немло людей сегодня чувствуют в нлитической психологии мировоззрение. Мне бы хотелось, чтобы оно было одно, потому что тогд я бы освободился от тягостного труд исследовть и сомневться и смог бы предельно ясно и просто укзть путь, который ведет в рй. К сожлению, мы еще очень длеки от этого. Я всего лишь экспериментирую в мировоззрении, пытясь выяснить, кково знчение и рдиус действия нового события. А это экспериментировние в некотором смысле и есть тот путь, ибо в конечном счете нше собственное существовние - это тоже эксперимент природы, опыт с новой комбинцией.

Нук никогд не является мировоззрением; он всего лишь его инструмент. Попдет ли этот инструмент в чьи-либо руки, это звисит от встречного вопрос: кким мировоззрением днный человек уже облдет, тк кк не существует ткого человек, который не облдл бы мировоззрением. В крйнем случе он имеет то мировоззрение, которое ему было нвязно воспитнием и окружением. Если, нпример, это мировоззрение говорит ему, что «высшее счстье детей Земли состоит только в том, чтобы быть личностью», то он без колебний ухвтится з нуку и ее результты, чтобы, используя их в кчестве инструмент, создть мировоззрение и тем смым смого себя. Но если унследуемое им воззрение будет говорить, что нук - это не инструмент, см по себе цель, то он будет следовть лозунгу, который з последние примерно сто пятьдесят лет все больше и больше нбирл силу и окзлся прктически решющим. Хотя отдельные люди отчянно сопротивлялись этому, поскольку их идеи совершенств и смысл достигли вершины в усовершенствовнии человеческой личности, не в дифференциции технических средств, которя неизбежно ведет к крйне односторонней дифференциции определенной склонности, нпример познвтельной потребности. Если нук является смоцелью, то человек имеет своим raison d'etre (Смысл существовния (фрнц.). - Перев.)один лишь интеллект. Если смоцелью является искусство, то единственной ценностью для человек являются художественные способности, интеллект отпрвляется в клдовую. Если смоцелью являются деньги, то нук и искусство могут спокойно упковывть свой скрб. Никто не может отрицть, что современное сознние почти безндежно рсколото н эти смоцели. Но тем смым люди вырщивются лишь кк отдельные кчеств, они сми стновятся инструментми.

З последние сто пятьдесят лет мы пережили не одно мировоззрение - докзтельство того, что смо по себе мировоззрение дискредитировно, ведь чем труднее лечить болезнь, тем больше для нее имеется лекрственных средств, чем больше имеется средств, тем большее недоверие внушет кждое из них. Создется впечтление, что феномен «мировоззрение» вообще вышел из употребления.

Трудно себе предствить, чтобы ткой процесс окзлся бы всего лишь случйностью, досдным и бессмысленным зблуждением, ведь нечто смо по себе прекрсное и дельное обычно не ведет к исчезновению с поверхности мир столь же жлкого и сомнительного. К нему смому уже пристет нечто бесполезное и предосудительное. Поэтому мы должны поствить вопрос: в чем же все-тки состоит ошибочность мировоззрения?

Мне кжется, что фтльня ошибк прежнего мировоззрения состоит в том, что оно претендует н то, чтобы считться объективной истиной, в конечном счете дже чем-то вроде устновленного нучного фкт, следствием чего является тогд, нпример, невыносимый вывод, что один и тот же любимый бог должен помогть и немцм, и фрнцузм, и нгличнм, и туркм, и дже язычникм, в конце концов - всем против всех. Современное сознние в своем дльнейшем осмыслении явлений мир с содрогнием отвернулось от подобной чудовищности, предприняв попытку изменить эту ситуцию в первую очередь средствми философии. Но окзлось, что и философия стл притязть н то, чтобы считться объективной истиной. Это ее дискредитировло, и тким обрзом мы пришли в итоге к дифференцировнному рсщеплению с его не меньше чем достойными рекомендции последствиями.

Основной ошибкой любого мировоззрения является удивительня склонность считть истинными сми вещи, тогд кк в действительности они являются всего лишь нзвниями, которые мы им дем. Будем ли мы спорить в нуке о том, соответствует ли нзвние «Нептун» сущности небесного тел и является поэтому единственно «првильным» нзвнием? Отнюдь! И это есть причин, почему

нук является более ценной, ибо он знет только рбочие гипотезы. Лишь первобытный дух верит в «првильные нзвния». Если гном в скзке нзывют нстоящим именем, то его можно рзорвть н куски. Вождь скрывет свое нстоящее имя и дет себе для повседневного употребления экзотерическое имя, чтобы никто не смог его зколдовть, узнв его нстоящее имя. В гробницу египетского фрон клли предметы с ндписнными и символически изобрженными именми богов, чтобы он одолел их, зня их подлинные имен. Для кблистов облдние нстоящим именем бог ознчет бсолютную волшебную силу. Короче говоря: для первобытного дух посредством имени предствлен см вещь. «То, что он говорит, тем стновится», - глсит древнее изречение Пт.

Мировоззрение стрдет от этой чсти бессознтельной первобытности. И тк же, кк строномии пок ничего не известно о претензиях обиттелей Мрс по поводу непрвильного нзвния их плнеты, тк и мы можем спокойно считть, что миру бсолютно все рвно, что мы о нем думем. Но это не знчит, что нм нужно перестть о нем думть. Мы же этого не делем, и нук продолжет жить кк дочь и нследниц стрых, рсщепленных мировоззрений. Но кто обнищл при ткой «смене влсти», тк это человек. В мировоззрении строго стиля он нивно вложил свою душу в вещи, он мог рссмтривть свое лицо кк лик мир, видеть себя подобием бог, з величие которого не слишком трудно было зплтить кое-ккими нкзниями д, В нуке же человек думет не о себе, только о мире, об объекте: он отмхнулся от себя и пожертвовл свою личность объективному духу. Поэтому и в этическом смысле нучный дух стоит выше, чем строе мировоззрение.

Но мы нчинем ощущть последствия этой гибели человеческой личности. Повсюду встет вопрос о мировоззрении, о смысле жизни и мир. Ткже многочисленны в нше время попытки вновь знимться тем, чем знимлось мировоззрение древности, именно теософией, или, если это больше по вкусу, нтропософией. У нс есть стремление к мировоззрению, во всяком случе, оно есть у более молодого поколения. Но если мы не хотим рзвивться в обртном нпрвлении, то новое мировоззрение Должно покончить со всяким суеверием в свою объективную силу, оно должно суметь признть, что является лишь кртиной, которую мы рисуем рди ншей души, не волшебным именем, с помощью которого мы постигем вещи. Мы облдем мировоззрением не для мир, для себя. Если мы не создем обрз мир кк целого, то не видим ткже и себя, ведь мы являемся точными отобржениями именно этого мир. И только в зеркле ншей кртины мир мы можем увидеть себя целиком. Только в обрзе, который мы создем, мы предстем перед смими собою. Только в ншей творческой деятельности мы полностью выходим из тьмы и сми стновимся познвемы кк целое. Никогд мы не приддим миру другое лицо, чем нше собственное, и именно поэтому мы и должны это делть, чтобы нйти смих себя. Ибо выше, чем смоцель нуки или искусств, стоит человек, создтель своих орудий, Нигде мы не стоим тк близко к смой возвышенной тйне всех нчл, кк в позннии собственной Смости, которя по извечному ншему зблуждению всегд кжется нм уже известной. Однко рельно глубины мирового космос известнее нм, чем глубины Смости, где мы, првд сми того не ведя, можем почти непосредственно укрдкой нблюдть з творческим бытием и стновлением.

В этом смысле нлитическя психология предоствляет нм новые возможности, тк кк он докзывет существовние обрзов фнтзии, которые появляются из темной психической подпочвы и тем смым сообщют о процессх, происходящих в бессознтельном. Содержния коллективного бессознтельного - это результт психического функционировния ряд предков, то есть в их совокупности это природный обрз мир, слитый и сконцентрировнный из опыт миллионов лет. Эти обрзы являются мифологическими и потому символическими, поскольку они выржют грмонию познющего субъект с познвемым объектом. Смо собой рзумеется, вся мифология и все откровения произошли из этой мтрицы опыт, знчит, и будущя идея о мире и человеке ткже выйдет из нее. Однко было бы недорзумением считть, что обрзы фнтзии бессознтельного могут быть использовны непосредственно, подобно откровению. Они являются всего лишь исходным мтерилом, который для своего осмысления еще требует перевод н язык соответствующего времени. Если ткой перевод удется, то через символ мировоззрения мир нших воззрений снов стновится связнным с древним опытом человечеств; исторический, всеобщий человек внутри нс протягивет руку человеку, только что ствшему индивидульным, - событие, возможно знкомое первобытному человеку, который во время ритульной трпезы мифически объединяется с тотем-предкми.

В этом смысле нлитическя психология является рекцией н преувеличенную рционлизцию сознния, которое в стремлении создвть упорядоченные процессы изолирует себя от природы и пересживется в рционльно огрниченную современность, простирющуюся лишь н короткий отрезок времени между рождением и смертью. Ткое огрничение создет чувство случйности и бессмысленности, именно это кк рз и мешет нм жить с той многознчительностью, которя необходим, чтобы полностью исчерпть жизнь. Жизнь стновится бнльной и уже не предствляет человек полностью. В результте огромня чсть непрожитой жизни достется бессознтельному. Человек живет тк, словно ходит в слишком тесной обуви. Кчество вечности, столь хрктерное для жизни первобытного человек, в ншей жизни полностью отсутствует. Окружив себя стеной рционльности, мы окзлись изолировнными от вечности природы. Анлитическя психология пытется пробить эту стену тем, что зново рскпывет обрзы фнтзии бессознтельного, которые когд-то отбросил рционльный рзум. Эти обрзы нходятся по ту сторону стены, они относятся к природе в нс, которя окзлсь глубоко зсыпнной и от которой мы укрылись з стенми рционлизм. В результте возник конфликт с природой, который стремится рзрешить нлитическя психология, но не через стремление вместе с Руссо «нзд к природе», через обогщение ншего сознния понимнием природного дух, прочно удерживясь при этом н блгополучно достигнутой современной ступени логического мышления.

Тот, кому удлось увидеть это, испытывет грндиозное впечтление. Но он не сможет долго им нслждться, потому что срзу же встет вопрос о том, кким обрзом новое приобретение может быть ссимилировно. То, что нходится по эту и по ту сторону стены, пончлу окзывется несовместимым. Здесь вскрывется проблем перевод н современный язык или, пожлуй, дже проблем нового язык в целом, это срзу ствит вопрос о мировоззрении, то есть о мировоззрении, которое должно нм помочь нйти ткое созвучие с ншим историческим человеком, чтобы его глубокие ккорды не зглушлись резкими тонми рционльного сознния и, ноборот, чтобы бесценный свет индивидульного дух не утонул в бесконечном сумрке природной души. Но, подойдя вплотную к этому вопросу, мы должны оствить облсть нуки, ибо теперь нм придется доверить творческое решение, ншу жизнь той или иной гипотезе; другими словми, здесь нчинется этическя проблем, без которой мировоззрение немыслимо.

Итк, когд я скзл, что нлитическя психология хотя и не является мировоззрением, но может внести знчительный вклд в его формировние, то я полгю, что это достточно обсуждено в вышеизложенном.

«Комплекс» и миф

Д-р мед. В.М. Крнефельдт

Обмнчив почв, н которой мы сооружем психологические теории. Если все нше знние является незвершенной рботой, то уж. тем более нше знние о душе. Но нигде мы не поддемся столь легко иллюзии считть чсть целым, кк здесь, нигде эт иллюзия не чревт ткими последствиями, кк здесь. Теории души, выросшие из потребностей и нглядного мтерил врчебной прктики и воплощенные в форму нучных тезисов, позволяют зчстую лишь одно - легко збыть, что душ, в сущности, предствляет собой просто бесконечную жизнь, которя хотя и уклдывется с легкостью в определенные по содержнию положения, но, с другой стороны, все же вновь от них уклоняется.

Если в теоретическом смысле это должно быть общим фоном кждой психологической теории, поскольку он связн с определенными содержниями, то общий и принципильный момент ее прктического применения и воздействия всегд будет состоять в том, что пциент, ткже и врч совершют одну рботу, чем серьезнее он осуществляется, тем вернее будут шнсы достичь или добиться того, н что прктически нцелено теоретическое сооружение; можно было бы скзть, проникнуть от ненстоящего живой души в истинное. Тогд вопрос состоял бы лишь в том, в ккой момент теория кк тковя вместе со своими неизбежно слишком тесными и огрниченными положениями должн был бы уйти со сцены после того, кк с ее помощью достигнуто «истинное», или, выржясь обобщенно, цель.

Аугуст Феттер спрведливо говорит: «Тк же кк не переступющя своих грниц естествення нук только лишь должн предполгть сознние и не может еще рз рссмтривть его нряду со своими внешними предметми, тк и прктическое исследовние души в деятельности, огрничивющееся внутренней жизнью, имеет свое смо собой рзумеющееся предположение, которое оно не может определить точнее, не зпутывясь смо, но в котором оно не может ткже и сомневться, не ствя под вопрос смо себя» (V е t t e r, AuslegungenderSeele. - Авт.).

Если это тк, то для того, чтобы добиться ясности относительно сущности теорий души, нельзя будет предложить иного пути, кроме кк попытться постичь сму душу теорий, то есть рссмтривть в свою очередь теорию кк выржение души. Опсность, которя зключется в том, что кждя теория при ее применении «имеет свое смо собой рзумеющееся предположение», совершенно очевидно является опсностью того, что искомые решения проблемы прктической психотерпии совершенно незметно сдвигются в сторону воли, то есть в психологическом отношении сводятся к постоянному рзучивнию определенных устновок, которые блгодря определенным положениям, то есть чстным содержниям теории, скорее привносятся в душу извне, чем рождются в ней смой. В той степени, в ккой это имеет место, результты терпии не будут больше строго нлитическими результтми, «нлиз» будет действовть кк некоторя систем, кк ккя-либо другя форм терпии - будь то трудовя терпия, метод отвлечения, убеждение и прочие, - то есть нлиз стновится инструментом леченя, применение которого не имеет больше ничего общего с идеей нлитического рзвития индивид.

Однко нужно освободиться от предствления, что психонлиз является чем-то вроде зптентовнного метод сглживния душевных «комплексов», кк полгют не только многие дилетнты, но и думет или же притворяется, что тк думет, иной врч, - предположением является то, что в психологическом нлизе следует стремиться к поискм преднчертнного природой или желтельного для нее пути индивид. Все остльное является терпевтическими пллитивми, ккие бы нзвния они ни имели. От нзвний мло что звисит.

Рзумеется, упржнение, приучение, принятие и «овлдение» предписнной врчом системой тоже приносит результты, причем пригодные результты. Воля и последовтельность ткже являются возможностями души, и горе тому, кто полгет обходиться без них. Ткже и достигнутый кк бы обмнным путем блгодря рзрядке н лечебной кушетке желемый результт не сходит н нет, приносит свои плоды, пусть дже и не столь большие, но все же достточные, чтобы быть оцененными кк успех.

Но сми по себе результты никогд не смогут дть нм мсштб для оценки теории, «Успехи» - по крйней мере в смысле «излечения» или приток пциентов - пок еще имел любя терпевтическя систем, рботл ли он при помощи горячей воды или холодной, суггестии или десуггестии. Для оценки терпевтических результтов, тк же кк и для обсуждения терпевтической системы, нет иного пути, кроме вчувствовния в душу нлизируемого человек или в душу терпевтической теории.

Психонлиз Фрейд - это прежде всего психология семейного ромн: отношение ребенк к родителям, мльчик к мтери, девочки к отцу, истолковнное кк «инцестуозное желние», связывет душевные силы подрстющего человек и мешет его преврщению в мужчину и отц, внутренним зконом которого, сексульным рспрострнением и плодом его желния должно стть «госудрство» или, кк говорит Фрейд, «Сверх-Я». Это отношение к «Сверх-Я», с одной стороны, конституирует зреля сексульность, с другой стороны, тк нзывемое «приспособление к рельности», тм же, где это «приспособление» или эт «рельность» отсутствуют, возникет невроз; интепретируемый Фрейдом кк сексульное отношение к собственным родителям или к их «имго» (Юнг), от которых еще не произошло отделение (сексульного) «либидо». Ибо приводимя в движение сексульными процессми в теле психик человек, тк скзть, зпутывется между принципом удовольствия - «мтерью» - и принципом «рельности» - зконом, «отцом». Фрейд обосновывет положение человек внутри этого противоречия в первую очередь фктическим отношением к собственному отцу и собственной мтери, во-вторых, воздействием имго отц или имго мтери, причем под имго понимется отобржение человек, вещи или ситуции - короче говоря, того, что было пережито, рвно кк и того, что обрзуется в результте непроизвольной деятельности фнтзии. В лтыни слово «imago» чсто употребляется в знчении видимости, иллюзии, тени, фнтом, то есть противопоствляется действительности.

А в-третьих, «отец - мть», смо собой рзумеется, ткже предствляют противоречивую пру понятий символического хрктер, в которой нходит выржение универсльный дулизм душевного переживния в целом. Првд, это полностью символическое содержние может стть осяземым только в той мере, в ккой отношение к противоречивой пре - здесь, стло быть, к отцу - мтери - сняло с себя покров личных ффектов, которые кто-нибудь может нстолько тесно связть с предствлением отец - мть, нпример вследствие личных реминисценций, что он сопротивляется возможности познть и пережить тот огромный дулизм, по крйней мере в этом выржении. То есть он зстрял бы в психологии семейного ромн, и дже психологическя теория или учение зстревет в ней, поскольку для них двойственность отец - мть «подозрительн кк комплекс» и они предполгет в ней символическое содержние несчстного детств.

Но если мы не будем учитывть ффекты, зстрявшие в кких-либо личных реминисценциях, то обрз «отец - мть» - впрочем, тк же кк и обрзы «удовольствие - рельность» или «Сверх-Я» - «подсознние» - включются в кчестве обрз в многочисленные сходные противоречивые двойственные формулы, в которых смым рзным способом пытлись осмыслить дулизм основ всей душевной жизни.

Мы нходим дулистские умозрения нчиня уже с древнейших времен; я нпомню здесь только о древних китйских символх Янь и Инь, изобржемых в виде круг, который S-обрзня линия делит н две рвные чсти; одн из этих чстей беля с черным центром, другя - черня с белым, формы и формулы выржения меняются, общее же, в конечном счете всеобъемлющее и поэтому невырзимое, остется тем же смым, Во всяком случе, дулизм отнюдь не является хрктерной чертой психонлиз - но, пожлуй, хрктеризующим является выбор формы, в которой этот дулизм выржется. Вместо того чтобы говорить об отце и мтери, с тким же успехом можно было бы говорить о мужском - женском или о солнце и луне, о дне и ночи, жизни и смерти, логосе и эросе, любви и ненвисти, о необходимости и свободе или добре и зле, кк греки и т.п., или же, кк, нпример, у Клгес, о духе и жизни, принципильно ничего не меняя в смом смысле… поскольку эти двойственные формулы осмыслены не предметно, символически. Что ксется символического понимния, то мы должны здесь сделть еще один шг. Символическое понимние вовсе не связно со столь емкими прми противоположностей - и вообще связно не только с прми противоположностей.

Символы всегд пеллируют к фнтзии, потому в ккой мере и будет ли вообще что-либо рссмтривться символически, звисит только от творческой способности фнтзии. Для некоторых символическя двойственность «отец - мть», действительно, мло что знчит - возможно, нмного меньше, чем, нпример, для человек восток идея «луны», которую он, медитируя, нполняет невырзимым содержнием - или внезпной интуицией, восплменяющейся в один прекрсный момент не зню ккой невидимой силой и совершющей перелет к тому зннию, к которому обычно приближются с трудом, походкой вол, ценою долгих ученических знятий (Три превосходных пример интуитивного постижения имеются у Эрнст Б е р л х , "Жизнь, рсскзывющя о себе».- Авт.).

Ведь душ не придерживется првил; ее дже и нельзя постичь при помощи душевных првил кк тковых. Рзумеется, это еще не знчит, что не нужны усилия, которые, нпример, прилгются н пути «нлиз» души. Однко должно быть выскзно возржение против несколько нивного предствления, что «пронлизировнный» человек якобы ipso facto (Смим фктом, в силу одного этого, н деле, (лт.). - Перев.) в чем-то превосходит «непронлизировнного». Те, кто тк думют, ни н йоту не превосходят другого; по мере того кк им нчинет кзться, что их собственный уровень или собственный путь типичен либо дже имеет зконную силу для всех, они стновятся всего лишь нзойливыми в вопросх души и тем смым демонстрируют, что знют о душе меньше, чем о понятом определенным способом «нлизе».

Стло быть, выбор обрз и есть то, что хрктеризует психонлиз. Небезрзлично, кким путем нходит свое выржение дулизм, в кких предствлениях он у кого-либо проявляется. (Кстти, в этой мысли предствлен принцип толковния сновидений Юнг.) Кто осмысляет дулизм в обрзе родителей, см кким-то обрзом окзывется в роли ребенк. Духовный мир воспринимется с позиции ребенк. Тип и степень «детскости» определяется длее тем, что видится в отце и мтери.

Отец и мть не являются у Фрейд символми великого дулизм, но понимются кк «рельные». Это собственные родители, которые выглядят тк, кк н них смотрит ребенок, точнее - кк н них смотрит ребенок психонлиз, то есть нделенный типичными проекциями, которые в сумме соствляют теоретическое сооружение психонлиз. Если кому-то зхочется предствить «отц» и «мть» психонлиз в кчестве символ, то они могут считться лишь символми детского мир. Првд, дело осложняется тем, что мир взрослого здним числом снов связывется с детским миром, тк что «мир ребенк» со своей стороны стновится символом мир взрослого. Это происходит окольным путем через миф, который подтверждет или «объясняет» детское отношение в метфорической форме, используя отнюдь не детский обрз, элементы тргедии Эдип. Он служит тому, чтобы пояснить (предполгемое) «истинное ядро» или «более глубокий смысл» в этом детском отношении и тем смым одновременно сооружет мост к миру взрослого, который полностью и окончтельно символизируется в обрзе, привитом к детскому отношению. В лейтмотиве эдипов комплекс он вновь соскльзывет в детство.

Здесь возникют дв вопрос: ккой момент позволяет психонлизу связывть друг с другом об мир и в кком отношении нходится «мир Эдип» психонлиз к противоречивому отношению того огромного дулизм, который совершенно свободен от обрзов чстных содержний?

Обязнности посредник между двумя мирми исполняет психологический объяснительный принцип Фрейд: «теория сексульности». Именно он в решющей степени определяет толковние миф об Эдипе. «Теория сексульности», кк известно, «зкреплен» в биологическом, то есть, по сути, он должн быть лишен психологического рссмотрения - в кчестве «фундмент», н котором все покоится. Однко к ткой подмене психологии не-психологическим всегд нужно быть недоверчивым. Не только потому, что и см психонлиз учит подвергть психонлитическому сомнению все обосновния - основний всегд столько, сколько песк в море, - но и потому, что ктегорически нельзя двть ничего ткого, что бы не могло стть ткже и предметом символического рссмотрения.

С этой точки зрения биологический «фундмент» (дже если бы он действительно существовл - ибо его нет) стл бы иметь лишь знчение чего-то весьм незыблемого, психологически нерстворимого, того, н чем покоится психология, поскольку оно способно вызвть иллюзию, что здесь якобы блгополучно достигнут конец всякому психологическому очковтиртельству. Что бы ни опредмечивли в мире подобным обрзом - в психологическом смысле это ознчет всего лишь то, что именно с этим медиттивным путем и не спрвляются, одним словом, этого-то кк рз и не хотят рссмтривть психологически. Рзумеется, это можно делть, следуя блгим нмерениям и из лучших побуждений, но всегд будет произволом вместо «символ» видеть «преходящее». Именно в этом месте путь ответвляется и ведет к специльно обосновнной психологии, которя своей «првильностью» обязн некоему трюку, именно тому, что гипостзируется чсть мир, все остльное символизируется отсюд, то есть приобретет производный хрктер, что, несмотря н все последующие послбления, является интенцией фрейдовской теории(Сжтое резюме рзвития нлитической мысли от фрнцузского учения о гипнозе через Фрейд к Юнгу в томике Гёшен, Крнефельдт, Психонлиз. Психонлитическя психология. С введением К.Г. Юнг. - Авт.). Однко огрничивть чем-либо символ в преходящем фктически ознчет по-прежнему вовсе его не видеть. «Все преходящее есть только символ» - но не всякий, д и не все. Вот тогд-то и получется из универсльной возможности символ тот пустой символ-соглядтй, относящийся к вещм, которые нмного лучше и яснее понимются инче и требуют других обрзов. Взвливть проистекющие обычно неприятности н глупое «бессознтельное», с которым нельзя рзговривть подобющим обрзом, является petitio principii (Предвосхищение основния (лт.). - Перев.) сводящимся к своего род душевному святоттству, к рзновидности гигнтской брни Шопенгуэр н волю к жизни - небольшой и опсной рзновидности, потому что с зкреплением ткой устновки проблем противоречий в душе стновится нерзрешимой в принципе. Ибо если универсльной противоречивости в сооружении психологии уже нет, то, знчит, он и не может быть здесь нйден. Ведь нлитическое рзвитие пциент, исходящее из тесного, неизведнного мир Эдип, идет лишь вглубь, в мир позннный, рсширенный, но в принципе хрктеризующийся тем же смым отношением к проблеме противоречий.

В своем нмерении обосновть психологию биологически - или, выржясь психологически, следуя своей склонности к биологической метфоре, Фрейд нстолько мло усмтривл символическое в душе, что свои положения, в неопределимо высокой степени живущие символми, он осмысляет совершенно предметно. Тк, гипостзировние сексульного не прекрщется у него дже в сновидениях, более того, он получет тм прежде всего якобы лишь нилучшую поддержку, что приводит его к той смой пресловутой «констнтной» символике сновидений. Все это живет не блгодря биологическим «фктм» или же «будущей химии сексульности», кк считет Фрейд, блгодря возможности универсльной символичности, которя присутствует во всем, в сексульном же, кк известно, он совершенно очевидн. Ведь символически универсльную пру противоположностей может предствлять, конечно же, и сексульность - или, лучше скзть, сексульное явление, то есть объединение одного и другого; его символическя энергия безгрничн, н что укзывет мифологический мотив постоянного совокупления. Потому-то фрейдовские интерпретции и производят столь убедительное впечтление, если только не вынуждть себя к действительно психологическому мышлению, присвоить обрз мыслей его биологизировнной психологии, в которой символические силы остются лтентными. З резиновым понятием фрейдовской «сексульности» кроется мотив, облченный в нучную мнеру изложения «нблюдемых фктов».

Ибо, по Фрейду, сексульное является совершенно предметным. Это кк рз и является тем единственным, что рссмтривется бсолютно не символически. Это зходит столь длеко, что для Фрейд язык сновидений, в отличие от язык мифов и скзок, фольклор и т.д., содержит исключительно сексульную символику.

Психологическое воздействие ткого понимния психических содержний может быть, пожлуй, только одним: отбрсывнием психики к рмкм семьи, к «quod erat demonstrandum» (Что и требовлось докзть (лт.). - Перев.) мир Эдип, зпирнием от индивид ндличных сфер переживния. Может сложиться впечтление, что все это является следствием сексульной интерпретции психики, от которой поэтому нередко зщищлись; однко нужно признть, что причин нходится не в сексульном, в гипостзировнной форме сексульного. Только потому, что внутри универсльной психологической противоречивости «здесь символ - здесь предмет» гипостзируется чсть мир, все остльное оттесняется н вторые роли, возникет психология, которя является не теорией души, остется лишь теоретическим изложением определенной устновки. Инче говоря, в рмкх ткой теории не выходят з пределы противоречий, тк кк в теории зфиксировно чстное отношение противоречий. Н любом уровне оно остется принципильно одним и тем же, пок нконец не отдет свой специфический зряд последнему противоречию и в результте этого компенсируется,

Мне хочется прирвнять фрейдовское понимние понятия сексульности, кк и вообще любое чстное «объяснение» в облсти психологии, то есть ткже и ддеровскую формулу влсть - неполноценность, к той переоценке отдельных содержний, которя всегд появляется тм, где имеют место невротические формы душевной жизни, поскольку теории неврозов являются пндном к невротической контрстной психологии, в которой «нечто» всегд нклдывет отпечток н все остльное. Это сродни рспрострненному мнению, будто бы в жизни все было бы в порядке, если бы не те или иные неприятности - ибо зло мир, трудности собственной жизни, все «от них», - будь то деньги, любовь, дурно воспитнные дети или же «родители». Пок еще в жизни нужны конкретные «опоры», и в кчестве их могут функционировть ткже и душевные конфликты, кковыми делют их психологические теории, держ нготове для них объяснения.

Безоговорочня точк зрения, ноборот, просто-нпросто предполгет, что принципильно нерзрешимых психологических проблем не бывет вовсе - по крйней мере, это ксется устновок, ведь в психонлизе и во всей прктической психологии речь идет исключительно об устновкх - и что все объяснения в принципе являются столь же ложными, кк, возможно, и соответствующими действительности. Выржясь инче, все без исключения психологические проблемы рзрешимы с позиции психического, смой жизни души; и, следовтельно, их никогд нельзя подменять ни «другими» проблемми, ни телом и его «сексульной химией», ни детскими переживниями, то есть их никогд нельзя сдвигть н предметное - ни для того, чтобы их тм зфиксировть, ни для того, чтобы с этих позиций их обобщить или «объяснить», Блгодря этому «объект», рзумеется, не только не убирется из психологии, но дже более того - он включется в «gnothe stauton»(Познй себя (лт.). - Перев.), кк в его полной предметности, тк и в любой возможности символ. Если же психологические проблемы рссмтривются и обосновывются предметно, то они остются чстными проблемми, н которых теория, имеющя в виду душу кк целое, ткже жизнь, которя всегд является целым, остнвливться не может. Они совершенно «непонятны», если их не осмыслили в этом кчестве кк «чсть» всеобъемлющего отношения. По срвнению с этим все психологические теории ничем не помогют миру. Лишь безгрничня готовность к символу - но не догмтический костыль чего-то конкретного - создет внутреннее предусловие для того, чтобы нйти путь к смыслу собственной жизни, ствшему непознвемым, «непереживемым» в бессмыслице невроз.

Если избегется ошибочное гипостзировние чсти мир, то есть душевной сферы, то приобретется ткже и непредвзятя точк зрения н проблему сновидений. Отношения в сновидении совершенно не отличются от отношений «действительности». Последняя тоже имеет всегд об спект, являясь одновременно и рельностью и возможным символом, тк же кк сновидение отобржет психологический или «рельный» фкт и содержит в себе символику обеих днностей. То, что от сновидения ожидют преимущественно символического, дже тм, где оно относится к предметному («рельному»), то, что всегд очень нпршивется символическое истолковние, возможно, связно с тем, что, хотя сфер сновидений и относится к собственно психике, сми они все же переживются кк совершенно неличные, чсто дже кк нечто «нерельное». Поэтому гипостзировние сексульного в содержнии сновидений обосновно не лучше и не хуже, чем гипостзировние его же в жизни. Чстично скбрезное, чстично нзойливое фрейдовское толковние сновидений, н что жловлся см мстер, является лишь следствием нерскрытой им биологической метфоры, которя в свою очередь является результтом фиксции н определенной психологической устновке. Ей ндо воздть должное, ибо он сумел проложить в медицине мост от тел человек к его душе. Но ее нельзя смешивть с сущностью души в целом. Речь идет лишь об бсолютизировнной устновке, о некоторой психологической точке зрения, которя, кк и любя другя, прежде чем обрести более высокий смысл, снчл должн быть упрзднен, то есть должн стть «обрзом».

Тем, что теория сексульности протягивет руку эдиповой идее, тем, что и то и другое взимно поддерживется и «объясняется», осуществляется связь и подстрховк между миром ребенк и миром взрослого. Нпример, ффекты, которые появляются у последних, ствят здчу нлитического исследовния первых, обезвреживние тм решет проблему здесь - блгодря тому, что теория сексульности, поддерживемя эдиповой метфорой, вносит ясность и помогет ориентировться в ситуции.

Если зхочется выяснить для себя, кк соотносится мир Эдип с миром не-специлизировнного, общего дулизм, то ндо будет уделить внимние понятию вытеснения, Ситуция тков: из-з того, что предствители пры противоположностей у Фрейд приближются к человеку, что лишет их универсльного символического содержния, возникет своеобрзня ситуция детств, или, точнее, ситуция пубертт, и, соответственно, рзвертывется бесконечное обсуждение сексульной темтики. Это является психологическим нброском ступени рзвития ребенк, стновящегося «сознтельным», то есть пуберттного возрст, в котором определенным обрзом зявляют о себе сексульные фнтзии. При тком взгляде н ситуцию невозможно избвиться от впечтления, что теория сексульности - несмотря н все свое нучное оформление - игрет роль объяснения лишь в рмкх этой системы. Рссмотрення извне, он является симптомом той ситуции, которя зкреплен в системе. И из нее следует ткже и вытеснение в конкретно обознченной сексульной форме, кк понимет его Фрейд.

Понятие вытеснения стоит в центре фрейдовской психологии. Нверное, Фрейд хотел подчеркнуть его вжность, выскзв мнение (првд, ошибочное), что до психонлитических исследовний понятие вытеснения сформировть было невозможно (Нхмнзон укзл н то, что оно имеется уже у Гербрт. Авт.). Следовтельно, более точный нлиз понятия вытеснения должен был бы окзться особенно плодотворным для хрктеристики психонлиз. Но это, собственно говоря, могло бы быть лишь в том случе, если бы тот же смый зкон, который психонлиз сделл основой своей прктической рботы, не имел силу для психонлиз кк системы: речь идет о зконе непреложной детерминировнности всех «идей», то есть об универсльной связи кждой психологии, их возможного единств и целостности. Тк же кк всё «идеи» в конечном счете должны конвергировть в один центр или из него исходить, тк и все понятия рзрботнной системы глубочйшим обрзом взимосвязны; они дже позволяют обознчить центрльную точку зрения нмного яснее, чем это может иметь место при внешне зчстую все же довольно бессвязных, непрорботнных фнтзиях пциентов. Тким обрзом, в любом понятии обязтельно придется стлкивться с одной и той же психологической ситуцией, однознчность результт не является здесь однообрзием - это лишь подтверждение того, что првильно увидели. С другой стороны, кждое понятие должно снов приводить к той же смой ситуции, в противном случе это будет ознчть, что еще не достигнут основ, н которой они возникли и смогли объединиться в систему, «Вытеснение», рссмотренное с этих позиций, ознчет здесь следующее: ффект (который является причиной вытеснения) низводит безличную днность противоположностей в личную сферу - осуществляются кк рз те проекции н родителей, устрнение которых (проекций) и соствляет суть психологической рботы кк терпевтического метод. Но и тм тоже Фрейд не откзывется от созднного тким обрзом хрктер пры противоположностей, рсширяя свою формулу до «универсльно» осмысленного противоречия. Ноборот! Именно из-з этого широкий и просторный мир является для него лишь миржом, иллюзией, потому что личное отношение ребенок - родители дже в переносном смысле остется тем, чем оно было рньше: исключительно тем, что можно потрогть и пощупть и что везде можно вылущить в кчестве сердцевины. Следовтельно, «ребенок» - психонлитический субъект - знимет в мире неверную позицию, и не вжно, можно ли по содержнию докзть это мтерилом, который хотя и имеет своим источником более широкий мир, тем не менее обнруживет те же смые отношения, что и специфический мтерил узкого мир, или ноборот, ибо он используется в кчестве метфоры опять-тки с этих же позиций. Будучи «ничем-иным-кроме-кк», «изврщенное» детское отношение должно, по-видимому, хрктеризовть во фрейдовском языке мир универсльно осмысленного противоречия. Это происходит потому, что либо узкое переносится н широкое - бессознтельно в виде невроз или сознтельно в виде психонлитической теории, - либо широкое сводится к узкому - прктический психонлиз; при этом понятие (сексульного) вытеснения функционирует в кчестве смзочного мтерил между обоими мирми.

Эт фрейдовскя ситуция нзвн борьбой з «отц». Действительно, о «мтери», кк о чисто противоположном элементе, у Фрейд нигде нет и речи. Но говорят ли о том, что Фрейд обрщен к «отцу» и здесь, связнный любовью и влечением, «отвернут» от «мтери» и нходится в плену зщит, или же знки повернуты кк рз в противоположную сторону, все сводится к одному и тому же. Существенно только то, что «отец и мть», дже в метфорическом рсширении, зтягивют между собой «ребенк». Между полюсми этого сознния и этого подсознния безндежно зстревет ткже и рсширенный «ребенок» - взрослый человек. Потому что, сколько бы ни пытлись предствить символически содержние в этом противоречии, в результте хрктер противоречия не меняется, то есть психическя ситуция, которя в нем выржется, явно остется той же смой. Более того, если подобным обрзом рспрострняют противоречия до мирового события вообще, то проблем противоречий стновится окончтельно нерзрешимой. Ведь тот, кто это делет, нвсегд окжется пленником, нходящимся в скорлупе собственного обрз, из которой его никогд не сможет освободить дже бесконечня цепочк кузльных конструкций или осозннии (прктическя психонлитическя рбот!) кк тковя. Потому что дело не в кузльных сцеплениях в рмкх обрз, в смом обрзе. Однко отобрження в нем ситуция, кк и любя другя, являясь иррционльной днностью, в той же мере сводим и к причинм. Но если следовть исключительно причинм, то утверждется обрз, в котором все время происходит движение по кругу в попыткх достичь основы мир, и все снов и снов приходится мчться к тем грницм, н которые, того не ведя, нтыкешься - до тех пор, пок см по себе обрз не стновится осозннным.

Пожлуй, можно скзть, что в хрктерной для Фрейд оценке одной из половин противоречия, «женской», «мтери», очень ясно звучит своеобрзное положение или «отсутствие положения» восточной женщины, которое имеется еще и сегодня, оствясь типичным моментом в еврейской психологии. Однко здесь не вжно, ккие моменты у Фрейд содействовли тому фкту, что чсти противоречия конкретизировлись (Рзумеется, «неурвновешенный» и «конкретизировлись» в днном контексте являются твтологией. - Авт.) у него в неурвновешенном состоянии. Существенно только то, что они конкретизировлись, и то, ккие это влечет последствия. Фктически психологическое рзделение н противоположности, н Янь и Инь, может произойти где угодно и н любой ступени - просто потому, что они имеются повсюду, причем не только в кчестве чстного содержния, н которое ствят клеймо стороны противоречия. Человек из-з простого незнния противоречивого, с которым он повсюду стлкивется, может привязться к любому возможному в смысле вытеснения содержнию и в результте вызвть обртную динмику психологии вытеснения. Динмическое нрстние этого процесс следует тогд в негтивном нпрвлении, подобно тому кк оно может происходить в позитивном. (Это то, что Юнг понимет под прогрессией и регрессией либидо - nota bene (Зметь хорошо (лт.). - Перев.) все же: невротическя форм процесс.) Примерно кк в случе с Вейнингером, который, тк скзть, сторонился в женщине всей Инь-стороны мир, в результте чего он стл для него злым демоном, доведшим его до смоубийств. Рзумеется, кк рз этот пример можно в знчительной степени толковть «сексульно». Но тогд снов возникет вопрос, нельзя ли нрвоучение «Эдип» просто кким-то обрзом прирвнять к необычйной динмике ткого случя… Однко Инь-сторон мир - это, рзумеется, «мть» «мир Эдип», возросшя в случе Вейнингер до «Стршной мтери» миф, - переживется без освобождющей демонстрции могущественного, приведенного в соответствие с предметом обрз! Ибо, похоже, только тк можно пробурвить динмику, которя не уступет силм подобной действительности, но не путем втискивния в детскую комнту - будь то при помощи метфорического эдипов оформления или без него.

Однко для этого необходимо либо освобождение психологии вытеснения от всего содержтельного, либо возвышение мтеринского комплекс мленького «Эдип» до ндличного события пережитого миф, который спонтнно вытекет из этой ситуции.

Тогд и смо вытеснение покжет в двойственной структуре свое нстоящее лицо: в кчестве ситуции нового, которое созидет, и вечно-вчершнего, которое будет врстть вовнутрь и звтр, и в последующие дни, вплоть до тех пор, пок оно не поглотит человек, который стнет его жертвой, если не познет собственную противоречивость и не приведет ее к единству. Потому что только психологическое объединение с индивидульно необходимым противоречием предствляет собой освобождение от влсти противоречий. Ошибк же видеть противоречие в определенном по содержнию является дже ошибкой вдвойне: ошибющийся не змечет не только противоречивой структуры содержния смого по себе, но и острого вопрос о жизненно необходимом противоположном, которое отсутствует в индивидульном случе.

То, что фрейдовское «пуберттное» понятие вытеснения имеет все же большую облсть применения, объясняется тем, что в психологическом смысле - нпример, в форме невроз - «пубертт» может рспрострняться н всю жизнь. Если же нмеревются нзвть невроз продолжющимся «пуберттом», то, с другой стороны, поздние сходные с «пуберттом» явления нельзя, не деля рзличия, подвергть психотерпии, чтобы покончить с ними кк с неврозми. Потому что существует ткже и «повторный пубертт» творческой жизни, будь то с большим или меньшим невротическим уклоном или же вообще проистекющий без него.

Если же допустить вместе с поздним Фрейдом не-вытесненное бессознтельное (которое он по содержнию определяет in summa (В целом, в совокупности (лт.). - Перев.) кк «высшее в Я»), то это ознчет только одно: что по своей динмике переживния определенные содержния души примерно рвны нулю. Они не вступют ктивно в непосредственный жизненный процесс, только лишь воспринимются - будто бы н горизонте, который всегд нходится от человек лишь н рсстоянии предел видимости. Это одновременно столь же верно и столь же ложно, кк и пндн к этому, то есть что для решения неотложного всегд якобы хрктерно сексульное или сексульное всегд переживется с кцентом неизбежного решения. Кому не знкомо совершенно невытесненное, безрзличное, то, что является безжизненным из-з своей обыденности? С другой стороны, кто не знет, что можно обмнуться, если считть, что з вещми, которые происходят н горизонте, всегд можно нблюдть с рзряженной динмикой? «…Кк в Турции длекой, где войн, сржются друг с другом ополченья, Подходишь у трктирщик к окну и смотришь - по реке идут брксы, и после, дом, отходя ко сну…» (Г е т е И. В., Фуст. Лирик. (Перевод Б.Пстернк). М., «Художествення литертур», 1986, с. 387 - Перев.), молитву произнесешь: «О, Фрейд…»

Отношение же, которое, рзумеется, имеют между собой сексульное и вытеснение, будет свободно от предубеждений, если и здесь нряду с предметным опять-тки добьется своих прв ткже и символическое. Поскольку сексульное предполгет новую жизнь, которя переживется в сексульном кк бы in statu nascendi, с хрктером нивысшей, смой непосредственной интенсивности, то это отношение существует с полным основнием, вернее, блгодря своему символическому содержнию оно имеет в днном случе универсльную силу. И это опять идет н пользу фрейдовскому понятию. Тм, где зрождется жизнь, где возникет новое, вспыхивет динмик, рзожження в прх противоположностей, которые проявляются в новом и вместе с новым и зствляют меня решть: «Воспримешь ли ты это и понесешь ли двойственную чшу жизни или же упустишь момент, в который он собирется вновь сомкнуться?» Ткое эмоционльное постижение приблизительно хрктеризует ту ситуцию, которя в психонлизе долгое время трктовлсь - ткже и опредмечивлсь - кк «трвм рождения»; отчуждение привело бы к взимопонимнию, потому что в нстоятельном хрктере обрзующегося дремлет психологическя проблем, которя должн создть внутреннюю необходимость, рспляющуюся во внешних возможностях или желющую их себе создть.

«Вытеснение» - пожлуй, нужно скзть о нем в хорошем смысле, что силы вытеснения врщются возле горизонт ншей психики, тм, где соприксются небо и земля, где есть грниц, з которой словно пдешь в бездонное. Но то, что эт грниц проходит перед сексульностью, является - кк чсто? - блгим зблуждением, пригодным только для того, чтобы зслонить видимость.

В противоположность содержнию, стесненному чстностями, бстрктня неопределенность подлинной и великой символики выступет во всем своем неисчерпемом изобилии содержний. Янь и Инь китйцев бстрктно облдет чем-то непостижимым. Здесь тоже предполгли, кк говорит Рихрд Вильгельм, «по испытнным схемм древние фллические символы и все, что с этим связно», - причем без всяких н то основний. Неприрученный к медитции дух зпдного человек нуждется в кком-нибудь конкретном содержнии, з которое он цепляется, чтобы тким обрзом кк бы втянуть всеобъемлющее противоречие, которое все подрзумевет и поэтому мло говорит, в сферу дискуссии, которя, ноборот, меньше подрзумевет, но много говорит, потому что при этом стновится возможным говорить о чем-то определенном, По известной пословице: «Лучше синиц в рукх, чем журвль в облкх».

По мере того кк не признется символическое, вся психологическя теория вынужден держться з конкретные («кузльные») конструкции. Особенно это хрктерно для фрейдовского учения. Синицей в рукх здесь является теория сексульности. И тким обрзом, получется, что для исходной ситуции и для обосновния своей психологии Фрейд не нходит ничего лучшего, никкого иного обрз, кроме кк уже «пропсихонлизировнного» экстркт тргедии Эдип. Фрейд говорит о мотиве Эдип прямо-тки кк о «центрльном комплексе» психонлиз. Но хрктерным здесь является не только фигур Эдип, но и понятие «комплекс». Юнг своим выржением «комплекс» всегд обознчл лишь эмоционльные связи личной сферы. То, что их всегд можно осмыслить ткже и в связях ндличного хрктер, является верным, но отнюдь не тем, что хрктеризует «комплексы». Когд же Фрейд говорит о комплексе Эдип, то в этом выржении имеет место кк рз обртное, то есть символическое истолковывется по-другому и переводится в сферу конкретного - если угодно вырзить это более резко, - бесконечное знчение и многознчительность миф низведены до конечного знчения семейного скндл.

Однко подобным обрзом згрждются подступы к действенному переживнию символического вообще; более того - вооружившись универсльным ключом теории сексульности, вообще можно от него откзться! Но тогд и здесь тоже проявится двойствення природ днного: то, что должно отворить, н смом деле зпирет, именно оствляет в стороне изобилие обрзов, в которых может отржться и издвн отржлсь душевня жизнь. «Ребенок» безжлостно чхнет в удушливой тмосфере мещнской семьи…

Ведь Эдип кк «центрльный комплекс» или душевня основ предствляет собой не что иное, кк отобржение пуберттного состояния психики (в широком смысле); это является психологией сексульного зкупоривния в семейном кругу, метфорой для психологии не совсем еще взрослого человек. Если же, ноборот, включить Эдип в кчестве миф в ряд других «древних обрзов», то он освобождется от чисто метфорической роли. Тогд он будет не просто комплексом-шблоном, который узурпирует психическую вселенную, но вместе с тем и возможным содержнием переживния. Тким обрзом, стновится ясно, много или мло тк нзывемой «эдиповой» проблемтики действительно нходит путь к Эдипу кк пережитому обрзу или, выржясь инче, ккие пути символически открывются в ткой ситуции, ккие обрзы он действительно спонтнно пробуждет.

Следовтельно, нельзя отрицть, что отношение ребенк к родителям - по крйней мере, в первые дв десятилетия - психологически имеет огромное знчение, ткже что рзговор об «эдиповом комплексе» кк о метфоре чрезвычйно вжен для понимния невроз; однко, используя понятие тким обрзом, нельзя згорживть вид н проблему души, которую нельзя ни прирвнять к неврозу, ни уловить при помощи эдиповой метфоры. Собирются ли в эдиповой фиксции н «родителях» символизировть «невроз», собирются ли осмыслить невроз кк психологию пубертт - несмотря н всю плстическую энергию, которя содержится в этом воззрении Фрейд, нельзя огрничивть психологию «ситуциями пубертт», чтобы и здесь тоже не впсть в ошибку: не сознвя того, принимть чсть, будь то в прямом либо в переносном смысле, з целое. И все же это возможно лишь теоретически, то есть в действительной жизни будут либо сбивться, либо втискивть все это в схему. Жизнь кк пережитя действительность совершенно не может быть истолковн подобным обрзом. Под тким углом ее можно рссмтривть с большим или меньшим доверием лишь под влиянием вторитет или убеждения. А поскольку при неврозх не имеет убедительной силы именно действительный кцент пережитого, ткие теоремы, подкрепленные «переносом» н нлитик, зстревют у пциентов в кчестве последних «действительностей». Д к тому же nota bene: жизнь врч! Это, возможно, облегчет внешнее единение доктрины; однко оборотной стороной здесь является то, что он может существовть лишь з счет психической индивидулизции кждого конкретного человек, в которой, по ту сторону от теорий и догм, бьет ключом родник жизни.

Между тем, в кчестве теоретических возможностей переживния имеется много мотивов ткого же достоинств, что и мифологическое отобржение «инцестуозных» отношений. Нпример, Якоб Буркхрдт нзывет Фуст «древним обрзом, то есть нстоящим и полнопрвным мифом», в котором немец, кк грек в скзнии об Эдипе, «по-своему опять-тки должен догдывться о своей сущности и судьбе».

Этот путь понимния миф пройден Юнгом. Если попытться охрктеризовть принцип юнговской психологии, кким он сложился в процессе рзвития, то его рзличие с Фрейдом можно было бы вырзить тк: Юнг хочет не объяснять психологически, психологически видеть. Тот, кто стремится увидеть, не знет зрнее, что он увидит; тот же, кто стремится объяснить, уже зрнее знет, кк он будет объяснять. Юнг, тким обрзом, не зтргивет небес миф; он не использует его кк символ, чтобы - по словм Мртин Бубер - «поствить в символе бсолютное в мир вещей», но сохрняет миф в кчестве функции, чтобы «впитть вещи в мир бсолютного». Стло быть, ничего ткже и не определено зрнее относительно положения звезд н этом небе, небесные светил следуют своим путем. Если они достигют чьего-нибудь взор, то стновится видно, кк в этот момент они меняют свое рсположение, Если это и позволяет сделть некий психологический вывод, то зключется он в том, что днный человек всегд нходился именно тм, но ткже и в том, что он видел небо.

Првд, можно было бы спросить, зчем все-тки нужно держть открытым переживнию мифологическое богтство, почему рди простоты нельзя довольствовться в кчестве символ одним или двумя крсочными мотивми? Тем более, если известно, что обрзы миф вообще не нужны, поскольку можно приобщиться ко всему чстному целого? Нпример, Альфред Адлер говорит, что вовсе не обязтельно вводить ученик в «мифологические и мистические» сферы переживния. Рзумеется, не обязтельно. Есть только фкт, что иногд это случется. И н мой взгляд, должно случться, потому что уже простой лечебный процесс «перерстния конфликт» (Юнг) - который, конечно, может осуществляться ткже и спонтнно, то есть без лечения, - в принципе является тем же, что и процесс, осуществляемый через «древние обрзы», то есть «коллективное бессознтельное» (Юнг). Это лишь рзличия уровня. Лечение предствляется мне связнным с двумя моментми: во-первых, с тем, что переживется целое, и, во-вторых, что целое переживется. Пункты личной психологии, которые типичным обрзом соответствуют ситуции мифологических мотивов, являются кк рз тем, н чем происходит «включение» миф, н чем миф восплменяется в кчестве живого символ. Подобно тому кк в сновидении отобржется «сексульное желние», и в мифологических обрзх тк же может отржться полнот мир, и в конечном счете он вновь может слиться в символ противоположностей. Это предствляет собой подход к целому, переживние бсолютного, которое взойдет в этой сфере из личного. Если это произошло, то мифологическя сфер функционирует в психологии индивид в кчестве природной компенсции тому, что мы нзывем «созннием», и, пок он остется живой в соответствующем обрзе, индивид репрезентирует эту двойственность или объединение своей собственной противоречивости, которя всегд необходим тм, где должно существовть целое. Блгодря включению приобретенного в обрзе ндличного, соотносящегося с личным «сознтельным», он см стновится целым, жизнеспособным см по себе,

Именно этот процесс, который, похоже, содержит схему преодоления любого душевного кризис, блокируется вследствие использовния ккой-либо определенной по содержнию теории психики, что бы он ни глсил. Этим, если я не ошибюсь, объясняется н удивление умеренное, доведенное до «нормльного», душевно «дезинфицировнное» нстроение многих прошедших психонлиз пциентов, которых мне доводилось нблюдть. Я бы скзл, что они перемещются в слишком тесном прострнстве, ходят в слишком тесной обуви, к ним прилипло нечто от домшней тмосферы, в которой рзыгрывется вся дрм «исцеления» и в которую он просто-тки нсильственно втягивется. Эти стесненные отношения приводят ткже к необходимости «сублимировть». Ведь к понятию сублимции здесь, без сомнения, примешивется нечто ей несвойственное, нечто от вытеснения в более утонченной, звулировнной форме. Он предствляет собой «точку зрения Эдип» н противоречия после того, кк были учтены проекции н родителей. Пры противоположностей по-прежнему не рзблнсировны, и, очевидно, потому, что - говоря глубокими словми китйской мудрости - нечто сжли, не дв ему перед этим возможности достточно рстянуться («Если ндо что-нибудь сжть, снчл нужно его кк следует рстянуть». - вт.), «Рстянуть» ознчет здесь держться открытым относительно противоречивости собственной спонтнной душевной жизни. Для этого, однко, ндо проявить мужество, видя, что жизнь тк нзывемого бессознтельного нельзя оценивть лишь кк незнчительную, зпутнную рзновидность рботы «сознния», то есть следует относиться к ней не только противоречиво в смысле оценки, но и со своей стороны, нося противоречие в смом себе, дже если форм этого весьм отличн от сознтельной схемы пперцепции (В кчестве противоположности «сознтельному» это хрктеризуется, пожлуй, ниболее метко выржением Рудольф Отто кк просто «совсем другое». В тком случе не требуется пелляция к рзуму. - Авт.). Но только тк, кк мне кжется, имеет смысл связывть сферу миф с личной психологией: мир миф, кк оформленную в обрзе бесконечность мир, где имеют место не только те умеренные нстроения, в которых человек, прошедший психонлиз, может блгодрно извести свой психический минимум существовния: здесь счстье живет рядом с опсностью, генильность рядом с безумием, но зто веет ветром индивидульной свободы, которя ознчет тут связнность с внутренним зконом.

Во фрейдовском учении миф об Эдипе является, в сущности, лишь генильной точкой зрения мстер, но не переживнием, которое потрясет пциент. Пциент переживет собственный «комплекс» кк «фкт», для которого ему в кчестве метфоры - «перерботнной для более зрелой молодежи» - предлгется экстркт тргедии Эдип. Юнг же, признвя, что тот или иной комплекс существует кк фкт, здется вместе с тем вопросом об отобржении этого комплекс и следует з жизненными эмоциями этого отобржения. Тким обрзом, дже основывясь н смом личном, он все рвно нходится, если можно тк вырзиться, в «мифологическом». То есть комплекс следует не «позди сознния», «впереди миф». Родительский комплекс, кк психологическое положение вещей, может «мифологически» отобрзиться в той или иной форме. Миф об Эдипе подходит для этого, пожлуй, лишь в очень редких случях. Ситуцию можно было бы, нпример, предствить в обрзе «Стршной мтери», констелирующем со своей стороны мотив фнтзии о герое, или же можно было бы идти другими бесчисленными путями; однко хрктер тких путей можно предскзть лишь в целом, но не в его индивидульных чертх, от которых обрз кк рз и звисит.

Причин того, что сфер переживний «бессознтельного» не может во фрейдизме добиться действительного существовния, зключется в том, что у Фрейд он совершенно не является полноценным пртнером противоречия в отношении «сознтельное - бессознтельное», потому что «бессознтельное» хрктеризуется кк «вытесненное», «вытесненное» кк сексульное. У Юнг же, ноборот, оно может быть полноценным пртнером противоречия, потому-то невозможно и ненужно ничего выскзывть по поводу его содержний. Оно имеет смостоятельность психологического «Не-Я». Сфер миф является у Юнг теоретической, открытым для переживния отобржением целого. Этого нельзя добиться н помочх теории, рзве что теория действительно охвтил целое жизни. В форме чстной теории ткое просто-нпросто невозможно, ибо он должн был бы слиться в символ, который столь же глубок, згдочен и нерстворим, кк и см жизнь. Если это понимется, то можно обходиться без теории. Тогд нйдется мужество предоствлять кждой отдельной жизни шнс создвть себе свой собственный символ и суметь его рзгдть:

Я рзмышляю о нем, ты постигешь, точнее:

В крсочном отблеске вся нш жизнь.

Дух и жизнь

Связь дух и жизни относится к тем проблемм, обсуждение которых должно считться со столь сложными фкторми, что нм необходимо остерегться опсности зпутться в словесной сети, с помощью которой мы собиремся уловить эту трудную згдку. Ибо кк инче мы можем включить в процесс мышления те почти не имеющие горизонтов комплексы фктов, которые мы нзывем «духом» или «жизнью», кроме кк попытться дрмтично изложить их посредством словесных понятий - простых счетных жетонов интеллект? Это сомнение в словесном понятии хотя и кжется мне обременительным, все же всегд, когд собирются говорить об основополгющих вещх, предствляется мне особо уместным. Конечно, слов «дух» и «жизнь» нм знкомы, они дже известны нм с древних времен: это фигуры, рсствленные н шхмтной доске мыслителя уже несколько тысячелетий тому нзд. Пожлуй, проблем эт возникл в глубокой тумнной древности, когд некто сделл приводящее в змештельство открытие, что живое дыхние, которое с последним хрипом умирющего покидет тело, ознчло больше, чем просто колеблющийся воздух. Поэтому вряд ли случйно, что ономтопоэтические слов, ткие, кк рух, рух, рохо (древнееврейский, рбский, сухили), тоже обознчют дух, и не менее ясно, чем греческое pneuma или лтинское spiritus.

Но действительно ли мы знем - при всем знкомстве со словесным понятием, - что ткое, собственно говоря, дух? Или же мы уверены, что, когд мы употребляем это слово, все мы подрзумевем одну и ту же вещь? Рзве не является слово «дух» многознчным и неопределенным и дже неопределенно многознчным? Одно и то же звучние слов - дух - употребляется кк для трудно предствляемой, трнсцендентной идеи всеобъемлющего знчения, тк и более тривильно - для понятия, соответствующего нглийскому «mind»; длее, это слово хрктеризует острый ум (Немецкое слово Geist переводится кк «дух» во всех перечисленных знчениях, ткже кк «ум», «остроумие». - Перев.), зтем оно употребляется для обознчения призрк, зтем для бессознтельного комплекс, который вызывет спиритические явления, ткие, кк передвижение стол, втомтическое писние, звуки биения и т.д., в переносном смысле его используют для обознчения преоблдющей устновки определенной социльной группы - «дух, который тм господствует» - и, нконец, в сфере мтерильной телесности, когд речь идет о винном (Weinyeisf. - Перев.) или нштырном спирте (Salmiakgeist. - Перев.) и вообще о спиртных нпиткх. Это не неудчня шутк, достойный увжения нтикврит немецкого язык, с одной стороны, с другой - это прлизующя земня тяжесть мысли, тргическое препятствие для всех, кто ндеется при помощи лестницы из слов достичь высот чистых идей, избвленных от всего земного. Ведь когд я произношу слово «дух», то любое огрничение выделенным в днный момент смыслом окзывется недостточным для того, чтобы полностью помешть многознчительной переливчтости слов.

Поэтому мы должны поствить принципильный вопрос: что, собственно, должно быть обознчено словом «дух», когд его употребляют в связи с понятием жизни? Ни в коем случе нельзя молчливо предполгть, что, в сущности, кждый точно знет, что подрзумевется под «духом» или «жизнью».

Я не философ, всего лишь эмпирик, и во всех сложных вопросх я склонен принимть решение, исходя из опыт. Но тм, где нет осяземых основ опыт, я предпочитю оствить зтронугый вопрос без ответ. Поэтому я всегд буду стремиться сводить бстрктные величины к их опытному содержнию, чтобы в ккой-то степени смому быть уверенным в том, что я зню, о чем говорю. Я должен признться, что я не зню, что ткое дух; столь же мло мне известно и о том, что ткое жизнь. Я зню «жизнь» лишь в форме живого тел; и ноборот, что это есть смо по себе, в бстрктном состоянии, чем бы это могло быть еще помимо простого слов - об этом я не могу дже смутно догдывться. Тк что прежде всего я должен, пожлуй, вместо жизни говорить о живом теле, вместо дух - о душевном. Это делется отнюдь не для того, чтобы уклониться от поствленного вопрос путем рссмотрения тел и души; нпротив, кк рз при помощи основ опыт я ндеюсь содействовть духу в достижении действительного бытия - причем не з счет жизни.

Понятие живого тел с точки зрения нших целей - пожлуй, знчительно легче поддется объяснению, чем общее понятие жизни, тк кк тело является нглядной и осяземой вещью, которя см с готовностью идет н помощь способности предствления. Поэтому мы легко сойдемся н том, что тело - это подходящя для осуществления жизненных целей, внутренне взимосвязння систем мтерильных элементов и кк тковя он предствляет собой доступное рционльному осмыслению проявление живого существ или, выржясь проще, целесообрзное рсположение мтерии, которое делет возможным существовние живого существ. Чтобы избежть неясностей, я хотел бы обртить внимние н то, что приведенное определение тел не включет в себя Нечто, рсплывчто нзывемое мною живым существом. В силу этого рзгрничения, которое я не хочу ни отстивть, ни критиковть, тело, однко, должно понимться не просто кк мертвое нгромождение мтерии, кк готовя к жизни, дющя возможность жизни мтерильня систем, при условии, однко, что без учстия живого существ, несмотря н всю готовность, жить оно не могло бы. Ибо, несмотря н все возможное знчение живого существ, у смого по себе тел отсутствует нечто необходимое для жизни, именно душевное. Это мы знем, прежде всего основывясь н собственном непосредственном опыте, зтем косвенно из опыт ближних, ткже блгодря нучным открытиям, сделнным при изучении высших позвоночных и, поскольку нет противоречщих доводов, низших животных и рстений.

Должен ли я теперь прирвнять «живое существо», о котором я говорил выше, к душевному, являющемуся для нс, тк скзть, непосредственно осяземым в человеческом созннии, и тем смым вновь прийти к известной древней двойственности души и тел? Или же есть ккие-нибудь доводы, которые опрвдывли бы отделение живого существ от души? Тем смым и душу тоже мы понимли бы кк целесообрзную систему, кк рсположение не просто обеспечивющего жизнь мтерил, живого мтерил или, еще точнее, процессов жизни. Я отнюдь не уверен, что эт точк зрения встретит всеобщее одобрение, ведь все нстолько свыклись с предствлением о душе и теле кк о живой двойственности, что вряд ли, нверное, будут срзу склонны рссмтривть душу всего лишь кк простое упорядочивние протекющих в теле жизненных процессов.

Нш опыт, нсколько он вообще позволяет делть выводы о сущности души, предствляет нм душевный процесс кк явление, звисящее от нервной системы. С достточной определенностью известно, что рзрушение тех или иных чстей тел обусловливет соответствующие душевные потери. Спинной и головной мозг содержт в основном связи сенсорных и моторных путей, тк нзывемую рефлекторную дугу. То, что под этим понимется, я продемонстрирую н одном простом примере. Человек дотргивется пльцем до горячего предмет, вследствие этого мгновенно возбуждются нервные окончния оргн осязния. В результте их возбуждения изменяется состояние всего двигтельного пути вплоть до спинного мозг, оттуд до головного. Но уже в спинном мозге клеткми гнглиев, воспринимющими тктильное рздржение, измененное состояние передется соседним клеткм моторных гнглиев, которые со своей стороны посылют импульсы к мышцм руки и тем смым вызывют внезпное сокрщение мускултуры и отдергивние руки. Все это происходит с ткой быстротой, что осозннное восприятие боли зчстую нступет лишь в тот момент, когд рук уже отдернут. То есть рекция осуществляется втомтически и осознется лишь впоследствии. А то, что происходит в спинном мозге, подется воспринимющему «Я» в форме отобржения, подтверждемого понятиями и нименовниями, Взяв з основу ткую модель рефлекторной дуги, то есть движения извне вовнутрь рздржения и следовния изнутри нружу импульс, можно предствить себе те процессы, которые лежт в основе душевного.

Возьмем теперь менее простой случй: мы слышим неясный звук, который снчл не окзывет иного влияния, кроме того, что он побуждет нс прислушться, чтобы выяснить, что он ознчет. В этом случе слуховой рздржитель вызывет в мозгу целый ряд предствлений, обрзов, с ним связнных. Чстично это будут звуковые обрзы, чстично зрительные, чстично чувственные. При этом я употребляю слово «обрз» исключительно в знчении предствления. Рзумеется, душевное Нечто может быть содержнием сознния, то есть предствленным лишь тогд, когд облдет способностью быть предствленным, то есть обрзностью. Поэтому все содержния сознния я нзывю обрзми, поскольку они являются отобржениями мозговых процессов.

Вызвнный слуховым рздржителем ряд обрзов неожиднно соединяется в звуковой обрз пмяти, связнный со зрительным обрзом, именно в звук, который издет гремучя змея. Ко всей мускултуре тел следует непосредственно с этим связнный сигнл тревоги. Рефлекторня дуг звершен; но в днном случе он отличется от предыдущей тем, что между сенсорным рздржителем и моторной рекцией вствляется мозговой процесс - последовтельность душевных обрзов. Внезпное нпряжение тел в свою очередь вызывет явления в сердце и в кровяных сосудх, процессы, которые отобржются в душе в виде стрх.

Тким обрзом можно получить предствление о душевном. Оно состоит из отобржений простых мозговых процессов и из отобржений тких отобржений в почти бесконечной последовтельности. Эти отобржения облдют свойством сознния. Сущность сознния - это згдк, решения которой я не зню. Но чисто формльно можно скзть, что душевное Нечто считется сознтельным тогд, когд оно вступет в отношения с «Я». Если этих отношений нет, то оно является бессознтельным. Збывние покзывет, кк чсто и кк легко содержния теряют свою связь с «Я». Поэтому мы любим срвнивть сознние со светом прожектор. Только те предметы, н которые пдет конус свет, попдют в поле моего восприятия. Однко предмет, который случйно окзывется в темноте, не перестет существовть, он просто стновится невидимым. Тким обрзом, где-то нходится душевное, которое мною не осознется, и весьм вероятно, что оно пребывет в состоянии, нлогичном тому, когд оно стновится видимым для «Я».

Тем смым сознние стновится, пожлуй, достточно понятным, если понимть его кк отношение к «Я». Но критическим пунктом здесь является «Я». Что мы должны под ним понимть? Очевидно, при всем единстве «Я» речь идет о чрезвычйно неоднородной величине. Оно основывется н отобржениях функций оргнов чувств, которые передют рздржения изнутри и извне, и, кроме того, н огромном количестве нкопленных обрзов прошедших процессов. Все эти крйне рзличные соствные чсти нуждются в крепком сцеплении, в кчестве которого мы кк рз и признли сознние. То есть сознние предствляется необходимым предусловием «Я». Однко без «Я» немыслимо ткже и сознние. Это кжущееся противоречие рзрешется, пожлуй, тем, что мы понимем «Я» ткже кк отобржение, но не одного-единственного, очень многих процессов и их взимодействий, то есть всех тех процессов и содержний, которые соствляют «Я»-созн-ние. Их множество фктически обрзует единство, тк кк связь сознния, словно своего род сил притяжения, стягивет отдельные чсти в нпрвлении, возможно, мнимого центр. Поэтому я говорю не просто о «Я», но о комплексе «Я», обосновнно предполгя, что «Я» имеет изменчивую структуру, знчит, является непостоянным и не может быть просто «Я». К сожлению, я не могу здесь подробно остнвливться н клссических изменениях «Я», которые возникют у душевнобольных или в сновидениях,

Блгодря понимнию «Я» кк структуры душевных элементов мы логически приходим к вопросу: является ли «Я» центрльным обрзом, исключительным предствителем всей человеческой сути? Включило ли оно в себя и вырзило ли в себе все содержния и функции?

Н этот вопрос мы должны ответить отрицтельно.

«Я»-сознние предствляет собой комплекс, который не охвтывет целого человеческого существ: им знчительно больше збыто, чем оно знет. Оно осознет лишь меньшую чсть из того, что слышит и видит. Мысли вырстют в стороне от сознния, более того, они уже стоят нготове, созннию ничего об этом не известно. «Я» едв ли имеет хотя бы смутное предствление о чрезвычйно вжной регуляции внутренних телесных процессов, которой служит симптическя нервня систем. Пожлуй, то, что включет в себя «Я», - это лишь смя мля чсть того, что должно было бы осмыслить в себе совершенное сознние.

Поэтому «Я» может быть лишь чстным комплексом. Быть может, это тот единственный в своем роде комплекс, внутреннее единение которого и ознчет сознние? Но не является ли созннием любое единение душевных чстей? Непонятно, почему сцепление определенной чсти функций оргнов чувств и определенной чсти мтерил пмяти должно предствлять собой сознние, единение других душевных чстей - нет. Комплекс зрения, слух и т.д. имеет сильную, хорошо оргнизовнную внутреннюю связь. Нет основний считть, что он тоже не мог бы быть созннием. Кк покзывет случй слепоглухонемой Элен Келлер, достточно оргн осязния и восприятия тел, чтобы создть или сделть возможным сознние, огрниченное, првд, в первую очередь этими оргнми чувств. Поэтому «Я»-сознние понимется мною кк совокупность рзличных «созннии оргнов чувств», причем смостоятельность кждого отдельного сознния потонул в единстве вышестоящего «Я».

Поскольку «Я»-сознние не охвтывет все душевные деятельности и явления, то есть не содержит в себе всех отобржений, и дже при всем нпряжении воли невозможно проникнуть в определенные зкрытые для него регионы, то, естественно, возникет вопрос, не существует ли подобного «Я»-созннию единения всех душевных деятельностей, своего род более высокого или широкого сознния, в котором нше «Я» было бы нглядным содержнием, тким, кк, нпример, деятельность зрения в моем созннии, и оно, тк же кк зрение, было бы слито н более высоком уровне с не осознвемыми мною деятельностями. Вероятно, нше «Я»-сознние могло бы быть зключено в полном созннии, кк меньший круг в большем,

Подобно тому кк деятельность зрения, слух и т.д. см по себе создет отобржение, которое, будучи отнесенным к «Я», придет сознтельность днной деятельности, тк и «Я», кк уже укзно, может понимться кк отобржение совокупности всех деятельностей, которые могут быть осмыслены. Можно было бы ожидть, что все душевные деятельности создют отобржение и что в этом дже зключется их существення природ, инче их и нельзя было бы дже нзывть «душевными». И действительно, если предствленные моему созннию деятельности облдют свойством обрзности, то непонятно, почему бессознтельные душевные деятельности ткой обрзностью облдть не должны. А поскольку человек, кк нм кжется, предствляет собой змкнутое в себе жизненное единство, то нпршивется вывод, что отобржения всех душевных деятельностей могут быть охвчены в целостном обрзе всего человек, он рссмтривет их и знет о них в кчестве своего «Я».

Я не смог бы привести существенного контрдовод против этого предположения; но оно будет оствться бесполезным фнтзировнием до тех пор, пок не возникнет потребность что-нибудь этим объяснить. Дже если бы нм пондобилось допустить возможность существовния более высокого уровня сознния для объяснения определенных душевных фктов, то это оствлось бы всего лишь предположением, поскольку докзть существовние сознния более высокого уровня, чем нше, было бы не под силу ншему рзуму, Всегд имелсь бы вероятность того, что в темноте, по ту сторону ншего сознния, вещи могут быть рсположены вовсе не тк, кк мы можем себе это предствить, дже облдя смой смелой фнтзией.

В процессе изложения я еще вернусь к этому вопросу. Поэтому мы лучше оствим его пок в стороне и вновь обртимся к первончльному вопросу о душе и теле. Из того, что было прежде скзно, можно было бы получить предствление об отобржющей сущности души. Душ является в смом широком смысле последовтельностью обрзов, но не случйным построением - друг-возле-друг или друг-з-другом, чрезвычйно богтым смыслом и целесообрзным, нглядным предствлением жизненных деятельностей, вырженным в обрзх. И подобно тому кк обеспечивющя жизнь мтерия тел нуждется в душе, чтобы быть жизнеспособной, душ ткже должн рсполгть живым телом, чтобы ее обрзы могли жить.

Пожлуй, душ и тело - это пр противоположностей, и они кк тковые являются выржением некоего существ, природу которого нельзя познть ни из мтерильного проявления, ни из внутреннего непосредственного восприятия. Известно, что древнее воззрение объясняло возникновение человек из соединения души с телом. Но, пожлуй, првильнее будет скзть, что непознвемое живое существо (о природе которого просто-нпросто нельзя скзть ничего другого, кроме того, что этим термином мы рсплывчто обознчем высшее проявление жизни) внешне предствляется в виде мтерильного тел, но при рссмотрении изнутри является последовтельностью обрзов происходящей в теле жизненной деятельности. Одно является другим, и нми овлдевет сомнение, не будет ли все это рзделение н душу и тело в конечном счете всего лишь искусственным приемом рзум, предпринятым с целью осознния положения вещей, необходимым для познния рзделением одного и того же фкт н дв воззрения, которые мы необосновнно нделили смостоятельным бытием.

Нучным путем не удлось постичь згдку жизни ни в оргнической мтерии, ни в тинственных последовтельностях душевных обрзов, в результте чего мы по-прежнему нходимся в поискх живого существ, бытие которого выходит з рмки непосредственного опыт. Кто знком с безднми физиологии, у того голов пойдет от этого кругом, кто хоть что-нибудь знет о душе, отчется от мысли, удстся ли хоть когд-нибудь и что-нибудь, пусть дже и приблизительно, «познть» в этом отржющем существе.

Из-з этого, возможно, у кого-нибудь исчезнет всякя ндежд выяснить что-либо существенное в отношении той неясной, изменчивой вещи, которую нзывют духом. Лишь одно кжется мне очевидным: тк же кк «живое существо» предствляет собой высшее проявление жизни в теле, тк и «дух» является высшим проявлением душевного существ, и ведь нередко понятие дух смешивется с понятием души. Кк тковой «дух» нходится в той же смой «потусторонности», то есть в той же смой тумнной нерзличимости, что и «живое существо». А сомнение, не являются ли душ и тело в конце концов одним и тем же, относится ткже и к кжущемуся противоречию дух и живого существ. Пожлуй, они тоже являются одним и тем же,

Нужны ли вообще подобные высшие проявления? Не могли бы мы довольствовться и без того уже достточно тинственным противоречием душевного и телесного? С естественно-нучной точки зрения мы должны были бы остновиться н этом. Однко существует удовлетворяющя нучной этике точк зрения, которя не только позволяет нм, но и дже требует от нс идти дльше и тем смым перескочить через те вроде бы непреодолимые грницы. Эт точк зрения - психологическя.

Собственно говоря, в предыдущих своих рссуждениях я встл н релистическую позицию естественно-нучного мышления, не подвергя сомнению его основы. Однко для того, чтобы суметь вкртце пояснить, что я понимю под психологической точкой зрения, я должен покзть, что возможны серьезные сомнения относительно исключительных полномочий релистического воззрения. Возьмем, нпример, то, что обыкновенный рзум понимл бы кк нечто смое рельное, то есть мтерию. Относительно природы мтерии у нс есть лишь смутные теоретические догдки и обрзы, созднные ншей душой. Движение волн или солнечное излучение, которое вступет в соприкосновение с моим глзом, переводится моим восприятием в ощущение свет, То, что придет миру крски и тон, - это моя богтя обрзми душ, что ксется той смой рельной, рционльной грнтии - опыт, то дже смя простя его форм тоже является чрезвычйно сложным построением душевных обрзов. Следовтельно, не существует никкого, тк скзть, непосредственного опыт, есть только смо душевное. Им все опосредовно, переведено, отфильтровно, ллегоризировно, искжено и дже фльсифицировно. Мы нстолько окутны клубми дым меняющихся и бесконечно переливющихся обрзов, что хочется воскликнуть вместе с одним большим скептиком: «Ничто не является бсолютно верным - и это тоже не совсем верно». Этот окружющий нс тумн нстолько густ и столь обмнчив, что нм пришлось изобрести точные нуки, чтобы суметь уловить хотя бы проблеск, тк скзть, «действительной» природы вещей. Првд, простому рзуму этот мир отнюдь не кжется тумнным, но если мы предоствим ему возможность погрузиться в душу первобытного человек и рссмотреть его обрз мир сквозь призму сознния человек культурного, то он получит предствление о великих сумеркх, в которых по-прежнему нходимся и мы сми.

То, что мы всегд знем о мире, и то, чем мы непосредственно рсполгем, - это содержния сознния, которые проистекют из длеких, темных источников. Я не хочу оспривть ни относительную првомерность релистического воззрения, essein re (Сущее в вещи (лт.). - Перев.), ни столь же относительную првомерность иделистического, esseinintellectusolo (Сущее в одном только рзуме (лт.). - Перев.), но я хотел бы объединить эти крйние противоположности через esse inanima (Сущее в душе (лт.). - Перев.), то есть посредством психологической точки зрения. Мы непосредственно живем исключительно в мире обрзов.

Если мы всерьез примем эту точку зрения, то это повлечет з собой своеобрзные последствия, потому что тогд действительность душевных фктов нельзя будет подчинить ни критике познния, ни естественно-нучному опыту. Единственным вопросом будет: имеется или нет содержние сознния? Если оно имеется, то оно будет действительным смо по себе. Естествення нук может быть привлечен лишь для того, чтобы, если того требует содержние, выскзться о предмете, который может встретиться во внешнем опыте; в свою очередь критик знния нужн лишь тогд, когд непознвемое возводится в рнг познвемого. Возьмем для пример то, что известно кждому: естествення нук нигде не обнружил Бог, критик знния докзывет невозможность познния Бог, душ же выступет с утверждением опыт Бог. Бог предствляет собой душевный фкт, непосредственно доступный опыту. Если бы это было не тк, то о Боге вообще никогд не могло бы быть и речи. Фкт действителен см по себе, не нуждясь в кких-либо непсихологических докзтельствх и являясь недоступным для любой формы непсихологической критики. Он может быть смым непосредственным и именно поэтому смым рельным опытом, которым нельзя пренебрегть и который нельзя оспривть. Только люди с плохо рзвитым чувством действительности или с суеверным упрямством могут быть глухи к этой истине. До тех пор пок опыт Бог не нчинет претендовть н всеобщее знчение или н Его бсолютное бытие, никкя критик невозможн, ибо иррционльный фкт, нпример фкт, что существуют слоны, критиковться не может. Все же опыт Бог является относительно общим рельным опытом, поэтому едв ли не кждому в общих чертх известно, что понимется под выржением «опыт Бог», Он должен быть признн нучной психологией кк довольно рспрострненный фкт. Мы не можем игнорировть ткже и то, что пользуется дурной слвой суеверия. Если кто-то утверждет, что видел духов или что он зколдовн, и это знчит для него больше, чем простя болтовня, то речь снов идет о фкте, который является нстолько общим, что кждый знет, что подрзумевется под «духом» или под «зколдовнностью». Поэтому мы можем быть уверены, что и в днном случе мы будем иметь дело с определенным психическим комплексом, который в этом смысле столь же «релен», кк и видимый мною свет. Хотя я не зню, кким обрзом можно докзть существовние во внешнем опыте дух умершего человек, и не могу себе предствить, с помощью кких логических средств я был бы способен неоспоримо докзть, что жизнь продолжется и после смерти, но, несмотря н это, я должен считться с фктом, что душ во все времен и во всех регионх утверждет опыт духов, точно тк же, кк я должен иметь в виду, что многие люди этот субъективный опыт полностью отрицют.

После этого более общего пояснения я хотел бы теперь вернуться к понятию дух, который нм никк не удвлось осмыслить посредством ншего предыдущего релистического воззрения. «Дух» (рвно кк и «Бог») обознчет предмет душевного опыт, который ни в чем не может быть докзн вовне, ткже не может быть познн рционльно. Здесь немецкое слово Geist мы употребляем в его смом высоком понимнии. Если нм уже удлось освободиться от предрссудк, что необходимо сводить понятие либо к предметм внешнего опыт, либо к приорным ктегориям рзум, то теперь мы можем полностью обртить нше внимние и интерес н то особое и еще неизвестное существо, которое обознчется словом «дух». В тком случе всегд полезно посмотреть, кков вероятня этимология нименовния, потому что зчстую именно история слов проливет неожиднный свет н природу лежщего в его основе предмет.

С двних времен древневерхненемецкое Geist и зтем нглосксонское gast имеют знчение сверхъестественного существ, в противоположность телу. Соглсно Клюге, вполне вероятно, что основное знчение слов имеет отношение к древненордическому geisa (неистовствовть), к готическому us-gaisyan (выводить из себя), к швейцро-не-мецкому uf-gaista (быть вне себя) и к нглийскому aghast (возбужденный, рзгневнный). Эт связь прекрсно подтверждется другими оборотми речи. «Быть во влсти гнев» ознчет: н него что-то ншло, им овлдело, понукет им, в него бес вселился, он одержим, н него что-то нпло и т.д. Н предпсихологической ступени, д еще и сейчс в поэтическом языке, ффекты персонифицируются в обрзе демонов. Быть влюбленным ознчет: его пронзил стрел Амур. Эрид бросил между людьми яблоко рздор и т.д. Когд мы «окзывемся вне себя от гнев», то, очевидно, мы не являемся больше смими собой, нми овлдел демон, дух.

Древняя тмосфер, породившя когд-то слово «дух», живет в нс и поныне, првд, н психической ступени, лежщей несколько ниже сознния. Однко, кк покзывет современный спиритизм, совсем немного нужно для того, чтобы т чсть первобытного дух снов окзлсь н поверхности. Если бы нше предположение об этимологической производной окзлось верным (что смо по себе весьм вероятно), то «дух» был бы в этом смысле отобржением персонифицировнного ффект. Если кто-нибудь позволяет себе неосмотрительные выскзывния, то говорят, что он не держит свой язык н привязи; этим явно выржется, что его речь стл смостоятельным существом, которое вырвлось и сбежло от него. Выржясь психологически, мы бы скзли: любой ффект имеет склонность стновиться втономным комплексом, отрывться от иеррхии сознния и везде, где это возможно, тщить з собой «Я». Поэтому неудивительно, что первобытный рзум усмтривет в этом деятельность чужого, невидимого существ - дух. В днном случе дух является отобржением смостоятельного ффект, и поэтому древние люди вполне уместно нзывли духов ткже imagines, обрзми.

Обртимся теперь к другим спектм понятия «дух»! Фрз «он выскзлся в духе своего покойного отц» все еще является двусмысленной, ибо в днном случе слово «дух» в рвной степени нмекет кк н дух умершего, тк и н обрз мыслей. Другие обороты речи - «привнести новый дух», «веет новым духом» - должны выржть обновление обрз мыслей. Основным предствлением здесь опять-тки является предствление о влсти дух, который, нпример, стл в доме spiritus rector (Глвный дух (лт.). - Перев.). Но можно ткже обеспокоенно скзть: «В той семье црит злой дух».

Здесь речь идет уже не о персонификции ффектов, о нглядном предствлении всего обрз мыслей или - выржясь психологически - об устновке. Следовтельно, плохя устновк, вырження в обрзе «злого дух», имеет, соглсно нивному воззрению, приблизительно ткую же психологическую функцию, что и персонифицировнный ффект. Для многих это может окзться неожиднным, потому что под «устновкой» обычно понимют «нстривть-себя-н-что-либо», то есть деятельность «Я» и, стло быть, нмеренность. Однко устновк или обрз мыслей длеко не всегд являются продуктом желния, своим своеобрзием они, пожлуй, нмного чще обязны духовному зржению, примеру и влиянию окружения. Кк известно, есть люди, негтивня устновк которых отрвляет тмосферу, их дурной пример зрзителен, своей невыносимостью они нервируют других людей. Известно, что единственный ученик-негодник в школе может испортить дух всего клсс и, ноборот, веселый и безобидный нрв ребенк может озрить и просветлить мрчную в остльном тмосферу семьи, что, конечно, возможно лишь в том случе, если блгодря положительному примеру улучшется устновк кждого отдельного человек. Тким обрзом, устновк может протискивться ткже и вопреки сознтельной воле - «дурное общество портит добрые нрвы». Ниболее отчетливо это проявляется в мссовой суггестии.

Устновк или обрз мыслей может поэтому нвязывться созннию извне или изнутри тк же, кк ффект, и поэтому может выржться посредством тех же смых языковых метфор. Н первый взгляд устновк кжется чем-то знчительно более сложным, нежели ффект. Но при более тщтельном исследовнии окзывется, что это не тк, ибо большинство устновок осозннно или неосозннно основны, тк скзть, н сентенции, которя зчстую имеет дже хрктер пословицы. Есть устновки, где лежщя з ними сентенция, в которой воплощено мудрое изречение, чувствуется и дже видн срзу. Нередко устновку можно охрктеризовть ткже и единственным словом, кк првило иделом. Чсто квинтэссенция устновки не является ни сентенцией, ни иделом, но воплощется в вызывющей увжение личности, которой стремятся подржть.

Воспитние использует психологические фкты и пытется при помощи сентенций и иделов внушить ндлежщие устновки, из которых многие и в смом деле н всю жизнь остются действенными в кчестве постоянных высших предствлений. Они овлдевют человеком подобно духм. Н более примитивной ступени это является дже обрзом нствник, пстыря, который персонифицирует и конкретизирует вплоть до обрзного явления ведущее высшее предствление.

Здесь мы приближемся к понятию «дух», которое выходит длеко з рмки нимистической формы слов. Поучительня сентенция или мудрое изречение, кк првило, концентрирует в нескольких метких словх результт богтого опыт и стрний отдельных людей, сумму понимнии и выводов. Если, нпример, подвергнуть обстоятельному нлизу евнгелическое изречение «Имейте, кк если бы не имели», пытясь воссоздть все те переживния и рекции, которые привели к этой квинтэссенции жизненной мудрости, то нельзя не удивляться богтству и зрелости лежщего з ним жизненного опыт. Оно является «внушительным» словом, которое влстно зпечтляется в уме и, возможно, нвсегд им овлдевет. Те сентенции или иделы, которые содержт в себе богтейший жизненный опыт и глубочйшие рзмышления, соствляют то, что мы нзывем «духом» в смом высоком понимнии этого слов. Если ткого род высшее предствление достигет неогрниченного господств, то прожитую под его руководством жизнь мы нзывем одухотворенностью или духовной жизнью. Чем безусловнее и чем нстойчивее влияние высшего предствления, тем больше оно имеет хрктер втономного комплекс, который является для «Я»-сознния непоколебимым фктом.

Однко нельзя не учитывть, что эти сентенции или иделы - не исключя дже нилучших - не являются волшебными словми, имеющими безусловное воздействие; они могут достичь господств только при определенных условиях, именно тогд, когд изнутри, от субъект, что-то идет им нвстречу. Этим «что-то» является ффект, который готов ухвтиться з предложенную форму. Только блгодря рекции души идея, или то, чем всегд является высшее предствление, может стть втономным комплексом; без нее идея остлсь бы подчиненным усмотрению сознния понятием, лишенным определяющей энергии простым счетным жетоном интеллект. Идея, будучи всего лишь интеллектульным понятием, не имеет влияния н жизнь, потому что в тком состоянии он является не более чем простым словом. И ноборот, если идея приобретет знчение втономного комплекс, он через душу воздействует н жизнь индивид.

Но и тут нельзя принимть те же смые втономные устновки з нечто, что осуществляется блгодря ншему созннию - ншему сознтельному выбору. Когд я прежде говорил, что кроме этого здесь необходимо содействие души, то с тким же основнием я мог бы скзть, что для порождения втономной устновки должн иметься лежщя по ту сторону сознтельного произвол бессознтельня готовность. Нельзя, тк скзть, зхотеть быть духовным. Ведь все, что мы можем выбрть и к чему можем стремиться, всегд нходится в рмкх ншего усмотрения и подчинено ншему созннию и поэтому никогд не может стть чем-то, что было бы избвлено от сознтельного произвол. Тким обрзом, то, ккой принцип будет упрвлять ншей устновкой, - это скорее вопрос судьбы.

Рзумеется, могут спросить, рзве нет людей, у которых высшим принципом является собствення свободня воля, тк что любя устновк выбирется ими нмеренно, Я не думю, чтобы кто-нибудь был в состоянии достичь ткого сходств с богми, но я зню, что очень многие люди, будучи одержимы героической идеей бсолютной свободы, к этому иделу стремятся. Все люди в чем-то звисимы, в чем-то все несмостоятельны, поскольку они не боги.

Нше сознние отнюдь не выржет человеческую тотльность, нпротив, оно является и остется чстью. Кк вы помните, в нчле своего изложения я укзл н возможность того, что нше «Я»-сознние необязтельно является единственным созннием в ншей системе и, возможно, оно бессознтельно подчинено более широкой сознтельности, тк же кк более простые комплексы подчинены комплексу «Я».

Пожлуй, я не зню, кким обрзом мы могли бы докзть, что в нс существует более высокя или более широкя сознтельность, чем «Ян-сознние; но если тковя существует, то он должн и будет зметно нрушть «Я»-сознние. То, что я под этим подрзумевю, хотелось бы пояснить н простом примере. Предположим, что нш оптическя систем имеет собственное сознние и поэтому является своего род личностью, которую мы нзовем «зрительной личностью». Перед зрительной личностью открывется прекрсный вид, в созерцние которого он погружется. Вдруг кустическя систем слышит сигнл втомобиля. Это восприятие остется для оптической системы неосозннным. Теперь от «Я» следует, опять-тки бессознтельный для оптической системы, прикз к мускулм, телу переместиться н другое место в прострнстве, Из-з передвижения объект у зрительного сознния внезпно отбирется. Если бы глз могли думть, то, пожлуй, они пришли бы к выводу, что мир свет подвержен всевозможным и непонятным нрушющим фкторм.

Если же существовло бы более широкое сознние, сознние, которое, кк я укзывл рньше, было бы отобржением всего человек, то нечто в этом роде должно было бы происходить и с ншим созннием. Существуют ли действительно ткие непонятные нрушения, с которыми не может совлдть воля и которые нельзя устрнить нмеренно? И есть ли где-то в нс нечто незтргивемое, которое мы могли бы зподозрить в кчестве источник тких нрушений? Н первый вопрос мы срзу можем ответить утвердительно. Не говоря уже о невротических личностях, мы легко можем обнружить у нормльных людей явные вмештельств и нрушения из другой сферы: неожиднно может измениться нстроение, проходит мимолетня головня боль, вдруг вылетет из головы имя знкомого, которого ндо было предствить, целый день нс преследует мелодия, хотелось что-то сделть, но желние для этого непонятным обрзом пропло, человек збывет то, чего нельзя было збывть ни в коем случе, кто-то с удовольствием бы поспл, но сон словно зколдовн, нконец он зсыпет, но фнтстические дурные сновидения нрушют сон, человек ищет очки, которые сидят у него н носу, неизвестно где оствлен новый зонтик. Этот список можно было бы легко продолжть до бесконечности. Если же приступить к исследовнию психологии невротиков, мы срзу нчинем врщться среди смых прдоксльных нрушений. Возникют бснословные болезненные симптомы, ведь ни один оргн не болен. Без млейшего нрушения со стороны тел темпертур подсккивет до 40 грдусов, совершенно необосновнные удушливые состояния стрх, нвязчивые предствления, бессмысленность которых признет см пциент, сыпи, которые появляются и проходят безо всякого основния и терпии. И здесь список ткже бесконечен. Безусловно, для кждого случя есть более или менее приемлемое объяснение, которое, однко, для следующего случя уже не годится. Но нд существовнием нрушений не может господствовть неопределенность.

Что же ксется второго вопрос - относительно происхождения нрушений - то следует обртить внимние н рзрботнное медицинской психологией понятие бессознтельного и приведенные ею докзтельств в пользу основния этих нрушений н бессознтельных процессх. Это похоже н ситуцию, когд нш зрительня личность обнружил бы, что помимо очевидных определяющих фкторов должны существовть еще и невидимые. Если не все ложно, то бессознтельные процессы отнюдь не кжутся нерзумными. Им совершенно не свойствен хрктер втомтического и мехнического. То есть они ни в коем случе не уступют в тонкости сознтельным процессм, более того, не тк уж редко они знчительно превосходят блгорзумие сознния.

Возможно, придумння нми оптическя персон будет сомневться, что внезпные нрушения ее мир свет исходят от сознния, И мы точно тк же можем сомневться в существовнии более широкого сознния, не имея для сомнений больших основний, чем оптическя персон. Но тк кк нм не удется понять более широкое сознние, поскольку мы просто не в состоянии сделть это, то, пожлуй, мы поступем првильно, нзывя непонятную для нс сферу бессознтельным.

В этом месте изложения я вновь возврщюсь к поднятому внчле вопросу о более высоком уровне сознния, потому что интересующя нс здесь проблем определяющей жизнь энергии дух связн с процессми, лежщими по ту сторону «Я»-сознния. Рнее я кк бы мимоходом зметил, что без ффект идея никогд не смогл бы стть жизнеопределяющей величиной. Кроме того, возникновение определенного обрз мыслей я нзвл вопросом судьбы, чтобы вырзить этим, что нше сознние не способно произвольно создвть втономный комплекс. Если он не зкрыт для нс и не докзывет явного превосходств нд сознтельной волей, то он кк рз и не будет никогд являться втономным. Он, собственно говоря, и предствляет собой одно из тех нрушений, которые исходят из темных сфер психики. Когд я рнее говорил, что нвстречу идее должн идти душевня рекция, то под этим мною подрзумевлсь бессознтельня готовность, которя блгодря своему ффективному зряду достигет глубин, уже недоступных ншему созннию. Тким обрзом, здрвый смысл ншего сознния совершенно не в состоянии рзрушить корни нервных симптомов; для этого необходимы эмоционльные процессы, которые сми способны окзть влияние н симптическую нервную систему. Поэтому мы могли бы с полным првом скзть, что нстоятельня идея подется «Я»-созннию в виде безусловного прикз, причем ткя формулировк является вполне приемлемой для хрктеристики более широкого сознния. Тот, кто осознет основной принцип, которым он руководствуется, знет, с кким беспрекословным вторитетом этот принцип рспоряжется ншей жизнью. Но, кк првило, сознние слишком знято достижением своих иллюзорных целей и поэтому никогд не дет себе отчет о природе определяющего его жизнь дух.

Рссмтривемый под психологическим углом зрения, феномен дух, кк и любой втономный комплекс, проявляется в кчестве стоящего нд «Я»-созннием или присоединившегося к нему нмерения бессознтельного. Для того чтобы првильно определить сущность того, что мы нзывем духом, вместо бессознтельного мы, скорее, должны говорить о более высоком уровне сознния, потому что использовние понятия дух привносит с собой мысль о превосходстве дух нд «Я»-созннием. Ткое превосходство приписывется духу не в результте домыслов сознния, но является существенной особенностью его проявления, кк явствует из документов всех времен, нчиня со Священного писния и кончя «Зртустрой» Ницше. В психологическом отношении дух проявляется кк индивидульное существо, порой с тинственной отчетливостью. В христинской догме он дже является третьей ипостсью в Троице. Эти фкты свидетельствуют, что не всегд дух является просто формулируемой идеей или сентенцией, в своем смом сильном и смом непосредственном проявлении он дже обнруживет особую смостоятельную жизнь, которя ощущется кк жизнь некоего незвисимого от нс существ. Првд, пок дух можно вырзить или описть посредством постижимого принцип или идеи, он не будет ощущться кк смостоятельное существо. Но если его идея или его принцип неосяземы, если непонятны происхождение и цель его нмерений и все же они нстойчиво добивются своего, то тогд он обязтельно будет ощущться кк смостоятельное существо, кк в своем роде более высокое сознние, его необозримя, превосходящя природ более не сможет быть выржен в понятиях человеческого рзум. Тогд нш способность выржения прибегет к другим средствм: он создет символ.

Я ни в коем случе не понимю под символом ллегорию или простой знк; скорее я понимю под ним некий обрз, который должен, нсколько это возможно, охрктеризовть всего лишь смутно предполгемую природу дух. Символ не зключет в себе и не объясняет, укзывет через смого себя еще и н лежщий в стороне, непонятный, лишь смутно предполгемый смысл, который нельзя было бы удовлетворительно вырзить никкими словми ншего современного язык. Дух, который можно перевести в понятие, является душевным комплексом, действующим в пределх ншего «Я»-сознния. Он ничего не порождет и не делет ничего более того, что мы в него вложили. Дух, для выржения которого требуется символ, предствляет собой душевный комплекс, содержщий в себе творческие зчтки, возможности которых по-прежнему необозримы. Ниболее знкомым и смым лучшим примером является исторически сложившяся и хорошо прослеживемя действенность христинских символов. Если безо всяких предрссудков рссмтривть воздействие рннехристинского дух н умы обыкновенных простых людей II столетия, это может вызвть только удивление. Но этот дух был творческим и в этом смысле вряд ли срвним с кким-либо другим. Поэтому нет ничего стрнного в том, что он ощущлся кк божественный.

Это кк рз то отчетливо ощущемое превосходство, которое придет проявлению дух хрктер откровения и безусловный вторитет - опсное кчество; ибо то, что мы можем, пожлуй, нзвть более высоким созннием, отнюдь не всегд является «более высоким» в смысле нших сознтельных оценок, и оно зчстую нходится в бсолютном противоречии с ншими призннными иделми. По сути, это гипотетическое сознние можно было бы нзвть просто «более широким», чтобы не возникло предубеждения, что оно всегд непременно стоит выше в интеллектульном или морльном отношении. Обрз мыслей бывет рзным - светлым и мрчным. Поэтому нельзя быть глухим к мысли, что и дух ткже является не бсолютным, чем-то относительным, нуждющимся в дополнении и пополнении жизнью. Дело в том, что у нс слишком много примеров, когд дух нстолько овлдевл человеком, что жил уже не человек, только дух, причем не в смысле более богтой и нсыщенной для человек жизни, , ноборот, в противоположном жизни знчении. Я отнюдь не хочу скзть этим, что смерть христинских мучеников был бессмысленным и бесцельным смоуничтожением, - нпротив, ткя смерть может ознчть дже более полную жизнь, чем ккя-либо другя, - скорее я имею в виду дух некоторых, полностью отрицющих жизнь сект. К чему ткой дух, если он истребил людей? Строгое монтнистское воззрение, несомненно, соответствовло высшим нрвственным требовниям того времени, однко оно было жизнерзрушющим. Поэтому я полгю, что и соответствующий ншим высшим иделм дух тоже нходит в жизни свои грницы. Рзумеется, он необходим жизни, поскольку простя «Я»-жизнь является, кк мы хорошо знем, вещью крйне недостточной и неудовлетворительной. Только т жизнь, которя одухотворен, является подлинно ценной. Удивительный фкт: жизнь, которя проживется исходя только из одного «Я», кк првило, действует удушюще не только н смого днного человек, но и н окружющих его людей. Полнот жизни требует большего, чем просто «Я»; он нуждется в духе, то есть в незвисимом и вышестоящем комплексе, который, очевидно, является единственным, кто способен вызвть к жизненному проявлению все те душевные возможности, которых не может достичь «Я»-сознние.

Но тк же, кк есть стремление к слепой, беспорядочной жизни, тк есть и стремление принести в жертву духу всю свою жизнь, желя добиться творческого превосходств. Это стремление делет дух злокчественной опухолью, бессмысленно рзрушющей человеческую жизнь.

Жизнь - это критерий истины дух. Дух, лишющий человек всех жизненных возможностей, - это дух зблуждющийся - не без вины человек, который волен откзться от смого себя или нет.

Жизнь и дух предствляют собой две силы или необходимости, между которыми нходится человек. Дух нделяет его жизнь смыслом и возможностью величйшего рсцвет. Жизнь же необходим духу, ибо его истин, если он не жизнеспособн, ничего не знчит.