/ Language: Русский / Genre:sf,

Специалист По Маркетингу

Кирилл Громов


Громов Кирилл

Специалист по маркетингу

Громов Кирилл

Специалист по маркетингу

Глава первая о том, как всё начиналось.

Вообще-то, по профессии я специалист по маркетингу. Мои родители всегда хотели видеть меня представителем престижной и, конечно же, высокооплачиваемой профессии. Наверное поэтому их радость не знала границ, когда я успешно закончил экономический факультет Российской Экономической Академии имени Плеханова и продолжил семейное дело. Что самое приятное радость моих родителей не знала границ настолько, что они сами того не заметив совершили самую большую ошибку в своей жизни, а именно отправили меня на три месяца на Терру-Веррану-Лоцу - самый большой в Старом свете оплот порока и разврата, официально именующийся "...чудесной планетой с прекрасными климатом и идеальными условиями для отдыха и развлечений:". Я, однако, задержался там на целых три года, так и не подумав вернуться домой или хотя бы дать о себе какую-нибудь весточку. В конце концов у моих родителей оставалась горячо обожаемая дочурка, моя сестра Оксана. Я же за то время, что провёл на Терре, научился красть произведения искусства, ювелирные изделия и редкие ценные вещицы из любых музеев и частных коллекций лучше всех в Новой Галактике. Сейчас я не жалею ни о чём, кроме одного. До сих пор не могу смириться со смертью моего любимого наставника Саусоро Кимаче. Этот старый японец сумел научить меня всему: как воровать, как драться, как жить, как любить(женщин, конечно), в общем всему, чему не смогли бы дать мне лучшие учебные заведения на Гагоне, планете знаний.

Впрочем, пора и представиться. Я Артур Камин, родился в Москве, там и жил до 22 лет, в 25 стал преступником, в 29 - заключённым планеты-тюрьмы Доба, кем и являюсь до сих пор. Сейчас мне уже 31, отсидел полтора года и впереди ещё семь с половиной лет без какой-либо перспективы на будущее.

Здорово Арт, Дубина бесится, что тебя не было на работах, - в камеру влетел, не без помощи охранника, мой сосед Улле с Венеры, как и все вены беспечный, красивый и наивный, попавший на Добу за убийство попугая, птицы, занесённой в Красную книгу Новой Галактики, в отличие от меня ему повезло меньше. За убийство этого пернатого он после неимоверных усилий своего адвоката получил пожизненное заключение, которое стало настоящей мукой для любвеобильного и презирающего однополую любовь вена.

Пусть подавится, сука! - Выругался я. Дубина - начальник тюрьмы Симпс Дули - был человеком недалёким, но жестоким и изобретательным по части пыток, официально запрещённых, но активно применяющихся во всех тюрьмах Новой Галактики.

Зря ты, Арт, - говорил Улле, забираясь на свою полку. - Ты же знаешь Дубину, он места живого на тебе не оставит, если пронюхает, что ты совсем здоров.

Чтобы не идти на работы в шахты я сослался на боль в животе.

Дверь камеры снова ушла в стену, силовое поле исчезло и в проёме показался начальник тюрьмы:

Встать, дерьмо, - крикнул он. По его тону было ясно, что наказания мне не избежать, поэтому я решил его окончательно достать перед тем, как он отправит меня в карцер. Пропадать, так до конца, - любил говаривать мой незабвенный наставник.

Да пошёл ты к, на и в, - нагло заявил я.

Камин, у тебя, говорят, сегодня живот болел, - пропустив мои слова мимо ушей, Дубина приблизился, не забыв по пути пнуть ногой вытянувшегося по струнке вена. Я поморщился, зная, что Улле не переносит всякого физического насилия.

Так я тебе лекарство принёс, - продолжил Дули и обрушил на мой живот свою знаменитую стальную дубинку, за которую и получил прозвище.

Что-что, а лечить начальник тюрьмы умел. Из меня разом вышибло всю дурь и желание выделываться. Скатившись с полки и скорчившись на полу от боли, я скорее по инерции, чем сознательно, выплюнул:

Падла!

Ничего, Камин, я тебя научу со старшими разговаривать, - ухмыльнулся Дубина. - Пять суток карцера.

Я плюнул ему на штанину идеально отглаженных, форменных брюк. Кроваво-красная слюна здорово контрастировала с белой тканью. Симпс пнул меня носком ботинка по лицу и гордо заявил:

Так и быть, уговорил, Камин, десять суток.

Двое охранников потащили меня по знакомым коридорам к карцеру, в котором температура никогда не была выше двенадцати градусов по Цельсию, а бросали туда неизменно абсолютно голым, и, где начальник тюрьмы придумает мне новую пытку. На этом мои размышления и закончились: не особо заботящиеся о моём здоровье конвойные ухитрились задеть моей головой один и многочисленных порогов четвёртого корпуса тюрьмы и я отключился.

Больше всего на свете я люблю комфорт и терпеть ненавижу его отсутствие, но так уж видно судьбой мне предначертано постоянно попадать туда, где комфорт и я - вещи полностью несовместимые. Надо сказать что карцер, где я очнулся место именно такого типа. К сожалению описать его не смогу, так как в нем темно хоть глаз выколи, впрочем, одно могу сказать точно. Тесно! Очень тесно!! Невообразимо тесно!!! Я привычно(в карцере я уже в третий раз) упёрся коленями в подбородок стандартная поза, которую можно позволить себе человеку среднего роста, как я. Уверен, таг, бесплотная форма жизни с одной из планет Нового Света, спокойно растёкся бы по стенам моего временного пристанища, мне же оставалось только догадываться, что на этот раз придумает Дубина, чтобы мои и без того седые волосы в очередной раз осеребрились. Помнится, месяц назад он отколол весёленькую шутку: я уже с сутки сидел в карцере, побеспокоенный лишь однажды, когда мне принесли пресную тюремную баланду. Я как обычно, от нечего делать, размышлял о смысле жизни, когда услышал шипение. Оно исходило ото всюду: с потолка, с пола, от стен. Вначале я подумал, что это веселящий газ, который начальник тюрьмы запустил в прошлый раз(поверьте я чуть не умер от разрыва сердца, когда хохоча, как сумасшедший не мог даже шевельнуться по причине отсутствия нужного пространства), но вскоре понял, что это змеи. Мне казалось, что рядом со мной в камере сотни, тысячи ядовитых ползучих гадов. Я кричал, так, как никогда прежде в своей жизни, но... оказалось, что это был просто прекрасно выполненный шумовой эффект. В общем выбрался я из карцера полностью поседевшим, чем вызвал сочувственные возгласы и ободряющие похлопывания по плечу остальных заключённых Добы.

Как поживаешь, Камин, - в мощных динамиках включённых на максимум послышался голос Дули.

С трёх раз догадайся, Дубина, - огрызнулся я.

Уверен, неплохо, - продолжал глумиться начальник тюрьмы, - а у меня для тебя подарочек. - Заговорческим шёпотом сообщил он.

У меня для тебя тоже. Пошёл ты в задницу, чмо болотное! - объявил я после небольшого перерыва.

Я тебя дождусь, Камин, - засмеялся Дубина. Связь отключили.

Мне оставалось только ждать, что же на этот раз изобрёл Симпс. Ждать пришлось недолго. В карцере начало теплеть, и я начал уже подозревать, что Дули решил зажарить меня заживо. Температура росла, мне уже становилось жарко, а ещё через несколько секунд я истошно кричал: тело медленно пеклось, я почувствовал запах горелой кожи и волос. Когда я уже понял, что дальнейшей пытки не выдержу физически, температура резко начала падать - я успокоился, но ненадолго. В камере становилось всё холоднее и холоднее, и вскоре я осознал, что за пытку придумал мне начальник тюрьмы. Я дрожал от холода, потом снова кричал от жары, дрожал от холода и кричал от жары. Я смог выдержать ещё четыре перепада температур, а после потерял сознание.

Арт, Арт, ты жив, Арт,- я очнулся. Рядом со мной стоял Улле. Вен поливал моё лицо водой и бил меня по щекам.

Да, если так можно сказать о человеке с поджаренными яйцами. - Пробормотал я и снова отключился.

Не знаю сколько времени я пробыл в забытьи, но мне снилось, что я гуляю по берегу моря на Земле, рядом со мной наставник, держащий за руку сосем маленького ребёнка - это был я. Нутром ли я это почувствовал или помнил какую-то из своих детских фотографий - не знаю, но я тоже вёл за руку ребёнка... со взрослым лицом, лицом начальника планеты-тюрьмы Доба Симпса Дули по прозвищу Дубина. Я понял: это кошмар и пора просыпаться, что я незамедлительно и сделал. Видимо при помощи ощутимых пощёчин жизнерадостного вена с замашками маркиза де Сада. Судя по улыбке во весь рот Улле был очень рад, что я наконец-то пришёл в себя. Я улыбнулся в ответ и тут же получил полный объём информации о всех моих злоключениях:

Арт, ну ты и мужик, я тебе скажу, - сообщил Улле.

Спасибо, - прохрипел я поднимаясь. Умел вен найти слова поддержки.

Тебя в карцере трое суток продержали, потом сюда приволокли, ну и запах от тебя был! Ты что там цыплёнка табака изображал?

Вроде того. - Не без помощи Улле, который не переставал говорить, я поднялся и сделал несколько шагов по направлению к умывальнику.

Ну вот, - продолжил вен, - ты в себя два дня не приходил. Уж как я тебя не пытался поднять: и водой, и по щекам бил, и щекотал - это ребята из семьсот одиннадцатой посоветовали - не помогало, а тут вот ты и встал.

Я умылся и критически оглядел себя в зеркале. Зрелище было впечатляющее! На теле были многочисленные следы ожогов не говоря уже о двух огромных "блинах" на заднице, волосы на коже кое-где сгорели, а кое где висели клоками, что касается ресниц, бровей и моей роскошной шевелюры на голове, то их как и не было вовсе. Хреново! Ничего не скажешь, но жизнь всё равно прекрасна - решил я.

Тут без тебя, Арт, такие вещи творятся! - Не переставал тараторить Улле. К нашему начальнику дочь приехала.

Чего?! - Моему удивлению не было границ. Вот это новость у Дубины дочь. Трудно было поверить, что этот человек с вытянутым лицом, лысым черепом и кривыми зубами мог иметь хоть какой-нибудь успех у слабой половины человечества или представителей других инопланетных рас.

Однако факт оставался фактом к начальнику тюрьмы приехала дочь.

Уродина? - С надеждой в голосе спросил я.

Я бы не сказал. Но, вообще, ты знаешь я не очень хорошо разбираюсь в красоте маленьких девочек.

В полном недоумении я повернулся к Улле, оставив наконец зеркало в покое. Вен видно и сам был удивлён не меньше моего, лицо его выражало абсолютное непонимание происходящего:

Не спрашивай меня ни о чём, я рассказал всё, что знал.

Я и не стал. Не было ни сил, ни времени, так как в камере отключили и без того скромное освещение, что означало отбой. Я упал на койку, и так как спать совсем не хотелось я по обыкновению уставившись в потолок начал думать. В моей голове, которая к тому же ещё и побаливала после всех злоключений в беспорядке обитали мысли, которые нужно было поскорее собрать в единое целое. Вскоре мне это удалось, и в голове моей созрел пока ещё неясный, но всё же план. Впрочем, сладкий храп моего сокамерника, вызвал-таки у меня желание спать и через некоторое время мы похрапывали уже дуэтом.

Утро как обычно началось в шесть часов с дикого рёва тюремной сирены, ещё одного маленького изобретения Дубины, которая могла поднять не только всех зэков, но и всех мёртвых слонов и ддружжжавв в радиусе десяти километров. По привычке скатываясь с койки с ещё закрытыми глазами я улыбался: как всё-таки сладко жить нормальной жизнью в нормальных условиях, а не в гибриде морозильника с духовкой. В коридоре раздавались крики надзирателей, а рядом, как обычно, вопил, кляня свою жизнь и жалея себя несчастного вен Улле. Я открыл глаза, поднялся с прохладного пола и подошёл к умывальнику. Убедившись, что за ночь я совсем не изменился я оделся и вышел из камеры, подгоняемый криками вечно не высыпавшихся надзирателей, за мной выбежал и Улле.

Доброе утро! - сказал он.

Доброе.

Сейчас поедим, а то тебе небось совсем надоело питаться посредством шприца и иглы.

Так вот оказывается откуда у меня на руках следы от уколов. Четверо суток меня кормили внутривенно, ясно почему меня так подташнивало вчера. Ленивые охранники не удосужившись привести меня в чувство просто-напросто вкололи в меня питательную жидкость, которая помогла мне не отдать концы раньше времени. Хоть за это спасибо! А ведь могли и этого не сделать.

В столовой, куда мы наконец пришли, уже было много народа. Взяв завтрак я занял своё привычное место, где меня встретили более, чем тепло. Что и говорить любили в нашей тюряге выпендрёжников. Всё это даже немного растрогало меня, но вспомнив о своём плане я молча начал жевать пресно-резиновую булочку запивая её подозрительной свежести молоком. План был прост, как дважды два и стар как матушка Земля - побег, как не банально это звучит. Я ещё не знал как я сбегу с самой хорошо охраняемой планеты-тюрьмы, но я уже точно был уверен, что я здесь задержался и пора сваливать. С такими мыслями я закончил свой завтрак и в толпе остальных заключённых отправился на работы. В принципе, по уставу, мне отсидевшему в карцере полагались сутки отдыха, но на это, как водится, никто не обращал внимания. Скажу честно, меня в тюрьме худо бедно устраивало всё, но только не добыча руды в шахтах, которой занимались все заключённые. Я и так то не особо любил работать, а тут ещё и с утра до ночи молотить киркой, добывая никому не нужные груды метала. Да, да, наш труд действительно был бесполезным. Из бурой руды уже давно ничего, кроме кирок, не производили даже на самых отсталых планетах Нового Света, а кирка так, вообще, была инструментом музейного типа, который вместе с лопатами специально для нашей планеты-тюрьмы производили на другой планете-тюрьме из нашей же руды. Такова была правительственная программа. Тупо до безумия, но эффективно. Все работают, никто не бездельничает. Придумано так было после того, как группа заключённых, добывающая топливо на Раде, разбавила его водой, и в результате на трёх экспериментальных кораблях были полностью выведены из строя топливные системы.

Самое плохое было даже не в тяжести работы, а в её однообразности. За всю свою жизнь я не довёл до конца ни одного дела, которое затягивалось более, чем на месяц. Именно это обстоятельство и определило мою дальнейшую судьбу. А что касается работы в рудниках, то даже в этом был свой плюс - я мог думать. Это я любил. Правда думать предпочтительнее было бы на мягком диване в объятиях жаркой красотки, вроде той, что встретил я однажды на Терре(О! Райская планета!), но за отсутствием всего этого приходилось довольствоваться обществом кирки и лопаты.

Проходя по длинным коридорам четвёртого корпуса я слушал непрекращающуюся болтовню Улле и лениво поглядывал по сторонам, когда за толстым пуленепробиваемым стеклом я увидел улыбающегося во весь рот Дубину, который приветственно(сволочь!!!) махал мне рукой, но не это привлекло моё внимание, а стоящая рядом с ним симпатичная девочка лет семи-восьми. Она держала в руках плюшевого зелёного ддружжжавва, в чёрную, как уголь косу был вплетён ярко-оранжевый бантик, одета она была в коротенькое платьице тоже оранжевого цвета и чёрные сапожки. Она смотрела на проходящих мимо зэков с любопытством и состраданием.

Вот его дочка, - почему-то шёпотом шепнул мне Улле.

Я встретился с девочкой взглядом и он поразил меня. Ну не может у ребёнка быть такого взгляда!!! Я смотрел на неё несколько секунд, и у меня начинала кружится голова. Всё сильнее и сильнее. Тут меня толкнули и я, наконец, вышел из оцепенения.

Весь день я был сам не свой за что и получил пару чувствительных зуботычин от охранников, но зато я уже знал как я отомщу ненавистному Дули, и как смоюсь отсюда. Ночью я не спал, сердце стучало, как бешеное, словно я опять собираюсь на дело. Это и впрямь было делом и, если оно пройдёт, то я обрету самое ценное, что может быть у авантюриста типа меня - СВОБОДУ!!!

Старый учитель не раз говорил мне: Двоечник(это он меня так ласково именовал. Терпеть не мог этого прозвища! ), останься без штанов, но сбереги три вещи: честь, свободу и хотя бы один мегабакс, а то даже выпить не на что будет.

Утром не выспавшийся, но весёлый и возбуждённый подшучивал над сонным Улле, который никак не мог взять в толк, как я могу смеяться в такой трудный момент его венской жизни как пробуждение. Но я был уже сосредоточен на другом, я знал, что рано или поздно мне представится шанс и я должен буду использовать его на все сто. Я ждал день за днём, ночь за ночью, неделю я ел, пил, спал, работал ничем не отличаясь от остальных заключённых. И вот день, а точнее сказать вечер настал!

До конца работ оставалось полчаса и я уже вяло махал киркой, полагая, что ещё один день прошёл зря, но тут неожиданно в шахте послышался звук поднимающегося, а за тем и спускающегося лифта. Я не обратил на это внимания, мало ли кто из охранников спускается в шахту, но здесь по руднику пронеслась команда:

Смирно, начальник тюрьмы Дули!

Все дружно обернулись в сторону лифта из которого неуклюже выбирался Дубина, за ним проследовали двое офицеров, последней, игнорируя протянутые ей руки выпрыгнула дочка начальника. Я весь внутренне напрягся, чутьём бывалого вора понимая, что вот он мой шанс. Я крепче сжал у основания кирку и начал внимательно следить за передвижением всей процессии. Симпс, шедший впереди, оглядев зэков, удивлённо вскинул брови:

Кого ждём, господа? За работу, быстро!

Заключённые снова начали стучать кирками и возить тачки с рудой. Один я стоял и смотрел на девочку, которая теперь бойко топала рядом с Дубиной, улыбалась и держала за лапу своего ддружжжавва, и о, счастье. Шла она по той стороне тропинки на которой работал я. Ещё миг и процессия поравнялась со мной и остановилась. Дули наигранно изобразил на лице сострадание и развёл руками:

Устал? Отдыхаешь?

Но я не обращал на него внимания, я смотрел на девчушку, которая с интересом разглядывала меня.

Камин, оглох что ли? - Надрывался Симпс.

Ты что? Работай, - сказала девочка глядя мне в прямо в глаза.

Не-е-ее-ет, - закричал я и бросился к ней. Офицеры потянулись к кобурам, Дубина вздрогнул, а удивлённые охранники только и успели, что поднять свои лазерные винтовки.

Но было уже поздно. Я сжал шею девочки и, прикрывшись ею, занёс над её головой кирку. Одно движение и дни этого милого создания сочтены. Она уронила своего зелёного ддружжжавва и теперь дрожала всем своим маленьким тельцем. Я встал спиной к стене, и чувствуя себя третьесортным террористом, ловя восторженные взгляды остальных зэков заявил:

Ты знаешь чего я хочу, Дули.

Чего? - То ли он правда был тупым, то ли просто тянул время.

Свободный проход к космодрому, самый быстрый корабль, что у тебя есть с полными баками и чтобы меня никто не преследовал и... твою дубину. - В шахте одобрительно загудели. Ну не мог я не повыделываться на последок.

Ты всё получишь, - заверил меня Симпс, - только отпусти девочку.

Я отпущу её в капсуле на первую же обитаемую планету, как только получу всё, что мне нужно.

Хорошо. Пять три, прием, это начальник тюрьмы Дули. Срочно вывести на взлётную полосу "Speedrunner" с полными быками и очистить территорию. Так? Посмотрел на меня Дубина.

Неа, сам катайся на сраном "Speedrunner"е, а мне нужен новый "Землянин", который стоит у тебя в ангаре. - Откровенно говоря я блефовал, откуда было мне знать, что в ангарах Добы есть одна из новейших разработок российских учёных, во всяком случае надеялся, что "Землянин" там действительно был.

Хорошо. - Мне показалось, что я слышал как у Дули скрипнули зубы. "Землянина" на старт. - Упс! Прошло!

Теперь убирай своих шакалов, гад, - хотелось ругнуться покрепче, но меня смущал ребёнок.

Все назад! - Крикнул Симпс, и солдаты послушно отступили.

Я начал медленно двигаться вдоль стены, когда услышал жалобное:

Таги.

Что? - Не понял я.

Ддружжжавв. - В такую минуту маленькую чертовку больше заботила её игрушка, чем тот факт останется она в живых или нет. Не то чтобы меня это разозлило, но я почему-то почувствовал свою ненужность.

Хватай быстро, - сказал я.

Она подхватила игрушку и мы продолжили движение. Я чувствовал себя объектом наблюдения, подопытным кроликом. Все, абсолютно все, кроме девчушки, которая была занята своим куском плюша, сейчас смотрели на меня. Но вот я подошёл к лифту и посмотрел на Дули, тот отдавал короткие команды, но по-прежнему оставался на месте. Вдруг откуда-то со стороны послышалось:

Арт, - Улле держал в руках лопату. Что было терять этому жизнерадостному выходцу с Венеры, получившему пожизненный срок за убийство никому не нужной птицы.

Я кивнул, и он вошёл в лифт вслед за мной. Улле нажал на кнопку подъёма и мы прижались к стене, не зная что ждёт нас наверху свобода или рота спецназавцов из Межпланетной Службы Безопасности. Лифт остановился и створки дверей разъехались в стороны. Перед нами лежало поле на которое мы обычно всегда попадаем после работы. Только теперь на нём не было ни одного охранника. Первым, оглянувшись на меня и получив одобрение, из кабины выскочил вен. Размахивая лопатой, словно мечом он вертелся вокруг своей оси, оглядываясь по сторонам. К счастью его никто не пристрелил, и я подтолкнув вперёд девочку, которая всё это время молчала(либо такая же тупая, как и папочка, либо слишком напугана, либо нервы у неё крепче чем у меня), тоже вышел из лифта. До космодрома с полкилометра, везде стены, а на стенах охрана, хреновое, в общем, место для побега. Однако выбора у меня больше не было и я начал продвигаться по направлению к посадочной полосе под пристальными взглядами многочисленных вооружённых солдат. Я отошёл уже на приличное расстояние от лифта, когда он снова пополз вниз. Вскоре наверх поднялся начальник тюрьмы и ещё несколько солдат и офицеров.

Камин, не дури, отпусти девочку, я тебе всё прощу, - ангельским голосом заверял меня Дубина.

Хрен тебе!

Симпс терпеть не мог оскорблений на людях и поэтому быстро заткнулся. Если посмотреть на всё происходящее со стороны, то получалась забавная картина: по большому пустырю двигается человек и тащит за собой маленькую девочку, за ним двигаются люди, это происходит на глазах у сотни охранников, все друг за другом внимательно наблюдают, а если к этому ещё прибавить носящегося по пустырю вена со зверским лицом, грозно, но абсолютно бесполезно размахивающего лопатой и тот факт, что девочка ещё и напевает колыбельную своей плюшевой игрушке, то получится неплохой сюжет для криминальной хроники. Больше всего меня удивляло то, что меня ещё не "снял" не один снайпер. Впрочем, все эти думы не мешали медленно, но верно продвигаться к космолёту. Прошло, наверное, минут десять прежде чем раздался радостный крик Улле, возвестивший меня о том, что "Землянин" действительно стоит на полосе. Я потянул носом воздух и мне показалось, что я уже чувствую запах свободы. Самое интересное в том, что мне нравилось всё происходящее. Вообще, я считаю, что лучше прожить короткую, но красивую, а, что ещё важнее весёлую жизнь. А куда ещё веселее, чем сейчас. Честное слово, я с трудом удерживался от того, чтобы не упасть в приступе гомерического хохота на землю. Я сам себе казался плохой пародией на террориста, а потому никак не мог принимать всё происходящее всерьёз. От выше описанного действия меня удерживало только то, что я был ещё в состоянии понять зависимость моей свободы от сохранённого самообладания.

Вперёд, - скомандовал я Улле и неуклюже волоча за собой девчонку побежал к чёрному треугольнику с гербом Добы на борту(тупой герб, надо сказать, в жёлтом круге нога в армейском ботинке давит протянутую руку).

Вен первым взобрался по заблаговременно выставленному трапу, а я замешкался у первой ступеньки вот по какой причине. Я вспомнил, что забыл забрать у Дули его любимую стальную дубинку:

Эй, Дубина, палку-то свою давай сюда. Все как договаривались! - Засмеялся я .

Начальник тюрьмы недоумённо посмотрел на стоящих рядом офицеров, но те лишь пожали плечами. Я же радовался как ребенок. В такие моменты лицо Дули принимало наитупейшее выражение. Он весь побагровел, взглянул на меня и с бросил дубинку к моим ногам. Стальной цилиндр с грохотом прокатился по покрытию.

Подними, - приказал я девочке. Та послушно исполнила и теперь с интересом рассматривала новую игрушку, предварительно засунув зелёного ддружжжавва под мышку.

Спиной я начал подниматься по трапу, где наверху меня прыгая от нетерпения ждал Улле. И вот я уже вхожу в корабль, впереди вен с ненужной теперь лопатой, в одной руке шея девочки(как она только не задохнулась), в другой кирка. Вот Улле повернул за угол и тут на него бросился солдат в чёрной форме спецназа МСБ. Как в замедленной съёмке я увидел, как падает вен, из горла его торчал нож и в воздух брызнул первый фонтанчик крови. Не знаю как мне это удалось, от страха, наверное, но среагировал я мгновенно и всадил в спину упавшего на Улле солдата кирку, но тут же из-за злополучного поворота на меня кинулся другой спецназовец. Я оттолкнул истошно кричащую девчушку к стенке и выхватил у неё из рук дубинку. Вовремя, надо сказать. Солдат уже приготовился стрелять, когда я со всей силы обрушил её ему на руку. Он завопил и схватился за сломанное запястье. Я не преминул этим воспользоваться и всадил в живот бедняги свою пятку в тяжёлом ботинке. Он скорчился на полу, а я, подхватив выпавший "Кедр", выстрелил в него дважды. Два лазерных разряда мягко вошли ему в шею. Услышав топот ног на трапе я бросился к выходу и нос к носу столкнулся с Дули. Ах, какое удовольствие я получил, всадив ему в живот чуть ли не всю обойму. Кто-то бегущий за ним дико взвыл, заряды пошли насквозь и задели одного из офицеров. Я вытолкнул теперь уже мёртвого начальника тюрьмы наружу и ударил по кнопке блокирования двери. Затем бросился в рубку управления, молясь чтобы топлива хватило хотя бы для взлёта. Ворвавшись туда я понял, что взлететь мне сегодня вряд ли удастся. Сказались полтора года тюремного заключения: проще говоря, я не был знаком с пультом управления, а как на всяком военном корабле здесь не было никакого описания или инструкций. В дверь начали ломиться, ещё несколько мгновений и они догадаются вырезать её лазерным лучом. Я не придумал ничего лучше, как сесть прямо на пол и начать ругаться:

Будь ты проклят, Дубина, вместе с тем днём, когда я родился на свет. Не зря меня наставник всегда двоечником называл, но он был не прав! Двоечник хоть взлететь сможет, а я мудак, полный мудак. Ну почему эта фигня не взлетает? Старт!!! - Заорал я как резанный.

Бортовой компьютер приветствует вас, командор. Начать подготовку к старту?

Мне очень хотелось взглянуть на своё отражение в зеркале в ту минуту. Чувствовал я себя полным ослом. Ну как, как я мог забыть, что на корабле подобного типа существует голосовая связь с компьютером. За дверью притихли, видно уже догадались и сейчас начнут вскрывать космолёт как консервную банку.

Да! - Крикнул я в ответ умной машине.

Подготовка произведена. Все системы функционируют нормально.

Уровень топлива?

Баки заполнены полностью, командор.

Ну и отлично, - улыбнулся я. - Старт!!!

Послышалось ровное гудение и "Землянин" стал медленно отрываться от поверхности. Я приказал компьютеру вывести изображение на большой экран в рубке. Теперь я мог наблюдать за тем, как удаляются от меня носящиеся по полю вооружённые люди, как заваливается на бок вместе с солдатами трап, и вспышки выстрелов, которые, конечно, не могли причинить никакого вреда броне "Землянина". Через несколько секунд космодром и главное здание тюрьмы остались далеко сзади и внизу, корабль проходил через атмосферу. Я до сих пор ещё не мог поверить, что мне удалось сбежать, и, что я снова в пилотском кресле самого совершенного боевого космолёта, который я знал. Наконец, мы вышли на орбиту, предо мной открылось небо усеянное миллиардами звёзд, лети на любую и наслаждайся жизнью в полном объёме. Но здесь мне пришлось выйти из этого радостно-эйфорического оцепенения, так как бортовой компьютер действительно запросил курс. Мне пришлось призадуматься, сбежать из тюрьмы это одно, а вот выбрать место, где можно было бы укрыться совсем другое. Погони я не боялся, стоит мне только войти в гиперпространство и ищи-свищи меня среди шести тысяч планет. Думал я всего несколько секунд и незамедлительно сообщил своё решение компьютеру:

Астарта.

Принято.

Астарта это один из научных центров Новой Галактики, минимум охраны, максимум смазливых лаборанточек, да и на работу там устроиться не проблема. Какому-нибудь комплексу обязательно потребуется рабочий или, скажем, тренер по теннису, ксивы я смогу сляпать даже с помощью бортового компьютера. Вот так мечтая я не заметил, как "Землянин" вошёл в ворота гиперперехода, я открыл глаза и насладился красотой сливающихся и расходящихся красок. Несколько секунд - и я уже на другом конце галактики, а корабль сам везёт меня к планете. Классно, аж даже есть захотелось. Я вскочил с кресла, подумав, что если бы не искусственное гравитационное поле, я бы, наверное, здорово стукнулся головой о потолок.

Компьютер, где мне найти еду?

Пищевой отсек прямо по коридору, третья каюта.

Я направился по коридору, как будто точно рассчитанному под меня: не высоко, не низко, не широко, не узко.

Привет, - весело сказал я, проходя мимо девчушки.

Блин!!! Как я мог забыть! Девочка!!! Иногда я удивляюсь своей беспечности. Я уставился на неё, до сих пор сидящую там, где я её оставил, рядом с солдатом в камуфляже и с двумя дырками в теле, баюкающую своего мерзко-зелёного ддружжжавва. Она тоже посмотрела на меня и улыбнулась. Я попытался изобразить что-то типа улыбки, но у меня скверно получилось. С минуту я стоял в проходе, наблюдая за девчонкой, которая в отличие от меня оставалась абсолютно невозмутимой. То ли у этого ребёнка были очень крепкие нервы, то ли она просто рехнулась.

Жрать будешь? - Не придумав ничего лучше спросил я.

Ага, - радостно отозвался ребёнок.

Ну пошли.

Я двинулся дальше по коридору, но наткнулся на Улле и другого спецназовца.

Подожди, - сказал я. Поднявшаяся было девочка послушно села на прежнее место.

Компьютер, подготовить запасной шлюз к выбросу отходов.

Шлюз подготовлен, командор.

Я взял за ноги Улле и, развернув его, потащил в другой конец корабля, оставив его около шлюза, я вернулся и сделал тоже самое с бойцами. Затем я открыл внутренний люк и выволок солдат внутрь.

Прощай, Улле, мне будет не хватать твоей болтовни, вен. - Отсутствие сентиментальности я отношу к лучшим качествам моего характера.

Я бережно перенёс его через порог шлюза и закрыл люк.

Открыть внешний люк.

Я подождал с полминуты пока тела вылетели в космос и отдал команду задраить шлюз, а потом вернулся и бросил девчушке:

Идём. - Настроение было безвозвратно испорчено.

Глава вторая, в которой я обретаю друзей и врагов.

Я шёл вперёд по коридору, за мной топала, волоча по полу игрушку моя бывшая заложница. Быстро найдя дверь с крупной жёлтой цифрой 3 на тёмно-фиолетовом фоне я нажал на кнопку замка и вошёл первым. Пищевым отсеком называлась небольшая квадратная каюта, где вдоль стен стояли шкафы с надписями. Открыв первый с надписью "Супы" я обнаружил приличный запас овощных, рыбных, мясных и прочих супов и бульонов в герметичных пакетах. Пробежавшись глазами по остальным отделениям я нашёл "Гарниры", "Мясо", "Рыбу", "Напитки", "Молочные продукты" и ещё с десяток названий. Однако моё внимание, вызвав дикий восторг, привлёк внушительных размеров шкаф с гордым названием "Спиртное", на нём был нарисован череп с костями, что было, в принципе, хорошим знаком. Настроение начало улучшаться. Я кинулся к нему и резко рванул на себя ящик... Облом-с, батенька, в шкафу со спиртным стояла только одна початая бутылка портвейна "777", а на дне кривым почерком было оставлено послание "Здесь был Вася. Вася. Пей. Вася.". Я мысленно поблагодарил спившегося пилота Васю за разрешение и повернулся к девочке. Чертовка времени не теряла и уже сидела на полу посасывая через соломинку томатный сок, рядом сидел ненавистный мне ддружжжавв, положив одну из двенадцати лап на пакет с молоком. Я отвинтил крышку на бутылке и приложился к горлышку. Вино было третьесортное, но внутрь прошло. Отставив бутылку в сторону я вытащил из отсеков два рыбных супа, пару пюре, сосиски и два сока, положил всё это. Кроме сока, конечно, в шкаф с надписью "Микроволновая печь" и нажал на единственную кнопку на дверце, после чего печь сама выбрала режим готовки и начала работать. А я сел отдыхать напротив девочки, не забыв взять бутылку, она допила сок и отправила ненужный пакет в мусоропровод.

Как тебя зовут? - Спросил я, когда она вернулась на место.

Ларти.

Ты не из Солнечной системы?

Нет, я из системы Аллабах, с Журилы. - Улыбаясь отвечала девчушка при этом смотря мне прямо в глаза. У меня снова начала кружиться голова и я отвёл взгляд.

Но...

Да, Симпс Дули не Аллабахец, он с Урана, но я не его дочь.

Либо я схожу с ума, либо эта бестия только что прочла мои мысли.

Как ты смогла это сделать? Я мысли имею ввиду.

Не надо, Артур, думать, что я сумасшедшая, просто я психодел.

Я со всей силы дал сам себе пощёчину, чтобы убедиться, что это не сон. Вот тебе раз! Приехали!!! До побега мне оставалось отсидеть семь с половиной лет, ну пусть теперь добавят ещё двадцать пять за побег, пожизненное за убийство полицейских, а теперь ещё и смертную казнь за похищенного психодела, проще сейчас открыть шлюз и выброситься без скафандра в открытый космос. До сих пор не могу понять кому нужны эти люди, умеющие читать чужие мысли и предугадывать ход событии, рождающиеся раз в триста семнадцать лет в самых разных уголках Новой Галактики, но зато я твёрдо усвоил давно одну истину: лучше с ними ни при каких обстоятельствах не встречаться, я же ухитрился похитить психодела. Дела! Впрочем, я всегда попадаю в самую гущу дерьма - не привыкать.

Ты не расстраивайся, Артур. - Видимо решила поддержать меня Ларти.

Я и не расстраиваюсь, - сказал я. - Просто хочу понять, что может быть хуже того дерьма в которое я вляпался.

Бывает хуже. - Заверила меня девчушка.

Микроволновка звуковым сигналом известила нас о том, что пора обедать, точнее сказать ужинать. В тюрьме сейчас час ночи. Я вытащил продукты и отдал ребёнку её половину.

Сколько тебе лет?

А тебе? - Наивный детский вопрос.

Тридцать один. - ответил я. Чёрт! Вот уже и за тридцатник, а что я получил: безрадостную перспективу на будущее, да воспоминания о прошлом. Ладно, будет хоть, что рассказать сокамерникам, если меня, конечно, не положат раньше, чем я доберусь до тюряги.

Старый. - Однозначно заключила Ларти. - А мне семь! - С гордостью выпалила она.

Столько не живут, - попытался пошутить я.

Не-е, живут, я знаю, - чудный мне собеседник попался.

Что ты делала на Добе.

Где?

Ну в тюрьме.

Я прилетела читать твои мысли. - Честно призналась девочка.

Зачем тебе мои мысли, а? - Искренне удивился я. Хотелось спросить зачем она вообще свалилась на мою голову, но я сдержался. Ребёнок всё-таки, а в гневе я страшен.

Ты знаешь, где спрятана самая старая монета, ну этот... Я забыла, как она называется.

Рубль. Она называется рубль. - Перед тем, как меня посадили, я "сходил на дело" и взял старинный рубль 1997 года выпуска из коллекции Межпланетного музея нумизматики. Тупые легавые думали, что я спрятал его на Руане, куда рухнул мой сбитый корабль, но я выбросил его ещё раньше с маяком на...

Лоре, так? - Поймав мой удивлённый взгляд Ларти продолжила. - Я прочла это ещё при первой нашей встрече там в корпусе, за стеклом, помнишь?

Ты читаешь мысли только, когда смотришь человеку в глаза, так? Вот почему тебя привезли в тюрьму. - Я покончил с супом и принялся улепётывать сосиски с пюре.

Ну, мне не обязательно смотреть тебе прямо в глаза, чтобы читать. Достаточно просто видеть тебя.

Почему?

Не знаю. - Ларти уже почти закончила с ужином и начала позёвывать.

А почему ты не рассказала Дуби...тьфу Дули о том, что узнала?

Я знала, что ты сбежишь и возьмёшь меня с собой. Мне было просто интересно.

Меня, например, могли и убить, - я начинал злиться. Кажется, для этого ребёнка всё происходящее игра.

Неа, не могли. Я знала: чувствовала, что тебе удастся уйти.

Я ещё раз внимательно посмотрел на Ларти. Не похожа она была на ребёнка, и я это не чувствовал, я знал. Как там говорится в старинной поговорке? Много знаешь - долго не живёшь! Очень актуально!

Я воспитывалась в МСБ с двух лет, когда начали проявляться мои способности. - Эта девчонка читала мои мысли, словно это был букварь. - Там все такие.

А где же твои родители? - Я закончил есть и скинул пакеты в мусоропровод. Вина оставалось на донышке и я начал потихоньку мрачнеть. Я взглянул на Ларти, та молчала. Видно родители были запретной темой. Ну, да я и не стал бередить душу ребёнку.

Честно говоря, я и сам терпеть не могу, когда кто-нибудь лезет ко мне в душу. Её я открыл только одному человеку. Это мой наставник, но все мои тайны он унёс с собой в могилу.

Прислонившись головой к одному из шкафов я сделал последний глоток из бутылки и отправил её вслед за остальным мусором, а потом подумав немного сказал.

Думаю ты уже знаешь, что я с тобой сделаю.

Ларти кивнула.

Ну вот и отлично. А сейчас иди спать. - Странно, но я совсем не чувствовал себя нянькой. С девочкой я общался как со взрослой.

Компьютер, где каюты экипажа.

Семь, девять. - На сей раз машина была немногословна.

Я взял Ларти за руку, та схватила за лапу ддружжжавва, и мы пошли по коридору к каюте. Там было просторнее, чем в пищевом отсеке, и даже присутствовала маленькая душевая. Мне понравилось, надеюсь ребёнку тоже.

Здесь ты найдёшь всё, что тебе нужно. Спокойной ночи. - Я кивнул Ларти и вышел. Дверь закрылась автоматически.

Я прошёл в командную рубку и сел в кресло пилота, бесцеремонно положив ноги на пульт управления.

Спать совсем не хотелось, напротив у меня возникло желание разобраться во всём происходящем и подвести итог. А он надо сказать не сулил ничего хорошего. Я сбежал из тюрьмы, убил Дубину и нескольких безопасников, угнал космолёт, похитил семилетнюю девочку-психодела, которая радостно сообщила мне, что знает мою тайну, потерял друга и всё это ухитрился проделать за какие-то несколько часов. Получалось совсем хреново.

Артур.

Позади моего кресла стояла Ларти. Умытая, расчёсанная, в новом серебристом костюмчике и чёрных сапожках. Самокомплектующийс'ff костюм , который равным образом хорошо сидел и на здоровяке-пилоте и на маленькой девочке, она, видно, отыскала где-то в каюте. Надо бы и мне таким разжиться, а то сбежав с Добы ходить в ярко-голубой тюремной робе даже кощунственно.

Чего тебе?

Не надо меня в капсуле на планету, - Ларти заплакала. - Моих папу и маму убили люди из МСБ, чтобы я стала такой.

Девочка бросилась ко мне и мне волей-неволей пришлось взять её на руки. Она рыдала у меня на плече, теперь так похожая на настоящего ребёнка, что я проникся прямо-таки нечеловеческой ненавистью ко всем мсбэшникам и готов был сейчас же перестрелять их всех. В пылу такого геройского порыва я пообещал Ларти никуда её не отправлять, а взять с собой. КРЕТИН!!! Ну что поделать, у меня такое доброе сердце. Через полчаса мне, наконец, удалось оторвать от себя зевающую девочку и отправить её спать. Уснула она, правда, почти мгновенно. Я немного постоял в дверном проёме , улыбаясь как идиот, а потом решил разжиться таким же костюмчиком, что и у Ларти. Серебристую форму я нашёл в девятой каюте. Там же оставив своё прежнее одеяние, я снова прошёл в командную рубку, где усевшись в кресло стал восхищаться тем, какой я великодушный человек. Я смотрел на большой экран внешнего обзора на котором уже можно было различить серо-зелёный шарик Астарты.

Компьютер, примерное время посадки.

Шестнадцать тридцать две, командор.

Я взглянул на часы на приборной доске - пол шестого. Меньше, чем через двенадцать часов я буду полностью свободным человеком, а Ларти станет прекрасным прикрытием. Ну что может быть милее отца с дочерью, прибывших, скажем, по причине научной командировки первого. Найду девочке симпатичную мамочку, а себе соответственно жену. Будем жить счастливо и, что самое главное, долго. Так мечтая я не заметил, что заснул. Впрочем, ненадолго. Пробуждение было прекрасным, да и каким оно могло было ещё быть. Страшный удар сотряс весь космолёт, я слетел со своего кресла на панель управления, разумеется, основательно её порушив и сполз на пол, вдобавок обнаружив, что портвейн оказался скверного качества и у меня похмелье. Я заржал на весь корабль. Глупо, когда тебя обстреливают, а ты страдаешь от головных болей, вызванных скверной выпивкой. В рубку вбежала Ларти с неизменным ддружжжаввом под мышкой и кинулась ко мне.

Ты жив, Артур? - почти кричала она.

Не ори, не глухой.

В нас стреляли, да? - Было заметно, что девочка сильно напугана. Такого исхода событий она видимо не предвидела.

Нет, поливали мороженым.

Не смешно, - скорчила рожицу Ларти. Я ответил тем же.

Не знаю долго ли ещё продолжалась бы эта пантомима, но "Землянина" сотряс ещё один удар и почти сразу же в динамиках раздался женский голос:

Артур Камин, я Свобода Ракиткина, агент Межпланетной Службы Безопасности, мы знаем, что у вас на борту заложник.

Неужели, - сострил я, обращаясь ни к кому - обратной связи не было.

Предлагаем добровольно сдаться. В противном случае ваш космолёт будет обстрелян. Предупреждаю, мы обладаем более мощным оружием, а ваша система обороны уже выведена из строя. - Как по бумажке шпарит.

Последовала недолгая пауза.

Камин, не дури, если хочешь остаться в живых, посади девочку в капсулу и отпусти, а я сохраню тебе жизнь.

Ух ты, да она оказывается живая, - повернулся я к Ларти, но той было явно не до шуток. Она забилась в угол рубки и сжав до боли в пальцах игрушку дрожала, умоляюще глядя на меня.

Не дрейфь, - подбодрил я не столько её, сколько себя. - Живыми не сдадимся.

По моему это не произвело должного эффекта на девчушку. Я снова повернулся к искрящемуся пульту:

Состояние систем, - крикнул я компьютеру.

Все системы... Вывед....... и.. строя.....

Ясно.

Я взглянул на пульт, там ещё оставалось три или четыре "живых" кнопки. Больше всего мне понравилась большая жёлтая, на неё я и нажал. Уж не знаю за что отвечала эта кнопочка, но эффект был достигнут. Что-то в хвосте космолёта взорвалось, и языки пламени ворвались в рубку, а сам корабль стремительно понёсся куда-то вниз. Я сорвал со стены огнетушитель и бросился к огню. Израсходовав всю пену я схватил Ларти и бросил её в кресло пилота, вытянув ремни безопасности, которыми не пользовались со дня постройки "Землянина", откуда-то из под сиденья и пристигнул её. Сам же сел рядом, надеясь на то, что там куда мы падаем есть что-то мягкое и пушистое. Вскоре начались сильные перегрузки, судя по всему мы входили в плотные слои атмосферы. На некоторое время я потерял сознание, но, когда пришёл в себя мы всё ещё летели. И вдруг... страшный удар, душераздирающий крик Ларти и меня подбросило аж до потолка. Падая обратно я не задел головой стенку - ощущение такое будто у меня вылезли наружу мозги. Голова была пустой и ватной, но тем не менее всё закончилось и ничто, кроме изредка отрывающихся и падающих кусков обшивки не нарушало абсолютной тишины. Я так бы и сидел на полу, если бы в кресле пилота не началось какое-то шевеление. Это отстёгивала ремни безопасности и выбиралась Ларти. Она подошла ко мне и спросила:

Ну как?

Хорошо, - кивнул я.

Ага!

Неужели и я был таким же беззаботным, когда был ребёнком. Вполне возможно, что так оно и было.

Ты есть хочешь? - Спросила девочка.

Нет, я хочу понять до каких пор будет продолжаться эта фигня.

А то вот я тут шоколадку припасла, - и она вытащила из бокового кармана на рукаве шоколадку с актуальным для теперешней ситуации названием "Надежда".

Давай выбираться. - Отказавшись от угощения сказал я.

Давай.

Я поднялся и мы направились в хвост космолёта. Однако там уже ничего о нём даже не напоминало. Прямо за рубкой управления была голая степь без каких либо признаков жизни. Планетка, на которую нас угораздило свалиться была не из самых красивых. Даже приятной назвать её было сложно: твёрдая сухая земля без единой травинки, какие-то волнообразные холмы повсюду, серое небо над головой, да палящее жёлтое(как ни странно) солнце.

Бывает. - Пожал я плечами, а Ларти поперхнулась шоколадкой. - Ну пошли что ли.

Куда.

Туда.

Ты боишься, - заявила она без тени сомнения.

А ты? - кажется, я действительно разговариваю с ней, как со взрослой.

Я тоже, - согласилась девочка и снова принялась за шоколадку.

Я забрал из рубки "Кедр" убитого мной солдата с почти пустым магазином и первым ступил на землю. Мы пошли вперёд, не оглядываясь. Так в полном молчании протопав метров сто я услышал:

Мы Таги забыли! - Я чертыхнулся и повернулся к остаткам космолёта.

Они тут же взлетели на воздух, видно, вылившееся топливо дошло таки до огня ещё пылавшего в командной рубке.

Привет тебе от него, - неудачно пошутил я.

Тебе тоже, - огрызнулась Ларти и первая пошла дальше.

Я пожал плечами и последовал за ней, но тут в небе появилась точка и начала стремительно приближаться к нам, превращаясь в космолёт. Через две минуты он уже стоял на поверхности. Отстав от жизни, я таких никогда не видел. Это был красно-белый треугольник с явно неравными углами и сторонами. Из меньшей появился трап, открылась дверь, и оттуда выбежала девушка в сине-фиолетовой форме МСБ. Держа пистолет на вытянутых руках она побежала к нам. Видно это и была агент Свобода Ракиткина - разрушительница космолётов и палач беглецов.

Стой на месте! - Крикнула она мне, когда подбежала и встала метрах в пяти от нас. - Брось оружие.

Я повиновался и теперь мог разглядеть её поподробнее. Тёмные богатые волосы, карие глаза, стройная натренированная фигурка, неплохая грудь, но в общем ничего необычного. Кроме погон майора на форме.. Просто ещё одна миленькая девушка лет двадцати пяти с замашками бывалого убийцы. Тут моё внимание привлёк вышедший вслед за Свободой мужчина, он явно был старшим. На вид лет под пятьдесят, лысый, крепкий, обладал неплохой мускулатурой, которая была видна даже под строгим серым костюмом, который очень удачно сливался по цвету с небом. Он приблизился к нам и представился.

Сергей Черноволенко, отдел по борьбе с терроризмом.

Его отличные кожаные ботинки тянули не меньше, чем на полторы штуки мегов. Неплохая зарплата у мсбэшников, однако.

Артур Камин, - продолжал он чеканить фразы. - Вы обвиняетесь в побеге с планеты-тюрьмы Доба, убийстве полицейских и сотрудников Межпланетной Службы Безопасности, похищений ребёнка-психодела и сопротивлении при аресте.

Аминь! - подытожил я.

Сохраняя невозмутимое выражение лица он подошёл ко мне и достал наручники. Я уже было подумал, что всё кончено, но тут раздался крик Ракиткиной:

Куда?

Ларти, умница, изо всех сил улепётывала от майора МСБ. Я бросился на мужика в костюме, надеясь на внезапность, потому что шансов выстоять пред ним в честном поединке у меня было не много. Хиловат-с, понимаете ли. Сбив с ног Черноволенко я кинулся к брошенному "Кедру". Беспрепятственно завладев им я повернулся и направил ствол на всё ещё лежавшего мсбэшника. Но тому явно было не до меня, он смотрел куда-то вперёд. Только сейчас я заметил, что топот ножек за моей спиной прекратился. Я медленно начал разворачиваться и, когда закончил, встал как вкопанный. Вся равнина метрах в ста впереди была усыпана странными существами. Две громадных лапы с когтями на уровне плечей, толстый хвост, туловище, отливающее на солнце красноватым оттенком, ещё две когтистые лапы на уровне груди и голова без шеи и пасть. Вот это была пасть! Настоящий шедевр природы! С виду небольшая, но зато, когда одно из существ открыло её, она растянулась так, что, пожалуй, могла отхватить мне половину туловища не глядя. Ей это позволяли также два ряда больших зубов, неизвестно из какого материала сделанные, на которых отражалось солнце. Встреча с этими отродьями не сулила ничего хорошего, тем более, что из-под земли появлялись всё новые и новые. Просто так вот твёрдая поверхность, вдруг взрывается фонтаном земляных комьев и оттуда вылезает чудовище. Я опомнился первым и с криком:

Все назад!!! - Бросился вперёд, чувствуя себя полным мудаком.

От моего крика пришла в себя и Свобода. Схватив застывшую Ларти она кинулась к кораблю, а я, выпустив в толпу четыре последних заряда, бросился за ними. Бежал я быстро, но всё равно не успел.

Сволочи!!! Падлы!!! - Орал я, настигаемый толпой существ. Люк космолёта уже закрылся, а трап медленно вползал в стену.

Суки!!! - Мой крик утонул в рёве толпы чудовищ позади меня и в шуме двигателей стартующего корабля.

Я бежал надеясь сам не знаю на что. Ужасные существа бежали явно быстрее меня, а никакого оружия, чтобы хоть как-то остановить их не было. Самым разумным было бы сейчас лечь на землю и принять смерть такой какая она есть. Но что-то не очень мне хотелось быть растоптанным четырёхлапым двухметровым громилой, но тут земля подо мной разверзлась и я полетел в вниз. Упав метров с трёх я почувствовал себя обречённым, когда рядом со мной оказалось одно из чудовищ. Нас снова засыпало землёй и я остался в кромешной тьме, ничего не видя, но отчётливо слыша рычание зверя. Я вскочил и бросился вперёд. Странно, но там, видимо, был туннель, и я какое-то время бежал, но затем споткнулся и упал. На меня тут же навалилось чудовище, и я непостижимым образом увернулся от его громадной разинутой пасти, но тут же был отшвырнут лапой к стене. Чёрти что, меня, взрослого мужика, сбежавшего заключённого, террориста и убийцу, кидала как котёнка какая-то ошибка природы. Я разозлился не на шутку и поняв, что терять мне всё равно нечего, кинулся вниз. Прошмыгнув у зверя между ног я взобрался к нему не спину и стал что есть мочи колотить по загривку. Но так продолжалось недолго, он рванулся назад и я больно ударился о стену прохода и сполз вниз зажав в кулаке кусок его кожи. Что!!! На ощупь она как резина, а значит это не зверь, а: Существо подхватило меня лапой и встряхнуло, я снова почувствовал горячее дыхание, но не растерялся и ударил ногами в то место, где должна была находиться грудная клетка. На чудовище это не произвело никакого впечатления, тогда я дотянулся до молнии куртки лётного костюма, что нашёл в одной из кают отслужившего уже своё "Землянина", и рванув её вниз выскочил из рукавов. В лапах у зверя осталась лишь куртка. Я снова попытался пройти между ног, но плохо ориентируясь в полной темноте, задел одну ил них и откатился к стене. Я уж было подумал, что это конец, но тут существо сделало мне подарок и, видно пытаясь найти меня, повернулось спиной. Я с быстротой кошки вскарабкался ему на спину и нащупал то, что хотел. Я рванул провода с такой силой, что слетел со спины и попал под лапу машины-зверя, но она, к моему счастью, не опустилась, а повисла в воздухе. Чудовище застыло. С минуту я лежал, удивляясь почему всё дерьмо сваливается исключительно на меня. Потом я встал и нащупал свою куртку. С трудом вырвав её из лап робота я принялся искать. Где-то здесь должен быть фонарик. Так и есть. Я нащупал его в специальном кармашке, вытащил и включил.

Я находился в большом туннеле, проделанном прямо в земле. Метра три вышины, столько же в длине, как раз, чтобы пройти такому роботу, который попался мне. Теперь я мог поближе разглядеть его: вместо кожи толстая резина, когти стальные, а глаза из стекла, которое я как ни пытался не разбил. Самое интересное находилось на загривке: когда я падал со спины, то каким-то образом зацепил и открыл крышку за которой располагалось несколько проводов и кнопочек. Вот эти провода я и зацепил. Кнопочки я тронуть не рискнул: вдруг оживёт. Кто же создал эти толпы роботов-зверей? Зачем? С какой целью? А раз их кто-то придумал, значит тут есть люди? У меня была куча вопросов и ни одного ответа, но я не отчаивался у меня была ещё и дорога. Одна правда, но это лучше чем ничего. Что ж ею и пойдем. Шёл я долго, часов у меня нет, но я так думаю что плетусь уже с час. Если так будет продолжаться, то у фонарика сядут батарейки и я останусь ни с чем в кромешной темноте, но тут метров через сто, после очередного поворота вдалеке показался свет. Я побежал туда и вскоре оказался перед огромной по размерам, хорошо освещённой площадкой, в центре которой стоял большой комплекс. Больше всего меня удивило то, что никого рядом не было Площадка была пуста. Я выключил ненужный теперь фонарик и озираясь по сторонам пошёл к зданию. Какие мысли приходили мне в голову! Фильмы можно снимать. Когда-то в комплексе жили люди, там шло массовое строительство роботов-убийц, но те взбунтовались, перегрызли хозяев и сами начали господствовать на планете. Тьфу, какая чушь! Я подошёл к воротам комплекса и остановился, не зная что делать дальше.

Сезам, откройся!

Неа, не действует. Я начал стучать в железную пластину ногами и руками. Через минуту я всё себе отбил, а ворота(вот неожиданность-то) остались стоять, как стояли. Я сел на землю. Оставалось только дожидаться роботов, которые разорвут меня на куски. Если только не испугаются такого грозного оружия как фонарик. Минут пять я сидел, уставившись на ворота. Затем они открылись. Есть контакт! Оказывается нужно было только немного подождать. Не знаю почему, но мне вдруг совсем расхотелось идти внутрь. Раз створка открылась значит внутри кто-то есть, и впустил он, она или они меня явно не с благими намерениями. Хотя как знать, может быть тут так принято: сначала пугать пришельцев до смерти чудищами, проверяя гостей на прочность, а потом радостно встречать их хлебом-солью.

Честно говоря, я бы тоже с нескрываемым удовольствием встретил таких хозяев и уж точно не хлебом-солью

Я поднялся и прошёл внутрь. Комплекс, как комплекс. Я не раз такие видел на многих планетах-колониях. На пустыре стоит двухэтажный особняк из стекла и стали а нём научные лаборатории и жилые помещения. Но здесь не хватало одного. Людей! Это-то меня и настораживало больше всего. Дверь здания была открыта, как бы предлагая войти, чем я не преминул воспользоваться. Первый уровень представлял из себя коридор с множеством комнат, я направился к первой. Дверь открылась автоматически, и я попал в стандартную опытную мастерскую, где на столах лежали всевозможные детали и инструменты, работали компьютеры. Уже лучше! Не найдя ничего, что представляло бы для меня интерес пошёл дальше. В комнате напротив - склад: множество приборов на полках и тоже ничего интересного, кроме короткой железной болванки у стены, которую я тут же взял в правую руку - мелочь, а если по голове шибануть эффекта достигну. А вот в третьем помещении меня ждали. Собственно я так и не понял кто, потому что едва войдя пришлось срочно ретироваться в коридор. Стреляли. Сжав болванку покрепче я весь сжался и прокатился мимо открытой двери. Тут же в стену вошли два лазерных разряда. Примерно определив откуда стреляли я недолго думая кинул в ту сторону железку и сам кинулся внутрь. Раздался крик, видно болванка все-таки попала в незадачливого стрелка, но тот, однако, успел выстрелить ещё раз, задев мою ногу. Зря, испортил такой хороший костюмчик. Упал я прямо на ненавистного вредителя. И принялся бить его головой о пол. После третьего удара тело его обмякло, и я скатился с него. Стрелявший оказался молодым парнем лет двадцати в очках, с длинными волосами. Надо бы было пройтись по зданию, чтобы узнать не окажут ли мне где-нибудь ещё такого тёплого приёма, но чутьё подсказывало, что парень здесь один. С трудом поднявшись, прихрамывая, я поднял парня и усадил на первый подвернувшийся стул, не забыв надеть ему на нос слетевшие очки. Немного порывшись в стоявших в комнате шкафах я отыскал моток крепкой верёвки и связал ею очкарика. Потом прошлёпал к висящей на стене аптечке и достал транквилизаторы и бинт. Прислонившись к стене я до конца разорвал штанину и вколол транквилизатор. Боль постепенно отошла, а батончик с бинтом начал оборачиваться вокруг раны плотно затягиваясь. Через минуту всё было закончено и я легко поднялся на ноги, прихватив из аптечки ещё пару транквилизаторов и сунув их в карман куртки. Лазер, из которого в меня стреляли, я положил на стол.

Парень сидел в том же положении в каком я его и оставил. Я пошлёпал его по щекам, что ни дало никакого эффекта, а потом со всей дури вломил по носу. Пошла кровь, но зато новый знакомый стал приходить в себя. Очнувшись, он удивлённо уставился на меня.

Привет! - Радостно отозвался я и ударил ногой ему в живот.

Он закашлялся и сплюнул на пол.

Что тебе нужно?

Поговорить.

О чём?

О всём дерьме, что здесь творится.

Ты кто? - Мне вспомнилась фраза, которая здесь была бы очень кстати: Здесь вопросы задаю я.

Артур Камин, но тебе моё имя вряд ли что-то скажет.

А я Вася. Дудкин.

Ну что ж Вася Дудкин рассказывай. - Я взобрался на стол и теперь сидел прямо напротив длинноволосого.

Что рассказывать?

Почему в безоружных людей стреляешь, почему один здесь и, вообще, что здесь творится.

Я думал вы, Артур, пират. Они сюда часто прилетают. Правда вы первый сюда дошли, остальные погибали ещё на поверхности.

А почему ты теперь решил, что я не пират?

Не похожи.

А на кого я похож?

Судя по форме, вы пилот, так? - Парень явно начал питать ко мне уважение.

Предположим. Дальше давай. Где остальные? - В своё время одна девчонка на Терре тоже решила, что я пилот-контрабандист(я тогда не стал её разочаровывать) - это помогло уложить её в постель в первый же вечер. Относительно пацана у меня таких планов не было, но на то, к чему приведёт его заблуждение посмотреть хотелось бы.

Погибли. Ещё три года назад. Мы прилетели сюда на двух кораблях, чтобы основать колонию. Всё шло отлично. Сначала построили этот комплекс, под землёй, а второй уже после на поверхности. Мы были неосторожны, слишком уж доверились здешней природе и в итоге эпидемия скосила всех. Сто семнадцать человек. Парень погрустнел. Видно и он потерял кого-то. - У меня погибли родители, словно читая мои мысли, сказал он.

Стоп!!! Мысли. Уж не попался ли мне снова психодел?

А ты случаем не психодел, а? - Напрямую спросил я.

Нет, что вы. А почему вы так решили? - В глазах моего пленника проскользнула искорка любопытства.

Просто так. - это паранойя или мне кажется? - А ты как остался в живых? Сменил я тему разговора.

Я ещё, когда летели сюда, попал в лазарет. Отравление. Поэтому у меня была строгая диета. А эпидемия началась тогда, когда все попробовали здешние фрукты.

Что не видел я здесь никаких признаков хоть какой-нибудь растительности, а уж тем более фруктовых плантаций.

Так это я всё выжег. Я, когда всё умерли разозлился и мины стал закладывать в здешние леса, а когда они кончились, стал роботов разрабатывать.

Это тех, которые меня чуть на тот свет не отправили.

Ну да. Я полгода работал, зато потом они за неделю все леса извели. Планета небольшая, в двадцать три раза меньше Земли. Так, что я быстро управился(слышали бы это ребята-гринписовцы).

Ты что гений, чтобы роботов создавать?

Нет, - рассмеялся Вася. - Но я был победителем общепланетного конкурса юных электронщиков.

А ты с Земли?

Ага, из Каракаса. А вы?

Из Москвы. Что же ты, Вася, отсюда не свалил или сигнал не послал?

Так я же управлять космолётом не умею, а антенну передатчика я сдуру разрушил, когда мины взрывал. Молодой был - глупый. - Зато сейчас больно взрослый, - подумал я.

Хорошо, как ты же ты тогда с роботами управляешься?

Через компьютер.

И сколько их у тебя?

Триста два было, пока вы одного не вывели из строя. Они многофункциональные, самовоспроизводящи'e5ся.

Подожди. Выходит они сами себя и создают?

Да на фабрике. Во втором комплексе. - Ничего себе. Этот юнец создал на планете армию, которая к тому же может производить в кратчайшие сроки всё новых и новых бойцов.

Разве никто не проверял, куда исчезла колония? Ведь от вас не было вестей три года.

Тут всё просто. Перед тем как эпидемия всех скосила, на Землю был послан сигнал о том, что у нас всё хорошо, планета пригодна для жизни, и, что связь будет восстанавливаться только в случаях крайней необходимости. А так, как программа колонизации рассчитана на двадцать пять лет, то о нас в течение этого срока никто и не вспомнит, если не будет послан сигнал бедствия. Так на всех колониях делают, кроме особо важных военных.

Тупая система. - Заявил я, чувствуя, что уже давно пора перекусить. - А как ты здесь всё это время питался?

Вообще-то мы привезли сюда все необходимые семена, зародышей некоторых животных и сборные заводы по переработке одних продуктов в другие. Но с нами, на всякий случай, был ещё и годовой запас еды на всех жителей колонии, для меня одного его хватит больше, чем на три сотни лет.

Ну тогда пошли жрать, что ли?

А вы меня развяжете, Артур.

Нет, Вася Дудкин, буду кормить тебя с ложечки, - соскочил я со стола.

Столовая, куда меня привёл Василий, была большой и просторной. Громадный стол в центре был рассчитан не менее, чем на сотню человек, а холодильник был размером с большую комнату. Вася, обрадовавшись неожиданному общению, казалось, спешил вывалить все запасы. На столе вскоре появились банки со шпротами, печенью трески, деликатесными водорослями с Ошаны и шкурками цитончиков. На гарнир к телячьим отбивным, которые тут же были приготовлены в микроволновке, я выбрал овощной салат и спагетти. Порадовал меня парень и выпивкой выставив на стол бутылки "Вдовы Клико" и Жёлтого Тала с Пигмы. На десерт я выбрал клубнично-тыквенно-а1анановое мороженое. Я с аппетитом набросился на еду, ведь было уже около трёх дня, а я даже не смог позавтракать. Покончив с первой отбивной я спросил:

Что будем дальше делать?

Как что, - удивился Василий. - Я вам комнату отведу, своих роботов покажу и жить будем. А что ещё делать-то. - С детской непосредственность'fe сказал он.

Э, нет. Я не согласен.

А что вы предлагаете?

Предлагаю сваливать отсюда. И поскорее желательно.

У вас есть транспорт? - оживился парень.

Я отрицательно помотал головой.

Тогда как вы сюда попали? - Васька насторожился.

Потом расскажу. - отмахнулся я, представляя себе сцену рассказа о моей полной приключений жизни.

Как же улетать будем, если не секрет? Вы умеете управлять космолётом типа "Муравейник 17578/дт90"?

Откровенно говоря я никогда и не слышал о таком космолёте, но тем не менее ободряюще кивнул.

Разберёмся.

Когда начнём? - спросил Вася.

Прямо сейчас! - Пошутил я.

Василий с готовностью вскочил.

Сядь, - я снисходительно посмотрел на парня, который вот уже три года прибывал в полном одиночестве и, наверное, начисто потерял чувство юмора. - Я пошутил.

А, - разочарованно протянул очкарик.

Оружие в комплексе есть?

Да полно. - Он сказал это с таким равнодушием, что я аж шпротиной поперхнулся.

Да ну?

Серьёзно. На оружейном складе только место занимает.

За это надо выпить, - поднял я рюмку с жёлтой жгучей смесью. Мы чокнулись и опрокинув пойло в горло дружно закусили его деликатесными водорослями.

В конце концов покончив с едой мы основательно принялись за вино, поочерёдно предлагая тосты кто за что. Я за то, чтобы поскорее отсюда смыться и за Васю, а тот за то, чтобы больше никогда в такие передряги не попадать, за своих роботов(достал уже!) и за меня. После первой бутылки последовала вторая, а за ней и третья. Через полтора часа изрядно пьяные, мы, прихватив каждый по бутылке отправились на оружейный склад.

Давно моя душенька так не радовалась. Уж какого оружия тут только не было: и лазерные винтовки, автоматы, пистолеты и многоствольные пулемёты, и плазменные ручные пушки, гранатомёты разных систем и калибров, гранаты, преимущественно с планет негумоноидных рас, а также масса холодного и колющего оружия вплоть до известной на всю Новую Галактику, но такой редкой Нити, изобретения некоргов, шестиногих, шестиголовых и шестипалых существ с планеты Кодла. Это оружие славилось тем, что срезало начисто все, что можно было, стоило лишь провести ей по предмету. Ни камень, ни железо не были для неё преградой.

Я обожал оружие, именно по этой причине, как только нога моя вступила на склад, в пьяную голову ударила мысль остаться здесь навсегда.

Васёк, а на какой чёрт мирным колонизаторам такой арсенал?

Ну вдруг нападут непонятливые жители колонизируемых планет. - Он стоял прижавшись к дверному косяку, ибо надрался уже так, что на ногах уже не стоял, но тем не менее к бутылке прикладывался регулярно.

Я тоже не отставал от него, но был всё же в состоянии держаться на ногах и даже попробовал осмотреть лазерную винтовку. Но попытка моя закончилась плачевно. Случайно нажав на курок я выпустил в потолок заряд и выронил оружие на пол. Сил поднять его у меня уже не было. Обернувшись я увидел Васю, валяющегося на полу и закрывшего голову руками. Рядом лежали и осколки бутылки.

Спокойно, - сказал я парню дрожащим голосом и отхлебнул из горлышка своей. - Я полностью контролирую ситуацию.

Я подошёл к нему, присел на корточки и поднял ему голову. Вася спал.

Правильно, - поддержал его идею я, ложась рядом, предусмотрительно отставив бутылку в сторону. Не зря, так как тут же заснул.

Снов я не видел. Я почему-то думал, думал даже во сне и думал я о Ваське, о встрече и вообще о жизни. Парень мне понравился. Я люблю таких людей: наивных, смешных, но чутких к чужой беде, людей, которые открываются тебе полностью, не требуя взамен излития всего того, что скопилось у тебя на душе. Сам я таким никогда не был - наверное это даже к лучшему.

Впрочем, утром Вася всё же не выдержал, но об этом позже.

Проснулся я поздно, на часах в оружейном складе было без пяти час. Что же выходит я проспал чуть менее суток. Ничего себе! Оглядевшись я узрел бутылку, очень кстати нужно сказать, а то голова страшно болела. Хлебнув вина я растолкал Васю и тоже влил в него живительную влагу. Тот благодарно закивал головой и сел рядом со мной. Минут пять мы отходили, а потом поплелись в душ. Ополоснувшись я заметно посвежел, чего не скажешь о парне, который находясь в состоянии сильного похмелья даже очки забыл снять, когда в ванную лез.

Завтракать пошли, - сказал я ему, но тот не понял меня даже с третьего раза. Пришлось вести беднягу в столовую самому и самому же собирать на стол.

После рюмки пигминского зелья к Василию вернулась способность говорить, и он уплетая яичницу спросил:

А всё-таки чем вы занимаетесь, Артур?

Ворую, - просто ответил я.

Да ну! А что? - Оживился очкарик.

Произведения искусства, старые монеты, редкие вещи.

И до сих пор на свободе?

Неа, я из тюрьмы сбежал, поэтому и сюда попал.

А как сбежали?

Хреново, как видишь. - Яичница была резиновой, поэтому приходилось активно разводить её пивом. Оно, к счастью, было больше похоже на натуральное. "Миллер" не "Жигули" конечно, ну да сойдёт для такого случая.

Дальше-то что делать будете?

Космолёт твой заберу и свалю отсюда, пока не спился совсем. - Парень погрустнел. - Ну, если хочешь, и тебя с собой возьму.

Да?

Нет. - Рассердился я. Даже Ларти не задавала так много вопросов.

Вспомнив о Ларти я помрачнел и замолчал. Вася последовал моему примеру, видно решив, что окончательно меня достал. Закончив с едой мы сбросили все остатки в мусоропровод и пошли собираться. Собственно, собираться пошёл Василий. Мне-то собирать было нечего. Правда я нашёл на одном из складов хороший, крепкий чёрный комбинезон для себя и большую сумку, в которую сложил приличный запас спиртного самых разных марок(не то, чтобы я был алкоголиком, но сказывалось напряжение последних суток, побег этот, да к тому же в тюрьме я за полтора года уже и забыл вкус спиртного - так, что мне простительно). Очкарику тоже собирать было особо нечего, но он суетился так сильно, что потратил на это целый час. Я же не теряя времени побывал в это время на оружейном складе. Решив, что вряд ли я в скором времени найду столь обширный арсенал, я для начала нацепил поверх комбинезона пояс с двумя лазерными пистолетами и тремя гранатами, а затем начал кидать в сумку всё, что попадалось под руку: две лазерных винтовки, и большой пулемёт, ручную плазменную пушку и огромный боезапас ко всему. В отделе холодного оружия и засунул в сапоги два метательных ножа, слямзил большой армейский нож, который своими размерами больше напоминал короткий меч. Не забыл я и о Нити, её я осторожно опустил в карман. Прихватив напоследок огнемёт я столкнулся в дверях с Васей, который удивлённо уставился на меня:

А зачем нам всё это?

Пригодится. - Пожал я плечами.

Сумка была тяжеловата, о чём я не преминул пожаловаться очкарику с намёком на то, чтобы тот достал нам какой-нибудь транспорт. Парнем он оказался сообразительным и крикнув мне:

Щас сделаем!!! - куда-то умчался.

Я же усевшись на пол в коридоре принялся ждать. Недолго правда. Вскоре откуда-то с улицы(оружейный склад находился на первом уровне) послышался грохот и ушедшая в стену дверь открыла передо мной вид на улыбающегося во весь рот Васю сидящего на плече у одного из роботов-чудовищ, которые чуть не отправили меня на тот свет.

Залезайте, - крикнул он мне, и я стараясь сохранять спокойствие приблизился к машине.

Ну и как ты себе это представляешь? - Тоном школьного учителя спросил я.

Ответом мне послужили действия робота. Он протянул мне лапу, на которую я сначала забрался сам, а потом взвалил на колени сумку с оружием.

Сейчас выберемся на поверхность, а там с километр до "Ханты-Мансийска". - Я приподнял брови и взглянул на Васю. - Так космолёт наш назывался, - пояснил он.

Сначала я, конечно, обрадовался неожиданному средству передвижения, но уже через несколько шагов робота я начал жалеть себя, представляя сколько нам ещё предстоит пройти. Трясло страшно. Каждый шаг буквально пересчитывал у меня в теле все косточки. Пока минуты три по одному из туннелей, освещаемому фонарём, предусмотрительно захваченным Василием, мы двигались к поверхности, он рассказывал мне о своём детище, не забывая время от времени похлопывать его по плечу тощей ладонью.

У них хорошо развитый искусственный интеллект, они способны сами двигаться и принимать самостоятельные решения.

Это я уже заметил, - отозвался я, невольно вспомнив битву с роботом.

Но я могу управлять ими и в ручную, - продолжал Вася.

Тут мы, наконец, выбрались на поверхность, меня при этом порядочно землёй присыпало.

А ещё они очень скоростные! - С гордостью заявил Василий и нажал какую-то кнопку на дистанционке, которую держал в руках.

Робот начал потихоньку набирать скорость и скоро нёсся по безжизненной равнине заставляя меня жалеть о том, что я съел злосчастную яичницу за завтраком. Сумка же то и дело норовила сползти с колен и шмякнуться на землю, поэтому мне с трудом удавалось удерживать её. Благо минут через десять мы прибыли и я от греха подальше поскорее слез с громадины.

А где остальные? - Спросил я у Васи, который тоже сполз с плеча робота и теперь с гордостью смотрел на меня.

Я их выключил. Где были там и остались.

И он пошёл вперёд куда-то за холм у которого мы остановились. Я поплёлся за ним волоча сумку. И тут обнаружил, что робот продолжает шагать за нами.

Эй, гений техники, а что твоя махина с нами поедет?

Да, возьму одного, места всё равно много, так что он мешать не будет.

Я пожал плечами и вслед за Василием обогнул холм. То, что открылось моему взору полностью развеяло мои сомнения по поводу вместимости корабля. Нет, я бывал на космодромах десятков планет и видел там большие танкеры и грузовые сейнеры, но такого. Это был, без преувеличения, летающий дом. В высоту он достигал метров двадцати, а в длину все двести. Откровенно говоря, я стал сильно сомневаться смогу ли я хотя бы поднять такую махину в воздух. Но выбора у меня не было, Вася улыбаясь сделал приглашающий жест войти внутрь.

Космолёт внутри был как и всякий другой, с тем только отличием, что каждая деталь в нём была раза в три больше. Я стоял при входе с роботом за спиной и не мог прийти в себя от увиденного зрелища. Вася же с невозмутимым видом пробежался по первому уровню и зашёл в лифт.

Вы так и будете стоять там, Артур, - нетерпеливо спросил он.

Иду, - отозвался я.

Лифт, в который помимо нас влез робот, поднялся на третий последний уровень и мы вышли на командную платформу. Да, да именно командная платформа, потому что рубкой это пристанище электроники, занимающее весь этаж назвать было никак нельзя. Вася провёл меня к пульту управления. Я провёл по нему пальцем, на котором собралось немало пыли. Отставив сумку в сторону я плюхнулся в кресло первого пилота, положил ногу на ногу и с гордостью произнёс:

Компьютер, данные о состоянии систем космолёта.

Да нет здесь голосовой связи. Это же старая модель. - Стали мне ответом слова Василия.

Это осложняло ситуацию, на пульте, конечно, были обозначения и сокращённые надписи, но я в них мало, что понимал. Посидев минуту в полном молчании я отослал парня вместе с роботом и оружием располагаться в каютах, а сам с видом ничего не понимающего двоечника уставился на пульт управления.

Так посмотрим, - начал я разговаривать сам с собой. Верный признак того, что я нахожусь в тупике. - "Двиг." должно обозначать включение двигателей, "Навиг." - включение навигационного компьютера, красная кнопка "Старт" - это понятно, а вот что такое "Разг." не ясно. Разгон, разгар???

Помаявшись ещё с полчаса я вроде бы во всём разобрался, только меня не отпускало чувство, что что-то все-таки не так. Слишком просто. Но тут пришёл Вася и прервал мои размышления предложением прогуляться по кораблю. Сначала мы спустились на второй уровень, где осмотрели все каюты и я смог выбрать себе одну. Также на уровне находились столовая и продуктовый склад. В целом здесь было уютно и просторно. А вот первый уровень оказался для проживания абсолютно не пригоден. Там находилось сердце космолёта - машинное отделение.

Ну вы разобрались, Артур? - Спросил очкарик, когда мы закончили нашу экскурсию и понимались на сей раз по винтовой лестнице обратно на командную платформу.

Почти, - не соврал я.

Что значит почти.

Это значит, что взлететь то мы взлетим, а что будет дальше не знаю.

Весело. - Грустно произнёс Вася.

У тебя отличное чувство юмора, - не упустил возможности съязвить я.

Пропустив моё замечание мимо ушей он продолжал:

Что вы теперь делать будете?

Взлетать. - Сообщил я и первым вышел на третий уровень.

Подойдя к пульту я спросил:

Робота куда дел?

В каюте оставил.

Молодец. Садись в соседнее кресло. - Сказал я Василию, а сам бухнулся в командирское.

А вы уверены, что всё будет в порядке?

Неа, - не понимая причин собственного веселья ответил я.

Для начала я передвинул рычажок с надписью "Пуск" и панель осветилась зеленым. Затем нажал на "Двиг." - ничего не произошло.

Спокойно, - сказал я испуганно наблюдавшему за моими действиями Васе.

Я уже смотрел на пульт в поисках новой кнопочки для нажатия, что-то типа "Провалиться прямо на этом месте от позора" или "Экстренное катапультированиеquote , когда все вокруг задрожало и вскоре космолёт наполнился звуком мерно работающего двигателя. Я гордо заулыбался и надавил на "Навиг". Небольшой дисплей передо мной заработал, и на экране появилась карта Новой Галактики, старая правда, но Астарту я там нашёл. С того дня, когда эту карту загружали в память навигационного компьютера было открыто и колонизировано ещё с пол сотни звёзд.

Закончив с навигацией я ободряюще похлопал Васю по плечу и мягко так, осторожно нажал на "Старт". Космолёт стал заполняться всё увеличивающимся шумом и вскоре он пополз. Да, да именно пополз, а не полетел. "Ханты-Мансийск" плавал несся вперёд по песку, так и не поднявшись в воздух. Я стал быстро думать что же делать, но тут меня за рукав потряс Вася.

Кажется у нас проблемы! - Заявил он и указал рукой вперёд, где через громадное стекло я увидел пока ещё вдалеке небольшую гору, в которую мы неминуемо должны были врезаться.

Ещё какие, - произнёс я и вспомнил о кнопки значение которой я так и не смог понять. Черненькая "Разг." была почти незаметна на зелёном фоне, но я её нашёл и что есть силы нажал.

Бортовой компьютер приветствует вас, командор.

Какого чёрта? - Обернулся я к Васе. - Ты же, мудак, говорил, что здесь нет голосовой связи.

А откуда мне было точно знать. Мой отец был биологом, а не капитаном космолёта.

Ну ты мог хотя бы рта не раскрывать понапрасну, - не унимался я.

Артур...

Идиот.

Смотрите!!!

Что смотреть?

Но парень уже вжался в кресло и побелел от страха. Я посмотрел вперёд, космолёт вот-вот должен был врезаться в груду камней.

Взлёт. - Что есть мочи заорал я компьютеру.

И проходя в сантиметрах от горы "Ханты-Мансийск" поднялся в воздух и направился к плотным и неплотным слоям атмосферы.

Делов-то, - выдавил я, пощупав рукой между ног - вроде сухо.

Сердце билось как бешеное. Старею!

Мы взлетели!? - Видимо не веря своему счастью сказал Вася, когда мы уже были в космосе.

Ага, - довольно отозвался я. - Компьютер состояние всех систем.

Нормальное.

Включить общегалактическую радиоволну.

Выполнено.

Из мощных динамиков послышались разные голоса. Пилоты как обычно балагурили, кто о чём.

Может про меня что-нибудь скажут, - обратился я к Васе, которого переполняли чувства и он носился по платформе смотря то в центральный, то в боковые иллюминаторы.

Ищут думаете?

Да нет, все думают, что я погиб. Вот я и хочу в этом убедиться.

Но вместо этого динамики заскрипели механическим голосом информатора:

Внимание! Всем пилотам! В районе Неизвестной Туманности пропал космолёт Межпланетной Службы Безопасности с двумя офицерами и девочкой на борту. Всем, кто сообщит любую информацию о пропавшем космолёте гарантированно вознаграждение.

Сначала я оторопел, а потом, что есть мочи заорал на весь корабль:

Компьютер, изменение курса.

Да, командор.

Неизвестная Туманность.

Курс изменён.

Вы чего, Артур, решили обогатиться за счёт МСБ? - Удивился Василий.

Девочка на том космолёте... - Я даже не знал как представить Ларти. - В общем, она помогла мне сбежать.

А ну тогда, конечно. Только вас не пугает наличие двух офицеров на борту космолёта.

Там разберёмся. - Потом немного подумав я предложил. - Если хочешь я высажу тебя на любой планете по пути.

Зачем? - Оскорбился Василий. - Я с вами до конца.

Ну как хочешь. Только заруби на носу Неизвестная Туманность не самое приятное место для путешествий и я до сих пор не могу понять зачем эти идиоты туда понеслись. - более того я до сих пор не мог понять какого чёрта я туда понёсся.

Ну нас же будет двое, - с детской непосредственность'fe заявил парень, хотя я гораздо лучше чувствовал бы себя если за спиной у меня стояла бы армия его роботов-чудовищ.

И потом с нами будет Молчун.

Это кто?

Робот мой.

Тогда я спокоен. С таким непобедимым отрядом мы пробьёмся везде. - Сострил я.

Глава третья, где я становлюсь сэром, Вася оруженосцем, оба - гостями. И, вообще, немного о Неизвестной туманности и её обитателях.

Затем прошли сутки, прежде, чем мы после двух прыжков в гиперпространстве приблизились к Неизвестной Туманности. В общем-то, я не много знал об этой системе. Проще говоря, почти ничего. С полвека назад, когда ещё Старая Галактика, активно расширяющая свои владения, не стала Новой произошло столкновение между МСБ(они наверное существовали вечно) и войсками Неизвестной Туманности после чего обе стороны понесли большие потери и в итоге разошлись, видимо копя силы для новой войны. Мы больше не проводили экспансию в ту сторону, а они, в свою очередь, не нападали на нас. Всё тихо и мирно, если только забыть о тех космолётах, которые случайно оказывались в зоне действия их радаров и бесследно исчезали. Но мне ли, человеку, который добровольно направляется туда, вспоминать об этом.

К вечеру космос заволок туман, верный признак того, что мы на месте, а следовательно неплохо было бы остановиться и подумать, что мы будем делать дальше.

Компьютер, остановка двигателей.

Есть, командор.

Я растолкал дремавшего в соседнем кресле Васю и заявил, что надо поговорить. Мы незамедлительно отправились в столовую, где быстренько сервировали стол нехитрой закуской и блоком бутылок пива. Осушив по паре каждый мы принялись за обсуждение плана действий.

Значит так, Василий, для начала нам стоит выяснить сколько планет в этой системе, а затем прочесать каждую в поисках девочки.

Не, не пойдёт. Если этих чёртовых небесных тел здесь сотня, а то и две мы не сможем проверить их всех.

Хорошо, согласен. Что ты предлагаешь?

Предлагаю связаться с их правительством и выдвинуть свои требования.

Да они нас в порошок сотрут, либо до того, как мы это сделаем, либо уж, наверняка, после.

А что тогда нам делать?

Мама, мама, что я буду делать? - Пропел я. - А ничего. Попробуем разобраться на месте, хотя бы тогда, когда кончится этот туман.

На том и разошлись. Приказав компьютеру на всех скоростях нестись внутрь, если так можно выразиться, я устроился в командирском кресле и посасывая пивко начал прикидывать сколько у нас шансов остаться в живых и сколько их у Ларти, но тут туман потихоньку стал рассеиваться и через пару минут предо мной открылся вид на космос. Но такого я никогда не видел. Ни одной звезды. Чёрное, абсолютно чёрное небо и где-то чуть справа от меня планета. Всего одна, но каких размеров!!! Она превосходила самую большую известную мне, Юпитер, как минимум в два раза. А необычный фиолетово-салатово-белый цвет её завораживал и притягивал к себе. Услышав крик откуда-то с лестницы, который вывел меня из оцепенения, я понял, что Василий тоже увидел планету.

Вы видели, Артур? - Влетел он на палубу. - Ни одной звезды. Ни одной.

Бывает, - заметил я.

Это из-за тумана, - закивал головой Вася.

Наверное. - Отозвался я. - Компьютер, сколько планет в данной системе.

Провожу сканирование.

Я ждал секунд тридцать-сорок прежде, чем машина выдала результат. Система, конечно, была ей неизвестна.

В этой системе одна планета.

Что??? - Хором завопили мы с Васей Дудкиным.

Быть такого не может, - от волнения я начал думать в слух. - Сколько летаю, а такого в жизни не видел.

Всего одна планета. Одна. - Повторял стоящий рядом парень.

Однако, не успели мы вдоволь наудивляться, как уровень осветился красным светом и по кораблю пронеслись слова:

Тревога!!! Присутствие сильного магнитного поля!!! Все системы выведены из строя!!!

Твою мать, - выругался я и кинулся к пульту. - Компьютер, ручное управление. Быстрее, чёрт тебя дери.

Ручное управление невозможно. Все системы выведены из строя.

Я оглянулся на стоящего позади Васю, на лице, которого отразился неподдельный ужас от всего происходящего.

За мной, - скомандовал я и по винтовой лестнице бросился вниз.

На втором уровне я налетел на Молчуна, который, как обычно, был при деле. Его не волновали никакие тревоги. На сей раз он нёс по коридору выглаженное бельё. Получив шишку на лбу и пинок от бежавшего сзади Васи я влетел в свою каюту. Рванув молнию сумки я бросил парню винтовку и два запасных магазина, отцепил от пояса и отдал ему гранату. Закинул чехол с плазменной пушкой за спину, и повесил на себя пулемёт, обмотавшись лентой. Затем подхватив вторую винтовку, побежал дальше. Схватил в столовой два походных пакета с едой и понёсся на первый уровень. За мной топали Вася и Молчун. Добежав до шлюза выхода я уселся на пол и прислонился к стене. Моему примеру последовали парень и робот, которому посадка удалась, вопреки моим ожиданиям, без каких-либо проблем. Перегрузки усиливались и поэтому я как можно быстрее стал говорить, обращаясь уже к двоим:

Слушайте сюда, когда сядем быстро вылезаем отсюда и мчимся куда глаза глядят. Лишь бы только подальше от тех, кто нас будет встречать. - Я перевёл дыхание и продолжил. - Девочка где-то на планете, и мы должны её найти.

Здесь перегрузки стали просто не выносимыми, и я замолк. Через несколько минут гулко обо что-то ударившись космолёт приземлился. Я вскочил и ударив по кнопке открыл шлюз. Не особо заботясь о том пригодна ли атмосфера планеты для дыхания я выпрыгнул на поверхность. Всё было в порядке, если, правда, не учитывать то, что упали мы в непроходимых джунглях, а вокруг нет не души. Джунгли, впрочем, тоже были какими-то странными, точнее сказать белыми. Да, да, вокруг были белые деревья, белая трава и стояли мы тоже на белой земле. Оглянувшись на удивлённого Васю и невозмутимого робота я сказал:

Вперёд.

И мы побежали. Впереди я, затем Вася, замыкал колонну Молчун. По моим расчётам нас должны были встречать, поэтому рано или поздно, но скорее всего через пару часов у нашего космолёта соберётся большая группа военных, учёных и кого-нибудь ещё, так что оставалось только бежать. В общем-то, всё было как обычно, только как-то странно было бежать среди белых деревьев по белой траве, не зная, к тому же, чего тебе от них ожидать. Больше всего меня, впрочем, смущало небо над головой. Оно было непривычного ярко-жёлтого цвета. План мой был прост и логичен. Поразмыслив на "Ханты-Мансийске" я пришёл к выводу, что раз никто из пилотов, попадавших сюда, не возвращался, то значит здесь население не слишком дружелюбное, а следовательно мне надо самому найти и спасти Ларти, если, конечно, она ещё жива. Лишь одно обстоятельство немного расстраивало меня. Размеры планеты. А в остальном всё в полном порядке. Вот так вот в думах я пробежал с километр, когда остановившись хлопнул себя по лбу и вслух заявил:

Идиот!

Затем я повернулся и с садистской улыбкой посмотрел на Молчуна.

Чего? - Вступился за него Василий.

Он же нас вез на там на твоей планете?

Да.

Ну так пусть теперь тоже поработает.

Через минуту мы с Васей довольные сидели на могучих плечах робота и как ни в чём не бывало осматривали окрестности. Я не мог поверить, но весь этот лес очень сильно напоминал мне земной, впрочем, на родной планете я уже давно не был и не могу сказать точно, тем более, что то существо, которое встало у нас на пути, появившись откуда-то из-за стволов, дало бы фору в росте и весе любому российскому медведю или африканскому слону. Молчун остановился в нескольких метрах от зверя и я получил прекрасную возможность его рассмотреть. Ростом метра два с половиной, в ширине метра на полтора. С виду неуклюжее, но суди по тому, как стремительно оно выпрыгнуло из-за деревьев таковым не являлось. Больше походило на носорога на высоких, с метр, ногах, к тому же сменившего рог на аж целых три рта с очень большими клыками и серый цвет на буро-желтый. В добавок посередине, того, что можно было бы назвать лбом сиял красный(ах! Как актуально) глаз.

А зачем тебе бабушка такие большие зубы? - Рискнул пошутить Василий.

Ответом ему стал рык зверя, который я попробовал бы перевести как: "С трёх раз догадайся, красная шапка". Я кожей чувствовал, что он вот-вот бросится на нас и поэтому выстрелил. Заряд вошёл чудовищу в одну из бездонных глоток, и оно бросилось вперёд. Проще говоря, прямо на нас. Я продолжал стрелять, оставляя на теле зверя рваные, кровоточащие раны. Но то упорны пёр вперёд. Ко мне присоединился Вася и уже из двух стволов летели в существо смертоносные разряды. Зверь упал на белую траву, забрызгивая её обычной красной кровью. Мы перестали стрелять, но тут он собрал всё силы и изогнулся в красивом предсмертном прыжке. Кто бы мог подумать, что такая махина сможет так высоко прыгнуть. Как зачарованный я смотрел на неё и опомнился только тогда, когда зверь оказался уже над нами. Я отбросил винтовку с израсходованным боезапасом и схватился за пулемёт. В гневе я страшен!!! Я изрешетил чудовище ещё в воздухе, и оно падая зацепило меня и скинуло на землю. Хорошо ещё, что я, умница такая, успел увернуться. Да так и остался лежать рядом с поверженной мною грудой мяса.

Хороший выстрел, достопочтенный сэр.

Из рощи выехала группа всадников преимущественно на гнедых жеребцах. Лишь их предводитель гордо восседал на вороном красавце.

Не будет мне покоя в этой жизни! - Вслух произнёс я не обращаясь ни к кому и уже мысленно готовясь к тому, что меня сейчас пристрелят лежащего, а Васю, к примеру, заберут в местную поликлинику для опытов.

Позвольте представиться. Долт Карл Баррель. Мой замок неподалёку, поэтому позволю себе пригласить столь достопочтенного сэра к себе, разделить трапезу и кров.

Вот этого мне ещё не хватало. После стольких мучений попасть на планету со средневековым укладом жизни. Впрочем, выбор у меня был. Я взглянул на Васю, на лице которого читалось полное непонимание происходящего, и понял, что лучше сейчас последовать предложению этого Долта, кажется. Это хотя бы запутает погоню, если таковая имеется, поскольку я не заметил ничего хотя бы отдалённо её напоминающее на протяжении всего пути. Решившись я улыбнулся Карлу и напустив на себя побольше пышности, став похожим на гуся при этом, произнёс:

С удовольствием принимаю ваше предложение, достопочтенный сэр.

Долт, - поправил меня всадник.

Прошу прощения. - Смутился я.

Мои слуги заберут трухха, если вы, конечно, не возражаете, сэр. - Долт кивнул на зверя, лежащего у моих ног.

Нет, нет. - Заверил его я, поднимаясь.

Ко мне подвели коня, на которого я не преминул вскочить. После чего Карл Баррель улыбнувшись заявил:

У нас будет хороший обед. Труххи этой весной великолепны.

Ага, - сглотнул я. Меня совсем не радовала перспектива пожирания того, что я только что убил, но спорить не стал.

Ваш оруженосец будет ехать на вашем странном коне? - Спросил Долт.

Я оглянулся на Васю, который услышав наш разговор кинул на меня злобный взгляд. Я в общем-то не злопамятен, но тут вспомнил то, как мы чуть не разбились при взлёте из-за того, что парню не лень было потрепать языком, и он заверил меня, что разговорного режима на космолёте нет, и решил отомстить.

Да. Думаю, да.

Вася за моей спиной промычал нечто невыразительное, но явно нелестное в мой адрес. Через десять минут мы уже ехали по лесу. Впереди я и Карл, затем Вася на Молчуне, слуги Долта, замыкали процессию четыре пеших стражника с трудом тащащие громадного трухха. Не знаю почему, но ехали мы в полном молчании, сопровождавшимся беспрерывным ворчанием Васи о неблагодарных свиньях часто встречающихся на свете и о том, как ему везёт в общении с ними. Зато я смог рассмотреть спутников. Молодой, лет двадцати трёх, Долт был одет в чёрный старомодный камзол, который на моей родине носили в незапамятные времена, он был расшит золотом и камнями, опытным взглядом я определил, что это рубины и алмазы, не ограненные, правда, но это, на мой взгляд придавало им больше прелести. На шее у Долта болталась золотая цепь с бляхой посередине, в которой торчал не огранённый же, но о-о-очень большой рубин, на пальцах блестели многочисленные перстни. Я, впрочем, камешки таскать не любил и особой зависти они у меня не вызвали. Так же, как и он, были одеты и его слуги, только костюмы их были красного цвета и без украшений. Ах, да. У Карла на голове ещё был чёрный берет с брошью в тон камзолу. От людей они внешне не отличались, что было очень кстати для меня. Через полчаса лес закончился и мы выехали на широкое, сколько хватало обзора, белое поле, где на горизонте возвышался замок с виду вроде бы обычный. Пока подъезжали я думал, что, пожалуй, это хорошее место для обороны. Если на замок будут нападать, то вряд ли они останутся незамеченными на равнине, покрытой белой травой. Вскоре мы подъехали к замку и рассмотрев его поближе я понял, что рановато делать выводы о социальном развитии на этой планете. Около стен, как и полагалось, был вырыт глубокий ров, в котором пенилась неприятно-салатового цвета жидкость, но вот сами стены и башни были не каменными, и стальными. Точнее сказать из стекла и стали, да и ворота открылись бесшумно отъехав(или въехав) в стену, где и застыли пока вся процессия не очутилась на внутреннем дворе. Здесь всё так сильно контрастировало с появившимися всадниками, что мне показалось будто они здесь чужие. Впрочем двор это неверно сказано. Скорее пространство, на котором вокруг средних размеров трёхэтажного коттеджа стояли преимущественно новенькие из неизвестного мне материала сделанные одноэтажки. Также рядом стояло несколько машин необычного вида, но очень смахивающих на джипы. И, вообще, люди ходившие здесь были и одеты совсем по другому. Кто как. В основном из-за жары в майки и шорты. Карл слез с коня и отдал поводья подбежавшему мальчишке.

Ох, эти маскарады с охотой. Я смотрю у вас это не практикуется. - И он кивнул на мой пулемёт.

Нет, - недоумённо покачал головой я.

Все слуги уже разбежались и на площади остались только прохожие, Долт, я и Василий, который стоял рядом с Молчуном, делая вид, что он вообще здесь не причём.

Идёмте, я провожу вас, в мой коттедж, - обратился ко мне Карл.

Тут к нам подскочил парень в расстёгнутой кожаной жилетке на голое тело и джинсах.

Гал, - обратился к нему Долт. - Распорядись на кухне, чтобы готовили обед.

Есть, сэр. - И слуга бросился в дом.

Я же пошёл вслед за Долтом, сопровождаемый Васей, который не упустил возможности шепнуть:

Оруженосец?! Ещё бы садовником меня окрестили.

В доме было всё говорило о том, что на этой планете научно-технический прогресс погостил везде. Как только мы вошли сразу же очутились на плывущей куда-то вверх дорожке из чего-то мягкого, вязкого и оранжевого на вид. Дорожек таких по дому было разбросано множество, и по одной из них нам навстречу плыла молодая красивая мулатка с роскошной копной серо-голубых волос. Роскошный бюст был спрятан за ленточкой купальника, а вот ножки можно было созерцать, что называется в полном объёме, благо длина и стройность их не позволяла пожалеть о времени потраченном на это занятие. Вася за моей спиной часто задышал. Бедный парень три года не видеть ни одной женщины. Ужас!!!

Моя жена, Антея, - сияя представил нам незнакомку Карл. - А это... Великий Цук, я забыл узнать ваше имя милейший. - Обратился он ко мне.

Артур.

А это сэр Артур и его оруженосец.

Вася шумно вздохнул, видимо смирившись со своей ролью.

Красотка перешла на нашу дорожку, томно улыбнулась мне и протянула прелестную ручку, которую счёл за честь тут же поцеловать.

Антея проводит вас в ваши апартаменты, где вы сможете переодеться, принять душ и отдохнуть с дороги. - Сказал Долт переходя на другую дорожку. - А я пойду переоденусь пока.

Жена аристократа снова улыбнулась, взяла меня за руку и мы сошли с дорожки прямо к большим резным деревянным дверям. Я такие видел только в некоторых музеях некоторых отсталых. И должен сказать, что, когда увидел такие впервые со мной случился конфуз. Это было в музее античных искусств на Марсе, откуда я унёс древнюю вазу. Но не в этом суть. А в том, что я битый час пытался найти кнопку открытия такой двери. И только после того, как облазил все стены и потолок в музее я догадался просто толкнуть её. Пока я вспоминал безрадостные моменты своей богатой приключениями жизни, мы уже оказались в большой зале. Все стены были сделаны из какого-то нежно-голубого материала. Из мебели присутствовали только несколько десятков мягких на вид диванов, расставленных везде: возле стен и окон, в середине зала и низкий, но большой хрустальный стол, на котором возвышался поднос с неизвестными мне фруктами.

Располагайтесь, - предложила нам мулатка. - Там, - она указала на тоже деревянную дверь, правда гораздо меньше входной, которая находилась в стене. Ванная и уборная. Если вам что-нибудь понадобится, то: - Она замешкалась что-то ища глазами. - Позвоните в этот колокольчик. - Красавица подняла его с нежно-голубого дивана и поставила на стол.

Затем призывно покачивая бёдрами повернулась и бесшумно вышла из зала.

Хм, да. - проводил её взглядам Вася.

Она уже замужем Василий, - похлопал я его по плечу. - И я бы на твоём месте не рисковал. Во-первых это неприлично, мы ведь в гостях. А во-вторых кто знает Долт ведь тебя может и пристрелить.

Я в ванную. - Заявил Василий и прежде, чем я успел возразить распахнул дверь и исчез там, судя по звуку закрывшись на щеколду.

Падла, - беззлобно сказал я падая на мягкий диван. Настолько мягкий, что он просто чуть не поглотил меня.

Впрочем, Вася дал мне время побыть в одиночестве, пожалуй, впервые за последние полтора года, а заодно и подумать над сложившейся ситуацией. Вообще-то, честно говоря, я ничего не понимаю. Погони нет, в лесу я встречаю какого-то Долта(кстати надо бы выяснить кто это такой) в древних одеждах, а потом вижу, что на самом деле у их планеты довольно высокий уровень развития, он неизвестно за кого меня принял, сейчас я нахожусь в его резиденции и не знаю, что мне делать. Можно, конечно, выложить ему всё на чистоту, но, боюсь, результат будет не в мою пользу. Впрочем, другого выхода я не видел.

Свободно! - Радостно возвестил меня Вася.

Твою мать! - Оглядел его я.

Вроде бы в парне осталось всё так же, но вот только причёска. Она была сделана по последней моде. Ну не сам же Василий постригся и так себя уложил.

Там есть такая машинка, одеваешь её на голову и она всё это делает. Развеял мои сомнения очкарик.

Принято, - ответил я и направился в ванную, горя желанием испытать инопланетное чудо техники.

Артур! - Остановил меня Вася.

Чего?

А что нам дальше делать?

Не знаю. - Честно ответил я и закрыл за собой дверь.

Ополоснувшись в душе, где настоящая бесцветная вода била струями из отверстий в стенах, на полу и в потолке, я стал чувствовать себя посвежевшим. Машинку-парикмахера я тоже нашёл, правда воспользоваться ей не смог ибо волос после последней пытки в тюрьме у меня оставалось не так уж и много. Выйдя я увидел Василия, который грозно поглядывал то на колокольчик, то на блюдо с фруктами. Видимо решал, что ему сделать: попробовать плоды чужеземной экзотики или позвонив узнать нет ли здесь чего-нибудь более знакомого, чем чёрные и белые плоды напоминающие земные бананы или телесного цвета яблоки(если это они, конечно). Я сел на противоположный диван откуда открывался вид во двор, где неторопливо ходили люди, из ворот вылетала машина, а кто-то копался во внутренностях другой. Осмотрев всё я остался доволен обстановкой. Пока что нас никто не собирался хватать и бросать в каземат или использовать, как подопытных кроликов. Но всё же интересно сколько мы будем сидеть в этой комнате. Будто читая мои мысли Вася произнёс, всё-таки решившись попробовать черноё подобие банана:

И долго нам ещё здесь сидеть?

Я ответил вопросом на вопрос.

Вкусно?

Ага! По вкусу зулю напоминает.

Я вспомнил вкус мягкого плода десятиметровых деревьев планеты Кукзер, выходило, что "банан" был сладким. Я попробовал и не ошибся, действительно было очень вкусно. Когда мы принялись за вторую порцию к нам вошёл пожилой мужчина с повадками потомственного слуги и возвестил нас о том, что Его Светлейшество просит нас разделить с ним трапезу. Мы с радостью тут же согласились, даже не смотря на то, что к столу было обещано подать ту тварь, что я пристрелил: Чёрт! А когда же я её пристрелил? Когда мы летели к планете, то была ночь, а, когда сели - день. Надо будет спросить у Долта какой у них часовой пояс. По хитрым сплетениям дорожек-конвееров мы вслед за дворецким добрались до столовой. Тоже не маленькое, надо сказать, помещение, а, что самое интересное довольно экзотического вида. На стенах, потолке, полу были нарисованы всевозможные сцены из какой-то книги, наверное. Я видел такие в Музее Былой Старины в Сергиевом Посаде на Земле, когда был ещё совсем маленьким. Там в одном зале был нарисован конец света, который должен был произойти ещё много веков назад, но так и не свершился, предоставив возможность грешникам доживать свой век в спокойствии и радости. Спасибо тебе, Господи! Хоть я в тебя и не верю. Не знаю, но здесь, насколько я понял из увиденного описывались приключения какого-то странного парня с ног до головы в железе, который спорил с каждым встречным и за это либо получал сам, спеша после помириться, либо успешно доказывал свою правоту с помощью длиннющей железной палки в руках.

Нравится? - Поинтересовался Карл довольно усмехаясь.

Да.

Похождения одного из моих славных предков. Прошу к столу.

Его слова разносились по залу, едва уступающему по размерам "Ханты-Мансийску".

Спасибо. - Хором отозвались мы с Васей.

Я сел по левую руку от Долта, а Вася рядом со мной, по правую сидела Антея. Стол смог вместить бы ещё человек сто, но я не стал заострять на этом своего внимания. У меня были другие планы. Например, рассказать обо всём Долту. Он внушал мне доверие, что однако не помешало шёпотом поинтересоваться у Васи, где он оставил Молчуна.

На конюшне, - огрызнулся тот.

Он нам может понадобиться.

Видимо тон у меня был такой, что Вася сразу подтянулся и кивнул.

Всё в порядке. Я его контролирую, оружие у него.

Пока мы шептались Долт приказал вносить еду. И вскоре на столе появились различные блюда и напитки. Я надеялся, что здесь не в силе сухой закон. В центре стола разместили жаренного трухха. С интересом понаблюдав за тем, как ловко орудуют слуги я повернулся к Карлу и заговорчески заявил:

Карл, нам надо серьёзно поговорить.

Я с удовольствием вас выслушаю. - Наклонился он ко мне.

Без свидетелей!

О, не волнуйтесь! Мой слуги хорошо воспитаны.

И всё же:

Все свободны! - Громко и отчётливо произнёс Долт.

Когда все вышли он вопросительно уставился на меня, и я вздохнув начал:

Карл! Я и Вася не с вашей планеты.

Не трудно было догадаться, - усмехнулся тот. - Трухха не убивают из лазерных винтовок, а уж тем более господа не ходят на охоту, в той одежде, что была на вас.

Сам он уже успел переодеться и сидел за столом в просторной белой рубашке, сделанной из материала, напоминавшего шёлк, и светлых, песочного цвета штанах.

После его слов я весь напрягся, как внутренне, так, видимо, и внешне ибо Долт продолжал:

Не волнуйтесь, Артур, Вася, я не уважаю методы работы наших доблестных учёных с пришельцами извне и поэтому не сдам вас Большому Учёному Совету и даже помогу вам.

Только поэтому? - Несколько расслабился я.

Нет. Ещё из мести! - Рассмеялся он. - Всегда, знаете ли, мечтал побывать за пределами Казармы, так называется наша планета, но это противоречит политике Совета.

Интересно, а знает ли он как актуально для его случая звучит перевод названия планет на мой язык.

Одно мне не понятно. Зачем вы прилетели сюда?

Понимаете ли, Карл: Я могу вас так называть?

Да, конечно!

Кстати, что обозначает приставка к вашему имени?

Долт - это символ высокородности. Но к вам это не относится. Вы мой гость, а в скором времени, думаю, и друг, поэтому вольны называть меня, как вам угодно.

Мне понравился ответ парня. Он располагал к общению, но всё же не стоило забывать об осторожности. Я продолжил:

Так вот, Карл, дело в том, что на вашей планете совершил посадку один космолёт с двумя офицерами организации сходной с вашим Советом и девочкой на борту. Она в своё время спасла мне жизнь, и теперь настала моя очередь: Если, конечно, она ещё жива.

Если ваш, как вы говорите, кос: Я, простите, говорю с вами не на родном языке и некоторые новые слова мне трудно произносить.

Как же вы узнали наш язык?

Вы так громко говорили в лесу со своим другом, что это нетрудно было сделать.

Чёрт! Язык мой - враг мой. Если бы вместо Долта нам встретились бы ребята из местного совета, то валялся бы я сейчас на нарах, а не сидел за обеденным столом.

А какой язык ваш родной? - Поинтересовался я. Не зря же я знал шестьдесят два языка Новой Галактики. Спасибо наставнику!

Карл произнёс несколько фраз на языке состоящим из одних согласных. Он был больше похож на урчание, но я знал его неплохо, хотя и испытывал трудности с произношением. Дальше разговор я уже продолжал на его языке.

Так чем вы можете помочь нам, Карл?

Всем, чем смогу. Оружие, транспорт, провизия. Но вот сказать, где точно находятся ваши друзья не смогу. Дело в том, что Главная Лаборатория Совета находится в небольшом охраняемом академическом городке рядом с Длрпцвм.

С чем? - если бы Долт не выгнал всех слуг, и мы бы сейчас уже ели, то я непременно бы подавился.

Длрпцвм - это наша столица. - пояснил Карл.

Понятно, - ответил я поглядывая на еду. Видимо гостеприимный хозяин увидел мой взгляд и позвонил в стоящий рядом колокольчик.

Тут же появились слуги, которые в течение нескольких минут ухитрились порезать трухха и заполнить мою тарелку и тарелки остальных присутствующих за столом кусочками и ломтиками всех блюд. Я и Вася могли лишь молча наблюдать за их мастерством. Карл же гордо улыбался. Когда, наконец, все преступили к еде он продолжил:

В этот академический городок, насколько я знаю, привозят всех, кто так или иначе оказался на нашей планете. Что там делают с пришельцами не знаю. Слухов много, но все они не кажутся мне правдоподобными. К тому же я не так часто бываю в свете, чтобы знать их все.

Далеко это отсюда? - я с ужасом смотрел на тарелку с мясом трухха, решаясь попробовать его, но тут меня одёрнул Вася:

Что за чертовщину вы оба несёте?! Я вообще ничего не понимаю.

Я вкратце объяснил парню в чём дело, а потом попросил Карла продолжать, решившись таки откусить кусочек. Трухх оказался очень вкусным. Его нежное мясо просто таяло во рту, а запив всё это каким-то крепким, но по вкусу напоминающим вино напитком почувствовал себя самым счастливым человеком во всей Новой Галактике и в Неизвестной Туманности, чёрт бы её побрал!

Не очень. Примерно три дрнктрп.

Не понял!

У вас, наверное, другая система измерений. - первым сообразил Долт.

Ага! Метры, километры, мили, мегокилометры, космомили.

Что есть метр?

Это: - я пытался подобрать слова. - Два моих шага.

Карл задумался прикидывая расстояние.

Это где-то около трёхсот шестидесяти тысяч ваших шагов, Артур.

Я присвистнул. Выходило, что до городка около ста восьмидесяти километров.

Но я дам вам машину. - поспешил уточнить Долт.

Что он говорит? - оторвался от еды Василий. Из-за местного диалекта у него явно возникали проблемы с пищеварением.

Говорит, что переться нам сто восемьдесят километров.

Вася чуть сполз с высокого стула, посмотрев на меня убитым взглядом.

Но он обещает дать нам машину.

Ну зачем так человека пугать, - сразу встрепенулся очкарик. - Скажите, пусть ещё этой водички нам на дорожку даст. Уж больно хороша. - видимо Васёк уже начал хмелеть с инопланетного зелья.

Когда мы закончили, как я выяснил, ужинать, то направились в кабинет Карла, где все стены и потолок были украшены резными деревянными пластинами с затейливым узором, только на полу были положены плоские, ровные деревянные рейки. Алиса к тому времени покинула нас и мы спокойно втроём, вместе с Васей, который уже не чувствовал себя ущемлённым ибо с него были сняты все обязанности оруженосца, обсудили как нам быть дальше и в чём нам поможет Карл. Всё решив мы ещё с часок мило поболтали за стаканчиком вязкой жидкости, название которой я не осмелюсь произнести, так как такого количества согласных в одном слове я не слышал никогда. Мы уже было собрались ложиться спать и весело смеясь выходили из кабинета, когда вдруг по всему дому и двору разнеслось:

Долт Карл Баррель, немедленно откройте ворота и опустите мост! Большому Учёному Совету стало известно, что на территории ваших владений вы скрываете инопланетных существ.

Великий Цук!!! И здесь меня достали, а ведь права не имеют! - ярость просто переполняла Долта.

Он бросился вниз по дорожкам, которые тут же ускорили свой ход. Я за ним. За мной Вася, который всё равно ничего не понял из произнесённых ранее слов, но догадался, что творится что-то неладное. Выбежав во двор чуть позже Карла я застал его отдающим приказы офицерам охраны, которых я раньше не замечал. Те быстро подбегали к группкам вверенных им солдат и неслись вместе с ними на стенах. Вскоре все заняли оборонительные позиции, а Карл даже успел сходить в коттедж и взять там короткоствольный лазерный автомат. Я таких систем раньше не встречал, но, что это именно он догадался. В итоге только мы с Васей, как два остолопа стояли посреди двора не принося никакой пользы. Всё вмиг затихло и Карл повернулся ко мне:

Сейчас развлечёмся!!! - радостно возвестил он меня. Молодой ещё. Жизнь не ценит, дурак. Но у меня не было ни времени, ни желания его переубеждать.

Карл, это всё из-за нас. Может быть тебе лучше сдать нас, а там будь, что будет.

Он недоумённо посмотрел на меня.

Я не предаю своих друзей! - сказал он.

Спасибо! - меня, как ни странно тоже переполнял избыток чувств.

Я вкратце объяснил Василию в чём дело, и тот с помощью браслета отдал приказ Молчуну, который вскоре присоединился к нам, принеся оружие. Вооружившись винтовками, мы вместе с Долтом поднялись на стену. То, что открылось моему взору было поистине красиво. На белой, как земной снег, траве передо рвом с салатовой жидкостью, которая теперь покрывалась большими, в метр диаметром, пузырями, которые лопались на моих глазах выбрасывая в воздух брызги, стеной стояли оранжевые машины рядом сновали люди в небесно-голубых одеждах, хотя это сравнение относительно. Здесь цвет неба был совсем другим. За символической стеной стояло в разброс ещё с десяток машин, на этот раз по цвету сходных с костюмами людей, снующих возле них. Всё это мигало разными яркими цветами, но не издавало никаких звуков. Создавалось впечатление, что ты оглох и онемел. Вокруг меня замерли солдаты Карла, и лишь пролетающая птица разорвала тишину своим зовущим криком. Прикинув соотношение сил я решил, что шансов у нас не много, но Васе сказал:

Приготовься парень, биться будем до конца!

До чьего? - обречёно спросил очкарик.

Посмотрев ещё раз на стоящие передо рвом машины я пожал плечами и ответил:

До нашего, наверное.

Это заявление явно не обрадовало Василия, но тем не менее он попытался изобразить на своём ещё почти детском лице воинственность и с готовностью поднял винтовку. Я вообще-то по жизни оптимист и даже в этой ситуации решил, что ещё не всё потеряно. Однако, с противоположной стороны стены послышалось:

Ваше Светлейшество, здесь у нас проблемы!

Вслед за Карлом мы пробежали по широкому основанию стены и оказавшись на другом конце увидели, что там творится примерно то же самое, что и у ворот, только, пожалуй, и людей и машин было побольше.

Карл! - сказал я молодому человеку, который радовался как ребёнок. - Тебе лучше нас сдать пока не поздно, а то и людей потеряешь и сам погибнешь.

Ещё чего! И самому добровольно помочь Совету! Нет уж! У меня есть другая идея! - Долт снова начал говорить на русском.

Он понёсся вниз по лестнице, схватив меня за руку и увлекая за собой. Спустившись мы добежали до небольшого ангара, рядом с которым стоял невозмутимый парень чуть младше Барреля и улыбаясь во весь рот весело болтал со смазливой девчонкой. Глядя на эту пару у меня создалось впечатление, что ничего и вовсе не происходит.

Ванесса, а ну быстро в дом. - гаркнул Карл, и девушка тут же исчезла.

Парень, облачённый в какую-то серую форму, вытянулся по стойке смирно. Обращаясь к нам Долт произнёс не без гордости:

Дочь моя!

Мы с Васей удивлённо переглянулись. Девушке было лет семнадцать на вид. Ну не мог же Долт зачать её в пятилетнем возрасте. Тем временем Карл обратился к парню:

Дали, отвезёшь этих людей к Засюкинским болотам, там их оставишь и сразу назад! Теперь вы, - он повернулся к нам с Васей. - Он оставит вас у болот, по ним до Академгородка идти по-вашему с пятнадцать километров. Пакеты с едой возьмёте в машине. Всё!!!

Карл пожал нам обоим руки и снова побежал на стену.

Хороший мужик! - радостно сказал Вася.

Ага, только, насколько я понял, он тебе в отцы годится.

Простите, - отозвался парень. - Мне начинать?

Да. Приведи Молчуна. - Это уже было сказано Василию.

Очкарик нажал кнопку на браслете, что висел у него на левой руке, и где-то в стороне послышался топот. И вскоре из-за угла показался Молчун с нашим арсеналом в лапе. Наблюдая за его приближением я отвлёкся от происходящего в ангаре и опомнился только тогда, когда оттуда выехало небольшое: яйцо. Да! Именно яйцо. Как и все обычные машины оно плыло над землёй, но было абсолютно герметичным. Вдруг по двору пронеслось очередное сообщение от Совета, который я уже потихоньку начинал ненавидеть. Если у них такое частенько творится, то это достало, наверняка, так, что хотелось перестрелять их всех.

Долт Карл Баррель! Немедленно откройте ворота, иначе ваша резиденция будет атакована войсками Большого Учёного Совета!!!

Загремели выстрелы. Со стен начали доноситься возбуждённые крики.

Ну что летим?

Входной люк в яйце отъехал и в проёме снова улыбаясь стоял пилот. Недолго думая я нырнул внутрь, за мной Вася, за ним втиснулся Молчун. Пилот присвистнул:

Габаритный груз!

Ты давай взлетай. - крикнул я парню.

Улыбнувшись он кивнул и полез в кабину, а я огляделся. В общем-то яйцо нельзя было назвать просторным. В нём было всего два отделения. В одном находился пульт управления и кресло пилота, во втором, обшитом мягкой на ощупь материей, имелось два небольших дивана, на которых и расположились мы с Василием. Молчун стоял рядом. Через большой иллюминатор в полу я увидел, как мы стремительно поднялись над резиденцией Долта. Солдаты на стенах приветственно махали нам руками, оторвавшись от расстрела войск Совета внизу. Вот и сам Карл, загадка возраста которого, видимо, навсегда останется для меня загадкой. Человечки в небесно-голубых костюмах за стенами замка тоже нас заметили и начали палить, но, видимо, не причиняли нам никакого вреда. Мы с Васей рассмеялись. Земля всё удалялась и казалось, что всё самое страшное осталось далеко внизу, но тут яйцо вздрогнуло, и мы полетели на пол. Из кабины пилота послышались фразы, которые на русский переводились однозначно. Велев Васе сидеть на месте я перешёл в кабину.

Что случилось?

Нас атаковали. Мы теряем высоту и скорость, но до Засюкинских болот должны дотянуть.

Вся кабина была озарена миганием разноцветных лампочек. Некоторые провода вылезли наружу и обгорели. Пилот был сосредоточен и предельно внимателен. Было заметно, что вести это яйцо в таком состоянии ему было неимоверно трудно.

Ты уж постарайся! - попросил я его. Он кивнул, и я спросил. - Что такое Засюкинские болота?

Не самое приятное местечко, но зато охраняет Академгородок от всяких нежеланных гостей. В остальных местах кордоны охраны. Вы сможете пробраться только через топи. Если Великий Цук: - яйцо резко накренилось, всё быстрее и быстрее теряя высоту, но пилоту удалось вернуть его в прежнее положение.

Что, Дали?

Помоги нам и вам Великий Цук, потому, что я не знаю никого, кто бы пробрался через болота.

Я вернулся к Васе и сел на диван.

Ну что? - он тут же подсел ко мне и вопросительно на меня уставился.

Хреново! Можно сказать, что хреновей не бывает! Яйцо подбили, но до болот дотянем. Однако, насколько я понял, это не самое приятное место.

Что это значит?

Вот прилетим и узнаем.

Под свист и шум двигателей мы стали собираться я перезарядил пистолеты, повесил через шею пулемёт, прицепил на пояс плазменную пушку и проверил ножи и Нить. Несмотря на то, что я давно понял, что винтовка и Вася вещи несовместимые я всё равно отдал её ему. Тут раздался крик пилота, который затем пришлось перевести очкарику:

Мягкой посадки, господа!!!

Я с ужасом посмотрел вниз, где в иллюминаторе отчётливо было видно что мы успешно входим носом в землю всё глубже и глубже. Наконец мы остановились. Вася, лежавший на полу, поправил очки и заявил:

Если это мягкая посадка, то я сестра Молчуна.

Мудак ты! - отозвался я, зная чего стоило пилоту посадить эту колымагу.

А что касается Молчуна, то он как раз остался стоять на месте, как и стоял. Присосался, наверное. Чёрт его знает, что Васёк в него напихал. Я протиснулся в кабину пилота. Дали сидел прислонившись к пульту и ругался.

Выходить надо! - крикнул я, боясь, что пилот в шоке, но тот быстро вскочил и нажал какую-то кнопку на пульте.

Люк открылся, и я бросился к выходу. Надо сказать, что яйцо довольно глубоко вошло в землю и от былого простора выхода не осталось и следа. Буквально выползя на поверхность я огляделся. Вокруг всё было так, как я привык видеть на этой планете: белая трава, белые деревья(некоторые сломанные. Видимо, пострадали от нашей "мягкой" посадки). Из привычного ландшафта выбивались лишь две вещи: яйцо наполовину ушедшее в белую землю(она, кстати, и внутри была тоже белой) из которого неуклюже выбирался Василий, подталкиваемый Молчуном и небольшая чёрная узорная ограда сантиметров тридцать вышиной, за которой всё было так же, как и перед ней. Она простиралась в обе стороны насколько хватало взгляда.

Вот там и есть Засюкинские болота. - сообщил Дали, стоя рядом со мной и указывая на ограду рукой.

Не похожи они на болота. - засомневался я.

Я там не бывал, но раз назвали их болотами значит это они и есть.

Логично. Что ты теперь делать будешь?

Обратно пойду.

Долго. - прикинул я расстояние.

Ничего доберусь. Вот. Это вам. - и он протянул мне два чёрных пакета. Здесь еда.

Ещё один он оставил себе и собрался прощаться, но я остановил его и сползав в яйцо достал вторую винтовку, которой не собирался пользоваться и отдал ему.

Спасибо. Мне пригодится. По пути могут встретиться патрули Совета. Лучше на них не нарываться. Наш Долт у них не в фаворе.

Спасибо тебе, Дали. Удачи.

Он искренне засмеялся.

Поверьте, вам она понадобится больше. - и он пошел совсем в другую сторону от ограды.

Что он сказал? - обратился ко мне Вася, когда минуты через три Дали уже исчез за деревьями.

Он сказал, что нам туда. - я указал рукой в сторону ограды и первый направился туда.

Глава четвёртая. Засюкинские болота или хреновей не бывает!

Не нравилось мне все это. Когда человек смеётся так, как смеялся пилот добра не жди. Странно, но когда я думаю, что хреновей уже не бывает, становится ещё хреновей. А в душе у меня сейчас так и вообще чёрти что.

Постояв чуть-чуть перед невысоким чёрным заборчиком я всё же пересилил себя и шагнул. Если я и рассчитывал на что-то необычное, то этого не произошло. Более того всё стало на круги своя. Небо над головой снова стало голубым, немногочисленные деревья вокруг снова приняли грязно-коричневую окраску стволов и зелёную листьев, трава тоже была зелёной, но я даже не успел этому удивиться или порадоваться, ибо почувствовал, что начинаю довольно быстро проваливаться сквозь землю. Хотя и той, тоже принявшей свой обычный "земной" цвет, как таковой не было, а было болото. Не знаю долго бы я так стоял, решая, что мне делать, но дикий крик Василия вывел меня из состояния ступора:

Блин! Ребята, рано мне ещё в землю то! - и тут же схватился за моё плечо.

Признаюсь честно: мне эта его затея не понравилась, я всё быстрее стал погружаться в трясину.

Кретин! - бросил я ему.

Жить хочется!

Я начал оглядываться в поисках спасения и ничего не находил. До деревьев было далеко, вокруг метров на десять в любую сторону - болото. Но что самое интересное! Позади меня тоже было болото, правда на месте была и чёрная невысокая ограда. Не знаю на чём она держалась, но я стал держаться за неё. Моему примеру последовал и Вася, который из-за того, что постоянно вертелся, погрузился уже по грудь. К счастью ограда держала нас. Хуже всех пришлось Молчуну. Бедный робот почти полностью ушёл в трясину, вот прощально мелькнула его макушка и он пропал. Даже кругов не разошлось.

Пошли, - сказал я Васе и поплыл вперёд подтягиваясь на руках.

Ноги и туловище вязли в трясине, но выбор был небольшой: либо назад к, наверное, уже подоспевшим войскам Совета, либо до тех деревьев, что растут в метре от ограды, но в некотором отдалении по длине заборчика. Уже тогда, когда до желанных деревьев оставалось не более трёх-четырёх преходов-подтягиваний на руках из воздуха над оградой появилась голова, которая, надо сказать, была очень удивленна, увидев нас. Недолго думая я титаническим усилием сорвал с пояса пушку и вытащив её из трясины грязную и всю в тине выстрелил. Голову любопытного разнесло в клочья, а вот туловище, видимо, так и осталось на той стороне.

Круто!!! - похвалил меня Василий.

Меня это, впрочем, не успокоило. Нас ведь так эти бравые солдатики и расстрелять могут, высунув вместо любопытных лиц дула винтовок или пулемётов. Доплыв или дотянувшись, наконец, до деревьев, которые одиноко ютились на небольшом островке твёрдой почвы я перебрался туда и сел, упёршись спиной в дерево. Вася вскоре сел рядом, отдышался и спросил:

Нам что теперь всю дорогу так плыть придётся?

Не знаю. - пожал я плечами. - Меня сейчас, если честно, больше волнует вопрос как бы от Совета смыться?

Уплыть. - предложил Василий.

Надо признаться, что здесь была своя доля правды. Иного выхода я не видел.

Молчуна жалко!

Вася немного поколдовал со своим браслетом, и из неохотно расступающейся трясины показался Молчун, который через несколько мгновений уже стоял рядом с нами. Я быстро оценил ситуацию и стал оглядываться. Островки деревьев уходили в туман. Блин! Всё как на настоящем болоте! Но насколько мне позволяли увидеть мои глаза находились на расстоянии нескольких метров друг от друга. На некоторые можно было перепрыгнуть, а до некоторых придётся доплывать, если это, конечно, удастся. В принципе, я не знал туда ли нам на самом деле надо идти, но дорога была одна, поэтому приходилось быт не особо привередливым. Я быстренько объяснил Васе, что и как мы будем делать. Ему это, правда, не очень понравилось, но что делать! Я его не заставлял лететь со мной.

А если мы утонем? - задал он актуальный вопрос, когда мы уже перебрались на третий островок и ограда потихоньку начла исчезать в тумане.

Ну, если утонем, то утонем.

Я не хочу!

Зато я хочу. - потом немного подумав я решил подбодрить трусливого очкарика. - Будем плестись по островкам, и всё будет в порядке.

Ну хорошо, а если они закончатся.

Тогда я тебя пристрелю, чтобы ты не доставал меня своими тупыми вопросами. - иногда такая грубость помогает!

То ли парень обиделся, то ли решил не испытывать судьбу, но следующие полчаса мы двигались не разговаривая и лишь иногда останавливаясь, чтобы проверить нет ли за нами погони. Но или солдаты оказались трусливыми, или они решили, что нам отсюда всё равно не выбраться(хотелось бы мне с ними поспорить, но я не очень-то был уверен, что окажусь правым:), или я просто стал на старости лет глуховат. Но Вася вроде бы тоже ничего не слышал. Так за полчаса пройдя по моим расчётам с километр мы подошли к островку, от которого до следующего было метров десять не меньше. Немного подумав я посмотрел на одинокое дерево и прикинув высоту решил, что её как раз хватит, чтобы перейти. Я достал свой армейский нож, слямженный ещё в арсенале колонии, и начал вдохновенно долбить и по стволу. Я не знал точно, что это за дерево, так как не был очень силён в инопланетной ботанике, но я искренне надеялся, что смогу его срубить. Через десять минут я это сделал, и дерево повалилось: метра на два в сторону о пункта назначения.

Упс! - заявил я.

Бывает. - мрачно заметил Василий.

Парень в принципе любил твёрдую землю под ногами.

Недолго думая, по большей части от того, что ствол начал, хоть ему всё же и мешали многочисленные ветки, довольно скоренько погружаться в трясину я побежал по нему. Благо он был довольно широким, что, в общем-то, помогало мне сохранять равновесие. Добежав до конца я понял, что смогу прыгнуть на островок земли чуть дальше того, на который я собирался перебраться. Что я незамедлительно и сделал. Приземлившись на грудь, подмяв под себя свисавший пулемёт я уже начал жалеть, что это сделал, но тем не менее заставил себя встать и крикнуть Васе:

Давай быстрее!

Он недолго думая тоже побежал, но явно не успевая ко мне прыгнул на тот кусок почвы, на который рассчитывал раньше. Я чертыхнулся и в самых крепких выражениях посоветовал ему поспешить перебраться ко мне. Посмотрев на то, как добирается шагая под грязной водой Молчун я покачал головой и отвернулся, уже подумывая, как мне попасть на следующий островок. Но тут за спиной я услышал страшнейший нечеловеческий крик. Который всё же издавал человек, и человек этот был Вася. С ужасом, готовый ко всему, но медленно, ещё надеясь, что ничего страшного не случилось, но уже зная, что это случилось наверняка я повернулся.

Зрелище было потрясающе красивым и холодящим кровь, заставляя её застывать в жилах от ужаса. На небольшом клочке земли стоял Вася , облепленный с ног до головы зелёными, красными, жёлтыми, оранжевыми, розовыми и фиолетовыми небольшими, удлинёнными кусочками чего-то мягкого и пластичного, что блестело и переливалось. Трудно было сказать причиняли они Васе какой-то вред или он кричал просто от страха, но его самого уже не было видно. Эти существа облепили его всего: ноги, руки, туловище, шею, голову полностью в несколько слоёв, а из под ног у парня вылезали всё новые и новые, присасываясь к своим собратьям по виду. Теперь мне стало ясно, что тот островок, на который перепрыгнул Василий полностью состоял из этих существ. Их не было заметно лишь потому, что с одной стороны они были окрашены в яркие цвета, а с другой ничем не отличались от куска земли. К тому времени, когда я всё это понял, существа под ногами очкарика кончились, и теперь он погружался в болото. Не зная, что делать я начал метаться из стороны в сторону. Стрелять я не мог - заряд мог достаться и Василию, а голыми руками разбрасывать этих "пиявок" было просто глупо. Я начал жалеть, что оставил в яйце огнемёт. Вот то, что пригодилось бы мне сейчас больше всего. Но кто же знал, что из земли здесь появляются такие вот твари. Стоп!!! Из земли!!! Почуяв неладное я поглядел себе под ноги. Чёрт! Будь проклята вся Новая Галактика. "Пиявки" уже забирались на мои сапоги.

А-а-а-а-а!!!!!!! - мой истошный крик перекрывал Васин, а заодно и довольное урчание переливающихся существ.

Не найдя другого выхода я нырнул, если так можно было назвать мой прыжок отчаяния(в трясину я входил задницей) в болото. Согласитесь, лучше утонуть, захлебнувшись тиной, чем быть съеденным куском живой плоти, который прилепился к тебе и никак не хочет отставать. Я уже приготовился умирать и попытался вспомнить лучшие моменты своей жизни. Ничего не получалось! Наверное поэтому помирать я раздумал, тем более, что глубина оказалась не столь большой, как у ограды, и я смог встать, лишь по пояс оказавшись в воде. Ноги правда засасывало слегка, но мне уже было всё равно. Истошно закричав я принялся стрелять! Сначала я, достав плазменную пушку, старательно всадил заряд прямо в середину той кучи, где я был несколько секунд назад. И не прогадал! Гады полетели в разные стороны, урча уже не так довольно. Затем я повернулся к Васе, точнее к тому кокону, в который он оказался закутанным и принялся палить из пулемёта. Тот беспрерывно расшвыривал заряды, которые сметали "пиявок", разбрасывая то, что от них оставалось по сторонам. Кровь у них оказалась тоже красной, но более яркой, чем у людей, поэтому вскоре поверхность болота в радиусе нескольких метров покрылась красными пятнами. Я стрелял и стрелял, не отдавая себе отчёта в том, что мог причинить вред Васе, причём возможно ещё больший, чем эти гады. Со спины Васю активно отчищал Молчун, на котором тоже сидело несколько "пиявок", на которых он, впрочем, не обращал внимания. Не знаю долго ли бы я ещё стрелял, благо боезапас позволял это делать довольно долгое время, но очнулся я от очередного Васиного крика, который перекрыл даже мой. Я догадался, что задел его и только тогда остановился. Гадких существ на парне оставалось уже не много, но и те либо сами опадали, либо их стаскивал Молчун видимо настроенный на автоматическую защиту своего хозяина. Я ухитрился пустить лазерные заряды Васе и в руку, и в ногу. Из-за этого или из-за того, что его "пиявки" "обсосали", но он повалился на правую сторону, головой прямо в трясину. Я же продолжал стоять, отходя от битвы и осматривая дело рук своих, то есть сотни разбросанных по болоту мягкотелых и море крови вокруг. Робот, нырнув, быстро достал Васю и не зная куда деть его оставил лежать на своих резиновых лапах. Опомнившись я начал оглядываться и вскоре заметив очередной островок на котором росло два дерева побежал к нему. Подбегая я начал стрелять в землю, проверяя нет ли там кого ещё пострашнее скользких "пиявок". Однако кусок земли действительно был землёй, а деревья деревьями. Я сбегал (бег в трясине - очень оригинален) обратно и вернулся вместе с Молчуном. Тот бережно опустил Василия рядом со стволами, а я начал его осматривать. Я, конечно, не доктор, но даже я мог понять, что шансов у парнишки немного. Всё его тело было в струпьях и язвах. Существа буквально выедали его плоть, от лица осталось лишь кровавое месиво, среди которого с трудом узнавались глаза, залитые кровью, кожа свисала лохмотьями. Если добавить ко всему этому ещё и тот факт, что его правая ладонь непонятным чудом держалась на нескольких ниточках жил, а у правой же ноги был оторван кусок мяса и судя по вылезшему наружу белому обрубку повреждена кость, то картина получалась и вовсе печальной. Несколько минут я сидел, приходя в себя и решая, что мне делать. В конце концов я вытащил из кармана своего комбинезона транквилизатор и найдя на теле очкарика(очки, кстати, пропали) одно из редких мест на котором оставалась целой кожа всадил туда всю дозу. Осмотрев себя я решил, что цел и идти смогу, тем более, что ничего у меня не болело. Да и Васю нужно скорее доставить куда-нибудь, где ему окажут медицинскую помощь.

Я жестами объяснил Молчуну, что нужно взять парня на руки, и тот беспрекословно повиновался. Во время подъёма Вася издал тихий стон. Я тут же подошёл к нему и нагнулся над телом.

Жить: - прошипел бывший очкарик.

Будешь, Васёк. Будешь ты жить. - заверил я его, сам, однако, очень в этом сомневаясь.

Здесь Вася снова отрубился, а мы пошли. Впереди я, за мной Молчун. Шли прямо по болоту, порой я погружался в трясину по шею, ноги вязли в иле, а роботу приходилось держать лапы над головой. Медленно топая я думал над тем, что же будет дальше. Бросить Василия было бы, конечно, лучшим вариантом, но сделать я этого не мог. Не знаю почему. Наверное потому, что дурак, а может потому, что совесть не позволяет. Но и оставаться с парнем было для меня не легко, прежде всего оттого, что рушились все мои планы. А они были таковы. Если нам удаётся найти Ларти, а что ещё лучше выкрасть, унести, увести или увезти её, то путь у нас один: угнать космолёт, что мне приходилось делать не раз, да и свалить отсюда куда подальше, тем более, что нас уже скорее всего уже послали туда все солдаты Совета, которым по долгу службы пришлось гоняться за нами. Тот же итог ждал меня, если бы мы даже не нашли девочку. А попробуй сделать это с парнем, на котором живого места нет. Конечно я мог бы сейчас повернуть назад и сдаться властям. Правда не знаю выйдет ли из этого что-нибудь хорошее, ибо не думаю, что эти самые власти вряд ли теперь будут к нам благосклонны. Но как тогда мне вылечить Василия?! На транквилизаторах он долго не продержится, да и остался у меня всего один. Я похлопал себя по карману, в котором оставался шприц с лекарственным веществом. Тут проснулся Вася и начал что-то хрипеть. Благо шли не по очень глубокому месту, и я смог подойти, чтобы получше его расслышать. Умный робот опустил парня пониже, и я спросил:

Чего, Васёк?

Артур, оставь:те:меня:выг'f0ебусь:са:сам.

А может мне ещё и носки твои в этом болоте постирать. Ты что совсем с из-за этих "пиявок" с ума сходить начал? Ты что такое говоришь! Как же я тебя брошу? говорил я, подбадривая парнишку, сам осознавая, что тот предлагает самый разумный выход из ситуации.

Вася снова отключился, и я гордый своим благородством, никем, правда, не оцененным пошёл или вернее полупоплыл вперёд. Откровенно говоря, хлюпающий позади меня Молчун не внушал мне особого доверия. Роботом он был чужим, да и не мог обеспечить мне человеческого общения и поддержки. Усесться на плечи махины я не решался: во-первых потому, что не знал, как на это он отреагирует, а во-вторых опасался за здоровье парня. Вася хоть и был воякой никудышным, но по крайней мере с ним я не чувствовал себя таким одиноким, каким чувствовал себя сейчас. К тому же дело осложнялось тем, что начинало довольно быстро темнеть, и я стал ловить себя на том, что всё чаще оборачиваюсь назад, чтобы не было так страшно, ибо в воздухе стали раздаваться какие-то звуки явно не предвещающие ничего хорошего. Больше всего меня настораживало то, что ничего не происходило, а для такого места, как это, это было странновато. Через полчаса ночь вступила в свои права полностью, и я призадумался над тем, что пора уже и место для ночлега выбирать. Хотя после того, как узнаёшь, что здесь вместо земли какие-то склизкие и неприятные гады, то невольно хочется идти без остановок. Что я, впрочем, и делал. Глаза уже привыкли к темноте, и я мог различать деревья и редкие островки. Но усталость брала своё. Уж очень день у меня получался насыщенным. Пора было и отдохнуть. Облюбовав метрах в пятнадцать впереди довольно большой клочок земли, деревьев на котором было аж целых пять или шесть я уверенно пошёл туда. Уже совсем недалеко от него дно перестало быть илистым, а превратилось в шероховатое и упругое. Посчитав это хорошим знаком я зашагал ещё энергичнее. И тут: Меня что-то подхватило и понесло. Я закричал:

А-а-а-а! Не будет мне покоя на этом свете! - а потом в прямом смысле слова влетел в воду вверх тормашками.

Вынырнув на мгновение уже предчувствуя, что на сей раз мне действительно придётся несладко, но ещё не зная почему и отчего я всё же успел прокричать:хотя нет, крик у меня сорвался, и я скорее прохрипел:

Назад!!! - это по идее относилось к Молчуну.

Уж не знаю последовал ли робот моему совету или нет. Мне было совсем не до этого. Мало того, что и так было темно, но я ещё полностью погрузился в чёрную, мутную, грязную воду. Но даже там с трудом открыв глаза: Нет, я не увидел, а почувствовал, что то, на что я ухитрился наступить это нечто большое и о-о-очень страшное и что самое паршивое в этой ситуации ему(или ей) это явно не понравилось и теперь ЭТО пытается меня убить. Здесь Это настигло меня и вновь выбросило из воды. На этот раз я подлетел метра на три над поверхностью болота, но приземлился отнюдь не в воду, а на тот холмик, который ранее облюбовал для стоянки. Я, наверное, счастливчик, так как приземлился не на деревья, а на твёрдую почву. Однако, и это, поверьте, не было приятно. Упав я тут же начал хватать ртом воздух, ведь я ухитрился отбить и лёгкие и почки одновременно плюс в я ещё и мутной воды наглотался в болоте. Впрочем вскоре я вообще перестал дышать, ибо дыхание просто перехватило, когда я увидел то существо, которое на меня напало. Вот чёртова природа. Это ж надо такую страхолюдину создать. Больше всего оно напоминало большого ската. Длинное, метра в четыре с половиной, гибкое туловище, покрытое на вид очень прочной и крепкой на вид чешуёй. С одной стороны, внизу, туловище оканчивалось четырьмя короткими, но толстыми ногами, а на верху довольно красивой ромбовидной формы головой с тремя зубастыми пастями. Где-то там, где должен был быть лоб имелись в наличии четыре глаза, расположенные в ряд. На макушке большой рог, но самыми яркими частями тела существа являлись, конечно же, плавники. Причудливо-красивой формы, как у бабочек они были метра три в высоту и два в длину каждое. И не смотря на то, что само существо было чёрным плавники светились каким-то странным внутренним светом, а с их краёв, словно оторочка на меня смотрели глаза. Десятки глаз.

Ловись рыбка большая и:очень большая. - промямлил я и не без труда поднялся на ноги.

Ответом на мои действия стал дикой силы вой, от которого закладывало уши и становилось не по себе. Знаете, бывают такие звуки, когда хочется закопаться в землю по самые уши, чтобы их не слышать. Впрочем, это сразу привело меня в чувство. Я поднял пулемёт, ремень которого сильно давил на шею. Посмотрел на индикатор зарядов и прикинув, что должно хватить нажал на спусковой крючок. Я посылал смертоносные заряды направо и налево, в центр, вверх и вниз и вскоре ночь превратилась в день от зелёных вспышек. Не знаю много ли прошло времени с тех пор, как я начал стрелять, но мой палец, который лежал на курке даже затёк. Когда же, наконец, пулемёт своим пищанием известил меня о том, что весь боезапас израсходован я посмотрел на дело своих рук. НИЧЕГО! Абсолютно ничего страшного с "рыбкой" не произошло. Несколько уродливых пустот было теперь на месте глаз на концах крыльев-плавников, один был прострелен на лбу, и из дыры вытекала кровь(кстати, тоже красного цвета), но больше ничего. Существо, которое я мысленно окрестил "кикиморой" стояло на своих четырёх толстых слоновьих ногах там же, где и раньше, так же медленно покачивало плавниками, но теперь, наверное, ещё больше озлобилось, ибо из пастей снова вырвался вопль, который не предвещал мне ничего хорошего. По идее так орать стоило мне. Шансов выжить у меня было поменьше, чем у этой "рыбки", а уж вера в это так и вообще отсутствовала напрочь. Вот так вот мы и стояли несколько мгновений смотря друг на друга. "Кикимора" вопила, я молчал, а потом мы вместе словно по команде бросились, что называется в атаку. Я выхватил из-за пояса плазменную пушку, а существо просто бросилось на меня. Несмотря на неповоротливый вид оно одним прыжком очутилось рядом, и я садистски ухмыльнувшись выстрелил ей прямо туда, где по моему мнению должен был находиться живот. Эффекта это на "кикимору" не произвело. Никакого! Абсолютно! Зато на меня громадный. Я уже почти смирился с ролью жертвы и решил, что раз уж погибать, то с музыкой. Наверное, это и спасло мне жизнь, потому что трудно описать ту ярость, которая обуяла меня. Когда над моей головой уже зависла одна из пастей, я резко подался в сторону. Но был отброшен одним крылом. Больно ударившись о ствол дерева я всё же нашёл в себе силы выхватить армейский нож и всадить его в глаз "рыбке", которая явно приняла меня за наживку и теперь горела нестерпимым желанием меня заглотить, проглотить и переварить всего. После этого я обогнул дерево и собрался было бежать, но тут со стороны "кикиморы" последовала реакция на мои действия, и её очередной душераздирающий вопль, на сей раз превосходящий по громкости все известные мне звукоиздаватели такого рода, просто создал такой порыв ветра, что тот буквально впечатал меня в дерево, стоящее впереди. Я ещё приходил в себя, а меня уже сшибло плавником, и я снова оказался в болте. Я попытался выплыть, но тут на меня навалилась вся туша существа и начала давить. Я понял, что долго так не продержусь: либо меня раздавит туловищем "кикиморы", либо я захлебнусь, либо эта фигня меня всё-таки съест. Последнее вероятнее всего, так как я, как мне казалось, уже чувствовал где-то рядом её дыхание. И тут я вспомнил! Вспомнил о Нити, которая лежала у меня в кармане штанов комбинезона. Я вообще-то не очень люблю пользоваться оружием негумоноидных рас, но к Нити я испытывал особое уважение. Говорили, что у некоргов из службы безопасности их планеты Нить на каждом из шести пальцев их шести лап, а уж управляются они с ними и вовсе виртуозно, но мне, я думаю, хватит и одной. Только бы достать её из кармана. Сделав титаническое усилие я расстегнул таки молнию на кармане и всунул туда ладонь. Нащупав небольшой цилиндрик Нити я обрадовался, но как оказалось преждевременно. Всунуть-то руку я всунул, а вот вытащить её оказалось делом не таким простым, как я рассчитывал. Ситуация осложнялась ещё также тем, что мне уже стало серьёзно не хватать воздуха, и я начал задыхаться. Прокляв мысленно "кикимору", болота, того, кто их создал, планету в целом, да заодно не забыв помянуть ласковым словом всю Неизвестную Туманность я нажал на кнопочку включения. Из цилиндрика вырвалась фиолетовая, но очень яркая ниточка, которая мгновенно прошила насквозь мой комбинезон, не забыв, конечно же, зацепить и ногу, и вонзилась в грудь существа. Оно рванулось наверх, я набирая воду в лёгкие, так как пытался закричать от боли, за ним, не забыв по пути выключить Нить. Выплыв я начал жадно дышать и выплёвывать воду, но только я немного отошёл и успокоился, как сверху на меня упала "кикимора", которая от боли и ужаса подлетела далеко вверх. Я снова очутился под водой и снова начал задыхаться. Но сумел таки выплыть из под чудовища и вынырнуть. Я начал очень быстро грести к берегу, точнее к тому злополучному холмику из-за которого всё и началось. Что самое глупое - выходило так, что фактически мы вели борьбу за право использовать его. Я успел добраться до земли, когда из воды снова появилась "кикимора". Видимо она решилась на последний бросок, потому что во всех её глазах, уставившихся на меня я читал поистине зверскую ненависть и дикое желание растоптать, раздавить, сожрать, разорвать, развеять меня. Я медленно отползал к деревьям, а существо также медленно, но всё равно быстрее меня приближалось ко мне. И вот оно нависло надо мной всем своим телом, готовое напасть на меня. Видя, что я уже почти бессилен, "кикимора" оттягивала момент. Её пасти открылись в двадцать сантиметрах от моего лица. Меня обдало жаром дыхания. Ой, ужас, какая вонь! Я кровожадно усмехнулся и нагло заявил, глядя прямо в два уцелевших на лбу глаза:

Это тебе, детка! - и поднеся к одной из пастей цилиндрик Нити нажал на кнопку.

Тонкий, но страшный фиолетовый лучик пронзил тварь насквозь, а я рванул Нить вниз. Предсмертный, последний вопль раздался в этой страшной и одновременно счастливой для меня ночи. Всегда так счастлив, когда остаёшься жив. А "кикимора" просто развалилась на две части, на меня хлынула кровь. Море крови! Океан крови! Крови моего врага. Я мокрый до нитки промок ещё раз, но теперь я весь с ног до головы был в крови и вонючих внутренностях существа. Меня лихорадило, но я встал и начал кромсать половинки тела "кикиморы". А потом устав я упал на землю и стал смотреть в небо. Бездонное и тёмное. Без единой звезды. Надо мной склонилось что-то. Морда явно не большого красавца. Прошло некоторое время прежде, чем я понял, что это Молчун, который так и держал в лапах Васю.

Спасибо за помощь! - съязвил я и заснул.

Проснулся я поздно, я чувствовал это, так как солнца здесь не было и определить хотя бы примерно сколько сейчас времени не представлялось никакой возможности. Нет на небе не было облаков, оно так и оставалось голубым, но солнца на нём просто не было. Это, пожалуй, единственное отличие здешних, засюкинских условий от земных. Впрочем, мне приходилось бывать на планетах и с пятью солнцами и на тех, где вообще не знают, что такое день, так что особо я не удивлялся.

Я поднял верхнюю половину туловища и начал оглядываться. Зрелище баюкало мне душу и успокаивало мои расшатавшиеся за последнее время нервы. Я сидел на земле в луже крови, а чуть впереди и по сторонам погружались в болото, ставшее красным после вчерашней битвы, останки моего противника. Никоторые куски уже полностью исчезли в трясине, но оставшиеся продолжали плавать. Рядом со мной лежал цилиндрик Нити - убойная вещица. Я взял и положил оружие в один из оставшихся целыми карманов. Недалеко рядом с деревьями стоял Молчун, на руках у него лежал Василий. Я вскочил и подбежал к ним. Робот посмотрел на меня и опустил парня пониже. Я осмотрел его и в восторг не пришёл. На мой взгляд его состояние по сравнению со вчерашним заметно ухудшилось: Васёк потерял много крови, которая к тому же в некоторых местах стала засыхать и по прежнему находился в бессознательном состоянии, что не вселяло в меня надежду относительно его выздоровления в ближайшее время да и в не ближайшее тоже. Одно было хорошо он по-прежнему дышал. Я достал последний транквилизатор, но немного подумав решил его не использовать, ибо ещё не закончилось действие прежнего, а у меня всё равно оставался только один, который Василию ещё пригодится. Откровенно говоря, я себя тоже чувствовал не лучшим образом: всё тело болело, в глазах неприятно свербело, я постоянно кашлял, чувствуя себя так, будто в лёгкие насыпали по пригоршне песка и ила. Наверное отчасти так и было, я вчера немало наглотался всякой гадости на дне. К тому же мне страшно хотелось есть. Ведь последний раз я предавался этому прекрасному занятию в коттедже Карла. Ощупав карманы я с радостью обнаружил, что пакет с едой, вручённый мне пилотом яйца цел и, в принципе, его содержимое готово к употреблению. Быстро и нетерпеливо открыв его я обнаружил там три небольших железных блюда покрытых прозрачной плёнкой с одинаковым одержимым: пюре, салат, средних размеров котлета, какой-то местный фрукт жёлтого цвета по форме смахивающий на большую клубнику и пакетик с жидкостью неизвестного происхождения. Я сорвал плёнку с первого, сомневаясь, что мне будет достаточно его содержимого, чтобы наестся. Сбоку на блюде я нашёл чёрную кнопочку, на которую недолго думая нажал. Поднос начал быстро нагреваться, и мне пришлось поставить его на землю, чтобы не обжечься. Прошла минута и в подносе что-то пискнуло, видимо поясняя, что завтрак, а заодно и обед, судя по времени, готов. Найдя в небольшом отделении рядом с пюре пластмассовую вилку я приступил к еде. Быстренько покончив с пюре, котлетой и салатом я перешёл к десерту. Фрукт(а может быть и овощ) оказался очень приятным и сладким на вкус, но, как ни странно, не похожим ни на что из того, что мне приходилось пробовать. Съев его я оторвал кончик на пакетике в соответствии с линией отрыва и припал губами к дырочке. Жидкость была абсолютно безвкусной, но я, тем не менее, выпил её всю, тем более, что она совсем не нагрелась. Закончив я вдруг понял, что не хочу даже притрагиваться к следующей порции - настолько я был сыт. Видимо в пюре и котлете были очень питательные вещества, которые полностью восстановили мои силы. Поэтому поднялся с земли я бодрым и весёлым, хотя особых поводов для такого веселья у меня не было. Как всегда стоило подумать о дальнейших действиях. Прислонившись к дереву я начал подводить итоги. Вася в ужасном состоянии, а транквилизатор у меня только один - это раз, сам я себя чувствую не лучшим образом - это два, еды осталось не так уж и много, даже если брать в расчёт Васины порции(ему-то они не к чему. Транквилизаторы содержат все нужные витамины и питательные вещества. Хорошо хоть робот есть не просит.)это три, план провалился - это четыре, выход один - выбираться отсюда, да поскорее - это уже пять. Картина получалась не очень то и обнадёживающая.

Вот так-то, приятель. - сказал я, обращаясь к Молчуну.

На робота моя тирада не произвела никакого впечатления, ему видимо всё было абсолютно всё равно. Эх! Мне бы его невозмутимость.

Примерно решив, что буду делать дальше я встал и начал ходить по островку, осматривая вчерашнее поле битвы. Выходило так, что из оружия у меня оставались только пара пистолетов, два метательных ножа, три гранаты, Нить да большой армейский нож, который я не без труда отыскал на берегу, где и выронил его во время его схватки с "кикиморой". Пулемёт и пушку я даже не стал поднимать. Пользы от них теперь было как от толстой палки - в здешних условиях, проще говоря, никакой. Вот с таким набором причиндалов и проблем мне и предстояло отправиться в дальнейший путь, не зная, что ждёт меня там. Но скажу честно меня не очень прельщала перспектива ещё одной схватки с каким-нибудь местным зверем, которому я случайно наступлю на плавник, хвост или что там ещё у здешней нечисти есть. Тем не менее я довольно уверенно собрался и ступил в болото, направляя свои стопы вперёд и только вперёд.

Пошли, - кивнул я роботу, и тот послушно последовал за мной.

Болото по-прежнему было не слишком глубоким, и в худшем случае я проваливался лишь по горло. Но продвигались всё равно медленно, потому что ноги вязли в иле и передвигать их становилось всё труднее и труднее. Спасибо, что здесь хотя бы не было палящего солнца, которое только осложнило бы ситуацию. Где-то через час я решил, что пора сделать привал и вылез на одном из холмиков, что попался мне по пути. Молчун также выбрался на бережок и встал рядом. Отдыхая я заметил, что на болото начал опускаться туман. Мне это не понравилось и поэтому окончив привал я снова пошёл вперёд. По моим подсчётам в час я проходил около километра, а значит выходило, что за сутки мы прошли где-то около трёх километров и до выхода оставалось ещё двенадцать. Правда в том случае, если я иду правильным путём и никуда ненароком не сворачиваю. Ещё через полчаса я снова устал и опять решил устроить привал. На сей раз я отдыхал минут десять, коря себя за то, что так мало ещё прошёл. Туман за это время уже окутал всё пространство и стал таким густым, что я с трудом различал предметы, находящиеся метрах в двух-трёх от меня. Немного подумав я решил дать Васе ещё один транквилизатор. Достав его из нагрудного кармана я немного поборолся с эгоистичным желанием самому воспользоваться им, а потом подошёл к роботу и ещё раз осмотрев Василия вколол ему лекарство. Парень некоторое время спустя, когда транквилизатор подействовал, очнулся и застонал, но потом снова отрубился. Плох, совсем плох. Вчера он ещё мог разговаривать. Ещё немного пожалев Василия про себя я опять пошёл по болоту. На этот раз мне удалось продержаться около полутора часов. Я снова сделал привал, решив, что прошёл достаточно для отдыха. Полежав я немного восстановился, но, когда вспомнил, что мне предстоит пройти ещё не меньше десяти километров поник, но тем не менее продолжил свой горемычный путь. Однако, максимум на что меня хватило так это на сотню метров, которые я преодолел минут за пятнадцать. Остановившись на очередном холмике я сел и решил, что больше никуда отсюда не сдвинусь. Но у кого-то в нашей компании были иные планы. Молчун словно не замечая меня шёл вперёд.

Эй! Приятель, привал!

Но робот продолжал упрямо идти вперёд, неся своего драгоценного хозяина.

Ты что оглох? - я потихоньку начал выходить из себя.

В очередной раз не получив никакого ответа на свой вопрос я вскочил и побежал, если так можно назвать проваливание в тину и ил на каждом шагу, за Молчуном.

Свалившись метра за два до вожделенной цели и снова искупавшись в болоте я оставил все попытки его догнать и остановить и побрёл следом беспрерывно ворча на робота:

Жестянка кривая, недоделок железный, не ужели не видишь, что человек отдохнуть хочет, а? Свихнувшийся кусок металла. Эй, ты меня слышишь? - но Молчун даже и не думал остановиться.

Если так разобраться, то я фактически шёл на поводу у робота. Впрочем, кто знает может быть он выведет нас всех хоть куда-нибудь, ибо мне это пока не удалось, как я ни старался. Мы шли ещё где-то около часа и я уже начал нешуточно уставать. Помимо всего мне уже надоедал совершенно не меняющийся пейзаж: болото с островками земли, где-то меньшими, где-то большими, туман, заслонивший небо и из-за которого я почти полностью потерял обзор, да хлюпанье воды вперемешку с илом и грязью в моих сапогах. В конце концов я уже начал терять из виду робота. И вскоре лишь силуэт его спины можно было заметить в тумане, который, на мой взгляд, всё больше и больше сгущался. Если так дело пойдёт и дальше, то я спустя некоторое время и вообще перестану его различать, а сил догонять, завязая в трясине у меня просто не было. Да и откуда им взяться, если эта бездушная железка, этот кусок резинового дерьма ни разу не остановился, чтобы сделать хотя бы маленький привал.

Мои глаза от сырости начало заволакивать дымкой. Благодаря этому и туману видел я уже не более чем в метре от себя. Делая по несколько шагов в минуту я вспоминал свой первый экзамен на выносливость у наставника. Мне нужно было продержаться в живописных лесах Терры без еды и оружия неделю. Я свалился от голода и бессилия через трое суток, подкинув массу работы с трудом откачавшим меня докторам. После того случая я в первый и последний раз поссорился со стариком Кимаче. Дошло до того, что я сбежал, угнав его собственный спортивный красавец-космолёт, но через сутки вернулся. Наставник всё понял и продолжил заниматься со мной. Но тогда в лесу я знал, что он в любой момент придёт ко мне на помощь, а сейчас ждать её было неоткуда.

Молчун! - крикнул я роботу. - Стой, я больше не могу. Пора привал сделать.

Вообще-то я не очень надеялся на то, что он послушается моего совета, но он вдруг, неожиданно для меня остановился.

Молодец! - закричал я. - Давно пора, а то всё идём да идём.

Я ускорил свой шаг, насколько позволяла мне это сделать коварная трясина. Буквально пролетев несколько метров до робота я встал рядом, надеясь, что место для стоянки он выбрал подходящее. Но мы, как оказалось, стояли перед небольшим, можно сказать даже крошечным холмиком земли, в который была вкопана кривая, толстая и крепкая палка, на которой был прибит неизвестно откуда тут взявшийся жестяной щит. Но не это поразило меня больше всего, а то что на этом щите было старательно, хотя и криво выведено большими голубыми буквами. Надпись аж на трёх языках: русском, английском и китайском гласила: "БОЛЬШИЕ ЗАСЮКИ". А внизу мелким шрифтом было начертано, почему-то только по-английски: "Деревня. Население: люди - 1, инопланетяне - 1".

Трудно сказать был ли я удивлён. Нет. Скорее убит. Из ступора я выходил с трудом и долго. Ещё труднее было поверить, что здесь, в этом всеми богами проклятом месте жили люди. Пусть хоть один, но всё же настоящий человек, который к тому же здесь ещё и деревню основал. Я смотрел на этот совершенно нелепый щит и совершенно ничего не понимал. Нет, то есть я понимал, что надо идти и узнавать где, что и зачем, но с другой стороны так и не мог прийти в себя. Постояв ещё несколько минут тупо пялясь на щит я ударил себя пару раз по щекам так сильно, как только смог, ущипнул за левую руку и помотал головой из стороны в сторону, а затем снова посмотрел на надпись. Ничего не изменилось, и я наконец-то понял, что придётся с этим смириться. Откровенно говоря мне этого, конечно, хотелось. Во-первых как никак живое общение, которое посреди всего этого, да и после пережитого мной словно бальзам на душу. Во-вторых здесь могли оказать помощь Васе. Но с другой стороны в-третьих, чёрт его знает, что за человек с инопланетянином здесь живёт. Почему ЗДЕСЬ в конце концов. Ведь, насколько мне известно, Засюкинские болота не являются самым приятным местом для проживания. А уж тем более людей, как я уже сам смог убедится. Безусловно, у меня есть выбор: либо идти в эту "деревню", либо обойти её стороной, сделав вид, что ничего особенного не произошло, но что-то совсем мне не нравился второй вариант. Уж совсем не романтично, а уж тем более не подстать мне, бывалому авантюристу. Следовательно, в принципе, выбор-то у меня был совсем небольшой. Проще говоря, никакого. К тому же вдавшись в подобные рассуждения я уже почти полностью погрузился в трясину, да и у робота дела обстояли подобным образом. Васю он теперь держал на почти полностью вытянутых лапах.

Выбравшись из ила и оттолкнув Молчуна я двинулся вперёд. За мной послышалось хлюпанье робота. Метров через десять в тумане показалась земля. Большой кусок почвы, на котором росли деревья. Вскоре мы дошли до него, и я, взобравшись, огляделся. Ничего странного. Земля была твёрдой, на ней, как ни в чём не бывало, рос лес. Довольно густой, между прочим. Это всё, что можно было увидеть, ибо туман скрывал то, что находилось в чаще. Я начал медленно двигаться дальше, достав и сжав в руке Нить. Кто знает, что на этот раз выглянет из-за ближайшего ствола: годзила или дракон.

Из-за ближайшего дерева никто не выглянул, зато пройдя около ста метров, время от времени раздвигая руками ветки, которые так и норовили оцарапать или залезть в глаза, я вышел на поляну, на которой стоял добротный дом очень смахивающий на охотничий домик какого-нибудь земного богача, любителя старины. В принципе, всё по-людски: бревенчатый, два этажа, дверь, окна, наверху сразу в трёх горит свет. Рядом с самим помещением что-то довольно большое, покрытое брезентом. Так что я так и не понял, что это такое.

Я оглянулся назад на Молчуна. Тот стоял в метре о меня, по-прежнему бережно держа на лапах бесчувственного Васю. Я шмыгнул носом и пошёл к дому. Шёл неуверенно, внимательно смотря под ноги. Кто знает, может хозяева тут капканов да ловушек для доверчивых прохожих понаставили. Хотя у меня рождались большие сомнения относительно наличия здесь таковых. Подойдя, наконец, к двери я немного подумав спрятал Нить и достал пистолет. Не дело это всё же врываться в чужой дом со смертоносным оружием и намерением сокрушить всё вокруг. Ну а потом я просто взял и постучал в дверь рукоятью пистолета. Вообщё-то не думал я, что мне придётся это сделать в ближайшее время, а уж тем более в таком месте. Ещё меньше я рассчитывал на то, что мне эту дверь откроют. Но вопреки всем моим ожиданиям внутри послышались шаги, будто кто-то спускался по лестнице и дверь отворилась.

Передо мной предстал низенький, толстенький, лысоватый, румяный, смешной человечек. Плащ его был одет на голое тело, где, правда, наличествовали ещё и большие семейные трусы, достававшие ему до колен. Ко всему прочему он был вдрызг пьян, но счастлив, ибо улыбался во весь рот, в котором встречались редкие гнилые зубы.

Увидев меня он тут же протрезвел, но так и не смог оправиться от потрясения и упал на порог. Обморок. Я же оказался в интересном, но незавидном положении. Мало того, что позади меня стоял робот с моим раненым товарищем, но ещё и хозяин дома, куда я попытался обратиться за помощью лишился чувств, увидев меня. Хотя надо бы проверить хозяин ли он, вообще? Да и судя по надписям на щите, который повстречался мне ранее он здесь не один.

Словно прочитав мои мысли на лестнице появился человек. То есть сначала послышались громкие, тяжёлые шаги, потом показались высокие чёрные сапоги, затем волосатые толстые ноги, бордовые семейные трусы в жёлтый цветочек, волосатая грудь и мускулистые руки, ну а в конце концов появилось лицо обладателя столь крепкого на вид тела. Ничего не скажешь, появившийся мужчина был полной противоположностью встретившему меня старикашке. Молодой, высокий, сильный, мускулистый, загорелый, с роскошной копной собранных в хвост иссиня-чёрных волос и длинной, до плеч такой же чёрной бородой. В левой руке он держал большую, трёхлитровую бутыль с мутной жидкостью серого цвета. Лишь две вещи объединяли его со слабонервным стариком: одинаковые "семейники" и такая же одинаковая степень опьянения. Но его реакция на моё появления была совсем иного рода. Он неожиданно для меня, замершего на пороге с наитупейшим выражением лица, закричал, что есть мочи и засмеявшись, в два прыжка преодолев расстояние до проёма двери, сгрёб меня в охапку и сжал так, что я решил, что здесь мне точно придёт конец. В самый последний момент, когда я уже решил, что ещё секунда и я задохнусь, он меня выпустил и крикнул прямо мне в лицо, напоследок оглушив.

Ха, ха, ха! Здорово! Мужик!

Я задыхаясь и судорожно глотая ртом воздух хрипя, с трудом выдавил:

Здрасьте!

Парень ничуть меня не стесняясь, всё ещё хохоча так, что было слышно даже в резиденции Карла Барреля, пнул ногой валявшегося у моих ног толстуна и сказал ему.

Вставай, собака пьяная, у нас гости!

И обняв меня так, что я, даже если бы и захотел вырваться не смог, повёл меня наверх. Я же елё касался носками пола. Он меня буквально нёс. Лысоватый старикан внизу вроде бы тоже очухался и, поднявшись, последовал за нами.

Бородатый детина протянул мне бутылку, жидкости в которой оставалось на донышке. И я под пристальным взглядом его добрых, светящихся от радости, больших карих глаз выхлебал остатки. Крепкая стерва! Градусов шестьдесят не меньше. Я закашлялся, но зато сразу пришёл в себя. Выронив бутылку я слегка повернулся в крепких объятиях верзилы и указав на дверь прохрипёл:

Там:раненый:Вася:

Парень похожий на мексиканца пару секунд смотрел на меня, а потом, отпустив, крикнул толстяку:

Жуля, за мной! - и первым вылетел во двор.

Ага, - откликнулся лысик.

Я выбежал вслед за ними уже немного пошатываясь. Видимо, сказались усталость и напряжённая ситуация последних дней, проведённых на Засюкинских болотах. Спиртное подействовало мгновенно.

Бородач и Жуля уже стояли около Молчуна, который невозмутимо поднял Васю над собой и не подпускал к нему новых знакомых. Подбежав я выступил вперёд:

Молчун, это помощь. Они помогут Васе, ты слышишь?

Казалось, что робот смотрит на меня с непониманием и растерянностью. Не знаю долго ли мы бы так стояли смотря друг на друга, но, когда верзила произнёс:

Я врач. - это подействовало, как сигнал, как слово-пароль.

Молчун быстро опустил Василия на руки бородачу и тот бережно понёс моего израненного товарища к дому.

Жуля, готовь операционную.

Старик понёсся исполнять. И несмотря на то, что был довольно "компактен", скажем так, и ножки у него были маленькие, засеменил он очень быстро. У меня возникло ощущение, что мы с роботом уже никого не интересовали и вообще стали личностями бесполезными. Когда я проводил взглядом входящего в проём парня-мексиканца, меня кто-то тронул за плечо.

Робот смотрел на меня. Наверное, он испытывал лёгкое, а может и сильное недоумение. Я не специалист по резиновым ребятам с железками вместо мозгов, поэтому точно сказать не могу. Но в одном он был прав стоять вот так. Как истуканы. Не стоило. Поэтому мы тоже направились к дому.

Теперь я мог спокойно оглядеться. Вся обстановка напоминала мне:даже и не знаю, что она мне напоминала. Если ранее я мог представить этот дом, загородным имением какого-нибудь любителя старины, то внутренняя обстановка разрушила даже малейшую уверенность в том, что это действительно так. Во-первых надо начать с того, что внутри было грязно. На полу песок и валялись комья грязи, кое где, в особенности по углам, ветки и сучки деревьев. На потолке, который представлял из себя балки на которые были положены и прибиты толстые доски, висела и тускло светила одинокая лампочка. Надо сказать, давно я таких не видел, ибо двадцать первый век не входил в мою любимую эру в истории, а такие прекратили выпускать, на Земле во всяком случае, именно в этот период. Стены представляли из себя видимо те же балки только оббитые где деревянными планками, а где и просто кусками фанеры. Холл, если то помещение, в которое я вошёл, а Молчун еле протиснулся(что и говорить, дверь для такого малого оказалась не по размеру), был довольно большим, но не единственным помещением на первом этаже. Впрочем, я посчитал, что заглядывать туда будет просто неуважительно по отношению к хозяевам дома, даже, если дверь в эти комнаты открыты, поэтому я стал подниматься по лестнице на второй этаж, где судя по шуму и раздававшимся голосам находились верзила и толстяк. Деревянная, корявая лестница скрипела и, казалось, была готова развалиться под ногами, но всё же позволила дойти до цели. Второй этаж мало отличался от первого по интерьеру, ибо те же стены, тот же потолок, покрытый, правда, сначала ветками, а потом железом. Две комнаты: одна очень большая - здесь висели целых три лампочки, проводка тянулась прямо по стенам и была вся видна. Посредине стоял длинный деревянный стол, сделанный не к чести хозяев довольно грубо, рядом стояли такие же грубые стулья, а некоторые так вообще валялись по всему полу. Сам стол был заставлен многочисленными блюдами с разной едой, не уступали им по количеству и бутылки: маленькие и большие, без этикеток с жидкостями разного, но одинаково-мутного цвета. В этот зал попадал сразу, а вот во вторую, небольшую, судя по всему, комнату вела крепкая дверь. За ней то как раз и раздавались приглушённые голоса. Немного постояв перед дверью я всё же решил посмотреть, что там происходит. Приоткрыв её я заглянул в образовавшуюся щелочку.

Яркий свет тут же ударил мне в глаза и поэтому прошло некоторое время прежде, чем я стал различать то, что происходило в комнате. Она действительно была небольшой, но достаточных размеров, чтобы там поместился стол, накрытый белой простыней, большой чурбан, на котором стояли два судна. Одно для свежих, а другое для использованных медицинских инструментов. Освещалось всё это мощным прожектором, расположенным прямо под потолком. Около стола стоял бородач, только теперь его борода была скрыта за марлевой повязкой, а на нём самом был белый халат сомнительной чистоты, ибо кое-где отчётливо проступали пятна крови и ещё какой-то гадости. Он оперировал. Между чурбаном и верзилой стоял Жуля, который по первой же команде принимал от врача инструменты уже поработавшие с Васиным телом и подавал новые. Оба были увлечены тем, что они делают и поэтому заметили меня только тогда, когда я оступился и чуть не влетел в "операционную" сметая всё на своём пути.

Бородач, оторвавшись на секунду от Васи, подмигнул мне и сказал:

Там на столе еда. Угощайтесь. - тем самым намекая на то, что нам с роботом здесь делать нечего.

Последовав совету парня я прикрыл дверь и подошёл к столу. Несмотря на то, что хотелось есть я понял, что пока не узнаю, как там Вася, вряд ли смогу проглотить хотя бы кусок. Поэтому, чтобы успокоиться, я откупорил бутылку с почти чёрной жидкостью, налил часть содержимого в стакан и залпом глотнул.

Сначала никакого эффекта, но зато через несколько мгновений пойло дало о себе знать невыносимым жжением во рту, в горле и внутренностях. Ощущение такое, словно выпил стакан бензина и закусил рюмкой технического спирта. Закусить! Я принялся исследовать стол в поисках более или менее знакомой хотя бы на вид пищи. Усмотрев недалеко от себя съедобного вида какой-то лист, сильно напоминающий салат, я не секунды не колеблясь сунул его в рот. Прожевав я понял, что это стало ещё большей ошибкой, так как вкус у "салата" оказался посильнее, чем у острого красного перчика. Одним словом мне не осталось ничего другого, как носиться по залу с раскрытым ртом, надеясь на то, что рано или поздно мои мучения кончатся. Но оказалось, что именно поздно. Жгучая боль никак не желала проходить. Я бегал и бегал. Пять. Шесть. Семь минут, а она становилась всё сильнее и сильнее. Наконец, когда я сшиб последний стул, Молчун прижался к стене, чтобы его не постигла та же участь, лампочки грозили от качки вот-вот сорваться с потолка, а скорость моя достигла высшего предела, дверь в "операционную" открылась и оттуда показались уставшие верзила и Жуля. Несколько мгновений они смотрели на меня, как на идиота, но, когда я нашёл в себе силы показать таки рукой на ту злополучную пузатую бутылку без этикетки, захохотали. Мулат остановил меня, подвёл к громадной бочке в углу, которую я раньше почему-то не заметил, и окунул туда мою голову. Я начал глотать жидкость, которая к моей радости оказалась обыкновенной водой. Через минуту я осознал, что моим страданиям пришёл конец и вылез. Ещё с минуту поглотав воздух, которого мне всё ещё не хватало я улыбнулся, несмотря на то, что на глазах выступили слёзы и прошипел:

Сойдёт.

Все мы весело посмеялись, после чего толстяк добавил:

Это я сам готовил!

Для гостей, наверное. - заметил я.

Если серьёзно, то Жуля просто прекрасный повар. - отозвался бородач. Кстати, давайте знакомиться. Меня зовут Родриго. Родриго Маркес.

Жуля, как вы уже знаете. Просто Жуля. - продолжил толстяк.

Артур Камин. - в свою очередь представился и я.

С другом вашим всё в порядке. Ну, то есть, конечно, это я образно выражаюсь. Он плох. Судя по всему вы нарвались на тапутак. Было такое?

Откуда же мне знать, как те пиявки называются. Разноцветные такие.

Родриго и Жуля дружно кивнули.

Так вот, - продолжил мулат. - Они, конечно, очень постарались, и ваш дружок сильно пострадал. Помимо того в двух местах сломана кость правой ноги(я вздохнул. Нехрена стрелять было.), и, увы, пришлось ампутировать правую ладонь.

Вводный курс в анатомию с приведением примеров из жизни - так можно было озаглавить рассказ доктора. Меня он поразил настолько, что единственный вопрос, который я смог задать в этой ситуации звучал так:

Родриго, а он жить то будет?

Да, не сомневайтесь. Через пару дней восстановим полностью.

Через сколько? - я аж со стула подскочил.

Нет, знаю я, конечно, о чудесах медицины, но ведь нельзя кусок кровавого мяса, который и человеком то назвать нельзя привести в должный вид за двое суток.

Кто вы такой, Артур? Что здесь делаете? Как сюда попали? Кто ваш друг? У меня накопилось к вам много вопросов. - без всякого перехода сказал Родриго, разливая по бокалам что-то напоминающее вино и накладывая мне на тарелку какое-то из местных блюд.

Я попробую ответить на все. - я приступил к еде и пригубил бокал. Жидкость действительно оказалась вином и вином неплохим, надо сказать. - Мой друг, которого вы оперировали - это Вася. Робота мы называем Молчун:

Так я начал рассказывать всю свою историю. Почему-то доверяя этим людям я выложил всё без утайки. Не знаю много ли времени занял мой рассказ, но думаю, что да, ибо, когда я закончил и посмотрел на мрачные физиономии моих собеседников, то на столе оставалось уже не так уж и много съестного, а уж спиртного и того меньше. Пустые бутылки катались по столу, если им, конечно, позволяла форма, так как многие из них имели действительно причудливый вид: треугольные, квадратные, прямоугольные и ромбовидные. В голове уже шумело, радовало, правда, что судя по виду верзилы и коротышки, не у меня одного.

Да, - протянул Жуля и подлил себе в бокал из бутылки овальной формы.

Грустно выпив и немного посидев глядя на поверхность стола вступил в разговор молчавший во время моего разговора Родриго:

Хреново, конечно, но что поделать? Ты, кстати, уже выработал(это слово далось ему с большим трудом) план действий?

Да. Теперь без Васи у меня развязаны руки. Стрелок из него, к слову, никакой. От него было бы больше неприятностей, чем пользы. Вы, надеюсь, позволите мне оставить его у вас на некоторое время?

Без проблем! - крикнул Жуля и свалился под стол.

Слабак. - как нельзя удачнее охарактеризовал ситуацию Родриго.

Теперь в зале, если не считать Молчуна, мы фактически остались вдвоём с мулатом. Пришло время и мне задавать вопросы.

Родриго, мне бы тоже хотелось, чтоб ты мне кое-что объяснил. - как-то незаметно мы перешли на ты. Впрочем, меня это устраивало больше.

Валяй. - разрешил доктор.

Объясни, - язык заплетался и никак не хотел слушаться. - Что значат надписи на щите возле вашего дома? Кто ты такой? Что вообще здесь происходит?

Объясняю и рассказываю. Мальчики и девочки садитесь поудобнее дедушка начинает сказку сказывать. - я улыбнулся и последовал его совету, развалившись на стуле, насколько это позволяла сделать его деревянная конструкция, и сжав покрепче бокал в левой руке.

Сто сорок семь лет назад я работал главным врачом в центральном Комитете Коммунистической Партии Нулы.

Я аж поперхнулся. Ничего не скажешь, начало впечатляющее. Нула - планета, на которой процветал вот уже несколько веков коммунистический уклад жизни. В принципе, планетка отсталая, но вот не знал я, что там люди так долго живут. Хотя пока всё походило на правду. Нула была заселена людьми. Во всяком случае существами ничем от нас не отличающимися, разве, что только цвет их кожи, волосы, да черты лица и культура делали их очень похожими на выходцев из Латинской Америки.

Всё было вокруг голубым и зелёным. - продолжал Родриго. - У меня был хороший дом, высокооплачиваемая работа, высокое служебное положение, куча любовниц. Но вот в один прекрасный день я лечил нашего Главного(так на Нуле называли президента) и дал ему таблетку, которой этот старый пердун ухитрился поперхнуться и умереть. Меня, как водится, объявили врагом нации номер один и должны были расстрелять. Но я вовремя сообразил, чем это всё закончится и быстро собравшись, воспользовавшись своим служебным положением, угнал космолёт и отправился к другим планетам.

Здесь бородач остановился, налил себе в стакан из ромбовидной бутылки и отхлебнув одним глотком половину продолжил:

В навигации я был не очень силён и поэтому довольно быстро заблудился. К тому же я так и не определился с маршрутом. В общем после недельных скитаний я очутился здесь.

Ну а как же Совет и его лаборатории? - удивился я.

Тут всё очень просто. Приземлился я прямо здесь на Засюкинских болотах. Здесь же познакомился с Жулей, и вот уже столько лет мы живём здесь.

Так ты, значит, и есть тот инопланетянин, про которого я на щите прочитал?

Нет инопланетянином я окрестил Жулю, а я человек.

Хорошо, но как тогда тебе удалось прожить так долго?

Ну это совсем просто. Болота-то с секретом. Здесь травка растёт, которую, если съесть, то жизнь продлится на определённый срок - это зависит от количества сена, да и сам остаёшься таким, каким и был, когда эту траву кушал. А ты что думал. Это дерьмо только потому напалмом не сожгли и песком не засыпали, что жить очень хочется. Вот так специальные группы вылазки и делают. Я, правда, никогда не видел. Мне Жуля рассказывал. Вы вообще первые люди, которых я увидел с тех пор, как сюда попал. Если бы не толстяк, то я бы тут от одиночества загнулся.

То ли услышав слова бородача, то ли просто потому, что захотелось на другой бок перевернуться Жуля под столом заворочался, лёг поудобнее и захрапел.

Немного послушав храп товарища Родриго продолжил:

Так вот, на этих болотах в принципе много всего непонятного, чудесного, можно сказать. Наверное, поэтому здесь столько нечисти всякой водится - в противовес.

После этих слов он наколол на вилку большой кусок мяса, по виду похожий на сосиску, а по вкусу на добротный грузинский шашлык из барашка и заявил:

Это та фигня, которая на Васю напала, понял? Так что их тоже можно в мирных целях использовать! - он опрокинул в рот рюмку с чем-то очень крепким и причмокивая закусил.

Я же наоборот поперхнулся, ибо съел уже целых четыре таких штучки. Теперь, вспоминая подробности боя с этими тварями, мне захотелось сблевануть.

С трудом сдерживая рвоту я спросил:

Слушай, Родриго, сколько тебе лет?

Сто семьдесят семь.

Ну да? - уже без удивления, а скорее по инерции спросил я.

Точно.

Вот, блин. Выпьем?

С радостью поддержав моё предложение Родриго разлил по бокалам содержимое обыкновенной по форме бутылки и, вручив мне один из них, сказал тост:

За все дела, которые мы хотим совершить и которые обязательно совершим!

Я с радостью поддержал мулата, и мы, звонко чокнувшись, осушили бокалы.

Ох! Не стоило мне этого делать. Мало спиртного - плохо, много - ещё хуже. Уж, поверьте, знаю. Я упал под стол, свалив стул, на котором сидел и начал блевать. Равномерно, спокойно, может быть даже профессионально. Впрочем, не спасло меня это от неминуемого плохого самочувствия и помятого вида, даже без похмелья. Я нашёл в себе силы и выбрался из-под стола.

Родриго нахально улыбался и грозил мне пальцем:

Молодой ты ещё, неопытный. - фразу эту он выговаривал с трудом где-то около минуты, но и я, если честно, был не в лучшем состоянии, так что мы друг друга хорошо поняли.

Ещё бы, - подумал я. - Мне же не два века, как некоторым, сидящим за столом, не будем показывать на них пальцем.

Однако, я отошёл от главного. Как известно, после рвоты надо обязательно принять ещё. Я сообщил об этом Родриго, и мулат расплылся в такой умилительной улыбке, что мне захотелось его обнять и поцеловать. Что я, кстати, незамедлительно и сделал. С минуту мы сидели обнявшись, улыбаясь, как идиоты, но потом я вспомнил, что такая дурацкая привычка: лобызаться и тискать в объятиях, была в ходу именно у лидеров той планеты, с которой верзила благополучно сбежал. Поэтому я мягко, чтобы не обидеть моего собутыльника, высвободился из его объятий и, дотянувшись до плоской бутылки, налил прозрачную жидкость без запаха и вкуса, но с убойным эффектом в стаканы. Дружно хлебнув мы оба достигли апогея Настоящей Мужской Пьянки и: В общем засыпал я прямо на столе под мерное, шумное сблёвывание, где-то ярусом ниже.

Проснулся я, как водится, поздно. Понял я это, взглянув в окно, - темнело, а следовательно наступал вечер. Голова болела, глаза закрывало дымкой, а общее самочувствие так вообще было хуже некуда.

Я сел на стул и пошарив по столу через некоторое время нашёл-таки бутылку, в которой оставалось немного спиртного.

Неплохо мы вчера посидели. - вслух проговорил я и, налив, выпил.

Это точно. - из-под стола вылез заспанный Жуля, который услужливо наколол на вилку и протянул мне кусок мяса неизвестного происхождения.

Я принял закуску, откусил и посмотрел под стол. Там в луже собственной блевотины просыпался Родриго. Я не стал ему мешать или помогать, а поглядел по сторонам.

Молчун стоял у стенки, как и на кануне, всё было по-прежнему. Мне ничего не приснилось. Вот только в комнате, где мы вчера гуляли был настоящий разгром: лишние стулья валялись, где им только можно было валяться, бутылки и осколки тарелок и стаканов по углам казались неотъемлемой частью интерьера, а увешанные какими-то водорослями, которые вчера, кстати, использовались в качестве закуски, лампочки дополняли картину как нельзя лучше.

Вот так всегда. - расстроено промямлил толстяк и грустно выпил. Затем рыгнул и убитым взглядом уставился на грязную, пустую тарелку.

Я немного посидел, подумал и решил умыться. Дергать Жулю по таким пустякам, как поиск умывальника не хотелось, тем более, что я уже твёрдо решил, что как нельзя лучше для этой роли подойдет бочка, которую давеча я использовал в известных целях. Я пошатываясь подошёл к ней и, как в прошлый раз, окунул туда голову. Вынырнув через пол минуты я чувствовал себя намного лучше. Я поглубже вздохнул, улыбнулся и:услышал крики доносившиеся из соседней комнаты, где вчера оставили Васю.

Я пулей полетел туда, ворвался, чуть не выбив дверь, и увидел Василия, лежащего на столе и орущего во всю глотку:

Где моя рука, чёрт возьми? Что здесь происходит? - Нет, он не паниковал. Скорее просто привлекал к себе внимание. Заметив меня он обрадовался, успокоился и сказал: - Ничего не понимаю. Проснулся здесь:неизвестно где, без руки, но чувствую себя хорошо.

Я стоял с открытым ртом, ровным счётом ничего не понимая. Парень с виду был абсолютно здоров. Почти все раны и струпья зажили, нога приняла нормальную форму. Единственное, что было не так - это отсутствие ладони на правой руке.

Я не знал, что сказать поэтому некоторое время просто молчал, а потом бросился вон из комнаты с криком:

Родриго, Вася проснулся! Родриго!

Сам же чудо-доктор умывался, точнее отмывался в бочке, которая, судя по всему, использовалась здесь именно, как умывальник. Оторвавшись от процесса и приняв у, испуганного не меньше меня моим же криком, Жули полотенце мулат спокойно заявил:

Ну, что ты орёшь, сейчас разберусь. - вытерся и пошёл впереди меня в комнату.

Здорово, больной! - весело сказал Родриго Васе и сел рядом с ним на стол. Как самочувствие?

Хорошо. - ответил Василий и с недоверием посмотрел на бородача. - А вы кто такой?

Доктор. - просто ответил Родриго.

А! - протянул Василий, теперь уже недоумённо глядя на меня.

Что смотришь? Нет, чтобы человеку спасибо сказать. - нет! Мне определённо нравилась роль отца-наставника. Сначала Ларти, теперь Василий.

Спасибо. Только хоть кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит?

Только я было рот открыл, как растолкав меня и Родриго из-за наших спин вперёд вышел толстяк и набрав в лёгкие побольше воздуха театрально поклонился и выдохнул:

Я Жуля!

Рассказывал он долго и занимательно, даже я зная, чем всё это закончится и как это всё происходило, заслушался. Правда, судя по рассказу толстяка, главным действующим лицом в нём был именно он. Впрочем, его никто не останавливал и не перебивал. Очень уж было занимательно и смешно слушать о том, как Жуля нашёл всех нас, как приютил заблудившихся путников в своём скромном, холостятском обиталище, где также проживает и его друг Родриго, как титаническими усилиями он спас жизнь Василию и как он после этого долго расслаблялся за стаканчиком крепенького до утра.

Минут через тридцать после его рассказа мы с верзилой ухахатывались, Вася ровным счётом ничего не понимал, а Жуля стоял с гордым видом памятника самому себе.

Ничего не пойму. - заявил Василий.

А ты и не пытайся. - попросил я его.

А что разве что-то было не так? - невинно осведомился Жуля.

Мы с Родриго захохотали повторно, теперь только к нам присоединились Вася и сам виновник такого хорошего настроения в наших рядах.

Это надо отметить. - предложил мулат.

Все, конечно же, с радостью поддержали его и вскоре было решено отправляться в зал. Я помог подняться Васе, несмотря на то, что язвы и раны уже зажили нога по-прежнему была плоха, и ходить он ещё не мог. Жуля открыл дверь настежь, и я вышел, поддерживая Васю. Тот с интересом оглядывался по сторонам. Первым его внимание привлёк разорённый вчерашним гуляньем стол, потом лампочки, разбросанные стулья, а затем взгляд его остановился на стоящем около одной из стен роботе.

Молчун! - радостно заорал Василий и забыв о том, что ещё не может нормально ходить бросился в объятия своего любимца.

Куда?!! - запоздало попытался остановить его шедший позади Родриго, но было уже поздно.

Вася растянулся на полу, из носа текла кровь, на лбу появилась рваная рана впечатляющих размеров. Сам он громко во всеуслышанье ругался.

Идиот, кретин, мудак, в конце концов. Понесло меня к чёрту на рога.

Уж не знаю чувствовал ли Молчун себя виноватым в происшедшем, но поспешил поднять своего создателя на огромных лапах и вопросительно уставился на нас.

Родриго улыбнулся, вздохнул и пожав плечами произнёс, указав на дверь "операционной":

Неси сюда. - и сам вошёл первым.

Молчун послушно повиновался и понёс Василия, куда сказали. Мы с Жулей тоже было сунулись туда, но доктор нас остановил сказав:

На стол собирайте, а то так всю ночь провозимся. - и закрыл дверь перед нашими носами.

Я недоумённо посмотрел на Жулю, тот пожал плечами и сказал:

Идем.

Подойдя к столу мы сперва собрали всю посуду на огромных размеров поднос, стоявший ранее возле стены, и который пришлось нести вдвоём. Затем расставили все стулья, и Жуля намочив тряпку размером с Малый Планетный Флаг протёр стол.

Теперь вниз, за едой. - сообщил он мне, когда закончил.

Я взялся за поднос с одной стороны, а толстяк с другой, для этого там специально были приделаны ручки. Спускаясь я спросил у Жули, который шёл впереди:

Сколько тебе лет, Жуля?

Триста двадцать один.

Это много.

Не очень. Главе Совета, например, больше девяти веков. Он самый старый у нас и считается самым мудрым.

Это не так?

Как знать. - уклончиво ответил старик.

Мы уже спустились на первый этаж и прошли в самую дальнюю комнату. Не знаю почему, наверное из-за большего количества помещений, но первый этаж казался мне больше второго. Впрочем, кухня, в которую мы пришли, была маленькой. Такое впечатление создавалось из-за громадной печки, которая занимала половину площади, остальное место был отдано под многочисленные шкафы и полки, а также под внушительных размеров плиту. Вообще, осмотрев дом более подробно я пришёл к выводу, что живущие здесь были ярыми максималистами.

Засунув поднос в специальную щель между двумя шкафами Жуля отогнал меня в сторону, а сам начал вытаскивать из разных шкафов разнообразную снедь и раскладывая её по тарелкам и блюдам засовывал в печку, которая здесь использовалась, насколько я понял, вместо микроволновки.

Жуля, а где вы еду достаёте?

Охотимся, собираем водоросли, травы. Грибы здесь растут. Есть ещё и ягоды, но тут надо быть осторожным - многие из них ядовиты. Потом готовим еду сразу на неделю, остаётся её только разогреть и ты сыт.

Ты давно здесь?

Я тут родился.

На болотах? - я чуть не выронил из рук только что спёртый с тарелки фрукт.

Да нет на планете. А на болота я сбежал больше двух сотен лет назад.

Почему? От кого? - я откусил от фрукта.

От Совета. Я тогда как раз выдвинул проект развития отношений с другими планетами. Меня начали поддерживать многие влиятельные люди. Я ведь был Гором.

Это выше Долта по статусу? - перебил я.

Да. На две ступени. - он замолчал, разогревая печку.

Продолжай, пожалуйста.

Так вот. Совету, конечно, это всё не понравилось, и они решили от меня избавиться. Ведь без лидера мои идеи не имели бы поддержки. Я узнал об их кознях и с помощью преданных друзей решил бежать.

Ты украл космолёт?

Нет, у нас их просто не существует, а пип, ну то на чём ты сбежал от Совета, для космических полётов не пригоден. Поэтому у меня был лишь один выход прятаться на планете, бегая от военных и полиции. Но долго, как ты понимаешь, это продолжаться не могло. Меня предали, и им меня удалось схватить. Убить так просто они меня не могли. Это вызвало бы нежелательный бунт и волнения по всей планете, особенно в рядах аристократии. В тюрьму меня тоже не посадишь: я мог руководить людьми и оттуда, поэтому было решено отправить меня "на исправительные работы" сюда, на Засюкинские Болота.

Как же ты выжил? - перебил я Жулю.

Ну, меня не просто подвели к ограде и втолкнули внутрь. Я ведь мог и выбраться наружу. Они сделали хитрее. Меня посадили в большой контейнер, в который также засунули ещё и стройматериалы, еду и воду, прицепили его к пипу и сбросили, где-то в центре самих болот. Расчёт был прост. Либо я удачно утону, либо погибну в схватке с каким-нибудь местным чудовищем, либо просто умру голодной смертью, ибо пищевые контейнеры при вскрытии оказались пусты. Но я очень хотел жить, поэтому использовал строительный инструмент в качестве оружия да пользовался чудо-травой, о которой ты уже слышал. Сюда за ней, кстати, наведываются поисковые группы Совета.

А ты никогда не хотел вернуться назад? Продолжить дело?

Я подумал, что там меня постоянно будут искать, ловить и снова отсылать сюда. Не проще ли здесь остаться?! Тем более, что жить я здесь уже привык. А потом, у меня там семья. Без меня их оставят в покое. - грустно подытожил толстяк.

Дети? - поинтересовался я.

Да, пять. И все дочки. Красавицы. Сейчас уже, наверное, замужем. мечтательно произнёс он, вытаскивая из печки тарелки и расставляя их на подносе, который перед этим снова вынул.

Я сглотнул. Ох, как давно я уже не был с женщиной.

Слушай, а почему Совет так противится контактам с другими цивилизациями?

Понимаешь ли, - он наклонился к люку в полу, который открывал дверь в погреб. - В нашем мире члены совета многое продолжают делать по законам Большой Книги, оставленной нам нашими предками, а главный её канон гласит: никаких контактов с чужими.

Охота в старинных нарядах тоже в Книге описана?

Да. И причём для каждого сословия свои наряды.

А почему вы изучаете всех чужеземцев?

Жуля уже залез в погреб и шумел там чем-то стеклянным:

Ну, интересно же, как живут другие. - он выставил на пол несколько бутылок и полез за остальными. - А потом можно ведь почерпнуть что-то из вашей культуры для наших нужд.

Не скажи. - Я выставил бутылки на подносе. - У вас есть много того, чего у нас я никогда не видел. Хотя, поверь, на своём веку я повидал немало и побывал во многих местах.

Вот! - радостно воскликнул Жуля, вылез из погреба и поставил на поднос остальные бутылки. - А у вас есть много того, чего нет у нас.

Мы снова взялись за ручки подноса и понесли его наверх. Я, так и не удовлетворивший своё любопытство, спросил:

А почему тебя зовут Жуля? Несолидно как-то для Горома.

Моё настоящее имя Жастер Умар Луис Ятанга, а это уже Родриго, когда свалился мне на голову, сократил, чтобы удобнее было меня называть.

Вот теперь моё любопытство было частично удовлетворено и в зал мы вошли уже молча. Одновременно открылась дверь в "операционную", и оттуда показался Молчун, поддерживающий Васю и улыбающийся, как всегда, Родриго.

Увидев нас(или поднос с едой) они очень обрадовались и мулат похвастался:

Я тут Васе всё объяснил, так что теперь мы можем спокойно всё отметить.

Я в свою очередь поинтересовался у Василия:

Как самочувствие, герой?

Отличное. Я даже лучше видеть стал. Только хожу плохо да вот без руки неудобно, но Родриго говорит, что через пару дней я буду, как новенький, а руку он мне новую сделает.

Прекрасно. - мы поставили поднос на стол и стали составлять на него тарелки и бутылки.

Меня, однако, интересовало каким это образом бородач собирался парню новую руку сделать, но да ладно - потом разберёмся.

Жуля очень быстро и профессионально сервировал стол, и мы расселись по местам: во главе Родриго, по правую руку от него я и Вася, по левую Жуля.

Давайте выпьем за скорейшее выздоровление нашего Василия. - все радостно загалдели, особенно сам виновник сего тоста, а я подумал: началось.

Все приняли, закусили, Вася подивился крепости напитка, а Родриго толкнул ещё один тост:

За Артура, которому предстоит ещё многое сделать, но главное вернуться назад.

Здесь почему-то Родриго и Жуля пили грустно, улыбались лишь мы с Васей.

Слушай, Василий, - обратился я к парню, обильно закусив именно ту водицу, которой чуть не выжег себе все внутренности вчера. - Я тебя не беру с собой.

Почему? - расстроено посмотрел на меня Вася. Казалось, парень сейчас заплачет. Я понимал его. Такое приключение!

Ты ещё не совсем здоров. - отрезал я. - А нам сейчас дорога каждая минута. Сам должен понимать. Тем более без правой руки ты и ешь-то с трудом, а там придётся стрелять. Да и вообще не безопасно всё это.

Вася лишь согласно кивал. Видно было, что парню не нравился такой поворот событий. Я не знал, что сказать ещё в оправдание своих действий или как-то подбодрить парня, но тут в разговор вступил Жуля.

Эй, приятель, послушай старика, который живёт на этом свете уже больше трёх сотен лет. Лаборатории Совета не самое приятное место для прогулок. Больше того, я не очень верю в то, что Артур вернётся, хотя мне и очень хочется. А мы тебя хотя бы отправить обратно сможем, чтобы ты ему там у себя памятник поставил, ясно?

Не знаю, что произвело на Васю большее впечатление: речь Жули или его признания относительно возраста, но парень так и застыл с открытым ртом не в состоянии что-либо сказать. А вот я точно знал, что на меня произвело самое большое впечатление. Нет, не сомнения бывшего аристократа в успехе моего мероприятия, а нечто другое более важное для меня в этот момент:

Подожди, Жуля, что значит: мы хотя бы сможем тебя отправить обратно?

Да, у нас космолёт есть, на котором я прилетел. - спокойно произнёс Родриго.

Что?!! - хором заорали я и Вася. - Где? - уже спокойнее спросил я.

Во дворе под брезентом. - невозмутимо ответил доктор.

Так. - протянул я.

Если хотите можем посмотреть. - с нотками наивности в словах предложил мулат.

Нет, не хотим. - съязвил я, и мы отправились вниз на экскурсию.

Спустившись мы сразу зашли за угол дома, где и стоял космолёт. Некоторое время Родриго возился с тесёмками брезента, а потом театральным жестом сорвал его и перед нами предстало чудо техники двухсотлетней давности. С минуту мы с Васей стояли не в силах что-либо проговорить, но опомнившийся первым парень, всё же нашёл в себе силы и выдавил:

Антиквариат, мать его.

Действительно, то что мы увидели было самым настоящим антиквариатом: серебристый примитивный конус с шестью жерлами позади, прозрачной острой частью из стекла, небольшим люком посредине, антенной наверху, швами от крышек иллюминаторов и золотыми буквами по обоим бортам, гласившими: "Главный Рамусьита". Вся конструкция средних размеров стояла на трёх шасси.

Родриго улыбаясь подошёл к конусу и, похлопав рукой по надписи, заявил:

Вот этот козёл и поперхнулся. Из-за него, пердуна старого, я здесь и очутился.

Клёво, наверное, было смыться на космолёте, который носит имя человека из-за которого вы сломали себе жизнь, да? - предположил Вася.

Честно говоря, мне было без разницы, тогда все космолёты так назывались. Сейчас, уверен, всё называют именем нынешнего правителя. - пожал плечами бородач.

Подождите, - остановил я их непринуждённую беседу. - Она(или он) ещё летает? - спросил я, обращаясь к Родриго.

А что бы ей не летать. Летает, конечно.

Так это же классно. Мы улететь сможем, когда я вернусь. - обрадовался я.

Если вернёшься. - скептически заметил Жуля.

Я пропустил это замечание мимо ушей, тем более, что меня осенила новая мысль.

Ребята, а какого чёрта вы сами-то не смотались отсюда?

Ну вас же должен был кто-то дождаться. - огрызнулся Жуля. Было видно, что это его больное место.

На самом деле, - перехватил инициативу Родриго. - Я подумал, что здесь мне будет лучше, чем там. Здесь ведь всё есть. Только вот по части женщин хреновато, а так всё в порядке.

Всё в порядке! Эгоист недоделанный! - сказал Жуля и, развернувшись, побрёл в дом.

Родриго грустно вздохнул, пожал плечами и виновато улыбнулся нам.

Жуля всегда хотел побывать на других планетах, а я не смог ему помочь. Он несколько раз пытался угнать "Рамусьиту", но:

Твоей вины здесь нет. - я похлопал его по плечу. - У тебя были свои причины.

Но он прав: это эгоистично. - возразил доктор.

Нет, это правильно. Он пожертвовал своими желаниями ради твоей жизни. Поверь, я на твоём месте поступил бы точно также.

Я врал! Провести больше сотни лет на одном и том же месте, тем более без радостного общения с лучшей половиной человечества, я бы не смог. Мне с трудом дались полтора года на Добе, что же говорить о здешних условиях. Втайне я восхищался Родриго: только сильный человек может выдержать такое.

Нулянин лишь обречёно кивнул, низко опустив голову, но тут же вновь поднял её и улыбнулся во весь рот в котором было много крепких, но почему-то жёлтых зубов. Мы с Васей тоже улыбнулись и я сказал:

Пойдём-ка в дом. Пора перекусить и начать подготовку к завтрашнему дню.

Мы пошли к входу, где нас уже ждал Молчун и Жуля. Все вместе мы поднялись наверх. Темнело, а нужно было выспаться. Завтра предстоял трудный денёк. Вообще, у меня почему-то возникало такое предчувствие, что наступали тяжёлые времена и не скоро я смогу снова расслабиться. Это плохо, и мне совсем не нравится, но, что поделать.

Мы расселись за столом, как и перед нашей неожиданной вылазкой наружу и приступили к еде. Жуля заметно повеселел лишь только выпил первую стопку и обильно выпитое закусил. Что ни говори, а сытый мужик добрее голодного. Несколько минут мы молча поглощали запасы предусмотрительных хозяев, а потом я решил, что пора уже и обсудить с товарищами план моих действий.

Значит так, ребята! - многообещающее начало. - Завтра с утра я встаю и отправляюсь по направлению к Лабораториям Совета:

Стоп. - отрезал Жуля. Ну ты даёшь. Встаю, отправляюсь. - передразнил он. Ты же даже не знаешь куда идти. - он немного покопался и достал из заднего кармана штанов, которые неизвестно когда и зачем надел, ибо что касается Родриго, то он так и сидел в своих семейных трусах, на Васю надели халат, а на мне был бессменный комбинезон.

Широким жестом руки он отодвинул в сторону мешающие бутылки и блюда. При этом некоторые из них попадали на пол, но толстяк не обратил на это никакого внимания. Он расстелил на столе внушительных размеров карту, на которой довольно подробно описывались Засюкинские болота и прилежащие к ним территории и показал на неё привлекая наше внимание. Мы все дружно склонились над куском бумаги.

Вот это болота, - показывая на большое, но довольно ровное зелёное пятно с коричневыми, чёрными, красными, жёлтыми и фиолетовыми вставками, занимающее большую часть листа, - А это, - он показал на несколько голубых линий - наиболее безопасные тропы к ограде. Вот здесь, - продолжал он, показав на довольно обширный план каких-то зданий, расположенный недалеко от ограды, - Академгородок Совета. Это общежитие солдат, коттеджи офицеров, коттеджи работников Академгородка, столовая, развлекательный центр, бар, лаборатории, а это: - он сделал театральную паузу, усилившую наше любопытство. - Главная Лаборатория. Как видишь, - Жуля внимательно посмотрел на меня. - Вся территория обнесена высоким забором, а по периметру, на стенах - солдаты. Но возле болот стены нет, только сторожевые вышки. Так удобнее делать вылазки за чудо-травой. Смена солдат на вышках происходит ровно в двенадцать часов. Следовательно слушай сюда и запоминай. Ты уходишь завтра утром, идешь по этому пути, - он показал указательным пальцем на одну из голубых линий. - Он наиболее безопасен. Идти здесь от нас одиннадцать километров. Как раз к ночи придешь к ограде. Потом отдыхаешь и ложишься спать. Часов у тебя нет? - спросил толстяк.

Нет. - странно! Сколько себя помню, но с часами у меня всегда были проблемы.

Ещё с детства я то забывал надевать их, то терял, то разбивал в многочисленных драках ( характер у меня был не слишком покладистый ). Результатом стали мои систематические опоздания, куда угодно и когда угодно. Уже позже наставник посредством многих часов работы со мной выработал-таки во мне привычку делать всё во время. Собственно, главный урок его по этой части был прост: минутой больше, минутой меньше - жизнью больше, жизнью меньше.

Хорошо, я дам тебе свои. Так вот, ты просыпаешься в десять и готовишься, а ровно в одиннадцать выходишь за ограду и несешься к Главной Лаборатории.

Почему в одиннадцать? Смена караула в двенадцать. - удивился я.

Время в Больших Засюках отстаёт на час.

Понял.

Когда попадешь в Лабораторию круши всё, что встанет на твоём пути своей чудесной Нитью. Не сомневайся - хорошие люди там не работают. Если найдешь свою девочку - считай, что повезло. Сразу назад, к нам. - Жуля остановился, чтобы перевести дух.

А если не найду? - я вообще-то плохо себе представлял успешное окончание моего предприятия и поэтому задал самый актуальный в этот момент вопрос.

Тогда тем более смывайся оттуда как можно скорее.

Девочка точно там?

Все посмотрели на Жулю, который теперь вдруг стал самым ценным специалистом.

Всех, кто попадает на нашу планету сразу отправляют туда. Что там с ними делают - не знаю. Больше она нигде быть не может. - Он вздохнул, покачал головой и добавил. - Я надеюсь. Если она ещё жива, то она там. - подытожил он.

Откуда ты всё это знаешь?

Пришлось знать по работе.

А карта?

Она оттуда, снаружи. Я её с собой ещё, когда меня сюда высылали, на всякий случай прихватил.

Правильно. - с умным видом заверил его Вася.

Все замолчали не зная, что говорить теперь. Я немного подумал и прервал молчание первым:

Так. Теперь слушайте меня. Когда я вернусь мы все улетим. Все! - я провёл взглядом по лицам Жули и Родриго.

Толстяк радостно закивал головой, а Родриго оглядев всех уставившихся на него и сказал:

Я так понимаю, что выбор у меня не очень большой. Оставаться здесь в полном одиночестве я не хочу, так что я с вами.

Ну и отлично. - я взглянул на окно. На болота уже опустилась ночь. - Спать пора. - заявил я.

Все встали.

Вася, я бы попросил тебя остаться в "операционной", пока. - попросил парня Родриго. - Я зайду потом проведать тебя.

Хорошо, - ответил тот. - Спокойной ночи.

Спокойной ночи. - отозвались все.

Он зашёл в комнату, пропуская вперёд Молчуна. Кто знает, может быть я в последний раз говорю ему эти слова.

Я пока останусь, соберу Артуру провизию на завтра. - сказал Жуля.

Родриго кивнул и обратился ко мне:

Пойдём, я покажу тебе твою комнату.

Мы спустились на первый этаж и вошли в третью от лестницы комнатушку. Родриго зажёг лампочку под потолком, и я смог рассмотреть кровать, небольшую тумбочку под окном, из которого открывался вид на перелесок, ковёр из сухих трав на полу и фотографию самого Родриго на стене.

Твоя комната? - спросил я мулата.

Ага.

А сам ты где?

Да там в столовой. - он показал головой на верх. - Ну, в общем, ты располагайся, а я пойду. Счастливо. - и он вышел.

Спокойной ночи. - запоздало крикнул я его шагам в коридоре.

Что ж, раз следующие несколько дней будут такими жаркими, то стоит подготовиться как следует. Я снял кобуру с пистолетами, нож, Нить и положил всё это на тумбочку, потом снял с себя сапоги и нащупав там метательные ножи отправил их туда же. Расстался с комбинезоном, который уже просох за те сутки, что провёл я здесь. Оставшись в одних трусах я принялся оглядывать оружие, с которым мне предстояло сражаться с целым полком солдат и учёных. Так, что мы имеем. Пистолеты целы, обоймы полны, запаски тоже есть. С армейским ножом нет проблем, на нём даже крови не осталось, метательные также в порядке, а вот и ты моя маленькая. Я с любовью взял с тумбочки Нить и сжав её в правой руке, закрыл глаза и представил как я буду расправляться со всеми, кто встанет на моём пути. Ух! Классное зрелище! Ничего не скажешь. Нет, я, конечно, не садист, но это ощущение того, что стоит тебе лишь взмахнуть рукой и человека, инопланетянина, зверя или кого там ещё просто перережет пополам, обдав тебя брызгами его крови пьянило меня. В дверь постучали, и мне пришлось прерваться.

Входи. - отозвался я.

Дверь открылась и на пороге показалась майор Межпланетной Службы Безопасности Свобода Ракиткина с растрёпанными волосами, которые даже в таком виде были очень прелестны, и в несуразной полосатой пижаме, правда больше похожа она была на тряпку, ибо была мокрой, грязной и порвана во многих местах. Я не то, чтобы удивился! Я просто застыл на кровати даже не сумев открыть рот, что в общем-то должен был сделать в данной ситуации! Я просто сидел и смотрел на неё вспоминая что и сколько я выпил, чтобы мне привиделось такое!

Что уставился? Женщину давно не видел? - нагло улыбнувшись спросила она.

Как бы в поддержку её вопроса из особо большой дырки на куртке пижамы вывалилась левая грудь. Надо сказать очень соблазнительного вида. Я перевёл взгляд с лица Ракиткиной на её бюст и задал самый глупый вопрос:

Силикон?

Дурак. - ответила она.

Не понял. - я и вправду ровным счётом ничего не понимал.

Сейчас поймешь. - сказала она и начала приближаться ко мне.

Стой! - заорал я и, схватив с тумбочки пистолет, направил дуло на неё.

Только она остановилась и открыла рот, чтобы ответить мне, как в дверном проёме показался Жуля, говоривший на ходу:

Артур, я тебе тут на завтра поесть при: - он так и остался стоять на пороге, рассматривая Свободу, показывая пухлым пальцем то на неё, то на меня.

Уж не знаю, что он хотел объяснить мне этим жестом, но посмотрев на грудь Ракиткиной он расплылся в глупой улыбке и сглотнув свалился, перенеся, таким образом, своё туловище в горизонтальном состоянии в коридор.

Наверное, он прав, так как картина вырисовывалась под стать перу одного мастера ( имени не помню ), чей шедевр ( названия тоже не помню ) я однажды спёр в Третьяковской Галерее в Москве и загнал ее одному толстосуму с Лапвенты. Не знаю зачем пятиголовому бегемоту с двумя рогами на заднице такой антиквариат, но, помнится, я тогда два месяца жил, как король в лучшем люксе "Хилтона" на Базилике, самом дорогом курорте Новой Галактики, и каждое утро мне приносили бутылку "Дон Переньон" по штуке мегабаксов за каждую и блюдо клубники. Молодой был! Дурак совсем! Впрочем, у нас тоже получилось неплохо. Я в одних трусах сижу на постели, наставив пистолет на девушку в разорванной пижаме, а на пороге стоит ( поправка: уже лежит ) полуголый старик, явно с трудом вникающий в ситуацию.

И что вы мужики все такие слабонервные? - удивлённо пожала плечами майор МСБ - Один, как меня увидел сразу за ствол схватился и вопросы глупые задавать стал, а другой так вообще в обморок грохнулся.

А что ты хочешь, когда он уже два века ни одной бабы не видел, а тут ты в таком костюмчике посреди ночи заявляешься. - попробовал я вступиться за сильную половину рода человеческого и не только.

Да убери ты пушку. - Свобода устало опустилась на кровать. - я по делу пришла, а не воевать.

Ага! А там во дворе взвод мсбэшников во главе с твоим дружком, так дело обстоит?

Девушка зло сверкнула глазами, что явно не предвещало мне дружеского ответа.

Ты и вправду дурак, вор, а я ещё большая дура раз послушала Ларти и припёрлась сюда. - она поднялась и направилась к двери, но обернулась и добавила. - А Черноволенко погиб:

При исполнении служебных обязанностей. - закончил я.

Ракиткина махнула рукой и вышла, переступив через всё ещё так и не пришедшего в себя Жулю.

Я сидел на кровати и чувствовал себя полным мудаком. Потому, что не знал, что мне делать. Либо сейчас бежать за ней - а вдруг там действительно меня ждут, либо отпустить её на все четыре стороны, а толстяку потом впарить историю про ночное видение или групповую галлюцинацию. В любом случае я был зол не знаю на кого, скорее на себя. Зол на то, что мой план теперь терял весь смысл и всё пойдёт вверх дном. В общем, всё как обычно. Что ж решено. Я встал и перешагнув, как и Ракиткина несколько мгновений назад, через Жулю бросился догонять майора МСБ.

Что самое странное, вопреки моим ожиданиям, солдат во дворе не оказалось, зато нашлась Свобода, которая сидела на земле и тихо плакала. Не люблю я, честно говоря, телячьи нежности, но здесь мне пришлось себя пересилить и, подойдя к ней, сев рядом и обняв за плечи, сказать:

Ну, что ты, глупенькая, я же пошутил.

Она уткнулась в моё плечо, обхватив меня за торс и зарыдала во весь голос, пытаясь что-то мне рассказать, но я лишь изредка вылавливал из её бессвязной речи фразы типа: "А мы:", "А они:", "А потом:". Я решил, что лучше всего ей сейчас выплакаться, чтобы потом прийти в себя, стать снова майором МСБ и просто сильной женщиной, ну, а мне подумать, что делать дальше. Вот так мы и сидели: она рыдала, я думал. В конце концов оба пришли к выводу, что это нам обоим ничего не даст и одновременно перестали заниматься тем, чем занимались.

Ракиткина рывком освободилась от моих объятий и села, подтянув колени к подбородку и обхватив их руками, а я прилёг на траву и замолчал, зная, что она сейчас что-нибудь обязательно да скажет.

Так и произошло:

Ларти сказала, что ты хороший человек, вор. - теперь никто бы не смог узнать в этой собравшейся девушке с властным голосом ту, что только что плакала у меня на плече, дав волю эмоциям и расслабившись лишь на несколько минут.

Да, это так. - Без тень сомнения, гордо и самоуверенно согласился я. - А что?

Ничего. - пауза. - Я надеюсь тебе можно доверять? - спросила она.

Конечно! - ни минуты не колеблясь ответил я. Нет! Вот, что мне точно не грозит так это смерть от избытка скромности в крови.

Тогда нам надо поговорить. - решила Ракиткина.

Нам придётся поговорить даже, если я не такой уж и надёжный человек, как говорит Ларти. - отрезал я. - Пошли в дом.

И я, взяв майора за руку, помог ей подняться и повёл её по направлению к дому. Там на крыльце как на посту уже стояли Родриго и Вася, позади маячил Молчун.

Что? - спросил я.

Оба, если не считать Молчуна растянулись в широченных улыбках:

Родриго, - представился Мулат.

Вася.

Свобода. - буркнула девушка.

Тут из-за спин ребят пробился толстяк и тоже поспешил себя заявить:

Жастер Умар Луис Ятанга. - чётко чеканя каждое слово сказал он, но получив пинок от Родриго отрекомендовался проще. - Или просто Жуля.

Пойдёмте-ка, ребята, внутрь. - подмигнул я мужикам.

Все весело галдя что-то про то, что надо бы отметить прибытие столь видной гостьи поднялись наверх. Быстро управились со столом, и вскоре все сидели на своих местах с той только разницей, что теперь рядом со мной теперь сидела Свобода, а Вася рядом с Жулей.

После того, как девушка утолила голод и прилично приняла, мы взялись расспрашивать её:

Ну что ж, давай объясняй, как ты здесь оказалась? - первым задал вопрос я.

Дело было так. - вполне мсбэшное начало, надо сказать. - После того, как мы улетели с той планеты, где: - она запнулась.

Вы бросили меня. Продолжай. - покровительственно заметил я.

Девушка покраснела, но, как мне показалось, просто так для проформы, ибо в её глазах особого раскаяния в содеянном не читалось, и продолжила:

Так вот мы везли Ларти, но так как она ребёнок мы не стали её привязывать или заковывать в наручники.

Молодцы. - вставил Родриго. - А вы, красавица, вообще кто?

Майор МСБ, ещё вопросы есть? - отрезала девушка.

Родриго шутливо отгораживаясь помахал руками перед собой, а Свобода продолжила.

Это было большой ошибкой, так как девочка постоянно кричала и звала тебя. она выразительно посмотрела на меня. - Как вы все понимаете ничем хорошим это закончиться не могло и поэтому в один прекрасный момент она: - Ракиткина снова замолчала, подыскивая слова, чтобы точнее выразить мысль. - Девочка не только психодел, она обладает ещё массой других талантов. Так или иначе она смогла усыпить нас и взяла управление в свои руки. Закончилось это тем, что она неправильно рассчитала траекторию полёта, и мы попали в Неизвестную Туманность:

Семилетний ребёнок смог взять на себя управление космолётом? - с недоверием спросил Вася.

Она обучалась в МСБ. - гордо выпалила Свобода.

Ну, ты не задавайся, Ракеткина. - осадил я её. - Здесь все не лыком шиты.

Подождите, - взмолился Жуля. - Что такое МСБ.

Межпланетная Служба Безопасности. - ответил Родриго. - Это что-то типа вашего Совета. Чёрт его дери.

А-а-а. - разочарованно протянул толстяк.

Продолжай. - поторопил я девушку, тем самым прервав все дальнейшие расспросы.

Упали мы на поле. Я сначала подумала, что здесь снег лежит, но оказалась, что это трава такая белая. Ну вот, когда мы проснулись и вылезли из космолёта Ларти уже не было. - немного подумав Свобода добавила. - Еды тоже недоставало. Она взяла её с собой.

Сообразительная девочка. - вставил Родриго. - Прямо вундеркинд какой-то.

Только майор рот открыла, чтобы опять сказать что-то про то, как полезно работать в МСБ, я тут же пнул её по ноге под столом и сжав зубы проскрежетал:

Дальше давай.

Мы с Сергеем тоже выбрались и решили, что её надо найти, тем более, что космолёт был неисправен. Но мы ничего не успели сделать, так как на поле вдруг появились люди из Совета. Ну, тогда мы, конечно, не знали, что они из совета. Они сразу бросились на нас, и мы с Черноволенко принялись отбиваться, но в нас стали стрелять усыпляющими зарядами, и вскоре один попал в меня. Я отключилась и очнулась уже в лаборатории.

А Ларти? - поспешил спросить я.

Подожди. - осадила меня девушка. - Так вот. Я очнулась в белой, маленькой комнате, не связанная, но в этой дурацкой пижаме. Через некоторое время, но всё же довольно быстро ко мне пришли учёные, которые заявили, что будут меня обследовать.

А ты? - это Вася.

Я, разумеется, отказалась. - бросила на парня испепеляющий взгляд возмутившаяся до кончиков волос Свобода. - Сказала им, что я майор МСБ. - все, сидящие за столом, дружно вздохнули. Девушка оглядела всех и продолжила. - В общем для них это не препятствие. Они вытягивают из тебя всё посредством какого-то аппарата. Всё вытянули и из меня.

Больно? - поморщился Жуля.

Нет. Наоборот. Это: - Ракиткина запнулась и, как мне показалось, даже покраснела. - вроде оргазма.

Мы, мужики, стали чаще дышать. Тем временем майор подошла к самому интересному.

Когда меня выжали как мочалку, и я отдыхала в той же комнате я услышала мысли:

Что ты услышала? - перебил я её.

Ну как вам объяснить. Вы знаете, что такое телепатия?

Все дружно утвердительно кивнули головами.

Ларти умеет передавать мысли телепатическим путём. В общем мне она сказала, что надо найти тебя, что ты хороший человек и сказала, где ты находишься. - это уже было обращено непосредственно ко мне.

Так ты её и послушала?

У меня был другой выход? - кажется наш разговор начинает перерастать в ссору.

Хорошо, почему Ларти доверилась тебе? - каверзный вопрос.

Потому же, почему и тебе. Она сама разбирается в людях и решает стоит ей доверять им или нет.

Довод неплохой. Посмотрим, что будет дальше.

Ну вот ты пробралась к нам, и что дальше?

Ну вот ты пробралась к нам. - передразнила меня мсбэшница противным голосом. У меня совсем не такой. - Хотя бы спросил как я к вам добиралась?

Как? - кажется сейчас я услышу длинную историю про все трудности жизни простого майора МСБ.

Сутки. Я к вам шла целые сутки. - сказала так, словно искала нас десять лет.

Да тут идти всего лишь одиннадцать километров. - возмутился Жуля.

Всего лишь? - вспылила Свобода. - Да ты знаешь сколько я пёрлась по этой чёртовой луже? Думаешь легко было вас найти. - Грудь снова выпрыгнула из дыры на пижаме, но это её нисколько не волновало.

Что же, кажется мне или это действительно так, но наше мирное застолье начинает перерастать в настоящую битву. Пора прекращать.

Стоп!!! - заорал я. - Заткнитесь все.

Жуля и девушка затихли, и все взоры устремились на меня. Насмешливый Родриго, непонимающий Васи, обиженный Жули и настоящее украшение сегодняшнего вечера грозный, испепеляющий, всё на своём пути сметающий взгляд Свободы Ракиткиной, майора МСБ.

Я выждал небольшую паузу, перевёл дыхание и продолжил, обращаясь к девушке:

Что делать будем, знаешь?

Да!

Это плохо!

Почему?

Потому, что я тоже знаю.

Я сидел собираясь с мыслями, все молчали, и тут тишину прорезал вкрадчивый, негромкий голос Родриго:

Друзья мои, у меня есть предложение. - Эх! Умеет он привлекать к себе внимание. - Давайте выслушаем вас обоих - он учтиво поклонился Свободе(ловелас хренов!) и кивнул мне. - А после решим, чей же план лучше, согласны.

Да! - одновременно гаркнули мы.

Ну и отлично. - Родриго удовлетворённо откинулся на спинку своего высокого стула.

Надо сказать, что миссия миротворца ему очень и очень идёт.

Я начну, если никто не против. - скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла Свобода. - Всё очень просто. Мы под покровом ночи пробираемся в Лаборатории Совета и сняв охрану вызволяем Ларти. - Она оглядела всех, чтобы узнать какое впечатление произвёл её план.

Родриго театрально аплодировал, Вася судя по всему ещё решал, а у нас с Жулей появились вопросы. Первым выступил я:

А дальше? Мы все сядем в космолёт и улетим в заоблачные выси прямо в железобетонные объятия ребят из МСБ. Ларти в изолятор, тебе подполковника дадут, меня в тюрьму, Жулю на исследования, а Родриго сдадут властям его планеты, так, госпожа майор?

Идиот. Какой я теперь майор. Связалась с вором, девочку не уберегла, да меня за это в открытый космос выбросят. - ну, почему меня всегда обзывают?!

Простите, Свобода, - обратился к ней толстяк. - А как вам удалось выбраться из Главной Лаборатории?

Когда ко мне снова зашли те люди, что выпытывали у меня знания, Ларти смогла усыпить их и охрану. Вот я и выбралась.

Но на улице ведь тоже были войска.

Вы меня неправильно поняли. Она усыпила всю охрану. Вообще всю. Всех, кто был на территории.

Мы все недоумённо переглянулись.

Ладно. - сказал Вася. - Почему тогда девочка сама не выбралась?

Не может. Не знаю почему, но не может она помогать сама себе. Другим, да, тем более, если это идёт на пользу ей самой.

Почему же ты, если все спали не освободила её? - спросил я.

Я не знала, где её держат, да и потом времени у меня было не так уж и много, ведь это всего лишь ребёнок, а такие действия отнимают у неё слишком много сил. - увидев, что у нас есть ещё масса вопросов девушка сказала. - Теперь твой план, Камин.

Значит так. - начал я. - Мы проходим на территорию лаборатории во время смены караула на стенах, а потом круша всё на своём пути ищем Ларти. Мы предполагаем, что она находится именно в здании Главной Лаборатории. У Жули есть карта.

Толстяк порылся в заднем кармане брюк и выудил лист. Как и в прошлый раз сметя со стола, мешающие тарелки и блюда, он развернул её и показал на план Академгородка.

Посмотри, - сказал я Свободе. - Так всё?

Она долго глядела на карту и потом неуверенно заявила:

Вроде бы да, но я не очень-то приглядывалась. Одно могу сказать точно. здесь по её тону можно было догадаться, что это она действительно скажет точно. - Я убегала из этого здания. - и она показала на прямоугольник Главной Лаборатории.

Что будем решать, господа? - поспешил спросить я.

Когда смена караула? - поинтересовалась Свобода.

В двенадцать.

Днём? - ахнула девушка.

Да. - спокойно ответил я.

Хорошо. У вас много оружия? Раз вы собрались крушить там всё. - не сдавалась она.

Во-первых не мы, а я и ты. - я посмотрел на экс-майора МСБ и добавил. - А крушить мы будем Нитью.

У тебя есть Нить? - встрепенулась она.

Ага. - захотелось выпятить вперёд грудь, но я не стал. - Ну что, все решили? Кто за? - обратился я к сидящим за столом.

Все дружно подняли руки. Я удовлетворённо кивнул, подмигнул Свободе и сказал.

Тогда, господа, предлагаю всем отправляться на боковую, а то нам завтра рано вставать. - я одним глотком осушил свой стакан, в котором оставалось больше половины и заявил. - Нас ждут великие дела.

Я не буду прощаться. - улыбнулся Вася. - когда я делал это в прошлый раз появилась Свобода. Боюсь, если скажу ещё что-нибудь, то припрётся кто-нибудь ещё. Я не против, конечно, но уж больно спать хочется.

Парень поднялся и прошёл в "операционную", за ним ушёл Молчун, плотно прикрывший за собой дверь.

Свобода, - Родриго обратился к девушке, которая начала вставать из-за стола. - Я мог бы предложить вам комнату.

Нет, спасибо, Родриго. - она обольстительно улыбнулась(интересно, этому тоже в МСБ учат?). - Очень мило с вашей стороны, но я буду спать с ним. - и она взяла меня под локоть.

Я, честно говоря, не ожидал такого поворота дела, но был совсем не против, поэтому спускались с лестницы мы уже вместе, ещё слыша позади ворчание Родриго относительно того, что, конечно же, всякие авантюристы-проходимцы заслуживают большего уважения, чем обыкновенные доктора. Закончилось это, правда, насколько я понял тем, что Жуля подключил незадачливого Казанову к уборке со стола. Меня же волновала другая проблема, а именно: как поведёт себя Ракиткина, когда мы войдём в комнату. Нет, я, разумеется, не рассчитывал на что-то такое, но интересно всё же, что она предпримет и предпримет ли вообще или оставит это мне.

Наконец мы очутились в комнате. Девушка тут же принялась аккуратно складывать покрывало. Положив его на тумбочку поверх оружия она сняла с себя пижаму, под которой была абсолютно голой, и улеглась в постель. Накрывшись одеялом она посмотрела на меня тем самым невинным взглядом, которым так любят смотреть на вас девушки, когда совершат что-то неординарное, но сделают вид, будто так и должно быть и спросила:

Ты всегда спишь стоя или только, когда у тебя в кровати лежит женщина?

Я буркнул в ответ что-то несуразное и тоже принялся раздеваться, решая: снимать мне трусы или нет. В общем, когда я довольно быстро скинул комбинезон и остался в одних трусах с носками я пришёл к выводу, что надо бы избавиться и от них. Сделав это я тоже нырнул под одеяло и замер в довольно неудобной позе, так как не знал куда мне девать руки и на какой бок лучше лечь, чтобы не потревожить девушку, но проблема решилась сама собой. Пока я раздумывал как бы мне поудобней расположиться Свобода обхватила мои ноги коленями, а голову положила мне на грудь и бросив стандартное:

Спокойной ночи. - закрыла глаза.

Я понял! Я теперь всё понял! Надо просто перестать удивляться, а то я всю жизнь так и проживу с открытым ртом и миной полного непонимания на лице. Одно хорошо. Теперь я знаю, куда мне деть руки. Я обнял Ракиткину. И замер. Интересно, я что-то должен делать или мне лучше просто заснуть. А вот - совсем забыл.

Спокойной ночи. - прохрипел я.

Никакой реакции. То ли уже спит, то ли неплохо притворяется. Я ещё немного полежал прислушиваясь к ровному дыханию моей соседки по постели. "Соседка по постели" - звучит ужасно, но как мне ещё прикажете её называть, не соседкой же по койке.

Ладно, расслаблюсь и подумаю обо всём произошедшем сегодня. Хотя: Стоп! Есть контакт! Чувствую, как тонкие пальчики Свободы начинают свою ласковую и одновременно страстную игру. Пора присоединиться и показать молодёжи, как надо делом заниматься. Ох! А она вроде бы тоже не проста. Что и говорить, люблю я расслабиться после тяжёлого дня.

Глава пятая о дружбе и предательстве.

Сон - ты бог! Это сказал не поэт, это сказал я. Больше всего на свете я люблю три вещи: хорошую еду и выпивку, заниматься любовью и спать. В тюрьме о выпивке и женщинах не могло быть и речи, что касается еды, то о ней лучше не вспоминать вовсе, а то ведь после выпитого вчера можно весь ужин прямо на тумбочку и вывалить. Оставался сон, хотя и его было немного. Получалось, что Засюкинские болота для меня прямо рай. Ан, нет! Чего-то не хватает. Странно всё-таки устроен человек! Хм. К чему это я? А, вот к чему: я проснулся. Не то, чтобы с большим удовольствием, но глаза всё же открыл. Потолок. К чему бы это? А не повернуть ли мне голову. Вот уже лучше: голая девушка, стоящая на тумбочке около окна и задумчиво глядящая в даль. Впрочем, помнится мне, что там за окном деревья и особо многого там не разглядишь.

Привет. - сказала Свобода, повернувшись ко мне и обнаружив, что я уже проснулся.

Утро! - ответил я.

Что утро?

Ну, утро. Я ещё не знаю какое оно: доброе или нет, вот когда разберусь, тогда и скажу.

Валяй. - согласилась Свобода. - Мне нужна одежда. - и она красивым жестом провела по своему телу, как бы подчёркивая прелесть своей наготы, тем самым вводя меня в сомнения относительно того нужна ли ей одежда вообще.

Нет. Нужна таки. Мы сегодня, помнится, куда-то собирались. Чёрт! Я вскочил.

Сколько сейчас времени? - моя нагота, конечно, не так прелестна, как нагота моей любовницы, но в общем я тоже довольно-таки ничего, поэтому мне удалось заметить несколько озорных искорок в её глазах.

Не знаю. - девушка подошла ко мне и обняв поцеловала. - Разве это важно?

Ага! - я с большим трудом выдавил это признание из себя. - У нас дело есть.

Ты прав. - Ракиткина сразу посерьёзнела. - Так ты принесёшь мне одежду?

Да. - я надел трусы и подошёл к двери, но не успел я её открыть, как в неё постучали. Свобода юркнула в постель и я открыл.

На пороге стоял Жуля, довольно помятый. Видимо вчера они с Родриго всё же засиделись. В руках у него была одежда и сапоги.

Доброе утро. - улыбнулся он. - Я тут одежду принёс, а то у Свободы она не очень.

Спасибо. - я освободил его от ноши и спросил. - Сколько сейчас времени.

Шесть.(не зря я себя таким не выспавшимся чувствую) Вам через час выходить. Так что через десять минут ждём вас на завтрак.

Хорошо. - ответил я.

Толстяк помахал рукой девушке и удалился.

Держи. - кинул я на кровать одежду. Сапоги, правда, пришлось поставить рядом.

Пока Ракиткина одевалась разбиралась, что и куда надевать, я натянул носки и комбинезон застегнул кобуру с пистолетами и ножом, обул сапоги, в которые не забыл всунуть два метательных ножа. Нить я положил в боковой карман комбинезона на уровне бедра и застегнул его на молнию.

Артур. - услышал я сзади и повернулся.

Передо мной стояла Свобода в форме защитного цвета, которая была велика ей размеров на пять, если не больше. Чудесным образом ей подошли только сапоги. Чучело, да и только.

М-да. - я почесал многодневную щетину. И как она только растёт после пыток Симпса Дули. - Снимай-ка это. - сказал я с сожалением. Мне так нравился мой комбинезон.

После того, как мы переоделись всё вроде бы более или менее встало на свои места. Мне защитка была немного великовата, но зато очень удобна. В полной экипировке с кобурой я по словам Свободы смотрелся очень даже ничего. Однако, она в моём комбинезоне давала любому сто, а то и все двести очков форы. Стройная, симпатичная, спортивная, с распущенными волосами она смотрелась классно! Проверив последний раз не забыл ли я чего и убедившись, что комната чиста, мы вышли и поднялись наверх, где за накрытым столом нас уже ожидали Родриго, Жуля, Вася и всегда молчащий робот, как обычно стоящий у стены. Мы всех поприветствовали и уселись за стол. Только было я собрался как следует поработать вилкой и ножом, как Жуля предостерёг нас:

Не советовал бы я вам наедаться, а то предстоит долгий путь.

Мы и не стали. Немного перекусив в полном молчании я уже почувствовал себя сытым. Вообще в атмосфере чувствовалось напряжение, хотя после того, как мы приступили к десерту Жуля и пытался шутить получалось у него не очень. Казалось, что все очень волнуются, поэтому я поспешил поскорее закончить с завтраком и выбраться из зала на воздух. Я быстренько поблагодарил всех за еду и спустился во двор. Я стоял и с ужасом глядел туда, где всё было скрыто туманом, туда, куда мне снова предстояло отправляться. Кто-то тронул меня за плечо. Родриго. Мулат, улыбаясь, держал в левой руке оружие. Да несомненно это было оно, но уверен любой коллекционер Новой Галактики дал бы за него любые деньги, только бы увидеть его своим. Толстое длинное дуло с затвором, которое заканчивалось коротким прикладом больше похожим на пистолетный. В другой руке бородач держал ремень с вставками, в которых, видимо, находились патроны к необычному полуружью-полупистолету.

Это "шотган" - сказал Родриго. - Хорошая вещица. - и он обхватил приклад ладонью, а вторую положил на затвор и заявил. - Смотри.

То, что это штука действительно хорошая я понял по эффекту действия. С дерева, в которое стрелял Родриго полетели ветки, а в почти метровом в диаметре стволе осталась внушительных размеров дыра.

Неплохо. - согласился я, уже почти влюбившись в "шотган" с первого взгляда.

А я про что. - гордо произнёс мулат и показал, как с ним надо обращаться: перезаряжать и стрелять.

У ружья оказалась непривычно сильная отдача, но в остальном он был просто прекрасен. Постреляв из него я почувствовал, что утро сегодня в действительности доброе.

Бери. - отказавшись от протянутого назад ствола сказал бородач. - Тебе он больше пригодится. Но, поверь, я очень хочу, чтобы ты мне его вернул.

Мы молча обнялись. И я и он понимали, что шансов на наше со Свободой возвращение не много. В таком виде, обнявшихся, нас и застали остальные, спустившиеся вниз.

Свобода встала рядом со мной. Жуля вручил ей небольшой рюкзак со словами:

Тут еда, немного горячительного и чудо-трава, на всякий случай. А это, - он снял вынул из кармана брюк большие часы с компасом и повернулся ко мне. - Тебе. Вам всё время нужно идти на юго-запад. - и он показал рукой точно в противоположное направление от того, куда я смотрел несколькими минутами ранее.

Обняв поочерёдно сначала девушку, а потом меня он отошёл, уступив место для прощания Васе. Я сам первым обнял парня, к которому, надо сказать, уже привязался, и сказал:

Не дрейфь, приятель. Всё будет в порядке. А ты, - обратился я к Молчуну. Береги хозяина, понял, банка консервная? - впрочем, на робота мои слова не произвели ровно никакого впечатления.

Мы попрощались, и Родриго увёл всех в дом, сказав, что лучше не прощаться так долго. Я и Ракиткина остались на дворе одни. Прежде всего я отдал девушке кобуру с пистолетами и ножом, хотя та с нескрываемым любопытством смотрела на "шотган", что как влитой лежал у меня в ладони. После я ещё раз проверил направление, и мы двинулись в путь. По словам толстяка к вечеру мы должны были добраться до ограды, и произойти это должно было без лишних проблем. Я надеялся, что это действительно будет так. Часы показывали без пятнадцати минут семь, а значит восемь. Не надо забывать о разнице во времени. Странно, но тут в часе тоже было шестьдесят минут, хотя по своему опыту знаю, что подобное совпадение большая редкость, пока ещё не одна цивилизация из ныне обнаруженных не пользуется такой системой отсчёта времени, что, конечно же, вносит путаницу в отношения между планетами. Однако, ещё никак не могут прийти к соглашению относительно общей системы счёта времени. В Новой Галактике Существуют такие расы, для которых время вообще понятие неизвестное, хотя уровень их технологического развития очень высок. Всё это загадки матушки природы. Меня должны сейчас волновать более насущные проблемы.

Ну, вроде бы началось. Мы вышли из пролеска, и вот уже ноги начинают вязнуть в трясине. Мы шли молча. Впереди я по пояс воде, сзади Свобода, которой болото доходило до груди. Я всё время следил за стрелкой компаса и оглядывался по сторонам. Заверения об относительной безопасности пути всё же пока остаются только заверениями, поэтому не надо терять бдительности. Шли мы довольно быстро. Мало того, что это был один из безопаснейших путей, в чём я убеждался всё больше по мере продвижения, он был ещё и очень удобен. Прежде всего потому, что под ногами была более или менее нормальная почва, и хотя приходилось идти по пояс в воде - это всё равно лучше, чем, когда в трясине скрываются даже твои уши. За два с половиной часа мы преодолели по моим расчётам около трёх-трёх с половиной километров. Вряд ли мы и дальше будем идти так споро, но всё же и это очень неплохой результат. Правда, по истечении этого срока я заметил шевеление где-то чуть левее себя. Я остановился и повернулся к Свободе. Она кивнула, значит тоже заметила, и мне не показалось. Я взял ружьё на изготовку. Хоть ему и больше двух с половиной веков. Всё же оно ещё должно сослужить мне хорошую службу. Я внимательно оглядел ту сторону, где было замечено шевеление. Вот, снова. Что-то вынырнуло из трясины, на мгновение показав свою спину, и снова исчезло. Я приготовился. В следующий раз я выстрелю. Ну, где же ты, рыбка?! Давай, а то я уже заждался. Минута. Две. Три. Никого нет. И тут, вдруг, с другой стороны, там, ближе к девушке снова что-то мелькнуло. Я выстрелил. Раз. Второй чуть дальше места попадания первого заряда. И я не прогадал. Раздался писк и что-то очень похожее на рыбу перевернулось вверх брюхом. Но это была не рыба. Длинное, чёрное, гладкое существо без глаз и каких-либо признаков рта и ушей, без конечностей, но определённо живое. Точнее оно было живым перед тем, как я убил его. Кровавая рана, из которой торчали развороченные внутренние органы ярко свидетельствовала о том, что оно уже не сможет каким-либо образом помешать нам.

Какая гадость. - сказала Свобода.

Да, зрелище не из приятных. - согласился я. - Пойдём-ка отсюда, да побыстрее, а то тут могут появиться ещё какие-нибудь твари, а мы так и не выяснили опасны они или нет.

Ты прав. Пошли.

И мы довольно быстро, ещё быстрее, чем раньше пошли вперёд. Я кинул взгляд на часы: около половины десятого.

Без приключений мы продолжали двигаться около часа. Я уже чувствовал, что начинаю уставать, да и убыстрившееся дыхание девушки за спиной свидетельствовало о том, что он а тоже не автомат.

Устала? - спросил я.

Нет. - прошипела она.

Ну и отлично.

Мы продолжали шагать дальше. Девчонка продержится ещё около полутора часов, а вот к полудню придётся делать привал.

Мы проходили всё больше и к тому времени, когда я уже твёрдо был уверен в том, что привал придётся делать как можно скорее, мы уже почти плелись. Узрев недалеко, метрах в двадцати пяти впереди и чуть правее, небольшой островок твёрдой земли я указал на него Свободе и заявил:

Там сделаем привал.

Хорошо. - не сопротивлялась она.

Мы добрели до бугорка и остановились в метре от него. Я вскинул "шотган" и всадил в почву заряд. Вроде ничего не шевелится, на кричит, не воет и не рвётся в бой. Лишь комья земли полетели в воздух.

Вроде можно. - сказал я, недоумённо смотревшей на меня, Ракиткиной.

Ты что? Это же просто земля.

Ага. - согласился я, ступая на островок. - Васину руку видела?

Да, а что?

Тоже на островок влез. - сообщил я поудобнее усаживаясь на землю и протягивая ноги для отдыха.

Жаль только, прислониться не к чему.

Ты серьёзно? - покосилась на меня девушка.

Абсолютно. - без тени сомнения ответил я.

Свобода оглядела почву под ногами, присела и пощупала её. Потом посмотрела на меня и села рядом. Со стороны её действия показались бы чушью, но здесь всё не так, как обычно, поэтому удивляться не стоит, тем более меня просто передёргивало, когда я вспоминал в каком состоянии находился Василий после встречи с тапутаками.

Свобода сняла с себя рюкзачок и вытащила оттуда пакет с едой и бутылку с завинчивающейся крышкой.

Слушай, - обратилась она ко мне, рассматривая содержимое пакета. - А почему здесь солнца нет? Там, - она показала в неопределённом направлении. Туда, где, видимо, по её мнению болота заканчивались. - Есть, а здесь нет.

Не знаю. Здесь вообще всё не так. У меня возникает такое ощущение, что это островок совсем другой жизни, который пытается защитить свои права на существование посредством этих чудовищ и непонятных нам существ.

Странно, да? -спросила девушка, протягивая мне пирожок с мясом какой-то местной твари.

Ага. - согласился я, откусывая его.

Мы отдыхали целый час. Я за это время успел не раз приложиться к бутылке, заботливо вложенной в пакет Жулей. Крепкое пойло, но, что самое главное бодрящее. Вообще-то последнее время я стал замечать за собой чрезмерно частое употребление спиртного. Возможно это связанно с тем, что я полтора года провёл в тюрьме, а может просто становлюсь алкоголиком, что, в принципе, не желательно, ибо есть у меня ещё одно дельце на этом свете. Вот так лежишь, отдыхаешь и вдруг слышишь:

Артур, пора. - Свобода уже стояла на ногах и надевала рюкзак.

Я встал и помог ей втиснуться в лямки, подхватил "шотган", и мы продолжили наш путь в том же порядке, что и перед привалом. Сначала шли медленно, еда совсем не хотела утрясаться в наших желудках, поэтому мы каждый по разу сбегали в туалет на ближайших клочках земли. После этого мы заметно полегчали и топали уже быстрее и топали, надо сказать, долго. Следующий привал мы сделали лишь в шесть часов. За это время мы прошли около пяти километров, а значит до цели осталось чуть более километра - это около полутора часов ходьбы.

На этот раз мы подыскали островок получше первого. Здесь было два тесно сросшихся дерева, на которые мы и опёрлись. Я чувствовал, что если через полчаса мы не сделаем последний рывок, то мы уже не сделаем его никогда. Пришлось поделиться своими соображениями на этот счёт и с девушкой.

Сво, - называть её так было намного короче и быстрее, чем полным именем, да и к тому же намного приятнее. А то Свобода звучит, как-то уж слишком официально, а наши отношения давно вышли за рамки таковых. - Давай быстро отдохнём и дойдём, наконец, до конца.

Согласна. А то я уже вскоре ничего сделать не смогу. Стара я уже для таких прогулок.

Брось. Ты в самом расцвете сил. Красавица(ну тут я, конечно, соврал. Она мила, очень мила, но далеко не красотка), умница, да и вообще такая, как ты клад для мужчины. - здесь я не врал. Только забыл добавить, что для любого, кроме меня.

Некоторое время мы молча переводили дыхание и подкреплялись питьём Жули. Но тут Сво огорошила меня вопросом, который я меньше всего ожидал услышат в данных условиях и в данное время:

Артур, а ты бы женился на мне? - она внимательно посмотрела мне в глаза.

Что самое интересное я ответил так, как вряд ли бы смог ответить когда-нибудь ещё. Для меня навсегда останется загадкой, почему я это сделал.

Да. - не колеблясь. Твёрдо и однозначно, словно отвечал на вопрос: Ты любишь жизнь?

Впрочем, я знал, что вру, она тоже.

После этого мы оба снова замолчали и больше не возвращались к этой теме. Быстро собравшись и уложив все вещи мы бодро пошли вперёд. Не знаю, что нас подстёгивало: желание поскорее добраться до конца или наш последний разговор, но мы буквально неслись вперёд, если можно так сказать применительно к трясине.

Через час мы были на месте. Ограда была всё той же. Такая же низкая и чёрная, и также, как и прежде висела в воздухе. У меня возникло ощущение, что на самом деле я вообще никуда не уходил, а просто сейчас стою у начала своего пути и медленно, но верно погружаюсь в трясину, а там на другой стороне пилот пипа отходит лесами к владениям своего хозяина. И если бы не Сво, а Вася стоял сейчас рядом со мной, то я бы обязательно поверил в это, но рядом также как и я потихоньку утопала экс-майор МСБ и ничего с этим поделать было нельзя, что может быть даже к лучшему. Я посмотрел вокруг. Вот недалеко удобный островок с толстым деревом. Я уже вижу себя сладко дремлющем на нём в объятиях Ракиткиной.

Что стоишь, Ракеткина? - спросил я и первым направился к месту нашего будущего ночлега.

Отвянь. - попросила девушка.

Да ладно тебе. Я же шучу. - примирительно сказал я.

Я тоже - отозвалась она.

Почва действительно оказалась почвой, а дерево деревом, так что спать здесь вроде бы можно, поэтому я стал располагаться. Рядом со мной появилась мокрая и грязная Сво. Я усмехнулся и шутливым жестом предложил ей сесть рядом со мной.

Устраивайтесь поудобнее, пожалуйста. Мы всегда рады видеть вас в нашей гостинице.

Спасибо. Я принимаю ваше приглашение с удовольствием. - поддержала игру Ракиткина.

Изобразив что-то вроде реверанса и сняв рюкзак Сво опустилась рядом со мной. Я посмотрел на часы. Тридцать семь минут восьмого. Пора переводить. Я нажал несколько кнопочек и вот циферблат показывает уже тридцать семь минут девятого. Что же пора приступать к ужину. Об этом я не преминул оповестить Свободу:

Есть хочу. - заявил я.

Я тоже. - парировала девушка.

Ну так давай. Доставай припасы. - и я протянул руку к рюкзаку.

Получив чувствительный шлепок по ладони я оставил свои попытки пробраться к еде и начал смотреть за приготовлениями Сво. Она довольно быстро разложила всё передо мной, так что у меня потекли слюнки. Очень уж всё аппетитно выглядело.

Всё не съедай. Завтра на тебе это может плохо сказаться. Да к тому же нам ещё возвращаться. И не одним. - она подмигнула мне.

Ты знаешь, - обратился я к девушке. - Меня поражает твоя уверенность в том, что мы не погибнем.

Не знаю, как ты, - она изящно откусила маленький кусочек мяса. - Но я совсем не хочу умирать.

Ясный пень. - я порыскал глазами среди изобилия еды. Где-то здесь должны были остаться те вкусные пирожки.

Так перешучиваясь и переговариваясь за едой мы провели почти полтора часа. Всё было вокруг голубым и зелёным и лишь одно обстоятельство расстраивало меня основательно. Жидкости в бутылке после нашего застолья осталось на донышке. Интересно, значат ли мои сожаления по этому поводу, что я действительно становлюсь алкоголиком. Буду надеяться, что нет. В десять вечера, оставив Сво устраивать нам постель на ночь, я решил проверить, что там за оградой. С этой целью я подошёл к ней поближе и собравшись с духом осторожно выглянул.

Весело! Ничего не скажешь. Нас отнесло метров на пятнадцать от намеченной цели. Пришлось пройти немного вдоль ограды и выглянуть снова. Вот теперь другое дело! Прямо предо мной зиял большой проход с широким обзором того, что творилось внутри. Но прежде всего я взглянул на стены. Они были сделаны из какого-то неизвестного мне, но очень крепкого на вид материала и были довольно толстыми, ибо по ним туда-сюда вышагивали солдаты в небесно-голубой форме. Края дыры были означены двумя сторожевыми башнями, на которых застыли пулемётчики. Самое интересное, впрочем, находилось внутри. Здание Главной Лаборатории я увидел и узнал сразу. Вокруг были ещё какие-то, но их значение нужно выяснить обратившись к карте, которую Жуля тоже сунул в рюкзак Сво. Везде сновали люди. Это, конечно, было плохо. Радовало, правда, то, что в основной своей массе они были гражданскими, а не военными, так что можно было надеяться, что хотя бы они не будут в меня стрелять.

Ещё некоторое время понаблюдав я к половине одиннадцатого вернулся и попробовал поподробнее рассмотреть карту, но мне из-за опустившейся на болота ночи ничего не удалось.

Ты что там делаешь? - в сумерках я даже девушку различал с трудом.

Пытаюсь выяснить, с какой стороны нам завтра ждать неприятностей. философски отшутился я.

С самой неожиданной: - как-то странно произнесла Сво. Не понравилась мне эта её фраза. - Давай спать ложиться. - предложила она.

Давай. - согласился я, оставив безуспешные попытки рассмотреть на карте хоть что-нибудь.

Я завёл будильник на десять часов, чтобы иметь достаточный запас времени на подготовку к операции. Мы легли на: Да, постелью это назвать было трудновато. Сво, конечно, постаралась, но вряд ли ей бы удалось создать шедевр дизайнерского мастерства из пары-тройки веток да старого рюкзака будь она хоть профессионалом в мебельной промышленности. Радовало, правда, то, что спать можно было, поэтому жаловаться я не стал.

Откровенно говоря, я хотел ещё поразвлечься сегодняшней ночью, но улегшаяся рядом со мной Ракиткина, склонившая голову мне на грудь заснула почти мгновенно. Будить я её не стал, ибо тоже заснул. Сказалось утомительное путешествие. Всё-таки одиннадцать километров по болотам за один день - не шутка.

Странно, но впервые с того момента, как я сбежал из тюрьмы я увидел сон. И, честно говоря, лучше бы я его вообще не видел. Не к добру такие сны. Приснилось мне, что я вместе с Ракиткиной крадусь по территории Академгородка, а вокруг никого нет. Страшнее то, что по сценарию сна я точно знаю, что здесь должно быть полно народа, но никого, абсолютно никого нет. Бр-р-р, не люблю я такие сны. Как такое увидишь обязательно, что-нибудь неприятное происходит, поэтому я решил проснуться. Сам или по причине дикого звона будильника в часах у меня на руке, что вероятнее всего, но я проснулся и резко сел, довольно грубо стряхнув Сво со своей груди.

Ты чего? - обиженно спросила она меня, ещё даже не открыв глаза.

Да так. - я огляделся. Вокруг все было по прежнему. - Сон хреновый.

Бывает. - согласилась девушка и, оттолкнув меня, снова задремала свернувшись калачиком.

Я поднялся и, подойдя к краю островка, на котором провёл эту ночь, посмотрел на воду. Грязная, мутная с содержанием в себе неизвестных мне растений и бактерий - она мгновенно отбила у меня желание умыться. Но, видимо, у кого-то было на этот счёт своё мнение, и поэтому я поскользнулся, неловко замахал руками и с криком рухнул в воду.

Нечего себе умывание. Просто принятие грязевой ванной какое-то. Под весёлый хохот Сво я выбрался на берег и, скорчив гримасу, означающую полную поддержку радостного настроения девушки, спросил:

Неужели так смешно?

Сво сквозь усилившийся хохот пробурчала:

Скорее мокро.

Когда девушка закончила смеяться, она внимательно осмотрела меня с ног до головы и ехидно спросила:

Как водичка?

Порядок. - ответил я. - В самый раз. Советую принять душ. - у меня возникло желание помочь ей это сделать.

Да нет, спасибо. Обойдусь созерцанием твоего положение. - девушка вновь залилась искренним смехом.

Надо сказать, что смеялась она просто очаровательно. Мелодично так. Интересно, этому тоже в МСБ учат?

Ты бы лучше завтраком занялась. - непонятно на кого сердясь предложил я.

Без проблем. - легко согласилась Сво. - и направилась к рюкзаку, который до некоторого времени служил нам подушкой.

Я же разумно решив, что раз уж я и так мокрый, то надо бы сходить и проверить, как там поживают наши друзья из Совета.

Я пойду погляжу. - бросил я Свободе и направился к ограде по грудь в воде.

Подойдя я осторожно вытянул шею и заглянул на ту сторону. Что же всё по-прежнему: охрана, учёные, а вот это - я обратил свой взор на большое двухэтажное здание возле стены - судя по всему, казарма и количество солдат поочерёдно входящих и выходящих из её дверей меня не очень-то и радовало. Сегодня плохой день, чтобы умирать. Я во всяком случае не собирался. Впрочем, надо бы ещё с картой свериться, а том может здесь всё даже хуже, чем я предполагаю, и эта казарма не единственная. Ладно, буду оптимистом и пойду обратно. Там, кажется, уже всё с завтраком утряслось.

Я вернулся и, оглядев немногочисленные продукты, спросил:

Что так скудно? Так ведь и с голодухи помереть можно. - я умоляюще посмотрел на мою спутницу.

Ничего, переживёшь. - заявила она строгим тоном, словно была моим личным диетологом. - Тебе сегодня ещё предстоят приключения.

Нам, - поправил её я, вгрызаясь в аппетитного вида булочку, как оказалось с обильной начинкой из водорослей и трав неизвестного происхождения.

Нам. - не споря согласилась Сво, усаживаясь рядом со мной и тоже начинающая свой завтрак.

Ели мы быстро и молча. Не знаю о чём думала девушка, но вид у неё был озабоченный, поэтому я поспешил поинтересоваться:

Что-то не так?

Ты о чём? - встрепенулась она.

Ну, сидишь такая: не в этом измерении. - попробовал сформулировать я выражение её лица.

Нормальная. - огрызнулась она, но тут же уже ласковее заявила. - Думаю.

О чём?

О жизни.

Что ж кратко и с подтекстом: не лезь. Не буду, а тоже буду размышлять. Мои мысли, конечно, не такие возвышенные, как у Сво, но кому-то же надо подумать о насущном. Насущное, в моём понимании, это предстоящая бойня. Именно бойня, потому что, как представлю сколько народа успею положить с помощью Нити прежде, чем меня отправят на тот свет, то никакого другого слова в голову не приходит.

Так в раздумьях: Сво в своих - о высоком, я в своих - о низком, мы закончили трапезу. Я взглянул на часы. Тридцать пять одиннадцатого. Что же пока, как говорится, укладываемся в график.

Достань карту, пожалуйста. - попросил я девушку.

Насколько я успел понять Ракиткина ревностно охраняла свои вещи. А раз рюкзак доверили ей, то следовательно она и решила, что имеет на него безграничные права. Да я, в принципе, и не против.

Держи. - она выудила лист бумаги и протянула его мне.

Так, - начал я рассуждать вслух, развернув карту. - Иди сюда. - я подозвал девушку.

Вот здесь, - я указал на квадратик около стены. - Действительно казарма. Это стены:

Не дура. Вижу - огрызнулась Сво.

Сегодня явно не в настроении. Я продолжил, никак не отреагировав на её слова.

Это лаборатория, это какие-то научные учреждения, следовательно, кроме солдат в казарме и постов на стенах с той стороны, откуда мы будем проникать на территорию Академгородка, нам ничего больше не угрожает, хотя: - я задумался и потом решительно добавил. - Если только их ученые не носят под халатами лазеры.

Или что пострашнее. - предположила Ракиткина.

Или что пострашнее. - согласился я, кивнув. - Будем готовиться.

Я вернул карту Сво и снова взглянул на часы. Без пяти одиннадцать. До смены постов осталось чуть больше часа. Время ещё есть.

Девушка начала уборку на островке, а я принялся проверять оружие. Осмотрел ножи - они удобно ложились на руку. Такие штуки могут быть очень опасными даже в руках не очень опытного бойца, а уж мне часто приходилось ими пользоваться, поэтому мои броски всегда были смертельными. "Шотган" тоже был в порядке. Надеюсь, что он меня не подведёт. Я перезарядил ружьё и, отложив его в сторону, осмотрел Нить. С ней тоже вроде бы всё в порядке. Я положил её на место, в карман и взглянул на Сво. Она разминалась то выхватывая, то снова пряча в кобуру пистолеты.

Думаю, что рюкзак оставим здесь. - сказал я.

Да. - согласилась она, принимаясь тренироваться с ножом, втыкая лезвие в ствол несчастного дерева и резко его оттуда вытягивая. - Лишний груз нам не к чему.

Ты права. - я прислонился к стволу дерева, решив, что лучшего занятия чем отдых и собирание с мыслями мне сейчас всё равно не найти.

Сво всё разминалась, а я прикрыл глаза и попытался представить себе светлое будущее. Собственно оно представлялось мне таким: я наконец-то получаю возможность забрать из тайника рубль, продаю его, а потом вместе со Сво, Ларти и ребятами отправляюсь на какую-нибудь милую планетку. Женю Васю, а потом заживу счастливо и спокойно. Никто меня не будет доставать, брошу воровать, может быт даже остепенюсь, но это, правда, остаётся вопросом открытым. Так, на чём я там остановился: А, да. Так вот, жить буду исключительно в своё удовольствие. Мне уже начало казаться, что я лежу не на земле островка посреди болота, а на теплом песке, и мягкие волны накатывают на мои ступни. Прелесть: Ну, а это, что за чёрт.

Артур, пора просыпаться. - я открыл глаза. Передо мной, уперев руки в бёдра, стояла Ракиткина и улыбалась.

Неужели? - я схватил её за руку и, притянув к себе, поцеловал.

Жаркий страстный поцелуй затянулся на несколько минут, но с неохотой в конце концов пришлось оторваться. Я взглянул на часы, в который уже раз, и убедился в том, что Сво была абсолютно права, когда решилась меня разбудить. Без десяти двенадцать. Пора бы уже и собираться. Я вскочил, поднял ружьё и первым спустился в трясину, за мной последовала девушка. Мы подошли к ограде в том месте, где должны были выходить. Я почему-то не хотел смотреть на ту сторону, поэтому я повернулся к Сво и спросил:

Ты готова?

Да. - серьёзно ответила она.

Хорошо. Тогда ждём.

Мы ждали три минуты. Вот часы показывают уже без четырёх. Без трёх. Без двух. Осталась минута. Я посмотрел на девушку и почему-то шёпотом, одними губами произнёс:

Ты за мной. Страхуешь. - она кивнула в ответ, а я впился глазами в электронный циферблат.

Двадцать секунд. Десять. Пять. Я весь напрягся и приготовился к прыжку. Циферблат мигнул и на маленьком экранчике появились единица, двойка и два нуля. Я рванулся вперёд и в невообразимом сальто перелетел через ограду. Сгруппировавшись я вскочил и бросился вперёд, не замечая ничего вокруг, кроме здания Главной Лаборатории. Я нёсся вперёд надеясь только на то, что Сво не замешкается и вовремя выстрелит в тех, кто попытается остановить меня справа и слева. Стоп!!! Может, кто-нибудь, кто хочет мне препятствовать и есть на сторонах, но впереди точно желающих не нашлось. Все, кто по идее должен был здесь находиться лежали на земле. Людей в белых халатах было почти не разглядеть на белом газоне, если бы не лежащие рядом с ними военные. Я встал, как вкопанный, рискуя быть застреленным одним метким выстрелом со стен, но никто не хотел в меня стрелять. У всех, кто находился на территории Академгородка было лишь одно занятие, которому они предавались с удовольствием. Они спали!!! Я оглядывался и находил вокруг себя только спящих. На траве, на стенах, на дорожках, около дверей. Возникало ощущение, что сон застал их за повседневными делами и они заснули ничего не подозревая. Именно заснули, ибо грудь лежащих равномерно подымалась и опускалась, а некоторые даже храпели. Я недоумённо повернулся к Сво.

Та стояла в нескольких шагах позади меня и смотрела на происходящее с немым восхищением. Потом она взглянула на меня и сказала с уверенностью:

Это Ларти. Это она всех усыпила. Надо её срочно найти.

Где? - задал я самый уместный вопрос.

Там. - девушка решительно указала на здание Главной Лаборатории.

Ракиткина побежала вперёд и, обогнав меня, понеслась к корпусу. Мне ничего не оставалось, как присоединиться и побежать вслед за ней. Около входа в Лабораторию она остановилась и оглянулась на меня. Я продолжал упрямо бежать, и электрические двери с датчиками открылись пропуская меня. Я ворвался внутрь и в духе бывалого спецназовца присел на одно колено и поводил дулом "шотгана" по сторонам выискивая кого бы взять на мушку.

Но никого не было. Все, кто раньше находились здесь теперь умиротворённо посапывали видя десятые сны. Я поднялся и посмотрел на вошедшую вслед за мной Сво.

Так. - девушка оглядела холл. - Она не сможет держать их долго. Нам следует поспешить.

Хорошая идея. - поддержал я Ракиткину.

Поднявшись с колен я пошёл вперёд. Рядом шагала Сво. Откровенно говоря, мне был совсем непонятно как и главное где нам искать девочку, но Сво шла так упрямо, что в меня это вселяло уверенность. Мы прошли несколько поворотов после чего девушка остановилась перед решёткой заслонявшей проход и вопрошающе взглянула на меня.

Я порылся в кармане великоватых штанов, извлёк Нить и, нажав на кнопку, выпустил на волю всёсокрушающий фиолетовый луч. Очертив в воздухе окружность я проделал большую дыру, через которую и пролезли мы с Ракиткиной.

Девушка подошла к одной из стен, в которой было три двери, в нерешительности потопталась возле них, а потом всё же выбрала крайнюю справа и нажала на красную кнопку, расположенную на стене.

Белый щит двери послушно отъехал в сторону и передо мной открылась точно такая камера, как и описывала Сво, а в углу: в углу сидела Ларти в белой пижамке. Не помня себя от радости, я бросился вперёд с криком:

Ларти, девочка моя.

Артур. - радость встречи сочетались вместе с недоумением в возгласе девочки.

Как я рад тебя видеть. - продолжил я чмокая девчушку в нос. - Тебе, наверное, тяжело пришлось усыплять всех там снаружи.

Кого усыплять? - с непониманием в голосе спросила девочка, крепко меня обнимая.

Я почувствовал неладное и, как оказалось, не зря. Сзади раздался грубый мужской голос:

А вас, однако, нетрудно провести, Камин. - Черноволенко.

Трудно описать какие чувства обуяли меня в этот момент. Ненависть. Столько ненависти, что поравняться она могла только с таким же по силе страхом, что у меня снова отберут Ларти. Отбросив девочку, на мягкий пол, я резко развернулся и выстрелил из "шотгана", который так и не выпустил из рук. Спасибо тебе, Родриго, это был очень хороший подарок. Сергей Черноволенко, сотрудник отдела по борьбе с терроризмом Межпланетной Службы Безопасности не успел даже вскрикнуть, так как страшной силы удар отшвырнул его к противоположной стене, около которой он и остался лежать с огромной дырой в животе, из которой выползали прямо на пол его внутренности. Впрочем я видел это уже мельком, так как я был атакован толпой крепких ребят в чёрной форме спецподразделения по борьбе с особо опасными преступниками. В схватке с ними я потерял ружьё, там же потонул и мой крик, обращённый к Свободе Ракиткиной:

Сука рваная. - это было сказано, а точнее выкрикнуто от всей души.

Больше, правда, я уже орать не стал, потому что получил чувствительный удар в челюсть от одного из спецназовцев, который сделал почти обязательным мой визит к дантисту. Мне скрутили руки за спиной и потащили по коридорам, по которым я сам недавно шагал прямо в ловушку обратно к выходу. Я был зол. Прежде всего на себя за то, что сразу не пристрелил Ракиткину, когда первый раз увидел её в доме на болотах. Теперь моё будущее представлялось мне таким: публичный суд, а потом публичная же казнь. Я уже представлял себя свободно парящим в открытом космосе, когда мне в голову пришла мысль. Почему на меня не надели магнитных наручников? Потому, что у ребят из спецподразделения по борьбе с особо опасными преступниками их просто нет. Эти ребята должны убивать, а не захватывать. Возможно наручники были у Черноволенко, но кто же будет обыскивать мёртвого в поисках какой-то железки. Впрочем, даже это меня не радовало. В наручниках или без, но в крепких объятиях спецназа я всё равно так или иначе не имею никаких шансов на освобождение. Вот так меня грозно сопящего и подтащили к выходу. Двери открылись и вот мы уже на свежем воздухе.

И тут: О, чудо! Один из охранников проснулся. Не знаю, как ему это удалось, но факт остаётся фактом. В полудрёме солдат Совета, который должен был стоять на посту возле входа в Главную Лабораторию протянул руку, чтобы задержать тащащего меня с правой стороны солдата и ему это удалось. Бравый спецназовец споткнулся и повалился на траву, неуклюже размахивая руками и, конечно, выпустив меня. Как всегда бывает в таких ситуациях: его товарищ растерялся и тоже выпустил меня.

Я не теряя времени вскочил и сшиб застывшего с удивлённой миной на лице парня и выхватил из его руки короткоствольный, но невероятно мощный для своих размеров штурмовой автомат. Не колеблясь ни минуты я открыл огонь по шедшим сзади солдатам, которым досталась нелёгкая доля нести вопящую, извивающуюся, кусающуюся и выражающуюся нецензурными выражениями, которые семилетнему ребёнку знать совсем не положено, Ларти. Ребят не спасли даже хвалёные бронежилеты. Я знал, куда надо стрелять. С прострелянными головами они рухнули на дорожку. Я развернулся и всадил несколько зарядов в голову, сбитому мной солдату и тут же получил сильный удар ногой в спину. Я прокатился несколько метров и растянулся на белой траве, автомат отлетел в сторону, а спецназовец навалился на меня всем телом. Я уж было подумал, что тут-то и пришёл мой конец. Эти ребята не любили церемонится, но солдат вдруг вскрикнул и сполз с меня. Я увидел улыбающуюся Ларти с большим окровавленным ножом в руках. Она сжимала его обеими ладошками.

Ну как? - радостно спросила она.

Молодец! - почти выкрикнул я, вскочив.

Я посмотрел налево. К нам приближались солдаты, со стен в нас тоже целились. Недолго думая я подхватил автомат и Ларти и понёсся, что было мочи в сторону спасительных Засюкинских болот. Я надеялся, что снайперы не будут стрелять хотя бы потому, что у меня в руках ребёнок-психодел, хотя надежда на это была слабой. Насколько мне было известно снайперы МСБ попадали в муху со ста пятидесяти метров без оптического прицела. Видимо ребята на стенах это тоже помнили и поэтому вскоре мою ногу прошил обжигающий заряд снайперской винтовки. Я подскочил и прокатился про земле на лету выхватывая нож из-за голенища сапога и отправляя его куда-то наверх. Я не промахнулся. Неистово орущий снайпер полетел вниз и с грохотом шлёпнулся о землю. Я поднялся и захромал вперёд настолько быстро, как только позволяла раненая нога. Как назло Ларти некстати спросила:

Ты в порядке? - заботливая девочка!

В полном. - скрипя зубами от боли проскрежетал я.

Видимо в меня попали разрывным. Рана на глазах разрасталась с каждым шагом, и вскоре нога стала похожа на сплошное кровавое месиво. Ситуация осложнилась ещё и тем, что позади себя я услышал:

Камин, стой! Паскуда! - это орала Ракиткина.

Вместо того, чтобы не отвлекаться я зачем-то не отрываясь от своего основного занятия: бега, проорал в ответ:

Что, сука? Уже небось медальку примеряла, шлюха?

Майор МСБ ничего не ответила, только вдогонку мне полетели заряды, попадания которых я чудом избежал. Меня, правда, сейчас больше заботило другое. Неизвестно как из-за внешней стороны стены появился парень в форме лейтенанта МСБ со скорострельной винтовкой в руках, дуло которой он не преминул направить на меня. Титаническим усилием, на бегу выхватив из голенища левого сапога левой же рукой последний метательный нож я отправил его лейтенанту прямо в шею. Парень рухнул у моих ног, и я, как назло, ухитрился об него споткнуться и полететь кубарем вперёд.

Ларти с визгом упала возле ограды, до которой мне оставались считанные метры. Мне повезло меньше и я растянулся чуть подальше. Автомат отлетел в сторону, а впереди с моими же пистолетами неслась Ракиткина, которая прямо-таки горела желанием продырявить меня, как можно быстрее. Я потянулся к карману и выхватил из него Нить. Свобода садистски ухмыльнулась и выстрелила, я нажал на кнопку и фиолетовый луч страшным лезвием разделил воздух на две половины, а вместе с ним и майора МСБ. Свобода бессмысленными глазами посмотрела на то, как её верхняя половина отделяется от нижней и падает в стороне, разбрызгивая литры крови, в то время, как ноги девушки ещё неслись по направлению ко мне, но и они пробежав несколько метров шлёпнулись в стороне. Белая трава, залитая красной кровью была бы просто сказкой для садиста, но меня при взгляде на две половинки разрубленной майора МСБ стошнило. Это было самым ненужным в этой ситуации. Я терял время. И несдобровать бы мне, если бы не умница Ларти, которая подхватила отлетевший автомат и принялась косить всех, кто пытался помешать мне проблеваться. Впрочем, я быстро закончил. И Нитью помог Ларти кого-то оставив без ног, кого-то так вообще без головы или какой-либо из частей туловища. Кажется, не так давно я думал о предстоящей бойне. Так вот она. Отходя я оставлял после себя горы трупов и раненых, обильно залитых собственной кровью.

С невероятным трудом я поднялся и доковыляв до девчушки, которая к тому времени уже перестала стрелять, подхватил её и перевалился через невысокую чёрную ограду. Под конец какой-то особо меткий снайпер всадил мне заряд в плечо, поэтому в трясине я оказался уже довольно сильно потрёпанным. Но нужно было как-то из этой самой трясины выбираться. А сделать это инвалиду вроде меня было не очень-то и легко.

Набрав в лёгкие достаточно тины и грязи я всё-таки вынырнул и смог встать на ноги. Точнее на одну ногу, так как вторая могла годиться только в качестве бесплатного приложения к первой. Я абсолютно её не чувствовал. Рядом раздавались крики Ларти, которая вопила что-то про то, что только такому несчастному ребёнку как она могло достаться столько дерьма в один день и, что она совсем не хочет тонуть в этой луже. Я буквально проплыл до Ларти и подхватив кричащего ребёнка поплыл дальше, где-то в стороне и позади оставив рюкзак с провизией. Благо хотя бы часы мне удалось сохранить и я знаю куда идти.

В относительном спокойствии идти пришлось не долго. За спиной метрах в десяти-двенадцати послышались голоса:

Где они?

Вперёд:

Они туда пошли:

Повезло нам с Ларти только тем, что на болота снова совершенно неожиданно, но так кстати опустился густой туман. Я ещё крепче сжал в руке Нить, которую так и не выпустил и побрёл вперёд, на ходу шёпотом объясняя девчушке, что ей сейчас предстоит сделать.

Ларти, слушай внимательно. - я набрал в засорённые лёгкие побольше воздуха и продолжил. - Сейчас я тебя посажу: - я замешкался. - Ну, там, где смогу тебя посадить. Твоя задача сидеть и ничего не делать. Просто сидеть, ты поняла? - я внимательно посмотрел в глаза девочке.

Ларти кивнула и сказала:

Не волнуйся. Всё будет хорошо.

Услышав голоса чертыхающихся солдат гораздо ближе, чем раньше, я усомнился в словах девочки, но, чтобы подбодрить то ли её, то ли себя прохрипел:

Конечно.

Пришлось проплестись ещё несколько метров прежде, чем я смог различить в тумане небольшой островок. У меня не было времени, чтобы выяснять настоящий он или нет, и хотя приходилось рисковать я усадил Ларти на землю и сказал:

Сиди здесь. - девчушка послушно кивнула и как ни в чём не бывало начала болтать ногами боломутя и без того мутную и грязную воду Засюкинских болот.

Сам же я отошёл на пару метров в сторону. Голоса солдат слышались всё ближе и ближе. В конце концов, когда они слышались уже совсем близко я глубоко вздохнул, перехватил Нить в здоровую левую руку и погрузился под воду. Плечо ныло просто нестерпимо, но всё же боль не заглушала плеск воды, который я слышал даже здесь. Когда же я смог различить радостное:

Она здесь!

Я взвился вверх и с диким воплем включил Нить. Не отвечая за свои действия я крушил и убивал всё, что могло помешать мне и Ларти выжить. Ни один из солдат не успел выстрелить, лишь некоторым удалось вскрикнуть от боли. Поверхность болота вокруг меня покрылась толстым слоем ассорти из человеческой крови и конечностей. Нить доставала мсбэшников даже за пределами моей видимости. Мне оставалось только догадываться какой хаос и панику посеяло моё внезапное появление из трясины. Я не успокоился даже тогда, когда услышал где-то впереди:

Уходим!!! Все уходим!!!

Ещё несколько минут я продолжал, как сумасшедший уничтожать всё живое своим страшным оружием и только, когда понял, что кричу теперь здесь только я, остановился. Я оглядел дело рук своих, выключил Нить и снова сблеванул. На этот раз блевал я долго. Наружу выскочили сегодняшний завтрак, вчерашний ужин и отдельные составные вчерашнего обеда. После всего я повернулся к Ларти. Девочка как ни в чём не бывало продолжала болтать ногами. Посмотрев на меня она улыбнулась и выставив вперёд кулачок с оттопыренным большим пальцем сказала:

Класс!

Чёрт побери! А ведь это ребёнок семи лет. Я взрослый мужик, повидавший на своём веку столько, что хватит на сотню таких же как я, стараюсь даже не смотреть на последствия своих действий, чтобы очередной приступ тошноты не доконал меня вовсе, а девочке хоть бы хны. Впрочем, я нашёл в себе силы ответить ей:

Раз плюнуть.

Я добрался до островка, где сидела Ларти и повалился на землю. Хотелось спать и есть. Но этого делать никак было нельзя: я потерял много сил и крови просто могу не проснуться, и не надо сбрасывать со счетов мсбэшников. Вдруг этим ребятам снова захочется испытать судьбу?! Неожиданно Ларти тронула меня за больное плечо. Мой дикий вопль оглушил окрестности. Здесь меня тоже задели не на шутку, так что шансов добраться до дома Родриго и Жули вместе с ребёнком были ничтожны. Впрочем, они оставались бы ничтожными даже, если бы не было Ларти.

Артур, надо идти отсюда. - заявила девчушка.

С трудом разлепив губы я ответил:

Надо.

Тогда пойдём. - Ха! Как будто это так легко.

Ничего не сказав я лежал и думал. Еды нет, сил нет, медикаментов тоже, из оружия только одна Нить. Зато есть маленькая девочка, которая без моей помощи по Засюкинским болотам не пройдёт, да боюсь, что и с моей тоже. В общем, всё как всегда! Хреновей некуда!

Обопрясь на здоровую руку я приподнялся, сел и посмотрел на Ларти. Девочка невинными глазками разглядывала меня. Встретившись с ней взглядом я снова почувствовал головокружение и взгляд отвёл. Немного посидев, смотря куда-то вдаль я кинул взгляд на часы. Пять минут второго. Всего за час я положил кучу народа, практически лишил себя шансов на выживание, потерял любовницу, обрёл кучу врагов, но зато нашёл Ларти. Что-то не сходится.

Нам туда. - сказал я Ларти и, сверившись с компасом, показал на северо-восток.

Пошли. - просто согласилась девчушка и, встав, выразила полную готовности взобраться мне на плечи.

Я грустно улыбнулся и сполз в воду. Положение было хреновым. Я чувствовал неприятную боль в левой ноге, которая с каждым шагом током проходила по всему телу, заставляя содрогаться. Не отставала от неё и боль в плече.

Садись. - пригласил я Ларти к себе на плечо. Левое, потому что казалось сядь на правое хоть какая-нибудь мошка и оно отзовётся дикой болью.

Девочка с готовностью уселась и я, сверившись с компасом на часах, пошёл на северо-восток.

Шёл я медленно. Очень медленно. Хорошо, если буду делать по полкилометра в час, но это вряд ли. Метров триста-четыреста - не больше. Я постоянно проваливался в какие-то ямы и дыры выбираться из которых было очень и очень трудно. От боли, которая теперь врезалась в каждую клеточку моего измученного тела хотелось выть, но я лишь скрипел зубами и шёл дальше.

Вокруг был туман. Один только туман, который густой сетью из миллиардов капелек окутывал меня, не позволяя увидеть хоть что-то даже на пару метров впереди себя. Раз в десять-двенадцать минут попадались островки, и мне приходилось бороться с острым желанием лечь, отдохнуть и больше никогда не вставать, но я знал, что, если я сейчас лягу, то уже больше никогда не встану.

Я упрямо шёл вперёд, демонстрируя прямо-таки героическое желание жить. На фоне всего паршивого ярким пятном выделялась Ларти, которая, как ни в чём не бывало, улыбалась, с интересом разглядывала окрестности, насколько ей позволяла это делать завеса тумана, и задавала мне совершенно неважные в этой ситуации вопросы, на которые я, однако, отвечал, чтобы не свалиться по дороге в трясину.

Здесь глубоко?

Тебе хватит.

Тяжело тебе, наверное?

Да. - согласился я. Мне и вправду было нелегко.

Это плохо. - скорчила сочувственную рожицу Ларти. - Ты знаешь, Артур, я есть хочу. - вдруг заявила она.

Я тоже. - огрызнулся я.

Мы плелись уже три с лишним часа, а прошли лишь немногим больше километра. Хотелось есть, спать и выпить.

В лаборатории меня кормили. - пожаловалась девчушка.

Ты что же жалеешь, что я тебя оттуда забрал? - от неожиданности я даже остановился и уставился на девочку.

Да нет, просто так сказала. - смотря куда-то вдаль сказала Ларти.

А. - протянул я и с обречённым видом поплёлся дальше.

Вообще-то я знала, что ты за мной придёшь.

Я снова чуть не тормознул, но твёрдо решив больше ничему не удивляться продолжил шагать.

Почему? - выдавил я.

Не знаю. Просто чувствовала. - Ох уж эти психоделы.

Слушай, - пришла моя очередь задавать вопросы. - А что произошло после того, как меня бросили на планете?

Ну, меня заперли в каюте и повезли в штаб МСБ, но я смогла выбраться, через вентиляционное отверстие и, когда все спали, перепрограммировала курс космолёта.

И куда же ты собралась лететь? - спросил я.

Я пыталась попасть Коалицию Чёрных Роз.

Чего? - нет, все-таки идея не удивляться ничему с этим ребёнком не пройдёт.

Впрочем, и сам ребёнок был непрост. Кому бы ещё пришло в голову отправляться прямиком в логово космических пиратов.

Понимаешь, - продолжила Ларти. - Если бы мы попали к ним в плен, то Ракиткину и Черноволенко они бы убили, а меня бы оставили в живых. Они детей не убивают.

Логика железная. Доводы великолепные. Не ребёнок, а просто мечта родителей.

Что дальше? - с каждым ответом Ларти мне становилось всё интереснее.

Потом навигационный компьютер допустил ошибку в расчётах и мы оказались здесь.

Далеко пойдёт девочка. У неё даже мысли не возникло, что ошибку могла допустить она.

Мы приземлились. - продолжила Ларти. - Ракиткина и Черноволенко проснулись и засуетились, а я спряталась, и пока они разбирались что к чему, я смогла сбежать.

Как ты попала в Главную Лабораторию Совета?

Какого совета? - не поняла девочка.

Проехали. - отмахнулся я. Зачем забивать ребёнку голову массой ненужной информации. - Я хотел спросить: как ты оказалась в том месте, откуда я тебя вытащил.

Дело было так. - Ларти поудобнее устроилась на моём плече. - Сбежав я начала скрываться в лесу. Кстати на этой планете лес какой-то странный. Белый. И трава тоже. - будем считать это лирическим отступлением на которое я не обратил внимания. - В этом лесу меня и встретили люди в форме и усыпили. Проснулась я уже там, где ты меня нашёл.

Что с тобой делали? - этот вопрос волновал меня больше всего. Кто знает этих учёных. Вкололи ребёнку что-нибудь, а он потом на людей кидаться начнёт.

Да ничего. - пожала плечами девчушка. - Приходил человек в белом халате. Всегда один и тот же. Задавал мне глупые вопросы. И вообще обращался со мной, как с ребёнком. - обиженно произнесла Ларти.

Я захохотал так громко, что затрясся всем телом, которое тут же отозвалось дикой болью, и чуть не стряхнул девочку с плеча.

Осторожно! - закричала она, и мне пришлось придержать её рукой, чтобы она не свалилась в воду.

Искренний смех немного взбодрил меня, хотя боль, вызванная им чуть было не лишила меня чувств.

Ты что смеялся? - спросила Ларти.

Да так, просто. Не обращай внимания. - после короткой паузы я совсем успокоился и дал добро на продолжение рассказа.

Так вот говорил он со мной о наших социальной и политической системе, о расах, обитающих в Новой Галактике и о прочей чуши. А я ему и врала, кося под ребёнка, впрочем, он верил.

Я снова захохотал. Теперь уже не так сильно, но всё равно болезненно для самого себя.

Да ну тебя. - обиделась девочка. - С тобой невозможно разговаривать.

Кого воспитывают в МСБ. Будь Ларти старше хотя бы лет на пятнадцать я влюбился бы в неё без памяти. Детская непосредственность в сочетании с умом и обаянием взрослой женщины делали её просто кладом для мужчины.

Не обижайся. - попросил я девчушку. - Я же не со зла. - Ларти молчала надувшись. - Лучше скажи тебе что-нибудь плохое сделали?

Неа. - Ну вот, девочка снова стала самой собой.

Отлично. - подытожил я.

В моей голове вырисовывалась интересная картина. Выходит, что Ракиткина и Черноволенко вызвали подмогу, которая каким-то образом смогла приземлиться здесь незамечённой, а после решили одним зарядом убить двух ддружжжаввов, прихватив и меня вместе с Ларти. Что ж неплохо придумано. Правда, как известно, за двумя ддружжжаввами пойдёшь ни одного не догонишь. Вот только одно мне не понятно, как мсбэшники узнали, что я здесь. Мне, однако, сейчас не до размышлений на эту тему.

Болото погружалось в ночной мрак. Туман же не спешил рассеиваться, а силы покидали меня с каждым шагом.

Я посмотрел на часы. Уже семь. Сегодня рано темнеет. Ведь на болотах часы отстают на час, следовательно сейчас вообще шесть. Впрочем, меня это мало интересовало. Сил идти всё равно больше не было. Добраться бы до какого-нибудь островка.

Артур, нельзя сейчас останавливаться. Надо идти. - сверху заявила Ларти.

Легко ей говорить. Это ведь не она меня тащит с раненной ногой. Ей остаётся только ради интереса чужие мысли читать.

Не могу больше, Ларти. - прохрипел я. Невдалеке показались очертания какого-то куска земли.

Надо, Артур. - девочка буквально умоляла меня идти дальше.

Подожди, сейчас отдохнём, а с утра пойдём дальше. - заверил девочку я.

Дурак! - вдруг крикнула Ларти. - Ты же сам знаешь, что ты завтра не встанешь уже. Никогда больше не встанешь. - Она заплакала, обхватив руками мою шею.

Что самое интересное, она была права. Я знал, что, если я лягу, то уже не встану. Никогда. Но и перспектива идти до тех пор пока не свалюсь в воду меня тоже не прельщала. За сегодняшний день я прошёл всего около двух километров. И это было совсем неплохо. Но получалось, что до места я доберусь не раньше, чем через неделю, а сил моих на это не хватит. Тем не менее я послушал Ларти и продолжил плестись. Огибая островок, который я уж было облюбовал я заявил:

Ларти, это тебе для информации. Меня хватит ещё на несколько сотен метров, а потом поплывёшь сама, поняла?

Но: - попыталась возразить девчушка.

Заткнись! - огрызнулся я. Мне сейчас было не до разговоров. - Вот часы. Неимоверными ухищрениями я больной рукой со здоровой снял часы и протянул их наверх. - Здесь компас. Идти надо на северо-восток. Если дойдёшь: - сомневался я в этом. - То увидишь через десяток километров дом. Там скажешь, кто ты такая. Всё поняла? - прохрипел я.

Да. - всхлипнула Ларти.

Больше сил говорить у меня не было. Я просто шёл, прислушиваясь к плачу Ларти на моём плече, понимая, что вот, пожалуй, и всё. Ещё на несколько метров меня хватит, а потом: Не хотелось думать о том, что будет потом.

Пройдя ещё несколько десятков шагов я понял, что силы окончательно оставляют меня, боль стала просто невыносимой. Я заскулил, но всё равно продолжал идти, рассекая грудью воду, которая сейчас казалась мне плотнее смолы. Вот островок земли, вот ещё один. Третий. Приближаясь к нему я провалился больной ногой в некстати появившуюся на моём пути ямку и не удержавшись плюхнулся в воду. За мной с криком полетела Ларти. Я понял, что это конец и. Что на этот раз меня уже ничто не сможет спасти, но я не сдавался. Не знаю почему, но понимая, что уже нет спасения, я всё равно пытался выбраться.

Вынырнув я снова погрузился под воду, снова вынырнул и снова захлебнулся. Вода уже начала проникать в лёгкие. Я начал кашлять, но под водой это было просто бесполезно, но тут маленькие ладошки обхватили моё больноё плечо. Ларти знала как вернуть меня к жизни. С диким воплем я вырвался из воды, отшвырнув ребёнка далеко вперёд, но девочка своё дело сделала, я из воды выбрался и, как в бреду прошагав несколько шагов, упал на землю спасительного островка. Ноги мои правда всё ещё омывались водой, но мне это уже было по фигу. Я их просто не чувствовал, вместо конечностей у меня была боль. Страшная, невыносимая, резкая боль. Непонятно, почему я ещё не потерял сознания. Видно сильным мужиком я был. Именно был, потому что сейчас я умирал. Странно вот так лежать и понимать, что осталось тебе не больше нескольких мгновений, а у тебя даже нет сил открыть глаза, чтобы последний раз взглянуть на мир, из которого уходишь. Пусть на чужой мир, но всё же такой родной и тёплый, совсем не такой как тот, в который ухожу. Там холодно и грязно. Я уже это чувствую. Вот оно какое дыхание смерти. Уж лучше бы это, честно говоря, это был недельный перегар, чем такой холод. Перегар живой, а за этим холодом ничего нет, совсем ничего. Я уже даже не чувствую это, я знаю.

Артур! Артур!

Ларти, девочка, не трогай меня. Твои тёплые ладошки лишь ещё больше усиливают боль. Боль потери всего этого мира, а ты, счастливица, остаёшься здесь. Вспоминай хоть иногда старика Камина. Интересно, все, кто отходят в мир иной начинают размышлять, как старые пердуны. Если да, то у нас будет немного тем для разговора на том свете.

Артур! - голосила Ларти, схватив меня за здоровую руку, стараясь вытащить из воды.

Что за ребёнок, даже концы спокойно отдать не даёт. Хотя, может случилось что? Я собрал все силы, которые в мизерном количестве ещё оставались в моём многострадальном теле и выдавил:

Чего тебе?

Ты жив! - вдруг взорвалась радостными криками девчушка. - Потерпи немного, Артур, они уже идут!

Не фига себе прикол. Мало того. Что ты мне не даёшь спокойно умереть, так ещё и радостно сообщаешь, что ОНИ идут. Кстати, кто ОНИ?

Кто? - прохрипел я.

Друзья! - буквально кричала мне на ухо Ларти.

Чудненько! Ну, я понятно. Я уже одной ногой на том свете, мне галлюцинации дозволены, но семилетнему ребёнку: Это уж слишком. Я уж было собирался сказать Ларти, чтобы она перестала нести чушь, но понял, что даже при большом желании сделать этого не смогу. Максимум на что хватило моих сил, так это на то, чтобы открыть веки. Казалось, на столь простую операцию у меня ушло не меньше минуты. С правого века свисали несколько ниточек тины, но это не помешало мне разглядеть такую картину. По островку носилась Ларти, размахивая руками, прыгая и вопя, что есть мочи:

Сюда!!! Сюда!!!

Совсем сбрендила девчушка. Впрочем, неизвестно, что делал бы я, окажись на её месте. Ребёнок стал свидетелем смерти своего старшего товарища, находится во всеми проклятом месте и не имеет никакой надежды на выживание. Умница! Поступает абсолютно правильно, только я бы на её месте орал бы совсем другое:

Падлы все!!! Что мне делать-то теперь?!! Эй, люди, вы где, вообще?

Это было моей последней мыслью. Как не прозаично, но я закрыл глаза и: Умер.

Глава шестая. Неприятности продолжаются, хотя начиналось всё хорошо.

Хреновей некуда!

Да, он концы скоро отдаст.

Типун тебе на язык, Жуля.

Да, я что! Я ничего. Мужика жалко. Хороший мужик был.

Он выгребется!!!

Выгребется, обязательно выгребется. Вы бы, оба, заткнулись наконец. Сейчас я ему ещё травки дам и всё будет в порядке.

Достал ты уже со своей травкой.

У тебя, Васька, есть другие предложения?

Сваливать отсюда надо.

Ага, а Артура мы в чём повезём? В гробу с деревянной крышкой?!!

Да, пошёл ты!!!

Пошёл ты сам!!!

Н-да! А ещё говорят, что после того, как в ящик сыграешь, сразу на вечный покой отправляешься. Мне же, видимо, тот свет достался, где покойников развлекают вечной болтовнёй. Впрочем, побазарить я тоже мастак, так что пора присоединяться.

Я открыл правый глаз и увидел Родриго и Жулю о чём-то горячо спорящих с кем-то, кто стоял слева от меня.

Я открыл левый глаз и узрел Васю, который и был оппонентом хозяев дома на болотах. Вместо отсутствующей натуральной кисти на правой руке у парня появилась такая же только сделанная из железа. Аргумент в споре веский, чем и не преминул воспользоваться Василий, размахивая им(аргументом то есть) как можно яростнее. Все трое орали друг на друга не переставая и так увлеклись, что даже не заметили моего пробуждения.

Вообще-то картина получилась достойная пера лучших художников-программистов Новой Галактики. Называлась бы она примерно так: "Покойник, ангел Родриго, ангел Жуля и ангел Васька - стальная рука. Пособие для отходящих на тот свет".

Что самое интересное: получалось, что никому действительно до меня дела не было. Нет, это не обижало, но наводило на некоторые размышления. Тут дверь где-то там в метре от моих ног(я, кстати, выяснил, что я лежу. Неизвестно, правда, на чём, но что лежу так это точно.) отворилась и: на пороге никто не показался. Несмотря на это все спорщики дружно замолкли и повернули головы в сторону косяка. Я чуть приподнялся на локтях, отметив, что плечо больше не болело, и посмотрел вниз. Вот теперь мне стало ясно видно, что на пороге стоит не кто иная, как Ларти. Этот эпизод вернул мне стопроцентную уверенность, что на самом деле я на этом, а не на том свете. Даже немного обидно стало. И умереть-то спокойно нельзя.

Сначала ребёнок укоризненно посмотрел на троих взрослых мужиков, которые, надо сказать, от такого взгляда смутились и даже покраснели, а потом взгляда девчушки удостоился и я. Правда, Ларти, увидев меня открывшим глаза заулыбалась и сразу же бросилась ко мне с криком:

Артур концы не отдал! - и мгновенно взобравшись на стол, который мне служил кроватью, кинулась мне на шею и крепко прижалась всем своим детским тельцем.

Я смутился от такого проявления любви ко мне и тоже обнял девочку одной рукой, вяло улыбнувшись ребятам, которые уставились на меня с видом враз отупевших козлов. Ларти уже начала всхлипывать у меня на плече, когда мужики пришли в себя:

Смотри-ка, живой, гад! - ухмыльнулся Родриго и первым обнял меня.

Его примеру последовали Вася и Жуля.

После сцены объятий и радостных восклицаний по поводу моего возвращения на этот свет все отправились в зал. Как оказалось я лежал в операционной, где меня потчевали чудо-травой в течение уже четырёх суток. В принципе это дало свой результат и чувствовал я себя просто превосходно, за тем только исключением, что тело ломило после долгого лежания в одной позе и при ходьбе ногам было почему-то немного щекотно. Плечо и нога полностью зажили и теперь совсем не болели. О том, что я вообще был ранен напоминали только два небольших шрама. Больше всего опасений у Родриго, как у доктора, вызывало моё состояние до того, как я пришёл в себя. Все опасения заключались в том, что я мог впасть в кому и никто не представлял сколько я мог бы находиться в таком состоянии, но всё обошлось хорошо и это конечно же решено было тут же отметить.

Стол накрывали считанные минуты. Этим занимались Родриго и Жуля, а Ларти с Васей тем временем наперебой рассказывали мне о том, что произошло за то время пока я находился в отключке. Первой роль рассказчика на себя взяла девочка:

Значит так, ещё до того, как ты потерял сознание я почувствовала, что ребята где-то рядом, но говорить тебе об этом было уже бесполезно, поскольку ты уже ничего не воспринимал. - Ларти чуть призадумалась, видимо вспоминая события четырёхдневной давности, и продолжила. - Затем, ты совсем плохой стал. улыбнулась девочка. - Мне ничего больше не оставалось, как только кричать:

Да, кричала она громко и долго. - ухмыльнулся Вася, потрепав Ларти по голове. - Дело в том, что мы действительно находились поблизости. - Он вдруг смутился и потупил взор. - Ты уж извини, но мы не послушались тебя и на свой страх и риск попёрлись помогать вам.

Очень кстати. - подбодрил я парня. - Если бы не вы я бы уже никогда не проснулся. - это было чистой правдой.

Так вот, представь наше удивление, когда мы услышали дет: - поймав рассерженный взгляд девчушки Вася построил фразу по-другому. - Голос Ларти , а потом нашли вас на каком-то клочке земли посреди болота. Благо Ларти оказалась умницей и всё нам быстро объяснила.

Да! - не без гордости вставила девочка.

Молодец! - похвалил я ребёнка.

Тут в зал вошёл Жуля, который нёс большое блюдо, на котором возвышалось что-то большое и жаренное очень аппетитного вида.

Вот, - заявил он. - На обратной дороге подстрелили.

Он поставил блюдо на стол и переведя дух сказал:

Ещё немного и можно приступать.

Отлично. - я совсем не возражал против такого поворота дела.

Снова повернувшись к Ларти и Васе я приготовился слушать продолжение истории.

После всего тебя отнесли сюда и четверо суток лечили какой-то чудо-травой. - девочка состроила недоумённую рожицу. Мне определённо нравится её манера рассказывать. - Сегодня ты проснулся. Вот в принципе и всё. - закончила она.

Прекрасно. - меня всё устраивало, но, как водится, возникало несколько вопросов. - Скажите-ка мне, - обратился я к сидящим напротив. - Преследования не было? Может погоня?

Неа. - радостно сообщила Ларти, а Вася продолжил:

Ничего не было. Мы тоже сначала думали, что здесь вскоре будет рота мсбэшников, но как видишь: - парень пожал плечами. - Я вообще-то до сих пор считаю, что чем раньше мы отсюда свалим, тем лучше. - Вася посмотрел на меня в поисках поддержки.

Ты прав. - согласился я. - Уходить надо завтра же.

Это почему же? - в зале появился Родриго, несущий в своих громадных ладонях столько бутылок, что ими можно было бы заполнить целый ящик.

Впрочем, больше меня поразил шагавший за ним Молчун, который был обременён не меньшим количеством бутылок. Только большинство из них были правильной формы да к тому же прозрачными. В них находились жидкости самых разных, но разных цветов, на некоторых даже сохранились этикетки, которые гласили: "Сок".

Что это? - удивился я.

Молчун. - хором ответили все трое.

Да нет! Что он несёт?

Это для меня. - сообщила мне Ларти. - Не самогон же мне с вами пить, алкоголики! - презрительно фыркнула она.

Родриго, Вася и я дружно прыснули и смеялись до тех пор пока на лестнице не показался Жуля, который тут же спросил:

Что случилось?

Тут наш смех превратился в этакий гомерический хохот. К нам присоединилась Ларти, а вскоре и сам Жуля, которого мы завели. Отсмеявшись я предложил:

Пора за стол садиться.

Со мной тут же все согласились и расселись возле стола.

И всё же, Родриго, откуда взялся сок?

Это ещё из запасов, которые я захватил на Нуле. - он налил в стакан какой-то первачок, выпил, закусил его местным овощем по вкусу напоминающем маринованный помидор и продолжил. - Ты не поверишь, но срок годности у него: двести пятьдесят лет.

Я действительно не поверил и в следствие поперхнулся куском мяса, убитого Жулей зверя, и уставился на доктора.

Серьёзно. - посмотрел на меня бородач. - На моей планете есть мода: перевыполнять план задач, поставленных предприятию государством. Так вот, однажды одной лаборатории был дан план вывести продукты, срок использования которых равнялся пятидесяти годам, но учёные перевыполнили его и в результате получили продукты со сроком годности в двести пятьдесят-двести восемьдесят лет.

Бывают же приколы на свете. - опрокинул в себя изрядную долю спиртного толстяк.

Ничего, вот улетим отсюда, ты ещё много чудес увидишь. - пообещал Жуле Василий.

Если улетим?! - сказал Родриго.

Все как один посмотрели на меня. Я поднял взгляд на секунду оторвавшись от мяса, потом снова опустил глаза и, справившись с куском произнёс:

Я думаю, что нам нужно улетать завтра же:

Подожди, это как же завтра? - перебив, запричитал толстяк. - А куда же мы всё это денем. - он обвёл рукой помещение, видимо имея ввиду дом.

С собой заберём. - съязвил Вася. - К днищу прицепим и полетим.

Да пошёл ты. - отшутился Жуля.

Пойми, - обратился я к нему. - Мы летим туда, где можно купить любой дом, какой захочется да ещё пару мулаточек в придачу, чтобы пятки перед сном щекотали.

Ларти кашлянула и серьёзно так на меня посмотрела.

Извини, солнышко. - я обнял девчушку, которая тут же ко мне прижалась. Это фразеологизм.

Какой такой фрагезолизм? - она недоумённо подняла на меня глаза.

Не обращай внимания. - ответил я, сунув ей в ручонку стакан с соком. - Чем быстрее уберёмся отсюда, тем больше шансов, что нас не сцапают мсбэшники.

Вот уже пять дней нас никто не трогает. - не сдавался Жуля.

Это действительно так. - поддержал приятеля Родриго.

Ребята, чёрт знает что там задерживает их: может вся нечисть этих болот грёб: - я смутился, посмотрев на Ларти, но та, как ни в чём не бывало, уплетала фрукт по размерам сходный с размерами её головы. - А может они там готовят мощное наступление, которое сметёт всё на своём пути, а нас с вами и подавно!

Артур прав. - встал на мою сторону Вася. - Я, конечно, понимаю, что вам не хочется вот так сразу покидать обжитые места. - парень внимательно посмотрел на Родриго с Жулей. - Но чем скорее мы улетим, тем лучше прежде всего для наших шкур. - От избытка чувств, переполнявших его, Вася даже привстал.

Что же, - доктор поднял стакан, в котором плескалось что-то неудобоваримого цвета. - Я, пожалуй, тоже соглашусь с ребятами и подниму тост за скорейшее отбытие из нашей деревни.

Все сидящие за столом включая и девочку посмотрели на Жулю.

Да чёрт с вами! Что я против что ли?!! - он тоже поднял стакан.

Все заметно повеселели и чокнулись, даже Ларти бокалом со своим соком.

Значит так, - закусив продолжил я.(Как же я всё-таки соскучился по высоким градусам). - На космолёт надо собрать еду:

Не надо. - перебил меня Родриго. - Там всё есть. Надо только спиртного взять. - он задумался и решительно закончил. - Побольше!

Всё заберём. - поддержал его Жуля. Оба с готовностью чокнулись и выпили.

Ребята, - я развёл руками. - Ну, мы же не на необитаемый остров летим.

Всё равно такого самогончика, как у нас, ты больше нигде не найдёшь. заверил меня Жуля.

Это точно. - прохрипел Василий. На глазах у него выступили слёзы. Видно только что испробованный напиток оказался слишком крепок для молодого.

Кстати. - обратился я к толстяку. - Сколько сейчас времени.

Жуля взглянул на свои часы, которые уже успел с меня каким-то образом снять.

Уже пол одиннадцатого.

Так! - я строгим тоном обратился к Ларти. - А почему это мы ещё не спим?

Ну Артур. - протянула девочка. - Рано ведь ещё.

Ничего себе рано. - Я был неумолим. - А ну-ка быстро в кровать. - я подхватил Ларти под мышку и встал.

Она барахталась, вырывалась и смеялась. Смеялись и ребята.

Родриго, я её в твою комнату положу, хорошо? - спросил я у доктора.

Конечно.

Продолжая цепко держать не на шутку разошедшегося ребёнка я спустился вниз, на ходу отметив, что тело уже даже не ломит. Дойдя до комнаты, в которой в своё время провёл ночь в постели с Ракиткиной(царствие ей небесное, стерве такой!), я толкнул дверь и подкинув Ларти опустил её на постель. Девочка всё ещё смеясь сползла и начала снимать с себя неизвестно откуда взявшиеся штанишки защитного цвета, маечку и давно уже превратившиеся из белых в чёрные носки. Оставшись в одной сорочке она быстро забралась под одеяло и посмотрела на меня. Я же, наблюдая за этой картиной, стоял прислонившись к косяку двери. Всё это, как ни странно, напоминало мне дом, который я давно оставил, семью, которую давно забыл и наставника, которого потерял.

Ты меня не поцелуешь? - спросила Ларти.

Конечно. - я оторвался от грустных мыслей и подойдя к девочке чмокнул её в лобик. - Счастливых снов.

Ларти улыбнулась и обхватив мою шею руками поцеловала меня в давно не бритую щёку.

Спокойной ночи, Артур.

Я несколько смутился и вышел в коридор, щёлкнув выключателем. Прислонившись к стене я подумал: неужели и у меня когда-то будет СВОЯ семья, СВОЙ дом, покой в конце концов.

Да или нет? - задал вслух вопрос я сам себе.

Ответа на него я пока не знал. Надеюсь, что ПОКА.

Я поднялся по лестнице наверх, где застолье шло полным ходом. Странно как-то осознавать, что находишься в этом доме на болотах, на некоторое время ставшим мне таким близким, в последний раз, что в последний раз пьёшь тут с друзьями: Друзьями? Друзьями!!! Именно друзьями. Теперь я ни на мгновение не сомневался, что смогу положиться на этих людей, а также знал, что и сам сделаю для них всё, что смогу.

Я не заметил, что застыл на входе в зал и поэтому был тут же окликнут Родриго:

Артур! Ну, что ты там встал, как истукан?! Давай, присоединяйся. - бородач поднял свой стакан и махнул мне рукой.

Конечно. - кивнул я и пошёл к столу.

До полуночи мы старательно губили свои печени огромным количеством горячительных напитков, а также обсуждали тот факт, что Свобода Ракиткина оказалась такой заразой. Уже довольно пьяный Жуля похлопал меня по плечу и прохрипел:

Артурик, ты уж извини, но эта баба такая: - он на мгновение замолк подбирая словцо покрепче, чтобы как можно точнее охарактеризовать поступок майора МСБ, но так и не выбрав из своего лексикона подходящее просто сказал. - Ну, ты, в общем, понял!

Ага. - кивнул я.

Честно говоря, меня больше волновали куски тушённого мяса с овощным рагу, которые ещё оставались у меня на тарелке и которые я с большим удовольствием употребил бы, чем пьяные разговоры о Ракиткиной. Про неё я уже всё для себя выяснил и в отличие от Жули нашёл такое словцо, которое как нельзя лучше подошло Сво. Непечатное, правда, но меня это нисколько не смущало.

В общем к полуночи мы все так нализались, что я уже испугался, что мы завтра ни то что не сможем взлететь, но и встать не сумеем. Я понимал, что застолье надо бы уже и прекратить, но для этого нужен был сильный толчок, который бы враз нас всех заставил оторваться от бутылок и снеди и отправил бы на боковую. Только я об этом подумал, как снизу послышался требовательный стук в дверь, грозящий перерасти в настоящий грохот. Видимо все мы подумали об одном и том же и поэтому резко вскочив из-за стола припали к стёклам окон.

Да! Положеньице-то хреновей некуда. Дом со всех сторон окружили солдаты в форме МСБ. Дверь уже начинала трещать под напором разъярённых вояк. Нужно было что-то решать, и я решил! Решил, что возьму командование на себя.

Так, быстро! Вася вниз за Ларти. Родриго, Жуля, вы со мной: - я немного подумал. - Тоже вниз.

Есть. - выкрикнул Вася и сломя голову помчался по лестнице.

Его примеру последовали и мы. Оказавшись около входной двери, которая вот-вот должна была развалиться, если не от ударов по ней, то от многочисленных матерных выражения солдат, которые её ломали, я встал и вытащил Нить единственное оружие, которое у нас осталось. Посмотрев на друзей я сказал, показав им Нить:

Вот всё, что у нас есть.

Родриго усмехнулся и заявил:

Ошибочка вышла. Пошли! - и он, схватив мою руку, потащил меня к неприметной дверке под лестницей.

Толкнув её мы оказались в небольшом тёмном помещении. Бородач щёлкнул выключателем и: мне захотелось петь. Оружие, много оружия, столько оружия, что его хватит на целый полк мсбэшников. Хотя, чёрт его знает, сколько их там на дворе. Я быстро оглядел арсенал. Всё оружие было много старше меня.

Откуда? - коротко спросил я у Родриго.

Перед тем, как с Нулы смотаться я оружейный склад грабанул. - отозвался тот.

Небось всё забрал. - предположил я, улыбнувшись.

Родриго лишь усмехнулся в ответ. Я быстро нашёл столь полюбившийся мне "шотган" и тут же схватил его вместе с лентой патронов в придачу. Прихватив ещё также автомат, который закинул за плечо и вооружившись ручным пулемётом, встречавшийся мне только в книгах об истории оружия, я выскочил из комнатки, натолкнувшись на Васю, который держал на руках уже успевшую одеться Ларти. Странно, но куда-то пропал Жуля, впрочем, едва я успел подумать об этом, как дверь всё же разлетелась на щепки под напором доблестных вояк, и мне сразу стало не до мыслей о толстяке.

Васька, дурак, отойди отсюда. - успел я крикнуть уже начавшему ретироваться в спешном порядке парню и приступил к стрельбе.

Солдаты, которые имели неосторожность первыми ворваться в холл были тут же покошены пулемётной очередью. Той же участи удостоились и другие, которые просто по инерции ввалились вслед за своими уже мёртвыми товарищами. После такой встречи на улице раздался крик:

Все назад! Занять позиции!

Если первая часть команды удовлетворила меня полностью, то вторая расстроила напрочь. Какие позиции? Сколько их? И вообще, что там на улице творится? Мои размышления прервал появившийся рядом со мной Родриго с какой-то бандурой в руках. Он присвистнул и весело сказал, оглядев дело рук моих:

Привет вам, ребята, от гостеприимных хозяев!

Главное блюдо - быстрая смерть. - хмуро отозвался я.

Прислонившись к стенке я рискнул выглянуть наружу. Фигня!!! Солдат больше, чем я ожидал увидеть, и стоят они крайне неудобно. Впрочем, не все стояли: кто-то лежал держа на мушке дверь, а на деревьях я смог разглядеть парочку снайперов. Видно чудовища Засюкинских болот не стали препятствием для мсбэшников. Пока на улице раздавались короткие, отрывистые команды в коридоре появился Жуля, тащащий за собой большой рюкзак, который страшно гремел и звенел. Родриго поморщился от шума и спросил:

Что у тебя там?

Лекарства. - буркнул толстяк.

Я усмехнулся и бросил ему:

Кидай свои лекарства, Гиппократ хренов, и давай за оружием дуй.

Ни за что! - твёрдо выпалил старик.

Бородач засмеялся и, обращаясь ко мне, сказал:

Он людей не может убивать, только животных.

Откровенно говоря, меня такая перспектива не радовала. Лишний ствол нам бы не помешал, а из Васи, как известно, стрелок никакой.

Тут наверху послышался шум, звуки разбитого стекла и мат.

Спецназ, мать его. - закричал я и побежал вверх по лестнице, оттолкнув Васю с девочкой, которая сообразила, что сейчас лучше всего молчать.

Я решил своим внезапным появлением озадачить спецназовцев и таким образом выиграть время, ибо у этих ребят реакция чуть ли не в два раза лучше, чем у обыкновенного человека, но у меня было преимущество: они - делают свою работу, я - спасаю свою жизнь.

Уже на последней ступеньке лестницы я столкнулся нос к носу с первым солдатом и короткой очередью вынес его кишки наружу через образовавшуюся дыру в животе. Практически мгновенно из зала послышались выстрелы, и только тело уже мёртвого спецназовца спасло меня. Одновременно с этим звуки выстрелов стали доноситься и снизу. Только бы Родриго продержался!

Оттолкнув мёртвое тело я упал и сгруппировавшись прокатился к противоположной стене. Вскочив я даже не посмотрев вокруг принялся стрелять, раздавая порции свинца направо и налево. Метод действенный. Через минуту, когда у меня кончились патроны, зал превратился в показательный кадр из стильного боевика. На полу вперемешку с обломками стола и стульев валялись тут и там солдаты, замершие в неестественных позах, осколки стекла и поломанные рамы, большая бочка в углу разлетелась и кровь смешавшись с вытекшей водой омывала подошвы моих сапог. Один совсем молодой ещё спецназовец стонал около стены. Я раздробил ему грудь. Подойдя поближе я заглянул в его широко раскрытые глаза. В них было только желание - желание жить, но я не мог ему этого позволить, поэтому всё ещё смотря в его глаза я наступил ногой ему на горло и резким движением сломал ему шейные позвонки. Взгляд его медленно угасал, а глаза начали стекленеть. Я отвернулся и отошёл. Тут снизу послышались разъярённые крики, переходящие в рычание. Это доктор из последних сил сдерживал атаки мсбэшников. Я побежал вниз по лестнице, как оказалось очень вовремя. Патроны у Родриго кончились, а времени перезарядить свою бандуру у него уже не было. Сорвав с плеча автомат я буквально пролетел последние четыре ступеньки, но уже в полёте я открыл огонь. Это остудило пыл осаждавших и снова послышались команды об отступлении. Я прислонился к стене и перевёл дух. Из комнатки под лестницей выбрался Родриго с двумя автоматами в обеих руках. Ещё один он стянул с плеча и протянул мне.

Держи, надеюсь, что не пригодится, но судя по ситуации в самый раз. - он усмехнулся.

Это точно. - улыбнулся я в ответ, взяв автомат в левую руку.

Артур, - вдруг раздался голос Ларти, которую Вася так и продолжал держать на руках.

Что? - обернулся я к девочке.

Их много. Я чувствую. - она немного помолчала, видимо предоставляя нам возможность обдумать её слова. - Нам не продержаться долго.

Она сказала это так просто, как будто речь шла о количестве мороженого, которое мы к сожалению не сможем проглотить не схватив ангину, но в чём-то девчушка была права. Долго мы и вправду не продержимся, а значит выход у нас один.

Род, - посмотрел я на врача. - космолёт готов?

Да, лететь можем. Но:

Это наш единственный шанс! - отрезал я.

Впору бы удивиться своей самоуверенности, но мне было не до этого. Я начал раздавать команды:

Значит так, Жуля, а в особенности ты Вася вместе с Ларти пойдёте прижимаясь к стене позади нас с Родом, всем всё ясно?

Все дружно кивнули.

Двигаемся очень быстро. - продолжил я. - Как только подойдём к космолёту вы трое, - я посмотрел на толстяка и Васю с девочкой. - Сразу забираетесь внутрь, а мы вас прикрываем. Потом ты. - я повернулся к бородачу. - Начнёшь заводить свою жестянку. Я вхожу последним. - закончил я, начиная ощущать себя прямо-таки третьесортным героем из дешёвых видеокомиксов.

Родриго пожал плечами и покачав головой заявил:

Эх, не нравится мне всё это.

А кому это может понравиться. - усмехнулся я.

Выглянув наружу я чуть не лишился мозгов, пара сантиметров вправо и они уже растеклись бы по противоположной стенке, но несмотря на такой нерадостный прогноз я всё же решился и твёрдо сказал:

Вперёд.

Мы с Родриго вылетели из дома и тут же принялись за стрельбу. Доктор отвечал за нижние объекты, я же насколько хватало моего старческого зрения пытался снять кого-нибудь из снайперов, которые засели на деревьях.

Примерно через три секунды, когда плечо мне обжёг заряд к счастью пролетевший в миллиметрах от меня, я понял, что затея с определением стрелков-высотников потерпела крах и начал растрачивать драгоценный боезапас направо и налево. Действенный метод, надо сказать! Ребята падали, сбивая по пути ветки, как фазаны после выстрела опытного охотника.

Довольно быстро мы начали двигаться к космолёту, стоявшему около боковой стены дома, позади с дикими криками за нашими спинами прятались Вася с Ларти и Жуля, которые наперебой вопили всевозможные ругательства и другие ласковые слова в адрес всех, кто осмелился в этот вечер посягнуть на частную собственность.

Суки рваные! - орал Васёк. - Чтоб вы все импотентами стали! Стрелять они научились, падлы! Для этого стрельбища есть, дегенераты тупые!

Жуля подхватывал эстафету и тоже кричал, срывая голос:

Правильно, Васька, так их! Развелось тут мудаков всяких, а потом в мире ещё жить собираются, придурки! - тут заряд пролетел совсем рядом с его ухом и он заткнулся.

Не знаю эти ли воинственные вопли наших товарищей или же просто стремление выжить в очередной кровавой заварушке помогали нам с Родом, но действовали мы слаженно и на удивление эффективно, поэтому нам понадобилось около десяти секунд, чтобы добраться до космолёта. Родриго сразу же начал расчищать пространство на другой стороне дома единственным верным сейчас способом, то есть дулами своих автоматов. Вместе с ним куда-то юркнули и Вася с Жулей, который всё-таки не уберёг свой мешок, и там что-то разбилось. Увидев это толстяк запричитал:

Что же это такое, люди добрые, как же жить-то теперь?!!

Я принюхался. Сквозь сильный пороховой запах всё же проступал запашок не менее сильных спиртных напитков.

Алкоголик! - весело воскликнул я и повернулся лицом к космолёту, когда убедился в том, что мне больше ничего не грозит.

Господи! Если ты есть, то почему же ты так надо мной издеваешься? Уж не знаю, что значит в по6нимании бородатого доктора "готовый к полёту космолёт", но в моём понимании это никак не тот космолёт, который накрыт брезентом. А "Главный Рамусьита" как раз именно им и был накрыт, да не просто накрыт, а хорошо упакован ибо все тесёмки, которые должны были быть завязаны были завязаны крепко, а все застёжки были застёгнуты надёжно.

Не будет мне в этой жизни покоя! - разразился я фразой, которая грозила в скором времени стать моим жизненным девизом. - Родриго! - окликнул я доктора.

Чего? - отозвался тот, пробивая грудь какому-то особо настырному солдату.

Брезент. - коротко ответил я.

Честно говоря, надо было подлиннее с употреблением нецензурных выражений, но тут предательский заряд снайперской лазерной винтовки впился мне в правое плечо. Я выронил автомат и, вскрикнув от боли, круто развернулся и послал очередь из левого автомата куда-то в верхушки деревьев. Не знаю того ли снайпера я снял или нет, но кто-то точно грохнулся на землю, издавая по пути истошные крики.

Я же не теряя времени кинулся под защиту космолёта, раздавая по пути указания.

Жуля, бросай ты свой баул и дуй брезент стаскивать!

Толстяк попытался было возразить, но я его перебил, отрезав:

Быстро. - и уже для себя тихо добавил: - А то нас самих впору будет этим куском накрывать.

Надо отдать должное старикану, но действовал он довольно споро. Не мешало бы, правда, дать ему кого-нибудь в помощь, но Родриго и я были заняты всё появляющимися откуда-то солдатами, а Вася так вообще занимался самым сложным: удерживал рвущуюся из его крепких объятий и спешащую к нам на помощь девчушку. Минуты через две, когда я уже израсходовал боезапас первого автомата и подобрал с земли второй, Жуля всё-таки справился с брезентом и радостно завопил:

Готово!

Очень кстати! Родриго выстрелил последний раз и, отбросив ствол в сторону, уставился на меня, видимо ожидая дальнейших указаний.

Заводи жестянку! - крикнул я ему.

Доктор бросился к входному люку и, открыв его, пропустил туда сначала Васю и Ларти, Жулю, а потом зашёл и сам. Люк остался открытым, чтобы и я мог войти. Однако, мне до него оставалось метров пять. С одной стороны расстояние небольшое, но с другой: когда ты пытаешься преодолеть его под перекрёстным огнём оно кажется тебе просто непреодолимым. Тем более, что после того, как в недрах космолёта скрылись все мои товарищи, ствол каждого из мсбэшников, находящегося на поляне перед домом, был направлен на меня.

Я прыгнул, стараясь разом покрыть большую часть расстояния до люка, но мне это плохо удалось. Более того, когда я приземлился в спину мне ударил лазерный заряд, уложивший меня на землю. В глазах помутнело, жгучая боль сначала резко пронзила меня насквозь, а после стала растекаться по всему телу, предательски парализуя каждую клетку моего организма, в которую она могла проникнуть. Я лежал на холодной почве того цвета, который всегда будет мне родным просто потому, что именно такого цвета землю я увидел первый раз в своей жизни, когда был ещё младенцем. Пелена всё наступала и наступала на глаза, но я всё же ещё успел увидеть, что отовсюду ко мне начали приближаться солдаты, держащие на изготовке свои короткоствольные штурмовые лазерные автоматы, что один из них попробовал залезть в люк "Главного Рамусьиты", но тут же был отброшен назад с простреленной головой, что космолёт, пассажиры которого так и оставили входной люк открытым, всё же взлетел, оставляя меня на милость победителя, которым сегодня, как ни жаль, был не я. Уже когда глаза больше ничего не видели, уши не слышали, а тело не чувствовало я подумал, что совсем не обижен на моих товарищей: они поступили абсолютно правильно! Артура Камина уже не спасти, так пусть они спасут хотя бы свои шкуры да меня не забудут. А ещё я подумал, что умирать дважды за неделю это многовато:

Глава седьмая, где я теряю много, но приобретаю ещё больше.

Не люблю я это чувство, когда знаешь, что открывать глаза надо, а совсем не хочется. Нет, я выспался, но глаза открывать всё равно не хотелось, хотя бы потому, что я был уверен, что открыв их увидеть смогу только две картины: на выбор. Первая - это котёл с кипящей кровью, в котором я себя и обнаружу, вторая - : Даже не знаю, что лучше. Наверное, всё-таки стоит открыть глаза, что я и сделал последовав своему же совету.

Вторая! Не совсем то, что я ожидал, но в целом всё так. Я лежал, поэтому видеть мог только потолок и небольшие части стен. Они были голубыми, впрочем, удивляться было нечего. Вокруг меня судя по всему было силовое поле - отличная мера предосторожности. Мало того, что оно сильным ударом тока отбивало у окружённого им всякую охоту из него выбраться, но также издавало душераздирающий звуковой сигнал, который тут же будил вечно сонную охрану, если таковая имелась. Кстати, об охране: Я приподнялся на локтях, задев-таки голубую плёнку и получив свою порцию вольт, и осмотрелся. Охрана действительно была. Целых четыре спецназовца, вооружённые до зубов. Отреагировав на звуковой сигнал они встрепенулись и уставились на меня. Старший, судя по погонам капитан тут же выскочил наружу через открывшуюся пластиковую дверь, что означало, что я лежу в лазарете, в сборной палатке, следовательно меня ещё никуда не увезли, и я по-прежнему в Неизвестной Туманности, но не это меня волновало больше всего.

Мои ноги - вот, что сейчас поглотило моё внимание. Они были безжизненны! Совсем не двигались! Абсолютно! Я был парализован! Двигаться могла только моя верхняя половина! Я откинулся на жёсткий подголовник и уставился в голубой потолок. Почему-то не хотелось ни кричать, ни выть, ни совершать какие-либо действия, выражающие мою боль по поводу утраты способности двигать нижними конечностями. Я просто лежал и думал, что это конец! Напрашивалось словцо покрепче применительно к сложившейся ситуации, но я сдержался.

Тут пластиковая дверь снова отъехала в хрупкую стену палатки и на пороге появился мужчина среднего роста, спортивной комплекции, по всему находящийся в отличной форме, хотя судя по серебру на волосах лет ему было немало. Одет незнакомец был в чёрный комбинезон поверх которого был накинут чёрный шёлковый плащ, расшитый золотом, сапоги седовласого тоже были чёрными, выделялись только золотые гербы на голенищах. Такой же герб, только побольше был вышит и на уровне сердца на комбинезоне. Черты лица мужчины были суровы и даже отчасти грубоваты, заметно было, что родился и рос он где-то на севере, но его манера держаться выдавала его хорошее воспитание и прекрасные манеры. Он внимательно посмотрел прямо мне в глаза, и у меня внутри всё похолодело. Нет, не от этого взгляда. В нём не было ничего необычного, только искреннее любопытство, но от того, что я знал, что означали гербы на его одежде. Главное управление расследования преступлений против рас и наций Новой Галактики. Представителя этой организации можно было увидеть только раз в жизни. Он приходит для того, чтобы сообщить тебе твой смертный приговор. Приходит не ко всем, а только к избранным - самым закоренелым и страшным преступникам Новой Галактики. Мной занялись всерьёз! С одной стороны это радовало, но с другой не сулило ничего хорошего, кроме котла с кипящей кровью.

Седовласый оторвал от меня взгляд, посмотрел на капитана и спокойно с достоинством произнёс:

Капитан, будьте добры, оставьте нас одних. - разговаривает, как с равным. Значит не дерьмо, а хороший мужик.

Мне он начинал нравиться, хотя я привык к тому, что первое впечатление обычно бывает обманчивым.

Есть, сэр. - отработанно гаркнул офицер.

Интересно, знает ли он ещё хотя бы одну фразу или всё-таки этими двумя словами заканчивается его словарный запас.

Солдаты вышли, капитан кашлянул в кулак, обратив на себя внимание седовласого, и протянул ему небольшую чёрную коробочку. Возможно это дистанционное управление защитным полем, но я могу только догадываться, ибо отсюда мне плохо видно. Офицер отдал честь, приложив два пальца правой руки к сердцу и резко проведя ими до правого бедра, и вышел. Дверь послушно вернулась на место, оставив меня наедине с мужчиной в чёрном. Седовласый подошёл к моей койке и, взяв из-за стола у противоположной стены стул, сел рядом. Он снова внимательно посмотрел на меня, но я опять выдержал его взгляд. Тогда он нажал на кнопку на чёрной коробочке и защитное поле исчезло.

А потолок оказывается белый:

Незнакомец извлёк откуда-то из-под плаща пачку "Парламента", на которой большими буквами было написано сколько веков уже существует эта торговая марка, взял со стола пластиковую пепельницу и закурил. Никогда не мог понять почему эти сигареты зажигались, стоило только чуть затянуться. Не приходилось как-то над этим задумываться: курить я так никогда и не начинал, хотя пробовать приходилось.

Вам дым не мешает, Артур? - вежливо осведомился седовласый.

Нет. Ничего. - хрипло произнёс я. Сказывалось отсутствие разговорной практики на протяжении: Интересно, а сколько я уже так лежу?! - Простите, я уже долго здесь?

Трое суток. - ответил он, выпустив очередную порцию дыма.

Курил он медленно, всё в его движениях выдавало абсолютное спокойствие и ощущение полного контроля над ситуацией. Я не сомневался, что это так и было.

Меня зовут Матиас Ульверг. - он говорил по-русски, но в его словах угадывался чуть заметный акцент.

Скорее всего он швед - это объясняет его северные черты лица, медлительность и невозмутимость. Мне в голову приходили идиотские мысли. Например, сейчас я подумал: будет ли он так же стоять и курить, если у него на глазах будут резать дорогого ему человека. Наверное. Такие люди, как он, предпочитают держать все чувства в себе. Будь то боль или радость.

Снова посмотрев на меня скорее всего швед продолжил:

Я главный советник по безопасности Главного управления расследования преступлений против рас и наций Новой Галактики. - отчеканил Ульверг.

Я Артур Камин: - шутливо начал было я, но был перебит.

Вор, авантюрист, убийца. - сделав паузу советник изобразил на лице что-то вроде улыбки и сказал. - На сегодняшний день самый опасный преступник Новой Галактики.

Я молчал. Против таких доводов я не мог ничего возразить. Более того некоторые из слов скорее всего шведа мне даже льстили. Не то, чтобы я был счастлив, получив к своим имени и фамилии приставку: самый опасный преступник новой Галактики, но что-то в этом было ( наставник был бы доволен ). Молчал и мой собеседник, всё также затягиваясь и выпуская дым, теперь уже колечками. Я твёрдо решил, что не скажу не слова, пока он сам не начнёт разговор. Советник же не торопился. Стряхивая пепел в пепельницу он поглядывал на меня, как бы изучая. Прошло около минуты, прежде, чем он затушил окурок и снова заговорил.

Как вы понимаете, Артур, я пришёл сюда не для того, чтобы просто поболтать.

Допустим. - настороженно согласился я.

Я пришёл договориться.

О чём? - меня это начало раздражать. - О чём вы хотите договориться с парализованным вором, а? - завожусь потихоньку.

Не кипятитесь, Артур. - совершенно спокойно, никак не отреагировав на мою реплику, продолжил Ульверг. - У меня к вам деловое предложение.

Выбрать способ казни? - съязвил я.

Советник усмехнулся, закинул ногу на ногу и положил на колени руки, сцепив пальцы.

Мне определённо нравится ваше чувство юмора, Артур, но давайте всё же перейдём к делу.

Я весь внимание. - я с готовностью кивнул головой.

Мне очень жаль, но ваши ноги действительно парализованы. Наши врачи говорят, что вы вряд ли когда-нибудь сможете ходить. - он сделал выразительную паузу. - Впрочем, вам это уже и не понадобится. Главное управление расследования преступлений против рас и наций Новой Галактики на своём внеочередном заседании вынесло вам смертный приговор.

"Интересно, - подумал я. - Как меня собираются казнить?". Словно прочитав мои мысли советник добавил:

Вас решено отправить в Землю Долгой Смерти.

Не буду утверждать наверняка, но скорее всего волосы у меня встали дыбом. Я был согласен на что угодно: прогулка в открытом космосе(без скафандра разумеется), жерло вулкана(горячо, зато быстро), подводная тишина(это история про то, как тебя опускают в бассейн с акулами), но только не Земля Долгой Смерти. На мой взгляд, это самая страшная казнь, когда-либо придуманная любой из рас Новой Галактики. Заключалась она в том, что тебя в гордом одиночестве без воды и еды высаживают на планете, которая не имеет даже названия, но зато имеет номер "47- 49-51". Говорят, что эти цифры ни что иное, как колебания температур(разумеется выше нуля) на поверхности. После высадки ты гуляешь по планете сколько влезет, мешают, правда, немного постоянные бомбардировки военно-космических войск МСБ, да присутствие на "47-49-51" её коренных жителей огромных размеров насекомых. Мило, не правда ли?

Однако, советник продолжал:

Но прежде, чем вы туда отправитесь, мне хотелось бы знать, где находится рубль?

Несколько секунд я тупо смотрел на Ульверга, а потом залился искренним смехом. Смеялся я долго. Подумать только, ко мне присылают одного из высокопоставленных сотрудников самой серьёзной организации во всей Новой Галактике для того, чтобы тот перед тем, как я отправлюсь в свой последний путь ( теперь уже, видимо, ползком ) узнал у меня, где же я всё-таки спрятал самую старую, редкую и дорогую монету в истории человечества.

Наверное, я смеялся очень заразительно, так как советник тоже начал улыбаться, обнажая свои жёлтые от чрезмерного употребления табака зубы.

Прекратил хохотать я только тогда, когда Матиас Ульверг достал очередную сигарету и закурил.

Вы забавный человек, Ульверг. - заявил я. - Неужели вы серьёзно думаете, что я скажу вам, где находится монета?

Уверен. - снова улыбнулся советник.

Нет, определённо у него стальная выдержка.

Хорошо. - согласился я. - Назовите мне хотя бы одну причину, по которой я должен сказать вам это.

Ульверг стёр с лица улыбку и внимательно посмотрел на меня. В глазах его читались коварный расчёт и уверенность в успехе. Мне это не понравилось и, как оказалось, не зря. Затянувшись советник стряхнул пепел, выпустил дым и тихо сказал:

Даже четыре причины. - он снова выпустил дым и продолжил. - Ларти, Василий Дудкин, Родриго Маркес и представитель Неизвестной Туманности.

Я побледнел, но нашёл в себе силы принять этот удар и спросить.

Что это значит?

Не знаю. Честно не знаю, Артур, что для вас значат эти имена, но могу догадаться, что не мало. - это была победа!

Что с ними? - рассвирепев я забыл, что у меня парализованы ноги, а потому попытался вскочить, но у меня ничего не получилось.

Всё в полном порядке. Сейчас они летят на Барку ( есть такая планета ) , не подозревая, что на самом деле об этом знают не только они. - советник затушил окурок, поставил пепельницу на стол, опять повернулся ко мне и заговорил. Теперь его голос приобрёл прямо-таки гранитную твёрдость. - Однако, это пока с ними всё в порядке, но может так случиться, что в скором времени девочке придётся вернуться в Межпланетную Службу Безопасности, Маркеса казнят у него на родине, Дудкина, как свидетеля просчётов наших учёных уберут:, а представителя Неизвестной Туманности подвергнут интенсивным исследованиям.

Советник замолчал, давая мне возможность обдумать всё вышесказанное. Хотя, что тут думать! Мне практически не оставляют выбора. Я, конечно, могу отказаться и остаться принципиальным до конца своих дней, который, кстати, наступит довольно скоро, но тогда мне дорога только в Землю Долгой Смерти. Умирать предателем я не хочу! И не буду!

Устав о моего молчания Ульверг заговорил первым:

По моему, Артур, Ларти, Василий, Родриго и этот мужчина хорошая цена за рубль, как вы думаете?

Какие гарантии их безопасности вы мне дадите? - спросил я.

Слово советника по безопасности Главного управления расследования преступлений против рас и наций Новой Галактики! - спокойно ответил Ульверг.

Идёт. - согласился я.

Странно, но самой твёрдой гарантией было именно это слово. Никто не знал почему, но сотрудники той организации, где работал Ульверг никогда не нарушали своих обещаний. Как раз это преступление и каралось высылкой в Землю Долгой Смерти. Ну, и моё ещё, пожалуй.

Советник поднялся со стула, улыбнулся мне и сказал:

Честно говоря, Артур, вы мне очень нравитесь, жаль, что так получилось. он замолчал, видимо ожидая моей реакции, но я молчал, уставившись в белый пластиковый потолок. - Впрочем, разве могло быть иначе.

Мне вдруг захотелось ответить, что да, да, могло быть иначе, но мне не повезло! Первый раз в жизни не повезло! Я не раз попадался, не раз оказывался в казалось бы безвыходных ситуациях, не раз бывал на волоске от смерти, не раз бывало так хреново, что хотелось умереть, но никогда у меня не было такого чувства, что судьба отвернулась от меня. Отвернулась быть может в самый важный момент моей жизни. Хотя: Интересно, что было в моей жизни самым главным, что оставило в моей чёрствой душе самый яркий отпечаток. Первый поцелуй, первая ночь с женщиной, Терра-Веррана-Лоца, обучение у наставника, моё первое самостоятельное дело, смерть наставника: Что бы сейчас сказал мне наставник. Мне кажется, что старик Саусоро сел бы прямо на земле в одну из неудобных поз йог, улыбнулся ( при этом, как всегда, сузились бы его вечно молодые глаза ) , покачался бы из стороны в сторону и медленно чеканя каждое слово сказал бы:

Арти, мой мальчик, нет такого дерьма, из которого нельзя выбраться! возможно даже засмеялся бы своим отрывисто-каркающим смехом.

НЕТ ТАКОГО ДЕРЬМА, ИЗ КОТОРОГО НЕЛЬЗЯ ВЫБРАТЬСЯ!!! Тогда, какого чёрта я тут лежу с мыслями отходящего на тот свет старпёра! Плевал я на этот рубль. Подумаешь, потерял пять миллиардов мегабаксов! На что они мне в Земле Долгой Смерти. Главное, что у дорогих мне людей всё будет в порядке. Тьфу! Теперь я рассуждаю как отходящий на тот свет старпёр-священник. Всё хватит! Шанс у меня всё-таки есть, и я должен его использовать на все сто! Ничем не выдав своего возбуждения я повернулся к Матиасу Ульвергу и спросил:

Я могу увидеть, как вы будете искать рубль?

Советник пожал плечами.

Зачем? - он снова пожал плечами и сказал: - Тем более, что искать мы его не будем. Вы сейчас скажите мне, где находится монета и всё.

Дело в том, что я и сам не знаю, где находится рубль. - мне интересно посмотреть на реакцию советника.

Что???

Ульверг аж весь побагровел. Но всё же сдержался, лишь на секунду дав волю своим эмоциям.

Мне казалось, что мы договорились, Камин, но, как я вижу, вас не устраивает моё предложение:

Ох! Какие мы недовольные. Тащусь я от таких приколов!

Спокойно, советник. - ухмыльнулся я. - Я знаю примерное местоположение монеты, а также частоту, на которую настроен маяк, прикреплённый к ней.

Та-а-ак. - протянул Ульверг, глубоко вздохнув.

Наверняка теперь он уже корил себя за несдержанность. Я же торжествовал, а потому довольно весело продолжил:

Советник, согласно нашему договору я скажу, вам все координаты. У меня только одна просьба! - я состроил страдальческую гримасу. - Мне бы хотелось посмотреть, как вы будете искать рубль. Быть может я в последний раз увижу небо над головой. Вы же знаете, что меня ждёт только красная комната.

Есть такая пытка! Приговорённого к высшей мере наказания до исполнения приговора помещают в красную комнату с мерцающими красным светом лампами. Говорят, со временем привыкаешь, но бывали случаи, что некоторые сходили с ума за несколько минут.

Ульверг задумался. Мне определённо это нравится! Потом он пожал плечами и сказал:

Хорошо. Но: - он сделал паузу, во время которой его лицо приняло угрожающий вид. - Без шуточек, Камин.

Конечно! - заверил я советника.

Ульверг поднялся со стула, оправился, кивнул мне и вышел. Тут же в палатке появились четыре спецназовца, которые тут же заступили на свои посты.

Капитан нажал на кнопку на пульте дистанционного управления и потолок снова стал голубым.

Не знаю на что я надеялся, но уверенность в том, что всё обязательно будет хорошо, теперь не покидала меня ни на мгновение. Может быть такие чувства всегда появляются у парализованных смертников, но меня они в этот момент устраивали полностью. Говоря по правде, у меня не было никакого плана, но и это меня не волновало. Я знал: Да! Да! Именно знал, что всё получится. Я не знал что, но понимал, что это что-то выгорит. Так, а между прочим неплохо было бы перекусить. Сколько там суток я уже валяюсь в этом гробу? Надо и честь знать, организму нужно питаться, а то так ведь и концы можно отдать не дожив ни до красной комнаты, ни до Земли Долгой Смерти. Хотя, как знать, что лучше? Тем не менее, решено:

Эй, ты! - крикнул я, обращаясь к капитану. - Есть хочу, понял?

Эта выходка разозлила вояку, но он сдержался, побагровев, посинев и посерев. После того, как смена цвета его лица произошла полностью он ответил:

Недавно же вкалывали в тебя порцию.

Ну и что! Я нормальной пищи хочу. Не кролик, чтобы в меня всякие полуфабрикаты вталкивать.

Капитан задумался. Надолго. Я скорее от голода помру, чем эта задница расшевелится.

Ты что, заснул? - прервал я размышления спецназовца.

Он посмотрел на меня. Я состроил ему страшную рожицу, после чего он замахнулся на меня прикладом, как бы демонстрируя свою силу и подчёркивая мою слабость. Я улыбнулся, посетившей меня мысли.

Не знаю о чём подумал капитан, увидев мою улыбку, но он решительно подошёл к двери и через плечо отдал приказ прыщавенькому лейтенантику:

Ты за старшего, Болеро. - после чего вышел. Дверь за ним закрылась, а парень с оперной фамилией подошёл поближе к моему "гробу" и вытянулся по стойке смирно.

Все его перемещения вкупе с действиями капитана показались мне настолько смешными, что я не удержался и гаркнул:

Вольно, лейтенант! - после чего расхохотался.

Что касается Болеро, то он смутился и покраснел, глаза его забегали, ища поддержки у товарищей, но те тоже с трудом сдерживались, чтобы не прыснуть.

Я искренне смеялся, ещё более улучшая своё и без того отличное настроение до тех пор, пока дверь в палатке снова не отъехала в стену и на пороге не появилась сногсшибательная блондинка в белом облегающем комбинезоне с красным октаэдром на верхнем кармане, подносом с дымящейся едой в руках, погонами майора на плечах и очаровательной улыбкой на лице. Она медленно, чеканя шаг, вошла внутрь, за ней, портя всю картину ввалился и спецназовец.

Солдаты прекратили смех, вытянулись по стойке смирно и отдали честь. Заняв свою позицию вытянулся и капитан. Один я на правах свободного от всяких моральных устоев и соблюдения субординации преступника позволил себе непростительную вольность и нагло улыбнулся в ответ красотке.

Девушка-суперобложка, по-прежнему улыбаясь приблизилась к столу, аккуратно поставила на него поднос и бережно подняв дистанционку нежно нажала пальчиком на кнопку.

Потолок снова побелел.

Освободительница. - сказал я, имитируя полный восторг от её действий. - Вы должно быть, богиня красоты, спустившаяся с небес за мной?!

Почти угадали. - весело ответила обладательница самых совершенных форм во всей Новой Галактике. - Я ваш лечащий врач. Алиса Богданова.

Алиса из страны чудес? - предположил я.

Почему оттуда? - захлопала ресничками блондинка.

Потому что такую красивую девушку, как вы можно найти только там. продолжал я, забыв о еде.

Красавица улыбнулась снова и взяла меня за руку: как оказалось для того, чтобы прощупать пульс. Через минуту создание, увидев которое я понял каким будет моё последнее желание, сообщило, слегка надув губки:

Учащённый.

Я виновато пожал плечами и подмигнул ей:

Не могу быть абсолютно спокойным при виде такой красавица, как вы.

Алиса проигнорировала мой комплимент, но было видно, что ей приятно. Впрочем, уверен, за свою жизнь она слышала не один такой. Взяв со стола поднос она поставила его на стенку моего "гроба" и заботливо произнесла:

Вам следовало бы поесть.

Конечно! - согласился я. - Но вы знаете, Алиса, боюсь, что просто не смогу поднять вилку. - посмотрим выгорит ли этот трюк.

Врач снова улыбнулась, показав свои белоснежные зубки и тем самым дала понять мне, что моя уловка разгадана. Но всё же в ответ на свои жалобы я услышал:

Тогда придётся вас покормить, Артур.

Кажется, дело пошло.

Принимать пищу из ваших рук - словно пить божественный нектар. - оскалился я.

Это и понятно, ведь по вашим словам я богиня красоты. - парировала блондинка, цепляя вилкой картофельное пюре и отправляя его мне в рот.

Проглотив пюре я спросил:

Объясните, Алиса, почему я встретил вас только теперь, здесь, где можно увидеть только солдат. - я получил очередную порцию картофеля.

Потому, что я работаю на МСБ. - блондинка перешла к котлете.

Это я уже понял, но почему? Неужели умная, красивая, обаятельная девушка не хочет найти себе работу попроще?

Котлетка оказалась довольно вкусной.

Не хочет. - Алиса сняла салфеткой крошку у меня с губ и продолжила. - С детства обожаю приключения, а где их ещё можно найти как не в МСБ?

Ну не скажите. - уклончиво ответил я. Салат из помидор тоже, как оказалось, неплох.

Врач рассмеялась и, погрозив мне пальцем, сказала:

Я имею в виду законные пути.

Когда девушка поднесла к моим губам стакан с минеральной водой я кинул мимолётный взгляд на моих охранников. Ох! Какое зрелище! Они уже все покрылись красными пятнами, казалось, что вот-вот и они взорвутся от злости. Ещё бы! У них на глазах я клею красотку, о которой они могут только мечтать, но которая никогда не будет принадлежать им. Вообще-то надо поговорить с Ульвергом о смене караула, а то я уже начинаю беспокоится за себя. Ведь ненароком и пристрелить могут, а это не входит в мои планы.

Закончив мою кормёжку Алиса поднялась, поставила поднос обратно на стол и вынула из нагрудного кармана своего комбинезона небольшую коробочку, из которой извлекла миниатюрный шприц.

Вам следует поспать, Артур. - произнесла она.

Согласен. - ответил я. - Только ответьте на один вопрос.

Какой? - вопросительно подняла брови блондинка.

После того, как я отсюда смоюсь мы сходим куда-нибудь вечером?

Девушка искренне расхохоталась.

Конечно, но я бы на вашем месте не слишком обольщалась. У вас, Артур, мало шансов даже снова встать на ноги.

Я улыбнулся, как можно обольстительнее и уверенно заявил:

Посмотрим.

Алиса вколола мне что-то в вену на левой руке, после чего по всему телу начала разливаться приятная слабость, а глаза затянуло туманом.

Спокойных снов, Артур. - услышал я, откуда-то издалека.

Да, что не говори, но сон - одно из высших удовольствий для человека. Я люблю спать. Спать, есть, пить, воровать и заниматься любовью - вот пять вещей, делать которые у меня получается лучше всего. Сон я люблю за его непредсказуемость и загадочность. Никогда не знаешь, что тебе приснится, когда ложишься спать. Сон - это воплощение твоих самых смелых фантазий. Сон - это предсказатель твоего будущего. Сон - это твой источник сил, бодрости духа и хорошего настроения.

Сейчас мой сон был скорее полезным, чем приятным. Сейчас мой сон был руководством к действию. Мне снилось, что я бегу. Бегу через трупы солдат и офицеров к космолёту, в моей руке чья-то рука. Не вижу чья. Позади тоже трупы, опрокинутая инвалидная коляска и ещё кто-то. Не могу понять, кто, но точно знаю, что бегу я именно от них:

Оборвался мой сон, как водится, на самом интересном месте. Я так и не успел узнать добежал я до космолёта или был настигнут толпой преследователей. Меня разбудили. Я открыл глаза и увидел перед глазами лицо спецназовца. Этого здесь раньше не было. Интересно, что бы это значило? Убедившись, что я проснулся, офицер, по погонам майор(что-то частенько мне в последнее время встречаются люди в этом звании) отдал своим подчинённым отрывистый приказ:

Двое, сюда!

К моему "гробу" ринулись аж четверо. Настоящая армейская дисциплина в действии.

Под испепеляющим взглядом уже немолодого майора двое убрались назад, а ещё двое подхватили меня и, вытащив из моего обиталища, посадили в инвалидное кресло - точно такое, какое я видел во сне. Я протёр глаза и огляделся. Мило, очень мило. В небольшой палатке девять человек. Восемь охранников в чёрной форме и я на кресле в белой с зелёными полосками пижаме. Я вот всё думаю: неужели я такой страшный, что ко мне приставляют такой конвой. Это, конечно, радовало, но и смущало одновременно. Что ж, попробуем не обращать на это внимания.

Меня вывезли наружу, окружили плотным кольцом и повезли к стоящему метрах в пятидесяти от палатки, которую тут же начали разбирать солдаты из стройбата, космолёту с эмблемами МСБ на бортах. Я начал разглядывать окружающий меня пейзаж. Судя по всему наступал вечер, поскольку туман опускался всё ниже и ниже, а сумерки сгущались. Как и предполагалось я по-прежнему находился на Засюкинских болотах, только теперь здесь всё разительно изменилось. Прибавилось снующего везде народа, громадных космолётов - настоящих произведений технического искусства, трава во многих местах была обожена, а от дома Родриго и Жули остались лишь угли. Их вид задел меня за живое и я, не сдержавшись, прошипел:

Суки!

Тут меня наконец подвезли к чёрному монстру, у входного люка которого, стояли советник и Алиса. Оба сухо поздоровались, я ответил тем же и подмигнул блондинке, но та даже бровью не повела. Ульверг был одет в то же, что и вчера, а вот врач сменила свой белый комбинезон на белую, короткую, до колен юбку и на чёрный обтягивающий свитер с высоким горлом. На ногах у неё были чёрные чулки и белые сапожки с золотыми пряжками. На груди красовалась золотая брошь в виде кобры с рубиновыми глазами. Дорогая вещица, насколько я могу судить по моему опыту. Надо было мне сразу подаваться в МСБ, в который уже раз убеждаюсь, что зарплаты у них немаленькие.

Ульверг обменялся несколькими фразами с майором охраны, а после обратился ко мне:

Артур, пора вам сказать, куда нам предстоит лететь. Надеюсь, что вы держите своё слово.

Безусловно, советник. - моё лицо приняло наигранно серьёзное выражение. Лора.

Ульверг кивнул и повернулся, чтобы идти, но я его остановил:

Советник, надеюсь вы тоже держите своё слово.

Седой повернулся, вытащил пачку "Парламента", достал сигарету, закурил и только после того, как выпустил первую струю дыма ответил:

Безусловно, Артур. - он затянулся и продолжил. - Вы полетите с нами.

Тогда мне хотелось бы поесть и почистить зубы. - обнаглел я.

Ульверг усмехнулся и уже через спину, удаляясь, ответил:

Вы всё получите позже.

Я пожал плечами и улыбнулся.

Хорошо. - после чего я посмотрел на майора и сказал: - Ну, что стоим? Поехали!

Офицер насупил брови, но смолчал и кивнул своим, чтобы те отвезли меня в каюту. Оказавшись внутри космолёта я понял, что он действительно очень большой, об этом говорили высокие потолки, количество дверей, а также указатели, изучив которые можно было выяснить где какая палуба находится и где можно найти тот или иной лифт. Меня ввезли в ближайший и, насколько я мог понять из-за спин охранников, отправили на вторую палубу. Всего их было шесть. Очутившись на второй палубе я понял, что она была самой хорошо охраняемой. У лифта нас встретил наряд, который проверил карточки доступа у всех включая Алису, я же был критически осмотрен. По пути в мою каюту, находящуюся почти в самом конце я успел насчитать не менее двадцати солдат-надзирателей на балконах, располагающихся вдоль стен и четыре наряда из трёх человек каждый, которые кругами ходили возле каютного блока. Сам же каютный блок был довольно странным. Все каюты, за исключением моей, были нормальными, то есть с обыкновенными дверями и вообще выглядели, как: как каюты, но вот моя: Тяжёлая железная дверь уже отбила у меня всякую охоту появляться внутри, но выбора не было. Внутри обстановка тоже сильно напоминала тюремную камеру: стальные стены, полное отсутствие иллюминаторов, тусклая лампа в потолке, посередине железной коробки такой же "гроб", как и в палатке, а больше ничего.

Чувствуется поработали дизайнеры из "Хилтона". - съязвил я.

Заткнись. - прорычал в ответ майор.

Я решил, что лучше с ним не связываться. Чёрт знает, что там ему нашептал Ульверг. Меня переложили из кресла в "гроб", после чего командир нажал на кнопку и серо-стальной потолок стал грязно-голубым. Оставив двоих солдат внутри, около входа. Он и ещё пятеро вышли. Мне стало скучно и обидно. Меня обманули. Ужин пообещали, а его нет, да и с развлечениями туговато. С этими лбами около двери не поговоришь, а милый доктор ко мне что-то не торопится.

Словно подчиняясь моим мыслям тяжёлая дверь скрылась в стене и в моей камере появилась Алиса с подносом в руках, за ней вошёл солдат, катящий перед собой стул. Поставив его перед моим лежбищем он удалился, а вот доктор решила с этим повременить. Взяв с подноса пульт дистанционного управления она нажала на кнопку, и я снова почувствовал себя почти свободным.

Как дела у нашего больного? - улыбнувшись спросила блондинка.

Теперь отлично. - улыбнулся я в ответ. - А вот до вашего прихода было совсем хреново.

Алиса кивнула и снова задала вопрос:

Ужинать будем?

Конечно! - с готовностью ответил я.

Отлично. - сказала она и подняла с пола поднос, позволив мне, приподняв голову, увидеть изгиб её тонкой шейки.

Когда она поставила поднос на край "гроба", и я смог рассмотреть его содержимое поподробнее, то мне явилась картина, которая была способна отбить аппетит у кого угодно, а именно: несколько стебельков петрушки, варёная цветная капуста, яблоко и сок.

Я поморщился и спросил у врача:

Разве это едят?

Бесспорно. - снова улыбка.

С этой великолепной, белозубой улыбкой Алисе удалось скормить мне сначала венчик петрушки, затем капусту, яблоко и залить всё это соком. После всего я употребил зубоочищающую таблетку и почувствовал себя совсем хреново.

Как раз тогда, когда я закончил свой вегетарианский ужин, космолёт загудел всеми своими механическими внутренностями и поднялся в воздух. Думаю, что как раз в тот момент, когда блондинка пожелала мне спокойной ночи, озорно при этом подмигнув и сделав упор на слово "спокойной", наш монстр вместе с другими выходил в открытый космос, держа курс на Лору, где что-то должно было случиться. Что не знал ни я, ни Ульверг, ни кто-либо ещё во всей Новой Галактике, но то, что что-то всё же произойдёт я по-прежнему чувствовал. Поживём - увидим! Тем временем Алиса скрылась за стальной дверью, получив от меня напоследок порцию комплиментов по поводу её сногсшибательной красоты и массы чудесных качеств и таким образом оставив меня наедине с самим собой и парой дармоедов у входа. Первым делом я поинтересовался у одного из охранников, сколько сейчас времени:

Без десяти десять. - ответил тот.

Я решил, что не буду его благодарить, потому, что он всё равно ничего не делает, кроме того, что стоит и таращится в противоположную стенку, и я своим вопросом даже сделал ему одолжение, оторвав его от этого скучно-нудного занятия. Узнав точное время я подумал, что ложиться спать мне всё же рановато и поэтому мной было принято решение полежать, уставившись в грязно-голубой потолок, и подумать о смысле жизни. Конкретно моей жизни. Полежав так минут пять я понял, что с моей жизни смысла НЕТ! Как не было его и в моих поступках до сего момента, как должно быть не будет его и в моих будущих действиях(если, конечно, оно, это будущее, у меня будет). Да взять, к примеру, то, что я сейчас делаю. Вместо того, чтобы спать, поддерживая свой многострадальный организм в форме, я думаю о смысле жизни, который мне, кстати, на фиг не нужен. Вот, пожалуй, и всё, что хорошего я вынес из своих раздумий. Спать пора. Спокойной ночи мне уже пообещали, так, что баю-байньки-баю. Я закрыл глаза и попытался повернуться на бок, но мои безжизненные ноги сделать мне этого не дали.

Ну и пошли к чёрту! - со злостью прошептал я, устраиваясь на спине поудобнее.

Заснуть не удавалось, наверное, свет мешает.

Эй, ты! - не открывая глаз крикнул я, обращаясь к одному из солдат. Всё равно к какому. - Свет притуши.

Обойдёшься. - был ответ.

Обойдусь. - согласился я, решив, что сил и желания спорить с верзилой у меня нет.

Сон, однако, не шёл, поэтому пришлось считать пролетающие мимо оранжевые космолёты. На четыреста двадцать восьмом оранжевом космолёте я подумал, что это должно быть бредовая затея. На семьсот девяностом я послал следующую за ним жестянку оранжевого цвета туда, куда ни один космолёт при всём желании никогда не долетит. На тысяча двести пятом стальная дверь открылась, и послышался уверенный, негромкий голос Алисы:

Всем покинуть помещение. Пациенту назначены особые процедуры.

Ещё не открыв глаза я решил, что надо быть полным идиотом, чтобы поверить в такую чушь. Кому могут понадобиться особые процедуры где-то около полуночи?! Но, что самое замечательное, сразу после приказа майора санчасти послышались тяжёлые шаги и дверь закрылась, оставив меня наедине с блондинкой. Всё ещё не открывая глаз я услышал, что Алиса прошла вглубь "каюты", нажала пару кнопок на пульте, а после положила его на пол. Только тогда я наконец-то открыл глаза и посмотрел вокруг. И без того тусклая лампа потускнела ещё больше, силовое поле было снято, а в центре камеры в пучке света стояла девчонка-суперобложка, самая красивая девушка, которую я когда-либо видел в своей жизни, обладательница совершенных форм, врач, майор МСБ Алиса Богданова.

Ночь обещает быть спокойной, не так ли? - лукаво спросила она.

Спокойней не бывает. - ответил я.

Девушка была одета в тот же наряд, что и раньше, который так выгодно подчёркивал все прелести её восхитительного тела. Я не мог больше ждать.

Иди ко мне! - прорычал я.

Алиса начала медленно, плавно приближаться к моему "гробу". Эх, были бы у меня здоровые ноги я бы вскочил и овладел бы ей прямо на полу. Когда блондинка приблизилась настолько, что я уже мог дотянуться до неё рукой, я тут же приподнялся и притянул её ближе. Она взобралась ко мне и уселась у меня на животе.

Теперь ты моя. - властно заявил я.

Да. - горячо прошептала она.

Наши губы слились в страстном, зверином поцелуе. Мы не могли насытиться друг другом. С трудом оторвавшись от алых губ, я стянул с красотки свитер и моему взору предстала великолепная грудь с твёрдыми сосками, которые я тут же начал целовать по очереди. Алиса запрокинула голову, разметав свои роскошные волосы, а я оторвавшись от груди стал спускаться ниже. Трясущимися от возбуждения руками, положив ноги девушки себе на плечи я стянул белую юбку и принялся за сапожки. Быстро разобравшись с застёжками я отбросил обувь далеко в сторону и обратился к чулкам. Их я раздирал зубами, не в силах сдержать звериную страсть, чувствуя, что вожделенная лагуна любви всё ближе и ближе. В это время Алиса старалась стянуть с меня рубашку пижамы. Ей удалось сделать это, когда я уже подобрался к насквозь мокрым, восхитительно пахнущим трусикам. Здесь я остановился только для того, чтобы с помощью красавицы избавиться от штанов и трусов. Оставшись абсолютно голым я решил, что мы находимся не в равных условиях и поэтому зубами начал раздирать мягкий шёлк трусиков. С тонким материалом я справился за считанные мгновения и тут же припал к горящей адским пламенем любви вульвочке. Через несколько мгновений Алиса начала стонать. Стоны плавно переходили в завывания, я же начинал рычать, как животное, опьянённый сладким нектаром своей любовницы.

Возьми меня! - сбиваясь шептала Алиса. - Всю: Возьми.

Да! Да! - раздавался в ответ мой хрип.

Я вошёл в неё, и мы слились в безумном поцелуе, началась бешеная скачка, чтобы сдержать крики восторга Алиса кусала моё левое плечо. Боль от её укусов лишь ещё больше раззадоривала меня. Я чувствовал, что оргазм близок.

И вот, наконец, девушка вцепилась обеими руками мне в волосы и ещё сильнее прикусила моё плечо. Ещё скорее запрыгала она на мне, я впился поцелуем в её грудь, Алиса потянула мои короткие волосы: Дикая боль от её укусов и от дёрганья моих волос сочеталась с диким удовольствием, которое я испытывал: Кончили мы одновременно. Такого сильного оргазма ни разу не было в моей жизни.

Блондинка слезла с меня и легла рядом, положив голову мне на грудь. Мы оба не говорили ни слова, ибо сил даже на это у нас уже не осталось. Плечо ныло, голова болела так, словно с меня только что сняли скальп, но я всё равно чувствовал себя самым счастливым человеком во вселенной.

Не знаю, сколько прошло времени , прежде, чем Алиса заговорила:

Мне никогда не было так: - она запнулась подбирая слово для описания своего состояния, но так его и не нашла.

Мне тоже. - прохрипел я.

Мы ещё полежали несколько минут прежде, чем девушка приподняла голову и посмотрела мне в глаза:

Мне пора.

Я кивнул, и мы снова слились в страстном поцелуе. Я оторвался о её сочных губ только тогда, когда почувствовал, что приближается новая волна дикого желания. К моему огромному сожалению этого мы себе позволить никак не могли.

Алиса нехотя выбралась из "гроба", не спеша оделась, предоставив мне возможность ещё раз рассмотреть её великолепное тело во всей красе, собрала остатки своих чулок, чмокнула меня в щёку и восстановила защитное поле.

Я закрыл глаза. Всё тело болело, но мне всё равно было хорошо. Послышался шум открывающейся двери и топот сапог моих охранников. Они снова встали у входа, а я заснул. Этой ночью мне почему-то ничего не снилось.

Утром меня разбудила моя ночная любовница. Сегодня она оделась в симпатичные белые шорты, белую эластичную маечку с коротким рукавом, белые босоножки, а в завершение своего туалета стянула волосы в хвост и закрепила его белой лентой. Вела блондинка себя так, словно прошлой ночи и не было вовсе. Я решил, что тоже не буду касаться темы наших отношений.

С неизменной улыбкой Алиса сказала:

Доброе утро, Артур!

Доброе! - ответил я, потянувшись и обнаружив, что тело по-прежнему ноет.

Как вам спалось прошлой ночью? - она проверила шприц, лежавший на подносе с завтраком.

Прекрасно. - не соврал я.

После ночной оргии я так устал, что отрубился почти мгновенно и спал, как ребёнок в продолжение всего тёмного времени суток.

Вам следует поскорее позавтракать, ибо мы на Лоре и советник уже справлялся о том: не проснулись ли вы? - девушка нажала на кнопку на дистанционке, снимая защитное поле.

Как на Лоре? - вскрикнул я. - Мы же летели всего только ночь!

Доктор снова улыбнулась.

Вы отстали от жизни, Артур.

Сказываются полтора года, проведённые в тюрьме. - задумчиво произнёс я, подставляя Алисе руку для того, чтобы она могла вколоть мне содержимое шприца.

Честно говоря, такое быстрое прибытие не входило в мои планы. Полтора года назад путешествие из Неизвестной Туманности до Лоры заняло бы не менее суток. И это на самом быстроходном космолайнере Новой Галактики. Старею!

Что это? - спросил я у женщины моей мечты после того, как она опустошила шприц.

Витамины. - ответила та. - Вам предстоит нелёгкий день.

Я кивнул и попытался посмотреть на пол, где покоился поднос с едой.

А что у нас сегодня на завтрак?

Алиса подняла поднос и я, рассмотрев его содержимое, поморщился. Завтрак, конечно, был настоящим завтраком, но никак не для взрослого мужчины. Йогурт, персик, банан и апельсиновый сок вот, что должно было поддерживать меня до обеда.

То ли МСБ экономит на еде, то ли меня просто решили уморить голодом. предположил я.

Алиса рассмеялась и сказала:

Зато здесь много витаминов.

Лучше бы здесь было полно холестерина, жиров и остальной вредной фигни, но это был бы нормальный завтрак. - отшутился я.

Не привередничайте, Артур. - надула губки блондинка. - Как ваш лечащий врач я не могу позволить вам губить свое здоровье.

Хорошо. - кивнул я, опуская пластмассовую ложечку в жидкую массу йогурта. Я вам сегодня, Алиса, уже говорил, что вы прекрасно выглядите?

Ещё нет. - улыбнулась девчонка-суперобложка.

Тогда знайте: вы сегодня прекрасно выглядите.

Спасибо. - слегка наклонила головку доктор.

Не за что. - пожал я плечами.

Минут за семь я покончил со своим скудным завтраком. Не успел я этого сделать, как стальная дверь отъехала, и в моей камере появился советник, облачённый в форму спецназа, но без погон. На поясе болталась кобура с лазером. За ним вошёл вчерашний майор и остальные солдаты, двое из которых толкали висящее в пяти сантиметрах от пола инвалидное кресло.

Стоящие на посту солдаты молча отдали честь, после чего Ульверг посмотрев на Алису, которая вытянулась по струнке, сказал:

Доктор, вы свободны.

Блондинка быстро взяла поднос и вышла из камеры.

Что касается вас, Камин, то во-первых: доброе утро. - обратился советник уже ко мне.

Доброе. - не стал возражать я, тем более, что в целом он был прав.

Утро-то было добрым, но вот каким будет день и вечер я не знаю.

Как вы уже должно быть знаете, мы на Лоре, а следовательно, согласно нашему с вами договору вы обязаны сказать мне частоту маяка, который прикреплён к рублю.

Конечно, советник. - здесь я тоже не имел никаких возражений. Я умею держать данное слово. - Надеюсь, что вы также помните о данном вами обещании.

Ульверг расслабился и усмехнулся:

Конечно, Камин. - передразнивая меня произнёс он и кинул солдатам.

Те, повинуясь, подвезли кресло к "гробу" и посадили меня в него. Наверное, со стороны я выглядел очень глупо: в белой с зелёными полосками пижаме, в инвалидном кресле, окружённый плотным кольцом бойцов спецназа, поэтому я обратился к Ульвергу.

Советник, вы не считаете, что мне следует переодеться?

Зачем? - искренне удивился тот. - Вы же всё равно скоро умрёте.

Железная логика.

Я просто подумал, что быть может в Земле Долгой Смерти мода на пижамы уже прошла. - съязвить - святое для меня дело.

Частоту! - жёстко, никак не отреагировав на мои слова, произнёс советник.

Я решил, что, пожалуй, пора ему сказать эту чёртову частоту.

Семь и три на низкочастотных волнах в системе Перена.

Ульверг удовлетворённо улыбнулся и вышел из камеры, а меня вновь, как и вчера, обступили со всех сторон спецназовцы и повезли вслед за ним. В коридоре я понял, что хочу в туалет, о чём сразу же сообщил майору:

Эй, майор, здесь есть клозет?

Да. - ответил тот, и мы продолжили движение.

Я даже рот открыл от неожиданности. Неужели он настолько туп, что не понял моих потребностей в толчке. Но я, как оказалось, был к нему не справедлив. В конце коридора у лифта наша процессия остановилась, и майор, приказав солдатам оставаться на месте, принял управление моим креслом и повёз меня дальше. Через несколько метров мы остановились около ярко-жёлтой двери с нарисованным на неё толчком. Подхватив меня под руки, словно тюфяк, командир влез в узкий для его туши проход, посадил меня на толчок и, сложив руки на груди, остался стоять рядом.

Командир, я думаю, что ты не увидишь ничего интересного. - попробовал я таким образом убедить его покинуть помещение.

Безуспешно! Ни один мускул на его лице не дрогнул. Ещё несколько минут посмотрев на него я решил, что раз он не стесняется смотреть на меня в такой интимный для каждого человека момент, то мне уж точно нечего стесняться его.

После того, как я закончил свои дела мы вернулись к конвою, спустились на лифте на первый уровень и вышли на улицу. Здесь было светло и жарко. Очень жарко. Жало - так прозвали звезду, вроде Солнца, которая находилась в порой опасной для человечества близости от Лоры. Температура на этой планете достигала ста двадцати градусов летом и никогда не опускалась ниже тридцати пяти зимой. Сейчас февраль. На Лоре зима, и градусник судя по струйкам пота, стекавшим по лицу советника, которого мы встретили у выхода, показывал где-то около сорока пяти-сорока семи градусов выше нуля.

Наш гигант приземлился на просторной площадке без каких либо признаков растительности. Больше космолётов не было, что позволило мне предположить, что они болтаются где-то на орбите.

В левой руке Ульверг держал какой-то прибор, неизвестно что показывающий или измеряющий, в правой дымилась сигарета, около губ был зафиксирован микрофон. Рядом с ним стоял щупленький очкарик, по виду техник, в нелепых оранжевого цвета шортах и салатовых кроссовках. Он что-то увлечённо рассказывал советнику, тыча пальцами в прибор и время от времени сторонясь выпускаемого советником дыма. Сам же Ульверг внимательно слушал хлюпика, изредка кивая головой. Вскоре и я почувствовал жару: по лбу начали стекать на нос и губы струйки пота, а пижама стала прилипать к телу. Откуда-то со стороны, рассекая плотный круг из солдат, появилась Алиса в тёмных очках и нахлобучила мне на голову белую бейсболку, такая же красовалась и на ней самой.

Значит так, - к нам подошёл Ульверг, всё ещё сосредоточенно рассматривающий прибор поиска. - до цели нам идти около семи километров, так что без фокусов! он внимательно посмотрел на меня.

Каких фокусов вы ждёте от инвалида, советник? - улыбнулся я.

Клоун. - сплюнул Ульверг и отошёл в сторону, чтобы от дать приказ, стоявшим в стороне офицерам.

Те, внимательно выслушав его, бросились к своим солдатам, и вскоре все, кто находился на пустыре были готовы к походу. По моим подсчётам это расстояние мы должны были покрыть за полтора, от силы два часа. Привалов, вероятно, делать не будем, так как советнику не терпится поскорее добраться до монеты, которая обеспечит ему очередную медаль, премию и благосклонное расположение начальства. Что ж, его можно понять.

Из одного из грузовых отсеков космолёта начали появляться на белый свет бронетранспортёры, грузовики и даже небольшой танк. А я, идиот, думал, что все пойдут пешком. Как же! Разбежался! Все части быстро погрузились и из отсека выехал джип, в котором помимо водителя восседал и советник. Джип подъехал к нам и в него тут же взобралась Алиса, потом и меня, вытащив из инвалидного кресла, посадили рядом с ней на заднее сидение. Честно говоря, я был рад такому соседству, но тут с другой стороны меня подпёр майор из моего конвоя и сломал весь кайф.

Остальные охранники моего наполовину безжизненного тела погрузились в БТР, и колонна двинулась. В голове её мчался джип, за ним конвойный БТР, после два грузовика с солдатами, позади ещё три БТРа, а в самом конце ехал танк. Мне было смешно. Лора считалась безжизненной планетой, следовательно никто на нас не должен был нападать, никто не мог помешать нам в нашем путешествии, но советник почему-то взял с собой чуть ли не целый полк мсбэшников, хотя мог бы обойтись одним БТРом охраны. С другой стороны, если здесь действительно таилась какая-то опасность, то грузиться начали бы прямо на космолёте. Впрочем, какая мне разница! Лучше бы думал о скорой поездке в Землю Долгой Смерти. Хотя об этом думать тоже не очень хотелось. И вообще, не очень-то удобно заниматься размышлениями, когда тебе в правый бок упирается дуло лазера. Я решил, что, пожалуй, надо поболтать.

Советник, скажите. - обратился я к Ульвергу, который смотрел по сторонам, изредка сверяясь с прибором. - Как вам удалось узнать, что я нахожусь в Неизвестной Туманности?

Очень просто. - он закурил и повернулся ко мне. - Ещё в тюрьме в ваше тело был введён маячок, который и показывал нам ваше местоположение.

А как вам тогда удалось всё так подстроить там?

В Туманности? - затянулся Ульверг.

Да.

Это было не просто. - мне показалось, что он даже помрачнел немного. Разыгрывая тот спектакль мы потеряли много людей.

Я задумался на некоторое время. Что-то тут не так! Стали бы они так стараться ради того, чтобы снова посадить меня и достать какую-то жестянку, представлявшую ценность только для коллекционеров. Пусть даже она и стоит несколько миллиардов мегабаксов, но уж чего, а денег у МСБ и Главного управления расследования преступлений против рас и наций Новой Галактики всегда хватало.

Ульверг, - я посмотрел прямо в глаза, курящего. - Объясните, что тут не так! Вы бы не стали так стараться ради такой фигни, как многовековой кусок металла.

Советник отвернулся и снова начал смотреть по сторонам. Я ждал. Тот докурил, выбросил окурок, снова взглянул на прибор и щёлкнув каким-то рычажком на ободе микрофона предупредил едущих сзади:

До цели полтора километра. Всем приготовиться!

Отключив микрофон он повернулся, посмотрел на Алису, на майора и только потом, переведя свой взгляд на меня, сказал.

Вы правы, Артур. Это не просто монета.

А что же тогда? - заволновался я.

Источник информации, замаскированный под рубль.

Какой информации? - то ли советник был терпеливым человеком, то ли любил отвечать на вопросы, то ли просто сжалился над почти трупом.

Не знаю. - он сделал паузу. - Никто не знает.

Он же был у вас! Какого чёрта вы не узнали, что там?

К этой жестянке в своё время прилагалась записка, которая гласила, что информацию нужно будет расшифровать только через девятнадцать лет. До этого времени она не имеет никакой ценности.

Чушь какая-то! - воскликнул я. - Почему вы держали её в музее, а не у себя?

А зачем? - вопросом на вопрос ответил Ульверг. - Миллиарды туристов со всей Новой Галактики прилетали, чтобы посмотреть на последний осколок навсегда исчезнувшего времени. Вам ли не знать, что не осталось ни одной вещи того периода, когда рубли ещё были национальной валютой Земли. МСБ живёт не только на деньги бюджета.

Советник замолчал и достал очередную сигарету. Затянувшись он продолжил.

К тому же, когда эта вещь на виду, а не прячется как зеница ока, она не вызывает лишних вопросов. Вы ведь не знали, что украли источник бесценной информации, вы думали, что спёрли монету, так ведь?

Да. - честно признался я.

Тема для разговора была исчерпана. Я сидел и думал, что я круглый идиот, советник сидел и думал о том, сколько нам ещё осталось ехать, о чём думали Алиса и майор я не знал.

В тот момент, когда я подошёл к пику раздумий о собственной тупости, Ульверг отдал водителю команду остановиться. За нами остановилась и вся колонна. Я поднял голову и огляделся. Что же, милое местечко. Мы стояли у края большого, с полкилометра в диаметре, кратера. Он был почти правильной формы круга. Внизу был очерёдной пустырь, а вот в стенах можно было различить множество широких проходов. Куда они вели - неизвестно!

Ульверг вылез из джипа, подошёл к самому краю и начал осторожно спускаться, благо наклонный спуск позволял делать это с лёгкостью. Когда до подножия оставалось метров двадцать он остановился и приложив к глазам бинокль стал осматриваться. Минуты через две он опустил бинокль и поднялся наверх.

Забравшись обратно в джип он щёлкнул рычажком на ободе и отдал приказ:

Всем, кроме тридцать пятой, вниз! - он кивнул водителю, и наша машина первой покатилась в жерло кратера.

Достигнув подножия водитель немного притормозил, но Ульверг указал ему направление, и он снова повёл машину вперёд. Окончательно мы встали где-то метрах в трёхстах от начал пустыря. Рядом расположились два грузовика, три БТРа и танк, который встал немного в стороне.

Из грузовиков начали выскакивать солдаты, и подчиняясь командам своих офицеров, строиться. Ульверг покинул джип и куда-то ушёл, за ним вылез майор. Некоторое время спустя меня тоже вытащили и снова посадив в кресло окружили плотным кольцом. Я поискал глазами советника и нашёл его, что-то растолковывающего офицерам, указывая им на экран прибора, с которым теперь не расставался. После инструктажа он показал рукой вперёд, на одну из дыр. Кстати, при ближайшем рассмотрении они оказались и вовсе очень большими. Метров десять высоту и пятнадцать в ширину.

За всем происходящим здесь наблюдать было очень весело, одно огорчало: куда-то делась Алиса. Впрочем, то, что начало происходить дальше отвлекло меня от грустных мыслей.

В тот проход, на который показывал Ульверг, начали вбегать солдаты, за ними поехала БТР, а за ней в свою очередь двинулась и ещё одна порция спецназовцев. Меня всё это радовало! За маленьким кусочком металла прутся два взвода и один БТР, хотя хватило бы и одного человека. Стоп! Быть такого не может, чтобы рубль, который я сбросил на планету с высоты нескольких километров попал в глубь такой пещеры! Я повернулся, чтобы крикнуть об этом Ульвергу, но было уже поздно!

Из всех пещер мгновенно окружая нас посыпались толпы существ, вооружённых непонятным оружием, больше похожим на громадных размеров копья, но толщиной со ствол дерева приличных размеров и длинной метра три с половиной. Оружие подстать хозяевам. Существа были трехметрового роста, в два раза шире человека, толстые длинные ноги, оканчивающиеся ступнёй с двумя когтями впереди и одним сзади, крепкое туловище, с шестью конечностями, две из которых представляли собой лапы с шестью или более когтями ( я не сумел разглядеть как следует ) , ещё две были клешнями, как у краба, а оставшиеся две заканчивались наростами похожими на кулак со сросшимися пальцами размером с голову майора моего конвоя. Голов у чудовищ не было, зато имелись по два глаза, которые росли на гибких стеблях прямо из плеч. Надо отдать должное спецназу - они сориентировались мгновенно и сразу же открыли стрельбу. Существа падали, как подкошенные, но их было несметное количество. Они всё пёрли и пёрли из своих пещер. Первые ряды солдат были смяты, растерзаны, растоптаны ими. Страшные крики боли и ужаса огласили окрестности, но они были ничем по сравнению с дружным и холодящим кровь воплем, раздавшимся из пещеры, где скрылись спецназовцы ушедшие за монетой. Вопль был настолько страшен, что на пустыре прекратилась стрельба. Не знаю, что произошло бы дальше, так как чудовища и без того уже разбивающие в пух и прах лучшие части МСБ рванулись в атаку с новой силой, если бы не страшный взрыв, раздавшийся в пещере и превратившей её в настоящий ад. Вылетевший огонь выжег всё на своём пути. В языках пламени заживо почти мгновенно сгорели десятки людей и чудовищ. Загорелся один из грузовиков, водитель открыл дверь, чтобы выскочить, но едва он ступил на подножку, как машины взлетела на воздух.

Я рванулся вперёд и в сторону и вылетел из кресла. Вовремя! Некоторые из горящих обломков грузовика упали на солдат конвоя. Один так и не поднялся, ещё двое забегали кругами их одежда загорелась. Остальные конвойные принялись расстреливать подступавших отовсюду монстров. С БТРов раздавались пулемётные очереди. Начали действовать мощные заряды, выпускаемые из пушки танка. В воздухе запахло гарью, кровью, жаренным мясом и страхом. Я знал - это запах смерти. Он бывал разным, но я всегда узнавал его. Я никогда не боялся этого запаха, но теперь мне было страшно. Страшно потому, что я знал, что я беспомощен и никак не могу повлиять на создавшуюся ситуацию. Я пополз. Я не знал куда я ползу и, что мне это даст, но мне нужно было что-то делать. Вдруг кто-то схватил меня за ворот пижамы и перевернул. Я оглянулся. Это был майор. Со зверской ухмылкой он наставил на меня дуло своего десантного автомата, но в тот момент, когда он уже собирался нажать на спусковой крючок, выражение его лица изменилось. Ухмылка превратилась в гримасу боли. Позади него я увидел трёхметрового гиганта, который оторвал майору голову своей клешнёй. Глаза спецназовца всё ещё смотрели на меня, когда голова уже исчезала в большом беззубом рте чудовища. Я как завороженный смотрел на то, как сокращаются мышцы монстра, переваривая мозги моего недавнего надзирателя. Опомнился я только тогда, когда чудовище покончив с майором взглянуло на меня. Я огляделся, увидел рядом с собой безголовое туловище офицера и начал выдирать из его рук автомат. В тот момент, когда монстр уже протянул ко мне свою клешню я наконец справился со скрюченными пальцами покойника и наведя дуло на трёхметровую тушу нажал на спуск. Сработало. Существо свалилось около моих безжизненных ног. Я пополз дальше. Я видел как впереди монстры раскачивали из стороны в сторону танк, раскачивали как пушинку. Из железного гроба выбрался солдат и тут же свалился в лапы чудовищ, мгновенно его растерзавших. И тут из пушки танка вырвался заряд, который как нельзя неудачнее попал в один из БТРов. Машина взорвалась, заживо погребя в себе несколько человек. Монстрам наконец удалось свалить танк, но те, кто находился в нём приняли единственно правильное решение: очередной взрыв уничтожил окруживших танк. Как бы принимая эстафету взрывы начали раздаваться в разных частях поля боя, где ещё оставались живые солдаты. Они пускали в ход гранаты. А я продолжал упрямо ползти вперёд, стараясь не оглядываться. Несмотря на то, что был день в кратере было темно. Небо заволокло чёрным дымом, исходящим от взорванных машин.

Вдруг откуда-то сверху едва различимым силуэтом на поверхность около кратера опустился космолёт. Ещё не зная я чувствовал, что он несёт мне спасение. Я не видел тех, кто вышел из него, но я увидел след от плазменной ракеты, что превратила в куски оплавленного железа БТР, стоящий на краю. И вот тогда я встал:

ДА! ДА! ДА! Я встал на ноги и пошёл. Точнее попытался идти, но упал. Снова встал и снова упал. На третий раз моя попытка увенчалась успехом и я пошёл, а потом побежал вперёд. Навстречу моему спасению. Подхватив по пути ещё один штурмовой автомат я начал стрелять в чудовищ, сметая всех на своём пути. Под заряды, выпущенные мной, попадали и монстра и солдаты, но мне было всё равно. Главное, чтобы выжил я!

Двое начали спускаться по песку в жерло кратера. Один из них оступился и кубарем полетел вниз.

Васька! - заорал я.

Парень встал и начал отряхиваться.

Родриго! - это я уже прошептал, сорвав голос на первом крике.

Двое достигли дна и начали стрельбу. Стрелял и я. Расстояние между мной и ними сокращалось, но тут краешком глаза, где-то справа я увидел Алису. Девушка и ещё два солдата яростно отбивались от наступавших чудовищ. Силы их явно убывали, чего нельзя было сказать о монстрах, которые шли напролом. Я резко повернул к ним. Меня занесло на повороте и я пропахал носом землю. Поднявшись я упёрся в грудь(если это можно так назвать) одного из гигантов. Не удосужившись спросить, что ему от меня надо я завершил нашу короткую встречу выстрелами сразу из двух автоматов. Метод действенный, ничего не скажешь! Дорога снова была свободной. На ходу стреляя в монстров, что невыгодно для них стали ко мне спиной, я прорвался, наконец, к блондинке. Схватив её за руку я подмигнул:

Ну, что, красавица, прокатимся?

Алиса улыбнулась.

Сзади послышался крик:

Артур, мать твою, хватит фигнёй страдать, давай быстрее! - это был Родриго.

Они с Васей всё-таки обнаружили меня и теперь отражали за моей спиной атаки трёхметровых.

Что касается солдат, с которыми была Алиса, то они уставились на меня с тупыми выражениями лиц. Такие долго не живут, поэтому я со спокойной душой отправил их на тот свет двумя выстрелами почти в упор. Закончив с этим я обратился к девушке:

Бежим!

Она послушно побежала за мной, крепко сжимая мою руку.

С тобой одни проблемы! - радостно сообщил мне Родриго, приканчивая очередного монстра, когда мы поравнялись с ним.

Ну так! - парировал я. - Васька, сваливаем!

Ага! - откликнулся тот и бросился бежать к космолёту.

Однако, чудовища и не думали отступать. Они помчались за нами, и, честно говоря, взбираться в гору у них получалось лучше, чем у нас. Мы спасались только за счёт собственной меткости. Через минуту мы были наверху и со всех ног кинулись к открытому входному люку треугольного космолёта оранжево-жёлтой окраски. В проёме с озабоченным видом стоял Жуля. Не долго думая я втолкнул Алису внутрь, влетел туда сам, за нами внутри оказались Вася и Родриго. Космолёт взял старт тут же. Люк закрылся и я прислонившись к стенке закрыл глаза и отдышался.

Стареем! - откликнулся Васька.

Все дружно засмеялись.

Несколько минут мы просто сидели прислонившись спинами к стенкам и молчали, потом как по команде поднялись и бросились обниматься.

Это Алиса. - представил я свою спутницу, когда мы закончили ритуал приветствия.

Родриго. - коротко отрекомендовался бородач.

Он тоже доктор. - сказал я Алисе.

Зря, как оказалось. Найдя общую тему для разговора эта парочка трепалась весь вечер.

Это Василий. - я указал на парнишку.

За то время, что я его не видел он возмужал и повзрослел. Теперь он был уже не слюнявым мальчишкой, а настоящим мужчиной. Пожалуй, из него выйдет неплохой авантюрист.

Артуру, как всегда достаётся самое лучшее. - заявил Васька.

Ах ты: - я шутя замахнулся на него.

Из-за спин товарищей скромно высунулся Жуля.

А это Жастер Умар Луис Ятанга.

Жуля. - скромно вставил толстяк.

С каких это пор ты такой скромный? - спросил я.

Жуля укоризненно посмотрел на меня, и я продолжил:

Жуля - настоящий дворянин.

Поддерживая свою репутацию толстяк поцеловал руку Алисе и сказал, обращаясь ко мне:

Там в командной рубке тебя кое-кто ждёт.

Я тут же бросился туда, так и не выпустив руки блондинки из своей.

За огромным пультом, в большом для неё кресле сидела Ларти, нажимая на этом самом пульте какие-то кнопки. Услышав, что в рубку кто-то вошёл она повернулась и внимательно посмотрела на меня. Я выпустил руку Алисы и подошёл к девчушке. Позади меня я услышал голос девушки:

Это твоя дочь?

При этих словах Ларти как-то вся смутилась и съёжилась, как будто ожидала удара. Она жалобно смотрела на меня. Я улыбнулся и сказал:

Да! Это моя дочь!

Ларти тут же соскочила с кресла и метнулась ко мне. Ловко подпрыгнув она обняла меня и заплакала. Я с необыкновенной нежностью обнял её и сказал:

Ну, что ты, дочурка! Я же жив! Я с тобой! Не плачь!

Паа-аа-апа! - рыдала Ларти.

Я гладил её по волосам и крепко обнимал. Минут через десять Ларти успокоилась, но с моих рук не слезла. Я повернулся к ребятам и увидел плачущих Алису, Жулю и Васю. Один Родриго стойко держался. Прислонившись к стенке он улыбался глядя на нас всех. Я подмигнул ему. Алиса бросилась ко мне и тоже обняла меня. Её примеру последовали толстяк с Василием, а потом и Родриго. Не знаю сколько бы так мы стояли обнявшись, если бы девчушка тихо не сказала:

Папа, у тебя маяк и нас скоро найдут.

Я понял в чём дело и тут же прекратил все телячьи нежности. Ульверг(ныне, видимо, уже покойный ) говорил что-то насчёт маячка в моём теле, а следовательно вычислить куда мы летим не составит никакого труда, тем более, что на орбите болтается несколько космолётов МСБ.

Компьютер, что там плавает рядом с нами?

В нескольких десятках километров от нас следуют три космолёта с опознавательными номерами МСБ. - ответил мне приятный женский голос. - Есть радиосообщение с борта ведущего колонны. Включить звук? - осведомился компьютер.

Да. - крикнули сразу все хором.

В динамиках послышались помехи, а потом раздражённый и злой мужской голос сказал:

Артур Камин, немедленно прекратите движение и сдайтесь властям. В противном случае вы будете уничтожены!

Я задумался. Скорее всего они говорили правду, а значит решать надо было быстро.

Родриго! - повернулся я к бородачу. - Откуда у вас эта жестянка?

У пиратов взяли! - откликнулся тот. - Ты у них прямо культовый герой! Как только они узнали, что это для тебя, они тут же выделили нам самый быстрый космолёт, что у них был:

Подожди. - прервал я его. - За вами же была слежка. Как вам удалось оторваться?

Какая слежка? - удивился Жуля, занявший кресло второго пилота.

Вот падла! - выругался я. - Ульверг блефовал! Нет, ну не сволочь!

Моему негодованию не было предела, но теперь не время выяснять насколько лживым оказался советник, тем более, что он уже труп.

Тем временем в радиоэфире появилось очередное сообщение:

Артур Камин, у вас есть десять минут, чтобы сдаться! После этого вы будете уничтожены!

Я резко повернулся к Родриго:

Сколько времени нужно, чтобы вытащить из меня маяк?

Если не будешь дёргаться и плакать, то минута не более. - улыбнулся нулянин

Отлично! Можешь приступать.

Ну, не здесь же. - приподнял брови бородач.

Ларти, ты за старшую. - кивнул я девочке, которая тут же снова забралась на кресло первого пилота.

Я, родриго и Алиса вышли из рубки и зашли в первую же дверь налево. Здесь было что-то на подобие каюты: койка, стол, умывальник и шкафчик на стене.

Ложись! - приказал мне Родриго.

Я послушно свалился на койку.

Перевернись на живот!

Он что? У меня в заднице? - я повернул голову и недоумённо посмотрел на доктора.

Нет. Под лопаткой.

За то время пока я расстёгивал рубашку пижамы Родриго достал из шкафчика скальпель, спирт, пинцет и специальную мазь, действие которой я представлял себе плохо, но знал, что она способствует скорейшему заживлению ран.

Ты готов? - спросил бородач, смазывая кожу на лопатке.

Ага! - ответил я, и тут же Родриго коротким взмахом сделал на моей спине небольшой разрез.

Пока он орудовал пинцетом я спросил у Алисы:

Детка, просвети, почему я вдруг снова стал бегать, как заяц от охотника?

Всё очень просто. Ты был парализован не в следствие нарушений опорно-двигательного аппарата, а по причине болевого шока.

Не понял. - честно признался я, когда доктор уже перестал копаться во мне.

Твоё стремление выжить, милый, там на Лоре вывело тебя из шокового состояния, и ты снова стал ходить. - ласково произнесла блондинка.

Теперь ясно. - кивнул я, когда Родриго закончил возиться с мазью и разрешил мне встать.

Вот эта штука и есть маяк. - сказал он, продемонстрировав нам с Алисой небольшой прямоугольник, зажатый в лапках пинцета. - Ты сам его раздавишь? спросил меня бородач.

Нет. - ответил я, ухмыльнувшись. - У меня есть идея получше.

Я взял у Родриго маяк и первым вышел из каюты. Пройдя в рубку управления я сказал:

Компьютер, полная остановка всех двигателей.

Есть, командир. - ответила умная машина.

Ты что делаешь? - закричал Жуля.

Спятил! - уверенно заявил Вася.

Алиса и Родриго недоумённо посмотрели на меня. Одна лишь Ларти ничего не сказала и не сделала. Она по-прежнему сидела в кресле. Только после того, как все высказались она повернулась и сказала:

Они идут клином, так что может выгореть. - после некоторой паузы она продолжила. - С оружием всё в порядке.

Отлично! - улыбнулся я и вышел из помещения.

Проследовав в хвост космолёта я зашёл в отсек, где стояла небольшая спасательная капсула. Открыв входной люк я бросил внутрь маяк и вышел из отсека. Вернувшись назад в рубку я увидел на экране заднего вида ровный клин из семи космолётов чёрного цвета с ярко-зелёными огнями на корпусах.

Компьютер, расстояние до ведущего космолёта.

Десять километров, командир.

Продолжать диктовать расстояние.

Девять пятьсот. - через секунду. - Девять.

Поворот на сто восемьдесят градусов. - я подошёл к пульту управления.

К тому времени, когда был завершён поворот я уже сидел в кресле первого пилота, которое мне любезно освободила Ларти.

Привести всё оружие в состояние полной боевой готовности.

Есть, командир. - ответила машина. - Расстояние четыре километра.

Ракеты левого борта направить на первый космолёт правого звена, ракеты правого на первый космолёт левого. - отдал я приказ и продолжил. - Навести протонную торпеду и главный лазер на головной космолёт противника.

Есть, командир.

В воздухе повисла тишина.

Что ты делаешь, чёрт тебя дери? - спросил Родриго.

Шлю последний привет мсбэшникам! - радостно откликнулся я.

В наш разговор вмешался бортовой компьютер:

Командир, звено космолётов остановилось в трёхстах метрах от нас.

Сразу после этого из динамиков послышалось:

Артур Камин, приготовиться к стыковке, лечь лицом на пол, руки за голову и в таком положении дожидаться:

Я не стал дослушивать до конца эту реплику и громко произнёс:

Полный вперёд!

Взревели двигатели и нас понесло прямо на головной крейсер МСБ.

Огонь! - заорал я, что есть силы.

Чёрное небо засияло красно-жёлтым - цветом ада, цветом смерти: Из динамиков до моего слуха донеслось:

Что за: - на этом крик оборвался.

Понимая, что ещё несколько десятков метров и мы влетим в обломки сразу трёх космолётов я закричал:

Вниз! - и наша жестянка послушно последовала туда. - Отстрел спасательной капсулы.

Есть отстрел спасательной капсулы.

Я перевёл дух и теперь уже спокойно сказал:

Курс на Пояс Весёлого Роджера.

Глава восьмая, про Весёлого Роджера, джентльменов удачи и конец истории.

Всего через двое суток, успешно преодолев все патрули МСБ, наш космолёт появился у гряды искусственных астероидов, являющихся границей владения пиратов - самого главного врага Межпланетной Службы Безопасности. Динамики в рубке управления, где в этот момент находились я, Алиса и Родриго, оживились и приветливый молодой голос произнёс:

Приветствую вас, уважаемый Артур, и ваших товарищей в наших владениях. Рады, что вы не отдали душу дьяволу раньше времени: она вам ещё пригодится.

Кто это? - спросил я.

Простите, забыл представиться. Адмирал пиратского флота Весёлого Роджера Александр Нардайо.

Почту за честь увидеться с вами, адмирал. Будьте так добры, откройте ворота.

Конечно! - с готовностью согласился Нардайо и отдал какие-то команды, отключив после этого связь.

Астероиды на большом экране в рубке, к удивлению Алисы, начали расходиться в стороны. Откуда было знать обыкновенному майору-врачу МСБ, что на самом деле это не простые камни, а пилотируемые космолёты, которые в любой момент могли открыть огонь по любому приблизившемуся на опасное расстояние предмету.

Пролетев после пояса ещё несколько минут мы были встречены целой эскадрильей пиратов на космолётах с черепом и костьми на бортах, которые проводили нас до небольших размеров жёлто-бело-зелёной планеты и оставили нас только тогда, когда за свою работу принялись планетарные компьютеры автоматической посадки.

Буди ребят. - обратился я к Алисе, которая послушна направилась к каютам, в которых спали Жуля, Вася и Ларти.

Ну что, Артур, начинаем новую жизнь? - спросил, хлопнув меня по плечу, Родриго.

Да, дружище, похоже на то!

Честно говоря, после всего пережитого чувствовал я себя столетним стариком, а если следовать известной поговорке, то и выглядел также хреново.

Через десять минут все мы уже стояли ( кроме Ларти. Она на правах любящей дочери примостилась у меня на плечах. ) около входного шлюза в новеньких серебристых пиратских комбинезонах немного помятые произошедшим с нами, но зато счастливые до кончиков ушей.

Люк шлюза открылся, мы вышли наружу и оказались на покрытии космодрома, где наш космолёт затерялся среди сотен других. К нам бежали какие-то люди. На большинстве были такие же комбинезоны, как и на нас, но некоторые были облачены в тёмно-красные. У них в отличие от других помимо пистолета сбоку на поясе, были ещё и короткоствольные лазеры на плече. Должно быть служба безопасности. Дисциплина у пиратов, как ни странно, всегда была на высоте.

Вся толпа остановилась на почтительном расстоянии от нас, но от неё тут же отделился молодой парень и подошёл ко мне, протянув руку.

Адмирал Нардайо. - представился он на чистейшем русском и добавил. - Ваш соотечественник, Артур.

Я с удовольствием пожал ему руку и в свою очередь сказал:

Рад знакомству, адмирал. Вы я думаю меня и некоторых моих друзей знаете, а это, - я притянул к себе за руку Алису, которая тут же прижалась ко мне, - Алиса Богданова.

Очень приятно. - Александр поклонился и галантно поцеловал руку блондинке. - Привет, Ларти! - непринуждённо добавил он, махнув рукой девчушке, и, повернувшись к толпе, сказал: - Чего ждёте? Встречайте героев!

Все тут же ринулись на нас с дикими криками и воплями, паля на бегу в воздух и стали качать на руках. Вся церемония затянулась минут на пять, и только когда я начал всерьёз беспокоиться о сохранности своего старческого желудка, нас не опуская понесли в стоящий неподалёку терминал. Поставив, наконец, всех на пол около большого зала толпа рассеялась. Остались только мы, адмирал и несколько человек, судя по количеству разноцветных треугольников на их комбинезонах офицеры старшего звена. У пиратов ты получал звания только за сбитые космолёты разных типов.

Все вскоре вошли в просторное помещение с накрытым столом, который ломился от различных яств со всей Новой Галактики. Мы и офицеры расселись вокруг стола: я с одного конца, адмирал с другого - напротив, и закончив церемонию представления дружно выпили за наше успешное возвращение, после чего заговорила самая старшая из находящихся за столом: седая женщина лет сорока пяти-сорока восьми, ещё не утратившая своей красоты. Звали её Рошери Зонд и судя по количеству треугольников на её комбинезоне ей не зря дали прозвище Отчаянная.

Не скрою, уважаемый Артур, что для многих наших ребят вы живая легенда, а потому ваш прилёт на базу стал очень важным событием и, безусловно, поднимет боевой дух джентльменов удачи. Также не буду отрицать того, что вы свободный человек, вор, - улыбнулась она, - и даже здесь вольны делать всё что угодно, а потому можете без последствий покинуть базу, но мы всё же просим вас и ваших друзей остаться.

Она села, провожаемая восхищённым взглядом Жули, заставившим меня ехидно усмехнуться, а её место занял адмирал.

Сейчас, Артур, мы вводим много новых новшеств в нашей структуре и одним из них является создание специального отряда, который будет заниматься кражей ценностей и антиквариата в Новой Галактике. Нам нужен опытный руководитель, как вы. Мы в свою очередь создадим вам все условия для проживания: вы не в чём не будете нуждаться и всем здесь найдётся место. - он замолчал, ожидая моей реакции.

Немного склонив голову набок я смотрел на пустое дно своего хрустального бокала, думая, что наверняка соглашусь, но вслух сказал:

Благодарю за оказанное доверие, адмирал, Рошери. Я подумаю над вашим предложением, а сейчас давайте веселиться. Всё-таки как никак мы вырвались из настоящего пекла!

Общий гул одобрения прошёл над столом!

Что было потом? А потом всё было просто отлично! Я, конечно, согласился занять пост руководителя вновь созданного отряда. Мои ребята превосходно работают по всей Новой Галактике, принося много беспокойства Межпланетной Службе Безопасности. Мы с Алисой поженились и усыновили Ларти.

Моя любимая жена работает вместе с Родриго, который так и не остепенился, в главном госпитале на той планете, где мы поселились. Сотни пиратов обязаны своими спасёнными жизнями ей и моему лучшему другу.

Жуля и Рошери тоже связали себя брачными узами. Отчаянная всё также неугомонна и часто вылетает на самые опасные задания, а бывший дворянин вынужден дожидаться её дома, волнуясь и нянча двух близнецов: мальчика и девочку, названных в честь меня и Алисы, и для которых мы являемся крестными.

Васька вошёл в мою группу и стал самым знаменитым вором современности во всей Новой Галактике. Пока ещё не женился, но дело к этому идёт.