/ Language: Русский / Genre:love_short

Грезы у новогодней елки

Кейт Хоффман

Новогодние праздники. Наряженная елка. Ожидание подарков. Не это ли объединяет всех нас, живущих на земле? И еще вера в чудо! А когда же и случаться чуду, как не под Новый год? Именно в эту волшебную ночь мы полны надежд на то, что сбудутся наши самые заветные мечты, что придет любовь, да не мимолетная, а такая, чтобы длилась всю жизнь.

Кейт Хоффман

Грезы у новогодней елки

ПРОЛОГ

Пятью годами ранее

— Аляска. Последняя великая граница.

Тэннер О’Нейл разложил потрепанные бумаги прямо на баке. Разобрать написанное было невозможно.

— Я знал, что у моего дяди там какая-то собственность, но никогда не думал, что он оставит ее мне.

Джо Бреннан вытер лицо краем футболки, уселся позади Тэннера и вытянул ноги.

— Аляска, — пробурчал он. — Край света. Что ты там забыл? Медведи, охотники и холод — и ни одной красивой женщины. С тем же успехом ты мог бы податься в монахи.

— Хватит с меня женщин, — отрезал Тэннер. — Дженис была первой и последней. Я все обдумал, Аляска — то, что мне надо.

— Красивая страна.

Оба как по команде подняли глаза и увидели Кайла Хокинса, который возник перед ними с баскетбольным мячом в руках. Хок всегда считался молчуном, человеком бывалым и загадочным. Неизвестно было ни чем он занимается, ни на что живет, и тем не менее это был самый надежный на свете человек.

— Ты бывал и там? — осведомился Тэннер. Хок пожал плечами.

— Приходилось. Джо фыркнул.

— Что ты там будешь делать один? Через пару недель пошлешь свою Аляску ко всем чертям и вернешься.

Тэннер только улыбнулся. Все эти дни, с того самого момента, как он получил письмо от дядиного поверенного из Фэрбенкса, он не переставал думать об этом. Среди бумаг было несколько фотографий: необъятные земли вдоль Юкона, грубо срубленный дом, стоящий на берегу Холостяцкой бухты, в миле от крохотного городишки, названного когда-то Мьюлшу, Подкова Мула.

— Может быть, вы, ребята, составите мне компанию?

Джо засмеялся.

— Ну конечно! — воскликнул он. — Тэн, ты с ума сошел! Ты сам-то представляешь нашу троицу на Аляске? Да на что мы там жить будем?!

Тэннер порылся в бумагах.

— Вот, смотри! Здесь большой дом и пара хижин поменьше прямо в бухте. И земли до самого Юкона. Я собираюсь превратить это место в гостиницу для туристов-охотников. Но мне понадобится, во-первых, пилот. В армии ты же водил самолет? — Тут он с надеждой взглянул на Джо.

— Только транспортный. И ведь это был не мой самолет.

— Я знаю, где можно достать самолет, — бросил Хок.

Джо и Тэннер повернулись к нему.

— Значит, ты со мной? — воскликнул Тэннер. — Это здорово, потому что на тебя у меня тоже есть виды. Ведь нам понадобится проводник. И будь я проклят, если смогу найти кого-нибудь лучше тебя!

— Слушай, Хок, ты и в самом деле собираешься?..

По тону приятеля Тэннер понял, что потенциальный пилот у него в кармане. Джо не из тех, кто остается в стороне, когда намечается хорошая игра.

— Славная идея.

Джо недоверчиво покачал головой.

— Хок, речь же идет об Аляске! Ни приличных городов, ни цивилизации… ни женщин, — добавил он после короткой паузы.

— От женщин иногда полезно отдохнуть, — мрачно заметил Хок.

— А где мы возьмем деньги на этот проект века?

— У меня есть немного денег… — начал Тэннер, — да и ты…

— О деньгах не беспокойтесь, — произнес Хок. — На самолет у нас хватит.

Джо долго смотрел на Хока, потом сказал:

— Для начала надо бы купить что-нибудь подходящее для грузовых перевозок.

— Может быть, старенький «Оттер»? — предложил Хок.

Тэннер вытянул руку ладонью вниз и тихо сказал:

— Ребята из Обители в Холостяцкой бухте!

Джо накрыл его руку своей.

— Я точно спятил! — сообщил он. Рука Хока легла сверху.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

На открытом месте некуда было спрятаться от ледяного ветра. Тэннеру казалось, что даже кости промерзают насквозь. Снег облеплял ботинки и отчаянно жалил щеки. Солнце явно клонилось к закату, хотя было всего около двух пополудни.

— Похоже, зима пришла, — О’Нейл сделал попытку перекричать ветер.

Из-за самолета появился Джо Бреннан. Он тоже бросил взгляд на небо и повернулся к Тэннеру.

— А чему ты удивляешься? На Аляске бывает только два времени года, и одно из них — зима, — сказал он. — Да, темнота и грязь — это только начало. Обожаю местные зимы!

— Не будь циником. Есть два времени года: время клиентов и время затишья.

Тэннер улыбнулся не без гордости, вспомнив о том, чего им удалось достичь за эти пять лет. Прошедшее лето было, пожалуй, самым успешным. Они построили еще один домик для гостей, и с апреля по ноябрь ни один из них не пустовал. Рыболовы, охотники, просто любители дикой природы сменяли друг друга, оставляя приличные суммы и увозя восхитительные впечатления.

Хок стал настоящей легендой. Он обладал удивительной интуицией, знал, где ловится самая жирная форель, где лучше всего подстеречь неосторожного карибу, знал потрясающие места для хождения на плотах.

Джо стал настоящим полярным асом. Уже через год он вернул Хоку деньги, потом купил еще один самолет, а теперь заведовал тремя — Эскадрильей полярного медведя.

Что до Тэннера, у него хватало забот по дому.

Он нанял себе в помощь женщину из местных, Эдну, она занималась готовкой и уборкой. На нем была вся бухгалтерия; летом он был главным распорядителем и администратором, а зимой готовил дом и гостевые коттеджи к следующему сезону.

— Послушай, ты эти коробки приготовил для меня? — начал было Тэннер, но внезапно замолчал, едва подняв голову. Прямо перед ним стоял мальчик и разглядывал его сквозь круглые очки. Потом мальчик чуть улыбнулся. Из-под его вязаной шапки выбились песочного цвета вихры, на покрасневшей от мороза коже были видны веснушки. Он почти тонул в огромной куртке с надписью: «Чикаго Булз», а руки в перчатках сжимали яркий рюкзак.

— Эй, дружок, ты потерялся? Как тебя зовут?

Мальчик полез в карман куртки и с некоторым трудом вытянул оттуда мятые деньги.

— Отвезите меня на Северный полюс. Мне нужно увидеть Санту.

Тут только Тэннер взглянул на деньги. И обомлел. Он думал увидеть сэкономленные на мороженом детские сбережения, а увидел…

— У него тут почти тысяча долларов!

Лицо мальчика засветилось от радости.

— Значит, вы отвезете меня туда?

Тэннер выразительно глянул на Джо и вернул деньги мальчику.

— Слушай, приятель, где твои родители?

Верхняя губа мальчика задрожала, но он совладал с собой, только шмыгнул носом и сунул деньги в карман.

— Подумаешь, — пробормотал он, — я найду еще кого-нибудь. Мне очень надо на Северный полюс. Очень надо.

Он втянул голову в плечи, развернулся и двинулся к центральному зданию.

Тэннер смотрел ему вслед, пока он не исчез за углом ангара.

— Мрак, — буркнул Джо. — Но давайте не будем зря терять время и загрузим остатки…

Несколько минут спустя они уже уложили и перевязали все ящики, вернулись в ангар выпить кофе и послушать прогноз погоды.

— Я все беспокоюсь об этом пареньке, — сказал вдруг Тэннер, забираясь в кабину.

— Забудь о нем, — посоветовал Джо.

Тэннер уселся в кресло второго пилота и глянул в окно.

— Как он вообще сюда попал, черт побери?

Джо пожал плечами.

Самолет оторвался от земли и направился на восток. И как тогда, пять лет назад, когда он первый раз увидел Аляску, у Тэннера захватило дух: бесконечные снега и разрезающие их острые линии гор поражали первозданной чистотой рисунка. И снова он ощутил величие окружающей его природы. Теперь, живя в окружении этой потрясающей дикой красоты, он начал понимать и свое место в этом мире, и то, что другого мира ему не нужно. Аляска, как пробирающий до костей мороз, встряхнула его душу, и он знал, что никогда не уедет отсюда.

— Интересно, вернулся ли Хок? — спросил Джо. Три дня назад Хок отправился за охотником Верди Маккормаком. Вот уже несколько лет старик зимовал с ними в Холостяцкой Бухте, помогая по хозяйству по мере сил и рассказывая бесконечные истории о прежних временах на Аляске. Верди был местной достопримечательностью и их большим другом.

— Зависит от погоды, — ответил Тэннер.

Они летели на восток, небо постепенно темнело, но знакомый пейзаж не обманывал, он вел их вернее, чем компас. Тэннер взглянул на часы.

— Хорошо идем. Скоро будем на месте.

— Уже подлетаем? Здорово!

Тэннер и Джо, вздрогнув, обернулись. Знакомая голова выглядывала из-за пассажирских кресел. Мальчишка снял шапку, его светлые вихры торчали во все стороны.

Тэннер выругался вполголоса и отстегнул ремень безопасности.

— Как, черт возьми, ты попал в самолет?

— А вы не закрыли заднюю дверь.

— Джо, свяжись с Фэрбенксом, скажи, у нас на борту «заяц». Как тебя зовут, парень?

— А вам з-зачем? — неуверенно спросил тот. Тэннер постарался взять себя в руки.

— Надо найти твоих родителей. Они ведь, наверное, уже с ума сошли от беспокойства.

— Сэм. Сэм Логан. Но в аэропорту моих родителей нет.

— А где же они?

Мальчик упрямо сжал губы, и Тэннер решил, что ответа не будет. Но тот неожиданно заявил:

— У меня нет папы. И мамы тоже нет.

Тэннер бросил долгий взгляд на Джо. Затем поднялся, подошел к мальчику и, скрестив на груди руки, принялся рассматривать его.

— Похоже, наш «заяц» не желает идти на переговоры. Ну что ж, Бреннан, думаю, нам придется применить обычный способ — сбросим его вниз.

Джо хмыкнул.

— Погоди чуть-чуть. Я поднимусь повыше. — Он потянул штурвал на себя, и самолет пошел вверх.

Тэннер даже почувствовал себя виноватым, увидев испуганные мальчишечьи глаза.

— Вы что, правда хотите выбросить меня из самолета?

— Как мешок с прошлогодней почтой, — подтвердил Тэннер. — Так где ты живешь?

— В Чикаго, — быстро сказал Сэм.

— Джо, поднимись-ка еще повыше.

— Это правда! — затараторил мальчик. — Улица Эвергрин, дом тридцать шесть, квартира семь! Чикаго, штат Иллинойс!

— Что ты делаешь на Аляске? Как ты попал сюда? И где, черт возьми, твои родители?

— Я хотел найти Санту, — тихо произнес Сэм.

— И прилетел один?

Сэм кивнул.

— Мама думает, что я в Калифорнии, у папы. А папа думает, что я остался в Чикаго. Они не разговаривают друг с другом. Они развелись.

— Откуда у тебя деньги?

Сэм достал из кармана кредитную карточку.

— Из банкомата в аэропорту. Я знаю мамин шифр.

— То есть ты хочешь сказать, что прилетел из Чикаго на Аляску, а твои родители и не подозревают, где ты находишься? — Тэннер посмотрел на него недоверчиво.

— Зачем же ты так рвешься на Северный полюс? — поинтересовался Джо со своего места. — Ты же можешь увидеть Санта-Клауса в родном Чикаго в любом магазине.

— Они же не настоящие! Просто какие-то шуты в красных костюмах. А мне нужен настоящий. Мама говорит, что Санты нет. А я ей не верю.

— Долетим до Мьюлшу и оттуда позвоним твоей матери, — сказал Тэннер. — А потом ты отправишься домой.

— Не надо звонить маме! — закричал Сэм. Голос Тэннера посуровел:

— Ты забыл, как мы поступаем со строптивыми безбилетниками?

Он помог Сэму пристегнуть ремень безопасности и вернулся на свое место в кабине. Остаток полета прошел в тишине.

Они приземлились, когда последний краешек солнечного диска скрылся за горизонтом. Было всего три часа дня, но на небе начали загораться первые звезды.

Тэннер отстегнул ремень и оглянулся — мальчик спал.

— Эй, дружок, вставай!

Сэм резко выпрямился и потер глаза кулаками. Потом надел очки.

— Это Северный полюс?

Тэннер помог ему расстегнуть ремень.

— Это Мьюлшу. Сейчас мы поставим самолет, пойдем в дом и позвоним твоей маме.

— Нет, — заявил Сэм, скрестив руки на груди. Тэннер нахмурился.

— Что ты имеешь в виду?

— Давайте, — вызывающе продолжал Сэм, — что же вы меня не выкидываете?

Тэннер скрипнул зубами, обхватил мальчика за пояс одной рукой и поднял. Тот попытался вывернуться, но Тэннер только крепче сжал его.

— Я больше и сильнее.

— Мама! — завопил мальчишка.

Тэннер передал Сэма Джо, который был уже снаружи.

— А чем занимается твоя мама?

— Она дизайнер по интерьеру. У нее в Чикаго свое дело. «Интерьер» Джулии Логан… — Мальчик осекся, поняв, какую ошибку совершил.

— Итак, Джулия Логан, — с улыбкой повторил Тэннер. — Нет, шапку ты надень, а то здесь холодно. Грузовик там, подожди внутри, пока мы закончим с самолетом.

Сэм натянул шапку по самые брови и побрел к машине, таща за собой по снегу рюкзак. Тэннер застегнул куртку, надел перчатки и выпрыгнул из самолета.

— Придется присмотреть за ним, пока не приедет его мать, — вздохнул Тэннер. — Мальчишка хороший. Но что у него за мамаша? Какая мать отпустит своего ребенка на Аляску?

— Она и не отпускала, — напомнил Джо. — Ты же слышал, что выкинул этот прохвост.

Джо протянул ему край брезента, и они вместе накрыли нос самолета.

— Когда будем разгружать? Сейчас?

— Давай сперва отвезем парнишку к нам. Чем быстрее я свяжусь с его матерью, тем лучше.

Пока они ехали через город, Сэм не умолкал ни на минуту. Тэннер молча слушал подробности освоения Аляски, искоса поглядывая на осмелевшего мальчишку. Сэм как раз закончил историю о флаге Аляски и о школьнике, который его придумал, когда машина въехала в ворота и остановилась у порога Обители. Сэм перегнулся через колени Тэннера и с изумлением уставился на дом.

— Ух ты, — выдохнул он, — вы в самом деле тут живете?

— Рюкзак не забудь, — сказал Тэннер, открывая дверцу.

Сэм выпрыгнул вслед за ним и, ухватив Тэннера за руку, попытался приноровиться к его шагам. Тэннер посмотрел на него и улыбнулся.

— Эй, а это что такое? — Сэм показал на надпись, вырезанную на дверной балке: «Да не ступит нога женщины в сию обитель». — Это правда? Вы не пускаете сюда девчонок?

Тэннер поднял глаза на потемневшую от времени надпись.

— Если сказано, никаких девчонок, значит, так оно и есть.

Сэм усмехнулся.

— Круто. Значит, здесь у вас мужской клуб?

Тэннер кивнул и рывком открыл дверь. Пэдди Доил, хозяин местной таверны, рассказывал ему такую легенду:

«Взрыв золотой лихорадки на Юконе в 1800-е годы привел сюда толпы старателей. Три холостяка построили в бухте хижину, бревенчатую, с каменным очагом. Люди все прибывали, и хижина разрасталась, и в конце концов уже семнадцать холостяков проводили в ней время с октября по март. Считалось, что женщина, переступившая порог этого дома, обязательно станет в нем хозяйкой, а товарищи ее мужа будут вынуждены покинуть Обитель навсегда.

Прапрадед Тэннера был одним из них, но в конце концов женился на местной девушке. А вот один из его сыновей был последним настоящим холостяком, жившим в Обители. Тэннер приходился ему внучатым племянником. Сет О’Нейл сделал слово легенды девизом своей жизни. Он не позволял ни одной женщине войти внутрь Обители, а холостого Тэннера объявил своим наследником, очевидно надеясь, что традиция не умрет».

— А если сюда приедет английская королева, вы и ее не пустите?

— Ни за что.

— Значит, мою маму вы тоже не пустите?

— Посмотрим. Надо ей позвонить.

Мальчишка вздохнул и поднял на Тэннера умоляющий взгляд. В свое время Тэннер тоже был мастером такого взгляда: приподнятые брови, широко распахнутые глаза, дрожащая нижняя губа, или, для разнообразия, губу можно закусить зубами. Всегда, что бы ни натворил, он знал, что этот взгляд, как ничто другое, способен смягчить его мать.

Может быть, поэтому он постоянно сравнивал себя с Сэмом и находил столько общих черточек. Отца нет, а мать слишком занята, чтобы заметить отсутствие сына.

— Сэмми, ты хочешь есть? — спросил Джо, входя и закрывая за собой дверь.

— Да!

— Ванная внизу, — сказал Тэннер. — Отправляйся мыть руки.

— Что ты собираешься сказать его матери? Пожалуй, пора ей звонить.

— Пожалуй, пора.

— Алло?

— Это Джулия Логан?

Голос был глубокий и довольно приятный, но совершенно незнакомый.

— Извините, я сейчас очень занята, — резко сказала Джулия, — и…

— У вас есть сын? Сэм Логан?

Слова замерли у нее на языке. Сердце тревожно застучало. Что-то случилось. Она попыталась сказать что-нибудь, но голос ее не слушался. Это полицейский. Или врач.

— Вы слушаете, миссис Логан?

Джулия почувствовала слабость в ногах. Ей пришлось ухватиться за ручку двери.

— Что случилось? Кто вы? Что с Сэмом? Скажите мне, кто вы такой! Я хочу поговорить с сыном!

— Успокойтесь, Сэм в полном порядке.

Ей сразу стало легче, она почувствовала, что вот-вот расплачется от радости. Может быть, произошел несчастный случай? И где Питер, черт его возьми? Почему ей звонит какой-то незнакомец? Сэм в больнице? Господи!

— Кто это говорит?

— Меня зовут Тэннер О’Нейл. Я живу на Аляске, в местечке Мьюлшу. Сэм сейчас здесь, со мной.

— Но как?.. Сэм сейчас в Калифорнии у своего отца. Он звонил мне не так давно, сказал, что долетел нормально. Он не может быть на Аляске.

Она услышала, что ее собеседник как будто слегка усмехнулся.

— Будет лучше, если вы сами с ним поговорите. Сэм все вам объяснит. Завтрашним рейсом прилетайте в Фэрбенкс, из аэропорта на такси доедете до гостиницы, она называется «Старожил», это в центре города на Первой авеню. Я встречу вас там.

Джулия вдруг пришла в ужас при мысли, что…

— Вы… вы похитили моего сына?

— Миссис Логан, ваш сын в полной безопасности. Он, похоже, отклонился от заданного маршрута, чтобы навестить Санту на Северном полюсе. Так что чем быстрее вы приедете, тем лучше. И захватите теплую одежду для себя и для Сэма: у нас тут нежарко.

— Теплую одежду, — машинально повторила Джулия.

— Вы сможете прилететь завтра? — спросил Тэннер, и Джулия почувствовала успокоительную, почти гипнотическую силу его голоса.

— Завтра, — согласилась она.

— Хотите сейчас поговорить с Сэмом?

— Да, пожалуйста, — прошептала она, борясь с внезапно подступившими слезами. — Я хочу поговорить с ним. И еще, мистер О’Нейл…

— Тэннер.

— Тэннер… — Джулия глубоко вздохнула. — Спасибо вам. Спасибо, что вы позаботились о Сэме. Я даже не знаю, как отплатить вам за вашу доброту.

— Не стоит. Он хороший парнишка.

Тэннер передал трубку Сэму. Джулия едва успела сказать: «Вылетаю завтра», и связь прервалась. Она положила трубку и расплакалась: любовь к сыну и гнев, бессилие и страх переполняли ее, слезы лились потоком. Через полчаса она начала упаковывать вещи.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джулия стояла в холле гостиницы «Старожил» и никак не могла прийти в себя после царившего снаружи холода. Ее взгляд скользил по уютному викторианскому вестибюлю, ненадолго задержавшись на деревенских рождественских украшениях, на мерцающей елке возле маленького камина. Совсем недавно был День благодарения, но здесь уже все было готово к Рождеству и Новому году. Впрочем, всеобщее праздничное настроение только действовало ей на нервы.

Она снова оглядела вестибюль в поисках сына. Никогда еще потребность видеть его не была столь острой, как после этих пятнадцати часов в аэропорту и в самолете. Мальчика не было. У Джулии упало сердце.

Тогда она попыталась опознать говорившего с ней мужчину. Мысленно она уже нарисовала себе портрет Тэннера ОНейла: огромный широкоплечий человек в меховой куртке, с добрым обветренным лицом, наполовину скрытым бородой. Большинство мужчин, которых она успела увидеть в Фэрбенксе, выглядело именно так.

Поставив наконец багаж рядом с собой, она в который раз оглядела вестибюль. Ее внимание привлек незнакомец, который стоял, прислонившись к стене, неподалеку от конторки.

Мужчина чуть улыбнулся. Его улыбка была скорее удивленной, чем приветственной. Он отошел от стены и направился к Джулии. Она поспешила отвести взгляд, но потом не удержалась и снова посмотрела в его сторону — мужчина шел к ней. Джулия затаила дыхание и ощутила странное волнение во всем теле.

Когда он приблизился, она была почти загипнотизирована взглядом его бледно-голубых глаз.

— Вы Джулия Логан? — спросил он.

Она сразу узнала этот глубокий голос — несомненно, именно этот человек говорил с ней по телефону. Джулия кивнула.

— Где Сэм? — спросила она. Ее голос чуть дрогнул, и ей пришлось откашляться, чтобы скрыть волнение.

— Надеюсь, вы хорошо долетели.

Он наклонился и взял ее вещи.

— Может быть, вы сразу зарегистрируетесь? Вы выглядите немного… уставшей.

— Где Сэм? — повторила Джулия.

— Он все еще в Мьюлшу, — ответил Тэннер. Джулия нахмурилась.

— В Мьюлшу? Но вы же говорили, что привезете его сюда. — Что нужно этому человеку? Что у него на уме? И где ее сын?

— Сэм захотел остаться в Мьюлшу, — пояснил Тэннер, слегка пожав плечами. — Мой партнер обещал покатать его на собачьей упряжке.

— Сэм захотел?.. — Джулия задохнулась от негодования. — И вы потакаете прихоти восьмилетнего ребенка, который, между прочим, самовольно убежал из дома?!

— Да, — веско сказал Тэннер и направился к конторке.

Джулия бросилась за ним и схватила его за руку.

— Подождите!

Он остановился и посмотрел на нее. Джулия поспешно отпустила его. Он чуть приподнял бровь.

— Не думаю, что нам сейчас стоит обсуждать это, миссис Логан. Вы устали и не готовы выслушать то, что я хотел бы сказать вам по поводу вашего сына. В Мьюлшу с ним будет все в порядке. По правде сказать, он там чертовски хорошо проводит время.

— Вы считаете, что я плохая мать? Что именно я виновата в том, что случилось?

— А разве это не так?

Джулия было открыла рот, чтобы ответить, но передумала.

Она шагнула вперед, и теперь стояла так близко от него, что даже чувствовала запах его одеколона. Странно, что этот человек вообще заботился о такой ерунде, как одеколон. Хотя, возможно, он хотел произвести на нее впечатление.

— Я хочу только одного: забрать моего сына домой. И ваше мнение меня не интересует. Я воспитываю его одна уже пять лет. Вы много детей воспитали?

Черты его лица посуровели.

— У меня нет детей.

Джулии захотелось ударить его.

— Я вовсе не обязана выслушивать ваши замечания. Мне сегодня пришлось пройти через настоящий ад, я беспокоилась за Сэма, я так спешила… Эти самолеты летают как черепахи!

Тэннер улыбнулся, и Джулия еще больше разозлилась.

— Мистер О’Нейл, я хочу только одного — скорее забрать Сэма домой.

— Вот завтра и заберете.

Джулия не сдержала тихого ругательства. По какому праву он отчитывает ее?

— А почему мы не можем вылететь сейчас? До этого вашего Мьюлшу далеко?

— Полтора часа лету, но на взлетной полосе нет огней. Самолеты летают только днем. Мы вылетим завтра в десять.

— В таком случае я еду на машине. Здесь же можно нанять машину?

Он опустил чемоданы к ее ногам и скрестил на груди руки.

— По-моему, вы не вполне понимаете, где находитесь, миссис Логан. Единственная автомобильная дорога в Мьюлшу сейчас под снегом, до апреля по ней не проехать. Попасть туда можно только самолетом. Идите в номер, отдохните, а завтра я встречу вас здесь, в вестибюле.

— Я хочу поговорить с моим сыном!

Он пристально посмотрел на нее, потом достал из кармана бумажник и протянул ей карточку.

— Номер Обители внизу.

Джулия выхватила ее у него из рук и прижала к груди, словно эта бумажка могла перенести ее ближе к Сэму. Она почувствовала, что вот-вот расплачется от злости и обиды, и торопливо отвернулась. Просто устала. Надо отдохнуть. Но сначала поговорить с Сэмом, удостовериться, что у него все в порядке.

Джулия вытерла набежавшую слезинку и повернулась к Тэннеру.

— Спасибо, — с трудом выдавила она.

Его лицо смягчилось, и в какой-то момент Джулия подумала, что он хочет извиниться. Но он молча развернулся и пошел к лифту. Джулия смотрела ему вслед, невольно любуясь его узкими бедрами и стройными ногами. Но вовремя одернула себя. Конечно, Тэннер О’Нейл довольно привлекательный мужчина, у него широкие плечи, и сильные руки, и невозможного цвета глаза, но, будь он даже секс-символом всей Аляски, он все равно останется самым невоспитанным, грубым, высокомерным и совершенно невыносимым человеком из всех, кого она встречала. Слава Богу, ей не придется долго общаться с ним! Завтра она заберет Сэма и вернется домой, и плевать ей на мнение какого-то грубияна.

— Кружку пива, пожалуйста.

Тэннер присел в самом конце стойки и открыл пакетик соленых орешков. Кинул в рот парочку и мысленно вернулся к недавнему разговору с Джулией.

После их телефонного разговора он ожидал увидеть издерганную женщину, ожесточенную разводом, ненавидящую мужчин вообще. И конечно, постарше.

Но когда она вошла в гостиницу, он сразу понял, что это — мать Сэма. Они были очень похожи, только ее черты мягче, женственнее: упрямая линия подбородка, высокие скулы, вздернутый нос и капризный рот.

Джулия Логан оказалась очень красивой и легкоранимой женщиной. Она не пыталась скрывать свои чувства. За те пять минут, что они беседовали, он заметил страх, гнев, неуверенность — и глубокую привязанность к сыну.

Он не видел, как она улыбается, но попытался представить это: мягкие светлые волосы развеваются по ветру, бледное лицо порозовело от мороза, а чудесные ореховые глаза сияют. Она улыбается так светло и радостно, что он и сам не может сдержать улыбки…

— Чем это ты так доволен?

Тэннер вздрогнул и обернулся. Сзади стоял Джо.

— Честно говоря, ты похож на влюбленного кота, такой же счастливый и одинокий. — Он огляделся вокруг. — Так что; она уже приехала?

Тэннер отхлебнул пива, поставил кружку на стойку и сказал:

— Да, примерно полчаса назад. Сейчас она своем номере.

Джо тоже заказал пива и открыл пакет орешков.

— Ну и как она? Хотя я и так знаю. Холодная, как хвост полярного медведя, и очень вредная.

Тэннер пожал плечами.

— Да нет, она нормальная. Беспокоится о своем ребенке, нервничает, впрочем, особой любезности я от нее и не ожидал.

— И какой у нас план? — спросил Джо.

— Отвезем ее в Мьюлшу завтра утром. — Тэннер помолчал. — Может, предложить ей задержаться у нас на пару дней?

Джо не поверил своим ушам.

— Чего?

— А ты не слышал? Сэму там хорошо. Пусть поживут пока. Хок обещал мальчику научить его ездить на снегоходе, а Верди мастерит для него меховую шапку.

— Знаешь что, лучше выкинь это из головы. Ты же знаешь легенду. Я не особо суеверен, но зачем самому напрашиваться?

— У нас же бывали женщины.

— Да, — кивнул Джо, — но и Эдна Картер, и Луиза Уэллер замужем, и у них есть дети. Потом они местные. Они не в счет.

— Видишь, к нам никогда не приезжают одинокие женщины. А если все это ерунда? Ведь некоторые из них тоже были бы не прочь насладиться дикой природой. Представь, сколько денег мы теряем из-за этой легенды. Кроме того, Джулия Логан приехала сюда за сыном и все.

Джо пожал плечами.

— Вот пусть забирает его и сваливает. Зачем приглашать ее?

— Понимаешь, мне кажется, у них не все ладно. Им сейчас было бы очень хорошо побыть вместе на нейтральной территории. Не забывай, парнишка все-таки сбежал из дома.

— И ты собираешься улаживать их отношения?

— Нет, я хочу дать им шанс самим все уладить.

— Пустая трата времени, по-моему.

Джо наклонился вперед и положил локти на стойку.

— Я сегодня познакомился с парой симпатичных девчонок. Они, между прочим, согласились выпить с нами вечерком.

Тэннер покачал головой.

— Не-е, я пас.

Джо допил пиво, встал с высокого табурета и надел свою кожаную куртку.

— Много теряешь, — предупредил он напоследок и направился к дверям.

— Очень даже может быть, — пробормотал Тэннер.

С тех пор как появился Сэм, что-то изменилось в жизни Тэннера. До этого он практически не думал о семье: после разрыва с Дженис для него словно бы не существовало этой стороны жизни. Но встреча с мальчиком задела в нем какой-то нерв, и Тэннер все чаще думал о том, как здорово быть отцом.

Он провел рукой по волосам. Все-таки Сэм не его ребенок. Он не имеет никакого права вмешиваться в жизнь мальчика. У него есть мать, которая воспитывает его так, как считает нужным. И чем скорее Джулия Логан и ее сын улетят в Чикаго, тем скорее его жизнь придет в норму. И хватит терять понапрасну время, размышляя о том, что он, может быть, теряет.

«Дорогой Санта!

Я написал тебе уже три письма, а ответа все еще нет. Поэтому я решил навестить тебя на твоем СП (ну, ты знаешь, как сокращенно называется Северный полюс). Мама говорит, что тебя нет, но я знаю, что она ошибается. Я захвачу фотоаппарат и все сфотографирую. Не могу точно сказать, когда доберусь до тебя, так что встречать меня не надо.

Твой друг Сэмюэль Дэвид Логан»

Джулия аккуратно сложила письмо и, положив обратно в конверт, молча сидела, сжимая его в руках. Только бы с Сэмом все было в порядке!

Она позвала бармена и заказала еще один бокал вина.

Войдя в свой номер, она думала, что тут же ляжет спать. Но тревога и чувство неуверенности не покидали ее, даже усталость отступила, и Джулия была совершенно не в состоянии отдыхать. Телефонный разговор с сыном только подлил масла в огонь, и она спустилась в бар чего-нибудь выпить.

В этот момент певица на небольшой эстраде в углу запела какую-то песенку про Рождество, и Джулия мысленно вернулась в то утро, когда они с Сэмом попрощались. Проснувшись, она увидела, что в комнате еще темно, а он сидит около ее постели и ждет, когда она откроет глаза. Сэм иногда любил так делать. Он протянул ей компьютерную распечатку — список каких-то свидетельств, что Санта-Клаус на самом деле существует.

Джулия никогда не думала, что «разоблачение» Санты так глубоко его заденет. В конце концов, он был уже в четвертом классе. Когда он прямо спросил ее об этом, она сказала ему правду. Сэм был очень смышленый мальчик, и ей казалось, она сумела все ему объяснить, ведь он и глазом не моргнул, когда узнал от нее, что фей и волшебников на самом деле не существует.

Что же заставило его отправиться на Северный полюс? «Надо было самой отвезти его в аэропорт», — упрекнула себя Джулия.

Но тогда ей пришлось бы отложить встречу с очень выгодным клиентом. А так как ее партнерша Бренда все равно должна была ехать в сторону аэропорта, она вызвалась доставить Сэма, как говорится, к самому трапу. Поэтому Джулия попрощалась с сыном в офисе, и Сэм с Брендой уехали. Последние три года он летал в Лос-Анджелес каждый месяц, и она была спокойна за него.

Уже потом Сэм рассказал ей, как он убедил Бренду, что сам найдет самолет, поскольку отлично ориентируется в аэропорту. И вместо того, чтобы сесть на самолет в Лос-Анджелес, он долетел сначала до Анкориджа, потом до Фэрбенкса, а оттуда уже до Мьюлшу.

— Я плохая мать, — прошептала Дужлия. Она залпом выпила остаток вина.

— Может быть, вы позволите заказать вам еще?

Джулия вздрогнула от неожиданности, услышав Тэннера. Она положила руку на стойку и медленно обернулась к нему. Настроения выслушивать очередные поучения у нее не было.

— Нет, спасибо, я уже достаточно выпила, — сказала она, вставая. — Прошу прощения. — И направилась к выходу, окончательно расстроенная этой встречей. Один вид этого человека вызывал у нее приток грустных мыслей. Уж если он, совершенно посторонний человек, решил, что она плохая мать, то что подумает судья из Совета попечителей?

Если Питер и в самом деле собирается добиваться передачи сына ему, то лучшего подарка он и желать бы не мог. Если он только узнает об этой выходке!.. Надо будет поговорить с Сэмом, чтобы держал язык за зубами.

— Миссис Логан!

Джулия сделала вид, что не слышит. Дверь лифта открылась перед ней, и она вошла.

— Джулия, подождите!

Рука Тэннера придержала дверь. Джулия с негодованием взглянула на него и очень удивилась, увидев, что он улыбается. Его улыбка была такой заразительной, что Джулия чуть было не улыбнулась в ответ. Но здравый смысл возобладал в ней.

— Оставьте меня в покое, — сказала она твердо, — я очень устала, у меня был слишком тяжелый день.

— Я знаю, — ответил он. — Думаю, без меня тут тоже не обошлось. Я хотел извиниться.

— За что? Подумаешь, сказали, что я плохая мать… Возвращайтесь лучше в бар.

— Я такого никогда не говорил. И все же прошу простить меня. И знаете что? Я как раз собирался перекусить. Почему бы нам не сделать это вместе?

И он протянул ей руку.

Она покачала головой.

— Я знаю отличное местечко здесь неподалеку, там хорошо кормят. Разве вам не хочется полюбопытствовать?

Джулия заколебалась. До завтра она свободна. И кроме того, у них есть общий знакомый — Сэм.

— Вы наверняка проголодались.

— Хорошо, — внезапно решилась Джулия. — Я только поднимусь наверх за пальто.

Тэннер улыбнулся.

— Встретимся в холле. Одевайтесь теплее, на улице холодно.

Она кивнула. Он снова улыбнулся ей и не отрывал от нее взгляда, пока двери лифта не закрылись. Джулия вздохнула и прислонилась к стене.

В номере Джулия открыла шкаф и задумчиво поглядела на привезенную одежду. Она выбрала джинсы и толстый вязаный свитер. Надела высокие ботинки и парку с теплой подкладкой.

Когда она спустилась в вестибюль, Тэннер уже ждал ее.

— Быстро вы управились, — одобрительно улыбнулся он. Оглядев ее, кивнул: — Ну что же, мороз вам теперь не страшен. А Сэма мне пришлось снабдить теплым бельем и несколькими свитерами. Выглядит он, по правде говоря, уморительно: свитер висит до пят, белье тоже длинное, но на мороз не жалуется.

— Вы очень добры, — тихо поблагодарила Джулия и, сунув руки в карманы, нахмурилась. — Я оставила наверху перчатки. Придется вернуться.

— Пустяки, возьмите мои.

Тэннер взял ее руку и надел на нее перчатку.

— Великоваты малость, — пробормотал он, застегивая кнопку на ее запястье.

Надевая ей вторую перчатку, он позволил себе на мгновение задержать ее руку в своей.

Джулия смотрела на его сильные руки, и ей вдруг захотелось, чтобы он никогда не отпускал ее. Вестибюль поплыл перед глазами…

— Спасибо, — наконец пробормотала она. — Так глупо, что я забыла свои.

Он поспешно улыбнулся и, отпустив ее руку, направился к двери. Джулия поспешила за ним, стараясь на ходу привести в порядок взбудораженные мысли. Хотел ли он нарочно прикоснуться к ней? Или она поторопилась придать значение пустяковому жесту? И… и он мог бы предложить ей взять его под руку…

Но он этого не сделал. И вообще, хватит глупостей. Нет ни малейшего повода для того, чтобы Тэннер О’Нейл испытывал к ней какой-то особый интерес. Для него она только мать Сэма. Она сунула руки в карманы — никаких больше прикосновений! — и пошла за Тэннером.

На улице от резкого ветра и холода у нее перехватило дыхание. По пути им попадались прохожие, и всякий раз Тэннер или кивал, или здоровался, но ни разу даже не взглянул на Джулию. В конце концов она решила заговорить сама:

— Как вы думаете, сколько сейчас градусов?

— Думаю, около нуля. Вы привыкнете. Я-то холода не замечаю.

— Когда в Чикаго холодает, обычно тоже ветрено. Но температура не опускается ниже нуля. Так… — Тут она закашлялась и замолчала. — Простите…

— Что случилось?

— Нет, ничего, просто всякий раз, когда я пытаюсь вести непринужденную беседу, все сводится к разговорам о погоде. Так тоскливо.

Он взглянул на звездное небо и кивнул:

— Да, погода тут довольно тоскливая. Но когда об этом говорите вы, становится как-то веселее.

Джулия коротко рассмеялась.

— Вы меня удивляете. Никак не ожидала встретить такого галантного джентльмена в этой глуши.

Тэннер огляделся вокруг.

— Разве это глушь? Мы в самом центре одной из местных метрополий.

— По сравнению с Чикаго это очень небольшой городок. Все встречные с нами здороваются, не слышно ни сирен, ни гудков машин… Это так… приятно.

— Мне нравится гулять здесь. Иногда мне не хватает большого города, ведь почти всю свою жизнь я прожил в Сиэтле. Можно уехать из города, но вот забыть город, если вы понимаете, что я хочу сказать, практически невозможно.

— Жить на природе — что может быть лучше! Каждое лето мы с Сэмом снимаем домик где-нибудь у озера на недельку или две. Но ему там быстро надоедает. Наверное, детям тяжело жить в глуши.

— А мне кажется, это самое лучшее место для ребенка.

Джулия на всякий случай решила не продолжать разговор на эту тему. Не хватало еще одного спора о воспитании!

К счастью, вскоре они подошли к ресторану, и Тэннер открыл перед ней дверь. Наружу выплеснулись звуки какой-то песни в стиле кантри и гул голосов. «Шикарный ресторан» на поверку оказался шумным и дымным баром.

Джулия весело улыбнулась.

— А тут мило.

— Вы, наверное, ожидали чего-то более… цивилизованного?

— Ну что вы, вовсе нет, — слукавила Джулия. Тэннер провел ее в зал и помог снять куртку.

Они уселись друг напротив друга, и Джулия, взглянув на Тэннера, подумала с опаской, что вот теперь-то разговора не избежать.

А ведь, если разобраться, у них практически ничего общего. Он живет в глуши, она — в большом городе. Он холостяк, она была замужем, и у нее ребенок. Он носит джинсы и фланелевые рубашки, она предпочитает одеваться у известных портных. Он кажется ей привлекательным, а она ему…

— И давно вы живете на Аляске? — спросила она, делая вид, что изучает меню.

— Переехал пять лет назад с двумя приятелями, — ответил он. — У нас загородный дом. Центр активного отдыха. Дела идут недурно. Один мой приятель, Джо Бреннан, занимается воздушными перевозками. Собственно, так мы и встретили Сэма. Он тайком забрался в наш самолет.

Джулия покачала головой.

— До сих пор не могу поверить, что он это сделал.

— Я не стал бы его слишком ругать. — И, поймав резкий взгляд Джулии, Тэннер тут же добавил, примирительно подняв руки: — Это не то, что вы подумали. Он ведь ребенок. Очень сообразительный ребенок. И похож на свою мать.

Джулия снова опустила глаза.

— Да уж явно не в отца.

Тэннер громко засмеялся.

— Судя по тому, что говорит Сэм, у вас вообще невысокое мнение о мужчинах.

Ее щеки чуть порозовели, когда она вновь посмотрела на него.

— С чего он это взял?

— А он имеет обыкновение подслушивать ваши телефонные разговоры.

Джулия тихо застонала.

— С ним всегда было так легко! Я сажала его себе на колени, читала ему сказки, и ему это нравилось. А теперь вот, пожалуйста, его интересует моя личная жизнь!

— И как обстоит дело с вашей личной жизнью? — Тэннер пристально посмотрел на нее.

Ого! Как кардинально сменилась тема разговора!

— Что бы вы мне порекомендовали?

— Вы не ответили на вопрос.

— Мне кажется, мы пришли сюда ужинать.

— Лось. Это здешнее фирменное блюдо. Вам как раз подойдет: вкусно и никакого холестерина. Очень советую попробовать.

Джулия смешно наморщила нос.

— Пожалуй, рискну.

Обратно в отель они шли под руку и говорили о Сэме. Джулия не переставала удивляться тому, что человек, с которым она познакомилась всего несколько часов назад, казался ей давним и близким знакомым. А ведь еще недавно она была очень невысокого мнения о нем.

— Спасибо, вечер был замечательный.

— Мне тоже так кажется, — улыбнулся он, чуть сжимая ее руку.

Джулию словно пронзило током. Она заставила себя улыбнуться.

— Значит, завтра в девять?

— В девять, — повторил он.

Они долго смотрели друг на друга. Он хотел поцеловать ее, она знала это, читала в его глазах, в его улыбке. Джулия затаила дыхание. Он склонился и поцеловал ее.

Словно какое-то волшебное электричество волной прошло по ее телу. Никогда еще никто не целовал ее так: так нежно и так настойчиво. Одним-единственным поцелуем этот человек перевернул ей душу.

Но вот он отступил, и Джулия открыла глаза. Она очень хотела поцеловать его в ответ, но он тихо произнес:

— Доброй ночи.

Потом развернулся и ушел, ни разу не оглянувшись.

Джулия прислонилась к дверному косяку. Ей потребовалось некоторое время для того, чтобы прийти в себя и успокоить неровное дыхание. Она открыла дверь и медленно вошла в номер.

— Бог мой, Бог мой, — пробормотала она, прижав руку к отчаянно бившемуся сердцу. Что она делает? Что он делает? Они же едва знакомы!..

Джулия Логан всегда была опытной светской женщиной, никогда еще мужская привлекательность не заставала ее врасплох.

— Бог мой, Бог мой, — снова прошептала Джулия и откинулась на постели. — Должно быть, я просто больна. Переутомилась. Это все последствия стресса от дурацкой выходки Сэма. — Она застонала и закрыла глаза. — Нужно держаться от него подальше, чего бы мне это ни стоило.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Я представлял ее себе совсем другой.

С этим словами Джо Бреннан поставил чемодан Джулии в багажный отсек самолета.

Тэннер подышал на замерзшие руки и пробормотал:

— Я тоже.

Если б он знал, что один-единственный поцелуй вызовет такое небывалое волнение в его груди!..

Едва коснувшись ее губ, он понял, что пропал. Она была словно кусочек рая, такая сладкая и нежная. Он уже не думал о ней как о матери Сэма. Для него она стала желанной женщиной, и ее улыбка, блеск волос и сияние глаз затмили все другие радости мира. Просто наваждение…

Больше он не будет рисковать. И хорошо бы выдержать дистанцию: ярдов сто, к примеру.

— Аляска — не самое подходящее место для красивых женщин, — пробормотал Тэннер.

Джо невольно оглянулся на Джулию, уже занявшую место в первом ряду кресел.

— Да я уж понял, почему вчера ты решил приберечь ее для себя.

Тэннер протянул Джо сумку Джулии.

— Охота тебе всюду выискивать скрытые мотивы и тайные умыслы.

Что-то в его голосе не понравилось Джо.

— Ого, — протянул он, — тебя перестали интересовать привлекательные женщины?

Тэннер нахмурился.

— Отстань. Она приехала забрать сына. И все.

— Но она ведь задержится у нас на пару дней, а за пару дней, сам понимаешь, всякое…

— Она не задержится, — перебил его Тэннер. Джо удивленно поднял брови.

— Ты передумал?

— Будет лучше, если Сэм сразу соберется и мы доставим их обратно в Фэрбенкс. Она хочет поскорей попасть домой, и я ее понимаю.

— Ну что ж, решено, — обрадовался Джо, — отсылаем ее домой. Помоги мне снять брезент.

— Конечно, если она захочет задержаться, мы ее не прогоним.

Джо внимательно посмотрел на него.

— Что, здорово зацепила, да?

— С чего ты взял! — Это было сказано, пожалуй, слишком громко и быстро, чтобы сойти за правду, и Тэннер добавил, словно извиняясь: — Но ты же не станешь отрицать, что она довольно привлекательная.

Джо усмехнулся.

— Знаешь что, О’Нейл, пойди поищи другое место, где ты сможешь воспевать красоту миссис Логан. У меня от тебя и от холода уши вянут.

Тэннер принужденно рассмеялся.

— Ладно. Пойду посмотрю, как она там.

— Вот-вот.

Тэннер залез в самолет. Там было немногим теплее, чем на улице, Джулия сидела, укутавшись в куртку и натянув шапку чуть не на самый нос.

— Ждете не дождетесь встречи с Сэмом?

Джулия кивнула. Она поплотнее запахнула куртку, проверила ремень безопасности и обеспокоено посмотрела на Тэннера.

— Как долго мы будем в воздухе?

— Не очень долго. Максимум часа полтора.

Джо забрался в кабину, не забыв послать Джулии одну из своих фирменных улыбок. Она слегка улыбнулась в ответ, и Тэннер неожиданно для себя ощутил укол ревности.

— Приготовьтесь к трудному перелету, — предупредил Джо. — Вы когда-нибудь летали на самолетах такого класса?

Джулия взглянула на него уже без улыбки и неуверенно сказала:

— Вообще-то нет.

Тэннер попытался успокоить ее:

— Ничего страшного. Просто Джо набивает себе цену, чтобы потом, когда мы благополучно приземлимся, вы подумали, какой он потрясающий пилот. Ему нравится, когда женщины восхищаются им.

— Ладно-ладно, — проворчал Джо, — но учите, что погоду я не заказываю.

— Бреннан, кончай.

Джо фыркнул и занял свое место.

— Пристегните ремни, во время полета возможны неприятные сюрпризы, — громко объявил он.

Джулия побледнела и крепко сжала руки, отчего костяшки пальцев побелели. Тэннер заметил это и всерьез забеспокоился, как она перенесет полет. В общем-то, Джо не преувеличивал — могло произойти всякое. Тэннер мягко коснулся рукой ее колена, надеясь немного ободрить ее.

— Не волнуйтесь. Все будет в порядке. Джулия рассеянно улыбнулась, почти не слыша его, и закрыла глаза. Самолет начал разбег. Тэннер смотрел в окно, не замечая пробегавшего мимо пейзажа и пытаясь унять странный трепет, который вызвало в нем прикосновение к ее колену.

Вот самолет поднялся в воздух, и через некоторое время он услышал сзади ее глухой голос:

— Не так уж это и страшно…

Она не успела договорить, как они попали в первую воздушную яму. Джулия тихо вскрикнула, и Тэннер снова забеспокоился. Он знал, что над горами будет гораздо хуже.

Самолет снова тряхнуло.

Джо обернулся к Тэннеру.

— Пакеты за твоим креслом. Передай ей.

Тэннер отстегнул свой ремень, и Джулия вцепилась в него, как утопающая.

— Зачем вы меня мучаете? Почему вы просто не привезли Сэма в Фэрбенкс?

Голос ее был еле слышен за шумом мотора. Тэннеру стало жаль ее.

— Простите меня. Я не знал, что вы не переносите самолетов.

Она метнула на него гневный взгляд.

— Я отлично переношу самолеты! И постоянно на них летаю. Но это должны быть самолеты, а не кастрюли с крыльями!

Джулия собралась было фыркнуть, но очередная яма заставила ее издать нечто, больше похожее на стон.

— О Господи, мне кажется… По-моему, я… я… — Она с трудом сглотнула. — Кажется, я сейчас расстанусь со своим завтраком.

Тэннер протянул ей пакет.

Наконец Джулия подняла голову. Лицо было совсем белым, глаза слезились, она судорожно дышала.

Тэннер нежно коснулся ладонями ее бледных щек.

— Как вы? Получше?

Она кивнула.

— У вас есть вода?

Тэннер прошел в хвост. Но там на полке валялась только упаковка мятных конфет. Он тихо выругался.

— Нет, воды нет, — сообщил он.

— Посмотрите в моей сумке, — попросила Джулия, — я брала с собой бутылку.

Взяв с полки сумку, Тэннер торопливо расстегнул молнию; покопавшись в женском белье, он отыскал наконец бутылку с водой и вложил ее в руку Джулии.

— Уже недолго. Скоро мы прилетим, и вы увидите Сэма.

Она не ответила, но на ее губах мелькнула слабая улыбка. Он погладил ее пальцы, задержав их на мгновение в своей руке, и вернулся на место.

— Как она? — спросил Джо.

— Ничего.

— Я звонил Хоку перед вылетом, мы договорились, что он возьмет Сэма с собой в аэропорт.

Тэннер посмотрел на него с нескрываемым удивлением.

— Оказывается, иногда и тебе в голову приходят светлые мысли.

Губы Джо скривила ироничная улыбка.

— Я надеялся сэкономить время, иначе мы можем не поспеть обратно в Фэрбенкс до темноты.

— Хороший ты парень, Джо Бреннан, и что самое странное — добрый.

Джулия не заметила, как они приземлились. Неожиданно Тэннер коснулся ее плеча:

— Ну что, теперь вам лучше?

Она открыла глаза.

— Это какой-то кошмар…

Но громкий крик «Мама»! не дал ей договорить.

И почти в ту же секунду Сэм был уже рядом и тянул ее за руку.

— Мам, как это здорово, что ты приехала! Пойдем, Тэннер отвезет нас в «Обитель». Хок говорил, что мы сразу уедем, но Тэннер сказал, что тебе надо отдохнуть. Правда, классный самолет? А мы с Верди ходили на рыбалку, ну, ты знаешь, подледный лов, а потом жарили рыбу на огне. А Хок обещал научить меня водить снегоход. Ну пойдем, мы будем обедать в «Обители». Ты ведь хочешь есть?

Тут Тэннер прервал его:

— А ну-ка, Сэм, помоги мне с маминым багажом.

Джулия благодарно улыбнулась ему и задержала сына:

— Как ты тут, Сэмми? В порядке?

Его лицо порозовело на морозе, глаза блестели от возбуждения. В Чикаго он выглядел таким хрупким, беспомощным, да еще эти постоянные простуды и аллергии! Джулия с трудом узнала сына.

— Это просто мировое место! Сама увидишь. Представляешь, дом сделан из бревен!

— Сэм, нам надо будет серьезно поговорить…

На лице Сэма тут же поубавилось оживления.

Некоторое время он виновато смотрел на мать, потом обнял ее за шею, и Джулия с трудом сдержала слезы. Это было невыразимое счастье — прижимать его к себе и знать, что с ним все хорошо и что он счастлив.

— Мам, прости меня…

Она погладила его по щеке. Он поднял на нее глаза.

— О, Сэм… — ласково сказала Джулия. Сэм широко улыбнулся.

— Правда, мам, мировое место! Точно, тебе здесь понравится. А у Хока есть ездовые собаки, он разрешает мне кормить их. Если ты попросишь, он тебя обязательно покатает.

— Непременно, — согласилась Джулия, — мне бы только из самолета выбраться…

И она с трудом встала — ноги были как ватные.

Сэм с тихим визгом спрыгнул на руки Джо. Джулия с опаской посмотрела вниз — там ее ждал Тэннер.

— Добро пожаловать в Мьюлшу, — сказал он, осторожно обхватил ее за талию и бережно спустил вниз.

Джулия взглянула на него… Так они и замерли на мгновение: его руки на ее талии, а ее — на его шее.

— По-моему, вам надо отдохнуть, прежде чем вы полетите обратно. Мы отвезем вас в «Обитель».

— Спасибо, — тихо сказала Джулия, — я и правда устала.

— Хок отвезет нас.

Тут только она заметила еще одного человека, ждавшего неподалеку. Рядом с ним стоял Сэм, они беседовали вполне дружески. Человек снял шапку, обнажив угольно-черные волосы.

— Миссис Логан, это мой второй партнер — Кайл Хокинс.

— Но мы зовем его Хок, — добавил Сэм с важностью.

Мужчина молча кивнул и снова надел шапку. Джулии показалось, что его внимательные глаза не перестают изучать ее.

— Очень рада познакомиться с вами, мистер Хокинс.

Он и тут ничего не сказал, но улыбнулся почти неуловимой улыбкой и помог Сэму забраться на переднее сиденье машины. Тэннер открыл перед Джулией заднюю дверцу и, подождав, когда она устроится, сел рядом с ней.

— Хок не слишком разговорчив, — пояснил он. Пока они ехали по заснеженной узкой дороге, Джулия размышляла об этих троих и удивлялась тому, как могли такие совершенно разные люди стать друзьями.

— Смотри, ма, это Мьюлшу. Класс, правда?

Джулия выглянула из окна. Немного в стороне виднелась группа заснеженных строений.

— А вон там бар Доила! — закричал Сэм, указывая на старое кирпичное строение. — Мы ужинали там в тот вечер, когда я сюда приехал.

Джулия повернулась к Тэннеру.

— Вы водили моего сына в бар?

— Он еще дал мне попробовать пива, — гордо добавил Сэм.

Тэннер усмехнулся.

— Не вижу в этом ничего забавного! — вспылила Джулия.

Тэннер наклонился почти к самому ее лицу.

— Не беспокойтесь, это был обыкновенный мужской ужин. У Доила хорошо кормят, мы посидели, выпили, поговорили о женщинах, а потом пошли домой и побрились.

Джулия уловила насмешливый огонек в его глазах. Он снова дразнит ее! Она промолчала.

Джулия никогда не видела такого леса. Это был лес из сказки: могучие ели, припорошенные снегом, сверкали на солнце, словно стражники, охраняя зачарованное безмолвие.

Джулия почувствовала себя маленькой девочкой, которая оказалась в заколдованном рождественском лесу, где, конечно, живут феи и гномы, а на сказочной поляне в лесной хижине принц ждет свою принцессу: волшебной рождественской ночью они встретятся, и он подарит ей свою любовь и свое сердце.

Джулия улыбнулась: она, словно ребенок, на минуту поверила в принцев и фей — и вспомнила Сэма и его Санта-Клауса.

«Восхитительное место, конечно, — подумала Джулия, — но ни принцев, ни фей для меня здесь нет, и Санта-Клаус здесь тоже не живет. И попала я сюда не по воле рассерженной феи, а по капризу собственного ребенка. Пора вернуться на землю. В сущности, я должна быть рада тому, что у Сэма появилась возможность побывать в хорошей мужской компании».

— Сэм так быстро растет, — пробормотала она вслух. — Иногда мне кажется, я совсем не знаю его.

— Он хороший паренек, — сказал Тэннер.

— Хороший, — повторила она и отвернулась к окну.

Тут Хок свернул с главной дороги, и они поехали через лес.

Неожиданно деревья расступились, и Джулия увидела длинное низкое строение.

— Добро пожаловать, — произнес Тэннер, и Джулия почувствовала гордость в его голосе.

Пожалуй, у него были все причины гордиться. Этот дом, так уютно стоящий среди сосен, и в самом деле был хорош. Она понимала теперь, почему Сэм так хотел, чтобы она его увидела.

Хок остановил машину, и Сэм выскочил наружу.

— Пойдем, мам, я все тебе покажу.

Тэннер помог ей выйти.

— Лучше мы сперва дадим твоей маме отдохнуть. А потом все ей покажем.

— Ладно.

Сэм тут же увязался за Хоком, который направился куда-то в сторону коттеджей. Джулия улыбнулась, видя, как Хок кивнул мальчику и взял его за руку.

— Не беспокойтесь, — сказал Тэннер по дороге к дому, — Хок за ним присмотрит.

Он открыл дверь и отступил, пропуская ее. Внутри было тепло и уютно. Горел огонь. Это была типично мужская комната, ее украшали головы животных и чучела рыб вдоль стен.

— Мы поместим вас в свободную комнату, — прервал Тэннер ее размышления. — Там в конце коридора есть ванная. Отдохните немного перед обратной дорогой.

И он повел ее по коридору. Джулия подумала, что через несколько часов они улетят отсюда, а уже завтра будут в Чикаго. И сама удивилась, ощутив в душе сожаление. Пожалуй, Сэму будет не хватать его новых друзей, но и ей самой будет чего-то недоставать. Наверное, ощущения рождественской сказки…

В комнате, куда вошла Джулия, окон не было, пол покрывали грубой работы коврики, у стены стояла большая железная кровать, на ней выцветшее стеганое одеяло и несколько подушек. У другой стены печка. Самодельный стол, старая лампа, таз и кувшин для умывания. И, конечно, голова лося на стене.

Она поежилась: ни одного окна, а все равно холодно. Тэннер подбросил дров в огонь и прикрыл дверь.

— В это время года у нас не жарко Мы обычно носим по два свитера.

Он подошел к ней совсем близко, и Джулия внезапно забыла о холоде.

— Вы уверены, что Сэм вам не мешает? — спросила она. — Он может посидеть здесь со мной.

— С ним все в порядке, — сказал Тэннер, успокаивающе касаясь ее руки. — А вам лучше прилечь.

Она чуть улыбнулась.

— Пожалуй, я так и сделаю.

— Хорошо, — тихо сказал он и отступил. — Мы полетим обратно через пару часов.

— Через пару часов, — повторила она, когда дверь за ним закрылась. — Я понимаю, что это совершенно невозможно, — прошептала она, обращаясь к лосиной голове, — не знаю, с чего бы он мог мне понравиться. Абсолютно не мой тип.

Ей показалось, что голова с ней согласна. Джулия упала ничком на кровать.

— Господи, Сэм, во что ты нас втянул?

* * *

Тэннер посмотрел на часы. Половина восьмого. Джулия спала уже девять часов. Каждый час Сэм бегал проверять, пока не стало понятно, что сегодня они никуда не улетят. Тогда он угомонился и принялся рассматривать карту Аляски.

Тэннер лениво помешал молоко и добавил в кастрюльку приличную порцию какао. Он вздохнул: ему не хотелось, чтобы она уезжала. «Она чужая здесь, — напомнил он самому себе. — Пусть возвращается домой, и дело с концом».

Тэннер налил какао в кружку и направился к ее комнате. Осторожно открыл дверь и замер на пороге. Свет из коридора осветил ее хрупкую фигурку, свернувшуюся калачиком на кровати. Светлые волосы разметались вокруг головы, а кожа словно серебрилась в слабом свете. Принцесса. Таким не место на Аляске. Некоторое время он смотрел на нее, не в силах оторваться. Потом тихо подошел к кровати и поставил кружку на тумбочку. Тэннер протянул руку, чтобы убрать волосы с ее лица, но даже это несостоявшееся прикосновение встревожило ее, и она открыла глаза.

— Привет, — прошептал он.

Джулия сонно провела рукой по волосам.

— Привет.

— Как вы себя чувствуете?

Она приподнялась на локте.

— Хорошо. А Сэм где?

— В соседней комнате, с Хоком.

— Уже пора лететь?

Он осторожно присел на край кровати.

— Сейчас половина восьмого, сегодня вы не сможете улететь.

Она посмотрела на него, не понимая.

— Но… нам надо домой.

— Собственно, я хотел поговорить с вами об этом. Вы можете погостить у нас до Нового года. Представьте, что у вас каникулы. Сэму здесь хорошо. А вы разберетесь с вашими проблемами.

— С какими проблемами?

Тэннер пожал плечами: от ее настороженного взгляда ему стало неуютно.

— Вы и сами знаете.

Она села прямо.

— Нет, не знаю. Может, вы мне расскажете?

Он вздохнул и решился:

— Не уверен, хорошо ли вы понимаете, что происходит с Сэмом…

Губы Джулии упрямо сжались.

— А вы, стало быть, понимаете?

— Послушайте, Джулия, он ведь убежал из дома. Я ни в коей мере не пытаюсь учить вас, как воспитывать сына, но…

— Вот именно пытаетесь! Хотя ничего не знаете ни о нем, ни обо мне.

Тэннер мягко взял ее за руку.

— Ему трудно сейчас, Джулия. Он растет, у него возникает много вопросов.

Она вырвала руку и едко поинтересовалась:

— А какое вам до него дело?

— Ведь это я нашел его. И думаю, вы должны радоваться тому, что это был я, а не какой-нибудь извращенец или самоуверенный негодяй, который устроил бы вам сладкую жизнь, нажаловавшись в опекунский совет.

— Я хочу вернуться домой, — заявила Джулия ледяным голосом. — Забрать сына и вернуться домой.

— Отлично, — сказал Тэннер, — завтра утром.

— Отлично! — вскричала Джулия.

Он быстро вышел из комнаты, оставив дверь открытой. В коридоре он остановился и тихо выругался. Черт бы побрал ее вместе с ее упрямством!

— Она проснулась?

Перед ним стоял Сэм. Тэннер кивнул. Он хотел что-то сказать, но мальчик уже нырнул в комнату Джулии. Тэннер собирался уйти, когда услышал ее нежный голос:

— Сэмми, тебе здесь нравится?

— Здесь по-настоящему здорово, мама.

— А ты бы хотел пожить тут?

Сэм ответил не сразу:

— Наверное, я лучше поеду с тобой домой.

— Нет, я имею в виду, мы могли бы устроить небольшие каникулы.

— Каникулы! — с жаром воскликнул Сэм. — А ты Хоку понравилась.

— С чего ты взял?

— Он сам мне сказал. Говорит, мне повезло, что у меня такая мама, и что я не должен причинять тебе неприятности.

Джулия засмеялась чуть слышно.

— Что ж, по-моему, совет неплох. А сейчас сходи к Тэннеру и принеси мои сумки. Ладно? Спать ты сможешь тут, со мной.

— Нет, я буду спать в комнате Джо. Он ушел спать в коттедж, потому что не любит девчонок и говорит, что им нельзя находиться здесь, это нарушение правила.

— И кто же придумал это правило?

— Его придумали давно. Оно написано на балке над входом. Ладно, мама, спокойной ночи.

— Погоди, а твоя пижама? Она у меня в сумке, я привезла твою любимую.

— Я пижам не ношу. Только девчонки носят пижамы.

С этими словами мальчик выбежал из комнаты. Увидев Тэннера в коридоре, он тихо шепнул:

— Она согласилась остаться!

— Я слышал, — так же тихо ответил Тэннер и улыбнулся.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Мне кажется, она еще спит, — сквозь сон услышала Джулия голос сына.

Она чуть вздохнула и открыла глаза. И первое, что увидела, было его лицо: большие голубые глаза, россыпь веснушек на покрасневшем от мороза носу. Она улыбнулась. На голове у Сэма была меховая шапка с ушами. Внезапно рядом с ним появилось другое лицо, испещренное морщинами, с беззубой улыбкой сомнительной привлекательности. Джулия испуганно натянула одеяло до подбородка.

Старик добродушно фыркнул.

— Ну, теперь-то точно проснулась.

На нем была такая же меховая шапка. Он протянул Джулии руку:

— Рад познакомиться, миссис Логан. Я — Верди Маккормак.

Джулия в растерянности откинула волосы со лба и тоже протянула руку. Старик снял варежку и с энтузиазмом ее потряс.

— Очень рада нашему знакомству, мистер Маккормак, — несколько церемонно произнесла Джулия. — Кто вы?

— Я охотник. Вообще-то мой дом вверх по течению, далеко отсюда, но, когда приходят снега, одному там невесело.

Джулия вспомнила, что и Тэннер, и Сэм говорили ей об этом человеке.

— Верди сказал, что я могу пойти вместе с ним проверить его капканы.

Джулия огорченно взглянула на сына. Как же так? Она только вчера приехала, они и пяти минут не побыли вместе, какие могут быть капканы?

— Зайчик, мне кажется, что мы с тобой…

Он наклонился к самому ее уху и прошипел:

— Не называй меня зайчиком, мне почти девять лет!

Она тоже понизила голос:

— Сэмми, послушай…

— И не Сэмми! Я вправду хочу пойти с Верди! Он обещал показать, как ставить ловушки на зверей. А может, мы увидим волчьи следы!

— Волчьи следы?

— Да все будет нормально!

Верди тоже наклонился к ней.

— Совершенно верно, мэм, все будет в порядке, даю вам слово. Вот и Страйк за ним присмотрит.

— Но волки…

Верди покачал головой и хитровато подмигнул ей.

— Не бойтесь, мэм. Мы с Сэмми сможем о себе позаботиться.

— Вот именно, — Сэм с независимым видом засунул руки в карманы и выпятил грудь, — мы прекрасно о себе позаботимся, мам.

Джулия вздохнула.

— Обещаешь быть осторожным?

Сэм кивнул.

— Тогда поцелуй меня на прощанье.

Сэм покосился на Верди, потом смущенно и с неохотой чмокнул ее в щеку.

— Только один вопрос, — добавила Джулия, поправляя его воротник и застегивая молнию. — Кто такой Страйк?

— Это такая воображаемая собака Верди. Тэннер говорит, что этот пес очень хороший, так что не бойся, он меня не укусит.

Последние слова он договорил уже с порога, выбегая из комнаты, за ним неторопливо вышел Верди.

От такого объяснения Джулия несколько оторопела. Хорошенькое дело! Ее сын умчался в лес с этим стариком и его воображаемой собакой. Выслеживать волков!

Она спустила ноги на коврик. В комнате было прохладно, от ее вздоха тут же образовалось небольшое облачко, и Джулия поторопилась натянуть свитер и джинсы прямо поверх шелковой пижамы. Может, если поторопиться, она еще успеет перехватить эту парочку.

Внимание Джулии привлек стук в дальнем конце дома. Она пошла на звук и, оказавшись в кухне, увидела Тэннера. На нем были выцветшая футболка и старые джинсы, жесткая щетина покрывала его щеки, а волосы выглядели так, словно, проснувшись, он только провел по ним рукой, а причесываться и не думал. В его руке был молоток, а на бедрах — пояс с инструментами. Джулия остановилась.

— Доброе утро, — сказала она довольно воинственно.

Тэннер обернулся и улыбнулся ей полным ртом гвоздей, но тут же вынул их и поздоровался в свою очередь.

— Я думал, вы проспите весь день, — добавил он. Она неуверенно оглянулась по сторонам.

— Вообще-то я искала Сэма.

Тэннер нахмурился.

— Разве он не заходил к вам? Я велел ему спросить у вас разрешения, прежде чем идти в лес с Верди.

— Да, он заходил, но я, признаться, немного растерянна. Я ведь не знаю этого Верди. И собаки его я тоже не знаю.

— А, — сказал Тэннер, — Страйк. О Страйке не беспокойтесь. И о Верди тоже. Он немного сумасшедший, но самый лучший компаньон для такой дикой жизни.

— А волки?

— Волки живут по всей Аляске. Но я никогда не видел ни одного. Они избегают людей. Но если бы я был мальчишкой, непременно попытался бы выследить хоть одного.

Конечно, он был прав. Похоже, он всегда оказывался прав, особенно когда речь шла о Сэме.

Тэннер протянул ей дымящуюся кружку кофе. Она взяла ее и сделала небольшой глоток, наслаждаясь ароматным напитком.

Тэннер занялся едой. Некоторое время Джулия наблюдала за ним, но наконец решилась спросить:

— А сколько стоит пожить у вас неделю?

Тэннер искоса взглянул на нее.

— Все зависит от набора услуг.

— Я хотела бы остаться на недельку. Подумала, может быть, это в самом деле будет хорошо для Сэма. Если, конечно, позволите.

Тэннер пожал плечами.

— Обычно мы не принимаем гостей в главном здании, но наши коттеджи, пожалуй, не годятся для зимы.

Джулия рассердилась.

— Разве не вы советовали мне остаться здесь? Я решила последовать вашему совету.

— Вы следуете моему совету? — В голосе Тэннера ясно слышалось недоверие.

Джулия так резко поставила кружку, что немного кофе выплеснулось на стол и ей на руку. Она вытерла ладонь о джинсы.

— Так мы можем остаться?

Тэннер взял полотенце и вытер стол. Потом повесил полотенце на место, приблизился к Джулии и, уперев руки по обе стороны от нее в край стола, заключил ее в своеобразный капкан.

— Я очень хочу, чтобы вы остались здесь, миссис Логан.

И перегнулся к ней через стол, так что его губы, когда он говорил, почти касались ее.

Ее взгляд был прикован к его губам, она с трудом понимала, что он говорит, поглощенная одним желанием. «Поцелуй же меня! — молили ее глаза. — Поцелуй меня, как тогда, в первый раз!»

Вслух же она произнесла совсем другое:

— Ну что же, я готова заплатить. Кроме того, меня интересует еда.

— С едой так: наша кухарка, Эдна, готовит обед и ужин, а насчет завтрака вам придется позаботиться самой.

Он убрал руки и отступил.

— Как видите, это не «Ритц». И времени уделять вам какое-то особое внимание у меня нет.

— Я этого и не жду, — заявила Джулия. — По правде сказать, я думаю, будет лучше, если вы предоставите меня самой себе.

Тэннер насмешливо улыбнулся и чуть коснулся рукой ее подбородка.

— Будьте осторожнее в своих желаниях, миссис Логан.

Она подумала, что вот теперь-то он ее поцелует. И она позволит ему. Но он развернулся и вышел из кухни, насвистывая какой-то веселенький мотивчик.

Джулия смотрела ему вслед и размышляла о том, была ли идея остаться здесь и в самом деле такой замечательной.

Джулия глубоко вдохнула свежий морозный воздух. Холод заставил порозоветь ее щеки и нос, прогнал остатки усталости. Прикрыв глаза рукой, она посмотрела на солнце. Откуда-то доносились удары молотка по дереву, эхом расходясь среди высоких сосен.

Она пошла на стук, убежденная, что найдет Тэннера. Но это был Джо Бреннан.

— Доброе утро, — сказала Джулия, стараясь, чтобы это прозвучало приветливо.

Он не обернулся, только взял другой гвоздь и продолжил работу.

— О’Нейл только что ушел к ангару. Вы разминулись.

— Я вовсе не искала его, — ответила она. Молоток продолжал стучать.

— Сэм ушел с Верди часа два назад.

— Я знаю.

Стук прекратился, и Джо взглянул на нее.

— Я могу чем-то помочь вам, миссис Логан?

— Я просто гуляю. Осматриваюсь. — Ей не нравился его тон.

Он наклонился и достал из корзины пригоршню гвоздей.

— Тэннер сказал, вы остаетесь. Сэм очень рад. Тэннер, думаю, тоже.

Она неуверенно кашлянула, не зная, как реагировать на последнюю реплику.

— Я… я подумала, нам не помешают небольшие каникулы.

— Для вас тут не очень-то много дела.

— Я подумывала прогуляться в город. Это очень далеко, если идти пешком?

С минуту Джо смотрел на небо, потом покачал головой.

— До дороги вы дойдете минут за пятнадцать-двадцать. Но сначала я вам дам пару советов насчет медведей.

— Каких медведей?

Джулии стало нехорошо. Он не шутил, он был убийственно серьезен. Она подумала о Сэме, который ходил где-то по лесу с этим стариком и его воображаемой собакой. Господи, волки и медведи!

— Вы еще не раздумали гулять, миссис Логан?

Она покачала головой и поспешила назад к дому.

— Эй!

Она обернулась. Джо достал из кармана связку ключей и протянул ей.

— Машина в сарае. Когда доберетесь до главной дороги, поверните направо.

Джулия благодарно улыбнулась и пошла к сараю. В конце концов, Джо Бреннан был не так уж плох.

И вдруг она резко остановилась. Господи, как же она могла так опростоволоситься. Ведь зимой медведи спят. Джулия уже была готова поколотить Бреннана. Потом решила: Бог с ним. Она просто будет держаться от него подальше. Так же, как от опасно привлекательного Тэннера и сумасшедшего Верди. Тут она с опаской подумала о Хоке, который, правда, и трех слов ей не сказал. Похоже, сюда, на Аляску, съехались мужчины, которые понятия не имели, как вести себя с женщинами.

К черту мужчин! Сейчас ей нужен хороший магазин. Надо купить еды для них с Сэмом, может быть, присмотреть какие-нибудь сувениры. И шоколад.

После нескольких попыток мотор завелся, и Джулия, лавируя между деревьями, стала пробираться к главной дороге.

Старое, красного кирпича здание магазина словно сошло со старинной картинки.

Она открыла дверь. Звякнул колокольчик, и пахнуло приятным теплом. Неподалеку стояло несколько столов, за одним из них сидели три старика с седыми кустистыми бородами и играли в карты. При появлении Джулии они, как по команде, отложили карты и с любопытством уставились на нее.

— Вы, верно, та самая леди, которая остановилась в Холостяцкой бухте? — Продавщица смотрела на нее и улыбалась.

— Да. — Джулия была удивлена такой осведомленностью. — Меня зовут Джулия Логан. Мой сын Сэм и я проводим здесь каникулы.

— Да, Сэм. Хороший мальчик. Они с Верди заходили сюда нынче утром, купили немного лакрицы. — Она протянула руку: — Я Луиза Уэллер. Это наш магазин, наш с мужем. Его зовут Уолли. Добро пожаловать в Мьюлшу.

Джулия пожала предложенную руку, удивляясь про себя непринужденной манере общения этой немолодой женщины. У нее были кудрявые рыжие волосы, а когда она улыбалась, ее глаза забавно щурились. Джулия подумала, что никогда не видела такого дружелюбного лица.

Луиза облокотилась на прилавок и лукаво взглянула на посетительницу.

— И кого же из наших неприступных холостяков вы намерены завоевать? — поинтересовалась она вполголоса. — Я бы на вашем месте предпочла Хока. Уж этот-то знает, с какой стороны подойти к женщине. Обязательно зайдите к Ванде. Там вы найдете все, что нужно для свадьбы. Да, давненько у нас в городе не было хорошего праздника.

Джулия испуганно отступила от прилавка.

— Боюсь, это какая-то ошибка, — сказала она. — Я не собираюсь замуж.

Луиза нахмурилась.

— Если женщина пересекает порог Обители, можете прозакладывать свой последний доллар — она выйдет оттуда женой кого-то из этих ребят. Так гласит легенда. И так всегда бывало. И будет. А о пироге вы уже думали? Эдна печет великолепный пирог с лимоном и маком.

— Но я не собираюсь замуж, — повторила Джулия.

— Попомните мои слова: на вашей свадьбе я подойду к вам и скажу: «А что я вам говорила?» — Луиза снова понизила голос: — Скажите мне только одно: который из трех? Тэннер, Джо или Хок? Лют Олмгрен всегда готовит спальный комплект для молодоженов с инициалами. Ему лучше знать заранее, чтобы не делать этого впопыхах.

Это уже чересчур! Джулии вовсе не улыбалось стоять тут и спорить с этой сумасшедшей.

— По правде сказать, я и сама еще не решила. Но как только решу, обещаю, вы и Лют узнаете об этом первыми.

Тэннер смотрел на свое отражение в зеркале ванной и неторопливо брился. Пар от горячей воды поднимался вокруг него.

Он обернулся, чтобы взять полотенце, которое висело на двери, когда она вдруг открылась. Джулия вскрикнула от удивления и покраснела.

— Я… я прошу прощения.

Тэннер улыбнулся. Господи, какая же она красивая! Поездка в город пошла ей на пользу: бледные щеки порозовели, темные круги под глазами исчезли, глаза сияли.

— Что… что вы делаете в моей ванной?

Тэннер провел рукой по обнаженной груди, и Джулия невольно проследила за его движением, до самой не застегнутой пуговицы на джинсах. Он заметил, что ее щеки порозовели еще сильнее.

— В доме только одна ванная.

Джулия медленно приходила в себя. Он видел, как сузились ее глаза.

— Во всяком случае, вы могли бы закрыть дверь! — выкрикнула она. — Ведь кто угодно может зайти!

— Подождите, — сказал он, вытирая лицо и руки полотенцем, — я хотел поговорить с вами по поводу ужина.

— Мы поговорим после того, как вы тут закончите.

— Я уже закончил. Теперь по поводу ужина. Я пригласил Эдну, она сейчас готовит что-то особенное для вас с Сэмом. Так что к пяти приходите в столовую.

— Сэм будет ужинать с Джо в его хижине, тот его пригласил. А я не голодна. Я лучше лягу спать пораньше.

Она отступила к двери.

Тэннер тихо выругался. Наверное, Джо узнал об ужине от Эдны и специально пригласил Сэма, чтобы помешать приятелю. Ладно, Бог с ним, с Сэмом, Тэннер собирался поужинать с Джулией Логан. Он прислонился к двери, закрыв ей выход.

— Чего вы боитесь? — спросил он.

— Ничего! — ответила Джулия. — Насколько я понимаю, бояться следует вам.

— Чего же?

— Женитьбы!

Он рассмеялся.

— Это вас, вероятно, в городе просветили.

— В городе.

Тэннер коснулся пальцами ее щеки.

— Что же вас пугает? — Он склонился ближе, к самым ее губам. — Это вас пугает?

— Нет, — ответила она, скрестив руки на груди, словно желая защититься от него.

— А это?..

И он поцеловал ее. Сначала она пыталась сопротивляться, но потом ответила на его поцелуй. Тогда Тэннер обнял ее, притянул к себе и почувствовал, как во всем его теле проснулось необоримое желание. Он коротко вздохнул.

Воспользовавшись этим, она прикрыла ему рот рукой и оттолкнула от двери.

— Почему вы боитесь своих чувств? — мягко спросил он.

— Я… у меня нет никаких чувств, — сказала она, стоя в дверях с опущенной головой.

Он положил руки ей на плечи и почувствовал, как она вздрогнула.

— Я же не ищу себе жену.

— Чего же вы ищете?

— Не знаю. Может быть, чего-то, о чем мог бы вспоминать долгими холодными ночами. Для меня вы как каникулы, Джулия. Как теплый солнечный свет посреди зимы. Но я не настолько глуп, чтобы надеяться, что каникулы будут длиться вечно. Минует неделя, и жизнь пойдет своим чередом.

— Я не из тех женщин, которые готовы лечь в постель с первым встречным.

— Это потому, что вы только теперь встретили меня, — сказал он, осторожно беря в руки ее лицо и поворачивая его к себе.

Его руки скользнули вдоль ее тела, и он снова прижал ее к себе. Глаза Джулии широко распахнулись, она хотела что-то сказать, но он закрыл ей рот поцелуем. На этот раз никакого сопротивления не было. Она словно растаяла в его руках, и он услышал тихий стон, вырвавшийся у нее.

В этот момент Тэннер понял, что так же желанен для нее, как и она для него. Он хотел повторить поцелуй, но она отстранилась.

— Нет… не надо… — Ее голос задрожал, и Тэннер больше не настаивал. — Так нельзя. Есть Сэм. Я должна думать о нем.

— Хорошо, — прошептал он.

— Я думаю, нам лучше вернуться домой.

Тэннер провел рукой по волосам.

— Это не обязательно, — пробормотал он сквозь зубы.

— Обязательно. Пожалуйста, приготовьте все, что нужно.

Черт! В конце концов, что такого между ними произошло? Они же взрослые люди!.. Но и умолять ее остаться он тоже не собирался.

— Хорошо. Я поговорю с Джо сегодня вечером. Завтра утром вы сможете уехать.

Джулия кивнула, открыла дверь и вышла. Несколько мгновений спустя он услышал, как закрылась дверь ее спальни.

Тэннер взял рубашку, висевшую на краю ванны, надел ее и пошел в столовую. А может, и к лучшему, что она уезжает. Ночами он не будет лежать без сна и думать о ней.

А великолепный ужин, приготовленный Эдной, не пропадет. Он заберет все с собой, и они отлично поедят с ребятами в хижине Джо. Завтра он посадит эту Джулию Логан в самолет, и пусть отправляется восвояси.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Буран начался ночью, и на следующее утро, к тому времени, когда Джулия проснулась, он вовсю бушевал. В пяти шагах уже ничего не было видно. Окно совсем замерзло. Джулия долго дышала на стекло, царапала его ногтями, прежде чем смогла выглянуть на улицу. Итак, сегодня самолета не будет. Еще на день, а может быть, и на два им с Сэмом придется остаться в этом доме.

В большой комнате напротив камина расположились Тэннер и Сэм, они лежали на полу и читали книгу про белых медведей. Джо и Хок ушли к Верди играть в покер, и Джулия полагала, что там они и останутся.

Она была предоставлена самой себе. Хотела почитать в постели, но печка в ее комнате не могла справиться с холодом, который, казалось, без всякого труда проникал между бревнами.

Пришлось спуститься в большую комнату. Тэннер едва взглянул на нее и вновь вернулся к Сэму и книге.

— Как вы думаете, когда прекратится снег?

Он посмотрел в окно.

— Когда прекратится, тогда и прекратится. А до тех пор будем сидеть тут, как в норе. Я только что говорил Сэму, надо сделать гирлянду из поп-корна для елки. Когда буря уляжется, сходим в лес и срубим хорошенькую елочку. Вы хотите нам помочь?

Джулия пожала плечами.

— Сэму будет весело.

Тэннер поднялся с пола, взял ее за локоть и мягко потянул к огню.

— Всем будет весело. Я принесу поп-корн. Вот в том углу, по-моему, были лески, а у Эдны на кухне возьмем иголки.

К тому моменту, как Джулия нашла леску, Тэннер уже принес сковородку с длинной ручкой и старую банку с кукурузными зернами. Он растопил на сковородке немного жира и бросил туда пригоршню.

— Держи, — сказал он Сэму и протянул ему сковородку, — держи над огнем и помешивай.

— Здорово! — восхитился Сэм. — А дома мы всегда делаем поп-корн в микроволновке, да, мам?

— Микроволновки — это для девчонок. На Аляске мы делаем его только так.

Джулия, к ее большому удивлению, вдруг подумала, что ей начинает нравиться то, как живут на Аляске. Здесь все словно бы имело большее значение: восход и заход солнца, хорошая погода, сладкий дух от кружки с какао, запах свежего поп-корна.

— А чем еще мы будем украшать елку? — поинтересовалась она.

— На чердаке есть пара ящиков с игрушками, — сказал Тэннер, — они уже были там, когда мы приехали. Мы их не трогали, так как никогда не наряжали елку.

— Никогда не наряжали елку? — недоуменно спросил Сэм.

— Просто некому было помогать наряжать ее, — шутливо пояснил Тэннер. — На Джо и Хока надеяться не приходится. Пойду принесу игрушки.

Джулия подошла к Сэму и помогла ему помешать поп-корн. Он поднял на нее глаза.

— Мама, правда здорово?

— Да, — она наклонилась и поцеловала его в макушку, — здорово.

Сэм придвинулся к ней, прижался лбом к ее виску и прошептал:

— Знаешь, мы могли бы остаться здесь подольше, даже до Нового года. Я уверен, Санта найдет меня здесь. И дымоход здесь подходящий, и крыша плоская. И потом, будет елка, он сообразит, куда класть подарки.

Джулия задумчиво обхватила руками плечи.

Пришел Тэннер, поставил перед ней ящик с игрушками и, усевшись на пол, открыл крышку. Когда он снял солому, лежавшую сверху, поднялось облачко пыли, и Джулия прикрыла рукой свою кружку с какао. Тэннер вытащил несколько игрушек и протянул ей:

— Как вам кажется, подойдут они для елки?

Джулия взяла их в руки и вскрикнула от восхищения:

— Они и в самом деле очень старые, еще викторианские! Это же ручная работа! Какое чудо!

И, склонившись над коробкой, принялась одну за другой вынимать игрушки и раскладывать на полу.

— Они, наверное, принадлежали моей прабабушке, — пояснил Тэннер. — Она была последней женщиной, которая здесь жила.

Он взял маленькую фигурку Санта-Клауса и сдул с нее пыль.

— Интересно, как это место выглядело тогда.

— Тогда, когда здесь была хозяйка, вы это имеете в виду? — спросила Джулия и, посмотрев вокруг, заявила: — Думаю, все эти звериные головы тогда ходили по лесу.

Он рассмеялся и шутливо погрозил ей пальцем:

— Не обижайте эти головы, это местные старожилы, они тут гораздо дольше, чем я сам.

— Мам, а что, если вам с Тэннером пожениться? — вдруг предложил Сэм. — И тогда здесь снова будет хозяйка.

Джулия поперхнулась своим какао.

— А что, неплохое решение! — прошептал он ей на ухо. — И конец всем проблемам в личной жизни.

— Я думаю, нам лучше поговорить о чем-нибудь еще. Например, о личной жизни Тэннера, — с ноткой злорадства предложила Джулия.

— А у него ее нет, — со знанием дела сообщил Сэм. — Джо сказал, что Тэннер живет как рак.

Джулия удивленно моргнула, а Тэннер весело фыркнул.

— Думаю, он сказал: как отшельник, — поправил он.

— Ну я и говорю: как рак-отшельник.

Джулия не смогла удержаться от смеха. Тэннер присоединился к ней, а Сэм только недоуменно смотрел то на одного, то на другого. Вскоре они уже дружно нанизывали поп-корн на лески, рассказывая разные веселые истории и покатываясь со смеху. Снаружи бушевала вьюга, а здесь горел огонь, было тепло, Тэннер не отрывал от Джулии глаз, и ей казалось, что они знакомы всю жизнь, что нет на земле человека, который был бы ей ближе.

Тэннер и Сэм занялись гирляндой, а Джулия забралась на кушетку и оттуда наблюдала за ними. Они продолжали болтать, от разных пустяков переходя к вещам серьезным и обратно. Джулия смотрела на Тэннера и желала, чтобы этот вечер никогда не кончался, она чувствовала себя околдованной его улыбкой, блеском глаз, мягким звуком голоса.

Джулия любила рождественские праздники, с подарками и шумным весельем, любила канун Нового года — всегда ожидание счастья и волшебства. Она прикрыла глаза и представила себе великолепную красавицу елку, которую Тэннер срубит для них, украшенную восхитительными игрушками. Волшебный запах хвои, блеск гирлянд и шаров, горящие свечи наполнят дом праздником. Возле такой елки в рождественский сочельник нужно загадывать свои заветные желания — они обязательно сбудутся, и Новый год принесет счастливые перемены.

А какое у нее самое заветное желание? Она увидела себя в красивом платье, счастливого Сэма, отыскавшего под елкой подарок от Санты, торжественного и смущенного Тэннера, расставляющего бутылки с чудесным вином на праздничном столе. Увидела его друзей, хлопочущих у камина. Увидела, как они с Тэннером поднимут бокалы и поздравят друг друга, и какими восхищенными и счастливыми будут его глаза, и как радостно и восторженно будет биться ее сердце, когда он скажет ей о своей любви…

Тут Тэннер резко поднялся со своего места, и Джулия испугалась, что все это были только ее глупые фантазии, а он ничего похожего не чувствует.

— Как насчет бокала вина? — спросил он. Джулия кивнула.

— В холодильнике должна быть бутылка, — продолжал Тэннер. — Может, вы сходите за ней, а я уложу Сэма?

Джулия взглянула на сына и увидела, что он свернулся калачиком на краю кушетки. Надо же, она и не заметила, как мальчик уснул.

Джулия заторопилась на кухню. Сейчас он уложит Сэма, и они останутся вдвоем. Она почувствовала какое-то безотчетное волнение. Господи, да чего она боится?! В том, что происходит, нет ничего нового; пока существует мир, между мужчиной и женщиной происходит все то же самое. Но как далеко она может позволить себе зайти? Следует ли ей побороть вспыхнувшее чувство? Или, напротив, отдаться ему?

Джулия открыла кухонную дверь. А почему нет? В конце концов, через день-два она уедет и никогда больше не увидит этого человека.

Похоже, сейчас она была готова поддаться чувствам — а ведь с момента их знакомства не прошло и двадцати четырех часов! Джулия подумала, не запереться ли в спальне, но вместо этого открыла холодильник и стала рассеянно разглядывать его содержимое. Готова ли она к тому, что произойдет? Да и знает ли, что произойдет?!

Без успеха поискав в буфете бокалы, она решила заменить их кофейными чашками. Взяв бутылку вина и штопор, Джулия глубоко вздохнула и отправилась обратно.

Тэннер ждал ее.

— Сэм уже в постели.

Он поставил бутылку на стол, взял Джулию за руки и усадил рядом с собой.

— Это было так хорошо, — сказала она, разглядывая поп-корновые гирлянды, висящие у камина. Смотреть на Тэннера ей было просто страшно. — Вы так хорошо поладили с Сэмом.

— Это нетрудно, — отозвался Тэннер. — Он славный.

— Да, весь в мать, — попыталась пошутить Джулия.

Тэннер пристально посмотрел на нее.

— Его мать восхитительна.

Он нежно коснулся рукой ее лица, и Джулия закрыла глаза. Сейчас все было неважно. Мир дрогнул и куда-то поплыл, когда она ощутила теплый вкус его губ.

— Не могу понять, почему меня так тянет к тебе, — прошептал он, касаясь губами ее шеи. — Это против всех моих правил. Ведь я приехал сюда специально, чтобы больше не видеть женщин.

— Но ведь меня и не должно было здесь быть, — сказала она.

— О нет, я просто уверен, что ты должна быть здесь. — С этими словами он бережно уложил ее на кушетку и склонился над ней. — Именно здесь.

— Но если бы не буря, я бы уехала.

— Если бы не было бури, я бы придумал что-нибудь, чтобы ты осталась.

Джулия тихо рассмеялась.

— Стоит ли так искушать судьбу, мистер О’Нейл? Не забыли ли вы вашу зловещую легенду?

— К черту эту легенду и все прочие, если они такие же дурацкие. Те, кто их сочинял, и представить себе не могли, чего они лишаются.

Он обхватил ее за талию и потянул за собой на пол, где все еще лежало толстое одеяло, служившее им с Сэмом ковром. Там, возле камина, в нескончаемой игре света и тени, они лежали, продолжая шутливую беседу, прерываемую поцелуями.

За окном бесновалась буря, но Джулия уже не хотела, чтобы она заканчивалась. Эта буря словно стала залогом ее счастья. Ибо Джулия уже поняла, что есть только один человек, рядом с которым она будет счастлива, и, пока за окном мела метель, им не было нужды расставаться.

Она не знала, когда они уснули, но никогда еще ей не спалось так хорошо и спокойно, как в его объятиях. Ее сон был глубоким и без сновидений, и всю ночь она ощущала его присутствие рядом.

— Мам? Мам?

Тэннер, зевая, открыл глаза. От лежания на полу тело побаливало, и сперва он не мог понять, с чего это вдруг его угораздило уснуть на полу перед камином. Но внезапно он вспомнил: Джулия!

Он сел и откинул одеяло. Она чуть слышно вздохнула и во сне потянулась к нему, ища тепла. Не удержавшись от крепкого словца, он торопливо укрыл ее одеялом до самого подбородка. Она сонно улыбнулась. Тэннер вскочил на ноги, лихорадочно обуваясь. Хоть бы Сэм не вошел сюда, а направился прямо на кухню!..

К его огромному облегчению, так и случилось: мальчик проскакал на кухню, даже не посмотрев в их сторону. Тэннер наконец завязал шнурки и тоже поспешил на кухню, пытаясь на ходу привести в порядок волосы.

Хок и Джо сидели за столом, доедая свой завтрак. Эдна стояла у печи. Сэм уже успел намешать себе молока с хлопьями. Когда Тэннер сел за стол, он почувствовал, что все четверо смотрят на него.

— Доброе утро, — пробормотал он.

— Хорошо спал? — поинтересовался Джо.

— Вполне, — ответил Тэннер. Сэм тоже уселся за стол.

— А ты не знаешь, где моя мама? Я был в ее комнате, но там ее нет.

Джо ухмыльнулся в кружку, губы Хока тоже тронула улыбка. Эдна только поцокала языком и покачала головой. Было ясно как день, что все они заходили в большую комнату и каждый сделал свои выводы из увиденного. Знали бы они правду — умерли бы со смеху.

— По-моему, я видел твою маму в большой комнате у камина, — ответил Тэннер. — Похоже, прошлой ночью она уснула там, все нанизывала гирлянды.

— Так я пойду разбужу ее!

Сэм сорвался с места и выбежал из кухни.

— Но тебе все-таки удалось поспать этой ночью? — не удержался Джо.

— С каких это пор мой сон стал заботить тебя? — раздраженно поинтересовался Тэннер.

Джо пожал плечами и многозначительно взглянул на Хока. Тот только приподнял бровь.

— Мы просто спрашиваем, — продолжил Джо, — ведь, раз затеваются какие-то перемены, мы имеем право знать.

Тэннер щедрой рукой подсластил свой кофе.

— О каких переменах речь?

Хок явно не собирался отрываться от газеты, Эдна демонстративно занималась печью, так что Джо приходилось действовать в одиночку.

— Мы так хорошо все устроили, любая женщина здесь будет лишней. Я, конечно, не говорю о нашей обожаемой Эдне, — добавил он, бросив взгляд в ее сторону.

Тэннер принужденно рассмеялся.

— Ты решил, что я собираюсь жениться на Джулии Логан?

— А что, нет?

— Слушай, Бреннан, уймись. Мы же знакомы всего четыре дня. Это все чертова легенда не дает тебе покоя.

— Дело не в легенде. За эти четыре дня вы зашли так далеко, что еще через три вполне можете пожениться.

Тэннер положил руки на стол и мрачно изучал их, стараясь не дать воли своим чувствам.

Он понимал, что, вообще говоря, у его друзей было право интересоваться. Ведь это он убедил их бросить все и приехать сюда. Успех их предприятия был общей заслугой. И между ними существовало негласное соглашение, что они будут держаться все вместе… все трое… и все трое холостые. Если бы Джо или Хок привели в дом женщину, он тоже был бы встревожен.

Через несколько дней Джулия уедет, все вернется в устоявшуюся колею, а Джо и Хок вздохнут с облегчением. А он сам? Что он сам?

— Никаких женщин в этом доме не будет, — сказал он наконец.

— Что ж, я рад, что с этим мы разобрались, — кивнул Джо.

Хок опустил газету и внимательно посмотрел на Тэннера, и у того не в первый раз возникло подозрение, что Хок может читать его мысли и без труда отличать правду от лжи. Но разве он лгал? Нет. Конечно, Джулия ему очень нравилась, но жениться?.. Нет, таких намерений у него нет, и никакая легенда не сможет их спровоцировать.

Дверь открылась, и в кухню ворвался Сэм, таща за собой Джулию.

— Эдна приготовит для тебя вафли с черничным сиропом, — обещал он. — Это дикая черника. Эдна сказала, что ворует ее у медведей.

Тэннер встретил смущенный взгляд Джулии и почувствовал, как лихорадочно забилось его сердце. Ее светлые волосы разметались вокруг лица, и его пальцы вспомнили, какими шелковистыми оказались эти волосы, когда вчера он гладил их. Он опустил глаза.

— Доброе утро, — тихо поприветствовала всех Джулия.

— Доброе утро, — поспешил встать Джо, — надеюсь, вы хорошо спали.

Тэннер бросил на него убийственный взгляд, но Джо все было нипочем.

— Я… я уснула у камина, — смущенно сказала Джулия.

Джо только улыбнулся.

— Погода наладилась. Можем вылететь часов в одиннадцать, если вас это устраивает.

Тэннер замер в ожидании ее ответа. Захочет ли она улететь? Или передумала? И снова он не знал, чего хочет сам.

Сэм недоуменно поднял глаза на мать.

— Ты же говорила, что мы останемся на неделю.

— А мне О’Нейл сказал, что вы собрались домой, — не отставал Джо.

Джулия решительно покачала головой.

— Я передумала. — Она обняла Сэма за плечи. — Мы останемся до конца недели, как я обещала.

— Располагайтесь, — предложил Джо, вставая из-за стола. — Я тут надумал слетать кое-куда по делам. Ты со мной, Хок?

Хок не ответил, только сложил газету и тоже поднялся из-за стола. Подмигнув Эдне, он улыбнулся Джулии и Сэму и вышел из кухни вслед за Джо.

Тэннер долго смотрел на Джулию, не зная, что сказать. Его привело в себя легкое покашливание Эдны. Он улыбнулся ей.

— Эдна, мне кажется, вы незнакомы. Это Джулия Логан, мать Сэма. Джулия, это Эдна Картер, без нее мы все давно бы померли с голоду.

Джулия шагнула вперед и протянула руку:

— Очень рада познакомиться с вами. Тэннер сказал, что вся еда здесь — это ваших рук дело. Очень вкусно.

Эдна бросила на Тэннера грозный взгляд, словно обвиняя его во всех смертных грехах.

— Болтает он лучше, чем готовит. — И добавила, обернувшись к Джулии: — У нас на завтрак вафли.

— Очень хорошо, — отозвалась та, — умираю от голода.

Эдна кивнула, Джулия с Сэмом заняли места за столом. Мальчик, видимо, почувствовал важность происходящего, потому что вдруг словно растерял всю свою энергию и молчал.

— Хорошо, что снег прекратился, — сказала наконец Джулия.

Она наклонилась к сыну и убрала волосы с его лба.

— Может быть, мы сможем пойти за елкой, как обещал Тэннер? — И вопросительно она взглянула на Тэннера.

Тэннер не мог вынести этого взгляда и проклял себя и свою вчерашнюю глупость. То, что произошло вчера, еще ничего не значит. Да, они спали вместе, но ведь любовью они не занимались. Он не знал и не мог угадать, что Джулия думала обо всем этом. Возможно, она и рассчитывала на нечто большее — почему нет? В конце концов, она мать-одиночка, такие всегда надеются на второй брак; вероятно, она уже подыскивает кандидата. Но если имеет виды на него — что ж, придется ее разочаровать. И немедленно.

— Только не сегодня, — как мог твердо сказал Тэннер, — у меня полно работы. Завтра, может быть.

Улыбка Джулии померкла.

— Хорошо, значит, завтра.

Он встал из-за стола и вышел из кухни, снова недовольный собой. Он вовсе не хотел обижать ее. Но надо же было показать ей, что ее привлекательность не беспредельна. Что бы ни случилось между ними, это все закончится, как только она покинет его дом. И хватит об этом.

Теперь оставалось только убедить себя самого, что он сможет забыть ее.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

День шел к концу, окна словно нехотя пропускали тускловатый свет. Большая комната постепенно тонула в полумраке. Огонь в камине не давал ей совсем погрузиться в сумрачную тень.

Тэннер подбросил еще поленце и задумчиво посмотрел на Сэма. Тот склонился над шахматной доской и напряженно обдумывал свой ход.

— Ну что, вы с мамой уже говорили о Санте? — спросил Тэннер.

— Мы собирались поговорить сегодня утром, но мне надо было помочь Хоку накормить собак.

— А как ты думаешь, что она скажет?

Сэм пожал плечами и оторвался от доски.

— Это не важно. Я же знаю, что он существует. Он просто должен существовать.

— Похоже, у тебя на все готов ответ?

Сэм только кивнул.

— Как же ты собирался попасть на Северный полюс? У тебя есть карта?

Мальчик посмотрел ему в глаза и тихо спросил:

— А ты никому не скажешь?

— Нет.

Сэм вскочил и взял рюкзак, который висел тут же, на спинке стула. Покопался в нем и извлек оттуда небольшой предмет, похожий на переносную рацию.

— Это такая классная штука, ее папа подарил мне на день рождения. Она показывает, в какой точке земного шара ты находишься.

Он нажал на какую-то кнопку, подождал, пока не загорится экран.

— Чтобы добраться до Северного полюса, надо идти на север, пока он не покажет девяносто градусов, вот и все.

— Далековато.

— Знаю, — ответил Сэм и убрал свое сокровище обратно в рюкзак.

— Но разве это так уж необходимо, Сэмми? Ты не можешь просто написать письмо?

— Да писал я! Каждый год по три письма, и так четыре года. Но это не помогает. То есть я получал, конечно, игрушки. Но это все не то. Мне надо встретиться с ним и самому сказать.

— Что сказать? — спросил Тэннер. — Что такое важное тебе нужно?

— Папа, — ответил Сэм.

Тэннер оторопело уставился на мальчика.

— Сначала я просил его вернуть мне прежнего папу, — продолжал тот, — но потом понял, что ничего из этого не выйдет. И я попросил нового. Но может, мои письма где-то затерялись, поэтому я и решил попросить его лично.

— А мама знает, зачем ты искал Санту?

Мальчик покачал головой.

— Ей бы это не понравилось. Она хочет найти для нас папу сама, но у нее не получается. Поэтому я и подумал, что ты мог бы на ней жениться. Ты мне нравишься.

Тэннер не знал, что сказать. У него работа здесь, а у нее в Чикаго. Что он может предложить ей, кроме этой бесконечной зимы, дома, полного убежденных холостяков, и банковского счета, который к весне растает, как снег? А Сэм? Здешняя школа не идет ни в какое сравнение с городскими.

— Боюсь, дружок, надежды на это мало, — сказал он.

— Тогда, может быть, Джо или Хок захотят на ней жениться.

— А ты не подумал о том, что это зависит прежде всего от твоей мамы? Что этот мужчина должен ей нравиться?

Сэм кивнул.

— Ты ей нравишься. Я точно знаю, заметил, как она на тебя смотрит, когда ты не видишь.

Тэннер прикрыл глаза и сжал пальцами виски.

— Думаю, обо всем этом тебе надо поговорить с мамой, — наконец сказал он. — Обещай мне, что поговоришь.

— Обещаю, поговорю. А может, сходим за елкой сейчас?

Тэннер взглянула на доску.

— Мы же не закончили игру.

— Нет, закончили. Мат.

— Тогда иди одевайся. Пойдем…

Он не договорил, увидев, что в дверях стоит Джулия.

Сэм уселся на кушетке.

— Мы пойдем за елкой! — закричал он. — Мам, ты с нами, да?

— Наверное, нет. Я, похоже, немного простудилась, так что мне лучше не выходить.

Тэннер нахмурился.

— Как вы себя чувствуете?

— Просто горло побаливает. Я, видимо, не привыкла к таким температурам, все время мерзну.

— Я приготовлю вам чаю. А вы садитесь здесь, у огня. Тут тепло. И укройтесь чем-нибудь.

Джулия вздохнула.

— Говорю же, со мной все в порядке. Я сама могу приготовить себе чай. И вообще способна о себе позаботиться.

Она поцеловала Сэма, шепнула что-то ему на ухо и, не говоря ни слова, удалилась на кухню. Мальчик изумленно моргнул.

— Кажется, — сказал он, — ты ей разонравился.

— Похоже на то, — согласился Тэннер.

Джулия куталась в одеяло. Сэм сновал туда-сюда, принося ей еду и взахлеб рассказывая о походе за елкой. Тэннер разрешил ему немного поработать топором, и это было еще лучше, чем выслеживание волков вместе с Верди.

После четвертой кружки чаю с медом ее горло перестало болеть, и Джулия уснула. Она проснулась, когда большие напольные часы пробили десять. В доме было тихо, и она решила посмотреть, как там Сэм.

Одеваться не стала, пошла как была: в розовой пижаме и укутанная в одеяло. Джулия сразу почувствовала запах хвои, а из большой комнаты лился мягкий золотистый свет. Она поплотнее закуталась в одеяло, вошла в холл — и замерла на пороге…

У камина стояла высокая, пушистая елка, ее макушка упиралась в потолок. На ветвях горели свечи, бликами отражаясь в старинных игрушках, стеклянные шары переливались всеми цветами радуги. Джулия подошла к елке. Никогда она не видела такой красавицы. Ей показалось, что время обратилось вспять и она перенеслась в детство. Запах хвои и горячего воска будоражил ее воображение.

— Правда, красиво?

Обернувшись, она увидела Тэннера, лежащего на кушетке. Рядом с ним, свернувшись, спал Сэм.

— На чердаке мы нашли еще два ящика игрушек. Настоящие фамильные сокровища. И свечи. Честно говоря, я не думал, что они будут гореть.

— Удивительно красиво. И запах замечательный. Дома у нас бывает только искусственная елка. В квартире по-другому не получается.

— Сэм говорит, что под такую большую елку Санта обязательно принесет ему то, что он хочет.

— Сэм всегда получает то, что хочет. Его отец и я заботимся об этом.

Тэннер хлебнул какой-то янтарной жидкости из стакана, который держал в руке.

— А вы знаете, что Сэм просил на Рождество последние четыре года?

Джулия задумчиво тронула шар на елке и покачала головой.

— Нет. То есть в прошлом году это был Бэтман, а в позапрошлом — Спасатели.

— Нового отца, — сказал Тэннер.

Джулия обернулась и пристально посмотрела на него.

— Это он вам сказал?

Тэннер погладил мальчика по голове.

— Потому он и приехал сюда, потому и искал Санту. Он хотел лично изложить ему свою просьбу.

Джулия прикрыла глаза и помотала головой.

— Сэм никогда не говорил мне об этом.

— Он не хотел обидеть вас.

В уголках ее глаз задрожали слезинки, и она отвернулась к елке.

— Иногда мне кажется, я так мало знаю о нем. Раньше мы говорили обо всем на свете, постоянно были вместе. А теперь он так быстро растет. Я понимаю, ему не хватает мужского общества. И Питер, конечно, тут совсем не подходит.

— Это его отец?

Джулия кивнула.

Тэннер осторожно встал с кушетки, положив голову мальчика на подушку.

— Вы прекрасная мать, Джулия. У него просто трудный возраст. Он хочет быть одновременно и маленьким и взрослым. Поверьте, я знаю, сам через это прошел.

Она невольно улыбнулась.

— Очень мило с вашей стороны так говорить.

Он шагнул к ней.

— Значит ли это, что вы больше не сердитесь на меня?

— Нет, я сержусь.

— А если я попрошу прощения, это поможет?

— Может быть.

Он взял что-то со стола, подошел к ней совсем близко и показал ей. Джулия увидела у него на ладони сухие ягоды.

— Что это?

— Омела. Я нашел в одном из ящиков. Она, конечно, старая и поеденная молью, но, я думаю, вполне пригодна к употреблению. Знаете ведь, что под ветками омелы принято на Рождество целоваться?

Джулия фыркнула и потянулась за ягодами, но Тэннер поднял руку вверх.

— Один поцелуй, — сказал он, — вот все, о чем я прошу. Один поцелуй — и мы снова друзья.

Джулия поднялась на цыпочки и легонько поцеловала его в щеку.

Он обнял ее и притянул к себе, все еще держа омелу над их головами.

— Еще один, — прошептал он и склонился к ее губам.

Джулия приоткрыла их навстречу поцелую. Она почувствовала, как кружится голова, отстранилась и оглянулась на спящего Сэма.

— Нельзя, — прошептала она, — что, если он проснется?

Тэннер взял ее за руку.

— Пойдем, — сказал он и потянул ее в сторону кухни.

Джулия не могла сопротивляться. Любое возражение, которое появлялось у нее, казалось неважным и ненастоящим.

— Наконец одни, — шепнул Тэннер и бросил взгляд на омелу, — как думаешь, мне уже можно это отложить? Для моих рук есть занятие получше.

Он бросил омелу через плечо и взял в ладони лицо Джулии.

— Какая же ты красивая! Я очень хочу целовать тебя.

— Тэннер, прежде чем что-нибудь произойдет, нам надо прийти к взаимопониманию.

Он поцеловал ее в шею.

— С удовольствием. Взаимопонимание — это прекрасно.

Она подняла голову, и он начал нежно целовать ее волосы.

— Тэннер… мы скоро уедем домой.

— Тем более, почему бы нам не провести эти несколько дней вместе? — спросил он и коснулся губами уголка ее рта. — Джулия, мы оба взрослые люди.

— Устроить небольшие каникулы? Это ты имеешь в виду?

— А что тут плохого? Мы оба знаем, что это такое.

— Это все слишком… откровенно. К сожалению, я очень старомодна.

Тэннер тихо рассмеялся.

— Так что же ты хочешь, чтобы я сделал?

— Продолжай начатое, — сказала она.

Он обнял ее за талию и приподнял, так что она оказалась сидящей на столе. Он вплотную подошел к ней. Одеяло соскользнуло с ее плеч, когда Тэннер снова поцеловал ее. Джулия никогда не думала, что поцелуи могут быть такими разными: сладкими и нежными, быстрыми и откровенными, медленными и чувственными.

Она чуть слышно вздохнула, когда он расстегнул ее пижаму. Потом его рука скользнула по ее груди, и Джулия замерла, не зная, что ей следует сказать или сделать. Он коснулся ее соска, и ей вдруг показалось, что это не только очень приятно, но и… правильно?..

Но она не может. Пока не может. Она остановила его руку.

— Не надо. Хотя бы не сегодня.

Тэннер потерся носом о ее пальцы.

— Почему? — И снова коснулся ее груди. Джулия коротко вздохнула и провела пальцами по его густым волосам.

— Я не могу. Здесь Сэм. Я так не могу, только не так, не теперь, когда Сэм в этом же доме.

Тэннер лениво улыбнулся и поцеловал ее в шею.

— Вы очень хорошая мать, Джулия Логан. А если бы Сэма здесь не было?

— А где же он может быть?

— К примеру, в домике Джо. Завтра последняя ночь, которую ты проведешь здесь. Что ты скажешь, если я предложу устроить Сэму ночлег у Джо или Хока?

Джулия неуверенно улыбнулась.

— Это все очень сложно. Ты никогда не думал, что, возможно, ничего и не будет?

Тэннер зарычал и легонько укусил ее за шею.

— Мы созданы для того, чтобы быть вместе. И завтра ночью я тебе это докажу.

Она обняла его за шею.

— Прекрасно. Итак, завтра ночью. Но я оставлю за собой право передумать.

В ответ Тэннер погладил ее грудь.

— Если ты передумаешь, я оставлю за собой право изменить твое решение.

Он еще раз поцеловал ее, долго-долго, и не переставал гладить ее грудь, пока Джулия не застонала от наслаждения. Потом отступил и взял ее за руку.

— Пойдемте, миссис Логан, я уложу вас в постель.

Джулия поправила волосы свободной рукой.

— Почему бы тебе не уложить в постель моего сына? О себе я позабочусь сама.

Тэннер провел ладонью по ее щеке.

— В таком случае до завтрашней ночи.

— До завтрашней ночи, — повторила она.

Он повернулся и вышел из кухни, оставив ее на столе в расстегнутой пижаме. Она медленно застегнулась и улыбнулась самой себе. Какая женщина смогла бы сопротивляться такому мужчине?

В магазине Уэллера царила страшная суета, когда Джулия и Сэм зашли туда. Три старика, которых Джулия видела в прошлый раз, сидели за тем же столом.

Сэм, к ее удивлению, подошел к ним поздороваться и вернулся с мятной конфетой. Он потянул мать к прилавку.

— Ты с ними знаком? — спросила Джулия.

— Это друзья Верди. Они живут ниже по реке. Мам, можно мне немного денег? Я хочу купить подарки.

— Вот и вы, наша будущая невеста!

У Джулии упало сердце, когда она узнала голос Луизы Уэллер. Та вышла из-за конторки и приближалась, раскрыв объятия.

Джулия глянула на Сэма. Он улыбнулся и пожал плечами.

— Миссис Уэллер, мы завтра уезжаем.

Луиза отступила и, нахмурившись, отмахнулась от заявления Джулии.

— Да что вы, я не верю. Лют уже начал готовить белье.

— Это правда, — сказал Сэм. — Мы завтра уезжаем.

Луиза наклонилась к нему и потрепала по плечу.

— Сэмми, мальчик мой, можешь мне поверить, свадьба будет обязательно.

— Правда? — расцвел Сэм. Джулия твердо взяла его за руку.

— Миссис Уэллер…

— Но мы же не можем продолжать все скрывать от мальчика, правда? Сэм, как насчет лимонада, чтобы это отпраздновать, а? За счет заведения.

Она повернулась к Джулии, и та кивнула. Любой повод был хорош для того, чтобы сменить тему. Луиза достала из холодильника две бутылки лимонада и вставила в каждую по соломинке.

— Садитесь у печки, сегодня холодно.

И она вернулась к покупателям. Джулия с Сэмом нашли место за столиком напротив прилавка и уселись, наблюдая за посетителями.

— Сэм, ты же не поверил тому, что она говорила о свадьбе, так ведь?

— Не-а, — протянул он. — Верди, конечно, рассказал мне об этом проклятии, но…

— Это не проклятие, а легенда, — поправила Джулия.

— Верди сказал, что все, что заставляет мужчину жениться, — это проклятие.

— Верди ошибается. Но не в том дело. Эта легенда просто глупая история, в которую все почему-то верят. Но это неправда.

— Как Санта-Клаус? — спросил Сэм.

— Ну, в общем, да, — сказала она наконец, — как Санта-Клаус. Это замечательная сказка, но это неправда.

Он глубоко вздохнул и допил лимонад.

— Можно я теперь пойду куплю подарки?

Джулия достала из кошелька двадцатидолларовую купюру.

— Спасибо, мам! — И Сэм ускакал в глубь магазина.

Джулия закрыла лицо руками. Что же это происходит с ней, почему она никак не может принять окончательное решение? Ведь выбор более чем ясен. Провести эту ночь с Тэннером и уехать, увозя воспоминания, или провести эту ночь одной и потом еще долго думать о том, что могло бы быть. В любом случае конец всему положит ее отъезд в Чикаго.

— Мама?

Джулия выпрямилась и посмотрела на сына.

— Ты нашел, что хотел?

Он уселся на стул и разложил перед собой свои приобретения.

— Вот это кролик для Верди. На счастье. Жвачка для Джо, ему в полете пригодится. Теплые носки для Хока, чтобы ноги не мерзли, когда он будет ездить на собаках.

— А это для кого? — спросила Джулия, беря в руки игрушку. — Для тебя? Что это такое?

— Это для Тэннера. Отличный динозавромобиль с калькулятором. Как ты думаешь, ему понравится?

Джулия улыбнулась.

— Разве Тэннер играет в игрушки?

— Нет, но с этой ему захочется поиграть. Это самое лучшее, что есть в магазине.

Джулия еще раз внимательно рассмотрела игрушку.

— Пойдем-ка посмотрим, нет ли у миссис Уэллер подходящей оберточной бумаги.

— Подожди! — закричал Сэм. — Я кое-что забыл.

Он снова исчез в глубине магазина и вскоре вернулся с небольшой бутылочкой.

— Я чуть не забыл твой подарок!

И он поставил бутылочку перед ней.

— Что это?

— Ароматическая соль. Для ванн. Тэннер говорит, женщины любят всякие душистые вещества и чистоту.

Джулия в изумлении посмотрела на сына.

— Он так сказал? А что он еще говорит?

— Что ты слишком много времени проводишь в ванной. Но он говорит, все девчонки проводят в ванной слишком много времени.

Джулия поднялась.

— Ну что ж, сейчас мы поедем домой, и я испробую эту соль. А потом послушаем, что на этот счет скажет Тэннер О’Нейл.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Тэннер водрузил на стол старинные подсвечники.

— Самый обыкновенный ужин, — в десятый раз повторил он, — ничего необычного. Мы же всегда устраиваем нашим клиентам прощальный ужин перед отъездом.

Он принес из столовой маленький столик, поставил его у камина. Джулия с Сэмом уехала в город, и Тэннер развел бурную деятельность, втянув в нее всех обитателей дома.

— Это просто наша традиция, — продолжал он убеждать Эдну. — Ничего особенного.

Она кивнула. Ее лицо не выражало никаких эмоций, и Тэннер подумал: за те пять лет, какие она работает у них, он практически никогда не мог сказать, что она думает по тому или иному поводу.

— Шоколадный торт готов?

Эдна снова кивнула.

— Вы хотите, чтобы она осталась? — неожиданно спросила она.

— Кто? Джулия?

— А кто же?

— Нет, — твердо сказал Тэннер. И продолжил, непонятно кого убеждая: — Нет, конечно. У нее в Чикаго своя жизнь.

— А вы ее просили?

Он нахмурился. Что-то Эдна сегодня некстати разговорилась.

— Нет. Все равно она не останется. Она хочет уехать домой.

— Откуда вы знаете, чего она хочет, раз не спрашивали? — возразила Эдна. — По-моему, вам надо на ней жениться.

Тэннер скрипнул зубами.

— Прекрасно. С чего бы это тебя одолела забота о моем благополучии? Или вы все в этой глуши соскучились по праздникам? Почему все решили меня женить?

— Жизнь непростая штука. У каждого мужчины должна быть жена. А у ребенка — отец.

— Мне и так хорошо.

— Кого вы пытаетесь обмануть? — покачала головой Эдна.

Тэннер взглянул на нее совсем уж неприветливо.

— У тебя что, нет дел на кухне? — поинтересовался он.

Она фыркнула и ушла, предоставив Тэннера его собственным невеселым мыслям.

Он еще раз посмотрел на стол и достал из кармана маленькую коробочку. Подарок для Сэма он купил еще раньше, на прошлой неделе, а этим утром подумал, что надо купить что-то и для Джулии. Просто какой-нибудь сувенир, взглянув на который она могла бы вспомнить Аляску.

За порогом послышались шаги, дверь открылась, и в комнату влетел Сэм. Увидев Тэннера, он бросился к нему и повис у него на шее.

Джулия удивленно остановилась перед накрытым столом.

— Что это?

— У нас сегодня прощальный ужин.

Только тут он решился посмотреть на Джулию.

— Это наша традиция, — добавил он. — А Джо приглашает Сэма провести эту ночь в его хижине.

Он увидел, как вспыхнули щеки Джулии, и почувствовал, что сам тоже краснеет.

— Мам, можно? — Сэм влез на стул. — А Хок придет? Мы будем играть в покер? В прошлый раз я выиграл семьдесят шесть центов.

Тэннер рассеянно кивнул, но Сэм не отставал:

— У меня для тебя подарок!

Тэннер повернулся к нему. Мальчик достал из рюкзака небольшой сверток и через стол протянул ему. Тэннер аккуратно развязал узелок.

— Ты сам это выбирал?

Сэм кивнул, его глаза сияли.

— Это динозавромобиль с калькулятором! Смотри, если повернуть вот так, это будет динозавр, а если так — машина. А вот тут у него маленький калькулятор.

Тэннер внимательно изучал игрушку, в уголках рта таилась улыбка. Он взглянул на Джулию, та пожала плечами и тоже улыбнулась.

— Классная штука, — заявил Тэннер.

— Я знал, что тебе понравится, — радостно объявил Сэм.

Тэннер взъерошил его волосы.

— Очень нравится.

Он поколебался и тоже достал приготовленные подарки.

— Это нам? — восхитился мальчик. Тэннер кивнул.

— Возьмите их с собой и откройте дома на праздник.

— Я столько не выдержу! — Сэм вцепился в сверток со своим именем. — Ну пожалуйста!

— Ладно, — сдался Тэннер, — но только если твоя мама тоже откроет свой. Это от меня, от Джо, от Хока и Верди. С Рождеством.

Сэм сорвал бумагу и открыл коробку.

— Ух ты!..

Он держал в руках маленький кожаный мешочек на длинном ремешке.

— Прямо как у Хока! — восхитился он и повесил мешочек на шею.

— Что это? — спросила Джулия.

— Это такой мешочек на все случаи жизни, их делают местные жители. Золотоискатели в них хранят золотой песок, индейцы — свои талисманы.

Сэм нетерпеливо заглянул внутрь, и с его губ сорвался восторженный свист.

— Это игла дикобраза от Верди, орлиное перо от Джо, медвежий зуб от Хока и золотой самородок от меня. Я нашел его пару лет назад. А дома ты сможешь добавить к этому свои сокровища.

Сэм подбежал к Тэннеру и обнял его за шею.

— Спасибо. Это самый прекрасный подарок на свете.

Тут Тэннер повернулся к Джулии:

— А теперь посмотрите на ваш подарок.

Джулия улыбнулась, открыла коробочку и восхищенно ахнула. Там лежал кулон — необычной резки желтовато-зеленый камень на золотой цепочке.

— Это жадеит, — пояснил Тэннер, — его добывают за Полярным кругом. А цепочка — из местного золота.

— Очень красиво, — тихо сказала Джулия. Тэннер взял цепочку и застегнул у нее на шее.

Джулия порозовела. Она не удержалась и поцеловала его в щеку. Сэм смотрел на них очень довольный.

Ужин близился к концу. Как ни старался Тэннер продлить его, он все же закончился. Сэм рвался оделить подарками Джо, Хока и Верди, и, к облегчению Тэннера, Джулия разрешила ему пойти к ним раньше, чем это предполагалось. Они вдвоем смотрели в окно, как мальчик бежал к домику Джо. Тэннер осторожно обнял Джулию за талию, и она прислонилась к его плечу.

Некоторое время они молча стояли так, не глядя друг на друга. Потом Тэннер развернул ее к себе и поцеловал долгим нежным поцелуем.

— Боже мой, — произнес он, оторвавшись, — весь день я мечтал об этом.

— Понимаешь, для меня это так… внезапно.

— Для меня тоже. Но так случилось. Почему бы нам не подчиниться судьбе?

— Да, — согласилась Джулия, — наверное, это лучше всего. Не строить никаких планов, пусть все идет, как идет.

Джулия села на кушетку, обхватив колени, — Тэннер видел, что она не знает, как вести себя. Он и сам не знал, боялся прикоснуться к ней, боялся обидеть неловким движением.

— Может быть, — сказала Джулия, — ты поцелуешь меня?

Тэннер склонился к самым ее губам.

— Да.

И он поцеловал ее, сначала нежно и осторожно, потом — все более страстно. Ни одна женщина никогда не была ему так желанна, как Джулия. Он взял в ладони ее лицо и стал медленно покрывать его поцелуями. Наконец с легким стоном она откинулась на кушетку и потянула его за собой.

И всякие сомнения оставили Тэннера. Поток чувств захлестнул его с головой, он словно впервые вступил в это дивное море и уже не помнил себя. Она была прекрасна. Он обнимал ее стройное тело, предвкушая счастье и восторг.

— Моя, — шептал он, — моя.

Тэннер коснулся губами ее соска и услышал, как с ее губ сорвалось его имя.

Любовная игра продолжалась долго, они дразнили друг друга, возводя и преодолевая препятствия. В какой-то момент Тэннер почувствовал, что не может больше ждать, что еще немного — и эта игра сведет его с ума. Тогда он одним движением сдернул с нее свитер и начал было расстегивать пуговицы на блузке, но Джулия отвела его руки и расстегнула их сама. А он ласкал и гладил ее грудь, полускрытую кружевом белья.

Джулия вдруг выпрямилась и тревожно вскрикнула:

— Погоди!

Потом вскочила и быстро натянула свитер. Тут и он услышал за дверью шаги и голоса. В комнату вошел Джо, а вслед за ним появился Хок, который нес плачущего Сэма. Джулия и Тэннер бросились к ним.

— Это все я виноват, — пробормотал смущенный и встревоженный Джо. — Мы играли в лошадки, Сэм бегал вокруг и ударился головой об угол стола.

— Сильно ударился, малыш? — спросила сына Джулия.

Сэм, все еще всхлипывая, показал шишку на лбу.

— У тебя кружится голова? Тошнит? — спрашивала она, но Сэм только качал головой. — Что ж, крови нет. — Она поцеловала его в щеку.

— Может, стоит отвезти его в Фэрбенкс, в больницу? — предложил Джо.

— Нет, нужен лед, — ответила Джулия.

Все засуетились, принесли миску со льдом, полотенце, какие-то склянки с лекарствами.

Джулия сделала примочку, обвязала голову Сэма полотенцем, вытерла ему нос и глаза.

— Все будет хорошо, Сэмми, — сказала она сыну, — все будет хорошо.

Сэм вытер нос рукавом и поднял на нее заплаканные глаза.

— Можно я сегодня буду спать с тобой?

Джулия погладила его по щеке.

— Ну конечно. Иди ложись, а я скоро приду.

Мужчины смотрели ему вслед, когда он поплелся в комнату Джулии.

— Вы уверены, что с ним все в порядке? — спросил Тэннер.

Джулия встретилась с ним взглядом и слегка покраснела, словно тут только вспомнив, чем они занимались несколько минут назад. Она улыбнулась.

— Конечно. Только ему немного стыдно, что он расплакался при вас. Но на всякий случай нужно побыть рядом с ним.

Джо и Хок стояли в дверях, неловко переминаясь с ноги на ногу.

— Если мы можем чем-нибудь помочь… — начал было Джо, но умолк, встретив взгляд Тэннера.

— Спасибо, все нормально, ничего больше не нужно.

Они распрощались, виновато улыбаясь, и дверь за ними захлопнулась.

Тэннер прислонился к ней, глядя на Джулию.

— Прости, — сказала она, — так получилось.

Он подошел к ней, обнял и прижался губами к ее волосам.

— Все в порядке, — прошептал он. Потом мягко отстранил ее, борясь с желанием отнести ее обратно на кушетку. — Иди к Сэму, — сказал он, — ты сейчас нужна ему. Помолчал и добавил: — До завтра.

Кивнув, она вышла из холла.

Джулия поставила свой багаж у двери и вернулась к камину погреть руки. Она не спала всю ночь, перебирая каждую деталь их недолгой радости. А стоило ей только закрыть глаза, как она снова видела лицо Тэннера — близко-близко, и сон не шел к ней.

Их ночь не случилась. И вопреки своим желаниям Джулия вздохнула с облегчением. Если бы они провели эту ночь вместе, еще неизвестно, какой была бы прощальная сцена, да и чувствовали бы они себя неловко. А так расстанутся как друзья.

Джулия поправила волосы. Теперь уже ничего нельзя изменить. Через час она летит в Чикаго. А завтра их будут разделять тысячи миль.

Открылась входная дверь, вошли Джо и Хок. Джо бросил взгляд на ее багаж.

— Вы уже собрались?

Джулия кивнула.

Минуту спустя вошел Тэннер, потирая ладони. Он посмотрел на Джулию, и ей показалось, что в его глазах мелькнуло сожаление.

— Все готово, можем ехать, — сказал он. — Где Сэмми?

Джулия нахмурилась.

— Я думала, он с вами.

Тэннер покачал головой.

— Я с утра его не видел.

— Он рано встал, примерно в полвосьмого, — сказала Джулия. — Я думала, он пошел завтракать с вами. А я… я опять уснула.

Мужчины переглянулись.

— Когда я выводил машину, снегохода в сарае не было, — нахмурился Тэннер.

— А он знает, как его заводить, я сам его научил. И я видел следы, но подумал, что это Верди. — Теперь нахмурился Джо.

— Верди у себя, — заметил встревожено Хок. Джулия переводила взгляд с одного на другого.

— Боже мой, вы хотите сказать, что он…

Тэннер прислонился лбом к косяку.

— Я должен был знать, что он выкинет что-нибудь в этом духе. Он же показывал мне этот чертов аппарат.

— Где Сэм? — в ужасе закричала Джулия.

— Думаю, он взял снегоход и отправился на Северный полюс.

— А там волки и медведи, — слабым голосом перебила Джулия.

— Это не самое страшное, — бросил Джо. — Хуже всего холод. Неизвестно, как он одет, и погода может перемениться. Кроме того, он может угодить в овраг или в реку…

Джулия застыла в оцепенении. Тэннер подошел к ней.

— Мы его найдем. Он не так давно уехал. Хок с собаками выследит его.

— А я поднимусь в воздух, — добавил Джо. — На открытой местности я смогу его увидеть. И сяду. Мы подождем Хока и все вместе вернемся.

Хок подошел к Джулии и коснулся ее плеча.

— Мы его найдем. Джо, пошли. А ты, Тэннер, оставайся здесь.

Джо с Хоком застегнули куртки и направились к выходу.

— Он будет держать курс на север, — напомнил Тэннер. — Джо, если ты увидишь его, радируй нам, мы будем ждать здесь.

Джулию била нервная дрожь. Ей казалось, что кровь стынет у нее в жилах.

— Все будет в порядке, — сказал Тэннер, — они его найдут.

— Это я во всем виновата. Не нужно было оставаться здесь, надо было сразу возвращаться домой.

Тэннер усадил ее на кушетку.

— Здесь не опаснее, чем на улицах большого города, — сказал он.

— Опаснее, — прошептала Джулия. — Там он дома.

— Здесь живут охотники, здесь есть спасатели… — начал было Тэннер.

— Мы должны пойти искать его! — вскочила она с кушетки. — Я не могу больше сидеть тут и ждать!

— Можешь и будешь, — тихо сказал Тэннер и усадил ее обратно.

Они сидели и молча смотрели на огонь. Казалось, прошла целая вечность.

— Пойду включу рацию, — сказал Тэннер. — Джо, должно быть, уже взлетел.

— Я с тобой.

Он взял ее за руку, и они пошли на кухню. Пока Тэннер настраивал аппарат, она решила сварить кофе. Наливая воду в кофеварку, она услышала по рации голос Джо. Бросив кофе, она подбежала к Тэннеру. Но у Джо не было новостей. Он сказал что-то про снег, про время и дал отбой. Джулия совсем приуныла.

Начинало смеркаться, и к сердцу Джулии вновь стал подкрадываться страх. Если до темноты они Сэма не найдут, то потом сделать это будет гораздо сложнее. Хок еще сможет продолжить поиски, а Джо вернется.

Когда солнце утонуло за горизонтом, Джулия отошла от окна, легла на кушетку и накрылась одеялом. Она больше не могла сдержать слез. Тэннер молча сидел перед камином, вертя в руках подарок Сэма. В комнате повисло безнадежное молчание, только часы продолжали свой бесстрастный ход.

Джулия начала молиться.

Вдруг тишину нарушил звук рации. Тэннер побежал на кухню, Джулия за ним.

— Холостяцкая бухта, Холостяцкая будка, это бухта Симпсона, прием.

Тэннер схватил микрофон.

— Говорит Холостяцкая бухта. Хок, это ты? Прием…

— Я нашел его, — сообщил Хок. — Он в тепле, с ним все в порядке. Мы в доме Марбури, нас пригласили переночевать. Скажи Джо, где мы, пусть прилетит завтра, заберет Сэма. Снегоход я сам пригоню. Прием.

— Отличные новости, Хок. Сэм там далеко? Давай его сюда. Джулия хочет с ним поговорить. Прием.

Дрожащими руками Джулия взяла микрофон из рук Тэннера. Он показал ей, как пользоваться рацией, и пошел к телефону звонить Джо.

Джулия глубоко вздохнула, потом произнесла:

— Сэмми, дружок, ты здесь?

— Привет, мама!

Услышав его голос, она не выдержала и расплакалась.

— Ты… ты в порядке?

— Мама, все отлично! Жаль, что тебя здесь нет, тут так здорово! У нас на ужин будет мясо карибу! Еще тут есть мальчик, мой ровесник, его зовут Элиот. Мы с ним будем играть.

— О… очень хорошо. Слушайся Хока и будь хорошим мальчиком. Завтра утром увидимся. Я люблю тебя, Сэм.

— Я тоже люблю тебя. Пока, мам.

— Пока.

Джулия положила микрофон на стол.

— С ним все в порядке, — сказала она слабым голосом.

Тэннер подошел к ней и взял за руку.

— Пойдем, хорошая моя. Тебе лучше лечь. Смотри, как ты устала.

Она послушно пошла за ним. Около двери остановилась и посмотрела на их сплетенные пальцы.

— Я… я даже не знаю, как вас благодарить. Ты и твои друзья… вы уже второй раз спасаете моего сына.

Он прижал ее к себе, обнял, желая защитить от любых напастей. Джулия показалась ему маленькой и невесомой. Она прижалась к нему и плакала, как потерявшийся ребенок, а он гладил ее по голове, говорил ласковые слова. Постепенно ее слезы высохли. Тогда он наклонился и поцеловал ее.

Она притянула его к себе и поцеловала, а он ответил ей нежно и страстно. Дрожащими от волнения пальцами она старалась расстегнуть его рубашку и стонала оттого, что пуговицы не поддавались. Он отвел ее руки и дернул так, что пуговицы градом посыпались на пол. А Джулия уже сражалась с ремнем на его джинсах. Он отстранил ее и медленно разделся сам: сначала ботинки и носки, потом джинсы, потом белье. И встал перед ней, обнаженный и безо всякого стыда глядящий ей в глаза.

Джулия сначала только смотрела на него, потом протянула руку и погладила его грудь, наслаждаясь каждым прикосновением. Он прислонился к стене и закрыл глаза, а она продолжала ласкать его, и оба чувствовали, что эти ласки становятся все нестерпимее.

Наконец Тэннер не выдержал и схватил ее за руку.

— Я хочу, чтобы ты была в моей постели.

— Тогда возьми меня.

Он подхватил ее на руки и понес в свою комнату. Там он раздел ее и отступил назад, глядя на нее, обнаженную, словно хотел запечатлеть в памяти каждый дюйм ее тела.

— Я никогда не видел такой красивой женщины, — наконец прошептал Тэннер.

Джулия закрыла глаза и протянула к нему руки. Он взял их в свои и покрыл поцелуями. Ее больше не интересовало будущее, соображения приличия — ничего, кроме этой ночи.

А ночь длилась и длилась, и их любовь не угасала, а вспыхивала с новой силой, и ничто не могло помешать им. Джулия так и не сомкнула глаз. Когда за окном забрезжил тусклый рассвет, она лежала на постели рядом с Тэннером, вновь и вновь переживая все, что произошло между ними. И понимала, что уже ничто не в силах вытеснить Тэннера из ее сердца.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Солнце только встало, когда Тэннер открыл глаза. Он улыбнулся, глядя на Джулию, задремавшую у него на плече. Хорошо бы прожить так жизнь, просыпаясь и видя ее рядом, сидя напротив нее за обеденным столом, встречая вместе с ней закаты…

Но сегодня он посадит ее в самолет до Фэрбенкса и больше никогда не увидит.

Предложить ей остаться? Вряд ли она готова ради него бросить все: дом, карьеру, блага цивилизации… И потом, есть Сэм. Нет, решительно ничего из того, к чему они привыкли в Чикаго, Тэннер не мог им предложить. Тяжело вздохнув, он осторожно высвободил свое плечо и встал с постели.

В комнате было холодно, и он накинул одеяло, висевшее на спинке кровати. Так, закутавшись, он спустился в большую комнату. В камине тлели угли, света от них было мало, а тепла и того меньше. Тэннер сел в кресло, задумчиво глядя в догорающий камин.

Пять лет провел он здесь, пять лет. Способен ли он бросить все это ради туманной надежды на счастье? Продать все и переехать в Чикаго? Ему стало не по себе при одной мысли о толпах людей, от которых нигде нельзя укрыться. Сможет ли он день за днем сидеть в офисе, занимаясь, скажем, оформлением интерьеров? И сможет ли быть счастливым там? И сделать счастливыми Джулию и Сэма? Он криво усмехнулся. Нет. Стало быть, нет.

Он поворошил угли. Да, ему было хорошо с Джулией, у них была восхитительная ночь. Но Чикаго не для него, а Аляска — не для Джулии. Значит, все. Он снова вспомнил сегодняшнюю ночь, их любовь…

Тэннер тихо оделся и вышел на улицу. Небо было еще темным, на нем даже были видны звезды. Он пошел к домику Джо в уверенности, что тот уже не спит.

Джо сидел за столом, завтракал кукурузными хлопьями.

— Ну и видок у тебя, — с набитым ртом поприветствовал он приятеля.

Тэннер закрыл за собой дверь. Потом снял куртку и тоже сел за стол.

— У тебя есть кофе?

Джо мотнул головой в сторону плиты.

Тэннер налил себе кофе и вернулся за стол. Некоторое время он сидел молча, грея пальцы на кружке. Потом сказал:

— Спасибо тебе за все. Я имею в виду, вчера… Как подумаю, что могло случиться… Одним словом, спасибо.

— Как Джулия?

— Нормально.

Он глотнул горячего кофе и обжег горло. Чертыхнулся.

— Она уезжает сегодня, да?

Тэннер угрюмо кивнул.

Джо долго смотрел на него, наконец спросил:

— И что ты об этом думаешь?

— А что я должен думать? — пожал плечами Тэннер. — Она уезжает, вот и все.

— Ты не собираешься попытаться… остановить ее?

— Каким образом?

— А, — кивнул Джо, — понятно. Ты не уверен, любит ли она тебя.

— Мы знакомы всего неделю. За это время никто ни в чем не может быть уверен. И я в том числе.

— Ну, это не всегда так.

Тэннер резко поставил кружку на стол.

— А ты-то почему так об этом заботишься? «Да не ступит нога женщины в сию обитель», разве ты забыл?

— Речь ведь не о женщинах вообще, — возразил Джо. — Жена — это совсем другое. Потом, и я, и Хок полюбили Сэма.

Тэннер не верил своим ушам.

— Ты сам понимаешь, она останется здесь только в одном случае — если ты на ней женишься.

Тэннер помолчал, потом покачал головой.

— Не знаю. Я хочу сказать, если бы у нас было больше времени… То есть, если нам не суждено быть вместе, значит, не суждено.

— Тоже мне, философ, — отозвался Джо, поднимаясь из-за стола и ставя миску в раковину.

— Я сомневаюсь, нужно ли все это?

— Ну-ну. Помни только: тот, кто долго сомневается, обязательно проиграет.

— О, еще один философ.

Джо усмехнулся и надел куртку.

— Пойду-ка я. — Он взглянул на часы. — Световой день сейчас длится пять часов. Пятнадцать минут до бухты Симпсона, пятнадцать обратно. Полтора часа до Фэрбенкса, полтора обратно. Так что тебе лучше все решить до полудня.

Тэннер покачал головой.

— Мне надо подумать. Одному.

Тэннер всматривался в небо, стараясь разглядеть самолет Джо. Он улетел полчаса назад, и Тэннер решил не возвращаться в дом, а ждать его тут. День был очень ясный и холодный. Тэннер медленно вдохнул морозный воздух и так же медленно выпустил его, наблюдая за получившимся облачком пара.

Разговор с Джо не давал ему покоя. У Джо все получалось просто: попросить Джулию остаться, и все. Но разве у женщин что-нибудь бывает просто? Он вспомнил Дженис. Если бы он был хоть немного уверен в Джулии… Но она ведь ни разу не выразила желания остаться в Мьюлшу.

Послышался далекий низкий гул. Тэннер поднял голову и увидел самолет. Сначала это была маленькая красная точка, но постепенно она выросла, и стало понятно, что это именно самолет. Джо сделал круг — он всегда так делал перед тем, как сесть, проверял ветер и посадочную полосу.

Минуту спустя самолет уже пробежал по дорожке и остановился. Тэннер помахал рукой, увидев в иллюминаторе Сэма. Мальчик выпрыгнул из самолета, бросился к Тэннеру, улыбаясь во весь рот, и с радостным воплем повис у него на шее. Тэннер прижал его к себе и закрыл глаза. Успокаивая Джулию, он старался преуменьшить опасность, чтобы не пугать ее лишний раз, но сам-то он хорошо понимал, как все обстоит на деле, в какой опасности находился Сэм.

— А ну-ка слезай, — сказал он.

Что-то в его голосе насторожило мальчика. Он покосился на Тэннера.

— Ты хочешь меня отшлепать?

Тэннер фыркнул и снял его с себя.

— Нет. Я хочу поговорить с тобой как мужчина с мужчиной. Здесь и сейчас. И если мы не договоримся, возможно, придется тебя отшлепать.

Сэм нахмурился и заявил, глядя на него исподлобья:

— Мне надо к маме.

— Сначала нам надо поговорить.

Он открыл дверцу машины и подтолкнул туда Сэма. Тот неохотно подчинился, но забился на заднее сиденье и оттуда хмуро поглядывал на мужчину.

Тэннер оглянулся на Джо, но тот махнул ему рукой — мол, поезжай без меня. Джо требовалось время, чтобы приготовить другой самолет, на котором можно было бы лететь в Фэрбенкс.

Тэннер сел в машину, закрыл за собой дверцу, положил руки на руль и задумался. Он не знал, с чего начать. Но эту возможность поговорить с Сэмом, может быть единственную, он не хотел упустить.

— Ты поступил нехорошо… — начал он.

Сэм уже открыл рот, чтобы ответить, но Тэннер остановил его движением руки.

— Сейчас я говорю, а ты слушаешь.

— А мама всегда разрешает мне говорить, когда она меня ругает.

— Я тебе не мама. У меня все по-другому.

Сэм с неохотой согласился.

— Взрослеть трудно. Я знаю это, потому что когда-то тоже был маленьким. Как ты. И у меня не было отца, который мог бы мне помочь.

— Как и у меня, — вставил Сэм.

— Да, как у тебя.

Сэм помолчал и предложил:

— Ты мог бы быть моим отцом.

— Нет, Сэмми, не могу. Но я могу быть твоим другом. Если у тебя будут вопросы, ты всегда знаешь, где меня найти. И я обещаю ответить на них. — Тэннер потрепал его по колену. — Ну что ж, а теперь расскажи мне о своих последних похождениях.

Сэм глубоко вздохнул и уткнулся носом в колени.

— Санта-Клауса не существует, — тихо сказал он.

— Не существует, — подтвердил Тэннер. — Но это большой секрет, который взрослые хранят до поры до времени, чтобы у малышей был праздник.

— Я знал, что на самом деле его нет, — хмуро продолжал Сэм, — только круглые дураки верят, что этот старик в красной шапке приносит всем подарки.

— Ты не дурак, Сэм.

— Нет, дурак!

Мальчуган совсем зарылся в колени, и Тэннер понял, что он изо всех сил старается не заплакать.

— Теперь, когда ты знаешь правду, ты тоже хранитель тайны, Сэм. Это очень важный секрет и очень большая ответственность. Поэтому взрослые говорят правду только тем ребятам, которые стали достаточно взрослыми, чтобы ее понять. Ты же знаешь малышей: если открыть им секрет, они его тут же разболтают.

— Я умею хранить секреты, — сказал Сэм, — спроси кого хочешь, например моего друга Шейна.

— Если ты умеешь хранить секреты, то, значит, можешь держать слово.

— Конечно, могу!

— Сэмми, я хочу, чтобы ты пообещал мне никогда не огорчать свою маму и быть хорошим мальчиком. Больше никаких путешествий в одиночку. Никаких секретных планов. Обещаешь?

Сэм кивнул и вытер рукавом мокрые щеки и нос.

— Я не хочу уезжать, — сказал он, — мне здесь нравится, здесь лучше, чем в Чикаго.

Тэннер стянул с него шапку и взъерошил ему волосы.

— Это ведь не совсем правда, Сэм. А как же твоя школа, приятели, как же твой друг Шейн?

— Там все по-другому, — упорствовал мальчик. — Я хочу жить здесь. Ты, Джо, Хок и Верди — мои самые лучшие друзья.

— Я буду скучать по тебе, приятель.

Сэм перегнулся через сиденье и обнял его за шею.

— Я тебя люблю, — прошептал мальчик.

— Я тоже тебя люблю, Сэмми.

Тэннер похлопал его по руке. Без мальчишки дом опустеет, подумал он с грустью.

— Думаю, нам пора ехать за твоей мамой, Джо готовит самолет.

Сэм перебрался на переднее сиденье. По дороге Тэннер думал о том, что мальчик хочет жить здесь, а чего хочет Джулия, он не знал. Что ж, он узнает.

Джулия поставила свои сумки у передней двери, сложила руки на груди и с сомнением оглядела багаж. Вся неделя прошла в мыслях об отъезде, а теперь, когда наконец пришло время, она вовсе не была уверена, что хочет уехать.

Она проснулась одна, Тэннера нигде не было. По правде сказать, ей это было на руку. Она немного боялась встречи с ним.

При мысли о прошедшей ночи ее щеки порозовели. Джулия никогда не думала, что это может быть таким… таким восхитительным, так потрясти душу…

Вдалеке послышался шум машины. Джулия повернулась в ту сторону, и вскоре автомобиль выехал из-за деревьев, за рулем сидел Тэннер, рядом — Сэм, и ее сердце дрогнуло: она вдруг поняла, что они дороги ей — оба!

Машина остановилась перед домом, Тэннер вышел. За темными очками она не видела его глаз. Тут из машины выпрыгнул Сэм и радостно завопил. Джулия присела и раскрыла ему объятия.

— Плохо твое дело, дружок, — сказала она, прижав его к себе. — Очень плохо. О чем ты думал, хотела бы я знать. Ведь это было очень опасно.

Сэм опустил голову и принялся ковырять снег носком ботинка.

— Я же знал, куда еду.

— Ты очень огорчил меня, Сэм.

Мальчик рискнул поднять на нее глаза. Он виновато улыбнулся. Джулия не выдержала и, обняв его еще раз, поцеловала в щеку. Сэм вытер щеку рукавом.

— Скоро приедет Хок, — сказал он. — Он просил меня приготовить собакам поесть.

— Мы скоро уезжаем, — напомнила Джулия. — Я уже все собрала. Нельзя заставлять Джо ждать.

Сэм кивнул и помчался по направлению к домикам. Джулия смотрела ему вслед, после его очередной выходки ей не хотелось терять сына из виду. Мальчик скрылся за углом, и Джулия, вздохнув, отвернулась — и замерла. Тэннер не отрываясь глядел на нее.

Она не выдержала его взгляда и отвела глаза. Потом улыбнулась и посмотрела на него. В конце концов, она не стыдится того, что было между ними!

— Ты уже завтракал? — спросила она. Тэннер не ответил, но продолжал смотреть на нее. — Я могу приготовить тебе что-нибудь, если хочешь.

Он что-то пробормотал и быстро подошел к ней. Сняв очки, он схватил ее за руку и потащил за собой в дом. Около двери в его спальню она попыталась остановиться, но Тэннер слегка подтолкнул ее, вошел сам и закрыл дверь.

— Ты помнишь прошлую ночь?

Джулия недоуменно посмотрела на него, ее щеки стали пунцовыми. Она вскинула голову.

— Чего ты от меня ждешь?

Ее голос прозвучал спокойно и холодно. Значит, он уже пожалел о том, что произошло? Зачем тогда хочет говорить об этом? Пожалуй, он был прав, когда ушел рано утром. Ночь была чудесной, но она закончилась.

Тэннер снял шапку и пригладил волосы.

— Я чувствую все иначе, чем вчера. А ты?

Джулия пожала плечами, отвернулась и, подойдя к кровати, начала неторопливо приводить ее в порядок.

— Не знаю, что ты имеешь в виду, — сказала она. — Я чувствую себя немного неловко, я не из тех женщин, которые способны лечь в постель с кем угодно по малейшей прихоти. Разве нам обязательно говорить об этом?

— Ты бы предпочла просто забыть все, что было?

— Нет. Но я не уверена, что так уж необходимо это все обсуждать.

Она снова повернулась к нему. Ее пальцы нервно теребили кулон на цепочке.

Тэннер долго смотрел на нее, потом спросил:

— А если бы все вернуть, ты бы захотела опять?..

«Не задумываясь ни минуты», — подумала Джулия. И чуть было не произнесла вслух. Но потом задалась вопросом: что будет хорошего, если она так скажет?

И она сказала:

— Нет. Наверное, нет. Думаю, я была сама не своя. Нашелся Сэм, меня переполняло чувство радости и облегчения… А ты был рядом.

— Так для тебя это ничего не значило?

— Что ты! Это было прекрасно. Ты был просто великолепен, такой нежный и заботливый. Я очень нуждалась в этом.

Он подошел к ней и взял за руку.

— Джулия, я думал обо всем этом и хочу…

Она закрыла его рот рукой.

— Не надо ничего говорить. Я ничего не жду, Тэннер. Что было, то было. Почему бы нам не оставить все как есть? — Она медленно убрала руку, унося на пальцах тепло его губ. — Пойду найду Сэма. Нам пора ехать.

Она пошла к двери, но он окликнул ее:

— Останься!

Джулия замерла. Она понимала, что надо открыть дверь и уйти. О чем он просит ее? Зачем? Разве еще несколько дней что-нибудь изменят?

— Не могу. Ты же знаешь, нам надо возвращаться в Чикаго.

— Я ничего не могу обещать тебе, Джулия. Я не знаю, что принесет будущее, но, если ты останешься, мы могли бы выяснить это вместе.

— Ты прав, — сказала она. — Ты ничего не можешь обещать. Но я должна думать о Сэме. Он уже привык к тебе, ты ему нравишься, и мне страшно думать о том, что будет… если мы останемся, а ничего не получится.

— Джулия, рискни.

— Если бы речь шла только обо мне, я бы рискнула. Но есть Сэм…

Джулия ежилась от холода, наблюдая, как Джо грузит ее багаж. Она уже взяла Сэма за руку и пошла к самолету, как вдруг поняла, что Тэннер с ними не идет. Она обернулась. Тэннер по-прежнему стоял возле машины. Их поездка от дома до самолета прошла невесело. Тэннер пытался завести непринужденный разговор, но Сэм его не поддержал. На пороге доме он простился с Хоком и Верди, а потом приклеился носом к стеклу машины, наблюдая, как исчезает за деревьями полюбившаяся ему обитель. Джулия сидела сзади и смотрела на дорогу. Но, подняв глаза, всякий раз встречала в зеркале взгляд Тэннера. Темные очки не позволяли видеть выражение его лица, но Джулии казалось, он ждет, что она вот-вот передумает и примет его предложение. Да, она любит Тэннера О’Нейла, но сейчас, когда он так близко, она не в состоянии ничего решить. Вот когда она вернется в Чикаго и взглянет на все как бы со стороны, ей будет легче разобраться в своих чувствах. Джулия помахала Тэннеру.

— Идем! — крикнула она, стараясь перекричать свист ветра. — Все готово!

Тэннер покачал головой.

— Я остаюсь. Джо один доставит вас в Фэрбенкс.

Он поднял руку и помахал ей.

Джулия неуверенно помахала в ответ. Она почти заставила себя сделать шаг, потом развернулась и пошла к самолету. Джо помог ей забраться, и она села рядом с Сэмом.

Заработал двигатель, самолет побежал по площадке, набирая скорость, и вот он уже в воздухе. Джо сделал круг, и они снова увидели машину и стоящего рядом Тэннера.

Джулия вдруг с пугающей ясностью поняла, что больше никогда не увидит его и все, что осталось недосказанным, не будет сказано никогда.

— Мам, тебе грустно?

Она взглянула на сына.

— С чего это мне должно быть грустно, а?

— Потому что мы летим домой. И ты будешь скучать по Тэннеру. Я знаю, он тебе нравится.

— Нравится, он хороший человек.

— Он самый лучший.

Джулия наклонилась и взяла его за руку.

— Ты прав, он самый лучший.

— Мы говорили с ним сегодня утром. Он очень сердился на меня за то, что я взял снегоход. А потом он сказал мне правду.

— Какую правду?

— Про Санту. Я понял теперь, что ты была права. Тэннер обещал быть всегда честным со мной, и не обманул.

— Тэннер честный человек, — сказала она. — Ты должен слушать, что он тебе говорит.

Джулия закрыла глаза и попыталась уснуть, но чем дальше от Мьюлшу улетал самолет, тем тревожнее становилось у нее на душе. Как будто она не возвращалась домой, а, напротив, уезжала из дома.

Полет до Фэрбенкса прошел безболезненно. Потом Джо довез их в стареньком пикапе от ангара Эскадрильи полярного медведя до аэропорта и помог выгрузить багаж.

Сэм поцеловал его и отошел. Джулия подошла к Джо и пожала ему руку.

— Спасибо вам, — сказала она. — Спасибо за все.

Джо улыбнулся.

— Как только захотите вернуться, только дайте знать. Мы всегда будем рады вам. Пусть у вас в новом году все будет хорошо!

Джулия кивнула, взяла свои сумки и пошла к аэропорту. Отойдя достаточно далеко, она решилась обернуться. Машины уже не было. Поздно менять что-либо.

Джулия глубоко вздохнула.

— У нас все будет хорошо, — прошептала она. — Все будет просто отлично.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

От горячих камней поднимался пар, тело прогревалось до костей. Сауна наконец была готова, и трое друзей решили ее обновить.

— Отлично, — пробормотал Тэннер. — С самого лета мне не было так тепло.

— Ты же любишь зиму, — сказал Джо. — А вот я люблю представить себе пляж где-нибудь на Карибском море. Голубая вода, яхты, фильмы с Богартом и женщины… толпы женщин в бикини.

— А может быть, европейский пляж? — предложил Хок. — Без бикини.

Он лежал на лавке, свесив руки. Джо вытер лицо полотенцем.

— Слушайте, давайте куда-нибудь дернем. Можем вылететь прямо сегодня. В Калифорнию или Мексику. Куда-нибудь, где много солнца, крепкой текилы и женщин.

— Я за, — сказал Хок.

Оба повернулись к Тэннеру.

— Вы поезжайте, ребята, — сказал он. — А я останусь, мне надо повозиться с рацией.

— Да ладно тебе! — бросил через плечо Джо. — Сколько еще ты намерен разводить эту тягомотину? Джулия Логан уехала домой. Она уже давно про тебя забыла. Наверняка нашла себе какого-нибудь городского парня. Так что нечего сидеть тут сиднем, можешь поехать развлечься.

— Не хочу, мне и тут хорошо.

Джо рассмеялся.

— Хорошо — не то слово. Ты должен быть счастлив, что тебе удалось остаться холостяком.

Повисло тягостное молчание, слышно было только, как льется вода на горячие камни. Тэннер думал о Джулии, вспоминал ее глаза, улыбку. Холостяком-то он остался, а вот счастливым себя не чувствовал. «Джулия, — беззвучно прошептали его губы, — Джулия»…

— Ты ее любишь? — внезапно спросил Хок. Тэннер посмотрел на него, но ответил не сразу.

Не потому, что это был неожиданный вопрос, напротив, с тех пор как Джулия уехала две недели назад, он не переставал спрашивать себя об этом.

— Кажется, — пробормотал он. — Если бы знал, что такое любовь, я бы мог ответить точно.

— Да, так что же такое любовь? — оживился Джо. — Я всегда страшно этим интересовался. Какой-то невероятный секс? Или задушевные разговоры? Или нужно только красивое тело и смазливое личико?

— Всего понемногу, — ответил Тэннер, откидывая со лба мокрые волосы.

Джо наклонился вперед.

— Давай-ка поподробнее про невероятный секс.

— Это действительно было невероятно, — сказал Тэннер. — Больше ничего не скажу.

— Ну ладно, понятно, что она красивая, — сказал Джо. — И не дура. В деле своем, видно, знает толк. Так что же тут любовь?

— Не знаю, — покачал головой Тэннер. — Но я все время думаю о ней. О ее улыбке, о том, как она говорит с Сэмом, о том, какие у нее мягкие волосы… И так далее, всякие такие мелочи. Хок поднял голову.

— Ты ее любишь.

— Ладно, выяснили, я ее люблю. Ну и что, скажите мне, я теперь должен делать? Если бы я жил в Сиэтле, то, может, и попросил бы ее выйти за меня. Завели бы дом, детей и собаку…

— Ты можешь все это сделать в Чикаго, — сказал Хок.

Тэннер запрокинул голову.

— Я не смогу жить в Чикаго. После того как я прожил здесь пять лет, уже не смогу. Аляска меня изменила. Тогда, в Сиэтле, я был совсем другим человеком и сейчас не хочу становиться таким, каким был.

Джо предложил:

— Она могла бы переехать сюда.

— Джулия не сможет здесь жить. Женщины вообще не могут тут жить.

— Откуда ты знаешь, сможет или не сможет? — возразил Хок. — Джо тоже производил впечатление человека, который не сможет здесь жить, а теперь?

Тэннер фыркнул.

— Это не Джо привык к Аляске, а Аляска к нему. Он же лично знаком с каждой симпатичной незамужней женщиной в округе.

— И тебя могу познакомить с какой-нибудь славной девчонкой, вмиг забудешь эту Джулию Логан. Я знаю одну восхитительную женщину…

— И не одну… — подхватил Хок.

— В том-то и дело — я не хочу знать никаких других женщин, кроме Джулии.

Полотенце Джо полетело в голову Тэннера.

— Так сделай что-нибудь, черт побери! — воскликнул он. — Хватит тут сидеть и кукситься! Позвони ей! Господи, неужели любовь способна сделать из мужчины идиота за такой короткий срок?!

Тэннер поднял полотенце и кинул его Джо.

— Позвонить можно, — протянул он.

— Чего же ты боишься? — спросил Хок. Тэннер встал и взял свое полотенце.

— Ничего. Я ей позвоню прямо сейчас.

— Не задерживайся, — окликнул его Джо, когда Тэннер уже открыл дверь и ступил на улицу. — Сегодня пятница, мы идем к Дойлу пить пиво.

Тэннер захлопнул за собой дверь. Постоял на снегу и как был голышом, так во весь рост и упал в сугроб. Это было даже лучше, чем сауна! Он рассмеялся, обтерся снегом, вскочил на ноги и побежал к дому. Насухо вытерся, надел чистую одежду и подумал, что вот, пожалуй, одно из преимуществ холостяцкой жизни: ходи в чем хочешь, хоть безо всего вообще — никто тебе слова не скажет. Можно класть ноги на стол, бросать в ванной грязные полотенца, не бриться месяцами. Да, в холостяцкой жизни много приятного.

Тэннер подбросил в огонь поленце и присел перед камином погреть руки. Пожалуй, стоит все хорошенько обдумать, прежде чем звонить Джулии.

В эту минуту в кухне зазвонил телефон. Тэннер снял трубку.

— Холостяцкая бухта, слушаю.

— Это Тэннер?

Тэннер улыбнулся — он узнал голос.

— Привет, Сэмми! Рад тебя слышать! Как дела?

— Отлично! Вот только скучаю без вас. Мама купила мне карту Аляски. В школе я делал доклад об Аляске, получил «отлично». И показал ребятам ваш подарок, всем очень понравилось.

— Молодец.

Тэннер присел на стол.

— А как твоя мама?

— Нормально, — ответил Сэм. — Я вчера отправил вам письмо. Вы еще не получили?

— Нет еще. Сэм, а мама дома? Я хотел с ней поговорить.

— Нет, ее нет. Если она узнает, что я тебе звонил, она мне задаст. Но Лайза мне разрешила. Это моя няня, она думает, что ты мой одноклассник.

— А где же мама?

— Пошла на рождественскую вечеринку с одним приятелем с работы. Надела платье с блестками и пошла. Ну ладно, мне пора. Лайза меня зовет. Передай привет Джо, Хоку и Верди. И покорми за меня собак, ладно?

— Ладно, — сказал Тэннер.

Он подождал, пока Сэм положит трубку, потом положил свою и отошел от аппарата. Все понятно, этого следовало ожидать. Такая красивая женщина не станет сидеть дома в праздничный вечер.

Открылась входная дверь, в дом ввалились Джо и Хок.

— Ну что, — спросил Джо, — позвонил?

— Да, — соврал Тэннер, — но ее не было дома. Сэмми сказал, она ушла на свидание.

Некоторое время друзья молча смотрели на него.

— Слушай, старик, честное слово, мне жаль, — нарушил молчание Джо.

— Да, — поддержал его Хок, — мне тоже.

Тэннер принужденно улыбнулся и пожал плечами.

— Не беда. На самом деле это тоже решение проблемы.

— Ну что, как там наше пиво? После этой сауны пить хочется со страшной силой.

Хок и Джо быстро оделись, все трое прихватили куртки и отправились к машине.

Джулия открыла дверь квартиры, стараясь не уронить две сумки с продуктами, свою сумочку и портфель с бумагами. Она уже опоздала на час, ведь обещала Сэму прийти пораньше. Но движение в центре было просто ужасное, жидкая грязь под колесами, толпы народу, заполнившие магазины, скользкие тротуары, автобусы… Раньше ей всегда нравился город в Рождество, огни на Мичиган-Авеню, витрины магазинов, предпраздничная толчея… Но с тех пор, как вернулась в Чикаго, она снова и снова вспоминала Аляску, их замечательную елку у камина, запах снега и хвои. И конечно, Тэннера… Бесконечное число раз в течение дня она думала о нем, рассчитывала разницу во времени, пыталась угадать, что он делает. Пьет утренний кофе в кухне? Или занимается ремонтом коттеджей? Или сидит у камина с книгой?

Поначалу Джулия была уверена, что очень скоро и думать забудет о Тэннере. Но проходили дни, и она поняла, что это ей не удается. Ясно как день: она любит Тэннера О’Нейла.

Но, судя по всему, ее чувства не были взаимными. С тех пор как они вернулись, он не пытался связаться ни с ней, ни с Сэмом. Не звонил, не писал.

Что ж, ей предстояло пережить и это разочарование. Она даже убедила себя пойти на рождественскую вечеринку. Мужчин было много, но Джулия, глядя на них, поняла одно: никто из них Тэннеру в подметки не годится. И не только эти — вообще никто в Чикаго.

Джулия со вздохом поставила сумки на стол, в этот момент из комнаты вышла няня.

— Простите, опоздала, — извинилась Джулия. — Я звонила, но у вас было занято.

— Сэм разговаривал с приятелем, — объяснила Лайза.

Она собрала свои книги и заглянула в комнату.

— Сэмми, пока! До завтра!

Джулия переобулась и пошла в комнату сына.

— Сэмми! — позвала она. Тишина.

— Что ты тут делаешь?

— Говорю по телефону.

— Вижу. С кем?

Сэм прикрыл трубку рукой и выкарабкался из груды игрушек.

— С Тэннером.

Сердце Джулии дрогнуло. Она непроизвольно тронула подарок Тэннера — кулон с жадеитом, который носила с самого приезда.

— Мама пришла, — сообщил Сэм в трубку. — Ты хочешь с ней поговорить?

Джулия замахала на него руками, но Сэм уже протягивал ей трубку.

— Он хочет с тобой поговорить.

Джулия поколебалась, но трубку взяла. Сэм, видимо, закончил свою беседу с Тэннером, потому что тут же ускакал из комнаты.

— Алло?

Ответа не было. Джулия подумала, что Тэннер повесил трубку, но потом услышала его дыхание. Наконец он спросил:

— Как поживаешь?

Его голос был сух и безразличен.

— Нормально. А ты? Как у вас дела?

— Нормально. — Казалось, говорил другой, чужой человек. — Джо и Хок уехали на праздники, так что мы с Верди остались одни. Надеюсь, ты не сердишься, что Сэм мне звонит?

— Он тебе звонил? — не удержалась Джулия, не сумев скрыть разочарование.

— Всего несколько раз.

— Спасибо, что находишь для него время. Он по-настоящему скучает по тебе.

— Я тоже скучаю по нему.

Повисла долгая пауза. Джулия ждала, скажет ли он что-нибудь еще. Она закрыла глаза и прислонилась к стене.

— Джулия?

— Да.

— Ты не будешь против, если я тебе буду звонить? Так, время от времени. Просто поговорить.

Джулия крепче сжала трубку.

— Да, конечно.

— Хорошо. Я позвоню. Доброй ночи, Джулия. И поздравляю тебя с Рождеством.

— Доброй ночи, Тэннер. Я тоже поздравляю тебя.

Она ждала, когда он повесит трубку, но он, видимо, тоже ждал. Некоторое время они молчали, потом Джулия нажала на рычаг. Она отложила телефон и упала на постель. Ее сердце бешено стучало, мысли лихорадочно обгоняли друг друга. Он будет ей звонить. Он не забыл ее! И Сэма! То, что, как ей казалось, закончилось с ее отъездом, продолжалось. Все-таки продолжалось!

В дверь позвонили, но Джулия не пошевелилась. Ей хотелось еще немного побыть наедине со своими мыслями.

— Мам!

— Кто пришел, Сэм?

— Лучше сама посмотри! Скорее!

Заинтригованная Джулия пошла вслед за ним в гостиную. И остановилась на пороге.

В коридоре стояли Джо Бреннан и Кайл Хокинс. Сэм с восторгом прыгал вокруг них.

— Видишь, мам, видишь!

— Привет, — растерянно сказала Джулия, поправляя волосы. — Как вы сюда попали? Я только что говорила с Тэннером. Как вы нас нашли?

— Сэм дал Тэннеру адрес, — пояснил Джо. — А мы собирались в Мексику и решили заехать.

— Как раз по дороге, — улыбнулась Джулия. Джо пожал плечами.

— Хок очень хотел сходить в музей естественной истории, а потом мы были в планетарии. И вдруг подумали, надо бы зайти поздороваться.

Джулия с сомнением поглядела на Хока и ждала, что же они скажут еще. Стук сердца отдавался в висках, она чувствовала себя так, словно ей вот-вот вынесут приговор. Или оправдание.

— Мы собирались в кино, но потом решили зайти к вам и спросить… — Джо помолчал, потом продолжил: — Спросить, не хотите ли вы вернуться на Аляску и встретить с нами Новый год.

— Что?

— Джулия, Тэннер вас любит, — объявил Джо.

Она беспомощно смотрела на них и наконец выговорила:

— Не знаю, что и сказать…

— Скажите правду, — посоветовал Хок.

Ее щеки порозовели, но Джулию это не заботило. Внезапно она перестала бояться правды.

— Я тоже люблю его.

Джо хлопнул в ладоши.

— Я так и знал! Так осчастливьте же этого бедолагу! Вернитесь в Мьюлшу и выходите за него замуж. Он честный, добрый…

— Не трудитесь, — остановила его Джулия, — я знаю все его достоинства.

Джулия почувствовала, как ее дергают за руку. Она совсем забыла про Сэма!

— Мама! Давай выйдем замуж за Тэннера.

Она посмотрела на мужчин.

— Вы меня не обманываете? Он вправду сказал, что любит меня? Или это только ваши догадки?..

— Он вас любит, — заверил Хок.

— Любит! — подхватил Джо. — Но вы тут, а он там. И поверьте мне, он уже готов собрать вещи и переехать сюда.

— Здесь он не будет счастлив, — тихо сказала Джулия.

— А вы сможете быть счастливой на Аляске? — спросил Хок.

Она кивнула и взглянула на Сэма.

— Сынок, а ты? Тебе будет хорошо на Аляске?

Сэм подпрыгнул.

— Мам, это же самое лучшее место на свете!

Джулия взяла его за руку и посмотрела на мужчин.

— Мы летим на Аляску.

* * *

Джулия стояла у огромного окна аэропорта Фэрбенкса. Снаружи бушевал холодный ветер, Джо сказал, что в Мьюлшу тоже буря.

Джулия неуверенно улыбнулась. Чем ближе они были к Мьюлшу, тем больше росли ее сомнения.

— Не волнуйтесь, — сказал Джо, словно прочтя ее мысли, — Тэннер будет счастлив. Он никогда не забудет этого Нового года.

Джулия неуверенно пожала плечами.

— Через несколько часов он сам вам об этом скажет.

Джулия пригладила волосы. Она вдруг увидела свое отражение в большом зеркале в холле и ужаснулась: бледна как смерть, под глазами темные круги. Хорошо было только Сэму, который проспал почти весь полет.

Джулия закрыла глаза и не заметила, как задремала. Внезапно рядом с ней оказался Джо, который легонько тряс ее за плечо. Она резко выпрямилась и потерла глаза.

— Как погода?

— Получше. Надо лететь, пока не переменилась.

Она разбудила Сэма. Через несколько минут они сидели в том самом стареньком пикапе с логотипом Эскадрильи полярного медведя на дверцах. Они быстро доехали до ангара.

— Вот здесь я в первый раз встретил вашего сына, — сказал Джо.

— Тогда я еще верил в Санту, — пояснил Сэм.

Джо усмехнулся и, выпрыгнув из машины, помог выйти Джулии и Сэму. А Хок завел пикап в ангар и вернулся с их багажом. Когда все погрузили в самолет, они заняли свои места и приготовились к перелету.

Во время полета Джулия размышляла, скоро ли ей придется возвращаться обратно и как это будет. Вернется ли она для того, чтобы запереть квартиру и закончить все дела на фирме, или же…

Она почувствовала, что самолет снижается, и выглянула в иллюминатор. Вдалеке она увидела Мьюлшу и почувствовала, что волнуется.

Все дальнейшее происходило с калейдоскопической скоростью. Самолет приземлился, их встретил Верди на машине. Джо и Хок устроили так, чтобы Тэннер ничего не знал.

Все по дороге казалось ей родным и знакомым: деревья по сторонам дороги, домики, занесенные снегом, мелькающие вдалеке. И в то же время она словно впервые увидела все это: землю, укрытую белым сверкающим ковром, зимнее утро, скупое северное солнце, воздух, насыщенный холодом…

Машина остановилась у сарая. Там Джулия вышла из машины, а мужчины взяли с собой Сэма и уехали обедать.

Джулия медленно подошла к крыльцу и поднялась по ступенькам. И застыла на пороге, не в силах идти дальше. Холодный порыв ветра словно толкнул ее в спину, и она вошла.

В доме было тихо. В камине горел огонь, елка, зеленая и прекрасная, стояла на прежнем месте. Джулия улыбнулась: звериные головы и рыбьи чучела исчезли из комнаты без следа.

С кухни послышался звон посуды, знакомый голос чертыхнулся. Улыбка Джулии стала уверенней. Господи, как она скучала по нему! Только теперь она поняла, что эти три недели были для нее сущим адом.

Когда она вошла на кухню, Тэннер стоял у плиты. На нем были потертые джинсы, фланелевая рубашка расстегнута. В руках он держал сковородку, перед ним стояла тарелка с яичницей. На звук ее шагов он обернулся и замер. Потом отвел глаза, посмотрел на плиту и снова уставился на Джулию, словно ожидая, что она вот-вот исчезнет. Наконец нахмурился и потряс головой.

— Ты не галлюцинация?

Джулия шагнула к нему.

— Не галлюцинация, — заверила она.

— Как ты сюда попала?

— Это долгая история.

Тэннер провел рукой по ее волосам.

— Господи, Джулия, не могу поверить, что это и в самом деле ты. С тех пор как ты уехала, я все время думаю о тебе. Без тебя и Сэма здесь так пусто… — Вдруг он замолчал и посмотрел на нее как-то по-новому. — Я обещал, — начал он, — я дал слово, что, когда снова увижу тебя, обязательно скажу тебе кое-что.

Джулия не отрывала от него глаз.

— Слушаю тебя.

— Выходи за меня замуж.

Джулия просияла.

— Поцелуй меня, пожалуйста. Прямо сейчас.

Он обнял ее, прижал к себе и поцеловал. Они оба подумали, какими долгими были эти три недели.

— Постой, ты же не ответила! — Тэннер взял в ладони ее лицо и заглянул в глаза. — Джулия Логан, ты будешь моей женой?

— Да, Тэннер О’Нейл, я буду твоей женой.

Вдруг он схватил ее за руку:

— Пойдем, надо кое-что сделать.

Он потянул Джулию за собой, в холл и на крыльцо. Там они остановились около легендарной надписи. Тэннер достал перочинный нож и принялся аккуратно что-то вырезать на той же балке пониже. Через некоторое время он отошел и Джулия прочитала:

«Да не ступит нога женщины в сию обитель, кроме ноги Джулии».

Она рассмеялась.

— Не смейся, Джулия. Это Аляска. Ты действительно думаешь, что сможешь здесь жить?

— Сэму нравится Аляска. А мне будет хорошо везде, где я буду с тобой.

— Джулия, а где мы будем играть свадьбу? Если здесь, придется пригласить половину Мьюлшу. Но если ты захочешь, мы можем выбрать что-нибудь другое…

— Нет, только здесь! — воскликнула Джулия, вспомнив вдруг Луизу Уэллер. — Это великолепное место для свадьбы. И для того, чтобы прожить здесь всю оставшуюся жизнь.

Впереди их ждал Новый год и счастливые перемены.

Тэннер поднял Джулию на руки и внес через порог в ее новую обитель…