/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Любовный роман

Маленькое Кофейное Приключение

Кейт Хоффман

Знакомство Нины Форестер и мультимиллионера Кэмерона Райдера начинается с того, что она нечаянно обливает его кофе. С неуклюжей и очаровательной Ниной постоянно что-то случается. И во всех передрягах ей помогает Кэмерон…

Маленькое кофейное приключение Радуга Москва 2003 5-05-005756-6

Кейт Хоффман

Маленькое кофейное приключение

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Я живу в городе с семимиллионным населением. Три с половиной из них — мужчины, из которых как минимум полтора миллиона не женаты. Так думала Нина Форестер. Наклонившись над буфетной стойкой, она налила в кружку кофе, поставила кофейник на место и, осторожно сделав первый глоток, блаженно простонала. За прошедшие выходные она не выпила ни капли спиртного, зато вчера вечером умяла двухфунтовый пакет арахиса в шоколадной глазури, и теперь с утра ее мучило шоколадное похмелье. Почему я не могу встретить ни одного из тех миллионов парней, спрашивала она себя.

— Плохие выходные? — услышала Нина знакомый голос.

Сквозь дымок, поднимавшийся над кружкой, она взглянула на свою подругу и коллегу по работе Лизбет Гордон. Плохие выходные? Да нет. Все не так плохо. Обливаясь слезами, она шесть раз подряд посмотрела старый фильм по видео, пригоршнями ела арахис в шоколаде и испортила себе линию бикини, удаляя с нее волосы горячим воском. Бывало и хуже. Однажды она съела целиком трехслойный торт-мороженое «Сара Ли» в самом начале просмотра «Титаника». А субботу она провела, перекладывая свое нижнее белье.

— Я даже не выходила из дома, — призналась Нина. — У меня начались сексуальные фантазии о разносчике еды из китайского ресторана.

Лизбет обняла Нину за плечи.

— Дорогая, не кажется ли тебе, что давно пора найти подходящего жеребца?

Если бы такое сказал кто-нибудь другой, Нина просто посмеялась бы, но ленивый южный акцент Лизбет делал предложение вполне разумным.

— Почему ты заговорила об этом? — спросила Нина, направляясь к выходу из буфета. — Неужели мистер Эд стал твоим личным секс-гуру? Послушать тебя, так «Национальный бархат» и «Мой друг Флика» — настоящие учебники секса. — Нина остановилась около двери своего офиса и задумчиво сказала: — Когда я была девочкой, то очень увлекалась этими книгами. Я думала только о лошадях и даже не смотрела на мальчиков.

— Огромные, могучие, мускулистые животные, — проговорила Лизбет, закатывая глаза. — Боже мой! Мне тоже нравились книги о лошадях. — Она хихикнула и прижала пальцы к губам. — Если бы мама знала, она бы все их сожгла.

Нина засмеялась.

— Ты уже тогда много понимала в любовных делах!

— А ты была плоской, как доска, и на зубах у тебя торчали железные скобки. — Лизбет затряслась от хохота. Она откинула назад свои темные волосы и погладила руками стройное тело. — Признайся, ты ведь не хочешь вернуться в то время. Я была круглолицей, немного застенчивой и носила только синтетику. Мне самой странно, что я стала такой, какая сейчас.

— Надо же, а я-то думала, ты родилась в кашемировых пеленках и обольщала своими нарядами всех мальчиков в детском саду.

Если бы их не объединяла близкая дружба, Нина наверняка ненавидела бы Лизбет. Любая девушка возненавидела бы такую неотразимую красавицу. Нина же привлекала к себе простым обаянием. За Лизбет ухаживали три или четыре бойфренда, готовых встретиться с ней в любое время дня и ночи. Нинины же мужчины в ее жизни не задерживались. Любимое мороженое у нее в холодильнике хранилось значительно дольше.

Но Нину преследовали неприятности не только в личной жизни. На работе тоже сложилась критическая ситуация. Она работала младшим редактором в журнале «Этитьюдз» и проверяла достоверность фактов, о которых писал журнал. Большую часть своего рабочего времени Нина проводила либо в библиотеке, либо за компьютером, блуждая в бескрайней паутине Интернета, либо висела на телефоне, дозваниваясь нужным людям.

Внешние данные Лизбет помогли ей занять должность заместителя главного редактора в отделе моды. «Этитьюдз» — модный журнал для молодежи. Лизбет вращалась в кругу богатых дизайнеров, красивых моделей мужского и женского пола и французских фотографов. Стильная, блестящая и изысканная, она всегда выглядела так, будто только что сошла с рекламы Кэлвина Клайна.

Нина же отдавала предпочтение скорее забавным, чем модным вещам, и всегда носила одну и ту же прическу. Свои длинные светлые волосы она закручивала в пучок и закрепляла его одной или двумя шпильками.

Но Лизбет обладала редким качеством, которое делало ее незаменимой подругой. Как бы плохо ни шли дела у Нины, одно меткое, холодное замечание Лизбет превращало любые проблемы в мелочи жизни, открывая перспективу на будущее и растворяя все трудности в неудержимых приступах смеха.

— Ты знаешь, в чем твоя беда? — спросила Лизбет, провожая Нину до ее крошечного офиса, в котором даже не было окна.

— Нет, — ответила Нина, — но я уверена, ты сейчас мне скажешь.

— Ты не ходила на свидание с мужчиной уже почти полгода. Дорогая, я надеюсь, ты понимаешь: для того, чтобы встретить кого-нибудь, тебе нужно по крайней мере выйти из дома. — Лизбет покачала головой. — У тебя начинается то, что называется… кажется… ммм… ангорафобия?

— Ангорафобия — боязнь пушистых свитеров, — поправила ее Нина. — А агорафобия — боязнь открытого пространства.

— То, что ты разбираешься в таких смутных понятиях, как раз и доказывает мою правоту. С тех пор как ты рассталась с сумасшедшим барабанщиком из той ужасной группы, ты просто перестала жить. — Лизбет взяла со стола рамку с фотографией Нининых племянниц и стала рассматривать свое отражение в стекле, поправляя волосы. — Ты ведь знаешь, если женщина к тридцати годам не вышла замуж, ее шансы встретить мужчину невелики.

— Мне только двадцать пять! — воскликнула Нина.

— Пять лет пробегут как одно мгновение, — заметила Лизбет, щелкнув пальцами с идеальным маникюром. — Каждый год после двадцати пяти можно считать за пять.

Нина полагала, что иногда лучше просто позволить своей жизни идти так, как она идет. Взяв со стола последний номер «Этитьюдз», Нина начала его листать. Когда она дошла до последних страниц журнала, ее взгляд привлекли брачные объявления. Они печатались каждый месяц. Мужчины ищут женщин. Женщины ищут мужчин. Мужчины и женщины ищут чего-нибудь не совсем обычного.

— Может быть, мне стоит ответить на одно из объявлений? — задумчиво проговорила она.

— Хорошая мысль, — сказала Лизбет. — Не совсем та, что я имела в виду, но определенно — мысль.

— Конечно, ведь мне ничего не стоит просто прийти на свидание. К тому же я знаю, что объявления очень помогают в устройстве жизни. — Нина схватила лежавшую на столе папку и открыла ее. — Посмотри, сколько писем благодарности. Четыре пары встретились благодаря рубрике брачных объявлений «Личный контакт». Только за прошедший год состоялось четыре свадьбы.

— Откуда ты раздобыла их? — спросила Лизбет.

— Отзывы собирает для меня Эйлин из отдела писем. Я хочу предложить Шарлотте идею рассказа. — Нина наугад взяла одно из писем. — До того как Тайлер Шеридан встретила Ника Романо, она должна была выйти замуж за другого парня, но тот сбежал со свадьбы. Он опубликовал для нее объявление в нашем журнале, просил простить его. Ник, с которым уже случалось нечто подобное, помог Тайлер пережить измену жениха. Они влюбились друг в друга. Слышала ли ты когда-нибудь что-нибудь более романтичное?

— Нина, я умоляю тебя! История похожа на слащавые женские романы! — воскликнула Лизбет.

— Да, похожа. Мне нравятся женские романы. — Нина взяла в руки еще одно послание. — Вот письмо от Джейн Добсон Уоррен. Она поместила в «Этитьюдз» объявление для своего босса. Он искал подругу детства Холли Баскин. После того как Джейн опубликовала объявление в журнале, она обо что-то сильно ударилась головой, скорее всего, о статую Купидона. И после травмы стала думать, что Холли Баскин — это она. Через некоторое время Джейн и ее босс полюбили друг друга и поженились.

— Неужели ты думаешь, что такого рода телячьи нежности понравятся Шарлотте? — Лизбет покачала головой. — Ты совсем не знаешь нашу начальницу.

Шарлотта Дэнфорт занимала должность генерального директора журнала «Этитьюдз» и безраздельно властвовала в своей редакции. Журнал финансировал ее богатый отец. И, хотя Шарлотта не умела редактировать без подсказки и плохо вела финансовые дела, она имела один несомненный дар — невероятно остро чувствовать талантливых людей и привлекать их к работе в журнале. Так же чутко она улавливала современные тенденции, отбирая самые горячие новости и точно зная, о чем писать не следует, поэтому «Этитьюдз» всегда держался на плаву.

— Я должна сделать что-нибудь, для того чтобы Шарлотта увидела меня на месте заместителя главного редактора по сбору материала, — сказала Нина.

— Объявления не помогут тебе в таком деле, — заявила Лизбет. — Самая горячая новость сейчас то, что идол мира моды — Уилма Флинтстоу — утрачивает свою былую славу.

Нина положила письма обратно в папку.

— Я все еще верю, что можно найти любовь по объявлению. Ведь четыре пары нашли. — Она взяла журнал и начала читать: — «Настоящий ньюйоркец. Привлекательная внешность. Профессионал. Ищу независимую девушку 24-30 лет с покладистым характером. Увлекаюсь мотоциклом и гонками. Не люблю сидеть дома». По-моему, мило. Я люблю мотоциклы.

Лизбет вырвала журнал из Нининых рук.

— Позволь, я переведу тебе написанное, моя маленькая наивная подружка. «Привлекательная внешность» означает, что мужчина так себе. «Профессионал» означает, что он торгует машинами. Опасайся, когда они пишут «представительный». На пороге твоей квартиры скорее всего появится самый настоящий Квазимодо.

— А что означает «внешне привлекательный»? — спросила Нина.

— Эгоцентричный обманщик, — не задумываясь, ответила Лизбет.

— Откуда ты знаешь? Ты встречалась с одним из таких парней?

Лизбет загадочно улыбнулась.

— Не будь такой глупенькой. Я просто хорошо знаю мужчин и их слабости. Они всегда склонны преувеличивать свои достоинства. Ты должна выучить их язык.

— Язык? — удивилась Нина.

— Вот, например, это объявление. «Покладистый характер» подразумевает, что ты должна будешь вылизывать его квартиру. «Независимая» — что ты обязана часами напролет просиживать вместе с ним и его друзьями в баре и смотреть футбольные матчи на большом экране. А все остальное означает, что парень постоянно забывает опускать сиденье в туалете. — Лизбет показала Нине другое объявление: — «Увлекаюсь садоводством, стариной и кулинарией». Маменькин сынок. Тебе нужен парень, увлеченный гольфом, парусным спортом, театром и преуспевает в бизнесе, что означает — он богат, умен и у него прекрасная фигура.

— А если, — сказала Нина, — «общительный…»

— Рогоносец, — перевела Лизбет.

— «Ласковый»?

— Хочет секса.

— «Преданный»? — спросила Нина.

— Болезненно ревнивый. Будет лучше, если ты сама дашь объявление. Тогда и отбирать кандидатов сможешь сама.

— Не знаю. Может быть, мне все же стоит предложить Шарлотте историю о четырех парах, нашедших свою любовь благодаря объявлениям в нашем журнале.

— Возможно, милая история заинтересует ее, но наш журнал не «Домашний очаг», Нина. «Этитьюдз» — современный, стильный, немного пикантный журнал. Он совсем не похож на твой свитер.

Нина взглянула на свой давно вышедший из моды мохеровый свитер светло-зеленого цвета. Она купила его под полосатую мини-юбку и зеленые колготки. Ансамбль в стиле шестидесятых годов завершали круглые пластиковые бусы.

— Ты думаешь, Шарлотте не понравится моя история? Я имею в виду — идея.

— Если ты хочешь, чтобы она увидела в тебе достойного кандидата на должность заместителя главного редактора, тебе придется самой испытать на себе то, о чем ты будешь писать. Дай объявление в рубрику «Личный контакт», сходи на несколько свиданий и расскажи свою историю. Чем острее будут твои впечатления, тем лучше.

— А что я должна написать в объявлении? — спросила Нина. — Как я найду своего мистера «Что надо»?

Лизбет устало вздохнула.

— Дорогая, у тебя нет времени искать мистера «Что надо». Ты должна искать мистера «Прямо сейчас», мистера «Сию минуту». Шарлотта уже начала собеседования с кандидатами на должность заместителя главного редактора. Если ты напишешь статью и покажешь ей, вполне вероятно, что она возьмет тебя на вакантное место.

— Хорошо, — сказала Нина, — я сделаю так, как ты говоришь.

— Нэнси!!!

Нина и Лизбет подняли головы. В дверном проеме стояла сама Шарлотта Дэнфорт. Обычно она выглядела так, будто только что вскочила с кровати. Сегодня же ее вид говорил о том, что в кровать она не ложилась вовсе, а явилась на работу прямо с какой-то вечеринки. Шарлотта их обожает. На ней был сексуальный вечерний наряд, вышитый бисером, стоивший наверняка больше Нининого годового заработка. Растрепанная и энергичная, она напоминала ураган, заставляя подчиненных припадать к ее ногам.

— Нина, — поправила ее Нина. Шарлотта презрительно фыркнула и пожала плечами.

— Ах да, Нина. Я хочу, чтобы ты проверила несколько фактов для меня. Выясни, где сейчас модно делать маленькие татуировки. Также мне нужно знать, какая сейчас самая популярная тема для разговоров. Причем отдельно для мужчин и отдельно для женщин. И дай мне разбивку по возрастам, если сможешь.

— Шарлотта, я не уверена, что по всем вашим вопросам есть какая-либо информация.

— Меня совершенно не волнует, есть ли она, Нора!

— Нина, — напомнила Нина. — Это для статьи? Мы делали статью о татуировках всего несколько месяцев назад.

— Мне просто нужна информация, Нола, — отрезала Шарлотта. — Я тебе даю персональное задание. Ты должна выполнить его к концу дня.

Шарлотта повернулась и удалилась восвояси, оставив Нину озадаченной. Сможет ли она когда-нибудь убедить Шарлотту дать ей место заместителя главного редактора, если та даже не помнит ее имени?

— Я помню, опрос про татуировки проводили в 2000 году. Правое бедро — крошечная розочка. — Нина отшвырнула в сторону папку с объявлениями и села за стол. — Как я понимаю, остаток рабочего дня мне придется провести на телефоне, дозваниваясь до тату-салонов, — пробурчала она себе под нос.

Лизбет улыбнулась.

— Думаю, Шарлотта пила всю ночь напролет. Ее ночные приключения закончились в одном из круглосуточных салонов тату на Ист-Виллидж. И теперь она хочет знать, что не очень сильно ошиблась, вытатуировав на своей заднице огромную бабочку.

Нинины глаза округлились. Сама она, обладая хорошим вкусом, сделала себе татуировку в виде маленького цветочка на том месте, которое видно, только когда она надевает бикини.

— Что ты говоришь?

— Доверься мне. Шарлотта обязательно расскажет кому-нибудь, что делала сегодня ночью. Она очень разговорчива с похмелья. Через пять минут весь офис обо всем будет знать. Я предоставлю тебе полную информацию. Тебе останется только проанализировать ее.

— Но так поступать аморально, — запротестовала Нина.

— Солнышко, ты ведь хочешь получить место заместителя главного редактора, не так ли?

Нина, немного поколебавшись, кивнула в знак согласия.

— Да, хочу… Тогда, пока ты будешь выяснять про новую татуировку Шарлотты, я поработаю над своим объявлением. Даже если оно не превратится в захватывающий рассказ для журнала, в субботу у меня наверняка появится занятие поинтереснее, чем валяться на диване.

— Гениальная мысль! — воскликнула Лизбет. — Седлай лошадку и вперед! У-е-хаа!

Нина посмотрела на нее и улыбнулась:

— Может быть, если повезет, я найду своего мистера «Что надо». Или мистера «Прямо сейчас».

Закончился рабочий день. Кофейня «Джиттербагз», что находилась напротив здания «Этитьюдз» в Сохо, считалась любимым местечком работников редакции. Они регулярно собирались здесь выпить чашечку кофе и обсудить те невероятные задачи, которые ставила перед ними Шарлотта Дэнфорт. Но Нине сейчас некогда было выражать своим коллегам соболезнования по поводу странных выходок их непредсказуемого босса. Весь день в офисе ее донимали какими-то мелочами, и у нее совсем не осталось времени написать объявление в «Личный контакт».

Нина заняла свой любимый столик в углу, бросила пальто на спинку стула, а сумку положила на гладкую мраморную поверхность стола. Потом помахала рукой Марте. Та ответила ей кивком головы, что означало — двойной кофе без кофеина с обезжиренным молоком и порцию фундука. Нина разложила перед собой объявления, опубликованные в «Личном контакте» за последний месяц, пачку фирменной бумаги, на каждом листе которой указывались ее имя и логотип журнала, и карандаш. Не забыла и листок со списком качеств, которыми должен обладать мистер «Что надо».

— «Обаятельный, деликатный, непосредственный, обладающий чувством юмора, — прочитала она вслух. — Красивые волосы, добрые глаза и…»

— Пушистый хвост и хорошие зубы. Дорогая, ты пишешь так, будто ищешь терьера, а не мужчину. Я бы на твоем месте предпочла мужчину. Он, по крайней мере, не будет писать на коврик в прихожей. — Лизбет шлепнулась на стул напротив Нины. — Ты себе не представляешь, что сегодня творилось на работе! Мне прислали костюмы крохотного размера, и наши модели не могли в них влезть…

Нина выдавила из себя сочувственную улыбку. Ей было не до жалоб Лизбет. Она хотела провести время с пользой для себя.

— Что-то у меня ничего не получается с объявлением, — сказала Нина.

Лизбет вздохнула и, покачав головой, показала на стопку бумаг.

— Убери ее, достаточно одного листка. Теперь пиши. Заголовок: «Ищу мистера „Прямо сейчас“». — Лиз взглянула на Нину и нахмурила брови. — Я сказала, убери стопку. — И принялась диктовать: — «Привлекательная, жизнерадостная, энергичная женщина 25 лет ищет отважного Адониса для совместных развлечений дикими субботними ночами и ленивого отдыха по воскресеньям».

— Не кажется ли тебе, что последние слова звучат немного развязно?

— Дорогая, вся затея делает тебя развязной. В том-то и весь смысл. Как ты думаешь, что я имею в виду под словами «жизнерадостная и энергичная»? Любит секс и хочет заниматься им все время.

Нахмурившись, Нина скомкала листок бумаги, зажав в кулаке. Тут она заметила, что Марта машет ей рукой.

— Я сама напишу объявление. Большое спасибо.

Она пошла к стойке, чтобы забрать свой кофе.

По пути Нина хотела выбросить в мусорную корзину объявление Лизбет. Но, расплачиваясь с Мартой, она оценила стратегию своей подруги. Времени оставалось мало. Может быть, ей действительно нужно прекратить поиски мистера «Что надо» и сконцентрироваться на поисках мистера «Прямо сейчас». Лучше иметь синицу в руках, чем журавля в небе.

Нина разжала кулак, разгладила листок бумаги и перечитала. Взяв кофе, повернулась и направилась обратно к своему столу, на ходу редактируя текст. Она совсем не хочет, чтобы ее приняли за шлюху.

Девушка не заметила оказавшегося на ее пути мужчину. Негромко вскрикнув от неожиданности, она окинула взглядом его высокую широкоплечую фигуру. Кофейная чашка в руках покачнулась, и горячий кофе вылился прямо на незнакомца, облив грудь, живот и верхнюю часть брюк.

Мужчина отпрянул в сторону и выругался. Его взгляд был прикован к материи, на которой расползалось огромное кофейное пятно. На мгновение у Нины перехватило дыхание. Она не могла проронить ни единого слова. Отважный Адонис, пронеслось у нее в голове.

Перед Ниной стоял красавец мужчина с выразительными чертами лица, точеным ртом и живыми глазами.

— Боже мой! Что же я наделала! — воскликнула она наконец. — Извините меня, пожалуйста. Я… я… С вами все в порядке? Я не хотела…

— Со мной все в порядке, — проворчал мужчина, оттягивая от тела промокшую сорочку. — Я сам виноват. Надо было внимательнее смотреть по сторонам.

Нина протянула руку к ближайшему столу и схватила целую пачку салфеток, но тут же задела стоявшую на столе кружку с кофе. Кружка свалилась на пол, и кофе забрызгал роскошные туфли мужчины. Половина салфеток тоже упала на пол. Нина наклонилась, чтобы поднять их и смахнуть кофе с ботинок и брюк незнакомца. Какой кошмар!

Нина подняла глаза. Ее отважный Адонис едва сдерживал приступ смеха.

— По-моему, на левую брючину кофе не попал, — сказал он. — Может быть, вы закажете еще одну чашечку и доведете дело до конца?

— Я просто немного почищу вас и затем… — Суетясь, Нина поднималась все выше, промокая его брюки. Поняв наконец, какую часть тела незнакомца она промокает, Нина смутилась. — Наверное, здесь вам лучше почистить самому.

Господи, что она несет! Нина посмотрела вокруг и увидела, что все посетители кафе с любопытством наблюдают за ней.

Мужчина взял ее за локоть и поднял на ноги. Не смея взглянуть на него, девушка машинально промокнула его сорочку листком бумаги, который все еще сжимала в руке. Он взял листок из ее рук и засунул себе в карман. У Нины не оставалось другого выхода — она посмотрела ему в глаза. Губы ее дрогнули, на лице появилась извиняющаяся улыбка.

— Иногда я такая неуклюжая. С вами действительно все в порядке?

— В полном порядке, — отозвался мужчина. Никогда в своей жизни Нина не видела таких зеленых глаз, такой сексуальной улыбки, такого правильного носа, такого… Нина почувствовала комок в горле.

— Но ваша сорочка… она испорчена.

Мужчина засмеялся:

— Мне не нравится эта сорочка. Я рад, что со спокойной совестью смогу избавиться от нее.

Какое-то время они оба молчали. Нина мучительно пыталась вспомнить, извинилась ли она перед незнакомцем. Но память подводила ее. Может быть, причина забывчивости в его глазах? Они смотрели на нее так проникновенно, что, казалось, видели насквозь. Его губы будто специально были созданы для того, чтобы целовать женщин. Даже легкая щетина на щеках производила неотразимое впечатление.

А вдруг он один из тех мужчин, о которых она мечтает? Один из тех самых полутора миллионов неженатых парней? Нина посмотрела на его левую руку, чтобы проверить, есть ли на ней обручальное кольцо. Там его не было. О! Если он действительно один на полтора миллиона… Может, это знак судьбы?

— Могу… могу я купить вам чашку кофе? — пролепетала Нина.

Он отрицательно покачал головой.

— Я уже ухожу. У меня совещание.

У Нины опять перехватило дыхание. Она поняла, что сейчас он скроется за дверью и навсегда исчезнет из ее жизни.

— Как жаль, — промямлила она.

Мужчина взял со стула пиджак и портфель, медленно повернулся и пошел к двери. Нина хотела остановить его. Она сделала уже шаг в его сторону, но тут заметила, что посетители кафе все еще смотрят на нее.

— Мне действительно очень жаль, — пробормотала Нина, когда дверь за незнакомцем захлопнулась. — Немного холодной воды, хорошее отбеливающее средство без хлора, — и от пятен не останется и следа. — Она, нахмурившись, посмотрела вокруг и буркнула: — Можете допивать свой кофе.

Заливаясь краской стыда, девушка пошла к своему столику.

— Все на самом деле произошло так ужасно или мне только показалось? — спросила она подругу. — Какая же я дура!

Лизбет одобрительно похлопала Нину по руке.

— Ты была неотразима! — воскликнула она. — Дорогая, так вести себя совсем не в твоем характере, но спектакль превзошел все ожидания!

— Какой спектакль?

— Ну, как же? Ты вылила кофе на сногсшибательного красавца. Я и представить не могла, что ты способна на такие дерзости, тем более что испортила на нем французскую сорочку ручной работы. Такие шмотки стоят по пять сотен за штуку.

— Что ты говоришь? — пропищала Нина. — Пятьсот долларов?

— Представь себе. А как она облегала его тело… Ты заметила, солнышко? Она сидит на нем, как влитая, будто вторая кожа. Такие сорочки будят воображение. Любая женщина позавидовала бы тебе.

— Какая-то нелепая случайность, — беспомощно произнесла Нина.

Лизбет лукаво посмотрела на нее.

— Неужели ты думаешь, я поверю тебе? Ты успела дать ему свой номер телефона? Предложила оплатить квитанцию из химчистки?

— Нет. — Нина нахмурилась и посмотрела на дверь, за которой только что скрылся незнакомец. — Он сказал, что давно хочет избавиться от этой сорочки. Может быть, мне и следовало предложить ему деньги, но ведь он тоже виноват.

— Так, значит, ты не дала ему свой номер телефона, — уже утвердительно произнесла Лизбет. Ее голос стал холодным и сухим. — Но хоть имя-то его узнала или сказала ему свое?

Нина закрыла лицо руками.

— Нет. Я была так расстроена. Он стоял передо мной весь залитый кофе, а я вытирала салфеткой, — она издала стон, — его промежность. — Нина застонала еще сильнее. — Когда он посмотрел на меня, я совсем перестала соображать. — Она отняла от лица ладони и посмотрела на Лизбет. — Возможно, он все-таки не для меня, как ты считаешь? Я ведь никогда не встречалась с бизнесменами. Мне показалось, что он немного скованный. — Нина лихорадочно вздохнула. — Парень, который носит сорочки за пятьсот долларов, мне не подойдет.

Лизбет отрицательно покачала головой.

— Ты даже не потрудилась рассмотреть его! Да он любой бабе подойдет! Даже монашка отдастся такому парню. — Она схватила свою сумку, перекинула ее через плечо и, подняв вверх палец, сказала: — Все-таки дай объявление. Совершенно ясно, что ты не сможешь найти эффектного мужчину обычным способом. Тебе обязательно нужно воспользоваться хитростью и манипуляциями. Мне пора идти, у меня свидание. Позже мы еще поговорим.

Нина, словно провинившийся ребенок, покорно склонила голову в знак согласия.

— Вряд ли я скоро забуду такой инцидент.

Дверь за Лизбет захлопнулась. Нина взяла бумагу и хотела засунуть ее в сумку, но передумала. Взяв карандаш, она на мгновение закрыла глаза, а затем начала писать.

— «Маленькое кофейное приключение, — бормотала она, выписывая слова большими буквами. — Кафе „Джиттербагз“ на Манхэттене, 15 марта. Твоя сорочка встретилась с моим кофе. Позвони мне».

Нина пробежала текст глазами. Неужели у нее хватит мужества поместить в газете такое объявление? Незнакомец не являлся типичным читателем «Этитьюдз». Но вместо того чтобы скомкать листок, Нина аккуратно сложила его и спрятала в карман жакета.

Забудь про этого парня. Тебе не нужен мистер «Что надо», ты ищешь мистера «Прямо сейчас». Он даст тебе работу заместителя главного редактора.

Нина попыталась составить другое объявление, но не смогла сосредоточиться. Все ее мысли крутились возле мужчины в залитой кофе рубашке. Воспоминание о его сильных пальцах, поддерживавших ее за локоть, будоражило Нину.

Раньше она не верила в любовь с первого взгляда. С ней никогда ничего подобного не случалось. Но теперь это произошло. Ей нужно найти способ увидеть его хотя бы еще раз.

Кэмерон Райдер стоял на тротуаре рядом с кафе, глядя на свою испорченную рубашку.

— Маленький инцидент с чашечкой кофе и… ненормальной женщиной, — пробубнил он себе под нос, пожав плечами.

Кэмерон обернулся и посмотрел через плечо. Красивая, но… несомненно, сумасшедшая, подумал он про себя. На самом деле она вовсе и не женщина. По крайней мере, совсем не похожа на тех утонченных и откровенно сексуальных дам, с которыми ему приходилось общаться. Она мила, немного бестолкова и больше похожа на девочку, чем на женщину. И забавно одета: пушистый свитер и короткая юбка, открывавшая стройные ноги.

В его памяти вновь возник ее образ: живые глаза, золотистые волосы, собранные в пучок, из которого торчали шпильки, и — Кэмерон нахмурился — зеленые колготки. Она выглядела, как те богемные девицы, что проводят все дни напролет в кофейных барах в Сохо и в художественных галереях, куря сигареты и цитируя Сартра.

Не стоит обманывать себя — их взгляды встретились, и он почувствовал влечение к ней. Когда дотронулся до ее локтя, по телу пробежала трепетная волна тепла. А с какой непосредственностью она стала вытирать его брюки!

В девушке не ощущалось того циничного налета, который свойствен живущим на Манхэттене дамам. Про любую другую женщину Кэмерон подумал бы, что она вылила на него кофе специально. Но неподдельное огорчение девушки поразило его. Он просто не мог сомневаться в том, что это случайность.

Кэм тихо засмеялся и покачал головой. Боже мой! Он чувствовал внезапную влюбленность в абсолютно незнакомую женщину!

Может быть, в последнее время он слишком много работал? У него не хватало времени на общение, и теперь каждая женщина кажется ему привлекательной? Не вернуться ли в кафе, чтобы поближе познакомиться с очаровательной незнакомкой?

Джефф кашлянул и показал на часы.

— У нас осталось всего полчаса до встречи с Шарлоттой Дэнфорт, — сказал он. — Тебе нужно бежать домой и переодеться.

Джефф Майерс заведовал операционным отделом в компании Кэмерона «Найт Райдер». Джефф и Кэмерон учились в одном колледже и слыли давними друзьями. Именно тогда, десять лет назад, Кэм и создал свой сайт в Интернете. Сайт назывался «Развлечения и ночная жизнь поколения Икс». Джефф сотрудничал с Кэмом, когда компания переехала из общежития в квартиру, потом из квартиры — в комплекс служебных зданий на противоположном берегу реки в Джерси. Вместе с компанией они пережили и момент ее взлета, и тогда доля Кэмерона в тридцать процентов буквально за несколько часов превратилась в миллионы долларов.

— Мне не нужно переодеваться, — возразил Кэм. — Я не пойду на встречу. Ты мой партнер, и я всецело доверяю тебе. На встрече ты будешь представлять мои интересы.

Кэм работал над своим проектом много лет. Теперь, когда настало время сделать решающий шаг, он предпочел отойти в сторону и наблюдать. Пять лет назад «Этитьюдз» был совсем незаметным журналом. Мало кто мог предположить, что он так быстро наберет высоту, тем более что у руля его стояла большая любительница светских раутов Шарлотта Дэнфорт. Но ее папочка все-таки заставил свою непутевую дочку работать, чтобы сбыть ее наконец-то со своих рук. Чарлз Дэнфорт, один из самых богатых людей Нью-Йорка, оставался единственным инвестором журнала уже много лет. Редакция «Этитьюдз» располагалась в здании, принадлежащем Дэнфорту, поэтому журнал наверняка не платил ренту за помещение.

— Я не понимаю, зачем тебе нужен «Этитьюдз»? — спросил Джефф Майерс. — Старик угрохал на него столько денег! Трудно даже предположить, сколько он стоит. Шарлотта никогда не вела финансовой отчетности. Мы покупаем кота в мешке. Почему бы тебе не приобрести что-нибудь другое?

Кэмерон пожал плечами.

— «Этитьюдз» выходит каждую неделю. Стильный журнал, который читает большое количество людей, и мне совершенно не важно, сколько он стоит. Я хочу получить его. Сделай все возможное, чтобы он стал нашим, ведь пока она не собирается принимать наше предложение.

— Ерунда, мы вынудим ее, — усмехнулся Джефф. — Наши ребята провели собственное расследование. Папаша Дэнфорт хочет прекратить денежные вливания в журнал. Возможно, он уже перестал субсидировать Шарлотту. Ее преследуют кредиторы, а она по-прежнему проводит уйму времени на светских вечеринках. Сейчас как раз самое время перехватить у нее журнал.

— Но «Этитьюдз» — ее детище, — продолжал настаивать Кэм. — Кроме того, мы можем предложить ей только половину той суммы, которую стоит журнал.

— Слушай, мы ведь уже решили….

— Я передумал. Для того чтобы принять окончательное решение, мне нужно больше информации.

— Кэм, частное издательство не откроет нам все карты, прежде чем речь зайдет о деньгах.

— Я знаю, но нам нужно немного переждать до тех пор, пока положение Шарлотты не станет совсем безнадежным, а сама она более сговорчивой. А пока мы постараемся раздобыть информацию.

Джефф кивнул.

— Неплохая идея. Шарлотта Дэнфорт принимает к себе на работу и увольняет достаточно много народа. Мы всегда сможем найти обиженного ею служащего, который захочет нам что-нибудь рассказать.

— Что ж, принимайся за дело, — сказал Кэмерон. — И позвони мне после встречи с Дэнфорт. Я хочу получить исчерпывающий отчет.

Джефф направился к пешеходному переходу. Кэмерон видел, как он вошел в богато украшенное массивное здание. Кэм повернулся и засунул руки в карманы.

Его пальцы наткнулись на комок бумаги. Он вынул листок, которым девушка из кафе пыталась вытереть его сорочку.

На листке что-то написано крупным почерком. Слова расплылись от кофе, но кое-что можно прочитать. По нижнему краю листка крупными буквами выведен логотип журнала «Этитьюдз», а сверху, также типографским способом, указано имя служащего.

— Нина Форестер, — прочитал Кэмерон. — Нина. Так вот как ее зовут.

Кэмерон мгновенно оценил важность совершенного им открытия. Нина Форестер работает в «Этитьюдз»! Прекрасно! Ведь ему как раз нужен человек, который поможет ему проникнуть в редакцию журнала. Человек, который поможет ему понять переменчивую Шарлотту Дэнфорт и узнать, в каком положении находятся ее дела. В уме Кэмерона немедленно начала формироваться стратегия действия.

Почему бы ему не вернуться в кафе и не поговорить с той девушкой? Он смог бы завести с ней беседу, выяснить, чем она занимается в редакции. Большинство женщин любит поболтать о своей работе, особенно с мужчинами, которые проявляют интерес к их мнению. Но мысль о том, что ему придется манипулировать девушкой, была неприятна Кэмерону.

Чтобы достичь вершины Интернет-бизнеса, ему понадобились колоссальные технические знания. Удержаться наверху значительно сложнее, нужны железная хватка и безжалостность. И все-таки Кэмерон никогда никого ни к чему не принуждал. Добившись многого, он не перестал быть внимательным к людям.

Кстати, что она там написала?

«Ищу мистера „Прямо сейчас“», — прочитал он. Кэмерон смутился и сдвинул брови. «Привлекательная, жизнерадостная, энергичная женщина 25 лет ищет отважного Адониса для совместных развлечений дикими субботними ночами и ленивого отдыха по воскресеньям».

Кэмерон перечитал объявление. Отважный Адонис? Дикие субботние ночи и ленивые воскресенья?

Он считал себя хорошим знатоком людей, способным с первого взгляда определить скрытые качества характера человека и мотивы его поведения. Такое объявление совсем не соответствовало внешнему облику Нины Форестер с ее невинной улыбкой. Женщина, привыкшая к диким развлечениям субботними ночами и ленивому отдыху по воскресеньям, не стала бы беспокоиться по поводу кофе, пролитого на рубашку незнакомого ей парня. Может быть, он слишком поспешно сделал свои выводы?

Кэмерон повернулся и пошел прочь, аккуратно складывая на ходу лист бумаги с объявлением Нины.

Адонис! В школе он был обыкновенным «ботаником» — ребенком в толстых очках с кучей ручек в кармане, президентом компьютерного и шахматного клубов. Девочки совсем не замечали его.

Деньги невероятным образом изменили его в глазах окружающих. Но сам он не сильно изменился. В душе Кэмерона все еще жил застенчивый очкарик, который не хотел видеть ничего, кроме своего компьютера. Он просто стал старше. Его когда-то костлявое тело покрылось выпуклыми мышцами. Модные дизайнеры и парикмахеры довершили картину.

Кэмерон повернулся и посмотрел на вход в кафе. Ему так хотелось узнать, кто же эта девушка. Но сегодня не стоит возвращаться туда. Он знает ее имя, место работы и то, как она любит развлекаться. Если она ему понадобится, он найдет ее.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Поторопись! В конференц-зале начинается общее собрание коллектива редакции. Шарлотта хочет, чтобы присутствовали все.

Нина оторвала взгляд от справочников, разложенных на столе, и посмотрела на Лизбет. Она выясняла имя изобретателя обуви на платформе и в то же время думала о загадочном мужчине, на которого вчера вечером пролила кофе. Нина никак не могла выбросить его из головы.

Ну почему она не предложила ему оплатить услуги химчистки или купить новую сорочку? Почему не дала свой номер телефона или по крайней мере не представилась?

Нина жила на Манхэттене семь лет. Она поселилась здесь, когда еще училась в колледже. Но за все время ни разу не встретила в этих местах такого привлекательного парня, которого мысленно назвала «мой кофейный мужчина».

Теперь он прочно занял свое место в ее воображении. Помимо красоты, ума и уверенности в себе, он обладал еще чувством юмора. Впрочем, Нина больше фантазировала на его счет. Наверняка же знала только одно: если еще раз встретит «кофейного мужчину», она ни за что не позволит ему бесследно исчезнуть из ее жизни.

— Нина?

Вздрогнув, девушка подняла глаза на подругу.

— Ах, да, собрание. — Она потянулась и провела пальцами по волосам. Лизбет выглядела так, будто только что сошла с обложки журнала. Нина же обычно причесывалась, спускаясь по лестнице, красила ресницы и губы в автобусе по дороге на работу. — Она хочет, чтобы все там присутствовали?

— Именно так. Судя по Шарлотте, плохие новости. На ней та же одежда, в которой мы видели ее вчера. Волосы растрепаны, тушь поплыла. Я не помню, чтобы она когда-нибудь так плохо выглядела. Может, папаша Дэнфорт перестал давать денежки своей дочке?

Нинино сердце сжалось. Если у журнала начались финансовые трудности, первыми под сокращение попадут заместители главного. Перспектива подняться по служебной лестнице теперь выглядела безрадостно.

— Ты уверена, что мое присутствие необходимо? Меня никогда не приглашали на общие собрания коллектива.

— Она специально просила, чтобы ты пришла.

Нина вскочила на ноги. В ее душе вновь зародилась надежда.

— Она назвала меня по имени?

— Да, — кивнула Лизбет. — Шарлотта пришла ко мне в офис, сообщила о собрании и попросила, чтобы я обязательно сказала Тине.

Нинины глаза округлились, она незлобно выругалась.

— Неужели мое имя так трудно запомнить? Я работаю на Шарлотту уже три года! Она видит меня четыре-пять раз в неделю. — Нина опустила глаза на свой темно-зеленый китайский жакет и цветастую юбку. — Я ведь не похожа на приставку к мебели.

Лизбет посмотрела на юбку Нины и с характерным южным акцентом заметила:

— У моей мамы были точно такие же портьеры в столовой.

— Ты так несправедлива ко мне. Я просто не могу понять, почему мы до сих пор дружим, — чуть не плача, отозвалась Нина.

Они вместе направились в конференц-зал.

— Я тебе скажу, почему. Единственный человек, который тебя действительно ценит, — я, — ответила ей Лизбет, лениво улыбаясь, — в том числе и твою манеру причудливо одеваться. — Она окинула Нину критическим взглядом. — Ну, ладно, ладно. Мне нравится твой жакет. Теперь ты довольна?

На самом деле Нину радовало, что Лизбет забыла о вчерашнем происшествии. Меньше всего она хотела, чтобы подруга отчитывала ее за ошибки, которые она допустила. Лизбет просто не понимает. Вокруг нее всегда крутится много парней. Мужчины буквально падают к ее ногам. Нина же довольно поздно обнаружила, что на свете существуют еще и мальчики. До восемнадцати лет она играла с ними в прятки. Нина тихо вздохнула. Сколько бы она ни старалась, ей никогда не стать такой, как Лиз.

Когда девушки вошли в конференц-зал, все стулья уже заняли. Лизбет и Нина встали у задней стены в ожидании начала собрания. Нина действительно никогда раньше не бывала на собраниях коллектива редакции. Шарлотта предпочитала общаться с ней с глазу на глаз. Важные новости Нина обычно узнавала по сплетням, случайным запискам или не узнавала вообще.

— У нас проблемы, — начала Шарлотта. — Большие проблемы. Откровенно говоря, я позвала вас всех сюда, потому что не знаю, что делать. — К удивлению Нины, обычно ледяная Шарлотта готова была расплакаться. — Я не могу пойти к отцу, поэтому прошу всех вас о помощи. — Шарлотта всхлипнула. — Я знаю, что никогда не была идеальным боссом, но сейчас уже поздно об этом говорить. Вчера вечером у меня была встреча с представителем Интернет-компании «Найт Райдер». Он пришел с наличными и предложил мне продать им наш журнал.

В наступившей тишине отчетливо слышались сочувствующие вздохи сотрудников и их негромкий шепот.

Шарлотта провела пальцами по растрепанным волосам. Нина заметила темные разводы от туши под глазами своего босса — Шарлотта плакала.

— Не беспокойтесь, — продолжала она. — Предложение не стоило того, чтобы я приняла его. Но, возможно, последует еще одно. Вы все знаете, что наш журнал всегда с трудом укладывался в бюджетные рамки. Недавно папа, вернее, я хотела сказать, наши инвесторы решили сократить свои вложения в журнал. Теперь «Этитьюдз» уязвим как никогда. Нам придется затянуть пояски, работать более эффективно и всеми возможными способами экономить деньги. Я уверена, что вы найдете способы экономии.

— Отменить дорогие бизнес-ланчи в лучших ресторанах города, — тихо сказала Лизбет. — Отказаться от расточительных вечеринок для моделей-мужчин и увеличить расходы на фотографии.

— Шшшш! — прошипела Нина.

— Лена, где ты? — спросила вдруг Шарлотта. Она осмотрела комнату, но никто не отозвался. Люди нервно озирались. — Хорошо, где заведующий отделом исследований? Лизбет, я же сказала тебе, приведи ее сюда. Где Лена?

Неожиданно Нина поняла, что Шарлотта говорит о ней. Она нервно подняла голову.

— Я здесь, — сказала она. — Тина, то есть, я хочу сказать, Нина. Нина Форестер. — Нина чуть не выругалась. Как она могла перепутать свое собственное имя!

— Тина, я хочу, чтобы ты выяснила все о компании «Найт Райдер». Она принадлежит некоему Кэмерону Райдеру. Обзвони тех, кому ты обычно звонишь, и узнай про него. Мне необходимо знать о враге все, прежде чем я смогу встретиться с ним лицом к лицу. Да, обязательно выясни, женат ли он. — Шарлотта вновь окинула взглядом комнату. — Что же касается всех остальных — никакого увеличения расходов! Вербуйте новых продавцов, которые смогут предоставлять нам кредиты! Продавайте больше рекламы! И никаких бесплатных напитков в кофейне!

Закончив свою пламенную речь, Шарлотта удалилась, оставив подчиненных в раздумьях о том, не лучше ли было бы, если бы ими руководил Кэмерон Райдер. Нина и Лизбет поспешили уединиться в Нинином офисе. Когда они закрыли за собой дверь, обе тяжело дышали от волнения, глаза их были широко раскрыты.

— Ты считаешь, что Шарлотта продаст журнал парню из «Найт Райдер»? — спросила Лиз. Нина кивнула.

— Она совсем не бизнес-леди. Журнал все время находится на грани банкротства. Но кто знает, может быть, Райдер тоже не бог весть какой бизнесмен.

Нина посмотрела на экран компьютера. Сегодня утром она отпечатала два объявления — «Кофейное приключение» для мистера «Что надо» и «Адонис» для мистера «Прямо сейчас». Нина до сих пор не решила, какое из них опубликовать.

Как только она вперилась глазами в экран, ее воображение опять унеслось к вчерашней встрече с «кофейным мужчиной». Сколько раз она пыталась выбросить его из головы, старалась убедить себя в том, что он совсем не тот, кто ей нужен. Для этого она представляла себе, что он прикусил язык или что у него началась отрыжка после обеда. Может быть, он ненавидит современное искусство или с отвращением относится к театру? У него могли быть любые самые отвратительные пороки, так же как и у всех мужчин в ее жизни. Так какой же смысл тратить на него свою драгоценную нервную энергию?

Но он так заинтриговал ее! Нина подумала, что его тело должно быть не хуже его лица, хотя и спрятано под респектабельным одеянием. Нине не нравились мужчины, которые носят строгие костюмы с галстуком, но ведь когда-то же они снимают их с себя. От одной такой мысли по ее телу пробежал легкий трепет.

— Итак? Что тебе удалось выяснить?

Нина захлопала ресницами, а затем посмотрела на Лизбет.

— Что? Да ничего. Прошло всего несколько секунд. — Она покачала головой и вернулась к монитору, в надежде скрыть покрывший ее щеки румянец. — Я скажу тебе, как только что-нибудь узнаю, — буркнула Нина.

— Удачи, — сказала Лизбет. В ее голосе сквозили обычная легкость и поддразнивающие интонации. — Мы все рассчитываем на тебя.

Лизбет закрыла за собой дверь, оставив Нину наедине со своими мыслями. Хотя задание по Кэмерону Райдеру было срочным, она позволила себе несколько минут помечтать о загадочном незнакомце с кофейным пятном на сорочке. Если она закончит задание Шарлотты пораньше, то после работы обязательно зайдет в кафе. Возможно, он будет там.

Уж тогда она не пропустит ни одного его взгляда. Она застенчиво улыбнется, удивленно посмотрит на него, затем игриво махнет рукой так, чтобы он не подумал, что она пришла в кафе специально для того, чтобы повидаться с ним. Представить себе все было легко, но сложно осуществить. Впрочем, не так уж и сложно.

Нина посмотрела на свою одежду. Нельзя сказать, что ее можно отнести к модному стилю, но Нине казалось, что она выглядит мило.

Может быть, мистеру «Что надо» нравятся женщины, которые носят консервативную одежду и проводят за утренним макияжем значительно больше времени, чем она, подумала Нина. Заметив нитку на своем жакете, она потянула ее. Неожиданно от жакета отскочила пуговица и закатилась в дальний угол комнаты.

Да, она сохраняла абсолютное спокойствие. Но мистера «Что надо» дома могла ждать миссис «Что надо», красивая и утонченная. Не все женатые мужчины носят обручальные кольца… Хватит. Настало время прекратить мечтать. Следующие несколько дней она должна сосредоточить все свое внимание на одном-единственном человеке — таинственном и опасном Кэмероне Райдере.

В Нью-Йорке стоял март. По городу гулял холодный влажный ветер. Застегивая кожаный пиджак, Кэмерон вышел из такси напротив кафе «Джиттербагз». Он немного постоял на тротуаре, размышляя, нужно ли ему заходить внутрь. Когда посетители входили и выходили из кафе, до Кэмерона доносились звуки музыки, но он медлил.

Ему достаточно было сделать обыкновенный телефонный звонок в редакцию журнала, и он уже знал, что Нина работает там младшим редактором, проверяет достоверность фактов, используемых в журнале. Ее работа не связана с ежедневными контактами с Шарлоттой Дэнфорт. Но информация, которой располагает Нина, может быть тем не менее очень ценной.

— Так какого же черта я сюда пришел? — буркнул Кэмерон.

Может быть, им движет любопытство? Он не мог отрицать, что маленькое недоразумение в кафе заинтриговало его. А если сцена с кофе — провокация и за широко раскрытыми глазами наивной девочки прячется коварная сирена? Кэмерон сунул руку в карман пиджака и достал объявление. Если бы не взял его из ее собственных рук, он никогда не подумал бы, что его написала она. Однако женская логика всегда казалась ему непонятной.

С тех пор как Кэм создал «Найт Райдер», он встречался со многими сногсшибательными красотками. Но ни с одной из них у него не могло произойти ничего серьезного. В его жизни прошла целая череда пустых романов.

Несколько месяцев назад он вообще прекратил общаться с женщинами, отдавая всю свою энергию бизнесу.

Нина Форестер стала первой девушкой за последнее время, которая хоть немного заинтересовала его. Кэмерон выдохнул. На морозном воздухе вокруг его рта образовалось туманное облачко. Он открыл дверь, вошел в кафе и сразу же увидел ее. Она сидела за столом в углу, склонив голову над бумагами, разложенными перед ней. Украдкой он изучал ее профиль — милый носик, соблазнительные губы, золотистые волосы, мягкими завитками обрамлявшие лицо.

Не задумываясь, Кэм пересек зал и пошел к ее столику. И внезапно понял, что не знает, как себя вести. Он словно перенесся в тот ужасный момент своей жизни, когда учился в колледже и, набравшись храбрости, решился пригласить на свидание самую красивую и бойкую девушку из их компании. Она только посмеялась ему в лицо.

Чудом справившись со спазмом в горле, Кэмерон произнес:

— Я должен вам чашку кофе.

Нина взглянула на него, и ее губы подернула легкая улыбка.

— Привет, — задыхаясь от удивления, тихо сказала она и вскочила со стула. Поднимаясь, задела ногами стол и чуть не опрокинула чашку. — Что вы здесь делаете?

Кэмерон понял, что Нина не притворяется.

— Я просто проходил мимо и решил попробовать еще раз выпить здесь кофе.

— Конечно, — пролепетала Нина. — Думаю, в прошлый раз вам не представилось возможности судить о его вкусе. Я сама куплю вам кофе. — Нина показала на стул рядом, приглашая Кэма за свой столик. — Присаживайтесь, пожалуйста. — Не сказав больше ни слова, она убежала, но через несколько секунд вернулась. На ее лице появился приятный румянец. — Какой кофе вы хотите?

— Со сливками, — снимая пиджак, ответил Кэмерон. Нина вернулась к стойке бара. Кэмерону не пришлось долго ее ждать. Когда она вернулась, он встал и подал ей стул. Усаживаясь, Нина задела локтем его руку. Половина кофе из чашки пролилась прямо на разложенные на столе бумаги.

— О, нет! — воскликнула она. Кэмерон взял чашку из ее рук, поставил на стол и протянул Нине стопку салфеток.

— С кофе вы опасны, — пошутил он. — Может быть, нам стоит перейти на чай?

Нина вытерла кофе с бумаг, посмотрела на Кэмерона и улыбнулась ему такой улыбкой, какой он никогда не видел в своей жизни.

— Наверное, я обречена повторять одну и ту же ошибку снова и снова, каждый раз, когда мы встречаемся.

— Не беспокойтесь, сегодня я специально оделся в коричневое, — сказал Кэмерон, указывая на свои шерстяные брюки и свитер. — Так что лейте! Я готов.

Нинины щеки все еще горели, а Кэмерон не знал, что сказать. Довольный уже тем, что просто сидит напротив нее и смотрит на ее милое лицо, Кэм, однако, понимал, что Нина ждет от него чего-то большего.

— Это ваша работа? — спросил он, указывая на залитые кофе бумаги.

Нина кивнула головой в знак согласия.

— Да, я получила специальное задание.

— А где вы работаете? — спросил Кэмерон, хотя уже знал ответ.

Он почувствовал укол совести, потому что коснулся этой темы. А о чем еще могли поговорить два мало знакомых человека?

— Я возглавляю отдел исследований в еженедельном журнале «Этитьюдз», — сказала Нина. — Наш офис находится как раз напротив.

Кэмерон не смог сдержать улыбку, настолько вычурной показалась ему должность Нины. Но в глубине души ему польстило, что девушка пытается произвести на него впечатление.

— «Этитьюдз»? — переспросил он.

— Вы когда-нибудь слышали о таком журнале? — Нина заставила себя улыбнуться. — Я думаю, нет. Мне кажется, что вы не наш тип, я имею в виду, не наш читатель.

— Почему вы так решили? — спросил Кэмерон.

— Вы слишком….

Кэм подождал, пока Нина подберет вежливые слова, чтобы сказать, что он консервативен.

— Высокий? — опередил он ее. Румянец на лице Нины стал еще гуще, и она отрицательно закачала головой. — Упрямый? Упрямство всегда мне мешало. — Она опять не согласилась. — Тогда, неуклюжий?

Нина засмеялась.

— У нас в редакции мы говорим «слишком консервативный», что само по себе неплохо. Другими словами, вы не наш читатель.

— Жаль, я думал, что вы скажете, что я слишком красив или слишком обаятелен.

— Возможно, мне следовало сказать именно так, — промямлила Нина, застенчиво посмотрев на него поверх своей чашки. — А чем занимаетесь вы?

— Я…. ммм… компьютерами, — уклончиво ответил Кэмерон.

— Я так и подумала, — заметила Нина, — по вашей манере одеваться. Когда мы с вами в первый раз встретились, вы были похожи на бизнесмена.

Наступила долгая пауза. Внезапно Кэмерону очень захотелось перегнуться через стол и поцеловать девушку, чтобы убедиться в том, что ее губы на вкус так же хороши, как выглядят.

— Расскажите мне о том, над чем вы работаете. — Кэмерон показал на бумаги. Подняв чашку, он отпил немного кофе.

— Мне нужно выяснить все, что я смогу, о человеке, которого зовут Кэмерон Райдер, — ответила Нина.

От неожиданности Кэмерон поперхнулся. Нина нахмурилась, вытянула руку и похлопала его по плечу.

— С вами все в порядке?

Кэмерон кивнул.

— Да, просто кофе горячий, — сказал он. — Так что же вы уже знаете об этом парне?

— Весь день я провела в Интернете, скачивая все, что можно, о компании «Найт Райдер». Человек, который руководит компанией, имеет не самую лестную репутацию. Как я поняла, он жестокий, безжалостный бизнесмен, скупает компании из азарта, оставляя хороших людей без работы. У него скверный характер, поэтому никто из тех, кого он таким образом обидел, не хочет связываться с ним.

— Да он просто чудовище, — возмутился Кэмерон.

— «Найт Райдер» — новостной информационный сайт. Он очень стильный, очень модный, у него та же аудитория, что и у нашего журнала. Райдер хочет купить «Этитьюдз» и стать медиа-магнатом. Но мой босс не собирается продавать ему журнал.

— А что еще вы выяснили?

— Не очень много. Я даже не смогла найти его фотографию. Отыскала только вот это. — Нина показала Кэму снимок. — Фотография торжественного вручения дипломов в колледже. Правда, он похож на дебила? Наверное, даже дебил со временем может превратиться в чудовище, если ему дать достаточно денег и власти.

Внутри у Кэмерона что-то перевернулось. Черт побери, он терпеть не мог, когда дипломная фотография появлялась в средствах массовой информации. Кэм делал все возможное, чтобы не привлекать к себе внимание папарацци. Он избегал вспышек фотокамер, как чумы. Из-за отсутствия фотографий более позднего периода его жизни везде фигурировала именно эта. Она изображала прыщавого юнца с тонкой шейкой и в толстенных очках. Кэмерону снова пришлось вспомнить первые восемнадцать лет своей жизни.

Однако снимок обладал и определенным преимуществом: по нему Нина Форестер не могла узнать его. Бог ты мой! Да он и сам с трудом узнавал себя.

— Он не кажется мне безжалостным. Скорее, похож на мальчика, который проводит большую часть времени взаперти. Смотрите, — сказал Кэмерон, показывая на фотографию, — у него на лбу следы от жалюзи.

Нина выхватила у Кэмерона снимок и положила его обратно в папку.

— Если он купит журнал, я, скорее всего, останусь без работы. — Нина вскинула голову. — Но сейчас я не хочу ни о чем думать. — Мрачное выражение сошло с ее лица, и она снова улыбнулась. — Почему бы нам не поговорить о чем-нибудь еще? Я даже не знаю вашего имени.

Кэмерон открыл рот, чтобы представиться, но передумал. Она уже верит в то, что он безжалостное чудовище. Если сказать ей сейчас, кто он есть на самом деле, она выплеснет ему в лицо остатки своего кофе.

— Я тоже не знаю, как вас зовут, — ответил Кэм, удивившись своей находчивости.

— Меня зовут Нина. Нина Форестер.

Она протянула ему руку. Кэмерон сжал ее тонкие пальцы в своей ладони и в то же мгновение почувствовал, как по его телу пробежал электрический заряд. Как сильно подействовало на него такое простое прикосновение! Ему захотелось сплести свои пальцы с ее пальцами и поднести их к губам. Кэм обратил внимание на то, что Нина пользуется зеленым лаком для ногтей. Он сочетался с темно-зеленым цветом ее жакета. Ему понравилась необычность такого лака: ей шло все необычное. Кэм почувствовал, что Нина хочет убрать руку, и отпустил ее.

— А что вы можете рассказать о себе? — спросила Нина после долгой паузы.

— О себе? Я не крашу ногти.

Она хихикнула и удивленно посмотрела на него.

— Как вас зовут?

— Мммм… меня… Райт, — сказал Кэмерон, выпалив первую пришедшую на ум фамилию. Он был просто околдован ее глазами.

— Райт? — переспросила Нина, приподняв бровь. — А имя у вас есть? Или вы предпочитаете, чтобы я звала вас мистер Райт?

— Джек. Джек Райт, — солгал Кэмерон.

— Я рада, что наконец-то мы познакомились с вами, Джек Райт.

Неожиданно Кэм понял, что разговор о Нининой работе стал ему неинтересен. Он хотел больше узнать о ней самой, хотел слышать ее голос и наблюдать живую игру эмоций на ее лице, утонуть в ее голубых глазах и согреться в лучах ее улыбки.

— Может, прогуляемся или закажем что-нибудь поесть? — предложил Кэм.

Нина улыбнулась. Он не сомневался, что она примет его предложение. Но она отрицательно покачала головой.

— Я не могу. Слишком много работы. Мой босс хочет, чтобы завтра утром я сделала доклад о Кэмероне Райдере, а у меня совсем ничего нет. Я должна вернуться в офис.

Они вышли на улицу. Кэмерон мучительно размышлял. Сейчас надо было бы сказать что-нибудь особенно умное или смешное, что-нибудь такое, чтобы она захотела пригласить его к себе домой. Но Кэм не смог выдавить ничего, кроме:

— Вы позволите подвезти вас? Мы могли бы взять такси вместе.

Нина засмеялась.

— Мне всего-то нужно перейти через улицу.

— Что ж, — сказал он, потирая руки. — Тогда я увижу вас завтра за обедом.

— За обедом, — повторила Нина. — Где?

— Я заеду за вами в офис?

Она согласилась и сделала шаг к краю тротуара. На прощание обернулась. Но тут все существо Кэма воспротивилось ее уходу. Нет, только не сейчас. Он схватил Нину за руку и потянул к себе. Даже не подумав о последствиях, Кэм нежно, но страстно поцеловал ее.

Нина тяжело дышала, широко распахнутые глаза увлажнились.

— Я хочу вам кое-что сказать. Но, пожалуйста, обещайте, что не будете надо мной смеяться и не используете мои слова против меня.

Кэмерон кивнул головой в знак согласия.

— Постараюсь.

— Я надеялась, что вы придете сюда сегодня вечером, — пробормотала она. — Именно поэтому и пришла. — Нежный румянец залил Нинины щеки. Ее взгляд уперся в его грудь.

— Я тоже надеялся, что вы будете здесь. — Кэм протянул руку и пальцами взял ее за подбородок. Потом снова наклонился и еще раз поцеловал Нину. — Я позвоню тебе.

Его глаза не могли оторваться от ее губ.

— У тебя нет моего домашнего телефона, — сказала Нина.

— Я знаю, где ты работаешь, — ответил Кэм. — Завтра мы решим, куда пойдем обедать. Нина согласилась:

— До встречи.

Медленно и неохотно она освободилась из его объятий, улыбнулась, потом повернулась и поспешила через улицу. Кэмерон стоял и смотрел на нее до тех пор, пока она не скрылась за парадной дверью редакции «Этитьюдз».

Кэм провел руками по волосам и тряхнул головой.

— Я надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, Райдер. Когда Нина узнает, кто ты на самом деле, она тебе больше ни разу не улыбнется. Черт, да тебе повезет, если она оставит тебя в живых!

— Где ты была? Я ждала тебя все утро! — воскликнула Нина.

Лизбет быстрым шагом шла через холл к отделу моды. Нина спешила за ней.

— У меня была фотосессия, — объяснила Лиз. — Я заскочила всего на несколько минут. Эрвэ настаивает на том, чтобы мы использовали нелепую широкополую шляпу. Он считает ее сексуальной. А по-моему, просто глупо.

— Но мне нужно поговорить с тобой. Ты можешь ненадолго задержаться?

Когда они зашли к Лизбет в офис, Нина закрыла дверь. В отличие от Нининого кабинета, заполненного книгами и папками с информацией, офис Лизбет напоминал дом моделей, в котором только что взорвалась бомба. Повсюду были разбросаны вещи и аксессуары. Они свисали с полок, валялись на стульях и даже на полу. Нина понять не могла, каким образом одежда не мнется и остается чистой.

— У нас три минуты, — выпалила Лизбет. — Говори быстро.

— Хорошо, вот сокращенная версия событий. Я видела его вчера вечером. Мы поцеловались три или четыре раза. Я даже не помню. Он придет сюда, чтобы пригласить меня на обед.

Лизбет подняла глаза.

— Кто?!

— Мой кофейный парень, — объяснила Нина, — из кафе «Джиттербагз». Его фамилия Райт. Ты можешь в такое поверить? Джек Райт. Он пришел туда вчера вечером, и мы…

Вытянув руку, Лиз заставила Нину замолчать. Затем она медленно обошла свой стол и села.

— Дорогая, Эрвэ обойдется без широкополой шляпы. Расскажи мне все подробно.

— Но я думала, что ты…

— Мне не жалко своего времени для того, чтобы помочь тебе в любовных делах.

Нина уселась за стол напротив нее и стала рассказывать о событиях прошедшего вечера.

— Тебя надо привести в порядок, — подвела итог Лизбет, узнав о свидании Нины с Райдером.

— Но зачем? — недоумевала Нина.

— Лапуля, ты нарядилась в стиле шестидесятых, но сейчас двадцать первый век.

Лиз выбрала для нее одежду. Нина неохотно подчинилась, хотя в глубине души радовалась, что смогла влезть в модельный размер. Когда она оделась, Лизбет собрала ее волосы сзади в конский хвост и перевязала их дорогим черным шарфом.

Нина стояла перед зеркалом, которое Лизбет только что протерла, и смотрела на свое отражение. Одежда подчеркивала все достоинства фигуры. Черный цвет делал ее стройнее и утонченнее. Но наряд не нес в себе ни характера, ни настроения. Он ничего не говорил о человеке.

— Теперь я ничем не отличаюсь от других женщин. На мне что-то вроде униформы.

— Ты не понимаешь. Ему понравится. — Телефон Лизбет зазвонил. Она подняла трубку и, улыбнувшись Нине, ответила на звонок: — Да, она здесь, уже выходит. — Лиз положила трубку на рычаг. — Он в вестибюле. Ты не хочешь, чтобы я проводила тебя? Впрочем, я все равно иду на улицу. Не волнуйся, пялиться на него я не стану. Просто перейду на другую сторону и выпью чашку кофе.

Когда девушки вышли из лифта, Нина увидела Кэмерона. Он сидел в кожаном кресле около окна и внимательно рассматривал последний номер «Этитьюдз». Ее брови поднялись от удивления. Вместо костюма он надел джинсы, которые делали его ноги еще длиннее, парусиновую куртку и футболку.

— Смотри! — воскликнула Нина. — Он сегодня не в костюме.

— У-у-у, — выдохнула Лиз. — Красавчик! — Она повернулась и расправила воротник Нининого свитера. — Оседлай его, детка!

Лизбет направилась к дверям, а Нина остановилась напротив Кэма.

— Привет! — сказала она, улыбнувшись.

Он поднял глаза и встал, протягивая Нине руку. Его, казалось бы, вполне естественный жест заставил ее сердце забиться сильнее. А когда Кэмерон наклонился и чмокнул ее в щечку, она едва не лишилась чувств.

— Привет! Я не сразу узнал тебя. — Кэм неспешно оглядел Нину. — Сегодня ты выглядишь немного иначе.

— Ты имеешь в виду одежду? Моя подруга Лизбет одолжила ее мне. Она работает в отделе моды.

— Это… э… очень черное.

— Я знаю. Я люблю носить разные цвета и одежду с характером. А Лиз постоянно пытается изменить меня, старается, чтобы я одевалась модно.

Кэмерон пожал плечами.

— Мне понравилось, как ты была одета в прошлый раз. Тебе очень шло.

— Я могу переодеться, — предложила Нина. Кэмерон отрицательно покачал головой.

— Не нужно. Просто убери с волос шарф. И тут же шарф слетел с ее головы. Нина тряхнула волосами и улыбнулась.

— Хочешь посмотреть на мой кабинет? — спросила она.

Минуту он колебался, потом кивнул в знак согласия. Они пошли к лифту. Кэм взял ее за руку, и Нине показалось, что ничто на свете не сможет разорвать сплетение их рук. Они вышли на третьем этаже, где располагались офисы редакторов. Кэмерон остановился и внимательно осмотрел небольшие помещения, каждое из которых отличалось яркостью, почти вычурностью отделки.

Нина не могла смотреть на них глазами постороннего человека, но они казались действительно немного эксцентричными. С потолка свисали огромный аллигатор, целая вереница японских фонариков и мерцающая неоновая вывеска: «Обедайте у Джо».

— Оригинальность подавляет, — заметил Кэмерон.

— Шарлотта любит принимать на работу людей, которые мыслят закругленно, а не линейно, — объяснила Нина. Кэм с любопытством посмотрел на нее, и она улыбнулась. — Я передаю ее слова, которые означают, что ей нравятся по-настоящему творческие люди и… и немного сумасшедшие. Она не такая уж плохая. Только никак не может запомнить мое имя.

— Нина, — проговорил он. — Как можно забыть такое имя?

Она провела его в свой офис. Он вошел за ней и, захлопнув за собой дверь, повернул девушку к себе и обнял. Его губы потянулись к ее губам. Он поцеловал ее сначала нежно, потом с большей страстью.

— Я думал о поцелуе все утро, — прошептал Кэм, усаживая ее себе на колени.

— Кристина!!!

Дверь распахнулась как раз в тот момент, когда они снова растворились в страстном поцелуе. Вскрикнув, Нина отпрыгнула назад и увидела в дверном проеме Шарлотту. Девушка нервно вытерла влажные губы и сложила руки на груди. Шарлотта с любопытством посмотрела на Кэма, затем повернулась к Нине:

— Я жду твоего доклада о Райдере. Где он?

Нина тяжело вздохнула, обошла Кэмерона и стала что-то искать на полу.

— Где-то здесь. Я не смогла найти слишком много, но….

— Ты понимаешь, Кристина, как это важно? Будущее «Этитьюдз» в твоих руках.

— Ее зовут Нина, — заметил Кэмерон тоном, едва скрывающим раздражение.

Нина не была уверена, от чего больше расстроился Джек — от внезапного вторжения Шарлотты или от того, что она не может запомнить ее имя. Шарлотта бросила на Кэмерона такой острый взгляд, что он мог бы разрезать алмаз пополам.

Ползая по полу и перебирая бумаги, Нина наконец-то заметила, что доклад лежит на стуле прямо под задницей Джека. Она схватила папку за уголок и потянула на себя.

— Ну, давай же!

Кэмерон-Джек уступил. Он немного перевалился на один бок так, чтобы она смогла вытащить папку. Нина поднялась и протянула доклад Шарлотте.

— Здесь есть многообещающая личная и интересная финансовая информация.

— Сейчас я как раз свободна, — Шарлотта холодно посмотрела на Нину, изогнув тонкую бровь. — Не буду вам мешать.

Когда Шарлотта удалилась, Нина почувствовала руки Джека на своей талии.

— У тебя проблемы? — спросил он. Нина повернулась и взглянула на него.

— Думаю, нет. Ты просто не поверишь, если я расскажу тебе, что здесь творится. Бог мой! Отдел моды — просто Содом и Гоморра. А парни внизу из отдела музыки и кино совсем без тормозов. Да и сама Шарлотта вовсе не монашка. Нет, поцелуй — не проблема. Но вот доклад… — Нина нервно втянула в себя воздух. — Мне действительно нужно с ней поговорить. Мы можем перенести обед?

Джек внимательно посмотрел ей в глаза и кивнул. Потом протянул руку к ее рту и медленно провел большим пальцем по нижней губе. Все тело Нины охватил трепет.

— Хорошо, — сказал он. — А как насчет выходных? Я зайду за тобой завтра утром, и мы уедем подальше отсюда, только ты и я. Никаких телефонных звонков, никакой работы, никаких вторжений. Мы будем жить в отдельных комнатах, — добавил он.

— Неужели? — Нина улыбнулась. — Хорошо. Я согласна. Увидимся завтра. — Она записала номер своего домашнего телефона и адрес.

— До завтра. — Кэмерон поднялся и пошел к двери, затем обернулся. — Ты уверена, что она действительно не помнит твоего имени?

Нина пожала плечами.

— У нее слишком много дел.

Джек-Кэмерон нахмурил брови и кивнул.

— Я заеду за тобой в десять. Возьми с собой теплую одежду.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Подпиши здесь и здесь.

Кэмерон смотрел на контракт, скользя глазами по тексту, но не мог понять ни единого слова. Он совсем не мог думать о делах, только Нина была у него в голове.

— Надеюсь, я не потеряю свою долю в «Найт Райдер»? — спросил он Джеффа Майерса.

Они сидели на заднем сидении лимузина, ехавшего из Нью-Джерси, где находился офис «Найт Райдер», в Ист-Виллидж. Там жила Нина. В последний момент Джефф спохватился и стал уговаривать Кэма взять с собой проспекты одной маленькой Интернет-компании, но Кэмерон отшвырнул бумаги.

— Куда ты собираешься? — поинтересовался Джефф, протягивая Кэму очередной документ на подпись.

— Не твое дело.

— Я просто думаю, что не стоит уезжать из города, не сказав ни слова о том, куда ты едешь. Мало ли, что может случиться. По крайней мере, возьми свой сотовый телефон. Или, вот, захвати мой пейджер.

— Ты сможешь справиться с любыми проблемами, — сказал Кэмерон, откинувшись на мягком кожаном сиденье. — За что я тебе и плачу. — Он уставился в окно, разглядывая огни Голландского туннеля, пролетавшие мимо. Это зрелище вызвало в воображении Кэма образ танцующей Нины.

— Тебе, должно быть, действительно очень понравилась та девушка. Я никогда не видел тебя таким.

Кэмерон вскользь посмотрел на приятеля.

— Да, она мне нравится. — Он вдруг нахмурил брови. Слово «нравится» не совсем правильно передавало те чувства, которые он испытывал к Нине Форестер. Он заинтригован, захвачен в плен, просто потерял рассудок. — Она… не такая, как все.

— А какая?

Кэм надолго задумался, потом вздохнул.

— С другими мне не нужно ничего делать. Я не самый учтивый парень, но, пожалуй, для них мои манеры не имели никакого значения. Думаю, их привлекали деньги. Черт, все они были очень красивыми, но в них не хватало… искры.

— А с этой девушкой у тебя как?

— Я хочу подарить ей романтический уикенд, произвести на нее впечатление. — Он повернул лицо к Джеффу. — Что ты делал, чтобы заставить свою жену влюбиться в тебя?

— Почему ты думаешь, что я прикладывал для этого какие-то усилия?

— Да, ладно, Майерс. Ты, дружище, тоже не очень-то умело обращаешься с женщинами. У нас с тобой одинаковое прошлое. Мы оба напоминали примороженных «ботаников». Пока другие парни тискали девчонок на заднем сиденье машин, мы с тобой кодировали файлы и разбирали модемы.

Джефф засмеялся.

— Мы оба относились к типу законченных компьютерных придурков. Потом продали акции нашей компании во время техногенного бума. И вот теперь мы — очень богатые компьютерные придурки. Вот в чем разница.

— Я серьезно, — сказал Кэм. — Мне нужен совет. Я оплатил все комнаты в гостинице только для того, чтобы мы остались одни. Позвонил в гостиницу и попросил, чтобы в ее комнату принесли много свежих цветов. К нашему приезду они растопят камин.

— Ты позаботился о вине? Заказал шампанское?

— Правильно, шампанское. Как же я забыл? — Кэмерон схватился за телефон и набрал номер, который уже помнил наизусть. Когда хозяин гостиницы ответил ему, Кэм сказал: — Простите, что опять беспокою вас, мистер Сойер, но не могли бы вы приготовить шампанское к нашему приезду? Самое лучшее из того, что у вас есть. — Кэмерон прикрыл трубку рукой и посмотрел на Джеффа: — Что-нибудь еще?

— Романтический ужин? Тихая музыка? Свечи?

— Черт, я совсем не умею ухаживать за женщинами, — буркнул Кэм себе под нос. Потом передал дополнительные распоряжения хозяину гостиницы, зная, что тот сделает все возможное и невозможное, чтобы выполнить его поручения. Деньги Кэмерона убедили мистера Сойера открыть гостиницу до начала сезона.

Кэм находился в напряжении с самого утра. Он обещал Нине чудесные выходные, но не был уверен в том, что все получится, как он хочет. Сомнения о совместном уикенде терзали его душу. Может быть, он слишком торопит события? А вдруг, проведя много времени наедине с ним, она поймет, какой он остолоп?

Но по крайней мере, они станут жить в отдельных комнатах. Кэмерон прекрасно понимал, что сейчас еще рано думать о постели. Он тихо простонал. Любой другой парень на его месте отбросил бы все сомнения и не стал бы церемониться.

— Если ты хочешь соблазнить ее, тебе нужно попробовать что-нибудь из возбуждающих продуктов. — Джефф пошарил в своем портфеле и вытащил оттуда последний номер «Этитьюдз». — Я читал этот журнал. Ты себе не представляешь, о чем только они ни пишут! Вот статья об устрицах, трюфелях, авокадо и шоколаде — продуктах, которые должны активизировать либидо.

Кэм выхватил журнал из рук Джеффа и пробежал статью глазами. Шарлотте Дэнфорт на самом деле удается предлагать читателю интересный и одновременно пикантный материал. Если бы она не произвела на Кэмерона такого плохого впечатления в офисе Нины, он, возможно, не стал бы ей дерзить. Но он видел, как Нина страдает от того, что ее босс даже не может вспомнить ее имени. Кэм решил, что Шарлотта будет первой, кого он выставит за дверь, как только журнал окажется в его руках.

Высадив Джеффа, Кэм опять вспомнил последнюю встречу с Ниной в ее офисе. Он не понимал, что произошло между ними, почему они, ни секунды не думая, отбросили всякий стыд и сомнения. Начав целовать Нину, он просто потерял рассудок. Может быть, дело в ее полных и мягких, таких соблазнительных губах? А, может, в ее теле, нежном, гибком, податливом под его ладонями.

В предстоящие выходные он опять будет целовать ее. И уже никто не будет их беспокоить.

Когда лимузин снова остановился, Кэмерон через затемненное стекло посмотрел на улицу. Нина сидела на ступеньках своего дома. На плече у нее висела походная сумка. Прикрывая глаза рукой от солнечных лучей, она бросила подозрительный взгляд на подъехавший лимузин, не сразу поняв, что роскошный автомобиль приехал за ней. Кэм открыл дверцу машины и вышел.

Увидев Кэмерона, Нина помахала ему рукой и улыбнулась, голубые глаза засветились радостью. Кэм похвалил себя, что сделал последний звонок хозяину гостиницы. Он очень хотел, чтобы очаровательная улыбка оставалась на Нинином лице все выходные.

Кэм подошел и взял ее сумку.

— Больше ничего нет? — спросил он.

— Мне было трудно решить, что взять с собой, ведь я даже не знаю, куда мы едем.

Кэм пожал плечами, потом улыбнулся.

— Не беспокойся. Если тебе что-нибудь понадобится, мы купим.

— Я раньше никогда не ездила в лимузине, — призналась Нина, садясь в машину. — Шарлотта привыкла раскатывать по городу в лимузинах, а я езжу на автобусе или в метро.

Кэм предпочел сесть рядом с ней, а не напротив. Нина осмотрелась вокруг, вытянула руку и провела ладонью по кожаному сиденью.

— Эта машина больше моей спальни, — тихо сказала она. — Если бы здесь стояла ванна, я бы переехала сюда и сдала свою квартиру в аренду. Значит, мы проведем выходные в лимузине?

На лице Кэмерона появилась озорная улыбка.

— Думаю, то, что я приготовил, понравится тебе больше, чем заднее сиденье автомобиля.

Их чартерный самолет приземлился в маленьком местном аэропорту штата Мэн. На втором этаже гостиницы, в самом конце коридора, где было очень тихо, для них приготовили два отдельных номера. Двери апартаментов располагались друг напротив друга. Когда Нина вошла в свой просторный, обставленный старинной мебелью и антиквариатом номер, в камине приветливо потрескивали дрова. В вазах благоухали свежие цветы.

Они бросили сумки, надели теплые свитера и пошли осматривать окрестности. Туристский сезон еще не начинался. Улицы живописной приморской деревеньки оказались такими же пустынными, как и гостиница. Нина и Джек вместе провели весь день. Они смеялись, шутили, будто знали друг друга всю жизнь. После обеда отправились обследовать скалы за деревней. На щеках Нины от прохладного морского ветра появился румянец. Резкий привкус соли обострил ее чувства. Когда они вернулись в гостиницу, от холода у нее зуб на зуб не попадал.

Теперь ей было тепло, хорошо. Над старинной ванной поднимался пар. Тепло согревало тело, прогоняя озноб, кожа Нины покрылась блестящими капельками пота. Постепенно расслабляясь, она улыбалась, вспоминая прошедший день.

Нина встречалась с разными мужчинами, но ей еще никогда не попадались такие, как Джек. Скромный и глубокий человек, он обладал чувством собственного достоинства. За каждым его словом и поступком чувствовалась настоящая мужская сила. Для нее Джек Райт был привлекательным и желанным мужчиной, от которого она уже не могла отказаться. Она хотела его.

По телу Нины пробежала дрожь. Что принесут ей следующие несколько часов? Неужели он не придет пожелать ей спокойной ночи и не поцелует ее? Раньше она никогда не ложилась в постель с мужчиной после первого же свидания. Но сегодня решила, что свидание уже не первое, и вообще она не нуждается ни в каких правилах, когда речь идет о ней и Джеке. Несколько холодных капель из крана упали в воду рядом с Нининой ступней. Девушка запихнула большой палец ноги в отверстие крана.

— Почему я здесь? — спросила она себя, засовывая палец в кран и снова вынимая его. Нехитрое занятие развлекало ее. — Что ему от меня нужно?

Размышляя над этими вопросами, она засовывала палец в отверстие крана все глубже и глубже. В какой-то момент палец не захотел выходить наружу. Нина нахмурилась и, опираясь на руки, встала из воды. Дальше все происходило, как в китайской головоломке: чем сильнее она тянула, тем сильнее кран сжимал ее палец. Раздался звонок в дверь.

— Мисс Форестер? — Голос хозяина гостиницы эхом прокатился по кафельным стенам. Дверь в ванную комнату была едва прикрыта, поэтому Нина все хорошо слышала. — Мисс Форестер? Ужин будет подан через тридцать минут. Мистер Райт ждет вас внизу, когда вам будет угодно.

— Спасибо, — крикнула Нина.

Она схватила кусок мыла и стала натирать им свой палец, стараясь, чтобы пена вошла в кран. Но чем больше она старалась освободить палец, тем больше он распухал.

— Комедия какая-то! Стисну зубы и вытащу его оттуда.

Нина сделала глубокий вдох, но не смогла превозмочь боль. Она прекратила свои попытки и внимательно осмотрела комнату. Может быть, где-то случайно завалялся гаечный ключ? Но здесь лежали только невероятно мягкие полотенца, старинные безделушки и стояли нежные африканские фиалки в вазочке на подоконнике. Не оказалось даже телефона.

Они найдут меня завтра утром голую и дрожащую от холода, в отчаянии подумала Нина. От безысходности она готова была завыть.

Вода в ванне уже стала холодной. Нина открыла кран, думая, что давление воды заставит ее палец выскочить. Но кран не работал.

Следующие пятнадцать минут она обдумывала способ вызвать водопроводчика так, чтобы Джек не узнал о случившемся. В дверь вновь постучали. Нина с облегчением вздохнула. Хозяин гостиницы должен знать, что делать. А уж потом она заставит его молчать, чтобы избежать позора.

— Войдите! Дверь не заперта. — Нина услышала, как дверь в номер открылась. — Не можете ли вы подождать там?

— Нина? Что происходит? Ужин давно готов.

Глаза девушки расширились, а сердце ушло в пятки. Джек! О, нет! Если он войдет в ванную комнату, какое для нее будет унижение! Она абсолютно голая, дрожащая, с пальцем, застрявшим в отверстии крана…

— Сейчас выйду, я уже заканчиваю. — Нина опустилась в холодную мыльную воду. — Кстати, ты не мог бы попросить хозяина гостиницы подняться ко мне?

— Зачем?

— Кран протекает. Я заткнула его кое-чем, но могут быть серьезные неприятности. Скажи ему, чтобы взял с собой гаечный ключ.

Нина услышала звук шагов, но они не удалялись, а приближались к ванной комнате.

— Если тебя что-то беспокоит, тебе предоставят другие апартаменты. — Кэмерон деликатно постучал в приоткрытую дверь.

Нина взвизгнула и схватила с вешалки полотенце, быстро накинув его на свое обнаженное тело.

— Не входи! — предупредила она.

— Нина, что случилось? — В голосе Кэмерона слышались забота и недоумение.

— Ничего. Ничего особенного. Кэмерон пошире открыл дверь.

— Ты одета?

Нина застонала и закрыла пылающее лицо руками. Все равно у нее нет другого выхода. Как бы там ни было, но она должна показать Джеку, какая она идиотка, и смириться со своим положением. Рано или поздно он все равно узнает.

— Не совсем. Но все равно — входи. Кэмерон-Джек взглянул на Нину.

— Ты все еще в ванне?

— Я тут застряла.

Его взгляд скользнул по Нининой ноге до того места, где застрял палец. От удивления Кэм заморгал.

— Застряла?

— Ты не мог бы позвать хозяина гостиницы?

Не колеблясь ни минуты, Кэмерон наклонился над краном и взял ее лодыжку в руку. От его прикосновения по телу разлилась волна тепла — единственный способ, которым она могла согреться.

— Что ты делала? — спросил Кэмерон.

— Устраняла течь. — Нина чувствовала себя униженной и незащищенной. Влажное полотенце почти не прикрывало ее тело внизу, прилипая к каждому изгибу фигуры, как вторая кожа.

— Возможно, здесь просто нужно нарушить вакуум, — сказал Кэм.

— Я думаю, будет лучше, если ты позовешь хозяина, — сказала Нина, скрестив руки на груди. — Или его жену.

— Подожди, может быть, я сам справлюсь, — проворчал Кэмерон-Джек. Все его внимание сосредоточилось на ее ноге.

— Мне кажется, я видела такой эпизод в фильме «Ник ночью», а может быть, в «Я люблю Люси» или в «Этой девушке». Я абсолютно уверена в том, что все они вызывали водопроводчика.

Кэмерон оглядел ванную комнату. Из баночки, которая стояла рядом с раковиной, он достал ватную палочку, снял с нее вату и постарался просунуть между пальцем и краном. Но палочка согнулась.

— Да, палец действительно застрял. Думаю, нам нужно позвать слесаря. Я пошел за хозяином гостиницы.

Нина протянула руку, чтобы остановить его, быстро прикрыв другой рукой свою грудь.

— Подожди. Подай мне халат. Я хочу спустить воду из ванны и надеть на себя что-нибудь, прежде чем придут люди.

Джек снял халат с вешалки и положил его на край ванны. Нина заметила, как его взгляд скользнул по ее телу, задержался на груди, медленно спустился к бедрам, потом к ногам. Казалось бы, она должна почувствовать себя неловко, но взгляд Джека едва скрывал его желание. Даже в такой нелепой ситуации он давал ей понять, как она сексуальна.

— Может быть, ты хочешь, чтобы я еще что-нибудь сделал для тебя? — спросил он, робко посмотрев ей в глаза.

Нина нервно вздохнула. Разумеется, ей нужна помощь. Ей нужно вылезти из проклятой ванны.

— Не беспокойся, со мной все будет в порядке, — сказала она, пытаясь улыбнуться.

Пожав плечами, Кэм вышел из ванной. Нина спустила воду.

— Если до сих пор я не была абсолютно уверена в том, что я круглая дура, то теперь даже не сомневаюсь. — Нина выругалась и рывком натянула на себя халат. — Совсем не похоже на романтический уикенд.

Когда появился водопроводчик, в Нининой ванной уже собрались люди. Хозяин гостиницы, его жена, их рабочий, мальчик-разносчик и местный священник. Священника позвали на тот случай, если события примут фатальный оборот и понадобится совершить последний обряд.

По Нининым глазам Кэмерон понял, что она давно готова пройти последнее причащение. Казалось, девушка уже смирилась со всем. От ее смущения не осталось и следа. Кэмерон стоял у самого края ванны, и ему открывался манящий вид ее груди в глубокой горловине халата. Он видел изящный изгиб шеи и интригующую впадинку в центре грудей.

— Со старинными кранами всегда столько проблем, — сказал водопроводчик, потирая свой седеющий подбородок, и посмотрел на Нинину ступню. — Надо же, как сильно застряла. А я не захватил паяльную лампу.

Глаза Нины расширились.

— Паяльную лампу?!

— Она действительно необходима? — спросил Кэмерон. — Ей будет больно.

— Я так полагаю, палец пульсирует, и это плохо, — сказал водопроводчик. — Я ведь прав, леди?

Нина умоляюще посмотрела на Джека-Кэмерона.

Ее палец зажат отверстием крана уже полтора часа. Паника, унижение и недовольство ушли на задний план. Она готова была расплакаться.

— Не могли бы вы все оставить нас на минуту? — попросил Кэм собравшихся в ванной комнате людей.

Когда все вышли, из глаз Нины полились слезы. Сострадание переполнило Кэма. Он почувствовал необходимость успокоить, защитить девушку, осыпать поцелуями ее красивое лицо.

Но в его сердце шевельнулось кое-что еще. Он не мог выразить словами свое чувство. Любого другого мужчину такие глупости разозлили бы или вывели из себя. Но Нинино смирение в такой ситуации заставляло Кэмерона любить ее еще больше… Любить? Неужели это любовь?

Кэм наклонился над ванной и, взяв в руки холодные пальцы Нины, стал согревать их своим дыханием, прикасаясь к ним губами.

На лице Нины появилась улыбка.

— Нам нужно подумать, как вытащить мой палец из крана. Иначе тебе придется провести остаток выходных здесь, вместе со мной. Может быть, позовешь водопроводчика?

— Да, конечно. Я сейчас же его позову.

Кэм поспешил из ванной. Компания ожидала его у камина в комнате Нины и обсуждала достоинства медных труб перед оловянными.

— Вы можете войти, — сказал Кэмерон.

Вся компания направилась к двери ванной, но Кэмерон протянул руку, преграждая им путь, и пропустил только водопроводчика.

— Остальные могут вернуться к своим делам.

Хозяин гостиницы озабоченно посмотрел в сторону ванной комнаты. Он больше волновался за свои старинные краны, чем за Нинин палец.

— Не беспокойтесь, — сказал Кэм. — Если вам будет нанесен ущерб, я непременно возмещу его.

Слова Кэмерона успокоили хозяина. Все поспешили удалиться.

Кэм направился к ванной комнате, но оттуда вышел водопроводчик.

— Все в порядке, — сказал он. — Я освободил ее. Кэм достал бумажник, вынул оттуда стодолларовую купюру и вложил ее в руку слесаря.

— Спасибо за помощь. Пришлите мне счет, — скороговоркой выпалил он. Распахнув дверь, Кэм увидел, как Нина с трудом пытается выбраться из ванны. Тяжелый носик крана по-прежнему оставался у нее на ноге. От удивления Кэмерон открыл рот. — Что это?

— Мой палец распух. Водопроводчик сказал, если приложить лед, то он сам выйдет. А если не получится, придется ехать в больницу отрезать его.

— Твой палец?

— Нет! — взвизгнула Нина. — Кран!

Кэм подхватил ее на руки и понес в спальню.

— Тебя нужно везти в больницу, — проговорил он на ходу.

В спальне Кэмерон опустил Нину на кровать. Наклонившись, он потерял баланс, и едва не упал на нее. Кэм замер. Его руки обнимали Нинино тело, их лица почти соприкасались. Он чувствовал ее теплое дыхание. Взгляд его скользнул по ее плечу к тому месту, где распахнулся махровый халат. Очарованный игрой света на гладкой коже, Кэмерон наклонился и поцеловал Нинину грудь.

— Я не хочу ехать в больницу, — произнесла Нина тихим голосом.

— Но ты не сможешь всю жизнь прожить с краном на ноге, — сказал Кэм. — Ты просто не найдешь себе подходящую обувь.

Кэм уткнул лицо в ее плечо, слегка покусывая влажную кожу. По телу Нины пробежала приятная дрожь.

— Ну, я… — начала она, — я просто должна… Хорошо, я поеду, я поеду… Босая.

Кэм засмеялся, потом медленно перекатился через нее и лег рядом. Их глаза встретились. Кэмерон понимал, что если сейчас поцелует ее еще раз, он уже не сможет остановиться. Она такая соблазнительная, такая желанная.

Кэмерон протянул руку и пальцами провел по лицу Нины от виска до подбородка.

— Забыл сказать тебе, что ты прекрасно сегодня выглядишь.

— Я выгляжу очень глупо, — ответила девушка, теребя волосы.

Пальцы Кэмерона скользили по ее лицу вниз к шее.

— Глупо выглядит только твой палец, а все остальное потрясающе красиво. Тебе все еще холодно? — заботливо спросил он.

Нина отрицательно покачала головой. Взгляд Кэмерона остановился на ее полных, мягких и влажных губах. Самообладание изменило ему. Еще один поцелуй — и он уйдет, чтобы она оделась. Нужно ехать в больницу. Ему нужен всего лишь один поцелуй.

Но поцелуй повлек за собой еще один, потом еще и еще. Кэмерона захватил вихрь желания. Он чувствовал потребность прикасаться к ней, быть рядом, чувствовать ее кожу под своими ладонями. Кэм обнял Нину за талию, перекатил на себя, и пропустил свои пальцы сквозь ее мокрые спутанные волосы.

Кэмерон жадно целовал губы Нины. Их вкус просачивался в его кровь, как наркотик. Почему раньше ни с одной другой женщиной он не испытывал ничего подобного? Почему ему так хорошо с Ниной? Потому, что он любит ее. Нина именно та женщина, которую он хочет сейчас и будет хотеть всегда.

С ее губ сорвался сладкий стон. Она прогнулась и, опираясь на грудь Кэмерона, села на него верхом. Сквозь спутанные волосы Нина смотрела на него затуманенными от желания глазами. Халат распахнулся, и Кэм увидел темный сосок. Он уже знал ее губы. Теперь ему хотелось попробовать на вкус ее грудь, теребить мягкую шишечку соска своим языком до тех пор, пока девушка не закричит от удовольствия.

Неторопливо Кэмерон стянул халат с плеч Нины. В ее глазах он не увидел ни капли сомнения. Позволив обнажить свое тело, она чувствовала себя вполне естественно. Кэм тоже не испытывал смущения. Он протянул руку и дотронулся до ее груди. На секунду у него перехватило дыхание. Большим пальцем руки он осторожно провел по ее соску. Захваченная наслаждением, Нина закрыла глаза и откинула голову назад.

Теперь Кэмерон понял, почему никогда раньше не испытывал такой страсти к другим женщинам. Он был предназначен для Нины Форестер с самого момента его рождения. Кэм поднялся с подушек и обвил ее талию руками. Его губы нашли сосок, и он втянул его в рот. В следующую минуту из Нининой груди вырвался чувственный крик, который Кэмерон так жаждал услышать.

Негнущимися пальцами Нина начала расстегивать пуговицы на его сорочке. Ему показалось, что она делает это очень медленно. Кэмерон отстранил ее руки и сам сорвал с себя рубашку. Нина начала ласкать его грудь. Она медленно скользила по коже, изучая каждый ее сантиметр. Ей хотелось изучить все изгибы его тела.

Затем ее руки спустились ниже. Она начала теребить ремень. Когда пальцы прикоснулись к упругому холмику под джинсами Кэма, он сладко простонал. Кэм давно желал такого прикосновения.

— О, Нина, — прошептал он. — Что ты со мной делаешь?

Она убрала волосы с лица.

— То же самое, что ты делаешь со мной.

Нина полностью раздела Кэма, и ее ласки стали такими чувствительными, что он больше не мог сдерживать себя. Тогда Кэм схватил руку девушки и остановил ее. Они посмотрели друг другу в глаза.

— Я хочу, чтобы мы продолжали, — сказала Нина. Ее просьба прозвучала искренне и естественно. Она хотела его так же, как и он ее.

— Пожалуйста, Джек!

Названное ею имя сквозь туман желания проникло в сознание Кэмерона и заставило его вернуться к реальности. Джек! Она назвала его Джеком. Но Джек — не его имя! Но чье же тогда? В пылу страсти она произнесла имя другого мужчины?

Сосредоточившись, Кэмерон вспомнил, что он сам назвался ей Джеком. Для нее он не Кэмерон Райдер, безжалостный бизнесмен и корпоративный мародер, а Джек Райт — мужчина, которого она встретила в кафе и который увез ее на романтический уикенд в Мэн.

Кэмерон хотел рассказать Нине обо всем во время ужина, и будь что будет. Но потом произошла история с краном. Он не мог продолжать, пока Нина не знает, с кем имеет дело.

Собрав всю свою решимость, Кэмерон обхватил девушку за талию и отодвинул от себя подальше так, чтобы ее тело не касалось его. Нина опустила веки и улыбнулась. Она ждала, когда он схватит ее в охапку и они полностью отдадутся бешеной, дикой страсти. Но он так и не прикоснулся к ней. Нина открыла глаза.

— Нам не стоит продолжать, — сказал Кэмерон напряженным голосом.

— Почему? — смущенно спросила Нина.

— Еще… еще рано. — Кэмерон сел и подвинулся ближе к краю кровати. — Не думай, что я не хочу заниматься с тобой любовью. Я хочу этого больше всего на свете.

— Я тоже, — сказала Нина, положив руку ему на плечо.

Кэмерон сделал глубокий вдох, медленно высвобождая свое плечо.

— Поверь мне, еще не время. — Кэм встал с кровати и посмотрел на Нину. Халат, почти не скрывая ее тела, повис на талии, придерживаемый поясом. Кэмерон взглянул на ногу Нины и увидел, что старинный кран слетел с ее пальца. Кэм улыбнулся. — Нам, кажется, не придется ехать в больницу.

Нина оперлась на локти и подняла ногу вверх.

— Кажется, не придется, — тихо произнесла она.

— Ты одевайся, а я пойду посмотрю, что там с ужином, — сказал Кэмерон. Он медленно направился к двери, на ходу натягивая на себя одежду. — Я буду ждать тебя внизу.

Ему понадобилась вся его воля, чтобы выйти из комнаты.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Нина спешила на работу. Несмотря на то, что погода стояла пасмурная и солнце закрывали тяжелые облака, на Нине были темные очки, скрывавшие усталые, красные глаза. Она плохо спала ночью и с трудом держалась на ногах.

Пять дней назад Нина познакомилась с Джеком, и за все это время ни разу как следует не выспалась. Трудное задание на работе ее выматывало. При воспоминании об антикварной сантехнике, в которой застрял ее палец, она испытывала мучительное унижение. Кроме того, Нина ничего не могла поделать с охватившей ее страстью к малознакомому мужчине. Все вместе взятое совсем лишило девушку сна.

Хуже всего она чувствовала себя прошлой ночью. В воскресенье вечером Джек привез ее домой. Проводил до двери и на прощание целомудренно поцеловал в щеку. Нина хотела хорошенько выспаться, но не смогла, всю ночь ворочалась и думала о самом неприятном. К тому же палец все еще болел.

Нина снова и снова вспоминала тот момент, когда она, разгоряченная страстью, умоляла его заняться с ней любовью. Даже сейчас ее поведение заставило покрываться краской ее лицо. Они оба уже поддались страсти, уже растворились друг в друге. И вдруг он положил всему конец.

— Я должна быть благодарна ему за то, что он вел себя как джентльмен, — буркнула Нина себе под нос, входя в редакционное здание. — Такие парни на дороге не валяются.

Но даже самые умные аргументы не избавляли ее от червячка сомнения, который поселился в душе. Может быть, она недостаточно соблазнительна, чтобы заставить его пойти дальше? А может, во всем виноват дурацкий кран? Какому мужчине придет в голову соблазнять женщину с водопроводным краном на ноге?

— Нина!

Оторвавшись от своих мыслей, Нина остановилась уже у лифта. Она повернулась и пошла обратно к выходу.

— Доброе утро, Кэти, — поздоровалась Нина с дежурной.

— Сегодня ты витаешь в облаках.

— Неужели?

— Угу. Между прочим, тебя ищет Шарлотта. Звонит сюда каждые пять минут, начиная с восьми часов.

— Ты уверена, что она ищет именно меня? — спросила Нина. В ее голосе чувствовалось раздражение. — У нее большие проблемы с моим….

— …именем, — закончила за Нину Кэти. — Я знаю. Так как у нас нет никакой Нанетты, я поняла, что ей требуешься ты. — Кэти понизила голос: — Мне кажется, она опять ночевала в редакции. Журналисты разузнали о предложении «Найт Райдер». Будь осторожна! Шарлотта вне себя от ярости.

Когда Нина подошла к кабинету Шарлотты, легкое чувство голода, которое она испытывала потому, что не успела позавтракать, превратило ее желудок в тугой, урчащий комок. Не хватало ей того, что произошло в выходные с Джеком, теперь еще нужно ублажать Шарлотту. Общаться с ней и без того было трудно. Нина готова к встрече. Шарлотте будет трудно придраться к ней. Но встреча с боссом на голодный желудок после бессонной ночи — все равно, что беседа с разъяренным тигром.

Нина негромко постучала в дверь кабинета, затем открыла ее. И нашла Шарлотту за весьма важным делом: она метала дротики в большущую фотографию, прикрепленную к мишени для игры в дартс. Такая же висела в комнате отдыха для сотрудников редакции.

Шарлотта посмотрела на Нину через плечо.

— Нанетта, — буркнула она, бросая очередной дротик, — я давно тебя жду. Рабочий день начинается в 9.00, а сейчас… — Она взглянула на свои инкрустированные бриллиантами часы, — 9.08. — Запущенный ею дротик вонзился в фотографию, поразив изображенного на ней человека в самое горло.

— Извините, миссис Дэнфорт, меня зовут Нина, а не Нанетта, Нина Форестер, — начала девушка наступление на своего босса. Это был первый шаг. Пусть наконец-то научится произносить ее имя.

— Мой психотерапевт предполагает, что такие упражнения… — объясняла Шарлотта, — освобождают от гнева и негативной энергии. — Последний дротик поразил изображенного на фото человека в лоб. Шарлотта повернулась к своей подчиненной. — Итак, что ты сегодня для меня приготовила?

Нина сцепила ладони перед собой.

— Не намного больше, чем я рассказала вам в пятницу. Я просидела в Интернете все выходные, искала любую информацию о Кэмероне Райдере, — солгала Нина. — Но не нашла ничего, кроме скупых буклетных данных, которые распространяет его компания. Кэмерон Райдер — мультимиллионер. Ему принадлежат 36 процентов прибыли «Найт Райдер». Его партнеру Джеффу Майерсу — 15 процентов. Все остальное получают акционеры. Возможно, нам следует нанять профессионального сыщика, для того чтобы…

— А где мы возьмем деньги? — грозно спросила Шарлотта. — Наш журнал на грани банкротства.

Нина поморщилась и бросила взгляд на дорогие часы на запястье Шарлотты. Если бы у нее хватило смелости, то она предложила бы продать их. Они стоят как минимум три-четыре Нининых зарплаты.

— Я не смогла найти даже его фотографию, — вздохнула Нина.

— Неважно, — сказала Шарлотта. — У меня есть фотография. Я позвонила другу, который работает в «Пост». — Шарлотта показала на фото, утыканное дротиками. — Вот он. Мистер Кэмерон Райдер. Его сфотографировали на открытии ресторана.

Нина медленно прошла по комнате и искоса посмотрела на фото. Лицо показалось ей знакомым. Она протянула руку и вырвала дротики, пронзившие лоб и щеку Кэмерона Райдера.

— О! — Сердце Нины замерло. — Не может быть! — Она повернулась к Шарлотте. — Это не Кэмерон Райдер.

— С чего ты взяла?

Девушка откашлялась и попыталась набрать в легкие побольше воздуха, прежде чем взглянуть на фотографию еще раз. Это был Джек Райт!!!

— Я тоже подумала, что знаю его, — сказала Шарлотта. — Мне кажется, мы где-то встречались. Может, на какой-то вечеринке… ночью… на корабле…

Конечно, он кажется ей знакомым, размышляла Нина. Шарлотта видела его всего несколько дней назад в офисе, когда они целовались. У Нины закружилась голова, бешено забилось сердце. Что же ей теперь делать? Сбежать бы поскорее отсюда и укрыться в своем кабинете.

— Мне нужна его фотография, — сказала она, — для дальнейшей работы.

— Бери, она сослужила свою службу, — ответила Шарлотта, сделав выразительный жест рукой в сторону мишени.

Нина сняла фотографию, сложила ее вдвое и сунула под мышку.

— Если я вам понадоблюсь, вызовите меня по пейджеру. — Она глубоко вздохнула, прежде чем сказать: — Меня зовут Нина Форестер. Н-и-н-а.

Девушка поспешно вышла из кабинета начальницы. Ее сердце колотилось, прерывистое дыхание не могло прийти в норму. В первом же укромном уголке коридора она остановилась, развернула фотографию и уставилась на нее. Она не ошиблась. На снимке, без сомнения, изображен Джек Райт. Точеные черты лица, выразительный рот, проницательные глаза были так узнаваемы.

Нина попыталась привести в порядок свои хаотичные мысли. Если этого человека зовут Кэмерон Райдер, зачем он тогда сказал ей, что его имя Джек Райт? Нина вспомнила, как они познакомились. Ведь она упомянула имя Кэмерона Райдера еще до того, как они представились друг другу в кафе. Она назвала его бессердечным, жестоким бизнесменом, сказала, что он мерзавец.

Она потерла рукой лоб. Ее высказывания могли заставить его солгать, ведь он наверняка понял, что понравился ей. Нина снова посмотрела на фото. Но, может, произошло всего лишь недоразумение, и человек на снимке вовсе не Кэмерон Райдер, и не Джек Райт, и не….

Мне необходимо переговорить с Лизбет, подумала девушка. Она знает, что надо делать.

Нина поспешила в офис своей подруги. Лизбет стояла возле стола, задумчиво глядя на укороченные брюки, висевшие на картинной раме.

— Нам нужно поговорить, — сказала Нина. Погруженная в свои мысли, Лиз не обратила внимания на ее слова.

— Ты только посмотри, — возмущенно произнесла она, показывая на предмет своего изучения.

— Милые дамские брючки, — сказала Нина. — Странно, что они черные. Такой материал обычно бывает светлым. Это что, последний писк моды? Нам нужно поговорить, — настойчиво повторила она.

— Да, хорошо. Но вообще-то, это мужские брюки. Идея принадлежит одному очень известному дизайнеру. Впрочем, лично я думаю, что он переборщил. Они выглядят слишком женственно. У мужчин красивые ноги, но не настолько.

— Да оставь ты свои брюки! — завопила Нина. — У меня катастрофа!

Лизбет сняла вешалку с рамы.

— А тебе не кажется, что укороченные брюки для мужчин тоже катастрофа? Шарлотта заключила какую-то глупую сделку с этим дизайнером. Она хочет, чтобы его модель появилась в июньском номере журнала. Я думаю, сейчас самое время показать ей твой проект с объявлением. — Лиз повернулась к Нине. — У тебя действительно случилось что-то серьезное? Ну, куколка моя, если твои темные круги под глазами станут еще больше, мы будем звать тебя Зорро.

Нина протянула ей фото, испещренное отверстиями от дротиков.

— Посмотри на это.

Лизбет неохотно взглянула на снимок.

— И что? Фотография твоего нового парня? Очень мило.

— На ней Кэмерон Райдер, бизнесмен, который хочет оттяпать «Этитьюдз» у Шарлотты Дэнфорт. Наше будущее в его руках.

— Не придумывай! — Лизбет махнула рукой. — Это же твой друг Джек.

— Мой друг Джек и есть Кэмерон Райдер! Я спала с нашим врагом!

Лиз чуть не задохнулась. Пикантные брючки выпали из ее рук.

— Ты спала с Джеком?

— С Кэмероном, — поправила Нина. — И я вовсе не спала с ним. — Она чертыхнулась. — Ну, я хочу сказать, что спала с ним не в техническом смысле. Просто в выходные мы провели немного времени в одной постели.

— Сколько времени?

— Не очень много… ну, в общем, вполне достаточно для страстных вздохов и нагого тела. — Нина прижала ладони к пылающим щекам. — Мне еще повезло. Я думала, что нашла мистера «Что надо», а оказалось, что он очередной мистер «Не тот». Ты думаешь, он все сделал нарочно? То есть использовал меня, чтобы выудить информацию о журнале и Шарлотте?

Лизбет задумалась.

— Не исключено. А если так оно и есть, что ты будешь делать?

Мотивы Кэмерона Райдера становились все яснее, и растерянность Нины быстро сменилась гневом. Ну, конечно! Он знал, где она работает. Почему же ему не использовать ее в своих целях? А она, маленькая наивная простушка, доверилась ему и пустила его в свое сердце.

— Я… я больше не стану с ним встречаться! Он солгал мне, а потом соблазнил.

Нина понимала, что ей надлежит злиться и негодовать. Но ей все еще хотелось верить, что Джек Райт, или Кэмерон Райдер, или кто бы он ни был, в общем, тот парень, которого она целовала, — хороший и честный человек. Она видела, когда он укладывал ее в постель, — его глаза не лгали. Нина почему-то не сомневалась в его чувствах. Кроме того, он вовсе не выпытывал у нее никакой информации о ее работе или о Шарлотте. Все, что он знает, Нина рассказала ему сама. Девушка нервно вздохнула.

— Что мне делать?

Лизбет пожала плечами.

— Скорее всего, тебе нужно подумать, как извлечь из твоего знакомства с ним выгоду для себя. Ему известно, что Шарлотта собирает информацию о нем. Но он не знает, что ты знаешь, что он знает. Используй это. В результате ты спасешь журнал, и Шарлотта по гроб жизни будет перед тобой в долгу. Дорогая, ты сможешь стать заместителем главного редактора «Этитьюдз».

Нина покачала головой.

— Я не смогу. Как можно смотреть человеку в глаза и врать?

— Кисуля, но он же врет тебе. И тут нет ничего странного. Мужчины и женщины все время обманывают друг друга. А вдруг выяснится, что он женат? Ты и тогда будешь такой же благородной?

— Да, — твердо ответила Нина. Она снова нервно втянула в себя воздух. Слова давались ей с трудом: — Он хотел заехать за мной сегодня в семь часов вечера. Мы договорились вместе поужинать. Я просто не выйду к нему и все. Между нами все кончено. Снова все будет так, будто мы никогда не знали друг друга.

Но вдруг Нина поняла, что говорит неправду. С Джеком Рай… то есть с Кэмероном Райдером она испытала нечто особенное. Внезапно ее осенила мысль. Может, Кэмерон обманывал ее потому, что он и вправду женат? Нина едва сумела перевести дыхание. Сердце сжалось в груди.

— Что ж, — сказала Лизбет, — ты можешь поступать, как тебе вздумается. Но мне кажется, ты упускаешь свой единственный шанс. А теперь вернемся к моей проблеме. Подруга, что мне делать с брюками?

Но Нину совершенно не интересовали революционные предложения модного дизайнера. Ее мысли витали уже далеко от офиса Лизбет.

У нее оставалось ровно девять с половиной часов, чтобы разработать план действий. И она должна решить, чего хочет больше — смириться с двуличностью Кэмерона Райдера и продолжать с ним встречаться или навсегда выбросить его из своей жизни.

В городе полтора миллиона неженатых мужчин. Почему я пролила кофе именно на него? — спрашивала себя она.

Нина лежала на диване в темной комнате и неотрывно смотрела на часы, вмонтированные в видеомагнитофон. Считая минуты, она ждала его звонка. И все же бьющий по нервам звонок домофона раздался так неожиданно, что девушка вздрогнула.

Наряжаться она не стала — надела старую рубашку, достала из холодильника мороженое и свернулась калачиком на диване. Мороженое вряд ли могло что-то изменить, но Нина почему-то никак не могла от него оторваться. Настраивая себя на боевой лад, она съела уже пол-упаковки.

Ей следует быть расстроенной, даже злой. Ведь ее использовали! Она старалась вспомнить что-нибудь плохое, чтобы разозлиться, но не могла. Кэмерон спрашивал ее о работе по ходу дела, но вовсе не давил на нее. Если ему действительно нужна была информация, то он оказался плохим шпионом.

Да, думала Нина, запихивая в рот очередную ложку мороженого. Ты сама все разболтала. Болтун — находка для шпиона.

Снова раздался звонок. Ей стало интересно, как долго Кэмерон Райдер будет звонить, прежде чем поймет, что она не хочет его видеть. Неужели она заслужила только два звонка? Нина задумалась. Если он позвонит ей четыре раза, значит, она нравится ему, а если пять, значит, он потерял голову и влюбился. Она может провести исследование.

Нина молча сидела на диване и ждала, когда он позвонит третий раз. Но домофон молчал. Нина почувствовала разочарование. Она снова улеглась на диван и принялась уплетать мороженое. Время шло, и она поняла: все кончено. Мистер «Что надо» стал теперь мистером «Не надо».

Она положила в рот еще одну ложку мороженого, но не успела его проглотить, как в дверь постучали. Нина вскочила с дивана и побежала в прихожую. По дороге ударилась ногой о кофейный столик.

Ее пронзила нестерпимая боль — такая сильная, что она вскрикнула. Одной рукой она закрыла себе рот, а другой стала растирать многострадальный палец, прыгая на здоровой ноге вокруг кофейного столика. Мороженое упало со столика, она поскользнулась и с грохотом растянулась на полу.

— Нина, ты дома? — Кэмерон постучал еще раз. — Нина?

Она лежала на полу, мысленно проклиная все на свете. Гримасничая, подползла к двери и, нервно втянув воздух, пропела:

— Мя-я-я-у.

Больше ей ничего не пришло на ум. Нина не очень умело подражала кошке, но она надеялась, что дверь приглушит звук и сходство будет обеспечено.

— Нина?

— Мя-я-у, — снова протянула девушка.

Услышав удаляющиеся от двери шаги, она облегченно вздохнула, распрямилась и потерла затекшую спину.

Перед ее внутренним взором возник Кэмерон: брюки с иголочки от лучшего портного, свитер, облегающий его мускулистый торс, кожаный пиджак, который ему так идет. Она не осмелилась посмотреть в глазок, иначе он обязательно бы узнал, что она дома. К тому же один-единственный взгляд на Кэмерона мог лишить Нину решимости. Одна только мысль, что она больше никогда его не увидит, заставляла ее страдать. А вдруг он все-таки купит журнал и станет ее боссом? Тогда она будет видеть его каждый день!

Нина встала, вернулась в комнату и зажгла свет. Но в дверь опять постучали. Она быстро погасила лампы и посмотрела в глазок. За дверью стояли двое мужчин — Кэмерон, одетый в роскошный костюм, и Рокко Кампинелли в потрепанной робе.

— Мисс Форестер, вы дома? С вами все в порядке?

— Бог мой! Да он привел сюда домовладельца, — прошептала Нина.

Мистер Кампинелли, грубоватый итальянец, жил на первом этаже. Он управлял ремонтными работами, получал посылки, давал всем советы и готовил спагетти.

— Я слышал какой-то грохот, потом мяукала ее кошка, — сказал Кэмерон.

— У нее нет кошки, — ответил домовладелец. — Я не разрешаю своим постояльцам держать животных.

Услышав скрежет ключа, вставляемого в дверь, Нина медленно отошла. Неужели они собираются войти сюда? Ключ повернулся — Нина побежала к спальне. Ключ повернулся еще раз — Нина рухнула на пол. Когда дверь распахнулась, она ползком забралась под кровать и затаила дыхание.

Зажегся свет.

— Непохоже, что она дома.

— Я слышал какие-то звуки, — продолжал настаивать Кэмерон. — Мне нужно убедиться, что все в порядке.

Девушка осторожно выглянула из-под кровати. Кэмерон бродил по гостиной, осматривая все вокруг. Он всегда выглядел прекрасно, во что бы ни одевался. Нина просто не могла оторвать от него глаз. Пиджак подчеркивал широкие плечи, а брюки делали его талию и бедра невообразимо узкими. Кэмерон остановился как раз между диваном и спальней. Огромную лужу от таящего мороженого просто нельзя было не заметить.

— У нее хороший вкус, — сказал мистер Кампинелли, осматривая интерьер комнаты. — Посмотрите на этот столик из огнеупорной пластмассы. У нас с женой стоял точно такой же, когда мы поженились.

Он был прав. Нина здорово потрудилась над интерьером своей квартиры. Она объездила все блошиные рынки и комиссионки в поисках необходимых аксессуаров. В дизайне ее квартиры присутствовал легкий налет китча. Стены были окрашены в яркие тона; к ним трудно подбиралось все остальное, но Нине нравилось экспериментировать. Она считала, что правила нужно нарушать. К тому же предметы интерьера пятидесятых, шестидесятых и семидесятых годов привлекательны тем, что очень дешевы. Она просто не могла устоять перед ценами на них.

— Оригинально, — протянул Кэмерон. — Я никогда ничего подобного не видел.

— Она не похожа на других. Вы заметили, как она одевается?

Кэмерон улыбнулся.

— Мне нравится.

— По-моему, ее здесь нет.

— А что вы скажете по поводу этого? — Кэмерон присел на корточки и поднял с пола упаковку от мороженого. — Она все еще холодная.

Кэмерон огляделся и обратил внимание на спальню, в которой пряталась Нина. От страха она зажмурилась.

Когда же вновь открыла глаза, Кэмерон и Кампинелли уже ушли в кухню. Нина воспользовалась такой возможностью, чтобы спрятаться получше. Ползком добралась до ванной комнаты и залезла в узкий чулан. Теперь через щель между дверью и косяком она видела только свою кровать. Нина молилась и ждала, что Кэмерон наконец-то уйдет.

Но он все не уходил. В ванной вспыхнул свет. Девушка затаила дыхание. Дверь чулана распахнулась. Нина натянуто заулыбалась: прямо на нее смотрели зеленые глаза Кэмерона Райдера.

— Если бы я был подозрительным человеком, то подумал бы, что ты избегаешь меня. — Кэмерон усмехнулся и щелкнул пальцами. — Выбирайся.

— Что ты здесь делаешь? — промямлила Нина.

— А что ты делаешь здесь? — Кэм указал на чулан.

— Здесь. Ах, здесь. Я складывала полотенца. — Нина похлопала ладонью по стопке цветных полотенец.

Кто-нибудь другой назвал бы ее неопрятной в выцветшей хлопчатобумажной рубашке и с растрепанными волосами, но Кэмерону ее вид казался очень сексуальным.

Нина неохотно выбралась из крошечного чулана.

— Ты забыла о свидании? — Кэм посмотрел ей в глаза, и тут же его охватила волна нежности. Они не виделись всего один день, а он так соскучился.

Кэмерон наклонился, чтобы поцеловать Нину, но она отпрянула.

— Разве сегодня? — Она вышла из ванной и пошла в спальню.

Кэм нахмурился. Ее холодный прием сильно удивил его. Нина выглядела усталой и немного на взводе.

— Ты прекрасно знаешь, что сегодня, — проговорил Кэмерон, следуя за ней. — Почему ты до сих пор не готова?

Что за игру она затеяла? Вчера вечером они договорились поужинать, как раз перед тем, как Кэм подвез ее домой. Он заказал столик в дорогом ресторане — самый лучший столик. После ужина хотел прокатить ее в экипаже по Центральному парку. А потом собирался сказать ей правду.

Кампинелли просунул голову в спальню.

— Нина, с вами все в порядке? Знаете этого парня? Нина вежливо улыбнулась.

— Все в порядке, мистер Кампинелли. Вы можете идти.

Домовладелец посмотрел на них, кивнул и тихо удалился. Нина провела рукой по своим взъерошенным волосам и отвернулась. Подошла к постели, стала разглаживать складки на покрывале и взбивать подушки.

— Ты заболела? — заботливо спросил Кэмерон.

— Нет.

— Много работала?

Нина подозрительно посмотрела на него.

— Почему ты спрашиваешь меня о работе? — грозным голосом поинтересовалась она.

Кэмерон нахмурился. Он никогда не видел девушку в таком настроении. Может быть, она действительно больна? Ее щеки горят, а под глазами — темные круги.

— Мне кажется, ты меня избегаешь.

Она отрицательно покачала головой и продолжала методично разглаживать покрывало. Кэмерон вышел из себя. Он схватил ее за руку и потащил из спальни в гостиную. Лучше держаться подальше от кровати, пока он не поймет, почему она так себя ведет.

— Сядь, — скомандовал Кэмерон, усаживая Нину на диван.

Нина села. Теперь она начала разглаживать свою рубашку и снимать пушинки с тренировочных брюк.

— У меня совсем нет времени для…

— Если тебе не хочется никуда идти сегодня вечером, просто скажи мне, — сказал Кэмерон.

В его памяти промелькнул образ веселой девчонки из колледжа, которую он когда-то приглашал на свидания, а она всегда отказывалась. Кэму понадобилось много времени, чтобы понять, что она и не собирается соглашаться. Неужели Нина тоже даст ему отставку?

Мысли Кэмерона перенеслись к тому моменту, когда они лежали вместе в постели в Мэне. Он не мог ошибиться. В ее глазах он читал желание. Такое сильное и безумное…

— Мы должны быть честными друг с другом, — произнес Кэм.

— Разумеется, мы должны быть честными, — бодро отозвалась Нина. — Просто я думаю совсем не о том. Ты знаешь, о ком я думаю, — о Кэмероне Райдере. — Нина посмотрела на него долгим испытующим взглядом. — О безжалостном негодяе, который хочет разрушить мою жизнь и мою карьеру! Ты помнишь, я говорила тебе о нем?

У Кэмерона перехватило дух. Она все знает, подумал он. Она догадалась.

— Как не помнить, — произнес Кэм. Повисла долгая пауза. Кэмерон ждал, надеясь, что все в конце концов прояснится.

— Ну, так что скажешь?

Нина вздохнула, потом быстро встала.

— У меня много дел. Поужинаем в другой раз.

Кэмерон взял Нинину руку и начал лениво играть ее пальцами.

— Ты не можешь работать днями и ночами напролет. Тебе нужен отдых. Одевайся, — произнес он, подталкивая ее к спальне. — Мы прогуляемся, а потом где-нибудь поужинаем. Ничего особенного.

Нина отрицательно покачала головой, окинув взглядом свою одежду.

— Я не готова…

— Я подожду, — сказал Кэм и отошел от нее. Здравый смысл советовал ему держаться от нее подальше. Но внутренний голос твердил: «Не уходи!» — Одевайся, — повторил он уже мягче.

Кэмерон закрыл за ней дверь спальни и медленно обошел квартиру. Она напоминала одежду, которую носила Нина. Во всем чувствовалось небрежное безразличие к направлениям и стилям. Если бы ему показали тысячу разных квартир на Манхэттене, он точно сказал бы, что Нина живет именно здесь.

Посмотрев на свое отражение в зеркале, Кэм поправил галстук. Затем мимо книжных полок прошел на кухню. На полках стояли кукольные тролли, один необычнее другого. Кэмерон взял в руки обнаженного тролля с ярко-голубыми волосами.

— Симпатичные, правда?

Он обернулся и увидел, что Нина стоит за его спиной. Она переоделась в простой свитер и джинсы, волосы сзади перехватывал шарф. Каждый раз, когда он видел ее, она выглядела все красивее и красивее, что не переставало его удивлять.

— Да, симпатичные, — согласился Кэм. — Забавные и немного страшные одновременно.

— Они на любителя. Я натыкалась на них в самых разных местах, и каждый раз покупала по одному. На счастье. — Взяв в руки крохотного тролля, Нина безучастно пожала плечами. — Но они не всегда мне помогали. — Она бросила игрушку обратно на полку и отошла.

Кэмерон осторожно поднял куколку и поставил ее на свое место, затем повернулся и посмотрел на Нину. Она и не собиралась смягчаться. Она хотела, чтобы он заплатил ей за все.

— Ты готова?

Резким движением Нина достала из чулана жакет и направилась к двери.

— Пошли.

Кэм догнал ее и взял за руку, переплетя ее пальцы со своими. Он проклинал себя. Ну зачем он тогда солгал ей? Ему просто нужно было сказать ей, что человек, о котором она должна разузнать все, это он.

— Так как движется твоя работа? — спросил Кэмерон, чтобы начать разговор.

— Мы почему-то всегда говорим только обо мне, — произнесла Нина, спускаясь по ступенькам. — Почему бы тебе не рассказать о своей работе?

— Я уверен, тебе будет неинтересно, — возразил Кэм. — Как идут твои поиски?

Нина негромко выругалась, рванула на себя парадную дверь и вышла на улицу. Дверь чуть не ударила Кэмерона по носу. Он отпустил Нинину руку, чтобы защитить себя. Догнав девушку, Кэм вновь взял ее за руку.

— Хорошо, давай разберемся во всем, прямо здесь и сейчас.

— В чем «во всем»? — Нина вызывающе посмотрела ему в глаза.

— Ты сама хочешь начать, или лучше мне?

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — буркнула она, пытаясь скрыть свою враждебность.

— Ты была права в тот вечер в кафе. Кэмерон Райдер — негодяй.

Нина сжала кулаки. Она, не отрываясь, смотрела ему в глаза.

— Откуда ты знаешь? — Ее глаза сузились и засверкали от гнева.

— Потому что он солгал тебе. Испугался, что ты узнаешь о том, кто он есть на самом деле, и тогда тебе не о чем будет с ним разговаривать. С первого взгляда он понял, что хочет всегда оставаться с тобой. Именно поэтому совершил ужасную глупость и обманул тебя. Все время он хотел сказать тебе правду, но боялся тебя потерять. А теперь очень, очень, очень жалеет о своем поступке.

— Откуда ты знаешь? — Нина вызывающе вздернула подбородок. К ее щекам прилила кровь. — Вы что, друзья? Партнеры по бизнесу?

— Ты сама знаешь, — ответил Кэм.

— Скажи, — настаивала Нина. — Я хочу услышать, что ты скажешь.

— Я — Кэмерон Райдер.

Нинин кулак ударил его в живот. У Кэмерона перехватило дыхание. Девушка попала ему прямо в солнечное сплетение. Согнувшись от боли, он ждал, когда к нему вернется дар речи.

Удар испугал Нину так же сильно, как и Кэмерона.

— О! О! Извини меня! — закричала она. Кэм почувствовал, как ее рука поглаживает его по спине. — Я не хотела… Ты в порядке? Мне очень жаль. Я только думала, что ты…

Кэмерон вытянул руку.

— Со мной все в порядке, — прохрипел он. Нина схватила его за лацканы пиджака и рывком приблизила к себе его лицо. Раздражение вернулось.

— Прекрасно, потому что если я больше никогда не увижу тебя, то и не ударю. — Она нахмурилась и о чем-то подумала. — А если все же увижу, то все может повториться. — Нина выругалась. — Ты знаешь, о чем я говорю! — Она повернулась и пошла прочь.

Кэмерон поспешил за ней, растирая на ходу живот и пытаясь вдохнуть немного кислорода.

— Нина, прости! Я заслужил такое отношение. Если тебе будет легче, ударь меня еще.

Она повернулась и пошла к нему.

— И ударю! Ударю! — закричала она. — Как ты посмел так поступить со мной?

— Я же сказал тебе…

— Только не надо! Я знаю, зачем ты соврал. Да как ты мог? Мы ведь… мы почти… в моей постели… в гостинице. Или ты забыл?

— Какого черта, Нина! Я, не переставая, думал о тебе. До сих пор помню запах твоих волос и чувствую твою кожу. Помню вкус твоих губ. Я остановился только для того, чтобы ты не пожалела о своем поступке позже, когда узнаешь, кто я есть на самом деле. Я не хотел, чтобы ты возненавидела меня.

— Что ж, ты ошибся. Я возненавидела тебя.

Кэмерон сделал несколько шагов к Нине, сокращая расстояние между ними.

— Нет, ты не возненавидела меня. Я могу доказать это.

Он взял ее лицо в руки, притянул к себе и поцеловал. Поцелуй был долгим и страстным. Кэм целовал Нину до тех пор, пока не понял, что ее сопротивление сломлено. Он оторвался от Нининых губ и посмотрел ей в глаза, с радостью понимая, что поцелуй доставил ей такое же удовольствие, как и ему.

— Я должна ударить тебя еще раз, — пробормотала Нина.

Кэмерон поднял руки вверх, показывая, что сдается.

— Можешь бить. А потом я опять тебя поцелую.

— И что это докажет? Только то, что ты классно целуешься. Так классно, что тебе можно поставить памятник из мрамора и преклонять перед ним колени. Но ты обманул меня.

— Это я был в твоей постели! Ты не знала, как меня зовут, но это был я.

Нина покачала головой в знак протеста.

— Неужели ты думаешь, что теперь, когда я знаю, что ты — Кэмерон Райдер, все может оставаться по-прежнему? Ты хочешь перехватить «Этитьюдз».

— Но при чем здесь «Этитьюдз»? Он не имеет к нам никакого отношения.

— Ты прав, потому что между нами все кончено.

Нина повернулась и пошла обратно к своему дому. Кэмерону ничего больше не оставалось, как последовать за ней. Он догнал ее и хотел схватить руку, но она увернулась.

— Если ты хочешь, чтобы я тебя снова ударила, попытайся сделать то же самое, — предупредила она.

— Прекрасно, но я не собираюсь сдаваться, — сказал Кэм. — К тому же ты обещала, что поужинаешь со мной.

Теперь уже Кэмерон развернулся и пошел прочь, оставив Нину стоять на тротуаре. Ему очень хотелось знать, что она сделает, но он не оглянулся. Черт! Как ему хочется подбежать к ней, обнять ее и целовать до тех пор, пока она не подарит ему прощение. Но Нина настроилась на борьбу. Надо дать ей время, чтобы она остыла.

Он втянул в себя прохладный вечерний воздух. Бог мой, что же сделала с ним Нина Форестер! Она лишила его всех чувств, кроме одного — любви к ней.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Нина хотела позвонить на работу и сказать, что заболела. После вчерашних событий она едва смогла вытащить себя из постели, не говоря уже о том, чтобы идти в редакцию. Но у нее накопилось много работы. Нужно проверить факты для статьи о сжигании калорий во время занятий сексом. Еще запланирована встреча с юристами по поводу одного платежного обязательства. И, наконец, ее ждали дальнейшие исследования жизни Кэмерона Райдера.

Нина приняла решение уйти от Кэмерона, но ночью ее терзали сомнения. Фактически ведь это он ушел от нее, а она сделала все от нее зависящее, чтобы так случилось. Все утро Нина переставляла своих троллей, мыла холодильник и выметала из-под кровати пыль, которую заметила, когда пряталась там. Но что бы она ни делала, мысли о Кэмероне Райдере не давали ей покоя.

Вчера вечером, когда Нина поднялась к дверям своего подъезда, она еще долго стояла и искоса поглядывала в сторону Кэмерона в надежде, что он передумает и вернется. Но он так и не вернулся.

Как она могла поверить в то, что он тот, кто ей нужен? Жизненный опыт должен был подсказать ей, что позволить себе влюбиться в человека после нескольких дней знакомства — прямой путь к катастрофе. Но он оказался таким симпатичным и неотразимо сексуальным, что Нина не устояла и позволила своим гормонам взять верх над здравым смыслом. Такое состояние стало для нее хроническим в присутствии Кэмерона. Даже в самый разгар их ссоры она была готова броситься в его объятия и утопить свой гнев в поцелуях.

Нина сделала глубокий вдох, запахнула жакет и заторопилась к офису. На чьей же стороне она теперь? Если Кэмерон купит «Этитьюдз», журнал только выиграет. Но Шарлотта дала ей первое стоящее задание. Оно позволит Нине подняться вверх по карьерной лестнице и избавит от череды мелких поручений, не способных продвинуть ее вперед. Пусть начальница никак не может запомнить ее имя, но Нина по-прежнему верна Шарлотте и своим коллегам.

Можно сделать и такой шаг: начнется битва за журнал, а когда все закончится, Нина провозгласит свою преданность тому, кто окажется победителем.

Толкнув стеклянную дверь, она вошла в широкий коридор.

— Доброе утро, Нина, — приветствовала ее Кэти. — Все просто с ума посходили из-за этого Райдера. В редакции только о нем и говорят. Ты отлично потрудилась.

Нина нахмурила брови и кивнула. С каких это пор Кэти так интересует то, чем она занимается? Двери лифта открылись, и оттуда вышли Даг и Грег, музыкальные критики редакции.

— Привет, Нина! — радостно заорал Грег. — Как идут дела с Райдером?

— Шарлотта говорит, что с твоей помощью мы узнаем о нем все, — добавил Даг. — Сегодня я впервые за долгое время увидел, как она улыбается.

Нина махнула им рукой и вошла в лифт. Ей стало как-то не по себе. Смущение росло по мере приближения к офису. Проходившие мимо коллеги поздравляли ее и желали успеха. Девушка быстро вошла к себе и закрыла за собой дверь. Все, что с ней происходило, напоминало эпизоды из «Сумеречной зоны». Будто, пока она спала, весь мир перевернулся, и только она ничего не знает. Нина вздохнула.

— Почти вовремя!

Нина схватилась за сердце и подпрыгнула от неожиданности. На стуле, закинув ноги в модных туфлях на край стола, сидела Лизбет.

— Что ты здесь делаешь, Лиз?

— Тебя жду, — ответила подруга. — Что ты сделала со своими волосами? Они похожи на ком пыли, который я раз в год вынимаю из своего пылесоса.

Нина не обратила внимания на насмешку.

— Странное утро. Все так непривычно ведут себя.

— Хм. Ты заметила?

Кивнув, Нина повесила свой жакет на крючок, затем повернулась к подруге и увидела виноватое выражение на ее лице.

— В чем дело? Уж не собирается ли Шарлотта продать журнал?

— Нет, — ответила Лизбет, лениво качая головой. — Солнышко, после того, что я ей сказала, она вряд ли в скором времени продаст его.

— Ты говорила с Шарлоттой? Не отрывая глаз от своего маникюра, Лиз неохотно стала объяснять:

— Я просто хочу, чтобы ты кое-что поняла. Шарлотта была такой подавленной и жалкой. Она затащила меня в дамскую комнату и начала рыдать. Тебе очень нужна должность заместителя главного редактора, поэтому я…

— Что? Что ты сделала? — требовательно спросила Нина.

— Я сказала ей о Джеке… то есть о Кэмероне Райдере. Я просто проговорилась, а Шарлотта вцепилась в меня, как терьер в мясную косточку.

С трудом сдерживая негодование, Нина села на стул напротив.

— Лизбет, ты влезла в мое личное дело. Ты рассказала ей, что мы вместе провели выходные? Что мы чуть было… ну… ты знаешь, о чем я говорю…

— Не совершили кое-что предосудительное? Нет. Я просто сказала ей, что вы встречались и стали близкими друзьями, что ты сделала это ради журнала. Потом я намекнула, что ты вполне можешь использовать свое влияние на него, и он откажется покупать журнал. А если не откажется, то по крайней мере ты сможешь потянуть время до тех пор, пока Шарлотта не убедит своего папочку дать ей денег.

Нина смотрела на Лизбет широко открытыми глазами.

— Не могу поверить в то, что ты говоришь.

— Я напомнила ей, что ты заинтересована в повышении должности. — Лизбет сбросила ноги со стола. — Лапуленька, у тебя появился шанс реализовать свою мечту.

— Лизбет, что ты натворила? Ты не знаешь Кэмерона. Он безжалостный человек.

Подруга лукаво улыбнулась.

— Но ты ведь знаешь его, лапонька. И он — твой билет к заветной должности.

— Вчера вечером я его послала к черту. После того, что я сказала ему, он вряд ли вернется. По правде говоря, я была с ним так резка, что он с удовольствием переедет жить в пригород, чтобы только больше никогда не встречаться со мной.

— Что ж, тебе придется вернуть его, — тоном, не терпящим возражений, произнесла Лизбет. — Извиняйся, умоляй, притворяйся глупенькой девочкой. Делай все, что хочешь, но ты должна вернуть Кэмерона Райдера.

— Ты хочешь, чтобы я вернулась к…

Нина не успела договорить. Дверь распахнулась, в комнату ворвалась Шарлотта Дэнфорт.

— Нина, дорогая моя, — быстро заговорила Шарлотта. Она устремилась к девушке и почти по-дружески обняла, чмокнув воздух возле каждой из ее щек. — Лизбет поделилась со мной потрясающей новостью. Когда я просила тебя узнать все о Кэмероне Райдере, то не думала, что ты зайдешь так далеко. Ты настоящий друг!

Нина подняла руку, чтобы остановить поток обрушившихся на нее комплиментов.

— Шарлотта, мне кажется, я должна сказать вам, что…

— О! Ну не надо скромничать. Мы все бесконечно благодарны тебе. — Шарлотта понизила голос. — С твоей помощью мы раздавим Райдера, как таракана.

Нина раздраженно посмотрела на Лизбет, но та натянуто улыбнулась, поддакивая Шарлотте.

— Как муху, — растягивая гласные звуки, почти пропела Лиз.

Шарлотта схватила Нину за руку и подняла со стула.

— Пойдем со мной, Нина. Мы вместе пообедаем и за омарами и мартини обсудим нашу дальнейшую стратегию. Лизбет сказала мне, что у тебя есть какие-то идеи по поводу должности заместителя главного редактора. Я с удовольствием выслушаю тебя. Я давно ищу подходящего человека на это место. Возможно, ты займешь его, моя девочка.

— Пообедаем? Но сейчас только девять часов.

— Хорошо, тогда пройдемся по магазинам! Неужели ты не любишь делать покупки?

Нина неохотно кивнула в знак согласия. Мысль о походе по магазинам вместе с Шарлоттой ее вовсе не вдохновляла, но теперь, по крайней мере, начальница правильно называла Нину по имени, что было большим шагом вперед.

— Если ты не против, сначала мы выпьем кофе. Я знаю прекрасное кафе на Лекс. Там подают два вида жаркого по-итальянски. А потом мы прочешем «Блумиз», «Сэкс», «Лорд» и «Тэйлор». У нас будет время по-настоящему узнать друг друга. Правда, Нина? Я закажу обед в хорошем ресторане. Тебе нравится французская кухня? — Шарлотта улыбнулась. — Ну, конечно же, нравится. Она всем нравится.

Шарлотта вышла из офиса и по длинному коридору помчалась к выходу. Она прошла уже полпути, как вдруг поняла, что девушки рядом нет.

— Нина, где же ты? — растерянно позвала она. Нина подняла палец и погрозила Лизбет.

— Ты мне заплатишь за свою выходку.

Она побежала вдогонку за Шарлоттой и нашла ее в кабинете. Начальница показала на стул. Нина покорно села.

— А теперь мы должны разработать нашу стратегию, — говорила Шарлотта, пыхтя французской сигаретой и нервно меряя шагами комнату. — Мне нужно абсолютно точно знать, сколько денег он собирается предложить мне за журнал. Я нашла источник временного финансирования, который сможет покрыть наши долги, и должна знать наверняка, что моя сделка будет лучше его. Кроме того, папа… — Шарлотта вдруг рассмеялась, схватила пластиковую сумку и протянула ее Нине. — Можешь начать с кассет, — предложила она.

Нина выложила на стол содержимое сумки — четыре видеокассеты.

— Что это?

— Старые фильмы о Джеймсе Бонде. Я хочу, чтобы ты изучила их. Если собираешься шпионить, ты должна знать всю подноготную таких вещей. Пусси Гэлоу и Пленти О’Тул — мастера женского шпионажа.

— Судя по всему, я должна учиться у женщины по имени Пусси Гэлоу? — спросила Нина.

— Используй ее шарм, женские уловки, заинтересуй Райдера, Нина. Разожги в нем огонь и посмотри, что получится. — Шарлотта надела жакет, взяла сумочку и направилась к двери. — Пошли. Мы должны кое-что купить. Тебе нужен новый гардероб. Ты никогда не сможешь соблазнить мужчину в таких нарядах.

Нина вскочила и поспешила за Шарлоттой. Но ее мысли никак не могли сосредоточиться на покупках, салате из омаров и соблазнительнице Пусси Гэлоу. Она поклялась никогда больше не встречаться с Кэмероном, но теперь обстоятельства изменились. Позволив ей так просто уйти вчера вечером, Кэмерон нанес сильный удар по ее самолюбию. Теперь у нее появилась возможность отыграться, а заодно и получить хорошую должность на работе.

К тому же теперь ей предоставляется шанс поцеловать его еще хотя бы один раз.

На дорогах были страшные пробки. От «Лорда» и «Тэйлора» до Нининой квартиры в Ист-Виллидж такси добиралось почти час. Шарлотта заранее расплатилась с таксистом. Когда машина притормозила напротив подъезда, Нина вывалилась с заднего сиденья на улицу с многочисленными сумками и пакетами.

Как она и думала, день оказался ужасным. Она вымоталась морально и физически. Шарлотта настаивала на покупке нового гардероба, предназначенного исключительно для обольщения. Она засунула в Нинин карман адрес, по которому состоится какая-то вечеринка, и приказала Нине присутствовать там сегодня вечером для обсуждения дальнейшей стратегии.

Подняв сумки и засунув под мышки коробки, Нина грустно поплелась к двери своего подъезда. Было уже около восьми. Сейчас ей больше всего на свете хотелось принять горячую ванну и лечь в теплую постель.

— Мисс Форестер?

Голос раздался совсем рядом. Нина вздрогнула. Повернувшись, она увидела лимузин, припарковавшийся на противоположной стороне улицы. Водитель в форменной одежде стоял под фонарем на краю тротуара. Нина попыталась успокоиться, но сердце ее забилось быстрее.

— Да. Я мисс Форестер.

Водитель быстро подошел к ней и взял сумки из ее рук.

— Меня просили подвезти вас. Нина отчаянно затрясла головой.

— Нет, — простонала она. — Не могли бы вы сказать Шарлотте, что не нашли меня или что я не открыла вам дверь?

— Мне сказали ждать вас до тех пор, пока вы не придете.

Нина вздохнула. Ее внезапная дружба с Шарлоттой Дэнфорт начинала ей надоедать. Сегодня они провели вместе целый день! Внезапно Нина стала важной частью жизни Шарлотты. Начальница даже обсуждала с ней редакционные дела за коктейлями в одном из модных баров, которые обычно посещает городская элита. Но ей все еще мало! С ней опять нужно встречаться на какой-то дурацкой вечеринке.

— Хорошо, — сказала Нина. — Обещайте мне, что подождете меня. Я пробуду там всего один час.

Кивнув, водитель подхватил пакеты и направился к машине. Нина уселась на заднее сиденье лимузина. Машина обогнула квартал и по переполненным транспортом вечерним улицам поехала в другую часть города. Нина скинула с себя туфли и растерла уставшие ноги. Она была так занята весь день, что даже ни разу не вспомнила о Кэмероне Райдере.

Еще одна поездка в лимузине, подумала она. Кажется, такие поездки становятся нормой ее жизни.

В основном Нина согласна с планом Шарлотты. Но одно дело соглашаться, а другое — воплощать его в жизнь. Конечно, обольстить мужчину и заставить его выболтать все свои секреты — не такая уж трудная задача. Но Кэмерон — не обычный мужчина. От одного его прикосновения она трепетала, а когда он шептал ей на ухо нежные слова, совсем теряла рассудок. Нина закрыла глаза и откинула голову, пытаясь отвлечься от мыслей о Кэмероне Райдере. Но они не покидали ее. Нина чертыхнулась, открыла глаза и потянулась к холодильнику. Там стояли закуски и кока-кола. Как раз то, что нужно, чтобы успокоить расшалившиеся нервы. Нина взяла пакет картофельных чипсов и начала с аппетитом похрустывать, задумчиво глядя в окно. Мимо проплывали огни вечернего города.

Когда лимузин остановился, Нина поняла, что находится на Риверсайд-Драйв. Она надела туфли, одернула подол своего нового черного платья, поправила волосы и постаралась взбодриться, чтобы достойно выглядеть на вечеринке своего босса. Нина одарила шофера сияющей улыбкой. Тот проводил ее до парадной двери. При входе девушку встретил швейцар, который предложил ей подняться в квартиру 703.

Нина подошла к приоткрытой двери, удивляясь тому, что не слышит ни музыки, ни звуков голосов. Нина постучала, затем вошла. Освещенная приглушенным светом свечей, квартира казалась таинственной от трепетных бликов огня.

— Здравствуйте, — неуверенно произнесла Нина. — Шарлотта?

Из темноты появилась фигура человека. Сердце Нины остановилось, ей стало трудно дышать.

— Джек!

— Кэмерон, — поправил ее он, застенчиво улыбнувшись, и медленно пошел навстречу Нине, держа руки в карманах выцветших джинсов. Тонкий свитер подчеркивал его мускулистую фигуру. — Я очень хотел, чтобы ты пришла.

— Это твоя квартира?

Он кивнул.

Нина посмотрела вокруг. В сравнении с его апартаментами ее квартира казалась чуланом. Гостиная Кэмерона поражала своими размерами. Высокие потолки и дорогой паркет делали интерьер еще элегантнее. Окна выходили на Гудзон. Звуки города сюда не доносились. В квартире играла тихая музыка.

Сначала Нина захотела убежать, впрыгнуть обратно в лимузин и вернуться к себе домой. Но когда она посмотрела Кэмерону в глаза, по спине ее пробежала дрожь. Разве не прекрасная возможность воплотить ее шпионский план в жизнь? Нина нервно вздохнула, небрежно скинула жакет и бросила его на стул. Платье произвело ожидаемый эффект. Взгляд Кэмерона медленно скользил по ее телу.

— Зачем ты позвал меня сюда? — спросила она.

Кэм прошелся по комнате. Его гибкие движения напоминали повадки хищника. Нина знала, что ее решимость может растаять от одного прикосновения его руки. Но пока она сосредоточена, он ей не страшен.

— Я понял, что ты не будешь отвечать на мои звонки и не захочешь принять меня у себя дома. Мне нужно поговорить с тобой так, чтобы нам никто не мешал.

— Ты солгал мне, — сказала Нина, глядя прямо в его темные глаза. — Теперь нам не о чем говорить.

Кэмерон проницательно смотрел на нее. Ей казалось, что он читает ее мысли. Догадывается ли он, что она все еще хочет его? Кэм взял Нину за руку, по ее телу пробежала дрожь.

— Если бы в тот вечер в кафе я сказал тебе, кто я такой, согласилась бы ты встретиться со мной еще раз?

— Не знаю, — ответила она.

Нина представила себя Матой Хари. Новая роль не позволяла ей резко отдернуть руку. А что же делать дальше? У Нины не было времени посмотреть фильмы о Джеймсе Бонде, поэтому она не знала, как Пусси Гэлоу поступила бы в такой ситуации. Нине оставалось только предполагать. Наверное, Пусси Гэлоу выпятила бы грудь, плавной походкой подошла к парню, сжала его тело руками и держала бы так до тех пор, пока он не стал бы умолять ее о пощаде.

Но Нина ни разу в жизни намеренно не обольщала мужчину.

— Я… я выпью немного вина, — сказала она, показывая на бутылку, которая стояла на столе.

Не отрывая от Нины глаз, Кэмерон налил полный бокал вина, затем плеснул немного в свой бокал и вернулся к Нине.

Сделав глубокий вдох, Нина отпила как можно больше, чтобы успокоить нервы. Но немедленного эффекта не наступило, тогда она залпом допила вино.

— Еще? — спросил Кэмерон, забирая пустой бокал из ее рук.

Приглаживая ладонями платье, Нина кивнула.

— Один-единственный вопрос, — произнесла она. — Почему ты покупаешь «Этитьюдз»? Почему не какой-нибудь другой журнал?

Кэмерон пожал плечами.

— Потому что я так хочу. Если я хочу чего-то, то делаю все, что в моих силах, чтобы осуществить задуманное.

Нине показалось, что Кэмерон имел в виду не только бизнес.

Кэм подал ей бокал. Его пальцы коснулись ее руки, и Нину захлестнула волна желания. Ей захотелось прижаться к нему, но она справилась со своим порывом. Чтобы отвлечься, решила пройтись по квартире Кэмерона. Особое внимание она должна обращать на всякого рода детали и безделушки. Они расскажут ей о его характере.

Но все вокруг оказалось делом рук умелого декоратора. Наверное, у Кэмерона нет времени, чтобы самому покупать понравившиеся вещи и окружать себя ими. Единственным местом в квартире, в котором отразилась его личность, был маленький угловой стол, на котором стоял компьютер. Вокруг него разбросаны бумаги и книги. Нина сделала еще один глоток вина. При первой же возможности она должна просмотреть эти бумаги. Ее губы растянулись в коварную улыбку. Оказывается, шпионить не так уж и трудно.

— Итак, что ты предлагаешь? — спросила Нина.

— Я предлагаю забыть о работе и поговорить о нас с тобой, — ответил он.

Нина уселась на край стола. Ее юбка поднялась вверх, открывая бедра. Она медленно скрестила ноги. Кэмерон посмотрел на такое манящее зрелище, затем с трудом отвел глаза. Нина удовлетворенно улыбнулась.

— Ужин, — промямлил Кэмерон. — Ты ужинала?

Нина соскользнула со стола, подошла к книжным полкам и принялась лениво водить пальцем по корешкам книг.

— Я немного голодна.

Она чувствовала, что Кэмерон не отрывает от нее глаз, и удивлялась, что может иметь такую власть над ним.

— Мы можем пройтись, — предложил он. — Тут неподалеку чудесный ресторанчик.

— Нет. Я лучше останусь здесь. Ты не хочешь мне что-нибудь приготовить?

— Я не очень хороший повар, — отозвался Кэмерон. — Хотя могу попробовать. Ты отдохни, а я пойду раздобуду чего-нибудь поесть.

Кэмерон вышел из комнаты и направился в кухню. Нина проводила его взглядом. Как только он скрылся из виду, она поставила свой бокал вина и поспешила к столу. Сердце бешено колотилось в груди.

Он наслаждался каждой минутой, каждым днем, с нетерпением ожидая следующей встречи с ней.

Кэмерон медленно обошел диван и вдруг увидел Нину. Она спала, свернувшись калачиком. Кэмерон тихонько поставил тарелку с цыпленком на столик и присел на корточки рядом с ней. Долго смотрел, как она лежит, подложив ладони под щеку, слушал спокойное дыхание, впивался взглядом в прекрасные черты ее лица. Потом осторожно дотронулся до шелкового локона, упавшего Нине на лоб. Может, взять ее на руки, отнести в постель и пусть природа возьмет свое?

Не будет же она всю жизнь сердиться на него. Кроме того, Кэм никак не мог понять, почему она так беспокоится из-за журнала. Как только он купит «Этитьюдз», Нина сможет получить в нем любую работу.

Кэмерон был готов на все ради того, чтобы Нина осталась с ним навсегда. Он тихонько засмеялся. Если бы неделю назад кто-нибудь сказал ему, что он будет так страдать из-за женщины, которую знает всего несколько дней, Кэм рассмеялся бы ему в лицо. Но тогда он даже подумать не мог о том, что встретит такую девушку, как Нина. Если каждому мужчине предназначена одна-единственная женщина, то Нина Форестер, без сомнения, предназначена только ему.

Неожиданно Кэмерон почувствовал потребность услышать голос Нины. Он провел пальцем по ее щеке.

— Нина, просыпайся.

Длинные ресницы дрогнули. Нина открыла глаза и сначала немного смутилась, не сразу поняв, где находится. Но вскоре улыбнулась Кэмерону сонной улыбкой.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она.

— Ты у меня дома, — ответил он, продолжая поглаживать ее щеку. — Хочешь остаться или тебя отвезти домой?

— Мммм, — промычала Нина. — Я просто немного устала. У меня был очень тяжелый день. Еще несколько минут, и я… мои глаза отдохнут… всего несколько минут.

Кэмерон заметил на столике почти пустую бутылку вина.

— Ага, просто ты выпила чуть больше «мерло», чем следовало бы, — сказал он, улыбнувшись.

Нина выглядит такой нежной и беззащитной. Свернувшись, лежит на его диване в своем сексуальном наряде. Когда она сбросила жакет, он едва не потерял сознание, увидев ее в таком платье. Мягкая материя облегала каждый изгиб тела, декольте спускалось на рискованную глубину. Кэмерон вспомнил ту ночь в гостинице, когда она попросила его заняться с ней любовью.

Как и тогда, ему хотелось забыть обо всем и насладиться ее гладкой кожей, мягкой плотью и соблазнительной впадинкой между грудями. Пальцы Кэмерона сжались.

Представляя свое будущее, он думал о Нине. Еще ни одна женщина не нравилась ему так, как она. До нее он ни разу не влюблялся, ни разу не преклонялся перед женщиной. Но теперь испытывал постоянную потребность быть рядом с ней.

Оставить девушку спать здесь означало всю ночь промучиться, сопротивляясь своим желаниям. Он должен разбудить ее и отвезти домой. Но между ними произошло перемирие. Если Нина останется с ним, у него будет больше уверенности в том, что их перемирие превратится в ее капитуляцию.

— Что мне с тобой делать? — пробормотал Кэмерон.

Он взял плед и осторожно накрыл им девушку.

Затем его взгляд упал на ее лицо. Нина пристально смотрела на него сонными глазами и блаженно улыбалась.

— Ты симпатичный парень, — проговорила она. Кэмерон не был уверен, проснулась Нина или еще спит.

— А ты самая красивая женщина на свете.

— Такая же красивая, как Пусси Гэлоу? — спросила она. После выпитого вина ее голос звучал нетвердо. От удивления у Кэма отвалилась челюсть.

— Как кто? — пробормотал он, не веря своим ушам.

— Она шпионка. Я тоже шпионка. Шарлотта сказала, что я должна спасти наш журнал.

— А за кем ты шпионишь?

Нина захихикала.

— Ну конечно же, за тобой! Я должна сделать все возможное, чтобы ты не купил наш журнал. — Она вздохнула. — И не разрушил мою жизнь.

— Я никогда такого не сделаю. — Кэмерон натянул плед ей на плечи.

— Шарлотта купила мне много разной одежды. Тебе нравится мое платье? Шарлотта придумала ему название: «съешь меня». Ты не хочешь меня съесть?

Кэмерон понимал, что Нина сама не понимает, что говорит. Вино и усталость сделали свое дело. У нее отказали тормоза. Хотя предложение было очень привлекательным, Кэм знал, что ее словам сейчас нельзя доверять. Еще вчера она прогнала его. Сегодня уже просится к нему в постель.

— Нам лучше отложить это на потом, — сказал он.

— Хорошо, — согласилась Нина. — Тогда я буду спать. — Она закрыла глаза, и через несколько минут ее дыхание опять стало ровным и глубоким.

Кэмерон нежно поцеловал ее в лоб. Потом встал и подошел к своему рабочему столу. Проведя руками по волосам, он чертыхнулся, не в состоянии поверить в то, что только что услышал.

Шарлотта Дэнфорт и раньше не очень-то нравилась ему, а теперь он ее просто терпеть не мог. Как она смела поставить Нину в такое положение? Черт побери! Она даже не может запомнить Нинино имя! Да как она посмела использовать ее?!

Последнее время Кэм серьезно подумывал отказаться от покупки журнала. Но теперь, после того что узнал о Шарлотте, он просто рассвирепел и решил довести начатое дело до конца. Он отберет у Шарлотты журнал и как следует нашлепает по ее тощей заднице. Кэмерон снял трубку телефона и набрал номер. На другом конце провода трубку взял Джефф Майерс. Кэмерон сразу же перешел к делу:

— Я хочу, чтобы ты еще раз встретился с Шарлоттой Дэнфорт и предложил ей продать нам журнал. Я не хочу больше тратить время зря. Действуй.

Кэмерон повесил трубку. Он нисколько не сомневался в том, что его указания будут выполнены. Они с Ниной не смогут оставаться вместе до тех пор, пока дело с покупкой журнала не будет окончательно улажено. Кэмерон вернулся к дивану. Нина продолжала видеть сладкие сны. Ему тоже пора спать. Завтра он должен рано вставать, предстоит тяжелый день. Но Кэмерон не хотел покидать Нину. Он подвинул поближе к дивану кожаное кресло и уселся в него.

Если она проснется и захочет поехать домой — он отвезет ее. Если захочет чего-нибудь съесть — он покормит ее. А если захочет чего-нибудь еще?.. Впрочем, зачем загадывать раньше времени?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В голове у Нины что-то стучало. Ей снился сон. Кто-то играл «Увертюру 1812 года» в туалете ее спальни. И каждый раз, когда вступали тарелки, ее голова просто раскалывалась на части. На кухне завтракал какой-то пожарный, а мистер Кампинелли кроил свадебное платье для своей жены. Весь пол был завален перьями. Девушка никак не могла понять, откуда взялись перья: то ли из подушек, то ли из большой белой гусыни, спавшей у нее под кроватью. Нина медленно открыла сначала один глаз, а потом другой. Бессвязный сон мгновенно растворился. Головная боль, сдавливая виски, не покидала ее. Упираясь локтями в диван, Нина приподнялась и внезапно почувствовала приступ тошноты. Она посмотрела вокруг мутными глазами. Оказывается, она не у себя и не в своей постели. И нигде нет никакого туалета с оркестром.

Сознание медленно возвращалось к ней. Она лежала на диване в квартире Кэмерона Райдера в своем маленьком черном платье. Похмелье было таким сильным, что она не могла двинуться с места. Глубоко вздохнув, Нина постаралась сесть. Ей это почти удалось, но в решающий момент какая-то сила вновь отбросила ее назад.

За окном только начинало рассветать. Скорее всего, сейчас около шести утра. Впервые за долгое время Нина спала всю ночь напролет. Если бы не сухость в горле, свалявшиеся волосы и тяжесть в голове, она чувствовала бы себя абсолютно выспавшейся. Но сейчас у Нины было такое ощущение, будто ее переехал переполненный автобус.

Когда ей наконец-то удалось поставить ноги на пол, она обнаружила, что находится здесь не одна. Рядом с диваном стояло кресло, в нем в неудобной позе лежал Кэмерон без носков и рубашки. Его волосы растрепались, а лицо имело трогательный вид, как у спящего ребенка. Нина затаила дыхание. Хотя они провели ночь не совсем в одной постели, Нина почему-то почувствовала укор совести. Ей следовало немедленно уйти, как только она поняла, что явилась не на вечеринку Шарлотты, а в квартиру Кэмерона Райдера. Вся затея шпионить за ним обратилась в фарс. Шарлотта слишком на нее понадеялась! Лучше ей потихонечку убраться отсюда, пока он не проснулся и не улыбнулся своей умопомрачительной улыбкой.

Пошатываясь, Нина встала с дивана.

— Мне нужен аспирин, — промямлила она. — Я ужасно хочу пить.

Нина вскользь посмотрела на Кэмерона. Его губы манили ее. А волосы… Они так легко скользили между ее пальцев. Неровно дыша, Нина повернулась и пошла искать ванную комнату.

Она посмотрела в зеркало, висевшее над раковиной. На голове у нее был жуткий беспорядок, а под глазами зияли черные круги. В таком виде в редакцию любила приходить Шарлотта…

Нина подставила лицо под кран и начала жадно глотать холодную воду. Затем почистила зубы. За зеркалом находилась аптечка. Недолго думая, она открыла ее, надеясь отыскать аспирин. Взглянув на содержимое аптечки, она почувствовала, что вторгается в частную жизнь Кэмерона. Но любопытство все-таки взяло верх.

В гостиной Нина не видела личных вещей Кэмерона, зато здесь нашла их в избытке. Она достала из аптечки бритву, внимательно осмотрела ее и провела ею по своей щеке. В воображении возник образ Кэмерона. Вот он вышел из душа, благоухающий свежестью, на его бедрах — влажное полотенце. Она стягивает с него полотенце…

Нина быстро вернула бритву на место, достала расческу и одеколон. Затем открыла флакон, и воздух наполнился запахом Кэмерона. Нина быстро нанесла немного одеколона на свои запястья. Теперь до самого конца дня этот запах будет напоминать ей о нем.

Следующая находка оказалась еще интереснее. Нина обнаружила упаковку презервативов. Она уже хотела взять ее, но отдернула руку. В конце концов, всему есть предел. Может быть, он купил их недавно, например, перед их поездкой в Мэн? А может, упаковка уже пустая? Нина все-таки не удержалась и потянула презервативы из аптечки. Упаковка задела за кронштейн полочки. Нина потянула сильнее. Кронштейн соскочил, и полка, как в замедленном кино, скользнула вниз и разлетелась на маленькие кусочки, ударившись о мрамор раковины.

Флаконы, тюбики, бритвы, дезодоранты — все, что стояло на ней, полетело на пол. Нина яростно пыталась противостоять лавине падающих средств личной гигиены, но тщетно. Она бросилась собирать упавшие вещи, стараясь не прикасаться к разбитому стеклу, но один осколок все-таки впился ей в руку.

— Что, черт возьми, здесь происходит?

Нина повернулась и увидела Кэмерона, стоявшего в дверях ванной комнаты с расширенными от удивления глазами. Осмотревшись вокруг, он лениво почесал грудь и зевнул. Нина медленно поднялась.

— Я искала…

— Презервативы?

Только сейчас Нина поняла, что держит в руке. Она отшвырнула упаковку в раковину так, будто та обожгла ей пальцы.

— Нет, аспирин. У меня… у меня болит голова.

Кэмерон сунул презервативы в карман, наклонился и, подняв с пола пластиковый флакон, подал его Нине. Она протянула руку. Кэмерон нахмурился.

— У тебя кровь.

— Всего лишь небольшой порез. Здесь… разбитое стекло.

Кэмерон покачал головой, затем осторожно, чтобы она не наступила на осколки, вывел ее в просторный холл.

— Тебе явно не везет с ванными комнатами!

Нина пожала плечами. Она так смутилась, что не могла сказать ни слова. Раньше у нее не было никаких проблем с ванными комнатами. Но с тех пор как она встретила Кэмерона Райдера, все пошло наперекосяк.

— Давай обработаем твою руку.

Он провел ее в кухню, где промыл порез под струей воды. Внимательно осмотрев рану, Кэм вытащил оттуда маленький кусочек стекла, промокнул ладонь влажным бумажным полотенцем и прикоснулся губами к ее запястью.

— Ну вот, опять как новенькая. До свадьбы заживет, — пробормотал он.

— Я прошу прощения за полку.

— Не беспокойся, — ответил Кэмерон, улыбнувшись. — Кронштейн давно шатался. Мне нужно было закрепить его.

Их взгляды встретились. В глазах Кэмерона вспыхнуло желание. Оно потянуло Нину к нему, как жар огня холодной ночью. Чувствуя, что барьер между ними окончательно разрушился, Кэмерон взял ее лицо в свои ладони.

Его губы прикоснулись к ее губам. Нина не удивилась и не растерялась. Поцелуй был самой естественной вещью в мире. Язык Кэма настойчиво надавливал на ее губы. Нина разжала их и позволила его языку проникнуть глубже в свой рот. Поцелуй оказался таким приятным, что ее сердце забилось быстрее. Она слилась с телом Кэмерона, прижимая ладони к его обнаженной груди. Под теплой гладкой кожей проступали выпуклые мышцы. Когда Нина положила ладонь ему на живот, Кэмерон тихо застонал от удовольствия. Секунду она колебалась, но мимолетное сомнение быстро растаяло от его горячего поцелуя.

Кэмерон обнял Нину за талию и посадил на стойку. Обвив руками его шею, она всматривалась в лицо Кэма, стараясь не пропустить ни одной черточки. Обхватив ее бедра, Кэмерон мощным движением прижал Нину к себе, продолжая целовать ее. Они слились в едином порыве страсти.

Нина знала, что не должна позволять ему дальнейшее. Но она чувствовала себя в его объятиях так хорошо, что не могла остановиться, растворяясь в наслаждении, которое доставляли ей его губы, язык, руки.

Головная боль сразу же прошла. Кровь живо побежала по венам. Ей трудно стало дышать, голова кружилась. Нине казалось, будто она парит где-то высоко в небесах. Губы Кэмерона оторвались от ее рта и принялись за шею, потом за плечи. Его прикосновения доставляли невообразимое наслаждение каждой ее клеточке.

Кэмерон поднял Нину на руки, легко, как пушинку, понес в спальню и рухнул на кровать. Нина почувствовала на себе теплое тяжелое тело Кэма. Он приподнялся и убрал пряди волос с лица Нины, нежно целуя ее губы.

— Ну вот, мы опять вместе, — пробормотал он, наклоняясь, чтобы еще раз поцеловать ее.

Его голос стал прерывистым, глубоким, в нем чувствовалось желание.

— Да, опять, — повторила девушка.

— Нина, я хочу, чтобы ты знала…

Она прижала палец к его губам.

— Не надо никаких извинений, Кэмерон. Пусть все будет, как будто в первый раз. Забудь о том, что было.

Кэм улыбнулся.

— Назови меня еще раз по имени.

— Кэмерон, — сказала Нина, — тебя зовут Кэмерон.

Теперь он поцеловал Нину страстно и уверенно. Их отношения вступили в новую фазу. Кэм перевернул Нину на себя, медленно расстегнул молнию платья. Под ним на Нине ничего не было, кроме трусиков и колготок. Поглаживая пальцами, Кэмерон провел рукой по ее обнаженной спине.

Нина блаженно вздохнула. В ее живот уперлось что-то теплое и упругое, и она просунула ладонь между их телами и потрогала эту упругую выпуклость. Кэмерон вздрогнул, выпуклость под его джинсами стала тяжелой и твердой. Между ними исчез еще один барьер. Они яростно начали срывать друг с друга одежду.

В окна спальни заглянули первые лучи солнца. Презервативы, которые Кэм предусмотрительно положил в карман, сейчас очень пригодились. Она деликатно воспользовалась одним из них. Не отрывая от Нины глаз, Кэмерон вошел в нее. Его охватило невероятное наслаждение. Их жесты были такими естественными, как будто они прожили вместе уже целую жизнь.

Нина растворилась в нирване. Каждое движение Кэмерона откликалось в ней возрастающим желанием. Реальность перестала существовать. Не осталось ничего, кроме иссушающей страсти. Снова и снова Нина произносила имя Кэмерона — сначала тихо, потом все громче и громче.

Тело Кэмерона напряглось. Они одновременно прошли через наивысшую точку наслаждения. Сладкие стоны, переплетенные тела, яростные поцелуи… Сильные ощущения обрушились на них, как лавина. А когда бешено бьющееся сердце Нины успокоилось, Кэмерон обнял ее, и она заснула крепко, без сновидений.

Почти все утро они провалялись в постели. Они занимались любовью, потом спали, просыпались, смеялись, подшучивали друг над другом. Нина поняла — на свете нет ничего более важного, чем их отношения. Она забыла о Шарлотте, о проблемах с работой и о своих сомнениях.

Когда же, наконец, смогла освободиться из его объятий и стала одеваться, чтобы идти на работу, Нина думала только об их будущей встрече.

— Возвращайся в постель, — предложил Кэмерон. Он лежал на боку, наблюдая за тем, как Нина надевает свое маленькое черное платье. Простыня, скомканная во время их любовной возни, прикрывала его узкие бедра.

Несмотря на сильную страсть, Нина не могла избавиться от чувства вины. Никогда раньше она не спала с мужчиной, которого так мало знала, да еще и среди бела дня. Но с самого начала их знакомства между ними установилась прочная связь. Оба понимали, что им не избежать романа.

— Я не могу, — сказала Нина, улыбнувшись. — Мне нужно на работу.

На самом деле она меньше всего на свете хотела туда идти. Но разговора с Шарлоттой не избежать. Ей надоели ее глупые интриги. Если Шарлотта не хочет уступать журнал, пусть сама борется за него. Нина больше не будет стоять между ними. Она не хочет даже думать о том, что может предать своего возлюбленного. «Возлюбленный». Ей нравилось это слово. Оно вызывало приятный трепет во всем теле.

— Застегни мне молнию, — попросила Нина.

Кэмерон подполз к краю кровати и встал на колени. Простыня упала с его бедер. Он повернул Нину спиной к себе, но вместо того чтобы застегнуть молнию, обнял ее и начал целовать, постепенно опускаясь вниз по позвоночнику.

— Без одежды ты мне больше нравишься. — Кэмерон добрался до Нининой поясницы, стянул с нее платье и переключился на бедро. — Что это? — спросил он, проводя рукой по ее коже.

Нина повернула голову и бросила взгляд через плечо.

— Татуировка. — Щеки ее покраснели. В пору своей ранней юности она за компанию с друзьями-художниками сделала себе татуировку. — Я знаю, это немного…

— Какая прелесть, — сказал Кэмерон, вонзившись зубами в розочку. — Очень сексуально. У меня еще не было женщин с татуировками. — Он повернул Нину к себе лицом. — У тебя есть еще какие-нибудь татуировки или родинки? Мне очень интересно посмотреть на них.

Нина вздохнула и провела пальцами по его волосам, думая о женщинах, с которыми Кэмерон встречался до нее. С ними он вел себя так же очаровательно? Любил ли он кого-нибудь из них хотя бы немного? Жгучая ревность пронзила Нину, когда она представила это.

Она наклонилась и поцеловала его в губы.

— Уже почти полдень. Шарлотта будет меня искать.

Конечно же, Шарлотта ждет доклада. Она потащит Нину на ленч с салатами и мартини, и к часу дня у Нины опять будет раскалываться голова. Может, и правда стоит вернуться в постель и показать Кэмерону маленькую родинку в форме сердца на внутренней стороне ее бедра? Она вполне может отложить встречу с Шарлоттой на завтра.

Нет! Она должна поговорить с Шарлоттой сегодня же! После того, что произошло между ней и Кэмероном, Нина не могла продолжать шпионить за ним. Она больше не хочет сидеть на двух стульях и выбирать между боссом и любимым.

— Кэмерон, мне действительно нужно идти. — Нина погладила его взъерошенные волосы. — Приходи сегодня ко мне ужинать. Мы проведем вместе тихий вечерок, поболтаем. — Девушка прижала свой лоб ко лбу Кэмерона. — Я дам тебе поиграть с моими троллями.

— Стоит обдумать твое предложение, — сказал Кэм.

— В семь часов подойдет?

Он кивнул, но через мгновение чертыхнулся.

— Нет, лучше в восемь. Я должен присутствовать на благотворительном приеме в Линкольн-центре. Не волнуйся. Я быстренько выпью шампанское и смоюсь оттуда, — сказал Кэм. Он встал с постели, прикрываясь простыней, которую обернул вокруг бедер. — Позволь мне угостить тебя завтраком, — предложил он и пошел на кухню.

Вздохнув, Нина подняла брюки Кэмерона, валявшиеся на полу, и попыталась разгладить складки. Из заднего кармана выпал бумажник и упал к ее ногам. Она подняла его, затем застыла, борясь с соблазном заглянуть внутрь. Нина почувствовала, что снова шпионит за Кэмероном, но теперь она шпионит не для Шарлотты. Она просто хочет больше знать о человеке, в которого влюбилась, о человеке, который способен удовлетворить ее страсть. Бросив взгляд на дверь спальни, Нина быстро открыла бумажник и стала изучать его содержимое.

Увидев водительские права Кэмерона, она улыбнулась. Даже на фотографии он выглядел очень сексуально. Пожалуй, Кэм единственный человек в Нью-Йорке, которому такое удалось. Внимание Нины привлек сложенный мятый лист бумаги. Она достала его и развернула, сразу же узнав свой почерк.

— «Ищу мистера „Прямо сейчас“, — прочитала Нина. — Привлекательная, жизнерадостная, энергичная женщина 25 лет ищет отважного Адониса для совместных развлечений дикими субботними ночами и ленивого отдыха по воскресеньям».

Нина вспомнила вечер, когда она написала свое объявление. Ей хотелось понять, зачем Кэмерон носит его в своем бумажнике.

— Кофе, — прошептала она.

Этим листком она вытирала его сорочку, потом Кэмерон вырвал его из ее рук. Взгляд Нины переключился на бумагу, на которой было написано объявление. Теперь ей стало ясно: Кэмерон знал о ней абсолютно все. Он знал ее имя и место работы с самого первого дня их знакомства. Их вторая встреча в кафе — совсем не случайная. Кэм пришел туда специально, чтобы встретиться с ней. Нет, поправила себя Нина, чтобы встретиться с женщиной, которая работает в «Этитьюдз»!

Такое открытие разозлило Нину. И она еще мучилась, что шпионила за ним! Какая она наивная, непростительно доверчивая! Бизнесмен, стремящийся к своей цели, не будет долго думать, если ему представится возможность использовать женщину в своих интересах. Какой эгоизм! А она попалась прямо в его ловушку.

Нина закрыла бумажник, положила его обратно в карман брюк и отшвырнула их в сторону. Потом посмотрела на свое отражение в зеркале над комодом, привела в порядок волосы и поспешила в гостиную в поисках сумочки, которая лежала рядом с туфлями. Нина подняла сумку и сунула туда листок с объявлением. Ей почти уже удалось уйти, но тут появился Кэмерон и потащил ее на кухню. Он налил ей чашку кофе и предложил тосты.

В животе у нее бурлило. Завтрак пришелся как раз вовремя.

— А почему бы тебе не приготовить мне обед? — с издевкой предложила Нина.

Она боролась с желанием обрушиться на него с упреками. Но сейчас она слишком взволнованна. Ни к чему хорошему такой разговор не привел бы.

Кэмерон протянул руку и убрал с ее лица прядь волос. Гнев Нины тут же пропал.

— Кофе и тосты — предел моих кулинарных способностей, — сказал Кэм. — Ну, может быть, еще замороженные полуфабрикаты. Ах да, и, конечно же, попкорн. Я вполне смогу разогреть его в микроволновке. А если очень постараюсь, то предложу тебе вафли и омлет. — Он обнял Нину за талию и начал кормить ее тостом. — Мне бы так хотелось видеть тебя здесь по утрам.

И все же Нина не могла расслабиться. Она снова сосредоточилась на своем гневе и своих подозрениях. Но глаза Кэма смотрели на нее с такой теплотой, его улыбка была такой искренней, что вся ее решимость куда-то испарилась.

— Ты сегодня работаешь? — спросила Нина. Кэмерон кивнул.

— С тех пор как я встретил тебя, у меня накопилась куча дел. Мне необходимо хотя бы на пару часов появиться в офисе.

— Да, конечно. Ведь тебе нужно довести до конца дело с покупкой журнала. — Нина хотела подразнить Кэма, но интонация, с которой она говорила, получилась скорее обвинительной и могла только раздуть возникший между ними конфликт. Нина отвела глаза. Она почувствовала себя виноватой. — Извини.

— Покупка журнала может как-то повлиять на наши отношения?

Нина подняла глаза и посмотрела на Кэмерона.

— Поживем — увидим. Я должна идти.

Кэмерон неохотно согласился и проводил ее к выходу. Нина открыла дверь, но Кэмерон вдруг остановил ее и быстро поцеловал в губы. Нина поняла: если она сейчас же не уйдет, то останется здесь навсегда.

— Поговорим обо всем за ужином, — сказал Кэм, когда Нина уже входила в лифт.

— За ужином, — повторила за ним Нина, и двери закрылись.

Когда Нина вышла в вестибюль, она подумала, что портье вызовет для нее такси. Но в вестибюле ее уже ожидал шофер лимузина, который привез ее сюда вчера вечером. Она совсем забыла о нем.

— Вы что, ждали меня здесь всю ночь?

Шофер открыл дверь автомобиля и, улыбнувшись, сказал:

— Мистер Райдер позвонил мне вчера вечером и сказал, что утром я понадоблюсь вам, мисс Форестер.

— Он звонил вам? — Нина нахмурилась. Значит, не сомневался, что она останется у него на ночь. Неужели он так уверен в своей неотразимости? — В какое время он звонил?

— Сразу после полуночи. Куда мне отвезти вас?

Что ж, значит, он не так уж самонадеян. Позвонил после того, как она заснула. Его поступок можно расценивать как заботу о ней. Нина посмотрела на часы, затем на сумки, которые по-прежнему лежали на заднем сиденье автомобиля. — Отвезите меня в Сохо, Грин-стрит, к северу от канала.

Шофер кивнул и захлопнул дверцу. Когда они тронулись, Нина подняла перегородку, отделяющую ее от водителя. Затемненные окна позволили ей снять с себя платье. Осмотрев сумки, чтобы надеть что-нибудь подходящее для работы, она достала черную юбку. Шарлотта убеждала ее, что такая юбка — ключевой элемент в гардеробе любой женщины. Затем Нина вытащила сексуальный черный свитер с глубоким V-образным вырезом. Ее колготки остались где-то в спальне Кэмерона.

— Ничего, сойдет и так, — буркнула она себе под нос.

Когда Нина наконец-то оделась, она достала из холодильника бутылку воды и откинулась на спинку сиденья. Ее мысли вернулись к объявлению, которое она спрятала в своей сумочке. Что же означает поведение Кэмерона? Он манипулирует ею ради достижения своих личных целей? Использует ее? А может быть, подозрения безосновательны?

Отбросив все мысли в сторону, Нина сосредоточилась на своей работе. Ей нужно поговорить с Шарлоттой. Она должна придумать себе оправдание на прошлую ночь. Переступив порог квартиры Кэмерона, Нина совсем забыла о вечеринке, на которую ее пригласила Шарлотта.

Нина не могла признаться своей начальнице, где она провела прошлую ночь, но ей нужно хоть что-то сказать. Не могла же она поведать Шарлотте о том, что Кэмерон пользуется обоюдоострой бритвой, эксклюзивным одеколоном и убеждает Нину в том, что безопасный секс не создает ей новых проблем. Не говорить же Шарлотте о том, как сексуально выглядит Кэмерон без одежды, что у него маленький шрам на локте и классная задница.

Может быть, ей стоит придумать что-нибудь, чтобы Шарлотта пока не знала об их с Кэмероном истинных отношениях? А потом она все уладит.

Но что это изменит? Если Кэмерон хочет купить «Этитьюдз», его уже ничто не остановит. Никакие попытки Шарлотты спасти свой журнал или шпионаж Нины ничего не изменят.

Лимузин остановился. Нина увидела, что они находятся недалеко от редакции «Этитьюдз». Она опустила перегородку, разделявшую ее и водителя, и попросила:

— Высадите меня в середине следующего квартала, пожалуйста. Белое здание возле автобусной остановки. И не могли бы вы отвезти сумки ко мне домой? Наберите на домофоне цифру «один» и позовите мистера Кампинелли. Скажите ему, чтобы он подержал их у себя, пока я не вернусь.

— Разумеется, мисс Форестер.

Нина выпорхнула из лимузина. Она снова взглянула на свои часы. Было уже начало второго. Шарлотта всегда уходила обедать около часа. Если повезет, она не встретится с боссом по крайней мере несколько часов, которые дадут ей возможность привести свои мысли в порядок.

— Нина, звездочка моя!

Подняв глаза, Нина увидела Шарлотту, стоявшую возле входа в здание. Приторное выражение ее лица изображало восторг от встречи. Нина застонала. Ну почему сейчас? Ей казалось, что все неприятности на сегодня закончились в ванной комнате.

— Шарлотта, извини меня, я опоздала. Дело в том, что…

— Не надо никаких извинений. Я знаю, что у тебя серьезные причины. Я как раз собираюсь обедать. Пойдем вместе. Ты не против? А потом прошвырнемся по магазинам. Я знаю один потрясающий бутик в Виллидж. Хочу его тебе показать. У них есть старомодные вещи, а ты ведь любишь старый стиль. — Шарлотта взяла Нину под руку. — Во время шопинга мы обсудим наши дальнейшие действия.

Нина задумалась. Возможно, ей не стоит отказывать Шарлотте. Но она должна что-то придумать. Например, сказать Шарлотте что-нибудь, чтобы успокоить ее. А потом собрать все свое мужество и прекратить сомнительную шпионскую деятельность.

— Я выяснила кое-что интересное, — произнесла Нина, загадочно улыбаясь. — У Кэмерона Райдера славненькая квартирка на Риверсайд-Драйв.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Итак, Кэм, кто же твоя девушка? Я знаю ее? Кэмерон взял бокал шампанского у проходящего мимо официанта и быстро отпил из него. Затем снова повернулся к Дженне Майерс, жене своего партнера по бизнесу. Они стояли в роскошном переполненном людьми холле «Метрополитен-Опера». Благотворительный центр Линкольна устраивал фуршет перед началом оперы.

Сборы от спектакля должны пойти на нужды детей, что было очень важно для Кэмерона. А все остальное — мужчины в смокингах, дамы в вечерних туалетах — неважно. Все они собрались здесь только для того, чтобы показать, как много денег они могут пожертвовать. Кэмерон согласился участвовать в проходящем мероприятии вместе с Джеффом и Дженной при одном условии: он заскочит сюда всего на минутку, выпьет шампанского, потом возьмет такси и уедет к Нине.

Она обещала приготовить ему ужин. Общение с Ниной Кэмерону значительно приятнее, чем пребывание здесь. Как только он сделал глоток шампанского, в памяти тут же возникли воспоминания о сегодняшнем утре, которое они провели в постели.

— Она, должно быть, совершенно особенная, если ты так улыбаешься, вспоминая о ней, — сказала Дженна, подтрунивая над размечтавшимся Кэмероном.

Он вздрогнул и посмотрел на Дженну.

— Что ты сказала? Моя девушка? — переспросил Кэмерон, сделав вид, будто ничего не понимает.

— Не притворяйся. Тебе не идет. — Дженна отпила из своего бокала. — Джефф сказал мне, что ты встретил женщину, и что она не такая, как все. И еще рассказал мне, что вы вместе провели выходные за городом.

— Она действительно не такая, как все, — мечтательно проговорил Кэм.

— Тогда почему ты не привел ее сюда? Я хочу познакомиться с девушкой, которая сделала из моего любимого «ботаника» Казанову компьютерного мира.

Кэмерон покачал головой.

— Я не мог привести ее. У нас все еще только начинается.

— Ты влюблен в нее? — спросила Дженна.

Кэм прекрасно понимал, почему Джефф женился на Дженне. Раньше он часто думал, сможет ли и он найти красивую добрую женщину, с которой проживет до конца своих дней.

— Да, — сказал он, — возможно. Но все не так просто.

— Ах да! Журнал. Джефф рассказал мне и о нем. Я читала «Этитьюдз». Милый журнал. Немного развязный, но забавный. Он будет хорошим дополнением к «Найт Райдеру».

Кэмерон взглянул на свои часы. Он пришел сюда ровно час назад. Кэм схватил Дженну за локоть.

— Мне нужно идти. Когда Джефф вернется, скажи ему, что я обещаю пожертвовать фонду еще двадцать тысяч на следующий год. Но никакой огласки и никаких фото. Договорились?

Дженна кивнула, поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.

Уходя, Кэмерон оглянулся, чтобы убедиться, что Джефф благополучно вернулся к Дженне. Но его внимание привлекла еще одна женщина. На какое-то мгновение ему показалось, что он увидел Нину, или ее двойника.

За несколько секунд он узнал ее по манере двигаться, по оттенку волос, стройным ногам и гибкой фигурке. Кэмерон сделал несколько шагов в ее сторону. Интересно, что она здесь делает. Но женщина растворилась в толпе. Кэм остановился и тряхнул головой.

— Ты действительно влюбился, — буркнул он себе под нос. — Ты видишь Нину Форестер повсюду. Кэмерон повернулся и вновь пошел к выходу.

Нина закрыла за собой дверь дамской комнаты и только потом смогла свободно вздохнуть.

— Я совершила ошибку, — прошептала она. — Я не должна преследовать его здесь.

Идею явиться на прием в Линкольн-центр подкинула Шарлотта. Нине она понравилась: любопытство взяло верх над разумом. Интересно, он один будет на приеме? Почему, в конце концов, он даже не попытался пригласить ее? Ближе к вечеру подозрения Нины возросли, доведя ее до отчаяния. Ей хотелось узнать правду.

Стоя у дверей, Нина осмотрела фойе. Едва она заметила Кэмерона, как к ней подошел пожилой джентльмен и попросил показать приглашение. Внимание девушки все еще было приковано к Кэмерону. Как роскошно он выглядит в смокинге! Прекрасный покрой и черный цвет делали его чертовски сексуальным и даже немного опасным. Но ее путешествие в страну чудес закончилось, когда пожилой джентльмен снова попросил предъявить приглашение.

К счастью, Нина догадалась назвать имя Шарлотты, утверждая, что она пришла на прием вместо своего шефа. Объяснение удовлетворило джентльмена, и он оставил Нину в покое. Но в тот момент, когда она снова взглянула на Кэмерона, ее глаза увидели то, чего она больше всего боялась.

Рядом с Кэмом стояла красивая женщина. Он наклонил голову и слушал ее так, будто боялся пропустить хоть одно слово. Едва зародившаяся ревность вспыхнула с невероятной силой. Пораженная Нина застыла на месте.

Красивая, черноволосая, стройная и изысканная женщина в дорогом платье игриво смотрела в глаза Кэмерону. А когда она встала на цыпочки и чмокнула Кэма в щеку, сердце Нины чуть не выпрыгнуло из груди. Все происходило в двадцати футах от нее.

Она уже хотела уйти, но тут Кэмерон оглянулся. На какое-то мгновение их взгляды встретились. По крайней мере, Нине так показалось. Именно тогда она скрылась в дамской комнате. И вот теперь стоит здесь, прячась от Кэма, стыдясь того, что сделала, и сожалея о том, что увидела.

Нина быстро подошла к раковине и посмотрела на свое отражение в зеркале.

Нина вздохнула, провела пальцами по волосам. В его бумажнике она нашла свое объявление. Своими собственными глазами увидела его с другой женщиной. Какие ей еще нужны доказательства? Кэмерон Райдер — настоящий подлец, коварный змей, бесчувственное чудовище с каменным сердцем.

Дверь в дамскую комнату открылась, и в следующее мгновение вошла женщина. Та самая женщина! Нина с трудом справилась с комком в горле и, кивнув вошедшей даме, натянуто улыбнулась.

— Там так душно, — сказала незнакомка, обмахивая лицо рукой.

У нее был приятный голос и дружелюбная улыбка. Нина сразу же перестала чувствовать себя незваной гостьей.

— Да, — кивнула Нина. — И очень шумно. Я зашла сюда, чтобы немного побыть в тишине. Вы, наверное, тоже ненавидите такие приемы?

Женщина улыбнулась.

— На самом деле — нет. Мой муж их ненавидит, — ответила она.

— Ваш… ваш муж?

О боже! Нина одновременно почувствовала слабость, тошноту и головокружение. Значит, Кэмерон Райдер женат? Конечно, сведения о его биографии очень скупы, но ничто в его поведении не говорило о том, что он прячет дома жену. Нина снова посмотрела на свое отражение в зеркале. И заметила, что стала мертвенно-бледной. А может, он вовсе не женат? Просто у него роман с замужней женщиной?

— Я с трудом затащила его сюда, — продолжала незнакомка. — После тяжелого рабочего дня он хотел только одного — поехать домой и забыть обо всем. Но мне нравится наряжаться и выходить в люди. Я целыми днями сижу дома с двумя детьми, поэтому мне необходимо немного встряхнуться.

— С детьми? У вас есть дети? — воскликнула Нина, а про себя подумала: боже мой! Все, оказывается, значительно хуже, чем я думала.

Женщина кивнула и достала из своей сумочки губную помаду. Нина смотрела, как умело она красит губы, а потом промокает их салфеткой.

— А чем занимается ваш муж? — спросила Нина.

— Он работает в компьютерной компании «Найт Райдер».

— Конечно, я знаю, что такое «Найт Райдер», — сказала Нина глухим голосом.

— Джефф и его приятель по колледжу Кэмерон Райдер основали ее еще студентами, будучи парочкой обыкновенных компьютерных болванов, а теперь — вон они где. В рядах нью-йоркской элиты. — Женщина протянула руку. — Между прочим, меня зовут Дженна Майерс. Мы, кажется, не знакомы.

— Джефф?

— Да. Так зовут моего мужа, — повторила Дженна, с любопытством посмотрев на Нину. — Я — Дженна. Дженна Майерс.

Нина испытала чувство невероятного облегчения.

— Ах да, Джефф, — произнесла она. Лицо ее расплылось в широкой улыбке, а щеки вновь порозовели. — И Дженна. Джефф и Дженна. — Нина пожала ей руку. — Мне очень приятно познакомиться с вами обоими. И вашими детьми. Я Нина. Нина Форестер.

Ей стало жарко от волнения, но она пыталась скрыть свое состояние. Значит, у Кэмерона нет другой женщины. Он пришел один и встретил здесь Джеффа и Дженну. Кэм и Дженна — друзья. Все так невинно. Нина поняла, что Дженна из тех людей, которые всем нравятся. Нина уже успела ее полюбить.

— Так вы хорошо знаете Кэмерона Райдера? Какой он? — Нина почувствовала, что может доверять Дженне Майерс. Если она скажет, что он подлец, значит, так и оно и есть.

Дженна бросила помаду в сумочку и щелкнула замочком.

— Он самый завидный жених в Нью-Йорке. Но об этом пока никто не знает. Он практически не дает интервью журналистам. Может быть, и к лучшему. К тому же, возможно, он скоро женится.

Радость Нины сразу же пропала.

— Не может быть.

Дженна покачала головой.

— Он встретил женщину и без ума влюбился в нее. Я о ней практически ничего не знаю, но сегодня они вместе ужинают. Он был здесь, но уже ушел.

Нина почувствовала, как по ее телу проходит мелкая дрожь. Дженна говорила о ней! Кэмерон сегодня ужинает с ней. Но дрожь тут же прекратилась, как только до нее дошли ее слова.

— Кэмерон ушел?

— Несколько минут назад. А что?

— Я… хотела познакомиться с ним. Мне очень нравится «Найт Райдер». — Нина опять почувствовала комок в горле. — Я, пожалуй, тоже пойду. — Она улыбнулась. — Приятно было познакомиться с вами, Дженна. Надеюсь, мы еще увидимся.

Дженна открыла рот, чтобы сказать что-нибудь в ответ, но Нины уже и след простыл.

Она пробиралась через толпу к гардеробу, потом очень нервничала, пока гардеробщик искал ее накидку. Если удастся быстро поймать такси, она доедет до дома быстрее Кэма. А если он заедет к себе домой, чтобы переодеться, то, вполне возможно, никогда не узнает, что она выслеживала его здесь.

Нина поспешно вышла на улицу и стала ловить такси. К счастью, на прием подъехала еще одна пара гостей. Когда они вышли, она вскочила в машину и выпалила:

— Ист-Виллидж. Если вы отвезете меня туда быстро, я дам вам хорошие чаевые.

Водитель кивнул, резко нажал на газ и выехал на проезжую часть улицы.

Когда такси подъехало к ее дому, Нина сползла с сиденья и высунулась в окно. Кэмерон в смокинге сидел на ступеньках. Девушке не хотелось, чтобы он увидел ее.

— Не могли бы вы заехать за угол? — попросила она водителя.

Можно проскользнуть через черный ход, переодеться и сказать, что она принимала душ. В конце концов, он опередил ее всего на несколько минут.

Нина заплатила таксисту двойную цену, затем по задней лестнице поднялась к себе в квартиру, сбросила туфли, швырнула накидку и сумочку на кровать, скинула платье, спрятала в чулан, затем схватила халат и надела его на голос тело. Нина вошла в ванную комнату и подставила голову под кран. Когда волосы стали мокрыми, она обернула вокруг головы полотенце, подошла к домофону, нажала кнопку и сказала:

— Кэмерон, ты здесь?

Через несколько секунд он ответил:

— Нина? Я думал, тебя нет дома.

— Я была в душе, когда ты позвонил. Поднимайся.

Ее сердце все еще бешено билось после спринтерского забега вверх по лестнице. Нина прижала руки к груди и попыталась успокоиться. Но когда Кэмерон появился на лестнице, она почувствовала, как ее сердце подпрыгнуло и снова заколотилось. Кэмерон выглядел так сексуально. Нина мечтательно улыбнулась. Ей захотелось снять с него смокинг и увести в свою спальню.

— Привет, — поздоровалась она, прислонившись к косяку двери.

— Привет, — ответил Кэмерон, — чудесно выглядишь.

— А ты выглядишь просто роскошно. — Нина слегка покраснела и поправила полотенце на голове. Их глаза встретились. — Извини, что заставила тебя ждать. Я была в…

— В душе? — подсказал Кэмерон. Нина кивнула и отошла в сторону, пропуская его в дом.

— Ужин почти готов, — солгала она, закрывая дверь. — Надеюсь, тебе нравится лазанья? — Нина показала Кэмерону на диван и прикинула, сколько ей понадобится времени, чтобы разморозить что-нибудь из холодильника. — Почему ты не садишься?

Кэмерон уселся на диван. Утопая в подушках, он раскинул руки.

— Как прошел рабочий день? У тебя не было неприятностей? Ты ведь опоздала сегодня утром. — Он усмехнулся. — Или, вернее сказать, уже днем.

— Никаких неприятностей у меня не было. Шарлотта озабочена своими собственными делами.

Нина замолчала. Она устала думать о Шарлотте и о своих проблемах на работе. Кэмерон рядом. И выглядит так аппетитно. Ей даже не хотелось готовить ужин.

Кэмерон вздохнул.

— Нина, ты не должна беспокоиться о том, что ты говоришь мне. Я знаю все, что мне нужно знать. Шарлотта держит в одном месте весь финансовый пакет, что приведет журнал к разорению. Ее отец давит на нее. Он хочет, чтобы она продала журнал. Рекламные объявления за последние полгода сократились наполовину. Поисково-информационная система интересуется ее налоговыми декларациями за два предыдущих года. У нее небольшие проблемы с подлежащими вычету деловыми расходами.

Нина испуганно посмотрела на него.

— Как тебе удалось все узнать?

— У меня есть шпионы, — поддразнил ее он. — Возможно, у Шарлотты тоже есть свои шпионы.

Нина широко раскрыла глаза и заморгала.

— Шпионы?

— У моих ребят серьезные связи, — продолжал он. — Так что я знаю о Шарлотте Дэнфорт больше тебя. — Он провел рукой по диванной подушке. — Я не хочу возвращаться к разговору о ней и ее журнале. Иди сюда, Нина, присядь. Ужин подождет.

Нина присела рядом с Кэмероном и положила руки на колени.

— Я просто не хочу, чтобы ты купил журнал, — сказала она. — Это еще больше запутает ситуацию.

Кэмерон протянул руку и легко коснулся Нининого виска. Он убрал ее непослушные пряди за ухо.

— Как могут мои дела изменить наши отношения? — проговорил он.

— Могут. В таком случае ты будешь моим врагом. Я должна ненавидеть тебя, или по крайней мере желать твоего провала. Но я не могу. Когда ты рядом, я хочу только…

— Чего ты хочешь? — Он обнял ее за плечи, притянул к себе и уткнулся носом в ее шею. — Ты хочешь побить меня? Надавать мне пощечин? Заставить меня заплатить за все мои грехи?

Его игривость подняла ей настроение. Нина покачала головой.

— Нет.

Кэмерон приблизился к ней, поднял пальцами ее подбородок. Их глаза встретились.

— Может быть, ты хочешь поцеловать меня? — спросил он, нежно прикасаясь своими губами к ее губам. Потом взял Нинину руку и положил ее себе на грудь. — Или хочешь приласкать меня? — продолжал он, слегка касаясь губами ее щеки.

Кэм утопил Нину в мягких диванных подушках. Она очень хорошо понимала, что они с ним очень разные, но сейчас растворилась в безрассудстве его поцелуев и нежности рук. Они медленно снимали друг с друга одежду. Ее голова опустела. Сейчас она жила только ощущениями, охватившими все ее существо.

Когда Кэмерон распахнул халат и уткнулся носом в теплую мягкость груди, ничто не в силах было изменить ее любви к нему. Так думала Нина, ощущая внутри себя упругую плоть Кэмерона. Теперь для них имело значение только то чувство, которое объединяло их. Пока они есть друг у друга, им больше ничего не понадобится.

— Я хочу положить конец нашим отношениям с Шарлоттой. Единственный способ распутать клубок — больше не участвовать в ее акциях.

Нина взглянула на Лизбет. Ее подруга растянулась в шезлонге с солнечным отражателем из оловянной фольги. Горловину своего платья она опустила как можно ниже, а его подол подняла как можно выше. Теплый весенний денек выгнал их на крышу редакционного здания во время обеденного перерыва. К счастью, они оказались там одни. Нина весь день ждала возможности поговорить с подругой.

Лизбет повела бровью, но не открыла глаз.

— Конец? А ты подумала, чем будешь платить за квартиру, за еду? Если я увижу, как ты просишь милостыню в подземке, я не подам тебе ни цента.

Нина пожала плечами.

— Буду снова работать официанткой или ухаживать за собаками. А может, сделаю другую карьеру. Я просто не могу больше выносить Шарлотту, которая закормила меня омарами. Кажется, у меня открывается язва.

— Душечка, ты не можешь прекратить эти отношения. Прекратишь — станешь нищей и рано или поздно захочешь жить на моем диване. А мой диван сделан из итальянской кожи. Он совсем не предназначен для того, чтобы на нем кто-нибудь спал. К тому же нет никакой гарантии, что твой роман с парнем продолжится, если ты откажешь Шарлотте. Он что, будет оплачивать твои счета? Очень скоро ты останешься без работы и без мужика.

— Неужели ты не понимаешь? — спросила Нина, защищаясь. — Для меня не остается ничего другого. Если Шарлотта узнает, что я не шпионю для нее, она вышвырнет меня вон. В любом случае я останусь без работы.

— Ты всегда можешь избавиться от него, — сказала Лизбет. — Брось его и сохрани работу.

Мысль о том, чтобы бросить Кэмерона даже в голову Нине не приходила.

— Если я уйду от него, Шарлотта все равно вышвырнет меня.

— Тогда сделай так, чтобы он бросил тебя. Устрой ему сцену. Разозли его, чтобы он не звонил тебе несколько недель подряд. А после того как все прояснится, ты извинишься перед ним или он извинится перед тобой. Если он действительно любит тебя, то вернется. К тому же мириться так приятно.

Слова Лизбет эхом отозвались в голове Нины: «Если он действительно любит тебя. Если он действительно любит тебя». Может, ей стоит проверить, сможет ли он бросить ее? Если она поставит вопрос ребром, станет ясно, насколько она дорога ему.

— Неплохая мысль, — сказала Нина. — Я буду постоянно подчеркивать свою преданность журналу. Но Кэмерон говорит, что «Этитьюдз» для него бизнес, а я… удовольствие. Он может разделять два этих понятия, в отличие от меня. Единственное, что я знаю точно — я устала притворяться Пусси Гэлоу.

— Если ты скажешь Кэмерону, что хочешь серьезных отношений, — подсказала Лизбет, — его после таких слов днем с огнем не сыщешь.

Нина задумалась. На большинство мужчин такие слова подействовали бы, но если Дженна Майерс говорила правду, тогда любое упоминание о серьезных отношениях было рискованно. Он может запросто согласиться, и что тогда с ней будет? Нина нахмурилась и покачала головой. Но разве она не хотела счастливой семейной жизни до конца дней?

— Я не уверена, что из твоего предложения что-нибудь получится, по крайней мере, после прошлой ночи.

Подруга покосилась на Нину.

— Прошлой ночи? А что произошло прошлой ночью?

Нина взволнованно вздохнула.

— Мы немного увлеклись и…

— Неужели ты сделала это? — прокричала Лизбет, отшвырнув в сторону солнечный рефлектор. Ее модные солнцезащитные очки съехали на нос. Схватив банку диетической колы, она заерзала в шезлонге, чтобы устроиться поудобнее. — Рассказывай все, — потребовала Лиз.

— Три раза прошлой ночью, может быть, четыре, а вчера утром я просто сбилась со счета! — заявила Нина и вздохнула. — За прошедшие сутки я занималась сексом больше, чем за весь прошлый год. А может быть, и за два года. Если учитывать не только количество, но и качество.

Когда Нина произнесла свои слова вслух, их отношения с Кэмероном стали вдруг такими реальными. До сих пор все, что произошло, казалось ей счастливым сном. С момента их встречи в кафе прошло всего восемь дней.

— Ты сказала об этом Шарлотте? — спросила Лизбет. Нина вспыхнула.

— Конечно, нет!

Почему она должна делиться с Шарлоттой такими интимными вещами? Нина могла бы рассказать, что у Кэмерона Райдера великолепное тело, что одно его прикосновение доставляет ей невероятное удовольствие, что заниматься с ним любовью — предел ее мечтаний. Но она предпочитала оставить такие вещи только себе.

— Если Шарлотта узнает, что ты соблазнила ее смертельного врага, она сразу сделает тебя заместителем главного редактора журнала. Как раз то, что нужно. Секс сильнее долга. Ей нужна информация, а у тебя есть возможность добывать… по-настоящему правдивую информацию.

— Я не думала о долге, — сказала Нина. — И не ставила перед собой задачу соблазнять его. Скорее, он соблазнил меня. К тому же он нравится мне… очень…

— Надеюсь, ты не влюбилась? — спросила Лиз. Она хотела проверить, как Нина отреагирует на ее вопрос.

Нина покачала головой, потом задумалась. Зачем врать? Если кто-то и сможет дать ей совет, так только Лизбет.

— Когда мне было влюбляться в него? Мы знакомы всего восемь дней!

Лизбет улыбнулась.

— Ты что, никогда не слышала о любви с первого взгляда? Дорогая, это единственный способ влюбиться экономно, не тратя много времени и сил.

— Такое бывает только в кино. У нас не любовь с первого взгляда. Когда я впервые увидела его, то сразу подумала, что он мне не подходит. И к тому же вся эта хохма с кофе. Я бы назвала наше знакомство разочарованием с первого взгляда для меня и раздражением с первого взгляда для него.

— Так чего же ты хочешь? Бросить его или выйти за него замуж?

— Не знаю, — сказала Нина, вздохнув. — Я просто ищу выход из сложившейся ситуации. Хочу скинуть Шарлотту со своей шеи. Я сижу между двух стульев. Неважно, чем закончится вся история. В любом случае я теряю либо работу, либо мужчину, а может быть, то и другое.

— Если ты действительно влюблена в него, я не буду спрашивать, что ты хочешь сохранить больше.

— Не знаю. Я так растеряна.

Лизбет поправила очки и снова подставила лицо под рефлектор.

— Ты можешь познакомить его со своими друзьями. Они кого угодно отпугнут. Или, еще лучше, снова начни встречаться с Дэггом. Ревность тоже может заставить человека уйти, по крайней мере, на какое-то время. Я всегда считала, что ревность — прекрасное средство расшевелить чувства. Ты должна просто позволить Дэггу увести тебя у Райдера, а затем позволить Райдеру вернуть тебя обратно. — Лизбет открыла один глаз и повернулась к Нине. — Но ревность — мощное оружие. Им нельзя пользоваться непрофессионально.

Нина на секунду задумалась. Прекрасный способ выяснить, на какой стадии находятся их с Кэмероном отношения. Если она заставит его ревновать, он может рассердиться и на какое-то время уйдет от нее. А когда все утрясется и его гнев остынет, они начнут все сначала. К тому же Дэггер прекрасно подходит на роль временного разлучника. Он так отличается от Кэмерона.

Дэггер, известный как Дэвид Уэллс, был художником из Лондона. Они познакомились, когда Нина работала официанткой. В те времена Дэггер без конца пил кофе и курил. Он легко вписался в круг Нининых друзей — художников, музыкантов, студентов. Все они вели богемный образ жизни без гроша в кармане, и их захватила жизнь большого города. Сумасшедший, милый и невероятно талантливый Дэггер не принадлежал к тому типу мужчин, на которых может положиться девушка.

— Завтра вечером Дэггер открывает галерею, — сказала Нина. — Я получила приглашение уже несколько недель назад. Полагаю, что смогу…

— Прошу тебя, солнышко, будь осторожна. Когда я видела Дэггера в последний раз, его волосы имели малиновый цвет, а ресницы были сильно накрашены. Кэмерон Райдер может не приревновать к такому.

— Теперь волосы у Дэггера не малиновые, а белые, как мел. Я заходила к нему в прошлом месяце. Он больше не пользуется косметикой и выглядит вполне нормально, ну, если не считать серег в ушах. К тому же почти все художники красят волосы и пользуются косметикой.

— А как быть с его именем?

— Он тебе никогда не нравился. — Нина откинулась на спинку стула и прикрыла глаза, подставляя лицо солнцу. Девушки долго сидели молча. Потом Нина тихо вздохнула. — Может, мне взять Кэмерона на вернисаж?

Ну вот, теперь у нее готов план. Поход с ним будет хорошей проверкой для Кэмерона. Она убивает сразу двух зайцев — избавляется от Шарлотты и выясняет, насколько серьезно к ней относится Кэм. Если он действительно любит ее, небольшая ссора не сможет разлучить их надолго. Она просто скажет, что они не смогут встречаться, пока не решится дело с продажей журнала.

Конечно, Нина могла и не провоцировать Кэмерона на ревность, но ей хотелось выяснить, какое место она занимает в его жизни. Что для него важнее, в конце концов, она или бизнес? Если он по-настоящему любит ее, как утверждает Дженна Майерс, тогда она должна быть самым важным звеном в его жизни.

Внезапно, непонятно отчего, ей стало холодно. По спине забегали мурашки. Риск задуманного слишком велик. Но она должна что-то предпринять.

Теперь единственным человеком, который будет распоряжаться ее жизнью и карьерой, станет она сама, Нина Форестер.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кэмерон рассматривал людей, толпившихся на улице возле галереи «Уилтон». В отличие от собиравшихся в Линкольн-центре, толпа представляла собой разношерстную публику. Когда Нина предложила ему пойти на открытие галереи, он подпрыгнул от радости. Возможность посмотреть на Нининых друзей все время ускользала от него. Если они будут жить вместе, ему нужно знать о ней все. Встреча с друзьями — первый важный шаг к такому знанию.

— Может, нам не стоит входить внутрь, — пробормотала Нина, сжимая его руку. — Там слишком много народа.

Кэмерон искоса посмотрел на нее. Сегодня Нина выглядела очень соблазнительно в облегающей футболке с блестками и черных атласных брюках, открывающих пупок. Поистине потрясающее зрелище! Ярко-розовый, подбитый мехом, короткий жакет завершал ансамбль. Кэмерон пришел прямо с работы в своем обычном деловом костюме.

— Я хочу войти, — сказал он. — До сих пор мы делали только то, чего хотел я, теперь мы должны сделать то, что нравится тебе. Мы пропустили вступительную часть, но можем пойти туда сейчас.

Кэмерон направился к галерее, но Нина остановила его.

— Присутствующие там люди совсем не похожи на тебя, — сказала она. — К тому же демонстрируется искусство очень авангардное, а значит непонятное.

Кэмерон провел рукой по ее плечу и игриво обнял.

— Я знаю, что такое авангард, Нина. Мне нравятся все направления в искусстве. Может быть, я даже захочу что-нибудь купить.

Нина попыталась улыбнуться, но по выражению ее лица Кэм понял, что ей совсем не хотелось улыбаться. Скорее, она готова убежать.

— Ты боишься, что я плохо подумаю о твоих друзьях? Или что твои друзья плохо подумают обо мне?

Нина пожала плечами.

— Я не боюсь.

— Мы могли бы зайти ко мне домой, и я переоделся бы в кожаные брюки и жилет с заклепками. От удивления она открыла рот.

— У тебя есть кожаные брюки?

Кэм усмехнулся и поцеловал ее макушку.

— Нет, но, если это так важно для наших отношений, я куплю две пары. Так мы пойдем в галерею? Я хочу знать, что из себя представляет Дэггер.

Нина улыбнулась и наконец-то расслабилась.

— Ты уверен, что не хочешь вернуться ко мне домой? Мы могли бы выпить вина, посмотреть видео и… — Она не стала продолжать, оставляя дальнейшее воображению Кэмерона.

Конечно, горячий, страстный секс интереснее для него, чем открытие галереи. Но они уже провели вместе достаточно ночей. Кэмерон взял Нину за руку, и она неуверенно шагнула за ним к галерее.

— Откуда ты знаешь Дэггера?

— Мы старые друзья, — беспомощно произнесла Нина.

Кэмерон пристально посмотрел на нее. Старые друзья? Как понять ее слова? Они встречались? Она его любила? Такое количество неясных вопросов говорило только об одном — ему абсолютно ничего не известно о Нине. Кэм призадумался. Он знает, какая у нее кожа, как она дышит, когда спит. Но он ничего не знает о ее прошлом, о семье, о мечтах.

— Пообещай, что как только тебе станет скучно, ты скажешь, и мы тут же уйдем, — попросила Нина.

Когда они дошли до входа в галерею, он быстро поцеловал ее в губы и улыбнулся.

— Обещаю.

Кэмерон открыл большую стеклянную дверь, пропустил Нину вперед и протянул приглашение контролеру. В галерее оказалось полно народа, и одежда их была слишком модной. Из усилителей неслась музыка, в воздухе парил сигаретный дым. Дэггер собрал очень яркое общество. Кэмерон готов был побиться об заклад, что он здесь единственный человек, у которого нет тату или пирсинга.

По каким-то неизвестным причинам он вдруг представил, что все они собрались на их с Ниной свадьбе. Кэмерон никогда не задумывался о том, какой будет его свадьба. Но сейчас, увидев такое сборище, он понял, что она может быть очень интересной. Пытаясь избавиться от внезапно нахлынувших мыслей, Кэм тряхнул головой.

— Вот видишь, — произнесла Нина, — здесь совсем не твое общество.

— Не скажи, — отозвался Кэмерон. — Тут те, для кого я создал «Найт Райдер». Мы имеем прямое отношение к концертам, ночным клубам. Открытие галереи — хороший выбор. — Он встал за Нининой спиной и положил руки ей на плечи. — Ты не хочешь снять жакет?

Нина отрицательно покачала головой и запахнула жакет у себя на груди.

— Я немного замерзла, — объяснила она. — К тому же мы долго не задержимся, так что я не буду его снимать.

— Пойду возьму что-нибудь выпить, — сказал Кэмерон.

Он медленно пробирался сквозь толпу, с удивлением посматривая на Нину, которая осталась ждать его на том же месте. Она хотела уйти еще до того, как они зашли внутрь. Неужели она стесняется его? Губы Кэмерона слегка искривились от такой мысли. Они не казались идеальной парой, по крайней мере, на первый взгляд. Но и сам Кэмерон не считался тем человеком, которым он представлялся другим. На самом деле он любил носить джинсы и футболки, а не костюмы от известных модельеров. Костюм служил для него чем-то вроде рабочей одежды.

Кэм смотрел на людей, собравшихся в галерее, и чувствовал родство со многими из них. В конце концов, большой разницы между такими вот чудаками и «ботаниками», как Кэмерон, не существует. Но Нина не знала о таком родстве душ Кэмерона с ее знакомыми.

Бар располагался в глубине галереи. Кэм взял два бокала белого вина и пошел обратно. И вдруг увидел, как какой-то мужчина обнял Нину, прижал к себе и поцеловал прямо в губы. Нахмурившись, Кэмерон быстро стал пробираться сквозь толпу, раздвигая себе дорогу локтями. Наконец он уже стоял перед ними. Но Нина так увлеченно целовалась с парнем, обхватив его шею руками, что даже если рядом упала бы бомба, она вряд ли бы это заметила.

Парень был одет в черное, как и почти половина мужчин, присутствующих на вечеринке. В ухе как минимум три серьги. Короткие волосы, окрашенные в белый цвет, торчат ежиком. Кэм стоял рядом с ними и довольно долго ждал, а они все целовались. Тогда Кэм взял оба бокала в одну руку, а другой похлопал парня по плечу.

Парень оторвался от Нины и недовольно посмотрел на него. С одной стороны, у Кэма чесались руки дать ему по уху, с другой — он не хотел производить плохое впечатление на Нининых друзей во время первой встречи. Никогда в своей жизни Кэм не чувствовал такой острой ревности. Он сделал глубокий вдох и справился со своими эмоциями.

— Ты целуешь мою девушку, — сказал Кэм.

— Правда? — Парень посмотрел на Нину. — Он твой парень, Нинз? — Осмотрев Кэма с ног до головы и увидев его консервативный костюм, он усмехнулся. — Где ты нашла его? На Уолл-стрит?

Беспомощно улыбаясь, Нина затрясла головой.

— Дэггер, это — Кэмерон Райдер. Кэмерон, это — художник, которого все называют Дэггер.

Дэггер немедленно отпустил Нину, она качнулась назад. Кэмерон подхватил ее под локоть, чтобы она не упала. Затем он передал ей бокал вина, который та выпила одним залпом. Нина наблюдала, как мужчины смотрят друг на друга. Дэггер протянул руку, и Кэмерон неохотно пожал ее.

— Рад познакомиться с вами, Дэггер, — сказал он.

Бровь Дэггера, в которой тоже красовалась серьга, изогнулась от изумления.

— Кэмерон Райдер? Уж не тот ли, который руководит «Найт Райдером»?

— Тот самый, — кивнул Кэм. Художник обхватил голову руками, выражая свое удивление.

— Господи, Нинз, ты не сказала мне, что облитая рубашка, с которой ты встречаешься, это — Кэмерон Райдер. Я обожаю «Найт Райдер». Интернет — огромный холст. Я хочу писать цветами мира, интернациональными мазками. Вы понимаете, что я имею в виду? Нам просто необходимо поговорить. Мы можем сделать кое-что вместе, нести мое искусство в массы.

Кэм склонил голову в знак согласия, хотя не совсем понял, чего от него хотел Дэггер. Все, чего сейчас хотел сам Кэмерон, — утащить Нину в темный угол и зацеловать до такой степени, чтобы она уже больше никогда не вспомнила о каком-то художнике. Вытащив из кармана пиджака визитную карточку, он протянул ее Дэггеру.

— Позвоните мне в офис на следующей неделе, и мы назначим встречу.

Дэггер посмотрел на карточку.

— Здорово! Кэмерон Райдер! Кто бы мог подумать?! — Он повернулся и растаял в толпе, рассматривая визитную карточку Кэмерона. Даже забыл попрощаться с Ниной.

— Вот такой Дэггер, — сказала Нина, медленно проходя мимо стены с картинами и потягивая вино из бокала. — Ты украсил его вечер.

Кэмерон улыбнулся и положил руку ей на талию.

— Нет, скорее ты украсила его вечер. Я понял, что вы больше чем друзья.

— Когда-то были, — вздохнула Нина. Она остановилась напротив большой картины и начала пристально разглядывать ее. Кэмерон наблюдал за игрой эмоций на ее лице. — Тебе нравится картина? — спросила Нина. Ее щеки покрылись румянцем, глаза горели.

— Нравится, — ответил Кэмерон.

— Мне тоже, — сказала Нина. — Одна из его лучших работ. Он действительно очень талантлив.

Нина не могла оторваться от картины. Кэмерон посмотрел на полотно еще раз, уже более пристально. Портрет обнаженной женщины. Длинноногая, стройная, она лежала, откинувшись на спине. Кэмерон нахмурился. Кого-то она ему напоминала.

Его взгляд упал на небольшую деталь: на бедре у модели виднелась татуировка. Вдруг Кэмерона осенило. Он вгляделся в лицо женщины. Прядь золотистых волос спадала на одну грудь. Она кокетливо улыбалась.

— Твой портрет? — спросил Кэмерон, удивленный своим открытием.

— Теперь мы можем уйти? — вопросом на вопрос ответила Нина.

Кэмерона поразило не то, что женщина, которую он любил, была изображена на картине голой, и все могли видеть ее. Его потрясло, как точно художник изобразил ее. Нина была одновременно и девочкой, и женщиной, уязвимой и решительной, и в то же время в ней чувствовалась непредсказуемость.

Кэмерон приобрел много картин для офиса «Найт Райдера». Он кое-что понимал в современном искусстве. Картина была настоящей, хотя вряд ли украсила бы его офис. Она больше подходила для спальни, его спальни.

— Хорошая картина, — тихо сказал Кэмерон. — Сколько она стоит?

— Но ты не можешь купить ее. На ней изображена я.

— Она мне нравится, — настаивал Кэмерон. — Она такая же красивая, как ты.

— Я запрещаю тебе покупать картину! — капризно потребовала Нина, топнув ногой. Она посмотрела вокруг, поставила свой бокал на поднос проходившего мимо официанта и заявила: — Я ухожу. Ты можешь пойти со мной, а можешь остаться. Как хочешь, но я ухожу. — Нина повернулась и исчезла в толпе людей.

Поведение Нины по меньшей мере казалось странным. Она привела его на открытие галереи. Он мог познакомиться с ее друзьями. Но вместо приятного времяпрепровождения она весь вечер дразнила его, находилась на взводе, хотя он не сделал ничего такого, что могло бы разозлить ее.

Кэм пошел за Ниной. Но когда уже подходил к двери, его остановил Дэггер. Он хотел познакомить его со своими друзьями-художниками. Кэм несколько секунд слушал Дэггера, потом поднял руку.

— Извини, мне нужно уйти. — Он достал бумажник, вынул оттуда почти всю наличность и сказал: — Я хочу купить ту большую картину. Ты знаешь, о чем я говорю. — Кэм вложил деньги в руку Дэггера. — Для начала должно хватить. Я заеду завтра, чтобы расплатиться с тобой окончательно, и заберу картину.

Дэггер открыл рот от удивления, а его друзья дружно начали поздравлять его.

Когда Кэмерон выходил из галереи, Нина голосовала на улице, пытаясь остановить такси. Увидев Кэма, она спряталась за дерево, но он все же заметил ее и немедленно поспешил к ней.

Весь вечер стал для него сплошным кошмаром. Она привела его сюда в надежде поссориться с ним. Целовалась с Дэггером, показала Кэмерону картину, на которой ее изобразили голой, не выполнила своих обещаний. Но Кэмерон тем не менее сумел еще глубже проникнуть в ее жизнь. Он подружился с ее бывшим парнем, смотрел на картину так, будто там изображена ваза с яблоками, держался уверенно среди людей, которые вели совсем другой образ жизни.

Нина яростно замахала рукой, но все такси проезжали мимо. А Кэмерон стоял рядом с ней на тротуаре и молчал.

Когда же заговорил, его голос был спокоен.

— Может, скажешь мне, почему ты так сердита?

Нине захотелось повернуться к нему, схватить его за лацканы пиджака и как следует тряхнуть. Ну почему он так прекрасен, так романтичен и так наивен?

— Потому что я хотела, чтобы ты меня приревновал, а ты не приревновал. Потому что ты купил дурацкую картину, несмотря на то что она стоит три тысячи долларов. Казалось, ты должен возненавидеть Дэггера, но ты стал его лучшим другом.

Доводы Нины обезоружили и обрадовали Кэмерона.

— Я думал, что наша дружба с ним будет приятна тебе.

— Если бы ты был настоящим мужчиной, ты врезал бы ему, когда увидел, что он целует меня. Но ты… ты просто идеал, рыцарь без страха и упрека, парень, в которого нельзя не влюбиться.

— Подожди, что-то я тебя не пойму. Ты хочешь, чтобы я рассердился? Приревновал тебя к Дэггеру?

— Он симпатичный парень. У него приятная внешность. Когда-то мы были любовниками. Он видел меня голой значительно больше, чем ты. И тэту, которое тебе так нравится. Так вот! Дэггер видел, как мне его делали!

Кэмерон улыбнулся, что еще больше разозлило девушку.

— Нина, в прошлом у нас обоих случались какие-то любовные истории. Но теперь это не имеет никакого значения. Кроме того, Дэггер ведь больше не видит тебя голой?

— Не видит.

— А я вижу.

Глаза Нины сузились.

— Ты видел. В прошедшем времени.

Она повернулась к нему спиной и пошла прочь по тротуару. Может, ей удастся остановить такси в другом месте.

— Не совсем так, — повысив голос, сказал Кэмерон. — Я купил картину.

Нина продолжала идти по тротуару, чертыхаясь на каждом шагу.

— Ладно, ладно. Если тебе так нравится, допустим, я ревновал тебя к Дэггеру, когда вы целовались. Мне хотелось долбануть его о стену и вышибить из него мозги.

— Я тебе не верю, — прокричала Нина, оборачиваясь. — Ты говоришь так только для того, чтобы успокоить меня. Слишком поздно. Тебе еще не приходило в голову бросить меня?

Кэмерон подбежал к Нине.

— Что ты несешь? Почему я должен бросать тебя?

— Потому что я не могу больше, — выпалила Нина. Из ее глаз брызнули слезы. — Я не могу больше разрываться между тобой и Шарлоттой. Я устала гадать, кто же из вас двоих использует меня и зачем. Ты знаешь, что она заставляет меня шпионить за тобой? Я должна докладывать ей все, что узнаю о твоем бизнесе. И у меня нет сомнений в том, что все, что я говорю тебе, оказывается, в конце концов, где-то в твоих файлах.

— Я все понял. Нина, ты не должна сидеть на двух стульях. Все, что ты говоришь, не имеет никакого значения. Почему ты должна мириться со своим положением?

— Почему? Работа много значит для меня.

Кэмерон стиснул зубы.

— Черт побери! Шарлотта даже имени твоего не помнит! Ты работаешь в крошечной комнатушке без окон. И скорее всего они оплачивают тебе всего половину из того, что ты зарабатываешь.

— Вернись на землю, Кэмерон Райдер, — произнесла Нина холодно. — Возможно, у тебя все идет гладко, но я — другое дело. Ты знаешь, чем я занималась всего несколько лет назад? Стригла когти пуделям в собачьей парикмахерской. А сначала работала в таксомоторной компании, чистила салоны такси. Три дня я была курьером, развозила почту на велосипеде, свалилась с него и получила сотрясение мозга. А в перерыве между работами таскала сандвичи и картофельные салаты в закусочных. И вот я пришла в «Этитьюдз». Я мечтала сделать карьеру. И тут появился ты.

— После того как я куплю журнал, твоя работа останется при тебе.

— Но это будет работа, которую я получу не потому, что этого достойна, а потому, что сплю с тобой.

— Ты хочешь, чтобы я уволил тебя?

— Я хочу получить работу редактора, — сказала Нина.

— Значит, ты хочешь, чтобы я повысил тебя в должности.

Нина сжала кулаки.

— Нет! Ты неправильно понял меня. Мне надо, чтобы ты оставил меня в покое.

Кэмерон взял ее за руку, но она вырвалась.

— Нина, я думаю, что ты сама не знаешь, чего хочешь.

— Может быть, но я точно знаю одну вещь. Я проклинаю тот день, когда встретила тебя, тот день, когда я пролила на тебя кофе.

Рядом с визгом остановилось такси. Она рванула дверцу на себя, но Кэмерон все-таки схватил ее за руку:

— Отпусти такси.

Своим недовольством она скрывала то, что по уши влюблена в Кэмерона Райдера и ничего не может с собой поделать.

Но что она знала о нем, кроме того, что он хороший любовник? Кэм непреклонен в отношении покупки «Этитьюдз». Повлияет ли такая непреклонность на их личные отношения? Ей было трудно поверить, что все складывается так просто.

— Пожалуйста, — сказала Нина, — мне нужно ехать. — Она открыла дверцу такси и впрыгнула внутрь.

Кэмерон остался на тротуаре. Нина почувствовала облегчение. Если бы она смогла удержать дистанцию между ними, если бы дала себе время подумать о перспективах их отношений, в ее жизни не произошло бы такого переполоха.

Нина посмотрела в заднее окно машины. Галерея осталась далеко позади, и Кэмерона уже не было видно. Она вернулась в прежнее положение и поудобнее устроилась на заднем сиденье. Ей нужно время. Если она правильно настроится, то сможет забыть Кэмерона Райдера. Всего через несколько дней ее жизнь вернется в обычное русло, будто она никогда и не встречала его.

Вечер проходил не совсем так, как хотелось бы Кэмерону. Он сидел за столом напротив Нины и наблюдал за тем, как она изучает меню. Ее лицо выражало холодность и недовольство, взгляд казался чужим. После ссоры возле галереи Кэмерон решил дать ей немного времени подумать. Он не звонил ей и не пытался с ней связаться в течение трех дней. Затем ему понадобилось еще четыре дня, чтобы убедить девушку поужинать с ним.

Когда она вошла в ресторан, Кэмерон едва удержался от того, чтобы не броситься на нее и не зацеловать до бесчувствия. Он думал о ней каждую минуту каждого дня. Не видеть Нину стало для Кэмерона настоящей пыткой. Но их разделяло слишком много препятствий, слишком много внешних обстоятельств.

Нина бросила меню на стол и положила руки на колени. Она выглядела озабоченной, несмотря на то что сидела в одном из лучших ресторанов Нью-Йорка. Кэмерон пытался поговорить с ней на отвлеченные темы, но Нина не хотела говорить.

Подошел официант, и Кэм сделал заказ. Молодой человек заметил напряженную тишину за столиком, который он обслуживал, быстро принес салаты и удалился. Кэмерону уже порядком надоела холодность Нины.

— Что нового на работе? — спросил он. — Меня не интересует внутренняя информация, я просто забочусь о тебе. Ты выглядишь немного подавленной.

Нина посмотрела на него с подозрением.

— Ничего особенного не произошло. Шарлотта все еще расстроена. Она орет на меня, хотя я сказала ей, что ты меня бросил. — Нина наколола на вилку листик салата, отправила его в рот и с хрустом начала жевать. — Ах да, кое-что все-таки произошло, — сказала она упавшим голосом. — По офису гуляет фотография, которая может тебя заинтересовать.

Кэмерон оторвался от своей закуски.

— Ты работаешь в журнале. Я думаю, в твоем офисе много интересных фотографий.

— Это твоя фотография, — пояснила Нина. Она посмотрела ему прямо в глаза. — Ее сделал независимый журналист, работающий для «Этитьюдз».

Нина ждала реакции Кэмерона. Тот изо всех сил пытался казаться невозмутимым. Мысль о том, что он мог когда-то поступить неосторожно, огорчала его.

— Я не помню, чтобы мои фотографии печатались.

— Да, ты всегда избегаешь фотографов. Теперь я понимаю, почему.

Кэмерон уже знал, что Нинины капризы нужно пресекать в самом начале. Ее темпераменту нельзя позволять закипать, иначе это могло привести к взрыву эмоций по самому незначительному поводу. Такая особенность ее характера казалась Кэмерону одновременно привлекательной и невыносимой.

— Полагаю, на снимке есть что-то, что тебя беспокоит.

— Нет, ты ошибаешься, — парировала Нина, положив вилку на стол. — Скорее, снимок должен беспокоить тебя. Фотография сделана в Линкольн-центре. На ней ты целуешься с какой-то женщиной.

Кэмерон вздрогнул.

— Я не разговаривал там ни с одной женщиной, кроме Дженны Майерс. Она — жена моего партнера по бизнесу.

— Для Шарлотты не имеет никакого значения, кто эта женщина. Она хочет использовать фото против тебя: опубликовать его и поведать всему миру о твоей интрижке, сделать большой скандал. Она пишет статью для Интернет-сайта «Горячие холостяки». Я уже подыскиваю материал для нее.

— Она что, думает, будто у меня и Дженны роман? — спросил Кэмерон. — Хорошо, ты можешь рассказать Шарлотте правду. Мы с Дженной друзья. Между нами ничего никогда не было.

Нина покачала головой.

— Боюсь, что ничего не поможет. В конце концов, фотография — только средство для достижения цели. А ты прекрасно понимаешь, как важно разделять личные интересы и работу. Ведь разделять их — одно из основных правил твоей жизни, не так ли?

Кэмерон вертел в руках вилку.

— У нас с тобой близкие отношения, Нина. Ты знаешь правду о фото. Между мной и Дженной ничего нет. Если я тебе небезразличен, ты убедишь Шарлотту не использовать фотографию.

У Нины перехватило дыхание.

— А если я тебе небезразлична, ты оставишь в покое «Этитьюдз»!

— Это абсолютно разные вещи.

— Не для меня.

Кэмерон положил свою ладонь на руку Нины, но она отдернула ее. Он разочарованно вздохнул.

— Нина, я слишком занятой человек. Черт возьми, ты уже знаешь, каким закомплексованным я был в институте, а тем более в колледже. Я не избегал девушек, но у меня никогда не складывалось серьезных отношений с ними. Я ходил на свидания, но никогда ни о ком не заботился так, как о тебе. Ты должна понять, я никогда не смогу причинить тебе боль. Поверь мне.

Нина посмотрела Кэмерону в глаза, пытаясь понять, стоит доверять ему или нет.

— Единственный человек, на которого я могу положиться — это я сама. — Она взяла сумочку, достала оттуда листок бумаги, развернула его и швырнула на стол.

Кэмерон мгновенно узнал его. На листке было объявление, которое он случайно взял у Нины в тот самый вечер, когда они познакомились.

— Откуда оно у тебя?

— Из твоего бумажника. Я шпионила за тобой. Но можно назвать это поиском необходимой информации.

— Ты рассердилась на меня за то, что я сохранил его?

— Ты притворился, что ничего не знаешь обо мне, когда мы встретились во второй раз. Ты пришел в кафе, чтобы использовать меня в своих целях. Я оказалась частью грандиозного плана приобретения «Этитьюдз».

— Я пришел туда, чтобы встретиться с тобой, но только потому, что ты заинтересовала меня. А ты разве не поэтому пришла туда? К тому же нет никакой разницы в том, когда я узнал, кто ты такая, — после первого раза или после второго. Что может изменить такой факт?

— Твои намерения заставили меня подозревать тебя, — проговорила Нина. Кэмерон улыбнулся.

— Я никогда не скрывал от тебя своих намерений, по крайней мере тех, что касаются наших отношений.

Нина быстро встала, схватила сумочку и пошла в направлении дамской комнаты, оставив Кэмерона обдумывать следующий шаг.

Кэмерон швырнул салфетку на стол и пошел за Ниной. Быстро оглядев фойе ресторана, он осторожно открыл дверь и вошел в дамскую комнату. К счастью, внутри никого не было. Кэмерон наклонился и заглянул под кабинки. Он видел только Нинины туфли. Кэмерон прислонился к двери и закрыл ее на замок.

Затем он подошел к зеркалу и провел рукой по волосам. Открыв кран, вымыл руки. Из кабинки вышла Нина и остановилась в изумлении, увидев его. Кэм видел ее отражение в зеркале: глаза беспокойны, губы сжаты.

Нина медленно покачала головой и подошла к раковине.

— Шарлотта собирается опубликовать фотографию. В «Этитьюдз» или в другом журнале, но она будет опубликована. Что бы я ей ни сказала, она не остановится.

Кэмерон повернулся и прислонился к раковине.

— Ты можешь сказать ей правду.

— А ты можешь отказаться от покупки «Этитьюдз». Все очень просто. Если я тебе небезразлична, ты оставишь журнал в покое.

— А если я тебе небезразличен, ты поймешь наконец, что это ничего не решает. — Кэмерон нащупал маленькую бархатную коробочку в кармане брюк. Там лежало кольцо. Он купил его вчера. — Я думаю, ты все понимаешь, Нина, но специально ставишь журнал между нами. Ты не должна принимать чью-либо сторону. Ты должна действовать в своих собственных интересах.

— Это моя работа, — сказала Нина, обходя Кэмерона. — И моя жизнь.

Он тихо выругался.

— Я тоже твоя жизнь, Нина. Когда-нибудь ты поймешь, что работа не может помешать нашим отношениям. — Он протянул руку, чтобы прикоснуться к ней, но она отпрянула. — Не надо думать, что я играю в какую-то игру. Я не хочу причинить тебе боль. Это бизнес. Иногда бизнес бывает жестоким.

— Слабое оправдание для того, что ты делаешь. — Нина взялась за ручку двери, дернула ее, но она не открылась. Устало вздохнув, Нина отошла в сторону и сказала: — Я хочу выйти. Будь любезен, открой.

— Я открою ее только после того, как мы поговорим.

— Я уже поговорила и теперь хочу уйти. Открой чертову дверь!

Кэмерон попытался открыть замок, но тот не поддавался.

— По-моему, ее заклинило, — сказал Кэм.

Он обрадовался тому, что они какое-то время побудут наедине. Возможно, закрытая дверь поможет решить их проблемы. А у Нины на лице появилось выражение панического страха.

— Нет, — сказала она, колотя в дверь руками, — неужели это опять случилось со мной?

— Да, — задумчиво произнес Кэмерон, — у тебя странные отношения с ванными комнатами. — Он пожал плечами. — Я сразу подумал, что что-то должно произойти.

— Я не имею к этому никакого отношения. — Нина забарабанила еще громче. — Помогите! Дверь заклинило. Кто-нибудь слышит меня?

Через несколько секунд с другой стороны ответили приглушенным голосом:

— Кто там? Что случилось?

— С кем я разговариваю? — спросила Нина.

— Я менеджер. Что произошло?

— Дверь заклинило. Мы не можем выйти. Он ее закрыл, и теперь она не открывается.

— Он? Там что, мужчина? Вместе с вами?

— Да. Вызовите пожарных или слесаря. Вы должны вытащить нас отсюда.

— Я думаю, у нас есть ключи. Их надо только поискать, мэм, — сказал менеджер. — Пожалуйста, не волнуйтесь, мы откроем ее через несколько минут.

Нина повернулась, закрыла глаза и прислонилась к косяку. Кэмерон боролся с желанием прикоснуться к ее лицу, провести пальцем по нижней губе, погладить волосы. Он вспомнил, как они в первый раз занимались любовью, как он нес ее в спальню на руках, как ее ноги обнимали его талию.

— Нина, я хочу, чтобы ты знала: с тех пор как я встретил тебя, ты стала в моей жизни самым важным. Ты — единственная женщина, с которой я хотел бы находиться каждую минуту.

— Твои слова ничего не меняют. Мне нужно выйти отсюда.

— Нина, они скоро выпустят нас, а пока мы можем поговорить о наших отношениях. Нина покачала головой.

— Ты не мог бы поднять меня вон к тому окну?

Ради нее Кэмерон готов был на все.

— Оно слишком высоко, — произнес он. — Ты сломаешь ногу, спрыгивая на землю.

— Просто приподними меня, — настойчиво потребовала Нина. — После того как я выберусь, я принесу лестницу, и ты тоже сможешь вылезти отсюда.

Кэмерон наклонился и сцепил пальцы. Нина скинула туфли и встала на руки Кэма. Он с удовольствием рассматривал ее ноги, изящный изгиб икр и красивую форму стоп. Ему так хотелось провести ладонями по ее лодыжкам, что он едва не расцепил руки.

— Я готова, — сказала Нина с нетерпением.

— Если прыгать будет слишком высоко, пообещай мне, что вернешься, — попросил Кэмерон. — Я не хочу, чтобы ты причинила себе вред.

— Поднимай меня выше.

Кэмерон сделал то, о чем его просили.

— Снаружи должна быть решетка. Ты не сможешь открыть ее.

Нина отодвинула щеколду и распахнула окно, затем наполовину высунулась наружу.

— Все в порядке. Здесь водосточная труба. Я смогу спуститься по ней.

Через несколько секунд в проеме окна уже мелькали ее бедра, потом ступни. Когда Нина спустилась на землю, Кэмерон услышал ее голос:

— Брось мне туфли.

Кэмерон прицелился, и обе туфли вылетели через открытое окно. Он подождал несколько секунд в надежде услышать что-нибудь от Нины.

— Эй, ты еще там?

— Я долго думала о нас. И должна сказать тебе одну вещь, Кэмерон Райдер. Если ты действительно заботишься обо мне, то должен оставить в покое журнал «Этитьюдз». Если не выполнишь мое условие, мы больше никогда не увидимся.

— Ты не поищешь лестницу, дорогая? — спросил Кэмерон.

Но Нина не ответила ему. Она уже ушла. Кэмерон прижал руки к стене и уставился на открытое окно. Нина Форестер упорствует. Если он срочно не предпримет что-нибудь, она навсегда исчезнет из его жизни.

Незлобно выругавшись, Кэмерон сел на холодный пол дамской комнаты. Скоро он выйдет отсюда. И тогда они разрешат все свои разногласия раз и навсегда. Кэм не собирался возвращать кольцо, которое лежало в его кармане, обратно в магазин фирмы «Тиффани». И неважно, как долго Нина будет упрямиться.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Шарлотта в редакции? — Нина прошла к лифту, не дожидаясь ответа Кэти. — Позвони ей в офис и скажи, что я немедленно хочу ее видеть, — прокричала она, входя в кабину лифта.

Всю ночь Нина думала о сложившейся ситуации и приняла важное решение. Кэмерон Райдер уже знает, как она относится ко всему происходящему. Теперь настал черед Шарлотты. Нужно сказать ей правду.

— Я больше не собираюсь терпеть такого положения, — пробормотала Нина себе под нос, наблюдая, как на табло лифта зажигаются номера этажей.

Двери открылись. Нина решительным шагом прошла к кабинету Шарлотты, игнорируя просьбу секретаря подождать. Она распахнула дверь и в тот же момент поняла, почему Шарлотта не хотела никого видеть.

— Нина! Доброе утро. Сегодня великолепный денек! — Начальница, растянувшись, лежала на столе. Наброшенное на нужное место полотенце было единственным одеянием на ее голом теле. — Ганс, это Нина. Она работает на меня. Нина, это Ганс, мой массажист. У него лучшие руки на Манхэттене.

— Прошу прощения, — смущенно произнесла девушка — Я могу зайти позже.

— Не глупи, — скачала Шарлотта, переворачиваясь. Она обернулась полотенцем и спрыгнула со стола. — В это же время на следующей неделе, Ганс.

Массажист чмокнул Шарлотту в щеку и вышел из кабинета. Когда он закрыл за собой дверь, Шарлотта шлепнулась в свое огромное кожаное кресло и достала сигарету.

— Последнее время я находилась в таком напряжении, но теперь все в порядке.

— Массаж помогает?

— Нет. Сегодня мне в первый раз позвонил Кэмерон Райдер. — Шарлотта лениво улыбнулась. — Он приедет в десять, чтобы обсудить наше дело. Я приготовила ему сюрприз. Не думаю, что после визита сюда он захочет прийти еще раз. Мы спасем «Этитьюдз».

— Ты имеешь в виду фотографию? — робко спросила Нина.

— Я полагаю, ты рассказала ему о ней. — Шарлотта резко выдохнула сигаретный дым.

— Конечно, рассказала, — подтвердила Нина. — Но ты знала, что я скажу ему. Ты рассчитывала на то, что он узнает.

— Да, рассчитывала. Он очаровательный мужчина, Нина, даже неотразимый. А глаза… если я еще хоть один разок посмотрю в них, я тоже расскажу ему все свои секреты. Но сейчас преимущество на моей стороне. Когда он поймет, что я готова поведать миру о его романе, то уберется восвояси и купит какой-нибудь другой журнал.

— Я не думаю, что из этого что-нибудь получится, — проговорила Нина. — Когда я рассказала ему о фото, Кэмерон и ухом не повел. Он решительно настроен на покупку «Этитьюдз», невзирая на все твои угрозы.

— Как подло с моей стороны! Настоящий шантаж и вымогательство, да? Но я предпочитаю называть такие вещи… жесткими методами. Когда играешь с большими мальчиками, ты должна пользоваться их правилами. Кроме того, не одна я угрожаю ему. Ты тоже.

— Я делала грязную работу за тебя.

— Так что он сказал? Расскажи мне.

Нина покачала головой и попыталась улыбнуться.

— Женщина на фотографии — жена его партнера по бизнесу.

Шарлотта хлопнула в ладоши.

— Ух ты! Это здорово.

— Между ними ничего нет, — вздохнула Нина. Настало время положить всему конец. Ей надоело играть по правилам Шарлотты. — Если ты опубликуешь фото, он подаст на журнал в суд. На твоем месте я бы приняла его предложение. У него достаточно денег и власти, чтобы сделать, как он хочет. Может быть, лучше просто…

— Сдаться? — спросила Шарлотта. Слова Нины поразили ее.

— Я просто высказываю свое мнение. Ты не знаешь Кэмерона Райдера. Он всегда добивается своего.

Шарлотта откинулась на спинку кресла и выпустила изо рта сигаретный дым. Не отрываясь, она смотрела на Нину.

— Что ж, теперь я понимаю, с какой стороны твой бутерброд намазан маслом, — раздраженно произнесла она, гася окурок в пепельнице.

— Мой бутерброд? Ты что, думаешь, он платит мне деньги?

— Я не имею понятия, как далеко ты зашла, предавая меня. Знаю только одно: ты уволена, — заявила Шарлотта.

Ее слова прозвучали коротко и резко. Шарлотта сказала так в надежде застать Нину врасплох. Но девушка не удивилась. Она ожидала такого поворота событий с того самого момента, когда согласилась шпионить для начальницы.

— Я сделала все, как ты просила, — сказала Нина. — Ты хотела знать правду. Я узнала ее для тебя. Не моя вина в том, что тебе не нравится то, что я говорю. Кроме того, ты не можешь уволить меня, потому что я сама пришла сюда, чтобы уволиться.

— Я первая заговорила об увольнении. — Шарлотта встала, придерживая полотенце. — Забирай свои вещи из офиса. Расчетный чек мы пришлем тебе по почте. На хорошие рекомендации даже не рассчитывай. Человеку, который не предан полностью мне и журналу, не место в редакции.

Нина встала и пошла к двери.

— Я ухожу, — сказала она.

— Ты уволена! — прокричала Шарлотта. — Убирайся. У меня был тяжелый день, и мне некогда заниматься пустяками. Но прежде чем ты уйдешь, позволь мне дать тебе один совет. Для Кэмерона Райдера бизнес — самое главное в жизни. Такие люди, как он, не способны любить.

— Мне и не нужно, чтобы он меня любил, — проговорила Нина, прекрасно понимая, что лжет.

Шарлотта цокнула языком.

— Да у тебя на лице все написано. Ты хочешь, чтобы Райдер купил мой журнал, надеясь таким образом сорвать банк. — Шарлотта покачала головой. — Ты настолько глупа, что доверяешь ему. Ты ему не нужна. Все, что с тобой произошло, произошло из-за журнала. Неужели ты не понимаешь? Журнал мой, и он у меня останется. Твои чувства к Райдеру делают тебя помехой в моем деле, а я не люблю помех. — Она сделала выразительный жест рукой, указывая на дверь. — Вперед, собирай свои вещи и не забудь попрощаться с друзьями.

Нина вошла в свой офис. Слезы сами наворачивались на глаза, но она сдерживала их.

— Как она могла? Я делала все, что она просила.

С самого первого момента их встречи Нина чувствовала непреодолимое влечение к Кэмерону Райдеру. И все же его любовь к ней не настолько сильна, чтобы он смог отказаться от своих планов в бизнесе. Когда все начиналось, Нина не могла знать его характер.

Она обошла вокруг стола, выдвинула нижний ящик и достала оттуда большую сумку.

— Прекрасно, — буркнула Нина. — Я уйду! Посмотрим, как журнал будет обходиться без меня. Никто не умеет работать так, как я. Никто!

Нина сгребла сразу все вещи со стола в сумку. За одну минуту она собрала все, что хотела взять с собой. Ее картотека отправилась в сумку последней. Девять месяцев она работала над ее составлением, В ней записаны имена и телефоны экспертов в разных областях знаний. Она не оставит плод своих трудов преемнику. Пусть помучается, бедняжка.

Вздохнув, в последний раз Нина окинула взглядом свой крошечный офис. Странно, но ей жаль с ним расставаться, жаль, что она больше не сможет получать зарплату каждые две недели. Я вернусь в официантки, подумала Нина. Или в собачью парикмахерскую. А при везении она сможет найти работу младшего редактора в другом журнале.

Прежде чем выйти из офиса, Нина выглянула в коридор. Если ей удастся проскочить к лифту незамеченной, то не придется никому ничего объяснять. Она накинула на плечи жакет и направилась к лифтам, умоляя Бога о том, чтобы ей никто не попался на пути. Когда двери открылись, она быстро зашла внутрь.

Нина прислонилась к стене и глубоко вздохнула. Странно, но она не чувствовала ничего, кроме облегчения. Больше никаких игр, никаких волнений. Хотя она потеряла работу, при ней оставался ее талант. Кроме этой, есть много других работ, и я найду их, сказала себе Нина.

Есть также много других мужчин. Она вспомнила слова Шарлотты. Они прозвучали в ее голове, как эхо. Да, есть и другие мужчины. Но никого она не полюбит так, как Камерона Райдера.

Двери открылись, и Нина вышла. Она задумалась и не видела, куда идет, пока на кого-то не наткнулась, Сумка едва не выпала из ее рук.

— Нина!

На какое-то мгновение голос изменил ей. Она смотрела в знакомые до боли зеленые глаза. У нее перехватило дыхание.

— Кэмерон. Что ты здесь делаешь?

— У меня встреча с Шарлоттой Дэнфорт. — Он взглянул на сумку в ее руке. — Что это?

— Мои вещи, — грустно сказала Нина. — Шарлотта уволила меня. Или я сама ушла. Как тебе больше нравиться.

— Что? — удивленно спросил Кэмерон.

— О, пожалуйста, не беспокойся, — сказана девушка с притворной веселостью. — Теперь я свободна. И больше не сижу на двух стульях. Я могу направить свою энергию на поиски другой бесперспективной работы в другом потрясающем журнале с другой сумасшедшей начальницей. Я могу провести еще один год в надежде получить работу редактора, хотя никогда ее не получу. И все благодаря тебе.

Кэмерон взял Нину за руку, но она отдернула ее. На самом деле ей хотелось, чтобы Кэм схватил ее и как можно сильнее сжал в своих объятиях, чтобы сказал, что все уладит. Такое проявление чувств успокоило бы ее.

— Нина, я не хотел причинить тебе боль.

— Но мне больно. Ничего не поделаешь — бизнес, не так ли?

— Я могу все уладить, — предложил он, — Все будет хорошо.

— Мне уже все равно. Я даже рада, что все закончилось, и я могу заняться своей собственной жизнью.

Нина повернулась и пошла к выходу. Она говорила себе, что все к лучшему, но слезы сами катились из ее глаз.

Она знает его всего две недели. Нина Форестер не могла влюбиться за такой короткий срок. Никто не влюбляется так быстро. Да к тому же Кэмерон Райдер совсем не мистер «Что надо». Он просто мистер «Прямо сейчас» всего на несколько дней. И чем быстрее она поймет разницу, тем легче ей будет.

Но когда Нина выходила из дверей редакции «Этитьюдз», она уже знала, что забыть Кэмерона Райдера не сможет. Теперь она станет сравнивать с ним каждого мужчину, и все они будут проигрывать Райдеру. Даже сели она больше не увидит его, он навсегда останется в ее памяти и в ее снах.

— Я решил не покупать «Этитьюдз», — сказал Кэмерон. Его заявление прозвучало как гром среди ясного неба. Люди, собравшиеся в зале, замерли от удивления.

— Что? — Вопрос одновременно слетел с губ Джеффа Майерса и Шарлотты Дэнфорт. Адвокаты и финансовые консультанты Шарлотты восприняли новость с пугающим спокойствием.

— Вы не ослышались, — повторил Кэмерон. — Я не хочу покупать журнал. Я отзываю свое предложение.

Джефф сложил руки на груди. Он был уверен, что Кэм рехнулся.

— Я все-таки думаю, нам стоит…

Кэм покачал головой, останавливая Джеффа. До тех пор пока Кэмерон не увидел Нину в холле редакции, он не собирался сдавать позиции. Она выглядела такой уязвимой, такой одинокой. Черт, ему давно нужно было решить вопрос с журналом и отказаться от своего плана. Но он сглупил, не поняв нависшей над ним угрозы.

Больше всего на свете Кэмерон хотел, чтобы рядом с ним всегда находилась Нина Форестер. И если бы ему потребовалось отдать за нее все свое состояние до последнего цента, он отдал бы. Нина стала его жизнью — не работой, не сделкой, не новым сайтом в Интернете. Они созданы друг для друга, и Кэмерон был решительно настроен завоевать ее руку и сердце.

Шарлотта посмотрела на своих помощников.

— Он действительно отказывается от журнала?

— Разумеется, — Кэмерон взял из рук Джеффа контракт, демонстративно вытянул его вперед и немного надорвал, затем остановился и сказал: — Но у меня есть одно условие.

Шарлотта гордо вздернула голову.

— Что же это за условие? Я полагаю, вы хотите получить негативы фотографии?

— И это тоже, — ответил Кэмерон. — Я также хочу, чтобы вы вернули на работу Нину Форестер и дали ей должность заместителя главного редактора, И до тех пор пока она будет работать в вашем журнале, я не предприму ни малейшей попытки купить его.

Шарлотта заерзала на своем стуле, нервно посматривая то на Кэма, то на своих адвокатов.

— Я уволила ее сегодня утром. Она, может быть, и не захочет возвращаться.

— Я уверен, что вы сможете вернуть ее. — Кэмерон улыбнулся. — Вежливое извинение и повышение в должности сделают свое дело. Да, и ваше личное покровительство, конечно. Заботиться о счастье Нины в ваших интересах, Шарлотта. — Он выразительно посмотрел на контракт. — Нина должна быть счастлива. Итак, наша сделка состоится или нет?

Помощники Шарлотты что-то шепнули ей, и она произнесла:

— Договорились.

Кэмерон уверенно порвал контракт пополам и швырнул его половинки на стол. Затем отошел от стола и произнес:

— Я должен сказать, что иметь с вами дело, мисс Дэнфорт, одно удовольствие. Однако я надеюсь, что вы сможете справиться со своими финансовыми проблемами. Ради Нины, не ради себя. Я надеюсь, вы позвоните ей сегодня и сообщите приятную новость.

Шарлотта кивнула.

Удовлетворенный Кэмерон подхватил свой портфель и вышел из конференц-зала. Джефф Майерс следовал за ним, наступая ему на пятки. Они молча вошли в лифт и молча спустились в вестибюль. Но как только оказались на улице, Джефф повернулся к Кэмерону:

— Мы потратили несколько месяцев на интересный проект. Он был частью нашего стратегического плана на ближайшие три года. И ты так просто отказался от него. Неужели все из-за женщины? Из-за Нины?

— Нины Форестер, — поправил Кэмерон, не желая слышать, как Джефф с пренебрежением произносит ее имя. — Да, ты прав, все из-за нее.

Выражение недоверия на лице Джеффа медленно сменилось улыбкой.

— Ты серьезно в нее влюбился?

— Серьезно, — подтвердил Кэмерон.

— Раньше ты никогда не смешивал бизнес с личной жизнью.

— Возможно, потому, что у меня никогда не было личной жизни, — задумчиво произнес Кэмерон. — А теперь есть. Я не хочу разорять этот дурацкий журнал. Боже мой! Да, у нас есть ресурсы, чтобы издавать свой собственный журнал! Если журнал может делать Шарлотта Дэнфорт, мы уж точно сможем. — Кэм подошел к краю тротуара и начал голосовать, несмотря на то, что в квартале отсюда его ждал лимузин. — Как только ты вернешься в офис, немедленно начни работать над новым проектом.

— Надеюсь, ты отдаешь себе отчет в том, что знаешь ее всего пару недель? — спросил Джефф.

Кэмерон кивнул.

— Да, но я кое-что понимаю в своих чувствах. Когда я увидел ее в первый раз, то сразу же понял, что никогда больше не встречу другой такой девушки. А после я уже не сомневался, все стало легко и ясно. Думаю, любовь с первого взгляда не такая уж нереальная вещь.

Джефф похлопал Кэма по плечу.

— Я тоже так думаю. Что ты собираешься делать?

— Пока не знаю. Наверное, мне стоит подождать несколько дней, пока она не привыкнет к своей новой работе. Потом, может быть, я зайду в то кафе, где мы познакомились. В конце концов, там все и начиналось.

— Ты отказался от сделки ради нее. — Джефф улыбнулся. — Скоро в твоей жизни случится что-то особенное.

Рядом затормозило такси. Кэм открыл дверцу.

— Я подъеду в офис попозже.

— Куда ты собрался?

Кэмерон пожал плечами.

— Я и сам не знаю. Мне нужно побыть одному и подумать. — Кэмерон жадно вдохнул в легкие свежий весенний воздух. — Я должен вернуть ее и как можно быстрее.

— Это просто свидание, — бормотала Нина себе под нос, — просто свидание. Никаких обязательств, никакого принуждения. Просто свидание.

Она повторяла эти слова уже десять минут, с тех пор как вышла из офиса, но они не утешали ее. Может быть, ей следовало говорить: «Это просто работа». В конце концов, так оно и было. Свидание она назначила незнакомому человеку, потенциальному мистеру «Прямо сейчас».

Ее объявление напечатали в журнале на прошлой неделе. По просьбе Лизбет его опубликовали в самом начале колонки, ознаменовав этим ее первое задание в качестве заместителя главного редактора «Этитьюдз». Она должна быть уверена, что получится отличная история.

«Ищу мистера „Прямо сейчас“. Привлекательная, жизнерадостная, энергичная женщина 25 лет ищет отважного Адониса для диких развлечений субботними ночами и ленивого отдыха по воскресеньям».

Как и ожидала Лизбет, объявление имело большой успех. Нина получила более трехсот писем, из которых они отобрали пять. Пять потенциальных претендентов, пять парней, утверждавших, что они вылитые Адонисы. Шарлотта настаивала на том, чтобы Нина встретилась как минимум с пятью разными мужчинами. Она неохотно позволила Нине воспользоваться сведениями о четырех поженившихся парах, которые встретились благодаря брачным объявлениям.

Их имена пульсировали в памяти Нины. Лана Мартина и Грог Хенли, Брук Уиверс и Чейз Дэвенпорт, Тайлер Шеридан и Ник Романо, Джейн Добсон и Чарлз Уоррен. Четыре идеальные любовные истории. Нина вздохнула. Почему они так счастливы, а она так несчастна?

Пусть у нее нет любви, но теперь у нее есть работа, о которой она мечтала. Нина хотела получить должность заместителя главного редактора с того самого момента, как переступила порог «Этитьюдз».

Однако теперь, когда наконец-то получила работу своей мечты, она не была полностью уверена в том, что так уж нуждается в ней.

До того самого момента, когда Шарлотта появилась возле ее дома с букетом роз и приглашением на обед, Нина считала себя безработной. Она впервые видела, как Шарлотта унижается. Ее начальнице пришлось здорово потрудиться, прежде чем Нина согласилась вернуться в редакцию. Шарлотта лишь вскользь упомянула о решении Кэмерона Райдера не покупать «Этитьюдз». Она ничего не сказала Нине о тех гарантиях, которые он потребовал для нее. Но Нина все время думала об этом.

Сначала ее лишили работы, а потом загадочным образом вновь вернули и даже предложили повышение. Нине хотелось верить, что Кэмерон Райдер — причина всему. Он сказал, что позаботится о ней. Почему же тогда не позвонил? Одна только мысль о Кэмероне заставляла ее сердце биться быстрее.

Но Нина усмиряла свои физиологические реакции здравым смыслом. Она знакома с Кэмероном Райдером всего две недели, за которые он обманул ее, соблазнил и лишил работы. То обстоятельство, что Кэмерон убедил Нининого босса снова взять ее на работу, не означало, что он автоматически превратился для нее в благодетеля.

Собрав все свое мужество, Нина открыла дверь кафе «Джиттербагз» и вошла внутрь. Здесь она должна встретиться с парнем в коричневом твидовом пиджаке и с розой в руке. Осмотревшись, Нина с облегчением поняла, что в кафе нет никого, кто подходил бы под такое описание. Она расстегнула пальто и заказала кофе, затем пошла к своему столику в углу зала. Но как только опустилась на стул, воспоминания захлестнули ее.

Она вспомнила тот вечер, когда они с Кэмероном Райдером столкнулись здесь, как она пролила кофе на его сорочку, как впервые их глаза встретились.

На протяжении двух прошедших недель Нина не раз боролась с желанием увидеть Кэмерона. В такие моменты она всегда думала о своей гордости и убеждала себя в том, что они не могут любить друг друга. Но в самых сокровенных уголках ее души продолжала жить надежда, что они еще встретятся. Может, случайно, на улице, а может, он зайдет в «Джиттербагз»…

Колокольчик на двери зазвенел. Нина подняла голову и замерла. Вот он, мужчина в твидовом пиджаке с красной розой в руке. Ее первым желанием было выбежать на улицу через черный ход. Но парень с розой уже увидел ее. Широко улыбаясь, твидовый мужчина поспешил к ней.

Как и предвидела Лизбет, он переоценивал себя. В отличие от Адониса он обладал круглым лицом и редеющими волосами, что старило его лет на двадцать.

— Вы Нина?

Она с трудом улыбнулась и кивнула.

— А вы, наверное, Эдвард.

— Просто Эд. — Незнакомец протянул Нине розу. — Вы действительно хорошенькая.

Нинина улыбка стоила ей такого напряжения, что ее лицо начало сводить судорогой.

— Спасибо. — Она указала ему на стул напротив, но Эд быстро уселся рядом. Нина сложила руки на столе и стала думать, что же ей сказать ему. — Так вы художник? — начала она.

— По правде сказать, художничество — мое увлечение. Я совсем не зарабатываю им денег. Пока… Я скульптор, работаю с металлом, в основном с медью.

— А чем вы зарабатываете себе на жизнь? — спросила она.

— Я водопроводчик, — ответил Эд.

Услышав такое признание, Нина поперхнулась. Она закашлялась, взяла салфетку и прижала ее к губам. Ее глаза смеялись.

— Водопроводчик?

— Я специализируюсь на установке сантехнических приборов. Так что, если вам нужно что-нибудь установить, я к вашим услугам.

Нина больше не могла сдерживаться. Она захихикала.

— Водопроводчик. Интересно.

— Я понимаю…

— Нет, нет. Это я потому, что у меня особые отношения с сантехникой. Думаю, у нас есть что-то общее.

Такое замечание слегка успокоило Эда, но беседа не клеилась. Вместо того чтобы рассказывать о чем-нибудь, Эд предпочитал смотреть на девушку затуманенным взором. Взволнованно осматривая кафе, Нина увидела, что в двери показался высокий мужчина. Ее сердце замерло, когда она разглядела на нем кожаный пиджак. У Кэмерона есть точно такой же.

— Кэмерон, — прошептала она.

— Что? — спросил Эдвард.

Широко раскрытыми глазами Нина проводила мужчину в кожаном пиджаке до стойки буфета. Высокий и широкоплечий, наяву он выглядел значительно красивее, чем в ее снах.

— Извините меня, — сказала она Эду. — Я возьму вам кофе. Скоро вернусь.

Не отрывая глаз от Кэмерона, Нина встала из-за стола и пошла к буфетной стойке. Он не видел ее, пока она не встала с ним рядом, но, увидев, кажется, не удивился. В отличие от одурманенного взгляда Эда, в глазах Кэмерона Нина видела настоящее чувство. Кэм улыбнулся.

— Нина, — тихо сказал он. Звук его голоса ласкал ее слух.

Теперь она поняла, что попала в неудобную ситуацию.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она, бросив взгляд в сторону своего стола. Эд смотрел на нее с надеждой и широко улыбался.

— Я просто зашел выпить кофе. Люблю выпить двойной мокко без кофеина. Правда, мне не нравится его коричневый цвет.

Игривый тон Кэмерона взбодрил Нину. Она улыбнулась, но вдруг вспомнила о своем свидании. Если Кэмерон узнает, что она назначила кому-то свидание, даже по заданию редакции, он не поймет ее.

— Тебе нельзя здесь оставаться, — произнесла Нина тихо.

— Почему?

— Потому… потому что это мое место, — сказала Нина так, будто в ее словах был какой-то тайный смысл.

Кэмерон удивленно посмотрел на нее.

— С каких пор ты занимаешься бизнесом в кафе?

— Ты знаешь, что я имею в виду. Я открыла это место первой, поэтому оно мое. Буду очень благодарна тебе, если ты уйдешь.

Вместо того чтобы направиться к двери, Кэмерон взял свой кофе и начал изучать посетителей. Его взгляд остановился на Эде, который, не отрываясь, смотрел в их сторону.

— Это и есть мистер «Что надо»? А может быть, это мистер «Прямо сейчас»?

У Нины перехватило дыхание.

— Что ты несешь?

Кэмерон достал свой бумажник, бросил на прилавок несколько монет, чтобы расплатиться за кофе, затем вынул сложенный листок и протянул его Нине. Объявление в газете для мистера «Что надо».

— Когда я увидел его в первый раз, мне стало любопытно, что за женщина дала его. Потом, после того как я познакомился с тобой ближе, пришел в некоторое замешательство.

Он взял объявление из рук Нины, вновь аккуратно сложил и засунул в бумажник.

— Объявление — часть задания, которое я делала для Шарлотты. Я теперь заместитель главного редактора.

Кэмерон кивнул в сторону Эда.

— Он тоже часть задания?

Нина кивнула, не сводя глаз с бумажника.

— Зачем ты хранишь его?

— Как сувенир, — сказал Кэмерон, пожав плечами, — чтобы потом показывать нашим внукам, когда буду рассказывать им, как мы познакомились.

Кэмерон произнес свою тираду с такой беззастенчивой уверенностью, что Нина сама едва не поверила ей. Сердце ее затрепетало, губы растянулись в улыбке. Она мучительно думала, серьезно ли он относится к тому, что говорит, или просто хочет подразнить ее? Нина снова посмотрела на Эда.

— Я не могу сейчас долго разговаривать с тобой. Мне нужно выполнить задание Шарлотты. К тому же он очень забавным человек. Его зовут Эд.

— И чем он занимается?

— Он водо… — Нина запнулась, — скульптор.

Камерон засмеялся.

— Я думал, ты хочешь сказать, что он водопроводчик.

— И водопроводчик тоже, — сказала Нина. На ее щеках появился румянец. — И это хорошо. Если я еще когда-нибудь засуну палец в кран или буду сидеть в запертой дамской комнате, рядом со мной по крайней мере будет человек, который знает, что делать.

— А что нужно делать после, он знает? — спросил Камерон тихим бархатным голосом, от которого у Нины по спине побежали мурашки. — Он знает, что потом тебя нужно нести в постель и целовать долго-долго, пока ты не растаешь у него в руках? Сможет ли он доставить тебе такое же удовольствие, какое могу доставить я?

— Мог, — тихо поправила его Нина. — Мог. В прошедшем времени.

— Я и еще смогу, — заявил Кэмерон. — В будущем времени.

Нина нервно втянула воздух.

— Мне действительно нужно идти, — заявила она. — Я не могу работать, пока ты здесь.

— Я еще не выпил кофе.

Нина бросила взгляд через плечо. Эд медленно покачивался на своем стуле. Выглядел он несчастным.

— Пожалуйста, уходи, — попросила Нина. Кэмерон нахмурил брови.

— Скажи мне, Нина, ты действительно считаешь, что между нами все кончено?

Вопрос застал ее врасплох. Последние две недели она действительно убеждала себя, что все кончено. Но как только он вошел в кафе, как только она услышала его голос, сразу поняла, что не может не любить Кэмерона Райдера.

— Я… я…

Вместо того чтобы слушать лепет Нины, Кэмерон взял в руки ее лицо. Его губы впивались в ее рот до тех пор, пока она не перестала дышать. Когда Кэмерон наконец-то оторвался от нее, он засмеялся.

— Это еще не конец, Нина. Мы просто взяли небольшую передышку.

У нее на глазах появились слезы.

— Я не хочу, чтобы ты так говорил.

— Как?

— Так, будто у нас все впереди, — разъяснила Нина. Кэмерон, не отрываясь, посмотрел ей прямо в глаза, будто хотел увидеть в них правду.

— А разве не так? По крайней мере, я хочу этого, Нина. И хочу, чтобы ты поняла — мы должны быть вместе.

Она покачала головой.

— Мы почти не знаем друг друга, Кэмерон. Говорят, что из таких бурных романов ничего хорошего не получается.

— Ты не веришь в любовь с первого взгляда? А когда повстречаешь мистера «Что надо», ты поверишь?

— Да… Я хочу сказать, такое может произойти, — сказала Нина. Она не очень хорошо соображала, потому что Кэмерон не отрывал от нее глаз. — Просто я не думала, что такое может произойти со мной.

— Почему же нет?

— Потому, что все похоже на глупые девичьи мечты. Когда я была маленькой, моей любимой игрушкой была кукла Барби. В школе, когда мы с подружками устраивали ночные девичники, я надевала наволочку себе на голову, делала из туалетной бумаги букет цветов и представляла, что я невеста. Когда проходила мимо витрин ювелирных магазинов, я мечтала, какое кольцо выберу себе на свадьбу. Так я фантазировала. Ты тоже моя фантазия.

Нина взглянула через плечо Кэмерона и увидела, что к ним приближается Эд. Кэм улыбнулся.

— Это и есть Эд? — шепнул он, наклонившись поближе к Нине, так что его дыхание защекотало ее ухо.

— Угу.

— Не кажется ли тебе, что он собирается дать мне по морде?

— Вряд ли.

Кэмерон повернулся к Эду и дружелюбно улыбнулся ему.

— Понимаю, это выглядит странно. В конце концов, именно вам Нина назначила свидание. Но мне нужно сказать ей всего несколько слов. Через минуту я удалюсь.

Эд кивнул в знак согласия, но не отошел, а сел рядом с ними, продолжая наблюдать за происходящим, Кэмерон нахмурился, потом положил руку ему на плечо.

— Видите ли, юноша, — начал он, — дело в том, что мне нужно попросить ее выйти за меня замуж. Но пока вы здесь сидите, я не уверен, что она ответит мне «да».

Водопроводчик от удивления заморгал, но даже он не был удивлен так сильно, как сама Нина. Эд посмотрел на нее.

— Вы согласны?

Нина поперхнулась. Зачем упрямиться? Чем больше смысла она пытается вложить в свои чувства, тем больше они утрачивают всякий смысл, Она любит Кэмерона Райдера, и ничто не может изменить ее отношения к нему. Она хочет провести остаток своей жизни с ним.

— Боюсь, что да, Эд, — ответила Нина. Раздавленный водопроводчик пожал плечами и отошел к столику, за которым они сидели до прихода Кэмерона, забрал свое пальто и пошел к выходу. Нина и Кэмерон взглядами проводили его до дверей кафе. Вдруг девушка спохватилась.

— Он же нужен мне для статьи!

Кэмерон нежно обнял ее за талию и пристально смотрел ей в глаза.

— Ты нужна мне больше, Нина. Я даже мечтать не смел о том, что встречу такую женщину, как ты. Женщину, которую я буду так любить и которая будет любить меня. В первую минуту нашей встречи я понял, что мы созданы друг для друга. Надеюсь, что с тобой произошло то же самое.

Не отводя глаз от Кэмерона, Нина кивнула, подтверждая его слова.

— Я… я просто не могла поверить.

— Но теперь ты веришь? Ты веришь в то, что мы будем любить друг друга до конца наших дней?

Нина снова кивнула. Кэмерон медленно наклонился и поцеловал ее в губы. Для Нины перестало существовать все, кроме поцелуя Кэмерона. Голова ее закружилась, сердце бешено заколотилось. С большим трудом она заставила себя вернуться к реальности.

Кэмерон взял Нину за руку и медленно опустился на одно колено. Потом достал из кармана маленькую бархатную коробочку.

— Выходи за меня замуж. Я хочу быть твоим мистером «Прямо сейчас», до тех пор пока смерть не разлучит нас.

— Все произошло так быстро, — сказала Нина. — Мы знакомы всего две недели.

— На самом деле сегодня — уже четыре.

Нина на секунду задумалась. На ее губах появилась улыбка.

Уже четыре недели. Месяц. Звучит значительно солиднее, чем две недели…

— Если я не прав, давай подождем еще два месяца или год. Или два года. Мне просто нужно знать, что в твоей жизни не будет другого мистера «Что надо».

Он достал кольцо из коробочки и посмотрел на Нину. Она протянула ему руку, пальцы ее дрожали. Кольцо скользнуло по пальцу. Под яркими лампами кафе засверкал бриллиант.

Кэмерон встал с колена, обнял и крепко поцеловал Нину. А когда освободил ее от своих объятий и снова посмотрел ей в глаза, она увидела единственного и неповторимого мужчину своей жизни. Она искала мистера «Прямо сейчас», а нашла мистера «Что надо».

— Кажется, у меня есть концовка для моей статьи, — сказала девушка.

Камерон носом уткнулся в ее шею.

— И какой же?

— Четыре пары уже нашли друг друга благодаря объявлениям в нашем журнале. Теперь их стало пять. Как ты думаешь, Шарлотте понравится небольшой поворот в конце нашей истории?

Кэмерон игриво хмыкнул.

— У меня есть вариант получше. Заместитель главного редактора выходит замуж за Интернет-магната и бросает свою работу, для того чтобы помогать мужу основать собственный журнал.

— Ты собираешься издавать свой журнал? — Нина захлебнулась от восторга.

Кэмерон кивнул.

— Я думаю, ты поможешь мне, раз уж мы решили, что проживем вместе до конца своих дней. Обещаю дать тебе приличную зарплату и офис с окном. Я всегда буду правильно произносить твое имя. А если ты будешь хорошей девочкой, то сможешь даже спать со своим шефом.

Заливаясь счастливым смехом, Нина протянула руки и обвила их вокруг шеи Кэмерона. Когда она ушла от него, ей казалось, она потеряла все. Но теперь всего за несколько минут вновь обрела свою любовь и еще кое-что. Перед ней открывалось будущее, прекрасное будущее с бесконечными возможностями, рядом с мужчиной, которого она любит, рядом с единственным и неповторимым мистером «Что надо». И больше она его от себя никогда не отпустит!