Не рассчитывая на помощь полиции, отчаявшийся Кейн Макгрегор объявляет награду в миллион долларов тому, кто сообщит информацию о его пропавшей невесте Дайне Лейтон. И вот к нему приходит Фейт, подруга Дайны, которая после автокатастрофы была несколько недель в коме и ничего не знала о ее исчезновении. Они вместе занимаются поисками, но Кейн все чаще ловит себя на мысли, что вкусы, привычки, манеры Фейт буквально повторяют Дайну…
ru en В. Тирдатов Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-07-16 OCR Angelbooks 9F9AB932-266E-40C5-9F0B-F6650E4ED0F2 1.0 Две женщины и мужчина Эксмо-Пресс Москва 2002 5-04-008355-6, 5-04-009524-4 Hiding in the Shadows

Кей Хупер

Две женщины и мужчина

ДАЙНА

Когда Дайна вошла в кухню, Кейн оторвал взгляд от утренней газеты и не в первый раз подумал, что Дайна Лейтон — единственная известная ему женщина, которая, всегда передвигаясь ленивой походкой, умудряется создавать иллюзию невероятной суеты. Как ни странно, эта черта казалась привлекательной.

— Я опаздываю, — заявила она вместо приветствия, бросив сумку на стул и обходя вокруг стола, чтобы налить себе кофе.

Кейн всегда сам готовил кофе по утрам, предпочитая особо ароматные сорта. Дайна одобряла его выбор, хотя и относилась к кофе всего лишь как к простому и эффективному средству быстрого насыщения организма кофеином.

— Ты опять выключил будильник, — добавила Дайна без всякого упрека — просто констатируя факт.

— В последнее время ты поздно ложишься, поэтому я решил, что тебе не грех поспать чуть подольше. Кроме того, сейчас не так уж поздно — всего начало десятого. У тебя на утро назначена встреча? Вчера ты об этом не упоминала.

— Нет, не встреча. — Дайна щедро сыпанула в кофе столько сахара, что Кейн невольно поморщился, и добавила столько сливок, что он в который раз мысленно поинтересовался, зачем она вообще пьет кофе. — Просто они принимают посетителей только дважды в день, а по вечерам я всегда опаздываю.

Как же он забыл — ведь сегодня четверг!

— Прости, Дайна. Если бы ты мне напомнила…

На ее лице мелькнула улыбка.

— Не беспокойся. Думаю, у меня еще есть время. — Она положила в тостер два ломтика хлеба.

Глядя на нее, Кейн, как уже не раз бывало в последние недели, задал себе вопрос: кажется ли это ему, или же Дайна в самом деле чем-то озабочена? Сначала он приписывал все несчастному случаю, но теперь не был в этом так уверен. Казалось, она полностью погружена в работу и не обращает внимания ни на что другое. Неужели все дело в том, что ее мыслями целиком завладела очередная тема для статьи?

Кейн хотел подойти к Дайне, но не сделал этого — он был достаточно чуток, чтобы распознать настораживающие признаки в ее поведении. Она не прикасалась и даже не приближалась к нему, упорно оставаясь по другую сторону стола. С таким же успехом Дайна могла бы нацепить на себя неоновую вывеску: «Не подходить!» Это порядком раздражало Кейна.

— Ты собираешься заглянуть туда по пути на работу? — спросил он, стараясь поддержать разговор и одновременно решить, не пора ли принять какие-нибудь меры.

Дайна застегнула на запястье часы с широким кожаным ремешком и рассеянно кивнула:

— Да, на несколько минут.

— Ты не должна ходить туда два раза в неделю.

— Должна.

— Дайна, это была не твоя вина.

— Знаю. — Но в ее голосе отсутствовала уверенность. Очевидно, она это поняла, так как быстро переменила тему, намазывая тост маслом. — В любом случае сегодня утром нам не по пути. Это даже хорошо. Стив дал задание взять интервью у инспектора из строительного управления, а того никогда не бывает в офисе, поэтому мне понадобится мой джип.

Стив Харди был редактором маленького, но популярного журнала, в котором работала Дайна, и он эксплуатировал ее почти так же жестоко, как она эксплуатировала себя.

— Очередное разоблачение? — небрежно осведомился Кейн. — Коррупция и взятки в среде строительных подрядчиков?

Дайна рассмеялась:

— Хорошо бы. Но это всего лишь серия статей о местных чиновниках. Один день их жизни и то, на что расходуются налоги, которые мы платим.

— Для тебя это пара пустяков.

Она пожала плечами:

— Да, никаких проблем.

Кейн наблюдал, как Дайна намазывает тост виноградным желе и с аппетитом поглощает его. Наблюдать за ней было приятно, что бы она ни делала. Дайна не была красавицей, но ее правильные, хотя и не отличающиеся утонченностью черты лица и особенно выразительные глаза, иной раз замечавшие то, что для остальных проходило мимо, сразу приковывали к себе внимание. Светлые золотистые волосы были коротко острижены, а стройную фигуру обтягивали свитер и джинсы. Чувствовалось, что Дайна не слишком заботится о нарядах, но это едва ли имело значение, так как взор — во всяком случае, мужской — притягивала не одежда, а находящееся под ней соблазнительное тело.

Взор Кейна Макгрегора, в частности, оно притянуло более полугода назад.

Им не понадобилось много времени, чтобы сблизиться, но узнать друг друга по-настоящему оказалось куда более сложным и утомительным процессом. Оба дорожили своей независимостью, были заняты работой и вели беспорядочную жизнь. У обоих в прошлом были связи, оставившие глубокие шрамы, и ни один из них не стремился копаться в личности другого.

Первое время им было достаточно бурной страсти, но даже такие, казалось бы, поверхностные отношения либо развиваются, либо прекращаются. С их связью произошло первое. Почти против воли Кейна и Дайну начала объединять не только постель. Они обменивались мнениями, делились новостями, сравнивали взгляды и вкусы, и им все больше нравилось то, что они друг о друге узнавали.

По крайней мере, так думал Кейн.

Они еще не жили вместе, но после четырех месяцев пребывания в доме то у одного, то у другого Кейн стал подумывать о том, что пора прекратить ежедневно мотаться туда-сюда.

Дайна, судя по всему, тоже была не против. Но чуть более месяца тому назад произошел несчастный случай, и Дайна начала отдаляться от него. Кейн считал, что причиной тому было ее беспокойство за подругу и нелепое чувство вины, но сейчас он впервые в этом усомнился.

— Возможно, я вернусь поздно, — предупредила Дайна, доедая первый тост.

— Поиски очередного материала? — В последнее время это часто служило объяснением ее отсутствия. Не пора ли принять вызов и выяснить отношения раз и навсегда?

— Просто мне нужно кое-что проверить. Правда, когда я закончу дела, то, может быть, окажусь ближе к моему дому, чем к твоему, так что…

— Почему бы нам не встретиться там? — прервал ее Кейн, не желая выслушивать предложение провести еще одну ночь порознь. В последнее время их было слишком много. — В восемь? В девять?

— В восемь, — после недолгого колебания ответила Дайна. — К этому времени я освобожусь.

— Я куплю что-нибудь нам на ужин в китайском ресторане, — предложил Кейн.

— Нет, цыпленок в кунжутном соусе будет в самый раз.

— И никаких яичных рулетов. Я помню.

Дайна снова мимолетно улыбнулась, но ее мысли явно были заняты чем-то другим.

Кейн наблюдал за ней, отхлебывая кофе. Он мог примириться с тем, что для Дайны важна ее работа — в конце концов, для него работа значила не меньше. Поэтому вряд ли было бы справедливым возражать против ее рассеянности и требовать, чтобы она уделяла ему все свое время и внимание. Но было ли дело только в работе?

Статьи о муниципальных чиновниках Атланты Дайна могла писать с закрытыми глазами. Но она нередко занималась одновременно разработкой нескольких тем, даже не ставя в известность главного редактора. Таким образом она выполняла рутинную работу для своего журнала, попутно удовлетворяя исследовательские инстинкты репортера.

— Дайна.

Дожевав тост, она вопросительно приподняла брови.

— Почему бы нам не поехать куда-нибудь на этот уик-энд? Может быть, на побережье?

У Кейна был домик на берегу, где они оба обретали желанное убежище от бешеного ритма городской жизни.

Колебание ее было едва заметным.

— Я бы с удовольствием, но у меня в воскресенье встреча.

— А ее нельзя перенести?

— Боюсь, что нет. — Дайна с сожалением улыбнулась. — Я должна поговорить с ассистентом окружного прокурора — она занимается крупным делом, так что ее график заполнен до отказа.

«Она лжет», — подумал Кейн.

— Ну, тогда в следующий уик-энд, — настойчиво предложил он, стараясь скрыть недовольные нотки.

Глаза Дайны блеснули.

— Связь может превратиться в сущий ад? — спросила она.

— Иногда.

— Очевидно, ты считаешь, что я тобой пренебрегаю?

— Дайна, не заставляй меня чувствовать себя банальным эгоистичным самцом, — поморщился Кейн.

— В тебе нет ничего банального, — сказала она.

Кейн решил не уточнять, является ли это комплиментом.

— Я знаю, что иногда работа бывает на первом месте и у меня, и у тебя. В этом нет ничего дурного.

— Но?..

— Но в жизни есть не только работа.

Ее губы скривились в странной усмешке.

— Знаю.

— Тогда поговори со мной, черт возьми!

— Ты отлично знаешь, Кейн, что я ни с кем не обсуждаю материал моих статей, — резко сказала Дайна.

— Я не прошу тебя выдавать профессиональные тайны. Просто я хочу знать, что может быть для тебя настолько важным, что ты в последние дни едва находишь время для еды и сна. И не болтай вздор насчет статей о муниципальных чиновниках. Из-за этого ты не стала бы стонать и метаться во сне.

— А я так делаю? — с беспокойством спросила Дайна.

— Да. После несчастного случая.

— Ну так в нем вся причина, — заявила она, с явным облегчением хватаясь за удобный предлог. — Я беспокоилась о ней, и…

— Причина не в несчастном случае. Вернее, не только в нем. Значит, дело либо в твоей работе, либо в нас.

— Не понимаю, почему ты так думаешь…

Кейн снова не дал ей договорить:

— Дайна, я сразу вижу, когда что-то мешает тебе жить, и это мешает жить и мне. Объясни мне, что не так. Я не смогу помочь тебе, пока не буду знать, в чем дело.

Выражение лица Дайны изменилось. Подойдя к Кейну сзади, она обняла его и прижалась теплой и гладкой щекой к его лицу.

— Я недостаточно ценю тебя, верно? — Ее голос дрогнул.

Не вставая со стула, Кейн поднял руку и запустил пальцы в шелковистые волосы Дайны.

— Верно, — сухо отозвался он. — Я ведь сказочный принц.

Она усмехнулась:

— Конечно. И я понимаю, что пренебрегала тобой. Мне очень жаль.

Кейн посмотрел на лежащие на его груди точеные сильные пальцы Дайны с покрытыми алым лаком ногтями — единственной уступкой тщеславию.

— В таком случае, что происходит? Всего лишь твоя работа или ты встретила принца получше?

Поколебавшись, она обошла вокруг стула, на котором сидел Кейн, прислонилась к столу и посмотрела на него.

— Предположим, я наткнулась на такую тему для статьи, которая может создать мне репутацию.

Кейн нахмурился:

— У тебя уже есть репутация.

— На местном или даже региональном уровне — возможно. Но этот материал может принести мне… общенациональную известность.

Кейну стало не по себе.

— И что же это за тема?

— Тебе лучше об этом не знать.

— Я спрашиваю не о подробностях, Дайна, а об общей идее. Преступление? Политика? Бизнес?

— Преступление и бизнес. Может затронуть и политику, но я пока в этом не уверена, — улыбаясь ответила она.

— Господи, Дайна…

— Не беспокойся. Я знаю, что делаю. — Она провела пальцами по его щеке.

Но Кейн не позволил знакомой ласке отвлечь его.

— Только не говори мне, что ты занимаешься этим на свой страх и риск. Если Стив не знает…

Улыбка сразу исчезла с ее лица.

— Он мой редактор, Кейн, а не моя нянька.

— Тебе отлично известно, что я не это имел в виду. Если в этой истории есть криминальный элемент, дело может скверно обернуться.

— Знаю. — Дайна терпеливо кивнула. — Ты ведь не забыл, что я занимаюсь такими делами много лет.

Она подошла, чтобы взять сумку, — плечи ее были напряжены, и Кейн понял, что позволил себе лишнее.

Дайна уже направлялась к двери, поэтому было поздно извиняться и объяснять, что он беспокоится, так как любит ее, а не потому, что сомневается в ее интуиции и способностях.

— Будь осторожна, — сказал он ей вслед.

— Я всегда осторожна, — беспечно отозвалась Дайна и вышла.

В квартире воцарилась гнетущая тишина. Утро казалось Кейну куда более мрачным, чем всего несколько минут назад.

В отличие от Дайны, Кейн редко имел дело с транспортными пробками, которые в центре Атланты иногда надолго парализовывали движение. Его компания располагалась на окраине города, занимая красивое пятиэтажное сооружение из камня и стекла и столь же красивую прилегающую территорию в пять акров. Строительно-архитектурная фирма, основанная отцом и братом матери Кейна, именовалась «Макгрегор и Пейн». Кейн никогда не стремился изменить название, хотя его дядя, Джон Пейн, умер холостяком, оставив племяннику свою долю в бизнесе.

Кейн возглавлял фирму с тех пор, как его отец, Джон Макгрегор, удалился от дел более десяти лет тому назад, отправившись вместе со второй женой повидать мир, а после путешествия решив обосноваться в Калифорнии.

Кейну нравилась его работа, хотя в последнее время он больше занимался решением административных проблем, чем архитектурой, которую так любил.

Возможно, эта любовь побудила его в то утро, после ухода Дайны, отправиться туда, где компания «Макгрегор и Пейн» сооружала новое здание для офисов мэрии и других муниципальных служб.

— Кейн? Что ты здесь делаешь?

Макс Сэндерс, до странности молодой владелец строительной компании «Мейфер», быстрым шагом направился к машине Кейна. Защитная каска на голове и рулон чертежей под мышкой не выглядели странно по соседству с превосходно сшитым темным костюмом, модным и дорогим, хотя и выглядели странно по соседству с пылью. Позади него возвышался каркас будущего здания, внутри фундамента работали землеройные машины, поднимая тучи пыли.

— Я мог бы спросить тебя о том же, — отозвался Кейн, выходя из машины. — С каких это пор босс должен пачкать свой шикарный костюм на стройке?

— У меня не было выхода. — Макс поморщился. — Кто-то не разобрался в твоих чертежах и загубил как минимум три опорные балки. Кое-что во вчерашнем докладе прораба мне не понравилось, поэтому я решил приехать. И правильно сделал.

— Это можно исправить?

Макс кивнул:

— Потеряем не более одного-двух дней. Я предупредил Джеда, что ему следует быть повнимательнее. — Джед Норрис работал на стройке прорабом.

— Как же он мог напутать в чертежах? — с недоумением взглянул на Макса Кейн. — У него такой стаж за плечами, что он должен был стать экспертом.

— Ну, возможно, отчасти дело именно в этом. Джед думает, что все знает, поэтому не всегда учитывает мнение других.

— Разве чертежи — это мнение?

Макс снова поморщился:

— Что я могу тебе сказать, Кейн? Я с ним побеседовал. Джед слишком близок к пенсии, чтобы портить себе последние годы работы, так что, может быть, этого будет достаточно. Но ты не беспокойся — я за ним присмотрю.

Тем не менее заверения Макса не успокоили Кейна. Стройка была слишком ответственной, и если что-нибудь пойдет не так, пострадает репутация компании. Впрочем, он не собирался учить Макса его работе и с началом строительства ограничил свои функции советами и консультациями.

— Ладно, разбирайся сам, — сказал Кейн. — Если обнаружишь какие-то накладки в чертежах, обязательно позвони мне. Кажется, у тебя все под контролем, поэтому я удаляюсь.

— Уж ты-то явно не хочешь пачкать костюм, — усмехнулся Макс. Отсалютовав Кейну рулоном чертежей, он зашагал назад к стройке.

Не успел Кейн открыть дверцу машины, как Макс вернулся.

— Кстати, Дайна нашла тебя вчера?

Кейн нахмурился:

— Вчера?

— Да, около двух часов. Я приехал сюда посмотреть, как идут дела, а Дайна появилась на стройплощадке минут через пятнадцать. По ее словам, она предполагала застать тебя здесь, а не в офисе. Дайна попросила показать ей стройку, я устроил для нее небольшую экскурсию, и она вскоре уехала. Вы с ней встретились позже?

Кейн кивнул:

— Да, спасибо.

— Ну и отлично. Потом увидимся.

— Пока.

Кейн не знал, почему Дайна приезжала сюда, хотя она не впервые искала его на стройке — и находила пару раз. Но вчера вечером она об этом не упоминала.

Впрочем, он тоже не сказал ей, что заходил в редакцию на прошлой неделе, надеясь найти ее там, но не застал на месте.

Поездка на стройку заняла у Кейна всего полчаса. Около половины одиннадцатого он уже прибыл в офис. Как обычно, его секретарша Шерон Росс передала ему дюжину сообщений. Это означало, что остаток утра ему придется провести за телефонными разговорами.

— Черт возьми! — раздраженно буркнул он.

Шерон усмехнулась:

— Я могу притвориться, что вы сегодня не приходили.

Искушение было велико, но так как более интересной работы все равно не предвиделось, Кейн решил, что игра не стоит свеч.

— Нет, Шерон, оставим это на крайний случай.

Секретарша кивнула:

— Дайна заходила сюда минуты две назад.

Кейн снова выругался, но на сей раз про себя. Он был бы не прочь закончить утренний разговор с Дайной, который выбил его из колеи.

— Она оставила сообщение?

— Да, просила передать, что у нее села батарейка в сотовом телефоне и чтобы вы не беспокоились, если не сможете связаться с ней до вечера. Она почти весь день будет в бегах, так что в редакции вы ее не застанете.

— О'кей. Спасибо, Шерон.

В кабинете Кейн сразу же сосредоточился на работе, и мысли о Дайне отступили на второй план.

Спустя два часа, когда он, нахмурившись, рассматривал чертеж антигравитационной конструкции, дверь открылась, и вошла Сидни Уилкс. В разгар лета она выглядела такой же свежей и безмятежной, как в холодный октябрьский день. Деловой костюм был безупречен — горчичный цвет идеально гармонировал с ее светлыми волосами и загорелой кожей. Уверенная походка выдавала женщину, прекрасно сознающую свою привлекательность.

Повернувшись во вращающемся кресле от чертежного стола, Кейн посмотрел на нее, вопросительно вскинув брови.

— Скучаешь, Сид?

— Ты считаешь, что это единственная причина, по которой я навещаю своего самого любимого брата? — Ее голос был мелодичным и ленивым.

— Я твой единственный брат, и навещаешь ты меня в основном по этой причине. — Кейн улыбнулся, не желая, чтобы его слова задели ее.

Сидни улыбнулась в ответ, глядя на брата такими же светло-серыми, как у него, глазами.

— Так как в отделе жилищного строительства фирмы «Макгрегор и Пейн» сегодня почти ничего не происходит, я подумала, что ты будешь доволен, если кто-нибудь сводит тебя на ленч. Вчера я встретила Дайну, и она сказала, что будет занята весь день, поэтому…

Архитектор по образованию, Сидни занималась жилищным строительством, в то время как Кейн предпочитал промышленное. Их партнерство было дружным и прибыльным. Тридцатидвухлетняя Сидни была на три года моложе брата. Будучи замужем, она могла лишь немного времени посвящать работе, но, когда ее муж погиб в результате несчастного случая, погрузилась с головой в дела семейной фирмы. Что касается личной жизни, то, хотя Сидни привлекала внимание многих мужчин, она вроде бы пока не намеревалась заводить новые романы.

— Ну, — пожал плечами Кейн, — если ты платишь…

Ленч прошел приятно, но остаток дня Кейн работал как проклятый и смог покинуть офис только в половине восьмого. Твердо решив не опаздывать, он быстро купил еду в китайском магазинчике и сразу поехал к Дайне, но все равно смог добраться до ее дома значительно позже восьми.

Джипа Дайны на обычном месте на стоянке не оказалось.

Ощущая одновременно облегчение и недовольство, Кейн припарковал машину и вошел в дом. Дежурный хорошо его знал и помахал ему рукой в знак приветствия.

Открыв своим ключом дверь квартиры Дайны, Кейн включил свет в прихожей и отнес покупки в кухню. Квартира, как всегда, выглядела опрятно благодаря не только природной аккуратности Дайны, но и уборщице, приходящей раз в неделю, — по слабому запаху лимона Кейн определил, что она побывала здесь сегодня.

Возможно, после уборки квартира казалась такой… пустой. Войдя в гостиную, Кейн зажег свет и включил телевизор, чтобы нарушить царящую вокруг тишину, не вникая в то, что происходило на экране, переодевшись, он опустился в кресло. В девять часов он был голоден и сердит, а в десять начал беспокоиться.

Кейн не припоминал, чтобы Дайна на столько опаздывала без предупреждения. Даже если в ее сотовом телефоне села батарейка, существуют ведь телефоны-автоматы. Их полно в городе.

Набрав номер редакции журнала и услышав автоответчик, Кейн передал просьбу позвонить ему, если она зайдет перед уходом домой. Дайна никогда не носила пейджер, так что больше он никак не мог сообщить ей, что беспокоится.

Ему оставалось только ждать.

До одиннадцати Кейн то и дело подходил к окну в надежде увидеть подъехавший к дому джип Дайны, а к полуночи стал мерить шагами комнату.

Он с трудом удержался, чтобы не позвонить ее боссу, напомнив себе, что Дайна — взрослая, неглупая женщина и способна сама о себе позаботиться. Ей бы, безусловно, не понравилось, если б Кейн поднял тревогу из-за того, что она задержалась и забыла позвонить.

Движение на улицах постепенно стихало, начался дождь, и свет фонарей поблескивал на мокрых мостовых.

Стрелка часов неумолимо двигалась по кругу, а Дайна все не приходила…

ФЕЙТ

Она внезапно открыла глаза, словно пробудившись от ночного кошмара, слыша в безмолвной комнате гулкие удары своего сердца и шелест дыхания. Она не могла вспомнить, что ей снилось, но испарина, покрывшая тело, и учащенный пульс свидетельствовали, что сон был дурным. Снова закрыв глаза, она попыталась успокоиться.

Постепенно пульс замедлился, а дыхание стало ровным. Она открыла глаза и посмотрела на потолок. Что-то не так…

Она медленно повернула голову на подушке и окинула взглядом помещение.

Это была не ее комната.

Постепенно возвращались другие чувства и ощущения. Она слышала приглушенные отдаленные звуки за закрытой дверью, ощущала запах лекарств и слабой дезинфекции. Спартанская обстановка комнаты, капельница, медленно вливавшая ей в вену какую-то жидкость, — все это говорило о том, что она находится в больнице.

Но почему?

Ей понадобилось немалое усилие, чтобы приподнять голову и осмотреть себя — шея затекла, а простое движение вызвало приступ тошноты. Судорожно глотнув, она заставила себя не отводить взгляд.

Руки и ноги на месте. Гипс отсутствует. Ноги как будто шевелятся. Значит, она не парализована. Уже хорошо.

Подняв руку, свободную от капельницы, она посмотрела на нее. Рука казалась маленькой и хрупкой. Неровные ногти выглядели обгрызенными, а кожа была молочно-белой. Медленно повернув руку, она уставилась на ладонь и подушечки пальцев. Мозолей нет, но слегка огрубелая кожа свидетельствовала о том, что она не чужда труду.

Боясь обнаружить что-нибудь страшное, она коснулась лица. Осторожно передвигая пальцы, она нащупала пластырь у правого виска. Судя по болезненному ощущению, под ним был порез, но не очень большой — размер пластыря не превышал трех-четырех квадратных дюймов.

Волосы показались ей на ощупь жирными — значит, голову давно не мыли. Прядь, за которую она потянула, оказалась достаточно длинной, чтобы ее рассмотреть, абсолютно прямой и темно-рыжей.

Почему же все это так ее удивляет?

Впервые она позволила себе подумать о том, что таилось в ее подсознании, вызывая леденящий безымянный ужас. Она лежала неподвижно, сжав кулаки и уставясь в потолок, словно стремилась найти там ответы.

Если у нее всего лишь царапина на виске, то почему она здесь? Потому что чем-то больна? Что с ней произошло? Почему она ощущает такую страшную слабость? И, самое главное, почему она ничего не помнит?

— О господи!

В палату заглянула медсестра. При взгляде на пациентку глаза ее удивленно расширились. Потом профессионализм одержал верх, и медсестра заговорила бодрым, хотя и не слишком уверенным голосом:

— Вы… вы проснулись! Вот и хорошо. А мы уже начали беспокоиться о вас, Фе… мисс Паркер.

«Паркер…»

— Я позову доктора.

Она молча ожидала, не смея думать о том, что не помнит собственного имени, что фамилия, которую назвала сестра, показалась ей абсолютно незнакомой. Казалось, прошла целая вечность, наполненная безмолвным страхом, прежде чем появился врач. Это был высокий худощавый мужчина с чувственным ртом и темными блестящими глазами.

— Наконец-то вы проснулись. — Голос и улыбка были дружелюбными. Подойдя к койке, он слегка приподнял ее запястье, проверяя пульс. — Можете назвать вашу фамилию?

Она облизнула губы.

— Паркер. — Голос звучал хрипло; в горле сразу начало першить.

Врач не казался удивленным — очевидно, сестра успела ему сказать, что сообщила больной эту информацию.

— А ваше имя?

Она не сразу решилась признаться:

— Я… я не помню.

— Но вы помните, что с вами произошло?

— Нет.

— Вы можете сказать, какой сейчас год?

Она постаралась сосредоточиться, борясь с охватывающей ее паникой, но в голове не было ничего, кроме жуткой пустоты…

— Я не помню.

— Ну, не стоит из-за этого волноваться, — успокаивающе произнес доктор. — Амнезия нередко возникает вследствие травматического шока, но она редко бывает постоянной. Раз вы пришли в себя, память, возможно, начнет постепенно к вам возвращаться.

— Кто вы такой? — спросила она, так как это был самый безобидный вопрос, который пришел ей в голову.

— Меня зовут доктор Бернетт — Ник Бернетт. Я ваш лечащий врач. Ваше имя Фейт Паркер.

Фейт Паркер… Имя не вызывало никаких воспоминаний.

Доктор ободряюще улыбнулся:

— Вам двадцать восемь лет, вы не замужем и в очень хорошей физической форме, хотя вам не помешало бы прибавить несколько фунтов. — Он сделал паузу и продолжал спокойным и бесстрастным тоном: — Вы попали в аварию, сидя за рулем вашего автомобиля. Полиция приписывает это тому, что вы употребляли алкоголь в сочетании с назначенным вам врачом мышечным релаксантом. В результате вы направили машину прямиком в насыпь.

Ей казалось, будто она слушает рассказ о ком-то другом.

— Комбинация оказалась высокотоксичной для вашего организма, — продолжал доктор. — Очевидно, вы крайне чувствительны к алкоголю, который в сочетании с лекарством вызвал коматозное состояние. Тем не менее, если не считать небольшой раны на голове, от которой, возможно, останется маленький шрам, и нескольких ушибов ребер, уже полностью заживших, вы в полном порядке.

В голове у нее вертелось столько вопросов, что она задала первый попавшийся:

— Кто-нибудь еще пострадал во время аварии?

— Нет. Вы были в машине одна и врезались в насыпь.

— Вы сказали, что мои ребра уже зажили. Сколько же я здесь пробыла?

— Шесть недель.

— Так долго? Но… — Она не знала, о чем спрашивать дальше, но каждый новый факт, сообщенный доктором, усиливал тревогу.

— Давайте попробуем сесть, ладно? — Не дожидаясь ответа, доктор с помощью рычага приподнял изголовье кровати на несколько дюймов. Когда она закрыла глаза, он отпустил рычаг. — Головокружение должно пройти через минуту.

Медленно открыв глаза, она убедилась, что он прав. Но это не уменьшило ощущение панического ужаса.

— Я ничего не могу вспомнить, доктор. Ни где я жила, ни где работала, ни была ли застрахована — если нет, то не знаю, как я оплачу пребывание в больнице. Я даже не знаю, какой адрес назвать водителю такси, когда поеду… домой.

— Послушайте меня, Фейт. — Голос доктора вновь стал мягким. — У вас нет причин беспокоиться, особенно из-за денег. Ваша медицинская страховка по месту работы еще не начала действовать, но там уже обещали полностью оплатить ваш больничный счет. И, насколько я понимаю, пока вы находились здесь, на ваше имя был открыт трастовый фонд. Там должно быть достаточно денег, чтобы просуществовать несколько месяцев, пока вы не приведете вашу жизнь в порядок.

Эта поразительная информация заставила панику отступить.

— Трастовый фонд? На мое имя? — ошеломленно переспросила она. — Но кто его открыл?

— Ваша хорошая подруга. Она навещала вас дважды в неделю, пока не… — По его лицу пробежала тень, и он быстро добавил: — Она хотела убедиться, что вам обеспечен наилучший уход и что вам будет не о чем волноваться, когда вы выйдете отсюда.

— Но почему? Ведь авария произошла не из-за нее, если я была одна… — Разве только эта подруга уговорила ее выпить или не забрала у нее ключи от машины, когда она напилась.

— Не могу объяснить вам причину, Фейт, если не считать того, что она явно беспокоилась о вас.

То, что Фейт не могла припомнить такую заботливую подругу, причиняло ей боль.

— Как ее зовут?

— Дайна Лейтон.

Это имя значило для Фейт не больше, чем ее собственное.

Доктор Бернетт внимательно наблюдал за ней.

— У нас есть адрес вашей квартиры, которая, как я понимаю, ждет вашего возвращения. Правда, мисс Лейтон несколько сомневалась, что вы захотите вернуться на вашу работу, — очевидно, именно поэтому она обеспечила вам возможность осмотреться и подумать; возможно, даже продолжить образование или заняться тем, чем вам всегда хотелось заниматься.

Ее глаза обожгли слезы.

— Беда в том, что я не могу вспомнить, чем я занималась, чем мне хотелось заниматься и даже как я выглядела…

Он сильнее сжал ее руку.

— Все это вернется к вам, Фейт. Возможно, вы никогда не вспомните часы, непосредственно предшествовавшие аварии, но большая часть остального обязательно вернется со временем. Кома вытворяет странные вещи и с телом, и с мозгом.

— Какие именно? — Она цеплялась за факты, чтобы избежать мыслей об исчезнувшей памяти.

Не отпуская ее руку, доктор придвинул к кровати стул и сел.

— Что касается тела, то все, чего следует ожидать после травмы и шестинедельного бездействия, — это мышечная слабость, нестабильное кровяное давление, головокружение и пищеварительное расстройство в результате длительного отсутствия твердой пищи. Но все эти осложнения исчезнут после нескольких дней регулярного питания и упражнений.

— А как насчет мозга? Какие другие проблемы может создать кома? — Возможности, представившиеся ее воображению, были поистине ужасающими. Что, если память никогда не восстановится? Что, если она не сможет производить элементарные действия, которые обычные люди выполняют каждый день, — например, застегивать рубашку или читать книгу? Что, если опыт и знания, необходимые для ее работы, исчезли навсегда и она останется без средств к существованию?

— Некоторые явления мы не можем понять до конца, — признал доктор. — Иногда происходят изменения в характере, привычках, поведении. Эмоции быстро возникают и улетучиваются. Иногда, даже после возвращения памяти, вы можете путаться в событиях и фактах и снова впадать в панику.

Она судорожно глотнула:

— Приятная перспектива!

Доктор Бернетт улыбнулся:

— С другой стороны, может и не быть никаких последствий. Вы в полном сознании, и мы сделали все возможное, чтобы избежать мышечной атрофии и других потенциальных проблем. Требуется лишь минимальная физиотерапия. Как только к вам вернется память, у вас все будет в полном порядке.

Он говорил с такой убежденностью, что Фейт поверила ему, тем более что альтернатива выглядела просто кошмарно.

Стараясь не думать о ней, она осведомилась:

— А как насчет родственников? У меня есть семья?

— Мисс Лейтон говорила нам, что в Атланте у вас нет родственников. Насколько я понял, у вас была сестра, но она погибла вместе с вашими родителями несколько лет назад.

Фейт ничего не почувствовала при этих словах, и это ее испугало.

— Выходит, я совсем одна? А у меня не было…

— Я уверен, что вы встречались с мужчинами, — сразу догадался доктор, — иначе и не могло быть с такой красивой женщиной. Но в больнице вас не навещали мужчины и не присылали вам ни писем, ни открыток. Только мисс Лейтон присылала цветы.

Итак, у нее не было никого, кроме этой замечательной подруги.

Фейт почувствовала себя одинокой и испуганной.

Доктор Бернетт заметил это.

— Я понимаю, что сейчас на вас обрушилось слишком много, чтобы сразу все усвоить. Но у вас есть время, Фейт. Вам незачем торопиться. Будете двигаться вперед шаг за шагом.

Она глубоко вздохнула:

— Хорошо. Какой будет первый шаг?

— Мы должны поставить вас на ноги. — Он ободряюще улыбнулся и поднялся со стула. — Но помните — никакой спешки. Сегодня вы будете сидеть в кровати, может быть, попробуете встать, а мы будем наблюдать за вашей реакцией. Проверим, как ваш желудок отзовется на твердую пищу. Для начала хватит?

Она постаралась улыбнуться:

— О'кей.

— Вот и отлично. — Он пожал ей руку, и лицо его снова омрачилось.

— В чем дело? — с тревогой спросила Фейт.

— Вы, наверное, захотите читать газеты и смотреть телевизор, чтобы быть в курсе событий, и я должен предупредить вас кое о чем.

— О чем же?

— Ваша подруга мисс Лейтон исчезла недели две тому назад.

— Исчезла? Вы имеете в виду, что она… перестала приходить ко мне?

В темных глазах Бернетта мелькнуло сочувствие.

— Я имею в виду, что она пропала. Об этом сообщили в выпусках телевизионных новостей. Ее машину нашли несколько дней назад, но мисс Лейтон больше ни разу не видели.

Фейт удивило обилие нахлынувших на нее эмоций. Потрясение, разочарование, сожаление и, наконец, сознание того, что теперь она совсем одинока.

Доктор Бернетт потрепал ее по руке и потихоньку вышел, очевидно понимая, что утешительные слова здесь бессильны.

Фейт лежала, глядя на белый потолок, такой же пустой, как ее голова…

Он весело рассмеялся:

— Откуда же я мог знать, что ты не в состоянии вскипятить воду, не испортив чайник?

— Я просто забыла, — оправдывалась она. — У меня в голове куда более важные дела.

Он покачал головой. Его светлые волосы блестели, как золотые нити.

— Честно говоря, я рад, что ты хоть что-то не можешь делать как следует. Если бы ты была полным совершенством, я бы не знал, как к тебе подойти.

Она протянула руку и провела пальцами по его щеке. Ее руки были сильными, красивыми и ухоженными; овальные ногти покрывал ярко-красный лак. Пальцы чувствовали отросшую к вечеру щетину — ощущение было знакомым, приятным и даже эротичным. У нее перехватило дыхание, и голос прозвучал более хрипло, чем она ожидала.

— Может быть, я и не совершенство, но мне хочется есть. Так как я погубила обед, нам придется куда-нибудь пойти.

— Только если ты платишь. — В его глазах все еще мелькали насмешливые искорки. — Я отказываюсь оплачивать обед женщины, которая сожгла три чайника и устроила разгром в моей кухне.

— Тебе все равно нужны новые чайники, — сказала она и, смеясь, отскочила, когда он метнулся к ней.

Впрочем, она отнюдь не стремилась убежать и, почувствовав на себе его руки, прижалась к нему всем телом. Внутренний голос предупреждал ее не сдавать все позиции сразу, но она, как всегда, игнорировала предупреждение, повинуясь зову бешено колотящегося сердца…

Вздрогнув, Фейт проснулась.

Выходит, в ее жизни есть мужчина. Вернее, был…

Она закрыла глаза, пытаясь представить его лицо, и это удалось ей без труда. Блестящие светлые волосы, чуть более длинные, чем требовала мода, слегка растрепанные, что придавало ему богемный вид. Серые глаза, искрящиеся юмором. Твердая насмешливая складка у рта, решительный подбородок. Глубокий, звучный голос…

А как он на нее смотрел!..

Фейт снова открыла глаза, чувствуя, как горят ее щеки, и беспомощно улыбнулась, сознавая, что охватившая ее дрожь вызвана отнюдь не страхом или паникой. Она помнила даже запах его одеколона, смешанный с ароматом мыла.

Но в следующий момент эти ощущения покинули ее — осталось только лицо, четко запечатлевшееся в памяти. Она цеплялась за этот образ изо всех сил.

В палате было тихо, если не считать бормотания телевизора, настроенного на Си-эн-эн. Фейт полусидела — изголовье кровати было приподнято, так как она просматривала журналы, прежде чем внезапно заснула. Такое все еще иногда случалось с ней, хотя прошла уже почти неделя с тех пор, как она вышла из комы. Дни мучительного превращения прикованного к постели пациента в человека, медленно и осторожно приобретающего независимость от медперсонала.

Сначала даже легкие движения требовали от нее величайших усилий, не говоря уже о ходьбе. Мышцы ослабели и с трудом ей повиновались, хотя ежедневная физиотерапия постепенно их укрепляла. Давление стабилизировалось, но желудок все еще отказывался принимать твердую пищу.

Удаление питательной трубки оказалось на удивление безболезненным, оставив лишь крошечный шрам, но извлечение катетера нельзя было назвать приятным.

Три дня назад Фейт заставила себя пойти в ванную и провела там несколько долгих минут, разглядывая в зеркале незнакомое лицо — худое и бледное, обрамленное тусклыми рыжими волосами, которые опускались чуть ниже плеч. Зеленые глаза были ясными и выразительными, но все прочие черты казались вполне ординарными. Прямой нос, полные губы, упрямый подбородок…

Возможно, кто-то мог считать ее хорошенькой.

Фейт обнаружила, что ее рост составляет всего пять футов с несколькими дюймами, что у нее стройная фигурка, но очень маленькая грудь и узкие бедра — короче говоря, минимум округлостей. Впрочем, с ногами было все в порядке — вернее, будет, когда они смогут удерживать ее больше чем несколько минут подряд.

Вчера утром Фейт приняла долгожданную ванну, и, хотя сестре потом пришлось помочь ей сушить волосы, так как она израсходовала на это все силы, результат того стоил. Она почувствовала себя гораздо лучше, а волосы приобрели золотисто-каштановый оттенок, отчего ее бледное лицо словно стало светиться.

Теперь ей казалось, что это лицо могло привлечь красивого мужчину со светлыми волосами и проницательными серыми глазами, взгляд которых свидетельствовал о том, что он привык получать то, что хотел.

Как же его звали? И если у них была связь, почему он ни разу не навестил ее в больнице?

У Фейт на этот счет не было никаких предположений.

Однако цветы от Дайны Лейтон продолжали приходить раз в неделю даже после ее исчезновения. У Фейт хватило смелости позвонить в магазин, где ей сообщили, что заказ был оплачен на неделю вперед.

Очевидно, больше никого на свете не заботило пребывание Фейт в больнице — или исчезновение ее из той жизни, которую она вела до несчастного случая.

Где же этот загадочный блондин?

Как он мог настолько запечатлеться в ее памяти — фактически остаться единственным реальным воспоминанием, — если совсем недавно не был важной частью ее жизни?

Вошла сестра, неся стопку журналов. Это была женщина с мягким голосом и по-матерински ласковыми руками.

— Спасибо, Кэти. — Фейт посмотрела на аккуратно подстриженные, лишенные лака ногти сестры, потом перевела взгляд на собственные, все еще кажущиеся обгрызенными ногти. — Кэти, у вас случайно нет пилочки для ногтей?

— Сейчас принесу. — Сестра положила журналы на кровать и улыбнулась: — Сегодня вы выглядите куда лучше, милая. Значит, и чувствуете себя лучше.

— Да, спасибо. — Фейт улыбнулась в ответ.

— Доктор Бернетт будет доволен. Вы ведь одна из его любимиц.

— Потому что он хочет написать обо мне статью, — рассмеялась Фейт. — Мы оба это знаем. Не так много пациентов приходят в себя после шестинедельной комы.

— Это верно, — кивнула Кэти. — А те, которые приходят, чувствуют себя куда хуже, чем вы. Глядя на вас, можно подумать, что вы просто долго спали.

Фейт не чувствовала себя, как будто просто долго спала, но не стала возражать симпатичной медсестре.

— Я знаю, что мне повезло. Вы и другие сестры очень мне помогли.

Кэти потрепала Фейт по плечу:

— Сейчас принесу пилочку.

Она вышла из палаты.

Теперь для Фейт не составляло труда находить в общении с окружающими нужные слова. Она внимательно слушала больничного психиатра и скрупулезно следовала его советам. Фейт соглашалась с предсказаниями медсестер, что ее жизнь скоро войдет в обычную колею. Она читала газеты и журналы, смотрела телевизор, стараясь ориентироваться в текущих событиях, заставляла себя улыбаться доктору Бернетту, не упоминая о не покидающих ее страхах и о том, что часто просыпается по ночам с жутким ощущением пустоты.

Впрочем, пустота постепенно заполнялась, но исключительно тем, что происходило после того, как Фейт впервые открыла глаза в больничной палате. Лица сестер и врачей постепенно становились знакомыми, как и расположение комнат на ее этаже и кабинетов физиотерапии двумя этажами выше.

Отвечая на вопросы, Фейт вспоминала то, что когда-то усвоила в процессе образования. Она без труда разгадала несколько кроссвордов и поняла, благодаря телевикторине, что неплохо ориентируется в истории и некоторых других науках. Факты, даты, события — в основном бесполезные мелочи…

Но из воспоминаний о прошлом оставались лишь мечты о блондине, которого, как казалось Фейт, она любила. Он снился ей еще дважды. Оба сна были краткими и похожими друг на друга — бурное веселье сменялось занятиями любовью.

Но она никак не могла вспомнить его имя, сколько ни напрягала память.

Фейт никому не рассказывала об этих снах. Они принадлежали только ей, и она цеплялась за них, как за якорь.

— Вот вам пилочка, Фейт. — Кэти вернулась в палату. — Но как насчет того, чтобы пройтись по этажу, прежде чем заняться ногтями? Это распоряжение доктора.

Фейт отнюдь не возражала против ходьбы. Хотя движения все еще слишком утомляли ее, они позволяли ей сосредоточиться на другом, отвлечься от изнуряющих мыслей, об исчезнувшем из памяти прошлом.

— Хорошо, — кивнула она, сбросив одеяло.

Четырнадцатого ноября, спустя три недели после выхода из комы и девять недель после несчастного случая, Фейт вернулась домой.

Она еще не совсем поправилась. Усталость наступала быстро, по ночам ее мучили кошмары, а эмоциональное состояние оставалось, мягко выражаясь, весьма хрупким.

Доктор Бернетт отвез Фейт домой, утверждая, что им по дороге, хотя это никого не ввело в заблуждение. Он неоднократно проявлял о ней большую заботу, чем требовал долг врача.

Фейт с радостью приняла предложение. Она нервничала, опасаясь, что квартира пробудит в ней мучительные воспоминания или, что еще страшнее, не пробудит никаких.

Дайна Лейтон через неделю после несчастного случая предусмотрительно доставила в больницу сумку с одеждой Фейт. Слаксы и свитер пришлись впору, но они непривычно сковывали движения — очевидно, потому, что она слишком много времени провела в больничном халате.

Квартира Фейт находилась на шестом этаже ничем не примечательного дома в пригороде Атланты. В подъезде не было ни швейцара, ни сторожа, но все выглядело чистым, и лифт работал безукоризненно.

Доктор Бернетт вошел в квартиру вместе с Фейт, поставил сумку с вещами возле двери.

— Почему бы нам не осмотреться? — предложил он, внимательно наблюдая за Фейт. — Не хочу оставлять вас, пока вы не почувствуете себя снова дома.

Она согласилась, так как тоже не хотела оставаться одной.

Квартира была приятной, но вполне ординарной. В спальне стояла медная кровать с пестрым покрывалом и множеством разноцветных подушек. Занавески, окаймляющие большое окно, были подобраны в тон покрывалу. Кроме кровати, в комнате находились белые плетеные ночной столик и стул и белый комод с висящим над ним овальным зеркалом в плетеной раме. В цветовой гамме преобладали белый и розовый.

Фейт подумала, что для рыжеволосой женщины это довольно странный выбор.

Ванная была маленькая и стандартная, выложенная белой плиткой. Коврик, полотенца и оконная занавеска и здесь тоже были пестрыми, только в ванной господствовали розовые и пурпурные тона.

Кухня ничем особым не выделялась — белые шкафчики, стол, стулья и холодильник придавали ей больничный вид. Под белым плетеным столиком со стеклянной крышкой лежал дешевый коврик. Не чувствовалось особых стараний хозяйки придать помещению индивидуальность. На стойке под шкафчиками не было ничего, кроме кофеварки, никаких кувшинчиков, вазочек и цветочных горшков.

Гостиная показалась Фейт обставленной более продуманно, причем под влиянием какой-то журнальной иллюстрации. Обилие псевдоантикварных предметов свидетельствовало о намерении создать шикарную обстановку, но из этого ничего не вышло, хотя Фейт не могла объяснить, почему.

— Симпатичная квартирка, — заметил Бернетт.

Фейт кивнула, хотя ей атмосфера казалась удушающей. Быть может, причиной тому были несколько внушительных замков на дверях, как будто хозяин жилища старался отгородиться от внешнего мира. Так или иначе, она не ощущала, что вернулась в родные стены.

Сняв жакет, Фейт положила его на стул, потом вернулась в кухню и заглянула в шкафчики и холодильник.

— Слоун выполнил обещание, — отметила она при виде запаса продуктов.

Адвокат навестил Фейт несколько дней назад, узнав у доктора Бернетта, что она в состоянии принимать посетителей. Он объяснил ей финансовую ситуацию, включая организованные Дайной Лейтон оплату больничного счета и трастовый фонд. По его словам, исчезновение Дайны ничего не меняло. К тому же регулярные месячные счета Фейт уже были оплачены, в том числе набежавшие за последнее время долги. Так что ей не о чем беспокоиться — обо всем уже позаботились другие.

После этого Слоун обещал навести порядок в квартире и приготовить продукты к возвращению Фейт. Об этом также заранее договорилась Дайна.

Фейт выдали щедрую сумму наличными, а на ее банковском счете, как сказал адвокат, было достаточно денег. В довершение всего, плата за квартиру была внесена за следующие шесть месяцев.

Находясь в больнице, Фейт была не в состоянии все это осмыслить, но теперь испытывала чувство неловкости. Столько благодеяний от подруги! Почему? За что?

— Мой вам совет, — бодро сказал Бернетт, — приготовить на обед что-нибудь попроще или заказать пиццу и пораньше лечь спать. Еще раз посмотрите, где что находится, и устраивайтесь поудобнее. — Он понимающе улыбнулся: — Не ломайте голову, Фейт. Дайте себе время.

Фейт понимала, что Бернетт прав, но это не принесло ей облегчения. Она поблагодарила его, пожелала доброй ночи и пообещала явиться через несколько дней в больницу для осмотра и еще одного сеанса физиотерапии.

После этого она осталась одна. Фейт заперла дверь, включила в гостиной телевизор, чтобы развеять гнетущую тишину, и снова прошлась по квартире. На этот раз она приглядывалась ко всему более внимательно.

Первоначальная озабоченность сменилась чувством тревоги.

В квартире ничего не говорило о прошлом. Не было ни одной фотографии — ни снаружи, ни в ящиках комода. Почти ничто не свидетельствовало об интересах хозяйки. Всего несколько книг, в основном недавние бестселлеры, многие из которых, по-видимому, еще не читали.

В комоде и стенном шкафу Фейт обнаружила много одежды, а в ванной — обычный набор мыла, шампуня, кремов, одноразовых бритв и маленькую косметичку со всем необходимым. Почти все было новым. Фен и щипцы для завивки волос лежали в шкафчике под раковиной.

Ничто не свидетельствовало о том, что здесь длительное время проживала женщина. Ни начатой губной помады или высохшей туши для ресниц в ящиках туалетного столика, ни распечатанной коробочки пудры, отложенной из-за того, что она оказалась не того оттенка, ни полупустых тюбиков с кремом для рук, ни наполовину использованного флакончика лака для ногтей или жидкости для его удаления, ни образцов косметики, бесплатно выдаваемых практически во всех парфюмерных магазинах.

Либо Фейт Паркер была самой аккуратной женщиной в мире, либо она провела здесь очень мало времени.

Фейт вернулась в гостиную и села за маленький столик в углу. В его единственном ящике было всего несколько предметов. Книжечка с записями имен, адресов и телефонных номеров, которые ничего ей не говорили. Чековая книжка и копия арендного договора, свидетельствующая, что до несчастного случая она прожила здесь восемнадцать месяцев. На регулярные вклады по пятницам — очевидно, дню выдачи жалованья — можно было жить, но отнюдь не роскошно; судя по записям, в некоторые месяцы она едва сводила концы с концами. Чеки выписывались по обычным адресам — в продовольственные и универсальные магазины, парикмахерские, аптеки, пару ресторанов, женскую клинику, к дантисту, в компьютерный магазин.

Компьютерный магазин?..

Нахмурившись, Фейт окинула взглядом комнату. Согласно записи, она купила в рассрочку компьютер «ноутбук» всего за несколько дней до несчастного случая. Значит, он должен быть здесь.

Тем не менее его не было.

Фейт сказали, что, когда ее машина врезалась в насыпь, при ней была только сумочка. Тогда где же компьютер?

На письменном столе зазвонил телефон. Вздрогнув от неожиданности, Фейт сняла трубку.

— Мисс Паркер, это Эдуард Слоун, — послышался глуховатый голос адвоката. — Простите, что беспокою вас в первый день вашего возвращения домой, но мне кажется, вам следует это знать.

— Что именно, мистер Слоун?

— Прислуга, которую я нанял на этой неделе для уборки вашей квартиры, обнаружила в ней… необычный беспорядок.

— Вы имеете в виду, что я неряха? — спросила Фейт, хотя уже знала ответ.

— Нет, мисс Паркер, — поспешил заверить ее Слоун. — Содержимое многих ящиков кто-то вытряхнул прямо на пол, подушки и другие вещи были разбросаны повсюду. Может быть, вашу квартиру хотели ограбить, но преступников вспугнули, так как ничего, кажется, не было взято. Это произошло три дня назад. Зная, что вы все еще в больнице, я взял на себя смелость действовать от вашего имени — сообщил о случившемся в полицию и встретился с ними в вашей квартире. Они все сфотографировали и расспросили других жильцов дома. Но так как никто не видел и не слышал ничего необычного, телевизор и стереоаппа-ратура были на месте, а каких-либо повреждений обнаружить не удалось, дальнейших мер принято не было.

— Понятно, — пробормотала Фейт.

— Поскольку полиция все зафиксировала на пленку, уборщицам позволили навести в квартире порядок. Они постарались добросовестно выполнить свою работу. У вас имеются жалобы по этому поводу, мисс Паркер?

— Нет.

— Вы не обнаружили никаких пропаж?

Хотя Слоун знал о ее амнезии, это выглядело чисто автоматическим адвокатским вопросом.

— Нет, — повторила Фейт, глядя на запись в чековой книжке о приобретении компьютера. Она не хотела об этом упоминать в разговоре с адвокатом, сама не зная почему. — Никаких.

— Если что-нибудь обнаружите, дадите мне знать?

— Конечно, мистер Слоун. — Фейт поколебалась, прежде чем задать вопрос: — Вы сказали, что все мои недавние долги оплачены?

— Да.

— Как вы об этом узнали, мистер Слоун?

— Мисс Лейтон предоставила мне эти сведения, мисс Паркер. Кажется, она позволила себе порыться в вашем столе, чтобы узнать точные суммы. Помимо регулярных ежемесячных счетов за коммунальные услуги, аренду, баланс кредитной карточки, имелись два недавних долга. Один — за компьютер «ноутбук», который, по словам мисс Лейтон, находился в ее распоряжении после несчастного случая с вами, а другой — за новую мебель в гостиной. Оба счета были полностью оплачены.

— Понимаю. — Она судорожно глотнула. — Благодарю вас, мистер Слоун.

— Рад был вам помочь, мисс Паркер. — Он положил трубку.

Итак, Дайна Лейтон забрала «ноутбук», который Фейт купила за несколько недель до аварии. Почему? И где он теперь?

Ее мысли путались, но вместо того, чтобы привести их в порядок, Фейт внесла еще большую сумятицу. Бросив взгляд на экран телевизора, она схватила пульт и включила звук.

— …Кейн Макгрегор, один из ближайших друзей исчезнувшей женщины, выразил надежду, что полиция все-таки сможет ее найти, — провозгласил голос репортера за камерой.

Блондин на экране выглядел усталым, его лицо казалось изможденным, а взгляд серых глаз — затравленным. Вокруг него толпились журналисты, протягивая многочисленные микрофоны. Фейт не расслышала заданный вопрос, но от глубокого голоса, который зазвучал в комнате, ее сразу бросило в жар.

— Нет, я не теряю надежды. Полиция прилагает все усилия, чтобы найти Дайну, и я верю, что им это удастся. Если кто-нибудь располагает какой-то информацией, которая, по его мнению, в состоянии помочь разыскать Дайну… — голос Кейна слегка дрогнул, — …он должен как можно скорее сообщить об этом в полицию.

— Вы обращались в ФБР, мистер Макгрегор? — спросил другой репортер.

— Нет, это дело не входит в их компетенцию. У нас нет доказательств, что Дайну похитили, — ответил он.

— Вы наняли частного детектива?

Кейн Макгрегор устало улыбнулся:

— Конечно. Я делаю все, что в моих силах, чтобы найти Дайну.

— И вы предлагаете награду в миллион долларов любому, кто предоставит сведения, которые помогут найти мисс Лейтон живой и невредимой? — раздался вопрос из задних рядов журналистов.

— Совершенно верно. — Он вздохнул, его худое лицо напряглось. — А теперь, если вы не возражаете, закончим интервью.

— Последний вопрос, мистер Макгрегор. — Репортеры никак не хотели отпускать свою жертву. — Вы были помолвлены с мисс Лейтон?

На момент показалось, будто лицо Кейна Макгрегора окаменело, превратилось в маску и он не произнесет больше ни звука. Но этого не произошло, и лишь резкий, полный боли голос выдал его чувства:

— Да. Мы помолвлены.

Кейн пробился сквозь толпу журналистов, сопровождаемый высоким темноволосым мужчиной со шрамом на лице, и скрылся в поджидавшем его автомобиле.

Фейт сидела на кушетке, прижимая к груди подушку. Дальнейшие новости проходили мимо ее ушей.

Кейн Макгрегор был тем самым волнующим мужчиной из ее снов и в то же время был помолвлен с Дайной Лейтон! Значит, она видела интимные сны о женихе Дайны?

Фейт хотелось прокрутить время назад, как кинопленку. Только что сделанное открытие заставило ее страдать, и ей не с кем было разделить свою боль. Единственная женщина, которая принимала участие в ней, исчезла, а мужчина — единственный образ, запечатленный в памяти Фейт, оказался чужим женихом. Вместо ответов на многочисленные вопросы, которые надеялась получить Фейт, ситуация вокруг нее все сильнее запутывалась.

Возможно, их связь прекратилась задолго до появления Дайны? Или искаженное горем лицо Кейна скрывало угрызения совести, потому что он одновременно был любовником их обеих?

Но Дайна исчезла, а Фейт попала в серьезную аварию…

Что все это значит?

После несчастного случая ее квартиру обыскали, и, хотя она не была уверена, что что-то исчезло, отсутствие личных бумаг и фотографий выглядит неестественно.

Почему она ничего не может вспомнить?

— Боже мой! — прошептала Фейт. — Что же происходит?

ПОИСКИ

Глава 1

— Ты действительно был помолвлен с Дайной? — спросил Бишоп.

Сидевший за рулем Кейн удостоил его лишь быстрым взглядом:

— Неофициально.

Несколько секунд Бишоп обдумывал услышанный ответ.

— Неофициальная помолвка означает, что о ней знал только ты или только она?

Кейн мрачно усмехнулся:

— Тебе обязательно нужно все разжевать по кусочкам, Ной?

— Я просто пытаюсь понять.

— Ну, тогда, по-видимому, о помолвке знал только я. Я не успел спросить Дайну, что она думает по этому поводу.

— Но ты собирался это сделать? — поинтересовался Бишоп.

Теперь наступила очередь Кейна задуматься.

— Не знаю, — ответил он с усталым вздохом. — Думаю, что да. По крайней мере, меня не оставляла уверенность, что все должно закончиться свадьбой, пока…

— Пока она не исчезла?

Кейн кивнул:

— У нас все было прекрасно. Но в последнее время Дайна казалась чем-то озабоченной — я думал, что все дело в статье, над которой она работала. Потом произошел несчастный случай с ее подругой, и она стала еще более рассеянной и какой-то отчужденной…

— А Дайна никогда не говорила тебе, над чем она работает?

— Черт возьми, Ной, ты же знаешь Дайну, — резко ответил Бишоп. — Когда дело доходило до ее работы, из Дайны слова невозможно было вытянуть. А с ее поразительной памятью она не нуждалась ни в каких записях. Конечно, иногда работа делала ее безразличной ко всему остальному, но на сей раз это продолжалось так долго, что начало меня беспокоить. В то последнее утро я пытался выяснить у нее, чем она занимается. Но Дайна не сообщила мне практически ничего да еще рассердилась на меня.

— Перестань упрекать себя, ты ни в чем не виноват, — сказал Бишоп. — Ты ведь не мог знать, что она исчезнет в тот день.

Так как вина составляла лишь малую долю того, что чувствовал Кейн, он молча пожал плечами.

Бишоп задумчиво посмотрел на него:

— И ты абсолютно уверен, что она исчезла не по своей воле?

— Абсолютно. Но даже если я не прав, Дайна не стала бы так долго скрываться, не давая мне знать о том, где она. Если б Дайна могла добраться до телефона, то, безусловно, позвонила бы мне.

Пару миль оба ехали молча.

— Ты твердо уверен, — заговорил наконец Бишоп, — что в личной жизни Дайны не было ничего такого, что могло бы заставить кого-то похитить ее?

— Не могу себе представить ничего подобного, — ответил Кейн, хотя у него не было полной уверенности. — Когда отец Дайны умер несколько лет тому назад, у нее не осталось близких родственников. По крайней мере, тех, кого она знала. Он оставил ей солидный портфель акций и других вкладов, но она передала кому-то управление капиталом и, как мне казалось, не слишком заботилась о деньгах.

— И ты, и полиция, кажется, говорили с ее финансовым менеджером? — продолжал расспрашивать Бишоп.

— Да, сразу после исчезновения Дайны. Мне это не составило труда, так как он управляет и моими деньгами. По его словам, финансовое положение Дайны было в полном порядке, и, насколько ему известно, ее никто не шантажировал. Никаких необъяснимых поступлений или исчезновений денег с ее счетов. Ничего. Зацепиться абсолютно не за что.

— Все же, — заметил Бишоп, — может быть, стоит побеседовать с ним еще раз. Деньги обычно лежат в основе всех бед. Возможно, за это время он успел что-то вспомнить.

Кейн не собирался отказываться от любого шанса — пусть даже самого ничтожного. Дайна исчезла более месяца назад, и расследование до сих пор ни к чему не привело.

Ной Бишоп, специальный агент ФБР, прибыл в Атланту только вчера. Он ездил за границу — Кейн не спрашивал, по делам бюро или своим собственным. Формально Бишоп не участвовал в расследовании, но, благодаря значку и внушительным манерам, он, задавая вопросы даже полицейским, ревностно охраняющим свою «территорию» от посторонних, обычно получал ответы.

Кейн и Ной были близкими друзьями со времен колледжа, где они неизменно соперничали во всех состязаниях по легкой атлетике и все годы учебы делили комнату. После окончания колледжа карьера развела их в разные стороны, но Ной раз в несколько месяцев выкраивал время, чтобы посетить Атланту в уик-энды.

Он трижды побывал здесь уже после того, как Кейн встречался с Дайной, поэтому успел с ней познакомиться. Так как ее очень интересовала деятельность ФБР, а Ной с уважением относился к журналистскому сословию, они находили много тем для разговоров.

Исчезновение Дайны расстроило Ноя почти так же, как самого Кейна, хотя о его эмоциях свидетельствовал только побелевший шрам на левой щеке. В остальном он казался абсолютно спокойным и сдержанным, массивная фигура не выглядела напряженной, в голосе иногда слышались насмешливые нотки, а во внимательном взгляде светлых глаз не ощущалось тревоги.

Но это внешнее спокойствие не обманывало Кейна.

— О'кей, мы непременно побеседуем с Конрадом Мастерсоном, — отозвался он. — Я позвоню ему вечером. Но до тех пор мы должны предпринять что-то еще.

— Ты, копы и твой частный детектив, по-моему, уже сделали все возможное. Отследили все передвижения Дайны в день ее исчезновения и проверили каждую нить. Расспросили всех, с кем она встречалась последнюю неделю. Ты не давал покоя полиции, а нанятый тобой детектив использовал свои контакты. Несколько дней ты провел в редакции Дайны, разбирая ее архивы за десять лет и выискивая сведения о каждом, кому она могла досадить своими статьями. Ты разговаривал с ее финансовым менеджером, ее сотрудниками, ее боссом, ее соседями по дому. Ты дважды обыскал ее квартиру. Наконец, ты предложил вознаграждение в миллион долларов за информацию… — Бишоп неохотно добавил: — Если в ближайшее время не выяснится что-то новое… Мне жаль, Кейн, но я не знаю, за что еще можно ухватиться.

Кейн не хотел признаваться в безрезультатности поисков даже самому себе. Ни сегодня, когда Бишоп удержал его, не дав броситься на лейтенанта полиции и схватить его за горло. Ни вчера, когда последний из известных недругов Дайны оказался отбывающим десятилетний срок заключения. Ни позавчера, ни днями и неделями раньше, когда накапливалась бесполезная информация, одна за другой обрывались нити и таяла надежда.

— Я тоже не знаю, — пробормотал он.

Конрад Мастерсон всегда забавлял Кейна. Он выглядел средним во всех отношениях — среднего роста, среднего веса, со средних размеров лысиной на макушке. Его не заботила ни одежда, ни окружающая обстановка — этим объяснялся скверный покрой его костюма, а также старая мебель, потертые ковры и запах в его офисе, напоминавший запах шерсти мокрой собаки, и даже не одной.

Мастерсон был напрочь лишен обаяния, заикался, приходя в возбуждение, когда речь шла о возможности выгодного капиталовложения, и славился тем, что появлялся в офисе в носках разного цвета и частенько не мог вспомнить, где припарковал машину. Но все эти недостатки Конрад с лихвой компенсировал финансовыми способностями. Он делал деньги для всех своих клиентов, ведя их дела с безупречной честностью и сохраняя полную конфиденциальность.

— Ты знаешь, Кейн, что я очень хотел бы тебе помочь, — печально произнес Конрад, быстро моргая под толстыми стеклами очков. — И если бы я думал, что в финансовых делах Дайны есть что-то, способное помочь найти ее, то давно бы сообщил об этом тебе или полиции.

— Но вы не покажете нам ее досье? — осведомился Бишоп.

— Я не могу этого сделать. Пока нет доказательств иного, я должен считать, что она в любую минуту может войти в эту дверь. Поэтому я обязан соблюдать конфиденциальность и не имею права сообщать вам никаких подробностей. Ты ведь знаешь, Кейн, что судья согласилась со мной, когда полиция требовала у нее ордер. Если ты или полицейские не представите мне информацию, что исчезновение Дайны как-то связано с ее финансовыми делами, мои руки связаны.

— Юридически связаны, — уточнил Кейн.

— Я должен охранять тайны своего клиента.

Кейн постарался взять себя в руки, хорошо зная, что хотел бы видеть свои дела, ведущиеся таким же образом.

— О'кей, Конрад. Но ты ведь можешь сообщить нам, не происходило ли чего-нибудь необычного, скажем, в последние несколько месяцев. У тебя было время об этом подумать.

— Да, но… в каком смысле необычного? Ты же знаешь, Кейн, что Дайна обычно поручала мне заниматься всеми ее денежными операциями. Иногда, правда, она самостоятельно продавала акции, не считаясь с моими советами, чтобы побыстрее получить деньги. Обычно когда пыталась кому-нибудь помочь…

— Что вы имеете в виду? — перебил его Бишоп.

Конрад подумал, не явится ли это нарушением конфиденциальности, но решил ответить откровенно:

— Если Дайна писала статью о приюте для женщин, подвергающихся жестокому обращению, то просила меня продать несколько акций, чтобы дать им пятьдесят тысяч на улучшение бытовых условий или на гонорар адвокату. Если она работала над материалом о бедных прихожанах, теряющих свою церковь, то тут же жертвовала в их фонд десятки тысяч. — Он печально улыбнулся. — Когда я слышал нотки одержимости в ее голосе, то сразу понимал, что она нашла очередную страждущую душу или птицу со сломанным крылом. Дайна за несколько лет раздала миллионы. Даже когда ее отец еще был жив, она использовала большую часть своего трастового фонда на помощь другим.

Для Кейна слова Конрада были полной неожиданностью.

— Я… я не знал этого. Она никогда мне не рассказывала.

— Да, о таких вещах она не любила говорить. Как-то Дайна рассказала мне, что ее отец преподал ей урок, который она никогда не забывала: помогая людям, незачем кричать об этом, так как сам акт помощи делает тебя и твою жизнь лучше. Она верила в это правило и соблюдала его.

Бишоп бросил взгляд на Кейна и обратился к Конраду:

— В таком случае не кажется ли вам, что Дайна была бы довольна, если бы вы помогли нам найти ее? Хотя бы для того, чтобы она могла продолжать оказывать помощь другим? След успел остыть, мистер Мастерсон. Дайна исчезла уже пять недель тому назад.

Конрад закусил губу:

— Я очень хотел бы вам помочь, агент Бишоп. Но…

— Когда Дайна в последний раз обратилась к вам с просьбой продать акции, она дала вам какое-нибудь объяснение, на что собирается потратить эти деньги?

— Нет, да я особо и не расспрашивал, — признался Конрад. — В конце концов, это ее деньги, и она имела право тратить их на что угодно. Обычно это касалось ее работы над очередным материалом для статьи, в процессе которой выяснялось, что очередной бедняга срочно нуждается в деньгах.

Бишоп нахмурился:

— Она обсуждала с вами свои статьи, прежде чем они были напечатаны, мистер Мастерсон?

Вопрос удивил Кейна — ему бы никогда не пришло в голову его задать. Но ответ удивил его еще сильнее.

— Иногда, — кивнул Мастерсон, явно не сознавая, что сообщает нечто весьма важное. — Дайна приходила поговорить, а через несколько дней или недель я читал в ее статье то, о чем она рассказывала.

— Что-нибудь подобное происходило недавно?

Теперь пришла очередь Мастерсона нахмурить брови.

— Дайте подумать… Она рассказывала мне об убийстве в Бакхеде около полугода назад.

Кейн и Бишоп кивнули — эта статья и ее последствия уже были тщательно проверены.

— А через несколько недель Дайна говорила о политическом скандале, который она освещала, — происшествии в особняке заместителя губернатора, — припомнил Конрад.

— Который, как и большинство скандалов, окончился пшиком, — усмехнулся Кейн и объяснил, когда Бишоп вопросительно поднял брови: — Девушке заплатили, и она внезапно вспомнила, что со спущенными штанами был не вице-губернатор, а какой-то другой мужчина. После этого она предпочла переехать в Калифорнию. — Он посмотрел на Конрада. — Но об этих историях все знают. Дайна что-нибудь еще рассказывала?

Мастерсон задумчиво поджал губы.

— Ну? — настаивал Кейн.

— Дай вспомнить… Должно быть, это произошло в самом начале августа. Дайна пришла расстроенная — сказала, что паршиво себя чувствует, а от жары ей еще хуже. В тот день было настоящее пекло. Я спросил, в чем дело, а она ответила, что наткнулась на материал, который может оказаться сенсационным…

Он закрыл глаза, стараясь сосредоточиться и как можно точнее воспроизвести ее слова.

— Дайна добавила, что теперь, несомненно, полетят головы, но хуже всего то, что в этом может быть замешан человек, который ей очень нравится. Я осведомился, в чем именно он замешан, но она покачала головой и сказала, что история чревата крупным скандалом. Дайна казалась обеспокоенной и настороженной — раньше я никогда не видел на ее лице такого выражения. Осторожной ее не назовешь — скорее опрометчивой. Она всегда хваталась за любой материал, не думая о последствиях.

— Знаю, — кивнул Кейн.

Бишоп посмотрел на него, потом на Мастерсона.

— Похоже на политическое дело. Она сообщила вам что-нибудь еще?

Мастерсон задумался:

— В тот день — нет. А после этого я не разговаривал с ней несколько недель. Дайна позвонила мне через месяц — судя по ее голосу, она была чем-то удручена. Попросила меня продать акции на полмиллиона.

Бишоп вопросительно поднял брови.

— И это требование не показалось вам необычным?

— Ну, это была не самая крупная сумма из тех, которые требовались Дайне, но достаточно большая. Поэтому я спросил, уверена ли она, что хочет это сделать, так как придется продать некоторые прибыльные ценные бумаги, которые лучше сохранить. Но Дайна ответила, что кто-то пострадал из-за нее и она должна о нем позаботиться. — Мастерсон пожал плечами: — Я выполнил ее просьбу и перевел деньги телеграфом в ее банк.

Кейн нахмурился:

— За последние полгода на ее счет не поступала такая сумма. — Банк Дайны с большей охотой, нежели Конрад, предоставил нужные сведения полиции.

— Ну, это был не тот банк, которым Дайна пользовалась регулярно, — поколебавшись, объяснил Мастерсон. — Этот банк она использовала как раз для операций такого рода. Думаю, что для таких дел у нее имелся и другой адвокат.

— Вы сообщите нам, какой это банк, чтобы мы могли все проверить? — осведомился Бишоп. Подумав, Конрад кивнул:

— Пожалуй, я могу это сделать. — Он написал название и адрес банка на листке бумаги и протянул его Бишопу.

— А как насчет другого адвоката, Конрад? — спросил Кейн. — Кто он?

— Боюсь, что тут не смогу вам помочь. Просто Дайна как-то упомянула, что иногда удобно иметь двух адвокатов — одного для публичных дел, а другого для приватных.

— И у тебя нет никаких предположений относительно того, что она намеревалась сделать с этими пятьюстами тысячами? — недоверчиво спросил Кейн.

Конрад покачал головой:

— Я не спрашивал у нее, каким образом она собирается помочь своему другу. А после этого мы ни разу не разговаривали.

Когда они отъехали от офиса Конрада, Бишоп заговорил:

— Знаешь, мне кажется, что полмиллиона долларов — великоватая сумма для дружеской услуги. Кажется, ты говорил мне, что подруга Дайны попала в автомобильную катастрофу и с тех пор не выходит из комы?

— Да. Черт возьми, — пробормотал Кейн, — как я мог забыть? Мне следовало ее навестить. Дайна два раза в неделю регулярно бывала в больнице. Я заглянул к ней в палату, когда приходил разузнать у медперсонала о визитах Дайны. Они не сообщили ничего такого, чего мы уже не знали, а Фейт Паркер была не в том состоянии, чтобы нам помочь. По-моему, врачи не рассчитывают, что она выйдет из комы.

— В таком случае, — рассудительно заметил Бишоп, — она все равно не может знать, навещал ты ее или нет.

— Я как-то сказал нечто подобное Дайне, — признался Кейн. — Она ничего не ответила, но так на меня посмотрела, что я больше об этом не упоминал.

— Дайна говорила Мастерсону, что эта женщина пострадала из-за нее. Это правда?

Кейн покачал головой:

— Понимаешь, она ехала на встречу с Дайной, когда это произошло. И Дайна считала себя виновной в случившемся, а я не мог ее разубедить. Она утверждала, что, если бы не договорилась о встрече, Фейт в тот день не села бы за руль и не врезалась в насыпь.

— А как это произошло? Она потеряла управление?

— Да, согласно полицейскому рапорту так оно и было, — подтвердил Кейн. — Конечно, я наводил об этом справки после исчезновения Дайны. Полиция не усмотрела тут никакой связи, и я тоже. Обычная авария в результате неосторожности.

— И эта Фейт была ее близкой подругой?

— Вроде бы да, хотя я не помню, чтобы Дайна упоминала о ней до несчастного случая. Впрочем, она вообще не слишком распространялась о старых друзьях — особенно если дружба была связана с работой.

— А в случае с Фейт Паркер это было именно так?

— Дайна была настолько расстроена из-за аварии, что я не особенно ее расспрашивал. Я только знаю, что Фейт никогда не фигурировала в статьях Дайны — по крайней мере, под своим именем.

Кейн провел немало часов, читая и перечитывая все, написанное Дайной, в поисках ключей к тайне ее исчезновения.

— Мне не нравятся совпадения, — мрачно произнес Бишоп. — Подруга Дайны, возможно, как-то связанная с ее работой, направляет свою машину в насыпь и впадает в кому, а сама Дайна чувствует себя настолько виноватой, что готова выложить полмиллиона долларов, но исчезает через несколько недель. Конечно, между этими событиями может не быть связи, как считает полиция, но нам лучше в этом убедиться.

— Как? Если Фейт Паркер в коме, кого мы можем расспросить?

— Нам нужно еще раз внимательно прочитать полицейские рапорты об аварии, может быть, взглянуть на машину Фейт Паркер, а также снова поговорить с ее врачами и медсестрами.

— О чем? — Кейн пожал плечами. — По их словам, Дайна, приходя в больницу, проводила все время в палате Фейт и ни с кем не говорила. О прошлом Фейт они вроде бы тоже ничего не знают.

— Возможно, задав другие вопросы, мы получим другие ответы, — резонно заметил Бишоп.

Кейн ценил интуицию своего друга не меньше, если не больше, чем его способности детектива. К тому же он был готов на любую попытку, способную указать им новое направление поисков.

— Стоит попробовать, — согласился он. — Может быть, второй адвокат Дайны сообщит нам что-нибудь новое.

— Тоже не исключено. В любом случае мы сможем удостовериться, что Дайна действительно расходовала деньги на достойные цели.

— А ты предполагаешь иное?

— Нет, но убедиться никогда не вредно. — Бишоп улыбнулся при виде сердитого лица друга. — Дайна была слишком умна, чтобы платить деньги шантажисту, даже если она и дала повод себя шантажировать, в чем я сомневаюсь. Но, возможно, кто-то обманом вытягивал у нее деньги, а она узнала об этом позже.

Кейн принялся развивать эту мысль:

— Дайна пришла бы в ярость и захотела бы вернуть деньги и наказать обманщика. Она бы не побоялась встретиться с ним лицом к лицу и пригрозить возмездием, возможно, даже судебным иском. Но в таком случае… — Он не договорил, но Бишопу не требовались его слова, чтобы догадаться, о чем думает его друг.

«В таком случае убирать с пути Дайну на какой-то промежуток времени не имело бы смысла. Она должна была исчезнуть навсегда».

Бишоп понимал, что Кейн хватается за соломинку, надеясь, что неизвестный враг держит Дайну в качестве заложницы, что она хоть и тоскует в плену, но жизни ее ничто не угрожает, что кризис удастся как-то разрешить и Дайну освободят целой и невредимой.

Но опыт подсказывал Бишопу уже спустя несколько часов после прибытия в Атланту, что обнаружение тела Дайны — это лишь вопрос времени.

Однако он не собирался говорить об этом Кейну. Порой случаются самые невероятные вещи, и все еще остается шанс, хотя и весьма хрупкий, что Кейн прав. Бишоп не хотел лишать его надежды.

Столкнуться с жестокой реальностью они всегда успеют. Не стоит торопить этот момент.

А пока что нужно занимать мысли Кейна дальнейшими возможностями расследования. Он должен чувствовать, что делает что-то для спасения любимой женщины. Им нужно выяснить, что произошло, независимо от того, в состоянии ли эта информация помочь Дайне. Если она мертва, ее убийца заплатит за это.

Бишоп нарушил затянувшуюся паузу, наполненную парализующими мысли страхами:

— Шантаж кажется мне маловероятным, но и эту возможность не следует отбрасывать, не проверив. Как и отношения Дайны с ее подругой. Полиция не увидела тут связи и вряд ли снова станет этим заниматься, особенно теперь.

— Почему особенно теперь?

Бишоп пожал плечами:

— У меня такое предчувствие, что им и без того хватает дел с тех пор, как ты объявил о вознаграждении.

— Ты все еще думаешь, что это была неудачная идея?

— Я думаю, что миллион долларов — завидное вознаграждение и что найдется немало людей, способных сочинить всевозможные небылицы в надежде эти деньги получить. А полиция вынуждена будет проверять все эти бредни. Это может только замутить воду, Кейн.

— Или побудить того, кто удерживает Дайну, сообщить полиции о ее местопребывании.

— И это возможно. Тем более что ты ясно дал понять, что деньги будут выплачены, только если Дайну найдут живой и невредимой.

Кейн переменил тему:

— По-твоему, другой адвокат Дайны захочет говорить с нами?

— Не знаю. Он, конечно, будет связан обязательством сохранять конфиденциальность, но, учитывая исчезновение Дайны, может отказаться от этого обязательства в интересах клиента. Пока что нам нужно выяснить, кто он.

— Ну, мы не сможем этим заняться, пока банки не откроются в понедельник, — с сожалением сказал Кейн, которому не терпелось что-то предпринять. — Так что у нас остается только Фейт Паркер. Нужно ехать в больницу.

Бишоп не стал возражать другу.

В больнице они столкнулись с неожиданным препятствием.

— Фейт Паркер выписалась два дня назад.

Доктор Бернетт, которого разыскала медсестра, выглядел усталым. Однако, когда он заговорил о Фейт, на его лице отразилась профессиональная гордость бывшей пациенткой.

— Выписалась? — Кейн непонимающе уставился на него. — Как это выписалась? Когда я был здесь месяц назад, она находилась в коме.

— Да. Но она пришла в себя чуть более трех недель тому назад и достаточно быстро восстановилась.

— Вам это не кажется необычным? — спросил Бишоп.

— Даже очень необычным, — согласился доктор. — Я пишу об этом случае статью для медицинского журнала. Необычно и то, что кома оставила минимальные последствия. Никаких повреждений мозга, хорошая реакция на физиотерапию — через несколько дней пациентка уже ходила и пребывала в куда лучшем эмоциональном состоянии, чем большинство подобных больных, хотя и потеряла память…

— Потеряла память? — Кейн ощутил сокрушительное разочарование. — Она ничего не помнит?

— Абсолютно ничего, бедняжка. Вся ее жизнь до несчастного случая начисто стерлась из памяти. Речь у нее полностью сохранилась, она читает и пишет, помнит исторические и даже текущие события вплоть до аварии, но никаких личных воспоминаний. Мисс Паркер не знала ни своего имени, ни того, как она выглядит.

— А память к ней вернется? — осведомился Бишоп.

— Возможно, — пожал плечами Бернетт. — Хотя для этого могут понадобиться годы. Она получила травму головы во время аварии, но мы не уверены, вызвана ли амнезия физической или психической травмой.

— Вы имеете в виду, что потеря памяти может быть своеобразным защитным механизмом — способом ограждения от неприятных воспоминаний? — уточнил Кейн.

— Возможно, — нахмурившись, повторил доктор.

Кейн обменялся с другом быстрым взглядом.

— Когда я был здесь раньше, — обратился он к врачу, — я говорил с вами о Дайне Лейтон. Помните?

— Конечно. Мисс Лейтон — очень приятная женщина. Мы беседовали с ней несколько раз о состоянии мисс Паркер. Мисс Лейтон очень из-за нее беспокоилась. Никаких других тем мы не касались. — Прищурившись, доктор разглядывал Кейна. — Насколько я понимаю, о ней нет никаких новых сведений?

Кейн покачал головой:

— Мы с агентом Бишопом пытаемся установить, чем занималась Дайна в последние недели перед исчезновением. — Этот ответ стал у Кейна за последние недели почти автоматическим.

Бернетт нахмурился:

— Я не знал, что этим делом занимается ФБР.

— Мы не всегда уведомляем о своей деятельности средства массовой информации, доктор, — спокойно отозвался Бишоп. — Работа за сценой зачастую дает более быстрые результаты.

— Понятно. Полагаю, вы хотите побеседовать с медперсоналом о визитах миссис Лейтон?

— Мы были бы вам признательны, если бы вы смогли это устроить, — вежливо ответил Бишоп.

— Разумеется. Если вы подождете здесь, я поговорю с дежурным по этажу.

— Благодарю вас, доктор.

Кейн посмотрел ему вслед, потом повернулся к Бишопу:

— Ты что-то был чересчур любезен. Он не понравился тебе так же, как и мне?

— Пожалуй. И меня интересует, почему?

— Может, ты ощутил неприязнь к доктору, пожимая ему руку? — допытывался Кейн.

— Едва ли.

— Тогда, очевидно, все дело в природной неприязни к докторам. Лично я терпеть не могу ни врачей, ни больницы — возможно, это объясняет мою реакцию. Я не в состоянии найти даже тени причины, по которой он мог бы оказаться замешанным в исчезновении Дайны. К тому же есть свидетели всех его передвижений в тот день.

— Да я и не думал его подозревать, — заверил Бишоп.

Кейн вздохнул. Он решил не говорить другу, что в последние недели подозревал в причастности к исчезновению Дайны буквально каждого встречного.

Им понадобилось два часа, чтобы побеседовать с сотрудниками, которые видели Дайну или говорили с ней. Они улышали, что Дайна очень тревожилась из-за подруги, но не могли объяснить ее явно чрезмерное чувство вины по поводу случившегося с Фейт. Никто не помнил имени адвоката, приходившего навестить Фейт, а так как к тому времени доктор Бернетт уже закончил дежурство, они не могли спросить его об этом.

Уже близился вечер, когда они направились в квартиру Кейна.

— Так как мы не добыли в больнице никаких полезных сведений, — задумчиво сказал Бишоп, — у нас достаточно причин не откладывать на потом беседу с Фейт. Амнезия у нее или нет, но она сможет назвать нам фамилию адвоката.

— Похоже, ты сомневаешься в том, что у нее амнезия, — заметил Кейн.

— Просто я думаю, что это очень удобная болезнь.

— Удобная для кого? Фейт могла бы ответить мне на много вопросов, но теперь…

— Давай поговорим с ней, прежде чем исключать ее из списка источников информации.

— А в понедельник мы сможем побеседовать с остальными сотрудниками больницы, — сказал Кейн, — и узнаем, смогут ли они добавить что-нибудь полезное. У меня скверное предчувствие, что мы снова не услышим ничего, кроме благоприятного впечатления о Дайне.

— Возможно, твое предчувствие объясняется пустым желудком, — прозаически заметил Бишоп. — Мы ведь ничего не ели с самого утра. А у тебя в квартире наверняка нет ни крошки съестного.

Кейн улыбнулся, понимая, что приятель хочет его отвлечь от мрачных мыслей. Они купили еду в китайском магазине и к семи часам уже закончили трапезу. Когда в дверь позвонили, Кейн решил, что это посыльный из бакалейной лавки, где он сделал заказ, но, открыв дверь, увидел перед собой молодую женщину. В ней было чуть более пяти футов роста, и она была настолько худа, что вряд ли весила более ста фунтов, но это нисколько ее не портило. Блестящие рыжие волосы с золотистым отливом, матово-бледная кожа, гладкая, как благородный фарфор, алые полные губы, прямой нос и большие зеленые глаза, притягивающие и манящие в свою глубину.

Справившись с первым впечатлением, он заметил, что девушка испугана, и мягко осведомился: — Я могу вам чем-нибудь помочь?

Ее лицо отражало целую серию эмоций — разочарование, недоумение, боль, беспомощность… Она шагнула назад.

— Нет-нет… Думаю, я ошиблась квартирой. Извините за беспокойство…

Прежде чем она успела повернуться, Кейн схватил ее за руку, показавшуюся ему хрупкой, как стекло.

— Подождите. Вы… у вас есть какие-то сведения о Дайне?

Она нерешительно посмотрела на него.

— Нет… Не думаю…

Кейн не отпускал ее. В голове у него внезапно мелькнуло воспоминание о неподвижной фигуре на больничной койке, на которую он смотрел, стоя в дверях. Ее худое, застывшее, белое как мел лицо походило на маску. Только монитор, фиксирующий удары сердца, свидетельствовал, что это живое существо…

Было почти невозможно узнать лежащую в коме подругу Дайны в этой девушке, на лице которой запечатлелась целая гамма бурных, хаотичных эмоций. Однако Кейн был уверен, что не ошибся.

— Вы Фейт, не так ли? Подруга Дайны?

Девушка не сводила пытливого взгляда с его лица, но, по-видимому, не обнаружила там того, что искала.

— Да, я Фейт, — отозвалась она с еле слышным вздохом.

Глава 2

Он явно не знал ее.

Значит, они не были любовниками, и ее сны не являлись воспоминаниями об их связи.

Эти мысли вихрем пронеслись в голове Фейт, когда Кейн Макгрегор проводил ее в свою квартиру. Что же все это значит?

Фейт понимала, что, взяв ее за руку, он ощутил, как она дрожит, и опасалась, что ее чувства выдают пылающие щеки. Его голос, лицо, прикосновение — все было до боли знакомым. Фейт боялась, что, если она отвернется от этого пятнышка света в океане окружающей ее темноты, это убьет ее.

Было лишь одно объяснение загадочных снов, которое могло иметь какой-то смысл. Если то, что она подозревает, правда, значит, эти сны и та невидимая нить, которая связывает ее с Кейном Макгрегором и которую она ощущает так остро, в действительности ей не принадлежат…

Кейн представил Фейт своего друга Ноя Бишопа, и она признала в нем человека, которого видела по телевизору рядом с Кейном в толпе журналистов. Шрам на левой щеке Бишопа не испугал ее, чего нельзя было сказать о его светлых задумчивых глазах — скорее серебристых, чем серых. Казалось, их взгляд проникает ей прямо в душу.

— Садитесь, Фейт, — предложил Кейн.

Она охотно присела на край дивана, так как все еще быстро уставала — к тому же сам приход сюда потребовал от нее немалых усилий, Кейн нахмурился, глядя на нежданную гостью.

— Вы замерзли. Какой вы предпочитаете кофе?

Фейт не знала, что ответить, и с трудом справилась с желанием истерически рассмеяться.

— Я… мне все равно.

Слава богу, он приписал ее дрожь и раскрасневшиеся щеки холодному вечеру.

— Я приготовлю кофе, — предложил Бишоп и направился по коридору в кухню.

Кейн сел на кушетку рядом с ней.

— Я рад, что вы пришли, Фейт. Не возражаете, что я обращаюсь к вам по имени? Так называла вас Дайна, и…

Фейт кивнула:

— Конечно, не возражаю.

— Вот и отлично. Меня зовут Кейн. Что касается моего друга, то большинство людей называет его Бишоп.

— Все, кроме тебя, — уточнил Бишоп из кухни, что свидетельствовало либо о его остром слухе, либо о тонких стенах квартиры Кейна.

Кейн улыбнулся.

— Я рад, что вы пришли, — повторил он. — Мы хотели поговорить с вами, хотя доктор Бернетт утверждает, что вы не в состоянии ничего вспомнить. — Последние слова прозвучали с вопросительной интонацией.

— Абсолютно ничего, — призналась Фейт. — Ничего… личного. Ни кто я такая, ни откуда я пришла. Я все еще не привыкла к своему имени, к лицу, которое вижу в зеркале. Это… очень неприятно.

— Неприятно? По-моему, это просто кошмар!

— Вы правы.

Бишоп вернулся в комнату с кофе и протянул ей чашку. Их руки соприкоснулись, и Фейт на момент испытала ощущение, как будто он стиснул ее мертвой хваткой. Потом Бишоп убрал руку и выпрямился; взгляд его снова стал холодным и бесстрастным. Потрясенная, Фейт пыталась думать только о кофе, в котором было более чем достаточно сливок и сахара. Вкус ей понравился, и она решила, что привыкла пить именно такой кофе.

— Благодарю вас.

Бишоп кивнул и занял стул напротив кушетки. Чувствуя на себе его взгляд, Фейт повернулась к Кейну.

— Очевидно, я была подругой Дайны, — сказала она. — А с вами я не была знакома?

— Мы никогда не встречались. Я приходил в больницу после исчезновения Дайны поговорить с медперсоналом о ее визитах и видел вас мельком в палате — вот и все.

Фейт боялась, что ее руки снова начнут дрожать и выдадут растущие усталость и страх, поэтому она поставила чашку на столик и сложила руки на коленях.

— Вам что-нибудь известно о том, сколько времени мы дружили с Дайной или где мы познакомились?

Кейн покачал головой:

— Я сам познакомился с Дайной всего семь месяцев тому назад. Конечно, я знаю о ней многое, но, безусловно, не все. А если вы каким-то образом были связаны с ее работой, то я не должен был почти ничего знать и о вас.

— А вы были связаны с работой Дайны? — осведомился Бишоп.

— Насколько я поняла из теленовостей, она была журналисткой?

— Да.

— Тогда я не вижу, каким образом это могло произойти. Судя по корешкам квитанций за получение жалованья, которые я нашла в квартире, я работала в муниципальном офисе. Я позвонила туда и поговорила со своей начальницей. По-видимому, я была маленьким винтиком в большом колесе — делала рутинную канцелярскую работу.

— В каком именно офисе? — уточнил Кейн.

— В строительной инспекции. — Фейт скорчила гримасу. — Хотя я в этом деле ничего не смыслю — по крайней мере, ничего о нем не помню. Моя работа заключалась в печатании на машинке и подшивке документов. — Она немного помедлила: — По-моему, печатать я умею.

В голосе Фейт послышались нотки отчаяния. Повинуясь инстинкту, Кейн накрыл ладонью ее судорожно сплетенные руки.

— Доктор сказал, что память постепенно вернется к вам, Фейт. Вы должны этому верить.

Она расширенными глазами смотрела на его руку, напомнив Бишопу лань, которая не в состоянии избежать гибели, будучи парализованной светом автомобильных фар.

— Ко мне возвращаются какие-то воспоминания, — сдавленным голосом произнесла Фейт, — но теперь я понимаю, что они… не мои.

Кейн отпустил ее руки и нахмурился.

— Что вы имеете в виду?

— Это началось, когда я еще была в больнице, — едва слышно произнесла Фейт. — Я видела сны, похожие на отдельные сценки… краткие сцены из чьей-то жизни.

— Чьей именно? — после паузы осведомился Кейн.

Фейт глубоко вздохнула.

— Вашей. И… Дайны.

«Вышла из комы?!»

Господи, судя по поступавшим к нему сведениям, последнее, чего можно было ожидать, это что она когда-нибудь очнется.

Несколько минут он мерил шагами комнату, затем подошел к телефону и набрал знакомый номер. С трудом дождавшись ответа на другом конце провода, он сообщил:

— Фейт Паркер выписалась из больницы.

— Что?!

— Только то, что я сказал.

Последовала долгая пауза.

— Это ничего не изменит, — наконец послышался голос в трубке. — Даже если она помнит, что произошло перед аварией, наркотик должен был спутать все ее воспоминания, а может быть, и подействовать на психику.

— После стольких недель?

— Не будем паниковать раньше времени, ладно?

— Черт возьми, я же говорил, что нужно продолжать наблюдение…

— Повторяю: без паники. Прежде всего нам нужно узнать, представляет ли она угрозу.

— А если да?

— Тогда мы об этом позаботимся.

— Вы видели сны о нас?

Фейт съежилась, услышав недоверие в голосе Кейна.

— О, я понимаю, что это звучит нелепо. Но сны были слишком четкими, слишком реальными, чтобы приписывать их моему воображению… — Она судорожно глотнула. — Единственный ответ, который приходит мне в голову, это что я каким-то образом… проникла в воспоминания Дайны.

— Как это может быть? — невозмутимо осведомился Бишоп.

— Не знаю. Может быть, до несчастного случая я была экстрасенсом. — Фейт беспомощно развела руками. — Или стала им после аварии. Вчера я ходила в библиотеку и читала о коме. Некоторые, выходя из коматозного состояния, проявляют необычные способности — особенно если причина заключалась в травме головы.

Она откинула волосы со лба, показав маленький квадратик пластыря.

Кейн молча смотрел на нее.

— Легко утверждать, будто вам что-то снилось, — заметил Бишоп. — Но как мы можем быть уверены, что это соответствует действительности?

Фейт снова закусила губу.

— Не знаю, как вас убедить. Мне снились обычные маленькие сценки. Вещи, которые часто происходят между мужчиной и женщиной. Они вместе готовят еду, едут в автомобиле… — Она внезапно покраснела и опустила взгляд. — …Принимают душ.

— У кого-нибудь из них были на теле какие-нибудь родинки или особые приметы? — сухо спросил Бишоп.

— У мужчины был маленький треугольный шрам на левом боку, — еле слышно отозвалась Фейт.

Бишоп посмотрел на Кейна, вопросительно подняв брови.

— У тебя есть такой шрам?

Кейн медленно кивнул:

— Несколько лет назад я упал с лошади на кучу ржавых жестяных банок, выброшенных из сарая.

— Полагаю, кто-то еще мог об этом знать? — осведомился Бишоп.

— Мой врач и несколько женщин. Дайна.

Снова покраснев, Фейт обратилась к Кейну:

— Иногда вы снились мне в доме на морском берегу. Там было крыльцо с навесом и кресло причудливой формы, как в шестидесятых годах, плетеная мебель, камин, мраморная ванна, много книг на полках, а в конце прохода на пляж висел флаг с надписью: «Пожалуйста, еще один день!» Дом стоит в уединенном месте — вокруг него дюны.

Бишоп снова вопросительно посмотрел на Кейна, и тот кивнул:

— Все правильно. Дом этот никогда не фотографировали, и мы не принимали там гостей. Месяца за два до исчезновения Дайны в доме сделали ремонт, установили камин и навес над крыльцом. Дайна повесила флаг во время нашей последней поездки туда — нам всегда хотелось задержаться там еще на день.

Фейт переводила взгляд с одного мужчины на другого.

— Может быть, я экстрасенс, — повторила она.

Кейн посмотрел на Бишопа:

— Ты можешь что-нибудь определить?

— Нет.

— Почему?

Бишоп пожал плечами:

— Возможно, из-за последствий комы. Такая опустошенность воздвигает определенные барьеры. К тому же она паникует из-за потери памяти и пытается защититься от других потерь — может быть, это тоже блокирует все мои попытки. Разумно с ее стороны, но нам от этого мало толку.

— Я ничего не понимаю, — пожаловалась Фейт.

— Ной обладает особым даром, — объяснил Кейн. — Он называет это «детектором чепухи».

Прежде чем Фейт успела задать следующий вопрос, Кейн снова обратился к другу, и она сразу забыла о «детекторе чепухи»:

— Должно быть, это Дайна.

— Кто знает? — возразил Бишоп. — Дело может быть и в самой Фейт. Выходя из комы, люди иногда приобретают новые, сверхъестественные способности.

— Возможно, но мы знаем, что Дайна — экстрасенс.

— Мы-то знаем. — Бишоп говорил тоном человека, не желавшего возбуждать в собеседнике ложные надежды. — Но ее способности действовали в ином направлении, Кейн. Дайна не была телепатом и не могла проникать в чужие мысли. Она умела предвидеть будущие события и подстраиваться к ним — скажем, играя в карты, — но и то не на сто процентов. Возможно, она могла предсказать, что сейчас позвонит телефон, и даже угадать, кто именно позвонит, но она не могла проектировать воспоминания в чужой ум. Такое недоступно самому способному экстрасенсу.

— Если речь шла о жизни и смерти, Дайна смогла бы этого добиться, Ной, — убежденно произнес Кейн.

— Все не так просто. Возможности экстрасенсов имеют свои пределы, Кейн. Провидец не становится телепатом. Ни один экстрасенс не обладает способностями, о которых ты говоришь.

Прислушиваясь к разговору, Фейт начинала понимать, что собой представляет «детектор чепухи» Бишопа.

— Тогда объясни мне, откуда берутся воспоминания Фейт. Либо их перекачивает ей Дайна, либо каким-то образом к ним подключается сама Фейт. Но в любом случае это означает, что Дайна жива, Ной! Жива! — В его голосе звучало торжество.

В этот момент Фейт осознала, что в глубине души Кейн не сомневался в гибели Дайны, и ненавидела себя за то, что подала ему надежду.

Последовала краткая пауза.

— Дайна часто посещала Фейт в больнице, — неохотно заговорил Бишоп. — Сидела у ее кровати, читала ей вслух, разговаривала с ней часами. Мы не можем отвергать возможность, что она достаточно подробно говорила о своем прошлом, чтобы эти образы запечатлелись в уме Фейт, хотя она и была без сознания.

— Но…

— Кейн, возможно, Дайна каким-то образом передает эти образы Фейт. Возможно, Фейт вышла из комы благодаря паранормальным способностям, которые, вкупе с их дружбой, помогают ей телепатически связываться с Дайной. Но наиболее вероятное объяснение состоит в том, что подсознание Фейт необычайно подробно и четко запечатлевало все, что говорила ей Дайна.

Кейн покачал головой и открыл рот, собираясь возразить, но Бишоп быстро продолжал:

— Все эти сцены — из прошлого, Кейн. Если бы Дайна могла контактировать с Фейт, тебе не кажется, что она бы попыталась сообщить о своем нынешнем местопребывании?

Кейн сразу приуныл, но продолжал цепляться за поданную ему надежду.

— Дайна не стала бы рассказывать о шраме, черт возьми! Откуда же Фейт тогда про него знает?

— Возможно, пытаясь выйти из комы, Фейт, благодаря неизвестному ей самой дару, телепатически проникла в мозг Дайны, получив таким образом эти сведения.

— Возможно! — с горечью повторил Кейн. — Все возможно, кроме того, что Дайна еще жива. Ты это стараешься мне внушить?

— Я стараюсь внушить тебе, что нам не следует принимать все за чистую монету. — Помолчав, он добавил: — По-твоему, Кейн, я не хочу, чтобы Дайна оказалась жива?

Молча наблюдавшая за ними Фейт с тоской подумала, что Дайна Лейтон, очевидно, была замечательной женщиной, если вдохновляла этих людей на столь сильные эмоции.

Ей не хотелось вмешиваться в такой напряженный момент, но она понимала, что должна это сделать.

— Есть… еще кое-что, — сказала Фейт, изо всех сил стараясь говорить спокойно.

Кейн медленно обернулся, словно для этого требовалось сверхчеловеческое усилие. Его лицо было бледным, а глаза потемнели.

— О чем вы?

Голос Фейт дрогнул:

— Именно это… заставило меня прийти к вам. Сегодня днем я заснула и… видела еще один сон. Вы в нем не фигурировали — только Дайна. По-моему, это происходило в подвале или на складе. Стены были из цементных блоков и казались старыми и сырыми. Там было холодно.

— Ну и что же там происходило? — резко осведомился Бишоп.

Фейт поежилась — ей очень не хотелось продолжать, но выхода не было.

— Дайна сидела на стуле, очевидно, привязанная к нему. Она едва могла шевелиться. В помещении находились другие люди, и Дайна это знала. Кто-то молча наблюдал за ней, стоя в тени или вне ее поля зрения. Другой человек задавал ей вопросы. Я не видела его лица и не помню, о чем он спрашивал. У меня шумело в ушах, и я плохо слышала. Знаю только, что он… бил ее. Снова и снова. — Хотя Фейт не прикасалась к Кейну, она явственно ощутила, как напряглись его мышцы, и быстро закончила: — Потом все потемнело, и я проснулась.

— Значит, ее пытали? — спросил Бишоп.

— Думаю, что да. Даже уверена. Все выглядело до ужаса реально. Они хотели, чтобы Дайна сообщила им что-то, но она этого не сделала… — Фейт судорожно сглотнула. — Это продолжалось долго — вопросы и… пытки. Я ощущала ее боль, чувствовала, как она измучена…

Кейн смотрел на нее с видом человека, получившего смертельный удар. В этот момент Фейт было куда легче выдерживать ледяной взгляд Бишопа.

— Возможно, — заметил он, — вся сцена заимствована из какого-нибудь боевика или прочитанной вами книги.

Фейт покачала головой:

— Вы не понимаете. Я не наблюдала со стороны, а была там. Я была Дайной — находилась внутри ее тела. Я чувствовала ее боль, ее страх… и ее решимость. — Она вскинула подбородок и встретилась взглядом с Бишопом. — В одном я абсолютно уверена: Дайна не рассказывает им того, что они хотят знать, потому что кого-то защищает или думает, что защищает. Для нее это важнее собственной жизни.

— И все это происходит теперь?

Ее уверенность поколебалась.

— Я… я не знаю. Это было невозможно определить.

— И у вас нет никаких предположений насчет того, где находится этот подвал или склад?

— Нет. Я видела только помещение. Если Дайна знала, где находится, то в тот момент она об этом не думала. — Фейт добавила с отчаянием в голосе: — Я хочу помочь ей! Вы должны мне верить!

— Почему? — бесстрастно осведомился Бишоп.

Глаза Фейт обожгли слезы, но она твердо решила не давать им воли в присутствии этих людей.

— Потому что она моя подруга. Потому что она столько сделала, чтобы моя жизнь вернулась в обычную колею, когда я приду в себя. И потому что она… все, что у меня есть.

— Ну что ж, это веская причина для того, чтобы помогать нам найти Дайну, — кивнул Бишоп, наблюдая за ней. — К тому же вы должны быть ей благодарны за то, что она истратила на вас полмиллиона.

Фейт покачала головой:

— Не совсем так. По словам адвоката, основанный ею трастовый фонд составляет чуть более двухсот тысяч. Еще пятьдесят тысяч поступили на мой банковский счет. Но Дайна оплатила мои долги и больничные счета, и я понятия не имею, во сколько это ей обошлось.

— У вас не было страховки?

— Я нашла страховой полис на машину, но медицинской страховки у меня не было. Очевидно, я недавно сменила работу, и новая страховка еще не начала действовать, — неуверенно сказала Фейт.

— Шесть недель в коме, — пробормотал Бишоп. — Еще три недели ухода и физиотерапии. В хорошей больнице это запросто может стоить четверть миллиона или даже больше.

— Я хочу спросить Дайну, почему она это сделала, — сказала Фейт. — Мне непонятно, зачем ей было идти на такие расходы.

— Потому что она чувствовала себя виноватой, — хрипло произнес Кейн.

— В чем? В аварии? Мне сказали, что пострадала только моя машина, и в этом была виновата я сама. Почему же Дайна должна чувствовать себя виноватой? — Фейт с облегчением заметила, что лицо Кейна немного смягчилось и он уже не выглядел таким удрученным.

— Нас тоже это интересует, — сказал он ей.

— А из-за чего произошла авария? — спросил Бишоп.

— Очевидно, из-за моей легкомысленности. — Фейт попыталась улыбнуться, но улыбка больше напоминала гримассу. — Доктор сказал, что я немного выпила, и алкоголь в сочетании с прописанным мне лекарством для расслабления мышц произвел токсический эффект.

— А почему вам прописали такое лекарство? — осведомился Кейн, стараясь не упустить ни одной мелочи.

— Я не помню.

Он нахмурился:

— У вас не было с собой этого лекарства?

Сумочка, которая была с ней в больнице, содержала обычные предметы — бумажник, чековую книжку, новую, неиспользованную записную книжечку на спиральных кольцах, пару ручек, пудру и помаду.

Никаких лекарств в сумочке Фейт не было. И в квартире тоже.

— Может быть, полиция забрала его в качестве вещественного доказательства, — неуверенно предположила Фейт.

Кейн продолжал хмуриться:

— Алкоголь… Тут что-то не так. Дайна говорила, что вы ехали на встречу с ней, собираясь где-нибудь выпить после работы. Но вы так и не успели этого сделать и к тому же ехали прямо с места службы.

— Значит, — подытожил Бишоп, — если только у вас не было привычки прятать бутылочку в ящике стола в вашем офисе…

Фейт покачала головой:

— Сомневаюсь. В моей квартире не было никаких алкогольных напитков.

Кейн заметил, как она вздрогнула и в ее глазах мелькнул страх.

— В чем дело? — осведомился он.

— Кто-то побывал у меня в квартире. Самое странное, что ничего не было украдено. Конечно, я не могу этого утверждать, но полиция говорит, что все более-менее ценные вещи на месте. Правда, там все перевернули вверх дном, опустошили ящики, разбросали вещи…

— Похоже на обыск, — заметил Бишоп.

— Когда это произошло? — спросил Кейн.

— Точно не знаю. Это выяснилось в начале недели, когда адвокат вызвал уборщиц приготовить квартиру к моему возвращению.

— Значит, нужно постараться определить, когда это могло произойти, — сказал Бишоп. — Кто-нибудь бывал в вашей квартире между несчастным случаем с вами и приходом уборщиц?

Фейт задумалась, потирая лоб.

— Едва ли. Конечно, кроме Дайны.

— Дайна приходила туда?

— Об этом упоминал ее адвокат. Он сказал, что она рылась в моем столе, проверяя, какие счета нужно оплатить. Должно быть, это произошло сразу после аварии. — Фейт собиралась рассказать об исчезнувшем «ноутбуке», но Кейн заговорил, и эта мысль выскользнула у нее из памяти.

— Итак, у нас промежуток в несколько недель. — Кейн посмотрел на Бишопа. — Немало.

Но Бишоп думал о другом.

— Квартиру обыскали после того, как Дайна приходила туда порыться в вашем столе. — Взгляд его светлых глаз был устремлен на лицо Фейт. — А через несколько недель Дайна исчезла.

Фейт попыталась понять, что он имеет в виду.

— По-вашему, Дайна могла исчезнуть, так как кто-то решил, что она… нашла что-то у меня в квартире?

— Возможно. — Бишоп повернулся к Кейну. — Не исключено, что мы взялись за дело не с того конца. Может быть, не было ни непосредственной угрозы жизни Дайны, ни материала для статьи, которую кто-то вознамерился помешать ей написать. Может быть, мы должны исследовать не ее прошлое, а…

— А мое, — дрожащим голосом закончила Фейт.

Кейн внезапно осознал, что она до предела измучена. Об этом свидетельствовали потемневшие от напряжения глаза и тени под ними. Она пыталась сидеть прямо, но ее плечи поникли, а кожа приобрела пепельный оттенок. Кейн не сомневался, что если бы Фейт не стискивала колени пальцами, то не могла бы сдерживать дрожь в руках.

— Вам нужно отдохнуть, — сказал он.

— Я еще не совсем окрепла, — виновато отозвалась Фейт. — На меня сразу обрушилось слишком многое. А сейчас мне просто необходимо поспать. Пожалуйста, простите.

— Ради бога, не извиняйтесь. Все вполне понятно — ведь вам пришлось пройти через ад. Кроме того, вы сообщили нам новые сведения и, может быть, сумеете помочь найти Дайну.

Бишоп посмотрел на приятеля, но ничего не сказал.

— Я бы очень этого хотела. — Фейт вздохнула; по ее лицу вновь пробежала тень страха. — Если бы вы могли вызвать мне такси…

Кейн не колебался ни секунды.

— Не думаю, что вам следует возвращаться в свою квартиру — во всяком случае, сегодня вечером. Пока мы не разберемся во всем и не убедимся, что случившееся с вами и с Дайной не связано между собой, вам лучше оставаться под нашей охраной.

Ее лицо порозовело.

— Я не могу оставаться здесь.

— Конечно, можете. Здесь две спальни — в одной устроится Ной, а моей воспользуетесь вы. Я лягу здесь. — Кейн скорчил гримасу. — Так или иначе, теперь я обычно провожу в этой комнате большую часть ночи. Сейчас принесу подушку и одеяло, чтобы устроить себе настоящую постель.

Фейт нерешительно закусила губу, и Кейн подумал о том, как ей должно быть страшно находиться одной в квартире, когда даже собственное лицо в зеркале кажется незнакомым.

— Вам нужно как следует выспаться, чтобы скорее восстановить силы, — мягко произнес он. — И я полагаю, что здесь вы будете чувствовать себя в большей безопасности, чем в своей квартире. А завтра мы начнем разбираться в том, что происходит.

Бишоп по-прежнему молчал.

Фейт наконец кивнула:

— Благодарю вас.

Кейн проводил ее в спалью и проверил, есть ли в соседней ванной чистые полотенца. Он предложил Фейт пользоваться туалетными принадлежностями Дайны, однако дал ей свою пижаму, а не ночную рубашку Дайны, считая, что так будет правильнее.

Вернувшись в гостиную, Кейн застал Бишопа сидящим на том же месте и задумчиво уставившимся туда, где только что сидела Фейт.

Кейн молча смешал напитки для них обоих и снова сел на диван.

— Ты веришь ей? — спросил он напрямик.

— Не знаю. Она могла рассказать нам то, что мы хотели услышать.

— Я не хотел услышать то, что Дайну пытают. — Голос Кейна был подозрительно спокойным.

— Разумеется, — кивнул Бишоп. — Но, честно говоря, мы могли ожидать чего-то в таком роде. И это усилило драматизм повествования, разве не так? Создало нужную эмоциональную реакцию.

— А все подробности о доме на пляже? — не сдавался Кейн. — Она могла узнать их только от Дайны.

— Или от тебя.

Кейн нахмурился, затем понял, что его друг имеет в виду.

— Ты хочешь сказать, что она могла выудить их у меня из головы, пока мы сидели здесь?

— Возможно, если она экстрасенс. То, что ей удалось блокировать мои способности, не обязательно означает, что она не могла одновременно использовать свои, — Еще одно правило парапсихологии? — криво усмехнулся Кейн.

— Что-то вроде того.

— О'кей. Признаю, что такое возможно. Но должна существовать какая-то связь между Фейт и Дайной, а также тем, что произошло с каждой из них. Может быть, в опасной ситуации находилась Фейт, а Дайна только случайно на что-то наткнулась. Но Дайна явно чувствовала свою ответственность за несчастный случай с Фейт, Ной. Она считала себя настолько виноватой, что израсходовала на нее кучу денег.

— Но Дайна, очевидно, всегда давала деньги людям, оказывавшимся в беде, — не уступал Бишоп. — Как же мы можем быть уверены в степени ее вины? Что, если Фейт являлась для нее всего лишь очередной страждущей душой, которой необходимо помочь?

— Может, и так. — Кейн устало потер виски. — Но независимо от того, попала ли Фейт в беду из-за статьи, над которой работала Дайна, или, наоборот, какой-то эпизод в жизни Фейт стал опасен для Дайны, разгадка связана с ними обеими. Возможно, Фейт не сумеет сообщить нам полезные сведения, но кое-что мы в состоянии узнать сами. Например, факты о происшедшей с ней аварии. Что случилось с лекарством, которое она якобы принимала, и действительно ли врач прописал ей его? Каким образом она успела выпить в течение нескольких минут после ухода с работы и поездкой на встречу с Дайной?

Кейн поднялся и принялся расхаживать по гостиной.

— Полиция, очевидно, сочла, что в аварии виноват нетрезвый и беспечный водитель, поэтому не стала копаться в деталях. Тогда это придется сделать нам. Мы можем разузнать побольше о прошлом Фейт — выяснить, в самом ли деле они с Дайной были подругами, видел ли кто-нибудь их вместе и знал ли об их дружбе, в чем состояла работа Фейт и могла ли она обеспечить Дайну нужной ей информацией, которая, возможно, причинила вред им обеим. Мы можем заняться поисками фактов, Ной.

— Итак, — заговорил Бишоп после паузы, — ты убежден, что Фейт и Дайну убрали с пути из-за статьи, над которой работала Дайна.

— Это возможно, не так ли?

— Да, возможно.

— Значит, у нас имется хоть какая-то нить! — возбужденно воскликнул Кейн.

Бишоп утвердительно кивнул.

Глава 3

Фейт проснулась рано и ошеломленно уставилась на незнакомую спальню, понятия не имея, где она находится. Охватившая ее паника быстро прошла, оставив после себя знакомое ощущение внутренней дрожи.

Фейт приняла душ и, когда сушила волосы феном, поняла, что точно знает, где находится шкаф с бельем, хотя Кейн не показывал ей его вчера вечером. Правая рука, держащая щетку, внезапно стала неуклюжей, и ей пришлось переложить щетку в левую.

— Я левша, — пробормотала Фейт.

Она постоянно пользовалась левой рукой с тех пор, как пришла в себя в больнице. Почему же сегодня утром она взяла щетку в правую?

Возможно, это был один из странных маленьких «заскоков», вызванных комой, и Фейт постаралась выбросить его из головы. Она оделась, застелила кровать и прибрала в комнате, после чего, будучи больше не в силах оттягивать этот момент, вышла из спальни.

Кейн уже встал и успел побриться. Его волосы были влажными после душа, и, несмотря на усталый вид, в нем бурлила энергия. Он беспокойно мерил шагами комнату, и Фейт сомневалась, что ему удалось поспать хоть немного.

Когда Фейт появилась в дверях, Кейн остановился возле изящного кабинетного рояля и посмотрел на нее.

— Доброе утро. — Улыбка смягчила его резковатый голос. — Кофе — горячий, фрукты, хлеб, каша — на столе. Вам надо подкрепиться.

— Спасибо.

Фейт направилась в кухню. Кейн последовал за ней.

— Надеюсь, вы хорошо спали? — осведомился он, беря чашку с кофе.

Поколебавшись, Фейт положила ломтик хлеба в тостер.

— Я очень много спала, с тех пор как вышла из комы, — отозвалась она, — но не скажешь, что у меня хороший сон. Врачи говорят, что это вполне естественно и беспокоиться не о чем.

— Вас мучают дурные сны?

— Нет. Просто… — Фейт помолчала, подбирая подходящие слова. — Я не могу довериться сну. Я все время боюсь, что не смогу проснуться или проснусь через несколько месяцев. Врачи уверяют, что такого не может быть, но от этого мало толку, так как мой страх абсолютно иррационален. — Фейт не стала описывать охватывающие ее по ночам приступы паники, после которых ей приходится долго успокаивать себя, чтобы заснуть снова.

— Должно быть, это сущий ад, — с сочувствием произнес Кейн. — Неудивительно, что вы…

— Вздрагиваю при каждом звуке? — закончила за него Фейт. — Выгляжу так, что краше в гроб кладут? По-вашему, я экстрасенс? Или у меня развивается паранойя?

— Я не имел в виду ничего подобного. — Тем не менее, не желая нервировать ее, Кейн переменил тему: — Мы с Ноем говорили о вас и пришли к выводу, что вам лучше остаться здесь хотя бы на несколько дней. Нам нужно время, чтобы кое-что выяснить, а до тех пор мы не можем быть уверены, что вам не грозит такая же опасность, как Дайне. Поэтому мы сегодня съездим к вам на квартиру, чтобы вы могли собрать нужные вещи.

— Но я не могу занимать вашу спальню.

«Я не могу вторгаться в вашу жизнь. Ведь вы принадлежите Дайне».

Думая об этом, Фейт старалась сосредоточиться на процедуре намазывания желе на тост и не смотреть на Кейна.

— Я же говорил вам, что почти не пользуюсь этой комнатой, И мне будет спокойнее, если вы какое-то время поживете здесь. Возможно, беспорядок в вашей квартире всего лишь несостоявшаяся попытка ограбления, но, может быть, это как-то связано с исчезновением Дайны. Думаю, вы в состоянии помочь мне найти ее.

Проведенная Фейт беспокойная ночь никак не способствовала эмоциональному умиротворению и прояснению мыслей.

— Каким образом? — растерянно спросила она. — Я не могу помочь даже самой себе. Ведь я ничего не помню.

— Память может к вам вернуться — по крайней мере, частично.

— Но успею ли я тогда помочь Дайне? — пробормотала Фейт, обращаясь скорее к себе, чем к Кейну. Прежде чем он успел ответить, она с беспокойством спросила: — А где Бишоп?

— Говорит по телефону. — Помолчав, Кейн добавил: — Проверяет ваше прошлое.

Подняв глаза, Фейт увидела, что он внимательно наблюдает за ней.

— Надеюсь, ему это удастся. — Это не являлось вопросом.

Кейн внезапно прищурился:

— Почему вы так говорите?

— Он ведь из ФБР, верно?

Последовала пауза.

— Никто из нас не упоминал об этом, — заметил Кейн.

— Разве? — Фейт удивилась, но быстро нашла возможное объяснение. — Очевидно, мне рассказала Дайна. — Она покачала головой. — Вот так это и происходит — как гром с ясного неба. Я просто знаю какие-то вещи и не могу объяснить, откуда. Либо у меня внезапно пробуждаются воспоминания, либо у Дайны. А так как до вчерашнего вечера я никогда не встречала ни вас, ни Бишопа… — Фейт снова переключила внимание на завтрак, не желая видеть на его лице недоверие или подозрение.

Но голос Кейна оставался бесстрастным:

— Вы не возражаете, что он копается в вашем прошлом?

Фейт прожевала кусочек тоста и покачала головой:

— Почему я должна возражать? Может быть, он узнает достаточно, чтобы ответить на мои вопросы.

— Какие именно?

— Ну, например, почему в моей квартире нет ни одной фотографии и почти никаких свидетельств о моем прошлом.

— Некоторые не любят захламлять квартиру — даже семейными реликвиями. Возможно, дело только в этом.

— В таком случае это была бы странная ирония судьбы, — усмехнулась Фейт. — Ведь такой хлам — единственное, что в состоянии помочь мне вспомнить мою жизнь. — Она глубоко вздохнула. — Если мне двадцать восемь лет, то должны остаться какие-то доказательства того, что… что я их прожила. Аттестат об окончании школы. Какие-нибудь памятные сувениры и безделушки. Свитер, который связала мне мама. Но ничего этого нет. Как будто я пришла из ниоткуда восемнадцать месяцев назад, когда въехала в эту квартиру.

— Каждый приходит откуда-нибудь, Фейт. Но, может быть, вы по какой-то причине решили порвать со своим прошлым? Некоторые так поступают. Переехать в другое место, начать жизнь заново…

Фейт теребила ручку кофейной чашки, понимая, что этот жест выдает ее нервозность, но будучи не в силах совладать с собой.

— Возможно, так оно и было. Но что такого могло произойти, чтобы я захотела начисто стереть свое прошлое, прежде чем начать новую жизнь?

На этот вопрос ответил Бишоп, вошедший в кухню:

— Если хотите знать мое мнение, то это убийство.

— Амнезия?

— Согласно данным при выписке из больницы, да.

Он сердито махнул рукой прохожему, подавая ему знак идти дальше и не ждать, пока освободится телефон.

— Я видел заключение психиатра. Вроде бы она вообще не помнит ничего из своего прошлого, а не только несколько дней или недель перед тем, как врезалась в насыпь.

— Это временное или постоянное явление?

— Именно этот вопрос не дает покоя мне — как, очевидно, и медикам. Никто не знает, вернется ли к ней память. Она может вспомнить все или какую-то часть, а может и вообще ничего не вспомнить. Причем неизвестно, сколько времени может занять процесс восстановления памяти. Возможно, она завтра проснется, помня мельчайшие подробности.

— А возможно, для этого понадобятся годы?

— Так говорят врачи. — Он сделал паузу. — Мне это не нравится.

— Мне тоже. А где она сейчас?

Он выругался.

— Понятия не имею.

— Мы же условились, что ты ночью проверишь ее квартиру.

— Я так и сделал. Ее там не было.

— Ну?

— Ну и я оказался в тупике.

При всем ее богатом воображении Фейт никогда не думала об убийстве. По ее коже забегали мурашки.

— Что?! — Она в отчаянии рылась в памяти, но там не было абсолютно ничего, кроме беспросветной тьмы. К тому же ее усилия парализовывала мысль, что она, возможно, совершила нечто ужасное.

Бишоп продолжал, словно читая написанный текст:

— Немногим более двух лет тому назад вы жили в Сиэтле с матерью и младшей сестрой. Ваша сестра все еще посещала среднюю школу, мать работала библиотекарем, а вы днем исполняли обязанности секретаря в строительной фирме и вечером подрабатывали официанткой. — Он сделал паузу. — Я буду располагать всеми деталями, когда съезжу в Куонтико и получу доступ к архивам. Но факты достаточно просты.

— Какие факты? — с тревогой спросила Фейт.

Ей показалось, что стальной взгляд Бишопа слегка смягчился, но она отнюдь не была в этом уверена.

— К сожалению, ваши мать и сестра были убиты, а дом сгорел дотла.

Фейт ощутила потрясение, но это чувство было каким-то безличным, отстраненным. Она не могла представить себе даже смутный образ матери или сестры, поэтому не испытывала сильного горя, которое было бы естественным в подобных обстоятельствах.

— Кто был признан виновным? — осведомился Кейн.

— Дело еще не завершено — это все, что я могу сообщить. — Бишоп внимательно посмотрел на друга. — А доступ к материалам ограничен — возможно, потому, что им еще занимается ФБР.

— Могла Фейт быть свидетелем, нуждающимся в охране?

— Едва ли. В таком случае меня бы об этом предупредили, когда я пытался получить доступ к ее досье.

Фейт откашлялась:

— А может быть, я была… подозреваемой?

— Когда я обратился в полицейский департамент Сиэтла после того, как мне не выдали досье, мне сообщили, что у вас имелось алиби. Во время убийства и пожара вы обслуживали столики в переполненном ресторане, на глазах многочисленных клиентов. Но полиция отказалась сообщить что-либо еще. Очевидно, их материалы по этому делу также закрыты. Кейн посмотрел на Фейт.

— Итак, два года назад самые близкие вам люди были убиты. Преступники не пойманы, суда не было, приговор не вынесен. А через несколько месяцев вы переехали в Атланту и начали новую жизнь.

Фейт попыталась сосредоточиться.

— Это могло бы объяснить отсутствие некоторых вещей у меня в квартире — фотографий, семейных реликвий, старых писем и прочих вещиц, с которыми трудно расстаться. Если дом, где я жила, сгорел дотла, я могла лишиться всего.

Кейн перевел взгляд на Бишопа и нахмурился.

— По-видимому, никакое воображение не помогло бы мне представить, каким образом два нераскрытых убийства в Сиэтле могут быть связаны с дорожной аварией и исчезновением, происшедшими в Атланте два года спустя. Но перед нами Фейт — вполне реальное связующее звено.

— Пока мы не будем располагать всеми деталями, — сказал Бишоп, — нам не удастся узнать, есть ли тут и другие звенья.

— А детали мы получим, только если ты поедешь в Куонтико?

— У нас будет шанс получить их, если я поеду туда. Все зависит от того, насколько засекречено досье, — мой статус может оказаться недостаточно высоким для доступа, — объяснил Бишоп.

— Разве ты завтра не собирался возвращаться в любом случае? Какие-то новости в твоем отделе?

— Боюсь, у меня нет выбора. И я не знаю, когда смогу вернуться. — Бишоп сделал паузу. — Если бы я думал, что в состоянии сделать здесь что-нибудь, чего ты бы не мог сделать так же хорошо или даже лучше…

— Все равно ты не должен уезжать.

Бишоп налил себе кофе. Фейт была рада, что их внимание переключилось с нее на что-то другое. Ей требовалось время, чтобы справиться с шоком, вызванным известием об убийстве матери и сестры.

— Мне самому не слишком хочется уезжать отсюда, — признался Бишоп. — Пока не всплыли конкретные доказательства, поиски Дайны шли по накатанной колее — продвигаясь медленно и без особых неожиданностей. — Он посмотрел на Фейт. — Но когда вы вышли из комы и выписались из больницы…

Кейн снова нахмурился:

— Что ты имеешь в виду?

— То, что теперь статус-кво нарушен. Если кто-то заинтересован в этой истории и наблюдает за развитием событий, ему самое время что-то предпринять.

Фейт была озадачена.

— Вы хотите сказать, что те, кто похитили Дайну, могут изменить планы из-за меня?

— Подумайте сами. Если вы представляли для них угрозу, то кома сделала вас безвредной. Но то, что вы пришли в себя, должно их встревожить. Даже если они знают, что вы потеряли память, они не смогут чувствовать себя до такой степени в безопасности, ведь память может вернуться к вам в любой момент.

— Мою квартиру обыскали, — медленно произнесла Фейт. — Может быть, они нашли то, что им нужно. — Внезапная мысль заставила ее взглянуть на Кейна. — У Дайны есть «ноутбук»?

— Да. Но когда джип Дайны нашли возле редакции, портфеля там не оказалось, а она всегда носила «ноутбук» в нем.

Фейт немного поколебалась.

— Судя по тому, что она говорила адвокату, у нее также был и мой «ноутбук». Вы когда-нибудь видели его?

— Нет, — не раздумывая, ответил Кейн. — Правда, я особо не присматривался, когда она им пользовалась, так что это мог быть и ваш «ноутбук». Но я никогда не видел у нее двух компьютеров, а когда мы осматривали квартиру после ее исчезновения, там не было ни одного. И дискет тоже.

— Едва ли вы помните, что было на ваших дискетах, — сказал Бишоп.

— Конечно, не помню. Я только знаю, что приобрела компьютер незадолго до аварии.

— Еще один тупик. — Кейн вздохнул: — Вчера вечером я решил, что у нас появилась нить, но теперь все выглядит еще более туманным, чем прежде.

— Я не верю в совпадения, — заявил Бишоп. — Где-то кроется факт, который связывает воедино все нити и все объясняет.

— Даже убийство моей матери и сестры? — спросила Фейт.

— Это могло быть началом всей истории, — отозвался он. — Все, происшедшее потом, возможно, связано с двумя женщинами, убитыми в Сиэтле два года назад. Или же это было, прошу прощения, всего лишь случайностью, важной только в том отношении, что она привела вас в Атланту.

У Фейт начала болеть голова. Ее удивляло, что ум, не содержащий ничего полезного, может быть так переполнен вопросами и фактами.

— Прежде всего, — сказал Кейн, — нам нужно отвезти вас домой, чтобы вы упаковали вещи.

Бишоп открыл было рот, явно собираясь возразить, но, очевидно, передумал и заметил:

— Сегодня воскресенье, так что пробок на дорогах не будет.

По пути домой Фейт пыталась отгадать, что у Бишопа на уме. Ответ пришел ей в голову, только когда они вышли из машины Кейна возле ее дома и она увидела, как Кейн и Бишоп внимательно огляделись вокруг.

«Очевидно, он опасается, что за домом могут наблюдать, — подумала она. — Вечером в субботу на улицах столько транспорта, что вряд ли за моей машиной могли следовать, так что эти люди, возможно, не знают, куда я поехала. До сегодняшнего дня нельзя было обнаружить никакой связи между мной и Кейном. Не подвергаю ли я его опасности, находясь рядом с ним? Неужели Дайна тоже пострадала из-за меня?»

Они вошли в дом и поднялись к квартире Фейт, никого не встретив по дороге. Дверь была закрыта, но Фейт внезапно стало не по себе. Это было чисто физическое ощущение, как будто ее кожи коснулось что-то холодное.

— В чем дело? — спросил Кейн, заметив, как она напряглась. — Что-то не так?

— Ни в чем конкретном. Я не могу этого объяснить… — Фейт порылась в сумке и достала ключ.

— Тогда нам лучше соблюдать осторожность. — Кейн взял у нее ключ. — Подождите здесь.

Фейт шагнула в сторону, наблюдая, как мужчины открывают дверь и входят в квартиру. Чувствуя, как колотится ее сердце и к горлу подступает тошнота, она мысленно назвала себя трусихой. Какой смысл напоминать себе, что она имеет все основания бояться, плавая в темных водах жизни, которую не помнит и которая чревата опасностями?

Ей показалось, прошел час, прежде чем Кейн появился в дверях.

— Путь свободен, — сказал он. — Но кто-то здесь побывал.

Таким образом Фейт оказалась подготовленной к хаосу, который ей предстояло увидеть.

На сей раз обыск оказался более разрушительным. Диванные подушки были вскрыты — набивка вываливалась наружу. Эстампы сорвали со стен и выдернули из рамок, разбив стекла. Полки были отодвинуты от стен, а столы — перевернуты. Дверцы кухонных шкафчиков были распахнуты, столики и раковина завалены коробками и банками, а холодильник перерыт сверху донизу. Одежда в спальне валялась на полу вместе с постельным бельем. Матрац также был вспорот.

Фейт смотрела на этот беспорядок, чувствуя себя так, словно ее изнасиловали.

— Я должна вызвать полицию, — растерянно сказала она.

Кейн и Бишоп обменялись взглядами.

— У меня есть друг в полицейском департаменте, — отозвался Кейн. — Позвольте, я позвоню ему. Нам лучше держаться подальше от средств массовой информации. — Когда Фейт озадаченно посмотрела на него, он объяснил: — Пока что для посторонних не существует связи между вами и мной и даже между вами и Дайной. Для нас лучше сохранить эту ситуацию как можно дольше.

Фейт согласилась, хотя и спросила себя, сделала ли она это потому, что Кейн был прав, или потому, что ей легче предоставить ему право принимать решения.

Другом Кейна в полицейском департаменте оказался Гай Ричардсон — высокий крепкий мужчина с редкими рыжеватыми бровями и обманчиво мягким взглядом карих глаз. Он прибыл вместе с полицейским фотографом, который сделал снимки разоренной квартиры, поговорил вполголоса с Кейном, возможно, сообщив ему об отсутствии прогресса в поисках Дайны, тщательно осмотрел помещения и спросил у Фейт, обнаружила ли она какую-нибудь пропажу.

Фейт уже думала об этом, поэтому смогла ответить сразу же:

— Насколько я могу судить, ничего из того, что я оставила здесь вчера вечером, не пропало.

Они сидели за кухонным столиком. Пальцы рук Фейт были судорожно сплетены, чтобы унять дрожь.

— Кейн рассказал мне о вашей амнезии, — начал разговор Ричардсон. — Выходит, вы не знаете, почему вашу квартиру дважды обыскали за последние несколько недель?

— Нет.

— Я просмотрел рапорт о предыдущем обыске. Ваших соседей опросили, но никто не видел посторонних у вашей двери и не слышал ничего подозрительного. Признаки взлома отсутствовали, но одно из окон было открыто. — Гай Ричардсон сделал паузу. — На сей раз открытых окон не оказалось, а над замком поработали отмычкой. Похоже, здесь побывал профессионал, практически не оставивший следов. Я могу проверить наличие отпечатков пальцев, но готов поспорить на свою пенсию, что он был в перчатках.

Ответить на это было нечего, поэтому Фейт молча смотрела на сидящих за столом мужчин.

— Как по-вашему, — заговорил Кейн, — он вернется, если не нашел того, что искал?

— Думаю, этот человек серьезно относится к своей работе, — отозвался Ричардсон. — Очевидно, он искал нечто важное для себя или для того, кто его нанял. Пожалуй, он не прекратит поиски.

— В таком случае Фейт опасно оставаться здесь.

— Я бы посоветовал ей перебраться в другое место, пока мы в этом не разберемся, — согласился Ричардсон.

У Фейт мелькнула мысль, что Кейн заранее попросил друга сделать это заявление, и она тут же упрекнула себя за чрезмерную подозрительность. Все же она сочла своим долгом заметить:

— Но после вторичного обыска он должен понять, что здесь нет того, что ему нужно.

— Уверен, что теперь он в этом убедился, — без колебаний откликнулся Ричардсон. — Но ему неизвестно, находится ли эта вещь при вас или спрятана где-то за пределами вашей квартиры.

— Есть еще одна возможность, — спокойно заговорил Бишоп. — Вторая попытка могла быть не столько обыском, сколько стремлением запугать Фейт, чтобы она либо сама привела его к тому, что он ищет, либо побоялась этим воспользоваться.

— Но что именно он ищет? — с отчаянием спросила Фейт. — Я ничего не помню. Вещь, которую я взяла у него, которую нашла или которую дали мне на хранение?

— Мы можем строить любые предположения, но это ничего не даст, — медленно произнес Кейн. — Мы даже не знаем размеров этого предмета. Судя по тому, что всю квартиру перевернули вверх дном, это может быть что угодно — от листа бумаги или компьютерного диска до предмета размером с коробку из-под обуви.

— Компьютерный диск?.. — Фейт посмотрела на Кейна. — Если Дайна забрала мой компьютер сразу после несчастного случая, значит, его уже не было здесь во время первого обыска. Мог ли это быть диск?

— Конечно, мог. Но если вы не спрятали копии ваших данных в каком-нибудь надежном месте и не вспомните, в каком именно, мы не сможем это узнать.

— И, — добавил Ричардсон, — если неизвестный искал компьютер и не нашел его в квартире, то он подумает, что вы забрали его с собой или где-то спрятали.

— Следовательно, вы остаетесь мишенью, — закончил Кейн.

Фейт снова почувствовала легкую тошноту.

— А что, если память никогда ко мне не вернется? Врачи говорят, что я могу никогда так и не вспомнить дни и даже недели перед аварией.

— Возможно, это окажется чем-то вроде разрезной картинки-головоломки, — отозвался Кейн, по-видимому сожалея о своей излишней откровенности. — Самый большой исчезнувший фрагмент — ваша память, но ведь есть и другие. Соберем их вместе и выясним, чего недостает в общей картине.

— Я готов оказать любую помощь, — предложил Гай Ричардсон. — Только скажите, что нужно.

Кейн без колебаний воспользовался предложением.

— Нам нужно взглянуть на полицейский рапорт об автомобильной аварии, в результате которой Фейт попала в больницу.

— Нет проблем. К концу дня я отправлю вам копию.

— Нам также не помешала бы любая информация, которую ты мог бы добыть о Фейт, с тех пор как она переехала в Атланту около полутора лет тому назад. Сообщала ли она когда-нибудь полиции о чем-то необычном? Бывали ли с ней прежде несчастные случаи? Короче говоря, любые сведения, касающиеся ее. — Кейн сделал небольшую паузу. — Завтра, Фейт, мы узнаем в вашем банке, арендовали ли вы там сейф. И нам нужно выяснить как можно больше о вашей дружбе с Дайной.

Ричардсон, подняв брови, посмотрел на Бишопа.

Тот усмехнулся:

— Ему бы следовало быть копом.

Фотограф доложил Ричардсону, что закончил работу, детектив поднялся и на прощание предостерег Фейт и Кейна:

— Будьте осторожны. Пока непонятно, что происходит, но ясно одно — мы имеем дело с решительным и очень опасным противником. Поэтому следите за каждым своим шагом.

— Постараемся, — пообещал Кейн.

Когда детектив и полицейский фотограф удалились, он обратился к Фейт:

— Завтра мы можем вызвать уборщиц и починить или заменить поврежденную мебель. А пока что, Фейт, упакуйте вещи, которые вам понадобятся примерно на неделю, и давайте поскорее уберемся отсюда.

Фейт молча вышла.

— Она могла сама устроить этот беспорядок вчера, прежде чем отправиться к тебе, — заметил Бишоп.

— Могла, — согласился Кейн. — Но я в это не верю. А ты?

Вместо ответа Бишоп пожал плечами, словно не желая открыто выражать недоверие Фейт.

— Ты хоть сознаешь, что кто-то может наблюдать за домом, а для нас крайне нежелательно демонстрировать какую-либо связь между тобой и Фейт?

— Разумеется, — кивнул Кейн. — Я также сознаю, что вчера вечером кто-то мог проследить за ней до моего дома, и тогда связь между нами уже установлена. Но мой дом охраняется куда лучше, чем этот, где охранник дежурит неполный рабочий день. К тому же там рядом с Фейт буду я. Так что, как бы на это ни смотреть, со мной она будет в большей безопасности.

— Я думаю не только о ее безопасности. — Бишоп пристально посмотрел на друга. — Тебе ни разу не приходило в голову, что Фейт может участвовать — прямо или косвенно — в исчезновении Дайны? Что она могла притащить за собой из Сиэтла целый воз неприятностей, в которые каким-то образом Дайна оказалась замешана?

— Конечно, я думал об этом, узнав об убийстве ее матери и сестры. — Кейн со вздохом откинулся на спинку стула. — Но что это меняет? Она не помнит своего прошлого, Ной. Ты видел ее лицо, когда рассказывал ей об убийстве? Фейт была потрясена, но не более, чем если бы услышала о гибели двух совершенно незнакомых людей. Она растерянна, одинока и не в состоянии защитить себя. Так что, помнит она что-то полезное для меня или нет — не столь важно. Я не могу оставить ее на произвол судьбы.

— Я и не говорю, что ты должен так поступить. Но Ричардсон был прав, советуя тебе соблюдать осторожность.

— Я и намерен это делать.

— Не сомневаюсь. Но если растерянное создание в соседней комнате заведет тебя прямиком в логово льва, осторожность тебя уже не спасет, — с горькой усмешкой сказал Бишоп.

Несколько секунд Кейн хранил молчание.

— Фейт может помочь мне найти Дайну, — заговорил он. — Это единственное, что я знаю. Больше мне не на что надеяться, Ной.

— Понимаю, — кивнул Бишоп, чувствуя, что уговаривать друга дальше бесполезно.

Было абсолютно темно и слишком холодно для начала октября, когда Дайна выключила фары джипа. Она поежилась, хотя на ней был теплый свитер, и, выходя, бросила неуверенный взгляд на лежащую на заднем сиденье нейлоновую куртку, но решила, что свитера достаточно. Если понадобится двигаться быстро, лишняя одежда будет ей только мешать.

Постояв несколько секунд возле джипа, пока ее глаза не привыкли к темноте, Дайна осторожно направилась вперед.

Перед ней темнел силуэт здания, и она на мгновение засомневалась, что приехала в нужное место. Указания были крайне неопределенными, и ей ничего не стоило прийти к неправильным выводам. Возможно, это даже не тот район.

Она насторожилась и замерла на месте. Что это было? Какой-то звук, похожий на всхлипывание?

Сердце Дайны бешено колотилось; она напрягала слух, изо всех сил стараясь сдерживать дыхание, чтобы не выдать своего присутствия. Если какой-то звук и раздался, то больше он не повторялся.

Возможно, у нее просто разыгралось воображение.

Видит бог, она имеет основания воображать что угодно.

Дайна остановилась, чтобы получше осмотреться. Помимо пяти чувств, функционировавших, как правило, превосходно, она обладала и шестым, которое Бишоп именовал «чувством паука» — обостренным восприятием окружающей обстановки.

Ее глаза быстро приспособились к сумраку — теперь Дайна различала больше деталей маячившего перед ней сооружения. Окна были высокими и темными — разглядеть что-либо за ними не представлялось возможным. Двери нигде не было видно. Она слышала негромкое унылое поскрипывание, словно ветер раскачивал ставню или кусок жести на крыше, и чувствовала запах древесины — но не только ее…

Стоя неподвижно, Дайна втягивала носом ночной воздух, ощущая знакомый, но никак не поддающийся определению запах.

Какое-то животное?

Она почувствовала, как ледяной парализующий страх охватывает ее.

Нужно немедленно уходить отсюда!

Из мрака внезапно и беззвучно метнулась темная тень, и страшный удар сбил Дайну с ног.

Потом пришла нестерпимая боль…

Глава 4

Проснувшись, Фейт обнаружила себя сидящей в кровати с поднятыми руками, как будто она защищала ими лицо. Ее сердце громко стучало, дыхание было неровным, а кожа — влажной, словно после пробежки в душный жаркий день.

Прошло несколько минут, прежде чем Фейт осознала, что она не лежит на холодной мокрой земле и загадочный зверь не рвет зубами ее плоть. Короче говоря, что она не Дайна.

Фейт находилась в спальне Кейна, куда она направилась после ленча, когда ею овладело внезапное желание поспать. Судя по часам на столике, прошло не более часа, но, поднявшись с кровати, Фейт чувствовала себя так, словно крепко проспала полдня. Все ее тело онемело, руки и ноги с трудом ей повиновались. Паника до сих пор не покидала ее — она все еще ощущала на себе острые зубы чудовища.

Пытаясь избавиться от кошмарных воспоминаний, Фейт решила, что до наступления ночи больше ни минуты не проведет в одиночестве. Она остановилась в дверях гостиной, не замеченная двумя мужчинами. Кейн сидел на диване, а Бишоп — в кресле, по другую сторону кофейного столика. Оба склонились над лежащими перед ними бумагами.

— Нет никаких признаков, что в аварии участвовала другая машина, — сказал Бишоп. — Все свидетели утверждают, что она потеряла контроль над управлением и врезалась в насыпь.

Фейт поняла, что они изучают рапорты о несчастном случае.

— Посмотри-ка! Никаких упоминаний о пузырьке с лекарством, — нахмурился Кейн. — А также подтверждений, что врач действительно прописал ей средство для расслабления мышц. Только отмечено, что от нее пахло алкоголем, и приложены результаты теста, проведенного в отделении «Скорой помощи». — Он сделал паузу. — Господи, содержание алкоголя в крови втрое выше нормы!

— Как это могло случиться? — Фейт вошла в комнату, села на диван и пробежала глазами строки полицейского рапорта. — Я только что ушла с работы. У меня просто не было времени столько выпить.

— Мы и не думаем, что такое произошло, — заверил ее Кейн, подняв со стола исписанный блокнот. — Я разговаривал с вашей начальницей. Без двадцати пяти шесть вы передали ей какие-то бумаги, из-за которых немного задержались, поговорили с ней минут пять, взяли сумку и покинули офис. В здании есть подземный гараж для сотрудников, куда они спускаются после отметки в табельной карточке. В вашей карточке отмечено, что вы забрали свою машину без десяти шесть. А в половине седьмого вы врезались в насыпь — в шести милях от вашего офиса.

Фейт задумалась:

— В принципе за сорок минут можно проехать шесть миль даже в часы пик, но…

— Но требуется солидное время для накачивания спиртным в таком количестве, чтобы потерять ориентацию и взвинтить уровень алкоголя в крови втрое больше допустимого, — возразил Кейн. — Если судить по результатам теста, вам пришлось бы тянуть скотч прямо из бутылки, сидя за рулем.

— Значит, если это невозможно…

— Возможно, но маловероятно, — прервал ее Бишоп. — Во-первых, на пути у вас не было ни одного бара, а в машине вы вряд ли пили, так как там при осмотре не обнаружили бутылки.

— Я могла выбросить ее по дороге, — предположила Фейт.

— Могли, но так как вы ехали встретиться с Дайной, чтобы вместе выпить, зачем вам было напиваться заранее?

— Что касается якобы прописанного вам лекарства для расслабления мышц, — снова заговорил Кейн, — то его, по-видимому, не существовало в природе. Пузырька не было ни у вас в квартире, ни в вашем столе в офисе, ни в сумке, ни в машине. Мы воспользовались записями в вашей чековой книжке и позвонили в аптеку, которой вы обычно пользуетесь. В течение шести недель до аварии вы предъявляли рецепт только на противозачаточные таблетки.

«Противозачаточные таблетки… Значит, в моей жизни все-таки был мужчина? — мелькнула в ее мозгу совершенно неуместная мысль. — Или я просто была готова к такой возможности?»

— Вы слушаете меня, Фейт?

Она подняла взгляд на Кейна, стараясь сосредоточиться на более важных проблемах.

— Я могу завтра справиться у лечащего врача в поликлинике, но похоже, мне не прописывали это лекарство. — Фейт посмотрела на сидящих рядом мужчин. — Каким же образом оно оказалось у меня в организме?

— Очевидно, — ответил Кейн, — кто-то незаметно подсунул его вам.

— При этом напоив меня за полчаса? — Фейт покачала головой. — Не представляю себе, чтобы я была на такое способна.

— Не исключено, что вам не пришлось пить, — заметил Кейн. — Держу пари, что существуют наркотики, способные имитировать комбинацию алкоголя и какого-нибудь лекарства, способную вызвать смерть или кому. Может быть, кто-то подсыпал вам эту штуку, подождал несколько минут, пока она подействует, потом плеснул немного алкоголя вам в рот и на одежду и усадил вас за руль, отлично зная, что вы не сможете проехать даже квартал, не врезавшись во что-нибудь. Учитывая напряженное движение в это время в деловом центре Атланты, все шансы были за то, что вы погибнете или серьезно пострадаете. А когда вы выжили после аварии, злоумышленнику не составило труда пробраться в отделение «Скорой помощи» и среди всеобщей суеты позаботиться, чтобы в бумагах было написано то, что нужно.

— Мы говорим о каком-то конкретном противнике? — спросила Фейт. — О человеке, который подстроил все, начиная от аварии и медицинских заключений и кончая исчезновением Дайны? Может быть, даже то, что произошло в Сиэтле?

— Если эти события связаны друг с другом, — отозвался Бишоп, — то за ними должен кто-то скрываться, но вряд ли это один человек.

— Не ты ли говорил мне однажды, что такие заговоры почти так же редки, как зубы у курицы? — осведомился Кейн.

— Да, но не забывай о слове «почти». Иногда такое случается. И если Дайна говорила тебе правду, упомянув, что работает над темой для статьи, где замешаны бизнес, политика и преступление, то вполне возможно, что мы столкнулись именно с этим.

— Но каким образом такая история может быть связана со мной? — спросила Фейт.

— В том-то и вопрос, — отозвался Кейн, задумчиво глядя на нее. — И мы должны найти на него ответ.

Бишоп взглянул на часы и поднялся.

— Самолет вылетает в начале седьмого. Вечером я буду дома, и если меня не запихнут в другой самолет, прежде чем я успею распаковать вещи, то завтра попробую что-нибудь разузнать насчет закрытого досье.

— Разве вы не говорили, что останетесь до завтра? — удивленно спросила Фейт.

— Планы изменились. — Бишоп не стал вдаваться в объяснения.

Внезапно в голове у Фейт послышался знакомый шепот: «Он бы не уехал, если бы думал, что я еще жива».

Фейт застыла, отчаянно пытаясь уловить хотя бы еще одно слово. Но едва слышный голос смолк.

— Что с вами, Фейт? — с тревогой спросил Кейн.

Бишоп, прищурившись, устремил на нее настороженный взгляд. Казалось, будто он тоже слышал этот голос.

Фейт сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться и дать себе время подумать. Неужели она теперь может поддерживать мысленную связь с Дайной и получить информацию, которая приведет их к ней или ее похитителям? Пока она сама не убедится в этом окончательно, лучше не рассказывать Кейну о голосе, звучащем в ее голове, и посещающих ее видениях, не сбивать никого с толку и не пытаться объяснить необъяснимое.

— Что-нибудь не так? — допытывался Кейн.

— Все в порядке. — Фейт говорила настолько спокойно, что почти убедила себя в искренности своих слов. — Мне показалось, будто я что-то вспомнила, но это сразу же ускользнуло.

Бишоп не стал ее опровергать, но Фейт на миг показалось, что он собирался это сделать.

Фейт решила не рассказывать Кейну о своем последнем «сне», так как не видела в нем ничего, что могло бы помочь его поискам Дайны или ее поискам собственного прошлого. Сон не сообщил никакой конкретной информации — панорама была слишком темной и незнакомой, чтобы она сумела определить то место, где, по-видимому, исчезла Дайна.

К тому же ее сны и внезапные мысленные контакты с Дайной могли быть всего лишь следствием буйного воображения вкупе со случайными догадками. Казалось невероятным, чтобы существовала настолько сильная телепатическая связь между ней и другой женщиной, чтобы она могла заново переживать происшедшие с Дайной события, ощущать ее эмоции и слышать у себя в голове ее голос.

Как можно верить в подобное?

И все же, несмотря на все сомнения, Фейт верила в существование связи между ней и Дайной. Она не знала, как и почему эта связь возникла, но была уверена в ее реальности. Хорошо бы использовать эту связь, чтобы найти Дайну…

Но Фейт не могла этого сделать, как не могла и обрести вновь исчезнувшие воспоминания о прошлом. Собственная беспомощность сводила ее с ума.

Когда Кейн вернулся, отвезя Бишопа на такси в аэропорт, Фейт сидела на кушетке с блокнотом и записной книжкой, которую она привезла из своей квартиры.

Прежде чем Кейн успел спросить, чем она занимается, Фейт сняла трубку и набрала номер женской клиники. Прошло несколько минут, прежде чем ей удалось связаться с кабинетом пользовавшего ее врача и договориться о приеме на завтра.

— Значит, завтра вы увидитесь с вашим доктором? — спросил Кейн, когда она положила трубку.

Фейт кивнула:

— Она покажет мне мою карту, так что я смогу хоть что-то узнать о своем прошлом — по крайней мере, с медицинской точки зрения. Похоже, доктор знала о несчастном случае, хотя не объяснила, каким образом она о нем услышала.

Кейн стал собирать документы и полицейские рапорты, которые они с Бишопом просматривали ранее. Он заметил, что Фейт, перевернув несколько страниц записной книжки, недоуменно смотрит на какую-то запись.

— Что-нибудь нашли?

Она неуверенно пожала плечами:

— Даже не знаю, что сказать. Тут записан адрес и телефон без каких-либо дополнительных указаний.

— Номер местный?

— Районный код не отмечен. — Фейт снова подняла трубку. — Есть только один способ это выяснить.

После трех гудков на другом конце провода отозвался женский голос:

— Хейвн-Хауз.

Название ничего не говорило Фейт, но она подумала, что в этом месте могут знать ее имя, и после секундного замешательства представилась:

— Это Фейт Паркер.

— Фейт? — удивленно откликнулась женщина на том конце провода после небольшой паузы. — Последний раз, когда мы о вас слышали, вы еще были в коме!

— Я выписалась из больницы только на прошлой неделе.

— И с вами все в порядке? Я имею в виду…

— Физически — да, — ответила Фейт. — Но у меня некоторые проблемы с памятью. Простите, но я не помню, кто вы.

— Карен. — Голос в трубке звучал настороженно.

Фейт быстро записала имя.

— И мы… знали друг друга?

— Конечно. До последних месяцев вы, возможно, проводили больше времени здесь, чем в собственной квартире. Мы всегда держали для вас койку на случай, если вы захотите остаться.

— Боюсь, я чего-то не понимаю, — озадаченно произнесла Фейт. — Что собой представляет Хейвн-Хауз? — Она думала, что это нечто вроде пансиона, но правда оказалась абсолютно неожиданной.

— Это приют, — ответила Карен еще более настороженно. — Приют для женщин, подвергающихся жестокому обращению.

Фейт машинально стала записывать эту информацию и, посмотрев на ручку, осознала, что пишет правой рукой. Она переложила ручку в левую, все еще ошеломленная услышанным.

— Приют… И я… работала там? В качестве добровольца?

— Вы оказывали помощь, когда могли, как и все мы. — Голос Карен стал твердым. — Если вы в самом деле Фейт и рассказали мне правду, то я очень сожалею, но больше ничего не могу сообщить вам по телефону. Мы должны соблюдать осторожность. Слишком многие из нас скрываются от преследований.

— Понимаю. — Фейт очень хотелось, чтобы сказанное ею соответствовало действительности. — А я могу приехать к вам? У меня есть адрес. — Она назвала его, дабы убедиться, что запись в книжке правильная.

— Наши двери всегда открыты для женщин, — сказала Карен. — Но напоминаю, если вы забыли правила: никаких мужчин. Исключения не допускаются.

— Хорошо, я запомню. Спасибо, Карен.

— Не за что.

Фейт медленно опустила трубку на рычаг.

— Что еще за приют? — сразу же осведомился Кейн.

— Для женщин, подвергающихся жестокому обращению. И… меня там знают. — Даже произнося это, Фейт испытывала странное чувство.

— Но она больше ничего вам не сообщила?

— Она отказалась что-либо сообщать по телефону. Это вполне понятно. Мне придется поехать туда и поговорить с ними. Лучше сделать это сегодня. Не знаю, есть ли тут связь с Дайной, но…

— Дайна писала статью о приюте для женщин, подвергшихся насилию, — внезапно вспомнил Кейн. — И Конрад, ее поверенный, говорил, что она пожертвовала на него деньги… — Он сделал паузу. — Но если Дайна жертвовала также и время, посещая приют, то она никогда об этом не упоминала.

— Естественно. По словам Карен, они требуют соблюдать секретность. — Фейт посмотрела на запись в адресной книжке. — Я даже не записала название.

Кейн кивнул и посмотрел на часы.

— Тогда поехали. Меня они не впустят, но я, по крайней мере, прослежу, чтобы вы вошли туда и вышли целой и невредимой.

Фейт не возражала. Но когда они подъехали к приюту, который оказался приятным на вид старым домом в тихом пригороде, она подумала, что ее визит может затянуться, и усомнилась, что Кейну хватит терпения сидеть и ждать ее.

— Вы говорили, что хотите побеседовать с Ричардсоном о полицейском рапорте, — напомнила она ему. — Почему бы вам не съездить к нему, пока я буду здесь? Если мы разделимся, то быстрее сможем узнать что-нибудь полезное.

Фейт понимала, что Кейн и сам это знает, но боялась, что он не захочет оставлять ее в приюте.

Кейн написал на листке номер своего сотового телефона и протянул Фейт.

— Если я не вернусь до вашего ухода, позвоните.

Фейт кивнула. Выйдя из машины, она направилась к парадной двери и позвонила, обратив внимание на помещенную у входа видеокамеру.

Дверь открыла высокая, очень худая женщина лет тридцати пяти, с темными волосами, уже начинающими седеть. Окинув посетительницу внимательным взглядом, она заговорила, и Фейт узнала голос, который слышала по телефону.

— Вот и вы, Фейт. Рада вас видеть.

Фейт вошла в дом, думая о том, какие вопросы ей задать этой женщине и другим обитательницам приюта, помимо стереотипного: «Не знаете ли вы, кто я?»

В доме было тихо, даже для воскресенья. Откуда-то сверху доносились детские голоса и смех, а также звуки фортепиано, на котором кто-то неуверенно играл, то и дело сбиваясь.

— Давайте побеседуем в моем кабинете, прежде чем вы повидаете остальных, — предложила Карен, очевидно, все еще оберегая покой обитателей приюта. Фейт согласилась, и они прошли в маленькую захламленную каморку без окон, вероятно, ранее служившую кладовой. Здание приюта носило признаки недавнего ремонта, но деньги явно расходовались на самое необходимое, куда, видимо, не включался комфорт директора.

— Я думала о том, что вы мне сказали, — заговорила Фейт, когда Карен села за письменный стол, — и если вам нужно, чтобы кто-то подтвердил мои слова о потере памяти, то мой врач сможет это сделать.

Карие глаза Карен смягчились.

— В этом нет надобности. Я вам верю. Кроме того, я знаю вас больше года, Фейт, и убеждена, что вы никогда не причините вреда приюту или женщинам и детям, которые нашли в нем второй дом.

— Как я… здесь оказалась? — Фейт знала, что должна об этом спросить, хотя не была уверена, что хочет слышать ответ.

— Так же, как и все остальные. — Карен печально улыбнулась. — В вашем случае причиной стал бывший муж.

Фейт судорожно сглотнула, ощутив знакомую дрожь. Тем не менее эти слова не пробудили никаких воспоминаний.

— Вы знаете его имя? Что произошло между нами?

Карен покачала головой:

— Такие вопросы мы здесь не задаем. А вы никогда об этом не рассказывали — только упомянули, что развелись с ним и что он работал где-то на Западном побережье.

— Я пришла сюда, потому что боялась его?

— По-моему, вы обратились к нам, так как ваш врач считал, что вам необходимо найти какое-нибудь место в Атланте, где бы вы чувствовали себя в безопасности. Это относится ко всем женщинам, подвергавшимся жестокому обращению, — им нужно безопасное место. К тому же всегда полезно проводить время с людьми, которые понимают, через что вы прошли.

Фейт также хотела бы это понять. Но она не помнила, чтобы ее кто-то обижал — тем более муж.

Хотя это могло бы объяснить несколько маленьких шрамов, которые она обнаружила у себя на теле.

— Значит, вы мало знаете о моем прошлом? — спросила она, пытаясь сосредоточиться.

— Мы здесь стараемся жить настоящим. Вы можете поговорить с другими женщинами, но наш приют считается временным убежищем, так что у нас редко задерживаются надолго. Боюсь, что сейчас здесь не много женщин, которые вас знают. Андреа, Кэти, может быть, Ева — больше никого не могу припомнить.

— Полагаю, вы не можете дать мне имена и нынешние адреса женщин, с которыми я могла общаться несколько месяцев назад?

— Сожалею, Фейт, но это против правил.

— Да, понимаю. — Фейт вздохнула. — Я была бы вам очень признательна, если бы смогла поговорить с женщинами, которые меня знали. Но сначала я хотела бы спросить вас о Дайне Лейтон.

Худое лицо Карен сразу напряглось.

— Господи, эта история с ее исчезновением просто ужасна! Когда это случилось, мы грешили на человека, с которым у нее была связь. Конечно, мы все здесь пристрастны…

Фейт впервые пришло в голову, что Кейна могли считать замешанным в исчезновении Дайны.

— Полиция думала, что он мог… причинить ей вред? — медленно спросила она.

— Обычные измышления прессы — я не верю, что полиция когда-либо всерьез его подозревала. Согласно газетам, у него было алиби на весь период, в течение которого Дайна могла исчезнуть, да и никто не мог обнаружить даже намека на мотив, по которому он мог хотеть от нее избавиться. К тому же и она его не боялась.

— Откуда вы знаете?

— По ее глазам. — Улыбка Карен была грустной. — Обиженную, затравленную женщину всегда выдает взгляд. У Дайны его не было. Теперь его нет и у вас.

Это удивило Фейт.

— В самом деле?

— Именно поэтому я поняла, что вы действительно потеряли память. Вы не помните страха, унижений, стыда. Не помните, как вы страдали, когда мужчина использовал свою силу и свой гнев в качестве оружия.

Фейт сознавала, что в ее прошлом существуют вещи, которые она надеялась забыть навсегда.

— Дайна никогда такого не испытывала, — продолжала Карен. — И хотя она мало говорила о Кейне Макгрегоре, по ее словам было ясно, что она любит его.

Фейт хотелось развить эту тему, но она хорошо понимала, что ею движет личное любопытство и что это не поможет им найти Дайну. А они должны это сделать — пока еще не поздно.

— Насколько хорошо вы знаете Дайну? — спросила Фейт, сознательно используя настоящее время.

Карен задумалась:

— С одной стороны, я знала… знаю ее очень хорошо, а с другой — не уверена. Дайна была толковой, понимающей, поразительно щедрой. Ей можно было доверить любую тайну — она хранила бы ее так же тщательно, как свою собственную. Но я не могу ничего сообщить вам о ее прошлом или о том, чем она занималась и где бывала. — Карен сделала паузу. — Дайна впервые приехала сюда несколько месяцев назад, чтобы написать статью о нашем приюте, но, и закончив работу, продолжала приезжать и жертвовать ради нас своим временем и деньгами. Здесь она с вами и познакомилась.

Фейт встрепенулась:

— Неужели?

— Да. Просто удивительно, как вы сразу друг другу понравились. Помню, в первые дни вы сидели на ступеньках и говорили часами. Потом я спросила вас об этом, и вы сказали, что впервые в жизни начали верить в реинкарнацию, так как хотя вы с Дайной никогда раньше не встречались, но, несомненно, были очень близки в какой-то иной стадии вашего существования. По вашим словам, она была единственным человеком, которому вы могли полностью доверять.

Фейт немного подумала, прежде чем сформулировать следующий вопрос.

— А я никогда не претендовала на способности экстрасенса?

Карен удивленно приподняла брови:

— Никогда этого не замечала. В разговорах со мной вы тоже никогда не упоминали об этом. Вы всегда стояли обеими ногами на земле — даже посмеялись над собой из-за того, что допускали возможность реинкарнации.

— А Дайна?

— От нее я тоже никогда не слышала ничего подобного.

«Это, — подумала Фейт, — не значит ровным счетом ничего». Дайна явно стремилась по возможности четко разделять различные области своей жизни. Но Фейт не была уверена, в какой из этих «областей» было ее место — в гуманитарной сфере, куда относился приют для женщин, которым Дайна, безусловно, сочувствовала, или же сфере профессиональной, куда относился материал для статьи, возможно, подвергший опасности их обеих.

— Дайна много времени проводила здесь перед исчезновением? — спросила она наконец.

— Нет, мы не видели ее несколько недель. Только после несчастного случая с вами она пришла рассказать о происшедшем. Мы хотели послать цветы или навестить вас, но Дайна нас отговорила.

— Вот как?

Карен кивнула:

— Дайна сказала, что вы в коме, что врач возражает против лишних посетителей и что она будет держать нас в курсе дела. После этого она приходила еще несколько раз, и больше мы ее не видели. У нас было много дел, да и прошло время…

Фейт поняла, что о ней просто забыли. Хотя это причинило ей боль, она постаралась улыбнуться.

— Естественно.

— Я очень сожалею, Фейт. Мы с вами не были особенно близки, но мне следовало быть более внимательной.

— Не беспокойтесь об этом. Одна из положительных сторон потери памяти — то, что забываешь старые обиды. Карен, можно мне повидать тех женщин, с которыми, по вашим словам, я дружила?

— Боюсь, что сегодня для этого не самый удачный день — сейчас здесь только Кэти. Это она пытается играть на фортепиано. Ее мать, Андреа, совершила глупость, встретившись пару дней назад со своим бывшим супругом, и сейчас она в больнице. Что касается Евы, то она уехала из города навестить родственников, но должна вернуться со дня на день.

Фейт уже начинала привыкать к подстерегающим ее почти на каждом шагу разочарованиям. Несколько секунд она прислушивалась к отдаленным неуверенным звукам рояля.

— Очевидно, Кэти мне действительно ничем не поможет. Сколько ей лет?

— Семь, хотя она выглядит старше. — Карен снова печально улыбнулась. — В этом доме все взрослеют слишком быстро. Конечно, вы можете с ней поговорить. Насколько я помню, вы ей всегда нравились.

— А Дайна тоже ей нравилась?

— Да, очень.

Девочка сидела одна в помещении, очевидно, служившем общей музыкальной и игровой комнатой. На ней были белые брюки и майка; длинные светлые волосы, зачесанные назад, придерживались розовыми пластмассовыми заколками. Она походила на куклу Барби. Кэти с серьезным видом выслушала объяснения Карен, что Фейт «была больна и теперь помнит все не так хорошо, как ей хотелось бы».

Фейт на мгновение ощутила себя покинутой, когда Карен оставила ее с девочкой, но потом села рядом с ней на скамью и сказала:

— Привет, малышка. Что ты играешь?

Кэти окинула Фейт внимательным взглядом голубых глаз, потом снова посмотрела на клавиатуру, дважды нажала на белую клавишу и только потом ответила:

— Что-то из «Прекрасного мечтателя», но мне это не нравится. Я не могу много играть одно и то же. Вас долго не было, и никто не может научить меня чему-нибудь новому. — Девочка явно постаралась, чтобы последняя фраза не звучала обвиняюще.

— Я очень сожалею об этом, Кэти.

Не раздумывая, Фейт положила руки на клавиатуру и сыграла несколько тактов.

— Ты бы хотела это выучить? Это называется «Лунная соната». Красиво, правда?

Музыка… До сих пор она не помнила, что знает ее.

Кэти критически склонила голову набок:

— Звучит грустно.

Фейт перестала играть.

— Так и есть. Я забыла, что это грустная пьеса. Тогда мы с тобой разучим что-нибудь другое. В следующий раз я принесу ноты, ладно?

— Вы уже обещали, что принесете.

Голос девочки звучал равнодушно, по ее виду можно было легко догадаться, что девочку так часто обманывали, что она не верит уже никому.

Это вызвало у Фейт неприятное чувство, но она ограничилась фразой:

— Теперь я не забуду.

Кэти снова посмотрела на нее:

— А где Дайна?

Фейт была застигнута этим вопросом врасплох.

— Не знаю, Кэти, — честно призналась она.

— Почему же вы ее не спросите? — рассудительно осведомилась девочка.

— Если я не знаю, где она, то едва ли могу это сделать.

— А вы закройте глаза и спросите, — посоветовала Кэти, и теперь в ее голосе послышались нотки нетерпения. — Вы всегда так делали. Это была игра, в которую играли вы обе. Вы закрывали глаза и говорили: «Дайна, позвони мне», и телефон сразу же звонил.

— Неужели? — ошеломленно спросила Фейт.

— Конечно. Разве вы этого не помните?

— Нет, — вздохнула Фейт. — Не помню.

Глава 5

— Вы почти все время молчите с тех пор, как мы вернулись из приюта, — заметил Кейн.

Это соответствовало действительности, но Фейт не хотелось говорить о том, что она узнала в Хейвн-Хаузе. Фейт рассказала только основное — что она и Дайна познакомились в приюте и часто проводили там время. Без лишних эмоций Фейт сообщила, что была замужем за человеком, который ее оскорблял, развелась с ним, но ничего об этом не помнит. Она не упомянула о разговоре с девочкой и о том, что, как выяснилось, и прежде, до аварии, поддерживала телепатическую связь с Дайной.

Фейт все еще не могла до конца в это поверить.

— Вы тоже что-то не слишком разговорчивы.

Она беспокойно мерила шагами гостиную, пока не остановилась возле рояля, стоящего в углу у стеклянных дверей, выходящих на балкон. Снаружи было темно. Сейчас уже было слишком поздно что-либо предпринимать — куда-то идти, задавать вопросы, пытаться продвинуться хотя бы на дюйм к разгадке исчезновения Дайны, — и если это сводило с ума Фейт, то можно было хорошо себе представить, что испытывает Кейн.

Впрочем, для него это продолжалось уже несколько недель, и теперь он должен понимать, что бессмысленно доводить себя до изнеможения, что еда и сон по-прежнему необходимы, что приходится мириться с моментами бездействия, как бы отчаянно ему ни хотелось продолжать поиски.

— Похоже, сегодня нам обоим не слишком повезло, — сказал Кейн. — Ричардсон не смог сообщить ничего нового о вашем несчастном случае, а вам в приюте тоже не удалось выяснить ничего полезного.

Фейт села на стул у рояля и начала рассеянно наигрывать одной рукой мелодию, глядя на скользящие по клавишам пальцы с алыми ногтями.

— Ненавижу вынужденное бездействие, — пробормотала она.

Теперь Фейт играла обеими руками — тихая музыка отвлекала ее от тиканья часов на стене, но не могла заглушить ощущения напрасной потери времени. Минуты и часы ускользали слишком быстро…

Кейн пересек комнату и облокотился о рояль.

— Вы хорошо играете.

Погруженная в музыку и забывшая обо всем Фейт внезапно ощутила неуверенность. Ее пальцы начали спотыкаться, взяли несколько фальшивых нот и наконец застыли.

— До сегодняшнего дня я даже не знала, что умею играть на рояле. А Дайна тоже играла?

— Нет. — Кейн печально улыбнулся. — Она утверждала, что ей медведь на ухо наступил и что музыка для нее просто набор звуков. Поэтому я считал великодушным с ее стороны, что она не уходила из комнаты, когда я играл.

Фейт подумала, что на месте Дайны она мирилась бы с чем-то и более серьезным, чем звуки фортепиано, если бы это позволяло проводить время с Кейном. «Но ведь в него влюблена не ты, а Дайна, — напомнила она себе. — Ты ощущаешь ее воспоминания и ее эмоции, а не свои собственные».

Пытаясь переключить ее на что-то другое, Фейт вспомнила сон, который видела днем.

— Разве не может случиться, — осведомилась она, — что исчезновение Дайны не связано ни с ее работой, ни с моим прошлым, что она просто оказалась в неподходящем месте в неподходящее время и поэтому попала в переделку?

— Конечно, может, — кивнул Кейн. — Именно так считает полиция, потому что ей не удалось добыть доказательства противоположного. Но я в это не верю — и вы, по-моему, тоже.

Поколебавшись, Фейт спросила:

— На Дайну когда-нибудь нападала собака?

— Насколько я знаю, нет, — с удивлением отозвался Кейн. — Напротив, животные ее любили. А почему вы спрашиваете?

— Я… сегодня я видела еще один сон. Когда вздремнула после ленча. Как была одета Дайна в день своего исчезновения? В джинсы и голубой свитер?

— Да. — Кейн выпрямился, беспокойно барабаня пальцами по полированной поверхности рояля. — Что именно вам снилось, Фейт?

— Ничего полезного для поисков Дайны — поэтому я вам и не рассказывала раньше. Было слишком темно, чтобы догадаться, где это происходит. Дайна припарковала джип возле какого-то здания и стала к нему осторожно подбираться. Она была очень возбуждена и настороженна — возможно, даже испугана. А потом откуда-то выскочила большая собака и бросилась на нее.

— Вы уверены, что собака на нее напала?

Фейт припомнила горячее дыхание животного, острые зубы, раздирающие ее плоть, и несколько раз кивнула:

— Да, уверена.

Лицо Кейна стало мрачным.

— Вчера вы были уверены, что ее пытали.

— Кейн, все эти вспышки воспоминаний о Дайне обрывочны и непоследовательны. Я не могу сказать вам, в каком порядке все происходило, случилось ли это несколько месяцев назад или только вчера. Но я уверена, что сегодня видела во сне происходившее в ту ночь, когда она исчезла. Дайна подверглась нападению, и, если бы такое случилось раньше, вы бы об этом знали. Думаю, эпизод с собакой был частью того, что привело к ее исчезновению.

— А пытки? — Кейн с трудом произнес это слово.

— Я по-прежнему уверена, что ее пытают… или пытали. Очевидно, похитителям нужны какие-то сведения, которые она не желает им сообщать.

— Как вы можете быть в этом настолько уверены?

Фейт собрала всю силу воли, чтобы, не дрогнув, выдержать его взгляд.

— Не знаю. В приюте мне сказали, что после нашего знакомства мы с Дайной вели себя как сестры. Я не могу объяснить странные ощущения, которые испытываю после выхода из комы. Но я убеждена, что все, виденное мной во время этих непонятных вспышек, происходило в реальности. Между мной и Дайной существует тесная телепатическая связь.

— Тогда почему вы не в состоянии сказать, где она?

— Не знаю. Мне очень жаль…

Кейн склонился к ней:

— А вы пытались связаться с ней непосредственно?

Фейт припомнила слова Кэти о том, как легко ей удавалось это делать. Но что, если попытка окончится неудачей и оборвет существующую хрупкую связь?

— Ну? — настаивал Кейн.

Фейт чувствовала себя загнанной в угол.

— Я не знаю, как этого добиться, — прошептала она.

— Должен существовать какой-то способ, — настойчиво продолжал Кейн, воодушевленный надеждой. — Сосредоточьтесь, Фейт. Закройте глаза и думайте о Дайне.

Ей не хотелось этого делать. С закрытыми глазами мрак, окутывающий ее память, становился еще более жутким. Но она не могла отказать Кейну.

Фейт закрыла глаза и попыталась сконцентрировать внимание на Дайне, не думать ни о чем, кроме того, где она может находиться…

— У нас нет доказательств, — покачала головой Дайна.

— Тогда мы должны их добыть, — отозвалась Фейт. Несколько секунд она задумчиво грызла ноготь. — Только надо действовать осторожно. Эти ребята играют всерьез.

— Можешь меня не предупреждать. Если то, что мы подозреваем, правда, значит, они уже убивали, чтобы сохранить свою тайну, и не станут колебаться, чтобы убить снова.

— Я уверена, что это правда. Так что нам понадобится страховка — что-нибудь, чем мы могли бы воспользоваться, если нас прижмут к стене.

— Фейт… — На секунду Дайна заколебалась. — Я знаю, чего ты лишилась, и понимаю твои чувства…

— Ничего ты не знаешь. — Ее голос звучал резко. — Эти чертовы ублюдки отобрали у меня абсолютно все, Дайна, и вышли сухими из воды.

— Тем более нам следует быть осмотрительными, — предостерегла подругу Дайна. — Мы должны твердо во всем убедиться, Фейт. Должны иметь доказательства, с которыми можно обратиться в суд. Иначе ты никогда не добьешься справедливости.

— Справедливости? — На губах Фейт мелькнула странная улыбка. — Да, конечно…

— Фейт…

Внезапно лицо Дайны стало зыбким, расплылось и исчезло. На смену ему пришло другое видение.

Она снова оказалась в сырой и темной комнате, с привязанными к подлокотникам стула запястьями. Ее руки онемели, и, посмотрев на них, она увидела, что проволока разрезала плоть почти до кости. Кровь мерно капала на пол. Интересно, сколько у нее еще осталось крови…

— Говори…

Мужской голос звучал удивительно спокойно, почти мягко. Она пыталась посмотреть на него, но темнота и опухшие веки позволяли разглядеть только нависающий над ней силуэт.

— Все, что ты должна сделать, чтобы прекратить боль, это сообщить мне то, что я хочу знать, Дайна.

Она молча покачала головой.

Кулак снова обрушился на нее. Удар был таким жестоким, что отбросил голову назад, едва не сломав шею. «Еще один такой удар, — с безразличием подумала она, — и он уже никогда не узнает то, что ему нужно».

В темноте прозвучало ругательство, свидетельствующее, что невидимый наблюдатель согласен с ней.

— Осторожнее! — проворчал он. — От мертвой мы уже точно ничего никогда не узнаем.

Она хотела сказать, что это всего лишь вопрос времени, что ее жизнь по капле вытекает на холодный цементный пол, но знала, что если откроет рот, то начнет кричать, а этого нельзя допустить.

— Только скажи нам, Дайна, где это искать, и мы тебя отпустим.

Если бы ей хватило сил, она бы рассмеялась. Отпустят? Она знала, что на своих ногах уже никогда не покинет сырую и холодную комнату, что больше никогда не увидит солнечного света, никогда не увидит Кейна…

Неужели им непонятно, что она это знает!

Еще один удар — возможно, чуть менее жестокий, но в тот момент она была не в состоянии об этом судить, так как боль постоянно пронизывала ее тело обжигающими волнами. Они уже практически убили ее — садистские удары лишь довершали дело.

— Это не сработает, — равнодушно заметил палач, обращаясь к наблюдателю. — Я тебя предупреждал.

— Тогда начни ломать ей пальцы.

— Она не почувствует боли. У нее онемели руки.

— Значит, сломай ей что-нибудь, что она почувствует… — посоветовал из мрака безликий голос.

Тень вновь нависла над ней. Дайна отчаянно пыталась думать о чем-нибудь другом…

Словно бы для того, чтобы пощадить ее, видение снова сменилось. Теперь она быстро шла по смутно знакомому коридору.

— Фейт! — Дайна догнала ее и обеспокоенно нахмурилась. — Тебе удалось узнать что-нибудь?

— Нет, — ответила Фейт. — Ничего. Но, рано или поздно, нам представится еще один шанс.

Обе женщины говорили тихо и не позволяли себе расслабиться, пока не добрались до лестницы и не начали спускаться.

— У нас слишком мало времени, — заметила Дайна.

— По-моему, мой телефон прослушивают, — сказала Фейт.

— Что? — Дайна даже остановилась на ступеньке, не в силах сразу совладать с охватившей ее тревогой.

— Это просто неясное ощущение, но я уверена, что права.

Дайна молчала, а когда они спустились в гараж, схватила Фейт за руку.

— У меня тоже неясное ощущение, и притом скверное, — призналась она. — В одиночку мы не справимся, Фейт. Нам нужна помощь.

— Ты ведь знаешь, Дайна, что я не доверяю копам.

— Знаю. Но есть один сотрудник ФБР, на которого я могу положиться.

— Сотрудникам ФБР я доверяю еще меньше.

— Но мне ты доверяешь? А я доверяю ему, — заявила Дайна.

Фейт поколебалась несколько мгновений, затем покачала головой:

— Пожалуйста, не надо. Я хочу еще раз попробовать найти доказательства. Это очень важно для меня.

Теперь настала очередь колебаться Дайне. Наконец она кивнула:

— О'кей, подождем еще несколько дней.

— Неделю. Мне нужна минимум неделя.

— Хорошо, пусть будет неделя, — неохотно согласилась Дайна. — Но после этого я обращусь в полицию. Понятно?

— Договорились, — кивнула Фейт. — А сейчас давай убираться отсюда, пока кое-кто не увидел нас вместе.

Они быстро направились каждая к своему автомобилю. Фейт завела мотор и подождала, пока джип Дайны выедет из гаража. Место казалось ей слишком темным, и она поспешно заперла дверцы машины.

Посмотрев на лежащую рядом с ней на переднем сиденье большую сумку, Фейт пробормотала:

— Прости, Дайна. Но ты бы попыталась меня остановить, а я не могу позволить им ускользнуть и на этот раз…

Вздрогнув, Фейт открыла глаза, обнаружив, что лежит на диване в гостиной, укрытая одеялом. Она смутно ощущала, что прошло немало времени…

— Фейт!

Кейн присел на краешек дивана и коснулся ее щеки. Его лицо было бледным и напряженным.

— Господи, больше никогда этого не делайте!

— Чего не делать? — переспросила она. — Что произошло?

— Вы отключились и так напугали меня. Я попросил вас сосредоточиться на попытке связаться с Дайной, и в следующий момент вы соскользнули со стула. Вы ни на что не реагировали, и если бы не нормальный пульс и ровное дыхание, я бы сразу же вызвал «Скорую помощь».

— И надолго я отключилась?

— Больше чем на час. Уже почти полночь. — Вздохнув, Кейн убрал руку от ее лица и откинулся назад. — Ной рассказывал мне о таких вещах. Некоторые экстрасенсы, которых он встречал, впадали в состояние транса, не подавая видимых признаков жизни, как будто мобилизуя всю энергию на использование «шестого чувства». Нечто подобное происходило с вами, поэтому я не стал вмешиваться. Как вы себя чувствуете?

Оценив свое физическое состояние, Фейт пришла к выводу, что чувствует себя нормально, только немного устала. Однако к эмоциональному состоянию это не относилось. «Состояние транса» походило на падение в бездонную черную яму, и этот опыт ей очень не хотелось больше повторять.

— Со мной все в порядке, — ответила она. — Только, пожалуйста, никогда не просите меня делать это снова.

Кейн кивнул.

— Но это сработало? — осведомился он. — Вам удалось связаться с Дайной?

Фейт не хотела сообщать Кейну подробности сцены пыток. Ему незачем это выслушивать. Лучше сосредоточиться на двух других сценах.

— Ну?

Она покачала головой:

— Я не связалась с Дайной в том смысле, какой вы имели в виду. Это были… просто сцены из прошлого, но думаю, на сей раз более полезные, чем прежде.

— В каком смысле? Что вы видели? — Кейн едва мог усидеть на месте от нетерпения.

Фейт рассказала ему то, что помнила о двух сценах, которые как будто доказывали, что они с Дайной вместе проводили какое-то расследование. Она старалась припомнить детали, но сознавала, что в результате возникает еще больше вопросов — включая тот, который особенно не давал ей покоя. Что именно она скрывала от Дайны и каким образом вообще могла что-либо от нее скрывать, если они вступали в контакт так легко, как утверждала Кэти?

«Она всего лишь маленькая девочка и, возможно, поняла это не совсем правильно…»

На мгновение Фейт застыла, не понимая, принадлежит ли эта мысль ей или кому-то еще, но не нашла ответа.

— Значит, это должно быть как-то связано с моим прошлым — с тем, что случилось в Сиэтле, — закончила она. — Вот почему я твердо решила, что на этот раз им не удастся ускользнуть. Мы искали доказательства, и я что-то нашла — что-то не слишком большое по размеру, что можно было спрятать в моей сумке, — но не сообщила об этом Дайне, по крайней мере, тогда.

— И вы понятия не имеете, что это за доказательство?

Фейт покачала головой:

— Это походило на кино — как будто я смотрела и слушала, как они… как мы разговариваем. Не знаю, о чем думала Дайна, а о чем — я. Мне известно только то, что я что-то обнаружила, но по какой-то причине не хотела говорить об этом Дайне — во всяком случае, пока я не смогу…

— Не сможете что?

Фейт пыталась поймать ускользающее воспоминание, но потерпела неудачу.

— Не знаю. Простите.

— Подумайте как следует, Фейт. Может быть, это помогло бы нам узнать, где находится Дайна.

Кейн смотрел на нее с такой мольбой, что она сдалась.

Фейт нехотя представила себе холодное сырое помещение с цементным полом и двух мужчин, допрашивавших Дайну, один из которых пытал ее, не проявляя при этом никаких эмоций, а другой настойчиво требовал получить от нее информацию, прежде чем она умрет.

«Она умирает — я знаю! Как мне сказать ему это?»

И тотчас же в голове у нее послышался отдаленный шепот:

«Ты не должна ему рассказывать!»

— Фейт?

— Не думаю, чтобы это нам помогло, — спокойно ответила она. — Коридор здания, где я искала доказательства, показался мне смутно знакомым, но я понятия не имею, где это находится. Я вообще не знаю, где происходили эти две сцены.

— Но вы бы узнали эти места, если бы увидели их снова?

— Коридор — да. А другое место… Трудно сказать. Но то здание, где находится коридор, кажется более важным. Если я искала там доказательства и что-то нашла, значит, это должно помочь нам отыскать Дайну, верно?

— Хотел бы я знать.

— Мы можем поискать его. Начнем с наиболее вероятных мест — здания, где я работала, и других, где я могла бывать. Для начала достаточно, не так ли?

— Да, конечно…

Глядя на Кейна, Фейт внезапно испытала острое чувство одиночества. Он был целиком и полностью сосредоточен на Дайне, думая лишь о способах найти ее. Это снова напомнило Фейт, что у нее нет никого и ничего…

— Я хотела бы быть более полезной, — вздохнула она.

Кейн посмотрел на нее:

— Но вы и так приносите много пользы, Фейт. С вашей помощью удалось добыть больше фрагментов картинки-головоломки, чем я смог найти за все недели после исчезновения Дайны.

— Но мы все еще не знаем, как эта картинка должна выглядеть.

— Узнаем, — твердо заявил Кейн.

Фейт надеялась, что он прав. Но сейчас она лишь могла мучить себя вопросом, ее ли вина в том, что Дайна умирает, и что сделает Кейн, когда узнает об этом.

— Право же, мисс Паркер, я больше ничего не могу вам сообщить.

Доктор Мерфи закрыла папку с историей болезни и посмотрела на нее.

— В ваших визитах в клинику в течение того периода, когда вы являлись моей пациенткой, не было ничего необычного — просто регулярные осмотры или незначительные жалобы. Я продолжала назначать вам контрацептивы, которыми вы пользовались до прибытия в Атланту, а помимо них, я только один раз прописала вам курс антибиотика от небольшой инфекции.

Фейт колебалась, не зная, в каких выражениях лучше задать следующий вопрос. В конце концов она предпочла откровенность.

— Значит, я была сексуально активной?

Брови врача слегка приподнялись, а в глазах мелькнуло сочувствие.

— Вы не помните даже этого?

— Я не помню ничего, что было до того, как я пришла в себя в больнице.

— Весьма необычный случай. Как правило, амнезия охватывает периоды непосредственно перед и после травматического инцидента. Но во всех известных мне случаях эти периоды состояли всего из нескольких дней или часов.

— А в моем случае это годы — фактически целая жизнь. — Фейт попыталась улыбнуться. — Я изо всех сил стараюсь… собрать ее по кусочкам. Поэтому, доктор, все, что вы можете мне сообщить…

Доктор Мерфи задумчиво разглядывала Фейт.

— Понимаю. Я не могла представить себе степень вашей амнезии. Это объясняет те изменения, которые я вижу.

— Изменения?

— В вашем взгляде, в ваших манерах. Вы сказали, что вчера посетили Хейвн-Хауз. Вам сообщили, что в прошлом вы подвергались насилию?

— Да. Хотя Карен не знала подробностей. Насколько я поняла, мой бывший муж… оскорблял меня физически?

— Физически и эмоционально. Вы говорили мне, что теперь этот человек будет держаться от вас подальше, так как вы предупредили его, что обладаете медицинскими свидетельствами его обращения с вами, которые могут разрушить его карьеру и даже отправить за решетку.

— По этой причине я и приехала в Атланту? Я хотела, чтобы нас разделяли три тысячи миль?

— Не знаю, мисс Паркер. Этого вы мне не рассказывали. И я не знаю, боялись ли вы, что ваш бывший супруг последует за вами сюда, Я рекомендовала вам Хейвн-Хауз, так как налицо были последствия длительного дурного обращения — головные боли, слабая сопротивляемость инфекциям, плохой аппетит и сон, нежелание заводить друзей. Я считала, что вам будет полезно провести время с другими женщинами, прошедшими через то же самое.

— По-вашему, Хейвн-Хауз и эти женщины помогли мне?

Фейт сама удивлялась своему бесстрастному голосу. Казалось, они обсуждают жизнь абсолютно постороннего человека.

— Я видела во время ваших визитов явные признаки улучшения, — кивнула доктор Мерфи.

— Тем не менее вы считаете, что после аварии я изменилась еще больше? — уточнила Фейт.

— Да. У многих жертв дурного обращения специфический взгляд, некоторая напряженность осанки и поведения. Когда мы виделись в прошлый раз, эти признаки еще были в вас заметны, но сейчас они совершенно отсутствуют. Если бы я не знала, что вы подвергались систематическим оскорблениям, то никогда бы об этом не догадалась.

В голове у Фейт вертелась масса вопросов о бывшем муже, но она понимала, что доктор не в состоянии на них ответить.

— Я бы очень хотела сообщить вам больше полезной информации, — с сочувствием добавила доктор Мерфи. — Но вы крайне неохотно говорили о своем прошлом и вообще вряд ли поделились бы со мной, если бы ваш врач в Сиэтле не убедил вас, что вы должны по медицинским причинам сообщить мне обо всем, чему вам пришлось подвергнуться.

— По медицинским причинам?

— Последствия дурного обращения — как физические, так и эмоциональные — могут длиться годами, мисс Паркер, поэтому разумно держать лечащего врача в курсе дела. Физические повреждения уже не создавали вам проблем, но знакомство с вашей биографией помогло бы мне распознать возможные осложнения в будущем.

Фейт решила не спрашивать, какие это могут быть осложнения.

— Понятно, — кивнула она. — Спасибо за информацию, доктор, и за то, что вы уделили мне столько времени.

— Вы моя пациентка, мисс Паркер. — Доктор Мерфи впервые улыбнулась. — Я сожалею только о том, что больше ничего не смогла вам сообщить.

— Вы сообщили не так уж мало, — отозвалась Фейт и попрощалась.

— Долго же вы там пробыли, — заметил Кейн, когда Фейт села в его машину, ожидающую возле клиники. — Вам пришлось ждать врача?

— Нет, она приняла меня сразу же.

— Ну? Она прописывала вам то лекарство, что вы принимали в день аварии?

Фейт покачала головой:

— Нет.

Кейн собирался включить зажигание, но передумал и вопросительно посмотрел на нее.

— Что еще она вам сообщила?

Как бы Фейт ни хотелось оставить полученную информацию при себе, она не могла этого сделать, понимая, что за всеми событиями может стоять се склонный к насилию экс-супруг. Повтому она обо всем рассказала Фейту, глядя на ветровое стекло, чтобы не встречаться с ним глазами.

— Полагаю, это дает нам еще одну версию, — закончила Фейт. — Конечно, я ничего не помню о своем муже, но он может быть в этом замешан. К сожалению, доктору неизвестно его имя, но, думаю, это нетрудно узнать.

— Фейт. — Кейн положил ей руку на плечо и повернул Фейт к себе. — Мне очень жаль…

«Что, если после возвращения памяти я не смогу выносить мужского прикосновения?» — подумала Фейт. В данный момент это казалось ей маловероятным.

— Сожалеть тут не о чем. Я уже говорила, что не помню, как муж со мной обращался. Я вообще ничего о нем не помню.

Фейт казалось, что ее голос звучит равнодушно, и она даже смогла улыбнуться, но, по-видимому, что-то выдало ее подлинные чувства, так как пальцы Кейна сильнее сжали ей плечо.

— Мне жаль, что в вашей жизни было столько боли. Если бы я мог…

— Сделать ее лучше? — На сей раз улыбка выглядела более естественной. — Этого вы не можете. Но амнезия в какой-то степени обернулась для меня благом. Я не помню ни боли, ни горя. Как будто все это происходило с кем-то другим. По крайней мере, кое-какие факты начинают проясняться, так что, если ко мне вернется память, я отчасти буду к этому подготовлена.

Кейн кивнул.

— Все же это нелегкий способ узнавать о своем прошлом, — сочувственно сказал он.

— У меня нет выбора. — Фейт ощутила внезапное желание броситься в его объятия и прижаться к нему. Боясь проявить это чувство, она быстро продолжала: — Итак, к перечню пунктов, подлежащих расследованию, добавился мой бывший муж. Куда мы отправимся теперь?

Кейн ответил не сразу. Он не сводил глаз с лица Фейт, словно ища в нем что-то, потом отпустил ее и включил скорость.

— В отделение «Скорой помощи», куда вас доставили после катастрофы.

Это имело смысл — он все еще пытался найти связь между несчастным случаем и исчезновением Дайны.

— Вы говорили, что Дайна навещала меня в тот день, когда исчезла?

— Да. Полиция тщательно отследила все ее передвижения в тот день, и мы знаем, что она провела с вами больше получаса.

— А потом?

— Поехала в свою редакцию и несколько раз отлучалась оттуда, по словам ее шефа, выполняя рутинную работу. Где-то между двенадцатью и часом дня Дайна ушла из редакции, и с тех пор ее никто не видел — конечно, кроме похитителей.

Фейт не хотела думать о похитителях Дайны, о том, что происходило в сыром подвале. Ее терзало мучительное чувство, что жизненные силы Дайны иссякают с каждой минутой.

«Осталось мало времени…»

Это ее мысль или Дайны?

— Между двенадцатью и часом… — повторила Фейт. — Но я уверена, что собака напала на нее ночью. Значит, если это действительно произошло именно в тот день, то где была Дайна до наступления темноты?

— Пока что никто не сообщил, что видел ее после ухода из офиса. Она словно провалилась в черную дыру.

Фейт подумала о виденном во сне коридоре и пустом темном гараже. Происходило ли это в здании, где находится редакция журнала?

— Не могли бы мы потом съездить к Дайне в редакцию?

— Конечно. — Кейн бросил на нее быстрый взгляд. — Но зачем?

— Я хочу найти коридор, который видела во сне. Конечно, он может быть совсем не в том здании — почему я должна была тайком прокрадываться в место, где ее все знали? — но все-таки лучше убедиться.

— Нам нужно также посетить место вашей работы. Снова побеседовать с начальницей и сослуживцами.

— Хорошо.

Кейн похлопал себя по внутреннему карману пиджака, где лежал его сотовый телефон, — этот беспокойный жест он повторял сегодня утром неоднократно.

— Если нам повезет, то Ной позвонит и расскажет, что ему удалось выяснить о закрытом досье.

Очередные жуткие и таинственные факты, касающиеся ее прошлого? Фейт с трудом удержалась от дрожи. Несмотря на ее недавние утверждения, она отнюдь не была уверена, что сможет вынести еще несколько подобных открытий.

Фейт держалась в стороне, покуда Кейн наводил справки среди суеты, царящей в отделении «Скорой помощи». Ему вроде бы удалось отыскать людей, согласившихся ответить на вопросы в обход существующих правил, и Фейт восхищалась его терпением и настойчивостью.

Для него наверняка был сущим адом этот кропотливый и утомительный сбор крошечных обрывков информации, однако Кейн упорно занимался им неделями. Напряжение поисков отражалось на его лице и во взгляде, но он не собирался сдаваться, твердо решив найти свою Дайну.

«Я не могу сказать ему, что она умирает!»

Кейн все равно ей не поверит, убеждала себя Фейт. Он не поверит столь страшной правде, пока не получит неопровержимых доказательств.

Таких, как труп…

Глава 6

Фейт поежилась и обхватила себя руками, пытаясь согреться. Но это ей не удалось — холодом веяло от ее мыслей. Дайна умирала, и она боялась, что они не смогут найти ее вовремя.

— Простите, вы пациентка?

Вздрогнув от неожиданного прикосновения, Фейт увидела перед собой молодого врача.

— Нет, — ответила она.

Доктор нахмурился. Его мягкие голубые глаза озадаченно разглядывали ее из-под стекол очков.

— Вы кажетесь мне знакомой.

Фейт постаралась взять себя в руки.

— Несколько недель назад я действительно была пациенткой вашего отделения. Меня доставили сюда после автомобильной катастрофы.

— Тогда все ясно. Я никогда не забываю лица. — Он улыбнулся. — Сейчас вы выглядите превосходно. Почему вы снова здесь? Какие-то проблемы?

— Фейт! — Кейн внезапно оказался рядом и обнял ее за плечи, словно пытаясь защитить от молодого врача. — Вижу, вы нашли доктора Блейка.

Фейт вгляделась в табличку с фамилией на зеленом халате доктора.

— Выходит, что так, — пробормотала она.

— Вы не возражаете, доктор, — продолжал Кейн, — ответить на несколько вопросов, касающихся того дня, когда мисс Паркер привезли сюда?

Фейт казалось, будто звуки тают в воздухе и появляются вновь. Голоса Кейна и доктора Блейка то слышались четко, то превращались в отдаленный неясный гул, похожий на шум воды, вытекающей из трубы под сильным давлением.

Ощущение было очень странным. Оглядываясь вокруг, Фейт видела разговаривающих людей, женщину, рыдающую над неподвижным телом раненого ребенка, снующий по отделению медперсонал, но слышала только звук льющейся воды, словно заполняющий все ее существо. Она посмотрела на Кейна и доктора Блейка — их губы шевелились, лицо врача выглядело серьезным и слегка озадаченным.

Рука Кейна все еще обнимала Фейт за плечи, но ей казалось, будто она находится совсем в другом месте, где льется вода и пахнет сыростью, где она испытывает удушающее ощущение клаустрофобии, чувство беспомощности и одиночества.

Фейт пыталась сориентироваться, но шум воды и запах плесени сразу же исчезали, проваливаясь во мрак и безмолвие. Какая-то ее часть требовала закрыть глаза и сосредоточиться, но этому мешали воспоминания о том, к чему недавно привела такая попытка.

Она отлично понимала, что ее удерживает страх. Она боялась того, что могла увидеть в том месте, откуда до нее доносились звуки и запахи. Это был страх перед неизвестным, перед ночным кошмаром, перед мраком, лежащим за пределами сознания…

— Фейт?

Шум воды тотчас же исчез, словно лопнувший мыльный пузырь. Она видела перед собой встревоженное лицо Кейна и слышала звуки, типичные для отделения «Скорой помощи».

— Да? — Голос показался странным даже ей самой.

— С вами все в порядке?

— Конечно.

Кейн нахмурился:

— Вы уверены?

Фейт интересовало, когда доктор Блейк успел их покинуть.

— Абсолютно уверена. Но боюсь, что я… все прослушала. Доктор Блейк сообщил что-нибудь полезное?

Вместо ответа Кейн огляделся вокруг и предложил:

— Давайте-ка выбираться отсюда.

Отъехав несколько кварталов, они вошли в относительно свободный ресторан, заняли столик у окна и заказали кофе.

— Что говорил доктор Блейк о несчастном случае? — снова спросила Фейт.

— Насколько он помнит, предварительные тесты дали весьма неопределенные результаты, не позволяя точно определить, присутствовали ли в вашем организме алкоголь и лекарственные средства или нет. Он лишь может утверждать, что телесные повреждения были не слишком значительными — и тем не менее что-то повергло вас в коматозное состояние. Доктор сомневался, что причина комы в травме головы, и заподозрил наличие в вашем организме чего-то более токсичного, чем сочетание алкоголя с лекарством, поэтому распорядился о дополнительных анализах. Но вскоре его дежурство закончилось, а когда он вернулся на следующий день, ему сообщили, что вас перевели наверх. Он решил, что ваше состояние стабилизировалось и вами будет заниматься лечащий врач. — Кейн сделал паузу. — Странно другое. Все документы о вашем поступлении в отделение «Скорой помощи» исчезли.

— А их не могли отправить наверх вместе со мной?

— Копии, безусловно, отправили, и какая-то часть записей сохранилась в истории болезни, которую вел доктор Бернетт. Но документы о поступлении должны быть здесь. А их нет.

— Полагаю, нам едва ли удастся выяснить, что с ними произошло, — предположила Фейт.

— Вы же видели, какая там суматоха даже в понедельник утром — отнюдь не самое горячее время. Вряд ли мы когда-либо узнаем, что случилось с этими документами. Но можно не сомневаться, что после того, как вас туда доставили, и до того, как вы оказались на попечении доктора Бернетта, несколько человек имели к ним доступ и могли подделать результаты анализов.

— А лаборатория, которая их производила?

— Она находится в больнице. Результаты всех процедур должны там храниться, но в данном случае…

— Догадываюсь, что они также исчезли.

— Боюсь, что да. А образцы крови и ткани, которые берут для анализов, потом уничтожаются.

— Если я предположу, что все эти исчезновения означают нечто большее, чем простую небрежность, вы не сочтете это паранойей?

— Едва ли. Когда в отлаженной системе вдруг происходит столько сбоев, это обычно означает чье-то заинтересованное вмешательство.

Фейт с удовольствием пила горячий кофе. Она все еще чувствовала озноб после странного ощущения, которое испытала в отделении «Скорой помощи».

— Значит, можно смело держать пари, что мы никогда не узнаем точно, был ли в моей крови алкоголь или меня намеренно чем-то накачали?

— По-видимому. Но лично я сделал бы ставку на второй вариант.

— Надеяться, что все было именно так, кажется нелепым, но мне бы не хотелось оказаться настолько безмозглой, чтобы сесть за руль в пьяном виде.

— Сомневаюсь, чтобы вы вели себя настолько опрометчиво, — согласился Кейн.

Фейт интересовало, на чем основаны его сомнения, но она не стала об этом спрашивать.

— Если мне дали какой-то наркотик, — осведомилась она, — то кто это сделал? Вопрос «почему» отпадает — ясно, что меня хотели вывести из строя.

— Да, вы правы. Думаю, вас подстерегли в гараже. Рабочий день уже закончился, так что там, по всей вероятности, никого не было.

— Тогда почему я не пошла к телефону и не позвонила в полицию, как только они меня отпустили? Почему я села за руль и выехала из гаража?

— Возможно, вы уже были под действием наркотика и не могли ясно мыслить. По-видимому, они продержали вас достаточно долго, чтобы в этом убедиться. Мы не знаем, как вы провели полчаса после того, как покинули гараж, и до аварии на расстоянии шести миль оттуда.

— Наверно, вы правы. — Но Фейт пришло в голову одно из ее непроизвольных воспоминаний, когда она говорила Дайне, что они не могут доверять полиции. Неужели она даже в одурманенном состоянии понимала, что ей остается только одно — как можно скорее встретиться с Дайной?

«Было бы лучше, если бы тебе это удалось. Все могло бы сложиться по-иному…»

— Все развивается именно так, как ты и предполагал, — сообщил он скорее с горечью, чем с облегчением, звоня из очередной телефонной будки. — Она отправилась к Макгрегору. Сейчас они сидят в ресторане и что-то обсуждают.

— Немедленно возвращайся сюда.

— А не должен ли я проследить…

— В данный момент мы узнали все, что нам нужно. Она пошла к нему, и он наверняка будет держать ее при себе, надеясь, что она сможет привести его к Дайне.

— А что, если так и будет? Что, если она приведет его к нам?

— Мы должны позаботиться, чтобы этого не произошло. Так что возвращайся поскорее.

— Хорошо.

— Фейт?

Она посмотрела на него и покачала головой. Чей это голос прозвучал у нее в голове? Возможно, ее собственный — исцелившаяся часть ее подсознания, пытающаяся пробудить другую, все еще неспособную или не желающую вспоминать. А может, это был голос Дайны…

— Что с вами?

— Ничего. — Фейт постаралась сосредоточиться. — Итак, кто-то хотел устранить меня и подстроил аварию. Я оказалась в коме и перестала представлять для них угрозу. Но потом что-то изменилось. Каким-то образом угрозой для них стала Дайна. Возможно, они даже не связывали ее со мной, пока она не посетила меня в больнице. Тогда они стали за ней следить — может быть, видели, как она отправилась ко мне в квартиру и вышла оттуда с моим «ноутбуком».

— Да. А может быть, им просто подсказал здравый смысл, что Дайна рано или поздно станет опасным противником. Она ведь превосходная журналистка. Связав ее с вами, они могли догадаться, что вы сообщили ей компрометирующую информацию, которой располагали.

— Сомневаюсь, что они сочли Дайну опасной только потому, что узнали о нашем знакомстве. По-моему, она превратилась в угрозу для них, когда они обнаружили какую-то пропажу.

— Доказательства, которое вы якобы нашли?

Фейт нахмурилась, устремив невидящий взгляд на чашку кофе.

— Они снова и снова спрашивают у нее, где это находится. Вот почему они не убили ее сразу. И речь, безусловно, идет о том, что обнаружила я. Ведь они не обыскивали квартиру Дайны, но дважды обыскали мою — причем оба раза после ее исчезновения.

Кейн не мог не признать, что доводы Фейт звучат логично и убедительно.

— Значит, они уверены, что нужный им предмет находится у вас и что Дайна знает, где он спрятан?

— По-моему, это единственное разумное объяснение. Я забрала что-то у них, и они либо не знали об этом до несчастного случая, либо считали себя в безопасности, устранив меня с пути. Но потом они обнаружили связь между мной и Дайной — опытной журналисткой с чутьем к сенсационным историям. Поэтому они похитили ее, чтобы заставить говорить. Но она не заговорила.

— По вашим словам, Дайна отказывалась говорить, потому что кого-то защищала. — Голос Кейна звучал абсолютно спокойно. — Вас?

Фейт покачала головой:

— Когда она в последний раз меня видела, я была в коме и, следовательно, в безопасности.

— Может быть, похитители сообщили Дайне, что вы вышли из комы? — предположил Кейн.

— Да, но почему ей должно казаться, будто ее молчание меня защищает? Если бы Дайна беспокоилась обо мне, то, по всей вероятности, узнав, что я пришла в себя, сообщила бы им то, что знала. Тогда они не причинили бы мне вреда.

Кейн задумчиво кивнул:

— В таком случае кого, по ее мнению, она защищает?

Фейт с раздражением потерла лоб.

— Не знаю. И мы никак не сможем это узнать, пока не выясним, что именно я обнаружила и кому это угрожает.

Он взял ее за руку.

— Может быть, вам стоит отдохнуть несколько часов? Я отвезу вас в свою квартиру…

«У нас нет нескольких часов. Вернее, их нет у Дайны».

— Со мной все в порядке. — Фейт старалась не смотреть на руку, все еще сжимающую ее запястье, и даже заставила себя улыбнуться. — Но мы практически ничего не достигли. Размышления, предположения, догадки… Возможно, они правильны, но это не приближает нас к цели.

Слегка нахмурившись, Кейн отпустил ее руку и откинулся на спинку стула.

— Мы должны выяснить, кто похитил Дайну, и узнать, что именно вам удалось обнаружить, — резко сказал он. — Лучше всего, если бы вы сами вспомнили, что и где вы нашли. Почему бы нам не посетить место вашей работы? А вдруг это пробудит у вас воспоминания?

Фейт кивнула и поднялась. Возле двери висели часы, и она слышала их тиканье. А может быть, ей это только казалось…

— Вы хорошо знали свое дело. — Мэриэнн Кэмп, начальница отдела, где работала Фейт, держалась довольно сухо. — У вас уже был опыт работы в строительной компании, который помогал вам надлежащим образом исполнять обязанности в нашей фирме.

Фейт интересовало, вызвала ли она чем-нибудь неприязнь своей начальницы или та одинаково холодно относилась ко всем подчиненным. Возможно, миссис Кэмп не считает последствия комы достаточным поводом, чтобы не возвращаться к работе?

— И что это были за обязанности, миссис Кэмп? — улыбаясь, осведомился Кейн.

— Большей частью секретарские. Вносить данные в компьютер, заполнять документы, координировать график работы инспекторов. — Женщина пожала плечами. — Иногда, конечно, приходилось выполнять и другую подобную работу.

— Я дружила с кем-нибудь из сослуживцев? — спросила Фейт.

— Насколько мне известно, нет, — чопорно отозвалась миссис Кэмп. — Вы обычно держались особняком.

— По вашим словам, миссис Кэмп, — снова заговорил Кейн, — вы говорили с мисс Паркер минут за пять до того, как она покинула офис в день несчастного случая.

— Да.

— Не помните, о чем вы разговаривали?

— После стольких недель? Конечно, нет. По-видимому, о работе с документами, из-за которой ей пришлось задержаться.

— Понятно. А вы сами всегда задерживаетесь, если кто-то работает сверхурочно? — уточнил Кейн.

— Не всегда, но как правило. В тот день у меня тоже оставалась работа.

— Вы обе работали над одним и тем же проектом?

— Нет, мистер Макгрегор. Никто в моем отделе не занимается каким-то одним проектом. Мы работаем на сменной основе. Насколько я помню, мисс Паркер занималась инспекционными данными минимум с полудюжины строительных участков. Это являлось вполне обычным объемом работы.

— А вы случайно не знаете, миссис Кэмп, что это были за участки?

— Нет, — равнодушно отозвалась она.

— Не могли бы вы выяснить это для нас?

— Каким образом, мистер Макгрегор? В наших файлах не указывается, какой именно клерк занимался тем или иным документом.

— Почему я задержалась, миссис Кэмп? — опять заговорила Фейт.

— Прошу прощения?

— Вы сказали, что я хорошо знала свое дело. Так почему же мне пришлось в тот день задержаться, чтобы закончить работу? Неужели я не смогла уложиться в обычное время? — поинтересовалась Фейт.

Миссис Кэмп нахмурилась:

— В тот день у вас был слишком длинный перерыв на ленч. Целых два часа.

— А вы не знаете, почему?

— Вы сказали, что у вас было свидание с врачом. — Миссис Кэмп слегка выделила голосом слово «свидание».

— Очевидно, я не оставила записку? — сухо осведомилась Фейт.

— Нет.

Вроде бы спрашивать было больше не о чем, поэтому, поблагодарив миссис Кэмп, Кейн и Фейт вышли из ее кабинета.

— Хороший вопрос, — одобрил Кейн, когда они оказались в коридоре. — Мне не пришло в голову поинтересоваться, почему вы задержались в тот день.

— Ответ не слишком нам поможет. — Фейт пожала плечами. — В тот день я не ходила на прием к врачу — во всяком случае, к доктору Мерфи, — так что я, возможно, солгала миссис Кэмп насчет долгого перерыва. Но у нас нет указаний на то, куда я ходила на самом деле, а спустя столько времени мы едва ли сможем найти кого-то, кто видел меня в тот день и запомнил, даже если бы мы знали, к кому следует обращаться.

— И вы не узнаете этот коридор?

Фейт снова огляделась вокруг. Офис строительной инспекции находился на пятом этаже вместе с другими городскими предприятиями. Коридор выглядел абсолютно безликим и не пробуждал у Фейт никаких воспоминаний.

— Это не тот коридор, по которому мы тогда шли с Дайной, — сказала она уверенно. — И не тот этаж.

— Думаю, они все похожи друг на друга, но мы можем проверить еще один-два по пути вниз.

Как и предвидел Кейн, другие этажи почти ничем не отличались от этого, и, когда они добрались до вестибюля, Фейт была уверена, что они с Дайной находились не в этом здании, когда она нашла… то, что нашла.

— Думаю, мы должны поговорить с другим адвокатом Дайны — мистером Слоуном, — сказала она. — Тем более что раньше вы о нем ничего не знали.

— Я очень хочу, чтобы он объяснил, почему не объявился после исчезновения Дайны, — мрачно согласился Кейн.

Они сели в машину, и некоторое время он молча смотрел на ветровое стекло.

— Кейн?

Его лицо напряглось.

— Я… я больше не чувствую ее.

Тоска, прозвучавшая в его голосе, пронзила Фейт, как нож. Ее сердце болело за него и за Дайну. И за себя тоже…

— С каждым днем Дайна все сильнее отдаляется от меня. Я не могу вспомнить ее голос. У меня останавливается сердце, когда я вижу блондинку на улице, но мне приходится сосредоточиться, чтобы вспомнить ее лицо.

— Кейн…

Он обернулся и посмотрел на нее.

— Я должен найти Дайну! Пока не потерял ее окончательно.

— Мы найдем ее, Кейн. — Это все, что она могла ответить.

Кейн молча кивнул. Любые слова казались сейчас неуместными.

— У меня есть карточка мистера Слоуна, — продолжала Фейт, стараясь говорить спокойно, — так что я знаю адрес его офиса.

Кейн включил мотор.

— Держу пари, — произнес он равнодушно, словно сожалея о недавней вспышке эмоций, — что мы не узнаем у него ничего полезного.

— Возможно, но нам все равно следует с ним повидаться.

— Согласен, но я знаю адвокатов. Он ничего не сообщит.

Как выяснилось, Кейн был прав.

Эдуарду Слоуну было лет пятьдесят с небольшим, но выглядел он десятью годами моложе. Слоун был атлетически сложен, тщательно, но неброско одет и обладал хорошо поставленным голосом оратора. Несмотря на явное неудовольствие ожидающих в приемной клиентов, он сразу же согласился принять Фейт и Кейна.

— Чем я могу вам помочь? — осведомился Слоун, когда они сели за его внушительный, оснащенный самой современной техникой стол. Вопрос мог относиться к обоим, но взгляд адвоката был устремлен на Фейт.

— Мистер Слоун, — отозвалась она, — вам что-нибудь известно о том, работала ли Дайна Лейтон во время своего исчезновения над материалом для какой-то статьи?

— Нет. Она никогда не говорила мне о своей работе.

— Но она пользовалась вашими услугами, когда хотела, чтобы о ее действиях никто не знал, — заметил Кейн.

— Это вопрос, мистер Макгрегор? — На губах Слоуна мелькнула улыбка. — Да, я был ее доверенным лицом.

— Она… пользовалась вашими услугами только для устройства финансовых дел? — спросил Кейн.

— Почти исключительно. По словам мисс Лейтон, семейные адвокаты относились к ее филантропической деятельности без особого энтузиазма. Мне же было совершенно безразлично, как она распоряжалась своими деньгами. Мисс Лейтон говорила мне, что нужно сделать, и я это делал.

— Это касалось и моего финансового обеспечения? — спросила Фейт.

— Совершенно верно, мисс Паркер.

— Вы никогда не спрашивали ее, почему она так поступила?

— Как я уже говорил, наши отношения с мисс Лейтон строились на особой основе. Я быстро и точно выполнял ее распоряжения. Мне не пошло бы на пользу, если бы я стал задавать ей вопросы.

Кейн попробовал иной подход:

— Не заметили ли вы чего-нибудь необычного в процессе исполнения ваших обязанностей по отношению к мисс Лейтон? Чего-нибудь, что могло бы подать нам хоть какую-то идею насчет того, что с ней произошло?

— Поймите, я не могу давать никакой конкретной информации относительно дел мисс Лейтон, — сразу же предупредил Слоун.

— Я спрашиваю вас не о ее делах, — то, что Кейн с усилием сдерживается, было видно невооруженным глазом, — а о том, видели или слышали вы что-нибудь, что могло бы помочь нам найти вашу пропавшую клиентку.

На сей раз последовала пауза. Сердце Фейт забилось быстрее, когда она посмотрела на лицо адвоката. «Он что-то знает и просто ждет, чтобы его об этом спросили», — подумала она. Но никто его не спрашивал, так как их отношения с Дайной были конфиденциальными, а Слоун был не из тех людей, которые разглашают сведения о клиентах по собственной инициативе. Это и объясняло, почему он не объявился после исчезновения Дайны.

— Пожалуйста, мистер Слоун, помогите нам, если можете… — Голос Фейт дрогнул. — Произошло ли что-нибудь необычное перед тем, как Дайна исчезла?

— Только одно, — наконец заговорил адвокат. — За два дня до исчезновения мисс Лейтон просила меня порекомендовать ей хорошего частного детектива, который специализировался на розыске исчезнувших лиц.

Фейт недоуменно посмотрела на Кейна.

— Она объяснила причину? — спросил он.

— Она ограничилась загадочным замечанием, мистер Макгрегор, что ей необходим кто-нибудь, кто мог бы найти труп.

— И это все, что он вам сказал? — спросил Бишоп.

— Все.

Зажав телефонную трубку между плечом и ухом, Кейн потянулся за лежащим на кофейном столике блокнотом и посмотрел на сделанные ранее записи.

— Дайна хотела нанять частного детектива, специализирующегося на исчезнувших лицах, потому что ей был нужен кто-то для розысков трупа.

— А он знает, наняла ли она детектива?

— Слоун сказал, что после исчезновения Дайны звонил двум людям, которых он ей рекомендовал, но никто из них ничего о ней не слышал. Я склонен ему верить. О вознаграждении сообщали все средства массовой информации, и я сомневаюсь, что профессиональный детектив упустил бы шанс получить миллион баксов, если бы он знал что-то о Дайне.

— Это верно. — Бишоп немного помолчал. — А где Фейт?

— Я высадил ее у Хейвн-Хауза. Там есть женщина, которая, кажется, знала и Фейт, и Дайну, поэтому Фейт хотела с ней поговорить. Мужчин к этому заведению не подпускают на пушечный выстрел, поэтому она отправилась туда одна. А я побывал в банке Фейт и выяснил, что сейфа там нет, и в другом банке, Дайны, где управляющий повел себя весьма любезно и согласился предоставить Ричардсону все документы.

— А ты видел эти документы?

— Да. Они подтверждают то, что говорил нам Конрад, — что Дайна пользовалась этим банковским счетом так же, как пользовалась Слоуном, — для конфиденциальных даров и пожертвований. Люди Гая как следует проверят всю документацию. — Он сделал паузу. — Так как ты все еще в Куонтико, то, очевидно, смог заглянуть в засекреченное досье?

— Я не в Куонтико. — Прежде чем Кейн успел спросить, где же он, Бишоп добавил: — Но я действительно узнал, почему засекречены материалы об убийстве матери и сестры Фейт.

— Ну и почему же?

— Это связано с тем, что ты рассказывал мне о ее бывшем муже. Вроде бы его подозревали и до сих пор подозревают в этих преступлениях. Считают, что его издевательства сменились открытым насилием, когда Фейт решила с ним развестись, и она избежала гибели только потому, что в тот вечер ее вызвали на работу.

— Это не объясняет, почему информация о расследовании засекречена, — мрачно заметил Кейн.

— Ты все поймешь, когда узнаешь еще кое-что. Бывший муж Фейт, Тони Эллис, — агент ФБР.

Кэти была в школе, но Фейт оставила для нее обещанные ноты на рояле. Кейн не задавал вопросов, когда она попросила остановиться возле музыкального магазина. Она сказала, что хочет купить подарок для ребенка, и он мог только гадать о личности юного пианиста.

Ева — фамилии в приюте не упоминались, что, как поняла Фейт, было одной из традиций Хейвн-Хауза, — оказалась невысокой, крепко сложенной молодой женщиной лет двадцати с небольшим, с настороженными карими глазами, которые успели повидать слишком многое. Она возилась с группой малышей, когда Карен привела Фейт в находящуюся на первом этаже детскую. Директриса объяснила, что матери детей работают, ищут работу или заняты с адвокатами и полицией, пытаясь добиться развода или ареста своих агрессивных супругов.

Но было уже достаточно поздно, и, когда Фейт представили Еве, женщины уже начали прибывать за своими отпрысками.

Карен сказала, что она подежурит в детской, пока Фейт будет разговаривать с Евой, и они поднялись в гостиную на втором этаже, рядом со спальней Евы.

— Значит, вы потеряли память? — В резковатом голосе Евы звучало сочувствие. — Со мной такое однажды случилось. Я ударилась головой о стену и потеряла сознание, а когда пришла в себя, больше шести месяцев напрочь выпали из памяти.

— Но вы постепенно их вспомнили?

Ева покачала головой:

— Не совсем. Но я большую часть собрала по кусочкам, разговаривая с людьми. Наверно, вы делаете то же самое.

— Пытаюсь. Не могли бы вы мне помочь?

— Мы не были особенно близки с вами, — откровенно призналась Ева. — Дружили, но не доверяли друг другу секреты. Поэтому я знаю лишь то, что вы были очень сердиты.

— Сердита? Не испугана?

— Не думаю, чтобы вы боялись вашего бывшего мужа так, как некоторые из нас. Может быть, потому что он находился далеко, а может быть, потому что у вас на уме было совсем другое. По-моему, вы с Дайной что-то замышляли.

Фейт недоуменно моргнула:

— Замышляли?

— Да. Не знаю, о чем шла речь, но мне казалось, что Дайна старается удержать вас от чего-то. Думаю, она за вас тревожилась.

Фейт вновь ощутила тощноту при мысли, что происшедшее с Дайной — ее вина.

— Вы были близки с Дайной? — спросила она.

Лицо Евы смягчилось.

— Она подолгу разговаривала со мной, а потом дала мне денег, чтобы я могла продолжить учебу. У меня был аттестат о среднем образовании, и я больше не собиралась учиться, но Дайна переубедила меня. Сейчас я изучаю компьютеры, — с гордостью закончила Ева.

Фейт улыбнулась:

— Превосходно.

— Теперь у меня есть будущее. Дайна говорила… — Она умолкла и закусила губу.

— Что она говорила, Ева?

Ева колебалась несколько мгновений, прежде чем ответить на вопрос.

— После ее исчезновения я много об этом думала. Это может показаться нелепым, но, по-моему, Дайна всегда знала, что будущего у нее нет. Она выглядела почти печальной, когда мы говорили о моих планах. Однажды Дайна сказала, что мне предстоит много интересного и что ей бы хотелось быть здесь, чтобы это увидеть.

— Может быть, она… просто собиралась уехать? — предположила Фейт.

— Едва ли. Если бы вы видели и слышали ее тогда… Думаю, Дайна умела предвидеть будущее. Она никогда об этом не говорила, но как-то предупредила меня, чтобы я не появлялась в одном клубе, который посещала, а позже я узнала, что туда приходил мой бывший муж и разыскивал меня. Я слышала, как Дайна говорила Андреа, что она должна не откладывая навестить свою мать, а через две недели бедная женщина умерла от сердечного приступа. И это еще не все. То, как Дайна смотрела на Кэти и других детей, как быстро организовывала передачу денег Хейвн-Хаузу или одной из нас… — Ева покачала головой. — По-моему, она знала, что ей осталось немного времени.

Фейт внезапно вспомнила, что Бишоп говорил о Дайне. «Она умела предвидеть будущие события и подстраиваться к ним — скажем, играя в карты…» Предвидела ли Дайна собственное будущее?

Глава 7

Небо рано потемнело — приближалась одна из тех ноябрьских бурь, которые словно никак не решаются разразиться, долго ограничиваясь ворчанием грома и отдаленными вспышками молний.

Кейн пытался отвлечь себя от мысли, что это дурной знак, но добиться этого было нелегко. Вечер и гроза не позволяли ему предпринять что-либо для поисков Дайны.

Сидеть без дела тоже было невозможно. Уже несколько недель назад Кейн усвоил, что, если что-либо препятствует продолжению поисков, нужно чем-нибудь заниматься, чтобы не сойти с ума.

Кейн заглянул в холодильник, чтобы приготовить еду. Дайна всегда поддразнивала его, утверждая, что он занимается стряпней на уик-энды с целью заставить ее похудеть. Но правда заключалась в том, что практическая жилка в его натуре заставляла Кейна регулярно практиковаться в стряпне, впрочем, и во всем, что он умел делать. Кто знает, когда это может понадобиться?

В начале восьмого, когда гроза уже начиналась, Фейт вышла из спальни. Она удалилась туда сразу же после их возвращения из приюта, очевидно, расстроенная полученными там сведениями, хотя и сказала Кейну, что не узнала «ничего полезного» для поисков Дайны.

Кейн подозревал, что Фейт открыла новые подробности своего прошлого, но его беспокоило, что она не желает это обсуждать. За те недели, что прошли после исчезновения Дайны, он начал сознавать, как много было в ее жизни того, что она не могла или не хотела делить с ним. Усиливающееся чувство, что Дайна ускользает от него все дальше и дальше, заставляло его крепче цепляться за то единственное, что еще связывало его с ней, — за Фейт.

— Вы в самом деле не хотите, чтобы я перебралась в комнату для гостей? — спросила она, очевидно, только для того, чтобы нарушить воцарившееся молчание.

— Не хочу. — Кейн не стал объяснять, что любая кровать для него бесполезна, так как он проводит ночи, меря комнату шагами, покуда усталость не заставляет его закрыть глаза на час или два.

Фейт пожала плечами:

— Чем это так вкусно пахнет?

— Тушеной бараниной с луком и картофелем в моей интерпретации… — Его прервал удар грома. — Мне казалось, что в такой ненастный вечер подобная пища в самый раз.

— Разве сейчас не слишком позднее время года для такой грозы? — поинтересовалась Фейт, кладя на стол тарелки, ножи и вилки.

Кейн прекрасно понимал, что бездействие угнетает ее не меньше, чем его самого.

— Поздноватое, но не такое уж необычное. Согласно прогнозу, гроза будет продолжаться всю ночь.

— Ничего себе!

Кейн проверил хлеб в микроволновой печи и посмотрел на Фейт:

— Вас беспокоит гроза?

— Немного. Особенно когда сильный ветер.

— Совсем как Дайну. Она называла это кошачьей чертой. Так как у меня никогда не было кошки, я не понимал, что она имеет в виду.

— Это означает, что нам не нравятся перемены погоды и низкое атмосферное давление.

Снова грянул гром, и Фейт вздрогнула.

— Вы и в самом деле нервничаете, — заметил Кейн.

— Когда гроза разразится по-настоящему, со мной все будет в порядке. Просто мне действует на нервы эта прелюдия, — поморщилась Фейт. — Могу я сделать что-нибудь еще?

— Можете разлить вино. Баранина будет готова через несколько минут.

Когда они сели за стол, Фейт наконец спросила с явно напускным равнодушием:

— Бишоп сообщил вам что-нибудь о засекреченном досье?

Кейн молча кивнул.

— Вижу по вашему лицу, что мне это не понравится. Попробую догадаться. Мой экс-супруг имеет отношение к убийству моей матери и сестры?

— Это всего лишь догадка?

— Не забывайте, что я беседовала с женщинами в приюте и наслушалась историй о мужчинах с тягой к насилию. Поэтому мне и приходят в голову мысли о таком мужчине в моем прошлом. — Она сделала паузу. — Так он действительно убил их?

— Его подозревали в этрм и подозревают до сих пор. Но полиция не обнаружила против вашего бывшего мужа никаких улик, а он не только прошел две проверки на детекторе лжи, но и повторил свои показания под действием экспериментальной «сыворотки правды».

— Что это еще за сыворотка?

— Ной велел забыть, что мы о ней слышали.

Фейт с усилием улыбнулась:

— О'кей, что же он рассказал?

— Ваш бывший муж утверждает, что после того, как вы бросили его в Лос-Анджелесе, где прожили с ним десять месяцев, он не слышал о вас до тех пор, пока не получил документы о разводе. После этого он полетел в Сиэтл, чтобы обсудить с вами ситуацию. Из отеля в Сиэтле он позвонил домой вашей матери и узнал, что вы на работе, поэтому остался в отеле и не знал, что произошло, пока на следующее утро полиция не подняла его с постели. С другой стороны, в полиции считают, что, когда ваш муж получил бумаги о разводе, его обуяла ярость. Хотя его звонок вашей матери зарегистрирован, он мог отправиться к ней, убить ее и вашу сестру и спалить дом дотла. Конечно, доказательства отсутствуют, но у Тони Эллиса был мотив и не было надежного алиби, поэтому…

— Значит, его звали Тони Эллис?

В голосе Фейт звучали странные нотки. Они находились в разной ситуации. Сам Кейн твердо знал, чего он лишился, а Фейт ежедневно, почти ежечасно, открывала исчезнувшие из памяти фрагменты своего прошлого.

— Его так звали? — настойчиво повторила она.

— Да. Я очень сожалею, Фейт…

Она покачала головой, глядя на свою тарелку, потом медленно переложила вилку из правой руки в левую.

— Я рада, что не помню его, — почти рассеянно произнесла Фейт. — Но я все еще не понимаю, почему дело засекречено.

— Эллис — агент ФБР.

Она бросила на него быстрый взгляд.

— Это уже имеет смысл. Они покрывают своего сотрудника?

— Естественно, что у вас такая точка зрения. Но для ареста или даже для увольнения Эллиса из ФБР нет достаточных доказательств. Его понизили в должности и держат в Лос-Анджелесе под наблюдением, о чем он, несомненно, осведомлен. Насколько мог узнать Ной, последние восемнадцать месяцев он вел себя безупречно.

— Я говорила кому-то в приюте, что у меня имеются медицинские свидетельства, которые могут разрушить его карьеру.

— Да. Больничные карты фиксируют переломы костей и сильные ушибы. — Кейн говорил спокойно, но это давалось ему с трудом. — Вы передали их полиции в Сиэтле. Но когда они не смогли арестовать его за убийства, вы, очевидно, решили использовать эти доказательства не для того, чтобы отдать его под суд за нападение на вас, а чтобы вынудить его подписать документы о разводе и исчезнуть из вашей жизни.

Фейт покачала головой:

— И что потом? Я пересекла всю страну, чтобы в этом убедиться?

— Может быть.

«А может быть, и нет».

Снова Фейт не была уверена, ее ли это мысли…

Она постаралась сосредоточиться.

— Я была обозлена и хотела добиться справедливости. Дайна говорила мне, что для этого нужны доказательства. Но ведь все это произошло до моего прибытия в Атланту. Выходит, то, что расследовали мы с Дайной, должно быть как-то связано с моей прежней жизнью.

— Звучит разумно.

— В таком случае я виновата в том, что случилось с Дайной, — подвела горький итог Фейт.

— Дайна взрослая и вполне здравомыслящая женщина, — возразил Кейн. — Чем бы вы ни занимались, ее едва ли вовлекли в это против воли.

— А если я не все ей рассказала? Если я взяла то, что нужно этим людям, и не сообщила Дайне, что с этим сделала? — Она поморщилась и поставила бокал на стол. — Когда не знаешь, о чем идет речь, это звучит до крайности нелепо.

— Мы всегда можем называть это «Макгаффином», — усмехнулся Кейн.

— Этот термин использовал Хичкок для определения того, за чем все гоняются в его фильмах?

— Вижу, вы поклонница Хичкока.

— Ну хорошо, давайте будем называть это «Макгаффином», пока не узнаем, что это на самом деле такое, — согласилась Фейт.

Фейт подождала, пока отгремит очередной раскат грома.

— Узнаем ли?

— Обязательно.

«Должны узнать». Он не произнес этих слов, но явно подразумевал их.

Кейн не позволил Фейт помогать ему с посудой и, убрав в кухне, зажег огонь в камине. Фейт направилась к роялю, затем подошла к окну. Гроза бушевала вовсю; дождь с силой колотил в стекла. Ей стало не по себе.

«Берегись?»

Снова тот же голос, на сей раз еле слышный…

— Пожалуй, это и в самом деле на всю ночь, — промолвил Кейн, стоя у камина и наблюдая за ней.

«Отойди немедленно!..»

— Думаю, вы правы. — Озадаченная слабым шепотом, звучавшим в ее голове, и непонятным чувством тревоги, Фейт вздрогнула при очередной вспышке молнии и отвернулась от окна. — Не знаю, что меня вынуждает стоять тут и смотреть…

Сначала Кейн подумал, что Фейт прервал удар грома, но потом он увидел на ее лице удивленное выражение, сменившееся гримасой боли. Правая рука Фейт коснулась левого предплечья, и пальцы окрасились алым.

— Фейт!..

— Смотрите! — Она уставилась на зеркало в противоположном конце комнаты. От маленькой дырочки в центре расходилась паутина трещин.

Кейн быстро оттащил Фейт от окна.

— Господи, кто-то только что стрелял!

— В меня? — В ее голосе слышался лишь легкий интерес.

Кейн усадил Фейт на диван и отвел ее пальцы от раны.

— Дайте взглянуть.

В тонком свитере виднелись две аккуратные круглые дырочки, отмечавшие оставленные пулей отверстия — входное и выходное. Разорвав рукав, Кейн обнажил рану.

— Всего лишь царапина.

Кейн подозревал, что голос Фейт звучит спокойно благодаря скорее пережитому шоку, нежели хладнокровию. Но рана в самом деле была незначительной — алая бороздка занимала в длину не более пары дюймов. Однако он не сомневался, что царапина весьма болезненна.

Взяв в аптечке над раковиной бинт, Кейн сложил его в несколько раз, прижал к ране и посмотрел на бледное, но спокойное лицо Фейт.

— Можете посидеть так, пока я позвоню в полицию?

— Конечно, могу. — Придерживая бинт пальцами, она устремила на него взгляд удивительно ясных глаз. — Но я не хочу в больницу.

— Фейт, рану нужно осмотреть.

— Завтра я покажу рану доктору Бернетту, когда пойду к нему на прием. А сейчас вам только нужно обработать ее и перевязать.

— Но, Фейт…

— Незачем даже накладывать швы. Со мной все в порядке, Кейн. — Она вздрогнула, когда гром загрохотал снова. — Сегодня вечером я не хочу никуда выходить.

— Хорошо.

Кейн прикрыл Фейт одеялом и пошел звонить Ричардсону. Он старался держаться подальше от окон, хотя сомневался, что ему грозит опасность. Стрелявший наверняка давно сбежал.

Выстрел, сделанный в темноте во время ливня, делал невозможным точное попадание. Целью этого акта было скорее напугать, нежели поразить живую мишень — пуля оцарапала Фейт чисто случайно.

Но это едва ли улучшало ситуацию.

Кейн продезинфицировал и перевязал рану. Фейт не вскрикнула и даже не поморщилась — она просто сидела и смотрела на него, и, по какой-то непонятной причине, от ее взгляда ему внезапно стало не по себе.

— Я очень сожалею, — сказал Кейн, закончив процедуру.

— О чем? Не вы же в меня стреляли.

Все еще держа ее руку, Кейн поднял взгляд и увидел, что она улыбается.

— Меня эта история никак не может радовать, Фейт.

— Разумеется, но со мной все в порядке. Просто у меня побаливает рука, и какое-то время я не буду задерживаться возле окон.

— Должно быть, вы принадлежите к тем людям, которые лучше всего проявляют себя в критических ситуациях.

— Вы тоже держались неплохо.

Кейн осознал, что машинально продолжает разглаживать пластырь, придерживающий повязку, и заставил себя отпустить руку Фейт.

— Очевидно, потрясение скажется позже. Что вы предпочитаете, дабы избежать его, — виски или горячий чай?

— Чай, пожалуйста.

Когда через несколько минут прибыл Гай Ричардсон, Фейт отвечала на его вопросы без всякого волнения. Хотя она могла сообщить ему очень немного.

— Сначала я увидела треснувшее зеркало, и мне это показалось странным. Потом у меня внезапно заболела рука, я коснулась пальцами раны и испачкалась в крови. Но даже тогда я не сразу поняла, что в меня стреляли. Ведь я не слышала выстрела.

— Гроза была в самом разгаре, — сказал Кейн. — Гром и ливень так шумели, что мы не могли слышать звук выстрела или пули, разбившей оконное стекло и попавшей в зеркало.

Ричардсон подошел к зеркалу и обследовал дырку.

— Пуля прошла насквозь и угодила в стену.

Сняв зеркало, он вынул перочинный нож, поковырял им в штукатурке и вскоре извлек деформированную пулю.

Даже на расстоянии Кейн смог прочесть мысли Ричардсона по его лицу.

— По-видимому, баллистическая экспертиза отпадает? Нет шансов идентифицировать оружие?

— Я не могу даже определить калибр и сомневаюсь, что это сумеют сделать в лаборатории.

Измерив на глаз расстояние до окна, Ричардсон направился к нему. На стекле, как и на зеркале, виднелась дырочка, окруженная паутинкой трещин.

— Сейчас слишком темно, — сказал он. — Завтра я вернусь, проверю траекторию и попытаюсь установить, где находился стрелявший. Но если он стоял более чем в нескольких футах, то не мог рассчитывать попасть в цель при такой погоде.

— Здесь нет пожарной лестницы, а моя квартира на пятом этаже, — сказал Кейн. — Если стрелявший не стоял на балконе — что возможно, хотя и маловероятно, — то он не мог находиться ближе чем в одной из квартир с другой стороны двора. А до этого здания добрая сотня футов.

Ричардсон определил расстояние между дыркой в окне и полом, затем сравнил его с расстоянием от пола до отверстия в стене.

— Ну, он, безусловно, не стрелял вверх с уровня пола или вниз откуда-то с высоты. В квартирах дома напротив есть балконы?

— Да.

— Тогда нам нужно скорее всего искать пустующую квартиру. Держу пари, что мы найдем соответствующую траектории выстрела. Кто-то сидел там и наблюдал, а когда увидел у окна мисс Паркер…

— Но я стояла там не меньше двух минут, — запротестовала Фейт, — а в меня выстрелили, только когда я отошла.

— Значит, он, по-видимому, хотел вас напугать и задел только по счастливой случайности.

— Ничего себе, счастливая случайность!

— Это просто оборот речи, — улыбнулся Ричардсон. Он посмотрел на Кейна. — Вы оба делали сегодня что-нибудь такое, что могло бы привлечь чье-то внимание?

— Кто его знает. Мы разговаривали с разными людьми…

— Иными словами, ездили по всей Атланте и шарили по углам.

— Я клянусь, что за нами никто не следил. И, насколько я могу судить, ни один из тех, с кем мы сегодня говорили, не реагировал как-то необычно на наши вопросы.

Кейн сообщил детективу об их предположениях и выводах, а также о том, что узнал Бишоп насчет расследования убийств в Сиэтле.

Ричардсон вздохнул:

— Ну, кто-то достаточно сильно встревожился вашими действиями, чтобы вас предупредить. Может, вам обоим стоит убраться из Атланты, пока я во всем не разберусь? — предложил он.

— Ты знаешь, что я не могу этого сделать. Зато могу нанять пару охранников, чтобы они следили за квартирой. А завтра первым делом установлю на окнах жалюзи.

— Поставьте одного из охранников в гараж присматривать за машиной, — посоветовал Ричардсон. — Не мешало бы нанять еще одного, который ходил бы за тобой повсюду и следил, чтобы больше никто этого не делал.

Кейн поморщился, но согласно кивнул.

— Когда вернулся Бишоп?

— Он не вернулся и не знает, когда сможет приехать. Возникли какие-то осложнения с делом, которым он занимается.

— Попроси его позвонить мне и сообщить всю информацию, которую ему удалось добыть. — Ричардсон внимательно посмотрел на друга. — Судя по этому выстрелу и двум обыскам квартиры мисс Паркер, вокруг вас происходит нечто весьма серьезное. Кончится тем, что вас убьют.

— Постараемся этого избежать, — сухо отозвался Кейн.

Ричардсон положил расплющенную пулю в пластиковый пакет для улик.

— Я потихоньку подам рапорт об этом инциденте, но это в последний раз, Кейн. Если произойдет что-нибудь еще, я не смогу держать это за пазухой.

— Понятно.

Кейн проводил детектива к двери. Когда он вернулся, Фейт заметила:

— У вас хороший друг.

— Да, и даже не один, — согласился Кейн, внимательно глядя на нее. — Знаю, что это глупый вопрос, но все-таки задам его. С вами все в порядке?

Свернувшаяся калачиком на диване, Фейт выглядела совсем маленькой и хрупкой, а ее лицо казалось неестественно бледным при электрическом освещении.

— В полном порядке.

Кейн снова посмотрел в большие зеленые глаза и увидел в них страх и боль, которые она старалась скрыть.

— Я знаю, что мне следует пожелать вам доброй ночи и лечь спать, — продолжала Фейт, — но… мне что-то не хочется. — Она плотнее закуталась в одеяло, устремив неподвижный взгляд на огонь в камине. — Я не хочу оставаться одна.

— Вы не одна, Фейт, — сказал Кейн, думая о том аду, в котором она пребывает, лишившись памяти. — Я никуда не ухожу.

— Спасибо.

— Но моя уверенность, что здесь, со мной, вам будет безопаснее, очевидно, была чрезмерной. Я очень сожалею. Мне следовало с самого начала принять меры предосторожности…

— У вас было достаточно других забот.

— Это не оправдание. Я взял на себя ответственность за вашу безопасность и должен был ее гарантировать. Но завтра я приму меры, о которых говорил Ричардсон, — превращу свою квартиру в неприступную крепость и обеспечу нам охрану, когда мы будем выходить из дому. Обещаю, что вы будете в безопасности.

Фейт кивнула.

— Если бы только я могла вспомнить, — вздохнула она. — Тогда бы мы знали, кто они и что им нужно. Возможно, даже знали бы, где Дайна.

— Вы же не можете заставить вашу память вернуться.

— Я вышла из комы уже почти месяц назад и должна была хоть что-то вспомнить. Мои так называемые сны нельзя назвать воспоминаниями — я просто внезапно вижу, что происходило в тот или иной период времени. А что я знаю о себе? Только то, что играю на рояле и боюсь грозы. — Она вздрогнула. — Мою мать и сестру зверски убили, а я этого не помню и не испытываю по этому поводу никаких чувств. Я была замужем за человеком, который оскорблял и бил меня, но завтра я могу пройти мимо него на улице и не узнать его. Какой у меня любимый цвет? Какое любимое блюдо? Люблю ли я книги, животных, цветы? Любила ли я Тони Эллиса, прежде чем он стал бить меня?

Фейт заплакала, и Кейн обнял ее. Он не убеждал ее перестать плакать и не говорил, что все будет в порядке, — очевидно, ей было необходимо выплакаться. Стараясь не прикасаться к ране, он просто держал ее в объятиях, прижимаясь щекой к мягким волосам.

Прошло немало времени, прежде чем Фейт наконец успокоилась.

— Пожалуйста, простите меня, — произнесла она сдавленным голосом.

— Не говорите глупости.

Фейт слегка отстранилась.

— Я не так уж часто плачу. — Она нервно усмехнулась. — По крайней мере, я так думаю.

— Вы имеете на это полное право. — Кейн осторожно вытер слезы с ее щек. — Зато теперь вам стало легче, верно?

— Вообще-то да.

— Значит, слезы пошли вам на пользу.

Кейн улыбнулся и смахнул с лица Фейт прядь волос, ощущая мягкость и теплоту ее кожи. Он никогда еще не видел зеленых глаз такого оттенка, напоминающего морскую воду. Казалось, в них можно утонуть и забыть обо всем и о всех…

Кейн вдруг осознал, что не отрываясь смотрит на губы Фейт, что его рука лежит на ее затылке. Он застыл как вкопанный.

Фейт несколько раз моргнула, словно пробуждаясь от дремоты, потом медленно отодвинулась от него и встала.

— Пожалуй, я все-таки лягу спать. Спокойной ночи, Кейн.

— Спокойной ночи. — Он надеялся, что его голос звучит естественно.

Несколько секунд Кейн сидел, уставившись на огонь в камине, потом достал бумажник и открыл отделение, где хранил фотографии.

Дайна не любила фотографироваться, и этот снимок был сделан исподтишка. Кейн сфотографировал ее на пляже в желтом бикини, демонстрирующем великолепное тело. Затвор щелкнул раньше, чем она успела нахмуриться, так что фотография получилась великолепной.

Это был единственный снимок Дайны, которым располагал Кейн. Он испытывал детскую радость, запечатлев ее на пленке после стольких неудачных попыток.

— Вернись ко мне, — пробормотал Кейн. — Вернись, прежде чем…

Он побоялся окончить фразу, даже находясь наедине с самим собой.

— Нет никаких признаков инфекции, — сказал доктор Бернетт, осмотрев и перебинтовав рану Фейт. — Ничего серьезного. Очевидно, выстрел являлся предупреждением. Но в дальнейшем…

Фейт улыбнулась, опуская рукав свитера.

— Знаю. Не стоять перед окнами.

Бернетт вымыл и вытер руки, потом кивнул сестре, которая молча удалилась.

— Что происходит, Фейт? — спросил он, когда они остались одни. — Откуда у вас огнестрельная рана?

Фейт не знала, что именно ей следует рассказать врачу, и, ощущая напряжение, возникшее между ней и Кейном, не стала спрашивать у него совета, прежде чем они расстались несколько минут назад. Он отправился расспрашивать оставшихся членов медперсонала, а она пошла к Бернетту показать руку. Следуя теории, что чем меньше говоришь, тем лучше, она ответила:

— Полиция ведет расследование.

— И вы понятия не имеете, почему кто-то в вас стрелял?

— Это произошло вечером и в разгар грозы, так что трудно было даже толком прицелиться. Возможно, это просто случайность.

Бернетта, судя по всему, не убедили ее слова, но он кивнул и переменил тему:

— Как вы себя чувствуете, помимо этого инцидента? Я звонил к вам домой в уик-энд, но никто не подошел к телефону.

— Я… была в другом месте. — Прежде чем он успел задать вопрос, Фейт быстро добавила: — Со мной все в порядке — разве только я быстро устаю.

— Нет ни головных болей, ни головокружений?

— Ничего такого нет.

«Иногда я слышу шум воды у себя в голове, — мысленно продолжила она, — но в этом, наверно, нет ничего страшного…»

— Никакой мышечной слабости или чувства онемения?

— Нет.

Бернетт снова кивнул, внимательно глядя на нее.

— Но память не возвращается?

— Пока нет. — Фейт пожала плечами и поморщилась от боли в руке. — Просто я кое-что узнала о себе — например, что я играю на фортепиано, кое-что о моей жизни до приезда в Атланту, но не благодаря воспоминаниям. Иногда я вижу сны, но их тоже воспоминаниями не назовешь.

Бернетт нахмурился:

— Я бы хотел, Фейт, чтобы вы снова побеседовали с доктором Уилсон.

Доктор Уилсон была больничным психоаналитиком.

— В прошлый раз она меня предупредила, что мне следует ожидать странных снов, — отозвалась Фейт. — Доктор Уилсон сказала, что могут пройти месяцы и даже годы, прежде чем мое сознание станет более стабильным и… основанным на повседневном опыте. Тогда я обрету новые воспоминания.

— Все же я думаю, что вам следует снова с ней поговорить, — настойчиво проговорил Бернетт.

Фейт кивнула, уступив, по крайней мере, внешне.

— О'кей, я договорюсь о встрече.

— Отлично. — Бернетт все еще хмурился. — Я немного удивился, когда вы появились сегодня в больнице вместе с Кейном Макгрегором.

— Почему? В конце концов, Дайна моя подруга.

— Я это знаю. И знаю, что вы стремитесь не потерять эту связь с прошлым, но…

— Доктор Бернетт, моя подруга исчезла, — спокойно сказала Фейт. — Я не помню свою жизнь до несчастного случая, но у меня есть четкие доказательства дружбы Дайны. И если я могу помочь ей… ее жениху найти ее, то я это сделаю.

— Как вы можете это сделать, лишившись памяти?

«Понимаете, доктор, я каким-то образом подключаюсь к мыслям Дайны, слышу ее голос, а иногда даже вижу, как ее пытают…»

— Конечно, многого я сделать не могу, — произнесла она вслух. — Но мы думаем, что Дайна исчезла, так как расследовала что-то опасное, во что вовлекла ее я.

— Что-то опасное? — переспросил Бернетт. — Но неужели вы не понимаете, Фейт, как рискованно, не обладая никакой полезной информацией, которую могла бы обеспечить вам память, иметь дело с неведомой, но потенциально опасной ситуацией?

— Вот почему я пришла сегодня с Кейном. Уверяю вас, доктор Бернетт, я в надежных руках.

Его взгляд скользнул по ее перевязанной руке.

— Вы уверены?

— Я же говорила: выстрел был случайным.

— А если нет?

— Если нет, я буду держаться подальше от окон.

Бернетт вздохнул и заговорил нарочито бесстрастным тоном:

— Кейн Макгрегор, безусловно, сделает все, что в его силах, чтобы найти Дайну Лейтон. После стольких недель ее отсутствия он, должно быть, дошел до отчаяния и заботится больше о цели, чем о средствах.

— Что вы имеете в виду?

— То, что его приоритетом является Дайна Лейтон, а не вы, Фейт.

— Я это понимаю, — спокойно промолвила она.

— В самом деле? — Всем своим видом доктор Бернетт выражал сомнение. — И вы понимаете, что он легко может пожертвовать вашей безопасностью и вами самой, если это поможет узнать, что случилось с Дайной?

— Да, — кивнула Фейт. — Я понимаю и это.

Глава 8

— Мне нужно заехать в свой офис на несколько минут, — сказал Кейн, когда они вышли из больницы.

Он продолжал говорить, объясняя, что ему сообщили по телефону о проблеме на стройке, но Фейт не слышала его. Шум льющейся воды заглушал его голос. Фейт уставилась на ветровое стекло, стараясь не реагировать на то, что слышала, хотя это было нелегко.

Дело заключалось не только в звуках. Паника снова начинала охватывать Фейт — чувство, что ей не хватает места, что она задыхается, парализовало ее. Запах сырой земли был настолько сильным, что Фейт старалась дышать только ртом. Ее преследовало ощущение, что если она посмотрит на себя, то увидит, что ее одежда и кожа влажные.

«Я ведь не сплю, — подумала она. — Откуда же этот кошмарный сон?»

Постепенно — настолько постепенно, что Фейт сперва этого не замечала, — вокруг нее сгущалась темнота. Она не могла ничего видеть, не могла ничего чувствовать, кроме давящих на нее стен. Ужасный запах становился все сильнее, проникая ей в горло и вызывая кашель. К шуму воды прибавился новый звук. Щелканье? Нет, скорее металлическое позвякивание, слабое и неритмичное…

«Если бы я только могла освободить руки, прежде чем они вернутся… Проклятие, у меня совсем не двигаются пальцы! Здесь так темно. Ненавижу темноту! Ненавижу это место! Почему они держат меня здесь? Тут слишком тесно — потолок и стены словно давят, — и совсем нечем дышать… Я должна выбраться отсюда, прежде чем они…»

— Фейт!

«Почему я не могу двигаться? Если бы здесь было хоть немного больше света и пространства… Если бы у меня было больше времени… Если бы не эта страшная боль…»

— Фейт!

Она внезапно пришла в себя.

Яркий свет слепил ей глаза, а прекратившийся шум воды сделал тишину в остановившейся машине почти оглушающей. Знакомый голос в ее голове, такой сильный, несмотря на расстояние и звучащие в нем отчаяние и страдание, исчез, словно его никогда не было.

— Фейт, ради бога…

Она быстро моргала, глядя на Кейна и чувствуя, что он трясет ее за плечи, больно стискивая их, но эта боль была ничем в сравнении с той, которую она только что ощущала.

— Со мной все в порядке, — пробормотала Фейт.

Кейн отпустил ее.

— Что произошло? Мы с вами разговаривали, а в следующий момент вы словно оказались далеко отсюда.

Фейт осознала, что машина стоит в подземном гараже.

— Я… я не вполне уверена в том, что это было, — запинаясь, сказала она.

— Расскажите хотя бы о том, в чем вы уверены.

Фейт была слишком ошеломлена, чтобы пытаться увильнуть от ответа.

— Это была Дайна… Ее голос звучал в моей голове… Она пыталась освободиться и убежать.

Кейн взял ее за руки:

— Где она, Фейт?

— Не знаю. Там темно, сыро и пахнет плесенью… Я слышала только шум воды и какое-то непонятное позвякивание.

— Шум воды? — переспросил Кейн.

— Да. Как водопад или струя, вытекающая из трубы под высоким давлением. Только вода, темнота и этот жуткий запах…

— Вот здесь мы столкнулись с серьезной проблемой. — Макс Сэндерс, владелец строительной компании «Мейфер», ткнул коротким пальцем в чертеж, лежащий на столе Кейна. — Без срочного устранения неполадок стена обрушится. В фундаменте уже появились трещины.

Кейн нахмурился:

— Дай-ка мне еще раз взглянуть на список материалов.

— Джед клянется, что тут погрешность в самом проекте, а не в конструкции и не в материалах.

— Этого и следовало от него ожидать. — Прораб всегда все сваливал на проект.

— Не то чтобы я был с ним согласен. — Сэндерс извлек список. — Но я уже просмотрел перечень — там только то, на чем ты настаивал. Все материалы самого высокого качества.

— Тогда почему фундамент трескается? — осведомился Кейн.

— В том-то и вопрос. Честно говоря, я не верю, что бригада где-то подгадила… — Сэндерс метнул виноватый взгляд на Фейт.

Судя по всему, она не слушала их профессиональный разговор, и поэтому грубое словечко никак не могло задеть ее чувства. Фейт сидела на диване в дальнем конце комнаты с журналом на коленях, но, насколько мог видеть Кейн, за двадцать минут ни разу не перевернула страницу, погруженная в свои мысли.

Кейн понимал и жалел ее. То, что она испытала, потрясло и его, хотя он узнал об этом из вторых, если не из третьих рук.

Неужели Дайна где-то заперта, испытывает страшные мучения и отчаянно пытается вырваться?

Но где это происходит? Можно сойти с ума при мысли, что она где-то в плену и что после стольких недель у них все еще нет никаких указаний на то, где ее искать…

— Если дело не в материалах и не в работе, то в чем? — продолжал Сэндерс. — Я не сомневаюсь в твоем проекте, Кейн, но, может быть, никто из нас не смог чего-то предвидеть. Например, особенностей почвы или наличия под фундаментом чего-то, ослабляющего опору.

Кейн с трудом переключил внимание на работу. Он тщательно просмотрел список материалов, потом снова изучил чертежи.

— До вчерашнего вечера уже несколько недель не было сильных дождей. Геологическая инспекция утверждала, что строительство ведется на крепком основании, без всяких пустот или подземных вод, которые могли бы подтачивать фундамент.

— Для фундамента нам пришлось рыть котлован глубже, чем планировалось, — напомнил ему Сэндерс.

— Это верно. — Кейн открыл папку и просмотрел заключение геолога. — Но почву проверили значительно ниже этого уровня. Тем не менее я не понимаю…

— Чего? — быстро осведомился Сэндерс, заметив, что что-то в тексте заключения привлекло внимание Кейна. — Ты что-то обнаружил?

Несколько секунд Кейн рассеянно смотрел на него.

— Согласно заключению, — заговорил он наконец, — непосредственно под зданием не должно возникнуть никаких осложнений. Однако в районе имеются подземные источники и артезианские колодцы, которые вызывали проблемы в других, расположенных поблизости сооружениях.

— Но разве это могло отразиться на нашем фундаменте, если с почвой под ним все в порядке?

— Нет. Я принимал в расчет воду, когда проектировал здание. — Кейн покачал головой. — Позволь мне подумать над этим как следует, Макс. Я предпочитаю найти причину неприятностей и устранить ее, чем наскоро что-нибудь изобрести с целью укрепить стену.

Сэндерс кивнул, хотя слова Кейна его явно не слишком обрадовали.

— В конце концов, это твой проект. Но моя бригада не может продолжать работу, пока мы с этим не разберемся, а я не могу позволить парням несколько дней бить баклуши. Если это займет много времени, мне придется перебросить их на другой участок, Кейн, — предупредил он.

— Завтра я дам тебе знать, Макс. Не беспокойся. Мне не больше, чем тебе, хочется тормозить работу.

— Ладно, договорились.

Кейн проводил Сэндерса, и, когда дверь закрылась за ним, Фейт промолвила:

— Источники и артезианские колодцы… Это привлекло ваше внимание, ведь так?

Значит, она все-таки слушала, о чем они говорили.

Кейн сел на стул рядом с диваном.

— Согласно тому, что вы… чувствовали, Дайна может находиться где-то под землей — в полуподвале или подвале. Если шум воды, который вы слышали, имеет природное происхождение, то это может быть источник или артезианский колодец.

— Очевидно. — Фейт рассеянно потерла висок. — Но вода шумела так сильно. Она явно была под колоссальным давлением. Если оно природное, то я не понимаю, как здесь можно было что-то построить — любое сооружение сразу начало бы разрушаться. — Она тихо добавила: — Дайна не может находиться там — в вашем здании?

— Не вижу, каким образом, — отозвался Кейн. — На месте стройки уже несколько месяцев работает столько людей, а фундамент только что закончили. До сих пор он был широко открыт — спрятаться там было негде.

— А что находится поблизости?

— Есть ли здесь другие здания? Разумеется. Разные офисы, отель, клиника, бог знает что еще.

— Но даже если бы мы были твердо уверены, что Дайна в одном из этих зданий, как бы мы могли догадаться, в каком именно, когда мы все еще ничего не знаем о происшедшем? Почему я никак не могу вспомнить?

Кейн протянул к ней руку, но сдержался. Его все сильнее беспокоило настойчивое желание коснуться Фейт, быть ближе к ней. Как будто…

Нет, так не годится. Ему нужна только Дайна.

— От вас это не зависит, — сказал он наконец. — Вспомните вы или нет, рано или поздно мы узнаем правду.

Она посмотрела на него.

— В самом деле? Я не могу не думать о том, как сильно вы меня возненавидите, если выяснится, что я виновата в исчезновении Дайны и в том, что мы оба оказались втянутыми в нечто опасное.

Кейн хотел сказать, что он никогда не стал бы ее ненавидеть, но сомневался, что это правда. Он даже не был уверен, что уже не начал ненавидеть Фейт за то, что она постоянно держала его в напряжении и заставляла опасаться самого себя.

Затянувшееся молчание прервал звук открываемой двери. В комнату вошла Сидни Уилкс.

— Прости, Кейн. Шерон не сказала мне, что у тебя посетительница. Привет, Фейт.

На сей раз пауза была более напряженной. Глядя на удивленное лицо Фейт, Кейн спрашивал себя, не выглядит ли он таким же ошеломленным.

— Ты знакома с Фейт, Сид? — спросил он у сестры.

— Конечно. — Сидни слегка нахмурилась, глядя на Фейт. — Мне пришлось иметь много дел со строительной инспекцией в связи с проектом Эндрюса, и я работала с Фейт. Но, очевидно, меня не так легко запомнить.

— Два месяца назад я попала в автомобильную катастрофу и потеряла память, — поспешила объяснить свое поведение Фейт. — Забыла практически все, в том числе людей, которых знала.

— В самом деле? Какой ужас! — Сидни села на диван — на ее лице отразилось сочувствие. — Должно быть, вы ощущаете себя страшно одинокой.

Прежде чем Фейт успела ответить, Кейн спросил:

— Что ты имела в виду, Сид, говоря, что тебя не так легко запомнить?

Она засмеялась:

— Очевидно, меня побудило это сказать оскорбленное тщеславие.

Он покачал головой:

— Нет. Судя по твоему тону, ты имела в виду, что Фейт как раз хорошо тебе запомнилась. Почему?

Сидни казалась смущенной.

— Ты придаешь моему замечанию слишком много значения, Кейн.

— Едва ли. Понимаешь, Сидни, часть того, о чем забыла Фейт, возможно, могла бы подсказать нам, кто и почему похитил Дайну. Поэтому, если ты что-то знаешь…

Сидни снова озадаченно посмотрела на Фейт.

— Я не знала, что вы были знакомы с Дайной.

— Мы были подругами, — отозвалась Фейт.

— Понятно. — Сидни покачала головой. — О себе я такого не могу сказать, но это вряд ли имеет значение. Я не знаю о Фейт ничего такого, Кейн, что могло бы помочь тебе найти Дайну. Наше знакомство было поверхностным — исключительно на деловом уровне.

— Но Фейт произвела на тебя впечатление. Почему?

Сидни устало вздохнула:

— Если хочешь знать, потому, что она перепутала расписание работы двух инспекторов строительного управления, занимающихся нашим проектом, и нам пришлось ждать, пока поменяют график. Это задержало нас на две недели.

— Я очень сожалею, — сказала Фейт.

Сидни улыбнулась ей:

— Конечно, я расстроилась, но вы сделали все возможное, чтобы ускорить повторную инспекцию, — даже работали сверхурочно, — поэтому я вас простила. Документы легко перепутать, особенно в офисе, чья единственная цель — плодить бумаги.

Объяснение Сидни не удовлетворило Кейна, но он не подал виду, так как не представлял себе, каким образом упомянутая ситуация может быть связана с исчезновением Дайны — тем более что речь шла о прошлой весне.

— Насколько я понимаю, — сказала Сидни, — о Дайне нет никаких новостей?

— Никаких. Во всяком случае, полезных.

— Мне очень жаль. Я бы хотела тебе помочь.

— Ты держишь компанию в ежовых рукавицах — этого более чем достаточно.

— Я не смогла решить проблему Макса Сэндерса. — Сидни скорчила гримасу. — Мне это показалось погрешностью в конструкции, но я ведь не инженер. Понятия не имею, где искать причину.

— С Максом я разберусь, Сид. Занимайся другими проектами и клиентами, и тогда с фирмой «Макгрегор и Пейн» все будет в порядке.

— Сделаю все, что могу, — пообещала Сидни, поднимаясь с дивана. — Через десять минут у меня встреча с двумя клиентами, так что я должна возвращаться в свой офис. Я просто хотела повидать тебя, пока ты здесь, и узнать, есть ли новости.

Кейн почувствовал угрызения совести.

— Очевидно, в последнее время добраться до меня было нелегко. Прости, Сид.

— Не говори глупости. — Она печально улыбнулась. — Конечно, никто не может до конца понять, что ты чувствуешь, но я, по крайней мере, имею об этом представление. Естественно, ты посвящаешь все время и все силы поискам Дайны. Так что можешь не извиняться.

— Спасибо, Сид.

— Не за что. Только сразу же позвони мне, если… если будут какие-то новости, ладно?

— Конечно.

Сидни шагнула к двери.

— Желаю вам удачи, Фейт. Надеюсь, к вам вернется память.

— Благодарю вас.

Когда они снова остались вдвоем, Кейн с беспокойством заметил:

— Насколько я могу судить, с проектом все в порядке, значит, все дело либо в материалах, либо в ошибке в процессе строительства. Мне нужно ехать на стройплощадку.

— Я бы хотела поехать с вами, — сказала Фейт. — Кажется, вы говорили, что Дайна посещала эту стройку за день до исчезновения?

— Да, она разыскивала там меня, и Макс показал ей стройку, — кивнул Кейн. — Полиция навела справки в этом районе — судя по всему, на следующий день Дайна там не появлялась.

— Они говорили с Максом?

— Разумеется. — Кейн нахмурился. — А что?

— Возможно, ничего, — медленно отозвалась Фейт, — но, насколько я могу себе представить, единственное, что могло связывать меня с Дайной, помимо приюта, было строительство. Я работала в строительной компании в Сиэтле, а переехав сюда, устроилась в строительную инспекцию. Дайна помолвлена с архитектором, чья компания работает над крупным муниципальным проектом, а за день до исчезновения посещала место строительства. Я попала, судя по всему, в подстроенную кем-то аварию, Дайна исчезла, — а теперь с вашим проектом начались неприятности. — Она сделала паузу. — Думаю, Бишоп сказал бы, что стольких совпадений быть не может.

— Строительство началось незадолго до несчастного случая с вами, — задумчиво произнес Кейн, — так что время в целом подходит. Но сколько других строек было начато в тот же период?

— Бог его знает. — Фейт встала. — Но, по-моему, мы должны начать с этой.

Когда они подъезжали к месту строительства, Фейт нахмурилась и потерла висок.

— В чем дело? — спросил Кейн. — Опять шум воды?

— Да. Он то появлялся, то исчезал, но сейчас стал громче. По крайней мере, мне так кажется.

— Думаете, Дайна где-то близко? — быстро осведомился Кейн.

— Не знаю. Я не ощущаю расстояния — только звуки и запахи.

— Может быть, ваши чувства пытаются вас направить?

— Это похоже на зуд в голове. — Фейт снова потерла висок. — Мне кажется, будто где-то близко находится нечто, способное ответить на все мои вопросы, если только я смогу к нему прикоснуться.

— Вы говорили, Фейт, что не хотите снова пробовать мысленно связаться с Дайной, но…

— Это походило на падение в глубокий колодец, когда тебе не за что ухватиться.

Кейн припарковал машину у запертых ворот стройплощадки.

— Я много раз слышал от Ноя, что есть метод, помогающий обрести способность к ясновидению. Самое главное — твердо стоять на земле и не терять связи с реальностью. — Он повернулся к ней и протянул руку. — Ной называет это спасательным тросом. Держитесь за мою руку, Фейт.

Она повиновалась после недолгого колебания. Рука была теплой и твердой — на какой-то момент ей показалось, будто весь мир завертелся вокруг нее. Фейт инстинктивно закрыла глаза и снова услышала шум воды…

Холод пронизывал до костей.

Тяжесть давила на нее.

Она не могла ни двигаться, ни дышать…

Звуки и запахи исчезли, и Фейт медленно открыла глаза.

— Это ушло.

— Ушло?

Она с трудом заставила себя отпустить руку Кейна.

— Больше нет ни звуков, ни запахов, ни ощущения удушья. Ничего. На момент мне почудилось, что я снова там, в темноте, а потом все исчезло.

Кейн медленно сжал кулак.

— Ничего, — повторил он.

— Мне очень жаль, Кейн.

Он покачал головой и произнес голосом, показавшимся резким и хриплым даже ему самому:

— Только скажите мне, что она еще жива, Фейт.

— Я…

«Я жива. Ты знаешь это».

Фейт задержала дыхание, но шепот смолк.

— Я знаю лишь то, что чувствую и во что верю. А я верю, что Дайна еще жива.

Кейну тоже хотелось этому поверить. Ему это почти удалось.

— Ну что ж, это обнадеживает, — сказал он наконец.

Казалось, Фейт хочет что-то добавить, но она только покачала головой и вышла из машины.

У Кейна был ключ от ворот, и так как ночная охрана еще не заступила на дежурство, никто не мог видеть, как они входят на участок стройки. Обернувшись, Кейн посмотрел на малоприметный седан, стоящий на улице неподалеку от его машины.

— Ваш частный детектив? — догадалась Фейт, зная, что он следовал за ними, как только они вышли из дому.

— Да. Некоторые из его людей все еще заняты поисками Дайны, и он решил взять на себя эту обязанность. Ему ведено следовать за нами в автомобиле. Но сейчас…

Кейн подал знак, и детектив тотчас же вышел из машины и направился к ним.

Фейт представили Тиму Дэниэлсу — крепко сложенному мужчине лет тридцати с небольшим, чьи проницательные серые глаза напомнили ей женщин в приюте. Глаза казались старше их обладателя и, судя по их выражению, никогда не испытывали сомнений, что в мире существует зло. Под пиджаком у детектива был пистолет в кобуре, а из кармана рубашки торчала антенна сотового телефона.

— Мне нужно взглянуть на стройку, — объяснил ему Кейн. — Она должна охраняться, но я предпочитаю не рисковать.

Дэниэлс кивнул:

— Я буду держаться позади.

Он последовал за ними, когда Кейн повел ее по ухабистой дороге к строящемуся зданию. Они остановились, глядя на устремленный вверх двенадцатиэтажный стальной каркас. Только подземный гараж был частично покрыт каменной кладкой.

Фейт высвободила руку из пальцев Кейна.

— Мне что-то не хочется спускаться туда.

— Тогда оставайтесь здесь с Тимом. Я скоро вернусь.

Фейт кивнула, не подвергая сомнению эту оптимистичную фразу. Но когда Кейн скрылся в темном провале, она спросила у Дэниэлса:

— Вас не беспокоит, что он отправился туда один?

— Он в состоянии о себе позаботиться.

— А я — нет? — Поморщившись, Фейт коснулась скрытой одеждой повязки. — Ну, может быть, и так.

— Сейчас вы более уязвимы. Отсутствие памяти означает, что вы не можете отличить друга от врага.

— Выходит, вы и об этом знаете?

— Кейн рассказал мне то, что я, по его мнению, должен знать — не больше и не меньше.

Фейт решила не развивать эту тему и снова посмотрела на здание.

— Мне бы хотелось побродить здесь немного. Одной, если вы не против.

— Для этого есть какие-то причины? — осведомился Дэниэлс.

«Потому что здесь была Дайна, и я должна…»

Должна что? Она этого не знала.

— Нет, никакой особой причины не существует.

Дэниэлс окинул взглядом участок, окруженный высокой деревянной оградой с колючей проволокой.

— Выглядит достаточно безопасно. Но не отходите далеко.

— Хорошо.

Фейт понятия не имела, что она ищет. Может быть, ничего. Возможно, голоса у нее в голове, знакомые и незнакомые, сами не знали, о чем говорят. Не исключено, что ей просто хочется побродить в одиночестве и на короткое время забыть…

«Ты не можешь забыть. Я тебе не позволю».

На сей раз Фейт не пыталась сосредоточить внимание на голосе. Она старалась ни о чем не думать, но этого Не получалось.

Фейт медленно шла мимо землеройных машин, складов стройматериалов, трейлера, где располагалась строительная контора.

Ничего, что она видела, не пробуждало в ней воспоминаний.

Теперь она понимала, как нелепо было воображать, будто Дайну могут держать здесь. Здание было всего лишь каркасом — даже подземные помещения оставались в значительной степени открытыми. Сзади открыто было вообще все вплоть до бетонного основания.

Кейн бродил внизу, но Фейт не собиралась к нему присоединяться — главным образом, потому, что ей не нравилось темное подземелье.

Она отошла еще на несколько футов от ограды, огибая кучи строительного мусора. Два огромных мусорных бака преградили ей путь, и Фейт решила не обходить их, а пройти между ними и оградой.

Если бы она этого не сделала, то никогда бы не обнаружила щель в заборе.

Деревянные планки кто-то удалил, а может, их в этом месте и вовсе не было. Через проволоку виднелось то, что находилось снаружи.

За пустым участком размером в пол-акра маячила задняя стена большого здания. «Склад», — подумала Фейт. Место выглядело заброшенным.

Внезапно она почуяла запах, который показался ей знакомым и от которого у нее холодок ужаса пробежал по спине.

Это послужило единственным предупреждением грозящей ей опасности перед тем, как огромный ротвейлер рванулся к ограде.

Глава 9

— Ни один судья в здравом уме не выдаст полиции ордер на обыск этого места только потому, что там есть сторожевая собака, — рассудительно заметил Дэниэлс. — А тем более на основании какого-то сна.

— Думаю, это был больше чем сон, — отозвался Кейн.

— Прекрасно знаю, что вы думаете.

Дэниэлс верил только в то, что он мог видеть, слышать или трогать руками. При этом он вовсе не смеялся над Кейном и бросил виноватый взгляд в сторону Фейт, стоявшей в дверях кухни с чашкой кофе.

Фейт молча приподняла чашку, словно благодаря Дэниэлса за предупредительность. Кейн подумал, что она держится весьма недурно после того, как чудовищная собака едва не бросилась на нее.

— Давайте поговорим об этом складе, — продолжал Дэниэлс, наблюдая за Кейном, беспокойно вышагивающим взад-вперед по гостиной. — Думаете, я не знаю, что вы собираетесь сами проверить его, когда стемнеет?

— Кто-то должен это сделать.

— А как же собака?

— Даже с самой здоровенной псиной можно справиться, имея достаточное количество снотворного и кусок сырого мяса.

— Если только ее не приучили не принимать пищу от посторонних.

— Ну, есть только один способ это выяснить.

— Верно. — Дэниэлс усмехнулся. — Но, прежде чем начинять филе снотворным, позвольте мне сделать несколько звонков и разузнать все возможное о складе.

Кейн сел за рояль и рассеянно пробежал пальцами по клавишам, чтобы снять напряжение.

— На вывеске обозначена фамилия владельца — Кокран.

— Я видел, — кивнул детектив. — И записал адрес, так что смогу узнать, что это за склад и кому он принадлежит.

— Я знаю, кому он принадлежит. — Кейн негромко заиграл «Лунную сонату» Бетховена — любимую пьесу Дайны, несмотря на отсутствие у нее музыкального слуха. — Джордану Кокрану и его семье. В основном ему самому.

— Вы его знаете?

— Мы встречались несколько раз. Это неудивительно, так как его семейный бизнес связан со строительством, и он участвует в сооружении особняка губернатора.

— Опять строительство, — впервые после их возвращения со стройплощадки заговорила Фейт.

Кейн посмотрел на нее:

— Значит, вы обратили на это внимание?

— И политика. Ведь Дайна говорила…

— Что история, которой она занимается, связана с бизнесом, преступлением и, возможно, политикой. — Кейн сделал паузу. — Вы утверждали, что Дайны сейчас нет на этом складе?

— Я почувствовала бы что-то, находясь так близко, — осторожно ответила Фейт. — Но я уверена, что она была там в день своего исчезновения.

— Тогда мы должны осмотреть склад.

Дэниэлс тяжко вздохнул:

— Вас могут привлечь за вторжение на частную территорию со взломом, Кейн, — предупредил он.

— Я готов рискнуть.

— Не сомневаюсь.

— Но вам вовсе незачем…

Дэниэлс не дал ему окончить фразу.

— Вы что, шутите? Впервые за эти недели мы напали хоть на какой-то реальный след. Разумеется, я пойду с вами.

— И я тоже, — добавила Фейт.

Несколько минут Кейн продолжал играть, глядя больше на Фейт, чем на клавиатуру, потом неожиданно встал:

— Фейт…

— Если именно там держали и пытали Дайну, то я уверена, что смогу узнать это место.

— Хорошо, — кивнул Кейн. — Но вам понадобится одежда потемнее. У меня в стенном шкафу есть жакет Дайны — если хотите, можете взять его.

Собака либо не была приучена не брать еду у посторонних, либо пренебрегла обучением, будучи не в силах устоять против куска сочной вырезки. Им пришлось ждать несколько минут, пока снотворное подействует, но к тому времени, как Кейн справился с замком, пес уже мирно спал.

— Едва ли стоит спрашивать, кто вас научил так ловко открывать замки, — сухо сказал Дэниэлс.

— Дайна, — усмехнулся Кейн. — Один из ее знакомых, принадлежавших к преступному миру, научил ее этому несколько лет назад, а она, в свою очередь, поделилась этими полезными навыками со мной прошлой весной, когда я забыл ключ от квартиры. Дайна иногда практиковалась сама и заставляла меня — никогда не знаешь, когда это может понадобиться.

Фейт, молча шагая между двумя мужчинами, подумала, не потому ли похитители Дайны связали ей запястья тонкой проволокой. Возможно, сначала они попробовали что-то попроще, вроде наручников, но обнаружили, что их жертва — специалист по открыванию замков.

— Да, но у вас при себе первоклассный комплект инструментов профессионального взломщика, — заметил Дэниэлс. — Могу я спросить, откуда вы их взяли?

Кейн похлопал по карману куртки, куда он спрятал кожаный футляр.

— В наши дни можно достать все, что угодно, если обратиться к нужному человеку. Дайна знала, к кому обращаться.

— Понятно. Но склад должен иметь систему сигнализации, — напомнил Дэниэлс. — Как вы с ней справитесь?

— Посмотрим.

Фейт слышала, как Дэниэлс ругается сквозь зубы, но ей показалось, что он не сердится по-настоящему. Похоже, оба ее спутника наслаждались рискованным предприятием после нескольких недель бесконечных разговоров и безрезультатного просеивания фактов.

Что касается самой Фейт, то она в болтающемся на ней жакете Дайны, который был ей велик на несколько размеров, и находясь рядом с двумя рослыми мужчинами, испытывала странное чувство, как будто на самом деле ее здесь нет. А может быть, причина заключалась в шуме воды, который вновь звучал у нее в голове, но настолько отдаленно, что ей приходилось напрягать слух.

Фейт старалась сосредоточиться на происходящем, настороженно вглядываясь сквозь темноту в силуэты склада и примыкающих строений, но чувство нереальности происходящего не покидало ее. Спрятав в карман жакета замерзшие руки, она нащупала в правом кармане тонкий и гибкий кусочек металла. Фейт понятия не имела, что это, но не могла достаточно сконцентрировать внимание, чтобы вытащить загадочный предмет из кармана и посмотреть на него.

Они подошли к складу, и Фейт вновь попыталась сосредоточиться на настоящем. Но шум воды в голове стал громче и отчетливее.

Кейн нашел дверь и обследовал ее дюйм за дюймом с помощью фонарика.

— Насколько я вижу, здесь нет никакой системы сигнализации.

— Они думают, что собаки вполне достаточно, — сказала Фейт.

— Возможно, — согласился Дэниэлс.

Кейн пожал плечами, пробормотал: «Раз уж начали…» — и, присев на корточки, взялся за дверной замок.

Фейт наблюдала, как его проворные пальцы ловко орудуют инструментами. Ее интересовало, терпел ли он неудачу хоть в чем-нибудь. Она очень в этом сомневалась. Таким людям, как Кейн, обычно удается все, за что бы они ни брались.

— Готово.

Поднявшись, Кейн сложил инструменты в футляр, спрятал его в карман и осторожно приоткрыл дверь. Если сигнализация и подействовала, то бесшумно.

Похожее на пещеру пространство, освещенное несколькими желтоватыми лампами, было абсолютно пустым.

Кейн посмотрел на Дэниэлса.

— Это объясняет отсутствие сигнализации, — ска зал тот, пожав плечами.

— Здесь имеются окна, — заметила Фейт, — а может, и двери. Возможно, тут есть подвал.

— Давайте поищем, — предложил Кейн.

Так как держать друг друга в поле зрения не составляло труда, каждый из них начал обыскивать отдельный участок. Минут через десять Кейн позвал остальных. Он обнаружил комнату, смежную с основным складским помещением, которая, очевидно, служила конторой, но сейчас в ней были только старый письменный стол и деревянный стул.

Однако в комнате имелась еще одна дверь, которая выходила на лестницу, ведущую вниз. У двери был выключатель, и Кейн неуверенно посмотрел на Дэниэлса.

— Что вы об этом думаете?

— Я думаю, что мы здесь одни.

— А я это точно знаю, — неожиданно для самой себя уверенно заявила Фейт.

Для Кейна этого было достаточно, и он щелкнул выключателем. Зажглось сразу несколько ламп.

Как только они начали спускаться, Фейт ощутила знакомый запах сырости и остановилась.

— В чем дело? — осведомился шедший позади Дэниэлс.

Находившийся тремя ступеньками ниже Кейн быстро обернулся.

— Это здесь? — тихо спросил он.

Фейт судорожно сглотнула:

— Мы где-то близко.

Кейн взял ее за руку:

— Пошли.

Прикосновение было скорее властным, чем успокаивающим, но Фейт сомневалась, что без него она смогла бы идти дальше. По крайней мере, это был контакт с другим живым существом.

«Он говорил, что я должна твердо стоять на земле и не терять связь с реальностью…»

Шум воды становился все громче. Фейт цеплялась за руку Кейна, как за спасательный трос.

Спустившись, они очутились в квадратном бетонированном помещении, не превышающем по размеру контору наверху. Судя по всему, оно предназначалось для хранения материалов; две стены занимали металлические стеллажи, хотя сейчас на них были только несколько пыльных стопок бумаги и другие канцелярские принадлежности.

Фейт сразу же направилась к дальней пустой стене и осознала, что считает про себя, только насчитав двенадцать шагов.

— Этой стены не должно здесь быть, — пробормотала она. — Дайна находилась дальше…

Дэниэлс вынул перочинный нож и вонзил его между двумя бетонными блоками. Известка была сырой и легко крошилась.

— Стена новая — ей не больше нескольких дней.

Им понадобилось время, чтобы найти наверху подходящие инструменты — тупой топор и тяжелый деревянный молоток. Кейн и Дэниэлс сокрушили несколько блоков и вскрыли стену.

Стоя поодаль, Фейт смотрела на зияющее отверстие и убеждала себя, что нет причины бояться того, что находится за стеной. Там всего лишь вторая половина комнаты с таким же бетонным полом и блочными стенами…

Кейн и Дэниэлс шагнули в проем.

Конечно, стул уничтожили — возможно, сожгли, думала Фейт. Но вывести пятна крови с бетонного пола было невозможно, поэтому они возвели стену, чтобы скрыть все улики. Преступники не могли не знать, что полиция может разбрызгать на поверхность специальные химикаты, проявляющие кровавые пятна, даже если их соскоблили или закрасили, сделав незаметными для невооруженного глаза.

Они перевели Дайну в другое место — в более темное и холодное, где постоянный шум воды способен свести с ума, — а потом соорудили стену, чтобы скрыть все, что здесь творилось…

Глубоко вздохнув, Фейт прошла через отверстие, присоединившись к Кейну и Дэниэлсу.

Фонари осветили маленькое подвальное помещение, но смотреть здесь было практически не на что. Стены, потолок, пол…

Испачканный пол…

— Они пытались его вымыть, — сказал Дэниэлс. — Но бетон пористый, и пятна не так-то легко уничтожить. Конечно, можно было их закрасить, но тогда пришлось бы красить весь пол, чтобы он не выглядел подозрительно, а кому охота затевать такую возню? Куда проще и легче построить стену, скрыв эту часть помещения. Без первоначальных архитектурных чертежей едва ли можно было догадаться о ее существовании. Известка бы высохла, и новая стена перестала бы отличаться от остальных.

Фейт посмотрела на ржавые пятна на полу и, вздрогнув, отвела взгляд при воспоминании о крови, капающей с изувеченных запястий Дайны.

Кейн стоял неподвижно, уставившись в пол.

Фейт инстинктивно подняла руку, но тут же опустила ее, чувствуя, что сейчас не стоит к нему прикасаться.

— Нужно выбираться отсюда, Кейн, — тем же бесстрастным тоном произнес Дэниэлс. — Мы получили то, за чем пришли, — доказательство, что здесь что-то происходило, что Дайну могли держать в этом помещении.

— А полицию это убедит? — осведомился Кейн странным безжизненным голосом.

— Для ордера все еще нет достаточных оснований. Мы присутствуем здесь нелегально. Если полиция выслушает нас и явится сюда, она не сможет использовать в суде то, что здесь обнаружит. Более того, это может спугнуть похитителей Дайны и вынудить их пойти на крайние меры… Нам нужно найди другие доказательства, которые логическим путем приведут сюда полицию. Это потребует времени, но ничего не поделаешь. Мы не поможем Дайне, если атакуем Кок-рана, пока не будем знать больше. Теперь, по крайней мере, у нас есть отправная точка для дальнейших поисков.

— А они не узнают, что мы здесь побывали? — спросила Фейт, с трудом заставив себя говорить спокойно.

— Нет, если мы будем осторожны и если нам повезет. Нужно уходить, Кейн. Собака скоро проснется.

Фейт сомневалась, что слова детектива убедят Кейна, но он в конце концов повиновался. Возможно, ему просто хотелось поскорее уйти отсюда, не видеть больше этих жутких пятен на полу.

Кейн и Дэниэлс вернули на место вынутые блоки, скрепив их крошащейся известкой. Конечно, при ближайшем рассмотрении это никого бы не одурачило, но когда Дэниэлс вывернул лампочку, ближайшую к стене, тусклое освещение сделало их работу менее заметной.

Они убрали инструменты, закрыли за собой двери и быстро направились к воротам. Собака уже начинала шевелиться, когда они проходили мимо нее.

Дэниэлс не стал возвращаться в квартиру Кейна — он хотел собрать побольше сведений о Джордане Кок-ране и складе, обещав сообщить рано утром, если ему удастся обнаружить что-нибудь, дающее хотя бы слабый шанс найти Дайну.

Кейн мерил шагами комнату.

Фейт не была уверена, что он готов к разговору, но она не могла больше ждать.

— Меня кое-что беспокоит.

В данной ситуации это звучало нелепо, но Кейн сел на стул и спокойно спросил:

— Что именно?

— Когда я видела… сон о том, как на Дайну напала собака, она казалась неуверенной в том, где находится. Вроде бы она сомневалась насчет адреса и даже насчет района.

— Выходит, она не знала, что это место примыкает к стройке?

— Очень может быть. Что, если она пришла туда встретиться с кем-то и этот человек просто воспользовался пустым складом? В таком случае Кокраны тут ни при чем.

— Веселенькая мысль, — мрачно произнес Кейн.

— Но это возможно?

— Вполне.

— А если это правда?

— Если это здание непосредственно не связано с человеком, который держал там Дайну, то у нас снова нет ни одной нити. Но мы пока не знаем этого точно.

Кейн задумчиво смотрел на Фейт, радуясь ее присутствию, так как одиночество сейчас было бы для него невыносимым. Когда он слышал ее голос, то прекращал воображать себе крики страдающей Дайны, а когда смотрел на нее, то больше не видел перед глазами бурые пятна на бетонном полу.

— Вы не все мне рассказали, — снова заговорил Кейн. — Во-первых, вчера вы вернулись из Хейвн-Хауза расстроенной. И я даже не подозреваю, чем это вызвано. Во-вторых, у меня неоднократно возникало чувство, что вам известны и другие подробности о Дайне, которые вы скрываете от меня.

Фейт колебалась, закусив губу.

— Я не знаю никаких подробностей, которые помогли бы нам ее найти, — сказала она наконец.

Кейн на момент закрыл глаза.

— Она жива, Фейт?

— Иногда мне кажется, что я слышу ее голос у себя в голове. Но я не уверена. В Хейвн-Хаузе мне сказали, что у меня, кажется, возникла телепатическая связь с Дайной сразу после нашего знакомства.

— Тогда…

Фейт покачала головой:

— Если я слышу ее голос, значит, Дайна не может или не хочет сообщить мне, где находится, а я не могу контролировать разговор — задавать ей вопросы или требовать ответов. Это просто… возникает само собой, неожиданно и непостоянно. Иногда мне даже кажется, что я слышу собственный голос.

Кейн невесело усмехнулся:

— Это соответствует тому, что говорил мне Ной. Он утверждает, что лишь немногие экстрасенсы даже после многолетней практики способны на большее, чем открывать дверь, а что и как через эту дверь входит, они понять не в силах. По его словам, если когда-нибудь появится экстрасенс, умеющий контролировать свои способности на сто процентов, то весь мир перевернется.

— Нужно попробовать что-нибудь, что поможет мне больше сосредоточиться, — неуверенно сказала Фейт. — Например, гипноз…

— Ной говорит, что экстрасенсов невозможно гипнотизировать.

— Ему виднее, — вздохнула Фейт.

— Это уж точно. — Кейн сделал паузу. — Вы ведь узнали что-то еще в Хейвн-Хаузе, правда, Фейт?

«Скажи ему!»

— Это нам не поможет…

— Что-то о Дайне?

«Скажи!»

Фейт боялась, что это еще сильнее ранит Кейна, но нехотя сказала:

— Не знаю, правда ли это, но одна женщина в приюте, которая проводила много времени с Дайной, убеждена, что она… она считала, что у нее нет будущего.

— То есть как?

— Ева может ошибаться, Кейн. Это всего лишь ее впечатление, основанное на случайных замечаниях и других мелочах. По ее мнению, Дайна всегда чувствовала, что ей отпущено слишком мало времени.

Кейн резко встал, направился к темному камину и остановился, нахмурив брови, потом нагнулся и включил газ, словно ему внезапно стало холодно.

— Это многое объясняет, — пробормотал он.

— Что вы имеете в виду?

— Я всегда чувствовал, что была какая-то причина, по которой Дайна никогда не хотела строить планы дальше, чем на неделю вперед.

— Но если вы были помолвлены…

Он криво улыбнулся:

— Никакой помолвки не было. Я просто сказал репортерам, что мы обручены, так как хотел, чтобы это было правдой. Но мы с Дайной даже не заговаривали ни о чем подобном. Я никак не решался предложить ей, чтобы мы жили вместе, не потому, что Дайна была слишком независимой, а так как чувствовал, что она не готова к такому шагу.

— Бишоп говорил, что Дайна умела предвидеть будущее.

Кейн молча кивнул.

— Тогда она, вероятно, могла предвидеть и свое будущее — хотя бы настолько, чтобы понять, что ей нет смысла строить долгосрочные планы. Может быть, Дайна торопилась устроить мои дела после несчастного случая, зная, что я могу пролежать в коме долгое время.

— Возможно. Но даже если Дайна предвидела свое будущее и считала, что ей осталось немного времени, она ведь могла ошибаться. Даже лучшие из экстрасенсов часто совершают ошибки. Быть может, она еще жива.

— Конечно.

Кейн покачал головой.

— Но я по-прежнему ее не чувствую.

— Мне очень жаль.

— Я почти завидую вашей способности слышать этот голос, — признался Кейн. — Вы хотя бы можете убеждать себя, что между вами сохранилась какая-то связь, неважно, верите ли вы в это или нет. Можете думать, что у вас осталась какая-то частица Дайны.

— Завидовать тут нечему, уверяю вас. У меня не осталось никакой частицы не только Дайны, но и себя самой.

В ее голосе слышалось столько горя, что Кейн не в первый раз ощутил, как тяжело ей приходится. Пришла его очередь сказать:

— Мне очень жаль.

Фейт покачала головой, но ничего не ответила. Она смотрела мимо Кейна, в сторону камина, и в ее глазах отражалось пламя.

У нее были зеленые глаза, а не голубые, как у Дайны, рыжие, а не светлые волосы, да и фигура свидетельствовала о хрупкости, а не об атлетическом сложении спортсменки. Конечно, обе обладали развитым интеллектом и своеобразным, несколько едким чувством юмора, но физически…

Осознав, в каком направлении движутся его мысли, Кейн испытал настоящий шок. Он уставился на Фейт, чувствуя, как колотится его сердце, ощущая тоску, вину и еще какие-то иные чувства, которые не осмеливался анализировать.

— Кейн? — Фейт озадаченно смотрела на него. Она подняла руку, словно собираясь к нему прикоснуться, но тут же ее опустила. Ярко-красные ногти блеснули при свете пламени.

Отвернувшись от камина и от Фейт, Кейн подошел к роялю и сел на табурет.

— Не позволяйте мне утешать вас. — Его голос звучал резче, чем он хотел.

Кейн успел сыграть всего лишь несколько нот, когда Фейт поднялась, пробормотала: «Спокойной ночи» — и ушла в спальню.

Кейн продолжал играть, но чисто машинально. Ему хотелось последовать за ней, но он не мог этого сделать.

Фейт разбудили лучи утреннего солнца, проникавшие сквозь портьеры, и тихие звуки фортепиано. Она оставила дверь спальни приоткрытой по причине, о которой не хотела думать, и, просыпаясь среди ночи, каждый раз слышала звуки музыки.

Понимает ли Кейн, что снова и снова играет одну и ту же пьесу?

Приняв душ и одевшись, Фейт заставила себя выйти в гостиную и спокойно пожелать ему доброго утра.

Кейн перестал играть, но не поднялся из-за рояля.

— Доброе утро. — Его голос был таким же спокойным, как и ее; судя по влажным волосам и свежей одежде, он также только что принял душ, но Фейт не знала, удалось ли ему хоть немного поспать.

— Очевидно, от Дэниэлса нет никаких новостей?

— Нет, но он должен прийти с минуты на минуту.

Фейт кивнула, потом направилась в кухню и налила себе стакан апельсинового сока. Она не очень хотела пить, но ей нужна была минута, чтобы собраться с мыслями.

Что-то изменилось… Она пока не могла понять, в чем заключаются эти перемены, но чувствовала их.

Фейт не знала, как это произошло и почему, но вчера вечером Кейн впервые смотрел на нее не только как на возможное средство найти Дайну. А раз так, значит…

Нет! Она не должна об этом думать!

«Но он ведь думал об этом — думал всю ночь!»

Фейт медленно вернулась в гостиную.

— Я бы хотела…

— Чего? — В голосе Кейна почти не слышалось напряжения.

«Он не должен так страдать! Скажи ему…» Фейт старалась сосредоточиться, но голос в голове исчез, как мыльный пузырь.

— Я бы хотела, — продолжала она, — чтобы у меня была та многолетняя практика, о которой говорил Бишоп. Чтобы я могла сконцентрировать внимание и понять… — Она поставила стакан на столик. — Мне так жаль, Кейн. Я очень хотела помочь, но…

— Вы и помогли — не сомневайтесь. — Он встал и подошел к ней.

— В самом деле? — Фейт должна была задать этот вопрос, хотя инстинкт предупреждал ее, что это рискованно, так как еще не пришло время. — Или я только… усложнила ситуацию?

Кейн шагнул ближе к ней, словно заставляя себя. Его рука потянулась к ее щеке, но застыла в воздухе.

Фейт внезапно ощутила сердцебиение — и все из-за этой протянутой руки. Прошлой ночью она не смогла коснуться Кейна, вернее, запретила себе сделать это. «Теперь же, — подумала Фейт, — он не может прикоснуться ко мне, опасаясь, что это предательство по отношению к Дайне».

— Я не хочу… — пробормотала она.

— Чего вы не хотите? — Рука наконец коснулась ее щеки.

— Не хочу, чтобы вам было больно. — В действительности ей хотелось закрыть глаза и прижаться, к нему.

— Вы говорите странные вещи. — Голос Кейна звучал озадаченно, но глаза не отрывались от губ Фейт.

— Это важно, — прошептала она, сама не зная почему. — Пожалуйста, верьте мне. Я не…

— Мне все равно, — сказал Кейн и поцеловал Фейт.

Ей казалось, что она тает от охватившей ее бурной радости. Впервые после выхода из комы Фейт чувствовала, что знает, кто она такая…

Звонок в дверь так громко прозвучал в утренней тишине, что они, вздрогнув, отпрянули друг от друга.

Кейн нахмурился:

— Наверно, Тим. Я открою.

— Да, конечно, — с трудом вымолвила Фейт.

Он как будто собирался снова прикоснуться к ней, но что-то пробормотал сквозь зубы и резко повернулся.

Разрываясь между радостью, разочарованием и странным чувством, что она была на волосок от чего-то крайне важного, Фейт наблюдала, как Кейн идет в прихожую и открывает входную дверь.

При виде Бишопа и Ричардсона у нее мелькнула надежда.

Но это длилось лишь момент.

— Мне очень жаль, Кейн, — заговорил Бишоп. — Они нашли Дайну. Ее тело…

Глава 10

— Дайна хотела, чтобы ее кремировали. — Кейн стоял, глядя в окно квартиры сквозь недавно установленные жалюзи. — Она не страдала клаустрофобией в обычном смысле слова, но как-то сказала мне, что всегда боялась оказаться замурованной в тесном помещении — особенно… под землей. Не знаю, почему. Полагаю, это как-то связано с происшедшим в детстве.

Ричардсон наблюдал за ним с таким видом, каким специалист наблюдает за бомбой с часовым механизмом — без страха, но полностью сознавая, что в следующую секунду может произойти взрыв.

— С этим придется немного подождать, Кейн, — сочувственно сказал он. — Медицинские эксперты завалены работой, а в лаборатории говорят, что токсикологическое заключение будет готово не раньше чем через три-четыре недели.

«Как раз к Рождеству», — подумала Фейт.

Она неподвижно сидела на диване, с содроганием представляя себе холодильники в морге. Что хуже — лежать там и ждать своего часа или оказаться на стальном столе, где острые скальпели будут рассекать твое бесчувственное тело?

Конечно, Дайне теперь все равно. Она больше не чувствует боли…

— Они произвели предварительный осмотр? — осведомился Бишоп бесстрастным тоном.

— Да, прямо на месте, — ответил Ричардсон. — Учитывая то, где ее нашли, медэксперт говорит, что установить время смерти будет гораздо труднее, чем обычно, но, согласно его предварительному заключению, смерть наступила от тридцати шести до сорока восьми часов тому назад — возможно, еще раньше.

Тело Дайны было обнаружено двумя рабочими, искавшими в предназначенном к сносу и покинутом жильцами многоквартирном доме источник утечки воды. Они нашли ржавую протекающую трубу в темном полуподвале, где пахло сыростью и плесенью, и один из рабочих, более любопытный, чем его напарник, открыл запертую дверь в герметически закупоренное помещение, первоначально предназначавшееся в качестве бомбоубежища.

В маленькой комнате с бетонным полом было сухо и прохладно. Это, а также почти безвоздушное пространство защитили от разложения тело Дайны, подвергавшееся страшным истязаниям в последние дни.

— Вам понадобится точная идентификация. — Кейн внезапно отвернулся от окна, и в его глазах блеснул последний огонек надежды.

Детектив покачал головой:

— Ее отпечатки есть в картотеке, и мы располагаем описанием зубов. Я проверил то и другое. Это Дайна, Кейн. Сомнений быть не может.

— Я хочу ее видеть.

— Нет, — сказал Ричардсон. — Не стоит этого делать.

— Но…

— Причина смерти установлена? — вмешался Бишоп, как показалось Фейт, намеренно.

— Во время предварительного обследования — нет. Никаких огнестрельных и ножевых ран или сильных ударов по голове. Медэксперт полагает, что она могла истечь кровью, частично из-за внутренних повреждений. Или же она задохнулась, если ее живой поместили в герметически закупоренное помещение. — Ричардсон сделал паузу и откашлялся. — На теле имеются сильные ушибы, возможно, вызванные падением, но скорее всего причиненные намеренно. Несколько сломанных костей, в том числе ребер, одно из которых, по-видимому, проткнуло легкое. Оба запястья глубоко изрезаны проволокой, которой ее связывали.

— Она была изнасилована? — хриплым голосом спросил Кейн.

— Это мы узнаем после вскрытия.

Кейн снова повернулся к окну.

Фейт заметила, как Бишоп бросил на Ричардсона быстрый вопросительный взгляд, и детектив почти незаметно кивнул. Она ощутила приступ тошноты. догадавшись, что Ричардсон не сомневается в изнасиловании, но не хочет говорить об этом Кейну.

— Что-нибудь в том месте, где ее нашли, может нам помочь найти ублюдков, которые это сделали? — впервые заговорил Тим Дэниэлс.

— Очень мало, хотя с ее одежды сняли несколько волокон. Через день-два лаборатория сообщит нам результаты, если будет что сообщать. Наши люди опрашивают жителей района на случай, если кто-то видел или слышал что-нибудь подозрительное в последние несколько дней, но я на это не рассчитываю. Место достаточно пустынное, и тот, кто мог там оказаться, занимался бы только своими делами.

— А как насчет укусов собаки? — спокойно осведомилась Фейт.

Ричардсон нахмурился:

— Откуда вы знаете, что ее укусила собака?

— Ей это приснилось, — объяснил Кейн.

Фейт вздрогнула, уловив нотку горечи в его голосе, но не могла порицать Кейна за враждебность. От ее «снов» оказалось мало толку — прошлой ночью и даже этим утром она верила, что Дайна еще жива, фейт понимала, как ее вера ободряла Кейна, убеждая его, что они смогут найти Дайну, если не невредимой, то хотя бы живой.

— Что еще вам снилось? — спросил Ричардсон без ожидаемого Фейт скептицизма.

— Расскажите ему, — велел Бишоп.

Фейт повиновалась, описав все детали своих видений, какие только могла припомнить, включая нападение собаки. Но она не стала упоминать о голосе, звучавшем в голове, считая, что он мог быть результатом деятельности ее подсознания.

Ричардсон выглядел еще мрачнее, чем раньше.

— Значит, вы и Дайна вели какое-то собственное расследование, в результате чего ее убили?

— Мы так думаем, — ответила Фейт, с трудом сохраняя спокойствие. — К сожалению, я не могу вспомнить, что именно мы расследовали. И я поняла из своих… видений, что похитители Дайны требовали от нее то, что, как они думали, есть у нее… или у нас. Мне кажется, что бы это ни было, его взяла я, хотя понятия не имею, где я это нашла и что с ним сделала. Но, должно быть, это что-то важное, так как они… мучили Дайну, пытаясь заставить ее рассказать, где это находится.

Кейн конвульсивно дернулся, но не повернулся. Бишоп, глядя на друга, обратился к Ричардсону:

— Все это, несомненно, связано между собой. Вы что-нибудь узнали о том, кто стрелял в Фейт позавчера вечером?

Неужели это было только позавчера? Фейт казалось, будто с тех пор прошли годы.

— Квартира, находящаяся прямо напротив этой, пустует. Дверь была не заперта, и осмотр квартиры показал, что кто-то пробыл там минимум несколько часов. С того балкона попасть в цель было нетрудно даже в грозу. Но я не могу сказать, целился ли стрелявший в Фейт или просто в освещенное окно.

— Разве здание не должно было охраняться?

— Вроде бы да, хотя кто знает? Пожарная дверь на нижнем этаже была не заперта. Ветер во время грозы едва не сорвал ее с петель. В принципе, в квартиру мог проникнуть любой. — Ричардсон тяжело вздохнул. — Думаю, через час новости о находке тела Дайны начнут распространяться. Мы опечатали помещение, но, когда я уходил, там уже собирались репортеры. Боюсь, это станет главной сенсацией в полуденных новостях.

— И нас начнут осаждать журналисты, — добавил Бишоп.

— Это неизбежно. — Детектив посмотрел на Кейна. — Вознаграждение в миллион долларов подогрело их интерес, но теперь, когда нет шанса его заработать…

Кейн круто повернулся к ним:

— Шансов сколько угодно. Я выплачу миллион до последнего цента любому, кто укажет путь к похитителям Дайны.

Ричардсон нахмурился:

— Надеюсь, ты не намерен объявлять об этом таким образом, Кейн. Нельзя выплачивать вознаграждение тому, кто только «укажет путь». Нам нужны конкретные доказательства, которые можно предъявить в суде.

— Улики, которые приведут к аресту и осуждению преступников, — подтвердил Бишоп.

— Это мои деньги, — заявил Кейн, — и я могу пообещать их кому захочу.

— Тебя могут обвинить в том, что ты сознательно подвергаешь людей опасности, — вежливо, но твердо возразил Ричардсон. — Эти ублюдки ясно продемонстрировали, что пойдут на все, чтобы убрать с пути тех, кто им помешает. Неужели ты хочешь подставить под удар кого-то еще?

Кейн не ответил. На его измученное, осунувшееся лицо было страшно смотреть.

— Я хочу видеть Дайну, — снова сказал он.

— Не стоит, Кейн, — мягко сказал Бишоп.

Но Кейн даже не посмотрел на него. Его взгляд был устремлен на Ричардсона.

— Я хочу ее видеть. Ты отвезешь меня туда или мне придется звонить шефу полиции?

Ричардсон бросил взгляд на Бишопа, ища у него помощи, но тот уже понял, что отговаривать Кейна бесполезно. Детектив снова вздохнул:

— О'кей, я тебя отвезу. Бери пиджак, и поехали, пока репортеры не расположились лагерем у твоего порога.

Кейн вышел из комнаты.

Ричардсон сердито посмотрел на Бишопа:

— Много от вас помощи, нечего сказать!

— Ему нужно видеть ее. Иначе он не успокоится.

— Вы хоть представляете себе, Бишоп, как она выглядит?

Агент кивнул:

— Представляю, но это ничего не меняет.

— Ладно, позвоните в морг и скажите Коннерсу, что мы едем туда. Скажите ему, пусть сделает все возможное, чтобы она выглядела по-человечески.

Представив себе изуродованное тело Дайны, Фейт издала слабый стон и закрыла глаза.

Казалось, Ричардсон собирался извиниться, но потом беспомощно взмахнул руками и направился к Кейну, ожидавшему его у входной двери.

Кейн вышел не попрощавшись.

Когда дверь за ними закрылась, в комнате на несколько минут воцарилось молчание.

— Почему вы не остановили его? — спросила наконец Фейт. — Вы могли бы это сделать, если бы постарались.

Побелевший шрам на напряженном лице Бишопа придавал ему агрессивное выражение.

— Вы же слышали меня. Он должен ее видеть.

— Почему? Почему он должен навсегда сохранить о ней такое ужасное воспоминание?

— Потому что ее смерть не станет для него реальной, пока он не увидит ее лежащей в морге, неподвижной и изуродованной. — Эти жестокие слова Бишоп произнес необычайно мягким голосом. — Первая стадия горя — отрицание. Не преодолев ее, он не сможет двигаться дальше.

Умом Фейт понимала правоту Бишопа, но сердцем очень хотела избавить Кейна от страшного зрелища. Она кивнула и постаралась мысленно переключиться на что-нибудь другое.

— Вы были в Атланте, когда Ричардсон позвонил вам? — спросила Фейт. — Я не знала, что вы уже вернулись.

— Я и не возвращался. Я был в Теннесси.

Так как дальнейших объяснений не последовало, Фейт заметила:

— Очевидно, вы воспользовались скоростным самолетом.

— Достаточно скоростным.

Фейт оставила дальнейшие попытки поддержать разговор.

— Мне нужно съездить в Хейвн-Хауз. Там знали Дайну и должны узнать о ее смерти до того, как услышат об этом в новостях. Но я обещала Кейну никуда не ходить одной, особенно после того выстрела. Тим, не могли бы вы…

— Конечно, — тут же отозвался частный детектив.

Фейт посмотрела на Бишопа:

— Думаю, когда Кейн вернется, ему не следует оставаться здесь в одиночестве. Вы подождете его?

— Да, хотя мое общество едва ли сделает его менее одиноким, — мрачно ответил Бишоп.

В отличие от некоторых взрослых обитателей приюта, Кэти не плакала, когда Фейт сообщила ей о смерти Дайны. Вместо этого девочка с печальным видом направилась в музыкальную комнату и стала разучивать одну из песен, которые привезла ей Фейт.

— С ней все будет в порядке? — спросила Фейт у Карен.

— Не знаю, — устало ответила директриса. — Девочка не в лучшем состоянии после того, как видела своего ублюдка-папашу гоняющимся с бейсбольной битой за ее матерью. Он преследовал Андреа повсюду, пока его не засадили за решетку, но Кэти насмотрелась достаточно и с тех пор стала тихой и замкнутой. — Карен нахмурилась. — С вами она говорила больше, чем с кем бы то ни было, когда вы приезжали в воскресенье.

Фейт собиралась только сообщить весть о смерти Дайны и сразу же вернуться в квартиру Кейна, так как беспокоилась за него. Но теперь она беспокоилась и за Кэти, поэтому не могла уйти, не убедившись, что с девочкой все в порядке.

— Ну что, Кэти? — Фейт села у рояля рядом с малышкой. — Тебе нравятся новые песни?

Девочка кивнула и серьезно посмотрела на Фейт.

— Спасибо, что вы не забыли привезти ноты.

— Конечно, не забыла. — Поколебавшись, Фейт добавила: — Я подумала, что ты, возможно, хочешь поговорить о Дайне.

— Зачем? Вы ведь сказали, что она умерла.

Кажущиеся бессердечными слова не обманули Фейт — она видела, как дрожит нижняя губа девочки.

— Когда люди умирают, — снова заговорила она, — мы сохраняем их живыми в своей памяти, думая и говоря о них. Я просто хотела тебе это посоветовать. Ты можешь говорить о Дайне с Карен и со мной.

Глядя на клавиатуру, Кэти сыграла первые ноты «Прекрасного мечтателя», потом повернулась к Фейт:

— Могу я попросить у вас одну вещь?

— Конечно, детка.

— Вы можете сейчас поговорить с Дайной? Мысленно — как делали раньше?

Устами младенца…

«Господи, могу ли я поговорить с ней?»

— Нет, — ответила Фейт. — Как раньше — не могу. — Это была правда — теперь ничего нельзя делать, как раньше.

— Я просто спросила, — пробормотала Кэти, едва сдерживая слезы.

— Ты что-то хотела передать Дайне? — догадалась Фейт. — Попросить ее о чем-то?

— Нет. Только…

— Только что?

— Ничего. — Девочка упрямо тряхнула головой. — Я хочу поупражняться.

Маленькое личико стало разочарованным и напряженным. Инстинкт подсказал Фейт, что дальше расспрашивать ее не следует, поэтому она попрощалась с девочкой и вышла.

— Я присмотрю за Кэти, — заверила ее Карен в вестибюле спустя несколько минут. — Возможно, ей просто нужно время. К тому же скоро ее мама вернется из больницы.

— Да, конечно. — Фейт дала ей номер телефона квартиры Кейна. — Позвоните, если… если понадобится моя помощь.

— Разумеется. Постарайтесь не волноваться.

«Это, — подумала Фейт, — куда легче сказать, чем сделать».

— Конечно, эти шакалы подкараулили его у выхода, — свирепо сказал Бишоп, глядя на экран телевизора.

Как и прежде, Кейну в лицо совали микрофоны и выкрикивали вопросы, но теперь он выглядел совершенно опустошенным и потерянным и словно не понимал, что происходит вокруг, пока один из репортеров не осведомился, что он почувствовал, узнав о зверском убийстве своей невесты.

Кейн устремил на репортера такой взгляд, что все остальные умолкли, и в наступившей тишине произнес с холодной решимостью:

— Вознаграждение в миллион долларов, предлагавшееся за информацию, которая могла бы помочь спасти Дайну, будет выплачено лицу или лицам, сообщившим сведения, которые приведут к ее убийцам.

— Теперь всему крышка, — проворчал Бишоп.

— Неужели Ричардсон не мог его остановить? — спросила Фейт.

— Очевидно, нет.

Детектив что-то шептал на ухо Кейну, но тот, не обращая на него внимания, повторил свое обещание, чеканя каждое слово. Только убедившись, что все репортеры зафиксировали его предложение в блокнотах или на диктофонах, он позволил Ричардсону усадить себя в машину.

Когда тележурналист начал скороговоркой перечислять жуткие факты находки тела Дайны, Бишоп приглушил звук и посмотрел на Фейт.

— Вот так, — с горечью сказал он.

— Что, по-вашему, произойдет теперь?

— Начнется свистопляска. Каждый репортер в городе будет пытаться раскрыть убийство Дайны, не говоря уже о частных детективах и сыщиках-любителях.

— Но, может быть, это к лучшему? — предположила Фейт. — Я имею в виду, когда столько людей…

— Это только замутит воду. И Ричардсон не шутил, предупреждая Кейна, что его могут обвинить в пренебрежении безопасностью людей, если кто-то будет ранен или убит, пытаясь заработать обещанное вознаграждение.

— Он не в состоянии сейчас ясно мыслить.

— Да, и потом об этом пожалеет. Но сейчас…

— Вред уже причинен?

— Боюсь, что да. Хуже всего, что это может побудить убийц Дайны к отчаянным действиям, на которые они иначе бы не решились, — с мрачным видом изрек Бишоп.

— Они могут начать охотиться за Кейном?

— Едва ли. Сейчас он слишком на виду. — Бишоп сделал многозначительную паузу и посмотрел прямо ей в глаза. — Но они могут заняться вами. После смерти Дайны вы стали ключом к разгадке тайны Фейт.

— Ключом, лишенным памяти.

— На их месте, — угрюмо заметил Ричардсон, — учитывая, что целый город пытается разгадать, кто я такой, и получить миллион за мою голову, я бы не стал рисковать, полагаясь на амнезию.

— Я бы тоже, — неохотно согласилась Фейт.

Фейт знала, что это время называют «колдовским часом». Три часа ночи, когда весь мир, казалось, замер и не слышно ничего, кроме биения собственного сердца.

Кроме, может быть, «Лунной сонаты».

Кейн играл так тихо, что это не разбудило бы Фейт, если бы она спала. Но она уже несколько часов лежала на кровати, глядя в потолок, а вскоре после полуночи он начал играть.

Тихие звуки проникали ей в самую душу, задевая за живое, вызывая ответную бурю чувств и заставляя еще острее осознавать свое одиночество.

Фейт думала, что Кейн позволяет нотам выражать его горе и тоску, которые он все еще не в состоянии проявить иным способом.

Кейн вернулся в квартиру таким замкнутым и отчужденным, что до него было невозможно достучаться, даже если бы она осмелилась на такую попытку.

С ней Кейн держался формально и равнодушно, как с совершенно посторонней — с гостьей, которую он терпит в доме только из вежливости. Не раз ей казалось, что он вообще ее не видит.

И вот теперь, в «колдовской час», Фейт без сна лежала в его спальне, так как Кейн весьма холодно убедил ее продолжать ею пользоваться, слушая, как он играет на фортепиано с такой душераздирающей болью, что ей хотелось плакать.

Фейт натягивала подушку на уши, но даже приглушенные звуки причиняли ей страдания. Она не хотела их слышать, не хотела чувствовать его горе.

Интересно, знала ли Дайна, как ей повезло?

Наслаждалась ли она любовью Кейна или тяготилась ею, зная, что у них нет будущего? Сцены между ними, которые видела Фейт в своих снах и видениях, были наполнены радостью интимности и секса, но были ли они так же полны любовью? Этого она не знала.

И не могла об этом спросить — во всяком случае, теперь…

Пляж выглядел мирным и спокойным, как всегда. Волны звучали, как музыка, — вернее, так, как, по мнению Дайны, должна была звучать музыка для тех, кто ею наслаждался; ритмично, как пульс, но все же приятно.

Песок под ее босыми ногами был теплым — сначала сырым, а потом просто мокрым, когда волны начали касаться ее ступней. Она продолжала идти дальше.

Впереди появилась знакомая мужская фигура, и Дайна улыбнулась. Если она ускорит шаг, то догонит его.

Но как бы быстро она ни шла, он по-прежнему оставался на таком же расстоянии от нее. Дайна пустилась бегом. Ее сердце громко стучало, дыхание стало неровным, но расстояние между ними не уменьшалось.

Наконец Дайна остановилась, чтобы перевести дух, и с удивлением обнаружила, что пляж исчез. Она все еще слышала ритмичную, успокаивающую пульсацию волн, но теперь находилась на стройке, где сооружался дом по проекту Кейна.

Обойдя вокруг стального каркаса, Дайна нахмурилась, так как сзади дом выглядел уже готовым зданием с окнами, сверкающими на солнце. Странно! Почему Кейн построил только половину дома?

— Должно быть, у него имелись на то причины, — произнесла она вслух и тут же оказалась в своей квартире.

Дайна с любопытством разглядывала знакомые вещи, прикасалась к ним, но все казалось до странности нереальным…

— Ты умерла, — сказала ей Фейт.

— Не говори глупости.

— Но это правда.

Дайна покачала головой и стала бродить по комнатам, что-то ища.

— Я найду это, и все снова будет в порядке, — заявила она.

— Но ты умерла, — настаивала Фейт. — Теперь поздно это искать.

— Когда я найду это, то не буду мертвой, — объяснила Дайна.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю — и все. Почему ты здесь?

— Я пыталась связаться с тобой, — ответила Фейт. — Но было темно, и я слышала только шум воды.

— Теперь ты со мной связалась.

— Да, но, наверно, потому что ты умерла.

— Что ты заладила одно и то же! — Дайна сердито тряхнула головой.

— К сожалению, это правда. Кстати, что ты ищешь? — поинтересовалась Фейт.

— Кажется, кто-то назвал это «Макгаффином».

— Значит, это то, что мы разыскиваем?

— Да. Но вы ищете не в том месте, — покачала головой Дайна.

— Тогда скажи, где нужно искать.

— Если я скажу, то это уже не будет поисками сокровищ, верно?

— Пожалуй. Но…

Они находились в спальне, и Дайна внезапно повернулась к ней.

— Фейт, ты должна проснуться.

— Но я хочу поговорить с тобой.

— Слушай меня. Ты должна проснуться.

— Но…

— Фейт, кто-то пытается залезть к тебе в окно.

Глава 11

Фейт проснулась и открыла глаза. Музыка в гостиной смолкла, и квартиру наполняла предрассветная тишина, казавшаяся странно гнетущей.

Впрочем, тишина была не полной.

Что-то скреблось в одно из окон спальни.

Что-то или кто-то…

Чувствуя, как гулко колотится ее сердце, Фейт медленно повернула голову на подушке и уставилась в темноту. Она смогла разглядеть квадрат окна на фоне белой стены, но портьеры не позволяли видеть что-либо еще.

«Мы на пятом этаже, и здесь нет балкона…» — успела подумать она.

Внезапный щелчок со стороны окна заставил ее прекратить размышления о том, каким образом кто-то смог там оказаться.

Кому-то это явно удалось, и он, по-видимому, явился не с дружеским визитом.

Стараясь двигаться как можно тише, Фейт сбросила одеяло, слезла с кровати и направилась к двери, не сводя глаз с окна и боясь увидеть просунувшуюся сквозь портьеры руку в черной перчатке. Бесшумно приоткрыв дверь, она проскользнула в щель и поспешила в гостиную.

В комнате было темно, если не считать слабого огня в газовом камине, но Кейн все еще не спал. Он сидел на стуле, устремив невидящий взгляд на пламя, и Фейт пришлось дважды его окликнуть, прежде чем он повернулся и посмотрел на нее.

— В чем дело? — с ледяной вежливостью осведомился Кейн.

Казалось, он нисколько не удивился, увидев ее в гостиной, дрожащую в почти прозрачной зеленой ночной рубашке.

— Кейн…

— Возвращайтесь в постель. Уже поздно.

Фейт бросила взгляд в сторону спальни, спрашивая себя, почему она не постучала в дверь Бишопа и не разбудила агента, у которого, возможно, есть оружие и который не пребывает в аду своих горестей, недосягаемый и неприкасаемый для всех. Стараясь говорить как можно тише, она сказала:

— Кто-то пытается забраться ко мне в окно.

Странно, как спокойно звучит ее голос, когда каждый нерв дрожит от напряжения.

— Вам это приснилось, — равнодушно отозвался Кейн.

Конечно, приснилось! Но Фейт не собиралась рассказывать ему об этом.

— Кейн, кто-то пытается влезть ко мне в комнату Клянусь вам, это не сон и не мое воображение. Я слышала, как кто-то старается открыть окно.

Кейн встал и не спеша двинулся к коридору. Намеренно или случайно, он прошел мимо Фейт на максимально отдаленном от нее расстоянии, но она постаралась не обращать на это внимания. Сейчас это не имело значения.

— Осторожнее, — предупредила она.

Кейн обернулся, глядя на нее безжизненными глазами.

— Там никого нет, Фейт. Два охранника дежурят около дома. А квартира расположена на пятом этаже.

— Там кто-то есть, — настаивала Фейт. — Пожалуйста, будьте осторожны.

Теперь она не пыталась понизить голос, надеясь, что разбудит Бишопа или что незнакомец уже просунул голову внутрь и услышит ее. Фейт куда сильнее заботило, чтобы Кейн не подставил себя под пулю, чем то, как бы им не спугнуть незваного гостя.

Кейн покачал головой и шагнул в коридор.

Сила взрыва отбросила его назад в гостиную, и он приземлился почти у ног Фейт.

— Единственный пункт в пользу этой бомбы — то, что взрыв в основном ограничился спальней. — Детектив Нолан, возглавлявший группу специалистов по взрывным устройствам, продолжал комментировать происшедшее: — Пожара практически не было, да и структурные повреждения в целом незначительны. Хотя дверь спальни отбросило почти до гостиной, дверь стенного шкафа не пострадала. Правда, боюсь, от вашей кровати осталось одно воспоминание.

Ричардсон, прибывший вместе с Ноланом, не стал дожидаться реакции Кейна.

— Значит, это был направленный взрыв?

Несмотря на ранний час, он выглядел бодрым, и только цветная полоска пижамных штанов, торчащая чуть выше брюк, свидетельствовала о том, что звонок Кейна поднял его с постели.

Фейт почему-то удивило, что детектив носит пижаму.

— Даже весьма направленный, — ответил Нолан. — По-моему, злоумышленник знал, что настигнет свою цель в кровати, и метил именно туда.

— Почему? — осведомился Ричардсон. — Разве не было надежнее попытаться разнести всю комнату?

— Возможно, но если мистер Макгрегор и мисс Паркер правы насчет того, как мало времени прошло между моментом, когда преступник проник в комнату, и взрывом…

— Прошло не более одной-двух минут, — настаивала Фейт. — Едва ли он открыл окно, когда я выскользнула из комнаты.

Нолан кивнул:

— В таком случае у него было две проблемы. Первая — доставить взрывное устройство к кровати так, чтобы его мишень не проснулась, прежде чем оно сработает, и вторая — подняться по канату на крышу, прежде чем раздастся взрыв.

— А он точно спустился с крыши? — спросил Бишоп.

— Один из моих людей обнаружил след каната на краю крыши, — ответил Ричардсон. — Похоже, канат был прикреплен к трубе. На ржавом болте мы нашли пятно крови — очевидно, ночной гость порезался, в спешке отвязывая канат. Дверь на крышу была открыта, так что он наверняка спустился по служебной лестнице и, возможно, поднялся туда таким же образом.

— Судя по тому, что мы обнаружили, — снова заговорил Нолан, — это было достаточно простое устройство с коротким запалом. Думаю, он предпочел ограничиться не слишком мощной бомбой, чтобы суметь выбраться на крышу, если она взорвется преждевременно, как часто бывает с самодельными взрывными устройствами. Сильный взрыв мог достать и его самого.

— Любительская работа, — пробормотал Бишоп.

Нолан энергично кивнул:

— Безусловно. Ни таймера, ни других приспособлений. Я бы сказал, просто немного динамита в какой-то металлической оболочке. Такое устройство не использовал никто из известных преступников, а простота устройства не позволит нам найти злоумышленника по остаткам бомбы. Может быть, нам повезет, и мы найдем отпечатки пальцев…

— На нем были перчатки, — прервала Фейт.

Ричардсон повернулся к ней.

— Я думал, вы его не видели.

— Так оно и есть. Я имею в виду, в буквальном смысле… — Она пожала плечами, избегая заинтересованного взгляда Нолана.

На лице Ричардсона отразилось понимание.

— Ага! Еще один сон?

— Что-то вроде этого. Я думаю, на нем были черные перчатки. И вообще, он был одет во все черное.

— Как правило, по ночам они все так одеваются, — заметил практичный Нолан. — Это помогает преступникам скрыться.

— Когда вы точно будете знать, есть ли этот ублюдок в нашей картотеке? — спросил Ричардсон.

— Может быть, во второй половине дня. Так как больше нам опереться не на что, я могу заняться этим в первую очередь.

— Спасибо.

Как только Нолан удалился, Ричардсон мрачно посмотрел на Кейна.

— Остроумная идея с твоим вознаграждением, ничего не скажешь. Начинай пожинать плоды.

Кейн не ответил. Он вообще мало говорил с тех пор, как прибыли полиция и пожарная команда, да и до этого тоже. Поднявшись с пола после взрыва, он спросил у Фейт, все ли с ней в порядке, убедился, что Бишоп не пострадал, и вызвал полицию, делая это как бы машинально и не проявляя никаких эмоций.

— Едва ли причина в этом, — возразила Фейт. — Не мог же преступник прореагировать так быстро. Кроме того, откуда он знал, что я нахожусь именно в этой спальне.

— Может быть, он и не знал, — предположил Ричардсон. — Возможно, он намеревался избавиться от Кейна и от угрозы, связанной с вознаграждением. Вряд ли наследники стали бы его выплачивать.

Это не приходило в голову Фейт. Она посмотрела на Кейна, сидящего молча и неподвижно, внезапно ощутила холод и плотнее закуталась в одеяло, которое он принес ей еще до прихода полиции.

— В любом случае, — сказал Бишоп, — я хотел бы знать, где были два высокооплачиваемых охранника.

— Обоих нашли без сознания, и оба ничего не знают о происшедшем. А ночной сторож здания сидел на своем посту в вестибюле и смотрел телевизор, задрав ноги на стол, так что толку от него чуть.

— Выходит, — наконец заговорил Кейн, — этот парень был достаточно смышленым, чтобы вывести из строя двух опытных охранников, не дав им поднять тревогу, спуститься с крыши, забраться на нее снова, а в промежутке открыть окно спальни, не включив сигнализацию, которым оно оборудовано. Однако, вместо того чтобы воспользоваться пистолетом или каким-нибудь изощренным приспособлением, он просто бросил в окно самодельную бомбу.

Фейт была удивлена. Она сомневалась, что Кейн вообще осведомлен о происходящем вокруг него, а тем более прислушивается к разговору.

— В этом не больше смысла, чем во всем остальном, — сказал Ричардсон. — Мне кажется, проблема в том, на чем именно нам следует сконцентрировать внимание. Являются ли эти события следствием того, что Дайна узнала нечто важное? Оказались ли она и Фейт замешанными в какую-то скверную историю в результате своего расследования? Привезла ли Фейт с собой эти неприятности из Атланты? Чем нужно заняться в первую очередь?

— Может быть, всем сразу, — ответил Кейн.

Ричардсон устало покачал головой:

— Чтобы обдумать это, мне нужно больше, чем четыре часа сна. Вы собираетесь оставаться здесь, Кейн? Я знаю, что пострадала в основном только эта спальня, но…

— Возможно, для нас сейчас это самое безопасное место, — спокойно отозвался Кейн. — Тем более что я нанимаю еще несколько охранников — на сей раз с собаками, — чтобы они постоянно обходили вокруг дома. И обращусь в другую фирму, чтобы она проверила эту чертову сигнализацию. Если мы должны жить в крепости, пока не найдем убийц Дайны, значит, так тому и быть.

Фейт посмотрела на него, но ничего не сказала.

Ричардсона это решение явно не удовлетворяло, но он не стал спорить.

— Я могу добиться патрулирования района. Бомбы не по душе ни мэру, ни шефу полиции. Но вы оба должны быть крайне осторожны, — серьезно предупредил Ричардсон. — Если ночной гость охотился за Кейном, чтобы избавиться от угрозы, связанной с вознаграждением, значит, он запаниковал и будет действовать быстро. А если его целью была Фейт, неудача также может побудить его к отчаянным поступкам.

— Мы будем осторожны, — пообещал Кейн.

Никто из присутствующих ему не поверил.

Зазвонил сотовый телефон Бишопа, и он направился в свою спальню.

— Я не стану опечатывать комнату, — сказал Ричардсон, — но прошу вас по возможности держаться от нее подальше, пока не устранят все повреждения. Пожарники прикрыли дыру в стене плотным пластиком, чтобы не было холодно, и с полом вроде бы все в порядке, но ты лучше поскорее вызови ремонтную бригаду.

— Хорошо.

Ричардсон с тревогой посмотрел на него.

— Ладно, я пошел. Если что-нибудь случится, сразу звони мне. Понятно?

Кейн кивнул.

— Нам нужно найти что-нибудь из одежды для нас обоих, — сказал он, когда детектив удалился. — Стенной шкаф в общем не пострадал, комод, думаю, тоже. Некоторые веши придется постирать и почистить, но так как пожара не было, можно не беспокоиться о запахе дыма.

Фейт не радовала перспектива возвращения в почерневшую от взрыва комнату, но она спокойно сказала:

— Если хотите, я посмотрю, что нужно отдать в чистку, а что можно носить.

— Благодарю вас.

Фейт спрашивала себя, сколько времени она сможет выносить эту холодную вежливость.

Бишоп вернулся в комнату. Лицо его было мрачным.

— Что случилось? — спросил Кейн.

— Мне придется возвращаться в Куонтико.

— Из-за твоего дела?

— Да, появились новые факты.

— Тогда поезжай. Желаю удачи.

— Мне бы не хотелось уезжать, Кейн, когда здесь такое творится.

— За нас не беспокойся. Я обеспечу охрану и надежную сигнализацию, так что мы будем в полной безопасности.

— Слушайтесь Ричардсона и не превращайте себя в еще более удобную мишень, — посоветовал Бишоп.

— Заметано. Собирай вещи, Ной.

Казалось, Бишоп хочет что-то добавить, но он только покачал головой и вышел из гостиной.

Когда они снова остались вдвоем, Фейт глубоко вздохнула и произнесла:

— Выходит, он не так уж непогрешим.

— Не понимаю, о чем вы.

— По-моему, отлично понимаете. Но если вам нужно все разжевать, то я имею в виду, что на сей раз Бишопа подвел его «детектор чепухи». Или же эта штука действует, только когда он прикасается к объекту? Как бы то ни было, он вам поверил.

— А вы — нет?

— Нет. Не думаю, что вы намерены сидеть здесь, окруженный охраной, покуда другие будут искать ответы на вопросы. Вы будете искать убийц Дайны, чем бы это вам ни грозило.

— Обещаю, что вы здесь будете в полной безопасности, — сухо ответил Кейн. — Больше никаких бомб и незваных гостей. Можете перенести ваши вещи в свободную спальню и оставаться там, пока отремонтируют поврежденную комнату. Никто не причинит вам вреда, Фейт.

«Слишком поздно!»

— Значит, вы ожидаете, что я буду сидеть здесь под надежной охраной, пока вы в одиночку охотитесь за убийцами? Так не пойдет, Кейн.

Он покачал головой:

— Не пытайтесь мне помешать, Фейт. У вас ничего не выйдет.

— Хотя я потеряла память и меня легко напугать, но я имею столько же прав, сколько вы, искать людей, которые разрушили мою жизнь. — Она поднялась, придерживая на плечах одеяло, и добавила: — Я переоденусь и посмотрю, что уцелело в спальне.

В коридоре Фейт столкнулась с Бишопом, и Кейн слышал, как она прощается с ним. Агент вошел в гостиную с чемоданом.

— Всегда забываю, как быстро ты упаковываешь вещи, — заметил Кейн.

— Благодаря многолетнему опыту. Я заказал такси и скоро уеду. Буду созваниваться с Ричардсоном, чтобы оставаться в курсе расследования. Если я застряну в Куонтико или еще где-нибудь дольше, чем ожидаю, то все равно прилечу на похороны или заупокойную службу.

Кейн не хотел об этом думать.

— Дам тебе знать, когда все будет устроено.

— Отлично. — Бишоп добавил, проявляя несвойственное ему беспокойство: — Я бы не уехал, если бы не…

— Знаю. Ты уже давно занимаешься этим делом. Может быть, на сей раз тебе повезет.

— А может быть, это окажется очередным тупиком. — Бишоп горько усмехнулся.

— Не сдавайся, — сказал Кейн. — Не прекращай поиски, Ной.

— Не забывай, что я самый безжалостный и хладнокровный ублюдок, какие только встречаются среди федеральных агентов. Для достижения моей цели я буду использовать все и всех.

— Тебя все это гложет после стольких лет? — спросил после паузы Кейн. — Судя по твоим словам, она тогда была в невменяемом состоянии. Ты был наиболее удобной мишенью, поэтому она тебя и обвинила.

— Я это заслужил.

— Ты выполнял свою работу.

— Нет. — В глазах Бишопа появился стальной блеск. — Я превысил свои полномочия.

— Ты пытался остановить убийцу.

— А вместо этого позволил ему убить снова.

— Позволил? Ной…

— Неважно. Все это давно в прошлом. Сам не знаю, почему я об этом заговорил. Сейчас меня беспокоит настоящее. — Поколебавшись, Бишоп продолжал: — Ты можешь сказать, что это не мое дело, но, чтобы не заметить, как складываются отношения между тобой и Фейт, нужно быть слепым или глухим. А я не тот и не другой.

— Не знаю, что ты имеешь в виду. — Кейна интересовало, не светится ли у него на лбу, как неоновая вывеска, все, что он чувствует. — И ты прав — это не твое дело.

Но на Бишопа предупреждение подействовало не больше, чем ранее на Фейт.

— Она привлекает тебя, и ты злишься на нее, считая, что предаешь Дайну.

— Ты порешь чушь!

Бишоп улыбнулся:

— Сомневаюсь. Я только хочу сказать, что ты не должен винить в этом ни себя, ни Фейт. Едва ли Дайна сочла бы предательством, что подруга, которой она изо всех сил старалась помочь, может занять место в твоей жизни.

— Об этом и речи нет.

— В самом деле?

— Конечно. Я не испытываю к Фейт никаких чувств. Она всего лишь орудие, которое я использую, чтобы найти убийц Дайны.

— Тебя мучают угрызения совести. Должно быть, это сущий ад, — сочувственно заметил Бишоп.

— Ты сам не знаешь, что несешь, Ной.

Кейн не хотел ни говорить, ни думать об этом. А больше всего он не хотел испытывать на себе бишоповское «чувство паука».

— Я не могу уйти и позволить другу терзать себя только потому, что он обычный смертный. Пойми, Дайны больше нет. Она исчезла несколько недель тому назад, и если ты будешь честен с самим собой, то признаешь, что в глубине души понимал: она никогда не вернется.

— Заткнись!

— Тебе отлично известно, что это правда. Ты понимал, что потерял Дайну навсегда, хотя и убеждал себя в обратном. Даже когда ты разыскивал ее, ты думал о другой женщине.

Кейн вскочил и сжал кулаки.

— Да что с тобой, Ной? Как ты можешь такое говорить! Дайна лежит в морге настолько изувеченная, что я едва узнал в ней женщину, которую любил! Последние дни Дайны прошли в нечеловеческих муках, и, даже кончив ее пытать, эти ублюдки расправились с ней, как садисты, — оставили ее медленно задыхаться и истекать кровью в тесном бетонном склепе!

— Мы не знаем точно, что Дайна умерла именно там, — сдержанно заметил Бишоп. — Возможно, все было иначе.

Но Кейн почти его не слушал.

— Что, по-твоему, я за человек? — задал он вопрос, который терзал его самого уже несколько дней. — Ты думаешь, я могу так легко забыть Дайну, только потому, что рядом Фейт? Думаешь, что какая-то другая женщина может занять место Дайны? Что я могу испытывать к кому-то даже десятую долю тех чувств, которые испытывал к Дайне?

— Кейн…

— Я любил ее! Ты можешь это понять?

— Я это знаю.

— Каждую минуту я испытываю боль от мысли, что Дайны больше нет! Я сержусь на нее, потому что она не впускала меня в свой мир, и ненавижу себя, потому что не смог и теперь уже никогда не смогу в него проникнуть. Она ушла — ушла навсегда…

— А Фейт?

— Фейт? — Кейн горько усмехнулся. — Я думал, что она поддерживает связь с Дайной — вот и все Какое-то время мне даже казалось, что частица Дайнь живет в ней. Я видел, как Фейт сразу выбрала среду множества флаконов с лаком для ногтей самый любимый цвет Дайны, с удовольствием ест все то, что предпочитала Дайна. Я чувствовал, как от нее пахнет духами Дайны, слышал, как она говорит таким же тоном, использует те же фразы, так же поворачивает голову, и… убедил себя, что Дайна ушла не целиком.

— Ты уверен, что это все?

— Конечно, уверен! Неужели ты думаешь, что я могу испытывать к Фейт какие-то другие чувства?

— В этих чувствах нет ничего дурного.

— Есть, черт возьми, и всегда будет!

Не замеченная увлеченными разговором мужчинами, Фейт прошмыгнула по коридору в ванную, закрыла дверь, включила воду, чтобы заглушить даже отдаленные звуки голоса Кейна, и уставилась на свое бледное лицо в зеркале.

Странно. Она никогда прежде даже не подозревала, что боль может так четко отражаться в глазах.

Фейт перевела взгляд на руки, лежащие на крышке туалетного столика. Алый лак Дайны покрывал овальные ногти. Рядом стоял флакон с духами Дайны, которыми она так неразумно пользовалась.

Фейт посмотрела на блузку и слаксы, обнаруженные ею целыми и невредимыми в стенном шкафу, которые собиралась надеть после душа, сознавая, что понятия не имеет, ее это одежда или Дайны.

— Я все узнаю, если они мне не подойдут, — пробормотала она. — Одежда Дайны должна быть мне велика…

Вспоминая о гневе и отвращении в голосе Кейна, Фейт убрала в стенной шкафчик духи и начала энергично стирать ватным тампоном яркий лак с ногтей. Она ощущала тошноту и головокружение.

— Я делала это не нарочно, — бормотала Фейт, стараясь не смотреть на испуганную женщину в зеркале. — Я даже не сознавала, что делаю…

Несколько минут Кейн молча сидел на диване, подпирая голову ладонями. Наконец он заставил себя посмотреть на друга.

— Прости. Я не должен был…

— Ничего. Тебе нужно было выговориться.

— Может быть. — Кейн чувствовал смертельную усталость. — Но я не должен был вести себя так, словно это твоя вина.

— Это ничья вина.

— Мне бы хотелось кого-нибудь обвинить, Ной, — криво улыбнулся Кейн.

— В том, что ты нашел двух женщин, которые тебя привлекали? Я бы назвал это подарком судьбы, дружище.

Кейн уставился на сплетенные пальцы рук. Он не хотел этого говорить, но слова вырвались сами собой.

— Я не могу любить ее, Ной. Я все еще люблю Дайну.

— Ты всегда будешь любить Дайну, — спокойно сказал Бишоп — Полюбив кого-то еще, ты не предашь память о ней.

— Тогда почему я ненавижу себя за это?

— Потому что винить себя легче, чем примириться со своими чувствами, — подумав, ответил Бишоп. — Дайна умерла, но ты жив, и жизнь продолжается. — Он улыбнулся. — Это хотя и штамп, но истинная правда. Ты должен продолжать жить. Устрой Дайне достойные похороны, постарайся найти ее убийц и позаботиться, чтобы они понесли наказание, а потом простись с ней навсегда.

— Не знаю, смогу ли я это сделать.

— Фактически ты уже простился с ней несколько недель тому назад. — Бишоп был удовлетворен, когда Кейн медленно кивнул, неохотно с ним соглашаясь.

Зазвонил телефон, извещая о прибытии такси. Кейн проводил друга до двери.

— Звони, — сказал он ему.

— Обязательно. А ты окажи мне услугу.

— Если смогу.

— Позаботься о себе и о Фейт.

— Сделаю все, что от меня зависит, — пообещал Кейн.

Когда Бишоп ушел, он двинулся по коридору к спальням и прислушался. Он облегченно вздохнул, услышав шум воды в ванной и надеясь, что Фейт не слышала его тирады.

Кейн не был готов обрушивать на нее свои эмоции.

Они уже однажды или дважды кольнули ее достаточно болезненно.

Глава 12

— Я помчалась к тебе, как только услышала о взрыве. Что происходит, Кейн?

Голос Сидни дрожал от волнения; она выглядела потрясенной. Вчера они разговаривали по телефону после того, как о находке тела Дайны сообщили в новостях, но Кейн предупредил, чтобы она не появлялась в его квартире, так как снаружи дежурят репортеры.

Однако утром Сидни пришла, несмотря на предупреждение.

— Полиция продолжает расследование, — сообщил ей Кейн. — Гай Ричардсон считает, что убийца Дайны запаниковал, когда я назначил награду за его голову, и бросил бомбу в мою спальню, чтобы избавиться от этой угрозы.

Сидни нахмурилась:

— Разве ты не говорил, что в твоей спальне ночует Фейт?

— Да. Она проснулась и услышала, что кто-то пытается открыть окно. В противном случае ее бы уже не было в живых.

Кейн прислушался, но в квартире было тихо. Фейт еще не вышла из спальни.

— Значит, бомба могла предназначаться для нее?

— Могла. Но, учитывая ее память, дырявую, как швейцарский сыр, и отсутствие доказательств, что убить хотели именно ее, эта версия не более вероятна, чем та, что целью являлся я.

Несколько минут Сидни молча пила кофе.

— Кейн, что касается этой награды… Возможно, Гай прав. Обещание таких денег могло сделать из тебя ходячую мишень.

— В таком случае это достигло хотя бы одной из моих целей — заставило кое-кого занервничать, — равнодушно сказал Кейн. — А нервные люди часто допускают ошибки, Сид. Если он пытается меня убить, значит, ему не удастся все время прятаться, и у меня появится больше шансов разоблачить его.

Сидни задумчиво посмотрела на брата.

— Если тебя убьют, это не вернет Дайну.

— Знаю. У меня нет желания умереть, если ты это имеешь в виду. Я просто пытаюсь выкурить этого ублюдка из норы.

— Кейн… я очень сожалею о Дайне. Я уже говорила тебе вчера, но мы оба были в таком состоянии…

— Я знаю, Сид.

Принимать соболезнование сестры было для Кей-на все равно что сыпать соль на открытую рану. Чтс бы подумала о нем Сидни, если бы знала, что в глубине души он уже несколько недель назад смирился с потерей Дайны?

— Ты уже думал о похоронах?

— Еще нет. Медицинский эксперт не выдаст тело до вскрытия, так что придется ждать минимум неделю. Дайна хотела, чтобы ее кремировали, и, наверно, упомянула об этом в завещании. Так что думаю ограничиться заупокойной службой. — Он старался говорить абсолютно спокойно, но сомневался, что его бесстрастный тон звучит убедительно.

— Если хочешь, я могу заняться необходимыми приготовлениями, — предложила Сидни. — Тебе и так забот хватает, а я… хотела бы сделать что-нибудь для Дайны.

Кейну хотелось принять предложение, но он не любил перекладывать на других трудные обязанности, которые должен был выполнять сам.

— Спасибо, Сид, я об этом подумаю. Давай подождем пару дней, прежде чем что-либо решать.

— Возможно, так будет лучше, — согласилась она. — Кроме того, Дайна могла оставить конкретные указания относительно похорон. Ты уже связался с ее поверенным?

— Еще нет.

— А кто ее душеприказчик? Ты?

Кейн нахмурился:

— Меня бы это удивило, так как мы встречались всего около полугода до ее исчезновения. Дайна ничего никогда со мной не говорила о завещании.

— Но ведь у нее, кажется, не осталось никаких родственников?

— Да. Думаю, Дайна назначила душеприказчиком Конрада Мастерсона, так как он занимался ее денежными делами. Я знаю, что она ему доверяла.

— Тогда он, вероятно, в курсе ее распоряжений по поводу наследства.

— Возможно. — Помолчав, Кейн добавил, обращаясь скорее к самому себе, чем к Сидни: — Интересно, убийцы в самом деле любят появляться на похоронах своих жертв?

— Что за жуткая мысль!

Он посмотрел на сестру с виноватой улыбкой.

— В самом деле. Прости.

Прежде чем Сидни успела ответить, в кухню вошла Фейт. Она выглядела совсем юной: в выцветших джинсах, чересчур просторном белом свитере и с широкой эластичной лентой в волосах. Косметика отсутствовала полностью, и Кейн сразу заметил, что она удалила с ногтей алый лак.

Фейт казалась не только юной, но и необычайно уязвимой — лишенной даже тех немногих средств защиты, которыми она смогла обзавестись после потери памяти.

— Привет, — еле слышно поздоровалась она глядя на сестру Кейна.

— Здравствуйте, Фейт.

Кейн налил ей чашку кофе и поставил на стол.

Фейт, не глядя на него, добавила в чашку изряд ное количество сахара и сливок и села напротив Сидни.

— Я слышала, прошлой ночью вы чудом избежали смерти, — сказала Сидни.

На бледных губах Фейт мелькнуло подобие улыбки.

— Почти что чудом. Если бы не шум, который он произвел, пытаясь открыть окно…

— Но вы не видели, кто это был?

— Нет.

— Значит, это тип мог охотиться не за вами, а за Кейном? — уточнила Сидни.

— Очевидно. Кажется, детектив Ричардсон считает это возможным.

— Надеюсь, Кейн, ты усилишь охрану. У твоих теперешних охранников хватает дел с репортерами.

— Позвоню в компанию сразу после завтрака. Дом будут охранять посменно двенадцать человек с двумя собаками.

Фейт быстро взглянула на него:

— А другие жильцы дома не будут возражать?

— Едва ли, — отозвалась Сидни. — Кейн — владелец дома.

Фейт как-то не приходило в голову, что Кейну принадлежит дом, а может быть, и целый квартал.

— Сомневаюсь, что они будут возражать против мер, которые обеспечат их безопасность, — заметил Кейн.

Фейт решила, что он прав.

После завтрака она и Сидни занялись уборкой, покуда Кейн звонил в охранную фирму. По молчаливому соглашению они игнорировали посудомоечную машину, так как хотели отвлечь себя рутинной домашней работой.

— Как он со всем этим справляется? — тихо спросила Сидни, когда женщины остались вдвоем. Фейт не знала, что ответить, кроме правды.

— Кейн почти не разговаривает со мной. Думаю, он более откровенен с Бишопом…

— Они старые друзья.

— Я не знаю, о чем с ним говорить, — продолжала Фейт.

Сидни старательно вытирала тарелку. На ее запястье позвякивал изящный серебряный браслет с маленькими колокольчиками.

— Понимаю. Мне тоже нечего ему сказать. Мы можем только сочувствовать чужой боли. И быть рядом, если Кейн в нас нуждается.

Фейт печально вздохнула:

— Да, но я, возможно, повинна — прямо или косвенно — в убийстве женщины, которую он любит. — Она намеренно использовала настоящее время.

— Вы ведь не можете точно этого знать, Фейт, — возразила Сидни.

— В том-то и дело. Я не знаю. И он тоже.

— Вы все еще ничего не помните?

— Абсолютно ничего. Хотя мы выяснили кое-какие детали моего прошлого, они для меня ничего не значат.

— Возможно, то, чем занимались вы с Дайной, было как-то связано с вашей жизнью до приезда в Атланту?

— Весьма вероятно. Что-то заставило меня пересечь всю страну и обосноваться в незнакомом городе. Но что именно?

— У вас нет по этому поводу совсем никих предположений?

«Они отобрали у меня абсолютно все, Дайна…»

— Мою сестру и мать убили, — поколебавшись, ответила Фейт, — но я не знаю, кто это сделал и почему. Может быть, я перебралась сюда из-за этого, но я не помню.

— Да, вам пришлось тяжело. — Красивое лицо Сидни отражало сострадание, звучащее в ее голосе. — Я очень сожалею, Фейт. Как бы я хотела чем-нибудь вам помочь.

Фейт улыбнулась:

— Вы же сами сказали, что мы можем только сочувствовать чужой боли. Спасибо за ваше сочувствие.

— Я сделаю для вас все, что могу. Не забывайте об этом, Фейт.

Сама того не ожидая, Фейт услышала собственный голос:

— Вы могли бы сказать мне, так ли трудно спуститься с крыши этого здания, как мне кажется.

Сидни, собиравшаяся поставить в шкаф стопку тарелок, бросила на Фейт удивленный взгляд.

— О, понимаю, — улыбнулась она. — Очевидно, Кейн рассказывал вам, что я занималась альпинизмом.

Хотя Кейн ничего такого ей не рассказывал, Фейт заставила себя небрежно кивнуть, интересуясь, каким образом она об этом узнала. Задержавшееся послание от Дайны? Или ей самой как-то удалось получить эти сведения? Во всей этой парапсихологии так трудно разобраться!

— Для любителя это было бы нелегко, — ответила Сидни на ее вопрос. — Отвесная стена, полная темнота, да еще необходимость действовать бесшумно. Но, думаю, опытный альпинист мог бы осуществить это без особых проблем.

— Понятно.

Сидни аккуратно повесила на крючок посудное полотенце.

— По-видимому, Кейн рассказал вам и о том, что мой муж погиб во время несчастного случая в горах.

— Нет, он мне ничего подобного не рассказывал. Простите, Сидни. Если бы я знала, то ни за что бы не стала…

— Не беспокойтесь об этом. Дейвид погиб более двух лет тому назад, так что это… уже зарубцевавшаяся рана. Фактически… — Она внезапно рассмеялась, сделав это почти убедительно. — Неважно. Почему бы нам не посмотреть, удалось ли Кейну превратить свою квартиру в крепость?

Выйдя из кухни, они обнаружили, что Кейн уже закончил переговоры с охранной фирмой и сейчас проверял автоответчик, принимавший звонки на его домашний номер весь вчерашний день. Склонившись над роялем с переносным телефоном в руке, он делал заметки в блокноте.

— Наверно, репортеры донимают, — шепнула Сидни.

Фейт подумала, что она права, однако Кейн, положив трубку, заговорил совсем о другом.

— Охранная фирма уже послала еще нескольких сотрудников, — сообщил он, глядя на сестру, — а полиция отогнала репортеров от дома, так что можешь выйти отсюда беспрепятственно.

— Тогда я поеду в офис, — отозвалась Сидни.

— Спасибо, что заменяешь меня на работе, Сид.

— Это несложно. Но ты должен принять решение насчет дома Ладлоу. Макс говорит, что его прораб уже в самовольной отлучке, и он намерен в понедельник вернуть бригаду на стройку или перебросить ее на другой объект.

Кейн нахмурился:

— Джед Норрис исчез?

— Ну, Макс не сказал «исчез», — уточнила Сидни. — Он выглядел не встревоженным, а просто сердитым. Сказал, что на Джеда можно положиться, если он чем-то занят, но он сразу пропадает, как только у него появляется много свободного времени. Так что ты собираешься делать с этим зданием, Кейн? Мне уже пару раз звонили от группы инвесторов — прекращение работ их не слишком радует.

Фейт мысленно представила себе трещины в фундаменте и поняла, что Кейн ни на шаг не приблизился к решению проблемы.

— Давай вызовем инспектора, — предложил он — Может, ему удастся заметить что-то, что я упустил.

— О'кей, я об этом договорюсь. Могу я еще что-нибудь сделать?

— Нет, спасибо.

— А вы чем займетесь? — Сидни посмотрела на Фейт, молча стоящую у камина.

— У нас достаточно дел, — заверил сестру Кейн.

Но когда Сидни ушла, он обнаружил, что ему трудно разговаривать с Фейт. Она казалась рассеянной, и Кейн испытывал неприятное ощущение, что любое неверное слово или жест могут навсегда отдалить ее от него.

Это напомнило ему последнее утро, проведенное с Дайной, когда он тщательно взвешивал каждое свое слово, чувствуя, что они находятся у опасной черты. Тогда он не проявил достаточной твердости, не сообщил ей о своих чувствах…

«А теперь я больше никогда ее не увижу. Только неподвижную и изувеченную, в морге».

Кейн с трудом отделался от этого жуткого видения.

— Я договорился о ремонте спальни, — сказал он наконец, стоя в центре комнаты и сунув руки в карманы. — Это займет несколько дней. Рабочие скоро приедут. Боюсь, здесь будет шумно. Может быть, нам отправиться куда-нибудь до конца дня?

Фейт посмотрела на него:

— Куда? К Джордану Кокрану?

При одном звуке этого имени внутри у Кейна закипел гнев, но он смог сдержаться:

— Не сегодня. Я звонил ему домой и в офис. Он в деловой поездке и должен вернуться завтра или послезавтра.

«Обеспечивает себе алиби?» — подумала Фейт.

— Давно он уехал?

— Мне сказали, что неделю назад. Но это нужно проверить.

Фейт знала, что Кейн меньше всего хочет, чтобы Кокран оказался невиновным. Он жаждал обвинить кого-то в смерти Дайны.

— А пока что? — спросила она.

— А пока что нам обоим надо убраться отсюда на несколько часов. Я должен побывать на стройке и поговорить с инспектором. А вам разве на сегодня не назначен сеанс физиотерапии?

— Ах да! — Она совершенно забыла, что сегодня четверг.

— На какое время?

Фейт взглянула на пустое запястье, нахмурилась и посмотрела на часы на тумбочке. Почти десять. Сколько же событий произошло за это бесконечное утро!

— По-моему, на половину двенадцатого.

— О'кей. Тогда выйдем в одиннадцать. Охранники успеют придумать, как вывести нас отсюда незаметно. Как только прибудет бригада ремонтников, я отправлю их работать. А до тех пор мы отберем вещи, которые не пострадали от взрыва.

— Хорошо, — согласилась Фейт.

Сеанс физиотерапии закончился около часа дня. Фейт приняла душ и оделась. Процедура, как обычно, взбодрила ее, и она надеялась, что ночью будет спать крепко и без тревожных сновидений, хотя отнюдь не была в этом уверена.

— Фейт!

Обернувшись, Фейт увидела доктора Бернетта, с улыбкой идущего к ней по коридору. Кейн поднялся со стула, на котором ожидал ее. Новый охранник, сопровождавший их сегодня, прислонился к стене возле лифтов. Он казался расслабленным, но в действительности все время был настороже. На нем были джинсы и свитер, и Фейт заинтересовало, где он носит оружие.

— Фейт!

Она улыбнулась Бернетту:

— Здравствуйте. Что вы делаете на этом этаже?

— Пришел повидать мою знаменитую пациентку. — Несмотря на легкомысленные слова, его взгляд был озабоченным.

— Я в отличной форме. Хотя Трейси истязала меня, как всегда.

— Она позвонила мне, когда вы принимали душ. Фейт вздохнула:

— Понятно. И что она вам сообщила? Что я не смогла поднять вес, который поднимала на прошлой неделе? Что я продержалась только десять минут на шведской стенке?

— Что вы похудели на пять фунтов. Если вы не будете заботиться о себе, Фейт, то очень скоро вернетесь сюда. Вы этого хотите?

— Конечно, нет.

— Тогда начинайте следить за собой. Я не могу равнодушно смотреть, как вы теряете все, что вам удалось приобрести.

— Распекаете бывшую пациентку, доктор? — послышался голос Кейна.

Он подошел к ним, и Фейт почувствовала себя словно в западне между этими двумя мужчинами. Она ощущала их неприязнь друг к другу так же ясно, как если бы эти эмоции были изображены на них светящимися красками.

Лицо Бернетта напряглось, но он твердо встретил взгляд Кейна.

— Меня заботит то, что происходит с Фейт, мистер Макгрегор. А вас?

— Разумеется.

— Вот как? Однако, судя по передачам новостей, вы втягиваете ее в опасные ситуации, — осуждающе сказал доктор Бернетт.

— Теперь она в полной безопасности. Я это обеспечил.

— Приставив к ней вооруженных охранников? Спрятав ее так, что те, кто о ней тревожится, не могут с ней связаться? Вчера я пробовал дозвониться, и…

— Звонки принимал автоответчик. — Голос Кейна стал резким, а в глазах появился стальной блеск. — Чтобы избавиться от репортеров после того, как было найдено тело Дайны. Надеюсь, вы это понимаете, доктор.

— Я оставил сообщение, мистер Макгрегор, которое Фейт явно так и не передали.

Фейт посмотрела на Кейна. Он не упоминал о сообщении для нее, и она хотела бы знать почему.

— У меня было слишком много дел утром, — объяснил Кейн.

— Могу себе представить. В новостях только и твердили о предложенном вами вознаграждении. Вы взбудоражили весь город. Вы думаете только о том, чтобы найти людей, которые убили вашу невесту, не так ли, мистер Макгрегор? Для вас больше ничего не имеет значения. И вы втягиваете в эти поиски Фейт, невзирая на опасности…

Фейт больше не могла выдерживать.

— Никто ни во что меня не втягивал, — прервала она врача, — кроме тех, которые пытались разрушить мою жизнь.

— Фейт…

— Довольно, доктор. Я понимаю, что вами движут добрые намерения. Но для вас я, кажется, просто любимая игрушка, которая попала в ваши руки сломанной и которую вы починили. Но вы глубоко заблуждаетесь, если думаете, что я всего лишь кукла, неспособная мыслить самостоятельно. Я вполне могу позаботиться о себе. — Она посмотрела на Кейна, вызывающе приподняв подбородок. — И сейчас я начинаю это делать.

Фейт решительно зашагала к лифтам. Двое мужчин, онемевших от изумления, уставились ей вслед.

Глава 13

Кейн догнал ее возле лифтов, но ничего не сказал, так как к ним присоединился охранник.

Что касается Фейт, то она с удивлением осознала, что сумела проявить характер и что ей это нравится.

Фейт сердилась на доктора Бернетта за то, что он всегда смотрел на нее только как на пациентку, нуждающуюся в его профессиональных заботах и советах, сердилась на Кейна за то, что он бросился ей на помощь, также считая, что она нуждается в его постоянной опеке, а больше всего сердилась на себя за то, что все это время покорно принимала такое отношение.

Хотя у нее все еще слабые ноги, память пуста, как лицо мима, а эмоции взвинчены до предела, она взрослая женщина, которой хватило смелости бросить избивающего ее мужа, проехать в одиночестве более трех тысяч миль и начать жизнь заново.

Об этом ей не стоит забывать.

Машина с шофером ожидала их. Охранник разместился на переднем сиденье, и присутствие посторонних людей сдерживало Фейт, поэтому она старалась говорить тихо и безразлично:

— Когда вы встречаетесь с инспектором?

— В три.

Она чувствовала, что Кейн смотрит на нее, но не поворачивалась, чтобы встретиться с ним взглядом.

Кейн тяжело вздохнул:

— Простите, Фейт, что не передал вам сообщение Бернетта. Было столько звонков за утро…

— Хорошо, прощаю.

— Вы не верите, что я об этом действительно сожалею?

— Конечно, верю. Почему я должна вам не верить? — Она нарочно избегала его взгляда.

— Фейт…

— Если у нас есть в запасе время, не могли бы мы сегодня или завтра заехать ко мне на квартиру? Я хочу забрать часы. — Она снова посмотрела на свое запястье. — До сегодняшнего утра я даже не сознавала, что у меня их нет. Очевидно, я забыла их взять в тот день, когда упаковывала вещи.

— Разумеется, мы найдем время.

— Благодарю вас. — Ее тон был холодно вежливым.

Кейн посмотрел на двух мужчин, сидящих впереди, и подавил желание выругаться. Ради безопасности пришлось пожертвовать уединением, и его это раздражало. К тому же он чувствовал, что переборщил в разговоре с Бернеттом и что это расстроило Фейт.

Но правда заключалась в том, что события последних месяцев сделали из него неврастеника, способного легко терять над собой контроль. Всякие мелочи выводили его из себя. Кейн сердился на Бернетта за покровительственное отношение к Фейт, сердился на Фейт за то, что она занимает все его мысли, даже сердился на Дайну за то, что она ввязалась в какую-то опасную историю, стоившую ей жизни.

— Вам хочется, чтобы я извинился за то, что сказал Бернетту, не так ли? — резко осведомился он.

Фейт напряглась, услышав гнев в его голосе, но внешне осталась невозмутимой.

— Если вы чувствуете, что были не правы, то так и скажите. Но не делайте это только для того, чтобы успокоить меня.

На краткий момент Кейна снова поразило то, как она похожа на Дайну. Дайна так же ненавидела неискреннее раскаяние и отказывалась принимать пустые извинения. Она всегда предпочитала честный бой ложному миру, чего бы это ей ни стоило.

— Я не чувствую себя неправым, — медленно отозвался он. — Разве только я ошибся, предполагая, будто вы нуждаетесь в моем покровительстве. Прошу за это прощение.

— Премного благодарна. Но я сама могу за себя постоять.

— Однако эти ваши принципы не распространяются на доктора Бернетта, — не удержался от замечания Кейн.

— Доктор Бернетт, — с достоинством произнесла Фейт, — помог мне встать на ноги, когда я вышла из комы. Я всегда буду ему за это признательна.

— Это его работа, Фейт. За это он получает деньги.

— Мне это известно.

— А ему?

— Я его пациентка, и ничего более, — ответила Фейт после короткой паузы. — К тому же это не ваше дело.

Кейн знал, что она права. Это было абсолютно не его дело.

— У вас при себе ключи от вашей квартиры? — спросил он, чтобы хоть что-нибудь сказать. — Если да, то мы можем заехать туда по пути на стройку.

— Кажется, при себе.

Фейт открыла сумочку и пошарила в ней. Кейн услышал звяканье ключей и увидел, как она нахмурилась, — В чем дело?

Фейт вынула сложенный листок бумаги и развернула его. Он увидел, как задрожали ее пальцы, когда она читала то, что там написано.

— Фейт?

Она посмотрела на него, и на момент ему показалось, будто она борется с желанием скомкать бумагу или разорвать ее на кусочки. Но Фейт молча протянула ему записку.

Это была половина листка, небрежно вырванная из записной книжки. Единственная фраза была написана размашистым почерком, словно автор послания очень спешил:

«Фейт, загляни в книгу в моей квартире».

— Это не мой почерк, — сказала Фейт.

Слова расплывались перед глазами Кейна.

— Нет. Это почерк Дайны.

Фейт не хотела ехать в квартиру Дайны. Кейн сидел рядом с ней молча и неподвижно, и она живо представляла себе его чувства.

Он не верил, что Фейт не видела записку раньше и что ее не было в сумке несколько дней назад. Он не верил, что она сама не написала записку, ловко имитируя почерк Дайны.

Любые другие объяснения казались ему невероятными. К тому же он сердился на Дайну, так как… так как что? Так как считал, что она играет его эмоциями, насмехается над его горем?

Фейт сама не знала, чему ей верить. Она не сомневалась только в том, что до сегодняшнего дня записки не было в ее сумке и что она не писала ее сама, пытаясь по какой-то непонятной причине обмануть Кейна или кого-либо еще. Но Фейт знала и то, что записку не писала Дайна, потому что Дайна была мертва.

И еще один факт, в котором она была твердо уверена: откуда бы ни взялась записка, содержащееся в ней сообщение было от Дайны.

— Если это займет много времени и я буду опаздывать на встречу с инспектором, то позвоню и попрошу его подождать. — Голос Кейна звучал спокойно, но Фейт это спокойствие показалось угрожающим.

«Он сердит на весь мир, потому что Дайна умерла. А я просто удобная мишень для его гнева», — с горечью подумала она.

Фейт не порицала Кейна за эти чувства, но гнев закипал и в ней, и она не знала, сколько ей еще удастся его сдерживать.

Добравшись до дома, где жила Дайна, водитель объехал вокруг здания, дабы они могли убедиться, что нигде не прячутся репортеры. Но так как здесь не произошло никакого преступления, квартира Дайны пустовала, а соседи давно перестали отвечать на вопросы прессы, журналисты, торчавшие тут несколько дней после исчезновения Дайны, наконец прекратили дежурство.

Тем не менее охранник поднялся с ними на третий этаж, тщательно обследовал дверь квартиры с помощью электронного устройства и, после того как Кейн отключил сигнализацию, вошел первым, чтобы удостовериться в отсутствии опасности. В конце концов, Кейн платил ему именно за это.

Фейт была признательна за несколько минут задержки.

— Не знаете, я когда-нибудь бывала здесь раньше? — спросила она у Кейна, когда охранник закрыл за собой дверь, оставив их вдвоем на лестничной площадке.

— Дайна никогда об этом не упоминала.

«Он все еще сердится…»

Фейт умолкла, ощущая на себе взгляд Кейна.

Появился охранник и сказал, что в квартире все в порядке и они могут войти.

Фейт медленно шагнула в гостиную и огляделась. В квартире пахло лимоном. Кейн говорил ей, что вызывал сюда уборщиц каждую неделю, как это обычно делала Дайна, но квартира пустовала слишком долго и казалась нежилой.

Поежившись, Фейт продолжала рассматривать комнату. Просторное помещение, пропускающее много дневного света. Мебель хорошего качества, дерево блестит от лимонного масла, обивка из дорогого материала, уютные мягкие подушки, на кофейном столике с каменной крышкой несколько журналов… Нигде никакого беспорядка, но аккуратность лишь усиливала ощущение пустоты.

Фейт чувствовала уверенность, что уже была здесь, и не один раз. «Я знаю, что здесь две спальни и ванная. И хотя кухни отсюда не видно, знаю, что над столиком висят круглые деревянные часы, а абажур на лампе оранжевого цвета. А растения все искусственные — Дайна любила цветы, но забывала их поливать, и они погибали…»

Стараясь избавиться от странного ощущения, Фейт подошла к стене между двумя большими окнами, где стояла полка, до отказа набитая книгами.

«Загляни в книгу…» — вспомнила она слова записки.

В какую именно книгу? Только здесь их не менее сотни, и, хотя Фейт еще не видела коридор, ведущий к спальням, она знала, что он также уставлен книжными полками.

Чувствуя, что Кейн наблюдает за ней, Фейт протянула руку и начала касаться пальцем корешков книг, задерживаясь на каждом, чтобы прочитать название.

— Что вы ищете? — спросил Кейн.

— Не знаю.

— В самом деле?

Фейт обернулась к нему:

— Да, в самом деле. Я понятия не имею, какую книгу она… о какой книге говорится в записке. А вы?

— Записка адресована вам, — напомнил Кейн.

— Ладно. Почему бы вам не отправиться на встречу с инспектором? Оставьте снаружи охранника и возьмите с собой шофера, — предложила она. — Я останусь здесь и просмотрю эти книги.

Складка рта Кейна стала жесткой.

— Я не оставлю вас одну.

— Я буду не одна, а с охранником.

— Вам понадобится несколько часов, чтобы просмотреть все книги.

— Значит, я останусь здесь на несколько часов, — упрямо сказала Фейт.

— Черт возьми, Фейт, вы же знаете, что Дайна не писала эту записку!

— Я не знаю, кто ее писал, но абсолютно уверена, что сообщение исходит от Дайны.

— Дайна мертва!

— Да, мертва. — Фейт изо всех сил старалась говорить спокойно. — Но я все время поддерживала с ней какую-то связь, Кейн. Видела ее и вас, напавшую на нее собаку, комнату на складе Кокрана, где они… мучили ее, слышала шум воды возле помещения, где ее нашли. И я убеждена, что это сообщение от Дайны.

— Выходит, теперь вы поддерживаете связь с мертвецами?

— Я просто говорю вам то, что знаю. — Фейт пыталась не замечать ни его боли, ни его язвительности. — В одной из этих книг что-то спрятано, и Дайна хочет, чтобы я это нашла. Поэтому я должна просмотреть книги.

Несколько секунд Кейн молча смотрел на нее, потом выругался и достал сотовый телефон.

— Хорошо. Я перенесу встречу с инспектором на завтра.

Он отошел в сторону, и Фейт не стала его отговаривать. Конечно, он по-прежнему не верит ей, но теперь, по крайней мере, готов дать ей возможность доказать свою правоту.

Повернувшись к полке, Фейт снова начала изучать названия книг. Она не имела представления, что ей нужно искать. На полке стояли самые разные книги — от детективных, любовных и научно-фантастических романов до толстых бестселлеров и классических произведений.

Литературные вкусы Дайны явно отличались многообразием.

Фейт сняла с полки несколько книг и перелистала их, ощущая полную беспомощность. Каким образом она может догадаться, о какой книге идет речь и что в ней важного?

— Нам придется просмотреть все книги, одну за другой, — сказал Кейн. — Если вы действительно не знаете, что мы должны искать.

— Я действительно не знаю.

— Ну что ж. — В его голосе слышалось раздражение. — Продолжайте поиски здесь, а я займусь полками в коридоре.

— У Дайны было очень много книг, — вздохнула Фейт.

— Есть еще полка у нее в спальне.

Кейн повернулся и вышел в коридор.

За час с лишним Фейт сняла с полки, просмотрела и вернула на место почти половину книг, не найдя в них ничего необычного. Несколько закладок. Счет из бакалейной лавки годовой давности. Обрывки билетов в театр.

Фейт села на пол и стала растирать онемевшие пальцы ног. Она очень устала.

«Черт возьми, Дайна, где я должна это искать!»

Но если Дайна пыталась помочь ей найти какой-то ключ к разгадке, то теперь она мертва и уже ничего ей не подскажет.

Поднявшись, Фейт направилась в коридор спросить у Кейна, удалось ли ему что-нибудь найти. Она понимала, что в случае успеха он сам бы сообщил об этом, но молчание действовало ей на нервы, и она хотела услышать звук его голоса.

Кейна в коридоре не оказалось, хотя аккуратные стопки книг на полу свидетельствовали о его усилиях. Фейт бесшумно двинулась по коридору, сама не понимая, почему ей кажется необходимым соблюдать тишину. В конце коридора находились две спальни и ванная.

Кейн неподвижно сидел на кровати в спальне, обхватив голову руками.

У Фейт создалось смутное впечатление о красивой спальне, где господствовали холодные голубоватые тона, о полках с книгами, о морских пейзажах, написанных маслом, и нескольких изящных статуэтках, подобранных со вкусом и не захламлявших помещение — одним словом, о чисто женской атмосфере, хотя и лишенной даже намека на кокетство.

Не сказав ни слова, Фейт вернулась в гостиную и вновь стала перелистывать книги одну за другой. Она не понимала, что плачет, покуда все перед ней не начало расплываться, а на страницах не появились влажные пятна.

— Что-нибудь нашли?

Поставив на полку последнюю книгу, Фейт поднялась и посмотрела на Кейна, стоящего в дверях. Он показался ей более спокойным и не таким сердитым. Возможно, все дело в усталости. Они пробыли в квартире Дайны почти три часа.

— Нет. А вы?

— Пока нет. — Казалось, Кейн хотел что-то спросить, но, очевидно, передумал.

— Мне кое-что пришло в голову, — продолжала Фейт, мельком подумав о том, красные ли у нее глаза. — Мою квартиру обыскивали по меньшей мере дважды. Как по вашему, могли обыскать и эту квартиру?

— Возможно. Сразу после исчезновения Дайны я все здесь проверил вместе с полицией. Система сигнализации работала нормально, а потом сюда вроде бы никто не должен был приходить, кроме уборщиц по вызову. Но нельзя исключать, что здесь побывал кто-то еще. В таком случае он действовал весьма аккуратно. Уборщицам было приказано сообщать обо всем необычном. Да и я не замечаю никаких изменений.

Фейт села в кресло у камина.

— Мне все время кажется, что я должна знать, где надо искать. В записке сказано: «Загляни в книгу». Как если бы здесь была только одна книга. Значит, эта книга очень важная…

Кейн опустился на диван рядом с креслом.

— И вы понятия не имеете, какая из них важная. — Он произнес это не обвиняющим тоном, а просто констатируя факт.

Фейт прижала пальцы к вискам и закрыла глаза.

— Нет. Но я… — Внезапно она вскинула голову и посмотрела на него. — Дайна пользовалась ежедневником или книгой для записи назначенных встреч?

— И тем, и другим. Книга с записями деловых встреч обычно лежала у нее в джипе, а ежедневник она хранила здесь для личных дел.

Кейн встал и подошел к антикварному письменному столу возле одного из окон, достал из верхнего ящика книгу в кожаной обложке и протянул ее Фейт.

— Я просматривал ежедневник много раз, и полиция тоже. В первые недели мы отслеживали все ее передвижения в течение нескольких дней перед исчезновением, пытаясь найти ключ к тому, что с ней произошло. Я ни разу не замечал здесь ничего необычного.

«В том-то и дело! Дайна старалась не привлекать ничье внимание».

Фейт внимательно обследовала книгу. Это был обычный ежедневник с разделом для адресов, календарем и отделением для записи намеченных мероприятий. Внутри обложки находился кармашек для деловых карточек и несколько пустых пластиковых пачек для карточек, которые ей давали другие.

Во всем этом действительно не было ничего необычного.

Фейт начала медленно перелистывать страницы. Дойдя до раздела страниц для заметок, она посмотрела на Кейна.

— Здесь не хватает страниц. В оглавлении сказано, что тут должны находиться страницы для заметок, но все они отсутствуют.

— Я этого не заметил, — признался Кейн. — Но это, возможно, ничего не значит. Дайна могла вырвать использованные страницы. Некоторые так поступают.

Фейт закрыла глаза и задумалась.

— Если бы я знала, что кто-то охотится за информацией, которой я располагаю, то я бы записала ее дважды — один раз в том месте, где я была бы твердо уверена, что ее можно будет найти, а другой раз где-нибудь еще.

— Где? — спросил Кейн.

Фейт перевела взгляд на ежедневник.

— Когда вы что-то ищете и находите, то прекращаете поиски, верно?

— Верно.

Фейт дошла до последней секции, озаглавленной «Разное», и обнаружила там несколько разлинованных страниц, исписанных почерком Дайны. Она начала читать, медленно водя пальцем по строчкам:

«Сменить покрышки в джипе.

Узнать, когда день рождения Шерон.

Заказать газон с лунками для гольфа перед офисом Конрада».

— Конрада? — переспросила Фейт.

Кейн кивнул.

— Конрада Мастерсона. Это ее финансовый менеджер, помешанный на гольфе. Дайна раздумывала, что подарить ему на Рождество.

Фейт продолжила чтение.

«Узнать, почему не прислали заказанный каталог.

Записаться на профилактический осмотр к стоматологу.

Вернуть в библиотеку роман Стивена Кинга».

Фейт снова остановилась:

— Но ведь она покупала его книги.

— Что-что?

Она посмотрела на Кейна и нахмурилась:

— Здесь написано, что нужно вернуть в библиотеку роман Стивена Кинга. Но Дайна покупала его книги в твердом переплете. Я нашла полдюжины.

— И я нашел две, — сказал Кейн.

— Она вообще когда-нибудь брала книги в библиотеке?

Кейн помедлил с ответом.

— Не думаю. Дайна пользовалась библиотекой, когда собирала материал для статей, но романы предпочитала покупать — даже если это новый автор. Она всегда хотела иметь личную библиотеку. — Он указал на полки. — Вот свидетельство.

— Тогда, — заявила Фейт, — мы должны особенно внимательно просмотреть другие романы Стивена Кинга.

В четвертом из них, стоящем на полке в спальне, они нашли список из шести мужских имен. Пять из них принадлежали видным бизнесменам Атланты, двое из которых были активными политиками. Шестой, как Кейн сообщил Фейт, покончил с собой за неделю до исчезновения Дайны.

Третьим в этом списке значился Джордан Кокран.

Но Фейт и Кейн с удивлением уставились друг на друга при виде одного слова, которое Дайна написала в самом низу страницы и дважды обвела.

Это слово было «шантаж».

— Шантаж — скверное дело, — произнес Тим Дэниэлс. — У тех, кто платит шантажисту, чтобы скрыть свои грязные делишки, нередко появляется веский мотив для убийства.

— Или самоубийства, — сказал Кейн. — Один из этого списка вышиб себе мозги, а потом оказалось, что за полгода до того он пытался вернуть часть денег, которые «позаимствовал» в фирм