/ / Language: Русский / Genre:adventure / Series: Приключения Фарго

Золото Спарты

Клайв Касслер

Тысячи лет назад две могучие сверхдержавы древнего мира схлестнулись в кровопролитной войне, и бесценное сокровище было затеряно во мраке истории.

В 1800 году, во время перехода через Пеннинские Альпы со своей армией, Наполеон Бонапарт случайно сделал поразительную находку. Не имея возможности вывезти клад, он создал загадочную карту на этикетках двенадцати бутылок с редким вином. После смерти Наполеона бутылки исчезли, а вместе с ними были вновь утрачены и сами сокровища.

До недавних пор…

Кладоискатели Сэм и Реми Фарго исследуют Большие Кипарисовые болота в штате Мэриленд и, к своему удивлению, натыкаются на немецкую подлодку времен Второй мировой войны. Внутри они находят бутылку из знаменитой утраченной коллекции Наполеона и отправляются на поиски остальных частей загадочной карты. Однако они не знают, что перешли дорогу еще одному «знатоку» вин, который также охотится за ключом к сокровищам.

Впервые на русском языке! Новая невероятная приключенческая серия от автора серии бестселлеров о суперагенте Дирке Питте!


Клайв Касслер, Грант Блэквуд

«Золото Спарты»

Пролог

Перевал Большой Сен-Бернар,

Пеннинские Альпы

Май 1800 года

Порыв ветра взметнул поземку; жеребец по кличке Штирия нервно захрапел и попятился, едва не сойдя с троны, но стоило всаднику несколько раз цокнуть языком, и животное успокоилось. Наполеон Бонапарт, французский император, плотнее запахнул воротник шинели и прищурился, защищая глаза от снежной крупы. Взор императора был устремлен на восток — туда, где за пеленой облаков смутно вырисовывался зубчатый пик Монблана.

Наполеон наклонился и ласково потрепал Штирию по шее.

— Ничего, старина, видали мы переделки и похуже.

Штирия, арабский скакун, захваченный Наполеоном два года назад, во время Египетской экспедиции, был великолепным боевым конем, но холод и снег переносил тяжело. Он родился и вырос в пустыне и привык, что из-под копыт летит песок, а не ледяная пыль.

Наполеон обернулся и сделал знак своему камердинеру Констану, который стоял в нескольких шагах позади с вереницей мулов в поводу. За ним, вдоль петляющей меж гор тропы, растянулась на долгие мили резервная армия: сорок тысяч солдат с лошадьми, мулами и артиллерийскими повозками.

Констан отвязал переднего мула и догнал императора. Тот передал камердинеру поводья и спешился, по колено увязнув в снегу.

— Пусть отдохнет, — сказал Наполеон. — По-моему, опять что-то с подковой.

— Я этим займусь, генерал.

В походах Наполеон предпочитал простое «генерал» принятому при дворе обращению «первый консул». Он вздохнул полной грудью, поплотнее нахлобучил треуголку и окинул взглядом высокие гранитные пики.

— Отличный денек, Констан, вы не находите?

— Вам виднее, генерал.

Наполеон украдкой улыбнулся. Его камердинер, старый верный слуга, был одним из немногих избранных, кому дозволялась толика сарказма. В конце концов, подумал Бонапарт, Констан немолод. Ледяной ветер небось пробирает старика до самых костей.

Наполеон Бонапарт был невысок, но плечист, с сильной шеей. Орлиный нос нависал над плотно сжатыми губами, подбородок чуть выдавался вперед, а пронзительный взгляд серых глаз словно препарировал все, что оказывалось в поле зрения императора.

— Есть вести от Лорана?

— Нет, генерал.

Командующий дивизией, генерал-майор Арно Лоран, один из доверенных командиров и близких друзей Наполеона, днем ранее выехал в глубь перевала во главе небольшого разведывательного отряда. Прекрасно понимая, что шансы повстречать здесь врага ничтожно малы, Бонапарт тем не менее готовился к любым неожиданностям. Он давно усвоил важный урок: не стоит полагаться на удачу. Слишком многих великих мира сего сгубила излишняя самонадеянность… Впрочем, сейчас худшими врагами его войск были погода и горы.

Расположенный на высоте двух с половиной километров перевал Большой Сен-Бернар веками использовался как основной путь из Италии в Северную Европу. Эти горы повидали на своем веку немало армий: в 390 году до нашей эры здесь прошли галлы, прежде чем растоптать Рим; в 217 году до нашей эры Ганнибал повел через перевал своих знаменитых слонов; в 800 году Карл Великий, первый император Священной Римской империи, пересек Альпы, возвращаясь из Рима после коронации.

Достойная компания, подумал Бонапарт. Даже один из его предшественников, король Франции Пипин Короткий, в 753-м пересек Пеннинские Альпы, чтобы встретиться с папой Стефаном Вторым.

«Где потерпели неудачу другие, я преуспею», — напомнил себе Наполеон. Его империя превзойдет самые дикие мечтания властителей минувших лет. Ничто не встанет у него на пути. Ни армии, ни погода, ни горы — и уж точно не эти выскочки-австрийцы.

Годом ранее, пока он со своей армией завоевывал Египет, наглые австрияки вероломно заняли итальянскую территорию, которая по условиям Кампо-Формийского мира отходила к Франции. Но недолго им радоваться победе. Атака будет неожиданной. Австрийцы и представить себе не могут, что целая армия отважится пересечь Альпы зимой. И не без причин.

Отвесные скалы и извилистые ущелья Пеннинских Альп сулили настоящий кошмар и бывалому путешественнику, не говоря о сорокатысячной армии. С сентября повсюду нанесло десятиметровые сугробы, а температура никак не желала подняться выше нуля. На каждом повороте их встречали снежные заносы высотой с дюжину мужчин, грозя погрести под собой людей и лошадей. Даже в самые солнечные дни туман не рассеивался раньше обеда. Часто вьюга заметала среди бела дня, и тогда за жуткой пеленой льда и снега день превращался в кромешную ночь: становилось так темно, что люди ничего не видели дальше вытянутой руки. Однако страшнее всего были лавины — отвесные снежные стены, до полумили шириной, сходили с гор грохочущим стремительным потоком, погребая под собой любого, кому не посчастливилось оказаться у них на пути. До сих пор Господь щадил войско Наполеона, забрав всего две сотни солдат.

Бонапарт повернулся к Констану.

— Отчет интенданта!

— Возьмите, генерал.

Камердинер выудил из-за пазухи связку бумаг. Наполеон пробежался по столбикам цифр. Воистину армия марширует на брюхе. Солдаты уже оприходовали девятнадцать тысяч восемьсот семнадцать бутылок вина, тонну сыра и тысячу семьсот фунтов мяса.

Впереди, из глубин перевала, раздался крик часовых:

— Лоран едет, Лоран!

— Наконец-то, — пробормотал Наполеон.

Из пурги вынырнул конный отряд. Двенадцать всадников — все как на подбор проверенные воины, лучшие из лучших, как и их командир. Столько часов в седле, а по ним и не скажешь: подтянуты, головы держат высоко — вот это выправка! Генерал-майор Лоран, пустив коня рысью, подъехал к Наполеону, отдал честь и спешился. Бонапарт заключил его в объятия, затем отступил и сделал знак Констану, который был тут как тут с бутылкой бренди наготове. Лоран щедро отхлебнул раз, другой, затем вернул бутылку.

Наполеон заговорил:

— Докладывайте, дружище.

— Мы покрыли восемь миль, генерал. Никаких признаков неприятеля. Ниже по склону погода налаживается и снег не такой глубокий. Дальше будет легче.

— Хорошо… очень хорошо.

— И еще одно… Генерал, мы кое-что нашли, — сказал Лоран, беря Наполеона под локоть и отводя в сторонку. — Это может вас заинтересовать…

— Не могли бы вы выразиться точнее?

— Вам стоит самому это увидеть.

Наполеон изучал лицо Лорана; глаза командира блестели от едва сдерживаемого предвкушения. Он знал Лорана со времен службы в артиллерийском полку Ля Фер; им обоим, молодым, подающим надежды лейтенантам, было тогда по шестнадцать. Лоран редко увлекался и не имел обыкновения преувеличивать. Очевидно, его находка и впрямь важна.

— Далеко отсюда?

— В четырех часах езды.

Наполеон вгляделся в небо. Шла вторая половина дня. Над горами ползла полоса темных туч. Надвигалась буря.

— Очень хорошо, — сказал он, похлопав Лорана по плечу. — Выезжаем завтра на рассвете.

По давно заведенной привычке Наполеон проспал пять часов и поднялся в шесть утра, задолго до рассвета. Позавтракал, а затем за чашкой крепкого чая просмотрел донесения, полученные за ночь от командиров полубригад. Вскоре после семи прибыл Лоран со своим отрядом, и они отправились в глубь горной долины, двигаясь по прорубленному днем ранее следу.

Несмотря на бурю, снега за ночь выпало немного, но яростные ветра нагромоздили свежие наносы — с обеих сторон от Наполеона и его всадников возвышались белые стены. Пар от конского дыхания замерзал в воздухе и облачками пыли взмывал вверх с каждым шагом. Наполеон положился на чутье Штирии, а сам завороженно разглядывал причудливые узоры, вырезанные ветром на стенах снежного каньона.

— Жутковато здесь, а, генерал? — спросил Лоран.

— Тихо, — прошептал Наполеон. — Никогда не слышал, чтобы было так тихо.

— Красиво, — согласился Лоран. — И опасно…

Как на поле боя, подумал Наполеон. Лишь на поле боя — да еще, пожалуй, в постели с Жозефиной — ему было по-настоящему хорошо. Грохот орудий, треск мушкетных выстрелов, резкий запах порохового дыма, витающий в воздухе… Вот его стихия. Еще несколько дней, и они выберутся из проклятых гор, и тогда… Он улыбнулся.

Скачущий первым всадник поднял над головой сжатый кулак — сигнал к остановке. Наполеон смотрел, как тот слезает с коня и с трудом пробирается сквозь глубокий, по бедра, снег. Солдат задрал голову и тщательно осмотрел стены наносов, прежде чем исчезнуть за поворотом.

— Что он ищет? — спросил Наполеон.

— На рассвете часто сходят лавины, — объяснил Лоран. — За ночь ветер превращает верхний слой в жесткий наст, под которым остается рыхлый порошок. Когда припекает солнце, рыхлый снег начинает таять… Часто о сходе лавины предупреждает лишь гул — словно сам Господь грозит грешникам с небес.

Через несколько минут разведчик вновь показался на тропе. Он просигналил Лорану, что все чисто, оседлал лошадь, и отряд двинулся дальше.

Проскакав еще два часа по извилистой тропе, что змейкой спускалась через долину до самых предгорий, они оказались в узком каньоне, среди зубчатых скал из серого гранита и льда. Передний всадник снова дал сигнал к остановке и спешился. Лоран, а за ним и Наполеон последовали его примеру.

Бонапарт огляделся.

— Здесь?

На губах генерал-майора заиграла озорная мальчишеская улыбка.

— Сюда, генерал, — Лоран отцепил от седла два масляных фонаря. — Прошу за мной.

Они пошли вниз по тропе, мимо шести лошадей и их всадников, которые выстроились, чтобы отдать честь своему генералу. Проходя мимо вытянувшихся по струнке солдат, Наполеон удостоил каждого царственным кивком. Они с Лораном остановились в начале шеренги. Спустя несколько минут откуда-то слева, из-за скалы, вынырнул ушедший на разведку всадник и, увязая в снегу, побрел обратно.

Лоран произнес:

— Генерал, вы помните сержанта Пелетье?

— Разумеется, — отозвался Наполеон. — Ведите, Пелетье. Я в вашем распоряжении.

Пелетье отдал честь, снял с седла моток веревки и направился обратно по свежевырубленному следу через высокий, по грудь, нанос. Он повел императора и Лорана вверх по склону, к основанию гранитной скалы. Обогнув скалу, сержант отмерил еще около пятидесяти шагов и остановился перед расположенной под прямым углом нишей.

— Чудесное местечко, Лоран. Что здесь? — спросил Наполеон.

Лоран кивком указал на Пелетье, который поднял мушкет высоко над головой и принялся долбить скалу прикладом. Вместо стука дерева о камень до Наполеона донесся хруст разбиваемого льда. Пелетье ударил еще четыре раза — поверхность раскололась, открывая вертикальный, с человеческий рост, разлом.

Наполеон заглянул внутрь. Кромешная темнота.

— Судя по всему, — сказал Лоран, — летом вход зарастает кустарником и плющом, а зимой его заносит снегом. Как я подозреваю, внутри есть что-то вроде озерца, отсюда и ледяная корка на входе, из-за испарений. Вероятно, она образуется каждую ночь.

— Интересно. И кто же нашел пещеру?

— Я, генерал, — отозвался Пелетье. — Мы остановились дать отдых коням, и я отошел… ну, по нужде…

— Понятно, сержант. Пожалуйста, продолжайте.

— Ну, значит, я и забрел сюда, подальше от остальных. Сделал я свои дела и прислонился к скале, для удобства, так сказать, а лед возьми да проломись. Ну я и упал внутрь. Сперва даже не понял, что к чему, а потом смотрю… Гм, думаю, вам стоит самому это увидеть, генерал.

Наполеон повернулся к Лорану.

— Вы были внутри?

— Да, генерал. Я и сержант Пелетье. Больше никто.

— Очень хорошо. Ведите, Лоран.

Согнувшись в три погибели, они стали пробираться в глубь скалы по сужающемуся коридору, который неожиданно закончился просторной пещерой. Идущие впереди Лоран и Пелетье расступились, пропуская вперед императора. Они подняли фонари, и мерцающий желтый свет озарил стены.

Метров семнадцать на двадцать, пещера походила на ледяной дворец, пол и стены покрывал слой льда, местами до метра толщиной, а в других настолько тонкий, что под ним проступала смутная тень серого камня. С высоты свисали сверкающие сталактиты. Сплавляясь с вырастающими из пола сталагмитами, они образовывали причудливые ледяные скульптуры в форме песчаных часов. В отличие от пола и стен свод пещеры был покрыт зернистым льдом и в свете фонарей сверкал подобно звездному небу. Где-то в подземных глубинах капала вода, а вдалеке тихонько посвистывал ветер.

— Изумительно… — прошептал Наполеон.

— А вот что Пелетье обнаружил сразу за входом, — направляясь к стене, произнес Лоран.

Наполеон подошел поближе. На полу в свете фонаря Лорана что-то блеснуло… Щит!

Плетеный, обтянутый кожей щит в форме восьмерки, примерно полметра на полтора. Когда-то яркую, а теперь вылинявшую тускло-красную поверхность пересекал узор из черных квадратов.

— Древний щит! — прошептал император.

— Если я еще не совсем забыл античную историю, этому щиту по меньшей мере две тысячи лет, — сказал Лоран. — Насколько мне известно, такие щиты назывались геррами. Их носила легкая пехота персов.

— Mon dieu…

— Это еще не все, генерал. Пойдемте.

Пробираясь по лесу из сталактитовых колонн, Лоран повел Наполеона в глубь пещеры к неровному овальному отверстию, ведущему в очередной туннель, верхний край которого едва доходил до груди императора.

Оставшийся сзади Пелетье бросил на пол моток веревки и стал привязывать конец к основанию одной из колонн при тусклом свете фонаря.

— Спускаемся? — спросил Наполеон. — Прямиком в преисподнюю?

— Только не сегодня, генерал, — откликнулся Лоран. — Мы пойдем в обход.

Лоран приподнял фонарь, и проход впереди озарился светом. В нескольких шагах за входом туннель обрывался: его пересекала расщелина, через которую вел узкий, не шире полуметра, ледяной мост.

— Вы уже здесь переходили? — спросил Наполеон.

— Мост довольно прочный. Под слоем льда камень. Впрочем, береженого Бог бережет.

Он обвязал веревку вокруг пояса Наполеона, затем обвязался и сам.

Пелетье напоследок посильнее дернул за закрепленный конец и кивнул Лорану. Тот предупредил императора:

— Смотрите под ноги, генерал! — И шагнул внутрь.

Выждав несколько секунд, Наполеон последовал за ним.

Осторожно, мелкими шажками они перебирались через расщелину. На полпути Наполеон чуть скосил глаза и бросил взгляд через край, но увидел лишь черноту; полупрозрачные отвесные стены из голубого льда вздымались словно из ниоткуда.

Наконец они перебрались на другую сторону. Короткий извилистый туннель вывел их к еще одной ледяной пещере, поменьше первой, зато с высоким куполообразным сводом. Держа фонарь перед собой, Лоран вышел на середину и остановился возле необычной формы выступа, который выглядел как два обледенелых сталагмита. Каждый высотой в два человеческих роста и с закругленной верхушкой.

Наполеон шагнул к одному из выступов. Остановился. Прищурился. Это не сталагмит, вдруг понял он, а цельный кусок льда. Он положил ладонь на лед и склонился над полупрозрачной поверхностью…

В глаза императору смотрело золотое лицо женщины из прошлого.

Глава 1

Большие болота Покомок, Мэриленд

Наши дни

Сэм Фарго разогнулся и бросил взгляд на жену, стоящую по пояс в черной жиже. Ярко-желтые болотные сапоги удивительным образом подчеркивали теплый блеск ее золотисто-каштановых волос. Реми почувствовала взгляд мужа, повернулась к нему, поджала губы и сдула со щеки прилипшую прядку.

— Чему улыбаешься, Фарго? — спросила она.

Угораздило же его накануне ляпнуть, что в высоких, по грудь, болотниках Реми похожа на рыбака из рекламы рыбных палочек! Поймав на себе ее испепеляющий взгляд, Сэм тут же спохватился, добавив: «Сексуального рыбака», однако было уже поздно.

— Тебе, — ответил он теперь. — Ты у меня красавица, Лонгстрит.

Когда Реми сердилась на мужа, она звала его по фамилии, а он отвечал ей тем же, обращаясь к ней по девичьей.

Она подняла вверх руки, по локти перепачканные в липком иле, и с легкой улыбкой заметила:

— С ума сошел? У меня все лицо в комариных укусах, а волосы свисают как сосульки.

Реми потерла подбородок, оставив грязный след.

— Тебе идет.

— Лжец.

Несмотря на гримасу отвращения на лице Реми, Сэм знал, что его жена обожает свою работу. Если она бралась за дело, то никакие трудности не могли ее заставить отказаться от намеченной цели.

— Что ж, — сказала она, — должна признать, у тебя тоже видок хоть куда.

Сэм отсалютовал жене, приподняв край видавшей виды панамы, а затем вернулся к прежнему занятию: продолжил вычерпывать грязь вокруг погруженной в ил деревяшки, которая, он надеялся, была частью сундука.

Третий день подряд они прочесывали болото в поисках малейшей зацепки, любого ключика, указывающего на то, что это не очередная бессмысленная авантюра. Разумеется, супруги Фарго ничего не имели против толики здорового авантюризма — что поделаешь, издержки профессии, — но всегда приятнее, когда точно знаешь, что вложенные усилия окупятся.

На сей раз их поиски раскручивались вокруг одной мрачной легенды. Известно, что Чесапикский залив и залив Делавэр хранят обломки около четырех тысяч кораблекрушений, но клад, которым заинтересовались Сэм и Реми, ждал их не на дне морском, а под землей. Месяцем ранее их приятель Тед Фробишер, в недавнем прошлом сам охотник за сокровищами, а ныне владелец антикварной лавки в городке Принсесс-Энн, прислал им одну интересную вещицу.

Золотая брошь с нефритом якобы некогда принадлежала местной жительнице Генриетте Бронсон, одной из первых жертв печально известной атаманши Марты (она же Лукреция) Кэннон по прозвищу Пэтти.

По легенде, Марта Кэннон держала постоялый двор в месте, в те времена называвшемся Тупичок Джонсона (в наши дни гостиница «Надежда»), — что не мешало ей одновременно быть безжалостным главарем шайки, которая в 1820-е годы хозяйничала на границе между штатами Делавэр и Мэриленд, грабя и убивая всех без разбору: и богатых, и бедных.

Кэннон заманивала путников в свое заведение, кормила, поила и укладывала спать, а потом, посреди ночи, расправлялась с ними. Затем перетаскивала тела в подвал, забирала все ценное и сваливала их прямо там — на пол, в углу, как дрова. Когда скапливалась целая повозка, убийца отвозила трупы несчастных в соседний лес, где и закапывала в братских могилах. Жуткие злодеяния, не правда ли? Тем не менее свое самое отвратительное преступление Кэннон еще предстояло совершить.

Преступница поставила на поток новый «бизнес», который местные историки позже окрестят «обратной подпольной железной дорогой». Похищая освобожденных на Юге рабов, банда Кэннон держала их связанными, залепив кляпами рты, в специально обустроенных потайных комнатушках и подвалах постоялого двора, чтобы затем под покровом ночи отправить на «Паром Кэннон», где бедолаг перепродавали и грузили на корабли, направляющиеся вниз по реке Нэнтикок к невольничьим рынкам Джорджии.

В 1829 году, вспахивая поле на ферме Кэннон, один из рабочих наткнулся на полуразложившиеся тела. Кэннон тут же схватили и обвинили в убийстве четырех человек; ее признали виновной и приговорили к тюремному заключению. Четырьмя годами позже ее нашли мертвой в тюремной камере. Считалось, что заключенная покончила с собой, приняв мышьяк.

В последующие годы преступления Кэннон и способ, который она выбрала, чтобы свести счеты с жизнью, породили множество домыслов и легенд: начиная с утверждения, что Пэгги сбежала из тюрьмы и вернулась к своему кровавому бизнесу и до глубокой старости промышляла грабежом и убийствами, и заканчивая байками о ее призраке, который до сих пор блуждает по полуострову Делмарва, подстерегая беспечных туристов. Впрочем, один слух явно подтверждался: награбленную добычу (поговаривали, что преступница успела потратить лишь часть), которая по сегодняшним меркам могла оцениваться в сумму от ста до четырехсот тысяч долларов, так и не удалось обнаружить.

Разумеется, Сэм и Реми и раньше слышали о сокровищах Пэтти Кэннон, но, не имея никаких зацепок, держали это дело в «долгом ящике». Теперь же, располагая брошью Генриетты Бронсон и точно зная, где искать, они всерьез решили заняться разгадкой мрачной тайны.

Супруги Фарго тщательно изучили историческую топографию болота Покомок и отметили на карте места, где, предположительно, скрывалась Кэннон. Соотнеся результат с данными об участке, на котором была найдена брошь, они сузили область поисков до квадрата размером две на две мили, большая часть которого приходилась на самую топь: труднопроходимые заросли замшелых болотных кипарисов, густой кустарник да хлюпкая марь. Согласно их расчетам, где-то на этом участке находилась ветхая хибара, служившая одним из тайных прибежищ Кэннон; в 1820-е годы почва здесь была сухая.

Сэм и Реми заинтересовались сокровищами Кэннон не ради денег — во всяком случае, вопрос о личной выгоде не стоял. Когда они впервые услышали эту историю, то единодушно согласились, что если удача все-таки им улыбнется и они когда-нибудь отыщут клад, то перечислят основную часть вырученных денег в Национальный центр свободы в Цинциннати, штат Огайо. По иронии судьбы центр носил название «Подпольная железная дорога» — Кэннон, доживи она до наших дней, наверняка оскорбилась бы. Впрочем, пусть хотя бы разок-другой перевернется в могиле.

— Реми, помнишь стишок? Ну тот, о Кэннон? — окликнул жену Сэм.

Реми запоминала детали, как важные, так и незначительные, с почти фотографической точностью.

Она на миг задумалась и продекламировала:

Спи, усни,
Глазки закрой.
Старая Пэтти идет за тобой.
Семеро в банде,
Все палачи,
Конь вороной
Мчится в ночи.

— Точно-точно.

Вокруг обнаженные корни кипарисов вздымались над водой подобно вырванным когтям гигантского птеродактиля. На прошлой неделе по полуострову пронесся ураган, оставив позади кучи поломанных веток, и все выглядело так, словно огромный и очень голодный бобер наспех понастроил тут и там своих плотин. В пологе леса над их головами кипела жизнь: пронзительно кричали птицы, жужжали насекомые, хлопали крылья — целая симфония. Время от времени Сэм, одним из увлечений которого была орнитология, ухватывал в этом многоголосье какую-нибудь трель и тут же громко объявлял название птицы, а Реми с улыбкой его подзадоривала: «Как мило!»

Сэм полагал, что таким образом упражняется в игре на фортепиано — от матери он научился играть по слуху. Реми же могла похвастаться великолепной игрой на скрипке и с удовольствием демонстрировала свой талант во время их частых экспромтов дуэтом.

Несмотря на техническое образование, Сэм чаще мыслил интуитивно, правым полушарием, в то время как Реми, антрополог-историк с дипломом Бостонского колледжа, во всем полагалась на логику и полушарие левое. Очевидно, именно благодаря этим различиям из Фарго вышла гармоничная, любящая пара, но те же различия стали причиной яростных внутрисемейных дебатов, причем на любую тему. Сэм и Реми могли с пеной у рта доказывать друг другу, когда началась английская Реформация или кто лучше всех сыграл Джеймса Бонда, и не соглашаться по поводу манеры исполнения концерта Вивальди «Лето». Чаще всего подобные споры заканчивались дружным хохотом, без обид, но каждый оставался при своем мнении.

Сэм нагнулся и стал ощупывать предмет на дне, водя пальцами по дереву, пока не наткнулся на металл… что-то прямоугольное с U-образным засовом.

Навесной замок, подумал он, представив себе старинный, обросший ракушками механизм.

— Что-то есть, — объявил он.

Реми повернулась к мужу, держа по бокам перепачканные илом руки.

— Ха!

Сэм выудил предмет из-под воды. Под стекающим в воду слоем ила показалась ржавчина, блеснул металл и проступили буквы…

MASTER LOCK.

— Ну?

В голосе Реми слышались скептические нотки. Она прекрасно знала, что Сэм имеет обыкновение радоваться раньше времени.

— Милая, я нашел классический навесной замок, датируемый примерно тысяча девятьсот семидесятым годом. — Он вытащил из-под воды деревяшку, к которой крепилась находка, и добавил: — А также кусок старого воротного столба.

Сэм бросил все обратно в воду и со стоном распрямился.

Реми одарила мужа улыбкой.

— Мой храбрый охотник за сокровищами. Хоть что-то отыскал.

Сэм посмотрел на часы, свой походный «таймекс», который он носил исключительно в экспедициях.

— Уже шесть, — сказал он. — Может, на сегодня закончим?

Реми провела ладонью по предплечью другой руки, зачерпнув слой вязкого ила, и расплылась в улыбке.

— Я уж думала, ты никогда не предложишь.

Они собрали вещи и прошли полмили до своей лодки, привязанной к одному из пеньков у берега. Сэм отвязал лодку и столкнул ее на глубину, зайдя по пояс в воду, пока Реми заводила мотор. Наконец мотор ожил, и Сэм забрался в лодку.

Реми направила нос лодки в русло канала и дала полный ход. До Сноу-Хилла, ближайшего города, где находилась их временная база, было три мили вверх по реке Покомок. Гостиница, в которой они поселились, могла похвастаться на удивление приличным винным погребом, а прошлым вечером им подали на ужин раковый суп, приведший Реми в полный восторг.

Убаюканные мягким урчанием мотора, они молча плыли вперед и разглядывали свисающие над водой ветви деревьев. Внезапно Сэм прильнул к правому борту, явно что-то заметив.

— Реми, давай помедленнее.

Она сбросила скорость.

— Что там?

Сэм выхватил из рюкзака бинокль и поднес к глазам. В пятидесяти ярдах от них, на берегу, в листве виднелся просвет — еще одна тихая заводь, ничем не отличающаяся от десятка других, что попадались им на пути. Вход был частично перегорожен завалом из принесенных ураганом веток.

— Что-то увидел? — спросила Реми.

— Точно не знаю, — пробормотал Сэм. — По-моему, там, за листвой, что-то есть… Я заметил изгиб — слишком плавный, явно искусственного происхождения. Можно подплыть поближе?

Она повернула руль и направила лодку к устью бухты.

— Сэм, у тебя глюки? Ты сегодня достаточно воды выпил?

Он кивнул, не отрывая взгляда от устья.

— Более чем.

Нос лодки с мягким треском уткнулся в завал. Бухточка оказалась шире, чем выглядела издалека: от берега до берега около пятидесяти футов. Сэм пришвартовался, заведя нос моторки за сук покрупнее, свесил ноги с края и перекатился в воду.

— Сэм, ты что делаешь?

— Я сейчас. Жди здесь.

— Вот наглый…

Больше ничего сказать Реми не успела: Сэм набрал воздуха, нырнул и исчез под водой. Через двадцать секунд с другой стороны завала послышались всплеск и фырканье.

Она окликнула:

— Сэм, ты…

— Все в порядке. Через минуту буду.

Одна минута превратилась в две, затем в три. Наконец Сэм позвал сквозь завесу листвы:

— Ныряй ко мне, Реми!

Она уловила озорные нотки в его голосе и подумала: «Черт!..» Реми ничего не имела против безрассудных порывов мужа, они ей даже нравились, но сейчас… Только она успела представить, как возвращается в гостиницу и нежится под душем… упругие струи горячей воды ласкают кожу — и вот, пожалуйста!

— Что там? — спросила она.

— Я тебя жду, плыви быстрее.

— Сэм, я только обсохла. Может, ты сам…

— Нет, ты просто обязана это увидеть. Поверь, ты не пожалеешь.

Реми со вздохом соскользнула в воду. Десять секунд спустя она уже бултыхалась рядом с мужем. Густые кроны прибрежных деревьев переплелись над их головами в почти сплошной полог, образовав нечто вроде листвяного туннеля. Тут и там солнечные лучи проглядывали сквозь листву, расчерчивая подернутую ряской заводь золотистым пунктиром.

— Привет. Молодец, что заглянула меня проведать, — с улыбкой произнес Сэм и чмокнул жену в щеку.

— Очень смешно. Ладно, что мы тут…

Сэм постучал костяшками по плавучему бревну странной формы, за которое держался, и вместо глухого стука Реми услышала, как звякнул металл.

— Что это?

— Пока не знаю. Это только часть — чтобы сказать наверняка, какая именно, я должен забраться внутрь.

— Часть чего? Куда забраться?

— Сюда, поплыли.

Взяв жену за руку, Сэм боком проплыл чуть вперед, туда, где бухта сужалась до двадцати футов. Он остановился и показал на заросший плющом ствол кипариса, видневшийся у самого берега.

— Вот. Видишь?

Она присмотрелась, наклонила голову в одну сторону, в другую…

— Нет. Объясни хоть, что искать.

— Видишь торчащий из воды сук с буквой «Т» на конце?..

— Ну…

— Смотри внимательней. Попробуй прищуриться. Должно помочь.

Она последовала его совету, прищурила левый глаз, потом правый, потом оба — и тогда, по мере того как увиденное медленно, но верно укладывалось в голове, до нее дошло. Реми ахнула.

— Господи, это же… Не может быть!

Сэм кивнул, и по его лицу расползлась широкая, от уха до уха, улыбка.

— Еще как может. Перед нами перископ самой что ни на есть настоящей подводной лодки.

Глава 2

Севастополь, Украина

Гедеон Бондарук стоял у застекленной стены своего кабинета и смотрел на Черное море. В кабинете было темно; лишь в углах, куда падали приглушенные лучи верхних ламп, расстилались мягкие полосы света. На Крым опустилась ночь, но далеко на западе, где-то над побережьем Румынии и Болгарии, в последних отсветах заходящего солнца можно было разглядеть, как цепочка грозовых облаков ползет над водой к северу. Каждые несколько секунд тучи пульсировали, выстреливая прожилками молний через весь горизонт. Через час шторм будет здесь, и тогда… Господи, спаси и помилуй неразумных рабов Твоих, которых сдуру угораздило очутиться в открытом море в самый разгар черноморского шторма.

Или, подумал Бондарук, не спасай и не милуй. Какой смысл? Штормы, болезни и даже войны (да, и они) — природные орудия для выбраковки стада. Сам он не испытывал снисхождения к людям, которым не хватает благоразумия или силы, чтобы выстоять перед лицом суровой правды жизни. Этот урок он выучил еще в детстве, зазубрил наизусть, на всю жизнь.

Бондарук родился в тысяча девятьсот шестидесятом в небольшом селении к югу от Ашхабада в Туркмении, высоко в горах Копетдаг. Его мать и отец были пастухами и земледельцами, как и их родители. Истинные уроженцы Копетдага, выносливые, гордые и до крайности свободолюбивые, живя в пограничной зоне между Ираном и еще существовавшим тогда Советским Союзом, они не признавали над собой власти ни одного из государств. Только вот у холодной войны имелось свое мнение на этот счет, а посоветоваться с семейством Бондарук она забыла.

После Иранской революции 1979 года и свержения шаха Советский Союз начал перебрасывать на границу с Ираном все больше войск, и на глазах Бондарука, которому тогда едва стукнуло девятнадцать, по его свободолюбивому аулу протопали кирзовые сапоги, а в когда-то мирных горах, будто грибы после дождя, стали появляться советские военные базы и станции ПВО.

Для советских солдат местные жители были неграмотными дикарями, а для местных жителей советские солдаты — настоящим бичом божьим. Тяжелая техника проезжала по узким улочкам, распугивая домашний скот и руша постройки, в домах время от времени проводились обыски; поговаривали, что где-то в горах казнят «иранские революционные элементы». Военных не смущало, что горцы мало что знают о внешнем мире и мировой политике. По их мнению, мусульманам, облюбовавшим земли на границе с идеологически враждебным Ираном, доверять не стоило.

Годом позже на окраину аула заехали два танка, из которых вылезло несколько вооруженных человек в советской военной форме. По словам их главного, прошлой ночью неподалеку от того места попал в засаду отряд. У восьмерых солдат были перерезаны глотки, а одежда, оружие и личные вещи пропали. Жителям аула дали пять минут на то, чтобы найти и выдать причастных, «или ответит весь аул».

В округе давно поговаривали о туркменских отрядах борцов за независимость, орудующих поблизости при поддержке иранских спецподразделений, но прежде до их селения доходили лишь слухи. Выдавать было некого. Староста взмолился о пощаде и был расстрелян на месте. Танки открыли огонь и в течение следующего часа не оставили от аула камня на камне. В сутолоке Бондарук потерял из виду родителей, но самому ему повезло: вместе с горсткой мальчиков и мужчин он успел уйти в горы. Другим повезло меньше… из своего укрытия беглецы всю ночь наблюдали, как их дома ровняют с землей. Наутро вернулись в разгромленный аул — искать тех немногих, кому посчастливилось выжить. Спаслись единицы, большинство погибло. В надежде укрыться от смертельного шквала многие забежали в мечеть; в здание попал снаряд, и свод обрушился, погребя людей под завалами. Вся семья Бондарука была там…

Внутри его что-то оборвалось. Гедеон понимал, что никогда уже не станет таким, как раньше, словно сам Господь задернул темный занавес над его прежней жизнью. Собрав самых крепких из уцелевших мужчин и женщин в небольшой партизанский отряд, Бондарук повел их в горы.

За шесть месяцев Бондарук не просто заслужил непререкаемый авторитет среди своих бойцов, легенды о нем слагались по всему Туркменистану. Ночь принадлежала ему и его ребятам. Они нападали из засады на советские патрули и автоколонны и вновь, словно призраки, исчезали в горах Копетдага. Через год после разгрома аула за голову Бондарука назначили награду. Неуловимый туркменский мститель умудрился привлечь внимание Москвы — и это во время иранского конфликта, в самый разгар войны в Афганистане.

Вскоре после того как Бондаруку стукнуло двадцать один, на него вышли иранские спецслужбы. Юноше сообщили, что в Тегеране наслышаны о его подвигах и готовы оказать всестороннюю поддержку «бойцам Копетдага», от него требовалось лишь выслушать их предложение. Встреча состоялась в маленькой кафешке в пригороде Ашхабада.

Пришедший на встречу представился полковником элитной иранской военизированной организации, известной как «Пасдаран», или «Стражи революции». Полковник предложил Бондаруку и его «борцам за свободу» оружие, боеприпасы, обучение — все, что необходимо для войны с Советами. Недоверчивый Бондарук тут же стал выискивать подоплеку — наверняка есть какое-то условие, и после советского ярма на шею его народу собираются повесить ярмо иранское. Никаких условий, заверил собеседник. У нас общее наследие, общая вера, одни предки. Узы крови, разве есть узы крепче? Бондарук принял предложение, и в течение следующих пяти лет он и его отряды под руководством иранского полковника постепенно изматывали советских оккупантов.

Помимо очевидной пользы для общего дела встречи с полковником сильно повлияли на самого Бондарука. До исламской революции полковник, судя по всему, преподавал персидскую историю. Персидская империя, объяснял он, просуществовала почти три тысячи лет и в период расцвета охватывала побережье Каспийского и Черного морей, Грецию, Северную Африку и большую часть Среднего Востока. На самом деле, просветил Бондарука иранец, Ксеркс Первый Великий, покоритель Греции, разбивший спартанцев в битве при Фермопилах, происходит из тех самых гор, которые он, Бондарук, считает своим домом, не говоря уже о том, что по всему Копетдагу от великого персидского правителя рождались десятки детей.

Эта мысль накрепко засела в голове у Бондарука, и, продолжая руководить партизанскими вылазками, он то и дело к ней возвращался. Наконец в 1990 году, спустя долгие десять лет, советские части покинули границу. А вскоре распался и сам Советский Союз.

Воевать стало не с кем. Впрочем, мирная жизнь пастуха больше не прельщала горца, и при помощи своего друга, иранского полковника, Бондарук перебрался в Севастополь, город, который после развала советской империи напоминал причерноморский Дикий Запад. Оказавшись в нужном месте в нужное время, Бондарук использовал врожденные лидерские качества, привычку к насилию и умение мгновенно и жестко реагировать на любую ситуацию, чтобы урвать крупнейший кусок на украинском черном рынке, и постепенно завоевал авторитет в украинской мафии. В свои тридцать пять Гедеон Бондарук ворочал сотнями миллионов и являлся важнейшей фигурой украинского теневого бизнеса: практически все крупные нелегальные сделки в стране проходили с его ведома.

Добившись власти и богатства, достойных любого царя, Бондарук решил воплотить в жизнь одну задумку, что когда-то, много лет назад, запала ему в душу. Правда ли, что Ксеркс Великий родился и вырос в горах Копетдага, на его родине? Неужели и он, и царь Ксеркс — два мальчика, разделенные веками, — в детстве ходили по одним и тем же тропинкам и любовались одними и теми же горными пейзажами? И наконец, не могло ли случиться так, что сам он — потомок великого царя?..

На поиски ответа ушло немало усилий: потребовалось пять долгих лет, миллионы долларов и тщательно подобранный коллектив из историков, археологов и специалистов по генеалогии, но к сорока годам Гедеон Бондарук уже знал желанный ответ: он действительно являлся прямым потомком Ксеркса Первого, в его жилах текла кровь правителя древнеперсидской империи Ахеменидов.

С тех пор простой интерес перерос в увлечение, а затем и в одержимость всем древнеперсидским; миллионер направил все свои денежные ресурсы и влияние на то, чтобы собрать коллекцию бесценных артефактов: от чаши со свадебной церемонии Ксеркса и каменной плиты, что использовалась в зороастрийских ритуалах времен династии Сасанидов, до инкрустированной драгоценными камнями герры, которую носил сам Ксеркс в битве при Фермопилах.

Теперь его великолепная коллекция была почти полной. Если б не один зияющий пробел, напомнил себе мафиози. Частный музей, занимавший уединенное крыло его особняка, был недосягаем для чужих глаз. Во-первых, Бондарук ни с кем не желал делиться своим сокровищем, а главное, в его безупречной во всех других отношениях коллекции пока недоставало одного экспоната…

«Но только пока», — напомнил себе миллионер. Вскоре он исправит положение…

Едва он об этом подумал, как дверь кабинета открылась, и вошел камердинер.

— Простите, сэр.

Бондарук обернулся.

— Что там?

— Вас к телефону. Господин Архипов.

— Соедини.

Камердинер вышел, осторожно затворив за собой дверь. Через несколько секунд аппарат на рабочем столе зазвонил. Бондарук снял трубку.

— Григорий… порадуете меня хорошими новостями?

— Вот именно, босс. Согласно моим источникам, интересующий нас человек владеет антикварным магазином недалеко от того места. Сайт, на котором он разместил фотографию, известен в узких кругах торговцев антиквариатом и кладоискателей.

— Кто-нибудь еще интересовался осколком?

— Ничего серьезного. Все думают, что это просто старинная стекляшка.

— Хорошо. Где вы?

— В Нью-Йорке. Жду посадки на рейс.

При этих словах Бондарук улыбнулся.

— Проявляете инициативу? Похвально.

— За это вы мне и платите, — ответил русский.

— Тоже верно. Кстати: с вас осколок, с меня премия. Есть соображения, как разговорить антиквара?

Русский чуть замешкался с ответом; Бондарук почти мог видеть, как губы Архипова складываются в знакомую жестокую ухмылку.

— Я предпочитаю прямой подход, а вы?

Архипов умеет добиваться результатов, подумал Бондарук. Бывший советский спецназовец был умен и безжалостен. За все двенадцать лет, в течение которых он состоял на службе у Бондарука, Архипов не провалил ни одного задания, какие бы грязные дела ему ни поручали.

— Согласен, — отозвался Бондарук. — Тогда оставлю это на ваше усмотрение. Только будьте осторожны.

— Я всегда предельно осторожен.

И это была чистая правда. Многие, многие недруги Бондарука просто-напросто исчезали с лица земли — именно к такому выводу каждый раз приходило официальное расследование.

— Позвоните мне, как только что-нибудь выясните.

— Обязательно.

Бондарук уже было собрался вешать трубку и вдруг вспомнил, что хотел спросить.

— Кстати, не подскажете, где именно находится этот антикварный магазин? Просто любопытно, верны ли были наши расчеты?

— Почти в яблочко. Городишко под названием Принсесс-Энн.

Глава 3

Сноу-Хилл, Мэриленд

Сэм Фарго стоял внизу под лестницей, прислонившись к стойке, закинув ногу на ногу и скрестив руки на груди. Реми, как обычно, опаздывала: она в последнюю минуту решила, что черное платье от Донны Каран будет слишком шикарным для местного ресторана, и вернулась в номер переодеться. Сэм снова посмотрел на часы; он переживал не столько из-за зарезервированного столика, сколько из-за пустого желудка, который громко ворчал, с тех пор как они вернулись в гостиницу.

Вестибюль гостиницы был оформлен в изысканной — пожалуй, даже чересчур — манере. Неброский шарм американской глубинки. На стенах — акварели с пейзажами местных художников. В камине потрескивал огонь, а из спрятанных динамиков доносилась негромкая кельтская народная музыка.

Скрипнули ступеньки, Сэм поднял глаза и увидел спускающуюся по лестнице жену… Кремовые брюки от Ральфа Лорана, кашемировая водолазка без горла, домотканая шаль из красновато-коричневой пряжи накинута на плечи. Темно-рыжие волосы небрежно собраны в высокий хвост на затылке, несколько прядок касаются точеной шеи.

— Успеваем? — первым делом спросила Реми, обхватывая предложенную мужем руку.

Сэм потерял дар речи. Секунду-другую он смотрел на жену, затем прокашлялся и выдавил:

— Ты вошла, и словно остановилось время.

— Прям! — фыркнула Реми и тут же, в опровержение своих слов, крепко сжала его бицепс: банальный или нет, комплимент явно достиг цели.

— Пойдем пешком или поедем? — спросила она.

— Пешком. Вечер чудесный.

— К тому же меньше шансов, что нас снова оштрафуют.

Въезжая в город на арендованном «БМВ», Сэм забыл переключиться с дальнего света на ближний — к досаде местного шерифа, который как раз собрался спокойно перекусить, укрывшись за придорожным щитом.

— И это тоже, — согласился Сэм.

В воздухе была разлита весенняя прохладца, легкая, почти неощутимая, в кустах вдоль дорожки квакали лягушки. Ресторан, частное заведение в итальянском стиле, с навесом в бело-зеленую клетку, находился всего в двух кварталах от гостиницы и в пяти минутах ходьбы. Сев за столик, они первым делом ознакомились с картой вин, остановив свой выбор на бордо из французской области Барсак.

— Итак, — произнесла Реми, — ты все-таки уверен?

— Ты имеешь в виду ту самую находку? — заговорщицки прошептал Сэм.

— Мне кажется, ты можешь смело употребить настоящее название. Вряд ли кому-то есть до этого дело.

Он улыбнулся.

— Подводная лодка. Практически наверняка. Конечно, нужно будет спуститься под воду, чтобы убедиться, но ничего другого мне на ум не приходит.

— Интересно, и что она там делает? Посреди реки?

— Вот этой-то тайной мы и займемся, верно?

— А как же Пэтти Кэннон?

— День-другой подождет. Мы идентифицируем лодку, поручим это дело Сельме и снова займемся нашей социопаткой-рабоубийцей.

Реми обдумала предложение мужа и пожала плечами.

— В принципе, можно. Жизнь коротка.

В их исследовательской группе из трех человек Сельма Вондраш была кем-то вроде сержанта-инструктора, она осталась в Сан-Диего и оттуда руководила раскопками. Десять лет назад Сельма овдовела: ее муж, летчик-испытатель, погиб в авиакатастрофе. Они с мужем познакомились в начале девяностых в Будапеште: она училась в университете, он проводил отпуск в Европе. Сельма прожила в США уже более пятнадцати лет, но до сих пор говорила с акцентом.

Получив научную степень — а заодно и американское гражданство — в Джорджтауне, она устроилась на работу в особый отдел Библиотеки Конгресса, откуда ее и переманили Сэм с Реми. Из Сельмы вышел превосходный научный консультант и не только: она проявила недюжинный талант турагента и способности логиста, безошибочно координируя действия группы и выбирая места поиска с поистине профессиональным чутьем.

Если Реми и Сэму нравилась научная сторона дела (их больше увлекал сам процесс), то Сельма, исследователь до мозга костей, была ею буквально одержима в хорошем смысле слова. Собрав вокруг себя команду единомышленников, она каждый раз с головой погружалась в работу — сдуть пыль веков с древней тайны, ухватиться за едва заметную ниточку, разгадать головоломку, из тех, что так и норовят всплыть в ходе расследования, — в этом была она вся. Именно Сельма со своей командой бесчисленное количество раз направляла расследование в нужное русло.

Впрочем, ни у Реми, ни у Сэма язык бы не повернулся назвать любимое дело «работой». Они получали истинное удовольствие от приключений, а все заработанные средства пускали на развитие благотворительного фонда Фарго, который занимался несколькими направлениями, в том числе защитой животных, охраной природы и помощью детям — жертвам насилия и детям из неимущих семей. За последние десять лет фонд стремительно вырос: только в прошлом году на счета всевозможных благотворительных организаций было перечислено почти пять миллионов долларов. Солидная часть средств поступила напрямую от Сэма и Реми, остаток составили частные пожертвования. Так уж вышло, что деятельность супругов Фарго привлекала внимание прессы, что, в свою очередь, привлекало внимание богатых и знаменитых людей, желавших заняться благотворительностью.

Надо заметить, что и Сэм, и Реми всего добились сами, каждый из них немало поработал ради исполнения мечты.

Отец Реми, пенсионер, в свое время работал частным подрядчиком по индивидуальным заказам, строил летние домики на побережье Новой Англии; мать была педиатром и автором популярной серии книг по воспитанию детей. Последовав примеру отца, Реми выбрала для учебы его альма-матер, Бостонский колледж, став магистром антропологии и истории, специализация — «Древние торговые пути».

Отец Сэма умер несколько лет назад. Один из ведущих инженеров НАСА, он принимал участие в разработке лунных программ «Меркурий», «Джемини» и «Аполлон», а на досуге коллекционировал редкие книги — страсть, которой Сэм заразился еще мальчишкой. Мать Сэма, Юнис, жила во Флориде, в городке Ки-Уэст, и, несмотря на почтенный возраст (ей было под семьдесят), до сих пор выходила в море на взятом внаем судне, плавала с маской и даже практиковала глубоководную рыбалку.

Как и Реми, Сэм пошел по стопам отца — только не в выборе учебного заведения, а в плане будущей профессии. Он стал инженером и, с отличием окончив Калифорнийский технологический институт, помимо диплома увез с собой несколько наград за достижения в футболе и лакроссе.

Примерно за месяц до защиты диплома к Сэму подошли и предложили поработать на правительство — как позже выяснилось, предложение поступило из УППОНИР — Управления перспективного планирования оборонных научно-исследовательских работ, где по заказу Минобороны занимались разработкой и испытаниями новейших и самых крутых игрушек для военных и спецслужб. Озвученная зарплата была намного ниже тех денег, которые он мог бы получать на гражданке, но обещанная свобода творчества плюс возможность послужить своей стране предопределили выбор талантливого студента.

Проработав в УППОНИР семь лет, Сэм уволился и переехал обратно в Калифорнию, увозя с собой багаж из накопившихся безумных идей, — правда, пока он довольно смутно представлял, как их реализовать. Именно в Калифорнии две недели спустя Сэм и Реми познакомились — произошло это в «Маяке», джазовом клубе на Эрмоса-Бич. Сэм забрел туда выпить холодного пивка, а Реми как раз отмечала успешные поиски испанского галеона, затонувшего в бухте Абалон.

И пускай позже оба отрицали, что к их первой встрече применимо определение «любовь с первого взгляда», они соглашались, что «вот с первого часа — это уж точно». Шесть месяцев спустя они поженились. Свадьбу сыграли в узком кругу в месте их первого знакомства, клубе «Маяк».

При поддержке жены Сэм рискнул открыть собственное дело, а уже через год их вложения окупились сторицей — с изобретением аргонового лазерного металлоискателя, который не просто реагировал на металл, но мог на расстоянии определить состав металлических примесей и сплавов: от золота и серебра до платины и палладия. Кладоискатели, научные учреждения и занимающиеся горной разработкой предприятия выстроились в очередь, желая приобрести лицензию на изобретение Сэма; через два года годовой доход «Фарго Групп» составлял три миллиона долларов за вычетом налогов, а спустя четыре года посыпались заявки от многомиллионных корпораций. Сэм и Реми выбрали самое выгодное предложение и продали компанию за сумму, достаточную, чтобы жить припеваючи до конца своих дней, и ни разу не пожалели о сделанном выборе.

— Я тут навел кое-какие справки, пока ты была в душе, — сказал Сэм. — Похоже, на этот раз нам попалось кое-что стоящее.

Официант принес корзинку с теплой чиабаттой и блюдце с оливковым маслом и стал записывать их заказ. Для начала они заказали каламари под красным соусом с белыми грибами. В качестве основного блюда Сэм выбрал лобстера и пасту с морепродуктами под соусом песто, а Реми — креветочно-крабовые равиоли со сливочным соусом из базилика.

— В смысле? — спросила Реми. — Так это подводная лодка или нет?

— Господи, женщина, следи за своим языком, — зашипел Сэм, изображая потрясение.

Сильной стороной Реми была антропология и древняя история, зато Сэм обожал историю Второй мировой — еще одна страсть, унаследованная им от отца, который служил на флоте во время Тихоокеанской кампании. Сэма не переставал удивлять тот факт, что Реми не интересовало, кто же все-таки потопил «Бисмарк» или почему Арденнское сражение считается переломным.

В своей области Реми не было равных, но она всегда использовала научный подход, в то время как в представлении Сэма история складывалась из реальных поступков реальных людей. Реми анализировала, Сэм фантазировал.

— Простите, дяденька.

— Так и быть, прощаю. Так вот, учитывая размер бухты, обычная подводная лодка туда просто не поместится. Да и перископ маловат.

— Мини-субмарина?

— Вот именно. Но обрати внимание: перископ весь зарос. На это ушло как минимум несколько десятков лет. И еще. Насколько мне известно, у коммерческих субмарин — тех, что используются в картографии и для всяких там замеров, — перископов нет.

— Значит, военная, — сказала Реми.

— Судя по всему, да.

— Итак, что мы имеем? Военная мини-субмарина в двадцати с лишним милях вверх по течению от устья реки Покомок… — пробормотала Реми. — Ладно, твоя взяла. Признаюсь, ты меня заинтриговал.

Сэм улыбнулся.

— Вот и славно. Ну так как насчет того, чтобы после ужина наведаться в Принсесс-Энн к Теду? Посмотрим, что он скажет. Он ведь знаток местных легенд. Уж если нам кто и поможет, то только он.

— Даже не знаю… Уже поздно, а Тед не любит гостей, ты ведь знаешь.

Тед Фробишер, при всех его талантах и тщательно скрываемой душевной доброте, не жаловал людскую компанию. К счастью, в антикварном бизнесе больше ценились широта познаний и деловые качества, а не манера общения с покупателями — потому-то его магазин и процветал.

Сэм с улыбкой произнес:

— Ничего, устроим ему небольшой сюрприз.

Глава 4

После десерта — божественного тирамису, буквально таявшего на языке, — они прогулялись обратно до гостиницы, захватили из номера ключи от «БМВ» и выехали в Принсесс-Энн: сперва на северо-запад по 12-му шоссе до пригорода Солсбери, а оттуда на юго-запад, к 13-му шоссе. Небо, на котором совсем недавно не было ни облачка, теперь затянуло низкими тучами; крохотные капли заморосили по лобовому стеклу.

Реми нахмурилась.

— Ты едешь слишком быстро.

Реми и самой нравился «БМВ», если бы не одно «но»: каждый раз, когда ее муж садился за руль, в нем просыпался автогонщик.

— Скорость в рамках правил. Не волнуйся, Реми. Я когда-нибудь попадал в аварии?

— Гм, например, тот раз в Мумбаи…

— Ну нет, тот раз не считается. Вспомни, резина была совсем лысая, и, кстати говоря, за нами гнался разъяренный индус на самосвале. И вообще… в тот раз я просто съехал на обочину.

— Ну-ну…

— Не ну-ну, а вот именно.

— Хорошо, а тогда, в Шотландии?..

— В Шотландии? Признаю, там была моя вина.

— Не кори себя, Сэм. Ведь то торфяное болото само выскочило на нас из ниоткуда.

— Очень смешно.

— Ты же нас тогда вытащил, а это главное.

Реми говорила чистую правду. Сэм и впрямь их вытащил — при помощи мотка веревки, домкрата, росшего неподалеку пня, ветки, которую он использовал вместо рычага, и прикладной физики.

Дальше они ехали молча, наблюдая, как в темноте за окнами проносится сельский пейзаж, пока вдалеке наконец не замаячили огни Принсесс-Энн. Носящий имя дочери короля Георга Второго городок — или деревушка, если верить мнению местных жителей, — мог похвастать населением в две тысячи двести человек, не считая студентов, для которых Университет Восточного побережья штата Мэриленд стал настоящим домом. Много лет назад, в свою первую поездку, Сэм и Реми сошлись во мнении, что, если б не автотранспорт и электроосвещение, можно было бы легко представить, что вы перенеслись на пару веков назад — настолько старомодными выглядели улицы «деревушки» Принсесс-Энн.

Сэм свернул на 13-е шоссе в сторону центра, оттуда на восток, к Маунт-Вернон-роуд, затем, примерно через милю, на Ист-Ридж-роуд и въехал в предместья Принсесс-Энн. Фробишер жил в квартирке над магазином, к которому вела длинная, в четверть мили, подъездная дорожка с растущими по сторонам кленами.

Сэм уже собирался съехать на боковую дорожку, как оттуда навстречу им вырулил черный «бьюик люцерн» и, проехав мимо, направился на юг, к Маунт-Вернон-роуд. В свете фар «БМВ» за ветровым стеклом «бьюика» со стороны пассажира мелькнуло лицо Теда Фробишера.

— Это был он, — сказала Реми.

— Ага, знаю, — рассеянно пробормотал Сэм.

— Что-то не так?

— Не уверен… Ты заметила выражение его лица?

— О чем ты?

— Он выглядел… испуганным, что ли.

— Тед Фробишер всегда выглядит испуганным. Или раздраженным. Или, или, третьего не дано.

— Да, наверное, ты права, — пробормотал Сэм, сдал задом на подъездную дорожку, развернулся на сто восемьдесят градусов и устремился в погоню за «люцерном».

— Боже! — воскликнула Реми. — Начинается…

— Потерпи немного. Может, я и ошибаюсь.

— Отлично. Но если они завернут в ближайшее придорожное кафе, обещай, что оставишь беднягу в покое.

— Договорились.

«Люцерн» не свернул в ближайшее кафе, да и по главной дороге ехал недолго, уже через несколько миль съехав на Блэк-роуд. Уличные фонари кончились сразу за чертой города, и теперь Фарго ехали в кромешной темноте. Моросящий дождик превратился в настоящий ливень, заставляя дворники «БМВ» ритмично поскрипывать.

— Кстати, ты хорошо видишь в темноте? — спросил жену Сэм.

— Хорошо… а что?

Вместо ответа Сэм выключил фары и вдавил педаль газа, сокращая расстояние до задних габаритов «люцерна».

Реми нахмурилась.

— Ты что, правда волнуешься?

Он кивнул, стиснув зубы.

— Да так, плохое предчувствие. Будем надеяться, я ошибаюсь.

— Ты начинаешь меня пугать, Сэм.

Он сжал ее колено.

— Ну же, хоть раз было такое, чтобы я втянул нас в неприятности…

— Гм, а тот раз…

— …и не вытащил обратно?

— Не было.

— Тут сеть есть? — спросил он.

Реми вытащила мобильник и проверила сигнал.

— Тишина.

— Черт! Ну хоть карта-то у нас осталась?

Реми покопалась в бардачке, отыскала карту и развернула ее. Через тридцать секунд она сказала:

— Сэм, тут ничего нет. Ни домов, ни ферм на многие мили вокруг. Глухая местность.

— Все страньше и страньше.

«Люцерн» впереди мигнул стоп-сигналами — раз, другой, — прежде чем свернуть направо и скрыться за деревьями. Сэм резко затормозил, чтобы вписаться в поворот, — как раз вовремя: габаритные огни «люцерна» снова повернули, на этот раз налево, на боковую тропинку примерно в ста ярдах вниз по дороге. Сэм заглушил мотор и опустил стекло со стороны пассажира. За деревьями фары «бьюика» погасли, хлопнула дверца, секунд через десять — другая.

Затем раздался голос:

— Эй… не надо!

Голос Фробишера. Явно перепуганный.

— Н-да, теперь все ясно, — сказал Сэм.

— Угу. И что ты собираешься делать?

— Поезжай к ближайшему дому или куда-нибудь, где ловит телефон, и вызови полицию. А я пока…

— Ну нет, Сэм, так не пойдет.

— Реми, пожалуйста…

— Я сказала — нет, Сэм.

Сэм застонал.

— Реми…

— Мы зря теряем время.

Сэм достаточно хорошо знал свою жену, чтобы распознать стальные нотки в ее голосе.

— Уговорила. Только без глупостей, ладно?

— Это и тебя касается.

Он улыбнулся ей и подмигнул.

— Разве я не воплощенная осторожность? — И тут же добавил: — Не отвечай.

— Назвался груздем… — начала Реми.

— Жди беды, — закончил за нее Сэм.

Глава 5

Не зажигая фар и стараясь объезжать рытвины, Сэм медленно поехал вперед. Когда до тропинки оставалось ярдов пятьдесят, он заглушил мотор и попросил:

— Подожди в машине, пожалуйста.

Реми сердито прищурилась.

— Привет. Кажется, мы незнакомы. — Она протянула ладонь для рукопожатия. — Я Реми Фарго.

Сэм вздохнул.

— Понял, понял, не дурак.

После короткого обсуждения стратегии в духе «а что, если?». Сэм накинул на плечи жены свою спортивную куртку, и Фарго вылезли из машины и спрыгнули с дороги в поросшую высокой травой канаву. Канава тянулась до самой тропинки, а там втекала в дренажную трубу.

Согнувшись и останавливаясь каждые несколько шагов, чтобы прислушаться, они добрались до тропинки, вылезли наверх и стали пробираться через заросли. Футов через двадцать впереди замаячил просвет: они подходили к краю лесополосы.

На огромной, около двух квадратных акров, площадке повсюду валялись гигантские трубы; некоторые размером с гараж, другие — с легковой автомобиль, они походили на набор мелков, раскиданных ребенком-великаном. Постепенно глаза Сэма привыкли к темноте, и до него дошло, что это свалка списанных паровых котлов. Он понятия не имел, как и откуда здесь, в мэрилендской глуши, взяться свалке — однако факт оставался фактом. Судя по размерам, котлы поступали из самых разных мест — с локомотивов, кораблей и фабрик. Капли дождя шелестели листвой, тихонько барабанили по стали котлов, и их мягкий стук отзывался эхом в деревьях.

— Вот уж чего никак не ожидала… — прошептала Реми.

— Угу.

Это место многое говорило о похитителе Теда. Он либо превосходно знал эту местность, либо неплохо подготовился, прежде чем сюда приехать. И то и другое, по мнению Сэма, не сулило ничего хорошего.

«Бьюик» стоял припаркованный посредине площадки, но ни Фробишера, ни водителя рядом не было. Видимо, они ушли дальше, в глубь лабиринта из котлов. Но почему сюда? — гадал Сэм. От напрашивающегося ответа бросало в дрожь. Что бы ни уготовил Теду похититель, одно казалось ясным: этот человек специально выбрал уединенное место. Или место, где удобно закопать тело. Или и то и другое. Сердце Сэма заколотилось быстрее.

— Если разделимся, сможем быстрее их найти, — предложила Реми.

— Даже не думай. Мы не знаем, кто этот парень и на что он способен.

Сэм уже был готов выйти из-за деревьев, когда ему на ум пришла одна идея. «Бьюик люцерн»… «Бьюик»… «Дженерал моторс». Он втянул Реми обратно под безопасную сень деревьев и произнес:

— Подожди здесь, я сейчас….

— Что?..

— Я мигом.

Он осмотрелся напоследок, проверяя, петли кого рядом, и выскочил к «люцерну». Прочитал короткую молитву и дернул дверную ручку. Раздался щелчок, и дверца открылась. В салоне вспыхнул свет. Сэм закрыл дверцу.

Проклятье! Ладно хоть не прозвенел сигнал «ключ в зажигании»… Придется рискнуть.

Сэм приоткрыл дверцу, скользнул внутрь, закрыл дверцу за собой и подождал полминуты, время от времени поглядывая на приборную доску. Все было тихо. Он начал обыскивать салон и почти сразу нашел то, что искал. Кнопку с надписью «OnStar» на приборной доске. Сэм нажал на нее. Прошло секунд двадцать, и из динамиков раздался голос.

— Служба «OnStar», Дэннис, чем могу вам помочь?

— Ммм… — прохрипел Сэм. — Я попал в аварию. Я ранен. Помогите.

— Сэр, вы знаете, где находитесь?

— Мм… нет.

— Оставайтесь на линии. — Прошло пять секунд. — Хорошо, сэр. Я определил ваше местоположение. Рядом с Блэк-роуд, к западу от Принсесс-Энн в Мэриленде.

— Да, кажется…

— Я вызвал «скорую». К вам уже выехали.

— Через сколько они будут здесь? — проквакал Сэм, изо всех сил стараясь изобразить пострадавшего водителя.

— Шесть-семь минут. Я подожду с вами на линии…

Но Сэм уже выскользнул из машины и закрыл за собой дверцу. С помощью перочинного ножа он проколол заднее левое колесо. Затем повторил процедуру с правой стороны и метнулся обратно к деревьям.

— «OnStar»? — с улыбкой осведомилась Реми.

Сэм поцеловал жену в щеку:

— В точку. Умница моя.

— И когда прибудет кавалерия?

— Через шесть-семь минут. Хорошо бы нам успеть смотаться отсюда до их приезда. Я не в настроении отвечать на вопросы.

— Я тоже. Эх, сейчас бы глоток теплого бренди…

— Ну что, сыграем в прятки?

— Чур тебе водить.

Шансов, что удастся разглядеть следы в такой грязи, да еще и ночью, было мало, поэтому Сэм и Реми решили просто осмотреть свалку с ее узкими проходами и туннелями. Сэм нашел два куска арматуры, отдал Реми тот, что покороче, а второй оставил себе. Не успели они пройти и пятидесяти футов, как сквозь шум дождя до них донесся тихий голос.

— Не понимаю, о чем вы? Какой осколок?

Это был Тед. Мужской голос что-то ответил, но ни Сэм, ни Реми не смогли различить слов.

— Это простой бутылочный осколок. Ничего ценного.

Сэм повернул голову, стараясь понять, откуда доносятся голоса. Жестами он указал вперед и налево, под арку, образованную двумя котлами, один из которых свалили прямо на соседа. Реми кивнула. За аркой голоса стали более отчетливыми.

— Где ты его нашел? Мне нужно точное место.

Незнакомец говорил с заметным акцентом — восточноевропейским или русским.

— Я уже сказал, что не помню. Где-то на реке.

— Реке Покомок?

— Да.

— Где?

— Зачем вам это? Не понимаю, что…

Последовал глухой звук удара, а затем стон Теда и всплеск — очевидно, Фробишер упал в грязную лужу.

— Поднимайся!

— Не могу.

— Встать, я сказал!

Сэм подал Реми знак ждать, а сам, крадучись, двинулся вперед, прижался к круглому боку одного из котлов и осторожно выглянул.

Там, в проходе между двумя огромными котлами, на коленях скорчился Тед Фробишер. Его руки были связаны за спиной. Перед Тедом, в нескольких шагах, стоял его обидчик: в левой руке — фонарик, в правой — пистолет. И целился он точно Теду в грудь.

— Скажи мне, где ты это нашел, я отвезу тебя домой, и мы обо всем забудем.

Наглая ложь, подумал Сэм. Кем бы ни оказался этот человек, он бы не потащился в такую даль, если бы собирался вернуть пленника обратно в теплую постельку. «Очень жаль, что пришлось испортить вам вечер, сладких снов, сэр…» Да уж, дураку ясно: судьба Теда предрешена независимо от его ответа. И единственный способ спасти беднягу — действовать, причем быстро.

За несколько секунд Сэм мысленно набросал некое подобие плана. Он бы предпочел более элегантное решение, но на это требовались ресурсы, а главное — время, которым они не располагали. И потом, самое простое часто оказывается и самым эффективным. Прижимаясь к круглому боку котла, он скользнул обратно к Реми.

Он обрисовал жене происходящее, а затем свой план.

— Похоже, все самое опасное досталось тебе, — заметила Реми.

— Я ведь не так метко стреляю, как ты.

— И еще ты торопыга.

— И это тоже. Сейчас вернусь.

Сэм исчез за деревьями. Через полминуты он вернулся и вручил Реми камень размером с грейпфрут.

— Сможешь туда забраться? — спросил он, кивая на ржавую лестницу, приваренную к ближайшему котлу.

— Если я оттуда навернусь, ты услышишь.

Она зажала в кулачке ткань его рубашки, притянула Сэма к себе и крепко поцеловала.

— Послушай, Фарго: ради бога, будь осторожен, постарайся выглядеть безобидным. Если тебя убьют, я никогда тебе этого не прощу.

— Взаимно.

Сэм поднял свой кусок арматуры и потрусил назад, затем свернул направо, обегая по кругу. Он остановился и посмотрел на часы. Со времени вызова в службу «OnStar» прошло шесть минут. Время действовать.

Он заткнул свое импровизированное оружие сзади за пояс брюк, сделал глубокий успокаивающий вдох и пошел вперед. Наконец за очередным котлом на темной земле он увидел круг отбрасываемого фонариком света. Сэм остановился и прокричал:

— Эй, привет, у вас все в порядке?

Незнакомец резко повернулся, и свет фонарика ударил Сэму в глаза.

— Ты кто?

— Я проезжал мимо. Увидел вашу машину. Думал, авария… Эй, может, хватит светить мне в лицо?

Вдалеке завыли сирены.

Не опуская пистолет, мужчина развернулся к Теду, потом снова к Сэму.

— Эй, эй, приятель, а пушка-то зачем?

Сэм поднял вверх руки и медленно шагнул вперед.

— Не двигаться! Стой, где стоишь.

— Эй! Я просто пытаюсь помочь.

Задержав дыхание, Сэм сделал еще шаг. Теперь их разделяло футов пятнадцать.

«Будь готова, Реми…»

Громче, чтобы дождь не заглушил слова, он произнес:

— Если хотите, я уйду. Только скажите.

Реми услышала условную фразу: справа над котлом мелькнула темная тень и устремилась вниз по дуге, прорезав ночное небо. Камень словно нехотя завис в воздухе, а затем с омерзительным хрустом приземлился на правую ногу похитителя. Реми не подвела. Возможно, целься она в голову, это сильно упростило бы задачу, но такой удар мог оказаться смертельным, а становиться убийцами не входило в их планы.

Мужчина со стоном покачнулся, и Сэм бросился вперед, на ходу выхватывая из-за пояса кусок арматуры. Похититель замолотил по воздуху руками, стараясь удержаться на ногах. И у него бы получилось, но тут Сэм мощным апперкотом — точнехонько в подбородок — отправил противника в нокдаун, выбив у того из рук пистолет и фонарик. Пистолет с тихим всплеском упал в грязь, фонарик откатился к Теду. Краем глаза Сэм заметил Реми, которая склонилась над их приятелем. Она помогла Фробишеру встать, и они вдвоем побежали.

Незнакомец лежал на спине, увязнув в глубокой грязи, и стонал. Здоровяк, подумал Сэм. Любого другого такой удар вырубил бы сразу и надолго. Сэм перехватил железный прут правой рукой.

Сирены приближались: судя по звуку, еще две минуты, и они будут здесь.

Сэм поднял фонарик и стал светить вокруг, пока не нашел пистолет, валявшийся неподалеку в грязи. Подцепил его носком ботинка и ударом ноги отправил подальше в кусты.

Затем направил фонарик в лицо незнакомца. Тот перестал шевелиться и зажмурился от яркого света. Через все лицо, худое, побывавшее в переделках, с маленькими злыми глазами и носом, который явно не раз ломали, жуткой белой отметиной пролег шрам: начинаясь у переносицы, он рассекал правую бровь и заканчивался чуть выше виска. Не просто здоровяк, подумал Сэм. Все гораздо серьезней.

В глазах незнакомца читалась жестокость.

— Я так понимаю, спрашивать тебя, кто ты и зачем сюда явился, бесполезно? — спросил Сэм.

Мужчина быстро заморгал, продирая глаза, затем уставился на Сэма и коротко выругался. Русский, подумал Сэм. Его русский язык был на уровне разговорника для туристов, и этого слова он не знал. Впрочем, не требовалось переводчика, чтобы понять: бандит явно упомянул мать Сэма или некую извращенную форму половых отношений, а скорее всего, и то и другое.

— Не слишком-то ты приветлив, дружище, — вздохнул Сэм. — Давай попробуем еще раз. Кто ты и что тебе нужно от нашего друга?

Поток ругательств.

— Это вряд ли, — сказал Сэм. — Ладно, приятель, удачи.

С этими словами он размахнулся и опустил кусок арматуры на голову бандита за ухом, надеясь, что верно рассчитал силу удара. Железный прут — оружие не самое деликатное. Мужчина застонал и обмяк.

— Надеюсь, больше не свидимся.

С этими словами Сэм развернулся и побежал.

Глава 6

— Вот, Тед, выпей, — сказал Сэм, поднося Фробишеру бокал с теплым бренди.

— Что это? — проворчал тот.

Чудесное спасение из передряги на свалке никоим образом не смягчило прескверный нрав Теда. Сэм и Реми окончательно уверились: Тед и веселье — две вещи несовместимые.

— Просто пей, — сказала Реми и потрепала его по руке.

Фробишер сделал глоток, скривился и глотнул еще.

Сэм подбросил в огонь поленце и присел на двухместный диванчик к Реми. Фробишер, только что из душа, закутанный во фланелевое одеяло, устроился в кресле напротив.

Оставив загадочного похитителя валяться в грязи, Сэм рванул назад к «БМВ»; Реми заранее развернула машину и встретила его на тропинке. Решение не вызывать полицию было инстинктивным. Разумеется, Фарго не совершили ничего плохого, просто они не могли себе позволить оказаться втянутыми в полицейское расследование: пришлось бы иметь дело с напавшим на Фробишера злоумышленником, а некое внутреннее чувство подсказывало Сэму, что от этого человека лучше держаться подальше.

Как только Сэм запрыгнул в машину, они понеслись вниз по Блэк-роуд, а затем на запад по Маунт-Вернон-роуд. Через полминуты позади из-за поворота показались мигающие огни — показались и свернули на Блэк-роуд. Следуя указаниям Сэма, Реми быстро развернулась, съехала на обочину и потушила ближний свет. Они убедились, что приехавшие на вызов спасатели — кажется, это были полицейская машина и пожарный грузовик — благополучно доехали до свалки котлов, и со спокойной совестью двинулись дальше, обратно к Принсесс-Энн. Сорок минут спустя все трое сидели в гостиничном номере Фарго.

— Как ты? — спросил Фробишера Сэм.

— А ты как думаешь? На меня напали, похитили — как я должен себя чувствовать, по-твоему?

Фробишеру было за шестьдесят. Лысая голова с узкой полоской серебристых волос, как у монаха-католика. Из-за круглых бифокальных очков неприветливо смотрели водянистые бледно-голубые глаза. Он весь промок, продрог и изрядно дрожал, но, в принципе, отделался достаточно легко, если не считать страшных синяков да распухшей правой щеки — в том месте, где нападавший прошелся рукоятью пистолета.

— Напали и похитили, зато жив остался, ворчливый ты наш, — заметил Сэм.

— Это да, — согласился Тед и что-то пробурчал себе под нос.

— Тед?

— Я сказал, спасибо, что спасли меня.

— Уверена, тебе нелегко дались эти слова, — откликнулась Реми.

— Вы даже не представляете насколько. Но я серьезно. Спасибо. Вам обоим.

Он осушил бокал и потянулся за добавкой. Реми тут же подлила ему бренди.

— Так что же именно случилось? — спросил Сэм.

— Я крепко спал, проснулся от стука в дверь. Я спросил через дверь, кто там, и мне ответили: «Ваш сосед, Стэн Джонстон». Он сказал, что Синди, его жена, заболела и что их телефон не работает.

— У тебя есть сосед по имени Стэн Джонстон? — спросил Сэм.

— Ну конечно же есть. Следующая ферма к северу.

Сэм понимал, что это важно. Судя по акценту нападавшего, он явно не местный, к тому же не поленился узнать имена соседей — а значит, нападение на дом Теда было тщательно спланировано.

За время своего пребывания в УППОНИР Сэму не раз доводилось общаться с оперативниками спецслужб, и он имел представление об их образе мыслей и методах работы. Каждое действие напавшего на Фробишера незнакомца даже не говорило, а кричало: «Работает профессионал!» Но на кого работает? И какова их цель?

— И ты открыл дверь… — поторопила Фробишера Реми.

— Я открыл дверь, он ворвался внутрь, сбил меня с ног и давай тыкать мне в лицо своей пушкой. Стал орать, задавать вопросы…

— О чем?

— Об одном осколке. Ладно б еще что-то ценное, так ведь никчемная вещь — донышко винной бутылки. Он хотел знать, где оно, я ему сказал. Он связал мне руки, пошел в лавку, устроил там обыск — бог знает, сколько он ценных вещей переколотил! — потом вернулся с осколком и стал расспрашивать, где я его нашел.

— И где же?

— Если б я точно помнил где. Я и правда не запомнил место. Где-то на реке Покомок, к югу от Сноу-Хилла. Я рыбачил и…

— Так ты у нас рыбак? — удивился Сэм. — С каких это пор?

— Всю свою жизнь, придурок ты несчастный. Ты что, думаешь, я целыми днями просиживаю в лавке, перебираю побрякушки и пускаю слюни?.. Так вот, рыбачил я, значит, и тут крючок за что-то зацепился. Оказалось, ботинок — старый кожаный ботинок. А внутри был этот осколок.

— Ботинок еще у тебя?

— Я тебе что, старьевщик? Я его сразу выкинул. Сэм, это был драный полусгнивший башмак.

Сэм поднял руки вверх в знак примирения.

— Я понял… понял. Продолжай. Он стал задавать вопросы, а ты…

— Потом зазвонил телефон.

— Это был я.

— Он спросил, не жду ли я кого, и я ответил, что жду. Думал, может, он уйдет. Только он не ушел, а затолкал меня в машину и вывез черт знает куда. Вот и все. Остальное вы знаете.

— Осколок находился у него, — пробормотал Сэм. — Надо было его обыскать.

— Сколько раз тебе повторять? Этот хлам ничего не стоит. На нем ни этикетки, ни надписи, только какой-то странный символ.

— Что за символ?

— Да не помню я. На моем сайте должна быть картинка. Я ее разместил — думал, вдруг кто откликнется.

— Реми, посмотришь?

Реми, которая заранее достала свой портативный компьютер, установила его на стол и включила. Через полминуты она сказала:

— Вот. Тед, это он?

Она развернула к нему ноутбук.

Тед покосился на экран и кивнул.

— Ага, он самый. Сами видите, ничего ценного.

Сэм подошел к Реми, чтобы получше рассмотреть изображение. Действительно, это выглядело как донышко винной бутылки из зеленого стекла. В самом центре находился символ. Реми приблизила картинку, и символ стал четче.

Сэм сказал:

— Мне это ничего не напоминает. Даже отдаленно. А тебе?

— Нет, — ответила Реми. — Тед, а ты не знаешь, что это может быть?

— Нет, я же сказал.

— И ты не получал странных звонков или электронных писем? И никто не проявлял интерес?

Фробишер застонал:

— Нет, нет и еще раз нет! Можно мне уже домой? Я устал.

— Тед, на твоем месте я бы некоторое время дома не появлялся, — вздохнул Сэм.

— Что? Почему это?

— Он знает, где ты живешь…

— Да ладно, это же просто какой-то псих. Да еще и обдолбанный. Я вас умоляю, речь идет о несчастном осколке бутылки. Этот ненормальный его заполучил — вопрос закрыт.

«Сильно сомневаюсь», — подумал Сэм. И еще он сильно сомневался, что они имеют дело с психом или наркоманом. По неизвестной пока причине странный осколок зеленого стекла казался кому-то очень важным. Важным настолько, что этот кто-то готов был за него убить…

В сорока пяти милях от них, под свисающими до земли ветвями дерева, затаился Григорий Архипов. Его лицо скрывал слой грязи, взгляд неотрывно следил за помощником шерифа округа Сомерсет. Водитель эвакуатора уже подцепил «люцерн». Где-то в глубинах мозга примитивная, оставшаяся от далеких предков его часть зудела, требуя, чтобы Архипов пошевелился, встал, начал действовать, но он заглушил назойливый голосок и сосредоточился на том, чтобы лежать неподвижно, контролируя каждый мускул. А ведь было бы так просто — ну и, само собой, приятно — застать врасплох помощника шерифа и водителя, прикончить их, а потом взять один из автомобилей и скрыться в ночи… но он прекрасно понимал, что оно того не стоит. Труп полицейского найдут, начнется облава, со всеми ее прелестями: перекрытые дороги, случайные проверки — возможно, даже подключат ФБР, — и все это лишь осложнит задачу.

Он очнулся от слепящего белого света и завывания сирен, а открыв глаза, обнаружил, что впереди горят фары машины. Архипов замер, ожидая, что его вот-вот обнаружат, но никто не появился, и он медленно перевернулся на живот и пополз прочь, за котлы, к деревьям, за которыми он сейчас и прятался.

«Не двигаться!» — велел он себе. Он останется здесь, в надежном укрытии, и дождется, пока они не уедут. Машина в порядке: взята напрокат по поддельному удостоверению и оплачена левой кредиткой, полиция может копать сколько угодно — на него им не выйти. Дождь превратил свалку в жидкое месиво, смыв все следы борьбы. Сейчас у полиции на руках лишь брошенный автомобиль и ложный вызов в службу «OnStar» — скорее всего, решат, что баловались подростки.

Умно, размышлял Архипов, да и засаду они устроили по всем правилам. Несмотря на всю унизительность ситуации, профессионал в его душе не мог не оценить изобретательность противника. Нет, ну каков наглец!.. Нога ныла, но он не решался осмотреть ее, пока рядом находились люди.

Часть удара поглотила грязь, но мизинец и палец рядом с мизинцем, по всей видимости, были сломаны. Болезненно, однако не опасно. И не такую боль терпели. В спецназе на сломанные кости частенько вообще не обращали внимания. А Афганистан… моджахеды, эти дикари, которых хлебом не корми, дай перерезать кому-нибудь глотку, — они дрались один на один, лицом к лицу, и в напоминание о тех временах у него осталось немало шрамов. Боль — и это Григорий Архипов знал наверняка — всего лишь морок, злая шутка, которую играет с людьми разум.

Интересно, откуда они взялись, гадал он, эти загадочные спасители? Явно не какие-нибудь добрые самаритяне с улицы, сто процентов. Слишком нагло и умело они себя вели. Находчивые черти. Как там сказал тот мужик? Друзья Фробишера? Проговорился, дурачок. Ляпнул, не подумав. Этого было достаточно. Архипов собирался их найти — и, желательно, прежде чем придется доложить о неприятном инциденте своему работодателю.

Очевидно, они тесно общаются с антикваром. А иначе с чего бы им рисковать ради него жизнью? Это ж ясно, как дважды два четыре. Ну-ну, пускай Фробишер не пожелал сотрудничать и не выдал места, может, эта парочка окажется посговорчивей.

А если заупрямятся, так у него разговор короткий. Концы в воду — и привет. Ишь, ловкачи, засаду устроили… Что ж, специально для таких ушлых товарищей Архипов решил не полениться и придумать что-нибудь новенькое.

Глава 7

Река Покомак

— Как думаешь, Тед долго так вытерпит? — спросила Реми и дернула за шнур, заводя лодочный мотор.

Сэм взобрался на нос и оттолкнулся ногой от причала.

— По-моему, я сумел ему растолковать серьезность ситуации, но ты же знаешь Теда: с ним никогда не угадаешь. Магазин — для него все.

Прошлой ночью, после получасового допроса Фробишера, удостоверившись, что они услышали всю историю целиком, Сэм заказал в номер раскладушку, и общими усилиями они уложили Теда, который к тому времени уже прикончил третью порцию бренди и вовсю клевал носом, в кровать.

На следующее утро после завтрака супруги убедили Фробишера взять отпуск, затем сделали несколько телефонных звонков и подыскали для него пляжный домик на острове Фенвик. Найденный через пятые руки дом принадлежал друзьям друзей их хороших знакомых. Они не знали, как долго удастся продержать антиквара на острове, но другого способа его спасти не существовало (от варианта со связыванием по рукам и ногам отказались сразу).

Тед, одиночка по жизни и ярый защитник прав и свобод личности, наотрез отказался обратиться к властям. Нежных чувств он к копам не испытывал, считал, что пользы от них как от козла молока, и заявил, что полиция просто примет заявление, подошьет в толстую папку и поставит на полку. Впрочем, в этом вопросе Сэм и Реми готовы были с ним согласиться. Похититель Теда вряд ли успел наследить. Теперь оставалось лишь решить, стоит ли лезть в это явно темное дело.

А пока Сэм решил вернуться к первоначальному плану: на время отложить поиск сокровищ Пэтти Кэннон и идентифицировать мини-субмарину, пойманную в ловушку у берега речной заводи.

Мотор завелся, Реми развернула лодку и направила ее вниз по реке; в утреннем прохладном воздухе разносилось негромкое тарахтение мотора.

— До чего же восхитительный сегодня день, — сказала она, глядя на небо.

— Аминь, — отозвался Сэм.

Всю прошлую ночь шел дождь, а перед самым рассветом тучи расступились, открывая пронзительно-синее небо с ватно-пуховыми облачками, изредка проплывающими в вышине. В прибрежных зарослях порхали и чирикали птицы. Тонкий туман поднимался над водной гладью, темной, неподвижной… Лишь время от времени какая-нибудь наглая рыбешка возьмет да и выпрыгнет из воды в погоне за беспечной мошкой или шустрой водомеркой, мелькнет серебристым росчерком — и плюх обратно, оставив рябь на зеркальной поверхности реки.

— Кстати, Сэм, я говорила, как сильно тобой горжусь? — спросила Реми.

— Интересно, с чего? Из-за тех чудных круассанов, которые я раздобыл сегодня утром?

— Да нет же, дурачок. За прошлую ночь. Ты повел себя как герой.

— Гм, что-то припоминаю. Спасибо. Впрочем, не стоит забывать, что кое-кто здорово мне помог. Без тебя у героя ничего бы не вышло.

Реми с улыбкой пожала плечами.

— Знаешь, ты выглядел так сексуально… весь в грязи, с железным прутом. Настоящий троглодит.

— Брр…

Реми рассмеялась.

— Кстати, извини за водолазку.

Кашемировая водолазка Реми не пережила вчерашних приключений, провоняв специфическим и крепко въевшимся запахом мокрой козлиной шерсти.

— Ерунда. Это всего лишь водолазка, куплю новую… А вот нового мужа не купишь, — с нежной улыбкой проворковала Реми.

— Это точно, — согласился Сэм.

— Полагаю, вы позаботились о том, чтобы подобное не повторилось? — спросил Гедеон Бондарук.

Архипов с такой силой прижал телефон к уху, что побелели костяшки.

— Разумеется. Со мной трое наших лучших людей. По моим расчетам, мы отстаем от беглецов примерно на час.

— Кто они?

Архипов не ошибся: определить личности спасителей Фробишера оказалось относительно легко.

После того как водитель и помощник шерифа уехали, Архипов кое-как доковылял до ближайшей фермы, нашел за амбаром старый грузовик «шевроле» с ключами в замке зажигания и на нем доехал до магазина Фробишера. Припарковал грузовик за гаражом, зашел внутрь и, перевернув там все вверх дном, уже через десять минут нашел то, что искал. В визитнице Фробишера было всего несколько десятков имен, половина — деловые партнеры, половина — друзья и знакомые, и всего восемь супружеских пар. Google быстро выдал нужный результат.

Путь от дома Фробишера до вокзала занял пять минут. Грузовик Архипов оставил в неприметном переулке, а снятый номерной знак сунул в ближайшую помойку, под кучку кофейной гущи и ведерко с куриными костями из «Чикен-хаус».

Через двадцать минут он забрал свой рюкзак из камеры хранения и зарегистрировался в ближайшем мотеле по водительскому удостоверению на чужое имя, расплатившись другой кредиткой.

— Сэм и Реми Фарго, — сообщил Архипов. — Они…

— Я знаю, кто они. Кладоискатели, причем весьма успешные. Черт! Не нравится мне это. Они там явно неспроста. Наверняка Фробишер выяснил, что к чему, и вызвал Фарго.

— Не думаю. В свое время я провел немало допросов: ложь распознаю с полуслова. Я уверен, Фробишер говорил правду.

— Может, и так, но я предпочитаю подстраховаться. Допустим, антиквар соврал и Фарго ищут то же, что и мы, — действуйте, исходя из этого.

— Есть, сэр.

— Когда отправляетесь?

— Катер уже ждет. — Располагая именами и данными супругов Фарго, он без труда «пробил» историю операций по их кредитным картам. След вел на лодочную станцию Сноу-Хилл. — Далеко не уйдут.

Сэм заранее постарался как можно точнее отметить на карте нужное место, поэтому они почти сразу нашли ту самую заводь. За ночь нагромождение веток у входа в бухточку стало больше — новые сучья намыло непрекращающимся ливнем. Теперь место скорее походило на охотничий скрадок — мешанина из беспорядочно набросанных веток и разноцветной листвы. Среди гнилых и жухлых виднелись слегка тронутые тлением листья — а кое-где зеленели еще живые. Реми направила лодку вдоль завала, выбрала ветку покрепче и привязала к ней носовой фалинь, так чтобы лодка свободно покачивалась на воде. Они подождали, пока не натянется трос — проверка на прочность; затем Реми скользнула в воду, а оттуда — на берег. Сэм подплыл поближе, передал жене два вещмешка со снаряжением, оперся на ее руку и выбрался следом.

Взвалив на себя все вещи — по мешку на плечо, — Сэм прокладывал путь через высокую траву и кустарник. Им пришлось пройти футов двадцать вдоль извилистого берега, прежде чем они достигли края бухточки. Слева сквозь заросли можно было разглядеть нагромождение веток и главный рукав реки за ним. Как и днем ранее, странная заводь навевала жутковатое чувство — зеленый туннель, загадочным образом отрезанный от остального мира.

Отчасти подобное ощущение, вероятно, складывалось из-за покрытого водорослями перископа, который выступал из воды всего в нескольких футах перед ними подобно шее первобытного морского змея.

— Жутковато, верно? — прошептала Реми, поежившись.

— Настоящая жуть, — согласился Сэм, бросил на землю вещмешки и в предвкушении потер руки. — Отставить панику и страх, у Фарго козырь на руках.

— Пообещай мне одну вещь, — сказала Реми.

— Все, что пожелаешь.

— Когда закончим, поедем в отпуск! В настоящий отпуск.

— Обязательно. Только скажите, куда вашей душеньке угодно, миссис Фарго.

Первым делом они решили спуститься вниз и проверить общее состояние механизмов, выяснить, не осталось ли каких-нибудь опознавательных знаков, и, если повезет, попасть внутрь. О последнем Сэм пока умолчал. Реми, пусть и из лучших побуждений, наверняка запретит ему лезть внутрь небезопасной жестянки. Сам-то он был уверен в своем мастерстве водолаза и в том, что в любой ситуации жена его подстрахует.

Они основательно подготовились к погружению: маска для ныряния, ласты, специальные водонепроницаемые фонарики с дополнительным комплектом батареек, четыре мотка нейлонового буксировочного троса и три стопорных блока — закрепить лодку во время осмотра, чтобы та не соскользнула в самый неподходящий момент. Это если им повезет и дело вообще дойдет до осмотра.

Вдобавок днем ранее Сэм попросил Сельму выслать экспресс-почтой три запасных баллончика с воздухом, каждый — примерно на шестьдесят вдохов (от двух до пяти дополнительных минут под водой).

Реми почти сразу его раскусила.

— А ведь ты явно что-то задумал, Фарго! По глазам вижу. Дай угадаю… Хочешь забраться внутрь?

— Только если это безопасно. Поверь, мне хватило вчерашней дозы адреналина. Больше никаких глупостей!

— Хорошо.

Сэм скользнул с берега в воду и мощными гребками подплыл к месту, где из воды торчал перископ. Он ухватился покрепче и дернул, а затем слегка потряс кронштейн. Устройство выглядело прочным. Реми бросила Сэму два троса, и он закрепил концы на перископе. Она, в свою очередь, привязала противоположные концы к стопорным блокам на берегу, а сами блоки — к ближайшим деревьям. Фарго вылез на берег и помог жене отрегулировать стопоры таким образом, чтобы все тросы оказались натянуты. Затем Сэм проверил каждое из четырех креплений.

— Порядок. Ладно, я на разведку. Три минуты максимум.

— Мне по…

— Тсс!

Сэм прижал палец к губам.

Он повернул голову и прислушался. Прошло пять секунд, а затем стало слышно, как где-то вдалеке едва различимо тарахтит моторка.

— Направляются сюда, — заметил Сэм.

— Просто рыбаки.

— Может, и так. Но после вчерашнего…

Еще вчера Сэма насторожило, что подлодка находится в тревожащей близости от места, где, по словам Теда, тот наткнулся на злополучный осколок. Фарго не думал, что субмарина и донышко бутылки как-то связаны между собой, зато охотно верил: человек, напавший на Теда, легко мог организовать вылазку в эту часть реки Покомок.

Сэм сел на землю возле одного из вещмешков, порылся внутри и достал бинокль. Они с Реми пробежали вдоль берега обратно к своей привязанной в кустах лодке, затаились на корточках в высокой траве, и Сэм направил бинокль на реку.

Спустя несколько секунд из-за излучины показался катер. Внутри сидели четверо. Один на руле, один на носу, и двое у бортов. Сэм всмотрелся в лицо водителя.

Человек со шрамом.

— Это он…

— Шутишь? — отозвалась Реми.

— Если бы…

Глава 8

— Лодка! — проскрежетал Сэм.

Он распластался на берегу и съехал на животе в воду. В четверти мили выше по течению Шрам направил катер в другую заводь; человек на носу что-то высматривал в бинокль. Сэм услышал, как над водой разносится голос Шрама, затем мужской голос ответил по-русски:

— Нет.

Отлично, русские громилы!

Сэм подплыл к месту, где он закрепил фалинь лодки, быстро отвязал узел, затем вернулся, ухватившись за носовую утку. На полпути бросил взгляд через плечо. Шрам развернул катер и теперь направлялся прямо к ним.

— Сэм…

— Вижу.

Он намотал фалинь на кулак и, ухватившись за протянутую руку Реми, взобрался на берег.

— Тяни, — прошептал он. — Тяни изо всех сил!

Они поднатужились и дружно потянули за буксировочный трос. Нос моторки с глухим треском ударился о склон и медленно пополз вверх.

Катер приближался — теперь их разделяло не более трехсот ярдов. Внимание сидящих внутри мужчин, казалось, было приковано к соседнему берегу, но Сэм прекрасно осознавал, что ситуация может измениться в любую секунду. Один случайный взгляд в их сторону — и им конец.

— Тяни, Реми!

Они снова подналегли на фалинь. Сэм расставил ноги пошире и с такой силой уперся в землю, что вспахал каблуками грунт, жилы на шее вздулись от напряжения. Нос лодки уже показался над краем, но теперь, когда электромотор вышел из воды, гравитация брала свое. Лодка на фут соскользнула обратно вниз.

— Еще разик, — сказал Сэм. — На счет «три». И-и раз, и-и два, и-и-и… три-и! Тянем!

Лодка перемахнула через край и соскользнула на берег рядом с ними. Сэм и Реми по инерции плюхнулись на задницу, утягивая моторку за собой в траву.

— Ложись, Сэм!

Реми упала на живот, на какую-то долю секунды опередив Сэма.

Они лежали неподвижно, затаив дыхание.

— Думаешь, получилось? — прошептала Реми.

— Скоро узнаем. Если что-то пойдет не так, убегай в лес. Беги со всех ног и не оглядывайся.

— Нет, Сэм…

— Тсс.

Звук мотора с каждой секундой ревел все громче. Катер явно направлялся прямо к их укрытию.

Затем голос Шрама:

— Есть что?

— Пусто. А что мы хоть ищем-то?

— Лодку, длиной около двенадцати футов.

— Не, тут ее не спрячешь, — протянул голос. — Нет тут ничего. Поищем в другой заводи. В этом месте слишком много проток, хрен найдешь.

— Угу.

Шум мотора стал постепенно удаляться, стихать, по мере того как уплывал катер, пока не превратился в едва слышный отзвук.

— Поехали проверять другой рукав, — сказал Сэм, вставая на четвереньки и выглядывая из-за высокой травы. — Точно. Все спокойно. Уплыли.

Реми перекатилась на спину и вздохнула.

— Слава богу.

Сэм растянулся рядом, и она положила голову ему на плечо.

— Что скажешь? — спросил он. — Продолжим или ну его, от греха подальше?

Реми не колебалась.

— Сейчас, когда мы на пороге открытия? Конечно продолжаем!

— Вот за что тебя люблю я… — расплылся в улыбке Сэм.

— За беспечность и упрямство?

— Нет, за смелость и силу духа.

Реми хихикнула.

— Ну что, работаем?

Сэм поплевал на маску, ополоснул ее в воде и водрузил на голову. Реми стояла на берегу, уперев руки в бока, и явно нервничала.

— Я только осмотрюсь, — заверил он жену. — Поберегу воздух на случай, если удастся пробраться внутрь. Уверен, это не пригодится, и все-таки: если меня вдруг придавит, используй блоки. Если не всплыву, скажем, часов через пять-шесть, можешь начинать волноваться.

— Пошути мне еще.

— Остаешься за старшую, я скоро.

Сэм включил фонарик, вдохнул поглубже и нырнул. Вытянув левую руку и работая ластами, он поплыл вниз. Вскоре вода стала темно-зеленой от мелких водорослей, видимость резко ухудшилась — он едва различал очертания предметов на расстоянии вытянутой руки. Частицы ила, тина и ряска, кружащие в луче фонаря, наводили на мысли о вихре грязно-бурых снежинок внутри фантасмагорического стеклянного шара… Сэм словно очутился в ожившем кошмарном сне.

Рука коснулась чего-то жесткого. Корпус подлодки. Сэм поплыл вниз, ведя рукой по изгибу корпуса. Наконец в луче фонаря мелькнуло днище. Киль покоился на куче затопленных бревен и был немного задран вверх, но достаточно устойчив. Это означало, что субмарина вряд ли перевернется в ближайшее время и Сэму не суждено погибнуть в воде под завалом, что, в принципе, не могло не радовать. Боль в легких перешла в жжение, и он устремился к поверхности.

— Все в порядке? — спросила Реми, как только он отдышался.

— Ага. Хорошие новости: она лежит более или менее прямо. Ладно, второй заход.

Сэм снова нырнул и на этот раз, проплывая мимо корпуса, решил прикинуть его диаметр. Добравшись до киля, повернул к корме. В центральной части днища он заметил странную продольную консоль, выступающую из корпуса. Сэм не сразу осознал, что за предмет перед ним. Где-то он уже видел нечто подобное… на иллюстрации к одной из книг по военной технике. Наконец до Сэма дошло, что это, и при одной только мысли о возможных последствиях у него свело живот…

Торпедосбрасыватель.

Сэм замер и посветил фонариком на днище. Он словно увидел субмарину в новом свете. Может, и те странные «бревна» на дне совсем не так безобидны?

Он продолжил плыть к корме; наконец фонарь осветил сужающийся, похожий на сигару край, который шел параллельно дну. Добравшись до конца, Сэм развернулся и стал подниматься вдоль борта в обратную сторону, всматриваясь в мутную воду, пока не наткнулся на последний кусок головоломки. С другой стороны корпуса виднелся еще один цилиндр, примерно восемнадцать дюймов в высоту, диаметром с ширину плеч взрослого мужчины.

Входной люк.

Сэм шумно вынырнул и быстрым кролем догреб до берега. Реми помогла мужу выбраться из воды. Он стянул ласты и маску и теперь сидел с задумчивым видом.

— Ну?

Реми не терпелось узнать подробности.

— В одном из мешков должен быть большой конверт. Ты не могла бы мне его принести?

Она вернулась через полминуты с конвертом в руках. Сэм покопался в бумагах, выудил один из листов и протянул Реми.

— «Molch», — прочла она. — Ради бога, что за…

Она так и не закончила вопрос, углубившись в чтение.

— «Molch», или «Саламандра», — объяснил Сэм, — это серия сверхмалых диверсионных торпедных подлодок. Выпущена в сорок четвертом году нацистской Германией.

Построенная для Кригсмарине бременской компанией «AG. Weser», «Саламандра» была детищем доктора Генриха Драгера. Тридцатипятифутовая одноместная субмарина с запасом автономности двое суток, три фута от палубы до киля, шесть футов в поперечном сечении, вооружалась двумя торпедами G7e и могла погрузиться на глубину до ста двадцати футов и покрыть расстояние до пятидесяти морских миль при максимальной подводной скорости три узла — средний прогулочный темп.

Как и в случае с другими немецкими сверхмалыми субмаринами, «Саламандры» слабо себя показали в качестве наступательного оружия: лодкой было сложно управлять, погружение осуществлялось с трудом, а с учетом небольшого запаса автономности для их перевозки и развертывания приходилось использовать вспомогательные суда.

— Сэм, ты уверен?

— На сто процентов. Все сходится.

— Но как она очутилась здесь?

— А вот тут нестыковка. Согласно всем источникам, «Саламандры» широко использовались у берегов Голландии, Дании, Норвегии и в Средиземном море. Нигде ни слова о том, что их могли забросить так далеко на запад.

— И сколько таких плавало?

— Около четырех сотен, но большая часть утеряна: либо затонули, либо исчезли без следа. Реми, это были плавучие могилы. Только безумец вызвался бы служить на одноместной подлодке.

— Одноместной, значит? Ты ведь не думаешь, что команда…

— Чтобы это выяснить, я должен забраться внутрь.

— Кстати, мне послышалось или ты упомянул милое словечко «торпеды»?

— Да, это что касается опасности. У меня есть подозрение, что лодку забросило вверх по течению за шестьдесят с лишним сезонов штормовых нагонов. Вероятно, обе торпеды — если они вообще имелись — давным-давно сорвало.

— Что ж, это утешает, — отозвалась Реми. — Если не думать о бедняге, которому однажды эта крошка попадется на крючок.

— Мы обязательно кому-нибудь сообщим — береговой охране или военным. Пусть разбираются.

— Будем решать проблемы по мере их поступления.

— Это точно. Итак, шаг первый: удостовериться, что под лодкой не завалялась парочка торпед шестидесятилетней давности.

Глава 9

Вооружившись одним из кислородных баллонов, Сэм осмотрел дно под «Саламандрой» — от носа до кормы, — легонько простучав бревна кончиком водолазного ножа и молясь, чтобы в ответ не лязгнул металл. Пока удача им сопутствовала: он услышал лишь глухой стук о гнилое дерево.

Учитывая то, как выглядели бревна в верхней части кучи — на многих даже сохранилась кора, — Сэм все больше утверждался в мысли, что «Саламандра» в речной заводи недавно — очевидно, ее забросило штормом через одну из многочисленных боковых проток. Если догадка верна, торпеды давным-давно покоятся где-нибудь на дне реки между этим местом и находящимся в двадцати милях к югу устьем.

Звучало прекрасно. Только это всего лишь теория, напомнил себе Сэм. Он завершил осмотр дна и перешел к следующему пункту плана. Явных повреждений на корпусе не заметил, но это еще не означало, что удача по-прежнему с ними и лодку не затопило. Несмотря на скромные габариты, «Саламандра» весила будь здоров — одиннадцатитонная «кроха». Добавьте сюда вес воды — и выходило, что на месте сверхмалой субмарины с тем же успехом мог оказаться «Титаник». Сэм понимал: никакие тросы и блоки не помогут поднять лодку со дна, если это так.

Двигаясь от кормы вдоль борта, Сэм каждые несколько футов простукивал корпус костяшками и вслушивался в эхо. Внутри воздух. Невероятное везение!

Он вынырнул и взобрался на берег.

— Есть новости. Хорошая и плохая, — сказал Сэм. — С какой начать?

— С хорошей.

— Девяносто процентов, что торпед внизу нет, и девяносто девять — что лодка не затоплена.

— А плохая?

— Всего девяносто процентов, что торпед внизу нет…

Реми обдумала его слова и сказала:

— Что ж, если ты ошибся, то, по крайней мере, нас ждет не самая скучная смерть.

Следующий час Сэм провел, привязывая тросы к подлодке, проверяя и перепроверяя места крепления, углы и надежность стопорных блоков, которые были закреплены к стволам взрослых деревьев, — вся конструкция напоминала по форме веер с подлодкой в центре. Сэм зацепил противоположные концы тросов к скобе на носу «Саламандры», обмотал входной люк и гребной винт.

Еще дважды до них доносился шум лодочного мотора, и каждый раз они по-пластунски пробирались в траве к своему наблюдательному пункту с превосходным обзором на реку. В первый раз тревога оказалась ложной: двое, отец и сын, рыбачили со спиннингами. Но буквально через пять минут вверх по реке проплыл знакомый катер. «Шрам и компания» возвращались в сторону Сноу-Хилл, теперь вдоль противоположного берега. Они по-прежнему сбрасывали скорость у каждой бухточки; Шрам сидел у руля, а один из его подручных устроился с биноклем на носу катера, осматривая реку. Через десять минут катер скрылся за поворотом. Сэм и Реми подождали еще пять минут, убедились, что вся честная компания действительно уплыла, и только тогда вернулись к работе.

Тот факт, что внутри сохранился воздух, облегчал задачу лишь отчасти. Чтобы все вышло, Сэм должен был в полевых условиях с невероятной точностью рассчитать точку приложения силы и усилие, необходимое, чтобы сдвинуть подлодку с места. Сэм нацарапал расчеты в блокноте: колонки цифр, векторы нагрузки и переменные значения архимедовой подъемной силы. Наконец он решил, что все готово. Все, что мог, он предусмотрел.

— Посмотрим, как она себя поведет, если стянуть ее с бревен, — сказал Сэм. — Опустится на дно, пиши пропало. Тогда люк уже не открыть — лодка просто-напросто затонет. Будем надеяться, что она все-таки останется на плаву.

Они еще раз напоследок отрепетировали план и заняли места: Сэм у центрального стопорного блока, Реми — у кормового.

— Готова?

— Да.

— Как увидишь, что лодка сползает с бревен, натягивай.

— Так точно.

Сэм принялся медленно крутить храповик, примерно по делению в секунду, слушая, как поскрипывает металл и тренькает от напряжения трос. Спустя тридцать секунд и через сорок щелчков катушки из-под воды донесся тихий треск, а затем перископ субмарины качнулся, как при замедленной съемке, и стал приближаться. Тронулась… Снова прозвучал приглушенный треск — бревна под килем, подумал Сэм. Задрожала земля, трос провис.

— Давай, Реми, поднажми, быстрее!

Они стали дружно работать каждый со своим блоком. Через десять секунд трос снова натянулся. Сэм перебежал к носовому стопору и продолжил вращать храповик, пока трос не задрожал от напряжения. Фарго бросил взгляд на жену: конец троса в ее руках тоже вибрировал.

— Так, стоп!

Реми замерла.

— Ступай обратно, затаись в траве и жди сигнала. Если один из тросов порвется, отдача будет такой силы, что может убить.

Сэм пошел вперед, легонько касаясь троса, ощущая натяжение. Дойдя до кромки воды, он взглянул вниз.

— Физика — великая наука, — прошептал Сэм.

У кромки, подобно выброшенному на берег киту, блестела «Саламандра», вокруг перископа плавала куча веток, которые он зацепил по дороге, перепачканный илом входной люк возвышался над водой.

Реми выглянула у Сэма из-за плеча.

— Ух ты… — прошептала она.

— «Ух ты» — верное описание.

Они по второму разу обмотали люк, а затем медленно сняли носовой и кормовой блоки, сложили тросы вдвое и обновили крепеж, привязав к деревьям поближе. Держась за один из тросов, Сэм осторожно взобрался на палубу субмарины. Палуба заскрипела, покачнулась и на несколько дюймов ушла под воду, но вес выдержала.

— Готова заглянуть внутрь? — спросил Сэм, кивком указывая на люк.

— Конечно.

— Тогда вперед.

Сэм бросил жене молоток, который та поймала на лету, а затем поднялась на палубу и склонилась над люком. Она хорошенько ударила по каждому из четырех зажимных рычажков люка, отложила молоток и попробовала открыть. Зажимы не сдвинулись с места. Пришлось трижды повторить все с начала, прежде чем все рычажки один за другим подались и, поскрипывая, отошли в сторону.

Реми выдохнула, горящими от предвкушения глазами посмотрела на Сэма и подняла крышку люка… И тут же с гримасой отвращения отпрянула.

— Фу, ну и гадость…

— Вот тебе и ответ на вопрос, на борту ли команда, — заметил Сэм.

— Да уж, — отозвалась Реми, зажав нос и стараясь не глядеть в открытый люк. — Сэм, он смотрит на меня!

На теле красовались фуражка Кригсмарине и темно-синяя форма. Впрочем, как ни прискорбно, то, что лежало сейчас перед Сэмом и Реми, лишь с большой натяжкой можно было назвать телом.

Пролежав шестьдесят четыре года в духоте внутри подлодки, труп подвергся странным изменениям: выражаясь научным языком, частично мумифицировался, а частично перешел в жидкое состояние.

— Судя по всему, он задохнулся, — сказала Реми. — Процесс разложения, должно быть, пошел сразу после смерти, а йотом кончился кислород, и в итоге труп… полузапекся, что ли.

— О, прелестно, дорогая. Этот чудный образ останется со мной до конца жизни.

Поза, в которой лежал труп — тело неуклюже растянулось на полу у подножия лестницы, мумифицированная рука свисает со ступеньки, — красноречивее любых слов свидетельствовала о последних часах и минутах жизни немецкого моряка. Запертый в темноте, внутри тесной консервной банки, зная, что умрет — с каждым глотком кислорода костлявые пальцы на его горле сжимались все крепче, — он неосознанно тянулся к единственному выходу, в душе надеясь на чудо, но умом понимая, что чуда не случится.

— Подождешь наверху, пока я тут осмотрюсь? — спросил Сэм.

— Давай, Сэм, я в тебя верю.

Он включил фонарик, нащупал ногой ступеньку и стал спускаться. В нескольких футах над полом Сэм повис на руках с противоположной от тела стороны и осторожно спрыгнул на палубу.

Внезапно нахлынуло чувство давящей темноты. Сэм не страдал от приступов клаустрофобии, но это было чем-то иным. Он словно очутился в склепе: потолок так низко, что приходилось наклонять голову, от стены до стены — расстояние вытянутых рук. Вдоль выкрашенных матовой серой краской переборок шли толстые пучки проводки. Кабели и трубы, казалось, были повсюду и расходились сразу во всех направлениях.

— Ну как? — позвала Реми.

— Отвратительно. Другого слова не подберу.

Присев на корточки возле трупа, Сэм аккуратно проверил карманы. В нагрудном кармане он нашел бумажник, в остальных было пусто. Сэм передал находку Реми и приступил к осмотру лодки.

Согласно тем немногим описаниям внутреннего устройства «Саламандры», которые ему удалось найти, в передней секции располагалась центральная батарея, а сразу за ней, между двумя цистернами с балластом, — кресло оператора с простейшим пультом управления, а также примитивный акустический прибор для обнаружения вражеских судов.

Под креслом Сэм нашел небольшой ящик с инструментами и кожаную кобуру с пистолетом «люгер» и запасной обоймой. Он убрал в карман и то и другое.

Под каждой из цистерн с балластом к перегородке было прикручено по треугольному ящику для личных вещей. В одном из них Сэм нашел полдюжины канистр и с десяток пустых консервных банок. В другом оказались кожаный планшет и две тетради в жестком переплете из черной кожи. Он сунул их в планшет и уже собирался уходить, но тут его внимание привлек лоскут ткани, торчавший из-за ящика. Сэм нагнулся: у стены лежал холщовый мешок; внутри оказался деревянный короб с крышкой на петлях. Он сунул мешок под мышку и вернулся к лестнице, затем передал находки Реми и взобрался наверх. Прежде чем вылезти из люка, остановился и посмотрел вниз, на труп.

— Обещаем, капитан, мы отправим вас домой, — прошептал он.

Вернувшись на палубу, Сэм стал натягивать трос, чтобы Реми было легче запрыгнуть обратно на берег, и случайно задел холщовый мешок большим пальцем ноги. Внутри глухо звякнуло стекло. Заинтригованные, Фарго уселись прямо на палубе. Реми открыла мешок и выудила оттуда девственно чистую, без единой пометки, коробку. Реми осторожно отперла латунную защелку и распахнула крышку, под которой оказался слой подкладки — ткань, с виду напоминающая старую клеенку. Реми приподняла подкладку.

На долгие десять секунд оба лишились дара речи и с разинутыми ртами глядели на поблескивающий в солнечных лучах предмет. Наконец Реми пробормотала:

— Быть того не может. Как же так?

Перед ними была бутылка, винная бутылка зеленого стекла.

Сэм не ответил, поддев указательным пальцем край ткани. Стало видно донышко.

— Боже правый… — пробормотала Реми.

Вытравленный на стекле символ выглядел до боли знакомо.

Глава 10

Ла-Джолья, Калифорния

— Бедняга, — сказала Реми. — Жуткая смерть… Даже представить себе не могу.

— А я и не хочу, — ответил Сэм.

Они сидели на террасе, развалившись в шезлонгах в окружении пальм в горшках и струящихся папоротников, наблюдая, как лучи полуденного солнца играют на желтой тосканской плитке. Это была одна из их любимейших комнат в доме — дорогой во всех отношениях выбор.

Расположенный на скалах с видом на мыс Голдфиш и темно-синие воды Тихого океана, дом Фарго (и по совместительству их операционная база) представлял собой четырехъярусный особняк в испанском стиле площадью двенадцать тысяч квадратных футов, со сводчатыми потолками из клена и таким количеством застекленных террас и окон, что уход за ними каждый месяц занимал не менее восьми часов.

На верхнем этаже находились хозяйские апартаменты; пролетом ниже — четыре гостевые комнаты, гостиная, столовая и кухня с комнатой отдыха, занимающие великолепную террасу на скале над морем. На втором этаже расположился спортзал с площадками для аэробики, беговой дорожкой, тренажерами, сауной, парилкой, огромным бассейном и тысячефутовым деревянным настилом, обустроенным специально для хозяйских увлечений, где Реми могла попрактиковаться в своем любимом фехтовании, а Сэм — в дзюдо.

На двух тысячах квадратных футов первого этажа разместились кабинеты Реми и Сэма и студия Сельмы — все три помещения оборудованы тремя компьютерными станциями «МакПро», подсоединенными к тридцатидюймовым киноэкранам и двум тридцатидвухдюймовым жидкокристаллическим телевизорам. Тут же нашлось место и для гигантского, во всю стену, аквариума с морской водой — любви и гордости Сельмы.

Сэм произнес:

— Остается надеяться, что он не сильно страдал.

Несчастный моряк, тело которого они обнаружили внутри «Саламандры», теперь, благодаря найденным на борту тетрадям, обрел имя. Подводника звали Манфред Бем. Капитан Манфред Бем. Одна из тетрадей оказалась бортовым журналом подлодки, вторая — личным дневником Бема, даты в котором относились к началу Второй мировой.

Худо-бедно вооружившись программой-переводчиком, супруги Фарго с головой ушли в чтение и довольно быстро поняли, что попавшие к ним в руки тетради можно смело назвать завещанием, последней волей капитана Бема и его субмарины, у которой, как выяснилось, было собственное имя. «UМ-34» — подлодка типа «Molch», вошла в строй тридцать четвертой по счету. Сэм занялся бортовым журналом «UМ-34», пытаясь выяснить, откуда приплыла эта малютка и каким образом попала в ловушку на реке Покомок. Реми же тем временем читала дневник Бема, открывая для себя человека, который скрывался за мундиром.

После того как Фарго упаковали снаряжение в моторку и уплыли, оставив «Саламандру» на прежнем месте, они пораскинули мозгами и пришли к выводу, что им стоит держаться подальше от Сноу-Хилла и лодочной станции — мест, которые Шрам с дружками прочешут в первую очередь, ожидая их возвращения. Вместо этого они спустились на несколько миль вниз по течению и вытащили лодку на берег чуть южнее Уиллоу-Гроув, где 113-е шоссе подходило ближе всего к реке Покомок. Оттуда они первым делом набрали телефон городской службы такси, а потом — номер лодочной станции. Сэм попросил отбуксировать лодку, быстро сочинив туманное объяснение, — в виде компенсации за доставленные хлопоты пришлось пообещать щедрые чаевые. Последний звонок он сделал менеджеру отеля — уговорил того переслать их вещи в Калифорнию.

Пять часов спустя Фарго шли по международному аэропорту Норфолка к самолету, который должен был доставить их домой.

Бутылку из «UM-34» они сразу по возвращении выслали Сельме, но новостей с тех пор от нее не поступало: Сельма, как обычно, заперлась в лаборатории со своими неизменными ассистентами, влюбленной друг в друга и в науку парочкой, Питом Джеффкотом и Венди Корден (каких только шуток на тему о Питере Пэне и Венди они не наслушались!), и начала обычный исследовательский марафон, который заканчивался, только если найден ответ.

Внешне Пит и Венди выглядели как типичные двадцатилетние калифорнийцы — загорелые, подтянутые, со светлыми, чуть выгоревшими на солнце волосами и заразительными улыбками, — но не обманывайтесь, в плане интеллектуального развития в них не было ничего среднестатистического: оба окончили университет Южной Калифорнии с наивысшим баллом за всю его историю. Пит по специальности «археология», Венди — с дипломом социолога.

Пока ясно было одно: насекомое на бутылке, найденной Сэмом и Реми, выглядело точь-в-точь как то, другое, с осколка Теда. И место производства также не вызывало сомнений. Надпись на этикетке была на французском. На французском и от руки.

Вопросы накапливались… Как связаны между собой бутылка и осколок? Что означает символ? Могли ли обе бутылки находиться на борту «UМ-34», а если так, то каким образом их разделили? И наконец: что в этих бутылках такого? Почему за них готовы убивать?

Существовал и еще один важный вопрос — или, скорее, проблема этического свойства, — который не давал Реми и Сэму покоя с тех самых пор, как они покинули Мэриленд. Как поступить с самой «UМ-34» и останками Бема? Фарго понимали: несмотря на отсутствие прецедентов, субмарину можно считать местом захоронения, а их самих в таком случае — расхитителями могил, и утешали себя мыслью, что по окончании расследования вернут все личные вещи Бема законному владельцу, будь то немецкое правительство или выжившие родственники и потомки Бема.

Теперь, когда стало ясно, что Шрам охотился за подлодкой, Фарго постарались по возможности дистанцироваться от своей находки. Они позвонили своему юристу, и тот их заверил, что организует все в лучшем виде: у него есть проверенные люди, которые якобы и обнаружат лодку, и уведомят власти о том, что на дне реки Покомок могут находиться торпеды.

— У него были жена и сын, — сказала Реми, не отрываясь от страниц дневника. — Фрида и Гельмут, в Арнсбурге, в окрестностях Дюссельдорфа.

— Ничего себе! Значит, более чем вероятно, что у него там остались родственники. Если так, мы их отыщем.

— Как продвигается расшифровка журнала?

— Медленно. Я собираюсь нанести координаты на карту, но, судя по всему, «тридцать четвертая» была закреплена за кораблем-носителем, который упоминается как «Гертруда».

— «Гертруда»? В Кригсмарине корабли называли…

— Нет, это кодовое название.

— Кодовые названия, затерянные субмарины и таинственные винные бутылки. Как в остросюжетном романе.

— Может, когда мы решим эту головоломку…

Реми засмеялась.

— По-моему, у нас и так дел невпроворот.

— Знаешь, все равно когда-нибудь мы сядем и напишем мемуары. Получится замечательная книга.

— Когда-нибудь. Когда станем седыми и старыми. Кстати, я разговаривала с Тедом. Он пока не высовывается.

— Слава богу. И что вы решили? Ты спросила его про подлодку?

— Нет.

Втягивать в их дела Теда было бы неправильно. Фробишер отгородился от жизни, существуя в своем коконе по собственному, строго заведенному распорядку, — хватит с него и недавнего похищения. И потом, Сэм знал Теда: как только новость о находке субмарины просочится в эфир, тот сопоставит факты — ведь на злополучное донышко Тед наткнулся всего в двух шагах от того места — и задумается о связи между лодкой и осколком. И если что-нибудь вспомнит, обязательно им сообщит.

— Вот послушай, — сказала Реми, водя пальцем по странице: — «Сегодня Вольфи дал мне две бутылки отличного вина, из тех трех, что он захватил с собой. Он сказал, это чтобы отметить успешное выполнение миссии».

— Вольфи, — повторил Сэм. — Нам известно, кто это?

— Нет. Я читала урывками. Попробую найти. Вот еще: «Вольфи сказал, что я должен взять две бутылки, ведь мое задание сложнее». Интересно, что он имел в виду?

— Понятия не имею. По крайней мере, теперь мы знаем, откуда взялся осколок Теда. Где-то по пути Бем «посеял» одну из бутылок.

На стене, над головой Реми, ожил интерком:

— Мистер и миссис Фарго?

Сколько они ни просили Сельму называть их по имени, она упорно продолжала «выкать».

Реми сняла трубку.

— Да, Сельма.

— Я, гм, кажется, у нас кое-что есть… Я нашла…

Заинтригованные, Сэм и Реми переглянулись. За десять лет работы с Сельмой они привыкли, что она говорит коротко и безапелляционно.

— У тебя все в порядке? — спросила Реми.

— Гм… может, приедете и я попробую объяснить?

— Скоро будем.

Сельма сидела за главным рабочим столом, не отрывая глаз от лежащей перед ней бутылки. Пит и Венди куда-то подевались.

Из-за своей привычки смешивать стили Сельма казалась настоящим ходячим оксюмороном. Реми окрестила ее прическу «модифицикация боба шестидесятых». Очки в роговой оправе, которые она носила на цепочке на шее, прибыли прямиком из пятидесятых. Повседневный костюм обычно состоял из брюк хаки, кедов и, судя по всему, неограниченного запаса «вареных» футболок. Сельма не пила, не курила, не ругалась и имела лишь одну слабость: травяной чай, который она поглощала в огромных количествах. Один из шкафчиков в студии был целиком отдан под ее любимый продукт, многочисленные сорта с экзотическими названиями, большую часть которых ни Сэм, ни Реми не могли выговорить.

— А где Пит и Венди? — спросил Сэм.

— Я их отпустила пораньше. Не была уверена, стоит ли разговаривать при них. Если захотите, вы всегда можете ввести их в курс дела.

— Ладно… — отозвалась Реми.

— Только, пожалуйста, не говори, что мы наткнулись на бутылку с жидкой Эболой, — сказал Сэм.

— Нет.

— Тогда что?

— Не знаю, с чего начать.

— Начинай с чего хочешь, — разрешил Сэм.

Она поджала губы, подумала несколько секунд и заговорила:

— Во-первых, этот символ на дне, насекомое… Я понятия не имею, что он значит. Простите.

— Ничего страшного, Сельма. Продолжай.

— Если вы не против, я бы вернулась к самой шкатулке: петли и защелка сделаны из латуни, а дерево — разновидность бука, которая встречается только в нескольких местах на планете. Больше всего деревьев растет в Пиренеях — на юге Франции и севере Испании. Что же касается прокладки, то этот материал сам по себе можно считать открытием. Я не удивлюсь, если окажется, что перед нами — самый ранний образец европейской клеенки. Телячья кожа — целых шесть слоев! — вымоченная в льняном масле. Два верхних слоя высохли и слегка сморщились, но те четыре, что внутри, — в превосходном состоянии. Стекло также достойно внимания — высочайшего качества и очень толстое — на самом деле толщиной почти дюйм. И весьма прочное: я уверена, оно выдержит довольно сильные нагрузки, хотя и не собираюсь проверять на практике. Этикетка: кожа ручной выделки, приклеена к стеклу, а также перевязана сверху и снизу конопляным шнуром. Как видите, отметки вытравлены прямо на коже, а затем заполнены чернилами — и надо заметить, очень редкими. Это смесь Aeonium arboreum «Schwarzkopf»…

— Можно то же самое по-английски? — попросила Реми.

— Сорт черной розы. Чернила представляют собой смесь лепестков розы и толченых крыльев цикады слюнявой, вида, который встречается только на некоторых островах Лигурийского моря. Что же касается содержания этикетки… — Сельма придвинула бутылку, подождала, пока Сэм и Реми подойдут ближе, и включила мощную галогенную лампу. — Видите эту фразу, mesures usuelles, — в переводе с французского «стандартный размер». Такие бутылки уже сто пятьдесят лет как не используются. А вот это слово — demis — означает «половина», то есть пол-литра, примерно одна английская пинта. Шестнадцать унций.

— Не слишком большой объем для бутылки такого размера, — заметила Реми. — Наверное, стекло очень толстое.

Сельма кивнула.

— А теперь давайте рассмотрим сами чернила: как вы можете заметить, они местами выцвели, поэтому на воссоздание уйдет некоторое время, но вы видите две буквы в каждом из верхних углов и две цифры в каждом из нижних?

Фарго кивнули.

— Цифры означают год. Один и девять. Девятнадцатый.

— Тысяча девятьсот девятнадцатый? — спросила Реми.

Сельма покачала головой.

— Тысяча восемьсот девятнадцатый. Что же касается букв «Н» и «А», то это инициалы.

— Чьи? — не вытерпел Сэм.

Сельма откинулась назад и сделала паузу.

— Имейте в виду, я не совсем уверена. Потребуются кое-какие исследования, чтобы точно…

— Мы понимаем.

— Я считаю, что инициалы французские и принадлежат они Henri Archambault — Анри Аршамбо.

Сэм и Реми переварили услышанное, переглянулись и дружно устремили взгляд на Сельму, а она лишь робко улыбнулась и пожала плечами.

Реми заговорила первой:

— Ладно, только чтобы убедиться, что мы друг друга поняли… Речь о том самом Анри Аршамбо, верно?

— О нем, о нем, — отозвалась Сельма. — Анри Эмиль Аршамбо — главный хранитель вин Наполеона Бонапарта. И если моя догадка верна, вы нашли бутылку из утраченной коллекции Наполеона.

Глава 11

Севастополь

Фазан выскочил из кустов и взметнулся в небо, бешено колотя крыльями в по-утреннему пронзительном воздухе. Гедеон Бондарук выждал, давая птице фору, затем вскинул ружье и выстрелил. Фазан дернулся, забил крылом, обмяк и рухнул на землю.

— Отличный выстрел, — похвалил стоящий рядом Григорий Архипов.

— Апорт! — крикнул Бондарук на фарси.

Два Лабрадора, терпеливо ожидавшие у ног Бондарука, бросились за упавшей птицей. Вокруг охотников уже валялось больше дюжины тушек, разорванных псами в клочки.

— Ненавижу вкус дичи, — объяснил Бондарук Архипову, пнув одну из птиц носком ботинка. — Зато собакам разминка. А вы, Холков, что скажете? Вы любите охотиться?

Стоящий в нескольких шагах позади Архипова Владимир Холков задумался, склонив голову к плечу.

— Смотря на кого.

— Хороший ответ.

Большую часть жизни Холков с Архиповым прослужили вместе в спецназе: Архипов командир, Холков преданный, исполнительный офицер — отношения, которые продолжились и на гражданке. Только теперь оба зарабатывали огромные деньги в качестве высококлассных наемников. В последние четыре года самым щедрым нанимателем, бесспорно, был Гедеон Бондарук — работая на него, Архипов успел сколотить немалое состояние.

Получив от Холкова и Архипова доклад о провале задания, Бондарук вызвал их сюда, в свой летний домик, расположенный в крымских предгорьях. Сам миллионер прибыл днем ранее и до сих пор ни словом не обмолвился об инциденте.

Архипов не боялся никого и ничего — в этом Холков десятки раз убеждался на поле боя, но у обоих было профессиональное чутье на опасность, и оно подсказывало, что в присутствии Бондарука нельзя расслабляться ни на секунду. Хотя сам Холков не видел, чтобы Бондарук прибегал к насилию, тот, несомненно, был способен на любую жестокость. Они всегда волновались — не из-за страха, нет, скорее руководствуясь горьким опытом и здравым смыслом. Бондарук был непредсказуем, как акула… Безмятежно плавающая в сторонке, безразличная и одновременно всевидящая: на миг зазевался — и вот уже над тобой смыкаются жуткие челюсти. Холков знал: даже сейчас, во время непринужденной беседы, его начальник не сводил натренированного взгляда с ружья Бондарука, следя за движением ствола, как за пастью большой белой акулы.

Холков мало знал о прошедшей в Туркменистане юности Бондарука. Тот факт, что во время конфликта на иранской границе его теперешний босс, по всей вероятности, убил десятки его соотечественников — возможно, даже кого-то из знакомых, — мало его волновал. Война есть война. Лучшие солдаты, те, кому удается выжить и преуспеть в своем ремесле, как правило, беспристрастны и воспринимают убийство врага как работу.

— Из классного ружья метко стрелять не сложно, — заметил Бондарук, щелкнув затвором и вынимая гильзу. — Сделано на заказ австрийской фирмой «Хамбруш Ягдваф фен». Как думаешь, Григорий, сколько ему лет?

— Понятия не имею, — ответил Архипов.

— Сто восемьдесят. Оно принадлежало самому Отто фон Бисмарку.

— Ничего себе!

— Образец живой истории, — словно не замечая реплики Архипова, продолжил Бондарук. — Во-он там… — Бондарук указал на юго-восток, на идущую вдоль берега низину. — Видите гряду невысоких холмов?

— Да.

— В тысяча восемьсот пятьдесят четвертом, в Крымскую войну, здесь проходило Балаклавское сражение. Слышали когда-нибудь стихотворение Теннисона «Атака легкой кавалерии»?

Архипов пожал плечами.

— Кажется, в школе проходили.

— Все помнят стихи, но, увы, мало кто знает, что произошло на самом деле. Семьсот британских солдат — Четвертый и Тринадцатый гвардейские драгунские полки, Семнадцатый уланский и Восьмой и Одиннадцатый гусарские — пошли в атаку на русские пушки. Когда дым рассеялся, в живых осталось меньше двух сотен… Владимир, вот ты военный. Что это, по-твоему? Глупость или отвага?

— Сложно сказать, что взбрело в голову командованию.

— Еще один пример живой истории, — сказал Бондарук. — История — это люди и их наследие. Великие дела и стремления. И великие провалы, разумеется. Пойдемте со мной.

Бондарук подхватил ружье и побрел через высокую траву, мимоходом подстрелив очередного фазана.

— Я не виню вас за то, что вы их упустили, — заговорил он. — Я читал о Фарго. Они живут ради приключений. Ради опасности.

— Мы их найдем.

Бондарук лишь отмахнулся.

— Вам известно, почему я так стремлюсь заполучить эти бутылки?

— Нет.

— Правда в том, что сами бутылки, их происхождение да и вино внутри меня не интересуют. Главное — их достать, а потом хоть разбейте их, я и слова не скажу.

— Тогда зачем они вам? Чего ради?

— Ради тайны, которую они хранят. Хранят вот уже двести лет и два тысячелетия. Много ли вы знаете о Наполеоне?

— Не очень.

— Наполеон был неплохим тактиком, жестоким военачальником и великолепным стратегом — об этом вы прочтете в любом учебнике по истории, но лично я уверен, что самым ярким его талантом можно считать способность предвидеть. Он просчитывал на десять ходов вперед. Поручая Анри Аршамбо создание этого вина и бутылок, Наполеон думал о будущем, о вещах, которые важнее любых сражений и политики. Он думал о наследии. К сожалению, история рассудила по-своему… — Бондарук пожал плечами и улыбнулся. — Впрочем, кто-то теряет, кто-то находит.

— Не понимаю.

— Само собой.

Бондарук начал было уходить, свистом подозвав собак, но вдруг остановился и посмотрел на Архипова.

— Григорий, вы долгие годы служили мне верой и правдой.

— Работать на вас — одно удовольствие.

— Как я уже сказал, я не виню вас за то, что вы упустили Фарго, но хочу быть уверенным, что подобное не повторится.

— Уверяю вас, господин Бондарук.

— И готовы поклясться?

Впервые за все время во взгляде Архипова проскользнуло сомнение.

— Конечно.

Бондарук улыбнулся, но одними губами. Глаза оставались холодными.

— Хорошо. Поднимите правую руку и поклянитесь.

Замешкавшись буквально на миг, Архипов поднял руку для клятвы.

— Даю слово, что…

Молниеносным движением Бондарук развернул ружье, и в следующий миг ствол выплюнул сгусток оранжевого пламени. Правая кисть и запястье Архипова исчезли в брызгах крови. Бывший спецназовец отшатнулся, уставился невидящим взглядом на хлещущую из обрубка кровь и со стоном рухнул на колени. Стоявший позади и чуть в стороне Холков поспешил отступить, не отрывая взгляда от дробовика в руках босса. Архипов слабеющей рукой схватился за обрубок и поднял взгляд на Холкова.

— За что? — прохрипел он.

Бондарук подошел к стоящему на коленях Архипову и посмотрел на него сверху вниз.

— Я тебя не виню, Григорий, но в жизни за все нужно платить. Не замешкайся ты с Фробишером, Фарго бы не влезли.

Бондарук снова вскинул ружье, примерился к левой лодыжке Архипова и спустил курок. Ступня исчезла. Архипов вскрикнул и рухнул навзничь. Бондарук не спеша перезарядил ружье, методично отстрелил Архипову вторую руку и ногу и встал рядом, наблюдая, как подчиненный корчится в луже крови. Через тридцать секунд тот затих.

Бондарук поднял глаза на Холкова.

— Хотите получить его работу?

— Простите?

— Я предлагаю вам повышение. Вы согласны?

Холков перевел дыхание.

— Должен признать, ваш стиль руководства заставляет задуматься.

Бондарук улыбнулся.

— Да полноте. Архипов был бы жив, соверши он ошибку поправимую. Но он совершил непоправимую ошибку. Теперь в деле замешаны Фарго, и их присутствие слишком усложняет дело. Вам позволено ошибаться, но лишь до тех пор, пока остается шанс все исправить. Итак, ваш ответ?

Холков кивнул.

— Я согласен.

— Вот и славно! Что ж, а теперь нас ждет завтрак. — С этими словами Бондарук развернулся и пошел прочь; собаки потрусили следом. Их хозяин сделал несколько шагов и вдруг остановился, будто что-то вспомнив в последнюю секунду. — Кстати… Придете домой, не поленитесь, загляните на американские новостные сайты. Говорят, какой-то местный, а точнее, офицер полиции штата Мэриленд совершенно случайно набрел на полузатопленную немецкую субмарину.

— Неужели?

— Интересно, не правда ли?

Глава 12

Ла-Джолья

— Ты ведь не серьезно, правда? — воскликнул Сэм, глядя на Сельму. — Утраченная коллекция Наполеона… Это же всего лишь…

— Легенда, — закончила за него Реми.

— Вот именно.

— Не обязательно, — отозвалась Сельма. — Для начала давайте устроим небольшой экскурс в историю, чтобы вы поняли, о чем речь. Я знаю, что вы оба имеете некоторое представление о наполеоновской эпохе. Чтобы не надоедать лишними подробностями, я опущу описание ранних лет жизни и перейду сразу к военной карьере. Уроженец Корсики, Наполеон впервые проявил себя при осаде Тулона в тысяча семьсот девяносто третьем году и был повышен в чине до бригадного генерала, потом до генерала армии Запада, затем назначен командующим внутренними войсками и, наконец, командующим французской армией в Италии. В течение следующих нескольких лет он воевал в Австрии, откуда вернулся в Париж настоящим героем. Проведя несколько лет на Ближнем Востоке в ходе Египетской экспедиции — кстати, на фоне успехов Бонапарта она выглядит скорее как провал, — он возвращается во Францию, принимает участие в coup d'etat (иными словами, в государственном перевороте) и провозглашает себя первым консулом нового французского правительства. Годом позже, прежде чем развернуть вторую итальянскую кампанию, Бонапарт переводит войска через Пеннинские Альпы…

— Знаменитая картина, где он на коне… — вставила Реми.

— Верно, — согласилась Сельма. — Верхом на вставшей на дыбы лошади, взгляд решительный, губы плотно сжаты, рука указывает вдаль… Забавно, но в действительности все происходило несколько иначе. Во-первых, несмотря на распространенное мнение, на момент перехода через Альпы жеребца Наполеона звали не Маренго, а Штирия; новую кличку ему дали позже, в тысяча восьмисотом, через три месяца, дабы увековечить победу при Маренго. Самое смешное в том, что большую часть пути Наполеон проделал верхом на муле!

— Как-то не вяжется с героическим образом…

— Да уж. Во всяком случае, по окончании итальянской кампании Наполеон вернулся в Париж как победитель и через сенат провел декрет о пожизненности своих полномочий — дело шло к бессрочной, ничем не ограниченной диктатуре. Два года спустя он провозгласил себя императором. Примерно через десять лет Бонапарт завоевывает Европу. Он одерживает победу за победой — вплоть до двенадцатого года, года вторжения в Россию. Роковой просчет: русская кампания стала началом конца империи. Французы были вынуждены отступить в самый разгар суровой зимы; из великой наполеоновской армии выжил лишь каждый десятый солдат. Наполеон вернулся в Париж и наспех собрал новое войско, в тщетной надежде удержать завоеванное. В итоге наполеоновская армия потерпела поражение в Битве народов под Лейпцигом, и объединенные русские, австрийские, прусские и шведские войска вступили в Париж. Весной тысяча восемьсот четырнадцатого Наполеон отрекся от престола, уступив трон Людовику Восемнадцатому Бурбону, и месяц спустя отправился в ссылку на островок Эльба в Средиземном море. Его жена с сыном спаслись бегством…

— Не Жозефина? — спросил Сэм.

— Нет, другая. В тысяча восемьсот девятом Наполеон развелся с Жозефиной, по примеру Генриха Восьмого объявив причиной развода отсутствие наследника. Он женился на Марии Луизе, дочери австрийского императора, которая родила ему сына.

— Гм, продолжай…

— Примерно год спустя Наполеон бежит с Эльбы, возвращается во Францию и вновь собирает армию. Испугавшись грозного противника, Людовик бросает трон и страну; Наполеон вновь одерживает верх. Это и стало началом так называемых Ста дней — на самом деле все продлилось и того меньше. Менее трех месяцев спустя, в июне, Сто дней завершились окончательным разгромом Наполеона. Англичане и пруссаки наголову разбили французскую армию, обескровленную долгими годами войны, в битве при Ватерлоо. После очередного отречения англичане выслали Бонапарта на остров Святой Елены — кусок скалы размером с два Вашингтона, затерянный где-то посреди Атлантики между Западной Африкой и Бразилией. Там он провел оставшиеся шесть лет своей жизни и умер в тысяча восемьсот двадцать первом году.

— От рака желудка, — подсказал Сэм.

— Это общепризнанная версия, но многие историки полагают, что Наполеона убили: отравили мышьяком.

— Итак, — подвела итоги Сельма, — вот мы и вернулись к «утраченной коллекции». Миф возник в тысяча восемьсот пятьдесят втором году, когда некий контрабандист по имени Лионель Арьенн, исповедуясь на смертном одре, признался, что в июне восемьсот двадцатого, за одиннадцать месяцев до смерти Наполеона, в одной из таверн Гавра к нему подошел военный, всецело преданный опальному императору. Арьенн называл его просто «майором». Бонапартист нанял Арьенна, чтобы тот довез его на своем корабле — шхуне под названием «Сокол» — на остров Святой Елены; там они должны были забрать груз и доставить в секретное место — место военный обещал назвать после того, как они отплывут с острова. По словам Арьенна, шесть недель спустя они достигли берегов Святой Елены; в небольшой, затерянной меж скал бухте их встретил человек на весельной шлюпке с обещанным грузом — деревянным ящиком примерно два фута в длину и фут в ширину. Встав к Арьенну спиной, майор открыл ящик, проверил его содержимое, снова запечатал… и вдруг выхватил меч и зарубил человека в шлюпке. Тело обмотали куском якорной цепи и сбросили за борт. Шлюпку затопили… Так вот: дойдя до этого места, старый контрабандист испустил дух — оборвал рассказ на полуслове, унеся с собой в могилу тайну ящика. Ни о содержимом, ни о том, куда они с майором перевезли груз, он рассказать не успел. Казалось бы, тут истории и конец… и, наверное, так бы оно и было, если бы не Лакано.

— Частный виноградник Наполеона, — снова не преминул блеснуть эрудицией Сэм.

— Правильно. В то время как Арьенн в компании таинственного майора направлялся к острову Святой Елены, неизвестные злоумышленники сожгли виноградник Лакано, который французское правительство милостиво оставило Наполеону в числе прочей собственности. Посадки, винодельня, бочки с вином — все было уничтожено подчистую. Даже над почвой кто-то постарался, засыпав солью и щелоком.

— А семена? — спросила Реми.

— И их тоже. Вообще-то название Лакано использовалось намеренно. На самом деле семена сюда привозили с Корсики, из области Аяччо-Патримонио. Наполеон велел Аршамбо создать новый сорт, что тот и сделал, применив технику перекрестного опыления. Самое интересное, что по приказу Наполеона семена винограда Лакано хранились на надежно охраняемых складах в Амьене, Париже и Орлеане. Если верить легенде, не успело пламя пожара охватить виноградники, как все семена таинственным образом исчезли. Так виноград Лакано, росший только в этой прибрежной области Франции, был утрачен навсегда.

— Гм… — сказала Реми, — давайте на минуту представим, что за всем этим стоит реальная история. Вот что мы имеем: находясь в ссылке, Наполеон через тайного посланника — ну, не знаю, почтовым голубем там или как-то еще — передает своему главному виноделу Анри Аршамбо приказ изготовить последнюю партию и переправить ее на остров Святой Елены, затем выходит на верных людей во Франции и велит сровнять виноградник с землей, отравить почву, похитить и уничтожить семена. Вина не стало, а виноватых — простите за невольный каламбур — так и не нашли. Через несколько месяцев по распоряжению Наполеона некий майор приплывает на остров Святой Елены и тайком вывозит последнюю партию в неизвестном направлении, — Реми перевела взгляд с Сельмы на Сэма и обратно. — Я верно излагаю?

— Звучит убедительно, — сказал Сэм.

Все трое застыли, вдруг увидев стоящую на столе бутылку другими глазами.

— Сколько она может стоить? — спросила у Сельмы Реми.

— Считается, что в ящике, вывезенном майором и Арьенном с острова Святой Елены, находилось двенадцать бутылок. Судя по всему, одна бутылка успела разбиться. Если бы ящик уцелел… цена коллекции составляла бы девять — десять миллионов… среди ценителей, разумеется. Но ящик, я так понимаю, не сохранился, поэтому цена будет существенно ниже. В общем… По моим расчетам, каждая такая бутылка стоит от шестисот до семисот тысяч долларов.

— За бутылку вина! — выдохнула Реми.

— Не говоря уже об историческом и научном значении, — сказал Сэм. — Не забывай, речь о сорте винограда, который давно считается исчезнувшим.

— Ну и какие теперь планы? — спросила Сельма.

— Значит, Шрам охотится за вином, а не за «UM-34», — сказал Сэм.

— По мне, так он мало смахивает на ценителя, — добавила Реми.

— Ага. Судя по всему, он на кого-то работает. Я пока сделаю несколько звонков, подергаю за ниточки, может, и удастся кое-что выяснить. Сельма, а ты тогда позвони Питу и Венди, введи их в курс дела. Что скажешь, Реми?

— Согласна. Сельма, узнай как можно больше о Лакано. Нам нужны любые подробности: все о бутылке, об Анри Аршамбо. Ты знаешь, как это делается.

Сельма что-то черканула в блокнот.

— Я этим займусь.

Сэм напомнил:

— Когда введешь Пита и Венди в курс дела, засади их за исторические документы эпохи Наполеона. Нужно выйти на след таинственного майора. Пусть проштудируют все, от корки до корки.

— Понятно. Только вам кое-что надо знать. В состав чернил с этикетки входит порошок из цикады слюнявой. Этот вид встречается только на островах Тосканского архипелага в Лигурийском море.

Сэм понял, куда она клонит.

— Где находится остров Эльба…

— И где, — подключилась Реми. — Наполеон провел первую ссылку. За шесть лет до предполагаемой вылазки Арьенна и майора на остров Святой Елены… за тем самым вином.

— Либо Наполеон составил план, когда был на Эльбе, либо он захватил чернила с собой на остров Святой Елены, — сказал Сэм. — Возможно, мы никогда этого не узнаем. Сельма, приступай к своей части работы.

— Ладно. А вы двое?

— А мы займемся чтением дневников, — отозвалась Реми. — Эта бутылка была на борту «UM-34», ее там оставил Манфред Бем. Сумеем выследить «UM-34» и Бема — выясним происхождение бутылки.

До поздней ночи они провозились с дневником Бема и корабельным журналом «UM-34». Реми отмечала в дневнике места, которые, как она считала, могут помочь им лучше понять характер немецкого подводника. Сэм в обратном порядке восстанавливал путь, проделанный субмариной до места последнего упокоения, — вычисляя порт отправки.

— Вот, — сказала Реми, выпрямляясь на стуле и постукивая пальцами по дневнику. — Ключевое имя: Вольфганг Мюллер. Послушай запись от третьего августа сорок четвертого: «Завтра мы с Вольфи, моим братом по оружию, впервые выходим в море. Господи, молю Тебя, дай нам сил выполнить задание и послужить нашей стране, нашей любимой Германии».

— Брат по оружию… — задумчиво повторил Сэм, — и обладатель второй бутылки. Значит, Мюллер также служил в Кригсмарине… Бем — капитан «UM-34», Мюллер — капитан… чего? Может, «Гертруды»? Корабля-базы?..

— Может быть. — Реми взяла мобильник и набрала студию. — Сельма, поколдуешь для нас кое над чем? Все, что сможешь нарыть на моряка Кригсмарине, участника Второй мировой по имени Вольфганг Мюллер. Летом-осенью сорок четвертого он, вероятно, был капитаном какого-то военного судна… Ага, спасибо.

Верная себе, Сельма перезвонила ровно через полчаса.

Реми поставила звонок на громкую связь.

— Я нашла его досье, — объявила Сельма. — Вам какую биографию: длинную или короткую?

— Давай пока короткую, — ответил Сэм.

— Фрегаттенкапитан Вольфганг Мюллер. Родился в тысяча девятьсот десятом году в Мюнхене. В Кригсмарине вступил в тысяча девятьсот тридцать четвертом. Стандартная военная карьера, взысканий не имеется. К сорок четвертому дослужился до капитана вспомогательного транспорта «Лотарингия». Портом приписки значится Бремерхафен, местом службы — Атлантика. Согласно архивам ВМФ Германии, до переименования в «Лотарингию» это был «Лондон» — грузовой паром, построенный французами. В сороковом немцы захватили французский паром и переоборудовали его в минный заградитель. В июле сорок четвертого «Лотарингия» получила особое задание, но в чем именно оно заключалось, я так и не выяснила.

— Минный заградитель? — удивилась Реми. — Зачем им понадоби…

— К тому времени немцы проигрывали войну и знали это — все, кроме Гитлера, разумеется, — пояснила Сельма. — Они были в отчаянии. Все вспомогательные суда, которые они еще недавно могли бы использовать для транспортировки «UМ-34», оказались либо потоплены, либо переделаны в корабли конвоя. Среди множества блогов, посвященных этой теме, я наткнулась на веб-сайт с интересным названием «Выжившие с „Лотарингии“». Похоже, в сентябре сорок четвертого «Лотарингия» попала в шторм у берегов Виргинии-Бич, была атакована эсминцем ВМС США и вышла из строя.

— И случилось это примерно в пятидесяти милях к югу от залива Покомок, — сказала Реми.

— Верно. Тогда выжило меньше половины команды. А те, кто выжил, провели остаток войны в Кэмп-Лоди, лагере для военнопленных в Висконсине. Корабль отбуксировали в Норфолк, а после войны продали грекам. Насколько я знаю, он может до сих пор быть на плаву: нет никаких записей о списании.

— А Мюллер? Что стало с ним?

— Пока не знаю. Продолжаю искать. В одном блоге, который ведет внучка выжившего по фамилии Фрох, — своеобразный дневник событий, предшествовавших нападению, — говорится о том, что «Лотарингия» почти месяц простояла на секретной немецкой базе на Багамах. Пока что-то там «переоборудовали», моряки развлекались с туземками. Место называется Ромовый остров.

— Сельма, а на «Лотарингии» имелось ремонтное оборудование?

— Нет. Максимум, что можно было придумать, — привязать «UМ-34» к палубе, спрятать от чужих глаз под брезентом и перевезти через Атлантику.

— Это объясняет, почему они не могли починиться в открытом море, — сказала Реми.

— Да, но почему не произвели нужный ремонт заранее, в Бремерхафене, перед отплытием? Может, слишком торопились? Как я уже говорила, к тому времени на флоте у немцев царило отчаяние.

— Минуточку! — выпалил Сэм, схватил бортовой журнал субмарины и принялся его листать. — Смотрите, вот же оно! В начале журнала Бем указывает место, обозначив его аббревиатурой РО.

— Ромовый остров, — пробормотала Реми. — По идее…

— Похоже на то, — согласилась Сельма.

Сэм вопросительно взглянул на жену, а та вместо ответа лишь улыбнулась и кивнула.

— Ну что, Сельма, готова перевоплотиться в туроператора? Мы вылетаем в Нассау следующим же рейсом.

— Хорошо.

— И арендуй машину, — добавил Сэм. — Что-нибудь быстрое и сексуальное.

— Одобряю твой выбор, — с лукавой улыбкой проговорила Реми.

Глава 13

Нассау, Багамы

Сельма, как всегда, была на высоте: она исхитрилась забронировать два места в первом классе на последний ночной рейс, вылетающий в восточном направлении. Перелет из аэропорта Сан-Диего с одной пересадкой занял семь часов, и около полудня они уже приземлились в международном аэропорту Нассау. Впрочем, с арендой автомобиля им повезло меньше: пришлось довольствоваться ярко-красным «фольксвагеном-„жуком“» с откидным верхом. Сельма клялась и божилась, что это самая сексуальная и быстрая машина на всех Багамах. Сэм подозревал, что тут не обошлось без подкупа со стороны жены, но стоически молчал, пока на выезде со стоянки их не обогнал «корвет» со стакером «Эйвис», крупнейшей фирмы по прокату и аренде автомобилей.

— Ты видела? — спросил Сэм, обернувшись.

— Сэм, это для твоего же блага, — сказала Реми и потрепала его по колену. — Поверь.

Реми придержала рукой свою белую шляпу, чтобы ту не сорвало ветром, и запрокинула голову, нежась в лучах тропического солнца.

Сэм нахохлился.

— Ты что-то хотел сказать, милый? — спросила Реми.

— Ничего.

У стойки регистрации в пятизвездочной гостинице «Фор Сизонс» их ожидало послание:

Есть информация. Позвоните мне на юродской, СРОЧНО!

Р.

— Руб? — спросила Реми.

Сэм кивнул.

— Может, пойдешь пока? А я узнаю, чего он хочет, и догоню тебя.

— Ладно.

Сэм нашел укромный уголок на одном из диванов в вестибюле и нажал кнопку быстрого набора на спутниковом мобильнике. Рубен Хейвуд подскочил к телефону после первого же гудка.

— Руб, это я.

— Сэм, не клади трубку! — Послышался щелчок, и в аппарате что-то зашипело. Видимо, Руб включил какое-то шифровальное устройство. — Как дела?

— Отлично. Спасибо тебе огромное. Я твой должник.

— Глупости.

Сэм был знаком с Хейвудом вот уже двенадцать лет, с первых же дней работы в УППОНИР. Их знакомство состоялось в тренировочном лагере ЦРУ, на сельских просторах Виргинии, возле Уильямсбурга, где Хейвуд, оперативный сотрудник резидентуры ЦРУ, проходил курс переподготовки. Сэм находился там с той же целью, но как участник специальной экспериментальной программы. В УППОНИР решили подвергнуть перспективных сотрудников — самые светлые головы и изобретательные умы — упражнениям, через которые проходит любой резидент ЦРУ. Поднатаскать на непростых жизненных ситуациях — наиболее распространенных и смоделированных случайным образом. Идея была проста: чем яснее инженеры УППОНИР представляли себе работу в полевых условиях — вне уюта кабинетов и безопасности лабораторий, так сказать, — тем лучше они чувствовали нужды спецагентов и знали, какие факторы стоит учесть при создании очередного сверхмодного приспособления.

Сэм и Руб сдружились сразу, шесть недель изнурительных совместных тренировок зацементировали их дружбу, и с тех пор Фарго и Хейвуд поддерживали связь: раз в год осенью они встречались на выходных и устраивали трехдневный поход по Сьерра-Неваде.

— Имей в виду: информация, которой я собираюсь с тобой поделиться, общедоступна, по крайней мере формально!

Сэм читал между строк: получив накануне его звонок, Руб, в свою очередь, кое-кого обзвонил, задействовав деловые контакты и связи вне службы.

— Ладно. В твоем послании говорилось «срочно».

— Ага. У твоего Шрама кредитная карта с практически неограниченным лимитом; открыта палевые счета, с которых оплатили аренду катера в Сноу-Хилле, — чтобы это выяснить, пришлось копнуть поглубже. Зовут его Григорий Архипов. Русский спецназовец, участвовал в операциях в Афганистане и Чечне. Он и некто Холков, его правая рука, в девяносто четвертом после увольнения из армии подались на вольные хлеба. Архипова вы знаете в лицо, а фото Холкова я вышлю по электронной почте. Наверняка околачивается где-то рядом. Мы располагаем довольно точными данными: начиная с две тысячи пятого и по сей день и тот и другой работают на общего нанимателя, весьма жуткого типа по имени Гедеон Бондарук.

— Имя знакомое.

— Неудивительно, — объяснил Руб. — Он заправляет всем в украинской мафии и вращается среди элиты Севастополя. Несколько раз в год устраивает роскошные приемы и «охотничьи выходные» в своем поместье; в число гостей входят лишь сверхуспешные и сверхбогатые: политики, звезды, члены европейских королевских семей… Бондарук ни разу не был судим, но подозревается в дюжине убийств — в основном других криминальных авторитетов и собственных крутых парней, которым не посчастливилось его разозлить. О его прошлом ничего не известно, только слухи.

— Обожаю слухи, — сказал Сэм. — Рассказывай.

— Поговаривают, что во время русско-иранской заварушки он был партизаном, возглавлял ячейку борцов за независимость Туркмении. Якобы он тенью скользил в ночном мраке, нападал из засад и наводил ужас на пограничные патрули и конвои. И пленных не брал — после встречи с Бондаруком никто не оставался в живых.

— Добрый самаритянин.

— Угу. А почему он тебя интересует?

— Есть подозрение, что наши с ним пути пересекаются.

— А именно?

— Руб, тебе лучше не знать. Ты и так копнул слишком глубоко.

— Да ладно тебе, Сэм!..

— Просто забудь, Руб. Умоляю.

Хейвуд помолчал, потом со вздохом согласился.

— Ладно, ты начальник, я дурак. Тем не менее послушай совет друга: до сих пор тебе везло, но не стоит испытывать удачу.

— Знаю.

— Можно я хотя бы тебе помогу? Тебе стоит повидаться с одним моим знакомым… Ручка есть? — Сэм взял со стола блок бумаги и записал имя и адрес. — Надежный человек. Обязательно с ним встреться.

— Обязательно.

— И бога ради, умоляю, Сэм, береги себя!

— Да понял я. Мы с Реми еще и не из таких передряг выпутывались. Мы справимся, вот увидишь.

— Интересно только как?

— Легко. Надо лишь всегда на полшага опережать противника.

Три часа спустя Сэм съехал с прибрежной дороги и припарковал «жука» на небольшой, посыпанной гравием автостоянке рядом с ржавым ангаром из гофрированного железа — под ветроуказателем и потускневшим, написанным от руки плакатом: «ЛЕТАЙ С СЭМПСОНОМ». В пятидесяти ярдах справа находился ангар побольше; из двойных скользящих створок выглядывал нос самолета. С другой стороны от ангара протянулась взлетно-посадочная полоса, посыпанная дроблеными ракушками.

— Точно здесь? — спросила Реми, нахмурившись.

Сэм сверился с картой.

— Ага, все верно. По словам Сельмы, лучше места не найти.

— Ну если она так сказала…

— Ты точно хочешь взять его с собой? — Реми кивнула на завернутый в полотенце предмет, лежащий на полу между ног Сэма.

Пообщавшись с Рубом, Сэм вернулся на виллу и поделился с Реми, которая внимательно его выслушала, не задавая вопросов.

— Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, — наконец сказала она, сжимая его ладонь.

— Аналогично. Ты для меня все.

— Значит, пообещаем друг другу, что с нами ничего не случится. Как ты сказал? Быть на шаг впереди? А если станет слишком опасно…

— Вызовем хороших парней и вернемся домой.

— Однозначно, — кивнула Реми.

Прежде чем попасть на аэродром, они выехали из гостиницы по адресу, указанному Рубеном, и очутились в обувной мастерской в центре Нассау. Человек Руба (по совместительству владелец мастерской), Гвидо, уже ждал их.

— Рубен не был уверен, что вы придете, — с легким итальянским акцентом сказал Гвидо. — Он сказал, что вы оба очень упертые.

— Прямо так и сказал?

— О да.

Гвидо подошел к входной двери, вывесил табличку «Обед» и повел их через подсобку вниз по каменной лестнице в подвал, где под потолком сиротливо светила одна-единственная лампочка. На скамье среди ботинок и туфель, находящихся на различных стадиях ремонта, лежал короткоствольный револьвер тридцать восьмого калибра.

— Вы ведь оба умеете обращаться с оружием?

— Да, — сказал Сэм, отвечая за двоих.

На самом деле Реми стреляла чертовски хорошо и, если что, с оружием обращалась мастерски, но по возможности старалась его не применять.

— Хорошо, — ответил Гвидо. — Серийный номер стерт. Отследить невозможно. Когда закончите, можете просто его выбросить. — Он завернул револьвер вместе с коробкой под пятьдесят пуль в полотенце и передал сверток Сэму. — Окажете мне одну услугу?

— Смотря какую, — фыркнул Сэм.

— Пожалуйста, никого не убивайте.

Сэм расплылся в улыбке.

— Только в крайнем случае. Сколько с нас?

— Нисколько. Нет, правда не нужно. Друзья Рубена — мои друзья.

Теперь, глядя на сверток, Сэм колебался.

— Думаешь, оставить?

— Лучше возьми. Береженого Бог бережет.

Они вылезли из машины, забрали из багажника рюкзаки и направились к ангару. За стойкой, расположившись в садовом кресле с сигарой во рту, сидел чернокожий мужчина лет семидесяти.

— Привет, привет, — сказал он, вставая. — Будем знакомиться! Сэмпсон. Владелец, механик и уборщик в одном лице.

Его оксфордский английский был безупречен.

Сэм представил себя и Реми, а затем сказал:

— Я так понимаю, вы родом не из этих мест?

— Родился в Лондоне. А сюда переехал десять лет назад, в поисках лучшей жизни. А вы, значит, собрались на Ромовый остров?

— Точно.

— По работе или отдохнуть?

— И то и другое, — сказала Реми. — Понаблюдать за птицами… поснимать. Всего понемногу.

Сэм передал хозяину летное свидетельство и заполнил необходимые бумаги. Сэмпсон просмотрел документы и кивнул.

— С ночевкой?

— Скорее всего.

— Уже забронировали номер в отеле?

Сэм покачал головой.

— Мы дикарями. Вчера должны были прибыть наши вещи: палатка, питьевая вода, походные принадлежности…

Сельма всегда держала в голове дюжину перечней на все случаи жизни. И в этот раз она осталась верна себе, собрав им в дорогу полный «боекомплект туриста» — от предметов первой необходимости до вещей из серии «на всякий пожарный».

Сэмпсон кивнул.

— Все здесь и уже погружено. — Он снял со стены расписание, сделал в нем пометку и повесил обратно. — Вы полетите на «Бонанзе-Джи-36», он уже заправлен и проверен.

— Гидро?

— Как заказывали. Идите к ангару, Чарли вас встретит.

Они уже направлялись к двери, когда Сэмпсон их окликнул:

— За какими птицами наблюдать-то будете?

Супруги дружно обернулись. Сэм с улыбкой пожал плечами.

— Да так, за всякими местными.

Глава 14

Ромовый остров, Багамы

Казалось бы, чего проще — найти секретную базу на острове, площадь которого не более тридцати квадратных миль… Неискушенные искатели приключений наверняка решили бы, что Ромовый остров им «на один зубок», и тут же подавились бы: береговая линия, изрезанная сотнями гротов, бухт и заливов, на самом деле по меньшей мере в шесть раз превышала обманчивый «периметр» острова. Но Сэм и Реми уже собаку съели в подобных делах и прекрасно представляли, какой объем работы им предстоит.

Коренные жители, индейцы-лукаяны, некогда называли остров Маманой, затем Христофор Колумб дал ему имя Санта-Мария-де-ла-Консепсьон, а своим окончательным названием Ромовый остров обязан испанским исследователям, переименовавшим его в честь бочонка с ромом, который загадочным образом выбросило на один из местных белоснежных песчаных пляжей.

Ромовый остров худо-бедно существовал за счет туризма. В последние десять лет тут производили ананасы, сизаль и соль. Единственный населенный пункт, претендующий на гордое звание деревеньки, Порт-Нельсон, находился на северо-западном берегу в окружении кокосовых пальм. Согласно переписи 1990 года, на острове жило от пятидесяти до семидесяти человек, большинство — в Порт-Нельсоне. От других поселений, давным-давно заброшенных и исчезнувших, остались лишь экзотические прозвища, такие как Черный Утес или Холм Джина. В былые времена острые скалы, коралловые рифы и глубокие прибрежные воды привлекали на остров пиратов — если верить брошюре, которую Сэм и Реми прихватили в Нассау.

— Кстати, где-то тут затонул знаменитый корабль, — сказала Реми, когда Сэм накренил «бонанзу» вправо, следуя за береговой линией.

Пускай было мало шансов заметить ориентиры с воздуха, оба сочли разумным облететь остров — чтобы получить представление об области поисков.

— Корабль Синей Бороды? — спросил Сэм. — Или капитана Кидда?

— Ни тот ни другой. «Конкерер», первый винтовой корабль ВМС Великобритании. Затонул в тысяча восемьсот шестьдесят первом году на глубине около тридцати футов в узком проливе, наткнувшись на рифы у Самнер-Пойнт.

— Звучит заманчиво. Может, стоит сюда как-нибудь вернуться?

На Ромовом острове находилось несколько шикарных курортов и еще больше сдаваемых внаем коттеджей. Лазурные воды, холмы, покрытые бурной растительностью, и относительная удаленность от цивилизации — идеальный укромный уголок, где можно спрятаться от всех проблем.

— Аэродром, — сказала Реми, указывая вниз.

В нескольких милях от Порт-Нельсона пролегли четыре с половиной тысячи футов взлетно-посадочной полосы — усеченная белая «Т» посреди клочка леса, который явно вознамерился отвоевать свою территорию. Сверху было видно, как на краю полотна суетятся похожие на муравьев фигурки рабочих, прорубая путь через заросли при помощи мачете. К востоку от аэродрома виднелось Соленое озеро, а в нескольких милях к северу — озеро Джордж.

Несмотря на то что Сэм не боялся приземляться на местном аэродроме, он заранее попросил Сельму подыскать гидросамолет. Осмотр острова на машине занял бы по меньшей мере несколько недель, не говоря уже о долгих милях пути по неосвоенным местам через непроходимые заросли. На гидросамолете они могли свободно перелетать с места на место и приводняться где захотят.

Сэм сбросил высоту до двух тысяч футов, связался с диспетчерами Порт-Нельсона, а затем, дождавшись подтверждения, заложил вираж вокруг северо-восточного мыса и повел самолет на юг вдоль береговой линии. Они с Реми посчитали, что поиски лучше начать отсюда, с наименее заселенной части острова. Западная половина была хорошо изучена и заселена — по крайней мере, по стандартам Ромового острова. Если бы там находилась секретная военная база, ее бы давно уже нашли. Сельма покопалась в архивах, но не нашла нигде и намека — и Сэм с Реми посчитали это добрым знаком. Оставалось лишь надеяться, что секретная база — не выдумка впавшего в маразм престарелого немецкого подводника.

— Подходящее место для оперативного пункта, — сказал Сэм, кивком указывая на почти круглый залив с белоснежными песчаными пляжами.

Ближайшее строение, судя по виду, заброшенная плантация, виднелось в глубине суши, в шести милях от берега.

Сэм заложил еще один вираж, постепенно сбрасывая скорость и высоту, затем подождал, пока до поверхности воды останется футов двести, и повернул к пляжу. Взглянул вниз, убедился, что ненароком не пропустил торчащую из моря скалу, и перед самым приводнением выровнял планирующий самолет. Понтоны мягко соприкоснулись с водной гладью; самолет, шурша песком, заскользил вперед на холостом ходу, по инерции выскочил на берег и замер в шести футах от линии прибоя.

— Шикарная посадка, мистер Линдберг, — сказала Реми, отстегивая ремень.

— А я-то считал, что все мои посадки шикарные.

— О, дорогой, ну разумеется. Если не считать того раза, в Перу…

— Эх!

Реми выбралась из самолета, и Сэм едва успел передать ей рюкзаки и вещмешки с туристическим снаряжением, как зазвонил его спутниковый телефон. Сэм ответил.

— Мистер Фарго, это Сельма.

— Вовремя. Мы только сели. Постой-ка… — Сэм подозвал Реми и поставил телефон на громкую связь. — Самое главное: что с охранной системой?

Узнав от Руба о длинном послужном списке Бондарука, Архипова и Холкова, Сэм тут же распорядился, чтобы Сельма, Пит и Венди переехали в особняк на мысе Голдфиш и активировали сигнализацию — инженерное чудо техники, которое Сэм смастерил как-то на досуге. Система выдержала проверку ЦРУ: знакомым Сэма из особого отдела, взломщикам-профи, пришлось изрядно попотеть. К тому же всего в полумиле от их дома жил комиссар полиции Сан-Диего (он, как и Сэм, увлекался дзюдо, и трижды в неделю они устраивали спарринг). Подобное соседство могло оказаться весьма кстати; во всяком случае, полицейские машины в их районе на удивление оперативно реагировали на вызовы.

— Все работает. Мы тут как за каменной стеной.

— Продвигается там у вас?

— Потихоньку. У меня кое-что для вас припасено. Во-первых, хорошие новости: я выяснила, что за насекомое на донышке. Если взглянуть на фамильный герб Наполеона, справа заметно что-то вроде пчелы. Историки до сих пор не пришли к единому мнению, большинство считает, что там изображена — ну, или, по крайней мере, изначально была изображена — вовсе не пчела, а золотая цикада. Впервые символ был обнаружен в тысяча шестьсот пятьдесят третьем году в гробнице Хильдерика Первого, первого короля династии Меровингов. Золотая цикада — древний символ бессмертия и возрождения.

— Бессмертие и возрождение… Явно присутствует доля пафоса — впрочем, мы ведь говорим о Наполеоне.

— Позволь мне задать один прямой вопрос, — сказал Сэм. — В качестве своей метки Наполеон использовал золотую цикаду?

— Почти, но не совсем, — сказала Сельма. — Другого представителя семейства. Цикада с печати ближе к цикадке обыкновенной и цикаде слюнявой.

Сэм рассмеялся.

— Точно-точно, цикада слюнявая.

— Цикада, инициалы Анри Аршамбо — все сходится: к нам в руки попала бутылка из утраченной коллекции Наполеона.

— Молодец, — сказал Сэм. — Что еще?

— И еще я закончила анализ перевода дневника Манфреда Бема. Там в одной из строк упоминается «Козлиная голова».

— Я помню, — отозвалась Реми.

Они с Сэмом еще предположили, что речь о таверне на Ромовом острове, в которую захаживал Бем и другие моряки с «Лотарингии».

— В общем, я тут немного поэкспериментировала с переводом, попробовала верхне- и нижненемецкий, и мне кажется, «Козлиная голова» — что-то вроде ориентира, может, даже навигационного средства. Проблема в том, что я все обыскала, но нигде нет ни слова о «Козлиной голове» на Ромовом острове — да и на других островах, если уж на то пошло…

— Будем смотреть в оба, — ответил Сэм. — Если ты права, это окажется какой-нибудь скальный выступ или утес необычной формы.

— Согласна. А еще я хочу… попросить прощения.

— Что случилось?

— Я ошиблась.

— Ни за что не поверю!

Сельма была строгим начальником, но строже всех она судила себя. Сама она ошибалась редко, да и то обычно по мелочи — и тем болезненней воспринимала любую, даже самую пустячную, оплошность.

— Я неточно перевела один отрывок архивного документа. Вольфганг Мюллер не был капитаном «Лотарингии». Он, как и Бем, был пассажиром. А точнее, капитаном подлодки. Сверхмалой субмарины «UМ-77». Значит, Бем и Мюллер и их подлодки находились на борту «Лотарингии», когда корабль пересек Атлантический океан и зашел на базу Ромового острова для обновления запасов и переоборудования…

— Это ведь то самое слово, которое Фрох употребил в своем блоге? Переоборудование?

— Верно.

— Затем, неделей позже, «UМ-34», лодка Бема, оказывается в реке Покомок, а «Лотарингия» тонет. Вопрос: куда подевалась «UМ-77», подлодка Мюллера?

— В немецких архивах она числится как пропавшая. Согласно архивам ВМФ США, когда «Лотарингию» захватили, корабль ничего не перевозил.

— А это значит, что «UМ-77», вероятно, отправилась на задание, — готова поспорить, что-то вроде миссии Бема, — подхватила Реми.

— Согласен, — сказал Сэм. — Но существует еще и третий вариант.

— Какой?

— Что, если лодка все еще здесь? Что значит слово «переоборудование»? Какой длины была «Лотарингия»? Сто пятьдесят футов?

— Около того, — ответила Сельма.

— Чтобы отремонтировать судно такого размера, потребовалось бы не менее внушительное сооружение — находись такое поблизости, его бы давным-давно обнаружили. Я все больше склоняюсь к мысли, что под «переоборудованием» подразумевалось техобслуживание «UМ-34» и «UМ-77». Если мы правы и вся операция проходила под грифом «сверхсекретно», то ясно, что ремонтные доки были надежно спрятаны — иначе их заметили бы американские самолеты-наблюдатели, вылетающие из Пуэрто-Рико.

— А это значит… — начала Реми.

— А это значит, что вскоре нам, возможно, придется попрактиковаться в спелеологии, — закончил Сэм.

Они разгрузили «бонанзу», зарыли швартовы поглубже в песок и стали подыскивать место для лагеря. Приближался закат. Было решено приступить к поискам с утра — так сказать, на свежую голову.

— Надо же, у нас конкуренты, — сказала Реми, махнув рукой вдоль пляжа. Сэм поднес к бровям ладонь и прищурился.

— Ого, такое не каждый день увидишь.

В четверти мили от них, на фоне полосы деревьев вдоль северного рукава залива, располагалась дощатая хижина, выполненная в особой стилистике маори, так называемой тики — с конической крышей из пальмовых листьев, — но «с закосом» под Голливуд. У входа, между двумя сваями, висел гамак; внутри, свесив ногу через край и раскачиваясь взад-вперед, лежал человек. Он даже не посмотрел в их сторону, а просто поднял руку в приветственном жесте и воскликнул:

— Эге-гей!

Сэм и Реми приблизились. Перед хижиной было место для костра, а вокруг него — импровизированные сиденья в виде отшлифованных морем бревен.

— Милости прошу к нашему шалашу, — улыбнулся незнакомец. Благородная седина, ухоженная эспаньолка и искристые голубые глаза — его легко можно было бы принять за аристократа на отдыхе… И лишь те самые искорки в глазах да лукавая улыбка выдавали в своем обладателе бывалого искателя приключений.

— Простите за вторжение, — сказал Сэм.

— Ерунда. Всегда рад интересной компании. Присаживайтесь.

Сэм и Реми побросали вещи на песок и расположились на бревне. Сэм представил себя и Реми гостеприимному хозяину хижины, а тот просто сказал:

— Хорошо, что вы заглянули. Будет кому оставить участок. Ну а мне пора — засиделся я тут, дорога зовет.

— Только не говорите, что уезжаете из-за нас, — сказала Реми.

— Ни в коем случае. Заранее договорился… Придется провести два-три дня в Порт-Генри.

С этими словами мужчина исчез за деревьями и появился через несколько секунд, толкая перед собой скутер «Весна».

— Удочки, приманка, котелки, сковороды — все внутри. Располагайтесь. Будьте как дома. Под хижиной есть винный погреб. Можете раскупорить бутылочку.

Некое шестое чувство подсказывало Сэму, что новому знакомому можно доверять. Он спросил:

— Скажите, до вас, случайно, не доходили слухи о секретной базе, расположенной на этом острове?

— Нацистская база подводных лодок?

— Точно.

Мужчина поставил скутер на подножку. Зашел в хижину и вынес оттуда странный предмет, похожий на прямоугольный металлический поднос. Он передал его Сэму.

— Поднос для нашего ужина? — спросил Сэм.

— Это руль глубины, сынок. Судя по размеру, запчасть от довольно маленькой субмарины.

— Где вы его нашли?

— В северной части Либерти-Рок, возле Порт-Бойда.

— Думаете, стоит там поискать?

— Я его нашел в лагуне. Видимо, его принесло туда подземным течением. Здесь, в восточной части острова, все реки текут с юга на север. Проблема в том, что течение недостаточно мощное, чтобы донести до моря что-либо крупнее этой пластины.

— Только не обижайтесь, — сказала Реми, — но скажите: если вы знали, что это за предмет, почему сами не занялись поисками?

Мужчина улыбнулся.

— Видите ли, если б я каждой подобной находке уделял столько времени… Я рассудил, что рано или поздно кто-нибудь появится и задаст правильные вопросы. И вот вы тут.

Он вернулся было к скутеру, но помедлил.

— Знаете, будь я немецким подводником времен Второй мировой, в поисках укрытия я бы попытал счастья в пещерах.

— И я, — сказал Сэм.

— К счастью, на Ромовом острове их пол но. Только вдоль этого берега несколько дюжин, большая часть не изучена — и многие соединяются с подземными реками.

— Спасибо. Кстати, а название «Козлиная голова» вам ни о чем не говорит?

Мужчина почесал подбородок.

— Да вроде нет. Ну, мне пора. Удачной охоты!

Мужчина забрался в скутер и исчез вдали.

Сэм и Реми ненадолго затихли, а затем Сэм воскликнул:

— Будь я проклят!

— Что?

— Мы ведь даже не спросили, как его зовут…

— Кажется, я и так знаю, — сказала Реми, указывая на хижину. На круглой деревянной дощечке, прибитой у входа, крупными красными буквами по-испански было выведено: «CASA DE CUSSLER». — «Дом Касслера», по-испански.

Глава 15

— Начинаешь привыкать… — сказал Сэм, не отрывая взгляда от костра.

— Это точно, — отозвалась Реми.

Они решили принять приглашение и провести ночь в хижине. Пока солнце медленно погружалось за горизонт, Сэм прогулялся по пляжу и набрал из прибитых к берегу деревяшек сухих дров для костра, а Реми смастерила из разборной бамбуковой удочки три снасти поменьше и на каждую изловила по рыбине. К тому времени как на лагерь опустилась ночь, супруги успели набить животы морским окунем, тушенным в собственном соку, и, сытые и довольные, устроились на бревне возле потрескивающего костра. Ночь выдалась ясная — на черном небе россыпью бриллиантов сверкали звезды. Было тихо, лишь с шипением и свистом накатывал на берег прибой, да время от времени, шелестя огромными опахалами листьев, сонно переговаривались пальмы.

Гостеприимный хозяин не шутил, говоря о винном погребе: несмотря на скромные, с небольшую полку, размеры, туда помещалось около двух дюжин бутылок. В конце концов они остановили свой выбор на бутылке калифорнийского шардоне, которое послужило прекрасным дополнением к рыбе.

Они сидели, потягивали вино и любовались звездами. Наконец Реми спросила:

— Как думаешь, они нас найдут?

— Кто, Архипов и Холков?.. Вряд ли.

Билеты на самолет, гостиница и аренда автомобиля каждый раз оплачивались с разных счетов фонда Фарго, заведенных специально для этих целей, но по одной и той же кредитке. Сэм не сомневался, что головорезы Бондарука рано или поздно выйдут на их финансовый след, но надеялся, что к тому времени они с Реми будут уже далеко.

— Если только, — добавил он, — у них нет какого-нибудь способа нас вычислить.

— Не шути так. Сэм! У меня из головы не идет случай с Тедом… Тот русский, Архипов, — он ведь собирался его убить?

— Думаю, да.

— Из-за вина? Кем надо быть, чтобы пойти на подобное? Если Руб прав, то Бондарук нажил свои грязные миллионы на крови. Деньги от продажи утраченной коллекции — для него пустяк, мелочь. Сам подумай, зачем убивать ради разменной монеты?

— Реми, убивать для них так же естественно, как для нас с тобой — дышать. Не крайняя мера, а законное право.

— Может, ты и прав…

— Ты до сих пор не уверена?

— Что-то тут не сходится. Бондарук коллекционирует редкие вина? Или мы имеем дело с наполеонофилом?

— Все может быть. Проверим…

Реми разочарованно покачала головой. Она ненадолго задумалась, а затем спросила:

— Итак, с чего начнем?

— Давай для начала предположим, что Сельма права и «Козлиная голова» на самом деле ориентир, а Бем и его команда выбрали самую глухую часть острова для обустройства ремонтной мастерской. Без сомнения, береговая линия говорит о том же. На рассвете погрузим снаряжение в шлюпку…

— А как же самолет?

— Не думаю, что самолет сгодится. Ориентир Бема должен быть виден снизу, с моря. А с воздуха «Козлиная голова» может выглядеть как угодно: например, как утиная лапа или ослиное ухо.

— Логично. Эрозия почвы… За шестьдесят лет риф мог измениться до неузнаваемости.

— Вот именно.

Багамы — настоящий рай для исследователей пещер и ныряльщиков-спелеологов. Сэм знал, что здесь можно найти четыре основных типа пещерных систем: «голубые дыры», которые встречаются как в открытом океане, так и у берега, — по сути, огромные вертикальные туннели, уходящие на сотни футов в океанские глубины; тектонические пещеры — возникают в любых породах в местах образования тектонических разломов; карстовые — образуются вследствие растворения пород водой и встречаются только там, где есть залежи растворимых пород, таких как известняк, мел или соль; и, наконец, эрозионные — результат тысяч лет механической эрозии — над ними поработала вода, содержащая крупинки твердого материала. И хотя такие пещеры редко бывают глубже ста футов, при этом они довольно просторны и имеют широкий, скрытый под водой вход — то, что надо, если вы ищете подходящее место, где спрятать субмарину.

— Кстати, — сказала Реми, — ты кое о чем забыл…

— В смысле?

— Ты забыл предположить, что в погоне за дикой «Саламандрой» мы не потратим время даром.

Они проснулись ни свет ни заря, позавтракали диким виноградом, инжиром и голубиными сливами — ягодами, которые в изобилии росли вокруг хижины, — затем сложили снаряжение в надувную шлюпку и отплыли. С троллинговым мотором не приходилось рассчитывать на рекорды скорости, зато он был энергоемким и достаточно мощным, чтобы пересечь риф, справляясь с прибрежными течениями. К тому времени как солнце поднялось над горизонтом, они не спеша двигались вдоль берега на север, параллельно линии рифа. Сквозь кристально чистую бирюзовую гладь было видно, как в двадцати футах под ними, у белого песчаного дна, резвятся стайки разноцветных рыбок.

Сэм вел лодку, стараясь держаться как можно ближе к берегу — на расстоянии пятьдесят — сто футов, Реми сидела на носу, поочередно рассматривая в бинокль скалистый берег и делая снимки «зеркалкой». Время от времени она просила Сэма развернуть лодку и еще раз проплыть мимо того или иного участка. Каждый раз повторялось одно и то же: Реми выбирала удобный ракурс, щурилась на солнце, пристально вглядывалась и фотографировала, затем отрицательно качала головой, и они плыли дальше.

Часы и скалы проносились мимо, пока около полудня они не обнаружили, что доплыли до северной оконечности острова и утеса Джанкану, за которым на северном побережье лежали Порт-Бойд и западная, более населенная часть острова. Сэм развернул шлюпку, и они поплыли обратно на юг.

— По-моему, мы проплыли несколько десятков пещер, — сказала Реми.

Так оно и было. Многие обращенные к морю склоны были увиты зеленым пологом; низкорослый кустарник оккупировал скалы и обрывы. С этого расстояния они могли смотреть прямо на вход в пещеру и даже не догадываться об этом. Впрочем, выбора не оставалось. Проверка всего берега, каждого рифа, фут за футом, заняла бы годы. И что всего обиднее, основная часть поисков пришлась на время отлива, а значит, свой лучший шанс они упустили.

Внезапно Реми села прямо и вскинула голову — поза, которую Сэм узнал мгновенно: его жену посетило очередное сиюминутное озарение.

— Что? — спросил он.

— По-моему, мы выбрали неправильный подход. Мы исходим из того, что Бем использовал «Козлиную голову» в качестве ориентира перед отправкой на задание, когда испытывал подлодку, так? Ведь они бы проверили оборудование после ремонта?

— Наверняка.

— И они не стали бы рисковать и погружаться вблизи от берега, а значит, испытание, по всей вероятности, проходило подальше, на глубине… «Лотарингия», корабль-носитель, наверняка была оборудована современной системой навигации в открытом море, а вот мини-субмарине приходилось полагаться на навигационное счисление скорости и расстояния и, вполне вероятно, на некие визуальные ориентиры.

— Совершенно верно.

— А что, если Бем полагался на ориентир один-единственный раз: когда возвращался на базу после проверочного погружения…

— …из открытого моря, — закончил Сэм. — Вблизи от берега «Козлиная голова» может не выглядеть как козлиная голова, а вот за милю-две…

Реми расплылась в улыбке и закивала.

Сэм развернул нос шлюпки и взял курс на океан.

Отплыв примерно на милю, они повторили свою экскурсию вдоль берега, возвращаясь тем же маршрутом — мимо пляжа, на котором высадились, к юго-восточному окончанию острова, Сигнальному мысу и Порт-Нельсону, — а там развернулись и снова поплыли на север.

К половине четвертого они находились в миле от северного мыса, усталые, изнывающие от жажды и даже — несмотря на шляпы и несколько слоев солнцезащитного крема — умудрившиеся слегка обгореть. И тут Реми, которая разглядывала побережье в бинокль, вскинула вверх сжатый кулак. Сэм заглушил мотор и подождал, пока она передаст ему бинокль.

— Посмотри-ка на тот утес, — указала она. — Курс двести восемьдесят градусов.

Сэм навел бинокль на утес и настроил изображение.

— Видишь два баньяна? — спросила Реми.

— Постой-ка… ага, вижу.

— Представь, как они выглядели шестьдесят лет назад, в одну третью размера и веток поменьше. Мысленно дорисуй кончик утеса…

Сэм подкорректировал картинку и взглянул снова. Через несколько секунд он покачал головой.

— Прости…

— Прищурься, — предложила Реми.

Он последовал совету и вдруг увидел, о чем она говорит, — словно кто-то переключил слайд. Шестьдесят лет эрозии сгладили верхушку утеса, и все равно сомнений быть не могло. В совмещенной картинке двух баньянов и скального выступа смутно угадывался профиль козлиной морды, увенчанной парой ветвистых, непомерно разросшихся рогов.

Вопрос был лишь в том, на самом деле они напали на след или, став жертвами самовнушения, видят то, что хотят увидеть. Судя по выражению лица Реми, она думала о том же.

— Есть только один способ проверить, — сказал он.

Разрыв в полосе рифа был узким, не шире восьми футов; издалека казалось, что верхушка коралла исчезает в пенистых волнах прилива, но вблизи становилось ясно: стоит чуть ошибиться, и резиновый бок лодки разорвет в клочья об острый край, прячущийся под высокой водой.

Реми сидела на носу, держась за борта, и, наклонившись вперед, вглядывалась в воду.

— Левее… левее… еще! — кричала она. — Так, выравнивай! Прямо…

У другого борта Сэм заметил сквозь пену, сразу под бирюзовой поверхностью, зазубренный кинжал коралла. Он старался одновременно рулить и управлять регулятором подачи топлива, нащупывая хрупкий баланс между мощностью и минимальной скоростью хода. Не рассчитаешь мощность — толкнет на коралл; слишком увлечешься — и не успеешь отреагировать на сигналы Реми.

— Хорошо… резко вправо!

Сэм вдавил руль, и лодка вильнула перед самой волной, которая разбилась о риф и задела корму.

— Держись!

Он добавил оборотов и выровнял лодку.

— Налево… еще левее… еще…

— Сколько осталось?

— Еще десять футов, и мы прорвемся!

Сэм взглянул через плечо. В двадцати футах за ними, у внешнего края рифа, вздымалась волна.

— Сейчас ударит! — крикнул Сэм. — Сгруппируйся!

— Еще чуть-чуть… напра-а-аво… и прямо… отлично! Поднажми!

Сэм вывернул рукоять, отрубая подачу топлива, как раз вовремя: в следующий миг мощный удар сотряс корму. Сэму показалось, что желудок подкатил к горлу. На долю секунды винт мотора с воем и брызгами подняло в воздух, а затем лодку швырнуло обратно, в тихую воду лагуны.

Реми перекатилась на спину, оперлась о борт и перевела дух.

— Ну, Сэм Фарго! Ты знаешь, как развлечь девушку!

— Стараюсь как могу. Добро пожаловать в лагуну «Козлиная голова»!

Глава 16

— Рай, прямо по курсу, — сказал Сэм, выравнивая нос шлюпки.

После восьми часов на раскаленном солнце и лавирования среди острых, как зубы акулы, рифов тенистая лагуна воистину казалась раем на земле. Тихую заводь, диаметром примерно сто футов, на севере и юге защищали выступающие дужки суши, заросшие виргинскими соснами и пальмами. Утес, который возвышался над водой футов на тридцать, покрывали лианы, зеленые заросли и раскидистые баньяны — два самых крупных как раз и напоминали козьи рога. Слева от утеса лежал полумесяц белого песка размером со среднюю корабельную палубу. Солнце потихоньку начинало крениться к закату, и лагуну окутали густые тени. Вода была неподвижна как стекло. Из лиственного полога доносилась симфония птичьих трелей, сопровождаемая жужжанием насекомых.

— Не самое худшее место, чтобы провести ночь, — согласилась Реми. — Не шикарная гостиница, конечно, но во всем есть своя прелесть. Осталось выяснить, туда ли мы попали.

— Не знаю, туда ли, но пещера здесь точно есть.

Сэм указал на склон утеса и направил лодку в ту сторону, сбрасывая скорость по мере приближения.

Вода у основания утеса едва заметно вращалась по часовой стрелке и слабо мерцала — явный признак того, что где-то рядом вытекает свежая струя. Сэм выудил из лежащего на дне вещмешка очки для ныряния, прижал их к глазам и погрузил лицо под воду, которая оказалась прохладной, несмотря на припекавшее весь день солнце. Множество рыбешек стремительно кружились, мелькая то тут, то там и вырывая друг у друга невидимые кусочки питательных веществ, поднятые со дна свежим течением.

Сэм высунул голову. Провел по воде кончиками пальцев, облизал их. На вкус вода была гораздо менее соленая, чем обычная морская.

— Подземная река? — догадалась Реми.

— Скорее всего, — ответил Сэм, отряхивая с волос брызги.

Местные морские гроты иногда — довольно редко — соединяются как с карстовыми, так и с тектоническими пещерами, которые, в свою очередь, служат руслами подземных рек и ручьев.

— Надо свериться с картой. Мне кажется, отсюда всего несколько миль до озера Джордж. Не удивлюсь, если окажется, что одна из здешних пещер впадает туда. Или даже в Соленое озеро.

— Все это, конечно, очень интересно, но, может, не будем отвлекаться?

— Так и быть.

Сэм посмотрел на часы. Через полчаса закончится прилив. Если исследовать пещеру, нужно это сделать в течение ближайшего часа, а иначе придется испытать на себе мощь отлива. В идеале стоит подождать до конца прилива, следующий относительно спокойный промежуток длительностью около часа посвятить исследованию пещеры, а затем оседлать отлив и вовремя отсюда смотаться. Проблема заключалась в том, что перед ними была не типичная закрытая морская пещера. Подземная река, с ее непредсказуемыми течениями, может запереть их внутри или затянуть в одну из трещин, уходящих в глубь острова. Ни один из этих вариантов Сэма не прельщал.

Он поинтересовался мнением Реми. Та вздохнула.

— Я бы лучше подождала. Но мне знаком этот взгляд: тебе не терпится зайти.

— Лучше сразу выяснить, на правильном ли мы пути. У нас с собой семьдесят пять футов веревки. Один конец привяжем к корню баньяна, другой — к моему грузовому поясу. Если что, я себя вытащу.

— А если ты расшибешь голову и отключишься?

— Я буду трижды дергать за веревку каждые шестьдесят секунд. Не будет сигнала — вытащишь меня при помощи лодки.

— Сколько времени тебя не будет?

— Десять минут и ни секундой больше.

Реми обдумала этот план, строго посмотрела на мужа и вздохнула.

— Ладно, Жак Ив Кусто. Но не забудь: если умрешь, я тебе никогда этого не прощу!

Сэм с улыбкой подмигнул.

— По рукам.

Десять минут спустя он сидел на носу лодки в полной готовности. Реми остановила лодку напротив утеса. Сэм осторожно встал, повязал беседочный узел вокруг торчащего корня, а другой конец веревки закрепил на полукольце своего грузового пояса. Реми развернула лодку и поставила ее в десяти футах от склона, подрегулировав дроссель, чтобы лодка стояла неподвижно.

Сэм поплевал на маску, растер слюну по прокладке, обмакнул маску в воду и натянул на голову таким образом, чтобы нижний край доставал до бровей. Затем натянул ласты, постучал по регулятору, чтобы проверить, поступает ли воздух, и кивнул Реми.

— Удачи, — сказала она.

— Я вернусь.

Он натянул маску на глаза и спиной вперед соскользнул с борта.

На миг он неподвижно завис, смакуя внезапное погружение и изумительную чистоту воды. Подождал, пока не всплывут все пузырьки и пена, и нырнул ко дну, сразу почувствовав, как затягивает под утес. Отдавшись на волю течения, перевернулся на бок и несколько секунд смотрел на пеструю от солнечных лучей поверхность, затем сверху наплыл край пещеры, и Сэм скользнул в темноту. Он зажег подводный фонарик и посветил вокруг.

Вход в пещеру представлял собой неровный полукруг — арку десять-двенадцать футов в ширину и двадцать в высоту. Во время максимального отлива верхняя часть свода, скорее всего, поднималась на несколько дюймов над поверхностью лагуны: учитывая зеленый полог, покрывающий поверхность скалы, вход оставался практически невидимым. Если бы не подсказка с «Козлиной головой», они бы ни за что не отыскали пещеру.

Он поплыл вниз, наискосок вдоль дна, касаясь песка пальцами одной руки. Футов через двадцать дно вдруг резко ушло вниз, во тьму. Перевернувшись на бок, Сэм посветил фонариком вверх и увидел, что арка входа исчезла, вместо нее появился отблеск… Поверхность. Он проверил время и трижды потянул за веревку у пояса: «Все в порядке, Реми!»

Внезапно Сэма окутала холодная вода, и он почувствовал, как новое течение толкает его вправо. Он осознал, что едва заметно вращается вокруг своей оси, словно чья-то невидимая рука кружит его в пируэте. «Водоворот!» — подумал он и слегка запаниковал. Течения лагуны и подводной реки сталкивались, холодные потоки выталкивали теплые наверх, создавая гидравлический торнадо. В данный момент Сэм находился у внешнего края воронки — течение было сильным (узла два, но его подсчетам), хотя при помощи ласт он мог сопротивляться — но чем ближе к центру, тем сильнее будет затягивать. Он поплыл к стене (по крайней мере, Сэм надеялся, что плывет к стене), мощно ударил ластами раз, другой — и наконец выплыл на поверхность.

Протянутая рука коснулась камня, и Сэм за него уцепился. Он резко затормозил, чувствуя, как ноги затягивает круговое течение, трижды потянул за веревку и взглянул на часы: две минуты прошли, еще восемь. Не считая тихого журчания стекающей по стенам воды и капающих звуков, время от времени доносящихся из глубин пещеры, стояла жуткая тишина.

Он зубами стянул перчатку со свободной руки и поднял вверх ладонь, тут же почувствовав, как прохладный воздух обдувает влажную кожу. Добрый знак. Сэм пока всерьез не рассматривал такую возможность, но поскольку пещера соединялась с подземной рекой, возникала опасность попадания токсичных веществ из пустой породы. Они с Реми, безусловно, заметили бы признаки загрязнения — отсутствие рыбы, окрашенные камни, мертвые губки — все, кроме газов, которые могли скопиться в полостях под сводами. Наличие в пещере свежего воздуха снижало риск. Сэм вынул изо рта регулятор и понюхал, затем сделал вдох. Все в норме. В очередной раз сообщив Реми, что все в порядке, он снова надел перчатку и посветил фонариком вокруг.

В шести футах над головой нашлось первое указание на то, что они на верном пути: с потолка на ржавых стальных тросах свисали деревянные мостки. Они проходили по всей ширине пещеры и у противоположной стены оканчивались импровизированным деревянным пирсом, который держался на сваях, очевидно вбитых в самое дно. Перпендикулярно первым мосткам от их центра к дальней стене шли вторые. Вся конструкция выглядела топорной, но кто-то явно вложил сюда немало усилий — судя по ржавчине на тросах и слою ила на деревянной обшивке, с тех пор прошло довольно много времени.

Пещера была овальной формы, около пятидесяти футов в ширину, со сводчатым, покрытым сталактитами потолком, который нависал примерно в двадцати футах над головой Сэма. Посветив фонариком в направлении, где, по идее, должна была находиться дальняя стена, он увидел лишь темноту. А он-то думал, что в месте соединения с подземной рекой в стене окажется трещина, из которой будет хлестать поток… Сэм понял: эта пещера представляла собой нечто вроде предбанника. Если не считать того, что в дальнем конце стены сужались до ширины в тридцать футов, он не увидел никаких признаков отделения пещеры от смежной карстовой. И понятия не имел, куда она ведет и где заканчивается.

Хватило бы этих мостков и пирса, чтобы обеспечить техническое обслуживание одной-двух мини-субмарин? — гадал Сэм. Он решил, что это зависит от объема работ. Возникал еще один вопрос: почему ремонт не был произведен прямо на борту «Лотарингии»? Вопрос для Сельмы.

Вдруг ведущий к поясу трос задергался как бешеный, и хотя они с Реми не условились о сигнале тревоги, Сэм инстинктивно почувствовал, что это он и есть.

Он зажал регулятор между зубами, нырнул и как можно быстрее поплыл к выходу, одной рукой подтягиваясь на тросе. Едва наверху замаячила поверхность лагуны, он всплыл вверх и перевернулся на спину, работая ластами, чтобы держаться подальше от скал. Проскользнув под аркой входа, всплыл на поверхность и укрылся за завесой вьющихся растений.

С трудом сдерживаясь, чтобы не окликнуть жену, Сэм осмотрелся. Лагуна опустела.

Ни шлюпки… ни Реми.

Глава 17

Подступающий страх сменился мгновенным облегчением, когда в зарослях на другом берегу лагуны показалась рука. Рука была повернута к нему ладонью вперед: «Жди!» Секундой позже листва раздвинулась, и Сэм увидел лицо Реми. Она дотронулась до уха, показала на небо и изобразила вращательное движение указательным пальцем. Десять секунд прошло… двадцать… минута. И только тогда он услышал шум винта, который то ослабевал, то приближался. Сэм высунул голову из-под зеленого полога и вгляделся в небо, пытаясь определить направление, откуда доносится звук.

Прямо над его головой из-за края утеса появились вращающиеся лопасти, а секунду спустя в лучах заходящего солнца блеснуло изогнутое ветровое стекло из плексигласа. Скошенные воздушные потоки пустили рябь по глади лагуны, поднимая в воздух мельчайшие крупицы водяной пыли. Сэм втянул голову, Реми юркнула обратно в кусты.

Покружив над лагуной — Сэму показалось, что это заняло несколько минут, хотя на самом деле прошло секунд тридцать, — вертолет заложил последний вираж и направился на юг вдоль берега. Сэм подождал, пока не стихнет гул, затем нырнул и мощными гребками пересек лагуну, успокоившись, лишь когда живот коснулся песка на той стороне. Он вынырнул совсем близко от тянущейся к нему руки, за которую тут же ухватился, чтобы Реми помогла ему забраться в кусты.

— Это они? — спросила Реми.

— Не знаю, но я бы готовился к худшему. Птичка не из дешевых — «Белл-430», кажется. Тянет миллиона на четыре, не меньше.

— Самое то для главаря украинской мафии.

— Внутри как раз поместятся русский наемник и восемь его дружков. Они тебя заметили?

— Точно не знаю. В первый раз они пролетели мимо на большой скорости, но почти тут же развернулись и возвращались еще два раза. Одно из двух: или их интересует это место, или они знают, что мы тут.

— Где лодка?

Реми ткнула пальцем влево, и Сэм разглядел несколько дюймов серой резины, выступающих из-под листвы.

— Я сразу же ее спрятала.

— Хорошо, — Сэм на миг задумался. — Давай укроемся в пещере. На случай, если они решат приземлиться и все здесь осмотреть.

Напрягая слух в попытке уловить малейшие признаки возвращения вертолета, Сэм снял снаряжение и передал Реми, которая тут же принялась натягивать ласты.

— Каков план? — спросила она.

— Плыви на ту сторону, залезай в пещеру и жди меня. Осторожнее, там круговое течение. Натяни веревку и держись поближе к выходу. Дерну три раза — тревога; два — порядок, стой на месте.

— Ясно.

— Я заберу отсюда лодку и попробую перетащить внутрь. Дождемся темноты, а там видно будет.

Реми кивнула, нацепила остатки водолазного снаряжения, огляделась напоследок и полезла в воду. Сэм проводил взглядом идущий за женой след из пузырьков, пока тот не пересек лагуну и не исчез в пещере, и стал пробираться через кусты туда, где Реми спрятала лодку. Добравшись до места, он замер, закрыл глаза и прислушался… Тишина.

Распихав оставшееся снаряжение по двум брезентовым вещмешкам и накрепко затянув застежки, Сэм обвязал вокруг пояса восьмифутовый швартовочный трос, соскользнул в воду и брассом поплыл через лагуну. На полпути к пещере со стороны пляжа до его ушей донеслось тарахтение вертолетного винта. В тот миг, когда Фарго обернулся и посмотрел через плечо, над верхушками пальм показался вертолет и, не давая Сэму опомниться, завис над его головой. Из открытой дверцы высунулась фигура в черном. Человек смотрел прямо на Сэма — не тот, что похитил Фробишера, не Архипов — другой, чье фото выслал по электронной почте Руб… Ошибки быть не могло. Холков. Сэм сразу его узнал, как узнал и обрубленный цилиндр в руках Холкова: малокалиберный пистолет-пулемет…

Сэм набрал побольше воздуха, перевернулся и нырнул. Едва он скрылся под водой, как боковая камера надувной лодки со свистом лопнула. Поверхность над его головой вскипела — со всех сторон, оставляя за собой пенный след, забарабанили пули. При каждом попадании в лодку раздавался оглушительный хлопок и надувные бока вздрагивали, со свистом выпуская воздух. Вскоре свист сменился шипением, лодка стала складываться, скукоживаться, оседать под воду; тяжелый троллинговый мотор неумолимо тянул опадающую корму вниз.

Сэм с силой оттолкнулся, широко раскинул руки и, работая ногами, поплыл к входу в пещеру. На миг стрельба прекратилась — перезаряжают, подумал Сэм, — затем град пуль зарядил с новой силой. Пули успевали прошить толщу воды на четыре фута, прежде чем плотный слой жидкости гасил энергию выстрела, и лишь тогда, обезвреженные, опускались на дно. Сэм скользнул в спасительную темноту каменного свода. Хлопки выстрелов и гул лопастей вертолета зазвучали приглушенно.

Он перевернулся на спину и, оттолкнувшись ногами, устремился наверх, к потолку.

Веревка… ну же… трос… Что-то коснулось его ноги. Лодка! Тонущая лодка, которую подхватило внутренним течением пещеры. Швартовочный трос натянулся, дергая Сэма за пояс, утаскивая за собой на глубину. Снаружи доносился приглушенный треск выстрелов, но Сэму теперь было не до него. Пальцы потянулись к веревке; он вытащил из кожаного футляра водолазный нож, перерезал… И почувствовал, как течение засасывает его внутрь.

Легкие горели, от недостатка кислорода раскалывалась голова, пальцы не слушались. Сэм возился с веревкой, пытаясь обвязать ее вокруг рукояти ножа. Нож выскользнул и отскочил в сторону. Сэм успел его подхватить. Еще одна попытка… Получилось! Завязав-таки прямой узел, Сэм устремился вверх и вынырнул на поверхность. Он успел краем глаза заметить цепляющуюся за стену Реми и почувствовал, как его снова подхватывает, затягивает в воронку водоворот.

— Сэм, что…

— Веревку!

Он изо всех сил метнул нож, перебрасывая веревку через мостки, и, бешено колотя ногами, погреб в ту сторону, протянул руку… И в этот миг лодку закрутило круговое течение и Сэма отшвырнуло к стене…

— Реми, веревка, бросай веревку!

— Сейчас!

Он услышал всплеск. Увидел, как Реми плывет к нему. Теперь лодка тянула ко дну мертвым грузом. Сэма резко утащило под воду; вода залила ноздри, хлынула в рот.

— Хватайся! — выкрикнула Реми. — Прямо перед тобой!

Что-то болталось в воде рядом с его лицом. Сэм взмахнул рукой. Пальцы коснулись веревки, он сжал кулак и мощно дернул.

Наконец-то он мог перевести дыхание. Сэм подождал, пока чуть померкнут плывущие перед глазами круги, и обернулся.

Реми, наполовину в воде, висела на другом конце веревки. Водолазный фонарик болтался у нее на поясе, отбрасывая пляшущие тени на своды пещеры.

— Отличный бросок, — сказал Сэм.

— Спасибо. Ты как, нормально?..

— Ага, а ты?

— Еле-еле.

Некоторое время они не двигались, приходя в себя, затем Сэм произнес:

— Я подниму тебя наверх, на мостки. Отвяжешь веревку. Я за тобой.

— Хорошо.

Занятия йогой и пилатесом, которым Реми уделяла по полтора часа трижды в неделю, определенно окупились сторицей: ловкая, как обезьянка, она шустро взобралась вверх по веревке, а оттуда перекатилась на мостки. Дощечки жалобно скрипнули, затем последовал протяжный треск. Реми застыла.

— Ляг плашмя, — велел Сэм. — Распредели вес… медленно.

Так она и поступила. Реми устроила что-то вроде испытания, по очереди надавливая на доски коленями и локтями, и осталась довольна результатом. Было ясно: мостки выдержат ее вес.

— Думаю, справимся.

Она скинула ласты, заткнула их за пояс и отвязала веревку.

— У меня к поясу прикреплены лодка и все наши вещи, — сказал Сэм. — Попытаюсь их спасти.

— Ладно.

На виду оставалось лишь двадцать футов соединявшей их веревки; большую часть течением уволокло под воду. Сэм смотал десять футов, соорудил что-то вроде временной страховочной упряжи, а после, действуя исключительно на ощупь, затянул «мертвый» узел, прикрепив к поясу конец ведущего к лодке троса. Держась правой рукой за веревку над головой, он пристегнул пояс к упряжи. Веревка скрипнула — звук был такой, словно расстегиваешь влажную молнию, — и натянулась. Она оторвалась от поверхности, подрожала несколько секунд и успокоилась.

— Думаю, выдержит, — окликнул жену Сэм, взобрался по веревке и перекатился на площадку рядом с Реми.

Она крепко обняла мужа, и ее влажные волосы рассыпались по его лицу.

— По-моему, стрельба говорит сама за себя. Красноречивый ответ на наш вопрос, — прошептала она.

— Что верно, то верно.

— Тебя точно не задело? — спросила Реми, ощупывая его живот, грудь и руки.

— Точно.

— Может, будем двигаться дальше? Что-то подсказывает мне: так нас просто не выпустят.

Реми почти наверняка была права, к тому же Сэм понимал, что выбор у них невелик: вернуться тем же путем, которым они сюда попали, найти другой путь наружу, принять бой или спрятаться. Первый вариант можно было отбросить сразу: он завел бы их прямиком в лапы преследователей; второй находился под огромным вопросом — в этих пещерах их, вероятно, ждал тупик, причем во всех смыслах; третий… Одинокий короткоствольный револьвер Гвидо-башмачника против автоматов Холкова и его людей?.. Это вряд ли. Четвертый вариант — спрятаться — выглядел как единственный реальный шанс выбраться из передряги живыми.

Вопрос заключался в другом: как долго преследователи будут ждать, прежде чем нырнуть следом? Сэм посмотрел на часы и осознал, что у них с Реми есть преимущество… время. Время прилива подходило к концу; всего через несколько минут вода хлынет назад, и попасть внутрь станет ой как непросто.

— Неужели так выглядит секретное укрытие для подводных лодок нацистов?! — воскликнула Реми, скидывая остатки снаряжения.

— Скорее всего, но не имея прямых доказа…

— Сэм, это не вопрос. Смотри!

Сэм обернулся. Реми светила фонариком на стену пещеры. Над пирсом, нарисованный явно от руки толченым оловом и краской, которая давным-давно выцвела, виднелся печально знаменитый прямоугольник, размером три на четыре фута.

— Нацистский флаг Кригсмарине, — прошептал Сэм. При первом беглом осмотре пещеры он не заметил флага. — Видимо, тот, кто его нарисовал, очень гордился своей родиной.

Реми засмеялась.

Шажок за шажком, проверяя каждую дощечку на прочность, они добрались по мосткам до пирса. Пришлось понервничать: в нескольких местах обшивка предательски выгибалась и поскрипывала, но в общем и целом прошла испытание. Металлические тросы тоже выдержали, несмотря на толстый слой покрывавшей их склизкой ржавчины: болты, которыми они крепились к потолку и стенам пещеры, были закручены через дюймовые стальные проушины. Лодка была разорвана в клочья, зато мотор и прикрепленный к нему топливный бак чудесным образом пережили обстрел, отделавшись несколькими царапинами. Похожую картину являли собой два брезентовых вещмешка: один, прошитый многочисленными снарядами, походил на решето, второй оказался целехонек.

— Посмотрим, может, что-то удастся спасти, — сказал Сэм.

Они прошли в самый конец пирса — посмотреть, что там, в дальнем конце пещеры. Как Сэм и подозревал, вторая пещера была тектонического типа. Гладкие своды первого грота тысячелетиями обтачивала вода, вторая же пещера отличалась зазубренными стенами и грубыми острыми углами. От места, где две пещеры соединялись, широкой буквой «V» расходились два туннеля: один вел слегка вверх и налево, другой — вниз и направо. Из левого туннеля мчался стремительный поток. Он разбивался об острый выступ и делился на две части: половина текла в главную пещеру, вторая — исчезала во мраке правого туннеля.

— Вот и река, — сказала Реми.

— Она тут недавно… по всем признакам, — ответил Сэм. — Стены слишком неровные.

— Недавно?

— Я бы сказал, не больше ста лет. Дай-ка посвечу. Подстрахуешь? Хватайся за пояс. — Реми сделала, как он просил. Сэм подался вперед и, зависнув над потоком, осветил фонарем правый туннель. — Гм. Втаскивай меня.

— Что там? — спросила Реми.

— Туннель поворачивает направо. А сразу за поворотом — еще один пирс и мостки.

— А интрига-то закручивается.

Глава 18

Чтобы переправиться самим и переправить снаряжение вниз по правому туннелю, они смастерили некое подобие лебедки из остатков троса (шестьдесят футов из тех семидесяти пяти, что были вначале). Реми пошла первой. Следя за натяжением и не давая веревке зацепиться за сваю, Сэм осторожно отмерял длину, пока Реми не добралась до второго пирса.

— Порядок! — прокричала она. — Здесь футов тридцать.

Сэм смотал веревку, обвязал мотор, лодку, два сухих вещмешка и водолазное снаряжение — не хотелось оставлять слишком очевидную подсказку для тех, кто идет по их следу. Закончив, он снова стал разматывать трос. Наконец раздался возглас Реми:

— Держу! — Было слышно, как она пыхтит, вытаскивая снаряжение из воды. — Готово!

У входа послышалось бульканье… всплеск, а затем шипение, сопровождаемое брызгами и плевками, — кто-то вынырнул из воды и теперь продувал регулятор. Сэм упал на живот и замер, прижавшись лицом к дощатому настилу. Луч фонаря мигнул, заиграл на стенах и потолке и осветил лицо вошедшего. Сэм пригляделся. Рядом с мужчиной на поверхности плавал предмет обтекаемой формы — морской скутер на аккумуляторе, догадался Сэм. В сочетании с хорошими ластами и сильными ногами морской скутер мог нести крупного мужчину на скорости до пяти узлов. Вот тебе и преимущество отлива, усмехнулся про себя Сэм.

Мужчина забросил на мостки какой-то предмет с крюком и привязанной сзади веревкой — кошку? — несколько раз дернул и прокричал по-английски с заметным русским акцентом:

— Все чисто!

Затем развернул скутер в сторону доков и поплыл через пещеру.

Сэм решил, что сейчас не время для раздумий; не мудрствуя лукаво он трижды дернул за веревку, перекатился через край и плюхнулся в воду. Его тут же подхватило течением и понесло вниз по туннелю. Через несколько секунд впереди показался второй пирс. Реми сидела на коленях у края, подбирая провисшую веревку. Сэм прижал палец к губам, она кивнула и помогла ему взобраться на пирс.

— Плохие парни, — прошептал он.

— Сколько у нас времени?

— В обрез. Только чтобы спрятаться.

Сэм огляделся по сторонам. По всей длине пещеры шли мостки в форме буквы «Е», соединяя этот пирс с точно таким же на противоположном конце; на обоих пирсах были сложены деревянные ящики с эмблемой Кригсмарине.

Пещера казалась почти в два раза больше первой, но, учитывая ее тип (судя по всему, тектонический), не стоило и пытаться искать выход со стороны моря. Или стоило? Сэм посветил фонариком, осматривая грубые своды. С потолка в дальнем углу свисало странное образование, которое он сперва по ошибке принял за сталактит-переросток. Направив луч фонаря в тот угол, он понял, что на самом деле это сплетение сухих корней и стеблей, почти достающее до воды.

— Выход? — спросила Реми.

— Может быть. Течение здесь поспокойнее.

— Пол-узла, не больше, — согласилась она.

Из первой пещеры донеслись два голоса, затем к ним присоединился третий. По туннелю эхом прогрохотал выстрел, за ним еще, а потом — десятисекундная очередь.

— Стреляют по воде, — прошептал Сэм. — Хотят нас выудить.

— Сэм, взгляни сюда.

Он развернул фонарь и направил луч на воду, в то место, куда она указывала. У самой поверхности виднелся плавный изогнутый контур.

— Корпус, — прошептала Реми. — Думаю, ты прав…

— Кажется, мы только что нашли «UM-77».

— Задело!

На ходу обсуждая план действий, Фарго завернули мотор и снаряжение в изрешеченную лодку, крепко стянули края и обмотали все швартовочным тросом, а затем затопили сверток под пирсом. Потом отрезали тридцатифутовый кусок веревки и через каждые два-три фута навязали петель. Как только все было готово, Сэм спросил жену:

— Выбирай, чем займешься.

— Ты под водой, я по скалам.

Реми чмокнула мужа в щеку, подхватила веревку и, низко пригнувшись, короткими перебежками направилась через мостки.

Сэм взял фонарь, соскользнул с пирса и нырнул.

Он сразу понял, что перед ним не «Саламандра». Эта лодка была слишком мала — по меньшей мере на шесть футов короче и почти в два раза уже, чем «UM-34». Сэм решил, что перед ним субмарина класса «Куница», она же «Marder» — по существу, две торпеды G7e, сложенные одна поверх другой; верхняя, пустая, с обзорным фонарем из акрила, служила кабиной и аккумуляторной; нижняя была боевой, съемной торпедой.

Нырнув вдоль борта, Сэм сразу увидел, что торпеды нет, осталась лишь лежащая на боку кабина — обзорный фонарь наполовину зарыт в песок. Ударом ноги он перевернул лодку, положил фонарик на дно и принялся возиться с задрайками. Болты не поддавались.

«Время, Сэм, время…»

Легкие жгло огнем. Он обхватил одну из задраек обеими руками, уперся ногами в корпус и потянул. Ничего. Еще раз… Не выходит!

Сквозь толщу воды до Сэма вновь донеслись приглушенные голоса, на этот раз ближе. Он погасил фонарь, посмотрел вверх, сориентировался, мощным пинком перевернул лодку и поплыл к дальней стене. Скользнув между проступившими во мраке сваями пирса, повернул направо и поплыл вдоль стены. Наконец пирс остался позади. Сэм доверился силе течения, которое вынесло его к поверхности, и осторожно вынырнул.

У противоположной стены в глубине туннеля на стенах плясали зайчики света — Холков со своими людьми стоял у конца пирса; он явно намеревался идти до конца. В десяти футах левее, над самой поверхностью свисал узел из корней и лиан. Вблизи узел казался еще больше, размером с бочку на пятьдесят пять галлонов. Сэм подплыл боком, осмотрелся и почти сразу отыскал конец веревки, который оставила для него Реми.

Сэм стал взбираться наверх. Минутой позже и пятнадцатью футами выше он протянул руку и коснулся продетой в петлю ступни Реми. В ответ на ободряющее пожатие Реми взбрыкнула, едва не задев мужа пяткой. Он сунул ногу в петлю, повторил тот же трюк с правой рукой и устроился поудобнее.

— Получилось? — прошептала она.

— Нет. Люк заело.

— Что теперь?

— Будем ждать.

Ждать пришлось недолго.

Почти тем же способом, что и Сэм с Реми, люди Холкова добрались до второго пирса. Выглядывая из-за корней, Сэм насчитал шестерых. Один из них обошел пирс, посветив фонариком на ящики, на воду и вдоль мостков.

— Куда, черт возьми, они делись? — пролаял он.

Сам Холков, догадался Сэм.

— Вы четверо! Выкурить их, — приказал Холков; затем кивнул второму: — Ты, за мной!

Пока Холков с одним из своих подручных обшаривал ящики, остальные выстроились в ряд на краю пирса и короткими очередями в упор стали расстреливать воду. Прошло около минуты, и Холков крикнул:

— Хватит, прекратить огонь!

— Там что-то есть! — прокричал один из мужчин, светя на воду фонариком.

Холков подошел, посмотрел мельком и ткнул пальцем в двоих своих подопечных.

— Это она! Надевайте экипировку — и в воду!

Через пять минут мужчины вернулись, а еще через пять они уже ныряли.

— Сперва обыщите пещеру! — приказал Холков. — Убедитесь, что их здесь нет.

Мужчины исчезли под водой, оставив на поверхности облако пузырьков.

Сэм следил за тем, как их фонари шарят по дну под пирсами и вдоль стен. Наконец ныряльщики всплыли.

— Никого, — доложил один. — Здесь негде спрятаться.

Сэм, который все это время смотрел не дыша, перевел Дух.

— Может, прячутся в туннеле? — предположил стоявший рядом с Холковым.

Холков обдумал подобный вариант.

— Там точно пусто? — спросил он водолазов.

Оба кивнули, и Холков повернулся к предложившему проверить речной туннель.

— Бери Павла, обвяжитесь веревкой и проверьте туннель.

Мужчина кивнул, подошел к концу пирса и принялся разматывать веревку.

— Обыщите лодку! — приказал ныряльщикам Холков.

Те дружно заменили регуляторы и погрузились под воду.

Обшарив корпус при помощи фонарей, они остановились в месте, где, по расчетам Сэма, находился купол кабины. Лучи качнулись, переместились, а затем под водой негромко звякнул металл. Прошло еще три минуты, и один из водолазов всплыл на поверхность и вытащил регулятор изо рта.

— Это «Marder», — сказал он. — Семьдесят седьмая.

— Хорошо, — отозвался Холков.

— Болты заело. Нужна монтировка.

Один из мужчин на пирсе склонился над рюкзаком и выудил оттуда монтировку. Водолаз подплыл, взял инструмент и снова погрузился.

В течение пяти минут раздавалось приглушенное клацанье металла о металл, затем ненадолго воцарилась тишина, и вдруг на поверхность всплыл огромный воздушный пузырь.

Время шло. Наконец ныряльщики появились на поверхности. Один из них присвистнул и поднял из воды прямоугольный предмет.

— Давай сюда! — велел Холков.

Когда водолазы подплыли к пирсу, он сел на корточки и забрал предмет. Теперь Сэм мог его разглядеть — знакомый деревянный ящик. Холков долго разглядывал ящик, вертел его так и эдак, подносил к лицу и в конце концов осторожно приоткрыл крышку и заглянул внутрь. Затем закрыл и кивнул.

— Молодцы.

Из туннеля донесся крик:

— Помогите! Скорее, тяните! Вытащите нас!

Несколько мужчин кинулись к краю пирса и стали дружно вытягивать трос. Секунд через десять на другом конце появился мужчина. Все фонари повернулись в его сторону. Он был в полубессознательном состоянии, лицо разбито в кровь. Пострадавшего втащили на пирс и уложили на спину.

— Где Павел?! — рявкнул Холков. Мужчина пробормотал что-то нечленораздельное. Холков отвесил ему пощечину, схватил за подбородок и заглянул в глаза. — Говори! Где Павел?

— Пороги… трос оборвался… Он ударился головой, я поплыл к нему… Я не успел. Он исчез на глазах. Мы его потеряли.

— Черт! — Холков развернулся на каблуках, меряя шаги, прошел до середины пирса и снова развернулся. — Ладно, вы, двое, вытащите его и возвращайтесь в лагуну. — Он выбрал себе помощника. — А мы с тобой установим взрывчатку. Если Фарго еще живы, самое время их похоронить! Шевелись!

Глава 19

Холков и его люди ушли. Жестом приглашая Реми следовать за ним, Сэм спустился по веревке, раскачал ее взад-вперед, как качели, и кивнул жене. Реми спрыгнула с веревки на мостки, и Сэм последовал за ней. Оба сели на корточки.

— Как думаешь, он это серьезно? — прошептала Реми.

— Вряд ли у них хватит взрывчатки, чтобы нас похоронить, а вот главный вход запечатать — вполне… Ты проверила, нет ли там выхода? — спросил он, кивая в сторону сплетенных между собой корней.

Она кивнула.

— Там трещина — дюйма два-три, а до поверхности добрых шесть футов.

— Солнце видно?

— Ага. Сейчас закат.

— Ладно, бог с ним, с выходом, — по крайней мере, у нас есть источник свежего воздуха… — Он нахмурился. — А вот бутылку, будь она неладна, они забрали.

— Сэм, давай решать проблемы по мере поступления.

— Ты права. Нужно спуститься с мостков, пока нас не…

Как по заказу, из первого грота прогремел глухой хлопок, а следом — еще два, один за другим.

— Ложись!

Сэм толкнул Реми на землю, а сам упал сверху, накрыв ее своим телом. Через несколько секунд над ними пронеслась волна прохладного воздуха. Из туннеля, заполняя пещеру, вырвалось облако пыли, частички покрупнее, словно дождевые капли, забарабанили по поверхности. Сэм и Реми подняли головы.

— Фу-у… наконец-то одни, — пробормотала Реми.

Сэм улыбнулся, встал, отряхнул с себя пыль и помог жене подняться на ноги.

— Хочешь тут задержаться?

— Нет уж, спасибо.

— Что ж, в таком случае самое время заняться аварийной спасательной капсулой.

Реми уперла руки в бока.

— О чем ты?

Сэм отстегнул от пояса фонарик и осветил воду, направив луч на корпус подлодки.

— Вот о чем.

— Фарго, объяснись.

— Я на всякий случай проверю, но, вероятней всего, тем же путем нам не выбраться. К тому же никто точно не знает, где нас искать, помощи ждать не приходится. Остается один вариант: вниз по реке.

— О-о, по той самой реке, что засосала прямиком в преисподнюю одного из людей Холкова? Ты эту реку имеешь в виду?

— Она должна куда-то втекать. Этот туннель футов пятнадцать в диаметре, течение быстрое и ровное. Если бы река дальше сужалась, мы бы увидели обратное течение или отметки от прилива на стенах. Поверь мне, река впадает в наземное озеро или пруд… ну, или в другую морскую пещеру.

— Ты уверен?

— Вполне.

— Сомнительный вариант, — Реми пожевала губу. — Может, лучше поколдуешь над топливным баком и проделаешь дыру в потолке?

— Мощности не хватит. И потом, свод обрушится прямо на нас.

— Ладно, тогда подождем до рассвета и подпалим эту связку корней. Дымовой сигнал… — Она оборвала фразу на полуслове и нахмурилась. — Туплю. Мы задохнемся раньше, чем прибудут спасатели.

— Ты ныряешь не хуже меня, — сказал Сэм. — И знаешь геологию. Река — это наш шанс. Единственный шанс.

— Угу. Только есть одна проблема: наша «спасательная капсула» полна воды и лежит на глубине пятнадцати футов.

Сэм кивнул.

— Да, это проблема.

Убедившись, что главный выход действительно замурован, они вернулись во вторую пещеру и приступили к работе. Для начала подняли со дна снаряжение, потом обыскали ящики Кригсмарине на случай, если там осталось хоть что-то полезное. Помимо ящика с ржавыми инструментами они нашли четыре лампы и дюжину коротких, похожих на церковные, свечей, которые прекрасно загорались от зажигалки Сэма. Вскоре пирс и поверхность воды были освещены мерцающим желтым светом. Пока Реми разбирала остатки снаряжения и проводила инвентаризацию инструментов, Сэм стоял на краю пирса, разглядывая воду.

— Итак, — сказала Реми, — у нас два баллона с воздухом. Один заполненный на две трети, второй полный. Два работающих фонаря — насколько хватит батарей, не знаю. Фотоаппарат прострелен, зато цел бинокль. Револьвер сухой, насчет пуль не уверена. Две фляги с водой и немного слегка отсыревшего вяленого мяса, аптечка, твой швейцарский нож, один целый сухой вещмешок и один дырявый, как сыр, и, наконец, два мобильника — сухие, в рабочем состоянии, почти полностью заряженные, только здесь от них нет никакого толку.

— Что с мотором?

— Я его высушила как могла, надо опробовать. Топливный бак вроде цел: все клапаны в порядке и дырок нет.

Сэм кивнул и продолжил всматриваться в воду. Минут через десять он прокашлялся и сказал:

— Так… думаю, у нас получится.

Он подошел и сел рядом с Реми.

— Ну-ка, ну-ка… Отсюда поподробнее.

Он принялся объяснять. Когда Сэм закончил, Реми сидела молча, поджав губы и склонив голову. Наконец она кивнула.

— С чего начнем?

Начали с того, что Сэм, борясь с приступами клаустрофобии, отправился осматривать подлодку. Он не имел ничего против воды или замкнутых пространств по отдельности, но их сочетание его отнюдь не прельщало.

Сперва Сэм совершил несколько тренировочных погружений, надев только маску и пояс, затем в течение минуты плавал на поверхности, занимаясь дыхательной гимнастикой, чтобы максимально повысить количество кислорода в крови.

Набрав побольше воздуха, он нырнул ко дну. Держа фонарик в вытянутой руке, заплыл в купол кабины и повернул к корме. Судя по технической документации, с которой Сэм ознакомился еще на реке Покомок, в носовом отсеке «Куницы» находились только сиденье капитана и простейшая панель управления. То, что он искал — клапаны кингстонов, — находилось в кормовом отсеке. Фарго пробирался вперед, отталкиваясь ногами и цепляясь за проложенные вдоль корпуса кабели. Сердце щемило, со всех сторон нависал узкий цилиндр подлодки; темнота и вода душили, грозя раздавить. В груди жарким огнем разливался страх. Он сглотнул подступающий к горлу комок и постарался успокоиться: «Клапаны кингстонов, Сэм! Кингстоны».

Сэм посветил фонарем вправо, влево, перед собой. Ему нужен был рычаг, цилиндрическая деталь на корпусе… Да вот же он: впереди, у левого борта! Фарго ухватился за рычаг и потянул. Заело. Сэм достал нож, вставил лезвие между рычагом и корпусом и попробовал еще раз. Что-то хлюпнуло, вода окрасилась ржавчиной, и рычаг поддался. Чувствуя, как пульсируют легкие, Сэм повернулся к следующему клапану, повторил все сначала, затем вернулся тем же путем и всплыл на поверхность.

— Ты цел? — окликнула мужа Реми.

— Смотря что понимать под словом «цел».

— Когда нет смертельных ран.

— Тогда да, можно сказать, я цел.

Следующая часть плана заняла три часа. Почти все это время они распутывали и связывали полусгнившие канаты, которые пролежали здесь с войны. Сэм сразу предупредил Реми, что у них будет всего одна попытка. Если не выйдет с первого раза, останется вернуться к ее идее с сигнальным костром и надеяться, что помощь прибудет раньше, чем они задохнутся в дыму.

Через четыре часа, примерно в два ночи, если верить хронометру Сэма, все было почти готово. Они стояли на краю пирса, любуясь плодами своего труда.

Два троса, сплетенных каждый из четырех канатов, — один закреплен на носу лодки, другой привязан к уткам на корме, — поднимались из воды к потолку (Реми, отменная скалолазка, продела верхние концы в проушины, к которым крепилась конструкция мостков) и оттуда вновь уходили вниз, к металлическим кабелям под обшивкой мостков. Вертикальные натяжные кабели, в свою очередь, соединялись посередине при помощи хитроумного веревочного плетения. К одному из них — тому, что проходил в стороне от поддерживающих лодку тросов, — Сэм пристегнул баллон с воздухом.

— Итак, — сказала Реми. — Давай обсудим еще раз: ты стреляешь в баллон, от взрыва кабели прогибаются, мостки падают, субмарина всплывает на поверхность, и из нее вытекает вода. Так?

— Примерно. Баллон не взорвется, скорее взлетит, как ракета. Если я не ошибся с узлом, момент вращения должен разорвать ослабленные кабели. Иными словами, чистая математика и полет фантазии…

Сэму пришлось поломать голову, рассчитывая вес субмарины, воды внутри, а также суммарный вес мостков и предел прочности кабелей, зато теперь он точно знал, что делает. При помощи ржавой, но все еще пригодной к использованию ножовки, которую они нашли в ящике с инструментами, он подпилил одиннадцать из восемнадцати вертикальных кабелей.

— И гравитация, — добавила Реми, беря его под руку. — Получится у нас или нет, знай: я тобой горжусь. — Она передала ему пистолет. — Вперед! Давай опробуем твое изобретение.

Они забрались в укрытие, сооруженное из ящиков на дальнем конце дока, и оставили открытой лишь небольшую прорезь для стрельбы.

— Готова? — спросил он.

Реми прижала к ушам ладони и кивнула.

Сэм оперся рукой, в которой держал пистолет, на предплечье другой руки, прицелился и спустил курок.

Раздался выстрел и сразу за ним — хлопок и свист рассекаемого воздуха, вспышка света, визг рвущегося металла и оглушительный всплеск…

Сэм и Реми осторожно выглянули из-за своей баррикады, но увидели лишь туманную пелену, которой заволокло всю пещеру. Постепенно завеса рассеялась. Они выбрались наружу, подошли к краю пирса и посмотрели вниз.

— А я знала, я точно знала, — пробормотала Реми.

Сверхмалая подводная лодка класса «UM-77», проведшая последние шестьдесят лет своей жизни на дне пещеры, теперь покачивалась у самой поверхности, из водоотливных отверстий хлестали струи воды.

— Красота, — только и сумел вымолвить Сэм.

Глава 20

Отдаваясь раскатистым гонгом в ушах Сэма и Реми, подлодка перевалила через очередной валун, сильно накренилась на левый борт, затем подпрыгнула и кувыркнулась вперед носом, подхваченная основным течением. На миг вода залила акриловый купол, заслонив Сэму обзор. Он включил фонарь и посветил вперед, но увидел лишь мелькающие каменные своды да пенные волны, бьющие о нос субмарины. Если не принимать во внимание серьезность ситуации, все это сильно смахивало на один из аттракционов в Диснейленде, подумал Сэм.

— Как ты там? — окликнул он жену.

Реми, которая лежала на полу за сиденьем, упершись обеими руками в корпус, выкрикнула в ответ:

— Изумительно! Сколько мы уже плывем?

Сэм посмотрел на часы.

— Двадцать минут.

— Господи, всего-то?

Поняв, что план сработал, Сэм и Реми не сразу оправились от тихого шока. Придя в себя, они поплыли к лодке и приподняли нос субмарины на несколько дюймов, давая вытечь остаткам воды. Затем Реми забралась внутрь и задраила кингстоны.

Основную часть работы они проделали, оставалось лишь убедиться, что нет течи, и выложить лодку изнутри несколькими подогнанными по размеру досками с мостков. Балластные цистерны — четырехдюймовые трубы емкостью в пятьдесят пять галлонов, пролегающие вдоль правого и левого бортов, — были заполнены и прекрасно уравновешивали лодку.

Подготовив лодку к отплытию, Фарго с легким сердцем устроились на отдых прямо на пирсе и проспали четыре часа, тесно прижавшись друг к дружке в круге света от старых ламп. С утра пораньше проснулись, съели завтрак из тепловатой воды и отсыревшего вяленого мяса, а затем погрузил и в лодку все необходимое и залезли внутрь. Работая снятой с мостков доской как веслом, Сэм отгреб к началу туннеля, где протекала подземная река, закрыл люк и надежно закрепился внутри.

Пока что прочный алюминиевый корпус выдерживал все испытания, и оба знали, что геология на их стороне. В отличие от зазубренных выступов на стенах пещеры, камни и валуны со дна потока давным-давно обточила вода, сгладив все острые края, которые могли бы повредить субмарине.

— Осторожно! — окликнул жену Сэм. — Валун!

Нос лодки врезался в крупный камень, перескочил через него и вильнул налево. Течение подхватило корму и закружило лодку, легонько припечатав о стену.

— Ой! — раздался сквозь шум потока вскрик Реми.

— Как ты?

— Еще один синяк в моей коллекции.

— Вернемся в гостиницу, сходим на шведский массаж.

— Ловлю на слове!

Один час незаметно перетек в два, а Сэм и Реми продолжали плыть через пороги внутри неуправляемой подлодки. Субмарину швыряло о стены, она то и дело перепрыгивала через валуны, крутилась и переворачивалась в бурном потоке. Если становилось нечем дышать, Реми выпускала немного воздуха из оставшегося баллона. Время от времени их выносило на более широкие, спокойные участки реки, и тогда Сэм открывал купол и проветривал кабину, чтобы восполнить недостаток кислорода.

Каждые несколько минут, как по команде, лодка натыкалась на скопление валунов или застревала в порогах, то заваливаясь на бок, то садясь на днище. Чтобы сдвинуть субмарину с места, они осторожно раскачивали «спасательную капсулу» из стороны в сторону, пока та наконец не соскальзывала обратно в поток, или Сэм открывал купол и сталкивал их, используя дощечку вместо рычага.

На исходе третьего часа путешествия шум воды внезапно стих. Субмарина замедлила ход и теперь мягко покачивалась на волнах.

— Что происходит? — спросила Реми.

— Точно не знаю.

Он прижался лицом к куполу и обнаружил, что смотрит на сводчатый потолок со свисающими сталактитами. Услышав шуршание, Сэм посмотрел налево — как раз вовремя: полог вьющихся растений накрыл купол, подобно раскачивающейся шторе внутри автомойки. Солнечные лучи проникли через акрил, наполнив кабину желтоватым светом.

— Это солнце? — сказала Реми.

— А то!

Днище скрипнуло по песку, лодка поплыла медленнее и наконец остановилась. Сэм поднял голову. Их прибило к берегу лагуны.

— Реми, кажется, мы приплыли.

Он открыл защелки и откинул купол. Прохладный, пропитанный солью морской воздух наполнил кабину. Сэм просунул наружу руки, запрокинул голову и подставил лицо солнцу.

Слева раздался какой-то шум. Сэм открыл глаза и повернулся. На песке, в десяти футах от них сидела молодая пара в ластах и с аквалангами. Они застыли и с ошарашенным видом, разинув рты, уставились на Сэма. Мужчину украшал «картофельный загар», какой бывает у фермеров, работающих на открытом воздухе, женщина — платиновая блондинка — выглядела как типичная жительница Среднего Запада на отдыхе.

— Доброе утро, — сказал Сэм. — Вижу, вы тут ныряете. Пещерный дайвинг?

Пара молча, в унисон, кивнула в ответ.

— Будьте аккуратнее, — ошарашил их Сэм. — Места тут коварные. Можно так занырнуть, что хрен потом выберешься. Кстати, не подскажете, который сейчас год?

— Сэм, не приставай к милым людям, — прошептала Реми на ухо мужу.

Глава 21

— Кайф, райское блаженство, — пробормотала Реми. — Я в раю.

Сэм сдержал слово. Вернувшись гостиницу, они первым делом вместе приняли горячий душ, затем заказали роскошный ланч — салат из морепродуктов, горячий хлеб, салат из тропических фруктов. Потом вызвали пару массажисток и целый час наслаждались массажем горячими камнями, прежде чем перейти к глубокому внутримышечному шведскому. Сэм и Реми лежали рядышком на террасе, легкий тропический бриз развевал полупрозрачные занавески. С пляжа доносился мерный рокот прибоя — лучшая колыбельная природы.

Сэм пробормотал сквозь сладкую полудрему:

— Вот это я называю жизнью.

Пара, которую они ввергли в шок своим появлением, когда выбрались из пещеры, на самом деле приехала со Среднего Запада. Майк и Сара из Миннесоты проводили на Багамах медовый месяц. С третьей попытки Сэм добился-таки от них ответа на вопрос «Где мы?»: оказалось, они выплыли у северного побережья Ромового острова, где-то между скалами Джанкану и Либерти. По подсчетам Сэма, подземная река отнесла их примерно на девять миль от «Козлиной головы».

Майк и Сара любезно предложили их подвезти на своем взятом напрокат катере, а заодно и взять на буксир мини-субмарину, к которой Сэм успел всем сердцем привязаться. Через сорок два часа после приземления на Ромовом острове Сэм и Реми вернулись к месту посадки. Не застав таинственного хозяина хижины, они затащили субмарину в заросли и оставили на борту послание: «Пожалуйста, присмотрите за лодкой. Мы за ней вернемся!» Сэм понятия не имел, что будет с ней делать, но просто бросить не поднималась рука.

Затем Фарго забрались в «бонанзу» и полетели к главному острову и к своей гостинице.

Расслабленные после сеанса массажа, Сэм и Реми подремали еще некоторое время, а затем вернулись к делам. Сэм, который еще раньше отправил Сельме сообщение «У нас все в порядке», теперь ей позвонил, поставив аппарат на громкую связь. Он вкратце пересказал их пещерную одиссею.

— Что ж, теперь никто не посмеет заявить, что Фарго не умеют отдыхать, — ответила Сельма. — Кстати, я тут выяснила, почему за вами послали Холкова. Звонил Руб: на автостоянке в Ялте нашли труп Григория Архипова; кисти и ступни отсутствовали. Их отстрелили из дробовика. Руб велел вам передать…

— …чтобы мы соблюдали осторожность, — закончил Сэм. — Мы осторожны, поверь.

— Вопрос в том, как Холков вас нашел.

— Мы и сами ломаем голову. Ты узнавала о?..

— Никаких запросов, никаких проверок оплат по вашим кредиткам не было. И потом, на всех компьютерах установлена надежнейшая защита, сомневаюсь, что кто-то узнал о вашем маршруте подобным образом. То же самое с данными ваших паспортов; у правительства с этим строго…

— Остается авиакомпания или… — заговорила Реми.

— Или они располагают некими средствами, которыми не располагаем мы, — закончил Сэм. — Но тогда встает вопрос: почему они не обыскали пещеры заранее?

— Я над этим работаю, — сказала Сельма, — но вряд ли дело в утечке.

— Пока не выясним наверняка, остается ждать худшего и жить с оглядкой, — сказала Реми.

— Хорошо. Итак, что касается подлодки…

— «UМ-77», — подсказал Сэм.

— Именно. Хотите, чтобы я ее переправила сюда?

— Было бы неплохо, — отозвалась Реми, — а не то Сэм будет дуться.

— Это ценный исторический артефакт, — проворчал Сэм.

Еще раньше, на обратном пути, они договорились: как только все закончится, поставить в известность правительства Германии и Багамских островов. Сообщить им о пещерах и доках, а дальше пусть сами разбираются.

— А если и те и другие откажутся? — спросила тогда Реми.

— Мы повесим ее дома, над камином.

Реми застонала.

— Этого я и боялась.

Сейчас из динамиков лился голос Сельмы:

— Я ею займусь. Может понадобиться несколько дней, но я доставлю вашу лодку в лучшем виде. Итак, бутылка у Холкова…

— Боюсь, что да. Для нас есть новости?

— Да. Вообще-то есть несколько вещей, которые могут вас заинтересовать. Угадайте: что, помимо цикады слюнявой, не встречается нигде, кроме Тосканского архипелага?

Реми ответила первой:

— Наша черная роза.

— И снова в точку. Надо еще проверить, все ли совпадает, но похоже, когда на этикетки нанесли чернила, Наполеон находился на Эльбе.

— Или он использовал заранее приготовленные чернила, — добавил Сэм. — Очередной кусок головоломки.

— Есть и другие новости, — сказала Сельма. — Наша бутылка с секретом. Кожаная этикетка двухслойная — один слой напрессован поверх другого. Я сумела аккуратно, не повредив, снять верхний слой.

— И?..

— При обработке внутреннего слоя не использовались чернила, зато там вытравлены символы в виде решетки восемь на четыре — общим числом тридцать два.

— Что за символы?

— Я думала, вы мне расскажете. Самые разные: от алхимических до кириллических — все, что угодно. Мое мнение: это особый индивидуальный символьный шифр. Происхождение символов не имеет значения. Сэм, ты ведь знаком с символьными шифрами?

Сельма угадала. Во время подготовки в тренировочном лагере ЦРУ они целых три дня изучали историю криптографии.

— По существу, это шифр замены, — объяснил он Реми, взял ручку и блокнот с прикроватной тумбочки и быстро набросал три символа.

— Предположим, первый символ означает букву «к», второй — букву «о», третий — «т».

— «Кот», — сказала Реми. — Довольно просто.

— В определенном смысле — да, но взломать его практически невозможно. Военные пользуются одной из его разновидностей, так называемым одноразовым блокнотом. Вот как это действует в теории: допустим, у двух людей есть книга с рабочим шифром. Один составляет послание, второй его расшифровывает, заменив символы соответствующими буквами из книги. Без книги у вас остается случайный набор символов. Бессмысленный для всех, кроме ее обладателей.

— А у нас книги нет, — сказала Реми.

— Не-а. Сельма, ты не могла бы прислать нам…

— Уже выслала. Это не оригинальная фотография этикетки, а всего лишь образец: Венди использовала редактор векторной графики, чтобы воссоздать некоторые из символов.

Мгновение спустя запищала электронная почта Сэма. Он вывел изображение на экран.

— Кстати, о расшифровке: кажется, я знаю, с чего вам начать, — сказала Сельма. — Помните таинственного майора, который нанял контрабандиста Арьенна, чтобы тот его довез до Святой Елены?

— Конечно, — сказала Реми.

— Кажется, я знаю, кто такой майор. Мне тут попалась одна малоизвестная биография Наполеона, написанная в сороковых годах девятнадцатого века, на немецком языке. В тысяча семьсот семьдесят девятом, в возрасте девяти лет, Наполеона отправили во французскую кадетскую школу в окрестностях Труа, Бриенн-ля-Шато. Там он познакомился с мальчиком по имени Арно Лоран. Они сдружились — вместе поступили в Королевскую кадетскую школу, затем было артиллерийское училище и так далее, до самого Ватерлоо. Если верить автору, до середины девяностых годов, перед самой итальянской кампанией, Лоран превосходил Наполеона по чину. В книге сказано, что в узком кругу друзей Наполеон в шутку называл Лорана майором. С годами у Наполеона появилось множество преданных сторонников, но Лоран до самого конца оставался самым близким из них.

— У него было имение? — спросил Сэм. — Может, сохранилась библиотека Арно Лорана?

— К сожалению, нет. О Лоране известно не так много, но из собранных мной материалов ясно, что, когда он умер в тысяча восемьсот двадцать пятом, всего через четыре года после смерти Наполеона, вместе с ним захоронили предмет, который в одной из статей назван «его самым дорогим приобретением».

— Который, если нам повезет, окажется перстнем с печаткой-разгадкой, — сказал Сэм.

— Или книгой, — добавила Реми. — Сельма, а где он похоронен?

— После того как французскую армию наголову разбили при Ватерлоо, капитуляция Наполеона прошла на борту английского военного судна «Беллерофонт» в присутствии его ближайшего окружения. Я полагаю, что Лоран, к тому времени главный военный советник Наполеона, там был. После «Беллерофонт» отплыл в Плимут, где Наполеона после двухнедельного ожидания пересадили на борт «Нортумберленда» — на этот раз без свиты — для последнего плавания на остров Святой Елены. Когда Лоран умер, его жена Мари попросила у англичан разрешения похоронить мужа на острове рядом с Наполеоном, но получила отказ и поступила так, как, по ее мнению, того хотел покойный муж: предала его останки земле на острове Эльба.

— Странно, — сказала Реми.

— Скорее поэтично, — ответил Сэм. — Генерал, император и лучший друг Лорана умер в ссылке и был похоронен в ссылке. И вдова Лорана остановила свой выбор на этом месте из… — Сэм подбирал подходящее слово. — Из символической солидарности!

Реми склонила голову.

— Это прекрасно, Сэм…

— Иногда и меня озаряет. Сельма, а останки Наполеона… их перевозили со Святой Елены?

— Да. Тоже довольно занятная история. В тысяча восемьсот тридцатом Бурбоны, которые вернули себе трон после поражения Наполеона при Ватерлоо, были свергнуты Орлеанской династией. В тот период, на волне ностальгии, французы попросили британцев вернуть останки на родину. Англичане упирались семь лет, а затем дали согласие. Гроб с телом Наполеона вернулся в Париж. Сейчас его официальная могила находится под Домом инвалидов. Могила — а точнее, склеп — Лорана по-прежнему на Эльбе. Вопрос в том, как вы собираетесь до нее добраться? Думаю, вы не захотите изображать из себя расхитителей гробниц, вламываясь в склеп.

— В идеале… — сказал Сэм.

— Тогда нужно получить разрешение. Возможно, вам повезло: у Лорана есть наследница, дальняя родственница, живет в Монако.

— Ах, Монако весной, — промурлыкал Сэм. — Язык не повернется сказать «нет»!

— Это точно, — согласилась Реми.

Глава 22

Княжество Монако, Французская Ривьера

Сидя за рулем арендованного темно-оливкового внедорожника «порше кайен», Сэм выехал на утопающую в кустах сирени подъездную дорожку и остановился перед отделанным белой штукатуркой четырехэтажным особняком с черепичной крышей и видом на залив у мыса Вейль.

Внучатая племянница Арно Лорана, Иветт Фурнье-Демаре, оказалась до неприличия богатой. Овдовев, она унаследовала долю мужа в нескольких монакских предприятиях, включая полдюжины пляжных курортов и спортивных автоклубов. Если верить местным желтым газетенкам, в свои пятьдесят пять она была самой завидной «холостячкой» Монако и за пятнадцать лет, прошедших со смерти мужа, встречалась с множеством представителей европейской элиты, от принцев и звезд до промышленных магнатов, собрав внушительную коллекцию разбитых сердец. С каждым очередным толстосумом она встречалась не дольше четырех месяцев и, по слухам, отвергла десятки предложений руки и сердца. Жила она в уединении на своей вилле с небольшим штатом прислуги и шотландской борзой Анри.

Сэм и Реми были приятно удивлены тем, как просто оказалось договориться о встрече. Для начала они отправили свои рекомендации и просьбу юристу миссис Фурнье-Демаре в Ницце, который, в свою очередь, пообещал, что свяжется со своей клиенткой. Не прошло и дня, как она лично вышла на них по электронной почте и настояла, чтобы они приехали немедленно.

Они вылезли из «порше» и прошли во внутренний дворик и дальше по тропинке между двумя пенистыми фонтанами к парадному входу; украшенные витражами массивные створки входной двери из красного дерева фута на четыре возвышались над их головами. Сэм нажал на кнопку в стене рядом с входом, и внутри заиграла мелодичная трель колокольчика.

— «А Marcia de Muneghu», — сказала Реми.

— Что?

— Мелодия звонка — это «А Marcia de Muneghu». «Марш Монако». Национальный гимн.

Сэм улыбнулся.

— Прочла путеводитель в самолете?

— Еще в Риме…

Дверь открылась. На пороге их встретил худой как жердь мужчина средних лет в темно-синих слаксах и со вкусом подобранной тенниске.

— Мистер и миссис Фарго?

В голосе проступал британский акцент. Не дожидаясь ответа, он сделал шаг в сторону и легонько коснулся подбородка.

Они прошли в фойе, обставленное просто, но со вкусом: на полу светло-серый египетский сланец, на стенах — штукатурка цвета морской волны; над пристенным столиком в форме полумесяца (девятнадцатый век, стиль шератон) зеркало в серебряной раме.

— Меня зовут Лэнгдон, — представился мужчина, запирая дверь. — Хозяйка на веранде. Сюда, пожалуйста.

Фарго проследовали за ним через холл, мимо общих покоев к хозяйским апартаментам, и дальше, через застекленные двустворчатые двери на многоярусную веранду из отполированного грецкого ореха.

— Вас ждут, — сказал Лэнгдон, указывая на просторную лестницу с перилами, которая обвивала внешнюю стену. — Прошу меня извинить…

Лэнгдон повернулся и исчез за застекленными дверями.

— Боже, какой вид! — воскликнула Реми, подходя к перилам.

Сэм присоединился к ней. Внизу, под набережной с ее скалистыми уступами, пальмовыми деревьями и цветущим тропическим кустарником, широко, словно бескрайний колышущийся ковер цвета индиго, раскинулось под безоблачным небом Средиземное море.

Женский голос произнес:

— Я тоже никогда не устаю любоваться этой красотой.

Они обернулись. Наверху лестницы стояла женщина в простом белом сарафане и желтой, цвета подсолнечника, широкополой шляпе. Предположительно, перед ними была Иветт Фурнье-Демаре, но ни Сэм, ни Реми не дали бы ей больше сорока. Лицо под шляпой было загорелым, но в меру; вокруг светло-карих глаз — едва заметные морщинки от смеха.

— Сэм и Реми, верно? — спросила она, спускаясь по лестнице и протягивая руку. — Я Иветт. Спасибо, что заглянули.

Ее английский был великолепен, с легким намеком на французский акцент.

Они по очереди пожали хозяйке руку, затем поднялись следом за ней вверх по лестнице и вокруг заднего фасада на открытую, залитую солнцем террасу, с занавесками из тонкой сетчатой ткани и стульями и шезлонгами из тика. Крупный холеный черно-коричневый пес, развалившийся в тени возле одного из стульев, начал было вставать, когда увидел Сэма и Реми, но сел обратно, услышав мягкий голос хозяйки.

— Анри, сидеть!

Когда все наконец расселись, Иветт с лукавой улыбкой произнесла:

— Что, не такой вы меня себе представляли?

Сэм признался:

— Честно говоря, нет, миссис…

— Иветт.

— Иветт. Честно, нет, совсем не такой.

Она засмеялась, белоснежная улыбка блеснула на солнце.

— А вы, Реми, наверное, ожидали увидеть почтенную матрону, эдакую увешанную драгоценностями заносчивую француженку с пуделем под мышкой и бокалом шампанского в руке?

— Увы, это так. Простите…

— Ну что вы. Извинений не нужно. Тип женщины, который я только что описала, здесь скорее правило, чем исключение. Просто я, видите ли, родилась в Чикаго. Несколько лет проучилась в начальной школе, а потом родители увезли нас обратно в Ниццу. Они были простые люди — мои мать и отец, — весьма состоятельные, но с непритязательным вкусом. Если бы не они, боюсь, я превратилась бы в тот самый стереотип, который вы ожидали увидеть.

Наверху лестницы с подносом в руке появился Лэнгдон. Он подошел и выставил содержимое подноса, графин с ледяным чаем и заиндевелые бокалы, на столик между ними.

— Благодарю вас, Лэнгдон.

— Да, мэм.

Он повернулся, собираясь уходить.

— Желаю вам повеселиться, Лэнгдон. И удачи!

— Да, мэм, благодарю.

Как только он отошел, Иветт наклонилась к ним и зашептала:

— Лэнгдон вот уже год как встречается с одной вдовой из местных. Собирается просить ее руки… Кстати, Лэнгдон ведь у нас один из лучших гонщиков «Формулы-1».

— В самом деле? — заинтересовался Сэм.

— О да. Очень знаменитый.

— Можно вопрос: а почему же он тогда…

— Работает у меня?

Сэм кивнул, и она объяснила:

— Он со мной вот уже тридцать лет, с тех самых пор, как я начала встречаться с покойным мужем. Мы привязались друг к другу, да и плачу я хорошо. Вообще-то он не совсем дворецкий… а скорее… гм, вылетело из головы… в американском футболе это называлось бы…

— Открытый сейфти?

— Да, точно. Он совмещает кучу обязанностей. Когда-то, до отставки, Лэнгдон служил в спецвойсках — в английской специальной авиадесантной службе. Они очень крутые ребята… Так вот, мы собираемся провести свадьбу и прием здесь — при условии, что она скажет «да», разумеется. Вы просто обязаны прийти. Я серьезно, приходите. Как вы относитесь к чаю со льдом? — спросила Иветт, наполняя бокалы. — Его сложно назвать напитком для богатых, но я его просто обожаю.

Сэм и Реми позволили за собой поухаживать.

— Арно Лоран, значит… Мой прапрапра… чего-то там… дедушка. Вас ведь он интересует, верно?

— Очень, — сказала Реми. — Скажите, если не секрет, а почему вы так быстро согласились с нами встретиться?

— Я читала о вас и ваших приключениях. И о благотворительной деятельности тоже. Меня восхищает ваша жизненная позиция. Знаете, здесь есть семейства, которые страшно богаты — настолько, что не могли бы потратить свои деньги, даже если бы очень хотели, — и все равно трясутся над каждой монетой, рискуя потерять остатки человечности. Я заметила, что чем крепче держишься за деньги, тем крепче они держат тебя. Вы согласны?

— Согласны, — ответил Сэм.

— Потому-то я и согласилась с вами встретиться: я заранее знала, что вы мне понравитесь, и оказалась права; и еще меня заинтриговал ваш интерес к моему родственнику, который означал, что Арно как-то связан с очередным вашим приключением. Вы ведь сейчас заняты новым делом, новыми поисками, верно?

— Более или менее.

— Чудесно. Может, я тоже поучаствую? Ох, извините, что-то я разболталась… Вы ведь введете меня в курс дела?

Сэм и Реми переглянулись, читая друг у друга по глазам. Инстинкт, который редко их подводил, говорил, что Иветт Фурнье-Демаре они доверять могут.

Сэм проговорил:

— Нам попалась бутылка вина, очень редкая, которая может быть как-то связана с Арно…

— Неужели утраченная коллекция Наполеона?

— Гм, да… Возможно…

— Фантастика! — Иветт рассмеялась. — Изумительно. Если кому и суждено найти эту коллекцию, так именно вам! Разумеется, я помогу, чем смогу. Я знаю, вы все сделаете правильно. Возвращаясь к Арно… Должна вас предупредить, вы не первые, кто им интересуется. Несколько месяцев назад какой-то человек звонил моему юристу…

— Он назвал свое имя? — спросил Сэм.

— Мой юрист записал, но я не запомнила. Что-то русское… В общем, он был довольно настойчив, даже грубоват, и я решила, что не буду с ним встречаться. Сэм, Реми, по вашим лицам я вижу, что речь о чем-то важном. Вам знаком этот человек?

— Может быть, — ответил Сэм. — Недавно нам тоже перешел дорогу один невоспитанный русский… учитывая, как далеко он готов был зайти, мы, вероятно, говорим об одном и том же человеке.

— А незваные гости к вам, случайно, не заглядывали? — спросила Реми.

— Нет-нет. Я даже не беспокоюсь. В компании Лэнгдона и трех его помощников, которые всегда где-то в доме, охранной системы и моего Анри я чувствую себя в полной безопасности. Не говоря уже о том, что я превосходно стреляю из пистолета.

— Как и Реми, — сказал Сэм.

— Неужели? Реми, так это правда, что вы отличный стрелок?

— Ну, не то чтобы отличный…

Иветт подалась вперед и похлопала Реми по колену.

— Как-нибудь приедете погостить, и мы обязательно сходим постреляем, только мы, девочки. Тут рядом, в Ментоне, замечательный пляжный клуб; у них есть крытый тир. Итак, возвращаясь к нашему русскому злодею. Его очень интересовал склеп Арно на Эльбе. Ваше дело тоже как-то связано со склепом?

— Да, — сказала Реми.

— Что ж, ему я ничего не сказала. Подозреваю, он уже побывал там и ушел ни с чем. Тогда понятно, почему он так злился.

— Ушел ни с чем?

Иветт наклонилась вперед и понизила голос до заговорщицкого шепота:

— Несколько лет назад на Эльбе произошло несколько случаев вандализма. Ничего серьезного, просто подростки расхулиганились, но я подумала… учитывая, кем был Арно и то, как… оголтело порою ведут себя наполеонофилы, мы решили перезахоронить саркофаг.

— Куда? — спросил Сэм. — С острова на материк?

— О нет. Арно не одобрил бы. Нет, гробница по-прежнему на острове. Мы нашли другое кладбище со свободным склепом и перенесли саркофаг туда. Он в целости и сохранности. Полагаю, вы приехали за разрешением на осмотр саркофага? Я угадала?

Сэм улыбнулся.

— Я рад, что вы первая упомянули об этом. Я не знал, предусматривают ли правила этикета вопросы типа: «Можно мы чуть-чуть покопаемся в останках вашего предка?»

Иветт отмахнулась, давая понять, что ничуть не беспокоится.

— Ерунда. Я уверена, вы проявите должное уважение. И даже если что-то возьмете, то после обязательно положите на место. Так ведь?

— Разумеется, — отозвалась Реми. — Хотя, возможно, ничего такого и не понадобится. Нам сообщили, что Арно был похоронен с некоторыми личными вещами. Вы случайно не в курсе, что там?

— Увы, нет. Если кто и знал, так это его жена Мари. Могу вас заверить: после похорон саркофаг ни разу не открывали. Так вот… Я с удовольствием расскажу вам о месте, где находится склеп, но при одном условии!

— А именно? — спросил Сэм.

— Вы оба останетесь на ужин.

Реми расплылась в улыбке.

— С удовольствием!

— Чудесно! Когда будете на Эльбе, поезжайте в Рио-Марина. Оттуда на запад по шоссе SP-26 в горы…

Глава 23

Остров Эльба, Италия

Понаблюдав за неторопливо ползущей по его пальцам цикадой, Сэм стряхнул ее в ладонь. Встал с корточек и повернулся к Реми, которая стояла на краю грунтовой дороги и делала снимки раскинувшегося внизу океана.

— Забавная вещь история, — сказал он.

— В смысле?

— Вот цикада. Может, Наполеон делал чернила из ее дальней родственницы.

— Она тебя обслюнявила?

— Вроде бы нет.

— Сельма сказала, что чернила были изготовлены из цикады слюнявой.

— Ты не поняла. Где твое воображение?

Реми опустила фотоаппарат и посмотрела на мужа.

— Прости, — с улыбкой сказал он. — Забыл, с кем разговариваю.

— Я тебя понимаю. — Она взглянула на часы и сказала: — Поехали-ка лучше. Уже почти три. Жарко, как в печке.

Вчерашний ужин с Иветт Фурнье-Демаре затянулся допоздна. К тому времени как закончилась третья бутылка вина, Иветт удалось убедить их отменить бронь гостиницы и остаться на ночь. Проснувшись наутро, они позавтракали на террасе (завтрак был отменный: кофе, круассаны, свежий ананас и французский омлете луком-пореем, сладким перцем и мятой) и отправились в аэропорт.

По непонятной причине рейсы до Эльбы и обратно сократили до одной авиалинии, «ИнтерСкай», которая обслуживала всего три города: Фридрихсхафен, Мюнхен и Цюрих. Самолеты двух других компаний, «Скай уорк» и «Эльба флай», летали и из других мест, но только три дня в неделю, поэтому из Ниццы они добрались рейсом «Эр Франс» до Флоренции, оттуда на поезде до Пьомбино и, наконец, оставшиеся десять миль до Рио-Марина и восточного берега Эльбы — на морском пароме.

Арендованная машина, «ланчия-дельта» 1991 года выпуска, не шла ни в какое сравнение с «порше-кайеном», однако кондиционер был исправен, и двигатель, каким бы маленьким он ни был, работал ровно.

Следуя указаниям Иветт, от Рио-Марина они направились в глубь острова, проезжая один старинный тосканский городок за другим: Тольятти, Сивера, Сан-Лоренцо… Дорога петляла меж зеленых холмов, заросших буйной растительностью, и виноградников; Сэм и Реми поднимались все выше и выше в горы, пока не сделали остановку на этом выступе, с которого открывался отличный обзор на восточную часть Эльбы.

Название «Эльба» на слуху лишь благодаря ссылке Наполеона — тем обиднее, ведь остров обладает собственной неповторимой историей.

За свою долгую историю остров повидал немало захватчиков, от этрусков и римлян до сарацин, пока в одиннадцатом веке не вступил под эгиду Пизанской Республики. С тех пор он несколько раз менял покровителей (его продавали, покупали и переуступали в виде контрибуции) и лишь в 1860 году перешел под протекторат Итальянского королевства.

Реми сделала еще несколько снимков, и они поехали дальше.

— А где именно жил Наполеон? — спросил Сэм.

Реми полистала путеводитель, отмеченный множеством закладок-стикеров.

— В Портоферрайо, на северном побережье. На самом деле у него было два дома: вилла Сан-Мартино и вилла Мулини. Штат прислуги составлял от шестисот до тысячи человек. Кстати, после отречения Наполеону был дарован титул императора Эльбы.

— Был дарован или его швырнули Бонапарту в лицо? — спросил Сэм. — Человеку, который еще недавно держал в кулаке добрый кусок Европы, титул «император Эльбы» не мог не показаться унизительным.

— Верно. Еще один интересный факт: прежде чем отплыть на Эльбу, Наполеон пытался отравиться.

— Да ладно…

— Очевидно, он хранил яд в пузырьке на шее — коктейль из опиума, белладонны и белой чемерицы. Он смешал травы перед началом русской кампании.

— Наверное, на случай, если попадет в руки казакам.

— Ну, лично я его понимаю. Его до сих пор там не любят. В общем, он принял содержимое пузырька, но за два года яд успел выветриться и не сработал. Наполеон провел ночь в муках, катаясь по полу от боли в животе, однако выжил.

— Реми, да ты просто кладезь знаний.

Не обращая внимания на его слова, она продолжила:

— Историки до сих пор спорят о том, как именно ему удалось бежать. По всему острову была расставлена французская и прусская охрана, а прибрежные воды постоянно патрулировали английские военные корабли.

— Хитрый был черт.

— Сзади машина, — заметил Сэм несколько минут спустя.

Реми обернулась и посмотрела в заднее окно. На полмили ниже по серпантину горной дороги за ними ехал бежевый «пежо». Он на миг исчез за выступом скалы и появился вновь.

— Смотри-ка, догоняет.

После Багам оба, и Реми, и Сэм, бдительно относились к любым признакам преследования, но до сих пор ничего не замечали. Проблема заключалась в том, что из-за небольших размеров острова существовало всего несколько способов сюда попасть, а на изолированной территории Бондаруку, с сто деньгами, было где разгуляться.

Сэм вцепился в руль, поглядывая то в зеркало заднего вида, то на дорогу впереди.

Через несколько минут «пежо» возник из-за поворота и стал быстро сокращать расстояние, пока не подъехал почти вплотную. Из-за яркого солнца невозможно было как следует разглядеть сидящих внутри людей. Сэм различил два силуэта, оба мужские.

Сэм открыл окно, высунул руку и помахал им, чтобы обгоняли. «Пежо» продолжал идти с той же скоростью, словно приклеенный, а затем резко взял в сторону и пошел на обгон. Сэм напрягся, готовясь ударить по тормозам. Реми выглянула из окна со своей стороны: сразу за узкой гравийной полосой начинался резкий обрыв. Внизу, в пятистах футах под ними, паслись козы; отсюда они выглядели крошечными, как муравьи. Машину повело вправо, колесо со стороны пассажира шваркнуло по обочине. По кузову забарабанил гравий. Сэм взял левее, вернув «ланчию» на асфальт.

— Пристегнута? — сквозь сжатые зубы процедил он.

— Ага.

— Где они?

— Пошли на обгон.

«Пежо» поравнялся с дверью Сэма. Сидящий на пассажирском сиденье смуглый мужчина с закрученными кверху усами смотрел на них. Мужчина один раз коротко кивнул, мотор «пежо» взвыл, автомобиль рванул вперед и исчез за поворотом серпантина.

— Местные, — с облегчением выдохнула Реми.

Сэм чуть расслабил сжимавшие руль руки и размял пальцы, восстанавливая кровообращение.

— Сколько еще?

Реми развернула карту и проследила пальцем маршрут.

— Пять-шесть миль.

Во второй половине дня они добрались до места. Расположенная высоко на поросших алеппской сосной и можжевельником склонах Монте-Капанелло, у стен замка одиннадцатого века Волтеррайо, деревушка Рио-нель-Эльба, с населением в девятьсот человек, словно сошла со средневековой гравюры. Типичная тосканская деревня, с неизменными булыжными мостовыми, узкими улочками, балкончиками, из которых выливаются душистые каскады лаванды и орхидей.

Реми сказала:

— Тут говорится, что Рио-нель-Эльба — это шахтерская столица Тосканы. Здесь до сих пор находят рудники, сохранившиеся со времен этрусков.

Они припарковали машину на автостоянке напротив монастыря Санта-Катерина, дальше пошли пешком. Иветт направила их к человеку по имени Умберто Чиприани, который работал помощником хранителя в Музее минералов. Реми сверилась с картой, и уже через десять минут они нашли нужный дом.

— Давай сфотографирую. Здесь, около фонтана, — предложил Сэм, когда они пересекали площадь.

Сделав несколько снимков улыбающейся жены, Сэм вывел фотографии на экран фотоаппарата. Реми заглянула ему через плечо.

— Сэм, давай переснимем. Я тут не в фокусе.

— Знаю. Взгляни на то, что в фокусе. Улыбайся с довольным видом.

Реми присмотрелась. В пятидесяти футах позади ее размытой фигуры был отчетливо виден капот бежевой машины, который торчал из темного переулка. Сидящий за рулем мужчина пристально разглядывал их в бинокль.

Глава 24

Изображая беспечную туристку, Реми улыбнулась и прижалась щекой к щеке Сэма, по-прежнему не отрывая глаз от экрана.

— Те самые местные, — не переставая улыбаться, прошептала она. — Совпадение?

— Хотелось бы верить, но меня напрягает бинокль. Впрочем, может, это орнитолог, который наблюдает за птицами…

— Или ревнивый муж следит за женой…

— Думаю, стоит готовиться к худшему.

— А где второй, с усами? Ты его видишь?

— Нет. Ладно, пойдем внутрь. Веди себя как обычно. Не оборачивайся.

Они вошли в музей, остановились возле справочной и спросили Чиириани. Девушка у стойки сняла трубку телефона, что-то сказала по-итальянски, и через некоторое время в дверном проеме справа появился дородный мужчина с редеющими седыми волосами.

— Buon giorno, — поздоровался мужчина. — Possoaiutarla?

— Реми, это по твоей части, — сказал Сэм.

Они оба знали по нескольку языков, но по некой загадочной причине итальянский ему не давался, а у Реми была та же история с немецким, который Сэм выучил без особого труда.

— Buon giorno, — сказала она. — Signor Cipriani?

— Si.

— Parla inglese?

Чиприани широко улыбнулся.

— Я говорю по-английски, да. Но ваш итальянский очень хорош. Чем могу помочь?

— Меня зовут Реми Фарго. Это мой муж Сэм.

Они по очереди пожали ему руку.

— Я вас ждал, — сказал Чиприани.

— Здесь есть место, где мы могли бы поговорить наедине?

— Конечно. Пройдемте в мой кабинет.

Он повел их по короткому коридору в кабинет, окно которого выходило на площадь. Как только все расселись, Сэм вытащил из кармана письмо Иветт и передал Чиприани. Тот тщательно изучил письмо, прежде чем вернуть.

— Прошу прощения… могу я взглянуть на ваши документы?

Сэм и Реми передали ему свои паспорта, забрав обратно, как только он закончил.

— Как Иветт? Надеюсь, у нее все хорошо? — спросил Чиприани.

— Все отлично, — ответил Сэм. — Она просила передать вам привет.

— Как поживает ее кошка Мойра?

— Вообще-то у нее пес по имени Анри.

Чиприани развел руками и виновато улыбнулся.

— Простите, я вынужден осторожничать, порой даже чересчур. Иветт мне доверилась. Я не хотел бы ее подводить.

— Мы понимаем, — сказала Реми. — Давно вы с ней знакомы?

— О, больше двадцати лет. Когда-то у нее была вилла рядом с замком. Возникли некоторые юридические сложности с землей. Я помог.

— Вы адвокат?

— Нет, что вы. Просто знаком с нужными людьми, которые знают нужных людей.

— Ясно. Вы нам поможете?

— Конечно. Вы ведь собираетесь просто осмотреть склеп? Выносить саркофаг не планируете?

— Нет.

— Тогда все просто. Только на всякий случай подождем, пока не стемнеет. У нас тут народ любопытный. Вы уже знаете, где поселитесь?

— Пока нет.

— Тогда оставайтесь у нас с женой!

— Мы не хотим вас… — начал было Сэм.

— Плату я не возьму. Будьте моими гостями. После ужина я отвезу вас на кладбище.

— Спасибо. Вы разрешите воспользоваться вашим кабинетом?

— Разумеется. Можете не торопиться.

Чиириани вышел, закрыв за собой дверь. Сэм достал спутниковый телефон и набрал номер Сельмы. Через двадцать секунд жужжания и щелчков в трубке зазвучал ее голос.

— Мистер Фарго, все в порядке?

— Пока вроде да. Что у вас?

— Все тихо.

— Я хочу, чтобы ты пробила для меня один номерной знак. Машина с Эльбы, так что это может оказаться непросто. Если возникнут трудности, звони Рубу Хейвуду.

Он дал ей телефон офиса Чиириани.

— Ладно. Посмотрим, что получится. Ждите звонка.

Через двадцать минут Сельма перезвонила.

— Пришлось попотеть, зато я выяснила, что итальянская база данных по транспортным средствам довольно уязвима для взлома.

— Приятно знать, — сказал Сэм.

— Номера бежевого «пежо», верно?

— Угу.

— Тогда у меня для вас плохие новости. Машина зарегистрирована на офицера местной полиции. Ловите данные.

Сэм подождал три минуты, пока загрузится почта, отсканировал содержимое, поблагодарил Сельму и повесил трубку. Затем посвятил в подробности Реми.

— Либо я сам не заметил, как превысил скорость, либо кто-то нами интересуется, — сказал он.

— Если бы они действовали официально, нас бы задержали еще на пароме в Рио-Марина.

— Верно.

— Что ж, по крайней мере, мы предупреждены.

— И знаем, как выглядят наши новые преследователи.

По совету Чиприани они провели час, осматривая Рио-нель-Эльба, но при этом вели себя как можно осторожнее: не покидали пределы деревни и все время держались людных мест. Ни «пежо», ни его пассажиры так и не объявились.

Держась за руки, Сэм и Реми гуляли по улице.

— Я все думаю над словами Иветт… о том, что Холков, вероятно, уже побывал на Эльбе, разыскивая склеп Лорана. Бондарук знал, что мы рано или поздно здесь появимся. Это логично.

— Значит, он затаился и ждет, пока мы сделаем за него всю тяжелую работу, — отозвалась Реми.

— Умный ход, — сказал Сэм.

В полшестого, когда они вернулись в музей, Чиприани как раз запирал двери. Сэм и Реми согласились у него погостить.

Его дом, окруженный оливковой рощей, располагался всего в миле от места работы. Синьора Чиприани, дородная, как и ее муж, с блестящими карими глазами, вместо приветствия расплылась в улыбке и расцеловала каждого в обе щеки. Они с мужем обменялись скороговоркой фраз на итальянском, и Умберто проводил Сэма и Реми на крыльцо, где в уютном уголке под свисающим с карниза пологом из белого клематиса стояло несколько стульев.

— Простите, я вас покину на секунду, — сказал Умберто. — Помогу жене на кухне.

Сэм и Реми едва расселись, как Умберто и его жена, которую он представил как Терезу, вновь появились с подносом и стаканами.

— Надеюсь, вам понравится лимончелло.

— С удовольствием попробуем, — сказал Сэм.

Лимончелло оказался подслащенным лимонадом, сдобренным доброй порцией водки.

— Cento anni di salute e felicita, — сказал Умберто, поднимая стакан.

Дождавшись, пока все пригубят, он спросил:

— Знаете тост «Cento anni di salute e felicita»?

Реми на миг задумалась и перевела:

— Сто лет счастья и здоровья?

— Браво! Пейте. Скоро сядем за стол.

После ужина они вернулись на крыльцо и присели в полумраке, потягивая кофе и наблюдая за перемигиванием светлячков на деревьях. Из дома, где осталась Тереза, доносился звон посуды. Сэм и Реми предложили было свою помощь в уборке, но хозяйка решительно пресекла подобные поползновения и, размахивая фартуком, выдворила гостей из кухни.

— Умберто, вы давно тут живете? — спросил Сэм.

— Сколько себя помню. Наша семья живет в этих местах… лет триста, наверное?.. Да, точно. Когда Муссолини пришел к власти, мой отец и дядья ушли в леса, к партизанам, и много лет так и жили. Когда англичане высадились здесь в сорок четвертом…

— Нормандская операция, — вставил Сэм.

— Да, точно. А вы молодец. Так вот, когда пришли англичане, отец сражался бок о бок с британскими моряками. Его даже наградили. Когда война закончилась, я еще сидел у мамы в животе.

— А ваш отец выжил? — спросила Реми.

— Да, но все его братья погибли. Их схватили и казнили нацисты. Гитлер специально прислал карательный отряд для борьбы с партизанами.

— Жалко…

Чиприани развел руками, как бы говоря: «Что тут поделаешь?»

Сэм достал из кармана мобильник и бросил вопросительный взгляд на Реми. Та кивнула. Они уже успели это обсудить.

— Умберто, тебе знакомо это имя?

Умберто взял телефон, внимательно посмотрел на экран и кивнул.

— О да, еще бы. Кармине Бьянко. Для начала ответьте на один вопрос: откуда у вас это имя?

— Сегодня за нами следила машина. Машина, зарегистрированная на него.

— Плохи дела. Бьянко работает в полиции, но он продался мафии. Ему платит Уньоне Корсе — корсиканская мафия. Интересно, что им от вас понадобилось?..

— Вряд ли это нужно им, — сказала Реми. — Скорее, речь об услуге, которую они оказывают своим компаньонам.

— Да какая разница! Бьянко скотина. Он был один?

Сэм покачал головой.

— С ним был второй: чернявый, с закрученными кверху усами.

— Что-то не припоминаю…

— А почему бездействует полиция? — спросила Реми. — Вы сказали, он берет взятки. Разве нельзя его как-то привлечь?

— На материке — скорее всего, да. Но здесь, как и на Сардинии, и на Корсике… здесь все не так… Кажется, я уже знаю, что вы ответите, и все-таки должен спросить. Как мне убедить вас уехать? Сегодня, пока Бьянко ничего вам не сделал?

Сэм и Реми переглянулись, без слов читая мысли друг друга. Сэм их озвучил:

— Спасибо, но мы должны остаться. Как-нибудь справимся.

Умберто с мрачным видом кивнул.

— Так я и думал.

— Мы не хотим подвергать опасности вас и Терезу, — заговорила Реми. — Просто скажите, где искать, и…

Умберто уже вставал.

— Глупости! Ждите здесь. — Он зашел внутрь и вернулся минуту спустя, неся в руках обувную коробку. — Вам это понадобится, — сказал он, протягивая коробку Сэму.

Внутри оказались подлинный, времен Второй мировой, девятимиллиметровый «люгер» и две полные обоймы.

— Мой отец конфисковал его у офицера гестапо, казнившего моих дядек. Судя по рассказу отца, тому офицеру он больше не понадобился.

Умберто зловеще улыбнулся и подмигнул.

— Мы не можем его взять, — сказал Сэм.

— Еще как можете. Когда все закончится, вернете. И потом, у меня есть еще. Мой отец был отличным конфискатором. Пойдемте, нам пора.

Глава 25

Безымянное кладбище, где Иветт перезахоронила Лорана, по словам Умберто, не было отмечено ни на одной карте. Оно просуществовало здесь многие сотни лет, еще с тех пор, когда Эльба была французским протекторатом.

Они сели в «ланчию» и поехали по главной дороге к окраине, затем свернули на север, направляясь выше в горы, — сейчас, когда солнце село, вершины окутывал мрак. Через десять минут пути Умберто, который ехал сзади, сказал:

— Остановите машину, пожалуйста.

— Что-то случилось? — спросил Сэм.

— Просто остановите.

Сэм так и сделал: погасил фары и заглушил мотор.

Они с Реми обернулись. Умберто сидел и тер лоб.

— Я совершил ужасную вещь, — прошептал он.

— Что?

— Я везу вас в ловушку.

— О чем вы? — спросила Реми.

— Сегодня днем, пока вы были в городе, Бьянко пришел ко мне домой. Тереза мне позвонила. Он обещал нас убить, если мы ему не поможем.

— Зачем вы нам это рассказываете?

— Пистолет. Мой отец забрал его у человека, который угрожал его семье, его друзьям. Он тоже боялся, я точно знаю… боялся, как и я, но сумел дать отпор. Я должен поступить, как он. Простите меня, если можете.

Фарго некоторое время молчали, потом Реми заговорила:

— Вы нам сказали. Этого достаточно. Нас ждут?

— Нет, но они уже в пути. — Он посмотрел на часы. — Через полчаса будут там. Мне велели открыть склеп и позволить вам забрать то, за чем вы пришли, а потом, скорее всего, они бы забрали это себе, а вас убили. А может, и меня.

— Сколько их? — спросил Сэм.

— Не знаю.

Умберто достал из кармана запасную обойму от «люгера» и через спинку сиденья передал ее Сэму.

— В вашем холостые.

— Спасибо. Только не пойму, зачем вы вообще дали нам пистолет?

— Хотел завоевать доверие… Сможете ли вы когда-нибудь меня простить?

— Примерно через час будет ясно. Если ты нас обманул…

— Тогда можете меня пристрелить.

— Ловлю на слове, — сказал Сэм, глядя ему прямо в глаза.

— А что с Терезой? Разве она?.. — спросила Реми.

— Она уже уехала, — ответил Умберто. — У меня есть родня в Ниспорто, ее защитят.

— Гм… У нас есть сотовый. Умберто, может, позвонить в полицию?

Итальянец покачал головой.

— Они не успеют.

— А если развернуться обратно или постараться осмотреть склеп и улизнуть, пока они не приехали.

— Здесь всего две дороги, одна на въезд, другая на выезд, — сказал Умберто, — и Бьянко на обеих поставил патрули. Можете не сомневаться!

Реми посмотрела на Сэма.

— Что-то ты притих.

— Думаю.

Инженер внутри его искал элегантное решение, но Сэм быстро понял, что времени на это нет. Так же как и во время их встречи с Архиповым на свалке котлов, оставалось действовать по ситуации.

— Удача любит смелых, — наконец проговорил он.

— О нет…

— Наглость города берет, — добавил Сэм.

— Я знаю, что это значит, — вздохнула Реми.

— Что? — заерзал Умберто. — Что такое?

— Будем импровизировать по ходу.

Сэм завел машину, и они тронулись.

Кладбище находилось в сырой низине, которую с трех сторон окружали холмы, поросшие соснами и пробковыми деревьями. Вокруг шла кованая ограда высотой примерно по пояс; она давным-давно проржавела и местами покосилась под напором времени и ползучих растений. Стелющиеся обрывки вечернего тумана расползались по влажной траве, клубясь вокруг склепов и надгробий. На безоблачном небе круглым желтым глазом светила полная луна.

— Официально заявляю: у меня от этой жути мурашки по коже, — сказала Реми, глядя через ветровое стекло, пока Сэм парковал машину у ворот. Он заглушил мотор и выключил фары. Где-то на дереве сова ухнула два раза и затихла. — Не хватает только волчьего воя, — прошептала Реми.

— Волки на Эльбе не водятся, — пробормотал в ответ Умберто. — Только дикие собаки. И змеи. Много змей.

Кладбище было устроено случайным образом — могилы располагались где попало, без намека на симметрию. Надгробия торчали из травы под странными углами, иногда всего в футе от соседнего; тут и там возвышались склепы всех форм и размеров: некоторые скорее напоминали кучу булыжника, другие полностью скрывала листва, были и такие, что покосились, а то и вовсе обрушились друг на друга. На общем фоне резко выделялись одинокие островки постриженной травы и цветов — редкие свежеокрашенные склепы, за которыми еще продолжали ухаживать.

— Похоже, планировкой тут и не пахнет, — сказал Сэм.

— Оно здесь так долго, что у властей все руки не доходят, — ответил Умберто. — Если честно, я даже не вспомню, когда тут в последний раз кого-то хоронили.

— И много здесь похоронено?

— Думаю, сотни. Одни могилы глубокие, другие — у самой поверхности. В некоторых по нескольку тел.

— А где склеп Лорана? — спросила Реми.

Умберто нагнулся и показал рукой через лобовое стекло.

— Вон тот, в дальнем углу, с куполом.

Сэм посмотрел на часы.

— Пора проверить на прочность старушку «ланчию»!

Он завел мотор, развернулся на девяносто градусов, выкрутил руль и направил машину прямо через луг, приминая высокую траву. Следуя вдоль ограды, вырулил к дальней части кладбища, затормозил у склепа Лорана и снова заглушил мотор.

— Куда ведет эта дорога? — спросил Сэм Умберто, указывая мимо Реми через пассажирское окно.

В полумиле от них проходила неглубокая колея, которая вела вверх к холму и исчезала вдали за деревьями.

— Понятия не имею. Это старая шахтерская дорога. Ее уже лет семьдесят-восемьдесят не используют.

Реми прошептала:

— Путь нехоженый.[1]

— Ненадолго, — ответил Сэм.

Он открыл дверь и выбрался наружу, Реми и Умберто — следом.

— Реми, подождешь в машине? — попросил Сэм. — Садись на водительское сиденье и смотри в оба. Мы быстро.

Они с Умберто перепрыгнули через ограду и направились к склепу. По сравнению с соседними склеп Лорана был небольшим, размером с гардеробную и всего фута четыре в высоту. Впрочем, подойдя к входу, Сэм обнаружил, что стены осели и частично ушли под землю. Три замшелые ступеньки вели к грубо обтесанной деревянной двери. Сэм достал из кармана миниатюрный фонарик и посветил на замок, пока Умберто возился с ключом. Умберто распахнул дверь. Словно в довершение мрачной атмосферы — туман, ухающие совы, полная луна, — протяжно скрипнули петли. Итальянец обернулся и с нервной улыбкой посмотрел на Фарго.

— Посторожи снаружи, — сказал Сэм.

Он спустился по ступенькам, протиснулся в дверь и обнаружил, что дальше проход сверху донизу затянут паутиной. Напуганные голубоватым светом фонарика, пауки бросились врассыпную и расползлись по щелям. Используя руку как нож, Сэм осторожно распорол паутину от центра вниз; высушенные оболочки мошек и мух осыпались на каменный пол. Сэм шагнул внутрь.

В тесной, пять футов на восемь, усыпальнице пахло пылью и крысиным пометом. Справа послышалось едва различимое поскребывание крошечных коготков о камень, затем все стихло. В центре склепа на возвышении из красного кирпича стоял простой саркофаг, ничем неукрашенный и без опознавательных знаков. Сэм обошел саркофаг, зажал фонарик между зубами и осторожно толкнул верхнюю плиту. Плита оказалась легче, чем он ожидал: она подалась и с глухим скрипом отъехала на несколько дюймов.

Еще немного сдвинув плиту, Сэм ухватился за выступающий конец и стал перемещаться по склепу, пока крышка не легла перпендикулярно саркофагу. Он посветил внутрь.

— Приятно наконец-то с вами познакомиться, месье Лоран…

Арно Лоран, давным-давно превратившийся в скелет, был похоронен при полном параде, рядом лежала церемониальная шпага. Сэм предположил, что именно так выглядела форма генерала наполеоновской армии. Между обутыми в черные сапоги ступнями лежала деревянная шкатулка размером с толстую книгу. Сэм осторожно извлек шкатулку, сдул покрывавший ее слой пыли, затем сел на корточки и стал изучать содержимое.

Внутри Сэм нашел костяной гребень, расплющенную мушкетную пулю, покрытую бурой хлопьеобразной субстанцией, вероятно кровью, и несколько наград в тонких шелковых мешочках. В самом низу лежал золотой медальон овальной формы с женским портретом внутри — по всей видимости, жены Лорана, Мари, — и, наконец, небольшая, размером с ладонь, книжица в кожаном переплете.

Сдержав вздох, Сэм бережно открыл книгу на середине. Узкий луч фонарика выхватил ряд символов.

— Бинго! — прошептал Сэм.

Уложив остальные предметы обратно в шкатулку, он вернул ее на прежнее место, в изножье покойника, и уже готов был задвинуть обратно плиту, как в свете фонарика блеснул металл. Между сапогом Лорана и стенкой саркофага завалился миниатюрный, размером с большой палец руки, стальной предмет. Сэм его выудил. Это был особый штамп, похожий на камнетесное долото. Один конец сплющен, как шляпка гвоздя, другой — вогнут, с острой как лезвие кромкой. Сэм посветил фонариком на выемку. Сомнений не осталось: острая кромка повторяла контур цикады.

— Спасибо вам, генерал, — прошептал Сэм. — Хотел бы я, чтобы наша встреча произошла на пару веков раньше.

Он сунул штамп в карман, закрыл саркофаг и поднялся наверх. Умберто куда-то исчез.

Сэм вышел на свежий воздух и огляделся по сторонам.

— Умберто? — шепотом позвал он, — Умберто, где?..

У ворот кладбища вспыхнули фары, и Сэм оказался пойман в круг слепящего света. Щурясь, он поднял руку, чтобы прикрыть глаза.

— Не двигайтесь, мистер Фарго! — Голос с русским акцентом гулким эхом разнесся по кладбищу. — В вашу голову нацелено оружие. Поднимите руки над головой.

Сэм послушно выполнил приказ и пробормотал краешком губ:

— Реми, уходи, скорее беги отсюда.

— Боюсь, не получится, Сэм.

Он медленно обернулся и посмотрел через плечо.

Рядом с «ланчией» с водительской стороны стоял Кармине Бьянко, прижимая дуло пистолета к виску Реми.

Глава 26

Держа Реми на прицеле, Бьянко с самодовольной ухмылкой уставился на Сэма. Фары погасли. Сэм повернул голову к воротам: оттуда приближались две мужские фигуры. Позади чернел темный контур внедорожника.

— Реми, как ты? — окликнул жену Сэм Фарго.

— Заткнись! — рявкнул Бьянко.

Сэм проигнорировал его крик.

— Реми?

— Все нормально.

Раздвигая высокую, по колено, траву, подошел Холков. Усач остановился правее, вскинув к плечу винтовку с оптическим прицелом, нацеленную прямо Сэму в грудь.

— Я так понимаю, вы вооружены? — сказал Холков.

— Учитывая обстоятельства, это показалось мне разумным, — ответил Сэм.

— А теперь, мистер Фарго, осторожно передайте оружие мне.

Сэм медленно достал «люгер» из кармана и бросил на землю между ними.

Холков осмотрелся.

— Где Чиприани?

— Валяется в собственном сарае, связанный и с кляпом во рту, — солгал Сэм. — Мы тут с ним побеседовали по душам, и он все выложил.

— Тем хуже для него. Все равно это ничего не меняет. Отдайте мне книжку.

— Сначала отзовите Бьянко!

— А то что? У вас нет рычагов воздействия — нечем пригрозить, нечего предложить. Отдайте мне дневник, или на счет «три» я отдам команду стрелять. Мой друг вас прикончит, и мы заберем книгу.

В десяти футах позади и чуть левее от Холкова из травы вокруг одного из склепов тенью вырос силуэт человека и стал крадучись пробираться вперед.

Сэм не спускал глаз с Холкова.

— Откуда мне знать, что вы нас не пристрелите, как только получите книгу?

— Ниоткуда, — хмыкнул Холков. — Как я уже сказал, вы не располагаете необходимыми рычагами воздействия.

Силуэт замер за спиной Холкова на расстоянии вытянутой руки. Сэм с улыбкой пожал плечами.

— Вынужден с вами не согласиться.

— Поясните, что вы имеете в виду.

— Полагаю, он имеет в виду меня, — сказал Умберто.

Холков напрягся, но остался стоять неподвижно, на лице не дрогнул и мускул. А вот Усач начал разворачиваться в сторону Умберто. Итальянец рявкнул:

— Если он сдвинется еще хоть на дюйм, я с удовольствием тебя пристрелю, Холков!

— Стоять! — приказал русский.

Усач застыл.

Умберто сказал:

— Сэм, прости мне фокус с исчезновением. Не было времени раздумывать.

— Считай, что прощен, — ответил Сэм. Затем обратился к Холкову: — Скажите Бьянко, чтобы отдал Реми пистолет и подошел сюда.

Холков медлил. На его лице заиграли желваки.

— Второй раз просить не буду, — сказал Сэм.

— Бьянко, отдай ей пистолет и лезь через ограду.

Бьянко что-то прокричал в ответ. Несмотря на свой скуднейший — чуть больше стандартных приветствий — запас итальянских слов, Сэм не сомневался, что были упомянуты «экскременты», «разнузданный секс», а может, и то и другое.

— Бьянко, живее!

Не оборачиваясь, Сэм позвал:

— Реми!

— Пистолет у меня. Этот перелезает через ограду.

— Холков, передайте своему усатому приятелю, чтобы взял винтовку за ствол и закинул через ограду в кусты.

Холков отдал приказ, и мужчина подчинился. Бьянко, перелезший через ограду слева от Сэма, обошел его и встал рядом с Холковым и Усачом.

— Теперь вы, — сказал Сэм Холкову.

— Я не вооружен.

— Покажите.

Холков снял куртку, вывернул ее наизнанку и бросил на землю.

— Рубашку.

Холков выпростал заправленный в брюки подол рубашки и медленно покружился на месте. Сэм кивнул Умберто. Задержавшись, чтобы передать Сэму «люгер», итальянец осмотрел Холкова со всех сторон и снова вернулся на открытое пространство.

— Stronzo! — пролаял Бьянко.

— Что он сказал? — спросил Сэм.

— Предположил, что, когда я появился на свет, мои мать и отец не были женаты.

— Я тебя прикончу, — прошипел Бьянко. — И твою жену!

— Заткнись. Теперь я вспомнил того, второго, с усами.

— Ну и кто он?

— Никто. Мелкая сошка, простой ворюга, — Умберто обратился к пленнику, который, похоже, уже сам был не рад, что ввязался: — Я знаю, кто ты! Попадешься мне еще раз — уши откручу!

Сэм сказал:

— Холков, вот как мы поступим: вы ложитесь на землю, мы спокойно уезжаем. Если броситесь в погоню, я сожгу книжку.

— Не сожжете. Вы блефуете.

— Ошибаетесь. Ради спасения наших жизней я это сделаю не задумываясь.

Само собой, Сэм блефовал и знал, что Холков тоже знает, но надеялся посеять хотя бы малейшее сомнение — сейчас, когда каждая секунда была на счету. Он обдумал альтернативные варианты: связать их, вывести из строя автомобиль, позвонить в полицию, но все его инстинкты буквально вопили, что сейчас главное — убраться подальше от Холкова, и сделать это как можно быстрее. Возможно, будь он другим человеком, то рассмотрел бы и четвертый вариант: убить бандитов прямо здесь и сейчас.

Но в отличие от Холкова, специально натасканного солдата, который знал больше способов убийства, чем большинство поваров — рецептов, Сэм Фарго был не таким и не хотел брать на душу хладнокровное убийство. Каждая минута, которую он, Реми и Умберто проводили рядом с этими людьми, увеличивала шансы на то, что роли снова поменяются.

— Вам не выбраться с острова! — прорычал Холков, ложась на землю.

— Может быть, но попытка не пытка.

— Даже если сбежите, я вас разыщу.

— Поживем, увидим.

Умберто сказал:

— Сэм, можно попросить об одолжении? Я бы хотел прихватить Бьянко с собой. Обещаю, он не доставит хлопот. Я об этом позабочусь.

— Зачем он тебе?

— Личные счеты.

Сэм подумал и кивнул.

— Поехали! — обращаясь к Бьянко, приказал Умберто. — Руки за голову!

Бьянко пошел к ограде. Умберто не сводил с него пистолета.

Когда все собрались у автомобиля, Умберто сорвал с пояса Бьянко наручники и защелкнул их на запястьях продажного копа. Обыскав пленника, он затолкал его на заднее сиденье, а сам взгромоздился следом. Реми завела «ланчию», открыла Сэму дверь и перелезла на кресло пассажира.

Сэм сел за руль, дал по газам и развернулся в сторону главной дороги.

— Как думаешь, сколько они будут ждать? — спросила Реми.

Сэм выглянул в боковое окно. Холков и Усач уже вскочили на ноги и бежали через кладбище к воротам.

— Секунд пять, — сказал он и до упора выжал педаль газа.

Глава 27

Сэм на скорости гнал вдоль ограды к воротам кладбища. Боковым зрением он следил за Холковым и Усачом, которые неслись в том же направлении, перепрыгивая через надгробия и взбивая обрывки тумана.

— Слишком мало времени, — пробормотал Сэм.

— Куда мы едем? — сказала Реми. — Ты же слышал, что сказал Умберто… Бьянко расставил на дорогах патрули.

— Ты не против пострелять?

— Что?.. Гм. — Она подняла руку с пистолетом Бьянко, словно только что вспомнила, что он у нее. — Отлично, а зачем?..

— Я подъеду к их джипу. Постарайся попасть в колеса. Умберто, уверен, что справишься?

Бьянко, зажатый в углу на заднем сиденье, по-прежнему кривился в самодовольной ухмылке. Умберто перевернул «люгер» и обрушил рукоять на голову Бьянко возле виска. Тот обмяк и сполз на пол.

— Уверен!

Угол ограды быстро приближался; в тридцати футах дальше и чуть правее стоял припаркованный внедорожник. Холков обошел Усача и уже подбегал к воротам.

— Приготовься! — окликнул жену Сэм.

Реми опустила стекло, просунула в отверстие пистолет и оперлась рукой о дверь.

— Слишком быстро едем!

— Иначе никак. Хотя бы попробуй. Не попадешь в колеса, целься в лобовое стекло. Черт!

Холков выбежал из ворот и резко затормозил у двери со стороны водителя. В салоне загорелся свет.

Реми дважды выстрелила. Пули выбили искры из задней панели, но колес не задели.

— Слишком быстро! — выкрикнула Реми.

— Стекло! Целься в стекло!

Реми крепко сжала пистолет и один за другим сделала четыре выстрела, ствол пистолета четыре раза изрыгнул оранжевое пламя. На ветровом стекле внедорожника появились три отверстия, вокруг каждого расползалась паутина мелких трещин.

— Молодчина!

Внезапно Холков выскочил из-за капота машины, перекатился и припал на одно колено, в его руке блеснул пистолет. Сэм вывернул руль влево. Зад «ланчии» вильнул, передние колеса забуксовали на влажной траве, и наконец машина опять стала послушной. Два раза что-то глухо стукнуло о металл — пули Холкова прошили багажник. Сэм снова набрал ход, выровнял машину и повернул обратно в низину, к холмам.

— Все целы? — спросил Сэм.

— Да.

Умберто просунул голову между спинками передних сидений, подтверждая, что цел, и снова исчез.

Реми кивнула и сказала:

— Прости, что не попала в колеса. Мы ехали слишком быстро.

— Не переживай. Ты попала в ветровое стекло, это их замедлит. Им придется либо выбить его, либо вести машину, высунувшись из боковых окон.

Реми обернулась и увидела Холкова и Усача: он и взобрались на крышу внедорожника и топтали лобовое стекло.

— Вариант А, — сказала она.

Наконец лобовое стекло подалось и провалилось внутрь; Холков и Усач полезли в салон, вытащили его и отбросили в сторону. Через несколько секунд загорелись фары, и джип, набирая скорость, устремился в погоню.

— Едут. Со своим полным приводом они на…

— Знаю, — пробормотал Сэм. — Держись!

«Ланчию» болтануло, когда передние колеса вошли в колею старой шахтерской дороги. Сэм притормозил и снова ударил по газам. «Ланчия» взвилась вверх по холму. Дорога здесь оказалась уже, чем он себе представлял, не шире шести футов. Когда они добрались до гребня, деревья сомкнулись над машиной — густые ветви царапали бока и заслоняли небо. Салон «ланчии» залило светом фар: джип преследователей въехал на холм.

Начался спуск. Сэм надавил было на газ, но тут же ударил по тормозам: дорога резко поворачивала направо, в самую гущу деревьев. Сзади из-за гребня холма показался бампер джипа, внедорожник оторвался от земли и с грохотом приземлился.

— Он не впишется, — сказала Реми.

Она угадала. Все еще сотрясаясь от удара о землю, джин проскочил поворот и, резко затормозив, въехал в деревья. Сэм бросил взгляд в зеркало и, прежде чем «ланчия» нырнула со следующего холма, успел краем глаза заметить, как вспыхнули стоп-сигналы внедорожника. И тут из темноты прямо под колеса легковушки неожиданно вынырнула глубокая промоина.

— Держитесь!

Колеса застучали, амортизаторы взвизгнули в знак протеста, «ланчия» перелетела через размытый участок, взлетела вверх по склону, съехала вниз и на прямую дорогу. Сэм прибавил газу. Ветви бились о лобовое стекло, сосновые шишки отскакивали от капота. Сзади вновь появилась машина преследователей: свет фар дико заметался, когда Холков преодолевал вымоину.

У более мощного и надежного внедорожника имелись и свои недостатки: он был на два фута шире компактной «ланчии». Теперь Сэм ясно видел, что это им на руку. Сосновые ветви, которые лишь слегка царапали бока легковушки, безжалостно хлестали по капоту джипа, забиваясь в дыру, зияющую на месте лобового стекла. Сломанные сучья торчали из решетки радиатора и цеплялись за дворники. Свет фар начал удаляться.

— Сэм, берегись!

Он оторвал взгляд от зеркала заднего вида и едва успел заметить лежащий на дороге валун, который стремительно несся прямо на них. Сэм резко выкрутил руль вправо, пытаясь объехать препятствие. Валун закрыл собой все левое окно. Сэм надавил на педаль газа, но недостаточно быстро. Задняя боковая панель скрежеща «поцеловала» камень, левое заднее окно разбилось. «Ланчию» закрутило и понесло с дороги прямо на деревья. Передний бампер врезался в ствол, машина дернулась и замерла. Мотор несколько раз чихнул и заглох. На лобовое стекло дождем осыпались сосновые иголки.

— В прокатной конторе не обрадуются, — вздохнула Реми.

— Все целы? — спросил Сэм. — Реми? Как вы?

— Нормально.

— Лучше всех, — отозвался Умберто.

— Бьянко?

— Еще отдыхает.

В окне со стороны Сэма показался свет фар, мелькающий между деревьями. Сэм повернул ключ в замке зажигания… Ничего.

— Сцепление, — напомнила Реми.

— Черт! Спасибо.

Он поставил рычаг передач в исходное положение и снова повернул ключ. Мотор запыхтел, засопел, но не завелся. Сэм попробовал еще раз.

— Ну же, милая, заводись…

Огни внедорожника приближались: джип уже выехал на ровный участок и подъезжал к валуну.

Мотор «ланчии» вроде бы ожил, проработал несколько оборотов — и снова заглох.

— Сэм, догоняют, быстрее, — сквозь сжатые зубы прошептала Реми.

Он закрыл глаза, прочитал короткую молитву и попытался еще раз. Мотор заработал. Сэм включил первую передачу, выкрутил руль направо и выехал обратно на дорогу.

— Умберто, задержи их!

— О'кей!

Умберто высунул в окно «люгер» и сделал два выстрела, затем еще два. Пули застучали о решетку радиатора, одна разбила фару со стороны водителя. Джип отклонился влево, прямо на лежащий валун, и тут же резко взял вправо. Боковое зеркало царапнуло по камню, разбилось и исчезло в темноте.

Свет фар внедорожника залил салон «ланчии». Сэм прищурился и отвернул в сторону зеркало заднего вида. Он обернулся: в зияющей дыре, оставшейся от лобового стекла джина, появилась рука с пистолетом.

— Вниз, пригнитесь! — выкрикнул Сэм.

Реми быстро сползла с сиденья на пол.

Сзади прогрохотал выстрел, темный салон джипа осветился вспышкой. Умберто высунул голову из-за сиденья.

— Я их задержу.

С «люгером» в руке он потянулся к боковому окну.

— Не надо!

Еще два выстрела. Умберто вскрикнул и перекатился на сиденье.

— Меня задело!

— Куда?

— В руку. Все в порядке…

— К черту, — пробормотал Сэм. — Сгруппируйтесь!

Он надавил на тормоз, досчитал до двух и снова ударил по газам. Внедорожник вильнул в грязи и врезался в бампер «ланчии». Сэм хорошо все рассчитал, набрав скорость как раз перед ударом. Они вырвались вперед: двадцать футов… тридцать… расстояние с четыре машины.

— Ух…

И тут с обеих сторон дороги резко кончились деревья. Реми вскинула голову:

— О нет!

Колеса легковушки с глухим стуком перевалили через уступ на краю насыпи и оторвались от земли.

За лобовым стеклом замаячили раскинувшиеся внизу просторы. «Ланчия» снова приземлилась и подпрыгнула, из-под колес брызнул гравий.

— Обрыв! — выкрикнула Реми.

— Вижу! — ответил Сэм и закрутил руль влево.

Задние колеса занесло. Он слегка крутанул вправо, затем выровнял руль, укрощая машину. В окне справа показалась каменистая насыпь, сразу за ней, на глубину нескольких сотен футов, уходил обрывистый склон оврага.

Под рев двигателя внедорожник Холкова выплыл из-за уступа и с грохотом упал на дорогу.

— Не впишется, — сказала Реми.

— Будем надеяться.

Задние колеса джипа тоже пошли юзом, но, в отличие от Сэма, Холков слишком сильно выкрутил руль. Колесо со стороны пассажира с хрустом приземлилось на камни вдоль придорожной полосы и соскользнуло с края обрыва, увлекая за собой зад машины. Скрипя днищем по гравию, внедорожник дюйм за дюймом сползал вниз под тяжестью собственного веса… Казалось, еще чуть-чуть, и Холков с Усачом рухнут вниз, но в последний миг машина каким-то чудом остановилась, замерев над пропастью.

Сэм снял ногу с педали газа, и «ланчия» медленно затормозила у обочины. В пятидесяти футах за ними на краю дороги покачивался джип. Вокруг было тихо: только сзади доносилось ритмичное поскрипывание растягиваемого металла.

Реми села прямо и огляделась по сторонам.

— Осторожно! — прошептал Сэм.

— Поможем? — спросила Реми.

Из затемненного салона внедорожника к дворнику на лобовом стекле потянулась рука. В глубине мелькнуло дуло пистолета; и в следующий миг нуля прошила бампер «ланчии».

— К черту их, — сказал Сэм и выжал педаль газа.

— Вот тебе и благодарность, — сказала Реми. — А ведь мы могли бы столкнуть их в пропасть.

— Ох, сдается мне, мы еще пожалеем, что не столкнули.

Глава 28

Гранд-отель «Бово», Вьепорт,

Марсель, Франция

Пока Сэм давал чаевые посыльному и закрывал за ним дверь, Реми набрала привычный номер. Сельма ответила после первого же гудка.

— Живы и здоровы, миссис Фарго?

— Живы и здоровы, — отозвалась Реми, садясь на кровать и скидывая обувь. — А теперь, может, расскажешь мне, что мы делаем в Марселе?

Оставив Холкова и его усатого друга покачиваться на краю пропасти, они на полном ходу направились в Ниспорто. Умберто, который соорудил из собственной рубашки повязку для раненой руки, позвонил по спутниковому и предупредил своих родственников об их появлении.

Ниспорто, деревушка с населением в несколько сотен душ, приютилась в укромной части клиновидной бухточки вверх по побережью от Портоферрайо. Жена Умберто Тереза и его двоюродные братья — все пятеро — встретили их у черного хода. Пока Тереза обрабатывала рану мужа — по счастью, ни кости, ни крупные артерии не были задеты, — кузены затолкали очухавшегося и крепко связанного Бьянко в гараж. Хозяйка дома, тетушка Брунелла, проводила Сэма и Реми в дом, прямо с порога усадила за стол и принялась угощать домашней пастой с лучком, каперсами, оливками и томатным соусом. Через полчаса к ним после перевязки присоединился Умберто.

— Из-за нас ты попал в передрягу, — сказал Сэм.

— Ерунда. С вашей помощью я вернул себе честь. Думаю, отец мной бы гордился.

— Конечно гордился бы, — сказала Реми, наклонилась к нему и чмокнула в щеку. — Спасибо.

— А можно поинтересоваться, что вы собираетесь делать с Бьянко? — спросил Сэм.

— Здесь и на Корсике он неприкасаем. А вот на материке… — Умберто пожал плечами. — Я кое-кому позвоню. Думаю, если предоставить достаточное количество улик, необязательно подлинных, карабинеры с удовольствием им займутся. А тот второй, его подельник… он трус. Не волнуйтесь за нас, друзья мои. А теперь доедайте-ка пасту, и мы придумаем, как вывезти вас с острова.

Зная о влиятельности Бондарука и дотошности Холкова, они решили, что лететь через аэропорт Марина-ди-Кампо слишком рискованно. Они договорились с двоюродным братом Умберто, Эрме, капитаном зафрахтованного рыболовецкого судна, и тот перевез их обратно в Пьомбино. Оттуда они доехали до Флоренции, остановились в палаццо Маньяни-Ферони и тут же позвонили Сельме, которая попросила переслать ей фотографию символов из шифровальной книги Лорана и направила их прямиком в Марсель. На следующее утро, выслав саму книгу экспресс-почтой в Сан-Диего, они отправились в аэропорт.

— К чему нагонять таинственности? — теперь поинтересовалась у Сельмы Реми.

Сэм сел рядышком на постели, и Реми поставила аппарат на громкую связь.

— Никакой таинственности, — заявила Сельма. — Просто оставалось уточнить кое-какие подробности, но я заранее знала, что вам придется ехать в Марсель. Кстати, Пит и Венди как раз сейчас работают над символами. Редкая вещь эта книга, только вот ее состояние меня тревожит…

— Сельма!

— Ой, простите. Помните Вольфганга Мюллера, капитана «UM-77»? Я его нашла.

— Нашла? То есть он…

— Ага, он жив. Пришлось покрутиться, но в итоге мы выяснили, что он находился на борту «Лотарингии», когда корабль был захвачен. После войны его отправили обратно в Германию через Марсель. С корабля он сошел, а вот на поезд до дома решил не садиться. Он живет с внучкой. Адрес у меня…

На следующее утро они встали и отправились в кафе «Ле Капри» на Бейи-де-Суффрен, с видом на Вьепорт, или Старый порт, заполненный парусными судами всех размеров. Мягкое дуновение морского бриза ласкало паруса, и те колыхались в завораживающем танце. Яркое утреннее солнце играло бликами на воде. На северном и южном берегах, охраняя вход в гавань, возвышались форты Сен-Жан и Сен-Николас. Чуть выше на холмах расположились аббатство Сен-Виктор и церкви Сен-Венсан и Сен-Катрин. Напротив порта, в самом Марсельском заливе, лежали четыре острова Фриульского архипелага.

Вместе Сэм и Реми бывали в Марселе уже три раза, в последний — несколько лет назад, проездом по пути в Камарг, расположенный чуть выше. Ежегодно в мае около двадцати тысяч цыган из Восточной и Западной Европы собирались там на большой праздник, воспевая богатое наследие своего кочевого народа.

Позавтракав, Фарго поймали такси, дав таксисту адрес в Паньере, живописном, пропитанном духом Средневековья квартале с узкими улочками и окрашенными в пастельный цвет домами, втиснутыми между зданием ратуши и музеем Вьей-Шарите. Вольфганг Мюллер жил на улице Кордель в светло-желтом двухэтажном домике с белыми ставнями. Они постучали, дверь открыла светловолосая девушка лет двадцати пяти.

— Бонжур, — поздоровался Сэм.

— Бонжур.

— Parlez-vous anglais?

— Да. Я говорю по-английски.

Сэм представился сам и представил Реми.

— Мы ищем месье Мюллера. Он дома?

— Да, конечно. Могу я поинтересоваться, зачем он вам?

Обсудив заранее этот вопрос, Фарго сошлись на том, что лучше сказать правду.

— Мы бы хотели с ним поговорить о «UM-77» и о «Лотарингии», — объяснила Реми.

Женщина слегка вздернула подбородок, во взгляде промелькнуло беспокойство. Видимо, дед ей рассказывал о военных годах.

— Подождите минутку. — Оставив дверь открытой, она направилась в глубь дома. До Сэма и Реми донесся приглушенный разговор, а затем девушка вернулась. — Пожалуйста, проходите. Меня зовут Моник. Сюда, прошу.

Она проводила их в переднюю. Мюллер сидел в кресле-качалке перед телевизором с выключенным звуком; судя по изображению на экране, старик смотрел французский вариант канала с круглосуточным прогнозом погоды. Он был одет в серую, застегнутую на все пуговицы серую кофту, колени укрывал желто-синий шерстяной плед с узором «ромбики». Совершенно лысый, с изборожденным морщинами лицом, Мюллер смотрел на них своими спокойными голубыми глазами.

— Доброе утро, — произнес старик на удивление энергичным голосом.

Трясущейся рукой он указал на расшитый цветочным узором диван напротив.

— Прошу вас. Будете кофе?

— Нет, спасибо, — ответила Реми.

— Моник мне сказала, что вы нашли «Ильзе».

— Ильзе? — переспросил Сэм.

— Так я называл свою «семьдесят седьмую». В память о жене; она погибла в Дрездене во время бомбежек, через несколько месяцев после того, как мы отплыли из Бремерхафена. Вы нашли ее на Ромовом острове, в пещере?

Реми кивнула.

— Мы проводили там кое-какие исследования и наткнулись на вход. Она лежала на дне, почти как новенькая.

— Она все еще там?

Сэм улыбнулся.

— Ну, не совсем. Возникли… сложности. Мы использовали ее как… вы бы, вероятно, назвали это спасательным плотом.

— Не понимаю…

— Главный вход обвалился. Мы проплыли на «семьдесят седьмой»…

— «Ильзе»!

— Проплыли на «Ильзе» по подземной реке до другой пещеры.

Глаза Мюллера широко распахнулись, затем он просиял.

— Поразительно. Я рад, что моя «Ильза» тряхнула стариной.

— Мы собирались переправить ее в США, но если вы хотите, можем…

— Очень любезно с вашей стороны, но нет. Оставьте ее себе. Позаботьтесь о ней. — Он улыбнулся и покачал пальцем. — Вряд ли вы проделали весь этот путь, только чтобы рассказать мне о своей находке.

— И еще мы нашли «UM-34».

Мюллер подался вперед.

— И Манфреда?

— Капитан Бем все еще был на борту. — Сэм рассказал, как они нашли лодку, пропустив лишь ту часть, что касалась их встреч с Архиповым и Холковым. — Сейчас власти занимаются ее подъемом со дна.

— Mein Gott… Мы волновались из-за погоды. Эти лодки не годились для открытого океана. — На несколько секунд глаза Мюллера затуманились, словно он перенесся обратно в прошлое, затем он моргнул и вновь устремил взгляд на Фарго. — Мы с Манфредом дружили. Хуже всего было не знать, что с ним произошло на самом деле. Спасибо вам!

— Мы здесь из-за вина, — сказала Реми.

— Вина? Ах, бутылки… мы собирались отпраздновать окончание миссии. Хотите сказать, они уцелели?

Реми кивнула.

— Одна на борту «тридцать четвертой», одна на борту «Ильзе».

— А третья? Вы ее нашли? Манфреду досталось самое сложное задание, поэтому я дал ему две.

— Мы нашли осколок рядом с местом, где затонула его лодка. Нам неизвестно, как она попала наружу.

Мюллер махнул рукой.

— Превратности войны.

— Просто из любопытства… — сказал Сэм, — можете рассказать нам о ваших заданиях? Что было поручено вам с Бемом?

Мюллер нахмурился и наморщил лоб.

— Думаю, уже можно… — через несколько секунд сказал он. — Да и какая теперь разница. Это было абсурдное задание, с самого начата — выдумка Гитлера. Манфред получил приказ заплыть в залив Чесапик и атаковать военно-морскую базу в Норфолке. Одновременно я должен был взорвать склад боеприпасов в Чарльстоне, но у «Ильзе» возникли проблемы с винтом, поэтому наше отплытие задержали. К тому времени как я ее починил, поступил приказ вернуться в Бремерхафен. Остальное вы знаете, про «Лотарингию» и прочее…

— Вы заплыли на Ромовый остров для переоборудования? Что за переоборудование?

— Должны были установить более мощные аккумуляторы, чтобы увеличить дальность. Еще один идиотский план. Мы оба, и Манфред, и я, знали, что это задание — чистой воды самоубийство.

— Почему же вы вызвались?

Миллер пожал плечами.

— Чувство долга. Юношеский энтузиазм. Ни он, ни я не испытывали особой любви к Гитлеру или к партии, но мы были преданы своей стране. Мы хотели сделать все, что от нас зависит.

— Мы надеялись, вы расскажете нам больше о бутылках, — сказала Реми. — О том, откуда они.

— Зачем это вам?

— Мы коллекционеры. Как выяснилось, это очень древние и очень ценные бутылки.

Мюллер хмыкнул.

— А я и не знал. Гм, а ведь должен был догадаться… Мне их дал мой брат Карл перед отплытием из Бремерхафена. Он сказал, что нашел их… вообще-то, он нашел их здесь — он воевал и принимал участие в оккупации Франции.

— Где именно он их нашел?

— Дайте подумать… — Мюллер почесал затылок. — Память уже не та. В каком-то замке… нет, не замке. Или это был форт? — Он тяжко вздохнул, а затем глаза у него загорелись. — Точно! Он нашел их на одном из островов в заливе… Помните роман Дюма, «Граф Монте-Кристо»?

И Сэм, и Реми читали роман и тут же поняли, о чем речь.

— Остров Иф?

— Да! Он самый. Он нашел их в замке Иф.

Глава 29

Замок Иф, Франция

Несмотря на свою любовь к Марселю, Фарго еще ни разу не были на Фриульском архипелаге и в замке Иф. Никак не выходило втиснуть посещение островов в жесткое расписание — недочет, который они планировали исправить этой ночью, организовав собственную ночную экскурсию для двоих. Дневное посещение исключалось — персонал музея не разрешит им исследовать все углы и закоулки острова. Сэм и Реми пока точно не знали, что ищут, но решение об экспедиции в замок Иф было принято единогласно.

От дома Мюллера Фарго взяли такси до Мальмуска, портового района с видом на Фриуль, и отыскали там тихую кафешку. Устроились под зонтиком в патио и заказали по двойному эспрессо.

В миле от берега виднелся замок Иф — мрачная глыба цвета потускневшей охры, торчащая среди покатых утесов, остатков крепостного вала и каменных арок.

Хотя площадь острова составляла более семи акров, сам замок имел размеры поменьше, всего сто футов в ширину — и состоял из трехэтажного главного здания, с трех сторон от которого располагались орудийные башни с зубчатыми бойницами.

Замок Иф был воздвигнут в 1520-е годы по воле короля Франциска Первого как крепость для защиты города от атак с моря, но очень недолго просуществовал в этом качестве: вскоре его превратили в тюрьму для политических заключенных и еретиков. Как позже Алькатрас в Сан-Франциско, из-за своего расположения и смертельно опасных подводных течений замок Иф приобрел репутацию тюрьмы, откуда невозможно сбежать, — утверждение, которое было опровергнуто (по крайней мере, на страницах романа Александра Дюма «Граф Монте-Кристо»).

Сэм процитировал брошюру, которую прихватил с собой из турагентства в Старом порту:

— «Чернее, чем море, чернее, чем небо, он возвышается подобно призрачному гранитному великану, протягивая свои утесы, словно руки, готовые вот-вот схватить свою жертву». Так его описывал Эдмон Дантес.

— Отсюда все выглядит не столь мрачно.

— А ты посиди лет десять — пятнадцать в темнице.

— И то верно. Что там еще сказано?

— В тюрьме действовала строгая классовая система. Богатые заключенные могли оплатить содержание в камерах на верхних этажах, с окнами и камином. Тогда как бедных бросали в темницы подвала, так называемые ублиеты, которые…

— Это производное от французского глагола «oublier» — «забывать», — подхватила Реми. — По сути, они представляли собой каменные мешки с единственным входом через люк в потолке. — Реми и по-французски говорила явно лучше Сэма. — Если человек попадал сюда, о нем можно было забыть. В ублиетах гнили заживо.

Зазвонил телефон, и Сэм снял трубку.

— Мистер Фарго, у меня для вас кое-что есть, — раздался в трубке голос Сельмы.

— Слушаю, — сказал Сэм и включил громкую связь, чтобы Реми могла слышать.

— Мы расшифровали первые две строки символов на бутылке, дальше пока не выходит, — заговорила Сельма. — Понадобится время. Кажется, нам не хватает какого-то ключа. Итак, строки складываются в загадку:

Ошибка Капетинга, откровение Себастьяна.
Город под пушками.
Из третьего царства забытых знак, что вечный
Шеол падет.

Мы работаем над разгадкой…

— Я уже отгадал, — объявил Сэм. — Здесь говорится о замке Иф.

— Простите?

Он подробно рассказал об их встрече с Вольфгангом Мюллером.

— Его брат нашел бутылки в крепости. У нас уже был ответ, осталось лишь к нему вернуться. «Капетинг» относится к династии, из которой происходил король Франциск Первый; он построил крепость. Себастьяном звали Вобана, инженера, который предупредил власти, что форт практически бесполезен. По какой-то причине строители развернули фортификационные укрепления и бойницы не в сторону открытого моря, откуда могли явиться потенциальные захватчики, а в сторону города — вот вам и «город под пушками».

— Впечатляет, мистер Фарго!

— Это все из брошюры. А вот насчет второй строфы я не знаю.

— Зато я знаю! Кажется… — сказала Реми. — У евреев Шеол означает обитель мертвых, или преисподнюю. Вечный Шеол, напротив, означает «вечная жизнь». Помнишь цикаду с бутылки?

— С герба Наполеона. Возрождение и бессмертие, — закивал Сэм. — А вторая часть, «третье царство забытых»?

— Французская версия темницы, ублиет, что в переводе означает «быть забытым». Если мы не ошибаемся, где-то в подвалах замка нас ждет спрятанная цикада. Только вот зачем вообще нужна эта загадка? — удивилась Реми. — Почему не простое «идите туда-то, ищите то-то»?

— А вот тут начинается самое интересное, — ответила Сельма. — Судя по тому, что я успела перевести, книга Лорана — наполовину дневник, наполовину шифровальный ключ. Лоран довольно ясно дает понять, что сами бутылки — далеко не главная цель. Он их называет «указатели на карте».

— И куда они указывают? — спросила Реми. — И для кого предназначены?

— Он не говорит. Может, это выяснится, когда я закончу перевод.

— Что ж, похоже, наш любезный Лоран действовал по приказу Наполеона, — задумчиво произнес Сэм. — Раз они пошли на такие сложности, чтобы спрятать бутылки, значит, карта ведет к чему-то действительно очень ценному…

— Тогда понятно, почему Бондарук готов убивать, — отозвалась Реми.

Они поговорили еще несколько минут.

— Так-так… — одними губами произнесла Реми, скосив глаза. — Да у нас гости.

Сэм обернулся: через патио, держа руки в карманах куртки, к ним шел Холков. Сэм и Реми напряглись.

— Расслабьтесь. Думаете, я настолько глуп, чтобы пристрелить вас обоих посреди белого дня? — ухмыльнулся Холков, встав перед ними. Он достал руки из карманов и поднял вверх. — Без оружия.

— Вижу, вам удалось выбраться из машины, — сказала Реми.

Холков выдвинул стул и сел.

— Милости просим к нашему столу! — иронично проговорил Сэм.

— Вы могли бы нас столкнуть, — сказал Холков. — Почему не стали?

— Если честно, мы подумывали об этом. Если бы не ваш готовый схватиться за оружие приятель, кто знает?

— Мои извинения. Он слишком остро отреагировал.

— Полагаю, не имеет смысла спрашивать, каким образом вы нас выслеживаете? — спросила Реми.

Холков улыбнулся; но его глаза остались холодными.

— Полагаю, не имеет смысла спрашивать, зачем вы сюда приехали?

— Правильно полагаете, — отозвалась Реми.

— Не знаю, на что вы рассчитываете, — сказал Сэм. — Ваш коллега похитил, пытал и чуть не убил нашего друга, вы сами дважды покушались на нашу жизнь. Что вам надо?

— Мой работодатель предлагает перемирие. Сотрудничество.

Реми тихонько засмеялась.

— Дайте-ка угадаю: мы помогаем вам найти то, что вы ищете, что бы это ни было, а вы нас убиваете не сразу, а чуть позже.

— Вовсе нет. Мы объединим усилия и поделим прибыль, восемьдесят к двадцати.

— Мы даже не знаем, что ищем, — сказал Сэм.

— Нечто имеющее огромную ценность, как историческую, так и материальную.

— А какой из этих аспектов больше интересует Бондарука? — спросила Реми.

— Это его личное дело.

Сэм и Реми не испытывали ни малейших иллюзий. Прогноз Реми в отношении планов Холкова и Бондарука был верен. Какими бы ни были истинные мотивы Бондарука, какой бы ни была награда — Фарго не собирались идти на сделки с украинским мафиози.

Холков добавил:

— Скажем так: речь идет о семейном наследстве. Он просто пытается завершить то, что было начато давным-давно. И если вы ему в этом поможете, он соответствующим образом вас вознаградит.

— Ничего не выйдет, — сказал Сэм.

— И передайте своему хозяину, что он чокнутый, — добавила Реми.

— Подумайте еще раз, — сказал Холков. — Посмотрите по сторонам.

Сэм и Реми огляделись. На дальнем конце дворика стояла троица людей Холкова — все те же знакомые по пещере Ромового острова лица.

— Вся шайка в сборе, — фыркнул Сэм.

— Не вся. Есть и другие. Мы последуем за вами всюду, куда бы вы ни направились. Так или иначе, а мы своего добьемся. Решайте: вы хотите остаться в живых или нет?

— Как-нибудь справимся, — сказала Реми.

Холков развел руками.

— Как скажете. Полагаю, вы не настолько глупы, чтобы таскать книгу с собой?

— Нет, — ответил Сэм. — Нам даже хватило ума не оставлять ее в гостинице, но если хотите, сходите проверьте.

— Уже. По-видимому, книга находится в руках миссис Вондраш.

— А может, и в сейфовой ячейке банка… — попробовала подкинуть ложный след Реми.

— Вряд ли. Наверняка ваши люди прямо сейчас пытаются ее расшифровать. Вероятно, мы нанесем им визит. Я слышал, в Сан-Диего очень красиво в это время года.

— Удачи, — небрежно бросил Сэм, изо всех сил стараясь сохранить невозмутимое выражение лица.

— Вы говорите о вашей охранной системе? — Холков пренебрежительно отмахнулся. — Вряд ли с этим возникнут проблемы.

— Боюсь, вы невнимательно читали мое резюме, — сказал Сэм.

Холков помедлил.

— Ах да, вы ведь инженер. Небось покопались в сигнализации?

Реми добавила:

— И даже если вам удастся пробраться внутрь, что вы там найдете? Как вы сами заметили, мы не дураки.

Между бровей Холкова пролегла бороздка, тень сомнения промелькнула и тут же исчезла.

— Поживем — увидим. Мистер и миссис Фарго, даю вам последний шанс. Пока не поздно.

— Вы уже знаете ответ, — бросил Сэм.

Глава 30

Замок Иф

Когда они выходили из гостиницы, моросил мелкий дождь. К полуночи он превратился в ливень и теперь тараторил в листве деревьев и журчал по водосточным желобам. Улицы искрились в туманном мерцании желтых фонарей. Тут и там припозднившиеся прохожие, прикрываясь зонтами и сложенными газетами, спешили свернуть в свой переулок; те, что без зонтов, жались под козырьками на автобусных остановках.

Сэм и Реми стояли в переулке напротив своей гостиницы и следили за входом.

Кварталом ниже у обочины стоял припаркованный «ситроен ксара» с двумя смутными силуэтами внутри. Чуть раньше, выглянув из окна гостиницы, Реми разглядела лицо водителя: он был с Холковым у кафе. Они не знали, следил ли за ними еще кто-то… разумным было предположить, что да.

Еще раньше, днем, после разговора с Холковым, они несколько часов бродили по Мальмуску, заходя в магазины и разглядывая достопримечательности. Ни Холков, ни его люди никак себя не проявляли до самого возвращения Сэма и Реми в гостиницу, когда двое мужчин на мотоцикле увязались за их такси.

Несмотря на показную браваду, и Сэм, и Реми всерьез восприняли холковские угрозы. Опасаясь, что их номер напичкан жучками, они отыскали тихий уголок в пустующем баре и по спутниковому позвонили Рубу Хейвуду; в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли его не оказалось, зато они застали его дома.

Сэм включил громкую связь, быстро объяснил ситуацию и поведал об их опасениях.

— У меня есть приятель в Лонг-Бич, раньше работал в службе дипохраны, — сказал Руб. — Теперь у него частная контора. Хотите, он пришлет двоих-троих ребят к вам домой?

— Мы были бы признательны.

— Дайте мне десять минут. — Он перезвонил через пять. — Готово. Через два часа охранники будут у вас. Скажите Сельме, они предъявят удостоверения «Секьюрити груп». Попросят миссис Френч.

— Ясно.

— Может, откажетесь от этого дела? — спросил Руб. — Вы видели, как далеко они готовы зайти. Оно того не стоит.

— Мы даже не знаем, что именно на кону, — сказала Реми.

— Ты меня поняла. Я за вас переживаю.

— Руб, мы это ценим, но позволь нам самим решать.

Хейвуд вздохнул.

— Тогда давайте я вам хотя бы помогу.

— Чем? — спросил Сэм.

— Я тут немного поработал по Холкову. Несколько лет назад он побывал в Чечне. Мы считаем, что он был посредником на черном рынке оружия, помогал провернуть сделки с АК-47. Мне не составит труда включить его имя в список потенциальных террористов. Пара звонков, и у него на хвосте будет сидеть ЦССП, — сказал Руб, имея в виду Центральную службу судебной полиции, французский аналог ФБР. — Арестовать его не арестуют, а вот задержать на некоторое время — запросто.

— Валяй. Любая передышка не помешает.

— Вопрос лишь в том, сумеют ли его найти. Учитывая его прошлое, Холков стреляный воробей.

Четыре часа спустя Руб перезвонил: ЦССП объявила Холкова в розыск, но первые результаты появятся не раньше чем через несколько часов, если вообще появятся. Французы, по словам Руба, не слишком охотно делились информацией.

— А у тебя, случайно, нет на примете французской версии Гвидо — «два в одном», обувщик и по совместительству торговец оружием?

— Сэм, французы очень ревностно относятся к своим законам, продажа и ношение оружия здесь запрещены; я не позавидую бедняге, попавшемуся с незарегистрированной пушкой. Впрочем, есть один парень по имени Морис…

Он дал Сэму номер телефона, и они распрощались.

Стоя в холодном переулке, Реми зябко приподняла воротник и теснее прижалась к держащему зонт Сэму.

— Я никого не вижу.

— Я тоже. Рискнем?

Напоследок осмотревшись по сторонам, они свернули из переулка и пошли по боковой дорожке.

Используя простейшие навыки, которым Сэм обучился в Кэмп-Перри, они около часа петляли по улицам к северу от гавани, запутывая следы, забегая в кафе и выходя с черного хода — в поисках малейших признаков слежки. Убедившись, что «хвоста» нет, Фарго поймали такси и попросили водителя высадить их на улице Лож в Старом порту.

Менеджер конторы по прокату катеров не обманул: в северо-восточной части пристани на волнах покачивался серый восемнадцатифутовый «Мистраль». По сути быстроходный катер, судно было оснащено застекленной кабиной размером с телефонную будку, надежным и тихим мотором «Ломбарди», а также мощным прожектором. Фарго надеялись, что сделали правильный выбор.

При помощи присланного в гостиницу с курьером ключа Сэм отцепил якорную цепь с висячим замком и тросы, а Реми тем временем завела мотор. Сэм заскочил внутрь, и катер сорвался с места, развернувшись к входу в залив.

Через десять минут волнорез остался позади. За кормой сквозь пелену дождя сверкали огни Марселя, отражаясь в подернутой рябью воде залива. Поспевая за стекающими по ветровому стеклу каплями, мерно отстукивал ритм единственный дворник.

Сэм взглянул на сидящую рядом, за рулем, жену и как бы невзначай обронил:

— Я тут подумал над словами Холкова… — И тут же поправился, увидев выражение лица Реми: — Не о его предложении, нет! Над тем, что он сказал об интересе Бондарука. Он сказал, речь о наследстве. Мы знаем, как серьезно Бондарук взялся за дело, поэтому ответ, возможно, кроется в истории его семьи.

— Разумная мысль, — кивнула Реми. — Попросим Сельму проверить. Ты ведь не жалеешь… ну, что мы отказались?

— Ты знаешь, что нет.

На лице Реми, мерцающем в зеленой подсветке рулевой панели, промелькнула улыбка.

— Мы бывали в переделках и похуже.

— Например?

— Ну, взять хотя бы тот случай в Сенегале, когда ты оскорбил местного шамана…

— Ладно, проехали…

Через полчаса вдали показался замок Иф, белой глыбой вырос из темных вод примерно в миле от них. Замок закрывался в пять тридцать, и, если не считать сигнального огня, одиноко мигающего на фоне ночного неба, остров Иф был погружен во мрак.

— Ночью выглядит не так приветливо? — спросила Реми.

— Это точно.

Во время подготовки к полуночной экскурсии они использовали программу «Google Earth», чтобы в мельчайших подробностях изучить остров и подыскать укромный уголок, где можно незаметно причалить. Помимо Холкова и его людей, которые могли последовать за ними, стоило опасаться местной патрульной службы. Подходящее место нашлось у берега, обращенного к открытому морю.

Подплыв к острову, Реми сбавила обороты. Они потратили еще полчаса на поиск других лодок или признаков жизни. Не заметив ничего подозрительного, Фарго развернулись и поплыли вдоль северного берега. Впереди над одной из бойниц замаячила орудийная башня, самая крупная из трех. К ней-то Реми и направила катер. Она замедлила ход и позволила «Мистралю» свободно скользить, пока тот не подошел к самой скале. Если не считать ряби от ливня, море здесь было спокойное. Сэм бросил якорь и, орудуя багром, постарался подтянуть катер ближе к берегу. Реми вылезла из кабины с кормовым швартовом в руке и стала помогать мужу. Сэм зажал швартов между камнями, придавив крупным, с баскетбольный мяч, валуном.

Держась за руки, они направились вдоль стены, перескакивая с одного скользкого от дождя камня на другой, пока не добрались до высокого выступа, который заприметили еще на снимках со спутника. Сэм взобрался наверх, встал ровно под выемкой в бойнице для лучников, подпрыгнул и ухватился за выступ на внутренней части стены. Он подтянулся на руках и залез на стену, а затем втащил Реми наверх и спустил на землю с другой стороны. И спрыгнул рядом.

— Господи, спасибо тебе за нерадивых строителей, — сказал он.

Если бы не возведенные задом наперед крепостные укрепления, Фарго пришлось бы возвращаться за раскладной лестницей.

— Я никого не вижу, — сказала Реми. — А ты?

Сэм покачал головой. В брошюрах не упоминалось о ночной охране замка, но Фарго на всякий случай решили вести себя так, словно остров охранялся. Реми пошла впереди, Сэм прикрывал сзади. Они крадучись прошли вдоль изогнутой стены орудийной башни к месту, где она соприкасалась с прямой западной стеной, и дальше, до конца. В воздухе пахло мелом: за день камни нагрелись на солнце, а после промокли под дождем. Реми выглянула из-за угла.

— Чисто.

В кармане у Сэма зазвонил спутниковый телефон. Он достал аппарат и шепотом ответил. Звонил Руб.

— Плохие новости, Сэм. Французы не могут найти Холкова и его людей. Он въехал в страну по своему паспорту, но ни в одной гостинице и ни в одной конторе, занимающейся прокатом автомобилей, такой человек не регистрировался.

— Значит, перешел на поддельный, — угадал Сэм.

— Скорее всего. Имей в виду, он все еще где-то там. Будьте осторожны.

— Спасибо, Руб! На связи.

Сэм отключился и передал новости Реми.

— Ну, мы уже столько натерпелись, что хуже все равно не будет. Согласен?

— Это точно.

Они двинулись дальше вдоль южной стены, вокруг очередной башни к боковому входу в крепость, и дальше, через арку во внутренний двор.

— Замри! — прошептал Сэм. — Пригнись, тихо! Давай, на корточки.

Оба дружно опустились на колени.

— Что? — прошептала Реми.

— Прямо перед нами.

В ста ярдах от них, на другой стороне площади находились две хозяйственные постройки с красными крышами. Та, что левее, изогнутая в форме запятой, примыкала к северной стене. Под карнизом зияли четыре окна, четыре черных прямоугольника. Фарго замерли и стали ждать: минуту, две… Через несколько минут Реми прошептала:

— Ты что-то увидел?

— Наверное, показалось. Пойдем.

— Стой, — спохватилась она. — Не показалось. Во-он там, в дальнем углу.

Сэм посмотрел, куда показывала Реми. Глаза не сразу сориентировались, но ошибки быть не могло. Едва различимый в кромешной темноте, вдалеке белел овал человеческого лица.

Глава 31

Они наблюдали целую минуту; мужчина стоял неподвижно, как статуя, и лишь время от времени крутил головой.

— Охранник? — предположила Реми.

— Может быть. Но разве стал бы ленивый, прячущийся от дождя охранник так себя вести? Он бы переминался с ноги на ногу, или курил, или беспокойно расхаживал.

Двигаясь нарочито медленно, Сэм просунул руку во внутренний карман непромокаемой куртки и достал монокулярный прибор наблюдения «Никон». Взял в фокус угол постройки, навел на лицо человека.

— Среди людей Холкова я его не видел.

— Откуда здесь взяться людям Холкова? Мы не заметили никаких лодок.

— Реми, они тренированные коммандос. И умеют подкрадываться незаметно.

Вглядываясь в каждую тень, Сэм не спеша осмотрел площадь, темные дверные проемы и окна, но больше никого не заметил.

— Отличный был рождественский подарок, — сказал Сэм. — Монокль ночного видения.

— Я рада, что тебе понравилось.

— Больше никого…

Стоящий под карнизом человек снова обернулся и посмотрел через плечо. На рукаве его рубашки Сэм заметил нашивку, а на поясе — фонарик и связку ключей.

— Слава богу, — прошептал он. — Это охранник. Все равно у меня нет ни малейшего желания объяснять, какого черта мы бродим по французскому национальному памятнику в столь поздний час.

— Да уж.

— Когда я скомандую «Вперед!», медленно иди к проходу и встань где-нибудь посередине. Во двор не выходи. И если что, застынь на месте!

— Хорошо.

Сэм направил монокль на охранника, дождался, пока тот отвернется, и скомандовал:

— Вперед!

Пригнувшись, Реми по стеночке добежала до угла и юркнула внутрь арки. Сэм продолжал следить. Прошли долгие две минуты, но в конце концов охранник отвернулся, и Сэм догнал Реми.

— Сердце колотится, — призналась она.

— Адреналин.

Переведя дыхание, они крадучись направились дальше по проходу во внутренний двор и встали у высокой ступеньки.

Слева от ворот находились короткая стена и деревянная скамейка.

Справа вдоль внутренней стены двора вверх уходила каменная лестница с коваными перилами. Наверху ступени сворачивали налево и спускались к башне, а оттуда расходились в стороны, образуя тропинку, окружающую внутренний двор. Сэм и Реми ощупали взглядом каждую дверь, каждое окно, высматривая малейшее движение. Ничего.

Они уже готовились двигаться дальше, когда Сэм заметил в тени за лестницей еще одну арку.

Не считая скороговорки дождя, все было тихо. Напоследок осмотрев двор, Сэм прошептал на ухо Реми:

— Когда я скомандую «Вперед!», беги вверх по ступенькам и дальше к башне. Я присоеди…

Сзади по проходу скользнул луч света.

— Вперед, Реми!

Реми стрелой выскочила во двор и взлетела вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки разом. Сэм упал на живот и застыл. Фонарик прошелся по туннелю — туда, обратно, — а потом снова стало темно. Сэм заполз на ступеньку, ведущую во двор, поднялся на ноги и припустил следом за женой. Реми ждала его у башенки.

— Он нас видел?

— Скоро узнаем.

Прошла минута, другая… Им все казалось, что охранник вот-вот выйдет из арки, но он так и не вернулся.

Сэм оглядел темную башню.

— Это она?

В брошюре было перечислено несколько входов на нижний уровень, к ублиетам, и один из них шел через эту башню.

— Да, а вот и спуск.

Реми кивнула на спиральную лестницу. Другая такая же вела наверх, к бойницам.

Они стали спускаться по ступенькам, Реми опять пошла впереди. Площадкой ниже в каменном полу обнаружился деревянный люк, закрытый на висячий замок. Сэм достал из-за пояса ломик. Замок был сделан преимущественно из камня, а Мюллер упоминал, что его брат нашел бутылки «в одной из трещин», вот Фарго и решили захватить кое-какой инструмент.

Сам замок выглядел относительно новым, однако железный крюк, к которому он крепился, явно давно не меняли: металл почернел и начал расслаиваться — сказывались долгие годы на пропитанном морской солью воздухе. Реми направила на место крепления свой мини-фонарик, но Сэм не дал ей его включить.

— Сперва отойдем подальше.

Сэм секунд тридцать поработал ломиком и без особых усилий выдернул крюк из дерева. Приподнял крышку: деревянная лестница уходила вниз, в темноту шахты.

— Давай я проверю, — предложила Реми.

Она осторожно полезла вниз. Спустя десять секунд из шахты раздался шепот:

— Нормально. Тут футов двенадцать. Спускайся осторожно. Лестница прикручена к камню, но выглядит ветхой, как тот крюк.

Сэм полез внутрь, задержался на второй ступеньке и захлопнул за собой крышку люка, оставив зазор толщиной в палец. Просунул крюк обратно в щель: если повезет, проходящий мимо охранник не заметит следов взлома.

В полной темноте Сэм спускался на ощупь. Лестница скрипела и шаталась; казалось, дребезжащие болты вот-вот не выдержат. Он замер… Задержал дыхание, досчитал до десяти и продолжил спуск.

Сэм нащупал очередную ступеньку и перенес на нее вес тела. И тут ступенька предательски хрустнула и с треском переломилась пополам. Сэм ухнул вниз. Схватился руками за стойку, пытаясь удержаться, но для ветхой лестницы это было слишком. Она накренилась в сторону. Болты взвизгнули и подались; Сэм почувствовал, что падает. Сгруппировавшись, он перевернулся в воздухе и с грохотом приземлился, ударившись спиной о каменный пол.

— Сэм! — прошептала Реми, подбегая и склоняясь над мужем.

Сэм застонал и приподнялся на локтях.

— Ты цел?

— Кажется. Разве что гордость пострадала…

— И копчик.

Она помогла ему подняться.

Лестница бесполезной грудой лежала на полу перед ними. Вертикальные стойки разошлись, ступеньки выгнулись и торчали в разные стороны.

— М-да, — сказала Реми, — по крайней мере, теперь мы знаем, что здесь выхода нет.

— Всегда будь оптимистом, — согласился Сэм.

Реми включила фонарик, и они о