/ Language: Русский / Genre:reference

Трилогия: вопросы и ответы

Кассандра Клэр

Трилогия: вопросы и ответы Люди спрашивают, собираюсь ли я устроить вопросы-ответы по Трилогии, как обещала по ее окончании. И верно — обещала, а потом просто-напросто забыла, но обещание есть обещание, так что спрашивайте — отвечу на любой вопрос о героях, сюжете, об окончании и т. д.

Вы с самого начала намеревались поместить финальную сцену Драко и Джинни в последнюю главу? Как вообще пришла идея сделать их парой?

Нет, не с самого начала. Вообще, сделать из Драко объект временного интереса Джинни мне захотелось еще в Синистер, потом разлучить их на летние каникулы и больше не сводить. Но читателям они так понравились, да и между собой герои общались довольно забавно, так что в итоге эти отношения зашли куда дальше, чем планировалось мной изначально.

А Драко с Джинни поженятся? А вы опишете их медовый месяц? А что будет Джинни делать после школы?

Рановато им жениться. Молоды еще.

Мне всегда было интересно, как происходит работа над историей. Действительно ли она пишется сама собой? Или вы имеете общее представление: «типа сюда» и «вроде так» — представляете, как и чем все закончится? Я знаю, что фанфикшн подразумевает зависимость от реакции и комментариев читателей, но, как мне кажется, без общего представления о сюжете все же необойтись.

У меня всегда имеется точка отсчета, некий промежуточный финиш и то, к чему все в итоге придет.

Где-то посредине Трилогии я отказалась от того, чем планировала закончить ее сначала и написала нечто совершенно новое. А иногда сами герои ведут себя не так, как от них ожидают — приходится приспосабливаться.

И какой бы конец нас тогда ждал?

Троица Гарри-Гермиона-Драко. Люциус не должен был умереть. В отличие от Драко. Очень такой мрачный финал.

Правда? О, как бы мне хотелось это увидеть… За исключением смерти Драко.

Что, честно?! Господитыбожемой. Троица и гибель Драко. Вот она, моя смерть пришла. Трилогия великолепна в том виде, каком она появилась, хотя мне даже и в голову не могло прийти, что все настолько отличается от задуманного сначала!

А куда девался Косолапсус?

Может, прячется под кроватью?

Нет-нет, просто в начале истории он был, а в конце так и не появился. Дурацкий вопрос…

Я думала, он мелькнет в последней части. С ним все в порядке.

Привет, Касси! Какая радость, что ты нашла возможность уделить нам время. Я уже спрашивала об этом, но мне неймется, так что снова спрашиваю: в конце 16 главы, когда Джинни, больная, в лазарете, что прошептал Драко ей на ухо? Ну пожалуйста!

Это личное. Вы-то сами как думаете? И вообще, мне кажется, многие вещи лучше не знать дословно, тогда можно довоображать себе именно того, что хочется. Драко всегда был любезником, однако — ничего в лоб, уж можете не сомневаться.

В последней главе, признаваясь Джинни в любви, Драко сказал: «Думаю, люблю гораздо дольше, чем отдаю себе в том отчет». Так с какого момента он ее любит и с какого отдает себе отчет?

Думаю, он понял это, когда она едва не умерла.

Как вы себе представляли свою работу в начале?

Только Дормиенс. И не думала, что потом будет что-то еще.

Как вы считаете, сейчас она полностью завершена? Вы считаете финал окончательным и бесповоротным?

Чувствую ли я завершенность? Нет. Но я довольна, что удалось написать хорошую историю, способную увлечь и развлечь читателей. И конец, по моему мнению, вполне соответствующий. Уж не знаю, что это за ощущение завершенности — существует ли оно в принципе или же дело в том, что герои мне не принадлежат, я их просто позаимствовала на время.

А пара Гарри-Драко вам никогда не приходила в голову?

А как вы сами думаете?

Знаменитый поцелуй в Полночном Клубе между Гарри и не-Драко всегда подразумевался как поцелуй именно не-Драко? А если нет, что бы было?

Если честно, идея многосущных борделей пришла мне в голову куда раньше появления этой сцены, а фальшивые «драки» с «гаррями» — неизбежное следствие этих борделей… Собственно, поэтому я и не смогла устоять перед идеей не-Драко.

Но планов сделать из не-Драко Драко я не имела: все случается после того, как Гарри уходит, соответственно, между героями появляется отчуждение, а не наоборот.

Кто ваш любимый герой?

О, ну конечно же, Драко.

А нелюбимый?

Эйдан Линч. Вечно пьяный и буйный.

Кого было интересней писать?

Блэз. Обожаю эту коварную девицу.

Скажите, какая ваша любимая часть Трилогии и почему она вся такая разная?

Разная она, полагаю, потому, что я использовала ее в качестве полигона, пробуя писать разными стилями. Полагаю (и надеюсь) что по ходу дела я чему-то научилась, начала писать аккуратней и тщательней. И потом, иногда от главы до главы проходило несколько месяцев — приходилось возвращаться и вспоминать написанное, и все равно — часто возникало ощущение, будто настроение предыдущей части утрачено…

А Драко с Джинни будут снова вместе? Умоляю, скажите «да», иначе я не переживу!

Не могу сказать, воссоединятся ли они, будут ли вместе до скончания дней своих — до этого пока слишком далеко. Оба ведут удивительную, переполненную приключениями жизнь… А вот будут ли они регулярно появляться друг у друга на пути, радуясь, веселясь, раздражаясь… Непременно.

Пара Драко-Джинни (как мы увидели ее в последней глава) была задумана вами изначально или же появилась по мере проработки сюжета? Как думаете, они останутся вместе?

Я не собиралась делать их парой и довольно долго колебалась, но взаимоотношения их были настолько интересными, что я сдалась. Не могу сказать, что они сейчас «вместе» — ведь им предстоит довольно длительная разлука.

Вам никогда не приходила в голову идея о публикации Трилогии? Ничего не знаю ни насчет издательств, ни о том, что по этому поводу скажет Роулинг, но Трилогия настолько широко известна, что стоило бы попробовать. Думаю, не нужно упоминать, что я бы с удовольствием поставила бы ее на свою книжную полку.

Нет. Ни одно издательство за это не возьмется и правильно сделает. Не буду приводить никуда не ведущий аргумент о том, что «фанфикшн незаконен» в принципе, но мое мнение — фанфикшн по ГП должен тоже быть защищен авторскими правами, как и сам оригинал. В противном случае всякие-разные свободные организации плюют на это и публикуют, что приводит к законодательным коллизиям. Так что если хотите обзавестись Трилогией в бумаге, распечатайте PDF — дешево, весело и сердито.

А где сейчас можно найти Трилогию?

www.heidi8.com/dt

Надеюсь, Драко с Джинни пользовались контрацептивами?

Ну, они ответственные ребята, так что думаю, да.

Наверное, вопрос покажется странным — извиняюсь на всякий случай, но неужели вам никогда, даже в самом темном и глубоком уголке души не хотелось, чтобы в итоге вместе остались Гарри и Драко? Все намекало на такую возможность, вы играли ими так, что многие ждали подобного поворота событий, но мне вот что любопытно: все ли сказанное и сделанное входило в вашинамерения?

Знаете, герои часто ведут себя так, как от них никто не ожидает. Гарри и Драко относятся именно к таким типам. Мне было интересно писать их сцены, я чувствовала — что-то витает в воздухе и хотела проверить, насколько далеко смогу зайти. Уверена, проницательному редактору хватило бы одного взгляда, чтобы сказать «А ну, цыц!», потому что некоторые сцены указывали на прямой роман между героями. В каком-то смысле их взаимоотношения тоже любовь, но — нет, никакого Гарри-Драко и в помине не задумывалось.

Для меня остался покрыт туманом механизм, как Гарри защитил себя во время той маленькой церемонии — ну, когда все сжигал…

Гарри пытался воссоздать защиту, появившуюся в результате самопожертвования его матери, — ту самую, которую Вольдеморт уничтожил в конце четвертой книги. Что там было дальше в пятой книге, я сейчас уже не помню, хотя помнила, когда писала эту сцену в 2002 году. В общем, где-то так.

Вы так долго писали Трилогию, и вот она закончена. Ваши ощущения?

И почему вы ее убрали из сети?

Я испытываю облегчение и гордость, что все-таки довела ее до конца.

Что касается ее исчезновения с сайта, то это мой способ показать, что я закончила с ней, равно как с фанфикшном и фандомом в целом. Я хочу закрыть дверь в эту часть моей жизни, и это — единственный способ, который представляется возможным. Я оставила ее на менее популярном сайте — люди смогут скачать ее себе, однако армию новых читателей она уже не привлечет. А у меня не будет ощущения, будто одной ногой я все же осталась в сообществе любителей фанфиков.

Твой Рон очень возмужал, однако все же остался подростком… Тебе нравилось его писать? А их взаимоотношения с Блэз?

И, кстати, Блэз в карете с Драко натурально натянула ему нос! Что там было? Ей действительно пришлось отшивать Драко или это были просто дружеские подначки?

Да, Рона писать было забавно — он прям, как копье. В отличие от Блэз. Именно потому-то мне их отношения и нравятся.

Блэз удалось отбрыкаться от Драко, что что мы можем не сомневаться — он сохранил себя для Джинни.

А что это была за чертовщина с цветком из прошлого, который не оказался тем самым таинственным компонентом противоядия для Драко?

А разве Снейп не сказал, что это был самый обычный цветок? Фишка в том, что Джинни на самом деле не нуждалась ни в каких магических стимуляторах воли или сил — она просто считала, будто они ей нужны. Но, похоже, я напустили лишку тумана — вот и вышло что вышло…

Но как он к ней попал? Как Бен попал в будущее, у него что — был Хроноворот?

Разумеется, был.

Но получается, их хроноворот тоже был из будущего, ведь, насколько я помню, хроноворот не может перенести своего владельца во время, когда он еще не создан, соответственно, и попасть в будущее, где еще не бывал, он тоже не может.

Потому-то люди и ненавидят временнУю магию. Нет, вовсе необязательно, что если хроноворот не может отправлять человека во время, предшествующее своего изготовлению, то и в еще не посещенное будущее путешествие тоже невозможно. Вояж в прошлое и будущее — разные вещи.

Значит, никаких новых гаррипоттеров ты нам в ближайшее время не напишешь?

Так точно.

А почему? И, кстати, твое отношение как писателя к фанфикам по твоим книгам.

Почему? Потому что не представляю, что снова засяду за Гарри Поттера. Интерес, который я испытывала шесть лет назад, угас. И дело не в каких-то недочетах оригинального произведения, ведь угасание интереса — процесс совершенно естественный. Теперь я занимаюсь писаниной профессионально, так что она для меня уже не хобби, не способ убить свободное время. Наоборот, если выпадает минутка, я хочу заниматься чем угодно, но не писать.

Фанфики по моим книгам — прекрасно, я буду польщена. Слушая советы моего юриста, не стану их читать, однако посчитаю комплиментом.

Вопрос, может быть, глупый, но почему юрист советует не читать фанфики? Это что-то из области законодательной или же просто дружеский совет? Ей-богу, будь у меня написанные книжки, я бы кидалась на каждый фанфик.

Из законодательной. Насколько мне известно, это вам скажут все опубликованные авторы. Имелись прецеденты, когда фаны обвиняли автора в краже идей, а потому авторы больше фанфиков не читают.

А что случилось с армией?

Армией Бена? Вы будете смеяться — я забыла написать объясняющую сцену. Что делать, что делать…

В общем, понятно, что вы думаете по поводу большинства героев, однако ваше мнение о Джинни для меня по-прежнему не ясно. Какая она, Джинни из Трилогии?

Я люблю Джинни. Она действует, когда остальные стоят и спрашивают друг у друга «Че делать-то?». Да, не все ее идеи удачны, но она, по крайней мере, берет инициативу в свои руки. И действует.

Я была одной из самых ярых сторонниц пары Драко-Гермиона (ею и остаюсь), и именно этим меня и взяла за душу Трилогия. Дормиенс — сугубо Гермиона-Драко фик: отличные образы, ситуации — все. Но как дело дошло до Веритаса, я с печалью простилась с моей любимой на все времена парой (хотя это не значит, будто я разлюбила Трилогию).

Как же так вышло? Вы начали писать это с намеком на пару Драко-Гермиона и ею же и закончить (ну, или Гарри-Драко-Гермиона, лучший в мире любовный треугольник). Вы были тоже сторонником этой пары, а потом осознали, что Гарри-Гермиона и Джинни-Драко вам милее?

А почему именно так, а не наоборот? Почему Джинни с Драко, а не с Гарри? Что определяет ваше произведение — фанаты, вы сами или какое-то внутреннее чутье, подсказывающее вам, что именно правильно?

Думаю, что Трилогия стала замечательнейшим путешествием и для вас как для писателя. Какое влияние на сюжет, героев, пары имел фандом? Когда вы начали писать Трилогию, пара Гермиона-Драко была весьма популярна, потом в ней появились новые пары — как мне кажется, отражением новых тенденций фандома. Согласны, нет? Почему?

Я начала писать треугольник Гарри-Гермиона-Драко в Дормиенсе потому, что ни Рон, ни Джинни как герои были мне тогда не интересны. Если честно. Но, кстати, это никогда не было Драко-Гермиона, это с самого начала задумывалось и воплощалось именно как любовный треугольник. Мне нравился Гарри, нравилась Гермиона, я считала Драко истеричным, однако имеющим неплохой потенциал, если его чуть-чуть растормошить. Потому, собственно, мысль о подобном треугольнике и показалась мне просто восхитительной. Но! С самого начала история была должна закончиться парой Гарри-Гермиона — быть такого не может, чтобы Драко и вдруг да заслужил Гермиону.

В процессе написания Синистер я неожиданно поняла, что он превращается в грандиозный эпос — нужно вводить новых героев. Вот я и решила научить себя любить Уизли. И взялась за Джинни. Она развивалась, изменялась, становясь внятной, сильной, интересной, и я поняла, что она превращается в потенциальный объект любовного интереса для Драко. И в героиню драмы, ведь Драко нравится Гермиона, причем взаимно, да тут вдобавок и любовное зелье задействовано… В общем, моя страсть к психологическим коллизиям была удовлетворена.

Сама Трилогия задумывалась именно как путь Драко — взросление, возмужание, искупление. Отнюдь не для того, чтобы продемонстрировать, с кем же он окажется в конце. Да, влюбленности влияли на его становление, но в конце я всегда видела его в одиночестве — либо умирающего, либо ни с кем никакими особыми обязательствами не связанного (как, собственно, и произошло).

Что касается взрыва интереса к паре Гарри-Драко, я всегда ориентировалась на то, что моим читателям лет по одиннадцать и о слэше они и слыхом не слыхивали. О паре Джинни-Драко я помню комментарий одного из читателей: «Драко и ДЖИННИ?! Автор, что вы курили?»

Если Рисенн съела (или что там она делает с душами) душу Тома, то как он стал Лордом Вольдемортом и напал на Гарри и компанию?

Да, путешествия во времени сбивают с толку, я в курсе. Но когда Гарри убил «дневникового Тома» в конце Тайной Комнаты, разве это предотвратило превращение Тома в Вольдеморта? Нет. Так и тут.

При изготовлении противоядия туда попала слезинка Джинни. Она испугалась, что все испортила, но Снейп сказал — ничего, дескать, подобного (или вроде этого). Что он имел в виду? Откуда знал?

И что сделала слезинка?

В конце 9 главы Веритаса Снейп разбирается с компонентами противоядия и обнаруживает, что одним из ингредиентов являются слезы, но он не знает, чьи. Потом он понимает, что они принадлежат Джинни, и коль скоро противоядие, которое Люциус дал Драко и Гарри, было действующим, значит, слезы его не испортили.

Гарри и Гермиона в конце Трилогии остаются друзьями и возлюбленными. Почему вы так решили?

Потому что считаю их романтической парой.

Останутся ли вместе Блэз и Рон?

Нет. Но порезвятся и повеселятся всласть, наконец-то поломав вечное невезение Рона в отношении девушек.

Что случилось с Симусом? Он поправится?

Прежним Симус уже не будет. Возможно, он станет каким-нибудь супер-героем или что-то вроде этого.

Рисенн будет счастлива?

Она уже счастлива, потому что свободна. И станет еще счастливей, когда разберется в себе.

Люпин напишет «настоящую» книжку?

Люпин — это я. И это я пишу мою «настоящую» книжку. Думаю, напишет, но обещать, что книга будет покупаться, не могу.

Видела, вы упоминали, что никогда не намеревались делать из Гарри и Драко пару, однако есть сцена, которая указывает на то, что Драко не просто любит Гарри — он в него влюблен. Это происходит по дороге к странному летающему замку Вольдеморта, куда они отправились спасать Рона. Драко говорит что-то вроде «ничего не вижу, когда звезды (луна?) светят так ярко». Я такпоняла, он подразумевал Гарри и Джинни.

Внимание, вопрос: Драко любит Гарри в ЭТОМ смысле? Такое вообще возможно?

Та-ак… Значит, хотите, чтобы я покопалась в их бедных фанфиковых душах и объяснила, что они на самом деле чувствуют. Сложная задача, особенно с Драко — он так блокирует собственные эмоции, что временами ни сам он, ни, тем более, я не можем понять, что к чему.

Ну да ладно. Итак, мой ответ — да, под «звездами, что слишком ярки» он действительно имел в виду Гарри. И — да, я всегда считала, что Драко некоторым образом в Гарри влюблен, но странною любовью. Такой очень «драковской».

Гарри всегда в центре его внимания, это тот сорт любви, что называется агапэ, который Драко более не испытывает ни к кому. Стоит также помнить, что Драко из той породы людей, кто не слишком-то искушен в любви и ее видах. Да, возможно, он иногда спрашивал себя, не относится ли он к Гарри как к возлюбленному. Так или иначе, подобное отношение к Гарри помогло Драко создать некое мерило любви.

Просто любопытно: Гарри с Гермионой к концу Трилогии ухитрились сохранить невинность? А в будущем у Драко с Гермионой ничего не намечается?

В последней главе был намек на то, что, возможно, пора невинности у Гарри с Гермионой осталась в прошлом. Что же касается будущего Драко и Гермионы — ничего подобного я себе представить не могу. У них был шанс, однако все давно в прошлом.

А у Джинни Драко был первым?

Да.

Вах! А он об этом знает? Вернее, знают ли они, что стали первыми друг для друга?

Блэз сказала Джинни, что с Драко не спала, так что, думаю, они об этом знают.

В пику всем Драко-Джинни-шипперам: неужели у Драко и Гермионы из трилогии нет будущего?

Это моя наилюбимейшая пара, и я хотела бы, чтобы они остались в итоге Трилогии вместе или хотя бы имели шанс на развитие взаимоотношений.

Кстати, треугольник Драко-Гермиона-Гарри — это то, что надо! Просто фантастика.

(смеется) Помнится, был у нас на Лунаконе совершенно пьяный вечер. Я была с моей приятельницей Холли, которая сказала: «Так, а теперь выкладывай, что там будет в конце Веритаса». На что я ответила, что Гарри, Драко и Гермиона устроят грандиозную групповуху. И она возразила, что никому это не придется по вкусу. Стоит, пожалуй, ей сообщить, что существует уже три человека, которым именно это и пришлось бы по вкусу.

Думаю, что Драко с Гермионой всегда будут близки — это тоже совершенно особые узы. Пэйриг Драко-Гермиона лично мне нравится, равно как нравилось и писать их сцены — особенно в 4 главе Синистры, в роще. Но потом я поняла, что нужно слушать героев и писать исходя именно из этого. И все получилось так, как получилось.

Кажется, отсылок к этому в Трилогии не было, но ты сказала, что мы сами догадаемся. Так что именно было написано в том письме, которое Гарри оставил, уезжая?

Настоящее письмо:

Странное испытываешь ощущение, когда пишешь письмо, — раньше мне этого делать не доводилось.

Ты и без того знал, о чем я думаю, — так в чем смысл? Но сейчас ты спишь, а потому, думаю, мне стоит успеть до твоего пробуждения. Я знаю — Снейп нашел противоядие, слышал, как они говорили с Дамблдором. И я помню свое обещание. Но есть еще кое-что, что тебе стоит знать — то, что я никогда не говорил, ни тебе, ни кому другому.

Но я не знаю, как сказать.

Из всего, что мне приходилось делать за всю свою жизнь, это — самое сложное. Я много думал о башне и о твоих словах там — про мой выбор между друзьями и всем остальным. Помню, как сказал тебе, что кто-кто, а уж ты должен знать, что я выберу. А ты, оказалось, не знаешь. Иногда мне кажется, будто ты меня не видишь — не видишь плохого во мне, всех моих изъянов. Ведь я же ничем не лучше других, никакой я не особенный… И выбрал бы я тебя.

Понимаешь, к чему я? Я эгоист и думаю только о себе — разве возможно нечто подобное для человека, призванного спасти мир?.. Но — снова: другого-то нет… Может, я, в каком-то смысле, заточен только под одно, а может, это не имеет значения; может, я чересчур сентиментален и, зная, как ты это ненавидишь, готов биться об заклад — сейчас ты закатил глаза и подумал: «Заткни фонтан, Поттер. Давай к делу»…

Только вот не кажется мне, что «дело» это тебе понравится.

В общем, думал я, думал и понял, что выбора-то на деле никакого нет. Если я хочу спасти моих друзей, нужно спасти мир, правильно? Любой, кто отправляется на войну и сражается, делает это не ради какой-то абстрактной идеи, а во имя тех, кого любит. Напомни об этом Гермионе, если, конечно, будет такая необходимость. Напомни Люпину, напомни Сириусу, напомни Уизли — они всегда были очень добры ко мне — напомни всем им, что на самом деле я никого не покинул. Никого из вас. Я беру вас с собой туда, куда отправляюсь.

Особенно тебя. Даже если ты возненавидишь меня за этот поступок, — что ж, пусть так. Просто помни: на самом деле я взял тебя с собой, взял с собой все, чему ты меня научил. Берясь за меч, я уже не рискую отрубить себе руку. Прежде чем действовать, я думаю. Я не порю горячку. Я чувствую, когда мне лгут. Я не иду ни у кого на поводу просто из вежливости. Я могу быть жестоким в случае необходимости — это полезная штука, Малфой… Словом, каждый-прекаждый раз я знаю — ты со мной.

Ты научил меня, и тебе не нужно становится моим спутником, чтобы спасать мою жизнь. Ты уже спас ее и спасаешь каждый день, со мной ты или же нет.

Гарри.

Фальшивое письмо:

Странное испытываешь ощущение, когда пишешь письмо, но если я его не напишу, ты, скорее всего, отправишься следом, а мне бы этого не хотелось. Знаю — этого захочется тебе, ведь ты считаешь, что всегда можешь мне помочь, но — не в этот раз. Да, я сказал, что дождусь, но, думаю, лучше все же не ждать: обещание — обещанием, но тащить тебя с собой, чтобы ты мог спасти мне жизнь, все же не стоит.

Я много думал о башне и о твоих словах там — про мой выбор, которого, на самом-то деле нет, ведь я должен спасать мир, верно?

Верно.

Готов биться об заклад — сейчас ты закатил глаза и подумал: «Заткни фонтан, Поттер. Давай к делу»…

Ты никогда меня не понимал, не видел меня — не видел плохого во мне, всех моих изъянов. Ведь я же ничем не лучше тебя. Может, ты просто не хотел?..

Помни — все твое я захвачу с собой: и умение сражаться, и умение лгать, и умение быть жестоким. И я всегда будут помнить, что это — ты. Думаю, с тобой тоже стоит быть жестоким. Не забудь — ты сам меня этому научил. Уж я-то не забуду. Ни науку твою, ни тебя. А ты, надеюсь, сумеешь вычеркнуть меня из памяти.

Гарри.

А Гарри с Гермионой «жили долго и счастливо»?

Почему бы и нет. Только прежде они обязательно должны повзрослеть.

Где Гермиона добыла Любовное Зелье? И почему решила дать его Джинни, если все равно собиралась рассказать Симусу о ее плане?

Гермионе зелье дала Блэз, добывшая его, в свою очередь, в вещах Пенси, пока была ее соседкой по комнате. Околдовывая Рона в первых частях Веритаса, Пенси пользовала зельем, напоминавшим по составу Любовное.

А передала его Джинни Гермиона потому, что верила — та им не воспользуется. Правда, потом ее взяли сомнения и паника, потому-то она и рассказала все Симусу. Однако Гермиона не ошиблась — зелье действительно закончило свое существование в розовых кустах.

Откуда Симус узнал, как спасти Джинни?

Симус откопал в себе какую-то часть Тома, которая знала, как ее спасти. Том был великим, хотя и злым, волшебником.

Идея в том, что каждый раз, перемещаясь туда-сюда при помощи Хроноворота, ты отдаешь магическому прибору часть своей жизненной энергии. Она «запирается» в стеклянной колбе. Разбей ее — и энергия вернется, как вернулась она к Джинни.

Зачем Дамблдор сказал Тому имя Джинни?

Он вообще делает довольно много странных и пугающих вещей, чтобы все шло, как надо. А директор знал, что Джинни однажды станет слабым местом Тома.

Когда «истинный день рождения» Драко?

Я склонялась к тому, что это день, когда Люциус отдал его Вольдеморту. Но потом решила особо в не углубляться — ограничиться тем, что Драко должен был стать телом, в которое Вольдеморт мог бы воплотиться по возвращении.

О чем толковали Рон с Симусом в 16 главе Веритаса?

О Джинни.

Мы когда-нибудь прочтем письмо Джинни, адресованное Драко?

Не больше того, что прозвучало за завтраком!

Что прошептала Джинни Драко в конце Синистер (когда она отдала ему книгу про Основателей и он спросил, что у них было с Беном)?

Она сказала, что Бен не только девушками интересуется.

Что хотел сказать Рон Гермионе в Синистер (когда они были под замком)?

Это не касалось их взаимоотношений — только его тревог по поводу видений будущего.

Если Рон может видеть будущее, получается, он знает, что там будет у них с Блэз? А не может ли он увидеть Драко и Джинни (и взбеситься)?

Надеюсь, Рон не настолько глуп, чтобы заглядывать в свое собственное будущее. Что до Джинни и Драко, то видения, приходящие Рону, по большей части относятся к Великим Потрясениям, Изменившим Мир — пылающие города, реки крови и прочее. Каким бы эффектным ни было парное выступление Драко и Джинни, оно едва ли дотягивает до этого уровня.

После всех мытарств, пережитых почти в половине Синистер и целом Веритасе, почему Джинни все же покидает Драко, ведь обоюдное признание в любви уже прозвучало? Может, я, конечно, излишне романтична, но как-то это неправильно.

Почему Джинни бросила Драко? Ну, по-моему, потому, что за последний год претерпела просто-таки грандиозные изменения и стала совершенно другим человеком — не той девочкой, которая западала на Гарри, а потом на Драко. Она до сих пор романтична, но больше не ждет спасителя на белом коне, потому что научилась выбираться из сложных ситуаций сама. Джинни — достаточно трезвая личность, чтобы рассчитывать на какие-то взаимоотношения с Драко, пока она учится, а его носит по миру; она понимает — ему нужна свобода (которой у него никогда не было). И если это действительно суждено, он вернется к моменту ее выпуска. Кстати, она плохо закончила предыдущий год и вообще — после отношений с Симусом ей самой нужна передышка.

А какова истинная причина, по которой Гермиона порвала с Гарри?

Они вовсе не порвали — просто не поженились. Но по-прежнему вместе.

Сколько лет героям в конце истории? Драко с Гарри уже есть 18? А Джинни 16 или 17?

Всем по 17, за исключением Джинни, которой 16.

Вопрос, который не дает мне покоя — что же конкретно увидела Гермиона в Зеркале Джедан?

Ответ был на самом деле дан в последней главе: она увидела там себя в полном одиночестве — без Драко и без Гарри.

Скажите, сколько вам лет? Насколько мне известно, многие писатели добираются до издателей лет примерно в тридцать. Можете на вопрос не отвечать — понимаю, женщины не слишком-то любят вопросы о своем возрасте.

Примерно тридцать — не промахнулись.

(перевод с сокращениями)