/ Language: Русский / Genre:sf,

Милостивый Единорог Притяжение Бездны

Константин Кузнецов


Кузнецов Константин

Милостивый единорог - Притяжение бездны

Константин Кузнецов

Милостивый единорог: Притяжение бездны.

История 2

Голые безжизненные поля тянулись далеко за горизонт, теряясь в Ирвинских лесах. Узкая извилистая речушка голубой лентой отделяла свободные земли от владений монастыря святого Эльда, и казалось, что темный лес по ту сторону ленных владений монахов, притягивает к себе ночь. Словно пытаясь растянуть удовольствие, вечерний сумрак, медленно, окутывал здешние края, и лишь бродяга ветер, позволял себя кружить по округе, не страшась тьмы.

Рыцарь и его верный герольд выехали на небольшую опушку.

- Что там такое? - поинтересовался Лоренс, указывая куда-то вдаль.

Привстав в седле, рыцарь вгляделся в вечерний сумрак.

Посреди дороги стояла одинокая фигура, облаченная в монашескую рясу.

- Подожди меня здесь, - произнес Вильям и, пришпорив коня, поскакал вперед.

Наблюдая за тем, как господин, останавливается возле загадочного путника, Лоренс тяжело вздохнул. Несколько раз ему приходилось наблюдать этот тайный обряд - короткий разговор и обмен свитками, перетянутыми черными лентами, которые украшали тайные письмена. Что было в них? Новый обет? Новый грех? А может быть новое зло? Он не знал.

Герольд никогда не спрашивал Вильяма о смысле этих тайных встреч, а тот, в свою очередь, ничего и не объяснял. У каждого из них было свое послушание.

Развернувшись, рыцарь поскакал обратно. Почувствовав, как сильно бьется его сердце, Лоренс замер в предвкушении нового приказа. Что будет на этот раз? По телу пробежал мороз, а душа наполнилась сомнением. Куда теперь: Оррвел, Гаал, Ри? Томительное ожидание превратилось в настоящую муку.

И когда рыцарь поравнялся со своим слугой, тому не нужно было лишних слов, достаточно было взглянуть на господина, чтобы понять, что ждет их впереди.

Лоренс не довольно поморщился. Вильям выглядел ужасно. Бледное, уставшее лицо, напоминало восковую маску, - руки обессилено держали раскрытый свиток.

Не став беспокоить господина, герольд погладил коня, и тихо спросил:

- Куда?

- Арвелтинские леса, - мрачно ответил Вильям.

* * *

Осень в этом году выдалась скверная. Третий день, не переставая, лил дождь. Даже сильный ветер был не в силах разогнать плотные тучи, и призрачные надежды, что погода, в конце концов наладится, казались несбыточной мечтой. Узкая размытая дорога, извиваясь, скрывалась в темной лощине Арвелтинского леса. Скверные, коварные места - только низины да топи. Да ещё бесконечная череда жутких, леденящих душу загадочных смертей. Много здесь народу сгинуло, кто по глупости, кто по какой другой причине, а только те, что по умнее, этот лес стороной обходили, твердя в слух заученные молитвы. Даже барон Лоур де Крит, получив земли в наследство, не долго думая, передал их в королевскую казну. Поговаривали, что слишком большую цену, его родня заплатила за ленные просторы, тянущиеся до самых Плачущих озер бескрайних просторов Ланкритского королевства. Толку то от такой земли мало, а слезами, океан наполнить можно.

Шмыгнув носом, Лоренс тяжело вздохнул:

- Будь проклята эта дрянная погода!

Даже крыша, образованная из крон деревьев, не могла укрыть от такого ливня. Дождь быстро иссек и наклонил листья, и сейчас, лило ничуть не хуже, чем на открытом месте, словно ужасная погода застигал путешественников прямо посреди вспаханных полей.

Рыцарь невозмутимо посмотрел на герольда, кутающегося в промокший до нитки плащ.

- Думаешь, твои причитания тебе помогут? Если нет, то лучше помолчи.

- Да, это я так, - оправдываясь, ответил Лоренс. - Уж больно лес темный, а ещё погода такая, будто сами небеса плачут.

- Тихо, - рыцарь поднял руку, подавая знак остановиться. Прислушался: - Вроде кричит кто-то?

Лоренс пожал плечами:

- Ничего не слышу. Только дождь, ни каких криков. А вот зло, зло чувствую. Оно вроде бы здесь повсюду, совсем рядом. Что-то огромное и очень сильное, - герольд прикрыл глаза.

Обнажив меч, Вильям приподнялся на стременах и вгляделся в темноту леса.

- Оно приближается! Уже совсем близко! - откликнулся Лоренс и, открыв глаза, указал вперед.

В этот миг где-то рядом зашуршали кусты, и на дорогу выскочил небольшой мужичок. Налетев прямо на лошадь рыцаря, он испуганно отскочил назад и, упав в грязь, задыхаясь, затравленно уставился на путников.

Неподалеку раздался ужасный животный рык. В один миг Вильям схватил лук и выпустил в слепую, одну за другой, четыре стрелы.

Услышав вой, мужичок кинулся к путникам и, спрятавшись под лошадью Лоренса, затрясся от страха.

- Оно уходит! - выкрикнул герольд, но Вильям и сам уже все видел.

Нечто, отдаленно напоминающее волка, рыча и воя, скорее от злости, нежели от боли, удалялось прочь. Короткий миг, когда среди изумрудных листьев мелькнула огромная покрытая шерстью спина, и растворяющиеся в шуме дождя шаги, исчезли в пелене дождя, внезапный ужас понемногу спал. Было слышно, как с треском валятся старые гнилые деревья. Неведомый зверь пробираясь через буреломы, уходил в глубь леса.

- Святой Дункан! - герольд испуганно закрыл лицо руками. - Что это было?!

- Не знаю, Лоренс, не знаю, - Вильям ослабил тетиву и с интересом посмотрел на прижавшегося к земле незнакомца.

Дождь продолжал барабанить по отяжелевшим листьям, а где-то вдалеке, слышались протяжные раскаты грома. Размытая дорога напоминала одно большое месиво, ведь небеса никогда не щадили давно уже утолившую жажду землю.

Вильям спрыгнул с коня и сев на корточки протянул мужичку руку. Безумный взгляд незнакомца продолжал испуганно метаться по сторонам, будто ища того неведомого зверя, что пригнал его сюда.

- Не бойся, - ласково произнес Вильям.

- Мымммыы...

- Не бойся.

- Мы....ыыы...

- Чего он мычит-то? - поинтересовался герольд. - Что, так сильно испугался?

Рыцарь осторожно дотронулся до плеча мужичка.

- Вряд ли. Он юродивый...

Доверчиво взглянув на Вильяма, незнакомец протяжно промычал и улыбнулся.

- Все в порядке. ОН ушел, - Вильям помог мужичку подняться на ноги.

Герольд с интересом наблюдал за юродивым бородачом, которому, на вид, можно было дать лет двадцать-пять, а может и все тридцать: длинные черные, словно смоль волосы незнакомца, были небрежно стянуты в тугой узел, а впалые щеки скрывала длинная борода, и взгляд был настолько пустым и отрешенным, что Лоренс посочувствовал ему, представив, как тяжело таким вот убогим жить на белом свете.

- Как тебя зовут? - поинтересовался Вильям у незнакомца.

- УУЛРРОООГН, - протяжно произнес мужичек и довольный собой, засопел.

- Улоргн, очень хорошее имя, - согласился рыцарь, - покажешь нам, где ты живешь?

Мужичок, не раздумывая, благодушно закивал.

* * *

Затаившись среди деревьев, Зверь наблюдал за тремя бредущими по лесу жертвами. Его тяжелое дыхание перебивал звук непрекращающегося дождя. Зверь ждал. Желтые глаза с темными, слегка вытянутыми зрачками, неотрывно следили за высоким светловолосым человеком, ведущим под уздцы коня. Это он посмел выстрелить в него из лука. Это его ждет страшная, мучительная смерть...

На мгновение Вильям обернулся, тревожно вгляделся в темноту. Зверь тихо зарычал, прижимаясь к земле. Нет, ещё не время. Он чувствовал, что это особая жертва. Может быть даже, не просто жертва, а соперник, способный сопротивляться его силе. Зверь знал, как тверда его рука, лежащая на рукояти меча. Зверь чувствовал силу и ум этого человека, и от этого ему становилось ещё интереснее. Давно он искал себе достойного противника.

* * *

Улрогн жил в небольшом деревянном домике, укрытом от посторонних глаз низкими дубами. Узкие аккуратно вырубленные топором ставни, небольшое в три ступеньки крылечко, резные фигурки на крыше, говорили о том, что делал это настоящий мастер.

Увидев жилище Улрогна, Лоренс даже слегка оторопел. Неужели он построил его сам?

Дом был окружен низенькой плетеной из прутьев оградой, за которой тянулась каменная дорожка.

Открыв простенькую калитку, Улрогн кинулся к двери. Оказавшись на крыльце, он стал прыгать и смеяться: не то, радуясь своему спасению, не то по какой другой причине. Наконец, остановившись, он аккуратно подергал за ручку. Дверь оказалась закрытой. Тогда, постучав слегка согнутым кулачком по косяку, он обернулся к своим спасителям, и помахал им рукой, пригласил в дом.

Лоренс уже собирался идти, когда Вильям остановил его:

- Глянь, - рука рыцаря указала на плетень.

Лоренс посмотрел на ограду и замер, не зная, что сказать.

На длинной жерди выглядывающей из-за дома, виднелся связанный из двух палок, крест. А рядом с ним, лежала огромная куча мертвых, слегка ощипанных и обезглавленных ворон.

- Зачем он это сделал? - спросил Лоренс, переводя взгляд на Улрогна.

Он и не ждал, что господин ответит. Но после не долгой паузы, Вильям произнес:

- Не знаю, может лучше спросить хозяина этого дома.

И только теперь Лоренс заметил, как в окне мелькнула чья-то тень. Улрогн продолжал простодушно улыбаться, гладя на своих гостей. Правда, теперь, он не казался Лоренсу таким уж безобидным. Растерзанные вороны, словно символ жесткой, бездумной смерти, заставили герольда взглянуть на юродивого Улрогна, как на жестокого безумца, не нуждающегося в сострадании и помощи.

За дверью послышались шаркающие шаги. Загремело несколько засовов. Дверь отварилась.

На пороге стоял сутулый старик, годившейся Улрогну скорее в деды, чем в отцы. Лоренс облегченно вздохнул и посмотрел на сэра Вильяма. Рыцарь был спокоен как никогда.

Улыбнувшись, старик обнял Улрогна и, потрепав за волосы, строго произнес:

- Сколько раз я тебе говорил: не ходи в деревню один!

- Тата ... - словно оправдываясь, ответил Улрогн. Ауррр...мииии...бурс... - и показал пальцем на Вильяма.

Казалось, старик только сейчас заметил странных гостей. Внимательно оглядев путешественников, он мягко произнес:

- Спасибо, что спасли моего мальчика, сэр рыцарь. К сожалению, я не знаю вашего имени.

- Вильям, - коротко ответил рыцарь.

- Без титулов? - удивился старик. - Впрочем, как угодно. Прошу не отвергать мое гостеприимство. Старый, Корни Гло, готов услужить вам.

* * *

Внутри домик выглядел также аккуратно, как и снаружи. Сев за стол Вильям отложил оружие и подмигнул Лоренсу. Не понимая чему именно, так радуется его господин, герольд не стал убирать нож далеко, а наоборот, проверив, хорошо ли он выходит из ножен, положил рядом.

Старик уже суетился по хозяйству, стараясь поставить на стол как можно больше яств. Улрогн тем временем сидел на соседней скамье и играл с деревянной игрушкой волка.

- Угощайтесь, - улыбнувшись, Корни сел за стол. - В этом году у нас отличное вино. Угощайтесь, угощайтесь...

Вильям откусил кусок баранины и, запив вином, поблагодарил хозяина.

- Улрогн, иди живо за стол, весь день голодный бегаешь, - прикрикнул на мужичка Корни.

Улрогн нехотя отложил игрушку, сел за стол.

- Скажите, давно ли у вас в лесах этот зверь? - как бы, между прочим, поинтересовался Вильям.

- Да как сказать, вроде давно, а вроде, как и недавно. Сами понимаете, время здесь течет медленнее обычного, так и не определишь, сколько уж годков прошло, - тихо сказал тот.

Старик говорил так, словно зверь был для него чем-то обыденным, о чем и беседовать особо и не стоило.

- А вы помните тот день, когда он появился? - полюбопытствовал Вильям.

- Мне кажется, ОН был всегда, - не задумываясь, ответил Корни. - Места у нас такие, как бы это сказать - гиблые. Вот и притягивают всякую нечисть. Пропадет человек, а потом скажут, что его зверь сожрал, а может и не было никакого зверя, мужик может сам в болоте потонул. Так что, как тут разобраться - кого Хозяин леса убил, а кто сам помер.

- Хозяина леса? - встрял в разговор Лоренс.

- Угу, - кивнул старик. - Так мы оборотня кличем. Он теперь лесом правит. В самую-то низину, никому ходу нет. Там говорят его логово. Как пришел в ночь из бездны, так теперь и правит здешними местами.

- Так уж и из бездны, - не поверил Лоренс.

- Я бы на вашем месте не бросался бы такими словами, молодой человек, - возразил старик.

Лоренс испуганно посмотрел на Корни. Почему-то после этих слово ему и вправду стало не по себе.

- Видели мы вашего оборотня, - внезапно произнес Вильям. - Огромный, покрытый длинной серой шерстью, слегка сгорблен, ходит на четырех лапах. И ещё ...

- ... и ещё у него желтые глаза, - поддержал своего господина Лоренс.

Воцарилась тишина, изредка нарушаемая мычанием Улрогна.

- А вам приходилось с ним сталкиваться? - не удержался от вопроса герольд.

- Я не такой смельчак, как может показаться. К тому же, мало кому удавалось остаться живым после встречи со Зверем.

Понурив голову, старик закурил.

- Но совсем рядом, за речушкой, ведь есть деревня, - уточнил Вильям.

Корни утвердительно кивнул.

- Кто-нибудь из деревенских наверняка видел зверя?

Повторный кивок старика был красноречивее всех слов.

Вильям задумчиво взглянул в окно.

Дождь наконец-таки прекратился, и сейчас на лес опускался вечерний сумрак приближающегося вечера.

- Здесь рано темнеет, - произнес Вильям, обращаясь к старику.

- А здесь, теперь, всегда тьма и мрак, - старик кивнул в сторону леса. - С приходом зверя, даже солнце забыло к нам дорогу. Вот только дождь иногда прекращается, да и то не надолго. Завтра снова польет как из ведра.

Вильям ещё раз посмотрел в окно. Тьма, словно подтверждая слова старика, в мгновение ока, окутала лес.

- На вашем месте я остался бы на ночь у нас. Храбрых сегодня на погосте с фонарями ищут, - усмехнулся Корни и серьезно добавил. - В ночь полной луны зверь силен как никогда. И сегодня, его охота будет длиться до утра. К тому и говорю: днем путь безопаснее, уж поверьте старику.

- Пожалуй, вы правы, - согласился Вильям. - Мы с радостью примем ваше приглашение. Лоренс ...

- Да, - довольный решением господина, откликнулся герольд.

- Разгрузи и накорми лошадей, - приказал Вильям и взглянул на Корни.

- Я покажу, где находится сарай, - заметив тяжелый взгляд рыцаря, добавил старик. - Зверь может позариться на легкую добычу. Пойдем, я помогу тебе.

Корни и Лоренс вышли на улицу, а Вильям подошел к Улрогну и, погладив его по голове, взял серую игрушку. Деревянный волк зло озирался, выставив на показ огромные зубы, словно за ним гналась толпа королевских охотников. Вильям провел рукой по заостренной холке странной игрушки. "Правду ли говорил старик, описывая зверя или врал, пытаясь сбить их со следа? Действительно ли он никогда в жизни не сталкивался с ним?" Вильям отдал игрушку Улрогну. Желтые глаза. Это единственное, что он запомнил, когда выпустил стрелы в пустоту леса. Глаза - точь-в-точь, как у игрушки. "Поразительная точность. Неужели просто совпадение?"

* * *

Лоренс загнал лошадей в сарай, и помог старику закрыть ворота, огромным хорошо смазанным замком.

- Скажите, Корни, а почему вы не живете в деревне? - от нечего делать спросил герольд. - Все-таки, одни, в лесу.

Старик подергал замок и, удостоверившись в его надежности, ответил: Да все из-за Улрогна. Его мать была моей сестрой. Ну, и не сдюжила при родах. Я тогда племянничка себе и взял. Да только в деревни с убогим жить, хорошего мало. Насмешки да упреки в след, мол, топить таких надобно, и все тут. И ведь, ладно бы только дети брехали, - что с них взять, вырастут и перестанут, а вот мужики да бабы, те совсем другое дело. Эти до смерти брехать будут. Один раз даже избили, Улоргна. Ну, что тут делать, с кого спрос учинять? Все друг за дружку горой. Нет виноватых. Короче, подумал я, и решил, что не будет нам с Улрогном там житья. У меня как раз приятель лесничим у барона Лоура де Крита служил. Ну, я к нему и перебрался. Потом, когда появился зверь, барон пожертвовал свои земли в королевскую казну, и мы стали вроде как никому не нужны. Ничейные земли, ничейные люди. Сами понимаете, - Лоренс растеряно кивнул, а старик продолжал: - Вскоре и мой приятель, лесничий, погиб от лап зверя. Так мы и остались вдвоем с Улоргном.

Проходя мимо сваленных кучу ворон, старик покосился на Лоренса. Произнес:

- Что, не много не по себе? Правильно, я и сам по началу неловко себя чувствовал. Меня этому способу, Вармит - лесничий научил. Сам не знаю, почему, но кровь ворон отпугивает зверя. Может падаль у него нюх отбивает, а может ещё почему.

- А зачем же тогда крест? - не понял Лоренс.

- Всего лишь старые предрассудки, - тяжело вздохнул старик. - Я всегда верил во Всевышнего, полагая, что он, обязательно убережет меня и моих близких от опасностей. Но, увы. Теперь, к сожалению, от былой веры уже ничегошеньки не осталось.

Оторопев от таких откровений и не зная, что ответить, Лоренс лишь кивнул, якобы соглашаясь со всем сказанным.

- А вы то, зачем в наши края наведались? - поинтересовался Корни. Давненько я здесь рыцарей не встречал, почитай лет двадцать. А уж в сопровождении герольда, так и подавно, не видывал.

- Мы проездом, - деловито произнес Лоренс, - решили путь срезать, а то до Оргвеста, через Керины пущи, только к осени доберешься...

- Ну да, ну да, - задумчиво согласился Корни.

Подняв одну из обезглавленных ворон, старик подошел к забору, и стал обмазывать его кровью. На лице Корни все ещё чувствовалось внутреннее отвращение. Лоренс не став наблюдать за этим варварским способом нанесение на гнилые доски кровавой защиты, пошел в дом.

Вильям сидел возле окна и наблюдал за неуклюжими движениями старика.

- Он сказал, что кровь ворон охраняет его жилище от зверя, - произнес Лоренс за спиной рыцаря.

- А ещё он сделал игрушку, которая, как две капли воды похожа на зверя... - ответил Вильям.

Раскрыв рот, Лоренс посмотрел на деревянного волка с желтыми глазами и добавил:

- ...хотя говорил, что сам никогда его не видел.

Отвернувшись от окна, Вильям посмотрел на герольда, кивнул.

Призрачные облака, медленно плыли по ночному небосводу, будто лоскутные обрывки тьмы, они стремились куда-то на запад. Долгие беззвездные ночи властительницы луны, покровительницы бездны, уже давно сковали страхом здешние проклятые края.

Старик затушил последнюю лучину и обратился к гостям.

- Надеюсь, сегодня, судьба будет к нам благосклонна. Упаси нас от Зверя.

- Вам лучше спрятаться в подвал, - ничего не объясняя, произнес Вильям.

- Вы, что же думаете, что Зверь попытается ... - старик подозрительно зыркнул на рыцаря.

Ничего, не ответив, рыцарь кинул на лежак пару шкур.

- Тогда мы останемся, - начал противиться старик, но Улрогн, замычав, потянул тятю в подвал. Однако Корни не спешил покидать комнату.

- Погодите, а как же вы?

- Мы останемся здесь, - отрезал Вильям и, не желая тратиться на лишние разговоры, лег на приготовленный хозяином лежак и отвернулся к стене.

Спустившись в подвал, старик захлопнул за собой подпол. Тусклый огонек ещё мгновение мерцал, пробиваясь через зазоры между досками, а потом исчез.

- Он правда придет? - шепотом поинтересовался Лоренс.

- Приготовь нож и спи, - велел Вильям.

Где-то за окном гулял ветер. Деревья, шелестя листвой, заставляли Лоренса прислушиваться к каждому шороху, но как он себя не заставлял, а заснуть в такую ночь ему было не под силу.

Внезапно послышался скрип открывающейся калитки.

- Господин, - позвал Лоренс рыцаря.

- Слышу, молчи.

Донесся из темноты едва уловимый шепот.

Тяжелые шаги. Кто-то поднялся на крылечко и замер. Лоренс вздрогнул. Из-за двери донесся злобный рык. В темноте комнаты сверкнул меч.

- Ни звука, - приказал Вильям, вставая с лежака.

Схватившись за нож, Лоренс часто задышал, ощущая нарастающий страх. Тем временем, Вильям, тихонько, на цыпочках, подошел к двери. Прислушался. Кто-то все ещё был во дворе.

Вильям приготовился атаковать.

- Да, чтоб тебя!!! - донеслось из погреба. - Проклятые мыши!!!

Улрогн обиженно замычал, и дом наполнился грохотом бьющейся посуды.

Одним движением Вильям отварил засов и выскочил во двор. У самой низины он увидел удаляющуюся тень. Сгорбленная фигура, косолапя, пыталась скрыться в ветвях орешника.

Вильям сделал несколько шагов и остановился. Теперь зверя было не догнать. Выругавшись в сердцах, рыцарь обернулся, глядя стоящего на пороге и ничегошеньки непонимающего старика и испуганного Лоренса. Герольд смущенно прятал охотничий нож, а Улоргн уныло глядя по сторонам, прижимал к себе свою любимую игрушку.

Волк с желтыми глазами, словно живой, смотрел на рыцаря.

Ничего не сказав друг другу все разошлись спасть. Терзаемый сотней въедливых мыслей, Лоренс лежал уставившись в бревенчатый потолок. Он никак не мог понять, специально ли старик стал шуметь, предупреждая зверя, или его господину просто не повезло? В раздумьях он встретил утро. Лоренс зевнул и почувствовал, что ужасно хочет спать. Закрыв глаза, он повернулся на бок, когда услышал бодрый голос Вильяма.

- Когда ОН стоял у двери, ты почувствовал его?

Лоренс открыл глаза и, борясь со сном, ответил:

- Нет, в это раз было все по-другому. Там, в лесу, я действительно ощущал зло. Чувствовал, как оно растет и приближается к нам. А тут пустота. Как будто это был обычный человек...

- Обычный человек, - повторил Вильям и добавил: - Ладно, спи.

В это миг Лоренс почувствовал жуткую боль, словно его грудь прижгли каленым железом. Знакомое чувство приближающегося холода и рождающегося в душе страха. Недавно, он уже испытывал подобное.

Внезапно все оборвалось. Минутная боль исчезла, оставив только усталость в теле и жуткую опустошенность в душе. Лоренс не стал мучаться в догадках. Возможно, опасность была мнимой. Слишком уж быстро все произошло, словно обычный ночной кошмар, исчезающий в месте со сном. Лоренс ещё раз зевнул.

Усталость оказалась сильнее странных неведомых предрассудков. И герольд погрузился в убаюкивающий и ласкающий мир грез.

* * *

Утром снова заморосил дождь. Но не так как вчера, когда гром сопровождался нескончаемым ливнем. Сегодня небо посерело и затянулось свинцовым налетом. Дождь был мелким и ровным, будто экономил собственные силы, перед надвигающейся бурей.

Одернув плащ, Вильям вскочил на коня.

- Не стоит вам туда соваться, - мрачно заметил хозяин. - Вот вам мой совет - убирайтесь отсюда. Если выйдете на южный тракт, то за пару дней доберетесь до Вайла. Лучшей дороги не придумаешь.

- Спасибо за совет, Корни, - коротко ответил Вильям. - Но мы уже выбрали свой путь.

И пришпорив коня, поехал прочь.

- Что ж, это ваш выбор. Прощайте, - крикнул им вслед старик.

- Что-то я не совсем понял, - обратился к Вильяму герольд, когда они скрылись за поворотом. - На чьей он стороне?

- Не знаю, Лоренс, - Вильям протянул герольду арбалет. - На-ка вот, заряди, и держи наготове.

Тяжелый болт с серым оперением незамедлительно лег в прорезь.

- Значит он на стороне Зверя, - сделал простой вывод Лоренс.

- С чего ты взял? - Поправив кольчугу, поинтересовался рыцарь.

- Но ведь это он спугнул его ночью.

- А ты уверен, что это был Зверь?

- А кто же? - последовал незамедлительный вопрос.

- Это, я и собираюсь выяснить.

Они выехали на узкую тропинку, ведущую к деревне. Дождь уже превратился в настоящий ливень. Простенькие накидки промокли насквозь, и Лоренс в очередной раз стал сетовать на дрянную погоду. Шум ливня заставил Вильяма прислушиваться к малейшему шороху. Зверь был рядом.

- Ты что-нибудь чувствуешь? - насторожено спросил рыцарь.

Шмыгнув носом, Лоренс приподнял уставшую держать арбалет руку, ответил:

- Нет, ничего.

Но видимо слова герольда не убедили его. Обнажив меч, Вильям привстал в седле.

Рядом с узкой полосой дороги тянулся глубокий овраг. Склон уходящий в пустоту тумана. Кони путешественников, остановившись как вкопанные, испуганно попятились назад. Храп сменился ржанием. Кони нервно забили копытами по земле. Они тоже ощущали присутствие Зверя.

- Чувствуешь...

- Да, он где-то рядом.

Озираясь, Вильям выехал чуть вперед. Дождь, словно замер, дожидаясь исхода великой охоты. Страшное дыхание смерти - Лоренс чувствовал его. Все точь-в-точь как сегодня ночью. Зверь был там. Ходил кругами, заглядывал в окна, ждал. Ждал, когда две жертвы выйдут охотится на него. Теперь они были здесь - на его территории.

Сквозь белеющую стену дождя, Лоренс увидел его. Неуловимую серую тень. Огромный Зверь с быстрыми словно полет стрелы движениями, кружил между деревьями.

- Стреляй, - крикнул Вильям.

Но Лоренс уже и не слышал его. Палец сам нажал на спусковой крючок, и болт, разрезав воздух, исчез в пустоте. Серая тень была повсюду. Лес наполнил ужасающий вой. Стрела с треском нашла цель.

- Я попал! - не веря в собственную удачу, возликовал герольд.

Но это был обман. У Зверя тоже были свои хитрости. На миг тень замерла и словно распрямившаяся пружина, кинулась вперед. Зверь атаковал. Вынырнув из изумрудного моря деревьев, он впился зубами в круп коня Лоренса.

- Нет!

Герольд почувствовал, как ногу охватил жар. Конь встал на дыбы. Небо перед глазами закружилось, и он покатился вниз. Рядом мелькали небольшие деревья, и ковер пожухлых листьев, узор которых нарушал кувыркающийся человек, кружил перед глазами.

Лоренс погружался в призрачный туман оврага.

Откуда-то сверху, а может быть снизу - Лоренс уже не понимал - донесся боевой клич Вильяма. Рыцарь шел в бой.

* * *

Старик проводил взглядом путником, тяжело вздохнул и присел на крылечке. Тяжело вздохнув, он немного помолчал и, достав из-под полотняной рубахи трубку, закурил.

- Эх, славные были ребята, - обратился он не то к самому себе, не то к возившемуся возле забора Улоргну. - Сколько вас таких, бесславных храбрецов, - он присвистнул, близ дороги послышалось злобное рычание.

Серое человекоподобное существо, озираясь по сторонам, сверкнув желтыми глазами, стало приближаться к дому. Углядев зверя, Улоргн радостно заверещал и кинулся ему на встречу.

Старик улыбнулся и пустил пару колечек дыма.

Зверь и убогий мужичек, рыча, бегали друг за другом, резвясь, словно волчата.

- Ну, будет вам, довольно, - крикнул старик. - Еген иди есть, я приготовили твоих любимых ворон.

Зверь, осклабившись, кинулся к калитке. Перемахнув через ограду, он встал на задние лапы и неуклюже подошел к куче обезглавленных ворон. Старик потрепал зверя по холке, пригладив плотную серую шерсть.

Фырча, Еген оторвался от лакомства и посмотрел на старика.

- Ну, что ты, ешь, ешь...

Улоргн втянул ноздрям воздух и обиженно замычал. Еген резко повернул морду в направление леса и насторожено прижал уши. Желтые глаза уставились на Улоргна.

- Нет, пусть все будет, как будет, - видя движения Егена, произнес старик.

- Мыаааавв, - взмолился Улрогн и протяжным воем, зверь поддержал его.

* * *

Очнувшись, Лоренс не слышал ничего. Вся суета и дикость неведомого существа напавшего на них, осталась там, наверху. Вильям наверное уже мертв, подумал герольд. Он попытался почувствовать его присутствие, но у него так ничего и не получилось. Кровь сочилась по виску, и голова раскалывалась от жуткой ноющей боли.

Что делать? Куда идти? Он попытался подняться по склону, но, проползя несколько метров, не удержавшись, герольд скатился вниз. После четвертой попытки он обессилено повалился на землю.

Оставался один выход. Деревня. Ему нужна помощь. Он успеет! Он должен успеть! Собрав оставшиеся силы, герольд устремился к реке.

Ноги сами вывели Лоренса к деревне. Перебравшись через мост, он выбрался на выгоревший луг. Неподалеку уже виднелись покосившиеся деревенские хибары. Прихрамывая, он кинулся вперед, надеясь как можно скорее найти помощь.

Перебравшись через глубокий ров и частокол кольев, Лоренс испуганно стал озираться по сторонам. Деревня казалась мертвой: размытая дождем дорога, пустые дома, болтающийся на ветру конек колодца - и все это источало лишь холод одиночества. Здесь уже давно никто не жил.

Где-то совсем близко раздался протяжный вой, повторившийся многократным эхом. НЕТ...Лоренс закрыл уши и упал на землю. Сейчас он выглядел ничуть не лучше Улоргна, в страхе забившегося под его лошадь.

Господи! Он сходил с ума. Образ неведомого врага выдуманного его страхом, стоял перед глазами. Жуткий монстр, заставивший его бросить господина, и бежать прочь. А ведь он его даже толком и не разглядел. Нет никого ЗВЕРЯ!

Или он не прав. Все совсем не так? На самом деле, неведомый зверь бродит где-то рядом, повергая всех в ужас. Толи волк, толи человек. Он словно призрак - нигде и везде.

Нет, это безумие. Кошмарный сон. Нет никакого зверя, а есть лишь иллюзия, выдумка. Ведь старик врал, а может, говорил правду?! Лоренс чувствовал, что запутался.

Что ему теперь делать? Вернуться к господину или ...? Ему нужен был ключ. Спасительна веточка, что поможет ему увидеть правду.

Отчаявшись, Лоренс обессилено погрузил руки в дорожную жижу. Он видел свое отражение в коричнево-мутном зеркале луж. В отчаянье он закрыл глаза и внезапно почувствовал, что рука наткнулась на что-то твердое. Медленно отклонившись, герольд вынул руку. Находка оказалась ужасной. В его руке была человеческая кость.

Временное безумие сменила боль понимания. Осознать происходящее было теперь до наивности просто. Его способность видеть прошлое вернулась. Лоренс оглянулся по сторонам. Теперь он смотрел на все совсем по-другому. Жуткая картина! Ясная и понятная - до отвращения, до непередаваемой боли отразившейся в голове. Женщины, мужчины, дети и старики. Они никуда не уходили, они были все здесь. Смерть длившаяся год, а может даже больше. Зверь действительно существовал. И он убивал. Изо дня в день, одного за другим, будто специально уничтожая деревню. И люди не могли уйти. Ведь зверь был везде. И для них, ожидание смерти, было ни таким уж плохим исходом. Ведь они продолжали верить, что победят. У них ещё оставалась вера!

И все же они проиграли. Потому, что смерть нельзя победить смертью.

Лоренс закрыл глаза и обессилено упал.

Главное, его господин жив. Теперь он знал это наверняка.

* * *

Опасность была рядом. Вильям чувствовал, как мир уходит у него из-под ног. Зверь не сводил с него своих буркал. Он дышал ему в спину, готовясь к единственному прыжку. Ошибка была равносильна поражению.

Надежда на спасение только одна. Если Лоренс успеет добраться до деревни и позвать на помощь.

Сквозь пелену дождя рыцарь услышал утробное завывание. Зверь вызывал его на поединок. Он не собирался нападать из засады, или для начала выматывать опасного противника временем. Ему нужна была честная схватка. Рыцарь все понимал; он для зверя противник. Не жертва, а противник.

Вильям спрыгнул с коня. Так будет легче...

На фоне деревьев возникли контуры неведомого животного. Вильям скинул с себя плащ, притороченный на спине лук, кистень, - все это будет лишним грузом и помехой в бою.

Зверь был уже совсем близко. И он был другим. Его глаза были не желтыми, а состояли как бы из трех колец - красного, синего и белого. И он был гораздо крупнее того чудовища, что гнался за Улрогном. Или не гнался...

Вильям вдруг почувствовал всю нелепость своего заблуждения.

Их было двое.

Наконец зверь оказался совсем близко. Могущественный Хозяин леса скорее напоминал волка, чем оборотня. Белые клыки выглядывали из вытянутой пасти, Вильям почувствовал что, сам того не замечая, начинает отступать. Зверь остановился и внимательно посмотрел на противника. Рука Вильяма все также твердо держала меч. Но веры в победу практически не было.

Зверь чувствовал страх внутри рыцаря. Да, он боялся, но боялся по-другому. Вряд ли страх заставит его бежать прочь или вынудит совершить ошибку. Не единого шанса на спасения, но он продолжает смотреть в глаза смерти, - Зверь испытал к этому двуногому уважение.

И все же он оставался его врагом.

Короткий прыжок и Зверь оказался рядом с рыцарем. Вильям отскочил в сторону, когда огромная челюсть сомкнулась рядом с ним. Он успел увернуться. Меч извернулся в ответном выпаде, но Зверь без труда ушел от удара. Вильям почувствовал, что совершил роковую ошибку. Зверь откинул его в сторону. Один миг и он уже был рядом со своей жертвой-противником, хотя теперь уже скорее жертвой. Нависая над рыцарем, зверь ударил его лапой в грудь. Когти без труда распороли кольца кольчуги.

Вкус победы был близок. Зверь взвыл. И Вильям не упустил возможности выбраться из-под стальных тисков огромных лап. Ударив наотмашь мечом, он заставил зверя вновь взвыть, но на это раз от боли.

Попятившись назад, Хозяин леса небрежно лизнул порез оставленный холодной сталью противника. Вкус крови не только пьянил, но и предавал ему силы. Вильям отполз в сторону и, опершись на руку, выставил вперед оружие. Один короткий миг и он либо проиграет, либо победит.

Зверь вновь атаковал.

Меч пошел на встречу, но сил в руке осталось слишком мало, чтобы сдержать ответный выпад. Легкий удар по ребрам и оружие упало на землю. Миг решил все.

Зверь надавил Вильяму на рану. Но не услышал привычного стона. Рыцарь был нем. Зверь с интересом посмотрел на обессиленное тело Вильяма. На лице рыцаря выступила испарина. Произнося про себя молитву, он уже чувствовал приближающуюся смерть. Рука потянулась за мечом, но зверь оказался быстрее, придавив локоть к земле.

Вильям посмотрел в глаза тьмы. Глаза, в которых отражался он сам. Обессилевший человек, проигравший бой. Зверь зарычал, показывая Вильяму окровавленную морду, словно заставляя его извиниться за напрасно пролитую кровь.

Выпустив когти, зверь надавил рыцарю на грудь. Белая рубаха под кольчугой стала красной. Он желал для жертвы медленной и мучительной смерти. Зверям не ведомо благородство, они всегда больше ненавидят, чем уважают людей.

Вильям почувствовал перед глазами пустоту дождя. Теперь каждая капля казалась для него острой пощечиной, доставляющей нестерпимую боль. Он слишком устал от этого непрекращающегося каприза погоды.

- Урооввва. ...ррыы..ноооо, - раздался испуганный голос.

Зверь обернулся. Посреди дороги стоял Улрогн.

- Уроооввва...ррыы..ноооо, - повторил он. За спиной Улрогна появились старик гладящий по холки волка. Ожившая деревянная игрушка с желтыми глазами.

Лапа Зверя ослабив давление все же осталась на груди рыцаря. Захрипев Вильям, почувствовал, что дышать стало легче.

- Хватит смертей, Рогно, - требовательно произнес старик. - Мы уже отомстили. Достаточно! Прекрати! Этот рыцарь не в чем не виноват. Он не будет мешать тебе и не собирается преследовать твоих волчат.

Недовольно поморщившись, зверь посмотрел на Вильяма.

- Он совсем по-другому относится к твоим детям, - продолжал старик. И ночью, он не собирался никого убивать, а лишь защищался.

Поколебавшись, зверь отступил в сторону.

- Ты поступил мудро, Рогно, - старик с почтением посмотрел на зверя. Люди не могут понять таких как ты. Они видят зверя способного убивать, и ничего больше. Никто не способен разубедит их.

Улрогн и Еген приблизились к своему отцу. Он лизнул обоих и, завыв, направился прочь.

Приподнявшись, Вильям посмотрел им вслед. Зверь уходил, уводя с собой своих, непохожих друг на друга детей. Их ждала Бездна, отдаленная часть леса, где жили те, кого не принимали к себе люди. Те, кто был Иным. Мир людей отвергал неугодных ему детей. Бездна наоборот притягивала их себе, предлагая свободу и право быть таким, какой ты есть.

Улогн и Еген обернувшись, посмотрели на старика. Помахав им на прощание, Корни смахнул скупую слезу. А может быть, это был всего лишь дождь.

* * *

Старик сменил рыцарю повязку и, улыбнувшись, произнес:

- Вам повезло, сэр Вильям.

Рыцарь посмотрел на сияющего от счастья Лоренса. Герольд с гордостью смотрел на повязку его господина, скрывающую глубокий порез на груди.

- Думаю, я на долго запомню Арветинский лес, - спокойно ответил Вильям.

- Да, боюсь, наши края ещё не один год будут оставаться безлюдными, согласился старки.

- Но откуда же он все-таки пришел? - поинтересовался Лоренс.

- Не знаю, - ответил старик - Когда моя сестра нашла в новолуние двух, не совсем нормальных детишек, я умолял её не брать их в дом. Но она была бесплодной и обрадовалась даже таким зверенышам. Но звери для людей так и останутся лишь тупыми бесчувственными животными. Мы не прожили и недели. Жители деревни устроили суд, на котором мою сестру приговорили к смерти, якобы, за пособничество дьяволу. Я не смог её спасти. Да она и не просила. Лишь повторяла, чтобы я позаботился о волчатах. Отказать в последней просьбе, - я просто не мог. Всей деревней её закидали камнями.... - Старик на мгновение замолчав, продолжил: - В детстве Еген и Улрогн были похожи друг на друга, но с возрастом, один стал больше превращаться в человека, а другой наоборот - принимал свой истинный облик. Они были славные. Даже и не знаю, кого я больше любил. Оба сорванцы, только вот Улоргн немного глуповатеньким получился. Видать, потому, что мать у них все-таки не оборотнем была.

Теперь-то герольд понимал, почему, тогда ночью, он не чувствовал присутствие Егена.

- А как же жители деревни?

Но старик лишь отмахнулся:

- Бог им судья. Они то думали, что волчата погибли, - а оно вон как вышло. Когда Улоргн подрос, мы его вовсе прятать перестали. Еген больше по лесам бегал, так его разве что с волком спутаешь. Да и редко к нам кто захаживал. Старались стороной обходить.

- И что же было, когда пришел зверь? - Вильям приподнялся.

Корни говорил все без утайки.

- Да, это и не так давно было, как вы думаете, - старик загадочно улыбнулся. - Он пришел пару дней назад.

- Погоди-ка, старик, - остановил его Лоренс. - А кто же тогда в деревне всех умертвил.

- Еген, это был, - с болью в голосе ответил старик. - Сначала, года два назад, он овцу из хозяйского стада утащил. Взрослый стал шельма, не уследишь. Тогда-то местный барон и взбеленился, мол, поймайте мне этого монстра и все тут. Начались облавы, охоты. Ну, я Егена то схоронил. Так эти изверги всех волков в лесу побили. Если бы вы видели эту охоту. Факелы, колья, постоянные вопли и одни только шкуры волчьи. Их тогда целую гору насобирали. Еген сам не свой был, все носился по подвалу, выл. Да и Улоргн все понимал. После все утихомирилось. Я от греха подальше Егена месяца два в подвале держал, а кормил воронами. У меня их тут много летает. А ещё через пару месяцев барон от своих земель отказался. Владения то не большие, а сам он суеверный. Вот видимо нашептал ему кто-то, что, дескать, места-то наши проклятые. Ну, он с барского плеча их в казну и отдал. Я Егена то выпустил, а он, видать, не забыл старые обиды, да ещё смерть приемной матери припомнил. Вот и стал мстить. А я и не мешал. Зачем. Эти люди мне ничего доброго в жизни не сделали.

Так вот он всю деревню и ... - не стал договаривать старик. - В общем, понял я, что не место ему здесь. Все равно рано или поздно убьют. А пару ночей назад пришел Зверь. Я то сразу смекнул - за своими вернулся.

- Откуда же он пришел?

Старик лишь покачал плечами.

Воцарилась тишина.

- Тянула их, звала она. Не мог больше держать, отпустил, - тихо-тихо добавил он.

- Кто она? - не понял Лоренс.

- Бездна, - не задумываясь, ответил Корни.

* * *

Прощались молча. Старик уже чувствовал одиночество и боль с которым ему предстояло коротать оставшиеся дни. Да, он и не собирался задерживаться на этом свете. Все что нужно он уже сделал.

Напоследок Вильям перекрестил старика и, поторопив Лоренса, выехал на заброшенный трак, ведущий на юг. Замешкавшись, герольд подъехал к своему господину, когда тот уже разорвал таинственное письмо, переданное ему незнакомцем в черных одеждах.

Еще один обет был исполнен в срок.

Не дожидаясь пока путники скроются из виду, старик побрел в свою хижину. Вильям его не осуждал. Корни сделал все так, как велело его сердце. И сейчас собирался покинуть этот грешный мир. Жить с таким камнем на сердце он больше не мог. Теперь его ничто не держало. Месть ставшая для него смыслом всей жизни и орудие возмездия, с помощью которого он осуществил задуманное, исчезли. Конечно, старик не говорил, что это именно он заставлял Ерена и Улрогна убивать беззащитных крестьян. Наверняка, он и сам брался за топор. И понять его, увы, было не сложно.

Вильяма и Лоренса спасло чудо. И если бы не Улрогн, то они давно бы гнили в земле. Этот парнишка оказался умнее, чем могло показаться на первый взгляд. Когда они доехали до распутья, дождь уже прекратился. И впервые за долгие годы, в здешних краях появилось солнце. Неподалеку возле зеленеющего холма родилась радуга.

- Слышишь? - Вильям закрыл глаза.

В старой избушке лесника сдавленно захрипел человек. Веревка оказалась прочной.

- Слышу, - весело отозвался Лоренс. - Птицы поют.

- Да, - улыбнувшись, согласился рыцарь. - Это поют птицы...

Они двигались в направлении деревни. Нужно было предать земле погибших. И отслужить по ним панихиду.

(конец)

Милостивый единорог: Сказочница востока.

История 3

С неделю Вильям был сам не свой. Весь день бродил по узким дорожкам, петляющим возле замка, задумчиво созерцая на кружащиеся красно-желтые листья и вглядываясь в неизведанную далекую линию горизонта.

Наступала осень. И вместе с осенней парой мир окутывала не видимая пелена давно минувших воспоминаний.

Переживая за господина, Лоренс будто шпион следил за каждым его шагом, безмолвно проклиная внезапно поглотившую хозяина меланхолию и, надеясь, что все-таки завтра уныние развеется и сэр Вильям вновь станет прежним. Но новый день ничего не изменил. Безмолвный рыцарь, словно приговоренное неведомым заклятием приведение, слонялся по замку, заставляя слуг взволновано охать и ахать в след. Серые дни пожирали сэра Вильяма, растворяя его в собственных, подобных туче, воспоминаниях...

Первым не выдержал Лоренс. Утром пятого дня он не теряя не минуты отправился в библиотеку, надеясь хотя бы в книгах найти причину напавшей на его хозяина хандры. Но, перелопатив кучу здоровенных неподъемных томов, он оставил это безнадежное занятие.

Среди конюхов и стряпух, уже вовсю шли бесконечные споры и сплетни о сэре рыцаре - одни говорили, что сегодня звезды не благосклонно обращены к воинственным людям, другие, что на хозяина напала осенние уныние, которое очень заразно и длиться ровно неделю. Ни став слушать подобную ерунду, Лоренс отправился к себе в комнату, убеждая себя в том, что болезнь господина, скорее всего, носит душный характер. И хотя причин для недуга могло быть тысячи, истинную, знал, наверное, только сам Вильям.

За ужином болезнь продолжилась и даже обострилась. Вильям лишь слегка прикоснулся к еде и, не выпив вина, поспешил распрощаться с гостями.

Ночью, когда Лоресн уже спал, в комнате послышался шум. Продрав глаза, герольд увидел стоящего на пороге Вильяма.

- Вставай, одевайся, мне необходимо развеяться, - и, не став слушать сонные причитания герольда, рыцарь исчез в полумраке коридора.

Делать было нечего. Зевая, Лоренс оделся и спустился вниз. Вильям уже ждал его в седле.

Они словно два неудержимых урагана, неслись по полям и трактам, вдоль самой кромки леса. В призрачном мерцании луны дороги практически не было видно. Но этого и не требовалось. Кони сами знали путь.

Через час, может быть больше, они остановились в лесу. Зевая, Лоренс насобирал на землю сухих веток, и вскоре, они уже сидели возле костра, слушая тишину ночи.

1

Подкинув в костер ещё парочку сухих веток, Лоренс посмотрел на господина. Вильям лежал на спине, уставившись в удивительно красивое, звездное небо.

- Ты когда-нибудь видел столько звезд?

- Нет, господин, - спокойно ответил Лоренс.

- Жаль, - мечтательно заметил рыцарь. - Говорят что звезды, это великие ориентиры, ведущие человека к смерти. Они определяют его судьбу, встречи и расставания. Все подвластно этим маленьким небесным крупинкам. Даже великий рок не смеет препятствовать тому, что говорят звезды.

- Разве звезды умеют разговаривать? - с сомнением в голосе поинтересовался Лоренс.

- Да, - коротко ответил Вильям. - Они умеют разговаривать, петь и даже рассказывать сказки...

- Простите, но, по-моему, это полная чушь, - не согласился герольд.

- Возможно, - оторвавшись от созерцания звезд, Вильям посмотрел на костер, добавил: - Но знаешь, люди востока верят, что именно в звездах скрыта душа человека...

(продолжение следует)