/ / Language: Русский / Genre:love_history

Твой сладкий поцелуй

Кэролайн Линден

Гарри Синклер — один из лучших тайных агентов Англии, человек, не знающий страха. Однако двери высшего света навсегда для него закрыты — ведь он сын простого актера. Когда же Гарри приказали соблазнить дочь аристократа, подозреваемого в шпионаже, ему не оставалось ничего другого, как стать своим среди графом и герцогов. Талант перевоплощения Гарри унаследовал от отца, и потому он чувствует себя уверенно в любой обстановке. Но обманывать доверчивую Марию ему совсем не нравится. Ведь каждое тайное свидание может погубить невинную девушку, а Гарри не хочет подставлять под удар ту, что стала ему дороже жизни…

Кэролайн Линден

Твой сладкий поцелуй

Пролог

Она называла себя мадам де Латурс и утверждала, что имеет отношение к французской аристократии. Мадам отличалась броской красотой и любила устраивать приемы, хотя большинству респектабельных людей никогда бы даже в голову не пришло посетить ее салон. Как и большинство француженок, ее отличали изощренный вкус и высокомерное отношение к окружающим, со своей прислугой она обращалась пренебрежительно.

Когда в соседнем доме появлялся новый симпатичный лакей, ни одна из служанок мадам долго не раздумывала о том, чтобы состроить ему глазки. Работа у мадам не давала никаких привилегий, и если девушки могли хоть немного повеселиться со слугами из соседних домов, то так и делали.

Том, второй лакей Гривз-Хауса, был высоким и симпатичным, с карими глазами и самыми упругими икрами и Лондоне. Загадочный и обаятельный, он никак не походил на лакея. Вскоре за его внимание среди прислуги развернулось почти открытое соперничество, и в течение двух недель Том мог бы заполучить любую из служанок мадам, всего лишь кивнув ей или поманив пальцем.

И сегодня, когда у мадам проходил званый вечер, он подмигнул Полли, служанке мадам, проскользнув следом за ней через открытую дверь кухни.

— Добрый вечер, мисс Полли, — прошептал он, пока она поспешно складывала на поднос булочки для гостей.

Полли открыла рот от удивления, но быстро справилась с собой.

— И вам добрый вечер. — Она обернулась и поставила поднос на стол. Вблизи плечи Тома оказались еще шире, и Полли затрепетала от восхищения, что сегодня вечером может хорошо рассмотреть их. — Сегодня в Гривз-Хаусе нет работы?

Том пожал плечами, прислоняясь к дверному косяку, но при этом оставался в тени.

— Хозяин уехал, поэтому у меня свободный вечер. А у вас тут запарка, да?

Любой болван заметил бы это. Люди приходили и уходили, гости играли на пианино, причем гости мадам не отличались хорошим поведением. Полли вытерла руки о край фартука. Она была обязана обслуживать этих гостей, вынужденная, как и другая прислуга сегодня, взвалить на себя дополнительные обязанности. Но здесь был Том с озорным блеском в глазах…

— Да не очень. Не настолько суетно, чтобы я не могла уделить вам минутку, — робко ответила Полли. — Но найдется ли она у вас?

— Сегодня, Полли, у меня для вас намного больше времени.

Полли тут же забыла о подносе с пирожками. Она увлекла Тома за собой вверх по черной лестнице в единственную комнату, в которой, она знала, их никто не побеспокоит. Это была гардеробная хозяйки.

Все шло так, как мечтала Полли, как вдруг Том поднял голову и прислушался.

— Ш-ш-ш, — прошептал он, схватив Полли за руки. — Тише!

Она остановилась, старательно прислушиваясь. Из соседней комнаты доносились голоса, мужской и женский. Мадам поднялась наверх со спутником.

— Черт возьми! — выдохнула Полли. — Меня выгонят. — Том прикрыл ей рот рукой, и она замолчала, едва дыша. Одно дело просто увиливать от своих обязанностей, и совсем другое — быть пойманной за любовной интрижкой самой хозяйкой.

— Ты игнорируешь меня, — жаловалась мадам с сильным французским акцентом. — За эти две недели мы почти не виделись, я скучаю без тебя…

— Ладно, ладно. — Мужской голос был резким, отчетливым и нетерпеливым. — Не волнуйся так. Посмотри, что я тебе принес.

На мгновение установилась тишина.

— О, Джералд, ты такой милый! — раздался восторженный возглас мадам.

— Смотри, смотри, — прервал ее мужской голос. Похоже, благодарность мадам не доставляла ему особого удовольствия. — Смотри. Большего я не могу тебе дать.

— О, Джерри. — В голосе мадам появились льстивые нотки. — Ты всякий раз говоришь это. Но это же не так уж много, правда? Я так рассчитываю на тебя, Джерри…

— Да. — Мужчина заметно нервничал. — Но будь осторожна в том, что ты делаешь с этим. Я страшно рискую…

— Oui.[1] — Мадам самоуверенно рассмеялась. — Но ради меня, Джерри, ты рискнешь чем угодно, разве не так?

— Я не должен, — почти взмолился мужской голос. — Я не могу сделать это снова, пожалуйста, не проси меня…

Полли нахмурила брови. В ответ Том просунул палец под край выреза платья и тихонько потянул вниз. Она вздрогнула и схватила его за руку. Завязалась небольшая потасовка, во время которой ни один, из них не слышал, что дальше говорили в соседней комнате.

— Теперь надо возвращаться, лапочка, твои гости будут скучать без тебя. — Джерри все еще нервничал, но в его словах сквозило скрытое облегчение. Мадам опять рассмеялась, спустя мгновение послышался звук открываемой двери, потом она захлопнулась. Полли громко выдохнула.

— Я думал, что через мгновение нас угостят настоящим спектаклем, — подал голос Том, все еще шаловливо перебирая пальцами по краю корсета.

— Тихо! — прервала его Полли. — Мадам шкуру с меня спустит!

— Но мы ведь не можем допустить этого, да? — Том сжал ей грудь. Полли подавила вздох, стараясь не потерять голову от его ласк. У него оказались такие нежные руки. — И теперь, я полагаю, вы меня прогоните.

— Но не потому, что мне этого хочется. — Гримаса недовольства исказила лицо Полли. Она соскользнула с коленей Тома и поправила лиф платья.

— И кто этот малый? Насколько я понимаю, не слишком важная персона?

— Нет, но зато денежный мешок. Некто сэр Джералд. — Полли задумчиво прищурилась, продолжая приводить в порядок платье. — Уолтон? Нет, Уолластон. Какой-то джентльмен из правительства. Из государственного казначейства, вот. Мадам очень рада, что знакома с такой важной персоной, несмотря на то, что он… болван. Он платит за все ее украшения и за всякую всячину. Считает себя богом и хочет, чтобы к нему относились, как к богу.

— Все джентльмены так думают. — Том откинулся на спинку стула и горящими глазами наблюдал за Полли. Она нахмурилась в порыве раздражения, несмотря на пылкий взгляд темных глаз. Том ничего не снял с себя, кроме перчаток и парика с косичкой, поэтому она его даже толком не рассмотрела.

— Я должна возвращаться, — произнесла Полли. Том с восхищением продолжал смотреть на ее грудь. — Вы слышите меня? Я должна возвращаться к работе.

— Ладно. — Том с вздохом выпрямился и нахлобучил на голову свой напудренный парик. Потом он натянул на руку одну перчатку и повертел головой вокруг. — А где же вторая?

— Не знаю. — На камине мадам в другой комнате пробили часы, и Полли подскочила на месте. Сколько времени она уже провела здесь с ним? Четверть часа?

Полчаса?

— Не могу найти. — Том осмотрелся вокруг. Полли еще не навела здесь порядок, поэтому повсюду были разбросаны женские вещи.

— Разве у вас нет других? — Теперь, когда стало понятно, что развлечься ей не удастся, Полли почувствовала тревогу, что ее исчезновение заметят. Повар пожалуется мадам на ее отсутствие, и другие служанки наговорят на нее, если узнают, что она была с Томом. И пусть у него такие ласковые руки, ей не хотелось терять работу из-за него. Она отбросила несколько платьев, пока Том заглядывал за диван.

— Нет, других нет.

— Я не вижу перчатку. — Полли в отчаянии вздохнула. — Мне нужно идти.

— Так идите, если не хотите мне помочь. — Том опустился на колени и заглянул под диван, на котором, Полли была уверена, они предадутся любовным утехам. Она на мгновение увидела его упругий зад, но опасность быть уволенной перевесила все остальные желания.

— Только надолго здесь не задерживайтесь. Если мадам найдет вас в этой комнате, меня немедленно выгонят.

— Я понял. Идите же.

Полли не понравился тон его голоса, но спорить, не было времени. Она поспешила к двери.

— Не волнуйся, Томми! Клянусь, мы наверстаем упущенное. — Полли подмигнула ему. — Только не раньше завтрашнего дня. — В уголках губ Тома появилась похотливая ухмылка, и Полли выскользнула из комнаты, чувствуя себя королевой среди прислуги.

Оставшись в комнате один, Том, слушая удаляющиеся шаги Полли, тщательно обследовал пространство под диваном. Когда звук ее шагов затих, он быстро встал на ноги, подошел к двери, за которой она исчезла, и прислушался, прежде чем броситься к другой двери, которая вела в спальню мадам де Латурс. Заглянув в приоткрытую дверь, он убедился, что там никого нет, и проскользнул внутрь, тихо прикрыв за собой дверь.

Комната поражала богатством отделки, но не отличалась тонкостью вкуса. Она, несомненно, производила впечатление, хотя Том окинул ее лишь мимолетным взглядом. Без колебаний он подошел к туалетному столику мадам и один за другим выдвинул все ящики, тихо, но быстро проверяя их содержимое. Положив все на место, он подошел к письменному столу у окна и повторил процесс поиска, но опять ничего не взял. Том развернулся и еще раз осмотрел комнату, его взгляд задержался на часах, тикавших на каминной полке.

Он подошел к комоду, стоявшему напротив кровати, и вытащил все ящики. Его руки шарили по вещам, ощупывали их, пока не обыскали целиком комод. Том задвинул последний ящик и, слегка нахмурившись, снова обвел взглядом комнату. В туалетном столике нет, в письменном столе нет, в комоде тоже нет. У него нет времени обыскивать всю комнату. Надо решить, где искать.

И тут он заметил футляр для ювелирных изделий, оставленный на столе. Это было бы слишком просто… и все же… Том в три шага преодолел расстояние до стола и открыл крышку футляра. Внутри на подушечке из бледно-зеленого шелка лежало изумительное ожерелье с изумрудами и бриллиантами и пара сережек к нему в комплекте. Очень изящные вещицы для клерка из казначейства, подумал Том, вынимая украшения и раскладывая их на столе. Он отодвинул в сторону шелковую подушечку и обнаружил то, что так старательно искал. Небольшую свернутую бумажку, исписанную мелким почерком. Том развернул ее, прочел несколько строк, и довольная улыбка заиграла на губах.

Ему потребовалось всего несколько секунд, что бы положить украшения назад, словно их никто и не трогал. Он оставил футляр на столе в том месте, где нашел его, проверил, все ли в комнате осталось так, как было до его прихода сюда, и тихо проскользнул назад в гардеробную, прихватив с собой только бумажку из футляра. Никто никогда бы не догадался, что в спальне кто-то побывал.

Теперь, однако, спешка стала важнее хитрости. Том быстро стянул с себя длинный лакейский сюртук, потом более элегантный вечерний фрак, который обнаружился под ним. Его фалды были приколоты к плечам. Не сводя глаз с двери, он стащил с головы напудренный парик с косичкой, быстро расстегнул старомодный жилет и отбросил его в сторону, под ним обнаружился другой, только более, современный и короткий. Том сорвал прицепленные к туфлям пряжки и превратил свой лакейский шарф в простой, но модный шейный платок, потом опять надел вечерний фрак, отпустив фалды. Из одного кармана он достал небольшой кусочек промасленной ткани, в которой было немного помады для волос. Том растер ее между пальцами, потом провел руками по волосам, взбивая их в беспорядочно вьющуюся массу спереди и приглаживая сзади.

Он на мгновение остановился у зеркала мадам, чтобы оценить свою работу. Теперь он больше не был лакеем, он был современным молодым джентльменом из светского общества. Том отбросил одну прядь волос в сторону, притворно улыбаясь своему отражению. Меньше чем за несколько минут он добился образа, на создание которого у многих джентльменов ушел бы не один час.

Потом он собрал в узел отброшенную в сторону ливрею лакея, туда же положил якобы утерянную перчатку. Ничто не должно указывать на то, что он был здесь. Том открыл окно и с осторожностью выглянул в темноту. Пусто. Он выбросил одежду лакея на улицу и закрыл окно еще до того, как узел шлепнулся на землю.

Проверив еще раз, что сложенная бумажка из футляра для ювелирных украшений находится в кармане его жилета, он прошел через комнату и приоткрыл дверь. По коридору спешила служанка. Он проводил ее взглядом, пока она не скрылась за углом, выскользнул в коридор и, натянув вечерние перчатки, неспешно, направился к лестнице, чтобы присоединиться к гостям на вечеринке.

В гостиной оказалось настоящее скопление людей, гости толпами направлялись в обеденный зал. Том прокладывал себе дорогу в этой толчее, вежливо кивая каждому, кто бросал взгляд в его сторону.

— Вот те на! — С Томом столкнулся пьяный человек и схватил его за руку. — Я думал, ты отправился в Девоншир!

— В Девоншир? Нет, ты, наверно, хотел сказать — в Сомерсет, — не моргнув глазом, отреагировал Том.

— Сомерсет? — Мужчина озадаченно прищурился. — Да нет же, Девоншир.

— Нет, Сомерсет, — недовольно повторил Том. — Я отправился в Сомерсет. Что мне делать в Девоншире? Почему ты вообще решил, что я поехал туда?

— Э-э… — Мужчина был сбит с толку. — Честно говоря, не знаю.

— Тогда нечего и говорить об этом. — Том отцепил от своего рукава пальцы этого человека. — Я ищу Карстерса. Ты его не видел?

— Карстерса? — Мужчина снова моргнул. — Нет, кажется, не видел. А ты уверен, что не был в Девоншире?

— Абсолютно, — заверил его Том. — Я должен идти. Мне нужен Карстерс.

— Да-да, — смущенно пробормотал мужчина, отходя от него. — Я был уверен, что это — Девоншир…

Том продолжил свой путь, взяв на ходу бокал вина с подноса у проходившего мимо слуги. Он сделал большой глоток, пока шел через гостиную, поставил бокал у вазы с цветами и шагнул в холл.

— Принесите мои вещи, — обратился он к поджидавшему лакею с небрежным высокомерием.

— Да, сэр, сию минуту. — Лакей поклонился и поспешил прочь. Очень скоро он вернулся со шляпой с высокой тульей, тростью и вечерним плащом. Том набросил плащ на плечи.

— Хорошо провели время? — выдохнул лакей, передавая Тому шляпу.

— Неплохо, — пробормотал в ответ Том, едва шевеля губами. Он небрежно сдвинул шляпу набок и взял трость. — Встретимся за домом, под окном гардеробной.

— Да, сэр. — Голос у лакея стал обычным, он опять поклонился. — До свидания, сэр.

Том, не обращая на него внимания, спустился по лестнице и шагнул в темную лондонскую ночь.

Некоторое время он шел по тихим, тщательно выметенным и освещенным газовыми фонарями улицам. Потом стало темнее и грязнее, отовсюду слышались призывные крики проституток и шум пабов. Так он дошел почти до площади Ковент-Гарден и зашел в пивную. У входа Том остановился, давая глазам привыкнуть к дымной, пропахшей жиром и пивом атмосфере, прежде чем сел на скамейку с края у стола. Перед ним мгновенно появилась служанка в платье с узким кружевным лифом. Он отправил ее за пивом, откинулся назад и окинул взглядом помещение.

Через несколько минут к нему подсел человек с неприметной внешностью.

— Неплохой вечер.

— Отличный, — вяло ответил Том.

— Хорошая работа, Синклер. — Его сосед коротко и довольно кивнул.

Лакей Том, который вовсе не был ни Томом, ни лакеем, повернул голову в сторону мужчины.

— Ты думал, я не справлюсь?

— Никогда не знаешь, что может произойти, — пробормотал мужчина. — Что-нибудь не так?

— Все в порядке.

Фиппс только хмыкнул, когда служанка принесла пиво и наклонилась к столу, чтобы продемонстрировать свою пышную грудь. Синклер слабо улыбнулся и дал ей монетку. Она удалилась скользящей походкой, бросив ему призывный взгляд через плечо.

— Легко обращаешься с деньгами, — заметил Фиппс.

— А для чего еще нужны деньги, если их не тратить, — пожал плечами Синклер.

Фиппс сделал большой глоток пива и вытер рот тыльной стороной ладони, потом опустил руку под стол и раскрыл ладонь. С безразличным видом Том опустил туда бумажку, которую забрал из футляра мадам.

— А ты возьми вот это, — сказал Фиппс, запихнув в ответ в руку Синклера свернутую бумажку размером не больше шиллинга.

— Что это? — Синклер не глядя, зажал в ладони бумажку и опять поднял пивную кружку.

— Шанс. — Фиппс спрятал переданную Синклером бумажку в свой карман.

— Неужели? — Синклер не выказал никакого интереса к происходящему. — Почему?

— Потому что у тебя есть цель.

Синклер наблюдал за служанкой, которая, вытирая соседний стол, улыбалась и подмигивала ему.

— У каждого человека она есть, даже у тебя, я думаю.

— Но не такая, как у тебя, — скривил губы Фиппс.

В уголках губ Синклера застыла усмешка, но он ничего не сказал в ответ.

— Ты должен взять это в качестве рекомендательного письма, — продолжал Фиппс. — Не каждый получает подобный шанс.

Синклер посмотрел на него из-под полуопущенных ресниц.

Фиппс одним глотком опорожнил кружку и встал. Коротко кивнув Синклеру, он надел шляпу и развернулся к выходу.

— Минуточку, — раздался за спиной Фиппса голос Синклера, хотя особого любопытства в нем не было, — почему Уолластон?

Фиппс оперся руками на край стола, наклонился к Синклеру и понизил голос до хриплого шепота:

— Почему — не твоя забота. Ты делаешь то, что тебе сказали, Синклер.

— Но я предупреждаю, что никто не обращает особого внимания на то, что делает француженка с информацией, которую он ей предоставляет. — У Синклера сверкнули глаза, но он тут же перевел взгляд на веселую служанку. — Это ведь не вас сунут в петлю, а, мистер Фиппс? Это я буду там болтаться, если меня поймают.

— Ты знал об этом с самого начала.

— Да. — Голос Синклера потерял эмоциональность. — Я знал.

Фиппс постоял секунду, развернулся и потопал к выходу.

Синклер остался на своем месте, продолжая пить пиво. К нему подошла служанка, пробежала пальчиками по воротнику сюртука и прошептала на ухо приглашение продолжить вечер. Он улыбнулся ей и дал еще одну монетку, потом взял шляпу, трость и вышел из паба.

На улице Синклер остановился у первого газового фонаря и выудил из кармана маленький клочок бумаги. Он поднес его к свету, всматриваясь в мелкий почерк, трижды прочел, прежде чем понял все; что там было написано.

Несколько секунд он стоял с задумчивым лицом. Мимо прогрохотал наемный экипаж, он запихнул записку в карман и пошел в темноту, размахивая тростью и тихо насвистывая что-то.

Глава 1

Донкастер-Хаус был настоящим дворцом, внушительным строением в роскошном стиле, принятом в Мейфэре. Высокие окна озарялись светом от свечей, двери парадного входа широко раскрыты для толпы разодетых гостей, поднимающихся по ступенькам. Слышалась тихая музыка, доносившаяся из дома, к которой примешивались звон упряжи, и стук колес экипажей. Число гостей исчислялось сотнями, все были богатыми, светскими и важными особами.

Поднимаясь по ступенькам, человек внимательно наблюдал за происходящим из-под нахмуренных бровей, тихонько постукивая тростью при каждом шаге. Он никогда прежде не бывал здесь, и его взгляд блуждал вокруг, словно он считал оконные стекла и фронтоны. На полпути он остановился, извлек из кармана носовой платок и вытер лицо.

Из дверей вышли двое молодых, щеголеватого вида мужчин, которые излишне громко разговаривали и беспечно смеялись. Так обычно ведут себя те, кто много выпил. Они с грохотом спустились по ступенькам, едва не сбив его с ног и при этом, даже не взглянув на него. Мужчина покачнулся на ступеньках, к нему на помощь тут же подбежал лакей, предложив свою руку. Гость кивнул и оперся на лакея, чтобы удержать равновесие.

— Мерзавцы, — пробормотал он, тяжело дыша. — В мое время молодые люди вели себя более осмотрительно и не напивались до такой степени, что едва могли идти.

— Да, сэр, — пробормотал лакей, любезно поддерживая джентльмена за локоть и помогая ему сделать следующий шаг.

— И это — будущее Англии, — продолжал возмущаться старик. — Позаботьтесь о своей старости сейчас, молодой человек, и молитесь, чтобы они не довели страну до разрухи!

— Да, сэр. — Лакей помог ему преодолеть следующую ступеньку.

— Если бы мои мальчики так вели себя, я бы бил их тростью, я бы… — Джентльмен замолчал и тяжело вздохнул. — Эх, только они оба мертвы. Умерли вместе с моей дорогой женой в девяносто шестом от туберкулеза.

— Мне ужасно жаль, сэр. — Лакей помог ему встать на последнюю ступеньку лестницы.

— Что-что? Это не твоя вина. — Старик похлопал лакея по плечу. — Ты хороший парень.

— Э-э… да, сэр. — Лакей поклонился, и старик пошел в дом, опираясь на трость и прихрамывая на левую ногу.

В доме пожилой джентльмен отдал свой плащ и шляпу другому лакею и направился в танцевальный зал, чтобы поприветствовать хозяина дома. Бал был грандиозным, но он прибыл довольно поздно, и цепочка встречающих, куда входили хозяева дома и почетные гости бала, заметно поредела.

— Лорд Генри Роут, — объявил слуга.

Граф Донкастер, высокий, с сединой в волосах и с изысканными манерами, поклонился:

— Добрый вечер, сэр.

— Добрый вечер. — Лорд Роут в нетвердом поклоне склонился над рукой графини. — Мадам.

— Рады вас видеть, — с любезной улыбкой произнесла леди Донкастер. Она была моложе своего мужа, и ее лицо можно было назвать скорее интересным, чем красивым.

— Мне очень приятно, что я здесь. — Роут развел руками. — Но я надеюсь, вы не предлагаете гостям чрезмерное количество пунша. Он ударяет в молодые головы.

— Конечно, нет, сэр, я с вами абсолютно согласна.

— Это правильно, мадам, очень правильно, — закивал косматой седой головой джентльмен. Он снова поклонился и прихрамывающей походкой стал удаляться, но делал это намеренно медленно, чтобы успеть услышать, что говорят у него за спиной.

— Роут? — удивленно произнес граф. — Я думал, их никого уже не осталось в живых.

— Очевидно, они нашли продолжателя рода, — ответила графу жена. — Дальнего кузена, я думаю.

Ответ удовлетворил Донкастера. Он приветствовал следующего гостя так же сердечно, как и неизвестного лорда Роута. Леди Донкастер последовала примеру мужа и выбросила из головы любопытного старика.

Джентльмен по имени лорд Роут, довольный услышанным, продолжил свой путь. Вряд ли хозяева были бы так спокойны, если бы знали, что только что пригласили в свой дом тайного агента по имени Гарри Синклер. Но если он хорошо сделает свою работу, они никогда ничего не заподозрят.

Танцевальный зал был достоин самого пристального внимания. Со стен свисали длинные драпировки бледно-зеленого шелка, сверкающие в свете множества восковых свечей и газовых ламп. Гарри бывал на балах и прежде, но никогда не видел ничего подобного. Повсюду стояли цветы, причем только белые. Глядя поверх очков, он отметил, что в зале преобладали зеленые и белые цвета. На такое убранство должно было уйти целое состояние.

Его взгляд скользнул по трем французским окнам, распахнутым на широкую террасу, едва видимую за блеском танцевального зала. Он знал, что за террасой раскинулся огромный сад. Гости выходили из зала и возвращались вновь, потому что вечер был теплый, а от множества горящих свечей было еще теплее. Кто-нибудь вполне мог проскользнуть к дому, пройти через сад и попасть в зал через распахнутые двери террасы. Здесь даже попытки охранять дом не было. Нахмурив брови, Синклер двинулся дальше.

Преодолев половину пути вокруг танцевального зала, он плюхнулся на стул слишком близко к музыкантам, чтобы рядом с ним никто не сидел и не вел беседы. Он снова достал носовой платок и вытер лицо. Через мгновение рядом с ним оказался лакей.

— Принести вам что-нибудь выпить, сэр?

— Только не это мерзкое шампанское, напоминающее мочу, — ответил Гарри. — Немного хорошего портвейна.

— Да, сэр.

Через минуту лакей вернулся с бокалом. Но, подавая заказ, он так наклонил поднос со стоявшим на нем бокалом, что сливового цвета портвейн пролился на пожелтевшую манжету лорда Роута.

— Ты, проклятый увалень!

Слуга подошел ближе, заботливо наклоняясь вперед до тех пор, пока его напудренный парик едва не коснулся щеки Гарри.

— Простите, сэр, я приношу свои извинения. — Лакей быстро достал салфетку и промокнул пролитое вино. — Рад тебя видеть, — пробормотал он. — Немного поздновато, конечно.

— Эй, ты! — нахмурился Гарри. — Будь поосторожнее. Нечего проливать хорошее вино и портить мою одежду. — Приложив к губам носовой платок, он добавил, но уже потише: — Ты же знаешь, что требуется целая вечность, чтобы облачиться, в этот чертов костюм. Хочешь подключиться к работе? Я сейчас же поменяюсь с тобой местами.

— Не теперь, нет. — У лакея дернулись губы, и он еще усерднее стал тереть пятно от вина. — Ты в роли седого и сгорбленного джентльмена выглядишь намного убедительнее. — Он оглянулся и еще больше понизил голос: — Сегодня вечером здесь все тихо.

— Приятно слышать. — Гарри немного откинулся назад и поверх склоненной головы лакея еще раз окинул взглядом зал. Вдали маячила голова Донкастера, который все еще приветствовал гостей. Через мгновение Гарри увидел худую сутулую фигуру лорда Крейна, стоявшего напротив музыкантов. Он разговаривал с лордом Каслреем, министром иностранных дел, сопровождая свои высказывания экспрессивными взмахами рукой. О чем бы они ни говорили, Каслрей, похоже, устал от излишней эмоциональности Крейна.

Гарри посмотрел на человека, который усердно тер его манжету. Из Алека Брандона получится отличный слуга, если он когда-нибудь решит бросить тайную службу. Он подумывал сказать об этом Брандону после его ехидного замечания об опоздании. Гарри здорово постарался, чтобы появиться здесь в этот час, учитывая стесненность. Старая одежда Роута была ему мала. Сюртук был слишком узок в рукавах и слишком просторен в плечах, отчего пузырился на спине, позволяя запихнуть в эту складку толстую набивку, которая придавала ему сгорбленный вид. Обувь была слишком маленького размера и сдавливала ноги, вынуждая шаркать ими с неподдельно мрачным видом, с каким мог бы шаркать любой старик, страдающий подагрой. Маскировка была прекрасная, и он блестяще справлялся со своей ролью, но при этом терпел ужасные неудобства.

— В следующий раз разливай побольше, — пробормотал Гарри, пока Брандон продолжал тереть его манжету. — Ступай, принеси другой бокал, — сказал он громче, освобождая руку. — Я же не чайник, чтобы меня натирали весь вечер.

— Да, сэр. — У Брандона вспыхнули глаза, но он лишь поклонился.

Гарри снова откинулся назад и из-под полуопущенных век окинул взглядом зал. Сегодня вечером здесь собралось более трех сотен самых известных людей в Лондоне, а дом практически не охранялся. Сюда могла ворваться дюжина радикалов с пороховыми бочонками и разнести все в клочья. Его не погладили бы по голове, если бы это случилось у него под носом. Гарри подавил раздражительность, напомнив себе, что несет ответственность за безопасность лишь двух присутствующих здесь людей.

В зал под руку с женой вошел граф Донкастер. Лорд Крейн все еще разглагольствовал перед Каслреем. Все было спокойно, во всяком случае, в зоне ответственности Гарри. Он потянулся за тростью, приготовившись еще раз обойти зал вокруг, чтобы эти двое были в поле его зрения.

И тут он увидел ее.

— Ваше вино, сэр. Еще раз приношу вам свои извинения… — Голос Брандона резко оборвался. Гарри оторвал взгляд от женщины и схватил бокал из рук своего агента.

— Ты с ума сошел? — прошипел сквозь зубы Брандон. — Она — не для тебя.

— Конечно, нет. — Гарри высокомерно поднял брови и сделал глоток вина. — Он по-прежнему видел ее краем глаза, танцующую с офицером в красном мундире.

— Запомни, — шепнул ему в ухо Брандон. — Дочь Донкастера — главное лицо сезона. Даже если бы ты был тем, за кого себя выдаешь, лордом Роутом, ты недостоин, даже обувь ее почистить.

Дочь лорда Донкастера. Леди Мария Данмор, единственная дочь богатого и влиятельного графа. Из всех женщин только она привлекла его внимание… Она была так далека от него, так недоступна. Удивительно, что его не поразила молния с небес только за то, что он посмотрел на нее. Гарри промолчал.

— Наблюдай и помни, для чего ты здесь. — Брандон плотно сжал губы. Он уже слишком долго стоял возле Гарри, это могло выглядеть подозрительно. — Могу я принести вам что-нибудь еще, милорд?

— Нет, нет! — Гарри нетерпеливо махнул рукой. — Оставь меня в покое. — Он снова поднял бокал, повернулся спиной к Брандону и зашаркал прочь. Брандон был, конечно, прав. Женщина, любая женщина, не говоря уже об этой, конечно же, не для него. И не сейчас. Он должен был охранять жизнь лорда Донкастера, а не думать о его дочери. Гарри всматривался в толпу поверх ободка бокала, стараясь не смотреть в ее направлении.

«Бог мой, как она прекрасна!» — подумал Гарри. Он снова сделал глоток вина, на тот случай, если Брандон или кто-то еще смотрит на него. Краем глаза он видел, как она покидает круг танцующих в сопровождении партнера. Офицер склонился над ее рукой, но Гарри видел ее лицо и понимал, что у бедняги нет ни малейшего шанса. Она вежливо улыбалась, но во взгляде ее угадывалось нечто совсем другое. Гарри очень хорошо умел читать по выражению глаз. Ее чувства были настолько понятны, словно это она ему прошептала на ухо: хватит разговоров, уходите…

Гарри пригубил вино, чтобы скрыть ухмылку. Какой болван этот капитан. Офицер задержался на минуту, но леди Мария отвернулась и заговорила с кем-то еще, поэтому ему пришлось неуклюже удалиться. Гарри мог бы посочувствовать мужчине, правда, он танцевал с ней, наслаждался ее улыбкой, пусть притворной и неискренней. Гарри о таком даже мечтать нечего.

Он пробирался сквозь толпу, внимательно изучая гостей, но при этом никак себя не обнаруживая и постоянно удерживая в поле зрения две главные цели. Брандон был прав. Леди Мария не обратит на него внимания, во что бы он ни оделся и как бы себя ни назвал. Но даже если так, она — просто красивая молодая женщина, только и всего, и, несомненно, такая же непостоянная и самодовольная, как любая другая на ее месте. Гарри знал женщин и многократно пользовался своими знаниями. У него не было оснований думать, что эта красивая знатная леди чем-то отличается от других особ женского пола.

И все же… Он бросил на нее взгляд, когда она разговаривала с матерью. Блестящие темные косы уложены в высокую прическу, украшенную мелкими белыми цветками. Она была расстроена, щеки порозовели, но губы упрямо сжаты. Он не разглядел в ней хрупкой утонченности. Его внимание привлекли страсть и энергия в каждом движении. О нет, она была не такая, как все, по крайней мере, для него.

За последний час Гарри уже дважды курсировал по залу, как комета по орбите, всякий раз, добросовестно отводя глаза от нее. Его поприветствовали несколько человек, с которыми он накоротке познакомился раньше, и он болтал с ними ровно столько, сколько должен был болтать ради приличия. В конце концов, лорд Роут не мог жить изолированно от общества, никого не зная. Но когда он остался один, то вздохнул с облегчением. Гораздо легче было выполнять свою работу, не отвлекаясь на разговоры, которые на балах обычно бывают пустыми и бессмысленными.

Довольный тем, что в танцевальном зале все спокойно, Гарри устремился к задрапированному выходу на балкон, с которого открывался вид в сад. Алек Брандон снабдил его досконально точными схемами дома и территории, и Гарри хотел сам все посмотреть. Он уже заметил, что здесь полно местечек, куда можно пробраться тайком и сотворить зло. Но его работа в том и заключается, чтобы предотвратить подобные попытки. Гарри дождался, пока Брандон посмотрит в его сторону, и едва заметно кивнул. Он снова промокнул лицо платком и выскользнул в темноту ночи.

Что-то с ней не так.

Абсолютно точно, что-то не так. Это унизительно, но другого объяснения не было. Вместо того чтобы наслаждаться балом, ее первым балом в Лондоне, Мария Данмор с нетерпением ждала, когда он окончится. Раньше с ней редко такое случалось, и она не знала, что с этим делать.

Она не привыкла к такому скоплению людей. Последние пять лет ее отец, граф Донкастер, был эмиссаром короля в различных европейских столицах, и его жена с дочерью находились вместе с ним. Мария посещала королевские приемы в Вене, пила чай с русской царицей и танцевала с принцем Испании. За редким исключением она обожала все это. Даже глупцы, встречавшиеся на ее пути, представляли определенный интерес. Она очень огорчилась, узнав, что родители приняли решение возвращаться домой.

Это означало, что она должна совершить выход в свет, поскольку была слишком юной, чтобы делать это раньше, до начала их путешествий. Сейчас она находилась в том возрасте, когда большинство девушек выходят замуж, и ее родители дали понять, что рассматривают этот бал как повод представить дочь возможным соискателям ее руки. Были приглашены все сливки английского общества, самые влиятельные, самые могущественные. Без сомнения, для всех это было одно из самых желанных приглашений в городе… А Марии было скучно едва ли не до слез.

Мать заверила ее, что джентльмены в Лондоне захотят быть представленными, и Мария признавала, что ей любопытно познакомиться с ними. Легкий флирт с итальянским лордом ни к чему не приведет; флирт с английским графом — возможно. К несчастью, английские мужчины разочаровали ее. Все, с кем она познакомилась сегодня вечером, лезли из кожи вон, чтобы выставить себя в выгодном свете и очаровать ее. Мария была готова к такому повороту, потому что мать предупреждала ее об этом. И все-таки она ждала, что хоть кто-то из них заинтригует ее, но до сих пор ни один не вызвал в ней ни малейшего интереса.

— Дорогая моя, все в порядке? — Мать ласково улыбнулась Марии.

— Думаю, да. — Мария подавила вздох.

— В чем дело? — Улыбка матери погасла, на лице застыло удивление. — У тебя разболелась голова?

— Нет, мама. — Мария развела руками, разочарованно постукивая веером по запястью. — Но все джентльмены такие… такие… скучные! — Последнее слово она прошептала почти в растерянности. Она видела, как другие молодые леди улыбаются и с удовольствием болтают с этими же джентльменами, которых она нашла занудными, и снова задавалась вопросом, почему же ей так скучно с ними.

Графиня рассмеялась и положила руку на плечо Марии.

— Боюсь, мы испортили тебя, дорогая. Ты по привычке опасаешься политических интриг.

— Наверное. Но именно они интересуют здесь большинство джентльменов. Сейчас их волнует Олдгемптон и кого отец собирается назначить туда.

Мать бросила на нее задумчивый взгляд:

— Не надейся, что джентльмены станут рассматривать тебя отдельно от твоей семьи, Мария. Тебе, возможно, покажется это неприятным, но в поиске жены, как и в поиске мужа, обычно присутствует практический интерес.

— Да, но я не готова, чтобы меня искали таким способом. — Мария заглянула в лицо матери и притворно улыбнулась. — Прости мама, я просто оказалась не готова, что меня так открыто, станут оценивать. Я прямо слышу, как они подсчитывают мою стоимость, как будто лошадь или овцу на рынке покупают.

— Я знаю, — улыбнулась мать, — это трудно. У меня тоже был знаменитый отец. Но ты запомни, никто не принуждает тебя выходить замуж, пока, ты сама не будешь, готова к этому.

— Спасибо, мама. Это единственное, что меня утешает.

— Послушай, тебе надо подышать свежим воздухом. Я сама объяснюсь со следующим молодым человеком, который записан в твоей танцевальной карточке.

— Сэр Чарлз Фицрой, — прочитала Мария, заглянув в карточку. Даже имя казалось ей скучным. Зачем она позволила ему вписать свое имя? Ведь ей оно совсем не нравилось.

— Увидимся через несколько минут. — Мать сжала руку Марии и отпустила ее.

Графиня ушла, шурша шелком юбок, а Мария проскользнула через толпившихся гостей на небольшой балкон. Ветерок был прохладным, но освежающим, и здесь было тихо. Она потянула штору, не желая быть замеченной, и сделала глубокий вдох, радуясь тишине.

Наверное, проблема все-таки в ней, а не в джентльменах. Мать сказала, что нет, надобности торопиться с выбором, но Мария уже достаточно взрослая. Люди могут подумать, что с ней что-то не так, если она тянет с замужеством. Это немного смущало ее. Так или иначе, она решила, что ответ на вопрос — когда и за кого она выйдет замуж — скоро станет очевидным. Она познакомится с кем-то, они почувствуют взаимную симпатию, полюбят друг друга, он попросит ее руки, и она примет его предложение. Теперь, когда ей представили множество самых подходящих мужчин в Лондоне, она поняла, насколько ее ожидания зависят от случая. А что, если предназначенный ей человек не смог прийти на бал сегодня? Что, если ей никогда не удастся встретиться с ним? А если такого человека нет? Вдруг ей придется выбирать между тем, чтобы остаться старой девой и выйти замуж за одного из скучных молодых людей, которые кружили вокруг нее сегодня вечером?

— Черт! — Мария разозлилась на собственную излишнюю романтичность, которой прежде в себе не замечала, и на лондонских джентльменов за их безрассудную глупость. — Будь они прокляты, эти мужчины!

— Вот это да! — раздался голос из темноты. — Чем же они все вас прогневали?

Глава 2

Мария отпрянула к каменной стене, что была у нее за спиной.

— Кто здесь? — вскрикнула она, прижав руки к груди.

— Один из тех, кого вы только что проклинали.

Мария устремила взгляд в направлении голоса. После яркого освещения в танцевальном зале здесь было очень темно, но она смогла разглядеть только тень. Очень большую тень.

Тень начала двигаться, раздался глухой звук. Человек сидел на перилах, потом спрыгнул.

— Вам не кажется, что обвинение слишком огульное? — спросила тень.

— Что вы здесь делаете? — набравшись смелости, требовательно спросила Мария.

— Дышу ночным воздухом. — Судя по голосу, мужчину явно забавляло происходящее. Мария нахмурилась, она была рассержена, что он услышал слова, которые она никогда бы не сказала в чьем-либо присутствии. — А что вы здесь делаете?

От изумления Мария открыла рот.

— Как вы смеете! Я…

— Сердиты на всех мужчин, я знаю, нечаянно услышал.

— Вы должны были дать знать о своем присутствии!

— Вы не предоставили мне такой возможности, выпалив свою тираду в порыве страсти. Возможно, это вам следовало бы объявить о своем присутствии. Одному Богу известно, чему вы могли бы помешать здесь.

Мария изумленно посмотрела в его сторону. Она — дочь графа и не привыкла, чтобы с ней разговаривали так дерзко. При всем при том у нее появилось нелепое желание рассмеяться. Теперь, когда потрясение прошло, Мария понимала, что этот человек тоже испытал подобные чувства при ее неожиданном появлении на балконе в раздраженном состоянии.

— В таком случае мы квиты, сэр, — чопорно заявила Мария, пока не понимая, чего ей хочется: чтобы он извинился и ушел или все-таки остался.

Он рассмеялся низким хриплым голосом:

— Не совсем, но сейчас этого будет достаточно.

— Что это значит? — Мария широко распахнула глаза.

— Это значит, что я принимаю ваши извинения.

— Извинения? — Мария опять потеряла дар речи.

— И я принял их.

— Но это не было… Я не…

Он снова рассмеялся. В его смехе было нечто опасное, словно он сознательно провоцировал ее.

— А я в свою очередь приношу вам извинения за то, что прервал вашу тираду в адрес мужского пола. Так будет честно?

— Наверное, — немного поколебавшись, ответила Мария.

— Отлично.

Повисло молчание. Мария напрягала глаза, чтобы лучше рассмотреть человека, но здесь было слишком темно, чтобы хоть что-то увидеть. Луны не было, а штора не давала проникнуть сюда свету из танцевального зала. Единственное, что она поняла, так это что мужчина был высокого роста; его голос доносился откуда-то свысока. Голос был очень красивый, глубокий и ровный, но в нем проскальзывали какие-то загадочные нотки. Мария была уверена, что не встречалась с ним сегодня вечером, иначе непременно запомнила бы этот голос. Ей хотелось, чтобы он сказал что-нибудь еще, но потом осознала, что стоит в темноте с незнакомцем. Однако этот незнакомец, кем бы он ни был, оказался самым интригующим мужчиной, которого она сегодня встретила.

— Теперь, когда мы обошлись без обид и прощений, не познакомиться ли нам друг с другом? — предложила Мария, чувствуя растущий интерес к этому человеку.

— Конечно, нет, — ответила тень. — Подобные ситуации предполагают сохранение анонимности. — Мария открыла рот, чтобы ответить, но тут же закрыла его в замешательстве. — Что заставило вас проклинать мужской пол?

В груди Марии опять забурлило разочарование, и она неосторожно уступила желанию излить свои чувства. В конце концов, он не знает, кто она. Может быть, если она поделится с кем-то своими чувствами, ей станет легче.

— Потому что все мужчины — скучные. — О Боже, она почувствовала облегчение, сказав это вслух. — Или глупые, жадные и самодовольные. Сегодня вечером мне не встретился ни один интересный мужчина.

— Ну-у, на подобных мероприятиях всегда присутствует определенный риск, — задумчиво сказал человек. — Тем не менее, существует огромное количество мужчин, которые не смогли прийти сегодня вечером; и, может быть, один из них соответствовал бы вашим требованиям.

— Конечно, в лондонском обществе намного больше джентльменов, чем присутствует здесь сегодня вечером, — вздохнула Мария. — Но моя мать… — Мария остановилась. — Моя мать уверяла меня, что пришедшие сюда — самые изысканные представители английского общества.

— Да, это — проблема: если самые изысканные — такие невыносимые, то насколько хуже должны быть остальные?

Мария кивнула. Этого она боялась больше всего, хотя и не высказывала своих опасений вслух.

— Но возможно, в этом есть и ваша вина. Может быть, вы оказываете такое влияние на окружающих, что в вашем присутствии нормальные здравомыслящие мужчины превращаются в заикающихся идиотов, — продолжала тень.

Мария фыркнула. Она не страдала самовлюбленностью, но при этом четко знала свои преимущества. Она получила превосходное воспитание, играла на фортепьяно, танцевала, вышивала. Кроме того, хорошо держалась в седле, говорила на французском, немного — на немецком и имела очень красивый почерк.

Но Мария была отнюдь не глупой и прекрасно понимала, что джентльменов в танцевальном зале не интересовали, к примеру, ее навыки в вышивании. То, что в ней привлекало этих людей, не имело к ней никакого отношения. Марии это было противно.

— В таком случае они еще глупее, чем я думаю. — Мария сложила руки на груди и вздернула подбородок. — Что это за мужчина, который превращается в несущего чушь болвана в присутствии молодой девушки?

— Таких больше, чем вы думаете, — пробормотал незнакомец.

— В таком случае они только себе хуже делают. Они смотрят на меня как на какую-то вещь, как на приз, который надо выиграть. А я не просто дочь своего отца, я вижу, что каждый из них думает, глядя на меня. «Какой выгодной парой она будет», — передразнила женихов Мария, понизив голос. О Господи, она доверилась абсолютно незнакомому человеку. Мать, если бы узнала это, была бы просто шокирована. Но Марии было все равно, хотя, наверное, она сказала достаточно для того, чтобы он понял, кто она такая.

— Какое это, должно быть, ужасное испытание — быть дочерью богатого и привилегированного человека. Тебя упорно добиваются, и ты никогда не знаешь истинной причины — почему? — Незнакомец в тени печально покачал головой. Или ей это показалось? Мария не знала, радоваться или огорчаться, что он все понимает. Но возможно, все молодые леди высшего общества страдают от этого. Может быть, у него есть сестра, которая одинока. Она посмотрела в его сторону из-под опущенных ресниц. Может быть, он даже женился на такой леди.

— В таких случаях может помочь только одно, — продолжал незнакомец.

— Правда? — В голосе Марии звучали удивление и надежда. — И что же это?

— Снимите свою обувь. Мария удивленно открыла рот.

— Каким образом это может помочь?

— Во-первых, вы почувствуете себя намного лучше; прохладный ветерок отлично освежает. Во-вторых, я уже сделал это и снял свои туфли, что является непростительно оскорбительным. И если я смогу убедить вас сделать то же самое, то не буду чувствовать себя таким виноватым.

Мария посмотрела вниз, хотя ничего не видела там.

— А зачем вы сняли свою обувь?

— Туфли жмут. — Он вздохнул. — Ужасно. Без них я чувствую себя намного лучше. Вы думаете, почему я прячусь здесь на балконе? Здесь… — И прежде чем Мария успела запротестовать, незнакомец обхватил ее за талию и поднял вверх.

— Ой, нет! — Она взвизгнула, когда он посадил ее на балюстраду. — Я упаду!

— Не упадете. Она достаточно широкая. — Мария услышана веселые нотки в его голосе и убрала руки с его плеч. Она даже не поняла, когда успела вцепиться в них. Он был прав: каменная балюстрада оказалась очень широкой, Мария была вне опасности.

— Ваши туфельки, мисс. — Мария ничего не успела сделать, как он взял ее за лодыжку, о Боже, и сбросил туфельку.

— Прекратите! — выдохнула она. — Не нужно!

— Поздно. Я уже сделал это. — Незнакомец отпустил ее ногу, пальцы скользнули по чулку. С такой же сознательной осторожностью он взял другую ногу, снял туфельку, и она упала на пол балкона. Мария промолчала. Было во всем этом что-то глубоко личное, но, в конце концов, это всего лишь ее туфли. Потом он отпустил ее ногу — и все. Послышались шуршание и приглушенный шлепок. Он опустился рядом с ней на балюстраду, и его голос доносился теперь слева. — Только не говорите мне, что уже не почувствовали облегчение.

Мария пошевелила пальцами, она до сих пор ощущала его прикосновение к своей лодыжке.

— Я лично чувствую себя намного комфортнее. — Незнакомец вздохнул с наслаждением.

— Так действительно приятнее, — призналась Мария и немного поерзала, устраиваясь поудобнее. Ветерок шелестел ее юбками, и она немного подтянула их вверх, открывая ветру лодыжки. Запрокинув голову, она с удивлением отметила, что ей действительно лучше — то ли от свежего ветра, то ли от того, что она поделилась своим разочарованием. — Хотя вряд ли от этого джентльмены станут вдруг интереснее.

На минуту стало тихо. Потом он заговорил:

— Вы видите яркую звезду, ближе к горизонту, слева от нас? Это — Венера, богиня любви и красоты. Но мы видим ее только потому, что луна скрылась. — Мария уловила тень его руки, взметнувшейся к небу. — Все эти звезды, многие из которых ярче и больше солнца, скрываются, когда выходит луна. И все-таки она не светит сама, это — свет, отраженный от солнца. Странно, правда, как этот отраженный свет может заглушать естественный блеск?

Мария криво улыбнулась, ее задела эта аналогия.

— Значит, судьбой мне назначено, никогда не быть видимой в отраженном свете отцовской славы.

— Но все же людей больше интригуют тайны звезд и Венеры, чем обычная луна. Несомненно, в эту ночь многие смотрят на эту звезду.

Мария бросила короткий взгляд в его сторону, но он больше ничего не сказал.

— Спасибо вам, — произнесла Мария. — Хорошо, что вы сказали об этом. Сегодня у меня было такое чувство, что меня затмили или, по крайней мере, что я утонула в чьем-то блеске. Большинство людей подумали бы, что я наслаждаюсь вниманием.

— Нет, я… — Незнакомец замолчал, и Мария услышала, что он спрыгнул с балюстрады. — Вас кто-то зовет. — Все нотки несерьезности исчезли из его голоса.

— Да? — Мария пыталась прислушаться, у нее вдруг заколотилось сердце. Незнакомец положил руки на ее талию. Сегодня вечером другие джентльмены во время танцев проделывали то же самое. Но это было не то, ведь сейчас они были одни в темноте.

— Позвольте, я помогу вам. — Мария робко положила ему руки на плечи, и незнакомец снял ее с балюстрады. На этот раз он сразу отпустил ее, отступив назад и растворившись в темноте. Мария на ощупь нашла свои туфли, обулась и услышала голос матери, который звучал все ближе и все тревожнее.

— Это моя мать, — прошептала Мария. К ней вернулось ощущение реальности. — Минутку. — Она поправила юбки и поспешно проскользнула за штору, плотно закрыв ее за спиной. — Да, мама?

Мать обернулась, нахмурившись.

— Господи, Мария, куда ты пропала? Твой партнер по танцам ждет тебя.

— Прости, мне нужно было подышать свежим воздухом. У меня немного разболелась голова.

Мать шагнула к ней, коснулась пальцами подбородка, внимательно изучая лицо.

— У тебя раскраснелось лицо. Все в порядке?

— Почти, мама. Я скоро приду. Брови матери поползли вверх.

— Минутку, мама, — твердым голосом заявила Мария. — Пожалуйста.

— На балконе с тобой кто-то есть?

— Почему ты так думаешь? — Мария облизнула губы. Соврать матери, что она делала крайне редко, или сказать правду и нажить себе неприятности? — Разумеется, здесь никого нет.

— Хорошо. Но ты должна быстро вернуться. Твой отец не будет развлекать молодого человека вечно.

— Да, мама, иду.

Графиня улыбнулась и ушла. С вздохом облегчения Мария прошмыгнула за штору и направилась в дальний угол балкона. После нескольких мгновений пребывания на свету теперь здесь казалось еще темнее. Она совсем ничего не видела.

— Мой танец перед ужином, — сказала в темноту Мария, чувствуя неловкость. Вернутся ли они в зал вместе после того, как незнакомец заявил, что ночь создана для анонимности, а она поделилась с ним, насколько скучными кажутся ей гости отца? Но ей хотелось его увидеть. — Вы должны обуться. — Никакого ответа. — Мария продвинулась еще дальше в глубь балкона, где должен был находиться ее тайный знакомый. Она даже не знала, как к нему обратиться. — Сэр?

— До свидания, — донесся откуда-то снизу тихий голос. У Марии расширились глаза, она поспешила к балюстраде и стала всматриваться в темноту.

— Как вы туда спустились? — воскликнула она.

— Мне показалось, будет лучше, если ваша мама не узнает, что вы были на балконе не одна, а с незнакомым человеком.

— Но… — Что она могла ему ответить на это? — Вы не сказали мне своего имени. — Мария вдруг поняла, что не согласна на анонимность. И потом, этот человек знает ее имя; он слышал, как ее звала мать.

— Не сказал, — согласился он. Мария услышала шорох внизу, но там было еще темнее, чем на балконе. — Черт, ну где же? — донеслось снизу.

О чем это он, подумала Мария, но потом поняла. Она пошарила на полу балкона и нашла мужскую туфлю, достаточно старомодную, на каблуке и с квадратным мысом. Неудивительно, что такая обувь сжимала ногу. Мария поставила туфлю на балюстраду и наклонилась вниз, улыбаясь во весь рот.

— Вы это имели в виду?

— Да-да! — В голосе звучало облегчение. — Вы не сбросите мне ее вниз?

— Думаю, нет. Пока вы не назовете мне ваше имя. Установилась долгая тишина.

— Даже если я попрошу очень вежливо?

— Нет.

— Даже если я буду умолять?

— Нет.

Снова повисла долгая тишина, очень долгая.

— Друзья зовут меня Гарри.

Мария молчала, но он больше ничего не сказал.

— А ваша семья?

— О, они тоже называют меня Гарри, — сразу откликнулся незнакомец. — Кроме матери, когда она сердится на меня.

— Фамилия вашей семьи? — При этом вопросе Мария не смогла сдержать смех.

Незнакомец тоже рассмеялся.

— Ну, хватит уже, одна туфля — одно имя. Бросьте мне ее, пожалуйста.

— Я, все равно это узнаю, — бодрым голосом заявила Мария. — У матери будет список гостей.

— Не сомневаюсь. Желаю удачи.

— Вы думаете, я не смогу сделать это? — Мария прищурила глаза.

На этот раз смех незнакомца был намного увереннее, с явными таинственными нотками.

— Я знаю, что не сможете. Мария открыла рот от удивления.

— Какая наглость! — Не раздумывая, она швырнула туфлю и услышала, как внизу тихо охнули. Но момент ее триумфа был коротким.

— Спасибо, леди Мария. — Голос незнакомца стал еще тише.

— О, подождите! — Она устремилась в направлении, откуда доносился его голос, но уперлась в перила балкона. — Как вы оказались там? — В этом месте до земли было футов пятнадцать. Она потянулась и почувствовала на ощупь листья и вьющиеся стебли: плющ, который обвивал большую часть дома. Незнакомец спустился по стене дома. Мария поразилась. Надо вернуться сюда и при свете дня увидеть, как ему это удалось. Но сейчас этот интриган уходит от нее! — Где вы? — требовательным тоном спросила она в темноту.

— До свидания… — Он направлялся в сторону террасы. Мария попыталась посчитать, сколько времени у нее уйдет, чтобы пройти через дом и выйти в сад. Слишком много, чтобы успеть перехватить его. Она вновь устремила взгляд в темноту.

— Гарри? — Нет ответа. Она слышала только шум, доносившийся из дома, и шум ветра в ветвях деревьев. — Гарри!

Но он ушел.

Гарри, затаив дыхание, стоял в тени дерева и ждал, пока она повернулась и ушла в дом. Полоска света из танцевального зала на секунду осветила ее фигуру, когда она открыла штору. Он немного испугался, что она попытается последовать за ним через балюстраду, по вьющимся лианам плюща, и сказал себе, что подождет немного, чтобы убедиться, что она не станет этого делать; он наверняка повредил плющ на стене, пока спускался сам.

Но она, наконец, ушла, и Гарри с облегчением вздохнул. Он, должно быть, сошел с ума. Не только разговаривал своим настоящим голосом, но еще и назвал ей свое настоящее имя. Его немедленно уволят, если это станет известно Фиппсу. Лорда Роута старательно создали и возродили к жизни, а он едва не провалил все ради удовольствия поговорить с симпатичной девушкой.

Нет, не с симпатичной, с красивой. Высокая, стройная, темноволосая и бойкая. Интересно, какого цвета у нее глаза? Голубые или, может быть, серые? Он представил, как они сверкали, когда она пыталась справиться со своим раздражением. Губы Гарри скривились в ухмылке, когда он вспомнил, как она возмутилась его шутками. А еще он слышал разочарование в ее голосе, когда она жаловалась, что к ней относятся как к вещи. Он помнил ее смех и легкий запах духов, ее тонкую талию и прикосновение ее рук к своим плечам…

Стоп, приказал себе Гарри. Это дорога к сумасшествию. Интерес, который он почувствовал к себе с ее стороны, угаснет в тот момент, когда она остановит на нем свой взгляд, особенно в его нынешнем наряде.

Гарри запихнул ногу в маленькую по размеру туфлю. Как неосторожно он поступил, оставив ее на балконе, когда сбросил свои вещи вниз и едва не спрыгнул следом за ними. Если бы Мария отказалась вернуть туфлю, ему пришлось бы торчать здесь из-за невозможности вернуться в дом; Вот это была бы настоящая беда! Он уже и без того провел много времени с ней и не видел того, что намеревался увидеть. Чем больше времени у него теперь займет обследование территории, тем меньше шансов украдкой еще раз взглянуть в ее сторону в танцевальном зале.

Натянув сюртук и подхватив трость, Гарри устремился в темный сад.

Глава 3

Мария откинула штору и заспешила через танцевальный зал к террасе. Двери были широко раскрыты, чтобы гости могли свободно выходить из переполненного зала в сад. Этот наглец спустился прямо по стене, чтобы сбежать от нее, и если он думал проскользнуть в дом без объяснений, он ужасно ошибается!

Гости стали перемещаться в сторону зала, где все было готово к праздничному ужину. Мария прошла туда так быстро, как только могла, едва успевая отвечать на приветствия тех, кто обращался к ней. «Смотри, Гарри, — мысленно обращалась она к нему, — все в этом зале хотят поприветствовать меня и быть представленными мне. Так почему же ты этого не хочешь?»

— Мария! — Высокая пухлая девушка с каштановыми локонами схватила ее за руку. — Куда ты так спешишь?

— Джоан, ты была на террасе? — Голос Марии прозвучал требовательно.

Ее кузина Джоан стыдливо улыбнулась.

— Я никогда бы не призналась в том, что была там.

— Да ну тебя! Ты видела… — Вот черт, как она могла описать этого человека? — Высокого джентльмена, у него еще такой озорной смех?

— Да таких мне попалось человек десять или двенадцать. — Джоан моргнула, не понимая. — А что?

Мария взяла ее за руку и потащила через дверь на террасу.

— Покажи их, — прошептала она Джоан. — Особенно того, кто появился недавно.

— Зачем? — уставилась на нее кузина. — Я не стану этого делать, пока ты не скажешь мне, что случилось. Он оскорбил тебя?

— Просто помоги мне. — Мария подтолкнула кузину вперед, и сама последовала за ней.

Джоан обиделась, но нацепила на лицо милую улыбку и начала кивать гостям, возвращавшимся в дом с террасы и из сада. Мария одним глазом следила и за другими дверями, хотя они были дальше от того места, где Гарри покинул ее. Ему бы пришлось сделать большой крюк, чтобы войти туда незамеченным ею.

— Этот? — прошептала Джоан, не переставая улыбаться. Мария уставилась на приближавшегося высокого и красивого джентльмена с золотистыми волосами. Она сомневалась, что это был незнакомец с балкона: молодой человек совершенно не подходил под предполагаемый портрет Гарри — слишком элегантный и правильный, Гарри был загадочным, смелым и неожиданным… К примеру, взял и разулся. Джентльмен остановился перед Джоан, наверное, потому, что она смотрела на него, и глупо улыбнулся.

— Добрый вечер, мисс Беннет. — Он поклонился. — Леди Мария.

Нет, это не Гарри. Его голос ни капли не был похож на голос незнакомца на балконе. Слишком спокойный и слишком обыденный. Мария немедленно отвернулась, осматривая террасу в поисках другого кандидата, пока этот разговаривал с Джоан.

— Это очень любезно с вашей стороны, сэр, — слышала Мария голос кузины, — но мы уже приглашены на ужин, спасибо. — Джоан, слава Богу, была хорошей подругой.

Мария пробормотала что-то джентльмену, когда он снова поклонился и с озадаченным видом попросил разрешения удалиться. Очевидно, его сбил с толку их пристальный взгляд и последовавший за ним отказ на предложение сопроводить их к ужину. Ладно, она подумает об этом потом, когда найдет дерзкого Гарри.

То есть если найдет. На террасе осталось всего несколько человек. В танцевальный зал, тихо переговариваясь, друг с другом, возвращалась пара джентльменов, но Джоан прошептала, что видела, как они оба некоторое время разговаривали на улице. Потом из сада вышла женщина, таинственно улыбаясь, спустя несколько мгновений — мужчина, который явно сопровождал ее. Теперь здесь остались только они с Джоан.

— Так, — заявила Джоан, когда стало ясно, что они одни, — объясни мне все!

— Да тут нечего объяснять. — В голосе Марии звучало разочарование. — Я познакомилась с джентльменом, который назвал мне только свое имя.

— И как его зовут? — У Джоан заблестели глаза.

— Гарри. — Мария разочарованно хмыкнула, потому что поняла: имя — довольно распространенное.

— Ты хотела сказать — Генри. Или Харолд. А может, Харрис? — тараторила Джоан. — Я на днях познакомилась с мистером Харрисом Корни, но он довольно невысокого роста.

— Нет-нет, Гарри высокий, выше меня.

— Ну а как он выглядел?

— Я не знаю, — пробормотала Мария.

— Как это? Почему? Ты зажмурилась от страха? Ты… О! Мария Данмор! — Джоан округлила глаза. — Ты была с ним одна в темноте?

— Да! — Мария оглянулась вокруг. — Прошу тебя, тише, глупышка.

— И ты, такая добродетельная особа, — давясь от смеха, прошептала Джоан, — одна с незнакомцем в темноте…

— Я не собиралась находиться с ним наедине. — Марии надоело вести наблюдение. Терраса была пустынна, сад тоже казался безлюдным. Если кто-то и остался на улице, значит, не хотел возвращаться. Девушка опустилась на скамейку, чувствуя раздражение и разочарование одновременно. Джоан немедленно присела рядом, сгорая от любопытства и волнения.

— Так как это случилось?

— Я вышла на балкон подышать немного свежим воздухом… Пошла одна, вовсе не предполагая встретить там кого-то, — добавила Мария, видя ухмылку на лице Джоан. — Но он уже был там и вел себя очень дерзко.

— Хм, нахальный незнакомец, — заинтересованно промолвила Джоан. — Ты влюбилась в него?

— Нет! — Мария недоверчиво посмотрела на кузину. — Как я могла вот так сразу влюбиться? Я даже не знаю его настоящего имени, и как он выглядит.

— Но он высокий и обладает приятным голосом. Мария улыбнулась и утвердительно кивнула головой.

— Как ты думаешь, почему он оказался на балконе? Прятался от кого-то? Ждал сообщника? Собирался украсть серебро? А может, влип в скверную историю и пытался избежать дуэли?

— Мне кажется, мать никого с дурной репутацией не приглашала.

— Я боялась этого. — Джоан скорчила рожицу.

Мария встала. Ее кузина может дразниться и смеяться сколько угодно. Но она почему-то точно знала, что Гарри был на балконе не потому, что собирался совершить что-то недостойное.

— Но потом, хочешь, верь, хочешь, нет, Джоан, он спустился по стене дома!

— Что ты такое говоришь, Мария? — У Джоан открылся от удивления рот. — Спустился по стене дома? Как это ему удалось?

— С помощью плюща. — Ну не станет же он пытаться взобраться назад по стене и проскользнуть в дом? Мария не подумала об этом, но если он смог спуститься по лианам плюща, то почему не сможет подняться таким же способом? Она сделала несколько шагов к тропинке, ведущей к балкону. Возможно, если побежать туда сейчас, можно будет застать его за этой попыткой.

— Плющ! О, Мария, он совсем как Ромео!

— Да, только он сделал это, чтобы сбежать от меня, — пожаловалась Мария.

— Покажи мне это место. Давай посмотрим, насколько высоко он должен был взобраться. Ой, это так романтично! Таинственный поклонник! Я знала, что у твоих ног будут толпы джентльменов, но я никогда не думала, что это будет настолько необыкновенно, да еще на твоем самом первом балу! Я живу здесь всю свою жизнь, участвовала уже в двух светских сезонах, но никогда не встречала никого, кто был бы способен на такие поступки!

— Ты слишком привередливая, Джоан. Кузина беззаботно пожала плечами.

— Наверное… Но пойдем, посмотрим на этот плющ, скорее, пока моя мать не стала меня искать.

Мария бросила взгляд на двери, ведущие в танцевальный зал. Ее тоже скоро начнет разыскивать мать.

— Ладно, пошли, но только быстро! — Они подобрали юбки и побежали через террасу вниз по ступенькам и по дорожке, усыпанной гравием. В темноте, окутавшей дом, Мария украдкой осматривала стены.

— Здесь. — Она указала на балкон. Снизу казалось, что он находится, не очень высоко; возможно, незнакомец и не был таким уж смелым, как она подумала. Английский плющ, который вился широкой полосой по каменной стене, у балкона был особенно крепким. И когда Мария попыталась потянуть за толстый стебель, он оказался столь же прочным, как ветки дерева.

— Вот это да! — Джоан была поражена. — Спустился по стене, чтобы сбежать от тебя. А что все-таки ты ему сказала?

— Ничего! Я… Я, наверное, была немного резка вначале…

— И все же это любовная история. — Джоан вздохнула. — Ты, случайно, не целовалась с ним, а?

— Джоан, — Мария едва сдержала смех, — ты просто невыносима.

— Я знаю. — Джоан взяла Марию под руку. — Нам лучше вернуться, пока мое жгучее любопытство не поставило нас в затруднительное положение. Может, нам удастся отыскать его в доме.

Мария собралась последовать совету кузины, но еще раз задумчиво оглянулась на плющ, невинно шуршащий на ветру. Джоан вправе смеяться над этим, как над светским анекдотом, но ее решимость разыскать презренного, приводящего в ярость и интригующего мужчину, не уменьшилась. По крайней мере, пока.

Остаток вечера Гарри старался держаться от нее на расстоянии. Он обошел сад, проверил двери в высокой стене, которая его окружала, и вернулся к дому. По территории гуляли только гости, и никто из них не выказывал агрессивных намерений, не пытался достать оружие. Ворота были надежными, всюду царил порядок. И он вернулся в зал.

В танцевальном зале он внимательно осмотрелся и увидел леди Хит, полную пожилую женщину, которая могла с кем угодно часами разговаривать о своих собаках. Гарри направился к ней.

— Добрый вечер, леди Хит. Рад снова видеть вас. — Гарри поклонился, когда пожилая леди с безучастным видом посмотрела на него.

— Добрый вечер… э… — Она умолкла, выжидательно глядя на него.

— Роут, мадам, Генри Роут к вашим услугам. Мы познакомились в Роксбери две недели назад.

— О да. — Леди Хит улыбнулась. — Теперь я вспомнила. Вы интересуетесь борзыми.

Гарри кивнул, присаживаясь на стул рядом с ней.

— Вы правы, мадам, но после нашего разговора я стал интересоваться ими еще больше. Вы утверждали, что они превосходят пойнтеров. А я сам всегда предпочитал эту породу.

Глаза леди Хит загорелись.

— Превосходят, сэр, и намного превосходят. Надо начинать с молодых сук с хорошей родословной… — Одного упоминания о борзых было достаточно, чтобы старушка завела многочасовой разговор. Гарри знал, что теперь сможет спокойно наблюдать за залом, уделяя минимальное внимание беседе.

Он видел, как лорд Донкастер передвигался по залу, разговаривая с премьер-министром и другими важными персонами. Брандон вот уже почти месяц не спускал глаз с Донкастера, но поскольку светский сезон в разгаре, Гарри также предстояло узнать этого человека и его привычки.

Граф оказался в точности таким, каким его представили Гарри: настоящий дипломат, который умудрялся нравиться почти всем. Его жена была ему достойной партией — утонченная и элегантная, блестящая хозяйка, одинаково радушная к консерваторам и либералам. Ходили слухи, что Донкастер станет новым премьер-министром, если Ливерпуль уступит свою позицию, и многие в Лондоне открыто надеялись, что это скоро случится. Гарри подумал, что лорд Роут тоже должен интересоваться политикой; принимать участие, в общем разговоре, допытываться, будет ли Донкастер более открыт реформам и прогрессу, чем Ливерпуль…

По сути, именно это привлекло Гарри к данному заданию: интерес к политике. Стаффорд предложил ему должность и пообещал покровителя, если Гарри пожелает поддержать палату общин. Как Стаффорд угадал, что его амбиции и надежды лежат в этой плоскости, Гарри не знал, но соблазн был слишком велик, чтобы ему сопротивляться. С того момента, как он принял предложение, его окружали члены парламента, в его присутствии обсуждавшие политику и интриги. Но, пожалуй, он зашел слишком далеко. Гарри недвусмысленно дали понять, что «Роут» не должен быть ярым политиком. Он не мог привлекать к себе внимание, высказывая мнения и предположения, не должен приближаться к этим людям, чтобы подслушать их разговор. Гарри вздохнул и дал задний ход.

За лордом Крейном, за которого он тоже нес ответственность сегодня вечером, наблюдать было и труднее, и легче одновременно. Труднее из-за его вспыльчивого, нетерпеливого характера: Крейн обладал блестящим умом юриста, но старость давала о себе знать: он стал раздражительным и даже в чем-то непредсказуемым. Легче, потому что Гарри уже несколько недель наблюдал за Крейном и имел хорошее представление о его привычках. Дав наставления министру иностранных дел, Крейн теперь что-то пространно объяснял лорду Сидмауту, стуча кулаком в свою ладонь в ходе беседы. Гарри наблюдал за ними, за своим прежним работодателем и за нынешним, и размышлял, что они так страстно обсуждают. Скорее всего, речь шла о королеве Каролине, которая грозилась вернуться в Англию и провозгласить свою власть именно теперь, когда ее муж стал королем Георгом IV. Эта тема была страстью лорда Крейна, который считал короля глупцом за попытку развестись с женой.

Он снова увидел Марию Данмор. И не мог не заметить, что она много времени разговаривала с высокой пикантной брюнеткой. Гарри задумался о том, кто она и о чем они так долго беседовали. Неужели они говорили, о его странной встрече следи Марией? Интересно, ее шокировала или заинтриговала его таинственная манера поведения? А может быть, она выбросила это из головы, как, впрочем, и его тоже, в тот момент, когда он исчез. Время покажет, решил Гарри и заставил себя отвести взгляд.

Он снова обвел глазами зал, рассеянно поддерживая разговор о собаках с леди Хит, которая замолчала, чтобы немного передохнуть. Через весь зал он наблюдал за Донкастером, который находился у дочери за спиной. Но его взгляд неизменно возвращался к Марии. Он видел, как в пламени свечей блестят ее темные волосы, как заметно обнажилась грудь в корсете, когда она сделала реверанс. Вот она подняла голову и улыбнулась молодому человеку. Она флиртовала с ним. В ясных серых глазах горел вызов, словно она провоцировала мужчину быть посмелее с ней. Или, может быть, она просто считала его интересным, каким, по ее мнению, и должны быть лондонские джентльмены. Несомненно, в Лондоне были такие люди, с надлежащим положением и состоянием, которые при желании могли бы вызвать ее интерес своим интеллектом или умением хорошо танцевать. Если бы кто-то знал о ее склонности к небольшому приключению, возможно, соискатели изменили бы тактику. Гарри хмыкнул про себя и отвел взгляд.

Донкастер танцевал со своей женой, но Крейн уже не разговаривал с лордом Сидмаутом. Его вообще нигде не было видно. Гарри мгновенно насторожился, мышцы напряглись, хотя он не двигался. Куда же исчез этот Крейн?

Через несколько секунд он заметил его — Крейна выделяла хромающая походка, но он скрылся за большой группой людей и пропал из поля зрения Гарри. Он расслабился только тогда, когда снова увидел его сутулую фигуру, но только на мгновение. Потому что Крейн направлялся к дверям.

— Простите, леди Хит. — Гарри прервал ее рассуждения о том, как правильно отнимать щенков от суки. — Я должен уйти. — Гарри одернул жилет и взялся за трость.

— Конечно, конечно! Только не пренебрегайте родословными, лорд Роут, иначе очень пожалеете. Ваш приплод окажется ничем не лучше дворняжек, — подвела итог леди Хит.

— Спасибо, мадам. — Гарри торопливо откланялся и захромал через толпу в своих тесных туфлях, не выпуская из виду лорда Крейна. Старик шел довольно быстро. Интересно, что заставило его уйти, подумал Гарри. Обычно Крейн не любил спешить.

Но Гарри не особенно расстроился. Как только он убедится, что Крейн целым и невредимым вошел в дверь собственного дома, Гарри тоже сможет отправиться домой, сбросить наряд лорда Роута и лечь спать. Донкастер останется под наблюдением Брандона. Его собственная работа на сегодня почти выполнена.

В холле лакей уже нес Крейну его шляпу и плащ. Гарри попросил другого слугу принести его вещи, но тут Крейн повернулся к двери, которую услужливо открыл перед ним другой лакей. Хорошо зная, куда именно направится Крейн по широкой лестнице, Гарри прикрикнул слуге, чтобы поторопился. Когда тот, наконец, появился со шляпой Гарри, ему пришлось сдержать себя, чтобы не отбросить ее и не помчаться следом за Крейном. Он остановился у дверей и внимательно осмотрел улицу, прежде чем снова увидел лорда.

Крейн не стал ждать, когда кучер подъедет поближе. Он сам направился по улице к своему экипажу. Гарри поспешил вниз по ступенькам, скрипя зубами при каждом шаге. Проклятые туфли, подумал он, но продолжил свой путь. Теперь Крейн был всего в нескольких ярдах от него, почти у экипажа. Кучер открывал дверцу, откидывал подножку, и Гарри немного успокоился.

Вдруг от стоявшей поблизости толпы слуг отделился человек, и у Гарри кольнуло в затылке. Кучера и лакеи гостей должны были ждать своих хозяев рядом с домом, наслаждаясь кружкой пива или танцуя под доносившуюся через открытые окна и двери музыку. В этой толпе легко мог затеряться враг, убийца, обычный вор. Гарри не видел, что это за человек, да это и не имело значения. Он ускорил шаг, оглядываясь вокруг в поисках возможного сообщника, скрывающегося поблизости, и схватился за рукоятку кинжала под плащом.

Человек качнулся в сторону Крейна, хватая его за плечо и едва не свалив старика с ног. Крейн громко возмутился, пытаясь устоять на ногах. Гарри ухватился за свою трость и прикинул расстояние между ними. Даже в этой ситуации он не должен раскрывать себя перед Крейном, поэтому все должно быть сделано быстро. Он сунул трость между башмаками человека и повернул ее, одновременно делая вид, что сам споткнулся. Вскрикнув, человек упал на спину, потом тихо застонал и больше не двигался.

— О Боже, — произнес Гарри голосом Роута. Он склонился над лежащим человеком, чтобы скрыть свое лицо, по-прежнему сжимая в руке кинжал. — Мне очень жаль, сэр. Булыжники сегодня очень скользкие.

Подбежал кучер Крейна и засуетился рядом с хозяином.

— Вы ранены, милорд?

— Нет-нет, — махнул рукой Крейн. — Ничего страшного, меня не так легко ранить. — Он поправил сползший с плеча плащ и захромал прочь, лишь коротко кивнув в сторону Гарри. Кучер одарил его признательной улыбкой и поспешил за стариком.

Гарри ткнул носком обуви человека на земле, потом взял его за сюртук и потянул к себе. Человек что-то промычал, обдавая Гарри крепким запахом джина. Он отпустил его, и тот шумно шлепнулся на землю. Обычный пьяница.

— Пьянство — отвратительная вещь, — сказал своей жертве Гарри, медленно выпрямился и окинул взглядом улицу. Лорд Крейн садился в свой экипаж, ничуть не пострадав от столкновения. Гарри вздохнул, отпустил рукоятку кинжала, опустил голову и заспешил к своему экипажу.

Он стоял подальше, насколько помнил Гарри, и пока он добрался до него, у него горели голени. Он оглянулся через плечо и увидел, что экипаж Крейна уже тронулся с места. Гарри стукнул тростью по ящику под сиденьем кучера, чтобы привлечь внимание Йена, потом открыл дверцу.

— Сейчас-сейчас, милорд! Не ушибитесь, сэр. — Йен спрыгнул и схватил его за руку. Гарри нахмурился, когда его пальцы вцепились ему в руку. — Чувствуете себя бодро сегодня, а? — пробормотал шотландец, когда практически запихнул Гарри в экипаж.

— Крейн уже уехал, — прервал его Гарри и захлопнул перед носом Йена дверцу. Экипаж качнулся, когда Йен вспрыгнул на свое место, и покатился. Гарри встал на колени на переднем сиденье и открыл маленькое окошко.

— Он направляется домой, — сказал Йен, когда они миновали последний из экипажей, стоявших рядом с Донкастер-Хаусом.

— Он покидал дом в страшной спешке. — Гарри ничего не видел и едва слышал Йена. — Я чуть не упустил его.

— Вы в своем возрасте ходите медленнее, а?

Гарри пропустил колкость. Йен ехал очень быстро, а экипаж не отличался особым удобством и хорошими рессорами. Он подскакивал на жестком сиденье при каждом рывке и повороте колес. Ему пришлось ухватиться за дверцу, когда они на двух колесах повернули за угол.

Спустя некоторое время экипаж замедлил свое движение, повернул за угол и остановился. Гарри прилип к окну и стал пристально смотреть на улицу. Они остановились в узком переулке за три дома от того места, где жил Крейн. Взгляд Гарри метался по улице, пока кучер открывал дверцу для лорда и откидывал подножку.

На улице никого не было, все казалось достаточно безопасным…

Из экипажа, тяжело опираясь на руку кучера, появился лорд Крейн. Из дома вышел лакей и заспешил вниз по ступенькам, но Крейн сам медленно взобрался по ступенькам в свой собственный дом, сопровождаемый покорным слугой. Дверь за ними закрылась, кучер вернулся на свое место и, взмахнув хлыстом, поехал прочь.

— Снова дома, цел и невредим, — нарушил тишину Йен. — Куда теперь, милорд?

— Домой. — Гарри откинулся на сиденье, снял очки и потер нос. — Наша миссия завершена.

Экипаж вздрогнул и покатился по мостовой, на этот раз более спокойно. Гарри откинул голову на спинку сиденья и вздохнул. Когда свернули к конюшням за домом на Фентон-лейн, он снова нацепил очки. На этот раз Йен не помогал ему выходить из экипажа, и Гарри сжал зубы, когда всем своим весом опустился на истертые в тесной обуви ноги. Он резко повернул голову в сторону Йена, тот кивнул ему и поехал распрягать лошадей.

Гарри прошел по узкой тропинке к задней двери и вошел в дом. Здесь мало, что говорило о комфорте. Обстановка была простой и практичной — просто для того, чтобы жить. Дом был небольшим и мрачным, вряд ли кто-то мог бы назвать район, в котором он находился, фешенебельным… Мистер Фиппс сэкономил, когда организовал здесь штаб-квартиру.

Добравшись до верхней ступеньки лестницы, Гарри свернул к своей комнате, прихватив лампу, оставленную для него на столе в холле. Большую часть времени Йен спал в конюшнях, Анжелика дежурила у лорда Бетуэлла. Гарри был в этом доме сегодня один.

Кряхтя, Гарри снял сюртук с мягкой набивкой и отложил его в сторону, потом положил на него очки. Он поднял руки над головой и потянулся, чувствуя, как затекли мышцы на спине. Черт, как приятно стоять прямо, после того как несколько часов горбился.

Следом шли туфли, опостылевшие узкие туфли, которые были малы ему. Он снял жилет и шейный платок, стягивая с себя все, что принадлежало Роуту. Сначала верхнюю одежду из потертой шерсти, потом старое белье, пока наконец не остался голым до пояса и не почувствовал себя самим собой.

Сначала он просто стоял, сложив руки на груди и с облегчением, шевеля пальцами ног. Эти туфли были настоящей пыткой, которую, скорее всего, применяют в аду. Ему выдали их как часть одежды для маскировки и просили не задавать вопросов. В его работе это было обычным правилом: не спрашивай, выполняй, что поручили. Он принял его, но время от времени, когда, едва дыша, наблюдал, как Крейн с трудом поднимается по ступенькам, его начинал мучить вопрос: откуда же возникнет реальная угроза? Наверняка он охранял Крейна и других не от нападения пьяниц и воров-карманников.

Гарри вздохнул и отбросил эти мысли. Достаточно того, что Фиппс и Стаффорд уверены, что Крейн, Донкастер и Бетуэлл — в опасности. И задача Гарри — защищать их. Сегодня вечером он с этой задачей успешно справился и должен быть доволен.

Он прошел к тазику для умывания и, задержав дыхание, плеснул в лицо холодной водой. Потом наклонил голову и отмыл волосы от пудры, с помощью которой стал седым.

Гарри стал внимательно рассматривать себя в зеркало. Теперь он стал похож на самого себя. Темные волосы острыми шипами торчали на затылке и мокрыми прядями прилипли ко лбу. Вода капала с квадратного подбородка. Он наклонился ближе, изучая свое отражение в тусклом свете. Прямой острый нос. Пронзительные карие глаза. Предмет обожания горничных и служанок из таверны…

— Но эта леди не захочет иметь с тобой дело, — пробормотал Гарри. Он отвернулся от зеркала и зарылся лицом в полотенце, стараясь больше не думать о богатой, избалованной, необыкновенно красивой и совершенно недосягаемой леди Марии.

Глава 4

На следующее утро Мария оделась и сразу отправилась в спальню матери. Ее любопытство в отношении Гарри нисколько не угасло, наоборот, только усилилось. Остаток вечера она внимательно присматривалась и прислушивалась к гостям бала, но ни в ком так и не смогла узнать его. Это сбивало с толку. Как ему удалось так просто исчезнуть? После ужина Мария даже решила познакомиться с максимальным количеством гостей, но все безрезультатно. Она нигде не слышала его голос. Когда она стучала в дверь спальни матери, в ее ушах все еще звучали брошенный им вызов и таинственный смех.

— Доброе утро, Мария. — Мать еще находилась в постели с чашкой чая. — Для девушки, которая танцевала до рассвета, ты сегодня очень рано встала.

— Большое преувеличение, — улыбнулась Мария.

— И танцы тебя не очень увлекли. — Взгляд матери стал пронзительным.

— Не увлекли, мама, — без лукавства ответила Мария. — По крайней мере, партнеры по танцам.

— Мария, — Кассандра Данмор поставила чашку, — ты должна знать, что этих же джентльменов встретишь на многих других вечерах. Я надеюсь, ты не будешь слишком спешить с приговором.

— С приговором? Ах, мама, нет. Я не знала чего мне ждать. Теперь — знаю.

— И тебе будет скучно. — Мать искоса посмотрела на дочь. — Вероятно, мы с отцом совершили ошибку, что так надолго увезли тебя из Лондона. В конце концов, твой дом здесь, а не в Санкт-Петербурге и не в Вене. Я надеюсь, восторг от этих городов не испортил тебе впечатление от Лондона.

— Ну конечно, нет! Я очень рада, что, наконец, дома. И никогда бы не простила вас с отцом, если бы вы оставили меня здесь одну на эти пять лет. — Мать рассмеялась, а Мария лишь улыбнулась. Потом она попыталась переменить тему разговора и обсудить то, что ее интересовало. — Вчера вечером среди гостей были некоторые весьма любопытные люди, и я думаю, при дальнейшем знакомстве они окажутся еще интереснее. — Мария помолчала, потом безразличным, насколько смогла, голосом добавила: — Хотела бы взглянуть на список гостей…

— Конечно, дорогая. Могу я спросить зачем? Мария медлила. Ей было двадцать два года, скоро двадцать три, в этом возрасте большинство девушек уже замужем. После возвращения в Англию отец выражал обеспокоенность по этому поводу, но мать решительно отвергла все сомнения на этот счет; девушка из такой семьи, красивая, не говоря уже о воспитании и интеллекте, найдет мужа, как только сама решит сделать это. Граф уступил, соглашаясь с женой во всем, что касается единственной любимой дочери, и на Марию никто не оказывал давления, какое испытывали ее подруги и ровесницы по поводу поисков мужа.

И все же она знала, как обрадуется мать, если она проявит интерес к какому-нибудь достойному джентльмену. Отец, наверное, сразу пригласил бы его, чтобы прояснить все обстоятельства. С Гарри это, естественно, невозможно, пока она не узнает, кто он такой, но даже после этого лучше не говорить пока родителям. Может, он ей и не понравится вовсе.

— Вчера вечером я познакомилась с одним из гостей, и он отказался назвать мне свое полное имя. Это меня удивило.

— Должна сказать, это действительно очень странно, — с удивлением в голосе поддержала ее мать. — Что он сказал тебе?

— Только то, что его зовут Гарри. — Мария повернула к матери лицо, стараясь сохранять безразличное выражение. — И рассмеялся, когда я пообещала, что сама узнаю его полное имя. Он, однако, уверен, что мне не удастся это сделать.

— Он рассмеялся?

— Наверно, решил, что мне не хватит для этого ума, — с легким раздражением фыркнула Мария.

Мать откинула одеяло и встала с кровати с воинственным блеском в глазах.

— Значит, он так думает? Ну что ж, посмотрим. — Она накинула халат и прошла к письменному столу. Мария наблюдала за ней с тайным злорадством, когда мать вынула из ящика несколько страничек. — Подойди-ка сюда, Мария. — Кассандра присела на кушетку. — Давай найдем твоего незнакомца.

— Хорошо, мама, — поспешила к ней Мария.

Спустя полчаса, однако, все ее планы триумфально разоблачить его рухнули. Они просмотрели список два, три, четыре раза, изучили каждое имя, за которым мог скрываться Гарри, и ничего не нашли.

— Мария, мне кажется, что он обманул тебя. — Кассандра отложила список. — Мы никого по имени Гарри не приглашали.

— Но он был здесь, мама! — Мария бросила сердитый взгляд на список. — Кто это? — Она ткнула пальцем в одну строчку.

— Мистер Харолд Грейвз. Высокий и лысый. Не отличается особым обаянием.

Марии не хотелось, чтобы это был ее Гарри, ей он показался весьма обаятельным человеком. Она вновь посмотрела в список.

— А вот этот?

— Сэр Генри Гейтс? Я уверена, он не выходил из игровой комнаты. Ужасное пристрастие для человека в его положении.

— Кто же он такой?

— Советник лорд-канцлера, дорогая, и его лучший ДРУГ.

— Понятно. — Мария быстро перебрала страницы, хватаясь за соломинку. — Тогда вот этот.

— Лорд Роут — пожилой человек, Мария. — Кассандра вздохнула. — Он ходит с тростью, у него горб.

Мария швырнула листки через всю комнату.

— Тогда кто же он, черт возьми?

— Возьми себя в руки, дорогая!

Мария откинулась на спинку кушетки и надула губы на замечание матери. Каким же образом она встретит этого человека снова, если она не знает его полного имени, и не видела его лица?

— Расскажи мне о нем, — попросила мать. — Как он выглядит?

Мария взволнованно нахмурилась. Это было опасно.

— Вид довольно обычный, высокого роста. Я уже и не вспомню. — И это действительно была правда. — Мне запомнилась его насмешливая манера поведения и вызов, что я не смогу узнать его полное имя! Он просто приводит меня в ярость!

— В какой-то момент, дорогая, они все выводят нас из себя. — Кассандра похлопала дочь по руке. — Но это не имеет значения. Я полагаю, ты столкнешься с ним опять. Это всего лишь вопрос времени, и тогда ты выведешь его на чистую воду.

— Надеюсь. — Мария подперла рукой подбородок. Итак, этот спор Гарри выиграл; она не смогла сама узнать его полное имя. — Несносный человек, — пробормотала она.

Он не заслуживает, чтобы из-за него она нервничала. Если у незнакомца не хватило смелости представиться, то какой же он мужчина. Пусть он ищет ее снова, а она не потратит больше ни одной минуты на раздумья о нем.

Без десяти восемь утра Гарри прибыл на другую работу, которая являлась менее обременительной и менее опасной частью его задания. Проскользнув через служебный вход, он подмигнул служанке, подметавшей пол, но не рискнул задерживаться.

Гарри поспешил вверх по черной лестнице, на ходу цепляя очки на нос. В отличие от бесполезных очков Роута эти ему действительно были нужны. Он прекрасно различал вещи вдали, но предметы на расстоянии вытянутой руки, особенно маленького размера, виделись ему несколько размытыми. Следующие несколько часов сегодня он проведет в роли личного секретаря лорда Крейна, поэтому Гарри надел свои собственные очки.

Он прошел по коридору и постучал в дверь. Ему открыл Джаспер, лакей Крейна.

— Доброе утро, мистер Таун.

— Доброе утро, Джаспер. — Гарри вошел в комнату и остановился, ожидая, пока его присутствие заметит худощавый человек, который сидел за столом из красного дерева, склонившись над книгой с увеличительным стеклом в руках. Кто бы мог подумать, что такой слабый старик будет одним из самых влиятельных людей в Англии?

После так называемой бойни в Манчестере в прошлом году радикалы разжигали смуту против правительства, замышляли даже убийство главы кабинета министров, ряда других высокопоставленных персон. Лорд Крейн, подобно лорду Донкастеру и маркизу Бетуэллу, был определен как возможная жертва, потому что его совет был по-прежнему неоценим для лорда Элдона, лорд-канцлера. В начале этого года у Крейна случился инсульт, и у него дрожали руки. Стаффорд ухватился за возможность внедрить в дом Крейна одного из своих агентов, хотя лорд был известен своим презрительным отношением к секретарям и сам управлялся с корреспонденцией. Таким образом, Гарри под именем Генри Тауна был послан занять это место и нести ответственность за обеспечение безопасности Крейна, о чем тот не должен был догадываться.

Это позволило ему близко познакомиться с лордом. Худой и костлявый, с ястребиным профилем, Крейн славился своим юридическим талантом, железной волей и жестким характером. Он мог с одинаковым успехом терпеливо объяснять Гарри какой-нибудь малопонятный юридический аспект и бранить его за то, что он недостаточно быстро переписал письмо. На своей службе Гарри быстро выучил три правила: не опаздывать, проявлять покорность и не делать ошибок.

Сейчас он стоял в положении «смирно» у двери и ждал. Мышцы ныли от напряжения, хотелось немного расслабиться, но он не двигался, понимая, что нетерпение и суетливость недопустимы. Единственное, что он мог сделать, так это вытянуть пальцы ног, которые все еще болели после вчерашнего. Если бы только сбросить обувь и почувствовать на ногах прохладный ночной воздух…

От этой мысли настроение у него значительно улучшилось. Сегодня утром он уже по-другому думал о своем тайном разговоре с леди Марией. Нет, она не захочет знать его, если выяснит, кто он такой. Но она не знает, а он, конечно, ей не скажет. Вполне возможно, что они снова встретятся на одной тропинке, потому что впредь он будет сопровождать ее отца. Думать о ней — практически его обязанность, только бы получше приготовиться к их следующей встрече. Гарри подавил улыбку, предвкушая новое свидание с Марией Данмор.

Тишина в комнате затянулась. Крейн, казалось, не замечал присутствия Гарри. Тот сосредоточил взгляд на дальней стене и сконцентрировался на собственных мыслях, изгоняя остатки усталости, дремоты и недозволенного интереса к молодым леди. Он знал, что впереди у него трудный день.

— Вы опоздали. — Крейн произносил каждое слово так, словно забивал гвозди.

Гарри не опаздывал с тех пор, как на третий день работы у Крейна он пришел как раз, когда часы пробили восемь, и Крейн сообщил, что это будет стоить ему дневного заработка.

— Нет, сэр, не опоздал.

— Опоздали, — твердо сказал лорд.

— Нет, сэр, — так же твердо повторил Гарри. В первую неделю работы он старался не перечить и относился к старику с почтением, пока не понял, что Крейн на самом деле хочет, чтобы кто-нибудь не соглашался с ним.

Крейн поджал губы, когда часы стали отбивать час, потом вернулся к своей работе.

— Смотрите, чтобы это не повторилось снова, — пробормотал он.

— Да, сэр. — Гарри подошел к небольшому письменному столу у окна.

— Пишите письмо. — Крейн не стал ждать, пока Гарри усядется за стол или откроет чернильницу. — «Джону Раску в Бримстоу. Джон, обратите особое внимание на персиковые деревья в этом сезоне, поскольку я слышал, появилась тля…»

Поспешно заняв место за столом, Гарри принялся торопливо записывать. Раек был главным садовником в поместье Крейна в Бримстоу, и Гарри стразу понял, что он являлся самым ценным его корреспондентом. День за днем Крейн писал длинные письма садовнику, которые изобиловали подробными инструкциями о том, как ухаживать за огромными садами лорда. В этом не было ничего особенного, но после того, как Гарри месяц писал подобные письма — о том, как рыхлить клумбы под розы и какие тюльпаны под каким деревом посадить в Бримстоу, — ему стали противны любые цветы. Гарри писал страницу за страницей о персиковых деревьях, размышляя с долей черного юмора, как жестоко обходится с ним Крейн. Вчера задержал до ночи, сегодня надоедает со своими письмами.

Закончив диктовать письмо, Крейн напомнил ему, чтобы Гарри все тщательно переписал.

— Работайте, Таун. Это письмо должно уйти сегодня. Письма в Бримстоун всегда стояли на первом месте для Крейна. Гарри взял несколько листов бумаги, и в этот момент в комнату проскользнул слуга, который принес почту. Здесь были четыре приглашения (похоже, лондонских хозяек не смущали грубые манеры Крейна), письмо из Бримстоуна и записка от лорда Виллингтона, просившего совета у Крейна по какому-то юридическому вопросу. Гарри разобрал почту, надеясь на то, что записка Виллингтона, в которой наверняка речь шла не о фруктовых деревьях, обратит на себя внимание Крейна. Но старик просто что-то проворчал и взял письмо от садовника, не обратив никакого внимания на все остальное.

— Доброе утро, дядя! — В комнату вошел племянник лорда Крейна Тобиас. Этот высокий симпатичный парень появился в доме, когда Крейна поразил инсульт, но Гарри с трудом понимал, что полезного он мог сделать для своего дяди. Тобиас развлекался в обществе, играл в карты, словом, занимался всем тем, что презирал Крейн. Гарри был абсолютно уверен, что до конца сезона один из них сведет с ума другого. Учитывая, что Тобиас тратит деньги Крейна, лорд сойдет с ума первым. Крейну нравилось быть беспощадным и строгим, тогда как Тобиас был совсем не таким, и эти двое регулярно ругались.

Гарри склонил голову над письмом. Крейн сгорбился в своем глубоком кожаном кресле, явно отгородившись от молодого человека плечом. Но Тобиаса это не смутило.

— Сегодня прекрасный день! — произнес он, потирая руки. — Может, ты, дядя, хочешь прокатиться в моем новом экипаже?

Следовало отдать должное настойчивости Тобиаса, подумал Гарри, вот только назвать его усилия успешными было невозможно.

— Нет, — проворчал Крейн, оторвавшись от письма Раска.

— Напрасно, дядя, это самая последняя модель экипажа. Чтобы получить ее именно к сезону, пришлось значительно раскошелиться. Но у меня не оставалось никакого выбора.

— Никакого выбора? — фыркнул Крейн. — Ходить пешком!

— Но джентльмену вряд ли пристало ходить пешком, дядя. — Тобиас рассмеялся, хотя ситуация была явно неловкой.

— Ничего, пусть привыкает, — прозвучал язвительный ответ Крейна.

Наступила тишина, в которой было слышно, как Крейн, все еще читая письмо, переворачивает листы бумаги. Гарри исписал одну страницу и перешел к следующей. Он знал, что за персиковыми деревьями Крейна уход был лучше, чем за иным человеком.

— Ты будешь на званом вечере сегодня, дядя? — предпринял еще одну попытку Тобиас.

— Конечно, нет. — Крейн наклонился вперед и подвинул к себе огромный справочник садовода, потом взял увеличительное стекло и стал что-то рассматривать на странице.

— Но… Дядя…

— Я все сказал, — резко оборвал его Крейн. — Уходите, молодой человек.

Тобиас покраснел. Сидя на углу стола рядом с Гарри, он заметил стопку приглашений и взял одно.

— О, дядя, похоже, ты до сих пор пользуешься популярностью. Вот, смотри, приглашение от леди Джаффи!

Крейн перевернул страницу справочника и ничего не сказал в ответ. Но Тобиас либо не заметил этого, либо его это вовсе не волновало.

— Леди Джаффи известна в Лондоне, — продолжал он с растущим энтузиазмом. — Ее вечера всегда отличаются изяществом и утонченностью. Ты не можешь отклонить ее приглашение.

— Леди Джаффи — визгливая и самодовольная дамочка, — возразил Крейн. — Я определенно могу отказать ей.

Брови Тобиаса разочарованно поползли вверх. Он ведь стремился в то общество, которое презирал Крейн. Тобиас был единственным наследником Крейна, и Гарри подозревал, что в этом сезоне он появился в городе не только из любви к дяде и беспокойства за него, но и чтобы насладиться перспективой наследства.

— А я бы хотел попасть на этот вечер, — пробормотал Тобиас.

— Ну, так иди! — Крейн, наконец, поднял голову. — Иди, иди, иди и оставь меня в покое!

— Конечно. — Племянник весь засиял. — Спасибо, дядя. — Тобиас откланялся и вышел, достигнув, по крайней мере, одной из своих целей.

— Пустоголовый бездельник, — презрительно фыркнул Крейн, когда за Тобиасом закрылась дверь. — Чем скорее он найдет себе такую же бестолковую жену, тем счастливее будет. А мне станет спокойнее. — Он вздохнул и коснулся рукой лба. — Вы уже закончили с письмом, Таун?

— Почти, сэр. Еще одну минуту. — Гарри поспешно дописал последние строчки и отнес письмо Крейну. Тот с хмурым видом прочел его, готовый заставить Гарри переписать все письмо, если в нем окажется хоть одна ошибка. Но этот урок Гарри выучил тоже с первого дня. Не найдя к чему придраться, Крейн подписал письмо, при этом его рука с синими дорожками вен заметно дрожала, и наконец обратился к остальной корреспонденции.

— Вы поедете? — спрашивал Гарри всякий раз, когда Крейн пробегал глазами по очередному приглашению.

— Нет, — снова и снова бормотал старый брюзга. И Гарри мысленно фиксировал его ответы, суммируя, сколько раз Крейн будет выходить из дома и когда ему потребуется наблюдение и защита «лорда Роута». В ближайшие две недели это будет нечасто, понял Гарри, просматривая календарь Крейна.

— Сегодня вечером вы обедаете с адмиралом Нортби, сэр. У него дома. — Никакого удовольствия от этого визита Гарри не испытывал. Когда у Крейна по вечерам были личные дела, он не мог сопровождать его в роли «мистера Тауна» или «лорда Роута». Уже четыре раза он и иногда Йен много часов простаивали в сумерках на улице, пока Крейн или лорд Бетуэлл обедали, и дважды за это время оба промокали до нитки. Стаффорду по крайней мере удавалось получать для него приглашения на многие балы или на другие крупные мероприятия, которые посещали их подопечные, и избавлять от дежурства под дождем.

— Да? О Боже, нет, — вздохнул Крейн. Он откинулся на спинку стула, закрыл глаза и на мгновение превратился в хилого старика, каким, в сущности, и являлся. — Сегодня я останусь дома. Прошлым вечером на балу было слишком много людей, только поговорить было почти не с кем, а на улицах оказалось полно бродяг. Отправьте Нортби мои извинения.

Гарри послушно сделал пометку в календаре и с облегчением выдохнул. Оставался только Донкастер. Он уже знал, что Бетуэлл все еще болен и будет находиться в постели под неусыпным оком Анжелики. А после такого шумного бала в собственном особняке прошлым вечером Донкастер непременно захочет провести тихий вечер дома… со своей семьей…

Кошмарная, соблазнительная мысль пронзила мозг Гарри. Об этом не могло быть и речи, даже если такая возможность существует. Брандон, скорее всего, сообщит, что Донкастер собирается выйти сегодня вечером, и Гарри придется потягивать портвейн и шаркать в узких туфлях Роута по другому танцевальному залу или гостиной. Но если ему не придется…

Все-таки не придется. К тому времени как Гарри вернулся на Фентон-лейн, Брандон сообщил, что Донкастер планирует отправиться в свой клуб, одно из тех немногочисленных мест, куда они не должны были его сопровождать. То ли у Стаффорда были другие агенты в джентльменских клубах, то ли считалось, что их подопечные находятся в достаточной безопасности, в окружении других известных людей этих подробностей Гарри не знал. Только это означало, что сегодня он абсолютно свободен.

Он займется отчетами, которые должны писаться каждую ночь, и потом, как только будет удобно, зайдет к Стаффорду. У него не было отчета за прошлый вечер. Хотя сообщать особенно нечего, думал Гарри, пока его перо мчалось по бумаге. Ничего существенного не произошло, если не считать нападения пьяницы на Крейна прошлой ночью.

Отчеты были составлены довольно быстро. Лизетт, служанка Анжелики, унесла одежду Роута, чтобы почистить, и Гарри благодарно улыбнулся ей. Йен отправился в местный паб, радуясь возможности хоть немного отдохнуть от лошадей. Анжелика и Брандон по-прежнему были на своих ответственных постах. Впервые за несколько недель Гарри остался один и ничем не был занят. Он сел в редко используемой гостиной и открыл книгу.

Время шло очень медленно. Перед ним лежала бесполезная книга. Взгляд Гарри устремился в окно, где низко на небосклоне висела, сияя, вечерняя звезда. Она была подобна драгоценному камню на темной бархатной подушечке неба. Венера была сегодня вечером опять необыкновенно яркой…

Гарри отложил книгу в сторону. Он будет совершенно безумным и пропащим, если сделает это, и таким же пропащим, если не сделает. Это значит, что нет причины бороться с желанием, и не важно, насколько оно сумасшедшее. Он на секунду представил возможные последствия его предполагаемых действий, потом встал, надел сюртук и вышел на улицу.

Глава 5

Мария целый день не думала о Гарри, но с наступлением ночи поняла, что все ее мысли опять были только о нем.

Пошел ли он куда-нибудь? Может быть, стоит на другом балконе с другой молодой леди? А может, в танцевальном зале держит в объятиях соблазнительную даму и развлекает ее своими шутками? Как он улыбается! И пусть она не хотела знать этого несносного человека, ее огорчало, что она его даже не видела по-настоящему. Если она не встретит его, снова хотя бы один раз, только чтобы почувствовать его запах… Или, возможно, чтобы незаметно подкрасться к нему и поразить его воображение… Или просто победоносно позлорадствовать, что она, в конце концов, нашла его…

Мария вздохнула и отложила книгу в сторону. Больше одной страницы она прочесть не смогла. Отец уехал в клуб, и хотя было еще не очень поздно, девушка подумала, что могла бы отправиться спать. Они с матерью провели вечер дома, обедали с тетей Марион и Джоан. Ее кузина, казалось, совсем забыла о Гарри, и у Марии еще больше испортилось настроение. Она поняла, что у нее еще остались впечатления о нем, о которых ей хотелось поговорить. И Джоан была единственным человеком, с кем она могла бы обсудить это.

— Доброй ночи, мама. — Мария с вздохом встала и поцеловала мать в щеку. — Увидимся утром.

— Спокойной ночи, дорогая. — Мать взяла Марию за руку. — С тобой все в порядке, детка?

— Все отлично, мама, просто немного устала.

— Понимаю, — ласково откликнулась мать, — спи спокойно.

Мария поднялась по лестнице. Отчаянное любопытство не оставляло ее в покое. Она была уверена, что не сможет спать, когда в голове роилось столько вопросов. Девушка села перед туалетным столиком и машинально вычерчивала пальцем круги на его поверхности, пока Салли, служанка, расчесывала и заплетала ей волосы. Мария бросила взгляд в зеркало. У нее был обиженный и сердитый вид, как у ребенка, которому не дали сладкого. Она сдержанно улыбнулась своему отражению.

— Дурочка, — прошептала самой себе Мария. Она не могла поверить, что ведет себя так из-за мужчины.

— Простите, миледи?

— Ничего. — Голос Салли вернул Марию к действительности. — Просто витаю в облаках. — Она встала и позволила Салли расстегнуть ей платье. — У тебя есть возлюбленный, Салли?

— Нет, миледи, — помогая ей раздеться, ответила служанка.

— Ну и хорошо. — Мария задумчиво накинула халат. — Мужчины такие неприятные создания.

— Да, миледи. Моя мама всегда так говорила. Мария с любопытством посмотрела на Салли и внезапно рассмеялась. Салли тоже улыбнулась.

— Твоя мама была права. Ну что ж, ты можешь идти. Салли сделала реверанс и выскользнула из комнаты.

Мария перебросила через плечо длинную косу и подошла к окну. Стояла теплая ночь, дул легкий ветерок, совсем как в предыдущий вечер. Мария перегнулась через подоконник, чтобы почувствовать освежающее дуновение, пошевелила пальцами ног, но это было совсем не то. Гарри показал ей, как здорово ходить босиком по ночам. Мария пошире открыла занавески, чтобы свежий ветер проник в комнату и добрался до ее кровати, и погасила лампы.

Возможно, существуют какие-то другие способы узнать, кто он такой. Мария размышляла об этом, взбивая подушки под головой. Мать говорила, что есть вероятность встретить его на другом светском рауте, и, скорее всего она была права. Ей просто придется раскрыть пошире глаза. Не очень убедительно, но что еще ей остается делать? Ждать, пока он отыщет ее? Ведь он уверенно сказал, что она его найти не сможет. И, скорее всего, был прав.

— Леди Мария!

Мария открыла глаза и нахмурилась, прислушиваясь.

Она настолько погрузилась в собственные мысли, что не была уверена, действительно ли что-то слышала. Салли вернулась? Нет, дверь не открывалась; должно быть, у нее разыгралось воображение.

— Леди Мария!

Мария села в кровати, на этот раз она была абсолютно уверена, что кто-то назвал ее по имени.

— Кто здесь? — осторожно спросила она.

— Это я, — последовал тихий ответ, и только теперь голос стал знакомым, — Гарри.

Мария вскочила с кровати и огляделась вокруг, сердце колотилось в бешеном ритме.

— Где вы? — воскликнула она, схватив погасшую свечу.

— Посмотрите в окно. — Мария взглянула и увидела неясные очертания головы и плеч.

— А что, скажите на милость, вы там делаете? — Мария сделала шаг к окну.

— Размышляю, позволят ли мне войти, — послышался знакомый, немного насмешливый и спокойный голос, который Мария так хорошо запомнила.

Не веря собственным ушам, Мария замерла, широко распахнув глаза. Он взобрался по стене дома, чтобы навестить ее? Здесь? Сейчас?

— Войти? — тупо повторила Мария. — Но это моя спальня. — Только негодяй может забраться в спальню молодой леди, и только молодая леди без моральных устоев пригласит его войти. Как он даже смеет спрашивать об этом?

— Я знаю. У меня ушло чертовски много времени, чтобы вычислить это окно. Так мне остаться или уйти?

— Останьтесь! — Слово сорвалось с губ раньше, чем Мария поняла, что она сказала. — Входите, — уже более холодным тоном позволила Мария. — Пожалуйста.

Она отступила назад, когда он бесшумно перелез через подоконник. Мария напрягла глаза, чтобы рассмотреть его в темноте комнаты, ее любопытство разгоралось, как костер. Кто он? Почему таится? И что задумал? Она взяла в руку подсвечник, просто так, на всякий случай. Краем глаза она видела колокольчик, по звону которого сюда примчится Салли. А еще она может завизжать, и тогда здесь окажутся слуги и даже ее мать.

— Возвращайтесь в кровать, — сказал Гарри, встав перед окном.

— Почему? — Мария почувствовала тревогу.

— Потому что я не могу остаться здесь, если вы не вернетесь в постель. Я останусь здесь, а вы там, либо я должен буду уйти. — Мария замешкалась, и он снова повернулся к окну. — Ну что ж, в таком случае до свидания.

— Нет, нет! Не уходите. — Мария вернулась в кровать. — Но почему я должна оставаться здесь?

— Мы едва знакомы друг с другом, мисс, — с притворной обидой сказал Гарри. — Держите дистанцию, если вам нетрудно.

— Вы боитесь меня? — Мария едва сдержала смех.

— Мудрый мужчина не должен недооценивать женщину.

Мария подалась вперед и напряженно всматривалась в темноту. Но, к сожалению, она снова видела только неясные очертания его фигуры.

— Я полагаю, вы хотите иметь возможность выпрыгнуть из окна, если кто-то войдет сюда, как сделали это прошлой ночью.

— Я не прыгал. — Гарри тихо рассмеялся. — Я спустился.

— Как вам это удалось? — Мария до сих пор удивлялась, что он это сделал. — Вы могли бы сломать шею.

— Мог бы. — Голос его звучал спокойно, словно его это не беспокоило.

— Почему вы это сделали?

— Вас позвала мать. Вряд ли бы ей понравилось, что вы прячетесь в темноте с мужчиной.

— Я не пряталась…

— Так ей понравилось бы?

— Нет, но…

— Поэтому я ушел. Мария поджала губы.

— Совсем покинули бал?

— Я этого не говорил. — Гарри сложил руки на груди и оперся о подоконник. Его тень оформилась в более четкий силуэт. Мария заметила, что у него вьются волосы, а может, они просто растрепались, когда он поднимался по стене. Как ей хотелось, чтобы он повернул голову или склонил, чтобы луна осветила его лицо…

— В таком случае, куда же вы направились? Я смотрела, смотрела… — Мария оборвала себя на полуслове, сожалея, что сболтнула лишнее.

— Правда? — голос Гарри потеплел. — Я польщен.

— Не будьте глупым. Мне просто было любопытно посмотреть, кто способен на такой безрассудный поступок. — Мария постаралась вздохнуть как можно беззаботнее. — Пока я искала вас, познакомилась с огромным количеством джентльменов.

— Надеюсь, они вас не разочаровали. — В его голосе таилось веселье; он дразнил ее. Марии хотелось ответить утвердительно, сказать, что после его исчезновения она познакомилась с дюжиной замечательных мужчин, но не могла. Зачем лгать? Она не встретила никого, кто хотя бы отчасти был таким же интригующим и таинственным, как тот, что сидел сейчас на ее подоконнике.

— Ни у кого из них не возникло желания спрыгнуть с балкона, чтобы не быть замеченным со мной рядом, — только и сказала она.

— И ни один из них не взобрался на тридцать футов вверх по стене, чтобы увидеть вас снова сегодня вечером, не так ли?

Вот это была правда. Мария улыбнулась:

— А почему вы сделали это? Гарри долго молчал, прежде чем ответить:

— Потому что хотел увидеть вас снова.

— Почему? — продолжала наступать Мария. — Вы ведь едва знаете меня.

— Согласен. Это риск, я понимаю. Может быть, вы такая же самодовольная, глупая и испорченная, как многие молодые леди в Лондоне. И определенно не стоите того, чтобы рисковать и ломать шею из-за вас, как вы мило предупредили меня.

Мария в изумлении открыла рот.

— И все же, — задумчиво продолжал Гарри, — я должен был прийти, просто ради собственного душевного спокойствия. Я не мог спать всю прошлую ночь, думая о вашем голосе.

О Боже! В желудке у Марии что-то задрожало, она судорожно сглотнула.

— Почему же вы не пришли ко мне сегодня с визитом, если в вас проснулось такое острое любопытство?

— Разве я не пришел? — Он наклонился вперед, и лунный свет на мгновение скользнул по его голове. Но это произошло слишком быстро, чтобы Мария успела разглядеть черты его лица. — Разве я не здесь?

В его голосе крылось нечто такое, что заставило Марию внезапно и остро осознать, насколько он близко. Здесь, в ее темной спальне, в спящем в мирном неведении доме, они были только вдвоем, и это выходило далеко за рамки приличия. У Марии покалывало кожу от нервного возбуждения.

— Полагаю, вы правы, — пробормотала она, вглядываясь в темноту, которая окутывала его фигуру.

Гарри понял, что важная цель достигнута: он не напугал ее столь неожиданным появлением, хотя и застал врасплох. Девушка проявила завидное самообладание и хорошо осознала, что почти незнакомый мужчина находится в ее спальне и они здесь абсолютно одни. Все это время она сидела, скрестив ноги, а теперь наклонилась в его сторону и оперлась на одну руку. Пальцы теребили кончик длинной темной косы, которая лежала у нее на плече, а голова склонилась набок. Ну, как тут не залюбоваться?

Гарри остался на своем месте. Цель визита, в конце концов, состояла не в том, чтобы соблазнить ее, а в том, чтобы только убедиться, что впечатления прошлой ночи оказались правильными. Бог мой, она была прекрасна; когда Мария перегнулась через подоконник, он застыл на месте в тени живой изгороди, зачарованный ее взглядом, устремленным в небо. Потом она прикрыла глаза и едва заметно улыбнулась. И Гарри уже ни о чем не жалел. Он не мог не взобраться по плющу, с которого так легко упасть в грязь, пренебрег осторожностью и правилами приличия, когда попросил разрешения оказаться в ее комнате. И она была довольна, что он сделал именно так. Стоя спиной к окну, Гарри прекрасно видел выражение ее лица, не позволяя при этом ей увидеть его. Он знал, что тем самым разбудит в ней еще большее любопытство, но пока не мог позволить себе раскрыть себя.

Возникшая мысль вдруг пронзила его мозг. Пока не мог? Он никогда не сможет сделать это. Потому что он есть и всегда будет гораздо ниже ее по положению. Соблазнение Марии Данмор станет губительным для нее и, если даже ему повезет, просто самым подлым поступком, который он когда-либо совершал. Если Мария узнает, кто он такой, она совершенно точно никогда не пригласит его в свою комнату снова.

— Что мы теперь станем делать? — послышался шепот Марии, вернувший его к действительности.

Гарри сжал челюсти, подавляя волну желания, которую спровоцировал ее вопрос. Это была не служанка или девица из таверны, готовая и желающая упасть в его объятия.

— Мне кажется, мы обо всем поговорили.

— П-правда? — Запинка в ее голосе говорила о том, что она одновременно и испугана, и заинтригована, и только подлила масла в огонь зарождавшегося в нем желания.

— Да. — Гарри старался, чтобы его голос звучал как можно беспечнее, хотя тело трепетало от мысли о том, что она могла бы ему позволить, если бы он просто откинул в сторону последние сомнения. Он не был готов к этому. Ожидал, что она будет держать его на расстоянии вытянутой руки. — Доброй ночи.

— Ой, нет, подождите, — воскликнула Мария, переместившись к краю кровати. Гарри инстинктивно отступил к окну, и Мария отшатнулась назад. — Стойте, — тихо вскрикнула она, — пожалуйста. — Гарри помедлил, положив руки на подоконник и глядя на нее через плечо. — Почему вы не пришли ко мне днем, как обычно поступают джентльмены?

— Я не могу, — пожал плечами Гарри.

— Не можете или не хотите?

Гарри опять пожал плечами. Где-то в доме пробили часы. В восемь ему надо быть в доме лорда Крейна.

— Не могу.

— Кто вы? — помолчав минуту, тихо спросила Мария. — Что вам мешает сделать это?

Гарри выглянул из окна. Сад казался пустынным, а искушение начинало принимать угрожающие размеры. Лучше ему поскорее уйти, пока он совсем не потерял рассудок.

— Доброй ночи, леди Мария.

— Стоп! — От этих слов Гарри замер, балансируя на подоконнике. — Вы придете снова, да? — прошептала девушка, и в ее голосе он безошибочно услышал надежду.

Гарри помахал рукой. Если его поймают, ни Стаффорд, ни кто-то другой в конторе не смогут спасти его от гнева ее отца, даже если попытаются. Да они и пытаться не станут.

Никто не посмеет обвинить Донкастера, если он подстрелит человека, пробравшегося в комнату его дочери. Повторный приход к ней попахивал самоубийством. Правильным и единственным ответом должно было стать твердое и окончательное «нет».

— Возможно, — сказал Гарри и соскользнул вниз по вьющемуся стеблю. Слава Богу, что он не совершил непростительный грех.

Мария спрыгнула с кровати в тот момент, когда он исчез, и подбежала к окну. Она отдернула занавески и стала пристально всматриваться в темноту. Стояла абсолютная тишина, которую нарушал лишь мерный стук часов, но Мария ничего не видела. Она внимательно оглядела из окна сад, но ничего не заметила, даже шелеста листьев плюща не услышала. Как, скажите на милость, ему удалось никем не замеченным проскользнуть в сад, взобраться по вьющимся стеблям в ее комнату и при этом не оставить следов своего присутствия? Мария повертела головой в разные стороны, но все равно ничего не заметила.

Медленно и неохотно девушка отошла от окна. Ее гость исчез, как привидение или как фантом. Но он точно был здесь. Мария положила руку на подоконник в том месте, где только что находился Гарри. Дерево все еще хранило тепло его тела. Он нисколько не удовлетворил ее любопытство, наоборот, еще сильнее подогрел его. В нем таилось что-то опасное и в то же время таинственное и завораживающее, против чего она была бессильна. Кто он: мерзавец, вор, тайный агент? Мария не знала ответа на этот вопрос, но по ее лицу промелькнула робкая довольная улыбка. Кем бы он ни был, для него она была такой же привлекательной, как и он для нее. Иначе, зачем так рисковать?

Долой бездействие! Может быть, она многого о нем не знает, но вряд ли успокоится, пока не найдет его.

Глава 6

— Джоан! — Мария взлетела по ступенькам дома Беннет, приветственно помахав рукой леди Беннет, тетушке Марион. Мать Джоан приходилась сестрой ее матери, и Мария с кузиной всегда были очень близки. Теперь, когда Мария вернулась в Лондон, они стали как родные сестры. Леди Беннет помахала Марии в ответ и с легким упреком покачала головой. Мария перешла на шаг, пока не добралась до верхней ступеньки, потом заспешила снова. Сердце стучало в груди, как птичка в клетке, пытающаяся вырваться на свободу и воспарить ввысь.

— Джоан! Где ты?

— Здесь. — Кузина появилась в дверях своей комнаты. — В чем дело? Ты же знаешь, моя мать отругает потом за все эти крики…

— Не важно. — Мария подтолкнула кузину назад в комнату и закрыла дверь. Она прислонилась к стене, задыхаясь от волнения и напряжения. — Джоан, мы должны найти его!

— Его? — Брови Джоан поползли вверх. — Ты про… Гарри?

Мария кивнула, сложила руки на груди, и на ее лице появилась мечтательная улыбка.

— Про Гарри, — прошептала Мария. Хотя шептать было вовсе не обязательно. Никто здесь не мог услышать их и не имел ни малейшего представления, о чем или о ком они разговаривают. Ее ночной посетитель был настоящим секретом, известным только ей и Джоан. К тому же секретом прекрасным и романтичным. От этой мысли у Марии закружилась голова.

— Зачем? — Джоан с серьезным видом обняла Марию за плечи и заглянула ей в глаза. — У тебя температура? Лицо раскраснелось…

— Наверное! — Мария схватила Джоан за руки и рассмеялась. — Ой, ты никогда не угадаешь… — Она умолкла на полуслове, снова думая о том, как ночной гость карабкался по стене в спальню, чтобы увидеть ее. Он был подобен древнему рыцарю, который не испугался спящего дракона, чтобы добиться прекрасной принцессы. От одной этой мысли у нее задрожали руки, и сердце учащенно забилось.

— Так расскажи мне! Что случилось?

— Он приходил ко мне вчера вечером.

— Приходил? — Джоан нахмурилась. — Но тогда ты должна знать, кто он такой.

— Я не видела его, — покачала головой Мария. — Было очень поздно. И очень темно. Я уже почти спала, когда он забрался в окно.

У Джоан раскрылся рот, как будто она сейчас вскрикнет, но при этом не послышалось никакого звука.

— Он приходил к тебе в спальню? — испуганно прошептала Джоан.

— Да. — Мария отлепилась от стены и сделала несколько медленных шагов.

— Ночью? — С вытаращенными глазами Джоан последовала за ней. — Он обесчестил тебя!

— Глупости! — Мария остановилась. — Даже не говори такого! Он не подходил ко мне. — Мария смягчила свой резкий тон. — Он — настоящий джентльмен, ну, если не считать, что оказался в моей спальне ночью. Но, Джоан! Это было так романтично. — Мария вздохнула. — Я могла бы проговорить с ним до рассвета.

Джоан с ошеломленным видом шлепнулась на кушетку.

— Как рыцарь, спасающий красивую девушку, — вторила она мыслям Марии. — Как Ромео, рискующий жизнью, чтобы увидеть Джульетту… Ты знаешь, мне кажется, я впервые в жизни завидую тебе.

— Ты и должна мне завидовать! — Мария рассмеялась. — Мне кажется, я могу летать. Или бегать по улицам, смеяться и петь. Я думаю, что и не жила по-настоящему до этого момента.

— Ты влюбилась!

— Нет. — Мария фыркнула. — Мне кажется, нет. Пока нет. Но мне хорошо, я по настоящему увлечена. — Они обе рассмеялись.

— Вопрос решен: мы должны найти его. — Джоан пересекла комнату, подошла к письменному столу и отодвинула стул. Она достала свой дневник и решительно открыла его. — Причем как можно скорее. Недопустимо, что ты все еще не знаешь его полное имя!

— Согласна с тобой. — Мария повертелась и упала на постель кузины. — С чего начнем?

— Что тебе известно о нем? — Джоан обмакнула перо в чернильницу и приготовилась писать.

— Ничего. — Мария вздохнула, на этот раз печально. — Не исключено, что он — либерал, хотя я не спрашивала. Принимать джентльмена ночью — уже кошмар, еще и либерала…

— Да ты не о том, — прервала ее Джоан. — Что ты знаешь о нем? Он высокий?

Мария нахмурилась, глядя в потолок и припоминая тень, стоявшую у ее окна.

— На полфута выше меня, я думаю. Может, немного больше.

— Какие у него волосы? — поинтересовалась Джоан, записывая слова Марии.

— Да?

— Мария! Ну, приди же в себя! Мария засмеялась и покачала головой.

— Ничего, кроме того, что у него есть волосы, я тебе сказать не могу. Не слишком длинные, но и не слишком короткие. Рискну предположить, что они темного цвета, но уверенности у меня нет. Возможно, вьются.

Джоан фыркнула, но все аккуратно записала.

— Полагаю, о лице ты ничего не скажешь.

— У него очень красивый профиль, — мечтательно заметила Мария. — Он должен быть очень сильным и проворным, чтобы взобраться по плетям старого плюща. Это на высоте примерно тридцати футов от земли…

— Стоп! Мне уже хочется посадить плющ за окном. Пусть даже к тому времени, когда он вырастет достаточно высоким, Чтобы забраться по нему в окно, я стану старушкой. — Джоан задумалась на секунду. — Итак, это молодой человек. Но не слишком. Сильный. Высокий. Остроумный. Привлекательный. У него вьются волосы. Ну почему я не могу познакомиться с таким?

— Познакомишься. А сейчас ты должна помочь мне найти моего незнакомца.

Джоан вздохнула и покачала головой.

— Но ты ничего существенного не знаешь о нем. Только его голос.

— Вот по голосу мы и найдем его. — Мария села на кровати. — Мы просто станем разговаривать с каждым мужчиной в Лондоне.

— Это займет целую вечность. — На хорошеньком лице Джоан застыло сомнение.

Мария задумалась на мгновение. Такой вариант ее не устраивал. Ей хотелось немедленно приступить к поискам таинственного незнакомца.

— Парк. Мы отправимся в парк. Туда все ходят гулять, поэтому будет вполне естественно приветствовать проходящих мимо джентльменов.

— Ты могла бы просто заставить его самого все рассказать. Это было бы гораздо быстрее.

Мария закусила губу. Ей не хотелось делиться с Джоан своими смутными подозрениями, что Гарри не совсем… обычный человек. Она не могла найти другого объяснения тому, почему он не называет своего имени, не приходит днем, как все, и даже не позволяет ей увидеть свое лицо. Она даже не знала, хочет ли; чтобы мужчина рассказывал ей о себе; он был тайной, волнующей и, безусловно, романтической.

— Не думаю, что это возможно. Я даже не знаю, придет ли он опять.

— Конечно! Как он может не прийти?

Мария надеялась, что слова Джоан окажутся правдой, но Гарри пока не обнаруживал стремления раскрыть себя.

— Я просила его… Но единственное, что он сказал, — «возможно». Короче, полная неопределенность.

— Если он не вернется, — Джоан повела плечами, — это значит, что у него нет серьезных намерений. И вопрос решится сам собой.

Но только ей такое решение вопроса удовольствия не доставит. Если он никогда не вернется, это будет не просто очень неприятно. Это окажется настолько печально, что Марии даже думать об этом не хотелось.

Джоан, похоже, поняла это и больше ничего не стала говорить на эту тему.

— Как думаешь, сколько нам придется гулять по парку, пока мы не встретим его?

— Сколько понадобится. — Мария спрыгнула с кровати и сделала решительный вдох. — Мне необходимо услышать только несколько слов. Если мы будем прогуливаться там каждый день, я уверена, что недели окажется достаточно.

— Неделя! — Джоан отложила перо. — Думаю, ты права. Когда предлагаешь начать?

— Почему бы не прямо сейчас?

Джоан, которая не любила ходьбу, охнула. Но Мария уже устремилась к двери.

— Неужели ты хочешь остаться здесь и слушать воспитательные беседы мамы по поводу криков в холле? Я могу взять Салли для этого дела вместо тебя…

— Нет, подожди! — Джоан спрятала в стол свой дневник, и поспешила за Марией. — Вряд ли я смогу подвергнуть тебя таким мучениям, не страдая при этом вместе с тобой.

Тетушка Марион дала разрешение на прогулку, но при этом удивленно подняла брови. Мария нетерпеливо ерзала на стуле, пока Джоан переобувалась. Но потом, наконец, они вышли, и следом за ними шагала Джанет, горничная тетушки Марион. Марии оставалось только надеяться, что это не остановит всех джентльменов, которые заговорят с ними. Она знала, что им не позволят отправиться на прогулку без сопровождения.

— Теперь, — Джоан нежно взяла Марию под руку, — поведай мне все в подробностях.

— Но я уже рассказала тебе все, что мне о нем известно.

— Да нет же, — махнула свободной рукой Джоан и еще ближе придвинулась к Марии. — Что он сказал? Как ты узнала, что это он? Я сгораю от любопытства!

Мария не смогла сдержать улыбку. Она быстро оглянулась на Джанет, которая шла в трех шагах позади, и понизила голос:

— Это было так неожиданно. Я уже разделась, легла, но не спала…

— Ты думала о нем?

— Скорее, о невозможности найти его.

— Какая ты пессимистка. Ну ладно, продолжай. — Глаза у Джоан вспыхнули, как будто у нее тоже был тайный поклонник.

— Потом я услышала голос под окном, который спрашивал разрешения войти в мою спальню. Я спросила, кто там…

— Как будто не знала!

— И он ответил «Гарри», — с улыбкой вспомнила Мария. — Слово «да» сорвалось с моих губ раньше, чем я успела подумать об этом, и он забрался ко мне в спальню через окно!

— Вот это да! — У Джоан вырвался завистливый вздох. — О чем вы говорили? Сколько он пробыл у тебя? Ты не боишься, что родители обнаружат это?

— Я даже думать не хочу о том, что произойдет, если об этом станет известно отцу. — Мария вздрогнула от этой мысли. — Ты — единственная душа, кто знает об этом, Если дойдет до родителей, я буду знать, кто в этом виноват.

— Что ты такое говоришь? — Джоан нежно обняла подругу. — Ведь речь идет о самом восхитительном секрете, какой только можно себе представить! Если моя мать узнает, что я имею к этому отношение, меня никогда больше не выпустят из дома. Посадят под замок.

— Вот и хорошо. Тогда это наш общий секрет.

— Но у меня только секрет, — тяжело вздохнула Джоан, — а у тебя — еще и поклонник. Да такой необычный…

— Но это просто удача. Вполне возможно, что повезет и тебе.

— Я на это надеюсь, — рассмеялась Джоан. — Пусть хоть что-то подобное когда-нибудь случится со мной.

Они подошли к парку, и шаги Марии ускорились, когда улицы города остались позади. Было еще рано, но день обещал быть настолько хорошим, что здесь уже гуляло много людей. Цвет женского общества появится здесь позже, но джентльмены тренировали лошадей и флиртовали с девушками, которые рискнули выйти пораньше. И хотя Мария знала, что гарантий успеха нет, что шансы встретить нужного ей человека, именно этим утром в огромном парке ничтожно малы, ее сердце билось неровно, и грудь вздымалась.

Они гуляли больше часа, весело приветствуя каждого джентльмена, проходившего мимо. Мария улыбалась и болтала со всеми, внимательно вслушиваясь в каждое сказанное мужчинами слово. С одними она познакомилась на балу в доме родителей, другие знали Джоан. Кузине не терпелось поделиться своими мыслями о каждом джентльмене, как только он удалялся от них на приличное расстояние.

— Знаешь, он ужасно невезучий, — шептала Джоан. — Дуглас говорит, что он разорился, играя в азартные игры.

Дуглас был старшим братом Джоан. Мария смогла только рассмеяться в ответ и прошептать, что среди его знакомых очень много скандально известных мужчин. Они даже самого Дугласа встретили, и он представил их нескольким своим друзьям, которые, по мнению Джоан, все были очаровательными грешниками. Но удача все еще не улыбнулась им, и Мария впала в уныние, когда они дошли до тропинки, ведущей вокруг озера.

Здесь они увидели сэра Джорджа Беллами, который являлся другом отца Марии и был очень доволен, что встретил девушек.

— Доброе утро, молодые леди, доброе утро! — Пять собак, которых он удерживал на поводках, все разом стали громко лаять на Марию и Джоан. — Тише, тише, говорю я вам, — обратился Беллами к собакам. — Это же молодые девушки, разве вы не видите? Собаки всегда ищут белку, а еще лучше — скунса, — пояснил он подругам. Джоан достала носовой платок и закашлялась, но Мария, привыкшая к манерам сэра Джорджа, лишь вежливо улыбнулась.

— Надеюсь, мы не похожи ни на первое, ни на второе, — заметила Мария.

Сэр Джордж подмигнул ей в ответ и громко засмеялся:

— Простите ради Бога! И никому не рассказывайте, как неудачно я объяснил поведение своих питомцев.

Что-то привлекло внимание собак, и они всей сворой рванули влево, ошалело лая и бросаясь в кустарник поблизости. Пальцы Джоан вцепились в руку Марии, пока сэр Джордж пытался вытащить собак из кустов.

— Мария, — с восхищением в голосе пробормотала она, — посмотри!

Девушка уже увидела его. Он стоял на тропинке немного поодаль с другими джентльменами. Подходящий рост, небрежно взъерошенные темные волосы и очаровательная улыбка. Мария пристально смотрела на него. Хоть бы он повернул голову, чтобы она смогла увидеть его профиль, думала она при этом. Неужели это возможно? Он, бесспорно, был красив; но в мыслях Гарри представлялся ей другим, хотя Мария уже приказала себе не доверять сложившемуся в голове образу незнакомца.

Молодой человек заметил их. Мария увидела, как загорелись его глаза. Он улыбнулся им, и у нее дрогнуло сердце. Он, похоже, был счастлив, видеть ее. Ведь Гарри сразу узнал бы ее, правда? Он что-то сказал своим компаньонам и снова посмотрел на Марию. Девушка сгорала от желания найти его, а сейчас чувствовала, что не готова к встрече. Она облизнула пересохшие губы и сделала глубокий вдох. Он направлялся к ним. Мария почувствовала, как все у нее внутри сжалось в тугой узел. Она поняла, что не может сдвинуться с места, и сжала руку Джоан. Та, похоже, не заметила этого.

— О Боже, какой красивый! И кажется, знает тебя! Мария, он идет прямо к нам! Он даже не обратил внимания на приветствие лорда Тимертона. Что ты ему скажешь? Как мы будем знакомиться? Почему же я никогда не встречала его раньше?

— Джоан, — дрожащим голосом попросила Мария, — помолчи.

— Если ты хочешь, чтобы я прогулялась с Джанет, — успела сказать Джоан, когда молодой человек подошел к ним, — сожми мою руку дважды.

И вот он оказался рядом. Мария откинула назад голову, чтобы рассмотреть его. Вблизи он вовсе не напоминал сложившийся у нее образ Гарри. Несколько секунд они просто смотрели друг на друга. Наверное, об этом моменте, оцепенело подумала Мария, она расскажет своим детям много лет спустя: «Когда я впервые встретила вашего отца…»

К счастью, сэр Джордж был все еще поблизости, иначе ситуация оказалась бы весьма неловкой.

— А, готов поспорить, еще один джентльмен хочет познакомиться! — Он, наконец, вытащил своих собак из кустов. — Эти молодые люди слетаются сюда, как пчелы на цветки, — поддразнил он Марию. Она попыталась сделать вид, что не услышала его, но от этих слов сердце гулко застучало в груди, ладони вспотели, а улыбка стала шире. — Леди Мария, мисс Беннет, позвольте представить вам мистера Тобиаса Крейна, племянника лорда Крейна, — объявил сэр Джордж. — Мистер Крейн, леди Мария Данмор и мисс Джоан Беннет.

«Тобиас? — смущенно подумала Мария. — Почему же Тобиас, а не Гарри? Это какое-то недоразумение».

— Мисс Беннет. Леди Мария. — Джентльмен поклонился. И хотя он разговаривал с ними двумя, он не сводил восхищенных глаз с Марии. — Мне очень приятно с вами познакомиться.

Нет, это не Гарри. Мария почувствовала сокрушительное разочарование.

— Спасибо, сэр, — ответила Джоан, тогда как Мария не могла произнести ни слова. — Очень любезно с вашей стороны.

Молодой человек, улыбаясь, посмотрел на Джоан.

— Это не простая любезность, это правда. — Его взгляд вновь вернулся к Марии. — Сегодня замечательный день для прогулки в парке. Когда погода хорошая, я всегда стараюсь подольше побыть на воздухе.

— На воздухе просторнее, чем в помещении, — неуклюже пошутила Джоан, которая, похоже, сразу поняла проблему Марии. — Скажите, мистер Крейн, а для прогулок вы предпочитаете Лондон или сельскую местность? Я обожаю Лондон, но, чтобы совершить длительный променад, здесь надо просто много раз ходить кругами по парку, тогда как в сельской местности можно идти себе и идти, хоть до самого Уэльса.

— Э-э… — Он посмотрел на Джоан, потом на Марию. — Я предпочитаю Лондон. Но люблю, как можно больше гулять на природе. Мне нравятся парки.

— Тогда мы не станем вас задерживать и лишать приятной прогулки. — Мария, наконец, обрела дар речи. — Нам пора возвращаться домой.

— Ну конечно! — Тобиас замолчал, словно обдумывал услышанные слова. — Разрешите мне проводить вас?

— Нет! — Ответ Марии был чересчур резким, и Джоан предусмотрительно сжала ее руку. — Спасибо, ведь это совсем недалеко. — Мария постаралась мило улыбнуться и сделала реверанс, а Тобиас, похоже, онемел от удивления. — До свидания, сэр. До свидания, сэр Джордж. — Мария повернулась на каблуках, когда мистер Крейн согнулся в поклоне, и направилась домой.

Девушка начала приходить в себя по дороге. Несомненно, это было похоже на поражение. А виновата она сама: следовало предвидеть последствия, прежде чем как слабоумной смотреть на молодого человека во все глаза. Да, она пока не встретила неуловимого Гарри. Но ведь искала его всего чуть больше часа. Сражение не закончено, и она не собиралась сдаваться. Хотя в будущем надо быть более осмотрительной. Ей больше не хотелось, чтобы воспарившие надежды разбивались в прах, как сегодня.

— Отлично, — сквозь смех произнесла Джоан, когда они отошли на безопасное расстояние от мистера Крейна. — Ты добилась еще одной победы! Не Гарри, конечно, но все равно симпатичный молодой человек. Не сомневаюсь, что он наговорил бы тебе массу комплиментов, если бы ты дала ему время.

— Они мне не нужны. — Мария продолжала идти быстрым шагом. — Кроме того, он выглядел совсем не так, как по моим понятиям должен выглядеть Гарри.

— Ну конечно, не так, — с серьезным видом заявила Джоан. — Ты никогда не видела его лица, но когда увидишь Гарри, сразу узнаешь его.

— Не говори глупостей! — Мария улыбнулась. — Ты сегодня уже преуспела по этой части. Не сердись. Но я и не надеюсь, что узнаю его по внешнему виду. Я уже говорила тебе, что должна поговорить с ним, чтобы иметь возможность, наконец, узнать. В его голосе, в его поведении есть что-то необычное… Я действительно чувствую, что могла бы угадать в незнакомце Гарри.

— И конечно, он будет выглядеть как симпатичный, обаятельный, умный джентльмен. — Джоан вскинула голову. — Мария, ну а что, если он не красавец?

Девушка гнала от себя подобные мысли.

— Ну и не надо. Мне вполне может понравиться человек и с обыкновенной внешностью.

— Но если он не то что обыкновенный, а вовсе безобразный? А вдруг он изувечен, покрыт рубцами, или с ним произошло еще что-нибудь ужасное? Может быть, именно по этой причине он не желает, чтобы ты видела его лицо? Тебе все еще хочется ходить по парку в поисках своего таинственного поклонника?

Мария открыла рот, но, не сказав ни слова, тут же закрыла его. Не дожидаясь кузину, она продолжила путь по тропинке. Как Джоан может думать, что ее интерес к Гарри определяется только его красотой? Неужели у кузины такое мнение о ней? Естественно, она предположила, что с таким голосом у человека должна быть красивая внешность. И все-таки… А если… Мария с трудом сглотнула. Если он все-таки уродливый? Мысль показалась ужасной, но еще хуже было то, что она не могла разобраться в себе самой. Вдруг Джоан права и ее интерес к Гарри исчезнет, если окажется, что он действительно безобразен?

— Мария, подожди! — Кузина спешила за ней следом с выражением раскаяния на лице. — Прости меня! Я не должна была говорить так. Я уверена, что твой Гарри — очень симпатичный, иначе и быть не может, ведь каждый его визит к тебе овеян романтикой. Мне не следовало так дразнить тебя. Я все сегодня говорю невпопад.

— Все в порядке, Джоан. — Мария нашла в себе силы улыбнуться. — Может, ты и права, и он похож на пугало. Я буду переживать, если это окажется правдой. Но… — Мария помедлила, потом беспомощно всплеснула руками. — Я должна знать правду, а не теряться в догадках. Лучше я найду его и узнаю, что он безобразен, чем буду мучиться в сомнениях.

— Безобразен?

— Мне не хочется верить в это, но… Даже если так, Джоан, я все равно должна найти его. С моей стороны это не пустой каприз… Здесь нечто большее.

Джоан внимательно посмотрела на Марию и прижала ее к себе.

— Тогда мы найдем его, даже если придется собрать всех мужчин Лондона, красивых и безобразных, в гостиной для беседы. Потому что я тоже хочу знать всю истину.

— Спасибо, Джоан. — Мария благодарно улыбнулась кузине. — Всегда лучше, когда в деле есть союзник.

— Но не могу же я допустить, чтобы вся радость победы досталась только тебе! Даже если в поисках этого человека нам придется гулять по парку сотни раз.

— Нет, — медленно произнесла Мария, — нам не придется делать это. Мне кажется, что в парке мы его не встретим.

— Почему?

Мария снова подумала о человеке, который спустился с балкона по вьющимся лианам плюща, отказался назвать ей свое имя и сказал, что не может зайти с визитом в дневное время, но вместо этого забрался ночью к ней в спальню по стене. Разве будет такой человек фланировать в парке, подобно легкомысленным, никчемным друзьям Дугласа? Странно, что она не поняла этого раньше.

— Просто я это знаю.

— И что мы будем делать? — Джоан пристально взглянула на подругу.

Мария еще раз оглядела парк. Ей так не терпелось найти Гарри, но слишком самонадеянно думать, что это удастся сделать легко и быстро. Она не бросит эту затею, но надо придумать новый план.

— Что-нибудь придумаем, милая кузина!

Глава 7

Гарри торопился, перескакивая через две ступеньки лестницы дома на Фентон-лейн и на ходу стягивая пиджак. Крейн задержал его позже обычного, комментируя чертежи запланированного расширения оранжереи в Бримстоу. И теперь у него оставался только час, чтобы переодеться в костюм Роута и мчаться через весь город на прием к Эйвери, который планировал посетить граф Донкастер.

На лестнице его встретила Анжелика Мартанд. Она была в платье из синего атласа, которое так плотно облегало ее тело, что казалось, шилось прямо на ней. В белом парике и с густо накрашенным лицом она была похожа не на секретного британского агента, а на дешевую куртизанку.

— Гарри, — улыбнулась она, — я надеюсь встретить тебя сегодня вечером.

— Да? — Гарри сунул свои очки в карман жилета и стал расстегивать пуговицы.

— Я знаю, что ты опаздываешь, но я только на минутку. — Анжелика даже глазом не моргнула, когда Гарри продолжил раздеваться. — Йен говорит, что тебе приходится играть три разные роли и тебя это раздражает.

Гарри нахмурился. С кувшином воды торопливо подошла Лизетт, служанка Анжелики, и забрала у него из рук сброшенную одежду.

— Пусть Йен выполняет свои обязанности, а я буду выполнять свои.

— Я же не ругаю тебя, — вздохнула Анжелика. — Я знаю, что ты чувствуешь. Нормального человека подобная ситуация не может не напрягать.

Анжелика знала, о чем говорит. Она не только выступала в роли миссис Смит, личной сиделки маркиза Бетуэлла. В своем нынешнем наряде она выходила в город почти так же часто, как Гарри появлялся в обществе в костюме Роута. Правда, она проделывала это уже много лет и привыкла, а вот Гарри… Но тот старался показать, что не падает духом. Он беззаботно пожал плечами и стал молча развязывать шейный платок.

— Может, тебе надо отдохнуть? — продолжала Анжелика; — Я могу вытащить Алека с поста и отправить его за Донкастером сегодня вечером.

— Зачем? Со мной все в порядке, просто немного устал. Взгляд Анжелики стал острым и внимательным.

— Йен сказал, что ему едва не пришлось поливать тебя холодной водой сегодня утром, чтобы разбудить. И теперь тебе снова предстоит бессонная ночь. Я скажу Алеку, что он должен найти способ сопровождать экипаж Донкастера в будущем. У нас должен быть план на тот случай, если ты снова почувствуешь страшную усталость, и тебе потребуется свободный вечер.

Последние слова Анжелика сказала с абсолютно искренним выражением лица, но в ее тоне Гарри уловил насмешку. Поэтому в ответ только развел руками. Возражать было бесполезно — Анжелика являлась лидером в их группе. И какие бы личные симпатии она к нему ни питала, Гарри знал: она готова на все, чтобы выполнить задание. Может даже пожаловаться на него Стаффорду, если она заподозрит, что он делал предыдущей ночью.

Его спас крик снизу. Йен приготовил для нее экипаж.

— Я полагаю, ты едешь в театр?

Анжелика улыбнулась, протянула руки и кокетливо повертелась перед ним, шурша юбками.

— В оперу. Бетуэлл покровительствует тамошним танцорам. Как я выгляжу?

Она выглядела, как жеманная проститутка с Ковент-Гарден. Гарри ухмыльнулся, зная, что в карманах платья спрятан один или даже пара ножей, а под юбкой — пистолет.

— Ну, я думаю, на несколько шиллингов.

Анжелика засмеялась, хлопнула Гарри по плечу и стала спускаться по лестнице. Гарри прошел в свою комнату, снимая на ходу рубашку и сбрасывая туфли. Снова пришла Лизетт, положила на кровать одежду Роута и подала ему кусок холодного мясного пирога. Называть ее служанкой было бы просто несправедливо. Всякий раз, когда в воздухе витала необходимость что-то предпринять, выяснялось, что Лизетт уже делала это, спокойно и разумно. Гарри поблагодарил ее, с жадностью поедая пирог, первый кусок за несколько часов. С помощью Лизетт он быстро оделся и доел пирог, пока она втирала в его волосы серую пудру.

— Ну вот, снова красавчик, — удовлетворенно сказала Лизетт, взбив дикую гриву Роута.

— Поосторожнее, наглая девица, — ответил Гарри скрипучим голосом Роута, натягивая набитый шерстяной сюртук. — Аккуратнее с моими старыми косточками.

Лизетт, которая по возрасту вполне могла сойти за его мать, со смехом фыркнула:

— Давай-давай, иди, негодник! Йен договорился, экипаж уже должен ждать.

Гарри взял протянутую ему трость, подмигнул Лизетт сквозь очки Роута в форме полумесяца и помчался по лестнице вниз. В холле он замедлил шаги, позволил Лизетт, как настоящей служанке, открыть ему дверь и, шаркая ногами, направился к ожидавшему его экипажу.

На званом ужине у Эйвери он пристально наблюдал за Донкастером, пытаясь лучше понять этого человека и узнать его привычки, потому что этим вечером он был единственным объектом наблюдения. Ему надо научиться предугадывать действия графа и оценивать его настроение. Важно обращать внимание на то, с кем он разговаривает, на характер беседы. И все время помнить о своих обязанностях да поменьше смотреть на дочку графа.

Когда граф с семьей отправился домой, Гарри последовал за ними. Он остановил экипаж и указал адрес неподалеку от Донкастер-Хауса. Доехав до места, он быстро вышел и вернулся назад, чтобы убедиться, что семья благополучно добралась до дома. Донкастер заботливо подал руку жене и дочери, помогая им подняться по лестнице. Гарри из темноты наблюдал за ними, пока не закрылась дверь.

Он тихо выдохнул. Итак, задание выполнено. До полуночи есть время, еще достаточно рано. Для разнообразия можно отдохнуть и поспать, чтобы завтра утром быть бодрым.

Он еще раз окинул взглядом тихую улицу, потом повернулся и шагнул в опускающийся легкий туман.

Мария пожелала родителям доброй ночи и в задумчивом настроении пошла в свою спальню. На званом вечере леди Эйвери было весело, но не настолько, чтобы Мария отвлеклась от своих мыслей. Когда Салли ушла, она села на кровать, поджав колени к подбородку, и с хмурым видом стала разглядывать пальцы ног. Как же ей разузнать что-нибудь про Гарри?

Она надеялась на чудо, что сегодня вечером, возможно, встретит его опять. Она нацепила на лицо радостную улыбку и прогуливалась бок о бок с матерью, решительно настроившись познакомиться с каждым незнакомым джентльменом в зале. Она задержалась на террасе, пока не заморосил мелкий дождь, потом долго гуляла по танцевальному залу, ожидая, что он подойдет к ней, но все напрасно. Каждый танец Мария танцевала с разными партнерами, не слыша и половины того, что они говорили ей. Но не было никакого признака, никакого намека, что Гарри где-то поблизости.

«Может, я его придумала?» — размышляла Мария. Человек без имени и без лица, который появляется только в тишине ночи. Если бы ей кто-то рассказал подобную историю, она бы не поверила в нее. Мария вздохнула, прижалась к коленям щекой и обратила взгляд к окну.

— Добрый вечер, — произнесла фигура, сидящая на подоконнике.

Мария так сильно вздрогнула, что едва не свалилась на пол.

— Вы напугали меня!

Он беззвучно спрыгнул на пол. Как может человек его роста бесшумно двигаться?

— Прошу прощения, это моя ошибка.

Мария сделала глубокий вдох, чтобы немного успокоить колотившееся сердце. Один только голос этого человека подавлял ее волю, не говоря уже о потрясении, которое она пережила с его появлением из ни откуда, в тот самый момент, когда размышляла, не является ли он плодом ее фантазии.

— Вы должны исправиться. — Мария старалась сохранять спокойствие, по крайней мере, внешне.

— Я должен? — Гарри засмеялся. — Или, может быть, мы должны?

— Что вы имеете в виду? — Мария выпрямилась и осторожно убрала выбившуюся прядь волос за ухо. С распущенными волосами вид у нее, наверное, как у русалки, подумала она. — Вы тоже удивили меня.

— Как скажите на милость?

— Вы даже не завизжали.

— Почему я должна визжать? Я догадывалась, что вы можете прийти. — Сказав эти слова, Мария поняла, что проговорилась, и испуганно закусила губу. — Хотя меня по-прежнему очень расстраивает, что вы не говорите мне свое полное имя.

— Неужели это имеет такое большое значение? Марии так хотелось узнать, кто же такой ее ночной гость, что она едва не сказала «да», но сдержалась. Он мог посчитать ее слишком прямолинейной и уйти.

— Я думаю, вы не доверяете мне, если не говорите.

— Но что это изменит? Это всего лишь имя.

— Мне неприлично называть вас просто Гарри.

— Почему? — Под покровом темноты он выдвинул стул из-под ее туалетного столика и сел на него задом наперед, обхватив руками спинку стула. Неподходящая поза для джентльмена. — Это неприличнее, чем желать моего нового прихода?

— Но вы называете меня «леди Мария». — Девушка не обратила внимания на его язвительный вопрос. — Она помолчала немного. — Я не должна называть вас Гарри, когда вы обращаетесь ко мне так официально.

— Мне нравится, что вы называете меня «Гарри», Мария. — Его голос дрогнул, и оттого имя девушки прозвучало очень нежно. У Марии снова екнуло сердце, немного задрожали руки, и она почувствовала, что ей не хватает воздуха.

— Нравится?

— Если мы должны соблюдать именно это правило приличия, то почему не должны соблюдать остальные? От сердечности до жесткой формальности — один шаг. Начнется все с «правильного» обращения, и вскоре мы уже будем сидеть, испытывая неловкость и напряжение, в гостиной, пить чай, который никому из нас не нужен, обсуждая погоду с удивительной вежливостью и полным отсутствием юмора. Если у вас есть такое желание… — Гарри умолк, когда Мария пыталась скрыть смех за приступом кашля.

— Ну конечно, нет!

— Спасибо, это большое облегчение. Мне было бы тяжело обсуждать с вами погоду в изысканных выражениях. Сегодня, кстати, она совершенно отвратительная.

На этот раз Мария рассмеялась вслух.

— В таком случае, я полагаю, мы должны довольствоваться этой очень странной беседой.

— Совершенно справедливо, Мария.

И снова легкая дрожь пробежала по ее спине, когда Гарри произнес ее имя.

— Откуда вы знаете, кто я? — спросила вдруг Мария. — Это нечестно. Вы знаете обо мне больше, чем я о вас.

— Да, это не совсем справедливо.

— Тогда можно я зажгу свечу? — У Марии появилась надежда.

— Нет.

— Почему вы приходите, если на самом деле меня не видите? — разочарованно выдохнула Мария. — Какой в этом смысл?

— Кто вам сказал, что я вас не вижу?

— Но я же вас не вижу!

— Вам это нужно? — засмеялся Гарри. — Мне уйти, если вы меня не видите?

— Нет, — сдержанно ответила Мария, — но мне хочется знать, кто у меня в гостях.

— А, понимаю. Это потому, что вы хотите быть уверены, что не тратите время впустую на разговоры с грубым, обычным парнем, у которого огромные уши и недостает зубов?

— Потому что, мне кажется, я заслуживаю такой маленькой любезности. — Мария изо всех сил старалась не рассмеяться опять. И не важно, какого размера у вас уши.

— Ну что ж, я открою вам секрет. У меня большие уши, несколько недостающих зубов, редкие волосы. Хромая нога. Рябое лицо…

— Стоп. — Мария уже не могла сдерживать смех. — Вы делаете из себя посмешище.

— Разве? А это имеет значение?

Этот вопрос подействовал на Марию отрезвляюще. Она пристально всматривалась в темноту, вспоминая вопрос Джоан: не потеряет ли она интерес к этому человеку, если окажется, что он безобразен?

— Нет, — произнесла она, наконец. Еще никто из тех, с кем она познакомилась в Лондоне, не высмеивал себя только ради ее увеселения. Как бы он там ни выглядел, он развеселил ее.

Оставаясь в тени, Гарри встал. Похоже, он выбрал самую темную часть комнаты, не оставив ей возможности хотя бы мимолетно увидеть его черты. Мария поклялась с этого момента спать каждую ночь только при горящих лампах.

— Закройте глаза, — попросил Гарри.

— Зачем? Я и так ничего не вижу. — Вы доверяете мне?

— Да. — Мария закрыла глаза, и долгое время стояла тишина. Интересно, что он делает? — Гарри? — неуверенно прошептала она. Неужели он ушел?

— Я здесь, — услышала она в ответ и почувствовала, как прогнулся матрац. Он сидел на кровати на расстоянии вытянутой руки. У Марии участилось дыхание, а кожу от ощущения его близости, словно иголочки покалывали. Рядом сидит мужчина, а на ней только ночная рубашка из тонкого батиста. Она чувствовала себя беззащитной и уязвимой; все это было ужасно непристойно, гораздо более непристойно, чем вообще приглашать его в свою комнату…

— Когда вы не видите глазами, вы должны доверять другим своим чувствам. — Гарри кончиками пальцев осторожно взял за запястье ее руку и поднес к своему лицу.

У Марии задрожали ресницы, но она не открыла глаза. Осторожно и неуверенно она позволила своим пальцам пройтись по его лицу. У него оказалась теплая кожа, особенно если учесть, как холодно и дождливо было на улице. Она коснулась скул, переносицы, верхней губы. На подбородке уже появилась щетина, Мария почувствовала шершавость, и это ощущение было ей незнакомо. Она не прикасалась к мужскому лицу с тех пор, как была ребенком, но и тогда это было лицо отца, а не таинственного незнакомца, который проскользнул в ее спальню под покровом ночи.

Он терпеливо сидел, пока ее рука исследовала его лицо, не двигаясь и не разговаривая. Мария немного осмелела и коснулась лба, пробежав пальцами по бровям, и даже осторожно дотронулась до коротких пушистых ресниц. Постепенно в ее сознании сложился образ, все еще неотчетливый, но более определенный, чем прежде. На виске у него оказался ровный и прямой шрам, и Мария заинтересовалась, где он мог получить его. У него были прямой нос и квадратный подбородок, волевое лицо. Она мысленно складывала картинку. Это, конечно, совсем не то, что увидеть его при свете, но у Марии было такое чувство, что она знает черты его лица лучше, чем, если бы она просто зажгла лампу и рассмотрела его.

— Что заставило вас думать об этом? — спросила Мария, а ее пальцы коснулись губ, которые оказались мягче, чем она ожидала, но все же были достаточно твердыми.

— Моя сестра. Она слепая, поэтому видит только так.

— Значит, у вас есть сестра. — Мария улыбнулась, довольная тем, что ей хоть что-то удалось узнать об этом человеке.

— Вообще-то две, — тихо рассмеялся Гарри. — Сестры — проблема в жизни любого мужчины.

— А вы хороший брат? — Мария снова коснулась его подбородка, зачарованная своими ощущениями. Она чувствовала, что он уже не усмехался.

— Полагаю, не самый плохой. Хотя у них, конечно, может быть другое мнение.

— Я думаю, вы изводите их и дразните, как меня…

— Могу с уверенностью сказать, что делаю это совершенно другими способами, Мария. — От той уверенности, с которой прозвучали эти слова, у Марии загорелись щеки, но Гарри продолжал уже спокойным голосом: — Это они изводят меня.

— Ну, кто же не станет изводить, — беспечно заявила Мария, — такого брата: рябого, беззубого, с редкими волосами…

— По правде, говоря, все это из-за них. Мария, едва сдерживая смех, захихикала.

— Потрясающая дерзость! Я почему-то ничего из перечисленного, не ощущаю, сэр. — Она легким движением пальцев коснулась его губ. — Правда, я еще не проверила ваши зубы…

У Гарри участилось дыхание, и сердце Марии замерло.

— Вы удовлетворены? — прошептал он, едва шевеля губами под ее пальцами.

— Не совсем…

Она была готова сказать, что почувствовала его тепло, которое доказывало, что перед ней человек из плоти и крови, а не плод ее романтической фантазии.

Ее пальцы двинулись к щеке, и Гарри удержал ее запястье.

— Осторожно, — прошептал он, — помните о бородавках.

Мария засмеялась, но тут же задохнулась от изумления, когда Гарри поднес ее руку ко рту и жадно прижался губами к ладони. Она задрожала, когда он стал целовать ее ладонь, пальцы и бьющийся на запястье пульс.

— Вы околдовали меня, — выдохнул он, прижимая ее руку к своей щеке. — Зачем вы хотели, чтобы я пришел к вам снова?

— Вы… Вы интригуете меня, — запинаясь, сказала Мария. Ей трудно было говорить, потому что сердце стучало в горле.

— Я не должен был делать этого, — выдохнул Гарри.

— Нет…

— Не должен. — Он снова поцеловал ей пальцы и положил ее руку к ней на колени. — Но я думаю, что не смогу.

— Назовите мне свое имя, — умоляла Мария, подавшись вперед с закрытыми глазами. — Пожалуйста.

Он засмеялся, Мария почувствовала, как снова прогнулся матрац.

— Генри Артур. Для тех, кто меня знает, просто Гарри. — Легкими прикосновениями пальцев он коснулся ее подбородка, нижней губы, задержавшись там на мгновение. Мария задохнулась и вздрогнула, думая, ожидая, надеясь, что в следующее мгновение он поцелует ее…

— Спокойной ночи, Мария. — Она не сдвинулась с места, даже глаза открыть не смогла, когда он встал с кровати и ушел. Сейчас она остро ощущала его отсутствие, как будто с ее плеч сняли теплый плащ.

— Доброй ночи, Гарри, — прошептала Мария, хотя была уверена, что его уже нет в комнате. — Но ты должен приходить.

Глава 8

На следующее утро Мария проснулась поздно, потому что почти до рассвета не могла уснуть от собственных грешных мыслей. Когда Гарри исчез, она поняла, что ленточка у выреза ее халата была завязана слишком свободно, и он был, распахнут слишком широко. Мария покраснела, представив, что мог увидеть ночной гость, но особой досады не почувствовала. Она прижала руки к груди, чтобы успокоить дрожь, но ее неотступно преследовала мысль о том, какие ощущения могло вызвать прикосновение рук Гарри к ее груди. После таких размышлений ей потребовалось много времени, чтобы уснуть.

Для нее это был абсолютно новый мир. Прошедшей ночью она сказала ему правду. Он заинтриговал ее, сначала из банального любопытства, но теперь и ее тело живо реагировало на очарование этого человека. Когда он поцеловал ее руку, ее ладонь с почти осязаемой страстью, внутри ее пробудилось к жизни головокружительное желание, которого она никогда прежде не знала. У нее было такое ощущение, словно она сменила свою старую кожу на более гладкую и более чувственную, которую покалывает в предвкушении прикосновений мужчины. Прикосновений Гарри. Она подумала, что может взорваться, если не поделится с кем-нибудь. Поэтому, наскоро позавтракав, Мария поспешила отправиться к Джоан.

В гостиной она немного задержалась, увидев множество цветов, и тут ее нашла мать.

— Вот ты где, Мария. Я ждала, когда ты спустишься вниз.

— Да? — Марии не понравилось начало разговора.

— Все эти цветы — для тебя. — Мать улыбнулась дочери и выглядела довольной и гордой. — Я знала, что тебя ждет успех.

Мария повернулась к цветам, стоявшим на столе, и с любопытством стала открывать карточки, которые были в каждом букете. Ни одно из имен нельзя было отнести к Гарри; некоторых она даже не помнила. Она, потеряв всякий интерес, положила карточки назад и собралась уходить.

— Я буду у Джоан, мама.

— Мария, — мать подошла к ней поближе, — но кто прислал все эти цветы?

— Сэр Эдвард Райли, мистер Инглби, лорд Декстер… — Мария напряженно соображала. — Лорд Берк и… еще двое…

Графиня неодобрительно заворчала, доставая карточки.

— Так можно подумать, что у тебя нет никакого интереса к мужчинам, Мария. Теперь мы должны решить, кого принять, когда они придут с визитом. — Графиня просмотрела карточки и сразу отбросила четыре. — Внимание этих людей лестно, но это не имеет значения. Мистеру Инглби нужно приданое, а мистер Бриммер и лорд Кристофер — легкомысленные бездельники. Лорд Берк… Нет, думаю, нет. Он ужасно распущенный. — Мать нахмурилась. — Где ты с ним познакомилась? У нас на балу его не было, и, думаю, леди Эйвери не приглашала его вчера.

— Наверное, в парке, — пожала плечами Мария. — Мы с Джоан на днях были там, на прогулке, и Дуглас познакомил нас с несколькими молодыми людьми.

— Дуглас! — вздохнула графиня. — Марион не следует давать ему такую свободу. Этим все и объясняется. — Она держала в руках еще две карточки. — Лорд Декстер будет хорошей партией; граф, очень подходящий жених, и красивый к тому же. Многие молодые леди были бы счастливы, получить знаки внимания с его стороны. Мы, пожалуй, его примем. — Графиня изучала последнюю карточку. — И сэр Эдвард Райли. Ну что ж. Хорошая семья, хотя у меня есть сомнения насчет того, подходит ли он. Но мы и его примем.

Марию абсолютно не интересовал ни один из этих джентльменов. Одно только то, что она не помнила ни одного человека из парка, говорило о том, что они похожи на всех остальных: такие же скучные. Возможно, нечестно в процессе такого короткого наблюдения обвинять их всех, но, с другой стороны, она поняла для себя, что, по крайней мере, один мужчина в Лондоне способен очаровать ее уже через несколько минут. И ей по-прежнему хотелось найти именно его, а не заниматься исследованием того, насколько ей подходят другие джентльмены.

Однако ей придется объяснять матери, почему она отказывается принимать других джентльменов. Неприемлемый вариант.

— Мама, ну конечно! Могу я теперь пойти к Джоан? Мать бросила в ее сторону любящий взгляд, но ничего не успела сказать, как в гостиную лакей внес букет, который затмил собой все остальные цветы.

Картина была потрясающей: лилии и розы среди папоротников и вьющихся стеблей.

— Только что доставили, миледи, — объявил лакей. Букет был слишком большим и не сочетался на одном столе с другими букетами.

— Ну и ну! — Мать извлекла карточку и удивленно приподняла брови. — Мистер Тобиас Крейн?

Мария постаралась скрыть гримасу на лице. Это был тот самый джентльмен, которого она предпочла бы не принимать, после того как оконфузилась перед ним. А он, очевидно, все неправильно понял, судя по размеру букета, что сделает его визит еще более нудным.

— Здесь стихи, Мария. — Мать протянула ей карточку.

Еще хуже. Мария взяла карточку, испытывая почти отвращение. У него хороший почерк, подумала она; жаль, что это было лучшее в этой карточке: Мария нашла силы слабо улыбнуться матери, которая с ожиданием смотрела на нее.

— Мы встретились в парке, — пробормотала Мария. — Нас познакомил сэр Джордж Беллами.

— Его дядя — очень известный советник лорда Элдона. — В голосе матери звучали нотки подозрительности. — Хотя его собственные родители никакого влиятельного положения не занимали. Полагаю, мы можем принять его. — Графиня замолчала, меж бровей залегла хмурая складка. У Марии зародилась слабая надежда, что мать подумает о том, как можно избежать визита мистера Крейна. Если кто и поможет ей в этом, то только она! — Хотя, — задумчиво продолжала графиня, — этот молодой человек является наследником дяди. Очень симпатичный джентльмен, амбициозный. Правда, я слышала, не такой умный, как дядя. Но это можно сказать о многих. Нет-нет, мы должны принять его.

Марии пришлось смутиться и кивнуть. Что еще она могла сделать в такой ситуации?

— Я опоздаю на встречу с Джоан, — произнесла она, направляясь к дверям.

— Так иди же. Но, Мария… — В голосе матери прозвучал легкий укор, и Мария остановилась в дверях, сжимая шляпку. — Не задерживайся там, надо подготовиться к встрече твоих гостей.

— Сегодня, мама? — Взгляд Марии вернулся к букетам, и ей стало грустно.

— Да, сегодня. — Графиня засмеялась и, покачав головой, внимательно посмотрела на дочь. — Что-то не так, дорогая? У тебя не очень довольный вид, а мне казалось, должно быть наоборот. Разве ты не хочешь сделать свой выбор?

«Хочу, — вяло подумала Мария. — Но он не прислал мне цветы и, скорее всего не придет с визитом сегодня». На долю секунды у нее мелькнула мысль рассказать матери, что кое-кто привлек ее внимание, что она встретила джентльмена, который ей очень понравился. Но на днях она уже искушала судьбу, попросив посмотреть список гостей. Конечно, хотелось бы представить, что неукротимая энергия матери направлена на поиски Гарри. Но если мать узнает, что он дважды приходил к ней ночью? Об этом страшно даже подумать.

— Мама, я не могу заставлять ждать Джоан. Вернусь после обеда.

Графиня вздохнула, махнула рукой, и Мария выпорхнула из дома, пока мать не передумала. Похоже, план придется полностью пересмотреть, иначе она будет обречена целыми днями, сидеть в гостиной с теми джентльменами, которых уже отсортировала.

Джоан, наоборот, все это показалось скорее забавным, чем тревожным.

— Но что я должна делать? — жаловалась Мария, пока кузина промокала платком слезы, выступившие от смеха.

Джоан перестала смеяться, хотя на губах продолжала играть улыбка.

— Приготовься выпить много чаю со своими гостями.

— Тьфу! Они не стоят моего внимания. Мне нечего будет сказать им.

— Это не обязательно. Большинству джентльменов все равно, что ты станешь говорить. Моя мать сказала, что их восхищают тихие, застенчивые девушки. — Джоан изобразила внезапный обморок и упала на ближайший стул. — Нет необходимости говорить, что в этом качестве я не добилась успеха.

Мария разочарованно махнула рукой.

— Если джентльменам нравятся немые девушки, я стану для них разочарованием.

— Тебя это волнует?

— Нет. Но все это будет ужасным занудством и пустой тратой времени! — Мария села на кушетку.

— А ты не кокетничаешь? У меня никогда не было такого большого количества поклонников.

Мария посмотрела на подругу. Та опустила глаза, продолжая вертеть в руках свой дневник, хотя в голосе звучали обычные насмешливые нотки. Марии вдруг стало неловко. За два сезона Джоан не получила ни одного серьезного предложения. В течение двух лет ее дневник пестрел именами джентльменов, которые сопровождали ее, и Мария много раз смеялась, читая, как Джоан описывала их. Казалось, кузину нисколько не смущало, что ни один из них не пришелся ей по душе или что она не увлеклась кем-то. Но у нее и не было такого кавалера, подумала Мария, и до сих пор нет.

— Тогда я их всех направлю к тебе, потому что никто из них мне не нужен. Я интересую их только из-за отца, ты же знаешь. Но что делать сейчас?

— Ты можешь быть с каждым из гостей очень грубой, — посоветовала Джоан. — Тогда они не будут присылать тебе цветы и не станут надоедать визитами.

— Заманчивая мысль. — Мария рассмеялась. — Нет, я имела в виду Гарри. У моей матери был очень подозрительный вид, когда я призналась, что познакомилась с лордом Берком в парке. Кто он такой? Она сказала, что он очень распущенный.

— О да, — с удовольствием подтвердила Джоан. — Дуглас знает его с Итона. Однажды он проиграл лорду Берку очень большую сумму, спустя всего лишь два дня, как отец ему выдал эти деньги. Ну! Можешь себе представить, как ругала Дугласа мама, а отец заявил, что не даст ему ни фартинга. И тот, естественно, стал еще чаще играть с лордом Берком. Я думаю, лорд Берк достаточно богат, чтобы позволить себе это, в отличие от Дугласа. А еще ходят скандальные слухи о нем и об актрисах. Он тоже прислал тебе цветы?

— Кто? Дуглас?

— Да нет же, лорд Берк! — засмеялась Джоан. — Дуглас не разбирается в цветах. Кроме того, он предпочитает девушек попроще, которые их не требуют. — У Марии расширились глаза. Джоан казалась сейчас очень самоуверенной. — Ой, Мария, у Дугласа нет от меня секретов.

— Я считала, что свой образ жизни он мог бы попытаться сохранить в тайне, — улыбнулась Мария. Дуглас и Джоан всегда были очень близкими, Джоан слышала от него много шокирующих подробностей. Мария, у которой не было ни братьев, ни сестер, завидовала кузине. — Ладно, хватит про Дугласа. Мне надо быть осторожнее. Ты была в Лондоне в прошлом сезоне. Как ты думаешь, что я должна делать?

— Я полагаю, если ты начнешь принимать огромное количество приглашений, то со временем сможешь познакомиться со всеми джентльменами. Имей в виду, прием гостей займет уйму времени, и порой тебе будет надоедать это до безумия, но рано или поздно какая-то часть приятных мужчин останется в числе перспективных поклонников.

— Только часть?

— Некоторые вообще не заслуживают внимания — какой-нибудь герцог-затворник или скандальный распутник из числа тех, которых вообще редко приглашают в приличные дома.

— Надо подумать об этом. Мать, конечно, не позволит мне принимать все приглашения. — Мария помедлила немного. И выпалила: — Он снова приходил ко мне прошлой ночью.

— Правда? — подпрыгнула Джоан. — И ты все это время рассказывала мне всякую чушь про букеты? Как это произошло? — Она буквально вцепилась в подругу.

— Он внезапно появился в окне. — Мария покраснела. — Я ничего не слышала, пока он не пожелал мне доброго вечера.

— Ну а потом?

— Я… — Мария принялась рассматривать свои руки. — Мы поспорили немного. Я пыталась узнать о нем больше, а он отказывался говорить о себе. И потом…

— Ну, говори же скорее! — Джоан была заинтригована словами Марии и настойчиво тормошила ее.

— Я сказала, что мне неприлично называть его «Гарри», когда он обращается ко мне «леди Мария». Он всегда так величает меня, Джоан. И после этого он стал называть меня «Мария». Потом я сказала, что хочу знать, как он выглядит. И потом я… Потом он…

— Что ты сделала? — ошеломленно прошептала Джоан.

— Ничего, — вскрикнула Мария, чувствуя, как девичий румянец заливает щеки. — Он… Я прикоснулась к его лицу. Вот и все. — На лице кузины застыло изумленное выражение. — И он поцеловал мою руку.

— Ну что ж, ничего дурного… — медленно произнесла Джоан.

— Разумеется, но когда он ушел, я почувствовала… Ну, я почувствовала себя совсем другим человеком.

— Ты хотела, чтобы он прикоснулся к тебе? — Джоан так наклонилась вперед, что едва не свалилась со стула.

— Да! — У Марии расширились глаза. — Именно так. Но… — Она опять покраснела. — Ты когда-нибудь чувствовала подобное к мужчине?

Лицо Джоан порозовело, и она села прямо.

— Ну, один или два раза. Но я никогда ничего не позволяла, конечно.

— Да-да, — быстро согласилась Мария. Мгновение они настороженно смотрели друг на друга, потом отвели глаза.

— Как это было? — тихо спросила Джоан спустя секунду. — Когда он поцеловал твою руку?

Мария вздохнула, вспоминая ощущение его ладони у себя на щеке, ее прикосновение к своим губам, как он держал ее за запястье и целовал…

— Восхитительно!

Глава 9

Девица издавала тихие звуки недовольства, пока Бетуэлл похрюкивал и тяжело дышал над ней. Гарри поглубже натянул на себя грязный сюртук прибрежного рыбака, пытаясь отгородиться от этих звуков и при этом, стараясь не вдыхать запах мертвой рыбы и пота, которым пропитался сюртук. В переулке, где Бетуэлл получал свое удовольствие, пахло еще хуже, поэтому Гарри спрятался подальше, но с таким расчетом, чтобы быть готовым в случае чего моментально среагировать.

Он ненавидел эту сторону своей работы, ненавидел всей душой. Кое-как справившись с сердечным недомоганием, которое удерживало его дома последние несколько ночей, Бетуэлл нынешним вечером наверстывал упущенное буйной пирушкой в одном из беднейших районов Лондона — в Уайтчепеле, где пил, играл в азартные игры, а сейчас еще и удовлетворял свою похоть. И Гарри выпало сопровождать его.

Нет, он не мог жаловаться на свой жребий. Анжелика вряд ли смогла бы заменить его. И не потому, что не сумела бы постоять за себя, а потому, что единственными женщинами на улицах в этом районе были шлюхи и пьянчужки. Анжелика выделялась бы, по крайней мере, своей трезвостью, и Бетуэлл мог заподозрить неладное.

Не то чтобы он хотел подкинуть эту работу кому-то другому. Анжелика предупредила его о вкусах Бетуэлла, но у Гарри все равно возникло чувство омерзения. На этот раз маркиз заключил пари — кто победит в драке двух уличных бродяг. Борьба была неприятной, ужасная шумная ссора между двумя неуклюжими бедолагами, которые, казалось, готовы были убить друг друга и, наверное, могли бы. Один человек кашлял кровью, когда маркиз ушел. Бетуэлл получил огромное удовольствие, одобрительно рыча при каждом ударе. А поспорил он с очень опасным человеком, который был вполне способен перерезать своему оппоненту глотку. Гарри наблюдал за этим, сцепив зубы и удерживая рукоять ножа, почти уверенный, что ему придется скоро вмешаться. Но, к его облегчению, Бетуэлл проиграл достойно, заплатил пари, и мужчина оставил его в покое.

А вот шлюха… Гарри она не понравилась с самого начала. Он пошевелился, стараясь поудобнее устроиться в своем укрытии. Противное местечко, а тем более — промозглой, холодной ночью, когда туман проглатывает любой тревожный звук или сигнал и каждый проблеск света. Гарри чувствовал себя слепым и глухим сегодня вечером, а в Уайтчепеле это было опасно.

Его мысли прервал громкий стон. Бетуэлл завершил свои дела с молодой проституткой. Гарри не двигался, и через несколько минут, спотыкаясь, из дома вышел маркиз, застегивая на ходу бриджи. Он прошел мимо Гарри, даже не заметив, что в пределах слышимости его грязного свидания кто-то скрывается в засаде. Он минуту постоял на улице, неловко приводя в порядок одежду, потом его вдруг вырвало. Гарри с отвращением посмотрел на землю, а Бетуэлл стучал по груди, как будто пытался вызвать еще один приступ.

За спиной маркиза послышался шум, и Гарри инстинктивно напрягся, схватившись за рукоятку ножа у пояса. Но из переулка появилась лишь девица, маленькое бледное создание, которому на вид было не больше пятнадцати.

— Мой шиллинг, сэр, — с трепетом в голосе сказала она Бетуэллу.

Маркиз даже не взглянул на нее. Он отцепил кусок грязи, прилипший к рукаву, и прежде чем выбросить, хмуро, посмотрел на него.

— Я ничего не обещал, да и ты совсем не удовлетворила меня, — бросил он девице и пошел прочь.

Гарри увидел, как открылся рот у девчонки и сузились от ярости глаза. Женщина, даже полуголодная молодая шлюха, такого не прощает, подчас за подобные слова способна даже убить. Гарри оторвался от стены, но девица не предприняла попытки последовать за маркизом. Через мгновение ее ярость погасла, и она, казалось, была готова упасть там, где стояла! Похоже, у нее даже не осталось сил, чтобы продолжать возмущаться. Гарри оглянулся на Бетуэлла, который удалялся с полным безразличием, выругался про себя, шагнул к девице и обнял ее за плечи.

— Ну, уж нет. — Девица попыталась вырваться. — Сначала придется заплатить. Тот обещал мне второй шиллинг после любовных утех, но не заплатил. Как же мне жить?

— Тихо, дорогая, — пробормотал Гарри на просторечном гортанном кокни и повел ее по улице, одним глазом присматривая за Бетуэллом. Он чувствовал ее острые, как крылья птицы, плечи через тонкую ткань платья. Она была белокурой и маленькой и, скорее всего, могла бы выглядеть симпатичной, если ее кормить, как следует и дать отдохнуть. У нее не было пальто, только тонкая шаль на плечах. — Не волнуйся, не волнуйся. Разве тебе не пора домой к матери?

— Без нескольких шиллингов я не могу. — Она остановилась. Ее тонкие пальцы принялись ощупывать толстый сюртук Гарри, неловко имитируя ласки. — Пойдем, всего два шиллинга, и все, что захочешь.

— Тебе пора домой. — Гарри сунул ей монетку в ладонь. По его мнению, это был лучший способ распорядиться деньгами Сидмаута. — Нынче холодно.

Она с удивлением посмотрела на него, но серебряная монетка уже исчезла в кармане ее потрепанного платья.

— Спасибо, — прошептала она.

Гарри отпустил ее и коротко кивнул головой. Не останавливаясь, он сунул руки в карманы и со злостью посмотрел в сторону человека, за которым шел. Бетуэлл, похоже, не подозревал об окружающей его обстановке и шагал самоуверенной развязной походкой. Гарри мучительно боролся с желанием стукнуть его по голове, погрузить в экипаж и отправить домой. Либо так, либо оставить это самодовольное ничтожество здесь, в Уайтчепеле, без присмотра.

Наконец маркиз добрался до своего дома, где слуги позаботятся о его запачканной одежде без комментариев и упреков. Прислуга и в самом деле ждала его, открыла дверь и зажгла лампу, чтобы осветить ему дорогу. На непроницаемых лицах слуг не промелькнуло ни капли презрения или неодобрения. В конце концов, им платили не за осуждение, а за беспрекословное выполнение приказов. Как и самому Гарри.

Он повернулся и пошел, не глядя, куда идет, в ярости на Бетуэлла за то, что ведет себя как матрос в увольнении на берегу, посещая такие злачные и опасные места. Но при этом выполняя ответственную работу. У человека должно быть чувство долга, черт возьми, если не перед семьей, чтобы вести пристойный образ жизни, то — перед страной, чтобы жить той жизнью, которую он считал приемлемой. Бетуэлл, что ни говори, был известным политиком, участником общественного движения за снос трущоб, хлопкоочистительных фабрик и законов для бедных. Бедные должны соблюдать моральные устои, заявлял он в парламенте, и именно это улучшит их долю, а не школы, правительственные программы или более высокие зарплаты. Гарри читал в газетах сообщения о его выступлениях и думал: а что маркиз реально знает о бедности? Скорее всего, не много. Если не считать сегодняшний вечер, когда Бетуэлл поставил пятьдесят фунтов на драку, где один из участников мог умереть от ран, а потом заплатил один шиллинг полуголодной девочке за то, что воспользовался ее юным телом.

Маркиза совершенно не интересуют подобные люди: драчун со сломанными ребрами и подбитым глазом или шлюха в дырявой обуви и с выступающими сквозь кожу костями. Они нужны только ради его развлечений, мрачно подумал Гарри, точно так же, как он сам существует только ради безопасности Бетуэлла. Этому прохвосту наплевать, если кто-то встанет на пути ножа или пистолета, предназначенного для него; он, скорее всего ничего и не заметит. Гарри работал не ради благодарности Бетуэлла, но его злило, что этот прохиндей думает только о собственных удовольствиях. Какая польза защищать жизнь Бетуэлла, если маркиз не сделал ничего полезного в этой жизни?

Гарри не собирался к Марии. Он вообще не думал о ней. Он долго бродил, как слепой, прежде чем понял, что оказался рядом с Донкастер-Хаусом. Стоял, глядя на фасад дома, смотрел, как газовые фонари отражались во множестве окон. Лорд Донкастер производил впечатление благородного человека, ради такого стоит пожертвовать собой. Но как совместить это с тем, что он испытывает сильную страсть к его дочери? Объективно — это лишь мешает ему выполнять свой профессиональный долг.

Проскользнув через железные ворота в сад, сбросив грязный сюртук и шапку и взобравшись по плющу к ее окну, Гарри все время твердил себе, что если Донкастер обнаружит его, то ничего, кроме пули в свое безнравственное сердце, он не заслуживает. Безнравственное, потому что он увидел, что Мария невинно спит, под рукой — раскрытая книга, и пламя свечи освещает ее гладкую щеку и белую ночную рубашку. Безнравственное, потому что он забрался к ней в комнату, подошел к ее кровати, чтобы посмотреть на ее милое лицо. Зачем он здесь? Как оправдать его поступок? Да и в любом случае ему с этой девушкой ничего не светит. Но самое безнравственное заключается в том, что он, зная все это, все равно находится возле ее постели.

Мария проснулась в тот момент, когда Гарри погасил свечу рядом с ее кроватью. Она подскочила, быстро моргая глазами, сердце испуганно заколотилось под ребрами.

— Кто здесь?!

— Всего лишь я…

Она узнала тихий голос Гарри, присмотрелась и, наконец, заметила его тень, когда он отошел от кровати. Мария потрясла головой, стараясь окончательно проснуться. Ей снился бал, где ее преследовали десятки джентльменов с цветами в руках, а мать настаивала, чтобы после каждого танца она выпивала очередную чашку чая. Она выдержала визиты четырех поклонников только сегодня. Мария не собиралась считать их серьезными претендентами, но мать настояла на необходимости принять этих людей. Уже три дня она, как в ловушке, сидела в гостиной и принимала парад джентльменов, включая визит мистера Крейна, который приходил уже дважды. Теперь она не удивлялась, что ночью ей снились кошмары.

Но теперь здесь был Гарри, впервые за три последние ночи, и если бы она не уснула, то могла бы увидеть его. Он погасил свечу еще до того, как она проснулась, и Мария знала, что он поступил так намеренно.

— Зачем вы сделали это? — раздраженно поинтересовалась она.

— Вы спали, — был его вроде бы убедительный ответ. — И вам больше не нужен был свет.

— Но теперь-то я проснулась и хотела бы зажечь свечу снова. — Мария отложила в сторону книгу и неожиданно стала вставать с кровати, чтобы зажечь свечу.

— Пожалуйста, не надо.

Мария нахмурилась, но так и осталась сидеть на краю постели. В конце концов, во время его последнего визита она согласилась, что прикосновений к его лицу вполне достаточно. И полагала, что таки будет, хотя с тех пор каждую ночь сознательно оставляла горящую свечу в надежде, что он вернется и ей удастся хотя бы мельком увидеть его.

— Где же вы были? Последний раз вы приходили три ночи назад.

Гарри притаился возле туалетного столика. Мария услышала мягкий звук, когда он что-то поднял.

— То там, то сям. А вы скучали без меня?

Мария пожала плечами, ей не хотелось признаваться, как сильно она тосковала без него.

— Это простое любопытство. Конечно, мне нет никакого дела до того, что вы делаете или с кем встречаетесь по ночам.

— И правильно. — Гарри поставил на место то, что брал с ее туалетного столика. — Вряд ли это могло бы заинтересовать вас.

Мария вновь нахмурила брови. В его словах послышалась горечь, и это было не похоже на Гарри.

— Я хотела знать правду, — осторожно начала Мария. — Думала, может, вы забыли меня или решили, что вам не подходит моя компания.

— Правда? — Его смех вовсе не был веселым. — Не представляю, что могло привести вас к такому выводу, Мария.

Девушка нахмурилась еще больше, но ничего не сказала в ответ. Ей хотелось узнать, чем вызвано его странное настроение. Сейчас перед ней был вовсе не тот таинственный, привлекательный молодой человек, которого она ждала.

Гарри помолчал немного, но когда заговорил вновь, Марии показалось, что его голос снова стал прежним.

— Вчера вечером вы были очаровательны.

— Спасибо. — Мария удивленно улыбнулась. Но вдруг застыла от пронзившего ее понимания. — Вы были на балу у Спенсера? Почему же вы не заговорили там со мной?

— Вы были окружены поклонниками с того момента, как приехали туда, и до той минуты, пока не отправились домой. Там просто не нашлось места для еще одного вашего обожателя.

Мария всматривалась в темноту. Весь прошлый вечер ее преследовали джентльмены, в глазах которых читалась порой и юношеская увлеченность. Попытки знакомиться с мужчинами, предпринятые из-за желания найти Гарри, немного утомили Марию. За исключением танцев, этот вечер она провела как обычно — с Джоан и другими молодыми леди.

— Чепуха. Вы проговорились, вас там не было. На самом деле я не все время находилась в окружении поклонников.

— Да уж, — сухо заметил Гарри. — Сэр Кристофер совершенно потерял голову. Он был очень разочарован, когда вы отказались танцевать с ним. Лорд Чиппинг обожает вас, но издалека; будьте с ним любезны, он благородный парень. Лорд Ховард тоже воображает себя влюбленным, но я ненароком заметил, что вы не обращали на него никакого внимания во время вальса, значит, не разделяете его чувство. Виконт Траверс в основном смотрел на вашу грудь, пока ваш отец не прошел мимо. Этот стремится воспользоваться вашими связями и, что более вероятно, вашим состоянием. Мистер Крейн танцевал бы каждый танец с вами, если бы вы позволили. Он весь вечер не сводил с вас глаз. Он уже сделал вам предложение или просто намекнул на это?

Мария удивленно раскрыла рот. Гарри не только был на балу у Спенсера, он, скорее всего весь вечер, наблюдал за ней. Она подозревала, что лорд Траверс заглядывал к ней в лиф, но никак не могла поймать его за этим занятием. Он совсем ей не понравился: маленькие живые глазки, как у проныры, и очень громкий смех. Лорд Ховард был глуп, а сэру Кристоферу Найтли надо было жениться на состоянии. Но Гарри… Ведь он мог просто поговорить с ней и спасти от всей этой толпы надоедливых поклонников.

— Вы — трус, — смогла только вымолвить Мария. — Наблюдать за мной весь вечер и даже не поприветствовать.

— Возможно. — Он говорил без злости, почти рассеянно, и продолжал беспокойно ходить по комнате.

— Хотя я сомневаюсь. — Мария начинала закипать. — Мне кажется, причина намного проще. Я думаю, что вы — ужасно некрасивый и поэтому не хотите, чтобы я когда-нибудь увидела вас…

Гарри тихо засмеялся.

— …болезненно застенчивый, потому что не решаетесь разговаривать со мной в компании…

— Конечно.

— …и совсем не умеете танцевать. Это достойно сожаления, потому что я обожаю танцевать.

Гарри хмыкнул.

— Да нет, я неплохо танцую, Мария.

Девушка махнула рукой, точно так же, как это делала ее мать, когда хотела прекратить спор. Она была вне себя от разочарования, что он находился на балу рядом, видел, с кем она танцует и с каким выражением лица, и не предпринял даже попытки пригласить ее, поговорить с ней… Хотя именно его инкогнито и вызывало трепет в душе. Вероятно, он следил за каждым ее шагом, а она даже не догадывалась.

— Легко говорить, сэр, когда невозможно ничего доказать.

Гарри боролся с поднимавшимся в нем чувством досады. Мария пыталась вывести его из себя, но не ведала, насколько преуспела в этом. Он измучился, не только наблюдая вчера, как она смеялась и танцевала со всеми мужчинами на балу, такая божественная в бледно-голубом платье, которое подчеркивало каждый изгиб ее тела, но и сегодня, пока сопровождал Бетуэлла. Сдержанность, терпение и самообладание Гарри были на исходе. И поэтому он ответил на ее насмешку, вместо того чтобы пропустить ее мимо ушей:

— Я не очень склонен к преувеличениям, мисс.

— Возможно, в следующий раз, когда мы окажемся на одном и том же балу, вы пригласите меня на танец. Просто чтобы доказать ваше умение танцевать.

А в ушах Гарри все еще стояли приглушенные, болезненные стоны шлюхи, когда Бетуэлл грубо овладевал ею. Перед его глазами было ее худое бледное лицо, умолявшее его сделать то же самое, всего лишь за два шиллинга. Контраст между тем жалким подобием женщины и этим милым, избалованным созданием, которое находилось перед ним сейчас, оказывал на Гарри удручающее воздействие. Конечно, Бетуэлл — лицемер и высокомерный осел, но он жил той жизнью, для которой был рожден. Никто не вздумает протестовать против его хамского обращения со шлюхой; он — джентльмен и маркиз, а эта девчонка — никто. И сам Гарри — никто, а вот Мария — состоятельная молодая леди аристократических кровей.

— Тогда подойдите. — Гарри протянул руку. Сейчас его желание забыть неприятный вечер с Бетуэллом объединилось с безрассудной идеей прикоснуться к ней.

— Зачем? — Словно почувствовав его мрачное настроение, Мария с ногами забралась на кровать.

— Потанцевать со мной. — Гарри знал, что будет презирать себя за этот поступок, но уже не мог отступить. — Или вы — трусиха.

Мария вздернула подбородок, соскользнула с кровати и направилась в его сторону.

— Но здесь нет музыки.

Гарри не двигался, просто остался стоять с вытянутой рукой и чувствовал, что гибнет. Он не мог заставить себя сделать что-то еще; если она не прикоснется к нему, разве можно винить ее? Он принес с собой запах трущоб, пота и порока. Она не должна ничего этого знать. Ей это вовсе не нужно.

Мария сделала еще один шаг вперед, потом — еще и вложила свою руку в его ладонь.

Гарри глубоко вздохнул. Ее рука была такой мягкой, такой гладкой. От Марии пахло лавандой и чистым бельем, рядом с ней было спокойно и хорошо, и на мгновение мрак внутри его души развеялся. Он жаждал ее прикосновений и присутствия, как некоторые жаждут джина или опиума. Это слабость, но сегодня он не мог отказать себе в этом. Он притянул ее ближе, потом отступил назад и поклонился. Мария сделала реверанс.

— Какой танец, сэр?

В ответ Гарри стал насвистывать первые звуки популярного народного танца — контрданса. Мария едва не рассмеялась, потому что думала, что он предложит что-нибудь интимное, например вальс. Когда он протянул руку и пригласил ее на танец, она засомневалась, но лишь на мгновение… Что ж, контрданс — приличный танец. Она подстроилась под его шаг и стала делать простые движения.

Других танцующих здесь не было, поэтому они просто повторяли шаги, которые исполняли бы другие пары. Они не разговаривали, но всякий раз, когда их руки соприкасались, Мария испытывала волнение. У него были большие сильные руки, длинные пальцы переплетались с ее пальцами. Это не были изнеженные руки джентльмена, но ведь она уже знала, что он не похож на других.

Мария ощущала, что сегодня вечером что-то пошло не так. Их предыдущие разговоры носили легкий и шутливый характер. Сегодня мрачность, которую она всегда в нем замечала, была слишком очевидной, она ощущала ее постоянно.

Он держал ее за руку, и Мария чувствовала его взгляд, когда оба поворачивались в танце. Их плечи соприкасались много раз, и она была уверена, что он делал это намеренно. Гарри действительно прекрасно танцевал, но ее уже мало заботило это.

Во время очередного поворота в танце Мария специально сделала неправильное движение и оказалась прямо перед ним, а не у него за спиной, как требовал танец. Они оба остановились, их отделяло друг от друга всего несколько дюймов.

— Что произошло сегодня вечером? — прошептала Мария, силясь рассмотреть его лицо. — Вы совсем другой…

Гарри возвышался над ней, мрачный и молчаливый.

— Девочка, — наконец выдавил он, его голос звучал уныло, но при этом был переполнен эмоциями. — Ей не больше пятнадцати лет.

— Но что с ней случилось?

— Я дал ей пять шиллингов и отправил домой.

Гарри не ответил на ее вопрос. Мария осторожно положила руку ему на плечо, Гарри резко вздохнул, но не отодвинулся.

— Но что еще вы могли сделать?

— Ей не нужны эти деньги, — ответил Гарри, и Мария поняла, что он раздражен. Он просто кипел от возмущения. — Ей нужны хороший дом, приличная одежда и честная жизнь, которая не требует от нее продавать свое тело джентльмену, который забрел вечером в трущобы. Он заплатил ей один шиллинг и овладел ею прямо в грязном переулке, пропахшем дерьмом. — Теперь голос Гарри звенел от гнева. — Я слышал, как она плакала, а он даже не заплатил ей второго шиллинга, как обещал, и ушел, не обернувшись…

Никто никогда не говорил с Марией о таких вещах. Наверное, его грубая речь должна была шокировать или оскорбить ее, но она пришла в ужас от того, что он рассказал.

— Где? Где она? Может быть, я могу ей помочь… Гарри с горечью в голосе рассмеялся.

— Не получится. Я, скорее всего, если даже захочу, не найду ее снова. Она могла и не выжить этой ночью на улицах Уайтчепела.

— Но мне бы хотелось что-то для нее сделать, — искренне настаивала Мария. Она даже представить себе не могла подобную жизнь. И кому же не захочется помочь такому бедному созданию, голодному, никому не нужному, да еще над которым надругались? Она может предоставить вещи и еду, и даже деньги. Отец давал ей достаточное количество денег на мелкие расходы, и Мария могла потратить некоторую сумму на нуждающуюся девочку. — Я могу ей помочь, Гарри.

— Неужели? Интересно, как? — Он отступил назад, широко раскинув руки. — Продадите вашу мебель? Подарите свои шелковые платья?

— Ну, нет, но…

— Еда или теплая одежда ей не помогут. Ее жизнь от этого мало изменится. Она — бедная, молодая и уже опустошенная. Чем ей поможет еда, если завтра она снова будет голодной? — Он резко махнул рукой. — Это очень любезно с вашей стороны предложить свою помощь, но это не выход. Никто не может помочь. Надо, чтобы все порядочные мужчины и женщины вступились за нее. О каком благородстве человека может идти речь, если он позволяет людям страдать от голода всего через несколько улиц от собственного дома и никогда не предпринимает ни малейшего усилия, чтобы помочь. Ваш отец заботится о вас и о вашем здоровье, а он хоть знает, как живется в Лондоне бедным молодым женщинам?

— Я… Я не понимаю, — с запинкой сказала Мария, напуганная его яростью. — Почему вы были в Уайтчепеле? Вы… Вы — сторонник реформы,[2] Гарри?

Он молчал, опустив плечи.

— Нет, — послышалось, наконец. Казалось, гнев и оживление покинули его, уступив место опустошительной усталости. Он отвернулся и повесил голову. — Нет, я — ноль, пустое место.

Мария, не задумываясь, шагнула вперед, положила ему руки на спину и прижалась к спине щекой. Он был таким большим и сильным, она чувствовала тепло его тела через мягкую ткань рубашки. Мария закрыла глаза и глубоко вздохнула, хотя от него пахло рыбой. Где он был сегодня вечером и что делал? Зачем он следил за джентльменом, который обманул нищую проститутку, если его это так расстроило? Его волновала судьба обычной уличной девчонки, которую он никогда больше не увидит. Он дал ей денег. И этот жест тронул сердце Марии.

— Для меня вы — не пустое место.

Гарри обернулся. Мария смотрела ему в лицо, которое даже на таком близком расстоянии едва виднелось в темноте. Мария поняла, что больше уже не важно, как он выглядит. Она узнает его повсюду — по манере двигаться, по тому, как он дышит и смеется.

— Простите, — прошептал Гарри, — мне не следовало так говорить, когда вы предложили свою помощь.

— Я бы помогла ей, Гарри, правда.

— Я знаю. — Его руки взметнулись вверх, пальцы коснулись ее подбородка. Мария интуитивно качнулась к нему, прикрыла глаза и подняла лицо ему навстречу. Его губы скользнули по мягкому шелку ее губ, задержавшись там лишь на мгновение. — Хотя вы все-таки не правы, — прошептал он где-то возле щеки Марии. — Для вас я хуже, чем пустое место.

Когда Мария открыла глаза, его уже не было.

Глава 10

На следующее утро Мария другими глазами смотрела на свою комнату и на свою жизнь. Всю ночь она думала о Гарри и о той девчонке. Она знала, Уайтчепел — очень опасная часть города, и Гарри не сказал, что он там делал. Впервые за все это время серьезная тень сомнения закралась в ее голову: неужели она увлеклась обманщиком? Он мог бы сотворить с ней все, что угодно, когда проскальзывал к ней в комнату, даже не разбудив, но ведь ничего плохого не делал. После некоторых размышлений девушка отбросила прочь свои сомнения. Она доверяет Гарри, по крайней мере, настолько, чтобы встречаться с ним. Но некоторые моменты продолжали ее беспокоить.

Ей надо было срочно поговорить с Джоан. Мария улыбнулась про себя, понимая, что ее кузина столь же неопытна в общении с мужчинами, как и она сама. Но у других молодых леди в Лондоне мысли были заняты состоятельными пэрами и скандальными повесами; кроме Джоан она никому не могла доверить свой секрет.

Мать перехватила ее, когда она уже почти спустилась по лестнице.

— Мария, подойди сюда. Нам надо поговорить.

— Да, мама?

— Мы должны зайти к отцу. Пойдем, дорогая. — Мать сделала ей знак идти следом.

Озадаченная, Мария последовала за графиней. Неужели она попала в беду? Но нет, вид у матери был довольный, вовсе не рассерженный. А вдруг мать или отец заподозрили что-то о Гарри? От этой мысли Марию бросило в дрожь. Но тут что-то другое. Судя по выражению лица матери, она даже не собиралась устраивать Марии нагоняй по поводу ее безразличия к поклонникам, одолевавшим ее своими визитами. В чем же тогда она провинилась?

А может, дело вовсе не в ней, подумала Мария, пока они шли по длинному коридору к кабинету отца. Возможно, появились какие-нибудь приятные новости, которыми хотят с ней поделиться, или родители запланировали поездку куда-нибудь, или очередной бал, или… или… Вариантов было много. Так в чем же дело? Когда мать хотела что-то ей сказать, она не тянула время. Мария с любопытством вошла следом за матерью в кабинет отца. Мать прикрыла дверь и подошла к столу, где, ожидая их, стоял отец.

— Мария, проходи и садись.

Мария послушно села и вопросительно посмотрела на родителей. Отец тоже сел, его губы тронула нежная улыбка.

— Тебе нравится сезон в Лондоне?

— Да, папа, конечно. — Мария непонимающе заморгала ресницами.

— Тебе весело? — Мария кивнула, все еще пребывая в полной растерянности. Понятно, что они не об этом хотели с ней поговорить. — Ты встретила интересных людей? — Она опять кивнула, потому что отец, похоже, ожидал ее ответа после каждого вопроса. — Интересных джентльменов? — многозначительно уточнил отец.

Марию пронзил ледяной ужас. Окаменев, она посмотрела на отца и едва заметно кивнула. Боже мой! Они в курсе. Каким-то образом они узнали о Гарри. Джоан! Но Джоан своей жизнью поклялась не рассказывать ни одной живой душе, и Мария верила ей. Но кто тогда? Никто не знает ее тайну. Никто.

Если только… У Марии перехватило дыхание. Неужели Гарри сам обратился к ее отцу? Неужели сейчас она получит ответы на все вопросы о своем таинственном поклоннике? И у родителей такой довольный вид! Если Гарри приходил к отцу и просил разрешения прийти к ней с визитом, тот, должно быть, разрешил. У нее появится возможность увидеть его снова!

В груди поднялась безумная волна надежды, которую она мгновенно подавила, напомнив себе о собственном промахе во время встречи с мистером Крейном в парке. Пока ничего не известно, надо вести себя осторожно. И все же сердце, которое от вопроса отца едва не остановилось, теперь гулко стучало в груди.

— Да, папа. — Мария сложила руки на коленях и постаралась отвечать спокойным, насколько это было возможно, голосом. — Некоторые джентльмены были… весьма интересны.

— Мне приятно это слышать. — Отец улыбнулся, наклонился вперед и положил руки на стол. — А есть кто-то, кто привлек твое особое внимание?

Мария, несмотря на все свои старания сохранять спокойствие, покраснела.

— Возможно, папа, — осторожно пробормотала она. Улыбка отца стала еще шире.

— В таком случае у меня для тебя есть отличная новость. Мы с твоей матерью только что принимали джентльмена, который признался, что ты его просто покорила. Он долго восхвалял тебя, и даже я, зная, что каждое сказанное им слово — чистая правда, — отец подмигнул ей сиявшими от радости глазами, — даже я почувствовал, что похвалы было слишком много. Этот человек влюблен в тебя по уши, моя дорогая.

Мария смогла лишь нервно улыбнуться. Что-то подсказывало ей, что отец говорит сейчас не о Гарри. Восхвалять ее так, что даже отец устал слушать? Это не похоже на Гарри, который скорее поддразнил бы ее, чем выказал восхищение.

— Он попросил у меня твоей руки, Мария. — Отец гордо улыбнулся, и было понятно, что он очень доволен. — Я полагаю, он сообщил тебе о своих намерениях?

— Ну… — Мария поерзала на своем месте и откашлялась. — Нет, папа, не сообщил. — И это только лишний раз доказывало, что разговор шел вовсе не о Гарри. Он откровенно сказал бы ей все сам или хотя бы намекнул. Человек, осмелившийся рискованным путем забраться в окно ее спальни, несомненно, найдет в себе смелость сказать ей о своей любви.

— Ты, наверное, догадалась, — мягко пожурила Марию мать. — Я совсем не удивилась.

Ну вот, теперь все встало на свои места. Это не мог быть Гарри, если мать знала об этом и не удивилась. Мария постаралась не обращать внимания на мучительный ком разочарования, образовавшийся где-то внутри. Она не могла сейчас думать об этом, пока с достоинством не выдержит суровое испытание, поэтому лишь вопросительно взглянула на мать. Та улыбнулась в ответ, подошла к Марии и приложила руки к ее щекам.

— Только подумай, моя дорогая, ты станешь графиней. Ведь это прекрасно!

— Как ни странно, мама, — на лице Марии мелькнула тень разочарования, — должна признаться, я… Я не имею ни малейшего представления, о ком мы сейчас говорим.

— Мария, ну как ты можешь не знать? Это граф Хартвуд.

— Понятно. — Мария почувствовала облегчение. Лорд Хартвуд — приятный молодой человек, но она сомневалась, что он и правда любит ее. — Да, мне следовало догадаться.

— Ты рада? — не успокаивалась мать. — Ты примешь его предложение?

— Конечно, нет, — не моргнув, ответила Мария.

В кабинете отца на несколько секунд стало тихо. Родители обменялись взглядами, потом мать снова обратилась к Марии:

— Но почему нет, дорогая?

— Потому что я не люблю его. — Мария уже преодолела удивление, и волнение первых минут разговора. — И мне кажется, он тоже не любит меня. Мы через месяц наскучим друг другу. Он — добрый и милый человек, но я к нему равнодушна.

Родители снова переглянулись.

— Если это твой окончательный ответ, — начал отец, скорее с растерянным, чем с разочарованным видом, — то я откажу ему.

— Спасибо, папа. — Мария благодарно улыбнулась отцу. — Ты — лучший отец на свете. — С этими словами Мария встала и обошла стол, чтобы чмокнуть его в щеку.

— Но ты уверена? — Отец взял ее за руку. — Обычно мужчина не просит руки дважды, Мария. Может быть, тебе надо денек подумать, прежде чем я буду говорить с ним?

— Он — очень подходящая пара, — тихо заметила графиня. — Симпатичный, добрый, послушный. Ты будешь хорошо обеспечена. Я надеюсь, твое решение не является поспешным и необдуманным, Мария?

— Я слушаю свое сердце, мама. Лорд Хартвуд — не для меня. И мне не нужно время, чтобы подумать, хотя я знаю, что он — очень подходящий и приличный джентльмен. Просто я не люблю его и не думаю, что когда-то смогу полюбить.

Мать на мгновение замерла, но потом улыбнулась и смиренно кивнула головой:

— Значит, этот мужчина — не твой выбор. Я никогда не стану заставлять тебя поступать вопреки велению сердца.

— Я знаю, мама. Спасибо за понимание.

— Дорогая, мы хотим, чтобы ты была счастлива. — Если мать и разочаровало решение дочери, то она скрыла это. Мария почувствовала прилив необыкновенной нежности и любви к родителям. Они были уверены, что приготовили ей приятную новость, но приняли ее отказ с поразительной благосклонностью.

— Я хотела навестить Джоан. Могу я пойти к ней теперь?

— Клянусь, в последнее время вас с Джоан не разлить водой, — воскликнула графиня. — О чем вы разговариваете целыми днями?

— Мы стараемся наверстать упущенное за пять лет разлуки, — улыбнулась Мария.

— Понятно, — рассмеялась графиня. — В молодости мы с Марион вели себя точно также. Конечно, иди, Мария, и передай привет моей племяннице.

Мария выскользнула из кабинета и, прикрывая за собой дверь, услышала тихие слова отца:

— Все-таки этот Хартвуд немножко идиот.

— О, Чарлз! — рассмеялась в ответ графиня.

Мария усмехнулась. Все в порядке, если они смеются. Лорд Хартвуд! Какой сюрприз. Он приходил с визитом только… Мария не смогла вспомнить точно, один или два раза. Несколько раз она танцевала с ним, но ничего не почувствовала к нему. Но именно такой он и есть, лорд Хартвуд, ничем не примечательный, хотя все же, как сказала мать, приличный и подходящий джентльмен.

Что касается ее надежды, что это мог быть Гарри… Мария тяжело вздохнула. Если бы он действительно пришел к ее отцу и попросил разрешения приходить с визитами, это бы значительно все облегчило. Но Мария признавала, что его полуночные визиты носят необычный и романтический характер, и она станет скучать по ним, если Гарри начнет приходить обычным способом. Ей казалось, он был яростным противником всего заурядного.

Все это немного беспокоило ее. Мария старалась быть, насколько смогла, честной перед самой собой. Она призналась себе, что взволнована таинственным поклонником и его удивительными привычками. Девушка пришла к выводу, что его непредсказуемость пробудила в ней особый интерес и разожгла безмерное любопытство. А его ухаживания восхитительны, потому что все происходит под покровом ночи, у нее в спальне, балансируя на грани скандала и полного краха. Собственное поведение, правда, беспокоило Марию.

Ее воспитали как приличную молодую девушку. Она знала неписаные правила общества, в котором жила, и джентльмены, забирающиеся по ночам в спальни леди, решительно выходили за рамки приличий. И все же ей очень нравилось это. В конце концов, может, не такая уж она и правильная. Может, у нее от природы бунтарский характер, который превратит всю ее жизнь в сплошной скандал. Она надеялась, что ей хватит благоразумия, чтобы не оскорбить этим отца, но если ее так заводит то, что запрещено, может, ей и впрямь не хватает благоразумия? А что, если Гарри нравится ей только своими необычными ухаживаниями? Станет ли он по-прежнему интересовать ее, если явится с визитом в обычное время, а не ночью? Будет ли она все так же заинтригована, если узнает его имя, его семью, его положение и перспективы? Или посчитает таким же нудным и обыкновенным, как всех других поклонников?

— Джоан, — с нерешительностью в голосе Мария обратилась к кузине, когда они гуляли по парку, — ты считаешь, я поступаю неправильно?.. — Она помолчала, подыскивая подходящее слово, — Принимая ухаживания Гарри?

Джоан с подозрением посмотрела на нее из-под шляпки.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну… — Мария понизила голос. — Это так романтично, что он залезает по стене, чтобы увидеть меня. Волнует даже то, что я не знаю, как он выглядит и как звучит его полное имя.

— Ну конечно, — незамедлительно отозвалась Джоан.

— Но ведь это неправильно с его стороны!

— Конечно, неправильно.

Мария нахмурилась. Что-то Джоан слишком охотно на все соглашалась.

— Ну а с моей стороны, разве правильно ощущать такое волнение? Разве я не должна прийти в ужас или возмутиться?

— Но ты же не пришла в ужас и не возмутилась, — рассмеялась Джоан.

— Я знаю, но как ты считаешь, я должна была? Джоан перестала смеяться и взяла за руку подругу:

— Что ты хочешь сказать? Как тебя может не волновать это?

— Не может, — вздохнула Мария. — Я просто думала, правильно ли это, не становлюсь ли я от этого безнравственной и распущенной.

— Это как раз делает тебя нормальным человеком. Подумай хорошенько. Кого же не заинтересует такой поклонник? Мне не приходит на ум, что мог бы сделать мужчина, чтобы быть более интригующим?

Если бы мне улыбнулась удача иметь такого удивительного ухажера, я бы наслаждалась каждым моментом этого приключения, уж будь уверена.

— Да. — Мария медленно кивнула головой. Она, конечно, понимала, что подобное случается с человеком только раз в жизни. И если ничего интересного ей больше не уготовано, по крайней мере, будет что вспомнить. — Спасибо за понимание, Джоан.

— А чему ты удивляешься? Время от времени я бываю права. Ладно, теперь, когда мы выяснили, что я — просто кладезь мудрости, ты не расскажешь мне, почему спустя столько времени ты вдруг задумалась о нормах приличия? Я думала, мы сошлись на том, что все это очень непристойно и потому крайне волнует.

— Нет, это ты так считала. А я вот все думаю: правильно ли это, когда нравится что-то непристойное?

— Тебя это беспокоит? — удивленно прошептала Джоан, остановившись на секунду.

— Боюсь, что нет. — Мария нервно рассмеялась и продолжила: — Я не брошу его поиски и надеюсь, что он придет опять. Мне только интересно, как это характеризует меня, если я считаю все происходящее таинственным и очаровательным, а не ужасным и позорным.

— У меня есть идея! — схватила ее за плечи кузина. — Я могу остаться в твоем доме на ночь и проскользнуть в твою комнату, когда все лягут спать. Спрячусь за шторками, и когда он придет к тебе, выпрыгну и поймаю его!

Мария вытаращила на нее глаза, на секунду онемев от изумления, потом разразилась смехом. Спустя мгновение они хохотали уже вдвоем.

— О, Джоан, — выдохнула Мария, обнимая кузину, — ты просто очаровательна! Как ты собралась поймать его? — Мария понизила голос, подозрительно оглянувшись вокруг, но никто не обращал на них внимания.

— Я… Я… Я не знаю! — заливалась смехом кузина. — Возьму у отца трость и ударю по лодыжкам или что-нибудь в этом роде.

Мария утерла слезы, выступившие от смеха в уголках глаз.

— Но это затруднит его последующий спуск, мне кажется. — Остатки веселья пропали. — Хотя нет, думаю, нет.

— А мне понравилась идея, — вздохнула Джоан. — Ты же знаешь, как я страдаю от любопытства. Если бы только он открыто вышел в свет, где я тоже могла бы с ним познакомиться…

Улыбка у Марии получилась натянутой. Она не призналась Джоан, что Гарри видел ее в обществе, хотя ни разу не подошел. Теперь ей будет непросто все время контролировать себя, сознавая, что он может оказаться на каждом светском мероприятии, которое она посещает. И будет совсем уж невыносимо, если Джоан каждый вечер начнет шептать ей об этом на ухо.

И все же… Что-то должно измениться. Все происходящее выглядело волнующим, интригующим и очень лестным для нее, но она просто обязана узнать как можно больше о таинственном Гарри. И, похоже, единственный способ сделать это — спросить у него самого.

Глава 11

— Расскажите мне о своей семье, если не хотите рассказывать о себе. — Мария сложила руки на коленях, решительно настроившись этой ночью хоть что-нибудь узнать о Гарри. Он сидел на краю ее постели, достаточно далеко, и она видела только бледные очертания его лица на фоне белой рубашки. Она не спросила, почему он без сюртука, хотя ночь опять была холодной и туманной. А может быть, она уже преодолела желание спрашивать обо всем, что он делает.

— Моя семья. — Гарри откинулся на спинку кровати и сложил руки на груди. Мышцы плеч напряглись, протестуя. Крейн продержал его весь день у себя, заставив переставлять толстые справочники на полках высоко над его головой в соответствии с системой классификации, которая, кажется, менялась каждый час. Дневная служба Гарри стала настолько нудной, что его поздние ночные визиты к Марии приобрели для него первостепенную важность. Только с ней он был самим собой, даже, несмотря на то, что ему приходилось многое скрывать от нее. Но она хочет знать о его семье. — А что бы вам хотелось узнать?

— О вашей сестре. Вы упоминали о ней как-то.

Да, когда ее пальцы исследовали его лицо. Когда он был так близко к ней, что видел пульсирующую у нее на шее жилку и чувствовал легкий запах лаванды на ее коже.

— Да, моя сестра Офелия. — Он не думал о своей семье неделями. Так было легче. Гарри подозревал, что отец не одобрит выбранное им занятие, а мать лишится чувств, если узнает, сколько оружия он носит на себе каждый день. — Она — моя младшая сестра, младше меня на пять лет и очень остроумная, никого из нас не щадит. Если Офелия раздражена, мы все бежим в страхе, иначе она будет безжалостно дразнить нас. Когда ей не было и трех лет, ее поразила лихорадка. Она болела почти неделю, не могла, есть, с ней случались припадки… — Голос Гарри стал глухим, он вдруг вспомнил ту страшную неделю. Ему было тогда восемь лет, и он терял голову от страха. — Отец ухаживал за ней.

— Отец? — воскликнула Мария.

— Мать была слишком расстроена. Врач сказал, что лихорадка очень опасная и Офелия вряд ли выживет. Он рекомендовал нанять кого-нибудь, чтобы ухаживали за ней. Мать не согласилась. — Гарри замолчал. Его мать так рассердилась тогда, что бросила во врача кувшин. Он до сих пор помнил резкий звук разбившегося о каменную стену кувшина за спиной изумленного врача. — Отец взял Офелию на руки, она была очень маленькой, отнес ее наверх и закрылся с ней в комнате. Он никому не открывал дверь, только матери было позволено, передавать свежую воду, белье и еду.

— Необычное занятие для отца, — медленно сказала Мария.

— Мой отец ни от чего не уклоняется. Он понимал, что мать не справится. — Гарри замолчал. Он помнил, как мать колотила в дверь и кричала отцу, чтобы он впустил ее. Он сам прятался тогда под лестницей и наблюдал, напуганный печальным предупреждением врача и истерикой матери. — Он вышел из комнаты, когда мать умоляла его открыть дверь и дать ей увидеть ребенка перед смертью. Отец держал ее до тех пор, пока она не успокоилась, и сказал, что не позволит Офелии умереть, а ее не пустит из-за опасности подхватить лихорадку самой или заразить ею меня или мою сестру Фанни.

— Фанни?

— Она на два года моложе меня, — кивнул Гарри.

— А что было потом?

— Отец вышел из комнаты с Офелией на руках. Лихорадка, наконец, отступила, но Офелия, казалось, стала еще меньше после недельного голодания. Когда она открыла глаза, то ничего не видела. Это был страшный удар. — Гарри помнил, что ребенком никак не мог понять, что сестра может умереть. Он никогда не забудет, как Офелия стояла в центре кухни и плакала от разочарования и страха, что не может найти мать. Ее слепота напугала его тогда. — Отец все убрал из комнаты, где она болела, и сжег даже одежду, которую носил сам, пока ухаживал за ней. И после этого нам приходилось каждый день тщательно мыться для профилактики лихорадки.

— Ваш отец — поразительный человек, — пробормотала Мария.

— Это правда, — криво улыбнулся Гарри.

— А как сейчас Офелия?.. — С ней все в порядке. У нее острый слух и очень развито чувство осязания. Никому из нас не удается подкрасться к ней незаметно. И мой брат Джордж очень старался, но безуспешно.

— Джордж? — снова встрепенулась Мария.

— Да, — рассмеялся Гарри, — самый младший из нас.

— Мне всегда было интересно, каково это — иметь брата или сестру.

— Это огромное испытание, — ответил Гарри и рассказал ей все о своих сестрах и брате, как они без конца подшучивали друг над другом и держались вместе, когда какой-нибудь чужак обижал одного из них. Этим Гарри мог делиться с Марией без опаски. Она никогда не представит себе сына, который ослушался отца и присоединился к труппе бродячих актеров, вместо того чтобы стать хорошим портным; не поймет его мать, от которой отказалась ее состоятельная почтенная семья, потому что она сбежала с нищим актером; или четверых детей, которые воспитывались по многочисленным городам Англии, иногда в тепле и уюте, иногда — почти в нищете, иногда на сцене, а иногда — за кулисами, пока их отец не осел в Бирмингеме, чтобы руководить театром. По крайней мере, он унаследовал его дар к манипуляциям и подражанию, подумал Гарри. Уж так он был воспитан.

Гарри снова окинул взглядом темную комнату. Она была такой же большой, как иногда бывало съемное жилье для всей его семьи. Одни только ковры здесь стоили больше, чем его отец зарабатывал за год. Жизнь Марии и его жизнь были как два разных мира, две планеты, орбиты которых никогда не пересекутся.

— Теперь расскажите мне о вашей семье, — попросил Гарри, не желая больше думать о пропасти, разделявшей их.

— Хорошо. — Мария чувствовала, что Гарри смотрит на нее, и смущенно распрямила плечи. Легче было сидеть и слушать его рассказ, позволяя спокойному мужскому голосу заполнить комнату. Он умел рассказывать так, что Мария могла бы слушать его всю ночь. — Мой отец — доверенное лицо премьер-министра, Последние несколько лет находился на правительственной службе за рубежом в разных столицах мира. Моя мать также проявляет интерес к делам государства, и пожелала поехать с ним. Меня они взяли с собой, потому что я закатила истерику, когда они сообщили, что уезжают. — Мария виновато улыбнулась. — Тогда я была намного моложе, конечно.

— Какой избалованный ребенок!

— Может быть, немножко, — вспыхнула Мария. — Но я — единственный ребенок в семье, и, к большому счастью, у меня очень добрые и любящие родители. — Мария замолчала на мгновение, вспомнив, как спокойно восприняли родители ее отказ на предложение лорда Хартвуда. — Но мне кажется, что они действительно… балуют меня больше, чем принято.

— А что же принято, скажите на милость?

Он снова дразнил ее. Мария теребила в руках кружевной ворот халата, она совсем не была расположена к откровенным признаниям.

— Сегодня я получила предложение выйти замуж, — выпалила она. — От очень достойного человека.

Гарри молчал. Мария взглянула на него, хотя в темноте увидеть его реакцию было невозможно.

— Вас поздравить или выразить сочувствие? — произнес он, наконец. Из его голоса исчезли нотки веселья, в нем вообще не осталось интонаций. Теперь это был ровный и безликий голос, которого она никогда прежде не слышала от него.

— Ни то ни другое. — Мария нахмурилась. — Я не пожелала выйти за него замуж и даже не захотела получить от него предложение лично. Но это была бы очень подходящая пара. Однако мои родители вполне спокойно отнеслись к моему отказу. А отец даже посмеялся на этот счет потом. Вот так они меня балуют. Не все родители способны снисходительно относиться к желаниям дочери.

— Возможно, у них были собственные возражения, и они испытали облегчение, услышав ваш отказ.

— Не думаю, — покачала головой Мария, — хотя отец признал, что этот человек — немного идиот.

— Если они знали об этом, то наверняка понимают и то, что он вам не подходит.

— Многих родителей это не волнует. Титул, состояние, светские связи… Они хотят лишь счастья для дочери, особенно когда она в таком возрасте, как я.

— Наверное, они считают вас достаточно взрослой, чтобы откровенно высказывать свою точку зрения.

— Это я делала даже когда была маленькой. Моя гувернантка однажды назвала меня своевольным ребенком.

— Что ж, вы остались верны себе. Но можно понять и вашего отца. Он старается подыскать для дочки подходящего жениха.

— Не вы ли сами говорили мне, что женщина — не приз, чтобы ее выигрывать? Жену не должны получать в результате заключения сделки с отцом, предлагая за это очень много, но и приданое, требуя при этом немалое, когда все, что нужно, — это ее знатное происхождение, ее родословная и наследники, которых она может родить. Но у женщины есть свои надежды, мечты и чувства, как и у мужчины. — У Марии удивленно округлились глаза. — Почему ее желания не должны быть так же важны, как желания ее семьи или ее поклонника?

— Я… Я еще раз повторяю, что мои родители хотят, чтобы я была счастлива, — запинаясь, пробормотала Мария. — Они вряд ли были бы довольны, если бы я приняла это предложение…

— А почему вы отказались?

Мария уставилась на Гарри. Ну, как же он не понимает?

— Потому что я не люблю его.

— Откуда вы знаете?

— Потому что… — Потому что мне никогда не хотелось увидеть его так сильно, как хочется увидеть вас. — Просто потому, что я знаю.

— Понятно. — Гарри немного помолчал. — Мне очень жаль парня, но если он не завоевал ваше сердце, правильно, что вы отказали ему.

Мария думала о том, чтобы сказать Гарри, что из-за него она отказала Хартвуду и не может думать ни о ком другом. Но это было бы признанием в любви, к которому она была еще не готова. Она считала Гарри загадочным и интересным. Он волновал ее, ей хотелось, чтобы его визиты продолжались, но дальше этого она не могла позволить себе думать. У нее не было доказательств его особого, отношения к ней, к тому же она была просто достаточно сдержанна, чтобы не выказывать свои собственные смутные чувства. В действительности девушка не могла определить, что испытывает к Гарри. Какая может быть любовь, когда она не знает его полного имени, не знает о нем ничего? И все же она понимала, что ее чувства — не просто интерес или симпатия. Если бы только она знала его истинные намерения.

— Вам не кажется, что это несколько… безнравственно с вашей стороны? — спросила Мария. Этот вопрос не давал ей покоя весь день. Если Гарри считает свои визиты дурными, тогда Мария поступает неправильно, находя в них удовольствие. Но если он предложит какое-нибудь объяснение, которое устроит ее, возможно, с ее души свалится камень. Надо только подтолкнуть его признаться, почему он приходит к ней.

— Безнравственно? О чем вы?

— Согласитесь, что приходить ко мне, таким образом, несколько… легкомысленно с вашей стороны. — Мария наклонилась вперед и с вызовом вздернула подбородок.

— А-а. — Гарри немного подвинулся, послышался слабый скрип кровати. — Мне кажется, что этим словом очень легко разбрасываются. Наша дружеская беседа не имеет никакого отношения к той подлинной безнравственности, которая царит во всем мире.

— А что вы думаете о том, что происходит между нами? — Мария хотела подчеркнуть интимность сложившейся ситуации. Она чувствовала, что ей надо вытянуть из него правду. Дружеская беседа? Что он хотел этим сказать?

— Я нахожу наше общение приятным.

— Вам нравится взбираться по зарослям плюща? — Мария почувствовала вспышку раздражения.

— А почему нет? — улыбнулся Гарри. — Я обыскал весь Лондон в поисках стены, покрытой плющом, с прекрасной женщиной наверху…

— Так что же тогда по настоящему безнравственно?

— Ну, к примеру, носить сюртук, который не подходит тебе по комплекции, как мне кажется.

— Могли бы придумать что-нибудь по остроумнее, — вздохнула Мария.

Гарри долго молчал, потом заговорил опять, на этот раз — более серьезно.

— Вы спрашиваете, что в нашей жизни безнравственно? Отвечаю: много чего. Не давать человеку голосовать, если он недостаточно богат, и, тем не менее, требовать, чтобы он поддерживал правительство, которое лишило его права голоса. Принимать законы, которые удерживают высокую цену на пшеницу, — ради выгоды владельцев земли, когда бедные люди в городах голодают без хлеба. Объявлять нищету безнравственной и неприличной и при этом ничего не делать для того, чтобы искоренить ее в обществе. Все это гораздо более безнравственно, я так думаю, чем что-нибудь из того, что сделали вы.

Это оказалось совсем не то, что ожидала услышать от него Мария.

— Вы сказали, что не являетесь реформатором, — заметила она.

— Я просто не люблю несправедливость.

— И что бы вы изменили в том случае, если бы имели возможность?

— Многое. — У него дрожал голос от скрытого душевного волнения. Мария подалась вперед, чтобы лучше видеть его. Одновременно с ней Гарри подвинулся вперед, поднял руку, и Мария замерла от его легкого прикосновения.

— Почему вы оказались в Уайтчепеле недавно, — прошептала Мария, — когда видели ту бедную девочку? Потому что не любите несправедливость?

— Я присматривал кое за кем. — Пальцы Гарри по-прежнему касались ее щеки.

— За ней?

— Нет, не за ней. — Гарри опустил руку. — Думаю, за ней как раз никто не присматривает.

— Тогда за кем-то еще. За какой-то важной особой? Последовала долгая пауза.

— В известном смысле, — сказал, наконец, Гарри.

— И что бы вы сделали, если бы с этой особой что-то случилось?

— Все, что я обязан сделать. — Голос Гарри понизился почти до шепота. — У вас есть еще вопросы?

— Да. — Она чувствовала его дыхание на своих губах. У нее так гулко стучало сердце в груди, что он должен был слышать эти удары. — Когда вы наблюдали за мной на днях… на балу у Спенсера… Что вы надеялись увидеть?

Теперь его рука вновь коснулась щеки Марии, более уверенно, но не менее нежно.

— Я хотел увидеть вас, такую красивую и элегантную, как будто прекрасная богиня спустилась на вечер на землю. Я хотел увидеть отблеск пламени свечей в ваших волосах и вашу улыбку и представить, что она предназначена мне. — Его голос стал звучать еще глуше. — Я хотел увидеть, как вы танцуете, и представить, что это меня вы взяли за руку. Услышать ваш смех и надеяться, что однажды, возможно, точно так же вы будете смеяться со мной…

— Вы просто негодяй, если говорите мне такие вещи, — прошептала Мария, когда он прикоснулся губами к ее губам.

— Вы даже не представляете какой, — пробормотал Гарри и поцеловал ее.

Мария почти перестала дышать. Его губы вновь коснулись ее губ, рука легла на шею, и он притянул ее к себе так близко, что Мария уперлась руками, чтобы не упасть прямо на него. Ее ладони легли на плечи Гарри. Из его груди вырвался глубокий стон, и Мария уцепилась за мягкую ткань его рубашки, когда он прижался к ее губам.

Потом он поцеловал ее лоб, виски, уголки глаз, обхватил лицо обеими руками и провел рукой по губам. Мария вздохнула, у нее кружилась голова, а Гарри целовал ее снова и снова, заставляя легким движением языка открыть рот. Мария задохнулась от удивления и застонала, когда он стал исследовать глубины ее рта, сначала деликатно, а потом — все более нетерпеливо, когда она ответила на его поцелуй.

Когда поцелуй, который, казалось, длился целую вечность, закончился, Мария едва дышала от потрясения и все еще удерживала рубашку Гарри в руках. Сердце стучало в бешеном ритме, в груди все горело, а в мозгу звенел колокольчик радости. Да, именно этого она страстно желала в душе. Она никогда не чувствовала себя более счастливой, чем когда к ней прикасался Гарри.

Он приподнял ее подбородок и снова поцеловал.

— Отвечаю на твой вопрос, — прошептал он. — Я действительно такой.

— Какой? — Мария мечтательно улыбнулась.

— Безнравственный. — Еще один поцелуй. Мария вздохнула, чувствуя, что пьянеет от удовольствия.

— В самом лучшем смысле…

Его смех был скорее похож на вздох. Он провел пальцем по нижней губе Марии.

— К сожалению, моя дорогая, и в худшем — тоже.

Глава 12

Мария сначала колебалась, рассказывать ли Джоан о поцелуе, о ее первом поцелуе, но, в конце концов, радость была слишком велика, чтобы держать ее в себе. Спустя два дня, когда они оказались на ежегодном завтраке в саду у леди Плимптон, Мария отвела кузину в укромный уголок и все ей поведала.

— О! — Джоан приложила одну руку к сердцу, а второй стала обмахивать лицо. — Боже мой!

— Тихо, — вспыхнула Мария. — Все заинтересуются, о чем мы здесь говорим.

— Если бы меня кто-то так поцеловал! — Джоан вздохнула и опустила руки. — Может быть, он сегодня здесь.

Мария осмотрелась вокруг. Леди Плимптон была старинной подругой ее бабушки, и мать пришла сюда только поэтому. Гости в основном все пожилые, молодых джентльменов почти не было.

— Возможно, но только вряд ли.

— Я чувствую, что мы его найдем. Люди всегда появляются в самых неожиданных местах.

Мария рассмеялась и согласилась с кузиной, хотя сама сомневалась в правоте ее слов. Джоан позвала к себе мать, поэтому она сжала руку Марии и, пообещав обращать внимание на всех, кто мог бы сойти за Гарри, поспешила к матери.

Мария медленно прохаживалась среди гостей. От одной только мысли о поцелуе Гарри у нее все дрожало внутри и сбивалось дыхание. Разве мог он быть здесь? Они с Джоан, вероятно, были самыми юными среди приглашенных, но у буфета стояли несколько молодых джентльменов и разговаривали между собой. Большинство гостей вышли на улицу, и Мария прошла через открытые двери следом за ними.

День стоял великолепный, яркий и свежий после недавнего дождя. В окружении зелени и цветов были расставлены красиво украшенные столы. В середине сада журчал высокий фонтан, вода сверкала на солнце, как россыпь бриллиантов. Около дома под огромным белым навесом стоял стол, ломившийся от вкусной еды, которой можно было накормить половину Лондона. Мария смотрела на подносы со сладкими булочками и тарелки с пирожными. Интересно, Гарри посчитал бы безнравственным это пышное застолье для людей, которые никогда в своей жизни не знали, что такое голод? Неужели в Лондоне есть люди, по-настоящему страдающие от голода? Забавно, что он впервые в жизни заставил ее задуматься о подобных вещах.

Мария проходила мимо накрытого стола, когда услышала голос мужчины у себя за спиной. Она даже не поняла, что он сказал, она просто уловила тембр, но этого было достаточно. Она резко остановилась, все еще не веря себе. Этот голос. Она знала его. Она обыскала весь Лондон в поисках этого голоса, а он звучит здесь, прямо в саду леди Плимптон.

Мария повернулась, отыскивая взглядом говорившего.

Он стоял к ней спиной в темной одежде, склонившись над стойкой буфета. Вот он снова заговорил, и от знакомого раскатистого голоса сердце застучало где-то в горле, а в голове образовалась пустота. Господи, что же она должна сказать ему? За все то время, что она искала его, Мария так и не придумала, как будет вести себя при встрече. Триумфальное «я нашла тебя!» в данной ситуации казалось совсем неуместным. Мария не хотела показаться грубой или невежливой, или, еще хуже, глупой. У нее пересохло во рту, ей захотелось, чтобы поблизости оказался стакан воды. Ну, где же Джоан? Если бы рядом была подруга, она бы чувствовала себя намного увереннее и спокойнее.

Мужчина повернулся, в руках у него был поднос. Мария сделала шаг назад, но не отступила с его пути, сцепив дрожащие пальцы рук. Пять шагов, три, один…

— Добрый день, сэр, — беззаботно поздоровалась Мария. — Какой сюрприз встретить вас здесь.

Он остановился, глядя на нее из-под круглых очков. Спокойные карие глаза, высокий рост, аккуратно причесанные каштановые волосы. Ему было не более тридцати, симпатичный, но ничего выдающегося.

— Мэм. — Он вежливо, насколько ему позволял поднос в руках, поклонился. — Могу я вам помочь?

— П-почему вы не узнаете меня? — Мария растерялась, поэтому, понизив голос, добавила: — Гарри!

— Простите? — В его голосе послышались удивленные нотки.

Мария потопталась на месте. Это был его голос, она готова была поклясться, но он отвечал не так, как должен был отвечать.

— Это я, Мария. Ты же не мог забыть меня.

— Действительно, мне не следовало говорить, что… — Он замолчал, В его лице промелькнуло что-то непонятное — кажется, секундное замешательство, испуг, смятение… Это заставило Марию содрогнуться от ужаса. И все же одна сказанная им фраза только укрепила ее убеждение, что это был действительно Гарри. Она облизнула пересохшие губы и шагнула вперед, не обращая внимания на сомнения и опасения, которые множились у нее в голове. Не могло быть в Лондоне двух джентльменов с одинаковыми голосами…

— Тогда ты должен вспомнить! Вряд ли ты мог забыть наши разговоры! И место, где мы встретились! — Мария пристально наблюдала за ним, чтобы не упустить ни малейшего признака того, что он узнал ее, хотя сама уже начинала сожалеть, что заговорила с ним. Как унизительно, что приходится выспрашивать у него все это! Лучше было бы официально представиться или пройти в укромный уголок, где она могла бы поговорить с ним наедине. Но на его лице не было ни малейшего признака понимания. Повисла неловкая пауза. — Но я вас знаю, — беспомощно обронила Мария.

— Таун! — Рядом появился мистер Крейн. — Дядя ждет свой чай. Леди Мария, какое счастье видеть вас! — обратился он к Марии и поклонился. Мария перевела ошеломленный взгляд на Гарри, который молча и покорно стоял в стороне…

— Да, сэр. Простите, миледи. — Гарри вежливо откланялся и прошел мимо Марии.

Мария онемела от шока и смущения и молча наблюдала, как он удаляется, ни разу не оглянувшись на нее. Это был Гарри, это ведь, несомненно, был он. И либо притворился, что не знает ее, либо… Либо не хочет знать.

— Надеюсь, что этот человек не причинил вам беспокойства, — подал голос мистер Крейн. — Секретарь моего дяди… Тот не может обходиться без него, особенно в последнее время. — Он замолчал, а Мария не могла говорить с ним, даже если бы захотела. Секретарь. Обычный секретарь. А она пригласила его в свою спальню и позволила себя поцеловать. — У вас бледный вид, леди Мария. Могу я предложить вам бокал вина?

Мария слабо кивнула. Она была согласна на все, только бы он ушел отсюда. Всего лишь секретарь…

— Или лимонада? — самозабвенно нажимал мистер Крейн. — Я могу послать за чашкой чая, если пожелаете, это не займет много времени, я уверен. Или, может, воды?

— Да, лучше чаю, — отчаянно согласилась Мария, только бы он скорее оставил ее в покое.

— Отлично, чай! — Мистер Крейн весь засиял. — Я вернусь через мгновение, леди Мария.

Как только он ушел, Мария пробралась через скопление гостей на открытое место, откуда могла видеть Гарри, который через лужайку направлялся к старому мистеру Крейну. Ей стало трудно дышать, было тяжело на сердце. Слуга… Неудивительно, что он не назвал ей свое имя…

— Мария! Вот ты где! — К ней навстречу, придерживая руками юбки, спешила Джоан. — Пойдем, там, у фонтана стоит группа молодых людей, и двое из них ужасно симпатичные! — Потом она заметила выражение лица Марии. — Что случилось? Что-то не так?

— Это Гарри. — У Марии едва шевелились губы, когда она смотрела вслед секретарю. Тот почти дошел до лорда Крейна, сидевшего на солнышке у камелий, которыми славился сад леди Плимптон.

— Мария, это лорд Крейн, — поправила Джоан, проследив за взглядом Марии. — Ему уже лет сто, должно быть.

— Да я не о нем. Молодой человек с ним. — Слова душили ее. — Его секретарь.

— Его секретарь и есть Гарри? Да нет! — Джоан повернулась, чтобы украдкой посмотреть на его фигуру, потом опять перевела взгляд на Марию. — Ты ошибаешься, дорогая. Твоя мать никогда не пригласила бы на свой бал секретаря. Это либо родственник, либо кто-то, похожий на него…

— Я слышала его голос, Джоан, — покачала головой Мария. — Он разговаривал со мной. Я точно знаю, что это Гарри. — У Марии задрожали колени, и она ухватилась за руку Джоан. — Он лгал мне, он заставил меня поверить, что он — джентльмен…

— Давай присядем. — Джоан обняла подругу за плечи.

Мария позволила кузине отвести ее к скамейке, которая стояла поблизости. Девушка тяжело опустилась на нее, все ее мечты и фантазии рухнули в одно мгновение. Как он мог так обманывать ее? Как смел, забраться в ее комнату, когда он всего лишь слуга? Как он мог позволить себе думать, что намерен ухаживать за ней?

— Теперь ты понимаешь, почему он так и не решился представиться? Вот змея! — возмутилась Джоан. — Как будто у него был шанс! Мне кажется, ты должна радоваться, что раскусила его. Теперь ему уже не удастся скрыть свое настоящее лицо, он — лгун. Тебе надо немедленно сообщить об этом родителям; они должны знать, что под видом джентльмена в их дом проник простой слуга.

— Нет. — Голосу Марии был слабым, но спокойным. — Он… Он обманул меня, но на самом деле никогда не говорил, что он — джентльмен. Я уже ничего не понимаю. Но родителям ничего говорить не стану. Зачем им лишние проблемы?

— Но что же ты станешь теперь делать? Как отомстишь этому негодяю? Он заслуживает этого, ты знаешь. Надо же… Я сама наполовину влюбилась в него, вернее, в его образ. Просто слушала, что ты о нем рассказываешь, и по твоим словам почти влюбилась. — Джоан наклонилась к Марии и сжала ей руку. — Знаешь, возможно, это и была его цель! Если бы он мог сохранить в тайне свою игру, он бы мог влюбить в себя какую-нибудь девушку и даже убедить ее сбежать вместе с ним. Представь ее состояние, когда она обнаружила бы, что вышла замуж за обычное ничтожество.

Мария слушала, что говорила кузина. Ей следовало считать себя счастливой, потому что в отличие от Джоан она влюбилась в Гарри не наполовину, а по-настоящему и даже думала выйти за него замуж, если только… если только…

Но это оказалось совершенно невозможно. Ее руки сжались в кулаки, когда потрясение от открытия уступило место разочарованию и крушению иллюзий. Гарри должен был знать, что граф Донкастер никогда не позволит своей дочери, своему единственному ребенку, выйти замуж за человека, который ниже ее по положению. Как только Гарри узнал, кто она такая, он должен был понимать, что отец не одобрит их встреч, не говоря уже о замужестве. Каждый миг его ухаживаний оказался всего лишь безжалостным обманом, он все больше привязывал ее к человеку, с которым ей никогда не связать свою судьбу.

Нет, он не был таким уж подлым, убеждала себя Мария. Он не делал ничего такого, чего она не хотела или не позволяла, и в целом их встречи носили невинный характер. Это, конечно, не оправдывало его проникновений в спальню Марии, хоть он и просил на это разрешения, но он ведь не лишил ее невинности. Всякий раз, когда он прикасался к ней, она хотела этого, позволяла это и принимала. И возможно, он знал, что его кандидатура неприемлема, но не мог ничего поделать с собой из-за любви к ней…

Мария вскочила на ноги, ужасаясь самой себе за то, что защищает его, за то, что по-прежнему хочет, чтобы он объяснился. Она надеялась, что он безумно влюбился в нее, поэтому ее отказ ударит его так же больно, как ударил Марию его обман. Она надеялась, что он упадет духом, зачахнет и умрет с разбитым сердцем. Вот тогда она снова станет счастлива. Глаза Марии наполнились слезами.

— Я хочу домой, — обратилась она к Джоан. — Прямо сейчас.

— Ну конечно. — Джоан нежно обхватила ее за талию, и они пошли в гостиную. Мария не стала оглядываться назад, чтобы опять увидеть этого лживого негодяя, пока он подавал старому Крейну его чай.

Вряд ли она бы заметила, что Гарри следил за ней. Он не мог позволить себе, открыто смотреть на Марию, но несколько раз украдкой взглянул в ее сторону. В его мозгу отпечаталось выражение шока на ее лице. Боль от разоблаченного предательства, которую он успел заметить в ее глазах, пронзала его как раскалённая добела пика. Его изводило понимание того, что он вынудил ее страдать, уступив своим собственным желаниям, которые, он прекрасно это знал, были под запретом и, в конечном счете, обречены. Но в то же самое время часть его грешной души злорадствовала, что она сама этого хотела, он не принуждал ее. «Нет, я заслуживаю хорошей порки», — говорил себе Гарри в порыве ненависти к самому себе, пока расставлял на столе чай и печенье для лорда Крейна.

— Ты принес копченую рыбу, — проворчал Крейн. — Я ненавижу ее.

— Конечно, сэр. — Гарри убрал тарелку на поднос, украдкой бросив еще один взгляд на Марию. Она, съежившись, сидела на скамейке с другой молодой леди. Без особого труда можно было догадаться, что высокая брюнетка — кузина Марии, мисс Беннет. Лицо Марии было бледным, и только глаза ярко блестели. Гарри догадался, что она солидарна с ним во мнении, что его следует хорошенько высечь.

— И чаю я не хочу, — бурчал Крейн. — В доме где-то должен быть портвейн.

— Врач сказал, что вам не следует пить, — в сотый раз напомнил Гарри.

— Чепуха, — фыркнул Крейн. — Я лучше этого лекаря знаю, что мне можно. Принеси портвейна, Таун. Я плачу тебе не за твои глупые советы.

— Да, сэр, они останутся при мне.

Сегодня Гарри почти не обращал внимания на сварливость Крейна. Если бы только Тобиас не убедил своего дядю пойти на этот раут, куда Гарри обязан был его сопровождать. Он предвидел, что Крейну не понравится это мероприятие, и он будет срывать свое недовольство на нем. Гарри, конечно, не знал, что здесь появится Мария — с ее настойчивым желанием найти его, встретиться с ним лицом к лицу.

— Я хочу перейти отсюда в тень, — заявил Крейн, как только Гарри все расставил на столе. — Здесь очень жарко. А где мой племянник? Бестолковый бездельник, затащил меня сюда, а самого нигде не видно. Никакого уважения к старшим, никакого понимания. — Крейн встал, уцепившись за трость. — Пойду в дом, — объявил он и двинулся в том направлении.

— Мне принести вам чай туда? — покорно спросил Гарри.

— К черту чай, Таун, я не хочу чаю! Я найду в этом доме портвейн, даже если для этого мне придется проверить каждый шкаф! Пей сам свой чай!

— Да, сэр. — Гарри должен был последовать за ним. В таком месте в окружении десятков людей Крейн подвергался опасности. Сегодня Гарри был обязан как пришитый повсюду ходить за стариком, не обращая внимания на его вспыльчивость и различные старческие причуды.

Вместо этого он остался на своем месте, машинально собирая посуду. Мария и ее кузину исчезли. Но даже если бы они по-прежнему сидели на скамейке, Гарри уже ничего не смог бы изменить. У него не было объяснений, отговорок, за которые можно было простить его поведение, даже если бы появилась возможность поговорить с Марией.

Гарри взял поднос и распрямил плечи. У него есть работа. Работа, которая никогда не подразумевала, и не будет подразумевать присутствие рядом леди Марии Данмор. И он никогда еще так сильно не переживал по этому поводу.

Глава 13

В этот вечер Мария легла спать поздно. Ей было тошно в своей комнате, поэтому она ждала вечера, пока совсем не выбьется из сил. Теперь она ненавидела свою спальню, место, где она отдала свое глупое, наивное сердце лжецу, обнажила свою душу перед обыкновенным мерзавцем, у которого никогда не могло быть ни малейшей возможности жениться на ней. Неудивительно, что он все делал тайком! Отец натравил бы на него собак за то, что он приблизился к ней. Ей следовало думать, прежде чем доверять человеку, который пробрался в ее комнату… взобравшись по стене высотой тридцать футов… в полночь!

Она отпустила зевающую прислугу; сегодня ей никто не нужен. И уж конечно Гарри. Хам! Ничтожество! Она называла его всеми плохими словами, которые смогла придумать, хотя сердце в груди отзывалось болью.

Тяжело вздохнув, Мария улеглась в кровать и повернулась спиной к окнам. Если бы не было так жарко, она бы их закрыла. Ей хотелось, чтобы сейчас была зима. И чтобы окна ее спальни выходили на улицу. Ей хотелось, чтобы в садах никогда не рос плющ. Ну почему не могли вместо него посадить вьющиеся кусты роз с множеством шипов? Это остановило бы любого мошенника, попытавшегося нарушить ее покой.

И все же… Мария немного пошмыгала носом, потом провела рукой по лицу. Нельзя сваливать всю вину только на Гарри. В ту первую ночь, когда он появился у ее окна, она сама разрешила ему войти. Когда он уходил, это она попросила его прийти снова. Если он проявлял чрезмерную самонадеянность, то она виновата, что принимала и даже поощряла ухаживания с его стороны. Если бы она вела себя осмотрительно, как и полагается молодой леди, ничего бы не случилось.

И что, это сделало бы ее счастливой? Было бы ей лучше, если бы она не узнала Гарри? Может быть, она встретила бы кого-то еще, более подходящего — просто интересного и обаятельного человека… А может быть — нет. В конце концов, она поговорила едва ли не с каждым джентльменом в Лондоне, пока искала Гарри, и многие из них приходили к ней с визитом. Но ни один не привлек ее внимания настолько, насколько это удалось Гарри. Мария опять тяжело вздохнула и попыталась занять удобное положение в кровати. Она подозревала, что глубоко в душе она всегда будет хранить воспоминания о таинственном и романтическом поклоннике. Если бы только…

Она села в кровати и в сильном раздражении ударила рукой по подушке, которая сегодня была ужасно неудобной. Потом Мария опять легла на спину и закрыла глаза, решительно настроившись не открывать их до самого утра. Из-под закрытых ресниц выкатилась слеза и потекла по щеке. Хотелось поскорее уснуть. Наконец, когда совсем стемнело, она провалилась в сон.

Гарри растворился в тени изгороди, которая окружала парк вокруг дома Марии. Он не должен был здесь находиться. Это могло только ухудшить ситуацию — либо для нее, либо для него, а, скорее всего для них обоих. И все-таки он оказался здесь, не послушав голос разума.

Как обычно, парк был пустынным. Гарри никогда не сталкивался ни с садовником, ни с другой прислугой, а ворота сюда мог открыть любой ребенок. Для человека, жизнь которого находится в опасности, Донкастер, похоже, не догадывался, как легко кто-то может пробраться в его парк, взобраться по стене дома и… безнадежно влюбиться в его дочь. Гарри нахмурился. Это он — глупец, а не Донкастер.

Ладно, мрачно решил Гарри. Взявшись за гуж, не говори, что не дюж. Он не перестанет думать о ней, пока не посмотрит на нее в последний раз. Он должен увидеть, как она задирает нос перед скромным секретарем, и услышать от нее жестокую отставку человеку, у которого нет ни титула, ни состояния. Как только он собственной персоной почувствует ее презрение, возможно, он избавится от сумасшествия, которое овладело им, когда он впервые увидел Марию. По крайней мере, ему не надо будет больше обманывать самого себя.

Гарри проскользнул через окно, приготовившись к визгу, проклятиям и приказу покинуть комнату. В спальне было тихо. Очевидно, Мария не ждала его, как было однажды. Наверное, так лучше, тихо вздохнув, подумал Гарри. Когда глаза немного привыкли к темноте, он сделал шаг в глубь комнаты.

— Мария? — прошептал он.

Ответа не последовало, и тогда Гарри увидел, что она спит. Простыни сбились, и он увидел обнаженные до колен ноги, Мария лежала на боку, лицом к нему, подложив одну руку под щеку. Что-то сжалось в сердце Гарри. Она выглядела такой усталой, и на мгновение он подумал, что должен оставить ее в покое.

Но это только продлит мучения. Мария не должна упустить шанс сказать ему, насколько он отвратителен. И он заслуживает услышать такое про себя, потому что с самого начала знал, что у них нет будущего. Он знал, но эгоистично возвращался снова и снова, позволяя ей поверить в ложь, потому что… Гарри выругался про себя. Он позволил ей сделать это, потому что сам тоже хотел верить.

Хотел… Однако это никак не оправдывает его действий.

Гарри тихо пересек комнату. Сегодня была полная луна, небо — совершенно безоблачное, серебряный свет заливал спальню, позволяя увидеть роскошную обстановку лучше, чем прежде. В душе Гарри с издевкой посмеялся над собой. Неужели он поверил, пусть на мгновение, что может соединить свою судьбу с девушкой, которая живет в таком богатстве? Он никогда не сможет обеспечить ей такой комфорт, такую роскошь, глупо даже мечтать об этом. Такие, как леди Мария, не выходят замуж за глупцов.

У ее кровати Гарри остановился, наблюдая за ней спящей. Боже мой, она была самой прекрасной женщиной, которую он когда-либо видел! Гарри потянулся и приподнял с подушки прядь волос, позволив шелковистому локону проскользнуть сквозь пальцы. Под ее щекой подушка казалась влажной. Она плакала — из-за него. Да он просто идиот, что однажды заговорил с ней. Брандон был прав с самого начала: эта девушка не для него.

— Мария. — Гарри опустился на одно колено рядом с ее кроватью, надеясь, что, проснувшись, она не завизжит и не выцарапает ему глаза. Она даже не пошевелилась.

— Мария. — Гарри тронул ее за плечо. У нее дрогнули ресницы, но глаза оставались закрытыми. — Проснись, Мария. — Она наморщила нос, между бровями залегла складка, словно ее раздражало, что кто-то потревожил ее покой. Гарри улыбнулся. — Прости меня, любовь моя, — прошептал он и дотронулся до ее щеки. Его пальцы едва касались нежной кожи, и он почувствовал весь ужас своего безрассудного поведения.

Мария медленно открыла глаза, пару раз моргнула ресницами, но не двигалась.

— Гарри? — хрипло пробормотала она.

— Да. — Он отдернул руку от ее щеки.

— О, Гарри! — Мария потянулась вперед, чтобы обнять его и притянуть поближе к себе. Оказавшись застигнутым врасплох и прижатым к краю кровати, Гарри обнял ее в ответ. — Я так рада, что ты пришел!

Гарри замер. Она действительно проснулась? Ведь он ожидал совсем другого приема.

— Я соскучилась, — выдохнула ему в плечо Мария. Гарри понимал, что ведет себя неправильно, но от этих ее слов сердце встрепенулось в груди. Он прижался щекой к ее шелковистым волосам и вдохнул запах теплой, желанной женщины, все еще надеясь, что есть какой-то способ…

Нет, никакого способа нет. Он снял со своей шеи ее руки и отодвинулся, чтобы смотреть прямо на нее.

— Ты не должна этого делать. Я пришел, чтобы ты смогла задать мне хорошую трепку.

— Но почему? — Мария непонимающе моргала глазами. — Я, конечно, была ужасно удивлена там, у леди Плимптон. Я искала тебя повсюду и потом просто не знала, что сказать, когда ты оказался прямо передо мной. Поэтому я набросилась на тебя и настаивала, чтобы ты вел себя, как будто мы — старые знакомые, но это было ужасно неправильно…

Гарри сощурил глаза. Все это подозрительно смахивало на извинение, но это ведь он должен каяться.

— …потом подошел мистер Крейн, и я совсем растерялась. Мне хотелось, чтобы он ушел. К сожалению, Джоан не оказалось рядом, чтобы отвлечь его. Я так расстроилась, что просто отправилась домой. Но я думала об этом весь вечер и только теперь, пока спала, кажется, поняла…

— Мария, о чем ты говоришь сейчас? — прервал ее Гарри.

— Я поняла, почему ты работаешь у лорда Крейна. — Она улыбалась, у нее светилось лицо, а Гарри мог только безмолвно смотреть на нее. — Это же здорово! Знаешь, ты не первый, младший брат матери тоже некоторое время работал секретарем, я совсем забыла об этом, а потом перешел в парламент…

Мария замолчала на полуслове. Он, наверное, каким-то шумом или движением спугнул ее мысли. Она считает его чьим-то младшим сыном и по-прежнему джентльменом.

— Что? — прошептала тревожно Мария. Гарри медленно покачал головой.

— Но… но так должно быть, — дрожащим голосом сказала Мария. — Младшие сыновья работают в качестве секретарей, особенно с такими людьми, как лорд Крейн. Это такая хорошая возможность.

Гарри сел на корточки, его наполнило смутное чувство досады. Вряд ли он мог обвинять ее за желание или ожидание того, что он все-таки является джентльменом. В жизни ее окружают только люди из хорошего общества. Но ведь он знал с самого начала, что таковым не является, и, несмотря на это, все время позволял ей думать, что он — джентльмен. Гарри знал, даже если не признавался себе в этом, что хотел ей нравиться, и знал, что она никогда бы не заговорила с ним, если бы не была увлечена. Это — заслуженная награда, с горечью подумал Гарри.

Он вдруг рассердился. Рассердился на нее за то, что она так настойчиво старалась подогнать его под свои стандарты. Рассердился на себя за то, что так безрассудно хотел ее, что вынужден, был прибегнуть к обману. Мария — состоятельная, утонченная леди, рожденная для кого-то из сословия пэров. Он — никто, обычный актер, выполняющий роль тайного агента с надеждой на что-то большее, но все равно ей он никак не пара.

Гарри вскочил на ноги и отошел от кровати, стараясь подавить возмущение и гнев и понимая, что они оба страдают в сложившейся ситуации. Мария не виновата в том, что родилась в знатной и богатой семье, а он — в бедной и простой. По крайней мере, она не притворялась, что не является богатой.

Мария правильно истолковала его поведение сейчас.

— Нет, — выдохнула она через минуту. — Я не верю. Ты… Ты должен быть джентльменом. Ты — младший сын графа, или виконта, или пусть даже адвоката…

— Нет, — коротко оборвал ее Гарри. — Нет, Мария, это не так.

Наступила ужасная тишина. Гарри нахмурился, ему очень хотелось ответить ей утвердительно. Но его отец был актером, дед — моряком. Он вовсе не был джентльменом.

— Но это ужасно несправедливо! — взорвалась Мария, стукнув рукой по подушке.

— Что именно? — раскачиваясь на каблуках, поинтересовался Гарри. «Кроме того факта, что я влюбился в тебя и не могу жениться на тебе…»

— Несправедливо, что ты должен скрываясь, тайком видеть меня, а такие глупые и скучные люди, как мистер Крейн, могут приходить ко мне и сидеть рядом целыми днями. И все почему, спрашивается? Потому что его дядя — лорд! Только потому, что однажды он получит титул, он может говорить с любой женщиной, которую выберет. А я должна сидеть и ждать, пока достойный и приятный мужчина найдет меня. Какая несправедливость быть женщиной!

Гнев Гарри моментально испарился, он тихо рассмеялся:

— Возможно, но ты тут ничего не сможешь изменить. Мария скривила губы и опять хлопнула по подушке, но на этот раз без особой силы. Ее темные волосы выбились из косы и упали налицо, скрывая его. Гарри сделал глубокий вдох, потом устало произнес:

— Я пришел извиниться…

— Как ты попал к нам на бал? — требовательно спросила Мария. Гарри напрягся. — Секретари не ходят по балам. Их просто не приглашают. Лорд Крейн никогда не возьмет тебя с собой, во всяком случае, на бал к моей матери.

— Может быть, я прокрался тайком, — уклонился от прямого ответа Гарри.

— Но ты бы выделялся среди других. Никто тебя не знает, а на балу моей матери все знают друг друга или, по крайней мере, друг о друге. А если ты прокрался тайком, то почему? Чего ты хотел добиться?

На языке у Гарри вертелась правдоподобная история; на каждый свой шаг у него была заранее подготовленная легенда. Что-то могло пойти не так, как задумано, люди могут ошибаться. В любой момент его могли схватить или заподозрить. Но он уже и так достаточно много наврал Марии. И хотя это противоречило всему тому, что ему нужно было делать, Гарри подумал, что будет лучше сказать ей что-то похожее на правду, чтобы только удержать ее от попытки докопаться до истины самой.

— Ты должна мне верить, — начал Гарри. — Клянусь, у меня была благородная цель. Я не преследовал личной выгоды и не сделал ничего, чтобы навредить твоей семье или кому-то из гостей. Но я не могу подробно рассказать тебе, почему я там оказался.

С каждым его, словом у Марии все больше округлялись глаза. Некоторое время она молчала. — Это опасно? — прошептала она, наконец. Гарри оставил вопрос без ответа.

— Я… Я никому не расскажу! — приглушенно проговорила Мария. — Я не хочу навредить тебе…

— Я не могу приходить к тебе. Не смею. И ты не должна заговаривать со мной, если мы встретимся где-то. — Гарри шагнул к ее кровати и, не раздумывая, взял ее за руку. — Обещай мне, Мария.

— Хорошо, — едва слышно откликнулась девушка. — Но когда ты будешь… свободен? — Гарри застыл. — Когда ты сможешь прийти ко мне снова? Не говори, что не придешь. Только не ночью, а днем, под своим именем. — Гарри стал отрицательно качать головой, но Мария обхватила руками его лицо, не давая ему сказать. — Ты должен, — умоляла она. — Пожалуйста! Я дам тебе слово, только если ты пообещаешь мне, что, придешь!

Ее лицо было так близко, ее глаза так блестели в серебристом свете луны, ее губы были так соблазнительны, что Гарри услышал свой ответ, прежде чем успел подумать о чем-то:

— Я постараюсь…

Отказываясь думать о том, что он делает, Гарри потянул ее к себе. Она прильнула к нему без колебаний, обвила руками его шею и уткнулась головой в плечо. Она была словно специально создана для него, так замечательно их тела подходили друг другу. Несколько мгновений Гарри просто удерживал ее в своих объятиях. Мария была теплой и мягкой, ее волосы пахли весенними цветами, а щека касалась его щеки как тончайший шелк. Гарри закрыл глаза и подумал, что мог бы продать душу, чтобы только остаться с ней.

Но даже этой сделки будет недостаточно — ни в глазах ее отца, ни в глазах общества, ни даже в ее собственных глазах, если она узнает, кто он такой на самом деле. Поэтому Гарри осторожно посадил ее на кровать.

— До свидания.

— Когда, Гарри? — прошептала Мария. — Когда ты придешь опять? Я не вынесу, если ты мне не пообещаешь…

— Не знаю…

Гарри чувствовал, что этот ответ расстроил Марию, но она промолчала. Может быть, догадывалась, что он не может говорить ей правду. Ведь он не надеялся, что ее родители когда-нибудь примут его, независимо оттого, что он ей пообещает.

— Почему… Почему ты подошел ко мне?

— О чем ты? — нахмурился Гарри.

— Помнишь вечер на балу у моих родителей, когда ты был на балконе, а я вышла подышать воздухом… Первый раз. И почему ты приходил ко мне потом?

Гарри, все еще хмурясь, быстро соображал. Что он, черт возьми, должен ответить?

— Это, случайно, не из-за моей семьи? — продолжала Мария.

Ее предположение было абсолютно абсурдным, Гарри едва не засмеялся. Если уж на то пошло, он приходил, нисколько не думая о ее семье. Отец Марии мог бросить его в тюрьму за это. Но потом он вспомнил, что она сказала в тот вечер на балконе, и все понял. Ему стало обидно, что она приняла его за жадного, помешанного на деньгах поклонника, но ей, должно быть, встречались такие. Вряд ли он имел право обвинять Марию за подобные сомнения после того, как отказался рассказать о себе и о своем занятии.

— Нет.

— Точно? — Эти слова прозвучали почти как обвинение, и только лишний раз напомнили Гарри, как они далеки друг от друга.

— Нет, — резко повторил он.

— Ты же знаешь, в этом нет ничего необычного, — продолжала Мария, не в силах остановиться. — Мой отец — очень важная персона. Жениться на мне — огромная выгода для такого человека, как ты.

Как только эти слова сорвались с ее губ, Мария захотела вернуть их обратно. Она была так взволнована и сбита с толку сегодня, что, похоже, уже не могла контролировать свои чувства. Вся горечь от мысли о том, что Гарри — всего лишь один из тех, кто хочет жениться на ней из-за денег и положения ее семьи в обществе, снова всколыхнулась внутри. В голове стучали слова Джоан: «Как будто у него был какой-то шанс быть принятым… ты должна радоваться, что раскусила его…» Ее обуяла внезапная радость, когда она подумала, что распознала его замысел, потом последовало его резкое опровержение, и Мария уже была не в состоянии усмирить свои эмоции или придержать язык, вот и сболтнула.

— Я не то хотела сказать, — поспешно, проговорила она, но Гарри уже отвернулся.

— Нет, ты права. — Его голос звучал тихо и сдержанно. — В таком браке выгода целиком принадлежала бы мне. Но я уверяю тебя, что ни разу не подумал о какой-то выгоде, когда разговаривал с тобой. Извини, конечно. — Не оглядываясь, он направился к окну.

Мария соскочила с кровати и побежала за ним следом.

— Прости меня, Гарри! Я сказала глупость, потому что никогда не считала тебя похожим на этих бестолковых идиотов и щеголей, которые приходят ко мне, но… — Мария замолчала, заламывая руки, когда Гарри оперся руками о подоконник и оглянулся через плечо. — Я просто хочу знать, — отчаянно продолжала Мария, — почему ты проскальзывал в мою комнату, если даже не надеялся на серьезные отношения?

Несколько мгновений Гарри просто молчал, мрачно глядя на Марию. Лунный свет окрасил его фигуру в серебристо-черный цвет, словно обозначил грань между реальностью и фантазией. Если бы только он объяснил… Мария считала, что сможет вынести почти все и столько, сколько нужно, если он скажет ей правду…

Медленно, словно принимая осмотрительное решение, Гарри повернулся.

— Потому что ты — самое прекрасное создание, которое мне приходилось видеть, — хриплым шепотом произнес он. Его взгляд прожигал Марию насквозь. — Потому что твой голос звучит в моих снах каждую ночь, и я боюсь, что сойду с ума от этого. Потому что я лучше буду видеть тебя вот так, эти несколько тайных мгновений, зная, что у меня нет надежды на большее, чем не видеть тебя совсем. Почему? Потому что я ничего не могу поделать с собой, Мария, хотя знаю, что должен прекратить все это.

Мария почувствовала, как к горлу подступили слезы. Почему? Ну почему он не может быть тем, кого примут ее родители? Гарри, может, и не умрет из-за разбитого сердца, а вот она вполне может.

— Как ты смеешь… — У Марии дрожал голос. — Как ты смеешь приходить и ласкать меня…

— Ты не имеешь ни малейшего представления о том, что это значит, — нервно расхохотался Гарри.

— Имею, — взорвалась Мария, не осознавая, что ее голос прозвучал довольно громко. — Я знаю, и ты…

Сделав два больших шага, Гарри оказался с ней рядом.

— Знаешь? — хрипло прошептал он, обхватив ее руками и немного встряхнув. — Ты знаешь, что я больше всего на свете желаю сделать с тобой?

— Что? — потребовала ответа Мария. — Еще больше мучить меня? И как ты будешь это делать?

Вместо ответа он развернул ее спиной и прижал к себе.

— Я очень хочу каждую ночь вот так держать тебя, — прошептал он, обжигая горячим дыханием ее ухо.

Мария, пораженная его словами, застыла на месте. Она не могла поверить, что он так грубо схватил ее, и все же… Словно какой-то сложный узелок боли развязался внутри от удовольствия, когда ее тело почти бессознательно прильнуло к телу Гарри.

— Я страстно хочу прикасаться к тебе. — Гарри легко дотронулся пальцами до ее щеки, провел линию до подбородка и остановился на шее. Мария вздрогнула. — Я страстно хочу целовать тебя, каждый дюйм твоего тела. — С этими словами Гарри прижался губами к ее шее, лишив всякой возможности протестовать.

Мария никогда не подозревала, что мужчина может быть таким огромным. Он словно укутал ее в свои объятия и даже показался намного выше и крупнее, чем прежде. Его губы путешествовали по ее шее, вызывая легкое покалывание кожи и жар во всем теле, его руки прикасались сначала к плечам, потом спустились к груди, коснулись изгиба талии и живота. Мария задохнулась от волнения, у нее подгибались колени, и, чтобы удержать равновесие, она уцепилась за Гарри.

А он словно чувствовал ее состояние… Он стиснул ее в своих объятиях и прижал Марию к себе так сильно, что она почувствовала крепкие мышцы его тела и плотно прижатые бедра. На Марии был только халат, и тонкий батист не представлял собой серьезного барьера. Гарри был таким горячим, и, наверное, поэтому ей показалось, словно лихорадка охватила ее тело, когда его руки продолжили медленное путешествие по ее телу, пробуждая к жизни сильное и мощное влечение.

— Ты сводишь меня с ума, — прошептал Гарри, покрывая поцелуями ее плечо. Одним движением пальцев Гарри потянул ленточку, завязанную на горловине халата, и он легко соскользнул с плеча. Мария посмотрела вниз, испытав новый шок, и обнаружила, что его пальцы пробрались под халат. Если бы она могла сейчас говорить, она, конечно, приказала бы ему остановиться… Но она уже не могла ни дышать, ни двигаться, когда Гарри обхватил рукой ее грудь и коснулся пальцем соска. Она пыталась сказать его имя, но смогла только ловить воздух открытым ртом.

— Понимаешь? — выдохнул Гарри. — Теперь ты понимаешь, почему я вернулся? — Он крепко прижал к себе ее бедра, и она почувствовала его возбужденную плоть. Гарри ослабил объятия и поднял халат Марии.

На разгоряченной коже появилось ощущение прохлады. В смутном подсознании мелькнула мысль о том, что надо остановить это, но Гарри опять поцеловал ее плечо, и вместо протеста Мария прижалась к нему всем телом, не предпринимая ни малейшей попытки сопротивляться. Она поняла, почему молодых леди предупреждают не оставаться наедине с джентльменами; если бы девушки знали, что может случиться, они бы сто раз подумали.

О Боже! Его пальцы прошлись по бедру Марии, ладонь обожгла кожу. Мария выгнула спину, уцепившись за руку, обнимавшую ее талию, и уперлась ногами в ковер, чтобы устоять перед его прикосновениями. Лихорадочный жар охватил низ живота, волна чувственного наслаждения прокатилась по всему телу. Мария покорно откинула голову на его плечо, колени ее подогнулись, и рука Гарри скользнула меж бедер.

— Я хочу, чтобы ты сгорала от желания, — пробормотал Гарри, обжигая горячим дыханием ее ухо, одновременно его рука продолжала исследовать жаркое лоно.

— Да… — простонала Мария, отметая ложную скромность или возмущение. До сих пор никому она не позволяла таких интимных ласк, но сейчас все тело ныло от безумного возбуждения. Кровь пульсировала в венах, пылая огнем. Она не знала, ни что думать об этой сладкой боли, зародившейся где-то внутри ее тела, ни что с ней делать, но она отчаянно хотела, чтобы Гарри показал ей.

— Нет. Пока нет, — прошептал Гарри, и в этот момент Мария ахнула от изумления: его длинные пальцы проникли внутрь ее лона. Она бесстыдно купалась в его самых смелых ласках, испытывая неземное наслаждение.

— Что… Что еще? — тихо прошелестел ее голос. Гарри лишь негромко рассмеялся в ответ и уткнулся в ее волосы, чтобы поцеловать нежную шею. Его губы заскользили вдоль шеи к плечам, он тихонько покусывал ее кожу. Одна рука продолжала ласкать жаркое лоно, а вторая накрыла грудь, сжав сосок большим и указательным пальцами. Мария почувствовала головокружение, когда ее бедра стали двигаться в такт с движениями его пальцев. Сердце колотилось так, словно хотело выпрыгнуть из груди. Мария пыталась оторваться от Гарри, желая восстановить дыхание и привести в порядок мысли. Но он не давал ей отступить ни на шаг.

— Ты уже чувствуешь это? — прошептал он, пока его пальцы продолжали доставлять ей сладостную муку. — Это жгучее желание внутри, которое грозит свести тебя с ума? Оно заставляет отбросить в сторону все правила приличия, любую крупицу здравого смысла и стеснения. И ты отдашь все, что у тебя есть, за шанс узнать, что будет дальше?

— Да… Нет… — Его чувственные умелые руки вели ее все дальше к сладостному мигу, и, не в силах больше собой владеть, она коротко вскрикнула, задохнувшись от пронзившего ее желания, в глазах заблестели слезы. — Я не могу, Гарри…

— Можешь. — Его дыхание было прерывистым. — Позволь себе…

— Нет… Да! — Мария вдруг замерла и напряглась. Волна неизвестных ей до этого момента ощущений накрыла ее с головой, все тело затрепетало от безумного желания, и она вскрикнула, хотя в последнюю секунду Гарри успел прикрыть ей рот рукой.

Мария осела в его руках. Если бы он не держал ее, она бы просто упала. Она была готова поклясться, что ее сердце остановилось на мгновение. Никогда в жизни она не чувствовала ничего подобного. Это всего лишь сон, сказала она себе, этого не может быть на самом деле… Мария уцепилась за руку Гарри, которая по-прежнему обнимала ее, и только с его помощью встала на ноги. Сейчас она была не в состоянии мыслить логически, чтобы спросить что-то, кроме одного-единственного вопроса:

— Когда ты придешь ко мне опять?

Гарри прижался губами к ее шее и почувствовал волнующий вкус ее кожи — горячей и влажной после утоленной страсти. Дрожащими руками Гарри привлек ее к себе, одна рука лежала у нее на груди, а вторая продолжала ласкать мягкие влажные завитки между ног. Страстный вскрик Марии звучал у него в ушах и вызвал болезненное напряжение плоти. То, как она возбудилась в его объятиях, будет изводить его всю оставшуюся жизнь. Гарри глубоко вдохнул легкий запах лаванды и почувствовал, как болит его сердце от жгучего желания обладать ею. Эта боль оказалась сильнее его физических мук.

— Я не могу, — прозвучал в тишине его ответ.

Глава 14

После всего случившегося у Марии все еще кружилась голова, поэтому она была не в состоянии спорить, когда Гарри подхватил ее на руки, отнес в кровать, заботливо укрыл одеялом и ушел, поцеловав в висок. Мария обхватила себя руками и закрыла глаза, вспоминая каждое мгновение его присутствия здесь.

Он не джентльмен. Ей казалось, что она всегда знала это, но не хотела думать об этом. Всякий раз, когда он спрашивал, имеет ли значение его имя, имеет ли значение его внешность, она отвечала «нет». Неужели она лгала? Кому? Конечно, ему, хотя подозревала, что Гарри не поверил ей. Но она… Ну, это другое дело. Она никогда так ясно не смотрела фактам прямо в лицо: Гарри не был тем, за кого себя выдавал, независимо от своей внешности. Он оставался для нее большой тайной.

Но он хотел ее так, как мужчина хочет женщину. Мария глубоко вздохнула, провела рукой по груди, коснулась живота. Воспоминания о ласках Гарри мгновенно вызвали дрожь во всем теле. Он заставил ее загореться и доставил ей такое блаженство, о существовании которого она даже не подозревала. Она понимала, что он подобного удовольствия не получил. Однажды Джоан тайком взяла у брата книгу фривольных стихов, и Мария с ней вместе хихикала над строчками, в которых говорилось, что величайшее наслаждение мужчина получает, когда погружает свою плоть в тело женщины. От одной только мысли Мария сейчас злилась краской. Гарри ласкал ее рукой, и, превратившись теперь в грешное создание, Мария хотела, чтобы все повторилось. И может быть даже — она еще глубже забралась под одеяло — почувствовать его плоть внутри своего тела. Если он смог одними лишь пальцами довести ее до полного экстаза, то, что же будет, когда его плоть окажется внутри? И теперь, когда Гарри помог ей испытать истинное наслаждение, ей не хотелось оставаться пассивной. У нее появилось сумасшедшее желание помочь ему испытать подобное, оставить его совершенно измотанным, бездыханным и полностью удовлетворенным. Оставался единственный вопрос… Что для нее имеет значение? Отсутствие у Гарри положения в обществе? Или то, как он целует ее, обнимает и заставляет смеяться? Мария зажмурилась и попыталась представить его лицо. В конце концов, она видела его в саду леди Плимптон, и луна сегодня была полная… Тем не менее, несмотря на все усилия вспомнить его, она не могла этого сделать.

Одинокая слеза покатилась по щеке. Она позволила ввести себя в заблуждение, но по собственной воле. Если бы только это можно было продолжить.

После той ночи светский сезон потерял свой блеск для Марии. Сначала она надеялась, что Гарри был несерьезен, когда говорил, что больше не вернется к ней, но он оказался верен своему слову и больше не появлялся в окне ее спальни. Джоан, к счастью, не упоминала его имя тоже, и если бы Мария могла просто вычеркнуть из головы ту ночь, она бы смогла почувствовать атмосферу предательства и разочарования и выбросила бы его из головы как жалкого лжеца, который на время одурачил ее. Вместо этого каждый вечер она оставляла на ночь горящую лампу и спала с открытым окном, даже когда шел дождь и ночной воздух был сырым и прохладным.

Она пыталась не раскисать. Еще два джентльмена, два потенциальных жениха, приходили к ее отцу, и Мария отказала обоим. Вместе с родителями она посещала все балы и вечера и по привычке танцевала со всеми, кто просил ее о танце. Но ничего не помогало. Проходил день за днем, и она чувствовала себя потерянной, была не в духе и ни на кого и ни на что не обращала внимания. Всякий раз, когда она видела лорда Крейна, ей приходилось сдерживать себя, чтобы не подбежать к нему и не спросить о его секретаре.

Эта деталь волновала ее больше всего. Гарри не ответил, когда она спросила, почему он пришел на бал к ее родителям; он только сказал, что у него была веская причина. Но что он имел в виду? И могло ли это повториться? Однажды он видел ее на балу у Спенсера, значит, он не сидел по вечерам дома. Мог ли он быть сегодня здесь, на званом вечере у леди Арнольд? Он говорил, что посещать общество его заставляет благородная цель, и Мария хотела верить ему.

Она должна верить ему, даже, несмотря на то, что знала, что у него есть свои секреты. Но он в свою очередь тоже верил ей. Если она расскажет о нем отцу, тот непременно отыщет его и раскроет все секреты, если не сделает чего хуже. Они с Гарри были связаны воедино в своем небольшом индивидуальном мире, полагаясь на благородство, и рассудительность друг друга.

Что-то привлекло внимание Марии. Она подняла голову и оглянулась, понимая, что на время с головой ушла в собственные размышления. Ее последний партнер по танцам ушел, а она даже не заметила этого. Она стояла в конце зала и невидящим взглядом смотрела на танцующие пары. Но что-то вывело ее из задумчивого состояния. Что это было? Она даже сказать не могла, но теперь нить размышлений была утеряна. Она закусила губу и повернулась, чтобы поискать мать, размышляя, удастся ли убедить родителей снова вернуться домой пораньше.

— …осторожно… больше, чем…

У Марии расширились глаза, когда она услышала обрывок фразы. Это был голос Гарри, тихий и низкий. Здесь. За ее спиной, где-то в толпе. Мария повернулась, разглядывая лица, разыскивая говорившего. Где же он?

— …смотрите… не сейчас…

Мария не задумываясь стала пробираться сквозь толпу гостей, даже не заботясь о том, чтобы пробормотать извинения. Он был где-то здесь, если бы все остальные замолчали хотя бы на мгновение…

Сотни голосов заполнили зал, люди смеялись, оживленно разговаривали, Мария прислушивалась, стараясь уловить хоть малейший звук такого знакомого голоса. Она быстро пробралась мимо дамы в шляпке с перьями, протиснулась мимо пухлого коротышки, который захлебывался от смеха. Мария ненавидела его за этот громкий смех. Потом она встала на цыпочки, пытаясь увидеть темноволосую голову Гарри, его широкие плечи. Она не знала, зачем делает это, но не могла удержаться.

Вокруг нее разговаривали десятки людей, каждый старался говорить громче другого. Мария изо всех сил старалась прислушаться, но ничего не слышала. Она повернулась, тщетно пытаясь найти Гарри в толпе. Ну, где же он? И здесь ли он вообще? Или она просто сходит с ума и его голос чудится ей повсюду?

— Леди Мария!

Мария повернулась и увидела сияющего от счастья Тобиаса Крейна. Он поклонился, девушка сделала реверанс.

— Какое счастье видеть вас снова!

— Спасибо, сэр, — тихо ответила Мария, пытаясь смотреть по сторонам из-под опущенных ресниц. Возможно, теперь Гарри был на другой стороне зала, пока она стояла здесь со скучным мистером Крейном.

— Могу я просить вас оказать мне честь и потанцевать со мной сегодня вечером?

— Э… да. С удовольствием. — Без лишних слов Мария передала ему свою бальную книжечку. Что еще она могла сделать? Ей было все равно, с кем она будет танцевать следующий танец.

Мистер Крейн сделал свою запись и передал ей книжечку, оставшись стоять рядом.

— Позвольте предложить вам свою руку. Вы, похоже, чем-то расстроены?

— Нет-нет, все в порядке. Я… Я искала свою мать, — придумала Мария. — Вы видите ее, сэр?

На лице у Тобиаса появилось выражение досады, но он услужливо поднял голову и осмотрел зал.

— Да, конечно. Она стоит у дверей.

Когда он предложил Марии руку, она уступила. Он проводил ее через весь зал с гордо поднятой головой и часто останавливался поприветствовать знакомых, стараясь, лишний раз представить Марию. Хотя вряд ли кто в этом зале мог ее не знать. Марии казалось, что ее выставили напоказ, и ей еще больше захотелось поскорее отделаться от мистера Крейна. Он был весьма вежлив, но вел себя так, словно, предложив ей руку, добился чего-то важного, будто эта прогулка через переполненный гостями зал означала, что Мария выделяет его среди других мужчин! Девушка опять подумала о Гарри. Почему бы мистеру Тобиасу Крейну не отстать сейчас от нее, а Гарри, наоборот, устремиться к ней со всех ног?

Вдруг Марии пришла в голову одна мысль. Возможно, из этой случайной встречи удастся извлечь пользу.

— Мистер Крейн, как поживает ваш дядя?

— Хорошо, леди Мария, — с радостным удивлением в голосе ответил Тобиас. — Могу я передать ему привет от вас?

— Ну конечно. Я подумала о его секретаре, с которым случайно столкнулась на днях на завтраке в саду леди Плимптон. Вы помните, сэр?

— Каждое мгновение. — Тобиас многозначительно улыбнулся. — Хотя я очень сожалел, что вы уехали так рано. Я надеялся, что мы погуляем по саду леди Плимптон. Говорят, это лучший сад в Мейфэре и…

— Да, но я говорю о секретаре вашего дяди. Он очень сильно напомнил мне одного человека, которого я знаю. Может быть, это его родственник. Как его зовут?

— Его зовут Генри Таун, — сухо ответил Тобиас, и довольное выражение пропало с его лица. — Я ничего не знаю о нем, леди Мария, кроме того, что он хорошо выполняет свои обязанности. Помогает дяде, как должен помогать любой хороший слуга.

Генри Таун… Интересно, это его настоящее имя?

— Он давно работает у вашего дяди?

— Нет, может, месяц или два. Дядя всегда настаивал на том, что все делает сам, и только в этом сезоне, приехав в город, я убедил его нанять кого-нибудь в помощь…

Мария уже не слушала его. Только месяц. В таком случае мистер Крейн вряд ли может знать что-то по-настоящему важное. К счастью, они уже пришли туда, где стояла мать Марии.

— Спасибо, мистер Крейн. — Она сделала реверанс.

— Не за что, леди Мария. — Тобиас поклонился и загадочно улыбнулся. — Жду нашего танца.

Мария стиснула зубы, но приветливо улыбнулась в ответ.

Мистер Крейн просиял, поклонился ее матери и леди Арнольд, которая стояла рядом, и ушел.

— Ты изменила свое мнение в отношении мистера Крейна? — поинтересовалась мать Марии, обмахиваясь веером.

— Совсем нет, — прошептала в ответ Мария, быстро осматривая зал. Она была уверена, что слышала голос Гарри. Конечно, ее ждет еще одно разочарование, но ей хотелось знать наверняка. — Он подошел ко мне, когда я искала тебя.

— Дорогая моя, что случилось? — Мать привлекла Марию к себе поближе. — Ты сегодня какая-то беспокойная. Я вижу, что ты не обращаешь внимания на кавалеров, с которыми танцуешь, и все время оглядываешься. Тебя что-то тревожит?

Мария покраснела, услышав в голосе матери тревожные нотки. Она должна была знать, что чуткая мать заметит ее состояние.

— Я… Я не знаю, мама, — призналась Мария. — Мне кажется, будто я упускаю что-то… что-то очень важное.

— Такое бывает в твоем возрасте — когда воздыхателей кругом много, а один единственный среди них пока не определился. Не спеши, Мария, тебя никто не торопит с выбором.

Хватит, приказала она себе. Она выбросит из головы Гарри, по крайней мере, на сегодняшний вечер. Она перестанет искать его в каждом мужчине, проходящем мимо, и прислушиваться к его голосу. Если бы только ей не показалось, что она слышала его здесь сегодня, наверное, вечер был бы замечательным. Она испортила себе весь сезон, слишком много размышляя о Гарри.

Сегодня она сделает вид, что их пути с этим таинственным человеком никогда не пересекались. Даже если ей придется сидеть где-нибудь в тихом уголке.

Званый вечер у леди Арнольд оказался серьезным испытанием для силы духа Гарри, которому снова пришлось выступать в роли старого лорда Генри Роута.

Как и ожидалось, Мария была здесь — поразительно красивая в зеленом платье с серебристым кружевом, которое обрамляло ее грудь как оправа редкого драгоценного камня. Разумеется, она танцевала с многочисленными кавалерами, каждый из которых подносил ее руку к губам, улыбался и держал ее за талию в танце достаточно близко, чтобы можно было уловить запах ее кожи. Гарри их всех ненавидел. Они с легкостью делали то, что он не мог себе позволить. И страдал оттого, что ему приходится видеть все это.

Он старался сосредоточиться на своих обязанностях. Йен проскользнул к одному из окон и предупредил его о только что прибывших гостях мрачного вида. Это был известный член либеральной партии со своими сыновьями. Особой угрозы они не представляли, и Гарри сосредоточил свое внимание на лорде Крейне и графе Донкастере. Но сегодня ему не хотелось вести светских бесед с этими людьми, его сердце наполнялось горечью всякий раз, когда он видел Марию. В конце концов, он нашел стул, с которого было легко обозревать зал, и большую часть вечера провел, сидя на нем и размышляя о переносимых им страданиях.

Ему пришлось пережить шок, когда Мария сама подошла к нему после второго вальса. Гарри напрягся, взял себя в руки, но она даже не посмотрела на него. Девушка села рядом, лишь рассеянно кивнув в его сторону. Вместе с облегчением, что она его не узнала, пришла радость от новой встречи с ней. Он снова был рядом, даже мог ненароком прикоснуться к Марии. Для нее он, конечно, выглядел подвыпившим, немного неряшливым и по возрасту годился в дедушки. Вряд ли она обрадовалась бы такой встрече.

Прошла уже почти неделя с тех пор, как он дал слово держаться от нее подальше, и хотя он не собирался нарушать эту клятву, он ни секунды не забывал о Марии. С мрачной деловитостью он выполнял свои обязанности, потом отправлялся спать и всякий раз думал о том, что он упускает. Но что было делать? Он сидел здесь по долгу службы, и Мария совершенно случайно оказалась рядом с ним. Возможно, это был подарок небес или искушение дьявола, но Гарри это не волновало.

— Устали от танцев, да, мисс?

— Нет, сэр, совсем нет. — Мария изумленно посмотрела на него.

— Конечно, вы ведь так молоды, — упорствовал Гарри, наклонившись к ней и опираясь на трость.

Мария медленно вздохнула и вежливо улыбнулась:

— Вы очень любезны, сэр.

— Это чистая правда, — подмигнув, ответил Гарри. — Генри Роут умеет разглядеть самую красивую девушку в зале.

— Вы слишком великодушны. — Мария перевела взгляд на танцующих.

Лорд Роут хихикнул; глубоко внутри Гарри неосторожно рассмеялся. Чем дольше он играл роль старого повесы, тем больше ему казалось, что старик стал его вторым «я».

— Не всегда мои комплименты бывают такими щедрыми. Но, поскольку мне повезло сидеть рядом с вами сейчас, я не должен скрывать истину.

Взгляд, которым она его одарила, был и веселым, и растерянным одновременно, словно она не знала, что сказать, и предпочла бы не разговаривать с ним совсем.

— Какой вы проказник, сэр.

«Ничего-то ты не знаешь, не ведаешь», — подумал Гарри и снова захихикал.

— В моей жизни мало чего осталось! Лучше быть немного проказником, чем совсем уж дряхлым стариком. Но я вижу, вы предпочитаете молодую компанию. — Он встал, демонстрируя свою мнимую слабость. Возможно, это был его последний разговор с ней, а он никак не мог сказать прощальные слова. — Оставляю вас с этими молодыми джентльменами, только выбирайте с осторожностью, потому что здесь очень много молодых повес!

Мария как зачарованная смотрела на этого странного пожилого человека. Безусловно, необыкновенная личность, но было в нем нечто такое, что показалось ей знакомым.

— Прощайте, миледи. Мне было приятно с вами поговорить. — Он поклонился, тяжело опираясь на свою трость.

Мария кивнула головой, пробормотав что-то вежливое в ответ. Пожилой человек, шаркая ногами, обошел толпу, и Мария озадаченно смотрела ему вслед. Кого же он ей напоминал? И почему он сказал «прощайте» вместо обычного «до свидания»?

Мария попыталась избавиться от навязчивой мысли. Это, скорее всего только ее воображение. Сегодня оно сыграло с ней не одну злую шутку. Она повернулась к танцующим, перехватив еще один взгляд лорда Роута. Он стоял к ней в профиль и разговаривал с кем-то. Ее взгляд снова и снова возвращался к этому любопытному человеку. Он действительно казался странным.

Вот он поднял голову и засмеялся.

Мария не отрывала от него глаз. Это невозможно, и все же… Она была готова поклясться, что видела этот профиль раньше.

В лунную ночь.

Глава 15

Мысль о том, что Гарри мог быть родственником лорда Роута, не покидала Марию весь следующий день. Такое было абсолютно невозможно, и все же что-то смутное, неясное не давало эту мысль отбросить.

Конечно, это — абсурд. Она уже знала, что Гарри — секретарь лорда Крейна. Зачем же воображать невероятное? Лорд Роут был всего лишь старым распутником, который получал удовольствие, шокируя молодых леди… Совсем как Гарри, который всегда умудрялся застать ее врасплох. Именно эта схожесть между ними и родила в ее голове мысль об их родстве.

Возможно, он — дальний родственник лорда Роута. По правде, говоря, это предложение ей понравилось. Лорд Роут был, разумеется, не самым приятным джентльменом в городе, но… К тому же она его так мало знала. Скорее всего, он был бароном. Или виконтом. Шотландцем или даже ирландцем, что в принципе не имело значения, но, по крайней мере, он был титулованным шотландцем. Или ирландцем. Надо найти имя лорда Роута в книге пэров.

На следующее утро Мария отправилась в библиотеку, чтобы осуществить задуманное. Волнение ускоряло ее шаги, причем не только от мысли, что она, возможно, наконец, узнает что-то о Гарри, но и от надежды, что у него, может быть, есть влиятельный родственник. Мария завернула за угол, пытаясь сообразить, где можно найти копию книги пэров, и едва не столкнулась с отцом.

— Доброе утро, папа.

— Здравствуй, детка. — Он положил ей руки на плечи и поцеловал в лоб. Потом сделал шаг назад и посмотрел в лицо. — Что-то ты сегодня рано…

Да она просто умирала от любопытства и не могла больше спать ни минуты.

— Сегодня такой чудесный день, кто же может валяться в постели?

— Кто? — Отец рассмеялся. — Вы, моя дорогая мисс, как много раз прежде! Я уже успевал пообедать, когда моя дочь только появлялась из спальни на следующий день после бала.

— Папа, — строго начала Мария, — маме не понравится, что ты меня дразнишь.

— Это правда. — В глазах отца блеснуло озорство. — Не желаете ли пройтись со мной, раз уж вы так рано встали, леди Мария?

— А куда мы идем? — Безраздельное внимание отца выпадало нечасто, поэтому Мария решила отложить поиски книги.

— Мне надо доставить прошение Хастингсу, а заодно можно прогуляться. Здесь недалеко, примерно миля.

— Ну конечно, я пойду с тобой. — Мария даже раздумывать не стала. Книга пэров никуда из библиотеки не денется, а с отцом она гуляла в последний раз очень давно. Он был всегда так занят, особенно после возвращения в Лондон.

Через несколько минут они отправились в путь.

— Тебе нравится Лондон? — Отец обнял Марию за плечи.

Она подумала о Гарри, о его ночных визитах, которые разгоняли кровь у нее в жилах, о его постоянной загадочности и его, возможно, неподходящем статусе, и вздохнула.

— Да, хотя я была бы рада снова оказаться в тихом Донкастере. Мы уже целую вечность не были дома.

Отец кивнул, похоже, ему понравились слова дочери.

— Я тоже скучаю. Я знал, что вам с мамой будет не так-то просто путешествовать вместе со мной…

— Да нет, — не согласилась Мария.

— Брось! Конечно, тяжело. Слава Богу, вы обе оказались такими мужественными и стойкими. Я бы никогда не простил себе, если бы с кем-то из вас что-то случилось за время этих странствий.

— Никто бы из нас не остался здесь без тебя.

— И все равно я рад, что вы целые и невредимые вернулись домой. — Отец похлопал Марию по руке. — Хотя мне кажется, я только лишь отсрочил неизбежное. Я полагаю, что очень скоро ты покинешь родной кров.

— Может, и нет… — Девушка нервно улыбнулась.

— Скольким мужчинам я отказал, Мария? У тебя есть возможность выбора из самых достойных людей в Лондоне, и то, что ни один пока не тронул твое сердце, еще не значит, что очень скоро не найдется тот, кого ты полюбишь.

Некоторое время они шли молча.

— Папа, — начала Мария, осторожно подбирая слова, — а за кого я должна выйти замуж?

— Ты никогда раньше не спрашивала моего мнения, — удивленно заметил отец.

— А теперь спрашиваю. — Марии сейчас было совсем не просто. Она понимала, что отец будет вне себя от ярости, если узнает о ее скандальном поведении с Гарри, и, само собой разумеется, не одобрит действия Гарри. Отец, скорее всего, назовет имя какого-нибудь другого мужчины, возможно, одного из тех, кому она отказала, и Мария не знала, что ей тогда делать. Отца отличала проницательность, он отлично знал практически всех достойных молодых людей в Лондоне. В конце концов, он сам был мужчиной; а кто лучше мужчины, который любит ее больше всего на свете, оценит другого мужчину? Если он назовет имя человека, с которым она уже познакомилась и отказала ему, ей придется подумать о том, что она совершила ошибку.

— Я считаю, ты должна выйти замуж за человека, который достоин тебя. Ты не похожа на других молодых леди. Мы с матерью всегда гордимся твоим самообладанием и проницательностью, очарованием и умом. Ты… Я боюсь, ты пропадешь с деревенским сквайром или легкомысленным герцогом. Тебе, как мне кажется, нужен мужчина, который будет доверять тебе, уважать тебя и ценить твои таланты, который будет интересовать тебя и вызывать твое уважение.

— Ты считаешь, кто-то из тех, кто приходил к тебе, удовлетворяет этим требованиям, папа?

Отец задумался на несколько мгновений, когда они пересекали парк. Здесь обычно катались на лошадях, но в этот час было тихо, как в сельской местности.

— Нет, — произнес, наконец, отец с печалью и одновременно с облегчением.

Мария тоже радостно вздохнула.

— Возможно, я слишком потакаю тебе, — засмеялся отец. — Не знаю, кому бы я хотел отдать тебя. Это должен быть необыкновенный человек, моя дорогая.

Мария опять подумала о Гарри и улыбнулась. Он, скорее всего и был таким человеком, но, возможно, не в том смысле, в каком имел в виду ее отец. А что произойдет, когда эти двое встретятся лицом к лицу? Она не могла представить, что Гарри испугается отца, однако все другие нередко терялись в его присутствии.

Они пришли в дом виконта, где им предложили выпить чаю. Хастингс был человеком общительным, немного себе на уме, но приятным. Мария разливала чай и вполуха слушала, как отец с лордом Хастингсом обсуждают принесенное отцом прошение. Она привыкла к этому. Мария была настолько посвящена в дискуссии на общественные темы, что всегда думала, что выйдет замуж за человека из политической сферы, только лишь потому, что не могла представить свою жизнь без жарких дебатов — будь то законы о хлебе или о положений католиков. Они не утомляли ее, хотя и не слишком увлекали. Что она будет обсуждать с человеком, за которого со временем выйдет замуж?

Когда они уходили, Мария все еще размышляла на эту тему, пытаясь представить картинку своего будущего. Отец молчал, но, несомненно, обдумывал свое прошение и аргументы лорда Хастингса. Мария шла рядом и впервые чувствовала грусть по своему уходящему девичеству, почти физически ощущала, как оно скрывается за поворотом. Она пыталась предугадать, что приготовит ей жизнь, но в глубине души ей все еще нравилось быть невинной девочкой, которая вот так запросто может гулять со своим отцом.

— Мария, к нам идет Силтон, — нарушил молчание отец. — Мне кажется, он хочет поговорить. Ты подождешь, или мне отложить встречу?

— Нет, я подожду. Прогуляюсь к озеру и обратно. — Мария улыбнулась, видя, как лорд Силтон снимает перед ней шляпу.

Она медленно побрела по тропинке к воде, ее мысли снова вернулись к Гарри и лорду Роуту. Гарри уже объяснял, что не приходится младшим сыном графу или другому знатному человеку, но у него все равно могли существовать родственные отношения с какой-то хорошей семьей. Чтобы получить место секретаря у Крейна, надо, по крайней мере, быть достойным, респектабельным человеком. Роут — старый добряк, говорила себе Мария, и она ему, похоже, понравилась. Возможно, если она обнаружит определенную связь между ним и Гарри, ей удастся уговорить его признать Гарри в качестве своего кузена или племянника. Было бы намного легче, если бы она знала фамилию Гарри, разочарованно подумала Мария.

Как раз в тот момент, когда ей уже не терпелось вернуться домой и посмотреть имя лорда Роута в книге пэров, из-за зарослей кустарника, прихрамывая, появился он сам. Мария в изумлении остановилась.

Лорд Роут поднял глаза и вздрогнул, потом хлопнул себя ладонью в грудь.

— Боже мой, мисс! Я мог сбить вас с ног.

Мысль о том, что старый человек с тростью в руке сотворил бы нечто подобное, заставила Марию закусить губу, чтобы скрыть улыбку. Она наклонила голову и сделала реверанс. Все ее мысли и надежды вернулись.

— Доброе утро, лорд Роут. Мы встречались с вами вчера вечером.

Он нахмурился, внимательно всматриваясь в ее лицо.

— Ах да, да, мне было очень приятно. Доброе утро, леди Мария. Как вам чудесный сегодняшний день?

— Прекрасная погода, сэр. — Мария пристально, насколько позволяли приличия, всматривалась в его лицо. — Я гуляю здесь с отцом.

— Что-что? — Лорд Роут наклонил голову, как будто не слышал.

— Мой отец, — повторила Мария. — Сэр, мне кажется, я знаю вашего родственника, — неожиданно слетело с ее губ, она даже ничего не успела сообразить. — Он очень сильно похож на вас…

— Мне очень жаль, но вы, вероятно, ошибаетесь, — печально обронил старик. — Моя жена и сыновья умерли от туберкулеза, много лет назад… печально в конце жизни остаться в одиночестве, моя дорогая.

— Да-да, — быстро ответила Мария, ругая себя за свою несдержанность. Он был чем-то похож на Гарри, но это могло оказаться совпадением или просто игрой ее воображения. Сейчас, когда лицо лорда Роута печально сморщилось, а седые волосы рассыпались по вискам, вряд ли можно было заметить эту схожесть.

Лорд Роут закашлялся, полез в карман и, достал огромный носовой платок, чтобы вытереть лицо.

— Вы такая добрая. Я все еще тоскую без них… — Мария, нам пора. — Сзади к ней подошел отец.

— До свидания, сэр, — кивнул ему лорд Роут. — До свидания, миледи. — Он еще раз взглянул на нее, на губах играла печальная, вежливая улыбка, поклонился, при этом его голова немного склонилась в сторону.

У Марии расширились глаза. Она вдруг смутно вспомнила, как Гарри желал ей спокойной ночи перед тем, как выскользнуть из окна. Она видела только его силуэт, но помнила, что его голова тоже немного склонялась набок. У нее закружилась голова. Гарри не был родственником лорда Роута. Нет. Потому что на самом деле Гарри и являлся лордом Роутом. Все это было маскировкой.

Прежде чем лорд Роут успел сделать шаг, Мария бросилась к нему и схватила за руку. Тот вздрогнул, но удержался на ногах, хотя она практически наскочила на него.

— Еще минутку, папа, — быстро сказала Мария, пристально разглядывая лицо лорда Роута, которое теперь оказалось невероятно близко. Для его возраста оно оказалось подозрительно гладким. И его глаза, его карие глаза, такие яркие, еще более темные за стеклами очков. Ее пальцы конвульсивно уцепились в его руку — не костлявую, хрупкую руку пожилого джентльмена, а твердую, мускулистую руку молодого человека, который способен взобраться по стене в полночь. — Лорд Роут попросил разрешения зайти ко мне, — выпалила Мария и почувствовала, как напряглась его рука. — И я согласилась.

На мгновение повисла шокирующая тишина. Мария осмелилась бросить через плечо взгляд на отца, который стоял, открыв рот. Лорд Роут, он же Гарри, тоже окаменел, но потом хрипло рассмеялся.

— Боже мой, как вы порадовали мое старое сердце. Какая мысль! Такой старый ловелас, как я, ухаживает за такой молодой леди, как вы! — Старик снисходительно похлопал Марию по руке, потом повернулся к ее отцу: — Я не собирался вас оскорбить, сэр. Всего лишь молниеносное дыхание молодости после разговора с таким очаровательным ребенком, но я, конечно, слишком стар для нее.

— Все в порядке, сэр, — сдавленным голосом ответил отец Марии. — Мария, подойди сюда.

— Но вы сказали, что вам нравится говорить со мной, сэр. — Мария не хотела отпускать руку Роута. — И мне бы очень хотелось, чтобы вы пришли! Пожалуйста, обещайте, что придете.

Лорд Роут снова захихикал, его взгляд метнулся к отцу Марии.

— Это очень мило с вашей стороны, леди Мария, но мне бы не хотелось обманываться. Каждый молодой человек в Лондоне пожелает, чтобы и моя вторая нога оказалась в могиле, если я стану отнимать у вас время.

В отчаянии Мария повернулась к отцу, не заботясь о том, что он подумает о ее рассудке. Она уцепилась за руку Гарри, будучи уверена в том, что это он, и не отпустит его до тех пор, пока он не согласится зайти к ней. — Ты ведь не возражаешь, правда, папа?

— Мы будем рады, — с каким-то очень странным выражением лица ответил граф.

Роут поклонился, осторожно, как любой пожилой человек, будто со скрипом, и, прихрамывая, пошел прочь, опираясь на трость. Мария пристально смотрела ему вслед, пытаясь разглядеть хоть какие-то признаки молодости в его удаляющейся фигуре. Но так ничего и не заметила. Тень сомнения закралась в ее голову. Девушка по-прежнему была уверена, что права. А если нет? Тогда она просто поставила себя в глупое положение.

— Мария? — Отец взял ее за подбородок. — С тобой все в порядке, детка? Я никогда не видел тебя такой… — Он обеспокоено нахмурился. — Такой расстроенной.

— Наверное, я немного перегрелась, — выдавила улыбку Мария. — Солнце очень яркое.

— Тогда пошли домой. — Отец осторожно взял ее под руку и медленно повел в сторону дома. — Своим поведением ты напугала лорда Роута.

«Держу пари, что это так», — с молчаливым удовольствием подумала Мария. Если она была права, значит, ей удалось увидеть насквозь маскировку, которая дурачила весь Лондон. Но зачем? Зачем молодой человек прикидывался старцем? Неужели он тайный агент? За кем же он следит? И почему он выдает себя за старика лорда и одновременно работает молодым секретарем?

Значит, вот как он попал на бал в их дом. Как лорд Роут. Она вспомнила старомодные башмаки, которые носят только старики. Такая обувь будет причинять страдания ноге молодого мужчины. Именно поэтому он остался незамеченным ею в тот вечер и во все последующие вечера. Ведь она искала молодого человека, своим видом похожего на всех остальных, и совершенно не обращала внимания на пожилых людей. Он обманывал все общество.

Конечно, она его не выдаст. Она будет молчать как могила, чтобы показать, что он может доверять ей. Но при этом сделает все возможное, чтобы увидеть его. Возможно, секретарь не сможет прийти к ней с визитом, но лорд Роут — определенно может, при условии, что родители не запретят.

— Он очень забавный, папа, когда ему этого хочется. Я подозреваю, он уверен, что людей забавляет капризный старик, которого он обычно представляет.

— Представляет? — Отец снова нахмурился. — Мария, ты не должна думать, что знаешь человека лучше, чем все остальные, когда всего лишь несколько раз разговаривала с ним. Лорд Роут по возрасту тебе в дедушки годится. Кто знает, какой он на самом деле?

— А ты знаешь его, папа?

— Нет. — Отец плотно сжал губы.

— Но в прошлом месяце он был приглашен к нам на бал, — невинным голосом заметила Мария. — Я помню, что видела его.

— Приглашение не подразумевает близкого знакомства. — Отец продолжал смотреть вперед.

— Тогда, возможно, мы познакомимся с ним ближе, когда он появится у нас с визитом.

Отец остановился и повернулся к Марии:

— Я что-то не пойму. С чего ты взяла, что у лорда Роута возникло желание ухаживать за тобой? С его стороны было не совсем удачно так шутить, но еще хуже, что ты не возражаешь.

— Но он намного интереснее любого, кто приходит ко мне каждый день, сидит и смотрит, и оценивает не только меня, но и мебель, предметы искусства, китайский фарфор, — взорвалась Мария. — Папа, все смотрят на меня как на дорогую вещь, которую стоит попытаться приобрести, а я сама их мало интересую. Так почему у меня не может быть хотя бы одного гостя, который слушает, что я говорю, и даже верит этому?

— Я не запретил тебе принимать его, — возразил отец, раздражаясь, все больше. — Но он вовсе не безобидный старик, Мария. Молодые леди прежде по разным причинам выходили замуж за стариков, и если ты тоже задумала нечто подобное, то должна знать: я никогда этого не позволю!

— Даже если я этого хочу? — задохнулась Мария.

— Да, — угрюмо ответил отец, — и повторять дважды не намерен. — Мария только молча смотрела на него во все глаза. Он взял ее за руку и повел домой, не сказав больше ни слова.

Гарри, задыхаясь, приковылял домой на Фентон-лейн. У него горело в груди, как будто он стремглав бежал из парка, а не шел всю дорогу шаркающей походкой Роута. Проклятие! Ну почему он встретил ее там? И что она, черт возьми, задумала, когда просила его о визите? Гарри бросил свою трость и сорвал тесный камзол, потом развязал шейный платок и сбросил с ног ужасные башмаки. Теперь он ненавидел Роута, ненавидел этого старика, маску которого должен был носить как вторую кожу. Он столкнулся с кошмарной вероятностью — Мария увидела его насквозь. А он думал, что обезопасил себя, добившись ее обещания не искать встречи.

И что теперь он должен делать? Он только что обещал графу Донкастеру, что зайдет к ним. Стаффорд бросит его в Ньюгейтскую тюрьму. И тогда всему конец.

Гарри прислонился к дверному косяку и, резко откинув голову, почувствовал боль от удара. Боль — это хорошо. Она может подтолкнуть его мозг к решению проблемы, которую, Гарри прекрасно понимал, он создал сам. Для начала ему не следовало заговаривать с ней. Да и глупо было проникать в ее спальню и ночь за ночью беседовать с девушкой. В конце концов, он едва не лишил ее невинности. Его следовало четвертовать за такие лукавые проделки.

Твердая стена за спиной начинала казаться слишком комфортной. Его голова, должно быть, набита, шерстью. Находясь на подвесном канате, он зашел слишком далеко и теперь чувствовал, как он колышется у него под ногами. К сожалению, если он сорвется, то потащит за собой всех.

Он собрал разбросанные вещи и с трудом поплелся по лестнице в свою комнату. У него осталось совсем мало времени, чтобы превратиться в мистера Тауна после слежки за лордом Крейном на лекции по ботанике в одежде лорда Роута. Если бы Йен не был занят с Анжеликой, он бы доставил Гарри в экипаже, и ему не пришлось бы идти домой через парк. Гарри пошел пешком, потому что стоял чудесный день, а он знал, что проведет остаток дня в кабинете Крейна. Проклятое солнце, подумал он, сдернув рубашку и положив голову на руки. Похоже, пришло время расплачиваться за свои грехи.

Глава 16

Через три дня Гарри получил выходной у лорда Крейна. Немного повздорив с самим собой, он облачился в одежду Роута, напудрил волосы, наплел что-то Лизетт о разведке в городе и вышел из дома. Очень скоро он обнаружил, что стоит у крыльца Донкастер-Хауса с колотящимся в груди сердцем и влажными от волнения ладонями. На этих ступеньках он чувствовал себя не в своей тарелке и нервно огляделся вокруг. Если его заметит кто-то из сотрудников Стаффорда, он будет уволен еще до ужина. Но если он не зайдет с визитом к Марии, кто знает, что она предпримет, когда они встретятся в следующий раз? Поправив на носу очки, Гарри подергал колокольчик и отступил на несколько шагов назад, надеясь, что ее не окажется дома и одновременно умоляя, чтобы она была на месте.

Его мольбы были услышаны, а надеждам не суждено было сбыться, когда дворецкий, взяв его карточку, очень быстро вернулся, чтобы проводить его в гостиную. Гарри последовал, за ним, репетируя свою речь для Марии. За полчаса он должен проявить себя надоедливым, старомодным, тупым — словом, сделать все, чтобы она больше не приглашала его к себе. А еще надо развеять всяческие подозрения, что лорд Роут и Генри Таун являются, пусть даже дальними, родственниками. Потом он извинится и уйдет, чтобы не допустить какой-нибудь очередной ошибки в суждениях, что было весьма вероятно с его стороны в присутствии Марии.

— Лорд Роут! — Дворецкий открыл перед ним двери, отступая назад и не оставляя Гарри другого выбора, как войти в гостиную. Он ухватился за трость и шаркающей походкой двинулся вперед, не сводя глаз с графини, высокой, симпатичной женщины, безмятежная улыбка которой скрывала удивление или недовольство, которое она могла почувствовать при его появлении. Гарри пробормотал ответ на ее приветствие и, пошатываясь, поклонился, воспользовавшись этим моментом, чтобы вздохнуть и собраться с силами…

— Лорд Роут. — Мария сделала реверанс. — Как приятно видеть вас снова. — У Гарри замерло сердце, так прекрасна она была в солнечном свете. Ее волосы блестели, как черное дерево, а серые глаза были чистыми и ясными, как заря. Он мог только смотреть на нее, блаженно, беспомощно, влюбившись до безумия, как последний идиот.

— Я тоже очень рад, — услышал свой голос Гарри.

— Проходите, — улыбнулась Мария и протянула руку, указывая на место рядом с ней. Гарри на долю секунды замешкался, потом зашаркал ногами в указанном направлении. — Я так рада, что вы пришли.

— С вашей стороны очень любезно принять меня. — Гарри захихикал. — Это всегда лестно, когда тебя приглашают такие очаровательные леди.

— Спасибо, сэр. — Графиня улыбнулась. — Мария рассказала мне о том, как вы встречались с ней в парке.

— О, это такой пустяк… — начал Гарри, но Мария перебила его:

— Для меня это вовсе не пустяк! Я должна поблагодарить вас, сэр.

— А, ну тем лучше! — Гарри натянуто улыбнулся. Он уже потерял контроль над ситуацией. — Не каждый день удается доставить удовольствие леди без особого беспокойства для себя. — Эта витиеватая фраза прозвучала менее вежливо, чем ему хотелось бы, но слова уже были сказаны.

— Не хотите ли выпить чая? — предложила графиня.

Гарри кивнул, опираясь на трость, стоявшую у кресла. Отличная идея; он будет держать чашку, размешивать чай, и не спеша поддерживать пустопорожнюю беседу, не думая о Марии.

Как только графиня подала ему чашку, дворецкий объявил о двух новых посетителях, и все поднялись. Гарри кивнул головой в ответ на приветствие вновь прибывших, отметив, каким оценивающим взглядом они тайно его окинули, как будто удивляясь, что это он здесь делает. Гарри сказал самому себе, что их визит кстати — они отвлекут от него внимание, чтобы он смог уйти. Он сказал себе это, пока пил чай и наблюдал за маневрами, которые совершали лорд Картерет и лорд Уиттинг, чтобы привлечь внимание Марии и получить одобрение ее матери. Ни один из них не имел большого успеха, отметил Гарри, потому что Мария все время пыталась вовлечь его в разговор, а ее мать старалась отвлечь Марию от него. Наконец графиня решила обратиться к нему напрямую:

— Мне кажется, вы родом из Шотландии, лорд Роут?

— Лоуленд?

Гарри почувствовал, как оживилась и навострила уши Мария, как будто он мог случайно о чем-то проговориться. Конечно, все, что он собирался сказать, было ложью, сфабрикованной Стаффордом, смешанной с фактами из настоящей жизни давно умершей семьи Роута.

— Да, прекрасная, милая Шотландия. Я каждый день все больше скучаю по ней.

— Я тоже часто скучаю по нашему дому недалеко от Йорка, — откликнулась графиня.

— Ну, это вполне понятно, графиня. Настоящего покоя невозможно достичь нигде, только в собственном сердце и доме.

— Всякий раз, когда мне удается побывать в Лоуленде, я восхищаюсь его великолепными парками.

Гарри едва удержался от смеха. В некотором смысле она оказала ему любезность; эту нейтральную тему разговора он мог обсуждать бесконечно, причем с большим энтузиазмом благодаря лорду Крейну.

— Это самое прекрасное место на земле, — сказал Гарри, пускаясь в длинную дискуссию о садоводстве и ботанике, которая должна была извести всех присутствующих. Ему удалось избежать попыток Марии, завладеть его вниманием, и, отвлекая своим разговором двух джентльменов, Гарри почувствовал уверенность в своей способности говорить и молоть чушь, пока не завершит свой визит.

Графиня улыбалась, довольная, что завладела его вниманием. У Марии теперь не было выбора, как повернуться к другим джентльменам или рисковать прослыть ужасно грубой.

Следующие четверть часа, казалось, длились полдня. К тому моменту, когда внутренние часы Гарри просигналили, что он пробыл здесь уже довольно долго и пора уходить, через высокие окна он увидел, что солнце клонится к закату.

— О, леди Донкастер, леди Мария, я должен откланяться, — заявил Гарри, протягивая руку к трости. — Мне было очень приятно.

Мария едва не подпрыгнула на стуле. Все это время она ждала удобного момента пообщаться с ним, а он собирается уходить, когда она и десяти слов ему не сказала. Мария не могла позволить ему уйти, не убедившись в собственной правоте или ошибке в отношении его настоящей личности.

— Нет-нет, сэр, вы же совсем недавно пришли! — В гостиной стало тихо. Все, за исключением лорда Роута, смотрели на Марию. А тот, казалось, был занят поиском подходящего места на полу для своей трости. — Может быть, вы хотите посмотреть что-нибудь из коллекции моего отца? — Мария старалась говорить спокойно, но сердце тревожно колотилось в груди. Каждая минута его пребывания здесь причиняла ей страдания. Она ждала удобного момента, чтобы предложить ему прогулку в сад, посмотреть галерею, да все, что угодно, чтобы побыть с ним наедине хотя бы мгновение. Она теперь едва замечала присутствие лорда Уиттинга и лорда Картерета.

Лорд Роут медленно повернулся к ней, устремив проницательный взгляд карих глаз поверх своих ужасных очков.

— А что он коллекционирует?

— Ну… Много чего, — выпалила Мария, внезапно забыв, что находится в галерее. Поразительно, как легко ему удавалось сбить ее с толку.

— У моего мужа прекрасная коллекция древнего оружия, — подсказала графиня, едва скрыв недовольство поведением дочери. Мария знала, что ведет себя, как вздорная идиотка, и позже будет объясняться за свое поведение. Но это будет позже. Сейчас он сидел здесь, а мать почти все время его визита потратила на расспросы о растениях и деревьях. Содержательный разговор!

Лорд Роут кивнул косматой седой головой: — Да признаться, я не очень этим интересуюсь… — Может, вы хотите посмотреть сад? — перебила его Мария. — Лавровые деревья, плющ, розы.

— Конечно, это любопытно. — Гарри заерзал на стуле. — Однако…

Он пытался уйти.

— Но вы, по крайней мере, должны увидеть портрет моей бабушки, написанный Рейнольдсом. Я помню, вы говорили, что обожаете его работы, — отчаянно лгала Мария.

На этот раз Гарри, похоже, попался и не знал, что ответить. Он колебался и с сомнением посмотрел на графиню.

— Конечно, сэр, вы должны его увидеть. Прекрасная работа. — Мать снисходительно улыбалась, но Марию это не обмануло. Мать никогда не делала ей замечаний в присутствии посторонних, но Мария знала, что позже она поговорит с ней строго.

— Спасибо, леди Мария, — почти мрачным голосом ответил лорд Роут. — Очень любезно с вашей стороны.

Путь в галерею никогда еще не казался ей таким длинным. Мария тонко улавливала каждый звук, когда его трость касалась пола, каждый его вздох. Он был хорошим актером, и теперь Мария понимала, почему весь Лондон охотно верил в его маскарад. Но зачем ему все это? Неизвестная причина не давала Марии покоя: она должна знать. Казалось, они шли уже целую вечность, когда, наконец, через широкие двустворчатые двери попали в галерею, где висели портреты предков Марии. Девушка тихонько толкнула дверь, и она медленно, но без щелчка, закрылась за их спиной. Она впервые за много часов перевела дыхание, оставшись с ним наедине.

— Где же этот Рейнольдс? — Лорд Роут пристально осмотрелся вокруг, горб на спине стал более заметен. — Его нельзя вешать близко к окну, испортятся краски.

Мария, не в силах промолвить ни слова, указала на портрет.

Громко стуча тростью, лорд Роут шаркающей походкой подошел к портрету, чтобы рассмотреть его вблизи, несколько минут молчал, потом кивнул:

— Превосходная работа. Рейнольдс талантливо передает свет.

— Вот там, в витрине, есть еще несколько его миниатюр, мне кажется. — Мария не знала этого наверняка, но видела, что он собирается уходить. Услышав ее слова, он остановился, словно обуздывая свое желание уйти, и подошел к витрине.

Мария собрала все свое мужество. Вот он, долгожданный момент. Если она не скажет это сейчас, у нее, возможно, больше не будет такого шанса.

— Гарри! — Она произнесла это едва слышно, все еще боясь, что может оказаться не права. — Ты меня больше не хочешь знать?

Лорд Роут продолжал стоять, склонившись над витриной.

— Я думаю, это вы не знаете меня, — ответил он скрипучим голосом.

Мужество почти покинуло Марию. Она нервно облизнула губы и предприняла последнюю попытку.

— Ты ошибаешься. Вероятно, ты притворяешься стариком, чтобы передвигаться по городу, не привлекая внимания. Я думаю, что ты… какой-то тайный агент. Но конечно, я не считаю тебя вражеским тайный агентом, — поспешила она добавить, когда он бросил на нее удивленный взгляд. — Я доверяю тебе, правда, доверяю. И никогда ни слова никому не скажу, даже родителям…

Лорд Роут повернулся и двинулся к выходу, его трость громко стучала по полу, отдаваясь эхом по всей галерее. Нет, нет, нет, казалось, отстукивала она. Мария поспешила за ним следом, едва сдерживая слезы. Она не знала, откуда они появились: то ли от того, что он отказывался признаваться, кто он такой, то ли от того, что она ошиблась и по-прежнему ничего не знала о своем таинственном поклоннике.

— Пожалуйста, не убегай от меня, — молила Мария. — Прости за то, что я сказала. Я так скучала по тебе, пожалуйста, не уходи…

Он задержался у небольшого алькова. Мария остановилась, заломив руки и ожидая его дальнейших действий.

— Что это? — Лорд Роут указал в сторону алькова.

— Это… Здесь некоторые вещи, которые принадлежали первому графу Донкастеру, пятьсот лет назад. Но…

— Покажите, — прервал ее лорд Роут. — Обожаю смотреть то, что старше меня.

И тут Мария признала свое поражение. Либо она оказалась не права, либо он просто решил ничего не рассказывать ей. В любом случае Гарри был потерян для нее навсегда, верный своему обещанию никогда не возвращаться. Трепетный любовник, взбирающийся к ней в спальню по стеблям плюща, исчез, и она даже не знала почему. Марии хотелось повернуться и бежать отсюда изо всех сил, оставив его играть роль лорда Роута, и не позволяя разбивать ей сердце. Но она сама затеяла все это и не покажет, как ей сейчас больно.

Мария выпрямила плечи, высоко подняла голову и вошла мимо него в альков.

— Этот меч принадлежал Уильяму Мору, — холодным голосом сказала она. — Он был известен как «темный Мор» из-за темной окраски оружия…

Внезапно она оказалась прижатой к стене за драпировкой, которая частично скрывала альков от света, чтобы не повредить наиболее хрупкие портреты. Лорд Роут был совсем близко, одной рукой прикрывая ей рот, а другой — удерживая ее за талию.

— Бог свидетель, ты меня погубишь, — прошептал он. Мария сдавленно охнула — это был Гарри! В следующую секунду его губы прижались к ее губам, и все остальное исчезло.

— Это ты, — выдохнула Мария, когда восстановила дыхание. Она обвила руками его шею. — Я думала, что больше никогда не увижу тебя!

— Я не могу встречаться с тобой, — вздохнул Гарри. — Он все еще удерживал ее близко к себе, и Мария слышала быстрый стук его сердца.

— Но почему? Почему ты должен притворяться…

— Ш-ш-ш. — Гарри закрыл ей рот поцелуем. — Даже не спрашивай. Я не могу сказать тебе правду, а врать не хочу.

Мария молча проглотила десятки новых вопросов.

— Так будет всегда?

— Нет, — помолчав, ответил Гарри, изучая ее лицо. Мария облегченно выдохнула:

— Когда ты сказал, что не можешь прийти ко мне снова…

Гарри вздохнул, поднял очки на лоб и потер переносицу.

— Я говорил правду. Но ты… — Он покачал головой. — Мария, у меня будут большие неприятности, если кто-то узнает, что я тут натворил и что приходил к тебе: И не только от твоего отца, который будет прав, даже если застрелит меня.

Эти слова умерили любопытство Марии, заставив тревожно забиться сердце. Когда она раньше спрашивала его, не занимается ли он чем-то опасным, он не ответил. Девушка не думала, что, приходя к ней, он рискует жизнью.

— Я никогда не должен был даже разговаривать с тобой, — продолжал Гарри. — Я нарушил так много правил…

— Зачем же ты это делал?

Гарри сверкнул глазами в ее сторону, они горели неприкрытым желанием, и Мария вспомнила прикосновения его рук, которые ласкали ее грудь, охватывали горячими ласками все ее тело.

— А почему ты приставала ко мне в парке? — тихо спросил Гарри.

У Марии горели щеки, но она не отвела взгляд.

— Ты сам знаешь почему, — прошептала она в ответ. Гарри первым отвел взгляд в сторону, возвращая очки на место.

— Это никогда не должно повториться.

— Почему? Я согласна быть терпеливой, — быстро добавила Мария, и Гарри мрачно посмотрел на нее. — Но только если ты обещаешь мне…

— Я ничего не могу тебе обещать.

Марии не нравился подобный тон разговора. Он мог бы немного приоткрыть завесу тайны, она чувствовала это по его напряженной позе и сдавленному голосу. Но не станет.

— Тебя накажут? — сменила тему Мария.

— Нет, если никто не узнает. — Лицо у Гарри посветлело, на губах появилась улыбка.

— Я не скажу ни одной душе, — поклялась Мария. — Никому.

— Даже мисс Беннет?

— Откуда ты знаешь, что я ей рассказала? — вспыхнула Мария. Она совсем забыла про Джоан.

Гарри только поднял брови и посмотрел на нее поверх очков, пожав плечами.

— Во всей этой истории мы не можем ничего изменить. Но ты не должна больше ничего никому рассказывать, и не только ради меня…

— Почему? — округлила глаза Мария.

Гарри видел, что напугал ее, и хотя именно эту цель и преследовал, чувствовал себя неловко. Он снова обнял ее, понимая, что у них осталось всего несколько мгновений.

— Не спрашивай меня ни о чем, — прошептал он. — Не сейчас.

Мария прижалась к нему, потом отшатнулась в сторону.

— Может, ты, наконец, покажешь мне свое настоящее лицо?

Их взгляды на секунду встретились. Он не вправе. Он никогда не снимает ни единой детали своего костюма в каком-то другом месте, кроме безопасного дома на Фентон-лейн. Но она смотрела на него своими ясными глазами, прижималась к нему всем телом, словно боялась не перенести разлуку. Он так много раз ей отказывал. Какое значение может иметь одна незначительная деталь, когда он уже раскрыл себя? Гарри медленно выпрямился, расправил сгорбленные плечи. Накладка, имитирующая горб, сползла в сторону. Он редко стоял прямо в одежде Роута, это было вопреки всем правилам игры. Гарри снял очки и стянул с плеч бесформенный камзол.

— Ты всегда носишь очки?

— Только для чтения.

Мария тронула пальцами худощавые щеки Гарри. Тот закрыл глаза и глубоко вздохнул, чувствуя ее легкие прикосновения.

— Какого цвета твои волосы?

— Каштановые. — Гарри открыл глаза и коснулся рукой своей головы. — Это пудра, театральный трюк.

Мария кивнула, тщательно рассматривая его лицо, словно пытаясь, все тщательно зафиксировать в памяти. Кто знает, когда у нее еще будет такая возможность? Гарри стянул перчатки с рук и обхватил ее лицо.

Руки Марии легли к нему на грудь и медленно, почти осторожно скользнули под жилет.

— Я думала… Я начала подозревать, что ты — не настоящий, — прошептала она.

— А теперь? — пробормотал он, касаясь губами ее губ. Мария почувствовала, как задрожало ее тело, и прижалась к нему.

— Поцелуй меня снова, чтобы я могла знать наверняка.

Гарри поцеловал ее страстно и отчаянно. Потом справился с собой, и поцелуй стал нежным, как в последний раз. Ее губы были сладкими, теплыми и восхитительными. До самой смерти он будет помнить вишневый вкус этих губ. Мария таяла в его объятиях. Какое значение имеет то, кто он там по своему положению, думала она. Гарри крепче прижал ее к себе, понимая, что он почти опьянен ею.

— Приходи ко мне опять, — прошептала Мария. Ее дыхание участилось, когда губы Гарри стали скользить по щеке, подбородку, спустились к шее. — Приходи без маскарада, сам…

— Я не могу, — простонал Гарри.

— Пожалуйста, — умоляла Мария, — скажи мне свое настоящее имя, клянусь, я приму тебя.

— Нет.

— Тогда приходи так, как ты обычно приходишь.

— Возможно, — колебался Гарри.

— Нет, обязательно. Сегодня же вечером…

— Я не могу. — Гарри уперся руками в стену по обе стороны от ее головы и наклонился, чтобы поцеловать ее снова, смягчая тем самым горечь расставания.

— Мария? Лорд Роут? Мария, вы здесь? Испуганный взгляд Марии метнулся к Гарри. Он мгновенно натянул свой камзол с накладкой, согнулся в обычную для Роута позу и нацепил на нос очки.

— Приведи себя в порядок, — выдохнул он, натягивая перчатки. Мария поправила юбку, потом корсет. — Теперь рассказывай мне что-нибудь, — приказал Гарри.

— Да, конечно, — прошептала Мария, поворачиваясь и окидывая взглядом альков. — На этом портрете — первый граф Донкастер, — начала она громким, выразительным голосом. — Титул графа ему пожаловал король Эдуард III, который на самом деле был его кузеном. — Теперь они оба слышали приближающиеся шаги. Мария глубоко и шумно вздохнула и стала говорить все подряд из того, что смогла вспомнить о своем давнем предке. При этом она не переставала удивляться, что смогла извлечь что-то из головы сейчас, когда кровь все еще бурлила от поцелуев Гарри и мчалась по жилам со страшной скоростью. — Здесь — его герб, выбранный в честь Эдуарда III. Лев символизирует Англию, лилия — чистоту. С тех пор лилии стали символом Данморов…

— Вот вы где. — В дверном проеме стояла графиня.

— Да, мама, — улыбнулась ей Мария. — Я показывала лорду Роуту вещи первого графа Донкастера.

— Вас интересуют пейзажи, сэр? — вежливо поинтересовалась графиня. — В столовой есть несколько замечательных рисунков Уилсона.

— Да? Это хорошо. — Лорд Роут достал носовой платок и, прикрывшись им, закашлялся. — Пейзажи… — Он снова начал кашлять. Мария ждала, чувствуя облегчение от близкого спасения и сильное волнение от этих нескольких мгновений уединения. Мать бросила на нее вопросительный взгляд.

— Пожалуйста, простите меня, мадам, — развел руками лорд Роут. — Я должен идти.

— Ну конечно. — Графиня грациозно склонила свою головку. — Мы были очень рады, что вы пришли, сэр.

— Самый приятный визит, который я сделал в этомсезоне. Ваша дочь была необыкновенно внимательна к старику. Вы должны гордиться ею.

— Благодарю вас. — Улыбка матери, казалось, была приклеена к ее лицу.

Они медленно прошли через дом. Лорд Роут не смотрел на Марию, пока они не дошли до входной двери. Здесь он склонился над ее рукой и вежливо попрощался. Мария не стала смотреть, как он уходит, и сразу отвернулась.

— Мне хочется подышать свежим воздухом, мама. Могу я пойти с Джоан в парк?

— Мы должны поговорить, Мария, — строго сказала графиня.

Мария знала, что ее ждет грандиозный скандал, надо было проявить осторожность. Она послушно последовала за матерью в гостиную, где служанка убирала поднос с чаем. Как только она ушла, мать плотно закрыла дверь и повернулась к ней:

— Мария, что, скажи на милость, с тобой происходит?

— Да ничего, мама, — пожала плечами Мария. — Я считаю лорда Роута более интересным, чем лорд Уиттинг и лорд Картерет.

— Я поняла это, когда ты буквально силой повела его в галерею. Мария, он тебе в дедушки годится! — На лице матери читалось еле сдерживаемое волнение. — У тебя были предложения от самых знатных женихов Англии, и ты всем им отказала. Почему ты предпочитаешь лорда Роута?

Мария нахмурилась, опасаясь сболтнуть что-нибудь лишнее. Как удивилась бы мать, если бы узнала правду!

— Он не смотрит на меня как на выгодную партию, мама. Он смотрит на меня как на личность. Он интересный человек, и я отдаю себе отчет, что он для меня слишком стар. Но ты всегда советовала мне слушать свое сердце…

— Нет, если оно подсказывает тебе выбрать лорда Роута, — резко перебила ее мать, — мы с отцом возражать не будем. Хотя…

— Я не собираюсь становиться леди Роут. — Мария закусила губу и опустила взгляд. И это была правда; она никогда не сможет стать леди Роут, потому что лорда Роута не существует. Она только теперь поняла, что ее надежда найти достойное родство Гарри разбилась. Его настоящее имя по-прежнему было ей неизвестно. Более того, он признался, что является тайным агентом и самозванцем. Теперь в этом не было сомнения.

— Я рада это слышать. — Мать испытала явное облегчение. Она пересекла комнату и прижала руки к щекам Марии. Несколько мгновений ее обеспокоенный взгляд изучал лицо дочери. — Я очень волнуюсь за тебя, дорогая. Мы с отцом хотим, чтобы ты была счастлива, но у тебя недовольный вид. Тебе чего-нибудь хочется? Тебе не нравится Лондон?

И Мария почувствовала себя виноватой. У нее никогда не было никаких секретов от родителей. Они всегда проявляли твердость, но были добрыми, а она никогда не была лживым ребенком. Но сейчас все было иначе, и она не видела выхода из этого затруднительного положения, по крайней мере, такого, что устраивал бы ее.

— Я… Я довольна, — произнесла она, наконец. — Во всяком случае, я чувствую это. Мне кажется, что я забыла или никогда не знала по-настоящему, что такое быть жительницей Лондона. Многое изменилось с тех пор, как мы были здесь последний раз, мама. Мне тогда было только шестнадцать, и я была другой. Тогда я была девочкой, а теперь — взрослая. Мне тяжело видеть, как джентльмены оценивают мою стоимость в качестве невесты, обсуждают мое приданое и преимущества папиных связей. Я знаю, что своими отказами поставила вас с отцом в тупик. Но мне хочется, чтобы жениться хотели на мне и чтобы любили меня, мама.

— Понятно, — после долгого молчания сказала мать.

— Ты так добра ко мне, мама. И поверь, я искренне хочу, чтобы у меня был брак, как у вас с отцом. Это должен быть человек, которого я могу уважать и которому могу доверять. И он будет уважать меня, и доверять мне, и пусть при этом он окажется не самым знатным человеком в городе. Я не выйду замуж за лорда Роута, но с ним я по крайней мере не чувствую себя, как на выставке невест.

— О, Мария! — У графини блеснули слезы в глазах. Она раскрыла объятия, и Мария прижалась к ней. Все, что она сказала матери, была правда… За исключением того, что она уже нашла мужчину, который отвечает ее требованиям. Гарри — тайный агент, самозванец и обычный человек незнатного происхождения, но она скорее выйдет замуж за него, чем за самого богатого герцога в христианском мире. Хотя она сомневалась, что мать будет рада услышать это.

— Ты не хочешь пойти со мной, мама? Сегодня чудесный день для прогулки, и до дома тети Марион совсем недалеко. — Мария понимала, что у нее не будет возможности поговорить с Джоан, а тем более — открыть сегодня ей всю правду. В действительности она никогда больше не сможет поговорить с Джоан о Гарри. Раньше для них это было чем-то наподобие игры, они пытались найти таинственного незнакомца. Теперь Мария понимала, что это не игра; безопасность Гарри, его жизнь могут зависеть от ее осторожности.

— Что ж, пойдем, — улыбнулась мать.

Глава 17

Когда в тот вечер Гарри вернулся на Фентон-лейн, его ждал посетитель.

В глубине холла стоял Алек Брандон. Он все еще оставался в лакейской ливрее, хотя и в обычном черном камзоле вместо зеленого камзола слуги Донкастер-Хауса и без напудренного парика. Возможно, он пришел с отчетом к Анжелике, но что-то в его лице заставило Гарри насторожиться.

— Можно тебя на минутку, Синклер?

Гарри замер на секунду, потом кивнул, снимая с себя одежду докера. Сегодня был длинный день.

После визита к Донкастеру он провел вечер, сопровождая искателя приключений Бетуэлла на очередную прогулку в Уайтчепел, где ему даже пришлось отбивать маркиза от двух пьяных моряков и самому получить пару тумаков. Он просто мечтал поскорее завалиться в постель. Брандон вздернул подбородок и прошел в небольшую гостиную. Гарри отложил камзол в сторону и снял нож с пояса. Рукоятка весь вечер колола ему ребра. Прижимая одной рукой уже образовавшийся синяк, Гарри пошел за ним следом.

— В чем дело, Брандон? Что-то насчет Дон…

Удар в живот лишил его возможности закончить фразу. Гарри согнулся пополам, рука инстинктивно метнулась туда, где должен был быть нож, но пальцы наткнулись на пустоту. Гарри медленно выпрямился, все еще держась за живот, и встретился взглядом с Брандоном.

— Держись от нее подальше. — Брандон сжал кулаки и выставил их вперед. — Я уже предупреждал, что она не для тебя. Ты все испортишь, идя на поводу у своих плотских желаний!

Гарри не двигался, он даже глазом не моргнул.

— Я услышал об этом в комнате прислуги, — продолжал ворчать Брандон. — Лорд Роут прибыл с визитом к леди Марии! Какой сюрприз! Интересно, что этому старику надо от молодой, красивой и богатой леди!

— Ничего, — тихо сказал Гарри. — Ничего! — добавил он уже громче. — Черт возьми, Брандон, я не хотел идти!

— Тогда почему ты оказался там?

Гарри медленно поднял руки, сдаваясь, и посмотрел Брандону прямо в глаза.

— На днях я встретился с ее отцом в парке, — понизил голос Гарри. — Граф пригласил меня зайти. Что мне было делать?

Брандон немного опустил кулаки, но брови подозрительно поползли вверх.

— Так она тебя не интересует? Дай слово, Синклер, что будешь держаться от нее подальше.

То ли выражение лица выдало Гарри, то ли Брандону просто захотелось усилить свое предупреждение. Он выбросил кулак, но Гарри увернулся, и удар пришелся ему в плечо. Гарри поднял руку, чтобы защищаться, и попытался оттолкнуть Брандона, но тот так грубо прижал его к стене, что у Гарри клацнули зубы. Все их сотрудничество было забыто, пока в комнате не раздался резкий голос:

— Какого черта вы здесь делаете?

Брандон последний раз ткнул Гарри кулаком и повернулся на голос Анжелики. У него вздулась щека, покраснело лицо.

— Ничего…

— Я не настолько глупа, чтобы выслушивать чепуху. Прекратите тузить друг друга и все объясните.

— Мы просто повторяли инструкции, — пробормотал Брандон.

— Да? — Анжелика переводила взгляд с одного на другого. — И кто из вас, их забыл?

— Надеюсь, никто. — Брандон со злостью посмотрел на Гарри, который не двинулся с места.

— Понятно, — повторила Анжелика. — Можем мы поговорить в холле, Алек? — Тот немного замешкался, потом кивнул и пошел за ней, потряхивая рукой. Дверь за ними закрылась.

Гарри сполз по стене на пол и опустил голову. У Брандона был хороший удар, но он заслужил его. Гарри снова почувствовал груз своей самонадеянности и высокомерия — будто он может делать то, что хочет, и никому это не повредит, и никто об этом не узнает. Сегодняшнему визиту в Донкастер-Хаус существовало разумное объяснение, только если он признается во всем остальном. Это он возбудил любопытство Марии, проникая к ней в спальню в полночь, пока она не начала искать его в каждом встречном мужчине. Не было ни единого шанса, что она настояла бы на сегодняшнем визите, что она вообще заговорила бы с лордом Роутом, если бы он делал то, что должен делать, и держался бы от нее подальше с самого начала.

Гарри молча сидел у стены, когда в комнату вернулась Анжелика. Она подошла и села рядом:

— Посмотри на меня.

Гарри медленно поднял на нее глаза и понял, что она недовольна.

— Ты рискуешь нашим делом ради удовлетворения собственного желания?

— Нет.

— Так мне сказал Алек. Он говорит, что ты привязался к этой молодой леди, что она отвлекает тебя от работы.

— Я никогда не пренебрегал своими обязанностями.

— Понятно. — В комнате стало тихо. — Она очень красивая, эта Мария?

— Она абсолютно недосягаема для меня. — Гарри вздохнул и откинул голову к стене.

— Но для сердца это порой не имеет значения, не так ли? — Анжелика склонила голову набок, изучая его. — Недосягаема — не значит, выброшена из головы.

— Я не позволял себе смешивать чувство с порученным делом. — Гарри посмотрел на Анжелику и отвел взгляд.

— Ну конечно. — Она натянуто улыбнулась. — Ты слишком амбициозен, да? С одной стороны — благодарность министерства внутренних дел, с другой — дочка графа.

— Это не амбиция, — пробормотал Гарри.

— Ты считаешь? — Улыбка Анжелики стала шире.

— И это никоим образом не мешало моей работе, — повторил Гарри, чтобы убедить себя. — Никогда.

— Ладно. Смотри, чтобы и впредь не мешало, или я передам тебя Стаффорду. — Анжелика протянула руку и убрала с его лба упавшую прядь волос. — Хорошо хоть Алек не ударил тебя в лицо. Иначе лорду Роуту было бы трудно объясняться по этому поводу.

— Тем не менее, удар был сильным. — Гарри вздрогнул, опять прижимая руку к ребрам. Брандон ударил его как следует, постарался на совесть.

— Значит, ты не скоро это забудешь. Алеку, как и тебе, Гарри, есть что приобретать и есть что терять.

Гарри поморщился и поднялся на ноги, протягивая руку, чтобы помочь Анжелике встать.

— Я никогда не забывал об этом, Анжелика. «И никогда не забуду».

Несколько дней Гарри занимался своими делами с усиленным вниманием и сосредоточенностью. Отсутствие в ноле зрения Марии и полноценный ночной сон здорово помогли ему в этом.

Крейн ворчал пуще прежнего, диктуя десятки писем в день и потом посылая его с различными поручениями, один раз даже в ботанический сад в Челси. Это заняло у Гарри весь день, и даже Стаффорд ни слова не сказал о его долгом отсутствии на посту.

Вообще Стаффорд никогда много не говорил об их работе. Каждый вечер они с Йеном и иногда с Анжеликой сидели на кухне за столом и собирали отчеты со всеми мучительно скучными подробностями. Бетуэлл с женой посетил оперу и разговаривал с лордом Каннингом, разглядывая девочек на сцене. Донкастер провел вечер в своем клубе в компании других членов палаты лордов. Вряд ли где-то здесь их поджидала угроза, и все же Гарри послушно выжидал под дождем, пока они благополучно доберутся домой. Особенно Бетуэлл, который часто раздражался по пустякам и мог кого-нибудь задеть, устроить сцену. Но Бог миловал, ничего неожиданного не происходило.

И все же Стаффорд давил на них. Вместо того чтобы успокоить, отсутствие инцидентов, похоже, только сильнее настораживало его. Он требовал больше информации, даже незначительных деталей; он хотел знать время, когда они прибывали и когда покидали вечера, с кем и о чем говорили. Ему нужен был список тех, с кем они переписывались, и отчеты о сплетнях в их домах. Ему надо было знать, кто посещает их с визитами и когда, и не происходит ли каких-либо внезапных перемен в их поведении, словно они напуганы чем-то.

— Если посудомойка намерена прокрасться в дом в полночь и стукнуть важную персону по голове черпаком, мы мало что можем сделать, — пробормотал однажды вечером Йен, читая бумаги, чтобы затем зашифровать их с помощью специального кода Фиппса.

Анжелика рассмеялась. Она сидела, развалясь, как не пристало сидеть леди, за столом напротив Йена, изредка поправляя его шифр.

— Нет! От нас ждут, что мы предвидим подобные вещи. Ты должен засесть в туалете, чтобы вовремя выскочить оттуда и арестовать посудомойку.

— Стаффорд не так много платит мне, чтобы я прятался в укромном местечке дома Бетуэлла, — с кислым видом откликнулся Йен. — А то ненароком увижу, как старик занимается любовью со своей женой, и ослепну от такого зрелища.

— Этого ты никогда не увидишь, — засмеялась Анжелика. — Зато можешь насладиться зрелищем, как он задерет юбчонку служанке. Ему нравятся молоденькие девочки и короткие, ни к чему не обязывающие встречи.

— Это все? — Йен положил ручку и собрал бумаги.

— Я доставлю их сегодня же. — Гарри протянул руку. Обычно Йен тащился через город, чтобы доставить отчеты. Гарри решил его сменить. Лишив себя незаконного удовольствия посещать Марию, он стал беспокойно спать по ночам. Прогулка пойдет ему на пользу, даже если его путь будет лежать в противоположную от Донкастер-Хауса сторону.

— Вообще-то дорога дальняя. — Йен охотно подвинул ему бумаги.

— Мне надо прогуляться, — пожал плечами Гарри, натягивая камзол. Он свернул и положил пачку бумаг в свой карман, потом натянул поношенную кепку из тех, что висели у кухонной двери.

Когда он вышел, Йен прислонился к стене, заложив руки за голову.

— Если бы мне надо было прятаться в твоем туалете, то это была бы совсем другая история, — обратился он к Анжелике, и та улыбнулась ему в ответ своей дразнящей улыбкой.

Гарри захлопнул за собой дверь.

Пунктом доставки отчетов был магазин тканей в Чип-сайде, в узком переулке, в котором с трудом могли разойтись два человека. Все магазины были закрыты, улица пустынна; никто не увидит секретного агента. Гарри свернул в переулок, отодвинул заслонку на задней стене магазина и сунул отчеты в щель, спрятанную внизу, услышав, как они с легким шорохом заскользили вниз. Он не знал, кто владеет этим магазином, который выглядел аккуратно и достаточно прилично. Да это и не важно. Главное, Фиппс получит отчеты, возможно, в течение нескольких часов. Гарри задвинул заслонку и пошел прочь. Он выполнил свою обязанность, но мозг его активно работал.

До Фентон-лейн дорога была дальняя, но Гарри даже не думал идти туда. Он просто шел, погрузившись в размышления. Какое вообще-то имеет значение, в каком часу Донкастер отправился в свой клуб, если он благополучно вернулся домой? Новые требования Стаффорда усложняли некогда простое дело, превращая Гарри и его компаньонов в дотошных, не знающих покоя клерков. «Если какой-то сумасшедший решит напасть на одного из тех, кого мы охраняем, — мрачно подумал Гарри, — придется остановиться и сделать запись, прежде чем броситься спасать жизнь человека». Это лишено всякого смысла, и единственное, во что всегда верил Гарри, так это в аналитический разум Стаффорда. Он не ошибается. И все же — почему так усложнил требования?

Гарри понимал, что Стаффорд в любой момент добавит им обязанностей, не объясняя причин; но если так сильно возросла угроза жизни для Бетуэлла, Крейна и Донкастера, то разве нельзя заранее предпринять шаги, чтобы реально защитить их? Бетуэлл по-прежнему частенько бывает в Уайтчепеле, забавляется с проститутками и играет в карты. Рассерженная проститутка или ее сутенер вполне могут вспороть ему живот. Донкастер, как и раньше, открыто появляется повсюду. И даже Крейн выезжает в своей четырехместной коляске подышать воздухом в хорошие дни. Разве они не должны быть проинформированы, что у правительства есть сведения об угрозе для них? Разве их не надо предупреждать об осторожности? Зачем тогда Стаффорду почасовое расписание их действий?

Гарри остановился и сделал глубокий вдох, понимая, что его размышления идут по опасному пути. Впереди был паб; он может немного выпить, чтобы расслабиться. Гарри толкнул дверь заведения и, проскользнув на скамейку в полумраке, подозвал служанку. Через несколько минут перед ним стояла кружка пенящегося эля, и Гарри склонился над ней, давая волю мыслям.

Стаффорд вынужден лгать им в чем-то. Гарри это не особенно удивляло, так как обычным приемом их начальника был обман. Он вынужден был признать, что и у него самого были секреты от шефа, несмотря на обещание абсолютной верности, которое тот потребовал. Они были созданы друг для друга, не без юмора подумал Гарри, два плута, лгущих друг другу.

И все же сейчас на карте стояла его собственная жизнь, а не Джона Стаффорда, и это круто все меняло. Человек становится более осмотрительным, узнав, что его хозяин пожертвует им без колебаний для достижения цели, а тем более обнаружив, что подчиненный лжет даже в самом основном. Гарри пил эль и думал о своей работе и инструкциях, смысл которых не вполне понимал.

От мыслей его отвлек крик. Одна из служанок сидела на коленях у клиента, смеялась и кокетничала с ним. Теперь она стояла, уперев руки в бока и вздернув нос. Вот она резко вскочила и пошла прочь, на щеке у мужчины был четко виден отпечаток ее руки. Мужчина, судя по одежде, моряк, что-то кричал ей вслед, вокруг смеялись. Женщина показала им всем грубый жест и обогнула соседний стол.

Гарри скользнул по ней рассеянным взглядом. Неужели он заходил в эту таверну раньше? Нет, это было слишком далеко от Фентон-лейн, близко к порту, здесь часто бывали моряки и докеры из района Уоппинг. Он редко ходил этой дорогой и сегодня забрел сюда только потому, что ему надо было прогуляться, прежде чем идти домой. Но, как ни странно, что-то в этой служанке показалось ему знакомым, как будто он не только случайно видел ее раньше, но встречал довольно часто.

Она склонилась к другому столу, принимая заказ. Гарри рассматривал ее профиль. Не очень дружелюбная, подумал он, когда она огрызнулась на клиента, заглянувшего к ней в вырез платья. В любом случае этим служанкам в тавернах вряд ли были знакомы хорошие манеры, но эта…

Она повернула голову, и ленивые размышления Гарри немедленно прервались. Он действительно знал ее.

Женщина забрала две пустые кружки с соседнего столика и с трудом стала пробираться между столами и людьми. Он видел, как она отталкивала стулья и руки на своем пути и даже лягалась ногами. Гарри не шевелился; но его взгляд неотступно следил за ней. Она собрала еще несколько пустых кружек и вытерла стол краем фартука. И все это проделывала машинально с хмурым выражением лица. Возможно, она была хорошенькой, но выражение ее лица могло осадить любого мужчину. Кроме Гарри, конечно, которого не интересовали ее женские достоинства.

Она повернулась боком, чтобы протиснуться между двумя столами, составленными вместе. Мужчина за одним столом пьяным голосом крикнул ей что-то, и она повернулась, несомненно, чтобы обругать его. Но тут Гарри схватил ее за запястье и потянул к себе на колени, несмотря на брызги пролившегося из кружек эля, когда она выронила их и замочила не только свои юбки, но и его брюки. Прежде чем она успела опомниться, Гарри завел ее руку ей за спину, а свободной рукой обхватил за талию, крепко удерживая на месте.

Она извивалась, метая взглядом молнии.

— Отпусти меня, парень. Я не ищу приключений, — грубо предупредила она.

— Отпущу, — тихо пообещал Гарри, удерживая ее на месте, несмотря на борьбу. — Только немного побеседуем, дорогая.

Все вокруг кричали и смеялись, когда Гарри бросил откровенный взгляд ей в декольте. Служанка гневно зашипела. Но Гарри не обратил внимания, наклоняясь ближе, чтобы прижаться щекой к ее щеке. От нее пахло далеко не французским парфюмом — элем и потом, но он точно знал, где видел ее раньше.

— Какая малышка! Ну, пойдем, всего лишь поцелуй, любовь моя. — Гарри прижался губами к ее уху и, понизив голос, пробормотал: — Ваше положение немного пошатнулось, мадам, не так ли? Последний раз, когда я вас видел, вы соблазняли Джерри Уолластона.

Ее реакция была едва заметной. Если бы Гарри не удерживал ее так близко к себе, он мог бы и не почувствовать этого. Она замерла на долю секунды, напряглась и немного скривила рот. Но тут же взяла себя в руки и резко бросила в его адрес нелестный эпитет. Гарри ухмыльнулся, когда вокруг грубо загоготали, но не спускал глаз с женщины.

— Кто это такой? Я не знаю, кого ты имеешь в виду. — Она извивалась в его руках, стараясь заглянуть в лицо.

— Я думаю, знаешь, — пробормотал Гарри. — Просто немножко щекотки, мэм, — громко сказал он. — Мне кажется, ты не будешь возражать…

— Отпусти меня. — Ее глаза сверкали откровенной ненавистью. — Иначе ты больше никогда не сможешь щекотать служанок.

— Я воспользуюсь своим шансом. — Гарри потянул ее назад с развратной ухмылкой на лице, когда она толкнула его в грудь и лягнула ногой, чтобы сбежать. — Учти, я любознательный и жду ответа, — тихо добавил он.

— Ответа, — усмехнулась она. — Твое дело — не спрашивать, а делать дело.

В точности слова Фиппса. Гарри невольно моргнул, вздрогнул. Она воспользовалась его секундным замешательством, чтобы освободить одну руку и сильно ударить его по лицу.

— Это тебе вместо ответа, — крикнула она. — А это… — Гарри поймал ее за запястье, когда она замахнулась еще раз.

— Скажи мне, — сквозь зубы процедил он, — какова была твоя роль?

— Ты видел ее, — прошипела она в ответ. — Бедная Полли должна ужасно скучать по тебе.

— Что ты искала? — Гарри еще крепче сжал ее запястье.

— То же, что и ты. — Служанка, ранее известная под именем мадам де Латурс, подняла брови. — Разве ты не знал? — В уголках губ притаилась насмешка. — Ты думал, что он только тебя приставил к Уолластону, да?

— Нет, — ровным тоном ответил Гарри. — Но о тебе я не знал. Интересно, что привело тебя сюда?

Ее враждебность немного уменьшилась. Она, как и Гарри, прекрасно знала, что произойдет, если он встанет и назовет ее тайным агентом от правительства. В те минуты, когда Гарри потягивал свой эль, он услышал достаточно бунтарских разговоров и подстрекательского хвастовства посадить половину правительства в Ньюгейтскую тюрьму. Они не потерпят тайного агента. Она немного успокоилась, обняла его рукой за шею.

— Ладно, давай бросим монетку, — произнесла она для присутствовавших, а потом под шум и улюлюканье добавила шепотом: — Надо было ускорить работу, только и всего. Они узнали, что появился предатель, я расставила ловушку, и он попался в нее. Теперь ты все знаешь. И если здесь и сейчас сдашь меня, у тебя больше не будет таких приятных заданий, это уж точно. Добавь к выпивке кружку эля за счет заведения.

Она ткнула его локтем под ребра, резко дернулась, и на этот раз Гарри отпустил ее. Все вокруг весело заржали, когда она бросилась в подсобное помещение. Кто-то, возможно, был разочарован таким исходом. Гарри опустил голову и махнул рукой. Кто-то громко посоветовал ему не сдаваться, как следует проучить эту заносчивую Салли, как ее теперь все называли. Мало кто из них подозревал, что ночь с этой девицей могла закончиться тюрьмой. Гарри отодвинул кружку с элем, бросил на стол несколько монеток и вышел на улицу, где, не спеша, осмыслил открывшееся ему положение вещей.

Мадам де Латурс, любовница Джералда Уолластона, оказалась тайным агентом Стаффорда. Гарри знал, что в ее дом был внедрен еще один тайный агент — лакей, который был его связным и конспиратором и должен был помочь Гарри проникнуть в дом. Этот человек не мог обнаружить какое-либо доказательство вины Уолластона, вот почему Гарри был направлен на работу в соседний дом. По крайней мере, так сказал ему Фиппс. Гарри потребовалось менее двух недель, чтобы все служанки мадам влюбились в него без памяти, и он получил прекрасную возможность под предлогом амурного интереса проникнуть в дом и осмотреться там. И вот что он обнаружил: Уолластон передает украденные секреты своей любовнице. Это была непыльная работенка, с презрением вспомнил Гарри, двигаясь по улице. Но он все время недоумевал, почему Уолластон нес основную тяжесть позора за кражу секретов, а его любовница нисколько не поплатилась за это. Зато теперь все стало понятно. Предполагаемая француженка работала на того же человека, что и Гарри, и с той же целью. И Гарри слышал собственными ушами, как она убеждала Уолластона давать ей больше информации, больше секретов, иными словами, совершить измену. Гарри не мог сказать, начал ли Уолластон давать ей информацию по собственной воле или по ее подсказке, но, бесспорно, она вынудила его продолжать делать это, даже когда у ее любовника имелись отговорки. Это был не тайный сговор, как его понимал Гарри, это была ловушка.

Он ускорил шаг, его башмаки стучали по булыжной мостовой, руки в карманах сжались в кулаки. Стаффорд сфабриковал обвинение против Уолластона. Миссией Гарри в этом деле была ложь, кража ворованных правительственных секретов у своей же тайной осведомительницы, которая склонила свою жертву к измене. Судьба Уолластона была определена собственным свидетельством Гарри, данным в кабинете Стаффорда самому министру внутренних дел. Он доложил, что действительно слышал, как Уолластон передавал информацию любовнице, и что спустя несколько минут взял ее из спальни этой женщины. Лорд Сидмаут был очень серьезен, с важной снисходительностью высоко оценив его службу Короне. Интересно, Сидмаут, вероятно, знал обо всем заранее от Стаффорда. Его выставили героем, чуть ли не спасителем нации. А какое такое благородное дело он совершил? Подслушал разговор клерка со своей любовницей?

Гарри остановился на углу улицы, вглядываясь в темную лондонскую ночь. Все, во что он верил, пошатнулось. Если Стаффорд мог лгать ему об этом, об измене, то бывает ли он вообще когда-нибудь правдив? К Гарри вернулись все его сомнения насчет этой работы, только теперь они были намного сильнее. Почему ему поручили такое задание, внешне довольно незамысловатое и легкое: как тень следовать за состоятельными высокопоставленными лицами? Почему он должен быть невидимым и безмолвным, даже если им грозит опасность? И почему он ни разу не видел, чтобы хотя бы вышедший из себя дворник хмуро посмотрел на кого-то из них?

Начался дождь, мелкая морось, которая парила над булыжной мостовой, как привидения, вышедшие из своих склепов. В опустившемся тумане все запахи лондонской улицы ударили ему в нос: гнилые миазмы извергшейся из желудков еды и эля, конский навоз и человеческие отходы. Гарри выворачивало наизнанку не только от всего этого, но и от понимания того, что его попросту использовали.

Он повернулся и направился на Боу-стрит.

Глава 18

Фиппс все еще был на Боу-стрит, кажется, он всегда был там. Гарри и всем остальным он сказал, что в случае срочной нужды они должны приходить прямо к нему. Возможно, он жил в этой тесной, безликой квартирке в конце Боу-стрит; Гарри не знал и не думал об этом. Он толкнул дверь, не постучав, и вошел.

При его появлении Фиппс вскочил, на лице появилось любопытство.

— Что случилось? — гаркнул он. — В чем дело?

— Мадам де Латурс работала на тебя. — Это был даже не вопрос.

Фиппс замолчал, обошел стол и закрыл дверь.

— Это не твоя забота, Синклер. Гарри выругался.

— Ты вынудил человека пойти на измену!

— Придержи язык. — Фиппс предупредительно поднял палец. — Нам здесь не очень нравится это слово.

С большим трудом Гарри справился со своим гневом и, сохраняя внешнее спокойствие, посмотрел на Фиппса. У того были холодный взгляд и бледная, как рыбья чешуя, кожа. Гарри не сомневался, что он заманивает жертвы в свои ловушки и потом медленно и болезненно убивает их.

— Мне не очень нравится, когда мне говорят, что я делаю большое и благородное дело, а потом оказывается, что я рискую своей шеей, пытаясь склонить слабоумного клерка на небольшое предательство.

— Ты ничего не знаешь об этом, вздернул подбородок Фиппс.

— Где уж мне. — Гарри нетерпеливо кивнул головой. — Но кто так поставил дело?

— А зачем тебе знать? — Фиппс скривил губы. — Успокойся, Синклер, ты делал свою работу. Вполне компетентно. И все закончилось для тебя хорошо, разве не так?

— А теперь? — Гарри скрестил руки на груди. — Я таскаюсь повсюду, веду слежку за лордом, за графом, сам изображаю знатную персону. Неужели и в среде таких людей встречаются предатели?

Фиппс улыбнулся, но взгляд его оставался подозрительным.

— Изменники бывают всех мастей и масштабов. Не забывай это. Они здесь, там, повсюду, прямо у нас под носом.

— Ты преувеличиваешь. Это уже смахивает на какую-то манию. — Гарри с отвращением хлопнул рукой.

— Да? Ты так считаешь? Тогда у тебя будет не так много работы, а? Теперь, я полагаю, тебе пора вернуться к своим обязанностям, или я найду кого-нибудь другого на твое место. — Фиппс открыл дверь и стоял, невозмутимо ожидая, когда Гарри уйдет.

Когда Гарри покинул Фиппса, до него медленно дошло, какова была настоящая цель его задания. Сидмаут и его сотрудники были людьми подозрительными и боялись, что беспорядки захватят их врасплох. Они отправили полицию в Манчестер на демонстрацию йоменов[3] и разогнали женщин и детей. Они приняли известные «Шесть актов», чтобы сдерживать и контролировать разногласия там, где они существовали, или даже казалось, что существовали. Они наняли людей, подобных мадам де Натуре и ему самому, чтобы они докладывали, что видели и слышали. И когда сэр Джералд Уолластон попал в их руки, они быстро отправили его в тюрьму, не сказав ни слова широкой публике о причине.

А сейчас три агента правительства анонимно жили в тени трех знатных англичан, даже в их домах. Три чрезвычайно влиятельных человека, но не члены самого правительства, люди, которым неизвестны планы Стаффорда и Сидмаута. Все бесконечно уважаемые по той или иной причине, у всех троих консультировались члены кабинета министров, секретари и даже король. Все с отличным знанием политических дел и государственных секретов. Если радикалы, которых так боялся Сидмаут, убедят одного из них стать на их сторону…

Гарри подумал о несметном количестве отчетов, которые он, Анжелика и Брандон составили на каждого из них. Любой, порой самый незначительный момент их жизни был детально записан Гарри и его коллегами-агентами для картотеки Сидмаута. Они хотели все знать о Крейне, Донкастере и Бетуэлле. Все. Но самое главное — никто не должен догадываться, что за ними наблюдают, даже те, кто предположительно находится в опасности, и на кого в любой момент могут напасть. И теперь Гарри знал почему.

Они не охраняли Донкастера, Крейна и Бетуэлла.

Они следили за ними.

Спустя три часа Гарри подвинул стул к кровати и посмотрел на спящего человека.

Джон Стаффорд не отличался выразительной внешностью. Такого человека можно видеть каждый день, но толком не описать его внешность. Он спал на спине, слегка приоткрыв рот, в красном ночном колпаке на голове. Вместо работы с тайными агентами он вполне мог бы быть клерком, герцогом или владельцем свиной фермы. Гарри беспристрастно смотрел на своего шефа, такого спокойного и безмятежного во сне, и еще раз подумал, прежде чем, как говорится, перейти Рубикон и рискнуть своим будущим. Он преуспел в своей работе. Может, у него никогда больше не будет подобного шанса, который ему предложили после завершения этого задания, и ему будет обидно потерять ее.

Но у каждого человека есть свой предел. Гарри громко кашлянул.

Стаффорд вздрогнул и проснулся. Несколько секунд они с Гарри молча смотрели друг на друга при свете единственной свечи.

— Как ты посмел? — прошептал наконец Стаффорд.

— Это правда, так ужасно? — пожал плечами Гарри.

— Это мой дом! Моя спальня! — Стаффорд со свирепым выражением лица медленно поднялся на подушках. — Объяснись, Синклер, если хочешь увидеть завтрашний день.

— Ты правильно сказал, именно поэтому я и пришел. Я очень хочу его увидеть. Разумеется, большую часть своей жизни я уже передал под твое руководство, но за некоторыми оставшимися моментами мне хочется присмотреть лично. В частности, за ее продолжительностью.

— Говори по делу, — огрызнулся Стаффорд.

Гарри наклонился вперед, поставив локти на колени:

— Ты лжешь мне. Лжешь всем нам. И я хочу знать почему.

— Не имею привычки объясняться, — резко начал Стаффорд.

— Ну, у нас у всех есть нехорошие привычки, — невесело улыбнулся Гарри.

Стаффорд поджал губы и промолчал. Это по его наущению привычкой Гарри стало проникать в дома среди ночи, невидимо и неслышно и почти всегда хорошо вооруженным.

— Так вот, — продолжал Гарри, — сегодня вечером я встретил женщину. Очаровательные создания эти женщины. На земле нет другой такой мощной силы, которая способна свести мужчину с ума и заставить его совершать дьявольские поступки. Ты не согласен?

— Давай ближе к делу, ладно?

— Итак, — Гарри откинулся на спинку стула, — я уже сказал, что сегодня вечером встретил женщину. Сначала я решил, что это — простая служанка в таверне, но оказалось, что когда-то она являлась более важной персоной. Почти… аристократкой, если мне не изменяет память. Француженкой. Дорогостоящей. Испорченной, высокомерной и способной обвести вокруг своего маленького пальчика слабовольного клерка из государственного казначейства. — Ни одна мышца не дрогнула на лице Стаффорда, но Гарри знал, что задел его. — И что я обнаружил? Что она тоже получала приказы от тебя. Сколько у тебя было агентов, которые пытались схватить Джералда Уолластона за руку?

— Это не твоя забота. — Взгляд Стаффорда мог бы превратить камень в кучку пепла.

— Так говорил Фиппс. — Гарри откинул назад голову и посмотрел на Стаффорда из-под опущенных ресниц. — Должен не согласиться.

— Ты хочешь заявить об уходе? Гарри задумался на мгновение.

— Нет… Это не обязательно. — Стаффорд фыркнул, и Гарри подался вперед. — Объясни мне, почему мы тайно следим за Донкастером и другими? Ведь мы не занимаемся их охраной. Скажи мне правду.

В течение долгого времени казалось, что Стаффорд не ответит. Его челюсть несколько раздвигалась взад и вперед, словно он глотал слова.

— Времена сейчас опасные, Синклер, — пренебрежительно выдохнул он, наконец. — Я думал, ты знаешь об этом. В конце концов, когда ты пришел ко мне работать, подразумевалось, что ты хочешь выполнить свой патриотический долг. Никому не придет в голову спрашивать мотивы у человека, который согласен проникнуть в чужой дом, выдавать себя за другого, лгать, красть и сделать много чего такого, что некоторые могут посчитать криминалом.

— Согласен. Но никому также не придет в голову спрашивать о мотивах человека, который поручает другим такие задания, а потом выдает вознаграждение за их успешное выполнение, — огрызнулся Гарри.

— Правильно. — Стаффорд скривил рот. — Я нанял тебя из-за твоего ума, деловой хватки, поэтому тут нечему удивляться.

Гарри молча смотрел на него, ожидая ответа.

— Время от времени, — нехотя начал Стаффорд, — бывает необходимо сыграть на опережение. Естественно, предпочтительнее этого не делать, особенно в тех ситуациях, когда требуется деликатность. Но если угрожает реальная опасность, то необходимо действовать. Иначе с моей стороны это будет упущением в работе. Я с величайшей осторожностью внедрил тебя и других агентов, доверяя твоей способности действовать проницательно и мудро при выполнении задания. И верю, что и в дальнейшем ты будешь поступать точно также.

Стаффорд замолчал, и некоторое время они просто смотрели друг на друга. Потом Гарри еще больше наклонился вперед:

— Ну и кого ты подозреваешь в измене?

Стаффорд смерил его холодным взглядом. Гарри воспринял это молчание как подтверждение собственной догадки.

— Ладно, я все понимаю, — тихо заметил он.

— Надеюсь, ты продолжишь выполнять полученные указания, — начал Стаффорд.

— Продолжу. — Гарри предупредительно поднял вверх одну руку. — Но с этой минуты я стану следовать и своей интуиции тоже.

— Договорились, — коротко бросил Стаффорд. Гарри опустил голову, отчасти для того, чтобы скрыть свое удивление. Стаффорда не волнует, что он делает, до тех пор, пока он не схватит за руку изменника. Такого Гарри не ожидал.

— Значит, мы поняли друг друга. Наконец-то. — Гарри встал и пересек комнату.

— Как ты проник в мой дом? — раздался за спиной голос Стаффорда.

— Довольно легко, — оглянувшись у двери, ответил Гарри.

— Не делай этого больше. — Стаффорд натянул на себя одеяло.

Гарри ухмыльнулся и бесшумно выскользнул через дверь.

Оказавшись на улице, он сделал глубокий вдох. Все могло закончиться для него гораздо хуже, но пока плохого не случилось. Стаффорд не выгнал его и не обещал наказать. Вместо этого он лишь подтвердил свои указания и предоставил ему полную свободу действий в поимке изменника. Это значит, что Стаффорд готов на все, чтобы найти этого человека, потому что уже понял, насколько требователен его хозяин.

И если вознаграждение за охрану нескольких состоятельных джентльменов действительно такое, как сказали Гарри, то, сколько же ему заплатят за разоблачение изменника в высших эшелонах власти, почти в самом кабинете? Правительство, и даже сам новый король должны быть по-настоящему благодарны.

Гарри брел вдоль темных улиц, чувствуя, как разгоняется кровь в жилах от подобных мыслей. Кроме всего прочего, здесь кроется огромный риск. Если он допустит ошибку и обвинит невиновного человека, Стаффорд без колебаний избавится от него. Вся вина ляжет на Гарри, а наказание за ложное обвинение титулованного человека — смерть. А если он окажется прав, никто никогда не услышит о его роли в этом деле, даже если он не станет скромно скрывать свое вознаграждение.

Но ведь одним из возможных изменников может оказаться лорд Донкастер, отец Марии. Разве Гарри посмеет выступать стороной обвинения в таком случае? Неужели судьба заставит его сделать такой выбор? Вряд ли Мария сохранит свое нынешнее отношение к нему, видя, как он дает показания против ее отца, разрушая ее семью. Он даже думать об этом сейчас не мог.

К тому времени, когда Гарри вернулся на Фентон-лейн, у него уже созрело решение, как действовать. Легче всего было проследить за Крейном. Вот с него он и начнет. Распорядок дня Крейна был ему хорошо известен, а его почта каждый день проходит через руки Гарри, и сам он уже несколько недель наблюдает за стариком. То, что привлекло внимание Стаффорда, должно было случиться некоторое время назад, поэтому ему придется просмотреть как можно больше бумаг лорда. Если его не станут отправлять, с бессмысленными поручениями и не будут вытаскивать из дома ради бесконечных забав Тобиаса, это займет несколько дней, самое большее — несколько недель.

Тобиас. Гарри стянул с себя одежду и потер лицо и шею, размышляя о племяннике Крейна. Возможно, это и есть главный подозреваемый. Тобиасу вряд ли хватит ума, чтобы добиться победы на поле для крикета, не говоря уже о правительстве. У этого молодого человека слишком много тщеславия, но нет собственного состояния. Ему не составит труда продавать радикальной группировке информацию, собранную в доме дяди, причем он может даже не понимать, что продает. Чем больше Гарри думал о Тобиасе, тем охотнее склонялся к этой кандидатуре. А обнаружить верные признаки измены Тобиаса будет довольно легко, потому что он проживает с дядей с тех пор, как приехал в город.

Гарри рухнул в постель совершенно, опустошенный. Доказать измену Бетуэлла будет трудно, потому что Гарри не вхож в дом маркиза, он лишь изредка сопровождал его. Придется над этим подумать. Засыпая, он вновь подумал о графе.

«Господи, только пусть это будет не Донкастер».

Глава 19

Прошло уже несколько дней, а от Гарри не было никаких известий. Мария сразу почувствовала, что ее угнетает и пугает его секрет. Человек не может так убедительно маскироваться под старика и секретаря без чьей-либо помощи и без очень веской причины. У нее, было, много времени подумать об этом. Возможно, он лгал ей, на самом деле являясь отвратительным и мерзким интриганом, как говорила Джоан. Но Мария не заметила ни единого признака этого и в конце концов поняла, что должна выбрать сама: доверять ему или нет, не получив ответов на свои вопросы. Несмотря на все его секреты, Она не могла не доверять ему. Она скучала без него и без общения с ним. Она скучала без его смеха и нежных прикосновений. Поэтому когда, наконец, снова услышала шорох за окном и легкое царапанье по стеклу, отбросила одеяло и вскочила в кровати.

— Это ты!

Гарри поднялся в полный рост и провел рукой по волосам. За его спиной в стекло бил холодный дождь, он толкнул раму, и этот звук привлек внимание Марии. Она не думала, что он придет к ней в грозу, поэтому очень обрадовалась, что он, наконец, появился.

— Заходи, — прошептала она, вставая с кровати и потянувшись за шалью на стуле. — Ты весь промок!

Гарри снял свой промокший камзол, Мария слышала, как с него капает вода, положил его на подоконник и взял шаль. Его пальцы, соприкоснувшись с ее, были холодными как лед.

— Ты умрешь от простуды! Почему ты оказался на улице в такую погоду?

Гарри закутался в шаль и прислонился к оконной раме.

— Хотел увидеть тебя. — Даже его голос был холодным и усталым.

— Подойди к камину. — Мария взяла его за руку и потянула к огню, но он воспротивился.

— Я не могу оставаться здесь долго.

Мария поджала губы, но спорить не стала. Из-за холодного ветра, проникавшего через открытое окно, у нее стучали зубы, поэтому она стала искать в шкафу другую шаль, ожидая его объяснений.

— Я скучал без тебя.

Тепло заполнило сердце Марии.

— Я ждала, что ты придешь.

Гарри покачал головой и улыбнулся. В отблеске пламени в камине Мария видела его лицо.

— Ты разрушаешь все мои намерения избегать встреч с тобой. Тебе следует танцевать где-нибудь на балу с приличным джентльменом и не ждать, когда какой-то шалопай проникнет к тебе через окно.

— Но этот шалопай намного интереснее всех джентльменов, вместе взятых. — Мария подвинула ближе к нему стул от туалетного столика. Гарри по-прежнему стоял, тяжело опираясь на подоконник, и Мария чувствовала, что бодрится он с трудом.

— Почему ты оказался на улице в такую погоду?

— Повод не очень хороший. — Гарри вытер лицо кончиком шали.

— А что такое?

Вместо того чтобы не придать значения ее вопросу или отказаться отвечать на него, Гарри просто долго смотрел на нее. Глаза Марии привыкли к сумраку комнаты, и ей удалось рассмотреть его получше. Он убрал волосы со лба, мерцающее пламя камина подчеркивало четкий абрис лица. Вода стекала с мокрых волос по шее за воротник мокрой рубашки. Мария старалась не смотреть на эту тонкую струйку.

— Это трудно объяснить, — сказал, наконец, Гарри. — Надеюсь, у тебя был более приятный вечер.

— Мы ходили в театр, — ответила Мария, меняя тему разговора, чтобы увести его от забот, от которых он устал сегодня вечером. — Спектакль был прекрасным, хотя моей кузине Джоан, мисс Беннет, он показался глупым, и она весь вечер шептала мне на ухо ужасные вещи. Джоан способна шутить над чем угодно. И у нее так смешно получается, что я всегда хохочу. — Она помолчала немного. — Тебе нравится театр?

Этот вопрос, похоже, развеселил Гарри. Он усмехнулся:

— Я довольно сдержанно отношусь к нему.

— А я обожаю театр. Я могла бы ходить туда каждую неделю, но отец говорит, что, возможно, на время придется об этом забыть.

— Почему? Он не разделяет твоего энтузиазма?

— Нет, он любит театр, как мне кажется. Но в конце одного спектакля какие-то люди на галерке встали и начали кричать. Они бросали листовки, и отец был очень недоволен.

— Почему? — поднял голову Гарри.

— Это были листовки в поддержку королевы, — вспыхнула Мария. — Некоторые зрители веселились, когда их разбрасывали. Джоан схватила одну листовку, когда отец отвернулся, иначе, я уверена, мы бы никогда не узнали, что это такое.

— Твой отец выражает симпатии королеве? — Взгляд Гарри стал внимательным и настороженным.

— Папа? — удивленно переспросила Мария. — Нет, конечно, нет. Он — консерватор, ты же знаешь. Мне кажется, его рассердило поведение сторонников королевы, они мешали смотреть спектакль. Отец считает, что люди должны уважать титул короля, даже если он им не нравится.

— Тогда он считает, что у них есть веская причина не любить короля.

— Я… Я думаю, что он просто знает, что людям не нравится король, независимо от причин. Папа всегда был дипломатом, привыкшим иметь дело с людьми, какие они есть, а не с такими, какими они должны быть. — Мария озадаченно посмотрела на Гарри. — А в чем дело?

Но Гарри только покачал головой:

— Он поддерживает развод короля?

— Никто не поддерживает этот развод, за исключением самого короля. — Мария округлила глаза. — Даже я это знаю.

— И что ты думаешь по этому поводу? — Гарри снял шаль с плеч и аккуратно сложил.

Мария оторвала взгляд от его мокрой рубашки, прилипшей к рукам и груди.

— Я… Я думаю… Я считаю, король не должен разводиться с королевой Каролиной, когда каждый в Лондоне знает, что у него самого десяток любовниц. Как бы плохо она себя ни вела, он делал то же самое.

Это нечестно.

— Согласен. — Гарри тяжело вздохнул и опустил голову. У него был такой усталый вид, что у Марии дрогнуло сердце. Она взяла его за руку. Его пальцы переплелись с ее пальцами, словно он черпал силу в ее прикосновении. Ей все еще нестерпимо хотелось узнать, что он делал и почему, но она сдерживала себя. Он расскажет ей, когда сможет, если сможет. Ни слова не говоря, Мария взяла его руку, стараясь утешить.

У Гарри перехватило горло, когда он посмотрел на их сплетенные руки. Ему необходимо было увидеть ее сегодня вечером, хотя сил уже почти не осталось. Вечер был холодным и дождливым, а он несколько часов следовал тенью за лордом Бетуэллом. Теперь, когда он знал, что его задача — не защищать, а наблюдать, Гарри не видел смысла ждать на улице у особняка Кавендиша, пока Бетуэлл обедал там. Но если бы он не пошел туда, Анжелика захотела бы знать причину отказа. Гарри никому не говорил о своем разговоре с Фиппсом и Стаффордом. Ему неизвестно, как отнесутся к этому его коллеги-агенты. Он не знал, как поведет себя Стаффорд, если вся команда взбунтуется. Он узнал правду о своей работе, но ему не стало от этого легче.

Мария уверена, что ее отец — верный и преданный человек. А почему нет? Донкастер — консерватор, а консервативная партия — на стороне правительства. Какой у него мотив идти против и помогать оппонентам? Но Сидмаут и Стаффорд считают, что такое возможно. Мария будет сильно переживать, если это окажется правдой.

— Ты очень любишь своего отца?

— Конечно. — Мария подняла на него глаза. — Лучшего отца и желать невозможно.

— У каждого должен быть любящий отец, — кивнул в ответ Гарри и подумал, что все домыслы насчет Донкастера — чепуха. Он предан королю. Почему на него пало подозрение?

— Гарри… — Мария замолчала, потом встала. — Мне очень хочется помочь тебе. У меня такое чувство, что ты в опасности, а я ничего не могу сделать.

Несмотря на усталость, Гарри улыбнулся и поднес ее пальцы к губам, потом прижал их к своей щеке:

— Вот это мне помогает. Просто разговор с тобой.

Мария нежно и немного печально улыбнулась в ответ, словно знала, что у них в запасе лишь короткий миг спокойствия. Она приблизилась к нему и обняла за шею. Гарри положил ей голову на грудь и одной рукой обнял за талию.

— Ты промокнешь, — пробормотал он, прижимая ее к себе.

— Не важно. — Пальцы Марии перебирали его волосы, она прижалась щекой к его голове. — Я рада, что ты пришел ко мне, — прошептала она снова.

Гарри продолжал обнимать ее за талию, его голова лежала на груди Марии. Он постарался не думать о том, что станет делать дальше.

Тобиас переехал из своего собственного дома в Дорсете в дом дяди ранней весной. Гарри успел заметить, что Крейн не слишком любезно принял его, тогда как Тобиас был настроен, получить удовольствие от светского сезона в городе, пусть даже не в компании дяди. Тобиас Крейн оказался веселым молодым человеком небольшого ума и еще меньшей сообразительности. Но тщеславия в нем было, хоть отбавляй, поэтому стоило наведаться в его покои и обыскать их.

Служба в доме Крейна многому научила Гарри. Он знал, что маленькое окошко рядом с дверью в кухню не закрывается полностью. А еще он установил, как бесшумно подняться по черной лестнице. Он также убедился, что только одинокая лампа, горящая в холле, освещала путь Тобиаса по лестнице, когда он возвращался домой. Это и подсказало Гарри, что молодой человек до сих пор не вернулся. Он в полной темноте обошел дом и тихонько прижался к кухонному окну. Ему потребовалось менее пяти минут, чтобы пробраться в дом и найти путь к гостиной и спальне Тобиаса.

Гарри секунду постоял, пока глаза привыкали к темноте. Покои Тобиаса располагались в передней части дома, окна выходили на улицу. Комнаты отличались простотой убранства, спрятаться здесь было практически негде. Это счастье, что Тобиас не мог позволить себе содержать собственного лакея. Гарри знал, что он пытался уговорить Джаспера, слугу лорда Крейна, прислуживать и ему, но тот, находясь под влиянием человеконенавистника Крейна, сухо отказал ему. Комнаты были абсолютно пусты. Гарри снял тонкие кожаные перчатки и приступил к работе, не зная, сколько у него времени.

Он начал со спальни, внимательно осмотрев всю одежду в гардеробе и ощупав каждый карман. Просмотрел несколько книг, все явные места, где можно спрятать украденные документы, каждый угол и каждую щель. Со свечой в руке Гарри тихо проследовал в гостиную. В камине слабо мерцали угли. Он быстро, но так же тщательно обследовал и эту комнату. Ничего не хотелось пропустить, но он знал, что времени у него не так уж много.

Письменный стол Гарри решил осмотреть в самом конце. Он понимал, что даже Тобиасу хватит ума ничего обличительного не прятать в столе, но кто знает. Гарри присел и выдвинул ящик, ощущая легкую неудовлетворенность. У него оставалось мало времени. Его могли опередить. Конечно, если бы Стаффорд был честен с ними с самого начала, он, Брандон и Анжелика все это время искали бы настоящего преступника, и ему незачем было бы пудрить волосы и слоняться по темным улицам.

В столе лежали счета, среди них — несколько просроченных, еще были ответы на письма, которые Тобиас разослал с просьбой отсрочить платежи. Гарри, просматривая их, подсчитал стоимость новой жизни Тобиаса и опять подумал об источнике дохода. Здесь же была пара писем от матери Тобиаса, в которых она уговаривала Тобиаса быть хорошим племянником и не связываться с теми, кто слишком высокого мнения о себе. Гарри улыбнулся и продолжил поиски.

Он уже почти закончил, так ничего и не найдя. Аккуратно сложив все, как было раньше, он стал просматривать письма и бумаги, беспорядочно разбросанные по столу. К огромному удивлению Гарри, здесь было множество набросков любовных посланий и стихов нескольким молодым леди, в том числе и леди Марии Данмор. Брови Гарри удивленно поползли вверх, пока он читал одно письмо к ней с большим количеством поправок. На полях было написано несколько строк стихотворения, в котором ее волосы сравнивались по цвету с вороновым крылом, а глаза—с дождливым небом. Тобиасу, должно быть, не понравилось собственное сочинение, потому что «дождливое небо» было зачеркнуто и заменено «туманным рассветом». В результате нарушилась рифма, потому что рассвет не рифмовался со свежеиспеченным пирогом, так, по мнению автора, пахла Мария, и стихотворение осталось незаконченным. Гарри усмехнулся, покачал головой и отложил бумагу в сторону.

Поиски оказались безрезультатными. Гарри разочарованно встал из-за стола. Скорее всего, Тобиас — всего лишь незадачливый стихотворец. И невиновность этого человека означает, что его поиски далеки от завершения. Гарри вздохнул, окинул взглядом комнату, чтобы убедиться, что ничего не упущено. Ему вовсе не хотелось, чтобы Тобиас оказался изменником. Просто изменник есть, и было бы лучше найти этого человека сразу с минимальной опасностью и неудобством для себя. Проникнуть в дом лорда Бетуэлла будет намного сложнее, об обыске Донкастер-Хауса он даже думать не хотел. Если бы только Стаффорд рассказал ему, почему министерство внутренних дел обратило внимание конкретно на этих людей как на наиболее вероятных изменников!

Гарри задул свечу и повернулся к двери. Внутреннее чутье подсказывало, что он пробыл здесь чуть больше часа, было уже слишком поздно, пора было уходить. В конце концов, Генри Таун должен прибыть сюда через несколько часов и быть готовым опять писать бесконечные письма о виноградной лозе и другой флоре. Думая о том, что делать дальше, Гарри взялся за ручку двери и в этот момент услышал звук шагов в холле. Он замер с протянутой рукой, прислушиваясь и выжидая. Под дверью появилась тонкая полоска света, шаги остановились, потом ускорились, словно шедший человек споткнулся, прежде чем остановиться перед дверью.

За доли секунды Гарри повернулся и перепрыгнул через диван, стоявший в углу, сложился пополам, подтянул колени к подбородку и затих. В этот момент ручка двери повернулась, и кто-то ввалился в комнату.

Человек был пьян. Несколько мгновений он бродил по комнате, потом раздался звук упавшей на пол одежды, вероятно, сброшенного камзола. Он мурлыкал себе под нос какую-то вульгарную песенку из таверны и, наконец, рухнул куда-то всем весом своего тела, так что дрогнули неустойчивые ножки дивана, за которым прятался Гарри.

Установилась тишина. Несмотря на открытую дверь, в комнате не стало светлее, как будто Тобиас оставил лампу у двери и не подумал зажечь другие. Гарри осторожно поднял голову из-за дивана.

Тобиас Крейн сидел напротив, развалившись в кресле. Ноги вытянулись к каминной решетке, в одной руке он держал бутылку, к которой постоянно прикладывался. Вряд ли в таком состоянии он заметит Гарри, украдкой выглядывавшего из-за дивана.

— Мне сравнить вас надо с летним днем, — пробормотал Тобиас, потом покачал головой. — Мне нравится. Хороший образ. Только лето уже прошло. — Он нахмурился. — Зимний день. Мне сравнить вас надо с зимним днем. — Он повторил эту фразу несколько раз, словно смакуя слова, потом опять приложился к бутылке. Бренди, догадался Гарри, заметив, как быстро пьянеет Тобиас. Гарри уселся поудобнее, понимая: пройдет еще некоторое время, пока Тобиас уснет, а раньше покинуть эту комнату ему не удастся.

— Сравнить вас… зимний день… — Тобиас продолжал разговаривать сам с собой. — Да, зима хорошо подходит. Сверкает как снег. Но холодная. — Тобиас опять нахмурился, еще выпил. — Леди Мария — не холодная. Милая, теплая, очаровательная. Как камин зимой.

Гарри едва сдержал смех. Стихи Тобиаса были ужасными, вряд ли они могли понравиться Марии. Но кто он такой, чтобы выговаривать Тобиасу, что тот не имеет права писать оды, сравнивающие Марию с камином зимой? Наследник лорда имеет полное право приходить к ней с визитом, флиртовать и танцевать с ней на виду у всего светского общества. Он может просить разрешения у графа Донкастера бывать у них дома, не боясь получить отказ. Для него это будет, конечно, более выгодная партия, чем для нее, но однажды Тобиас станет лордом Крейном, и очень возможно, что ждать придется недолго. Крейну было уже за восемьдесят, здоровье — неважное, а Тобиас — его единственный наследник. Значительное состояние Крейна перейдет к Тобиасу вместе с титулом дяди. В один прекрасный день этот малый станет подходящим женихом. А почему бы и нет?

Гарри прикрыл глаза, смеяться ему расхотелось. Тобиас все еще бормотал что-то, но теперь менее отчетливо. Он засыпал, хотя и не так быстро, как хотелось Гарри. Он все еще не осмеливался пошевелиться. Даже пьяный в стельку Тобиас заметит внезапно появившегося из-за дивана человека. Поэтому Гарри оставалось только сидеть и размышлять о несбыточности своих надежд и желаний, пока возможный изменник сочинял никудышные стихи женщине, которую Гарри любит.

Наконец комнату наполнило легкое похрапывание. Гарри осмелился выглянуть из-за дивана. Тобиас повалился набок в своем кресле, удерживая бутылку в руках. Он крепко спал. Гарри стоял на своем месте до тех пор, пока храп не стал глубоким и регулярным, потом осторожно выбрался из-за дивана и покинул комнату.

* * *

Следующие несколько дней оказались серьезным испытанием для терпения Гарри и тех ухищрений, которыми он пользовался. Под предлогом систематизации бумаг Крейна он просмотрел письма и документы, поступившие за месяц. Гарри мог видеть, с кем он переписывается и о чем говорится в посланиях. Здесь были письма от лорд-канцлера, где обсуждались «Шесть актов» и другие законы. Вежливые записки от членов парламента. Письма от друзей и знакомых, даже письмо от матери Тобиаса, в котором она робко просила денег в отсутствие сына. И конечно, огромная стопка писем от садовника в Бримстоу, Джона Раска.

К удивлению Гарри, Раска раздражали взгляды Крейна на садоводство; похоже, между ними вспыхнула ссора по поводу огромного дуба, который рос у ворот в Бримстоу, и по поводу лилий и тюльпанов, которые то ли должны были быть посажены, то ли выкопаны, трудно сказать. Страсти садоводов Гарри совершенно не волновали, и он принялся просматривать счета.

Он и не ожидал найти на столе Крейна обличительные документы; тот слишком умен для этого, если, конечно, и в самом деле в чем-то замешан. Но надо продолжать работу; и Гарри решил искать компромат до тех пор, пока не убедится, что здесь нет признаков измены.

Монотонный день нарушило появление Тобиаса, который постучал в дверь и вошел, прежде чем Крейн запретил ему заходить.

— Дядя, — объявил он, — я пришел просить твоего благословения.

Гарри немедленно вернулся к работе. Кроме того, что Тобиас раздражал Крейна, Гарри не хотел его видеть и вспоминать, что этот красавчик имеет виды на Марию.

— Навестить матушку? Отправляйся. — Крейн бросил на племянника мрачный взгляд.

— Нет-нет, сэр. — Тобиас, улыбаясь, покачал головой. — Я собираюсь жениться.

— Глупец, — хмыкнул Крейн. — И кто же эта леди? Какая-нибудь дерзкая девчонка?

— Вовсе нет, — вспыхнул племянник. — Она из семьи, которая занимает очень высокое положение, у нее безупречный характер…

— Так скажи, — прервал его Крейн, — раз ты решил поставить меня в известность. И почему ты требуешь моего благословения? Я тебе не отец.

— Но ты — глава моей семьи, и я очень высоко ценю твою поддержку, поскольку мой отец, как тебе известно, умер. — Тобиас произнес эти слова совершенно искренне. Гарри склонил голову, чтобы скрыть свои эмоции. Тобиасу придется трудно без финансовой поддержки дяди, не говоря уже о наследстве, которое Крейн оставит, скорее всего, садоводческому обществу.

Крейна, похоже, посетила такая же мысль.

— Полагаю, ты оценил это благословение в фунтах, — раздраженно заметил он. — И кто же она?

— Леди Мария Данмор. — Тобиас горделиво расправил грудь.

К счастью для Гарри, реакция Крейна была довольно, саркастической.

— Ну и болван же ты, — заявил Крейн, хихикая. — Она никогда не согласится выйти за тебя.

Племянник Крейна заморгал от неожиданности, но потом вздернул подбородок:

— А я вот думаю, что это вполне возможно.

— Возможно! — уцепился за это слово Крейн. — Возможно, луна наскочит на солнце. Возможно! Донкастер не допустит этого, даже если она не против. Пока ты не найдешь способ забраться к ней под юбки и осчастливить ее ребенком, у тебя нет шансов.

— Дядя! — Тобиас был шокирован. — Я никогда не оскорблю ее подобным образом!

— Знаю. Ты просто слишком труслив для этого, — ухмыльнулся Крейн. — Но у тебя единственный шанс: если она потеряет голову от тебя, то, не исключено, позволит тебе некоторые вольности, которые заставят ее отца согласиться на ваш брак.

Гарри сжал перо в руках, он больше не мог заставить себя писать. На секунду он представил бархатную кожу шеи Марии, мягкое прикосновение ее губ, вспомнил ее стон, когда рука Гарри скользнула под халат и коснулась девичьей груди. Его тело мгновенно отреагировало на одно только воспоминание о ней. Гарри нервно сглотнул и попытался унять вспышку гнева и желания, возникшего в нем.

— Ты смеешься надо мной, — произнес Тобиас с обидой в голосе. — Я собираюсь сделать честное предложение руки и сердца и полагаю, что она примет его. Мария отказала всем другим поклонникам. Она — сама доброта всякий раз, когда я разговариваю с ней. Две недели назад она очень нежно прильнула к моему плечу на званом вечере у леди Арнольд. Я думаю, она неравнодушна ко мне, дядя, и намерен просить ее руки.

Крейн, прищурившись, смотрел на племянника, как будто не верил, что тот говорит серьезно.

— Ну, так иди, действуй, — махнул он рукой. — Ты все равно — дурак, женишься на ней или нет.

— Спасибо, дядя, — засиял Тобиас. — До свидания. — Он поклонился и вышел.

— Этот идиот не знает, что делает, — вздохнул лорд, когда за племянником закрылась дверь. Возможно, ему Донкастер и нужен, но я уверен, что Тобиас — совсем не то, что требуется этой семье. Он закончит, как наш король, связанный с неподходящей женой, от которой он не может избавиться… Так, Таун! А что ты там делаешь?

— Заканчиваю чертеж нового сада в Бримстоу, сэр. — Гарри встал и протянул Крейну лист. Тот хмуро посмотрел на работу, но Гарри знал, что все сделано отлично.

— Вот здесь я хочу кое-что добавить. — Крейн ткнул пальцем в пустое место. — Что-нибудь яркое, но изящное… — пробормотал он себе под нос, потом отодвинул лист в сторону. — А, убирайся. Надоел!

Спустя некоторое время Гарри с обстоятельным списком в кармане спустился по ступенькам дома Крейна и направился в садоводческое общество, чтобы узнать, что можно добавить в коллекцию Крейна. Стоял первый яркий солнечный день после недели дождей. Гарри шел быстро, вдыхая свежий воздух. Он свернул к Сент-Джеймс-парку, намереваясь извлечь максимальную пользу из данной ему передышки, и завернул на Пиккадилли.

Прежде чем он успел дойти до конца улицы, мимо промчался свадебный фаэтон. Это заставило Гарри подумать о Тобиасе, который готовился сделать предложение Марии. Он замедлил шаги. Вряд ли Мария примет предложение Тобиаса, и не потому, что симпатизирует Гарри, а потому, что Крейн прав: Тобиас — болван, Мария слишком умна для него. Она не будет счастлива с фигляром, каким бы веселым и симпатичным он ни был. К тому же вряд ли ей понравится чрезмерный интерес Тобиаса к положению и связям ее семьи.

И все же слова Тобиаса жгучей занозой застряли в сердце Гарри. Он шел и твердил, что, наверное, сам глупее Тобиаса, но это не помогало. Он был безнадежно влюбленным дураком.

Широкий бульвар в парке заполонили лондонцы, которые радовались солнечной погоде. Вокруг гуляли влюбленные пары, Гарри представил, как идет рядом с Марией, она смеется, и солнце согревает их обоих. Она была прекрасна в тот день в парке, когда он встретил ее как лорд Роут, и еще прекраснее, когда он сидел в гостиной ее матери, пил чай и старался не смотреть на нее любящим взглядом. Плохо, что он не может навестить ее сегодня, к тому же знать, что в этот прекрасный весенний день Тобиас Крейн направился к ней делать предложение… Это невероятно!

Гарри выругался про себя, резко развернулся и вышел на главную дорогу, где разместились десятки магазинов. Это отвлекло его от намеченного пути, но сейчас Гарри это не волновало. Крейн подождет немного.

Теперь он все меньше и меньше чувствовал себя обязанным строго следовать указаниям лорда, особенно когда узнал истинную цель своей работы. И сегодня ему хотелось на время освободиться от обязанностей секретаря Крейна.

Некоторое время заняли поиски нужного магазина, еще несколько минут время ушло на выбор покупки, но когда Гарри вышел на улицу, на его лице сияла улыбка, а в душе пела весна. Еще неделю назад он бы не осмелился поступить так из-за боязни разоблачения, из-за гнева Стаффорда и еще из-за десятка разных причин. Но сегодня… Сегодня он подумал, что он должен сделать то, что наметил.

— К вам мистер Тобиас Крейн, леди Мария.

Первым желанием Марии, когда она услышала слова дворецкого, было убежать. Она уютно расположилась на солнышке в саду с интересной книгой, наслаждаясь погодой и мечтая, когда у нее опять сможет появиться Гарри. Ей казалось, что с момента его последнего визита через окно прошла целая вечность. Она держала свое обещание делать вид, что они незнакомы, если вдруг встретятся где-то, но она не зарекалась, не искать его в обществе. Так или иначе, все это было напрасно. Она нигде больше не видела ни лорда Роута, ни мистера Тауна, и ей было стыдно признавать, что она искала их обоих. Гарри совсем исчез из ее жизни, и хотя она уже почти смирилась с этим, его отсутствие оставило в душе печальную пустоту.

И вот теперь еще мистер Крейн пришел, чтобы дополнить грустную картину. На секунду у Марии появилось желание приказать дворецкому никого не принимать, но в последний момент она сдержалась. Мать уже и так наблюдала за ней с беспокойством. И Мария знала: если дочь станет без конца отправлять посетителей восвояси, это встревожит ее еще больше.

Она отложила книгу и встала.

— Я встречу его в гостиной, Хоукинг. — Да, миледи. — Дворецкий поклонился и исчез.

Мария медленно пошла следом. У нее появилось скверное предчувствие, что она догадывается, зачем прибыл мистер Крейн. Ни от кого не укрылось его нежное внимание и постоянное присутствие с ней рядом. Джоан опять станет дразнить ее, хотя кузина уже почти потеряла интерес к предложениям, которые получала Мария, потому что их число росло день ото дня.

Тобиас ждал ее в гостиной и при ее появлении поклонился. Мария присела в реверансе и оставила двери гостиной нараспашку. Если повезет, придет мать и спасет ее.

— Добрыйдень, мистер Крейн.

— Сегодня действительно чудесный день, леди Мария. — Когда он смотрел на нее, на его лице всегда появлялась широкая и немного глуповатая улыбка.

— Присаживайтесь, — пробормотала Мария, жестом указывая на диван у него за спиной. Сама она сознательно села поодаль от него. Тобиас, не сводя с нее глаз, присел.

В гостиной некоторое время стояла тишина. Мария чувствовала себя неловко, а Тобиас смотрел на нее с явным восхищением.

— Как поживает ваш дядя? — поинтересовалась она, больше думая о секретаре лорда Крейна. — Надеюсь, он в добром здравии?

— С ним все в порядке. — Крейн облизал губы и наклонился вперед. Прежде чем Мария успела отреагировать, он взял ее за руку. — Мне сравнить вас надо с зимним днем…

— С зимним днем? — Мария непонимающе моргнула. — Я такая холодная, сэр?

— Нет, нет! — На лице Тобиаса появился ужас. — Я… Мне следовало начать с другого стихотворения…

— Пожалуйста, не надо, сэр, — поспешно остановила его Мария. — Просто… Скажите откровенно то, что хотите, сэр. Я не очень понимаю образный язык поэзии.

— Разве? — Похоже, ее слова поставили Тобиаса в тупик. Он смущенно поднял брови и перестал сжимать руку Марии. Она тотчас отдернула ее. — Но…

В таком случае… А, пропади оно все пропадом! — Он вскочил с видом сконфуженного мальчишки. — Я обожаю вас!

— Сэр…

— Это правда. Я обожаю вас с тех пор, как только увидел. Я говорил вам тогда, но, возможно, слова были не те, да и не к месту. С вами была ваша кузина и много людей поблизости…

— Мистер Крейн, пожалуйста. — Мария покраснела от досады, вспомнив их первую встречу.

— Я стану для вас верным слугой, — умолял ее Тобиас. — Самым преданным, любящим, нежным и добрым мужем. Вы будете управлять мною одним только взглядом ваших прекрасных глаз.

Мария закусила губу. Она не хотела ни мужа в роли слуги, ни мужа, которым можно управлять с помощью взгляда. Ей в мужья нужен настоящий мужчина, а не мальчик на побегушках.

— Мистер Крейн…

— Я унаследую титул дяди, поэтому в светских кругах этот брак не вызовет больших толков. А с вашей помощью я, возможно, приобрету достаточный вес, чтобы войти в элиту общества.

Он вызвал у нее приступ головной боли. Мария прикрыла глаза и ждала, когда Тобиас закончит свой монолог.

— Короче говоря, я сделаю все, чтобы завоевать вашу руку, моя дорогая. Вам нужно только приказать, и я выполню любую вашу просьбу. Так будет всегда, если только вы согласитесь стать моей женой. — Завершив свою речь, мистер Крейн упал на колени и попытался снова взять Марию за руку.

— Сэр, пожалуйста! Остановитесь!

— Да, моя дорогая? — У Тобиаса светились глаза, от волнения над верхней губой выступила влага. Марии неловко было от сознания, что она собирается разбить сердце этого человека. Разумеется, он понимает, насколько нелеп, вообразив, что любит ее, когда они едва знакомы. Он ничего не знает о ее характере, настроениях и пристрастиях. Это юношеская любовь, но она искренняя, и, скорее всего Мария испытывала угрызения совести.

Но только кратковременные. Лучше отказать ему сразу, чем дать ложную надежду.

— Для меня это большая честь, — мягко сказала Мария. — Но я должна отказать.

— Почему? В чем моя ошибка? Скажите, и я исправлю ее.

— Нет, нет. — Мария беспокойно заерзала на стуле, желая, чтобы Тобиас поскорее ушел. — Просто… Я очень высоко ценю вас, но этого недостаточно для брака.

— Понятно. — На лице Тобиаса появилось удивление.

— Ваше предложение для меня — большая честь, я вам очень благодарна, — механически повторила Мария. — Но я уверена, что мы вряд ли предназначены друг для друга.

Тобиас ошеломленно кивнул, потом встал и едва нашел в себе силы поклониться, прежде чем повернуться и выйти из гостиной. Послышались его резкие и быстрые шаги. Мария затаила дыхание, пока не услышала, как открылась и закрылась входная дверь, потом облегченно вздохнула. Отклонять такое количество предложений становилось уже неловко. Гораздо проще было, когда джентльмены сначала приходили к ее отцу, и он отказывал им вместо нее.

От тяжелых мыслей ее отвлек стук в дверь.

— Простите, миледи, — произнес появившийся лакей, — только что доставили. — Он передал Марии небольшую коробочку.

В ней в окружении нескольких веточек папоротника лежала одна лилия, прекрасная в своей простоте. А карточка оказалась настоящим подарком. В ней не было подписи, только нарисованная лиана плюща с намеком на каменную стену за ней. Мария несколько мгновений смотрела на карточку, на лице появилась улыбка, и она рассмеялась от счастья, прижимая ее к груди.

Гарри помнил о ней точно так же, как она не забыла о нем.

Глава 20

На следующий день они должны были посетить музыкальный вечер в Челси. Леди Фромби пригласила шотландское сопрано — миссис Кемпбелл. Это был благотворительный вечер для королевской больницы, где лорд Фромби служил директором. Мать Марии горела желанием послушать певицу, отец станет участником горячей дискуссии в кабинете лорда Фромби. А вот Марии совсем не хотелось ехать. Она была уверена, что Гарри на бенефисе в Челси не будет. Фромби пригласят туда только состоятельных и влиятельных гостей.

Но она оказалась не права.

Вечер оказался действительно превосходным. Мать вскоре увлеклась разговором с другими гостями. Мария тихонько стояла на своем месте, пока ее внимание не привлекла сгорбленная фигура напротив. Она даже сделала шаг вперед, чтобы убедиться, что глаза не обманывают ее. Нет, она была права, и на лице расцвела невольная улыбка. Мария быстро отвела взгляд и прикрылась веером, чтобы скрыть радость на лице. Ни слова не говоря, она последовала за матерью в огромную, украшенную гостиную, но искушение уже нашептывало ей на ушко. Сумеет ли она? Осмелится ли? Это было рискованно, после того, как и отец и мать выразили свое неодобрение поведению дочери. Зачем ей этот старый лорд?

Мария облизнула губы и задумалась. К черту риск, наконец, решила Мария в порыве безрассудства. Когда певица вышла на аплодисменты гостей, Мария наклонилась к матери:

— Мне нужно в дамскую комнату, — прошептала она и быстро поспешила из зала, не дав ей сказать ни слова. Проходя мимо последнего ряда, где сидел лорд Роут, она заметила едва уловимую улыбку на его лице.

Мария поспешила в дамскую комнату, пригладила волосы, расправила юбки и торопливо вернулась в гостиную. Она едва не вскрикнула от неожиданности, когда в дверях столкнулась с выходящим лордом Роутом, потом отступила, прикрыв рот рукой.

— Вам плохо? — Лорд Роут приблизился к ней и взял за локоть. Мария посмотрела в теплые, смеющиеся глаза Гарри и молча покачала головой. — Это был бы мощный удар по стариковскому самолюбию, если бы молодые леди падали в обморок при виде меня. — Он подмигнул ей поверх очков, и Мария улыбнулась в ответ.

— Ты еще не уходишь? — пробормотала Мария. В конце холла стоял слуга, но, так или иначе, они были одни.

Гарри покачал головой, не сводя с нее глаз.

— Это хорошо, я так рада. — Мария медлила, но продолжать общение было слишком рискованно. Если она не вернется на концерт, родители отправятся искать ее, возникнет суматоха. Она обещала Гарри не делать ничего, что может выдать его. — Наверное, нам следует вернуться?

Гарри протянул руку. Мария дрожащими пальцами взяла ее, и они без слов проскользнули назад в гостиную. На входе было темно, все свечи горели впереди, чтобы было видно певицу. Вместо того чтобы вернуться на свое место, Мария последовала за Гарри, который, несмотря на трость, двигался абсолютно беззвучно в самое темное место. Когда они повернулись лицом к музыкантам и миссис Кемпбелл, Мария опустила руку, спрятав ее в складках юбки. Сильные пальцы Гарри переплелись с ее пальцами. Мария чувствовала, как приятное тепло разливается по ее телу. Они стояли плечо к плечу, рука в руке, пока музыка и пение не смолкли.

Зрители зааплодировали. У Марии было всего несколько минут, пока родители не заметили ее отсутствия.

— Мне надо идти, — прошептала она… — Ужасно не хочется. Вот если бы мы ускользнули куда-нибудь и остались одни хоть на часок…

Он сжал ее руку и отпустил.

— Мне было приятно снова увидеть вас. Пойду, прогуляюсь в саду. Свежий воздух будет полезен для моей груди. — Каждое слово было произнесено скрипучим голосом лорда Роута. — До свидания, миледи. — Он поклонился и шаркающей походкой пошел прочь. Мария закрыла глаза. Сад. Она найдет его в саду.

— Куда ты пропала, дорогая? — обеспокоено спросила мать, когда Мария, наконец, вернулась на свое место. — С тобой все в порядке?

— А? Да, все хорошо. Я почувствовала небольшую слабость… Жара… — Мария стала энергично обмахиваться веером.

— Может, прогуляемся? — Мать смотрела недоверчиво. — Сегодня тепло.

Мария послушно последовала за ней, думая лишь о том, как ей сбежать. Гарри исчез, хотя она ожидала этого.

На террасе они встретили отца. Он разговаривал с лордом Декстером, одним из первых поклонников Марии. Мать потянула ее к ним, тепло, приветствуя лорда Декстера. Она всегда считала его самой подходящей партией. Мария присела в реверансе, бросив исподволь взгляд на сад. А что, если ей изобразить внезапный интерес к тюльпанам?

— Вам нравится концерт, леди Донкастер? — вежливо спросил лорд Декстер. Он, должно быть, вышел с отцом и другими джентльменами, чтобы поговорить о политике, пока леди слушали концерт. В эти дни многие в обществе увлекались политикой, главным образом обсуждая, вернется ли королева-Каролина в Англию и продолжит ли бороться за корону. Марии это было безразлично, во всяком случае, сейчас.

— Очень, — ответила графиня, обмахиваясь веером. — Если бы только не было так жарко.

— А я не жалуюсь, — улыбнулся отец Марии. — По крайней мере, у нас появился повод встретиться.

— Конечно, — откликнулся лорд Декстер.

Далее потек обычный светский разговор, но Марию он не интересовал. Ждет ли ее Гарри? Знает ли он, что ее задерживают? Как ей хотелось, чтобы он опять пришел к ней. Ему было легче проникнуть к ней в комнату, чем ей удалиться на четверть часа. Уже не в первый раз она рассердилась на несправедливые преимущества джентльменов над леди.

— Леди Мария, могу я пригласить вас прогуляться со мной по саду? — нарушил ее мысли лорд Декстер.

Мария в смятении повернулась к матери. Графиня неправильно истолковала ее замешательство и улыбнулась лорду Декстеру.

— Удачное предложение, сэр. Ты можешь пойти, Мария, если хочешь.

— Спасибо, сэр. — Мария присела, чтобы скрыть свое смущение. У нее не было выбора, она взяла под руку лорда, и они направились в сад.

Здесь было прохладнее и заметно темнее. Несколько зажженных фонарей отбрасывали дрожащие тени на тропинку, вокруг стояла тишина. Никого рядом не было.

— Какой я счастливый человек, меня под руку сегодня держит самая красивая девушка.

— Вы льстите мне, сэр. — Мария натянуто улыбнулась, когда лорд Декстер крепче прижал ее к себе.

— Мне хочется польстить вам еще больше. — Он потянулся, чтобы коснуться ее лица, но она в последний момент увернулась.

— Я уверена, вы будете вести себя надлежащим образом и по-джентльменски. — Мария попыталась освободить свою руку, но он не отпустил.

— Конечно, моя дорогая леди Мария. Я разговаривал с вашим отцом и просил разрешения нанести вам визит.

— Правда? — Мария оглянулась. Неужели больше никто не отправился в сад? — И что же он вам ответил?

— Он сказал мне, что выбор — только за вами и что он одобряет мои попытки склонить вас к положительному решению.

Снисходительные нотки в его голосе разозлили Марию.

— Должна заметить, что сделать это нелегко, — холодно ответила Мария, надеясь, что он поймет намек.

— Это похоже на вызов. — Только когда он повернул голову в ее сторону, она почувствовала запах вина в его дыхании. Он не был пьян, но, должно быть, выпил достаточно, чтобы обрести такую самоуверенность. Мария оттолкнула его, но мужчина не оставил попыток