/ / Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Горец

Избранница горца

Карен Монинг

Старинное Темное зеркало в один миг изменило жизнь очаровательной Джесси. В нем она увидела отражение мужчины, в котором воплотилась вся страсть и привлекательность. Более 1 000 лет назад друида Кейона заточил в зеркало колдун. И только Джесси может помочь друиду обрести свободу и уничтожить черного мага. Девушка, охваченная мистическим влечением, готова заплатить любую цену за счастье…

Карен Мари Монинг

Избранница горца

Посвящается моему мужу, Нилу Секвойя Доверу.

Где нет тебя — меня не будет тоже.

Я люблю тебя.

Синхрония: 1. Одновременное происшествие двух или более значительных, но не случайно связанных событий. 2. Совпадение или совмещение сил Вселенной для создания событий или обстоятельств. 3. Столкновение вероятностей настолько непредсказуемых и невозможных, что они могут показаться божественным вмешательством.

ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ!

Когда я не уверена, как произносятся некоторые слова этой книги, я каждый раз спотыкаюсь, наткнувшись на них в тексте, и мне приходится отвлекаться от повествования. Поэтому я решила добавить краткий словарик важных имен:

(Cian): Кейон (Кеу-оп), с твердой «к»

Dageus: Дэйгис, твердая «г»

Drustan: Драстен, «и» произносится как «а»

The Draghar: Дра-гар, «а» произносится как «а», твердая «г»

Tuatha De Danaan: Туата де Данаан

Aoibheal: Эобил

ПРОЛОГ I

Эобил, королева Фейри, стояла в катакомбах под Белтьюбилдинг, скрывшись под бесчисленными слоями иллюзий, став бесформенной проекцией самой себя, которую не удалось бы увидеть ни одной ши-видящей и воспринять даже представителям ее собственной расы.

В тускло освещенном лабиринте гробниц, заткнув уши, раздраженно расхаживал Адам Блэк, проклиная вопли Хло Зандерс.

Но королеву сейчас беспокоило не обещание Адама.

А ее собственное.

Этой ночью она воспользовалась сильнейшей магией, доступной королеве Туата да Данаан, чтобы уничтожить друидов из секты Драгаров.

Однако их уничтожение не было ее единственной целью. Как всегда, у Эобил были скрытые мотивы. От использования полной силы королевы Светлого Двора Видимых на время исчезла магия смертных во всей Британии, в части Шотландии и в значительной части Уэльса.

Упали барьеры, которые люди считали нерушимыми, стерлись защитные заклинания, а священные реликвии смертных на время отдали королеве заключенную в них силу.

Закрыв глаза, Эобил проникла внутренним зрением вовне, анализируя ткань и структуру своего мира. Она протянула нить там, дернула здесь, и крошечные изменения, которых она добилась, начали свой бег.

Где-то в Тибете древний колдун искал самую жуткую из Темных Реликвий.

Где-то в Лондоне вор готовился ограбить богатый особняк, в котором хранились несметные сокровища.

Где-то Келтар считал дни, ожидая давно обещанной мести.

О да, изменения начались…

ПРОЛОГ II

Некоторые люди рождены под счастливой звездой. Омытый женским вниманием с момента своего долгожданного рождения в семье, где было семь милых девушек, однако не было сыновей, а отец погиб на охоте двумя неделями раньше, Кейон МакКелтар появился на свет весом чуть более четырех с половиной килограммов и уже лэрдом замка. Головокружительный скачок для такого маленького ребенка.

Когда Кейон вырос и возмужал, стало ясно, что он унаследовал типичную для Келтаров внешность: широкие плечи и мощные мускулы, смуглое лицо, прекрасное диковатой красотой ангела мщения. Благородная кровь, унаследованная от кельтов, не только наделила Кейона агрессивной манерой поведения, свойственной воину-аристократу, но и гарантировала львиную долю сексуальности, кипящий, едва сдерживаемый эротизм, который сквозил в каждом шаге, подчеркивался каждым движением.

В тридцать лет Кейон МакКелтар был Солнцем, Луной и звездами.

И знал это.

К тому же он был друидом.

И, в отличие от подавляющего большинства своих слишком серьезных предков, которые чересчур много думали (и не меньшего количества зануд, которым еще предстояло родиться), ему нравилось быть друидом.

Он любил силу, мощно гудящую в его жилах. Любил расслабляться с фляжкой виски среди коллекции древних текстов и артефактов в подземной библиотеке замка Келтар, овладевать тайными знаниями, комбинировать непредсказуемые заклятия с рискованными зельями, чтобы стать еще сильнее и получить еще большее могущество.

Ему нравилось ходить по заросшим вереском холмам после грозы, произносить древние слова, чтобы исцелить землю и мелких животных. Ему нравилось проводить сезонные ритуалы, читать заклинания под желтой луной, когда яростный горный ветер трепал его длинные темные волосы и раздувал священные костры, поднимая столб пламени. Нравилось знать, что всемогущие Туата де Данаан зависят от него.

Кейону нравилось спать с девушками, ощущать их нежную плоть под своим могучим телом, использовать искусство друидов для того, чтобы дарить им такое дикое, безумное наслаждение, на которое — об этом говорили только шепотом — способны лишь невероятные любовники Фейри.

Ему нравился даже страх, который многие испытывали перед друидом Келтаром, унаследовавшим старинную жуткую магию Древних.

Лэрд, который должен был передать тайное наследие Келтаров в конце девятого века, был дьявольски очаровательным, опасно соблазнительным и самым сильным из друидов его клана, когда-либо живших на Земле.

Никто не отказывал ему, никто не бросал ему вызов. Никто не мог превзойти Кейона МакКелтара. Даже мысль о том, что кто-либо когда-либо осмелится это сделать, ни разу не приходила ему в голову.

До проклятого Самайна на тридцать первом году его жизни.

Некоторые люди рождены под счастливой звездой.

Кейон МакКелтар не относился к их числу.

Вскоре подземная библиотека была опечатана, о ней никогда больше не упоминали, а все записи о Кейоне МакКелтаре были изъяты.

Выжившие наследники рода Келтаров часто спорили, существовал ли вообще их сомнительный предок.

И никто не знал, что сейчас — около одиннадцати веков спустя — Кейон МакКелтар все еще жив. Если это жуткое существование можно назвать жизнью…

ЧАСТЬ 1

ЧИКАГО

1

Пятница, 6 октября

Звонок, который изменил ход жизни Джесси Сент-Джеймс, раздался в совершенно обычный, ничем не примечательный вечер пятницы. Ничто не предвещало, что эта пятница пройдет совсем не так, как череда таких же, совершенно обычных пятниц ее предсказуемой жизни, в которой — но Джесси не собиралась это обсуждать — было много скучных вечеров.

Она сидела на кухне, у темного окна, в квартире на третьем этаже на 222 Элизабет-стрит и наслаждалась не по сезону теплым осенним вечером. И бессовестно рассматривала толпу людей, которым, в отличие от нее, хватало времени на жизнь и которые разговаривали и смеялись на тротуаре возле ночного клуба, расположенного через дорогу.

Последние несколько минут Джесси не отрывала взгляда от длинноногой рыжеволосой девушки и ее бойфренда — загорелого и мускулистого красавчика брюнета в джинсах и белой футболке. Он заставил девушку попятиться к стене, поднял ее руки над головой и начал целовать так, словно это был последний поцелуй в его жизни. Все его мускулистое тело участвовало в этом поцелуе. (И вы только посмотрите, как движутся его бедра! Как он вжимается в девушку! С таким же успехом они могли бы заняться сексом прямо на улице!)

Джесси резко втянула в себя воздух.

Господи, ее когда-нибудь так целовали? Словно мужчина не может дождаться момента, чтобы войти в нее. Словно хочет проглотить ее, забраться ей под кожу.

Руки рыженькой выскользнули на свободу и опустились на задницу красавчика, пальцы прикоснулись к мускулистым ягодицам, а руки Джесси сжались в кулаки.

Когда ладони красавчика скользнули к груди рыжеволосой девушки и он начал ласкать ее, Джесси почувствовала, что ее собственные соски стали твердыми, как жемчужинки. Она представляла себя на месте той, которую он целует, той, кого вскоре ждет жаркий, животный…

«Почему у меня не может быть такой жизни?» — подумала она.

«Может, — напомнил ей внутренний голос, — после того, как ты получишь докторскую степень».

Это напоминание действовало не так эффективно, как несколько лет назад, когда Джесси была студенткой. Ее уже тошнило от учебы, от нехватки денег, от постоянной гонки — с занятий на работу, а потом домой, учиться или, если очень повезет, урвать четыре или пять часов сна.

Ее напряженный, строго организованный график не оставлял времени на личную жизнь. И в последнее время это все больше угнетало Джесси. Везде, куда бы она ни посмотрела, ей попадались парочки, все время занятые друг другом и наслаждающиеся этой своей занятостью.

Но к ней это не относилось. В ее жизни не было времени для свиданий. Джесси не принадлежала к числу тех счастливчиков, которые учились бесплатно. Ей приходилось экономить, и на счету был каждый пенни и каждая минута. Помимо работы на полную ставку и учебы она еще и преподавала. Джесси едва хватало времени на еду, душ и сон.

Изредка она пыталась ходить на свидания, но парням не нравилось то, что она могла видеться с ними очень редко. По их мнению, в списке ее приоритетов они находились на последнем месте. И еще им не нравилось то, что Джесси не спешила прыгать к ним в постель (большинство ребят в колледже, похоже, считали, что если третье свидание не заканчивается сексом, то с девушкой явно что-то не в порядке — ох, пожа-а-а-алуйста, и поэтому вскоре они отправлялись на более благодатные пастбища).

Однако со временем все это должно было оправдать себя. И хотя некоторые люди считали, что работа археолога — жизнь, посвященная игре со старыми и пыльными вещами, — не самое интересное занятие (так же считала и мама Джесси, которая не одобряла выбор дочери и не понимала, почему она не может просто выйти замуж и рожать детей, как ее сестры), Джесси не представляла более захватывающей карьеры. Пусть кому-то такая мечта покажется странной, но это ее мечта.

Доктор Джессика Сент-Джеймс. Она была так близка к этому, что почти чувствовала эти слова на вкус. Еще полтора года, и она допишет докторскую диссертацию.

А потом сможет вести себя, как кролик-энерджайзер, наверстывая упущенное время. Но она не для того так много трудилась и влезла в долги, чтобы все испортить из-за гормональной бури.

Через несколько лет, утешала себя Джесси, глядя на запруженную улицу, люди, торчащие возле клуба, скорее всего, будут все еще торчать там, их жизнь ничуть не изменится, а вот она будет путешествовать по отдаленным местам, отыскивая остатки прошлого. Ее ждут чудесные приключения.

И кто знает, может быть, во время одной из раскопок она встретит мистера Того Самого. Может, ее просто ждет поздний расцвет.

Господи — красавчик запустил руки в джинсы рыженькой девушки. А ее руки уже на его… ох! Прямо там, перед Богом и людьми!

Где-то за спиной Джесси, в глубине тесной, заставленной вещами квартиры, в которой давно следовало бы убрать, зазвонил телефон.

Джесси закатила глаза. Рутина всегда выбирала самый неподходящий момент, чтобы вмешаться в ее мечты.

Дзинь! Дзинь!

Она еще раз восхищенно взглянула на бесстыжую парочку, потом неохотно слезла с подоконника. Помотала головой в напрасной попытке прояснить мысли, а затем задернула занавеску. То, чего она не видит, не может ее мучить. Или хотя бы будет мучить не так сильно.

Дзииииинь!

Где же этот чертов телефон?

Джесси наконец-то нашла его на диване, похороненным под подушками, фантиками от конфет и коробкой из-под пиццы, в которой — фууу — находилось нечто пушистое фосфоресцирующего зеленого цвета. С опаской оттолкнув коробку, Джесси застыла, не донеся руку до телефона.

На какой-то миг — короткий, почти незаметный — ее захлестнуло необъяснимое, но очень сильное предчувствие того, что трубку брать не стоит.

Что нужно оставить этот телефон звонить.

Пусть звонит хоть все выходные напролет.

Позже Джесси вспомнит это ощущение.

Само время, казалось ей, застыло на этот странный, напряженный миг, и Джесси ощутила нечто необъяснимое: словно сама Вселенная затаила дыхание, ожидая того, что она сейчас сделает.

Джесси сморщила нос, фыркнув от этой смешной эгоцентричной мысли.

Да Вселенная никогда и не замечала Джесси Сент-Джеймс.

Девушка подняла трубку.

Лукан Мирддин Тревейн расхаживал возле камина.

Когда он произносил заклятие, призванное скрыть его истинную внешность, — а он произносил его всякий раз, если не оставался в полном одиночестве, — он был высоким, мощно сложенным, красивым мужчиной около сорока лет. Густые темные волосы слегка серебрились на висках. Он был человеком, на которого оборачивались женщины, а мужчины непроизвольно делали шаг в сторону с его пути. Его внешность говорила: «Я обладаю силой, а вы нет. И если вы думаете, что тоже сильны, — посостязайтесь со мной». Черты его лица наводили на мысли о Старом Свете, глаза были холодного серого цвета, как озеро перед грозой. Истинная же его внешность была куда менее впечатляющей.

За свою жизнь, куда более долгую, чем у большинства людей, Лукан накопил огромные богатства и приобрел немыслимую мощь. Ему принадлежали контрольные пакеты акций самых различных компаний, занимающихся всем, чем угодно. У него были резиденции в десятках городов. Для решения личных проблем у него была специально отобранная группа, состоящая из специально обученных мужчин и женщин.

Сейчас слева от него, в глубоком кресле, сидел и напряженно ждал его слов один из таких людей.

— Это абсурд, Роман! — рычал Лукан. — Какого черта это отнимает столько времени?

Роман поерзал в кресле. Ему очень подходило его имя: черты его лица были классически правильными, как у императоров на древнеримских монетах, а волосы — длинными и белокурыми.

— Мистер Тревейн, мои люди над этим работают. — В его речи был легкий намек на русский акцент. — Лучшие наши люди. Проблема в том, что они отправились в разных направлениях. Их продали на черном рынке. Ни у кого нет имен их владельцев. Понадобится время…

— Именно времени у меня и нет, — резко оборвал его Лукан. — Каждый час, каждая минута уменьшают наши шансы их найти. А эти проклятые штуки необходимо найти.

«Этими проклятыми штуками» были реликвии Темных, или Невидимых Туата де Данаан — артефакты немыслимой силы, созданные древней цивилизацией, которая, как ошибочно принято считать, исчезла много веков назад и о которой в исторических книгах говорится как о мифических Даоин Сидхе, или Фейри.

Лукан считал свой искусно зачарованный особняк в Лондоне самым безопасным местом для хранения сокровищ.

Он ошибался.

Очень ошибался.

Он так и не узнал наверняка, что произошло несколько месяцев назад, в то время как он покинул страну, чтобы отправиться по следу Темной Книги, последней и самой мощной из четырех реликвий Невидимых, но что-то случилось в Лондоне — эпицентр находился в восточной части, это он смог определить по расходящимся волнам силы, — и это что-то сотрясло всю Англию. Мощная древняя сила поднялась и на миг стала настолько сильной, что нейтрализовала магию Британии.

Лукан не придал бы этому значения, потому что сила схлынула так же внезапно, как и появилась, если бы ее удар не уничтожил сложные, практически неуязвимые барьеры, которые защищали его драгоценные находки. Защищали их так хорошо, что он смеялся при упоминании о современных системах защиты от взлома.

Теперь они не казались ему смешными.

Лукан установил великолепную систему, с камерами в каждой комнате, потому что во время его отсутствия вор пробрался в его музей и украл артефакты, которые принадлежали ему много веков, — в том числе незаменимые реликвии: шкатулку, амулет и зеркало.

К счастью, соседи заметили вора, когда тот пытался скрыться со своей добычей. К несчастью, к тому времени как лучшие кадры Лукана смогли идентифицировать и выследить ублюдка, тот уже продал артефакты первому попавшемуся перекупщику.

Артефакты вроде тех, что были украдены у него, легендарные, с темным прошлым, обычно заканчивали свой путь в одном из двух мест: либо в легальных хранилищах той или иной страны, после того как были перехвачены на черном рынке, либо распродавались на тайных аукционах по частям и исчезали. Могли пройти сотни лет, прежде чем о них снова донесется неясный шепот слухов.

Людям Лукана удалось узнать у вора несколько имен — вымышленных, конечно, — прежде чем тот умер под пытками. И вот уже несколько месяцев помощники Лукана отчаянно пытались поймать остывший запутанный след. А время работало против них.

— …И хотя мы вернули три манускрипта и один из мечей, мы ничего не узнали ни о шкатулке, ни об амулете. Но, похоже, мы напали на след зеркала, — рассказывал Роман.

Лукан сжался. Зеркало. Темное Стекло было одной из реликвий, которые были ему необходимы. За все эти годы зеркало столько раз могли украсть, и надо же было вору выбрать именно этот год, когда Лукан должен уплатить десятину! Остальные Темные Реликвии могли подождать, хотя и недолго, — они были слишком опасны, чтобы отпускать их в мир. Каждая из реликвий предлагала своему владельцу дар за определенную цену, если владельцу хватало силы и ума воспользоваться этим даром. Темным даром зеркала было бессмертие, дающееся до тех пор, пока владелец выполнял условия договора. Лукан выполнял эти условия уже более тысячи лет. И собирался продолжать в том же духе.

— По слухам, доставка по данному счету несколько дней назад ушла из Англии в Штаты через Ирландию. Мы думаем, что груз направляется в университет в Чикаго, в…

— Так какого хрена ты все еще здесь сидишь? — холодно спросил Лукан. — Если у тебя есть след, любой след этого зеркала, я хочу, чтобы ты лично этим занялся. Сейчас же.

Было жизненно важно вернуть зеркало до Самайна. Иначе…

С этим «иначе» Лукан отказывался смириться. Зеркало будет найдено, десятина будет уплачена; небольшое количество чистого золота пройдет сквозь стекло, как проходило каждый век — в старом пересчете времени, то есть век был немного длиннее, чем сто лет по современным стандартам, — в полночь Самайна, на Хэлоуин, как сейчас называли этот день. Двадцать шесть дней, считая от нынешнего, осталось у него, чтобы уплатить вековую десятину. В течение двадцати шести дней зеркало должно оказаться у него — иначе договор, удерживающий его узника, будет нарушен.

Пока Роман надевал свой плащ и перчатки, Лукан решил напомнить:

— Никаких свидетелей. Любой, кто увидел хотя бы одну из реликвий…

Роман склонил голову в молчаливом согласии.

Больше Лукан ничего не говорил. В этом не было необходимости. Роман, как и все прочие, работавшие на Лукана, знал, каким образом нужно решать проблемы, чтобы и дальше оставаться в живых.

Некоторое время спустя, вскоре после полуночи, Джесси вернулась в кампус в третий раз за день, чтобы открыть кабинет профессора Кина, расположенный в южном крыле кафедры археологии.

Мысленно девушка сухо спросила себя, зачем вообще было отсюда уходить. Учитывая то, сколько свободных часов у нее осталось, она с таким же успехом могла бы приткнуть раскладушку в тесном захламленном чулане, где уборщицы хранили швабры, метлы и тряпки, не используемые годами. Так у нее было бы больше времени на сон, да и на бензине можно было бы сэкономить.

Когда профессор позвонил ей из больницы, чтобы сообщить, что его «немножко помяло в аварии» по дороге к кампусу, — «несколько неприятных трещин и ушибов, не стоит волноваться», быстро заверил он ее, — Джесси подумала, что он попросит несколько дней вести вместо него занятия (это означало, что время ее сна сократится с четырех-пяти часов до большого и круглого нуля). Но профессор сообщил, что уже связался с Марком Трюдо и до его возвращения тот будет читать его лекции.

«Я хочу попросить тебя о небольшой услуге, Джессика. Я жду посылку. Ее должны доставить сегодня вечером в мой кабинет», — сказал он ей глубоким голосом, в котором даже спустя двадцать пять лет, проведенных за пределами ирландского графства Лаут, все еще слышался певучий акцент.

Джесси обожала этот акцент. И не могла дождаться того дня, когда будет сидеть в пабе, где все говорят именно так, есть содовый хлеб и ирландское рагу и запивать это прекрасным «Гиннессом». После, конечно же, целого дня, проведенного в Национальном музее Ирландии, где она будет с восхищением рассматривать удивительные сокровища экспозиций: Тару Брошку, Адра Челис и коллекцию Broighter Gold.

Зажав телефон между ухом и плечом, она посмотрела на часы. Подсвеченный циферблат показал десять минут одиннадцатого.

— Что за посылку могут доставить так поздно ночью? — вслух удивилась она.

— Тебе не нужно об этом беспокоиться. Просто распишись, закрой дверь и отправляйся домой. Вот и все, что мне нужно.

— Конечно, профессор, но что…

— Просто распишись, закрой дверь и забудь об этом, Джессика.

Пауза, многозначительная тишина, затем:

— Я не вижу причин кому-то об этом рассказывать. Это личное. И не имеет никакого отношения к университету.

Джесси удивленно моргнула. Она никогда раньше не слышала, чтобы профессор говорил таким тоном. Слова звучали резко, словно он чего-то боялся и хотел защититься… У него явно была паранойя.

— Поняла. Я обо всем позабочусь. Отдыхайте, профессор. И ни о чем не волнуйтесь, — поспешно успокоила Джесси, решив, что какое бы обезболивающее ему ни прописали, действовало оно на беднягу очень забавно.

Однажды Джесси приняла тайленол с кодеином, отчего у нее все начало зудеть и она стала крайне раздражительной и злобной. Учитывая множественные трещины в костях, профессору наверняка дали что-то посильнее тайленола.

И вот теперь, стоя под тихо жужжащими лампами дневного света в университетском холле, Джесси потерла глаза и широко зевнула. Она устала. Ей придется встать в шесть пятнадцать утра, чтобы успеть на пару, которая начинается в двадцать минут восьмого, а к тому времени, как она доберется домой — уже утром — и ей удастся забраться в постель, перед ней уже будет маячить двадцатичасовой рабочий день. Снова.

Повернув ключ в замке, Джесси толкнула дверь кабинета, включила свет. И глубоко вздохнула, шагнув внутрь и наслаждаясь запахом книг и кожи, тонким ароматом полироли для Дерева и ароматом любимого профессором трубочного табака. Джесси была уверена, что когда-нибудь ее собственный кабинет будет очень похож на этот.

В просторной комнате были встроенные книжные шкафы, занимавшие все пространство от пола до потолка, и высокие окна. В течение дня на древний узорчатый ковер, в рисунке которого сплетались винный, серый и янтарный цвета, лился поток солнечного света. Мебель из тика и красного дерева была выполнена в «мужском» стиле: роскошный стол с ножками в виде когтистых лап, дорогой кожаный честерфильдский диван насыщенного кофейного цвета, два одинаковых кресла с подголовниками. В кабинете было множество застекленных антикварных шкафчиков и несколько столов, чтобы демонстрировать самые ценные копии артефактов, которыми гордился профессор. Репродукция лампы «Тиффани» украшала стол. Только компьютерный монитор с плоским экраном, двадцать один дюйм по диагонали, не вписывался в общую картину. Стоило его убрать, и Джесси могла бы подумать, что оказалась в библиотеке английского особняка девятнадцатого века.

— Сюда! — крикнула она через плечо, обращаясь к грузчикам. Посылка была не совсем такой, как она рассчитывала. После слов профессора Джесси представляла себе пухлый конверт, а может, маленькую бандероль.

Но «посылка» оказалась на самом деле контейнером, причем довольно большим. Он был высоким, широким, размером примерно как… саркофаг, наверное, поэтому с ним было довольно нелегко управляться в университетских коридорах.

— Осторожней, мужик. Наклоняй! Наклоняй! Оу! Ты мне палец отдавил! Сдай назад и наклони его!

Бормотание.

— Извини. — Ворчание. — Стремно мне с этой чертовой штукой. Коридор, блин, слишком узкий.

— Мы почти на месте, — подбодрила грузчиков Джесси. — Осталось совсем чуть-чуть.

И правда, несколько секунд спустя они осторожно сняли с плеч продолговатую коробку и опустили ее на ковер.

— Профессор сказал, мне нужно что-то подписать.

Джесси хотела, чтобы они поторопились. Завтра… то есть уже сегодня ей предстоял насыщенный день.

— Леди, нам нужно не только это. Мы не оставим посылку, пока она не будет проверена.

— Проверена? — откликнулась Джесси. — Что это значит?

— Это значит, что эта штука стоит до фига денег и страховщик отправителя должен получить «зрительную верификацию и освобождение от обязательств». Видите? Тут так и написано. — Более мускулистый грузчик сунул ей папку с зажимом для бумаг. — Мне все равно, кто это сделает, леди, мне нужна только ваша подпись.

Да, действительно, «требуется зрительная верификация и освобождение от обязательств» — красным штампом шло через счет за доставку, а за штампом следовали две страницы условий и определений, описывавших на юридическом жаргоне права и обязанности отправителя и получателя.

Джесси запустила пальцы в свои короткие темные кудряшки и вздохнула. Профессору это не понравится. Он же сказал, что это его личное дело.

— А если я не позволю вам открыть контейнер и обследовать эту штуку?

— Она отправится обратно, леди. И поверьте, отправителя это сильно разозлит.

— Ага, — сказал второй грузчик. — Страховка этой штуки обошлась ему очень дорого. Если это отправится назад, во второй раз платить за нее будет ваш профессор. И тогда наверняка разозлится уже он.

Оба грузчика уставились на Джесси. Их явно не радовала перспектива снова взваливать на плечи неудобный контейнер, протискиваться с ним по коридору, заново грузить и отправлять обратно только затем, чтобы еще раз повторить ту же процедуру. Они даже говорили, не обращаясь к ее груди, как обычно поступали мужчины, когда в первый раз ее видели, а это был явный признак того, что им очень хочется избавиться от проклятой коробки и заняться наконец своими делами.

Джесси взглянула на телефон.

Потом посмотрела на часы.

Она не знала номера палаты, в которую положили профессора, и вряд ли среди ночи ее соединят с ним, если она позвонит администратору. Хотя сам профессор говорил, что почти не пострадал, Джесси знала, что врачи не стали бы удерживать его в клинике, не будь у него серьезных повреждений. Больницы избавлялись от людей так же быстро, как и принимали их.

В каком случае профессор расстроится больше — если она откроет контейнер или если откажется это сделать и новая доставка будет стоить ему уйму денег?

Джесси снова вздохнула, чувствуя, что в любом случае виноватой окажется она.

В конце концов в ней заговорил нищий студент колледжа.

— Хорошо. Давайте сделаем это. Открывайте.

Двадцать минут спустя грузчики получили ее неуверенную подпись и ушли, забрав с собой остатки упаковки.

А Джесси осталась стоять, с любопытством разглядывая то, что было в «посылке». Это оказался не саркофаг. На самом деле большую часть контейнера занимал набивочный материал.

А среди многочисленных слоев мягкой ткани лежало зеркало, которое, по указанию Джесси, осторожно прислонили к восточной стене, у книжных полок.

Зеркало было выше ее более чем на фут, его витиеватая рама была сделана из мерцающего золота. Каждый дюйм широкой окантовки был покрыт символами, настолько единообразными и упорядоченными, что они определенно что-то означали. Джесси прищурилась, рассматривая гравировку, но лингвистика была не ее специальностью и без долгого и вдумчивого изучения книг и статей она не смогла опознать ни одной буквы, символа или глифа.

Внешние края серебристого стекла, примыкающие к изукрашенной раме, были подпорчены какими-то черными мутными пятнами, но если не считать этого, само стекло было невероятно чистым. Джесси подозревала, что когда-то оно было разбито, а затем его заменили, потому что само зеркало выглядело на несколько веков «младше» рамы. Ни одно древнее зеркало не могло бы дать настолько четкого отражения. Самые ранние зеркала, обнаруженные археологами, датировались 6 200 годом до нашей эры, но они были изготовлены из полированного обсидиана, а не из стекла. Первые стеклянные зеркала большого размера — примерно метр на полтора — появились только в 1680 году благодаря итальянскому стекольщику Бернарду Перрото, который изготовил их для Зеркальной галереи Версаля по заказу экстравагантного «короля-солнце», Людовика XIV. Возраст редких зеркал, размером с то, что стояло перед Джессикой, — впечатляющих двух метров в высоту, — обычно не превышал нескольких веков.

Судя по всему, зеркалу было меньше века и никто не умер и не сошел с ума, вдыхая ртутные пары при изготовлении амальгамы. Шляпные мастера, «шляпники», были не единственными, кто страдал от токсических испарений во время работы (хотя Джесси почему-то никогда не встречалось выражение «безумный зеркальщик»).

Задумчиво прищурившись, она продолжала разглядывать зеркало. Как археолог она хотела узнать происхождение этой вещи и определить точный возраст рамы.

Джесси нахмурилась. Зачем профессору это зеркало? Такая вещь не вписывалась в круг его обычных интересов, который ограничивался копиями оружия и репродукциями древних хронометров вроде немецкой астролябии шестнадцатого века, стоящей на его рабочем столе. Да и как профессор смог позволить себе нечто настолько дорогое, получая зарплату преподавателя?

Выудив ключ из кармана джинсов, Джесси развернулась, чтобы уйти. Она сделала все, о чем просил ее профессор.

Джесси выключила свет, сделала шаг к двери и в этот миг ощутила холодок. Тонкие волоски на затылке встали дыбом и зашевелились, словно наэлектризованные. Сердце внезапно заколотилось в груди, и у Джесси появилось жутковатое ощущение — уверенность, что за ней наблюдают.

Причем наблюдают, как за добычей.

Вздрогнув, она повернулась к зеркалу.

Тускло подсвеченное бледным голубым светом скринсейвера, древнее зеркало выглядело очень странно. Золото казалось серебром. Серебрилось и стекло, ставшее темным, глубоким, заполненным тенями.

И там что-то двигалось.

Джесси так резко втянула в себя воздух, что чуть не подавилась им. Закашлявшись, она нащупала выключатель.

Яркий верхний свет затопил комнату.

Она уставилась в прямоугольное стекло, прижав руку ко рту и конвульсивно сглатывая.

Ее отражение уставилось на нее.

Миг спустя Джесси зажмурилась. И резко открыла глаза. Снова посмотрела в зеркало.

Там была только она.

Но волоски на затылке по-прежнему стояли дыбом, ледяные иголочки бегали по спине. Пульс на шее бешено колотился под ее ладонью. Широко раскрыв глаза, Джесси внимательно оглядела комнату.

Кабинет профессора был точно таким же, каким и должен быть.

Через минуту, которая показалась ей очень долгой, Джесси попыталась засмеяться, но смех получился дрожащим, неуверенным и странно прозвучал в пустом кабинете — словно квадратная комната и пространство в ней немного не совпадали размерами.

— Джесси, ты сходишь с ума, — прошептала она.

Ничего и никого не было в профессорском кабинете, кроме ее слишком живого воображения.

Она тряхнула головой, освобождаясь от наваждения, снова выключила свет и на этот раз быстро, не оборачиваясь, захлопнула за собой дверь.

Торопливо пройдя по коридору, Джесси выскочила на парковку. Золотистые и красные листья взвихрились у ее ног, когда она мчалась к машине.

Чем дальше она отходила от здания, тем смешнее ей становилось — ну надо же, побоялась остаться одна в кампусе ночью! Однажды она будет работать на раскопках в отдаленном месте, и ей наверняка придется коротать там ночи в одиночестве. Она не может позволить себе быть суеверной. Однако временами это довольно сложно, особенно если держишь в руках друидскую брошь, которой двадцать пять веков, или изучаешь удивительный меч латинского периода. Определенные реликвии, кажется, несут на себе следы древней энергии, отголоски жизни тех, кто касался их прежде.

Но ничего похожего на то, что, как ей показалось, она только что увидела.

«Ну что за ерунда? — пробормотала Джесси, пытаясь взять себя в руки. — Господи, у меня действительно один секс на уме».

Подглядывание за красавчиком и его девушкой, как оказалось, произвело на нее неизгладимое впечатление. Это, а также усталость и плохое освещение, решила Джесси, открывая машину и усаживаясь за руль, наверняка и стало причиной мимолетной, но ошеломляющей галлюцинации/фантазии.

Потому что была секунда, когда она была уверена, что видит полуобнаженного мужчину — совершенного бога секса — в кабинете профессора Кини, и этот мужчина смотрит на нее.

Игра света и тени, и ничего больше.

Высокий, мускулистый, прекрасный мужчина, просто излучающий силу. И голод. И секс. Тот секс, которого хорошим девочкам не положено.

Ох, милая, тебе действительно очень нужен парень!

И он смотрел на нее, словно она Красная Шапочка, а он — большой злой волк, который голоден уже очень, очень долгое время.

Это определенно игра света и тени.

Он смотрел на нее из зеркала.

В месте, которое не являлось местом и все же было достаточно реальным, чтобы служить тюрьмой, из которой невозможно выбраться, месте, предназначенном ужасать и превращать обычного человека в буйно помешанного, зашевелился пойманный в ловушку горец из девятого века.

Голодный животный звук завибрировал глубоко в его глотке.

Так он и думал: он учуял женщину.

2

Несколько дней спустя…

В следующий раз, когда Джесси открыла дверь профессорского кабинета — поздно вечером, в понедельник, — какая-то часть ее сознания отметила нечто странное, какую-то необычную мелочь, но Джесси не уловила, что именно, и не смогла сделать вывод: она словно была почетной гостьей на собственном, очень бурном празднике «саможаления».

Тот факт, что она повернула ключ, а потом еще раз повернула, то есть закрыла, а потом открыла дверь, ускользнул от ее внимания.

Джесси была слишком занята, бормоча себе под нос о том, какая удручающе огромная стопка работ первокурсников свалилась на нее в отсутствие профессора. О том, что она могла бы выкроить время на их проверку, если бы профессор не оставил ей вчера ночью сообщение со списком в милю длиной, где перечислял все периодические издания и прочие источники, которые ей нужно было собрать в десятке разных мест и привезти в больницу, чтобы он мог сделать выписки для книги, которую будет писать во время реабилитационного периода. Если бы не это, она могла бы уделить больше внимания тому, что ее окружало, и передумала бы входить в кабинет.

Может, даже снова закрыла бы его и отправилась звать охрану кампуса.

К сожалению, с энтузиазмом смакуя собственные страдания, Джесси ничего не заметила.

Она остановилась у приоткрытой двери, сдула с лица упавшие пряди и поправила на плече битком набитый рюкзак, чтобы учебники перестали колотить ее сзади по ребрам.

— Сто одиннадцать эссе? Может, кто-нибудь сразу пристрелит меня, чтобы я не мучалась?

Джесси, не веря своим глазам, пересчитала работы, когда Марк Трюдо, посмеиваясь, передал их ей. В ближайшие несколько дней сон выпадал из ее графика.

«Эй, я согласился вести группы Кини, Джесс, но ты же знаешь, какое у меня плотное расписание. Профессор сказал, что ты не будешь возражать».

Она прекрасно знала, почему Кини сказал, что она проверит работы. Потому что, без сомнения, Марк позвонил ему на выходных и предположил, что она согласится их проверить. Марк вел себя, как дерьмо, с прошлого года, с рождественской вечеринки на кафедре, на которой он попытался подбить клинья к Джесси. А она терпеть не могла мужчин, которые говорят, обращаясь к ее груди, так, словно над этой грудью нет ничего достойного внимания. К тому же Марк был худшим из таких собеседников. Она ведь не разговаривает, обращаясь к мужской ширинке!

Можно не сомневаться, профессор наверняка оставил ей еще одно сообщение, пока она была в аудитории, пятое за последние двадцать четыре часа (ну почему никто не отберет у него телефон и не обколет седативными препаратами?), и поблагодарил ее за то, что «…ты так помогаешь. Марк действительно сильно загружен, и я сказал ему, что ты с радостью ему поможешь».

Ага. Как будто у нее был выбор. И как будто Марк был загружен сильнее, чем она. Но мир в университете, как и во множестве других областей, принадлежал мужчинам, и стоило Джесси забыть об этом, как жизнь тут же непременно освежала ей память.

Толкнув дверь бедром, девушка прошла в кабинет, оставив ее открытой. Обогнув стол, Джесси направилась прямо к стене с книжными полками. Включать свет она не стала, отчасти потому, что сама расставляла вещи в кабинете и прекрасно знала, где найти две книги о галлах, которые нужны были профессору Кини, а отчасти потому, что ей не хотелось отвлекаться на зеркало и связанные с ним вопросы, которые все еще тлели в ее сознании.

Она смирилась с тем, что странный обман зрения, который случился с ней в пятницу, был просто результатом слабого освещения и усталости. Но теперь ей до смерти хотелось узнать, является ли зеркало подлинной реликвией. Как профессор его раздобыл? Можно ли выяснить его происхождение? Была ли произведена датировка? И, кстати, что это за символы?

У Джесси была цепкая память — свойство, очень полезное для ее сферы деятельности, — и некоторые символы она четко запомнила даже после беглого осмотра. И с тех пор неосознанно перебирала их в памяти, размышляя о том, почему они кажутся такими знакомыми и при этом… неправильными. Джесси пыталась припомнить, где она уже видела нечто подобное. Ее специальностью была археология Европы от палеолита до железного века. И хотя зеркало явно было новоделом, воображение Джесси щекотала мысль о том, что рама может датироваться примерно концом железного века.

Джесси достаточно хорошо себя знала, чтобы понимать: если она сегодня еще раз взглянет на древний артефакт, любопытство возьмет верх и она застрянет в кабинете, изучая профессорские книги и справочники и пытаясь определить происхождение и приблизительный «возраст» символов. Это мы уже проходили, сухо подумала она. Ночи пролетали совершенно незаметно, пока она рассматривала артефакт за артефактом, особенно в тех редких и замечательных случаях, когда университету на некоторое время доверяли изучение и верификацию некоторых частных коллекций. Джесси всегда приходилось расплачиваться за это на следующий же день. А учитывая то, какая гора бумаги ждала ее внимания, Джесси не могла позволить себе терять время. Войти и выйти, быстро и с необходимым результатом, таким был ее план, и она не собиралась от него отклоняться.

Джесси как раз протянула руку, чтобы снять с полки два толстых тома, когда услышала за спиной щелчок закрывшейся двери.

Девушка замерла.

Потом фыркнула и вытащила первую книгу. Сквозняк, только и всего.

— Ни за что. Я не сбегу снова из кампуса, потому что меня что-то напугало. Это чертово зеркало просто зеркало, — сухо сказала она, обращаясь к книжным полкам.

— Вообще-то нет, — пробормотал за ее спиной тихий голос с легким акцентом. — Это гораздо больше, чем просто зеркало. Кто еще знает, что оно здесь?

Джесси ахнула и обернулась так быстро, что книга выпала у нее из рук, с громким стуком ударилась о стену и отлетела на пол. Джесси вздрогнула. Профессор убьет ее, если она повредила переплет, он всегда с трепетом относился к своим книгам, особенно к тем, что в твердой обложке. В другом конце кабинета, слегка подсвеченный тусклым мерцанием компьютерного монитора, виднелся силуэт мужчины, прислонившегося спиной к двери и скрестившего на груди руки.

— Ч-то… кто… — запинаясь, выдавила Джесси. Свет залил комнату.

— Я напугал тебя, — мягко сказал незнакомец, убирая руку от выключателя на стене.

Позже Джесси поймет, что это была просто констатация факта, а вовсе не извинение.

Она моргнула от внезапно вспыхнувшего яркого света и попыталась рассмотреть незнакомца. Он снова скрестил руки на груди и прислонился спиной к двери. Высокий, стройный, он был Удивительно привлекательным. Длинные светлые волосы были зачесаны назад и открывали чисто выбритое лицо с правильными чертами. На мужчине был темный, явно дорогой, сшитый на заказ итальянский костюм, крахмальная рубашка и со вкусом подобранный галстук. В его речи слышался легкий славянский акцент, возможно даже русский. Молодой профессор, прибывший из-за границы? Лектор, приглашенный университетом?

— Я не знала, что в этом крыле еще кто-то есть, — сказала Джесси. — Вы ищете профессора Кини?

— Мы с профессором сегодня вечером уже закончили, — ответил незнакомец с легкой улыбкой.

Странный ход вещей не насторожил ее, фраза незнакомца не привлекла внимания, потому что мысли Джесси были полностью заняты его первыми словами. В них она и вцепилась, жадно и настойчиво.

— Что вы имели в виду, когда сказали «это гораздо больше, чем просто зеркало»? Что вы о нем знаете? Откуда оно? Вы приехали установить его подлинность? Или это уже сделано? Что это за символы?

Мужчина отошел от двери.

— Насколько мне известно, зеркало доставили в пятницу. Кто-то еще его видел?

Джесси на миг задумалась, потом покачала головой.

— Вряд ли. Грузчики открыли упаковку, но кроме них зеркало видела только я. А что?

Незнакомец оглянулся, рассматривая кабинет.

— И с тех пор сюда не приходили уборщики? Ни у кого, кроме тебя, нет ключа?

Джесси нахмурилась. Ей не нравились его вопросы. И раздражало то, что он ни разу не ответил ей.

— Нет. Уборщики приходят по средам, а ключ только у меня, потому что я ассистент профессора Кини.

— Понятно. — Мужчина сделал еще один шаг вперед. И тут Джесси кое-что почувствовала.

Опасность. Опасность расходилась от него волнами. Джесси не сразу ощутила это, потому что ее обезоружили его приятная внешность, интерес к артефактам и вдобавок размышления о собственной невезучести. Но все же перед ней стоял волк в овечьей шкуре, несмотря на кажущуюся цивилизованность. Под его элегантным костюмом скрывалось нечто холодное и опасное. И оно было сфокусировано на ней.

Почему? Ведь не было никакой причины!

Внезапно маленькая деталь, которая ускользнула от внимания Джесси, вынырнула из мутных вод подсознания: дверь была открыта! Незнакомец наверняка уже был в кабинете, просто скрылся за дверью, когда она толчком открыла ее!

«Нужно сделать так, чтобы он продолжал говорить», — подумала Джесси, пытаясь справиться с паникой. Девушка осторожно и глубоко вздохнула. Уровень адреналина подскочил, пульс ускорился, ноги и руки задрожали. Она попыталась ничем не выдать того, что теперь, с опозданием, распознала опасность. Неожиданность может стать ее единственным преимуществом. Где-то в кабинете наверняка есть то, что послужит ей более надежным оружием, чем книга. Нужно только взять это в руки до того, как незнакомец поймет, что она задумала. Джесси тайком взглянула вправо.

Да! Как она и ожидала, на антикварном столике лежала коллекция клинков. Это были копии, сделанные из стали, а не из украшенного драгоценными камнями золота, но они так же смертоносны, как и настоящие.

— Так сколько лет этому зеркалу? — спросила Джесси с выражением «у меня очень мало мозга» на лице.

Незнакомец снова переместился. Плавным движением, как мускулистое животное. Еще несколько шагов, и он пройдет мимо стола. Джесси немного расслабилась.

Кажется, мужчина пару секунд размышлял, отвечать ей или нет, затем пожал плечами.

— Ты бы, наверное, отнесла его к палеолиту.

Джесси резко втянула воздух, и на миг, буквально на миг, страх полностью отступил. Палеолит? Он что, шутит!

Подождите-ка, конечно шутит. Иначе и быть не может. Это невероятно. Самые древние формы письма, клинопись и иероглифы, появились в середине или конце четвертого столетия до нашей эры! А эти значки на зеркале определенно были формой письма!

— Ха-ха. Я не такая дура. — Ну, сегодня, может быть, все же дура, причем по всем статьям, но обычно она умнее. Обычно она могла кое в чем сглупить, но еще ни разу с ней не случалось приступа полного, всеохватывающего идиотизма. — Это означает, что зеркало сделано ранее, чем за десять тысяч лет до нашей эры. — Она фыркнула и попятилась еще на несколько дюймов. Заметил ли он, что она делает? Если да, то ничем себя не выдал.

— Да, именно так. Определенно ранее. — Мужчина снова шагнул вперед.

Джесси подумала, не закричать ли ей, но она была почти уверена в том, что в южном крыле так поздно вечером все равно никого нет, поэтому лучше сохранить энергию для самозащиты.

— Ладно, предположим, что я на минуту поверила, — сказала она, отступая дюйм за дюймом. Еще совсем немножко. Заставь его продолжать разговор. Осмелится ли она прыгнуть к оружию? — Вы утверждаете, что рама относится к палеолиту. Так? А гравировку добавили позже, и само зеркало было вставлено в раму около века назад.

— Нет. Вся вещь, целиком, относится к палеолиту.

У Джесси отвисла челюсть. Девушка закрыла рот, но челюсть тут же отвисла снова. Джесси всматривалась в лицо незнакомца, пытаясь увидеть признаки того, что он шутит.

— Невозможно! Даже если не считать символов, это же стеклянное зеркало!

Мужчина мягко рассмеялся.

— Нет… не совсем. Ничто, касающееся творений Невидимых, никогда… не является тем, чем кажется.

— Творений Невидимых? — беспомощно повторила Джесси. — Я незнакома с этой классификацией. — Ее пальцы сжались. Она собиралась броситься за оружием, мысленно ведя обратный отсчет: четыре… три…

— С этой классификацией мало кто знаком. Почти все, кто видел реликвии Невидимых, мертвы, и о них некому рассказать. Древние Святыни были созданы темнейшими из Туата де Данаан. — Он сделал паузу. — Не волнуйся, Джессика Сент-Джеймс…

О Господи, он знает ее имя. Откуда оно ему известно?

— Я все сделаю быстро. Ты почти ничего не почувствуешь. — Его улыбка была до ужаса нежной.

— Ох, черт! — Джесси метнулась к клинку в тот же миг, как убийца прыгнул на нее.

Когда боишься за свою жизнь, почти спокойно отметила про себя Джесси, возникает ощущение, словно ты во сне и все события странно замедляют ход, хотя на самом деле происходят со скоростью неотвратимой железнодорожной катастрофы.

Она видела каждую деталь его прыжка, словно стоп-кадры в замедленной съемке: вот согнулись его ноги, тело сжалось, собираясь, как пружина. Одна рука нырнула в карман, вытаскивая тонкую проволоку с обернутыми в кожу концами. Глаза стали холодными, лицо окаменело, и Джесси заметила даже, как побелели края его ноздрей, раздувающихся, словно от неуместного сексуального возбуждения.

Она ощущала странную раздвоенность. Ее сердце бешено колотилось, дыхание стало частым и прерывистым. Она чувствовала, как движутся ее ноги, но, казалось, прошла целая вечность, прежде чем она сделала несколько шагов.

Губы убийцы насмешливо изогнулись, и Джесси поняла, что, даже если в ее руках окажется маленький кинжал, это не будет иметь никакого значения. В его улыбке она видела смерть. Он делал такое и раньше. Много, много раз. Он профессионал. Джесси не задумывалась, откуда ей это известно, просто известно — и все.

Мужчина приблизился к ней, наматывая кожаные концы на ладони, и тут Джесси краем глаза заметила серебристый отблеск зеркала, прислоненного к книжным полкам позади стола.

Ну конечно же, зеркало!

Пусть ей не удастся победить незнакомца в схватке, но она запросто может встать между ним и тем, что ему нужно.

А то, что ему нужно, очень хрупкое.

Джесси практически упала на антикварный столик, оттолкнула клинок и вместо него схватила тяжелую лампу, отлитую из сплава олова со свинцом. А затем с невероятной скоростью повернулась к нападавшему, попятилась к зеркалу и взяла лампу так, словно это была бейсбольная бита.

— Ни шагу!

Он остановился так резко, что обычный человек на его месте полетел бы лицом вперед, — а это говорило о том, сколько смертоносных мускулов скрывалось под его модным костюмом. Да, если он до нее доберется, ей не жить.

— Двинешься с места, и я разнесу это зеркало вдребезги. — Джесси угрожающе взмахнула лампой.

Что это за резкий вздох у нее за спиной?.. И нечто вроде приглушенного проклятия?

Невозможно!

Джесси не решалась повернуться. Она ни на миг не отводила взгляда от нападавшего, не осмеливаясь сдаться тому комку страха, который пытался подняться из живота к горлу.

Незнакомец взглянул за ее плечо. Его глаза вспыхнули, а затем он снова уставился на нее.

— Нет, ты этого не сделаешь. Ты хранишь историю, а не уничтожаешь ее. Эта вещь бесценна. И она действительно очень древняя, я сказал тебе правду. Это определенно самая важная реликвия, которая когда-либо попадала в поле зрения археологов. Она развенчивает вашу так называемую «историю». Подумай, какое значение она может иметь для твоего мира.

— Лично моего? Ха, думаю, что никакого, если я буду мертва. Назад, мистер, если вы хотите, чтобы эта штука осталась в целости и сохранности. Не думаю, что разбитое зеркало вам для чего-нибудь пригодится.

Если он собирается убить ее, она ничего не потеряет, расколотив зеркало на мелкие осколки, и не важно, насколько яростно протестует ее внутренний голос против такого святотатства. Если ей суждено умереть, то этот урод тоже не останется в выигрыше.

На скулах незнакомца заходили желваки. Взгляд метался от нее к зеркалу и обратно. Он напрягся, собираясь приблизиться.

— Не делай этого, — предупредила Джесси. — Я серьезно.

Она удобнее перехватила лампу, готовясь швырнуть ее в зеркало, если хоть что-то пойдет не так. В крайнем случае им придется драться на осколках, и, может, он поскользнется, порежется и истечет кровью. Кто знает.

— Тупик, — пробормотал мужчина. — Забавно. В тебе больше силы, чем я предполагал.

— Если хочешь жить, девушка, — раздался глубокий хриплый голос за ее спиной, — лучше вызови меня сейчас.

Джесси задрожала всем телом, тонкие волоски на шее встали дыбом. Совсем как в пятницу, комната показалась ей… неправильной. Словно внезапно открылись двери всех измерений и параметры ее мира изменились.

— Заткнись на фиг, — отрезал ее противник, глядя через плечо Джесси, — иначе я сам тебя расколочу.

Откуда-то сзади раздался смешок. Этот звук заставил девушку поежиться.

— Ты сам прекрасно знаешь, что не осмелишься этого сделать. Потому ты на нее и не нападаешь. Лукан отправил тебя сюда с точными инструкциями: вернуть зеркало неповрежденным, так ведь? Даже от намека на то, что зеркало может быть разбито, кровь стынет у тебя в жилах. Ты знаешь, что он с тобой сделает. Ты будешь молить о смерти.

— Э, не-е-ет, — прошептала Джесси, широко раскрыв глаза. Она чувствовала, как кровь отливает от лица, и знала, что побелела как снег. — Я в это не верю. — Она вздохнула. — Не верю.

Ее здравый смысл настаивал на том, что позади нее никого быть не может. И уж точно не может быть никого внутри зеркала!

Но ее инстинкты придерживались противоположного мнения.

Они чуяли сзади Мужчину с большой буквы «М». От него шел жар, как от раскаленной кузнечной печи. Такой жар, что все остальные предметы внезапно показались Джесси холодными. Ее шея болела. Девушка пыталась удержать взгляд на убийце и изо всех сил сдерживалась, чтобы не обернуться и не посмотреть, что же там, в зеркале. Джесси чувствовала его присутствие. Это был кто-то. Или что-то. Запертая сила. Сдерживаемая сексуальность. Что бы ни находилось там, оно внушало ужас.

— Не оборачивайся, женщина, — проговорил он или оно, чем бы оно ни было. — Не своди с него глаз и повторяй за мной…

— Я бы не советовал, — произнес блондин, глядя ей в глаза. — Ты понятия не имеешь, что можешь выпустить из этого зеркала.

Джесси снова прерывисто вздохнула. Она чувствовала в блондине с трудом сдерживаемую ярость, знала, что, если ему хоть на миг покажется, что она передумала разбивать зеркало, она будет мертва. И боялась даже моргнуть, не сомневаясь, что он прыгнет на нее в ту долю секунды, когда она будет уязвима. А то, что находилось за ней, не могло существовать, по крайней мере согласно законам физики, которые она понимала. На самом деле Джесси не понимала многих законов физики, но знала достаточно, чтобы слабо запротестовать:

— Это безумие.

— Безумием будет выпустить его на волю, — сказал блондин. — Отойди от зеркала. Делай, что я скажу, и я прослежу, чтобы он не навредил тебе.

— Как будто я тебе поверю! Ты станешь моим защитником?

— Вызови меня, женщина. Я твой защитник, — раздался приказ у нее за спиной.

— Это неправда.

Этого не может быть. Ничего этого быть не может. Ее разум не мог с этим справиться, а ощущение, что все происходит, как во сне, усилилось во много раз. Джесси казалось, что она стоит на сцене, совершенно сбитая с толку, актеры вокруг нее произносят свои реплики, и если у кого и была бумажка с полезными подсказками, то самой Джесси не повезло прочитать эту пьесу.

— Он убьет тебя, девушка, — прорычал за ее спиной глубокий голос с шотландским акцентом, — и ты это знаешь. Обо мне тебе ничего не известно. Верная смерть или возможная смерть, выбор прост.

— И эти слова должны меня убедить? — бросила она через плечо тому, кого там быть не могло.

Блондин холодно улыбнулся.

— О, он убьет тебя, и смерть будет куда более жестокой, чем от моих рук. Отойди, и я сохраню тебе жизнь. Я заберу зеркало и уйду. Даю слово.

Джесси покачала головой.

— Уходи. Сейчас же. И я не разобью зеркало.

— Он не уйдет, девушка, пока ты жива. Он не может. Он скован клятвой служить тому, кто накажет его, если ты не погибнешь, а он не вернет Темное Стекло. Я не собираюсь убеждать тебя. Ты должна поверить мне. Он. Или я. Выбирай. Сейчас.

— Он заперт в зеркале, потому что он жестокий убийца и ничто другое не может его сдержать. Он заперт во имя безопасности всего мира. Понадобилась грозная магия друидов…

— Женщина, выбирай! Повтори: Lialth bree che bree, Кейон МакКелтар, drachme se-sidh!

Джесси повторила странные слова, не медля ни секунды, после того как их услышала.

Потому что она наконец поняла, что происходит.

Она была права — всего этого нет.

Все это происходит только потому, что она зашла в кабинет профессора Кини и, вместо того чтобы направиться к книжным полкам, как собиралась, позволила себе на секундочку присесть на мягкий кожаный диван. Сейчас она крепко спит, и ей снится один из самых странных снов.

А все знают, что сны не имеют никакого значения. Все равно люди просыпаются. Всегда. Так почему бы ей не выпустить мужчину из зеркала? Какая разница?

На всякий случай Джесси дважды повторила странное заклинание. Последовала вспышка яркого золотого света, жар, который она чувствовала спиной, усилился в несколько раз, а сама комната и все, что в ней было, показались слишком маленькими для того, что в нее вошло. Ощущение искаженного пространства стало почти нестерпимым.

Лампа выпала из ослабевших пальцев Джесси и куда-то укатилась. Сильные руки обняли ее сзади за талию. Подняли с пола и отставили в сторону. Джесси оказалась за спиной мужчины, защищавшего ее своим телом.

И тогда она ощутила его запах — Господи, хоть когда-нибудь в жизни она ощущала такой запах? Мышцы внизу ее живота напряглись. На его коже не было никаких следов бальзама после бритья или дезодоранта. Ничего искусственного. Только чистый мужчина: аромат нагретой солнцем кожи с какой-то пряной ноткой, вроде гвоздики, примесь пота и дикое, невыразимое обещание секса. Если у мужского сексуального превосходства есть запах, то именно его излучал пришелец, и этот запах действовал на Джесси как сильнейший афродизиак, он заставил ее соски затвердеть от почти болезненного желания.

Джесси взглянула вверх. И еще выше.

Это был высокий, красивый, мускулистый мужчина. Его длинные темные волосы, спускавшиеся до середины голой прекрасной спины с бархатистой кожей, были заплетены в косички с вплетенными в них золотыми, серебряными и медными бусинами.

«Ох», — выдохнула Джесси. Даже подглядывая за людьми, она ни разу не видела мужчину, который был бы таким сексуальным. Он мог существовать только в ее подсознании.

Ну, раз уж это действительно работа ее подсознания, самое время переделать сон, в котором все пытаются ее убить, в нечто более привлекательное: в жаркую, откровенную фантазию.

Обычно даже самым сложным кошмарам было достаточно лишь легкого толчка.

Потолкаться? С этим фантастическим мужчиной? Да с радостью. И даже с удовольствием. Джесси провела руками по его мощной спине, погладила рельефные мышцы.

Запустила руки в потрясающую гриву. Потерлась об него, буквально прилипла к его мускулистой, изумительной заднице.

И лизнула его.

Провела по спине языком. Ощутила соль и жар.

Все его тело дернулось с такой силой, что Джесси испугалась бы, если бы все это происходило в реальности, а не во сне. Мужчина резко втянул воздух сквозь зубы, зашипел, словно от резкой боли. И замер. В его горле клокотало рычание.

— Ты испытываешь меня, женщина, — проговорил он.

Затем резко тряхнул головой, освобождая волосы из ее рук. Всего два шага, и вот он уже за дверью.

Только тогда Джесси поняла, что нападавший тоже исчез. Наверное, сбежал в тот же миг, как она выпустила мужчину из зеркала.

Вздохнув, девушка подошла к дивану и легла на него, сцепив руки за головой.

Скрестила ноги. Расслабила их. Потерла глаза. Ради эксперимента пару раз себя ущипнула.

Господи, как она возбуждена. Джесси не могла вспомнить, было ли с ней такое когда-нибудь раньше. Прижавшись к спине мужчины, она почувствовала странный… разряд тока, за неимением лучшего слова. Этот ток прошел сквозь ее тело, и она тут же испытала желание. Она была готова к сексу без всякой прелюдии.

«Так вот что такое "мокрый сон"», — подумала Джесси и фыркнула от удивления.

Поразительно живой, подробный и действительно мокрый, но всего лишь сон.

Она проснется в любую минуту.

Ага. В любую минуту.

3

Когда Джесси проснулась, ее тело одеревенело и замерзло. Она ощущала признаки того, что обещало стать жуткой головной болью.

Ее шея затекла от сна в неудобной позе. Наверное, ночью она сбросила на пол подушку, потому что ничего похожего под головой не ощущалось. Джесси заставила себя сесть, собираясь выпить таблетку, вернуть подушку на место и еще несколько минут полежать. Но стоило ей открыть глаза, и к списку неприятностей добавилось полное недоумение по поводу того, где она находится.

К сожалению, та передышка, которую позволили ей остатки сонливости, была слишком краткой. Как только Джесси села, она обнаружила, что находится не у себя в постели, как она думала, а на диване в кабинете профессора Кини, и события прошлой ночи тут же всплыли в ее памяти.

Застонав, она опустила голову и обхватила ее руками.

Невероятно: незнакомец, который пытался убить ее; абсурдное утверждение о том, что зеркало сделано в эпоху палеолита; мужчина в зеркале, которого она освободила, — возможно, безжалостный убийца.

Сумасшествие.

Уткнувшись лицом в ладони, Джесси всхлипнула.

— Что со мной происходит?

Она знала что, это было до боли очевидно. Она сходила с ума. И она будет не первой аспиранткой, которая сломалась от нагрузки и чрезмерных амбиций. Почти ни одна сессия не проходила без одного-двух чрезвычайных происшествий. Остальные всегда качали головами и безжалостно сплетничали о том, как такой-то и такой-то «просто не вынес нагрузки». Джесси сама была в числе этих сплетников.

«Но я могу вынести нагрузку! Я справляюсь; это видно по среднему баллу!» — запротестовала она.

«Ага. А как же, — сухо парировала логика, — ну и как еще можно объяснить галлюцинации — или сны — или что они там такое, — которые ты видишь последнее время

Джесси вздохнула. Отрицать бессмысленно: за последние несколько дней у нее были две очень яркие… не то чтобы галлюцинации… во время которых она не могла отличить реальность от выдумки и совершенно не контролировала свое воображение.

Ну это же нечестно, подумала Джесси, пытаясь подавить истерический смех. Если девушка сходит с ума, разве ей не положено хотя бы насладиться этим? Так почему же она сначала наложила заклятие на великолепнейшего самца, горячей которого трудно себе представить, а потом оказалась беспомощной жертвой в странном сценарии с убийством?

— Я просто не понимаю.

Кончиками дрожащих указательных пальцев она массировала пульсирующие виски.

Разве что это произошло на самом деле.

— Ага. Ну да.

Мужчина в зеркале. Конечно же, на самом деле.

Все еще сжимая виски, Джесси подняла голову и осмотрелась, пытаясь найти хоть какую-то подсказку в тускло освещенном кабинете. Ничто не говорило о том, что вчера здесь произошли странные события. Да, лампа была на полу, а не на столике, и книга лежала на ковре у стены, но это нельзя было считать доказательством того, что вчера ночью тут побывал кто-то еще. Как известно, некоторые люди страдают лунатизмом.

Джесси посмотрела в зеркало. Прямо в зеркало.

Твердое серебристое стекло. И ничего больше.

Джесси заставила себя встать. Подойти к нему. Прижать холодные ладони к еще более холодному стеклу.

Плотное серебристое стекло. И ничего больше. Ничто не могло появиться оттуда.

Расправив плечи, она повернулась к артефакту спиной.

И, медленно двигаясь, подняла с пола рюкзак, собрала книги, которые просил принести профессор, сунула их в рюкзак, вышла и закрыла за собой дверь.

Впервые за свою научную карьеру Джесси совершила немыслимое: она пропустила занятия, отправилась домой, приняла аспирин, надела любимую футболку с изображением группы «Godsmack», забралась в кровать и натянула одеяло на голову.

Спряталась.

Она никогда не сдавалась. Никогда не нарушала своих планов и не отступала от графика. Никогда не пряталась от проблем. Учитывая то, насколько сильно она была загружена, стоило ей однажды оступиться, и десятки других проблем не замедлили бы рухнуть на нее. Одна осечка могла повлечь за собой лавину, которая смела бы ее. Следовательно, все нужно было делать по графику и завершать в срок.

Прошлой зимой Джесси тащилась на занятия сквозь один из сильнейших снежных буранов Чикаго, с ног до головы дрожа от гриппозного озноба, настолько больная, что ей казалось, будто в каждую ее пору вонзаются иголки. Не раз и не два она читала лекции с ларингитом, заставляя свой голос звучать при помощи отвратительной смеси чая с апельсиновыми корками, оливковым маслом и множеством неназываемых ингредиентов, при воспоминании о которых ее до сих пор передергивало. Она проверяла контрольные, когда у нее была температура 38,9.

Но сумасшествие — это не то, что можно удержать и переждать, двигаясь к следующей цели.

И Джесси понятия не имела, как с ним справиться.

Первым шагом стал найденный шоколад. Переступив порог комнаты, Джесси схватилась за пачку «Hershey's Kisses», которую хранила на всякий непредвиденный случай (к примеру, плохая стрижка, жуткий ПМС или один из тех дней, когда четко понимаешь: все мужики козлы), забрала ее с собой в теплый кокон одеяла и быстро расправилась с маленькими, быстро тающими антидепрессантами.

Проглотив последнюю конфету, Джесси провалилась в сон.

И проспала до девяти вечера.

А когда проснулась, чувствовала себя так хорошо, что стало ясно: на самом деле ей нужен был полноценный десятичасовой сон без перерывов. Может быть, она просто стареет — в конце концов, она уже не девочка, ей двадцать четыре года! — и постоянные бессонные ночи теперь отнимают больше сил, чем раньше. Что, возможно, ей пора начать принимать витамины. Пить больше молока. Есть овощи.

«Я не сошла с ума», — думала Джесси, качая головой и слабо улыбаясь такому абсурдному предположению. Два невероятно правдоподобных сна/галлюцинации были результатом стресса и недосыпания, и она паникует из-за ерунды.

— Я просто вымоталась, — сказала она себе с небрежным оптимистичным кивком.

Шоколад и сон подняли ей настроение. Придали сил и позволили начать все с начала.

И Джесси была готова к новому старту, готова встретить день или ночь, что бы там ни было на улице, и доказать себе, что с ней абсолютно все нормально.

Именно так она себя и чувствовала, пока не включила телевизор.

Месть.

Только мысли о мести спасли Кейона МакКелтара от буйного помешательства в течение 1133 лет его заключения в Темном Стекле.

Снаружи стекло выглядело как обычное зеркало. Изнутри оно было круглой каменной темницей, пятнадцать шагов в любую выбранную сторону. Он много шагал. Сосчитал каждый чертов камень. Каменный пол. Каменные стены. Каменный потолок. Серый. Сырой. Холодный.

Все эти годы его согревала только одна мысль, кипящая в его венах, как лава.

Месть.

Кейон жил местью, дышал местью, он стал местью, запертой и ждущей своего часа с того дня, как Лукан Мирддин Тревейн, человек, которого он когда-то считал своим ближайшим другом, привязал его к Темному Стеклу, покупая себе бессмертие.

Учитывая количество связывающих заклятий, которые наложил на него Лукан, — и полную беспомощность Кейона внутри стекла, а также невозможность выйти, пока кто-то не подарит ему краткую свободу, прочитав призывающее заклятие снаружи, — кто-то другой мог бы потерять надежду и стал бы считать месть невозможной.

Но Кейон был друидом. К тому же он был Келтаром и понимал, что вещи, которые кажутся невозможными, редко таковыми являются.

На самом деле «невозможное» означает «то, чего до сих пор не случалось».

И этот факт был прекрасно проиллюстрирован, когда три с половиной месяца назад вор забрался в лондонскую сокровищницу Тревейна — что само по себе невозможно — и стащил добрую половину сокровищ этого ублюдка, в том числе и Темное Стекло. Причем это произошло незадолго до того часа, когда, на Хэлоуин, нужно будет уплатить десятину и продлить заключение Кейона.

Шанс, которого Кейон так долго ждал, наконец появился. Лукан лишился зеркала именно тогда, когда оно было ему необходимо.

Настал десятый день десятого месяца, и теперь Кейону нужно не попасть в руки Лукана на протяжении двадцати двух дней — до тех пор пока не наступит полночь Дня Всех Святых, годовщина его пленения, — а затем он сможет утолить свою тысячелетнюю жажду мести. И, ад это все побери, как же он этого ждал!

Теперь, когда Лукан напал на четкий след Темной Книги, самой опасной из реликвий Невидимых, для Кейона стало особо важным нарушить проклятый Договор, который связывал его. Средоточие смертоносной черной магии, Темная Книга в руках любого человека могла стать причиной катастрофы. В руках Лукана «Мерлина» Тревейна она приведет к концу света. Если Лукану удастся расшифровать некоторые заклинания, он сможет переписать историю, изменить само время. Кейон должен остановить его и не позволить завладеть Книгой. Ему нужно раз и навсегда победить своего старого врага.

Кейон думал, что успех ему гарантирован, ведь, учитывая то, сколько хозяев сменило Темное Стекло и какой путь оно проделало, Лукану ни за что не найти его вовремя. Но вчерашний день доказал обратное. Его определенно нашли, и время было на исходе.

Русского убийцу Кейон опознал сразу же, как только тот появился вчера в кабинете. Он несколько раз видел Романа раньше, когда тот посещал лондонскую резиденцию Тревейна, где Кейон висел высоко на стене кабинета. Желая посмеяться над ним, Тревейн повернул зеркало к окну, выходившему на оживленные улицы Лондона. Кейон смотрел на мир, в котором ему не суждено было жить.

Но по крайней мере он мог смотреть. Если бы Лукан повернул зеркало к стене, то вряд ли даже мысли о мести могли бы сохранить Кейону рассудок. И у него не было бы возможности испытывать зеркало, когда его тюремщик покидал комнату, а также учиться призывать инертные объекты, находящиеся в поле зрения.

Кейон шел в ногу со временем, читал все книги, газеты и журналы, которые появлялись в кабинете Лукана, иногда даже смотрел телевизор, а вид за окном постепенно менялся.

Лондон был очень похож на Чикаго, по которому он вчера ходил.

Свободно, Господи, свободно ходил некоторое время! Кейон слышал, как шуршит трава под ногами, наслаждался ветром, Дующим в лицо.

Бывали дни, когда он думал, что отдал бы правую руку за один глоток воздуха, наполненного дымом торфяного костра с примесью аромата охапки вереска, или за несколько вдохов соленого бриза на диком побережье Шотландии. Или за возможность растянуться на спине на вершине горы, так близко к Небесам, как это возможно только в шотландских нагорьях, и наблюдать, как сумерки поглощают небо, как алый багрянец заката сменяется черным бархатом ночного покрывала, расшитого бриллиантами звезд.

Кейон не видел родной Шотландии уже одиннадцать веков и тридцать три года. Жизнь вдали от родины была адом для горца.

И хотя Лукан несколько раз дарил ему свободу в обмен на помощь со сложными заклятиями — все это время ублюдок проводил на искусно защищенной земле, так что Кейон не мог до него дотронуться, — последнее освобождение произошло более ста двадцати лет назад и, как всегда, было мучительно коротким. Спустя некоторое время магия Темного Стекла всегда забирала Кейона, несмотря на сопротивление. Не важно было, как далеко и как быстро он убегал, не важно, какими друидскими оберегами пытался защитить себя, спустя какое-то время — и это никогда не были равные промежутки, однажды целый день, в другой раз всего час — он просто исчезал из того места, где находился, и вновь оказывался в своей тюрьме.

Вчера ночью ему понадобилось время, чтобы выследить Романа, и, поскольку он волновался о том, что зеркало в любой миг может потребовать его назад, Кейон сосредоточился только на задании. Он не сомневался в том, что скоро здесь появится другой человек Лукана. А потом еще один, и еще, и так до бесконечности, пока зеркало не вернется к Лукану, а следы преступлений и все, кто его видел, не будут уничтожены.

Так люди его типа — люди магии, белой и черной, те, кто практиковал draiodheacht, — скрывали от мира великие Реликвии. Кейон поступал так, потому что обычных людей не должно беспокоить существование таких вещей. Лукан — потому что существовало слишком много других колдунов (тщательно скрывавшихся от своих собратьев), которые ни перед чем бы не остановились, чтобы украсть скрытую и опасную Темную Реликвию. В отличие от того, во что верил мир, племя ведьм и колдунов процветало.

Друиды клана Келтаров использовали сложное заклятие памяти, чтобы, не причиняя вреда, стирать запретное знание из памяти любого человека.

Но Лукану было проще убить: минимум затрат, максимум удовольствия и прибыли. Лукан преуспел в магии жизни и смерти. Так было всегда.

Кейон мрачно улыбнулся. Любой, вставший на пути Лукана, мог быть уничтожен, а та женщина встала на его пути. Ей грозила смертельная опасность, и ей нечего было даже надеяться выжить.

При мысли о ней Кейон одновременно расслабился и подобрался. Горячая, уверенная, храбрая, она была просто потрясающей. Короткие блестящие черные кудряшки обрамляли тонкое личико в форме сердечка. А еще у нее была идеальная, пышная, соблазнительная круглая грудь. И восхитительная попка. Кейон внимательно рассмотрел каждый изгиб, обтянутый ее синими джинсами и персиковым свитером. Он даже заметил над поясом джинсов край ее трусиков — которые прикрывали лишь маленькую часть соблазнительного зада и выглядели так, словно сшиты из пары ленточек. Оранжевая кружевная ленточка была украшена ярко-розовой бабочкой, и выглядело это так, словно трусики специально шили для того, чтобы они выглядывали из-под пояса и дразнили мужчин. «Мужнины этого века должны иметь невероятное самообладание, — думал Кейон, не отрывая глаз от кусочка тонкой прозрачной ткани над двумя аппетитными полушариями, — или быть просто чертовыми евнухами». Персиковая кожа, ведьмины глаза, губы искусительницы… Убийца, посланный Лука-ном, называл ее Джессикой.

Кейон предполагал, что она постарается убедить себя в том, что вчера вечером ничего не произошло. В тех редких случаях, когда его видели непосвященные, они находили любые отговорки, которые помогли бы им отрицать саму возможность его существования.

Он же, наоборот, снова и снова вспоминал вчерашний вечер буквально по секундам и убеждал себя в том, что это действительно произошло.

Эта девушка прикоснулась к нему. Ее тяжелые круглые груди прижимались к его спине, соски были твердыми. И она лизнула его.

Словно жаждала ощутить соль с его кожи на кончике своего языка.

Его член моментально встал, яички дернулись, и Кейон чуть не пролил семя в тот же миг, когда она коснулась его.

Когда она прижималась к его телу, с ним случилось то, чего раньше никогда не бывало: словно удар молнии пронзил его до глубины души. Кейону пришлось собрать все силы, чтобы заставить себя освободить свои волосы из ее рук. Пришлось собрать всю волю, чтобы не обернуться, не повалить девушку на пол, не раздвинуть ее ноги и не получить удовольствие. Ему хотелось погрузиться в нее и оставаться в ней, пока Темная Магия не вырвет его из ее тела.

Но нэй, он не позволит ее жизни угаснуть, как огоньку свечи, пойманному свирепым ураганом. Она нужна ему.

— Двадцать два дня, — пробормотал Кейон.

После тысячи лет тюрьмы его месть зависела от смешного количества дней.

Джессика Сент-Джеймс еще не знала этого, но она поможет ему получить эти дни в свое распоряжение.

Если не по своей воле, то под воздействием всех Темных Искусств, которые ему известны.

А ему известно многое.

Кейон изучал черную магию. И преуспел.

Лукан был не единственным, кому нужно Темное Стекло.

4

Замок Келтар — Шотландия

— Ты ни за что в это не поверишь, Драстен, — сказал — Дэйгис МакКелтар, глядя, как его брат-близнец, который был старше его на три минуты, меряет шагами библиотеку замка.

— После всего, что я видел, не думаю, что меня можно чем-нибудь удивить, брат, но попробуй, — сухо ответил Драстен.

Он подошел к изысканному бару из красного дерева и налил себе стакан виски «Макаллан».

Дэйгис, державший в руках потертый том в кожаном переплете, пролистал еще несколько страниц, отложил его и вытянул ноги, закидывая руки за голову. За высокими окнами, в обрамлении тяжелых бархатных штор, к кобальтово-синему цвету добавился лиловый, и Дэйгис замер на миг, наслаждаясь красотой еще одного заката в горах. А затем продолжил:

— Помнишь, мы думали, что Кейон МакКелтар — это всего лишь миф?

— Айе, — ответил Драстен, присоединяясь к брату у камина. — Легендарный и ужасный Кейон, единственный предок Келтаров, который по собственной воле посвятил себя Темным Искусствам…

— Не единственный, брат. Я тоже, — мягко поправил Дэйгис. Драстен нахмурился.

— Нэй, ты поступил так ради любви, а это совершенно иное. Кейон же сделал это исключительно из неутолимой жажды власти.

— Быть может. А может быть, и нет. — Улыбка Дэйгиса стала циничной. — Я не знаю, что через тысячу лет скажут обо мне наши потомки. — Он указал рукой на книгу. — Это один из дневников Кейона МакКелтара.

Драстен замер, так и не опустившись в кресло, не донеся стакан до губ. Серебристые глаза, засиявшие от удивления, встретились со взглядом брата. Драстен опустил стакан и медленно сел.

— Действительно?

— Айе, и, хотя многие страницы были вырваны, заметки сделаны Кейоном МакКелтаром, жившим в середине девятого века.

— Это тот дневник, который отец нашел в подземной библиотеке, когда вы с Хло отправились через круг камней в шестнадцатый век?

Тайная подземная библиотека была длинной и узкой каменной комнатой глубоко под замком, и там хранилась большая часть утраченных Келтарами книг и реликвий, в том числе и выбитый на золоте Договор, заключенный между Туата де Данаан и человечеством. Более тысячи лет назад комната была запечатана, а вход в нее скрыт за камином.

С течением времени о существовании подземной библиотеки полностью забыли. Дошедшие из глубины веков истории свидетельствовали о том, что раньше Келтары обладали куда большим объемом знаний, но мало кто этому верил. Так было до тех пор, пока экономка Нелл — которая позже вышла замуж за отца Драстена и Дэйгиса и стала им второй матерью — во время уборки случайно не запустила механизм, открывающий дверь, и комната не была снова открыта. И все же Нелл ничего не говорила о своей находке, считая, что Сильвану известно о ней и он расстроится, узнав, что ей тоже известен тайник его клана. Она бы, наверное, так и не упомянула о комнате, если бы Келтары не оказались в отчаянном положении.

Их отец ненадолго открыл комнату в шестнадцатом веке, но затем снова запечатал, чтобы не нарушать ход истории. Недавно Драстен согласился опять открыть тайную библиотеку для будущих поколений. И с тех пор Дэйгис занимался переводом древних свитков, переписывал ветхие документы и в процессе все больше узнавал о своих предках.

— Нэй. В том дневнике были описаны лишь недавние события: помолвки, рождения, смерти. А в этом дневнике речь идет об изучении магии друидов, и большая его часть зашифрована. Он был спрятан под треснувшим камнем, о который споткнулась Хло. Она подозревает, что в той комнате может быть сокрыто нечто большее.

Жена Дэйгиса, Хло, была историком и обожала свою профессию. Она с радостью ухватилась за возможность составить каталог содержимого подземного хранилища, и, поскольку Дэйгис не мог без нее, он решился провести некоторое время (то есть до того момента, когда его милая беременная жена соберется рожать) в пыльной подземной комнате, помогая по мере сил.

Он улыбнулся. Лучше уж промозглое подземелье с его любимой Хло, чем самый солнечный день в горах, но без нее. «Ох, — тут же яростно добавил Дэйгис, — да лучше уж ад с Хло, чем рай без нее». Слишком сильно он любил женщину, которую пленил в свой самый темный час и которая подарила ему свое сердце, несмотря на жившее в нем зло.

— И что ты можешь сказать о Кейоне? — поинтересовался Драстен, и его брат очнулся.

Дэйгис раздраженно фыркнул. Он надеялся на нечто большее и планировал проверить, что еще можно выяснить о легендарном предке. Он считал, что прошлое необходимо знать для того, чтобы быть уверенным в светлом будущем, а те, кто забывает свое прошлое, вынуждены его повторять.

— По тем частям, которые мне удалось расшифровать, немного. Это был живой человек, а не легенда, и комната была не забыта, а намеренно спрятана от нас. Отец считал, что случилась битва или болезнь из тех, что резко обрывают множество жизней, и все, кто знал о комнате, умерли. Но это не так. Последняя запись в дневнике принадлежит не ему, но предупреждает о тех, кто использует магию. Кто бы ни написал это, он же решил запечатать комнату и изменил помещение над ней, чтобы скрыть вход.

— Неужели? — Брови Драстена удивленно приподнялись.

— Айе. Вырвано так много страниц, что я не выяснил, что же такого совершил Кейон МакКелтар и как сложилась его судьба, но последняя запись свидетельствует о том, что комнату заперли из-за него.

— Хм-м. — Драстен помолчал, потягивая виски. — Это заставляет задуматься о том, что же он натворил, ведь последующие поколения Келтаров были отрезаны от значительной части знаний и силы. Отнять у нас такое наследство — дело непростое.

— Айе, — задумчиво отозвался Дэйгис. — Это действительно заставляет задуматься.

— Ты, блин, можешь в это поверить? Кто-то свернул парню шею и бросил его у всех на виду, как мешок с мусором!

— Ну вот. Только этого нам и не хватало. Еще одно преступление. Университет наверняка воспользуется случаем, чтобы закрутить гайки и поднять плату за обучение.

Джесси помотала головой, проталкиваясь через группу выпускников, околачивающихся у стойки. Она сделала заказ, размышляя о том, была ли она когда-то такой же молодой и такой же деланно-измученной. Она надеялась, что нет.

Кампус гудел от сплетен. Полиция сообщила несколько деталей, и теперь все притворялись, что что-то знают. Самое смешное, что только Джесси действительно кое-что знала о неопознанном хорошо одетом блондине, труп которого вчера обнаружили на территории кампуса, и только она ничего не говорила.

И не собиралась.

Вчера вечером Джесси включила телевизор и обнаружила, что местные каналы новостей транслируют репортаж об убийстве мужчины, которого она вчера считала плодом своего воображения. Джесси еще долго изумленно смотрела на экран, после того как новости закончились.

Полиция расследовала убийство блондина. При нем не оказалось документов, поэтому полицейским пришлось расспрашивать всех, кто мог его видеть и что-то о нем знать.

А это порождало вопросы: если все остальные тоже видят блондина, значит, она не сумасшедшая?

Или это означает только, что блондин был реален, а вот мужчина в зеркале и все прочее ей привиделось?

Или это значит, что она сошла с ума и теперь ей мерещатся программы новостей, которые сумасшедшим (хотя, пришлось ей признать, очень четким и удивительно связным) образом пытаются доказать ей реальность ее бреда?

Да уж. Хорошие вопросы.

Джесси долго над этим размышляла и на рассвете наконец смогла успокоиться, приняв решение: она будет использовать методы научного анализа.

Она соберет все доступные факты и, только когда у нее на руках окажется вся информация, которую можно отыскать, станет сопоставлять детали в самом строгом порядке, которого сможет достичь. Никаких больше мыслей о сумасшествии до тех пор, пока не закончится расследование.

Очень важно поговорить с профессором Кини. Ей нужно задать ему ряд вопросов о реликвии. К примеру, откуда взялось это зеркало?

Возможно, это вовсе и не реликвия, подумала Джесси, взвешивая такую возможность, а, например, поделка для розыгрышей или прибор для спецэффектов, как в «Звездных вратах» или программе о научной фантастике. Вполне возможно, что в зеркале спрятано настоящее произведение искусства. К нему могут быть прикручены всякие там аудио/видео-штуки. А все это вместе складывается в очень тонкую, невероятно четкую проекцию на зеркальный экран.

Что… не вполне объясняет взаимодействие нападавшего и человека в зеркале, но, эй, она же просто рассматривает версии, обдумывает и отбрасывает.

Версия: возможно, зеркало… э-э-э… проклято.

Эта мысль заставила Джесси почувствовать себя полной идиоткой. Такая мысль не нравилась ее внутреннему аналитику.

И все же лучше быть идиоткой, чем «безумным зеркальщиком».

Вчера Джесси позвонила профессору, воспользовавшись прямой линией в его палату, с которой он отправил ей миллион сообщений, но тот не ответил. Утром она первым делом попыталась дозвониться снова, но ей опять не повезло. Наверное, Кини еще спал.

В конце концов, Джесси была прагматиком. Она не добилась бы в жизни успеха, если бы подчинялась капризам. Она была девушкой, которая работала с тем, что есть. И после долгих размышлений Джесси решила, что не считает себя сумасшедшей. Все было совершенно нормально, за исключением идиотской кутерьмы с зеркалом.

Может, стоило все же его разбить, раздраженно подумала она. И конец проблемам. Верно?

Не обязательно. Если она действительно сумасшедшая, ее иллюзорный бог секса просто переселится в другой неодушевленный предмет (ей тут же пришло на ум несколько забавных идей, особенно по поводу ящика стола возле ее кровати). А если она не сумасшедшая, то, возможно, уничтожит один из самых ценных артефактов.

— Похоже, я зашла в тупик.

Джесси раздраженно сдула челку с глаз.

Ей пришлось тщательно перетряхнуть рюкзак, чтобы найти мобильный. Достав телефон, Джесси посмотрела на экран. Никаких сообщений. Она надеялась, что профессор перезвонит ей прежде, чем она застрянет на занятиях.

Теперь слишком поздно. Джесси выключила телефон, сунула его обратно, схватила со стойки свой кофе, заплатила и торопливо вышла.

До 16:45 у нее занятия, одно за другим. Но потом она сразу же отправится в больницу.

17:52 p.m.

В час пик скоростное шоссе Дэна Райана было похоже на круг дантового ада.

Джесси беспомощно застряла в потоке машин, которые то ехали, то останавливались, причем останавливались гораздо чаще, чем ехали, — настолько чаще, что последние полчаса она выполняла домашнее задание. Вдруг зазвонил телефон.

Джесси отложила стопку заметок, пробралась вперед на целые восемнадцать дюймов, вытащила телефон и ответила, надеясь, что это профессор. Но это оказался Марк Трюдо.

У нее на языке сразу же завертелось категорическое заявление, что она ни за что не возьмет даже одной работы на проверку, но все слова были забыты, когда Марк обрушил на нее новость: полиция только что уведомила его о смерти профессора Кини.

Джесси задрожала, вцепившись в рулевое колесо, и со всхлипом выдохнула.

— И представь себе, Джесс, его убили, — возбужденно продолжал Марк, совершенно не обращая внимания на то, что она плачет. Мужчины иногда ведут себя очень бестактно.

Смутно осознав, что поток машин снова движется, Джесси вытерла лицо рукавом и сняла ногу с педали тормоза.

— Копы сказали, что Кини, похоже, впутался в какое-то темное дело, Джесс. Сказали, что он недавно снял много денег со своего пенсионного счета и заложил дом. Думаю, у него был участок земли где-то в Джорджии и он его продал. Копы понятия не имеют, зачем ему внезапно понадобилось столько денег.

Слишком поздно сообразив, что автомобиль, едущий перед ней, снова остановился, Джесси ударила по тормозам, и ее машина замерла в дюйме от бампера того, кто ехал впереди. Ехавший за ней водитель раздраженно засигналил. Не просто загудел, он лег на руль, сопровождая вой клаксона соответствующими жестами.

— Ага, — огрызнулась Джесси сквозь слезы, показывая в зеркало заднего вида ответную «любезность», — словно это я виновата в том, что мы снова застряли в пробке. Смирись, парень.

Проблемы с движением были в конце списка, в котором перечислялось все, что ее беспокоило. Джесси закрыла глаза.

Полиция могла и не знать, зачем профессору понадобились деньги, но Джесси в этом не сомневалась.

Кажется, зеркало являлось подлинной реликвией и, скорее всего, — это Джесси заключила из того, какая сумма понадобилась профессору, — пришло прямиком с черного рынка.

Кини явно был замешан в каком-то темном деле.

— …задушили гарротой, — продолжал Марк. — Представляешь, гарротой. Никто ими больше не пользуется, верно? Кому это понадобилось?

Джесси зажала ладонью микрофон и уставилась на поток машин.

— Что же происходит? — прошептала она.

Марк продолжал говорить, но для нее это был просто отдаленный шум.

«Мы с профессором сегодня вечером уже закончили», — сказал тогда блондин. И она не обратила внимания на эту фразу, слишком занятая собственными проблемами.

А теперь Кини мертв.

Поправка, подумала Джесси. Время смерти 18:15, понедельник — профессор был мертв еще до того, как она отправилась к нему в кабинет за книгами.

— Только представь. — Марк все еще болтал. — Эллис, заведующая нашей кафедрой, говорит мне, что я должен заменять профессора до конца семестра. Ну что это за фигня? Словно они не могут нанять…

— Ох, повзрослей, Марк, — прошипела Джесси, нажимая на «отбой».

Выбравшись наконец из десятого круга ада, Джесси срезала путь по боковым улицам и направилась обратно к кампусу.

Ее мысли путались. И среди них не было ни одной четкой, так что толку от размышлений было мало.

Ей нужно снова увидеть зеркало.

Зачем — Джесси не имела ни малейшего понятия.

Просто она думала только об этом. Она не могла заставить себя вернуться домой. В таком состоянии, как сейчас, дома она просто полезет на стену. Ей не нужно ехать в больницу, там больше некого проведывать. У нее было несколько близких друзей, но они работали так же, как и она, и внезапно свалиться им на голову было не лучшей идеей. Да и что она могла им сказать? «Привет, Джинджер, как дела? Кстати, я сошла сума. Моя жизнь превращается в подобие фильма об Индиане Джонсе. Меня окружают таинственные реликвии, иностранные убийцы и необычайные аудиовизуальные спецэффекты».

Добравшись до кабинета, Джесси обнаружила, что дверь затянута полицейской лентой.

Это на миг остановило ее. Но потом Джесси заметила, что это всего лишь лента полиции кампуса, и отодвинула ее с дороги. Нарушение постановления университета не казалось таким уж ужасным.

Подергав ключ в замке, чтобы убедиться, что на этот раз дверь действительно заперта, Джесси снова спросила себя о том, что она собирается делать, когда войдет.

Попытается завести разговор с реликвией? Приложит ладони к стеклу? Попробует вызвать дух?

Но судьба распорядилась по-своему.

В тот миг, когда Джесси открыла дверь, свет из коридора упал прямо на серебристое стекло.

Ее ноги примерзли к полу. Руки вцепились в дверь. Даже дыхание остановилось на полувздохе. Джесси не была уверена, но, кажется, даже сердце сделало долгую паузу.

Высокий, полуобнаженный, прекрасный, как бог секса, мужчина, стоявший в глубине зеркала, посмотрел на нее и зарычал:

— Вовремя же ты вернулась, девица!

5

Когда Джесси было семнадцать лет, она чуть не погибла. Она отправилась в один из тех залов, где можно заняться альпинизмом на специальной стене (потому что лучшая подруга сообщила Джесси, что футболист, в которого она тогда была влюблена, приехал домой из колледжа на уикэнд и собирается вместе с друзьями прийти туда). Джесси очень неудачно упала и сломала несколько костей.

Последний год учебы в колледже она просидела дома, отращивая волосы там, где их сбрили, чтобы вставить металлическую пластину, которая удерживала разбитые кости черепа, и слушала рассказы других о вечеринках, выпускном и вручении дипломов.

А тот парень, по которому она сходила с ума, даже не появился в тот день в зале.

Из этого случая Джесси вынесла определенный опыт. Первое: афоризм «самые хитроумные планы мышей и людей обычно лопаются» был совершенно справедлив. Она не только не попала на матч своей футбольной команды в тот единственный год за последние семь лет, когда команда попала в финал; ей не пришлось надеть розовое выпускное платье, до сих пор висевшее в шкафу; она не подбрасывала вверх шапочку; она не была ни на одной вечеринке. И второе: иногда, когда все идет плохо, спасти может только чувство юмора. В таких ситуациях можно смеяться или плакать, а от слез становится хуже, да и внешность портится.

На пороге кабинета, хозяина которого недавно убили и где чуть не убили ее саму, глядя в зеркало на то, чего просто не могло быть, Джесси пришла к выводу, что последние несколько дней можно назвать плохими даже по самым мягким стандартам.

Она начала хихикать.

И ничего не могла с собой поделать.

Глаза сексуального бога сузились, лицо стало хмурым.

— Не вижу причин для смеха. Заходи и закрой за собой дверь. Быстро. Нам о многом нужно поговорить, а время крайне существенно.

Джесси захихикала сильнее, прижав одну руку к губам, а второй сжимая дверную ручку. Время крайне существенно. Ну кто так говорит?

— Во имя любви Христовой, девица, вызови меня наружу, — раздраженно произнес он. — Кто-то должен тебя встряхнуть.

— О нет, не думаю, — удалось выговорить Джесси сквозь смех. Смех, в котором звучали истерические нотки. — И я тебе не девица, — высокомерно добавила она. И снова засмеялась.

Он тихо зарычал.

— Женщина, ты вызвала меня вчера вечером, и я не причинил тебе вреда. Почему теперь ты мне не веришь?

Джесси фыркнула.

— Я думала, что уснула и все, что было, мне приснилось. Доверие тут ни при чем.

— Я убил человека, который пытался убить тебя. Разве это не достаточная причина для доверия?

Джесси перестала смеяться. Вот оно что. Это он свернул блондину шею и оставил его лежать у всех на виду. Хотя она понимала, что это был он, — больше просто некому, не важно, в реальном мире все произошло или в бреду, — его признание заставило Джесси взглянуть на его руки. Большие руки. Такими можно сломать шею.

После минутного колебания она с опаской вошла в кабинет и, помедлив, закрыла за собой дверь.

Смех прошел. А вот тысячи вопросов остались.

Сунув руки в карманы джинсов, Джесси уставилась в зеркало.

Потом закрыла глаза. Зажмурилась изо всех сил. Открыла. Попыталась еще дважды, на всякий случай.

Он не исчез. Вот дерьмо.

— Я мог бы сразу сказать тебе, что это не сработает, — сухо произнес мужчина.

— Я сошла с ума? — прошептала Джесси.

— Нэй, ты не безумна. Я здесь. И все это происходит на самом деле. Чтобы выжить, ты должна делать то, что я скажу.

— В зеркалах не может быть людей. Это невозможно.

— Скажи это стеклу. — Он постучал кулаками по зеркалу, чтобы подчеркнуть свои слова.

— Забавно. Но неубедительно.

Странно было смотреть, как он колотит в зеркало изнутри.

— Да определись уже. И лучше тебе сделать это до того, как появится следующий убийца.

Его пламенная речь немного сбила Джесси с толку. Этот мужчина знал, что он существует на самом деле, и дал понять: если она слишком тупа, чтобы осознать этот факт, это не его проблемы. А ведь иллюзия наверняка стала бы настаивать на своей реальности, разве нет?

Но как он может существовать на самом деле?

Никогда раньше Джесси не сталкивалась с необъяснимым. «Установление фактов. Все, что я могу, — это изучать происходящее и отложить выводы до того времени, когда узнаю детали».

Решив прояснить для себя как можно больше, она протянула руку к выключателю и включила верхний свет.

И впервые смогла как следует рассмотреть его.

«Так нечестно», — подумала Джесси, но ее глаза расширились, словно она не могла насмотреться. Прежде она видела его лишь мельком и очень недолго, а в кабинете было довольно темно. Она получила только общее впечатление: большой, невероятно сексуальный мужчина.

Она не разглядела деталей.

Что это были за детали!

Джесси изумленно посмотрела вниз. Потом вверх. Вниз. И снова вверх.

— Наслаждайся, девушка, — пробормотал мужчина так тихо, что она почти не услышала его. Следующим комментарием было: — Я тоже собираюсь насладиться тобой.

Он был высоким, с широкими плечами и рельефными мускулами. На нем была только пурпурно-черная ткань, обмотанная вокруг талии, — самый настоящий килт, если она не ошибалась, — блестящие металлические браслеты и черные кожаные сапоги.

Рубашки не было. Странные красно-черные руны покрывали левую сторону его рельефной груди: от нижнего края ребер они шли к соску, потом переходили на плечо и шею, до самого подбородка. Дорожка густых шелковистых волос начиналась прямо над пупком и сбегала вниз, скрываясь под пледом.

Боже, а что с пледом? Что это за бугор?

Некоторое время Джесси не могла отвести взгляд. Потом ее глаза расширились. Прерывисто вздохнув, она резко отвернулась. Ее щеки пылали.

Она только что глазела на его пенис.

Молча стояла и таращилась. Так долго, что мужчина просто не мог не заметить. Что-то с ней определенно не так. Гормоны, видимо, не на шутку разыгрались. Она же из тех, кто глазеет на артефакты, а не на члены!

Джесси заставила себя посмотреть ему в лицо, такое же прекрасное, как и его тело. У мужчины из зеркала были точеные и гордые черты лица древнего кельтского воина: сильные челюсти, высокие скулы, прямой аристократический нос с гордым вырезом ноздрей и рот настолько сексуальный и зовущий к поцелуям, что губы Джесси инстинктивно сжались, а потом приоткрылись, словно готовясь к поцелую. Она облизала их, чувствуя, что задыхается. Легкая щетина подчеркивала его сильную челюсть, отчего мягкие розовые губы горца казались еще более сексуальными на фоне общей грубой мужественности.

Его волосы были не черными, как ей показалось в темноте, а глубокого оттенка красного дерева, с мерцающими прядями цвета золота и меди. Часть волос была заплетена в косички, завершавшиеся металлическими бусинами. Его глаза были цвета жженого виски, а кожа — смуглая и бархатистая.

Этот мужчина излучал примитивную силу и выглядел таким же древним, как и само зеркало, принадлежавшее к тем временам, когда мужчины были мужчинами, а женщины Делали То, Что Им Сказано.

Глаза Джесси сузились. Она терпеть не могла таких мужчин. Высокомерных шовинистов, которые думают, что могут командовать женщинами.

Плохо было лишь то, что ее тело считало иначе. И то, что ему, кажется, очень нравились приказы вроде «сними одежду, женщина, и позволь мне ощутить твой вкус на языке…»

Ничуть не помогало то, что он был мужчиной, который не принял бы ответа «нет», не стал бы мириться с отказом. Стоило ему заполучить женщину в постель, и он не выпустил бы ее, пока не сделал все, что собирался, и трахал бы ее так, что потом она с трудом смогла бы ходить.

— Вызови меня, женщина, — раздался приказ, подчеркнутый сексуальным шотландским акцентом.

Голос у горца был такой же восхитительный, как и внешность. Глубокий и насыщенный, обжигающий, как темный ром, он словно скользнул в низ ее живота и спровоцировал там небольшой пожар.

— Нет, — едва слышно сказала Джесси.

Ни за что она не выпустит на волю это… чем бы оно ни было, с таким избытком тестостерона.

— Тогда прошу тебя, женщина, перестань на меня так смотреть.

— Как смотреть? — ощетинилась Джесси.

— Так, словно ты снова хочешь ощутить мой вкус на языке. И лизнуть не только мою спину. — Он прикусил нижнюю губу и одарил Джесси дьявольской улыбкой.

— Я не собиралась тебя лизать. Я же сказала тебе: я думала, что все это мне снится.

— Я воплощу в жизнь любой твой сон, женщина. Только вызови меня отсюда. — Он смотрел на нее горящими глазами, его взгляд скользил по ее груди и бедрам.

Там, куда он смотрел, Джесси буквально ощущала волны жара.

— Этого. Не. Будет.

Мужчина пожал плечами, мощные мускулы напряглись и опали.

— Тогда делай что хочешь, девица. Умри. Но не говори, что я не предлагал тебе помощь.

И он исчез из зеркала. Серебро пошло рябью, темная окантовка расплылась, словно поверхность была жидкой, а потом снова стала простым стеклянным зеркалом.

— Эй, подожди! — в панике воскликнула Джесси. — Вернись!

Ей нужны были ответы. Она хотела знать, что происходит. Что это за зеркало, как такое может быть, кто пытался ее убить и придут ли за ней другие убийцы?

— Зачем? — раздался откуда-то из глубины стекла густой голос.

— Потому что я должна знать, что происходит!

— За все нужно платить, женщина.

— И что это значит? — спросила Джесси у гладкой серебристой поверхности.

Она разговаривала с зеркалом. Алисе в Стране Чудес такое и не снилось.

— Все довольно просто, не так ли? У меня есть то, что тебе нужно. У тебя есть то, чего хочу я.

Джесси замерла. Даже дыхание застыло в горле, а сердце бешено заколотилось. Она облизала внезапно пересохшие губы.

— Ч-что?

— Тебе необходима моя защита. Тебе нужно, чтобы я сохранил тебе жизнь. Я знаю, что происходит, кто охотится за тобой и как их остановить.

— И что ты хочешь взамен? — настороженно спросила Джесси.

— О, многое. Но мы можем все упростить и начать с малого — со свободы.

Джесси помотала головой.

— Не-а. Ни за что. Я не знаю о тебе…

— Ты знаешь все, что тебе нужно знать, — оборвал ее горец. — Ты знаешь, что без меня ты умрешь. И даже не думай к чему-либо принуждать меня, женщина. Я застрял в этом чертовом зеркале слишком давно. Это стекло — единственная тюрьма, которую я могу вынести. Я не позволю тебе придумать для меня новую пытку.

Его акцент стал сильнее, последние слова он практически выплюнул. Джесси сглотнула. Громко. У нее во рту пересохло, и ей казалось, что она слышит хруст, с которым двигается ее адамово яблоко. Джесси прочистила горло.

Внезапно горец снова возник в зеркале, глядя на нее из серебристого водоворота колышущейся поверхности.

Его сексуальный насмешливый рот искривился в улыбке. Если он надеялся, что эта улыбка ее подбодрит, подумала Джесси, то он промахнулся примерно на милю. Его улыбка была полна скрытой силы и сдерживаемой властности. Едва скрытой и с трудом сдерживаемой.

Джесси поняла, что если бы она рассмотрела его вчера ночью, то вряд ли решилась бы выпустить, вне зависимости от того, снится ей это или нет. Убийца, который казался ей таким опасным, не мог сравниться с этим человеком. Они были в разных лигах. Свернуть блондину шею этому горцу было не труднее, чем прихлопнуть муху. Кем бы он ни был, в нем было нечто большее. То, чего просто нет у нормальных людей.

Джесси нащупала за спиной дверную ручку.

— Выпусти меня, — сказал горец тихо и настойчиво. — Произнеси нужные слова. Я буду твоим щитом. Я встану между тобой и всеми остальными. Вот что тебе нужно, и ты это знаешь. Не глупи, женщина.

Покачав головой, Джесси повернула ручку.

— То есть ты говоришь «нет»? Предпочитаешь смерть? Что, по-твоему, я могу с тобой сделать? Чего ты так боишься?

Его горящий взгляд задерживался на некоторых частях ее тела, и это совершенно четко указывало на то, что есть определенные вещи, которые он бы хотел с ней проделать.

Это заставило Джесси подумать об определенных вещах, причем в деталях. Да что же с ней такое происходит? Ее яичники застряли в непрерывной стадии овуляции? И работают теперь постоянно и без перерыва — и с какой-то извращенной непоследовательностью: чем хуже ей кажется мужчина, тем больше он ее возбуждает.

Рывком открыв дверь, Джесси попятилась в коридор.

— Мне нужно подумать, — пробормотала она.

— Думай быстрее, Джессика. У тебя мало времени.

— Прекрасно, просто прекрасно. Все на свете знают мое имя. Раздраженно поморщившись, она так захлопнула дверь, что та завибрировала.

— Следующий, кого пошлют за тобой, может прибыть в любой момент, — раздался из-за двери глубокий голос. — И он может быть куда искуснее предыдущего. Возможно, это будет женщина. Скажи мне, девушка, ты успеешь заметить приближение смерти?

Джесси злобно пнула дверь.

— Не рискуй, не уходи далеко. Я могу тебе понадобиться.

Она пробормотала двери нечто грубое, так тихо, что он не должен был этого услышать, но он услышал. Ее слова заставили его рассмеяться.

— Это физически невозможно, женщина, иначе, поверь мне, большинство «поганых мужиков» воспользовались бы твоей идеей.

Джесси закатила глаза и решила не закрывать дверь.

Потом подумала, смотала остатки полицейской ленты в клубок и сунула ее в карман.

Может, ей повезет и кто-то украдет проклятое зеркало, избавив ее от головной боли.

ВАРИАНТЫ ДЕЙСТВИЙ:

1. Пойти в полицию. Рассказать им все и попросить защиты.

2. Связаться с компанией-поставщиком, отправить зеркало назад и надеяться, что на этом все закончится.

3. Сбежать из страны.

4. Отправиться в сумасшедший дом и верить, что он надежнее обычной больницы.

Джесси допила кофе, отставила кружку, пересмотрела короткий список и вздохнула.

Она все еще дрожала, но составление списка возможных действий слегка успокоило ее и заставило посмотреть на совершенно ненормальную ситуацию с реалистической точки зрения.

Четвертый пункт отпадал: это было все равно, что довериться ветру. В конце концов, если уж ей суждено попасть в аварию, то она предпочитала быть за рулем — и полностью контролировать свою судьбу.

Пункт первый тоже не годился. Полиция поднимет ее на смех и вышвырнет из участка, если она попытается рассказать, что знает, кто убил неизвестного блондина: это сделал высокий смуглый сексуальный бог, который хотел выбраться из зеркала. Ему тысяча с хвостиком лет, и он может быть безжалостным убийцей… э… сверхъестественным образом заключенным в зеркало ради… э-э-э… безопасности всего мира.

Угу. Ничего себе объяснение. Даже она посчитала бы себя сумасшедшей.

Возможными решениями могли бы стать пункты второй и третий. Но уехать из страны и остаться за границей навсегда — или, как минимум, до тех пор пока она не удостоверится, что все о ней забыли, — обойдется ей гораздо дороже, чем попытка отправить зеркало назад, даже с учетом сумасшедшей страховки. Джесси решила, что предыдущий владелец этой реликвии оставит ее в покое.

Ну что она может сделать? Рассказать об этой штуке, прости, Господи? Рассказать людям об артефакте после того, как избавится от него? Тем самым полностью дискредитировав себя и лишив шансов добиться успеха на поприще археологии?

Да ну.

Ей наверняка удастся убедить их в этом, кем бы «они» ни были. Никто, у кого есть хоть капля мозгов, не поверит, что она будет болтать об этом.

Джесси оглядела университетское кафе: деревянные кабинки с диванчиками были почти не заняты в это время суток, и никто не сидел настолько близко, чтобы подслушать ее разговор. Она вытащила мобильный, открыла его, связалась со справочной и получила номер Общества сертифицированной доставки, службы, название которой она прочитала на боку курьерского грузовика.

В 20:55 Джесси уже не ждала ответа, поэтому, когда трубку сняли, слегка замешкалась, прежде чем смогла изложить цель своего звонка: она получила посылку, которую хотела вернуть, но ей не дали копии счета о доставке, поэтому она не знает, куда возвращать заказ.

Женщина на другом конце линии даже не пыталась скрыть раздражение. Она сказала, что офис уже закрыт, рабочий день закончен и она отвечает только потому, что до этого разговаривала с мужем и звонок прервался. Она сняла трубку, надеясь, что это он.

— Попробуйте позвонить завтра, — посоветовала женщина.

— Подождите! Пожалуйста, не вешайте трубку! — в панике воскликнула Джесси. — Завтра может быть слишком поздно. Мне нужно, чтобы эту вещь забрали рано утром. Я должна срочно ее вернуть.

Тишина.

— Доставка очень дорого стоила, — сказала в эту тишину Джесси, надеясь, что упоминание о деньгах заставит женщину продолжить разговор, а затем и помочь ей. — Возможно, это одна из самых дорогих доставок за все время вашей работы. Она пришла из-за океана и требовала зрительной верификации.

— Вы собираетесь оплатить возврат или попробуете спихнуть это на отправителя? — подозрительно спросила женщина.

— Я заплачу, — без колебаний ответила Джесси.

Все равно накопленные деньги она потратила бы на одежду, в которой ей негде будет показаться, а так она по крайней мере останется жива, чтобы заработать их снова. Ее пугал размер кредита, который предоставляла ей «Виза», — Джесси не переставала удивлять сумма, которую банки предлагали студентам колледжа для затрат, которые придется возмещать.

— У вас есть номер инвойса?

— Конечно нет. Я же сказала вам, что у меня нет товарно-транспортной накладной. Ваши работники забыли отдать мне копию.

— Мы никогда не забываем отдавать копии накладных, — ощетинилась женщина. — Вы наверняка сами ее потеряли.

Джесси вздохнула.

— Ладно, хорошо, я ее потеряла. Так или иначе, у меня ее нет.

— Мэм, мы производим сотни доставок в неделю. Без номера инвойса я не смогу выяснить, о каком грузе идет речь.

— Но вы же можете посмотреть по фамилии, верно?

— Компьютеры уже выключены на ночь. Они отключаются в восемь. Вам придется перезвонить завтра.

— Это был необычный груз, — настаивала Джесси. — Вы должны его помнить. Это была поздняя доставка.

Джесси быстро описала внешность курьеров, которые привезли зеркало.

На другом конце линии повисла долгая пауза. Затем женщина сказала:

— Мэм, этих людей убили на прошлый уик-энд. Задушили гарротой, совсем как того профессора, о котором трубят в новостях. Полиция не дает нам покоя. — В голосе женщины появились язвительные нотки. — Они ведут себя так, будто компания моего мужа имеет к этому какое-то отношение, словно мы занимаемся темными делишками. — Пауза, потом: — Как вас зовут?

Джесси, которая чувствовала себя так, словно пропустила удар в живот, повесила трубку.

Она не отправилась прямо к нему.

Она не могла этого сделать.

Ее раздражала сама мысль о такой быстрой капитуляции.

Последние несколько дней стали для нее чередой унижений. Ни одно событие даже приблизительно не напоминало План Хорошей Жизни Джесси Сент-Джеймс, и у нее было плохое предчувствие по поводу того, что закончится это не скоро.

Из чистого упрямства Джесси досидела в университетском кафе до половины первого ночи, выпила больше кофе, чем требовалось ее расшатанным нервам, и попыталась до того, как придется встретиться с неизбежным, насладиться тем, что могло быть последними минутами относительно нормальной жизни.

Она не хотела умирать. Это нечестно, она ведь практически не жила.

«Жизнь — это то, что случается с нами, пока мы строим планы». Подруга Джесси, Джинджер, пару месяцев назад подарила ей кофейную кружку с этой надписью. Кружку можно было развернуть и с другой стороны прочитать вторую надпись: «Когда это жизнь стала всего лишь пунктом в твоем расписании?» Джесси сунула чашку в дальний угол и старалась не смотреть на нее, слишком уж зацепила ее эта грустная правда.

Нет, она определенно не готова умереть. Она хочет прожить еще как минимум шестьдесят или семьдесят лет. Проблема в том, что Джесси сомневалась в своей способности, как выразился горец, «увидеть приближение смерти». Она была студенткой колледжа, выпускницей археологического факультета, и все. Разбираться в людях она не умела. По крайней мере в живых. Вот с мертвыми, болотными людьми или обледеневшими останками она была бы на высоте, но это мало чем поможет ей в случае с убийцей. Правда заключалась в том, что, даже если бы перед ней появилась Смерть в черной мантии с капюшоном и косой, Джесси тут же отвлеклась бы на размышления о возрасте и происхождении этой косы.

Следовательно, нравится ей это или нет — Господи, а ведь не нравится, — этот горец ей нужен. Кем бы он ни был. Профессор мертв. Курьеры тоже мертвы. Теперь ее черед. Трое из четырех вышли из игры. Джесси почувствовала себя одной из рассеянных героинь триллеров или простеньких женских романов — героиней, которая нужна для развития сюжета, и потому автор пускает по ее следу психопата. Беспомощной, молоденькой. Ни разу в жизни Джесси не считала себя беспомощной. Молоденькой — да, но не беспомощной.

И теперь, снова остановившись у двери кабинета профессора Кини, она выпрямилась, мысленно готовясь отдаться на милость невероятного, непонятного существа.

Либо он защитит ее, как обещал, либо же окажется вселенским злодеем, справедливо запертым в тюрьме и лгущим сквозь зубы. Возможно, он собирается убить ее — к чему в последнее время и сводилось все происходящее, — жестоко и кроваво, прямо на месте.

А если дело в этом, то она проиграет, если решится, и проиграет, если откажется, а ее смерть в любом случае лишь вопрос места и времени, так что ей следует только встряхнуться и смириться.

Джесси взглянула на часы — 00:42.

Прощай, привычная жизнь, здравствуй, хаос. Остается надеяться, что не просто «прощай, жизнь».

Она толкнула дверь и шагнула в кабинет.

— О'кей, — сказала Джесси со вздохом, обращаясь к серебристой поверхности, — думаю, что мы договорились.

Он появился раньше, чем Джесси произнесла слово «думаю». Заканчивая фразу, она слегка задыхалась.

Его губы изогнулись в ленивой торжествующей улыбке.

— Договорились, мать его. Выпускай меня отсюда ко всем чертям, женщина.

6

— Мне не нужны извинения, — рычал Лукан в телефонную трубку. — Роман мертв. Ева нужна мне в Чикаго немедленно.

Он поднялся и встал перед высокими окнами своего кабинета, глядя на лондонский рассвет, первые лучи которого пытались прогнать туман. Небо было еще настолько темным, что он мог видеть свое отражение в затемненном оконном стекле. Оставаясь в одиночестве, он не читал заклинаний для изменения собственной внешности.

Весь его череп был покрыт красно-черными рунами. Когда Лукан говорил, становилось заметно, что в его татуированном рту движется черный язык. Глаза были кроваво-красными.

Настало утро четверга. Осталось двадцать дней.

Лукан перевел взгляд на темное пятно, оставшееся на шелковых обоях в том месте, где столько лет висело Темное Стекло. Все эти годы пленение Кейона не переставало его развлекать — легендарный Келтар, самый могущественный из друидов, заколдован и заперт Луканом Мирддином Тревейном в одиночной камере.

Руки Лукана сжались в кулаки, он стиснул зубы. Это пустое место будет заполнено снова, причем скоро. Вернувшись к разговору, он выплюнул:

— Эта Сент-Джеймс знает, что она сейчас в опасности. Невозможно предугадать, как она поступит. Я хочу, чтобы с ней разобрались немедленно. Но сначала мне нужно вернуть это проклятое зеркало. Роман сказал, что оно в кабинете профессора. Как только она прибудет, заставьте ее отправить зеркало в мой особняк. А потом избавьтесь от девчонки и всех, кто мог что-нибудь видеть.

Проклятый Роман. Полиция стала задавать слишком много вопросов, и Лукан подозревал, что как минимум один или два полицейских видели Темное Стекло. Это значит, что необходимо избавиться от представителей закона, а такие дела никогда не закрывают. В прошлом он не запрещал Роману удовлетворять страсть к убийству, до тех пор пока все проблемы решались прежде, чем полиция могла обнаружить тела, а Роман исчезал раньше, чем дело успевали открыть.

На этот раз Роман не справился. Он не убил женщину и в итоге погиб сам.

Что не давало Лукану даже минутной передышки.

Кто убил Романа, сломав ему шею? Лукан мог представить лишь одного человека, который обладал для этого достаточной силой и умением. Кейон МакКелтар.

Если это правда, то кто-то выпустил его из зеркала. А это плохо, очень плохо.

Теоретически это могла сделать только женщина по фамилии Сент-Джеймс. По словам Романа, последняя проверка показала, что в Чикаго Темное Стекло видели только четверо, и Джессика Сент-Джеймс была последней из них. Лукан прекрасно знал, что Келтар умеет находить с женщинами общий язык.

Верхняя губа колдуна изогнулась. Сколько же сил потрачено природой на примитивного горца! Не просто привлекательная внешность и харизма, но и дикая, чистая магия. Сила, ради осколка которой Лукану пришлось трудиться на протяжении десятков жизней, Келтарам давалась при рождении.

Если эта Сент-Джеймс поддалась чарам Келтара, то он, Лукан, отправляет Еву на верную смерть. Скоро он получит ответ. Если Ева исчезнет, он будет знать наверняка, что все обстоит еще хуже, чем он предполагал.

— Скажите ей, что все остальное подождет. Она нужна мне немедленно. — Пауза. Рычание. — Я не верю, что у вас нет способа с ней связаться. Найдите возможность. Лучше ей быть сегодня в Чикаго, иначе…

Лукан послушал, удерживая трубку на некотором расстоянии от уха. Потом помолчал и напряженно добавил:

— Не думаю, что вы поняли. Ева нужна мне срочно. Советую передать ей мой приказ и позволить ей решать. — Лукан ткнул кнопку, прерывая звонок.

Он знал, что сделает Ева. Она привыкла нести смерть живым и мало чего боялась, но Лукан внушал ей ужас. Несколько лет назад у них была связь. Ева знала его истинную природу. Она подчинится.

Он потер подбородок и прищурился. Самайн приближался слишком быстро. Впервые за долгие века ему было не по себе. Он был неприкасаемым, практически неуязвимым уже так долго, что не сразу распознал это ощущение.

По крайней мере, ему известно, где сейчас зеркало. От этого странное ощущение давило не так сильно. И все же, если зеркало вскоре не окажется у него, ему придется лично отправиться за Темным Стеклом.

Лукан предпочел бы этого не делать.

В тех редких случаях, когда Лукан выпускал Келтара из Темного Стекла, он оставался на тщательно защищенной заклятиями территории, которая нейтрализовала немыслимую силу горца до тех пор, пока зеркало не забирало своего пленника. Сложные мощные барьеры, необходимые для сдерживания силы Кейона МакКелтара, требовали скрупулезного исполнения ритуалов.

Сможет ли он, Лукан, со своими людьми наложить барьеры на весь университет?

Вероятно. Но это рискованно. Многое может пойти не так. Их могут увидеть. А вдруг в тех землях есть другая магия, как старая, так и новая, а это приведет к конфликту заклинаний. Люди не знают этого, но их постоянно окружает магия. Так было, и так будет всегда. Просто в этом веке магия лучше скрыта, чем в старину.

Осмелится ли он выйти против горца на незащищенной территории?

После тысячи лет он, Лукан, наверняка превзошел Кейона МакКелтара и стал лучшим в магических искусствах!

Колдун отвернулся от окна, искренне жалея, что не уверен в последнем. Захватить Келтара в плен ему удалось не потому, что он был более сильным. Это был результат умелых интриг и предательства.

Возможно, Келтара не освободили.

Возможно, Роман стал добычей другого убийцы. Так иногда случалось, наемники охотились друг на друга ради денег и славы.

Через день или два все будет известно наверняка. Вот тогда он и поразмыслит над следующим шагом.

* * *

Кейон стоял, стиснув кулаки, и ждал. Он знал, что она вернется. Эта девушка не была глупа. Она была достаточно умна, чтобы понять: зеркало — самое эффективное оружие. Кейон не сомневался, что девушка примет его предложение. Он только не был уверен в том, сколько ей понадобится времени, чтобы принять решение, а время было дорого.

Двадцать дней.

Это все, что ему от нее нужно.

Однако это не все, что он от нее хотел. То, чего хотел Кейон, заставило бы покраснеть и прожженную шлюху.

Девушка стояла в нескольких шагах от его темницы, смотрела на него широко раскрытыми зелеными глазами, ее рот приоткрылся, а восхитительная грудь вздымалась и опадала с каждым нервным вздохом.

Кейон не мог дождаться момента, когда прикоснется к этой груди. Погладит ее, подразнит соски быстрыми и жаркими движениями языка. Пососет их, глубоко и сильно. Такая грудь заставляла его задуматься о том, как будут выглядеть прижатые к ней дети. Его дети. Но прижимать она их будет не слишком часто, чтобы ему самому хватило времени для наслаждений.

Он тряхнул головой, отгоняя похотливые мысли, и вплетенные в его волосы бусины отозвались металлическим звоном.

Как только девушка вызовет его из зеркала, он применит к ней Глас.

Когда Кейон думал о том, что необходимо убраться с места, о котором уже наверняка узнал Лукан, у него мурашки бежали по коже. Он уничтожил убийцу во вторник. С тех пор прошло двадцать четыре часа. По книгам и газетам из кабинета Лукана Кейон знал, насколько сильно изменился и ускорился мир. Он стал одновременно до ужаса больше и невероятно меньше, чем раньше. На земле жили миллиарды людей (даже друид Келтар был ошеломлен таким количеством), но телефон позволял связаться с другими континентами за считанные минуты, компьютеры давали возможность людям связаться друг с другом хоть с разных полюсов, а самолеты могли перенести путника с континента на континент быстрее, чем за сутки. Это сбивало с толку. Это восхищало.

И это означало, что ему нужно двигаться. Немедленно.

Глас, друидское искусство убеждения, было одним из самых важных его умений. Когда Кейон был подростком — в этот период жизни проявляются силы Келтаров, — он почти неделю гулял по замку, используя Глас, и даже не заметил этого. Кейон спохватился только потому, что ему стала казаться подозрительной та поспешная услужливость, которой его окружили. Он научился быть осторожнее, замечать в своем голосе слои иных голосов. Только неумелый дурак или новичок, желающий смерти, станет использовать магию без особой нужды.

Когда он освободится из зеркала и окажется на свободной от заклятий земле, никто, кроме Лукана, не сможет противостоять его приказу — да и Лукан не подчинится ему лишь потому, что Кейон сам обучал ублюдка этому искусству. Между учеником и учителем возникала устойчивость к заклинаниям друг друга.

Она же запросто подчинится. С женщинами всегда так. Не их вина, что природа создала их такими послушными. Женщины были мягче во всем. Он прикажет ей отвести его в безопасное место, где они смогут затаиться. И как только они туда доберутся — о, как только они туда доберутся, сотни лет неудовлетворенной жажды отвлекут его от мести, ведь эта женщина с кремовой кожей и сладострастными изгибами тела стала словно ответом на его мольбы!

Что лучше наполнит эти двадцать дней ожидания, чем удовлетворение сексуального голода, выполнение самых заветных желаний и животных фантазий с нежной и чувственной женщиной?

В этот момент нежная и чувственная женщина вздернула подбородок.

Упрямо.

В ее глазах Кейону даже почудился какой-то огонек.

— Я не выпущу тебя оттуда, пока ты не ответишь на пару моих вопросов, — уведомила его Джессика.

Он нетерпеливо фыркнул. Подходящий момент для того, чтобы упрямиться! У женщин просто чутье на такие моменты.

— Девушка, у нас нет на это времени. Лукан наверняка уже отправил очередного убийцу, который подбирается все ближе, пока мы с тобой говорим.

— Лукан? — Она тут же прицепилась к его словам. — Это он хочет вернуть зеркало?

— Айе.

— Лукан, а дальше?

Кейон переступил с ноги на ногу Скрестил руки.

— А что? Думаешь, ты его знаешь? — насмешливо поинтересовался он, изгибая темную бровь. Когда ее ноздри начали раздуваться, а подбородок дернулся еще выше, он вздохнул и сказал: — Тревейн. Его зовут Лукан Тревейн.

— Кто или что ты такое?

— Ты назвала меня по имени, когда призывала в первый раз, — нетерпеливо выпалил горец. — Я Кейон МакКелтар. На вопрос «что я такое» могу лишь сказать, что я мужчина.

— Тот блондин сказал, что ты убийца. — Ее голос был сладок, как отравленное яблоко. — Помнишь? Ты его убил.

— О, — отмахнулся Кейон, — не ему меня судить.

— Он сказал, что тебя заперли ради безопасности всего мира.

— Вряд ли. Твой мир, Джессика, будет гораздо безопаснее, если я буду на свободе.

— Так почему ты в зеркале? — Девушка просияла, словно у нее внезапно возникла чудесная идея. — Ты что, джинн? Выполняешь желания?

— Если ты имеешь в виду гения, то даже последний дурак знает, что их не существует. Нэй, я не исполняю желаний.

— Ну ладно, ладно, ведь все знают, что не бывает людей в зеркалах. Ну и как же ты там оказался?

— Меня обманули. Как еще человек может оказаться в зеркале?

— Как именно обманули?

— Это длинная история.

Когда Джесси открыла рот, чтобы продолжать расспросы, Кейон сухо сказал:

— И мне не хочется об этом вспоминать.

Ее глаза сузились, как у кошки.

— Тот блондин говорил также, что зеркало принадлежало Невидимым. Я поискала «Невидимых» в сети. Это не классификация артефактов. Это классификация Фейри, — презрительно прошипела она. — И как, по-твоему, это понимать?

— Может, это невероятно редкий артефакт? — насмешливо предположил он. — Женщина, у нас нет времени на разговоры. Я отвечу на все твои вопросы, когда ты выпустишь меня и мы сможем отсюда уйти.

Ложь очень легко соскользнула с его языка. В тот миг, когда она его выпустит, он успокоит ее сомнения простым приказом Гласа. И отдаст еще несколько команд, которые давно задумал.

Он был мужчиной и слишком долго оставался без женщины. Он испытывал сильный голод. Обдумывание эротических приказов действовало на него не хуже афродизиака. «Ну-ка неси сюда свою симпатичную задницу, Джессика. Открой сладкий ротик и лизни вот это. Повернись, женщина, дай мне сжать твою прекрасную грудь, пока я нагибаю тебя и…»

— И зачем кому-то обманом запирать тебя в зеркале? Кейон очнулся от похотливого ступора и шагнул назад, чтобы серебро зеркала скрыло от нее бугор на его килте. Он сомневался, что такое наглядное доказательство его намерений поможет убедить девушку в том, что его нужно выпустить. Проклятие, нужно было вчера, после того как разобрался с Романом, воспользоваться Гласом и добыть себе современную одежду! Те синие джинсы, которые носили как мужчины, так и женщины, сдержали бы его напор.

— Потому что тот, кто обманул меня, приковав к этому зеркалу, в обмен получал бессмертие. Каждая реликвия Невидимых предлагает Темную Силу особого рода. Вечная жизнь без старости, без изменений, это дар Темного Стекла!

Во имя Дану, сколько же времени ей нужно, чтобы решиться выпустить его из этого проклятого зеркала?

— Ох. — Девушка некоторое время смотрела на него пустыми глазами. — Так, давай проверим, правильно ли я поняла. Ты хочешь сказать, что существуют не только люди в зеркалах, не только Фейри, которые где-то старательно изготавливают артефакты с паранормальными свойствами, но и бессмертные, которые прячутся по всему миру?

Горец чуть не зарычал от ярости.

— Не думаю, что они «прячутся», женщина. И, насколько я знаю, Фейри уже тысячи лет не занимались творением артефактов, с тех пор как скрылись в иной реальности. И хватит смеяться. Я всего лишь отвечаю на твои вопросы.

— Но эти ответы невероятны.

— А разве ты не знаешь, что если невозможное происходит, то оно возможно?

— Я никогда не видела бессмертного и уж точно никогда не видела Фейри.

— Ты не права. Ты видела меня. И надейся, что не увидишь Других.

— Почему?

— Джессика, — мягко, но настойчиво оборвал ее Кейон, и в его голосе ясно слышалось предупреждение о бесконечных опасностях. — Я буду считать до трех. И если до конца отсчета ты не начнешь читать заклинание, чтобы освободить меня, я заберу свое предложение назад. Я не пошевелю и пальцем, когда за тобой явится следующий убийца. Буду просто сидеть и смотреть, как ты умираешь медленной и мучительной смертью. Я начинаю. Один. Два…

— Ну не стоит так злиться, — раздраженно сказала Джесси. — Я собиралась начать, просто хотела прояснить…

— Тр…

— Ладно, говорю! Уже говорю! Lialth bree che bree…

— Черт побери, ну наконец-то!

7

— Кейон МакКелтар, drachme se-sidh!

Сердце бешено колотилось в груди. Джессика нервно попятилась, ее взгляд был прикован к зеркалу.

Серебро затуманилось, потемнело, вскипело тенями, словно дверь, открытая в ураган. Потом темная кромка у самой рамы расширилась, заливая поверхность чернотой. Гравировка на раме засияла золотым светом, освещая руны, мебель и стены кабинета. Странное ощущение искаженного пространства усилилось и стало почти невыносимым, прошлось по нервам, как звук ногтей, скребущих по классной доске.

А потом, так же внезапно, свет потемнел, чернота исчезла, освободив жидкое серебро, которое пошло рябью, словно поверхность озера Мичиган в ветреный день.

Из зеркала появилась нога в сапоге, потом мощное бедро — это выглядело так, словно двухмерный рисунок пересекал какой-то сказочный порог и постепенно превращался из простого отражения в трехмерного человека.

Это было невозможно. Это было жутко. Джесси не видела ничего более захватывающего.

Из зеркала появились бедра, прикрытые килтом, мускулистый живот, затем широкая грудь, покрытая странными красно-черными татуировками.

Последним появилось смуглое грешно-прекрасное лицо. Белые зубы сверкнули в ликующей усмешке, в глазах цвета виски светился триумф.

Выйдя из зеркала полностью, горец величественно, высокомерно тряхнул головой, заставив бусины в волосах зазвенеть.

Ощущение искаженного пространства исчезло, стекло снова стало серебряным и теперь отражало тугую задницу и мускулистую спину.

Джесси сжалась, пытаясь успокоить себя тем, что если уж ей предстоит сейчас умереть, то, как минимум, перед смертью удастся насмотреться на изумительного красавчика. Этот мужчина словно сошел со страниц хит-парада «Романтической фермы мускулистых красавцев»[1]. Проклятие, да он мог бы владеть этой фермой, а то и быть отцом большинства этих красавчиков.

Даже внутри стекла Кейон выглядел массивным, но снаружи оказался еще больше. Этот мужчина обладал харизмой, к таким всегда тянет словно магнитом, даже против воли. И он знал об этом.

Судя по его взгляду, он всегда это знал.

Высокомерный самоуверенный болван.

Но опасен ли он? Вот это важный вопрос.

— Если ты собираешься убить меня, я бы…

— Прекрати говорить, женщина. Тащи сюда свою симпатичную задницу и немедленно поцелуй меня.

Джесси застыла, у нее отвисла челюсть. Она закрыла рот. Снова открыла. Ее голова внезапно зачесалась — зудело под кожей, над металлической пластиной. Девушка потерла голову.

— Помечтай.

Она хотела, чтобы ее голос прозвучал возмущенно, а получился какой-то писк. «Симпатичную задницу»? Он считает ее задницу симпатичной? Им нужно организовать общество взаимного обожания.

— Сними одежду, женщина, и покажи мне свою грудь.

Поперхнувшись на вдохе, Джесси закашлялась. Множество мужчин пыталось добиться того же — даже она сама признавала, что у нее замечательная грудь, — но никто не делал этого так нагло и без малейшего сомнения в действии собственного обаяния. Она скрестила руки на груди, прикрываясь.

— О, не думаю, что это произо…

— Прекрати говорить! — заревел горец. — Ты не произнесешь больше ни слова, пока я не разрешу.

Джесси вскинулась, как кобра, и снова потерла голову. Он не думает, что она подчинится!

Но, кажется, он действительно был в этом уверен.

После минутной паузы она произнесла голосом настолько сладким, что от него могли потрескаться фарфоровые чашки:

— Можешь сам себя оттрахать, неандерталец ты, сдвинутый на мужском превосходстве. Хочешь новость? Мы давно уже не в каменном веке.

— Как я уже говорил, это физически невозможно. И я прекрасно знаю, какой сейчас век. Иди сюда, Джессика Сент-Джеймс. Немедленно.

Джесси моргнула. Внезапно у нее возникла идея, которая могла объяснить многие странности его поведения.

— Сколько ты пробыл в этом зеркале? — спросила она. Горец стиснул зубы.

— Я приказал тебе перестать говорить.

Несмотря на его прогрессирующий маразм, чем сильнее он раздражался, тем больше Джесси убеждалась в собственной правоте.

— Я в принципе не собираюсь этого делать, так что давай, отвечай на вопрос.

Он сузил глаза цвета старого виски и внимательно осмотрел ее с головы до ног.

— Одиннадцать сотен и тридцать три года.

Ого. Она изумленно вздохнула. Это означает, что он… Не может быть! Из девятого века? Живой представитель девятого века стоит прямо здесь, перед ней, потому что одиннадцать веков назад его с помощью колдовства поместили в древнюю реликвию?

Джесси дрожала всем телом. Даже волосы на голове зашевелились, пытаясь встать дыбом.

— Правда?

Она почти пропищала это слово, чуть не задохнувшись от восхищения. Остатки ее раздражения разлетелись пеплом по ветру.

О, сколько всего он может ей рассказать! Действительно ли легендарный Кеннет Макальпин был его современником? Участвовал ли этот человек в великих битвах и как ему удалось выжить? Видел ли он объединение пиктов и скоттов? А эти чудесные наручи и правда изготовлены в девятом веке? И что это за татуировки? А руны на зеркале — возможно, они написаны на каком-то неизвестном языке? О черт! То есть зеркало и вправду изготовлено в каменном веке? Разве такое возможно? Откуда оно там взялось? Кто его сделал? Теперь, когда Джесси убедилась в том, что он действительно существует, у нее появился миллион вопросов. И все они клубились в мозгу, сталкивались и путались, поэтому девушка могла только смотреть на горца и молчать.

Ей понадобилось несколько минут, чтобы понять — на его лице застыло не менее изумленное выражение.

Словно он не мог поверить, что она существует.

Так они и стояли в кабинете профессора Кини, на расстоянии в десять шагов, и смотрели друг на друга с одинаковым недоверием. Но это же просто смешно. Что такого невероятного может быть в ней!

— Назови мое имя, девушка, — прогремел горец. Джесси покачала головой, запутавшись в своих вопросах и его сбивающих с толку требованиях.

— Кейон МакКелтар. А что?

Он взглянул на нее чуть спокойнее. А потом снова подозрительно.

— Почеши нос, женщина.

— Но он не чешется.

— Постой на одной ноге.

Она поморщилась.

— Сам постой.

— Проклятие! — выдохнул Кейон, словно говоря себе: «Этого не может быть». И снова внимательно оглядел ее с головы до ног, явно быстро и лихорадочно о чем-то размышляя, потом кивнул в сторону стола.

— Иди и сядь в то кресло.

— Спасибо, мне не хочется. Я прекрасно себя чувствую там, где стою, так что спасибо, обойдусь.

— Оближи губы. — Он уставился на ее рот.

Было очень сложно удержаться и не облизать губы, когда он так на них смотрел. Джесси сама не могла отвести глаз от его губ, буквально зовущих к поцелуям, и старалась не только не облизать губы, но и не «принести свою симпатичную задницу» и не оседлать его. Ну, и не показать ему грудь. Она была в шоке от того, какими предателями оказались ее гормоны, — ведь отвратительно смотреть на мужчину, который так ей не нравится, у которого нет с ней ничего общего, с которым они даже существуют в разных мирах, и все равно хотеть сорвать с себя одежду и заняться с ним животным сексом.

Джесси упорно сопротивлялась.

— Да что с тобой не так?

— Господи, — медленно прошептал он. — Я был там так долго, что утратил его.

— Что утратил? А, ты имеешь в виду рассудок. Ну, с этим я спорить не буду.

Пару минут горец молча смотрел на нее и хмурился. Потом его лицо расслабилось, а взгляд прояснился.

— Нэй, мой разум работает так же превосходно, как и прежде. Не важно. Есть разные способы ободрать кошку.

Господи, какой же он высокомерный. Джесси просто поражало безграничное нахальство этого мужчины. Неужели в девятом веке все были такими?

В принципе, теперь она понимала, что ей нужно было быть готовой к этому.

Она же обожала историю и знала, каково было женщинам тысячу лет назад.

Мужчины были Мужчинами.

А женщины были их Собственностью.

И все же к тому, что он опустит свою сексуальную темноволосую голову, бросится вперед и схватит ее, Джесси почему-то оказалась совсем не готова.

Она смогла только охнуть, когда его плечо врезалось ей в живот.

А потом ее ноги оторвались от пола, мир странно качнулся, и Джесси поняла, что висит на плече у горца вниз головой.

Одна его рука, перевитая мускулами, удерживала ее на месте, другая обхватила ягодицы.

Джесси уже открыла рот, готовясь испустить крик, которым гордилась бы любая баньши, но тут его рука сдвинулась.

Властно. Интимно. Проникая между ее ног.

Сильные пальцы прижались через джинсы к ее интимному месту, большой палец уверенно нащупал клитор.

Джесси почувствовала, как внутри колыхнулся огонь. С губ, приоткрытых для яростного вопля, слетел лишь ошеломленный выдох.

Его большая теплая рука застыла на миг, не прекращая уверенного и непрерывного, но нежного давления. Этого было достаточно, чтобы все ее нервные окончания стали невероятно чувствительными, а внизу живота проснулось тянущее голодное желание.

Он ничего не сказал. Она тоже ничего не сказала, в основном потому, что не могла придумать ничего, кроме «извини, но твоя рука, кажется, пробралась мне между ног, и, если ты ею еще немного пошевелишь, боюсь, я могу кончить».

Горец убрал руку.

Затем подхватил Джесси под колени и прижал ее крепче.

А к ней вернулись разум и злость. Но хуже всего было то, что его действия возбудили ее так быстро и так сильно. Она не была уверена, что разозлило ее больше: то, что он сделал, или то, что он перестал это делать.

От этого она злилась еще сильнее.

— Поставь меня, — прошипела Джесси.

Вышло скорее глухо, чем грозно, но это был максимум, которого ей удалось добиться, ведь она висела вниз головой, упираясь подбородком в свою грудь.

— Придержи язык, женщина.

— Что придержать?

— Я хотел сказать «замолчи», Джессика. Неужели это так сложно?

— Вроде того, — огрызнулась она. — Поставь меня на пол. Я могу идти сама.

— Нэй. Я не желаю, чтобы ты распоряжалась своей судьбой даже в мелочах. Ты слишком непредсказуема.

— Я непредсказуема?

— Айе.

На миг она потеряла дар речи. А потом ущипнула его за задницу, сильно.

— Ой! — Горец шлепнул ее по ягодицам.

— Аи! — вскрикнула Джесси.

Кейон зарычал:

— Вот так. Око за око, девочка. Запомни это.

Рука, удерживающая ее за талию, расслабилась. Горец перебросил Джесси поудобнее, затем снова усилил хватку, и девушка поняла, что не сможет вырваться, даже если от этого будет зависеть ее жизнь. Перевитая мускулами рука, которая удерживала ее, была крепка, как арматурная сталь.

Рюкзак, все еще висевший у Джесси за спиной, подпрыгивал. Спрятанные в нем сумочка, ноутбук, уйма блокнотов, ручек, карандашей, плюс учебник «Древние цивилизации», почти десять сантиметров толщиной, поддались силе земного притяжения, соскользнули вниз и стукнули ее по затылку.

Сильно.

— Ой! — снова завопила Джесси. — Черт! Отпусти меня сейчас же, животное!

— Невероятно, — послышалось его бормотание.

— И это говоришь ты? — зарычала она. — Я вишу на плече у примата. Ты примат. Это я должна говорить «невероятно», не ты.

— Невероятно, — снова пробормотал горец.

И развернулся так быстро, что Джесси чуть не вернула миру те пять чашек кофе, которые были лишними. Ее чуть не вырвало прямо на великолепную задницу, которую она только что ущипнула и которая, как и его рука, казалась стальной.

Кейон подхватил массивное зеркало, зажал его под мышкой по другую сторону от Джесси и снова повернулся к двери. Одной рукой он удерживал девушку, другой — артефакт. И делал это без особого напряжения.

А Джесси знала, какое это зеркало тяжелое. Два грузчика с трудом справились с таким весом.

— Куда теперь? — требовательно уточнил горец, шагая по коридору.

Она подняла голову, насколько это позволяли пятнадцать килограммов перегруженного рюкзака — Джесси когда-то специально взвешивала его, чтобы высчитать расход калорий на его переноску, что дало ей возможность баловать себя каждое утро двумя шоколадными батончиками, — упирающегося ей в затылок, и прошипела:

— И зачем мне отвечать? Он укусил ее за бедро.

— Налево, — сквозь зубы ответила она.

Кейон повернул налево и перешел на легкий бег.

Ее шея заболела от напряжения. Джесси снова опустила голову. Ее лицо упиралось в ее грудь. С каждым шагом девушка подпрыгивала, ударяясь о его спину, а рюкзак систематически бил по ее затылку. Ну, по крайней мере, ее лицо было защищено от постоянных ударов. Грудь выполняла функцию подушки, и благодаря этому Джесси не упиралась носом в его спину. Возблагодарим Бога за малые радости. А в данном случае — за две большие.

— Куда ты меня несешь? — проворчала Джесси.

— К тому средству передвижения, которым ты обладаешь. А затем ты отвезешь нас в безопасное место.

— Неужели?

— Да, если хочешь жить.

Она хотела. И пробормотала, как добраться до парковки, где оставила свою машину.

— Ты невнятно произносишь слова, девочка.

Джесси снова забормотала.

— Что ты говоришь?

Опять бормотание.

— Ты что-то сказала про свою грудь? — недоверчиво уточнил Кейон. После паузы последовало восхищенное: — О Господи, ты упираешься в них лицом!

Он остановился так резко, что рюкзак стукнул ее дважды: мягкое «бум» сменилось полновесным «шмяк», от которого у Джесси помутилось в голове.

Она почувствовала, как дрожит его грудь, и только через пару секунд поняла, что это значит. Он смеялся. Этот негодяй смеялся.

— Как я тебя ненавижу, — сказала она, обращаясь к своему бюсту. Естественно, эти слова были адресованы не груди, а горцу.

Он продолжал смеяться, а Джесси растеряла весь боевой задор. Она устала, была напугана, и больше всего ей хотелось снова оказаться на ногах.

— Может, ты поставишь меня? Пожалуйста, — жалобно попросила она.

Джесси подумала, что он почувствует, как расслабились ее мускулы, поймет язык ее тела и решит, что она сдалась.

Горец перестал смеяться, нагнулся и осторожно поставил ее на ноги. В глазах цвета золотистого виски мерцали изумление и сексуальный жар, который Кейон даже не пытался скрыть.

— Так лучше? — Он коснулся ладонью ее щеки, провел большим пальцем по нижней губе.

Джесси дернула головой, отстраняясь.

— Лучше. Давай уйдем отсюда, пока кто-то не увидел нас у кабинета проф…

— Какого черта ты тут делаешь, Джесс? — рявкнул за ее спиной Марк Трюдо.

Джесси обернулась, не веря своим глазам. Ничего себе, простая мысль оказалась пророчеством.

Кабинет Марка был в сотне футов от кабинета профессора Кини. Чуть раньше Джесси проходила мимо него, и свет там не горел. Неужели у него нет личной жизни? Что он тут делает так поздно ночью?

Неужели теперь все пойдет наперекосяк?

Отлично, просто отлично. Только этого ей не хватало: Марка, который помчится рассказывать всем, кто готов слушать, о том, что она пересекла полицейское ограждение, влезла в кабинет профессора и утащила оттуда загадочный и бесценный артефакт. Если полиция способна сложить два и два, тут же выяснится, что она стащила то, что курьеры (которые были убиты) доставили профессору (который тоже убит).

А она пустится в бега при оч-чень отягчающих обстоятельствах. В последний раз ее увидят в компании высокого смуглого незнакомца в килте, во время похищения невероятно дорогой реликвии, проданной на черном рынке и послужившей причиной смерти трех человек.

И у нее не будет ни малейшего шанса рассказать свою версию и доказать, что ее тоже пытались убить.

Да и все равно ей никто не поверит.

Черт, черт, черт. Ей бы очень хотелось, когда все это закончится, дописать докторскую диссертацию в университете, в котором она ее начала, а не по почте из тюрьмы. Такие подробности не украшают резюме.

— Да не кричи ты, Марк, сейчас два часа ночи! Что ты здесь делаешь?

— Об этом я только что спросил тебя. — Близко посаженные карие глаза, скрытые за стеклами очков без оправы, перебегали с Джесси на полуобнаженного высокого мужчину с зеркалом и обратно.

И что она могла сказать? Невод, заброшенный в поисках мыслей, вернулся пустым. Даже напрягшись изо всех сил, Джесси не смогла придумать ни одного объяснения сложившимся обстоятельствам — не говоря уже об убедительном объяснении. Джесси была бы благодарна и за абсурд, но сегодня ее мозг решил взять выходной.

Так она и стояла, уставившись на Марка, как полная идиотка. А Кейон МакКелтар в это время принял удар на себя.

— Ты вернешься в комнату, из которой вышел, останешься там и будешь молчать еще долго после нашего ухода. Пошел.

Марк развернулся и послушно зашагал по темному холлу в сторону своего кабинета. Без малейшего намека на протест. Bay. Джесси заморгала, глядя на Кейона МакКелтара.

— Хм-м, — тихо пробормотал он, наблюдая за тем, как шагает еще один выпускник университета. — Может, дело только в ней.

— В ней? То есть во мне? А что за дело? — попыталась уточнить Джесси.

— Слабый маленький человечек, — фыркнул горец, когда Марк послушно закрыл за собой дверь.

Этим все и объясняется? Марк так резво сбежал, потому что он маленький и слабый, а Кейон МакКелтар большой и грозный?

Джесси слегка запрокинула голову, рассматривая его. Два метра роста, добрые девяносто килограммов чистых мускулов. Рядом с ним люди казались карликами. С темными косами, спадающими до середины спины, странными красно-черными татуировками, поднимающимися по груди до самого подбородка, покрытого легкой щетиной, он выглядел, словно древний воин, который каким-то образом пробрался в коридор университета. Одного его вида было достаточно, чтобы Марк понял: никакого спора ему не выиграть, поэтому не стоит даже начинать.

Как, наверное, здорово производить такое впечатление! Если бы реинкарнация существовала на самом деле, Джесси хотела бы возродиться Кейоном МакКелтаром. Хотелось бы ей, для разнообразия, побыть сволочным мужиком, а не объектом диктатуры сволочных мужиков. А уж если быть сволочным мужиком, то лучше самым большим и самым крутым.

— Это было потрясающе, — восторженно сказала она. — Он такая заноза в заднице. Не могу передать, сколько раз я жалела, что не могу вот так его выгнать. Так, словно он должен безоговорочно мне подчиняться.

— Пойдем, Джессика — Кейон МакКелтар уверенно взял ее под руку. — Нам нужно уходить отсюда.

И они ушли.

8

А час спустя они мчались под древесным пологом к «Шератону», расположенному в пригороде Чикаго.

Джесси хотела заехать домой и забрать кое-какие вещи, но Кейон МакКелтар сразу наложил на это безоговорочный запрет.

«Убийца уже может поджидать тебя там, женщина», — сказал он, и она вздрогнула. Ужасно думать, что кто-то прячется в ее темной квартире и ждет момента, когда сможет убить ее. Как странно, что она не может вернуться домой. И еще долго, долго не сможет.

Возможно, даже никогда.

Джесси поняла это, когда вела машину. Она зашла слишком далеко, чтобы теперь поворачивать обратно. Она в бегах. Ситуация не была бы такой ужасной, если бы Марк не поймал ее с артефактом.

Но он ее увидел. Молоко пролито, и нечего плакать.

Она взглянула на Кейона, почти скрытого за огромным зеркалом, которое стояло между задними сиденьями. Добрая четверть зеркала торчала из открытой задней дверцы. Для защиты от повреждений эта часть была обмотана вещами Джесси — жакетами, свитерами и футболками, накопившимися в ее машине со сменой времен года, — которые служили амортизатором между стеклом и металлической дверцей.

Кейону, упиравшемуся головой в потолок, было ужасно неудобно. Загнать его в крошечный салон машины было не легче, чем заманить в зеркало.

Всю дорогу они ссорились. Выражению «любитель давать советы водителю» Кейон придал совершенно новую глубину.

«Прекрати так резко останавливаться! Господи, женщина, тебе обязательно катапультироваться после каждой остановки? Ты уверена, что мы хорошо закрепили зеркало? Нам нужно остановиться и проверить. Во имя Дану, девочка, постарайся вести эту тварь осторожно, не пришпоривай ее так!» Тишина, приглушенные проклятия, потом: «Лошади! Что, черт побери, случилось с лошадьми? Их уничтожили в битве

Когда Джесси наконец включила свой любимый диск «Godsmack», чтобы заглушить его жалобы, Кейон взревел так, что в машине задрожали стекла: «Во имя всего святого, женщина, что это за жуткий шум? Заставь это замолчать! Даже на поле битвы не бывает такой какофонии

Ха. Она любила «Godsmack». А у него явно ужасный музыкальный вкус.

Поморщившись, Джесси включила «Реквием» Моцарта — который приберегала для самых мрачных дней, то есть слушала всю неделю, — и через несколько минут Кейон начал радостно насвистывать. Вот и пойми его.

— Тебе придется остаться здесь, — сказала она. — Я сниму номер и вернусь за тобой.

— Не думаю, — прорычал горец.

— Ты выглядишь не так, как мы.

— Нэй. Я больше. Сильнее. Лучше.

Взгляд, которым наградила его Джесси, говорил, что на кончике ее языка вертится колкость.

— Я не это имела в виду. Персонал гостиницы сразу насторожится и наверняка запомнит нас, если ты появишься там в таком наряде.

— Предоставь это мне, женщина.

И прежде чем она успела сказать хоть слово, он взялся за ручку, открыл дверцу и вышел. Точнее, вылез и выпрямился, закрывая за собой дверцу.

Для человека из девятого века Кейон слишком хорошо ориентировался в современном мире, удивленно отметила Джесси, хотя о вещах он скорее просто знал, но не умел с ними обращаться. Когда горец первый раз оказался в машине, он тщательно все изучил, поворачивая и нажимая все, что поворачивалось и нажималось. Даже в задумчивости присматривался к рулевому колесу. К счастью, он вовремя передумал. К несчастью, Джесси была уверена, что передышка долго не продлится. Слишком уж ему нравилось быть «у руля».

— Вы не будете на меня смотреть, — услышала она его слова, адресованные служащим гостиницы. — Вы будете видеть только ее. — Тишина. Потом: — И вы не будете смотреть на ее грудь.

Джесси моргнула и рассмеялась. Ну что за неандерталец! Ведет себя так, словно ее грудь принадлежит ему! Он что, думает, что служащие будут так же послушно подчиняться ему, как это сделал Марк?

Что ж, у нее есть для него новость: не настолько уж он впечатляет.

— Не настолько уж ты впечатляешь, — сказала Джесси, выходя из машины и оглядывая окрестные крыши.

Пять служащих гостиницы стояли у машины, и все они смотрели на нее, только на нее, и только ей в лицо.

— Позволите забрать ваш багаж, мадам? — спросил один из них, глядя ей в глаза.

Мужчины редко так поступали. По крайней мере сначала. Джесси одернула свитер и глубоко, с наслаждением вздохнула. Это всегда срабатывало.

Пять пар глаз были по-прежнему прикованы к ее лицу.

Она посмотрела вниз: бюст на месте, все те же привычные упругие округлости. Удивившись, Джесси сказала:

— Багажа нет, — и сняла с брелка ключ от машины. Кейон обошел машину сзади и начал отвязывать зеркало.

— Мы не можем забрать его с собой!

Она с опозданием сообразила, что умнее было бы направиться в один из крошечных неприметных мотелей на окраине, в которых никого ничем не удивишь и где никто о тебе не расскажет. Но «Шератон» был единственным отелем, в котором она останавливалась (во время семинара по археологии прошлым летом), и, когда они выехали из кампуса, Джесси направилась сюда, двигаясь на автопилоте. Она была слишком занята попытками защититься, чтобы как следует подумать. Достаточно было и того, что придется как-то провести Кейона в номер, не привлекая излишнего внимания. Им нужно быть как можно незаметнее. Брать с собой зеркало просто непозволительно. Однако оставлять его в машине тоже нельзя.

А Кейон снова сказал:

— Предоставь это мне, женщина.

И тогда, ощущая жуткую тянущую пустоту в животе, она поняла, что появление полиции и последующий арест — это вопрос времени.

Тут же, словно зловещее предзнаменование, раздался вой сирены в нескольких кварталах от них.

Джесси вздрогнула.

О да. Всего лишь вопрос времени.

Он по-прежнему обладал им. Черт побери, он обладал им!

С ним все в порядке. Это с ней что-то не так.

Одной рукой Кейон нес зеркало, зажав его под мышкой, другой обнимал свою женщину и вел ее к ярко освещенному жилищу.

Господи, как здорово оказаться на свободе! Шагать рядом с такой женщиной. Быть живым — это рай на земле!

Даже зная, что за тобой охотятся. Даже зная, что ждет тебя впереди. Это было гораздо больше, чем он мог надеяться получить, когда игра зашла так далеко.

Ее город был похож на то, что он видел в Лондоне, с несколькими небольшими отличиями. Оба города были огромными, густонаселенными, заполненными машинами и людьми, которые сновали туда-сюда. Но дома в ее городе были выше, чем те, что он видел из окна в кабинете Лукана.

Они шагали к жилищу, которое выбрала Джесси. Кейон продолжал диктовать приказы, используя Глас. «Не смотрите на нас. Прочь с дороги. Не замечайте зеркало. Нас здесь нет».

Заклятия памяти были крайне сложными и могли привести к жутким последствиям при малейшей ошибке. Гораздо легче было отвести людям глаза, чем заставить их забыть.

И все же неточные приказы вроде «нас здесь нет» были не вполне эффективны. Они служили в основном для того, чтобы спутать воспоминания, сделать их нечеткими. Для того чтобы Глас действительно подействовал, нужно было отдавать четкие приказы. Слишком сложные команды могли привести к путанице. Приказы, которые шли вразрез с основными убеждениями человека, могли причинить сильную боль.

— Почему бы тебе не постоять здесь, пока я сниму номер? — Джесси пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в лицо. — И тебе не надо меня держать, — сварливо добавила она. — Мне все равно некуда деваться.

Он улыбнулся. Это ему нравилось.

— Где?

— Что «где»?

— Где можно снять номер?

— А. Вон там, — указала она. — Подожди здесь.

— Перестань пытаться отдавать мне приказы, женщина. — Горец снова попробовал использовать Глас, предположив, что раньше что-то могло помешать его магии сработать.

— А ты перестань приказывать мне перестать отдавать тебе приказы, — раздраженно ответила Джесси. — Я просто пытаюсь помочь.

— В день, когда мне придется просить помощи у женщины, я предпочту умереть.

Она смерила его взглядом.

— Вообще-то было бы неплоха, если бы мужчины чаще так думали. Но тебе стоит оставить выходки вроде «я Тарзан, а ты — Джейн».

Он понятия не имел, о чем она болтает, но это не имело значения. Значение имела только комната, которая была им нужна.

Кейон проводил девушку туда, куда она показывала, к «РЕГИСТРАЦИИ КЛИЕНТОВ», и осторожно прислонил зеркало к низкой деревянной стойке.

Элегантный рыжеволосый мужчина, около сорока, со щеточкой усов над верхней губой, выглядел так, словно в это время суток ему бы очень хотелось оказаться где угодно, только не здесь.

— Ты дашь нам комнату. Быстро. И перестанешь на меня смотреть.

Стоящая рядом Джесси торопливо добавила:

— Простите его, пожалуйста. Он бывает немного грубо… О господи! — Когда клерк за конторкой без малейших возражений принялся заполнять бумаги, она запнулась, замолчала и перевела взгляд на Кейона. — Люди подчиняются тебе, словно ты какой-то… ну, бог… или вроде того.

— Представь себе.

«В свое время, девочка, я и был богом».

— Не могу.

— В этом я совершенно не сомневаюсь, — сухо ответил он.

— Ладно, но почему они это делают?

— Может быть, потому, девочка, что они узнают Мужчину среди мужчин. — Он просто не мог не поддразнить ее. — Мужчину с большой буквы «М».

Джесси закатила глаза, как он и ожидал.

Кейон подавил улыбку. Не было смысла объяснять ей, что такое Глас. Она не поняла бы этого, потому что сама неподвластна его приказам. Невероятно. Его веселье утихло. Он прищурился и в сотый раз принялся рассматривать ее, пытаясь определить что-то — хоть что-то, — что отличало бы ее от других и могло объяснить ее нечувствительность к Гласу.

Ни черта он не смог рассмотреть. Из всех девиц, которых Судьба могла бы сделать его нечаянными спасительницами, лишенная чувства юмора сучка послала ему ту, которую он не мог контролировать.

— Мне нужна только кредитная карта, — сказал мужчина за стойкой.

Кейон открыл было рот, чтобы снова воспользоваться Гласом, но Джессика уже что-то протягивала служащему. Он понятия не имел что. Поэтому просто пожал плечами. Пусть почувствует себя нужной, он не станет мешать. Кейон знал, что женщины тоже любят ощущать свою значимость. Вот только он предпочитал, чтобы их значимость проявлялась иным способом.

В его постели. Когда он входит в них.

А эта девушка, ох, она делала с ним нечто странное. Чуть более легкий вариант того электрического разряда, который пронзил Кейона, когда он впервые прикоснулся к Джесси, повторялся всякий раз, как он касался ее. И от этого он просто не мог не прикасаться к ней. Все то время, что она висела у него на плече, он чувствовал легкие разряды, которые пронзали его тело. Где бы ни соприкасались их тела, Кейону казалось, что у него под кожей искрит маленькая молния.

Он знал, что девушка чувствует то же самое, хоть и притворяется, что это не так. Когда Кейон нахально касался ее попки и не только, он был готов к возмущению, злости, яростной ссоре. И он это заслужил. Никогда раньше он не вел себя так с женщиной — по крайней мере до того, как они становились любовниками. И все-таки каким-то непостижимым образом он знал, что она не станет на него нападать.

Так, словно его рука имела право находиться в том месте. И девушка тоже это знала.

Ты слишком много воображаешь, Келтар. Дойдет до того, что ты начнешь считать ее своей второй половинкой.

Согласно легенде, каждому друиду, рожденному в клане Келтаров, судьбой предназначено встретить родственную душу, идеально подходящую его уму и сердцу, а равно и телу, и встреча эта будет похожа на взрыв. Страсть запылает так, что ее невозможно будет отрицать. Если мужчина из рода Келтаров обменяется священными клятвами друидов со своей истинной любовью, а его половинка по доброй воле произнесет эти клятвы в ответ, то души их будут связаны навечно, в текущей жизни и за ее гранью. Эти клятвы соединят их неразрывно. Говорили, что, если Келтар произнесет клятву, а на нее не ответят, он обречен на одиночество. Ему будет не хватать части его сердца, он будет привязан к женщине, которой никогда не сможет обладать, привязан всю жизнь и все последующие существования в цикле перерождений, в раю, в аду или даже в вечной темнице Невидимых. «Потеряешь ли ты что-то, — так начиналась легендарная клятва, — сохранится мое почтение к тебе. Останешься ли одна, моя душа будет с тобой. Придет ли вскоре смерть, моя жизнь станет твоей».

Кейон насмешливо фыркнул. У него не было жизни, которую можно было бы отдать.

И мало что осталось от души.

От чести тоже, если следовать словам клятвы. А он им следовать не собирался.

— Что? — удивленно спросила Джесси.

Кейон опустил взгляд. Девушка вопросительно смотрела на него, запрокинув голову. Ее короткие темные кудряшки блестели в свете отельных ламп, кремовая кожа светилась легким загаром — этой девушке нравилось находиться на солнце, — а глаза смотрели одновременно заинтересованно, раздраженно, озабоченно и в то же время решительно.

От одного ее взгляда у Кейона перехватывало дыхание. А он был не из тех, кого легко впечатлить. Дело было скорее не в том, как она выглядела и смотрела, а в том, что за женщина скрывалась за привлекательной внешностью.

Джессика Сент-Джеймс была воплощением женщины, именно такой, какую он давно искал. Образованная, умная, с твердым характером, энергичная и свободолюбивая. В девятом веке Кейон дошел до того, что с радостью воспринял бы любую вспышку гнева со стороны женщины, даже безосновательную, — он радовался бы любому проявлению сильного характера, — но поскольку он был лэрдом замка, наследником друидского клана, то со стороны девушек с раннего возраста встречал лишь послушание, почтение и восхищение. Айе, милорд. Как пожелаете, милорд. Как угодить вам, милорд? Нравится ли вам вино, милорд? Могу ли я услужить вам чем-нибудь — чем угодно, — милорд? Все становилось только хуже по мере того, как он взрослел и превращался в невероятно мощного мужчину, колдуна и воина.

Кейон заметил, что его начали привлекать более зрелые женщины, вроде этой. Он подозревал, что Джесси не менее четверти века. В его время она уже родила бы трех или четырех детей и потеряла нескольких мужей. Он же предпочитал женщин, которые уже попробовали вкус жизни и которые с годами стали глубже и интереснее. Ему нравился секс — черт возьми, можно представить! — но ему нравилась и возможность поговорить, когда в сексе наступал временный перерыв.

Эта женщина определенно была интересна. И находилась вне его власти. Раздраженная, сексуальная, глядящая на него снизу вверх, с заманчивым блеском на пухлой нижней губе.

Он наклонился и попробовал ее на вкус.

Она оказалась мягкой, шелковистой, просто восхитительной. Кейон нежно прикусил ее нижнюю губу, потом легко скользнул губами по ее губам, наслаждаясь прикосновением. Для более чувственных поцелуев еще придет время. Сейчас он просто неторопливо и вдумчиво наслаждался ее вкусом. Двигался мягко и медленно, успокаивая ее, приучая к себе. И когда почувствовал, как ее тело расслабилось и подалось вперед, отстранился, неторопливо и сексуально потянув в поцелуе ее нижнюю губу.

Джесси смотрела на него с ошеломленным видом, ее губы раздвинулись, нижняя слегка припухла.

Губы Кейона покалывало. Ему было интересно, чувствует ли она то же самое. Интересно, о чем она думает.

Он потянулся к ней внутренним чутьем, попытался прочесть ее мысли, хотя в глубине души был уверен, что это не сработает. Глас не оказывал на нее никакого эффекта, и Кейон сомневался, что попытка прочитать ее мысли окажется успешной.

Глубокое чутье было друидским умением читать в умах и сердцах других людей и еще одним из наиболее развитых талантов Кейона. Нэй, не совсем так. Он был талантлив во всех умениях друидов. Всегда.

Он был исключением: единственный Келтар, рожденный с полной силой всех своих предков, объединенной и умноженной; ошибкой природы, анафемой древнего, благородного и предсказуемого рода. Отец Кейона преуспел в целительстве, дед обладал даром предсказывать лучшее время для сева и сбора урожая, дядя был талантлив в использовании Гласа и алхимии, а Кейон родился со всеми этими способностями, усиленными стократ, и обладал возможностями, которые никогда ранее не проявлялись ни у одного Келтара. Большей частью именно это и стало причиной, по которой он попал в Темное Стекло.

«Слишком много силы для одного человека. Будь осторожнее, Кейон, — говорила мать, и в ее глазах была тревога. — Однажды ты можешь зайти слишком далеко».

Так и произошло. Кейон стремился завладеть Темными Реликвиями, хотя и знал, что они содержат квинтэссенцию черной магии и ни один человек не может коснуться реликвии и не поддаться злу. И все же он, как и Лукан, жаждал большей силы. Однако, в отличие от Лукана, который по своей воле готов был предаться злу, Кейон совершил ошибку, самоуверенно считая, что никто из живущих не может победить его с помощью магии.

Он ошибался.

Но все это были дела минувших дней, история, которую лучше забыть.

А она была рядом с ним.

Он открылся, сфокусировал свои чувства и осторожно попытался коснуться ее сознания.

Ничего. Он потянулся сильнее. Тишина. Полная и абсолютная.

Сконцентрировавшись, он ударил Джессику Сент-Джеймс, словно тараном врезавшись в замок ее разума.

Ни намека на эмоции. Ни шепота мысли.

Потрясающе.

Чтобы проверить себя, он пустил пробную стрелу в человека за стойкой. И тут же отпрянул. Клерк был жалким человеком. Его жена недавно сбежала с одним из его друзей. Кейон сглотнул, пытаясь избавиться от мерзкого вкуса отчаяния этого человека.

Отчаяние никогда никому не помогало. Он хотел встряхнуть клерка и сказать: «Дерись, придурок. Борись за нее. Никогда не беги с поля битвы. Никогда не сдавайся».

— Не сдавайся, мужик, — прошипел Кейон. Клерк поднял глаза и удивленно посмотрел на него.

— Ты же не можешь вот так отпустить ее! — зарычал горец. — Она твоя жена.

Глаза клерка сощурились, он заморгал.

— Кто вы? Я вас знаю? — вскинулся он.

— Что? — спросила стоящая рядом с ним Джессика. — Что происходит?

— Ничего. Забудь.

Клерку за стойкой Кейон приказал:

— Успокойся.

Он не собирался спасать весь мир. Ну, может, и собирался, но знал, что действовать следовало совсем не так.

Джессика раздраженно фыркнула, взяла пакет у клерка, который снова стал послушным, дернула своей симпатичной задницей и зашагала к огромной двойной двери. Там она обернулась через плечо и бросила на Кейона взгляд, который говорил: «Ну пошли же, ты, здоровенное властолюбивое животное. Ты мне совершенно не нравишься, но мы вместе вляпались в это дело».

Кейон позволил себе полюбоваться ею, потом подхватил зеркало и размашистым шагом последовал за ней.

Двадцать дней в компании этой женщины.

Возможно, где-то и было божество, в которое не верил он, но которое верило в него. Верило, что он выплатит свой долг, и заранее вознаграждало его.

В дверях Джесси остановилась. Зевнула, вскинула руки, сцепила их над головой, выгнула спину и качнулась из стороны в сторону, выпрямляя позвоночник.

Черт побери, эта женщина была женщиной во всех нужных местах!

И кому какое дело до причин происходящего?

Она была его на целых двадцать дней.

9

Джесси села за вишневый письменный стол в номере 2112, раскрыла ноутбук и нахмурилась, глядя в маленькое зеркало, висящее на стене. Ну почему во всех отелях над письменным столом обязательно вешают зеркало? Кто хочет смотреть на себя, когда что-то пишет? Наверное, большинство людей все-таки хотят, потому что в каждом отеле обстановка одна и та же: слева за дверью шкаф, справа ванная (или наоборот); одна кровать повернута к письменному столу, над которым висит неизменное зеркало; между кроватями стоит маленький столик со столь же обязательными часами, радио, телефоном. Вторая кровать повернута к телевизору на кронштейне или подставке, и маленький столик у дальней стены и два стула у окна завершают обстановку.

Этот номер ничем не отличался, разве что был чуть наряднее, чем те, в которых ей приходилось бывать раньше: ковер цвета шампанского, с золотистым блестящим рисунком, рельефные обои цвета слоновой кости с золотыми украшениями на молдингах, на кроватях — белоснежные крахмальные простыни и покрывала цвета шампанского, окна прикрыты волнистыми портьерами винного цвета.

Кейон МакКелтар принимал душ за закрытой дверью ванной.

Это она закрыла дверь.

А еще она закрыла глаза, когда он сбросил килт прямо перед ней. Что вовсе не означало, что она была ханжой и не глазела на него через стеклянную дверь душевой кабинки, прежде чем плотно притворить дверь. Глазела.

Как только они вошли в номер, взгляд Кейона тут же прикипел к двуспальным кроватям. Джесси смотрела туда же, и это был один из тех напряженных моментов, когда люди либо прыгают друг на друга, либо стараются разойтись как можно дальше.

Она боком, как краб, двинулась в сторону и чуть не выскочила обратно в коридор. Горец улыбнулся ей — легко, насмешливо, шагнул в номер первым и внимательно осмотрел комнату, прежде чем прислонить зеркало к дальней стене, развернув его к двери. Джесси заметила, что в зеркале будут отражаться обе кровати, но решила об этом не думать.

На миг ей показалось, что он снова поцелует ее, но когда Кейон подошел к ней, он смотрел не на ее губы, а на дверь ванной.

— Господи, — воскликнул он, — современная уборная! Я не мог заглянуть за дверь из кабинета Лукана, но видел изображения…

Он удивленно замолчал.

— Это он там тебя держал… то есть зеркало висело в его кабинете?

Каким, наверное, странным было его существование в зеркале! Джесси не могла себе этого представить.

— Айе. И хотя я видел большинство современных изобретений в книгах и тому подобном, у меня не было возможности исследовать их.

Джесси собиралась прочитать ему краткую лекцию — да что угодно, лишь бы убраться подальше от этих кроватей, — но он, как и раньше в машине, предпочел сам взяться за дело и начал поворачивать ручки, нажимать кнопки, брызгать из маленьких бутылочек шампунем и кондиционером, и в итоге ванная заполнилась паром, как сауна, и запахла туалетными принадлежностями.

— В этой гостинице есть кухня и служанки, девочка?

Чтобы задать этот вопрос, Кейон даже прекратил ненадолго свои «исследования».

Джесси кивнула.

— Тогда прикажи подать нам еду. Я умираю от голода. Мясо. Много мяса. И вино.

Когда он начал снимать наручи, ей следовало бы догадаться, к чему все идет.

А Кейон, недолго думая, сбросил килт. И стоял там, совершенно не смущаясь. На нем была только кожаная перевязь, удерживающая тяжелый кинжал с драгоценной инкрустацией. Сняв и перевязь, Кейон шагнул под горячие струи.

Пульс внезапно подпрыгнул к горлу Джесси. Она резко отвернулась и зажмурилась.

Она до сих пор ощущала на губах его вкус. Тот поцелуй в вестибюле ошеломил ее.

И обжег до самых кончиков пальцев. Кейон не пытался засунуть ей в рот язык, не хватал ее за грудь, как сделал бы, если бы хотел отвлечь ее от чего-то поцелуем. Нет, он целовал ее лениво, не касаясь больше нигде, целовал так, словно у них в запасе была целая вечность. Его мягкие, полные, сексуальные губы нежно пощипывали ее нижнюю губу.

Джесси практически растаяла от прикосновений этого эгоистичного неандертальца и чувствовала, как открываются ему навстречу ее губы.

Логика, разум, осознание происходящего — все исчезло из ее головы внезапно и бесследно, словно кто-то высосал ее мозг пылесосом через ухо.

Именно его нежность застала ее врасплох, решила Джесси по дороге к лифту. Нежность удивила ее, вот и все. Она просто не ожидала такого ласкового прикосновения от этого агрессивного мускулистого мужчины. Она была не готова, точно так же, как не была готова увидеть его голую задницу.

И ведь, проклятие, какую задницу…

Девушка открыла глаза, обернулась и уставилась на горца через запотевшее стекло — на все два метра обнаженного идеального тела.

Мощные мускулы сплетались на длинных ногах и массивных бедрах, а задница была подтянутой, идеальной формы и тоже состояла из мускулов. Как же ей нравились шикарные задницы у мужчин! Слишком у многих сейчас их просто не было. И ноги, и зад Кейона были покрыты тонкими шелковистыми темными волосками; он был явно не из тех сердцеедов-бодибилдеров или моделей, которые брились, — он был мужчиной из мужчин и гордился этим. Темные волосы были видны на предплечьях и под мышками.

Он намылился и начал растирать тело мочалкой под горячими струями душа. Мощные руки двигались по телу, рельефные гладкие мускулы скользили под золотистой кожей.

Джесси так увлеклась, наблюдая за тем, как он моется, что, когда он вылил кондиционер на ладонь и сомкнул кулак на члене, она продолжала зачарованно смотреть. Но когда его рука начала ритмично двигаться, до нее наконец дошло, за чем она наблюдает.

Широко распахнув глаза, она перевела взгляд на его лицо. Он смотрел на нее, сузив глаза, и его взгляд был темным и жарким. Прикусив кончик языка, он улыбнулся ей, одновременно приглашая и бросая вызов.

Джесси попятилась в номер и захлопнула за собой дверь.

Этот мужчина действительно был хорошо оснащен.

Дикая, совершенно не подчиняющаяся мозгу часть ее личности хотела только одного: вернуться обратно, раздеться, забраться к нему в душ, сбросить его ладонь и заменить ее своей.

«Сосредоточься, Джесси, — строго сказала она себе. — И не на члене мужика из зеркала».

Закрыв горца в ванной и отдышавшись, она подошла к телефону и заказала еду в номер, снова оформив все на свою кредитку.

— А почему бы и нет? — пробормотала она своему отражению над ноутбуком. — Теперь я могу тратить деньги не задумываясь.

Судя по тому, как развиваются события, вполне возможно, ей не удастся прожить достаточно долго, чтобы исчерпать кредит. Джесси скорчила гримасу. Это был длинный день, и он на ней отразился. Макияж исчез почти полностью, упрямые кудряшки спутались, одежда была измята.

Вытащив салфетку из коробки на столе, Джесси стерла остатки туши с ресниц и попыталась пальцами пригладить волосы.

Люди часто говорили ей, что она похожа на актрису, сыгравшую Вирджинию в «Десятом королевстве». И она, наверное, действительно напоминала Вирджинию, которой волк отрубил волосы и которую цыгане прокляли за то, что она выпустила на волю их несчастных птичек. Джесси тоже выпустила бы птичек на волю. Но ее волосы вовсе не выглядели так, словно их отрубили волшебным топором. Она подстригала их каждые шесть недель на курсах в Академии красоты, и за шесть баксов там отлично справлялись с работой.

Джесси прищурилась, глядя на свое отражение. Грудь. Она, без сомнения, была самой привлекательной частью ее тела. Есть люди, у которых отличные ногти и волосы, есть люди, у которых замечательные глаза и улыбка, есть люди, у которых подтянутая задница идеально смотрится в бикини и ниоткуда не выпадает. А у нее хорошая грудь. Не то чтобы грудь была очень большой. Честно говоря, Джесси ее большой не считала. Просто она была действительно округлой, действительно высокой и действительно упругой, а у Джесси была короткая шея (именно поэтому она предпочитала стрижку — девушки из Академии красоты сказали ей, что благодаря этому шея будет казаться длиннее), и иногда даже она думала, что в некоторых топах ее грудь кажется искусственной. Но все было настоящим. Может, чересчур задорно торчащим, но Джесси считала, что будет радоваться этому, пока возможно, ведь она в полной мере понимает, что такое закон земного притяжения, умноженный на время.

Внезапно ее внимание привлекли электронные часы, стоявшие на прикроватном столике. Они замигали, отмечая начало нового часа.

4:00.

Джесси уставилась на циферблат и с ужасом осознала, что через три часа и двадцать минут начнутся занятия. По четвергам она вела антропологию у четырех старших курсов.

Но сегодня она определенно там не появится.

Она поразмыслила над возможностью позвонить и сообщить о том, что заболела, но решила, что лучше этого не делать. Может, потом ей удастся заявить, что ее похитили, и полностью оправдаться. А это означало, что если сейчас она позвонит с сообщением о болезни, то позже будет выглядеть лгуньей. Я знаю, что это подозрительно, когда похититель позволяет похищенному звонить и отпрашиваться с работы, но это был странный похититель. Ага.

Шумно выдохнув, Джесси переключила внимание на ноутбук. Она решила проверить почту, пока Кейон принимает душ, отчасти потому, что надеялась успокоиться с помощью привычных действий, а отчасти — чтобы не думать о сексе. Рядом с таким мужчиной это было похоже на попытки не думать о шоколаде, сидя в огромной фондюшнице, полной густого темного шоколада.

В ее почтовом ящике было то же, что обычно: рассылки, на которые она подписывалась, чтобы быть в курсе важных изменений в сфере ее деятельности, письма от студентов-прогульщиков, наполненные самыми хитроумными попытками объяснить, почему их случай должен стать исключением из правил и почему простительны их: а) прогулы; б) неявка на экзамен; в) с опозданием сданные работы. Вслед за увлекательными и находчивыми просьбами о снисхождении шел спам, за спамом — спам и снова спам и, наконец, то, что ей очень нравилось, — картинки с «Обнаженным Мужчиной Недели» от ее виртуальных друзей с RBL Romantica.

Джесси быстро справилась с корреспонденцией, отсортировала рассылки в отдельную папку, чтобы ознакомиться с ними позже, ответила отказами на все извинения/просьбы о продлении сессии, если в письме не говорилось о смерти кого-то из родственников, сообщила о спаме, со знанием дела оценила картинки Обнаженных и поставила одну из них фоном на рабочий стол.

Девушка как раз собиралась выйти из почты, и тут выскочил новый е-мейл. Она посмотрела на адрес отправителя.

Myrddm@Drui.соm

Никакого Myrddm@Drui.com она не знала, к тому же панически боялась вирусов. Если что-то случится с ее ноутбуком, купить новый она не сможет. Темы у письма не было, что означало, по ее строгому правилу, прямое отправление сообщения в корзину.

Джесси навела на письмо курсор, и тут ее пробрало дрожью до костей. Ее пальцы соскользнули с сенсорной панели, курсор соскочил с письма.

Она попыталась снова. Руку немедленно обдало болезненным, пронизывающим холодом.

Джесси вздрогнула и убрала курсор.

Слишком уж это было странно.

Она нахмурилась, думая о том, как появилось письмо. Ну хоть раз появлялось новое письмо в ее ящике, когда она просто сидела, ничего не трогая на странице?

Джесси не могла вспомнить. Иногда, если она обновляла страницу или заново входила в папку, новые письма появлялись, но ни разу письмо не выскакивало вот так, если она не выполняла никаких действий на странице.

Она осторожно подвела курсор к строке заголовка: БЕЗ ТЕМЫ. У нее тут же возникло ощущение, что ее влажную руку погрузили в морозилку. Поморщившись, Джесси быстро кликнула по письму и отдернула пальцы от ноутбука.

И прижала дрожащую ладонь к щеке. Рука была холодной как лед.

Широко раскрытыми глазами девушка смотрела на экран. Сообщение состояло из трех коротких строчек.

«Немедленно верни зеркало

Инструкции получи у Myrddm@Drui.com.

У тебя двадцать четыре часа».

Вот и все, что там было написано. На экране не было больше ничего, кроме строчки непонятных символов в самом низу.

Джесси посмотрела на них, и словно внезапная тень накрыла номер отеля. Часы у кровати потемнели, верхний свет в маленькой прихожей померк, белые стены приобрели болезненный желтый оттенок.

Она услышала глубокий и чистый баритон так ясно, словно мужчина стоял рядом с ней:

— Иначе ты умрешь, Джессика Сент-Джеймс.

Резко обернувшись, Джесси осмотрела комнату.

В ней никого не было.

За дверью ванной все еще шумел душ и плескался Кейон МакКелтар.

Джесси сидела неподвижно, чувствуя себя хрупкой как стекло, и ждала, не добавит ли невидимый гость еще что-нибудь.

Шли минуты.

Ее плечи опустились, и девушка мрачно уставилась на свое отражение.

Он назвал ее Джессикой Сент-Джеймс. Все, кто ни попадя, знали ее имя.

Лукан убрал ладонь от экрана.

Она исчезла. Но на миг он все же успел почувствовать ее.

Живую и молодую. По его меркам очень, очень молодую.

Но помимо этого — загадка. Скрытая тенями, которые он не смог преодолеть. Кем была эта женщина для Кейона МакКелтара?

Обычно, если Лукану удавалось установить связь, он мог почувствовать, узнать и добыть больше информации, чем то общее ощущение, которое удалось получить и с которого он попытался начать контакт. Он хотел выяснить, сможет ли узнать о ней что-то и передать Еве для упрощения ее задания.

Люди озабочены проблемой вирусов и похищением информации и невнимательны к истинному риску, которому подвергаются, входя во Всемирную паутину, привязывая себя проводами ко всему, что может ждать их там, голодное и хищное. Люди боятся преступников и убийц, сексуальных маньяков, которые могут привязаться к детям. Но понятия не имеют, как, воспользовавшись простой телефонной линией, может качественно взломать, изнасиловать и подчинить их тот, кто практикует Темные Искусства.

Лукан открыл папку с данными, которые передал ему Роман, — погибший убийца оставил исчерпывающую информацию о своих целях, в том числе фото, адреса, как реальные, так и сетевые, номер машины, свидетельство о рождении, паспорт, номера счетов в банке и другие факты, имеющие отношение к делу. Колдун снова уставился на фотографию мисс Сент-Джеймс.

Ее водительские права были снабжены личными данными. Двадцать четыре года. Рост: пять футов, шесть дюймов. Вес: 135 фунтов. Глаза: зеленые. Волосы: черные. Донор органов: нет.

Она была прелестной женщиной.

И он не сомневался, что она понравится Кейону МакКелтару. Горец будет зачарован ее устойчивостью к магии точно так же, как и Лукан. Они с горцем не так уж и отличались, что бы ни думал этот высокомерный ублюдок.

Закрыв файл, Лукан набрал номер на своем телефоне и сообщил об изменении в планах и задачах Евы: зеркало все еще оставалось приоритетом, но следовало приложить максимум усилий, чтобы захватить мисс Сент-Джеймс живой.

Он с удовольствием вскроет и изучит ее. Уже очень давно ни одной женщине не удавалось его заинтриговать.

Он займется этим, а Келтар, беспомощный в своей тюрьме, будет наблюдать за процессом, вися на стене кабинета.

— Ох, ну это просто не сработает, — сухо сказала Джесси, когда Кейон вышел из ванной. Она вскочила с кровати и отошла к окну, чтобы смотреть на него с безопасного расстояния. Сидеть на кровати, когда в комнате находится этот мужчина, казалось ей не самой удачной идеей. — Возвращайся обратно и оденься, — скомандовала она.

Забавно было то, что буквально за минуту до этого Джесси спорила сама с собой, в каком обличье древний горец решит выйти: скромно в килте, чуть менее скромно в полотенце или же полностью голым, с хищными повадками.

Она поставила на то, что он явится голым. И задолжала сама себе пять баксов.

Кейон положил перевязь на письменный стол. На нем было два полотенца: одно на талии, другое обернуто, словно тюрбан, вокруг головы. И это было ничуть не лучше, чем видеть его полностью голым. Больше всего Джесси хотелось стянуть и выбросить эти полотенца.

Словно прочитав ее мысли, горец наклонил голову и развернул одно полотенце, выжимая лишнюю воду из своей темной гривы. Выпрямившись, он отбросил волосы назад, за плечи, металлические бусины зазвенели. Тоненькие ручейки сбегали по его могучей татуированной груди, сливались в маленький поток и обтекали окруженный татуировкой сосок. Бицепсы напряглись и заиграли под кожей.

Джесси облизала губы, думая о том, что же, черт возьми, с ней не так. Никогда раньше у нее не было такой реакции на мужчину.

Достаточно было просто посмотреть на него, и внутри все начинало трепетать. Не то чтобы она раньше не встречалась с красавчиками. Встречалась. Кенни Дирайсио был Первоклассным, Несравненным Итальянским Жеребцом. Даже умница Джинджер, которая была так же поведена на работе, как и она сама, сказала: «Джесс, послушай моего совета, пропусти несколько занятий в этом семестре и прыгай на него. Такой тип нечасто встречается».

Но Дженни этого не сделала — не стала на него прыгать. Она даже вызвалась вести еще один семинар, и поэтому они расстались, и теперь Джесси поняла, почему так поступила. Ее мозг восхищался внешностью Кении, но тело почти не участвовало в этом. Ее никогда по-настоящему не заводил ни один из тех, с кем она встречалась.

Однако с Кейоном МакКелтаром, несмотря на тот факт, что разум Джесси не хотел иметь с ним ничего общего, тело жаждало всего, что в принципе возможно между мужчиной и женщиной. Ее тело не просто завелось, оно превратилось в духовку для выпекания маленьких маккелтаровских булочек.

А этот человек жил в зеркале. И это было плохо.

— Ты не послала за едой, Джессика?

Джесси снова моргнула, пытаясь направить мысли в другое русло.

— Послала, но ее еще не принесли. Слушай, я тут подумала: а какой же у тебя план?

— Спать с тобой.

— Нет, я имею в виду план, который может сработать. — Она оскалила зубы в пародии на улыбку.

— А, такой план. Ну что ж, я прямо сейчас подойду к тебе и буду тебя целовать, пока ты не начнешь срывать с себя одежду и умолять меня тра…

— Я не этот план имела в виду.

Как, черт побери, он умудряется двигаться так быстро?

Секунду назад он был в другом конце комнаты и между ними были две кровати, а в следующий миг одна большая ладонь подняла ее лицо за подбородок, а другая жарко и властно легла на талию. Этот мужчина был невероятно быстрым. Что отлично обеспечивало ей защиту — от всех, кроме него.

Он смотрел ей в глаза, и его взгляд пылал жаром. Медленно, почти лениво, Кейон склонился к ее губам, продолжая смотреть в глаза. Когда он стоял так близко, он был не просто прекрасен. Глаза цвета виски, обрамленные темными ресницами, мерцали золотой глубиной. Смуглая кожа с темным налетом щетины была словно бархат. А губы, чувственные, розовые, мягкие, приоткрылись в намеке на улыбку.

— Скажи, чтобы я не целовал тебя, Джессика. Прикажи мне это. Сейчас. И произнеси это так, чтобы я тебе поверил, — мягко проговорил горец, и его дыхание коснулось ее губ.

— Не целуй меня. — Джесси облизала губы.

— Попробуй еще раз, — сухо отозвался он.

— Не целуй меня. — Она тянулась к его телу, как сталь к магниту.

— Попробуй еще раз, — прошипел он. — И берегись, женщина, это твоя последняя попытка.

Джесси глубоко вздохнула.

— Не… — Еще один глубокий вдох. — Целуй меня?

Он засмеялся довольным глубоким смехом.

Проклятие, подумала она, когда горец склонил темноволосую голову, даже она чувствовала, что неправильно расставила знаки препинания.

10

Даже зная, что за этим последует, Джесси оказалась не готова к поцелую Кейона МакКелтара. Ничто не могло подготовить ее к сводящей с ума, трепещущей энергией силе и глубине.

Это был не легкий намек на поцелуй, который она испытала в фойе. Это был настоящий поцелуй. Требовательный и глубокий, дикий и настолько же примитивный, насколько и соблазнительный.

Одной рукой собрав в горсть темные кудряшки Джесси, горец из девятого века накрыл губами ее губы. Широкая ладонь легла ей на щеку, большой палец коснулся уголка губ, заставляя ее раскрыть рот. И как только она поддалась, он запечатал ее губы своими, углубил поцелуй, полностью завладев ее ртом и лишив возможности протестовать, даже если бы ей пришло в голову что-то сказать.

Это был властный поцелуй опытного мужчины, который осознает, что он мужчина, которому нравится быть мужчиной и который прекрасно знает, что делает. Ее целовал не мальчик из колледжа, не молоденький студент, старающийся удержаться на грани между желанием и политкорректностью. Ее целовал мужчина, который не медлил и не сдерживал желания.

«Именно такого поцелуя я ждала всю жизнь», — смутно подумала Джесси. Но до сих пор она не могла определить, чего же ей не хватает, к чему ее тянет. Она вдруг поняла, что проблема в ее отношениях с парнями объяснялась просто — ее парни были именно «парнями», мальчиками.

И еще одна мысль внезапно пришла ей в голову через секунду: ей очень, очень, очень повезет, если удастся выйти из этого номера такой же, какой она вошла. Девственницей, хотя в этом она не признавалась никому из своих друзей. Если бы люди узнали об этом, на нее бы начали таращиться все кому не лень.

Сама же Джесси считала, что никому нет дела до того, девственна она или нет. Это касалось только ее и мужчины, которому она решит отдаться. Ее мама могла поощрять рождение детей, но она же говорила о необходимости определенного самоуважения. «Тщательно выбирайте, девочки, — наставляла дочерей Лили Сент-Джеймс. — Слишком уж много козлов вокруг». Поскольку на момент этого разговора мама рассталась с мужем номер четыре, Джесси решила, что она знает, о чем говорит.

— Господи, девочка, какая же ты сладкая, — мурлыкнул горец.

Джесси вздрогнула от удовольствия, когда он втянул в рот ее нижнюю губу и прикусил. Он целовался как человек, который был лишен этой роскоши очень долго — около тысячи лет, — и использовал все возможности, наслаждаясь самыми тонкими чувственными оттенками. Он то соблазнял, то атаковал, и это сводило Джесси с ума. Кейон целовал ее так, словно хотел проглотить или забраться ей под кожу. Он словно трахал ее ртом, этот великолепный горец с горячим влажным языком и твердым татуированным телом. Он целовал ее вдумчиво и властно, и она уже не была Джесси, она была женщиной, а он мужчиной, и она жила только потому, что он целует ее, и, если он остановится, ее существование прекратится.

Она понятия не имела, как они оказались на полу.

В первую секунду Джесси была в его объятиях, и он целовал ее до потери сознания — в буквальном смысле, как оказалось, — а в следующую она лежала на спине, прижатая его все еще влажным после душа большим сильным телом, ее соски были напряжены так, что чувствовали через лифчик и свитер прикосновение его голой груди, а твердый, как сталь, возбужденный член горца вжимался в ее живот.

И она была не уверена, что между ними все еще есть полотенце. И, черт возьми, он был просто огромным.

Джесси смутно удивлялась тому, что делает, — даже запуская пальцы во влажную гриву его волос.

И снова поцелуи, нежные и медленные, жаркие и требовательные. Она тонула в нем, в его вкусе, в запахе мужчины, в ощущении его тела. Ее руки словно сами по себе скользили по его мощной шее, по мускулистым плечам.

Она почти не заметила, когда Кейон сменил позу и его ноги оказались между ее бедер. Он плотно прижался к ней, мощный член терся о ее джинсы, задевая клитор. Джесси вздрогнула от невероятного ощущения.

Когда горец схватил ее за ягодицы и заставил вскинуть бедра, а потом начал медленно, чувственно двигаться взад-вперед, ее внутренний голос завопил об опасности. Но с каждым медленным, мощным движением его члена крик становился все тише и тише, словно Джесси оказалась полностью во власти любовного заклятия Кейона МакКелтара.

Когда он задрал ее свитер до ребер и начал медленно, чувственно скользить руками от бедер к груди, словно хотел запомнить каждую выпуклость и впадину ее тела, Джесси всхлипнула ему в губы. Везде, где он касался, она ощущала нечто вроде слабого электрического тока, пульсирующего под ее кожей, отчего все нервные окончания буквально трепетали от удовольствия. Когда Кейон сжал ладонью ее грудь, Джесси прошило огненным разрядом от живота и ниже. Она впилась ногтями в плечи горца и жадно выгнулась, ожидая следующего толчка.

Горец с шипением втянул в себя воздух, и вдруг оказалось, что он возится со змейкой на ее джинсах, а потом Джесси почувствовала прикосновение холодного воздуха к голой коже, когда он потянул ее джинсы и трусики вниз. Тревожный сигнал снова зазвучал в мозгу, на этот раз громче, но горец целовал ее с таким жаром, с такой страстью, и…

И внезапно она поняла, что жадно глотает воздух, как вытащенная из воды рыба.

Одна на полу.

Джесси моргнула. Господи, как же быстро он двигается. Она села, изумленно оглядываясь.

— Куда ты делся? — прошептала она, задыхаясь.

— Оглянись, женщина, — раздался напряженный, полный гнева ответ.

Она обернулась через плечо. Он стоял в зеркале, привалившись плечом к одному из углов, и дышал тяжело, как после быстрого бега. Джесси поняла, что сама дышит так же. Ее губы онемели от поцелуев, спина горела, обожженная трением о ковер, соски набухли.

Почему он оказался в зеркале? И как он снова там оказался? Совершенно сбитая с толку, Джесси могла только смотреть на него.

— Время от времени зеркало забирает меня назад, — произнес горец без выражения.

Джесси продолжала изумленно хватать ртом воздух.

— Б-без предупреждения? Так просто?

— Айе. По своей воле я не оставил бы тебя. — Его взгляд скользнул ниже и застыл. — Ох, Джессика, у тебя великолепный зад. Стоило прожить тысячу лет, чтобы увидеть его.

Эти слова напомнили ей о том, что она все еще сидит на полу, между телевизором и кроватью, лицом к двери, а ее голая задница повернута к зеркалу.

Господи, что она чуть не сделала? Джесси изумленно смотрела на зеркало.

В считанные минуты она оказалась на полу. Несколько жарких поцелуев — и она чуть не отдалась мужчине, которого почти не знала. Высокомерному примитивному мужлану. Который живет в зеркале. И находится в отчаянном положении!

Это было совсем на нее не похоже. Она что, свихнулась?

Джесси попыталась подняться, натягивая джинсы. Трусики перекрутились, джинсы застряли на полпути, под ягодицами. Джесси дернула, но джинсы не поддались.

Из зеркала донесся сдавленный звук.

— Господи, женщина, ты меня убиваешь!

Джесси: оскалилась, чувствуя, как пылают ее щеки, и попрыгала в ванную, так и оставшись с голым задом.

За ней последовал его стон.

— Прекрати глазеть на мою попу! — яростно прошипела она.

Даже закрыв за собой дверь, она слышала смех Кейона.

Несколько часов спустя Джесси проснулась. Она была настолько голодна, что ее живот свело спазмом.

Перекатившись по комковатой отельной постели, она взглянула на часы. Неудивительно, что она голодна, — с тех пор как она ела, прошло более суток!

Еда в номер, которую она заказала накануне, так и не появилась, по какой бы то ни было причине: либо они принесли еду, когда она извивалась под могучим телом Кейона МакКелтара, ослепнув, оглохнув и обезумев для всего, что не касалось его ласк, либо ее заказ потерялся, либо его доставили, пока она спала. Джесси так редко удавалось проспать целую ночь, что она привыкла отключаться, как только голова касалась подушки, и спала как убитая на спине, раскинув руки.

После неудавшегося секса на полу Джесси отправилась в ванную и пробыла там довольно долго, остывая и пытаясь проанализировать ситуацию. Но в основном остывая — этот мужчина зажег в ней настоящий сексуальный пожар.

Наконец выйдя из ванной, она сухо произнесла, глядя в зеркало:

— Скройся с глаз и дай мне поспать. И не смей будить меня, разве только моя жизнь окажется в опасности. А еще я не хочу говорить о том, что произошло. Не сейчас. А возможно, и никогда.

Кейон мягко рассмеялся.

— Как пожелаешь, Джессика.

Ее живот издал громкий и долгий протестующий звук. Нащупав выключатель на стене над прикроватным столиком, Джесси включила лампу, схватила телефон и нажала кнопку обслуживания номеров. Когда она диктовала заказ: двойной чизбургер, картошка-фри и большая кола, зеркало загремело:

— И умножь все это на четыре. А если там нет сладкого, добавь что-нибудь.

Джесси, пожав плечами, послушалась и решила, что он съест свой заказ, когда выберется из зеркала.

Пока зеркало не забрало Кейона обратно, Джесси даже не задумывалась о том, почему он вернулся в ту ночь, когда она первый раз его выпустила и он уничтожил убийцу. В свою защиту она могла бы сказать, что была слишком занята другими вопросами. Теперь она знала ответ. Как оказалось, у горца не было выбора. Его можно было выпустить из зеркала при помощи заклятия, но он не мог долго оставаться на свободе.

И это было проблемой. Как он собирается защищать ее, находясь по ту сторону серебристого стекла?

Положив трубку на рычаг, Джесси сердито посмотрела на зеркало. Господи, как же красив этот мужчина! Всякий раз, стоило ей его увидеть, у Джесси перехватывало дыхание. Она забывала обо всех важных вещах, о которых стоило бы подумать. Встряхнув головой, она попыталась собраться с мыслями. Пришло время задать несколько вопросов.

— Как часто и как долго ты можешь быть вне зеркала?

Горец прислонился спиной к чему-то, чего она не видела, и скрестил руки на груди. Джесси прищурилась.

— Подожди-ка, а как ты вернул себе одежду?

— У меня были века, чтобы исследовать это стекло. И хотя элементы, из которых оно сделано, вне моего понимания, я смог кое-что о нем выяснить. Его создали, чтобы удерживать людей, а не неодушевленные объекты, и я научился призывать инертные предметы, которые находятся в поле моего зрения.

Она моргнула и оглянулась. Килт исчез. Сапоги тоже. Даже его набедренная перевязь пропала. Пока она спала, горец каким-то образом забрал их. О, у нее был миллион вопросов по поводу этого артефакта! Но начать следовало с главного: с того, что касалось ее выживания.

— Ну? — требовательно проговорила Джесси. — Насколько часто?

Кейон пожал плечами.

— Попытайся вызвать меня.

Джесси глубоко вздохнула. Ей очень не хотелось выпускать его из зеркала. Она была не готова иметь дело с горцем во плоти — со всей этой мускулистой, сексуальной и возбужденной плотью. Пока не готова. Но ей нужно было понять, в какой ситуации они оказались. И она повторила освобождающее заклятие.

Ничего не произошло.

Кейон склонил голову.

— Я так и думал. Я не могу ответить на твой вопрос. Могу лишь рассказать, как это бывало раньше. Изредка, когда Лукану что-то было от меня нужно, он давал мне временную свободу. Однажды, несколько веков тому назад, он выпускал меня четыре дня кряду. Каждый день я возвращался в зеркало через разные интервалы времени. В один день мне удалось выбраться всего на несколько часов, в другой — на пять или шесть. На четвертый я пробыл снаружи целый день и целую ночь. Предсказать такой интервал невозможно.

— То есть ты можешь выходить каждый день, хотя бы на некоторое время.

— Айе.

— Что означает, что до завтрашнего утра ты оттуда, скорее всего, не выйдешь?

Кейон снова пожал плечами.

— Я не могу знать. Тебе стоит повторять попытки как можно чаще.

— И как ты собираешься защищать меня, если застрял в этом стекле? — мрачно спросила Джесси.

— Девочка, нам нужно избегать встречи с Луканом всего несколько дней. Точнее, двадцать. Не так уж это долго. И заверяю: до тех пор я смогу обеспечить тебе безопасность.

— Двадцать дней? Почему только двадцать?

Это звучало не так уж плохо. Джесси не знала, что у ее проблем есть временные рамки, к тому же рамки оказались довольно узкими. Она наверняка сможет привести свою жизнь в порядок, стоит лишь прожить эти неконтролируемые дни, при условии что они с горцем справятся с задачами, которые нужно решить. Джесси порадовалась своей предусмотрительности, которая не позволила ей звонить на работу и сообщать о болезни. Ее шансы на выживание и возвращение к нормальной жизни внезапно возросли. Одна правдоподобная история, и все будет хорошо.

— Потому что Договор, который приковывает меня к Темному Стеклу, требует, чтобы десятина из чистого золота передавалась через зеркало каждый век, подтверждая соглашение с Невидимыми. Следующую десятину нужно уплатить в День Всех Святых, тридцать первого октября, в полночь.

Проклятие. Десятины, Договоры, соглашения. Стоит ей подумать о том, что ее жизнь вернется в норму, как ей тут же напоминают, что в настоящий момент она по уши завязла в сказочном мире заклятий и проклятий.

А страшнее всего было то, что с самого начала это казалось ей вполне логичным. Чем дольше она общалась с мужчиной, живущим в зеркале, тем больше привыкала к странностям и чудесам. Само его существование было настолько непостижимым и невероятным, что бессмысленно было сомневаться в существовании других необъяснимых вещей. Джесси никогда не верила в магию, но магия ее восхищала. А теперь у нее перед глазами было доказательство того, что волшебство существует. Аргументы исчерпаны, дело закрыто.

Задумчиво покачав головой, девушка спрыгнула с кровати — она спала одетой, сняв только обувь и носки, — и подошла к зеркалу.

Джесси стала рассматривать изукрашенную раму со странными символами, гладить холодное золото, скользить ладонью по полированному стеклу.

Кейон, стоявший в зеркале, тоже поднял ладонь и повторил движения ее руки. Казалось, что их пальцы встретились. Но Джесси ощущала только холодное стекло.

Когда ее пальцы коснулись темной кромки у края, она поспешно отдернула руку. Ощущения были почти такими же, что и от странного электронного сообщения. Они клеились к ее коже, цеплялись, как магические пиявки, а когда Джесси пыталась убрать руку, сила медлила, прежде чем отпустить ее. Девушка мысленно сделала пометку: рассказать горцу о странном Мирддине и о письме, от которого у нее мурашки по коже. Но сначала вопросы.

— Это потому, что ты касаешься реликвии Невидимых, девочка, — мягко сказал он.

— Что?

— Озноб. Темная сила холодна. А артефакты Светлых излучают слабое тепло. Если человек хотя бы коснется страницы Темной Книги, она высосет из его тела все тепло. Говорят, что носящий Темную Книгу перестает быть человеком, день за днем она вытягивает из него остатки внутреннего света.

Джесси впитывала информацию, но не собиралась отвлекаться от главной темы. Ей нужно было вернуть контроль над своей жизнью, а для этого необходимо понять, в какой ситуации она находится сейчас. Темная же Книга, чем бы она ни была, к данным проблемам отношения не имела.

— Значит, все, что нам нужно сделать, — это держаться подальше от упомянутого Лукана, пока не пройдет пора платить десятину, а потом заклятие будет разрушено? Тебе нужно прятаться всего три недели? Это все?

— Айе.

— А что потом? Когда заклятие разрушится и ты выйдешь на свободу?

Сможет ли он избавиться от того, кто хотел ее смерти? Гарантировать, что она вернется к нормальной жизни?

Кейон глубоко вздохнул, глаза цвета виски замерцали неожиданной ледяной жестокостью. Когда горец заговорил, его голос был твердым.

— Тебе больше никогда не придется беспокоиться о Лукане Тревейне. Никому не придется. Клянусь.

Джесси шагнула назад, хотя и не собиралась этого делать. Внезапно из сексуального мужчины горец превратился в дикого зверя. Его губы растянулись в безмолвном рычании, ноздри расширились, глаза сузились. Безумие, порожденное тысячей лет заключения, глядело на нее из этих глаз цвета виски, холодных, как кромка Темного Стекла.

Девушка сглотнула.

— Ты говоришь так, словно уверен в победе над Луканом, а ведь именно он запер тебя в зеркале. — Она не могла не указать на это.

Злобная, язвительная усмешка искривила губы Кейона.

— Ах, Джессика, на этот раз победа будет за мной. В этом можешь не сомневаться, — с легкой угрозой в голосе ответил он.

От этих слов Джесси промерзла до костей. В его голосе была такая непоколебимая уверенность, что у нее не осталось ни малейших сомнений в том, что Кейон МакКелтар способен сохранить ей жизнь.

Она чувствовала, что в рукаве у него припрятана пара трюков. Несмотря на то что он застрял в зеркале. Трюков, которых она не могла себе представить. И Джесси снова почувствовала, что в нем есть кое-что еще.

О да, так или иначе, этот мужчина сможет защитить ее от опасности.

А как ты собираешься защититься от него?

Хороший вопрос.

Впереди двадцать дней. И он будет выходить из зеркала каждый день, пусть даже ненадолго.

Господи Боже, ну и что ей делать?

Кейон МакКелтар притягивал ее с такой силой, что логика и разум оказывались вне игры. Хотя опять же, скривившись, подумала Джесси, чему тут удивляться? В сложившейся ситуации логика и разум оказывались вне игры. Джесси с досадой подумала о том, что ее девственность до сих пор осталась нетронутой не благодаря нерушимым моральным принципам, а просто потому, что никогда раньше она не испытывала такого «крышесносного» гормонального взрыва. Случись такое раньше, ее не хватило бы надолго.

— Обслуживание номеров! — Жизнерадостный голос раздался одновременно с резким тра-та-та по двери.

Джесси отвернулась от зеркала.

— Слава Богу, — сказала она. — Я умираю от голода.

Кейон подался назад, скрылся за серебром так, чтобы видеть комнату, оставаясь при этом невидимым.

Джессика подошла к двери, а он не сводил глаз с ее аппетитной попки. Совсем недавно он держал эту попку в руках, наслаждаясь прикосновением к шелковистой коже. Он готов был сделать ее своей женщиной, наполнить ее собой, вбиться в нее. Он касался ее полной тяжелой груди, целовал пухлые губы, пробовал ту сладость, которой была Джессика Сент-Джеймс. И вскоре он попробует сладость между ее бедер, будет лизать и посасывать, пока она не начнет содрогаться в оргазме за оргазмом.

Приглушенный рык затрепетал в его горле. Господи, ему очень нравилось смотреть на то, как она двигается! Ее походка была уверенной и быстрой, но при этом грациозной и сексуальной. С таким телом, как у нее, невозможно не быть сексуальной. Коротко подстриженные темные кудряшки только придавали ей женственности, подчеркивая нежную кремовую шейку, тонкие ключицы, мягкий изгиб спины.

«Я не хочу говорить о том, что произошло», — сказала она.

«Я не против, женщина», — подумал Кейон, беззвучно рассмеявшись и пожав плечами. Им не нужны слова.

Их тела говорили на одном языке, одними и теми же словами.

Он смотрел на Джесси, и что-то горячее и властное зарождалось в его груди.

Дело было не в том, что он хотел переспать с ней. Он отвечал древнему непреодолимому зову.

Это была дикая, животная страсть. Это была потребность…

Есть. Черт побери. Его рот начал наполняться слюной. Он учуял запах мяса.

— Поставьте сюда, — говорила Джессика, показывая на столик у окна.

Стройная женщина, которой было слегка за тридцать, с каштановыми волосами до плеч, вкатила в комнату столик на колесиках и направила его по узкому проходу между кроватями и мебелью.

Красное мясо. Слава богу, девочка не заказала рыбу или птицу! Прошло более века с тех пор, как он ел в последний раз, и ему хотелось мяса с кровью. В последний раз, когда Лукан освободил его, Кейон жадно накинулся на обед из хлеба, сыра и эля. Для его вкусовых рецепторов это был праздник, но не хватало сочного, нежного, плотного мяса. Воспоминание о мясе преследовало его уже более четырехсот двадцати семи лет.

Находясь в зеркале, он не испытывал телесных нужд — ни голода, ни жажды, ни потребности спать, справлять нужду или мыться, — но это не означало, что у него не было психологических потребностей.

Он был голоден. Черт побери, как он был голоден! Он проводил много времени, погрузившись в воспоминания о вкусе и запахе любимых блюд.

Кейон закрыл глаза, наслаждаясь ароматами, проникавшими в зеркало, пока женщина разгружала столик.

И даже не понял, что привлекло его внимание.

Позже он решил, что намерения женщины были целенаправленными, что он непроизвольно учуял их даже сквозь стекло. Такое иногда случалось, когда эмоции Лукана становились ярче, поскольку он приходил в ярость по той или иной причине.

Как бы то ни было, Кейон среагировал без промедления.

Его рука скользнула к ножнам. Он выхватил оружие и прошипел заклинание, открывавшее вуаль серебра.

И метнул восьмидюймовое, невероятно острое лезвие сквозь стекло.

11

Мотая головой, Джесси попятилась и завопила. Миг назад она говорила с этой женщиной, а потом что-то горячее и мокрое окатило ее, расплескавшись по лицу и волосам, по свитеру и даже джинсам. Джесси непроизвольно зажмурилась.

А когда открыла глаза, то поняла, что горничная стоит, слепо глядя перед собой и беззвучно шевеля губами.

В ее горле торчал инкрустированный кинжал Кейона МакКелтара.

До Джесси не сразу дошло, что за жидкость ее окатила, и ее чуть не стошнило. Но когда она открыла рот, из него вырвался только крик.

— Джессика, немедленно прекрати орать! — раздался приказ из зеркала.

Она действительно собиралась перестать. Действительно.

Женщина попятилась к телевизору, с глухим звуком стукнулась об него головой и упала. Ее тело конвульсивно задергалось, а потом она замерла, полусидя, полулежа. Отельная униформа сбилась на ее бедрах.

Джесси в ужасе смотрела на то, как на губах горничной пузырится кровь, а ее глаза становятся жутко пустыми.

Господи, она была мертва, эта женщина была мертва! Кейон замолотил кулаками по поверхности зеркала.

— Прекрати кричать, Джессика! Черт возьми, послушай меня, если ты привлечешь чье-то внимание, люди подумают, что это ты ее убила. Никто не поверит твоей истории о человеке в зеркале, а я не покажусь. Я позволю тебе отправиться в тюрьму, Джессика!

Джесси вздрогнула. Его резкие слова подействовали на нее, как пощечина. Она перестала вопить так быстро, что крик перешел в икоту, а затем стало тихо.

Кейон был прав.

Если соседи сбегутся на ее крики, они увидят ее, залитую кровью, и краденый артефакт, а на полу — убитую женщину. Убитую другим артефактом, обладание которым Джесси никак не сможет объяснить.

Ее арестуют в мгновение ока.

И не только по обвинению в краже, о чем она волновалась, покидая кампус. Ее обвинят в убийстве.

А она ничего не сможет придумать, чтобы заставить Кейона показаться в зеркале и снять с нее обвинение.

Учитывая то, что ему достаточно прятаться на протяжении двадцати дней, чтобы совершить месть, которой он жаждал тысячу лет, он будет счастлив, оказавшись в полицейском участке Чикаго, в хранилище для украденных вещей и улик. Там он будет отлично спрятан и будет находиться под защитой полиции. Нет, он определенно не станет спасать ее задницу.

Черт, черт, черт.

Джесси крепко сжала губы, чтобы ненароком не издать еще одного вопля.

— Закрой дверь и запри ее, Джессика.

Девушка вскарабкалась на кровать так быстро, что скатилась с другой стороны. Она оставила входную дверь приоткрытой, язычок замка виднелся между дверью и косяком. Вскочив с пола, Джесси помчалась к двери, приоткрыла ее ровно настолько, чтобы прижать язычок, и, стараясь не оказаться в поле зрения тех, кто мог быть в коридоре, закрыла дверь и повернула замок. Она слышала, как из коридора доносятся голоса, а быстрые шаги приближаются к номеру.

И решила не отходить от двери. Пусть она кричала всего несколько секунд, но Джесси знала свои легкие и понимала, что это было очень громко.

Через несколько мгновений в дверь легонько постучали.

— С вами все в порядке, мэм? — спросил встревоженный мужской голос. — Мы были в номере неподалеку от вашего и слышали крик.

Ее сердце так бешено колотилось, что Джесси пришлось дважды вздохнуть, глубоко и медленно.

— Ах да, — выдавила она. — Я в порядке. Простите, что побеспокоила вас. — Ей удалось издать дрожащий смешок. — В душе был паук, а меня арахнофобия. Я просто испугалась. — Джесси очень надеялась, что ей удалось придать своему голосу убедительность.

За дверью стало тихо, потом донесся мягкий мужской смех.

— Мы с друзьями с удовольствием защитим вас от паука, мэм.

Мужчины. Вечно они со своей снисходительностью, даже когда пытаются предложить помощь. Она никогда не боялась пауков. А даже если бы и боялась, это все равно не повод смеяться над ней. Мертвое тело — вот что ее напугало. По поводу жуков-пауков она не дергалась. Одна из ее подруг, Шерил Кэрролл, боялась цветов, и в этом тоже не было ничего смешного.

— Нет-нет, — поспешно заверила Джесси. — Все в порядке, мой муж обо всем позаботится. — Скажи что-нибудь, — прошептала она Кейону, обернувшись через плечо.

— Все хорошо, — пророкотал он. — Благодарю за беспокойство.

Джесси скорчила рожицу. Все хорошо, что хорошо кончается, беззвучно закончила она, сморщив нос. Ну вот зачем он так говорит?

После того как благородный спаситель услышал голос другого мужчины, сердечности в его тоне поубавилось.

— Если хотите, можно связаться с портье и поставить его в известность. В номерах не должно быть насекомых. Моя девушка тоже ненавидит пауков.

— Я так и сделаю. Спасибо.

«Да уйди же ты».

Когда стихли удаляющиеся шаги, Джесси обессилено прислонилась к двери. И тут же совершила ошибку, попытавшись потереть глаза и посмотрев потом на руки.

Ее губы раздвинулись. Джесси втянула в себя воздух, чувствуя, что сейчас снова закричит.

— Не надо, девочка, — прошипел Кейон. — Во второй раз они тебе не поверят.

Сжав губы, она прерывисто выдохнула. И задышала глубоко и часто, как дышат обычно в бумажный пакет[2]. «Я не закричу. Я не закричу».

— Почему ты ее убил? — спросила Джесси через несколько минут, когда снова смогла доверять своему голосу.

— Посмотри на ее руку. Я не знаю, что это за штука, но она собиралась причинить тебе вред.

Джесси, внутренне подобравшись, осторожно отступила и заставила себя взглянуть на мертвую женщину. В левой руке у нее что-то было. Джесси тронула ее ногой. Из пальцев убитой выпал шприц и покатился по залитому кровью ковру. Джесси вздрогнула.

— Джессика, попытайся вызвать меня.

Ни он, ни она не рассчитывали, что заклятие сработает. Так и вышло.

— Сними с кровати покрывало и накрой тело. Она осторожно последовала его совету.

Но это мало помогло. Вместо того чтобы находиться в одной комнате с мертвым телом и видеть это тело, Джесси теперь находилась в комнате с мертвецом, которого видеть не могла, и это пугало ее еще больше. Все знают, что настоящие злодеи не умирают. Стоит подумать, что ты в безопасности, и они снова встают, смотрят пустыми глазами и тянут к тебе руки, словно в «Ночи живых мертвецов».

— Тебе нужно пойти в ванную, Джессика.

Джесси не шевельнулась. Она не собиралась идти в душ и ждать, что все закончится, как в «Психо».

— Она мертва. Клянусь тебе. Она была обычным человеком, не более того. А теперь иди мыться, — скомандовал Кейон тоном, который исключал любые возражения. — Я смогу защитить тебя. Иди.

Джесси посмотрела в его глаза цвета жженого виски и подчинилась.

Тринадцатого октября, в пятницу, перед самым рассветом, Джесси уставилась в зеркало, испустила тяжелый вздох и в миллионный раз пробормотала заклятие, которое должно было выпустить Кейона МакКелтара из зеркала.

И оно наконец сработало.

Прошли долгие часы с тех пор, как она приняла обжигающий душ и использовала две пластинки розового отельного мыла.

Кейон все это время развлекал ее историями из своей жизни в девятом веке. Рассказывал о своих семи любимых сестрах, о матери, которая пыталась со всеми ними справиться, о том, как искал им достойных мужей.

Кейон подробно и с большой любовью описывал свой замок в горах, горные вершины и быстрые речушки, окружавшие его. Видно было, что он обожает свой дом, свою семью и свой клан.

Он говорил о вереске, который разрастался на горных склонах, о том, как пахли вересковые костры, о том, какими длинными были шотландские пиры, по которым он скучал столько сотен лет.

Рассказы Кейона были такими живописными, что Шотландия оживала в воображении Джесси, а постоянное мурлыканье его глубокого голоса успокаивало ее. Она знала, что он всего лишь пытается отвлечь ее, не дать сойти с ума от ожидания в одной комнате с убитой женщиной, но это срабатывало.

Как только прошло потрясение после очередного покушения на ее жизнь, Джесси смогла проанализировать факты.

Факт первый: женщина намеревалась убить ее. Факт второй: одна из них должна была умереть. Факт третий: Джесси была очень рада, что это случилось не с ней.

Проблема: вскоре ей придется выбираться из залитой кровью комнаты и оставить позади мертвое тело. Даже если им удастся вынести тело из комнаты — а Джесси не могла придумать, как можно вынести тело из отеля, не попавшись никому на глаза, — избавиться от всей крови ей не удастся.

Факт: она теперь вне закона.

Вот этот факт мог свести ее с ума. Докторская степень, спокойная жизнь, блестящее будущее — все полетело к черту.

Ну и что ей теперь делать?

Внезапно перед ее глазами промелькнуло видение не такого уж далекого будущего, в котором Джесси звонила маме из странной далекой страны, где жуки и тараканы были размером с крысу, и пыталась заверить Лили Сент-Джеймс, что не совершала того, в чем ее обвиняет полиция.

И вдобавок ко всему перечисленному у нее не было одежды, в которой можно проскочить мимо стойки администратора. И если джинсы еще можно отстирать, то свитер погиб безвозвратно. Трусики можно было носить, а лифчик пропал.

И вряд ли она сможет гулять по Чикаго в том одеяле, в которое завернулась. В Нью-Йорке это прошло бы незамеченным, но в Городе Скромников — никогда.

Яркий золотой свет вырвался из странных рун, покрывающих раму, ощущение искаженного пространства проехалось по ее и без того истрепанным нервам, и Джесси плотнее завернулась в одеяло.

Она начала вставать со своего места, где сидела, скрестив ноги, — на кровати, подальше от стены. Внезапно горец оказался рядом с ней.

Джесси не успела даже пискнуть, а он уже взял ее за плечи, привлек к себе и поцеловал: сильно, быстро, глубоко, а потом снова уронил на кровать.

Пару секунд он просто смотрел на нее, а затем притянул к себе.

В этот раз он обнял ее, одной рукой за талию, другой поддерживая затылок, и целовал так глубоко и страстно, что она могла бы поклясться, что от ее тела идет пар, как от утюга в режиме отпаривания.

Джесси подалась навстречу Кейону, принимая все, что он хотел ей дать. Она тонула в твердости и жаре этого мужчины.

Когда он снова отпустил ее, Джесси упала на кровать, задыхаясь.

Теперь она чувствовала себя гораздо лучше, чем несколько минут назад, словно во время поцелуя горец передал ей часть своей невероятной силы. И видит Бог, у него было чем поделиться.

Он смотрел на нее, глаза цвета виски сузились от желания и чего-то еще, чего-то, чему Джесси не могла подобрать определения, эмоции, которая ускользала от нее. Это было почти сожаление, но Джесси не понимала, по какому поводу. Ну о чем он может сожалеть?

Когда Кейон погладил ее по щеке и запустил пальцы в ее кудряшки, Джесси выбросила странные мысли из головы. Он медленно пропускал ее волосы между пальцами, словно наслаждаясь ощущением каждого шелковистого завитка.

От этого почти невесомого прикосновения Джесси пробрала легкая дрожь.

Этот человек был ходячей дихотомией. Его мощные руки могли ломать шеи и бросать ножи, они убивали без промедления и в то же время способны были на такую нежность и ласку.

— Закрой за мной дверь, когда я уйду, девочка. Я ненадолго. Но не открывай никому, кроме меня. Ты послушаешься?

Она открыла рот, чтобы спросить, почему и куда он собирается и как им выбраться из той кутерьмы, в которой они оказались, но он прижал палец к ее губам.

— Время действительно дорого, — мягко сказал Кейон. — Не знаю, сколько мне осталось. Но нам с тобой помогут действия, а не слова. Согласна ли ты подчиниться мне, Джессика?

Она резко выдохнула и кивнула.

— Хорошая девочка.

Джесси высунула язык и изобразила радостную послушную собачку, цепляясь за остатки легкомыслия.

Кейон ответил легкой одобрительной улыбкой.

— Смейся, Джессика. Юмор для нас — благословение.

Она тоже так думала.

Горец повернулся, поднял покрывало и его кровавое содержимое и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.

— Запри дверь, — раздалось из коридора.

Джесси повернула замок и закрыла его на защелку. Только после этого раздался звук удаляющихся шагов.

Через сорок минут Джесси и Кейон вместе вышли из лифта.

Он держал ее за руку, и, хотя Джесси никогда раньше не думала, что принадлежит к числу тех, кто любит ходить с кем-то за ручку, ей определенно нравилось ощущать, как ее маленькая ладонь лежит в большой руке Кейона, а их пальцы крепко переплетаются. Рядом с этим мужчиной она чувствовала себя хрупкой девчушкой — хотя, скорее уж, она чувствовала себя настоящей женщиной.

Она взглянула на горца и прерывисто вздохнула. Он был невероятно привлекателен. На нем были линялые джинсы и застиранная черная футболка с «Железным человеком». Килт был переброшен через плечо, перевязь закреплена на бедре, а смертоносный кинжал, тщательно вычищенный, вернулся на прежнее место. Джесси пыталась уговорить Кейона спрятать оружие, поскольку их могут тут же арестовать. Он ответил, что она может не беспокоиться: Кейон МакКелтар подчиняется лишь собственным законам.

Последнее совсем ее не удивило.

Футболка не скрывала, а скорее подчеркивала его мускулистое тело. Красно-черные татуировки на шее и мощных бицепсах, странные наручи, длинные косы, огромный рост и выразительная мощь придавали ему весьма опасный вид.

Одежда была ему по размеру, и Джесси размышляла над тем, где он ее достал. Снял с кого-то? На эту драку стоило бы посмотреть.

А еще Джесси беспокоила одежда, которую горец принес для нее… и запах чужих духов. На ней были облегающие джинсы (с пухлым штампом «Lucky You» на ширинке изнутри), с очень низкой посадкой — настолько низкой, что она не рискнет в этих джинсах садиться спиной к людям, — и белый свитер с треугольным вырезом, настолько облегающий, что под ним четко прорисовывался бы ее лифчик.

Вот только лифчика горец не принес.

Ну и ладно. Нищие не привередничают. Нужно дойти до машины, и Джесси сможет надеть жакет.

Когда Кейон вернулся в номер и сбросил ей на руки ворох одежды, она воскликнула:

— Где ты взял…

— Цыц, — тут же ответил он. — Одевайся и пошли. Нам необходимо очень много сделать, и действовать нужно быстро. Когда зеркало заберет меня, у нас появится время поговорить.

— Ладно.

Джесси пожала плечами. Она знала, что не сможет выбраться из возникших проблем самостоятельно. Может, ему это удастся. Он же смог разобраться с двумя вещами, с которыми ей ни за что бы ни справиться: спрятал тело и добыл одежду. Не хватало только лифчика. Энтузиазма она не испытывала, а вот некоторые части ее тела с каждым шагом жизнерадостно подпрыгивали. Джесси оставалось надеяться, что ей не придется бегать.

Час был ранний, и в коридоре никого не было. Но когда они вошли в длинное, ярко освещенное фойе, Джесси тут же заметила бодибилдера, который стоял у конторки портье, прижимая к себе знойную блондинку, которая казалась такой же смущенной, как и он. Незнакомец выглядел именно так, как должен выглядеть владелец футболки с «Железным человеком».

Он яростно вопил на двух клерков. Хорошо, подумала Джесси. Ее не покидало ощущение, что вот-вот из воздуха появятся полицейские, чтобы арестовать ее. Любой отвлекающий фактор пойдет в ход. Может, клерки будут так заняты скандалом, что не заметят, как мимо крадутся она и Кейон. Хотя, учитывая его двухметровый рост и двухметровое зеркало у него под мышкой, слово «красться» горцу никак не подходило. Рука Кейона сжалась на ее пальцах.

— Быстрее, девочка.

Она прибавила шагу, груди запрыгали энергичнее.

— А я вам говорю, что это один из ваших постояльцев! Я видел, как он возвращался к лифту. Этот сукин сын украл нашу одежду! — кричал мужчина.

Джесси моргнула. Посмотрела на мужчину и его жену. Взглянула на себя.

Покосилась на Кейона. Он пожал плечами.

— Не всю одежду. Я оставил им нижнее белье. Она подняла брови, и он добавил:

— У них такой же размер, как у нас. Нам нужна была одежда. Я думал, что у них есть еще, и не ошибся. Да, я ограбил их в лифте. Идем, девочка. Не останавливайся.

Они почти пересекли фойе, когда раздраженный мужчина взмахнул руками и обернулся.

«Вот и все, — подумала Джесси. — Мы облажались. Сейчас он вызовет копов. И нас отправят в тюрьму».

— Вот он! — взревел незнакомец. — Вот гад, который заставил мою жену раздеться!

Джесси отметила, что блондинка вовсе не выглядит недовольной, случившееся злило ее гораздо меньше, чем ее мужа. Джесси представила, как эта красотка раздевается перед Кейоном, и ей с трудом удалось подавить желание пнуть ее. А ведь блондинка ни в чем не виновата.

— Вы замолчите и перестанете на нас смотреть. Все четверо, повернитесь лицом к стене. Быстро, — холодно скомандовал Кейон.

Джесси закатила глаза. В свое время Кейон МакКелтар явно был лордом, может даже родственником одного из королей пиктов. Он вел себя как тиран и ожидал, что мир будет выполнять все его капризы. Перестанете на нас смотреть, а как же!

— Слушай, ты ведь не думаешь, что они… — начала Джесси и тут же осеклась, не веря своим глазам.

Четыре человека, как один, развернулись лицом к стене за конторкой, и никто из них не издал ни звука. Ни ругательств, ни протеста, ни даже сдавленного вздоха.

Она моргнула. Посмотрела на Кейона. Потом снова на послушных овечек.

— Вы не будете преследовать нас, когда мы уйдем, — добавил Кейон. — Вы будете молчать и не двигаться долгое время после нашего ухода.

Его слова напомнили ей о том, как ему подчинились Марк и служащие отеля.

Как он это делает? Кто он?

— Пойдем, девочка, — сказал Кейон.

Она словно приросла к месту, подозрительно прислушиваясь к себе, пытаясь решить, не чувствует ли хотя бы намека на странное желание подчиниться ему.

Нет.

Джесси сделала шаг назад, чтобы убедиться в этом. Подняла голову. Состроила ему гримасу.

И ничего. Она чувствовала себя, как обычно, ее воля была такой же свободной.

А вот о них нельзя этого сказать, подумала она, снова глядя на людей у стойки.

— Что ты с ними сделал?

— Долго объясня…

— Знаю, знаю, — прервала она, — а у нас нет времени, верно? Ладно. Скажи мне только: можешь ли ты заставить их стереть все компьютерные записи о нас?

Кейон удивленно взглянул на нее, а потом в глазах цвета виски зажглось понимание.

— А, ты хочешь, чтобы никто не связал тебя с комнатой, которая залита кровью! Айе, я могу это сделать. Но тебе нужно подсказать мне. Я много не знаю о твоем веке.

Они торопливо подошли к столу, и Джесси сказала ему, что делать.

Он тут же отдал серию коротких приказов, и Джесси с изумлением наблюдала, как клерки без промедления взялись за файлы о номере 2112. Они аннулировали все транзакции кредитки, стерли все записи. Что бы ни делал Кейон, и как бы это ни срабатывало, но он придавал совершенно новое значение термину «харизматичная личность».

Еще одна проблема решена. Она исчезла вместе с видениями о звонках матери из стран третьего мира, где водятся огромные жуки и тараканы-переростки.

Как только клерки закончили, Джесси отошла от Кейона, чтобы взглянуть на бодибилдера и его жену. Те стояли неподвижно и смотрели в стену. В их глазах застыло то же странно отсутствующее выражение, что и у клерка. Раньше Джесси не обращала на это внимания, видимо, была слишком занята рассматриванием сексуального горца, чтобы замечать еще и людей.

— Что ты с ними сделал? И как?

Он подхватил зеркало и взял ее за руку.

— Не время, девочка. Нам нужно спешить.

— Не время, — проворчала Джесси. — Почему как только у меня возникают вопросы, всегда «не время»? Это время вообще настанет?

12

— А быстрее ты не можешь? — Кейон посмотрел на Джессику поверх зеркала, которое они снова закрепили между двумя сиденьями.

Его раздражало то, что он не знает, сколько времени ему осталось.

— Только если ты сможешь как-то приказать транспорту в Чикаго в это дождливое утро пятницы отправиться куда подальше, — ответила Джесси, закатив глаза, и махнула рукой в сторону автомобилей, заполонивших улицы. Потом нахмурилась. — Ты это можешь?

— Нэй. Девочка, нам нужно двигаться как можно быстрее. Ищи любую возможность выбраться из этого столпотворения.

И он снова сосредоточился на своих мыслях, почти не расслышав ее иронического:

— Да, сэр!

Второе нападение произошло раньше, чем он ожидал. По правде говоря, Кейон вовсе не ожидал второго. По крайней мере в этом огромном «отеле», куда она их привела.

Это дало ему понять, что в ее веке он находится в крайне невыгодном положении и многого не способен учесть. Да, он прочитал тонны книг и газет, он постоянно изучал мир за окном кабинета Лукана — готовился, постоянно готовился использовать любую возможность, чтобы отомстить. Он знал о таких вещах, как компьютеры, автомобили, самолеты и телевизоры, он знал, что мир сейчас перенаселен. И горец из девятого века, которым он оставался, считал — пока они пробирались от университета через центр города таких масштабов, — что найти их будет не легче, чем иголку в стоге сена размером с Шотландию.

Он ошибался. Как он ошибался.

Кейон просто не мог воспринять ее мир с высоты птичьего полета. Он был знаком со статистикой, знал о современных изобретениях, но он не мог почувствовать, как все это работает вместе. Все книги мира не сохранят тебе жизни в бою. Воин должен знать и понимать свое дело.

А он не понимал.

Ему нужно было забрать девушку туда, где он будет на своей территории. Лукан не отнимет ее у него. Он не позволит ублюдку тронуть и волоска на ее голове.

— Я не знаю, как ему удалось нас найти, — мрачно пробормотал Кейон.

Рядом раздался вздох.

— Я знаю. Это я тот хрен, что нас подставил, — виновато сообщила Джесси.

Горец посмотрел на нее, шевеля губами. Некоторые современные выражения ставили его в тупик, но он хотя бы понял ее слова.

— Нэй, девочка, ничего подобного. Ты не похожа ни на одну часть моей анатомии, — игриво сказал он, стараясь поднять ей настроение и отвлечь от воспоминаний о жуткой сцене, которую ей пришлось увидеть и пережить.

Он никогда не чувствовал себя хуже, чем в те минуты, когда застрял за стеклом и вынужден был кричать на нее, угрожать, что позволит забрать ее в тюрьму, когда на самом деле ему больше всего хотелось обнять ее, утешить своим телом, успокоить поцелуями. И убрать этот чертов труп подальше от нее.

Вместо этого Кейон рассказывал ей истории о своем детстве, пытался помочь ей отвлечься и скоротать время. Он говорил медленно и мягко, вплетая в рассказ всю магию гор, какую только мог. О мрачных воспоминаниях он умолчал: о том, как в десять лет был вынужден выбирать битвы и посылать тех, кто был ближайшими друзьями отца, тех, кто заменял ему отца, на верную смерть.

Тому, кто рожден в Шотландии лэрдом, суждено было быстро взрослеть. Или потерять свой клан. Или умереть. Ни потери, ни смерти он не желал.

Вместо этого Кейон рассказывал Джесси о солнце и вереске, о ледяной воде озера в жаркие дни, развлекал сказками о семи красавицах сестрах, занятых поисками мужей, которых он бы одобрил.

И наконец выражение паники исчезло из ее глаз. Джесси не была неженкой. За эти часы его мнение о ней резко изменилось.

Он был очарован этой женщиной.

«Она не для тебя», — предупреждали его остатки человечности.

«Нэй, не для меня», — соглашался он и радовался, что это были всего лишь остатки, не способные на убедительные аргументы.

Он ее получит. Несмотря на протесты собственной совести, он намеревался соблазнить ее, как только они окажутся в безопасности. С тех пор как Джесси лизнула его, он собирался сделать ее своей женщиной. Даже если будет проклят.

Почему бы нет? Он и так проклят.

Прежде чем избавиться от тела убийцы, он тщательно обыскал его. У женщины не оказалось ничего, кроме оружия. Кейон забрал два пистолета и нож и спрятал их в сапогах.

Горничная не собиралась убивать Джессику.

Если бы она хотела это сделать, то использовала бы пистолеты. Кейон многое знал о современном оружии, и оно его восхищало. Уже очень давно он хотел заполучить нечто огнестрельное и попробовать его в деле. Кейон все еще был воином из девятого века, любил хорошую битву и надежное оружие.

Нет, убитая женщина намеревалась похитить Джессику, а не убить. Вот почему она собиралась пустить в ход иглу, а не нож или пистолет.

Осознание этого породило новую степень ненависти к давнему врагу. Лукан каким-то образом узнал о Джессике Сент-Джеймс и хотел заполучить ее живой. Время от времени Лукан развлекался с женщинами перед Темным Стеклом, и его не волновало, увидят ли Кейона его любовницы, потому что вскоре после этого женщины погибали. Лукану нравилось все ломать. Всегда нравилось. И чем сложнее было что-то сломать, тем больше удовольствия доставлял ему процесс.

Но это были темные мысли. Мысли о времени, которое уже не вернется, потому что Лукан Тревейн больше его не получит. Никогда больше Кейону не придется висеть на стене этого ублюдка и наблюдать, как тот насилует и убивает невинных женщин.

И цена мести уже не имеет значения.

Кейон давно смирился с этой ценой.

— Разве ты не хочешь узнать, что я сделала? — произнесла Джесси.

— Айе, хочу.

Он смотрел на ее профиль. Девушка покусывала нижнюю губу, и горец тут же почувствовал возбуждение. От одной мысли о том, что ее сочный ротик может покусывать его губы, член горца стал твердым.

— Я воспользовалась кредитной картой. — В ее голосе слышалось отвращение к себе. — Я знала, что в книгах и фильмах злодеи всегда отслеживают действия карточек по банкоматам, но считала это преувеличением, которое используют для закручивания сюжета. И думала, что, даже если это правда, на то, чтобы отследить наше местонахождение, потребуется время, дни, а то и недели. — Она нахмурилась. — Ну, то есть каким могущественным надо быть этому Лукану, чтобы отследить мою кредитку за несколько часов?

Горец отбросил похотливые мысли. Ему нужно было разобраться в таких вещах. Только так он сможет сохранить ей жизнь и обеспечить безопасность.

— Объясни мне, что такое эти «кредитные карточки», девочка.

Однажды он видел рекламу таких карточек по телевизору: толпа размалеванных воинов с дубинками бросается на того, кто выбрал неверную карточку. Но Кейон не понимал, как использование такой вещи может их выдать.

Когда Джесси уточнила назначение карточки и объяснила записи, которые делают при ее использовании, горец фыркнул. Теперь понятно, почему Лукан так быстро их нашел. Черт возьми, в ее время вообще осталась такая вещь, как секретность? Все было взаимосвязано с помощью этих ее компьютеров. Все, что человек говорил или делал, фиксировалось, что ужасало горца, привыкшего держать свои дела в секрете.

— Лукан обладает невероятным могуществом, девочка. Тебе больше нельзя пользоваться этой штукой. У тебя есть другие возможности платить?

— Наличных денег не хватит, чтобы выбраться из страны, поэтому я пытаюсь придумать, что еще мы можем сделать, — мрачно сказала Джесси.

Айе, тут она была права.

Тот факт, что он даже не знал, что ее действия могут отследить — и выдать так же четко, как крестик на карте, — потому что не понимал, чем является кредитная карточка, означало, что он не сможет защитить их.

По крайней мере здесь.

Мир двадцать первого века во многом превосходил его восприятие, что не давало возможности контролировать происходящее.

И означало, что им придется отправиться в прошлое.

О, нэй, не буквально — не через камни Бан Дрохада, Белый Мост, который хранили Келтары, потому что даже он, Кейон, верил в легенду о Драгарах и не хотел оказаться носителем тринадцати злобных личностей, — а в переносном смысле.

Это он мог.

Если забрать Джесси далеко в горы, то можно прожить девятнадцать дней по законам девятого века. То есть недоступными для современных методов слежки. Он может сделать укрытие в пещере, согреть девушку своим телом, охотиться, добывая еду, и кормить ее с рук. В прежние времена мужчина и должен был следить, чтобы его женщина ни в чем не знала нужды.

Им необходимо пересечь океан. Быстро и не оставляя следов.

Станет ли Лукан искать его там?

Определенно, как только поймет, что его больше нет в Чикаго. Лукан знал его не хуже, чем он знал Лукана.

Но там, в глуши, у Кейона будет больше преимуществ. Лукан не был приспособлен к жизни вне города, вдали от благ цивилизации, избегал физических упражнений. О, айе, в горах Кейон будет как рыба в воде.

— Расскажи мне все, что знаешь о современных путешествиях, — скомандовал он. — Расскажи о самолетах, куда они направляются, как часто вылетают, где мы можем на них сесть и как. Расскажи в мельчайших деталях. Мне нужна общая картина твоего мира, девочка. Я должен знать все, даже факты, которые тебе покажутся незначительными. Я из девятого века, девочка. Вот и объясни так, чтобы я понял.

* * *

В полдень Джесси потребовала остановиться и поесть. Она умирала от голода. Это ему не нужно было есть, бессмертному или какой уж он там, а вот ей — нужно. Когда она в первый раз заказала еду в номер, заказ так и не привезли. Во второй раз еду залило кровью. И если не считать протеинового батончика и пачки арахиса, которую она нашла в рюкзаке, Джесси не ела уже более тридцати шести часов.

С тех пор как они выехали из Чикаго, Кейон вытряхивал из нее информацию обо всем, от транспорта до компьютеров, от жилья до финансовых транзакций.

Немного послушав, Кейон заявил, что им нечего и пытаться покинуть страну через аэропорты О'Хара и Мидуэй, потому что люди Лукана определенно будут искать их там.

Джесси все еще не могла поверить в то, что они собираются покинуть страну, и понятия не имела, как он вытащит их из сложившейся ситуации.

Кейон велел ей ехать к другому ближайшему аэропорту. Она не знала, можно ли назвать Индианаполис ближайшим аэропортом, но это был единственный аэропорт, дорогу к которому она смогла найти на карте.

Они остановились поесть к востоку от Лафайетта, в штате Индиана. До аэропорта осталось сорок пять минут пути по 1-65.

От запаха жареной курятины и картошки-фри в «Чик-Фил-А», куда они заехали, у Джесси потекли слюнки. Всякий раз, когда она заходила сюда поесть, у нее появлялось ощущение, что она оказывает большую услугу коровам. Джесси нравились смешные биллборды вдоль дорог, на которых рекламная кампания призывала: «ЕШЬ КУРЕЙ, СПАСАЙ КАРОВУ». Черно-белые пятнистые коровы держали плакаты, где призывы были густо пересыпаны ошибками: «НОВАЯ НИЗКО-КОРОВИЙНАЯ ДИЕТА» и «КУШЫЙ КУР, А НИ КАРОФ», и эта реклама курятины всегда вызывала у Джесси смех.

— Я добуду еду, и мы перекусим в машине, — настаивал горец. — Нам нужно продолжать движение.

Джесси могла себе представить, как он будет «добывать» еду. Наверняка оставит весь ресторан стоять без движения «долгое время после нашего ухода».

— Если я буду есть за рулем, — возразила она, — я во что-нибудь врежусь. Если я врежусь, зеркало, скорее всего, разобьется. — У нее затекли ноги, она хотела в туалет и злилась. — И что тогда с тобой будет?

Он выглядел уязвленным.

— Мы поедим в кафе.

Джесси заказала шесть коробочек с «куриными пальчиками» и гору картошки-фри и теперь, сидя за ярким желто-белым столиком, вдумчиво добиралась до середины второй коробки. Горец доедал третью.

— Это не похоже на куриные пальцы, которые мне доводилось видеть, девочка. А я видел множество кур на своем веку. Была у нас одна девушка с выдающимися… ладно, я не об этом.

Ваши птицы действительно огромны. Дрожь берет, когда я представляю их клювы.

— На самом деле это не куриные пальцы, — попыталась объяснить Джесси, не давая воли воображению, потому что как раз опускала один из «пальчиков» в пряный соус для барбекю. И действительно собиралась больше ничего не говорить. Правда собиралась, но губы зашевелились помимо ее воли: — С «выдающимися» чем?

— Это не важно, девочка. — Кейон проглотил очередной «пальчик».

— Тогда почему ты о ней вспомнил?

— Я уже сменил тему, девочка. — Еще два «пальчика» последовали за предыдущим.

— Нет, не сменил. Ты оставил вопрос открытым. А я терпеть не могу недосказанность. Договаривай. Выдающимися…

Он сунул картофель в кетчуп и быстро с ним расправился.

— Цыплятами, девочка, цыплятами. А ты что подумала? Ноздри Джесси раздувались. Она бросила на него сердитый взгляд, потом отвернулась. Ну какое ей дело? Может, у этой красотки из девятого века были выдающиеся глаза, или ноги, или еще что-нибудь. Но не грудь, потому что ее грудь была вне конкуренции. При этой мысли Джесси повела плечами и выпрямилась. Ну и что? Та пустоголовая красотка мертва уже одиннадцать веков. И теперь самое выдающееся в ней то, что ее есть кому помнить.

— Возвращаясь к разговору о цыплятах, милая, если это не куриные пальцы, то почему их так называют?

— Это такой рекламный слоган, — раздраженно сказала Джесси, беря очередной «пальчик». — Кто-то из их маркетологов решил, что так они привлекут больше людей.

— В твоем веке куриные пальцы считаются привлекательными? А в чем они роются?

Джесси отпила колу. Цыпленок внезапно показался ей сухим, как опилки.

— Я не думаю, что кто-то думает о куриных ногах, когда заказывает «пальчики», точно так же, как никто не думает о маленьких розовых куриных сосках, когда берет куриные грудки…

Она осеклась, нахмурившись. Горец наклонил голову, спрятав лицо за волосами, но по тому, как дрожали его плечи, Джесси поняла, что он смеется.

Этот неандерталец ее дразнил.

А она поддавалась.

Миг спустя Джесси покачала головой и фыркнула. Он смеялся не только над ее веком, но и над собой, причем очень тонко. А она купилась на стереотип, который он пытался ей скормить: «я большой тупой мужик из прошлого». Ее фырканье перешло в хихиканье, а потом в смех.

Кейон резко поднял голову, темно-янтарные глаза смотрели ей в лицо.

— Я надеялся, что мне удастся рассмешить тебя, девочка, — мягко сказал он. — В твоих глазах было так мало счастья с тех пор, как наши пути пересеклись.

— Да уж, маловато, — согласилась Джесси. — Все было несколько мрачно.

Они замолчали на миг, и это был миг понимания — за желтым столиком «Чик-Фил-А».

— У нее правда только цыплята были выдающимися?

Кейон покачал головой.

— Нэй, девочка.

Джесси поморщилась.

— А что тогда? Давай, ты ведь не просто так о ней вспомнил.

Он сверкнул озорной улыбкой.

— Не было никакой девушки, Джессика. Мне просто было интересно, не все ли тебе равно.

«Что ж, информацию могут добывать и двое», — упрямо подумала Джесси вскоре после того, как они торопливо шагали по мокрым и скользким осенним листьям в сторону оставленной на парковке машины. Октябрьский бриз трепал ее кудряшки, предвещая приход долгой зимы. Дождик, моросивший, когда они выехали из Чикаго, почти закончился, но небо все еще было затянуто грозовыми тучами, обещая в скором будущем сильный ливень. Джесси отбросила кудряшки с лица и плотнее запахнула жакет. На улице было холодно, но девушка буквально кипела от злости и унижения. Она едва знала этого мужчину, а уже дважды чувствовала, что дико ревнует его. И он заставил ее в этом признаться. Это было совсем на нее не похоже. Она понимала, что должна ему довериться, чтобы выжить, но, Господи, она хотела больше знать о том, кому вынуждена доверять.

Кто и что такое Кейон МакКелтар? И кто или что этот Лукан Тревейн, который хочет убить ее только за то, что она увидела чертов артефакт? Они оба явно не простые люди.

Когда они подошли к машине, Джесси остановилась у дверцы со стороны водителя и сердито взглянула на горца поверх крыши.

Он вопросительно выгнул бровь.

— Я не сделаю ни шагу, пока ты не ответишь на некоторые мои вопросы.

— Джессика…

— Хватит, — отрезала она. — Я прошу всего пять минут. Пять минут нас наверняка не убьют. Кто ты такой, Кейон?

Некоторое время он рассматривал ее, потом дернул могучим плечом.

— Я друид, девочка.

— Друид? — Она моргнула. — То есть один из тех, кто носит белые хламиды, любит омелу и верит, что может связаться с иным миром, принося человеческие жертвы?

Учитывая специализацию, Джесси то и дело наталкивалась на информацию о загадочном и опасном ордене. Знаменитый Человек из Линдоу, останки, датируемые железным веком, был найден добытчиками торфа в болоте графства Чешир в 1984 году. Останки носили признаки ритуального убийства, а омела в животе породила теорию о том, что жертвоприношение было связано с друидами.

Кейон моргнул.

— Так вот как о нас думают в твоем мире?

— В основном. А ты хочешь сказать, что друиды были колдунами? Как Мерлин или вроде того?

Горец осторожно осмотрел парковку.

— Джессика, магия окружает тебя со всех сторон. Люди не знают о ней, потому что те, кто владеет магией, стремятся это скрыть. Но магия существовала всегда и будет существовать.

Она прищурилась.

— Так этот Лукан тоже друид?

— Когда-то был им. Но стал темным колдуном.

Еще неделю назад она высмеяла бы любого, кто попытался бы утверждать подобное. Она спрашивала бы о львах, медведях и тиграх и красных башмачках со встроенным телепортом. Но сейчас, положив локти на мокрую крышу машины и опустив подбородок на руки, Джесси только вздохнула и сказала:

— Ладно. А в чем разница?

— Друиды рождаются с магией в крови. Черной магией можно овладеть после долгого обучения у темных колдунов, совершенствования обрядов. Друиды уважают внутреннюю природу вещей и стремятся сохранить структуру мира. Темные колдуны извращают вещи себе в угоду и меняют мир, не задумываясь о последствиях. Друид ищет знания об исцелении. Колдун стремится к опасной алхимии, чтобы трансформировать и контролировать. Друид, ставший темным колдуном, гораздо могущественнее обычного колдуна и обычного друида.

— Итак, если Лукан друид, ставший темным колдуном, а ты просто друид и говоришь, что темный колдун гораздо сильнее, то как ты собираешься победить… ох! Проклятие! Черт!

Она запоздало осознала это и попятилась, врезавшись в скользкий от дождя бок машины, стоявшей сзади.

— Иногда я торможу, — выдохнула Джесси. — Ты ведь тоже из плохих парней, верно? Ты тоже стал темным колдуном? Тогда все ясно.

Глаза Кейона сузились.

— Забирайся в машину, Джессика, — мягко сказал он. Она помотала головой.

— О нет. Ни за что. Я не закончила. Ты еще не рассказал мне о том, как командуешь людьми. Что ты делаешь, когда отдаешь людям приказ и они просто слушаются тебя?

Кейон стиснул челюсти и внимательно посмотрел на нее. Потом сказал:

— Это друидское искусство Гласа. Некоторые называют его Гласом Силы. — Он не стал говорить, что некоторые называли это Зовом Смерти, если друид был достаточно могущественным. А это действительно было так. Хотя он и не знал, что может убивать словом, пока не стало слишком поздно и убийственный приказ не слетел с его языка. — Это заклятие принуждения, девочка. А теперь садись в машину. Скоро будет гроза.

Словно подтверждая его слова, морось превратилась в настоящий дождь, а над их головами зарокотал гром.

Но такая мелочь, как гроза, не могла заставить Джесси свернуть с выбранного пути. В ее голове тоже бушевал шторм. Эта штука с принуждением сильно ее беспокоила.

— Ты можешь заставить людей делать то, чего они не хотят? Например, что-то плохое, против чего восстает их воля? А они хоть знают, что ты с ними делаешь? Они об этом помнят?

На скулах Кейона снова заходили желваки.

— Садись в машину, Джессика. Я пытаюсь сохранить тебе жизнь, — холодно сказал он.

— А что, если я откажусь? — так же холодно спросила она. — Ты заставишь меня сесть в машину? Заставишь слушаться при помощи магии? Меня удивляет, что ты до сих пор не опробовал на мне этот свой Глас. Зачем пытаться быть милым, если можно приказать? Черт, да тебе даже не надо соблазнять женщину, ты можешь просто сказать ей… — Она осеклась, ее глаза расширились.

— Садись. В. Машину. Джессика.

— Боже, ты применял его ко мне! — воскликнула она. — В ту же секунду, как только я тебя выпустила. Ты пытался заставить меня поцеловать тебя и показать свою грудь. Так ведь?

Прекрасное лицо горца застыло. Если он и испытывал какие-то эмоции, то полностью их скрыл. Он кивнул ровно один раз, без выражения.

За его спиной вспыхнула молния, невероятно яркая на фоне серо-стального неба Индианы.

Джесси едко рассмеялась.

— И это не сработало, верно? По какой-то причине со мной это не сработало?

Кейон покачал головой.

— Моя магия на тебя не действует.

Джесси смотрела на него, пытаясь воспринять новую информацию, которая в корне меняла ее наивную веру в справедливость. Она считала, что хороший парень защищает ее от плохого.

И выяснила, что в мире Джессики Сент-Джеймс хороших парней не осталось.

Только плохие и очень плохие.

Она хотела знать, насколько плохие.

— И как далеко ты собирался зайти, мистер «Бедненький, попался в зеркало к темному колдуну»? Если бы Глас сработал и я сняла свитер и показала бы тебе свою грудь, как далеко ты бы зашел?

— А как ты, черт побери, думаешь?

— Я спрашиваю тебя. Как далеко?

— Я не трахался одиннадцать сотен тридцать три года, Джессика, — сухо сказал он. — И я мужчина.

— Как далеко? — ледяным тоном повторила она.

— До самого конца, женщина. До самого гребаного конца. А теперь садись в эту проклятую машину. — Вспышка молнии и оглушительный раскат грома подчеркнули его слова, словно сама природа была на его стороне.

Джесси молча смотрела на горца. Дождь струился по ее лицу, капли падали на грудь. Она обдумывала варианты. До крайности откровенно, сама с собой.

Она могла бы сейчас уйти. Попытаться выжить в одиночку. Посмотреть, сможет ли исчезнуть на следующие девятнадцать дней.

За ней охотился колдун из девятого века, жаждущий ее смерти.

Ее охранял другой колдун из девятого века, который хотел ее трахнуть и использовал для этого магию.

Жизнь или невинность.

Джесси с грустью признала, что чуть не отдала эту свою невинность по доброй воле.

Да, она была немного не в своем уме, и все же…

Она села в эту проклятую машину.

13

Темное Стекло забрало горца обратно, когда они находились над Атлантическим океаном, на крейсерской высоте 36 000 футов.

Ну, по крайней мере в этот раз не дошло до секса, так что Джесси не стала пережидать гормональную бурю и винить себя в очередном грехопадении.

Когда Кейон исчез, она поспешно оглянулась по сторонам и заметила, как запоздало реагируют на это пассажиры. Ее совсем не удивило, что столько людей смотрело на него, когда он исчез. Кейон был из тех, на кого обязательно обращают внимание. Некоторые потому, что представляют, каков может быть секс с таким великолепным и опасным куском тестостерона (Джесси тоже входила в эту категорию), другие потому, что беспокоились о своих сумках, кошельках и жизни (к этой категории она тоже могла себя причислить). Никто не сказал ни слова. Даже если кто-то и поверил своим глазам, ни у кого не возникло желания об этом поговорить.

Джесси подавила смешок. «Это мы уже проходили. Я тоже поначалу думала, что сошла с ума».

Натянув до подбородка линялое синее одеяло, она притворилась, что ничего не было, она путешествует в одиночестве и все это время была одна. Джесси была готова к исчезновению горца. Он сказал ей еще до посадки, что зеркало заберет его задолго до того, как они приземлятся в Шотландии.

Шотландия. Проклятие. Она все же сбежала из страны! Прежняя жизнь — работа, учеба, тщательно продуманные планы — отдалялась от нее с ошеломляющей скоростью 565 миль в час.

Она не верила, что это получится, пока они не прибыли в аэропорт Индианаполиса и Кейон не продемонстрировал свои невероятные «таланты».

Он использовал Глас, чтобы заставить работников аэропорта упаковать зеркало и отправить его в Эдинбург. Не желая оставлять о себе никаких записей, он не стал беспокоиться о билетах, просто «убедил» вооруженных охранников не мешать им. Прямого рейса в Шотландию не было, Кейон отказывался лететь через Лондон, потому что это было бы слишком близко к Лукану, поэтому он заказал «Боинг-747», приписанный к Парижу, вместо документов показав раскрытую ладонь и отдав пару приказов.

Джесси с ужасом наблюдала за ним. Абсолютно все слова Кейона люди принимали на веру и подчинялись. Молча, послушно, бездумно. Он отдал несколько приказов «забыть», хотя и говорил ей, что это ненадежно и он использует легкие заклятия только для того, чтобы выиграть как можно больше времени. И утверждал, что настоящее заклятие памяти очень длинное и рискованное, поскольку мозг будет пытаться разобраться в рваных видениях и восстановить память, а одно стертое воспоминание повреждало и другие. И горец явно не стремился использовать то, что могло повредить, — странное поведение для друида, который превратился в темного колдуна.

К тому моменту, как они поднялись на борт и рухнули в поспешно освобожденные для них сиденья (две воркующие стюардессы, слишком уж любезные, на ее взгляд, вызвались сделать все возможное для двухметрового сексуального шотландца, чтобы он мог «немного вытянуть ноги». Рррр…), у Джесси было чертовски подходящее объяснение того, почему ему не удалось охмурить и ее.

Она ведь чувствовала, как он пытается применить к ней магию.

Каждый раз, когда в его голосе проявлялись командные нотки, ее голова начинала зудеть изнутри, прямо над металлической пластиной, которая скрепляла кости черепа. Точно такой же зуд Джесси почувствовала, когда горец попытался заколдовать ее.

Ощущение было таким, словно его приказы заставляют металл вибрировать под кожей. Джесси не могла понять, как это происходит, просто знала, что пластинка как-то защищает ее от магии горца.

Слава Богу! «До самого конца, женщина», — сказал Кейон под дождем на парковке у «Чик-Фил-А». То есть он использовал бы Глас, чтобы заняться с ней сексом.

Это возмущало ее. До глубины души.

До тех пор пока она не поняла, что он солгал.

Может, он и сам считал, что смог бы подчинить ее волю, но Джесси так не думала.

Она судила о людях по поступкам, а не по словам. А его действия словам не соответствовали. Он лает, но не кусает. Даже те приказы, что привели их в самолет, были сдержанными. Кейон использовал лишь необходимый минимум, чтобы добиться цели.

А итог был таков: любой мужчина, который использовал бы магию, чтобы принудить ее к сексу, сменил бы тактику, когда магия не сработала, и просто изнасиловал бы ее, воспользовавшись своим преимуществом в силе.

Особенно после одиннадцати веков вынужденного целибата.

Кейон состоял практически из одних мускулов. У него была уйма возможностей сделать с ней что угодно.

И все же он не причинил ей вреда.

Подобрав под себя ноги, Джесси плотнее закуталась в одеяло. Свет был приглушенным, а день снова выдался тяжелым, и мощный рев моторов убаюкивал ее.

Она закрыла глаза, размышляя о силе, которой обладал этот мужчина, — друидском искусстве Гласа, — и пыталась представить, каково это: иметь возможность заставить кого угодно совершить что угодно, всего лишь приказав это сделать.

Перспективы ошеломляли.

Как и полное отсутствие ответственности.

Друид, ставший темным колдуном? Джесси не особо в это верила. Да, может, он и не ангел, но в нем явно не было зла. Принимая во внимание то, что он способен был сделать, горец начинал казаться ей чуть ли не образцом сдержанности.

Джесси зевнула, размышляя, сколько же ему было лет, когда он понял, какими возможностями обладает. Глас означал безграничную власть и безграничную свободу. И обещал совершеннейшую безнаказанность.

Никаких оговорок и извинений не требовалось.

Если бы этот дар принадлежал ей, сонно подумала Джесси, она могла бы в любой момент запрыгнуть в самолет, отправиться в Англию и заставить охрану пропустить ее, чтобы она могла прикоснуться к развалинам Стоунхенджа. Или помчаться в Ирландию, отправиться в музеи и трогать экспонаты. Господи, да и забрать с собой любой из них!

Или же, мечтательно продолжала она, можно было бы пойти в банк, заставить служащих отдать ей миллионы долларов, купить себе дома в десяти разных странах и провести остаток жизни, греясь на солнышке на белом песке девственных пляжей. Да черт с ними, с деньгами, она могла бы отправиться в эти страны и заставить людей отдать ей свои дома. Интересно, сколько человек одновременно может подчинить Глас и как долго продлится этот эффект? Должны же быть ограничения.

— И все же такое количество силы просто смешно, — пробормотала Джесси сонным голосом. Весь мир в буквальном смысле становился полем для игры.

Несмотря на это, Кейон каким-то образом застрял в зеркале на несколько веков.

И у него такие нежные руки. Он переполнен магией, но находится в ловушке.

Просто ходячая загадка!

Прежде чем соскользнуть в сон, Джесси поняла, что, несмотря на полный хаос в ее жизни и то, что волноваться нужно было все же не об этом, горец был загадкой, которую она во что бы то ни стало хотела разгадать.

An ait a bhfuil do chroi is ann a thabharfas do chosa thu.

(Ноги приведут тебя туда, куда стремится сердце.)

Старая шотландская пословица

ЧАСТЬ 2

ШОТЛАНДИЯ

14

Отвратительное время: три часа утра

Аэропорт Эдинбурга

Воскресенье, 15 октября

— Нет, у меня нет багажной квитанции, — в пятый раз сказала крайне раздраженная Джесси женщине за столом. — Я все время вам это повторяю. Но я могу описать багаж. Четко. Вплоть до мельчайших деталей. И упаковку, и содержимое. Как бы я могла узнать об упаковке, не говоря уж о содержимом, если бы багаж мне не принадлежал?

— А я продолжаю повторять вам, — ответила женщина, — что ничего нельзя получить без багажной квитанции, юная леди.

— Вы не понимаете, мне нужен этот контейнер, — продолжала настаивать Джесси.

— Я все прекрасно понимаю. — Этой пепельной блондинке было лет пятьдесят, и на ее гладком от ботокса лице не отражалось ни одной эмоции, зато в голосе звучала насмешка. — Вы хотите забрать нечто, на что у вас нет багажной квитанции. Как бы вы отнеслись к тому, если бы я отдала ваш багаж кому-то без квитанции? Как бы мы вообще следили за порядком, если бы допускали неправомочное изъятие багажа? Именно ради порядка и введена система квитанций. Каждая квитанция соответствует определенному багажу. Если хотите, можете написать заявление об утере квитанции.

— И сколько понадобится времени, чтобы получить багаж, если я напишу заявление?

— Процесс повторной выдачи утерянной квитанции может занять от нескольких недель до нескольких месяцев.

Джесси не была пессимисткой, но могла бы поклясться, что в голосе женщины вибрируют злорадные нотки, а потому не сомневалась, что любое заявление, которое напишет она, отправится дальше с пометкой «несколько месяцев». По какой-то непонятной причине эта женщина невзлюбила ее и явно не собиралась помогать.

А без зеркала Джесси была обречена. В ее сумочке осталось целых сорок два доллара семнадцать центов. Нет, кредитка тоже была, но стоит ею воспользоваться — и Лукан ее вычислит. А Джесси был необходим банковский счет в виде глубокого, сексуального, волшебного голоса Кейона МакКелтара.

Так или иначе, но зеркало нужно вернуть. И ясно, что стоящая перед ней женщина не упростит эту задачу. Некоторые люди помогали решать проблемы, некоторые — увеличивали их. Эта женщина не просто относилась к последним, она их возглавляла.

Джесси почти неслышно поблагодарила и поспешно отвернулась, пока не сказала того, о чем потом пришлось бы пожалеть.

Со вздохом перебросив рюкзак на второе ноющее плечо, она побрела обратно по длинному коридору в зал аэропорта и устало опустилась на пластиковый стул.

Посмотрев на часы, Джесси сняла их с запястья и перевела стрелку на шесть часов вперед. В Эдинбурге было начало десятого.

«Ну, — успокаивала она себя, — хорошая новость заключается в том, что Кейон теперь определенно сможет выйти, стоит мне до него добраться». Со времени его последнего освобождения прошло уже более суток в обоих часовых поясах, и, черт бы все побрал, она уже соскучилась по этому властному варвару. Ей не хватало его тестостероновой перегрузки, мысли о том, что в любую минуту он может поцеловать ее и она опять потеряет голову, превратившись в игривого котенка.

Прислонившись к орудию пыток, которое здесь называли стулом, Джесси потерла глаза и глубоко вздохнула.

— Рейс 412 «Эдинбург-Лондон» отправляется… — раздался певучий женский голос из динамика над ее головой.

Из Эдинбурга. Она в Шотландии! Великолепное каменное поселение Скара-Брей, которому уже пять тысяч лет, было совсем рядом. Потрясающая Рослинская капелла всего в восьми милях от Эдинбурга. Руины Даннотара и бесчисленные сокровища древности маячили прямо за дверью аэропорта.

А Джесси начинала думать, что может никогда до них не добраться. Ее самолет, следовавший в Париж, приземлился пять часов назад.

И с тех пор она пыталась заполучить зеркало обратно.

Почти час ушел на то, чтобы найти это идиотское отделение утерянного багажа.

Как она и ожидала, в багаже зеркала не было. Отделение утерянного багажа оказалось в конце длинного коридора, ведущего к задней части аэропорта. Тут было так пусто, что Джесси не верила, что попала куда надо, пока не увидела крошечный, написанный от руки знак на краю стола. Ей начало казаться, что они хотят оставить невостребованный багаж себе. «Может, — цинично подумала Джесси, — когда истекает срок хранения, служащие устраивают между собой аукционы».

В отделении не было даже двери, служащие явно попадали внутрь другим путем.

Если на контейнере не будет имени, куда его отправят? Кейон спросил об этом, перед тем как скомандовать служащим упаковать и погрузить зеркало.

Его отправят в отделение утерянного багажа. Джесси не знала, куда еще они могут его отправить. Без имени и обратного адреса они точно не смогут вернуть контейнер в Штаты.

Она выяснила это, когда пыталась избавиться от зеркала. Еще она знала, что аэропорт обязан хранить багаж, даже немаркированный, определенное количество дней. Однажды она потеряла свой багаж, отправляясь из родного Мэна в Чикаго, и к тому времени, как багаж отыскался, на нем не было ни одной бирки.

— Если ты придешь в это «отделение утерянного багажа» и сможешь опознать контейнер, тебе его отдадут? — уточнил Кейон.

— Я не знаю, — ответила она.

— Нам придется рискнуть. Я не хочу оставлять записей о путешествии. Если ты сможешь пройти в комнату с контейнером и произнести заклятие, я вырвусь и использую Глас, чтобы выбраться оттуда. Джессика, девочка, прости, но лучшего плана у меня нет. Тебе придется импровизировать.

В Индианаполисе импровизация казалась не таким уж сложным делом. Но тогда Джесси чувствовала себя неуязвимой рядом с горцем, который ошибался, думая, что контейнер окажется там, где она сможет его увидеть, не говоря уже о том, чтобы забрать.

Джесси застонала, жалея, что не обладает невероятной способностью Кейона использовать Глас, которым можно было бы успокоить мисс Без Лица в отделении утерянного багажа.

Однако, думала Джесси, не очень бы ее привлекла возможность получить такую силу. Это была бы серьезная проверка на то, насколько она хороший человек.

Покачав головой, Джесси поднялась на ноги. Она выпьет кофе с круассаном, а потом вернется в длинный тихий коридор и попытается снова.

Может, у той грымзы будет перерыв и ее кто-то сменит.

Грымза не только не ушла на перерыв. К тому времени как Джесси вернулась к окошку, лицо женщины окаменело.

Выражение сложно было разобрать издали, но если бы Джесси хорошо присмотрелась, она бы увидела, что между бровями женщины сокращаются мышцы.

Плохой знак.

— Вы не могли бы просто вывезти сюда контейнер и позволить мне на него взглянуть? — спросила Джесси. — Позвольте мне убедиться, что с багажом все в порядке, и я клянусь, что оставлю вас в покое. Я заполню все ваши бумаги и сдамся на милость бюрократам. Просто я должна знать, что он действительно здесь. Я так волнуюсь. Пожалуйста! Ну пожалуйста, можно мне его увидеть?

— Мы не делаем исключений, — фыркнула женщина.

— Но я…

— Чего вы не поняли? Наверное, слова «нет»? Этого и следовало ожидать. Люди вроде вас всегда думают, что для них должны сделать исключение.

Джесси моргнула.

— Люди вроде меня? — повторила она, пытаясь определить, к какому типу людей, по мнению этой женщины, она относится.

— Да. Люди вроде вас. — Женщина опустила взгляд на грудь Джесси. — Я уверена, что вы привыкли манипулировать мужчинами и добиваться от них чего угодно, но мной манипулировать не удастся. А за этим столом мужчины не работают, юная леди, и даже не думайте возвращаться сюда в другое время. Я уже предупредила своих сотрудниц. Никто не поддастся на ваши провокации. Придется для разнообразия пожить по правилам, мисс, как живут все нормальные люди.

Джесси моргнула еще раз, потеряв дар речи от этого внезапного обвинения. Она никогда не использовала свою внешнюю привлекательность, чтобы чего-то добиться, а если бы грудь играла в этом какую-то роль, она бы это заметила.

Не говоря больше ни слова, Каменная Морда вздернула длинный нос и отошла от окошка, каждым движением давая понять, что Джесси внушает ей отвращение. Мгновение спустя она уже что-то печатала на компьютере, приняв крайне деловитый вид и стуча по клавишам жуткими оранжевыми ногтями.

Джесси подавила рычание. «Сосредоточься, — сказала она себе. — И не на незаслуженной грубости. Это не твоя проблема. Твоя проблема — зеркало».

Слегка попятившись, она смерила взглядом конторку.

Зеркало должно быть поблизости. Просто должно. Если к этому окошку приходят за утерянным багажом, то, по логике вещей, он должен находиться под рукой для ускорения выдачи. Те, кто предъявит квитанцию, будут ждать, когда багаж принесут к окошку. А значит, он хранится где-то за конторкой.

Джесси поднялась на цыпочки и заглянула за стол. Каменная Морда изо всех сил показывала, что игнорирует ее, и это было Джесси на руку. В поле зрения не было ни контейнеров, ни чемоданов, а комната была маленькой, где-то шесть на пять метров, то есть у стойки одновременно могли бы поместиться и работать не более трех или четырех клерков.

На левой стене была картина, изображавшая что-то вроде штормового моря. Рядом висел телефон с пометкой «Охрана». На дальней стене виднелись крошечные картины с кораблями в море, вперемешку с разнообразными дипломами и сертификатами в простых черных рамках.

Ага, вот оно! Справа была приоткрытая дверь, за которой виднелся длинный, ярко освещенный коридор, уходящий куда-то вдаль.

— Мой контейнер в этом коридоре, верно?! — воскликнула Джесси.

Она не ждала ответа. Она знала, что ответ прочитает на каменном лице служащей.

Женщина подняла голову, между ее бровей снова образовалась складка.

Да. Кейон близко! В пределах досягаемости.

— Я могу это сделать, я могу, я знаю, что могу, — шептала Джесси себе под нос.

Несколько минут она смотрела в пол, пытаясь успокоиться. Потом повернулась и зашагала прочь от конторки. За ее спиной раздалось язвительное шипение:

— Самое время. Наконец-то я от тебя избавлюсь, маленькая…

Окончание предложения прозвучало так тихо, что Джесси не расслышала, да и не хотела слышать, потому что суть до нее дошла. «Ох, как ты сейчас удивишься», — подумала она с такой же язвительностью. Она спокойно воспринимала придирки, если люди сердились на нее справедливо, но ничем не заслужила враждебного отношения этой женщины. Просто она молода и у нее красивая фигура. Но ни первое, ни второе не помогало ей добиваться своего места в жизни. Она всего достигла тяжелым трудом. Не грудью.

Джесси повела плечами, убеждаясь, что рюкзак плотно прилегает к спине, оценила расстояние и высоту конторки и набрала воздуха в легкие.

Она развернулась, взяла разбег и прыгнула, перебрасывая тело через барьер.

Заскользив по полированной поверхности на руках и коленях, она кубарем скатилась на пол, зацепив два компьютера и стопку дисков. От удара об пол ее зубы клацнули.

— Ой! — завопила женщина. — Вон! Вон! Вон! Тебе запрещено здесь быть! Только сотрудники аэропорта имеют право находиться по эту сторону конторки!

Джесси не стала тратить времени на ответ. Вскочив на ноги, она выпуталась из проводов и рванулась к приоткрытой двери. Сердце грохотало, адреналин струился по венам, и она чувствовала, что дрожит, но при этом максимально сосредоточилась. Неудивительно, что люди становятся «адреналиновыми наркоманами».

— Я вызываю охрану! — провизжала за ее спиной женщина и сдернула телефон со стены.

— Только попробуй… — Джесси понизила голос, но, несмотря на все ее попытки, последнее слово прозвучало отнюдь не тихо. — Сука.

Ой. Черт. Теперь придется бегать наперегонки с охраной.

Но злобность женщины сыграла ей на руку. Каменная Морда и без того хотела расправиться с ней, а слова Джесси стали последней каплей.

С треском впечатав трубку на место, Каменная Морда погналась за ней.

— Мне не нужна охрана, я сама с тобой разделаюсь, наглая потаскушка! — Острые когти, покрытые оранжевым лаком, вцепились в ткань рюкзака, вынуждая Джесси остановиться. — Ты туда не проберешься!

Джесси нагнулась вперед, всматриваясь в коридор. Он был длиной примерно в сотню ярдов, слева и справа шли многочисленные переходы и двери.

А в конце тускло поблескивала двойная дверь. Похоже, она вела на склад. Рядом с ней стояли несколько тележек и небольшой погрузчик.

Значит, вот где нужно искать зеркало. За этой дверью.

Бездушная закомплексованная бюрократка, вцепившаяся в ее рюкзак, была единственной преградой на пути к выживанию.

От контейнера зависит ее жизнь.

Ей нужно туда добраться. И другого способа просто нет.

Джесси дернула плечами, выворачиваясь из лямок и вырывая рюкзак из цепких рук женщины. Рюкзак соскользнул, и Джесси подхватила его одной рукой.

Немного успокоившись, она набрала побольше воздуха в легкие. Он ей понадобится.

Помолившись про себя, чтобы все сработало, Джесси резко развернулась и ударила своим рюкзаком, лишние килограммы которого заработали ей «Кристи крим» по утрам, по виску бюрократки.

И с облегчением увидела — Джесси была не уверена, что сможет такое повторить, как бы ни вела себя старая ведьма, — что глаза бюрократки закатились, она пошатнулась и осела на пол.

Поспешно оглянувшись по сторонам, Джесси заметила дверь с табличкой «Для уборщиц». Схватив женщину за ноги, она зажала ее лодыжки под мышками и торопливо потащила тело по гладкому полу.

На то, чтобы утрамбовать ведьму между швабрами, щетками и моющими средствами, у Джесси ушло несколько минут, но она справилась. Затем она прикрыла дверь и осмотрела ручку. Запереть дверь на замок было невозможно. Это плохо.

И значит, ей следует торопиться. Вряд ли эта дама долго пробудет в кладовой.

Джесси, чувствуя, как бешено колотится сердце, помчалась к Кейону.

Лукан ударил кулаком в покрытую шелковыми обоями стену.

Еще раз.

И еще.

На разбитых костяшках выступили капли крови, но сразу же исчезли. Кожа зажила, не стала снова розовой и гладкой, но исцелилась.

Он повернулся спиной к столу, уставившись на проклятый темный прямоугольник невыгоревших обоев, и прорычал в спикерфон:

— Повторите, что именно они говорили. Подробно.

— Никто не может припомнить подробностей, мистер Тревейн, — ответил по громкой связи Ганс. — Только то, что они видели смуглого мужчину в татуировках, с темными косами, и он нес большое зеркало в золотой раме. С ним была молодая привлекательная женщина. В пятницу утром их видели вместе в фойе «Шератона». Если эти двое и останавливались в отеле, то все записи были стерты. В одном из номеров на ковре, занавесках и мебели обнаружена свежая человеческая кровь, но в записях отеля не указано, что этот номер сдавался кому-либо в ближайшие дни, и никакого тела не нашли.

Сукин сын подтверждал его худшие опасения. Ева почти наверняка мертва, а горцу помогает эта Джесси Сент-Джеймс. Они объединились против него.

А у Лукана осталось всего семнадцать дней на то, чтобы их найти.

— Вам удалось узнать, куда они отправились?

— Нет, мистер Тревейн, мы не смогли этого установить. Мы над этим работаем. У вас есть какие-то догадки, сэр?

Лукан потер подбородок. Куда бы отправился Кейон Мак-Келтар, если бы кто-то, не прикованный к зеркалу, вызвался ему помогать? Ведь это же определяющий фактор, в конце концов. Правила их маленькой игры резко изменились. Ни разу за прошедшую тысячу лет Лукан не думал, что обстоятельства могут сложиться таким невероятным образом — что неизвестная сила разрушит его непреодолимые барьеры, что сам он в это время окажется вне страны, что вор сможет проникнуть в его дом и украсть зеркало, что зеркало окажется в руках у кого-то, кто захочет помогать Келтару.

И что все это произойдет с абсурдной последовательностью.

Однако так и произошло.

Куда отправится Келтар? Лукан не сомневался: домой, в горы, куда же еще. Этот горец сокрушит небо и землю, лишь бы снова оказаться в Шотландии, особенно сейчас.

Прошло уже очень много лет с тех пор, как Лукан в последний раз посещал горы над Инвернессом. На протяжении жизни нескольких поколений после заключения Кейона в Темное Стекло он тщательно следил за наследниками клана.

Лукан хотел удостовериться, что мать Кейона сделала то, что обещала, в обмен на здоровье и благополучие семи дочерей: запечатала все знания Келтаров и стерла имя сына из анналов клана — следовательно, будущие Келтары не стали бы объявлять кровной мести и пытаться освободить своего предка.

Но в начале тысяча четырехсотых годов, когда источники уведомили, что МакКелтары — до последнего мужчины, женщины и ребенка — верят в то, что Кейон был не более чем мифом, Лукан перестал за ними наблюдать.

Свое внимание он направил в другие области, строил свою империю и искал недостающие Темные Реликвии.

Время и успех сделали его беспечным. Ему так давно не бросали вызов, что его самодовольство и самоуверенность перешли все границы.

Господи, семнадцать дней! Это немыслимо! Он был так близок к достижению своих целей. Он не мог позволить себе отвлекаться!

— Шотландия, Ганс. — Лукан вцепился в телефон. — Обыщите Инвернесс Я подозреваю, что он захочет уйти подальше от цивилизации и скрыться среди холмов. Найдите МакКелтаров, если таковые еще там живут, и поставьте в известность, что я даю пять миллионов любому, кто вернет мне зеркало, десять за зеркало и женщину. Однако я хочу, чтобы меня проинформировали сразу же, как только зеркало обнаружат, и постоянно держали в курсе. Вы получите еще десять миллионов, Ганс, если выполните это задание в течение недели.

— Да, мистер Тревейн! Я передам остальным, сэр. Я привлеку всех, кого смогу. И позабочусь об этом. Даю вам слово, сэр!

Лукан долго смотрел в пространство перед собой, прежде чем отключиться. Что для него двадцать пять миллионов? Ничто. Он устал от богатства еще несколько веков назад. И хотел лишь того, чего хотел всегда: власти и силы.

Он был так близок к осуществлению своих мечтаний, буквально на волосок от Темной Книги Невидимых. От того, чтобы наконец стать самым могущественным колдуном в мире, как среди людей, так и среди Фейри.

Ему следовало догадаться о том, что возникнут трудности. Он знал, что когда человек вплотную подходит к достижению высокой цели, мир посылает ему испытания. Это случалось с ним и раньше. И случится снова. В следующий раз он будет готовиться тщательнее.

Он, Лукан Мирддин Тревейн, сын неизвестного друида и шлюхи, переспавшей с десятками друидов, съехавшихся со всей Великобритании на трехдневный совет в крошечную деревеньку Уэльса — Кохлиз одиннадцать сотен и семьдесят восемь лет назад, поднялся невероятно высоко над своим позорным происхождением и был уже так близок к обретению безграничной силы, которая позволит ему командовать даже самими легендарными Туата де Данаан.

Первые годы были тяжелыми. Лукан боролся, работал, учился, путешествовал по миру в поисках знания и силы. Из ублюдка, сына шлюхи, которого другие друиды отказывались признавать, он превратился в уважаемого и внушающего страх мужчину, первого по силе среди друидов и других колдунов.

Во время одного из путешествий в те ранние годы Лукан и узнал о Темных Реликвиях. В возрасте всего двадцати восьми лет ему удалось получить списки трех страниц Невероятной Темной Книги. Следующие восемь лет он посвятил их расшифровке.

Это ему удалось, и страницы поведали ему о многом, в том числе и о месте, где хранилось Темное Стекло Невидимых Фей, и заклятие, приковывающее к нему. В обмен на тройную мольбу, подкрепленную невинной кровью жертв, заклятием пленника и периодическими выплатами десятины чистым золотом, это зеркало обещало вечную жизнь.

По слухам, сам Мерлин владел этим Темным Стеклом до тех пор, пока его не вырвала с боем армия из тысячи сильных и загадочных ирландских святых.

Но, к сожалению, знания о том, как использовать зеркало и где его достать, было недостаточно.

Лукан четырежды пытался добыть его. И четырежды терпел поражение. В последний раз ему едва удалось вырваться живым, и он вынужден был признать, что просто не обладает силой, достаточной для того, чтобы справиться со стражей.

Еще семь лет его жизни ушло на поиски того, кто такой силой обладал. Нужные силы оказались у Кейона МакКелтара.

Лукан возненавидел горца с первого взгляда.

15

Джессика лежала в луже крови, лицом вниз, темные кудряшки были влажными и прилипли к голове. Она была очень бледной, ее мертвое тело окоченело. Спина выгибалась дугой, правая нога торчала под неестественным углом. Левая рука была неловко выгнута над головой, тыльной стороной запястья вниз, ладонью до жути прямо — вверх. Правая рука была сжата в окровавленный кулак.

Видно было, что девушка страдала перед смертью. Не просто от боли, от немыслимой боли.

И она звала его.

Она ни на секунду не прекращала верить, что он ее спасет.

Он ведь говорил, что спасет, что будет ее щитом, он поклялся стоять между ней и всеми остальными.

И не смог.

Кейон заколотил по стене кулаками, запрокинул голову и завыл, как раненый зверь. Звук отразился эхом от каменных стен, взлетел к каменному потолку, вернулся к каменному полу.

Одна тысяча сто тридцать три года не свели его с ума.

Но за последние два дня едва не случилось то, чего он успешно избегал на протяжении одиннадцати веков.

Она была там, его Джессика, и она могла рассчитывать и полагаться только на свои силы. А он застрял в зеркале и не мог защитить ее.

С той секунды, как Темное Стекло забрало его назад, жуткие картины того, что могло с ней случиться, бесконечно прокручивались в его мозгу с мельчайшими подробностями.

Убийца мог проскользнуть в самолет и сидеть прямо за ними, а когда зеркало забрало его, мог захватить Джессику. И уже сейчас она могла быть одурманена и находиться на полпути к Лондону.

Нэй, — чертов самолет мог просто не удержаться в воздухе и рухнуть в чертов океан, камнем уйдя на дно. Кейон не понимал, как эта дурацкая штука вообще смогла взлететь. У самолета были крылья, но он ими не махал. (Этот вариант жуткой смерти был одним из наиболее предпочтительных, поскольку подразумевал быстрый конец без страданий.)

Нэй, — когда его зеркало в следующий раз вынут из контейнера, он окажется на стене в кабинете Лукана и будет смотреть, как его прекрасную Джессику, связанную, с кляпом во рту, насилует и пытает его древний враг.

Нэй, — когда его зеркало в следующий раз откроют, он увидит только ненавистное лицо Лукана, и этот ублюдок сделает то же, что делал раньше, когда намекал на мать и сестер Кейона, а затем ни разу больше и словом не обмолвился об их судьбе, сколько Кейон ни просил. Так будет и с Джессикой, он будет мучиться неизвестностью и каждый день, целую вечность, представлять себе самое ужасное.

И каждая следующая картина была хуже предыдущей, ранила его, словно меч, вонзившийся в живот.

Кейон сполз по стене, сжав руки в кулаки и стиснув зубы.

Ждать. Ждать.

— Ага, вот ты где! — радостно воскликнула Джесси, завернув за угол. — Наконец-то!

В десятке метров от нее, в конце самого последнего ряда (ну почему все всегда происходит именно так?) стоял искомый контейнер с новеньким штампом «НЕОПОЗНАННЫЙ БАГАЖ» поверх более мелких «Хрупкое» и «Не ронять».

Она нервно посмотрела на часы. На то, чтобы до него добраться, ушла целая вечность. Джесси боялась, что с минуты на минуту в дверь за ее спиной влетит Каменная Морда с охраной аэропорта Эдинбурга на хвосте.

Открывая дверь, Джесси рассчитывала увидеть небольшое хранилище, но уж никак не промышленный склад размером с футбольное поле, с ярусами, уходящими под тринадцатиметровый потолок и бесчисленными рядами коробок, пронумерованных контейнеров и разнообразных сумок с чемоданами.

Немало времени ушло на поиски места с багажом без номеров, и только потом, вспомнив о дедукции, Джесси догадалась, что вещи без номеров и билетов наверняка складывают у дальней стены, поскольку персонал знает: в ближайшее время никто за ними не придет.

Контейнер должен быть среди новых поставок, то есть в самой дальней точке в конце последнего ряда. Подбежав к нему, она выдохнула призывающее заклятие:

— Lialth bree die bree, Cian MacKeltar, drachme se-sidh!

Ничего не произошло.

Она повторила, ожидая, что из щелей контейнера польется свет, он начнет покачиваться или произойдет что-нибудь еще в этом роде.

Опять никакого эффекта.

Выдохнув, она остановилась перед контейнером и прижалась ухом к деревянной панели.

— Кейон? — позвала она.

И оглянулась через плечо. Несмотря на полное одиночество, она не решалась взломать контейнер. Расправив плечи, она выдала нечто более громкое, чем просто восклицание, но не совсем крик:

— Кейон!

И снова прижала ухо к панели. Что это было, сдавленный рык? Она немного послушала. Очень похоже на то. Ага, и еще раз.

Джесси отстранилась и замолотила кулаками по дереву.

— Кейон, я здесь! Немедленно тащи сюда свою задницу! Нам нужно спешить. Я не знаю, когда они нас обнаружат. Lialth bree che bree, Cian MacKeltar, drachme se-sidh!

Полная тишина.

Но не успела Джесси подумать, что в дороге что-то сломалось или она ошиблась контейнером, как из щелей полился яркий свет. Склад показался ей больше, чем был на самом деле, и она услышала шорох упаковки.

Мощный кулак пробил дерево в сантиметре от ее левого уха.

Заморгав, Джесси попятилась.

Он услышал, как она зовет его.

Сначала Кейон подумал, что это всего лишь часть очередного бреда, но потом раздалось сердитое «Немедленно тащи сюда свою задницу!», и он рассмеялся. Да, это его вспыльчивая Джессика, они добрались до Шотландии и она снова освобождает его.

Освободившись от слоя обертки и набивки, он вылез из зеркала и превратил свое тело в таран.

Пробив кулаком дерево — раз, другой, — он начал крушить контейнер с яростью и нетерпением, которые два бесконечных дня сводили его с ума в этой клетке.

Он выбрался наружу, буквально разорвав голыми руками дерево контейнера.

И когда протер глаза, увидел Джессику, бледную, глядящую на него широко открытыми глазами.

— О Господи, женщина! — прошипел он.

Преодолев разделявшее их расстояние двумя широкими шагами, он подхватил ее под подбородок, заставляя поднять лицо, и поцеловал, раз, другой, третий. Потом отстранился и посмотрел на нее.

— Я думал, что ты погибла. Я, мать его, не мог выбраться и размышлял о тысяче вещей, которые сделал не так, и представлял миллионы способов, которыми ты могла умереть. Поцелуй меня, Джессика. Покажи, что ты жива.

Джессика ошеломленно моргала.

Поцелуй меня, Джессика, — его слова повисли в воздухе. Покажи, что ты жива.

Когда он начал крушить контейнер, был миг, когда она искренне думала, что Кейон сошел с ума, таким диким и нечеловеческим было выражение его глаз. А потом он взглянул на нее, и его взгляд прошел сквозь одежду и кожу, пробрал до самого сердца, и, прежде чем Кейон сказал хоть слово, Джессика поняла, что это страх за нее стал причиной такой ярости.

Она была шокирована. И в глубине души радовалась. Потому что, как бы она ни отказывалась признаться в этом даже себе самой, все время, проведенное в аэропорту в попытках выяснить, как до него добраться, она с трудом справлялась с паникой, и не только потому, что горец был ее единственным шансом на выживание. Ее беспокоили тысячи вопросов. Она волновалась о нем. Где он? Все ли с ним в порядке? Что, если зеркало нечаянно разобьют? Умрет ли он? Или останется внутри навсегда?

Что, если Лукан каким-то образом добрался до Кейона? Как тогда его искать? Придется ли ей охотиться за этим жутким Луканом, чтобы снова похитить Кейона?

Что, если она больше никогда не увидит этого высокого, темного, жутко невоспитанного и жутко сексуального горца?

Это просто гормоны. Химия организма, усиленная опасностью, вот и все.

Но чем бы это ни было, такая реакция была сбывшейся мечтой, о которой Джесси до этого момента даже не подозревала. Мечтой о том, что когда она найдет горца, он не просто выйдет из зеркала, чтобы спасти ее, он вырвется, чтобы потребовать ее. Прижать к своему сильному телу, нежно поцеловать, завладеть ее языком. Дать ей самое простое и самое достоверное доказательство того, что он жив, что она жива и что любые грядущие битвы они встретят вместе.

Это было то, что каждая женщина на протяжении всей истории чувствовала всякий раз, когда ее мужчина возвращался с поля боя на своих ногах, а не перекинутым через спину лошади и не лежащим под десятком других трупов на телеге.

Они отчаянно дорожат мельчайшими крупицами страсти, которые может предложить им жизнь.

Как минимум — несколькими жаркими поцелуями. Ведь от нескольких поцелуев ничего плохого не будет…

Пресловутые последние слова, подумает она позже.

Джесси запрокинула голову и облизала губы. Большего поощрения горцу не требовалось. Его глаза цвета виски замерцали от желания, он положил широкую ладонь ей на затылок и накрыл губами ее губы.

И как только их губы соприкоснулись, молния жара ударила между ними и они оба словно сошли с ума.

Джесси видела сумасшедшую страсть в фильмах, но никогда не испытывала такого. До этого момента.

Сбросив рюкзак с плеч, она прижалась к горцу как можно теснее. Он тоже подался вперед, вжимая возбужденный член в живот девушки. Джесси всхлипнула и попыталась обхватить его ногами, но от ее неловкого движения горец потерял равновесие. Он слишком сильно подался вперед, они врезались в металлический стеллаж и отскочили от него.

Они перекатились по обломкам контейнера и дальше по проходу.

Не прерывая поцелуя.

Горец сжимал ее лицо ладонями и исследовал рот Джесси жаркими, глубокими движениями языка. Прикусив ее нижнюю губу, он слегка потянул ее, потом снова прикусил и нежно заскользил языком.

Он пробовал ее медленными, ритмичными движениями языка туда и назад, и Джесси засосала его язык так, словно это была другая часть его тела, которую она хотела бы ощутить внутри.

Кейон позволил ей это, тихо постанывая, потом отстранился, потерся щетиной о ее щеку. И стал целовать ее шею, прикусил то место, где шея переходила в плечо.

Джесси с шипением втянула в себя воздух, выгнула спину и запрокинула голову.

Нетерпеливо отодвинув воротник джинсовой куртки, горец обнажил кожу Джесси и покрыл ее плечо легкими поцелуями-укусами, балансируя на грани «недостаточно» и «слишком хорошо».

У Джесси мелькнуло подозрение, что Кейон МакКелтар отлично знал эту грань.

Господи, что с ней происходит? Джесси была недовольна собой. Она же собиралась сказать ему, что им следует поспешить. Что Каменная Морда скоро появится. И охрана, без сомнения, уже в пути. Вот еще пара поцелуев, и она обязательно скажет. Еще секундочку…

Она потянула его за рубашку, просунула под нее руки и начала гладить его живот и гладкие мускулы спины.

Он запустил руки ей под свитер, придвинулся так, чтобы бугор на его джинсах оказался между ее бедрами.

«Нам нужно идти», — собиралась сказать ему Джесси.

— Я не могу дышать, — произнесла она. — Ты слишком большой. Я хочу быть сверху.

Он издал полузадушенный смешок и перекатился так, чтобы она оказалась на нем. Джесси оседлала его и посмотрела вниз. Ее глаза расширились. Размер бугра на ткани его линялых джинсов почти пугал.

— Сними эту чертову куртку.

«Нам нужно идти», — попыталась сказать она. Но прежде чем ей удалось произнести хоть слово, Кейон прижал палец к ее раздвинутым губам, и все закончилось тем, что она принялась посасывать и покусывать этот палец.

Он застонал, не отрывая жаркого взгляда от ее губ.

Джесси стянула куртку с плеч. Когда горец потянул ее свитер вверх, она подняла руки над головой, позволяя его снять. Груди запрыгали, вырвавшись на волю, соски затвердели.

Кейон напрягся, глядя вверх, желание натянуло его тело как тетиву на луке, готовом выстрелить при малейшем движении.

Черт побери, она была великолепна!

Джесси оседлала его бедра, ее пышные груди трепетали и подпрыгивали, а линии ее тела были настолько идеальными, что мужчина мог кончить от одного взгляда на нее. Ее кожа была словно кремовый шелк, и Кейон знал, что почувствует ее не только снаружи, но и изнутри. В некоторых местах эта кожа была темнее, и он не мог дождаться момента, когда прикоснется к ним. Груди Джесси были полными, высокими и до безумия сексуальными. Соски, похожие на розовые иголочки, танцевали над его лицом. Кейон схватил эти прекрасные груди руками и втянул сосок в горячий влажный рот. Слегка потянул, пропустил между зубами, наслаждаясь твердостью, провел по нему языком.

Джесси, выгнув спину, запустила пальцы в волосы Кейона и застонала, когда он потерся щекой о ее груди, покалывая щетиной соски. А потом начал лизать медленными, ленивыми движениями языка, которые сводили ее с ума, и Джесси начала нетерпеливо извиваться. Кейон дразнил ее, проводя головой между ее грудями, играя с сосками, безжалостно кружил языком и покусывал острые кончики.

Ее груди сводило от этой медленной дразнящей ласки. Ей нужно было больше. Она хотела, чтобы его рот плотно присосался, а пальцы сжимали и гладили в такт. Она хотела жара, требовательности. Она хотела, чтобы он ее присвоил.

Джесси была так возбуждена, что буквально сгорала от нетерпения. Язык Кейона пощекотал один сосок, так же нежно начал дразнить другой.

— Пожалуйста, Кейон, сильнее, — всхлипнула она.

И задохнулась от внезапного шума, когда он перекатил ее на спину и оказался сверху.

Жаркое мурлыканье дрожало в его горле.

Холод бетонного пола контрастировал с жаром его кожи. Горец опустился на нее сверху, удерживая сокрушительный вес своего тела с помощью ладоней, которыми опирался по обе стороны от ее тела. Он опустил лицо между ее грудей и — Господи, наконец-то — жадно втянул в рот сначала один сосок, потом другой. Он сосал. Покусывал. Перекатывал языком тугие бусинки сосков, аккуратно сжимая их зубами. Опираясь на локоть, горец начал возиться с застежкой ее джинсов.

— Кейон, — ахнула Джесси.

— Айе, девочка? — Его рот двинулся ниже, прокладывая дорожку из жарких влажных поцелуев по ее животу, остановился над пупком, чтобы вылизать ямку.

— О Господи, Кейон! — Джесси вскинула бедра, чтобы дать ему доступ к джинсам, которые обтягивали ее, как вторая кожа.

Несколько секунд спустя он издал мягкий чувственный смешок, и Джесси знала, что он расстегнул ее ширинку и увидел слова «LUCKY YOU — ТЫ ВЕЗУНЧИК», вышитые золотом с изнанки.

— Так вот почему их называют «Lucky», — пробормотал он.

— Угууууу

— Я не буду с этим спорить, девочка. Я знаю, что мне повезло. — Он сделал паузу, затем прорычал: — Женщина! Я заставлю тебя забыть всех мужчин, которые у тебя были.

— Но…

— Тише. — Его требовательный рот снова коснулся ее тела, осыпая легкими поцелуями-укусами нежную кожу ее бедер по мере того, как дюйм за дюймом стягивал джинсы вниз.

Она не слышала их — людей, которые приближались.

К счастью, Кейон различил раздраженный голос, пролаявший:

— Вы это слышали? Говорю же вам, она там, сзади! Рывком отстранившись, он склонил голову, напрягая слух.

И резко усадил Джесси, одновременно натягивая на нее джинсы.

Одурманенная, оглушенная желанием, девушка сидела на холодном бетоне, хватая воздух ртом и глядя на горца.

— Кто-то идет, — прошептал он.

Кейон встал, поднял ее за пояс джинсов и потряс ими, упаковывая Джесси. Мускулы на его руках заходили волнами.

Его глаза сверкнули, когда он встряхнул Джесси, и приобрели совершенно дикое выражение. Горец резко отвернулся, позволяя ей застегнуться. И спустя долгий миг снова повернулся с ее свитером и помог натянуть его через голову.

Свитер был настолько тугим, что застрял над грудью.

В глазах Кейона появилось загнанное выражение. Он попятился, расстегнул джинсы. Сунул в них руку и с шипением выдохнул.

Джесси справилась со свитером и надела куртку. Подхватила рюкзак и надела на плечи.

Быстрый стук высоких каблуков нервным стаккато рассыпался по полу, стремительно приближаясь. За ним следовали более мягкие шаги множества ног.

Господи, она же совсем забыла о Каменной Морде! За считанные минуты. Ее снова зацеловали до потери разума. Да что же с ней такое? Как одно прикосновение мужчины может полностью уничтожить весь холодный интеллект и сильную логику, которыми она так гордилась?

Джесси нахмурилась, сузила глаза и посмотрела на горца, пытаясь понять, что такого в Кейоне МакКелтаре, чего нет в других мужчинах.

Она была знакома с теорией, которая утверждала, что женщин инстинктивно притягивают мужчины с идеальным для них сочетанием генов, то есть той ДНК, которая усилит ее гены, и наоборот, что гарантировало сильных детей и обеспечивало человеческой расе больше шансов на выживание.

Был ли Кейон МакКелтар биологически идеальной парой для нее? Была ли она обречена беспомощно и безнадежно тянуться к нему? Или сама Природа была против нее, вооруженная своим дьявольским планом продлить эволюцию и ускорить ее беременность?

«Если так, — предположил внутренний голос, — тогда стоит, наверное, смириться и просто с ним переспать, а? Ну разве не так?»

— Неплохая попытка, — пробормотала Джесси.

Антрополог в ней был вполне согласен с логичностью теории, но сама Джесси предпочитала верить, что любовь и секс были вопросами свободной воли и осознанного выбора.

В ее реакции на Кейона МакКелтара не было ничего осознанного и даже отдаленно напоминающего свободу воли.

— Я представить не могу, чем она там занята! — говорила Каменная Морда. — А вы можете? Вы слышали эти звуки? Она словно маленькое дикое животное. Она не просто меня ударила. Она жутко оскорбила меня. Надеюсь, у нее есть адвокат, потому что он ей понадобится. Я подам на нее в суд. Мое лицо никогда не станет прежним. Похоже, мне понадобится пластическая операция.

«Ой, да нууу», — фыркнула Джесси.

Кейон посмотрел на нее, и дикое сексуальное возбуждение в его темно-янтарных глазах смешалось с изумлением.

«Ты ее ударила?» — беззвучно спросил он.

«Мне нужно было как-то до тебя добраться», — прошептала Джесси в ответ, сморщив нос. Она поправила свитер. И попыталась не покраснеть, вспоминая, что они только что делали и, еще хуже, что они чуть не сделали. «Господи, — сердито подумала она, — может, в следующий раз мне нужно просто подарить ему свою девственность».

Хотя, если подумать, она только что пыталась сделать именно это.

Плечи горца задрожали от беззвучного смеха. Он шагнул ближе, склонил голову и прижался губами к ее уху. Поцеловал, нежно проводя языком по изгибам и впадинкам.

— Такой женой гордился бы любой горец, — прошептал он.

Джесси вздрогнула от чувственного прикосновения.

— Спасибо, — прошептала она в ответ. Такой комплимент от воина из девятого века был ей очень приятен. Она просто не могла удержаться и не добавить: — Я вырубила ее с одного удара.

Его плечи затряслись сильнее.

— Итак, мистер друид, ставший темным колдуном, у нас есть задача, требующая решения. Ты сможешь нас отсюда вытащить?

Он запрокинул голову и расхохотался. Его глубокий смех эхом разнесся по складу.

— Вы это слышали? — завопила Каменная Морда откуда-то из ближних рядов. — Там с ней мужчина! Как это создание смогло протащить сюда с собой мужчину?

Кейон сверкнул лукавой и сексуальной улыбкой, вложив в нее максимум самодовольства. Это была улыбка мужчины, который осознает свою силу и которому нравится ею пользоваться.

— Айе, смогу. Расслабься, девочка. Я обо всем позабочусь. Джесси не сомневалась в том, что он сможет. И, черт побери, ей очень нравилась в мужчинах эта черта.

16

Шотландия омывается Атлантическим океаном и Северным морем, граничит с Англией. Размером она примерно с половину своей соседки. Состоит в основном из торфяников, гор и семиста восьмидесяти семи крупных островов, к которым относятся Шетлендские, Оркнейские, Внешние и Внутренние Гебридские.

Цепкая память Джесси впитывала факты, как губка, и щедро делилась информацией.

Девушка знала, что если провести прямую линию от самой южной точки страны до самой северной, то получится всего 275 миль, в то время как длина береговой линии — 6 200 миль.

Джесси было известно, что истинное столкновение Англии и Шотландии, еще до того как столкновениями стали считать политические несогласия, состоялось около 425 миллионов лет назад, когда дрейф континентов заставил Шотландию — в те времена часть суши, включавшую в себя и Северную Америку, — и Англию — бывшую часть Гондваны — столкнуться почти по современной линии политического раздела.

Настоящая сокровищница артефактов, Шотландия занимала одно из первых мест в списке стран, которые Джесси давно хотела увидеть, наряду с Ирландией, Германией, Бельгией, Францией, Швейцарией и другими странами, где жили, любили и сражались древние кельты.

И все же, думала она, выворачивая руль, чтобы объехать канаву посреди узкой грунтовой дороги, ей и не снилось, что она так быстро окажется в Великобритании.

И уж точно она не представляла, что будет при этом в компании горца из девятого века и за рулем огромного краденого черного внедорожника.

Кейон снова был в зеркале и очень бесился по этому поводу.

А она нет. Джесси испытывала огромное облегчение оттого, что зеркало забрало его почти сразу, едва горец успел использовать Глас, чтобы вывести их из аэропорта и «арендовать» машину.

Уже дважды она чуть не отдала ему свою девственность. Если бы в последний раз им не помешали, второй раз стал бы последним.

Джесси не понимала, что происходит. Она была женщиной, которая ничего не делала без веской причины. Джесси знала, что отчасти ее скованность в общении с противоположным полом была результатом того, что она наблюдала за мамой и ее многочисленными мужьями. У Джесси было три сестры, четырнадцать сводных братьев и сестер (некоторые из них были детьми отчимов от предыдущих браков), большой чемодан цинизма и, как следствие, завышенные требования.

Джесси обожала свою мать, и любой, кто стал бы критиковать Лили Сент-Джеймс, получил бы от ее дочери по заслугам. Никто не имел права осуждать ее мать.

Джесси любила своих сводных родственников.

Но ненавидела такие сложные семейные отношения, и это была одна из причин, по которым она отправилась из Мэна в Чикаго, предпочитая длинные телефонные разговоры по воскресеньям, во время которых Лили Сент-Джеймс вываливала на нее весь хаос, творящийся у них дома. В данный момент мама была не замужем, но у нее снова появился возлюбленный, и иногда это было хуже, чем внезапное появление нескольких новых братьев с сестричками, которые с подростковой непосредственностью утаскивали из дома одежду или ключи от машины.

Дни рождения и другие праздники всегда превращались в катастрофу. Выходные были кошмаром. Джесси никогда не могла понять, что мама подразумевает под супружескими обязательствами. Лили работала торговым агентом и к брачным клятвам относилась так же, как и к любой своей сделке: как к кратковременному контракту с возможностью продления, которой редко пользовалась.

Джесси собиралась выйти замуж один раз. И рожать детей от одного мужа. Троих или четверых, может, мальчика и двух девочек, которым никогда не придется ломать себе голову над тем, кто кому кем приходится, не говоря уже о вопросе «почему». Ее мама иногда выбирала весьма странные варианты из череды своих поклонников.

Джесси хотела жить в маленьком, замкнутом, спокойном мире. Чем меньше людей ты любишь, думала Джесси, тем больше ты о них заботишься. Она всегда предпочитала качество, а не количество.

И все же с Кейоном МакКелтаром все ее продуманные и взвешенные жизненные установки вылетали в трубу.

Он смотрел на нее — она становилась влажной.

Он касался ее — она таяла.

Он целовал ее — она начинала раздеваться.

И не могла объяснить свое поведение. Да, он был сексуальным и мужественным — ну и что, что это не вязалось с современным феминистическим движением, которое ввело моду на изнеженных мужчин, — ей нравилась мужественность. Нравилось, что мужчина слегка неотесан и не приручен. Да, он был потрясающим, и Джесси с нетерпением ждала момента, когда сможет расспросить его о девятом веке и выяснить, что случилось с ним одиннадцать веков назад.

С точки зрения логики, его просто не могло быть.

Он жил в зеркале. Он был колдуном, объявившим кровную месть другому колдуну. И он был намного старше ее.

Он был не из тех, за кого можно выйти замуж. И даже не из тех, с кем можно завязать близкие отношения. Она знала это.

Но несмотря на все это, как только он ее касался, Джесси тут же деградировала до состояния своих доисторических предков, у которых было лишь три цели в жизни: еда, сон и секс. Впрочем, если бы порядок целей формировала сама Джесси и так, как ей нравилось, то на первом месте стоял бы секс, чтобы она выглядела стройной, а ее живот был плоским, затем еда с большим количеством углеводов и только потом сон. А затем проснуться и снова секс, который позволит сжечь лишние углеводы. И опять еда.

Но толку от этих планов не было.

А был мужчина, которого ей непрерывно хотелось трогать.

И, без сомнения, стоит ему снова выйти из зеркала, как они опять окажутся друг на друге. Причем в горах, куда он ее отправил, рассчитывать на то, что их прервут, не приходилось, разве что с неба рухнет четко прицелившийся метеорит или на них наткнутся воры, угоняющие чужих овец.

— Я снова сполз, девочка, — раздался недовольный рык с пассажирского сиденья. — Отсюда не видно ничего, кроме потолка.

Джесси притормозила и вырулила на обочину. Когда они забирались в машину, Кейон сначала разместил зеркало поперек задних сидений, а сам сел рядом с ней. Но не прошло и часа, как Темное Стекло забрало его обратно, и Кейон потребовал, чтобы Джесси отодвинула пассажирское сиденье назад, насколько это возможно, поставила зеркало вперед, наклонив под углом, и пристегнула ремнем безопасности. Таким образом, горец мог видеть, куда они едут.

— Я не уверен в том, куда нужно ехать, — сказал он ей. — Я знаю, куда хочу отправиться, но не знаю, как это выглядит спустя такое долгое время. По пути нам встретятся дороги и дома, которых не было в мое время, но я узнаю горы, если смогу хорошо их рассмотреть.

К сожалению, ремень безопасности был рассчитан на человеческое тело со всеми его впадинами и выпуклостями, а не на плоское зеркало, которое постоянно соскальзывало в горизонтальное положение. Если бы у Джесси был хоть какой-то багаж, его можно было бы поставить в качестве упора для нижнего края рамы, на полу, но они путешествовали вне закона и налегке. В салоне было три пустых упаковки от фаст-фуда, который они прихватили с собой, чтобы перекусить по дороге из аэропорта, и карты, которые Кейон утащил с газетного стенда на выходе.

Как только Джесси наклонилась, чтобы снова поправить зеркало, горец пробормотал что-то на своем загадочном языке и из стекла внезапно вылетела книга. За первой книгой последовали вторая и третья. Джесси пригнулась. Однажды она уже сломала нос, в тот жуткий день в гимнастическом зале, и с тех пор он так и остался немного искривленным.

— Подопри ими раму, — скомандовал Кейон. Джесси моргнула.

— У тебя там есть книги?

— Я накопил немного вещей за прошедшие столетия. Вещей, которых Лукан не стал бы искать. Когда меня перевозили с места на место, я при любой возможности прихватывал еще.

Джесси сложила книги у основания зеркала, мельком проглядывая названия. «Краткая история времени» Стивена Хокинга, Полный словарь английского языка Уэбстера, «Естественная история» Плиния, «Иллюстрированная энциклопедия Вселенной» и «Географика» — массивный том с картами и таблицами.

— Легкое чтиво, да? — пробормотала Джесси.

Лично она предпочитала серию Джанет Иванович о Стефани Плам или любую книгу Линды Говард в тех редких случаях, когда ей удавалось почитать для души. То есть примерно раз в год.

— Я старался быть в курсе событий.

Она посмотрела в зеркало. После того как совсем недавно она видела горца во плоти, странно было смотреть на плоскую одномерную картинку в стекле. Ей это совершенно не нравилось. Она начинала сердиться на зеркало. На то, что оно может забрать горца в любой момент, как только пожелает. Джесси покачала головой. Несколько минут назад она была благодарна, что зеркало его забрало. А сейчас злилась по той же причине. Хоть раз она может что-то твердо решить по поводу этого горца?

— Готовился к тому дню, когда будешь наконец свободен? Для этого?

Он посмотрел на нее, и Джесси не могла определить выражения его глаз.

— Айе.

Свободен. После одиннадцати столетий горец из девятого века будет свободен через две недели с небольшим хвостиком.

— Еще семнадцать дней, — задумчиво выдохнула Джесси. — Господи, ты, наверное, лезешь там на… стены, или что там у тебя есть.

— Айе.

— Кстати, а что там есть? — Она слегка потрясла зеркало, проверяя, надежно ли его закрепила. Теперь оно не должно было скользить.

— Камни, — сухо сказал Кейон.

— А еще что?

— Камни. Серые. Разных размеров. — Его голос стал монотонным. — Пятьдесят две тысячи девятьсот восемьдесят семь камней. Двадцать семь тысяч шестнадцать из них слегка светлее остальных. Тридцать шесть тысяч и четыре камня скорее прямоугольные, чем квадратные. Девятьсот восемнадцать — шестиугольные. У девяноста двух по поверхности идет бронзовая жилка. Три камня треснули. В двух шагах от центра есть камень, который слегка выпирает из пола, я спотыкался о него первые несколько веков. Еще вопросы?

Джесси моргнула, забыв, как дышать. Горло и грудь сдавил внезапный спазм. Что еще она могла спросить? Как он не сошел с ума, оставаясь там? Как спасался от сумасшествия? Как он выжил больше тысячи лет в таком аду?

Она не спросила, потому что это было все равно, что спрашивать гору, почему она все еще стоит, как стояла на заре творения, пусть немного изменив форму. Какие бы катаклизмы ни сотрясали планету, гора остается на своем месте.

Кейон был силен — не только физически, но и эмоционально. Этот мужчина был как скала, к которой женщина может прислониться в трудные времена и не бояться того, что все рухнет, потому что мужчина защитит ее. Она никогда раньше не встречала никого, кто был бы похож на Кейона. Общество двадцать первого века почти не рождало альфа-самцов. Да и где современным мужчинам воспитывать в себе нужные качества и закалять характер? Соревнуясь в новейшие видеоигры? Покупая костюмы и галстуки? Гоняя до идиотизма дорогими клюшками маленькие белые мячики по идеально подстриженному газону? Или в драке за место на парковке у ближайшего магазина?

— Нет, — сказала она. — Вопросов больше нет.

Одиннадцать веков плена. В зеркале, висевшем на стене в кабинете ненавистного врага. Одиннадцать веков без еды. Без любви. Ему хоть было с кем поговорить?

Наверное, мысли Джесси отразились на ее лице, потому что Кейон мягко сказал:

— Это уже не важно, девочка, но спасибо за сочувствие. Это почти закончилось. Еще семнадцать дней, Джессика. И все.

Почему-то от его слов она почувствовала, как к ее глазам подступают слезы. Одиннадцать веков ада не только не превратили его в монстра, он еще и пытался утешить ее, сделать так, чтобы она не переживала о его заключении.

— Ты плачешь, женщина? Она отвернулась.

— У меня был трудный день. Черт, у меня была трудная неделя.

— Джессика.

Ее имя прозвучало как мягкий приказ.

Она не подчинилась, глядя в окно на округлые холмы.

— Джессика, посмотри на меня.

Она повернулась и уставилась на него глазами, блестящими от слез.

— Да, я плачу из-за тебя, понял? — огрызнулась она. — Потому что ты застрял там на одиннадцать веков. Теперь мне можно снова ехать или тебе еще что-то надо?

Горец слабо улыбнулся и прижал ладонь к серебристой поверхности стекла.

В голове у Джесси не было ни единой мысли, она непроизвольно подняла руку и их ладони встретились на серебре. И хотя она ощущала только прохладное и твердое стекло, от этого жеста у нее потеплело на сердце.

Пару секунд они не говорили и не двигались.

А потом Джесси резко отвернулась, вытащила салфетку из коробки, высморкалась, выпрямилась на водительском сиденье, и машина тронулась с места, продолжая путешествие по шотландским нагорьям.

Сумерки в шотландских нагорьях.

Большая часть дня ушла на поиски пещер, в которых он в детстве играл.

Земля очень изменилась за прошедшую тысячу лет, новые дома и дороги сделали почти неузнаваемыми те ориентиры, которые он когда-то считал незыблемыми. Даже горы выглядели иначе, когда он смотрел на них с запруженных улиц города, совсем не такими, какими они когда-то казались с открытых полей, где бродили только овцы.

Кейон не хотел, чтобы Джесси входила в пещеры, пока он не удостоверится, что там нет животных, а своды не грозят обвалом, поэтому уговорил ее прислонить зеркало у входа в каменное убежище, чтобы он мог внимательно наблюдать за окружением. Вооруженный ножами и пистолетами, он был готов встретить любую опасность, хотя и сомневался, что таковая появится в этот вечер или даже в следующий.

Темное Стекло стояло на скалистой вершине холма, и запертому в нем Кейону открывался отличный вид на два самых прекрасных явления: закат в Шотландии и Джессику Сент-Джеймс.

Его любимая страна стала отличным фоном для этой женщины.

Джесси сидела, скрестив ноги, всего в футе от его зеркала, ее короткие кудряшки отливали золотым и багряным, лоб и щеки были окрашены розовым, губы напоминали красный бархат. Чудесные белые зубки сверкали, когда она улыбалась, глаза сияли внутренним огнем. Она замечательно выглядела на фоне заката, когда, смеясь, запрокидывала голову.

Она хохотала, когда они говорили. Эта женщина находила смешное практически во всем, даже в том жутковатом положении, в котором сейчас оказалась. Для Кейона это был один из признаков воинской доблести. Страх не давал ничего. Как и сожаление — Господи, это он знал слишком хорошо. Все сожаления в мире ничего не могли бы изменить. Как и в прошлом. И в будущем.

А вот юмора и воли, которые так редко проявляются в сложных ситуациях, Джесси было не занимать.

По его просьбе девушка рассказывала об испытаниях и бедах, которые ей пришлось пережить, когда она пыталась добраться до зеркала в аэропорту.

Она сопровождала свой рассказ жестами, и ее пальцы иногда касались стекла. Кейона так сильно тянуло к ней, что всякий раз, когда она дотрагивалась до стекла, его пробирала дрожь, словно пальцы Джесси касались его, а не холодной поверхности зеркала.

Впервые за тысячу лет он мог наблюдать, как ночь укрывает его горы, — наблюдать за закатом, чего ему дико не хватало в плену, — но куда больше его захватывал рассказ Джессики. Он смеялся вместе с ней, ярко представляя происшедшее. Он буквально видел, как она перепрыгивает через стойку, как бьет рюкзаком свою соперницу, как затаскивает ее в чулан. В Джессике Сент-Джеймс определенно было что-то дикарское.

«Это еще одна причина, по которой мне так нравится эта девочка», — подумал он, слабо улыбаясь.

Кейон смотрел на Джесси, упивался ею, и его улыбка поблекла. Джесси обернула плечи его пледом, уютно устроилась, согретая солнцем, которое уже соскальзывало за темные горные хребты на горизонте. В тартане она выглядела очень трогательно. Да, цвета пледа не принадлежали Келтарам, это был просто шотландский плед, который он стащил несколько веков назад как напоминание о доме, но Кейон привык считать этот плед своим. На Джесси плед смотрелся просто замечательно. Красный и черный цвета очень шли ей. Она была полна жизни, Господь щедро одарил ее драгоценными цветами: волосы цвета воронова крыла и розовая кожа с золотистым загаром.

Их разговор был долгим. Впервые с тех пор, как их пути пересеклись, их не окружала суета и им никто не мешал. Горец не мог обеспечить Джесси большей безопасности, пока находился в зеркале, поэтому решил воспользоваться шансом побольше узнать о ней.

Где она выросла? Есть ли у нее клан? Сколько их, кто они, где они? Чему она училась в своем университете? Чем мечтала заняться в будущем?

«Я училась копаться в земле, — сказала она, задорно улыбаясь, — и именно этим мечтала заняться». А когда она объяснила, что на самом деле имела в виду, Кейон понял, что и эта ее черта притягивает его. Она была любопытна, как друид. Он мог представить ее на раскопках, ищущую в земле сокровища прошлого, откапывающую осколки горшков и детали оружия и доспехов. Господи, как бы он хотел оказаться рядом с ней, когда она будет это делать! Рассказывать ей истории о том, что она нашла, а потом накрыть ее своим телом и показать ей живой и действующий артефакт.

«Если бы ты могла получить что угодно, что бы ты хотела?» — спросил он.

Джесси ответила без промедления: «Найти лучшего друга». И быстро добавила: «Настоящего, действительно лучшего друга, с которым я буду с удовольствием беседовать по утрам, как только проснусь, и перед тем как уснуть».

Кейон снова слабо улыбнулся. «Ты имеешь в виду родственную душу», — подумал он, но не сказал. Она говорила о мужчине, о любимом на всю жизнь. Он видел это по ее глазам.

А потом Джесси рассказывала ему о том, как решила стать археологом, как прочитала в детстве книгу, вдохновившую ее на этот путь.

Он внимательно слушал. И представлял, что сможет сидеть так целую вечность, а может и больше, и наслаждаться. Он хотел слышать подробности о ее жизни, узнать о ней как можно больше.

— А потом, на втором курсе колледжа, я поняла, что это будет совсем не похоже на «Мумию» Энн Райе. Не будет магии и путешествий, не будет восторженных открытий. Будет множество грязной работы и еще больше возни с бумажками. Большинство археологов так и не доходят до раскопок.

— Но к тому времени было уже поздно, — улыбнулась она ему. — Я влюбилась в археологию по совершенно другой причине. Мне всегда нравилась история. Меня захватили загадки нашего происхождения, происхождения мира, я пыталась сложить кусочки информации в единое целое.

Она говорила на темы, которыми интересовались друиды и которыми всегда восхищался Кейон. Жизнь была полна крупиц истины и знания, разбросанных то тут, то там, и мудрые мужчины и женщины стремились собрать эти крупицы.

А неразумные стремились собрать нечто иное. К примеру, Реликвии Невидимых.

И платили за это свою цену. Господь свидетель, немалую цену!

— Мама ненавидит мой выбор, — призналась Джесси. — Она не может понять, почему я не выйду замуж и не нарожаю детишек. Почему я люблю артефакты и занимаюсь ими, хотя могла бы в это время искать себе мужа.

У Кейона подвело живот. Искать себе мужа. Он ненавидел эти слова. Его колдовская кровь вскипела в жилах.

— Почему ты не нашла мужчину? — напряженно спросил он. Ее улыбка исчезла. Джесси помолчала минутку. А потом снова улыбнулась. На этот раз улыбка была мягче, и казалось, что она принадлежит куда более взрослой женщине, столько в ней было горечи.

— Думаю, я родилась не в то время, Кейон. Наверное, это одна из причин, по которым меня так тянет к прошлому. Я старомодная девушка. Моя мать четыре раза выходила замуж, а теперь ищет себе нового мужа.

— Ее мужья погибли, девочка? — спросил Кейон.

И подумал о том, знает ли она, как действует на него ее вид. Плед мягкими складками укутывал ее плечи, маленькие руки расслабленно лежали на коленях, ладошками вверх. Она задумалась, взгляд ее мерцающих глаз был устремлен вглубь себя.

— Нет, — ответила Джесси, медленно качая головой. — Просто они решали, что больше друг друга не любят. Обычно это мама их бросала.

— И они ее отпускали? — Если мать была похожа на дочь, то Кейон просто не мог представить себе мужа, который не приложил бы максимум усилий, чтобы сделать ее счастливой, не отдал свою жизнь, чтобы исполнить ее мечты.

Он никогда не поймет современных браков. У него не укладывалось в голове, как можно развестись. Как бы легкомысленно он порой ни относился к отношениям с женщинами, но все друиды Келтаров жили в ожидании того дня, когда смогут произнести свадебную клятву.

Для него этот день никогда не настанет.

— Я не понимаю этого, Джессика. Любовь дается навек. Они не любили ее, те, за кого твоя мать выходила замуж?

Джесси пожала плечами, и выглядела она такой же обескураженной, как и он.

— Я не знаю. Иногда я задумываюсь, помнят ли люди, что такое любовь. Были дни, когда я смотрела, как мои друзья по школе меняют любовников, как перчатки, и начинала думать, что мир переполнен людьми, а все наши развитые технологии сделали жизнь настолько легкой, что это обесценило самые основные, самые важные вещи. Сейчас женятся так, словно выбирают себе вещь, которую всегда можно вернуть, обменять или перепродать. И все пытаются выторговать что-нибудь получше, словно с любовью можно так поступать. — Она закатила глаза. — Ни за что. Это не для меня. У меня будет один муж. Я выйду замуж один раз. Когда знаешь, что выбираешь раз и навсегда, это заставляет задумываться, не спешить и выбирать очень тщательно.

Джесси замолчала, а Кейон горько улыбнулся, размышляя над причудами судьбы. Джессика Сент-Джеймс была сильной, яркой, искренней, забавной, страстной и невероятно сексуальной.

Она идеально ему подходила. Вплоть до раздражающей его строптивости. Она единственная всегда будет за пределами его магии, того дикого дара, который делал его жизнь слишком легкой. Опасно легкой.

Эта женщина была словно специально создана для него.

— А как насчет тебя? — без выражения спросила Джесси. — Ты был женат?

От него не укрылась тень, промелькнувшая в ее чудесных глазах. Ей определенно не нравилась мысль о том, что у него могла быть жена. Ей не нравилась мысль о том, что он мог любить другую женщину. От осознания этого тугая боль, свернувшаяся узлом у него внутри, слегка отпустила. Кейон знал, что вскоре этот узел снова затянется и с каждым днем будет становиться все туже.

— Нэй, девочка. Я не нашел женщины до того, как меня заперли в Темном Стекле.

Джесси нахмурилась, словно собираясь продолжить тему, но потом передумала.

— Господи, у меня столько вопросов, которые я хочу тебе задать, но я к ним даже не подобралась! Сколько тебе лет, кстати? То есть за вычетом тех, что ты провел в зеркале.

— Тридцать. Исполнилось незадолго до плена. А тебе?

— Двадцать четыре.

— В мое время ты бы…

— Знаю, знаю, была бы старой девой, так? — Она рассмеялась. — Моя мама тоже так говорит.

— Нэй, — сказал он ей. — Ты не осталась бы без мужа. Скорее всего, ты была бы уже замужем третий или четвертый раз. Такая красавица, как ты, привлекла бы внимание самых богатых мужчин нашей земли. К сожалению, они же были и самыми старыми.

Ее глаза расширились, губы зашевелились.

— Красавица, как… — Она осеклась, покраснела и тихо добавила: — Спасибо.

А потом наградила его улыбкой.

— Ну и пакость. Я выхожу замуж, он умирает. Я выхожу замуж, он умирает. И не похоже, чтобы я хоть раз осталась богатой вдовой, которая может делать что угодно. Какой-то родственник мужского пола наверняка снова выдал бы меня замуж, так ведь? И в семье сохранились бы и выкуп, и земли.

Кейон кивнул.

— Хотя у моего клана были не такие варварские обычаи. У меня было семь сестер, которые могли говорить одновременно — и очень громко, если волновались, — это меня кое-чему научило.

Джессика рассмеялась. Потом они оба помолчали. Она открыла рот, чтобы что-то сказать. Закрыла. Помедлила, потом открыла снова. И подалась вперед, понизив голос.

— А как это случилось, Кейон? Как ты попал в это зеркало?

— В другой раз, — ответил он. Хотя какая-то извращенная часть его души хотела, чтобы Джессика думала о нем как можно хуже, горец чувствовал, что между ними зарождается настоящая близость. И не хотел портить ее рассказами о древних грехах. — Пора спать, милая Джессика. Завтра нам многое нужно сделать.

Позже, той же ночью, Кейон стоял, полностью обнаженный, перед серебристой преградой из стекла. Вооружившись ножами и пистолетами, он наблюдал за спящей Джессикой.

Одетая в слишком большую для нее одежду, Джесси свернулась в гнезде из его вещей у основания рамы. За минувшие века Кейон не раз забирал и прятал разную одежду. Как только настала ночь и температура резко упала, он отдал весь свой запас Джесси, снял даже футболку и джинсы, чтобы она не замерзла холодной октябрьской ночью.

Сон, как и прочие физические нужды, в зеркале исчезал. Он будет на страже, пока девушка не проснется. Пока что Кейон сделал для ее безопасности все, что мог. Но не все, что вообще было в его силах, и собирался сделать все, что только возможно, ради ее безопасности, не считаясь с ценой.

Им действительно многое нужно было сделать. Завтра они вернутся в Инвернесс за припасами. Он обойдет их временное убежище по периметру, закопает охранные камни в восьми точках и прочитает заклятия в сорока шести.

Завтра он найдет, чем сделать себе татуировку, потому что ему понадобятся защитные руны, чтобы закрыться от темных сил, которые придется заложить в ловушки, необходимые для защиты от Лукана и его приспешников. Завтра он изменит почву так, как когда-то, очень давно меняли землю для погребений, силой заставит ее измениться, призовет к жизни, заставит повиноваться ему и только ему.

Если в почве попадется нечто мертвое, могут возникнуть… трудности, но он защитит Джесси. Даже если ему придется покрыть себя рунами с ног до головы, сбрить волосы и сделать татуировки на голове, на ладонях, на ступнях и на языке, он защитит ее.

«Однажды ты покроешь татуировками все свое тело». Слезы блестели в глазах его матери, когда она заметила свежие алые татуировки на его шее. Такие свежие, что его кровь все еще проступала на них капельками, неотличимая от рисунка. «А как ты после этого защитишь свою душу? Кейон, ты должен остановиться. Отошли его прочь».

Он тогда смеялся над ней. «Я не покрыл и десятой части тела, мама. А Лукан пусть и образованный человек, но у него недостаточно силы, чтобы стать опасным».

«Ты ошибаешься. И он делает опасным тебя».

«Ты не понимаешь, о чем говоришь».

Но она понимала. С того ненастного зимнего вечера, когда темный незнакомец из Уэльса появился у ворот и попросил приюта, говоря, что заблудился из-за метели.

«Отошли его, Кейон! — умоляла она. — Он пришел к нам во тьме, и тьма не только следовала за ним по пятам, она живет в его душе». Его мать всегда прислушивалась к тому, что считала даром предвидения.

«Мы просто накормим его и приютим на одну ночь», — сказал Кейон, чтобы доставить ей удовольствие. В те времена он ничего так не любил, как видеть близких людей счастливыми. Особенно сестер и мать. Эти восемь женщин были словно стайка ярких бабочек, порхающих по его жизни и делающих ее красочной. В их присутствии Кейону не терпелось найти себе пару на всю жизнь.

Но когда он понял, что сидящий за столом гость — тоже друид, Кейон слишком заинтересовался, чтобы прогнать его. Отец Кейона умер до рождения сына, братьев у него не было, и он никогда не слышал, что такие же, как он, существуют.

Одно цеплялось за другое. Самолюбие и высокомерие сыграли не последнюю роль.

«Мне доступно это заклинание, а тебе

«Айе, а ты знаешь вот это

«Айе. Ты умеешь призывать элементалей

«Айе. А владеешь ли ты Гласом? Слышал ли ты о Реликвиях Невидимых?»

«Нэй, мне известны только Реликвии Светлых: копье, камень, меч и котел».

«Ах, так ты не слышал о Магическом Стекле…»

Так Лукан называл поначалу Темное Зеркало. Уэльский друид начал раскладывать свои силки в первый же вечер, и приманка была подобрана великолепно. «Можешь ли ты представить, что значит предвидеть политические перемены? И знать, с кем из претендентов на трон твоему клану стоит заключить союз? Или когда твоим любимым грозит беда? Говорят, что зеркало показывает будущее четко и подробно, чего никогда не достичь с помощью наших заклинаний».

Пульс Кейона участился от мысли о том, что зеркало сможет показать ему его будущую жену — судьбу Келтара на всю жизнь.

Все началось с того, что он просто открыл дверь в тот зимний вечер, с того, что не прислушался к совету матери, — сложная картина жизни складывается из самых простых решений, мельчайших поступков!

Все те, кого он когда-то любил, были мертвы уже более тысячи лет.

Считал ли Лукан дни, оставшиеся до Самайна — или, может, валлиец называет этот праздник Холлантаидом, ночью визита призраков, ворожбы и гаданий, праздничных костров, — как считает он сам? Кейон говорил о днях, но считал при этом каждую минуту, которая ему осталась.

— Чуть больше шестнадцати дней, Тревейн, — прорычал он в холодную горную ночь, — и ты рассчитаешься за все, что отнял у меня.

Через триста восемьдесят четыре часа и сорок три минуты, если быть точным, он наконец-то сможет отомстить.

Глаза Кейона потемнели, когда он взглянул на Джессику.

Он никогда не думал, что месть окажется обоюдоострым мечом.

17

Кейон МакКелтар был машиной.

И Джесси это совершенно не нравилось.

После той близости в аэропорту и теплого дружеского разговора вчера вечером, после того как она спала, окруженная его терпким чувственным запахом, одетая в его одежду, свернувшись на его вещах, после того как ей снились эротические сны с его участием… Да такие сны, что автор Кама Сутры сел бы и начал за ними записывать! После того как она проснулась и увидела, что он стоит над ней обнаженный, смотрит на нее из зеркала и возбужден настолько, что у нее тут же пересохло во рту, зато другая часть тела стала влажной… Джесси ждала… ну, как минимум нескольких жарких поцелуев.

А получила всего лишь одно мимолетное касание губ.

И ни единого едкого комментария.

Только «Ты проснулась

Она моргнула, не в силах отвести от него взгляд. Этот мужчина был сложен и оснащен лучше, чем все, кого она видела. И хотя видела она в основном картинки из Интернета, Джесси полагала, что может судить беспристрастно. «Ага, я проснулась», — слегка задыхаясь, ответила она. Некоторые части ее тела явно проснулись больше остальных.

«Вызови меня».

Она облизала губы и послушалась.

Двухметровый, мускулистый, обнаженный горец вышел из стекла и шагнул к ней…

Мимо нее. И начал собирать одежду.

Он оделся, быстро и тщательно прикрыв свое восхитительное мускулистое тело. Потом подхватил зеркало и водрузил на заднее сиденье внедорожника. Вернулся, точно так же подхватил ее, уронил на водительское сиденье.

И когда разместил ее за рулем, то, блин, поцеловал ее в лоб.

Когда Кейон наклонился, она, как идиотка, потянулась к нему губами, думая, что сейчас он ее поцелует. Но ее губы поцеловали воздух, отчего настроение сразу стало мрачным, — как бы ни светило солнце, обещая великолепный, необычайно теплый осенний день в горах, которым она могла наслаждаться, потому что выжила.

Действуя с автоматической четкостью, словно Терминатор, стальное тело и компьютерный чип которого определяли каждое движение, Кейон погрузился в изучение буклетов, которые стащил в аэропорту вместе со стопкой карт, а затем направил Джесси к магазину «Тиедеманнс», который специализировался на товарах для туризма и оборудовании для выживания вдали от цивилизации.

За прошедшие полчаса — с тех пор как Кейон бесцеремонно «припарковал» ее у кассы — он словно забыл о ней, изучая ассортимент и засыпая продавца десятками вопросов. Горец выбирал и отправлял к кассе теплую одежду, спальные мешки, небольшую газовую плитку, посуду и самые разнообразные предметы, о назначении которых Джесси не имела понятия.

— Потом нам следует запастись едой, — сказал Кейон во время одного из своих рейдов к кассе.

Это немного подбодрило ее. В животе у нее урчало. Джесси проголодалась. Это будет райское наслаждение. А чашка горячего какао или кофе удвоят его. Обтягивающие джинсы «Лаки», которые поначалу были такими тугими, уже давно пора было постирать. Джесси спала в них в самолете и на земле. Уже четверо суток она носила их не снимая. И трусики тоже. Четыре дня прошло с тех пор, как она в последний раз принимала душ, и, если в ближайшем времени ей не представится возможности искупаться, она кого-нибудь пнет.

Приподнявшись на цыпочки, девушка рассматривала коллекцию женской спортивной одежды, которая находилась как раз за отделом с палатками. Минимум, что может сделать Кейон, это применить Глас, чтобы добыть ей одежду. И ей нужен бюстгальтер, черт бы все это побрал. Подойдет даже спортивный, а здесь их, похоже, предостаточно. Найти в этом магазине трусики Джесси не надеялась, но можно добыть пару бутылок воды и мыло, чтобы постирать белье руками.

Оттолкнувшись от стойки, у которой она послушно «ждала прямо здесь», как было приказано, Джесси отправилась вдоль секции товаров для кемпинга в сторону отдела женского белья. Приближаясь к вешалкам с бюстгальтерами, она увидела табличку дамского туалета и быстро повернула к нему.

На случай, если ей не удастся сегодня принять душ, — ведь неизвестно, как пройдут ее дни под опекой, руководством и защитой одного Кейона МакКелтара, — она решила привести себя в порядок с помощью бумажных полотенец. Ради безопасности и отсутствия запаха.

— Скажи мне, сколько этих газовых баллонов нужно для плиты на шестнадцать дней ее работы. С учетом ее постоянного использования.

Кейон хотел, чтобы Джессика не мерзла и чтобы он мог готовить для нее, но он боялся разводить костер в лесу или в пещере, чтобы не выдать их местонахождение. Бесцветное, не имеющее запаха и практически бездымное газовое пламя было отличным изобретением.

Продавец сделал подсчеты и назвал ему цифру. Карие глаза продавца остекленели от заклятия принуждения, движения были резкими, прерывистыми, как у автомата.

Кейон использовал Глас с той секунды, как вошел в дверь магазина. Он хотел справиться со всем как можно скорее. Слишком многое предстояло сегодня сделать, и он не мог позволить себе ни личных желаний, ни секунды промедления. Если ему повезет и он пробудет вне зеркала восемь часов, ему удастся достичь всех поставленных целей. Вчера у него было только три часа и сорок две минуты свободы, поэтому сегодня Кейон рассчитывал на более долгую «отлучку». Это было бы логично — если хоть на что-то, связанное с функциями Темного Стекла, можно было рассчитывать и определять словом «логично».

Джессика обижалась на его равнодушие, он знал это. И ненавидел, но это было необходимо.

Кажется, девочка не вполне представляла себе тот ад, что творился в его душе. Стоило допустить во внутренний пожар желания хоть каплю кислорода, и взрыв будет неизбежен. Кейон не сможет себя контролировать, они потеряют целый день и не останется ничего, кроме пепла.

А затем наступит ночь, и она снова будет недостаточно защищена. По его вине. Кейон не хотел нести эту ношу и рисковать ее жизнью. К вечеру Джессика будет защищена настолько, насколько он может это обеспечить. А до тех пор он не мог позволить себе прикоснуться к ней, потому что знал, что не остановится. Всю ночь Кейон наблюдал, как она спит, изучал ее лицо в меняющемся свете, от лунного серебра до розового рассвета. Запоминал ее лицо. Если бы он был скульптором, то смог бы вырезать ее черты в камне, даже ослепнув.

Стоять и смотреть на нее, не смея коснуться, было для него пыткой. И счастьем. Столетия назад он научился получать удовольствие от жизни, несмотря на обстоятельства, в которых оказался.

Проснувшись, Джессика перекатилась на бок и посмотрела на него сонно-сексуальным взглядом. Ее кудряшки растрепались во сне. Ему удалось увидеть то, что мог знать только любовник, — как она выглядит по утрам, разрумянившаяся ото сна, с мягкими губами, со спутанными волосами. Она просыпалась мягкой и теплой, слегка сбитой с толку, но откровенно чувственной. От одного ее вида хотелось сгрести ее в объятия и сделать своей.

Кейон представил, как выходит из зеркала, срывает с нее джинсы, быстро и жестко овладевает ею, а уже потом сажает в машину.

Но он слишком хорошо себя знал, чтобы заблуждаться по поводу «быстро и жестко» с Джессикой. Жестко? Айе. Быстро? Да ни за что на свете. Если он начнет, то не сможет остановиться, и ее жизнь, и его месть, все отступит перед страстью.

Этот день он собирался посвятить поиску необходимых вещей, еды, краски, игл и охранных камней.

Завтра он сможет потребовать свою женщину себе. А будет еще послезавтра, и послепослезавтра. Как только Джесси будет вне опасности, он отдаст ей каждый миг своей свободы.

— Мне следует упаковать для вас эти вещи, сэр? — спросил продавец.

Кейон кивнул и посмотрел туда, где стояла Джессика. Когда он оборачивался в последний раз, она стояла, скрестив руки на груди, отчего ее бюст приподнялся еще больше, чем обычно. Она выпятила пухлую нижнюю губу и нетерпеливо притопывала ногой.

Теперь ее нигде не было.

Куда она делась, черт побери? Он же сказал ей не двигаться. На английском языке. А со слухом у нее было все в порядке.

— Сэр, палатка вам тоже нужна?

— Нэй! — прорычал Кейон, глядя на мужчину, который стоял теперь спиной к нему у той же стойки, где раньше была его женщина.

Это из-за него ушла Джессика? Незнакомец полез к ней, что-то сделал? Он убьет этого сукиного сына.

Кейон рассматривал помешавшего ему незнакомца. Тот был высоким, мощного телосложения, одет в темные брюки, черные ботинки и черную кожаную куртку. Длинные темные волосы были заплетены в косы и завязаны кожаным шнурком.

Так собирали волосы горцы прошлого, и эта традиция родилась еще до Кейона. И выглядели волосы так же, если только горцы, готовясь к битве, не выбеливали их гашеной известью, чтобы нагнать дополнительного страха на изнеженных римских чистоплюев.

Незнакомец явно много о себе воображал, это было видно по тому, как он стоит, как держит себя. Он излучал высокомерие. И не нравился Кейону. Совсем не нравился. Если этот урод сказал Джессике хоть слово, он покойник.

— Джессика! — рявкнул он. — Где ты, девочка? Ответь мне!

Ответа не было.

Кейон осмотрел магазин, ища глазами ее темную кудрявую макушку. Куда она могла уйти?

Он не мог найти ее при помощи друидского чутья, но рассчитывал, что сканирование помещения поможет ее обнаружить. Она была уникальна и казалась островком спокойствия и тишины в шумном окружении.

Кейон накрыл магазин сетью, потянулся чувствами, ощупывая пространство.

Чужое касание такого же щупа было настолько неожиданно и настолько сильно, что он вздрогнул.

И немедленно захлопнул ментальные стены, поднимая щиты один за другим, запечатывая себя. Отгораживаясь от этой непонятной дряни, чем бы она ни была.

Эти щиты и стены никогда не требовались ему раньше.

Никто и никогда не мог прочитать его мысли, даже Лукан при помощи темных искусств. Это была одна из особенностей, которые дико злили его тюремщика. Лукан до сих пор не мог прозондировать его, даже по прошествии тысячи лет, на протяжении которых он постоянно набирал силу и знания. Лукан не оставлял попыток, поскольку верил, что Кейон знает заклятия, которые скрывает от него (Кейон действительно знал и скрывал), и старался так или иначе выведать их (что не получалось и не получится).

Ни разу во время попыток Лукана Кейон не ощутил даже прикосновения к своему разуму. Тревейн не мог так глубоко проникнуть в его мозг.

А только что он ощутил вполне отчетливое вторжение в разум. Очень особое вторжение, хотя Кейон вряд ли мог сказать так о первом прикосновении. Но то, что его коснулось, обладало такой сложной структурой и было таким древним — куда более древним, чем он сам, — что он не мог бы назвать это… человеческим. А если это и был человек, то таких людей он никогда раньше не встречал.

Сосредоточившись, Кейон толкнул силу обратно в том направлении, откуда пришло странное чувство, пытаясь определить его источник.

Мужчина у стойки внезапно резко обернулся и начал шарить глазами по помещению.

Странные золотистые глаза встретились с глазами Кейона, и их взгляды встретились поверх рядов вешалок с одеждой и принадлежностей для кемпинга. У незнакомца были древние, внимательные глаза, выдающие острый интеллект.

Это были глаза необычного друида.

Кейон оттолкнул плечом продавца с остекленевшим взглядом и зашагал к незнакомцу, сталкивая с дороги вещи.

— Кто ты такой?

— Кто ты такой? — холодно осведомился незнакомец. Мягко. Высокомерно. Без промедления и даже не задумавшись, он двинулся вперед так же плавно и уверенно, как и Кейон.

Они встретились в проходе, остановились в дюжине шагов друг от друга и начали двигаться по кругу, как два диких зверя, готовящихся к битве за территорию и право спаривания.

Кейон почувствовал, как град ударов обрушился на ментальные стены, которые он воздвиг. Он не стал уклоняться, анализируя и оценивая силу противника.

А затем изо всей силы ударил в ответ. Один раз.

От силы удара череп незнакомца должен был расколоться.

Но если его противник что-то и ощутил, то ничем этого не выказал. Кто же он такой?

— Где моя женщина? — зарычал Кейон.

— Я не видел твою женщину.

— Если ты тронул хоть волос…

— У меня есть своя женщина. Твоя ей и в подметки не годится.

— Ты ищешь смерти, горец?

— Нэй, — рассмеялся тот в ответ. — Я уже давно оставил это занятие. В Манхэттене, на обледеневшем карнизе пентхауса.

Незнакомец нес чушь.

— Уходи, и я тебя не убью.

— Не могу. Я подбираю обувь для жены. Она хочет получить ботинки сегодня, а я дорожу ее желаниями. — Тон незнакомца был слегка насмешливым, улыбка была стопроцентно мужской и крайне неуважительной.

Так обычно улыбался сам Кейон.

О, айе, этот человек искал смерти.

Неизвестно, что сделал бы Кейон в следующий миг, если бы на его предплечье не легла рука. Он посмотрел вниз и расслабился. Джессика смотрела на него, прекрасная, как всегда.

— Женщина, где ты была? Я же сказал тебе не отходить от стойки.

— Я полчаса там стояла! — вскинулась она в ответ. — Я сходила в туалет. И я хочу есть! Мы скоро будем есть? Я хочу выпить кофе. И принять душ. В туалете я немного освежилась, но я чувствую себя, как маленькое дикое животное, которым назвала меня та женщина в аэропорту. Кейон, почему этот мужчина так на тебя смотрит? Ты его знаешь?

— Кейон? — повторил незнакомец. — Тебя зовут Кейон?

— Айе. И что с того?

Мужчина внимательно уставился на него. А потом рассмеялся, изумленно и недоверчиво, словно поймав себя на абсурдной мысли.

— Нэй. Эт' невозможно, — пробормотал он.

— Что? — рявкнул Кейон.

— Ничего. Эт' ничего.

— Что это за «эт»? Я не знала, что в Шотландии все еще так говорят, — изумленно проговорила Джесси, переводя взгляд с одного мужчины на другого. Внезапно она громко вдохнула и склонила голову, теперь уже внимательно всматриваясь в них.

— Ты узнал мое имя. Назови свое, — резко потребовал Кейон.

— Дэйгис.

Кейон посмотрел на Джессику.

— Этот Дэйгис чем-то обидел тебя, Джессика?

Она вздрогнула, словно очнувшись от глубокой задумчивости.

— Как он мог? Я его впервые вижу. А знаешь…

— Он стоял у стойки, где я тебя оставил. Ты исчезла, а когда я обернулся, там уже стоял он.

Она пожала плечами.

— Наверное, он подошел, когда я ушла. Кейон, а ты заметил, что вы…

Кейон снова повернулся к Дэйгису.

— Ты можешь идти. Но не перебегай мне дорогу, горец. Иначе прольется кровь. Мне на тебя плевать.

— Мне на тебя тоже, — холодно ответил Дэйгис. — Но я никуда не уйду, пока ты не освободишь продавца от своего заклятия.

Он кивком указал на застывшего в ожидании продавца. Тот так и будет ждать, пока Кейон с ним не закончит.

— Что ты знаешь о заклятиях? — мягко спросил Кейон.

— Больше, чем ты, скорее всего.

— Вряд ли. Держись подальше от моих дел. Джессика попыталась вмешаться:

— Вы разве не видите…

— Это селение и все, что в нем, это мое дело. Это мой мир, незнакомец, — сухо ответил Дэйгис.

— Этот мир был моим задолго до твоего рождения, горец. — Улыбка Кейона больше напоминала оскал.

Дэйгис замер, внимательно вглядываясь в его лицо. Кейон снова ощутил прикосновение его разума, более осторожное, чем предыдущее, но гораздо более сильное.

Он ответил таким же давлением, усилив его, и на этот раз во взгляде незнакомца что-то дрогнуло.

— Ты имел в виду не то, что я думаю, — сказал Дэйгис.

— Думать можно лишь при наличии разума. У тебя я его не заметил.

— Посмотри в зеркало, и ты заметишь еще меньше. Я хотел бы узнать о твоем клане, горец. Чей ты?

Джессика снова попыталась:

— К вопросу о зеркале…

— Я назову свой клан и приму битву, — выплюнул Кейон. — Я Келтар. А ты?

— Келтар, — в тон ему отозвался Дэйгис. Кейон изумленно уставился на него. Стоящая рядом Джессика воскликнула:

— Я знала, я так и знала! Именно это я и пыталась сказать тебе, Кейон! Вы похожи друг на друга!

18

— А ну вернись. Ты не можешь выяснить, что ты мой родственник, и просто так уйти! — гаркнул Дэйгис в спину Кейону.

— Еще как могу, — бросил через плечо тот. И приказал зачарованному продавцу: — Запакуй все это и погрузи в черный внедорожник, стоящий за дверью. Вот ключи. Закрой машину, когда закончишь. Я скоро вернусь. Ты никому не расскажешь ни обо мне, ни о моей женщине. — Он обнял за плечи женщину с волосами цвета воронова крыла и потащил ее к двери. — Нам еще многое нужно сделать. Пойдем, девочка.

Дэйгис, не веря своим глазам, смотрел, как его предок, Кейон МакКелтар — а он пришел к выводу, что перед ним именно Кейон МакКелтар из девятого века, поскольку ни одного другого Келтара с таким именем не существовало, — собирается уйти в горное утро, не удосужившись сказать «всего доброго». И, если уж на то пошло, не вспомнив и про «доброе утро, родственник».

Ни слова не сказав про их родство.

Никак не объяснив свое невероятное появление!

Более того, этот человек использовал Глас направо и налево, отдавал приказы так, словно для него не существовало никаких правил.

— Я предполагаю, что ты оплатишь эти товары. — Дэйгис подчеркнул последние слова.

— Ошибаешься.

И огромный, дикий, покрытый татуировками горец повел свою женщину к двери, а зачарованный продавец последовал за ними.

Дэйгис уставился на закрывшуюся за ними дверь. Господи, ну и дикарь же его предок! Неудивительно, что он заслужил такую отвратительную репутацию. Он вел себя как варвар. И, во имя Дану, какую же силу он излучал! Словно вместо крови в его венах струилась дикая, густая, мощная магия. Если бы Драгары вцепились не в него, а в Кейона…

Дэйгис втянул в себя воздух и медленно выдохнул. Им чертовски повезло, что этого не случилось. Хотя он и не мог представить, что удержало этого примитивного, эгоистичного зверя от нарушения правил, в том числе и от использования камней Бан Дрохада в личных целях.

Что он тут делает? Как он сюда попал? Где провел минувшие одиннадцать веков? Кто его спутница?

Дэйгис попытался прочитать ее мысли, пока она стояла рядом с Кейоном, но наткнулся на какой-то гладкий, скользкий барьер. Она тоже практиковала магию? Последние несколько месяцев его умения стремительно росли, и он просто обязан был хоть что-то о ней узнать. Но не ощутил ни тени мысли или эмоции.

— Драстену это не понравится, — мрачно пробормотал Дэйгис. — Нэй, совсем не понравится.

Если добровольное стремление пожертвовать всем ради тех, кого он любит, характеризовало Дэйгиса, то законы чести и тяга к простой жизни, не осложненной ни Фейри, ни друидами, были превыше всего для его старшего брата Драстена.

Стоит Драстену услышать такие новости, и он, без сомнения, скажет: «Ну какого черта люди не могут оставаться на своем месте, в своем времени, и не лезть в мой век?»

На что его жена Гвен тут же напомнит, что это не его век. И что он сам отказался остаться в шестнадцатом веке. Что если бы Драстен не проспал пятьсот лет под действием цыганского заклинания, чтобы воссоединиться с Гвен в двадцать первом веке, он никогда не погиб бы при пожаре в ту давнюю ночь. А если бы он не погиб при пожаре, Дэйгису не пришлось бы нарушать клятвы Келтаров и использовать камни Бан Дрохада в личных целях, разрывать Договор между людьми и Туата де Данаан, чтобы вернуться в прошлое и спасти Драстену жизнь. А если бы Дэйгис не нарушил эти клятвы, он не оказался бы одержим душами тринадцати злобных Драгаров и не сбежал бы в двадцать первый век в поисках способа от них избавиться.

И Дэйгис не сомневался, что к тому времени, когда его умная невестка-физик закончит свою речь, она успеет провести и обосновать схожесть Дэйгиса и Кейона, а Драстен тут же громогласно возложит вину за появление нового родственника на самого же Дэйгиса.

Что будет совершенно необоснованно и нечестно. И принимать на себя вину за появление их предка из девятого века Дэйгис не собирался. Он ведь только читал о Кейоне, но не пытался его призвать.

Дэйгис потер подбородок, нахмурился и с сожалением осознал, что не уверен в последнем.

Проблема была в том, что несколько месяцев назад, в Лондоне, когда Эобил, королева Туата де Данаан, явилась во плоти и использовала всю свою неимоверную силу, чтобы избавить его от тринадцати душ злобных друидов, она освободила Дэйгиса от темного контроля, но оставила при нем все их воспоминания. И теперь он не был уверен в том, что способен сделать, а что нет.

Некоторое время после того, как Эобил изгнала из него тринадцать душ Драгаров, Дэйгис считал себя полностью свободным. После шума, который создавали в его мозгу тринадцать алчных, извращенных, требовательных сущностей, тишина казалась ему признаком того, что они полностью исчезли.

И прошло еще некоторое время, прежде чем он понял, что они исчезли из его сознания, а вот воспоминания о тринадцати жизнях остались в нем, похороненные глубоко в подсознании. Он не хотел верить в то, что все еще носит в себе запретные знания, накопленные Драгарами в прошлом, и поначалу, когда необычные знания появлялись в его мозгу, Дэйгис просто отрицал их существование.

Но долго так продолжаться не могло. Каждый день он открывал в себе нечто новое. А в последнее время часто ловил себя на том, что нашептывает отрывки заклинаний, которые никогда не читал и не учил, и понимал, что они как-то выплыли из темноты подсознания, где хранились бесчисленные запасы знаний Драгаров. Подсознание само выбирало, какие слова и в каком загадочном порядке следует произнести.

Неужели он невольно прочел заклинание?

Дэйгис вздохнул.

Если так, то это его вина и ему придется исправлять последствия.

А если нет, с этим все равно нужно что-то делать. Он не мог допустить, чтобы по его горам бродил язычник-переросток, воздействовал Гласом на каждого встречного и крал товары у честных торговцев.

Будто ты сам никогда ничего не крал, уколола его совесть.

«Айе, но я всегда рано или поздно возвращал краденое». И он действительно возвращал. Но не сомневался, что Кейон МакКелтар не станет возмещать ущерб. Он явно не из тех, кто об этом беспокоится.

Дэйгис вышел в яркое солнечное утро, посмотрел налево, потом направо. Кейона МакКелтара нигде не было.

Нужно возвращаться в замок, где его ждет жена. Хло была на четвертом месяце беременности и выглядела при этом, как эротическая мечта горца. В последнее время она была еще слаще, чем обычно, хотя и раньше Хло была похожа на игривую лисичку. Дэйгис и помыслить не мог, что проведет вдали от нее хоть какое-то время. Сегодня они собирались погулять по холмам и устроить пикник. Было достаточно тепло, чтобы заняться любовью на пледе, под бездонным синим небом, и Дэйгис уже предвкушал долгие часы неторопливой любовной игры. Груди Хло стали еще полнее, бедра раздались, а кожа словно светилась изнутри. Ему не терпелось коснуться и попробовать на вкус каждый дюйм ее тела. И Дэйгис не думал, что в его планы вклинится неожиданное изменение. Очень неожиданное изменение.

Драстен, помнишь нашего предка, Кейона, о котором я в последнее время много говорил? Ну так… э-э-э… он здесь.

Дэйгис помотал головой и выругался.

Потом задумался, невидящим взглядом уставившись на зачарованного продавца — который под властью Гласа усердно трудился, загружая украденные вещи во внедорожник Кейона, — и попытался вычислить, как провести побольше времени с Хло и при этом разобраться с возникшей проблемой.

Дэйгис прищурился. Все для кемпинга. Его родственник крадет оборудование для кемпинга. Он решил незаконно разместиться на земле Келтаров? Наглец! И как давно он здесь?

Дэйгис обошел продавца и наклонился, заглядывая в машину.

Моргнул. Потом снова моргнул, очень медленно, замер, закрыв на некоторое время глаза, потом открыл их.

Оно все еще было там.

Но во имя Амергина, это невозможно!

Или возможно?

— Отойди! — рявкнул он на продавца, используя Глас и даже не задумываясь об этом.

Продавец послушно отступил в сторону. Дэйгис протянул руку, стаскивая с предмета покрывало, наполовину его скрывавшее, и снова выругался.

— Невозможно.

Однако доказательство обратного было у него перед глазами.

Он никогда не видел этого раньше — и никогда не думал, что увидит, — но его видели Драгары.

Темное Стекло.

Одна из Реликвий Невидимых.

Одна из четырех Реликвий Невидимых.

Когда-то именно Драгары владели стеклом. Но не смогли перевести заклинания, необходимые для его использования, как ни старались. Они даже не определили назначения этого зеркала.

Для Дэйгиса оно тоже было загадкой, но он знал то, что ему нужно было знать. Его легендарный предок, известный своим аморальным и неконтролируемым поведением, завладел одной из Реликвий Невидимых.

И он был жив. Он находился здесь, в двадцать первом веке.

Какого дьявола друид клана Келтаров творит с самой темной из всех возможных сил? Келтары были хранителями Светлых, а не Темных Фейри!

Ситуация оказалась еще хуже, чем он предполагал.

Потерев подбородок, Дэйгис задумался о том, какие у него варианты. Их было немного. Он ощутил силу своего предка. И не обманывал себя, понимая, что без темных трюков Драгаров ему Кейона не одолеть. Обращаться же к темной силе он не хотел.

Полагаться на чистую силу тоже было нельзя, ведь всегда есть риск зацепить ни в чем не повинных людей. Особенно если этот жуткий друид просто метнет заклинание, чтобы остановить его.

Но Дэйгису нужно было затащить его в замок Келтар.

Возможно, вдвоем с Драстеном они смогут связать и допросить его, узнать, что происходит и что со всем этим делать.

Дэйгис снова посмотрел на Темное Стекло.

Оно его притягивало. Дэйгису хотелось прикоснуться к зеркалу. Он слышал, что реликвии оказывают такое действие на тех, кто обладает магической силой. Но никогда раньше не испытывал подобного и надеялся, что и дальше этого не произойдет. Он ощущал одновременно сильное, почти непреодолимое желание коснуться зеркала, и озноб, предупреждающий, что лучше этого не делать.

Опасливо покосившись на зеркало, Дэйгис внезапно понял, как нужно поступить. Это было простейшее решение, которое сведет к минимуму необходимость прикасаться к стеклу.

Кейон был не единственным, кто владел Гласом. Дэйгис тоже обладал этим умением. И хотя он сомневался, что сможет полностью отменить прямой приказ Кейона, но был уверен, что найдет способ обойти его.

Положив руку на плечо продавца, Дэйгис тихо, но уверенно приказал:

— Ты отдашь мне ключи от этого внедорожника. А когда он вернется к машине, скажешь ему, что ключи он найдет вот здесь. — Вытащив ручку и одну из визиток из кармана белой накрахмаленной рубашки продавца, который так и стоял с остекленевшими глазами, Дэйгис написал адрес замка Келтар. — Ты дашь ему эти ключи и укажешь на эту машину. — Он протянул свои ключи и указал на автомобиль, который только недавно приобрел. Такую машину тут называли «хаммер», видимо, потому, что все хамы на дороге мертвели от его мощного рыка.

Продавец кивнул с отрешенным видом.

Дэйгис не сомневался, что предок явится, размахивая мечом, чтобы вернуть себе Темное Стекло. Кейон был агрессивен по природе, а, учитывая то, как вольно он обращается с темными искусствами, агрессивность должна была зашкаливать.

Скорее всего, он будет опасно жесток. И Дэйгису с Драстеном лучше изолировать Хло, Гвен и маленьких близнецов.

Очень осторожно, стараясь не коснуться стекла, Дэйгис снова набросил на зеркало покрывало.

А потом подошел к водительской дверце внедорожника, бросил на пассажирское сиденье купленные для Хло ботинки, забрался внутрь и рванул домой.

— Но он же твой потомок! — воскликнула Джесси. — Как ты можешь так просто от него уйти?

Как только она увидела этого «Дэйгиса», скалящегося на Кейона, она с крайним изумлением отметила их невероятное сходство. Чем дольше она на них смотрела, тем больше убеждалась в том, что они определенно состоят в родстве.

И хотя потомок Кейона был одет в дорогие, великолепно скроенные черные брюки, черную водолазку и мягкую кожаную куртку, был ухоженным и лощеным, вся цивилизованность его внешнего облика не могла скрыть внутренней дикости — точно такой же, как у Кейона.

Джесси попыталась сказать об этом, но мерзкий характер и избыток тестостерона тоже относились к фамильным чертам горцев. Джесси ни разу не удалось закончить предложение, поскольку они продолжали говорить, не замечая ее.