/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary, / Series: Страсть

Не Могу Отвести Глаза

Кейси Майклз

Блеск, роскошь, деньги… Что все это значит для девушки, мечтающей о простом женском счастье и готовой ради этого даже сбежать из дому в незнакомый провинциальный городок? Там и только там сможет она окунуться в настоящую жизнь. Научится бороться и надеяться, оценит верность искренних друзей и, главное, познает СИЛУ ПОДЛИННОЙ СТРАСТИ. Страсти к загадочному, немногословному мужчине, который возник в ее судьбе случайно — но, похоже, собирается остаться рядом с ней НАВСЕГДА…

ru en Е. В. Дод Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-10-17 OCR Eleanorlib D5AADDBF-365F-4C64-B493-1BEF9BD3117D 1.0 Не могу отвести глаза АСТ Москва 2002 5-17-012436-8 Kasey Michaels Can`t Take My Eyes off of You

Кейси Майклз

Не могу отвести глаза

Посвящается Джону Сконьямильо, одному из хороших парней.

— Если бы кое-кто не совался в чужие дела, — хрипло проворчала Герцогиня, — Земля бы вертелась быстрее!

Льюис Кэрролл «Приключения Алисы в Стране чудес»[1]

Глава 1

Существует не так уж много приятных вечеринок для молодых женщин, трастовый фонд которых исчисляется восьмизначными цифрами. С другой стороны, не так уж много людей, способных представить жизнь молодой женщины, трастовый фонд которой исчисляется восьмизначными цифрами, и понять, каково это — беззаботно жить в стеклянной клетке.

Наверное, именно поэтому Шелби Тейт и было глубоко наплевать на мнение всех остальных. Она была несчастна, страдала, и все прочие могли умолкнуть и не мешать ей жить собственной жизнью.

Можно подумать, ей бы это позволили.

В настоящий момент Шелби стояла в большой гостиной филадельфийского особняка Тейтов на Мейн-лейн, а ее дорогой — и единственный — брат читал ей нотацию о долге и обязанностях тех, кто принадлежит к фамилии Тейтов. В этот жаркий июньский день на Шелби были хлопковое платье и практичные, но дорогие белые туфли-лодочки.

Шелби имела целую дюжину шорт, но только теннисных, поэтому носить их можно было лишь на корте. Лиф без спинки и рукавов, с завязочками на шее и на спине, обрезанные джинсы и сандалии из ремешков в ее кругу считалось носить неприличным. Но сама Шелби придерживалась иного мнения.

Ее натуральные светлые волосы гладкой волной ниспадали почти до плеч. Классический стиль а-ля Грейс Келли — как и черты ее лица, как и ее родословная. Породистая — вот какая была Шелби Тейт от макушки до стройных лодыжек.

Но ее гардероб и внешность составляли всего часть того, что входило в представление о Тейтах. Было и другое. Много другого.

Тейты не воевали; они посещали школу. Они не выступали против войн, пока находились в школе. Тейты не устанавливали моду, равно как и не следовали ей. Никогда ни один Тейт и часа не провел ни в тюрьме, ни на рок-концерте, ни на прогулке по улице. И уж конечно, никто из них не подвизался в политике. Их телевизоры всегда были настроены на канал общественного вешания.

Тейты обладали прекрасными манерами и вели себя достойно, как люди хорошо образованные и великолепно воспитанные. Свадебные фотографии Тейтов публиковались в лучших журналах. Их дети учились в частных школах. Друзей им находили среди ровни, встречавшейся не слишком часто.

Мужчины шли по стопам отцов, занимаясь семейным бизнесом, дочери составляли отличные партии, а матери устраивали благотворительные балы и соревнования по крокету.

Быть Тейтом — это вам не фунт изюму.

— Ты слушаешь меня, Шелби? Мне не хочется заострять на этом внимание и казаться жестоким, но. по-моему, ты меня не слушаешь.

Шелби отвернулась от окна, выходившего на скучный, ухоженный сад позади особняка Тейтов, и улыбнулась брату.

— Разумеется, я слушаю тебя, Сомертон. — Она запустила пальцы в волосы и осмелилась заложить выбившуюся прядь за правое ухо. — Лимузин приедет сюда в семь, и ты был бы очень признателен, если бы я хоть раз в жизни спустилась вовремя, чтобы не заставлять ждать всех остальных. В конце концов, даже вообразить нельзя, кто пожелал бы пропустить начало вечера.

Сомертон Тейт нервно откашлялся, не глядя на сестру.

— Не надо так, Шелби. Неужели я хочу слишком многого, прося тебя проявить пунктуальность и надеясь, что ты приложишь некоторые усилия, чтобы повеселиться?

Шелби покачала головой:

— Нет, Сомертон. Прости меня. Просто это такая ерунда, вот и все. — Тейтам позволялось быть вульгарными, но не выходя за пределы строго определенных выражений. Например, что-то Тейты могли назвать ерундой, но не кучей дерь…

Шелби вздохнула.

— Не знаешь ли, Сомертон, сколько благотворительных балов должен посетить человек? Может, существует квота? Когда мы спасем предусмотренное количество китов, деревьев… или бездомных далматинов на этой неделе? И не более ли эффективно, а смысле экономии денег, отказаться от оркестра, цветов, поставщиков и просто послать чек?

Ответа на ее вопрос у Сомертона не было. Да и откуда? Они же Тейты, четвертое поколение, живущее на Мейн-лейн в Филадельфии. Они посещали благотворительные балы. Почему? Потому что всегда это делали и всегда будут делать до скончания века.

Сомертон Тейт был на четыре года, старше Шелби и на три дюйма ниже — худощавый блондин, чувственно красивый и довольно-таки субтильный, со светлыми, уложенными во влажном состоянии волосами и довольно близорукими голубыми глазами. Он принадлежал к категории тех мужчин, которые носят костюмы и никогда — одежду спортивного стиля. Даже его теннисные белые брюки никогда не смели измяться. По мнению Шелби, он не потел. Когда ты — один из Тейтов, подобное непозволительно.

И теперь Сомертон дулся. Он в самом деле здорово надулся, поджав губы и немного скривив их, а потом сел на один из шератоновских диванов, аккуратно согнув ноги, сложив руки, почти уронив их на колени, и вздернув свой начинающий подрагивать подбородок с ямочкой.

Сомертон уже нарушил одно неписаное правило Тейтов, и, поскольку считал себя нерешительным, это был такой сногсшибательный проступок, который заставил бы целые поколения Тейтов перевернуться в своих мраморных усыпальницах, если бы это допускали чопорность и скованность, какими они отличались при жизни.

Ему и Джереми, его «очень хорошему другу», повезло, что на геев в этом сезоне была мода. И Сомертон мог не обращать внимания на небольшие взбрыки Шелби, потому что она совершенно спокойно приняла Джереми. Сомертон не допытывался почему — стояла ли за этим некая скрытая либерально-демократическая слабость, или Шелби просто не заботило поведение брата. Последняя мысль угнетала Сомертона, поэтому он изгнал ее из головы.

Шелби почувствовала нервозность брата и улыбнулась ему, надеясь, что он поверит своим глазам и не станет слишком пристально всматриваться в нее.

— О, Сомертон, прости меня, — проговорила она, садясь рядом с ним и обнимая его. — Я забыла про девиз Тейтов, верно? «Мы не спрашиваем почему, а веселимся от души». — Поцеловав брата в щеку, Шелби встала. — Сегодня вечером я не опоздаю, Сомертон, обещаю.

Он поднял голову, все еще держа сложенные руки на коленях и надув губы.

— Опоздаешь. Ты заставишь нас всех ждать тебя по меньшей мере четверть часа. Дядя Альфред развлечется тем, что выпьет половину запасов бренди в доме. Джереми, суетясь, раз шесть поменяет галстук, а Паркер позвонит из клуба, уверенный в том, что тебя похитили. Полагаю, ты могла быть более внимательной к своему жениху, Шелби.

— Знаю, знаю, — отозвалась Шелби, готовая согласиться со всем, что скажет Сомертон, лишь бы поскорее уйти из комнаты, хотя могла отправиться только наверх, в свои комнаты, где горничная наполнила для нее ванну и разложила на кровати платье. В иные дни Шелби казалось, будто она лишь одевалась и раздевалась, чтобы затем снова одеться.

— За Паркера не волнуйся, Сомертон. Мне было бы приятно сознавать, что он волнуется, поскольку не может прожить без меня и минуты, но для нас обоих не секрет: это не так. Брак Тейт — Уэстбрук станет еще одним в длинной череде супружеских союзов.

Сомертон со вздохом поднялся и обнял сестру, желая успокоить. Он любил Шелби, однако мало понимал ее.

— Тебе известно, что это неправда, Шелби. Паркер заверил, что безумно любит тебя, и я верю ему. Он хороший, честный человек из безупречной семьи, и его жена будет счастливицей.

Шелби отстранилась от брата, сама удивившись своей горячности.

— Чудесно! Если он так тебе нравится, вот ты и выходи за него.

Сомертон лукаво усмехнулся.

— Это не понравится Джереми. — Он нервно огляделся. Сомертон поселил Джереми в этом доме полгода назад, открыто признав их отношения. Однако при этом сам не вполне избавился от ощущения, что покойный отец может в любой момент появиться и до смерти забить его кубком за победу в парусном спорте. — Возможно, нам удастся уговорить дядю Альфреда выйти за Паркера? Он смог бы воспользоваться доходом.

Шелби обняла брата.

— Как же я люблю тебя, Сомертон!

— А ты признаешь, что ведешь себя глупо? Признаешь, что у вас с Паркером будет прекрасная свадьба в сентябре и великолепная жизнь после нее? В конце концов, именно ты сказала «да», именно ты согласилась на этот брак. Никто не заставлял тебя выходить за Паркера.

— Конечно, нет. Не понимаю, что со мной такое, Сомертон. Спиши это на предсвадебную лихорадку, ладно? Наверное, я просто думала, что во всем этом должно быть больше романтики и меньше расчета.

Еще раз поцеловав Сомертона, Шелби отправилась наверх, полная решимости одеться и быть готовой к отъезду на благотворительный бал до прибытия лимузина. Чего бы ей это ни стоило.

Глава 2

Куинн Делейни прислонился к лимузину, оттянул рукав смокинга и со злостью посмотрел на часы. Семь тридцать.

Уже двадцать минут, как он придумывал самые изощренные пытки для Грейди Салливана, его партнера по агентству «Д. энд С. секъюрити». Потому что именно Грейди был виноват в том, что Куинн находился здесь, разыгрывая из себя телохранителя Богатых и Отвратных, БиО, как он их называл,

Они же, черт побери, договорились с самого начала. Грейди занимался БиО и любил это дело, а он ведал корпоративной безопасностью. Куинн охранял бизнесменов, промышленных магнатов или по крайней мере занимался этим до того, как окончательно взял на себя деловую сторону их партнерства, сменив полевую работу на компьютерные распечатки. Но что бы ни делал Куинн, он точно не облачался в смокинг, чтобы провести целый вечер, наблюдая, как компания светских идиотов будет есть, пить и выставлять себя ослами,

И как только Грейди удалось втравить его в этот кошмар?!

Куинн нахмурился, его серые глаза потемнели, когда он вспомнил, как несколько часов назад Грейди помахал перед ним страницей журнала.

— Посмотри на нее, Куинн, старик. Только посмотри. Мисс Октябрь, Куинн. Любит пуделей и малиновое мороженое, ненавидит лицемерие, хочет стать морским биологом, работая во имя мира во всем мире, а ее любимый цвет — теплый телесный на черном атласе. Не говоря уже о том, что ноги у нее растут от зубов. И она моя, вся моя, пока утром не улетит ее самолет. Ты же не попросишь меня отказаться от этого? А Тейты настаивают, чтобы приехал один из партнеров. Это — ты. Я твой должник, приятель. За мной достойное развлечение.

Куинн снова посмотрел на часы, затем на дом за круглой подъездной дорожкой и подумал о бейсбольном матче, который пропустил. Он скрестил длинные ноги и буквально навалился на бок лимузина.

— Ну да. Хорошее развлечение.

Солнце все еще сияло в этот ранний июньский вечер, но в доме уже горели люстры, и в широкие окна открывался прекрасный вид, судя по всему, на гостиную размером с палубу авианосца.

В окна Куинн видел трех мужчин в смокингах, очень похожих на его собственный, но, несомненно, этикетки на них были получше. Каждый держал в руке стакан с чем-то явно покрепче, чем кока-кола — единственное, что Куинн позволил себе выпить, поскольку этим вечером ему предстояло работать. Если это можно назвать работой.

Да ладно, а что, если живущие в праздности богачи нуждаются в защите? Вдруг их изредка грабят? Весьма изредка. На самом деле богатые нанимают «Д. энд С. « не ради безопасности, а для престижа, чтобы иметь возможность сказать, например: «Вы не возражаете, если мой личный телохранитель спрячется за цветами, пока мы будем танцевать? «

И, если верить Грейди, для того, чтобы доставить их домой после того, как они налижутся на своих светских приемах.

Куинн снова нахмурился и запустил пальцы в свои длинные черные волосы. Он в любой день готов схватиться с ливийским террористом-самоубийцей.

Куинн оттолкнулся от задней дверцы лимузина и кивнул водителю, когда трое мужчин повернулись и исчезли из виду.

— Готовься, Джим. Думаю, исход начался.

Несколько минут спустя огромная парадная дверь отворилась, и пожилой господин осторожно спустился по ступенькам на дорожку. Дядя Альфред Тейт, решил Куинн, мысленно пробегая по списку, который дал ему Грейди, Высокий, за шестьдесят, седой, со следами былой красоты. Непременная паршивая овца, повеса, бедный родственник на содержании и в крепкой узде, пока он согласен быть дополнительным одиноким джентльменом, которых так не хватает на светских вечерах. Милый никчемный человек, улыбающийся, веселый и всегда под хмельком.

Куинн, следивший за приближавшимся мужчиной, кивнул ему и открыл дверцу. По слишком верной, очень прямой походке дяди Альфреда он понял, что, если помимо всего прочего на него возлагается обязанность не дать этому парню утонуть в чаше с пуншем, ночка ему предстоит долгая.

Следующим появился высокий, болезненно худой мужчина с черной шевелюрой, которую, казалось, кое-как подровняли садовыми ножницами, а затем высушили в аэродинамической трубе. Смокинг на нем сидел, как взятый напрокат костюм на покойнике, выставленном для прощания. Ворот сорочки отставал от тощей шеи; пышный, свободный галстук-бабочка и пояс были зеленовато-голубого цвета. Этот парень не шел. Он нес себя.

— Поторопись же, Сомертон, — заныл, семеня впереди, этот мужчина, который, по мнению Куинна, мог быть только Джереми Рифкином. — Ты же знаешь, какие гримасы строит миссис Петерсон опоздавшим. Ужас! Ты точно уверен, что этот галстук подходит? Я так мучился, но меня убедили, будто данный цвет — последний крик моды в этом сезоне.

Все еще оглядываясь, мужчина налетел на Куинна и, хихикнув, извинился. Потом, сложив губы трубочкой, похлопал Куинна по мускулистому плечу и забрался на заднее сиденье лимузина.

Куинн решил, что очень-очень огорчит Грейди.

— Мои извинения… мистер Делейни, если не ошибаюсь? — произнес, протягивая Куинну руку, человек, который мог быть только Сомертоном Тейтом. Явно родственник Альфреда — та же прямая, словно палку проглотил, походка. Возможно, дело не в выпивке, а это наследственное. — Я заставил ее дать слово, но это никогда ничего не значит для моей сестры, особенно если ее заставляют делать то, что она не хочет. Опоздания — это маленький протест Шелби, понимаете? О, я Сомертон Тейт. Мистер Салливан сообщил мне, что сегодня вечером его замените вы. Работы у вас будет немного. Будь моя воля, я отказался бы от телохранителя, но из-за украшений, которые наденет моя сестра… страховая компания, знаете ли, настаивает.

— Да, сэр, — отозвался Куинн. — Мой партнер все мне объяснил. Мисс Тейт еще долго задержится, сэр?

Хлопнувшая дверь послужила ему ответом, и Куинн, повернувшись, увидел, как мисс Шелби Тейт спускается по ступенькам, перебросив через локти сапфирово-голубой шелк. Шаль? Называют ли это по-прежнему шалями? На взгляд Куинна, это звучало слишком старомодно, слишком солидно, тем более для нее.

Она олицетворяла собой деньги и воспитание: волна струящихся светлых волос убрана назад в тугой узел, длинная, узкобедрая фигура от груди до пят закутана в белый шелк. На стройной шее бриллиантовое колье и такой же браслет на левом запястье, в ушах серьги — сапфиры размером с яйцо малиновки, окруженные бриллиантами. На среднем пальце левой руки сверкал бриллиант, которым мог бы подавиться и слон.

Шелби была прекрасна. Ошеломляюща. Кожа, как подогретые сливки. Лепке лица позавидовала бы любая супермодель. Тело, которому не было конца.

И карие глаза — такие же милые и бессмысленные, как пустая церковь. Но ведь у каждого должен быть какой-то недостаток, не так ли?

— Я здесь, Сомертон, — устало объявила Шелби, когда ее брат посторонился, чтобы она села в лимузин первой. Услышав довольно низкий, хрипловатый голос Шелби, Куинн подумал, что подождет мстить своему партнеру. Присматривать за мисс Тейт в течение ближайших пяти часов внезапно показалось ему не такой уж тяжкой обязанностью.

— И опоздала всего на двадцать минут, — заметил Сомертон, улыбаясь сестре. — Мои поздравления, Шелби. Позволь представить тебе мистера Делении. Сегодня вечером он будет с нами вместо мистера Салливана.

Шелби вообще-то было все равно. Она мельком взглянула на Куинна, а затем вновь занялась соскальзывающей накидкой, отметив про себя лишь то, что он высокий, темноволосый и стоит у нее на пути.

— Вытянули короткую соломинку, да? Как же вам не повезло, мистер… э… мистер Клэнси, — холодно проговорила она своим бархатистым голосом, затем нагнула голову и нырнула в лимузин, на мгновение открыв взору Куинна потрясающий вид своей окутанной шелком спины.

— Делейни, — поправил он, прежде чем Сомертон Тейт последовал за сестрой, после чего закрыл дверцу за этой разношерстной компанией. Что эта дамочка Тейт о себе воображает? Он нравится людям, черт побери. Они смотрят ему в лицо, разговаривая с ним. Помнят его имя. — Кто бы это ни сказал, он был прав, Джим, — проворчал Куинн, садясь впереди, рядом с шофером. Стеклянная перегородка между работодателем и наемным работником была поднята. — Богатые чертовски разные.

Глава 3

Шелби стояла на балконе, глядя в ночной сад. Они с Паркером находились здесь под романтической полной луной уже больше десяти минут, но Паркер говорил лишь о рынке ценных бумаг и о том, что, по слухам, Мэрили Трогмортон сделали вторую пластическую операцию носа.

Когда Паркер наконец прервал свой монолог, Шелби сказала, надеясь изменить тему:

— Какая здесь скучная, застывшая красота, правда, Паркер? Все такое аккуратное, упорядоченное. Вот бы тут оказалась пара одуванчиков, а?

— Едва ли, дорогая.

Паркер Уэстбрук Третий оперся бедром о кованую железную решетку и сложил руки на груди. Глаза у высокого, худощавого, но с натренированными мускулами жениха Шелби были карими, а волосы, еще светлее, чем у невесты. В своем сшитом на заказ смокинге он мог бы позировать для рекламы спиртных напитков, где иа заднем плане непременно скрывается фаллический символ. Стройный, интересный, едва уловимо сексуальный. Шелби привыкла к тому, что он производит на нее впечатление. В последнее время она, правда, не была так уверена в этом и не возражала бы, если бы Паркер сам вырастил одуванчик-другой, чтобы казаться более человечным.

— По-твоему, нам следует стоять здесь, дорогая? — спросил он, едва скрывая скуку. — Твои бриллианты сияют, как маяки. Застрахованы эти камни или нет, но они на твоей шее, и мне как-то не по себе от того, что сейчас я отвечаю и за то, и за другое.

Шелби провела пальцем по тяжелому колье.

— Что, за эти старые булыжники? — съязвила она, имея в виду бабушкины бриллианты. — Неужели ты и впрямь думаешь, будто кто-то решится преодолеть такие трудности и прорвется сквозь столь надежную охрану, чтобы украсть несколько украшений? Ведь гораздо легче проникнуть в наш дом и похитить всю коллекцию Тейтов. Я знаю цифровую комбинацию сейфа, Паркер. — Она придвинулась ближе к нему, желая, чтобы он расслабился и хоть раз повел себя неожиданно. — Хочешь, я тебе скажу? Двадцать три направо, шестнадцать налево…

— О, ради Бога, Шелби! — Паркер огляделся так, словно ожидал увидеть с полдюжины воров в масках, стоящих с блокнотами и ручками наготове. — Ты для этого убедила меня выйти сюда? Чтобы нелепо вести себя?

Шелби с радостью удавила бы этого мужчину, за которого собиралась замуж. Правда, сообщать ему этого она не хотела, опасаясь неприятной сцены. Ведь Тейты никогда не устраивают сцен. Никто, кроме дяди Альфреда, но от него этого и ждали.

Тем не менее Шелби решила, что, вероятно, наступил момент, когда можно позволить себе хоть чуточку расслабиться.

— Вообще-то нет. — Она обвила плечи Паркера руками. — Я пришла сюда, чтобы пообниматься здесь с тобой. Разве ты не хочешь обнять и поцеловать меня, Паркер? Я хочу этого.

— Перестань, Шелби. И у ночи есть глаза, не забывай.

Паркер улыбнулся, и Шелби уже не в первый раз подумала, что, улыбаясь, он становится по-настоящему красивым, но какой-то лишенной своеобразия красотой. Ей нравилось, что Паркер высок, по крайней мере на четыре дюйма выше ее собственных пяти футов девяти дюймов. Волосы у него на макушке начали редеть, но сейчас он пользовался одним из известных средств для восстановления волос, и Шелби даже не пыталась запустить пальцы в его прическу, опасаясь разрушить тщательно сооруженное «прикрытие для наиболее оголенных участков. Много играя в сквош, Паркер оставался в хорошей форме и, несомненно, проявил ум, приняв на себя три года назад, когда умер его отец, управление инвестиционной фирмой.

Словом, он был превосходен. Превосходный Паркер.

Шелби поморщилась, все еще слыша эти смехотворные слова — «и у ночи есть глаза».

И к превосходному Паркеру прилипла подлая пошлость.

Но все же он был превосходен, хотя бы в качестве будущего супруга. Из хорошей семьи, с солидными деньгами и с такой внешностью, которая обещала красивых детей. Принят в свете. Он идеальная партия, как сказал Сомертон и как заметил сам Паркер в тот вечер, когда сделал ей предложение.

Назвать это бурным ухаживанием, разумеется, нельзя, потому что они давно знают друг друга. Паркер все эти годы обращал на Шелби очень мало внимания, пока вдруг несколько месяцев назад не «открыл» ее, как Колумб Америку. Все произошло внезапно: «Здравствуй, Шелби; как дела, Шелби; почту за честь станцевать этот танец с тобой, Шелби».

Сомертон счел все это чудесным. Где-то на периферии сознания Шелби таилась мысль, что внимание Паркера дурно попахивает, но он был красив. Она всегда признавала это за ним. Паркер осыпал Шелби цветами и стихами и обращался с ней так, будто она из фарфора.

Когда он предложил ей соединиться с ним, Шелби представила себе это в виде подарка, перевязанного розовыми лентами. Да, она изо всех сил старалась смотреть на это именно таким образом, равно как и на их предстоящий брак.

А потом Паркер выдал это свое: «И у ночи есть глаза».

С каждым днем Шелби становилось все труднее ощущать себя в плену романтики.

— Да ладно тебе, Паркер, ну расслабься немного. — Шелби терлась о него, надеясь почувствовать какую-то искру, увидеть вспышку огня в его глазах. Она во что бы то ни стало решила узнать, с кем что-то не в порядке, с Паркером или с ней? Это он бесчувственное бревно или она все еще Снегурочка?

Коснувшись его щеки, Шелби ощутила ее гладкость.

— Мы же собираемся пожениться, помнишь? Забудь, где мы находимся. Забудь обо всем. Поцелуй меня. Разве ты не хочешь поцеловать меня, разве у тебя нет такой потребности? У тебя никогда не возникало такого чувства, что ты умрешь, если не поцелуешь или не обнимешь меня? Неужели у тебя нет желания немножко сойти с ума… прямо здесь и сейчас?

Паркер снял руки Шелби со своей шеи и, опуская их, по очереди поцеловал ее ладони.

— Сколько ты выпила, Шелби? — Он снисходительно улыбнулся.

— Видимо, мало, — отрезала она и почти бегом бросилась вдоль балкона в бальный зал — и наткнулась на высокую стену из ладно скроенной мускулатуры.

— Добрый вечер, мисс. Я пришел проверить, все ли у вас в порядке. — Обычная рутина для телохранителя.

— Да, да. Конечно.

Она не подняла головы и, не глядя на Куинна, сосредоточилась на блестевших носках его туфель. Да как смеет этот человек находиться здесь, быть свидетелем ее смятения! Неужели болван не знает значения слов «свобода действий»? Она проплыла мимо Куинна, униженная, и с ненавистью услышала его тихую усмешку, когда снова вошла в бальный зал, а потом немедленно забыла о нем.

Глава 4

In vino veritas. «Истина в вине». И раз в жизни Шелби выпила столько, что увидела всю истину, содержавшуюся в вине.

Она пришла к нескольким выводам.

Фильмы лгут. Книги лгут. Никакой романтики нет. Счастливые концы — враки. Может, она сама врушка, или завирушка, или что там значит это слово.

Шелби постоянно сидела у окна и всегда смотрела наружу. Смотрела, но никогда ничего не делала. Видела, но никогда ни в чем не принимала участия.

Но при этом была хорошо одета. Хорошо воспитана. Хорошо защищена.

Ограждена.

Стреножена.

В ловушке.

Ей двадцать пять, а она все еще почти девственна, не считая одной, принесшей разочарование ночи на втором курсе колледжа. Шелби была влюблена, она могла бы поклясться в этом. До следующего дня. До того момента, как узнала, что ее «возлюбленный» треплет всем, кто готов его слушать, о том. будто он «снял Снегурочку».

А Паркер? Он обращается с ней так, словно она из хрупкого хрусталя. Паркер сказал, что уважает Шелби, а потому подождет до первой брачной ночи. Тоже мне принц…

Частные школы. Частная жизнь.

Избалованная.

Задыхающаяся.

Поступай правильно, Шелби. Встань здесь. Улыбайся. Помни, что ты — Тейт. Охраняй свою личную жизнь, береги честь, никогда не пятнай свою фамилию.

Составь хорошую партию.

Выходи замуж сейчас.

Замуж? Зачем?

— Мисс Тейт? Что-нибудь еще?

Шелби вздохнула и взглянула на молодую горничную.

— Нет, спасибо, Сьюзи. Тебе не стоило меня дожидаться.

— Да, мисс. Что ж, если больше ничего не надо?..

— Иди-иди. — Шелби снова повернулась к окну, к виду на ничто. Так она простояла еще минут пять, глядя, как на полную луну набегают облака, потом плывут дальше, оставляя под собой залитый серебром сад.

Внизу открылась дверь, и на кухонный дворик упал луч желтого света. Шелби видела, как Сьюзи, в шортах и трикотажном топе, пересекла дворик и сбежала по ступенькам на лужайку.

Шелби пошире раздвинула шторы и открыла створку окна, когда услышала мужской голос, окликнувший Сьюзи. Молодая девушка бросилась бежать, а навстречу ей от тени деревьев отделилась фигура. Не прошло и минуты, как Сьюзи очутилась в объятиях мужчины, который закружил ее, обнял и стал целовать.

Шелби слышала их смех, ощущала их радость.

Что бы она почувствовала, если бы Паркер вот так ждал ее в свете луны? Подхватил бы, крепко поцеловал, унес под деревья и, опустив на землю, неистово и страстно занялся с ней любовью?

Как будто такое могло случиться…

Глава 5

Агентство «Д. энд С. секьюрити» занимало весь шестнадцатый этаж большого современного офисного здания на Маркет-стрит в центре города. Грейди хотел двадцатый — верхний — этаж, но Куинн не уступил, напомнив своему слишком увлекающемуся другу и партнеру, что арендная плата возрастает с каждым этажом. «Д. энд С. « процветало, но это не значило, что Куинн был готов швырять деньги направо и налево только для того, чтобы разделить крышу с филадельфийскими голубями.

Но Грейди был рожден для денег… приобретенных старомодным образом: он унаследовал их. Если бы ему позволили, «Д. энд С. « не только заняло бы помещения в пентхаусе, но эти помещения были бы устланы антикварными коврами, отделаны настоящей кожей, а на стенах висели бы подлинники хороших картин. Так или иначе, кабинет Грейди напоминал уголок закрытого мужского клуба. Куинну, когда он туда входил, постоянно казалось, что он сейчас увидит какого-нибудь седовласого старикашку, похрапывающего в одном из кресел, обитых бордовой кожей.

Куинн вырос в типичной семье среднего класса, если можно считать типичным переезд из штата в штат каждые несколько лет в соответствии с новыми назначениями отца, Куинну пришло время поступать в колледж, когда они приехали в Ардмор, под Филадельфией, а когда его семья уехала во Флориду, он остался, находясь еще на первом курсе Университета Пенсильвании.

Его сестра поступила подобным образом за четыре года до этого и осталась в Чикаго, а их родители, выйдя на пенсию, вернулись в Аризону. Все они каждую неделю перезванивались, навещали друг друга по праздникам и все такое прочее, но большую часть времени Куинн чувствовал себя совершенно самостоятельным. В свои тридцать два года он считал такое положение дел вполне естественным.

На следующее утро после дежурства у Тейтов Куинн пришел в контору попозже, рассудив, что честно заслужил несколько лишних часов отдыха за необходимость мириться с Богатыми и Отвратными. Не то чтобы все прошло так уж плохо. Сомертон и его маленькая женушка вели себя вполне прилично, а дядя Альфред, тихо нагрузившись, большую часть вечера подпирал колонну в бальном зале и заглядывал за вырез всем проходившим мимо дамам.

Обеспокоила Куинна только Шелби Тейт, и он до сих пор страдал из-за того, что она намеренно отказывалась признать его или хотя бы потрудиться посмотреть на него, запомнить его имя.

И еще там был этот высокомерный, пустоголовый тип, с которым Шелби помолвлена. Куинн попытался представить себе этих двоих в постели, за разговором об этой скучной процедуре.

Хотя, похоже, за ледяной маской Шелби Тейт теплится намек на пламя. Она только что не кидалась на старину Паркера, пытаясь возбудить его, прижимаясь к нему своим длинным, до бесстыдства соблазнительным телом и спрашивая, не чувствовал ли он когда-нибудь, что умрет, если немедленно не поцелует ее.

Шелби, вероятно, добилась бы большего, если бы прошептала этому типу на ухо котировки ценных бумаг.

Куинн серьезно, без дураков, не любил богатых, и Грейди был одним из немногих исключений. Богатым все падало прямо в руки, и никто из них, видимо, не чувствовал себя благодаря этому счастливым. При большинстве из них состоял на жалованье психиатр. Они разводились с регулярностью смены времен года и проводили время, утверждая, будто помогают экономике тем, что покупают яхты стоимостью три миллиона долларов, поскольку это обеспечивает занятость рабочим на верфях. Жуткие. Вот они какие — богатые.

Что нужно этим богатым, так это пинка под зад. Что нужно Шелби Тейт, по грубому выражению из беспутной юности Куинна, так это вставить ей по первое число. Ей необходим необузданный, сумасшедший секс, так, чтобы пар валил. Кто-то, кто вытащил бы заколки из идеально уложенных волос Шелби, содрал с нее коллекционные одежды девственницы и страстно, до безумия, занялся с ней любовью, пока мертвые глаза этой девицы не полезли бы на лоб.

Едва ли Куинн согласился бы на такую работенку.

Он круто развернулся, когда лифт вполз на шестнадцатый этаж, и ступил на белый с черным мраморный пол, который Грейди назвал необходимыми затратами, так как первое впечатление можно произвести только один раз.

В приемной за своим большим полукруглым столом сидела Мейзи, на белой мраморной стене за ее спиной взору открывались слова «Д. энд С. секьюрити, инк.», составленные из больших латунных букв. Очень впечатляет тех, кто хочет, чтобы на него произвели впечатление. Многие из их клиентов хотели.

На голове Мейзи красовались наушники от портативного телефона, пристроенные на буйных, неестественно рыжих, завитых волосах. Круглое лицо невысокой, несколько пухлой хозяйки приемной наверняка взялся бы нарисовать автор комиксов Чарльз Шульц. Подпиливая наманикюренные ногти, она бормотала в микрофон: «Угу. Угу».

Увидев Куинна, Мейзи улыбнулась ему, указала на наушники и скорчила кислую мину, отчего стала похожа на херувима, страдающего несварением. Наклонившись вперед, она нажала на кнопку отключения микрофона и сказала:

— Утро доброе, дорогуша. Ты припозднился, а ненормальные одолевают уже с самого утра. Вопрос к тебе. «Д. энд С. « хотят охранять пару дюжин слонов, пока цирк в городе? Не-а, я так не думаю, поэтому избавлюсь от этого мужлана. Мужлана… понял? Ой, ты еще не видел Грейди!

Куинн ждал от нее объяснения, но она внезапно состроила гримасу и снова нажала кнопку отключения микрофона, чтобы включиться в разговор.

— Нет, дорогуша, бесплатный арахис не заставит нас передумать. Угу, да, ко уверяю вас, что «Д. энд С. « любят животных… В этом-то весь и смысл, дорогуша… они хотят держаться подальше от них. Но спасибо за звонок. Удачных представлений.

Мейзи была их первой линией обороны и относилась к своей работе абсолютно правильно: быстрота реакции, ум, необходимое при общении с психами чувство юмора и напористость, позволяющая совладать с самыми требовательными клиентами.

Куинн засмеялся, покачал головой и через стеклянную дверь вошел в большую квадратную комнату без окон — нервный центр «Д. энд С. секьюрити». Пять секретарей, обслуживающих две дюжины телохранителей, которые составляли штат агентства, сидели за своими столами, все слишком занятые, чтобы растревожить сердце Куинна… и его бумажник.

Проходы налево и направо вели к пяти кабинетам, где обретались свободные от заданий работники. В другое утро Куинн зашел бы во все кабинеты, проверил бы дела своих подчиненных, поболтал о всякой ерунде, выпил бы плохого кофе. Но не сегодня, не сейчас, когда он все еще хотел заставить Грейди расплатиться за то, что тот втравил его в вечер с БиО.

С улыбкой поздоровавшись с секретарями — все они были исполнительными ассистентами, по крайней мере такими политически корректными словами называлась их работа, — Куинн прошел в другой конец комнаты и далее в широкий коридор, который заканчивался у двойных дверей, ведущих в комнату совещаний. Их с Грейди кабинеты охватывали ее с флангов. Во всех трех помещениях были стены-окна — застекленные от пола до потолка, — откуда открывался потрясающий вид на панораму Филадельфии с шестнадцатого этажа.

Его секретарь Селма уже почти две недели находилась в отпуске в связи с рождением ребенка, поэтому Куинн поморщился при виде кипы бумаг на ее столе, зная, что рано или поздно заняться ими придется ему. Предпочтительнее поздно. Определенно поздно.

А сейчас он собирался просмотреть сообщения, переданные по телефону, а затем пойти и душить Грейди, пока у того не вывалится язык. Не бог весть что, но, пожалуй, это его удовлетворит.

Кабинет Куинна был выдержан в современном духе, скорее функциональном, чем модном: хром и стекло, белые стены, ковры и два — заметьте, два — компьютера на уровне произведений искусства. В запертом шкафу хранился его весьма обширный арсенал кобур, а также винтовок, оснащенных приборами ночного видения, и еще летная броне-куртка, подаренная ему матерью на тридцатилетие. Вы можете вырасти, уехать, но никогда по-настоящему не оторветесь от этой пуповины, даже если скажете себе, будто ушли с оперативной работы потому, что пришло время, а не потому, что беспокоится мама.

Просмотрев сообщения, оставленные ему по телефону и записанные крупными, петляющими каракулями Мейзи, Куинн решил, что ни одно из них не представляет особой важности, снял пиджак и бросил его в серое кожаное вращающееся кресло. Настал через Грейди.

— Доброе ут… день, Куинн, — проговорила минуту спустя Рут, секретарь Грейди, когда он вошел в его приемную. Рут была с ними с самого начала, солидная женщина за пятьдесят, считающая себя правой рукой и приемной матерью обоих мужчин.

Она усмехнулась, глядя на Куинна.

— В чем дело, радость моя? Тяжелая ночка в группе присмотра за младенцами? Дядя Альфред снова прыгнул в бассейн? Грейди клянется, что в следующий раз позволит старому пьянице утонуть. В прошлом году он загубил три смокинга, прыгая за ним. Ну, вообще-то возмещение поступило прямиком на счет расходов. Но погоди, ты еще не видел своего партнера. Мне Грейди не скажет, что случилось, но у меня есть парочка отличных идей, связанных с мисс Октябрь. А может, с трапецией или чем-то подобным.

Брови Куинна взлетели.

— Трапеция? Что вы пытаетесь сделать, Рут? Подкупить меня?

— Любым доступным мне способом, радость моя. — Подмигнув, она указала на дверь, ведущую в кабинет босса. — Заставь его помучиться, Куинн. Я уверена, что он вел себя очень, очень плохо.

Куинн вошел в святая святых Грейди, ступил на восточный ковер и инстинктивно замер в полутемной комнате, давая глазам время привыкнуть к относительной темноте и автоматически проверив пространство позади себя, пока закрывал дверь. Может, он и играет теперь в основном в настольный хоккей, но привычка есть привычка, а хорошие привычки в один прекрасный день спасают человеку жизнь.

Грейди не сидел за своим громадным столом вишневого дерева с защитной стеклянной столешницей, а лежал на обитом бордовой кожей диване с таким количеством глубоких складок, словно он высосал три дюжины лимонов.

Его крупное тело целиком заполнило диван, лохматая рыжая голова покоилась на гобеленовой подушке, зеленые глаза ярко сияли на загорелом, породистом лице. Грейди был в белой вечерней сорочке, расстегнутой у ворота, с закатанными рукавами, в темно-синих слаксах и в туфлях ручной работы. На левой руке у него красовалась подходящая по цвету синяя повязка.

— Что случилось? Она забыла упомянуть, что боится щекотки и имеет черный пояс? — предположил Куинн, подходя ближе и садясь на край кофейного столика вишневого же дерева, стоявшего перед диваном.

Грейди осторожно принял сидячее положение, сердито поглядывая на друга и партнера.

— Очень смешно… Но с другой стороны, у тебя было не так уж много времени на репетицию. Хочешь, выйди за дверь, придумай реплику получше и возвращайся пытать меня.

— Да нет, не стоит, — ухмыльнулся Куинн. — Но я дам тебе четвертак, если расскажешь, что произошло. Доллар — если имеются фотографии. А уж если видеозапись — за ценой не постою.

Грейди полез в задний карман брюк и вытащил сложенный квадрат белоснежного льна с вышитыми темно-синими инициалами.

— Вот, — он протянул руку, — поиздевайся над этим.

— Нет, серьезно, Грейди, что случилось? Рука сломана или только растяжение?

— Вывих плеча. — Грейди морщился от боли, пока вставая, шел к столу и отправлял в рот две таблетки, запивая их глотком воды. — Такое просто невозможно представить, Куинн. В какой-то момент мы весело кувыркаемся на кровати, а в следующую секунду я застреваю между кроватью и ночным столиком, и плечо горит огнем. Мисс Октябрь потеряла сознание, так что помощи от нее ждать было нечего, и мне пришлось выбираться самому, столкнув ее с себя — прекрати смеяться, черт побери! — а затем звонить гостиничному врачу. Ты когда-нибудь пытался натянуть брюки одной рукой, Куинн? Не советую. И позволь заметить, что было нелегко водворить мисс Октябрь на кровать и запрятать все ее очаровательные причиндалы под одеяло до того, как появится врач.

К тому моменту, когда он закончил, Куинн трясся от смеха, раскачиваясь на краю кофейного столика, и по его щекам текли слезы. Затем он вдруг серьезно и сердито посмотрел на партнера:

— И насколько ты выбыл из работы? На две недели? На четыре? Прежде чем ты ответишь, имей в виду: я не собираюсь заниматься ни одним из твоих БиО. Понял?

— Никакой запарки, сынок, — пообещал Грейди. — Ни у тебя, ни у меня в расписании нет ничего срочного на многие недели. Между прочим, ты даже мог бы подумать о каком-нибудь хобби для себя, чтобы скоротать время.

— Ну да, конечно, Грейди, сынок. Мне придется разрываться между руководством этой конторой, составлением годовых отчетов и кормлением овсянкой с ложечки моего партнера-инвалида, чтобы он не изгваздал свои фирменные костюмы. Я буду у себя в кабинете. — И Куинн направился к двери.

Он услышал, как позади него хмыкнул Грейди.

Глава 6

После благотворительных балов приемы в парке стояли вторыми в списке самых нелюбимых дел Шелби. И однако на следующий день после бала она сидит на заднем сиденье лимузина в соответствующей случаю одежде, аккуратно расправив пышные юбки, в огромной соломенной шляпе, и только легкая головная боль напоминает ей о предыдущем вечере.

— Джим?

— Да, мисс Тейт?

Шелби переместилась вперед, на откидное сиденье и наклонилась к опущенной перегородке, отделявшей ее от шофера Тейтов.

— Вы со Сьюзи счастливы здесь?

— Счастливы, мисс? — Джим Хелфрич быстро глянул в зеркальце заднего вида, затем снова сосредоточился на дороге. — Мы вполне довольны работой. Вы и мистер Тейт очень добры.

Шелби сняла ненавистную шляпу и бросила ее на заднее сиденье.

— Приятно слышать, но это не совсем то, что я имела в виду. Вы счастливы, Джим, здесь, в Филадельфии? А откуда вы родом?

— Откуда мы родом? — У Джима была раздражающая привычка повторять все, что ему говорили. Вероятно, он нервничал, потому что до этого дня Шелби никогда не задавала ему личных вопросов, хотя они с дочерью работали у Тейтов уже почти месяц. — Из Восточного Вапанекена, мисс. Это примерно шестьдесят пять миль отсюда, рядом с Аллентауном. Мы вроде как втиснулись между Хокендоквой и Катасоквой, небольшое такое местечко. — Он бросил еще один взгляд в зеркальце заднего вида. — А… почему вы спрашиваете, мисс?

— Да так, Джим, — осторожно ответила Шелби, опираясь о спинку сиденья. Еще. Она хотела узнать еще. — Значит, Восточный Вапанекен маленький город?

— Маленький? Такой маленький, что даже нет Западного Вапанекена, мисс, — усмехнулся Джим. — Мне очень не хотелось уезжать, сказать по правде, но мать Сьюзи умерла, а завод металлических изделий закрыли, и я нуждался в такой работе, чтобы успевать приглядывать за моей Сьюзи. Ее приняли в Темпл, ну знаете, в самом центре города. Первые два года она проучилась в нашем местном общественном колледже, а теперь готова к плаванию в открытом море,

— Я этого не знала, — смутилась Шелби. Конечно, Сьюзи служила у нее сравнительно недавно и лишь как временная помощница на лето, но Шелби уже следовало бы узнать о ней хоть что-то. Или она сейчас просто плывет по жизни, не действуя, не реагируя? Просто существуя. А к тому же жалея себя. — Значит, вам нравилось жить в маленьком городке?

— Только там и стоит жить, по-моему, мисс. Хорошие друзья, крепкие корни. Конечно, все знают, чем вы занимаетесь, это уж точно, но все и заботятся о вас. Хорошие люди, добрые друзья. Это важно. Это… это в Восточном Вапанекене настоящее, мисс. Да, так. Это настоящий мир. Как только Сьюзи получит диплом, мы тут же вернемся назад, это уж точно.

— Спасибо… э… спасибо, Джим. — Шелби вернулась на заднее сиденье.

Настоящий. Настоящий мир.

И Шелби улыбнулась первой настоящей улыбкой за долгое, долгое время.

Глава 7

Шелби подняла взгляд от книги. Она делала вид, что читает, с тех пор, как закончился ужин, а теперь наблюдала, как ее дядя продвигается к столу красного дерева со своим любимым жидким подкреплением в руках.

Шелби любила дядю. Он был веселый, глупый, иногда вульгарный и абсолютно возмутительный. Красивый мужчина, с копной густых серебристых волос и аккуратно подстриженной бородкой, с красными от спиртного щеками и носом, с искрящимися голубыми глазами, с проказливой улыбкой и жаждой жизни. Что-то вроде элегантного, щеголеватого Санта-Клауса под хмельком.

— Дядя Альфред?

— Да, моя любимица?

Она заколебалась, но все же спросила:

— Ты никогда не задавался вопросом, какой была бы наша жизнь, если бы мы были, . , нормальными?

Альфред Тейт облокотился о каминную полку, держа в руке бокал бренди, и уставился на племянницу.

— Определи слово «нормальный», моя милая. Шелби встала и начала ходить по комнате.

— Ну, понимаешь… нормальный. — Она раскинула руки, указывая на великолепно обставленную гостиную Тейтов, весь особняк в стиле Тюдоров, на весь их мир. — Как противоположное этому, слишком нормальному.

— О! — Дядя Альфред сделал глоток бренди. — Ты хочешь сказать — бедными, да? Честно говоря, я стараюсь не думать об этом. И на твоем месте, Шелби, тоже не стал бы. Никто не хочет видеть, как живут другие, и никто наверняка не хочет жить, как живут эти другие. Одна мысль об этом заставляет меня содрогнуться. Тебе это покажется удручающим. Можешь мне поверить.

— Я имею в виду не бедность, дядя Альфред, а то, что «настоящее». Да, Джим именно так это назвал. Настоящее. Я хочу почувствовать себя настоящей. Хочу узнать жизнь, как настоящий человек. Нормальный человек.

— Нет, не хочешь, дорогая. Я точно знаю, что настоящие люди не считают настоящей такую жизнь, какой они ее себе представляют. Говоришь, Джим? А кто, скажи на милость, этот Джим?

— Наш шофер, дядя Альфред. Ты наверняка знаешь его имя.

Он моргнул и оттолкнулся от каминной полки, выразив полное непонимание.

— А зачем мне его знать? Довольно и того, что он знает меня, знает, что должен заехать за мной, отвезти куда надо.

— Ты невыносимо высокомерен. — Шелби улыбнулась дяде.

— В этом значительная часть моего обаяния, дорогая, — усмехнулся он, салютуя племяннице бокалом. — А теперь, с твоего позволения, мне кажется, уважаемый Джим ждет меня на улице. Разве не лучше было бы для Сомертона, если бы мы называли этого человека Джеймсом? Да ладно, какая разница. Ты не помнишь, моя милая, кого я сегодня вечером сопровождаю и, Бога ради, зачем?

Шелби покачала головой.

— Миссис Оберон, дядя Альфред. На особое летнее представление оперы, поэтому ты во фраке.

— Ах да, да, пингвиний костюм. — Альфред попытался извернуться и посмотреть на себя сзади. — Тогда мне пора. Если только ты не намерена продолжить обсуждение вопроса о настоящей жизни.

— Нет, дядя Альфред. Все в порядке. Наверное, в каких-то вещах я должна разобраться сама.

Он потрепал ее по щеке.

— Блестящая идея, дорогая. Только не произноси слова «работа». Ты же Тейт, не забыла? Работа. Жуткое ругательство. Боюсь, в следующий раз ты начнешь терзать мои старческие уши такими словами, как «промышленность», «дисциплина» и — святые угодники! — «социальная справедливость».

Шелби закусила губу.

— Дядя Альфред, а разве все эти слова не начертаны на фамильном гербе Тейтов?

— Какое печальное напоминание. Эта чертова штука красуется на дурацких блейзерах Сомертона, которые он носит в яхт-клубе, что ужасно меня смущает. — Альфред искоса посмотрел на племянницу. — Какую же ты причинила мне боль, напомнив о мучительных обязанностях Тейтов. Обязанности — еще одно страшное слово. Временами ты так на меня не похожа. Интересно, Шелби, имею ли я какое-нибудь отношение к твоему рождению?

— Нет, дядя Альфред.

— Верно. А жаль. Мой брат был так похож на Сомертона, вплоть до этой ужасной ямочки на подбородке… поэтому я и ношу бородку. Понимаешь, это моя маскировка. В тебе было бы больше духа, если бы я наставил рога твоему отцу. Но я всегда терпеть не мог твою мать, упокой Господи их чопорные души.

Улыбка Шелби померкла. Не из-за его замечаний в адрес ее родителей, которые умерли больше десяти лет назад, прожив жизнь совершенно обособленно от двух своих отпрысков, а из-за слов дяди о недостатке в ней духа. Вот что огорчило Шелби.

— У меня совсем нет духа, дядя Альфред? Ты действительно так думаешь?

Альфред положил цилиндр и накидку и подошел к племяннице.

— Я так сказал? О, прости меня, дорогая. Но в последнее время ты немного хандришь, верно? Ходишь повесив голову — слава Богу, без ямочки на подбородке. Ты несчастна. Вероятно, потому что ты во всех отношениях такая порядочная и честная.

— В отличие от тебя, — печально промолвила Шелби.

— А, да. Я помню собственную юность, давно ушедшую и горько оплакиваемую. Меня выгнали из двух средних школ и трех колледжей — рекорд среди Тейтов, которым я до сих пор необыкновенно горжусь. Но я жил, дорогая, набирался опыта! Я объехал Европу, путешествовал по Америке, пожил бок о бок с простым народом, узнал все про настоящую жизнь, на которую ты так мечтательно намекала.

Сердце Шелби забилось быстрее. Мысль о приключениях дяди возбудила ее.

— Правда? Я не знала, даже не догадывалась. Ты вырвался, дядя Альфред? Порвал со всем этим, пошел своей дорогой… познавать жизнь?

— Совершенно верно, дитя мое. — Он вздохнул и снова взял свой бокал. — А затем я… остепенился. Если тебя лишают содержания в тот момент, когда ты сидишь в сломавшемся автомобиле посреди аризонской пустыни, сразу приходишь в чувство. Как я пил, как увивался за старыми дамами, имевшими слишком много семейных денег и явно злоупотреблявшими духами! И я пил снова. Да, мне есть что вспомнить.

— Воспоминания, — отозвалась Шелби, покусывая губу. Она подумала, что остепениться не так уж и плохо, если у тебя есть воспоминания. Ее лицо снова озарила улыбка: совершенно безумная мысль, закравшаяся Шелби в голову, теперь нашла выход.

Поэтому она обняла дядю и звучно поцеловала в разгоряченную щеку.

— Спасибо тебе, дядя Альфред. Большое спасибо!

Он отступил на шаг, держа племянницу за руки и пристально глядя ей в глаза.

— Спасибо? За что?

— Ну как же, за то, что помог мне осуществить себя. — Шелби снова поцеловала его. — Во мне все же есть твой дух. Должен быть. И для меня пришло время что-нибудь с ним сделать до того, как я остепенюсь.

Глава 8

Если бы Шелби спокойно спланировала каждый свой шаг, то, вероятно, не сделала бы ни одного. Она припомнила бы дюжину или две причин, почему ей следует забыть о любых мыслях о слове «свобода» и просто продолжать существовать, а не жить.

Оставаться сестрой Сомертона, невестой Паркера, Снегурочкой. Провести лето в предсвадебных хлопотах, распаковывая серебряные щипцы для салата, выбирая карточки для приглашений, посещая примерки свадебного платья, организовывая свадьбу Тейт — Уэстбрук так, чтобы она стала сенсацией года.

Вся в шелках цвета слоновой кости, в алансонских кружевах, она пройдет роскошный обряд венчания, после чего ее деликатно уложат в постель. А затем Шелби проведет жизнь, посещая и устраивая приемы, три раза в неделю с благотворительными целями торгуя в больничном магазине подарков, закрывая глаза на маленькие шалости Паркера с доступными женщинами, выпивая после ужина самую капельку сверх нормы… и тихо сходя с ума.

Поэтому Шелби не раздумывала. Не планировала. Почти совсем.

В основном она действовала.

Через пять дней после благотворительного бала Шелби завела Сьюзи в свою спальню и распахнула двери просторной гардеробной, оборудованной вращающимися висячими кронштейнами, где хватило бы платьев, обуви, шляп и сумочек, чтобы укомплектовать большой магазин одежды высшего качества, и попросила служанку упаковать для нее какие-нибудь «нормальные» вещи.

Сьюзи Хелфрич вошла в гардеробную, остановилась, наморщила свой курносый нос и посмотрела на хозяйку.

— Простите, но какие именно?

— Нормальные, Сьюзи, — повторила Шелби, взмахнув рукой, а потом указала на джинсовую юбку своей горничной, розовый летний свитерок и потертые белые спортивные туфли. — Нормальные, Как у тебя, Сьюзи. Вещи, которые носят в… ну, словом, в маленьком городке.

Сьюзи оглядела одежду, висящую на плечиках с утолщенными мягкими концами, и покачала головой.

— У вас ничего такого нет, мисс Тейт. Дважды в год вы одеваетесь в Нью-Йорке и Париже. Нор… м-м… большинство людей покупает одежду в торговых центрах и на распродажах. У вас очень красивые вещи, но нет ничего такого, что я надела бы в своем городе или где-то еще.

Плечи Шелби поникли, как у принцессы, мечтавшей стать Золушкой.

— Значит, нет? Ладно, тогда давай извлечем все возможное из того, что есть, хорошо?

— У меня есть рубашка, которую я в прошлом году купила в «Ти Джей Максе», — с готовностью отозвалась Сьюзи, вытаскивая бледно-зеленый костюм от Донны Каран и критически осматривая его. — Вполне возможно, кто-то купил что-то вроде этого. И Пэтти О’Бойл, моя подруга в Восточном Вапанекене, находит кучу фирменной одежды на распродажах в Рединге.

Шелби одобрительно кивнула Сьюзи, хотя та и говорила на чужом языке. «Ти Джей Макс» — что же это такое?

—  — Вот и прекрасно. Начнем с Донны Каран. Мне нужны юбки, несколько брючных костюмов от Армани и подходящие блузки. Ты все подберешь. Чтобы хватило на… три недели или около того. Затем туфли и другие аксессуары. Ты упакуешь все это для меня? Мои чемоданы в кладовке.

— Вы собираетесь в путешествие? — спросила Сьюзи, нажав на кнопку, которая привела в движение кронштейны, и оценивающе оглядывая проплывавшую перед ней одежду. — Это хорошо.

Шелби уже рылась в ящиках, встроенных в одну из стен гардеробной, и вытаскивала из них груды шелкового белья.

— Да, очень хорошо, Сьюзи. И это наш с тобой маленький секрет, договорились? Я… мне просто необходимо уехать на несколько недель, пока свадебные приготовления не начались всерьез. Брат постарается отговорить меня от этого, поэтому я просто соберусь и уеду. После этого передашь ему мою записку.

— С вами все в порядке, мисс Тейт? — спросила Сьюзи, когда что-то из белья выпало из рук Шелби и скользнуло на пол. — Это, конечно, не мое дело, но вид у вас расстроенный. Может, вы с мистером Уэстбруком поссорились или что-то еще?

— Ха! С Паркером? Да он никогда не ссорится, Сьюзи. — Шелби наклонилась, чтобы поднять деликатные детали туалета. — О, он может нахмуриться и спросить меня, хорошо ли спала, потому что кажусь немного не в себе. Но ссориться со мной? Нет, Сьюзи, ничего подобного я не представляю.

— Вот это да! — Молодая девушка встряхнула головой так, что забранные в хвост волосы ударили ее по спине. — Мои мама и папа, бывало, здорово ругались. Но потом всегда мирились, шли куда-нибудь поужинать, а потом запирались в спальне до позднего утра следующего дня. Помню, я слышала, как они смеются за стеной. Мама объяснила мне, что мужья и жены обязательно ссорятся, это естественно и вовсе не значит, что они не любят друг друга.

Сьюзи прислонилась к стене гардеробной, сморгнув внезапные слезы.

— Они очень любили друг друга, мисс Тейт. Без нее от папы осталась половина.

Шелби смотрела на молодую женщину не в силах вымолвить ни слова. Ее родители никогда не ссорились. Они иногда дискутировали, но очень негромко, словно сквозь зубы. Казалось, родители проверяли, у кого воля сильнее, после чего отец обычно отправлялся в свой клуб, а мать — к очередному любовнику. Смерть в авиакатастрофе была единственным их совместным деянием с тех пор, как они зачали Шелби.

— Я завидую тебе, Сьюзи, — сказала она, проходя мимо девушки, чтобы бросить белье на кровать. — Я соберу туалетные принадлежности, хорошо? И помни, это наш маленький секрет.

Шелби добавила еще один полный чемодан к тому, что упаковала Сьюзи, ибо ей казалось немыслимым путешествовать меньше чем с пятью чемоданами. Она поздравила себя с тем, что обошлась без изысканного, сделанного на заказ кофра, который обычно брала в поездки, продолжавшиеся дольше нескольких дней.

Нервничая, Шелби все же вовремя спустилась к ужину и выдержала три перемены блюд, несмотря на затеянную братом и Джереми небольшую ссору из-за того, что Сомертон предпочитал почти не прожаренный бифштекс.

— Это варварство, — поморщился Джереми. — Однажды, Сомертон, ты войдешь в дом сопя, виляя хвостом, а изо рта у тебя будет торчать какая-нибудь дичь со свернутой шеей. Вегетарианство — вот единственно здоровый образ жизни.

— Чепуха, Джереми, — запальчиво возразил Сомертон. — Я плотояден. И ты плотояден, однако не сознаешься в этом. И мне не нравится, Джереми, что ты сравниваешь меня с животным. По-моему, тебе следует извиниться.

Худое лицо Джереми, лицо эстета, вспыхнуло, и из глаза выкатилась слеза.

— Извиниться? Возможно, на следующей неделе, Сомертон, когда ты рухнешь замертво от закупорки артерий. Ты думал об этом, Сомертон? — Он выпрямился и фыркнул. — А приходило ли тебе в голову, что случится со мной, если что-то произойдет с тобой? Я полагал, что у тебя немного больше разума.

— Ты выживешь, — бросил Сомертон. — Уж голодать тебе не придется. В конце концов ты всегда можешь выйти на улицу и попастись на травке.

У Джереми перехватило дыхание, он поднес к губам льняную салфетку.

— Довольно, детки, — вмешался дядя Альфред, подмигивая Шелби. — Сомертон, будь любезен извиниться. Ты гадкий мальчишка, обижающий свою женушку, которая желает тебе только добра. Джереми? — Он поставил локти на стол и сжал в ладонях бокал. — Ты, кажется, сделал новую прическу, я не ошибся, сынок? Просто замечательно.

Сомертон сидел с высокомерным видом, ругаясь про себя, а Джереми легко отвлекся и начал охорашиваться и принимать кокетливые позы. Шелби обрадовалась, что может спокойно гонять по тарелке засахаренный ямс и мысленно сочинять послание брату, которое напишет после ужина.

На следующий день в девять утра, пока обитатели дома либо спали, либо завтракали в своих комнатах, Джим Хелфрич погрузил багаж Шелби в лимузин и отвез ее на автовокзал.

Никому и в голову не придет искать ее на автовокзале. А если кто и спросит, а они, вероятно, спросят, Джим скажет им только про автостанцию, но не про пункт назначения.

Хотя ее план и был импровизированным, Шелби считала, что он не лишен блеска. На автостанцию Аллентауна она приедет до полудня, а дальше ее ждет блаженное забытье Восточного Вапанекена.

Шелби уселась на мягкое кожаное сиденье «мерседеса», чувствуя себя на пути к свободе.

Глава 9

Два часа спустя разгоряченная и запыленная Шелби растерянно стояла у автовокзала Аллентауна. Поездка ей понравилась, хотя она никогда еще в автобусе не ездила, кроме того лета, которое провела в лагере, где занималась верховой ездой. И водитель стал очень любезен с ней, едва Шелби вручила ему двадцать долларов на чай, после того как он бросил недовольный взгляд на груду чемоданов, которые, по ее предположению, должен был погрузить в багажное отделение автобуса.

Она завела разговор с молодой женщиной, возвращавшейся в Аллентаун после встречи с другом. Та оказалась болтушкой и говорила за двоих. Впрочем, Шелби оживленно участвовала в беседе и даже соврала, будто направляется в Аллентаун на новое место работы — менеджера в «Макдоналдсе». Шелби могла придумать какую-нибудь «нормальную» профессию, но по-прежнему мыслила управленческими категориями.

Попутчица, которую встретили родители, уехала, помахав ей на прощание, и Шелби внезапно осознала, что она оказалась совсем одна в чужом городе, в не самом приятном его районе.

Она подошла к тротуару, огляделась и увидела стойку с табличкой, означавшей ближайшую остановку автобуса.

Шелби могла бы взять такси, но такси легко выследить, как знает любой, читавший детективы, а она их много прочла. Автобус же абсолютно безлик, и никто ее не запомнит.

Хотя, возможно, запомнят ее багаж.

Одежда, взятая Шелби с собой, казалась тогда совершенно необходимой, но сейчас, вернувшись к своим вещам — на каждом плече по сумке, одна под мышкой и еще два чемодана, — она вдруг осознала: ни у кого в Восточном Вапанекене нет такого обширного гардероба, и он здесь не нужен.

Когда Шелби сделала шаг к тротуару, волоча чемоданы, перед ней вдруг встали сцены из фильма, который она как-то ночью смотрела по общественному каналу, поскольку не могла уснуть. Речь в фильме шла о караване фургонов, отправляющихся на Запад. Камера останавливалась на пианино, сундуках и других брошенных на дороге вещах, по мере того как путь уходил все дальше и становился все труднее.

Шелби уже мысленно рассталась с чемоданом с обувью. Она купит себе новые туфли. Ей нравилось покупать обувь.

— Помощь нужна, леди?

— Прошу прощения?

Шелби, всецело сосредоточенная на том, чтобы переставлять ноги, подняла глаза и увидела тощенького парнишку лет семнадцати в майке.

Его каштановые волосы были обриты, только полоска в два дюйма шириной шла ото лба к затылку. Майка облегала парнишку так плотно, что можно было пересчитать все ребра. Вылинявшие джинсы опустились значительно ниже талии, ширинка болталась на уровне колен, штанины, широкие, как бальные платья Шелби, волочились по земле.

На правом предплечье у него была татуировка: слово «убийца» в окружении неуместных розочек.

Шелби открыла было рот, чтобы сказать «большое спасибо, не нужна», но потом посмотрела в сторону Гамильтон-стрит еще раз. Руки, оттянутые поклажей, противно дрожали, а ей еще предстояло добраться до угла.

— Что ж, помощь мне не помешает, спасибо. — Улыбнувшись довольно жалкой улыбкой, Шелби поискала в бумажнике еще одну двадцатидолларовую купюру. — Донесите эти вещи до автобусной остановки на углу. Я была бы очень признательна…

Двадцатка исчезла из ее руки. Через пять секунд Шелби с ужасом осознала, что все пять предметов ее багажа несутся вдоль по улице, крепко подхваченные парнишкой, а сама она спешит следом. Ей совсем не нравилось, что он скорее убегал, чем нес ее имущество к автобусной остановке.

Когда парнишка, добежав до остановки и повернув за угол, помчался по боковой улице, Шелби устремилась за ним с криком: «Стой! Вор! «

Как банально! Как до неловкости мелодраматично.

И вместе с тем, с облегчением подумала она, как эффектно.

Свернув за угол, Шелби увидела, что юнца схватили и подняли за шиворот. Его ноги настолько оторвались от земли, что джинсы больше не волочились по тротуару. Ее вещи сгрудились рядом.

— Это ваши, мэм? — спросил тот, кто схватил парня, и Шелби, захлопав глазами, кивнула пару раз, а затем уставилась на человека-гору, спасшего ее багаж.

Ростом мужчина был не выше Шелби, по виду ему было слегка за тридцать, и весь он состоял из мощных мышц: бочкообразная грудная клетка, сильные руки, твердокаменные ляжки, туго обтянутые выцветшими джинсами. Каштановые волосы мужчины, подстриженные ежиком, не слишком украшали его мясистое лицо или оттопыренные уши, но он широко улыбался, а голубые глаза светились добротой. На нем были тяжелые рабочие ботинки, а на майке красовались слова «Строительная фирма „Дождливый день“«.

Паренек, все еще извивавшийся в руке мужчины, вероятно, решил, что налетел на кирпичную стену.

— Да, — ответила Шелби, переводя дыхание. — Да, это мои вещи. Большое спасибо, сэр. Э… по-моему, вы уже можете опустить его на землю.

— Уверены? А не вызвать ли копа, чтобы отправить этого маленького уб… э… парня в местную каталажку? Вы точно не хотите на него заявить?

«Убийца», извивавшийся в стальных руках мужчины, заметно обмяк и уставился на Шелби щенячьими глазами, безмолвно умоляя ее не отправлять его в тюрьму. По его словам, он «всего лишь пошутил с леди» и вернулся бы, чтобы отдать вещи. «Честное слово, леди».

Перед ней встала дилемма. Шелби очень хотелось помочь парню осознать, что все поступки имеют последствия. Но если сделать это, если позволить своему спасителю привлечь местную полицию, ее имя появится в одном из полицейских журналов, и не пройдет и часа, как Сомертон узнает, где она.

— Я хотела бы вернуть свои двадцать долларов, пожалуйста, — сказала Шелби пареньку, — и можешь идти своей дорогой. Кстати, отдай их этому доброму человеку, он их вполне заслужил.

Двадцатка сменила хозяина, и «убийца» рванул прочь так, словно собирался побить мировой рекорд…

— Еще раз спасибо, сэр, — промолвила Шелби, когда спаситель подошел поближе, держа купюру перед собой. — Прошу вас, оставьте ее себе. Вы, без сомнения, заработали ее, и даже больше.

— Простите, мэм, но я не могу принять это, — сказал он, отдавая ей деньги. — Моя мать шкуру с меня спустит, если узнает, что я взял деньги, оказав помощь леди. И куда же вы направляетесь со всеми этими вещами?

Шелби махнула рукой в сторону автобусной остановки позади себя, но потом сообразила, что, даже если этот человек поможет здесь, никто не выгрузит ей чемоданы, когда она доедет до Восточного Вапанекена.

— Я… я точно не знаю. — Шелби откинула со лба волосы, упавшие ей на глаза, когда она гналась за «убийцей».

Шелби было жарко, хотелось есть, ноги гудели. Возбуждение, охватившее ее, когда она покидала Филадельфию, улетучилось. Она вдруг болезненно остро осознала, что за двадцать пять лет жизни ей ни разу не пришлось самой позаботиться о себе, самостоятельно куда-то добраться, принять какое-либо решение. Все это очень угнетало.

— Меня зовут Мэк, мэм, Гарри Мэк, — представился мужчина во внезапно наступившей тишине и, обтерев ладонь о штанину, протянул ее Шелби для рукопожатия. — Не хочу навязываться, но не найти ли нам местечко, где бы мы немного посидели и перекусили? Вы, знаете ли, бледновато выглядите,

— Спасибо, мистер Мэк. — Шелби вызволила свою руку, словно побывавшую в тисках. Она поступила глупо, доверившись «убийце», но что-то в Гарри Мэке подсказывало ей, что на него можно положиться. — Да, это было бы очень хорошо. О, а я Шел… э… Шелли. Шелли… э… Смит. Очень рада с вами познакомиться.

Через десять минут Шелби обрадовалась еще больше, ибо познакомилась с Брендой Василковски, невестой Гарри. Молодые люди собирались встретиться за ранним ленчем поблизости от бюро по трудоустройству, где работала Бренда, и та восприняла появление Шелби со снисходительной улыбкой, свидетельствовавшей о том, что Гарри и раньше приводил домой бездомных и она к этому привыкла.

Невысокая и приятно округлая Бренда Василковски опустилась на довольно жесткое сиденье в кабинке маленького ресторанчика, поцеловала Гарри в щеку, а затем, через покрытый жароустойчивым пластиком стол, улыбнулась Шелби. Ее голубые глаза сияли, каштановые кудри подпрыгивали, а маленький вздернутый носик был усыпан веснушками, не столь милыми, сколь большими. У нее были круглый подбородок и широкая улыбка. Бренда явно любила украшения, потому что на пальцах ее обеих рук красовались кольца.

По возрасту она, пожалуй, была ближе к Гарри, чем к Шелби, но по ее молодежному, до колен, платью в цветочек и сандалиям Шелби поняла, что для Бренды возраст не имеет никакого отношения к выбору одежды.

— Привет, Шелли! — Бренда подмигнула новой знакомой. — Гарри силой приволок тебя и эту гору фирменных чемоданов сюда, или ты пришла по своей воле?

— Нет, чес… — начал Гарри, но Бренда отмахнулась от него, удивленно, почти озабоченно разглядывая Шелби.

— Гарри спас меня и мой багаж, — пояснила Шелби, — а затем пригласил на ленч. Надеюсь, вы не возражаете.

Бренда схватила меню, зажатое между бутылкой кетчупа и большой сахарницей. Она не смотрела на Шелби, хотя по тому, что уже увидела и услышала, поняла: тут что-то не так. Рано или поздно это выяснится, но сейчас Бренде хотелось есть. Она всегда предпочитала еду любому другому занятию.

— Нет. Совсем не возражаю. Вы, ребята, уже заказали? Гарри взял у нее меню.

— Я и тебе заказал. Ты будешь овощной салат, лапочка, правильно? В любом случае ты сама велела заказать его для тебя. Хотя я по-прежнему считаю, что нет ничего страшного в…

— Ну разве он не милый? — быстро вставила Бренда, обрывая Гарри. — Он говорит, что я не толстая. — Она повернулась к нему и снова поцеловала в щеку. — Лгунишка! Как же я тебя люблю! И, чтобы влезть в подвенечное платье, мне нужно сбросить как минимум двадцать фунтов. Овощной салат, да? Почему ты всегда выбираешь неудачное время для выполнения моих желаний? Мне кажется, я сейчас полжизни отдала бы за чизбургер.

Шелби посмотрела на руки Бренды и нашла среди прочих кольцо с маленьким бриллиантиком, на среднем пальце. Свое кольцо с бриллиантом она оставила дома, в шкатулке с драгоценностями, сообразив, что камень в два карата привлечет к ней внимание.

— Когда свадьба, Бренда? — спросила Шелби при появлении официантки, принесшей для них обеих овощной салат и огромную булку, начиненную жареным мясом и щедро сдобренную сыром, для Гарри.

Взглянув на Бренду, он наклонил голову и сосредоточился на том, чтобы скрыть тарелку жареной картошки под кетчупом.

— И правильно, что ты не решаешься посмотреть мне в глаза, Гар. Выбери год между нынешним моментом и вечностью, Шелли. Я купила это платье, когда носила сорок четвертый размер, так что можешь представить, как давно мы планируем это событие. — Наколов на вилку маленький помидорчик, Бренда целиком отправила его в рот.

— Не надо, лапа, не начинай…

— Не начинать? Да, Гар, видит Бог, мы ничего не собираемся начинать. — Затем она улыбнулась и в третий раз поцеловала его в щеку. Похоже, хорошее расположение духа вернулось к ней очень быстро. — Мы помолвлены двенадцать лет, верно, Гарри? — Бренда облокотилась о стол и громко прошептала: — Он вообще-то ничего, но всегда медленно раскочегаривается, если ты понимаешь, что я имею в виду. К сожалению, — закончила она, откидываясь назад, — его дражайшая матушка еще не исчерпала весь свой запас предлогов, чтобы откладывать нашу свадьбу.

Гарри покраснел до корней подстриженных ежиком волос.

— Ну, Бренда, это же неправда. Мама…

— Ненавидит меня, — заявила Бренда, наколов на вилку еще один помидорчик. — Ненавидит, презирает и питает ко мне отвращение. Как я смею уводить от нее младенца, оставлять ее одну, такую бедную, больную старую женщину, и так далее и тому подобное.

Посмотрев на Шелби, Бренда поморщилась:

— Значит, так. Был затопленный подвал, новая крыша, больная спина — это было дважды, Гар, помнишь? — необъяснимые обмороки, падающее зрение и еще много всего. Однажды она попыталась разыграть агорафобию — ну, знаешь, когда человек боится выйти из дома? Это продолжалось около трех недель, пока Тони не повел один из своих автобусов в Атлантик-Сити. — Она щелкнула пальцами. — В один миг агорафобии как не бывало.

— Бренда, мы назначили свадьбу на сентябрь, и на этот раз, клянусь Богом, доведем дело до конца! — смутился Гарри. — Кроме того, у мамы кончились достойные отговорки.

— Жаль, что она ни разу не попыталась помереть накануне церемонии. Я бы пережила такое, а прибегнуть к этому можно только раз. — Бренда снова подмигнула Шелби. — Ладно, хватит веселиться. Так что же привело тебя в Аллентаун, Шелли? Судя по всему, ты собираешься пробыть здесь какое-то время.

Шелби жевала салат и пыталась придумать что-нибудь убедительное. Не справившись с этим, она с трудом сглотнула и сказала первое, что пришло в голову:

— Я жила в Нью-Йорке, Бренда, и просто устала от давки и сутолоки большого города. Столько шума, столько машин.

— И преступности, — добавил Гарри.

— Да! — Шелби подалась вперед, опершись о край стола и ухватившись за помощь Гарри. — На меня напали. Это было ужасно, Бренда. Я… бегала в Центральном парке. Внезапно появился мужчина. Огромный! Средь бела дня. Он схватил мою сумочку — ну, ты знаешь, такие штуки, которые носят на поясе, — и уже собрался стащить меня с дорожки в кусты, когда появилась полиция.

Шелби откинулась на спинку сиденья, довольная собой.

— Признаться, я была потрясена. На следующий день я оставила свой пост… э-э… уволилась с работы, собрала все, что могла, и села в первый же автобус, отправлявшийся из города. Он шел в Аллентаун.

— Вот это да! — выдохнула Бренда, явно под впечатлением того, как неумело лгала ее новая знакомая. Гарри, правда, ничего не заметил. — Как это страшно!

— И представляешь, что произошло, едва она вышла из автобуса? — Могучие ладони Гарри сжались в кулаки. — Ба-бах! На нее снова нападают. Не везет так не везет.

Шелби с радостью согласилась, не зная, что ей снова не повезло.

Даже стало еще хуже.

Она дала свою кредитную карточку официантке, пока они разговаривали, и теперь официантка вернулась, держа платиновую карточку в одной руке и ножницы в другой.

— Эта карточка не годится, милая. Девушка в компании сказала мне, что ее аннулировали сегодня утром. Мне велели разрезать ее у вас на глазах, — смущенно проговорила официантка. — Мне очень жаль.

Разинув рот, Шелби смотрела, как официантка выполнила то, что ей было велено. Теперь у Шелби осталось лишь четыреста долларов в кошельке. Впервые в жизни она оказалась без денег. Настоящая жизнь только что нанесла ей удар в спину.

— Но… но… — пролепетала Шелби, взяв разрезанные части кредитной карточки и пытаясь сложить их вместе. А потом, когда Бренда села рядом с ней и сочувственно обняла своими пухлыми руками, Шелби расплакалась.

Глава 10

Обычно, стоило Шелби выразить желание, его тут же удовлетворяли. Сейчас она не пришла в безумное отчаяние из-за того, что случилось. Шелби поняла: ей здорово повезло, что она встретилась с Брендой Василковски.

Самой большой удачей Шелби сочла то, что Бренда, как выяснилось, жила в пригороде Аллентауна, а именно в Восточном Вапанекене, снимая квартиру на втором этаже в старом здании бывшей школы.

Не прошло и нескольких часов после ее глупого, со слезами, срыва в ресторанчике, как Шелби оказалась под надежным крылом Бренды и вместе с пятью своими чемоданами и сумками была доставлена в свободную спальню в той же квартире.

Она даже улыбнулась, когда Гарри сложил ее багаж и они оба сначала шагнули вправо, затем влево, пытаясь освободить место для того, чтобы ему удалось протиснуться мимо нее и выйти в коридор.

Чрезвычайно маленькое помещение, раза в два меньше гардеробной Шелби, заполоняло то, что кто-то, видимо по ошибке, принял за белую французскую мебель провинциального стиля. Узкая кровать была завалена мягкими игрушками — зверьем самого разного рода, а полки на стенах уставлены милыми фигурками по имени Малышки Бини, которые, как сообщила Бренда, в один прекрасный день принесут ей кругленькую сумму.

Поскольку Шелби провела всю жизнь среди бесценных произведений искусства, она решила, что отлично справилась, притворившись, будто обстановка восхитила ее.

Стены комнаты, выкрашенные в темно-зеленый цвет и почти не видные за полками, фотографиями персидских кошек и полудюжиной очень больших плакатов с портретами певцов в стиле кантри, давили на нее. Гарт Брукс, Тим Макгроу и Фейт Хилл, Реба Макентайр, Шанья Твейн. И кто-то еще, чье изображение даже не подписали, поскольку предполагалось, что все знают ее… или должны узнавать по светлому парику и потрясающей груди, обтянутой усыпанным украшениями платьем и возвышающейся над осиной талией.

Отвернувшись от этой невообразимой груди, Шелби подумала, что по крайней мере не будет чувствовать себя здесь одиноко. В такой комнате человек не может испытывать одиночества.

Она взяла с комода одну из дюжины фотографий: на них улыбающаяся Бренда переходила из года в год — и из одного размера одежды в другой — в окружении десятков других улыбающихся лиц, наверняка тоже Василковски, судя по количеству веснушек.

Глубоко вздохнув, Шелби улыбнулась. Она находилась в настоящей спальне в настоящем маленьком городке, рядом с настоящим человеком, и вот-вот начнется приключение в ее жизни. Как сказал кто-то в автобусе: «Лучше просто не бывает».

Потом Шелби вспомнила сунутые в кошелек две части кредитной карточки, аннулированной Сомертоном, и ощутила свои первые настоящие муки. При этом она поняла, каково бывает всем этим нормальным людям, когда у них почти нет денег и надо прожить еще много дней, а до следующей зарплаты их осталось слишком мало.

Но Шелби не ждала впереди зарплата. Разрази Сомертона гром за то, что лишил ее приключение всякой радости!

Шелби охватила жалость к себе, но тут огромная серебристая персидская кошка в пронзительно-розовом ошейнике вбежала в комнату, коротко мяукнула, вспрыгнула на кровать и начала лениво вылизывать себя. Кошка. Домашняя питомица. У Шелби никогда не было домашних питомцев. Какая замечательно уютная жизнь у Бренды! И теперь, пусть и ненадолго, такой же жизнью заживет и она.

Бренда и Гарри были теми хорошими людьми, о которых упоминал Джим, рассказывая о Восточном Вапанекене. Эти простые люди из маленького городка делали для тех, кому не повезло в этой жизни, больше, чем любая хозяйка благотворительного бала. Они приводили их к себе, кормили, предоставляли кров, заботились о них. Восточный Вапанекен оказался прелестным маленьким городом, именно таким, каким Шелби его себе и представляла.

Это была настоящая жизнь, такая, какой Шелби хотела ее видеть, какой мечтала пожить. Даже несмотря на слова Джима о том, что в маленьком городе все знают все о других.

И словно в подтверждение этому за ужином, состоявшим из доставленной на дом пиццы, Бренда, скармливая перец Персидской Принцессе, пообещала не задавать никаких личных вопросов, пока ее новая подруга не пожелает ответить на них… и затем задала не менее двух дюжин таких вопросов.

Отвечая на них, Шелби скрыла от Бренды довольно много сведений о себе, на ходу сочиняя одну небылицу за другой. Но тем вечером, когда Шелби разделила свою постель с Принцессой и большой красной плюшевой собакой с одним жалким ухом, она услышала разговор между Брендой и Гарри, сидевшими в гостиной.

— У нее туфли от Гуччи, Гарри. Гуччи. А ее часы ты видел? Полновесное золото с бриллиантами. Не крошка, Гар… настоящие бриллианты. Говорю тебе, Шелли не просто преподавательница французской литературы, сбежавшая из Нью-Йорка, как она утверждает. Преподаватели таких денег не зарабатывают.

— Зарабатывают, если имеют при себе кредитные карточки, пока какие-нибудь официантки не разрезают их пополам, — резонно заметил Гарри. — Мне Шелли тоже понравилась, малышка, но, может, она в бегах. Скрывается от полиции. Ты подумала об этом, прежде чем приглашать ее поселиться у тебя?

— Она плакала, Гарри, — напомнила Бренда. — Просто разрыдалась. Преступники так не плачут. Шелли была потрясена до глубины души, когда официантка разрезала ее карточку. И ты заметил, как она споткнулась на своем имени, словно не привыкла его произносить? Или отзываться на него, — если уж на то пошло. Нет, Шелли в беде. Я в этом уверена. Может, она убежала от друга или даже от грубого мужа.

— Да, похоже, Шелли носила кольцо на левой руке, — промолвил Гарри, разыгрывая из себя детектива. — Понимаешь, у нее руки слегка загорелые, но на том пальце белая полоска. Может, ты и права, лапа. Но все равно, что нам с ней делать? Шелли нельзя поселиться здесь.

— А почему нет? Ей нужна помощь и работа. Я консультант по трудоустройству, Гар, ты не забыл? Она попала именно туда, куда нужно. Я найду для Шелли работу, оставлю ее у себя, пока она не подкопит денег, чтобы снять себе квартиру, не встанет на ноги. Что может быть проще?

И правда. Что?

И тут Шелби наконец уснула, улыбаясь при мысли о том, что каким-то образом стала женщиной-загадкой. Очень везучей женщиной-загадкой, перед которой замаячило чудесное приключение в «настоящем» мире.

Глава 11

Настоящий мир возвестил о себе на следующее утро в половине шестого, когда три разноголосых будильника Бренды сработали по другую сторону тонкой стенки.

Шелби, покинутая Принцессой, тут же села на постели, зажимая руками уши и слушая, как Бренда ворчит и жалуется, а пружины ее кровати скрипят, пока она выбирается из нее и один за другим выключает будильники.

Тишина продолжалась не больше пяти минут. Потом Бренда постучала в дверь Шелби, просунула голову, сказала «доброе утро», а вслед за тем в комнате появилось довольно полное тело, в кимоно из искусственного шелка с красными и черными цветами.

— Извини за шум. Забыла тебя предупредить. — Бренда наморщила веснушчатый нос. — Гарри говорит, что поднять меня утром — все равно что будить мертвого. Хочешь принять душ первой, Шелли, пока я приготовлю нам кофе?

— Э-э… да… конечно, конечно. — Шелби запустила пальцы в волосы, пытаясь вспомнить, кто она, где и почему. — Это… было бы просто прекрасно. Да, Бренда? Мои часы идут верно? Сейчас действительно пять тридцать?

— Да. Ужас, правда? Но мне нужно быть на работе к восьми, а я обычно забегаю к Тони позавтракать до своего автобуса. Ты, разумеется, идешь со мной.

Шелби все еще пыталась примириться с мыслью о подъеме до зари.

— На работу? Я буду работать с тобой?

— Нет, глупенькая, к Тони. Ты же хочешь есть? Надеюсь, не думаешь, что я вожусь на кухне? А теперь — вперед. Быстро, быстро.

Как только Бренда ушла, зашлепав по коридору в сторону кухни, Шелби снова повалилась на подушки, размышляя о том, что для одного утра настоящей жизни ей достаточно, и собираясь поспать по крайней мере до десяти. Она повернулась на бок, сунула руку под подушки и поуютнее устроилась под одеялами.

Ее глаза снова открылись, когда в квартире зазвучал звонкий мужской голос, весело жалующийся на то, что «в этом городе никто не выходит». Бренда отозвалась через несколько секунд, фальшиво подпевая истории о городе, таком маленьком, что в нем не останавливаются поезда, есть только один светофор, одна собака и что, если автобус и останавливается, люди садятся в него, но никогда никто не выходит.

— Нравится? — спросила Бренда, снова просовывая голову в дверь. — Это Гарт Брукс, король мира. Знаешь, если бы год назад кто-нибудь сказал мне, что я полюблю кантри, я бы смеялась до упаду. А теперь беру уроки танцев в кегельбане по пятницам. Правда, Гарри со мной не ходит, негодник. Кстати, хочешь составить мне компанию в следующий раз? Это очень весело, честно. А вот и твой кофе. — Бренда распахнула дверь и вошла в комнату. — Кажется, ты пьешь черный. Я сначала нагрею душ, ладно, чтобы в ванной было тепло? Но предупреждаю: если ты не примешь душ до того, как миссис Леопольд из первой Б начнет наполнять свою ванну, мыться будешь холодной водой.

Шелби несколько раз открыла и закрыла рот, не зная, что ответить, пока не остановилась на слабом «спасибо», когда Бренда подала ей кружку кофе с изображенным на ней волосатым, с разинутой пастью чудищем из мультфильма.

Три четверти часа спустя после кульминации в виде дурной шутки, рассказанной по радио кем-то по имени Говард Стерм, или Стерн, Шелби следом за Брендой спустилась по лестнице и вышла на улицу, где уже ярко светило солнце. Прогулка длиной в два квартала закончилась в «Семейном ресторане Тони», расположенном на углу и, по словам новой подруги Шелби, переделанном из бензозаправочной станции всего пять лет назад. Теперь это было любимое заведение большинства обитателей Восточного Вапанекена.

— Очаровательно! — воскликнула Шелби, идя за Брендой через парковку к светло-розовому оштукатуренному зданию и наблюдая, как двое мужчин в клетчатых рубашках, две дамы в шляпках и с молитвенниками в руках и полицейский в форме — даже с пистолетом — вошли в ресторан перед ними. Она и не представляла, как много людей поднимается в такую рань.

Молодая официантка в черной майке и таких же леггинсах поздоровалась с Брендой и быстро поставила тарелки перед четырьмя завсегдатаями, сидевшими ближе к двери.

— Как обычно, Бренда? — спросила девушка. — А кто твоя подружка?

— Шелли, это Табби. Шелли немного поживет у меня, Табби. Да, она пьет черный кофе.

— Черный, заметано. — Официантка, ни на секунду не прерывая своего хорошо отлаженного вечного движения, собрала теперь пустые тарелки, бросила на стол чек и пошутила с завсегдатаями, называя всех по именам.

Все это было как-то уж слишком. Табби и еще три женщины, очень похожие на нее, спешили, поскольку почти все места за столиками и все кабинки были заняты людьми — разговаривающими, смеющимися, читающими утренние газеты, потихоньку попивающими горячий кофе или просто уставившимися в пространство, так как до сих пор не проснулись.

Видя, что атмосфера становится все более напряженной, Шелби покачала головой, села за столик и посмотрела на Бренду.

— Как ты это выдерживаешь? — спросила она. — Весь этот шум, да еще так рано.

— О, у Тони всегда так, — объяснила Бренда, пока Табби, перевернув уже стоявшие на столе коричневые керамические кружки, налила в них кофе. — Верно, Табби? Шелли, меню тебе нужно?

Шелби не сразу осознала, что Бренда обращается к ней. Она наблюдала за мужчиной, явно больше приспособленным сидеть, чем двигаться. Он поливал кленовым сиропом три блинчика, уже сдобренных черникой. — О нет, полагаю, нет. — Она улыбнулась официантке. — Будьте любезны, я бы съела свежей дыни. Возможно, ломтик острой копченой ветчины.

Бренда и Табби рассмеялись в один голос.

— Дыня? — переспросила Табби, вытаскивая блокнотик Для записи заказов. — Дорогуша, из фруктов у нас только апельсиновый сок. Будешь? И конечно, бекон и яйца. Картофель по-домашнему поджарить посильнее или не надо?

— Я… я… — Шелби сдалась, глядя, как Табби чиркает в блокнотике. — Это было бы… просто прекрасно. Спасибо, Табби.

Бренда смотрела на Шелби, улыбаясь ее смущению.

— Ты не привыкла к этому, да, Шелли? Ты что, никогда не ела в Нью-Йорке в ресторанах?

— В Нью… О! Ода, конечно, ела. Это… это очень мило. На самом деле.

— Ну да, — отозвалась Бренда, поставив локти на стол. Полночи она пыталась придумать, как поделикатнее выудить правду у Шелли, но потом решила, что деликатность и она — две вещи несовместные. — Послушай, Шелли — если это твое настоящее имя, — тебе не кажется, что пора рассказать мне правду?

Шелби нашла спасение в глотке кофе, который оказался удивительно вкусным. В ресторане вообще пахло довольно приятно. Ее желудок удовлетворенно заурчал, когда она решила, что съесть омлет — не такая уж плохая идея. Однако Шелби сознавала, что запасы лжи у нее уже кончились и ее вот-вот разоблачат. Так и было.

— Правду, Бренда? Но вчера вечером я сказала тебе правду.

— Ну конечно, девочка, а вот я кое-что от тебя скрыла. Например, забыла предупредить, что я — английская королева. — Бренда протянула через стол руку и сжала пальцы Шелби. — Ты ведь убежала, да? Что случилось? Из-за тебя произошел скандал в загородном клубе? Или папа снял тебя с довольствия? Ты беременна?

— Беременна? Боже милостивый, нет! — Шелби убрала свою руку. — Прости, Бренда. Я уложу вещи и немедленно уеду.

— Ой, не будь дурой, — небрежно отозвалась Бренда, садясь прямо, потому что прибыла Табби с двумя тарелками, на которых громоздились бекон, тосты, омлет и картофель по-домашнему. — Давай поедим, хорошо, а потом ты расскажешь мне то, что захочешь. А если ничего не захочешь, тоже ладно. Я просто хочу помочь, вот и все.

— Спасибо, Бренда. — Шелби посмотрела на свою тарелку, и глаза у нее полезли на лоб. — Господи Боже, и я должна все это съесть?

— Да уж, никаким пилюлям для похудания с этим не потягаться, верно? — рассмеялась Бренда. — Даже не знаю, почему так уверена, что когда-нибудь вернусь в сорок четвертый размер. Только не со стряпней Тони. А теперь ешь, Шелли. Это тебе здорово поможет.

— Сомневаюсь. — Шелби робко взяла вилку и вонзила ее в пышный омлет. Вспомнив о взглядах Джереми на холестерин, она подумала, что этот человек упал бы в обморок, если бы увидел сейчас ее тарелку. Кого она обманывает? Джереми грохнулся бы в обморок при одном упоминании о Восточном Вапанекене. — А… а персонал знает о холестерине?

— Что, ты хочешь жить вечно? — спросила Бренда с набитым вкуснейшей жирной картошкой ртом. А потом перешла к делу, потому что деликатностью не отличалась, а неизвестность убивала ее: — Но если ты не собираешься есть, тебе придется со мной разговаривать. Так что, Шелли?

Шелби положила вилку и промокнула рот тонкой бумажной салфеткой.

— Что меня выдало?

Бренда подняла палец, пока жевала и проглатывала.

— Лучше спроси, что тебя не выдало. Твоя одежда, обувь, часы. Да уж одно то, что ты ела пиццу ножом и вилкой. Ты настолько не на своем месте, как… как, ну, в общем, как то, что сейчас сидишь у Тони. Признайся, Шелли, ты богата. И от чего-то или от кого-то бежишь.

Посмотрев на омлет и на Бренду, Шелли сдалась:

— Полагаю, следует сказать тебе всю правду. Я надеялась, что адаптируюсь лучше, чем мне это удалось, но принимала желаемое за действительное. Ладно, признаюсь во всем. Меня зовут Шелби Тейт, и я убежала из дому, от своего жениха, от богатой и праздной жизни, медленно сводившей меня с ума. Мне пришла в голову безумная идея: изведать настоящую жизнь, с настоящими людьми, и я решила исчезнуть на время, что и сделала.

Бренда уставилась на Шелби, не донеся вилку до рта.

— Сбежала от хорошей жизни. Ничего себе поворот!

— Ты считаешь меня смешной, да? Но все получилось бы, если бы брат не аннулировал мою кредитную карточ-55 ку, наверное, думая, что заставит меня еще до вечера вернуться домой. У меня в кошельке четыреста двадцать три доллара пятьдесят три цента, и лучше я покончу с собой, чем позвоню Сомертону и попрошу его приехать и забрать меня. И хотя ты не спросила об этом, но я никогда до сегодняшнего утра не была в таких местах. Я даже не знала, что существует нечто подобное. То есть как-то я видела по телевизору документальный фильм о столовых и об изменении американской кухни, но… По-моему, я уже слишком долго говорю.

Шелби откинулась на спинку шаткого деревянного стула и сложила руки на груди, стараясь сдержать подступающие слезы. Она не прожила самостоятельно и суток, как уже провалилась. Это действовало на нее более чем угнетающе.

— Ну вот. Это достаточно честно?

Слушая признания Шелби, Бренда приоткрыла рот, потом положила в него омлет.

— Ничего себе! Нет, ну надо же! Как в кино. Ну, ты знаешь. Кларк Гейбл и та девушка… не помню ее имени. «Это случилось однажды ночью», точно. Старое кино, жутко старое. Эта богатая девица ныряет с папочкиной яхты и сбегает… тоже садится на автобус, если я правильно помню… желая увидеть, как живут простые люди, или что-то в этом роде. Ты действительно богата, Шел… Шелби?

— Несметно богата, — усмехнулась Шелби. — Извини.

— Извини? — Бренда покачала головой. — За что ты извиняешься? По-моему, это здорово. И ты помолвлена? Так в чем же дело? Ты не любишь его?

Должно быть, исповедь благотворно сказывается на душе, потому что Шелби почувствовала себя лучше, гораздо лучше. Настолько хорошо, чтобы сказать правду.

— Не знаю. — Она взглянула на Бренду и пожала плечами. — Не знаю наверняка. Но мне кажется, он меня любит. У нас что-то вроде соединения двух старых семей.

— Ах, милая, это дурно пахнет.

Шелби полезла в карман за платком. Сочувствие Бренды опять спровоцировало слезы. Но эти слезы оказались очистительными.

— Точно. Но я могу и ошибаться, — с надеждой добавила она. — То есть Паркер может любить меня. Он просто не знает, как это надо делать. А Сомертон говорит, что все будет прекрасно, что это блестящая партия. И… и мы уже выбрали столовый фарфор.

— К черту фарфор! — приободрила ее Бренда. — Завтракай. Видит Бог, немного мяса на костях тебе не помешает. Вот хорошая девочка… ешь как следует. Теперь давай потолкуем о том, что нам делать, хорошо? Если ты хочешь пожить несколько недель самостоятельно и посмотреть, найдет ли этот твой Паркер тебя, весь в тревоге, и скажет, что жить без тебя не может, тогда мы должны подыскать тебе работу, пока он не сыграет свою роль отважного рыцаря, правильно?

— Работу? Бренда, ты не найдешь мне работу. Моя специальность — французская литература. Кроме того, я никогда и дня не работала в своей жизни.

— Никогда? Ни фига себе! А тебе сколько — двадцать четыре, двадцать пять? Вот бы мне так повезло! Я вкалываю, хотя и по полдня, с шестнадцати. Ладно, обмозгуем это. Ты даже не представляешь, каким болванам мне удавалось найти работу. Ты же должна что-то уметь, Шелби.

— Шелли, — перебила ее Шелби. — Сомертон будет искать меня, поэтому мне лучше оставаться Шелли Смит. Верно?

Бренда пожала плечами, уже погрузившись в стоявшую перед ней задачу.

— Как тебе удобнее, Шелли. А теперь скажи, какие у тебя есть навыки, а я посмотрю свои досье, когда приду на работу. У тебя, конечно, есть карточка социального страхования? То есть богатым людям она ведь все равно нужна?

Шелби улыбнулась, ей очень нравилась новая подруга.

— Да, нам она все равно нужна. Знаешь, Джим был прав. Нет ничего лучше маленького городка.

— Джим?

— Наш шофер, — пояснила Шелби. — Он жил в Восточном Вапанекене и рассказал мне, как они с дочерью были здесь счастливы, как им не терпится вернуться сюда, когда Сьюзи окончит колледж.

— О, Джим Хелфрич! — кивнула Бренда. — Как грустно, что умерла его жена. Мы знали, что он переехал в Филадельфию, чтобы быть поближе к Сьюзи. Ваш шофер, говоришь? Да, мир точно тесен. Шофер. Значит, ты не шутила? Значит, у тебя действительно денег куры не клюют?

— Куры не клюют… О да. Полагаю, можно так сказать. Но не сейчас, Бренда, поэтому я и хотела бы узнать, сможешь ли ты найти мне работу. Ничего постоянного, понимаешь, так как даже дядя Альфред не убедит Сомертона в том, что мне следует пожить самостоятельно больше нескольких недель. Да, мне придется вернуться домой, Бренда. Рано или поздно, но придется.

— Сомертон — это твой брат? Ну да, конечно. И дядя Альфред. И Паркер. Прямо как имена из какой-нибудь книги. Не знаю, Шелли, но, по-моему, многие люди сейчас по-настоящему волнуются за тебя.

Шелби стиснула зубы.

— Они так волнуются обо мне, что Сомертон приказал разрезать мою кредитную карточку, — напомнила она новой подруге. — Теперь я обязана доказать, что способна выжить сама, причем так же, как девяносто девять процентов людей в мире, ежедневно работая и платя за все. Я не вернусь домой с поджатым хвостом, Бренда. Раньше я узнаю настоящую жизнь, чтобы у меня остались воспоминания.

— Угу, угу, воспоминания. Поняла. — Бренда взглянула на Тони, который вышел в зал ресторана из кухни. — А вот идет решение твоей первой проблемы, Шелли. Не знаю, почему я не подумала об этом раньше, хотя последние две недели без конца выслушивала жалобы Тони на Тельму, что она посмела поехать повидать своего первого внука. А теперь быстренько ответь — ты же ходишь на приемы, верно? Богатые, вероятно, постоянно устраивают приемы, им нравится выступать в роли хозяев, принимать гостей и все такое?

— Ну да, я была хозяйкой нескольких приемов. И в прошлом году устраивала бал для детской больницы Святого Христофора. А что?

— Увидишь. Тони! Эй, Тони… можешь подойти на минутку?

Шелби смотрела, как к ним приближается неуклюжей походкой высокий худой мужчина лет сорока, в клетчатых бермудах, зеленой рубашке команды «Орлы Филадельфии» и засаленном белом фартуке.

Рост у него был не меньше шести футов и пяти дюймов, хотя он казался ниже, поскольку слегка сгибал ноги в коленях и сутулился так, словно все время проводил за столом, слишком низким для него. С гривой рыжих волос, узкими плечами, длинным, неправильным лицом, Тони выглядел так, будто только готовил еду, но никогда не ел.

— Что у тебя, Бренда? — спросил он, остановившись у их стола и совершенно не обращая внимания на Шелби. — Мне нужно вернуться, пока Хулио не бросится на Табби с ножом. Говорю тебе, если бы у меня была хоть одна официантка, знающая, как записать заказ и ничего не напутать…

— Вот был бы рай, да, Тони? — Бренда ухмыльнулась. — Позволь кое-кого тебе представить. Моя новая подруга, Шелли Смит. Она хостесса[2].

— Бренда, я… — Шелби вздохнула и протянула руку. В конце концов, она же хотела приключений. А тут уж будет, о чем рассказать внукам; воспоминание об этом вызовет у нее улыбку, когда она будет слушать выступление какого-нибудь струнного квартета и притворяться, что ей совсем не скучно. По крайней мере так и произойдет, если Бренда осуществит свой план. — Как поживаете, мистер…

— Просто Тони, — бросил мужчина, словно не заметив ее протянутой руки. — Где вы работали?

— Где? — повторила Шелби и тут же почувствовала пинок Бренды под столом. — В Филадельфии, — сказала она, — Я работала… была хостессой в Филадельфии.

— В Филли, да? Да что они там знают о том, как вести такое загруженное заведение? Ну да ладно. Мне нужен человек всего на пару недель, пока Тельма не соизволит притащить свою задницу назад из Оклахомы. Работа с полудня до девяти, шесть дней в неделю, выходной — вторник. Можете начать сегодня.

— Сегодня? Но… но вы совсем меня не знаете.

— За вас ручается Бренда. Мне этого достаточно. Тони развернулся и, волоча ноги, направился к Табби.

Он на ходу объяснял ей, что техасские гренки и просто гренки, смоченные во взбитом яйце с молоком и обжаренные в масле, не имеют ничего общего, и когда, черт побери, она это уразумеет, проклятие!

— Э… очаровательный человек. — Шелби с трудом проглотила вставший в горле комок.

— Это все одни слова. — Бренда взяла чек, который Табби бросила , на их стол, пробегая мимо и бормоча себе под нос, что ей незачем терпеть оскорбления, поскольку есть чем заняться в жизни, кроме как сносить оскорбления. — Все они по-настоящему любят его. И посетители тоже. Сказать по правде, мне кажется, они все это разыгрывают специально. Иначе все они уже давно друг друга поубивали бы. Между прочим, он оплатил Тельме дорогу до Оклахомы, только не хочет, чтобы кто-то об этом знал. Ты просто не уступай ему, не тушуйся, не принимай то, что он говорит, близко к сердцу, и все будет прекрасно. Просто прекрасно.

— Просто прекрасно? Бренда, я понятия не имею, какие обязанности у «хозяйки» в таком месте, как это. А ты?

Бренда направилась к выходу из ресторана.

— Я вообще-то тоже. Но ты справишься. Конечно, тебе, вероятно, стоило спросить, сколько он будет платить, но, с другой стороны, тебя могут уволить уже сегодня вечером. А вот и мой автобус, как раз вовремя… опоздал всего на десять минут. Вот ключ от квартиры. Я буду дома еще до шести. Кстати, мы с Гарри придем сюда ужинать, усадишь нас, подашь меню.

— И это все, что я должна делать? Усаживать людей? — Шелби шла к автобусу вместе с Брендой. — Как будто не слишком сложно.

— Все путем, малышка. — Бренда похлопала ее по руке. — Наслаждайся, великая искательница приключений.

Шелби стояла на углу, пока автобус не скрылся из виду, затем медленно побрела на квартиру. Она прожила самостоятельно всего один день, а у нее уже появились друзья, жилье и даже работа.

Шелби предстояло узнать, какова жизнь нормальных людей, существующих в нормальном мире. Ее приключение — побыть настоящим человеком — идет полным ходом. У Шелби могло это получиться. У нее это получится.

— Все путем, — повторила она, пнув камешек носком туфли.

Глава 12

— Я сказал «нет».

Грейди сидел, откинувшись в своем кресле. Подняв глаза, он посмотрел на партнера.

— У тебя нет выбора, Куинн, — спокойно заметил он. — Речь идет о том, когда ты сможешь начать. Так когда же?

— Ответ такой: никогда. Перестань разыгрывать раненого воина, потому что я не дам за это ни цента. Богатые и Отвратные — это твои, не забыл? Кроме того, приближается время отчетов. С бумагами я не подведу: Я уже выставил двух временных работников, и если Селма вскоре не вернется, нас всех ждут неприятности.

— Совершенно верно, но я один не справлюсь, и ты это знаешь. Я травмирован. Это во-первых. Во-вторых, она меня знает. Я пасу Тейтов уже три года, а ты, между прочим, сомневался, что она узнает тебя, если где-то столкнется с тобой снова. Кстати, тебя это здорово задело — что она даже не заметила великого Куинна Делейни… или это был Клэнси? В любом случае мы не можем напугать ее, иначе она снова ударится в бега, прежде чем мы доставим ее домой. Да, и третье: Тейты всегда настаивают на участии одного из партнеров.

— Прекрасно, — отрезал Куинн. — Направь Мейзи, она все равно почти управляет агентством. Потому что я не собираюсь этим заниматься, Грейди. Охотиться за наследницами — не моя стихия. Насколько мне известно, эта женщина хотела исчезнуть. Давай окажем ей услугу и позволим затеряться. И потом, она, вероятно, уже вовсю веселится на французской Ривьере с каким-нибудь жиголо.

Грейди пошевелился в кресле.

— Ты уверен? Записка могла быть написана под давлением. А что, если девушку на самом деле похитили?

Куинн перестал расхаживать по кабинету, минуту обдумывал эти слова, а затем взял переданную по факсу записку со стола Грейди. Факс прибыл час назад и более чем через сутки после того, как Тейты обнаружили исчезновение Шелби. Записка была короткой и совершенно туманной:

«Сомертон, не беспокойся за меня. Я почувствовала необходимость несколько недель пожить самостоятельно. Дядя Альфред понимает меня и все тебе объяснит. Пожалуйста, Сомертон, не препятствуй мне!»

— Полагаясь на интуицию, Грейди, я бы сказал, что это не похищение. Она уехала по своей воле. Кто-нибудь разговаривал с дядей Выпивохой? — спросил Куинн, возвращая записку на место. В общем-то его это ничуть не интересовало. Стало быть, наследница Тейтов смылась тайком. Ну и что. Может, — ей повезет и она вернется хоть с каким-то проблеском жизни в своих пустых карих глазах. В этих одиноких, возможно, печальных карих глазах. Проклятие! Он всегда был падок на печальные глаза.

Грейди велел войти постучавшей секретарше и подался вперед.

— Да, Сомертон сообщил, что поговорил с дядей. Тот сказал, будто Шелби пожелала узнать, как живут простые люди, что значит быть нормальной, решила набраться впечатлений. Ну ты знаешь, вся эта муть, которая хорошо звучит в теории, а затем рушится на полном ходу, когда кто-нибудь вроде нашей сбежавшей неженки сталкивается с реальным миром и тот бьет в ответ, сильно бьет. Так что — да, я согласен, Куинн. Она сбежала из дому и теперь стала мишенью для любого придурка. Или ты всерьез думаешь, что этой женщине известно, как выжить за стенами ее дорогого стеклянного пузыря? Она же младенец в лесу, Куинн, богатый, изнеженный, избалованный, вероятно, беспомощный и готовый подвергнуться эксплуатации младенец в большом опасном лесу. По крайней мере мы с тобой сознаем — что-что, а няньки вроде нас богатым нужны. Что такое, Рут?

— Тейты здесь, ребята, — сообщила она, затем состроила рожицу. — И мистер Паркер как-его-там Третий. Этот, скажу я вам, просто нечто. Проводить их сюда? И кстати, было бы неплохо, если бы вы вели свои беседы несколько потише, не как последние десять минут. Стены тут толстые, но не звуконепроницаемые.

— Куинн? — Взглянув на партнера, Грейди заметил мрачное выражение его глаз и улыбнулся, когда смекнул, что его последние слова попали в точку. Куинн держал Двух собак, в основном потому, что не мог пройти мимо печальных глаз. А Грейди точно помнил печальный взгляд

63 карих глаз Шелби Тейт, когда сопровождал ее последние несколько раз.

Куинн мог не обратить внимания на физическую красоту, проигнорировать богатство и положение, что обычно и делал, даже чуть перегибая палку. Но он никогда не прошел бы мимо выразительных карих глаз. На самом деле, имей Шелби Тейт четыре ноги и хвост, Куинн отправился бы на поиски еще час назад.

— Так что, партнер? Как поступим? Прогоним их и потеряем пухлый счет и, возможно, еще дюжину клиентов, как только Сомертон расскажет своим друзьям, что мы отказались помочь? Позволим этой бедной, беспомощной, богатой девочке самой заботиться о себе в этом огромном ужасном мире?

— Ой, заткнись! — Куинн махнул рукой Рут, чтобы она вернулась в приемную и привела Тейтов и жениха.

Семейство Тейтов не просто вошло в комнату: они торжественно появились, вплыв в кабинет Грейди подобно маленькой флотилии очень дорогих парусников.

Сомертон Тейт вошел первым. Его довольно чопорная походка была решительной, хотя худое лицо носило следы отчаяния и, возможно, бессонной ночи. По пятам за ним следовал Джереми Рифкин, глаза которого были подозрительно красны. Он прижимал ко рту большой белый носовой платок, подавляя рыдания. Сразу усадив друга в кресло, Сомертон похлопал его по плечу.

Куинн ожидал, что он скажет ему: «Сидеть, лежать», но этого не случилось.

Дядя Альфред, похоже, потерял руль управления, потому что вошел в кабинет не совсем уверенно, хотя в конце концов, пусть и извилистым путем, добрался до столика в углу, на котором стоял хрустальный графин с виски. Он немедленно поднял крышку емкости для льда и улыбнулся, обнаружив, что она полна.

И затем появился Паркер Уэстбрук Третий, на ходу засовывая в дипломат бумаги и отдавая Рут приказы: она должна была доставить ему кофе — черный, два кусочка сахара — и, пожалуй, стенографистку.

Когда Куинн уже подумал, что вся компания собралась, в комнату проскользнул еще один человек и остановился у открытой двери с таким видом, что предпочел бы очутиться где-нибудь подальше отсюда. Где угодно.

— Здравствуй, Джим, — сказал Куинн, проходя мимо Тейтов и «Третьего», чтобы подать руку нервничающему шоферу. — А ты здесь зачем? Нет, позволь угадать, прав ли я? Ты увозил ее, точно?

Джим Хелфрич с несчастным видом кивнул л отер покрытый испариной лоб большим красно-белым носовым платком.

— Я не знал, — жалобно пробормотал он. — Как перед Богом, не знал.

— Ошибаетесь. Вы не думали, — раздраженно бросил Паркер, размещаясь на диване и доставая из дипломата бумаги, фотографии и аккуратно раскладывая их на кофейном столике. — Автовокзал. Боже! Будь вы моим шофером, вам бы не поздоровилось.

— Вашим, Уэстбрук? — осведомился Куинн, загораживая собой Джима. — Вы, никак, сторонник рабовладения?

Красивое лицо Паркера помрачнело.

— Вы знаете, что я имею в виду, Куинн. Этот человек некомпетентен, и мы уже потеряли много времени. — Он положил на столик последнюю стопку отпечатанных на машинке страниц. — Может, приступим? Через двадцать ми-НУТ у меня тут поблизости встреча.

Куинн сделал шаг к этому человеку.

— Здорово волнуетесь за свою невесту, да? Скажите мне, на каком она для вас месте? Вы провели анализ затрат, то есть сколько времени готовы потратить на ее поиски, и сопоставили с тем, сколько денег потеряете за каждую минуту уделенную не делам? Уже посчитали, не так ли? Боже, Да вы просто…

— Куинн! — вмешался Грейди, догадываясь, что его партнер сейчас оскорбит клиентов. Затем вспомнил, что Уэстбрук не клиент. — Извини, старик. Не хотел тебе мешать. Ты говорил?..

— Ничего, не стоило горячиться. — Куинн потер затылок и уже не впервые задался вопросом, что нашла в этом чопорном придурке Шелби Тейт.

Сомертон Тейт деликатно кашлянул. Он сидел рядом с Джереми Рифкинсм, который до сих пор тихо плакал в свой платок, бормоча что-то вроде: «Наша бедная девочка». Это звучало очень трогательно — один из присутствующих оплакивал пропавшего члена сообщества.

— Как я проинформировал вас ранее по телефону, мистер Салливан, — осторожно начал Сомертон, — моя сестра исчезла вчера утром. Мы, разумеется, не хотим вмешательства полиции или прессы, поскольку меньше всего желаем, чтобы весь мир начал охотиться за Шелби, как за призом в каком-то соревновании. Поэтому сначала мы решили провести собственное расследование. Однако вскоре поняли, что не обладаем средствами для того, что должно быть сделано.

— Ты был изумительно краток, дорогой Сомертон, — похвалил друга Джереми, осветив собравшихся улыбкой. — Ну разве он не был изумительно краток?

— Спасибо, Джереми. Итак, как вы уяснили по факсу, который я послал вам после нашего телефонного разговора, мистер Салливан, прощальная записка моей сестры не слишком нам помогла. Мой дядя Альфред, похоже, считает, будто Шелби просто отправилась на поиски приключений и что все мы должны…

— Не лезть не в свое дело, Сомертон. Я сказал тебе, чтобы ты не лез не в свое дело и дал девочке какое-то время пожить своим умом, но ты и слушать меня не стал, — подал голос дядя Альфред, шутливо приветствуя Куинна стаканом, прежде чем поводить им перед своим носом. — Ах, чистая амброзия! Разве вам не нравится запах хорошего виски по утрам?

— Автобус, — всхлипнул Джереми, содрогнувшись от неподдельного ужаса. — Она путешествовала на автобусе.

Вытянув шею, Куинн посмотрел на Джереми, потом повернулся к шоферу.

— Он ведь шутит? Ты действительно отвез мисс Тейт на автовокзал, Джим? — Куинн задал этот вопрос, хотя знал, что расстраивает человека. — Как она тебе это объяснила?

Джим опустил голову.

— Как объяснила? Да никак, сэр. Мисс Тейт просто велела мне погрузить багаж, а затем сказала, куда хочет поехать. По-моему, она знала, куда едет.

— Конечно, конечно. — Куинн похлопал Джима по плечу. — Не волнуйся об этом.

— Грязь, и запахи, и толпа, — простонал Джереми. — Все эти люди, согнанные вместе, как скот, в жуткой давке. О, мне кажется, я не вынесу этой мысли, Сомертон, право, не вынесу.

— Я предлагал тебе остаться дома, — напомнил ему Сомертон, с благодарностью взяв чашку кофе с подноса, принесенного Рут, которая уже подала чашку и Джереми. — Тебе не станет опять дурно?

Джереми вздернул подбородок и покачал головой:

— Нет, Сомертон. Я должен сидеть здесь и поддерживать тебя в этот трудный час. Это самое меньшее, что я могу сделать.

— И самое большее, — заметил дядя Альфред, подмигивая Куинну. — Я вот что тебе скажу, Джереми: как насчет капельки виски в твою чашку? Сразу станешь мужчиной, на груди шерсть вырастет. Тебе это понравится, разве нет, мальчик?

— Дядя Альфред, ты мешаешь, — сурово промолвил Сомертон, а Джереми снова опустился на подушки, замкнувшись в себе и в одиночку лелея свою печаль.

Куинн бросил взгляд на Грейди. Тот улыбнулся ему и похлопал по повязке.

— Да, конечно, — промолвил наконец Куинн, понимая, что это дело ему придется вести одному, без всякой помощи друга… который слишком уж забавлялся. — Ее нет не так уж долго, джентльмены, хотя было бы лучше, если бы вы связались с нами вчера. Тем не менее, если вы ответите на несколько моих вопросов, я гарантирую, что доставлю мисс Тейт домой целой и невредимой сегодня вечером, самое позднее к завтрашнему вечеру. Я беру по минимуму, так как сомневаюсь, что мисс Тейт читала книги о том, как затеряться без следа.

— О нет! — Сомертон покачал головой. — Нет, нет и нет. Мы не хотим возвращать ее.

— Простите? — изумился Куинн, но прежде чем Сомертон пояснил, вмешался Паркер.

— Сомертон, мы все обсудили, и мне казалось, что это решено, — пробормотал он, по-прежнему роясь в бумагах. — Вы с дядей, возможно, считаете, что Шелби пойдет на пользу» если она какое-то время поживет самостоятельно, думаете, будто это то, чего ей хочется, но я возражаю самым решительным образом.

Куинну не хотелось признаваться, но он был согласен с Уэстбруком.

— Я тоже считаю, что ее нужно вернуть домой, мистер Тейт. Простите, но, по-моему, ваша сестра не из тех, кто, грубо говоря, способен выжить в большом мире. То есть, если вы помните, она уехала из города на автобусе. Это не совсем то же, что полететь на Арубу позагорать. Возможно, мисс Тейт уже повидала жизнь за пределами Мейн-лейн и обрадуется вашему появлению, как потерпевший кораблекрушение моряк, когда я скажу вам, где ее найти.

— Но это именно то, что сестре и требуется, — объяснил Сомертон, тогда как Джереми снова уткнулся в свой платок. — Увидеть больше жизни, вот что. Судя по тому, что мне удалось уяснить со слов дяди и Джима, и даже горничной сестры, Сьюзи, это именно то, чего хочет и Шелби.

Она спросила Сьюзи, что носят нормальные люди, затем попросила уложить для нее нормальные вещи.

— Версаче. — Дядя Альфред поднял стакан. — Вот что носят хорошо одетые обычные женщины в этом году, разве вы не знаете?

Куинн исключил свою прежнюю мысль о том, что Шелби, попрощавшись с Джимом на автовокзале, вызвала заказанное такси, уехала в аэропорт, а там и из страны. Она все еще в Америке, и где-то рядом, если он все понял правильно. Но это «рядом» можно с тем же успехом назвать и довольно далеким, если учесть, что Шелби там одна и осознает опасности улицы не больше, чем двухлетний ребенок. Немедленное спасение — не вариант, если он прав и если прав Сомертон. Это необходимость.

Паркер попытался заговорить, но Куинн сердито глянул на него, заставив помолчать, пока Сомертон продолжит объяснения.

— Она спросила Джима, нравилось ли ему жить в маленьком городе, на что это похоже… задавала подобные вопросы. И, отнюдь не благодаря дядю, который забил ей голову такими диковинными понятиями, действительно считаю, что моя сестра уехала, желая испытать приключения, прежде чем остепениться и выйти замуж за Паркера.

— Короче говоря, мистер Тейт, — Куинн таким же сердитым взглядом осадил Уэстбрука, — ваша сестра из любопытства отправилась в трущобы, верно? И вы хотите дать ей возможность сделать это. Что ж, она молодец, вы молодец, и куда это нас приводит? Что вы хотите от «Д. энд С. «?

— Мы хотим, чтобы вы нашли ее, — сказал Сомертон.

— Мы хотим, чтобы вы защитили ее, — добавил Джереми.

— Мы хотим дать моей племяннице полную свободу, но при этом чувствовать уверенность, что она надежно защищена, пока знакомится с настоящей жизнью или чем там, по ее мнению, Шелби занимается, — заключил дядя Альфред — Считайте себя ее ангелом-хранителем, Делейни.

Все, что хорошо для этих двух и огорчает Паркера, по мне, так просто прекрасно. Куинн вскинул руки.

— О нет! Нет, нет, нет, джентльмены. Я считал, будто вы хотите, чтобы я нашел Шелби, а вы привезли бы ее домой. А теперь получается, что вы намерены сделать из меня няньку, пока она не наиграется и не вернется домой сама. Я не собираюсь этим заниматься. Ни за какие деньги я не согласился бы на это.

— Ну наконец-то, хоть один разумный человек! — удовлетворенно воскликнул Паркер, собирая свои бумаги и укладывая их в дипломат, затем поднялся, готовый бежать на свою встречу.

Паркер не знал, что именно его слова окончательно убедили Куинна в том, будто несколько недель в роли няньки не такая уж плохая работа. В конце концов, все желания Паркера Уэстбрука коренным образом отличаются от желаний Куинна. Так действовал на людей Уэстбрук: он заставлял их делать все, что они могли, лишь бы, как сказала Рут, уесть его.

— С другой стороны, джентльмены, мисс Тейт взрослая женщина. Это означает, что я могу найти ее и вы тоже, но она может отказаться вернуться домой. Будет довольно трудно заставить мисс Тейт вернуться, если она не захочет. Так что, как долго? — спросил Куинн, когда Уэстбрук от нетерпения уже притоптывал и оттягивал рукав пиджака, чтобы взглянуть на часы. — Как долго вы позволите ей там оставаться? Есть ли какой-то предел, прежде чем я приглашу вас, чтобы вы убедили мисс Тейт вернуться домой?

— Ха, предел уже наступил, если мы собираемся настаивать на этой глупости, а я вижу, что именно это и происходит, — сказал Паркер, демонстрируя результат довольно хорошей и чертовски дорогой работы ортодантиста. — Первое, что мы сделали, — это аннулировали ее кредитную карточку. «Американ экспресс», как вы понимаете, безлимитная. С ней Шелби могла продержаться до бесконечности. А теперь, полагаю, не пройдет и нескольких дней, как она позвонит нам, умоляя Сомертона прислать за ней машину туда, где находится. У Шелби много достоинств, но она понятия не имеет об экономии. Она потратит все деньги на новые туфли, а затем с опозданием поймет, что у нее ничего не осталось на еду. Это прекрасное решение, я так и сказал

Сомертону.

— Проклятый болван! — Куинн жаждал стереть выражение самодовольства с красивого лица Паркера. — Один телефонный звонок, и я выследил бы ее по чекам кредитной карты. А теперь она не только неизвестно где, но и без денег.

— О Боже! — Сомертон быстро поднялся. — Мы об этом не подумали. Я сейчас же перезвоню.

— Бедная Шелби! Одна, и в нужде! — Джереми изящно содрогнулся. — В самом деле, да, Сомертон. Ты должен немедленно что-то предпринять!

Заговорил Грейди, все это время с удовольствием игравший роль молчаливой аудитории.

— Не получится, мистер Тейт. Аннулирована — значит аннулирована. Если ваша сестра попыталась воспользоваться карточкой, то она уже знает об этом и не станет пытаться снова. Мы, разумеется, позвоним в компанию, но, боюсь, надежды узнать что-нибудь полезное мало. Куинн, похоже, этот случай придется решать с помощью доброго старого розыска.

— В таком случае, полагаю, это окажется полезным. — Паркер весьма самодовольно улыбнулся, подавая более дюжины отпечатков с увеличенной фотографии, на которой они с Шелби были запечатлены. — А теперь, с вашего позволения…

— Ну и задница, — произнес дядя Альфред, ни к кому конкретно не обращаясь, когда за Паркером закрылась Дверь. — Интересно, почему сбежала Шелби — в поисках приключений или от него? Рядом с ним просто задыхаешься, а?

Джереми вскочил и вцепился в рукав Куинна.

— Вы найдете ее, правда? Будете следить за ней, защищать? Она такое милое, славное дитя. Не каждый принял бы меня так спокойно, понимаете?

— Конечно, — ответил Куинн, тронутый искренним признанием Рифкина. — А теперь, мистер Тейт, перейдем к делу. Полторы тысячи долларов в день плюс расходы. Я отчитываюсь перед вами, только перед вами, и прекращаю игру в любой момент, как только вашей сестре будет грозить какая-либо опасность. А так — вы хотите, чтобы я нашел ее, следил за ней, а в остальном никак ей не мешал, пока она не решит вернуться домой. Я правильно вас понимаю?

— Да-да, это именно то, чего я хочу, — согласился Сомертон. — И примите мои извинения за ошибку с кредитной карточкой. Обещаю вам, что больше никто из нас вмешиваться не будет. Просто найдите Шелби, мистер Делейни. Найдите и следите за ней, охраняйте ее. А пока в светской хронике мы сообщим, что моя сестра плавает на яхте где-то у греческих островов.

— Это ведь моя идея, правда, Сомертон? — с гордостью напомнил Джереми. — Все когда-то плавают у греческих островов, как, по-вашему, мистер Делейни?

— Как пожелаете, мистер Рифкин. И — да, мистер Тейт, таков план. — Выпроводив всех из комнаты, Куинн попросил оказать любезность и подождать в приемной, пока он переговорит с Джимом в своем кабинете.

Пять минут спустя в комнату вошел Грейди, держа листок бумаги.

— Я позвонил в «Американ экспресс», Куинн, нажал на кое-какие рычаги, и — в общем, да, Шелби пыталась вчера воспользоваться картой. В маленьком ресторанчике в Аллентауне. Я посмотрел, это всего в двух кварталах от автобусной станции. А вот куда она отправилась дальше, можно только гадать.

— В Аллентауне? — повторил Куинн, глядя на Джима. — А далеко ли это от Восточного Вапанекена?

— От Восточного Вапа-чего? — перебил Грейди, сообразив, что за то время, пока он звонил, Куинн выяснил из разговора с Джимом столько же, сколько он из телефонного звонка.

— Далеко ли? Около семи миль, — ответил Джим, ерзая в кресле. — Вы действительно думаете, что она уехала именно туда?

— Да, Джим. Используя дедуктивный метод, очень внимательно слушая ваши воспоминания о беседе с мисс Тейт и призывая на помощь весь свой многолетний опыт — и потому еще, что в интригах мисс Тейт далеко не Мата Хари, — я, вероятно, через пару часов отправлюсь в Восточный Вапанекен.

Джим кивнул и вздохнул.

— Что ж, теперь я чувствую себя намного лучше, господа, поскольку мисс Тейт могла попасть в гораздо худшее место, чем Восточный Вапанекен. Да, мистер Делейни, если вы собираетесь туда, остановитесь перекусить у Тони. Вам понравится.

Глава 13

Поездка в Восточный Вапанекен заняла чуть меньше полутора часов, и это при том, что дорожные указатели посылали Куинна в трех разных направлениях и он пропустил съезд с 22-го шоссе.

Семьдесят миль от Филадельфии.

Он словно вернулся на пятьдесят лет назад.

Восточный Вапанекен мог похвастаться только одним настоящим светофором с мигающим красным огоньком, который и работал-то, только когда в пожарное депо на Берри-стрит поступал вызов и пожарная машина выезжала на главную улицу, которая по традиции маленьких городков так и называлась — Главная улица.

Когда Куинн переехал через мост, по которому в город можно было попасть с тыла, из соседней Катасоквы, городка, разделенного речушкой Лихай, ему сразу пришло на ум, что он угодил в какое-то искажение временного пространства.

Миновав Элм-стрит, Куинн увидел основную городскую достопримечательность, действительно внушительную бейсбольную площадку с открытыми трибунами и даже освещением для ночных игр.

Следуя в направлении, указанном Джимом, Куинн добрался до Мейн-стрит. Перед ним были два огромных белых указателя с названием ресторана Тони. Нет, Куинн не был голоден. Он поел перед тем, как покинул дом и отвел своих собак к Грейди. Однако, если Джим сказал, что ресторан Тони следует посетить, значит, надо это сделать.

Куинн вошел в ресторан, миновав автоматы для игры в покер, столь же незаконные, сколь и прибыльные. На ближайшем к двери играл полицейский в летней форме, с пистолетом на поясе.

Миновав маленькое внутреннее фойе — невысокая перегородка слева, касса справа, — Куинн лицом к лицу столкнулся с мисс Шелби Тейт.

— Добрый день, — приветливо сказала она, держа в руках несколько меню, — Добро пожаловать в «Семейный ресторан Тони». Для курящих или нет, сэр?

Лишь через пять секунд Куинн обрел дар речи и еще через две вспомнил, как его применять.

— Э-э… для курящих, пожалуйста.

— Прекрасно. Следуйте за мной.

Он пошел за ней. Выбора у него не было. Или пойти за ней, или, круто развернувшись, помчаться прочь… что казалось абсолютно ненужным, поскольку Шелби явно обрадовалась ему, хотя и не узнала.

Пробравшись между столиками, Куинн отметил ее фирменный костюм из серого шелка, стройные голые ноги, узкие лодочки на высоких каблуках. Светлые волосы Шелби были забраны в пучок на затылке, а ее шею, запястья и уши украшали золотые драгоценности стоимостью тысяч в десять долларов. И пахло от Шелби духами по двести долларов за унцию.

И она хостесса в какой-то забегаловке?

Шелби проработала у Тони всего два дня, поэтому не знала, принадлежит ли новый посетитель к числу завсегдатаев. Впрочем, он выглядел так, будто никогда раньше не видел ресторана. Примерно так, как она вчера.

Шелби сразу почувствовала в этом мужчине родственную душу. Кроме того, если бы Шелби решила получше познакомиться с реальным миром, этот высокий, темноволосый, красивый мужчина вполне подошел бы для осуществления подобного проекта.

«Какой стыд», — подумала она, подавив смешок. Может, Шелби переела сегодня утром картошки по-домашнему или слишком внимательно слушала рассказы Бренды, но она чувствовала, что хорошо проводит время. Просто прекрасно. Лучше, чем когда-либо в жизни.

Шелби быстро выдвинула для посетителя один из четырех разномастных стульев, окружавших маленький квадратный стол, покрытый клеенчатой скатертью, на которой лежали четыре бумажные салфетки и четыре комплекта столовых приборов.

— Пожалуйста, сэр. Наши специальные блюда к ленчу — превосходная жареная грудинка на горячей кайзеровской булочке и чашка фасолевого или итальянского свадебного супа либо большой сандвич с тунцом и жареным картофелем. Я настоятельно рекомендую вам грудинку. Джон сейчас примет у вас заказ на напитки. Приятного аппетита.

Это было именно то, что Куинну следовало делать. Он привык быть Мужчиной. Парнем, который сохраняет ясное мышление в критической ситуации. От этого и надо отталкиваться — найти прочную опору, включить мозги и взяться за работу.

Что не так-то просто. Ведь Шелби Тейт, к черту разбивая все его предвзятые понятия о Богатых и Отвратных, помогает старику с ходунком и кислородным баллоном пройти в сектор для некурящих, отдельное помещение в глубине ресторана.

Куинн вытащил из кармана пиджака маленький блокнот, который всегда носил с собой, а из кармана рубашки — ручку и начал делать заметки о том, что его окружало.

Забегаловка. Расположена, согласно табличке пожарного депо, в доме номер восемьдесят пять. Средний возраст посетителей, по его быстрой прикидке, восемьдесят пять лет. Если бы владелец предоставлял скидку старикам, то через неделю прогорел бы.

Зал декорирован в стиле первых распродаж старья. Квадратные столики на одной ножке… слегка разболтанной, заметил Куинн, потому что столик закачался, когда он начал писать. Три кабинки, отделанные искусственной красной кожей, идут вдоль невысокой, до середины стены, перегородки рядом со входом, закрытая кабинка побольше занимает угол. Розовые стеньг, на столах голубые вазочки с искусственными розовыми цветами, а также стеклянные емкости для сахара, как бы говоря: «Если вам нужен сахар, он перед вами» и «Того, что вы не видите, у нас нет».

Раздаточная стойка, или как это у них называется, расположена справа, на виду, стопки грязных тарелок сунуты в пластиковые ведра, кофейники втиснуты между стоящими рядом стопками пластиковых стаканов и куч того, что Куинн счел необязательным вносить в свой перечень.

Явно не высший класс. Вероятно, даже не низший. Это место походило на отдельно стоящую вешалку, изнывающую под грузом разношерстной одежды.

Куинн начал набрасывать внутренний план ресторана, чтобы лучше запомнить его и выбрать тот столик, который уже решил облюбовать, — в дальнем углу, откуда ему будет беспрепятственно открываться вид на мисс Тейт. Пусть он выполняет только роль няньки, но свою работу сделает как следует.

Дверь рядом с раздачей распахнулась, появилась официантка с сандвичем, плюхнула перед Куинном тарелку так, что он едва успел спасти свой блокнот, и пожелала приятного аппетита.

Куинн с недоумением посмотрел на тарелку, потом повернул ее и взглянул на сандвш под другим углом, прикидывая, как за него приняться, затем перевел взгляд на соседний столик, где заправлялись едой четверо мужчин в джинсах и майках.

Он видел сандвичи с бифштексом и раньше, но не помнил, чтобы начинка не позволяла булочке соединить края.

По мере того как толпа обедающих начала редеть, Куинн заметил еще одну вещь. Почти все шли к кассе с пенопластовыми коробочками. Так, очень хорошо. Никто и не ждет, чтобы он съел всю эту дикую прорву еды. Проклятие, даже Годзилла после десятидневного поста не сожрал бы всю эту чертову штуку.

Куинн разрезал сандвич на две части, затем сделал вид, что ест меньшую. Он ел и наблюдал за Шелби Тейт.

Того, кто отдал ей чек и кучу счетов, она сердечно поблагодарила, затем с мольбой глянула на одну из официанток, и та быстро освободила Шелби от чеков и пробила их в кассе. Шелби наблюдала за этим процессом, заложив руки за спину, и раз или два кивнула в попытке постичь тайны простейшего механизма.

— В следующий раз ты давай сама, милая, — сказала официантка. Куинн попросил коробочку для еды навынос, положил на стол чаевые в размере трех долларов и сам направился к кассе.

— Вам понравилось? — спросила Шелби, взяв у нею чек и десятидолларовую бумажку. Счет был на шесть долларов двадцать шесть центов, и Куинн решил поиграть с мисс Тейт, дав десять долларов и цент, чтобы посмотреть, как она попытается высчитать, что должна ему три доллара семьдесят пять центов. Но затем он решил, что это слишком легко.

— Все было очень вкусно, спасибо, — сказал Куинн, когда Шелби повернулась к аппарату, вздохнула и начала нажимать на кнопки пальцами с великолепным маникюром. — Очень милое место. Вы давно здесь работаете?

— М-м? — откликнулась она, все еще сосредоточенная на том, что делает, затем улыбнулась, когда ящик выдвинулся, позволив ей отсчитать сдачу. Значит, он не из местных, иначе не задал бы ей этот вопрос. Это просто очень красивый мужчина, проезжавший мимо. Как это мило с его стороны, и почему он такой любопытный? — Давно ли работаю здесь?.. О! О да, да! Как говорится, родилась и выросла в Восточном Вапанекене.

На лгунишке горят штанишки. Куинн поднял бровь, глядя на Шелби.

— Тогда, должно быть, у вас новый кассовый аппарат. — Он кивнул в сторону ветхого агрегата. — Я заметил, что вы обращаетесь с этой штукой так, будто она укусит вас, если вы нажмете не на ту кнопку.

— Вы наблюдали за мной? Почему?

Так, уже лучше, решил Куинн. Никогда не оправдывайтесь, мисс Тейт, в этом весь фокус. Вместо этого нападайте, задавайте свой собственный вопрос. Вот так-то, леди, и возможно, вы продержитесь в этом большом ужасном мире еще минут двадцать.

— Извините, сила привычки, полагаю. — Куинн быстро отступил на подготовленный плацдарм. — Видите ли, я писатель. Наблюдать за людьми — мое занятие. Как люди живут и прочее.

До чего же хорошо от нее пахнет!

— Писатель? Это для газеты? Для журнала?

Куинн ощутил, что Шелби пришла в панику при мысли о возможном разоблачении. рн мог бы сказать ей, что пишет для филадельфийского «Инквайрера», а затем посмотреть, как красивые карие глаза Шелби наполняются ужасом. Но для него ничего путного из этого не вышло бы.

— Писал. — солгал Куинн. — Я писал для журнала о путешествиях, о котором вы, вероятно, никогда не слышали. Но теперь работаю над книгой — что-то вроде путеводителя, — езжу по стране на машине, пишу о людях, о достопримечательностях, о маленьких городках в глубинке, таких как Восточный Вапанекен. Я сам себе хозяин, и это себя оправдывает. Я рад, что открыл это место. В этом городке с его непритязательной атмосферой столько своеобразия, что все с удовольствием прочитают, даже если и носа не высунут из . своих апартаментов. Полагаю, меня можно назвать автором серии книг для украшения кофейного столика. О, позвольте представиться. Моя фамилия Делейни.

Куинн Делейни.

— Очень приятно познакомиться с вами, мистер Делейни. Ваша сдача.

Куинн почувствовал себя так, словно расхвалил большую энциклопедию маленькой хозяйке этого дома, которая сейчас захлопнет дверь у него перед носом. Он не только не произвел на нее никакого впечатления при первой встрече, но крайне не понравился и при второй.

Почему она разглядывает его?

— Понимаете, потолки, — сказала Шелби, чтобы заполнить напряженную паузу, и подняла руку над головой, — высокие. И большие окна. А теперь, с вашего позволения… Понимаю, что я… мне нужно наполнить сахарницы, пока не появились посетители, которые приходят сюда ради специального блюда для ранних пташек.

— Специальное блюдо для ранних пташек? Чистое золото маленького городка для моей писанины. И что же это?

— Свинина с кислой капустой. Это все, что можно здесь получить, если вы посетите ресторан до пяти часов, — ответила Шелби, постепенно овладевая собой. «Боже, можно подумать, что ты никогда не видела мужчин с серыми глазами, обещающими приключение». Может, в Восточном Вапанекене что-то добавляют в воду, но Шелби вдруг осознала второе, совершенно неожиданное значение слова «приключение».

Куинн похлопал себя по животу и поднял пенопластовую коробочку.

— Прекрасный образец фольклора для книги, однако, пожалуй, пока я ограничусь этим. Что ж, спасибо за информацию. Увидимся, я надеюсь. Если мне удастся снять комнату, обедать я буду в основном здесь,

— Конечно. Большая часть Восточного Вапанекена так делает, — отозвалась Шелби, а затем повернулась и пошла прочь. Не бросаться же ей, глупой, в объятия этого красивого незнакомца, произнеся какое-нибудь до ужаса банальное клише: «Возьми меня. Возьми меня теперь же! «

Не ведающий о желаниях Шелби, Куинн ретировался, поскольку сказать было больше нечего. Кипя от злости на нее и на себя, он сел в свой «порше» и двинулся вверх по улице, проехал цветочный магазин, а затем увидел большое квадратное здание из красного кирпича. Над входом все еще видны были высеченные в сером граните слова: «Школа Восточного Вапанекена».

На входной двери висела табличка: «Сдаются квартиры. Комнаты, меблированные и немеблированные. На неделю, на месяц».

Куинн свернул к тротуару, остановился и вышел из машины, мельком вспомнив современный мотель, который заметил, когда сворачивал с автострады. Взбежав по цементным ступенькам, он вошел внутрь. Поскольку Шелби знала про это место, то наверняка здесь и жила. Все хорошие детективы подобные умозаключения называли обычной логикой. Куинн не считал себя настоящим детективом, но это все же лучше, чем быть нянькой. Во сто крат лучше.

В вестибюле он увидел три ряда встроенных почтовых ящиков, по ряду на каждый этаж, однако имена были только на шести из двенадцати. И среди них не значилось ни Шелли Смит, ни Джонс, что Куинна совсем не удивило, Шелби едва ли станет афишировать тот факт, что живет здесь.

Куинн нажал на звонок на крышке ящика с надписью «Управляющий». Не прошло и минуты, как из первой двери слева, сразу за вестибюлем, выкатилась крупная, приземистая женщина в цветастом домашнем платье в гавайском стиле, вполне сгодившемся бы как чехол для бьюика 1956 года выпуска.

— День добрый, сынок. — Она улыбнулась губами, намазанными вишневой помадой. В зубах женщина сжимала сигарету «Мальборо» с фильтром. — Я могу тебе помочь?

Боже! Восточный Вапанекен так соответствовал образу маленького городка, что Куинн почти не верил в реальность происходящего.

— Да, мэм, — ответил он, стараясь, чтобы его голос не звучал в пугающей манере обитателя большого города. — Я только что был у Тони, и тамошняя хостесса посоветовала мне зайти сюда. Сказала, что здесь можно снять комнату на пару недель.

— Хостесса? Но ведь Тельмы нет. О да, новая девушка! Она поселилась у Бренды недельки на две, не больше, иначе ей придется платить. Я так и сказала Бренде. Так вы хотите снять комнату? У меня пять свободных, поэтому вы сможете выбрать. А что вы делаете в Восточном Вапанекене?

Бренда! Вот оно что! Куинн видел это имя на одном из почтовых ящиков. Значит, мисс Шелби Тейт действительно живет здесь.

— Я писатель, мадам, и хочу провести здесь несколько недель, познакомиться с местными обычаями и, возможно, написать кое-что для моей следующей книги.

— Писатель? Ладно. — Внезапно женщина стала олицетворением деловитости. — Не знаю, как насчет пары недель. Плата взимается за месяц — и с писателей, и с музыкантов, и со всех прочих. У вас есть рекомендации?

Куинн ухмыльнулся, наконец-то почувствовав себя на знакомой территории.

— Нет, но я готов сразу вручить вам пятьсот долларов. Куинн, вероятно, мог бы снять комнату за половину этой цены, но все его расходы оплачивались, и он решил, что Сомертон Тейт еще дешево отделался.

Управляющая кивнула, пригласив Куинна следовать за ней в ее квартиру, и снова затянулась сигаретой, пока снимала ключ со связки, висевшей на двери с внутренней стороны.

— Ни домашних животных, ни шумных вечеринок. И не ставьте на мои столы пивные бутылки без подставок, потому что именно для этого последние и предназначены. Ведите себя так, словно в комнату сейчас войдет ваша мама, чтобы проверить вас, потому что, если не войдет она, войду я. Я вытираю пыль, мою раковину и ванну раз в неделю. Если вы слишком осложните мне работу, покинете это место. Я не терпела ничего подобного от своих детей и не собираюсь терпеть это ни от кого другого. Понятно?

— Да, мэм, — ответил Куинн и быстро оглядел гостиную — бывшую классную комнату, заставленную плюшевой мебелью в белых кружевных салфеточках. На большом экране телевизора сейчас показывали парочку полуобнаженных любовников, резвящихся на песчаном пляже, расположенном, конечно, в пределах голливудского съемочного павильона. Куинн уловил запах ветчины и капусты, готовящихся на невидимой кухне, и почти не удивился, увидев на столе перед диваном бутылку пива на подставочке.

— Понятно. — Куинн сделал еще один шаг в сумеречную зону Восточного Вапанекена. — Что-нибудь еще?

— Нет. Только пять сотен долларов. — Он вручил ей банкноты, и они исчезли под балахоном, вероятно, чтобы сгинуть там навсегда. — Зовут меня миссис Бричта.

— А меня — Куинн Делении. Можете называть меня Куинн.

— А вы меня — миссис Бричта. Этот мужчина дал мне только одно, за что стоит держаться. Ваша комната два Б, вверх по лестнице и налево. Я убираю ее по пятницам с утра, поэтому к семи в пятницу вам лучше встать и уйти, если не хотите, чтобы я увидела ваши трусы. А теперь позвольте мне вернуться к моему сериалу.

— Может, мне стоит написать об этом месте книгу, — пробормотал Куинн, вынимая саквояж из багажника «порше», затем рассмеялся и покачал головой. — Да нет, кто же этому поверит?

Глава 14

Их было слишком много. И они все прибывали.

Около двух часов Шелби пожалела, что надела туфли на четырехдюймовых каблуках, а к пяти ругала их на чем свет стоит, когда осознала старую поговорку «сбиваться с ног» во всей ее полноте.

Сколько же все-таки людей живет в Восточном Вапанекене, и почему все они идут ужинать к Тони? Разве у них нет жилья? Разве у них нет кухонь? И разве Тони неизвестно слово «зарезервировать»?

У Шелби не было свободных столов, три компании без зазрения совести засиделись за десертом, а дюжина . людей стояла в очередь к кассе, что почти лишало ее возможности открыть ящик кассового аппарата.

Маленькую комнату для некурящих в задней части помещения оккупировала компания из двенадцати человек. Восточный Вапанекен, вероятно, никогда не слышал предупреждений главного врача, а если и слышал, то не верил им. Компания собиралась праздновать чье-то семидесятилетие и очень спешила, поскольку на смену ей должна была через час появиться другая, чтобы отметить восьмидесятилетие одного из них. Тони разрешил курить в маленькой комнате. А было всего пять часов!

Накануне Табби сказала, что вчерашний день был исключением и у них не собралась толпа лишь потому, что вчера дальше по улице проводились бейсбольные игры средней школы.

Шелби вернулась в квартиру Бренды в начале десятого настолько измученная, что, не приняв душа, рухнула на кровать и обняла игрушечную собаку. Она уже ничего не чувствовала от усталости.

Шелби даже не повесила свою одежду. Она вспомнила о Сьюзи, обо всех служанках, которые были у нее за эти годы, о том, как всегда оставляла им подбирать сброшенную одежду, ни разу не подумав об этом. Впрочем, Шелби не успела сильно огорчиться, так как сразу уснула, уткнувшись носом в подушку, а проснувшись, обнаружила, что на ее костюме от Армани спит Принцесса и он теперь весь покрыт белой шерстью.

Но она выдержала свой первый день и даже не дернулась, когда зазвонили будильники Бренды.

Теперь Шелби поняла, что вчерашний день по сравнению с сегодняшним был просто приятным развлечением. То, что происходило в ресторане в настоящий момент, она могла бы назвать только столпотворением.

У Шелби оставалось два выхода: швырнуть на пол единственное оставшееся у нее меню, топнуть ногой и крикнуть: «Я увольняюсь! « — или набраться сил и продолжать работать.

Должно быть, кто-то из Тейтов служил в армии, возможно, во время Войны за независимость, поскольку Шелби вдруг ощутила, что рождена командовать.

— Табби! — воскликнула она, когда официантка пробегала мимо нее на кухню. — Убери с шестого стола, чтобы я могла посадить туда людей.

— Ты что, спятила? — Табби кивнула в сторону раздаточной. У Табби было шестеро детей, и она работала в две смены пять дней в неделю, чтобы прокормить эту ораву. Табби ценили за расторопность, но она не отличалась хорошими манерами. — Скажи Бобби, чтобы он оторвал задницу от стойки и сделал это. Он всего-навсего подает напитки, потому что ты не дала ему никаких указаний.

— Значит, он должен убирать со столов? Почему же Бобби не делает этого?

— Милая, он забывает даже дышать, если ему не напомнят об этом. Обязанность Бобби убирать со столов, а моя — подавать еду. А ты, лапочка, следи, чтобы мы все занимались своим делом.

— Так значит… значит, я — менеджер? — спросила Шелби, и у нее вдруг почти перестали болеть ноги. Она целый день присматривала за тем, чтобы на столах были сахар, соль и перец. Но ведь это точно не дело менеджера!

Табби бросилась дальше, но Шелби схватила ее за руку.

— Насчет сахарниц… — Табби фыркнула.

— Да, мы все ждали, когда ту: сообразишь. Этим должны заниматься Бобби, Том и Педро.

Выпустив руку Табби, Шелби решительно подошла к Бобби, который потягивал содовую, прислонившись к раздаточной стойке.

— Роберт, убери… э… грязную посуду с шестого стола и положи приборы, пожалуйста. Затем столики — двенадцатый и четырнадцатый. Живо!

Подросток неохотно повиновался.

Расшевелить его сумела женщина, посетившая больше благотворительных балов, чем юный Бобби заведений быстрого питания!

Шелби нажимала на кнопки кассового аппарата, выслушивала имена и количество участников каждой группы из тех, что топтались в вестибюле, хвалила Бобби за расторопность и сама помогла имениннику пробраться со своим ходунком через толпу к выходу.

Порядок. Вот в чем нуждалось заведение Тони. Хотя бы в подобии порядка, установленного кем-то ответственным.

Это было по плечу Шелби. Она не наполнила ни одной сахарницы, не рассыпав сахар по столу, но зато командовать умела.

И пусть Тони для своего же блага остается на кухне, предоставив ей управляться со всем этим.

В шесть тридцать двери отворились, и вошли Бренда и Гарри, за ними следовал мужчина, приходивший сегодня днем. Шелби в шутку предназначила его на роль Великолепного Приключения.

— Привет, малышка! — Бренда незаметно подмигнула Шелби. — Смотри, кого мы нашли у нас в коридоре — наш новый сосед. Как истинно любезные жители маленького городка, мы с Гарри пригласили его на ужин. Его зовут Куинн Делении. Он говорит, что это ты сказала ему про квартиры, да? — Она наклонилась к Шелби и прошептала: — Уверена, этот черноволосый — ирландец, и красив как черт. Классный мужик, если тебе удастся залучить его. Невероятно привлекателен сексуально.

— Едва ли, Бренда, — отозвалась Шелби, профессионально изобразив приветственную улыбку. — Мистер Делейни, как приятно видеть вас. Боюсь, вы пришли слишком поздно для блюда ранних пташек.

— Не сомневаюсь, я много потерял. — Куинн заметил, как на щеках Шелби вспыхнул очень идущий ей румянец. Внезапно он заподозрил, что его встреча с Брендой и Гарри такое же «везение», как и их встреча с ним. Они несомненно связывали с ним какие-то планы. Но какие именно?

Он подумал, что, возможно, это имеет отношение к Шелби, но тут же отмел дурацкую мысль.

Куинн улыбнулся. У каждой работы есть свои положительные стороны.

— Ну вот, — начала Шелби, с которой от улыбки этого человека творилось что-то странное, — следуйте, пожалуйста, за мной.

Глава 15

— По-моему, я уже где-то видела его, Бренда, — сказала Шелби, направляясь с подругой в дамскую комнату.

В ресторане стало спокойнее, когда миновал суетливый час ужина, и Шелби последние пятнадцать минут просидела за столиком Бренды, украдкой поглядывая на Куинна Делейни.

— Я тоже, — ответила Бренда. — Кажется, он снился мне в эротических снах. Боже мой, Шелли, ты видела эти сексуальные серые глаза? Постельные глаза, как обычно называет их моя тетя Бетти, а уж она-то знает в этом толк, поскольку три раза была замужем. Я тебе об этом не рассказывала? Чистая правда, представляешь? А я не могу довести Гарри до алтаря один раз.

Шелби вымыла руки и оглядела себя в зеркале над раковиной.

— Полагаю, ты права. Он действительно словно из рекламы охранных систем. Черные слаксы, черная рубашка, черные волосы, серые глаза. Да, общий сигнал тревоги. Но почему он все время так смотрит на меня?

— Как? — осведомилась Бренда, подставляя руки под чуть теплую воду. — Словно хочет съесть тебя живьем? Потому что именно это я и вижу, Шелли, да и Гарри, должно быть, видит то же самое, потому что весь последний час толкает меня ногой под столом. Пожалуй, мне следует пригласить вас всех завтра вечером в кегельбан. Ты играешь?

— В кегельбане? Не знаю, я никогда не была там.

Бренда оторвала два куска бумажного полотенца и дала один Шелби.

— Никогда не была в кегельбане? О, моя дорогая, какую же спокойную жизнь ты вела! Тогда решено. А теперь давай вернемся за столик, пока Гарри не брякнет что-нибудь и не выдаст тебя. Он очаровашка, но слишком уж болтлив.

— Гарри очень повезло бы, если бы ему позволили вставить хоть слово, — пробормотала Шелби и, покачав головой, пошла за подругой.

Она не успела сделать и трех шагов, как сзади раздался грубоватый голос Тони:

— Привет, Филадельфия!

Он явно собирался добавить что-то, но его спугнула неожиданно появившаяся Табби.

— Хорошая работа, — прошептал он и вернулся на кухню.

— Разрази меня гром! — воскликнула Шелби, глядя ему вслед. Этот мужчина действительно «белый и пушистый», как и говорила Бренда.

А она добилась успеха.

— Бобби, убери с этого стола, пожалуйста, а затем унеси эти тарелки в мойку. Вид грязных тарелок не улучшает аппетита. Спасибо. — Шелби взглянула на Табби, которая подсчитывала чеки. — Отлично поработала сегодня вечером, Табби. — Она чуть не рассмеялась, когда официантка изумленно подняла на нее глаза. — Спасибо.

— По… пожалуйста.

— Однако, Табби, — продолжала Шелби, упиваясь своей новой властью, — я была бы очень признательна тебе, если бы ты приветствовала посетителей, говоря: «Здравствуйте» или «Добрый вечер».

— Но я так и делаю.

— Нет, Табби, нет. По-моему, «Как дела? « не совсем подходящее приветствие для семейного ресторана.

— С ума сойти! — Табби, тряхнув головой, воткнула карандаш в свой «конский хвост» и двинулась на кухню. — Можно подумать, что у нас такое классное заведение…

— Будет классное, когда я со всем разберусь, — пообещала Шелби и, пройдя через весь зал, села на стул напротив Куинна Делейни.

— У вас такой самодовольной вид, — заметил Куинн, видимо, полагая, будто может сказать все, что придет на ум. Этот человек не отличается сдержанностью, и его ничуть не смущало то, что они — чужие люди, поскольку познакомились лишь сегодня днем. — Что случилось, вы получили повышение?

— Это мое личное дело, — официальным тоном заявила Шелби, однако при этом улыбнулась. Облокотившись на стол, она посмотрела на Бренду и Гарри. — Я понравилась Тони.

Бренда переглянулась с Куинном.

— Отлично, Шелли. Я же сказала, что ты справишься.

— Правда. — Шелби вздохнула. — Удивительно, что я так хорошо себя чувствую. Никогда еще я так себя не чувствовала, никогда…

— А почему Тони назвал вас Филадельфией? — спросил Куинн. Представив, как Шелби расхваливает себя и выдает с головой, он остановил ее, хотя и сам не понял, зачем это сделал, почему не показал, что разгадал шараду. Ведь тогда они оба вернулись бы домой, к цивилизации. Он просто действовал. — Кажется, вы говорили, что родились и выросли в Восточном Вапанекене.

— Да, — быстро ответил Гарри.

— Да, — подтвердила Шелби.

— Эй, — вмешалась Бренда, — кто-нибудь хочет пойти завтра вечером в кегельбан?

Куинн взглянул на нее.

— В кегельбан? Вы шутите? — Он вообразил, как Шелби Тейт во взятых напрокат башмаках пытается бросить мяч. Это исключено. Лучше поговорить о слоне в посудной лавке. — Не знаю, Бренда…

Очень благодарная Бренде за своевременное вмешательство и не подозревающая о том, что Куинн пытался спасти ее, Шелби назвала поход в кегельбан прекрасной идеей и предложила отправиться туда сегодня же. В конце концов, уже почти девять, а она бодра, свежа и… и…

И через двадцать минут она с опаской держала красно-зеленые туфли для кегельбана, пахнущие дезинфицирующим средством, и думала, хватит ли у нее когда-нибудь ума не болтать лишнего.

В кегельбане пахло дезинфекцией, сигаретами и разлитым пивом. Все это соединялось с запахом хот-догов, доносившимся из ближайшей закусочной. Шум стоял, как в грозу дождливой ночью. Казалось, будто материализовалась какая-то сюрреалистическая картина — свет над головой, дерево, люди в забавных шортах и электронные табло, на которых высвечивался счет играющих.

— Пойдем, я помогу тебе выбрать мяч. — Куинн взял Шелби за локоть и повел к бесконечным стойкам с мячами.

Шелби оглянулась через плечо, надеясь увидеть Бренду, но так и не отыскала ее.

— Мяч? — робко переспросила она. — А мне обязательно нужен мяч?

— Если хочешь сбивать кегли, да. — Куинн чуть не рассмеялся ей в лицо. В это милое лицо, которое больше не портили пустые карие глаза. Теперь, при льющемся сверху свете, они походили на большие глаза олененка Бэмби. — Дай мне правую руку.

— Правую… Ой, это просто смешно. Я повторяю все, что ты говоришь. Извини. Но должна признаться, Куинн, я никогда не была в кегельбане.

— Да что ты? — усмехнулся он. — Кто бы мог подумать?

— Теперь ты издеваешься надо мной. — Шелби вспыхнула. — Это не слишком любезно.

— Нелюбезно скрыть от меня, что ты никогда не была в кегельбане, поскольку Бренда и Гарри определили нас в одну команду. Нас обставят.

— И это волнует тебя? Проиграть какую-то игру в кегли…

— Матч, — поправил Куинн. — Нет, меня это не волнует. Однако Бренда и Гарри — игроки высшей лиги, судя по их специальным шортам и собственным туфлям и мячам, так что, вероятно, пиво покупать будем мы. Ты захватила кошелек?

Шелби уже заплатила за прокат туфель и за входной билет. А теперь пиво? Ей пришлось бы проработать два часа или даже больше, чтобы получить такие деньги.

А потом она улыбнулась. Да. Ей придется работать, чтобы тратить деньги. Ничего не просить у Сомертона. Не вынимать кредитную карточку. Не просто тратить, а не задумываться при этом, что и сколько она может позволить себе.

Как чудесно!

— Конечно, — ответила Шелби, сдержав желание утереть ладонью нос, как это делала Табби, и тем самым показать, что она своя в доску. — Я с радостью заплачу свою долю. Ну а сам-то ты хорошо играешь?

— Хорошо, Шелли. — Куинн соединил ладонь Шелби со своей, измеряя длину ее пальцев. — Я многое умею хорошо делать.

Пальцы Шелби закололо иголочками. Желудок свело. Колени подогнулись. К ней клеились. Точно. Только сегодня днем она услышала, как об этом говорили девчонки-подростки, обсуждая свои свидания накануне вечером. Да, именно это с Шелби сейчас и происходило. К ней клеились. Этот высокий, темноволосый, роскошный мужчина. Мужчина, не знающий, что она стоит тридцать миллионов долларов. Мужчина, который, возможно, клеится к ней потому, что находит… красивой.

Или не очень красивой.

Это тоже не так уж плохо.

— А как… как мы подберем для меня мяч? — спросила Шелби, когда Куинн отпустил ее пальцы и склонился над стойкой с мячами, пряча удовлетворенную улыбку. Она забыла его имя? О малышка! Ты заплатишь за это.

Он попробовал один мяч, вставил в углубления пальцы, счел его подходящим по размеру и передал Шелби.

— Вот, попробуй этот.

Она взялась за мяч так же, как это сделал он. Куинн убрал свою руку, и мяч упал на пол, едва не ударив его по ноге.

— Эй! Ты должна держать мяч.

— Как? Эту тяжелую штуковину? Не смеши меня. Это невозможно,

— Нужен полегче. — Куинн положил на место черный мяч, который уронила Шелби. В конце концов он нашел для нее детский мяч, с нарисованными на нем большими красными и синими треугольниками, но Шелби не поняла этого. Она просто сказала, что этот очень миленький.

Ах богатые! Отправь их в реальный мир, и они не продержатся там и пяти минут. Куинн не успел задуматься над тем, что не добавил свое обычное «и отвратные».

Он наслаждался. Наслаждался по-настоящему. Прямо как на балу. Возможность лицезреть, как Шелби скидывает свои туфли от Прады и обувается во взятые напрокат, стоила поездки в Восточный Вапанекен. Но, когда Гарри вышел на дорожку, низко наклонился над бело-зеленым мячом, разбежался, послал его вперед и сбил все десять кеглей, Куинн громко рассмеялся.

— И я должна это сделать? — спросила Шелби, вцепившись в его руку. — Я не могу этого сделать. А ты?

— Скоро увидим. — Куинн оторвал ее пальцы от своей руки и пошел на исходную позицию, к своему мячу. Через несколько секунд Бренда записывала его результат, а Гарри помахал ему, когда он шел на свое место.

— Эй, он же наш противник, ты не забыл? — пожурила жениха Бренда, на что тот лишь подмигнул и улыбнулся.

— Вот так, хорошо. А теперь смотри на кегли. Смотри на них пристально, Шелли. Сердито. Они — враги. Они — те, кто пролезает на парковку у тебя под носом. Они — твоя учительница из третьего класса, которая стояла перед твоей партой, объясняя задание и брызгая на тебя слюной. — Шелби обернулась и взглянула на Куинна.

— Моя учительница в третьем классе была душкой. Она никогда такого не делала.

Куинн развернул ее в сторону кеглей, взяв за локти и обдав теплым дыханием ее ухо.

— Работай со мной, Шелли, работай со мной. А теперь, расслабь плечи. То, что ты собираешься сделать, — просто. Вправо, влево, вправо, бросок. Запомнила?

— Вправо, влево, вправо, бросок. Хорошо. Ну а что с мячом?

Куинн вздохнул. Задача не из легких. Особенно когда на тебя веет ее духами, сладким запахом светлых волос, упавших на щеку.

— Подними мяч вперед, прямо перед собой, на слове «вправо». Опусти вниз, сбоку от себя, на слове «влево». Заведи его назад на слове «вправо», брось на слове «бросок». И еще, Шелли, не отпускай его, пока не добежишь вон до той отметки, поняла? Ни когда заведешь мяч назад, ясно? Я уже не так скор на ногу, как раньше. Хочешь попрактиковаться без мяча?

Шелби помотала головой. Вправо — поднять. Влево — опустить. Вправо, назад — не выпускать. Бросок — бросить. Ей есть чем заняться, что запомнить и без нависающего над ней во время тренировки Куинна. Когда он так близко от нее, она чувствует тепло его тела, чувствует его бедро сзади на своей ноге. Закрыть глаза и представить, как оборачиваешься к Куинну, оказываешься в его объятиях и пускаешься в безумное приключение, о котором и не мечтала до сегодняшнего вечера.

— Ну хорошо. Пусть бросает, — сказал Куинн, отпустив Шелби, и подошел к Бренде, которая сидела за столом и вела счет. — Будьте готовы пригнуться, друзья, — посоветовал он приятелям, и Шелби, услышав его, снова напряглась. Поцеловать Куинна Делейни? Ха! Да он ей даже не нравится!

Она ему покажет. В конце концов, это всего лишь мяч. Всего лишь несколько кеглей. Всего несколько кеглей в пяти милях от мяча, который все еще у нее в руках. Зажат у нее в руках.

Шелби чуть расслабила пальцы, сделала глубокий вдох и двинулась вперед.

Вправо — поднять. Влево — опустить. Вправо, назад не выпускать. Бросок — бросить. Бросить!

Она наконец отпустила мяч, и он взмыл в воздух почти вертикально, пролетел футов десять над дорожкой и наконец с глухим стуком упал на доски. А потом покатился.

Куинн подошел и встал позади Шелби, а мяч все катился к кеглям.

Катился. И катился. Ба-бам, ба-бам, ба-бам.

— Может, хочешь перекусить, пока он докатится? — спросил Куинн, щекоча дыханием ее ухо.

— А что, если он остановится, не докатившись до них? — возразила Шелби, ощущая, что все глаза в кегельбане прикованы к ней или к мячу, который с жалобным «ба-бам, ба-бам» двигался по дорожке.

— Точно не знаю, — ответил Куинн, покусывая нижнюю губу. — Придется встретиться с управляющим?

— О Боже! — выдохнула Шелби, прижав ладони ко рту. А затем мяч наконец соприкоснулся с кеглями. Чуть было не сбил их.

— Три! — объявил Куинн, когда кегли медленно повалились, а мяч скатился с дорожки и упал в приемник. — Неплохо. Совсем неплохо.

Шелби убрала руки ото рта и повернулась к нему, широко улыбаясь. Глаза ее горели.

— Неплохо, правда? На самом деле, это очень хорошо для первого броска.

— Рад, что тебе понравилось, Шелли. — Куинн взял мяч из возвратного устройства. — Потому что теперь тебе придется повторить.

— Повторить? Правда? Но вы с Гарри сделали по одному броску. Мне не нужны одолжения, Куинн. Я не хочу, чтобы мне делали скидки.

После того как Куинн вкратце объяснил ей правила,

Шелби залилась краской.

— О! Я получаю второй бросок, потому что не сбила их все. Полагаю, это справедливо.

— Нам предстоит долгий вечер, друзья, — сказал Куинн, оставив Шелби на дорожке и вернувшись на свое место. Он чувствовал себя хорошо, как на свидании. Он приятель Шелби. Ее наставник.

Наставник?

Черт, что за мысль! Впрочем, любопытная. Шелби хотелось настоящей жизни? Он дает ей настоящую жизнь.

— Ты видел? Видел? — возбужденно закричала Шелби, подбегая к нему. — Я сбила еще четыре! Ну разве это не чудесно?

Куинн смотрел на улыбающееся лицо, видел радость в ее глазах. Мисс Мейн-лейн из Филадельфии пришла в экстаз, сбив несколько кеглей.

— Чудесно, Шелли. — Он протянул к ней руки. — Это заслуживает объятия.

— Да, заслуживает, правда? — Она шагнула вперед в его раскинутые руки.

У них за спиной Бренда и Гарри хлопнули друг друга по ладони.

Глава 16

На следующее утро Куинн встал рано, слегка поморщившись от боли в «кегельных» мышцах.

Какой вечер! Они сыграли три партии. У Шелби был самый маленький счет, но ее осчастливили восемьдесят семь очков в последней игре. Немного же нужно, чтобы порадовать эту женщину. Она приходила от всего в восторг, как ребенок в магазинчике Санта-Клауса.

Странно! И это женщина, имевшая возможность при малейшем желании улететь в Рим, а также купить и продать половину жителей Филадельфии. Она привыкла ко всему самому лучшему, да и к тому, чтобы весь мир подносили ей на блюдечке по первому требованию. А вчера вечером Шелби сияла от скромной похвалы Тони, прыгала и хлопала в ладоши, сбив все кегли, и поедала клубничное мороженое после матча с таким наслаждением, будто лакомилась самой лучшей икрой.

Простые радости. Шелби лишили простых радостей, удовлетворяя всю жизнь ее любые желания.

Надо последить за собой, не забывать, что для Шелби Тейт это всего лишь игра и она может, как только захочет, позвонить домой и вернуться к беззаботному существованию. Чего ради ей волноваться из-за нехватки денег или из-за работы, если она все это знает?

И долго ли Шелби будут забавлять эти простые радости? Сколько пройдет времени, прежде чем она заскучает по загородному клубу, завтракам в постели и танцам до утра с богатым красивым женихом?

Какая она, настоящая Шелби Тейт? Богатая светская женщина или восторженная, счастливая, смеющаяся, которая бросилась в его объятия вчера вечером и обнимала его, потому что сбила еще несколько кеглей?

И как ему уберечь свое сердце, когда Шелби словно создана для его рук.

Куинн не знал. Но очень скоро узнает. Он быстро принял душ, пока еще оставалась горячая вода — ибо усвоил урок предыдущего вечера, когда все в этом здании, похоже, одновременно включили горячую воду, — и оделся в своей обычной манере — черное поверх черного.

Сварил себе кофе в маленькой автоматической кофеварке, входившей в меблировку, хотя знал, что она не может тягаться с восхитительным напитком у Тони. Но сегодня утром в его планах Тони не было.

В планы Куинна входила Филадельфия. Филадельфия и Сомертон Тейт. Куинн пообещал отчитаться сегодня и хотел разделаться с этим до того, как снова увидит Шелби, посмотрит в ее доверчивые карие глаза и вспомнит, какой он ублюдок.

Через полтора часа его провели в гостиную в особняке Тентов. Сомертон стоял у камина. Джереми Рифкин, в полосатом купальном халате, сидел, положив ногу на ногу, и пил чай, задрав мизинец к потолку. А дядя Альфред, смотревшийся щеголем в слаксах в красно-зеленую клетку и белом пуловере, занимался графинами на столике для напитков, недовольный тем, что ведерко для льда пусто.

— Делейни. — Сомертон сделал шаг навстречу гостю и протянул ему руку. — Как быстро вы доехали. Мы ждали вас только через полчаса. Боюсь, Паркер задерживается.

— Как печально! — Куинн улыбнулся, услышав короткий, отрывистый смешок дяди Альфреда.

— Мне нравится этот парень, Сомертон, — заметил дядя Альфред, налив немного водки в свой стакан с апельсиновым соком. — Жаль, что он работает на нас. Шелби не помешало бы немного развлечься.

Куинн обернулся и посмотрел в веселые глаза дяди Альфреда. Что имел в виду этот человек? Что он заметил? Откуда узнал?

К счастью, почти никто не слушал дядю Альфреда, особенно Джереми, который воспользовался возможностью и потянул Сомертона за рукав, прося его быть лапочкой и позвонить, чтобы принесли еще кофе, потому что у них гости.

Куинн успел прийти в себя к тому моменту, как дворецкий внес кофейник со свежим кофе, и занял позицию перед камином, поскольку Сомертон теперь уселся рядом с Джереми, расправив на его коленях льняную салфетку.

— Я приехал доложить вам о вашей сестре. — Куинн быстро достал блокнот, но не открыл его. — Объект — Шелби Тейт…

— Мы знаем, кто она, юноша, — перебил его дядя Альфред. — Поэтому, может, расскажешь нам все по-человечески, без всех этих «объектов» и прочих глупостей?

— Да, сэр, — отозвался Куинн, желая поскорее покончить с беседой. — Мистер Тейт, ваша сестра живет в квартире у некоей Бренды Василковски. Проверка банковского счета и других данных убедила меня в том, что мисс Василковски именно та, за кого себя выдает, — молодая женщина со средним достатком и подлинным сочувствием к тем, кому, по ее мнению, повезло меньше, чем ей. В данном случае — это мисс Тейт.

— Повезло меньше, чем ей? Моей сестре? Не понимаю.

— Да, сэр, вы, конечно, не понимаете. Однако я вижу ситуацию так. Вашу сестру приютила, если можно так выразиться, добрая самаритянка, и мисс Тейт вне опасности. Она получила должность хостессы в местном ресторане и справляется очень хорошо. Уверен, вы гордились бы ее находчивостью.

— Она получила должность хостессы? — Голубые глаза Сомертона полезли на лоб. — Как… как это предприимчиво. Значит, хостесса? Видимо, это ресторан высшего класса? Самый лучший?

— Лучший ресторан во всем Восточном Вапанекене. — Куинн не покривил душой, так как ресторан Тони был единственным в Восточном Вапанекене. — В общем и целом, господа, я бы сказал, что мисс Тейт очень хорошо справляется с самостоятельной жизнью в большом и ужасном мире. Именно поэтому, — он глубоко вздохнул, — я хотел бы с сегодняшнего утра подать в отставку, отказавшись от поста телохранителя мисс Тейт. Мое агентство свяжется с вами по поводу окончательного счета.

— Сомертон, мне дурно. — Джереми, схватил друга за руку.

— Не сейчас, Джереми. — Сомертон поднялся и подошел к Куинну; его влажные, зачесанные назад волосы топорщились от возбуждения, — Мистер Делении, я не понимаю. Вы просто не можете бросить мою сестру… там одну. Вы же видели ее. Она понятия не имеет, что делает, чему навстречу идет, одинокая женщина во враждебном мире.

— Младенец в джунглях, — вставил Джереми. — Красная Шапочка перед волком…

— Да, Джереми, дорогой. Спасибо, мы понимаем. Итак, мистер Делении, побудьте рядом с ней еще какое-то время, пока сестра не переболеет этим… этим приключением и не вернется домой, к нам.

Дядя Альфред, перемещавшийся очень бодро под воздействием спиртного, встал между племянником и Куинном.

— Успокойся, Сомертон, и дай юноше договорить. — Он посмотрел на Куинна. — Ты ведь еще не все сказал, сынок?

Куинн уже понял, что старик очень проницателен.

— Да, сэр. — Он усмехнулся. — Не все. Я не позволю мисс Тейт самостоятельно тонуть или плыть, пока ищет там приключений, живя, по ее словам, «настоящей жизнью». Однако по этическим соображениям я не могу брать деньги за свои услуги.

Дядя Альфред хлопнул Куинна по спине, едва не свалив с ног.

— Молодчина! И все это из-за моей маленькой Шелби! Какая женщина, а? Сразила тебя наповал, верно?

— Сразила меня? Почти, сэр, — признался Куинн. Он видел, что растерянность на лице Сомертона сменилась озадаченностью, а затем его озарило понимание.

— Вы собираетесь… ухаживать за моей сестрой? — наконец спросил он, отступая на шаг. — Вам, без сомнения, известно, что она помолвлена?

Куинн стиснул зубы.

— Мне известно, что она в Восточном Вапанекене, а Паркер Уэстбрук здесь… о, на самом деле, не здесь… он более озабочен своими делами, чем тем, где находится его невеста.

— Сомертон, Сомертон! Ну разве это не приятнейшая из новостей? — Джереми захлопал в ладоши и вскочил на ноги. — Как… как Золушка. — Он состроил гримаску. — Только наоборот, полагаю.

Сомертон нахмурился.

— Но… но что я скажу Паркеру?

— Скажите ему, что я на своем посту, потому что это так и есть, — ответил Куинн. — Но если вы хоть немного любите сестру, не говорите Паркеру, где она. Обещаю, с ней ничего не случится, но, по-моему, всем вам пора дать девушке возможность повзрослеть, принять несколько самостоятельных решений.

— Сомертон? — Джереми похлопал друга по плечу. — Ну разве я тебе не говорил? Разве не сказал, что в последние месяцы в глазах Шелби появилось выражение испуга? А теперь она живет самостоятельно и вот-вот пустится в приключения. Ты не можешь лишить ее маленького удовольствия! — Он слегка передернулся. — Хотя меня не слишком радует, что она — о ужас из ужасов! — работает.

— Приключение? Значит, ты так это понимаешь? Когда этот… этот человек имеет смелость, неслыханную дерзость заявлять во всеуслышание, что собирается соблазнить мою сестру?

— Я выпью за это. — Дядя Альфред поднес апельсиновый сок ко рту и подмигнул Куинну. — По-моему, это лучшее, что может с ней случиться.

— Я не спрашивал твоего мнения, дядя Альфред, — бросил ему Сомертон. Прижав ладонь ко лбу, он начал ходить по комнате. — Мне надо подумать.

— Конечно, мистер Тейт. — Куинн поставил кофейную чашку на серебряный поднос. — Поразмыслите о своей сестре, о том, чего она хочет и почему уехала.

— Она… она не любит его? — спросил вечный романтик Джереми и повалился на диван. — Ну конечно же! Что мы делали — в блаженном неведении готовились к свадьбе, тогда как она его не любит! О, Сомертон, наша бедная девочка. Как это ужасно!

— Точно, моя милашка, точно! — согласился с Джереми дядя Альфред. — И чертовски вовремя. Или вы оба думаете, что она действительно сбежала, желая посмотреть, как живут простые люди? Да ей наплевать на простых людей, Сомертон, просто Шелби недовольна своей жизнью, не так ли? Если я вижу это даже под хмельком, то ты, трезвый, уж к подавно должен увидеть.

Сомертон, спотыкаясь, подошел к дивану и сел рядом с Джереми.

— Каким же я был слепым дураком! Я полагал, что сестра просто развлекается, играет в жизнь, потому что дядя Альфред забил ей голову разными глупостями. Я не думал, не видел… Паркер! Вижу, ты приехал.

Куинн посмотрел на мужчину, энергично входившего в гостиную, с дипломатом в правой руке. Не мог, что ли, оставить эту штуку в машине? Что там такого важного? Что может — должно — быть для него важнее Шелби?

— Извини за опоздание, Сомертон, господа, — быстро проговорил Паркер, наливая себе кофе. — Теперь, когда я приехал, начнем?

— Мы уже закончили. — Дядя Альфред искоса взглянул на племянника. — Не так ли, Сомертон?

Тот перестал кусать ногти, чего не делал с детства,

— Что? О! Ах да. Мы закончили, Паркер. С Шелби все в порядке, и мистер Делении продолжит наблюдать за ней. Верно, мистер Делейни?

— Да, сэр. Я буду следить за мисс Тейт очень внимательно и обещаю, что ничего плохого с ней не случится.

— Уж я за этим присмотрю, сынок. — Дядя Альфред прошел мимо Куинна по пути к столику с напитками, намереваясь плеснуть себе еще водки. Во всяком случае, это ерунда, что якобы до пяти часов нельзя пить ничего спиртного.

Куинн слегка кивнул Паркеру.

— Мистер Уэстбрук. Рад снова видеть вас, сэр. А теперь, с вашего позволения, меня ждет работа.

— Работа? Ах шалунишка, шалунишка! — воскликнул, приплясывая на месте, Джереми. — Сомертон, по-моему, мы такие испорченные. Разве это не чудесно?

Паркер оглядел всех собравшихся.

— Какого черта, что здесь происходит? Что это, Делейни? Ваш отчет? С ней все в порядке? И за это Сомертон платит вам деньги? Потому что, позвольте заметить, этого недостаточно. Мне нужны подробности. Я требую подробностей.

— Вы мне не платите, Уэстбрук, — бросил Куинн, по-настоящему желая разок приложить этого парня, так, из принципа.

— Не платит, — хихикнул Джереми. — И никто не… ей!

К счастью, Паркер Уэстбрук редко прислушивался к словам Джереми, как и почти все остальные, поэтому продолжил:

— Очень хорошо, джентльмены. Вижу, мне придется провести собственное расследование.

— На вашем месте я воздержался бы от этого, — спокойно заметил Куинн, когда Паркер поднялся, явно намереваясь продемонстрировать торжественный выход. — Мисс Тейт сейчас немного отдыхает от реальности или в реальности — пока затрудняюсь определить. Я — уже одно новое лицо в маленьком городке. Пока меня принимают. Но если вмешаетесь вы, если какие-нибудь неумелые сыщики ненароком проговорятся, что вы следите за ней, наблюдаете за ней? Что ж, в таком случае вы едва ли когда-нибудь услышите свадебные колокола. А вы ведь хотите этого, не так ли, Уэстбрук? Вернуть мисс Тейт домой и сыграть свадьбу, как планируется?

Паркер, пораскинув мозгами, кивнул:

— Хорошо, Делейни. Полагаю, у меня нет другого выбора, кроме того, чтобы позволить вам оставаться телохранителем мисс Тейт. Но я по-прежнему настаиваю, чтобы в течение месяца она вернулась домой, если возможно, даже раньше, и не вижу причин для отсрочки. В конце концов, лепестки облетают с розы очень быстро, а человек, плохо обеспеченный, как, без сомнения, и она, скоро увядает.

— Питается она хорошо, — заметил Куинн. — Я снова отчитаюсь перед вами через неделю, господа. А пока довольствуйтесь тем, что мисс Тейт здорова и, похоже, крепко стоит на ногах.

— Пока, — прошептал дядя Альфред, когда Куинн проходил мимо него. — Удачи тебе, сынок. Самое время, чтобы одна из Тейтов пережила небольшое приключение.

— Да, сэр, — согласился Куинн, не желая ввязываться в длительную беседу о том, что дядя Альфред почитал наилучшим для своей племянницы.

Следующей остановкой была контора «Д. энд С. «. Мейзи встретила Куинна своей обычной широкой улыбкой, хотя в приемной было не меньше дюжины мужчин в деловых костюмах и в разной стадии накала.

— Что происходит? — спросил он, наклоняясь над ее столом.

— Совет директоров Суиндейльской мемориальной библиотеки, — сообщила ему Мейзи, успешно уклоняясь от направленных на нее взглядов, в которых постепенно закипал гнев. — Они хотят, чтобы мы охраняли их художественную выставку, судя по всему, считая нас благотворительной организацией. Грейди же решил получить доход. Сегодня утром они пришли снова, чтобы еще раз нажать на него, а он заставляет их ждать. Ну как ты, милый? Выглядишь хорошо, даже аппетитно, как обычно.

— Дела у меня прекрасно, спасибо. — Делейни повернулся спиной к сердитому совету директоров. Если они узнают, что он один из партнеров, бросятся на него, как дикие звери. — Значит, он у себя, да?

— Да. — Откинувшись на стуле, Мейзи приготовилась сразиться с зазвонившим телефоном. — Но ты ничего здесь не слышал, ясно?

Куинн нашел Грейди в комнате совещаний. Тот лежал на массажном столе, голый по пояс, и над его спинными мышцами трудилось роскошное юное создание.

— А разве с вывихнутым плечом это можно? — Хлопнув дверью, Куинн заставил Грейди подпрыгнуть.

— Черт возьми, Куинн, неужели тебя не учили стучать? Я только что начал расслабляться.

— Прости, всякое бывает. — Куинн знаком попросил массажистку ненадолго выйти. — У нас проблема. Сегодня утром я устранился от дела Тейтов.

— Что ты сделал? Ой! — схватился за плечо попытавшийся сесть Грейди. — Я знаю, что она та еще штучка, Куинн, одна из Богатых и Отвратных, но неужели уж настолько плоха?

— Она не штучка. — Не успел Куинн произнести эти слова, как понял, что допустил ошибку. Его друг соображал очень быстро.

Грейди приложил к уху ладонь.

— Что? Что ты сказал? Нет, я, наверное, ослышался. Ты защищаешь маленькую наследницу? Что ж, тогда я должен спросить себя, стал бы мой добрый друг Куинн защищать леди — и подавать в отставку с самой легкой работы, какую когда-либо найдет? Возможно ли это? Ах, доверься же мне!

— Закрой пасть, Грейди! — Куинн бросился в кресло. — Я устранился от дела, но не от работы, к твоему сведению. Просто дело принимает личный характер, и этические соображения не позволяют мне больше брать деньги.

— Личный? Еще, еще. Хочу подробностей, Куинн. Насколько оно личное?

— Настолько, что я счел невозможным брать деньги за присмотр за ней, или как там ты это называешь.

— Я-то могу назвать это по-всякому, старик. Сам-то ты как это называешь?

Куинн почесал в голове.

— Не знаю. Но я заинтересован. Она заинтересована.

— Заинтересованы? Ладно, остановимся на этом. Вы оба заинтересованы. И это означает, естественно, что ты не только нашел мисс Тейт, но и вступил с ней в личный контакт. Насколько личный? Прости, это мы уже выясняли, верно? Вот что делают с человеком эти болеутоляющие. Значит, ты возвращаешься в Восточный Вапа-как-там-его, желая посмотреть, что будет?

— Она не прочь закрутить роман, Грейди, даже полна решимости, как мне кажется, — сказал Куинн, не слишком радуясь, что верит своим словам. — По крайней мере со мной мисс Тейт будет в полной безопасности.

— Какой мужчина! Сколько жертвенности, сколько уступчивости! Знаешь, я, может, и поверил бы тебе, если бы не видел ее, понял? Не очень-то большую жертву ты тут приносишь. И что же? Вы с ней безумно, страстно развлекаетесь, а затем, когда мисс Тейт устанет от игры, ты уйдешь, а она вернется в свой уютный особнячок… и к своему жениху, да?

Куинн стиснул зубы и встал, оттолкнув кресло.

— Я всегда ухожу, Грейди, помнишь? Именно это я и делаю.

— А если она влюбится в тебя? Что тогда, Куинн? А что, если ты влюбишься в нее?

— Этого не произойдет. Ты просто продолжай оборонять крепость и считай, что я в отпуске, договорились?

— Ты, часом, не в «Отеле Разбитых Сердец» остановился, а, Куинн? — спросил Грейди, медленно ложась на массажный стол. — Потому что, если нет, ты еще успеешь об этом подумать. А теперь, будь другом, позови Джинни, чтобы я полежал и решил, почему ты устранился от этого дела: потому, что не хочешь чувствовать себя мерзавцем, или потому, что это дает тебе возможность стать мерзавцем.

Пройдя мимо массажистки, Куинн вышел и оставил дверь открытой. До него донесся тихий смех Грейди. Но ему было абсолютно все равно. Он хотел вернуться в Восточный Вапанекен к ленчу.

Глава 17

Шелби никогда не считала хождение по магазинам приключением. Но это было до того, как она отправилась за покупками вместе с Брендой.

Поход по магазинам с Брендой весьма напоминал задание «найти и уничтожить», насколько поняла Шелби, следуя за подругой и металлической тележкой для покупок, когда они вдвоем отправились в «Ти Джей Макс».

Бренда лавировала в переполненных людьми проходах, словно рентгеном, просвечивая глазами ряды кронштейнов, выбирая и отметая все с той точностью, с какой сборщик ягод отбрасывает плохие.

— Да. Нет. Цвет не тот. О, вот это неплохо. Пойдем, проверим вешалки с распродажей.

Шелби шла за ней, вспоминая прекрасно оборудованные помещения для показа моделей, бокалы шампанского за счет заведения, одежду, которую приносили ей, а не наоборот.

И продавцы, Шелли вспомнила о продавцах, готовых услужить.

— А где продавцы? — спросила она подругу, толкавшую вперед тележку и затеявшую игру нервов с женщиной, которая осмелилась свернуть в проход, пройденный Брендой уже до половины. — Если, например, я что-нибудь примерю и размер окажется не тот?

— Тогда я выйду из примерочной и принесу тебе нужный размер, глупышка. Единственные продавцы здесь — это кассиры. А иначе как владельцы могли бы держать такие низкие цены?

— Я не подумала об этом, — призналась Шелби. — Хотя они, вероятно, экономят много денег, ничем не покрывая пол. И не слишком часто наводя чистоту.

Бренда вытащила черный летний свитерок, прикинула его к Шелби, кивнула и бросила в тележку.

— Берешь это, нет? В смысле — покупаешь?

— Я это покупаю? — Шелби оглядела свитер. — Нет, не беру. Он какой-то… какой-то чужой.

— Ах, бедняжка! — стала подтрунивать Бренда, похлопывая ее по щеке. — Должно быть, тяжко, когда вокруг тебя не суетятся, стараясь угодить. Купить тебе печенье?

Шелби состроила гримаску.

— Очень смешно. Дай-ка взглянуть на свитер. — Она потянулась к тележке, сознавая, что впервые в жизни интересуется стоимостью вещи. Но пытаться определить по ценнику, сколько же она стоит, было все равно что читать по-гречески. — Не понимаю. Он весь в наклейках.

Бренда взялась за ценник.

— Это его настоящая цена, а это та, которую ты платишь. Или та, какую ты заплатила бы, если бы не распродажа. Так что платишь столько, сколько на красной наклейке. Ясно?

Шелби снова посмотрела на ценник, затем схватила свитерок, проверяя название фирмы на ярлыке у ворота.

— Но… но ведь это… Боже мой, Бренда, для чего в таком месте фирменные ярлыки?

— А тебе-то что? Ты только что сэкономила шестьдесят баксов. Верно?

— Верно. — Шелби улыбнулась. — Я и шорты могу купить, да?

— Шорты, майки, все что пожелаешь. Даже обувь.

— Обувь? — Вот оно! Шелби приподнялась на цыпочки и принюхалась, как охотничья собака. — Где?

Через час Шелби стала гордой обладательницей черного свитера, трех облегающих хлопковых маечек, двух пар шор г из плотного хлопка и двух пар кроссовок — красных и белых. И у нее еще остались деньги на носки.

Ах, капитализм! Она совершенно по-новому взглянула на эту концепцию.

Час, который они с Брендой провели в магазине, пролетел, и Шелби запаниковала, смекнув, что через полчаса должна быть у Тони.

— Сегодня будет очень напряженный день, как сказала мне Табби. По ее словам, по субботам они зашиваются, думаю, я перевела правильно..

— Да. Поедем через «Макдоналдс», — ободряюще сказала Бренда, выезжая с парковки. — Ты когда-нибудь ела в «Макдоналдсе», Шелли?

— Ты не возненавидишь меня, если я скажу — нет? Но я о нем слышала. Это считается, а?

— Боже, девушка, какие же лишения ты терпела! Ничего, кроме артишоков и икры. Бедняжка! В следующий раз, пожелав стать богатой и знаменитой, я вспомню, что, возможно, никогда не смогу съесть жареной картошки в «Макдоналдсе». Это меня отрезвит. Итак, — сказала Бренда, словно невзначай упомянув о Куинне, — он поцеловал тебя? Мы оставили вас одних в коридоре, чтобы он поцеловал тебя, усекла?

Шелби пристегнула ремень безопасности, потому что манера вождения Бренды — когда она ехала в одну сторону, а смотрела в другую — несколько нервировала ее.

— Мы же просто ходили в кегельбан, Бренда. Это даже не было свиданием. Ну, не совсем. Правда?

— Если он не поцеловал тебя, то, думаю, нет. Облом. Шелби откинулась на сиденье, вспоминая, как Куинн долго смотрел на нее, когда они стояли у двери ее квартиры. Как он поднял руку, потянулся к ней, но затем отступил и спросил, понравился ли ей вечер. Словно она была отравой.

— Да, — согласилась Шелби, когда Бренда въехала на парковку «Макдоналдса». — Облом.

Разочарование Шелби поблекло, когда она принялась за жареную картошку, пробуждавшую в ней ощущения куда более сильные, чем вкус фазана.

— Как вкусно! — Шелби кабила рот, а рука ее уже снова тянулась к пакету. — Не понимаю, как я только жила без этого.

Бренда похлопала ее по плечу.

— Ах, кузнечик! — сказала она, имитируя простонародный говор, — чо ищо я те покажу, и не такое узнаешь.

Что Бренда показала Шелби затем, так это как лавировать на трех полосах движения, держа стакан с содовой в одной руке и гамбургер — в другой. Но они прибыли к Тони вовремя, а это кое-что значило. Не слишком много, решила Шелби, полагая, что они могли погибнуть по меньшей мере три раза, но все же что-то.

Когда они выходили из машины, Бренда наклонилась к ней.

— Ой, забыла сказать, сегодня вечером мы собираемся играть в миниатюрный гольф. Вчетвером. Гарри условился с Куинном еще вчера. Только не говори, что ты никогда не играла в миниатюрный гольф. Надо всего лишь загонять мяч в лунку — на тот случай, если ты не знала.

Шелби подумала про свой счет в кегельбане. Подумала о двухстах тридцати восьми очках, которые выбил Куинн — пижон. Подумала о серебряных кубках и блюдах, которые она выиграла в загородном клубе. С гордостью вспомнила о большой серебряной чаше для пунша, которую завоевала в прошлом году. И улыбнулась.

— Да, Бренда, в гольф я играла, но не стоит говорить об этом Гарри и Куинну. Это будет интересно. Не возражаешь, если мы с тобой сыграем против мужчин?

Бренда оценивающе посмотрела на нее.

— Ты так хорошо играешь?

— Хорошо, Бренда? Не то слово. — Шелби ухмыльнулась, захлопнув дверцу и направляясь на работу. На свою работу. На самую настоящую работу. В самом настоящем мире, где она переживает поистине настоящее приключение.

И сегодня вечером, черт побери, она устроит себе настоящее свидание или выяснит, в чем дело!

Глава 18

Табби поставила перед Куинном две тарелки и кинулась принимать заказ у кого-то другого. Он посмотрел на сандвич с отбивной, занявший всю тарелку, потом на гору жареного картофеля на другой тарелке. И прикинул, что, если продолжит три раза в день столоваться у Тони в течение ближайшего месяца, его вес достигнет трехсот пятидесяти фунтов. По самым скромным оценкам. Именно поэтому, только из самосохранения, Куинн возобновил свою старую привычку — пробежку рано утром перед утренней же поездкой в Филадельфию.

В ресторан вошли миссис Бробст и миссис Финк, бодро поздоровались со всеми и уселись за свой обычный столик. Они походили на сморщенные грибы в ортопедических башмаках, но глаза у них искрились весельем, как у подростков во время пирушки. На их седых головах красовались соломенные шляпы с цветами, а в руках они держали книжки карманного формата, какие берут с собой на долгий уик-энд.

— День добрый, сынок, — обратилась миссис Бробст к Куинну, и тот поздоровался с ней.

— Как сегодня ваш автомобиль? — спросил он, вспомнив о вишневом «кадиллаке» 1967 года выпуска, который в руках миссис Бробст напоминал оружие нападения с белыми покрышками.

— Прекрасно, просто прекрасно. Сбили вчера белку, когда уезжали, правда, Беттиэнн? Одна из этих маленьких серых чудовищ, которая больше не будет таскать корм для птиц. Со мной лоб в лоб лучше не сталкиваться, молодой человек, я так Беттиэнн и сказала. Не забудете об этом, когда в следующий раз будете перебегать улицу в белье и увидите, что мы едем. А теперь ешьте, пока не остыло, не обращайте на нас внимания.

— Совершенно верно, — радостно согласилась миссис Беттиэнн Финк. — Во всяком случае, вы слишком стары для любой из нас. И это не белье, Амелия, а спортивные трусы. Я тебе объясняла. Честно говоря, если ты не проверишь свой слуховой аппарат, я скоро охрипну, поскольку мне приходится все время кричать.

Куинн спрятал за салфеткой улыбку, восхищаясь любовью к жизни двух старых дам, которые уже приближались к девяноста годам.

Да, за эти первые несколько дней он запомнил всех посетителей если не по именам, то по виду. Разумеется, Куинн знал больше имен, чем Шелби, потому что она была женщиной красивой, умной, замечательно трудолюбивой, но не способной запомнить два имени зараз.

Она обращалась ко всем пожилым дамам «мэм», к детям — «солнышко», а к постоянным посетителям, грубоватым мужчинам среднего возраста, почти поселившимся в угловой кабинке, — «завсегдатаи». И пожилые дамы улыбались, дети смеялись, а завсегдатаи краснели и кивали ей.

Потому что даже если Шелби и не запомнила их имена, то точно знала, что они едят и что пьют, а обитатели Восточного Вапанекена были людьми привычки. Она уже переходила от столика к столику с двумя кофейниками в руках (в одном был обычный кофе, в другом — кофе без кофеина) и подливала каждому его напиток. И все это с улыбкой, шутками и с таким видом, от которого Куинн лишился покоя.

Он сидел в своем углу и ел. И делал ненужные пометки в блокноте. И пил галлоны кофе. И ел. Завтрак, ленч и ужин.

И наблюдал за Шелби.

В эту субботу она впорхнула почти в полдень, с раскрасневшимися щеками, растрепанными волосами и с улыбкой, очень смахивавшей на коварную. Шелби увидела его, словно ее взгляд притягивало к нему, и коротко приветственно помахала, прежде чем приступить к работе.

К работе. Куинн все еще не мог переварить этого факта. Наследница, пусть и не официантка, была чертовски близка к этой должности. И судя по всему, наслаждалась каждой минутой своего рабочего дня. Одно за другим Шелби разбивала все представления Куинна о Богатых и Отвратных. Он не понимал, нравится это ему или нет. Куинн только знал, что по-прежнему замирает, глядя на нее.

Шелби не сдавалась. Не звала ни дядю, ни брата, ни кого-то еще. Она просто закатывала рукава своего костюма и ныряла в ресторан Тони, в очень чужой ей мир, и уже на полном ходу клала это заведение к своим ногам, обводила всех вокруг пальца, или как там, черт возьми, это называется.

— Здравствуй, солнышко, — сказала Шелби, взяв два стеклянных кофейника и проходя мимо девочки — маленького светловолосого херувимчика, — обедавшей с утомленной бабушкой. — Как хорошо ты сегодня выглядишь. И будешь выглядеть еще лучше, если сядешь прямо и положишь салфетку на колени.

Херувимчик, который только что показывал своей бабушке кулаки, а та суетилась и причитала, выпрямился и потянулся за салфеткой. Бабушка просияла. А Шелби двинулась дальше. Куинн почти не сомневался, что увидит шлейф сверкающей волшебной пыли.

Мимо нее промчалась Табби, что-то бормоча себе под нос.

— Добрый день, Табби, — сказала Шелби. — Как ты сегодня?

— По сравнению с чем? — автоматически отозвалась официантка и, подавшись вперед, так что голова опередила тело на добрых два фута, полетела на кухню передать очередной заказ.

Шелби покачала головой и улыбнулась вслед Табби.

— Дамы, — обратилась она к миссис Бробст и миссис Финк, — вы прекрасно выглядите. Признаться, я в восторге от ваших шляп. Они так вам идут. Как жаль, что носят их лишь немногие, а ведь шляпа — самый точный признак настоящей леди. Без кофеина, я не ошибаюсь?

— Какая милая, — проревела миссис Бробст, когда Шелби отошла. В ответ последовала тирада на языке жестов от миссис Финк, означавшая: «Ради Бога, Амелия, включи слуховой аппарат, чтобы услышать собственный рев! «

Шелби легко перемещалась между столами, пока не подошла к угловой кабинке. Там сидели шестеро мужчин: курчавые седеющие волосы, кожаные куртки с черепами, раздувшиеся от пива животы и руки и ногти, никогда не отмывающиеся до конца. Отцы семейств, все до единого; двое уже дедушки. Они работали всю жизнь, пока не закрылся местный завод металлических изделий в Бетлехеме, и теперь жили на пособие по безработице, попивая кофе Тони и предаваясь воспоминаниям. По мнению Куинна, они были безвреднее котят, хотя чужие не подошли бы к ним близко, чтобы убедиться в этом.

Куинн, приоткрыв рот, смотрел, как два здоровых, все еще крепких мужика склонили головы и пробормотали неуклюжие извинения.

Шелби пошла дальше, не подозревая о том, что только что пожурила двух из шести бывших «зеленых беретов», которые, как Куинн узнал от Гарри, в общей сложности имели три дюжины медалей за храбрость. Они не принадлежали к тем людям, которые следят за своей речью, которые, возможно, до сих пор, несмотря на свой уже средний возраст, помнили, как убить человека двенадцатью разными способами и даже не вспотеть при этом.

Сумеречная зона. Куинн чувствовал, что переезд в Восточный Вапанекен явно переместил его на шаг или два в глубь сумеречной зоны.

Куинн наблюдал, как Шелби заканчивает обход помещения и с обоими кофейниками останавливается у его стола, терпеливо дожидаясь, пока он отодвинет для нее стул. Она ничего не говорила, но одним своим видом заставляла мужчин открывать ей дверцу автомобиля, отодвигать стул, бросаться на гранату.

— Как твои дела? — спросила Шелби, наполняя чашку Куинна. Потом откинулась на спинку стула и улыбнулась. — Вчера вечером я прекрасно провела время. Еще раз спасибо.

Такая воспитанная, такая вежливая, даже когда сидит в ресторане Тони. Леди в белых перчатках, которая назавтра после приема пишет на великолепной бумаге с личным гербом письмо с выражением благодарности за вчерашний вечер.

— Не стоит благодарности, Шелли. Я тоже прекрасно провел время. Бренда сказала тебе о наших планах на сегодня? Если ты не слишком устала, конечно. Миниатюрный гольф. Ты когда-нибудь играла?

Шелби улыбнулась: он сформулировал свой вопрос так, что ей не пришлось лгать.

— Нет. Я никогда не играла в миниатюрный гольф. Но ничего страшного. Я знаю, что не слишком-то помогала тебе вчера в кегельбане. Кстати, я уже договорилась с Брендой, что сегодня вечером мужчины играют против женщин, раз уж ты держался таким молодцом, несмотря на то что сильно проиграл вчера.

Куинн почувствовал, что дело нечисто, но лишь улыбнулся Шелби.

— Ладно, если не возражаешь.

— Совсем не возражаю, честно. — Глянув налево, в сторону угловой кабинки, Шелби наклонилась и тихо прошептала: — Не знаю, стоит ли мне вообще говорить, но…

Она умолкла, и Куинн тоже подался вперед, желая услышать продолжение.

Шелби вздохнула. Она думала сказать об этом Бренде, но, поскольку та ничего не смогла бы с этим сделать, это показалось ей бессмысленным. Шелби не знала, с чего вдруг взяла, — что Куинн способен ей помочь. Просто он казался тем, кто в силах справиться почти со всем. — Или Куинн хотя бы скажет, чтобы она не волновалась.

— Вероятно, я ошибаюсь, да и невозможно услышать правильно, если слышишь только часть чего-то, но…

— Шелли, — прервал ее Куинн. — Выкладывай.

Она еще раз посмотрела на угловую кабинку, затем склонила голову, делая вид, что заинтересовалась солонкой.

— Хорошо, но помни: может, тут ничего нет. Вообще ничего. Они очень милые, если присмотреться. Наверное, вполне безобидны.

— Клянусь молчать, — Куинн приложил ладонь к груди. — А теперь давай, не тяни.

— Я слышала их разговор. Вчера днем, когда они пришли сюда выпить кофе с восхитительным шоколадным тортом, который печет дома эта милая девочка и приносит сюда три раза в неделю. Вообще-то я пробовала отличные шоколадные десерты в… словом, множество шоколадных десертов, но этот — лучший… Я отклоняюсь от темы, да?

— Ты пару раз сбилась с дороги, но теперь снова на ней, — улыбнулся Куинн. — Позволь мне помочь. Вчера ты слышала разговор Джорджа с другими, правильно?

Шелби наморщила лоб.

— Джордж? А кто такой Джордж?

— Не важно. Продолжай, пожалуйста.

— Да. Медленно, не привлекая внимания, обернись. Чингисхан пяти футов ростом и весом восемьдесят фунтов, в соломенной шляпе с розовыми розами.

Шелби сосчитала про себя до трех, уронила на пол салфетку, наклонилась, чтобы поднять ее, и посмотрела назад.

— Нет. — Она взглянула на Куинна своими милыми карими глазами размером с блюдца.

— Да, Шелли. — Куинн в который раз уже вспомнил, что метафорически положил на полку шпионские навыки Шелби. — Миссис Бробст уже шесть лет мэр Восточного Вапанекена, с тех пор как умер ее муж. А он, кстати, был мэром тридцать семь лет.

— Откуда ты знаешь?

Куинн улыбнулся, довольный собой и своей ложью.

— Помнишь: я здесь для того, чтобы живописать местный колорит? Я всего лишь сходил в здешнюю библиотеку. Так что объясни мне, зачем завсегдатаям лишать ее жизни? Что она сделала — наехала своим танком на их мотоциклы?

Шелби бросила еще один взгляд украдкой на Амелию Бробст, которая с большим трудом донесла до рта тяжелую коричневую кружку с кофе, не расплескав ее содержимое. Шелби уже собиралась поговорить об этом с Тони. Кружки хороши для мужчин, но для дам должны быть чашки с блюдцами. Тонкие фарфоровые, возможно, с цветочками. Казалось бы, мелочь, но все складывается из мелочей, особенно когда содержишь пользующийся популярностью ресторан.

Наверное, Шелби еще не видела бухгалтерских книг Тони…

Она заставила себя сосредоточиться. Улыбнулась старым дамам и повернулась к Куинну.

— Они собираются убить ее? Но это же нелепо!

— Эй! — Куинн поднял руки. — Не смотри на меня. Это сказала ты.

Ее плечи поникли.

— Да, конечно. — Шелби снова выпрямилась. — Это имеет какое-то отношение к военному мемориалу, мэр не разрешает поставить его в городском парке. По-моему, если я правильно расслышала — а я действительно старалась не слушать, — мэр считает, что того мемориала, который есть, достаточно для всех войн. Завсегдатаи так не думают.

Куинн кивнул.

— Ладно. Теперь твои слова обрели смысл. Завсегдатаи, как ты их называешь, все ветераны вьетнамской войны. Вероятно, они на самом деле хотят поставить отдельный мемориал. Но из этого не следует, что они собираются убить Амелию. Они просто разговаривают, вот и все. Мужчины так делают. Разговаривают.

— И они все говорят о том, чтобы перерезать тормозной шланг? — спросила Шелби и вскинула одну бровь, ожидая ответа Куинна.

Он помолчал, обдумывая эти слова. Куинн служил в полиции. Работал телохранителем. Сейчас он был служащим, и уже более года не занимался практической деятельностью. Куинн посмеялся бы над страхами Шелби, если бы был вполне уверен в своей правоте.

— Уж очень определенно для грез наяву, — заметил он.

— Значит, по-твоему, они могут попытаться навредить ей?

— Позволь мне вернуться к этому немного позже, ладно? Я проведу небольшое расследование.

— Будь осторожен. — Куинн ухмыльнулся.

— А что, Шелли, тебе не все равно? Я тронут, очень тронут. Что ты настолько мне доверяешь. Что тревожишься обо мне.

Шелби вспыхнула.

— А сейчас ты просто невежлив, — сказала она, сожалея о том, что его улыбка оказывает на нее такое неожиданное воздействие, вызывает такие неподобающие для леди мысли… мысли, которых не должно быть у помолвленной женщины.

Отодвинув стул, Шелби» жестом попросила его не вставать. Ей нужно было убраться подальше от Куинна, пока она не протянула руку и не откинула с его лба прядь черных волос. Пока Ничем не выдала себя.

— Мне, пожалуй, пора идти писать на доске названия наших сегодняшних специальных блюд, пока это не сделал Тони. Я все пытаюсь заставить его писать слово «филе» с одним «л».

Не плотоядно, не толкая друг друга локтями и не отпуская тихих замечаний, завсегдатаи смотрели на нее. Один из них даже вытащил свою бумажную салфетку из-за ворота рубашки, разгладил и положил на колени.

Шелби остановилась рядом с херувимчиком, поставила кофейник и достала из кармана две монетки по двадцать пять центов для видеоигры, находящейся в коридоре, который вел к туалетам. Девочка взяла монетки и сказала: «Большое спасибо», прежде чем побежать играть, оставив бабушку спокойно допивать свой кофе.

— Спасибо, Шелли, — сказала та.

— Мой дядя всегда говорил, что хорошее поведение должно вознаграждаться, — подмигнула ей Шелби. — А поскольку вы вели себя хорошо, я решила немного поощрить вас.

Бабушка рассмеялась и еще раз поблагодарила Шелби.

Завсегдатаи вернулись к своему обеду, положив салфетки на колени.

А Тони, только что затянувший свое известное «ну почему я вам все прощаю», увидел приближающуюся Шелби, закрыл рот, в последний раз бросил полный бессильной злобы взгляд на Табби и удалился на кухню.

— Ну надо же! Думаешь, он хоть на минуту испугался мисс Хорошие Манеры? Но все равно я твоя должница, лапа. — Табби дружески хлопнула Шелби по плечу, отчего та покачнулась.

Куинн посмотрел в свою тарелку и осознал, что умудрился съесть весь сандвич с отбивной. Взяв кружку кофе, он пошел к угловой кабинке, знаком показал, что хотел бы присесть рядом и поговорить об отличных мотоциклах, которые видел на стоянке. Не бог весть какой предлог, но для начала сойдет.

Завсегдатаи пригласили Куинна присоединиться, а тот, которого звали Джордж, даже стукнул ногой в перегородку, да так, что из соседней кабинки навстречу Куинну выехал пустой стул.

— Спасибо, Джордж.

Цивилизация приходит в Восточный Вапанекен. Цивилизация и возможный сговор с целью убийства? Потрясающе!

Глава 19

Шелби смотрела на ветряную мельницу. Смотрела, как вращаются ее крылья. Смотрела, как вырезанное в нижней части мельницы отверстие то появляется, то исчезает, то скова появляется по мере вращения крыльев.

Она повернулась к Бренде, наклонилась поближе и прошептала:

— Ты шутишь, да?

Бренда растерялась. Она схватила Шелби за локоть и оттащила от первой лунки на площадке для мини-гольфа.

— Шучу? Что ты имеешь в виду? В чем дело? Кажется, ты сказала, что хорошо играешь. Я поспорила с Гарри на получасовой массаж ступней, что мы разделаем их под орех. А теперь — румянец на щеки, дорогая, и бей по чертову мячу.

Шелби вросла в землю, не желая двигаться с места.

— Я сказала, что хорошо играю в гольф. А это не гольф. Это… это… — Она посмотрела на площадку. На ухмыляющегося аллигатора, чей открытый рот готовился принять удар. На деревянную старушку в маленьком кресле-качалке, которое то закрывало, то открывало еще одну лунку. Восемнадцать лунок, осложненные препятствиями, скрывающимися отверстиями, изгибами и поворотами. Даже две водные лунки. — Это безумие!

— Ошибаешься. Это миниатюрный гольф. Боже, в каких же лишениях ты выросла. Ладно, я бью первая, ты смотришь.

Пока Шелби и Бренда продолжали шептаться, Куинн, воспользовавшись этим, еще раз полюбовался ногами Шелби и усмехнулся ее нелепым красным кроссовкам. Проклятие, но эти ноги были длинными. И стройными. Никаких узловатых девчоночьих коленей, ничего подобного. Божественные ноги, способные заполнить мечты мужчины.

А этот черный свитер? Конечно, Куинн видел черные свитера до этого, и даже такие, которые на четыре дюйма не доходили до пояса туго обтягивающих, потертых шорт из плотного хлопка.

— Может, Бренда убеждает ее снять сумку, — предположил Гарри, указывая на большой рюкзак на плече Шелби, — Шелли надо было оставить ее в машине.

— С ней она не сможет бить, — отозвался Куинн и сам не понял, почему сказал это. Шелби будет делать все, что захочет. Он уже начал к этому привыкать. Без спешки и суеты она просто шла по жизни, ожидая, что все поймут — она должна делать то, что делает.

Куинн видел, как Бренда что-то сказала, Шелби кивнула и обе они вернулись к первой метке для мяча, резиновому мату с плоской, литой резиновой меткой.

— Я первая. — Бренда сделала знак Гарри уйти с дорога.

— Но первой стоит Шелли, — растерянно возразил Гарри. — Меня это собьет, Бренда.

Бренда оперлась клюшкой о мат, повернулась и долго бесстрастно смотрела на своего жениха.

— Знаешь, ты иногда меня пугаешь, Гар.

Куинн закусил губу, стараясь не рассмеяться, и встал рядом с Шелби. Она смотрела на крылья мельницы так же сосредоточенно, как в дуло пистолета.

— Забавно, правда? — Куинн рискнул обнять ее за талию. За голую талию. Мгновение ему казалось, что его рука сейчас воспламенится… но обошлось.

— Угу, да, конечно, — отозвалась Шелби, наблюдая, как Бренда обращается с мячом. — Она неправильно держит клюшку, — тихо, словно про себя, промолвила Шелби и замерла, вспомнив, что не должна этого знать. Как оно, собственно, и было. Какие-то лесенки. Зелень слева. Непонятные ветряные мельницы.

— А, теперь я понял. — Куинн убрал руку и, чтобы заслонить Шелби обзор, стал перед ней в тот момент, когда Бренда ударила по мячу. — Ты думала, что сможешь сыг-120 рать, да? И потому предложила Бренде партнерство. Чтобы не дать мне выиграть, чтобы я наверняка проиграл. Ну давай, Шелли, признавайся. Ты чайник.

— Чайник? — переспросила Шелби, пытаясь разглядеть, как Бренда забивает мяч в лунку. — Проклятие, ты мне мешаешь, Куинн. Что там произошло?

Он посмотрел через плечо.

— Она забила. И теперь исполняет небольшой танец, а Гарри хмурится над карточкой участников. Ты следующая.

Шелби приблизилась к метке для мяча с энтузиазмом французской аристократки, идущей на гильотину. Она встала так, чтобы нога были не шире плеч, затем шевельнула бедрами, чтобы рюкзак повис ровно, оказавшись точно на крестце.

— Могу подержать, — предложил Куинн.

— Ни в жизнь, — отозвалась она, глядя на мяч. — Мне не нужны от тебя никакие одолжения.

— Ну да, конечно. — Куинн отступил.

Шелби по всем правилам, не торопясь, взяла клюшку. Посмотрела на мельницу. На ее крылья. Начала считать. Посчитала еще раз.

Посмотрела на мяч, продолжая считать, и ударила по нему.

Бренда бросилась за мельницу, чтобы взглянуть, где с другой стороны приземлился мяч Шелби, и завопила:

— В лунку с одного удара! Ех-ха! Я уже чувствую массаж. — Шелби улыбнулась Куинну, отступила и кивнула, давая понять, что теперь его очередь.

— Чайник, — прошептал он ей на ухо, проходя мимо, чтобы положить мяч на метку.

— Но чайник с форой, — добавила Шелби, поднимая рюкзак и чувствуя в себе силы одним прыжком перемахнуть через небоскреб. — Твоя очередь, Куинн. Первым делом обратись к мячу. Это старая шутка, но можешь начать со слов: «Здравствуй, мяч».

— Ха-ха, — отозвался Куинн, уже прищурившись на мельницу.

Через пять секунд Бренда воскликнула:

— Черт, он тоже попал в лунку с одного удара, Шелли! Вижу, сражение у нас будет нешуточное.

— Нет тюрьмы, нет арестантов, — отрезал Куинн. Шелби весь вечер чувствовала на себе его взгляд. Она убеждала себя, что это из-за ее наряда, может, даже из-за красных кроссовок, но понимала, что это не так. Куинн наверняка испытывал такое же сильное притяжение, как и она. Неужели это не так? Неужели он уже не обмозговывает, как бы потерять где-нибудь Бренду и Гарри, чтобы остаться с ней наедине? Шелби очень надеялась, что это так.

А пока она делала вид, будто не замечает его, и, наклонившись, рассматривала три отверстия в нижней части старушки в кресле-качалке. Попадаешь прямо — и мяч летит точно в лунку. Попадаешь влево или вправо, и мяч уйдет в сторону — тогда невозможно добить его с одного удара.

Она должна попасть в лунку одним ударом. Бренда уже объяснила, что последний мяч все должны забить с одного удара, поскольку так действует механизм. Ударяешь точно, и мяч катится под уклон, исчезая в накопителе. Или мажешь в первый раз, мяч в сток не попадает, и это означает, что играл впустую. Шелби сильно сомневалась, что Куинн ке попадет куда надо.

Это должно случиться сейчас. Сейчас или никогда. А ей очень, очень хотелось выиграть. Она не знала почему, просто хотелось, и все.

— Хорошо, я поняла. — Шелби поднялась, быстро повернулась и уткнулась в грудь Куинна, который стоял, наклонившись, позади нее. Сбив его с ног, она увидела, что он взмахнул руками и упал в середину водной преграды семнадцатой лунки.

Шелби ничего не могла сделать. Вообще-то, наверное, могла, но не захотела. Поэтому, посмотрев, как Куинн сидит в воде глубиной в три дюйма, она лишь сочувственно покачала головой и сказала:

— Извини. Но по-моему, за падение в водную преграду назначают два штрафных удара. Мы выигрываем, Бренда. Гарри, займись массажем ступней.

Они все же разыграли две последние лунки, и Шелби закончила с низким счетом, потому что промахнулась.

Куинн с честью вынес свое купание. Сидеть в прохладной воде и смотреть на смеющуюся Шелби с искрящимися карими глазами, которая села рядом с ним на цемент, — это стоило трех купаний, может, и четырех.

И пока они возвращались домой в четырехдверном фургончике-пикапе Гарри, где для Куинна положили на сиденье старые газеты, он все еще был как в тумане.

Вот она, Шелби Тейт, наследница с родословной, восходящей, вероятно, к первым переселенцам. Вот она расположилась на заднем сиденье фургончика, смеясь, как ребенок, впервые побывавший в цирке, и не вспоминая ни о своем имени, ни о положении, ни о своем женихе — раз позволила Куинну взять и сжать в темноте ее руку.

У нее разгорался роман. Приключение. Ему нельзя об этом забывать. Необходимо помнить, что он существует для Шелби только здесь, только помогает ей и к тому же пообещал семье Тейтов оградить ее от всего плохого.

Но Куинн не подумал о том, что Шелби не просто заинтересует его, а он серьезно увлечется ею. И тогда именно с ним случится что-то дурное, если Шелби считает его частью своего великого приключения, видит в нем того, кем она насладится, прежде чем вернуться к семье и своему мерзкому жениху.

Куинн снова сжал ее пальцы, затем отпустил их.

Когда пикап остановился, Шелби отстранилась от него.

— Прекрасный вечер для прогулок.

Четверка, разбившаяся теперь на пары, поднялась по ступенькам. Бренда и Гарри направились к себе, а Куинн открыл дверь квартирки 2 Б и пропустил Шелби вперед. Она застенчиво взглянула на него, да, именно застенчиво, а не лукаво.

Куинн включил свет, полагая, что услышит смех Шелби. Она не разочаровала его.

— Куинн, здесь же повсюду оборочки! — воскликнула Шелби, обходя маленькую гостиную-кухню. — И кружевные салфеточки… и… и все эти цветы на диване. А это что? — спросила она, взяв лежавший на кухонной стойке розовый предмет, тоже весь в рюшах и кружевах, под которым оказался неиспользуемый тостер.

— Чехол для тостера, — пояснил Куинн. — Миссис Бричта сама его смастерила. Поскольку она здесь убирает, я боюсь выбросить его, чтобы не обидеть ее. В ванной комнате есть еще один такой, на рулоне туалетной бумаги. К его верху приклеена пластмассовая уточка. Просто очаровательно.

Шелби села на диван — пурпурные цветы на розовом фоне — и рассмеялась:

— О, Куинн! Да как ты работаешь в такой обстановке?

— Это нелегко. А теперь подожди здесь, я сейчас управлюсь.

Шелби прошлась по комнате, трогая салфеточки, внимательно рассмотрела фотографии большеглазых детей на стенах. А потом увидела стол у окна, занавешенного шторами с рюшами. На столе стоял портативный компьютер… и лежало несколько больших коричневых папок, весьма официального вида.

Решив, что это заметки Куинна для его книги, Шелби взглянула на закрытую дверь спальни, потом снова посмотрела на папки.

Что в этом плохого? Он же не о государственной тайне пишет. Кроме того, она может узнать из его записей что-нибудь про Восточный Вапанекен, поскольку Куинн, видимо, здорово умеет раскапывать сведения про маленькие городки.

Шелби уже потянулась к верхней папке, когда Куинн открыл дверь спальни.

Три секунды спустя она оказалась в его объятиях. Целуя Шелби, он уводил ее от стола, в сторону дивана.

Шелби растерялась от этого натиска. Осознание происходящего потрясло ее, пронзило насквозь, отчего ноги уже не держали ее. Когда Куинн опустил Шелби на диван, она обвила руками его талию и поцеловала.

Шелби целовала Куинна крепко и долго, потому что умерла бы, если бы не смогла этого сделать — узнать вкус его губ, его тело, прижавшееся к ее телу.

То, что началось, как самый надежный из известных Куинну отвлекающих маневров, превратилось в совершенно определенную угрозу, и он понятия не имел, как предотвратить ее. Шелби замерла в его руках, горячая и жаждущая, и Куинн желал ее с доселе неведомой ему силой.

Он прильнул к губам Шелби, его язык, дразня ее, искал и нашел вход, их тела соединились так, словно были созданы для этого. Куинн нащупал ее грудь, и у него перехватило дыхание.

— Думаю, теперь ты уже не хочешь гулять?

Она кивнула, сокрушаясь о том, что ее глаза наполняются дурацкими слезами.

— Нет, ведь уже поздно. И… завтра мне надо на работу. Так что я, пожалуй, пойду…

— Конечно, — отозвался Куинн, провожая ее к двери. — Не забудь постучать в свою квартиру.

Шелби грустно улыбнулась и, подавив слезы, посмотрела на Куинна, в его затуманенные страстью серые глаза.

— Да, я так и сделаю. Что ж, спасибо тебе, Куинн. Я действительно прекрасно провела…

— О черт! — Он привлек ее к себе и последний раз поцеловал, прижимая крепче и держа так, пока она не начала расслабляться в его руках. — Увидимся завтра? — спросил Куинн, зарывшись лицом в ее волосы.

— Завтра. Да, это было бы великолепно, — промолвила Шелби и выскользнула в открытую дверь, оставив его с тяжестью на душе.

Он закрыл дверь, убедившись, что она благополучно вошла в свою квартиру, потом прошел к столу и взял верхнюю папку. На ней стояла надпись: «Тейт Шелби. Степень секретности: нетипичные заметки телохранителя».

Положив эту папку и все остальные в свой дипломат, Куинн запер его и сунул под диван.

Он был близок к провалу. Очень близок.

Куинн пошел на кухню, вытащил из холодильника бутылку пива и, обойдя диван, опустился в огромное коричневое кресло, на подлокотниках и подголовнике которого лежало по салфеточке. Взял пульт, думая посмотреть телевизор, но тут же положил его.

Он побудет наедине со своей совестью.

А ночь обещала быть длинной…

Глава 20

Шелби прошла за Брендой в гостиную, видя, что Куинн стоял в дверях, пока ее подруга не ответила на стук.

— Бренда, извини, что я вернулась так быстро. Я не хотела, но… — Шелби огляделась. — А где Гарри?

— Не знаю, и мне все равно. — Бренда рухнула в кресло и сложила руки на животе. Этим вечером на ней было платье в крестьянском стиле — в белый и синий цветочек, и сейчас оно вздыбилось вокруг нее, как шляпка огромного гриба. — Чтоб глаза мои его больше не видели!

Шелби посмотрела в сторону двери, в сторону квартиры Куинна. Подумала о своей собственной проблеме, которая скорое озадачивала, чем пугала ее, а потом устремила взгляд на подругу. Бренда вздернула дрожащий подбородок и сморгнула слезы.

— Бренда, что случилось? — Шелби опустилась на колени возле кресла.

— Ничего. Все. Это… из-за мамы. Сегодня вечером мама сказала Гарри, что она записалась в круиз, который приходится на тот уик-энд, когда состоится наша свадьба. По ее словам, она внесла деньги месяц назад, еще до того, как мы назначили дату. Теперь их уже нельзя вернуть. И этот… этот здоровый, глупый, тупой недоумок купился на это. Он действительно купился на эту идиотскую историю. — Бренда откинула голову на спинку кресла. — Даже не верится, Шелли. Она гнет свою линию, а Гарри по-прежнему не замечает этого.

Шелби растерялась. Что сказать женщине, помолвленной и брошенной почти у алтаря? А ведь это происходило уже полдюжины раз за последние двенадцать лет?

— По-моему, я видела в холодильнике прохладительные напитки. — Шелби встала и пошла в кухню.

Она вскоре вернулась, решив, что сегодня вечером стаканы не понадобятся.

— Вот, черешневая. Выпей, Бренда, и я тоже выпью. По-моему, мы обе заслужили это. За мужчин… пусть они все отправляются прямиком в ад!

Бренда подняла голову, и у нее под подбородком образовался второй, хоть и очень привлекательный.

— Ты тоже? И что же это? А с виду вы напоминали голубков. Может, тут в воздухе что-то не так? Что случилось?

— Что случилось? — Шелби села на ковер и оперлась спиной о диван. — Не знаю, Бренда. Честное слово, не знаю. Он появился откуда ни возьмись, поцеловал меня… чуть не съел… а затем отшвырнул. Он даже извинился, Бренда, и худшего оскорбления я еще не испытывала, а потом поцеловал снова и пообещал, что мы увидимся завтра. — Шелби подняла бутылку и сделала большой глоток. — Очень в этом сомневаюсь.

— Ничего себе… — Бренда тоже опустилась на пол и прислонилась к креслу. И она сделала большой глоток. — Он не… ну, то есть… он не того, нет?

Шелби посмотрела на. уровень вина в бутылке и решила, что не может напиться.

— Чего не того, Бренда?

— Ну, ты понимаешь… того…

— О нет, Бренда, он не занимался со мной любовью, если ты об этом. «Тем хуже», — добавила про себя Шелби, снова поднося ко рту бутылку.

Бренда усмехнулась:

— Хорошо целуется, да? Шелби кивнула:

— У меня до сих пор все внутри дрожит.

— Но он сдержался. Повел себя как джентльмен.

— Не уверена, что это так. Представляешь, мы целуемся, а в следующую секунду я слышу: «Вот ваша шляпка, вы, кажется, торопитесь». Что во мне не так, Бренда? Паркер не хочет ложиться со мной в постель. Куинн только что не выкинул меня. Проклятие, Бренда, я хочу еще вина!

— Дело не в тебе, — крикнула ей вдогонку Бренда, — а в мужчинах. Дело всегда в них. Поверь мне. Гарри сделал меня специалисткой. Я тоже выпью еще черешневой. О черт, телефон! И знаешь, кто это? Это Гарри, попытается извиниться и сообщить, что его мама не хотела нас обидеть. — Она с трудом поднялась. — Ну, сейчас я ему выдам, ..

Шелби вбежала в гостиную и положила руку на телефон, помешав Бренде.

— Нет. — Она покачала головой. — Не отвечай, Бренда. Пусть включится автоответчик. Пусть он сегодня помучается. Гарри заслужил это.

— Но… но это же Гарри, — растерянно промолвила Бренда. — Он всегда звонит первым после наших ссор. И я всегда отвечаю. А потом, черт побери, я его прощаю, дурака. Вот… вот что мы делаем, Шелли.

— Но не сегодня, — сурово отрезала Шелби. — Не веди себя предсказуемо, поступи неожиданно. Может, это заставит его понять, что ты для него важнее, чем круиз матери.

Вот, заработал автоответчик. Как включить звук, чтобы мы слышали?

Бренда повернула регулятор громкости и снова опустилась в кресло, обхватив руками колени и пристально глядя на аппарат.

— … поэтому, пожалуйста, оставьте сообщение после гудка, — говорил ее голос.

— Бренда? — прозвучал голос Гарри, такой громкий, что Шелби чуть привернула регулятор. — Бренда, девочка, я знаю, что ты там. Давай, малышка, возьми трубку. — Последовала пауза: Гарри ждал, Шелби же держала руку на телефоне и предостерегающе смотрела на Бренду. — Я знаю, что ты рассердилась, малышка, и я не виню тебя. Она показала мне билеты. Они действительно на тот самый уик-энд. И мама едет от церкви, поэтому если заберет свои деньги, то это отразится на всех остальных… что-то в этом роде, Она сожалеет, правда. Даже плакала. Честно, малыш, ей так плохо из-за…

Бренда наклонилась и выключила звук.

— Ей плохо? Похоже, это мне сейчас станет плохо. — Она снова откинулась в кресле и закрыла глаза. — Все та же старая песня, Шелли. Она будет продолжать в том же духе, пока не загнется, а я пойду к алтарю, держась за проклятый ходунок. Черт, спляшу ли я когда-нибудь на могиле этой старухи?!

— Но все же есть человек, который любит тебя, пусть даже его мать дьявольское отродье. — Шелби сделала основательный глоток из новой бутылки.

— Ты о чем? У тебя же есть Паркер, нет? Он хочет на тебе жениться.

— Хочет ли, Бренда? На самом ли деле? Как мне выяснить?

— Ну… не знаю. Может, когда вы занимаетесь любовью? Шелби поперхнулась вином.

— Занимаемся… занимаемся любовью? Бренда, мы никогда не занимались любовью. То есть сегодня вечером с Куинном я… оказалась ближе к этому, чем за два года с Паркером.

Бренда взглянула на горлышко своей бутылки.

— Это… угнетает. Шелби усмехнулась.

— Да, не правда ли? Хочешь еще вина? Я хочу. У меня звенит в ушах. Кажется, я продолжу.

— Похоже на план действий. — Бренда с трудом поднялась. — Принесу чего-нибудь закусить. Какой смысл напиваться без закуски? Поэтому я и ношу эти дурацкие платья. Они скрывают мое пристрастие к закускам.

Они взяли четыре бутылки спиртного, миску сухих крендельков, обсыпанных солью картофельные чипсы и непочатую коробку сырных крекеров.

Вернувшись в гостиную, Бренда включила телевизор. Шел какой-то старый фильм, и она приглушила звук.

— Наверняка какая-нибудь ерунда. — Бренда указала на экран. — То, что нам сейчас нужно.

— Как сказал бы мой дядя Альфред — а он говорит это по любому поводу и без всякого повода, — выпью за это!

— А ты ничего, Шелли, знаешь? — Бренда смотрела на новую подругу слегка затуманенным взором. — Ты могла бы быть настоящим дерьмом, а вот нет. Ты клевая девчонка. Ох, вот опять звонит. И так будет всю ночь.

— Не отвечай, — предупредила Шелби, когда Бренда сделала движение в сторону телефона.

— Не буду. Только включу громкость. А, вот он…

— Бренда? Возьми трубку, Бренда. Ну, будет, я же знаю, что ты дома.

Бренда хмыкнула.

— Голос у него обиженный. Что ж, хорошо. Мне пора уже перестать дергаться из-за него по каждому поводу. Пусть помучается.

— Бренда? Если ты не возьмешь трубку, я больше не позвоню. Я не шучу, малышка. Не позвоню. Эти ссоры не могут продолжаться, малышка, из-за тебя я меж двух огней — между тобой и мамой. Мне нелегко, ты же знаешь, Бренда. Черт побери, Бренда, возьми трубку! А, к черту… Щелк.

— Отлично. — Бренда выискивала в миске свои любимые подгорелые чипсы. — Теперь он злится на меня за то, что я посмела рассердиться на него. Это так по-мужски. Хорошо, что ты не позволила мне ответить ему, Шелли. Это очень поучительно, верно? Мы правы — мы, женщины, — но не виноваты в том, что мы правы. — Она тряхнула головой. — Ты понимаешь меня, или я уже очень пьяна?

— Какая разница, — отозвалась Шелби, погруженная в размышления.

— Да, ты права. Fly ладно, я отключу звонок. Конечно, Шелли, он должен какое-то время повариться в собственном соку. Может, без его массажа и его… ну, в общем, может, если я не буду всегда так чертовски доступна, у Гарри просветлеет в мозгах. Кроме того, это старая песня, мы пели ее уже миллион раз. Ну ладно, выкладывай, Шелли, что еще тебя беспокоит? Я знаю, дело не только в поцелуях Куинна, от которых у тебя внутри все дрожит.

— Беспокоит меня? Все, Бренда, меня беспокоит. Я ходила в ту же школу, что и моя мать, получила такой же диплом. Вступила в те же клубы, занималась той же благотворительностью. Работать после колледжа я не пошла, потому что Тейты не работают. Я просто продолжала делать то, что мне говорили. Пойди туда, сядь здесь, подпиши этот чек, обручись с Паркером, потому что…

— Потому что ты любишь его? — с готовностью подсказала Бренда.

Шелби покачала головой:

— Нет, едва ли. Скорее, я обручилась потому, что мне подошло время выходить замуж. К двадцати пяти годам моя мама была уже замужем. Сомертона сна родила в двадцать шесть. Мама поступила так, как ей говорили. Вышла замуж, родила младенца мужского пола и главного наследника. Четыре года спустя, в разгар одного из пьяных приступов нежности, какие случались у папы с мамой, они зачали меня. И родили, чтобы вырастить, как маму. В точности так был запрограммирован — да, запрограммирован — Сомертон: вырасти таким же, как отец. Ну а Сомертон нарушил традицию, и наверное, мне тоже надо так поступить!

— А как Сомертон нарушил традицию? — поинтересовалась Бренда, радуясь возможности отвлечься, уже готовая снять трубку, если Гарри осмелится позвонить в последний раз.

Но Шелби не слушала ее.

— Такая чертовски послушная. Послушная маленькая Шелби, это я. Не делай этого, не делай того. Всех слушай, оправдывай их ожидания, связанные с Тейтами. И вот теперь я должна выйти замуж, потому что мне пора. Боже, Бренда, какой ужас!

— Как он нарушил традицию? — снова спросила Бренда, полагая, что это важно. Раздался почти беззвучный щелчок автоответчика, и завертелась кассета. Бренда проигнорировала это. «Заговори себя до умопомрачения, мальчик, — подумала она. — Может, ты наконец хоть что-нибудь поймешь».

Шелби посмотрела на уровень жидкости в своей уже третьей бутылке и ловко понизила его еще на два дюйма. Дядя Альфред был прав: затуманенные мозги — счастливые мозги, по крайней мере пока не протрезвеют утром, чего дядя Альфред не позволял своим мозгам уже несколько десятилетий.

— Понимаешь, к этому времени он мог бы уже найти меня.

— Кто? Твой брат?

— Нет, Бренда, не Сомертон. Паркер. Он уже нашел бы меня, если только не рад, что я уехала, и надеется разорвать помолвку. Только Паркер не сделает этого. Объединяется слишком много денег, чтобы он на это пошел. Паркер практичный. — Шелби рыгнула, чего не делала никогда в жизни. — Паршивец. Практичный паршивец Паркер подцепил… что-нибудь на «п». Аллитерация. Я всегда любила аллитер… аллитер-асссыы.

— Уф, кто-то у нас нагрузился. — Бренда вырвала у Шелби уже пустую бутылку. — А сейчас, пока ты не отключилась, скажи мне про Сомертона, Шелли. Как он нарушил традицию?

— Сомертон?

Мозг Шелли оставил презренный предмет в виде Паркера Уэстбрука Третьего и вернулся к Куинну Делейни и к тому, что он поцеловал ее, а потом выставил из своей квартиры. Как раз в тот момент, когда она хотела послать все к черту и отправиться с ним в постель. Он понял это? Как Куинн это почувствовал? И выставил потому, что не хотел ее… или потому, что хотел слишком сильно?

Шелби улыбнулась глупо-сентиментальной улыбкой, решив остановиться на последнем объяснении, поскольку оно делало ее счастливой. Она заслужила счастье, черт побери! Возможно, личное счастье и не значилось в Расписании Жизни Тейтов, но Шелби считала, что все равно заслуживает немного счастья. Да, потому что таким образом все казалось намного лучше. Легче. Как Принцессе, которая забралась ей на колени и теперь довольно мурлыкала. Принцесса понимала. Пора быть счастливой.

— Ты меня любишь, Принцесса, правда, золотко?

— Да, Принцесса любит тебя. А теперь вернемся к Сомертону. — Бренда старалась, чтобы Шелби сохранила ясность мысли, пока она не получит от нее необходимые ответы. — Это, возможно, имеет значение. Если он нарушил традицию, не случится ничего страшного, если и ты поступишь так же. Поэтому давай рассказывай. Что он сделал?

Голова Шелби откинулась на диванные подушки, а ноги сползли под кофейный столик.

— Он поселил в доме Джереми. Показал всем язык и поселил Джереми — ба-бах! — прямо в старом фамильном особняке. Папочка, наверное, до сих пор ворочается в гробу. В фамильном склепе, понимаешь. Лежит там, вместе с петуниями. Порядочный папа лежит с петуниями. Прискорбно.

— Ясно, — пробормотала Бренда, все еще ничего не понимая, хотя и не была настолько пьяна, как Шелби, абсолютно не умевшая пить или не имевшая опыта в этом деле. — А кто такой Джереми?

Шелби подняла голову и несколько раз моргнула, пытаясь сфокусировать взгляд и сконцентрировать мысли.

— Джереми? Ну, он самый милый, самый глупый чудесный милашка.

— О! Значит, это собака. А что твои консервативные предки имели против собак? — Автоответчик щелкнул, пленка завертелась. Бренда даже не услышала.

— Посмотри на это, Бренда, — указала Шелби на экран телевизора. — У нее пистолет, плохой парень загнал ее в угол, но она не стреляет. Какая-то бессмыслица, Бренда. Почему все считают, что женщины такие трусихи? Так боятся загубить чью-то жизнь, что никогда не постоят за себя. Пристрели ублюдка! — заорала она женщине на экране, затем снова опустилась на диван, когда Принцесса вскочила и убежала.

— Правильно говоришь, девочка. Убей ублюдков. Убей их всех. А теперь вернемся к Джереми, хорошо? Попытайся сосредоточиться на мяче, как ты учила меня сегодня во время матча по гольфу. Джереми — собака?

Шелби выпрямилась. Ей и в самом деле не следовало пить. Это для нее плохо. И утром наверняка будет болеть голова, как и после того благотворительного бала. Напиться один раз — это опыт, напиться дважды — глупость. Она мысленно поклялась себе больше никогда не пить.

— Нет, нет, нет. Джереми не собака. Он… он родственная душа Сомертона. Спутник жизни. Его… его второе я. И он такой душка, Сомертон счастлив. Я горжусь Сомертоном. Поэтому и думала, что он поймет. Поэтому и оставила ему записку. Он это сделал. Почему бы и мне не сделать то же самое?

— Ты хочешь сказать, почему бы и тебе не удариться в приключения? — уточнила, смеясь, Бренда. — Да, ты права, Шелли. Вероятно, Сомертон очень хорошо понимает. Ну, если ты говорила ему, как ты несчастна. Ты ему говорила?

— Я сказала, чтобы он сам женился на Паркере, если считает его таким прекрасным, но он ответил, что Джереми будет возражать, — отозвалась Шелби, вспомнив этот разговор. — Смешно, правда? Обычно Сомертон не умеет шутить, это не в его духе. Но это было смешно.

— У тебя есть работа, жилье… парень, — напомнила Бренда.

Шелби улыбнулась и обхватила себя руками.

— Он так здорово целуется! — Она вздохнула и посмотрела на Бренду расширившимися глазами. — Я же не могу называть его своим парнем, да? Ведь он отправил меня домой.

— И сказал, что увидится с тобой завтра, да? Так что ты можешь называть его своим приятелем. Если ты хочешь его.

Шелби взяла соленый кренделек.

— Если я хочу его. Думаю, да. В нем… в нем есть все, чего нет в Паркере. Знаешь, что было бы, если бы я столкнула Паркера в воду? Нет, не знаешь, потому что Паркеру и в голову бы не пришло пойти играть в миниатюрный гольф. Ну так позволь мне сказать: он не был бы счастлив. Только не Превосходный Паркер. Но Куинн… только засмеялся и сказал, что все в порядке…

— Какой парень! Прямо принц, и с этими постельными глазами к тому же, — согласилась Бренда, наблюдая, как дернулись веки Шелби, которая явно проигрывала схватку с алкогольными освежающими напитками.

— Да, — удовлетворенно отозвалась Шелби. — Какой парень! Понимаешь, я как будто всю жизнь его знала. То есть в тот первый день, у Тони, он показался мне знакомым. Как по-твоему, это значит, что Куинн мужчина моих грез?

— Мог бы им стать. — Бренда помогла Шелби подняться. — Раз уж речь зашла о грезах, тебе пора отправиться в постель и погрезить. В общем и целом день был длинный.

— Да, мэм, как скажете, мэм. А Принцесса может снова поспать со мной этой ночью? Принцесса, Принцесса… — позвала Шелби, нетвердо держась на ногах. — Как же чудесно мы провели сегодня вечер, а, Бренда?

Бренда была старше Шелби почти на десять лет и хотя не мудрее, но, несомненно, гораздо опытнее. Она вздохнула и печально улыбнулась, услышав, как снова щелкнул автоответчик, и сказала:

— Да, милая, сегодня мы чертовски повеселились.

Глава 21

Грейди Салливан наклонился для удара, глядя на пустую кофейную чашку в десяти футах от себя, стоявшую на восточном ковре. Это была последняя лунка, и он шел к победе. Если Грейди сейчас промахнется, то у них с Тайгром Вудсом начнется стремительная игра на выбывание, но его метка для мяча опережала метку Тайгра на тридцать ярдов, а второй удар отправил Салливана в сторону от лунки.

Тайгр уже промахнулся во втором ударе с тридцати футов, чем выразил свое пренебрежение Грейди и дал понять, что считает, будто у партнера нет ни малейшего шанса забить свой сорокафутовик. И это означало, что если Грейди забьет с первого же раза, то станет победителем. Боссом. Королем мира.

Толпа умолкла; даже птицы на деревьях перестали петь, свесившись с веток и наблюдая.

Высоко над ними, в воздушной кабинке, комментаторы напоминали телезрителям, что в прошлом году Салливан провалился на стадионе «Мастерз» примерно на той же самой дистанции, и выражали сомнение, что ему удастся этот удар, точнее, второй удар, поскольку он только что вернулся на поле после вывиха плеча, полученного в результату странной бытовой травмы. На самом деле, телевизионная команда уже прибыла на поле ради смертельной схватки, которая начнется у шестнадцатой лунки.

Но сейчас Грейди ни о чем не думал. Он сосредоточился только на своем ударе, призовом фонде и чеках, ожидающих его. На женщинах, пожелающих отпраздновать с ним его победу. Грейди не был эгоистом, но хотел всего этого.

Если он правильно помнил, то на ковре, примерно там, где вылезла ярко-красная нитка, которую нужно срезать, был небольшой бугорок. Это означало, что удар будет скошен слегка вправо.

Вот так. Король мира или дерьмо года. Что же произойдет?

Грейди отвел клюшку, в последний раз прищурился на кофейную чашку и послал мяч в цель.

— И толпа пришла в неистовство! — воскликнул Грейди, скромно раскланиваясь в пустой комнате.

— Ни за что не прервала бы такой праздник, — сказала с порога его секретарша, — но ваш партнер уж лезет на стену. Что было на этот раз? Открытый чемпионат или «Дезерт классик»? Видит Бог, это не мог быть «Мастерз». Там вы всегда промазываете на этом ударе. Но не волнуйтесь, все равно зеленый вам не идет.

— Это наша Рут. — Грейди прислонил клюшку к столу. — Моя постоянная и самая преданная поклонница. Говоришь, Куинн у телефона? А чего он звонит, интересно? Куинн вроде сказал, что он в отпуске. И откуда он узнал, что найдет нас здесь, в конторе? Сегодня же воскресенье.

— Заканчивается финансовый год, — напомнила ему Рут и указала на полдюжины громоздившихся на столе Куинна стопок бумаг, направляясь к столу Грейди, чтобы конфисковать клюшку. — И пока вы не разберете хотя бы две из этих стопок, игрового времени для вас не будет, договорились?

— Да, мэм. — Грейди сел за стол и скорчил рожу вслед вышедшей из комнаты Рут, ибо та держала клюшку, как змею.

Нажав кнопку громкой связи, он откинулся в кресле и положил ноги на стол.

— «Бар гриль Грейди». — Салливан злобно покосился на бумаги. — Чем могу служить?

Раздался голос Куинна:

— Для начала отключи к черту громкую связь. Ты же знаешь, не выношу я этого.

Грейди вздохнул, опустил ноги на пол и взял трубку.

— Слушаю. Теперь ты счастлив?

— Скажи мне, что я не мерзавец.

Грейди отвел трубку в сторону, оглядел ее и снова приложил к уху.

— Еще раз?

— Пожалуйста, скажи мне, что я не мерзавец. Проклятие, я затем тебе и звоню, чтобы услышать это. Так говори же!

Грейди пожал плечами.

— Ты не мерзавец. Помолчав, Куинн попросил:

— Ты не можешь сказать это с настоящим чувством? И знаешь что, Грейди? Это потому, что я — мерзавец. Сертифицированный, освидетельствованный мерзавец.

— Не будь так жесток к себе, приятель. Ладно, ты оставил меня здесь в дерьме, по уши в бумажной работе. Я с этим справлюсь, общаясь с аудиторами, охотясь за бланками, о существовании которых даже не подозревал, пытаясь понять твою бухгалтерскую систему и те факсы, что ты мне прислал. И все это ради того, чтобы ты поехал и охмурил эту наследницу, длинноногую красавицу с фантастической фигурой… я уже не говорю о ее счете в банке. Эй, постой-ка. Ты — мерзавец.

— Вчера вечером я поцеловал ее.

Наконец Куинн понял, что полностью завладел вниманием Грейди, Он откинулся в кресле, машинально расправив сбившуюся салфеточку на подлокотнике.

— И?.. — наконец откликнулся Грейди. — Но не только же в этом дело. Ты поцеловал ее? И все? Черт, Куинн, к такой истории я не вернусь уже после первой рекламной паузы. А нельзя ли побольше подробностей?

— Слово «этика» никогда для тебя ничего не значило, верно, Грейди?

— Какое ко всему этому имеет отношение этика? Ты же вернул им их деньги, так? Ты сам по себе, никакой связи с «Д. энд С. «. Разумеется, если ты еще не признался наследнице, что изначально тебя пригласили нянчить ее, пока она будет играть в настоящую жизнь… — Грейди нахмурился. — Ну что, признался?

— Нет, Грейди. Вчера вечером она была в моей квартире, шныряла по гостиной, пока я переодевался в сухое…

Грейди прервал его, так как его внутренний радар зажег красный сигнал тревоги.

— В сухое? А как это ты промок? У нас тут засуха, и у тебя там в этом твоем Восточном как-его-там погода не может быть другой. Ты опускаешь подробности, а? Это несправедливо.

— Выслушай меня, ладно? — Куинн встал и начал ходить по ковру. — Я вышел из спальни, а она уже тянет руку к досье на себя. Тупица! Как я мог так сглупить и оставить все это в гостиной?

— Больше года не занимался практической деятельностью, приятель. Похоже, теряешь навыки. А я вот нет. Поэтому позволь мне сделать предположение. Ты увидел папку. Схватил наследницу, поцеловал, отвлек от папки. Вот как бы я поступил. Ну и как у меня получилось?

Куинн запустил руки в волосы.

— Не так хорошо, как у меня, пока я не осознал, какой же я мерзавец. Ну и как теперь мне все ей рассказать, Грейди?

Грейди нажал на кнопку громкой связи, положил трубку, поднялся и начал ходить в Филадельфии так же, как Куинн в Восточном Вапанекене.

— Ты ведь серьезно, да?

— Черт, Грейди, убери громкую связь.

— Не могу. Я должен ходить по комнате. Ты знаешь, что я должен ходить. Кроме того, если ты боишься, что Рут подслушивает под дверью моего кабинета, не волнуйся на этот счет. Она, наверное, сидит в своем кабинете, ноги на столе, ест шоколад и умудряется все это записывать, чтобы завтра утром раздать копии всем сотрудникам. Понимаешь, только Рут до конца разбирается в том, как работают эти телефоны.

Раздался слабый щелчок, и слышно стало лучше.

— О Боже! — Куинн снова рухнул в кресло. — То, что мне было нужно. Знаешь, она позвонит мне позже и скажет, что мне следует делать.

Грейди ухмыльнулся.

— И это означает, что я тебе не нужен. Ну разве не здорово, все получается? Но если бы ты объяснил мне одну закавыку в нашем отчете за второй квартал, я был бы по-настоящему…

— До свидания, Грейди.

— До… — Грейди посмотрел на микрофон и услышал длинный гудок. — Он повесил трубку. Вот сукин сын! «Будь я проклят, если он не повесил трубку». — Грейди подошел к двери и высунул в приемную голову, чтобы услышать мнение своей секретарши. — Ну?

— Он влюбился, — ровным голосом отозвалась Рут и ухмыльнулась. — И попал в хорошенькую переделку. Пожалуй, будет весело.

— Да, я тоже так подумал. — Грейди убрал голову, потом высунул ее еще раз. — Теперь я могу получить назад свою клюшку?

— Только если пойдете с ней туда, где она вам не понадобится.

— Забудь, что я упоминал о ней. — Поморщившись, Грейди пошел назад, к огромным стопкам бумаг. А Куинн в Восточном Вапанекене услышал звонок в дверь.

Он вышел в коридор и посмотрел вниз. На крыльце перед дверью стоял с потерянным видом Гарри Мэк.

— Что случилось, Гарри?

Гарри сделал Куинну знак, чтобы тот нажал кнопку и открыл ему внутреннюю дверь. Спустя несколько секунд он уже мчался по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, к двери Бренды.

— Она не впускает меня, — коротко бросил он Куинну. — Вчера вечером мы поссорились. Сильно. — Гарри поднял кулак, чтобы ударить в дверь, но Куинн схватил его в охапку, развернул и втолкнул в свою комнату.

— Эй, ты чего это? — спросил Гарри, когда Куинн запер дверь.

— Да вроде спасаю твою жизнь. — Куинн жестом предложил Гарри занять кресло, в котором только что сидел. — Никогда не бегай за женщиной, Гарри, особенно если она не хочет, чтобы ты за ней бегал. Это закон.

Гарри, проведший бессонную ночь и в итоге поцапавшийся с матерью, попенявшей ему на то, что он не стал завтракать, вопросительно посмотрел на Куинна.

— Закон? Никогда о нем не слышал.

Куинн уселся на диван и улыбнулся смущенному приятелю. Какая мускулатура у парня, ему бы чуть поживее соображать.

— Это просто, Гарри. Никогда не преследуй женщину, которая не хочет, чтобы ты ее преследовал. Раздел второй, часть А: никогда не преследуй женщину, которая хочет, чтобы ты преследовал ее. В любом случае проиграешь. И что, по-твоему, применимо сегодня утром к Бренде?

Гарри повесил голову.

— Она не хочет со мной разговаривать. — Он поднял глаза на Куинна. — То есть вчера вечером она выгнала меня. Выгнала! Бренда не отвечает на звонки ни по телефону, ни в дверь. Значит, точно не хочет со мной разговаривать. — Его простоватое лицо приняло выражение глубокой задумчивости. — Если только Бренда действительно не хочет, чтобы я приполз к ней, как обычно делаю. Это ведь она тоже может делать, верно?

— В том-то и состоит твоя проблема, Гарри. Чего именно хочет Бренда? Может, расскажешь, что случилось, и мы посмотрим, нельзя ли в этом разобраться?

Куинн не знал, зачем он это делает, но проблема Гарри отвлекала его от мыслей о Шелби. От воспоминаний о том, как он держал ее в объятиях. О том, каковы на вкус ее губы. О том, как сильно он хотел Шелби, возможно, нуждался в ней. Как неистово она возненавидит его, узнав правду.

Гарри закусил губу и кивнул. Что-что, а кивать Гарри умел. Вот объяснения не были его сильной стороной, как в течение следующих нескольких минут выяснил Куинн.

— Ладно, мы были в квартире, все шло прекрасно, — начал он, нахмурившись. — Я растирал ей ноги. Бренда обожает, когда я растираю ей ступни. А я рассказывал Бренде про одну отличную идею, появившуюся у моего сослуживца. Мы работали над проектом обновления на парковой дороге. Большой дом, большая пристройка. Две спальни, гостиная, три ванные комнаты, представляешь.

— Гарри? Все это очень интересно, но куда нас приведет?

— А, ну да. — Гарри немного обиделся. — Потому что именно тогда Джим — он водопроводчик, мы работаем вместе на этом объекте, ты понимаешь. У нас там субподряд, поскольку так дешевле и существуют городские правила и все такое, поэтому приходится нанимать настоящего водопроводчика. Ну так вот, тогда Джим и сказал нам, что хозяйка дома просто чуть с кату… э… что она здорово расстроилась из-за этих унитазов с малым сливом, которые мы установили в ванных комнатах. Они просто головная боль, понимаешь, но это федеральные правила. Все новые унитазы должны быть такого типа, а они — настоящая головная боль. Джим говорит, какой смысл использовать меньше воды, если приходится смывать дважды, может, трижды? Но это все федеральное правительство, по словам Джима, и я…

Куинн запустил пальцы себе в шевелюру, — Сосредоточься, Гарри. Сосредоточься.

— Да, правильно. — Гарри откашлялся. — Поэтому я сказал ему, что в Канаде таких правил насчет унитазов нет. Они по-прежнему ставят все те же. Один раз нажал — и дело в шляпе. Ну и Джим говорит мне: «Знаешь, Гар, а мы ведь можем заработать целое состояние». А я ему: «Про что это ты, Джим? « Он предложил мне поехать в Канаду на моем грузовичке, купить пару дюжин унитазов, привезти их сюда и продать по тысяче баксов за штуку людям вроде этой дамы, которая просто чуть с… э… очень расстроилась из-за этих дурацких унитазов.

Куинн потер лоб, размышляя о незаконных унитазах и пограничниках, об условиях в тюрьме и в целом о реакции Бренды на этот блестящий план.

— Бренде эта идея не понравилась? — спросил он. Гарри взялся за кружевную салфеточку на подлокотнике.

— Она сказала, что хочет поехать на Ниагарский водопад на наш медовый месяц и что слив воды желает видеть только в виде этого водопада на канадской стороне.

Гарри нашел в салфетке ниточку и потянул за нее. Куинн быстренько вызволил вещицу, опасаясь, что миссис Бричта увидит ее и, вероятно, убьет его.

— И тогда мы поссорились, — закончил Гарри, вздыхая настолько театрально, насколько это доступно человеку такого могучего сложения.

Куинн понимающе кивнул.

— Из-за контрабандных унитазов.

Гарри, явно озадаченный, посмотрел на него.

— Нет, — уточнил он. — Из-за свадьбы. Ты что, не слушал?

— Видимо, нет. — Куинн решил, что настало время выпить пива из холодильника. — Продолжай, Гарри. Теперь я слушаю.

На это ушло еще десять минут, но наконец Куинн осмыслил все.

— Ты все испортил, — промолвил он, попивая пиво и глядя на Гарри. — Здорово все испортил.

— Да, знаю, — согласился Гарри, ставя пустую бутылку на стол, и Куинн снова вскочил, чтобы найти подставку и подсунуть ее под бутылку. «Миссис Бричта точно вымуштрует меня», — решил он, а затем вернулся на диван.

— Ну и что мне делать? — спросил наконец Гарри. Куинн не имел ни малейшего представления.

— А что ты намерен сделать, Гар?

— Я хочу, чтобы моя мама и Бренда подружились, но этого не произойдет. О, я не виню Бренду, совсем ее не виню. Думаю, с мамой бывает трудно иметь дело, но она же вдова и одинока, а я ее единственный сын. Я ей нужен, понимаешь? А вот Бренда этого не понимает.

Куинн, тоже не понимавший этого, отнес пустые бутылки на кухню, чтобы выиграть время для ответа. Учитывая его собственные затруднения, он, вероятно, последний человек на земле, которому подобает давать советы в отношении действий на любовном поприще.

Тем не менее вникать в проблему Гарри куда легче, чем тратить время на рассмотрение собственных. Куинн вернулся в гостиную и сел.

— Вот что я тебе скажу, Гарри. Дай Бренде пару дней . остыть, затем спроси, не хочет ли она, чтобы вы вместе тоже поехали в этот круиз и обвенчались в море. По-моему, это выход, а?

Гарри чуть не захлебнулся собственной слюной.

— Чтобы мама и Бренда . вместе, на одном корабле? Ты спятил? Да все только и будут каждые десять минут кричать: «Человек за бортом». Боже, Куинн, я считал, ты мне поможешь, но если это все, на что ты способен…

Куинн посмотрел на часы.

— Одиннадцать часов. «Филадельфийцы» играют дома. Что скажешь, если мы с тобой съездим на игру?

— Поехать на бейсбол? Но мы с Брендой по воскресеньям всегда ездим за покупками. Утром я вожу маму, а днем — Бренду. Мы так делаем, сколько я себя помню.

— Но Бренда не отвечает на телефонные звонки, Гарри, не отвечает по домофону. Может, если ты сегодня вынудишь ее самостоятельно закупать продукты, она с большей охотой поговорит с тобой, когда ты позвонишь в следующий раз. Или ты собираешься слоняться у входной двери, как побитый щенок, пока она тебя не простит?

— Ну да. Так обычно и бывало, — с тоской подтвердил Гарри, затем расправил плечи. — Ты прав, Куинн. Человек должен знать, хотят окружающие или нет, чтобы он вернулся. А я всегда возвращался, и Бренда это знает. — На мгновение его решимость как будто ослабела. — Разумеется, до сегодняшнего дня она всегда впускала меня.

Подойдя к Гарри, Куинн похлопал его по плечу.

— Держу пари, Гар, на этот раз Бренда здорово разозлилась. Я знаю: она ждет свадьбы. Как по-твоему, не лучше ли оставить ее ненадолго, чтобы она успокоилась? Давай, Гар, матч начинается в час. Игра между лигами, с «Янки». К счастью, я знаю одного человека, у которого есть сезонные билеты в ложу. Мы заедем к нему, я сбегаю и возьму билеты, и все будет в порядке.

— Чтобы успокоилась? Думаешь, она успокоится? — Гарри встал и подтянул брюки. — Да, именно так и будет. Она всегда успокаивается. «Янки», говоришь? Ложа? И мы поедем в твоем «порше»? Черт, Куинн, что мы тут делаем? Поехали.

Куинн подкинул на ладони связку ключей, посмотрел на ключ от своей квартиры, на тот, с помощью которого собирался добыть билеты в ложу, и последовал за Гарри,

Это проще, чем идти обедать к Тони. Легче, чем снова увидеть Шелби.

Телефон зазвонил как раз в тот момент, когда он запирал дверь квартиры. Это была Рут. Кто еще, кроме нее? Она звонила, чтобы прочистить ему мозги, сказать, чтобы он раскрыл Шелби всю правду о себе и дал фишке лечь так, как она ляжет. Рут явно не намеревалась предложить ему подождать, посмотреть, что случится между ними, увидеть, любовь ли это — Боже великий, любовь! — или Шелби заинтересована в нем только как в составной своего приключения, а его тянет к ней лишь потому, что… потому что… черт, он не знает, почему его влечет к ней.

Но Куинн собирался узнать. Но не узнал бы, не сказав ей правды немедленно. Рут этого не поймет, а он понимает.

Поэтому Куинн запер дверь, так и не подойдя к телефону.

Это трусость. Он мерзавец.

Но он подумает об этом позже, когда встретит Шелби после работы…

Глава 22

Все воскресенье Шелби ухаживала за Брендой, не давая той расклеиться окончательно. Обслуживая завсегдатаев, снабжая бумажными носовыми платками Бренду, сидевшую за ближайшим к кухне столиком и орошавшую слезами стоявшие на нем искусственные цветочки, и стараясь вернуться к жизни после своей второй — и определенно последней! — попытки отыскать счастье на дне бутылки с вином, Шелби слишком замоталась и не заметила, что Куинна поблизости нет.

Нет ни Куинна, ни Гарри. Негодяи!

Хотя Шелби считала отсутствие Гарри хорошим признаком, потому что Бренда готова была отступить, простить его и снова ступить в этот нелепый круг, который вот уже долгих двенадцать лет не давал ей добраться до алтаря. Сама не зная почему, Шелби считала делом чести спасти Бренду от такой ошибки.

Поэтому ей пришлось нянчиться с подругой у Тони в течение большей части дня. Она удвоила усилия, когда Бренда все же не выдержала, позвонила Гарри домой и нарвалась на его маму.

— Что ты, дорогая, я не знаю, где он, — сладко проворковала мзмаша Мэк. — Гарри что-то упоминал о том, что куда-то с кем-то поедет на весь день. Может, у него свидание? Ну а как твои дела, дорогая? Все полнеешь? Как печально!

Да, забот у Шелби полон рот. А вот у Бренды рот был полон и в самом деле. Индейка со всеми возможными гарнирами. Два куска меренгового лимонного торта. Эклер на ужин. К моменту закрытия ресторана Шелби думала только о том, как поднять Бренду со стула и довести до квартиры.

Она надеялась, что на ступеньках у входа будет сидеть, поджидая ее, Куинн. В конце концов, разве он не сказал, что они увидятся сегодня? Но «порше» по-прежнему отсутствовал, а в окнах его квартиры было темно.

Поэтому Шелби и Бренда устало поднялись к себе, проверили автоответчик, поняли, что сообщений нет, и разбрелись по кроватям.

«Мужчины! „ Бренда раз или два произнесла это слово в течение длинного, длинного дня. Просто «мужчины“.

И этим было сказано все…

К утру понедельника Бренда кипела от возмущения. Еще накануне вечером она сняла телефонную трубку и не вернула ее на место, даже когда покинула дом, чтобы успеть на автобус, Завтракать к Тони она не пошла, потому что села на новую диету, пятую за этот год. Следуя ей, есть необходимо одни белки, пока моча не окрасит особую тест-полоску в голубой цвет. Шелби не стала слушать дальше, особенно после рассказа о манипуляциях с полоской.

Она проводила Бренду до двери, поцеловала в щеку и проследила за ней, пока та спускалась по лестнице. Потом целую минуту сердито смотрела на закрытую дверь меблированной квартиры Куинна, прежде чем вернуться к себе. Шелби повесила телефонную трубку и долго-долго плескалась под душем.

Она вышла из ванной комнаты через полчаса — босая, на голове чалма из полотенца, тело закутано в длинную купальную простыню, — Здравствуй, Принцесса, дорогая моя, — сказала она серебристо-дымчатой персидке, которая только что вышла из ее спальни.

И тут она увидела это. Это! Крошечное, огромное, гигантское это. Мышь! Принцесса крепко сжимала в зубах мышь… и направлялась прямо к Шелби, словно собираясь преподнести все еще слабо подергивающегося грызуна в подарок.

Шелби икнула совсем не подобающим для истинной леди образом и помчалась к телефону. Вероятно, пока она бежала по коридору в гостиную, ее ноги прикасались к полу, но она не поручилась бы за это, особенно когда прыгнула на диван, схватила телефон и ткнула в кнопку скоростного набора рабочего номера Бренды.

— Бренда! — закричала Шелби, как ей показалось, целую вечность спустя, после того как выслушала неторопливое: «Если вам нужен бланк одиннадцать-А, нажмите на кнопку „один“, если вам нужно договориться о встрече, нажмите на кнопку „два“„, что чуть не довело ее до слез. К тому моменту, когда Бренда наконец оказалась на линии («Если вы хотите поговорить с одним из наших консультантов, пожалуйста, оставайтесь на линии, и к вам очень скоро подключатся“), Шелби свернулась в комочек в глубине дивана, каждые несколько секунд бросая взгляд в сторону коридора и желая убедиться, что мышь по-прежнему в пасти у Принцессы. Шелби понимала, что мышь у нее в зубах — это плохо. Но отсутствие мыши в зубах кошки означало, что мышь где-то в другом месте, а это, по мнению Шелби, было гораздо хуже.

— БрендауПринцессывпастимышь, — выдохнула Шелби. — Что?

Шелби закатила глаза, затем сморщилась, увидев, что Принцесса снова направляется к ней.

— Я сказала, что у Принцессы в пасти мышь. У нее в пасти, Бренда. И мышь дергается. Нет, подожди. Теперь уже не дергается. Думаю, она умерла, бедняжка. Вероятно, от сердечного приступа, я бы тоже умерла. Что мне делать? Бренда? Бренда, перестань смеяться. Это не смешно. Бренда утихла и сказала:

— Нет, дорогая, смешно, — а затем зашлась в новом приступе хохота.

— Боже, именно этого мне сегодня утром и не хватало. Шелби отстранила трубку от уха, сердито посмотрела на нее и снова прижала к уху.

— Бренда, что мне теперь делать? Она ее… она ее съест, а?

— Не думаю. — Бренда попыталась взять себя в руки. — Послушай, просто подойди к ней, возьми мышь за хвост, немного потяни, может, Принцесса ее и выпустит.

Шелби внезапно вспомнила о тюдоровском особняке на Мейн-лейн. О постоянной прислуге, на которой лежала обязанность не допустить даже мысли о дохлой мыши.

— Ты хочешь, чтобы я прикоснулась к мыши? Ты шутишь?

— Позвони Куинну. Он, наверное, дома.

Шелби закрыла глаза и, как могла, выпрямила спину.

— У тебя есть резиновые перчатки, Бренда?

— Вот так-то лучше. Под раковиной. Большие желтые. Надень одну, подойди к Принцессе, схвати за хвост — мышь, лапочка, а не кошку — и скажи Принцессе, чтобы шла прочь. Я вешаю трубку.

— Хорошо.

Шелби положила трубку, свесила босые ноги с дивана и прикинула расстояние между диваном и кухонной раковиной. Это она может. Ей придется это сделать. Или это, или позволить Принцессе съесть мышку. Ух! Или позвонить Куинну и попросить помощи, после того как он сказал, что увидится с ней вчера, а сам не пришел.

Шелби нашла перчатку, натянула ее и осторожно подошла к Принцессе, при каждом шаге прирастая босыми ногами к ковру.

— Хорошая Принцесса. Красавица Принцесса. Отдай Шелби мышку, Принцесса. Какая хорошая… черт побери!

Бренда истерически расхохоталась, когда Шелби позвонила ей еще раз.

— Дай угадаю, не получилось?

— Она зарычала на меня, Бренда. Я не знала, что кошки умеют рычать. И что мне теперь делать?

Бренда немного подумала.

— Вода. Иди к раковине, налей стакан воды и вылей кошке на голову. Ей придется выпустить мышь, а ты быстренько схватишь ее.

— Бренда, — спокойно возразила Шелби. — Я очень многое могу сделать быстро. Уверена в этом. Но взять быстро мышь не могу.

— Шелли, остановись. Я умираю, — смеясь, попросила Бренда. — Ладно, изменим план. Вылей воду Принцессе на голову, затем быстро подхвати кошку, брось ее в спальню и закрой дверь. Тогда тебе удастся взять мышь медленно.

Шелби набрала в стакан воду и вылила ее на голову Принцессе. Кошка выпустила мышь. Шелби нагнулась — быстро — и подхватила кошку.

— Проклятие!

— Что теперь? — спросила Бренда, включив громкую связь, чтобы все ее коллеги могли послушать. — Замолчите, ребята, и перестаньте смеяться. Я не слышу ее. Говори, Шелли. Что случилось?

— Она выпустила мышь, но когда я схватила Принцессу, она оказалась такой мокрой и скользкой, что выпала у меня из рук и снова подхватила мышь. И снова зарычала. Бренда, что же мне делать?

В трубке раздался мужской голос:

— Шелли? Это Стен, приятель Бренды. Послушай, не обращай внимания на кошку. Сядь на диван, покрути большими пальцами, посмотри в потолок — ну, понимаешь, не обращай на нее внимания. Затем, когда она выпустит мышь, не торопясь встань, подойди к ней, глядя в потолок, может, даже насвистывая, и быстренько схвати мышку. Это поможет, обещаю. «

— Неплохой план, Шелли. Перезвони мне. — Бренда прервала связь, но Шелби успела услышать хохот и слова: «Насвистывая? Ну, Стен, ты просто чудо! «

Шелби посмотрела на Принцессу, которая по-прежнему стояла рядом, совершенно мокрая, и периодически порыкивала. И по-прежнему держала мышь в пасти. Шелби положила трубку, улыбнулась кошке, откинулась на диване.

— С безразличным видом, — сказала она себе. — Просто сиди с безразличным видом. — Шелби снова улыбнулась Принцессе, потом взяла журнал и сделала вид, что читает, начала мурлыкать какую-то мелодию. Ведь мурлыканье мелодий успокаивает, она всегда это знала.

Через две минуты Принцесса раскрыла пасть и выронила мышь.

Шелби сосчитала про себя до десяти, затем отложила журнал в сторону. Медленно спустила ноги с дивана. Встала. Высоко подняв голову, пошла в сторону кухни. С равнодушным видом.

До мыши оставалось не более двух футов, когда Принцесса снова схватила ее, зарычала, махнула пушистым хвостом и переместилась к телевизору.

— Черт, черт, черт! — выругалась Шелби. — Если это не кончится, я опоздаю на работу. А это еще что? — спросила она себя, когда в дверь постучали.

Если повезет, то это миссис Бричта пришла проверить, как дела у ее постояльцев, — это было бы так по-матерински, однако миссис Бричта испытывала всякие чувства, но материнские среди них не значились.

— Минутку! — крикнула Шелби, поправляя чалму на голове и простыню, которой обмоталась после душа.

Она приоткрыла дверь и увидела улыбающегося Куинна.

— Привет! Бренда позвонила и сказала, что тебе нужен рыцарь в сияющих доспехах. Я готов.

Первым побуждением Шелби было захлопнуть дверь у него перед носом. Это длилось не более двух секунд, потому что он все-таки был ей нужен, и она это понимала, Шелби открыла дверь.

— Это из-за Принцессы. Она поймала мышь и не отпускает ее.

— Знаю. — Куинн старался смотреть на кошку, но видел только Шелби. Под одним полотенцем скрывались дивные светлые волосы. Под другим… много всего, о чем лучше сейчас не думать. .

— Где Бренда держит кошачий корм?

— Не… под раковиной, наверное. А что?

— Потому что Принцесса сытая кошка. Сытые кошки мышей не едят. Они с ними играют. Что Принцесса и делает. Играет с мышкой.

— Это же отвратительно. — Шелби поежилась и внезапно вспомнила, что под купальной простыней, закрывавшей ее лишь от груди до колен, на ней ничего нет. — Я… я принесу кошачий корм.

Две минуты спустя Принцесса поедала индюшачьи и гусиные потроха, мышь была выпущена на волю позади дома, а Куинн стоял в коридоре, снова стучась в квартиру Бренды и размышляя о том, какой награды в наши дни можно ожидать за спасение мыши.

— Я подумал, что надо зайти и сообщить тебе. Могучий мышонок не умер, он просто прикидывался дохлым. Он остался жив и еще не раз проберется сюда.

Шелби неуверенно улыбнулась.

— Не умер? О, как же приятно это слышать. Я, конечно, не в восторге от того, что по квартире разгуливают мыши, но и не хотела, чтобы он погиб. Спасибо, Куинн. Большое спасибо. Ну, мне пора одеваться, так что…

Она собралась закрыть дверь, но он уже выставил руку, не давая ей это сделать.

— Я хотел извиниться за то, что не повидался с тобой вчера, хотя сказал, что приду.

Шелби поискала какой-нибудь ответ и остановилась на словах, которые как-то слышала от Табби:

— Пустое, Куинн, не переживай. Ну а теперь мне действительно…

— Это из-за Гарри. Вчера он был в жутком состоянии, — продолжал Куинн, удерживать дверь. — Думаю, ты знаешь, что они с Брендой поссорились? Во всяком случае, я отвез его на игру в Филадельфию, чтобы он не ухудшил ситуацию.

Шелби отступила на шаг и, прищурившись, посмотрела на Куинна.

— Ты увез его? Мне вчера весь день пришлось возиться с Брендой. Она поедала все, что попадало в поле ее зрения. И все из-за того, что ты решил, будто Гарри не стоит с ней видеться или говорить. Тебе не следовало вмешиваться, Куинн.

— Правильно, — согласился он, проходя мимо Шелби в гостиную. — А тебе, Шелли? Гарри сказал мне, что всегда звонит Бренде после ссор и они проводят ночь у телефона, обсуждая свои проблемы и решая их. Только вот в субботу вечером она не отвечала на его звонки. Почему, по-твоему, она не отвечала на звонки в субботу вечером, если за последние двенадцать лет сложились именно такие правила игры?

— Понятия не имею. — Шелби потупила глаза. — Ну ладно, я вмешалась. И ты тоже. Но кто-то же должен вмешаться и положить конец этой глупости. Они любят друг друга, Куинн, они действительно любят друг друга. Но оба каждый раз привычно реагируют на привычные стимулы, продолжают дергать за те же ниточки, получая ту же самую реакцию, и они так и будут помолвлены, пока им не исполнится по восемьдесят шесть лет.

Куинн закатил глаза.

— Стимулы. Ниточки. Реакция. Я так и слышу лекцию психоаналитика.

Шелби подтянула купальную простыню повыше над грудью.

— Ну и что? Я права, и ты это знаешь. Старуха губит их, но вместе с тем Бренда позволяет ей это делать, и Гарри — тоже.

— А ты хочешь все изменить, да?

Шелби пожала плечами, избегая встречаться с ним взглядом.

— Возможно. А что ты собираешься делать, кроме того, что возить Гарри на бейсбол?

Куинн приблизился к ней и улыбнулся.

— Ничего. — Он покачал головой. — Я вообще ничего не собираюсь делать. Вчера я увез Гарри, чтобы дать ему время подумать о том, что он делает, может, даже посмотреть на проблему под другим углом. Сейчас он размышляет над дюжиной роз. Другими словами, ему предстоит пройти долгий путь, но он пытается. И я предлагаю тебе тоже отойти в сторону, Шелли. Люди не любят, когда кто-то вмешивается в их жизнь, даже из лучших побуждений.

Шелби вспыхнула, потому что его замечание напомнило ей о бегстве от всех тех людей, чьи лучшие побуждения так долго разрушали ее жизнь.

— Полагаю, ты прав.

Куинн подошел еще ближе, пальцем приподнял ее подбородок.

— Кроме того, мне кажется, у нас самих есть в чем разобраться, а?

— Я… я не знаю, о чем ты говоришь, — солгала Шелби, чувствуя дрожь в ногах.

— Нет, знаешь, Шелли, — негромко промолвил Куинн. — Потому что между нами кое-что происходит, и мы оба не хотим оставить это без внимания. Главные вопросы сейчас — почему мы это чувствуем и что нам с этим делать. А теперь я хочу поцеловать тебя.

Она облизнула внезапно пересохшие губы, выдав тем самым свое состояние, но на него это оказало совершенно неожиданное впечатление. Куинн почувствовал себя смелее, еще больше захотел попробовать ее губы на вкус.

— Шелли? Можно поцеловать тебя? Пожалуйста!

Это подействовало. Колени у нее подогнулись. Она чуть не упала на него, когда он положил руки на ее голые плечи и наклонился к ней. Она видела только черноту его волос, блеск ярко-серых глаз, слабую улыбку на губах. А потом ее веки сомкнулись, и она отдалась ощущениям, которые к зрению никакого отношения не имели.

Его нежный поцелуй ничем не напоминал их первый, субботний. Куинн целовал Шелби так, словно вообще не спешил, как если бы впереди у него был целый день, чтобы целовать ее, пробовать на вкус, вкушать ее сладость, сводить с ума безудержным желанием.

Его пальцы лежали на плечах Шелби, впивались в кожу, которую она смягчила лосьоном для тела, и Куинн почувствовал, как ее руки обвились вокруг него, дотянулись до плеч, притягивая ближе. Ближе.

Шелби принадлежала ему, готовая брать и отдавать. Ласковая и податливая, она горела внутренним огнем, который охватил Куинна от груди до бедер, когда он прижал к себе Шелби, а ее рот раскрылся навстречу его губам.

Куинн поднял голову, посмотрел на ее закрытые глаза, влажные губы — и поцеловал снова. Он хотел целовать Шелби, пока не погаснет последняя звезда и не померкнут навсегда небеса.

Куинн жаждал обнимать Шелби, любить, обладать ею. Он чуть отстранился, нашел узел купальной простыни и начал развязывать его. Никогда еще движения Куинна не были такими неуверенными. Но в то же время он не помнил в своей жизни ничего другого столь же важного.

И тут зазвонил телефон.

Он прервал поцелуй, прижал Шелби к себе и прошептал, уткнувшись в ее волосы:

— Не отвечай. Представь, что он не звонит.

Она, прижалась к нему, позволяя покусывать себя в шею, но на шестом звонке оттолкнула его, тихо пробормотав: «Извини, Бренда отключила автоответчик», и подошла к телефону.

— Алло. Бренда? Что? — Шелби обернулась и посмотрела на Куинна, который с трудом восстанавливал обычный ритм дыхания. — Ах да! Куинн зашел, а мышь спасена, Про… прости, что не перезвонила тебе, но Куинн все еще здесь и… Да, можно и так сказать. Нет, все нормально, правда. Я не сержусь, что ты позвонила, честно. Что? Когда? Сколько роз? — спросила она, посмотрев на Куинна, подняв руку и словно говоря: «Прости, но она продолжает».

— Все нормально, Шелли, у меня есть дела, — сказал Куинн уже на пути к двери. Нужно либо уйти, либо овладеть ею. Только так, по-другому не получится. Даже если он до сих пор не сказал Шелби правды, даже если в тот момент, когда он признается во всем, она влепит ему пощечину и прикажет убираться к черту.

Может быть, позже. Может, сегодня вечером. Может, он скажет Шелби сегодня вечером, а там уж будь что будет. Этим вечером, пока он не увяз слишком глубоко, пока они оба не увязли слишком глубоко. Если уже не увязли.

— Да, Бренда. Как это мило с его стороны. Значит, ты простила Гарри? До свидания, Куинн. — Шелби чуть отстранила трубку. — Э… позже?

— Позже. Обещаю. — Он нагнулся и поднял корреспонденцию, которую почтальон подсунул под дверь, так как все почтовые ящики внизу проржавели и не открывались. — Кладу на стол, — добавил Куинн и удалился. Он думал о холодном душе. А затем, возможно, о повторном холодном душе.

Шелби смотрела, как Куинн уходит, и удивлялась, почему позволяет ему уйти, когда больше всего ей хочется, чтобы он взял ее на руки, отнес на кровать, окруженную кантри-певцами и заваленную игрушками, и занялся с ней безумной и страстной любовью.

Пока Бренда продолжала распространяться о том, какой Гарри чудесный, Шелби взяла письма и стала лениво просматривать их, хотя там не было ничего, кроме счетов для Бренды и всякой макулатуры.

Потом Шелби увидела конверт, на котором значилось ее новое имя. Адрес был написан печатными буквами, обратного не было. Прижав трубку плечом, она открыла конверт и вытащила листок бумаги. В центре листа была только одна строчка, тоже написанная заглавными печатными буквами: «Немедленно уезжай из города. Есть места понадежней».

— Бренда? Мне пора заканчивать разговор, — сказала Шелби, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно. — Да, у меня мокрые волосы, и они все еще завернуты в полотенце, и мне, видимо, придется вымыть их еще раз, чтобы привести хоть в какой-то порядок, прежде чем я пойду на работу. Хорошо. — Она подалась к телефону, чтобы положить трубку. — Да, потом, пока.

Затем Шелби села на диван — у нее дрожали руки, ее всю трясло — и перечитала эти несколько слов.

Глава 23

Куинн уже целый час сидел у Тони за столиком в углу, притворяясь, что обедает. Парень в потертых джинсах, застиранной майке и кожаных туфлях ручной работы — тоже.

Именно туфли и выдали его. А еще то, что он наблюдал за Шелби. Вообще-то за Шелби наблюдали все. В своей роскошной одежде, со струящимися волосами, с великолепной осанкой, широкой искренней улыбкой и всем тем, о чем Куинн грезил по ночам, она представляла собой выдающийся объект для наблюдения.

Но этот парень был чужаком. Его никто не знал, хотя он поздоровался со всеми так, словно всю жизнь прожил в Восточном Вапанекене. А так как люди в Восточном Вапанекене жили приветливые, они тоже поздоровались с ним. Потом, как видел Куинн, они смотрели на соседей по столу и шептали что-то вроде: «Кто это? Мы знаем его? «

Куинн мысленно погладил себя по головке за то, что просочился в город и в жизнь города без всякого шума.

А этот парень в туфлях ручной работы был так же незаметен, как пикапчик Мэка, въехавший в ресторан Тони. По крайней мере для Куинна.

Десять минут назад он вышел на улицу и проверил автомобили на парковке. «Кадди» мэра Бробст, занявший два места прямо перед входом. Три мотоцикла, так как троих завсегдатаев не было — половина парней не вернулась из конторы по трудоустройству. Три других автомобиля Куинн узнал, потому что видел их на стоянке раньше, но только два из них он мог соотнести с постоянными клиентами Тони.

Третий — «БМВ», последней модели, должно быть, принадлежал Туфлям Ручной Работы. Вот только до сегодняшнего дня Куинн не видел этого парня в ресторане. Он почесал затылок, перебирая в памяти свои первые дни у Тони, когда сидел, притворяясь, что делает заметки, а сам наблюдал за Шелби, и внезапно все вспомнил.

В самом конце прошлой недели здесь появился другой парень, высокий, худой, за тридцать, невыразительный. Один из тех невидимок, которых свидетели потом описывают как «среднего роста, среднего телосложения, в брюках цвета хаки… нет, кажется, он был в джинсах. И в рубашке. Да, на нем была рубашка, уверен… Ну как, я помог вам? «

Тот парень просто вошел, заказал кофе и пирожное, немного поговорил с Табби и ушел. Поговорил с Табби? Черт, это было лучше и гораздо продуктивнее, чем круглые сутки смотреть Си-эн-эн.

Куинн взглянул на свои часы, потом на Туфли Ручной Работы, расплатился по счету и на прощание помахал Шелби, разбиравшей меню. Кивнув, она вернулась к подсчету маленьких карточек со специальными блюдами, которые прикреплялись к основным меню. Шелби улыбнулась ему, но казалась настолько поглощенной своим занятием, словно пересчет карточек был для нее почти непосильной задачей.

Теперь, отметив это, Куинн понял, что она довольно бледна и ведет себя непривычно тихо, даже разговаривая с глухой Амелией Бробст. Проклятие, он должен был раньше обратить на это внимание, но был слишком занят, наблюдая, как Шелби двигается, восхищаясь ее длинными ногами, вспоминая вкус ее поцелуя, предвкушая сегодняшний вечер, когда они снова будут вместе.

И теперь обе его антенны — полицейского и телохранителя — задвигались. Из Куинна Делейни, полного надежд влюбленного, он превратился в Куинна Делейни — защитника невинных.

Еще не успев выйти на улицу, он вытащил из кармана свой сотовый.

— Сомертона Тейта, пожалуйста, — приказал Куинн тому, кто ответил в особняке Тейтов. — Не важно, кто звонит, черт побери, позовите его к телефону. Немедленно.

Через несколько секунд Сомертон был на линии.

— Делейни, это вы? По грубости с моим персоналом я сразу понял, что это можете быть только вы. Что-то случилось?

— Можно и так сказать, — ответил Куинн, нашаривая в кармане ключи от «порше». — Пусть Уэстбрук будет в вашей гостиной через час. Нам надо поговорить. — И дал отбой, прежде чем Сомертон успел задать хоть один вопрос.

Куинн пошел на стоянку за пансионом, затем в последний момент поднялся наверх и взял куртку, потому что, похоже, собирался дождь.

Направляясь по коридору к своей двери, Куинн подумал: «Надо бы предупредить Шелби, что я уеду почти на весь день. После моего исчезновения в воскресенье она вряд ли обрадуется этому сегодня». Он напишет записку и подсунет под дверь.

И затем его антенны заработали снова. Куинн не знал почему. Он никогда этого не знал. Но зато научился прислушиваться к своей интуиции.

Глянув вниз с лестницы и убедившись, что миссис Бричта не шныряет поблизости и ничего не вынюхивает по своему обыкновению, Куинн достал из бумажника кредитную карточку и подошел к двери. Замки в этом заведении, как он уже знал, были просто детской забавой. Чуть-чуть повозившись с ручкой и пару раз поднажав, Куинн оказался в квартире Бренды и закрыл за собой дверь.

Знать бы, что он здесь делает.

В гостиной Куинн пробыл недолго, так как уже видел ее и не ожидал найти какие-нибудь вещи Шелби. Для них здесь не нашлось бы места. Все поверхности Бренда заставила безделушками — от безвкусных до не очень безвкусных. Однако в комнате царила атмосфера тепла и уюта. Шелби повезло бы гораздо меньше, если бы она не встретила Бренду и если бы эта добрая женщина не приютила ее.

Что-то коснулось его ног. Куинн опустил глаза вниз и увидел, что Принцесса трется о него.

— Мышей больше нет? — Он наклонился и почесал кошку за ухом, отчего та заурчала, как автомобильный мотор. — Будешь хорошо себя вести, и я, так и быть, куплю тебе иномарку, если пообещаешь показать ее Шелби, когда она будет дома одна, завернутая в полотенце. — И Куинн пошел по коридору к спальням.

Метод дедукции подсказал ему, что огромная кровать принадлежит Бренде, а маленькая односпальная — Шелби.

Куинн окинул комнату взглядом и тряхнул головой при виде ее убранства. Он тщетно пытался представить себе, как Шелби спит здесь с большой плюшевой собакой, которая лежала сейчас на аккуратно заправленной кровати.

На бюро он обнаружил серебряную щетку для волос, а рядом — флакончик ее любимых духов. Темно-синие лодочки были задвинуты в угол. Гора чемоданов — в другой. Розовый кружевной бюстгальтер висел на холодном металлическом радиаторе под окном. Возможно, Шелби сушила его, простирнув в раковине в ванной комнате.

Забавно, Куинн никогда еще не чувствовал себя незваным гостем, никогда не отделял объект от работы, не наделял объект человеческим лицом. Работая в полиции, он провел множество обысков и знал, почему делал это, какие имел для этого основания. Догадывался и о том, что надеялся найти окружной прокурор, выдавший ордер.

Но сейчас все было совсем другое. Куинн больше не коп, а в сущности, и не на службе. Он проник сюда, все просто и ясно. Или, напротив, очень сложно, потому что Куинн не понимал, с чего вдруг решил, будто осмотр личных вещей Шелби важен, не представлял себе, что надеялся найти. Он только сознавал, что у Тони она выглядела как-то иначе. Возможно, напуганной.

Куинн покачал головой, повернулся и пошел из комнаты, сбив сумочку, которая стояла на краю бюро. Он уже заметил, что Шелби никогда не ходила в ресторан с сумочкой, предпочитая класть ключ в карман.

— Проклятие! — Куинн нагнулся, чтобы поднять рассыпавшиеся предметы, размышляя, случайность ли это или он подсознательно рассчитывал на что-то подобное, подыскивая «основание» просмотреть содержимое сумочки Шелби.

Тем не менее, каким бы мерзавцем Куинн себя ни ощущал, им владело смутное беспокойство, и он помнил об этом. Куинн не забыл, что Шелби Тейт, наследница многих миллионов, могла стать жертвой похитителей, едва оказавшись в диком мире, где искала свое «приключение».

А вдруг Шелби планирует уехать из города, исчезнуть? Что, если уже сейчас в ее сумочке лежит билет на автобус? Что тогда? Как он с этим справится? И что, если она кому-нибудь писала? Кому-нибудь, кто будет не прочь заработать, продав историю Шелби бульварным газетам?

Существовало много причин, по которым Куинну следовало проверить содержимое сумочки Шелби. Множество, и ни одной достойной, кроме той, что он волновался за нее.

Куинн взял губную помаду, компакт-пудру, золотую ручку, солнцезащитные очки от «Паломы Пикассо» в красном футляре, тончайший льняной платочек, в уголке которого темно-розовым была вышита первая буква ее имени. Долго смотрел на кошелек Шелби, повертел его в руке, потом сказал себе, что переигрывает и лезет в чужие дела. И положил кошелек в сумочку, так и не заглянув в него.

В последний момент, когда Куинн уже собирался поздравить себя с этичным поведением, он нащупал плотную бумагу в отделении на молнии.

И поддался искушению.

Через час, заплатив штраф за превышение скорости на Пенсильванской платной автостраде, он вошел в дверь Тейтов, не дожидаясь, пока дворецкий откроет ее до конца, и устремился в гостиную.

— Где он? — без предисловий спросил Куинн, увидев только двух Тейтов и Джереми Рифкина, напоминавших статуи в ожидании голубей, которые прилетают на ночлег.

— Вы имеете в виду Паркера? — вежливо осведомился Сомертон.

— Да. — Куинн вдруг сообразил, что сжал кулаки. — Да, именно его я имею в виду, все правильно. Паркера Уэстбрука долбаного Третьего. Где он?

— О Боже, местное население обеспокоено, — заметил дядя Альфред, налив и подав Куинну скотч. — Вот, юноша, думаю, вам это не помешает.

Куинн покачал головой:

— Нет, спасибо.

— Значит, не помешает мне. — Дядя Альфред пошел назад, потягивая скотч.

— Сомертон, кажется, мистер Делейни чем-то расстроен, — заметил Джереми, словно только он догадался, что Куинн вот-вот взорвется. — О, пожалуйста, не дайте ничему случиться с нашей дорогой Шелби.

Куинн всмотрелся в лицо Сомертона и увидел только заботу о сестре. Он подозревал Сомертона, думал, что это он тот самый человек, хотел проверить все возможности, прежде чем стереть Уэстбрука в порошок.

— С Шелби все в порядке, — сообщил Куинн и увидел, что Сомертон успокоился. — Но у нее неприятности.

— О Боже мой! — воскликнул Джереми, всплеснув руками. — Я так и знал! Сомертон, разве я тебе не говорил? У нее неприятности. — Он посмотрел на Куинна. — Как же получилось, что у Шелби неприятности, мистер Делейни? Мы полагали, что она работает в первоклассном заведении.

— Это деньги? — спросил Сомертон. — Вы сказали, что мы не можем исправить ту ошибку с кредитной карточкой, но если дело в деньгах, если сестра в отчаянном…

— Дело не в деньгах. Между прочим, вы можете гордиться сестрой. Она каждый день ходит на работу, получает зарплату и не транжирит ее, как, видимо, ожидал от нее Уэстбрук. Но кто-то… — Куинн помолчал и продолжил: — В городе есть кто-то еще, кто следит за ней. А теперь ответьте мне, это вы послали следить за мисс Тейт еще одного телохранителя? Случайно, не частного сыщика?

— Это сделал я, Делейни, — сказал Паркер Уэстбрук Третий, по-театральному эффектно входя в комнату, как, видимо, делал при любой возможности. На нем был сшитый на заказ синий костюм в тончайшую белую полоску, девственно белела под старым школьным галстуком рубашка. Он щеголял загаром и улыбался, а у Куинна просто чесались руки стереть его в порошок.

— Паркер! — Сомертон подошел к нему и поздоровался. — Ты послал частного сыщика следить за Шелби? Но мы же договорились…

— Нет, — перебил его Уэстбрук, — ты договорился. Не я. Это была позорная капитуляция перед… перед вашим наемником, и я решил не иметь с этим ничего общего. Боже мой, Сомертон, я ее жених, а вы даже не сказали мне, куда она убежала. Поэтому я нанял собственных детективов. Высшего класса, с прекрасными рекомендациями. Они проследили Шелби до этого жуткого местечка под названием Восточный Вапанекен, где она работает в какой-то забегаловке, и это противоречит отчету вашего человека. У нее длинный рабочий день, вероятно, при минимальной зарплате.

— При минимальной зарплате, — повторил, содрогаясь, дядя Альфред и сопроводил эти слова хорошим глотком скотча.

Сомертон посмотрел на Куинна,

— Мне казалось, вы говорили…

Куинн взмахнул рукой, отметая слова Уэстбрука. Черт побери, этот тип заставил его оправдываться.

— Это прекрасное место, мистер Тейт. Дело поставлено хорошо, и всего в двух кварталах от дома, где мисс Тейт живет в квартире с мисс Василковски. Я стал завсегдатаем ресторана, кроме того, поселился напротив мисс Василковски, поэтому мисс Тейт находится под моим наблюдением и защитой двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю.

— Двадцать четыре-семь, — повторил дядя Альфред, направляясь к столику с напитками. — Все под контролем. Люблю таких, как он. Он мачо, а, Джереми?

— Да, дядя Альфред. — Джереми закатил глаза. — Настоящий мачо. Я весь горю.

Куинн слушал этот короткий обмен репликами, собираясь с мыслями. В основном эти мысли вращались вокруг желания дать Уэстбруку пинка под зад, чтобы он вылетел в одно из этих огромных — от пола до потолка — окон тейтовского особняка, но он овладел собой и обуздал свои инстинкты, хотя очень сожалел об этом.

— Я хочу, чтобы их отозвали, Уэстбрук. — Куинн сосредоточил внимание на этом человеке, пытаясь не замечать дядю Альфреда, который держал графин с бренди возле уха и приговаривал:

— Все под контролем. Все под контролем.

— Нет, — ответил Уэстбрук, скрестив руки на груди и самодовольно ухмыльнувшись. Что-что, а отличить самодовольную ухмылку от простой Куинн умел.

— Послушайте, Уэстбрук. Сегодня утром я засек вашего человека. Это заняло у меня десять секунд. Этот парень слился с местным пейзажем, как зебра с красным холстом. Как вы полагаете, сколько пройдет времени, прежде чем мисс Тейт догадается, что кто-то приставил к ней соглядатая?

Куинн не упомянул о письме, не стал бы упоминать о нем ни за что на свете. Во-первых, Сомертон тут же помчался бы в Восточный Вапанекен и сам препроводил бы сестру домой, чего меньше всего хотела Шелби, а также Куинн. Во-вторых, что-то было в этом письмеце фальшивое, слишком претенциозное, слишком бьющее в точку, и он решил выяснить, кто за ним стоит. В-третьих, Куинн надеялся, что это Паркер Уэстбрук Третий. Как же он надеялся, что это Уэстбрук!

Он очень не хотел, чтобы это были завсегдатаи, единственные его другие подозреваемые, явно не сомневавшиеся, что Шелби слышала их разговор об устранении мэра. Шелби имела множество достоинств, и девять десятых из них были чудесны, но по ее лицу можно было бы читать даже во мраке ночи. По тому, как она улыбалась им, как смотрела на них, завсегдатаи не могли не догадаться, что она знает об их замысле. Или мечте. Куинн не очень-то верил, что они занимаются чем-то еще, кроме мечтаний. И вообще — Амелия Бробст? Это смехотворно.

— Паркер, по-моему, я должен настоять. — Подбородок и голос Сомертона слегка дрожали. — У меня есть основания доверять мистеру Делейни, и пока все шло хорошо. Подключив своих телохранителей, частных детективов или что вы там еще так неуклюже сделали, вы только спровоцируете Шелби. Узнав о вашем поступке, она может продолжить свое… свое приключение. Никто из нас не хочет этого, правда?

У него за спиной на диване радостно захлопал в ладоши Джереми.

— О, Сомертон, ты так проницателен. Ну разве он не проницателен, а? Я изучал словарь, надеясь пополнить свой словарный запас, и это одно из моих лучших новых слов. Проницательный — обладающий способностью предвидеть. Поистине чудесное слово. Паркер, а вот вы непроницательны. О Боже! Это правильная форма слова? Мне следовало бы…

Куинн, помалкивая, наблюдал, как красивое лицо Уэстбрука приняло цвет перезрелой хурмы. Глянув через плечо Сомертона, он резко бросил: — Заткнись, чертов педик!

То, что случилось потом, многие годы оставалось любимой картинкой в книге воспоминаний Куинна.

Сомертон, проявлявший силу только в своем ударе слева в теннисе, сжал кулак, развернулся… и дал Паркеру Уэстбруку Третьему прямо в зубы.

Дядя Альфред громогласно выражал свое одобрение, пока Сомертон прыгал по комнате, прижимая нанесшую удар руку ко рту, посасывая костяшки и всхлипывая.

Джереми, отнюдь не лишившийся чувств, оставил один глаз открытым, чтобы знать, закончилась схватка или предстоит второй раунд.

Именно Куинну пришлось бы поднимать Уэстбрука, отряхивать его и отправлять восвояси.

Конечно, если бы он был хорошим человеком. Но поскольку в этот момент Куинн повел себя не как хороший человек, он просто наблюдал, как Уэстбрук встал, отряхнул одежду, а затем достал носовой платок, поняв, что у него разбита в кровь губа.

— Только… только зная, что вскоре стану членом этой семьи, — сказал он, промокая нижнюю губу, — я готов забыть об этом инциденте, Сомертон.

Сомертон несколько раз важно кивнул.

— Да, уж будь любезен, Паркер. И уволь этих проклятых сыщиков. Я не шучу.

— Тебе лучше прислушаться к этому пареньку, — посоветовал дядя Альфред, подавая Сомертону кубики льда, завернутые в льняную салфетку, чтобы тот приложил их к разбитым костяшкам. — Мы, Тейты, порочны до мозга костей. Не можем гарантировать тебе безопасность, если ты снова оскорбишь маленькую женщину, потому что он — наша маленькая женщина.

Затем дядя Альфред обратился к Куинну:

— Возвращайтесь и охраняйте нашу Шелби, Делении. И постарайтесь, чтобы она не скучала. — Он подмигнул. — Вы меня поняли?

— Да, сэр, — ответил Куинн и покинул особняк, горя желанием вернуться к Шелби, чтобы вместе пообедать во время ее перерыва.

Куинну очень понравилось его небольшое путешествие на Мейн-лейн.

Глава 24

— Ты не сказал мне, удалось ли тебе что-нибудь узнать про завсегдатаев, — напомнила Шелби, когда они с Куинном пешком возвращались домой по окончании ее смены. — Я, правда, не очень-то верю, что здесь что-то не так. Это у завсегдатаев-то? И потом — мэр? Нет, это уж слишком нелепо.

Июньская ночь была звездной, над Восточным Вапанекеном висела полная луна, озаряя их путь домой и освещая поднятое к Куинну лицо Шелби.

А вид у нее был встревоженный.

Куинн обнял Шелби за талию и прижал к себе, и так они ступали по растрескавшемуся тротуару, усаженному молчаливыми — и уже дважды ставшими объектами судебного разбирательства — свидетелями последней и самой неудачной идеи покойного мужа Амелии: посадить тенистые деревья вдоль городских улиц. Деревья выросли, тень давали прекрасную, но их корни вздыбили тротуары во всем Восточном Вапанекене — от края до края. Однако неровные тротуары служили достаточной причиной, чтобы пройтись, держась за руки или обнимая молодую женщину жестом защитника за талию.

— По-моему, они просто любят поговорить, — успокоил Куинн Шелби, а может, и не слишком успокоил. Ведь когда человек получает письма с угрозами, чтобы обрести хоть подобие покоя, нужно хотя бы выяснить, кто их посылает. — Но вообще-то никогда не знаешь наверняка, — добавил он, считая не лишним это маленькое «сомнение».

Шелби кивнула, глядя под ноги.

— Сегодня я очень много об этом думала, — призналась она Куинну. Шелби не сказала ему, о каких разнообразных вещах ей сегодня пришлось размышлять, ни о том, как нервничала и до сих пор нервничает. — Об их проблемах, конечно. Уверена, если бы им удалось собрать денег на мемориал, то мэр Бробст разрешила бы поставить его в парке.

— Правда? — Куинн сдержал улыбку.

И как он раньше не догадался? Поставьте перед человеком вроде Шелби Тейт проблему, и самым естественным способом ее разрешения станет сбор средств. Возможно, даже благотворительный бал.

Он попытался представить себе завсегдатаев на балу. Лысеющих или с длинными, лохматыми кудрями. С раздутыми от пива животами. С головы до ног в татуировках. А когда они попросят оркестр сыграть какую-нибудь ветеранскую мелодию, заметно будет, что у них отсутствует не один зуб. Нет. Этого Куинн не мог вообразить.

Он предложил другое решение.

— Полагаю, они могли бы устроить, например, распродажу мотоциклов. Но, Шелли, понадобится уйма пирожных и печенья, чтобы получить сумму, необходимую для памятника.

— Для стены, — поправила его Шелби. — Сегодня днем я разговаривала с завсегдатаями. Они хотят стену, разделенную на две части. Одна — для тех, кто служил, вторая — для тех, кто умер. Ты знал о том, что в той войне такой город, как Восточный Вапанекен, где живет около четырех или пяти тысяч, потерял шесть человек? А еще тридцать семь служили. По-моему, это поразительно и печально.

— Печально, но не удивительно, — возразил Куинн. — Были призваны ребята, не ходившие в колледж, а работавшие на местных фабриках и заводах. Убежден: было больше сыновей, которые пошли по стопам своих отцов, чем тех, кто мог получить отсрочку из-за колледжа. Ты права, Шелли, правы и завсегдатаи. Им нужен памятник.

«Если только кто-то из них не послан тебе загадочное письмо», — мысленно добавил он,

— Рада, что ты согласен. Тогда купишь билет на наш ужин?

— На что? Меня не было всего полдня. Я что-то пропустил?

Они уже дошли до их дома, и Шелби посмотрела на ступеньки, ведущие к двери, потом на Куинна.

— Ой, я и забыла. Гарри, которого, разумеется, простили, сегодня вечером в гостях, и меня попросили не возвращаться раньше десяти. Хочешь поговорить здесь? — Шелби указала на ступеньки.

— Почему бы и нет, но наверху у меня в холодильнике нас поджидает холодное пиво.

Шелби улыбнулась.

— Хорошо, — отозвалась она, и Куинн понял, что это ответ совсем на другой вопрос. На вопрос, стоявший между ними почти с самого начала, — тот, на который Шелби частично ответила сегодня утром.

У него в квартире она уселась на диван, скинула лодочки и, поджав под себя длинные нога, наблюдала, как он достает из холодильника две бутылки пива, а потом запоздало хватает из горки единственный высокий стакан, украшенный мелкими синими птичками в типичном стиле миссис Бричта.

Шелби была не совсем уверена в правильности своих поступков, не до конца сознавала, зачем вот-вот собиралась это сделать. Она только знала, что наслаждается, находясь здесь, с Куинном, непринужденно болтая, ощущая себя на грани между умиротворяющим чувством, что не нужно вести себя хорошо, и желанием вести себя как можно хуже, — во всяком случае так, как не подобает обрученной даме.

Был ли Куинн ее приключением? Из-за этого ли Шелби уехала из Филадельфии? Искала ли она настоящей жизни или просто настоящего человека? Другими словами, полную противоположность Паркеру Уэстбруку Третьему. Мужчину, который не боялся бы выразить свои желания, мужчину, способного защитить ее и наслаждаться ее обществом, мужчину, не интересующегося ни ее происхождением, ни богатством, мужчину, желающего заниматься с ней любовью до тех пор, пока у нее не потемнеет в глазах.

Мужчину, в которого Шелби глупо влюбилась, зная, что в тот момент, когда признается ему, он или сбежит далеко и быстро, или улыбнется плотоядной улыбкой и она увидит, как его серые глаза вспыхнут в предвкушении долларов.

Стоило ли ей рискнуть, чтобы узнать об этом? Возможна ли еще одна реакция, не предусмотренная ею? Влюбился ли Куинн в нее? Или просто путешествовал по стране, писал свои книги и развлекался в каждом городе?

Шелби взглянула на Куинна. Он налил пива в стакан и подал ей.

— Так расскажи про ужин, который вы планируете.

Шелби нахмурилась, пытаясь вспомнить, о чем они говорили. Это было нелегко, когда Куинн сидел рядом с ней в почти темной комнате и его лосьон после бритья щекотал ее обоняние, а тепло длинного, гибкого тела проникало во все поры.

— Ах ужин, — промолвила она, сделала глоток пива, поморщилась и вспомнила, что никогда не любила этот напиток. Шелби поставила стакан на маленький кофейный столик — на подставку. — Ну так вот, я думала об этом несколько дней… так, ничего особенного. Но сегодня, когда Тонн пребывал как будто в удивительно хорошем настроении, я попросила его.

— Устроить у себя в ресторане ужин с целью сбора средств? И он согласился? В это трудно поверить.

— Не совсем, — серьезно ответила Шелби. — Бренда сказала, что внутри Тони «белый и пушистый», и сна права. За этой долговязой, медлительной, сварливой оболочкой скрывается чудесный, щедрый человек. Он тут же согласился. То есть согласился после того, как я назвала ему обычный процент от прибыли, который он получит.

— Обычный процент? — Куинн вглядывался в Шелби. Неужели это то начало, на которое он надеялся? Надо ли ему нажать на нее, чтобы узнать, откуда она знает подобные вещи? И сделать ли это сейчас, пока он не занялся с ней любовью? До того, как Куинн обнимет Шелби и поймет окончательно и бесповоротно, что это именно та единственная женщина в мире, от которой он никогда не уйдет, которую никогда не покинет?

Она наклонила голову, разглаживая складку на юбке.

— Я прочла об этом в журнале. Нашла в той кипе, что лежит у Бренды в гостиной. — Шелби по-прежнему избегала его взгляда.

— О! — Куинн подумал: «Хорошо, что Шелби знает, какая она отъявленная лгунья». А затем его охватила радость от того, что Шелби не может лгать и смотреть при этом ему в глаза. Значит ли это что-нибудь, или просто он в таком отчаянии, что хватается за любую соломинку?

— Да, и у нас будет три смены, так что если мы наберем три полные смены по восемьдесят пять человек, то получим хороший доход — и завсегдатаи, и Тони. В любом случае ресторан всегда переполнен в пятницу вечером, а город так мал, что больших расходов на рекламу не будет. Мы очень рассчитываем на объявление на фасаде и на Табби, конечно. Хотя осталось еще несколько препятствий, над которыми мы пока работаем.

— Ты сегодня явно провела насыщенный день, пока я ездил со своими исследованиями. Но, по твоим словам, остается еще несколько препятствий, и это требует решения?

— Например? — Куинна поразило, что у Шелби так работают мозги, что она приходит, берется за дело и делает его настолько виртуозно, что даже сварливый скупец вроде Тони становится воском в ее руках.

— Например, я сказала Тони, что для этого события ему следовало бы позаботиться о настоящих льняных скатертях. Ну, ты понимаешь, столовое белье, а особенно матерчатые салфетки. Я сказала ему, что матерчатые салфетки как бы выявляют намерения. Я сказала ему, что бумажные салфетки тоже выявляют намерения, но тогда…

— Но тогда кто же прислушается к тому, что они будут говорить? — смеясь, закончил за нее Куинн.

— Да! Откуда ты узнал? Куинн кашлянул в ладонь.

— Считай это счастливой догадкой, — ответил он, желая обнимать, целовать и любить Шелби. Она была так невинна при всей своей мудрости Мейн-лейн. — Так Тони поддался?

— Если ты о том, будут ли у нас настоящие скатерти, то да, он согласился, — самодовольно промолвила Шелби. — Хотя с завсегдатаями получилось не так успешно. Я думала, что смокинги были бы очень кстати…

— В смокингах? Завсегдатаи? — Все предыдущие мысли Куинна о завсегдатаях тут же вернулись. — Ты шутишь, да?

Шелби зарделась. Она была так мила с завсегдатаями, а они — так милы с ней. Вряд ли это кто-то из них послал ей анонимное письмо, пытаясь напугать и заставить покинуть Восточный Вапанекен. Но если не они, то кто же? Эта мысль терзала Шелби, поэтому-то она в первую очередь и взялась за подготовку благотворительного ужина, загнав мысль о записке в самый дальний угол памяти.

— Они объяснили мне мою ошибку, — проговорила наконец Шелби, начиная понимать весь юмор ситуации, вспомнив выражение ужаса на их лицах, когда она начала обсуждать свою идею о вечерней одежде. — Они сказали, что им просто не до карману прокат смокинга и покупка билетов на ужин. А так как у Тони нет разрешения на продажу спиртных напитков, но завсегдатаям можно приносить с собой спиртное, по их мнению, было бы лучше вместо смокингов и ужина устроить две вечеринки с пивом. У них, у моих завсегдатаев, такие простые вкусы.

— А право, жаль. — Допив пиво, Куинн поставил стакан на подставку. — Сдается мне, я заплатил бы вдвойне, чтобы увидеть Джорджа в крахмальном воротничке. Ну и когда же торжество?

Она по-прежнему избегала его взгляда, занимаясь складкой на юбке.

— Поскольку мы и так всегда переполнены в пятницу вечером, на этот день мы и запланировали, — сказала Шелби, зная, что этот ужин станет ее последним в Восточном Вапанекене.

Ей придется вернуться домой.

Сомертон повел себя хорошо, не позвонив в Береговую охрану или куда там звонят в таких случаях. Однако возвращается, повидав своего новорожденного внука, Тельма, работы у Шелби не будет, значит, и в самом деле пора отправляться домой. Она запланировала три недели, возможно, четыре, а провела вне дома меньше двух. У нее оставалось всего несколько дней в Восточном Вапанекене, всего несколько дней с Куинном.

Она уезжает домой.

Сразу после того, как нашла способ соединить Бренду и Гарри.

Сразу после вечера по сбору средств, который она затем поддержит анонимным денежным взносом, как только снова получит доступ к своим деньгам.

Сразу после того, как в первый и последний раз займется любовью с Куинном Делейни и скажет ему правду. Потом вернется в Филадельфию, сообщит Паркеру, что никогда не выйдет за него, запрется у себя в комнате и будет целый месяц плакать.

Если только не признается Куинну сейчас, сегодня вечером. Шелби искоса глянула на него, обдумывая эту мысль.

Что же ему сказать? Что она, богатая наследница в бегах, решила лечь с ним в постель, желая достойно завершить свое приключение?

Вряд ли.

Рассказать ли Куинну про записку? Про то, что тревожилась, не завсегдатаи ли ее послали, но вскоре поняла нелепость такого предположения?

Поделиться ли своим ощущением, будто в Восточном Вапанекене есть человек, знающий, кто она такая, и, возможно, за первым письмом последует другое, и от нее потребуют огромную сумму за молчание?

Поведать ли о том, что она, кажется, влюбилась в него, вернее, уже любит его и не может заниматься с ним любовью, пока он не узнает правду?

Есть риск, что он выставит ее и никогда больше не пустит на порог… И тогда Шелби никогда не испытает того, о чем так мечтает.

— Шелли? Земля вызывает Шелли; Шелли, прием.

— А, что? Ой, прости. Я задумалась. Ты что-то сказал?

— Я только спросил, все ли в порядке и не хочешь ли ты мне что-то рассказать?

Куинн полагал, что Шелби как раз сейчас решает, рассказать ему о записке или нет. Но едва произнеся эти слова, он понял, что совершил ошибку, ибо она замерла и стиснула ладони на коленях.

Куинн взял ее руки в свои, поднес их к губам.

— Нам, наверное, не нужно говорить, да? — спросил он, глядя в ее выразительные карие глаза, которые будут преследовать его до могилы. Куинн не хотел, чтобы эти глаза снова стали пустыми к безжизненными.

— Вероятно… вероятно, нет, — тихо отозвалась она, и ее дыхание внезапно стало неровным. Скарлетт О’Хара была права. Она обо всем подумает завтра. Но сегодня… когда Шелби совсем не хотела думать.

Куинн обнял ее, осторожно, чтобы не испугать. Он догадывался, что, возможно, эта женщина уже ложилась с кем-то в постель, но с ней никто еще не занимался любовью так, как она того заслуживает.

— Ты уверена? — прошептал он, когда его губы оказались почти у самых губ Шелби, и она закрыла глаза. Если бы она сказала «нет», ему пришлось бы покончить с собой из-за того, что задал такой опасный вопрос.

Шелби прикоснулась ладонью к его щеке, ее губы изогнулись в слабой улыбке. Приглашающее прикосновение. Дрожащая, приглашающая улыбка.

Куинн чувствовал себя мерзавцем, занимаясь любовью с женщиной, которая понятия не имела, кто он такой. В нем жестоко боролись представления об этике, честной игре и нечистой совести. Куинн послал все это к черту.

Оба задрожали, когда их губы встретились, тела соприкоснулись, и он, взяв Шелби на руки, понес ее в спальню.

Заколки выпали из волос, и струящиеся светлые волны веером рассыпались вокруг ее головы, лежащей на цветастом покрывале. Куинн разделся бы, но не мог оставить ее, ибо боялся рисковать. Поэтому он пристроился рядом с Шелби, не выпуская ее из рук, целуя и целуя без конца.

Куинн никогда не пробовал таких сладких губ, не ощущал такого нежного и податливого тела. Такого жаждущего. Такого щедрого. И вместе с тем требующего всего от него. Всего, и даже больше…

Незаметно их одежда исчезла, и теперь они лежали, обнаженные, прижавшись друг к другу, и целовались даже тогда, когда руки исследовали, знакомились, находили.

— Ты такая красивая! — прошептал Куинн, пытаясь совладать со своим дыханием, дать Шелби еще одну возможность сказать ему, что они зашли слишком далеко и она не хочет заходить дальше.

— Люби меня! — Шелби не слишком опытно, но жаждуще потерлась о его бедра. — Пожалуйста!

Не открывая глаз, она слушала свой голос, с мольбой обращавшийся к Куинну, и испытывала унижение, наблюдая за происходящим со стороны, поскольку была убеждена, что за импульсивные поступки приходится расплачиваться. Но та часть ее натуры, которую Шелби открыла в себе совсем недавно, сгорала от желания и приводила более убедительные аргументы: возьми то, что хочешь, возьми сейчас. Возьми все. Ты этого заслуживаешь. Тебе это необходимо.

Она почувствовала его губы на своей шее, на груди. Куинн обхватил губами ее сосок, облизнул его языком.

Таких невообразимых ощущений Шелби никогда еще не испытывала. Куинн прокладывал путь к ее животу и ниже, вызывал тепло и жжение внутри.

Шелби теснее прижала его к себе, провела ладонью по темным как ночь волосам, почувствовала под пальцами выпуклые мышцы его спины. Куинн брал и брал, а она все отдавала, пока его пальцы не нашли самое заветное место и не привели Шелби на грань восторга и тайны, которую ей предстояло познать или умереть.

Куинн знал, что Шелби готова принять его, более чем готова. Ее тихие стоны довели Куинна до того, что он едва не потерял контроль над собой. Однако он поклялся себе, что Шелби узнает всю полноту ощущений, и это удержало его от разрядки.

Куинн сдержался даже тогда, когда она вновь застонала. Затем коленом раздвинул Шелби ноги и наклонился, чтобы поцеловать ее. Потом опустился на нее.

То, что предшествовало этому, померкло в воспоминаниях Куинна, когда весь мир взорвался, рассыпался, вспыхнул огнем и устремился во вселенную с невероятной скоростью. Всё. Любить Шелби — означало всё, всю полноту ощущений.

Куинн глубоко погрузился в нее, и она подалась навстречу ему. Его язык проник к ней в рот, и их языки начали сражение, подражая движениям тел. Куинна душили первобытные эмоции. Он не изведал еще ничего подобного, ибо был переполнен желанием защищать и любить. Куинн понял, что пропал и никуда не денется от этой женщины.

— Люби меня, пожалуйста! — выдохнула у его губ Шелби.

И он откликнулся на эту просьбу. Помоги ему, Боже, помоги, Боже, им обоим! Откликнулся…

Глава 25

Шелби пробралась в свою квартиру незадолго до полуночи. Ее глаза все еще выражали мечтательность, потому что Куинн любил Шелби дважды. Их второе соединение было таким неторопливым и продолжительным и увенчалось таким взрывом…

— Ты мне вот что скажи, — начала свернувшаяся на диване Бренда. — Если у «Снэппла» возникнут большие денежные трудности, как некоторое время назад, ты могла бы купить их? Тебе ведь очень нравится их чай со льдом. У тебя хватит денег?

— Боже мой, не знаю. — Шелби отправилась на кухню за бутылкой чая со льдом, ибо Бренда напомнила ей, что она умирает от жажды. И от голода. По пути в гостиную Шелби взяла еще и пачку шоколадного печенья «Тестикейк». — А сколько денег нужно? Да, ты права, я действительно люблю этот чай. Но было бы очень обидно, если бы у «Тестикейка» начались трудности, потому что кажется, я не смогу прожить без их шоколадного печенья. — Шелби опустилась на диван. — А я-то думала, что много знаю. Бренда, как я вообще существовала двадцать пять лет без «Снэппла» и «Тестикейка»?

— Мне не обойтись без них и десяти минут, и мой вес это доказывает. — Отпивая из своей бутылки, Бренда разглядывала подругу. — Ты можешь купить контрольный пакет акций?

Покраснев, Шелби опустила голову.

— Мне следует взять под контроль собственные деньги, да? Я никогда раньше не думала об этом, потому что всегда кто-то делал это за меня. Да, конечно, хотя бы из чувства самосохранения, я обещаю купить пакеты акций. Ты довольна?

— Ну еще бы, — улыбнулась Бренда. — По твоему расслабленному виду, беспечности и всему прочему… я правильно понимаю, что ты пришла от Куинна, где вы занимались любовью два или три часа?

— Бренда!

Бренда подобрана под себя ноги и натянула на пухлые колени ночную рубашку в розовый и желтый цветочек.

— Что? Мы подруги или как? Ты же прекрасно знаешь, чем я занималась сегодня вечером, верно? Так что давай начистоту. Как это было?

Шелби уронила голову на диванную подушку и закрыла глаза.

— Это было… это было чудесно. Я на такое и не надеялась, я никогда не представляла себе, что такое возможно. — Она подняла голову и посмотрела на ухмылявшуюся Бренду. — Кажется, я люблю его, Бренда. Разве это не чудесно? — Шелби сморгнула внезапные слезы. — И ужасно.

Бренда задумалась.

— Потому что ты не сказала ему правду, да? — Шелби со вздохом кивнула.

— Быть богатой такое испытание.

— Ага, — с сарказмом согласилась Бренда. — Должно быть, ужасно не ходить на работу и ни о чем не беспокоиться. Путешествовать, есть все самое вкусное, покупать, не глядя на ценники. Смерти подобно.

— От этого устаешь, Бренда. — Шелби склонила голову набок и теребила бахрому шелковой подушки, на одной стороне которой были вышиты слова: «Любить в Атлантик-Сити приятнее».

— Полагаю, да, моя радость… лет через пятьдесят или восемьдесят. Но такой срок я бы точно продержалась. Я даже купила бы маме дворец в Испании, или в Катманду, или где-нибудь на Гавайях. Да, на Гавайях. Я никогда не хотела побывать на Гавайях. Испания или Катманду гораздо привлекательнее.

— Ты чокнутая, — усмехнулась Шелби и прижала к себе подушку, все еще чувствуя обнимавшие ее руки Куинна, тепло его последнего поцелуя.

— И у тебя серьезная проблема, да? — Бренда внимательно посмотрела на Шелби. — Ты любишь его? Но если ты не любишь его, все не так страшно. Впрочем, я не представляю тебя в постели с нелюбимым человеком. Не потому, что ты богатая, а потому, что ты настоящая… настоящая леди. Хм, пожалуй, я ответила на свой вопрос. Ты любишь его.

— Я люблю его, — согласилась Шелби. — Бренда, как по-твоему, бывают ли счастливые концы?

— Ха! Посмотри, с кем ты говоришь, моя милая. Я помолвлена с Гарри и его мамой уже двенадцать лет. Мне бы добраться до счастливой середины, не говоря уже о счастливом конце.

Полушутливое замечание подруги Шелби вспомнила наутро и поэтому почти обрадовалась, что Куинн не пришел к Тони завтракать. Сама она позавтракала с Брендой, проводила ее на автобус и пошла домой одна.

Шелби переходила переулок между двумя длинными кварталами, отделявшими ресторан от пансиона, когда рядом с ней с визгом затормозил автомобиль.

Внутри было двое мужчин, ни одного из них Шелби не знала. Пассажир выпрыгнул из машины, подбежал к Шелби, схватил за руку к попытался подтащить к открытой задней дверце седана.

— Пожар! — закричала Шелби, быстро сообразив, что так привлечет больше внимания, чем если просто закричит. Так кричать она научилась во время уик-энда, организованного женским землячеством ее колледжа, когда их учили простым приемам самообороны.

Те уроки вдруг всплыли в памяти. Внуши нападающему, что ты не станешь жертвой. Дай это понять и ему, и себе криком «нет» так громко и убедительно, как можешь.

— Нет! — завопила Шелби. — НЕТ! — Она уцепилась за руку, крепко державшую ее за запястье, и начала отгибать большой палец мужчины, стараясь причинить ему боль.

— Ой! — взвизгнул мужчина, но, отпустив Шелби, тут же схватил ее другой рукой. — Больно!

— Отлично! — воскликнула Шелби, быстро и резко ударив коленом мужчине в промежность.

Она не знала и не хотела знать, удалось бы ей одолеть незнакомца, потому что в этот момент на улице появился Куинн. Корзина с бельем полетела на чей-то газон, и его лицо выразило ярость.

— Садись! Садись! Он бежит! — позвал водитель, и напавший на Шелби мужчина посмотрел в сторону Куинна} сказав нечто странное: — Почти вовремя. — Он прыгнул в машину, и та рванула с места как раз в тот момент, когда к ней подбежал Куинн.

— Номер пенсильванский, замечена только часть, Адам, тридцать восемь с чем-то. Коричневая «тойота»-седан, 1999 года выпуска. Возможно, взята напрокат, — быстро проговорил остановившийся Куинн в основном для себя и, по мнению Шелби, так, как человек, привыкший быстро усваивать подобную информацию.

А потом Шелби оказалась в объятиях Куинна, который спрашивал, все ли с ней в порядке, не пострадала ли она, узнала ли того, кто пытался ее похитить.

— Похи… похитить меня? — Шелби высвободилась, пораженная, и посмотрела ему в лицо. — Так вот что случилось? Кто-то пытался похитить меня? Почему?

Куинн знал один возможный ответ на этот вопрос. Шелби знала тот же самый возможный ответ на этот вопрос.

В этом ответе содержалось множество нулей. Но никто из них не сказал об этом вслух.

— Не знаю, Шелли, — солгал Куинн. — Но сообщу об этом в полицию. Может, в этом районе участились попытки похищения. В газетах я ничего не видел, но иногда полицейские придерживают такие сведения, чтобы не перепугать жителей до полусмерти. Однако я запомнил часть номера, надеюсь это поможет.

— Ду… думаю, да. — Шелби задрожала, и у нее застучали зубы. Ее чуть не похитили, едва не оправдался худший из страхов Паркера! Она сопротивлялась как могла и обещала себе сопротивляться в подобном случае, не сдаваясь, ни разу не произнеся «пожалуйста, не надо», не позволив случиться ничему страшному.

Но Шелби прикоснулась к похитителю. Почувствовала на своем лице его горячее, отдававшее кислым, дыхание. Отгибала его палец. Ударила его. Боже! Неужели она все это проделала? А что было бы, если бы Куинн появился минутой позже?

— Кажется… кажется, мне надо присесть. Куинн обнял ее за талию и повернул к дому, но Шелби воспротивилась.

— Нет, я хочу сесть сейчас же. — Она села на бордюр тротуара и почувствовала ладонь Куинна на своей шее — он нагнул ее голову между колен,

— Дыши медленно, глубоко, моя хорошая. — Вдыхай через нос, выдыхай через рот. И не закрывай глаза, иначе дурнота усилится.

— Боюсь, слишком… слишком поздно для подобного совета. Извини, — услышала Шелби свой лепет, под веками полыхнула одна, потом другая вспышка света, как раз перед тем, как весь мир погрузился во тьму.

Она очнулась на диване в гостиной Бренды, недоумевая, что случилось и как она сюда попала. Подняв глаза и поморщившись, когда желудок снова попытался взбунтоваться, Шелби увидела Куинна. Он стоял над ней с ключами от квартиры в руке. Она дотронулась до кармана юбки, поняла, что он держит ее ключи, и удивилась, почему не испытывает такого волнения при виде Куинна, как во время сражения с напавшим на нее человеком.

И тут же вспомнила: «Садись! Садись! Он бежит! „ «Почти вовремя“.

Эти люди знали Куинна? Узнали его? И что это значило: «Почти вовремя»? Они словно ждали его, а он запаздывал. Но запаздывал к чему? Помочь им похитить ее или притвориться, что спасает?

— Я… я хочу пить, пожалуйста, — попросила Шелби, отводя взгляд от его озабоченного лица. Если это было действительно озабоченное лицо. Откуда ей знать? Честен ли он и правдив, потому что уложил ее в постель? Боже, так говорят все глупые жертвы!..

— Вот, пожалуйста. — Куинн вернулся из кухни со стаканом воды и приподнял голову Шелби, чтобы она могла сделать глоток. — Знаешь, ты пару раз приходила в себя и отключалась, но мне не составило труда отнести тебя домой на руках. Хотя, думаю, я должен пойти и забрать свое белье.

— Твое?.. О! Ах да, теперь я вспоминаю. Ты ходил в прачечную? Тебя не было за завтраком. — Шелби села, опираясь на подушки. — Пойди забери белье, пока это не сделал кто-то другой.

— Я уже позвонил в полицию, Шелли. Поскольку я видел то же, что и ты, мне предложили самому зайти попозже в участок и оставить заявление. Если только ты не захочешь поговорить с полицией. Ты узнала кого-нибудь из них, можешь описать?

Шелби покачала головой и тут же пожалела об этом, потому что голова у нее раскалывалась.

— Я никогда еще не падала в обморок. — Она подняла на Куинна глаза, сожалея, что не знает его, не знает по-настоящему. — Ведь со мной это и произошло, да? Я потеряла сознание?

Куинн улыбнулся ей.

— Ты поникла, как сорванный цветок. Но вела себя, как подобает леди. Даже извинилась перед тем, как внезапно обмякла в моих руках. Эта часть мне, пожалуй, понравилась, — Он наклонился и поцеловал ее в кончик носа. — Мы с моим бельишком сейчас вернемся, хорошо?

— Хорошо. — Шелби слабо улыбнулась. Глядя, как Куинн идет к двери, она увидела стопку почты, которую, должно быть, он положил на стол. Как только Куинн ушел, Шелби встала и взяла почту. Два журнала, счет за телефонные переговоры, счет по кредитной карточке, три письма с явной макулатурой.

Ничего адресованного ей и написанного печатными буквами. Шелби не знала, плохо это или хорошо. Если первое письмо было первым предупреждением, если почти удавшееся похищение сегодня утром было вторым?..

Что же тогда будет третьим?

Как же она хотела рассказать все Куинну. Но что именно? Можно ли сказать ему, что этот человек, похоже, узнал его, ждал его появления? Потому что теперь, задумавшись над этим, Шелби осознала, что, вероятно, не так уж хорошо владеет приемами самозащиты. Тот мужчина спокойно мог затащить ее в машину, если бы захотел.

Но хотел ли он ее похитить? Или только напугать?

И зачем?

Она положила почту так же, как ее сложил Куинн, и вернулась на диван. Странно…

Куинн появился в Восточном Вапанекене очень своевременно. Совпадение ли то, что они оказались в этом городке с разницей в один день? Или это имеет отношение к тому, что Шелби Тейт, наследница, находилась в бегах, в открытом мире, без всякой защиты?

Теперь, поразмыслив об этом, она поняла, что Сомертон вел себя слишком спокойно для человека, желающего видеть свою сестру замужем за Паркером, а не пробующей свои крылья в свободном полете. И доказал это, отрезав Шелби доступ к ее деньгам.

Но что еще он мог сделать? Узнай Шелби, что брат сбежал, желая обрести себя или удариться в приключения, что бы сделала она?

— Я не лишила бы его денег, — ответила себе Шелби. — Это жестоко.

Она глотнула воды и снова задумалась. Шелби не пошла бы в полицию, это она знала. В конце концов, Сомертон совершеннолетний. Он волен отправиться куда пожелает и когда пожелает. Разумеется, это дело не для полиции.

Но оставила бы она все как есть? Пожелала бы ему всего хорошего в надежде, что он прекрасно проведет время и вернется домой удовлетворенным?

Нет, не оставила бы. Шелби очень любила Сомертона, но считала, что у него не больше способностей для выживания в реальном мире, чем у Принцессы — в джунглях. Шелби закрыла глаза и вздохнула. Поэтому что-нибудь она предприняла бы. Позвонила бы в «Д. энд С. секьюрити» и предложила бы им найти его. Не гнать его домой, как какого-то прогульщика, а просто найти и сообщить ей, что с ним все в порядке.

А затем, возможно, попросила бы наблюдать за ним, пока брат не изживет то, что должен изжить, и не вернется домой.

Вот что она сделала бы.

И затем в мозгу Шелби словно что-то щелкнуло, все части головоломки встали на место, а сама она сжала руки в кулаки и ударила по коленям.

Шелби вспомнила слегка насмешливую улыбку, взлет темной брови. Свое смущение, когда ока прошла мимо, толком и не взглянув на Куинна, не позволив себе узнать его. Это он заменял Грейди Салливана в тот вечер, это на него она даже не потрудилась взглянуть, пока проводила очередной вечер в печали, желая оказаться дома, в постели. Где угодно, но только не там, где была.

Грейди Салливан. Куинн Делейни. «Д. энд С. «. Сомертон всегда требовал участия одного из партнеров. Теперь все это стало так очевидно.

— Делейни! — процедила Шелби сквозь зубы. — «Д. энд С». Это не случайность. — У нее задрожали губы. — И ты не мужчина моих грез. Вот почему ты показался мне знакомым. Будь ты проклят, Сомертон, и будь проклят ты, Куинн Делейни. И будь проклята я за то, что не узнала тебя, за то, что не обращаю внимания на имена и лица. Ты мой телохранитель. Разрази тебя гром, Куинн, ты мой телохранитель!

По щекам ее потекли слезы. Шелби вскочила и пошла закрыть дверь на задвижку, чтобы Куинн не мог войти в квартиру. Задвижка щелкнула в тот самый момент, когда Куинн повернул дверную ручку.

— Шелли? С тобой все в порядке?

Она должна оставаться холодной, спокойной, не выдать себя. До тех пор, пока не решит, что делать дальше.

— Да… да, все в порядке. Я просто подумала, что мне следует запереться, — сообщила Шелби из-за закрытой двери. — Мы… мы тут в Восточном Вапанекене совсем не думали о безопасности. Бренда несколько дней вообще не запирала дверь. Ну разве это не беспечность?

Шелби закусила губу, поняв, что несет чушь. Глубоко вздохнув, она закрыла глаза и сказала:

— Спасибо тебе, Куинн, если я еще не поблагодарила тебя. Большое спасибо. Но сейчас я хочу побыть одна, если не возражаешь. Принять ванну, смыть с себя ощущение грязи после этого человека,

— Хорошо, — отозвался Куинн. — Не надо ли предупредить Тони, что ты сегодня не выйдешь? Уверен, он пой…

— Нет! — Шелби поморщилась. — Нет, спасибо, не нужно. Думаю, мне станет лучше, если я пойду на работу, а не останусь сидеть здесь и думать. Увидимся позже?

Последовала еще одна пауза, во время которой Шелби лихорадочно прикидывала, не собирается ли он взломать дверь, но тут Куинн проговорил:

— Увидимся за ленчем, как обычно. И завтра у тебя свободный день, помнишь? Может, съездим на пикник или еще куда-нибудь?

— Или еще куда-нибудь. — Шелби закрыла глаза, ожидая, пока в коридоре напротив закроется дверь.

— Проклятие, проклятие, проклятие! — бормотала она, торопливо возвращаясь в гостиную и на ходу срывая с себя одежду. Все вставало на свои места, равно как и распадалось на части. Все внезапно обретало смысл.

Куинна послали найти ее, а затем остаться и защищать. Пока она немного побудет «в бегах».

— Интересно, он получит премию за то, что стал частью этого приключения? — спросила себя Шелби, открывая краны и насыпая в ванну ароматическую соль. — Как он внесет это в список своих расходов? И сколько за это попросит?

По надо отдать этому парню должное. Он умеет выбивать денежки из клиентов.

Куинн поселился в квартире напротив, чтобы держать ее под наблюдением.

Шелби хотела немного пожить самостоятельно, просто пожить, как другие нормальные люди. Но на самом-то деле она никогда не была одна. Не жила самостоятельно с самого первого дня. Не подозревая об этом, Шелби все время шла над страховочной сеткой, кто-то был рядом, следил, не споткнется ли она, готовый подхватить, если это случится.

Телохранитель. Нянька.

Да какая разница!

Куинн придумал байку, будто он писатель — писатель, ха! — чтобы, не вызывая лишних вопросов, быть свободным целыми днями, сидеть у Тони и следить за ней. Все время следить за ней.

Он так чертовски хорошо знал свое дело, что спокойненько вынудил Бренду и Гарри пригласить его на ужин. А они-то привели Куинна для нее, устроили что-то типа свидания с незнакомым человеком.

Что ж, теперь Шелби знала, кто был незнакомцем в том сценарии, верно?

И письмо с угрозой. И это неуклюжее, неудавшееся похищение. Полиции не нужно с ней встречаться? Неудивительно, раз Куинн скорее всего просто не заявил о происшествии.

Теперь Шелби все было так ясно, до ужаса очевидно. Это письмо послал Куинн. Он же организовал это неудачное похищение, и все для того, чтобы напугать ее, заставить собрать вещи и вернуться домой, скова стать милой, послушной Шелби.

— В чем дело, Куинн, тебе так скучно здесь, в Восточном Вапанекене? Тебе так наскучила я? Мои поцелуи были так отвратительны? Неужели я настолько разочаровала тебя в постели?

Шелби зажала ладонью рот, подавляя рыдания и стараясь предотвратить начинающуюся истерику.

— Ты уложил меня в постель, — сказана она, размазывая слезы, которые текли не переставая. — Как ты мог это сделать, Куинн? Как ты мог это сделать?

Глава 26

«Ты пожалеешь, если не послушаешься. Немедленно уезжай».

Куинн прочел записку, взятую из стопки корреспонденции Шелби, и сунул в карман, успев положить остальное на стол, до того как Шелби найдет ее и испугается. Затем скомкал и швырнул в сторону своего импровизированного письменного стола.

— Дурацкий, мелодраматичный вздор! — Он опустился на диван и потер утреннюю щетину, до которой у него сегодня еще не дошли руки.

— Опасный вздор, — добавил Куинн, рассуждая вслух.

Посмотрел на стоявший перед ним телефон, шнур которого тянулся по ковру из розетки позади стола. Он смотрел на телефон почти в течение часа, так и этак прокручивал в голове разные мысли, понимая, что ему нужна помощь, и не решаясь попросить о ней.

Грейди будет настаивать, чтобы он немедленно увез Шелби домой. Сегодня же. Это практично, логично. Он укажет, как уже знал Куинн, что его первейшая обязанность — безопасность клиента, точка. Позволить Шелби разгуливать по Восточному Вапанекену после двух угрожающих писем и одной явно несерьезной попытки похищения? Это противоречило всему, что Куинн знал о грамотных действиях, об этике. Особенно потому, что он был здесь, на месте, и мог уже через час увезти Шелби из опасной зоны, вернуть за крепкие металлические ворота тейтовского особняка.

Это в нем говорил профессионал,

Куинн как обыкновенный человек думал совсем о другом.

Он понимал, что влюбляется в Шелби. Черт, он уже влюбился в нее!

Как странно. Она явно не женщина его мечты, далеко нет. Единственная встреча Куинна, еще в колледже, с тем, что он принимал за настоящую любовь, закончилась разбитым сердцем, когда папочка Барбары предложил ему двадцать пять тысяч долларов, лишь бы он уехал из города.

Таково-то общаться с супербогатеями: теплая улыбка, сердечное рукопожатие и предостережение, что, может, ты и хороший парень, но не один из них. Он не впишется в пейзаж, ему даже не дадут попытаться. Поэтому большое спасибо за то, что провожали Барбару из колледжа домой, и до свидания.

Теперь, глядя назад глазами человека постарше, с большим опытом, Куинн понимал, что Барбара никогда не любила его. Она не могла его любить; иначе не подчинилась бы отцу, сбежала бы с Куинном в Мэриленд, послав к черту все деньги.

Да, верно. Он всего лишь просил ее отказаться от семьи, от дома, от необременительного существования, от загородного клуба, от будущего и связать свою жизнь с первокурсником колледжа, имеющим пять сотен баксов в банке и пять тысяч в виде займа на учебу. И еще: без работы, лишь со смутными мыслями, что, пожалуй, стоит заняться правом. Или стать полицейским.

Вот это-то и доконало отца Барбары. Его зять — полицейский? Куинн и глазом моргнуть не успел, как этот человек, услышав подобное, поднял ставку до тридцати тысяч для ровного счета.

И хотя любовь к Барбаре прошла, надолго охладив сердце Куинна, он наконец-то простил ее. Куинн попросил ее отказаться от слишком многого, предложив Барбаре слишком малое.

Но Куинна терзало, по-прежнему бередило рану то, что богатые считали, будто могут откупиться от чего угодно. От любой проблемы, любой трудности, любой ситуации. Он насмотрелся на это за годы работы полицейским, когда был патрульным и ему или предлагали деньги, прося не выписывать штраф, или превысивший скорость предупреждал, что лично знаком с мэром Филадельфии.

К тому времени, как Куинн перешел в отдел по расследованию грабежей и убийств, его неприязнь к богатым сформировалась окончательно, и уже ничто из того, что он видел или слышал, не меняло этого отношения к ним. Три года в столь серьезном отделе стали решающим доводом. Богатые были другими. Они могли нанять лучшего адвоката, откупиться от проблем, из-за которых сын бедных родителей отправлялся за решетку.

Это стало одной из причин, по которой Куинн ушел из полиции, когда Грейди предложил ему партнерство, вероятно, движущей причиной. Грейди, конечно, был богат. Купался в деньгах. Но Грейди, как считал Куинн, был исключением, подтверждающим правило относительно Богатых и Отвратных.

Так чем же он занимается сейчас, сидя здесь как круглый идиот, по уши влюбившись в одну из них?

Куинн снял трубку, набрал номер и вытерпел приветственную болтовню Мейзи.

— Как твои дела, дорогая? — спросил он у нее. — Только, пожалуйста, не говори, что на этой неделе мы нянчимся с жирафами или охраняем больничную книжную распродажу.

— Ах, милый, ты же знаешь, что я не дам вам этим заняться, — смеясь, ответила секретарша приемной. — Кстати, известно, что язык жирафа около фута длиной. Есть о чем подумать, правда?

— Как-нибудь в другой раз. — Куинн ухмыльнулся в трубку. Пусть Мейзи подбодрит его, хотя бы ненадолго. — Ну а что еще нового?

— Сейчас, дорогой, посмотрим. Грейди подцепил нового клиента, что означает — Бернс и Аркетг на эту неделю улетели в Саудовскую Аравию.

Куинн поднял брови.

— В Саудовскую Аравию? Не слабо.

— Если ты любишь жару, нефть и песок, то, думаю, да, милый. О, и еще — Селма уволилась. Сказала, что не может выйти на работу и оставить своего малютку с няней.

— Что? Селма? Моя секретарша? Отлично. И что мне теперь делать?

— Ну, дорогой, во-первых, я купила ее малышу подарок и написала на карточке твою фамилию. Ты об этом забыл, видишь ли. Вероятно, потому что рядом не было Селмы, готовой сделать это за тебя. И во-вторых, постарайся не смеяться, когда увидишь фотографии маленького Закари Семпла. Милый, последний раз я видела такие уши у коккер-спаниеля. Хочешь, чтобы я соединила тебя с Грейди?

Качая головой и разрываясь между сожалением из-за ухода Селмы и попыткой не рассмеяться над описанием наследника Семплов, Куинн подтвердил, что хочет поговорить с Грейди.

Секунду спустя его партнер был на линии.

— Служба безопасности и свиданий Салливана, — произнес в трубку Грейди, после того как Мейзи сообщила ему, кто звонит. — Снабжаем вас агентом безопасности и улучшаем вашу жизнь. Чем могу служить?

— Не трать на меня свое красноречие, — отрезал Куинн. — Слушай, я тут попал в небольшой переплет, по телефону говорить не хочу, но мне нужна твоя помощь.

Он услышал, как передние ножки стула Грейди ударились об пол, и представил себе, как тает улыбка его партнера, как он берет ручку и шарит по столу в поисках листа бумаги.

— Давай, я готов.

— Мне нужно, чтобы ты нашел для меня номер машины, который я разглядел только частично. Номер пенсильванский. Уверен, машина взята напрокат, но все равно надо проверить.

Назвав Грейди букву и цифры, цвет и марку автомобиля, Куинн откинулся на диване и дожидался, когда друг начнет пытать его. Грейди, к удивлению Куинна, спросил только:

— Что-нибудь еще?

— Да. — Куинн закрыл глаза. — А вот это уже посложнее и, думаю, совсем незаконно. Я хочу, чтобы ты собрал все сведения о Паркере Уэстбруке Третьем.

— Шутишь?

— Нет. От колыбели до настоящего момента, и все в промежутке между ними. Мне нужны полные финансовые отчеты, сведения о том, что он ест, с кем спит, с кем общается — лично и по телефону, включая сотовый. Слухи, намеки, личные мнения — все, что тебе удастся выудить. Используй свои личные связи в загородном клубе, чтобы выведать все сплетни. От А до Я, Грейди, всю подноготную, назови это как хочешь, и без записей, чтобы никто не соотнес это с нами. Сколько тебе на это потребуется времени?

Грейди, который писал на обрывке бумаги, быстро запомнил номер автомобиля, затем скормил листок машине для уничтожения бумаг, стоявшей у него под столом,

— Ну почему ты не попросил меня пробраться в Овальный кабинет в Вашингтоне и оставить там надпись «Здесь был я» или сделать что-то другое, полегче, чем сломать толстую стену молчания, скрепляющую воедино Мейн-лейн? Что случилось? Похоже, что-то важное. Куинн Делейни не просит делать ничего противозаконного, разве что это очень важно. Наша девочка в безопасности?

— Да, — заверил его Куинн, глядя через комнату на входную дверь. — Все время у меня на глазах. И я не хочу влезать в это больше, чем уже сделал, Грейди. У меня просто включилось шестое чувство, и я действую по наитию.

— Ага, — поддакнул Грейди. — В последний раз, действуя так же, ты закончил не с той стороны пистолета, и твоя мама взяла с тебя обещание раз и навсегда оставить практическую работу и перекладывать бумажки. Твоя йога по-прежнему дает о себе знать в дождливую погоду?

Слишком хорошо помня тот день, когда ему пришлось разоружать фанатичного последователя какой-то непонятной религии, собиравшегося спасти мир, убив рок-звезду, которую Куинн охранял, он рассеянно потер левое бедро, место ранения.

— Нет, — ответил он, — но здорово чешется, предостерегая меня каждый раз, когда ты говоришь, что даешь мне простое задание, поскольку у тебя неотложное свидание и я должен заткнуть дыру.

— Можно подумать, что тебе это так ненавистно, — рассмеялся Грейди. Затем снова стал серьезным. — Дай мне три дня, а потом звони, и звони домой, ладно? Это для легкого задания, в смысле найти машину по номеру, не спрашивая: «Мама, можно? « Остальное займет больше времени, если ты ищешь то, что я предполагаю. Скрытые сведения всегда труднее раздобыть, а эти люди умеют глубоко их прятать.

Куинн услышал, как открылась и закрылась дверь Шелби, посмотрел на свои часы и чертыхнулся.

— Проклятие, мне надо идти! Не больше недели, Грейди, хорошо?

Он натянул кроссовки и догнал Шелби на улице, когда она уже шла к Тони.

— Ну как ты себя чувствуешь? — спросил Куинн, поравнявшись с ней.

— Ты ходил в полицию? — Шелби смотрела на него с тем выражением в глазах, которое он надеялся уже никогда у нее не увидеть. — Что тебе там сказали?

В полицию Куинн не ходил. Визит в полицию только замутил бы воду. Он понимал это. Черт, и Шелби это понимала, поскольку скрывала, кто она. Дело в этом? Шелби волнуется из-за полиции?

— Ничего особенного, только то, что в ближайшие пару дней усилят патрулирование. А пока просили нас никому ничего не говорить, потому что это мог быть случайный инцидент. Я так понял, что они не хотят тревожить население.

Врал Куинн хорошо. Так правдоподобно. Она ни на секунду не усомнилась бы в его словах, если бы не знала то, что знала. Шелби кивнула на ходу. Странно. Она по-прежнему может передвигаться. Функционировать. Даже несмотря на то, что ее сердце, ее доверие разлетелись на мелкие кусочки.

— Я никому не скажу, — пообещала Шелби. — Даже Бренде. Особенно Бренде. Она очень расстроится.

Шелби знала, что это на самом деле так. Бренда сильно расстроится, вероятно, захочет, чтобы она немедленно позвонила Сомертону и вооруженная охрана проводила ее домой. А этого Шелби не желала. Ни за что на свете.

Она не собиралась бежать. Тейты не убегают. Возможно, им никогда не приходилось бежать, но это уже другой вопрос. Шелби Тейт останется на месте, пока сама не решит уехать. Никто — ни авторы угрожающих писем, ни любопытные телохранители, ни даже собственная печаль — не заставит ее бежать.

Не раньше, чем она найдет способ подтвердить свои догадки в отношении Куинна. И заставит его расплатиться за это. Заставит как следует расплатиться.

Держа это в голове и зная теперь, что Куинн профессионал и надуть его будет не так-то легко, Шелби радостно улыбнулась и попросила:

— Расскажи мне про пикник, о котором ты сегодня говорил. Звучит очень заманчиво.

Куинн поскреб затылок. Почему зашевелилась его антенна? Что происходит? Шелби ведет себя так, словно почти удавшееся похищение — всего лишь быстро забытая случайность. Она не поплакала на его плече, не рассказала о записке с угрозами. Не попросила помощи, не сломалась и не открыла свое настоящее имя.

Шелби ничего этого не сделала, и вот теперь ее губы улыбались, а карие глаза были пустыми и непроницаемыми, как у той женщины, с которой он впервые встретился вечером перед благотворительным балом. Она смотрела на Куинна, но не видела его. Он не ощущал связи с ней ни на одном из уровней.

Неужели Шелби догадалась? Неужели события сегодняшнего утра подстегнули ее память, заставив сопоставить его лицо и имя и привести к «Д. энд С. «?

Нет! Это невозможно. Если Шелби не узнала его до сих пор, то не сделала бы такого поразительного открытия сегодня утром только из-за того, что подверглась опасности. А вдруг она все-таки автоматически подумала о том, что обычно не выбиралась за пределы своего круга без сопровождения кого-то от «Д. энд С. «, обычно Грейди. И только однажды, в тот раз, с ним… Куинн чуть обогнал Шелби, открыл перед ней дверь ресторана и впустил ее.

— Сейчас только половина двенадцатого, твоя смена начнется через полчаса. Ты хотела пообедать пораньше?

— Да, — ответила она, глядя на написанные от руки названия специальных блюд и хмурясь. — Картофельный суп? Через «о»? Видимо, Табби баллотируется в президенты, — попыталась пошутить Шелби. — Я уговорила Тони включить в меню ленча два низкокалорийных салата и хотела бы попробовать один, так как сегодня его подают впервые. Присоединишься?

— К ленчу, но не к салату, — ответил Куинн. — Кажется, я до конца своих дней подсел на жир, масло, углеводы, холестерин и этот слегка подгоревший лук, который Тони добавляет в свои сандвичи с бифштексом. Что-то из этого входит в основу питания?

— Только если тобой движет подсознательное желание умереть, — ответила Шелби. Она по-прежнему выглядела радостной, держала себя под контролем и улыбалась. Но глаза ее были такими же печальными и пустыми.

Пока Шелби искала губку, чтобы исправить ошибку на доске с названиями специальных блюд, Куинн прошел на свое обычное место за столиком в углу, по пути помахав рукой четырем завсегдатаям.

— Эй, Делении, — позвал его Джордж. — Подойди на минутку, а?

Поднявшись, Куинн присоединился к Джорджу и остальным в их угловой кабинке и опустился на стул, который всегда стоял у стола, на случай если Тони захочется присесть и поболтать.

— Что случилось, парни? — спросил он, указывая на бумаги, разбросанные между четырьмя кружками и двумя белыми термокофейниками. Завсегдатаи пили кофе галлонами, поэтому Тони решил, что быстрее и проще снабдить их кофейниками, чем доливать в кружки.

— Ты слышал про ужин в эту пятницу? — спросил Джордж, и Куинн кивнул. — Видел вывески у входа? Такие развешаны по всему городу. — Куинн снова кивнул. — Видел знамя, которое Гарри повесил на свой мотоцикл?

— Ну, я бы так далеко не зашел, — признался Куинн, — но звучит здорово. Так что, есть какая-то проблема?

— Есть, черт побери. — Джордж, покачав головой, уронил ее на грудь. — Она хочет, чтобы я произнес речь, — пробормотал он так тихо, что Куинну пришлось напрячь слух.

— Она — это Шелли? Речь?

— Да, да, да, речь. Я что, не сказал?

— Тихо, Джордж, — сказал Гарри, похлопывая друга по руке, украшенной татуировкой в виде якоря, обвитого змеей, и посмотрел через стол на Куинна. — Я не видел его в таком плохом состоянии со дня его свадьбы. Вырубился прямо у алтаря. Не моргнув накрыл снайперское гнездо, а когда следовало сказать «да», рухнул, как бревно. Кто бы мог подумать?

— Заткнись, Гарри, — бросил Джордж и посмотрел на Куинна в упор. — Она говорит, что на таких мероприятиях кто-то должен сказать что-то подобное. И не один раз, а под все три перемены, группы гостей… как там она их к черту называет. Поэтому мы тут подумали, ты писатель и все такое…

Приплыли. Как это называется? Угодил в свою же ловушку? Возможно. Но Куинн решил, что облажался по высшему разряду. Написать речь он не мог. Куинн сдал сочинение по английскому в колледже только потому, что ухаживал за дочкой преподавателя. Он был человеком цифр, фактов, отчетов, а не речей, призванных опустошать чьи-то карманы.

— Конечно, — весело ответил Куинн под взглядом прищуренных глаз Джорджа. — Буду счастлив. А это ваши заметки? — Он собрал многочисленные листки и сложил их в стопку.

— Точно. Мы там кое-что написали про наших ребят. О тех, которые не вернулись. Напиши так, чтобы ими можно было гордиться, хорошо?

Куинн взглянул на верхний лист, который, как он с радостью заметил, был отпечатан, вероятно, женой Джорджа, также печатавшей ежедневные меню для Тони. Он прочел вслух:

— «Бендер Уильям, девятнадцать лет. Друг Ганнера. Числится без вести пропавшим с 1971 года. Играл во втором составе за „Воинов Восточного Вапанекена“. Служка в церкви Св. Михаила». — Так просто, без затей. И как много говорят эти несколько строк.

Куинн посмотрел на завсегдатаев, на их лица с двойными подбородками, с носами картошкой, на лица людей, которые много времени проводят на улице, а остальное — за пивом. Впервые пристально посмотрел им в глаза и увидел там опыт столетних стариков. И вдруг сразу вспомнил, что все они были девятнадцатилетними мальчишками, играли в бейсбол, может быть, пели в церковном хоре, вероятно, зажимали своих девчонок на заднем сиденье мощного «шевроле» 1957 года выпуска и лицом к лицу столкнулись с ужасами войны, не успев даже дорасти до возраста голосования.

— Я все сделаю, Джордж, — тихо пообещал он, и это было правдой.

— Эй! Вернитесь! Никто не уходит, не заплатив. Куинн развернулся, услышав крик Табби, и увидел, как она показывает на двух мальчишек лет тринадцати или четырнадцати, которые, смеясь, направлялись к двери.

Шелби, все еще занимавшаяся своей доской специальных блюд у входа и, вероятно, исправлявшая весьма затейливую орфографию Табби, встала перед закрытой дверью, растопырив руки и блокируя выход, когда Куинн выскочил из-за перегородки. Она очень походила на увеличенный вариант одного из тех орлов с расправленными крыльями, которых прикрепляют к заднему стеклу автомобиля с помощью присосок.

— С дороги, леди. — Один из мальчишек замахнулся на Шелби.

Серьезная ошибка.

Шелби сделала два шага вперед и оказалась нос к носу с хрупким подростком — подбородок вздернут, сузившиеся глаза сверкают.

— Мальчик, ты выбрал не тот день, чтобы позлить меня, — бросила она.

И затем, пока Куинн ловил второго подростка за шиворот, Шелби выставила одну ногу вперед и, схватив поднятую на нее руку, проделала что-то довольно странное, неуклюжее, отдаленно напоминающее прием дзюдо, — и угрожавший ей подросток уже смотрел на нее с пола.

— Вот это да! Класс! — с восхищением воскликнул мальчик, которого держал Куинн.

Куинн посмотрел мимо Шелби через прозрачную стеклянную дверь в маленький вестибюль и увидел шефа местной полиции, самозабвенно игравшего в видеопокер.

— Позвать Барни Файфа, или ты отпустишь их, если они заплатят за то, что съели?

— И извинятся, — добавила Шелби, весьма довольная собой, хотя и очень удивленная тем, что сделала. Дважды за один день, кто бы мог подумать! — В письменной форме, — отчеканила она, когда парнишка на полу застонал. — Сочинение на тему, почему важно быть честным.

— И безопаснее, — ухмыльнулся Куинн.

Немного поворчав и для виду попытавшись улизнуть — что было трудно в широченных джинсах, к тому же волочащихся по земле, — мальчики заплатили по счету и пообещали написать сочинения к пятнице.

— Мы знаем, кто вы такие, — крикнул им вслед Куинн, напоминая, что он точно уверен: сочинения будут принесены вовремя. Они остановились и обернулись.

— Знаем? — смутилась Шелби.

— О да, Шелли, знаем. Вот послушай. — Куинн поднял голову и, повысив голос, крикнул собравшимся: — Кто-нибудь знает, чьи это дети?

Послышался отчетливый хор голосов: «Да».

Куинн ухмыльнулся, заметив, что мальчики побледнели.

— Увидимся в пятницу, — сказал он и рассмеялся, когда эта парочка повернулась и бросилась бежать. Куинн по-прежнему не знал, где они живут, но это было не важно. В Восточном Вапанекене все знали всех, и матери этих мальчишек, вероятно, еще до ужина услышат о проделке своих чад.

Едва Шелби закрыла кассу, ее плечи поникли, и Куинн услышал прерывистый вздох. Он обнял ее и повернул к себе.

— Эй, ты просто герой. Почему же плачешь?

— Не знаю, — ответила Шелби, — но думаю, ты прав. Я не в состоянии сегодня работать. Эти мальчики… наверное, они стали последней каплей. Я хочу вернуться домой.

Куинн обуздал желание обнять ее, зная, что если сделает это в ресторане, слезы польются настоящим ручьем. Шелби сильная, чертовски сильная, но с нее уже хватило, силы кончились.

— Решено, — вместо этого бодро бросил он и пошел предупредить Табби, что она главная, пока Тони не найдет кого-нибудь на подмену.

— Само собой, — отозвалась Табби, удерживая на левой руке три тарелки. — Он, наверное, вызовет на подмогу кого-нибудь из своих церковных дам, — добавила она, имея в виду пожилых женщин, которые почти всегда ели в ресторане и часто помогали во время вечеринок в задней комнате. — Лучше уведи Шелли домой, — добавила Табби, мотнув головой в сторону девушки. — У нее такой вид, будто она сейчас расстанется со своим завтраком.

Шелби позволила Куинну обнимать ее за талию на всем пути до своей квартиры. Ее голова покоилась на его плече, пока они шли. Почерпнуть от него так необходимые ей силу и покой — вот что хотелось Шелби. Кроме того, она не думала сейчас ни о чем другом, что помогло бы ей чувствовать себя в такой безопасности, такой защищенной.

Даже если Куинн внушал Шелби отвращение из-за своего мерзкого вранья…

Глава 27

Шелби сидела на диване, сбросив туфли, и наблюдала, как Куинн готовит ей чай.

Он выглядел таким привлекательным, домашним. Привлекательным мерзавцем. Домашним лжецом. Заботливым, любящим и невероятно сладким. И лживым, гадким су…

— Два кусочка сахара, правильно? — спросил Куинн, ставя на кофейный столик черный пластмассовый поднос, на котором пронзительно-розовыми буквами было написано «Любить в Мэриленде приятнее». Похоже, Бренда и Гарри пытались любить друг друга во многих местах. — И еще я заправил тостер. Думаю, тебе следует поесть что-нибудь легкое?

Удивительно, но Шелби поймала себя на том, что извиняется. Она уже и так провела всю свою жизнь, извиняясь за то, что несовершенна. Да, закоренелые привычки ломать трудно.

— Спасибо, как это мило. Извини, что доставляю тебе столько хлопот.

Куинн подал ей дымящуюся кружку, сам взял вторую и сел по-турецки перед диваном.

— За что же ты извиняешься? За то, что на тебя чуть не напали? За то, что остановила этих двух недоделанных панков, когда они хотели надуть Тони? За слезы, столь свойственные человеку? Думаю, ты чертовски восхитительна, если хочешь знать.

У Шелби по спине побежали мурашки.

— Ты прав. Я, наверное, не должна извиняться. Ладно, я заберу свои извинения и заменю их, просто сказав «большое спасибо за то, что сегодня спас меня. Дважды».

Улыбка заиграла на губах Куинна, и на нее откликнулось сердце Шелби.

— Да, я тоже чудесный, правда? Мы с тобой пара героев и заслуживаем награды.

Шелби смотрела на Куинна, пораженная тем, до чего же ей хочется поцеловать его, оказаться в его объятиях, заняться с ним безумной, страстной любовью… и все это, несмотря на то, что она знает — он обманул ее, страшно обманул.

— Награды?

Куинн взял у Шелби кружку и помог ей встать на ноги.

— Да, Шелли, награды, поскольку я уже уверен: сейчас ты скажешь мне, что чувствуешь себя обязанной выйти на работу завтра, в свой выходной, поскольку должна отработать за сегодня…

— Конечно, — ответила Шелби, эта женщина, которая никогда не давала обещаний, не заключала никаких сделок, если не была убеждена, что обязательно выполнит все. Но откуда Куинн знал это про нее? Откуда она знала, что он поступает точно так же? Именно так Куинн приехал в Восточный Вапанекен. Взялся за работу телохранителя одной из Тейтов, а теперь заканчивал эту работу. И для него это до сих пор работа? Способен ли человек сделать любовь «работой»?

Многие смогли бы. Куинн, вероятно, нет. Определенно, нет, если бы Шелби подумала как следует, не поддаваясь горевшей в ней злости.

Это значит, что она ему нравится. Она не просто работа, а гораздо больше, чем работа. Шелби улыбнулась, не сознавая, что Куинн наблюдает за ней, и внезапно почувствовала себя гораздо лучше.

Но все равно, он солгал ей. И продолжал лгать. Так же как Шелби продолжала лгать ему. Да как же им обоим выбраться из этой жуткой ситуации?

— Шелли? Ты где-то далеко отсюда. — Куинн сжимал ее ладонь. Он поцеловал бы Шелби, но шестое чувство подсказывало ему: с тех пор как они занимались любовью, что-то в их отношениях изменилось. Они, естественно, стали ближе, но вместе с тем и дальше.

Он не мог этого объяснить, но в Шелби появилась какая-то настороженность, хотя она явно чувствовала себя уютно в его обществе. Как человек склонный к определенности, Куинн был не на шутку озадачен, ибо пытался разгадать женщину, которую так внезапно полюбил.

— М-м? — отозвалась Шелби, все еще мысленно прокручивая свои затруднения и решая, так ли уж плохо заниматься любовью с мужчиной, когда они оба знают, что каждый из них играет свою роль. Если это, конечно, игра. Что, если их отношения зашли дальше всех игр, правил и дурацких ограничений? И что, если в это уравнение каким-то образом проникла любовь?..

Однако сейчас они были в равном положении, каждый знал многое о другом, даже если Куинну это еще невдомек. И пока это казалось вполне справедливым.

— Я сказал, что раз завтра ты пойдешь на работу, может, устроим пикник в парке сегодня? Вдвоем.

— Что ж. — Шелби сделала шаг вперед, поскольку размышления побудили ее сдаться любви, по крайней мере в данный момент, и обняла его за шею. — Или можно просто остаться здесь, — предложила она, целуя Куинна в шею.

Куинн закрыл глаза, застигнутый врасплох острым желанием. Он вдруг заподозрил, что Шелби, влюбляется в того, за кого она его принимает, а не в того, кто он на самом деле. От этой мысли ему стало плохо, от правды будет еще больнее, а он должен выложить Шелби правду сейчас, а потом ждать или пощечины, или прощения.

Куинн ощутил губы Шелби на своей коже, кончик ее языка рисовал узоры на его шее. Мог ли он оттолкнуть Шелби, усадить на диван, признаться в том, что ее брат нанял его следить за ней? Сказать, что он не писатель, а самый настоящий мерзавец, но что любит ее и просит прощения? Сделать ее и без того плохой день поистине отвратительным?

Или ему следует пойти на поводу у ситуации в надежде, — что Шелби действительно влюбляется в него, а не в мечту, приключение? Второй раз заняться с ней любовью — это будет или двойным преступлением, или Куинн поможет ей понять, какого рода чувство она испытывает: любовь, желание или даже физическую разрядку после двух последних травм?

— О, какого черта… — пробормотал он, так и не задав вопроса: разум Куинна, к счастью, умолк, когда Шелби просунула ногу между его ног и слегка нажала на ту часть тела, которая заставила Куинна забыть обо всем, а только реагировать.

Он обнял Шелби, нашел ее губы. Мгновенная вспышка страсти, испытанная Куинном минуту назад, сменилась новым ощущением, ни разу не изведанным им, пока он не занялся любовью с Шелби Тейт.

Да, страсть здесь присутствовала. Безумное желание тоже. Но было что-то еще, какая-то неясная, смутная разница в его реакции на губы Шелби, на сладкий аромат, свойственный только ей.

У Куинна возникло желание защитить, добиться совершенства в их отношениях, поставить ее наслаждение выше своего. Ему хотелось лелеять Шелби, убедить, что он никогда не обидит ее и всегда будет любить, даже если они проживут сто лет.

Шелби так прекрасно подходила ему. Идеально, словно они были созданы друг для друга.

Ладони Куинна прикоснулись к ее телу, и Шелби тихо застонала, приветствуя его прикосновение, зная, что до того, как он прикоснулся к ней, полюбил ее, она была жива лишь отчасти. Если им не суждено быть вместе всегда, если правда, которую они в конце концов скажут друг другу, разрушит то, что сейчас происходит между ними, кто осудит ее за то, что она берет то, что может, отдает то, что необходимо отдать?

На глазах у Шелби выступили слезы, когда она и Куинн опустились на колени на ковер, все так же крепко обнявшись, не отрывая ни рук, ни губ друг от друга.

«Я хочу, хочу, хочу», — мысленно повторяла Шелби с восторгом, жадно впиваясь в губы Куинна. Он отвечал ей тем же.

«Сейчас и всегда. Сейчас.. , с надеждой на вечность… « — говорил себе Куинн, когда наконец опустил Шелби на спину, пристально посмотрел в ее влажные глаза, почувствовал, что задыхается от эмоций и становится от этого неловким, словно впервые оказался с женщиной.

В каком-то смысле это соответствовало действительности. Их первый вечер был волшебным, но сейчас все стало совсем по-другому. Лучше. Сладостнее. Больше страсти. Больше нежности. Воспоминание об этом останется навсегда, даже если между ними никогда больше ничего не произойдет.

Ее кожа с чуть выступавшими под ней ребрами была теплой на ощупь. Куинн провел ладонью по восхитительному телу Шелби, запустил руку в трусики, ища и обретая. Боготворя ее.

Она приподнялась ему навстречу без всякого стыда, сожаления, хватаясь за это мгновение и беря все, что он мог ей дать, отдавая все, что у нее было, даже больше.

В едином стремлении они касались друг друга, гладили, целовали, возясь с пуговицами и молниями, горя желанием поскорее освободить пылающую, изнывающую под одеждой плоть.

Вместе они искали разрядки, завершения. Вместе поднимались на волнах опьяняющей страсти, и каждая волна оказывалась все выше и выше, страсть становилась все более ненасытной.

Шелби вонзила ногти в голую спину Куинна и сдалась, позволив ему увлечь себя в заоблачные выси, а потом сбросить вниз.

Какое-то время единственными звуками в комнате были их тяжелое дыхание и мурлыканье Принцессы, которая пару раз подтолкнула Куинна, прежде чем прыгнуть ему на спину, а оттуда на диван, где и заняла свое любимое место возле подушек.

Шелби, наблюдавшая за перемещениями Принцессы, засмеялась и спросила:

— Как ты думаешь, мы подорвали ее моральные устои? У кошек есть моральные устои?

— Не знаю. Вот когти у них есть, точно. Я говорил, что люблю тебя? Потому что это так, — добавил Куинн, целуя Шелби в лоб и глядя на нее. Их тела, все еще соединенные, никогда больше не будут единым целым одно без другого.

Улыбка Шелби померкла. Правду ли он сказал? Проклятие, ей не следовало снова заниматься с ним любовью. Она так ясно мыслила до этого. Куинн сказал, что любит ее, но утаил правду. Скрыл, что знает, кто она. Шелби хотела полюбить кого-то, кто полюбил бы ее ради нее самой, а не ради ее наследства.

— Шелли? — промолвил он, поскольку она не ответила. «Куинн даже не называет меня моим именем, хотя и знает его».

— Я хотела бы встать. — Шелби слегка оттолкнула его. Куинн понимал, когда надо настаивать на ответах, а когда ждать другого момента. Он чувствовал, когда человек темнит, а когда делает все, чтобы уклониться от прямого ответа. Вероятно, Шелби ничего не скажет ему сейчас только потому, что он спросил ее. Разумеется, она не спешит произнести «Я тоже тебя люблю, Куинн», поскольку он глупо и нелепо признался ей в любви.

Куинн не сомневался, что Шелби не доверяет ему. Он отказывался верить в то, что она, пусть и с запозданием, раскусила в конце концов его историю прикрытия. Спроси же он, почему Шелби внезапно так охладела к нему, она уклонилась бы от ответа или солгала.

Хотя Куинн с радостью предпочел бы ложь, если бы из правды явствовало, что он не более чем часть ее приключения. Если он часть чего-то, что Шелби хотела себе «доказать», а теперь, когда доказала, Куинн вот-вот услышит:

«Спасибо, было очень весело, надеюсь, мы останемся друзьями». Именно это случается с парнями, играющими не по правилам, разрушающими радость побега, говоря разные глупости, например, «я тебя люблю».

Куинн натянул брюки, стараясь не смотреть на одевавшуюся Шелби, зная, что теперь она расценит его взгляд, как посягательство на ее личную жизнь. Для любящей, щедрой и страстной женщины Шелби была очень стыдлива, из тех, кто считает, что любовью надо заниматься в темноте, на настоящей кровати. Теперь она в ужасе от собственной разнузданности, от того, что голышом валялась на ковре в гостиной, забыв всякий стыд.

Шелби была его возлюбленной, его леди. Всегда леди, даже когда становилась бесстыжей в его руках. Боже, как же Куинн любил эту удивительную женщину!

Он обулся и встал. Как много мыслей! Как много противоречий! Шелби Тейт состояла из массы противоречий. Холодная блондинка-наследница. Хостесса у Тони. Женщина, которая вчера впала в панику при виде мыши, а сегодня в одиночку справилась с возможным похитителем и двумя малолетними хулиганами. Женщина, которая мгновение назад пылала в его объятиях, а теперь превратилась в снежную королеву, явно желающую, чтобы он побыстрее покинул ее квартиру.

Шелби стояла к нему спиной, подняв руки к узлу волос ка затылке и вынимая из него оставшиеся заколки.

— Кажется… э… сегодня мне стоит заняться… домашними делами, да, делами… которые я забросила. — Она распустила волосы, провела по ним ладонями и повернулась к Куинну. — Ничего, ладно?

Куинн хотел сказать — нет, не ладно. Он хотел обнять Шелби, посадить на диван и во всем признаться, даже рассказать о самой настоящей опасности… пусть он и сам не до конца в это верит. Никто никогда не убивает курицу, несущую золотые яйца. Никто, кроме идиотов. Но если он расскажет ей? Что тогда?

Ну, во-первых, Шелби, наверное, даст ему пощечину, что он и заслужил. Во-вторых, она, вероятно, поспешит скорее вернуться в особняк Тейтов и выйти за Паркера Уэстбрука Третьего, отказавшись увидеть Куинна, поговорить с ним, дать ему несколько минут, чтобы он на коленях умолял ее полюбить его.

Время! Ему нужно время. Время, чтобы Грейди провел свое расследование, а Шелби поверила, что Куинн на самом деле любит ее. Время набрать столько плюсов, чтобы минусы причинили боль совсем ненадолго, а потом были прощены.

Куинн притянул ее к себе и поцеловал.

— Извини меня, Шелли. Я не должен был ничего говорить. Я слишком тороплюсь, да? Мы увидимся сегодня вечером?

Она покачала головой, избегая его взгляда.

— Мне… мне действительно нужно какое-то время побыть одной, Куинн. — Шелби погладила его по щеке. — Но завтра, у Тони, я увижу тебя?

Он взял ее руку, пока она не успела опустить ее, и поцеловал в ладонь.

— У Тони, на луне. Где будешь ты, Шелли, там же буду и я.

— О, Куинн! — Ее голос дрогнул. Она высвободилась и бросилась из гостиной в убежище своей спальни.

Куинну не пришлось полагаться на инстинкты копа или специалиста по безопасности, чтобы понять: ему пора удалиться. Он нагнулся, быстро почесал мурлыкающую Принцессу за ушами и вышел из квартиры, тихо прикрыв за собой дверь.

Когда стук в дверь и выкрикиваемые приветствия разбудили его несколько часов спустя, Куинн бросил затуманенный взгляд на часы и увидел, что уже больше восьми. Он встал и приоткрыл дверь. Затем снова устремился к дивану и упал на подушки.

— Давай, Гарри, заходи, чувствуй себя как дома. Там еще много пива. — Куинн мотнул головой в сторону пустых коричневых бутылок, выстроившихся в ряд на полудюжине вязаных салфеточек.

Куинн был пьян, чертовски пьян, но это не значило, что он не боялся миссис Бричта, которая могла обнаружить белые пятна от воды на своей мебели. Пьян, да. Но не совсем дурак.

— Ничего себе, — удивился Гарри, — какой грузовик тебя переехал?

— Так плохо, да? — Куинн запустил пальцы в волосы и заправил выбившуюся из под брюк спортивную рубашку. Если он вообще заправлял ее, уходя от Шелби… по ее настоятельному требованию. — Может, мне принять душ?

Гарри пожал плечами и, усевшись на обитый ситцем стул, взял пульт от телевизора.

— Как знаешь. А я пока посмотрю «Филадельфийцев», Кстати, девочки пошли в кино. На один из этих слезливых женских фильмов, где в конце кто-то обязательно умирает долгой, мучительной смертью, и это называется очищением. Никогда этого не пойму. Во всяком случае, до десяти их не будет, а может, и позднее, если они потом зайдут поесть мороженого, а я уверен, зайдут. Ты ужинал? Нет, видимо, нет. Я закажу пиццу.

Куинн поднялся, кивнул и вышел из комнаты, на ходу стаскивая рубашку. Компания ему была нужна не больше нового пива, но приветливый Гарри, похоже, думал, что ему здесь рады, как цветам в мае. Куинн не знал, как развеять его иллюзии.

Через пятнадцать минут, все еще с мокрыми после продолжительного и в основном холодного душа волосами, он вернулся в гостиную и увидел, что Гарри, потягивая пиво, подался вперед и полностью поглощен бейсболом.

— Удар? — взорвался он мгновение спустя, обращаясь к телевизору. — Разве это удар? Зона удара находится на уровне его колен, ты, придурок, а не лодыжек!

Куинн поднес руки к голове, чтобы проверить, на месте ли она после бурного всплеска Гарри. Если в этом городке хочешь утопить свое горе в одиночестве, надо сначала найти старое бомбоубежище, оставшееся от шестидесятых, и запереться там.

— Гарри? Ты уже заказал пиццу?

Жених Бренды, разменявший в этом качестве уже тринадцатый год, посмотрел на Куинна так, словно только что вспомнил, где находится.

— А? А, конечно, конечно. Будет минут через десять. Ты выглядишь лучше. Немного, но лучше. В чем дело, вы с Шелли поссорились?

— Поссорились? — повторил Куинн, садясь на диван, — Нет, а почему ты спрашиваешь?

Одним глазом поглядывая на экран, Гарри ответил:

— Не знаю. Просто Бренда едва пустила меня в квартиру, вытолкала, когда я попытался заговорить с ней, а потом я на секунду увидел Шелли, и у нее был такой вид, словно она плакала. Ну а ты напился. Это еще одна причина, по которой я… Ну наконец-то! Давно пора! — Его кулак взмыл к потолку. — Давайте, «Филлиз»!

Куинн решил, что дюжина таблеток аспирина чревата самоубийством, и пошел на кухню принять три.

То ли аспирин, то ли первая настоящая еда за весь день помогли ему избавиться от жуткой головной боли как раз к тому времени, когда «Филлиз» обставили «Пиратов». Куинн внезапно понял: он совсем не хочет, чтобы Гарри ушел, оставив его в одиночестве.

Ему нужно с кем-то поговорить. Грейди недосягаем. Мейзи тоже. Бренда даже не рассматривалась. Оставался Гарри.

Он посмотрел на простое, открытое лицо парня, на его постоянную улыбку. Гарри Мэк, здоровый, большой, мускулистый медвежонок, — жених Бренды. А у Бренды, говоря словами бабушки Куинна, «язык без костей».

Бренда знала про Шелби. Куинн мог бы побиться об заклад. А если знала Бренда, голову на отсечение — знал и Гарри. И, ведя ниточку, если Гарри знал, то мог помочь ему. Или хотя бы выслушать.

— Гарри, — начал Куинн, взяв пульт и выключив программу, начавшуюся после игры, — можно я кое-что тебе расскажу? Разумеется, мне не нужно, чтобы ты клялся на крови, но могу ли я рассчитывать на то, что мой рассказ останется между нами?

Гарри несколько секунд бессмысленно смотрел на него, потом пожал плечами.

— Конечно.

— Ты не расскажешь Бренде?

— Бренде? Не-ет. Если я расскажу ей, она начнет задавать вопросы, а потом разозлится на меня, потому что я не сообразил задать эти вопросы. Потом я спрошу, уж не считает ли она меня дураком, а Бренда скажет, конечно, ты не дурак, но точно тупой, и все закончится большой ссорой. Я многого не говорю Бренде, Куинн. Так проще. И потом она разговаривает за двоих.

И Куинн рассказал ему. Он по-прежнему был настолько пьян, что поведал Гарри все, затем откинулся на спинку дивана и стал ждать реакции собеседника.

Ждать пришлось долго, но ожидание того стоило.

— Телохранитель, говоришь? — наконец промолвил Гарри. — Ну, там пушки, бронированные автомобили, террористы и все прочее? Да, так и должно быть. Здорово.

Куинн пожал плечами и улыбнулся. Очевидно, Гарри еще не понял сути. Но он верил, что этот человек рано или поздно до нее доберется.

Поэтому Куинн молчал, а Гарри размышлял.

— Не знаю, этично ли спать с девушкой, которую ты должен охранять. По мне, так это очень опасно, если она узнает. Ты, конечно, уже думал об этом… поздновато, но подумал. Боже, да если Шелби хоть чуточку похожа на Бренду, ты покойник, приятель.

— Спасибо. — Куинн стал ждать дальше.

Гарри Мэк был настоящим чудом. Куинн невооруженным глазом видел, как шевелятся его мысли, медленно собираясь в кучу, и, только накопив их, Гарри приходил к заключению. Это был медленный процесс — с такой же скоростью течет к горлышку бутылки черная патока, — но завораживающий.

Гарри смотрел на свой пальцы, загибая их по одному, подсчитывая факты, очищая и сортируя.

— Как она может не верить, что он ей врет, если он врет ей? Как она может сказать, что она ему не врет, если она ему врет? И этот Паркер? Что, если он — плохой парень, а не просто болван, не заслуживающий ее? А если нет?

Пока Гарри молчал, покусывая нижнюю губу, Куинн поднялся и принес ему еще пива.

— Не может сказать, что он любит ее, опасаясь, что это тоже ложь. Он должен охранять ее, следить за ней. — Гарри покачал головой. — Не надо было заниматься с ней любовью. Не надо было ничего говорить о любви. Да еще она уезжает в пятницу, после ужина в честь этого мемориала. Ну и ситуация. Не знаю…

— Постой-постой, Гарри. — Куинн подался вперед. — Шелби уезжает после ужина в пятницу? Ты уверен?

Гарри хлопнул себя по рту ладонью и в отчаянии закатил глаза.

— Мне, кажется, не следовало этого говорить. Да, точно, не следовало. Но я обещаю, Куинн, что не допущу той же ошибки с Брендой. Обещаю.

— Я верю тебе, Гарри, — сказал Куинн, ничуть не полагаясь на него. — И когда ты ничего не скажешь Бренде, предупреди, чтобы ничего не говорила Шелби, если поверит, что я действительно люблю ее, хочу жениться и женюсь на ней. Хорошо?

Повторяя про себя слова Куинна, Гарри водил глазами из стороны в сторону.

— Будь спокоен, — заверил он его наконец. — А мне точно нужно выпить пива, потому что я это понял.

Глава 28

Куинн с головной болью проснулся на следующее утро в девять семнадцать. Он узнал это, посмотрев на часы у кровати, и тут же вскочил, ибо понял, что опоздал проводить Шелби на завтрак к Тони.

Одной рукой схватившись за ноющую голову, другой Куинн искал брюки, пока не сообразил, что должен ответить на непрекращающийся стук в дверь. Шелби? Нет, вряд ли. Миссис Бричта? Нет, она воспользовалась бы ключом, как сделала два дня назад и столкнулась с ним, выходящим из душа в одном полотенце, обернутом вокруг бедер. Она не извинилась, а только сообщила ему, что уже давно не испытывала такого «кошмарного ужаса», а потом начала вытирать пыль с мебели в гостиной.

Во рту у Куинна пересохло, а вкус был такой, словно он жевал грязные носки, но он запустил пальцы в волосы, проморгался, встряхнулся, как мокрый щенок, и переместился к входной двери.

— Кто там?

— Друг. А теперь открой дверь и выпусти меня из этого коридора, или с полной уверенностью пообещаю тебе, что мы оба пожалеем о том дне, когда явились в этот бренный мир.

Глаза Куинна распахнулись, вобрав в себя слишком много света для человека, страдающего от похмелья. Он отпер дверь и сердито посмотрел на того, кто стоял перед ним — с улыбкой на лице и чемоданом в руке.

— Дядя Альфред?

Альфред Тейт прошмыгнул мимо остолбеневшего Куинна и захлопнул за собой дверь.

— Он самый, дорогой мальчик. О Боже! Ты выглядишь, как обычно я по утрам. Пьянство — это сам дьявол, сынок. — Держись от него подальше — вот мой совет. А теперь — куда мне положить это?

— Куда положить это? — Куинн покачал раскалывающейся головой. — Не заставляйте меня отвечать, ответ вам не понравится.

— Ясно, напился с горя,

— Вообще не напивался, черт побери! — возразил Куинн, падая на диван и все еще держась за голову. — Я с колледжа не пил столько пива за один присест. И никогда не стану пить такое количество снова. Я только хочу убедиться, что у меня галлюцинация и на самом деле вас здесь нет. Знаете, другие люди видят розовых слонов. Почему я должен видеть ухмыляющихся Тейтов?

— Из-за своего доброго сердца, — ответствовал дядя Альфред, оглядывая крошечную квартирку. — Полагаю, это не прихожая?

Куинн через силу улыбнулся.

— Да. Это прихожая. За исключением одной маленькой спальни. Поэтому с чемоданом вы или нет, но здесь вы не останетесь. Но вас ведь не посещала такая мысль, верно?

Дядя Альфред подошел к дивану, наклонился и потянул за подушки.

— Довольно удобный, наверное, раздвижной. — Он махнул Куинну рукой. — Подъем, хороший мальчик. — Затем под взглядом Куинна две цветастые подушки полетели на пол, и дядя Альфред с удовлетворением указал на раздвижной диван. — Я спал и на худшем. Ты тут прекрасно устроился, мой мальчик.

— Вы не… я не… О черт! — Куинн подобрал подушки и водворил их на место, прежде чем снова развалиться на диване. — Ладно, я долго боролся. Полагаю, пришло время Для вопроса на шестьдесят четыре миллиона долларов. Зачем вы здесь?

Дядя Альфред лукаво улыбнулся в свою изящную серебристую бородку и усы.

— Я уж думал, ты не спросишь, — Он знаком велел Куинну убрать ноги с одной из подушек и уселся рядом, аккуратно поддернув брюки, чтобы не повредить острую, как бритва, складку. — Дело в том, что меня вышвырнули вон. Сомертон достаточно часто меня этим пугал, но, спасибо моей дражайшей племяннице, наконец-то осуществил свою угрозу. Упрямый мальчишка Сомертон и почти невыносимо самодовольный с тех пор, как отправил Уэстбрука в нокдаун.

Куинн несколько минут смотрел на дядю Альфреда, пытаясь заставить себя соображать хоть что-то.

— Кофе, — наконец выдал он. — Мне нужен кофе. Галлона два. Присоединитесь?

— С большим удовольствием. — Дядя Альфред встал и последовал за Куинном, отправившимся на кухню, представлявшую собой часть гостиной. Он уселся на один из двух табуретов у небольшой стойки, вытащил из кармана серебряную фляжку и поставил перед собой. — Я пью черный, милый мальчик, а следом глоточек спиртного. Хотя не думаю, что могу заинтересовать тебя… как это называется у низших классов? Ну да, конечно. Не хочешь ли пропустить со мной стаканчик?

Заправляя кофеварку, Куинн не сводил глаз с серебряной фляжки.

— Вы, наверное, поливаете этим даже кукурузные хлопья. — Он обошел стойку и сел на второй табурет. — Поговорите со мной, дядя Альфред, медленно и не повышая голоса. Но поговорите.

— Так-так, я и не предполагал, что у тебя такая склонность к мелодраме, сынок. О, очень хорошо. Если я должен, значит, должен. Похоже, у меня… э… финансовые затруднения. Полностью на мели, а долгов больше, чем мне хотелось бы думать, особенно в такую рань. Кроме того, я как раз в промежутке между двумя чеками на содержание, что крайне неловко и опасно, принимая во внимание то, кому я должен, если ты сечешь мою мысль. Сечешь мою мысль. Бог мой, а я отлично справляюсь с жаргоном, а? Должно быть, это имеет отношение ко всем этим отвратительным игрокам, с которыми я якшаюсь.

В кофейник натекло кофе; Куинн вытащил емкость и поставил на ее место свою чашку. Глядя, как она наполняется, он прокручивал в голове слова дяди Альфреда. Наполнив чашку и для гостя, он снова сел.

— Вы на мели, должны каким-то игрокам, вы между чеками на содержание, а Сомертон выгнал вас на улицу. Это я понимаю. Чего я не понимаю, так это почему виновата Шелби и почему, черт возьми, вы здесь.

Дядя Альфред сделал глоток кофе, запив его глотком из фляжки.

— А вот так-то лучше. Ни глотка не было во рту с тех пор, как Джим привез меня сюда на лимузине. Да, нельзя забыться, если не путешествуешь с шиком. Во всяком случае, это не дано нам, Тентам. О чем бишь я? Ах да. Если бы твоя голова не была так затуманена алкоголем, сынок, ты бы уже все понял.

— Ну а я не понял. — Куинн сделал большой глоток кофе и выругался, потому что обжег язык. — Я никогда, даже за миллион лет не пойму, почему из всех мест, доступных всем, вы выбрали Восточный Вапанекен.

Дядя Альфред, сделав последний глоток из фляжки, убрал ее в карман.

— Сомертон считает, что его сестра своего рода героиня. Истинная Тейт. Независимая до безобразия и способная твердо стоять на ногах, найти себе — помоги нам, Боже — работу и прожить в этом мире. Я же, напротив, позор Тейтов, просто и ясно. Поэтому, когда я попросил у Сомертона своз содержание вперед, чтобы покрыть двадцать тысяч, он отказал мне. Окончательно и бесповоротно. Я должен проявить себя, как Шелби: отправиться в мир, прокормить себя и вернуться домой с чеком на зарплату, выписанным на мое имя. Тогда, и только тогда, он примет меня назад, под сень семейства Тейтов. Поэтому, зная, сколь богат — как же это называется? — рынок труда здесь, в Восточном Вапанекене, вполне естественно, что я приковылял сюда. Здесь у меня родственница, здесь у меня друг — это ты, сынок, — а у друга есть квартира. Это был вполне логичный шаг, правда.

Куинн посмотрел на него из-под полуопущенных век.

— Пожалуй, логично. Кто за вами гонится?

Дядя Альфред потянулся за своей фляжкой, но передумал.

— Да, а еще говоришь, что не соображаешь. Ты очень проницателен, сынок. Но не волнуйся. Им не удалось выследить меня. Кто же поедет сюда?

— Вас привезли сюда на лимузине Тейтов, дядя Альфред. Полагаю, вам не пришло в голову, что те, кому вы должны двадцать тысяч, могли установить за особняком наблюдение?

— О Боже! — Дядя Альфред достал из кармана фляжку. — Об этом я не подумал. Ты считаешь, что за мной следили? То есть каковы ставки?

— Я не играю в азартные игры, дядя Альфред. — Куинн подошел к стойке и выплеснул остаток кофе в раковину. — Едва ли вы не сознавали, что за вами могут следить. В конце концов, вы же не к Шелби пошли, верно? Нет, вы явились ко мне, телохранителю Тейтов. Предполагается, что ближайшие десять дней я буду охранять вас от этих костоломов, так?

Дядя Альфред смахнул невидимую пушинку с рукава своей наимоднейшей спортивной рубашки — именно такой, в какой, по его мнению, он не вызовет подозрений в Восточном Вапанекене.

— Я только надеюсь, сынок, что Сомертон много тебе платит. Ты стоишь каждого пенни. О, не волнуйся насчет Шелби. Я уже скоро повидаюсь с ней, я быстренько отведу девочку в сторону и объясню, что сам догадался, куда она уехала, поговорив с Джимом, и приехал сюда поддержать ее на свой лад, а заодно пережить собственное приключение. Она мне поверит. Шелби хорошая девушка, она всегда мне верит.

— Угу, — поддакнул Куинн, сильно в этом сомневаясь, но держа свои сомнения при себе. — Но как вы собираетесь объяснить Шелби свое пребывание в моей квартире? Кстати, вы здесь не останетесь.

— Ты не хочешь? Я уничтожен. Однако я разговаривал с изумительнейшей женщиной внизу, и она сказала мне, что на третьем этаже свободна такая же квартирка, как твоя. Представляешь, сынок… в этом здании нет лифта. Ужасно! Кстати, если ты одолжишь мне денег на месячную квартплату, моментально освобожу тебя от своего присутствия.

Куинн достал из кармана бумажник.

— Это шантаж, знаете ли, и по некоторым причинам я не поддамся на него.

— Ну будет, будет, не бранись, — промолвил дядя Альфред, прикарманивая несколько стодолларовых банкнот. — Пока все идет прекрасно и продолжится в том же духе, уверен. Но теперь, когда все улажено, как насчет работы для меня? Ничего слишком сложного, ты же догадываешься. Что-нибудь такое, где я мог бы стоять и делать вид, будто занят. Джим, кажется, говорил что-то про компанию «Уол-Март». Его дядя, если я правильно понял, встречает там посетителей. Надеюсь, мне это по силам, я даже привез смокинг.

— Смокинг для «Уол-Марта»? Ну, это уж слишком, — рассмеялся Куинн и отправился в душ. Холодная вода на полную мощность. В надежде, что тогда он проснется и поймет, что ему всего лишь приснился кошмар.

Но он вовсе не спал и прекрасно осознал это, когда вернулся в гостиную и увидел дядю Альфреда, надевавшего белейшие кроссовки с режущей глаз отделкой пурпурного и голубого цветов. Он завязал вторую, слегка покрутил носом, потом выпрямился и прошелся по ковру, наклонив голову и обозревая свою новую обувь, пока не наткнулся на Куинна.

— А, сынок, что скажешь? Никогда не носил ничего подобного. Разумеется, у меня бывали теннисные туфли, но ничего похожего на это. Однако Джим считает это безумно модным, и я не хочу отставать. Даже купил десяток таких рубашек, — добавил Альфред, похлопывая себя по животу. — Всех цветов радуги и две белые. И слаксы. Тоже новые. Нельзя же погубить все дело неправильно подобранным гардеробом, вот что я говорю.

— Мне показалось, вы на мели.

— Так и есть, мой мальчик. И единственное, что может сделать человек с расстроенными финансами, — купить себе что-нибудь. Это значительно поднимает настроение, не говоря уже о том, что концентрирует мозги. — Он сделал глубокий вдох и медленно выпустил воздух. — Так куда ты меня отведешь, чтобы подыскать мне место, без которого, по мнению Сомертона, мне не удастся поднять свои моральные устои, избавиться от угрызений совести или от другой подобной ерунды?

— Это еще надо посмотреть. — Куинн подошел к окну и взглянул на улицу.

Он знал все автомобили, которые обычно там парковались, и сегодня увидел среди них один новый. Черный, с двумя дверцами, но не взятый напрокат. У прокатных в соответствии с законом не затемнялось стекло со стороны водителя.

— По-моему, Тони нужна посудомойка. — Куинн повернулся к дяде Альфреду и ухмыльнулся от уха до уха. — Думаю, вы подойдете.

Дядя Альфред выставил перед собой руки, словно отражая удар.

— О нет! О нет, нет, нет! По-моему ты не совсем понял, сынок. Тейты не занимаются ручным трудом. И вообще, я только что сделал маникюр… и не имею ни малейшего представления, как выглядит кухня… и не горю желанием узнать… и… и… Почему ты все время смотришь в окно?

— Потому что, сдается мне, у нас появилась компания. — Куинн подошел к дяде Альфреду и грубо вытащил его рубашку из брюк, стоивших двести долларов. — Если уж мне придется следить за вами и за Шелби, то будет легче присматривать сразу за вами обоими в одном месте. А теперь взъерошьте немного волосы. Вот так, хорошо. Надо немного поцарапать ваши кроссовки, когда выйдем на улицу — кстати, мы уходим через черный ход. Вы курите?

— Время от времени выкуриваю сигару. Разумеется, гаванскую. А что? — спросил дядя Альфред, послушно ероша свою роскошную седую гриву.

— Теперь вы курите сигареты, вот что. У меня тут где-то была пачка. — Куинн нашел ее в ящике, открыл, вытряхнул три сигареты, засунул картонку спичек между коробкой и целлофаном, а затем закатал пачку в рукав дяди Альфреда. Отступил и оглядел дело своих рук. — Бороду отныне не подстригаем, хорошо? Так как же мы вас назовем?

— Можешь звать меня Ал. Я всегда хотел, чтобы меня называли Ал.

— Ал так Ал. А дальше?

— Смит? — предложил дядя Альфред и поморщился. — Ал Смит. Нет, на это я не пойду. Тот Ал Смит был демократ, да? Да, в этом я уверен. Пять поколений Тейтов перевернутся в могилах. Как насчет О’Хара? Я всегда считал, что ирландцы умеют повеселиться, и никто не обратит внимания на мою фляжку.

— Я ирландец, Ал, и не заставляйте меня посылать вас в нокдаун. — Куинн вытащил из кармана дяди Альфреда его фляжку. — Это, мой друг, останется здесь. Ясно?

— В отличие от меня ты не рассматриваешь это как большое приключение, да, сынок? — спросил дядя Альфред, идя за Куинном к двери, и поперхнулся, когда Куинн обернулся и сердито посмотрел на него.

— Послушайте, старина. Шелби вас любит. Мне вы тоже нравитесь, хотя не знаю почему. Иначе вы уже давно оказались бы на улице, и пассажиры одного автомобиля могли бы отработать на вас свои удары. Но это не большое приключение. Прежде всего Шелби почует неладное, а тут и так происходит достаточно всякого, чтобы она подхватилась и сбежала.

Дядя Альфред автоматически потянулся к карману слаксов, затем опомнился и спросил:

— У нее какие-то неприятности, да? Ты упомянул об этом два дня назад, но не стал распространяться, поэтому я решил, что ты говорил несерьезно. Но сейчас у тебя слишком уж сердитый вид, так что проблемы, видимо, настоящие. Могу я чем-нибудь помочь?

Куинн посмотрел на старика с серебристой бородкой, искрящимися глазами и розовыми носом и щеками. Первейший, если не уникальный, щеголь с Мейн-лейн, он оделся так, чтобы сойти за посудомойку, и все равно смотрелся вельможей, приехавшим с визитом. Он взял дядю Альфреда за локоть и повел назад, к дивану.

— Сядьте. Нам надо поговорить.

Спустя полчаса, задав друг другу несколько дюжин вопросов, они снова предприняли попытку покинуть здание, но у подножия лестницы встретили миссис Бричта, которая надела свежее домашнее платье и от нее пахло так, словно она только что искупалась в духах.

— Еще раз здравствуй, Альфред, — проворковала миссис Бричта, поправляя свой тугой перманент. — Так ты решил снять одну из моих меблированных квартир? Ты сказал, что, возможно, снимешь после визита к другу. — Она одарила Куинна жестким взглядом, потом посмотрела на Альфреда, и ее взгляд оттаял и смягчился.

Дядя Альфред взял ее руку и поднес к губам, от чего она по-девичьи захихикала. Это потрясло Куинна: он видел миссис Бричта в разных настроениях, но ни одно из них не имело ничего общего с веселостью.

— Моя дражайшая Берта, как я мог не сделать этого, увидев роскошные апартаменты мистера Делейни? А вот и мой задаток…

Он умолк и медленно потянулся к карману брюк.

— О, не глупи, Альфред! Мне совсем не нужен задаток. Уж что-что, а в людях я разбираюсь. Можешь заплатить мне на следующей неделе или в конце месяца. Когда хочешь, как хочешь, — закончила миссис Бричта, проводя пальцем по своей груди, отчего вырез платья слегка оттянулся вниз.

— Я сражен. — Дядя Альфред еще раз поцеловал хихикающей и покрасневшей женщине руку, а затем последовал за Куинном по коридору к черному ходу.

Когда они вышли на улицу, Куинн задался вопросом, что подумает добрая старушка Берта, узнав, что у дяди Альфреда нет ни гроша и что он, вероятно, уедет, не заплатив по счету.

— Отдайте. — Он повернулся и протянул руку за одолженными дяде Альфреду деньгами.

— Нет, сынок, ты не сделаешь этого.

— Отдайте. Сейчас же. — Куинн взял банкноты и пересчитал их. — Ладно, двести долларов оставьте себе. Но это все.

— А ты было мне понравился. — Дядя Альфред печально покачал головой. — Теперь мне понятно, почему Берта заставила тебя заплатить вперед. Да, твое лицо не внушает доверия. Слишком угрюмое и мрачное. Неудивительно, что Сомертон вызывает мистера Салливана.

Куинн взял немного гравия, устилавшего автомобильную стоянку, и потер им слишком новые и слишком белые кроссовки.

— Да, уж этот Грейди. Прямо принц. Так. — Он выпрямился и отряхнул руки. — Пойдемте, я представлю вас Тони и пристрою до того, как Шелби придет на свою смену. Кстати, меня нигде нельзя будет найти. Я появлюсь позже, и мы встретимся в первый раз. Согласны, Ал?

В ответ дядя Альфред вытащил из рукава пачку сигарет, достал одну и прикурил, защищая спичку сложенными ладонями. Глубоко затянулся, выпустил дым через нос и утер его тыльной стороной ладони. Фыркнул. Сплюнул.

— Да, приятель, я готов.

— Матерь Божья, да мы просто щенки перед ним, — прошептал Куинн и пошел по улице. Плохой парень Ал направился за ним.

Глава 29

Шелби стояла у окна своей спальни, выходящего на стоянку, и ждала, пока не увидела, как Куинн сел в свой «порше» и отъехал. Только тогда она схватила легкий джемпер и отправилась к Тони на свою смену.

Куинн, как обычно, подошел к двери Шелби, чтобы проводить ее в ресторан. Во всяком случае, она ждала, что именно это он и скажет. Но ничего подобного не случилось. Куинн лишь сообщил, что отправляется «взять интервью» у кого-то для своей книги и не вернется до ужина, и спросил, продержится ли она в его отсутствие.

Негодяй! Разумеется, Шелби сказала, что продержится. В конце концов, ее всего лишь едва не похитили. Правда, сегодня казалось, что Куинн не так уж волнуется за нее. Ничего удивительного, если он сам стоит за попыткой похищения, предпринятой для того, чтобы напугать Шелби, заставить ее поджать хвост и побежать домой. Тогда Куинн займется более приятными делами. Так или иначе, в постель он ее уже уложил, наговорил миллион лживых слов. И ему это начинало надоедать.

Негодяй!

Шелби огляделась, спускаясь с крыльца на тротуар. Она шла, высоко подняв голову; держась настороже, зажала в, пальцах правой руки ключ, готовая использовать его в качестве оружия. Периодически Шелби вспоминала, что надо дышать.

Куинн следил за ней из-за куста, который, как он с запозданием понял, когда одна из веток оцарапала ему лицо, — весь ощетинился шипами длиной в дюйм. Он вытер со щеки! кровь, наблюдая, как Шелби идет, как покачиваются ее бедра, как слегка колышутся при каждом шаге ее струящиеся, до плеч, светлые волосы.

— Да, моя радость. Мы плохие, мы плохие, — сказал он себе, улыбнувшись при виде ее уверенной походки. Боже, как же он наслаждался внешностью Шелби, как любил ее!

Только когда за ней закрылась дверь, Куинн расслабился и вернулся к себе в квартиру. Он становится слишком стар для всего этого, надо поспать.

Шелби поздоровалась с начальником полиции, который стоял у игрального автомата и жестикулировал, пока на экране переворачивались карты, и вошла в прохладу ресторана, обеспеченную кондиционером.

Она автоматически проверила написание специальных блюд на доске, поморщившись при виде затейливой орфографии Табби, потом схватила стопку вкладышей к дневным меню, где перечислялись основные блюда. Увидев филе из устриц, Шелби покачала головой и подивилась смелости Тони, который, казалось, переоценил число гурманов в таком городке, как Восточный Вапанекен. Вместе с тем филе из устриц было нарасхват.

Все еще занятая меню, Шелби направилась к раздаточной стойке и столкнулась с кем-то, державшим тяжелый серый пластмассовый таз, полный грязных тарелок. Она быстро пробормотала: «Простите».

— Смотри, куда идешь.

Шелби не подняла головы, хотя ее взгляд метнулся вправо, а память услужливо подсказала, кому принадлежит только что услышанный голос. Затем она подняла глаза.

— Дядя Альфред?

— Ал, милая, — поправил ее дядя Альфред чуть громче, чем требовалось. — Ал О’Хара. А ты, должно быть, та самая Шелли, которая доводит уборщиков до белого каления своими «сделай это, а теперь сделай то». Не хочешь выйти покурить? У меня как раз перерыв.

Шелби открыла рот, но не смогла выдавить ни слова. Поэтому она подняла руку и направила палец в уже удаляющуюся спину дяди Альфреда. Он даже не придержал для нее кухонные двери. И вот в таком виде — с открытым ртом и вытянутым пальцем — Шелби нетвердой походкой последовала за ним через кипящую работой кухню и вышла на улицу из задней двери.

— Как… почему… что ты тут делаешь? — пробормотала Шелби, наконец обретя голос. Она широко раскинула руки, словно хотела обнять его во всем обмундировании уборщика, включая широкий белый фартук, который свисал с шеи почти до икр. — В таком виде?

— Ну, дорогая, уважаемый Тони счел возможным дать мне работу уборщика. Я сказал уборщика, но на самом деле судомойки. Ты не знала? Вероятно, нет. Педро говорит, что ты ему очень даже нравишься, хотя бываешь настоящим шилом в заднице. Строго говоря, таково здесь общее впечатление о тебе. Милая девушка, приятная, добрая. Но шило в заднице. Прости, дорогая, но это он так сказал.

В голове у Шелби гудело так, словно там поселился пчелиный рой, но она взяла себя в руки, желая выслушать дядю и осмыслить изложенные им факты.

— Как? Как ты узнал, где я?

Дядя Альфред вытащил из рукава пачку сигарет и, пряча глаза, закурил.

— Довольно просто, дорогая: я спросил у Джима. Если помнишь, как раз перед своим вдохновенным побегом ты говорила со мной о нашем дорогом семейном шофере. Почерпнутые мною сведения Сомертону я рассказывать не стал, О нет! Только не я. Я же хочу, чтобы ты насладилась этим маленьким приключением. Кстати, не поцелуешь ли дядю в знак приветствия?

— Я… э-э… иди сюда, дядя Альфред. Я так рада тебя видеть! — раскрыв объятия, Шелби устремилась к нему. В глазах у нее защипало, и она с удивлением поняла, что очень соскучилась по дяде, по Сомертону и Джереми. Но не по Паркеру. Странно. Шелби вообще почти не вспоминала о Паркере. Ну, может, это и не так уж странно…

Наконец она отпустила дядю и еще раз оглядела его.

— Я до сих пор не верю. Ты здесь работаешь?

— Честный труд, дорогая. Деньги, полученные за оказанные услуги. Американский образ жизни и все такое. Как тебе мой вид, великолепен, правда? Я действительно считаю, что выгляжу великолепно. Почти шаловливо. За исключением фартука, как ты понимаешь.

— И ты сам это сделал? Ты решил приехать ко мне, принять участие в моем приключении? — Шелби склонила голову набок и пристально посмотрела на него. — Я не верю тебе, дядя Альфред.

— Ал, дорогая. Пожалуйста, зови меня Ал. Конечно, ты мне не веришь. Да и кто из тех, кто меня знает, поверит мне? — Он глубоко вздохнул. — У меня финансовые трудности, дорогая, и, опираясь на твой пример, Сомертон решил выставить меня в большой мир, чтобы я сам себя содержал. Не поверишь, но он сказал, что это пойдет мне на пользу. Джереми заступился за меня, довольно кратко объяснив, что твой брат не прав, даже назвал его упрямцем — новое слово Джереми в тот день, — но все мольбы, увы, были тщетны, Поэтому я здесь, и останусь здесь до тех пор, пока не покажу Сомертону чек на зарплату.

— И что же это было, дядя Альфред? — спросила Шелби, качая головой. — Карты или лошади?

— Понемножку того и другого, дорогая моя, но, к несчастью, все с теми же крайне неприятными людьми. Ужасно беспокоятся о своих деньгах, как ты догадываешься. Поэтому я предпочел… э… исчезнуть, пока не подоспеет очередной чек на мое содержание. Твой брат не испытывает никакого сочувствия ко мне, никакого сострадания к моему хрупкому здоровью, не думает о том, как подорвут его несколько ударов кулаком. Поэтому я попросил Джима привезти меня сюда, уверенный в том, что ты уже в этом городе. И как же я был приятно удивлен, услышав, что некая мисс Шелли Смит работает здесь хостессой. Я тут же смекнул, что это, должно быть, ты. Интуитивная прозорливость, вот что это, по-моему.

— Я так не считаю, — отозвалась Шелби, убежденная в том, что Куинн, а не Джим рассказал дяде Альфреду, где она находится. Чем больше она размышляла об этом, тем глубже становилась яма, в которую упал Куинн Делейни. Ему понадобится дюжина лопат, чтобы выбраться оттуда.

— Ты сегодня работаешь?

Шелби отвернулась и увидела в дверях Тони, прислонившегося к дверному косяку.

— О, Тонн, прости меня. Ал мой старый друг, вот мы и заболтались.

— Отлично, а теперь наверстывай. — Тони медленно отделился от косяка и зашаркал назад в кухню.

— Он очень добрый, правда, — сказала дяде Шелби, пока они возвращались.

— Алмаз в на