/ / Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Disciples III: Renaissance

Гремящий перевал

Константин Павлов

Мир DISCIPLES. Темный и страшный, загадочный, неожиданный. И очень редко — добрый. Вполне реальный мир. Здесь гномы и эльфы спина к спине с темным паладином и ведьмой защищают Империю от орков. Охотник за ведьмами вместе с демоном спасает город от некроманта, а эльфы дружат с орками и воюют с людьми. Богиня Мортис ведет в земли людей орды нежити, и для того, чтобы спасти Империю, простому следопыту предстоит пройти испытание эльфийского рода Ночного Ветра. Здесь на удар отвечают ударом, а на дружбу — дружбой. И не важно, кто ты: человек, эльф или орк. Не имеет значения, кто перед тобой — нежить или гном. Важно, с чем ты пришел в этот мир. Мир DISCIPLES.

Гремящий перевал

СБОРНИК РАССКАЗОВ

Константин Павлов

ГНЕВ ВОТАНА

Тук! Умноженный эхом звук резво покатился по сумраку каменных коридоров. Почти сразу же неподалеку бесшумно повернулись полированные петли, и прямоугольник света из открывшейся двери упал на холодные плиты пола.

— Опять шныряете, адские отродья? — грозно вопросил высунувшийся из двери гном в обсыпанном гранитной крошкой фартуке.

Ведущий сквозь толщу скалы древний ход ответил равнодушным молчанием.

— Ну, погодите только, доберусь я до вас, мерзкие корги! Нечестивые порождения горных пауков и тролльей отрыжки! Длиннохвостые правнуки гарпий и дети гадюк! Вотан не оставит ваше черное деяние без мести! — пообещал гном в пустоту и захлопнул за собой дверь, чтобы опять погоревать над остатками крашеных известняковых дисков, которые он надеялся продать на ярмарке легковерным людям вместо волшебных гемм из королевского базальта.

Только вот корги нашли диски первыми и сгрызли черный пахучий лак вместе с вырезанными узорами. Оставшиеся кругляши годились разве что на подставки под пивные кружки. Объедки, огрызки, испорченная сталь, стекло и гранит, потерянные письма и загубленные колдовские вещи — все это были безошибочные следы скальных крыс в гномьей истории. С незапамятных времен жили корги рядом с кланом, и с незапамятных времен это соседство не приводило гномов в восторг. Но любовь скальных крыс к детям Вотана была тверже гранита. Рука об руку, вернее, рука об лапу, жили рядом два народа, и корги самоотверженно делили с гномами все вкусное, съедобное, полезное и ценное, несмотря на отчаянное сопротивление хозяев. Ни ловушки, ни яды, ни заклятия не могли повлиять на безмерную преданность скальных крыс.

Даже в эпоху Мрака корги не бросили клан и последовали за ним в его горьких многотрудных странствиях, став немалой частью горечи и бедствий пути. Только в этот раз корги были ни при чем. Не они нарушили покой каменных переходов. Все было гораздо хуже. Хлопнула дверь, отрубив бурчание и свет. В коридоре вновь воцарился сумрак и пронизанная отдаленными стуками тишина.

— Чуть не попались!

— Ш-ш-ш-ш!

— Подбери трубку!

— Он не высунется?

— Понесли!

Две небольшие фигурки выскользнули из ниши в двух шагах от двери резчика и, отклонившись в разные стороны, с сопением понесли на ремнях что-то округлое и тяжелое. Мерно раскачивающаяся ноша временами лупила их по коленкам. Носильщики охали, но терпели. Нести оставалось недолго. Тихо хлопнула дверь каменного сада, и никто не обратил внимание на этот безобидный звук. А зря.

В каменном саду царил суровый полумрак. В неярком свете из одной-единственной световой штольни уходили в темноту ряды изваяний с закрытыми тканью головами. Здесь, в тишине и спокойствии, доспевали все созданные гномами клана скульптуры родичей, славных предков, богов и огородных пугал. Тихое, неспешное заклятие затягивало свежие раны камня на тонкой резьбе и добавляло статуям блеска и долговечности. Но сейчас спокойствие и тишину будоражил зловещий шепот.

— Давай, надевай!

— Куда?

— Давай на этого!

— Маловат!

— Да вон на того, толстого! Самый размер! Как на него сшито!

— А кто это?

— Да откуда я знаю? Под тряпкой не видно! Старейшина какой-нибудь.

— Готово! Страшно все-таки… Думаешь, выдержит? Знаешь, сколько мама за него заплатила?

— Драконова кожа? Конечно, выдержит! Давай, качай!

— Помоги!

Несколько раз чпокнул поршень, в зале появился острый неприятный запах.

— Поджигай! Давай огниво! Держи трубку!

— Не нужно огниво, здесь колесико!

Струйка огня распорола темноту и почти дотянулась до статуи.

— Давай сильнее!

— Я стараюсь!

Снова зачмокал насос. Следующий огненный выдох лизнул подножие камня.

— Дай, я! Что вертеть?

— Нет! Не трогай!!!

Но щедрый поток огня уже хлынул к статуям и впился в цель. Остро завоняло паленым.

— Здорово! И ничего сложного!

— Осторожно! Она греется!

— Ничего не греется. Ой, горячо! Мама!

Огненная струя вдруг вильнула вбок, зачерняя копотью белый камень, а потом, чуя свободу, хлестнула по головам изваяний, мгновенно слизав тонкую ткань. Десятки лиц открылись в свете пламени. Неожиданно громко от одной из статуй откололся кусочек камня.

— Мама! — заявили два голоса хором. — Бежим!

Стукнула об пол стальная трубка на гибком рукаве. Быстрый топот растворился в каменном лабиринте, оставив пустынный дымящийся зал. Наступило зловещее предгрозовое затишье.

— Насорили тут, — бурчала Идрис, шествуя по пустынному каменному коридору.

На самом деле вокруг не было ни соринки, но гномелла всегда исповедовала разумную строгость. Тяжкую обязанность следить за порядком в клане жена вождя взвалила на себя самоотверженно и добровольно, и не нашлось в роду посмевших возразить ей героев. Ибо не знала Идрис в мире силы, способной вызвать у нее страх, а вот сама нагоняла страх немалый. Еще в нежном возрасте, будучи крепкой румянощекой девочкой, она до смерти забила корзинкой с едой неосмотрительно напавшего на нее волка. Великая слава и волчья шуба упали на девочку, и тень великого позора обволокла ее мать.

Долго пришлось доказывать Мордис'Турн, что мягкими и пышными удались у нее лепешки в тот день, и что вовсе не их каменная твердость сокрушила хребет свирепому зверю, а тяжелая бутыль с мужниным элем и доблесть девочки. Лишь дальнейшие подвиги дочери заставили замолчать злобные голоса, ибо отважной и сильной росла Идрис, и не переводились у нее шубы из шкур волков, медведей, троллей и даже из одного неосторожного паука. Даже позже, уже став женой вождя, она сорвала набег лихих людей на селение. Несчастливым выдался для пятерых бандитов в дальнем ущелье тот день и вдвойне удачным для мужа Идрис, ибо как раз его искала тогда любящая супруга со сковородкой в руках. Давно уже стала Идрис почтенной матерью, и подрастал у нее уже третий сын-шалопай, но даже самые храбрые воины облегченно вздыхали, если чистота их кольчуг и блеск топоров удовлетворяли взыскательную жену вождя.

— Не уследишь тут за всеми, — бурчала тем временем Идрис.

Настроение у гномеллы медленно и неотвратимо портилось. Полдня прошло, а она не увидела даже малого беспорядка, ожидающего ее крепкой хозяйской руки. Котлы были надраены, топоры начищены, полы выметены, штаны и шубы заштопаны, а у баранов в хлеву заплетены косички и подпилены рога. У Идрис всегда падало настроение в такие бесплодные дни. Подступали мысли о старости и покое, о тщетности бытия. Погруженная в печальные мысли гномелла шествовала по извилистому коридору. И вдруг ее ноздрей коснулся божественный аромат Беспорядка!

— Горит что-то? — не веря самой себе, проговорила Идрис вслух. — Или Сворп опять начадил? Говорила же я ему, чтобы открывал заглушку!

Приоткрытая дверь в каменный сад манила, словно вход в королевскую сокровищницу.

— Так, и кто же и что здесь натворил? — с разгорающимся азартом спросила непонятно у кого Идрис, открывая дверь. — Кто огненный бочонок из оружейной приволок? Кто здесь начадил? А это что? Что…

— Иииииии!

Оглушительный крик помчался по каменным коридорам, словно колесница бога грозы. Гномелла вылетела из каменного зала, едва не сорвав с петель тяжеленную гранитную дверь, и бросилась наутек.

Подземелье отозвалось на крик, ожило, загудело, захлопало дверями. Со всех сторон к каменному залу спешили гномы с чем-нибудь тяжелым или острым. На бегу переполошенные мастера пытались выяснить друг у друга, какая напасть приключилась в клане Туманного Ущелья на этот раз.

— Черный паук это. Мы его как раз на Белых Шахтах о прошлой луне видели. Здоровенный! Вот к нам и перебрался!

— Какой паук? Пауки к освященной скале на сто кирок не подойдут! Банда Одноухого пролезла эль украсть! Гоблины это!

Мысль об угрозе любимому напитку встретили общим свирепым ворчанием.

— А там! Ыыыыыы!

Плач Идрис с легкостью перекрыл голоса спорщиков. Гномы ненадолго смолкли и честно попытались представить гоблинов, способных довести до слез жену вождя.

— Нет, не гоблины! — после паузы решительно сказал один, и все остальные согласно закивали.

— Скальные крысы, больше некому. Скоро они нас всех сожрут, — мрачно сказал камнерез. Собеседники разом замолчали, вспоминая свои обиды на коргов.

Опытный кузнец уже успел бы выковать и закалить двадцать пять гвоздей, а ополчение Трех ключей до сих пор переминалось шагах в десяти от гостеприимно распахнутой двери каменного сада. Ни наспех вооруженные мастера, ни два прибежавших от ворот в полных доспехах стражника, ни вождь с булавой и впопыхах прихваченными летописями клана вперед не рвался. Причина всеобщей робости сидела у стены и горько рыдала.

Идрис упорно отказывалась что-либо объяснять, на все вопросы отвечала могучим «Ыыыыыы» и только руками показывала огромность нависшей над кланом беды. Храбрости такие речи не добавляли. Гномы переминались, спорили чуть ли не до драки, но оставались на месте. Срочно притащенный от заклинателей бури клановый волк сидел, вывесив язык, укоризненно всех разглядывал и иногда чесался у ошейника. Брать след, рычать и тем более лаять он не собирался.

— Да вы что! Не слышите, как паленым пахнет? Это молодой дракон логово себе присмотрел! — вклинился в разговор чеканщик, в суматохе захвативший с собой пробойник и медный таз с незавершенной эпической картиной «Огнедышащий дракон похищает прекрасную дочь Торбальда Кривоногого».

— Где ты видел драконов среди зимы? Спят они давно! И ты проспись! — дружно высмеяли его остальные, но дверь как-то незаметно оказалась от толпы дальше еще шагов на пять.

— Может, замуруем и дело с концом? — робко и пока что невнятно предложил кто-то из-за спин.

Возможно, скоро иссякло бы гномье терпение, и пробудилась их знаменитая храбрость. Возможно, первым пробудилось бы их искусство замуровывать наглухо всякие подозрительные пещеры и забывать о них. Но уже подоспел к толпе старик с огромным рогом через плечо и стеклянными кружочками на гнутой дужке против глаз. Юный гном со стилом, чернильницей и серебряным молотком держался за ним следом, как хвост из мочала. Разговоры смолкли. Старик окинул всех внимательным взглядом, переглянулся с вождем.

— Вот. Напасть какая-то. Не поймем, — виновато покряхтев, сообщил глава рода.

— Встречать опасность — удел воинов, — сухо ответил хранитель знаний, и стражники как-то незаметно оказались за спинами всех остальных, а вождь прикрылся летописями. — Но идти навстречу тайнам — мой долг.

Решительно отобрал у кого-то старик лампу. Смело вошел в зал, и падающие из двери отблески вселили надежду и храбрость в собравшихся гномов.

— Может, и мы глянем? — неуверенно поинтересовался один из застыдившихся стражников.

И тут ужасный крик раздался в каменном саду. Все дружно попятились.

— Похоже, все-таки дракон, — прошептал чеканщик.

— А я неплохой камешек за поворотом видел. Его вытесать — всего на три гвоздя дел. Аккуратно на дверь, пока жрать будет… — будто сам себе сказал резчик.

— Слышите голос? Живой он! — решительно заявил вождь.

— Видать, не пошло дракону старое мясо, — ляпнул чеканщик, но вождь остановил его свирепым взглядом и быстро, пока не иссякла решимость, зашагал к зловещей двери. Предводитель рода должен быть храбрым. И разве не случалось ему пару раз спорить с Идрис и даже почти не дрожать при этом?

Полумрак сада был наполнен запахом гари и угрозой.

— Где ты, хранитель? — шепотом спросил вождь и споткнулся о бочонок. Ответный стон из темноты заставил шевельнуться его волосы.

— Дракон? — дрогнувшим голосом спросил вождь, сумев остаться на месте. Глаза постепенно привыкали к сумраку, и вождь вдруг разглядел хранителя знаний, склонившегося перед одной из статуй.

— Нет. Дирги, — треснувшим голосом ответил старик и высоко поднял лампу.

Вождь отшатнулся, ухватился за висящий на шее маленький священный молот. Запечатленный в камне Вотан был грозен, великолепен, суров. Даже с толстым слоем сажи на безносом лице. Даже в обгоревшем модном платье драконовой кожи с разрезом на боку и опаловой вышивкой.

— Десять золотых за платье отдала, — всхлипнула выплакавшаяся Идрис в спину вождя.

— Дирги… Лучше б уж дракон, — пробормотал глава рода.

Большая радость пришла двадцать три года назад в жилище Тольрика-железнодела! Радовался мастер, угощал гостей пенистым элем с ячменными лепешками. Обносила собравшихся копченой бараниной и тушеными грибами сестра железнодела, потому что слабая еще хозяйка дома сидела в выстеленном козьими шкурами кресле во главе стола, а на руках ее пищал и ворочался небольшой сверток. Наследник родился у мастера! Есть кому продолжить род и прославить предков! Будет кому передать секреты прадедов и измыслить свои! Пили гости из турьих рогов хмельной эль, пели протяжные песни о прошлых днях клана и славили хозяина с хозяйкой. Потому что жив клан, пока в нем рождаются дети. И радуется Вотан, глядя на прибавление среди созданного им народа. Много шумели, шутили и пели гости, и писк младенца вплетался в их голоса. Но вот наступил вечер. Разошлись гости, и настало время для малого домашнего волшебства.

— Вотан! Прими еще одно любящее тебя дитя! — торжественно промолвил Тольрик, поднося ребенка к изваянию в белом углу их жилища. Каменный Вотан вполовину гномьего роста сурово глядел на младенца, как будто уже что-то подозревал.

— Гу! — восторженно сказал Дирги и ловко вывернулся из войлочного покрывала.

— Куда же ты! — засмеялся отец, перехватил маленького вьюна и повернулся, чтобы заново его укутать. Счастливый папаша даже не заметил, как маленькая нога толкнула изваяние.

Бах! Услышал Тольрик, только-только отвернувшись от статуи. Вотан лежал на полированном каменном полу, а его голова весело каталась по кругу. Устремиться вдаль ей мешал только нос, цеплявшийся за пол при поворотах.

Хрясь! И освобожденная голова устремилась к двери.

Тревожно охнула Игди.

— Ничего, ничего, — успокоил молодую мать Тольрик. — Вотан не разгневается на безвинного младенца. Я сделаю изваяние куда лучше прежнего, а сына мы отнесем в храм и попросим совета у хранителя.

Величав и прекрасен храм горного клана. Ярок свет в его середине и полны загадкой темные уголки. О великом прошлом повествуют величественные картины на стенах, и шепчут о грядущем невнятные шорохи из дали времен. Чудесных предметов и свитков полны сундуки храма, и мудры берегущие их хранители. Посреди высоченного зала замер Вотан, подпирающий головой своды, и яркое сияние падает на его лик. Младшие боги выстроились у его ног. Вечно курятся в храме душистые дымы, и не гаснет огонь в маленьком очаге у ног верховного бога.

— Вотан не разгневается на безвинного младенца, — улыбнулся нестарый еще хранитель знаний. — Сердце его полно любви к своим детям, и различает он случайный проступок и злой умысел. Ничего, что разбил малыш изваяние. И пролитое масло из лампады — пустяки. Я не вижу на нем знаков гнева. Ух ты, какой милый! Давай поглядим, какую судьбу вещают тебе камни. Славно! Славно! Вижу я великие знаки! Когда-нибудь это дитя спасет клан!

— Гу! — сказал Дирги и потянулся к сияющему хрусталю.

— Нет, сорванец! Второй раз тебе это не удастся! — засмеялся хранитель, убирая ребенка подальше от хрупкого шара. Но приблизил при этом к посоху дрыгающие ножки.

С тихим шорохом скользнул вдоль стены каменный посох с навершием в виде раскинувшей крылья птицы, сокрушил бутыль с ярко-синей жидкостью и разлетелся на куски. А жидкость попортила свитки, испачкала сапоги хранителя и залила негаснущий огонь в очаге перед Вотаном — лишь взвился напоследок душистый дымок.

— Или не спасет… — заключил хранитель и осторожно отдал ребенка отцу.

Прошло семь лет.

— …Да, говорят, хороший был гобелен. И все боги как живые были. Жаль, что пострадал наш отец. Но ничего. Вотан различает злой умысел и случайный проступок. В его сердце нет гнева на тебя. Одно ожерелье из синего стекла дарует тебе прощение. Нет! Не трогай эту шкатулку! Это был священный прах с Первой Горы. Ничего. Вотан простит тебя, Дирги.

Еще восемь лет миновало.

— Нет-нет, Дирги, не заходи в храм, я и отсюда тебя хорошо вижу! Да, я слышал. Большая суматоха была. Я тоже не знал, что этот камень так хорошо горит. Ничего. Безмерна доброта Вотана, и малы пятнышки сомнений на его сердце. Ты должен собственноручно вытесать три изваяния в локоть вышиной, и это развеет тучи над твоей головой. Ай! Не трогай! Забыл сказать! На этой плите был тоже он, только со спины. Да, трудно узнать. Но ничего, уходи, Дирги. Тебе надо быстро начинать работу. Уже пять изваяний. Ты не ослышался. Пять.

Луну спустя.

— Все шесть, говорите? На кусочки? А еще четыре откуда? А-а-а, делали другие ученики. Нет-нет, Дирги, не двигай руками. Держите его крепче, вы, двое, и Вотан вас простит. А тебе, Дирги, надо погулять. Где-нибудь подальше от храма. Погода замечательная! Нечего тебе в пещере сидеть!

Четыре года спустя.

— Я тоже не знал, что королевский базальт можно расколоть. Этому изваянию тысяча лет. У тебя точно не было алмаза, Дирги? Нет, я не буду сегодня глядеть на твою судьбу через хрустальный шар и спрашивать Вотана. Почему лоб чешется? Нет, не вижу отсюда. Что-то глаза у меня болят. Пойду, пожалуй, посплю. Он ушел? Открывайте решетку.

Тревогой полнилось сердце хранителя знаний, когда думал он о Дирги. А вождь всегда хмурился, завидев этого мальчишку. Ибо хоть и не выделялся Дирги среди остальных детей ни статью, ни озорством, но был отмечен особой судьбой. Гном познает мир с молотком и долотом в руках. Так заповедал Вотан, и ничего не собираются менять Горные Кланы. Радуются отцы, заказывая новые кувшины и столы, и хвастаются друг перед другом, если сумел оставить чей-то сорванец глубокую выбоину в твердом граните. От маленьких гномов ждут маленьких разрушений.

И Дирги был истинным сыном Горных Кланов. Только одна роковая черта выделяла его шалости. Гномы любят своего создателя. Идол Вотана стоит в белых углах, его именем украшены тарелки и клинки, знак Вотана лежит и на колыбелях, и на телегах. Течет через эти тысячи знаков любовь гномов к своему создателю, и отвечает он любовью. Но все это обращалось в прах, если рядом оказывался Дирги. Под его руками ломались колеса, вспыхивали гобелены, гнулись стальные молоты и трескались стены, несущие знак верховного бога. И от года в год все сильнее хмурился хранитель, спрашивая у шара о судьбе подрастающего мальчишки, ибо темной дымкой покрыто было его будущее.

Вотан — добрый бог. Любой из его детей может разбить десять его статуй и за пять гвоздей вымолить прощение. Но даже глупец умеет сложить два следа, а мудрость Вотана прославлена в веках. И если постоянно жалит тебя один и тот же не желающий тебе зла овод, даже у доброго бога может подняться для удара ладонь. Страх охватывал хранителя, когда представлял он рушащийся на мальчишку гнев Вотана. Вот и теперь, будто злой рок вел Дирги в его последней шалости. Любой ребенок мог захотеть испытать огнем драконову кожу. Десятки раз похищали из оружейной клинки, огненные бочки и паровые арбалеты.

Сын Идрис шел рядом с озорником и должен был поровну разделить все его глупости. Но только Дирги додумался обрядить Вотана в женское платье. И носа лишилась статуя от пламени из его руки. Нос гнома — его гордость и символ доблести. Много приходится отсекать камня, чтобы сделать такой выступ на лице изваяния. Куда проще приклеить нужный кусок. Но, когда речь идет о богах, мастера никогда не хитрят. Цельнокаменные носы гордо торчат на статуях всех восьми богов кланов, и отбить изваянию нос — значит сотворить богу самое тяжкое бесчестье. Что за рок висел над этим юнцом?

— Эх, Дирги-Дирги, — вздохнул хранитель.

— Вот он! Поймали! — Здоровый стражник за шиворот занес в каморку мальчишку и вышел, притворив дверь.

— Ну, здравствуй, — сказал хранитель, вглядываясь в переминающегося парня, уже почти вошедшего в пору юности. В ответ тот что-то невнятно пробормотал.

— Гнев Вотана лежит на тебе, дитя клана, — мягко продолжил хранитель, — лишь искреннее смирение может спасти тебя.

Дирги бубнил, что не хотел, не был виновен, и вышло все случайно. И хранитель видел правду в его словах. Но не был бы он хранителем знаний, если бы не умел видеть скрытое и помнить давнее.

— А ну-ка стой! — прервал он мальчишку и за руку подвел к лампе. Густые волосы падали на лоб Дирги. Хранитель отвел их ладонью. — О, Вотан!

При звуках божественного имени знак Серки на лбу мальчика тревожно запульсировал.

— Нет, не болит совсем, только иногда чешется, — равнодушно ответил Дирги.

— Ждать больше некогда! Будет большое служение! — решительно сказал хранитель. — А ты подождешь здесь. Работать никуда идти не надо. И еду тебе сюда принесут.

Темнел и волновался хрустальный шар, и хранитель приказал убрать его подальше. Одиннадцать мудрецов из соседних селений приготовились умилостивить Вотана, чтобы снял он знак гнева с бестолкового мальчишки. Полукругом замерли хранители перед огромной статуей, и кучи хвороста в грубых каменных очагах высились перед ними. Одиннадцать вождей в священных доспехах стояли чуть поодаль. Одиннадцать юных гномов — учеников с боевыми рогами наперевес замерли у самой стены. А в их дружеском кольце стоял Дирги, и дружеские руки держали его крепкой хваткой.

— Что ж, начнем, — промолвил здешний хранитель, поправил перекинутую через плечо облезлую волчью шкуру и первым ударил кремнем по куску магнитной руды.

Частый стук был ему ответом. Вскоре запылали костры во всех одиннадцати грубых каменных горнах, и обряженные в невыделанные шкуры мудрецы потянулись за каменными молотками. Началось железное служение Вотану. Не было лучшего способа умилостивить Вотана, чем сковать ему гвоздь по заветам предков. И не было лучшего времени затем, чтобы замолвить слово перед богом за согрешившего юнца. Только долго ковался гвоздь орудиями славных предков. И медленно плавилась руда в грубых каменных горнах.

Предоставленный сам себе, Дирги скучал в дружеском кольце. Не мог он даже почесать нос, потому что схвачены были его руки. А перед самым его носом качался рог, до которого он без труда мог дотянуться губами… Не судите строго юного гнома. До пятидесяти лет юноши из Горных Кланов не считаются достаточно взрослыми, чтобы жить собственным умом. А Дирги не прожил и половины этого срока. Тем более что юный гном не замышлял ничего дурного. Он думал, что никто не услышит звук в царящем стуке каменных молотков. Откуда же ему было знать, что не звуком славны Рога Каменного Дождя.

Да и все успели удрать живыми.

Последний хранитель выскочил из святилища, захлопнул за собой дверь и тут же привалился к ней спиной, диким взглядом уставившись на остальных мудрецов, вождей и учеников — одинаково взлохмаченных, засыпанных каменной пудрой и ожесточенно потирающих свежие шишки. С силой протарахтело в храме, пару раз что-то сильно ударило по двери, и сотни раз разбилось что-то звонкое.

— Вот и большие камни вниз пошли. Хорошо, что не сразу, — хрипло сказал один из мудрецов, и остальные согласно закивали.

Выждав немного, хранитель знаний Трех Ключей открыл дверь. Можно было вздыхать. Можно было плакать. А можно было смеяться, глядя на побитых безносых богов посреди разгромленного святилища. Огромный нос Вотана похоронил под собой трех младших богов сразу.

— Терпению Вотана настал конец, — печально сказал хранитель Трех Ключей понурившемуся Дирги, — больше Он ничего тебе не простит.

Знак божественного гнева нестерпимо пылал на лбу мальчишки.

Неделю спустя из селения стали уходить корги. Непрерывная цепочка скальных крыс тянулась из ворот и пропадала в ближнем ущелье. Сильно радовался резчик, боялась стража, хранитель лишь вздыхал. Темнел и ничего не показывал чудом уцелевший хрустальный шар, лишь пробегала по нему быстрая рябь, если Дирги оказывался ближе двадцати шагов к храму. Хранитель не видел будущего клана. И даже не удивился он, когда через два дня запылали огни и ярко осветили ночь за горой.

Огромная армия демонов шла к Трем Ключам. Были в ней люди с топорами и безумными глазами, жестокие колдуны в длинных мантиях, огромные чудовища с множеством щупалец и ужасные демоны в небе над всеми ними. А вел всю эту армию огромный крылатый воин, в два удара мечом расправляющийся с белым медведем. Неудержимо шла дьявольская армия Бетрезена по горной стране, и земля за ними превращалась в горячую дымящуюся пустошь.

Невеселым вышел совет клана. Нечего было и пытаться уйти от крылатых врагов по заснеженным перевалам. Слишком неравны были силы, чтобы принимать бой. Ибо была эта армия, способная захватывать столицы кланов и сокрушать божественных защитников. Не охотникам и кузнецам вставать на ее пути.

— Надо укрыться в пещерах и надеяться, что они их не обыщут или не обрушат, — сказал хранитель.

— Может, на поле боя с милостью Вотана… — заикнулся вождь.

— Нет.

— Может, ты призовешь силу Вотана на наших врагов?

— Нет. Давно утрачены нужные заклятия. Еще не отстроен храм. И не будет с нами милости нашего бога. Думаю, не стоит объяснять, почему, — твердо ответил хранитель.

И все угрюмо промолчали.

Невеселыми вышли сборы клана. Плакали женщины, покидая уютные дома на горном склоне. Хмурились мужчины, глядя на все, что нельзя было забрать или вывезти. Ревели дети, чувствуя общее горе. Нагруженные вьюками гномы уходили в дальние пещеры — уходили на неведомый срок и не брали с собой надежду.

— Где Дирги? — спохватилась Игди. Заозирался враз постаревший Тольрик, но не было видно их непутевого сына.

— Нет, я не видел его, — сказал хранитель знаний.

— Кто-то залез в мои сундуки! — подбежал в этот миг к хранителю Сварди, у которого все отправляющиеся в дальний путь покупали обереги на удачу.

— Что было в сундуках? — спросил хранитель, выслушал на ухо ответ и сказал после недолгого раздумья: — Даже у богов я не осмелюсь сейчас просить для нас защиты.

Горели костры в армии адских Легионов. Таял вековой снег, и кровавыми жилами проступали на земле нити расплавленной лавы. Шум, скрежеты и вскрики неслись от палаток. Воины Бетрезена не торопились в бой. Медленно двигались они, но неостановимо. Долину Трех Ключей они должны были опустошить завтра. Гибель ожидала всех и каждого, кто встал бы на их пути. На рассвете зашевелилась армия. Неспешно собралась в отряды, и герцог Легионов взмахнул клинком, начиная поход. И очень удивился предводитель Легионов, когда вынырнула из-за скалы маленькая фигурка и замерла на пути адского войска.

— Где ты, предводитель? Я вызываю тебя! Выходи на бой, если не хочешь прослыть трусом! — раздался тонкий голос молодого гнома.

— Как желаешь, — пожал плечами герцог, даже не замедлив шаг. Наглому щенку должно было хватить одного удара.

— Отступите, если хотите остаться в живых, — заявил мальчишка, когда шесть шагов оставалось герцогу до него. На лбу у гномишки горел какой-то знак, видный даже сквозь спутанные волосы.

— Или что ты сделаешь? — поинтересовался герцог, занося для удара меч. Щенок достал что-то из мешка и сжал в руках.

— Молишься своим никчемным божкам? — ухмыльнулся демон.

— Поздно мне молиться, ибо грешен я, — пробормотал Дирги и одним движением отломал носы у четырех маленьких фигурок верховного бога Горных Кланов.

Ледяной ветер хлестнул адского лорда по лицу, заставив пошатнуться.

— Что?.. — зарычал демон, озираясь.

Тучи собрались над долиной за три удара сердца.

— Ну все, адское отродье! Ты исчерпал мое терпение! — загрохотал голос с небес. — Узри же мой гнев!

— Я?! — поразился герцог Легионов и на всякий случай отступил на шаг, но рассвирепевший бог вряд ли его услышал. Ибо сила Вотана уже обрушилась на долину Трех Ключей.

Голодные ветры закружили по долине. Беспросветной ночью был наполнен их вой, ломали они деревья, обрушивали лавины и безжалостными укусами выедали тепло из тела.

Ледяные копья ударили из земли, не то прорываясь из глубин, не то рождаясь из стылого воздуха. Каждый, оказавшийся на их пути, погибал.

Огромные головы белых волков сложились из снега высоко в небесах, чтобы с воем обрушиться на землю, погребая все под толщей тяжких сугробов и поражая холодом.

Во вспышках яростных молний соткались из пустоты огромные кристаллы, превращаясь в последнюю тюрьму для любого попавшего в них создания.

И, наконец, печальный крик пришел с небес, леденя еще бившиеся сердца. Ибо был это клич огромной льдистой птицы, способной накрыть крылом гору. Она падала на долину, и лишь боги могли бы остановить ее полет. Содрогнулись скалы и холмы, приняв ее удар. На тысячи ледяных осколков, маленьких и больших, разящих и сокрушающих, рассыпалась она. И каждый осколок нес смерть.

А потом настала тишина, и разошлись облака над долиной. Ведь не был злобным богом Вотан, долго копился его гнев и быстро тратился. И незачем было наводить ему страх на тварей земных, если отступник был уничтожен.

Таяли наколдованные лед и снег, обнажая остывшую и успокоившуюся землю. Лишь множество тел покрывало долину, и ни одного адского воина не осталось в живых. А от ужасного герцога остались лишь вонзившийся в землю огромный клинок и кусок крыла.

— Велик Вотан, — потрясенно прошептал Дирги, выбираясь из лисьей норы, которую загодя присмотрел. Он вообще-то собирался просто умереть с честью и чуть задержать вражескую армию. — Легионы уничтожены! Клан спасен!

— Клан спасен? — раздался громовой голос с небес. — Отрадная весть! Кто ты, дитя? Кого я должен наградить?

— Я… Дирги! — храбро выкрикнул молодой гном и сжался, ожидая удара с небес.

— Дирги! Славно в веках будет это имя! — прогрохотало с небес. Дирги недоверчиво распахнул глаза, провел рукой по лбу. И рассмеялся. Знак исчез. Излилась ярость Вотана на шкодливого гнома, и вместе с ней ушла память о баламуте, ибо был Вотан добрым богом.

Звонкий голос разносился по стылым извилистым коридорам. Добирался до самых отдаленных тупиков и пропастей и заставлял удивленно встрепенуться сердца.

— Радуйтесь, народ клана Туманного Ущелья! Враг уничтожен мной без возврата! Я, Дирги, призвал на недругов гнев Вотана!

— Он все-таки нас спас! Я не ошибся двадцать три года назад! — сказал хранитель знаний и ласково погладил хрустальный шар.

На века вошел в легенды и песни Горных Кланов Дирги, самый молодой заклинатель в истории гномьего народа. Множество раз в одиночку выходил он на битву, и враги отступали перед его колдовской мощью. Величайшим чародеем считали его другие хранители знаний — ведь не тратил он на заклятия ни силы, ни кристаллы, но легко обрушивал гнев Вотана на случившихся рядом недругов. Лишь хитро улыбался Дирги на вопросы о своем колдовстве, и так же хитро улыбался его седовласый ученик — прежний хранитель знаний, пошедший в обучение к молодому герою. Многие поколения еще славились чародейской силой заклинателей из Трех Ключей, и всегда жилось в достатке при них мастерам, что умели делать маленькие изваяния Вотана с большими, но хрупкими носами.

Алексей Русанов

ГРЕМЯЩИЙ ПЕРЕВАЛ

Посвящается Веронике

Ветер, туман и снег.
Мы — одни в этом доме.
Не бойся стука в окно —
Это ко мне,
Это северный ветер,
Мы у него в ладонях.

Б. Г.

С утра Боренли ходила заплаканная. Да и было от чего! Случилось ужасное: Вимвин, к которому девушка давно уже питала нежные чувства, наконец-то набрался смелости и, надев парадный кафтан и тщательно расчесав бороду, попросил руки Боренли у ее двоюродного дяди и опекуна Атаульфа. Однако старый гном, вместо того чтобы прослезиться и благословить влюбленных, пришел в неистовство, словно берсерк в бою, и наорал на Вимвина, что, мол, это неслыханная дерзость, чтобы работник, да еще и совсем юный и неопытный («не знаешь, с какой стороны за боевой молот браться!»), смел просить руки приемной дочери своего хозяина. От зычного голоса седобородого гнома дрожали стены заезжего двора, а гости, к счастью немногочисленные, с любопытством наблюдали за семейной сценой. Боренли целый час прорыдала у себя в горнице, но потом вернулась к делам, ибо на ней лежали обязанности хозяйки «Гремящего перевала».

Перевал, по дороге на который расположился заезжий двор, когда-то носил неблагозвучное имя «Смердящий», потому что на нем обитали гоблины, а как они пахнут, всем известно. Но лет двадцать назад Атаульф, вышедший в отставку с королевской службы, истребил гоблинов и построил на пологом горном склоне заезжий двор, который назвал «Гремящий перевал», а уж от заведения это имя распространилось и на перевал в горах. Старый Атаульф не знал недостатка в постояльцах, ибо через перевал шла дорога из богатого Приморского княжества через заброшенную долину, где жили одни зеленокожие, во владения зажиточного клана Флиндхайд.

Из княжества обычно везли всевозможные товары, доставляемые по морю со всех концов Невендаара, ну а гномы, натурально, отправляли на продажу оружие и доспехи. Нынче в «Гремящем перевале» было всего двое гостей — гном Гордок, состоящий на королевской службе в почетном звании лазутчика, и имперский купец Зирзар, направляющийся за партией «драконьих клыков» для княжьих дружинников. Боренли подала купцу на завтрак яичницу и сбитень, а Гордоку — ячменного пива и рыбную похлебку. Атаульф и его главный помощник горный великан Дарерад доедали вчерашнее жаркое из зайца, запивая желудевым настоем, и беседовали с Гордоком. Когда Боренли прислушалась к их разговору, то чуть не выронила из рук кувшин с пивом: Атаульф сватал Гордоку свою воспитанницу!

Боренли тут же кинулась во двор, где нахохленный Вимвин конопатил старую бочку.

— Вимвинчик, миленький! Там такой ужас: дядя хочет отдать меня в жены этому Гордоку!

— Борода Идуна! Он совсем выжил из ума! А что ты?

— Я не хочу за него, — слезы у Боренли хлынули горным ручьем. — Ва… ва… во-первых, я тебя люблю, а во-вторых, он лазутчик, а их очень часто убивают. Зачем мне вдовой становиться в расцвете лет?

Вимвин вдруг сгреб Боренли в охапку и жарко зашептал, щекоча бородой ухо и шею:

— Не отдам тебя никому! Ни Гордоку, ни Атаульфу, ни самому Нидхогу! Бореночка, давай убежим! Убежим сегодня же! Уйдем далеко-далеко на северо-восток, в Новые Копи. Там неважно, кто ты, из какого ты клана. Мы там заживем свободно и легко. Давай! Клянусь волосами Фрегги, ты будешь со мной счастлива, я ради тебя сделаю все, я тебе чертоги из чистого золота…

У Боренли закружилась голова от жаркого соблазнительного шепота и от пугающей перспективы бросить родной дом и уйти в неизвестность. Но, вспомнив одутловатое лицо Гордока, она решительно выдохнула:

— Я согласна.

Они стали обсуждать с Вимвином, когда и как им бежать, что брать с собой, и договорились, что сегодня же после обеда они прихватят пожитки и отправятся на северо-восток — за перевал.

Однако уже к полудню стало ясно, что побег откладывается. Вершины гор исчезли из виду, накрывшись шапками маленьких белых облачков, ветер принялся игриво сметать порошу. По всем приметам надвигалась буря. В ожидании ненастья Атаульф распорядился закрыть все ставни и принести из подвала еще пару корзин горючего камня.

Уже начали подниматься первые снежные вихри, когда Боренли, запасавшая воду, вернулась от колодца. Почти сразу вслед за ней широкая дубовая дверь распахнулась, и в общий зал заезжего двора зашли двое — мужчина и женщина. На мужчине под широким плащом поблескивала кольчуга, женщина была одета в белоснежную горностаевую шубу, на высоком головном уборе был вышит серебряный восьмиконечный крест — знак служения Верховному Отцу.

— Мир дому сему! — торжественно изрекла женщина.

— Перед вами преосвященная Женевьева! — гулким голосом провозгласил мужчина. — А я — рыцарь Еландр. Нам нужно укрытие от непогоды.

— Мой дом — ваш дом, — любезно произнес Атаульф. — Для «Гремящего перевала» — честь принимать таких благородных гостей. Чего изволят сэр рыцарь и мать-аббатиса?

— Матушка, благословите! — попросил Зирзар, очень резво оказавшийся на коленях перед гостьей. Преосвященная Женевьева благословила купца изящным движением тонкой руки. Рыцарь помог ей избавиться от шубы, под которой оказалось пурпурное одеяние, столь роскошное, что Боренли даже глазами захлопала от изумления. Никогда раньше она не видала такой красоты!

Гости попросили согревающие напитки — яблочный пунш аббатисе и грог рыцарю, и Боренли, кинув еще один восхищенный взгляд на великолепный наряд, отправилась на кухню выполнять заказ. Привычно хлопоча над плитой, возясь с чайниками и кастрюльками, ворожа над настойками и отварами, Боренли тихонько мурлыкала под нос любимую песенку про ласточку и весну, как вдруг до ее уха донеслись звуки сердитого голоса Атаульфа, похожие на эхо далекого горного камнепада. Боренли тихонько приоткрыла дверь и осторожно выглянула. Причина дядиного гнева сразу стала ей понятна: на пороге заезжего двора стояли два эльфа. Один из них, мужчина, был одет в кожаные доспехи, из-за его плеча выглядывал узорчатый тул с луком и стрелами. Его спутница была одета в широкий балахон и меховую накидку из беличьих шкурок, в руке эльфийка сжимала тонкий резной посох с развилкой на вершине.

— Я не потерплю длинноухих в моем доме! — горячился Атаульф. — Гномы и эльфы были и будут в вековечной вражде!

— Ты забыл, гном, что между нашими народами заключен мир, — ровным голосом возражал эльф. — И не в обычаях Горных Кланов отказывать в гостеприимстве путникам.

— Я лично никакого мира с вами не заключал и никакого приказа про длинноухих от старейшин моего клана не слышал! — упорствовал Атаульф.

— Добрый хозяин, — неожиданно вмешалась в спор аббатиса, — не лишай приюта эти создания. Так угодно Всевышнему! Эльфы — союзники Императора.

— А мы? Разве мы не союзники?

— И вы, вы — наши самые верные союзники. Так зачем же разжигать вражду между Горными Кланами и Эльфийским Альянсом?

— Мой двоюродный брат, — насупясь, произнес Атаульф, — служил под началом Гумтика Кровоточащего и погиб, защищая стены Темперанса от длинноухих.

— Да, — вздохнула аббатиса, — это было трагическое недоразумение. Но не забывайте, что там же отдал свою жизнь сэр Аллемон Локлестерский. Однако мудрый Император заключил мир с эльфами, а Святая Церковь отпустила им грехи.

— Нельзя двигаться к будущему не отрывая глаз от прошлого, — высоким мелодичным голосом произнесла эльфийка.

Атаульфу ничего не оставалось, как молча примириться с присутствием эльфов, которые сели за длинный гостевой стол прямо напротив рыцаря и аббатисы. Боренли подала заказанные напитки и, поскольку Атаульф упорно игнорировал «длинноухих», сама обратилась к новым постояльцам:

— Что изволят уважаемые гости?

Женщина внимательно взглянула на нее. У эльфийки было очень красивое узкое лицо, хотя, конечно, черты его казались неправильными для гномьих глаз, впрочем, как и черты служительницы Всевышнего. Боренли обратила внимание, что у эльфийки лицо словно окружено мягким ласковым сиянием, а у аббатисы лик будто озарен каким-то резким холодным светом.

— Как тебя зовут, дитя? — спросила эльфийка.

— Боренли, госпожа.

— Красивое имя. Я — Каэраэн, а моего спутника зовут Ирлеас. Ты — травница, Боренли?

— Да, госпожа Каэраэн.

— Тогда сделай нам, пожалуйста, травяного чая, который согревает с мороза и вселяет бодрость.

— Хорошо, госпожа Каэраэн.

Когда Боренли направилась на кухню, ее окликнул дядя.

— Боренуля, — сказал он громким шепотом, — завари этим ушастым такой чай, чтобы их три дня слабило.

Дарерад, сидевший рядом с хозяином, сдержанно хохотнул. Он, как и все великаны, был туповат, медлителен, зато имел отличный слух.

— Нет, дядя. Так нельзя, — возразила Боренли. — Фула гневается на тех, кто свой дар использует во зло.

— Ладно-ладно, я пошутил, — отмахнулся Атаульф.

Дар травознания достался Боренли от отца, который был лучшим алхимиком клана. Он погиб в стычке с дикими йети, однако до этого успел открыть дочери многие секреты своего ремесла. Вот и сейчас Боренли заваривала чай и вспоминала, как отец помогал ей заучивать, сколько частей каких травок нужно для чая, который поднимает на ноги раненого воина, сколько для чая, который придает мускулам двойную силу, сколько для чая, который моментально прогоняет всякую усталость.

— Чабрец да боярышник, хвощ да алтей… — приговаривала Боренли. Была у нее привычка во время работы постоянно что-то бормотать себе под нос. Она старалась приготовить самый лучший чай, какой только умела, для такой любезной и красивой гостьи. Когда все заварилось, она разлила ароматный, исходящий паром напиток в изящные оловянные кубки, поставила их на резной деревянный поднос и шагнула из кухни. Однако за порогом ее ждала картина, от которой Боренли чуть не выпустила поднос из рук.

В общем зале опять появились новые гости, и разгорелся новый спор. Вновь прибывшие топтались у входа, отряхиваясь от снега, и по их одеждам легко было понять, что это нежить, служители богини смерти Мортис. Один из них был замотан в темно-зеленую хламиду и на голове носил рогатую шапку: так одеваются колдуны. У второго скелетоподобный доспех и круглый шлем указывали на принадлежность к тамплиерам.

— Я не желаю находиться под одной крышей с богомерзкими еретиками, тревожащими покой усопших! — горячилась аббатиса, обращаясь к Атаульфу. — Ваш долг хозяина — изгнать их немедля!

— Вы, ваше преподобие, не у себя в монастыре, чтобы что-то приказывать, — возражал ей Атаульф. — К тому же вы, видать, не местная, не приморская. А то бы знали, что мы с мертвя… э-э-э… со слугами Мортис не враждуем, а даже торговлишку кое-какую ведем. Да и еще бы нам враждовать, когда Алкмаар под самым боком. Попробуй, тронь кого — из-под земли целые армии поднимутся. Буквально.

— Вы рискуете навлечь на себя гнев Святой Церкви!

— А я вашей Церкви не боюсь! Я — верный слуга Вотана, и, если меня тронут, за меня поднимется весь наш клан! — загрохотал Атаульф и, изменив тон с грозного на любезный, обратился к новым гостям: — Добро пожаловать, почтенные путники, в «Гремящий перевал». Прошу за стол.

— Спасибо, любезный хозяин, — странным скрипучим голосом сказал колдун и добавил, обернувшись к аббатисе: — Хочу напомнить, что между слугами Бесплотной Богини и Империей заключено перемирие. Ваши воины клялись Всевышним, что не обнажат оружие против нас. Надеюсь, в этом доме не найдется клятвопреступников?

У аббатисы гневно раздулись ноздри, она хотела было ответить, но в последний момент обратилась к рыцарю:

— Еландр! Это недопустимо, чтобы особа духовного звания находилась в одном доме с богопротивными грешниками! Мы немедленно покидаем это нечистое место!

— Гхм… моя госпожа, — рыцарь замялся, — я боюсь, что там мы… что буря не позволит нам… В общем, боюсь, что мы просто вынуждены остаться здесь, иначе в такую бурю мы погибнем.

— О, Боже! — Аббатиса подняла очи горе. — За что ты посылаешь мне это испытание? Надо было брать в сопровождающие инквизитора, он не убоялся бы бури и не потерпел рядом этих…

«Эти» присели за стол, деликатно устроившись на дальнем от имперцев краю. Боренли поставила кубки с чаем перед эльфами.

— Спасибо, милая Боренли, — сказала эльфийка, потом на мгновение закрыла глаза, по лицу ее пробежала тень, и, открыв глаза, эльфийка сказала: — Очень скоро тебя ждет сначала большой страх, а потом большая радость.

— Прислушайся к Каэраэн, — сказал эльф. — Галлеан даровал ей способность предвидеть будущее.

Смущенная Боренли только поклонилась в ответ и шагнула к новым гостям. Обращаться к ним она ужасно боялась, но это сделал за нее Атаульф, поинтересовавшийся их желаниями. Колдун повернулся в сторону эльфов, втянул ноздрями воздух, потом уставился желтыми, как гнойники, глазами на Боренли и сказал:

— Принесите нам такого же травяного чая.

Боренли, внутренне содрогаясь от омерзения, пошла выполнять заказ, однако налила слугам Безносой уже спитой отвар, и когда она ставила грубые глиняные чашки перед колдуном и тамплиером, на мгновение ей показалось, что от них пахнет землей, как от свежевырытой могилы. Колдун словно бы почувствовал отношение Боренли и спросил тамплиера:

— Вот скажи мне, Ликед, почему все так боятся и пренебрегают Бесплотной Богиней, хотя никому не избежать встречи с ней?

— Не знаю, Мисхар, не знаю.

На какое-то время в зале «Гремящего перевала» установилась тишина и хрупкое спокойствие. За длинным столом на дубовых скамьях расположились гости: рыцарь с аббатисой, поближе к ним подвинулся купец, напротив людей сидели эльфы, а за другим концом стола расположились смертепоклонники. Возле огромного камина, в который Боренли могла бы войти даже не пригнув голову, уселись на крепких табуретах горцы: Атаульф, задумчиво покуривающий короткую глиняную трубку, Дарерад, огромной ручищей подкидывающий в камин куски горючего камня, Гордок, сложивший руки на пухлом животе, смурной Вимвин, мрачно глядящий в огонь. Боренли устроилась в углу на сундуке и принялась вязать шарф для Вимвина совершенно бесшумно. Было слышно только, как потрескивает горючий камень в камине, как поскрипывает где-то притаившийся сверчок и как злобно завывает за стенами разбушевавшаяся вьюга. Хотя компания в этот день подобралась довольно странная, все равно в зале витало ощущение домашнего тепла и уюта, за которые Боренли больше всего любила бесконечно долгие зимние вечера. Углубившись в вязание, она словно бы позабыла и о неудачном сватовстве Вимвина, и об угрозе выйти замуж за Гордока, и об отчаянном решении сбежать из родного дома. Время от времени ее мысли возвращались лишь к странным словам эльфийки. Большой страх, а затем большая радость — что бы это могло значить?

Внезапно тишину и покой нарушил громкий требовательный стук, от которого дубовая дверь, запертая на тяжелый засов, задрожала.

— Ноздри Имира! Кого это еще етуны принесли в такую погоду? — удивился Атаульф. — Дарерад, пойди, открой.

Длинная тень скользнула по залу: это горный великан поднялся со своего места, заслонив камин, и направился к двери. Едва он отодвинул засов, как дверь распахнулась с такой силой, что сбила с ног даже огромного сына гор. В зал не вошли, а буквально ворвались вместе с потоками холодного ветра и завываниями вьюги двое: один был облачен в алый плащ и вороненые доспехи, а его кроваво-красные глаза горели пугающим огнем; вторая также была одета в алое, но ее лицо было скрыто глубоким капюшоном. Темный паладин и ведьма!

— Именем Бетрезена! — провозгласил обладатель огненного взгляда. — Нам требуется убежище, дабы укрыться от бури!

— А найдете вы здесь только смерть! — прокричал в ответ рыцарь и неожиданно вскочил прямо на стол и, выхватив меч, прямо оттуда прыгнул на вошедшего. Однако реакция приспешника Бетрезена оказалась быстрее. Одним ударом он отшвырнул летевшего на него рыцаря, затем сам перемахнул через стол и одной рукой схватил аббатису, а другой достал из ножен ужасающий клинок — Меч Темного Разочарования.

— Если хоть кто-то из вас двинется с места, я снесу ей…

Однако темный паладин не успел закончить фразу, как произошло нечто совершенно неожиданное. Все вокруг застыло, словно вмерзнув в кристалл льда: пытающийся подняться у двери Дарерад, упавший навзничь рядом с ним рыцарь, эльф, уже успевший надеть на лук тетиву и тянущий стрелу из тула, вскочившие с места, опрокинув табуреты, Атаульф, Гордок и Вимвин, сидящие с вывернутыми в сторону шеями колдун и тамплиер. И лишь одно существо двигалось с обычной скоростью среди этих замерших истуканов. Это был Зирзар. Одним движением он скинул бархатный купеческий плащ, под которым оказался обтягивающий черный костюм ассасина, другим движением он извлек длинный кривой кинжал, а затем Зирзар в мгновение ока оказался около стоящей в дверях ведьмы, и его хищный клинок уже прикасался к ее горлу.

— Не спеши, воин Бетрезена! Мне достаточно лишь чуть-чуть оцарапать ее, и она умрет от яда. Не будь я ассасин Империи!

— Олмиэ! — воскликнул темный паладин. — Если ты тронешь мою сестру, клянусь свирепостью Тиамат, я убью вас всех!

— Погоди, погоди, воин! Не горячись, а лучше подумай! Сестру ты спасти не сможешь, но сможешь отомстить. Ты силен, сильнее каждого здесь, но нас намного больше. Если нежить не вмешается (а им это ни к чему), то против тебя окажемся я, рыцарь, эльф, трое гномов и великан. Один против семи. Даже если ты убьешь троих или четверых, остальные убьют тебя.

— Это мы еще посмотрим! Я не боюсь погибнуть в бою!

— Постой, постой! Ты ведь случайно оказался здесь, спасаясь от бурана. Значит, ты шел куда-то, у тебя была цель. Ты готов отказаться от этой цели, готов пожертвовать сестрой, чтобы глупо погибнуть на каком-то заезжем дворе? Разве это достойная смерть для воина?

— Что ты предлагаешь?

— Посуди сам: ты можешь убить аббатису, но тогда я убью твою сестру. Ты не можешь убить всех нас, а мы тебя — можем, но это обойдется нам слишком дорого. Война не выгодна ни тебе, ни нам. Я предлагаю перемирие. Давай просто разойдемся.

— Я не могу отсюда уйти, — угрюмо сказал темный паладин. — Мы погибнем от снега и ветра.

— Так не уходи! Переждите бурю здесь. Места хватит на всех.

— Чтобы проклятые демоны в моем доме… — начал было возмущаться Атаульф.

— Молчать! — рявкнул Зирзар. — Еще только гномьего упрямства мне не хватало! Ты бы предпочел гору трупов в своем доме, Атаульф?

Ассасин вновь обратился к воину Бетрезена:

— Как твое имя?

— Наидорн.

— Гляди, Наидорн. Я убираю свой кинжал. Убери и ты свой клинок, — сказал он и грозно оглядел всех остальных. — А если кто-нибудь попробует взяться за оружие, то я даже с отрубленной головой успею метнуть в него кинжал! Слово ассасина!

Каждый знает, что такое слово тайного убийцы Империи. Поэтому всего через несколько минут за одним столом оказались все, кто волею судьбы очутился этим вечером в «Гремящем перевале»: представители всех пяти рас Невендаара. Вряд ли еще при каких-то обстоятельствах могли бы усесться бок о бок аббатиса Святой Церкви и ведьма, рыцарь и темный паладин, гном и эльф, колдун-чернокнижник и горный великан. Каждый осознавал противоестественность этой ситуации, и все были смущены. Первой нарушила молчание преосвященная Женевьева:

— О, Всевышний! Могла ли я когда-нибудь даже в мыслях допустить, что буду делить кров не только с еретиками, поклоняющимися смерти, но и с демонами-вероотступниками?!

— Мы не отступники, мы верные слуги! — возразил ей темный паладин. — В действительности, отступники — вы, ибо вы отвернулись от создателя всех людей, Бетрезена!

— Но Бетрезен исказил замысел Верховного Отца и сделал наш мир юдолью страданий и слез!

— Нет! Это другие боги из зависти к Бетрезену испортили его творение и оклеветали его…

— Тише-тише, — примирительно сказал фальшивый купец Зирзар. — У нас тут прямо модель Невендаара в миниатюре. Верующие во Всевышнего жаждут уничтожить слуг Бетрезена, дети Галлеана точат нож на сынов Вотана…

— А разве не достойны мести порождения этого вероломного бога, вырвавшего сердце Галлеана и зашвырнувшего его на солнце? — вскочил со своего места эльф.

— Вотан лишь защищался, ибо эльфы первыми вторглись на земли Горных Кланов! — воскликнул Атаульф.

— Мы лишь мирно кочевали!

— Это все дела седой древности, — сказал ассасин, — они случились так давно, что уже не узнать кто прав, а кто виноват. Но случилось так, что пять рас Невендаара живут в одном мире, полные ненависти друг к другу, и ни одна не в силах взять верх над всеми остальными. Прямо как здесь у нас.

Тень задумчивости легла на лицо ассасина:

— Иногда мне кажется, что безжалостные боги просто играют нами, как мальчишки играют деревянными солдатиками…

— Может, иные боги и богини, — аббатиса выразительно посмотрела на смертепоклонников, — и грают своими созданиями, но Верховный Отец так не поступает.

— Ну да! Он отстранился и просто наблюдает за этим спектаклем, — проскрипел колдун.

— Он не отстранился! Нет! — запальчиво воскликнула аббатиса. — Да будет вам известно, что Всевышний послал в наш грешный мир своего ангела, дабы очистить Невендаар от скверны! И мы направляемся…

— Ваше преподобие, — перебил ее рыцарь, — вряд ли стоит рассказывать об этом здесь.

— Для Бетрезена это не секрет! — сказал темный паладин. — Многие направлены на поиск этого небесного посланца, и мы с Олмиэ в том числе.

— Дети Галлеана тоже ведают об этом ангеле, и мы также идем искать его, — сказала эльфийка.

— Это не секрет и для Горных Кланов, — добавил Гордок.

— Это ни для кого не секрет, — проскрипел колдун. — И я полагаю, нас всех завела сюда одна и та же цель.

Все с удивлением стали рассматривать друг друга, словно увидели впервые. Недоуменную тишину прервал хохот Атаульфа.

— Хо-хо-хо! — смеялся в голос старый гном. — Клянусь лысиной Аура, это уморительно! Чтобы пять охотников выслеживали одну дичь и столкнулись все разом носом к носу! Ха-ха-ха!

Смех разрядил возникшее было напряжение, когда, казалось, все готовы были вновь накинуться друг на друга. Разговор мирно перетек в обсуждение погоды: долго ли еще продлится буран, распогодится ли к утру и будет ли опасность лавин на перевале. Потом беседа сама собою угасла. Гости одни за одними просили провести их в комнаты, где они смогли бы лечь спать. Разведя всех, Боренли направилась к себе в горницу, и на пороге ее задержал Вимвин.

— Бореночка, может быть, мы сегодня проведем ночь вместе?

— Что ты такое говоришь? А ну брысь, а то дядю позову!

Огорченный Вимвин удалился, а Боренли, нырнувшая под одеяло, на миг задумалась: не зря ли она его прогнала? Нет, не зря, а то потом ни о какой женитьбе и разговоров не будет.

К утру буря утихла, снега намело по самую ручку двери, но Дарерад без труда ее открыл и быстро расчистил дорожку среди сугробов. Первыми поднялись рыцарь с аббатисой и, узнав, что путь свободен, тут же покинули «нечистое место», предварительно, конечно, заплатив за ночлег. Потом и остальные постояльцы стали выходить и собираться к столу. Боренли уже варила на всех знаменитую горскую овсянку.

Однако позавтракать сегодня им было не суждено. В распахнувшуюся дверь ввалился рыцарь Еландр, весь красный и запыхавшийся.

— Беда! Орда зеленокожих движется к перевалу! Нужно известить князя!

Боренли вздрогнула. На ее памяти такое случалось уже дважды за пятнадцать лет: дикие обитатели соседней заброшенной долины иногда собирались в подобие армии и совершали опустошительные набеги на Приморское княжество.

— Много ли их? — спросил Атаульф.

— Их много? — одновременно спросил Зирзар.

— Очень много! Там идут и гоблины, и орки, и тролли, и циклопы, и людоеды. Словно зеленая река течет вверх по склону.

— Ох, и правда, беда, — сказал ассасин. — Княжество сейчас защищать некому: князь с дружиной отправился в Столицу на ежегодный Императорский смотр. Защитники веры вычистили бы эту погань в два счета, но их сейчас нет. Нужно собирать городское ополчение. Но мы не успеем — зеленокожие дойдут до города уже к полудню!

— Орков нужно задержать на перевале, — сказал Атаульф. — Дать время наместнику собрать ополчение.

— Да кто их задержит?! — воскликнул рыцарь.

— Мы, — спокойно ответил старый гном. — Я, Дарерад, Вимвин.

— Там же целая орда!

— Ну так и мы чего-то стоим. И будем благодарны, если вы, сэр рыцарь, окажете нам помощь.

— Конечно, я пойду с вами.

— И я пойду с вами! — сказала вошедшая минуту назад аббатиса. — Я буду молить Всевышнего, чтобы он исцелял ваши раны и даровал вам победу.

— Мы, дети Галлеана, — подала голос эльфийка, — просим вас о чести сражаться вместе с вами.

Атаульф сурово сдвинул брови, но кивнул.

— Воля Мортис направляет нас за перевал, — неожиданно заговорил колдун. — Если на нашем пути возникнут препятствия, мы должны устранить их любой ценой. Впрочем, цена жизни сильно преувеличена… Мы идем с вами.

— Не думайте, что слуги Бетрезена попытаются трусливо уклониться от битвы! — воскликнул темный паладин. — Нам также нужно за перевал, и какие-то полуживотные не смогут нам в этом помешать.

— Ого! Вот это отряд! — сказал ассасин. — Что ж, попробуйте хоть на сколько-то задержать зеленокожих, а я поспешу в город. Со мной пойдет сэр Гордок для страховки: если со мной что-то случится, тогда он предупредит наместника об опасности.

Трепеща от волнения, Боренли подошла к Атаульфу.

— Дядя, вы возьмете меня с собой?

— Прости, Боренуля, но нет, не возьмем.

— Почему?

— Потому что я хочу, чтобы, если мы победим, было кому врачевать наши раны, а если погибнем, чтобы наши тела похоронили по всем обычаям. Лучше дай-ка нам с собой боевых эликсиров и настоек.

Боренли, с трудом сдерживая слезы, отправилась в кладовую за снадобьями, а когда вернулась, то увидела, что дядя куда-то ушел, а странный сводный отряд спорит о том, кто его возглавит.

— Я самый старший в военной иерархии, — горячился темный паладин, — поэтому командовать должен я!

— Ты не самый старший! — раздался вдруг голос с лестницы, ведущей на второй этаж. Все обернулись и увидели Атаульфа с двумя секирами в руках, облаченного в шлем с лосиными рогами и золоченые доспехи Мастера Рун. Боренли застыла от изумления: она и не знала, что Атаульф достиг таких высот на королевской службе.

— Выступаем немедля! — скомандовал Атаульф.

Боренли, отбросив всякие приличия, кинулась к Вимвину и поцеловала его на глазах у всех. Быть может, в последний раз.

— Прощай! Возвратись ко мне! — прошептала она. Вимвин лишь кивнул ей в ответ.

Оставшись одна в доме, Боренли все же не выдержала и расплакалась.

Время ожидания растянулось на неимоверно долгий срок. Боренли то плакала, то молилась Вотану и всем младшим богам и богиням, чтобы они сберегли Вимвина, то принималась за какую-нибудь домашнюю работу, но все валилось у нее из рук. Наконец она убедила себя верить, что Вимвин вернется и, скорее всего, он будет ранен, а значит, нужно приготовить лечебные отвары, настои и мази для заживления ран. Этим она и занялась. Однако, когда все было готово, а солнце уже ползло к закату, никто так и не возвратился. Боренли села перед погасшим камином, закрыла глаза и застыла в каком-то летаргическом оцепенении.

Из этого состояния ее вывел скрип снега за окном под чьими-то сапогами. Боренли кинулась к окну и сквозь слюдяную пластину разглядела, что это возвращаются те, кто ушел вместе с Вимвином. Но ни его, ни дядю, она не увидела. Словно ледяная рука сжала ее сердце. Она кинулась к двери, выскочила наружу…

И увидела, что в хвосте сильно уменьшившегося отряда несут носилки. С одной стороны их поддерживал эльф, а с другой… С другой их нес Вимвин, живой, целый и невредимый! На носилках лежал Атаульф, бледный, но живой.

Уже через несколько минут Атаульф оказался на своей крепкой дубовой кровати, Боренли хлопотала вокруг него, смазывала специальным бальзамом резаные раны, к счастью, неглубокие, накладывала шину на сломанную правую руку. Рядом был Вимвин, который взахлеб рассказывал о том, что случилось:

— На главном перевале мы дождались, когда появится передовой отряд орков, а потом Атаульф протрубил в заколдованный рог, и сошла лавина, которая всех их накрыла. Потом мы поспешили на верхнюю тропу. Ты знаешь, какая она узкая. Поэтому там уже было неважно, что зеленокожих так много. Ох и жарко нам там пришлось, ох и намахался я там молотом. Всем трудно было. Эти так и перли, так и перли. Твой дядя там так рубил гоблинов знатно, словно чурки сосновые. Мы там их целую гору перебили. Но и у нас многие полегли. Дарерад наш погиб, да примет Вотан его душу. Рыцарь погиб, дрался очень храбро. Мертвяки оба погибли. Мы уж подумали все, конец нам приходит. Но тут орки отступили, и вышел самый главный, хан ихний. Вышел и говорит, мол, давайте поединок устроим: я, говорит, один против ваших троих самых сильных. Если вы, мол, победите, мой сын уведет армию обратно, а если я, то вы сдадитесь в плен, и мы вас не тронем, мы, дескать, храбрость уважаем. Первым на него этот демон накинулся, только у хана доспех такой, что никаким мечом не пробить, потом на него дядя твой наскочил. А дрался тот хан кистенем огромным, било на нем — с мою голову. Вот этим кистенем он Атаульфу руку и сломал, а если б не шлем, то и голову разбил бы. Но тут ведьма наша, Олмиэ ее звать, чего-то пробормотала, и хан тот вдруг превратился в уродца такого здорового, толстого. Но самое главное — доспех на нем исчез. И тут к нему я подскакиваю, раз молотом, раз, раз, а потом аккурат между глаз ему как врезал. Он брык — и лежит. И уже не уродец, а опять хан. Но мертвый. Получилось, это я его уложил. Клянусь бородой Идуна! После этого орки взяли и обратно повернули!

— Да, все так и было, — слабым голосом заговорил Атаульф. — Славно Вимвин бился, очень славно. Прямо как мы когда-то сражались за Яату'Халли. И ведь это он нас всех спас. Знает парень, с какой стороны за боевой молот браться. Я, пожалуй, вчера неправ был. Так что, если не передумала, — можешь выходить за него. Клянусь ляжками Фрегги, из вас выйдет отличная пара!

Станислав Шиммер

ОРАГУЛА

День подходил к концу. Я забрался на пригорок и устало выдохнул. Заплечный мешок натер и без того доставляющий неудобства шрам от ожога на правом плече, а болтающаяся шпага-эспадрон[1] цепляла кусты и высокое разнотравье. Все, отбой, хватит стаптывать сапоги. Я сбросил мешок и бухнулся на траву.

— Сам виноват. Нечего было бросать лошадь, — прогнусавил Мишру прямо в ухо.

— Не донимай, — огрызнулся я. — Если бы я не бросил ее, оборотень сожрал бы меня с потрохами, и ты сам это знаешь.

Мишру обиделся и затих. Может, так его осаживать и не слишком вежливо с моей стороны, он же ничего не может сделать в ответ. Но я всего лишь усталый охотник на ведьм, и самое последнее, о чем я думал, — это манеры. Я расслабился и надвинул шляпу на глаза. Мишру протестующе заворчал. Конечно, не самое лучшее время для сна. Я поправил шляпу, встал и огляделся.

На севере, прямо передо мной раскинулась долина, разделенная пополам старой дорогой. До Второй Великой Войны это был оживленный тракт, по которому в Герху, тогда молодой, стремительно развивающийся город, доставляли всевозможные товары. Тогда он жил поставками ониксового дерева — редкой породы, росшей в Тердоросском лесу. Лесорубы из окрестных деревень добывали дерево, в Герхе его частично обрабатывали на месте, а частично — сплавляли вниз по Аспиду, небольшой реке, восточнее города. Но когда пришла война, знати стало не до новой шикарной мебели и безделушек, а эльфы быстро расправлялись с рабочими, сунувшимися в лес. И город стал потихоньку умирать. Ну что ж, ничто не вечно. Мне бы лошадь раздобыть — вот что главное. До города было навскидку лиги две, и до темноты я точно покрою это расстояние.

— Давай, давай, разомни ноги. Лошадь ему подавай, — зло сказал Мишру.

— Эх, если бы был толк тебя бить!

— Так что тебя останавливает?

— Перестань меня провоцировать! — Я поднял мешок и побрел к тракту.

Да уж, моя последняя работа обошлась мне втридорога. Бродяжничество вдоль границ Империи — само по себе занятие небезопасное, а когда ты еще и охотник на ведьм, то вдвойне. На ведьм — это, конечно, образно выражаясь. На самом деле в мою компетенцию входили не только ведьмы, но и оборотни, зомби, доппельгангеры, бесы и прочая пакость, с которой не с руки было возиться инквизитору. Но если для рядового инквизитора решение проблем с подобной нечистью и было простым делом, то мне хватало зарыться по шею и сверху еще притрусить. В итоге оборотень, терроризировавший несколько деревень в трех днях пути отсюда, чуть не прикончил меня, да еще и лошадь, подлец, задрал! Местные жители хоть и заплатили мне за избавление от чудовища, но с полезной в хозяйстве скотиной расставаться никто не захотел. Оставалось надеяться, что в Герхе еще действует храм Небесного Отца. Там мне точно помогут.

— Ты все веришь в его милость? — съязвил Мишру.

— Тебе еще не надоело копаться в моих мыслях?

— Если бы там было в чем копаться! — вздохнул он.

Я не ответил. За три дня перепалки с Мишру мне порядком надоели, но я его понимал. Он устал от продолжительного пути не меньше, чем я.

Я вышел на тракт. На северо-востоке дорога изгибалась и упиралась в стены Герхи. Еще лигу я шел спокойно, начали спускаться сумерки, и на башнях города зажгли огни.

— Слышишь? — вдруг сказал Мишру.

— Нет. — Я и в самом деле ничего не слышал.

— А ты прислушайся.

Я закрыл глаза и напряг слух. Ветер перебирает травинки в поле, шумит лес на востоке. Ничего необычного. Редкое спокойствие для земель Невендаара. Я поморщился и прислушался сильнее — на самой грани слышимости я различил перестук копыт. Он становился все отчетливее — кто-то ведет лошадь трусцой. По тракту, направляется в город. Ничего необычного.

— Ничего необычного, — так и сказал я.

— Пока ты всадника не встретил, — в голосе Мишру звучала тревога, — спрячь меня.

— Это еще почему? — удивился я. Вряд ли кому-то, кроме меня, придет в голову причинить ему вред. Ну в самом деле, кто в здравом уме будет пытаться убить шляпу? Пока он молчит и не болтает попусту, он в безопасности.

— Просто спрячь, прошу тебя! — Он уже явно нервничал.

— Ну ладно, ладно, — согласился я. Если Мишру и правда так нервничает, значит, есть на то причина. — Эй, слушай, а мне угрожает опасность?

— Тебе нет, прячь быстрее!

Я сбросил наплечный мешок, развязал горловину и затолкал Мишру на самое дно. И очень вовремя. Фигура всадника уже вырисовывалась на фоне облаков, обагренных последними лучами заката. Тусклые, вечерние отблески света бегали по тесьме его белой мантии, и я понял, чего так испугался Мишру. В Герху ехал не кто-нибудь, а имперский инквизитор. Я поторопился достать из-за пазухи медный диск на цепочке — своеобразную регалию охотника, символизирующую нимб. Диск размером с бутылочное донышко, гравированный причудливыми узорами, разделенными семью концентрическими кругами, в обиходе называли просто «монетой». На эту тему даже было выражение в кругах воинствующего духовенства — «монету разменять». Или попросту умереть на задании. «Диестро монету разменял», — так сказали бы о моей смерти. Не слишком смешно, но выражение устоялось.

Инквизитор был уже в паре десятков шагов, когда пустил коня шагом. Поравнявшись со мной, он посмотрел сверху вниз и нахмурился. Ну и вид, должно быть, у меня! Одежда запылилась, шарф размотан, сапоги истоптаны, полы плаща разорваны и камзол — латка на латке. Я улыбнулся и пожал плечами:

— Время трудное, ваше святейшество.

Конь фыркнул, словно выражая мне свое презрение.

— Ты здесь по заданию? — вместо приветствия грозно спросил инквизитор.

Ну что поделать, я сам задал тон разговора, не поприветствовав старшего по сану. Это, конечно, не очень приятно, но голова у меня после долгого пути работала только на одну цель — скорее попасть в город и выспаться на мягкой кровати (и хорошо бы без клопов).

— Нет, ваше святейшество, просто ищу отдых после тяжелой работы. — Я попытался выдавить из себя усталую улыбку.

Усталости было хоть отбавляй, а вот улыбаться этому напыщенному бурдюку святости меня не тянуло. Но — субординация.

Инквизитор скривил недовольную гримасу, хмыкнул и пришпорил коня, оставив меня глотать пыль из-под копыт.

— Ясно, почему ты их так ненавидишь, — приглушенно пробубнил Мишру из мешка.

— Это ты их ненавидишь. Я их просто не люблю, — ответил я и снова зашагал к воротам города.

— Эй, достань меня, — возмутился Мишру.

— Разве я умолял затолкать меня в мешок? Вот и посиди теперь там и дай мне подумать, — улыбнулся я.

— Подлец!

Не обращая внимания на протестующие вопли Мишру, я чеканил шаг за шагом по тракту, а голову мою не покидала одна озадачившая меня мысль. Какого беса инквизитору понадобилось в этом захолустном городишке? И почему он так отреагировал на мое присутствие? Конечно, большинство инквизиторов страдают некоторым комплексом превосходства, и, буду честен, у них есть на это причины. Но в обычной ситуации я нарвался бы на недовольство иного характера — меня бы обругали, прочли литургию об уважении и смирении. Редкий инквизитор упустит возможность просветить сановников ниже его по рангу. Но здесь все было совсем по-другому.

Меня не поучали, не стучали скипетром по голове и не наставляли на путь истинный. Это странно. Если у него дело в Герхе — почему он был так не рад мне? А если нет — тот же вопрос. На досуге надо с этим разобраться. Ощущение, что тут все не так просто, прочно угнездилось в моем сознании.

До ворот города оставалось не больше стадия,[2] и я уже мог различить стражника, ковыряющего дорожную пыль кончиком алебарды. Я достал Мишру из заплечного мешка. Тот обиженно засопел.

— Извини, дружище, мне нужно было подумать. Не хотелось, чтоб кто-то лез в мои мысли в этот момент, — сказал я, поправляя полы шляпы и надевая ее. — А поскольку мы подходим к городу, будь добр, не болтай.

— Ты хоть понял, кого ты попросил быть добрым? — хихикнул Мишру.

— Шляпу? У меня и впрямь проблемы с головой, — усмехнулся я.

Когда я подошел к воротам, сумерки уже накрыли долину серым покрывалом, и зыбкие огоньки на стенах стали казаться ярче. Стражник, увидев меня, сразу оживился.

— После заката ворота закрыты! — отчеканил он.

— Даже для меня? — Я ухмыльнулся и приподнял бровь.

— А что особенного в тебе, бродяга? — с вызовом в голосе ответил стражник.

— Не всякий усталый путник это бродяга, дружище. — Я приподнял медальон, висящий у меня на шее, и постучал по нему пальцем. Стражник снял факел со стены своей каменной сторожки и поднес его ко мне.

Узор на «монете» засверкал в трепещущемся пламени факела.

— О, как! — удивился стражник.

— Именно так. А теперь просто впусти меня. Я устал, а нормальной постели не видел уже три дня без малого.

— Конечно, конечно. — Стражник поставил факел на место и нырнул в сторожку.

Послышался звон, и обратно он вышел уже с внушительной связкой ключей.

— Слушай, а до меня в город въезжал инквизитор? — поинтересовался я.

Стражник подошел к двери на воротах и начал отпирать большой, красивый замок — явно гномья работа, память о славном прошлом города.

— Да, мастер, приехал! Про Церковь спрашивал, открыта или нет.

— И она открыта?

— Все еще да, мастер. Правда приход мал, жители все больше делом заняты — у нас же тут почитай ни полей нет, ни угодий там охотничьих — раньше только ониксовым деревом и жили. Сам-то я хожу…

— Стой, стой. Это очень печально, правда. Но припомни, не говорил ли он еще чего-нибудь?

Стражник закончил открывать сложный механизм замка и постучал четыре раза металлическим кольцом на двери. Открылась задвижка на уровне глаз, и из-за ворот послышался недовольный голос:

— Демьен, что еще? Никакого вина на смене, я уже сказал! А то будет как в прошлый раз!

— Не, не, Патрик! Я не про вино, — Демьен смутился. — Тут гость к нам.

— Какие гости после заката? — возмутился голос из-за ворот.

— Это, Патрик, не просто гость. Это мастер охотник. Отворяй.

Патрик удивленно фыркнул, послышался звук сдвигающегося засова. Демьен повернулся ко мне и поднял палец вверх:

— Во! Я вспомнил. Его святейшество справлялся о бароне Ривенхате! В городе он или нет.

— О бароне Ривенхате?

— О нем самом, мастер. Приехал к нам барон с небольшой свитой, недели с две назад. Почему приехал — не знает никто, но поговаривают, что он хочет с эльфами про добычу дерева договориться. Вот о нем-то его святейшество и узнавал.

Дверь в воротах открылась, и из проема выглянул мужчина в кольчуге, с факелом в левой руке и небольшим палашом в правой. Он присмотрелся ко мне и с облегчением выдохнул:

— Заходите, мастер охотник, заходите скорее.

— Спасибо, Демьен, — поблагодарил я стражника, — и не налегай на вино.

— Не стану, мастер, — усмехнулся тот в ответ.

Я вошел в дверной проем следом за Патриком. И тут меня ударило.

Это был не простой удар. Конечно, никто меня не тронул. Но моя голова вдруг наполнилась неясным гудением, в глазах потемнело, а ноги затряслись. Я оперся на стражника.

— Что это с вами, мастер? — удивился он.

Я не ответил. Я пытался сосредоточиться на своих ощущениях. Такого никогда раньше не бывало, это самое сильное озарение, которое мне довелось пережить. На лбу выступил пот, и слабость навалилась еще сильнее.

Тут стоит заметить, что рядовой охотник на ведьм обладает не таким уж большим арсеналом борьбы с нечистью — это только его боевые навыки, познания в демонологии и некромантии, необходимые для эффективного противостояния порождениям огня и смерти, и «монета» на самый крайний случай. Вот и все — никакой магии. Разве только вера, но не более как подспорье. Со мной все было немного по-другому.

Еще во время моего обучения в семинарии, при монастыре Теурга, отец-настоятель Сиребий заметил у меня странную особенность — мое тело очень резко реагировало на присутствие всего «богопротивного». Когда началась Вторая Великая Война, и монастырь был осажден нежитью, я провалялся с жуткой лихорадкой два дня, пока имперские войска не сняли осаду. Священник, приставленный к госпиталю, разводил руками — не помогали ни лекарства, ни святая сила. После этого отец-настоятель обратил на меня свое внимание и провел несколько болезненных сеансов изучения моих способностей. Именно тогда меня, по просьбе все того же настоятеля, перевели из духовной семинарии в монастырь Сияющей Руки, где готовили паладинов. Правда, паладина из меня не вышло.

Пусть природа моего «дара» так и осталась невыясненной, но после нескольких лет тренировок я научился контролировать свое состояние и даже использовать его себе в угоду. Но сейчас — это было страшно. Словно в тот первый раз, когда я увидел со стен монастыря в зыбкой дымке на горизонте истлевшие стяги армии Мортис.

Я отпрянул от Патрика и, пытаясь устоять на ногах, сделал несколько глубоких вдохов-выдохов. Лоб покрылся испариной, но слабость прошла. Мишру шевельнулся. Спокойно, дружище, я уже в порядке.

— Мастер? — еще раз с беспокойством спросил Патрик и положил руку мне на плечо.

— Все в порядке. Я просто сильно устал с дороги.

Стражник с недоверием посмотрел на меня, но переспрашивать не стал.

— Где у вас тут можно остановиться на ночь?

— Ну, — Патрик задумался, — последний постоялый двор — это «Черное Дерево» в квартале отсюда. Там же и трактир.

— А где остановился барон?

— Ривенхат? Тот, что приехал с полмесяца назад? Я слыхал, что он гостит у мэра.

Я кивнул. Патрик коротко объяснил мне, как пройти к трактиру и где примерно находится дом мэра. Я поблагодарил его и направился к «Черному Дереву».

— Эй, эй! — Окликнул меня стражник. — Мне надо записать ваше имя, мастер!

— Диестро. Приятно познакомиться и всего хорошего.

Я, не оборачиваясь, махнул рукой на прощание. Пока я шел к постоялому двору, у меня было время осмотреть город. Задумываться о гнетущем меня чувстве я пока не хотел.

Герха, правда, когда-то был славным городом. Широкие улицы, несмотря на небольшой размер города, добротные каменные дома, иногда двух- или даже трехэтажные. На главной площади, куда я вышел через несколько минут пути, когда-то даже был фонтан. Но повсюду были видны следы упадка — свет горел лишь в некоторых домах, окна большинства лавок были заколочены, а вместо вывесок устало позвякивали на ветру обрывки цепей. Фонари горели через один. По пути к главной площади я встретил всего двух патрульных. Даже каменная кромка фонтана была расколота, и сквозь трещину пробивался кленовый куст.

Я остановился у фонтана и отломал веточку клена. Справа как раз находился трактир, трехэтажное здание, глубоко вдававшееся задним фасадом в окружающие его постройки. Темная черепичная крыша, пилястры,[3] шедшие через балконы второго и третьего этажа, — определенно это здание не всегда было дешевой забегаловкой. Я призадумался. Судя по гомону, доносившемуся изнутри, в трактире сейчас было весьма оживленно. Я же не хотел ничьей компании — а, зная нравы провинциального люда, падкого на все новое, на пару стаканов вина меня все-таки вытянут. С другой стороны, искать в темноте церковь, чтобы провести ночь на деревянных или, того хуже, каменных скамьях — нет уж. Я отлежал себе все бока на жестких полатях, пока жил в деревне, которая стоила мне лошади. Хочу нормальную постель.

— А я хочу нормальное тело, — усмехнулся Мишру.

— Оно у тебя было. Просто ты попытался вылезти там, где не следовало.

— Я-то тут при чем! Меня призывали!

— Хочешь сказать, что ты не мог отгородиться от призыва? Не смеши меня.

— Да уж, тебя рассмешишь. Скажи тогда, что это тебя так зацепило у ворот?

— А ты не прочел мои мысли?

— Их не так легко читать, когда ты думаешь не словами, а образами. Я — шляпа, а не прорицатель.

Я огляделся по сторонам. Было крайне неразумно разговаривать со шляпой на виду у какого-нибудь горожанина, идущего за своей вечерней кружкой эля.

— Давай я объясню тебе в гостинице.

— Хорошо, — согласился Мишру, — но только мне тоже есть что тебе сказать.

Я пожал плечами. Кроме колкостей, за последние дни от него я ничего не слышал. Я спрятал «монету» под камзол — лишнее внимание мне тут совсем ни к чему.

Подойдя к входу в трактир, я толкнул тяжелую двухстворчатую дверь, и в лицо мне сразу ударил спертый воздух, пропитанный ароматами табака, пота и эля. Большой питейный зал гудел множеством голосов. Повсюду на стенах были развешаны масляные фонари, еще несколько висело под потолком. Между большими столами сновали туда-сюда девушки в простых, крестьянских одеждах, разносившие выпивку. В дальнем конце зала стояла большая стойка, углы которой были украшены стелами из ониксового дерева. За стойкой суетился невысокий худощавый человек в грязном фартуке. С левой стороны зала, ближе к стойке, была лестница, ведущая, видимо, в гостевые комнаты.

На мое появление не было обращено ровным счетом никакого внимания. Большая часть посетителей, не считая уснувших носами в кружки, собралась в дальнем конце зала. Самый громкий галдеж шел именно оттуда, все что-то живо обсуждали, столпившись за одним из больших столов. Голоса иногда перекрывал зычный, глубокий бас, после чего следовал взрыв хохота.

Я подошел к одному из самых маленьких столиков у входа, сел на скамью и жестом подозвал служанку. Фонарь надо мной горел слабо и скрывал стол в полумраке. Окно у стола было открыто, и свежий ночной воздух приятно овевал мое лицо.

— Что у вас сегодня? — спросил я у подошедшей служанки.

— Баранье рагу и… — начала говорить она.

— Рагу достаточно. И бутылочку вина. Только не надо крепкого.

Она кивнула и упорхала. Я снял шляпу, положил ее на стол рядом с окном, отстегнул эспадрон, а сам, опершись о стену, с наслаждением вытянул ноги. Долгожданный отдых был уже совсем близок — сейчас набью пустой желудок горячим, сочным рагу, вина для полного расслабления, и наконец прекрасный сон в чистой постели. Гнетущее чувство почти исчезло, но что-то на самой кромке сознания все еще беспокоило меня. К бесу, подождет до завтра.

Служанка прибежала с деревянным бокалом и бутылкой красного вина. Я с наслаждением пригубил — легкое и не слишком крепкое, то что нужно. Я с трудом поборол желание снять сапоги для полного удовлетворения.

— Песню! — выкрикнул вдруг кто-то из толпы за большим столом.

«Песню, песню!» — подхватили все.

Я с интересом посмотрел туда. Толпа немного расступилась, но обладателя баса все равно не было видно. «Что ж! Песню так песню!» — рявкнул он и затянул старую, бойкую балладу о сражении на склонах Киннадона. Гномью балладу. А я знал только одного гнома, способного так легко общаться с людьми. Я вышел в середину зала и крикнул:

— Агилмунд! Какими судьбами!

Толпа вокруг стола расступалась — это гном расталкивал людей своими могучими руками. Ростом ненамного выше стола, он обладал крепчайшим телосложением, шире обычного человека в плечах и с куда более массивными конечностями. На нем была кольчужная майка, на руках — грубые кожаные перчатки. Короткие ноги в кожаных штанах цвета дорожной пыли были обуты в стальные сапоги. Роскошная шевелюра Агилмунда доходила ему до поясницы, а огромная черная борода спускалась ниже пояса. Из всей этой массы волос видны были только большой нос и постоянно прищуренные глаза с множеством морщин в уголках.

— Диестро! — воскликнул он. — Неужели это ты, горелая головешка!

— Агилмунд! Единственный гном, у которого борода растет даже из носа! — крикнул я и пошел ему навстречу.

Он обхватил меня своими ручищами и сжал так, что спина хрустнула. Весь зал с удивлением наблюдал за этой сценой приветствия.

— Как ты тут оказался, старый друг? — спросил он, отпуская меня из своих объятий.

Я перевел дыхание. Все-таки он никогда не рассчитывал силу.

— Случайно, дружище. А ты?

— Я — нет! — От его громогласного голоса я успел поотвыкнуть за два с лишним года, которые мы не виделись. — Но об этом мы поговорим позже! Маргарита! — окликнул он одну из служанок. — Эля моему товарищу, да покрепче!

— Нет-нет, Аги! — я замахал руками. — Я дико устал, и у меня скоро остынет мое рагу…

— Спокойно! — Гном хлопнул меня по спине, и я закашлялся. — Нет лучшего средства от усталости в теле и душе, чем огонь из эля, который мы сейчас зажжем в твоем брюхе!

— Аги… — пытался протестовать я, но гном зажал мое плечо стальной хваткой и потащил к стойке.

Я перестал сопротивляться.

— Аги, я, правда, очень устал. И не слишком хорошо себя чувствую. — Я внимательно посмотрел на него.

Он заглянул мне в глаза. Я кивнул.

— Ах вот оно что… — прошептал Агилмунд в бороду.

Он не понаслышке знал о моей способности чувствовать всякую дрянь — однажды это даже спасло нам жизнь. И к моей фразе он отнесся с большой серьезностью.

— Ну ладно, — он отпустил мое плечо, — отдыхай. Я зайду тебе в комнату ночью, нам есть о чем поговорить.

Да что такое! Они мне решили спать не давать своими разговорами! Я кивнул гному и вернулся за свой стол. Немного сбившаяся с общего ритма атмосфера веселья в трактире быстро восстановилась с возвращением Агилмунда в шумную компанию.

Я ковырял деревянной ложкой еще теплое рагу и думал об Агилмунде. Что он тут делает? Старый, бывалый ветеран Кланов в таком захолустном местечке? Тем более в наше время, когда гномов днем с огнем не сыщешь. Странно, что стражники не упоминали о нем. Еще один вопрос, на который мне стоит найти ответ. Но тут хоть все проще — сунуть нос в дела незнакомого мне инквизитора я не имел права, как младший по сану, а сунуть очень хотелось. Агилмунда же я знал уже довольно давно и мог позволить себе расспросить его. К тому же он относился ко мне немного по-отцовски — с тех самых пор как мы познакомились, когда он спас меня от ужасного пандемониуса. Я, как и немалое количество воинов Империи, был слишком неопытен, но Вторая Великая Война требовала всех человеческих ресурсов. Я до сих пор помню, как он выпрыгнул из-за обугленного уступа, с невероятной для его комплекции ловкостью, и одним взмахом сияющей секиры отсек ублюдку рог. Как эта тварь закричала! Но пугать гномьего ветерана, закаленного в сотнях битв, — напрасное дело. Агилмунд только усмехнулся тогда. Закованный в неподвластные огню латы, он ступал по выжженной земле, и с каждым его шагом в воздух поднимались тлеющие искорки и улетали куда-то ввысь, в затянутое черными тучами небо.

Огонь горел повсюду, земля разверзалась и выплевывала лужицы кипящего металла. Словно наступил Рагнарёк, а Агилмунд-Вотан сражается в последней битве с пандемониусом-Бетрезеном. Демон выпустил в него струю пламени, но Агилмунд просто прошел сквозь нее и вонзил топор чудовищу в грудь, а я проткнул его сзади эспадроном. Тогда я получил свой первый ожог на правой руке, еще до встречи с Мишру. Как гном вынес меня из этого ада, и зачем он это сделал, я до сих пор не знаю. Я потерял сознание от боли почти сразу, как демон рухнул на усыпанную пеплом землю. С тех пор мы много битв прошли вместе, пока Империя и Горные Кланы были союзниками. Даже сражаться по-настоящему меня научил именно он — в монастыре я был последним по фехтованию, да и сейчас управляюсь со шпагой неважно. Но, как оказалось, это не самый критический фактор для выигрышного боя.

Я доел и, рассчитавшись со служанкой, забрал недопитую бутылку вина и подошел к стойке. Человечек в фартуке, наверняка хозяин трактира, быстро подбежал ко мне:

— Изволите комнату на ночь, господин?

— Да, — ответил я, — и желательно поспокойнее. — Я кивнул в сторону гогочущей братии за большим столом.

— Конечно, господин! — Трактирщик улыбнулся мне самой располагающей улыбкой, в которой, впрочем, недоставало несколько зубов. — Комнаты на третьем этаже, свободные и удобные, да и вид прекрасный! Всего четыре монеты за ночь!

Четыре так четыре, цена небольшая, но для этого городишки, пожалуй, немного преувеличенная.

— Скажите-ка, милейший, — заговорил я, пока доставал кошелек, — а не случалось ли у вас в городе чего странного в последнее время?

Трактирщик задумался и подпер рукой подбородок.

— Нет, господин, ничего странного, — заговорил он, когда на стол упало пять монет, — разве что бесноватый к нам набегал, да приехал мессир Ривенхат и его утихомирил, со своими солдатами.

Бесноватый? Неужто берсерк? Странно. Конечно, после победы над демоническим аватаром Бетрезена много прислужников Легионов проклятых разбежались кто куда. И еще непонятнее то, что барону не наплевать на проблемы умирающего города настолько, что он даже принял участие в устранении одной из них. Мой опыт показывает, что максимум, на что они способны в таком случае, — это отправить разбираться с бедой кого-то вроде меня. В любом случае берсерк не объясняет моего состояния, на такую мелочь я не мог реагировать настолько бурно.

Трактирщик объяснил мне, как попасть в свою комнату, и дал мне ключи и светильник. Я еще раз посмотрел на шумящую толпу и поймал внимательный взгляд Агилмунда.

Комната оказалась не так уж плоха и стоила своих денег. Большая кровать, шкаф, несколько картин на стенах, большой стол с тремя стульями. Два больших окна с плотными занавесками разделял балкон. Я поставил светильник на стол, снял шляпу и начал раздеваться. Плащ лег на стул, вконец замучившие меня сапоги я затолкал под кровать. Одна из служанок очень кстати принесла мне ушат холодной воды для умывания.

Я вышел на балкон. Сумерки уже давно сменились ночью, где-то вдалеке шумел лес, а воздух был прохладен и чист. Сам город был тих, как мышонок.

— Не такое уж плохое местечко, а? — обратился я к Мишру.

— Отсюда мне не слишком хорошо видно, — донеслось со стола, куда я его положил.

— Да ладно, у тебя же живое воображение.

— Герху в огне я представляю себе гораздо лучше.

— Еще бы, — усмехнулся я, — так что ты хотел мне рассказать?

Повисла тишина. Мишру вообще не любил мне помогать, и делал это, только если в опасности было и его существование. С ним вообще было тяжело — он то отмалчивался днями, то разражался таким словесным потоком, что его и на людях не заткнешь. Но его в общем можно понять. Демону, заключенному в шляпе, которую таскает с собой охотник на ведьм, приходится несладко. Конечно, я не испытывал к нему ни капли сочувствия — демон есть демон. Но иногда он бывал полезным и спасал нам жизнь, а я настолько привык к нему, что даже стал немного сочувствовать. Хотя наше знакомство к тому мало располагает.

Когда я был еще не слишком опытным, но уже кое-чего повидавшим охотником, мне досталось дело — разобраться, кто бы мог подумать, с ведьмой. Очень сильной ведьмой, которая решила бросить к ногам Легионов целую провинцию Империи. И почти сделала это. Не думаю, что кто-то в инквизиции предполагал, что она будет так сильна, — иначе на нее натравили бы манипулу паладинов.

Но все было так, как было. Я не мог противостоять ведьме в открытую и дождался момента, когда она будет наиболее уязвима — в момент призыва демона. Каким-то чудом избежав ловушек, заботливо оставленных для меня, и вступив в бой с несколькими мерзкими извергами, я все-таки достал ее. Но поздно. Ритуал был уже необратим, и я сделал первое, что пришло в голову, — попытался запечатать еще не вышедшего демона. Я помню, как все плыло у меня перед глазами от запредельной концентрации зла, как ведьминой кровью рисовал печать на шляпе и как из последних сил прикладывал ее в центр пентакля.

Я не рассчитал силу демона и едва не упустил его — мне пришлось держать шляпу, даже когда огонь охватил мою правую руку, ногу и бедро. После того как линии рисунка погасли, я, наконец, потушил себя и впал в забытье. Когда я очнулся живым, но изувеченным, я обнаружил себя владельцем говорящей шляпы. Именно тогда Мишру начал сотрудничать со мной — я пригрозил ему стереть печать, если он не поможет мне выйти из леса живым. Хотя я до сих пор не знаю, убьет это его или наоборот освободит. Видимо, он был уверен в первом, раз согласился. С его помощью я кратчайшим путем вышел к обитаемым местам. Каким чудом я выжил, не знаю до сих пор. Прошел почти год, прежде чем я смог снова взяться за дело.

— В этом городе сейчас находится очень сильный некромант, — буркнул Мишру.

— Некромант? Что ему тут делать?

— Этого я не знаю. Некромант есть. Или еще какая дрянь похуже.

Если мое состояние связано именно с этим, то дела действительно плохи. С некромантом мне не тягаться.

— Значит, сон откладывается. Нужно сообщить инквизитору. — Я в задумчивости почесал подбородок.

— Думаешь, он не знает? — Мишру хихикнул. — Иначе с чего ему тащиться в эту малолюдную дыру?

— Тут с тобой сложно не согласиться, — я кивнул. — Но это ничего не меняет. Нужно сказать Агилмунду и идти искать инквизитора. Эх, прощай столь желанный сон! — Я развернулся и зашел в комнату.

Пока я умывался и думал, что делать дальше, Мишру напоминал мне методы борьбы с некромантией. Я все это прекрасно знал, но попасть в стычку с некромантом мне хотелось меньше всего. Шансов не было никаких, даже для инквизитора я буду обузой. С другой стороны — с чего мне вообще соваться в это дело? Помощи моей никто не просил, попал я сюда случайно. Слуги Мортис, свободно разгуливающие по Империи, — это, конечно, очень плохо, но жить еще все-таки хочется.

— Может, мне вообще не лезть в это дело? — спросил я у Мишру, окуная горящие ноги в ушат.

— Конечно, не лезь. Иди по стопам своего дядюшки, поцелуй некроманту ручку.

— Заткнись, или я запихну тебя в чулан. Я не такой.

— Да ну? Это говорит не тот ли Диестро, который уже несколько лет таскает с собой демона, пользуется его услугами и все время забывает сообщить об этом церкви? — съязвил Мишру.

— Надо было сдать тебя сегодня?

Мишру замолчал. Я откинулся на кровать. Как же хорошо вот так отдыхать — ноги в холодной воде, тело расслабленно. Только вот ожоги, проглядывающие через расстегнутую рубаху, зудели и мешали лечь поудобней.

В дверь постучали. Я поднялся с кровати — неожиданно резко затуманилось в глазах, и я, оступившись, чуть не опрокинул ушат и треснулся головой о шкаф.

— Аггх, проклятие! — выругался я, открывая дверь.

На пороге стоял Агилмунд с бутылкой каштановой водки и двумя деревянными стаканами.

— Эк ты бурно на меня реагируешь, соскучился? — приподнял бровь гном.

— По тебе всегда, дружище, — я улыбнулся, — проходи. А вот с водкой это ты зря.

— Зря — не зря, это мы увидим. Разговор предстоит долгий.

— С долгими разговорами придется повременить. В городе сейчас находится такой сильный некромант, что я чуть не шлепнулся в обморок, когда ворота прошел.

Агилмунд удивленно хмыкнул. Я пропустил его в комнату. Он поставил водку и стаканы рядом со шляпой и запрыгнул на стул. Я обтер ноги и сел напротив него.

— И откуда такие вести? — спросил гном.

— Я встретил по пути в город инквизитора.

— И он взял и так тебе все рассказал? — с сомнением в голосе спросил Агилмунд. Гном не понаслышке знал угрюмый нрав инквизиторов и их отношение к тем, кто лезет в их дела.

— Именно так, — кивнул я, — но не сказать что он был словоохотлив. Просто предупредил. — Сдавать Мишру, даже Агилмунду, я пока не собирался. Сомнительно, что он поймет природу моих взаимоотношений с демоном, пусть даже заточенным в шляпе. Я и сам их плохо понимаю. — Теперь я думаю, что мне делать, оставить все как есть и не совать нос не в свое дело или прийти на помощь старшему, чтобы получить за это нагоняй?

— Если будет кого потом отчитывать, — усмехнулся гном. — Я не знаю, что тебе делать, друг. На твоем месте я бы не раздумывал. Нежить должна покоиться в земле.

Я кивнул. Агилмунд открыл бутылку и налил в мой стакан немного водки, а свой наполнил до краев.

— С другой стороны, — продолжал он, — твоя новость кое-что меняет в моем деле. Мне думается, что он не случайно в Герхе.

Мишру издевательски хихикнул. Я наигранно закашлялся и будто случайным движением смахнул шляпу на пол.

— Это что было? — спросил гном.

— Ты о чем? — Я поднял шляпу с пола и запихнул ее в шкаф.

— Странный звук. Словно кто-то хихикнул. Ты не слышал?

— Нет, — солгал я.

Агилмунд недоверчиво покосился на меня и залпом осушил свой стакан. Действительно, глупо, и я понимаю Мишру, с его саркастическим смешком. Понятно, что некромант не просто так приехал в город. Я закрыл дверь шкафа и снова сел за стол.

— Продолжай, прошу тебя. — Я придвинул стакан к себе поближе и посмотрел на гнома. Агилмунд налил себе еще водки и продолжил:

— В Империи я нахожусь по делам Кланов, как сам понимаешь. Наша мощь уже не та, как в старые времена, и сейчас, после всех этих войн, мы намного слабее, чем когда-либо. Все больше общин уходят на поиски Кланов, не тронутых войной, надеясь возродить наше былое могущество. В свете всех этих проблем мое задание, может, и не слишком важно, но это неплохой шанс укрепить дружбу наших с тобой народов. У меня письмо к самому Императору Эмри.

— Ого! — удивился я. — И что же такого могло произойти, что об этом необходимо знать Императору?

Гном посмотрел по сторонам и покосился на шкаф, словно подозревал слежку. Потом встал и закрыл балконную дверь.

— Я говорю это тебе, потому что доверяю, Диестро. И хочу официально просить тебя сопровождать меня в столицу как посла Горных Кланов.

Я чуть не подавился водкой, которую все-таки решил пригубить.

— Меня, Агилмунд? В столицу, к Императору? Да он насадит меня на меч, как только узнает из какого я рода!

Гном усмехнулся:

— А кто ему скажет?

— Но предложение все равно неожиданное! И я, конечно, хотел бы знать, в чем суть дела.

Агилмунд снова сел за стол и, осушив стакан, склонился чуть вперед, к моему лицу:

— Вельвы в наших поселениях словно сошли с ума. Многие не могут спать и есть, только и твердят о том, что Невендаар снова ждут великие потрясения. Диестро, я никогда не видел такого, и, поверь, смотреть на это страшно. Некоторые прорицательницы бросались в пропасть, не в состоянии выдержать чего-то. Но все в один голос твердят, что земля разродится новым чадом и боги снова начнут свою мрачную игру.

Я задумчиво постучал ногтем по кромке стакана. Странно как-то. Пророчицы кланов — вельвы на их языке — ошибались и раньше, и один раз даже повергли Кланы в панику, когда, казалось, близился Рагнарёк.

— Бред какой-то, — сказал я.

— Но это есть. Диестро, я пожил на этом свете намного больше тебя. И научился отличать странности от глупостей. И вот еще что — с самого медвежьего перевала меня выслеживала нежить. Я принял бой только на окраине Тердоросса. И тут ты мне говоришь, что в городе некромант, да еще и не простой. Это странно, по-твоему?

— Это логично… — задумался я. — Так ты считаешь, что тебя ведет нежить, и этот мракобес здесь подстерегает тебя?

— Именно. И поэтому я тебе и предлагаю меня сопровождать. Один я могу не выстоять, а помощи здесь мне ждать неоткуда.

— А я, значит, могу выстоять? — возмутился я. — Аги, я обязан тебе жизнью, и не раз. Но я всего лишь охотник на ведьм. Боюсь, ты переоцениваешь мои силы.

— Я помню, как учил тебя сражаться. Для человека получалось у тебя неплохо.

Я улыбнулся гному. Тогда, брошенному в горнило войны, неопытному и испуганному, мне просто сказочно повезло встретить Агилмунда. Я был обязан ему очень многим и испытывал к нему почти сыновние чувства. Мне очень не хотелось помирать от чумы или еще какой пакости, которую мог устроить прислужник Мортис. Но если рядом будет Агилмунд, то, думаю, будет не так и страшно.

— Конечно, дружище. Конечно, я с тобой пойду. — Я улыбнулся гному. — Куда же мне деваться. Только что делать с некромантом, все равно надо решить. И я должен доложить старшему по сану о своем назначении на должность сопровождающего.

Агилмунд нахмурился и потеребил свою роскошную бороду:

— Чем меньше людей знают о моей дороге, тем лучше. Растрепывать инквизитору о пути в столицу я бы не хотел. Однако, если так мы убьем двух зайцев, я не против. Надеюсь, ваши церковники умеют хранить тайну. Им я доверяю куда меньше, чем тебе.

— Не волнуйся, — я кивнул, — они самовлюбленные, но не глупые. Не все из них.

— На том и решим, — улыбнулся гном, и на его небольших, раскрасневшихся щеках сбежались целые толпы морщинок. — Идем искать твоего инквизитора. Я только оденусь подобающе.

Я встал проводить Агилмунда. Он оставил стакан на столе, предусмотрительно забрав водку, и только подошел к двери, как из-за окна донесся скрежещущий звук.

— Опять закашлялся… — только и успел проговорить гном, как балконная дверь вылетела в комнату.

Стекла разлетелись на бесчисленное количество осколков, с силой вылетевших в помещение. Занавески взметнулись, обломки оконных рам запутались в бахроме, и сине-фиолетовый морок ворвался через раскрошенные дыры в стене. Несколько стеклянных иголок попали в меня, больно вонзившись в изувеченную руку, которой я успел закрыть лицо. Агилмунд не устоял на ногах и упал как раз в тот момент, когда балконная дверь пролетела в нескольких пядях над ним, разбившись в щепки о каменную стену. Я только и успел убрать руку, как мгла нахлынула на меня, а сквозь мертвенную дымку проглянуло нечто. Иссохшая, висящая лоскутами кожа, сухие волосы, клоками свисавшие с неестественно вытянутого черепа, и искаженный в невероятной гримасе рот — было последним, что я увидел, прежде чем провалиться куда-то в глубину.

Я снова был в монастыре. Тускло светило солнце, пробиваясь через поросшую мхом решетку каземата. Я снова сижу тут, и снова за трусость на тренировках. Послушники — будущие паладины, будущая гордость и сила Империи, пример для всех — снова будут высмеивать меня. Пусть. Я дерусь подло. Я ухожу от боя, когда не могу победить. Зато я жив. Я падал сквозь каменную скамью еще ниже.

В яму. В ней лежит полуразложившийся труп и пытается подползти ко мне. С оскаленного черепа свисают ошметки гнилой плоти, на челюстях — гнилостная пена. Мне очень страшно, я пытаюсь выбраться из ямы, но настоятель Сиребий ходит вокруг и сталкивает меня обратно. Мне больно, обидно и страшно болит голова. Я падаю в землю, и она затягивает меня.

В туман. Все в тумане, все нечетко. Картины сменяются слишком быстро, я мал и не понимаю того, что происходит вокруг. Я знаю только, что мать увозит меня куда-то из столицы, а я не хочу никуда идти, я хочу обратно, к нашему фонтану — в нем плещутся золотые рыбки. И когда опускаешь в воду руки, рыбки пускаются наутек, и солнце так весело играет на чешуе! Но мать неумолима. Она бежит к карете и почему-то проклинает дядю.

«Ты им отомстишь, мой мальчик, — говорит она, — за дядю и за всю нашу семью. А пока надо бежать».

У кареты ждут какие-то люди, и мать останавливается. Они хватают ее и хватают меня. Мать кричит и вырывается. Я плачу, и меня бьют по лицу раз, другой, пока я не проваливаюсь.

В темноту. Тут темно. Тут влажно. Мне кажется, я вижу что-то красное вокруг. Большое и пульсирующее, оно окружает меня и бережет. Но я не знаю, что это, и пугаюсь. Я пытаюсь двигаться, я понимаю, что мне нужно вынырнуть. Я делаю взмах руками, но не чувствую движения. Я пугаюсь еще сильнее и начинаю барахтаться, становится еще темнее. Так нельзя, думаю я, и стараюсь успокоиться. Вдох дается очень тяжело, а выдох — еще тяжелее. Багровое марево сжимает меня, ломая мне руки и ноги, и меня выталкивает.

Во тьму?

В этой тьме спокойнее. В ней есть запахи, есть ветерок и ощущение настоящего пространства вокруг.

Наваждение разом спало, словно кто-то сдернул туманное марево с сознания. Но руки и ноги по-прежнему болели. Я попытался открыть глаза.

Вот так дела! Вот я и в церкви.

Я тряхнул головой, сбрасывая остатки морока, и попытался осмотреться и понять, что произошло. Мы с гномом сидели в моей комнате, а потом на нас накинулся алчущий. Конечно. Эти мерзкие, неживые твари славны тем, что забрасывают тебя в самую пучину твоего прошлого, из которой потом мало кому удается выбраться. Я слышал о воинах, повернувшихся головой после встреч с этими созданиями, лепечущих и ползающих, словно младенцы. Самих алчущих я до этого раза не видел и повстречать не стремился. Я даже с трудом представлял, что же это за нежить такая, и как ее вообще земля носит. Сейчас я едва разглядел тварь, но этого мне хватит на всю жизнь.

Я попытался побороть стремительно накатывающее чувство страха. Такое испытываешь, когда попадаешь в большую передрягу — кожу начинает покалывать, голова гудит, а руки и ноги трясет. В самых мерзких случаях выступает холодный пот. И хоть в монастыре послушники-паладины настаивали, что в них нет ни капли страха, я в это слабо верил. Можно сколько угодно кричать, что Небесный Отец нас защитит и в обиду не даст, но я на своей изрядно прожженной (в самом прямом смысле) шкуре убедился, что твои проблемы — это только твои проблемы, и решать их только тебе самому. И тут главное не паниковать. Хотя иногда очень хочется.

Я резко вдохнул-выдохнул и огляделся.

В церкви царил плотный, как старая бахрома, сумрак. Только сквозь большой витраж за алтарем Небесного Отца зыбкий ночной свет попадал в зал. Балконы и зал для прихожан были пусты, и все скамьи были сдвинуты к стенам. Посреди зала, прямо на каменных плитах пола была выдолблена огромная окружность с чудными рисунками внутри, ничего такого я раньше не видел. А прямо в окружности, на коленях, закинув голову и руки назад, сидел Агилмунд. Я рванулся, но тело пронзила боль. Тихо выругавшись, я посмотрел на себя. Вот от чего так болели конечности! Я был накрепко привязан к стоящему у колонны лотарингскому кресту,[4] а ладони и ступни пробили большие черные спицы с фигурными набалдашниками. Прекрасный сюрприз. Я еще раз закрыл глаза и глубоко задышал. Тело забила дрожь, я чуть не начал паниковать. Странно, как только я на все это посмотрел, сразу почувствовал, как теплые струйки крови стекают с рук и ног.

Успокоившись, я снова открыл глаза. Они уже попривыкли к темноте, и я смог разглядеть на противоположном конце зала тело белокурого эльфа, тоже пригвожденного к кресту. Похоже, он был или мертв, или без сознания. Голова безвольно свесилась набок, а длинные, красивые волосы были запачканы кровью. Я стиснул зубы. Проклятие, что тут происходит?

Я попытался пошевелить кистью. Движение отдалось резким, неприятным ощущением. Я попытался дернуть рукой, надеясь, что спица выскочит. В глазах потемнело от боли, но спица, похоже, была добротно вбита в дерево и не шелохнулась.

— Агилмунд! — тихо позвал я.

Гном оставался неподвижен. Нехорошая мысль закралась в голову, но я не дал ей развиться — скорбеть по мертвому другу еще рано. Нужно пытаться вырваться и выяснить, что случилось.

Мое внимание отвлекли звуки приближавшихся шагов. Со стороны алтаря, из крипты вышел дородный мужчина, возраст которого трудно было определить в такой темени. В руке он нес очень тусклый фонарь, который едва освещал путь перед ним. Он подошел ко мне.

— Очнулся, — как-то глуповато сказал он, поднеся фонарь к моему лицу. Я прищурился и отстранился, насколько это было возможно в моем положении.

— Какого беса тут творится? — хрипло спросил я. — Кто ты такой?

— Ну, дружище, — мужчина убрал фонарь, — что тут творится, я сам не имею понятия. Знаю только, что твоей жертвой я спасаю город.

— Чего? Какой еще жертвой? — Я окончательно перестал понимать происходящее.

— Твоей и его, — мужчина вздохнул и кивнул в сторону гнома. — Ваши жизни потребовали взамен жизни горожан. Так что, будь добр, послужи Империи в последний раз.

— Как это понимать? — удивился я. Такого поворота событий я не ожидал.

— Да вот так. Просто Ривенхат пригрозил вырезать город, если не получит вас. И большего тебе знать не надо. Через пару часов тебе будет все равно.

— Мэр спас город от некроманта, как благородно! — раздалось вдруг из конца зала.

Мужчина передо мной вздрогнул и выронил светильник. Звук падения разрезал тишину железным звоном. Из темноты проема, ведущего во внутренние помещения, шагнул инквизитор. Тот самый, которого я встретил на дороге. Только сейчас его одежда была выпачкана чем-то темным, а шикарный плащ больше напоминал лохмотья. На худом лице застыл оскал ярости. В руке он сжимал шпагу с широким лезвием, которую, похоже, намеревался пустить в ход.

— А на самом деле погубил всех. — Он начал подходить к мэру. Тот попятился и стал нащупывать амулет на шее.

— Не тщись звать на помощь своих мертвых дружков, — прошипел инквизитор сквозь зубы, занося шпагу над отступающим человеком, — я помог им умереть на самом деле.

— Я хотел спасти людей! — только вскрикнул тот, как страшный удар настиг его, почти разрубив от ключицы до середины груди. Мертвец пробулькал что-то и повалился на пол. Инквизитор уперся сапогом в тело и с усилием выдернул шпагу так, что кровь с лезвия брызнула мне в лицо. Обтерев шпагу, он подошел ко мне.

— Терпи, мой мальчик, — говорил инквизитор, выдергивая спицы. Он перерезал веревки, опутывающие меня, и я повалился на холодный пол. Инквизитор подхватил меня за локоть и приподнял.

— Надо тебя освежить, — он поднес два пальца ко лбу и тихо забормотал благословление. Я с благодарностью почувствовал, как раны затягиваются.

— Крови это тебе не вернет, но ты не будешь ею истекать, — сказал он, и я кивнул.

— Огромное спасибо, ваше святейшество. — Я встал ровно, потирая онемевшие конечности. Теперь я мог увидеть, что под эльфом натекла огромная лужа крови, и ему мы помочь не сможем точно. Из-под креста, на котором висел я, была меньшая лужица уже моей крови. Тонкая струйка протянулась к фигуре, вырезанной на полу, посреди которой сидел Агилмунд. Я нетвердо шагнул к нему, но инквизитор остановил меня, взяв за плечо.

— Не делай этого.

— Он мой товарищ… — начал было я, но инквизитор перебил меня.

— Не делай этого, если не хочешь подхватить черный мор или еще чего похуже, — и он указал на гнома, призывая осмотреть его внимательнее, — он уже подготовлен к ритуалу, и ты уже ничем ему не поможешь.

— К ритуалу? — удивился я и склонился над Агилмундом. Только сейчас я заметил, что его руки и лицо разрисованы странным, блеклым узором, а в глаза и словно в крике открытый рот засыпан серый порошок.

— Это как понимать? — обратился я к инквизитору, даже не добавив «ваше святейшество».

— Понимать будешь потом, — инквизитор оглянулся, — когда уйдем отсюда. Времени нет. Ривенхат скоро будет здесь, и я не смогу ему ничего противопоставить.

— Ривенхат? Твою мать!.. — Я схватился за голову. Было очевидно, что загадочный барон и является некромантом, о котором говорил Мишру, кукловодом нежити, преследовавшей Агилмунда. И некромант добрался до него.

Инквизитор схватил меня за плечо и потащил к заднему входу в церковь. Я с трудом шел, спотыкаясь и шатаясь от потери крови. Ужас осознания того, что мой лучший и, пожалуй, единственный друг погиб, нахлынул на меня. Я нащупал на груди «монету» и в бессильной злобе сжал ее. И где же Небесный Отец теперь?

Инквизитор выволок меня на улицу, и свежий ночной ветер сбил мне дыхание. Я шумно вдохнул и распрямился. После затхлого воздуха и полумрака церкви, который, казалось, давил на разум, сковывая мысли, чистый воздух и звездный свет, казалось, вернули мне ту капельку решимости, которая у меня была. Я часто отступал, всегда уходил от опасности, но Агилмунду я был должен чуть больше чем жизнь.

Его святейшество перестал поддерживать меня, и, пока мы быстро удалялись от церкви, я спросил:

— Что за ритуал?

— У нас нет времени на долгие объяснения, охотник. Мне стоило большого труда об этом узнать, и еще большего — остаться живым при этом, — говоря это, он проявил все свое высокомерие, — и я не хочу, чтобы мои усилия пошли прахом. Спешим.

— Что за ритуал? — переспросил я более настойчиво. — Там остался мой друг, и я хочу знать.

— Надеешься спасти бородача? — язвительно хмыкнул святоша. — Забудь об этом, у него шансов нет. А если ты не перестанешь испытывать мое терпение, я доставлю тебя без сознания.

Я резко остановился. Странная догадка зашевелилась у меня в голове.

— Что значит — «доставлю»?

Инквизитор, ушедший чуть вперед, резко развернулся, поднимая пыль с мостовой, и отцепил шпагу с ножнами от пояса. Его ехидный взгляд сделался серьезным, и я понял, что сейчас случится что-то очень плохое. Уж не знаю, что было бы для меня хуже — битва с некромантом, будучи в полной готовности, или драка с инквизитором, в одной рубашке и льняных штанах.

Резким, скользящим движением святоша подался вперед и махнул шпагой в ножнах сверху вниз, целя мне в голову. Я пригнулся и отскочил вбок, все еще не понимая, что за фарисейское[5] представление тут происходит. Он хотел только отключить меня, это очевидно, — иначе бил бы шпагой наверняка. Зачем я ему был нужен? Вопрос оставался открытым.

Размышления во время драки — не лучшая затея. Только я отвлекся на мгновение, как крепежный сустав на ножнах звякнул прямо у меня перед носом. Изогнувшись, я ушел от удара, но у меня сильно закружилась голова. Потеряв равновесие, я упал на бок и едва успел откатиться от очередного удара. В глазах все плясало — давала знать о себе потеря крови. Но на горе инквизитора, он сам подлатал меня, так что хоть немного я мог сопротивляться.

Зайдя прямо передо мной, инквизитор резко пригнулся и прыгнул мне за спину. Если бы я вставал, то тут же получил бы удар по затылку, откатись я — тоже, но вместо этого я сделал то, что первым пришло мне в голову. Когда полы грязного плаща проносились надо мной по воздуху, я захватил их, изо всех сил сжал правой рукой и дернул что есть силы. Инквизитор упал на меня, вскрикнув от неожиданности. Он упал спиной как раз на мой бок, чем я и не преминул воспользоваться. Правой рукой я обхватил его за шею и накрепко прижал, а левой начал наносить удары по голове. Я бил до тех пор, пока его усилия вырваться не прекратились. Для верности я ударил еще два или три раза. Он отпустил мою руку, которой я сжимал его, и обмяк. Его шляпа упала мне на лицо, я резко оттолкнул тело и отскочил. Инквизитор не шелохнулся. Я поднялся и на трясущихся ногах подошел к нему. Убийство инквизитора — тягчайшее преступление. И за него мне светила только смерть. Я огляделся в поисках случайных свидетелей. Улицы были абсолютно пусты. Перевернув тело на спину, я приложил руку к его груди. Он дышал. Я с облегчением подумал, что смертная казнь отменяется. Взамен меня кинут в темницу за нападение на представителя духовенства и старшего по сану. Но это будет потом.

Я поднял с земли шпагу — пусть побудет пока у меня. Затем оттащил инквизитора к каменному заграждению неподалеку и из обрывков плаща сделал несложные путы, которыми обвязал ноги и руки инквизитора. Теперь пришел черед получить ответы на мои вопросы.

Неслабо же я его приложил, подумалось мне. Откуда только силы взялись! Правый глаз инквизитора опухал, а из разбитого носа — и как я попал по нему? — стекала тонкая ленточка крови, пачкая вычурный воротник. Я пару раз хлопнул инквизитора по щекам. Тот с трудом разлепил глаза. Он внимательно посмотрел на меня и вдруг усмехнулся.

— Вы поглядите, какой прыткий охотничек. — Он попытался пошевелиться, но путы не дали ему такой возможности. Я ткнул его рукоятью шпаги в живот, пресекая дальнейшие попытки дергаться.

— Ты хоть понимаешь, молокосос, что тебе за это будет? — скривившись от боли, прошипел инквизитор.

— Примерно догадываюсь, — я попытался сделать безразличное лицо, — но это меня сейчас интересует меньше всего.

— А что же интересует тебя больше, мой мальчик? — съехидничал инквизитор и снова попытался пошевелиться. На сей раз удар пришелся ближе к паху.

— Всего две вещи, ваше святейшество. Что за проклятый ритуал и как понимать вашу фразу про доставку?

Инквизитор откинул голову и смачно сглотнул, видимо, кровь.

— А с чего я должен тебе говорить? Все равно мы уже не жильцы. И все из-за твоей глупости.

Я щелкнул ножнами шпаги, и блик луны упал на лезвие.

— Так просвети же меня, глупца, отче. Может, еще не все потеряно.

Инквизитор посмотрел на меня, словно выжидая чего-то, и с вздохом заговорил.

— Начну с конца, — сказал он и еще раз сглотнул. — Доставить тебя я должен был в монастырь Святого Тибия. Там за тебя взялись бы дознаватели.

— Это еще с какого демона?

— Сам посуди. Одинокий гном пробирается по землям Империи. Времена неспокойные, у Кланов своих проблем достаточно. Что он тут делает? И с какой целью? Еще и нежить его преследует. Это меня крайне заинтересовало, когда я наткнулся на стайку упырей, кучкующихся на окраине леса. Они, видно, поджидали кого-то, а пока решили перекусить путником и устроили на дороге засаду. Да подавились. А гнома я увидел потом. Пару дней я следил за ним, но потом потерял. И только сегодня след привел меня в Герху. Я хотел лично допросить его, но видишь — не успел. Но раз гном, который за каким-то чудом ушел из Кланов, преследуемый целой сворой мертвых с сильным некромантом во главе, теперь ничего не расскажет, я решил утолить свое любопытство у тебя. Вы так мило встретились в таверне. Сразу было понятно, что ты с ним заодно. Как нутром чувствовал, что ты или еретик, или предатель. И как видишь, угадал.

— Беса с два, ты угадал, — остановил я его словоизлияния, — напыщенный болван. Говори о ритуале.

Инквизитор шумно шмыгнул носом. Кровь перестала идти, и он опустил голову.

— А что тебе о нем сказать? То, что тут скоро произойдет, — страшно. Я не видел такого никогда и надеялся не увидеть. Ривенхат — некромант, слушок о котором давно ходит среди высоких сановников церкви. Грязный ублюдок. Но сейчас он задумал нечто, переходящее все границы. — Инквизитор задумался на несколько секунд.

— Все приготовления у него уже завершены. Через час — а может и меньше — все люди в городе заснут крепким сном и больше не проснутся. Жизненная сила будет выкачана из них, а взамен Ривенхат вдохнет в них мерзкую нежить.

— Зачем ему это нужно?

— Чтобы пробудить Оракула. Алкмаарского Оракула.

Я с удивлением уставился на инквизитора. Похоже, он говорил серьезно. Но я даже краем уха не слышал ни о чем таком.

— Что за Оракул?

— О, молокосос, это старый и мерзкий ритуал. Его техникой не каждый лич владеет, а некромантов, могущих сотворить такое, и вовсе по пальцам пересчитать. Совершая огромное жертвоприношение и скомбинировав необходимые для него производные, Ривенхат попытается приоткрыть завесу будущего. Только вот производные у него странные — кровь демона, эльфа и человека. Да-да, и твоя. А гном ему нужен только потому, что лишь его крепкое тело способно выдержать в себе присутствие Оракула. Что он пытается узнать, мне неведомо. Но что я знаю точно — тут скоро будет ад. Все жители превратятся в нежить. А я даже не смогу предупредить об этом ближайший гарнизон, — и инквизитор наигранно печально вздохнул.

Вот и ответы. Верить или нет — выбора у меня не было.

— Неужели гному никак не помочь?

— Возможно, он переживет ритуал, — пожал плечами инквизитор, — да только ты его не переживешь.

— Это мы посмотрим. Слушай сюда, — я зло взглянул на него, — я убивать тебя не стану. Я не предатель и не еретик, что бы ты не думал там в своей высушенной фанатизмом башке. Я оставлю тебя здесь, шпагу положу рядом. Вязать тебя как следует у меня времени нет, и через несколько минут ты легко освободишься. Но не вздумай меня преследовать. Я иду за гномом.

Я положил шпагу в паре шагов от связанного инквизитора и стал медленно отходить, изредка оборачиваясь. До того, как я скрылся за фасадом ближайшего дома, он не спускал с меня глаз.

Зайдя за дом, я попытался сориентироваться и понять, как же мне добраться до трактира. В нем были все мои вещи и мой эспадрон, а главное — там был Мишру. Я надеялся получить от него дельный совет.

Улица была совершенно пуста, спросить дорогу было не у кого. На стук в двери никто не отзывался. Либо жители Герхи отличаются крепким сном, либо ритуал уже начался. Медлить было совсем нельзя. Прикинув, что к главной площади должна вести любая прямая мостовая, я выбрал дорогу и пустился бежать.

Странное дело, задумался я, чувство страха и беспомощности совсем отступило, а кровопотеря совсем перестала давать о себе знать. Я словно наполнился уверенностью, и единственное, что меня беспокоило сейчас, — это впивавшиеся в босые ноги камни мостовой. Этому я был только рад — я смогу противопоставить Ривенхату хотя бы решимость, а это уже кое-что.

Я и не заметил, как вылетел на площадь, к разбитому фонтану. Свет в трактире все еще горел, но режущая слух тишина давала понять, что это совсем не нормально. Я подбежал к двери и распахнул ее.

Несколько человек лежали за столами, в проходе упала, не успев разнести выпивку, служанка. Хозяин повалился прямо за стойкой. Я подошел к одному из лежащих на скамье и потрогал его руку.

Холодная. Времени совсем нет.

Я взбежал по лестнице к своей комнате и несколько раз толкнул дверь, заклинившую обломками окон. Она поддалась, сквозь проем потянул ветерок. Куски оконных рам и балконной двери были разбросаны по комнате, большая часть балки лежала прямо на кровати и оставленном на ней камзоле. Стараясь как можно мягче ступать по осколкам стекла и щепкам, я вытащил камзол из-под балки и достал сапоги. Одеваясь, я приметил плащ, улетевший вместе со стулом к шкафу. Я поправил голенища, нацепил лежавший за кроватью эспадрон на пояс, осмотрел комнату в тщетных поисках мешка с вещами, но, плюнув на это за недостатком времени, подошел к шкафу. Я снял плащ со стула, щелкнул застежкой и открыл тяжелые створки шкафа.

Шляпы в нем не было.

* * *

Я сидел на бордюре, обрамляющем фонтан, и, обхватив голову руками, судорожно размышлял, что делать. Помощи ждать неоткуда. Друг, которого я считал почти непобедимым, в беде. Демон, способный помочь, пропал. Инквизитор ушел, да и протягивать руку помощи мне не собирался. Дела шли хуже некуда. Разве что я, наконец, нашел мешок со своими вещами — он висел на развороченном балконе. Как он туда попал, хоть убей, не пойму.

Я встал, и мне почему-то подумалось: какой глупостью было одеваться и вообще прихорашиваться. Никудышный из меня герой. Другой на моем месте просто схватил шпагу, да понесся крошить на кусочки некроманта и всю его ораву. Но нет — мне же нужен мой камзол, мой плащ, мои сапоги и мой эспадрон.

Хотя на самом деле это оружие используют только в ученичестве — оно как раз предназначено для неопытных фехтовальщиков. Лезвие эспадрона заострено только с одной стороны, баланс смещен к гарде. Им легко нанести резкий, рубящий удар, от которого такому же неопытному бойцу трудно защититься. И на рукояти эспадрона есть замечательная штука — «пять шаров» — эдакий кастет на случай тесной рукопашной. Идеальное оружие для сосунка. И хотя я давно уже не ученик, но расстаться со своей шпагой так и не смог.

Сильный подземный толчок привел меня в чувство. Я упал и, словно пробка, выскочил из своих пустых размышлений. Началось.

Все, Диестро, началось. У тебя больше нет времени ни хныкать, ни думать, что делать, ни сомневаться.

Нужно преломить «монету».

Еще отец Сиребий рассказывал: «монета» — это не только символ, регалия, и не только способ узнать о смерти носителя. Это еще спасительный, последний шанс. Каждая «монета», каждый оберег, говорил он, благословлена Небесным Отцом и дает право обратиться к нему за помощью. Конечно, каждый верующий, возносящий искреннюю молитву, получает помощь и поддержку Небесного Отца. Но «монета» даст тебе право воспользоваться великой магией, доступной только высшим жрецам. Магией, способной спасти множество жизней.

Конечно, тут есть еще и обратная сторона «монеты». Решка. Тот, кто воспользуется ею, навсегда изгоняется из рядов церкви. Это как бы означает, что своими силами ты справиться не можешь, вот и иди отсель, нам такие не нужны. Дурацкое правило, конечно, но выбирать не приходилось. В конце концов, я в духовенство пошел не по своей воле. Вот и катись оно к Бетрезену.

Под ногами начал нарастать гул, земля затряслась мелкой дрожью, и с окрестных домов посыпалась каменная крошка. Я достал «монету», зажал ее обеими руками и начал читать молитву, которой, как я считал, никогда не воспользуюсь.

Исповедь у Адского Огня.

Все вокруг словно подернулось зыбкой дымкой, и молочно-белый, густой туман стал быстро устилать улицы города. Из окрестных домов доносились крики, прерывистые стоны и громкое, неразборчивое бормотание. На улицы выходило то, что когда-то было людьми, а теперь только оболочкой, подчинявшейся безмолвным приказам. Несколько жителей направились ко мне с искаженными гримасой боли и ненависти лицами. Я прикрыл глаза и только усилил молитву.

Яркий луч света прорезал тьму и упал к моим ногам, разогнав туман. Сияние обволокло меня, укутало и шепнуло что-то неуловимо доброе и хорошее. Я улыбнулся ни с того ни с сего. Окружившая меня стеной нежить разлетелась в разные стороны, как от удара огромной силы, когда я опустил руки, и белый ореол коснулся мертвецов. «Монета» на моей груди была расплавлена ровно посередине, раскаленный металл падал на рубаху и попадал за воротник, но боли не было. Я усмехнулся еще раз и вынул эспадрон из ножен.

Я бежал к церкви, надеясь успеть еще что-то изменить. Земля под ногами ходила ходуном, в тумане бродили призрачные фигуры, а из домов тянулись эфемерные нити, почти на грани видимости, сходящиеся там, куда я направлялся.

Церковь уже показалась в тумане, когда из мглы вынырнул алчущий. Мерзкий кадавр, поднятый проклятыми силами со дна могильников, сейчас мне есть что тебе показать. Я лишь раз взмахнул эспадроном, а сила, льющаяся в меня, разом разнесла иссушенное тело. Я остановился у дверей церкви. Глупая улыбка все никак не сходила с лица. Я чувствовал безудержные потоки силы, льющиеся по моим жилам. Каждый уголок тела был заполнен ею, ее было так много, что она изливалась в пространство. Неужели так чувствуют себя боги?..

Я перехватил эспадрон в левую руку. Ей фехтовать было удобнее, поскольку обожженная правая иногда плохо меня слушалась. Вдохнув в легкие побольше воздуха и извинившись мысленно перед Небесным Отцом за мои сомнения в нем, я изо всех сил ударил ногой по дверям.

Тяжелые двери слетели с петель и упали, в церковь брызнул свет. Круг, в котором сидел Агилмунд светился мертвенно-синим, призрачные нити сходились в теле гнома, словно впиваясь в него. На кресте, где висел я, теперь было распято полуразрубленное тело мэра. За алтарем стоял молодой мужчина, едва ли старше меня, в ритуальной мантии, отделанной серебряными узорами. Я еще отметил, что у него была роскошная, длинная шевелюра. Некроманты очень часто бреют голову, чтобы при работе с трупами кусочки гнилой плоти не попадали на волосы. Часть нитей сходились у него в руках, и он составлял из них какие-то вычурные узоры, постоянно проделывая замысловатые пассы. Когда я ворвался в церковь, некромант остановил свои движения и, с улыбкой посмотрев на меня, произнес:

— Наконец и вы пришли, Диестро де Лали!

Я замер как вкопанный. Как Ривенхат может меня знать?

— Для завершения тут не хватало только наследника проклятого рода! — продолжил он и вновь зашевелил пальцами.

Улыбка сошла с лица. Только старый Сиребий знал, какому роду я принадлежу. Как я ненавидел тогда своего поганого дядю! Ублюдка Юбера убили, мою мать, его сестру, заточили в столице. А меня, маленького отпрыска династии предателей, отправили замаливать все злодеяния, совершенные вероломным Юбером. И если бы не моя чувствительность к злу, которую заметил отец Сиребий, я так бы и сидел в келье.

Хотя, глядя на улыбающееся лицо Ривенхата, это казалось мне не такой уж плохой идеей.

Я не ответил некроманту. Молча я метнулся к алтарю, но Ривенхат только сделал неуловимый жест, как меня отбросило к скамьям. Божественный ореол вокруг меня начал меркнуть.

— Я бы убил тебя тут же, — снова заговорил маг, — твоя кровь у нас уже есть. Пусть ее пришлось немного разбавить, — он кивнул в сторону трупа на кресте, — но этого вполне хватит. Мне нужно только установить контакт с императорской кровью… — уже забормотал он, словно отвлекшись.

Я встал из завала лавок.

— Разве я похож на Императора? — крикнул я.

— Ну так де Лали ведь дальние родственники Демосфена. А тебе разве твои друзья из монастыря не сказали? И старик Сиребий не говорил? — Ривенхат издевательски улыбался.

Я сжал губы и снова бросился на некроманта. Он только повторил свой жест, и я снова очутился в куче обломков.

— Дурачок. Ты был бы уже давно мертв, не дай я одному большому демону одного маленького обещания.

Я вскочил из мешанины досок:

— Какому еще демону?

Ривенхат опустил руки, и нити на его пальцах оборвались. Земля страшно содрогнулась. С потолка посыпались куски кровли, кресты с трупами упали. Я еле смог удержаться на ногах. Церковь рушилась.

Некромант нагнулся за чем-то у алтаря в тот момент, как я бросился к нему. Он резко развернулся и бросил в меня шляпу. Шляпу?

Мою шляпу.

Я прикрылся, когда шляпа попала в меня. Кроваво-красные брызги разлетелись во все стороны, как только Она коснулась руки. Я откатился и снова вскочил на ноги. Она?

Да, именно Она. В нескольких шагах от меня парила исполинская, демоническая фигура Баронессы. Ее крылья — ночь пожарищ, были широко распростерты и курились серными испарениями. Большое, мускулистое тело, покрытое чешуей и роговицей, словно светилось изнутри проклятым огнем. Только красивое лицо обманчиво мило улыбалось, но в красных глазах я уже читал свой приговор. Когда ее закрученные спиралью рога задевали потолок, из-под них вылетали желтые искорки.

— Ах! — Ее искаженные, будто сотканные звуками множества голосов слова гудели в содрогающейся и разваливающейся церкви. — Наконец-то!

— Мишру, сука! Неужели это ты? — зло выкрикнул я.

— Вот мы и встретились лицом к лицу! Как хорошо, что ты меня сразу узнал, милый! — Последние слова она выкрикнула так, что у меня загудело в голове.

Воздух вокруг баронессы задрожал, и она бросилась на меня.

Я словно прирос к полу. Я уже видел, как она разрывает меня своими огненными когтями. Страх охватил меня, подкрадываясь к самому сердцу. Меня била дрожь, дрожал пол подо мной, весь мир трясся от страха.

Но во мне еще была капелька тепла и искорка силы. Я изо всех сил раздувал ее, разжигая огонь ярости в душе. Гнев разорвал путы, и я снова видел, как надвигается на меня багряная демонесса. Белое пламя охватило меня.

— Я женщин не бил никогда! — крикнул я, отбрасывая эспадрон и прыгая Мишру навстречу. — Но ты же не женщина!

В воздухе я оттолкнул тянущиеся ко мне руки и, схватившись за рог Баронессы, нанес страшный удар коленом ей в лицо. Красивая маска разлетелась во все стороны огненными осколками, пламя ударило из разбитой головы, но сделать мне ничего не могло.

— Ты шляпа! — кричал я в ярости, отпустив ее рог и перелетая падающее тело.

Пока я разбирался со своим неверным спутником, Ривенхат подошел к телу Агилмунда. Порошок в глазах и рту гнома начал тлеть, и безжизненное до этого момента тело взметнулось в воздух. Порошок осыпался, и обожженный рот стал что-то тихо шептать. Некромант напряженно вслушивался в тот момент, когда я приземлился позади алтаря.

— Твоя очередь! — крикнул я ему. Он обернулся и с удивлением посмотрел на тело Баронессы. Губы гнома перестали двигаться.

— Моя, — кивнул он, и его пустые одеяния повалились на пол. Тело Агилмунда упало рядом.

Я подскочил к тому месту, где только что стоял Ривенхат. Рядом с распластавшимся гномом лежала только ряса.

Я со злостью пнул ее и поднял Агилмунда на руки. Его закрытые веки и область вокруг глаз и рта были сильно обожжены, широкая грудь не вздымалась в такт дыханию.

Белого пламени, оплетающего меня, еще должно было хватить.

Крыша церкви начала прогибаться над нами в тот момент, когда он наконец-то сделал вдох.

* * *

— И зачем было все это устраивать?

— Это всего лишь сделка. С нежитью мы их уже заключали не раз. Новорожденный нужен Бетрезену для своих целей, а Мортис — для своих. Но где он появится, нам обоим нужно было узнать. А для этого нужна была кровь. И демосфеновского рода также. Я должна была выжать тебя еще тогда, в пещере. Но, видимо, сильно недооценила вашего Небесного Отца. А когда ты заточил меня в шляпу, все, что я могла сделать, это пытаться столкнуть тебя с Ривенхатом. И как видишь — удачно.

— Это все понятно, — я сидел в траве, глядя на дымящиеся руины Герхи, залитые рассветным солнцем, — но зачем было притворяться мужчиной… или демоном-мужчиной. Тьфу!

Агилмунд, лежащий рядом на моем плаще, беспокойно пошевелился и открыл глаза.

— Можешь еще поспать, — сказал я гному, — после того как я вернул тебя с того света, да еще и залечил выжженные глаза, тебе необходим долгий отдых.

— Ну уж нет! — гном потянулся. — Зная то, что мне насовал в голову этот проклятый Оракул! Рождение нового Бога! Да не где-нибудь, а в Невендааре! Такого еще не бывало! Как я могу спокойно спать, пока Ривенхат рыщет по Империи в его поисках! С ума сойти! Теперь у меня еще более серьезный повод попасть в столицу.

— Да уж, и правда, с ума сойти. — Я посмотрел на Мишру, лежащую у моих ног. Я едва успел снова запечатать ее, издыхающую, в шляпу, до того как церковь рухнула. Я надеялся на ее помощь в поисках некроманта, и у меня даже была пара мыслей, как развязать ей язык.

— Вставай, лодырь! — Агилмунд хлопнул меня по спине. — В дорогу!

— Эй-эй! Это ты отдыхал, маленький подлец! А я всю ночь рассекал по городу!

— И что, неужели устал?

Я встал, нацепил шляпу и плащ.

— Что будем делать, Аги? Идти в столицу искать Ривенхата или Новорожденного?

— Сначала — в харчевню! — ответил гном и бодро зашагал по дороге, прочь от руин города.

Я оглянулся. Тонкие струйки дыма поднимались над стенами. Скоро город сгорит, но жителям уже все равно. Я не смог помочь никому из них. Я, может, и де Лали, но… Но зато мне была дарована возможность спасти хотя бы одну жизнь.

Солнце блеснуло на половинках «монеты», все еще висящих у меня на шее. Я снял их, с благодарностью положил отдыхать в придорожную траву и поплелся вслед за гномом, уже напевавшим свою любимую дорожную песню.

Константин Павлов

ГОРТ И ВОРТ

Братья-близнецы проснулись на рассвете. Одновременно заворочались и разом открыли глаза так же, как делали это каждый день все сорок пять лет своей жизни.

— Опять роса, не иначе… — пробурчал Горт, стряхивая капельки влаги с рукава кольчуги.

— …слезы тоскующих по нам с небес дочек Скади, — продолжил стих Ворт и улыбнулся.

— Ручка от кайла плачет по вашим спинам, гоблины мохнатые, — заявил подошедший Освик. — А ну вставайте! И остальные тоже, не прикидывайтесь падалью!

И Освик пошел вдоль ряда охающих и ворочающихся гномов, безжалостно сдергивая с них шкуры и тягая за ноги самых недовольных. А Горт и Ворт уже вскочили и складывали свои постели, перекидываясь шутками и веселя остальных.

С рождения не ссорились эти близнецы, всем на удивление. Никогда не толкались в общей колыбели, поровну делили каждый кусок, ни разу не дрались за игрушки. И первый шаг они сделали вместе, держась друг за друга. Меж близнецами редко бывает равенство, один всегда выделяется силой и гонором, но этих двоих Вотан наделил всем поровну. Вместе пугали братья каменных крыс в дальних пещерах, разом удирали от потревоженного призрака и жестоко хворали животом после странных грибов тоже вместе. С равным усердием постигали они мастерство работы с камнем и железом, и их учителя затруднялись назвать лучшего. Даже мать часто не могла понять, кто из близнецов сейчас стоит перед ней.

В урочный час сплели они одинаковые кольчуги, их боевые молоты были одного вида и веса, и даже рога на шлемах выдались схожего цвета и длины. Братья и сами часто путали свои вещи, но не видели в том беды, ибо накрепко были сплетены нити их судьбы, будто жили они на двоих одну жизнь. Если один знал строку из песни, второй всегда мог ее повторить. Если один отругал узор на кирке, то и от второго нечего было ждать похвалы. Если у одного вызрел какой-то замысел, то ему не было нужды тратить слова на объяснения брату.

«Неразлучниками» звали их в семье Клана Медведя. Каждый знал, что не стоит обижать одного брата, если не готов схватиться с двумя. С радостью шли Ворт и Горт по жизни, охотно пели, много смеялись и ширили вокруг себя веселье, потому что у каждого рядом был брат. И в первый поход из родных пещер они выступали вместе, с упрятанными в юных темных бородках восторженными улыбками. Никогда раньше не отходили они от пещер больше, чем на переход, и предвкушали радости от встреч с чудесами внешнего мира. Не опечалило их даже, что идут они на битву. Ведь шли они вместе.

— Вы уходите вдвоем, вдвоем и вернитесь. Берегите друг друга! — напутствовал их перед дорогой отец, но братья лишь улыбнулись, ибо верили в одинаковую для двоих судьбу.

Со смехом и шутками стояли на площади перед главными воротами молодые гномы, и мороз не мог остудить их веселье. Толкались, боролись, бодались и бегали они, словно исполненные светлой радости молодые медвежата. На медвежат и походили они в своих темных мохнатых шубах.

— Этих вот баранов мне вести в бой? — потрясенно спросил подошедший к воротам Освик.

Старый ветеран знал каждого из этих мальчишек в лицо и по именам, но впервые увидел их в одном строю. И воину это зрелище очень не понравилось. А тем временем несильно затряслась земля. Подошли к площадке горные великаны, и среди зелени их безрукавок резало взгляд льдисто-синее одеяние одного исполина, похожего на заснеженную гору. Приветствовали друг друга старые друзья, не раз ходившие вместе в битву, и вместе стали глядеть, как вертятся и скачут гномы вокруг медленно ворочающихся великанов. Старые воины вздохнули с одинаковой тоской. Но неоткуда было взять других воинов.

— Стройтесь, пустоголовые, — зычно рявкнул Освик, а великан Тормунальдсен пророкотал команду гигантам.

И отряд выступил в поход. Жадно разглядывали Горт и Ворт неприступные утесы и замерзшие меж скал водопады, отважно скачущих по крутым скалам горных баранов и мелькающих вдалеке волков, слушали далекие барабаны орков. Разом поворачивались они на орлиный клекот и улыбались отражающемуся от снежных пиков солнечному свету. Радость переполняла их, как и всю остальную молодежь, не видевшую войны. С хохотом швырялись гномы друг в друга сосульками и снегом, катались на терпеливых великанах, совались в любую расщелину или нору и так и норовили выкинуть какую-нибудь глупость.

Нерадостны были лишь предводители отряда. Хмурился старый Освик, теребил заплетенную в косы бороду могучей ручищей. И порыкивал на молодых гигантов великан Тормунальдсен, похожий на заснеженную горную вершину. Строго следили они, чтобы не жгли костры иззябшие юнцы, чтобы не снимали трущие непривычное тело кольчуги и не бросали припасы. Ветераны хорошо помнили битвы Темных лет. И пусть небольшой отряд нежити просочился в этот раз в земли Клана Медведя, мало веселого ожидали старые воины от схватки. «Битва подобна веселому пиру… — учил Освик собравшуюся кружком молодежь. — Удачная битва тоже веселит сердце и горячит кровь. Но тяжким бывает следующий после боя рассвет, и редко кто выходит из схватки без дорогой потери».

Но лишь смеялись в ответ братья с друзьями, не знавшие прежде ни пиров, ни битв. Куда охотнее слушали они рассказы Освика о том, как изливалась на него после победных битв благость Вотана. И братья мечтали, что и они однажды заслужат в бою дар Вотана, и прольются на них силы и мудрость, каких не скопить за десятки лет мирной жизни. И станут они могучи, как Освик, удвоятся в толщине их руки, нальется силой тело, и смогут они с легкостью размахивать тяжеленным топором ветерана, который недавно украдкой едва подняли вдвоем. Три дня скрытно шел по горам отряд, и каждое утро зорко вглядывались вперед старики. И врага заметили первыми они, а не востроглазая молодежь. Серое пятнышко медленно двигалось к ним по ущелью. Отряд Клана укрылся за валунами. Ветераны держали совет. А молодежь скучала в ожидании битвы.

— Гляди! — протянул Горт брату причудливо изогнутый красный кристалл. Ворт молча показал такой же рубин.

«На счастье», — обрадовались братья и обменялись находками, повязав их к шнуркам на шее.

А старики из укрытия разглядывали приближающийся отряд и считали врагов. Слуги Мортис были уже близко. Девять скелетов сверкали голыми костями, два полуразложившихся трупа прокладывали борозды в снегу, семь мелких темных колдунов хлопотали возле пятерых всадников на странных тварях. А у гномов было пятнадцать бойцов, шесть горных великанов и пятеро стрелков. Отряд клана был чуть сильнее. И это «чуть» значило, что не каждый из воинов увидит следующий закат, и лишь на воскрешающую силу Храма останется уповать родным.

Но выбора не было. Нежить подошла совсем близко, и в любой момент могла выдать себя нетерпеливая молодежь.

— Вотан! — закричал Освик и, вскинув топор, ринулся на врага. Его клич подхватили десятки голосов, и Клан Медведя бросился в битву.

— Ну что, навстречу… — бросил на бегу Ворт.

— …к славе, брат, — привычно завершил Горт, и братья улыбнулись, прежде чем обрушились на врагов их молоты.

Ворт издалека приметил себе в противники скелета в сидящем наискось шлеме. Отметил для себя щель между наплечником и гнутой кирасой, перехватил поудобней молот. Но Освик совершенно мимоходом стукнул этого воина топором, и незадачливый слуга Мортис с дробным стуком рассыпался на части. Освик тут же схлестнулся с ужасным рыцарем на кошмарной твари, и больше Ворт ничего не мог сказать о происходящем дальше четырех-пяти шагов. Потому что бой завертелся и закипел рядом.

Вынырнувший откуда-то сбоку с вечной улыбкой скелет проскрежетал клинком по новенькой кольчуге. Ворт взмахнул молотом, попал, но скелет каким-то темным чудом устоял и снова полоснул клинком по новенькой кольчуге. Ворт ругнулся, учуяв, как лопаются стальные колечки. Ответный удар заставил скелета шатнуться, но лишенный плоти воин снова занес для удара клинок. Только ударил сбоку молот и сшиб костяную голову со стержня позвонков. Горт пришел на помощь брату.

— Ловко, — одобрительно сказал Ворт и наградил похожим ударом замахнувшегося на близнеца зомби. Обезглавленное тело рухнуло в снег, и братья улыбнулись друг другу. Следующего скелета встретил двойной удар, отбросивший порождение мертвой богини куда-то за строй сражавшихся.

— Ой! — невольно вскрикнул Горт, потому что надвинулся на него темный рыцарь верхом на кошмарной твари и черный клинок был занесен над молодым гномом. Но пришел на помощь Тормунальдсен. Как ожившая гора врезался он в верхового и отбросил на пару шагов. Достойные противники начали бой между собой. А Горт уже бился со скелетом. Четыре удара нанесли они друг другу, и слуга Мортис рассыпался.

— Еще один! — радостно вскрикнул Горт.

— Да и у меня тоже, — отозвался брат, опуская молот. Переглянулись с улыбкой близнецы и вновь ринулись в бой.

Великий шум стоит в ущелье! Поднялись в воздух потревоженные птицы, насторожились волки, зашевелились в пещерах и норах разбуженные ночные твари. Звонко бьет сталь о сталь, глухо падают удары на толстую кожу доспехов, отлетают щепки от дубин и рукоятей молотов, ломаются кости и трескаются щиты. Ярко вспыхивают на солнце вскинутые молоты, разят и жалят темные клинки, без промаха летят во врага арбалетные стрелы, впиваются в плоть злые чары, огромные дубины великанов неспешно рушатся на врага, но почти после каждого их удара расстается со своей нежитью слуга Мортис.

Имя Вотана летит над схваткой, удваивая доблесть бойцов. Словно горы высятся посреди сражения великаны, и стоят подобно скалам гномы возле них. Блестят голой костью из-под доспехов скелеты, и вечной улыбкой встречают они врага. Освик и Тормунальдсен сражаются с тремя ужасными рыцарями на темных чудовищах, противники послабее достались молодежи.

Быстры и опасны были клинки нежити, невидимыми ядовитыми щупальцами жалили из-за вражьего строя чары злых колдунов, но молоты и дубины клана разили сильней. Постепенно стихли отважные кличи. Лишь стук да редкие вскрики раздавались в ущелье. Клан наступал, и по-прежнему блестели не отведавшие крови молоты и топоры, ибо не было крови у скелетов. А вот за гномами и великанами оставались алые дорожки на снегу. Множество ран покрывали тела воинов Клана, но ни один из них не был убит. А врагов оставалось все меньше и меньше.

Уже пали от арбалетных стрел вражеские колдуны, поредел строй скелетов. Из темных рыцарей остался лишь один. Вот пал от топора старого гнома и он. Горт расправился с живым трупом и остановился, потому что не с кем было больше сражаться. Рядом опустил молот Ворт. Лишь тела нежити лежали перед ними, и ни одного готового нанести удар врага. В стороне три гнома и один великан теснили четырех воинов-скелетов. Им на помощь медленно шагал Тормунальдсен. Ледяной изморозью взялась его падающая дубина, и остался лишь один враг. Упал и он.

— Победа, брат! — закричал Ворт, и другие подхватили его радостный клич. Даже Освик улыбнулся, обтирая топор об снег. Все остались в живых, а враг повержен. Редкая удача!

— Родители будут гордиться нами, — сказал Горт.

Со вздохом опустили вдруг потяжелевшее оружие воины, кто-то и вовсе сел на снег. Много сил отдали они битве, но поняли это только сейчас. Устало вытирали и убирали оружие воины, перебрасывались шутками и оглядывали раны.

Но в этот миг странная фигура выскользнула из-за серого камня шагах в двадцати. Седовласый всадник в зеленом доспехе был недвижим, лишь странный зверь под его седлом быстро перебирал призрачными ногами. Беззвучно близился он к воинам Клана Медведя, первым новых врагов заметил Тормунальдсен и тревожно вскрикнул. Оглянулся Освик, и улыбка тут же исчезла с его лица:

— Носферату! Умертвие! Вампир! Арбалетчики! Огонь!

Не сразу подняли стрелки свои арбалеты. Не сразу вложили болты в желоба. А носферату вскинул подобный обгоревшей ветке черный клинок и закричал ужасное хриплое слово.

Слитным стоном отозвались все воины Клана. Пошатнулся Ворт, побледнел Горт. Злая когтистая хватка сдавила сердце каждого, заболели и закровили сильнее раны. Оглянулись братья. Оседали наземь воины Клана Медведя — великаны и гномы, бойцы и арбалетчики. Кто медленнее, кто быстрее. Остались на ногах лишь Освик с Тормунальдсеном и братья-неразлучники, меньше других пострадавшие в бою. Они остались вчетвером против колдуна. Но что было страшней — темная дымка потекла от зеленого всадника по полю битвы, и некоторые павшие скелеты начали шевелиться.

— В атаку, пока он не поднял армию! — закричал Освик и побежал на врага, помедлив, двинулся за ним Тормунальдсен и братья. А умертвие захохотал ужасным голосом.

Злая сила терзала всех живых в ущелье. Братья шагали к всаднику по вытоптанному снегу, одолевая боль и слабость. Ветераны оказались гораздо ближе к носферату. Широченная спина Тормунальдсена заслонила колдуна. Великан с уханьем обрушил дубину. Освик взмахнул топором. Разжалась жестокая хватка на сердце.

— Победа, брат, — улыбнулся Горт.

Но тут покачнулся Освик, и подобно вековому дубу пал Тормунальдсен. Вновь увидели братья вражеского колдуна. Ужасная рана рассекла его до середины груди вместе с доспехом. Было раздроблено и смято дубиной Тормунальдсена плечо. Но сидел носферату, подняв закрытые глаза к небу. И раны его медленно затягивались. Не обращал внимания колдун на двух молодых гномов, что тоже едва держались на ногах в четырех шагах от него.

— Как всегда вместе, брат? — прошептал Ворт.

— Вместе, — ответил Горт.

И они побежали. Презрительно поморщился при их виде носферату. Вскинул клинок к небесам, чтобы сокрушить последним ударом двух щенков. Темная сила всколыхнула воздух.

И безмерным удивлением успели наполниться глаза бессмертного в последний миг. Перед тем, как обрушился на его рану блестящий, так и не отведавший крови в бою молот.

— Ы-р-р-р-г, — выдохнул носферату, падая на снег со своего странного скакуна. Последний из армии богини смерти пал.

Ярко сиял кристалл на груди Ворта.

— Так вот что меня защитило, — задумчиво сказал молодой гном. — Эти кристаллы действительно принесли нам удачу, брат! Мы победили! Брат?

Но не бывает в мире двух одинаковых кристаллов, и разные судьбы сплетены каждому в этом мире. Ничего не ответил брату Горт. Не дыша и не шевелясь, лежал он кверху лицом, и попавший на его кожу снег не таял. И темен был кристалл на его груди. Ворт остался один.

— Не-е-е-т! — закричал он в равнодушное небо.

А благость Вотана, равнодушная к мольбам и хвале, уже наполняла его тело и душу.

Горт проснулся на рассвете. Потянулся, удивленно глянул на низкие своды пещеры над головой. Без доспехов и одежды лежал он на каменном ложе, слабое пение доносилось откуда-то со стороны, и не помнил Горт, как он здесь очутился.

— Где я? — спросил он перед собой.

— В храме Клана Медведя, — ответил сбоку хриплый голос.

Горт повернул голову и увидел незнакомого могучего воина. Незнакомец сидел на низенькой скамье, опершись на топор, который Горт не поднял бы двумя руками.

— Как я сюда попал, почтенный? — вежливо спросил молодой гном.

— Был бой, — коротко ответил незнакомец. — Ты был убит врагом и воскрешен в Храме, но последний день жизни ушел из твоей памяти.

Горт нахмурился. Тревожны были слова незнакомца. И главного он не сказал. Хоть и не задал молодой гном главного вопроса.

— А где мой брат? Жив ли он? — спросил Горт чужого богатыря, и предчувствие беды сжало его сердце.

— Брат принес в храм тебя и еще троих. Но воскрес лишь ты, — глухо ответил могучий гном, едва видимый в темноте. — Освик погиб, сражаясь в бою, пал Тормунальдсен, и погибли все остальные твои спутники.

— Но где Ворт? — уже не на шутку тревожась, повторил Горт.

— Он рядом, — ответил чужак.

Горт огляделся, но никого, кроме них двоих, не было в комнате.

— Темны твои слова и неуместны шутки! — уже начиная сердиться, сказал молодой гном.

— Я больше не шучу, брат, — промолвил незнакомец и протянул Горту красный кристалл, привязанный на кожаный шнурок. Такой же камень висел на груди Горта.

— Откуда взял ты его? Что с братом? Говори! — вскричал встревоженный Горт и ухватил незнакомца за руку.

— Лишь дочери Скади плачут по нам с небес, — невесело ответил он.

— Брат? Это ты? Великий Вотан! Что с тобой случилось?! — ошарашенно выдохнул Горт. Откуда у Ворта взялись такие могучие мышцы? Его шею не обхватишь теперь пальцами обеих рук! А черная еще вчера борода стала рыжей, словно железный песчаник!

— Я принял все то, что заслужили другие, — коротко ответил брат и больше не говорил об этом.

Еще через множество битв бок о бок прошли близнецы. Вскоре Горт сравнился с братом в толщине рук, порыжела его борода, и перестали их называть отцом с сыном. Но не путали больше никогда, хоть и вновь неразличимо похожими внешне стали братья. Но не пели они больше песен, и не продолжал один фразу другого. Потому что не встретил Ворт рядом с братом рассвет после первой их роковой битвы. Не Горт остался один среди мертвых товарищей. Не его рыдания услышали бесстрастные небеса, и не на его сердце лег безжалостный выбор, кого из павших друзей тащить домой, ибо нести, кроме брата, он мог лишь троих.

Навсегда разделил их один рассвет, который они встречали не вместе.

Таша Шэдова

СКВОЗЬ ОГОНЬ

Вечная осень. Золотые листья тихо шепчут о будущем, переплетая его с прошлым. Никто, кроме эльфов, не может услышать их послание. Всех остальных листва пугает и запутывает.

* * *

Я не помню, как попал сюда. Последнее, что отпечаталось в сознании, — яркая вспышка пламени. Демоны решили напасть на наши территории по каким-то известным только им причинам. Что же случилось?

Сквозь веки пробивались золотистые всполохи. Я приоткрыл глаза и увидел фигуру надо мной. Зрение медленно восстанавливало четкость. Фигура надо мной начала персонализироваться. Золотые волосы, нежные темные губы, острые уши… Что? Эльф? Эльфийка…

Боги, что она со мной сделала? Эльфы же… Совсем другие, никому не известно, что творится у них в головах. Да, у нас перемирие, но это не союз. Они отказали нам в помощи против демонов, как и им против нас.

— Ты очнулся.

Тихий, приятный голос. На красивом лице никакого выражения.

— Что ты от меня хочешь? — Я опасался незнакомки.

— И это твоя благодарность, человек? — Эльфийка поправила рукой выбившуюся прядь. — Правда, ты теперь слегка гол лицом.

Я вспомнил пламя. Прикоснулся к лицу. Брови, ресницы — все это отсутствовало. Но где же ожоги? Я чувствовал себя вполне сносно. Бросил взгляд на эльфийку. Черная одежда и бледные золотые узоры… Кто же она? Целительница? Видимо, да.

За свои двадцать три года я впервые столкнулся так близко с эльфом. Всю жизнь мне рассказывали про их закрытость, непредсказуемость, холодность. А от нее шло какое-то нежное тепло. И она спасла меня…

— Извини. Спасибо.

— Поблагодари его тоже. За скорость. — Эльфийка посмотрела в сторону.

Мой Туман стоял под деревом и щипал редкую траву.

— Туман! — Я хотел подойти к нему, но мои затекшие ноги не позволили этого сделать. Я охнул и стал их растирать.

Эльфийка тонким пальцем начертила над моими коленями какой-то знак, он вспыхнул мягким золотистым светом, рассыпался на миллионы песчинок, и мои ноги снова ожили.

— Ммм… Могу я узнать твое имя, целительница?

— Меня зовут Эллу.

Мне показалось или она чуть улыбнулась? Может быть, она захотела мною поиграть? Как не хочется в это верить. Темно-карие глаза смотрят на меня безо всякого выражения. Но… Они такие красивые.

— А ты не представишься, рыцарь? — спросила Эллу.

— Да. Меня зовут Седрик.

Эллу подошла к Туману и начала его гладить. Мой конь довольно пофыркивал.

— Хороший конь. Любит своего хозяина, — эльфийка начала перебирать его гриву, заплетая две тонкие косички.

— Эллу… Ты можешь рассказать, что со мной было?

— Хмм. Ты был весь в ужасных ожогах, и ему тоже сильно досталось. — Эллу посмотрела на коня, и что-то ласковое промелькнуло в ее глазах.

Мои доспехи, меч лежали рядом. Я притронулся к железу. Рукоять меча была чуть испачкана, на ней висели кусочки обгоревшей кожи. Я решил ее очистить. Моя ладонь была абсолютно цела, видимо, Эллу очень сильная целительница. Так и хотелось спросить, почему она это сделала. Но я не мог. Может быть, боялся разочароваться, услышав ответ? Что-нибудь в стиле: «Голоса в голове сказали мне это сделать». Это было бы для меня… Печально?

Она спасла меня.

Краем глаза я наблюдал за Эллу. Она что-то шептала Туману на ухо и улыбалась. Улыбка сделала ее лицо прекраснейшим из виденных мною. Боги, я почувствовал легкую зависть к своему коню.

Но что же с нашим войском? Как закончилось то сражение? Мне нужно вернуться.

Эллу подошла ко мне. Ее движения — словно какой-то танец… Неожиданно она начала перебирать мои волосы, точнее то, что спас шлем. Легкие движения пальцев, как прикосновения крыльев бабочки. Она заплела две тонкие косички.

* * *

Золотой эльфийский лес. Солнце играет на вечноосенних листьях деревьев, даруя спокойствие. Чужак, бойся шепота природы, иначе рискуешь остаться тут навсегда.

* * *

Ей может быть и двадцать пять лет, а может и двести пятьдесят. Она спасла меня, и она прекрасна. Под шепот листьев я ощущал ее прикосновения, а все до этого момента казалось ужасным сном.

— Тебе нужно возвращаться. Сражение не закончено. — Эллу убрала руки.

Голос, не терпящий возражений.

Я надел доспехи, закрепил меч. Эллу поправляла свои непослушные золотые волосы, иногда равнодушно поглядывая на меня, чаруя своими карими глазами. Легкий ветер волновал деревья, я посмотрел наверх, туда, где сквозь листья просачивалось чистое голубое небо. Да… Больше всего на свете мне захотелось ощутить живительное прикосновение Эллу еще раз.

— Эллу. Мы встретимся снова?

Синее небо сквозь золото листьев…

— Нет.

Я опустил голову. Хотел спросить: «Почему?» Но резкий порыв ветра, швырнувший в меня золото леса, заставил зажмуриться и проглотить вырывавшиеся слова. А когда я открыл глаза, на поляне остался только Туман, который смотрел на меня с легким недоумением.

Словно, кроме нас, никого и не было. Эллу…

Я тебя обязательно найду! Но… Позже.

Как же отсюда выбраться? Куда ни кинь взгляд — всюду одинаковые ряды бронзовых деревьев, никаких троп или дорожек. Я слышал, для эльфов не существует похожего дерева, каждое — особенное.

Чарующее пение птиц. Легкий шепот листьев. Тихий треск веток. Эти мирные звуки действовали на меня удручающе.

Я сел на скакуна, и Туман, не дожидаясь моей команды, сам куда-то меня повез. Я вспомнил, как Эллу что-то шептала моему вороному красавцу. Что ж, он помог мне однажды, доверюсь и сейчас.

Через некоторое время Туман вывез меня к границе леса. Плодородную почву то тут, то там начали прорезать проклятые земли демонов, иссушая траву и уродуя деревья. Жить разрушением, беспощадным и бессмысленным… Как же это возможно?

Невендаар не может жить в вечном мире. Где-то недалеко были слышны звуки битвы. Я направил Тумана туда.

На плато шла ожесточенная битва. Имперская армия выглядела игрушечной на фоне Легионов демонов. Время от времени вспыхивало пламя. Сильный запах горелого мяса стоял над полем брани. Меня затошнило, я прекрасно понимал, откуда он доносится.

Да, именно тут обрывались мои воспоминания до встречи с Эллу. Видимо, потерял я не так уж и много времени. Отдохнувший и полный решимости, я направил своего коня в сердце битвы. Раз мне дан второй шанс, я использую его!

Внезапно появились четыре бурых демона, которые вели на цепях еще одного, воистину огромного. В его глазах бушевало адское пламя, а тяжелые кожистые крылья беспокойно подергивались. Монстр брел за сопровождающими, иногда задевая своих собратьев (хотя, возможно ли применять это слово к демонам?) и не придавая этому никакого значения.

Четверо резко натянули цепь, и она замерцала темно-красным. Огромный демон издал что-то похожее на рычание, чуть не оглушив всех бойцов, и выпустил из когтей пламя, покрывшее бушующим огнем почти все поле боя. Досталось и Легиону проклятых, и нашим войскам.

Ярость овладела мною: я не понимал и не принимал жажду всеобщих разрушений, и это увеличило мои силы стократно.

— Не подходи близко к той адской машине! Его пламя смертельно! — кто-то крикнул мне в спину.

* * *

Огонь, лава, камень. В этом мире не будет ничего. Никаких чувств, кроме ярости, ненависти, безумия. Все живое расплавится в лаву Ада. Да будет так. Во имя Бетрезена.

* * *

Я бился, а мои силы все не угасали. Мы в чем-то были сильнее Легиона проклятых, но их огромный демон не давал воспользоваться преимуществом. Внезапно я оказался слишком близко к ним. Цепи снова засветились темно-красным, демон зарычал и выпустил пламя. Да, где-то я это уже видел… Но третий шанс маловероятен. Ты была права, Эллу. Больше мы никогда не увидимся. И пламя накрыло нас с Туманом…

Я открыл глаза. Огонь не задел меня совсем. Это удивительно. Я заметил золотое мерцание в гриве Тумана. В косичках, сделанных Эллу, были вплетены золотистые нити. В моих, видимо, тоже. Нет, не нити. Волосы… Они защитили нас от огня. Когда-то давным-давно я слышал рассказы о Солнечных Танцовщицах, мудрых целительницах эльфов. Им не страшен огонь, и они могут даровать благословение другим. Плавность ее движений… Эллу одна из них.

Благодарность и… нежность?.. возродили мой боевой пыл. Демоны смотрели на меня с чем-то похожим на удивление. Мои боевые товарищи, наверное, тоже.

Я поскакал на машину смерти. Четыре демона снова дали сигнал на пламя. Мой меч и доспехи стали невыносимо горячими, но я должен был закончить атаку. Ибо, если не я, то мы проиграем. Мне дано благословение Эллу, я не должен предать ее доверие. Пока пламя ослепляло всех, я приблизился к огромному демону и воткнул меч в горло. Он тоже не мог меня видеть, так как был увлечен пироманией. Его кожа оказалась плотнее, чем я ожидал. Огромная когтистая лапа ударила меня, но, благодаря Туману, я удержался на месте и довел дело до конца, полностью распоров ему горло. На меня хлынула обжигающая темная жидкость, тело демона начало рассыпаться на куски застывшей лавы, и только кожистые крылья медленно начали тлеть на земле.

Я задыхался от запаха его крови. Мои боевые товарищи, видя, что главная опасность ликвидирована, бросились в атаку с утроенной силой.

Краем глаза я заметил, что кто-то бросился на меня слева. Я пытался отразить атаку, но боль пронзила бок, и сознание рассыпалось на миллионы бабочек.

Белый потолок.

— Вы очнулись! — безумно радостный звонкий женский голос.

Женская фигура склонилась надо мной. Лицо расплылось в счастливой улыбке. Белые стены лазарета.

— Я так рада! Сэр Седрик, вы — герой! — Молодая женщина начала суетиться вокруг моей койки.

Герой?

— Благодаря вам наши войска разбили врагов. Ходят слухи, что вас хотят наградить за храбрость! — Девушка начала что-то быстро рассказывать.

Что ж, мои старания не прошли зря.

— Извините, можно воды? — Я решил прервать поток не важной для меня информации. Пока не важной.

— Да, конечно! Меня, кстати, зовут Луиза. — Девушка посмотрела на меня глазами, полными обожания.

Она вышла. Яркий солнечный свет проникал в комнату через открытое окно. Легкий ветер колыхал шторки и, словно играясь, занес в помещение листик. Покружив его, опустил ко мне на кровать. Лист ярко-желтого цвета.

Эллу…

Я начал ощупывать голову. Косичек не осталось. Неприятная боль в левом боку дала о себе знать.

Луиза вошла, неся на подносе стакан воды и тарелку с супом.

— Давайте, я вас покормлю. Только аккуратнее, у вас сломано ребро. Что за мусор? — Она выхватила из моих рук листочек и убрала в карман.

— Где Туман?

— Туман? А, вы, наверное, о коне. Он был очень плох, но его выхаживают, с ним все будет в порядке. Вам нужно о себе думать.

Луиза начала меня кормить.

* * *

Туман, мой верный добрый Туман. Ты же отведешь меня еще раз в этот лес?

Олег Бондарев

ОХОТНИКИ ЗА НАГРАДОЙ

Стрела угодила Трешу в глаз. Он недоуменно уставился на Ваэта'ана.

— Клянусь Галлеаном, эта тварь так и притягивает к себе стрелы! — хохотнул темный эльф.

— Кончай свои игры, Ваэт, — прогрохотал Барнадаз, хмуро глядя на веселящегося приятеля. — Не порть жмура, а то, глядишь, не примут очкастые. А оно нам надобно? Зря мы, что ли, по лесам этим треклятым шатались?

— А мне нормально, — пожал плечами остроухий. — В кои-то веки домой выбрался, считай.

— Домой… Ты тут и не был никогда до этого! Домой… ох, скажет тоже…

— Весь мой род отсюда, — серьезно сказал Ваэта'ан. — Просто мы, благодаря усилиям Галлеана, постоянно развиваемся, в то время как отверженные им лесные топчутся на месте, даром что вокруг костров хороводы не водят.

— Чей-то я не замечал никогда особого вашего развития по сравнению с лесниками, — хмыкнул Барнадаз. — Что те, что эти мастера с лука пострелять да шпагой поколоться, только что кожа у вас темнее в разы. А так… хрен редьки не слаще.

— Ты глуп, мой зеленый товарищ, и потому я совсем не удивляюсь твоим изречениям.

— Ага-ага, — закивал Барнадаз. — Заведи теперь старую песенку Империи и горняков, что орки-де, все глупые, как поленья, что двух слов связать не могут… Однако ж идея моя была, хе-хе.

— Твоя, — согласился эльф. — Кто ж спорит? Единственная умная идея за все то время, что я тебя знаю.

— Ну, пой, пой, про то, какой я вшивый и никчемный, — лишь усмехнулся орк, — да только быстро вы, остроухи, добро забываете. Глядишь, не я если б, валялись бы твои кости в уголку пещеры трольей, обглоданные добела.

— Что есть, то есть, — вновь кивнул Ваэта'ан. — Выручил ты меня тогда неплохо.

— Повезло тебе, что я того тролля знал и что план у меня уже в голове был к тому времени! Иначе б на черта лысого мне эльф сдался?

— Ну хорош, хорош уже! — осадил Барнадаза остроухий. — Тщеславный ты чересчур, друг мой. А это не есть хорошо…

С этими словами он всадил еще одну стрелу в глаз мертвеца — впритирку с первой.

— Да брось ты, говорю! — повысил голос орк. — Денежка, знаешь ли, на исходе. Если очкастым трупа не подгоним, кору будем жрать да пить из лужи.

— Ладно, уговорил, — нехотя опустил лук Ваэта'ан.

Они взяли заказ недели две тому назад, отдыхая в придорожной таверне. Пока ждали заказ, к ним подсела троица странных очкастых типов. Не успели друзья и рта раскрыть, а один из незнакомцев уже начал рассказывать, что от них требуется. Только ударом кулака по столу Барнадазу удалось остановить говорливого очкарика.

— Кто вы, Бетрезен вас раздери? — спросил он.

— Это имеет значение? — поморщился главный очкарик.

— Да, и очень большое значение, — кивнул зеленокожий.

— Мы — ученые, — с явной неохотой сказал незнакомец. — Проводим некие опыты, изучаем живую и неживую материю. Вдаваться в подробности не стану, так как вам это вряд ли интересно.

— Отчего же? Тебе ведь интересно, Ваэт?

— Безумно!..

— Вот видите. Так что говорите, говорите все как есть. А мы уж сами решим, интересно нам или не очень.

— Позвольте мне все же промолчать. Наша работа в некоторой степени секретна, так что к распространению информации о ней стоит подходить со всей деликатностью… Я и так, признаться, сказал больше, чем собирался.

— Ладно, — подумав немного, проронил Барнадаз. — Ладно. Итак, вы — ученые, которые проводят опыты на неживой и живой материи. При чем тут мы? Хотите проводить опыты на нас?

— Нет-нет, что вы! — рассмеялся очкарик. Вышло это у него не слишком искренне. — Вы нам нужны не для этого. Мы хотим нанять вас, чтобы вы…

— Нанять нас? — удивился орк.

Они с эльфом переглянулись.

— А с чего вы взяли, что мы ищем работу?

— О вас нам рассказал некий мужчина… один из ваших работодателей. Бывших.

— Что еще за мужчина?

— Фист Горгулья. Известный коллекционер… в определенных кругах.

— Никогда не слышали о таком, — покачал головой Барнадаз.

— Зачем вы так? — с укоризной произнес очкарик. — Мы собираемся хорошо заплатить вам в случае успеха…

— Успеха чего? Мы ведь сказали: мы не ищем работу.

— Но Фист сказал…

— Бетрезен меня побери, — процедил сквозь зубы Барнадаз. — Мы не знаем никакого Фиста Горгулью! Сколько раз вам надо это сказать, чтобы вы поняли?

— Мы готовы заплатить вам пятьсот золотых. Двести — авансом.

Орк открыл было рот, чтобы сказать, куда очкарик может засунуть эти деньги, но мозг сработал раньше.

— Сколько вы сказали? — спросил он тихо, на вздохе.

— Пятьсот. Двести из них — авансом.

— Ах, так вы говорили про того Фиста!.. — рассмеялся орк. В искренности он вряд ли превзошел своего собеседника. — Как же, помню… Как он поживает, неплохо?

— Вполне хорошо, — улыбнулся очкарик. — Просил передавать привет.

— Ему тоже передайте, при случае… Так и что у вас за дело?

— Нам нужен мертвяк, господа. Фист сказал, вы можете найти что угодно в любой точке Невендаара — при должном финансировании, разумеется. Как я понимаю, финансирование вполне достойное?

— Да, пожалуй, — согласился орк. — Так что, говорите, что вам нужно? Мертвяк?

— Да, именно.

— Для изучения неживой материи, я так понимаю?

— А вот это, господа, очень интересный вопрос. Мертвяк по сути своей действительно является неживой материей, но Мортис каким-то образом вдохнула в них крупицы жизни. Заставила неживое стать живым, пусть и лишив некоторых функций и чувств. И мы хотим заглянуть, так сказать, внутрь ее небывалого эксперимента, чтобы понять, как ей удалось сделать нечто подобное.

— Обычная магия, — фыркнул орк. — Что стоит всесильной богине смерти сделать из мертвого живое?

— Все в этом мире поддается понимаю, даже магия, — возразил очкастый. — Мы в этом глубоко убеждены. Главное, должное прилежание, усердие, настойчивость — и то, что вчера казалось необъяснимым, станет понятным. Под таким девизом мы и работаем.

— Ладно, не стану спорить, — махнул рукой Барнадаз. — Вы платите, мы привозим мертвяка. А что вы уж там с ним станете делать — нас с Ваэтом это не волнует.

— Нас это вполне устраивает, — кивнул очкастый.

— Отлично. Тогда такой вопрос — где нам искать ваш труп?

— Мы предполагаем, что вам следует отправиться в Великий лес. По нашим источникам, совсем недавно некий отряд нежити отправился в земли эльфов.

— Зачем?

— Причин мы не знаем.

— У вас, судя по всему, неплохие связи, да? — сощурился орк. — Осведомители и там, и тут… Все-то вы знаете обо всех.

— Когда вы отправляетесь? — сменил тему очкастый.

— Как только получим аванс.

— Вот. — Ученый бросил на стол увесистый мешок.

Орк поймал его раньше, чем громкое бряцанье монет обратило бы на них все внимание посетителей.

— Вы вроде человек ученый, а так глупо себя ведете, — холодно заметил Барнадаз, пряча мешок за пазуху. — Если бы люди заметили мешок с деньгами, нам с вами не поздоровилось бы.

— Но они ведь не заметили, верно? — выгнул бровь очкастый.

— Когда нам следует привезти вашего мертвяка? — поинтересовался Ваэта'ан.

— Чем скорее, тем лучше. Наш человек будет приходить на задний двор таверны каждый день, в семь вечера, и ждать вас ровно час.

— Не слишком разумно гонять его туда-сюда, — заметил эльф.

— Нам так спокойней.

— Ладно, в таком случае, до скорой встречи. — Орк поднялся из-за стола. — Одна нога там, другая — здесь. И соскучиться не успеете!

— Очень на это надеюсь, — кивнул очкастый.

На том они и распрощались.

В Великом лесу друзья оказались через четыре дня. Еще три ушло на поиски странного отряда нежити. Управились бы быстрей, если б не опасность попасться на глаза хозяевам-эльфам — эти, едва увидев колоритную парочку «орк — темный эльф», непременно нашпиговали бы обоих стрелами.

Впрочем, все обошлось, и слава богам.

Отряд обнаружился на юге. Нежити было на удивление мало — не более десятка мертвяков под началом темного адепта — хотя, как правило, обитатели Алкмаара давили количеством. В этот же раз главнокомандующие неожиданно сделали ставку на скрытность.

Интересно, с чего бы это?

Впрочем, интерес интересом, а они сюда прибыли совсем не за этим.

Следовало как можно быстрей выкрасть одного мертвяка, и притом незаметно, чтобы не пришлось улепетывать от его «товарищей» да еще под градом эльфийских стрел.

Казалось бы, лучше всего пойти ночью, но, имея дело с мертвяками, надо понимать, что время суток совсем неважно — зомби не спят, и зрение у них просто феноменальное. Они, как кошки, отлично видели в темноте, про свет и говорить нечего.

Поэтому после недолгих споров друзья решили отправиться за мертвяком днем. Возможно, такая наглость несколько обескуражит адепта, и они успеют утащить зомби раньше, чем слуга Тьмы обрушит на них весь арсенал заклятий.

Согласно плану, Ваэта'ан должен был отвлекать внимание отряда нежити, осыпая их стрелами — друзья надеялись, что адепт расценит эти действия как атаку местных эльфов и запаникует, в то время как орк спокойно захомутает одного из его воинов и уведет из лагеря.

Сказано — сделано.

Все прошло даже лучше, чем предполагалось. Первая же стрела темного эльфа досталась адепту, который по каким-то причинам даже не думал защищать себя магией. Он умер быстро — просто рухнул в рыжую листву, да так и остался лежать.

Мертвяки же были глупы. Они ловили стрелы, но ничего не делали — приказывать было некому. Орк быстренько выделил одного из них, набросил на него аркан и потащил за собой в чащу.

По прибытии в импровизированный лагерь друзья обвили зомби таким количеством веревок, что он стал походить на гусеницу в коконе. Привязав его, словно собаку, к ближайшему дереву толстенным пеньковым канатом, друзья отпраздновали удачную охоту сыром и вином. За ужином решили отправляться следующим утром.

Ваэта'ан, вдоволь поиздевавшись над связанным мертвяком, уснул практически тут же, а вот к орку сон не шел. Барнадаз ворочался и так и этак, но даже не зевнул ни разу.

Умаявшись, он поднялся и решил чуток побродить по поляне — надеялся «нагулять» сон. Он ходил взад-вперед, частенько ругался, покуда не услышал хриплый голос:

— Поздно, братья…

Барнадаз огляделся по сторонам. В первое мгновение он подумал, что их лагерь обнаружили эльфы. После этого пришла в голову мысль, что это вполне может быть еще один адепт — прибыв в Великий лес, он обнаружил собрата мертвым в куче листьев и стал искать негодяев, так вероломно поступивших со служителем Тьмы.

Но ни остроухих, ни алкмаарцев орк не увидел.

Тем временем голос повторил:

— Поздно, братья… Они кругом…

Барнадаз нахмурился. Голос исходил от одинокого дуба посреди полянки — того самого, к которому они привязали мертвяка.

Он подошел к дереву ближе.

— Нас слишком мало… но ради Великого леса… ради наших братьев… мы должны выстоять…

Он наклонился и посмотрел прямо в лицо зомби.

Едва не вскрикнул от неожиданности: глаза мертвяка были закрыты, и, судя по всему, он спал.

«Спящий мертвяк? — пронеслось в голове. — Это немыслимо!»

Однако яркое опровержение сидело прямо перед ним.

— Покажем… что эльфы Великого леса… не зря считаются… прирожденными воинами…

Орк сел на траву против мертвяка. Он не сказал ни слова. Просто слушал.

Мертвяк начал петь. Песня его не была тем ужасным набором скрипящих и воющих звуков, которые издавали Орды нежити, когда шли в бой. Это была красивая мелодичная песня — вроде тех, которыми славятся эльфы:

И в чащах лесных средь осин и дубов,
Слыша трели тех птиц, что в небе кружат,
Не дадим на запястья надеть мы оков,
Всех смелей и свободней эльфийская рать…
Пусть не чище воды мы из Энтских прудов,
Пусть нам также немало пришлось воевать,
Но ни разу не дали надеть мы оков
На запястья, так славься эльфийская рать…

— И ты отпустил его? — не поверил ушам Ваэта'ан.

— Да, — пожал плечами Барнадаз.

Они уже вышли из Великого леса и теперь брели по широкой дороге, ведущей к имперской границе.

— Я не понимаю тебя, дружище, — покачал головой эльф. Он был чертовски раздосадован. Еще бы — мыслимо ли, за одну ночь потерять пятьсот золотых награды!

— Я себя тоже не до конца, — признался зеленокожий.

— И когда это ты успел стать таким сентиментальным?

— Лучше скажи — ты когда-нибудь слышал, как поют эльфы Великого леса?

— Нет. Но у темных эльфов тоже есть масса отличных песен, взять хотя бы…

— Тогда ты не поймешь меня.

Дальше они шли молча.

Люди — как, впрочем, и эльфы, и гномы, и нежить с демонами — считают, что все орки глупы, как поленья. Но это не так.

Нет глупых рас. Есть глупые представители рас, а есть умные, по-настоящему достойные индивиды.

Плохо, что их действия всегда будут расцениваться через призму идиотских стереотипов…

Отряд нежити, встреченный друзьями, отправили в Великий лес на погибель. Никакой особой цели верхушка Орды не преследовала.

Они просто хотели сыграть в одну забавную игру.

Называемую «убей брата».

Все в том отряде — вне сомнений — раньше были эльфами. Точнее, они и сейчас оставались эльфами — на какую-то часть.

Наверное, это очень забавно — наблюдать, как остроухие убивают своих же родичей, совершенно о том не подозревая.

Но Барнадаз подобного рода развлечения не любил.

Ему больше нравились постоялые дворы с их пивом, пропитанным дымом воздухом и грудастыми официантками.

Так проще.

И как-то… по-человечески.

Александр Яльчик

ГИЛЬДИЯ

Эдвин быстро бежал по улочкам Алинадана, иногда ненадолго останавливаясь, для того чтобы, взобравшись по едва заметным уступам на крыши домов, продолжить свое торопливое бегство. Крупными липкими каплями за шиворот стекал горячий пот, ноги предательски подкашивались перед очередным головокружительным прыжком, а легкий летний бриз был не в силах остудить разгоряченное тело семнадцатилетнего юноши. Он бежал, прыгал, карабкался, снова бежал. Заставить себя остановиться он не мог, второй раз в жизни он играл со смертью в прятки, и победитель еще не определился.

Понимая, что это глупо, он все же ежеминутно оборачивался, проверяя, нет ли погони, и ему все еще слышались окрики телохранителей аристократа и надрывные свистки городской стражи.

Впервые за свою десятилетнюю воровскую карьеру он был пойман, а для разбойников и воров в Империи был только один приговор. Благо крепкий сук не сложно было найти, да и моток пеньковой веревки в любом доме имелся…

Вот и окраины, дома потеряли лоск и благополучие торговой площади, где сегодня промышлял подросток, и выглядели унылыми и необитаемыми. Поднырнув под балку, загораживающую лаз между двумя покосившимися домами, он позволил себе перейти на шаг. Его грудь тяжело поднималась и опускалась в такт с нахлынувшими воспоминаниями. Что же пошло не так…

* * *

— Вставай, лежебока! — Грубый окрик и весьма ощутимый пинок под ребра вырвали трепыхающееся сознание Эдвина из кошмара. Кошмара, снившегося ему каждую ночь. События десятилетней давности никак не хотели покидать его память и вновь и вновь всплывали во снах.

Открыв глаза, он с такой благодарностью посмотрел на разбудившего его Четырехпалого, что прожженный плут и мастер кулачного боя отшатнулся от неожиданности.

Четырехпалый был правой рукой главы разбойничьей шайки «Серых крыс». Свое прозвище он заработал, самоуверенно ввязавшись в драку с вооруженным двумя ножами имперским вором, претендующим на его добычу. Получив множество порезов, он, сократив дистанцию, одним мощным ударом проломил череп сопернику, но тот успел всадить один нож ему в правую ногу, а вторым срезать мизинец на левой руке.

— Тиамат тебя раздери! — злобно нахмурив брови, пробурчал Четырехпалый. — Двигай быстрее, Хозяин ждет.

Сердце юноши учащенно забилось: снова важная работа и возможность закопать пару монет в укромном месте, если, конечно, повезет с напарником. В последнее время он неплохо сработался с забредшим в их края эльфийским пареньком. Появление эльфов в человеческих городах уже не вызывало особых подозрений, люди были наслышаны о жестокости зеленокожих орд, штурмовавших эльфийские земли, все прекрасно понимали, что старшая раса — единственная преграда на пути к Империи.

Торопливо смотав изрядно потрепанную с многочисленными проплешинами волчью шкуру и кинув ее в изголовье небольшой кучи соломы, служившей ему постелью, Эдвин поспешил в разбойничье логово.

Снаружи это была обычная двухэтажная хибара, каких на окраине было не счесть, но, войдя внутрь, люди ранее здесь не бывавшие подолгу стояли в пороге, не веря своим глазам. Интерьеру притона могли позавидовать даже аристократы: на обитых деревом стенах висели шкуры белых и бурых медведей; топоры гномов, людские мечи и булавы, эльфийские луки и клинки. Разнообразные доспехи людских и гномьих мастеров стояли на подставках, а кое-где просто были свалены бесформенными грудами. Многочисленные сундуки с разноцветными тканями соседствовали с сундуками, набитыми столовым серебром.

Эдвин, не раз бывавший внутри притона, не обращая внимания на сваленные богатства, сразу направился к резной дубовой лестнице, возле которой замерли два гнома с огромными молотами на плечах.

Поравнявшись с ними, он невольно усмехнулся: у аристократов в последние годы вошло в привычку набирать в охрану именно гномов, что значительно облегчило его работу. Да, выглядели они массивно и устрашающе, в стычках с хорошо вооруженными и защищенными латниками или адскими порождениями Бетрезена их мощь и храбрость не оставляла врагу никаких шансов. Но гибкому и юркому юноше не было необходимости лезть напролом, пока напарник отвлекал внимание, он успевал за пару мимолетных движений срезать кошелек аристократа и раствориться в толпе.

Случайное воспоминание о Легионе проклятых превратило усмешку Эдвина в оскал. Взяв себя в руки, он вошел в кабинет главы шайки. С удовольствием и облегчением для себя отметив, что кроме него из артели карманников в кабинете был только его напарник и друг Соло'ан, юноша замер в почтительной стойке.

— Мой друг из «Призрачных волков» уведомил меня, что наш тихий городок сегодня посетит дальний родственник Императора Юбер де Лали, — спокойно проговорил глава. — Вы знаете, что делать…

* * *

Выгодно купив два калача и пообещав пекарю не крутиться у его лавки, друзья взгромоздились на каменную ограду местной церквушки. Торговая площадь расстилалась перед ними как на ладони, а густые кроны деревьев церковного сада обеспечивали им идеальное место для наблюдения.

Десять долгих лет минуло со времен Первых Великих Войн, оставивших Невендаар в состоянии хаоса и опустошения. Город, несмотря на давность отгремевших сражений, только недавно начал возвращаться в размеренное русло мирной жизни. Каменщики, в прошлом году закончившие ремонт торговой площади, неспешно латали прорехи на улочках города.

Пекарь, отгоняя назойливую ребятню и рекламируя свой товар, несвойственно грубым для его округлой комплекции голосом, успевал следить за двумя огромными гномьими печами, извлекая из них то простые кирпичики хлеба, то замысловатые кренделя и так любимые всеми мальчишками леденцы в форме различных животных Невендаара.

Активно шла торговля у лоточников, мужская половина Алинадана толпилась возле оружейных лавок, где в широком ассортименте были представлены изделия гномьих и имперских мастеров, заезжие лоточники могли завлечь состоятельных клиентов наличием изысканных эльфийских кинжалов и клинков. Женщин же больше интересовали имперские ткани и эльфийские украшения.

Мясник, лавку которого украшал изогнутый клюв гигантского кракена, деловито и умело разделывал тушу медведя, бросая пласты сочного мяса в огромную дубовую бочку, щедро посыпая солью.

Юноши начали дремать: прохлада тени, укрывающая от летнего зноя, пение птиц и ровный гул торгового люда так и манили в объятия Морфея…

Нападение произошло внезапно.

На город опустилась тьма; закрыв солнце гигантскими крыльями, на кровавый пир слетелись десятки горгулий. Сонные от летнего зноя и спокойной службы, стражники не могли понять, что происходит. Командир стражи, опытный седовласый ветеран, первым разобравшись в ситуации, с пинками вооружал подчиненных охотничьими луками.

Стрелы с калеными наконечниками, одинаково легко разившие разбойников и диких зверей, к ужасу оборонявшихся, с легким звоном отскакивали от мраморных шкур чудовищ. Атаки горгулий, напротив, были весьма эффективны. Неспешно кружа над обреченным городом, они высматривали цели. Взмах крючковатых лап, вспышка фиолетового пламени — и обреченную жертву пронзали мгновенно выросшие из-под земли острые шипы.

Эдвину в тот день исполнилось семь лет. Распираемый гордостью и счастьем, он вертел в руках подаренный отцом небольшой эльфийский кинжал. Ему не терпелось побежать похвастаться перед друзьями, но они с отцом ждали мать, ушедшую за свежими фруктами и пирогом для любимых мужчин. Внезапно раздавшиеся крики боли и ужаса, а следом колокольный звон испугали мальчишку, и он изо всех сил прижался к отцу.

Отец, отстранив его от себя, пристально посмотрел Эдвину в глаза и приказал спрятаться в чулане и ни при каких обстоятельствах не сметь оттуда выходить и, схватив топор, выбежал на улицу.

Гулко стучало сердце мальчугана, отмеряя секунду за секундой. Прильнув к щелке в двери чулана, он с надеждой ждал возвращения родителей.

Вот в дверном проеме показались знакомые силуэты, Эдвин было дернулся выбежать им навстречу, но с ужасом замер. Навеки скрепив объятия любимых людей, над ними сомкнулись десятки шипов. В тот же миг что-то грузно приземлилось рядом с домом, и в окно уставился немигающий, светящийся ядовито-желтым цветом глаз. Эдвину казалось, что монстр смотрит прямо на него, но, наконец, пришел спасительный обморок, и с тихим шелестом мальчишка сполз на мешок сухофруктов.

Очнулся он глубокой ночью. Тихую летнюю ночь разрывали крики дерущихся за лакомые куски стервятников и завывания волков. Сжав до боли в костяшках рукоятку кинжала, Эдвин шептал в ночь слова проклятий. Раздув угли и высыпав их на соломенный пол, он вышел из дома и навсегда покинул родной город.

Эдвин открыл глаза. С трудом разжав руку, обхватившую кинжал, он вопросительно посмотрел на разбудившего его эльфа. Соло'ан молча кивнул в сторону городских ворот.

От глаз Эдвина не ускользнуло странное поведение эльфа, тот был слегка взбудоражен и чем-то обрадован. Зная, что спрашивать бесполезно, юноша бесшумно соскользнул на землю и уверенно направился на площадь.

Выбор места был очевиден…

Кратчайшая и лучшая дорога от городских ворот к родовому имению местного аристократа проходила через торговую площадь.

Смешавшись с толпой праздных зевак, юноша стал ждать. В толпе послышались любопытные нотки, на площадь въехала процессия.

Впереди на белом жеребце ехал бочкообразный аристократ. Эдвин сразу понял, что это его цель, ведь не каждый в Империи мог позволить себе носить на голове обруч из чистейшего черного золота. Не ускользнул от глаз юноши и увесистый мешочек, небрежно привязанный к поясу Юбера де Лали. По бокам от аристократа, как и ожидал Эдвин, на крупных лошадях ехали два закованных в латы с ног до головы гномьих ветерана. Позади, немного отстав, ехал странный долговязый человек. Эдвин смог только разглядеть его глаза, так плотно тот был закутан в огромный бесформенный плащ. В этих глазах юноша увидел, что-то знакомое, но он никак не мог вспомнить, где он раньше их видел.

Процессия поравнялась с юным вором. Немного присев и приготовившись сорваться с места, Эдвин ждал, что предпримет на этот раз Соло'ан для отвлечения охраны. Юноша представлял себе, как в данный момент эльф, прищурив свои и так не шибко широкие глаза и натянув тетиву до легкого звона, целился в только ему известную цель.

Мысли Эдвина прервал звонкий хлопок. Обернувшись, он увидел мокрого с ног до головы водоноса, державшего руки над головой, как бы обнимая уже не существующий горшок с водой. Водонос растерянно озирался по сторонам под дружный хохот толпы.

Будто пытаясь показать напарнику, что он ни в чем не уступает стреле, Эдвин сорвался с места, подныривая под лошадь ближайшего охранника. Аккуратным росчерком описал дугу кинжал, и вот уже желанный кошель с чуть слышным звоном мягко опустился в вовремя подставленную ладонь.

Еще один рывок, и можно раствориться в толпе, но воришка не находил опоры, неведомая сила медленно поднимала его вверх. Подняв голову, он встретился взглядом со схватившим его охранником. Все стало на свои места: легкая нервозность напарника, приступ дежавю и невиданная ранее быстрота реакции. Эльф…

— Отпусти, ушастый! — злобно прошипел Эдвин.

Теперь его заметили и остальные охранники. Смущенные проявленным непрофессионализмом, гномы хмурили брови, теребили бороды и еще сильнее сжимали длинные рукоятки боевых молотов. Но больше всего юношу испугало красное от злобы и крика лицо аристократа.

Эдвин понимал, что становится новым объектом внимания толпы и что шансы вернуться живым ничтожны, а о возвращении с добычей нечего было и говорить. Он зажмурил глаза, не от страха, а лишь бы не видеть эту бордовую от злобы, противную свиноподобную морду Юбера де Лали.

Юноша вздрогнул, происходящее не укладывалось у него в мозгу. Хватка держащего его охранника слабела, а непонятная эльфийская речь, доносившаяся со стороны церквушки, усиливалась. Но в данный момент он не мог позволить себе такой роскоши как рассуждения; резко дернувшись и оставив в руках изумленного эльфа лоскут ткани, парень рванул в ближайший переулок.

Через несколько шагов очутившись в тупике, Эдвин ловко вскарабкался по стене, хватаясь за едва заметные, но так ему знакомые выступы и трещины. Не став оборачиваться, чтобы позлорадствовать над незадачливой погоней, спрыгнул с другой стороны и понесся по лабиринту улочек Алинадана.

* * *

Эдвин стоял, понурив голову в кабинете Главы, напарник тоже уже был здесь. Юноша посмотрел на эльфа, тот лишь слегка покачал головой. Молчание густым туманом окутывало кабинет. Глава молча крутил в руках злополучный мешочек, на лице пролегли морщины, не часто главу с его богатым жизненным опытом ставили в такой тупик. Но вот его глаза сверкнули решительностью; и Эдвин сжался, ожидая упреков, криков негодования, но вместо этого машинально поймал брошенный в его сторону кошелек.

Не мучая паренька, глава заговорил. Оплошавший воришка сквозь нахлынувший на него туман пытался уловить смысл сказанного.

— Ты мне как сын…

— …интересы разбойничьей шайки превыше, одного даже столь…

Но последнюю фразу паренек расслышал целиком, и его глаза от ужаса округлились. Юбер, как сообщил Главе за немалую цену высокопоставленный информатор, после столь удачного побега воришки сделал две вещи. На торговой площади публично простил воришку, а чуть позже отправил гонца в фамильную резиденцию де Лали с целью дать поручение помощнику по особым делам разыскать мальчишку.

Помощник по особым делам, или имперский ассасин, вспыхнуло в мозгу у мальчишки. Да, конечно, ассасины занимались разбойниками, коих развелось в послевоенный период немало, но чтоб такими мелкими! Видно, сильно он ужалил самолюбие замахнувшегося на престол аристократа.

Эдвин обвел взглядом присутствующих, один только Глава выдержал его взгляд, и даже его лучший друг и напарник только извиняюще слегка пожал плечами…

Эдвин понимал: все, что тот мог сделать для него, он сделал на площади, теперь он предоставлен только себе. Выходя из кабинета, юноша услышал негромкие последние слова Главы.

Это был уже второй город, который он покидал навсегда, а в голове все крутилась небрежно брошенная фраза Главы:

— Имперская Гильдия воров…

* * *

Накопленных денег ему с лихвой хватило, чтобы добраться до столицы. И вот он стоял у заветной неказистой с виду башни, единственного места Империи, где можно было укрыться от любых невзгод и получить полную индульгенцию.

Войдя внутрь, он с удовольствием окунулся в тишину и прохладу. Обычному горожанину на первый взгляд бы показалось, что он попал в библиотеку: недалеко от входа размещался стол регистратора (библиотекаря), а далее в огороженной зоне ровными рядами возвышались стеллажи, между которыми деловитыми муравьями сновали писари. Через ажурные витражи пробивался мягкий спокойный свет, и парень умиротворенно присел на лавочку, с интересом наблюдая за ожесточенным спором регистратора и, судя по одежде, довольно знатного молодого аристократа.

Слова было сложно разобрать, так как в такой безупречно стерильной библиотечной тишине повышать голос спорщики не отваживались. Но ситуация была вполне понятна: юноша желал поступить в гильдию, а регистратор по непонятным для Эдвина причинам не хотел его принимать.

Было успокоившийся карманник опять начал нервничать, в голове крутились тревожные мысли: неужели все лишения дальней дороги были зря и бесплотная богиня смерти Мортис пополнит свою орду очередным бездушным зомби. Поток мыслей был грубо прерван пронесшимся мимо гневно размахивающим руками, раскрасневшимся от возмущения аристократом. Весьма существенно задев Эдвина, он скрылся за дверью, даже не оглянувшись на паренька. Юноша вжался в скамейку и уже подумывал улизнуть…

— Третий раз повторять не буду, а ну дуй быстро сюда!

Эдвин, сообразив, что обращаются к нему и дальнейшее промедление может быть неверно расценено регистратором, встрепенувшись, в два шага очутился перед его столом.

— Родственники есть? — что-то неустанно записывая, спросил регистратор.

— Никого не осталось, — грустно помотал головой паренек.

— Роспись тут поставь и двигай к наставнику!

— Так я принят?..

— Двигай давай! — злобно огрызнулся регистратор, не поднимая глаз.

Но юноша все равно не верил в свою удачу, и грубость принявшего его человека не смогла надолго омрачить его радостный настрой. Тихо насвистывая детскую песенку, он направился в указанном направлении, к едва приметной двери.

Наставник молча кивнул и, открыв дверь, вошел. Эдвин, обнаружив за дверью винтовую лестницу уходящую вниз, последовал за ним. Спустившись на один пролет ниже, они оказались на огромном складе, где кладовщик, лишь один раз взглянув на паренька, выдал ему аккуратный сверток одежды и ботинки.

Не успев опомниться, он двинулся дальше, пролетев еще один пролет, юноша наткнулся на резко остановившегося наставника.

— Помыться, переодеться, старые вещи в печь, выберешь свободную койку и шкафчик, далее со всеми на обед в столовую и потом в учебные классы, они пролетом ниже, — монотонно проговорил проводник, развернулся и направился наверх.

Прошло две недели ежедневных обучений…

* * *

В учебном классе собрались только лучшие ученики. Кроме седовласого учителя присутствовал Глава Гильдии и неизвестный маг.

Глава поприветствовал всех и с ходу представил мага и дал тому слово.

— Пару дней назад Горные Кланы разорвали с нами все дипломатические отношения, — монотонным голосом начал обрисовывать важность сегодняшнего собрания волшебник. — А сегодня их гонец объявил войну! — с гневными нотками вещал он. — Империи нужны свежие данные о количестве и составе этих вероломных предателей! — сорвался на крик волшебник.

— Мы вас поняли, — аккуратно прервал его глава Гильдии. — Учитель, проводите нашего гостя.

Расстелив перед замершими юношами огромную карту Невендаара, глава воров принялся распределять обязанности.

Большинство в составе мелких групп отправлялось на грабеж всевозможных лавок и святилищ на пути возможного наступления гномов. Несколько отличившихся в скрытности и бесшумности юношей были направлены разведывать руины.

Остались только двое…

— Эдвин, ты за старшего! — начал давать последние указания Глава Гильдии.

— Предположительно в этом горном районе располагаются передовые отряды гномов. Ты разведаешь их численность и состав!

— А Райнон доставит информацию! — закончил Глава, кивнув на второго юношу.

* * *

Пообедав и получив на складе по два кинжала, Эдвин и его напарник покинули столицу.

Через два дня пути на смену имперскому вечному лету пришли холода Горных Кланов. Пробираясь сквозь сугробы, Эдвин благодарил Гильдию за теплый плотный плащ, входящий в амуницию вора, но он не мог понять, зачем его было шить из яркой синей ткани. Он был одинаково заметен и на зеленых землях Империи, и на белоснежных горных грядах Клана, не говоря уже о пылающих землях Легионов проклятых.

Чудом, избегая гномьи патрули, юноши взобрались на очередной хребет, и им открылся превосходный вид на ущелье. Внизу ущелья, дымя походными кострами, был разбит огромный гномий лагерь. Достав небольшие дощечки, юноши начали торопливо делать пометки. Видя, что Райнон превосходно справляется сам, Эдвин решил пройтись к странному кургану неподалеку.

Обойдя его с левой стороны, он заметил вереницу огромных следов, ведущих из ущелья к кургану. Обратной цепочки следов он обнаружить не сумел. Приложив ухо к кургану, он расслышал легкое сопение. Эдвина пробрал холодный пот. Осторожно он стал отступать назад по предательски скрипящему снегу. Неожиданно оступившись, он, негромко ойкнув, упал в снег. С надеждой, что его падение было не слишком громким, Эдвин обернулся и увидел, как курган красиво разлетается снежными брызгами, а из-под него выбирается огромное белоснежное чудовище.

— Они что, и Йети приручили! — злобно выругался юноша. — Райнон, беги! — крикнул он, выхватывая кинжалы.

Но, получив увесистую оплеуху, свалился без сознания.

* * *

Придя в себя от холода и оглядевшись по сторонам, Эдвин вспомнил последние события и понял, что холодные стены, окружающие его, и решетка вместо двери не случайность.

Посмотрев вопросительно на облившего его ледяной водой охранника, юноша спросил:

— Что со мной будет?

— Жив все-таки, — холодным равнодушным голосом ответил охранник, выходя и запирая решетку.

— Так что со мной будет? — закричал Эдвин.

— А ничего, — так же холодно ответил, удаляясь, охранник. — Будет перемирие — отпустят, а так нам и своих беспризорников некуда девать…

* * *

Выслушав доклад Райнона и отпустив его, Глава Гильдии покачал головой:

— А жаль, способный был мальчишка…

— Но мы уже привыкли брать количеством…

— Регистратор, сколько у нас поступивших за эту неделю?

Ваут ван Эйк

ИЗИДЕЛЬ

Кардинал Изидель с грустью смотрела на разворачивающееся вокруг пиршество. Официальная часть торжества закончилась, все молитвы были прочитаны, и можно было приступить к празднованию того события, ради которого все здесь и собрались. Отряды диких эльфов, промышлявшие в округе, были окончательно разбиты. Немногие уцелевшие сбежали, и их скорого появления не ожидалось. Империя продемонстрировала свою силу, замок Арон был защищен, и его жители могли чувствовать себя в безопасности. Было завершено строительство храма, укреплены оборонительные сооружения, и для их освящения были приглашены верховные священники со всей Империи. Есть, что отпраздновать.

Накрытые столы ломились от яств. Очевидно, руководство города озаботилось тем, чтобы святейшествам и высоким чинам Империи не только было чем насытить свои драгоценные чрева, но и усладить языки. Музыканты заиграли веселую до фривольности мелодию, сменившую религиозные хоралы.

Изидель подошла к столу, взяла несколько ягод винограда с блюда и вновь отошла к стене. Большинство же священнослужителей уже смешалось с местной знатью и полностью отдалось празднику. Было время, когда она ела запеченные корнеплоды и зажаренное на костре мясо собственноручно пойманных животных. И ей казалось, что та еда была гораздо вкуснее того, чем ее потчевали сейчас. Есть не хотелось. Тем временем на галерею рядом с музыкантами выбежали танцовщицы в длинных, но крайне легкомысленных одеяниях, довольно прозрачных и порой распахивающихся больше, чем нужно.

Кардинал прикрыла глаза, затем широко их распахнула и, прихрамывая, пошла к выходу. К ней подошла одна из аббатис, дожевывающая кусок пирога. У нее было круглое блестящее от жира лицо, а просторное одеяние не скрывало тучности тела.

— Ваше высокопреосвященство, вы покидаете праздник? — обратилась она к Изидель с неподдельным беспокойством в глазах.

— Нет, мне просто нужно выйти на воздух. Дают знать о себе старые раны. — Она слегка улыбнулась. — Помолюсь Всевышнему, дабы дал мне сил на этот праздник и обратную дорогу.

Изидель подняла руку в покровительствующем жесте, аббатиса сделала небольшой поклон, сохраняя чрезвычайную почтительность на лице.

Кардинал спустилась по лестнице и быстрыми шагами вышла на улицу. Хотелось бежать отсюда. Ей была противна эта жирная монахиня. Сама она была, несмотря на немолодой возраст, очень стройной. И все члены ее общества поддерживали отличную физическую форму. Изидель остановилась и подняла глаза к звездному небу. Надо было изгнать из своей души греховные эмоции. Чуть погодя она отправилась к небольшим воротам в стене, окружавшей замок.

Знаком приказала стражнику открыть ворота. Тот стоял в замешательстве, но после пристального взгляда кардинала в свои глаза повернулся и отворил створку. Изидель вышла. Всего через несколько десятков метров начинался лес, правда, довольно редкий, а за ним виднелось море. Замок Арон стоял на полуострове и являлся форпостом Империи. Одной своей стороной он упирался в обрыв, другой же приближался к густому лесу. Нападения оттуда варваров, мятежных изгнанников, а в последнее время и диких эльфов были нередки. Поэтому не только город, но и сельские земли были обнесены стеной, а население было немногочисленно. Желающих переехать сюда было немного. Край обрыва иногда обваливался, поэтому замок построили не на самом краю, и здесь, за пределами замка, но в черте города, осталась неширокая полоса дикой природы, где любили отдыхать молодые горожане. Именно сюда и пришла Изидель.

За ней вышел молодой рыцарь. Что ж, имея столь высокую должность, редко получается оставаться в одиночестве. Кардинал уже привыкла к этому. Пусть смотрит. В конце концов, она не собиралась плясать голышом.

Изидель стояла среди деревьев. Ей почему-то всегда казалось, что Всевышний ближе именно здесь, на природе. Она не любила все эти приемы и торжественные празднества, в которых приходилось участвовать согласно своему положению. В такие моменты сомнения в правильности выбранного пути начинали мучить ее. Она вспоминала Харгриана, Тарса, Иннекиля… Своих родных…

Изидель родилась сорок пять лет назад в городишке на краю Империи. Название его… А название, кажется, забыла и сама Изидель. Присутствие Императора ощущалось там мало. Город был достаточно самостоятелен и управлялся жестким мэром. Впрочем, жесткость эта привела, в конце концов, к волнениям бедняков. Родители будущего кардинала погибли в одном из таких конфликтов, когда той был всего один год. Она была первым ребенком в семье, так что воспитывать ее было некому. Конечно, нашлись люди, решившие взять ее себе. Однако это была не родная дочь, со всеми вытекающими отсюда последствиями, и в двенадцать лет вольнолюбивая Изидель сбежала из дома и оказалась на улице. Нет смысла рассказывать ни о причинах побега, ни о том, как она жила без крова. Но за три года она научилась великолепно владеть мечом и познакомилась с юношей по имени Харгриан, самым метким лучником в округе. Тут-то перед ними и возник молодой маг в сопровождении малоприятного типа по имени Тарс. Мага звали Иннекиль, и он набирал свой собственный отряд. Тарс раньше был вором-одиночкой, но в силу определенных обстоятельств присоединился к Иннекилю.

Парочка согласилась на предложение Иннекиля, и вчетвером они составили один из лучших мобильных отрядов. Так началась служба Изидель Империи. За двенадцать лет, проведенных вместе, они стали практически семьей.

Когда ей было двадцать пять, началась Первая Великая Война, и Изидель стала инквизитором. Женщина-боец, а тем более инквизитор, — большая редкость, но те, кто видел ее в бою, не стали бы иронизировать по этому поводу. В бою она была великолепна. По крайней мере так говорили трое мужчин, мнение которых имело для нее значение. Впрочем, это доказывали и результаты сражений. Казалось, что эти четверо были непобедимы. Казалось…

Они должны были отвоевать остров Эльмаар. Орды нежити захватили его. А там были и город Империи с монастырем, и довольно богатое месторождение золота. Во время войны было не до него, но теперь пора было вернуть свои владения. Нежити там оказалось больше, чем предполагали. Войскам Мортис словно не было конца. Изидель получила тяжелое ранение… Когда она очнулась, ее друзья были мертвы… Но ее саму они успели спасти. Поднявшись на ноги, Изидель собрала так много воинов, как только смогла, пользуясь своей славой, и вновь отправилась на Эльмаар. Она билась с утроенной яростью и уничтожила всех захватчиков. Она была готова умереть и даже, пожалуй, желала этого. Но, видимо, Всевышний этого не хотел. Серьезные ранения не привели к смерти. Но Изидель больше не могла сражаться. Да она и не могла даже представить, что будет в другом отряде, и решила уйти в монастырь Эльмаара. Раз она не смогла сохранить жизни друзей, то будет заботиться об их душах.

Изидель так строго выполняла устав монастыря, что вскоре после пострига была отправлена к обсервантскую часть. Рьяность новой монахини была замечена. Она пользовалась большим уважением и в новой своей ипостаси. Кроме того, не были забыты ее заслуги на полях сражений в качестве инквизитора. В тридцать шесть лет ее назначили аббатисой монастыря, который Вторая Великая Война обошла стороной. На следующий год она уже организовала собственное общество на острове и приняла звание ректора. Его монахиням удавалось совмещать не только просветленность, дающую способность лечить именем Господа, но и физическую силу и сноровку, дающую возможность воевать с оружием. Целью общества Изидель сделала проповедование истинной веры во всех уголках Империи для простых людей.

А спустя пять лет умер кардинал западной провинции, и Изидель назначили на его место. Кардинал в сорок один год — невиданное событие даже для мужчин. Впрочем, вся жизнь Изидель была чередой самых невероятных событий. Кроме того, время войн — время молодых…

Теперь она стала ближе к светской власти. Но все чаще ей казалось, что жизнь теряет смысл. Она видела, что в стране остается так же много несчастных, проклятые Бетрезена и нежить Мортис так и не были уничтожены, не исчезли конфликты с Горными Кланами и эльфами… Радость не приходила в этот мир. Что еще можно сделать? Изидель отгоняла сомнения в доброте Всевышнего. И довольно успешно. Но у нее самой оставалось все меньше сил. Ее общество функционировало практически без ее участия, а должность кардинала все больше тяготила ее. Все чаще и чаще она возвращалась мыслями в свое беззаботное прошлое, где все было понятно, а трудности переносились легко и с улыбкой.

Кардинал думала об этом, неспешно идя вдоль обрыва. Неожиданно Изидель увидела перед собой силуэт, высокий и стройный. Ей показалось, что два глаза светились во тьме. Тень двинулась вперед, и луна осветила остроконечное ухо. Неожиданный страх охватил Изидель. Он был труднообъясним. За свою жизнь кого только она не встречала, с кем только не приходилось бороться, но, видимо, это появление было слишком неожиданно. Она отшатнулась, нога поехала, и Изидель, не удержавшись, полетела вниз. С громким всплеском она упала в воду. Женщина умела плавать, но тяжелая одежда тянула ко дну. Она сорвала с головы покрывало с венцом и смогла несколько раз вынырнуть, но каждый раз вновь погружалась под воду. Течение несло ее вниз. В конце концов она потеряла сознание.

Очнулась Изидель на берегу. Она откашлялась, выплюнув немного воды, ей казалось, что наглоталась она больше, приподнялась на локте и огляделась. Вдали, на холме виднелся город.

Неожиданно она услышала всплеск. Она взглянула на воду и увидела два торчащих торса. Это были русалки. Одна была еще очень молода, длинные волосы были рассыпаны по поверхности реки, а губы расплылись в широкой улыбке. Вторая, та, что ближе к берегу, была явно старше, волосы были убраны, на голове были то ли какие-то наросты, то ли сложный головной убор, а лицо — сурово.

Молодая русалка увидела, что женщина обратила на них свое внимание, и весело, но заговорщическим тоном что-то начала говорить старшей спутнице на своем булькающе-шипящем языке. Та коротко, но жестко ей ответила, и девушка-русалка, сделав обиженное лицо, взмахнула волосами и нырнула под воду, ударив по поверхности длинным сиреневым хвостом. Оставшаяся подплыла поближе к Изидель и приковала к ней свой взгляд.

— Это вы меня спасли? — Кардинал сама удивилась тому, каким хриплым голосом она произнесла это.

На лице русалки обозначилось некое подобие улыбки, и она ответила:

— Да, — ее голос оказался неожиданно приятным. — Вас это удивляет?

— В некоторой степени. Скорее, я не ожидала вас здесь встретить. Думала, вас в окрестностях…

— Перебили? — Улыбка окончательно стала ласковой. — Да, люди не очень-то нас жалуют. Но, как видите, порой мы их не едим. — Выражение лица стало таким жестким, а глаза так сверкнули на Изидель, что та вздрогнула.

— Хм, спасибо… Что не съели.

«Зачем я это сказала, — подумала женщина, — как бы она не обиделась».

— Но ведь не поздно еще все исправить, — ухмыльнулась русалка.

Из-под воды вынырнула ее молодая спутница и воскликнула:

— Да!

Чуть поодаль показались еще две девичьи головы и залились смехом. Та, что находилась сейчас рядом со старшей, была явно очень довольна своей выходкой. Но, получив в ответ неодобрительный взгляд, чуть отпрянула.

— Ты же не хочешь сказать, что зря тащила этого человеческого священника сюда, поближе к городу? Было бы жаль столько напрасно потраченного труда, — сказала старшая русалка и подмигнула молодой. — Вы ведь высокопоставленный священнослужитель, судя по одежде?

Изидель непонятно зачем осмотрела себя. Туника и скапулир были испачканы и от воды потяжелели, кажется, в несколько раз. Так что, подумала женщина, подниматься с земли будет трудно. Часть заколок потерялась, и мокрые светлые волосы растрепались и липли к лицу.

— Да… — Изидель засомневалась, стоит ли называть себя, но, в конце концов, решила, что плохо от этого не будет. — Я — кардинал Западной провинции, Изидель.

— Ну вот. Было бы крайне кощунственно съедать человека, находящегося столь близко к Всеотцу.

Изидель не поняла, была ли это ирония или русалка говорила серьезно.

— А вы не представитесь?

— Люди обычно не могут запомнить наши имена, но если желаете… Уннягиллолаш, хранительница ключей.

— Я рада, что наша встреча состоялась. А что значит «хранительница ключей»?

— У меня много обязанностей… В частности, подготовка к взрослой жизни подрастающего поколения. — Она махнула рукой в сторону бултыхающихся вдали русалок.

Некоторое время они молчали, потом Уннягиллолаш продолжила:

— Так и знала, что здесь будет интересно. Порой инициатива ведет к весьма положительному эффекту. Мне ведь запрещали сюда плавать… Как это вас угораздило упасть? Вы вроде крепкая. — Увидев удивленный взгляд Изидель, русалка пояснила: — Мы успели пощупать ваше тело, — сказала она и рассмеялась, а женщина инстинктивно попыталась прикрыться, — вы случаем не перебрали там, на празднике? — добавила русалка игриво.

— Н-нет… Я оступилась.

— Понятно… Засмотрелись на звезды, — молодые русалки тем временем подплыли ближе и слушали разговор, — бывает. Что ж, вам повезло, что мы оказались рядом.

— Вообще-то там был эльф. Он напугал меня. И да, спасибо вам еще раз. Видимо, мне еще рано к Всевышнему. Наверное, он приготовил для меня другие дела.

— Эльф, да? Разве еще кто-то уцелел в этой резне? Ну да ладно, впрочем, он уже наверняка наделал у вас переполох. Хотите сказать, что это Всевышний привел меня сюда? — Уннягиллолаш ухмыльнулась. — И какие же дела вам Всевышний приготовил? Кого опять убивать?

— Я этим давно не занимаюсь. А темные эльфы сами нападали на людские поселения.

— О! Но, значит, занимались раньше? А насчет эльфов не переживайте — я их сама терпеть не могу, — сказала русалка, сделав хитрое лицо.

— Я была инквизитором и боролась с нежитью.

— А вам не кажется, что следует быть осторожнее, рассказывая о борьбе с нежитью русалке? В конце концов, Мортис… — она замолчала, мышцы скул напряглись.

— О, так, значит, это в самом деле Солониэль… Простите. Однако я не думаю, что это делает вас родственниками нежити. Ведь Мортис — это уже другая богиня. Это не Солониэль… Так же как и нежить — уже не алкмаарцы.

— Только не стоит читать проповеди. Мы это понимаем. Но без бога жить тяжело… А знаете, мы ведь с вами похожи. Ведь ваш создатель тоже теперь малоприятная, по крайней мере для вас, священников, личность, а?

— Наш бог — Всевышний!

— Да-да, конечно. А может быть, нам тоже стоит ему поклоняться? Может, тогда мы займем место, более достойное нас? Вы, как специалист в таких вопросах, не подскажете?

— О… Всевышний всегда рад, когда к нему приходят новые дети. Он счастлив, когда душа просветляется и познает истинную благость. — Изидель запнулась. — Просто я никогда не думала, что мерфолки…

— Обладают душой? Не так ли? Да, конечно, мы всего лишь поедающие несчастных моряков животные.

— Нет, но я никогда прежде не разговаривала с русалками.

— А вы судите обо всем исключительно по личному опыту?

— Просто… Просто раньше я не подозревала, что вы знаете наш язык. И…

— Удивительно, не правда ли? Очень странно, что нас никто не воспринимает как полноценных жителей Невендаара. Вы напряглись? Я знаю, вы считаете Невендааром свою Империю. Вы ощущаете себя хозяевами земли. Ну а мы тогда, с вашего позволения, хозяева моря, — неожиданно весело заявила Уннягиллолаш. Изидель подумала, что русалкам удивительным образом удается избегать греха уныния, в отличие от людей. — Должна вам сказать, несколько обидно, когда вас не воспринимают всерьез. И я, кажется, догадываюсь, почему. Мы ведь ничего не можем завоевать. В силу некоторых особенностей наших организмов, — русалка подмигнула женщине, — но это заставляет с особой тщательностью оберегать наши владения. Конечно, до наших городов никому из вас не добраться, но ведь вы были бы все равно не прочь наложить лапу и на моря, и на реки. А мы бы были неплохими рабами, да и едой. Да, да… Все наземные расы не прочь перекусить пойманной русалкой. Особенно молоденькой, не способной постоять за себя. От взрослой, как правило, остается очень мало после битвы. Но почему-то именно нас считают безмозглыми поедателями моряков. Поверьте, мы их заманиваем вовсе не для того… Печальная картина. Знаете, если бы Всеотец обратил на нас внимание, мы бы с радостью стали поклоняться ему. Однако в это довольно сложно поверить. Ваши проповедники никогда к нам не обращались. Да и вас самих, насколько я знаю, бог ваш не балует особым вниманием. Вон Вотан-то своих в обиду не даст! Даже у зеленокожих, этой отрыжки природы, и то какой-то бог есть. Впрочем, возможно, они его просто придумали. Мы же не хотим никого придумывать. И тем самым успокаивать себя. Если бы какой-нибудь священнослужитель посетил нас и рассказал о прелестях своего бога…

Изидель сидела на берегу и слушала русалку. Ей казалось, что так она может просидеть вечно. Слова Уннягиллолаш наполняли ее сердце каким-то странным чувством, но, главное, голос русалки можно было слушать бесконечно. Он был настолько приятен, что ласкал слух лучше любой музыки. «Как же тогда они поют?» — пронеслось в голове у кардинала, но тут же эта мысль исчезла, и она вновь погрузилась в русалкину речь. Ей очень хотелось им помочь. «Может, спуститься к ним, если это возможно?»

Неожиданно вдалеке раздались крики. Изидель обернулась и увидела огни на склоне холма. Прислушавшись, она поняла, что это зовут ее. Раздались всплески воды. Вновь обратив взор к реке, женщина увидела, что три молодые русалки скрылись. Уннягиллолаш отплывала от берега. Луна скрылась за облаками, и в темноте трудно было разглядеть выражение ее лица.

— Надеюсь, вы не забудете о случившемся! — крикнула русалка и нырнула под воду, показав свой длиннющий хвост.

Изидель хотела что-то сказать, но не смогла сформулировать, что. Она не без труда поднялась на ноги и лишь поглядела вслед морским жительницам. Затем повернулась в сторону города. Часть огней приближалась к ней. Голоса не умолкали. Ей надо было откликнуться, но она не могла. Позже… Ее разум сверлила какая-то мысль. Мысль, еще не облеченная разумом в словесную форму. Она знала теперь, чем еще будет заниматься ее общество. Она знала, для чего будет жить.

Александр Сейчас

ЕДИНСТВО РАС

Посвящается всем безымянным воинам, павшим в битвах за мир и свободу Невендаара

Полупрозрачная струйка замершего дыхания вырвалась из-под усов гнома, когда тот обернулся, чтобы посмотреть на родные заснеженные горные хребты. Густые брови Форгмайна, великого воина кровопролитных и ужасных сражений, слегка дрогнули, и в глазах появилась невыносимая тоска. Быть может, ему уже никогда не суждено увидеть родных мест Тимории.

Тяжело вздохнув, гном решительно отвернулся и посмотрел себе под ноги. Еще несколько метров, и снежный путь закончится. Он стоял, погруженный в снег почти до колен. Но стоит ему сделать несколько шагов вперед, и он окажется в чужих недоброжелательных землях, где совсем нет того спокойствия, что витает в горах.

Форгмайн слегка качнулся вбок и шагнул вперед, наблюдая за тем, как снежный слой прямо на глазах становится все тоньше и тоньше. Но он уже давно на это решился и поэтому даже не задержался на границе, где белая корка снежного льда перешла в замерзшую землю. Он шагал уверенно, устремив взгляд в густой лес, что находился впереди. И только когда он добрался до первых кустарников и хилых молодых деревьев, обернулся, бросив последний взгляд на горы.

Пробираться по лесу оказалось куда сложнее, чем ходить по глубокому снегу. Широкие плечи гнома постоянно за что-то цеплялись, короткие и тяжелые ноги были не приспособлены для того, чтобы перелезать через толстые корни и поваленные от старости деревья. Ему приходилось делать широкие дуги, обходя препятствия, при этом злясь и ругаясь, когда его молот цеплялся за низкие ветки, он постоянно взывал к Вотану, чтобы тот дал ему силы пройти эти никчемные заросли.

К вечеру, когда в это время в горах еще солнце может освещать снежные равнины пару часов, в лесу наступает полумрак, Форгмайн устроился на ночлег. С неким безумным наслаждением и эйфорией гном повалил пару деревьев и, нарубив дров, развел костер. С улыбкой, которая угадывалась в его густой бороде и усах, он бросал ненавистное дерево в пламя и радовался его потрескиваниям.

— Кто теперь круче, тупая деревяшка? — довольно протянул Форгмайн, закрыл глаза и подставил бороду жару, идущему от костра.

Но не успел гном насладиться приятным ощущением от нагревания бороды, как ему пришлось вскочить на ноги. В его руках оказался боевой молот, а его лицо, обветренное морозным ветром, исказилось гримасой гнева.

Глаза Форгмайна прощупывали густой лес, что окружал его, а уши пытались снова уловить тот звук, что заставил его так встрепенуться.

— Глупый, глупый гном, — прозвучал насмешливый голос.

Форгмайн резко обернулся и с диким ревом воина, отведя молот в сторону, кинулся на того, кто там стоял. Темный эльф быстро вытащил короткий меч, шагнул назад и плавным, но сильным движением отвел смертельный удар молота в сторону. Не найдя цели, промахнувшись при ударе, гном повалился в листву. Перекатился через спину и, довольно легко вскочив на ноги, стряхнув с бороды сухие листья, мотнув ею из стороны в сторону, приготовился к атаке. Эльф же в это время с невероятной быстротой снял с плеча лук, и стрела молнией устремилась в противника. «Еще один мертвый гном…» — подумал Нуакхар, и тут же осекся. Стрела, пущенная им, наткнулась на преграду, со звоном, ударившись о металл молота, отлетев в сторону.

Гном медленно опустил молот, открывая свое лицо, и одарил испепеляющим взглядом стоявшего перед ним темного эльфа.

— Мало кому удается уйти от моих стрел, гном, — с уважением протянул Нуакхар, медленно доставая вторую стрелу и вкладывая ее в тетиву. — Что ты тут делаешь? Мне кажется, ты далековато ушел от своей каменной конуры.

— Древесный червяк, — брезгливо фыркнул гном, — мне сдается, что этот лес тоже не твое трухлявое бревно, которое ты называешь домом.

По лицу темного эльфа пробежалось недовольство, но лук он пока не поднимал.

— Что тебе тут надо? — снова повторил эльф, но уже более требовательно и серьезно.

— Могу задать тебе тот же вопрос. — Форгмайн крепче сжал рукоять молота. Гномов не так легко запутать.

Под потрескивание костра Нуакхар разглядывал своего противника некоторое время, после чего убрал стрелу в колчан и повесил лук на спину. Сражаться с горным жителем не было смысла, у него слишком важная миссия, чтобы тратить время на глупых и упертых гномов.

— Проваливай отсюда! — выкрикнул гневно гном, встряхнув своим молотом.

— Если бы я хотел тебя убить, — эльф выпрямился во весь свой рост и насмешливо усмехнулся, видя, как взъерошился гном, — то я бы это сделал еще тогда, когда ты пыхтел, рубя деревья.

Гном на это ничего не сказал, а Нуакхар ничего и не ждал от тупого уроженца гор, поэтому спокойно развернулся и замер. Форгмайн напрягся. Но взгляд гнома был устремлен не на темного эльфа, а чуть вбок, в темень между стволов деревьев, заросших кустарниками.

Из темноты пришло ощущение утраченной веры и спокойствия, словно густой туман, оно медленно распространялось по небольшой освещенной поляне. Эта мерзость взбиралась по телу, проникала внутрь и, как тяжелый камень, брошенный в воду, оседало в душе, разнося тоску по всему сознанию. Следом за этим ощущением пришел запах гнили.

Темный эльф в одно движение скинул с плеча лук и пустил стрелу в темень. И тут же из нее долетел звук пробитой ломающейся кости!

— Попал! — победоносно выкрикнул гном, вскинув молот над головой.

А эльф уже держал наготове лук с вложенной в нем стрелой, держа на цели темень, откуда пришло ощущение смерти. Гном тоже насторожился и весь напрягся.

Все замерло. Тишину нарушали лишь звуки шарканья по земле, доносящиеся из темноты. Эльф, как и гном, больше не шевелился, замерев в ожидании. И, наконец, на поляну, освещенную огнем, медленно задевая кусты, вышел скелет, одетый в старые, изношенные доспехи воина. Из глазницы голого черепа, пробив его насквозь, торчала стрела.

— Нежить, — недовольно протянул гном и медленно стал приближаться к эльфу, чувствуя, что теперь они с ним заодно.

Нуакхар краем глаза видел приближение гнома, но останавливать его не стал, сейчас любая помощь не помешает, даже в виде такого грубого горца, ведь с мертвыми не так легко справиться.

Скелет, неуклюже раскачивая руками, как бесполезными канатами, прошелся еще немного вперед и остановился.

— Дай-ка я ему вдарю! — процедил сквозь зубы гном и втянул голову в плечи, готовясь кинуться вперед.

— Подожди, — остановил его темный эльф, — он тут не сам по себе.

— Браво! — раздался восторженный голос из темноты, и следом на свет вышел его обладатель.

Скелет отошел в сторону, и гном с эльфом увидели некроманта, одетого в черный плащ и сжимающего в руке посох, украшенный красным камнем наверху. Не говоря ни слова и не делая никаких лишних движений, Нуакхар переместил лук в сторону и отпустил тетиву один и тут же второй раз. Две стрелы, рассекая пропитанный смрадом воздух, устремились во врага. Но некромант, похоже, именно этого и ждал. Он махнул своим посохом перед собой, и обе стрелы, не долетев каких-то жалких пару сантиметров, вспыхнув зеленым дымом, упали в темноту. Лицо некроманта исказилось злостью. Выкрикнув заклятие, он вонзил посох в землю, и бушующая огненная волна зеленого цвета, осветив всю округу, понеслась на темного эльфа. Перекричав рев пламени, вперед выпрыгнул гном и ударил по земле своим молотом с такой силой, что та вздыбилась, поднявшись навстречу пламени. Огонь наткнулся на поднявшуюся землю и рассекся надвое. Эльф, оглядев ревущее зеленое пламя вокруг них, которое не могло причинить им вред, перевел взгляд на гнома перед собой, и в этом взгляде отчетливо читалось уважение.

Сила заклятия иссякла, и пламя угасло, погрузив небольшую поляну почти в кромешную темноту, но в ее центре по-прежнему горел костер, разведенный гномом.

Некромант больше не проявлял агрессии. Он замер и смотрел на то, как из своего укрытия медленно выходит гном, а следом темный эльф. Они тоже не спешили нападать, тем более что скелет, голову которого прострелил Нуакхар, лежал на земле, развалившись на куски, перемешавшись с бесполезной броней.

— Те, кто достойны жить, будут жить, — таинственно сказал некромант и сделал еле заметный кивок в знак почтения.

— Чего тебе тут надо? — спросил Нуакхар, держа лук наготове, направив его вниз.

— И где твои дружки? — недобро добавил Форгмайн, оглядывая темноту.

— Я тут один. В моем деле мне не нужны попутчики, — ответил некромант и, чуть помедлив, тихо добавил: — Они этого не поймут.

— Проваливай! — повторил свое предложение гном, которое он уже высказывал эльфу, и махнул молотом вперед, словно желая оттеснить от себя некроманта, хотя тот и так был далеко.

Некромант молча повернулся и хотел уже уйти в темноту, но его остановил Нуакхар.

— Ты здесь по приказу Мортис? — спросил он.

— Нет, — некромант повернулся. Форгмайн вновь напрягся. — У меня свои цели, и она о них не знает.

В его голосе слышалась печаль, но Форгмайн решил, что ему просто это кажется или же это просто уловка, чтобы отвлечь, а потом безжалостно убить и сделать своими безмозглыми рабами. Брови гнома недобро сдвинулись.

— Что же это за цели, о которых не знает сама Мортис? — недоверчиво прохрипел гном.

Вокруг все замерло. Был слышен только треск затухающего костра. Похоже, некромант размышлял над тем, стоит ли говорить о своих планах врагам. И в какой-то момент на его лице появилась решительность, он сказал:

— Я хочу помочь тому, что должно случиться.

Гном вдруг неожиданно выпрямился и даже опустил свой молот, уставившись на некроманта. Эльф посмотрел на реакцию Форгмайна и тихо произнес:

— Изериль?

Форгмайн медленно развернулся и отступил на шаг назад, удивленно уставившись на темного эльфа.

— Полагаю, ты, — некромант посмотрел на растерянного гнома, — тут по той же причине?

— Нет, — твердо сказал гном, взяв себя в руки. — Я тут по приказу Совета Хранителей Знаний. Но… они упоминали и это имя. Что это значит? Кто вы такие?

— Мне кажется, — спокойно сказал эльф, — у нас общая цель.

— Да, — кивнул некромант, и вновь в его тихом голосе звучали печаль и тоска, — но причины у нас разные.

— Предупреждаю, — воинственно начал Форгмайн, подняв молот, — если вы попытаетесь меня остановить, то…

— Твоя задача помочь посланнику Неба, — эльф не спрашивал, он утверждал, и гнома поразило знание лесного жителя о его целях настолько, что он даже на миг оцепенел. — И ты идешь к окраинам восточных земель Империи.

— Откуда тебе об этом известно?

— Я слышал голос Изериля. — Невозмутимое спокойствие эльфа покинуло его, и в голосе так же, как и у некроманта, зазвучала печаль. — И он сказал, что если я хочу перемен, то должен идти в том же направлении и помочь посланнику Всевышнего.

— Мы не враги, — неожиданно сказал некромант, — нам нет смысла сражаться друг с другом.

Эльф, гном и некромант образовали треугольник вокруг почти погасшего костра и недоверчиво переглядывались.

В лесах Империи под покровом густой листвы, окутанной тьмой, был заключен союз между тремя воюющими расами, противный сам по себе каждому из них, но необходимый ради свершения великих целей.

С тех пор прошло немало дней. Втроем они двигались к намеченной цели, обходя стороной населенные Имперские города и деревни, не пользуясь дорогами и хорошо протоптанными тропами, чтобы не быть замеченными. Их путь пролегал через зеленые леса, густые, заросшие травой поля и бескрайние равнины, что ничуть не радовало ни одного из путников, поскольку такие картины нисколько не напоминали родной дом. И несмотря на вражду между расами, эта троица, пережив за эти дни своего путешествия несколько нападений зеленокожих, троллей и пауков, сплотилась, помогая друг другу в битвах. И когда до их цели оставалось не так далеко, некромант с помощью магии сделал тропу по непроходимой топи, спросил эльфа:

— Нуакхар, в чем же причина твоего похода?

Эльф не сразу ответил. Он шел молча, чувствуя, что некромант, идущий впереди и прокладывающий им путь своим посохом, даст ему на размышления столько времени, сколько на это потребуется. Позади, позвякивая своим молотом за спиной, шел гном. Тот был спокоен, но ему было тоже интересно, что же скажет эльф.

— Когда мы были едины, — начал эльф, — то не делились на темных и лесных эльфов, а были одним народом. Мы жили счастливо. Так счастливо, как никогда уже не будем жить. Потому что война нас разделила. Мы воюем с нашими братьями и сестрами и не хотим над этим задуматься. Нас обуревает гнев и жажда мести. И ради чего? Ради убийства? Мы убиваем, и нас убивают, и если это не остановить, не сделать свой народ единым, то мы исчезнем. Изериль, когда я слышал его голос, обещал мне, что посланник поможет это сделать. Если я исполню все, что должен, эльфы вновь станут такими, как в былые времена.

Эльф замолчал.

— Странно слышать о единстве расы от темного эльфа, — недовольно протянул Форгмайн, спустя некоторое время, тяжело ступая по высушенной топи. — Если сойдутся темные и лесные эльфы, то кто, по-твоему, первый начнет битву?

— Я знаю, — Нуакхар не обиделся на гнома, — такие слова из уст темного эльфа звучат действительно странно. Я и сам иногда не понимаю своих желаний и мыслей, но, должно быть, я не такой, как все.

— Ты не один такой, — не оборачиваясь, подал голос некромант.

— Кстати! — повысил голос гном, чтобы его было слышно идущему впереди некроманту, хотя его бас был прекрасно слышен и без того. — Скажи мне во имя Вотана, какую цель преследуешь, пытаясь помочь в пришествии посланника Неба?

— А вот это действительно интересный вопрос, — кивнул эльф. — Ведь ты же знаешь, что будет, если посланник достигнет своей цели?

Некромант остановился. Форгмайн выглянул из-за спины напрягшегося эльфа. Казалось, что даже болотная живность замерла в оцепенении и теперь ждет, что же скажет некромант.

— Да, знаю, — тихо сказал он. — Он придет на землю, чтобы собрать Силу мира и освободить ее на алтаре Храма вознесения. Очистительный огонь сотрет все недостойное с лица земли, и жители обновленного мира в радости и благоденствии будут прославлять мудрость Великого Неба.

Процитировал некромант слова Изериля, и эльф напрягся еще больше, а гном машинально потянулся к молоту.

— Если это случится, — Нуакхар говорил осторожно, подбирая каждое слово, — ты и все тебе подобные… вы все исчезнете.

— Я знаю.

Эльф положил руку на свой короткий меч.

— Я люблю её, — еле слышно произнес некромант, закутанный в черный плащ.

Эльф замер. Рука Форгмайна остановилась на полпути, так и не коснувшись молота.

— Что? — не поверил своим ушам Нуакхар. — Кого?

— Мортис.

— Что?! — выдохнул гном, выпучив глаза. — Ты любишь богиню Смерти?!

— Вам этого не понять, — некромант нисколько не осуждал своих спутников за такую реакцию. — Я ее видел. Мы с ней много беседовали. В ней столько боли, грусти, ее разрывают муки любви к Галлиану.

При этих словах Нуакхар потупил свой взгляд, неожиданно почувствовал вину своего бога.

— Я хотел ей помочь, но не смог. Ее мукам не видно границ. — Некромант замолчал. — Я не могу на это больше смотреть и решил, что единственное ее спасение — это забытье в смерти.

Болото погрузилось в тишину.

— Ну и ну, — протянул гном, нарушив, наконец, затянувшееся молчание. — Только безумцы в расе нежити могли на такое пойти.

— Я знал, что вам этого не понять.

— Ты неправ. Мы тебя понимаем. И Форгмайн, — эльф посмотрел на гнома позади себя, — только он не хочет это проявлять открыто.

После такого замечания гном лишь отвернулся, так ничего и не сказав. Некромант посмотрел на своих путников, опустил глаза, задумавшись на миг, развернулся, и они продолжили свой путь по непроходимой топи.

Они шли вперед. Непонятные болотные звуки рвали застоявшуюся тишину, чавканье жижи, звуки лягушек и насекомых нисколько не способствовали расслаблению путников, каждый оглядывался по сторонам, ожидая подлого нападения. Но все было тихо, никому не было до них дела.

— Так, Форгмайн, — заговорил эльф, чтобы, скорее, развеять болотную тишину, чем из любопытства, — ты с какой целью проходишь свой путь?

— Ох, парни, вы не поверите! Ха-ха-ха, — засмеялся гном хриплым голосом, но, вспомнив, в какой компании он идет, осекся и сделался серьезным. — Можете мне верить или нет, но я не знаю причин своего путешествия.

Некромант, не останавливаясь, продолжал освещать путь зеленым свечением, внезапно обернулся. Темный эльф также поднял бровь и глянул назад.

— Серьезно говорю вам! — пожал плечами Форгмайн. — Совет Хранителей Знаний вызвал меня и просил, чтобы я отправился в этот путь. Мне сказали, что я должен помочь посланнику, поскольку они разговаривали с Изерилем, и он просил их о помощи. А зачем и почему, я не задавался таким вопросом ни сейчас, ни когда меня об этом просили.

— До чего же вы простой народ! — весело воскликнул темный эльф. — Пойди туда, не знаю куда и принеси то, не знаю что! Прикажут вам прыгнуть на острые камни с ваших гор, так вы выпрямитесь, отсалютуете рукой и с криком, «Как прикажете ваше Хранительство!» не спрашивая для чего это, кинетесь на камни!

Некромант оценил шутку эльфа и, не сдерживая смеха, прыснул, нарушив, возможно, за несколько столетий, болотную тишину веселым смехом. Гном сначала недовольно нахмурился, но, подумал немного над словами эльфа, и его обветренное и покрытое густыми волосами лицо расплылось в улыбке. И он, держась за живот, засмеялся громче всех.

Вскоре топь осталась позади, но их нелегкий путь продолжался.

Маленький засохший кустарник, погруженный во мрак, был раздавлен обутой в тяжелый сапог ногой гнома. Из-под подошвы поднялось облачко пыли. Форгмайн остановился, взял свой молот наперевес и цепким взглядом внимательно осмотрел территорию, куда они вышли.

— Странно, — произнес эльф, остановившись рядом с гномом, и посмотрел на мертвую землю, которая открылась перед их взором. — Я не знал, что земли Империи умирают.

— Тут что-то другое, — сказал некромант. Его взгляд был устремлен вдаль, казалось, намного дальше, чем мог видеть эльф. Он видел то, что было за скрюченными и засохшими деревьями, намного дальше гор, что высились впереди, уходя своими вершинами в низко висящие черные облака. — Мне кажется, мы приближаемся к нашей цели.

Некромант шагнул вперед, и при каждом его шаге поднималось облачко пыли мертвой земли. Эльф, чуть задержавшись, последовал за ним.

— Тем, кого мы тут найдем, здорово не поздоровится, — пробубнил себе под нос гном, недобро зыркая из-под бровей по мрачной окрестности, и двинулся за своими спутниками.

Вскоре они пришли к горе, и некромант указал вверх, где медленно клубились тучи, прорезаемые редкими вспышками белых молний.

После долгих часов подъема, обходя расщелины и огромные валуны, когда казалось, вот-вот появится вершина, некромант вдруг заговорил:

— Форгмайн, я думаю, я знаю, почему тебя отправили в этот поход.

Гном лишь глянул на мага и, так ничего не сказав, продолжил путь.

— Так какая у него цель? — полюбопытствовал вместо гнома эльф.

— Он должен спасти свой народ.

Форгмайн остановился, глубоко задумавшись. Его спутникам даже показалось, что теперь его ничто не сможет сдвинуть, и им придется продолжить свой путь вдвоем.

— Может, оно и так, — наконец, неожиданно сказал гном и продолжил подниматься по сухой серой земле.

Некромант с эльфом двинулись следом.

— Твой народ, — продолжил некромант тоном, словно говорит об обыденном, — пережил много бед. Ваш род потерял много кланов, их стерли с лица земли. То же случилось и с вашей рунной магией. И ее вы растеряли. Сколько у вас осталось рун? Две? Четыре? — Некромант посмотрел в широкую спину гнома. Тот молчал. — Если начнется очередная война, а она будет, можете поверить мне на слово, то ваши земли станут лакомым кусочком как для Империи, так и для демонов, и, — он глянул на эльфа, — так и для эльфов. И у вас не найдется ни средств, ни народа, чтобы отстоять свои владения…

— Пусть нас и осталось не так много, — вдруг вскричал гном, — но мы сможем за себя постоять! Не один топор врагов сломается о наши защиты, и не одна тысяча голов расколется от нашего оружия, прежде чем кто-то сможет покорить мой народ! А если нам суждено погибнуть и исчезнуть из этого мира, то это будет сделано во имя Вотана. И это будет не конец! Далеко не конец!

Последние отголоски криков гнома утихли, растворяясь между скал, а трое спутников все стояли и смотрели друг на друга, готовые обнажить свои мечи.

— Хватит, — нарушил нарастающее напряжение на безмолвных горах Нуакхар. — Мы прошли такой путь не для того, чтобы устраивать разборки в нескольких шагах от своей цели. Сначала мы должны выполнить то, что на нас возложено, а потом выяснять отношения.

Некромант посмотрел на эльфа, затем на гнома и, повернувшись, молча направился к вершине. Форгмайн позволил разжаться кулаку, после чего посмотрел в противоположном направлении, туда, откуда он пришел, где был его дом, тяжело вздохнул и направился за эльфом.

— Ящеры? — удивился гном, подняв густые брови, когда они втроем устроились между камней и стали разглядывать тех, кто оказался на вершине горы. — Что они тут делают?

— Какого Бетрезена их сюда занесло? — Эльф был удивлен не меньше горца. — Они же почти никогда не покидают своих болот.

— Смотрите! — некромант указал рукой в сторону. — Они к чему-то готовятся.

И в самом деле, в указанном направлении, на большой ровной площадке, стояла суета, совсем не присущая людям-ящерам. Грозные воины выглядели как обычные переселенцы, готовящиеся то ли тронуться в путь, то ли наоборот, остановиться на ночлег. Одни бегали из установленных палаток с тяпками, другие таскали небольшие ящики, третьи разжигали костры и поджигали факелы, и все это происходило вокруг какого-то алтаря.

— Что они задумали? — вполголоса спросил эльф, но ответить ему никто не успел.

Беготня закончилась, как будто ударили в невидимый гонг или прозвучала неслышная команда. Все замерли, сгрудившись вокруг алтаря, образовав плотный круг, но притаившаяся троица отлично видела, что происходит на этом большом горном плато. Как только все замерли, из большой палатки, откинув плотную штору, выползла Медуза. Сверкая в отблесках пламени факелов своей коричневой чешуей, она проползла по коридору, образованному выстроившимися ящерами, и остановилась в центре круга, рядом с алтарем.

— Дети мои! — заговорила медуза голосом чавкающей жижи. — Часссс, ради которого мы проделали весь этот путь, уже близок. Сссскоро ссссвершится то, что давно должно было ссслучиться. То, чего не избежать! И мы, дети Ашлисги, сссстанем править этим миром!

Ящеры довольно вскинули руки вверх, поддержав выступление медузы громкими криками одобрения.

— Эти жалкие ссссухопутные сссскоро перебьют вссссех ссссебе подобных. И тогда придет наше время, дети мои. И это сссслучится! Я говорила сссс Ашлисги! — Собравшиеся снова заголосили, но уже восторженно и с благоговением. — Да, я говорила сссс ней, и она мне ссссказала, что в мир ссссухопутных вновь придет война. Но эта война закончится миром (голос медузы стал притворно сочувственным), многие выживут, и мы вновь подвергнемся гонению.

Толпа ящеров недовольно замахала руками, кто-то даже выхватил мечи и стал ими размахивать, показывая, что они на такое не согласны.

— Но мы можем этому помешать! — закричала медуза, и все разом умолкли. — Ашлисги ссссказала мне, как это ссссделать.

Над горным плато повисла тишина, даже путники трех рас замерли, затаив дыхание, чтобы услышать:

— Мы убьем поссссланника Вссссевышнего!!!

Буря эмоций взорвалась над головами людей-ящеров, они орали и шипели, приветствуя свою жрицу, готовые пойти на все ради того, чтобы случилось то, о чем им сказали, ради свободы.

— Бред какой! — с улыбкой сказал эльф. — Где они возьмут столько сил, чтобы убить посланника Всевышнего?

— Смотрите! — Форгмайн, привстав, указал на алтарь.

Эльф с некромантом посмотрели в центр круга и так же медленно выпрямились.

— Коготь Бетрезена, — обреченно произнес некромант. — Неужели им удалось его найти?

— Это невозможно, — сказал эльф, а его рука медленно потянулась к луку за спиной.

Гном смотрел на движения лесного жителя и понимал, что эльф делает это не осознанно, он понимает, что слова медузы — это не просто слова. Они сбудутся, причем прямо сейчас, если все это не остановить, они убьют посланника, и единственный способ все прекратить — сразиться. И прежде, чем он успел осознать эту мысль, руки эльфа, как у хорошего воина, начали действовать.

— Их надо остановить! — тихо, но твердо произнес некромант, и посох в его руках засветился зеленым светом.

— Начнем веселье! — улыбнулся сквозь усы гном и шлепнул по ладони своим молотом.

Трое представителей разных рас с ревом и криком выскочили из своего укрытия и бросились на ошарашенных и удивленных людей-ящеров. И только после того, как зеленое пламя смело несколько змеекожих под безумный свист и крики медузы, в небо вскинулись многочисленные мечи ящеров, и те кинулись на противника.

Нуакхар не строил иллюзий на победу — несравнимо большой был перевес на стороне противника. И какими бы ни были хорошими воинами его спутники, им это сражение не выиграть. Поэтому эльф, решив не рисковать, вскинул лук поверх голов приближающихся ящеров и пустил две стрелы подряд в ту, что стояла у алтаря. И не было пределов его досаде, когда он увидел, что медуза, раскрыв пасть и завизжав, отклонила стрелы в сторону.

— Надо пробиваться к медузе! — закричал эльф и услышал с боков согласие его спутников.

Почувствовав от этих криков прилив сил, Нуакхар переместил лук ниже и с молниеносной скоростью стал пускать одну стрелу за другой. Ящеры падали как подкошенные. Одного он проткнул сразу двумя стрелами, когда ящер в прыжке занес два меча, но, так и не долетев, рухнул к ногам эльфа. Другого, когда волна противника подошла вплотную, эльф, увернувшись от меча, убил стрелой, вонзив ее рукой в чешуйчатую шею. Пригнувшись и шагнув вперед, пропуская над собой сразу два меча, Нуакхар вытащил свой короткий меч и вспорол брюхо еще двум ящерам. И, не останавливаясь, устремился в гущу набегающего противника, стремясь к алтарю.

А совсем рядом, размахивая молотом, крушил и ломал кости людей-ящеров Форгмайн. Позади он оставил уже не один десяток разбитых голов и изувеченных тел. Его переполняла ярость от того, что какие-то змеекожие могут помешать пришествию, возможно, единственной надежды на спасение его рода. Он не мог этого позволить! И волна за волной ящеров разлетались, как листья на ветру. Но гном так увлекся своей яростью, что не заметил, как к нему направилась медуза. Она наблюдала за гномом, смотрела, кривя свою отвратительную рожу в приступе гнева, когда тот убивает ее детей. Нуакхар, не спускавший глаз с медузы, увидев, что та рядом с Форгмайном, кинулся на помощь. Она ползала из стороны в сторону, выбирая подходящую возможность для атаки, и, когда гном оказался один к ней спиной, медуза поднялась на своем хвосте и закричала.

Гном в очередной раз взмахнул молотом и получил удар в спину. Его опрокинуло на землю, и Форгмайн почувствовал, как на него навалилось что-то тяжелое, настоящая каменная глыба.

— Какого дьявола! — закричал гном, переворачиваясь, чтобы посмотреть, кто на него навалился, и замер. — Нет. Нуакхар, нет. Зачем?!

Голос гнома дрогнул, и он подрагивающей рукой, которая ни в одной битве не дрожала, сдвинул эльфа. Нуакхар, закрывший его от магии медузы и принявший на себя весь удар, превратился в камень.

— Зачем ты это сделал?! — Гном почувствовал, как у него защипало в глазах, а в сердце вновь закипала ярость. — Отродья Ашлисги!!!

Гном вскочил на ноги и с силой безумца начал вращать своим молотом, желая отомстить за своего друга.

Вскоре некромант столкнулся плечом к плечу с гномом, и они, переглянувшись, продолжили вдвоем продвигаться к алтарю. Свист молота, вспышки зеленого огня и треск земли наполнили плато, где должен был свершиться один из чернейших ритуалов Невендаара.

Небольшая битва за спасение многих жизней длилась недолго. То, что осталось от брони гнома, висело на нем лохмотьями, лицо, руки и молот были в крови. Но они вместе с некромантом дошли до алтаря.

Некромант, потерявший свой посох, сделал шаг вперед, и его ноги подогнулись. Упав на колени, он только сейчас заметил, что у него из бока обильно течет темная кровь. Он зажал рану одной рукой и повернулся на крик приближающегося ящера. Выкрикнул слова заклятия, и зеленый свет испепелил противника, а некромант подался вперед, теряя силы, уперся в землю рукой и замер.

Гном посмотрел на своего соратника, сдвинул брови и бросился на медузу, которая стояла в стороне и, похоже, наслаждалась этой картиной. Форгмайну оставалась всего пара шагов, чтобы нанести смертельный удар, но ему в грудь уперся хвост медузы, украшенный острым железным наконечником, и гном замер. Миг. Медуза улыбнулась острыми зубами и, легко пробив остатки брони, проткнула гнома насквозь. Форгмайн с занесенным над головой молотом опустил взгляд на свою грудь, удивился, после чего заревел и, забыв о боли, шагнул вперед. Гном насаживал себя на хвост медузы и приближался, а та, выпучив глаза, не знала куда деться. Во взгляде горца читалась смерть! Её смерть. Медуза завизжала, но молот, опущенный на ее голову и разбивший ее на куски, прервал визг навсегда.

Собрав остатки сил, некромант поднялся на ноги и прислонился к алтарю, залив его своей кровью. Перед ним лежал сильнейший из артефактов Невендаара, артефакт, который вполне мог бы помочь завладеть всем миром. Подчинить всех и восстать против богов.

Некромант забубнил заклинание. И каждое слово давалось ему все труднее, силы оставляли его. Медленно оседая на землю, он продолжал читать заклятие, и, когда маг нежити упал на плечо, было произнесено последнее слово. В этот же миг артефакт, вспыхнув зеленым светом, сорвался с алтаря и исчез во тьме.

Не в силах больше держаться, некромант упал на спину и уставился в небо, где растворялись последние клубы черных облаков. На звездном небе вспыхнула яркая звезда. Она прочертила темноту и упала, где-то недалеко от горы, где произошла битва за мир в Невендааре, о которой так никто и не узнает.

— Начинается, — выдохнул некромант, глядя на звезду, и закрыл глаза. — Прости меня, Мортис, я сделал это ради тебя.

Уронив голову набок, темный маг увидел гнома и эльфа, своих путников и соратников, и на его устах появилась улыбка:

— Мы сделали это.

Алексей Егоров

ИСПЫТАНИЕ ГАЛЛЕАНА

Самым лучшим временем года в лесах Невендаара всегда была осень. Деревья, еще не обнажившие ветвей, красуются красно-золотыми нарядами, землю устилает шуршащий ковер, медленно кружатся в торжественном танце падающие листья. Кажется, что время не властвует здесь, течет медленно, сонливо. Обычно такая волшебная пора длится всего несколько недель, но в землях эльфов осень царит всегда. Обширные пространства Альянса укрыты золотом лесов, в глубине которых скрыты эльфийские поселения. Деревья, такие же древние, как и их хозяева, многое видели за свой долгий век — огонь и дым Великих Войн, сотрясающих Невендаар, молодых, безрассудных эльфов, покидающих родной дом, чтобы никогда не вернуться назад, разрушенные надежды и отчаяние народа богини Любви, ставшей богиней Смерти. Но сейчас здесь вновь царит покой, и горе тому, кто осмелится его нарушить!

С этой неприятной мыслью Райленд открыл глаза и быстро окинул взглядом местность. Явной опасности не было, за ночь ничего не изменилось — все тот же редкий лес простирался во всех направлениях. Сквозь кроны деревьев светило солнце, по небу медленно ползли облака. Стряхнув с себя налетевшие за ночь листья, Райленд с вздохом поднялся на ноги. Он вновь плохо спал, тяжелые сны навевали тревогу — так лес реагировал на присутствие чужака. Хвала Всевышнему, ночи были теплыми, и хотя бы с ночлегом не было проблем, в отличие от всего остального.

Немного размявшись, Райленд склонился над небольшим, почти засыпанным листьями ручьем, с трудом пробивающим себе дорогу среди высоких деревьев. В прозрачной воде он мог видеть свое отражение — бледное вытянутое лицо с крупными скулами, тонкий нос, темно-карие глаза. Подбородок за месяц странствий успел зарасти редкой, но колючей рыжей бородой. Длинные волосы, по обычаям его родины, были заплетены в косу и стянуты кожаной лентой. Он выглядел старше своих сорока лет — несколько глубоких морщин уже прорезали высокий лоб, седина тронула виски. Среднего роста, широкоплечий, Райленд мог быть кем угодно — простым ремесленником, стражником или даже клириком. Но судьба направила его по другому пути — и он стал имперским лучником, следопытом своего короля.

Райленд родился в простой крестьянской семье, в отдаленной деревушке на севере Империи. Как и много поколений до него, он собирался мирно обрабатывать землю, но однажды все изменилось. Когда Райленду было десять, в селение приехал инквизитор — он искал способных детей, которые могли бы служить Императору Демосфену. Ловкий, обладающий острым зрением мальчик приглянулся инквизитору, и вскоре он увидел высокие шпили Столицы Империи. Его новым домом стало Стрельбище — место, где уже несколько сотен лет молодых стрелков учили военному искусству. Райленд так и не закончил свое обучение — его, как и многих молодых воинов, направили на юго-восток страны, где пограничные отряды не справлялись с напором неожиданно восставшей Орды нежити. Во время Второй Великой Войны Райленд, недавно получивший лук и колчан стрелка, сражался против демонов в союзе с горцами, несколько раз был ранен, но вновь присоединялся к одному из отрядов. Несколько лет спустя он дал клятву верности барону Эмри, а после его женитьбы на герцогине Верциллинской был произведен в следопыты — элиту имперских войск. И теперь он должен был доказать, что достоин столь высокого знания, должен оправдать доверие Императора…

Умывшись и набрав воды в кожаный бурдюк, следопыт поднялся с колен и поправил широкий кожаный пояс. За годы службы он так привык к своей амуниции, что новый доспех, созданный лучшими оружейниками Империи, казался ему чужим. Длинная кожаная куртка с металлическими пластинами не стесняла движения, высокие сапоги гасили звук шагов. Цвета доспехов были специально подобраны под золотую гамму осеннего леса. Из старой формы Райленду позволили оставить только перчатки. Маленькая железная пластинка защищала левую руку при стрельбе, на указательный и средний палец правой было надето два широких кольца — иначе тетива могла поранить руку даже сквозь толстую кожу. На плечи был накинут эльфийский плащ — очень редкая и ценная вещь, идеально маскирующая своего владельца на территории Альянса.

Вернувшись к месту своего ночлега, Райленд положил бурдюк рядом с другими вещами. Открыв небольшой заплечный мешок, он вытащил из него кусок вяленого мяса и несколько сухарей. Такой рацион надоел ему до зубного скрежета, но других вариантов не предвиделось. Дичи в приграничных с людьми лесах было мало, да и разводить костер было опасно, и даже не из-за легко вспыхивающих листьев — в эльфийском лесу они загорались довольно долго, — но из-за густого дыма, который стал бы ясным сигналом, что на территории Альянса объявился чужак. Поэтому и приходилось питаться тем, что получилось достать в деревушке недалеко от границы с эльфийским лесом.

Отрезав тонкую полоску мяса, Райленд нахмурился, вспоминая свой последний визит в человеческое поселение. Это была большая деревня, скорее даже небольшой городок в две сотни дворов, причем далеко не бедный — деревянные мостовые, чистые дома, крепкая деревянная стена вокруг. Но вот люди… казалось, что над ними нависла какая-то неясная, но от этого не менее страшная угроза. Не было слышно ни старушечьих разговоров, ни детского смеха, ни даже крепкой ругани рабочих. Немногочисленные жители провожали Райленда недобрыми, тяжелыми взглядами. Также бросалось в глаза отсутствие хоть какого-нибудь трактира или хотя бы лавки. Это обстоятельство могло нарушить все планы — запас продовольствия уже подходил к концу, а в округе других деревень не было. Наконец, следопыт заметил телегу, наполненную бочками и коробками. Она была оставлена возле нежилого по виду здания. Райленд громко постучал в приоткрытую дверь и, так и не дождавшись ответа, вошел в полумрак помещения. Его догадки оказались верными — это был небольшой склад, где хранилось все необходимое для жителей, — в основном продовольствие и инструменты. Сначала молодой паренек, который работал на складе, отказался продать Райленду хоть что-то, и, хотя после предоставления официальной бумаги с императорской личной печатью он стал почтительней, но продал лишь большой кусок вяленого мяса и мешок сухарей, мотивируя это тем, что все продукты распределены на месяц вперед и излишков нет. Райленд не стал проверять, правда ли это, — этих запасов должно было хватить на несколько недель экономного питания, а связываться с мирным населением не было никакого желания.

Перед своим уходом он прямо спросил паренька: чего боится такая большая и крепкая деревня? Парень ответил — жить рядом с эльфами, каждый день опасаясь нападения, не зная, проснешься ли следующим утром, было большим испытанием даже для крепких духом.

— Но ведь мы не воюем с Альянсом! Почему же вы ждете нападения? — удивился тогда Райленд.

— Ты не понимаешь, чужак, — усмехнулся в ответ парень. — Лес… он совсем рядом. И с каждым годом, — совсем тихо продолжил он, — лес становится ближе! Эльфы не живут на самой границе и здесь появляются очень редко, проверяя свои владения. Но все равно многие из нас слышали какой-то шепот, видели — там что-то движется. И оно предостерегает нас: уходите, пока не поздно! Теперь ты понимаешь, почему нам так тяжело?

Тогда Райленд лишь мысленно посмеялся над словами неотесанного крестьянина, но теперь, когда он углубился в эльфийский лес, он понял, что тот парень имел в виду. Смутное чувство постоянной опасности, тревоги не покидало следопыта с самого первого дня. Хотелось забыть про задание и, бросив все, вернуться обратно, к нормальным деревьям, к людям. К тому же сильно обострилось чувство одиночества — сейчас Райленд был бы рад компании даже молчаливых, но верных охотников за ведьмами, не говоря уже про имперских рыцарей или паладинов, с которыми он привык сражаться в одном отряде.

Неторопливо закончив свой нехитрый завтрак, Райленд стал собирать вещи. Сборы не заняли много времени — следопыт взял с собой минимум необходимых вещей. Райленд спрятал в мешок еду и тонкое шерстяное покрывало, которым он укрывался ночью, проверил, на месте ли бурдюк с водой и маленькая сумка с лекарствами и зельями. Его любимый лук — с изогнутыми плечами, черного дерева — был надежно спрятан в налуче. Как и все оружие лидеров — командиров отрядов, этот лук был зачарован лучшими волшебниками Империи. Колчан был также выполнен специально для следопытов — он был разделен на несколько отделений, в каждом из которых ждали своего часа стрелы различной длины и с разными наконечниками. Каждой стреле предназначалась своя цель — с широким наконечником для большого скопления войск, длинные тяжелые стрелы — для латников и так далее. Колчан Райленд закрепил за правым плечом, лук прикрепил к походной сумке — так его было легче достать в случае опасности. К поясу следопыт прицепил небольшой меч в простых деревянных ножнах, украшенных тонкой резьбой. Конечно, он не был отменным рубакой, но, если ближний бой был неизбежен, мог постоять за себя. У следопытов были свои, тщательно охраняемые, секреты боя на мечах — и не раз удивленный противник падал замертво, сраженный хитроумным ударом.

Райленд закончил сборы, пора было отправляться. Но перед этим он вытащил из заплечного мешка небольшой металлический футляр. Открутив плотно притертую пробку, следопыт осторожно извлек лист пергамента. На древнюю бумагу был нанесен рисунок — карта, охватывающая довольно обширную часть земель Империи и Альянса.

— Покажи мне, где я нахожусь, — сказал следопыт, и рисунок стал меняться!

Линии карты изменились, и теперь Райленд мог видеть место, где он находился — оно было помечено шестиконечной звездой, — а также свой дальнейший маршрут, аккуратно проложенный для него Верховным Магом Империи. Таких карт осталось около десятка — и три из них находились в руках людей. Секрет их создания был утерян сотни лет назад. Для этого требовалось много времени и магической энергии, зато владелец карты, настроив ее под себя, всегда мог найти дорогу к дому. На заре этого мира, когда ненависть еще не захлестнула Невендаар, такие карты использовались в мирных целях, но со временем они стали желанным артефактом для любого полководца. Райленд был удивлен, когда ему доверили Путевую карту — удивлен и встревожен, ведь это подтверждало огромное значение того, что просил сделать Император…

За неделю Райленд смог преодолеть половину пути, отделявшего от конечной цели — главного дерева Клана Ночного Ветра, одного из самых известных благородных родов Альянса. Эльфы этого древнего и почитаемого рода были известны своим дружелюбным отношением к людям, они в течение нескольких веков поддерживали с Империей дипломатические, торговые и культурные отношения. В эпоху Великих Войн эльфы Ночного Ветра одними из первых пришли на помощь людям, нанося удар за ударом наступающим войскам демонов и нежити. В итоге победа обернулась для эльфов угрозой исчезновения — слишком многие погибли вдалеке от родных лесов. Правителю Ночного Ветра пришлось принять непростое решение — и в род была принята большая группа диких эльфов, которые хорошо зарекомендовали себя в недавней войне. Налаженный союз с Империей, разрываемой на части Гражданской Войной, стал быстро терять силу. Восстание эльфов упразднило его окончательно, но тот факт, что род не принимал в нем активного участия, вселял надежду в сердце Императора. Он верил, что народ, чей жизненный срок намного длинней человеческого, не мог так быстро забыть дружеские отношения с людьми. И, может быть, это была его последняя надежда…

* * *

Что-то было не так. Райленд всегда остро чувствовал опасность — эта способность не раз спасала ему жизнь, и сейчас он будто вновь услышал звон небольшого колокольчика в своей голове: «Осторожно! Враг!»

Райленд неторопливо огляделся — если враг не нападает сразу же, то, значит, он чего-то ждет, и есть шанс его обнаружить. На первый взгляд, никакой опасности поблизости не было. Уже наступил вечер, но облаков не было, и солнце хорошо освещало небольшое лесное озерцо, к которому Райленд вышел несколько минут назад. Он скинул с себя вещи и уже собирался немного отдохнуть и перекусить, когда почувствовал, что за ним следят.

Райленд не двигался с места, пытаясь уловить хоть какое-то движение, но все было тщетно. Тогда он решил рискнуть — другого выхода он просто не видел.

— Выходи! Я тебя вижу! Тебе не надо прятаться! — крикнул он, повернувшись лицом к противоположной стороне озера. — Я друг!

Что-то шевельнулось среди густых ветвей, и результат не заставил себя ждать. Чувство опасности заработало в полную силу, и Райленд инстинктивно бросился на землю. Перекатившись под защиту большого дерева, следопыт оглянулся. В том месте, где он только что стоял, в землю вошла длинная стрела с прекрасным оперением. Сомнений больше не было — его обнаружили эльфы!

Оценив ситуацию, Райленд вытащил из поясной сумки небольшой пузырек, наполненный ярко-желтой жидкостью. Зубами вытащил пробку и быстро проглотил содержимое пузырька. Тело тут же стало покалывать — зелье начало действовать, превращая кожу в твердый и гибкий панцирь, защищающий лучше всякого металла. «Зелье Дубовой Коры» — так его назвали алхимики. Во время Второй Великой Войны, когда не хватало хороших воинов, Райленд смог достать специальные зелья, которые навсегда увеличили его силу, выносливость, точность — правда, ненамного. Эффект Дубовой Коры длился недолго, около пятнадцати минут, но зато давал надежную защиту.

Не теряя времени, Райленд быстро расчехлил лук и одним заученным движением натянул тетиву. Прыжок на открытое место, секунда на прицеливание — и окрестности озера огласил пронзительный соколиный клекот. Серебристое тело волшебной птицы, окутавшее стрелу, промелькнуло в воздухе. Раздался негромкий возглас — и тело загадочного противника свалилось с дерева прямо в озерцо. Райленд поднялся с колена и осмотрел себя — раны не было, но бок доспеха украсила длинная царапина. Следопыт поспешил к озеру. Войдя на мелководье, он вытащил тело на берег. Противник был ранен — стрела прошила бедро насквозь, — но жив. Он был без сознания. «Эльф, причем из благородных», — холодея, понял следопыт. Эльфийский плащ, такой же как у Райленда, намок и сбился набок, открывая изящные металлические доспехи, украшенные позолотой и прекрасной резьбой. Эльф так и не выпустил из рук мощный составной лук. Колчана же ему не требовалось — эльфы создавали их прямо из воздуха.

— Отойди от него, чужак! — неожиданно раздался чей-то голос. Райленд поднял голову и стал постепенно отступать — из-за дерева неслышно вышел еще один эльф. У него не было лука, но в руке сверкал прекрасный клинок, длинный и немного изогнутый.

— Я не хотел вам зла, я просто защищал свою жизнь! Твой соплеменник жив, а у меня есть важное дело к архонту вашего рода! — воскликнул Райленд.

— Ты вошел на нашу территорию как вор, скрытно и без разрешения. Ты ранил нашего брата. Ты дважды заслужил смерть, — не слушая следопыта, продолжил эльф. Заходящее солнце отразилось в мелькнувшем лезвии, когда он рванулся вперед. Райленд выхватил свой меч и отразил удар.

Эльф был прекрасным фехтовальщиком, он яростно наступал, уводя Райленда в глухую оборону.

«Я не выдержу и пяти минут», — понял Райленд.

Но ведь эльф не знал, что он не просто воин Империи, он следопыт! Отбив очередной выпад, Райленд закрутил свой меч особым приемом и перешел в наступление. Казалось, противник был растерян — он не был знаком с этой техникой, направленной на то, чтобы лишить его оружия. Эльф растерянно вскрикнул — неведомая сила как будто потащила клинок в сторону и вырвала его из рук.

— Твоя жизнь в моих руках, благородный! И я оставляю ее себе, — произнес Райленд стандартную фразу эльфийского церемониала, которой его научил Ясень.

В глазах противника вспыхнуло удивление, но ничего нового он предпринять не успел — сильный удар навершием меча в висок лишил его сознания.

Внезапно из-за деревьев вылетело несколько стрел и прошило доспехи следопыта. Райленда отбросило на несколько шагов назад, он тихо застонал, но зелье продолжало действовать — стрелы не пробили кожный покров. Еще несколько стрел ударило в руку, пальцы онемели, и меч упал на листву. Раздался цокот копыт, и из чащи показался всадник, закованный в броню. Лоб его лошади украшал прекрасный рог. Следопыт отскочил в сторону, попытался поднять свое оружие — но не успел. На голову обрушился удар наконечника копья, и темнота поглотила все.

* * *

Сознание возвращалось — медленно и мучительно. Райленд тихо застонал — кровоточащая ссадина на голове дико болела, бок горел огнем, а левую руку он практически не чувствовал. Довольно сильно мутило. «Слава Всевышнему, я, по крайней мере, жив», — не в первый раз в своей жизни подумал Райленд.

Он попробовал пошевелиться, но ничего не вышло — тело было как будто приковано к какой-то шершавой поверхности. Путы были очень тугими и не позволяли сдвинуться даже на сантиметр в сторону. Решив, что пытаться самостоятельно освободиться бесполезно, следопыт осторожно открыл глаза.

Сразу стало понятно, где он, — это была тюрьма. Как оказалось, Райленд не лежал на полу, а был прикован к стене. Маленькая камера была буквально создана из необработанного дерева, словно логово жука в упавшей ели. Никакой мебели или других предметов — только вход, перегороженный толстыми ветвями, растущими прямо из пола и уходящими в потолок. За ними можно было разглядеть часть коридора и еще одну камеру.

«Значит, я внутри дерева, — догадался Райленд. — И, если меня доставили прямо к архонту, то половина задания уже выполнена! Осталось узнать, как выбраться отсюда живым…»

Время шло, но никто не приходил. Райленд закрыл глаза и опустил голову на грудь, но бодрствовал — боль не давала заснуть. Наконец, раздалось шуршание ветвей. Райленд поднял взгляд. Перед ним стоял эльф, которого следопыт обезоружил у озера. Висок украшал обширный синяк, но он смотрел не со злостью — скорее, с любопытством.

Райленд не услышал его шагов — эльфы умели перемещаться совершенно бесшумно. В годы обучения Райленд учился ходить подобным образом — один из его учителей был эльфом, изгнанным из своего клана. Он мало говорил о своем прошлом, не называл своего настоящего имени, только прозвище — Ясень. Он был прекрасным воином, как и все эльфы, и пытался передать свои умения молодым стрелкам. По какой-то причине он приблизил к себе именно Райленда. Ясень многому научил способного ученика, но не мог сделать его настоящим эльфом. Зато он рассказывал ему о жизни в лесу, обучал премудрости Первого народа. Это был редкий, почти уникальный случай — эльф предложил свою дружбу человеку. Император вспомнил об этом — и предложил Райленду задание, с которым не смог бы справиться больше никто.

— Эй, человек, ты уже проснулся? Хорошо спалось перед смертью? — с легкой усмешкой спросил Райленда эльф.

— Условия неплохие, но плата больно высока! — парировал Райленд. — Ответь мне, эльф, — почему я все еще жив? Почему моя голова не красуется на границе ваших земель как предупреждение для других людей?

— О, такие выходки — развлечение для наших диких собратьев. Мы не делаем подобного уже несколько столетий, — вполне серьезно ответил эльф.

— Но все же — я жив. Отчего?

— Ты нас заинтриговал, следопыт Райленд! — еще раз усмехнувшись, ответил эльф. — Бумага, которую мы нашли в твоем рюкзаке, подписана рукой самого Императора, и она дает тебе исключительные полномочия на территории Империи. Значит, ты не простой авантюрист или сумасшедший — у тебя есть задание. Правда, нам пока ничего не известно о цели твоего… гм… визита на территорию Альянса. Ты сумел подстрелить Торрека! В это невозможно поверить — человек лучше владеет луком, чем эльф! Более того, ты победил меня в честном поединке — и оставил в живых. Тебе известно об эльфийском церемониале поединка. Ты прекрасно маскируешься — наш разведчик обнаружил твои следы лишь случайно. Мы презираем предателей и трусов, но ценим достойных врагов, Райленд. Твоя личность, твои мотивы — загадка для нас. И поэтому тебе сохранили жизнь. Мое имя — Андриэль, я командир пограничного отряда. В Большом зале созван Совет Старейшин, он и решит твою дальнейшую судьбу — правда, на благополучный исход рассчитывать не стоит. Я отведу тебя.

* * *

В первый момент Большой зал поразил Райленда — хотя бы тем, что у него не было крыши! Довольно большая овальная площадка напоминала идеальный срез гигантского дерева. Подобие стен создавали толстые зеленые ветви, и солнечный свет беспрепятственно попадал на площадку. Далеко внизу можно было увидеть исполинские корни Главного дерева эльфов, постройки, облегающие ствол по кругу, и небольшие дома, компактно расположенные вокруг дерева. А дальше был только лес…

Отдельные ветви опускались к самому низу, переплетаясь, они создавали подобие кресел. Такие кресла шли по всему периметру зала. Совет Ночного Ветра уже собрался — шестнадцать самых почитаемых эльфов рода. Они были похожи между собой — благородные лица, волосы, в разной степени тронутые серебром седины, золотые доспехи у мужчин и прекрасные одеяния женщин. Но трое из членов Совета выглядели иначе — черты их лиц были более грубыми, доспехи заменяли отороченные мехом кожаные туники. «Дикие эльфы, — понял Райленд, — воистину, настали тяжелые времена для благородных, если они идут на союз с дикими».

Два эльфийских стражника провели его в центр зала и встали по бокам. Обнаженные клинки говорили сами за себя — при любой попытке бегства или атаки пленник был бы убит. Райленд почувствовал, что его ноги оплетают живые путы, не давая возможности двигаться, — такие же, как и на руках. Сами руки уже давно занемели и нещадно чесались — маленькие упругие веточки, из которых состояли путы, царапали кожу. Андриэль, который провел его по многочисленным запутанным переходам дерева, отошел в сторону.

— Перед тобой — Совет рода Ночного Ветра! Гордись — ты первый человек, который побывал в нашем Дереве, первый человек, побывавший на Совете рода. Наконец, ты первый, кто нарушил наши законы — и не был немедленно предан смерти! — так, без лишнего церемониала и предисловий, начал суд (а, по мнению Райленда, это был именно суд) глава рода — высокий эльф, сжимающий в руке прекрасный деревянный посох, знак высшей родовой власти в Альянсе. — Мое имя Калион, я Лорд этого рода. Мы решили проявить милость и дать тебе шанс — объясни, что ты забыл на территории Альянса?

— Я благодарю вас, благородный. Моя жизнь в ваших руках, но вы не оборвали ее нить, — низко поклонился Райленд. Старейшины удивленно переглянулись — человек, не мог знать личный церемониал эльфов!

— Это сложно объяснить, Лорд Калион. Меня послал к вам Император Эмри.

— Сам Император? — удивился эльф. — Это интересно! Рассказывай, человек — мы выслушаем тебя.

И Райленд стал рассказывать. И невольно вспомнил тот день, когда к порогу его дома прискакал запыхавшийся гонец — Император ждал его в замке…

* * *

Без многочисленной императорской свиты, придворных слуг, рыцарей и паладинов караула Тронный зал главного замка Империи казался еще больше, чем был на самом деле. Шаги Райленда гулко раздавались в тишине. Опустившись на одно колено, следопыт поклонился Императору и Императрице.

— Поднимись, Райленд, — сказал Эмри. — Наверняка ты не догадываешься, зачем тебя вызвали?

— Я действительно не знаю, мой Император, — почтительно ответил Райленд. — Но готов служить Империи и вам.

— Он очень вежлив, — тихим голосом заметила Императрица. Райленд низко поклонился ей — она редко вмешивалась в дела своего мужа, и ее похвала стоила немало.

— Среди следопытов ты считаешься лучшим — и не отрицай этого! — продолжил Эмри. — Кроме этого, ты воспитывался эльфом, воевал вместе с перворожденными во время Первых Великих Войн… Это так?

— Да, Император.

— Тогда тебе выпал редкий шанс вновь встретиться с ними, — едва заметно улыбнулся Император.

— Но… как? — опешил Райленд. — Ведь после того, как они завоевали часть наших земель, восстановили Альянс, мы враждуем с ними?

— Это так, следопыт. Кровь невинных людей осталась на их руках. Но времена меняются, и сейчас нам необходимо восстановить былые связи. Тебе ведь известно об эльфийском Клане Ночного Ветра?

— Конечно, мой Император. Но разве союз не был разорван двадцать лет назад?

— Все верно, Райленд. Но, несмотря на это, эльфы этого рода не напали на наши земли во время Восстания. И это вселяет надежду на то, что отношения еще можно восстановить. Я прошу тебя — именно прошу, так как приказывать считаю не в праве — стать моим посланником в земли Альянса, найти Лорда Ночного Ветра. Поговори с ним, предложи восстановить отношения между Империей. Расскажи ему, что Империя хочет мира с эльфами, готова предложить выгодное сотрудничество. Я не предлагаю им немедленно заключить соглашение: если ты вернешься вместе с их послом — это будет прекрасно. Быть может, тогда мы сможем заключить мир и с другими эльфами. Это очень опасное задание — эльфы наверняка убьют человека, который попытается проникнуть в глубь их территории. Нужно добраться до Главного Дерева рода и поговорить напрямую с их Лордом — это мудрый эльф, он выслушает тебя. Я верю, что ты сможешь справиться с этим, Райленд, — ты один обладаешь необходимыми навыками и знанием.

— Я готов сделать это, мой Император, — склонил голову Райленд. — Но прошу вас, объясните, почему мы так заинтересованы в союзе с эльфами? Люди сильны, мы можем сами справиться с любой опасностью!

— Я бы хотел, чтобы так все и было, Райленд, — вздохнул Эмри. — Хвала Всевышнему, мы смогли справиться с раздробленностью наших земель, но мы очень слабы. Наши отряды не справляются с бандами разбойников, целые деревни вымирают от голода, на границе с проклятыми и нежитью продолжают погибать наши воины. Но это еще не все… наши провидцы уже несколько недель повторяют — грядут новые испытания, великие перемены. Опасность грозит не только Империи, но и всему Невендаару. Они не могут сказать точнее — будущее скрыто от них, — но они напуганы до смерти… В такое время мы должны рассчитывать на любую помощь. Несколько человек уже послано на север — они попытаются войти в контакт с оставшимися Горными Кланами, твой путь лежит на восток. Поэтому я еще раз спрашиваю — ты готов исполнить то, о чем я тебя прошу, следопыт Райленд?

— Да, я готов, — просто ответил тот.

— Что же, я верил в тебя! — воскликнул Император. — У тебя есть несколько дней на сборы, ты можешь взять все, что потребуется, к твоим услугам лучшие оружейники, алхимики и маги Империи.

— Мы верим в тебя, Райленд, — верим и надеемся, что ты вернешься, — добавила Императрица. — А теперь иди, у тебя много дел впереди…

Райленд поднял глаза — Императрица едва заметно улыбнулась ему. Еще раз поклонившись, следопыт покинул Тронный зал.

* * *

Когда Райленд закончил рассказ, наступила тишина. Эльфы сидели глубоко задумавшись. Первым заговорил Калион:

— Я вижу, что ты не солгал нам, человек, рассказал все, как было. Когда ты проник в наши земли, тобой руководил долг, а не злой умысел. Ты ранил перворожденного — это карается смертью. Но ты не убил Андриэля, хотя у тебя была такая возможность. На самом деле, я в растерянности. Наш род долго поддерживал хорошие отношения с Империей — в отличие от других эльфов мы не считали людей низшей расой. Мы смело сражались вместе с вами во время Первой Великой Войны — и заплатили за это слишком большую цену. Слишком много эльфов не вернулось назад, наш род был на грани исчезновения. Мы выстояли, приняв к себе большую группу наших… эм… более свободных собратьев, — тут Лорд бросил быстрый взгляд в сторону диких эльфов. — К нам перебирались молодые эльфы из многих родов Альянса. Но с тех пор мы решили больше не лезть в дела людей, сохранять нейтралитет. Когда наши братья восстали по зову бога, который оказался фальшивкой Мортис, мы не подняли оружия против вас. Предложение правителя людей стало для нас неожиданностью, и мы должны обсудить его. Теперь твоя судьба зависит от Совета — если мы решим отправить к людям своего представителя, ты вернешься с ним, если нет — тебя казнят.

— Я подчиняюсь вашей воле, Лорд Калион, — тихо произнес Райленд. Больше ему ничего не оставалось, другого варианта сохранить свою жизнь он не видел.

— Человеческий выродок нарушил наши границы, пролил кровь нашего брата, — первыми выразили свое мнение дикие эльфы. — Он должен умереть!

— Восстановление отношений с людьми принесет нам много пользы. У нас почти не осталось металла, в случае войны наши воины не смогут уничтожить угрозу! Демоны уже не раз появлялись в наших лесах, сжигали и оскверняли лес, нападали на пограничные заставы! — парировал один из благородных эльфов. Его поддержало еще несколько старейшин.

Некоторое время эльфы продолжали спорить, пока неожиданно со своего места не поднялась тонкая фигура молодой эльфийки. В левой руке она сжимала посох с навершием в виде луны. Это была Прорицательница — Ясень однажды рассказывал про них Райленду. Они предсказывали будущее, лечили раненых, исцеляли больных. Эльфы всегда прислушивались к их мнению.

— Человек пришел в наши земли неслучайно, — сказала она тихим, будто не своим голосом. — Его путь направляется свыше. Его душа чиста, а помыслы благородны. Наш мир замер на грани пропасти, и он — одна из нитей, удерживающих его от падения. Человек должен вернуться обратно вместе с нашим посланником!

Райленд с удивлением поднял голову. Старейшины недоуменно переглядывались, тихо совещались между собой. Было видно, что слова прорицательницы произвели большое впечатление — только представители диких скептически улыбались. Наконец, Калион вновь взял слово:

— Мы прислушались к твоим словам, мудрейшая, — обратился он к эльфийке. — Но человек нарушил наши законы. Старейшины! — повернулся Лорд уже ко всему залу. — В ваших руках жизнь и смерть! Решайте!

Сердце следопыта забилось чаще, голова отозвалась тупой болью. Дикие эльфы высказали свое решение первыми. Почти одновременно они подняли вверх сжатые кулаки — символ «Виновен». Лорд Калион, прорицательница и еще несколько старейшин сложили вместе указательный и средний пальцы — они были против казни.

Через несколько минут голосование завершилось. Шесть старейшин высказалось против Райленда, шесть встало на его защиту.

— Это редкий случай, человек, — медленно произнес Калион. — Обычно Совет единодушен в своих решениях.

— Если мы не можем решить судьбу этого ничтожества, — неожиданно вскочил со своего места один из диких, — то пусть это сделает тот, кто несравненно выше нас. Пусть человек пройдет испытание Галлеана!

На мгновение в зале воцарилась тишина, которая сменилась целой бурей возмущенных и растерянных возгласов. Прорицательница хранила молчание.

— Тихо, прошу вас! Успокойтесь! — воскликнул Лорд. — То, что предлагает наш собрат, не применялось уже несколько столетий, но в наших законах записано, что «Если судьбу провинившегося не может решить Совет, то Боги будут вершить правосудие через своего Зверя». Мы не можем не подчиниться этому, человек, — сказал он Райленду, — извини.

— Но… я не понимаю! — начал терять терпение следопыт. — Что такое «испытание Галлеана»? Что вы имеете в виду, говоря про Зверя? И, в конце концов, почему так довольно улыбаются ваши «более свободные» братья?

— Это не так просто объяснить, человек, — вздохнул Лорд Калион. — Совет принял решение, и оно должно быть выполнено немедленно. У тебя есть час — Андриэль расскажет тебе обо всем.

Старейшины один за другим покинули зал. Последней шла прорицательница — она быстро подошла к Райленду и надела ему на шею маленький амулет-полумесяц.

— Ты обязан пройти испытание, Райленд. Духи на твоей стороне.

Райленд почувствовал, что руки и ноги освобождаются от пут. Не в силах больше стоять, следопыт со стоном упал — онемевшие руки и ноги пронзила резкая боль. Андриэль аккуратно помог ему подняться.

— Пойдем, человек, — сказал он. — У нас мало времени, а мне еще надо многое тебе объяснить.

* * *

— До испытания осталось полчаса, Райленд. Я готов ответить на твои вопросы, — с ноткой беспокойства в голосе сообщил Андриэль.

Он отвел следопыта в небольшой домик, втиснутый между двух корней Главного Дерева. Уже наступила ночь, но в помещении было тепло и светло, пахло древесиной, медом и лесными цветами. Наконец Райленд смог сесть. Он чувствовал себя скверно — рана на голове не давала мыслить ясно, кровь на ней запеклась. Двигать левой рукой было нестерпимо больно — следопыт подозревал, что кость сломана.

— Прошу тебя, благородный, дай мне немного воды, и тогда я выслушаю тебя, — прошептал Райленд. Горло пересохло, и слова выходили с трудом.

Эльф кивнул и через пару минут вернулся с ведром воды. Наконец-то Райленд смог напиться и промыть рану на голове.

— Тебе нужно снять доспех, правила испытания запрещают брать с собой все, что может тебя защитить, — сказал эльф.

— О-о-о, это обнадеживает!

Скрипя зубами от боли, Райленд стянул с себя кожаную куртку и перчатки. Теперь он мог лучше рассмотреть повреждения. Левая рука ниже локтя распухла, но перелома все же не было. Оторвав рукав рубашки, следопыт наложил тугую повязку. На груди расплылся огромный синяк, кисти рук еще кровоточили, но это было не так серьезно. Райленд аккуратно промыл рану на голове и обмотал вторым рукавом.

«Что же, могло быть и хуже», — подумал он и повернулся к эльфу:

— Спасибо тебе, Андриэль. Так намного лучше.

— Не забывай, человек, — тогда в бою ты оставил меня в живых. А эльфы привыкли возвращать долги.

— Будь по-твоему, — не стал возражать Райленд, он знал, как строго относятся к таким вещам эльфы. — Расскажи мне про испытание Галлеана. Что меня ждет?

— У эльфов есть немало легенд и преданий, которые мы свято храним, — начал Андриэль. — Этой историей любят пугать маленьких детей, чтобы они вели себя хорошо. И звучит она так. «Когда погиб бог Галлеан, и над сердцем его, вырванным из груди Вотаном, богиня Жизни Солониэль обернулась богиней Смерти Мортис, ночь накрыла перворожденный народ. Велики были их страдания, но еще горше было кентаврам — созданные по прихоти богов, они все еще были связаны с ними. И было так велико их горе, так велико отчаяние, что многие из них обезумели. И тогда Мортис сжалилась над ними — она вложила в умершего кентавра маленькую частичку сердца погибшего мужа. Так появился на свет Грол, что на языке кентавров означает Судья. Его разум чист, его устами говорит с нами мертвый бог, его руками он вершит правосудие. Кентавры вернули себе разум, но в тяжелые минуты для лесных жителей Грол вновь приходит в наш мир, чтобы покарать виновных перед богами».

Андриэль сделал небольшую паузу и невесело вздохнул:

— Вот такая история, Райленд. Обычно строгие матери добавляют: «Веди себя хорошо, а то Судья заберет». Я не знаю, насколько история правдива, но иногда у кентавров действительно рождается детеныш, который… не похож на других. Им движет только одно — жажда убивать и пожирать свою добычу. — Тут эльфа передернуло. — Раньше эльфы были более жестокими и суеверными, даже сегодняшним диким с ними не сравниться. Старейшины оставляли такого кентавра в живых, но закрывали его от других глубоко под землей, в пещерах. Его кормили, за ним убирали. Вскоре родился новый обычай — испытание Галлеана. Если было непонятно, виновен или нет подозреваемый, его кидали к Гролу и запирали вместе с ним. Если он не совершал преступления, то кентавр позволит ему снять с его шеи ключ и открыть дверь, если же нет — кара наступит мгновенно. Понятно, что до сегодняшнего дня спасшихся можно пересчитать по пальцам. Этот обычай почти забыт, да и Грол появляется все реже и реже. Последний раз он родился почти тридцать лет назад, во время Первых Великих Войн. Кентавр все еще жив — и тебе придется с ним познакомиться.

— Так, значит, Совет хочет, чтобы я зашел в жилище этого… Грола, снял с его шеи ключ и открыл себе дверь? И тогда я буду свободен? — немного подумав, спросил Райленд.

— Старейшины чтут наши законы, и с прошедшего испытание будет снята вся вина.

— Но я не смогу воспользоваться своим оружием или хотя бы щитом?

— Увы, но это так. Раньше эльфы шли на испытание обнаженными, так что тебе еще повезло, — пожал плечами эльф.

— Но это же чистой воды самоубийство! — не выдержав, воскликнул следопыт. — Демоны вас побери, я ведь ранен!

— Так у тебя хотя бы есть шанс, человек. Иначе тебя казнят. Пойдем, нам еще надо добраться до пещер кентавров.

* * *

Андриэль и Райленд вышли из домика. Следопыт глубоко вдохнул прохладный ночной воздух. Небо было ясным, Луна и звезды светили так ярко, что можно было разглядеть каждую травинку и листок на дереве. Было новолуние, и тонкий серп месяца напомнил Райленду об амулете Прорицательницы.

«Надеюсь, что он мне поможет», — невольно подумал следопыт.

Человек и эльф прошли мимо нескольких десятков маленьких хижин и через несколько минут вышли к небольшому холму, за которым начинался лес. В земле был виден широкий проход, небольшая дорожка к которому терялась среди деревьев.

— Большая часть кентавров живет дальше, в центре и на востоке Альянса, — пояснил Андриэль. — Так что у нас живет лишь небольшое племя в тридцать — сорок голов. Конечно, мы не ожидали, что Грол родится здесь, но перевозить его было бы слишком… неблагоразумно. Кентавры переделали часть своих пещер для его жилища — они почитают Гролов намного больше, чем эльфы, считая их подобием богов. Все же они ближе к животным, чем к разумным существам.

— Я всегда думал, что кентавры живут в лесу. Но оказывается, что это не так, — удивился следопыт.

— Ты прав, человек, большую часть своей жизни они проводят в лесу, они возвращаются в пещеры только зимой. Здесь они рожают детенышей, здесь они лечатся и умирают. Эти пещеры — естественного происхождения, кентавры просто сделали их более пригодными для жилья.

Андриэль зажег один из факелов, сложенных возле входа, и начал спускаться вниз. Райленд поспешил за ним. В широком и довольно высоком коридоре оказалось неожиданно тепло и сухо. Через каждые несколько метров были установлены небольшие масляные лампы, которые давали ровный и чистый свет. Влево и вправо отходили небольшие проходы, заканчивающиеся просторными помещениями, в которых и жили кентавры. Вскоре ответвления закончились, и коридор повернул направо. В этой части пещер было довольно сыро, за шиворот следопыту упало несколько комков грязи и капли воды — было заметно, что здесь никто не живет. Вместо ламп — несколько факелов, бросавшие огромные причудливые тени на стены и потолок.

В конце коридора Райленд заметил несколько фигур, среди которых были сам Калион, Прорицательница и один из диких эльфов. Они ждали следопыта возле небольших, но массивных железных ворот, намертво вмурованных в толщу земли.

— Я привел человека, мой Лорд, — сказал Андриэль. — Он готов пройти Испытание Галлеана.

— Очень хорошо. Тогда мы не будем больше терять времени, — ответил Калион. — Пусть свершится правосудие! Да будет виновный наказан, а невинный спасен! Открывайте дверь!

Один из стражников повернул массивный замок, два других потянули на себя створку. Она с диким скрежетом сдвинулась с места, и ворота стали открываться.

— Ты должен сорвать с шеи Грола ключ, — услышал Райленд тихий шепот Андриэля. — Им ты сможешь открыть замок. Дверь находится на другой стороне пещеры. Будь осторожен — он почти не видит, но отлично чувствует запахи.

Эльф хотел сказать что-то еще, но уже не успел — ворота были открыты. Следопыт глубоко вздохнул и вошел внутрь. За спиной вновь послышался шум — стражники поспешно закрывали ворота. Райленд остался один.

* * *

Одно из первых умений, которому учат на Стрельбище, — видеть в темноте. Хороший стрелок не должен промахиваться даже ночью. Райленд хорошо усвоил те уроки, которые давал ему Ясень. Конечно, он не видел в темноте так же хорошо, как эльфы, но намного лучше любого человека. Хорошо, что эльфам было об этом неизвестно.

В пещере было очень темно — лишь немного света проникало через небольшое окошко в воротах. Никакого движения Райленд не чувствовал. Следопыт мог разглядеть что-либо лишь в нескольких метрах от себя. Этого с лихвой хватало, чтобы понять — выбраться живым будет непросто. Пол был усеян останками животных — они были буквально разорваны на части. Стены были забрызганы кровью и мозгом несчастных жертв Грола. Райленд закашлялся — к горлу неожиданно подкатила тошнота. И темнота ответила ему — следопыт услышал, как хрустят кости. Грол приближался.

Казалось, темнота расступилась, пропуская массивную тушу. Райленд тихо охнул — Грол был огромен. Спутанные волосы переходили в косматую гриву, слипшаяся борода спадала на широкую грудь кентавра. Широкие ноздри жадно втягивали воздух. Грол скалил крупные и острые зубы, его оскал скорее напоминал пасть медведя, а не рот человека. В руке он сжимал большую дубину — потемневшую от крови, облепленную омерзительными кусками плоти. Глаза были открыты, но подернуты белесой дымкой — Грол был слеп. Следопыт разглядел и ключ, о котором говорил эльф, — надетый на грубую веревку, он болтался на шее кентавра.

— Волны и ветер танцуют вместе, — неожиданно гаркнул он. — Зверь пришел на поклон ко мне! Жизнь вечна, но коротка — так отдай ее мне!

«Андриэль был прав — он не видит меня, а чувствует!» — лихорадочно рассуждал следопыт, отступая. Грол рванулся вперед, пытаясь придавить его к стене, но Райленд успел увернуться. Под руку подвернулся обломок кости — хоть какое-то, но оружие. Грол наступал с удивительной быстротой, нанося множество ударов дубиной. Райленду с трудом удавалось уклоняться, больная рука давала о себе знать. Он смог нанести кентавру несколько неглубоких ран острым краем кости, но кентавр их просто не чувствовал.

Неожиданно Райленда отбросило к стене — Грол все-таки задел его дубиной. Следопыт сполз на пол. Несколько ребер было сломано, он почти не мог дышать. Райленд почувствовал солоноватый привкус — губа была разбита.

«Кровь! Он чувствует ее, идет на нее!» — понял Райленд.

Силы покидали его, надо было действовать немедленно. Перекатившись вправо, он ушел от удара дубины и вскочил на ноги. Путаясь в завязках рубашки, он сорвал с шеи амулет Пророчицы — тот слегка светился в темноте. Стиснув зубы, следопыт с размаху ударил им по запястью левой руки. Не давая кентавру опомниться, человек схватился за гриву и запрыгнул ему на спину. Грол взревел, но Райленд сумел удержаться. Приподнявшись, он смог дотянуться до искаженного яростью лица и размазать по носу текущую из вены кровь. Грол яростно дернулся, и Райленд потерял равновесие, но, падая, все-таки ухватился за ключ. Несколько мгновений следопыт болтался в воздухе, но затем старая веревка не выдержала и лопнула. Райленд рухнул на пол. Ключ был в его руках, но сил, чтобы подняться, уже нет. Грол был в ярости — запах человеческой крови затмил все, он врезался в стены, теряя ориентацию. И тогда Райленд пополз — он почти ничего не видел, страшная боль не давала сосредоточиться.

Добравшись до стены, Райленд начал искать дверь. Наконец он разглядел ее — за столько лет дверь буквально срослась со стеной, покрывшись тонким слоем грунта и мха. Теряя сознание, следопыт вставил ключ в скважину… но он не проворачивался, замок заклинило от времени! Райленд глухо зарычал. «Я не погибну вот так, в эльфийском подземелье, от рук полоумного кентавра!» Он навалился на ключ всем весом, и тот наконец провернулся. Следопыт вывалился в коридор. «Жив! Я жив!» — блеснула молнией мысль, и Райленд потерял сознание.

* * *

Прошло несколько недель. Раны Райленда затянулись, кости срослись. Лорд Калион выделил ему небольшой домик возле Главного Дерева, и следопыт наслаждался размеренной и тихой эльфийской жизнью.

Весть о том, что человек смог пройти Испытание Галлеана, потрясло Клан Ночного Ветра. Первую неделю, пока Райленд еще не мог встать с постели, простые эльфы приходили к нему, чтобы подарить букетик лесных цветов, корзину ягод или орехов, даже просто выразить свое почтение и сочувствие. Даже дикие эльфы признали мужество простого человека. Андриэль, который часто навещал Райленда, рассказывал, что весть о его поединке с Гролом распространилась по землям всего Альянса. Эльфы считают это добрым знаком, они стали лучше относиться к жителям Империи. Такие новости радовали следопыта — значит, он сумел выполнить миссию Императора.

Когда Райленд окончательно выздоровел, он вновь посетил Совет Старейшин — но на этот раз не как враг, а как почетный гость.

— Мы рады, что ты вновь в добром здравии, человек, — сказал ему Калион. — Ты прошел Испытание Галлеана, а значит, боги хотят, чтобы соглашение с людьми было восстановлено. Когда ты решишь, что готов отправиться в обратный путь, сообщи нам — мы подготовимся к твоему уходу.

— Спасибо вам, благородный Лорд, — склонил голову Райленд. — Ваш народ очень хорошо относится ко мне, ваш дом прекрасен, но я соскучился по родным местам. Император Эмри ждет меня, и я хочу порадовать его доброй вестью.

— Это мудрые слова, человек. Пусть будет так.

Вновь, как и месяц назад, Большой зал опустел. На выходе Райленда остановила Пророчица:

— Ты справился, человек. Теперь и у людей, и у эльфов есть надежда. Духи благодарны тебе…

— Спасибо тебе, мудрейшая, — ответил Райленд. — Я хочу вернуть вам ваш талисман — он спас меня в пещере Грола.

— Оставь его себе. Ты еще сыграешь важную роль в истории Невендаара, так пусть духи охраняют тебя на твоем пути.

— Спасибо на добром слове, Пророчица, — бледно улыбнулся Райленд. — Но я все же надеюсь, что Всевышний убережет меня от этой почетной участи…

* * *

Если в лесах Альянса всегда царила осень, то за их пределами уже наступала зима. Райленду пора было возвращаться назад. На поляне возле Главного дерева собрались все эльфы Клана Ночного Ветра, от мала до велика, чтобы проводить его в путь. Вместе с ним шел и Андриэль — Калион назначил его посланником в земли людей.

На следопыте был надет новый кожаный доспех, сделанный кузнецом Ночного Ветра взамен старого. Все его вещи были возвращены хозяину, и Райленд с радостью взял в руки верный лук. На прощание ему торжественно вручили подарки — теплый эльфийский плащ и небольшой кинжал, символ особого расположения рода. Но самым ценным подарком Райленд считал небольшое зернышко, запакованное в мешочек с эльфийской землей, которое он попросил у старейшин — следопыт вспомнил, что больше всего его старый учитель Ясень тосковал по небольшим, но очень красивым деревьям Тиахо, которые росли только в лесах Альянса.

— Прощай, Райленд! — воскликнул Лорд Калион. — Ты пришел в наши земли как незваный гость, но уходишь как хороший друг. Ты прошел Испытание Галлеана, доказав чистоту своих помыслов. Мы верим тебе, мы благодарны тебе!

Эльфы не махали ему руками, не кричали добрые слова — они считали такие способы прощаться недостойными перворожденного народа. Вместо этого они запели — все вместе. Это была древняя песня, которой много столетий род провожал покидающих лес братьев.

Райленд глубоко вздохнул и улыбнулся. Он возвращался домой.

Андрей Гр. Орт.

ДВАДЦАТЬ УДАРОВ СЕРДЦА

«…Над раздираемым бесконечными войнами Невендааром появилась новая звезда. Ослепительно сияя, пересекла она небосклон и упала где-то на окраинах Империи. Каждый народ воспринял это знамение по-своему, но, пока шаманы и прорицатели лишь пытались разгадать суть знамения, Бетрезен уже знал, что боги вновь решили вмешаться в дела смертных. Что звезда — на самом деле посланница Неба Иноэль, призванная изменить судьбу Невендаара. Он вознамерился захватить чудесное существо и поручил своему преданному слуге — Хаархусу доставить к нему небесную гостью.

Но не один Бетрезен ищет Иноэль, страж столицы Империи Мизраэль тоже знает о ее скором прибытии и советует Императору выслать отряд к месту падения звезды…»

Только наивный, приобщившись к великой тайне, полагает, что она известна лишь ему одному…

Только недальновидный уверен, что знает всех игроков и все правила Большой игры…

Грокдаз проснулся мгновенно. Привычно потянувшись к изголовью, сжал в кулаке обтянутую кожей оборотня рукоять «Ярости Громдока» и только после этого рывком сел, прикрывая вороненой сталью голову и грудь. В огромном ханском шатре, освещенном лишь молодым ведьминым огнем, было темно, как в безлунную ночь, но для рожденных в подземельях орков света было достаточно. Вождь племени Коман Дун огляделся. Тихонько дышала, вольно раскинувшись на драгоценных шкурах ирбисов, молодая наложница. Верный Клык, пятнистый степной волк, мохнатой глыбой лежал, устроив морду на вытянутых передних лапах у входа в шатер и светящимся красным глазом косил на хозяина. Вроде бы все спокойно… Но до боли знакомое предчувствие близкого боя заставило вождя подняться во весь рост. Ощутив беспокойство хозяина, Клык тоже поднял голову с лап. На всякий случай оскалился, повел ушами, к чему-то прислушиваясь, и, удивленно взглянув на Грокдаза, мол, чего ты всполошился, хозяин, свои же, вновь расслабился. Орк, чей слух лишь немногим уступал слуху степного хищника, уже и сам узнал неуклюжие шаги Сарка.

Узнать походку младшего ученика шамана было нетрудно. Этот нескладный и довольно крупный для своего возраста парень, еще не достигший возраста Испытания, пользовался особым доверием старого Боутарка и часто исполнял роль посланника. В отличие от своих сверстников, с юных лет постигавших науку войны, Сарк едва ли не с самого рождения обучался шаманом, и вместо легкой, бесшумной походки степняка «радовал слух» топотом, слышным за десятки шагов.

Его приход в столь неурочное время означал, что предчувствия не обманули вождя и на этот раз. Готовясь к встрече, спящий нагим Грокдаз нашел и натянул штаны из мягкой козьей шкуры и стал обуваться. Тем временем парень добрался до входа в шатер (дома в наружной охране необходимости не было) и замер в нерешительности, переступая с ноги на ногу. Не пристало обычному мальчишке будить вождя племени.

— Я не сплю, Сарк, — прекратил его колебания воин.

— Доброй ночи, хан, — ничуть не удивившись, тихонько произнес ученик шамана снаружи. — Учитель просил тебя срочно прийти к нему… Сказал, что дело очень срочное, — Сарк заколебался, но все же решился добавить и от себя: — С захода камлает, весь кровью истек… Ты бы ему сказал, что ли, хан, может, он тебя послушает…

«Да, — подумал Грокдаз, — с незапамятных времен шаманы орков во время ритуала ранили себя, щедро расплачиваясь с богами собственной кровью за право узнать будущее. А Боутарк — главный шаман клана, в последнее время совсем меру потерял. Только что ты скажешь орку, который вчетверо старше тебя? Он еще при прадеде, в честь которого меня назвали, шаманом был…»

Грокдаз пристроил «Ярость Громдока» за спину: степняки и по нужде без оружия не отлучаются, щелкнул пальцами, приказывая Клыку остаться, и вышел. Сарк, терпеливо ожидающий вождя возле шатра, молча поклонился и пристроился слева, на полшага сзади хана. Идти было недалеко.

Огромный костяк старого орка, обтянутый посеревшей от потери крови, морщинистой кожей, странно изменившей клановый орнамент, в очередной раз поразил вождя размерами. В молодости шаман отличался огромной, даже по меркам степняков, физической силой. Стать не жреца — воина.

Старик, возле ложа которого суетились две из трех его жен, действительно выглядел очень плохо: Сарк не преувеличивал.

«Не помер бы, — обеспокоенно подумал орк, — совсем ведь себя заморил…»

Полог шатра откинулся, с чашей привычного укрепляющего напитка (бычья кровь и молоко в равных пропорциях) почти вбежала третья жена шамана. Не сбавляя хода, она низко поклонилась вождю и, опустившись на колени у изголовья мужа, приподняла ему голову, помогая напиться.

Шаман открыл глаза, и Грокдаз немного успокоился: взгляд старика по-прежнему был ясен и тверд. Боутарк кивнул хану, крупными глотками осушил чашу и с помощью жен сел, облокотившись на заботливо подложенные циновки.

— Оставьте нас, — очень тихо, но так, что его услышали все, приказал старик женам. — Сарк, ты останься…

— Садитесь-ка рядом, — похлопал он широкой ладонью по шкурам возле себя, после того как женщины вышли. — Разговор будет долгим. Сегодня мне удалось кое-кого подслушать.

— Где подслушать? — удивился Грокдаз. — Кого?

— Там, вождь, — улыбнулся шаман, ткнув когтем вверх. — Там! А вот кого…

Отдав необходимые распоряжения командиру «отборной сотни» — личного отряда хана, вождь быстрым шагом возвращался в свой шатер. Многие мысли роились в голове орка, толкались, мешая друг другу, создавая невиданный доселе сумбур. Неслыханные дела начинали твориться в степи. Небывалые. Если старый шаман прав…

Грокдаз на ходу помотал головой, мысленно споря с самим собой:

— Боутарк никогда не ошибался, не мог он подвести племя и теперь. Значит, нужно спешно идти к границе Империи, ждать… А еще эта магия… Магия Крови… Нет. Тут уж, пока сам не увижу, не поверю… — решил воин. — Надо будет при первой возможности отвести Сарка в сторонку и потолковать с глазу на глаз…

До границы с Империей орки добрались быстро: этой осенью кочевники стояли от нее всего в одном дневном переходе. В тот же день, к закату солнца были на месте. Где начинаются владения Императора Эмри, было видно издалека: четкая, будто прочерченная ножом линия отделяла сочно-зеленую, как кожа орочьего младенца, траву имперского луга от сухого и выбеленного солнцем степного ковыля. Действие ближайшего жезла заканчивалось вдруг. Приказав стать лагерем шагах в пятидесяти от границы, хан, к большому и нескрываемому недовольству сотника Табурка, сопровождаемый только Сарком, пошел «прогуляться».

— Расскажи-ка мне о магии, сынок, — велел вождь, когда они отошли подальше от лагеря, — чему научил тебя Боутарк?

— Учитель показал мне, как своей кровью расплачиваться за помощь богов… А могу я предсказывать будущее и…

— Что мне толку от твоих предсказаний в бою, шаман? — разочарованно произнес воин. — Твой учитель говорил о «боевой магии».

— Прости, хан, — осмелился возразить парень. — Но я умею предсказывать именно в бою. Все, конечно, зависит от силы и количества врагов, но, зная наперед, кто и куда ударит… Меня, по просьбе учителя, Зардаг проверял. Я от четырех ударов уйти смог! Правда, против магии это умение бесполезно…

— Ясно, — оживившийся было Грокдаз опять помрачнел. — А что еще?

— Еще я умею замедлять время…

Какая-то мысль мелькнула в голове орка и пропала, до того как он успел ее осознать, поэтому смысл сказанного учеником шамана не сразу дошел до воина. Но когда дошел…

— Повтори, что ты сказал, — уставился он на Сарка.

— Ну, — замялся парень, — я могу, правда ненадолго, замедлить время для всех «не орков» примерно в ста пятидесяти шагах вокруг себя.

— Ненадолго — это на сколько? — уточнил Грокдаз.

— На пятнадцать, двадцать ударов сердца, — ответил Сарк.

«Зардаг проверял… — поймал наконец хан ускользнувшую было мысль. — Ну, конечно, Зардаг. Отличный воин. Погиб в стычке с нежитью три года назад. В это время Сарку должно было быть около девяти… Зардаг бился с ребенком?»

— Сколько тебе лет, парень, — задумчиво глядя на ученика Боутарка, спросил Грокдаз.

— Двенад… — начал было Сарк, но осекся и замолчал. — Четырнадцать, вождь, — тихо сказал он после паузы, — скоро пятнадцать…

Хан лишь в усы хмыкнул. Спросил только, глядя на опустившего голову парня:

— Как поступают с орком, не прошедшим испытание, помнишь? А с предателями, не исполнившими долг перед племенем?

Тот промолчал и сгорбился еще больше.

— Отвечай! — вопрос хлестнул ученика Боутарка как бичом.

— Я хотел, вождь… Правда, хотел, — Сарк поднял на Грокдаза полные отчаяния глаза. — Мне учитель не позволил… Сказал, что испытания мне не пройти, а изгнание — вред всему племени… Сказал, что у меня дар, что я… А мне, правда, от крови… Ты, вождь, не сомневайся, я любую боль выдержать могу, только вот улыбаться… Как только кровь пойдет, я в мир духов, богов… А рожа при этом… Учитель говорил, как у… — Сарк замолчал, судорожно вздохнул и продолжил уже спокойнее: — Я умею, вождь. Я не подведу. Позволь показать…

— Показать? — Смешанные чувства боролись в душе Грокдаза. С одной стороны, пацан нарушил чуть ли не все законы орков. С другой, его привечает сам Боутарк, которого никак нельзя обвинить в недостатке мудрости… Орк смотрел на стоящего перед ним подростка и первый раз в жизни не знал, как поступить. Воином был Грокдаз, до мозга костей воином. То, что ученик шамана скрыл свой истинный возраст и не явился на испытание, было для Грокдаза трусостью и предательством. Туманные предсказания Боутарка, несмотря на огромное уважение к шаману, были малопонятны хану. Да, Боутарк доверяет ученику полностью, но… Магия орков? Грокдаз еще не пришел к окончательному решению, когда…

Когда темное небо, с востока на запад, разорвала напополам слепящая борозда. Будто Верховный Бог людей, разгневанный планами орков, ударил по ним огненным клинком. Ослепительно сияя голубым, пронеслась по небосводу Звезда и упала. Дрогнула земля, застонала. В людских владениях, недалеко, за ближним лесом, куда пришелся удар богов, поднялось и быстро погасло зарево. А потом на степных воинов обрушился звук. Стаей разъяренных драконов ревело темное небо. Порывы ветра разметали уже поставленные орками походные шатры, унесли в степь нехитрый скарб…

Удержал вождь могучей рукой едва не сбитого с ног Сарка, глянул поверх его головы в наступившую темноту.

— Твое счастье, парень, — сказал. — Не ошибся мудрый Боутарк, чудные дела творятся на земле людей. Доверюсь его слову и на этот раз… Но смотри, шаман, если не докажешь, что от тебя польза есть, — как волчонка оторвал, взяв за шиворот, воин Сарка от земли, поднес к лицу лицом…

— Хан, великий хан, цел ли? — Из разрушенного шквалом лагеря к Грокдазу сломя голову неслись орки во главе с Табурком.

Ничего не ответил вождь орков. Только поставил парня на ноги и молча пошел навстречу встревоженным воинам. И так видно, что невредим. Чего зря языком болтать?

Зайдя в заново установленный шатер, первым делом пригласил Грокдаз на военный совет Табурка с командирами полусотен. Только советоваться не стал, приказывал… Решив не тревожить соратников лишним знанием, сказал просто:

— Завтра, перед рассветом, к людям в «гости» пойду. Со мной двое: Стуром и Лабрухт. Еще пацана-шамана с собой возьмем. Идем пешими, налегке. Ждать нас день и ночь. Если не вернемся вовремя, ты, Табурк, поведешь полусотню по нашим следам. Все.

Удивились побывавшие с ханом не в одной битве ветераны, но, наткнувшись на твердый взгляд Вождя, возражать не осмелились. Только сотник помрачнел лицом больше обычного. Увидел это Грокдаз, подошел, хлопнул по плечу старого товарища.

— Не злись, — сказал, — старый волк. Не обо всем я вам сейчас рассказать могу…

— До утра ждать не буду, — мрачно отрезал. Табурк. — Что хочешь со мной потом делай. Если до заката не возвратитесь, пойдем в ночь. У нас и кроме Стурома следопыты есть, да и леса эти не эльфийские…

Как только небо на востоке начало сереть, маленький отряд был готов к походу. Вся сотня собралась проводить хана и боевых товарищей. Не отличающиеся дисциплиной степняки окружили уходящих плотным кольцом и молча, чтобы не нарушать предутреннюю тишину, вскидывали оружие в приветственном салюте. Кто-то первым прошептал:

— Грокдаз!

И вот уже все орки едва слышно скандируют:

— Грокдаз! Грокдаз!! Грокдаз!!!

Вождь рванул из-за спины «Ярость Громдока», поднял над головой, отвечая на приветствие, и, пройдя сквозь строй расступившихся перед ними товарищей, четверо разведчиков перешли границу.

Вообще-то, выросшие в степи орки недолюбливают лес. Те, кто привык видеть все на сотни и тысячи шагов вокруг, чувствуют неуверенность, натыкаясь взглядом на препятствие в двух шагах. Тревожные мысли возникают в головах степняков, — нет ли где засады? Не прячется ли за ближайшими кустами враг?.. Даже Стуром, лучший следопыт племени, побывавший не в одном походе в священный лес эльфов, немного нервничал. Лишь огромный Лабрухт, выбранный ханом за полное равнодушие к собственной жизни, был спокоен, как в собственном шатре. Не чувствовал опасности и, помимо своей воли оседлавший гиганта, Сарк…

В самом начале пути выяснилось, что «походка» молодого шамана ставит под вопрос успех всей вылазки. Обладающий особенно тонким слухом Стуром, после нескольких шагов по лесу остановился и заявил, что если он и дальше будет слышать за спиной грохот ломящегося сквозь чащу тролля… Пришлось Лабрухту посадить парня на закорки и, посоветовав тому внимательно следить за низкими ветками, стать в середину группы. Теперь дело пошло… Орки бесшумно и быстро шли широким шагом, мягко ступая след в след друг другу.

Прошло несколько часов. На востоке заалели верхушки деревьев, проснулись и, заглушая все остальные звуки, заголосили многочисленные лесные обитатели. Взошло солнце. С каждым шагом отряд, ведомый Стуромом, приближался к месту, куда упала «звезда». Когда, по прикидкам Грокдаза, до цели вылазки оставалось не больше тысячи шагов, хан тихо свистнул, приказывая снизить скорость. Теперь воины пошли медленнее, осторожнее, внимательно вслушиваясь в шумы леса, пытаясь сквозь просветы между деревьями рассмотреть хоть что-нибудь впереди.

— Великий Громдок, как мне надоел этот лес, сожри его Бетрезен, — вполголоса ругался Стуром. — Клянусь, ночью было легче. Да, слегка темновато, зато не было слышно трескотни этих летающих тварей! У меня уже башка от нее раскалывается…

Страдания следопыта продолжались недолго. Не успели орки пройти и сотни шагов, как убедились в том, что они далеко не единственные и не первые в гонке за «упавшей звездой». Сначала степняки услышали сглаженный расстоянием рокот, потом чуткое обоняние орков уловило принесенный ветром особый запах магии проклятых.

Отряд замер. Грокдаз обошел опустившего на землю шамана Лабрухта и встал рядом со Стуромом.

— Кто там?

— Имперцы, — вполголоса произнес Стуром. — Рыцари и маг… Хотя нет — тут же поправился он, — два мага. Против них проклятые. Слышу пару демонов. Бой только начался, им сейчас не до нас…

— Вперед, бегом, — скомандовал вождь. — Я — первый. Стуром, хватай парня и за мной. Лабрухт, ты замыкающий.

— Я же сам могу! — сдавленно пискнул Сарк, опять перекинутый через мощное плечо воина.

— Сам, ты еще сломаешь себе что-нибудь по дороге, а тебе еще камлать нужно, — бесшумными прыжками двигаясь к месту боя, вместо вождя ответил Стуром.

Как только в просветах между деревьями мелькнуло какое-то движение, орки опустились на четвереньки. Осторожно, касаясь земли только локтями и коленями, скрываясь в высокой траве, степняки подобрались к недавно вывороченному из земли толстенному дубу и стали с интересом наблюдать за боем.

Сражение происходило недалеко от кромки леса, примерно в сотне шагов от его первых, опаленных недавним огнем деревьев. Проклятые: их все же оказалось трое, — стоя спиной к лесу, оборонялись от отряда имперцев на изуродованном копытами и боевой магией луге. Три белых рыцаря Империи, окруженных магической броней, яростно атаковали двух демонов, прикрывающих собой стройную, маленькую по сравнению с ними фигуру эльфа с огромной катаной, неподвижно стоящего в нескольких шагах позади них. Всадников поддерживали маг, целитель и статный воин на крылатом коне. На таком расстоянии разглядеть что-либо за забралом шлема было не по силам даже оркам, но осанка, движения воина показались Грокдазу смутно знакомыми. Он напряг память…

— Гляди-ка, — удивился рядом Лабрухт, — цапли горгулью завалили!

Цаплями, за привычку атаковать копьями с дальнего расстояния (что считалось у орков проявлением если и не трусости, то недостойной мужчины нерешительности) бывалые воины пренебрежительно называли белых рыцарей. Грокдаз оторвал взгляд от предводителя людей и обратил внимание на место, заинтересовавшее гиганта. Позади сражавшихся, почти на самой опушке леса, зияла огромная, странно светящаяся яма. Рядом с ней лежала туша убитой имперцами в самом начале боя обсидиановой горгульи.

— Белые рыцари бойцы, конечно, так себе, — ответил он. — Только ты об ихнем маге и патриархе не забывай. Да и этот парень на Пегасе, уверен, тоже не первый раз меч в руках держит.

— Конечно, не первый! — согласился с вождем Стуром. — Это ж Ламберт, капитан имперской гвардии. Два беркута — его герб…

В этот момент до сих пор не принимающий участия в битве проклятый с катаной, словно очнувшись от глубокой задумчивости, поднял лицо и резко выкрикнул какую-то команду. Демоны слаженно прянули назад, за его спину. Предводитель проклятых вскинул свой меч вверх, и в самый центр отряда рыцарей ударило пламя.

Вспышка была так сильна, что даже успевшие вжаться в землю орки едва не ослепли. Над землей пронеслось пламя, на головы степняков посыпались обожженные камни и разом пожухшие листья, кое-где занялась трава. Ударивший по ушам грохот взрыва сменился тишиной. Стуром, лежащий справа от Грокдаза, громким шепотом помянул утробу Бетрезена. На несколько ударов сердца битва замерла.

Когда пыль и дым немного рассеялись, стало видно, что положение на поле битвы резко изменилось. Целитель и два рыцаря были мертвы, третий, в обожженном и покореженном доспехе все еще пытался обороняться от одного из демонов. Второй демон, преодолевая сопротивление лишившегося своего Пегаса капитана, подбирался к сильно обожженному белому магу. Время жизни имперцев таяло вместе с их силами.

Такое окончание боя совсем не устраивало вождя орков. В проклятом с катаной чувствовалась огромная сила, и сражаться с ним за «звезду», имея всего двух воинов, ему совершенно не хотелось. Пришло время Сарка.

— Действуй, — скомандовал хан шаману. — Покажи, на что способна твоя магия.

Парень молча кивнул, перевернулся на спину и сел, опершись спиной о ствол дерева. Потом вытащил из сапога костяной нож и быстрыми движениями прочертил острием глубокие борозды на внутренней стороне своих предплечий от сгиба локтя до ладоней. Хлынула кровь…

— Да… Он действительно маг, — вслух удивился Стуром.

Грокдаз и Лабрухт промолчали, наблюдая, как кровь шамана вопреки природе льется не вниз, а вверх, собираясь в две быстро растущие «капли» по обе стороны от головы Сарка. Лицо шамана заострилось, разом постарев на годы, глаза закатились, посеревшие губы что-то шептали. Сгустки крови были уже величиной с кулак и продолжали быстро расти.

«А пацан-то не соврал, — не ко времени подумал Грокдаз. — Испытание ему точно не пройти…»

— Эй, парень, — спросил он. — Ты меня слышишь?

— Да, вождь, все готово, — тихо ответил шаман. — Как только ты скажешь, для всех, в ком нет орочей крови, на полторы сотни шагов вокруг время замедлит свой бег во много раз.

— Отлично. Подождем подходящего момента. Стуром, Лабрухт, пока меня не будет, приглядите за нашим магом и приготовьтесь к возвращению. На все у нас будет совсем мало времени: всего двадцать ударов сердца.

Тем временем на поле битвы неожиданно появились новые участники. Рядом с предводителем демонов закрутился смерч вызова, из которого вышла валькирия, тут же напавшая на проклятого. Почти сразу же появилась и еще одна. Демоны, бросившиеся на выручку своему господину, были раздавлены упавшими на них огромными валунами.

Грокдаз взглянул вверх и присвистнул от удивления: заходя со стороны солнца, с неба быстро спускался боевой небесный корабль одного из Горных Кланов. «Дыхание Вотана», — прочитал знающий руны вождь орков гордую надпись на носу корабля. Невесть откуда взявшиеся на границе Империи гномы шли на выручку своим союзникам. С палубы корабля полетели первые стрелы. В глазах людей, уже приготовившихся подороже продать свои жизни, появилась надежда, и они с новыми силами бросились на единственного оставшегося в живых противника.

Но, к большому удивлению орков, бой затягивался. Укрывшись огненным щитом от града арбалетных болтов, сыплющегося с неба, падший бился с уже порядком израненными валькириями и подоспевшими людьми. И такое неравенство сил его, по всей видимости, совершенно не беспокоило. Отбив очередную атаку валькирий, проклятый, сильным круговым взмахом меча отбросив противников на несколько шагов от себя, вскинул катану вверх…

— Сарк, сейчас! — крикнул хан и прыгнул вперед.

Огромные «капли» крови, ставшие к тому моменту величиной с голову взрослого орка, будто бы вскипели, растеклись во все стороны прозрачным розовым туманом, мгновенно накрывшим собой и поле боя, и подлетающий корабль гномов. Время остановилось…

Один…

Двадцать ударов сердца — это много или мало?..

Два…

Если развлекаться на мягкой шкуре ирбиса с эльфийской невольницей, привезенной толстым, жадным гномом Сотином на продажу, то и не заметишь, как пробегут…

Три…

Если во время праздника Испытания лежишь под внимательными взглядами соплеменников и притворно улыбаешься, закусив зубами язык от боли, в то время как старый Боутарк не спеша вырезает по-живому, покрывая все твое тело клановым орнаментом, то и один удар вечностью покажется…

Четыре…

Огромными прыжками Грокдаз несся по выжженному лугу. Мир вокруг странно замер. Застыл с поднятым мечом проклятый, застыли его противники и до этого быстро снижавшийся корабль гномов, остановились в полете тяжелые арбалетные болты…

Пять…

Единственным, кто умудрялся едва заметно, но двигаться, был самый последний оставшийся в живых рыцарь Империи. Очень медленно, по сравнению с орком, но молниеносно, по сравнению с остальными участниками боя, он тянулся мечом к незащищенному горлу предводителя проклятых.

— В ком нет орочей крови, говоришь, — усмехнулся на бегу, Грокдаз. — Ну-ну…

Шесть…

Всего за шесть ударов сердца вождь добежал до излучающей свет ямы и, сильно прищурившись, заглянул внутрь.

Яма была вытянутой формы, глубиной почти в три его роста, но, на удачу, с довольно пологими краями. Почти посередине ямы лежал светящийся шар величиной с бычью голову.

Семь…

Шар сиял, как полуденное летнее солнце, но почему-то не слепил! Орк спрыгнул вниз, подбежал к «звезде» вплотную и, на всякий случай, смачно плюнул, стараясь попасть в середину. Вопреки ожиданиям, слюна не зашипела, испаряясь, а осталась на странном шаре.

Восемь…

Грокдаз присел, провел ладонью по поверхности, стирая плевок, и вдруг отпрянул, на мгновение прервав счет. Из глубины шара на него смотрел взгляд, полный презрения и бессильной ярости…

Девять…

— Фыштос празз, — сквозь зубы процедил орк…

Он видел ангела всего раз в жизни, много лет назад, но спутать эти темно-синие глаза с сияющими белыми звездами зрачков с чем-то другим было невозможно. Вот так «звезда»…

Времени разбираться не было, мгновения утекали, оставалось совсем немного… Вождь наклонился, обхватил руками шар и потянул… Чудовищные мышцы спины распрямились, но каменной крепости ладони соскользнули, не сумев даже пошевелить «ангела».

Одиннадцать…

— Что за… — Орк наклонился еще раз, обхватил шар руками покрепче, напрягся и… С таким же успехом он мог бы попытаться поднять Горы Дьявола.

Двенадцать…

Что же делать? Дело не в недостатке силы, никто в клане не мог сравниться ею с Грокдазом, мало кто во всем Невендааре… Время! Время уходит!

Тринадцать…

«Нас создали, Грокдаз… Нас создали с помощью жестокости и магии… В древнем месте силы, откуда магия пришла в наш мир… Мы все носим в своей крови отголосок этой силы…» — говорил старый Боутарк в ту ночь…

Четырнадцать…

Воины орков, чтобы когти не мешали сжимать кулак на рукояти оружия, регулярно обрубают их на всех пальцах, кроме большого. Даже не пытаясь достать кинжал, воин, спеша, полоснул себя по груди когтем, глубоко разрывая шкуру. Размазал хлынувшую почти черную кровь по животу, громадным мышцам груди, набрал в ладони, растер…

Пятнадцать…

Выкинув из головы все мысли, кроме желания во что бы то ни стало исполнить долг перед племенем, в третий раз обхватил сияющий шар руками…

Шестнадцать…

Держа «звезду» обеими руками перед собой, Грокдаз бежал к месту лежки. Мало что изменилось на поле битвы с того времени, когда он спрыгнул в яму. Только имперец на локоть приблизил меч к своей цели. Мысленно пожелав ему удачи, орк достиг леса.

Двадцать два… Парень превзошел самого себя!

Хан перепрыгнул приметный ствол, служащий отряду укрытием, и упал в пожухшую траву. Успел прикрыть добычу плащом, а голову руками. Вовремя. За спиной полыхнуло. Над вжавшимися в землю воинами опять пронесся огненный шквал.

Слегка оглушенный Грокдаз взглянул на степняков и довольно усмехнулся: в этот день удача явно была на стороне орков. За время его вылазки Стуром с Лабрухтом успели не только перевязать шамана, но и соорудить для него легкие, но прочные носилки.

— Носилки сюда, — тихо скомандовал хан, поднимаясь.

Бывалые воины все поняли без пояснений и быстро уложили завернутую в плащ драгоценную находку на носилки. Грокдаз перекинул через плечо все еще лежащего без сознания шамана, и маленький отряд, сначала пригнувшись, бегом пустился в обратный путь.

О соблюдении тишины никто уже не заботился. Нужно было спешить. Орки понимали — пусть не сразу, пусть через некоторое время, но бой закончится. Рано или поздно победитель, кто бы им ни оказался, заметит пропажу «упавшей звезды» и бросится на поиски. К тому времени нужно было убраться от этого места как можно дальше. И все же многолетняя привычка заставляла орков бежать бесшумно, почти не оставляя следов.

Спустя некоторое время, убедившись, что погони пока нет, Грокдаз нарушил молчание.

— Лабрухт, пора, — скомандовал он.

Могучий орк на ходу кивнул, одной рукой вытащил из-за пазухи сокола, зубами снял с его головы кожаный мешок, подбросил в воздух. Обученная птица сперва метнулась в сторону от пути следования отряда, чтобы через пару сотен шагов набрать высоту и полететь прямо в лагерь, неся Табурку известие: «Дело сделано. Готовьтесь».

— Сделано… Если бы, — стараясь бежать как можно более плавно, чтобы не трясти слишком сильно первого среди орков мага, думал хан. — Все только… даже не началось — начинается. Да, первая удача за нами. Люди, проклятые, гномы, те же эльфы: все они привыкли относиться к нам как к мелкой и досадной помехе, иногда возникающей у них на пути. Как к обычным разбойникам… Хотя, — он усмехнулся, — тут они правы. Мы и есть разбойники. Пока! Но я должен, и я могу положить этому конец. Объединить, наконец, все племена. Всех орков. Это трудно, очень трудно. И это дело будущего… А сейчас нужно просто выбраться из этого леса, доставить «ангела» Боутарку, попытаться извлечь из этого выгоду для народа орков. В любом случае расстановка сил в Невендааре изменится. Уже изменилась. Просто об этом еще не все знают…

Сзади опять громыхнуло, да так, что орки на бегу присели, помимо своей воли оглянувшись назад.

— Только бы они там подольше продержались, — пожелал удачи людям с гномами Стуром.

— Не беспокойся за них, — улыбаясь в усы, проронил Грокдаз. — Есть там один парень, должен постараться…

Воин удивленно глянул на вождя, но спрашивать ни о чем не стал.

Солнце еще не успело высоко подняться, когда деревья, наконец, расступились, и отряд выбежал из опостылевшего степнякам леса. Впереди, от самой границы и дальше, насколько хватало глаз, раскинулась вольная степь. От нее, лавиной, давя копытами сочную траву Империи, навстречу вернувшимся товарищам неслась орочья сотня, свистя, подбрасывая в воздух оружие и восторженно вопя… Грокда-а-а-а-з!!!

Григорий Райхман

КОРОЛЕВА ЛИЧЕЙ

«…создания столь прекрасные, что мое сердце наполняется радостью и благоговением, а душу уносит в небеса от сильных взмахов великолепных голубых крыл. Два слоя лазурной чешуи: внешний и противоположно направленный внутренний защищают лучше доспехов паладина, а магическая составляющая драконьей сущности делает этих существ неуязвимыми стражами благородства и красоты Невендаара. Длинный мощный хвост играет роль балансира во время полета, но также является и опасным оружием, могущим с равной грациозностью как дробить камень, так и ломать столетние деревья. Никогда еще Империя не была так близко к пониманию древних владык небес, как сейчас, и я клянусь…»

Иссохшие пальцы ловко перевернули страницу, и Мереи пробежала взглядом по строкам, выведенным ровным, академическим почерком, — Чарльз Борей был аккуратистом. Пожилой элементалист любил свою работу как никто другой и наверняка с неподдельным энтузиазмом выполнял миссию, возложенную на него Императором: создание добрых отношений со старыми грозными соседями — драконами. В будущем, вероятно, ему бы и удалось достичь успеха, если не полного, то хотя бы частичного — его врожденный талант дипломата и бесконечная любовь к магическим существам стала бы фундаментом для крепости союза человека с драконом.

Но Чарльз Борей был мертв. Он лежал рядом, у камина, его сердце было разорвано ударом копья тамплиера, и на лице застыл последний, полный боли и безысходности крик: «Не успел!»

Потеряв интерес к чтению, Мереи вернула книгу на стеллаж к другим работам. Мысли ее устремились вдаль, представляя и анализируя силу, которой могла бы обладать Империя при поддержке владык неба. Пали бы демоны, растерзанные когтями, легко режущими оникс. Преклонили бы колени гномы, ничего не могущие противопоставить летающим рептилиям.

Сгинула бы нежить, истлев во всепожирающем буйстве магического пламени.

— Союз людей с драконами неприемлем, — словно подводя итог чужих рассуждений, прошипел Гхог. Дух выплыл из стены именно сейчас, словно долго ждал этого момента, но Мереи и бровью не повела. Поняв, что его появление не произвело никакого эффекта, Гхог продолжил, ядовито улыбаясь: — Нашла что-нибудь интересное в записях старика?

Только сейчас Мереи обратила внимание на вестника Мортис, подняв на него безучастный взгляд. Она знала, что колкости, отпускаемые духом, всего лишь обычная видимость, — Гхог был эмоционален не более чем камень. Единственным чувством, заложенным в призраке, было абсолютное и непоколебимое желание служить своей богине.

Но даже он не выдержал и стушевался, не выдержав пристального, изучающего, анализирующего взгляда бездушных черных глаз лича.

— Их познания, — начала Мереи, — оскудели. Бестиалогию ученые Империи превратили в описательную науку. Во всех этих рукописях, — она обвела рукой обширные стеллажи с работами покойного элементалиста, — точных данных не наберется и на свиток. Преобладают бессмысленные эмоции и слова, настолько красивые, насколько и бесполезные. Мы ничего не потеряем, уничтожив эту библиотеку.

Призрак язвительно зашипел в ответ, но Мереи уже не слушала его. Установив несколько сфер воды в несущих стенах башни, она спустилась по винтовой лестнице и направилась к тамплиерам. Пешие копьеносцы забили лошадь и в молчании жарили мясо на костре. Рядом стояла тяжелая баллиста, помещенная на деревянную повозку. Заметив лича, тамплиеры поднялись и почтительно склонили головы.

— Следы от костра убрать, имперцы не должны узнать о нашем пребывании здесь, — приказала Мереи одному из них и, развернувшись к башне, тремя короткими пассами активизировала сферы.

В тот же момент из бойниц повалил густой пар, зашипевший и мгновенно раскалившийся камень потек, громко лопнула одна из стен, и верхний этаж вместе с крышей, плавно набирая скорость, устремился к земле. Грохот упавшей громады и сразу же наступившая за ним тишина, прерываемая только шипением раскаленной земли, оповестили Мереи об иссякшей энергии сфер.

Башня стала похожа на оплавленный огарок свечи. Только очень придирчивый и незаурядный человек мог предположить, что когда-то эта гладкая скала была красивым высоким строением. Ничего не могло сохраниться при такой огромной температуре.

Мереи придирчиво оглядела останки башни. Да, получилось именно то, что требовалось, — все выглядело так, как будто здесь поработал синий дракон. Имперцы обязательно вышлют отряд солдат, чтобы проверить, что случилось с Чарльзом Бореем и его учениками. И, когда найдут оплавленное строение, сделают нужные выводы.

Еще несколько плавных движений — и землю окутала незримая магическая нить. Мереи первая узнает о прибытии имперских воинов.

Лич отряхнула мантию от поднявшейся липкой пыли и свернула в сторону леса. Тамплиеры решительно последовали за ней, четверо из них катили баллисту, трое несли увесистые черные мешки. В них находились тела ученика элементалиста, стражника-рыцаря и его молодого сквайра.

Осталась вторая, куда более сложная часть плана.

Рядом возник Гхог и снисходительно сообщил:

— Мортис довольна тобой, Мереи. Ты безупречна в своем коварстве.

Мортис. Гхог был единственным, кто мог сообщать ее нолю, и он был приставлен к отряду как связной. И если он говорит, что богиня довольна Мереи, значит, так оно и было.

Лич никак не ответила Гхогу и вскоре вернулась к раздумьям. Ее разум подобно четкому механизму прорабатывал всевозможные алгоритмы предстоящего боя, анализировал и сопоставлял имеющиеся у нее силы с мощью соперника. Задача была крайне сложная, но разрешимая.

Мереи предстояло убить дракона.

* * *

Все силы лича уходили на то, чтобы скрыть свой отряд от спящего дракона. Огромная рептилия отложила яйца на берегу озера и спала, бережно свернувшись вокруг будущего потомства. Тамплиеры вместе с Мереи подходили со стороны леса, окружая грозного врага с разных сторон.

Когда отряд подошел на достаточно близкое расстояние, чтобы наблюдать за самкой дракона и не быть замеченным ею, Мереи отдала приказ ждать. Копьеносцы послушно замерли, слившись с лесом и став его тенью.

Тем временем лич рассматривала противника. Что прекрасного нашел в драконе мертвый элементалист? Для Мереи она была смертельно опасным зверем, бронированным воплощением смерти с когтями и бесконечно горячим дыханием. Такое существо ударом лапы может проломить крепостную стену. Сайльгрей — так, кажется, звали дракониху в записях Чарльза.

Этим утром Гхог подробно передал Мереи все, что смог узнать о драконе: местоположение кладки, как часто она летает охотиться и насколько чутко она спит. Бесплотный призрак — идеальный разведчик.

Два сопровождавших лича тамплиера заметно волновались — их лица покрылись потом, а дыхание сделалось прерывистым. Они без колебаний отдадут свои жизни по первому приказу, но не могли скрыть страха. Мереи прислушалась к себе: чувствовала ли она что-нибудь? Но внутри себя находила лишь механический расчет, уверенность в последующих действиях и безразличие к неудаче.

Чувствовала ли она вообще когда-нибудь?

Мереи помнила всю жизнь до обращения. Но ее память хранила только факты, как летопись — даты и имена. Мереи была безразлична ее жизнь до обращения: она помнила, что бегала и веселилась, когда была маленькой, что была безудержно влюблена в выдающегося воздушного мага, став юной и перспективной, — но теперь эти события стали для лича чередой не имеющих смысла картинок.

Когда слишком амбициозную Мереи чуть не сожгли на костре инквизиции за слишком дерзкие предположения и отослали в дальний уголок Империи, она поняла, что ее исследования и познание мира закончены. Она впала в отчаяние.

Но затем пришла Мортис. Она предложила волшебнице науку и бессмертие. А взамен потребовала вечную службу. И Мереи согласилась.

Разум без ограничений морали.

Выводы, свободные от чувств.

Веками лич превращала свой ум в оружие познания, сделав мысль своим главным оружием и инструментом. Она достигла неимоверных успехов, безжалостная к чувствам своих соперников и не брезгующая никакими способами достижения цели.

Ради Мортис.

Тем временем дракониха проснулась. Громко рыкнув, она потянулась, грациозно выгибая десятифутовую шею и, оглушительно хлопнув широкими крыльями, взмыла в воздух. Поднялся столб пыли и во все стороны полетели брызги.

Мереи отдала беззвучный приказ Гхогу — он знал, что надо делать. Тамплиеры скользнули ближе к гнезду и заняли нужные позиции. Лич достала мазь и приготовила свиток.

Сайльгрей вернулась с охоты спустя четверть часа. И обнаружила бесплотного духа, вольготно устроившегося в ее гнезде.

Гхог злорадно расхохотался, схватил одно из яиц и бросился к лесу.

Рассвирепевшая самка дракона издала дикий, полный ярости вопль и бросилась за призраком.

В этот момент четыре тамплиера выскочили из укрытий и бросили копья. Сайльгрей рубанула крылом и сломала три из них, но одно добралось до цели, глубоко пропоров слабо защищенную перепонку. Покачнувшись в воздухе, дракон быстро восстановил равновесие и изрыгнул на тамплиеров поток раскаленной жидкости.

Они бросились врассыпную, но даже те, кто не смог избежать смертельного дыхания синего дракона, остались невредимы — Мортис дарует защиту от стихий верным слугам.

Вторая четверка тамплиеров, замаскировавшаяся среди прибережных валунов, уже отправила в полет смертельные жала копий, когда Сайльгрей заметила опасность. Все копья попали в цель и прочно застряли в правом крыле, сильно порвав перепонку. Но взбешенный дракон, чудом восстановив равновесие, только прибавил в скорости, и испуганный Гхог, отшвырнув яйцо в сторону, устремился к Мереи.

Лич ударила.

Столб огня прочертил широкую полосу и врезался в дракона, рассыпавшись снопом горячих искр. Пламя даже не опалило лазурную чешую, да и не за этим оно было нужно. Сайльгрей заметила Мереи.

Разъяренная дракониха взяла чуть вправо и ринулась на неподвижно стоявшего лича.

Сейчас!

Тамплиеры выкатили засыпанную кустарником баллисту из укрытия и прицелились в дракона. Сайльгрей поняла, в какой опасности находится, и исторгла поток такой силы, на какой только была способна.

Копьеносцев моментально смыло — но они были в безопасности, Мортис сбережет их от этой атаки. Баллиста исходила жаром, но стояла невредимой — именно на нее Мереи потратила волшебную мазь, оберегающую от кипящей воды.

Только лич остался без защиты.

Вложив всю силу в заклинание огня, Мереи выжигала воздух перед собой, испаряя воду. Абсолютная сосредоточенность, чтобы поддерживать бушующий щит пламени перед собой, и непоколебимая концентрация, дабы сохранить связь высохшего, давно умершего тела с душой.

Поток иссяк, и Сайльгрей встретилась взглядом с бездушным личем.

Мереи спустила рычаг баллисты.

Дубовые дуги неестественно выгнулись и лопнули от высокой нагрузки, успев выстрелить окованным железом болтом, моментально загоревшимся в полете — таково было действие свитка Мереи. Болт молнией ударил в Сайльгрей, пробив грудную клетку и глубоко войдя внутрь.

Дракониха нелепо ударила крыльями, застонала и камнем упала вниз.

Никакой красоты.

— Положите трупы людей рядом с баллистой, — обратилась Мереи к тамплиерам, направившись к кладке. Мертвая дракониха ее больше не интересовала.

Лич отдавала приказы другим копьеносцам, когда ее прервал Гхог.

— Мереи, ты убила дракона, — возбужденно пролепетал он.

— Да.

— Единицы могут похвастаться подобным.

— Возможно.

Дух смолк. Спустя мгновение он спросил:

— Мереи, ты действительно думаешь, что хитрые имперцы и мудрые драконы клюнут на такую простую подставу?

— Несомненно. За нас играет разум, за них — чувства. Гнев притупляет рассудок и дает волю рукам. Для имперцев все будет выглядеть следующим образом: Чарльз Борей, помешавшийся на волшебных существах, решил украсть у синего дракона яйцо, но та опередила вора и уничтожила ученого вместе с башней. Все труды Чарльза Борея пропали. Ученик элементалиста решил отомстить, а заодно и продолжить дело учителя и организовал экспедицию к драконьей кладке. Сайльгрей ему удалось убить, но сам он вместе с товарищами погиб. Драконы же обезумеют от злости, решив, что люди убили одну из их рода. Когда кто-нибудь из них начнет понимать, какую ошибку совершил, будет пролито слишком много крови, чтобы ее можно было так просто забыть.

Гхог выслушивал молча. Затем, выдержав паузу, он кратко произнес:

— Надо довести дело до конца. Осталось немного.

Мереи вернулась к инсценировке нападения. Последние штрихи, завершающие работу, должны быть выполнены идеально. После того как яйца были переложены ближе к разломанной баллисте, лич активировала неподалеку от тел последнюю сферу воды. Теперь в запекшихся кусках мяса никто не отыщет ран, полученных от копий. Тамплиеры всячески заметали следы своего присутствия.

Гхог склонился над каждым яйцом и выпил жизни так и не успевших вылупиться дракончиков.

Приготовления закончились уже тогда, когда небо устилало звездное покрывало и полумесяц луны отражался в темной глади озера. Мереи отдала тамплиерам приказ покинуть лес и ожидать ее возле опушки. Копьеносцы повиновались беспрекословно — в их действиях появилось еще больше почтения. Тамплиеры отдавали должное убийце драконов.

Остаться в одиночестве ей не дал Гхог. В руках дух держал продолговатый сверток.

— Мортис велела передать тебе вот это по окончании задания.

Колдунья аккуратно развернула сверток. Внутри оказался тонкий темный жезл с зеленым набалдашником. Символ власти.

— Теперь ты королева личей, Мереи.

Королева Личей. Маг, которому даже смерть не преграда на его дороге к могуществу. Правая рука Мортис в Невендааре.

— Мне надо осмыслить это, Гхог, — тихо произнесла она.

— Конечно, конечно, — заухмылялся дух и, исчезая в ночи, добавил: — Я буду ждать тебя на опушке вместе с тамплиерами. Не затягивай.

Колдунья кивнула.

Жезл был легким и излучал слабый зеленый свет. Артефакт работал как усилитель — плетения, пропущенные через него, становились гораздо мощнее. С ним было бы значительно проще выполнить задачу, но Мортис мыслит иначе — право на обладание жезлом королевы личей нужно было еще доказать. Быстро утратив интерес к артефакту, Мереи направилась к мертвой драконихе.

Сайльгрей лежала с широко распахнутыми от ужаса глазами, впившись когтями в грудь — перед тем как умереть, она все еще пыталась избавиться от смертельного жала копья. Мереи заколдовала снаряд так, что, воткнувшись, он начал выпускать струи огня, выжигая внутренности дракона. Это была жуткая, мучительная смерть.

Если бы дракониха не бросилась сломя голову за единственным яйцом. Если бы она не потеряла рассудок из-за гнева. Весь расчет Мереи строился на том, что она не потратит больше чем одну атаку на каждый из ее отрядов. Достаточно было методично и неторопливо уничтожить беспомощных без своих копий тамплиеров, облететь по периметру баллисту и испепелить орудие вместе с Мереи.

Сайльгрей была молода — короткие рожки на высоком лбу свидетельствовали об этом. Сколько ей было лет? Тридцать? Сорок?

— Я бесконечно тебя старше, — тихо произнесла Королева Личей.

Больше ей здесь делать нечего. Мереи развернулась и зашагала в сторону леса. Предстояла долгая дорога в Алкмаар.

Что-то в траве привлекло ее внимание. Какое-то мелкое движение, еле заметный блеск. Мереи насторожилась и приблизилась на несколько шагов, приготовив жезл.

Беспокоилась она зря — среди густой травы лежало драконье яйцо. Судя по всему, то самое, которое уронил Гхог, когда убегал от Сайльгрей. Похоже, дух забыл его осушить.

Скрип на пределе слышимости — и ощущение живого существа внутри яйца. Колдунья подошла ближе и склонилась над яйцом. Лазурная скорлупа искрилась в мягком лунном свете. Быть может, именно такие вещи называл прекрасными мертвый элементалист?

Еще один скрип. Показалось, или за твердой скорлупой действительно кто-то дышит?

Поддавшись неожиданному порыву, королева личей положила руки на яйцо. Яркое, светлое чувство захлестнуло Мереи — и вот уже не иссохшие костлявые пальцы царапают лазурную поверхность, а нежные теплые ладони ласкают округлый живот беременной женщины. Бесконечно искренняя любовь, бескорыстная забота о ребенке…

Мереи вскрикнула и отпрянула от яйца, в ужасе уставившись на свои руки. Иллюзия исчезла, как потухший огонек в ночи, — потрепанная кожа обтягивала старые кости, скрюченные, неестественно тонкие пальцы походили на лапу терновника. Колдунья беспомощно потрогала живот — и чуть не продавила его до хребта. Но даже если бы внешне он выглядел нормально, давно истлевшие и превратившиеся в пыль органы никогда не позволили бы зачать Королеве Личей.

Мереи издала пронзительный, полный боли вопль, насколько ей позволяли ее сгнившие связки, — так мычит умирающий зверь с перебитым горлом. Она хотела заплакать, но у нее не было слезных желез, и, неспособная даже выплеснуть свое горе, Мереи обессилено упала на колени.

Что такое могущество убивать по сравнению с возможностью дарить жизнь? Что такое бессмертие, заключенное в гниющем костяке, по сравнению с бессмертием семьи и рода?

Королева Личей. Что еще может ей дать Мортис? Назначить хранителем столицы? Сделать ее воплощением смерти? Но может ли богиня подарить Мереи то мимолетное чувство, которое она испытала мгновение назад?

Колдунья встала. В ее прежде холодных глазах поселилась нерешительность. Сняв с себя мантию, Королева Личей бережно укутала в ткань лазурное яйцо. Несколько пассов и тихий шепот — теперь никто не учует жизнь за скорлупой, кроме нее.

Мереи направилась к опушке — там ее поджидал отряд.

Первым заметил Гхог.

— Зачем тебе мертворожденный дракончик? — с ухмылкой поинтересовался он.

— Я не обязана отчитываться перед тобой.

— Хочешь взрастить драколича?

— Может быть.

— Ну ладно же тебе. Скажи, — засуетился призрак, но Мереи проигнорировала его, обратившись к тамплиерам:

— Выходим через четверть часа. Идти будем окружным путем, через лес, это займет дня три.

— Королева Мереи, это опасно близко к эльфийским землям, — позволил себе заметить глава отряда тамплиеров.

— Эльфы никогда не заходят так далеко. И даже если мы повстречаем их — вы сомневаетесь в могуществе, дарованном мне Мортис?

Копьеносец склонил голову.

Мереи вела отряд весь день, все глубже и глубже забираясь в лес, с каждым шагом отдаляясь от Алкмаара. Гхог был крайне недоволен, но ничего не мог противопоставить воле Королевы Личей.

Вечером колдунья приказала разбить лагерь. Когда тамплиеры забылись сном, а Гхог улетел куда-то прочь, Мереи аккуратно развернула ткань и погладила драконье яйцо.

— Еще один день, — шепнула она. — Я оставлю тебя в лесу, подальше от мертвой почвы Алкмаара. Там ты вырастешь и вскоре встретишь сородичей, которые охранят тебя от опасностей.

Пускай она не может дарить жизнь. Зато одну может спасти. Затем вернется в столицу, к исследованиям и богине. У Мереи не было выбора — свой она уже сделала давным-давно, когда согласилась служить Мортис. Так она сидела и тихо нашептывала что-то успокаивающее до самого утра, считая, что одно доброе дело хотя бы немного приглушит ее бесчисленные грехи.

Скрипнуло. Затем еще раз. Мереи встрепенулась.

Скрип становился все назойливее, и вскоре раздались отчетливые щелчки.

— Нет, нет, только не сейчас. Ты же погубишь себя, подожди еще один день!..

Лазурное яйцо треснуло. Миг — и ловкая когтистая лапка пробила путь на свободу. Дракончику понадобилось совсем небольшое отверстие, чтобы выбраться наружу. Глотнув свежего воздуха, он радостно пискнул и прижался к Мереи. Затем сделал несколько неуклюжих шагов, чуть не упал, но вовремя зацепился за одежду и просяще заурчал.

Дракончик оказался совсем маленьким. Кожа его была светло-голубой, без намека на чешую. Тонкие крылышки сложены за спиной — он еще не скоро научится летать. Крохотные острые рожки проклевывались на голове. Дракончик еще раз пискнул и устремил на Мереи жалобный, просящий взгляд.

— Ящерка, — прошептала Мереи, погладив его. Дракончик жалобно пищал. — Хочешь есть?

Он был совсем слаб. Еще день — и умрет от голода, поняла колдунья.

— Подожди здесь. Я скоро приду.

Мереи укутала дракончика в мантию и отправилась к тамплиерам. Они уже проснулись, разожгли костер и готовили какую-то похлебку в чугунном котле. При появлении королевы личей все копьеносцы с уважением встали.

— Проведите разведку в радиусе мили. Я чувствую опасность, — солгала она.

Спустя некоторое время все тамплиеры скрылись в лесу, растворившись в нем невидимыми тенями. Мереи подошла к котлу и начала вылавливать кусочки мяса. Набрав полную пригоршню, она сделала короткий пасс над котлом и отправилась к дракончику.

Он радостно заверещал, увидев Мереи, но, попробовав мясо, тут же начал плеваться и кашлять.

— Ну что же ты? Давай, ешь, хоть чуть-чуть…

Все ее попытки оканчивались ничем. Что за гадость употребляют в пищу молчаливые копьеносцы? Вскоре дракончик окончательно ослаб и лишь тихо стонал, свернувшись клубочком в мантии колдуньи.

Он умрет. Нужно двигаться прямо к эльфийским землям, найти там чистой, родниковой воды, ягод, пчелиного меда…

Королева Личей встала во весь рост, бережно прижимая дракончика к себе, и направилась к стоянке тамплиеров. Они уже вернулись, поели и свернули лагерь, готовые идти. Рядом нетерпеливо парил Гхог.

— Мы меняем курс. Сегодняшний день будем двигаться прямо на север, — произнесла Мереи.

— Что? Ты в своем уме, зачем, — затараторил дух, но тут он заметил дракончика в руках колдуньи. — Живой? Ты оставила одного из детенышей Сайльгрей живым?

Мереи молчала. Тамплиеры крепко сжали копья, прислушиваясь к спору.

— Мортис дала четкие указания на этот счет. Синий дракон и ее потомство должны умереть, — ядовито прошипел Гхог. Затем он вытянул руки и продолжил: — Отдай его мне и…

— Мне плевать на указания Мортис, — прервала духа Мереи.

Дух смолк. Тамплиеры напряглись и подошли чуть ближе: каким бы великим авторитетом ни обладала в их глазах королева личей, богиня смерти была выше, а ведь именно устами Гхога она высказывала свою волю. Дух сменил тактику:

— Неужели ты думаешь, что справишься с десятком отлично обученных тамплиеров? Или считаешь, что Мортис прощает предателей? — мерзко улыбнувшись, проговорил Гхог.

Мереи посмотрела на копьеносцев. Их стихийная защита выдержит только одну атаку, но дадут ли тамплиеры ей шанс на вторую? Она знала ответ: нет, не дадут, как не дали его погибшему элементалисту Чарльзу Борею. На таком близком расстоянии она не может полагаться даже на удачу.

— Нет, — устало ответила королева личей. Дух улыбнулся еще шире, воины слегка расслабились.

Мереи посмотрела на небо. Солнце уже подходило к зениту. Сколько времени прошло с утренней трапезы?

Один из копьеносцев закашлялся.

— Нет, я не рассчитывала справиться с тамплиерами, — повторила Мереи.

Воин упал и скорчился в приступе тошноты.

— Именно поэтому я их отравила.

Второй тамплиер упал на землю. Глаза Гхога округлились, и он, дрожащим пальцем указывая на королеву личей, прокричал:

— Убейте предательницу! Мортис велит…

Мереи не дала ему договорить и ударила столпом огня из жезла. Пламя моментально поглотило духа и развоплотило его мерзкую душу. Тамплиеры падали один за другим, некоторые пытались добраться до колдуньи, но делали не больше двух шагов и погибали, захлебываясь собственными внутренностями. Она убила их всех. Пути назад нет.

Трепетно погладив дракончика, королева личей зашагала мимо трупов туда, где найдется еда, — на север. Не успела она отойти и на полсотни шагов, как сработала магическая сеть: Мереи почувствовала появление имперцев.

Они прибыли гораздо быстрее, чем предполагалось. И вместе с отрядом рыцарей прискакали двое паладинов и инквизитор. Он все время что-то кричал, спорил с рыцарями, показывая на разрушенную башню. Колдунья не могла разобрать слов. Плюнув, инквизитор вскочил на лошадь и пустил ее галопом, вслед за ним устремились паладины.

Но он поскакал не в сторону озера, где жила дракониха. Он поскакал на север, туда, куда ушел отряд нежити.

Мереи впервые просчиталась. Имперцы перестраховались и кроме рыцарей прислали слышащего инквизитора. Он почует нежить на расстоянии дневного перехода. Пешей колдунье нет шансов уйти от конной тройки.

Что они сделают с дракончиком? Ящерица на руках у нежити — примут за ядовитого змея и убьют. Но, даже если пощадят, он умрет от голода вдали от материнской груди.

Королева Личей вернулась на поляну и достала ритуальный нож. Единственный шанс выжить — атаковать первым. Убаюкав дракончика и спрятав его в кустах, Мереи склонилась над мертвым тамплиером и сделала несколько аккуратных разрезов. У нее еще есть время. Она справится.

Когда все было готово, Мереи достала жезл и спокойно встала посередине поляны, ожидая.

Ей удалось застать инквизитора врасплох. В последний момент он почувствовал что-то неладное, но было уже поздно. Со всех сторон на воинов напали зомби, вгрызаясь в ноги и стаскивая с лошадей. Инквизитор и один из паладинов упали и начали ожесточенно сражаться с нежитью за жизнь, но второй паладин обрубил тянущиеся к нему руки широким мечом, стеганул коня и бросился прямо на Мереи.

Королева Личей выпустила струю пламени прямо в грудь нападавшему, мгновенно раскалившиеся доспехи изжарили ветерана до костей но, уже мертвый, он успел достать колдунью мечом. Мереи нелепо вскинула жезл в попытке защититься, и лишь это ее спасло — клинок разрубил жезл и отскочил в сторону, а сгоревшая лошадь проскакала по инерции еще несколько секунд и тяжело упала, придавив всадника.

Тем временем инквизитор разбросал мертвых тамплиеров булавой и побежал в сторону колдуньи. Мереи, отбросив бесполезный обрубок жезла, ударила потоком огня, но священнослужитель развеял ее заклинание на бегу, плеснув каким-то настоем. Королева Личей готовила вторую атаку, когда инквизитор оказался слишком близко и опустил на ее плечо тяжелую булаву.

Шипастый шар проломил ключицу, разворотил ребра и размолол всю правую руку королеве личей. Обессиленным мешком костей она упала на колени и затихла.

— До чего живучая тварь, — сплюнул инквизитор, вынимая булаву.

Мереи дернулась и бросилась вперед со всей скоростью, на какую только была способна. Ее левая ладонь полностью накрыла лицо инквизитора и, когда она начала раскаляться до огромной температуры, королева личей шепнула на ухо заживо сгорающему священнослужителю:

— Ты даже не представляешь, насколько.

Отбросив обгоревший труп, Мереи отыскала глазами второго паладина — но он уже был мертв, зомби-тамплиеры повалили воина и достали через щели доспехов его уязвимую плоть. Колдунья упокоила их, развоплотив поселившихся в их телах духов. Затем она забрала флягу с трупа инквизитора и поковыляла к дракончику. Он испуганно верещал и начал ластиться к Мереи, когда та подняла его единственной рукой.

Королева Личей упрямо зашагала на север, спокойным шепотом убаюкивая синего дракончика и поя его водой из инквизиторской фляги. Удар булавы не прошел для нее даром: с каждым шагом нить, связующая тело и душу Мереи, становилась все тоньше и слабее. Раньше колдунья легко восстановилась бы с поддержкой Мортис, но не теперь, когда она отвернулась от богини смерти.

Надо идти, дальше, вперед — лишь эта мысль поддерживала еле тлеющую жизнь в королеве личей. Она шагала весь вечер и всю ночь и не теряла надежды даже тогда, когда начали разрушаться ее старые кости.

Дракончик тяжело дышал и беззвучно смотрел на Мереи, когда она, наконец, вышла на ягодную поляну. Солнечные лучи купались в зеленой траве, радужными бликами отражаясь в утренней росе. Королева Личей присела у первого куста и, срывая спелые плоды с отяжелевших ветвей, осторожно скармливала их дракончику. С каждой ягодой ему становилось все лучше, и уже через пять минут он вскочил и самостоятельно направился за лакомством, оставив Мереи наедине с собой.

Впереди раскинулись плодородные эльфийские леса, наполненные жизнью и светом. Дракончик выживет здесь, по крайней мере, до того момента, пока его не найдут эльфы или драконы. И тогда он окажется в надежных руках, думала Мереи, глядя на маленькое грациозное создание.

Улыбка тлела на губах королевы личей, когда погасли ее глаза.

Дарт Гидра

КАК ЛЕГКО НАПОРТАЧИТЬ!

Или довольно обычная история, на этот раз случившаяся с Дегги Фугуном

— Смотри-ка, хороший кристалл! Такой самый раз в рукоять меча пойдет! Надо только подточить его и обработать, — Струм Клаудкипер, прищурив глаз, разглядывал вырубленный изумруд. Седая косматая бровь нервно подрагивала. Тени колыхались вокруг от горных ламп.

— Ну что, теперь можно и в кабак? — Дегги Фугун был молод, очень молод. И, как это часто бывает у молодых — не то что надо принимал за признаки взросления и не к тому стремился.

— Таверна подождет! — Старший мастер угрюмо глянул из-под разросшихся бровей и продолжил с улыбкой разглядывать добычу подмастерья.

Был он не по возрасту крепок и широк, в отличие от своего юного напарника. Много повидал горнодобытчик клана Клаудкиперов и цену неожиданной находке нетерпеливого юноши он знал. Известный всему Невендаару Гардхарус принял бы сие сокровище в свою кунсткамеру без раздумий. Но что сказать этому молодому балбесу? Скажешь правду — будет тем более считать заслуженным отпуск на два дня. А обманывать вроде как нехорошо, не по-гномьи это.

— Хороший ты нашел изумруд! За это пойдешь в отпуск… Завтра! — покряхтев, выпалил Струм. И бережно завернув кристалл в ветошь, убрал в глубокий карман.

Дегги, подозрительно пронаблюдав за действиями мастера, опомнился и обиженно возопил:

— Как же так? Почему завтра? Вы же обещали за хорошую добычу отпустить раньше? — От возмущения он непочтительно громко бросил оземь инструмент.

— Но-но, молодежь! Опыт в кабаках не добывается! Это хороший кристалл… Поэтому ты должен закрепить свой успех! Я не отпускаю тебя из шахты раньше времени — таково мое слово!

Дегги, сжав кулаки, обиженно засопел, но затем, понимая безвыходность ситуации, глянул исподлобья и пошел в штольню. «Добудь еще такой же, будь молодцом!» — крикнул Струм вослед, но получилось у него это несколько неуверенно. Кольнула совесть гномья, кольнула старого мастера…

…Как и следовало ожидать, второй такой же изумруд за день не нашелся. Да оно и понятно, что редкие находки не валяются так просто в каждой выработке. Поэтому, да, впрочем, и не поэтому, а просто потому, что Струм Клаудкипер так сказал — молодой Дегги Фугун вышел из шахты в горный поселок через сутки. Отоспавшись перед тем, принарядившись и нацепив на пояс положенный по достижении совершеннолетия боевой топор — подмастерье пошел кутить «как следует» заслуженные два дня отдыха. Он не понимал цены своей находке, да и вовсе не думал об этом — как многие недотепы в его возрасте, он искал самоутверждения в разгульных пьянках в таверне у Скади. Хозяйку назвали в честь божества, и выросла она, соответственно, набожной. Так что даже изваяние Вотана украшало белый угол ее заведения, что, в общем-то, было не принято в кабаках.

Дегги Фугун шагал намеренно широко и вразвалку — так, что взрослые гномы провожали его взглядами, кто недоуменно, а кто тихо посмеиваясь в бороду. Цель его была понятна всем — крепкий бревенчатый домик Скади, где крепкий эль лился рекой, так же, как и бахвальства завсегдатаев. Простенький потрепанный боевой топор болтался на поясе, веселая песенка пелась в пробившиеся усы — настроение у юноши хорошело…

— Сильный кристалл! — взвесив на ладони, сказал древний друг Струма, Форгин.

— Чуешь, какая сила? Какая прозрачность! — Потомственный шахтер из клана Клаудкиперов довольно улыбался.

— Может, и впрямь Гардхарусу предложить? Да за немаленькую толику золота?

Горный мастер неожиданно помрачнел и забрал изумруд из руки товарища, уложив обратно в ветошь и карман. Старые друзья, пережившие вместе немало, в том числе и великие битвы в войске Ятаа'Халли, — многозначительно замолчали, изредка переглядываясь из-под седых бровей. Наконец, Струм Клаудкипер хлопнул себя по коленям и, закряхтев, стал подыматься:

— Пойду я, пожалуй, дружище…

— Но что ты собираешься делать с этим? — Форгин коснулся кармана, в который его древний приятель убрал ношу.

— Не знаю… Стар я стал, совестлив стал. Не могу поживиться. Нашел-то эту прелесть не я, а мой подмастерье!

— Как зовут-то мальчонку?

— Дегги Фугун. Способный вроде как, но стремится не туда… Обманул я его, а ему и невдомек! Одно на уме — кабак!

— Ладно, совесть для нас, старых, пуще золота… Ты свое дело знаешь! — махнул рукой вослед Форгин…

…Войдя в таверну, Дегги окинул собравшихся хозяйским взором, отчего все присутствующие на мгновение даже замолчали. Но затем, кто улыбнувшись, а кто и вовсе не обратив внимания — вернулись к своим разговорам.

Гводар, приятель Фугуна, сидел в углу, рядом с изваянием Вотана и важно курил трубку. Будто пират, прошедший сто морей, новоприбывший небрежно плюхнулся рядом и вальяжно махнул рукой пожилой Скади, отчего та неодобрительно нахмурилась.

— Мне как обычно! — как бы между делом бросил юноша подошедшей хозяйке.

— Это как? — хитро усмехнулась та.

— Ну, эля не самого дорогого… — немного растерянно обернулся к ней молодой гном. Это означало — самого дешевого, потому как денег было в обрез, а напиться надо было как полагается. Скади это все понимала, но уж больно забавно старался выглядеть взрослым этот недотепа. Подобострастно кивнув, она отошла.

— Ну что, старый пень, куришь? — Дегги обратился к собеседнику.

— Ага, отдыхаю… Много нарыл? — Гводар выпустил густую струю дыма.

— Да вроде неплохо. Большой кристалл нашел. Но хрыч меня не отпустил, как обещал.

— Старики — они часто обещаний не выполняют! — философически заметил куривший.

Хозяйка поднесла большую кружку с пенным напитком и поклонилась, едва заметно улыбнувшись.

— Ну что, начнем наш заслуженный отдых? — Друзья с задором чокнулись…

…Ох и засвербело в груди у старого Струма! Как-то даже неожиданно сильно стучала совесть в такт с сердцем, большим сердцем гнома. Получалось, что дважды обманул мальчугана непогрешимый мастер! Вроде хотел как лучше, вроде действовал в воспитательных целях, а вышло — напортачил… Не дал обещанный отпуск раньше сроку, да и на находку позарился.

«А ведь красивый изумруд», — Клаудкипер вынул сокровище и принялся внимательно разглядывать.

Поставил его на табурет, сел напротив на другой и закурил трубку. Долго сидел. Кряхтел, лохматил седые космы и бороду и думал, задымив всю комнату. Наконец вздохнул, махнул жилистой рукой, сложил кристалл в карман и пошел наверх по подземным тоннелям — в горный поселок…

— Вот такой был, я тебе говорю! — Дегги развел загрубевшие ладони, показывая размер находки.

— Прозрачный?

— Да, насквозь видно!

— Ты — дурак! — склонившись к приятелю, дохнул перегаром сильно захмелевший Гводар.

— Ты что? — резко, как это принято у взрослых, Фугун рванул товарища за ворот. Тот невозмутимо оторвал от рубахи вцепившуюся кисть.

— Такой изумруд можно было продать Гардхарусу и пить без просыху две недели, причем целой компанией!

— Вот так? Но я же думал о друге, о намеченной встрече! Дружба превыше всего для гнома! Этим сильны наши кланы! — не в меру разгорячился молодой подмастерье. Так, что даже от соседних столиков стали на них оборачиваться.

— Если бы ты умел думать, ты бы припрятал такую находку! А вышел к отдыху ты все равно так же, как если бы и не находил сокровища!

— Вот так? Вот так? Старый хрыч меня обманул? — Дегги начал и впрямь злиться, вспомнил про топор и начал, как полагается, хвататься за него. Взрослые гномы, посуровев и притихнув, глядели на юношей из темной прокуренной глубины таверны.

— Вот так? Вот так? — Вконец опьяневший, чуть не плача, озирался обиженный вокруг, ища, куда выместить свою злобу. — Вот так? Вот та… Это Вотан во всем виноват! — Неожиданно для всех Дегги Фугун выхватил топор и с ревом набросился на изваяние верховного бога в углу.

За те несколько секунд, пока публика не опомнилась и не скрутила разошедшегося не на шутку молодца, он успел основательно покромсать деревянную статую. Сухие щепы валялись во множестве вокруг, когда крепкие завсегдатаи заломили руки буяну и усадили на стул, намертво связав того.

В этот момент вошел горный мастер. Сразу поняв, в чем дело, встал у порубленного идола. Все невольно притихли, только Скади причитала и собирала бесполезные щепки. Струм Клаудкипер поднял руку. В воцарившемся неодобрительном молчании он обратился к ученику:

— Мальчик мой, извини, что опоздал исправить мою ошибку!

Дегги Фугун аж вздрогнул. Даже в пьяном состоянии он понял, что учитель обращался к нему совершенно не так, как обычно. Старый мастер продолжал — несмотря на виноватость, держался он уверенно:

— Братья! Обращаюсь к вам с просьбой не судить строго этого нескладного юношу за совершенное святотатство! Виноват в том я, Струм Клаудкипер!

Бывшие в таверне недоуменно загомонили.

— Когда ты стар, — продолжал невозмутимо гном, — тебе кажется, что ты уже все повидал и знаешь абсолютно все. И поэтому становится очень легко напортачить!

Сказав это, мастер достал из кармана ярко засверкавший изумруд, положил его на стол рядом с подмастерьем и, погладив ученика по голове, решительно вышел из кабака.

Собравшиеся восхищенно загудели, рассматривая кристалл необыкновенной величины и красоты…

…Прошло две недели. Раскаивавшийся Струм отдал их Дегги Фугуну в полное распоряжение. И к исходу неожиданного отпуска в таверне Скади стояло новое изваяние верховного божества, выстроганное набедокурившим молодым гномом. Вотан держал в руках ослепительно-красивый и прозрачный большой изумруд…

Дмитрий Яковенко

ВОР

…Они появились очень не вовремя — я только что пересек ледяную речушку, мои ноги окоченели, а руки слегка подрагивали от судорожных попыток сердца разогнать кровь по замерзшему телу. Две низкорослые фигурки выкатились прямо передо мной и остановились как вкопанные. Похоже, они и сами были не рады встрече. Я отметил про себя, что это не запланированная засада, карлики торопились в свои норы с «богатой добычей» — один из них тащил в своем вонючем узелке смердящую тушку какой-то мелкой живности. Но на мою беду, эти припозднившиеся сборщики падали захватили с собой оружие, в наше неспокойное время даже гоблины не ходят без защиты…

Я оставался на месте — отчасти, чтобы выиграть время и дать телу согреться, отчасти надеясь, что они просто пройдут мимо. Но гоблины, видимо, решили, что я могу покуситься на их драгоценные отбросы, и решили атаковать. Тот, что нес добычу, кинулся на меня с кривой пикой, его красномордый товарищ держался на расстоянии и целился из лука. Будь я более подготовлен, мне удалось бы выйти невредимым из боя. К тому же карлик с пикой не решился выпустить мешок, и поклажа ему мешала, а лучник боялся попасть в собрата и медлил с выстрелом. Но, перед тем как распороть свое жилистое горло о воровской кинжал, шустрый гоблин все же успел дотянуться пикой до моей шкуры. Второй выпустил тетиву слишком рано — неоперенная гоблинская стрела пролетела мимо. Эта оплошность дала мне возможность решить исход стычки в свою пользу. Когда я оказался совсем близко, его вздернутая верхняя губа и торчащие зубы привели меня в бешенство. Терять хладнокровие в схватке — непозволительная роскошь, но в такие минуты я ничего не могу поделать. Уродство бедняги выглядело насмешкой и сводило с ума. И вместо того, чтобы просто вскрыть ему горло, я воткнул клинок в его визжащую пасть.

Я лежал, зарывшись в истлевшие остатки гигантского паучьего гнезда. Когда-то жирная самка высиживала здесь свои бугристые яйца, но с тех пор прошло много дней — паучки вылупились, сожрали матку и уползли по своим паучьим делам. Черным паукам не свойственна ностальгия, и я мог не опасаться их возвращения. Одноглазка, мой суеверный собрат по ремеслу, считал, что наступать на паучье гнездо — дурная примета, но я плевал на все его приметы. То, что я пережил его вот уже на одиннадцать вылазок, только придает мне уверенности.

Рана на бедре, оставленная гоблинской пикой, быстро затягивалась. В заветном синем флаконе осталось совсем мало капель, но я не мог тратить дни на лечение (хотя на мне и так все заживало, как на горгулье). Мне было даже не столько жаль тратить оставшееся, сколько сложно заставить себя глотать эту лягушачью мочу — исцелив от ран, эликсир на сутки награждал не проходящей изжогой. Я слышал про одного вояку, который слишком злоупотреблял этим пойлом и загнулся от язвы. Хотя, может, и брешут люди…

Это была моя шестнадцатая вылазка. Шестнадцатая, суккуб меня дери! Столько не было даже у Счастливчика — тот отошел от дел и стал главой нашей гильдии после десяти. Все считают, что я его любимчик, но я-то знаю, как старик меня ненавидит, — поэтому и швыряет в самое пекло. Нет большего наслаждения, чем видеть его обрюзгшую рожу, возвращаясь живым после очередной живодерни…

Родители продали меня в гильдию сразу после рождения. Сразу после того, как повитуха показала им орущий кусок мяса с расщепленной надвое верхней губой. Метка Бетрезена до сих пор приносит мне удачу — я стал одним из самых живучих упырей, которые числятся в штате нашей проклятой конторы. Когда-то я ненавидел свое лицо, но теперь любой новобранец испытывает священный трепет перед моим «талисманом». Правда, я не говорю этим дурням, что до сих пор не пользуюсь зеркалом, а свою воровскую накидку с капюшоном не снимаю даже во сне…

Рана затянулась, я был вновь полон сил. Стряхивая с одежды куски гнезда и скорлупы, поймал себя на том, что облизываю верхнюю губу. Эта глупая привычка осталась у меня с тех пор, как я впервые попробовал восстанавливающий эликсир. Тогда я верил, будто чудесная отрава вылечит меня от всех болезней разом. Дурак был, что и говорить.

Прикусив свой глупый язык, я двинулся дальше…

Я давно привык обходиться долгие дни без сна и еды. Но в этот раз пер как заговоренный — тело, мой послушный инструмент, несло меня легко и быстро, как перышко грифона. Я еще пройдусь своими лужеными пятками по самолюбию Счастливчика — в мои годы он небось дальше своей помойки уже не вылезал. Путь, на который неподготовленному человеку понадобилась бы неделя, я преодолел за три дня. Вечером четвертого передо мной появились неприступные стены ханнерии…

Задание было не из тех, которыми принято хвастаться. Мы на своей работе, конечно, не божью благодать призываем, но одно дело — разведать, сколько мертвяков засело в очередном укреплении, а другое — отравить городской колодец. Тем более когда город-то — свой, человеческий! Даже не гномий, суккуб меня дери (хотя к гномам я особой неприязни не испытываю — лично мне они ничего плохого не сделали, а иные из них и получше нашего брата будут)…

У меня есть пара простых правил: первое — не задумываться, второе — не сомневаться.

Зачем мне думать о том, что завтра из этого колодца будут пить не только те, кто держат оборону на стенах города, но и их малолетние щенки? Эти люди чем-то не угодили Императору Демосфену. Значит, эти люди — изменники. Весь этот город — одна большая гниющая рана, которую нужно выжечь, пока зараза не разрослась. Я — оружие своего Императора, и я исполню его волю…

Добраться до колодца не составило труда. Я сидел от него в нескольких шагах, выжидал в тени — абсолютно незаметный для редких горожан. Ждал, пока пройдет вечерний патруль. Как будто что-то подталкивало меня к этому колодцу, хотелось поскорее покончить с этим, но я заставлял себя ждать. Ждать…

Она прошла совсем рядом. Едва заметив ее краем глаза, я оцепенел. Рыжие волосы, худые руки, темные пятнышки на острых локтях. Она подошла к колодцу, привычно навалилась телом на рукоять тугого барабана…

Это не могла быть она. Она должна была сгинуть во время всеобщего бегства на восток, погибнуть от лап демонов или нежити, умереть от голода, чумы… Но не стоять сейчас у этого проклятого колодца! Только не здесь. Не сейчас.

Я шел за ней по улицам города, стараясь держаться на расстоянии и не упускать из виду ее тающую фигурку — причудливо изогнутую из-за тяжести полного ведра воды. Я шел и спрашивал себя — что я делаю? Зачем я тащусь за ней? Почему бы мне просто не сделать свое дело и не убраться из этого несчастного города?

…Она смотрела на меня, улыбаясь, — без насмешки или презрения. С обычным детским любопытством, с каким дети смотрят на незнакомых сверстников. На меня — худого хмурого мальчишку, уродливого щенка, который ненавидел весь мир.

— Как тебя зовут?

На меня еще никто так не смотрел. Никогда.

— У меня нет имени.

Это было правдой. Родители не озаботились такой мелочью, а в гильдии имена и вовсе ни к чему…

— Ты смешной!

За такие слова я готов был вырвать язык любому. Вцепиться зубами. Разорвать. Но тут она рассмеялась. Смех у нее был переливающийся и писклявый — и в нем не было ничего обидного. Я не знал, что так можно смеяться. Ее смех был чужим для меня — но я почувствовал, что улыбаюсь вместе с ней.

— Я буду звать тебя Аймус.

И она вновь залилась своим ни на что не похожим смехом. Мы смеялись вместе — Аймус! На гномьем языке это значит «Глаз» — лучшего имени для меня просто не подобрать! Я смеялся и никак не мог остановиться…

От воспоминаний потемнело в глазах. На меня навалилась усталость — как будто разом кончились все силы, все желания растворились, мысли спутались… Что я делаю в этом городе? Чью волю исполняю?

В ушах стоял звонкий смех рыжеволосой девчонки. А перед глазами маячила оскаленная пасть гоблина-лучника…

Я остановился, не в силах двигаться дальше. Опустился на колени. Она все больше отдалялась от меня. Из моего горла раздался бессильный хрип.

Она не могла его услышать. Она не догадывалась, что за ней плетется призрак из ее прошлого. У нее было много забот, кто-то ждал ее, ждал воды, которую она несла в своем тяжелом ведре. Но она обернулась…

Осунувшееся, повзрослевшее лицо. Седые пряди в рыжих волосах. Она изменилась — но что-то в ней осталось прежним, узнаваемым…

Услышать бы теперь, как она смеется.

— Аймус?

Ведро с могильным звоном упало на булыжники мостовой. Ее лицо исказилось от ужаса, худая ладонь закрыла исказившийся в истерике рот. Я слишком поздно понял, что мой воротник сбился при ходьбе и уже не прикрывал лицо. Развернувшись, она бросилась бежать.

Я остался стоять на коленях посреди заплеванной мостовой. Оглушенный. Раздавленный. В ту секунду мне смертельно захотелось выпить самому тот яд, что я должен был вылить в колодец…

О чем я думал? Что она бросится мне на шею?

Но она же вспомнила меня! Узнала…

И что с того? Люди меняются. В детстве мы готовы погладить бешеную собаку. Или считать смешным уродливого большеротого орка…

Я поднялся с колен. Сознание было абсолютно ясным, силы вернулись ко мне.

Да, она изменилась. А я, к сожалению, остался прежним…

Я шел к колодцу. Быстрым пружинистым шагом.

Не думать. Не сомневаться.

Я — оружие. Без прошлого, без эмоций. У меня есть цель… И я не предам своего Императора. Несколько шагов до колодца — и воля Демосфена будет исполнена.

Я просто чуть-чуть сбавлю шаг. Совсем немного. Спешка в нашем деле — смертельно опасная вещь. Зачем бежать? Шаг за шагом… Не спеша — вот так. Я не пытаюсь уклониться от своей цели, просто позволю себе слегка помедлить… Немного.

Один шаг до колодца. Или два маленьких. С остановками…

Да где же этот чертов патруль?! Я тут плетусь, как пьяный гном, — ни от кого не прячась! Я иду к своей цели. Медленно — но иду…

— Стой!

Стражники — двое. Мне нужны доли секунды, чтобы вылить яд в колодец. Но вместо этого я поворачиваюсь к ним — и улыбаюсь. Вдох ужаса, их лица испуганы… Ах да, я же так и не поправил воротник! Покорнейше прошу простить… Один, что помоложе, нервно вскидывает арбалет, нажимает на спусковой крючок.

От удара в грудь меня отбрасывает к колодцу. Я опускаю глаза — но вместо арбалетного болта вижу торчащую из груди гоблинскую стрелу…

Странно… Ведь маленький уродец промахнулся!

Или нет?

Опять эта чертова усталость… Мысли путаются, темнеет в глазах…

Что я здесь делаю? Чью волю исполняю?!

Стражники не решались приблизиться ко мне — первый торопился натянуть арбалет снова, второй обнажил меч… Не до них. Я коснулся рукой лица — и отшатнулся от собственной ладони. От ладони гниющего мертвеца.

Ужас озарения обжег мое тело.

Я почувствовал Ее взгляд — Той, что вела меня эти дни. Ласковый шепот: «Не думай». Ее шепот. Полный тоскливой нежности вздох: «Не сомневайся». От Ее взгляда хотелось рвать свою плоть и визжать… Ей невозможно было сопротивляться…

Мое разлагающееся тело нависло над колодцем. В воде колыхалось отражение — покрытое струпьями лицо мертвеца. Я должен был отравить колодец. Я и был отравой…

Нет. Твоя власть надо мной слабеет… Арбалет стражника ускорил разложение. Еще немного, и Твои нити перестанут держать меня. Твой жуткий взгляд бледнеет, его закрывает пелена сладкого забытья…

Второй толчок. Нет! Только не сейчас… Меня едва не сбросило в колодец. Арбалетный болт пробил плечо насквозь. Мне удалось удержаться, но капли моей гниющей отравленной крови сорвались вниз… Я пытался остановить их, поймать своими непослушными пальцами — яд переполнял мои ладони и стекал в коло…

Губы Мортис скривились в усмешке. Погибший в стычке с гоблинами шпион Демосфена был ценным подарком судьбы. Часть души еще теплилась в уже мертвом теле, когда Мортис обратила на него свой взор. Слишком мало, чтобы сопротивляться темным чарам, но достаточно, чтобы после обращения не превратиться в тупой ходячий кусок плоти. Его навыки пришлись как никогда кстати… Неприступная ханнерия была серьезной преградой на Ее пути. Пока Мортис не направила против Демосфена его же собственного раба!

Вот только все чуть было не сорвалось — из-за какой-то человеческой женщины… Жалкие, ничтожные смертные, они не понимают, насколько кощунственна сама мысль о том, что они могут любить! Этим тварям не знакомо истинное чувство…

Галлеан, мое счастливое безумие, моя тоска, моя боль, моя единственная страсть… Только нам с тобой дано познать это…

Как невыносимо ждать Тебя!!

Мортис содрогнулась от приступа ярости — мерзкие порождения Бетрезена задерживают Ее, оттягивают момент встречи с Любимым!

Еще несколько дней — ослабевшие защитники ханнерии не смогут долго держать оборону. Ее войска ворвутся в отравленный город, и на смертных обрушится вся ненависть Мортис!

Будет сделан еще один шаг к Ее цели… Еще один шаг к Нему…

Иван Ситников

ЖИТИЕ АРХАНГЕЛА

Рыцарь Мениджер откровенно скучал. Нет, в принципе, все в окружающем мире его устраивало; даже возможные козни Бетрезена, коими так любили пугать жителей Империи высокомерные священники, казались Мениджеру не более чем хорошим поводом показать свою удаль и бесстрашие. Ничем другим, к своему огромному сожалению, он не обладал. Состояние рыцаря таяло на глазах; замок опустел, доспехи поизносились, а тугой кошель, в добрые времена доверху наполненный золотом, изрядно прохудился и уже не так приятно оттягивал ремень, как ранее, а уныло болтался на поясе, более всего напоминая полупустой кисет с табаком зеленокожего гоблина. И, тем не менее, в жилах Мениджера текла благородная кровь. Потомок славного рода, корнями уходившего к предкам нынешнего правителя Империи, он всегда мог рассчитывать на теплый прием при дворе, а его популярность среди хорошеньких простолюдинок превышала все мыслимые пределы, чем сэр Мениджер пользовался охотно и неоднократно.

— Так вот, Акулинио, — рыцарь слегка натянул узду. — Вон та деревенька и является целью нашего путешествия, ибо только в ней живут самые прекрасные селянки мира, а в частности милая Зимиральда, с коей сегодня ночью я собираюсь вдоволь натешиться. Вкусить, так сказать, услад плотских и душевных.

— Что сказал, господин? — Оруженосец Акулинио, никак не мог привыкнуть к манере сэра Мениджера изъясняться пространно и витиевато.

— Девка здесь живет, — рыцарь, нахмурившись, перешел на нормальный язык. — Ты, Акулинио, уже второй год при мне, а благородство речи никак перенять не можешь.

Оруженосец лишь пожал плечами:

— Какое, к дьяволу, благородство. Вот как двинет на Империю свои Легионы проклятых Бетрезен, тут уж ни до какого благородства дела не будет. Я намедни слыхал, как старейшие говорили: «Вернется падший ангел на пылающем скакуне, предаст проклятию земли, и отравленная почва породит тварей и демонов».

Мениджер лишь хохотнул.

— Поехали, темнеет уже. А старейшие, что только не наговорят. Посмотрю я на тебя, когда от старости лет из ума выживешь.

Тропинка, ведущая к деревушке со смешным названием Зеленая Лилия, петляла по лесу. В просвет между деревьями уже был виден дымок, поднимающийся из печных труб, да изредка слышался ленивый лай собак. Солнце опустило ресницы к горизонту и из последних сил цеплялось угасающими лучами за кроны деревьев.

— А даже если и так? — Снова вступил в разговор Мениджер. — Стоит только Легионам проклятых появиться, они почувствуют мою крепкую руку и изведают острие клинка.

С этими словами сэр Мениджер похлопал по рукояти меча и мечтательно улыбнулся.

— Такие вещи не надо говорить, — пробурчал под нос Акулинио. — Мало ли… наговорите, а потом расхлебывай.

В то же мгновение, будто подтверждая слова оруженосца, из-под огромного кряжистого дуба выкатилось нечто большое, черное и лохматое. В полумраке вечернего леса разобрать, кто же таился под дубом, было нереально. Но вот существо поднялось во весь рост. Зловонное дыхание ударило в нос всадникам, кони заржали, встали на дыбы и отшатнулись. Листья деревьев задрожали, будто при порыве ветра. Прямо перед путниками стоял паук. Ощерив клыки, с которых капала ядовитая слюна, он мелко семенил гигантскими, волосатыми ногами, приближаясь к всадникам. Голова паука находилась на одном уровне с сидящим на скакуне сэром Мениджером, а глаза чудища больше всего напоминали вывалянные в черной, блестящей грязи банные шайки. Лошади снова вздыбились. Акулинио, не удержавшись в седле, упал на землю, крепко приложившись головой о большой валун. Сознание оруженосца померкло и нашло единственный выход из сложившегося положения — отключиться, оставив рыцаря самого разбираться с возникшей проблемой.

Сэр Мениджер выхватил из ножен меч. Неторопливо начал кружить вокруг паука. Таких тварей он еще не встречал, но интуиция подсказывала опытному бойцу, что противник далеко не так прост. Паук выждал момент, потом громко заверещал и кинулся на рыцаря. Однако сэр Мениджер ожидал чего-то подобного и, ловко развернув коня, ушел от удара лап твари. По спине рыцаря пробежал холодок. Нет, не страха — боевого азарта, доступного лишь тому, кто не раз сталкивался лицом к лицу со смертельной опасностью и выходил победителем. Сделав очередной круг, рыцарь намеренно подъехал чуть ближе, провоцируя паука на атаку. Бесхитростная тварь, не раздумывая, бросилась к рыцарю, выставив вперед передние лапы и клацая челюстями. В этот момент сэр Мениджер ударил. Рубанул сплеча, рассчитывая одним махом лишить тварюгу передних конечностей.

Удар. Глухой стук. Верещание паука и резкая боль в плече. Меч вылетел из руки рыцаря. В ту же секунду паук вцепился пораненными лапами в брюхо коня и подмял его под себя. Сэр Мениджер, оказавшись безоружным на земле, отполз в сторону, с ужасом наблюдая, как кровь хлещет из раны животного. Паук урчал. Залитый кровью, он методично пережевывал внутренности умирающего скакуна.

Мениджер привстал на четвереньки и начал на ощупь искать во влажной траве меч. Паук, заметив движение человека, оставил дергающегося в конвульсиях коня и медленно направился в сторону безоружного рыцаря. Сэр Мениджер попятился. Тварь приближалась все ближе. Уже чувствовалось ее зловонное дыхание, от которого к горлу рыцаря подкатила тошнота. Сэр Мениджер продолжал отползать, пока не почувствовал, как спина уперлась в толстый, покрытый наростами ствол вяза. Паук, будто понял, что человек в западне и, на мгновение, остановился. Мениджер сильнее вжался спиной в ствол дерева. Хрустнула ветка. В ту же секунду паук, подняв передние лапы, кинулся на рыцаря. Внезапно раздался резкий свист. Арбалетная стрела с хлюпаньем вонзилась в паучий глаз, который брызгами разлетелся в разные стороны. Тварь закрутилась на месте, безумно вереща и разбрызгивая по траве капли яда.