/ / Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Нежданный отец

Карен Поттер

Решив стать матерью-одиночкой, Дженни меньше всего думала о мужчинах и о любви. Но вот совершенно неожиданно перед ней предстал красавец миллионер, претендующий на право стать отцом еще не рожденного ребенка. К такому повороту событий Дженни была абсолютно не готова…

Карен Поттер

Нежданный отец

Моя любимая малышка!

Ты еще не родилась, а я уже верю тебе во всем. Мне очень нужно разобраться в себе. Итак, по некоторым причинам, которые ты, я надеюсь, когда-нибудь поймешь, я хотела, чтобы мы с тобой жили вдвоем. Но твой биологический отец хочет войти в нашу жизнь. Мэтт Хенсон — преуспевающий бизнесмен, но мой опыт подсказывает, что нужно быть осторожной! Если бы ты уже была со мной, я бы знала, стоит ли верить моему сердцу! Я пойму это, только когда он в первый раз возьмет тебя на руки.

Люблю.

Мама.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Что бы сказала прабабушка о ее решении родить ребенка без мужа?

Дженни Эймс повернулась к окну. В Цинциннати стояла чудесная осень.

Дженни до сих пор не могла забыть свою бабушку — настоящую леди, которая умерла десять лет назад. Ее всегда беспокоили дела внучки, ей было не все равно, что та носила, что ела, с кем дружила.

Дженни усмехнулась. Прабабушку вообще хватил бы удар только от слов «банк спермы».

Жаль, что она не дождалась правнуков. О родителях Дженни особо не беспокоилась — они были слишком увлечены путешествием по Австралии, чтобы интересоваться ее ребенком.

Она не сказала им ничего о своих планах, потому что они все равно не имеют ни малейшего представления о том, как надо обращаться с детьми. Они с Алексис будут счастливы вдвоем.

Звук открывающейся двери отвлек ее от размышлений. Дженни повернулась и увидела вошедшего. Это был высокий загорелый мужчина с каштановыми волосами и карими глазами, довольно привлекательный. Незнакомое волнение овладело ею, но она сказала себе, что семимесячная беременность — не самый подходящий момент, чтобы увлекаться прекрасными незнакомцами.

На нем был костюм от Армани. В руке незнакомец держал дорогой кожаный дипломат. Мужчина выглядел богатым, самоуверенным и решительным. Очень решительным.

Дженни вдруг испугалась. В фонд «Прескотт» неожиданные посетители приходили редко. Хотя на двери в кабинет Дженни висела табличка «Исполнительный директор», сегодня она работала в приемной. В офисе было всего два человека — Дженни и ее помощница.

Дженни выпрямилась, поправила пиджак, чтобы прикрыть живот, и улыбнулась. Незнакомец в ответ не улыбнулся.

— Чем могу помочь? — вежливо спросила она.

— Мне нужна Джиневера Мария Эймс. Она на месте?

Дженни вздрогнула. Кто этот неприятный человек и что ему надо?

— Она здесь? — повторил он.

— Простите, кто?

— Мисс Эймс на месте?

— Простите, ее нет на месте. — Фактически так оно и было. — Передать ей что-нибудь?

Когда она потянулась за блокнотом и карандашом, пиджак распахнулся, и ее живот стал заметен. Незнакомец наклонился, чтобы отдать ей визитку, и замер, когда заметил, что она беременна.

Беременные женщины часто притягивают к себе взгляды, но никогда еще на нее не смотрели так. Дженни испугалась.

Дверь офиса распахнулась, и в приемную влетела ее помощница.

— Дженни, мне нужно забежать на почту, а потом я вернусь.

— Дженни? Это случайно не сокращенное от Джиневеры?

— Кто вы?

— Меня зовут Мэтт Хенсон. — Незнакомец указал на ее живот. — И я думаю, что вы носите моего ребенка.

* * *

«Она может потерять сознание», — подумал Мэтт.

Дженни медленно встала и дрожащей рукой указала ему на дверь в конференц-зал:

— Думаю, нам надо поговорить наедине.

Прежде чем Дженни заговорила, Мэтт успел как следует рассмотреть женщину, которая перевернула его жизнь. Он всегда смеялся, когда слышал о том, как прекрасны беременные женщины, но Дженни Эймс действительно была красивой матерью.

Волосы собраны в узел, строгий синий костюм говорил о том, что она занимает серьезную должность в фонде. Глядя на ее полную грудь и округлившийся живот, трудно было представить, какой эта женщина была до беременности. Но Мэтт готов был поклясться, что она была красоткой.

Дженни казалась невозмутимой, сдержанной. Но была сексуальной, очень сексуальной, если верить тому, что подсказывает ему тело.

Молодая женщина повернулась к нему, судорожно глотнула и облизнула губы. Она тоже оценивала его. По ее виду нельзя было сказать, понравился ли он ей, но неприязни она не показывала.

Положив руку на живот, Дженни встретилась с ним взглядом и спросила вовсе не «Где ты был всю мою жизнь?», а всего лишь:

— Повторите, пожалуйста, как вас зовут.

— Хенсон. Мэттью Роберт Хенсон. — Мы знакомы?

— Нет, мисс Эймс. Не знакомы.

— Тогда почему вы решили, что ребенок, которого я ношу, — ваш?

— Думаю, вы знаете доктора Горация Бентли из клиники «Утренняя звезда».

— Да, но при чем здесь вы?

— В клинике произошла ошибка.

Голубые глаза Дженни потемнели.

— Какая ошибка?

— Вам ввели мою сперму.

— Это невозможно.

— Донором был я. — Мэтт разозлился.

— Не верю. — Дженни тоже рассердилась. — Почему они сказали об этом только вам?

— Я попросил их, — ошарашил ее Мэтт. — Я не хотел лишать себя удовольствия познакомиться с вами.

Дженни не поверила.

— Если думаете, что я вру, позвоните в клинику.

— Я не знаю номера. — Дженни отвернулась к окну, давая понять, что разговор окончен.

Мэтт назвал ей номер телефона.

— Позвоните, мисс Эймс. Ну же, давайте.

Дженни подняла трубку и набрала номер. Доктор Бентли был на месте, о чем Мэтт прекрасно знал.

Он хотел бы слышать сейчас, что говорил доктор.

— Доктор Бентли? — спокойно начала Дженни. — Да, мистер Хенсон сейчас здесь. Он сказал, что в клинике произошла ошибка. Почему вы мне ничего не сказали? Да, мне передавали, что вы звонили, но я решила, что вы хотели уточнить время встречи. А вам не кажется, что вы должны были позвонить еще раз?

Мэтт представил себе эти нелепые объяснения, если, конечно, столь вопиющую некомпетентность можно как-то оправдать.

— Мне все равно, даже если он пугал вас тысячей адвокатов! — выкрикнула Дженни.

— Их всего двенадцать, — пробормотал Мэтт.

— Вы не должны были сообщать ему мое имя. Если единственное свидетельство — номер моей карты и образца его спермы не сохранилось, откуда вы знаете, что это была я? В тот день в вашей клинике были и другие женщины.

Слушая возражения Дженни, Мэтт не мог с ними согласиться. Он сам уже сотни раз прокрутил их в голове.

— Нет, не понимаю. Это не имеет значения. Проверьте свои записи, и вы найдете другие ошибки. Мы договаривались об анонимном доноре, и думаю, вы понимаете, почему это для меня так важно.

Дженни облокотилась на подоконник. Ее руки дрожали. Мэтт приготовился подхватить ее, если вдруг она потеряет сознание, но подумал, что вряд ли такое случится. Это была сильная женщина.

Дженни слушала доктора с закрытыми глазами и качала головой.

— Нет, — решительно сказала она, — нет.

«Интересно, о чем говорит доктор?» — подумал Мэтт. Он надеялся, что тот не рассказал о его поведении в клинике. Мэтт пришел забрать свою сперму из банка и собирался подать в суд, что его драгоценное семя отправили не туда. Когда доктор сообщил ему об ошибке, потенциальный отец сам чуть не потерял сознание.

— У меня нет адвоката. Мне он был не нужен, пока вы не начали давать мое имя и адрес незнакомым людям.

Мэтту не понравилась такая характеристика, но он промолчал. Он начал догадываться, чем закончится разговор, и его это не обрадовало.

— Ни анализы, ни тесты ДНК не нужны. Это моя дочь. Как вы понимаете, я больше не приду к вам не прием.

Дженни бросила трубку и повернулась к Мэтту. Судя по ее раскрасневшемуся лицу, она разозлилась.

— Эти люди совсем ничего не умеют.

— Значит, вы согласны, что произошла ошибка.

— Я не дура, мистер Хенсон. Мне жаль, что вас это коснулось. Но это моя малышка, с ней все в порядке, и мне от вас ничего не нужно.

— Я слышал, вы не собираетесь сдавать анализы.

— Да.

— Тогда почему вы уверены, что это девочка?

— В моей семье уже в течение многих поколений рождаются только девочки.

— Пол ребенка зависит и от отца, не забывайте.

Дженни закрыла на мгновенье глаза, вздохнула и холодно посмотрела на Мэтта.

— Если вам так интересно, я ходила на ультразвук несколько месяцев назад. Видно было нечетко, но результат меня обрадовал. Мне все равно, кто ее отец. Вы не в ответе за ошибку врачей.

Его собеседница была настроена решительно. Мэтт не хотел бы столкнуться по работе с этой дикой кошкой. В ее глазах, прежде таких спокойных, читалось явное предупреждение об опасности.

— Но ребенок может оказаться мальчиком. Моим сыном.

Дженни покачала головой. Она не собиралась признавать, что носит его ребенка.

Господи, какой кошмар! У него будет ребенок — возможно сын, что бы эта Дженни Эймс ни говорила о своих предках, — а он еще не женат.

— Думаю, нам надо пожениться.

— Что? — Дженни показалось, что он говорит на другом языке.

— Нам надо пожениться.

— Но я не хочу выходить замуж. — Молодая женщина выпрямилась и окинула его презрительным взглядом. — Мне не нужен муж. У меня идеальная жизнь, и поверьте мне, Мэттью Роберт Хенсон, вам в ней места нет.

— Почему? — Мэтт удивился, что она запомнила его полное имя. — Только не говорите, что вы из тех женщин, которые ненавидят мужчин.

— Я прекрасно отношусь к мужчинам, но вас это не касается. Я уже приняла решение и собираюсь стать матерью-одиночкой.

— Я не допущу, чтобы мой ребенок был незаконнорожденным! — воскликнул Мэтт.

Дженни внимательно посмотрела на него.

— В мире есть вещи похуже, чем быть незаконнорожденным, мистер Хенсон.

— Какие же?

— Быть нежеланным. Когда ребенка бросают на посторонних людей, когда родителей собственные желания волнуют гораздо больше, чем их дитя…

— Вы судите по своему опыту, Дженни? — В его голосе послышалось сочувствие. — Простите меня.

— Извинения приняты. А теперь, пожалуйста, оставьте меня. У меня много работы.

— Сколько?

Дженни подняла непонимающий взгляд.

— Сколько вы хотите за него? Мы можем подписать контракт… Вы будете суррогатной матерью. Я заплачу вам часть денег до родов, и вы получите всю сумму целиком, когда родите ребенка и передадите его мне. Так сколько?

Дженни сжала кулаки, костяшки ее пальцев побелели: она пыталась сдержать гнев. Мэтт восхищался ее характером, но его раздражало то, что она не желала признавать за ним права на ребенка.

— Мой ребенок не продается. За кого вы меня принимаете?

Мэтту не приходилось сталкиваться с такими женщинами. Но он не хотел сдаваться.

— За женщину, которая идет на искусственное оплодотворение и не желает знать, кто отец ребенка. — Стоило ему произнести эти слова, как он тут же об этом пожалел.

Глаза Дженни сузились, ее грудь медленно опускалась и поднималась. Ее голос стал тихим, низким и спокойным.

— Может, я и не знаю, кто отец моей малышки, но я знаю, кто ее мать. И эта женщина точно не позволит себя одурачить. Уходите.

Мэтт всегда добивался успеха. Он видел людей насквозь, угадывал их мечты, стремления, их слабые места. А сейчас он унизил Дженни Эймс, которую видел первый раз в жизни.

Прежде чем ответить, он пожалел, что нельзя взять назад свои слова.

— Мисс Эймс. Дженни. — Он стал медленно приближаться к ней.

Она не отпрянула, не закричала, не дала ему пощечину. Тогда он взял ее за руку и мягко провел большим пальцем по ее ладони. Дженни вздрогнула, но не оттолкнула его.

Мэтт удивился. Словно между ними неожиданно протянулась тонкая нить. Почувствовала ли она, как его сердце замерло, словно от удара током?

— Прости меня. — Мэтт старался, чтобы в его голосе прозвучало раскаяние. — Это было глупо. Я просто хотел объяснить, что меня беспокоит судьба ребенка. Надеюсь, ты позволишь мне помогать вам. Я могу обеспечить вас обоих всем, что будет нужно.

— Мне нужно только одно — чтобы вы исчезли. — Дженни вырвала свою руку.

— Ты гонишь меня?

— Вы догадливы. Может, где-то, но только не здесь, есть женщина, которая будет счастлива выйти за вас замуж и рожать вам детей. Идите, мистер Хенсон, ищите ее. А меня оставьте в покое.

— Но я уверен, что этот ребенок — мой.

— Это ничего не меняет.

— Ты ошибаешься. Это меняет все для нас троих.

Бросив на нее последний взгляд, Мэтт ушел. Может, эту битву он и проиграл, но главное сражение еще впереди.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Что было нужно Мэтту Хенсону?

Дженни заставила себя взглянуть на Нэнси. Та не на шутку испугалась.

— Дженни? Все нормально? О боже, ты белая как полотно!

Нэнси влетела в кабинет и присела рядом с Дженни.

— Ты вся дрожишь! Возьми мой пиджак.

Неожиданное появление потенциального отца ребенка напугало Дженни, и сейчас ее трясло от озноба.

— Скажи же что-нибудь! — взмолилась Нэнси. — Ты меня пугаешь!

— Все в порядке. — Губы Дженни дрожали и не слушались ее. — Просто я несколько ошарашена.

— Что хотел Мэтт?

— Ты его знаешь?

— Мы росли по соседству.

— Имя показалось мне знакомым, но он сказал, что мы прежде не встречались.

— Не может быть! Ассоциация Хенсона! Компания, которой принадлежит почти весь деловой район.

— Разве у делового района есть хозяин?

— Он мультимиллионер!

— В самом деле?

— Да! Говорят, Мэтт Хенсон может получить все, что пожелает.

У Дженни сердце ушло в пятки.

— Это плохо. Очень плохо.

— Почему? Что ему нужно?

— Мой ребенок.

— Что?

Дженни подняла глаза и печально улыбнулась.

— Он говорит, что Алексис — его ребенок.

Нэнси медленно села. Она открыла рот, словно собираясь что-то сказать, но снова закрыла его.

— Это правда?

— Не знаю. Доктор, у которого я была, уверил его, что это так, и Мэтт тут же нашел меня.

— И что ты собираешься делать?

— Ничего.

— Но от такого человека, как Мэтт Хенсон, ты легко не избавишься.

— Посмотрим.

— Дженни, это глупо. Мэтту сообщили, что он скоро станет отцом. Ты не можешь игнорировать его чувства.

Дженни вздохнула:

— Возможно, ты права. Я поговорю с адвокатом.

Нэнси с недоверием взглянула на подругу.

— Я поговорю. Обещаю.

Дженни поднялась, налила себе воды и медленно выпила ее.

— Нэнси, зачем мультимиллионеру сдавать свою сперму на сохранение?

— Ты правда никому не расскажешь? Есть одна сплетня. Говорят, Мэтт целый год был помолвлен с Кристал Макдонах.

— С моделью?

— Да, но они расстались около месяца назад. Говорят, из-за того, что Кристал не хотела иметь детей. — Нэнси явно волновалась. — О боже, никогда бы не подумала, что буду рассказывать об этом. Раньше я такого не делала.

— Продолжай!

— Я расскажу, но имей в виду: Мэтт Хенсон очень печется о своей репутации, Дженни. Если бы он знал, что ты посвящена в его личные дела, он не обрадовался бы.

— Но сам-то он рылся в моей медицинской карте и даже пришел сюда, — злобно заметила она.

— Ты права. — Нэнси вздохнула и продолжила: — Лучшая подруга Кристал — одна противная девица по имени Шерри — ходит к тому же парикмахеру, что и моя сестра.

— И что? — Дженни села, взяла карандаш и приготовилась записывать.

— Шерри сказала, что Кристал соблазнила Мэтта, заявив, что хочет создать семью. Он подарил ей обручальное кольцо с бриллиантом в семь каратов, и тут она заявила, что не хочет пока заводить детей, потому что это может повредить ее карьере. Они решили подождать. Мэтт сдал в клинику свою сперму, а Кристал — яйцеклетку на случай, если придется ждать слишком долго. А потом они расстались.

В голове у Дженни царил полный разброд. Семя Мэтта Хенсона и яйцеклетка Дженни Эймс породили чудесную маленькую девочку. Она оперлась руками о стол и встала.

— Нет.

— Нет?

— Никакой ошибки не было. Отец Алексис — не Мэтт Хенсон.

— Я бы на твоем месте не торопилась с выводами. У него репутация беспощадного бизнесмена. Если он думает, что это его ребенок, он доставит тебе массу неприятностей.

— Что он может сделать? Забрать ребенка? Не думаю. В данном случае закон на моей стороне.

Нэнси покачала головой.

— Не знаю, Дженни. Отец Мэтта умер, когда ему было одиннадцать или двенадцать. Мэтт знает, что значит расти без отца, и своему ребенку он такого не пожелает.

— Это не его ребенок.

— Как ты это докажешь?

— Я не собираюсь ничего доказывать. Я просто буду игнорировать твоего старого знакомого.

— Думаешь, это сработает? Когда Мэтт вышел отсюда, на его лице читалось, что без борьбы он не сдастся.

Дженни вспомнила своего отца, которого не видела несколько лет.

— Он скоро забудет обо мне, уверяю тебя, — горько сказала она.

Раздраженный, Мэтт вернулся в свой офис.

Через час он успокоился и вызвал Грега Макбрайда, своего главного юриста, и рассказал ему о встрече с независимой мисс Эймс.

Некоторое время этот гений зала суда молчал.

— Ты встречался с ней без адвоката? О чем ты думал?

— Не беспокойся. Ничего не случилось. — Вспомнив конец разговора с Дженни, Мэтт добавил: — Эта женщина не хочет иметь со мной никаких дел.

— Но ты отец ее ребенка!

— Ей эта новость особой радости не принесла. Но как бы там ни было, мой сын не будет расти без отца.

— Мисс Эймс не упоминала, что это будет девочка?

— Она говорила, что толком не рассмотрела пол ребенка, когда была на ультразвуке. Меня это не убедило. Вполне возможно, что у нее родится мальчик.

— Надеюсь, если родится девочка, твой интерес не остынет?

— Не говори глупостей! Уж ты-то должен меня знать.

Мэтт встал, подошел к окну и некоторое время наблюдал за тем, как падали разноцветные листья и несла свои воды река. В такие дни ему всегда хотелось поплавать на лодке. Он задумался, вспомнив свое детство, — ему было очень тоскливо без отца.

— Я более чем уверен, что это мой ребенок, и ей не удастся убрать меня с дороги.

— А как ты собираешься убрать с дороги ее?

— Стратегия, мой друг. Для начала я хочу знать все про Джиневеру Марию Эймс. Я хочу знать, кто она, кто ее родители. Хочу знать, как она стала исполнительным директором фонда, о котором я прежде ничего не слышал. И я хочу знать, почему такая красивая женщина пошла на искусственное оплодотворение, чтобы родить ребенка, а не вышла замуж, как все нормальные люди.

— Она хорошенькая?

— Более чем. Она изящна, но непробиваема. Очень смелая… и когда она положила руку на живот во время нашего спора, я почувствовал в ней колоссальный материнский инстинкт. Я даже немного испугался. В ней есть свет, какого я никогда не видел в других женщинах.

— Даже в Кристал?

— Особенно в Кристал. Кристал ничто по сравнению с Дженни.

— Похоже, эта женщина тебя очаровала.

— Очаровала, заинтриговала, смутила. Я пока не разобрался в своих чувствах.

— Не могу дождаться встречи с ней.

— И еще кое-что, — прервал его Мэтт, — я хочу, чтобы ты открыл счет на имя ребенка. И сделал ее распорядителем.

— Успокойся, ты лишь раз увидел ее. И мы пока не уверены, что ты отец ребенка. Откуда ты знаешь, что она и этот тип из клиники не сговорились? Она упоминала что-нибудь про деньги?

— Только то, что я могу взять их и засунуть… — Мэтт засмеялся.

— Я все проверю, — грозно пообещал Грег.

— Делай что угодно, только быстро. Главное, теперь я должен знать о каждом ее движении. И чем скорее ты сделаешь так, чтобы в этом деле закон был на нашей стороне, тем лучше.

— Возьмите цветы, леди! Пожалуйста!

Если Дженни и надеялась, что, выгнав Мэтта Хенсона из офиса, она навсегда избавилась от него, то теперь стало понятно, что она глубоко заблуждалась. В течение двух недель он постоянно присылал ей цветы и каждый день звонил.

Посыльный, который принес первый букет, оглядывал ее офис с плохо скрываемым презрением. Оставив Дженни букет маргариток, он исчез.

Дженни решила отправить короткую записку с благодарностью, но, чем дальше она это откладывала, тем меньше представляла себе, что именно можно написать. Она понимала, что отмалчиваться не стоит. Когда Мэтт позвонил, чтобы узнать, понравились ли ей цветы, она почувствовала себя в ловушке.

Видимо, его это воодушевило, потому что на следующий день он прислал роскошный букет роз. А потом еще и еще. Дженни поняла, что просить его прекратить это бесполезно, и решила игнорировать подобные знаки внимания.

В это утро, едва Дженни успела открыть дверь, на пороге снова появился посыльный из цветочного магазина.

— Мне они не нужны, — отрезала девушка. — Мой офис и так уже похож на похоронную контору. А дома они быстро вянут, потому что мне некогда за ними ухаживать.

— Я только выполняю свою работу, мэм. Если они вам не нужны, скажите это отправителю.

— Он не слушает! Он еще упрямей, чем вы!

— Тогда до завтра!

Дженни была готова рвать на себе волосы.

— Может, ты неправильно себя ведешь? — усмехнулась Нэнси. — Я слышала, как ты разговаривала с ним по телефону. «Цветы прекрасные, но… Цветы восхитительные, но…» Если ты не хочешь, чтобы он присылал тебе цветы, так и скажи. Соври, что у тебя аллергия, что ты плохо себя чувствуешь. Придумай что-нибудь.

Дженни гордо подняла голову, откинула назад волосы, затем подошла к телефону и набрала его номер.

— Дженни, — начал он, взяв трубку. — Ты в порядке?

Дженни улыбнулась подруге.

— Э-э-э… Мистер Хенсон… Я звоню насчет цветов. — Голос девушки задрожал. Нэнси сделала знак, что все отлично.

— Называй меня Мэтт, — тут же ответил он. — А что с цветами?

— Ну… — Дженни прикусила губу. Они прекрасны, правда…

Нэнси нахмурилась, но ее подруга только отмахнулась.

— Но их так много, и они сильно пахнут… Меня тошнит от запаха.

— Извини. Я думал, тебе они нравятся. Ты сама говорила в прошлый раз…

Дженни вся взмокла от волнения.

— Они чудесные, правда. Я взяла некоторые домой, чтобы отдать соседям, и люди в автобусе говорили, что ты самый заботливый человек на свете.

Наступило молчание.

— В каком автобусе? — сдавленно спросил Мэтт.

— О чем ты?

— Ты говорила про людей в автобусе. В каком автобусе?

— В автобусе, в котором я езжу на работу и с работы.

— Ты не умеешь водить машину?

— Умею, но у меня нет машины.

— Как можно жить в городе без машины? Как ты добираешься туда, куда тебе нужно?

— На автобусе. Или пешком. Иногда вызываю такси. Но вообще-то у нас всюду можно добраться пешком, а мне полезно ходить.

— Только не говори, что ты поднималась пешком по лестницам.

— Да, и не раз.

— Надеюсь, не в последнее время.

— В последнее время особенно часто, Мэтт.

После недолгого молчания он рассмеялся.

— Ты только что назвала меня Мэттом! Ты делаешь успехи и заслужила награду.

— Не стоит, мистер… э-э-э… Мэтт. Мне от тебя ничего не нужно.

Дженни умоляюще посмотрела на Нэнси.

— Я пришлю к тебе водителя, Дженни. Его зовут Джон Стедмен, и не вздумай отправлять его обратно. Машина будет полностью в твоем распоряжении. Я не желаю больше слышать о том, что ты ездишь в автобусе.

— Мэтт, мне не нужна машина. Мне и автобус подходит. Я ездила на нем всю свою жизнь.

— Больше не будешь, — отрезал он.

— Хорошо, — пробормотала Дженни в трубку. — Что это? — спросила она. — Все шло так хорошо. Он слушал. А потом вдруг у меня появился шофер. Мы говорили о цветах, и победа почти была за мной, как вдруг он решил прислать ко мне шофера.

— Он замечательный, — захлопала в ладоши Нэнси. — По-моему, это судьба.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На следующее утро стук в дверь отвлек Дженни от обычных дел. Она выглянула в окно и увидела на крыльце Мэтта Хенсона.

— Доброе утро, Дженни! — прокричал он. — Мистер Стедмен и я приехали, чтобы отвезти тебя на работу.

— Спасибо! — прокричала она в ответ. — Но я сегодня задержусь. Езжайте без меня.

— Открой, Дженни.

Она с яростью распахнула дверь.

— А то что? Ты разозлишься, дунешь и снесешь мой дом?

— Что-то вроде того, — спокойно ответил Мэтт.

Я просила тебя оставить меня в покое и продолжаю на этом настаивать. Уходи.

— Ты всегда такая капризная по утрам?

— Я не капризная. Просто я ужасно устала. Лекси занималась гимнастикой всю ночь. Мне кажется, что на мне живого места нет. Сегодня ночью я почти не сомкнула глаз.

— Лекси? — переспросил он.

— Это сокращенно от Алексис.

— Ты уже выбрала ребенку имя? — Похоже, это задело Мэтта. — Лекси? — Он скорчил гримасу.

— Мать-одиночка сама выбирает ребенку имя, — бросила Дженни, надевая пальто. Она застегнула только верхние пуговицы, потому что дальше пальто не сходилось. Мэтт наблюдал за ней с ужасом в глазах.

— Это твое пальто? — воскликнул он. — Но оно же не сходится на тебе!

Это было уже слишком. Все утро Дженни была на грани истерики и теперь расплакалась.

— Что тебе нужно? Тебе не нравится имя ребенка, тебе не нравится мое пальто.

Мэтт достал платок и подошел к ней, чтобы вытереть слезы. Молодая женщина отступила назад.

— Не прикасайся ко мне, — прошипела Дженни.

— Я не хотел ничего плохого, Дженни. Алексис — прекрасное имя… и твое пальто тоже… красивое. Просто я боюсь, что ты можешь простудиться.

Она поняла, что он хотел спросить, не собиралась ли она в этом пальто ждать автобуса.

— Когда ребенок родится, пальто будет застегиваться. Глупо покупать еще одно. — Дженни взяла у него платок и вытерла глаза.

— Дженни… — ласково начал он.

— Замолчи, ладно?

Он собирался что-то ответить, но промолчал.

— Если хочешь отвезти меня на работу, лучше ничего не говори.

— Ладно. — Он замер, заметив, что Дженни нахмурилась.

— И больше не присылай мне цветы.

— Хорошо, не буду. Обещаю.

Вечером Мэтт забрал Дженни с работы. Он заметил, что она очень бледна и что ее глаза покраснели. Но не сказал ни слова, помог ей надеть пальто и проводил к машине.

Она поздоровалась со Стедменом, но никак не реагировала на его попытки начать разговор. Мэтт достал одеяло и укрыл ее. Дженни не сопротивлялась.

Когда машина выехала на дорогу, он услышал, как девушка тяжело вздохнула, а потом всхлипнула. Мэтт достал носовой платок и, не глядя, протянул ей.

— Я хочу извиниться за свое поведение сегодня утром.

— Возможно, мне не стоило так надоедать. Но я просто хотел помочь. — Не слишком похоже на извинение, но для Мэтта это был рекорд. Он уже давно ни перед кем не извинялся.

— Я знаю. Но лучше каждому из нас пойти своей дорогой.

— Я об этом подумаю, — солгал он. Мэтт не собирался оставлять ее, пока были хоть малейшие подозрения, что этот ребенок — его.

Дженни откинула голову назад и закрыла глаза. На щеках все еще виднелись следы слез.

У Мэтта сжалось сердце. Как можно навсегда расстаться с такой храброй и такой спокойной женщиной? Как она не понимала, что он нужен ей и ребенку?

Мэтт ни разу не усомнился в своем отцовстве. Другой мужчина на его месте, может, и отрицал бы это. Но Мэтт знал, что рождение ребенка сделает его самым счастливым человеком на земле.

Но что делать с Дженни? Она не верила в медицинскую ошибку и в то, что Мэтт — отец ее ребенка. Но все же принимала помощь, хоть и делала вид, что не рада его появлению в своей жизни.

Дженни зашевелилась, одеяло упало у нее с плеч, открывая взору ее живот. Мэтт выругался про себя — он хотел одновременно и прикоснуться к ней, и помчаться в ближайший универмаг, чтобы купить ей новое пальто.

Если ее не радуют такие простые подарки, как цветы, то норка или соболь ее, скорее всего, тоже не устроят.

Дженни повернулась, что-то пробормотала, а потом начала клониться в сторону Мэтта. Он поймал девушку прежде, чем ее голова упала к нему на грудь. Дженни прижалась к нему, и все ее упрямство исчезло.

Ее свежий запах дразнил Мэтта. Он был подобен весеннему утру и легкому искушению.

Наконец он смог обнять ее. Он чувствовал себя словно подросток.

— Домой, мистер Хенсон? — спросил шофер.

— Сделай круг вокруг парка. Похоже, наша прекрасная леди заснула.

— Дженни? — застенчиво сказала Нэнси. — Прости меня.

— Что случилось?

— Ну, звонил Мэтт… Спрашивал, свободна ли ты во время обеда. Я сказала, что у тебя назначены встречи и что мы обедаем здесь.

— Так за что ты просишь прощения?

После паузы Нэнси наконец ответила:

— Он прислал сюда повара. Она сейчас в конференц-зале.

— Скажи ей, чтобы уходила.

— Поздно. Она уже включила микроволновку. — Тут Нэнси зашептала как заговорщица: — Я думаю, это суп.

Дженни открыла рот от удивления.

— Он что, наставил сюда жучков? Откуда он знает, что мы хотели именно суп?

— Интуиция? — Нэнси рассмеялась. — Суп полезный, а твое здоровье волнует его сейчас больше всего.

— Лучше бы не волновало.

— Почему? — поинтересовалась Нэнси. — Мэтт Хенсон так заботится о тебе! У него есть деньги и власть.

Да, Дженни должна была признать, что он богат и могуществен. Это и раздражало ее, и будило любопытство.

И она почти попала в его ловушку. Когда она проснулась в его объятиях прошлым вечером, то смутилась. Выяснилось, что они стояли у обочины уже целый час.

— Глупо, глупо, глупо! — ругала себя Дженни. — Это надо немедленно прекратить. Нэнси, я могу сама о себе позаботиться. Я долго размышляла, прежде чем решила родить Лекси без отца. Это нелегко, но так будет лучше, потому что на мужчин в наше время нельзя положиться. Мои дедушки уходили из семьи, а мой собственный отец был ко мне абсолютно равнодушен. Я сделаю все, что смогу, чтобы моей малышке не пришлось через это пройти.

Тут Лекси толкнула ее в бок, и Дженни подумала, что быть матерью нелегко, даже когда ребенок еще не родился.

— А он постоянно подчеркивает, что я делаю что-то не так. Слышала бы ты, что он сказал про мое пальто.

— Но…

— Мне не нужен мужчина, который использует меня и бросит.

— Бросит? Что ты несешь?

— Ничего. Забудь. Когда у меня встреча с представителем «Юнайтед вэй»?

— Больше чем через час. У тебя есть время на обед.

— Я не хочу есть то, что он прислал.

— Не говори глупостей. За это не нужно платить, и ты можешь сэкономить деньги для благотворительности.

Секретарша остановилась у двери и обернулась.

— Дженни, я знаю, что ты моя начальница, но я надеюсь, что мы еще и друзья.

— О, Нэнси, конечно, ты моя подруга.

— Мэтт — не чудовище. — Дженни нахмурилась, но Нэнси продолжила: — Да, он немного назойлив. Хорошо, очень назойливый, но во многом он прав…

Дженни открыла рот, чтобы возразить, но ее подруга только отмахнулась.

— Если он действительно отец ребенка, он имеет право тебе помогать. Это благородно. Ваш ребенок заслуживает лучшего.

Дженни откинулась назад и обхватила руками живот.

— Нэнси, я знаю, что со мной трудно, но поверь, у меня есть на то свои причины.

— С тобой совсем не трудно, — возразила Нэнси, не подозревая о том, какой кавардак царил у Дженни в душе. — Беременность дает тебе права на многое. Пойдем лучше пообедаем. Ты будешь есть здесь или мы отправимся вместе в конференц-зал?

Дженни встала.

— Пойдем в конференц-зал. Я хочу поблагодарить повара.

— Прекрасно! — Нэнси взяла подругу под руку.

Дженни было интересно, что Джон Стедмен думал о новом поручении хозяина.

Когда он вез ее на работу одним морозным утром, она даже подумала, не следит ли он за ней. Это было бы несложно, в их маленьком офисе не было секретов.

— Мистер Стедмен, у нас возникла проблема в одном детском доме. Там заболел малыш, а такси, которое обычно их обслуживает, сейчас недоступно. Вы не могли бы отвезти ребенка к врачу?

К ее удивлению, он тут же откликнулся.

— Вы говорите, ребенок? Бедный малыш! Дайте мне адрес, я поеду прямо сейчас.

Джон отвез Дженни на работу и тут же отправился по указанному адресу.

— О чем ты только думала? Когда Мэтт Хенсон узнает, что ты отослала шофера, он придет в ярость, — воскликнула Нэнси.

Дженни повернулась к подруге.

— Правда? Ты так думаешь?

— Ты сделала это нарочно. — Она улыбнулась.

Дженни улыбнулась в ответ.

— Когда мистер Хенсон обо всем узнает, он уберет отсюда своего шофера-шпиона. А если повезет, он решит, что я доставляю слишком много хлопот, и мы вернемся к нормальной жизни.

— К нормальной жизни? А не скучновато ли будет? — сердито ответила Нэнси.

— Я предпочту скуку, — задумчиво произнесла Дженни. — К тому же рано или поздно я ему все равно надоем. Он ничем не отличается от остальных мужчин. Когда они хотят чего-то, они делают все, чтобы это получить. Если желаемое не попадает к ним через две минуты, преследование им надоедает.

— Почему-то я думаю, что Мэтт не такой, — неуверенно возразила Нэнси.

Дженни направилась в свой кабинет.

— Я хочу жить тихо и спокойно, помогать людям и растить ребенка. Мне нужна обычная, скучная жизнь.

— Ну, попробуй, конечно. Но вряд ли у тебя это получится.

Оставшуюся часть дня Дженни ждала, когда же разразится буря.

Бури не случилось.

Она ждала, что Мэтт Хенсон ворвется к ней в кабинет, требуя объяснений, почему она использовала его шофера по своему усмотрению.

Дженни даже ответ приготовила.

— Если вам что-то не нравится, мистер Хенсон, вы можете… — Она вставит подходящие слова потом, это будет зависеть от того, насколько сильно мистер Хенсон разозлится.

Потом он уйдет, а Дженни вздохнет с облегчением и вернется к своей обычной жизни.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Тяжелый день?

Мэтт стоял у входа в кабинет и выглядел потрясающе.

Он внимательно осмотрел комнату и нахмурился, когда заметил, на каком неудобном стуле она сидит. Потом он начал рассматривать ее.

Она чувствовала себя неуютно под этим взглядом. Ее голубое платье стало следующей жертвой. Он не упускал ничего. Их взгляды встретились, и Мэтт улыбнулся.

— Готова? — спросил он. — Думаю, можно заехать куда-нибудь поужинать. Или мы можем что-нибудь купить домой, если хочешь.

— Нет. У меня много дел. Я сегодня мало успела.

— Ты не устала?

— Нет, меня отвлекали некоторые… ммм… дела.

— Дела?

— Личные дела.

— Какого рода?

— Например, как заставить одного человека исчезнуть из моей жизни.

— Полагаю, речь идет обо мне.

Их взгляды снова встретились, но Дженни тут же отвела глаза.

— Да.

— Я рад, что ты обо мне думала. Если бы ты согласилась на анализы…

— Я не буду сдавать анализы, которые могут быть вредны для моего ребенка, только для того, чтобы удовлетворить твое любопытство.

— Вот как ты думаешь! Любопытство?

Ей захотелось размять затекшую спину.

— Мэтт, пожалуйста…

— Почему ты хочешь остаться в одиночестве?

— Мне так будет лучше.

— Что плохого, если в трудной ситуации тебе будет на кого опереться?

— Конечно, если бы я нашла такого человека. Судя по моему опыту, таких людей немного, среди мужчин они встречаются еще реже.

— Почему твое недоверие к мужчинам распространяется на меня?

— Жизненный опыт, — нахмурилась Дженни.

— Не стоит относить меня к тем парням, что бросали тебя.

— Это звучит так, словно их целый легион.

— А разве нет? Мы знакомы недавно, и ты, вероятно, еще не нашла во мне никаких достоинств, да? Тебе хоть что-нибудь во мне нравится?

— Ничего из того, что я заметила.

— А вот я кое-что в тебе заметил.

— Правда?

— Ты красивая, умная и отзывчивая, но твои предрассудки против мужчин…

Дженни открыла рот от удивления. Мэтт, пожалуй, прав.

— Прости. Я не хотела судить тебя несправедливо. Это просто привычка, и не лучшая. Мир?

— Мир, — согласился Мэтт. — А теперь иди сюда. Не бойся, я не кусаюсь. Легкий массаж спины тебе не повредит.

«Не бойся меня, красотка. Старина Алфи не кусается».

Память о самом ужасном дне в ее жизни вдруг вспыхнула в голове Дженни. Горячие, липкие руки, ощущение того, что она в ловушке. «Твой папаша сказал, что ты красивая, и это действительно так. Иди сюда. Я тебя не обижу».

Дженни тогда с криком убежала. Это было давным-давно в Австралии. Но сейчас она решила не отступать. Она не позволит Мэтту воспользоваться ее слабостью. Молодая женщина посмотрела ему в глаза и взмолилась про себя, чтобы он ничего не понял.

Она ему покажет. Если он попробует к ней прикоснуться, она его ударит.

— Я тебя не боюсь. Думаю, будет не очень красиво позволять даже столь неотразимому незнакомцу дотрагиваться до меня на рабочем месте.

— Я рад, что ты считаешь меня неотразимым. Но мы ведь не чужие друг другу! То, что мы не познали друг друга как муж и жена, не должно мешать нам.

— Не понимаю, о чем ты.

— Понимаешь. — Он протянул ей руку. — Иди ко мне.

Это было глупо, и Дженни сама не могла понять, почему решила послушаться. Уже давно ни один мужчина не прикасался к ней.

Словно загипнотизированная, она приблизилась к нему.

— Я никогда не позволю тебе обнять меня.

— С чего ты взяла, что я хочу тебя обнять?

Дженни разочарованно вздохнула.

Мэтту не удалось скрыть свою усмешку.

— Подойди поближе.

Дженни сделала шаг вперед и оказалась в его объятиях. Рука Мэтта обвила ее плечи. Дженни была взволнована и испугана. Он взял руку девушки и положил ее себе на грудь.

«Почему он притягивает меня и пугает одновременно?» — удивлялась Дженни.

Рука Мэтта скользила по ее спине, заставляя забыть обо всех проблемах. Дженни никогда раньше так себя не вела. Находиться в объятиях Мэтта было изумительно, но Дженни не хотела признаваться в этом даже себе.

Она попыталась высвободиться, но он снова притянул ее к себе и продолжил гладить по спине.

Дженни стала думать о ребенке, о том, как она будет счастлива, когда ее девочка появится на свет. Она представляла, как малышка будет улыбаться, как будет пахнуть ее кожа после купания, как она будет петь дочке колыбельные. Ее тело начало расслабляться. Дженни слышала, как билось сердце Мэтта. Она опустила голову ему на плечо и вздохнула.

— Дженни.

Он произнес ее имя так, что у молодой женщины на глаза навернулись слезы. Никто не обращался к ней так. Казалось, что он знает о ней совершенно все, казалось, что он зовет ее издалека, словно она потерялась, и зовет ее домой.

Мэтт наклонился, и его губы коснулись рта девушки. Через секунду его поцелуй стал страстным.

Дженни помимо воли приоткрыла губы. Она не собиралась с ним целоваться, но и сопротивляться сил не было.

Его рука опустилась на ее талию и двинулась ниже. Дженни вздрогнула. Она никогда не испытывала ничего подобного. Последний раз она целовалась с соседским мальчиком, когда была еще подростком, но парнишка был неуклюжим. Это нельзя было даже сравнивать с тем, что она испытывала сейчас.

Она прижалась к нему, словно моля о защите и утешении.

Неожиданный стук в дверь заставил их оторваться друг от друга. Нэнси заглянула в кабинет и улыбнулась.

— Если вам больше ничего не нужно, я пойду.

Смутившись, Дженни расправила платье на животе и, не поднимая глаз, попрощалась с Нэнси.

Мэтт рассмеялся и вызвался проводить Нэнси до двери.

Прекрасные мгновенья закончились.

Дженни слышала, как за Нэнси захлопнулась дверь.

Она надеялась, что Мэтт ушел с ней. Но не тут-то было. Мэтт через мгновение вернулся.

— Поедем домой, — попросила Дженни.

— Я не хотел смеяться. Это от волнения.

— Не имеет значения.

— Для тебя, может быть, и нет, но я предпочитаю целоваться с женщиной без свидетелей.

— Правда? И ты никогда не целовал Кристал Макдонах на публике?

— Что ты знаешь о нас? — холодно спросил Мэтт.

— Так тебе можно вмешиваться в мою личную жизнь, разговаривать с моим гинекологом, приходить ко мне без приглашения, а мне нельзя знать про твои отношения с Кристал?

— Ответь на мой вопрос. Что ты знаешь о нас?

Его пристальный взгляд заставил Дженни сдаться. Вся ее бравада исчезла.

— Только то, что вы были помолвлены и расстались незадолго до нашего знакомства.

— Тогда ты должна знать, что это Кристал целовала меня на людях, а не наоборот. Я никогда не хотел выставлять наши отношения напоказ, а она любила это делать.

— Мне все равно.

— Прекрасно. Не будем больше поднимать эту тему. Надевай пальто. Мы едем домой.

— Это ты едешь. Я поеду на автобусе.

— Хорошо, — крикнул он.

— Ну и прекрасно, — крикнула Дженни в ответ, когда он вышел и хлопнул дверью.

Она заплакала не из-за прерванного поцелуя, не из-за ссоры и не из-за того, что он оставил ее одну в офисе. Она заплакала, потому что единственное, что ей оставалось делать, чтобы продемонстрировать свою независимость и способность заботиться о себе, — это поехать домой на автобусе.

* * *

Когда Дженни спустилась на первый этаж почти час спустя, Мэтт ждал ее там. Она удивилась, увидев его, но не подала виду.

Мужчина встал в дверях, когда она попыталась пройти мимо. Он застегнул верхнюю пуговицу на ее пальто, бормоча что-то про упрямых женщин и их некудышные зимние пальто.

Шофер стоял у лимузина, готовый открыть дверь.

— Садись в машину. Я не хочу, чтобы Стедмен знал о нашей ссоре.

Дженни кивнула, не глядя на Мэтта.

Они ехали молча.

Машина остановилась. Дженни вышла, и тут Мэтт взял ее за руку. Она успокоилась, почувствовав его нежное прикосновение.

— Поужинаешь со мной завтра вечером?

— Нет.

— Тогда в субботу.

— Не могу.

— Почему нет? — Это было просто смешно. Когда еще он умолял женщину поужинать с ним? — И долго мне придется расплачиваться за то, что я хотел тебя поцеловать? Это большой грех, да?

— Нет. Этот глупый поцелуй меня не волнует. Я уже забыла о нем и тебе советую сделать то же самое.

— Если бы не поцелуй, ты бы согласилась?

— Дело не в этом. В субботу мы устраиваем банкет для благотворительных организаций, и я должна там быть.

— С тобой кто-нибудь идет? — Если бы это было так, Мэтт быстро организовал бы сопернику перелом ноги.

— Меня не нужно сопровождать. Я прекрасно справлюсь сама.

— Забудь об этом, ладно? Когда за тобой заехать?

Дженни вздохнула и отняла у него свою руку.

— В шесть часов. Банкет начинается в семь, но мне нужно приехать пораньше, чтобы все проверить. Предупреждаю сразу, тебе там будет скучно.

— Сомневаюсь. — Мэтт не заметил, как ее глаза вспыхнули и потемнели. Он пытался представить себе, как бы она выглядела, если бы они занимались любовью. Он бы точно заставил эти глаза полыхать от страсти, будь у него хоть один шанс.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Я получил отчет детектива по делу Дженни Эймс, босс.

Мэтт оторвал взгляд от бумаг на столе и поздоровался со своим адвокатом.

— Что в нем?

— Тебе это не понравится.

— Тогда сразу приступай к делу. Мой отец всегда говорил, что в отчетах надо разбираться детально.

— Вот как обстоят дела. Будь терпелив к именам, хорошо? — Грег устроился в мягком кожаном кресле и положил отчет на колени. — Джиневера Мария Эймс родилась здесь, в Цинциннати. Ей тридцать, не замужем. Родители Ричард и Маргарет Блэндинг Эймс. Они живут в Австралии в какой-то колонии художников вместе с местной богемой. Детектив говорит, они там обмениваются женами.

— Ты серьезно?

— Так написано в отчете, — кивнул Грег.

— Бог мой! — Мэтт покачал головой. — Что еще?

— Когда Дженни было пять, они оставили ее здесь, в Цинциннати, с бабушкой по материнской линии, Эбигейл Марч Блэндинг. Когда она внезапно умерла, Дженни переехала к своей прабабушке, Вирджинии Прескотт Марч.

— Может, пора заканчивать с введением и переходить к главному?

— Введение и есть главное в этой истории, Мэтт. Дженни никогда не жила со своими родителями.

— Звучит так, словно ее передавали из рук в руки, как пару поношенных туфель.

— Может быть, это так звучит, но сведения точные.

Мэтт напрягся от злости. Почему эти люди думают, что могут так относиться к ней?

— Когда она в последний раз видела своих родителей?

— Вот здесь история становится туманной. Она летала в Австралию навестить их, когда ей было шестнадцать. Через две недели она вернулась в сопровождении австралийского социального работника. Причина — дискредитирующий контакт с представителем местного населения. Так в документах. Я не смог узнать, что конкретно имеется в виду, но в этом деле замешан какой-то мужчина.

— Ее что, изнасиловали?

— Здесь не все непонятно. В отчете агентства не использовались термины «изнасилование» или «нападение», да и сам отчет кажется полным. Нет никаких медицинских заключений, что хороший знак. Возможно, ей досаждали. Вот что может означать «дискредитирующий контакт».

— Ублюдки! За решетку кого-нибудь упрятали?

— Очевидно, нет. Возможно, это связано с тем, что ее вывезли из страны и она не могла давать показания в суде. Ее прабабушка получила ордер, в соответствии с которым родители не могли навещать ее без сопровождения, но это было четырнадцать лет назад. И больше никаких документов, указывающих на то, что они вернулись в страну.

— Да уж, ее детство и юность вряд ли можно назвать счастливыми. Получается, у нее нет семьи.

— Правильно, если не считать ребенка, которого она носит.

— Что насчет ее личной жизни? Она сказала, что не хочет выходить за меня замуж, но с молодыми людьми-то она встречалась? Она была помолвлена? Ходила на свидания?

— В газетах нет никакой информации о помолвке, но не все дают объявления. Детектив не нашел ничего личного. Не было проблем с соседями, ее имя никогда не появлялось в полицейских отчетах, никаких судебных исков — ничего.

— Это хорошо, — проворчал Мэтт. — Что там с этим фондом? Как она получила там работу?

— Фонд «Прескотт» был основан одной из ее родственниц, прапрабабушкой, если я не ошибаюсь. Их первой идеей было посадить цветы вокруг фонарей в районе старого Эйвондейла.

Мэтт насмешливо фыркнул.

— Это было в конце прошлого века, — с насмешкой добавил Грег. — Сегодня у них миллионные вклады в банках, и они каждый год отчисляют около семидесяти пяти процентов дохода от них на благотворительность.

— Как, например, я могу получить помощь?

— Во-первых, ты должен представлять некоммерческую организацию. Просмотрев твою финансовую статистику, я бы сказал, что ты не подходишь. Во-вторых, тебе должно отказать по крайней мере одно агентство выдачи субсидий. Они работают с приютами, библиотеками, другими подобными организациями, церквями. Фонд принимает активное участие в различных благотворительных программах.

— Это не так уж необычно.

— Ты меня неправильно понял. Члены правления фонда, в котором работает Дженни, служат волонтерами в организациях, которые они финансируют. Ее прабабушка преуспевала в садоводстве, а Дженни помогает в каком-то доме раз в неделю. — Грег протянул Мэтту пожелтевшую газетную вырезку, на которой была изображена красивая женщина в длинном черном платье, держащая деревянный поднос с цветами. Хотя изображение было неясным, что-то в этой женщине напоминало ему Дженни.

— Истинно семейное предприятие, — заключил Мэтт с долей сарказма. — А на основании чего она может занимать должность директора? Кроме семейных связей?

— У нее степень по социологии, а кроме того она училась на психолога в Университете Цинциннати.

Мэтт потянул за галстук, чтобы ослабить его.

— О боже мой.

— Получается, она знает, что делает. Этот фонд очень высоко ценят. Большую часть своих средств они используют для реальной помощи людям.

— Например, увеличивают зарплату директору муниципальной школы?

— Что-то вроде.

— У нее хватает денег для жизни? — Его сводило с ума то, что она не купила себе пальто, но причина могла крыться отнюдь не в ее практичности. Мэтт не был у нее дома, но знал, что дом в хорошем районе с большим участком земли. Он представил себе задний двор с качелями и песочницей. И маленького мальчика с каштановыми волосами, играющего неподалеку.

Грег назвал ее зарплату.

— Не думаю, что у нее много дополнительных доходов, но она, кажется, живет неплохо. Она купила дом, когда продала жилье прабабушки на Уоллнат-хилл, и положила первые деньги на имя ребенка примерно через месяц после того, как забеременела.

— Почему у меня такое впечатление, что ее семья была богата?

— Возможно, из-за того, что я упомянул Уоллнат-хилл. Фактически они были богачами. Но все, что досталось Дженни, — это дом и работа. Все деньги ушли в фонд.

— Почему?

— Я не спрашивал, а детектив не сказал. Он только заверил меня, что все легально.

Мэтт обдумывал новую информацию. Теперь он восхищался Дженни еще больше. Она, очевидно, была разумной женщиной, которая привыкла думать, прежде чем начинать действовать. Может быть, она и права, говоря, что ей никто не нужен. Самодостаточность, очевидно, была наследственной чертой в семье Эймсов-Блэндингов-Марчей и всех прочих.

— Грег? А как насчет мужчин? Я имею в виду прапрадеда и деда. Где их место в семейном древе?

— О них ничего особенного не известно. Насколько я понял, они сбегали.

— Сбегали? Даже так?

— Прабабушка и бабушка Дженни получали развод на том основании, что мужья уходили от них.

— Ага, картинка начинает складываться. — Мэтт встал и начал ходить по офису. — Она думает, что через какое-то время я тоже уйду. Вчера я обвинил ее в том, что она путает меня с теми мужчинами, которые причинили ей боль, но даже не догадывался, как близко я подошел к правде. Если бы она и вышла за меня, то все время жила бы в страхе. — Он ударил кулаком о стену. — Она думает, что я тоже обману ее.

У Мэтта в голове царила полная неразбериха. Ему невыносима была мысль, что Дженни причинили боль.

— Я не могу заставить ее сделать анализ крови ребенка. Если она не сделает анализ ДНК, как мы вообще сможем узнать, кто отец этого ребенка?

— Фактически суд может принудить ее сделать тест. Судья в первую очередь должен думать о благополучии ребенка. Если мужчина подает в суд иск с просьбой признать его отцом ребенка и обещает помогать ему финансово, судья становится ответственным за установление отцовства.

— А что насчет нашего случая? Могу я требовать этого?

— Вероятно, нет. Это рискованная процедура, которая может быть опасной для здоровья матери и ребенка. Тебе придется подождать.

— Я хочу знать сейчас.

— Ребенок скоро родится. А ты можешь за это время узнать Дженни получше. Если у вас не будет хороших отношений, все станет только сложнее.

— А я смогу получить опеку, если это все-таки мой ребенок?

— Нет, не думаю.

Почему? Потому что я мужчина?

— Потому что она мать, живая, здоровая и вполне способная растить ребенка сама.

— Но я могу попытаться?

— Можешь. Но тогда тебе придется искать другого адвоката. Я не буду помогать тебе отнимать у Дженни ее ребенка.

— Ты даже не знаешь ее.

Грег швырнул отчет на пол.

— Мы не знакомы лично, но я знаю кое-что о ней. Мне понятно, почему она решила завести ребенка без мужчины. Она пережила трудные времена, и я не собираюсь добавлять ей еще неприятности.

— С каких пор ты стал таким филантропом?

— Мне всегда было жаль побежденных. А мой отец погнал бы меня пинками под зад, если бы я причинил боль женщине в положении.

Мэтт вздрогнул.

— Кстати, о родителях…

— Ты еще не сказал своей матери?

— И не скажу, пока не узнаю что-то конкретное.

— Осталось недолго.

— Я устал ждать. Черт, ненавижу, когда все идет не так, как я хочу.

— Мэтт, я не могу убедить тебя остановиться и подумать.

Он сплел пальцы, словно размышляя, давать ли Мэтту советы на такие личные темы.

— Если ты пойдешь в суд и заставишь ее сделать анализы, зная, что это небезопасно, значит, ты не думаешь ни о ком, кроме себя. А она всегда будет матерью ребенка, независимо от того, кто выиграет, а кто проиграет.

Грег что-то бормотал себе под нос, собирая разбросанные бумаги.

— Грег, — сказал Мэтт резко, — оставь доклад.

— Подумай о том, что я сказал, босс.

— Я всегда прислушиваюсь к твоим советам, даже если не следую им.

— И еще одно, — сказал Грег.

— Говори.

— Это касается Кристал. Она все знает.

— О, черт! Откуда?

— Вы долго были вместе. Она завела друзей в офисе. Плюс ты не очень-то осторожен.

— Я в шоке.

Грег рассмеялся.

— Ты никогда не умел заметать следы. Что ты собираешься делать?

— Надеяться, что она будет молчать.

— Это пустые надежды.

— Верно. Пусть сделает первый шаг. Я слишком занят с Дженни, чтобы интересоваться делами моей бывшей. Может быть, она поедет на фотосессию на какой-нибудь пустынный остров и решит там остаться.

— Да, — сказал Грег, уходя, — а может быть, рак на горе свистнет.

Мэтт провел оставшуюся часть дня, тщательно изучая отчет детектива и размышляя, как доказать свое право на общение с ребенком.

Дженни каким-то образом смогла забраться в его мысли, заставить его забыть на время о бизнесе, который был для него священен.

К чему катится мир, если человек, который все и всегда планировал заранее, не имеет даже малейшего представления, что произойдет дальше?

Друзья думали, что Мэтт сошел с ума, когда поддался на уговоры Кристал сдать свою сперму в банк и сделать вазэктомию. Он точно думал не головой. Даже сейчас мысль об этом заставляла его вздрагивать.

Он понял, что Кристал не любила его и не хотела создавать с ним семью.

И вдруг чудо — Дженни Эймс носит его ребенка.

Он безрадостно засмеялся. Может, надо забыть имя Алексис и назвать малышку Фейт [1]?

Судьба не благоволила к ней. За исключением первого месяца беременности, Дженни не мучилась утренней тошнотой. Но сейчас без четверти шесть, Мэтт может появиться с минуты на минуту, чтобы повести ее на вечеринку, а она сидит в ванной, пытаясь усмирить рвоту.

Да, от этого вечера не стоит ожидать ничего хорошего.

Последние несколько дней она жила в страхе, что Мэтт на ужине не сможет нормально общаться с ее клиентами. Конечно, он никогда не бывал грубым. Но вряд ли ему будет интересна идея создания приюта для несовершеннолетних мам или то, что фонд выделил деньги на финансирование программы по изданию сборника поэзии старшеклассников.

Мэтт наверняка считал, что достаточно было просто выписать чек. Возможно, он даже скептически относился к благотворительности.

Нет, он определенно не сможет вписаться в компанию ее клиентов.

Ее желудок вновь напомнил о себе, и она склонилась над унитазом.

Раздался резкий стук в дверь.

«Нет на свете справедливости», — подумала Дженни.

— Ты очень бледная, — сказал Мэтт, как только она открыла дверь.

— Все хорошо, — запротестовала она. — Небольшое недомогание.

— Это часто случается?

«Только когда я знаю, что ты скоро придешь», — подумала она.

Она не хотела признавать, что у нее еще и сердце начинало биться чаще, и под ложечкой сосало всякий раз, когда он появлялся.

Она и до него видела красивых мужчин, очаровательных мужчин, щедрых мужчин… но никто не обладал такой внутренней энергией. Стоило ему посмотреть на нее своими восхитительными шоколадными глазами, и она теряла связь с действительностью. Весь мир исчезал.

— С тобой все в порядке?

— Что? — Дженни пришла в себя. Она не хотела возвращаться ни к реальности, ни к этому мужчине, который, судя по всему, собирался забрать ее ребенка.

— Ты стояла, пристально глядя на меня, потом покраснела и тут же стала белой как простыня. Мне показалось, что ты упадешь в обморок. Позволь мне войти. Тебе стоит полежать несколько минут.

— Нет. — Она не разрешит ему войти в ее дом, ее убежище, он и так пробрался во все остальные уголки ее жизни. — Со мной все в порядке. Пора идти, иначе мы опоздаем.

— К черту вечеринку. — Он взял ее за локоть. — Ты никуда не пойдешь, пока я не буду уверен, что с тобой все в порядке. Когда ты ела в последний раз?

Дженни высвободилась. Его беглое прикосновение обожгло ее.

— Как будто ты не знаешь. Повар пробыла всю эту неделю у нас в офисе, предлагая еду каждому, кто проходил мимо. А сегодня она еще и сюда пришла.

— Тебе не нравится еда, которую она готовит?

— Если я скажу «да», ты отошлешь ее назад?

— Я буду присылать других людей, пока ты не оставишь того, кто тебе понравится.

Дженни рассмеялась.

— Ты невозможен.

— А ты уже не так бледна. Готова идти?

— Только надену пальто.

Он поймал ее за руку.

— Подожди минуту.

Дженни нахмурилась.

— У меня есть кое-что для тебя. Попридержи возражения, пока не увидишь, что это.

Мэтт сделал шаг назад и взял длинную, узкую коробку, которую оставил на крыльце. Она была украшена огромным белым бантом. В таких обычно дарят длинные розы.

Ее руки потянулись к коробке прежде, чем она решила принять подарок. Он держал коробку, пока она развязывала бант дрожащими руками. Дженни подняла крышку и нашла не розы, а ткань цвета слоновой кости, мягкую и нежную, как мех.

Она посмотрела на Мэтта, смущенная содержимым коробки.

— Ты сказала, что не надо больше цветов.

— И ты услышал, — обрадовалась Дженни, глубоко вздохнув, не зная, разочарована она или нет.

— Тебе не нравится?

— Прости, Мэтт, но я не знаю что это.

— Разреши мне, — попросил он, осторожно вынул материю и развернул. Оказалось, что это накидка с капюшоном. Самая мягкая, самая красивая и, возможно, самая дорогая накидка, которую ей когда-либо приходилось видеть, достаточно длинная и широкая, чтобы укутать и согреть ее с малышом.

«Ты ему небезразлична, — сказал голосок внутри нее. — Не испорти этого, не ссорься из-за подарка».

— Спасибо, Мэтт. Она прекрасна.

Он улыбнулся ей, и это заставило ее сердце вздрогнуть. От такой улыбки менее решительная женщина потеряла бы голову.

Мэтт набросил накидку ей на плечи.

— Ты очень красива, — прошептал он, приближая губы к ее губам. Поцелуй был нежным, но требовательным. Он отличался от поцелуя в офисе, здесь никто не мог им помешать. Если бы не вечеринка, она могла бы всю жизнь стоять в открытых дверях и целовать его.

Должно быть, Мэтт тоже вспомнил об ужине. Он отстранился, продолжая дразнить ее улыбкой.

— Очень красива, — прошептал он.

Дженни закрыла глаза. Мэтт выиграл еще одно очко.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Итак, значит, это ты.

Дженни подняла глаза и увидела красивую женщину, уставившуюся на нее. Спасибо Нэнси, она знала, что эта была небезызвестная Кристал Макдонах. Она удивила всех, придя с одним из членов правления фонда, который, как оказалось, был другом Мэтта.

— Простите?

— Маленькая мамочка. Небольшой промах Мэттью.

— Я вас знаю?

— Не шути со мной, дорогая. Ты знаешь, кто я, а я знаю, кто ты и что из себя представляешь.

— И что же именно я из себя представляю?

— Умная особа, пользующаяся положением, хитрая интриганка.

— Не такая, как ты. — Дженни тут же остановила себя. Банкет был неподходящим местом для ссоры, которую Кристал Макдонах явно хотела затеять.

— Одного я не могу понять: как ты заставила врача сделать это?

— Вы о чем, мисс Макдонах?

Кристал с отвращением посмотрела на живот Дженни: — Это.

— Это ребенок, мисс Макдонах, а не мутант из космоса.

— Это ребенок Мэттью Хенсона.

— Доказательств пока нет.

— Может быть. Но только потому, что Мэттью пока не нашел способа добыть их. Но он найдет. Не сомневайся.

— Это не важно. Мэтт Хенсон не мужчина моей жизни.

— Тогда почему он сегодня здесь?

— Потому что он не знает слова «нет». — Дженни не могла сдержать колкость. — А может, потому, что он узнал, что вы будете здесь.

— Возможно. — Кристал откинула свои золотистые волосы и приняла соблазнительную позу. — Его всегда тянуло ко мне, как мотылька к огню.

И он сгорел из-за своей страсти. Дженни почти жалела Мэтта.

— Ты должна быть благодарна мне, — заявила Кристал надменно. — Это я уговорила Мэттью сдать сперму. Если правильно сыграешь, будешь обеспечена на всю жизнь.

— Вы думаете, что, если бы я поверила, что это ребенок Мэтта, я бы вышла за него через минуту? — спросила Дженни, догадываясь, что Кристал не поймет сарказма. — Что я буду счастлива поймать такого, как он, красивого и умного, желающего стать отцом?

Кристал была ошеломлена. Ей, видимо, никогда не приходило в голову, что не все люди хотят жениться по расчету.

— Это на самом деле не имеет для вас никакого значения? — произнесла наконец женщина. — Мэттью верит, что ребенок его. Он хочет его, и он переступит через кого или что угодно, чтобы получить свое.

Кристал уплыла, по-видимому убежденная, что очень удачно выразилась. И хорошо, что она ушла. Если бы она сказала еще хоть слово, Дженни вцепилась бы в ее волосы.

Когда Мэтт трезво посмотрел на Кристал, то понял, что перепутал упаковку и содержание.

Он покачал головой, не веря самому себе. Он не влюбился и в Дженни Эймс. Она была прелестна, но ничего больше. Она лишь сосуд, носящий его ребенка. Они придут к соглашению, подпишут его и расстанутся друзьями. Они ведь смогут сделать это во благо ребенка?

Но если все идет гладко, почему он так беспокоится?

Он хотел, чтобы ужин поскорее начался, они бы поели, поблагодарили за прием и ушли. Он осматривал комнату в поисках Дженни, но Кристал помешала ему.

— Привет, Кристал, — сухо поприветствовал ее Мэтт. — Что привело тебя сюда?

— Праздное любопытство. Тебя ведь тоже обычно не встретишь в таких местах, Мэттью?

— Может быть, я начинаю смотреть на жизнь другими глазами.

— И виновата в этом Дженни Эймс?

— Мои отношения с Дженни тебя не касаются.

— Она говорит, что нет никаких отношений. Она говорит, что ты не мужчина ее мечты. Это означает, что ты и не мужчина ее постели?

— Это тоже тебя не касается.

— А почему тогда ты так… напряжен? — ее рука скользнула под распахнутую полу его пиджака. — Я могла бы помочь тебе снять напряжение, Мэттью.

Она наклонилась вперед и прижалась к нему своим тонким телом. Мэтт был ошеломлен.

Он не чувствовал ничего.

Женщина, считающаяся одной из самых красивых в мире, набросилась на него, как тигрица, а он ничего не ощутил.

Но стоило только Дженни Эймс посмотреть на него, задрав свой дерзкий носик, и сказать, чтобы он проваливал, он становился напорист и тверд, как итальянский мрамор, которым выложен пол в его офисе.

— Нам всегда было хорошо вместе, помнишь?

— К чему ты ведешь?

— Мы могли бы попробовать еще раз.

Мэтт чуть не рассмеялся.

— Я недооценила, как ты хотел ребенка, и очень сожалею, что мы не поняли друг друга. Я с удовольствием стану матерью, если это тебе действительно нужно.

— Кристал, — произнес он, — для тебя это очень серьезный шаг, и я вижу, что ты много думала об этом. — Он посмотрел в ее глаза и увидел в них искорку триумфа. — Я ценю это, но никогда бы не смог жить с мыслью, что виноват в том, что ты располнела.

Кристал выпрямилась и фыркнула:

— Недоброжелательность не привлекает людей, Мэттью.

— Возможно, но мы это переживем. А пока держись от меня подальше и оставь Дженни в покое.

Кристал повернулась и направилась к двери, оставив своего шокированного спутника позади.

— Прости, что тебе пришлось выслушивать это, Трев, — извинился Мэтт.

— Ничего. Было очень забавно. И поучительно. Я должен был понять, что она что-то замышляет, когда она позвонила и спросила, могу ли я сопровождать ее сегодня вечером. Теперь я вижу, почему вы расстались.

— У нас возникли разногласия по поводу отношения к семье.

— Ты отец ребенка Дженни?

— В этом вопросе есть неясность. Мы не узнаем этого, пока ребенок не родится и в больнице у него не возьмут анализы. А до того времени я… забочусь о благополучии матери этого ребенка.

— У Дженни много друзей в правлении и в сообществе. На твоем месте я был бы осторожным.

— Это предупреждение, старина?

— Я бы понял это именно так, — кивнул Трев, уходя.

Мэтт Хенсон был чудовищем, которого она никогда не простит за то, что он испортил этот особый для нее вечер.

Он стоял в углу, уставившись на нее молча и заставляя ее чувствовать, что все, что она делает, она делает неправильно.

— Впечатляет, — одобрил он позже. — Ты была прекрасна, играя роль Леди Щедрость.

— Я не играла, — Дженни остановилась, пораженная тем, что люди, которых он встретил, и то, что он слышал, не заставили его задуматься. — Фонд делает нужную работу, независимо от того, что ты думаешь по этому поводу. Люди, которых мы чествовали сегодня, постоянно помогали общине и заслужили этот вечер. Ты просто не хочешь этого понять.

— Да-а, — в его голосе была какая-то злость, которой она не понимала, — заставлять мать-одиночку ездить к врачу на автобусе действительно очень важная работа.

Дженни пришла в негодование.

— Ты не понимаешь. Вне стен твоего модного офиса, далеко от твоего запертого на все замки особняка существует настоящий мир — мир, в котором люди помогают друг другу, не думая о том, что они за это получат.

— Дорогая, я говорю о том, что вижу. И все, что я увидел, — это как вы без остановки хвалите друг друга.

Ее глаза чуть не вылезли на лоб. Злость боролась с правилами приличия, когда она думала, стоит или не стоит разбить ему нос прямо здесь. Вместо этого Дженни открыла свою сумочку, вынула ручку и листок бумаги, что-то черкнула и протянула листок Мэтту.

— Встретимся по этому адресу завтра в девять, и только посмей опоздать.

— Что это?

Увидишь. Это то, за что я борюсь. И если тебе это не понравится, ты можешь, — она пошевелила губами, словно подыскивая верное слово, — убираться.

Мэтт в шоке уставился на нее. Дженни распрямила плечи и оглянулась на гостей.

— Доктор Барнс уходит. Мне надо поблагодарить его за то, что он пришел. Попроси мистера Стедмена отвезти тебя домой. У меня здесь много друзей. Кто-нибудь из них меня не бросит.

— Подожди минуту, злючка. Я твой эскорт на сегодня, и я никуда не уйду без тебя. — Он взял ее под руку.

Дженни попыталась вырваться.

— Я не хочу больше твоего сопровождения. Ты свободен… временно.

Минуту они боролись. Когда он взял ее подбородок своими сильными пальцами и повернул к себе, она замерла.

— Я сказал не подумав, Дженни. Я не хотел смеяться над тобой.

Его извинения стучали в ее голове одновременно со стуком сердца. Слезы собрались в уголках глаз. Одна слезинка упала на щеку и скатилась вниз.

— Не плачь. Я не хотел критиковать твою работу.

— Тогда почему ты это сделал? Вот поэтому мне и не нравится быть с тобой. Ты очень нетерпим и судишь всех по себе. За одно мгновение ты становишься таким далеким, и я никогда не знаю, в чем дело.

Мэтт был поражен тем, что Дженни осмелилась высказать ему это.

— Может быть, ты права. Обычно я уравновешенный человек, но иногда меня очень легко вывести из себя. Это не твоя вина.

— Конечно, не моя. Если с твоей личностью что-то не в порядке, я не хочу об этом знать. Ты высмеиваешь людей и вещи, которых не понимаешь.

— Тогда помоги мне понять. Я хочу знать больше о благотворительности и почему она так важна для тебя.

— Я подумаю над твоей просьбой. Но не питай слишком больших надежд. Мне не нравишься ни ты, ни люди, которые тебя окружают.

Эти слова ему явно не понравились. Он угрожающе сузил глаза.

— Что Кристал тебе сказала?

— Ничего.

— Сомневаюсь. Кристал не может держать свое мнение при себе.

— Тебе видней.

— Если она сказала тебе что-то, что расстроило тебя, ей несдобровать.

— Я сообщила тебе все, что нужно знать.

— Все ли?

Дженни поразилась его проницательности. Она отвернулась.

— Тебе пора.

— Я не оставлю тебя здесь одну.

— Оглянись, Хенсон. Разве я здесь одна?

— Я имел в виду — без меня, Дженни. Я не уйду отсюда без тебя. — Его взгляд предостерег ее от споров. — Представь меня мистеру Барнсу, хорошо?

Дженни сдалась, не желая устраивать сцену, но это не конец. Мэтт должен понять, что она не та женщина, с которой можно обращаться небрежно, что она умнее Кристал Макдонах и упрямее его самого.

Домой она возвращалась, погруженная в свои мысли. Мэтт болтал, она отвечала односложно. Его нападки на ее работу очень сильно ранили ее.

И еще Кристал. Ее угрозы и обвинения заставили Дженни почувствовать себя неуверенно.

То, как Кристал обращалась с Мэттом, и то, что он позволял ей это, говорило о многом.

Как всегда, Мэтт проводил ее до двери. Дженни сжала сумочку и спрятала руки под роскошной тканью накидки.

Вечер был утомительным, и она хотела лишь одного — упасть в свою постель. А он… о боже… он смотрел на нее, словно она была вишневым пирожным.

— Ты очень красивая сегодня… очень сексуальная. Я не могу оторвать от тебя глаз.

Внезапно Дженни осознала, что его слова — лишь звуки, которые произносили его губы, чтобы получить то, что он хочет.

— Тебе нужны очки, если ты считаешь, что женщина, которая переваливается как утка, сексуальна.

— Ты не умеешь благосклонно принимать комплименты? Большинство женщин ведут себя так, словно похвала — это право, принадлежащее им по закону.

— Как Кристал?

Он наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку.

— Я не хочу говорить о ней сейчас.

— Должно быть, она очень тебя любила, если так расстроена, потеряв тебя.

— Кристал Макдонах никогда не любила никого, кроме себя, и ничего, кроме денег.

— Как ты циничен.

Его пальцы скользнули по прядям ее волос.

— Только не сегодня.

С легким вздохом она расслабилась в его руках, зная, что не надо этого делать, но сопротивляться не было сил.

Дженни не думала об одиночестве и потребности в тепле, когда решила завести ребенка. Никаких мужчин в ее постели, никакого отца для ребенка. Никаких прикосновений, которые заставляли бы ее дрожать и гореть, страдать и вздыхать.

— Можно я поцелую тебя на ночь?

Вопрос поразил ее.

— Не думаю, что это хорошая идея.

— Почему? Мы ведь друзья? И я хочу просто поцеловать тебя.

— Ты всегда делаешь, что хочешь?

Улыбка Мэтта сказала ей все. Перевод был не нужен. «Да, я всегда делаю, что хочу, и получаю то, что хочу».

Она сделала шаг назад, а он — шаг вперед. Когда Дженни открыла рот, чтобы протестовать, он тут же завладел им.

Прикосновение его губ было таким мягким и таким нежным, что ей показалось — сейчас сердце выпрыгнет из груди. Мэтт снова посмотрел на нее тем взглядом собственника, который она запомнила с их первой встречи.

— Когда ты ела десерт, у тебя на губе осталась капелька взбитых сливок, вот здесь… — Он легко дотронулся до ее верхней губы кончиком языка. — Я готов был тут же вскочить из-за стола, чтобы слизать ее с твоих губ.

Дженни отклонилась и вздрогнула.

— Я могу зайти?

Она покачала головой.

— Не думаю, что это возможно.

— Почему нет? — потребовал Мэтт.

Слова Кристал пронеслись в ее голове. До этого Мэттью не пытался соблазнить ее, не был так настойчив. Ей надо все обдумать без него.

— Мне не очень хочется, чтобы между нами установилась какая-либо связь.

В первый раз он положил руки на ее живот. Маленькая Алексис перевернулась, и Дженни была уверена, что Мэтт почувствовал это движение.

— Тебе не кажется, что это похоже на попытку закрыть дверь стойла после того, как лошади вырвались? Мы уже связаны.

Старая отговорка, будто она не верила в то, что это его ребенок, замерла у нее на губах. Она лишь покачала головой.

Мэтт терпеливо ждал, пока ее сомнения рассеются.

— Ты знаешь, что я прав, Дженни. Скажи мне вот что. Сколько раз тебе делали оплодотворение, перед тем как ты забеременела?

Дженни была шокирована таким откровенным вопросом.

— У меня все получилось с первого раза.

Мэтт улыбнулся самодовольной улыбкой, которую она ненавидела.

— Видишь, мы так сильны вместе, даже мать-природа знает это. Мои маленькие ковбои прицелились к твоей яйцеклетке — и вот он, малыш. Слушай, а почему ты не носишь двойню?

Дженни было нечего возразить.

Но она не хотела говорить об этом. Снова возникло воспоминание о Кристал и Мэтте на вечеринке, когда красавица модель прижималась своим тонким телом к нему, а он стоял с открытым ртом.

Это доказывало, что Мэтта все еще влекло к бывшей любовнице.

Дженни знала, что не сможет состязаться с Кристал. И прекрасно понимала, что сейчас Мэтт с ней, Дженни, только из-за ребенка. Если бы Кристал захотела ребенка, Дженни никогда не встретила бы Мэтта и носила бы сейчас малыша от другого мужчины.

Он с ней из-за ребенка.

Поцелуи не настоящие, забота не настоящая. Она касалась только его ребенка.

Ее сердце вздрогнуло от воспоминаний о других разочарованиях, других оскорблениях.

— Мне холодно, — сказала она, отталкивая его рукой. — Я устала. Мои туфли жмут, и я не в настроении обсуждать чудо рождения.

— Если бы ты разрешила мне войти, я бы растер тебе ступни.

— Мистер Стедмен ждет тебя.

— Он не будет возражать. Он считает, что ты — мечта любого мужчины. Это его слова.

— Давай оставим все как есть, — сказала Дженни резко, вставляя ключ в замок.

— Завтра утром? — спросил он.

Она посмотрела на него через плечо.

В нем было что-то, что посылало стрелы желания по всему ее телу, от сосков до кожи на животе, к которой он прикасался так нежно.

Он был красив до безумия, необыкновенно уверен в себе… и очень опасен.

— Нет, — сказала она. — Я передумала.

— Действительно? — Теперь ему стало любопытно. Что Дженни может прятать на Крэндэлл-стрит, о чем она не хочет сообщать ему.

Он повернул назад и пошел к машине.

— Увидимся утром, Джиневера!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда Дженни передала ему листок бумаги, на котором был написан только адрес, и объявила, что это то, чем она занимается, Мэтт не проявил особого интереса.

Теперь, когда он стоял перед обшарпанным домом из коричневого камня, уставившись на табличку, которая гласила «Дом Надежды», он начал постепенно понимать.

Дом был полон малышей.

Директор поприветствовала его и не преминула выразить благодарность за транспорт, на котором больного ребенка отвезли в больницу.

Мэтт тут же решил извиниться перед Дженни за глупые слова, которые он произнес прошлым вечером о матерях-одиночках. Ему пришлось признать, что у нее есть свои интересы и обязанности.

Мэгги Тернер прервала его мысли:

— Я не знала, что вы интересуетесь нашей работой.

— Сказать по правде, миссис Тернер, до того как Дженни Эймс вызвала меня сюда, я не знал о вашем существовании. Конечно, я помню шумиху вокруг процесса распределения средств, но и только.

— Зовите меня Мэгги. У нас есть второй дом, для юных мам и младенцев, выздоравливающих после наркотической интоксикации. Как только малышам становится лучше и их можно выписать из больницы, а матери проходят этап лечения, они воссоединяются именно здесь. Тогда и начинается настоящая работа.

Они прошли в конец комнаты, где жили и питались матери, к книжной полке, на которой стояли энциклопедия, пара книг доктора Спока и набор книг с тестами.

— Все женщины должны посещать занятия. При этом они выполняют домашние задания и занимаются работой по хозяйству.

— Звучит так, будто они в армейской учебной части.

— Я уже слышала такое, — Мэгги рассмеялась. — Но если серьезно, этим молодым женщинам не повезло в жизни. Они не замужем, и у них нет никаких перспектив создать прочные отношения. Мы стараемся дать им образование и уверенность, что в их жизни все еще возможно.

— Сколько времени это занимает?

— У нас не существует расписания. Каждый день — борьба, когда ты так молода, а жизнь уже так тебя побила.

— Где вы берете деньги?

— Мы все делаем на пожертвования и субсидии. Некоторые от города, других штатов или государства. Некоторые от фондов, таких, как «Прескотт». У нас есть и частные спонсоры. Я надеюсь, вы станете одним из них.

Они прошли по первому этажу, миновав Дженни, которая была в яслях. Она держала на руках голубоглазого малыша. Мэтт увидел, как размеренно она ходит, поглаживая его по спинке и что-то мурлыча этому маленькому вопящему свертку, и восхищался тем, с каким терпением и любовью она это делала.

Он хотел иметь жену и своего ребенка.

Такую жену, как Дженни, и ребенка по имени Алексис.

В начале лестничного пролета Мэгги остановилась.

— Комнаты девушек наверху. Мужчинам вход воспрещен. У нас есть спальное помещение, где дети спят со своими матерями каждую ночь.

— Где они сегодня утром?

Мэгги удивленно приподняла бровь.

— Они в храме, мистер Хенсон… А откуда вы знаете Дженни?

— Она вам не говорила?

— Нет.

— Я отец ребенка, которого она ждет.

— Ребенка Дженни?

— И никакого другого.

— О! Я не хотела вырывать у вас это признание. Дженни никогда ничего не говорила… Я не знала, что она встретила кого-то.

— Мы встретились лишь месяц назад.

— Тогда как… простите… — прошептала она. — У меня так много вопросов…

— Все в порядке, но я, пожалуй, оставлю ответы на усмотрение Дженни. Мне кажется, я и так сказал слишком много.

— Не волнуйтесь. Ваши секреты останутся при мне. Я беспокоюсь о Дженни, как о дочери… или как о младшей сестре. — Она рассмеялась, и ее седые кудряшки закачались из стороны в сторону. — Я никогда не выдаю секретов. Так о чем мы говорили?

— Давно Дженни занимается благотворительностью?

— С тех пор, как открылся центр. Мы переманили ее из отделения для новорожденных при больнице университета.

— Она помогала и там?

— Она помогает всюду. Если бы все наши работники были похожи на нее… Я так понимаю, что вы еще не видели ее в работе?

— Нет. — Он только подвозил ее на машине в офис и никогда не интересовался, чем она занимается.

— Она словно вихрь. — Мэгги улыбнулась. — Или скорее как осьминог, который старается протянуть свои щупальца туда, где может помочь.

— А как я могу помочь? — Это действительно было место, где его деньги могли бы приносить реальную пользу. — Ваши самые неотложные нужды?

— Пища, подгузники и добровольцы.

— С пищей и подгузниками я могу помочь. Моя ассистентка позвонит вам утром. Вы скажете ей, что вам необходимо, и мы проследим, чтобы вы это получили.

— А что насчет добровольцев?

— Это труднее.

— А как насчет вас?

Мэтт усмехнулся.

— Когда Дженни приходит сюда?

— Каждое воскресное утро в шесть часов.

— Она не ходит в церковь?

— Гарантировать счастливое детство обездоленным малышам — вот ее религия.

Мэтт усмехнулся, чувствуя легкость, которой не ощущал уже многие месяцы.

— Тогда, надо думать, увидимся в следующее воскресенье.

— О чем ты говорил с Мэгги? — спросила Дженни Мэтта, когда они готовили обед в столовой центра.

— О центре, о детях, о тебе.

— Именно в таком порядке? — Молодая женщина рассмеялась, и он подумал, что никогда не слышал такого прекрасного смеха. — Я рада, что ты наконец понял, в чем заключается моя работа.

На мгновение он был парализован ее смехом и крохотными ямочками на щеках.

— Ну-у, — протянул он. — Ты удивила меня, это точно.

— Я не собиралась это делать. — Она наклонилась, чтобы поставить несколько детских бутылочек около раковины. Дженни разрумянилась и казалась милой и невинной. — Я никогда не думала о том, что чувствует донор спермы, после того как… ну ты понимаешь.

Мэтт замер. Значит, она все-таки допускает мысль, что он отец ребенка?

Она продолжала, явно нервничая:

— Большинство доноров в клинике «Утренняя звезда» — студенты медицинской школы при университете. Я надеялась, что это какой-то молодой альтруист.

— А я не альтруист?

— Я этого не говорила. Я не знаю тебя достаточно хорошо, чтобы судить. Со мной ты очень великодушен, но есть много других людей, кто нуждается в твоей щедрости.

— И если бы я был так же великодушен с другими людьми, то нравился бы тебе больше?

— Нет. Ты бы сам себе нравился больше.

— Я не скряга, ночами считающий свои богатства. У меня есть определенные благотворительные интересы. Пару лет назад я был в правлении «Юнайтед вэй».

— Это хорошо. Но что ты делаешь с тех пор?

Мэтт нахмурился. А нужна ли ему маленькая дерзкая тыквочка, которая будет указывать ему, что делать?

— Я не критикую тебя. Я только стараюсь дать понять, что мы очень разные люди…

— Ну, я надеюсь.

— У нас совершенно противоположные цели, и мы идем к ним разными путями.

— Глупости. Ты только что признала, что не знаешь меня достаточно хорошо. — Он взял ее за руку. — Проведи со мной какое-то время, и ты увидишь, какой я. Поужинай у меня сегодня.

— Нет, — ответила она быстро.

— Почему?

— Ужин — это слишком личное. — Она опустила глаза, ее голос смягчился. — Кроме того, последний совместный ужин оказался не очень удачным.

— Если ты не хочешь приходить ко мне домой, приходи в мой офис. Завтра. Я узнал о твоей работе, теперь ты можешь узнать о моей. Встретишься с моими сотрудниками, и, может быть, они убедят тебя, какой я классный парень.

— Они считают тебя классным парнем?

— Хотелось бы так думать.

— Когда ты последний раз делал для них что-нибудь хорошее просто потому, что…

Мэтт поднял бровь.

— Потому — что?..

— Потому, что они много работают. Потому, что люди любят приятные сюрпризы. Потому, что ты можешь это сделать.

— Я не знаю. Надо подумать.

Глаза Дженни блестели.

— Если ты не можешь вспомнить сразу, значит, это было давно.

Мэтт возмущенно фыркнул.

— Когда в последний раз ты делала что-нибудь приятное Нэнси?

Ей даже не надо было задумываться над этим.

— Нэнси любит поэзию. Она может процитировать любого американского поэта, которого ты назовешь. На прошлой неделе я зашла в букинистический магазин и нашла старый томик произведений Карла Сэндберга. Он был в хорошем состоянии, с золотым тиснением на обложке. Книга обошлась мне в два доллара, а Нэнни была очень довольна.

— Ты купила ей подержанную книгу?

— Важно внимание, а не деньги.

— Ты так обо мне думаешь? Что я пекусь только о деньгах?

— Нет, не совсем. — Она поставила большую кастрюлю в раковину и пустила воду. — Деньги не главное, пока их у человека нет.

— У меня они есть, у тебя их нет, и противоположности никогда не сойдутся, так?

Дженни выключила воду и собиралась поднять тяжелую кастрюлю. Мэтт быстро подошел, взял ее и поставил на газ.

— Ты все еще не понимаешь.

Какой-то звук послышался из передней части дома, и Мэтт услышал веселый детский смех.

— Пойдем со мной, — сказала Дженни, беря его за руку. — Сейчас ты увидишь хозяйку «Дома Надежды».

Мэгги стояла в гостиной, ожидая их. Дженни оперлась на руку Мэтта, опускаясь на колени перед подругой.

— Доброе утро, моя любимая, — пропела она. Мэтт был смущен тоном, которым она говорила, и тем, что она встала на колени перед Мэгги. Но тут из-за женщины появился маленький ребенок. — Как сегодня дела у моей подружки?

Крошечная девочка, одетая в розовое платье и самые маленькие туфельки, которые он когда-либо видел, совершенно игнорировала Дженни, уставившись на Мэтта.

Мэтт улыбнулся девочке. Она наклонила голову, чтобы посмотреть на него, потеряла равновесие и опять встала прямо, только вытянув ручки. Мэтт не мог сдержать улыбку, глядя, с какой сосредоточенностью она удерживает эту позу.

Она медленно подошла к Мэтту, не отводя от него глаз. Мэтт был поражен совершенством этого миниатюрного существа.

Раньше он думал об Алексис только как о ребенке в животе матери. Он не думал о ней как о маленьком существе, которое будет делать первые шаги, говорить первые слова, пойдет в школу, будет учиться водить машину.

Ходить на свидания.

Девочка остановилась перед ним и вновь наклонила головку, чтобы лучше его рассмотреть. Она изучала его тщательнее, чем он изучал свои контракты. Когда он посмотрел в ее темные глаза, то увидел в них ум, который не ожидал увидеть у такого маленького существа.

Она подняла ручки и скомандовала:

— На лучки.

Мэтт поднял ее, и она удобно устроилась у него на руках. Каштановые кудряшки лезли ей в глаза, и она убирала их пальчиками. Такой же жест он видел у Дженни. Точно так будет делать и Алексис.

— Мэтт, я хочу представить тебе мисс Хоуп Тернер. Хоуп, это мой друг, Мэтт.

— Ма-а, — кивнула Хоуп, словно показывая, что поняла все правильно. Потом она указала на Дженни. — Нинни.

— Тернер? — спросил Мэтт, глядя поверх головки ребенка.

— Хоуп — дочь Мэгги.

Мэтт посмотрел сначала на темноволосую девочку, потом на Мэгги.

— Я удочерила Хоуп около двух лет назад, — объяснила Мэгги. — Ее бросили в больнице. Мать малышки думала, что ее дочь родилась инвалидом, потому что сама она употребляла наркотики.

— А это так? Я имею в виду, она инвалид? — спросил Мэтт, со страхом ожидая ответа.

— Нет, она здорова. Одна из счастливчиков.

Хоуп не нравилось, что на нее не обращают внимания. Она потрогала щеку Мэтта, затем указала на свои ножки.

— Туфи, — объявила она.

— Да, — согласился Мэтт. — Они очень красивые.

Хоуп кивнула.

— Касивые, — повторила она, и Мэтт растаял окончательно.

Он догадывался, что выглядит дураком, держа на руках маленькую девочку и разговаривая о ее туфельках, но не мог ничего с собой поделать.

— Ого, — сказала Мэгги, — она завоевала еще одного.

— Да, — добавила Дженни со смехом, — чем они больше, тем тяжелее они падают.

Ну хорошо, он завоеван. Он безумно полюбил детей.

Мэгги забрала Хоуп у Мэтта и пошла на кухню, а Дженни ухватилась за руку Мэтта, и он помог ей подняться. Она незаметно смахнула слезы.

В тот день, когда она начала работать в центре, Дженни пообещала себе, что никогда не будет плакать перед детьми, что они никогда не услышат недовольства в ее голосе, что они будут чувствовать только ее любовь.

Сегодня она увидела, каким отцом будет Мэтт. Она должна бы быть счастлива, но ее сердце разбивалось на тысячи осколков.

Она представляла, что это Алексис, и не понимала, как она сможет держать дочь вдалеке от него.

— Наш малыш тоже будет сильным и здоровым, — заверил Мэтт.

Дженни повернулась и положила руку на грудь Мэтту. Она чувствовала биение его сердца так же отчетливо, как и сердца ребенка внутри нее.

— И красивой.

Он поцеловал ее макушку.

— Что ты сказала?

— Алексис будет красивой.

С шумом распахнулась входная дверь. Женский смех донесся из гостиной.

— Девушки вернулись, — она отступила и улыбнулась.

Так они и стояли — замерев на месте, среди разномастных стареньких кофточек и штанишек, среди криков и воркотни малышей вокруг них. Она подняла глаза и встретила взгляд его шоколадных глаз. Дженни судорожно сглотнула.

— Ты можешь остаться на обед?

Он покачал головой:

— У меня много работы, так что я пойду. Стедмен отвезет тебя домой.

Дженни внимательно посмотрела на Мэтта.

— Все в порядке? Мне бы не хотелось, чтобы ты из-за чего-то расстроился.

— Все хорошо. — Он погладил ее по щеке. Потом наклонился вперед, чтобы запечатлеть мягкий поцелуй на ее губах. — Я горжусь тобой. Ты много работаешь, чтобы изменить наш не самый справедливый мир. Ты необыкновенная женщина.

— Я совершенно обыкновенная. Он улыбнулся.

— Для меня ты необыкновенная.

На улице Мэтт обернулся, чтобы посмотреть на центр. Старое здание нуждалось в ремонте. Он размышлял о том, есть ли поблизости строительная компания, которая могла бы произвести нужные работы.

Он понял, что его чековая книжка заметно похудеет в ближайшие месяцы, но совершенно не жалел об этом.

Мэтт знал, что надо сделать. Это будет не просто и не дешево, но оно того стоит.

Он прошел несколько кварталов к центру города, когда до его сознания стали доходить звуки улицы. Девочки в джинсовых пиджачках собирались группками на тротуарах, прыгая через веревочку. Мальчишки всех возрастов и комплекций выставляли напоказ свои навыки игры в баскетбол и катания на скейтах. Маленькие магазинчики теснились на улицах, семейный ресторанчик приветливо открыл свои двери.

На маленькой церкви висело объявление о продаже выпечки. И он пошел на аппетитный запах. Его приветствовали как знакомого, дали попробовать почти каждое изделие и оставили в покое, только когда он купил по одному пирожку всех представленных видов.

Прохладный осенний ветерок стал ледяным. Мэтт передумал идти в офис пешком и начал искать такси. Но таковых не обнаружилось, и он направился к автобусной остановке.

Когда ему пришлось поднять воротник, чтобы защитить уши от ветра, он подумал о Дженни, которая ждала автобус в своем пальто, не застегивающемся до конца.

И тут он остановился на проезжей части и почувствовал, как его замерзшие губы улыбаются.

Когда он упомянул об «их» ребенке, она не возражала.

Это прогресс.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Дженни нажала на кнопку вызова лифта. Офис Мэтта располагался на семнадцатом этаже.

Она так и не поняла, что согласилась на этот визит, пока Мэтт не позвонил ей утром и не напомнил об этом. И вот она здесь, удивленная, что он не встретил ее внизу.

Дженни постаралась вспомнить, что она знала о Мэтте. Он не делал секрета из того, что заботится о ее благополучии. Он показал свою щедрость, чем удивил ее.

Решив не спешить, она нажала на кнопку с цифрой семь, затем, как непослушный ребенок, все остальные кнопки верхних этажей. Ей надо было подумать.

Проблема заключалась в том, что она начала влюбляться в Мэтта Хенсона. Это случилось в тот миг, когда он поднял крошку Хоуп на руки и она представила, что это Алексис. Это было странно, необыкновенно, пугающе.

Каждый вечер, перед тем как пожелать Лек-си спокойной ночи и закрыть глаза, Дженни обещала себе завтра сказать Мэтту, что не может больше видеть его, что все очень сомнительно, непонятно и не надо создавать новые проблемы.

И каждое утро, когда открывала ему дверь, она вымаливала у судьбы еще один день.

И вот она в лифте, поднимающемся в логово этого повелителя женских сердец.

— Ты совсем потеряла голову, — упрекнула она себя.

Но ее это не заставило остановиться. Ничто и никогда не заставит ее остановиться.

Она закрыла глаза и прислонилась к стене. В этот момент двери открылись.

— Дженни? С тобой все в порядке? — мягкий, как шелк, голос прозвучал из темноты.

Прежде чем открыть глаза, она признала то, что оказалось неожиданным, но верным.

Она влюбилась в Мэтта Хенсона — доброго, щедрого и упрямого. Она должна довериться ему. Это будет непросто, но это очень важно для Алексис и для нее.

Он вошел в лифт и терпеливо ждал, пока она откроет глаза и ответит на его вопрос.

— Дженни?

— Мэтт.

Он шагнул вперед и обнял ее. В его движении не было заминки, словно он, как и она, решил, что время ожиданий, беспокойств и вопросов прошло.

— Как мои девочки поживают сегодня? — Мэтт положил руки ей на живот. Накидка из кашемира, которая была на ее плечах, бесшумно упала на пол.

Лифт начал медленно двигаться, увозя их наверх.

— У нас все отлично.

— Она больше не занимается гимнастикой? — спросил Мэтт.

Дженни покачала головой.

— Просто немного балета. Несколько пируэтов, но без прыжков и сальто.

Лекси шевельнула ручкой или ножкой, и Мэтт ощутил это движение.

— Мне нравится, когда она так двигается. Мне кажется, она уже узнает меня.

— Она привыкает к тебе. Как… к отцу.

И именно там, где-то между семнадцатым и двадцать четвертым этажами «Хенсон билдингс», Дженни признала Мэтта отцом своего ребенка.

Просто. Без колокольчиков или звуков труб. Простое признание того, что ее душа поняла в тот самый момент, как он впервые коснулся ее.

Мэтт рассмеялся, когда малыш повернулся снова.

Их глаза встретились. Не говоря ни слова, Мэтт поцеловал ее, дразня, разжигая внутри нее огонь, который, она знала, будет невозможно погасить.

Ее дыхание участилось. Она хотела его, ей было необходимо, чтобы он поцеловал ее еще раз. Словно поняв это, он повиновался беззвучному приказанию.

Ее руки заскользили к его шее и обняли его.

Мэтт не разочаровал ее. Он целовал Дженни, словно изголодался по ней, поучая, дразня и умоляя. Он наслаждался, проводя кончиком языка по ее губам. Он тихо застонал, когда она ответила ему. Обоих поглотила бездна желания.

Его рука накрыла ее грудь. Желание сконцентрировалось там. Она почувствовала, как ее грудь наливается с каждым прикосновением его нежных пальцев. Она задохнулась, потом мягко застонала, не в силах скрыть свое возбуждение.

Лифт двигался вверх, и она чувствовала, что летит — так высоко, как никогда. Наконец двери открылись.

Дженни моргнула, свет извне мгновенно ослепил ее.

— Где мы?

Мэтт выпрямился. Он снял ее руки со своей шеи, поцеловал их.

— Это смотровая площадка. — Он потряс головой, словно приходя в себя. — Не хочешь полюбоваться видом?

Дженни прерывисто вздохнула, голова ее кружилась, сердце громко стучало.

— Нет, спасибо. За один день слишком много невероятных ощущений.

Глаза Мэтта заблестели.

— Ты считаешь меня невероятным?

— Ну, я…

— Мне говорили, что я хорошо целуюсь, но никто никогда не говорил, что я невероятный.

— Только «хорошо»?

— Эй, я не хотел хвастаться.

— Ты не хотел? — Дженни не могла сдержать смех. — Не изображай при мне скромника, а то я не буду знать, что делать с обычным Мэттом.

— Очень смешно, мисс Эймс. — Он еще раз поцеловал ее и взял за руку. И тут дверь снова раскрылась.

Перед лифтом стояло как минимум 50 человек, что составляло сотню глаз, уставившихся на Дженни.

Мэтт сжал ее руку.

— Что скажешь, если мы займемся работой?

— И зачем я придумал позвать ее сюда? — проворчал Мэтт.

Грег, стоящий рядом с ним, улыбнулся.

— Посмотри на нее. Боже. С того момента, как она вошла в дверь, все смотрят на нее, как влюбленные щенки. — И он, Мэтт, во главе этой стаи.

Дженни улыбнулась тому, что сказал ей один из секретарей, и Мэтт почувствовал, что возбуждается. От одной ее улыбки. «Как легко повержено мое могущество, — размышлял он. — Что задумал этот Шеперд? И почему он стоит так близко от нее?»

Грег хихикнул.

— Ты знаешь, они просто умирали, как хотели ее увидеть, когда узнали о ребенке. Они ужасно любопытны.

— Не могли бы они удовлетворять свое любопытство на расстоянии? — Мэтт подавил желание закричать, чтобы они убирались. Особенно мужчины. Может быть, это было связано с тем, как они целовались в лифте, но эта женщина сводила его с ума.

Он был бы счастлив стащить с нее свитер, уложить ее и исследовать каждый уголок этого потрясающего тела.

Казалось, прошли часы с того момента, как они покинули лифт, но его тело все еще дрожало, как натянутая струна.

Кажется, она тоже не преуспела в возвращении в обычную жизнь. Сексуальное напряжение читалось в каждом ее движении.

Не раз он ловил на себе ее взгляд. Она потягивала напиток или заправляла волосы за маленькое ушко и смотрела на него.

А потом краснела.

Если бы не его работники, он бы затащил ее обратно в лифт, закрыл дверь и позволил бы матери-природе вырваться на свободу.

— Это потому, что она интересуется их работой, — объяснил Грег, прерывая его размышления. — Она даже меня спросила, нравится ли мне работать с тобой.

— Это я интересуюсь их работой.

— Но интересуешься ли ты ими по-человечески?

— Ты говоришь в точности как она. Я принес им печенье. Притащил его с самой Крэндэлл-стрит.

Смех преобразил обычно кислое лицо адвоката.

— Хорошее начало, но, я думаю, твои работники захотят большего. Видишь ту женщину, с которой она разговаривает? Ты знаешь, как ее зовут?

— Маргарет.

— Маргарет, а дальше?

Мэтт на секунду задумался.

— Не помню.

— Наверняка ты не знаешь и того, что у нее два сына в армии. Один служит в Афганистане, один в Ираке. Ее муж — военный, вышедший на пенсию. Он получил Пурпурное сердце за службу во время войны в Заливе. Тот парень, на которого ты так убийственно смотрел, — Шеперд, — оплатил обучение своего брата в юридической школе и колледже.

— Зачем ты говоришь мне все это?

— Чтобы ты увидел живых людей, а не автоматы.

Мэтт нахмурился. Поговорка «правда глаза колет» подошла как нельзя лучше.

— Я настолько невыносим?

— Приятель, ты обречен.

Мэтт знал, что Грег прав. Может, он и не придавал большого значения работе, но это не значило, что он не заботится о людях, которые работают на него. Он следовал заветам своего отца, который был и хорошим работником, и заботливым родителем. Мэтт тоже хотел стать таким же.

И вот теперь Дженни Эймс.

Их отношения вышли на новый уровень. Он почувствовал это вчера, когда обнимал ее, а она плакала. Он почувствовал это сегодня, когда она возвращала его поцелуи со страстью, которую, он понял, она еще ни с кем не делила. Она была невинной, несмотря на беременность. Каждая ее реакция была искренней.

Даже до того, как поцеловал ее, Мэтт почувствовал, как обмякло ее тело, словно она решила больше не бороться с ним.

Он в предвкушении потер руки и повернулся к другу с хищной улыбкой.

— Обречен, говоришь? Видишь эту женщину? Она все изменит.

— Как? — спросил Грег с сомнением в голосе.

— Она сделает меня отцом. Она, я и наш малыш станем одной семьей.

Мэтт прекратил всю эту череду знакомств и проводил Дженни в свой офис.

Она упала в мягкое кожаное кресло, сравнивая его с тем старьем, в котором сама сидела каждый день.

Старье явно проигрывало.

— Мне нравится Харриет. Тебе повезло с секретарем.

— Она великолепна. Она была секретарем и моего отца. Мне было тяжело расти без него. Пока я рос, она была моей советчицей.

— Ты поэтому так решительно настроен быть отцом?

— Точно. Даже несмотря на то, что он много работал, для меня он всегда был свободен. Я бы никогда не стал тем, кто я есть, без него.

— А я бы никогда не стала тем, кто я есть, если бы мои родители были со мной, — просто сказала Дженни. — Быть хорошим отцом двадцать четыре часа семь дней в неделю и так много работать при этом очень непросто.

— Я могу попытаться.

— А если у тебя не получится? Хотя у тех, кого я знаю, не больше времени, чтобы быть родителем, но они все успевают.

— Грег тоже говорит, что у меня не получится, но я не обращаю на него внимания.

— А может, тебе следует прислушаться к нему?

— Ты плохо знаешь меня, Дженни, если думаешь, что я когда-нибудь кого-то слушался.

Дженни рассмеялась.

— Ты от скромности не умрешь.

— Ты сразила меня наповал, — сказал он. — Ладно. Так каков вердикт? Что ты думаешь о моей команде?

— Они замечательные люди и любят тебя, — признала она. — Они говорят, что ты справедлив и честен.

— Но счастливы ли они?

— Так вот для чего ты привел меня сегодня сюда? Узнать, счастливы ли твои работники? Разве ты не можешь спросить их сам?

— Они не скажут мне, Дженни. — Он подмигнул ей. — Они любят меня.

— Ты так гордишься этим, — сказала она, качая головой. — Неужели Отдел кадров работников не следит за всем, что им необходимо?

— Этот отдел следит за условиями работы, наймом и увольнением. Они управляют доходами и действуют в рамках жестких правил. У них нет времени на мелочи. А мне эта информация нужна для создания нормальной обстановки и увеличения производительности труда.

— Ты хочешь сделать их счастливее, чтобы они больше работали? — спросила она с насмешкой.

— Разве одно не порождает другое? — удивился он в ответ.

Дженни вздохнула.

— Да, пожалуй.

— Итак, если бы работала здесь, что бы ты посоветовала мне сделать для улучшения условий работы?

— Хорошо. Ты сам напросился, — сказала она. — Во-первых, ваши еженедельные собрания.

— Они сказали тебе о собраниях коллектива?

— Без деталей, — ответила она, не обращая внимания на его удивленный взгляд. — Я мало знаю о твоем бизнесе, чтобы использовать полученную информацию.

— Хорошо. Но что насчет собраний?

— Ты назначаешь их на восемь часов утра в понедельник. Твоя команда вынуждена приходить до рассвета, чтобы подготовиться к ним. Если повестка собрания большая, это может длиться часами.

Мэтт сжал губы.

— Рекомендации?

— Перенеси собрание на девять. Дай людям время. Если собрание захватывает время ланча, накорми их. Они, знаешь ли, не роботы.

— Заказать ланч в офис?

— Почему бы и нет? Я знаю прекрасного повара. Если бы она готовила здесь, я не была бы похожа на дом. — В доказательство она погладила свой живот. — Знаешь, Мэтт, во время беременности я поняла, как важно поддерживать свой организм. Если я голодна, то падаю. Если я перекусила, то могу работать, как зайчик в рекламе батареек «Энерджайзер». — Словно в доказательство ее слов, у нее заурчал желудок.

Мэтт поднялся.

— Ты голодна? Почему ты мне не сказала? Ты что, собираешься снова упасть в обморок?

Дженни рассмеялась.

— Не волнуйся. У меня это получилось не специально.

— Крошка, я не волнуюсь. Я только делаю свою основную работу.

— Работу? Какую?

— Забочусь о моих девочках!

На мгновение ее сердце остановилось, затем забилось с удвоенной силой. На миг она представила себе их семью, как они стоят у колыбели, в которой только что заснула малышка. Она почувствовала тепло от этой картинки. Потом картинка стерлась, вытесненная образом ее родителей, и мечты о счастливой жизни улетучились как дым.

— Чего бы тебе хотелось? — спросил Мэтт. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что он говорит о еде, а не о ее тайных мыслях. — Как насчет сэндвича?

Дженни кивнула.

Она молча наблюдала, как он снимает телефонную трубку и делает заказ.

Дженни была поражена чувством неловкости, которое вдруг сковало ее.

Неужели Мэтт привел ее сегодня сюда, чтобы показать всем, какой он хороший парень?

«Стыдись, Дженни Эймс. Это и есть настоящий Мэтт, не какой-то похититель детей, а человек, которого любая особа, не такая застенчивая, как Дженни, будет просто счастлива видеть рядом с собой».

— Твой обед уже в пути, — сообщил Мэтт, прерывая ее мысли. — Есть в твоем списке пожеланий еще что-нибудь?

— Да. Я думаю, тебе следует организовать какую-нибудь детскую службу в дневное время, когда твои сотрудники на работе. Если родители не будут беспокоиться о своих детях в течение дня, это также повысит эффективность работы.

— Звучит очень дорого.

Дженни улыбнулась. Бедный Мэтт. Бедный бумажник Мэтта.

— Нет, если ты хочешь добиться хороших результатов.

— И ты все это просчитала?

— Может быть. Когда речь заходит о женщинах и детях, мой мозг работает очень быстро.

Несколько секунд она наблюдала, как он тоже что-то обдумывал.

— Я ничего не обещаю, хорошо?

— Хорошо, — согласилась Дженни, но по его глазам она поняла, что дело сделано.

Посещение «Дома надежды» оказалось полезным. Раньше она могла только догадываться, что у Мэтта есть сострадание. Теперь она знала это наверняка.

Чувство выполненного долга приятно грело ее изнутри.

— Что ты собираешься делать, когда Алексис родится? — Небрежность, с которой он произнес эту фразу, встревожила ее.

— Я буду работать на дому первые шесть недель, — сообщила Дженни осторожно. — Потом буду брать переносную кроватку с собой в офис.

Он снял крышку с бутылки содовой и предложил ей напиток. Она отказалась.

— А если тебе придется ходить на совещания?

— Я найму сиделку. Некоторые из бабушек, проживающих по соседству, уже предложили мне свою помощь.

— А как насчет того, чтобы иногда оставлять ее здесь?

— Нет.

Мэтт нахмурился. Дженни поняла, что он готовится к словесной схватке.

— Ты когда-нибудь думала, что я тоже захочу внести свой вклад в заботу о ней?

— Нет.

— Почему?

Дженни решила, что справедливее всего не прятаться за слова, а сказать правду.

— Я думала, ты к тому времени уйдешь.

— Подумай еще раз, Дженни, — он начал разворачивать свой сэндвич, кроша его в руках, дрожащих от гнева. — Чем быстрее ты поймешь, что я не собираюсь бросать вас, тем лучше.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Не надо так смотреть на меня. — Сэндвич, который ей заказал Мэтт, она съела за минуту.

— Как так? Не секрет, что я считаю тебя очень красивой.

Она фыркнула. Звук получился грубым и несколько ироничным. Что с ней происходит?

Мэтт заявил, что не исчезнет из их жизни. Ее мнение о нем начало меняться, она не могла этого отрицать. Но сама мысль, что он может забирать Лекси даже на короткий промежуток времени, пугала ее. Взволнованная, она вскочила на ноги.

— А как ты смотрел на нее! — произнесла она со злостью.

— О чем ты, черт подери, говоришь?

— О Кристал. На вечеринке. Она так и льнула к тебе, и тебе это нравилось!

— К вашему сведению, мисс Мнительность, — сказал Мэтт с явным сарказмом, — я сказал ей в тот момент, чтобы она исчезла.

— Но она еще хочет тебя, это очевидно.

— Но я не хочу ее.

— Она сказала…

— Ага, вот мы и подходим к сути. Что конкретно сказала тебе Кристал?

— Она сказала, что ты стремишься к ней, как бабочка к огню.

Мэтт сжал губы.

— Продолжай.

— Она сказала, что рано или поздно ты найдешь доказательства того, что ребенок твой.

— И?..

Неожиданно весь гнев ее улетучился.

— Прости. Мне не следовало ничего говорить тебе.

— Что она сказала?

Дженни закрыла глаза, чтобы удержать слезы.

— Что ты заберешь у меня Лекси, — прошептала она.

Мэтт встал и подошел к ней. Взяв за подбородок, он повернул ее лицом к себе.

— Посмотри на меня.

Когда она открыла глаза, слезы, которые она так старалась сдержать, хлынули по щекам.

— Ты поэтому убегала от меня и старалась меня запугать?

— Я не знала твоих планов. Мы с тобой слишком разные. При тебе я чувствую, что не могу сама распоряжаться собой. Я не хочу обидеть тебя, но думаю, не смогу дать тебе то, что ты хочешь.

— Я не собираюсь забирать у тебя ребенка, слышишь. — Мэтт положил руки ей на плечи. — Но это не значит, что я не хочу знать, мой ли он. Ты не имеешь права не подпускать меня к моей малышке.

— Я знаю и не хочу быть несправедливой. — Дженни судорожно вздохнула. — Я разрешу сделать анализы, когда Алексис родится.

— Спасибо. Он легко коснулся ее щеки подрагивающими пальцами, потом осторожно поцеловал ее. — Я знаю, что иногда меня слишком заносит, но обещаю, что никогда намеренно не обижу тебя.

— Я хочу верить тебе, но мы так плохо знаем друг друга…

— Нет ничего, что заставило бы меня бросить вас.

Она посмотрела на него, раздумывая над его странной репликой. Потом скрестила руки на груди и с нескрываемым подозрением спросила:

— Ты знаешь об Австралии, так?

Он кивнул.

— Я так и думала. Одна моя соседка рассказала о странном человеке, который расспрашивал обо мне. Это было вскоре после того, как мы встретились, и я предположила, что именно ты мог мною заинтересоваться. Знаешь, она обратилась к властям.

Мэтт застонал.

— Полиция прислала ко мне детектива поговорить о том инциденте, но я попросила их не беспокоиться. Я была очень смущена.

— Спасибо, что сохранила мой секрет.

— Какой секрет? То, что ты иногда действуешь как полный идиот?

Мэтт сухо рассмеялся.

— Что-то вроде того. — Его голос смягчился. — Тот человек в Австралии обидел тебя?

— Ты хочешь спросить, не изнасиловал ли он меня? — Дженни повернулась и медленно подошла к окну. — Нет. Он не сделал этого.

Стоя позади нее, Мэтт резко выдохнул.

— У меня были сильные ушибы на руках и груди, там, где он хватал меня. Я очень испугалась.

Она вспомнила того монстра, который не тронул ее девственность, но лишил невинности. Он вонял потом и несвежим пивом и, кажется, думал, что родители отправили ее сюда для того, чтобы развлечь его.

— Когда я закричала и начала бороться, он разорвал мою блузку и бросил меня на свою постель. — Она содрогнулась. Эти воспоминания заставляли ее чувствовать одновременно стыд и гордость. — Я вложила в удар всю силу и умудрилась сломать ему челюсть. Он отпустил меня, я убежала и спряталась в кустах. Ты не поверишь, но мой отец сначала отвез этого подонка в больницу и только потом вернулся за мной. Я подождала, пока они позвонят в полицию, и только тогда вышла.

— Молодчина.

— Но худшее было впереди. Мои родители обвинили во всем меня. Они привезли меня в аэропорт и ушли, не попрощавшись. И даже не сообщили, увижу ли я их вновь. Удивительно. Я в первый раз говорю об этом с кем-нибудь, кроме полиции и социальных работников. Моя бабушка… она вела себя так, словно ничего не случилось, словно это было недостойно обсуждения. — Дженни посмотрела Мэтту прямо в глаза и сжала зубы.

— Почему ты не рассказала мне об этом?

Она рассмеялась.

— Ты хочешь сказать, что для этого есть еще какая-то причина, кроме того, что меня это вообще-то не касается?

— Да. Я не люблю об этом говорить. «Привет, меня зовут Дженни, и на меня напали, когда мне было шестнадцать». Слишком душещипательно.

— Это не смешно, — сказал он просто.

Дженни видела, что его кулаки сжаты, а плечи напряжены. Она вздохнула.

— Я ничего не рассказала тебе, так как боялась, что ты можешь использовать это, чтобы забрать у меня ребенка. Такое бывало, когда мужчина использовал прошлое женщины, чтобы причинить ей страдания. В том, что случилось, не было моей вины. Я не сделала ничего предосудительного.

— Я никогда так и не думал.

— Меня послала к нему моя мать, — продолжала Дженни. — С каким-то фильмом о подводном плавании, который они сняли на Большом Барьерном рифе. Он затащил меня в дом, я этого не хотела.

— Я знаю, дорогая. Ты была очень молода и не могла знать об опасностях, с которыми столкнулась. Я думаю, ты очень смелая и честная.

— Но я все еще лишь на пути к тому, чего ты хочешь.

— Ты не знаешь, чего я хочу. Я хочу помочь тебе, если смогу, хочу защитить тебя и ребенка, если понадобится.

— Спасибо, но, думаю, это не понадобится. Я — ее защита. И если кто-нибудь когда-нибудь причинит Алексис боль, я убью того человека своими руками.

Мэтт подошел к Дженни и обнял ее.

— Моя сладкая, — прошептал он — Мой маленький воин. Я обещаю, что, если кто-нибудь когда-нибудь причинит Алексис боль, я тоже встану на ее защиту.

Дженни прижалась к груди Мэтта. Она не думала, что он такой добрый. Как он нашел самые верные слова, которые помогли ей почувствовать себя в безопасности? Никто и никогда за всю ее жизнь не был так близок ей, как он сегодня. Она даже не знала, как благодарить его.

Прислонившись к подоконнику, Мэтт притянул ее к себе, взял ее ладони в свои и прижал их к губам. Ее пальцы переплелись с его пальцами.

Когда он наконец поймал ее взгляд, Дженни увидела, что его глаза полны нежности.

Она чувствовала, как быстро бьется его сердце. Оно билось так же быстро, как сердце Лекси, когда доктор дал ей послушать его через фонендоскоп.

Дженни вдруг безумно захотелось заняться с ним любовью. Словно почувствовав ее минутную слабость, Мэттью заговорил мягко, голосом нежным и соблазнительным, как тягучая карамель.

— Мы знаем друг друга не очень давно, но между нами возникло что-то… особенное.

— Не говори этого, Мэтт.

— Послушай меня, хорошо? — Он сжал ее руки. Я очень осмотрительный человек, который не принимает решения, предварительно их не обдумав. Когда я узнал о ребенке, то сначала жутко разнервничался. У меня были определенные планы на будущее, и вдруг в течение одного-двух дней мой мир перевернулся. Я был доволен, что запугал тебя до полусмерти в нашу первую встречу, но после не раз корил себя за резкость.

— Я поняла это. Может быть, не сразу.

— Я рассказывал тебе, почему расстался с Кристал? — неожиданно спросил он. Она увидела боль в его глазах, но, к счастью, не сожаление. — Она сказала мне, что боится забеременеть, потому что это может навредить ее карьере. Я мог ее понять. Она тоже много работала, как и я. Я хотел быть справедливым. Мы согласились, что я сдам донорскую сперму и потом сделаю вазэктомию. Кристал боялась случайности. В день операции я передумал. Когда я пришел к ней, чтобы сообщить об этом, то подслушал, как она рассказывала подруге, что подговорила меня сделать операцию. Единственное, что ей было нужно от меня, — это деньги.

— Мне жаль.

— Не надо, не сожалей. Ведь это обстоятельство свело нас. Я не жалею ни о чем, потому что ты носишь моего ребенка.

Дженни задохнулась от гнева. Неужели он не видит, что этими словами он обижает ее, намекает, что ему нужен от нее только ребенок?

— Но дело не только в ребенке, — быстро спохватился он. Она могла поклясться, что он читает ее мысли. — Я счастлив, что встретил тебя. Я начинаю понимать, где я могу приносить пользу обществу. И все это благодаря тебе.

— Я очень рада за тебя, Мэтт. Ты все равно бы нашел свое место в этом мире. Никто не может скрываться за стеклянными стенами и железными воротами вечно.

— Я знаю, но все равно рад, что именно ты была моим гидом.

Мэтт отвел взгляд от ее лица и сконцентрировался на округлившемся животе. Он осматривал всю ее — от груди до бедер. И этот взгляд вызывал внутри нее огонь.

Напряжение между ними все возрастало. Дженни знала, что надо что-то предпринять, чтобы нарушить эту тишину, но не чувствовала в себе сил. Страх или любопытство удерживали ее, она не знала. Его глаза, словно пальцы, гладили ее тело, пробуждая в ней желание заняться сексом, которого у них не было, когда зачинался их ребенок.

Он наблюдал за каждым ее движением, слышал каждый ее вздох и все больше распалялся от желания.

Она провела много времени в общении со своим еще не родившимся ребенком и понимала, что отец тоже имеет на это право.

— Можно мне к ней прикоснуться?

Она поймала его руку и потянула к своему животу. Тепло его тела проникало через толстый свитер и тонкую ткань брюк. Ощущения были такими приятными, что она не могла сопротивляться.

В ее голове звучали сигналы тревоги, но она отмахивалась от них.

Мэтт приподнял свитер и ослабил бандаж. То, как он резко втянул воздух, заставило и ее задержать дыхание. Решил ли он, что она уродина? Это уж точно был совсем не плоский, подтянутый живот фотомодели.

Он посмотрел на нее, в его глазах отражались восторг и удивление.

— Так красиво. — Потом прикоснулся пальцами к ее коже. Будто ожидая этого, Лекси повернулась долгим, ленивым движением из одной части живота на другую. — Это действительно чудо. — Он нежно погладил ее живот.

Мэтт целовал кожу ее живота, заставляя Дженни верить в невозможное. Она рассмеялась и положила руки на его голову, стремясь задержать его еще на мгновенье.

В жизни Дженни появлялись все новые и новые радости. То, как Мэтт обожал ребенка внутри нее, — это было одним из ликов любви.

Черт! Когда же наконец придет ее очередь?

Ее глаза наполнились слезами, и она отступила назад.

— Прости, Мэтт, я не могу… — Она резко опустила свитер, и ему пришлось убрать руки.

Она обошла его, направилась к креслу, взяла свою сумочку, отчаянно пытаясь не разрыдаться. Мэтт, на лице которого было написано явное смущение, указал ей на маленькую туалетную комнатку в углу его большого офиса. Дженни кивнула и направилась к ней, опустив голову, чтобы не показать смущения.

Мэтт остался наедине со своими мыслями. Что произошло? Прикосновения к ее животу были одними из самых важных и запоминающихся событий в его жизни. Сначала ей нравились его прикосновения, но потом случилось что-то, чего он, вероятно, не узнает никогда.

Настойчивый звонок телефона прервал его мысли. Звук раздавался из портфеля Дженни. Он выудил оттуда ее сотовый.

— Мэтт? — спросила Нэнси, когда он ответил на звонок. — Где Дженни? С ней все в порядке?

— Все хорошо, Нэнси. Просто сейчас ей немного нездоровится. Я могу помочь?

— Ты не мог бы передать ей, что мои родители рано приезжают из командировки и я должна встретить их в аэропорту? Я собиралась пойти с ней на курсы предродовой подготовки, но я не смогу.

— А почему она не попросила меня?

— Может быть, потому, что вы еще не были знакомы, когда она записывалась на них.

— Когда начались занятия?

— На прошлой неделе было первое.

— Значит, еще не слишком поздно и я смогу догнать всех.

— О боже, она убьет меня за то, что я тебе рассказала.

— Не беспокойся, я все улажу.

— Я пошутила. Она не такой человек. Если ты стал другом Дженни, то это навсегда.

— Приятно слышать. Я все передам ей. — Он ухмыльнулся. Хорошие новости.

Дверь ванной комнаты открылась, и на пороге появилась Дженни.

— Звонил телефон? Я просила Нэнси звонить, если понадоблюсь.

— Это была она. Просила передать тебе, что не сможет пойти сегодня с тобой на курсы.

— О! — Дженни потянулась за портфелем.

— Когда ты собиралась мне сказать?

— Я думала показать тебе сертификат об окончании курсов.

— Очень щедро с твоей стороны. Где ты будешь рожать?

— В больнице университета.

Мэтт состроил гримасу. Общественная больница?

— Кто будет принимать роды?

— У меня еще нет врача.

— Что значит — у тебя еще нет врача?

— Я искала. Но пока не нашла.

— Странно. Кому ты звонила?

— Каждому врачу, который был у меня в списке.

— Ты звонила Дэну Уилсону?

— Самому знаменитому гинекологу Огайо? Ты шутишь? Да у меня не хватит денег, чтобы заплатить ему.

— У меня хватит. Кроме того, он мой сосед и должен мне как минимум одну услугу. Я позвоню ему после обеда и сразу заеду за тобой.

— Заедешь за мной?

— Чтобы ехать на курсы. Ты же не думаешь, что теперь, когда знаю об этом, я не буду ходить с тобой.

— Это плохая идея.

— Почему?

Поставив портфель обратно на кресло, Дженни нахмурилась.

— Подготовка к рождению ребенка — очень интимный процесс. Тебе надо будет… м-м… касаться меня, и мне надо будет… ну… ложиться на тебя и позволить тебе держать меня.

— Как мы это только что делали?

Губы Дженни округлились, и он подавил желание поцеловать ее.

— Тебе кажется, что я не подхожу? — спросил он с усмешкой. Он поднял руку, согнул ее в локте и напряг мускулы. — Потрогай.

Вместо того чтобы сделать то, о чем он ее попросил, она скрестила руки на груди. Они только что касались друг друга.

Это было прекрасно.

И совершенно недопустимо.

Как она может что-нибудь решать, когда он стоит так близко, что ей даже трудно дышать?

Мэтт медленно подошел и обнял ее. Она замерла.

Он наклонился вперед и завладел ее губами. Этот поцелуй не был похож на нежный поцелуй в лифте, он требовал ответа, и Дженни знала, что ответ, который был ему нужен, — это «да». Да, бери, что хочешь, Мэтт. Да, ты получишь то, что хочешь.

— Мне брошен вызов, Дженни.

Она почувствовала, как кровь прилила к щекам.

— Ты знаешь, что я имею в виду, — прошептала она.

Мэтт придвинулся ближе и наклонился к ее ушку.

— У меня не получаются поглаживания? — спросил он Низким голосом, от которого у нее по спине побежали мурашки. — Тебе больше понравилось, что я делал в лифте?

— Там было слишком много других людей.

Казалось, он понял ее неуверенность и на миг отступил.

— Послушай, — продолжил он медленно, — я попрошу Стедмена отвезти тебя домой, чтобы ты смогла отдохнуть. Я приду позже, и ты решишь, пойдем мы на эти курсы или нет.

Дженни неуверенно кивнула.

— Подумай об этом, хорошо?

— Хорошо, — ответила она, чувствуя, что ее бунтарский дух вот-вот вырвется наружу.

Никаких больше сильных эмоций и безумных поцелуев. Никакого балансирования между страхом и подозрениями и доверием… и… пошло все к черту!

Если человек говорит правильные вещи, это еще не значит, что он сама правота.

То, что ты влюбилась в него, не значит, что он полюбит тебя.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Ох, малышка. — Дженни рассмеялась и обхватила живот руками. — Давай ты будешь заниматься тэквондо, когда появишься на свет, хорошо?

Она провела остаток этого чудесного дня, сидя на крыльце в кресле-качалке и разговаривая с Алексис о ее отце.

— Знаешь, Лекси, я думаю, нам будет лучше вдвоем. Твой папочка очень славный, и было здорово кататься в его большом лимузине, но, говоря по правде, мне кажется, что меня заманили в ловушку.

Дженни перестала качаться и прислушалась, не протестовала ли малышка. Все было тихо. Она оттолкнулась от пола. Качание в кресле всегда помогало ей расслабиться.

Она сказала Мэтту, что ей нужно подумать. Именно этим она теперь и занималась.

Дженни думала о нем. Она вздохнула — ее разум и сердце были сейчас полем битвы.

Мэтт был уверен, что получит все что угодно, если постарается, а сейчас он хотел быть отцом Лекси.

По наблюдениям Дженни, семей, состоящих из отца, матери и беззаботного ребенка, в реальности не существовало. Отцы в конце концов уходили из семей, бросали жен и детей. А те, кто оставался, переживали бесконечные разочарования.

Дженни достала семейный альбом и все больше убеждалась в своей правоте, листая его. Там были ее бабушки в свадебных платьях, улыбающиеся, с надеждой на счастье в глазах. На фотографиях, сделанных через несколько лет, они были одни, и на лицах их читалась горечь.

Затем шли фотографии ее родителей. Вот они улыбаются в камеру у церкви, а вот их медовый месяц на солнечном острове. Больнее всего было смотреть на снимок, где мать Дженни была беременна и отец положил ей руку на живот. На лицах обоих застыли вымученные улыбки.

На последних снимках была Дженни — на первом курсе, потом на втором, и так далее, до момента окончания колледжа. Ее прабабушка умерла вскоре после этого, и Дженни завела свой собственный альбом. На всех фотографиях она была запечатлена одна, если не считать последних снимков — их сделала Нэнси на вечеринке. Когда-нибудь Лекси увидит эти фото и поймет, что ее никто не бросал и она была желанным ребенком. Но тем не менее участие Мэтта в ее зачатии было случайным. Да, сейчас он полон энтузиазма, но что будет, когда ребенок появится на свет?

Легко посылать шоферов и повара, очень просто позвонить в магазин и заказать сэндвичи. Но кто будет кормить ребенка по ночам и сидеть у его кроватки, если он заболеет?

Дженни разрывалась между предчувствием, с одной стороны, и желанием — с другой. Она хотела быть с Мэттом, рядом с ним она чувствовала себя так уверенно. Но стоит ей на минутку забыть о своих страхах, как дурные воспоминания снова преследуют ее. Прошлое упорно твердило, что впереди ее ждут разочарование и одиночество.

Если она скажет о своем решении Мэтту, он может потребовать, чтобы его назначили опекуном. Она боялась этого и поэтому не рвала с ним отношения. Но чем дольше он был рядом, тем больше она чувствовала опасность.

Опустив голову, Дженни глубоко вздохнула.

Все в жизни человека зависело от родителей.

Мэтт боготворил своего отца. И хотел во всем быть похожим на него. Он ни разу не упоминал о матери, но Дженни могла поклясться, что эта женщина была святой.

Своих родителей Дженни ненавидела. Возможно, «ненавидела» — слишком сильное слово, но она не испытывала к ним большой любви и была не в восторге от их родительских качеств.

Она уже давно решила, что они никогда не увидят Алексис.

Ее мысли снова вернулись к Мэтту.

И тут появился он сам. Молодая женщина услышала шум его машины. «Кадиллак» сверкнул в лучах заходящего солнца и остановился перед крыльцом.

Мэтт выскочил из машины. Он был в узких джинсах, вязаном свитере и кожаной куртке. И в этот момент Алексис легонько ударила ее, словно говоря:

— Эй, мам, а вот и папа.

Алексис была права. А вот и Мэтт. Почему бы не насладиться счастьем, пока оно есть?

Дженни улыбнулась и помахала ему рукой. Даже издалека она заметила, как радостно заблестели его глаза. Он пробежал по дорожке и легко запрыгнул на крыльцо. Оказывается, он хорошо двигался. Тем лучше. Спортивный отец, спортивный ребенок.

Мэтт не поцеловал ее. Не бросился ее обнимать. Он не спросил, как поживают его девочки.

Дженни была разочарована.

Как она сможет наслаждаться, если уже сейчас все идет не так?

А дальше все еще больше запутается.

— Привет, — кивнула Дженни. — А где мистер Стедмен?

— У него сегодня выходной. Как дела? Ты отдохнула?

— Нет. Мы сегодня слишком активны.

— Танцует?

— Скорее боксирует. Думаю, она как минимум станет чемпионкой школы и заработает нам немного денег.

— Насчет денег она может не беспокоиться.

— И ты не беспокойся. Я открыла для нее счет, когда забеременела.

Мэтт опустил голову и долго смотрел на свои ноги. Дженни показалось, что он покраснел. Интересно, он узнал об этом из того же источника, который сообщил о ее несчастьях?

— Скажи, есть хоть что-нибудь, чего ты обо мне не знаешь?

Мэтт поднял голову и в замешательстве посмотрел на нее.

— Мы можем поговорить об этом позже?

— Можем вообще не говорить. Я не расстроюсь.

— Правда? — Он был удивлен.

Мэтт прошелся по крыльцу, посмотрел на усыпанную листьями лужайку и повернулся к Дженни.

— И каково будет твое решение?

— Решение?

— Я говорю про занятия для будущих мам.

— А как ты сам думаешь? Как будто я смогу тебя удержать, если ты решишь что-то сделать.

— Это звучит как «да».

— Думаю, да. Но предупреждаю: это не традиционная предродовая подготовка. Это новые методы. Много расслабляющих упражнений и упражнений, тренирующих дыхание.

— Прекрасно. Что бы ты ни предложила, я согласен. Пойдем.

— Занятие займет не пару часов, а больше.

— Может, заскочим куда-нибудь поесть?

— Я поела у тебя в офисе.

Мэтт взглянул на свои часы.

— С тех пор как ты ела, прошло три часа и сорок семь минут. Довольно давно.

Глаза Дженни сузились.

— Ты даже за этим следишь? А тебе не стоит заняться своим делом?

— Я им и занимаюсь. Чего мне сейчас не хватает, так это знания о родах по методу Ламаза.

Дженни откинулась назад в кресле-качалке.

— Я думала…

— Я тоже думал. И мне не слишком-то нравятся наши отношения. С тех пор как мы познакомились, я только и делал, что спорил с тобой. Ты даже плакала из-за меня. Но мы никогда не делали ничего приятного.

— Делали. Сегодня в лифте, — усмехнулась Дженни, пытаясь перевести этот серьезный разговор в шутку.

— Но не можем же мы все время целоваться.

— Почему?

— Не знаю, хотя это чертовски хорошая идея.

Он подошел совсем близко.

— Ты прекрасна. — Он посмотрел на ее рот. — Твои губы сладкие как мед, а ты сама была такой нежной в моих объятьях. — Он покачал головой и прошептал: — Желание причиняет мне боль.

Его близость не оставила ее равнодушной. Сердце Дженни колотилось, мысли разлетелись в разные стороны.

Мэтт упал перед ней на колено. На мгновенье она подумала, что он собирается сделать ей предложение. Он положил руки ей на бедра, но не стал дотрагиваться до живота. Кресло остановилось, и их взгляды встретились. Волна желания прошлась по ее телу, и Дженни вздрогнула.

— Я решил не прикасаться к тебе сегодня вечером, но рядом с тобой я теряю разум. Я напугал тебя днем, да?

Дженни покачала головой, но он не дал ей сказать, прошептав:

— Я видел страх в твоих глазах. Ты пытаешься скрывать от меня свои чувства, но лицо у тебя слишком выразительное.

Если ее желания действительно можно было прочесть по глазам, то игра проиграна.

Мэтт взял ее за руки.

— Сделай мне одолжение.

Дженни улыбнулась ему.

— Конечно.

— Я знаю женщину, которая ждет ребенка. Как ее друг, я стараюсь во всем ей помогать. Я подумал, что знания о том, как готовиться к родам, могут пригодиться.

— Могут, — кивнула она.

— Ты ходишь на курсы по методике Ламаза.

— Да.

Он притянул ее к себе.

— Ты разрешишь мне пойти с тобой и тоже чему-нибудь научиться?

Ее сердце дрогнуло:

— Только научиться, Мэтт. И больше ничего.

Дженни проснулась в тепле и покое. Разве ее подушка и кровать такие твердые? Она приподнялась, чтобы взбить подушку, и вдруг та заговорила:

— Милая, пора вставать.

Дженни попыталась окончательно проснуться. Ей снилось, что она маленькая девочка и рядом с ней — необыкновенно красивый мужчина, который чем-то напоминал Мэтта. Она открыла глаза и обнаружила, что лежит на кушетке Ламаза в пустой аудитории.

Мэтт разбудил ее.

Последним упражнением на вечернем занятии была релаксация. Как и другие партнеры, Мэтт сидел на специальной кушетке и обнимал Дженни, которая устроилась на нем, как в колыбели. Его пальцы медленно бродили по ее животу. Свет почти погас, звучал Моцарт.

И Дженни заснула.

Ее голова упала на плечо Мэтта, и она заснула так крепко, что не слышала, как все расходились.

Никогда еще она так не смущалась.

Мэтт помог Дженни подняться, пока инструктор разглагольствовала о молодых мамах, которые с удовольствием спят на ее занятиях.

Обняв ее, он дошел с ней до машины.

Неожиданно для себя Дженни обнаружила, что он обычный парень, который, правда, превратился в необыкновенного мужчину. Алексис тоже могла бы вырасти необыкновенной.

— Ты очень грустная. Я знаю, куда нужно поехать, чтобы это изменить.

— Что? Куда? Мой дом в другой стороне.

— Потерпи, и все увидишь. Ты же доверяешь мне? По крайней мере настолько, чтобы спать у меня на руках.

— Мэтт, — сказала она угрожающим тоном.

— Я оценил это, я имею в виду доказательство твоего доверия, и у меня есть идея, которая тебе понравится.

— Какая же?

— Подожди, скоро все увидишь.

Самым вкусным в Цинциннати было мороженое Гретера. Мэтт любил его больше всего. Ему безумно нравилось сидеть в старомодном кафе и наблюдать, как Дженни ест рожок с малиной и шоколадом. Сегодня она была с ним, она была его женщиной. Мэтт представил, как ее язычок, который с таким упоением лижет мороженое, касается его тела. Его бедра горели от желания, он застонал. Дженни взглянула на него. Он сглотнул слюну и вздохнул.

— Посмотри-ка, Лекси. Это одно из самых больших удовольствий, известных женщинам.

У Мэтта расширились глаза. Дженни не могла думать о том же, что и он. Он представил себе обнаженную Дженни с волосами, разбросанными по подушке, с губами, чуть приоткрытыми в ожидании… уж точно не мороженого.

Дженни смотрела на него. Ее глаза были большими и влажными, они потемнели и стали цвета аметиста. Похоже, она прочитала его мысли. Если и была на свете женщина, достойная его поцелуев, то это была Дженни Эймс. Он притянул ее к себе.

— Знаешь, — задумчиво произнес он, продолжая смотреть ей в глаза. — Клянусь, если я поцелую тебя сейчас, ты будешь малиново-шоколадная на вкус.

— Хочешь попробовать? — Она смотрела на него с вызовом. Прежде такого не было. Она играла с ним, и ему это нравилось. — Если ты играешь, то я тоже. — Она обольстительно улыбнулась ему. — Это, конечно, не лифт в твоем офисе, но можно попробовать.

Мэтт наклонился к ней, продолжая смотреть в ее глаза.

— Это ты, Дженни? Я начинаю думать, что тебя похитили инопланетяне и оставили в твоей оболочке вампиршу.

Она рассмеялась и поднялась на ноги.

— Давай отложим эксперименты на потом. Здесь слишком много зрителей. — Она выразительно взглянула на толпу у стойки.

Когда они подъехали к дому, Мэтт помог ей выйти из машины и проводил до двери. Он взял у нее ключ и открыл дверь.

— Тебе понравился сегодняшний вечер?

— Конечно. Мороженое, сон и счастливый смех — после этого чувствуешь себя на вершине блаженства.

— Точно. — Мэтт застегнул куртку и поднял воротник.

Дженни наблюдала за каждым его движением, пытаясь понять, не передумал ли он, не решил ли просто пожелать ей спокойной ночи и уйти. Ее уже охватило разочарование, и тут он вдруг обнял ее и поцеловал.

Дженни думала, что уже знает поцелуи Мэтта, но она ошибалась. В этот вечер к нежности примешивалась нотка отчаяния. Он целовал ее медленно, пробовал на вкус, и она была намного вкуснее, чем мороженое, которое они ели.

Их взгляды встретились, и Дженни почувствовала, как тонет в теплом шоколаде его глаз.

— Я могу войти?

— Нет.

Он снова обнял ее, нежно и настойчиво одновременно. Его поцелуи были более убедительными, чем слова, но Дженни не сдалась.

Если она впустит его, память о нем никогда не покинет ни ее дом, ни ее сердце.

— Я так хочу быть с тобой.

Он поцеловал ее еще раз, потом снова прошептал слова надежды. Он коснулся губами ее век, затем щек, потом подбородка и стал опускаться ниже по шее.

— Поедем ко мне.

— Зачем?

— Я хочу тебя.

— Нет, Мэтт. Это слишком важный шаг для меня. Мне хорошо с тобой, но я пока не уверена в своих чувствах.

Он закрыл глаза и вздохнул.

— Я не хотел прикасаться к тебе сегодня. Я собирался ждать, когда ты сама придешь ко мне. — В его глазах пылал огонь. — Я знал, что ты не готова. Но будешь ли ты готова когда-нибудь?

Дженни промолчала. Мэтт отстранился от нее, и тепло рассеялось. Она завернулась в свою накидку.

— Забыл сказать, — произнес он почти равнодушно. — У тебя встреча с Даниелем Уилсоном завтра в восемь утра. Мы заедем за тобой в семь тридцать.

— Я буду готова.

Мэтт снова сделал шаг вперед, но на этот раз он просто поцеловал ее в лоб.

— Иди в дом, — скомандовал он.

— До завтра, — прошептала Дженни и исчезла за дверью.

Мэтт сел в машину и положил голову на руль. Его тело было напряжено, словно тетива. Что творила с ним эта женщина, если он чувствовал себя как несдержанный подросток?

— Как я хотел бы, чтобы ты был рядом, отец! Мне нужен твой совет.

«Если тебе что-то действительно нужно, умей ждать, Мэтт», — эти слова прозвучали и в его голове, и в его сердце. Отец никогда не бросал Мэтта. Он чувствовал присутствие отца, чувствовал его любовь.

«Делай так, как велит тебе сердце, и ты никогда не ошибешься».

Сколько раз отец говорил ему, что ответы на все вопросы нужно искать в самом себе! Хотя отец умер прежде, чем Мэтт начал интересоваться девушками, они много говорили на серьезные темы. О том, что значит быть мужчиной.

Он встречался и с более красивыми женщинами, но ни одна из них не привлекала его так, как Дженни. Все журналы называли Кристал самой прекрасной женщиной в мире. Оглядываясь назад, Мэтт понимал, что он искал секс, а не эмоциональную близость. Он удивлялся тому, что когда-то хотел жениться на этой женщине и иметь от нее детей.

С Дженни все было по-другому. Ее главная красота была спрятана внутри. Она любила людей и старалась заботиться о них. Она хотела детей, и ее не волновало, как это отразится на ее фигуре.

И она потрясающе целовалась.

С Кристал он ждал ночей.

С Дженни он думал о будущем.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Мэтт трепетал, глядя на свою маленькую дочку. Его восхищали ее крохотные пальчики, ее круглые коленки, ее глазки, смотревшие на него с экрана прибора.

Дэн Уилсон стоял рядом.

— Ты в первый раз видишь сонограмму? — спросил он.

— В первый. Кажется, что камера у Дженни в животе.

— Новые технологии постоянно совершают переворот в медицине. — Он повернулся к Дженни. — Все нормально?

— Все прекрасно, — спокойно ответила она, не отрывая глаз от монитора. — Спасибо.

— Я рад. Вы здоровы, и теперь видите, что и ребенок ваш здоров.

Он собрался уходить.

— Лаборант все уберет. Если у вас есть вопросы, спрашивайте. Я бы хотел осматривать вас каждую неделю.

Дженни не отрывала глаз от сонограммы, а Мэтт продолжал смотреть на Дженни.

Мать его ребенка сегодня открылась ему с новой стороны. Наблюдая за ней в этот интимный момент, он узнал больше, чем из их общения.

Он почувствовал себя посторонним, чужим в момент контакта матери и дочери.

Его охватило отчаяние. Намеренье Дженни жить без мужчины было не праздным желанием, оно подтверждалось биением жизни внутри нее.

В душе у него воцарился холод. Мэтт знал, что без этих двух прекрасных женщин ему никогда не согреться.

Мэтт стоял у Дженни за спиной, но она чувствовала, как он вдруг отдалился от нее после того, как ушел доктор. Казалось, он не хочет с ней разговаривать. Может, это потому, что ребенок оказался девочкой.

Поначалу он пришел в восторг, увидев Лекси на экране, но, когда они стали пересчитывать ее пальчики и рассматривать другие крошечные части тела, Мэтт отстранился и стал подозрительно спокойным.

Ничто не беспокоило Дженни больше, чем задумчивый Мэтт. Какой план возникает в его красивой голове?

Дженни удивилась, когда Мэтт встал, подошел к ней и взял ее руку. Она прижала их сплетенные руки к животу.

— Разве она не самый красивый ребенок на свете? Я уверена, Голливуд начнет охотиться за ней прежде, чем она вырастет из пеленок.

— Я бы предпочел, чтобы у нее было нормальное детство дома, рядом с родителями.

— Так не всегда выходит, но я сделаю все для этого. — В голосе Дженни прозвучала тоска. Никто не знал лучше ее, как отражается на детях ненормальное детство.

Лекси, будущая балерина или чемпионка по боксу в Цинциннати, снова повернулась и теперь смотрела прямо на людей, которые любили ее больше всего на свете. И Дженни подумала: может, у них и не получится семья, но сейчас они очень близки.

Близки, как никогда.

— У нее твои глаза, — у Дженни слезы подступили к горлу.

— И твой упертый подбородок, — неожиданно жестко сказал он.

Лаборант помог Дженни сесть, а потом занялся снимками ребенка.

Дженни запахнула полы своего кардигана.

«Да, Алексис — во многом моя дочь. Это уж точно», — подумала она.

Мэтт вдруг осознал, что сказал. Он начал что-то говорить, но понял, что Дженни не слушает его. Взглянув на экран, он залюбовался снимком своей дочери.

Мэтт смотрел в окно. Неожиданно рано стемнело, и стало очень холодно. К девяти вечера облака стали угрожающе опускаться. С неба полились ледяные струи, вдалеке загрохотал гром. На юге Огайо такая погода всегда наступала внезапно. Некоторые старые дубы и клены рухнули, увлекая за собой провода, и кое-где в городе потух свет.

Стедмен уехал на выходные за несколько часов до начала урагана. Он звонил и сказал, что ему пришлось остановиться в пригородном мотеле из-за непогоды.

Мать Мэтта была в безопасности у себя дома.

Оставалось только позаботиться о Дженни. Он снова взглянул на телефон, лежащий на соседнем сиденье. Он безумно хотел опять набрать ее номер. Примерно час назад он уже звонил, но она не брала трубку. Мысль, что с ней что-то не в порядке, жгла его изнутри. Но Мэтт не хотел отпускать руль — это было слишком опасно.

Вдруг машину занесло. Она заскользила по дороге и резко затормозила у высокого бордюра. Воспользовавшись остановкой, Мэтт набрал номер Дженни. На этот раз она взяла трубку.

— Где ты была? — Мэтт вдруг понял, что кричит. — С тобой все нормально?

— Мэтт? — Дженни говорила невнятно и сонно. Похоже, он разбудил ее. — Что-то случилось. Света нет, и очень холодно.

— Это ураган. Ужас, что творится. Оставайся дома и жди меня, милая. Я уже еду.

— Мэтт? Мне страшно.

— Любимая, все в порядке. Ураган уже кончается. Не бросай трубку. Я буду у тебя через несколько минут. А пока возьми одеяло, теплые носки и закутайся потеплее.

— Мне придется отойти от телефона. — Мэтт услышал, как Дженни положила трубку и пошла куда-то. Прошла целая вечность, пока он вновь услышал ее голос: — Все, я укуталась. А ты где? Ты тепло одет?

— Я совсем рядом. Открой дверь и отправляйся в постель.

Молчание в трубке.

— Мэтт, — дрожащим голосом ответила она, — я думаю, сейчас не время…

— Любимая, — перебил он, — я хочу, чтобы ты согрелась.

— Хорошо. — Кажется, в ее голосе прозвучало разочарование.

Он услышал щелчок замка, а потом ее шаги.

— Говори со мной, милая.

— О чем?

— Не знаю. Как поживает Мэгги? Ты ее не видела? Как Хоуп?

— Хоуп? Недавно впервые произнесла целое предложение. Разве я не говорила? — Дженни подобрала одеяло и пошла к двери. — Хоуп хочет к Нинни. Мэгги так счастлива! Жду не дождусь, когда Лекси тоже начнет разговаривать!

Мэтту показалось, что она плачет.

— Как ты думаешь, с ними все в порядке? Центр города очень старый, там, должно быть, сейчас холодно.

— С ними все нормально. Я проезжал по этому району — там есть свет.

— Где ты сейчас?

— Подъезжаю к твоему дому. Ты увидишь меня, если выглянешь в окно.

Мэтт не стал заглушать мотор. Он выскочил из машины и понесся к дому. В прихожей было очень тихо. Он посветил фонариком в гостиную и на кухню. Навстречу ему из темноты двинулся луч света.

— Мэтт? — спросила Дженни. Он направил на нее фонарик. Даже одеяло не могло скрыть ее большого живота.

— Господи, — пробормотал он. — Я и забыл, что она беременна.

Он так боялся, что она замерзнет и так хотел поскорее до нее добраться, что готов был рискнуть собственной жизнью.

В эти мгновенья Мэтт совершенно забыл о ребенке.

И тут его осенило.

Он любил ее. Именно ее. И не потому, что она носила его ребенка, а потому, что он узнал в ней свою вторую половину.

Дженни Эймс полностью завладела его сердцем, и Мэтт никогда не получит его обратно.

Дженни была сейчас такой соблазнительной, что он вдруг почувствовал себя неандертальцем — ему хотелось бороться за свою женщину, завоевать ее, а потом утащить в свою пещеру.

Мэтт осветил ее. Луч света выхватил из темноты бледное лицо и посиневшие губы.

Что ему оставалось делать, кроме как согреть ее так, как он умел?

Он отложил фонарик и протянул руки.

— Иди ко мне. — Дженни подошла, он накинул ей на плечи свой шарф и притянул к себе. Потом он нежно поцеловал ее. Дженни ответила на поцелуй, но как-то несмело, словно еще не проснулась.

Ее губы были холодными. Без его помощи она не согреется, понял Мэтт:

— Подойди поближе.

Дженни попыталась, но только толкнула его животом.

— Кажется, у нас ничего не выйдет, — печально заметила она.

— Все получится, дорогая. Дай-ка я тебе покажу.

Он снова поцеловал ее, надеясь согреть своим теплом. Мэтт положил руку ей на спину, еще немного приближая ее к себе. Он коснулся ее рук — они были ледяными.

— Так, сунь руки мне под свитер. — Он вздрогнул, когда почувствовал сквозь рубашку ее холодные пальцы.

Мэтт нашел край ее свитера, и его руки скользнули под него. Ее кожа была холодной. Он стал мягко растирать ей спину, надеясь, что это поможет Дженни согреться, но ничего не вышло.

— Это я виноват.

— Ты же не властен над погодой, Мэтт.

— Я не о том. Если бы ты была со мной, то не замерзла бы.

— Ты не можешь быть сразу всюду, и ты не отвечаешь за все на свете.

— Я не хочу отвечать за все на свете. Я хочу отвечать за тебя.

Похоже, эти слова не возымели желаемого действия, и он еще крепче прижал ее к себе. Дженни положила голову ему на плечо и снова задрожала.

— Я знаю, как согреть тебя. Нужно поскорее попасть ко мне домой.

— У тебя не отключили электричество?

— У меня есть кое-что получше. Камин в спальне.

Только когда Дженни умылась и почистила зубы, она вдруг подумала о том, что ждало ее за пределами ванной. Камин, теплая постель и Мэтт.

Она бы с радостью отказалась от всего ради последнего.

Дженни начала согреваться еще в машине. Она почувствовала, что очень важна для Мэтта.

Молодая женщина взяла свечу, которую дал ей Мэтт, и тут же поставила ее обратно. Свеча удивительно гармонировала со всем, что было в доме. Дженни наклонилась к зеркалу в позолоченной раме и увидела в нем женщину, которая казалась здесь чужеродным элементом.

Даже света свечи хватило, чтобы разглядеть ее недостатки. Юбка, купленная в комиссионном магазине, мужской пиджак — другие не сходились у нее на животе, простенькая блузка.

Грустные мысли не покидали ее. Кристал Макдонах стояла перед этим зеркалом не во фланелевой пижаме, а в шелке и кружеве, подчеркивающих ее стройную фигуру.

Дженни криво улыбнулась своему отражению в зеркале.

Когда она вышла из ванной, сердце ее ухало, как молот. Она начала расстегивать и застегивать манжеты, чтобы не было заметно, как у нее дрожат руки. Мэтт откинул покрывало на кровати. Даже не дотрагиваясь до белья, Дженни могла сказать, что это дорогой сатин. Ей казалось, что она спит, только все было настоящим. И особенно Мэтт.

У Дженни перехватило дыхание, когда она поняла, что он не одет. Ей тут же захотелось прикоснуться к нему.

— Тебе не холодно? — спросила она первое, что пришло на ум.

— Я ненавижу пижамы. Может, подойдешь ко мне и погреешься?

— Я не могу.

— Почему?

«Действительно, почему?» — подумала Дженни. Она, взрослая женщина, любит взрослого мужчину и боится своих чувств.

— Ты занял мою половину кровати.

— Почему твою?

— Я всегда сплю на левом боку с правой стороны кровати. Так лучше для ребенка.

Мэтт встал, и Дженни почувствовала одновременно облегчение и разочарование. Он был не совсем раздет.

— Ну-ка залезай. Чем скорее ты устроишься поудобней, тем лучше.

Дженни хотела спросить, что будет, когда она устроится поудобней, но засмущалась. Она снова показала свою неопытность, как тогда, когда Мэтт поцеловал ее, а она выгнала его из офиса. Сегодня она его не прогонит. Она прижмется к нему как можно крепче, и не только потому, что ей нужно согреться.

Мэтт помог ей улечься, потом обошел кровать и тоже забрался под одеяло. Он придвинулся ближе, и сердце Дженни дрогнуло.

«Похоже, мне не придется сегодня спать», — подумала она, когда Мэтт положил ее голову к себе на плечо. Она быстро помолилась про себя перед началом новой эры в своей жизни, закрыла глаза и мгновенно заснула, чувствуя себя в безопасности в объятиях любимого.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Мэтт смотрел, как Дженни спала. Ее кожа потеплела, она дышала ровно и глубоко. Какое-то время Дженни шевелилась и бормотала что-то, пока наконец не прижалась к нему и не заснула крепко.

Все пуговицы на пижаме, кроме одной, расстегнулись. Мэтт стал вспоминать те случайные моменты, когда он видел больше, чем было положено: как ее юбка поднималась выше колен, когда она садилась в машину, как открылось ее изящное плечико, когда он подглядывал за ней в офисе. Когда она обнажила живот у врача. А теперь Дженни была в его постели.

Пока еще некоторые части ее тела оставались скрытыми, но у Мэтта было много времени — и желания, — чтобы их обнажить.

Он хотел заниматься с ней любовью, он жаждал этого больше всего на свете. Мэтт даже спрашивал разрешения у Дэна, но тот только покачал головой и нахмурился. Мэтт предпочел больше не поднимать этот вопрос. Но он все равно думал об этом. Думал постоянно.

Дженни пробормотала что-то и перевернулась на спину. Маленькая белая пуговка на груди женщины завладела вниманием Мэтта. Наконец его пальцы скользнули под пижаму, и он прикоснулся к гладкой, шелковистой коже. Дженни подскочила и схватила его за руку.

— Уже утро? — Ее сонный, осипший голос еще больше раздразнил Мэтта.

— Я не хотел тебя будить. Я просто собирался кое-что сделать. — С этими словами он наклонился и неожиданно поцеловал ее. Губы Дженни приоткрылись. Он наслаждался, слушая ее участившееся дыхание. Его тело отвечало на эти звуки и все больше напрягалось. Мэтт сам изумлялся силе своего желания.

Он снова и снова целовал ее, сначала страстно, потом нежно, пока наконец не нашел в себе силы отодвинуться от нее.

— Любимая, я хочу кое-что спросить у тебя и надеюсь услышать правду.

Дженни опустила глаза, догадываясь, о чем пойдет речь.

— Правду? — переспросила она, стараясь, чтобы ее голос звучал чувственно.

— Именно так.

— Что ты хочешь знать?

— Приходилось ли тебе раньше… испытывать такое с мужчиной?

— Ты хочешь знать, девственница ли я?

— Беру свои слова назад. — Даже при мягком свете свечей было заметно, что Мэтт покраснел. — Тебе не обязательно это рассказывать.

— Но я хочу. Мне нечего стыдиться. — Дженни чувствовала себя такой желанной! Она взяла его за руку. — Я ни с кем не встречалась, пока не поступила в колледж. Я видела, что другие девушки ходят повсюду со своими парнями, и хотела быть как они. Возможно, я им даже завидовала. Я больше не хотела бояться. Одно время я думала, что случившееся в Австралии бесповоротно изменило меня. Все вокруг говорили о сексе так, словно это было что-то грандиозное. А я знала только, что это стыд. И мне хотелось узнать, из-за чего весь этот шум.

— Из-за чего весь шум? — Дженни пыталась спрятать взгляд, но Мэтт взял ее за подбородок.

— Ну, ты же понимаешь, — прошептала она. — Оргазм и все такое.

— И что ты узнала об оргазме?

— Ничего.

— Как же так? — громко возмутился Мэтт. — Ты спала с парнем, и он даже не довел тебя до оргазма?

Дженни грустно покачала головой.

— Мы были в его комнате в общежитии, и он боялся, что нас застукают. Все произошло так быстро… Он даже не поцеловал меня.

Мэтт поднялся на локте и посмотрел ей в глаза.

— Не нужно. Я не знаю, где он и что с ним, Мэтт. И мне все равно.

— Он обманул тебя, Дженни!

— Нет. Мы просто использовали друг друга.

— Когда ты стала такой умной?

— У меня было время, чтобы обо всем подумать.

— Я не хочу, чтобы ты останавливалась на достигнутом, Дженни. Ты заслуживаешь большего.

— С тех пор как я встретила тебя, у меня есть все, Мэтт.

Он обнимал ее невероятно нежно. Благодаря Мэтту она узнала, что такое настоящее счастье.

Она проснулась в его объятиях. Огонь в камине давно погас, но одеяло все еще хранило тепло. Мэтт прижимался к ней.

Он извлек наружу чувства, которые она спрятала глубоко, когда решила стать матерью-одиночкой.

Глупо было думать, что их связывала только страсть.

Мужчины редко говорят о своих чувствах. Возможно, Мэтт ждал, пока она начнет этот разговор.

Дженни прислушалась к своему сердцу. Оно молчало. В этом деле бабушки ей не помогут. Да она и не верила никогда, что они что-то знали о любви.

Дженни научили любить Алексис и Мэтт. И пора было сказать ему об этом.

В этот момент она ощутила на себе его взгляд.

— Доброе утро, красавица. — Он наклонился и легонько коснулся губами ее рта. — Я думал, ты выглядишь прекрасно при свете камина, но при свете дня ты тоже обворожительна. — Его руки бродили по ее спине. — Как тебе спалось?

— Мэтт…

Он стал покрывать поцелуями ее шею, потом плечи, медленно двигаясь все ниже и ниже. Сквозь мягкую ткань он нашел ее грудь и продолжил свои поцелуи. Она желала его каждой клеточкой своего тела.

— Мэтт…

Вдруг тишину комнаты и замерзшего мира за ее пределами нарушили громкие мужские голоса, доносившиеся с улицы.

— Похоже, там что-то не так. — Мэтт быстро поцеловал ее в губы и перекатился на спину. — Схожу посмотрю.

Стоило ему одеться и выйти из комнаты, как Дженни расплакалась. Она так хотела признаться Мэтту в любви и услышать в ответ, что он тоже любит ее.

Разочарованная, Дженни умылась холодной водой, оделась и села у окна. Мэтт вернулся с подносом, на котором был горячий кофе и плюшки.

— Жена одного из моих соседей готовила сегодня завтрак для целой бригады. Я сказал, что я не один, и она приготовила для нас кофе.

Дженни удивленно выдохнула:

— Ты говорил им обо мне?

— Да, все знают про ребенка. Я хочу, чтобы они знали, это же мои соседи.

— Но… — пролепетала она.

— Твои соседи знают обо мне?

— Как они могут не знать? Ведь каждый день кто-то подъезжает к моему дому на лимузине. Даже в выходные.

— Послушай, Дженни, — Мэтт попытался успокоить ее, — мы оба ценим свою личную жизнь, но уже поздновато скрывать наши отношения.

— Я хотела, чтобы сначала все определилось. — Дженни почувствовала, что покраснела. Она так хотела быть смелой! Она хотела быть другой, хотела доверять ему. И жаждала услышать заветные слова.

— Это можно исправить.

Дженни вскинула голову, посмотрела на Мэтта влюбленными глазами, даже не пытаясь скрыть свои чувства. Надежда не оставляла ее.

— Думаю, тебе лучше пожить у меня до рождения ребенка.

Дженни заморгала и почувствовала неприятный укол в сердце. Только на этот раз ей было намного хуже.

То же самое она чувствовала, когда стояла у самолета в Австралии, напрасно ожидая родителей, которые не пришли проститься с ней.

Она мучительно долго ждала звонка от парня, которому отдалась в колледже. Или от другого мужчины, который ее не любил.

История повторялась. Еще одна глава из жизни Дженни Эймс.

Глотая слезы, Дженни вскочила и отвернулась, чтобы не показывать Мэтту, как ее задели его холодные слова. Конечно, он не понял, что она ждала признания в любви или даже предложения выйти замуж.

Как она могла быть такой дурой? Когда же она наконец научится жизни?

Дженни усмехнулась и резко повернулась.

— Спасибо за приглашение, Мэтт, но я вряд ли смогу жить в таком месте. Похоже, у тебя тут туалетов больше, чем в Белом доме. Да весь мой дом поместится у тебя в одной спальне.

Она распахнула дверь.

— Целая комната для галстуков? И еще одна для обуви? А я и не знала, что ты носишь ковбойские ботинки.

Дженни неестественно засмеялась и продолжила открывать двери в коридоре. Мэтт смотрел на нее так, словно она потеряла рассудок. Тут она заметила маленькую дверь у дальнего окна и направилась к ней. Мэтт рванулся ей наперерез.

— А там что? — спросила она, взявшись за ручку. — Шляпы?

— Дженни, нет!

Она сделала вид, что не услышала его, и заглянула в комнату. Там стояла колыбель, стоившая, должно быть, целое состояние. По сравнению с ней простая кроватка, купленная Дженни в магазине подержанной мебели, показалась бы старой рухлядью.

Старинное кресло-качалка, обитое розовым шелком, уже ждало отца и дочь. На столике лежали салфетки, детская присыпка и носовые платки. Платяной шкаф был открыт. Там висели крошечные платья, на полках стояли туфельки. Там были даже точно такие же кеды, как у Хоуп.

Когда Дженни повернулась к Мэтту, по ее щекам струились слезы.

— Как ты мог? Ты это планировал, да? Каждый раз, когда ты приглашал меня сюда, ты думал только о том, как заставить меня переехать к тебе. И как ты собирался добиться этого? Поменять замки, пока я на работе?

Ее голос…

— А ведь все, даже Кристал, предупреждали меня. Они говорили, что ты пойдешь на все, лишь бы добиться своего. Теперь я вижу, что они были правы. — Дженни обернулась, ища выход.

Заметив дверь, которая, как ей казалось, вела в холл, Дженни направилась к ней.

— Ты никогда не получишь моего ребенка, Мэтт Хенсон. Я сделаю все для этого. Если будет нужно, я уеду на другой конец планеты.

— Дженни, остановись! — Мэтт пошел за ней в холл. — Ты меня не поняла! Позволь мне все объяснить.

Но она не собиралась выслушивать его объяснения. Судя по всему, Мэтт хочет забрать ее ребенка после рождения.

Для Алексис было приготовлено все, но нигде в этом доме она не заметила места для ее матери.

Дженни бежала к лестнице, не думая о том, что она не обута и без пальто. Она не думала о том, как попадет домой. Она знала только, что хочет оказаться как можно дальше от Мэтта.

Дженни ринулась к лестнице и вдруг потеряла равновесие. Она схватилась за деревянный поручень, но теплые носки скользили по начищенным ступенькам. Она упала на верхнюю ступеньку и медленно поехала дальше, до самого конца лестницы, на спине. Не схватись она за перила, падение могло стать смертельным.

Вся жизнь вмиг пронеслась перед глазами Мэтта, когда он понял, что Дженни падает. И в каждом миге была она.

Дженни в день их встречи заботливо прикрывает рукой живот.

Дженни ест мороженое в кафе. Дженни в его постели. Дженни в его сердце.

Мчась к ней по лестнице, он молился о чуде.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

— Дженни! — воскликнул Мэтт, упав перед ней на колени. — Как ты?

Ее лицо было бледным как мел, глаза закрыты. Она сидела прямо, прижавшись к перилам.

— Ребенок, Мэтт, — всхлипнула она. — Ребенок.

Он не помнил, как звонил Дэну и просил его приехать. Мэтт открыл входную дверь и бросился назад, к Дженни.

Когда Дэн приехал, Мэтт отцепил руки Дженни от перил и закинул их к себе на шею. Он хотел сдвинуть ее, но доктор запретил ему это делать, и в итоге он просто обнял ее, сидя рядом. Дженни плакала.

Дэн присел перед ней на корточки.

— Дженни, — ободряюще сказал он. — Когда я говорил, что хочу осматривать тебя каждую неделю, я вовсе не это имел в виду.

Дженни вымученно улыбнулась и вытерла слезы рукавом.

Она убрала руки с шеи Мэтта, словно вдруг вспомнила, что произошло.

— Я поскользнулась и упала.

Дэн взял ее за руку.

— Я обязан задать тебе один вопрос. — Он бросил взгляд на Мэтта, а потом снова повернулся к Дженни. — Тебя столкнули?

— Нет, — прошептала она дрожащим голосом. — Мы поспорили, но я сама виновата, что упала. Мэтт был в… в детской.

— Когда ты падала, ты ударялась животом о ступеньки или о перила?

— Нет, я упала на спину.

— Ты чувствуешь какую-нибудь боль и спазмы в животе?

— Нет.

— Что, если мы осмотрим тебя прямо здесь?

Дженни кивнула, и Дэн начал проверять, не поранилась ли она.

— Ты не ударялась головой?

— Нет.

— А шеей? С руками все в порядке? Они не онемели? Согни пальцы. Хорошо.

Дэн был его лучшим другом и врачом Дженни, но Мэтта раздражало, что другой мужчина прикасался к его женщине.

Он был в ярости. Неожиданно он выпалил:

— Она спала в моей постели сегодня!

— Мэтт! — Наконец Дженни посмотрела на него, а не на Дэна. Она покраснела, и это был добрый знак.

— Не думаю, что это как-то относится к тому, что она упала, — холодно заметил Дэн. — Возьми себя в руки и вскипяти воду.

— Бог мой! — воскликнул Мэтт. — Она сейчас родит?

— Нет, не сейчас. Но тебе стоит чем-нибудь заняться, а я хочу кофе. Оставь даму ненадолго одну, Хенсон.

Когда Мэтт вернулся с кофе, Дженни отдыхала в гостиной.

— Я сказал Дженни, что, возможно, спина поболит несколько дней. Судя по беглому осмотру, ни она, ни ребенок не пострадали. Малыш в безопасности во чреве матери, и простое падение не может ему повредить, даже если маме больно.

Он снова повернулся к Дженни.

— Я собирался в больницу, когда позвонил Мэтт. Сейчас я съезжу туда и загляну к вам через час. Если что-нибудь будет болеть или начнется кровотечение, звоните 911.

— Но «скорая» не сможет сюда проехать.

— Температура повышается, снег тает. К полудню все расчистят.

Тут Мэтт впервые заметил, что в доме стало теплее и появилось электричество.

Дженни поняла, что у нее дома тоже дали свет.

— Я хочу поехать домой! — она попыталась встать.

— Нет! — воскликнули одновременно Мэтт и Дэн. Они встали плечом к плечу, перегородив ей путь к двери.

Но Дженни была уверена, что, как только она сможет встать на ноги, она вернется к прежней жизни и будет счастлива.

Если, конечно, можно быть счастливой с разбитым сердцем.

Утро сменилось днем, и наконец доктор Уилсон разрешил Дженни вернуться к себе. Мэтт неохотно отвез ее домой. Пропасть между ними стала такой огромной, что ему казалось, будто Дженни живет на другом континенте.

А ведь ему всего-то и стоило спросить у нее: «Ты не против, если я подготовлю комнату для ребенка?»

Но он боялся, что Дженни подумает, будто он хочет отобрать у нее дитя. Поэтому он и пригласил дизайнера, чтобы оформить детскую. А заодно оформил комнату для гостей — чтобы Дженни могла оставаться там, когда Алексис будет навещать отца.

А сейчас Дженни категорически отказывалась обсуждать их отношения.

Она словно окаменела. Мэтт посмотрел на нее украдкой. Куда делась его соблазнительница?

Возможно, теперь ему понадобятся годы, чтобы разобраться в своих чувствах, а ребенок должен родиться уже через несколько недель. Все было бы намного проще, скажи Дженни прямо, в чем он не прав!

Но это было бы слишком легко. Мэтт испортил все своими руками, а она платила за это своей жизнью.

Он снова взглянул на свою молчаливую попутчицу. Было ясно, почему она не хотела разговаривать. Она пыталась укрыться от него, спрятать свою боль. Она не желала ничего слушать.

Что ж, она имела право злиться.

Он даст ей остыть день-два, а потом снова появится на горизонте. Он не отпустит ее. Ни сейчас, ни потом.

Как только машина подъехала к дому, Дженни потянулась, чтобы открыть дверцу. Мэтт наклонился и остановил ее.

— Сиди спокойно, я помогу тебе выйти из машины. — Она отстегнула ремень безопасности и стала искать в сумочке ключ, не глядя на Мэтта.

На крыльце Мэтт протянул руку, чтобы взять ключ, но Дженни сама открыла дверь. Она вошла в дом и собиралась захлопнуть дверь у него перед носом, но Мэтт не дал ей этого сделать.

— Дженни, — начал он мягко. — Прости меня за то, что случилось сегодня. Пожалуйста, не злись на меня.

Она печально покачала головой.

Мэтт почувствовал, что наступил решающий момент. Это могла быть последняя возможность поговорить с ней как с другом. Его слова могли вновь соединить или окончательно разбить два сердца.

— Джен, — прошептал он, — если бы мужчины могли вынашивать детей и я носил бы твоего ребенка, ты бы позволила мне уйти?

Она отступила назад и закрыла дверь, но Мэтт расслышал ее ответ и по голосу понял, что она лжет.

— Да.

Дженни рыдала два дня подряд. Плачущая женщина, которую она видела в зеркале, совсем не походила на решительную особу, которой она была когда-то. После смерти бабушки, когда родители отказались от нее, она отвыкла плакать и научилась скрывать свои чувства.

Но сейчас она жалела себя и оплакивала свою жизнь.

На третий день она устала плакать. Ничего не изменилось, если не считать, что ее ноги перестали отекать, потому что воды в организме стало меньше.

Но ей было очень одиноко. Одиноко без Мэтта.

Стук в дверь не удивил Дженни. Она ждала продолжения разговора, предвкушала его, боялась и молилась, чтобы Мэтт поскорее пришел.

Но это был не Мэтт. Он выслал вперед подкрепление.

— Вы, должно быть, миссис Хенсон, — догадалась Дженни. — Я узнала вас по глазам.

Пожилая женщина улыбнулась улыбкой Мэтта и протянула руку, чтобы поздороваться.

— Пожалуйста, зови меня Элейн.

— Проходите, пожалуйста.

Мать Мэтта удивил такой теплый прием, она была очень осторожна.

— Я не задержу тебя надолго. Ты, должно быть, занята сейчас. Я принесла это для Алексис. — Она протянула коробку, перевязанную розовой лентой. — А это тебе.

Мать Мэтта достала старый фотоальбом.

Дженни положила подарок для ребенка и стала рассматривать историю жизни Мэтта, снимок за снимком.

Она увидела снимок, где он был бойскаутом. Рядом с ним стоял высокий мужчина.

— Это было за две недели до смерти его отца, — сказала Элейн. — А это школьный снимок, сделанный через месяц после похорон. Глядя на эти фотографии, я едва узнаю своего мальчика. Смерть отца очень повлияла на Мэтта. Он чувствовал себя так, словно его бросили. Мой муж, Джек, был настоящим трудоголиком. Он хотел самого лучшего для своей семьи и думал, что для этого нужен успех. Мэтт во многом сын своего отца. Когда я узнала о тебе и о ребенке, то подумала, что это может изменить его жизнь.

— Элейн, думаю, вы хорошо знаете вашего мальчика.

— Как мне убедить тебя дать ему еще один шанс?

— Не знаю, смогу ли я. Мы слишком разные в самых важных вопросах. Таких, как честность, любовь и брак.

— Он ранил тебя.

— Да.

— Ты ведь любишь его?

Было бессмысленно отрицать это. Дженни закрыла альбом.

— Я очень его люблю.

— Мистер Хенсон? Пришла мисс Эймс и хочет видеть вас.

— Дженни здесь? — Мэтт вскочил на ноги. Он едва сдерживал радость. Неделю, которую он провел без нее, сложно было назвать счастливой.

— Где она?

— В конференц-зале с мистером Макбрайдом.

— А что делает здесь Грег?

— Он привез ее, сэр.

Мэтт надел пиджак и поправил галстук. Он должен предстать перед ней как мужчина, рядом с которым она захочет провести свою жизнь. Мэтт надеялся, что она приехала, чтобы сказать ему именно это.

Но зачем тогда адвокат?

Его адвокат?

Дженни была в голубом платье, том самом, которое было на ней, когда Мэтт впервые поцеловал ее. Она была так прекрасна, что его сердце замерло на мгновенье.

Дженни подняла голову и заметила его взгляд. Она выглядела уставшей. Это он виноват, что у нее такой уставший взгляд и грустные глаза. Все из-за него.

— Я попросила мистера Макбрайда… Грега, прийти со мной сюда. Надеюсь, ты не будешь сердиться на то, что он мне помогает.

— Конечно, нет. — Мэтт посмотрел на Грега, давая понять, что его ждут неприятности, если что-то пойдет не так.

— Мы приготовили один документ, и я хочу, чтобы ты взглянул на него.

— Отказ от ребенка? — У него сердце в пятки ушло.

— Нет, конечно, нет. — Дженни искренне удивилась. — Я не хочу этого, Мэтт. Поэтому я и попросила Грега быть моим поверенным. Я знала, что он будет заботиться об интересах нас обоих.

— Не понимаю.

Дженни села и умоляюще посмотрела на Грега.

— Она попросила меня подготовить соглашение, которое даст вам равные права на опекунство над Алексис Элейн Эймс, дабы ты в дальнейшем не претендовал на полное опекунство. Дженни просит, чтобы ты не забирал ребенка из города без ее ведома. Она, в свою очередь, обязуется поступать так же.

Мэтт повернулся к Дженни.

— Почему?

— Разве ты не этого хотел?

— Это даже больше, чем я надеялся. Но как ты решилась?

— Я хочу сделать так, как будет лучше для всех нас. Ты хороший и честный человек. Я знаю, если ты подпишешь это соглашение, ты будешь его выполнять. И мне не придется беспокоиться о Лекси.

Он никогда не испытывал такого разочарования.

— Знаешь, если ты просто…

Она холодно перебила его:

— Это лучшее, что я могу сделать. Ты подпишешь или нет?

Мэтт посмотрел на соглашение. Он этого не ожидал. Все хорошее, что было между ними, превратилось в несколько листов бумаги — это ненужное соглашение.

Дженни встала и подошла к окну. Утренний свет солнца, вливавшийся в комнату, делал ее похожей на мадонну.

Мэтт подошел к ней и протянул платок. Она иронически рассмеялась.

— Ты, наверно, думаешь, что я плакала все это время. Нет, я никогда не плачу.

Мэтт взял ее за подбородок и повернул к себе.

— Я не могу видеть тебя такой. Что мне сделать, чтобы ты снова улыбнулась?

— Ты можешь уехать в Сибирь и никогда не возвращаться?

— Нет, дорогая, не могу. Мы связаны этим маленьким живым существом в твоем животе. Даже если я улечу на Луну, я не исчезну из твоей жизни. Я хочу знать свою дочь. Неужели это так ужасно?

— Нет, это не ужасно. Ты будешь прекрасным отцом. У тебя был хороший учитель.

— Откуда ты знаешь?

— Твоя мать приходила ко мне. Она рассказывала о твоем отце и о том, как неожиданно у него остановилось сердце. Я понимаю, каково тебе было, когда ты потерял его.

— Ты пережила то же самое, да? Когда тебе было шестнадцать?

Дженни отвернулась к окну.

— Твоя мать интересная женщина. Тебе с ней повезло.

Мэтт почувствовал, как его рот начал растягиваться в улыбку.

— У каждой девочки должна быть бабушка, которая ее любит. Верно?

Дженни кивнула, слеза скатилась по ее щеке. Мэтт протянул руки, она шагнула в его объятия и положила голову ему на плечо.

— Мне очень жаль, Дженни. Я не хотел, чтобы все так вышло, но, клянусь, если бы мне пришлось пройти через это снова, я повторил бы свой путь.

— Я знаю. Я тоже. — Дженни отступила и взяла сумочку со стола. — Я буду рада, если ты не будешь искать встреч со мной. Мне нужно о многом подумать, и я бы предпочла сделать это в одиночестве.

— А что насчет занятий? Ты позволишь мне посещать их?

Дженни пожала плечами.

— Не знаю. — Она печально улыбнулась.

— Если что-то будет нужно, ты позвонишь мне?

Она кивнула.

— Стедмен может отвезти тебя домой?

— Да, но, пожалуйста, пусть это будет в последний раз. Мне нужно привыкать самой заботиться о себе.

Дженни повернулась, чтобы уйти, но Мэтт взял ее за руку. Он притянул ее к себе, и неожиданно, несмотря на ее живот, они прижались друг к другу. Он поцеловал ее, надеясь таким образом сказать ей все, не произнося ни слова.

Ничего из прежних чувств: ни злости, ни желания обладания, ни страсти — не было в этом поцелуе. Это был миг примирения. Мэтт с неохотой отпустил ее, и Дженни ушла. Когда дверь закрылась, он услышал голос Грега:

— Не понимаю.

— Чего ты не понимаешь? — спросил Мэтт.

— Она несчастна, ты несчастен. Ваша любовь настолько романтична, что кажется приторной. Я чуть не расплакался. А ведь я хладнокровный адвокат. А что было бы с обычным человеком, если бы он увидел этот сентиментальный бред.

— Не принимай все близко к сердцу. — Мэтт прижал кулак к груди. — Это просто ужасно.

Он взял документы, но не понимал, что там написано. Почему Дженни решила сделать его опекуном Алексис? Мэтт подвинул бумаги Грегу.

— Я всегда считал себя отличным парнем, но эта история меня озадачила. Почему эта женщина не хочет быть моей женой? Если она может доверить мне Алексис, почему она не доверяет мне свое сердце?

— Ты не поедешь к ней?

— Не сейчас. Я преследовал ее с тех пор, как мы встретились, и к чему это привело? Мне надо понять, что я сделал не так.

— У тебя есть мысли по этому поводу?

— Ни одной.

— Хорошо. Давай вернемся к самому началу. Что именно ты говорил, когда предлагал ей выйти за тебя замуж?

Мэтт встретился взглядом с Грегом и закрыл глаза. Он положил руку на лоб. Когда Мэтт открыл глаза, в них были ярость и смущение.

— Я идиот. Я так хотел ее окольцевать, что забыл спросить, чего хочет она.

Он выпрямился.

— Знаешь, что я сказал любви всей моей жизни и матери моего ребенка… постой, сейчас вспомню… Я сказал: «Я думаю, мы должны пожениться».

— Прекрасно, — холодно заметил Грег, — я прямо вижу, как такая женщина, как Дженни Эймс, упадет к тебе в объятия после этих слов.

Мэтт покачал головой.

— Она не может исчезнуть из моей жизни только потому, что я не сделал предложение руки и сердца, как полагается.

— Сделай вот что, Мэтт. Опиши Дженни Эймс одним словом. Одним словом. Так мой преподаватель учил меня находить корень проблемы. Если ты это сделаешь, думаю, ты поймешь, как следует поступить.

Мэтт стал думать обо всем, что было в Дженни, и обо всем, что она привнесла в его жизнь.

Красивая? Слишком просто.

Щедрая? Все, кто знал ее, думали так.

Умеющая сострадать? Умная? Верная?

С ней было бы хорошо до конца дней.

— Самая лучшая, — вдруг произнес Мэтт. — Она самая лучшая женщина.

Грег усмехнулся.

— Ты прав, приятель.

В понедельник Дженни стояла на остановке вместе с соседями и наблюдала, как автобус, пыхтя, взбирался вверх по холму к остановке.

Большой автобус остановился прямо перед ней, и двери со свистом открылись. На верхней ступеньке стоял пассажир. В это время мало кто выходил из автобуса. Дженни посторонилась, чтобы дать ему пройти. Но он не выходил. Он неподвижно стоял на ступеньке.

Дженни подняла голову. Кожаные туфли, отутюженные складки на брюках, шелковый красный галстук, белоснежная рубашка и, наконец, обожаемое лицо Мэтта.

Она отчаянно скучала по нему. Как она умудрилась так сильно полюбить мужчину, которого знала меньше двух месяцев! Но сейчас это не имело значения. Он был здесь.

Мэтт вышел из автобуса и протянул ей букет розовых роз.

— Я помню, ты сказала, чтобы я не дарил тебе цветы, но я надеюсь, ты простишь меня. Простишь меня за многое.

Дженни наклонилась к цветам и вдохнула их божественный запах. В уголках ее глаз появились слезы.

Пассажиры смотрели на эту сцену, разинув рты.

— Что все это значит? — спросила одна пожилая женщина. — И кто вы такой?

Мэтт взял Дженни за руку и произнес:

— Меня зовут Мэтт Хенсон, и вам придется привыкнуть ко мне. Скоро я буду женихом мисс Эймс.

— Кем? — воскликнула Дженни.

Он взглянул на нее и улыбнулся.

— Дженни, я хотел сказать тебе это с момента нашей первой встречи.

Ее сердце забилось сильнее, и все тревоги оставили ее. Она знала, зачем он здесь. Казалось, она любила Мэтта всю свою жизнь.

— Я тоже хотела сказать тебе кое-что, но боялась. — Она шагнула к нему в объятия и прошептала что-то ему на ухо.

— Что она сказала? — спросил мистер Харви.

— Тсс! — заворчала миссис Симпсон.

— Но я хочу знать. Это самое интересное событие здесь со времен торнадо в девяносто девятом.

Дженни рассмеялась и повернулась к соседям.

— Я сказала, что люблю его.

— Тогда я могу говорить, — сказал Мэтт.

— Давайте, молодой человек, — вмешался мистер Бакстер. — Что вы собирались сказать?

— Что я тоже люблю ее.

— И?.. — спросила миссис Симпсон. Люди в автобусе открыли окна, чтобы видеть Мэтта. Он понимал, что его предложение руки и сердца взволнует всех. Не стоило обманывать их надежды.

Мэтт взял Дженни за руку и опустился на правое колено.

— Дженни, любовь моя…

— Постой! — воскликнула она.

Мэтт замолчал.

— О господи, ребенок? Только не сейчас.

— Смотри! — Она указывала на белый лимузин, который остановился позади автобуса. Двери открылись и оттуда вышли мистер Стедмен, Грег, Нэнси, секретарша Мэтта, его мать, Мэгги и Хоуп Тернер. Серебристый «лексус» остановился поодаль. Из него появился Дэн Уилсон.

— Я не опоздал? Мне пришлось перенести пару встреч, чтобы успеть вовремя.

Глаза Дженни округлились.

— Ты пригласил их, чтобы сделать мне предложение при всех?

— Я хотел, чтобы при этом присутствовали свидетели, дорогая. Друзья, которые знают, как я забочусь о тебе и как хочу на тебе жениться. Люди, которые, если ты перестанешь мне верить, могут напомнить тебе, что я всегда буду любить тебя.

— Это все? — разочарованно спросил мистер Харви. — Какое же это предложение?

Миссис Симпсон согласилась с ним:

— Мне тоже нравится, когда все делается как положено.

— Леди и джентльмены, прошу вашего внимания. Пожалуйста. — Мэтт повернулся к Дженни, которая изо всех сил старалась не рассмеяться. — Милая, пожалуйста, дай мне еще минуту. Я хочу, чтобы все было как положено.

Мэтт взял ее руку и запечатлел на ней поцелуй. Затем он взглянул в ее прекрасные глаза и удивился, что так долго ждал этого момента.

— Дженни, ты выйдешь за меня замуж? Я люблю тебя и хочу быть твоим мужем и отцом нашего ребенка. Я хотел бы, чтобы у нас было одно на двоих облако на небе. Один дом, одна спальня, одна постель.

Дженни не могла вымолвить ни слова. Мэтт достал кольцо с сапфиром в форме сердца и надел его ей на палец. Дженни заплакала.

— Ты выйдешь за меня замуж? Скажи, что выйдешь, дорогая.

Она уткнулась лицом ему в плечо.

— Просто кивни, если ты согласна, милая. Если нет, лучше сразу пристрели меня.

Дженни кивнула. Мэтт наклонился к своей невесте и скрепил их договор поцелуем.

Водитель автобуса засигналил, и все зрители зааплодировали.

Дженни смеялась, плакала от счастья и снова смеялась. Она положила руки на свой большой живот и сказала:

— Лекси тоже говорит: «Да!»

— Кстати, о Лекси. Как думаешь, мы можем пожениться до ее рождения? Я хочу, чтобы в свидетельстве о рождении у всех нас была одинаковая фамилия.

— Я знаю одного судью, — с готовностью предложил Грег.

— И у меня есть мама, которая поможет нам быстро организовать свадьбу, — рассмеялся Мэтт.

— Я полагаю, остался только один вопрос. Кто поведет невесту к алтарю? — спросила Элейн, и Джон Стедмен, Дэн Уилсон и Грег Макбрайд выстроились перед Дженни.

Будущая невеста засмеялась.

— Слишком поздно, джентльмены. — Она взяла Мэтта за руку и прижала ее к груди. — Кандидат уже есть.

ЭПИЛОГ

Дженни и Мэтт поженились неделю спустя. На невесте было бледно-голубое платье, в руках она держала букет розовых роз. Мэтт очаровал ее, да и всех остальных женщин, своим элегантным смокингом.

Они стояли на возвышении, чтобы все гости видели, как они счастливы.

— Мы собрались здесь сегодня, — торжественно начал судья, — чтобы связать этого мужчину и эту женщину священными узами брака. Они соединяются по любви и ожидают ребенка, который возьмет лучшее от них обоих. Сегодня создается новая семья, и мир от этого станет прекраснее.

— Теперь мы настоящая семья, — прошептала Дженни.

— Да, — ответил Мэтт, — и всегда ею будем.

Странное ощущение, которое не покидало Дженни с самого утра, не обмануло ее. Она была рада, что Мэтт держал ее за руку, когда она впервые почувствовала боль. Ее колени подкосились, но он крепко держал ее.

— Все нормально? — прошептал он.

Дженни кивнула, и жених с невестой повернулись к судье, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться от счастья.

Когда дошли до клятв, Дженни еще крепче сжала руку Мэтта. Он посмотрел ей в глаза и увидел беззвучную мольбу.

— Ваша честь, — обратился к судье Мэтт, — вы не могли бы поторопиться? Похоже, наш ребенок скоро появится на свет.

От волнения Дженни дважды повторила «Да». Когда их объявили мужем и женой, Мэтт пожал руки судье, Джону, Грегу и Дэну. Дженни в это время шла к выходу.

— Веселитесь. Мы позвоним вам попозже. Оставьте нам кусок свадебного пирога. И бутылку шампанского!

Переваливаясь, Дженни дошла до лимузина, и мистер Стедмен отвез жениха и невесту в больницу, где совсем скоро появилась на свет Алексис Элейн.

Мэтт сидел у постели жены и звонил друзьям, чтобы сообщить им радостную новость.

— Похоже, мы пропустили самое интересное, — улыбнулся он.

— Ничего, мне и здесь хорошо. — Дженни в первый раз прижала ребенка к груди, и Лекси ловко схватила сосок.

Мэтт поцеловал жену в губы, а дочь в крошечную головку.

— Знаешь, иногда быть родителями нелегко.

— Знаю. Но ради такой прелести стоит потрудиться.

Мэтт улыбнулся.

— Даже здесь мы можем совершить ошибки. Возможно, такие, которые причинят боль и их нелегко будет простить.

Дженни кивнула. Она поняла, что он говорит о ее родителях. Она не могла изменить того, что было, но чувствовала в себе силы отнестись к этому по-другому и примириться с этим.

— Я так счастлива сегодня. Мне кажется, я могу простить почти все. — Она взяла мужа за руку и поцеловала кольцо, которое недавно надела ему на палец. — Нам обоим нужно кое-что начать сначала.

Мэтт улыбнулся, когда Лекси зевнула.

— Я хочу, чтобы у нас еще были дети. Целый дом детей, если ты не против.

Она немного подумала и хитро улыбнулась.

— Мне позвонить доктору Бентли?

Мэтт рассмеялся и нежно поцеловал ее.

— Возможности современной медицины впечатляют, дорогая. Но в следующий раз я хотел бы сделать это старомодным способом.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.