/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Достойный любви

Карен Смит

Тяжелое испытание для молодой женщины — в результате несчастного случая внезапно стать вдовой. А если к тому же вот-вот должен родиться ребенок… Именно это произошло с героиней романа Сарой Нолан. Она решает посвятить свою жизнь маленькому сыну. Но можно ли в тридцать лет навсегда отказаться от любви, от личного счастья? Тем более когда рядом с тобой такой мужчина, как давно уже тайно влюбленный в Сару бывший начальник ее мужа, фотожурналист и владелец местной газеты Нат Маккендрик… Саре придется пройти долгий путь, прежде чем она поймет, что нашла в его лице того, кого ждала всю свою жизнь…

Карен Роуз Смит

Достойный любви

1

Горячий, сухой ветер ворвался в открытое окно конторы, разворошил груды бумаг на столах, опалил жаром лица людей. Уже несколько дней городок изнывал от нестерпимого зноя, внезапно обрушившегося на него после майской прохлады.

— Ну и погодка, — вздохнул редактор Джерри Уинслоу. — И это двадцать третье мая… Что же тогда будет летом?

— Да, настоящая Сахара, — отозвался Нат Маккендрик. — Во всяком случае, ветер ничуть не прохладнее, чем там…

— Тебе виднее, — усмехнулся Джерри. — Где ты только не бывал…

— Если не пройдет дождь, дело дрянь, — не обращая внимания на подначку, продолжал Нат. — Наверняка начнутся лесные пожары или что-нибудь вроде того…

Его прервало громкое верещание телефона. Нат схватил трубку.

— Кажется, я накаркал, — сказал он, закончив краткий разговор. — Заполыхал городской супермаркет. Пожар что надо. Огонь заметили всего полчаса назад, а сейчас уже горит вовсю.

— Хочешь сам туда отправиться? — Джерри задал этот вопрос, не сомневаясь, что дело обстоит именно так. Он отлично знал своего сослуживца, недавно ставшего владельцем городской газеты «Гералд».

— Да, дело слишком серьезное. Мне не хотелось бы пропустить такое…

— А как же наш специалист по всяким городским ужасам — Нолан? Его ты собираешься взять с собой?

— Честно говоря, мне не хотелось бы… Во-первых, не очень-то мы с ним ладим… А во-вторых, не забудь, у него жена вот-вот родит, и если с ним что-нибудь случится…

Закончить фразу Нат не успел. Дверь распахнулась, и в офис вихрем ворвался тот, о ком они сейчас говорили, — репортер Джим Нолан.

— Слыхали про пожар? — не здороваясь, выпалил он. — Я немедленно еду туда…

— Остынь, Джим. — Нат слегка нахмурился. — К тому же приличные люди сначала здороваются…

— Ладно тебе, — отмахнулся Джим. — Ты лучше скажи, еду я туда или нет?

— Вообще-то ты у нас спец по катастрофам. Но лучше подумай о своей Саре. Если с тобой произойдет несчастье, она может не перенести, в ее состоянии… А ведь ты наверняка снова полезешь на рожон.

— Ерунда! — досадливо поморщившись, отмахнулся Джим. — Ты же знаешь, я заговоренный. Со мной никогда ничего не случалось.

Если Джим упирался, то уговорить его было невозможно. Нат отлично это знал. Глаза репортера уже горели от радостного предвкушения, точно у ребенка, увидевшего перед собой новую игрушку.

— Ладно, — вздохнул Нат. — Но учти, я еду с тобой.

Когда они добрались до супермаркета, огонь уже охватил все здание. Громадные клубы черного дыма застилали небо. Пожарные, суетившиеся вокруг со шлангами и насосами, казались крошечными и совершенно беспомощными рядом с разбушевавшейся огненной стихией.

Нат почувствовал невольное возбуждение — так было всегда, стоило только ему почуять дух опасности и приключений. В этом он отлично понимал Джима Нолана с его мальчишеской тягой к рискованным авантюрам и стремлением искушать судьбу. Правда, в отличие от Джима, у него никогда не было семьи… Нат поймал себя на том, что снова думает о жене Нолана. Он уже давно, хотя и не близко, был знаком с Сарой. И при каждой встрече с ней испытывал прилив смутного чувственного волнения. Нат стыдился признаться себе в том, что он отнюдь не равнодушен к молодой женщине. Ведь она была женой его подчиненного, и к тому же ожидала ребенка — ребенка Джима. Но заставить себя забыть о Саре Нат не мог…

Впрочем, сейчас ему было не до размышлений. Огонь бушевал, разгораясь все больше, несмотря на титанические усилия городской пожарной команды. Нат вскинул камеру и направил объектив на рвущееся из-под самой крыши здания пламя. Захваченный азартом, он совсем позабыл о своем бесшабашном спутнике. Но внезапно его отвлек громкий крик:

— Эй, стойте! Вы что, с ума спятили! Куда лезете?

Этот крик словно хлестнул Ната по ушам. Он понял — опять этот дуралей Джим искушает судьбу, лезет в самое пекло. Зачем он это делает? Хочет доказать себе или кому-то еще, что он настоящий мужчина?

— Стой, кретин! Сейчас же стена завалится!

Вслед за этим отчаянным воплем раздался жуткий треск — это действительно рухнула большая часть стены здания. Забыв об опасности, Нат рванулся вперед, как будто он мог хоть чем-то помочь… Однако непоправимое уже случилось — пылающие остатки стены погребли под собой беспомощно суетящуюся фигуру. Это был конец…

Нат замер на месте, словно парализованный. Его обожгла мысль: «Ты виноват в смерти этого несчастного идиота. Ты должен был ему запретить, не пускать его сюда…» Но как можно что-нибудь запретить взрослому человеку, да еще такому упрямцу, как Джим Нолан? Как бы то ни было, дела уже не поправишь. Теперь предстояло самое тяжелое — сообщить о случившемся Саре Нолан.

Нат решил взять это на себя. По дороге к дому Ноланов он в сотый раз повторял про себя слова, которые намеревался сказать Саре. Внезапно он поймал себя на странной мысли: а не испытал ли он в момент, когда понял, что Джима больше нет, странное удовлетворение? Ведь отныне Сара свободна… К тому же до него давно доходили слухи, что супруги живут недружно. Значит, теперь… Нат усилием воли запретил себе думать об этом.

Сара поставила на столик стакан — она только что пила из него молоко. Как же оно надоело ей за девять месяцев беременности! До родов оставалась от силы неделя. Сара уже чувствовала их приближение — приступы ложных схваток становились все чаще и сильнее. Она приложила руку к животу, где тихонько копошился ребенок, и грустно улыбнулась. Скорее всего, с появлением малыша ее жизнь станет еще тяжелее. Она не сомневалась, что Джим ни на йоту не изменит своих привычек, не станет внимательнее и ответственнее. Сколько бы детей у них ни родилось, он будет тем же легкомысленным мальчишкой, всему другому предпочитающим игру с опасностью и выпивки в веселых компаниях. Он никогда не повзрослеет. А ей это все надоело. Как это ни печально, видимо, им придется расстаться…

Раздалась долгая трель звонка. Медленно и осторожно Сара поднялась со стула и зашаркала в прихожую. Открыв дверь, она обомлела от удивления и нехорошего, тревожного предчувствия. Перед ней стоял шеф ее мужа Нат Маккендрик. Он тяжело дышал, его куртка была измазана сажей.

— Что случилось, Нат? — Сара похолодела от страха.

Нат с трудом выдавил из себя:

— Сара, пожалуйста, не беспокойся… Подумай о ребенке…

— Нат, говори же. Что-то с Джимом?

— Да! Джим был… Одним словом, его больше нет. Пожар в супермаркете… Он полез в самое пекло и…

— О господи, а он говорил, что у него девять жизней, как у кошки… — Сара, внезапно обмякнув, привалилась к стене. — Продолжай…

— Его задавило рухнувшей стеной. — Язык Ната едва ворочался.

Сара вдруг резко побледнела и согнулась. Ее лицо перекосила гримаса мучительной боли.

— Что с тобой, Сара? Тебе плохо? — испугался Нат.

— Ничего страшного, — прошептала Сара. — У меня уже с неделю ложные схватки, это пустяки. — Но тут ее снова скрючила невыносимая боль в пояснице. Сара почувствовала, как по ногам потекло что-то горячее: отходят воды. Значит, подошел ее срок… — Нат, — с трудом проговорила она. — Пожалуйста, если можешь, помоги мне. Отвези меня в больницу. Мне пора… — Она споткнулась на полуслове, застонав от нового приступа боли.

Нат подхватил ослабевшую женщину, бережно положил ее на диван в гостиной. Надо было что-то делать — и делать не медля ни минуты, иначе Сара родит прямо здесь. А несмотря на весь богатый жизненный опыт Ната, акушером ему быть еще ни разу не приходилось. Он посмотрел на измученное лицо Сары. Даже сейчас она казалась ему по-прежнему красивой — и по-прежнему влекла его. Опомнись, дурак! — приказал себе Нат. Ей плохо, возможно, она умирает. А ты думаешь черт знает о чем. Нужно срочно везти ее в больницу, пока не стало поздно…

Сара стиснула зубы, пытаясь подавить стоны. Боль рвала ее внутренности, ломала кости. Господи, хоть бы успеть… Нат наклонился над ней.

— Сара, ты слышишь меня? Ты вынесешь дорогу до больницы?

Она с трудом кивнула. Подняв полубесчувственную женщину на руки, Нат пошел к машине, стараясь не оступиться. Каждый стон Сары отзывался в его сердце болью.

Казалось, дороге не будет конца. Но вот перед ним показалась цель — здание больницы. Сдав на руки врачей измученную Сару, Нат остался ждать внизу. Он решил не уходить, пока не узнает исхода. На работу он сообщил по телефону, что, скорее всего, сегодня больше не придет, и дал инструкции Джерри, что следует делать.

Время словно остановилось. Минуты казались часами, часы — днями. Иногда Нат задавал себе вопрос: что он здесь делает? Чего ждет? Того, что Сара, узнав про его самоотверженность, проникнется к нему чувствами, причем отнюдь не просто благодарности? Какое свинство — думать об этом сейчас, когда она только что овдовела и рожает ребенка!

Мучения Ната закончились поздно вечером. Вышедшая к нему сестра сказала ровным, приветливым тоном:

— Я вас поздравляю. У вашей жены, мистер Нолан, родился мальчик. Отличный, здоровенький мальчуган.

От радости Нат едва не расцеловал сестру. Он даже не обратил внимания на то, что та назвала его «мистером Ноланом». С Сарой все в порядке — и это главное. Нат почувствовал себя невероятно уставшим и счастливым одновременно, словно он действительно был отцом ребенка Сары. Да, именно так — теперь он обязан заменить мальчику отца, ведь в том, что тот стал сиротой, еще не родившись, есть и его доля вины. Но только ли поэтому? Что-то в его жизни переменилось, и Нат не знал, радоваться ему или грустить…

2

— Где у тебя поднос?! — вопила Эмбер Зелински. — Стакан с холодным чаем оставляет на кофейном столике противные круги, а я не хочу портить такую прелесть. Ведь это настоящий клен!

Сара появилась на самом верху лестницы, прижимая к груди плачущего сынишку. Дэнни был совсем раздет, а его мама облачена лишь в красную вязаную безрукавку и белые шортики. К величайшей радости Сары, она без труда влезла в одежду, которую носила до беременности. Она погладила влажную спинку ребенка и, негромко напевая, стала спускаться в гостиную. Дэнни уже не плакал, но продолжал покряхтывать. Сара обратилась к подруге:

— Подносы во-он в том ящике.

— Сколько всего он проспал?

Эмбер стерла со щеки капельки пота, потом провела ладонью по своим коротким кудряшкам. Интересное сочетание получилось — накрашенные свекольного цвета лаком ногти и огненно-рыжая шевелюра…

Стоило Саре опуститься в кресло-качалку, как ее малыш снова раскричался. Был уже вечер, но жара спадать не собиралась. Поднявшись, она принялась расхаживать по комнате.

— Всего двадцать минут. Что делать, ума не приложу. Ему необходимо поспать, но сегодня так жарко… Даже вентилятор не помогает. Не пойти ли с ним на пару часиков в аллею, — может, он хоть там подремлет?

— Я вообще не понимаю, как это ты еще жива. Ты хоть пару часов поспала за последние две ночи? — Эмбер достала из ящика поднос, поставила на него стакан и села, положив ногу на ногу.

— Успеваю соснуть с полчасика, но беда в том, что он подолгу не спит…

Снова опустившись в кресло-качалку, Сара оттолкнулась ногой от пола. Дэнни притих у нее на руках. Молодая мать взглянула в угол комнаты — там под потолком еще болтались разноцветные шарики.

Должно быть, Эмбер это заметила, потому что спросила:

— Нат еще не заезжал?

— Нет. Но он почти каждый день что-нибудь присылает…

Воспользовавшись правом, которое давала ей старая дружба, Эмбер перебила подругу:

— А почему было просто не позвонить?

Сара несмело предположила:

— Скорее всего, он занят по горло. Мне показалось, что проще…

— Проще или безопаснее? — не унималась Эмбер.

Сара раскачивала кресло все сильнее.

— Не пойму, к чему ты клонишь?

— Все ты отлично понимаешь! Помнишь, еще давно ты говорила, что Нат тебе нравится.

— Еще бы, конечно! Он такой милый, такой обаятельный…

— В последние месяцы твоей беременности он звонил чуть ли не каждый день. И когда Джима не стало — тоже.

Сара исподлобья поглядела на рыжую приятельницу.

— Ты что, подслушивала мои телефонные разговоры?

Эмбер хихикнула.

— Этого и не требовалось, душечка. Ты сама все мне выбалтывала.

— Слушай, чего тебе неймется? — устало спросила Сара.

Передернув плечами, Эмбер с наслаждением осушила до дна стакан чаю со льдом и заключила:

— Мужчина никогда не будет так себя утруждать ни с того ни с сего.

Однако, раз и навсегда убедив себя в том, что Нат заботится о ней просто по доброте душевной, Сара не доискивалась истинных причин его поведения.

— Нат просто мой друг, — сказала она, пытаясь убедить в этом больше саму себя, чем подругу.

Эмбер встала.

— Как же, друг. При случае выясни год, день и желательно час его рождения. Хочу составить его гороскоп. — Эмбер фанатично верила в астрологию, несмотря на все насмешки Сары.

— Эмбер! Ты…

Но рыжеволосая красотка жестом призвала Сару к молчанию.

— Не гони волну, подружка! Сделай то, о чем я прошу, — и точка. — И, прежде чем Сара успела открыть рот, Эмбер ринулась к дверям. — Я оставила тебе телефон Леона. Сегодня я ночую у него. Если понадоблюсь, звони туда.

Эмбер уже два года крутила любовь с Леоном, но замуж за него не спешила, продолжая утверждать, что еще не знает, годится ли вообще она для роли жены. Ее вполне устраивало существующее положение вещей — никаких обязательств, никаких взаимных требований. Сара таких отношений не понимала. Впрочем, возможно, она просто была слишком старомодна…

— Не бери в голову, — ответила Сара. — Думаю, мы с Дэнни обойдемся без посторонней помощи. Счастливо отдохнуть!

— Угу. Когда вернусь домой, заскочу к тебе.

Стук захлопнувшейся двери разбудил Дэнни, и он опять заплакал. Сара принялась его баюкать, но это не помогло. Она поглядела на потного, недовольного малыша. Может, если дать ему бутылочку, он успокоится? Сара направилась в кухню, чтобы подогреть молочную смесь. К тому времени, как она была готова, Дэнни уже орал во все горло. И тут зазвонил дверной звонок. Не выпуская из рук сына, она поплелась открывать.

На пороге стоял Нат.

3

Сара сначала не поняла, обрадовало ли ее его появление или же, напротив, испугало. Понимая, что ей не перекричать ревущего младенца, она жестом пригласила гостя войти. Нат тотчас взял у нее из рук Дэнни, и малыш мгновенно смолк, а затем ухватил его палец и намертво в него вцепился.

Сара просто оцепенела. Непостижимо… Почему он так здорово управляется с младенцем? Большинство мужчин до смерти боятся таких крох…

Она улыбнулась.

— Глазам своим не верю. Я его укачивала, баюкала, носила на руках, чтобы успокоить, а ты просто взял на руки — и дело в шляпе!

Нат самодовольно ухмыльнулся.

— Мужикам всегда легче поладить между собой.

А Сара тем временем украдкой разглядывала Ната. Сегодня он был одет не так, как обычно: хлопчатобумажные шорты вместо отглаженных брюк, трикотажная майка вместо рубашки. На ногах обтрепанные кроссовки, а не начищенные до глянца кожаные туфли…

— Что-то не в порядке? — спросил Нат, поймав ее внимательный взгляд.

— Нет… я… — Растерявшись, она выпалила первое, что пришло в голову: — Почему это ты свеж как огурчик в такую адскую жару?

Он удивленно моргнул.

— А как, по-твоему, я должен выглядеть?

— Ты должен обливаться потом, задыхаться — как все нормальные люди. Я бы с удовольствием ходила нагишом, только вот окна нараспашку, все видно…

Тут она покраснела до корней волос и умолкла, чтобы не сморозить чего похлеще.

Нат скользнул взглядом по ее молочно-белым плечам, нетронутым летним солнцем, потом по длинным ногам — и вдруг понял, что и впрямь сейчас начнет задыхаться — столь жгучее желание он ощутил в этот момент. Дэнни заерзал у него на руках и снова захныкал, чем отвлек Ната от греховных помыслов.

Он кивком указал на бутылочку.

— Можно мне его покормить?

Глаза Сары потеплели.

— Конечно. Лучше сядь в кресло-качалку — он это любит.

Устроившись в кресле и мерно покачиваясь, Нат во все глаза глядел на Дэнни. И испытывал новое потрясение — его сердце сжималось от невероятной нежности и любви. Подняв взгляд на Сару, он заметил у нее под глазами темные круги. Как же она вымоталась… А ведь он хотел навестить ее много раньше, но предпочел подождать, давая ей время прийти в себя.

Поддерживая головку малыша, Нат спросил:

— Как вы переносите жару?

Сара уселась на софу и поджала ноги.

— Держимся из последних сил.

— И оба не спите?

Сара склонила голову. Длинная прядь упала ей на лицо, и она машинально поправила волосы.

— Ну… в общем…

А мысль Ната уже бешено заработала. Сара не из тех, кто плачется. И вряд ли ей придется по нраву, ежели он предложит ей с малышом перебраться в гостиницу, пока не спадет жара. Надо подыскать выход попроще…

— Тогда позвольте пригласить вас на прогулку. Может, Дэнни удастся поспать, да и ты отдохнешь?

Ее лицо выразило сомнение.

— Н-не знаю… Да, конечно, можно будет надеть на Дэнни что-нибудь легкое и пинетки. Ему действительно нужно поспать.

— Вот-вот. А тебе — передохнуть. Прихвати с собой бутылочки — и вперед!

Сара внимательно посмотрела Нату в глаза.

— Ты хороший человек, Нат Маккендрик.

Он, довольный, улыбнулся в ответ. «Хороший человек» — что ж, для начала недурно…

За окошками автомобиля проплывали деревенские пейзажи — молодая кукуруза вымахала уже по колено, а напоенные щедрыми дождями луга вовсю зеленели.

Нат заметил, что Сара уже в третий раз оглядывается на заднее сиденье, где мирно дремал малыш.

— С ним все в порядке, Сара. Не волнуйся.

Она вздохнула.

— Наверное, теперь я вечно буду беспокоиться. Знаешь, иногда, когда он тихо спит, я пугаюсь — дышит ли? Думаешь, я стану сумасшедшей мамашей? Замучаю его своими заботами?

— Не забивай себе голову чепухой. Ты все делаешь совершенно правильно.

Похоже, у Ната всегда и на все был готов ответ.

— Спасибо за подарки. Дэнни очень понравились погремушки. А ты получил мою записку?

— В ней не было никакой надобности.

— Истинная леди, получив подарок, всегда должна отблагодарить дарителя учтивым письмом.

— Это кто сказал?

— Миссис Пеннингтон.

— А кто она такая — эта миссис Пеннингтон?

— Моя няня.

Нат искоса взглянул на нее.

— Так вот какое было у тебя детство. А я-то думал…

— Что ты думал?

— Ты ведь очень земная, практичная, стремишься все делать сама.

Он угодил в десятку. Похоже, Нат знает ее куда лучше, чем она его.

— Я и была именно такой. Миссис Пеннингтон называла меня своевольной. Я никак не могла взять в толк, хвалит она меня за это или осуждает.

— Разумеется, она тебя хвалила! А долго тебя воспитывала няня?

— До тех пор, пока меня не отдали в интернат.

— Ты сама этого захотела?

— Боже мой, конечно же нет! Просто отчим заявил, что только там можно получить приличное образование.

Она не назвала истинной причины этого решения — просто отчим стремился сбыть ее с рук. Ему требовалась молодая, эффектная жена, чтобы произвести впечатление на своих сослуживцев. Падчерица же ему была без надобности…

— И тебе там нравилось?

Она ненавидела интернат всей душой. Ей хотелось иметь семью — такую, о которой пишут в книжках. Мама, папа, братики, сестрички… Люди, любящие друг друга.

— Образование я получила отменное. Но мне там было очень одиноко.

Нат раскрыл было рот, но так ничего и не сказал. Просто включил сигнал левого поворота и сбавил скорость. Выглянув в окошко, Сара увидела впереди павильон, где торговали мороженым. У входа стояло несколько пластиковых столиков и стульев.

— Небось, хочется мороженого? — совершенно по-мальчишески подмигнул Нат.

— Что, мороженое — одна из твоих слабостей?

— Если я скажу правду, обещаешь потом не использовать ее против меня?

Его шутливый тон настроил Сару соответственно.

— Это недешево тебе обойдется…

Его серые глаза встретились с ее, зелеными и лучистыми.

— Не думал я, что ты на такое способна…

— Ты еще меня не знаешь!

— А хотелось бы познакомиться получше, — вдруг сказал он совершенно серьезно.

Сара на мгновение замерла. У нее бешено заколотилось сердце. Не может быть, это ей просто померещилось… А в ушах у нее зазвучал голос Эмбер: «Мужчина никогда не будет так себя утруждать ни с того ни с сего». Что, если Нат испытывает к ней не просто дружеские чувства? Готова ли она к этому?

Нат, похоже, прочитал ее мысли. Он нежно дотронулся до ее руки.

— Разве друзьям не полагается знать друг о друге все?

Его прикосновение все в ней перевернуло. Сара почувствовала, как заливается краской.

— У меня в интернате была подруга. Самая задушевная. Я сомневаюсь, что ты захотел бы узнать все, что знала обо мне она.

Нат убрал руку.

— Ну, например?

Теперь Сара немного успокоилась.

— Ну, например, я прикидывалась, что запустила испанский — и все ради того, чтобы мальчик из соседней школы, на которого я глаз положила, согласился меня подтянуть…

— И это все?

— Еще я как-то послала подарок на день рождения одному из «Макак».

— Каких еще макак?

— Ну, поп-группа такая.

Нат засмеялся.

— И как, подарок дошел до адресата?

— Не знаю, — созналась Сара. — Но мне хотелось верить, что да.

— Если это все твои сокровенные тайны, то немного же их у тебя.

В его серых глазах плясали веселые чертики.

— Ладно, скажу кое-что еще. Но, учти, ты сам напросился. Сейчас навеки утратишь уважение к моей персоне.

— Посмотрим!

В притворном ужасе она огляделась — не подслушивает ли кто — и шепнула:

— Я подкладывала вату в лифчик!

Нат откинулся на спинку сиденья и от души расхохотался. Глядя на него, Сара тоже начала смеяться.

— Прекрати! Мне стыдно!

Он замолчал, но широкая ухмылка долго не сходила с его лица.

— Ну почему все девчонки считают, что у них непременно должны быть…

— Скажи еще, что когда ты был пацаном, то не глазел на девичьи груди!

— Еще как глазел! Но уже тогда считал, что кроме грудей, должна быть еще и голова на плечах. Кстати, я и сейчас того же мнения.

Как ласково звучит его голос! Сара неожиданно вздрогнула. У нее явно разыгралось воображение. Поделом тебе, укорила она себя, позволила втянуть себя в этот разговор — теперь выкручивайся как знаешь!

— О'кей. Я тебе кое-что рассказала — теперь настал твой черед. Откровенность за откровенность.

Густые брови Ната поползли вверх, глаза заискрились. Вид у него был самый что ни на есть залихватский.

— Больше всего на свете люблю шоколадное мороженое. А еще обожаю леденцы, ириски и шоколадки — любые: черные, молочные, серо-буро-малиновые… Когда дома у меня кончаются запасы, еду сюда. Мне необходимо полакомиться вволю раза два-три в неделю, иначе делаюсь раздражительным занудой.

Неужели Нат может быть брюзгливым и раздражительным? Сара отказывалась этому верить.

— А сослуживцы в курсе, что твои душевные недуги можно исцелить с помощью шоколадки? — поддразнила его она.

— Увы, это средство не всегда помогает. Порой мне нужно нечто большее, чем конфетка, — задушевная беседа, дружеское объятие.

И снова она подумала, что ему нужна не просто ее дружба. Но окончательной уверенности все же не было.

— Объятия необходимы, может быть, даже больше, чем пища. Лично я собираюсь все время обнимать Дэнни — ему это даже надоест.

Нат остановил машину, потом через плечо взглянул на заднее сиденье, где сладко посапывал Дэнни, и отстегнул привязной ремень.

— Похоже, он не проснется до утра.

— В последние два дня он порядком намучился. Жара его измотала.

— И тебя тоже.

Нат вышел из машины и тихонько открыл боковую дверцу. Осторожно, стараясь не потревожить спящего малыша, он взял его на руки, и они все вместе направились к столику, стоявшему в густой тени раскидистого дерева.

Когда Нат наклонился, под его шортами отчетливо обозначились упругие ягодицы. Движения его были легки и свободны — видно было, что он в отличной форме.

— Ну что, шоколадного или ванильного?

— А можно и того и другого?

— Заметано. Сейчас принесу.

И Нат отправился к павильону. Ожидая своей очереди, он искоса поглядывал на Сару. Да, он рисковал, предпринимая попытку сблизиться с ней. Однако она не замкнулась, не отдалилась от него. Интересно, что же будет дальше. Его не покидало ощущение, что он вступил на территорию, более опасную, чем минное поле…

Принеся два рожка с мороженым, он присел на стул рядом с Сарой. Его колено случайно коснулось ее обнаженной ноги, и Сара отстранилась. Но ноздри его продолжал щекотать дразнящий аромат чего-то неуловимого — душистого мыла или духов… Его словно магнитом тянуло к ней. Волосы, забранные в хвостик, колыхались шелковой волной, когда она склонялась, чтобы лизнуть мороженое. Как хотелось ему расстегнуть черепаховую заколку и зарыться в них лицом.

Она что-то почувствовала и взглянула на него вопросительно. Тогда он сказал:

— У тебя прекрасные волосы. Ты что, никогда их не стригла?

Она провела рукой по голове.

— Нет, со времен службы в Красном Кресте. Тогда я два года их даже не подравнивала. Летом их можно подобрать, зимой они согревают шею — словом, с ними можно делать что угодно.

А он тут же представил, как эти волосы смотрелись бы на подушке. На его подушке. Ему стоило немалых усилий взять себя в руки.

— Как ты попала в Красный Крест?

Она замялась, потом с видимой неохотой ответила:

— Получила диплом медсестры — и просто не представляла, что с ним делать. А мне хотелось независимости. Хотелось поглядеть, как живут люди. Для всего этого как нельзя лучше подходил Красный Крест.

Локоть Ната случайно — а случайно ли? — скользнул по руке Сары. Его чувства в этот момент едва ли можно было назвать только дружескими.

— Начать новую жизнь в чужой стране, среди чужих людей — это чертовски непросто. Как же ты справилась?

Она с наслаждением подбирала языком капельки тающего мороженого.

— Конечно, Боливия и Пенсильвания — небо и земля. Но люди — они везде люди. Они надеются, мечтают… Ищут смысл жизни… Знаешь, кое-кто из добровольцев вбил себе в голову, что едет туда «просвещать туземцев». Потрясающая глупость! — Согнав надоедливую муху с голой ручонки спящего Дэнни, она продолжала: — Мне самой пришлось сделаться туземкой и трудиться бок о бок с местными, чтобы заслужить их дружбу и доверие, — иначе как бы мне удалось научить их следить за здоровьем ребятишек? Мы учились друг у друга.

Розовый язычок Сары тем временем трудился над мороженым, и Нат почувствовал, что сходит с ума. Как же она красива, как чувственна — и даже не догадывается об этом!

Тут Дэнни открыл глазки и сладко зевнул. Мать погладила его по подбородку.

— Приветик! Ну что, вздремнул? Здесь куда прохладнее, чем дома.

Дэнни радостно засучил ножонками, и Сара улыбнулась.

Спустились сумерки, все покрыла лиловатая мгла. Глаза Ната вновь устремились на Сару. Ах как жаль, что у него нет с собой фотоаппарата! Она казалась сотканной из лунного света. Она не сияла, как солнце, — нет, она светилась словно изнутри, казалась ангелом, сошедшим с небес…

Когда с мороженым было покончено, Нат отвез Сару и малыша домой. Дэнни не спал, но и не плакал — до тех самых пор, покуда они не вошли в дом. Когда на них пахнуло удушливым жаром, малыш завопил во всю силу своих легких. Сара взяла его на руки, стала баюкать, но он заходился от крика.

— Пойду наверх. Может, он мокрый…

— Хочешь, подогрею бутылочку? Или дать ему ту, что ты брала с собой?

— Боюсь, там молоко уже скисло. Возьми другую из холодильника и подогрей, но не слишком.

Уже поднимаясь по лестнице, она обернулась.

— Нат…

— Что?

— Спасибо тебе.

Он лишь отмахнулся и пошел на кухню.

Переодевая Дэнни, Сара все время пытаясь отвлечься от тревожной мысли, но тщетно. Если ей ночью опять не удастся поспать, и ей и Дэнни придется худо… Подхватив малыша, она поплелась вниз.

У Ната все было уже готово. Он взял мальчика на руки и устроился в кресле-качалке. Но на сей раз малыш заупрямился. Пососав минутку, он завертел головой и закряхтел.

Сара смотрела, как Нат терпеливо подносит соску к крошечному ротику, что-то тихонько напевая. От звуков его голоса с ней творилось нечто невообразимое. Но тихое пение Ната действовало на нее совсем по-иному, чем на Дэнни. А что будет, если эти сильные руки обнимут ее?..

Сегодня от каждого его прикосновения по спине у нее бежали мурашки, а сердце бешено колотилось… Поймав взгляд Ната, Сара почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног. Что случилось? Он ведь не переменился. И она осталась прежней. Но когда они вместе, все совсем по-другому…

Тут Дэнни внезапно завопил как резаный, решительно выплюнув соску. Нат, почувствовав себя беспомощным, передал ребенка Саре. Она принялась расхаживать по гостиной взад-вперед, надеясь, что таким способом младенца удастся унять. Тщетно.

Тогда Нат решительно поднялся.

— Это просто смешно и глупо, Сара! Тут сдохнуть можно от жары, а наверху и того хуже! Что ты намерена предпринять?

— Может, поставлю во дворе палатку? — отшутилась она, из последних сил сдерживаясь, чтобы не разреветься.

Нат взъерошил волосы.

— Сара, поезжай на пару дней в мотель. Вам обоим будет там лучше.

Неужели он не понимает, что это нереально? Не знает, что ли, во сколько это обойдется? А ведь с деньгами у нее туговато. Потрепав Дэнни по спинке и чмокнув его в макушку, Сара перехватила взгляд Ната. Он еще и рта раскрыть не успел, а она уже заранее знала, что он скажет.

— Позволь мне заплатить, Сара! — Он торопился, не давая ей возразить. — Тебе надо думать о Дэнни, а не о собственной дурацкой гордости! Считай это моим подарком малышу.

— Нат, при чем тут гордость? — Сара нежно прижалась щекой к щечке сына. — Просто это неразумно. Я все время стираю пеленки, а потом развешиваю сушить! Как я все это буду делать в мотеле? К тому же ты и без того нас совсем задарил.

— Тогда что делать? — Лицо Ната посуровело. — Снова бессонная ночь? Ты и так едва на ногах держишься. Сара. Не глупи…

Дэнни взвыл, как сирена «скорой», словно желая подтвердить правоту Маккендрика. Шагнув к Саре, Нат решительно сказал:

— Есть еще один выход.

— Какой? — Несчастная женщина устало поглядела на него.

— Поживи пару деньков у меня.

4

Сара широко раскрыла глаза.

— Ты шутишь?

— Напротив, я говорю вполне серьезно. У меня в доме три спальни и намного прохладнее, чем здесь. Места пруд пруди. Есть и холодильник, и стиральная машина — словом, все, чего твоей душеньке угодно.

Похоже было, что он и впрямь говорит серьезно.

— Нат, я не могу…

— Потому что…

— Потому что не хочу тебе помешать!

— Торжественно клянусь ни в чем себя не ущемлять, — сухо произнес он. — Кстати, если ты думаешь, что я каждый вечер учиняю у себя оргии, то ты глубоко ошибаешься.

Тут она впервые подумала о том, встречается ли он с женщинами, и если да, то с какими. Впрочем, это было не ее дело. А Дэнни вопил все громче. Сара противилась из последних сил.

— Послушай, благодетель! Ты уверен, что это вынесешь?

Нат решительно отобрал у Сары ребенка и стал нежно его укачивать. Скоро Дэнни перестал кричать — теперь он только жалобно хныкал.

— Как только вы выберетесь из этого пекла, вам обоим станет легче, поверь мне.

Поверить ему? Довериться этому мужчине? Однако он этого не предлагал. Просто хотел, чтобы им с малышом было хорошо. Все совершенно правильно. И тем не менее…

— Могут поползти слухи, Нат. Тебя в городе каждая собака знает.

— Как и тебя. Не вижу тут проблемы. Я просто помогаю вдове хорошего друга. Что тут дурного? Кстати, мой дом расположен в тихом месте — никто и не узнает, что ты живешь у меня.

— Но я должна сказать Эмбер…

Нат терпеливо ждал, покуда Сара справится со своими сомнениями. И тут Дэнни захныкал громче — вот-вот снова разревется. Сара устало прикрыла глаза.

— О'кей. Но столько всего надо взять с собой — колыбельку, бутылочки, пеленки…

— У меня в машине можно перевезти слона.

Сара невольно улыбнулась. Похоже, Ната не переспорить.

— Давай-ка поскорее уберемся отсюда…

Сара никогда прежде не бывала у Ната. Они проехали мимо больницы и колледжа, потом свернули и выехали из города. Разглядеть дома, мимо которых они проезжали, было невозможно из-за густой зелени перед ними. Вскоре между темных вязов что-то замерцало: перед ней был дом Ната, над входной дверью которого горел свет.

Пока Сара с Дэнни на руках бродила по дому, осматриваясь, Нат достал из машины пожитки малыша. Двери из холла вели прямо в гостиную, просторную и прекрасно обставленную. Особое очарование ей придавал массивный камин из дикого камня. Сандалии Сары мерно постукивали по керамическим плиткам пола. Она обошла гостиную, вышла на террасу, осмотрела внутренний дворик.

Возвратившись в холл, она прошла на кухню. Одна ее половина предназначалась для готовки, другая — для трапез. Из кухни был еще один вход — в гостиную. Саре с первого взгляда полюбился дом — уютный и гостеприимный. Нат обставил его мебелью из темной сосны с обивкой, выдержанной в темно-синих и нежно-персиковых тонах. На длиннющей софе даже такой долговязый человек, как Нат Маккендрик, мог свободно вытянуться, мягкие стулья так и манили присесть… Занавесок не было вовсе — вместо них на окнах красовались кремовые жалюзи.

Нат облокотился о перила лестницы, ведущей на второй этаж.

— Где поставить колыбельку? Хочешь, сброшу все с письменного стола — сможешь на нем пеленать малыша?

— Нат, я вовсе не хочу разорять твой кабинет!

— Ты ничего не разоряешь, Сара.

Уверенность, звучащая в его голосе, окончательно ее убедила: он искренне рад тому, что она здесь.

— Наверное, лучше, чтобы Дэнни спал сегодня со мной. Не хочу, чтобы, проснувшись ночью, он испугался.

Нат кивнул и стал спускаться. Увидев Дэнни, мирно сосущего кулачок, он улыбнулся.

— Видишь? Я же говорил, что ему здесь понравится.

Сара провела рукой по безволосой головке сынишки.

— Ты рада, что приехала?

Во взгляде Ната было нечто большее, чем простое радушие, и она честно ответила:

— Да.

— Бутылочки я запихнул в холодильник.

Сара согрела молочную смесь и отправилась с Дэнни наверх. Ее чемодан уже лежал на кровати. Она переодела малыша и села в кресло, чтобы его покормить. Тут вошел Нат с двумя стаканами холодного лимонада. Лоб его блестел от пота — видно, умаялся, вытаскивая ее барахло из машины, даже майка прилипла к груди.

Он смахнул пот со лба, поставил стаканы на журнальный столик и плюхнулся на кровать.

— Ну, как наш человечек?

Сара с усилием отвела взгляд от его груди.

— Отлично. Почти все доел. Ой! Он спит…

Еще немного подержав Дэнни на руках, чтобы малыш срыгнул, она осторожно уложила его в колыбельку.

Нат осушил свой стакан.

— Если хочешь принять душ, действуй, не стесняйся.

— Идея что надо. Я вся мокрая от пота.

— Однако такой ты не выглядишь.

Их взгляды встретились. Язык у Сары прилип к гортани, она не представляла, что делать… Когда Нат встал и нагнулся к ней, лица их почти соприкоснулись. Она чувствовала жар, исходящий от его тела. Ах как хотелось ей протянуть руку и погладить его по щеке! Она вдохнула легкий запах одеколона и разгоряченного тела — запах мужчины, и голова у нее пошла кругом. А Нат склонился и едва коснулся губами ее щеки. Поцелуй был таким легким — уж не почудилось ли ей все это?

Нат выпрямился.

— Пойду в кабинет. У меня есть кое-какие дела. Когда выйдешь из ванной, позови.

Он легонько провел пальцами по тому месту, которого коснулись его губы, и вышел.

У себя в кабинете он опустился во вращающееся кресло и вытянул ноги. Да, он сморозил изрядную глупость, пригласив Сару пожить здесь! Но что еще он мог сделать? Это было так логично, так галантно. Ха! Кстати, о галантности… Вот этим ты и будешь утешаться, кретин, ворочаясь ночью без сна! Стоит ей приблизиться к тебе, как ты умираешь от желания…

Выкинь глупости из головы, Нат Маккендрик! Ну!

Он достал из ящика стопку бумаг и углубился в чтение, делая красными чернилами пометки на полях. Вскоре в дверях появилась Сара в бледно-желтом халатике. Только что вымытые и высушенные волосы блестящей золотисто-каштановой волной окутали плечи. Он ощутил нежнейший цветочный аромат — и все внутри у него сжалось.

— Иду спать. Не знаю, сколько еще проспит Дэнни, — пока есть возможность, хочу вздремнуть.

Нат откашлялся.

— Мудрая мысль. А я еще поработаю.

Сара заметила, что Нат нервно постукивает по полу ногой.

— Надеюсь, я не слишком побеспокою тебя, если вскочу среди ночи?

— Не забивай себе голову чепухой, Сара.

Он вертел в руках нож для разрезания бумаг. Тыльная сторона его ладоней была покрыта еле заметными темными волосками. Его длинные пальцы выглядели очень привлекательно. Сара даже слегка поежилась, представив себе, как эти руки коснутся ее груди. Справиться с собой стоило ей немалых усилий.

— Ну ладно, тогда спокойной ночи. Завтра утром увидимся.

— Угу…

Он, казалось, ждал, когда она уйдет. Сара с улыбкой побрела в свою комнату. Плотно закрыла дверь, чтобы Ната не разбудил плач Дэнни. Отогнув край зеленого в цветочек одеяла и снежно-белой простыни, она замерла, пытаясь разобраться в нахлынувших чувствах. Что-то происходило между нею и Натом. Это ее и пугало и радовало. Сара полюбовалась спящим сыночком — это несколько успокоило ее, и она погасила свет.

Нат всегда спал чутко, и еле слышные шаги разбудили его. Сара спускалась по лестнице. Он специально засиделся за работой часов до двух, стараясь позабыть о том, что она так близко. И холодный душ не помог — стоя под струями ледяной воды, он воображал, будто она рядом… Представлял себе, как они вместе принимают ванну… ложатся в постель. Черт подери!

Уже на пороге спальни Нат вдруг осознал, что стоит нагишом. Схватив со спинки стула шорты, он торопливо надел их и тоже спустился. Плача Дэнни слышно не было, и он решил, что Сара снесла его вниз.

Он она была одна — мыла под краном бутылочку.

— Ну как, все в порядке?

Она повернулась к нему.

— Он спит. Я уже его…

И осеклась, увидев обнаженную грудь Ната. Вокруг бронзово-коричневых сосков курчавились темные волосы, сбегая вниз до самой резинки шорт. А под шортами — Саре это было отлично видно — ничего не было…

Перед ней стоял мужчина, крепкий, мускулистый, подтянутый. Ее сердце колотилось все сильнее, щеки пылали. Сара машинально поставила бутылочку на стол, чтобы не выронить из дрожащих рук. Неужели после рождения Дэнни в ее теле вновь проснулись желания? Это же Нат, Господи! Это же просто друг… Но внутренний голос тихонько шептал: «Однако взгляд у него отнюдь не просто дружеский…»

У Ната затрепетали ноздри, и Сара поняла, что он с жадностью вдыхает запах ее духов и тела. Его рука потянулась к ней и замерла на полпути.

— Сара…

Теперь его лицо исказилось, словно от зубной боли. И тут она поняла, что под тонкой ночной сорочкой просвечивает ее нагое тело, — ведь она даже халата не набросила…

Сара отступила на шаг.

— Прости, что разбудила тебя.

— Просто я подумал, что тебе чего-нибудь нужно, — проговорил он хрипло.

Он приблизился к ней, и сердце Сары едва не выскочило из груди. Такого с ней еще никогда не творилось.

— Я справлюсь, Нат. Я могу сама позаботиться и о себе и о Дэнни…

— Я никогда в этом не сомневался. Просто думал, что могу помочь…

Нат Маккендрик, если ты не полный идиот, то сейчас же извинишься и уйдешь! Но как уйти, когда эта женщина, прекрасная, как ангел, стоит на расстоянии вытянутой руки, а тело ее благоухает, словно весенний сад?.. Он умрет на месте, если не коснется ее! А если коснется?..

Сара шагнула вперед.

— Н-не знаю, готова ли я принять чью-либо помощь?

Его руки взметнулись сами собой и легли ей на плечи.

— Помощь вообще или именно мою?

Она глядела на него, чувствуя, что ее грудь почти касается его груди. Соски вдруг напряглись — Сара поняла, что ее тянет к нему неодолимая сила. Она жаждала изведать вкус его губ. Жаждала вновь ощутить себя женщиной и не просто с кем-нибудь, а именно с Натом. Он так силен, так нежен, умен и добр… Сила собственного желания поразила ее.

— Чего ты боишься, Сара?

Его пальцы нежно поглаживали ее ключицы. Пошатнувшись, она подалась вперед.

— Я должна думать о ребенке, и… я не хочу больше страдать!

Нат и сам не хотел страдать. Но сейчас он был просто не в состоянии думать о будущем. Руки его коснулись ее шеи, пальцы запутались в волосах.

— Какие мягкие… Никогда не видел таких мягких, блестящих волос… — Его ладони уже скользили от ее плеч к локтям. — А кожа у тебя белая, шелковистая… Как давно я мечтал ее коснуться.

Его бархатный голос словно обволакивал ее, она тонула в серебристом сиянии его глаз, нежность его прикосновений сводила с ума. Ее руки легли ему на плечи, а взгляд замер на его четко очерченном рте. Язык Ната медленно скользнул по губам Сары — и они раскрылись. Тогда он жадно приник к ее рту — и женщину закружил вихрь ярких красок: желтый и оранжевый слились, вокруг заклубился алый туман…

Руки Ната стиснули ее плечи, а когда она чуть шевельнулась в его объятиях, он застонал. Сара физически ощутила его мужскую силу…

У Ната захватило дух — его руки впервые дотронулись до ее тела. Вот они скользнули по спине, вот сомкнулись на ее ягодицах… Если бы это могло длиться целую вечность! Бедра их соприкоснулись. Какая она мягкая, нежная, особенно рядом с его сильным и жилистым телом. В голове у него помутилось…

Но не скотина ли он, в самом деле! А хочет ли этого она сама? Вдруг она не противится ему только из чувства благодарности? Теперь он понял, что чувствует летчик, когда его самолет со всего размаха врезается носом в землю…

Руки Ната замерли. Еще раз мысленно выругавшись, он выпустил женщину. Какого черта! Маккендрик, зачем ты поторопился? А вдруг она теперь навсегда исчезнет из твоей жизни? Беспомощно отступив назад, он уронил руки.

Открыв глаза, Сара увидела его лицо.

— Нат, все в порядке, — хрипло произнесла она. — Я хотела этого не меньше, чем ты…

Он с шумом выдохнул.

— Господи, как я рад это слышать!

— А чего ты ждал? Что я, словно героиня старой мелодрамы, отвешу тебе звонкую пощечину и приму оскорбленный вид?

Щеки ее все еще горели, сердце колотилось.

— Подумаешь, пощечина!

— Тогда чего ты испугался?

— Того, что я… погублю нашу дружбу.

Да, ей многое еще предстояло понять, — и перемену в их отношениях, и этот чувственный взрыв, парализовавший ее волю…

— Нат, будет лучше, если я уеду. Завтра же утром отвези нас домой.

Вот этого-то он и боялся! Пусть он еще не знает, чем это кончится, но одно ему известно твердо: ее нельзя отпускать!

— Послушай, сейчас ночь. Дэнни надо выспаться, и тебе тоже. Пообещай, что останешься хотя бы до завтрашнего вечера! Посмотрим, что будет.

Чем дольше ему удастся удержать Сару, тем больше у него шансов оттянуть прощание с нею… А она, ошеломленная, вся трепещущая, не знала, что делать, — бежать со всех ног или остаться. Покраснев, Сара тихо пробормотала:

— Хорошо, до вечера я останусь…

Нату снова захотелось обнять ее, поклясться, что все будет хорошо, но теперь Сара выглядела такой отстраненной и чужой… Тогда он слегка коснулся ее шелковистой каштановой прядки.

— Ложись в постель. А когда будешь засыпать, вспомни наш поцелуй.

Сара словно сомнамбула прошла мимо Ната и стала подниматься по лестнице.

Сквозь сон Сара услышала плач Дэнни, но разлепить веки не было сил. Вдруг на ее плечо легла теплая ладонь.

— Спи. Я сам его покормлю…

— Нат… — сонно пробормотала она.

— Спи, тебе сказано!

Такая перспектива была куда более заманчивой, чем подогревать бутылочку. Пробормотав «спасибо» и «спокойной ночи», она перевернулась на другой бок.

Когда Сара снова проснулась, спальню уже заливали лучи утреннего солнца. Она зевнула, потянулась… Чего-то не хватало. Взглянув в сторону колыбельки, Сара подскочила на кровати — ее не было. Тут же вспомнив все события ночи, она торопливо набросила халат. Из кабинета доносился тихий мужской голос. Сара осторожно заглянула в полуоткрытую дверь. Дэнни лежал в колыбельке возле рабочего стола Ната, а хозяин водил перед глазами малыша яркой игрушкой, стараясь, чтобы ребенок не упускал ее из виду.

Сара не смогла сдержать улыбку.

— Однако работа у вас идет вовсю!

Нат обернулся к ней.

— Знаешь ли ты, что у тебя подрастает гений? Он уже следит взглядом за игрушкой.

Встретившись друг с другом глазами, они смутились. Сара подошла к сыну.

— Ну об этом судить еще рановато.

Затаив дыхание, Нат любовался ее заспанным румяным лицом и спутанными волосами.

— Чушь! К четырем годам он уже научится читать.

Сара невольно поежилась под его восторженным взглядом. Оставаться равнодушной было невозможно.

— Где это ты так наловчился управляться с младенцами? Обычно мужчины боятся до них дотронуться. А ты берешь его на руки без всякого страха…

Нат откинулся на спинку стула.

— Дело в том, что мой младший братишка Брэд родился дома. Маме он тяжело достался. Она долго не могла прийти в себя после родов, а отец был ей не помощник. Пришлось мне, десятилетнему мальчишке, стать Брэду нянькой.

— Наверное, тебе нелегко пришлось…

— Еще бы. Считай, в десять лет мое детство кончилось.

— А я никогда не знала своего отца, — робко призналась Сара. — Он расстался с матерью, когда она забеременела, не хотел ответственности. Отчасти это понятно — им тогда было всего по семнадцать.

— Но ты как-то говорила про отчима, — осторожно напомнил Нат.

— Она вышла за одного из клиентов фирмы, где служила секретаршей.

— Но тебе счастья это не принесло?

Никому и никогда она не рассказывала о своем детстве. Но вдруг ощутила потребность выложить все.

— Отчим всегда считал маму чем-то вроде украшения своего дома. Так было с самого начала. Цель его жизни — вскарабкаться как можно выше по служебной лестнице. Мама успешно ему в этом помогала — молодая, хорошенькая, сообразительная. К тому же за все время она не сказала ему ни слова поперек.

— А вы с ним ладили?

— Не очень… Все-таки я для него чужая, он не любил меня и не скрывал этого. А когда родились их общие дети, отчим просто перестал меня замечать.

Пока Сара говорила, Нат словно зачарованный смотрел на тонкий поясок ее халатика — ах как хотелось ему его развязать! От одного воспоминания о вчерашнем поцелуе с ним творилось нечто невообразимое. Но надо было сдерживаться.

— Ты созрела для завтрака?

Сара взглянула на часы.

— Однако… Надеюсь, ты не уморил себя голодом, дожидаясь, покуда моя светлость проснется?

Нат встал и легко поднял колыбельку вместе с Дэнни.

— Когда Дэнни около семи часов снова заснул, я перекусил.

— Не надо было этого делать! Я вполне могла встать и…

— А мне захотелось — и баста! Считай, что ты на каникулах. К тому же тебе надо отоспаться.

— Нат… И все-таки мне лучше уехать.

Но он уже нес малыша на кухню.

— Поговорим-ка об этом на сытый желудок, ладно?

В комнате Сара сделала обычную утреннюю гимнастику, почистила зубы, надела розовую хлопчатобумажную блузку, широкие брюки — и перевела дух. Никогда она не чувствовала себя такой слабой и нерешительной. Что ей предлагает Нат? Пока неясно. Да, их тянет друг к другу, вчерашний поцелуй тому порукой. Но что именно ему от нее надо? А ей от него? Кто бы знал…

Она вспомнила Джима, своего покойного мужа. Нет, никогда, даже в самое первое время, он не возбуждал в ней таких чувств, — возможно, потому, что его всегда заботило лишь собственное удовольствие, а не ее ощущения? В любви Джим признавал только то, что нравилось ему самому.

Ну, а каков в этом отношении Нат?

Нат… Внезапно ее ноздри защекотал восхитительный запах жареного бекона… Надо принимать решение. Как он нежен с нею, как заботлив! К ней еще никто так не относился. Она машинально взяла щетку и расчесала свои роскошные волосы. Потом медленно спустилась.

В глазах Ната Сара увидела откровенное мужское восхищение. А он еще заметил, что темные круги у нее под глазами исчезли и выглядит она отдохнувшей и… взволнованной.

Сара с улыбкой пощекотала пяточку Дэнни. Его колыбелька стояла прямо посередине стола.

— Давай скорее завтракать! Я голодна как волк!

Нат усмехнулся.

— Это хорошо. Сейчас все принесу.

— Ради бога, Нат! Я сама способна приготовить себе завтрак.

— Готовить на одного или на двоих — какая разница?

— Но ты уже поел…

— И не наелся!

Сара весело рассмеялась.

— Бьюсь об заклад, ты обжора и лакомка! Тебя не прокормишь!

— Так и мама всегда говорила, но я не верил. До тех самых пор, пока не стал сам покупать и готовить себе еду.

Сара тем временем отрезала два ломтика хлеба.

— Сейчас поем, потом постираю пеленки, простерилизую бутылочки…

Нат снял со сковороды бекон и положил аппетитные кусочки на бумажную салфетку, затем в упор поглядел на Сару.

— А потом?

Она замялась.

— Ведь жара продержится до конца недели… — настаивал он.

Сара отвернулась и достала из холодильника масло.

— Не знаю, удобно ли мне тут оставаться.

— Из-за вчерашнего?

— Отчасти. И потом… я не понимаю, что чувствую — и что с этим делать…

— Ты что-то чувствуешь ко мне?

Она молча кивнула. Нат широко и радостно улыбнулся.

— Приятная новость для меня.

— Ох, Нат!

— Ну, а если я пообещаю, что вчерашнее больше никогда не повторится?.. Если только ты сама не захочешь?..

Сара вертела в руках солонку.

— Мало ли чего я хочу… Думаю, ни мне, ни тебе не следует давать обещания, которые мы не сможем… или не захотим сдержать.

— Я привык держать слово, Сара.

Что-то в его голосе заставило ее поднять голову.

— Не знаю, не знаю, Нат…

Нат выключил газ — яичница была уже готова. Он подошел к Саре и взял ее за подбородок.

— А если я пообещаю держать себя в руках?

— А ты сможешь?

— Разумеется, Сара! Еще нет месяца, как ты родила. Я не допущу ничего неподобающего. До тех пор, пока ты не будешь готова…

— Послушай, чего тебе от меня нужно, Нат?

По выражению его лица она поняла, что попала в цель.

— Я… пока сам не знаю.

Она напряженно изучала его лицо.

— Тебе нужен секс?

— Мне нужно не просто тепленькое и мяконькое тельце! — ощетинился он.

— Нат, мне надо думать о Дэнни.

Его лицо смягчилось.

— Понимаю. Просто мне нужно время. Видишь ли, я всегда жил одним днем, не думая о будущем…

— А я теперь не имею права так жить, — тихо произнесла она.

— Ну, а ты хоть раз это пробовала — жить одним днем?

— Да. В Боливии.

— И как?

Его серые глаза пристально глядели на нее.

— Получилось…

Он улыбнулся.

— Можешь попробовать снова?

— Н-не уверена… С тех пор многое переменилось. Когда я была замужем за Джимом…

Он ласково погладил ее по щеке.

— Расскажи.

Она опустила ресницы — нельзя было, чтобы он заметил огонек желания в ее глазах. Его прикосновение вновь сотворило чудо.

— Я была в ответе за все. Он слишком был занят на работе. Мне приходилось думать о будущем — именно потому, что он о нем не думал.

Нат снова взял ее за подбородок.

— Безответственность тут ни при чем. Просто каждый миг надо проживать сполна, наслаждаться им…

— Я… могу попробовать, но, Нат, я не хочу спешить.

Он взял ее лицо в свои теплые ладони.

— Знаю. И не хочу тебя торопить. Но ты хотя бы останься у меня, до тех пор пока не спадет жара.

Дрожащие губы Сары сложились в улыбку, и Нат улыбнулся ей в ответ.

Боже, не дай мне опять ошибиться! — мысленно взмолилась Сара и сказала:

— Хорошо, я остаюсь. Но с одним условием: ты не будешь больше мне нянькой. Можешь возиться с Дэнни, а готовить буду я. И еще обещай, что, когда мы тебе осточертеем, ты заявишь об этом прямо.

В этот самый момент Дэнни завопил во всю глотку и задрыгал ножонками.

— Парень же проголодался, — заметил Нат.

Сара встала — и оказалась нос к носу с Натом. Тогда она шагнула вправо, и Нат зеркально повторил ее движение. Она сделала шаг влево, и Нат снова оказался перед ней. Оба в один голос расхохотались. Нат притянул ее к себе и шепнул ей на ушко:

— Потанцуем в другой раз, под музыку, ладно? Сдается мне, из нас выйдет недурная пара.

От этой мысли, а еще больше от близости Ната, Сару охватило сладкое томление. Как, должно быть, прекрасно танцевать с ним! Но если он сейчас обнимет ее по-настоящему… Наверное, она все же делает ошибку, соглашаясь остаться. Но не будет ли куда худшей ошибкой уехать?..

5

Нат сидел на диване и слушал радио. Сара разговаривала по телефону с Эмбер, рассказывая подруге о своих планах. Дэнни, чистенький и накормленный, крепко спал. Как странно, думал Нат, у меня в доме женщина и ребенок… Впрочем, это столь же странно, сколь и приятно.

Когда Сара положила трубку, он похлопал по дивану рядом с собой, приглашая ее сесть. Она смущенно опустилась на самый краешек. Неужели она боится, что он на нее набросится, как волк на ягненка? Похоже, так оно и есть…

Нат непринужденно забросил руку на спинку дивана.

— Хочу тебя кое о чем спросить…

— Спрашивай.

— Скажи, ведь вы плохо жили с Джимом, правда?

Сара помолчала, опустив ресницы.

— Что бы я ни делала, как бы ни лезла из кожи вон, ничего не помогало… — наконец заговорила она. — На первом месте у него была работа и только работа, а я где-то в самом конце… Он ухитрялся работать даже в праздники и выходные.

Рука Ната осторожно опустилась ей на плечи.

— Он был просто круглый дурак, Сара.

Легким, почти неуловимым движением она высвободила плечо из-под его руки.

— Не знаю… Может быть, если бы я не тянула с ребенком столько лет…

— Скорее всего, это ничего бы не изменило! — решительно заявил Нат.

— Умом я понимаю. Знаешь, я все время думаю, что он нарочно рисковал — чувствовал, что я хочу его оставить, и пытался помешать этому по-своему. Он страдал из-за меня…

— В том, что случилось, нет твоей вины. Джим сам во всем виноват, — убежденно произнес Нат, и ему показалось, что в глазах у Сары что-то переменилось — словно они чуть потеплели. Неужели сработало? Не желая упускать момент, он предложил: — Захочешь поговорить о Джиме или о своих чувствах — не смущайся: я рядом.

Его ладонь гладила ее лицо. Она расслабилась, откинулась на спинку дивана. А вот он весь напрягся. Не от волнения — от жгучего желания. Нат едва не застонал, когда ее грудь вскользь коснулась его груди. Как хотелось ему в эту секунду стиснуть ее в объятиях!

По радио зазвучала приятная музыка, и Нат неожиданно предложил:

— Потанцуем?

— Как, прямо здесь?

— Конечно, прямо здесь. — И, склонив голову в полушутливом поклоне, прибавил: — Впрочем, леди явно предпочла бы танцевать в «Рэйнбоу». Я могу заказать столик на двоих.

Сара расхохоталась. Смех ее, нежный и мелодичный, был под стать музыке.

— Вечерок в «Рэйнбоу» обойдется тебе в недельный заработок.

— Ты этого стоишь.

Нат взял ее за руки и поднял с дивана.

Сара почувствовала себя круглой дурой, стоя босиком рядом со своим кавалером на плиточном полу гостиной. Одной рукой он обнимал ее, другой сжимал ее руку, отведя ее в сторону, словно действительно собирался с ней танцевать. Они сделали несколько па.

— Да вы недурной танцор!

Нат самодовольно ухмыльнулся.

— Удивлена? Мне волей-неволей пришлось освоить кое-какие светские правила.

Не удержавшись, она ласково провела по его плечу. Легкая тенниска хорошо обрисовывала тугие мускулы. Нат прижал ее ладонь к своей груди и притянул Сару поближе. Впрочем, лишь слегка — так, чтобы она, если захочет, в любой момент могла отстраниться. Но она этого не хотела. Положив голову ему на плечо, она прикрыла глаза. Подбородок Ната коснулся ее виска, скользнул по волосам. Он наслаждался.

Ей тоже было на редкость приятно. Она двигалась, подчиняясь ритму танца. Их бедра соприкасались. Соски Сары, коснувшись его груди, мгновенно напряглись — тайный жар, тотчас охвативший всю ее. И вот она обвила руками его шею. Ноги ее оторвались от пола. Взгляды их встретились. Руки Ната поглаживали ее спину, он привлекал ее к себе все ближе, ближе… Сара запустила пальцы в его черную шевелюру. Губы его коснулись ее лба, затем уголка рта, подбородка, скользнули по шее… Дойдя до выреза блузки, он остановился — и Сара чуть не заплакала от огорчения. Ее никогда в жизни не обнимали и не целовали так нежно, так чувственно…

Чуть отстранившись, она взмолилась:

— Поцелуй меня, Нат! Пожалуйста, поцелуй меня!

Серебристое сияние его глаз яснее ясного говорило, что он счастлив выполнить ее просьбу. А она уже не понимала, биение чьего сердца слышит — своего или Ната. Когда их губы соприкоснулись, она ощутила его бесконечную нежность. Он игриво провел языком по ее верхней губе… и мгновенно воспламенился. Позабыв о благих намерениях, он жадно приник к ее влажному, зовущему рту. Могучие руки подхватили легкое тело женщины.

У Сары перед глазами замерцали радужные огоньки. Она застонала, не отрываясь от его губ. Что будет, когда его ладони коснутся ее груди? Каково это — почувствовать на себе тяжесть его тела? Наверняка он нежный, внимательный любовник… Господи! Любовник? О чем она думает? Дэнни же ведь родился всего три недели назад! Что же ей делать…

Нат отстранился первым. Он крепко сжал губы, и Сара поняла, чего это ему стоило. Опустив ее на пол, он сказал:

— Я обещал, что не потеряю головы. А что получилось, Сара, едва я поцеловал тебя…

Взгляд его был красноречивее всяких слов. Сара с неохотой сняла свои руки с его плеч.

— Значит, надо целоваться осторожнее. — Она робко улыбнулась.

— Не бойся. Отныне мы не будем отрывать взгляда от секундомера.

Зеленые глаза Сары заискрились смехом.

— А кто станет следить за ходом стрелки?

— Доверим это Дэнни, — подмигнул Нат с видом Казановы.

Две недели спустя субботним утром Сара нервно металась по кухне. Так, две пустышки простерилизованы, в холодильнике достаточно бутылочек с детским питанием — хватит и на вечер и на утро. Эмбер сидела за столом, листая женский иллюстрированный журнал.

Когда Сара в сотый раз заглянула в холодильник, подруга не выдержала:

— Кончай психовать, Сара! Я справлюсь. Вали на свой бейсбол.

Когда Нат предложил ей поехать с ним на бейсбольный матч, она сразу же согласилась. И лишь потом до нее дошло, что надо найти кого-нибудь, кто присмотрит в это время за Дэнни. Сара знала, что на Эмбер можно положиться, но ведь она впервые уходила от ребенка! В последние дни Нат частенько ее навещал. Она готовила ужин, затем они подолгу болтали. Еще Нат возил ее с малышом на машине на прогулку. Они забирались в такие уголки, о существовании которых Сара даже не подозревала. Похоже было, что ему это по душе. А с Дэнни он обращался просто великолепно. Но сегодня они впервые останутся вдвоем — только он и она…

— Сара, закрой рот, не то ворона влетит! — Вернул ее к действительности голос подруги.

— Понимаешь, ведь я впервые оставляю Дэнни…

— Подумаешь, делов-то! Вокруг стадиона куча телефонов-автоматов. Если захочется, можешь трезвонить мне хоть каждые полчаса. Что касается Ната, то тебе самое время выйти в свет с кавалером. И не делай такой виноватой физиономии. Теперь ты свободна как птица.

Эмбер никогда не отличалась особой тактичностью, но Сара слишком хорошо знала ее, чтобы обижаться.

— Мне и к этому придется долго привыкать…

— Знаешь, душечка, если Нат — тот, кто тебе нужен, все будет легко. А сейчас я еще кое-что скажу, но прошу, не бросайся на меня зверем. Твоему сыну нужен отец. Тебе тоже неплохо бы снова выскочить замуж. И не делай таких страшных глазищ. Ты просто создана для законного брака, и тебе нужен мужчина, способный это оценить. Джим не смог этого сделать. А вот Нат, похоже, сумеет.

На минуту Сара пожалела, что в свое время так откровенничала с Эмбер, жалуясь на Джима. Но ей позарез надо было кому-то излить душу, а подруга с удовольствием ее выслушивала.

— А как понять, мой ли это мужчина? Вот Леон — он тебе пара?

— Я дело другое. Замуж я не собираюсь; традиционный брак — с кухонной возней и кучей детишек — не для меня. Послушай, ты все поймешь сама — сердце подскажет. С Джимом ты промахнулась. Поспешила. Он был не твой. Он не смог дать тебе того, чего ты хотела.

— Видишь ли, в следующую субботу мне опять придется уйти. Конечно, не хочется тебя снова обременять, но…

Эмбер наморщила носик.

— Я бы с радостью, но ничего не выйдет: мы с Леоном приглашены на уик-энд к его матушке. — Она прищелкнула пальцами. — Стой-ка! Я знаю, кто тебе поможет! Моя подружка по работе все время доверяет малышей одной чудной девочке. Завтра же с ней поговорю.

— Это должен быть верный человек. Мне необходимо заранее с нею встретиться и все обсудить.

— Разумеется. А вообще, не стесняйся, обращайся ко мне в любое время. Мне нравится возиться с малышом. Может, я когда-нибудь дозрею…

Тираду Эмбер прервал дверной звонок. Рыжая девица подмигнула подруге, и они вместе поспешили в гостиную. Когда, открыв дверь, Сара увидела Ната, сердце ее дрогнуло. Он был верен данному слову — их поцелуи теперь были коротки, но всякий раз у Сары земля уходила из-под ног. Стоило ей увидеть Ната, как ей мучительно хотелось его объятий, таких сильных, нежных… Но на сей раз она лишь вежливо улыбнулась и представила ему Эмбер. Когда Нат пошел взглянуть на Дэнни, Эмбер широко улыбнулась и тайком показала подруге сразу два больших пальца.

Уже в машине Нат взял Сару за руку.

— Так хочется поцеловать тебя, но ты сейчас такая далекая… Впрочем, Эмбер наверняка сейчас подглядывает за нами из-за занавески…

Сара расхохоталась.

— Наверняка. Перед самым твоим приходом она прочитала мне целую лекцию.

— На какую же тему?

— Как мне жить дальше.

— Похоже, у тебя и впрямь хорошая подруга…

Его указательный палец скользнул по ее раскрытой ладони. По телу Сары волной прошел жар — до того чувственным оказалось это касание.

— О, она вообще чудо! Но вот оставить вас с нею наедине я бы не рискнула.

Палец Ната уже нежно ласкал ее запястье.

— Единственная женщина, с которой я хотел бы остаться наедине, — это вы, леди.

— Сегодня мы с тобой одни…

Сара была уверена, что Нат ощутил, как участился ее пульс.

— Да. И грех не использовать такую возможность…

Он нежно поцеловал ее ладонь и включил зажигание.

По дороге они болтали, хохотали и веселились как дети. Когда они подъехали к стадиону, Нат, словно фокусник, выудил из кармана парковочный пропуск. Без этой бумажки у них возникла бы масса проблем — пришлось бы поставить машину на общей стоянке, где автомобили стояли бампер к бамперу, и выехать оттуда можно было бы лишь после того, как все болельщики разъедутся.

Когда Сара увидела, какие у них места, она только ахнула:

— Господи, неужели у тебя такие связи?

— Да есть кое-что… — скромно потупился ее спутник.

Она обожала бейсбол и с увлечением следила за игрой. Но стоило Нату положить ладонь ей на колено, как матч тотчас перестал ее интересовать.

— Не желаешь перекусить? — спросил он. — Хочу пригласить тебя на ужин в одно милое местечко, но на это потребуется время. Можешь позвонить Эмбер и попросить ее задержаться?

Господи, да он просто ясновидящий!

— Да, я как раз собиралась ей звонить. Наверное, лучше мне сказать ей, куда мы отправимся. Так, на всякий случай…

Нат сунул темные очки в нагрудный карман.

— Знаешь, я напечатал фотографии Дэнни. Хочу непременно тебе показать. Может, заедем ко мне и посмотрим? От меня ты ей и позвонишь, ладно?

Ладонь Ната все время лежала у нее на колене. Господи, как же она благодарна ему за то, что он понимает ее волнение! Другой бы раздражался, ревновал ее к сыну…

Когда они приехали, Нат тотчас же пошел в затемненную фотолабораторию на первом этаже, а Сара отправилась на кухню выпить стакан воды. Вернулся Нат с фотографиями, Сара ахнула, увидев двенадцать портретов Дэнни, двенадцать разных выражений лица!

— Какое чудо!

Взглянув на Ната, она поняла, как дорога ему ее похвала.

— Ну с малышом легко работать. Он уже самая настоящая личность. Кстати, ты позвонила Эмбер?

Поглощенная рассматриванием фотографий, Сара рассеянно ответила:

— Нет.

Внезапно раздалась резкая трель телефона. Нат тут же взял трубку.

— Да, это я. Здравствуй, Мейсон. Что? Когда это случилось? — Голос Ната стал деловитым, сухим. — Ты хочешь, чтобы я ехал сегодня же? Конечно. Понял. Я думал, они больше не перевозят эту дрянь по железной дороге. Хорошо. С кем мне там связаться? Они в курсе, что я буду? О'кей. Когда закончу, перезвоню. Надо отснять спасательные работы? Да. Жди звонка.

Нажав на рычаг, Нат тотчас же позвонил и заказал авиабилет на полуночный рейс. Потом подошел к Саре. Она поглядела на него вопросительно.

— Мне надо на пару дней в Питтсбург.

В голове у Сары роилась масса вопросов: кто звонил? откуда? зачем?

Позабыв о фотоснимках, Сара спросила напрямик:

— Что ты там забыл? Зачем тебе занадобилось в Питтсбург?

— Там произошло крушение товарного поезда, опрокинулись цистерны с бромом. Власти беспокоятся, что эта мерзость попадет в систему водоснабжения города. Больше я ничего не знаю. Мейсон хочет, чтобы я сделал фоторепортаж еще до прибытия спасателей.

— Кто такой этот Мейсон?

— Чарлз Мейсон — главный редактор «Ю. С. ревю».

Сара изумилась. Это был один из ведущих журналов страны. Но какое отношение ко всему этому имеет Нат?

— А с чего это Мейсон звонит тебе? Что-то не пойму…

Теперь пришла очередь удивиться Нату.

— Я думал, ты знаешь… Он всегда звонит мне в подобных случаях и заказывает репортаж. Это помогает мне быть в форме.

— И надолго ты обычно исчезаешь? — спросила она безжизненно.

— Ну… обычно не больше чем на недельку.

— И часто подобное происходит? — полушепотом спросила Сара.

— Раз или два в месяц.

— О-о-о…

Неужели Нат так часто уезжает? Господи, неужели опять она впускает в свое сердце мужчину, для которого она и ее любовь никогда не станут главным в жизни? А как же Дэнни? Ему вовсе не нужен приходящий папаша…

Нат шагнул к ней, но молодая женщина отпрянула.

— Почему ты не сказал, что по-прежнему носишься по белу свету? Я-то думала, это в прошлом! Считала, что теперь ты остепенился — и вот тебе на!

— Неужели для тебя это новость? Да это всем известно! Знает Джерри, знают репортеры, секретарши — каждая собака в редакции!.. Я не делал из этого секрета, Сара.

Она отступила назад.

— А я вот об этом ничего не слышала.

Воцарилось гробовое молчание, потом Сара тихо спросила:

— А как же последний месяц? Ведь ты все время сидел дома…

— Просто ничего не подворачивалось. Не пойму, с чего ты так расстроилась.

Он не понимает! Не понимает… Что ж, придется объяснить!

— Мой отец сбежал от матери, едва только узнал, что я должна родиться! Отчиму было на меня глубоко наплевать! А Джим считал, что долг жены — сидеть дома и ждать, когда муж соизволит вернуться! И только я вообразила, что встретила наконец человека, для которого слова «семья» и «дом» не просто пустой звук, как все начинается сызнова! Если ты считаешь, что я жажду повторить все сначала, то ты просто кретин! Немедленно вези меня домой!

— Но я думал, мы поедем обедать!

Он во что бы то ни стало должен был ее удержать, переубедить. Она не может вот так уйти из его жизни!

— Ты ведешь себя так, словно ничего не произошло. А произошло непоправимое. Я не хочу тебя больше видеть! Не могу я привязаться к человеку, который завтра или через день сделает мне ручкой и упорхнет! Неважно куда — в Калифорнию, в Исландию, к черту на рога! Ну как ты не понимаешь? Я не позволю творить такое ни с собой, ни тем более с Дэнни!

Нат твердо знал только одно — нельзя позволить ей разорвать связывающую их ниточку.

— Погоди! Послушай…

— Не желаю ничего знать! — отрубила Сара. — Лучше покончить со всем сейчас, покуда между нами еще ничего не было! Прошу, отвези меня домой, Нат!

Он глядел ей в глаза и видел там отчаяние и боль. И ничем нельзя было ей помочь…

В машине они не сказали друг другу ни слова. Сара даже не позволила ему проводить ее до веранды. Бросив через плечо: «Пока, Нат!» — она направилась к дому. И даже не помахала ему на прощание…

6

Широко шагая, Нат шел через здание аэропорта. На плече у него болтался кофр с фотооборудованием, а в руке он нес небольшой чемоданчик. Работа сделана. Мейсон будет доволен. Нат во многом превосходил прочих фотожурналистов — всегда безошибочно выбирал угол съемки, всегда оказывался в нужном месте. Однако все соблазны интереснейшей работы как-то потускнели, стоило Саре выйти в тот злополучный день из его машины. Что с ним творится? Неужели все из-за этой женщины?

Но то, что ему придется много ездить, вовсе не означает, что ему на нее наплевать! Да, это правда, — он дорожит свободой, но Сара ему не меньше дорога. К тому же разлука должна только усиливать радость встречи, очарование обладания друг другом…

Ах как хочется ей позвонить! Но ведь она может бросить трубку… Нет, он встретится с нею, и они поговорят с глазу на глаз, хочет она того или нет.

Колесики тележки наотрез отказывались катиться в нужном направлении, и Саре пришлось изрядно попотеть, толкая ее перед собой по супермаркету. Обычно ее манили изысканные ароматы, и она покупала то кусочек свежайшего голландского сыра, то парочку пышных булочек с изюмом. Но в последнее время ей ничего не хотелось. Она рассеянно сунула в тележку батон хлеба и покатила ее дальше.

Скользя взглядом по рядам разноцветных баночек, она думала о Нате — как, впрочем, и всю прошедшую неделю. Она скучала по нему. О, как она по нему скучала! Но внушала себе, что приняла единственно правильное решение. Куда ей тягаться с его драгоценной работой! Продолжая отношения с Маккендриком, она неизбежно подставила бы себя под очередной удар.

Сара укладывала в тележку кусок ветчины, когда услышала за спиной:

— Для пикника маловато…

Этот голос она узнала бы из тысячи. Но услышать его здесь никак не ожидала.

— Каким ветром тебя сюда занесло?

Больше всего на свете ей захотелось кинуться к нему на грудь, но приходилось быть твердой. Она ведь поклялась себе!

— Да вот, вернулся живой, здоровый и голодный как волк! Заехал к тебе и обнаружил Эмбер, воркующую над Дэнни. Она мне охотно выложила все про тебя.

Сара обожгла Ната взглядом, который обратил бы в бегство девятерых мужчин из десяти. Но он лишь ухмыльнулся.

— Ну, что я мог поделать? Видно, я ей нравлюсь…

Сара шла, уставившись в пол. Тележка Ната не отставала и в конце концов преградила ей путь.

— Слушай, возьми виноградику, сладенькую дыньку и сделаем классный фруктовый салат! Завтра он пригодится.

— Завтра?

— Хочу пригласить вас с Дэнни в парк.

Вот самоуверенный тип попался! Но как он, черт его возьми, хорош!..

— Я же сказала тебе, Нат, что не хочу тебя видеть…

Но он приложил палец к ее губам.

— Разве миссис Пеннингтон не учила вас, что настоящим леди неприлично употреблять выражение «не хочу»?

Сара зло покосилась на него, а он принялся нежно поглаживать пальцем ее губу. И лед в ее сердце начал подтаивать. Что же делать? Она не хотела снова страдать, но скажи она ему сейчас «прощай», разве не обречет она себя на страдания?..

Он, казалось, понял ее смятение.

— Послушай, мы мешаем покупателям. К тому же я есть хочу. Серьезно, Сара, нам о многом нужно поговорить. Не убегай от меня! Выслушай. Я тотчас испарюсь, если ты пообещаешь, что завтра поедешь со мной в парк. Я заскочу за вами в десять. В парке мы перекусим на травке и вернемся домой, когда захотим.

Когда Сара начинала говорить с Джимом об их общих проблемах, он просто отмахивался от нее, ссылаясь на занятость. Ну разве не обязана она хотя бы выслушать Ната? И она согласилась.

— Хорошо. Поедем. Но я остаюсь при своем решении, прошу учесть.

— Понимаю. Поэтому и прошу меня выслушать.

И ей вдруг расхотелось вырываться.

— Но ты хоть понимаешь, что с Дэнни будет масса проблем?

Он улыбнулся, сверкнув белыми зубами.

— Ерунда! Он классный парень. — Его пальцы с нежностью скользнули по ее щеке. — Увидимся завтра…

И прежде чем Сара успела открыть рот, Нат чмокнул ее в губы — и был таков!

Жара наконец спала, и установилось приятное тепло. Всю дорогу до парка Дэнни не сомкнул глаз, и все два часа Сара, сидя рядом с ним на заднем сиденье, щекотала ему пяточки, что-то напевала — словом, всячески развлекала малыша.

В будний день посетителей в парке было немного. Сара и Нат выбрали столик подальше от прочих отдыхающих. Вода в ручейке, журча, бежала по серо-коричневым валунам. Как, должно быть, приятно побегать по ним босиком, думала Сара, усаживаясь на скамеечку с Дэнни на руках. Нат тем временем выносил вещи из машины. Последней он приволок странную штуковину, напоминающую детский манеж с крышкой.

Заметив недоумение Сары, Нат объяснил:

— Видишь, дно в нескольких дюймах от земли — это защитит малыша от сырости, сквозь сетчатые стенки не проползут жуки, а так, — он опустил крышку, — и сверху ничего не попадет.

— Нат, ты просто псих. Ты ведешь себя так, словно… — она запнулась, — словно обязан о нас заботиться! А я не хочу принимать от тебя…

— Стоп, — прервал ее Нат, — поговорим об этом, когда вернемся с прогулки.

— Но…

Не обращая на нее внимания, Нат развернул нечто по виду похожее на холщовый мешок с отверстиями и лямками. Набросив лямки на плечи, он протянул руки к Дэнни.

— Тут он будет в полной безопасности и сможет погулять вместе с нами.

О, Сара лучше, чем кто бы то ни было знала, как покойно и тепло на этой широкой груди! О мальчике не стоило беспокоиться.

Они шли по тенистой аллее. В воздухе пахло сосновой смолой. Ноги их неслышно ступали по мягкому ковру из опавшей хвои и листьев. Где-то над ними застрекотала сойка. Солнце, пробиваясь сквозь густые ветви, золотило волосы Сары.

Нат наконец вывел их на полянку. Тут было тихо, словно в храме. Заслышав шорох, Нат вскинул фотоаппарат. Мимо них проскользнули два полосатых бурундука, и затвор дважды щелкнул. Они еще немного постояли, наслаждаясь тишиной, и двинулись дальше.

Подойдя к пышно цветущему кусту, Нат сорвал бело-розовый цветок и воткнул Саре в волосы. Пальцы его скользнули по ее уху, коснулись шеи. Она сделала вид, что ничего не происходит, но по телу побежали мурашки. Если Нат пытался привязать ее к себе, то делал это очень умело…

Тут Дэнни беспокойно заерзал, и им пришлось ускорить шаг. Когда они вернулись к своему столику, он уже хныкал. Сара покормила малыша, затем опустила его в новенький манеж.

Нат стоял и любовался Дэнни, а Сара — теплым сиянием его серых глаз. Когда ребенок успокоился, Нат опустил крышку.

— Хочешь поесть за столом или лучше вон там, под деревом на лужайке?

— Под деревом.

Во время трапезы Нат ни словом не обмолвился о своей поездке в Питтсбург. Но вот он допил лимонад, вытянул длинные ноги и спросил:

— Все еще не рассталась с планами выставить меня вон?

Сара машинально крутила в пальцах цветок, выпавший из ее густых волос.

— Ну что мне сказать, чтобы ты понял?

— Я все понимаю. Все. — Видя ее замешательство, он продолжил: — И тем не менее считаю, что ты порядочно сглупишь, если это сделаешь. Да, я не могу ничего тебе обещать. Таким уж я родился. Но почему не жить одним днем, не брать от жизни все что можно? Что лучше — две счастливых недели в месяц или ничего? Кстати, порой я по нескольку месяцев подряд никуда не езжу… — Видя, что все его аргументы не возымели действия, он спросил напрямик: — А ты не будешь потом жалеть, что струсила? Что даже не попробовала?

Сара часто задышала. Нет, она вовсе не трусиха! Просто после рождения ребенка она переменилась, стала осторожнее, осмотрительнее. И она ответила вопросом на вопрос:

— Слушай, зачем это тебе? Неужели тебе не хватает твоей газеты? Что дают тебе эти скитания?

— Свободу. Радость. Счастье…

— И путь для отступления, — с горечью докончила за него Сара. — Если что-то или кто-то начинает слишком давить на тебя, ты — фюйть — и был таков!

Его брови сурово сдвинулись.

— Неправда! Я не привык убегать от трудностей. — Выдержав внушительную паузу, он добавил: — Я не Джим Нолан…

— Ладно. Стало быть, твоя работа приносит тебе радость.

— Да, я чувствую себя нужным людям. Это дело моей жизни. — Даже по голосу ясно было, как любит он свою профессию. — Ну, а ты зачем ездила в Боливию, Сара? Почему не предпочла сидеть в конторе, перекладывая с места на место бумажки?

— Это совсем другое дело…

Он всем телом подался к ней, словно это могло помочь ей его понять.

— А я не вижу никакой разницы. В моем деле мне почти нет равных. Это призвание. И еще талант. И я хочу сполна его использовать, Сара.

Она отрицательно покачала головой.

— Ты не о том говоришь, Нат. Я не хочу к тебе привязываться — и еще больше не хочу, чтобы к тебе привязался Дэнни. Ведь однажды настанет день, когда ты уедешь и больше не вернешься — поселишься еще где-нибудь, найдешь кого-нибудь поинтересней, чем я…

Он ответил резко, почти грубо:

— Я останусь самим собой! Я буду брать все от жизни и пойду на риск, если дело будет того стоить!

Она не отвечала. Журчал ручеек, возились в кронах деревьев птицы. Нат взял ее за руку и нежно перецеловал все пальцы.

— А насчет «кого-нибудь поинтересней» можешь не волноваться. Ты первая женщина, заставившая меня задуматься, почему я делаю то, что делаю. Но моя жизнь принадлежит мне. Я никогда ни у кого ни на что не спрашивал позволения. Не собираюсь и впредь. Но ты должна понять…

Она молчала, глядя на бегущую воду. Когда она вновь обернулась на него, ее губы дрожали.

— А я не понимаю!

Он погладил ее руку.

— Дай нам обоим шанс. Может быть, ты поймешь…

На глазах у нее заблестели слезы. Он просит ее похоронить мечты о нормальной семье! Но с ними не так-то легко расставаться…

Нат убрал прядку с ее лица, нежно провел ладонью по горячей щеке.

— Ты не хочешь рискнуть?

Да, позволить себе полюбить Ната — риск, да еще какой! Но чего уж там говорить — это уже произошло. Она не в силах вычеркнуть его из своей жизни. Сара положила ладонь ему на грудь. О как хотелось ей прильнуть к этой груди!

— Я… я боюсь.

— Знаю. Но расстаться с тобой я не хочу и не могу.

И прильнул к ее губам, не давая ей ответить.

Поцелуй этот переполняла страсть. Не откликнуться на него было невозможно. Она чувствовала, как напряглось его тело. Его руки обнимали ее, губы дарили блаженство. Когда он разомкнул объятия, Сара едва не вскрикнула. Но Нат принялся ласкать ее щеки и шею, не прерывая поцелуя.

Он томился желанием. Желанием неодолимым… До сего момента ему удавалось держать в узде свои инстинкты, но сегодня они вырвались на волю. Вот ладонь его нашла ее грудь. Нащупав тугой сосок, он принялся его ласкать. Сладкий стон женщины был ему наградой. Даже в пору щенячьей юности он не знал ничего подобного. Он обезумел — сбывалась мечта последних месяцев его жизни! Нат опрокинул женщину на землю, коленом раздвинул ее бедра и…

Сара чувствовала, как возбуждение волнами разливается по животу. Она впилась ногтями в плечи Ната. Рубашка мешала, ах как мешала! Хотелось прильнуть к нему, стать его частью… Ее руки нашарили застежку, справились с пуговицами, скользнули внутрь… Какое сильное, мускулистое у него тело! Когда ее ладонь скользнула по его животу, он вздрогнул всем телом.

Позабыв обо всем на свете, она прижималась к нему, пьянея от страсти. Его тело пахло сосной и солнцем. Ей хотелось потереться носом о его кожу, дотронуться до самых интимных мест, вобрать его в себя без остатка. Волны страсти захлестывали ее с головой — и это ее не пугало.

Руки ее наткнулись на пояс его брюк и двинулись дальше. Нат глухо застонал. Однако пояс мешал, и Сара принялась расстегивать его…

Что она делает? Соблазняет Ната прямо в парке? Господи, она не должна! Нельзя делать ничего подобного! Ведь она еще ни в чем не уверена. Она не знает, стоит ли…

Нат мгновенно ощутил перемену ее настроения.

— Сара, что стряслось?

— Хватит! Довольно! Мы не должны этого делать!..

Голос ее сорвался. Господи, она чуть было не совершила величайшую глупость!

Прерывистое дыхание Ната вернуло ее к действительности. Она поняла, чего стоит ему совладать с собой. Господи, какая же она стерва, какая дура! Как она могла так раздразнить его?

— Дай мне минутку, чтобы прийти в себя, — хрипло попросил он.

Она лежала тихо, как мышка, боясь шевельнуться. Щеки ее пылали. Возненавидит ли он ее теперь? Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем Нат сел и пригладил волосы. Лицо его словно окаменело.

— Ты вспомнила Джима? Почувствовала, что не можешь его предать?

Позабыв о смущении, она рывком села и схватила его руку.

— Дело не в этом, Нат, вовсе не в этом!

Он стиснул зубы.

— Ведь ты была замужем за ним, любила его, родила от него…

Она еще крепче сжала его руку.

— Я больше не люблю его, уже давно не любила! Ты слышишь?

На скулах Ната перекатывались желваки.

— Продолжай…

— Да, я вспомнила Джима. — Увидев, как сжались его губы, она торопливо прибавила: — Нет, это не то, о чем ты подумал. К тому времени, как он погиб, все мои чувства к нему умерли. Не в них сейчас дело…

Лицо Ната перестало напоминать каменную маску.

— Ты остановила меня, потому что… еще не готова?

Сара чувствовала, как краска заливает ее щеки, шею…

— Физически я вполне готова. — Она помолчала и, решив быть честной до конца, сказала: — Но я должна знать наверняка, что мы с Дэнни тебе дороги. Я не желаю больше быть на втором месте — после твоей карьеры. И потом… — она запнулась, — я боюсь снова забеременеть…

Он нежно взял ее за подбородок.

— О'кей. Намек понял. Но учти, я долго терпеть не намерен.

В этом он был прав. Пора ей решиться.

А он любовался ее разрумянившимся лицом и вдруг попросил:

— Попозируй мне!

Она даже моргнула от удивления.

— Чего-о?

Нат приподнял с ее плеча каштановую прядку, и волосы заструились меж его пальцев. Какая она разная, вся соткана из противоречий — и какая прекрасная! Словно яркая диковинная бабочка, опустившаяся на его ладонь… Он жаждал, чтобы она принадлежала ему, жаждал упиваться ее красотой…

— Хочу, чтобы ты мне попозировала. Надень купальник — поснимаю тебя на берегу ручья.

— Не шутишь? — Когда он замотал головой, Сара согласилась: — Ладно, снимай.

Сара быстро переоделась в прелестный изумрудно-зеленый купальник, пока Нат возился с Дэнни, потом он сам переоделся. Когда он подошел к ней с одеждой в руках, у нее все внутри похолодело. Как же он прекрасно сложен — просто образчик мужской красоты: мощная рельефная мускулатура, длинные сильные ноги…

Фотоаппарат он держал почти любовно — сразу видно было, что это лучший его друг. Он снимал кадр за кадром, пока Сара прыгала по камушкам.

Как соблазнительна была она, когда откидывала голову, слегка щурясь от солнца! Зеленые глаза ее то и дело вспыхивали, выдавая смущение. Он любовался ею, когда она склонялась над Дэнни.

Когда съемка была окончена, Нат предложил:

— Давай-ка половим рачков?

Он взял два пластиковых стаканчика и, поманив Сару за собой, шагнул в тихую заводь. Она подбежала к нему по камушкам, стараясь не оступиться. Нат перевернул камень и опустил руку по локоть в воду.

— Зачем? — изумилась Сара.

— Да так, для забавы. Погляди-ка…

Сара заглянула в стаканчик и сморщилась.

— Фу! У нас с тобой, похоже, разные представления о забавах…

Он хитренько прищурился.

— Ничего, думаю, мы и здесь найдем точки соприкосновения!

Он снова склонился, а Сара, не в силах оторвать взгляд, любовалась, как перекатываются мускулы у него под кожей. Вот бы прижаться к нему, обвить руками его шею… Но этого нельзя было делать — пока еще не ясно до конца, кем он станет для нее…

Чтобы отвлечься от опасных мыслей, Сара зачерпнула в ладони ледяной воды и с размаху выплеснула ее на голую спину Ната. От неожиданности он потерял равновесие и шлепнулся в воду.

— Ах ты, лиса! Ну если хочешь порезвиться в водичке вместе с рачками, то…

Сара испуганно попятилась.

— Нет-нет, Нат!.. Просто мне показалось, что тебе жарко, я хотела тебя остудить…

— Ах остудить? Хорошенький же способ ты выбрала! Сейчас я и тебя остужу — погляди, у тебя даже купальник не вымок!

— Погоди, он куда красивее, когда сухой! Поверь… Тебе не понравится…

Но руки его уже обхватили ее талию.

— Ерунда! Это будет классное зрелище! Может, он еще и просвечивает, а?

И, как она ни отбивалась, Нат легко подхватил ее на руки и посадил в самую середину ручья. Сара дико взвизгнула.

— Ах паршивец! Я просто хотела…

— Остудить меня. Я это уже слышал. — Он плюхнулся в воду рядом с Сарой и посадил ее себе на колени. — Но когда ты рядом, холодной воды явно для этого недостаточно…

— О, Нат…

Она обвила руками его шею и приникла к зовущим губам — ни о чем не думая, растворившись без остатка в этой радости…

7

Нат проскользнул в конференц-зал. Сара стояла на сцене перед аудиторией в ярко-алом льняном костюме, волосы тщательно уложены вокруг головы. Для человека, способного сохранять хладнокровие в любой ситуации, каковым считал себя Нат, ее близость оказалась чересчур суровым испытанием…

Наконец лекция окончилась. Сара его не заметила, и он был этому рад. Не хотелось ее смущать. В толпе он сразу потерял ее из виду. Но, проталкиваясь вперед, он заметил ее в обществе смазливого парня с такой улыбкой, что ему впору было рекламировать зубную пасту. У Ната сжалось сердце.

Он незаметно подошел поближе и услышал голос зубастого:

— А частные уроки вы даете?

Сара вовсе не казалась смущенной.

— Это не в моих правилах. Я занимаюсь только с группами.

А плечо зубастого уже касалось ее плеча.

— А может быть, все-таки позанимаемся?

Она отвечала твердо и доброжелательно:

— Мистер Лэскоу, сожалею, но это невозможно.

— Но ведь не задаром?

— Не все в жизни решают деньги, — улыбнулась Сара.

— Я хорошо вам заплачу.

— Не сомневаюсь, но вам лучше обратиться к другому психологу.

От белозубых улыбок Лэскоу внутри у Ната все переворачивалось. А тот выудил из кармана свою визитку и вручил ее Саре.

— Но вы уверены, что не хотите этого?

— Совершенно уверена.

— Раз вы не хотите со мною заниматься, может, хоть пообедаем вместе?

Нату мучительно захотелось врезать настырному Лэскоу под дых.

— Благодарю за любезное приглашение, но в настоящее время я не встречаюсь с мужчинами. У меня маленький сын и масса забот.

Какая невозмутимость! Нат не верил своим ушам. Она не встречается с мужчинами? А они с нею тогда что делают — играют в дочки-матери?

Но Лэскоу не унимался.

— На случай, если передумаете, у вас есть моя визитная карточка. Звоните без колебаний.

Сара наклонила голову и принялась собирать со стола бумаги. Лэскоу, помявшись, убрался вон.

Тут Нат тронул Сару за локоть. Она едва не подпрыгнула от неожиданности.

— О, привет! Я тебя не заметила.

— Еще бы. Ты была так поглощена разговором.

Он изо всех сил старался говорить спокойно и безразлично.

— Ты о чем?

— Я об этом Лэскоу. Почему ты просто не послала его куда подальше?

— Именно это я и сделала. Если уж ты подслушивал, то должен был понять.

— Вовсе я не подслушивал.

— А-а-а…

Помолчав, Нат переменил тему.

— С малышом сидит Эмбер?

— Нет, я нашла девочку, она…

— Девочку?! Ты оставила Дэнни на какую-то соплячку?

Сара посмотрела на Ната, как на чужого.

— Я вправе решать, с кем оставлять моего сына! Что тебя так беспокоит?

Он прекрасно понимал, что не имеет права лезть в их жизнь. И вдруг ему до смерти захотелось это право получить! Что на него нашло? В полнейшем замешательстве он вдруг ляпнул:

— Пообедаем вместе?

— Нет. Если ты собираешься читать мне мораль…

— А ну-ка, пошли отсюда! — И Нат схватил ее за руку повыше локтя.

— Нат, Нат, прекрати немедленно! — отбивалась она.

— Давай спокойно поговорим. Хорошо?

Когда она согласно кивнула, он испытал такое облегчение, что у него задрожали колени. Нат молча вел ее под руку, не зная, с чего начать разговор. В вестибюле они сели в кресла друг напротив друга. Сара положила ногу на ногу и выжидательно поглядела на него. Нат поправил галстук.

— Прости…

Но она пропустила его извинение мимо ушей.

— Что на тебя нашло?

— Не хочу, чтобы кто-то приставал к тебе.

Сара всплеснула руками.

— В тебе пробудился инстинкт собственника?

— А такое часто случается?

— Ну, бывает… Однако тут тебе совершенно не о чем беспокоиться. Не пойму, с чего ты…

— А ты подумай! — резко бросил он и тотчас смущенно признался: — Я ревную. Никто не имеет права так нагло глазеть на тебя.

А про себя подумал: все эти кобели должны знать — эта женщина занята! И обомлел. Что с ним случилось? Никогда в жизни он не был собственником… Нат со страхом ждал, что Сара заявит: «Мы с тобой не давали друг другу никаких обещаний», но вместо этого услышал нечто иное:

— Думаю, гораздо важнее, чтобы я ни на кого не глядела так…

Нат удивленно заморгал — не послышалось ли ему?

— Но ведь ты сказала, что ни с кем не встречаешься.

— Так оно и есть. Понимаешь, для меня встречаться с мужчиной — значит… сам понимаешь. А мы с тобой пока просто общаемся.

Он нежно взял ее за руку.

— Вы необыкновенная женщина, леди, и я ни к кому еще в жизни так не относился! Ты вытерпишь меня, такого урода?

— Если ты вытерпишь меня…

Да, он будет терпелив — даже если для этого потребуется каждый день стоять под ледяным душем до посинения!

А Сара, ласково улыбаясь, спросила:

— Неужели ты и в самом деле подумал, что я оставлю Дэнни со случайным человеком? У Дженни прекрасные рекомендации. Ей только семнадцать, но у нее двое младших братишек и сестренка — она возилась с ними с самого их рождения.

А Нат поглаживал ее руку, белую, мягкую, и чувствовал, что пора под ледяной душ. Такие фантазии обуревали его сейчас!..

— Дэнни мне очень дорог. Нечто подобное я чувствовал к Брэду, когда тот был малышом.

— Я благодарна тебе за все, что ты для нас делаешь.

— Мне не нужно твоей благодарности!

— Тогда чего ты хочешь?

— Ты знаешь… — Сара в растерянности опустила глаза, а Нат продолжал: — Однако, на данный момент ты можешь еще кое-чем меня порадовать.

— Чем же?

— В следующую субботу в Филадельфии в одной из галерей открывается моя выставка. Поедем вместе! Я закажу в гостинице два отдельных номера, но мне очень важно, чтобы ты была рядом…

— Я бы с радостью, но… Впрочем, Эмбер, наверное, согласится побыть с Дэнни.

Он глядел в ее глаза… и тонул в них.

— Ты уверена, что готова оставить Дэнни на нее? Ведь мы уедем в субботу после обеда, а вернемся только в воскресенье.

— Дэнни будет хорошо с Эмбер. А давно ты запланировал выставку? Такое ведь за день не делается.

Нат с облегчением вздохнул: она поедет!

— Владелец галереи уговаривает меня вот уже пару лет. До недавних пор мне удавалось устоять. — Действительно, Нат никогда ни у кого не шел на поводу. — Но теперь я, кажется, созрел.

Сара же была искренне рада, что он впускает ее в свою жизнь.

— Вернисаж будет роскошный? Понадобится мне вечернее платье?

— А как же! — усмехнулся Нат. — Насколько могу судить по опыту, сойдет любое. Но учти, после открытия я приглашу тебя в шикарный ресторан.

Сара сейчас походила на девочку, которой посулили дорогую игрушку.

— Лет сто не покупала себе нового платья! Это будет здорово!

— Ты замечательно выглядишь в любом наряде. — Помимо его воли голос Ната дрогнул. Искорка, вспыхнувшая в сердце после первой их встречи, теперь превратилась в бушующее пламя. — Ты пообедаешь со мной, если я пообещаю сдерживаться, когда официант станет с тобой заигрывать?

Сара подалась вперед, и от запаха ее духов у Ната закружилась голова.

— Охотно. Я голодна как волк.

Верный своему слову, Нат действительно заказал два отдельных номера в отеле неподалеку от галереи. Когда он ушел к себе в номер, чтобы переодеться, Сара принялась рассматривать комнату. Интерьер был изумителен — мебель в стиле Людовика XIV с обивкой цвета чайной розы, шелковые занавески, огромная кровать…

Она как раз подкрашивала губы, когда раздался стук в дверь. Войдя в номер и окинув Сару быстрым взглядом, Нат восхищенно присвистнул.

Тоненькие бретельки поддерживали облегающий черный лиф ее платья с широким бирюзовым кушаком и пышной юбкой с такого же цвета оборкой. Он залюбовался ее лицом и высокой изящной прической. Такой он ее еще не видел.

— Ты восхитительна! — вырвалось у него.

Сара залилась краской. Впрочем, она сама была поражена не меньше, увидев Ната в черном смокинге. Снежно-белая крахмальная рубашка подчеркивала его бронзовый загар. Он был просто ослепителен… и почти неузнаваем. Но вот он обнял ее и поцеловал так крепко, что она задохнулась — не от недостатка воздуха, нет, а от жгучего желания…

Оторвавшись от ее губ, он еле слышно прошептал:

— Плакала твоя помада!

Ее пальчик скользнул по его губам.

— Да, на твоих губах ее, пожалуй, теперь даже больше, чем на моих! Но это поправимо. — И тут в глазах у нее заплясали озорные чертики: — Если, конечно, не желаете повторить, сэр!

Он кивнул в сторону кровати.

— Если мы это повторим, то до утра не выберемся из номера.

Сара невольно тоже поглядела на кровать… Когда она, стоя у зеркала, вновь подкрашивала губы, ее рука дрожала. Нат же с нарочито безразличным видом смотрел в окно, бренча мелочью в кармане.

— Эй, Нат! — Сара дотронулась рукой до его плеча. — Ты что, нервничаешь?

— Кто, я?

Но ее было не обмануть.

— Тебе не о чем беспокоиться. Ты знаешь цену своим работам.

Он скривил губы в скептической гримасе.

— Ну, ты не так много их видела…

— Достаточно, чтобы понять: твои фотографии — настоящие произведения искусства. Иначе с какой стати владелец галереи столько времени тебя уговаривал?

Он нервно поправил и без того безупречно завязанный галстук.

— Не знаю, какого мнения будут о них критики. Вполне возможно; то, что нравится мне, придется им не по вкусу.

Сара поймала его руку и дружески сжала.

— Но тебе-то они по вкусу?

— Конечно.

— А все остальное не имеет значения, — уверенно произнесла Сара.

Серые глаза Ната потеплели.

— Ты очень добра ко мне.

— И ты тоже добрый. — Она погладила лацкан его смокинга. — Надеюсь, Дэнни сейчас хорошо с Эмбер…

— Она прекрасная нянюшка.

Нат никогда не старался успокоить ее — просто рядом с ним тревога как-то сама собой улетучивалась.

— Пойдем-ка и заставим критиков написать самые восторженные статьи в их жизни!

Владелец галереи Уоррен Сильвен прислал за Натом лимузин и лично встретил его с Сарой на пороге. Это был невысокий, но крепкого телосложения человек лет пятидесяти, пышущий энергией. Он тотчас увел куда-то Ната, а Сара отправилась рассматривать развешанные по стенам работы.

Каждая его фотография была маленьким шедевром. Вот дельфины, застывшие в прыжке, окруженные алмазным ореолом брызг. Вот ночные пейзажи — освещенные окна домов, похожие на диковинные созвездия, выступающие из мрака силуэты зданий… А вот студенческая демонстрация. Рядом с ней забавнейшая серия — малыш пытается победить непослушные длинные спагетти. Сара, помимо воли, расхохоталась.

Внезапно сильная рука приобняла ее за плечи.

— Ну и каково мнение уважаемой леди?

— Знаешь, в твоих фотографиях больше жизни, чем в самой жизни! Как у тебя это получается? Ну, погляди на этого человека! Каждую морщинку хочется потрогать…

— Я беседую с каждым, кого снимаю. Во время разговора человек не застывает, как статуя. Хорошая фотография рассказывает о том, что чувствует не только модель, но и сам фотограф.

Сара уловила отличительную черту работ Ната. Все они были построены на контрастах — свет и тьма, юность и старость, красота и безобразие. Скучных, проходных сюжетов здесь просто не было.

Она указала на одну из работ — черное небо, изрезанное зигзагами молний.

— А это как ты сделал?

Нат с трудом оторвал взгляд от Сары и посмотрел на фотографию.

— Это я снимал на собственной террасе, во время грозы. Поставил камеру на штатив, открыл затвор на двадцать минут — вот и все.

Фотографии истощенных эфиопских детишек взволновали Сару до глубины души, а бездомные старики, скрючившиеся от холода среди сугробов, заставили сжаться ее сердце. Да, Нат не просто художник — он умеет искренне сострадать своим персонажам…

На самой дальней стене галереи, в стороне от прочих, висела фотография. Сара и Дэнни. Снимок был сделан тогда, когда они втроем гуляли в парке. Лицо склонившейся над сыном Сары озарено мягким закатным светом. Блестящая волна каштановых волос контрастирует с нежно-розовым личиком младенца. Его крошечная ручонка тянется к материнской щеке…

Глаза Сары наполнились слезами. Нат всегда говорил, что его фотографии правдивы. Он запечатлел не только любовь Сары к малышу, но и свое собственное чувство к ним обоим. Ну почему она все еще сопротивляется?.. В конце концов, какое значение имеют его постоянные разъезды?..

Слезинка скатилась по ее щеке, и это не укрылось от глаз Ната.

— Что стряслось?

— Это… так прекрасно, Нат! Только теперь я понимаю, как ты видишь нас — меня и Дэнни. Для меня это… честь.

Он ощутил невероятное облегчение и признался:

— Знаешь, я боялся, что ты не захочешь, чтобы я выставил эту работу. Но она так очаровала меня, что я сперва послал ее Сильвену, а лишь потом подумал… Но, разумеется, я никому ее не продам — она принадлежит только мне.

Они глядели друг на друга, ничего не говоря, но все было ясно и без слов. Но тут Ната внезапно хлопнул по плечу плотный пожилой человек с сигарой во рту.

— Мои поздравления, Маккендрик.

Нат искренне изумился.

— Голстайн! Что ты делаешь тут, в Филадельфии?

Пожилой господин взмахнул рукой с полным бокалом шампанского, чуть не расплескав его содержимое.

— Да есть тут у меня одно дельце, вот я и заскочил…

Тут Нат спохватился и перебил приятеля.

— Познакомься, Сара, это мистер Голстайн — я время от времени делаю для него кое-какую работу. Гай, это Сара Нолан.

У Сары все внутри похолодело, но она с улыбкой протянула руку.

— Очень приятно, мистер Голстайн.

— Взаимно, мисс Нолан. Вижу, именно вы вдохновили Маккендрика на лучшую его работу! — Голстайн с наслаждением затянулся и выпустил в сторону густое облако дыма. — Ну, не стану вам мешать. Сможешь завтра утром уделить мне немножко твоего драгоценного времени?

Нат поймал испуганный взгляд Сары.

— Боюсь, что нет. Наш завтрашний день расписан по минутам. Но на следующей неделе с удовольствием заеду к тебе в Балтимор. В понедельник позвоню твоей секретарше — она определит время, устраивающее нас обоих.

Голстайн, похоже, ничуть не обиделся.

— Вот и отлично, но учти: чем раньше мы повстречаемся, тем лучше. — И, указывая на серьезного джентльмена с блокнотом в руках, добавил: — Если он скажет тебе какую-нибудь гадость, плюнь ему в морду. Мы-то прекрасно знаем, чего ты стоишь. — Он плутовски подмигнул. — А может, еще и не до конца знаем…

Когда неугомонный Голстайн все-таки оставил их, Сара спросила:

— Ты сказал, что завтрашний день расписан по минутам. Что ты имел в виду? Может, лучше тебе с ним встретиться не откладывая?

Нат сделал вид, что достает из кармана лист бумаги.

— Та-ак… Пункт первый: завтрак вдвоем. Пункт второй: экскурсия по городу. А потом я везу тебя домой к сыну. Дела сюда как-то не вписываются. Гай подождет до следующей недели.

Чувство горячей благодарности затопило Сару. Он ради нее пренебрег важным делом. Ей захотелось кинуться ему на шею.

Вместо этого она просто сказала:

— Спасибо.

Он изумленно приподнял брови.

— За что?

— За то, что дал мне почувствовать, как я для тебя важна.

— Ты действительно важна для меня, Сара. Очень…

Слова его отозвались в ней сладкой болью. Она так жаждала прильнуть к нему всем телом, погасить пылающий в его глубинах жар, какого она никогда прежде не знала…

Весь вечер она не отходила от Ната, морально поддерживая его, покуда он дожидался официального вердикта критики. Когда почти все посетители разошлись, к нему приблизился тот самый суровый человек с блокнотом.

— Я Трент Конрад из «Филадельфия инкуайрер». Буду краток: все отлично, мистер Маккендрик. Я следил за вашими репортажами. Мне было очень любопытно, кто вы — ремесленник высочайшего класса или же художник. Вам нет нужды дожидаться утреннего номера «Инкуайрер». Вы настоящий мастер. Уверен, что все те, кто сегодня вечером приобрел ваши работы, не прогадали. Мои поздравления.

Этот человек явно не любил болтать попусту. Дружески пожав руку Нату, он удалился. Нат и Сара поглядели друг на друга и весело расхохотались.

— Говорила же я, что не о чем волноваться!

— А я и не волновался.

Поймав ироничный взгляд Сары, он улыбнулся.

— Сейчас поговорю с Сильвеном — и вперед! Я заказал столик на двоих.

Саре казалось, что она видит прекрасный сон. Лимузин весь вечер был в полном их распоряжении. Она чувствовала себя коронованной особой в окружении почтительной свиты. И рука Ната все время лежала на ее плече. По дороге в ресторан она вдруг поняла, что Нат чувствует себя тут совершенно как дома. Когда перед ними распахнулись двери четырехзвездочного отеля, где располагался роскошный ресторан, она невольно подумала: а ведь он бывал тут и прежде. Метрдотель встретил его как старого знакомого…

Сидя напротив него за столиком, Сара спросила:

— А почему ты решил устроить выставку именно в Филадельфии?

Нат ответил не сразу, поглощенный созерцанием ее обнаженных плеч.

— Мне пришлось прожить тут несколько лет. Послушай, как тебе ресторан?

Она обвела взглядом огромные зеркала, живую зелень и массивные хрустальные люстры.

— Я в восторге. А ты не скучаешь в нашей провинциальной глуши по всей этой роскоши?

— Нет. — Его теплая ладонь накрыла ее руку. — Ужинать в ресторане — само по себе невеликое удовольствие. А вот в приятном обществе…

— Полно, неужели тебе не с кем было пойти в ресторан? Наверняка была масса красивых женщин…

— Но ни одной, похожей на тебя. — Он с силой сжал ее пальцы.

То, что происходило с нею, когда их руки соприкасались, всякий раз потрясало Сару до глубины души. Что же будет, когда они дадут себе волю?..

Сделав заказ и подождав, пока отойдет официант, Нат пригласил ее потанцевать.

Когда его рука обвила ее талию, Сара подняла на него глаза. Взгляд Ната был полон такой безграничной нежности, что она вся затрепетала и положила голову ему на грудь, пьянея от запаха его одеколона.

Пальцы Ната нежно ласкали ее обнаженную спину, потихоньку сводя Сару с ума. Она ощущала упругость его бедер, его теплое дыхание на своей шее… Тело его откликнулось на ее близость — в этом трудно было ошибиться. А он и не думал отстраняться, давая ей почувствовать сполна, как она его возбуждает. Его язык нежно ласкал ее ухо — и все тело молодой женщины пронизывала сладкая дрожь. Голова у Сары шла кругом, и она покрепче ухватилась за Ната, чтобы не упасть.

Она хочет этого мужчину. Хочет его любви, его ласк. Сегодня. Сейчас!..

Они танцевали до тех пор, пока, внезапно очнувшись, Нат не понял, что музыка уже смолкла.

— Смотри, мы танцуем одни, — шепнул он Саре.

Она огляделась. Взгляд ее упал на саксофониста, и тот ей дружески подмигнул.

— Послушай, давай-ка поедим…

Они возвратились за столик. Нат наполнил бокалы. Хрусталь мелодично звякнул.

— За наше настоящее!

— За наше настоящее… — зачарованно повторила Сара.

Они ели не торопясь, наслаждаясь не только изысканными лакомствами, но и обществом друг друга. Они ни о чем не говорили — да и к чему? Вот Нат протянул ей кусочек мяса на своей вилке, а она в ответ угостила его ломтиком жареной картошки… Сомкнув губы вокруг вилки, Нат очень долго их не разжимал. Потом многозначительно облизнул губы, и щеки Сары вспыхнули. Все было ясно и без слов.

На десерт им подали лимонный щербет. Покончив с ним, Нат спросил:

— Хочешь еще потанцевать?

Площадка для танцев была самым безопасным местом — уж там-то он никак не сможет позволить себе ничего лишнего… Но Сара вдруг тихо произнесла:

— Я хочу вернуться в отель.

Нат поразился. Может, она просто устала? День был напряженный… Или же хочет позвонить Эмбер — узнать, как там Дэнни?

— Хорошо.

Всю обратную дорогу Нат недоумевал. Сара была странно молчалива. Когда он приобнял ее за плечи, она вздохнула и закрыла глаза. Похоже, она и впрямь до смерти вымоталась. Скорее всего, даже не пригласит его к себе в номер. Что ж, одним искушением будет меньше…

Дожидаясь лифта, Сара любовалась пушистым ковром и изысканным интерьером — кругом матовая белизна и неяркая позолота. Но вот двери лифта закрылись за ними, и они остались одни. Нат не смог удержаться и привлек Сару к себе. Его губы скользнули по щеке, по тонкой шее, прильнули к нежно-розовой ушной раковине… Язык его причинял ей сладкую муку. Сара сдавленно выдохнула: «Нат» и прильнула к нему всем телом.

Когда двери лифта распахнулись, они с величайшим сожалением разомкнули объятия. Нат неторопливо вел Сару в ее номер. Как не хотелось ему говорить ей «спокойной ночи»! Но что оставалось делать?

— Это был восхитительный вечер… — застенчиво улыбнулась Сара.

Он не может, он не должен входить к ней в номер — если, конечно, он порядочный человек.

— Нам с тобой следует почаще выходить в свет, — глухо сказал он.

— Дело не в ресторане. И лимузин тут ни при чем… Дело в тебе, и только в тебе.

В душе Ната физическое влечение затмила вдруг безграничная нежность.

— Я чувствую то же самое.

— А я ощущаю себя Золушкой, — призналась она. — И не хочу, чтобы этот вечер кончался.

Ему надо поскорее уносить ноги, иначе сейчас произойдет то, чего он так долго желал…

— У нас с тобой будут и другие такие же вечера.

— Но почему не насладиться сполна сегодняшним?

Ее доверчиво запрокинутое лицо и сияющие глаза сводили его с ума.

— Думаю, мне не стоит входить к тебе. Разумеется, я не против, но ведь это может кончиться…

— А я хочу, чтобы ты вошел! — Сара видела, что он ее не понимает, — и разом покончила со всеми недомолвками: — Я не хочу чтобы ты сегодня ночевал у себя в номере. Я хочу, чтобы ты остался у меня.

8

Увидев растерянное лицо Ната, она улыбнулась.

— Ты поражен?

Его серые глаза потемнели.

— Что заставило тебя передумать?

А она сама еще не верила, что вот так запросто предлагает мужчине с нею переспать. Но это ведь не первый попавшийся мужчина…

— Понимаешь, та… ну, та фотография, где я и Дэнни… Увидев ее, я поняла, как много мы оба значим для тебя. До сих пор ты столько всего делал для нас, а я…

Голос Ната стал неузнаваем.

— Я не желаю, чтобы ты расплачивалась со мною подобным образом, Сара! В моем понимании любовь — нечто совсем другое. И если ты воспринимаешь это как…

Она изумилась — и страшно рассердилась. Ах, не так, не так все должно было быть! Ей ведь и без того трудно было сделать первый шаг.

Она отпрянула от него. Тон ее стал ледяным.

— Забудь обо всем. Ступай к себе, а я собираюсь спать!

— Как хочешь.

Сара порылась в сумочке и достала ключ.

— Я только что сказала напрямик, чего хочу, — остальное твое дело. — И, отперев дверь, прибавила: — Увидимся утром.

— Как скажешь. Пока.

И Нат побрел дальше по коридору, прежде чем она успела запереть дверь.

Войдя в номер, Сара бессильно прислонилась к стене. Ей хотелось горько разрыдаться. Что случилось? Что она сделала неправильно? Ведь они оба так этого хотели…

От внезапного стука в дверь Сара вздрогнула всем телом. Посмотрев в глазок, она увидела Ната, и сердце ее обмерло. Она распахнула двери.

Нат схватил ее за плечи.

— Прости!

Прижимаясь головой к его плечу, она пробормотала:

— Не пойму, что случилось…

Нат глубоко вздохнул.

— Я так долго тебя хотел, поэтому действительно был поражен твоим предложением до глубины души. К тому же испугался, что ты считаешь себя мне обязанной и только поэтому…

Сара сжала в ладонях его лицо.

— Я хочу тебя, Нат. Хочу твоей любви…

Нат никак не мог сладить с узлом галстука — руки у него просто тряслись. Как долго он мечтал об этой ночи! Неужели мечта сбудется? Он сбросил смокинг. Сара стояла у изножья огромной постели, не отрывая от него взгляда. Он поманил ее пальцем.

— Иди-ка сюда…

Она доверчиво приблизилась, и губы их встретились. Не прерывая поцелуя, Нат по одной вытаскивал из ее прически шпильки, роняя их на пол. И вот волосы заструились мягкой волной по обнаженной спине…

Чуть отстранившись, он глухо сказал:

— Если у тебя есть какие-то сомнения, еще не поздно остановиться.

— Я ни о чем, слышишь, ни о чем не пожалею! Я хочу тебя, хочу твоей любви, Нат!

Самообладание окончательно покинуло Ната, от желания подкашивались ноги. Удастся ли ему разрушить ее последние сомнения?..

Вдруг он вспомнил кое о чем.

— Сара, а ты… Ты приняла меры предосторожности? Понимаешь, о чем я говорю?

Ее ладонь нежно скользнула по его щеке.

— Все в порядке. На прошлой неделе я была у врача. Нам не о чем беспокоиться.

— На прошлой неделе? — переспросил он ошарашенно.

Сара вспыхнула до корней волос, но глаз не отвела.

— Молния… — шепнула она. — Расстегни сзади молнию, Нат…

Он разомкнул объятия, повернул ее к себе спиной, и платье с тихим шелестом упало к ее ногам.

Нат расстегнул брючный ремень, крахмальную сорочку. Снял брюки, плавки. Стоя прямо перед Сарой, он зачарованно любовался ее белыми плечами, соблазнительной грудью под кружевным бюстгальтером, длинными, стройными ногами. Он изнывал от желания, а Сара, не смущаясь, глядела на него.

— Нат, да знаешь ли ты, каким телом наградил тебя Бог?

— Сейчас я знаю только, что тело мое сильнее разума. И знаю, что произойдет с ним, когда ты его коснешься…

— А я как раз хочу его коснуться. — Ее ладонь неторопливо скользнула по его голому плечу. — И очень надеюсь, что это произойдет, если ты чувствуешь примерно то же, что и я…

Сила их взаимного притяжения была неодолима. Но перемена в их отношениях неминуемо все усложнит. Готов ли он к этому?.. Завтра… Он все обдумает завтра. Сегодня ему не до этого.

Он поймал ее руку, поцеловал ладонь и повел ее к кровати. Растянувшись на ней во весь рост, протянул руки к Саре.

— Иди сюда…

Она улыбнулась.

— Сейчас.

И принялась неторопливо расстегивать лифчик… Сара внимательно следила за выражением лица Ната и улыбнулась, увидев, что достигла желаемого эффекта. Он был просто ошеломлен, его тело словно сводило судорогой.

Тогда она стала нарочито медленно, чувственными движениями, стягивать шелковую нижнюю юбку. И вот на ней остались лишь черные полупрозрачные трусики…

Когда и они скользнули вниз по ее длинным ногам, Нат задрожал. Глаза его потемнели. Господи, как она его возбуждает! Он словно перышко в огне…

Сара легла рядом с ним, нагая и улыбающаяся. Он даже не шевельнулся. Тогда она коснулась губами его плеча. Ее пальцы заскользили по его груди, и на шее Ната вздулись жилы. Мускулы живота окаменели, когда рука ее проскользнула в пах. Он сдавленно ахнул. Сара взглянула ему в лицо. Нат улыбнулся дрожащими губами.

— Видишь, что ты со мной сделала?

Ее рука, лаская, касалась самых чувствительных мест его тела. Нат глухо застонал:

— Сара, если ты не хочешь извержения вулкана…

— Хочу! И еще как!

— Но сначала я должен сделать тебя счастливой.

Она шепнула:

— У нас впереди целая ночь…

Руки их переплелись, губы слились в поцелуе — и обоих охватила дрожь. Слегка отстранившись, он целовал ее подбородок, шею… Когда его жаркое дыхание обожгло ее сосок, она напряглась. Обхватив губами нежную розовую выпуклость, он стал ласкать ее языком. Застонав, Сара еще крепче прильнула к нему. Но вот Нат прохрипел:

— Милая, я больше не могу…

— Не надо сдерживаться, — выдохнула она.

Нат легко подхватил ее, приподнял — и глубоко вошел в ее тело. Ему казалось, что температура у него подскочила градусов на десять, сердце бешено заколотилось. В глазах у него потемнело, и он содрогнулся, громко застонав от невыразимого наслаждения.

Отдышавшись и с трудом открывая глаза, он пробормотал:

— Сара, я не хотел, чтобы все получилось так… Ведь ты не…

Тонкие пальчики прижались к его губам. Она прильнула к его рту горячим поцелуем, и он снова задрожал. Приподнявшись на локтях, она прижималась к нему, игриво проводя ладонями по его груди, целуя соски. И тело его тотчас отозвалось.

— Послушай, женщина, ты знаешь мое тело лучше, чем я сам!

— Ты преувеличиваешь. Все еще только впереди…

— Хочешь сказать, у нас будут такие ночи?

Глядя ему прямо в глаза, она тихо сказала:

— Надеюсь, очень и очень много…

От сознания своей власти над ним Сара теряла голову. Она снова откинулась на подушки. Губы Ната нашли ее сосок, и волны наслаждения побежали по всему ее телу. Нат неторопливо ласкал ее грудь, пока где-то глубоко внутри у нее не забушевало пламя.

Кожа Ната блестела от пота. Сара крепко обнимала его. Тело ее напряглось, дыхание участилось. Тогда Нат лучезарно улыбнулся:

— Не сдерживайся, милая! Ну же!

— Я хочу с тобой… Вместе…

Спина его выгнулась, и он вошел в нее еще глубже, и вот они стали единым существом…

Сара вскрикнула, и Нат с беспокойством спросил:

— Тебе больно?

— Мне хорошо, Нат! Ах как мне хорошо!

Этот сладкий вскрик раззадорил его еще сильнее. С каждым движением они приближались к вершинам блаженства. Могучие руки его сомкнулись вокруг ее тела, ему хотелось вот так и держать ее в объятиях целую вечность…

Он глухо застонал, и Сара словно взмыла к звездам. Каждый нерв ее тела звенел как струна. Она извивалась в объятиях Ната, ловя ртом воздух. Да, она в раю — и этот рай у них один на двоих…

Теплое дыхание Сары согревало шею Ната. Он открыл глаза, убрал с ее щеки непослушную прядку. Ощущение мира и покоя, неведомое прежде, поразило его. И тут снова услышал он подленький внутренний голос, но тотчас приказал ему умолкнуть.

Нат проснулся первым. Сара, свернувшись калачиком у него под боком, спокойно дышала во сне. Он невольно улыбнулся. Как изумительно все было! Первое сближение всегда неповторимо и незабываемо. Как она щедра в любви! Она дала ему много больше, чем он ей, — и надо восстановить справедливость. Интересно, что будет, если?..

Какая нежная у нее кожа, какая ароматная! Он снова задрожал. Немного же, однако, ему надо!

Сара, должно быть, что-то почувствовала — она зашевелилась и прильнула к нему. Нежно обвив ее руками, Нат положил ладонь на ее грудь. Кожа, словно тончайший бархат… От его прикосновения розовый сосок напрягся, Сара часто задышала. Выходит, она и не думала спать!

Жаждет ли она его прикосновений так же, как он — ее? Рука его медленно скользнула по ее животу. Тело женщины подалось вперед, навстречу его касаниям. Очаровательная проказница и впрямь не спала. Нат хотел пробудить в ней жгучее желание — подобное тому, которое уже бушевало в нем…

Сара даже не разобрала, когда проснулась. Она видела сон: Нат целует ее, ласкает… Ее ладони скользят по темным волосам на его груди. Она чувствует, как он целует ее сосок, и в ответ в самых потаенных уголках ее тела занимается чувственное пламя… Она ощущала его возбужденную плоть, но этого было мало, мало…

Пальцы его поигрывают ее соском. Сара старалась лежать тихо, как мышка, но когда его рука скользнула вниз, она едва не застонала. Пальцы его дразнили ее, распаляли — она закусила губу, сдерживая рвущийся наружу крик, но тут они проникли внутрь… Сара прильнула к нему, ища утоления своему безумному желанию. Она сладко вскрикнула и изогнулась дугой в его объятиях.

Он подождал, покуда она успокоится, поцеловал нежное ушко, теплые веки.

— Ты не спишь?

— Однако, Нат Маккендрик, умеете же вы разбудить женщину…

— Тебе понравилось?

— Это было как подарок. Мне никто еще ничего подобного не дарил. Спасибо тебе.

Впервые в объятиях Ната она поняла: книги говорят правду, любовь — это не только физиология. Сегодня пробуждение станет самым дорогим воспоминанием в ее жизни…

Сара задумчиво водила кончиком пальца по его груди.

— Ты, кажется, говорил, что утром мы пойдем осматривать город?

Нат широко улыбнулся.

— Ну это когда было… Тогда я еще не знал, что увижу нечто куда более интересное.

— Ты что, смеешь сравнивать меня с местными достопримечательностями? — притворно возмутилась она.

Его руки нежно обвили ее тело, сомкнувшись на упругих ягодицах.

— Дорогая моя, ты несравненно лучше их!

— Стало быть, я так ничего и не увижу?

— Сейчас ты увидишь кое-что получше, — шутливо шепнул он.

Пальцы ее нежно сомкнулись вокруг его возбужденной плоти, поглаживая, слегка щекоча…

— Ты хоть понимаешь, что творишь? — хрипло спросил он.

— Разве ты не это имел в виду?..

Войдя в здание больницы, Нат вызвал лифт. Да, думал он, выходные удались на славу — такого он даже вообразить себе не мог. Они с Сарой стали близки настолько, что он… испугался. Странное это было ощущение — словно стоишь на краю пропасти. Нет, Сара ничего от него не требовала. И все же… Западня? Ловушка? Его тянуло к ней, словно магнитом. Вот и теперь… Выдалась свободная минутка — и он мчится к ней, словно на крыльях…

Как провела она утро? Ей пришлось поехать в клинику — срочно вызвали, сказали, без нее не справляются. А ведь он знал, что она пока не собирается выходить на работу, — ей так хорошо дома, с Дэнни… Но эта женщина чертовски независима. Да чего там — дьявольски упряма!

Однако Сары в кабинете не оказалось. Ассистентка сказала ему, что она в детском дневном стационаре. Какая жалость, что детишек младше трех лет туда не берут! Иначе можно было бы устроить так, чтобы она не разлучалась с Дэнни. Опасаясь, что еда из китайского ресторанчика, которую он прихватил по пути, остынет, Нат заторопился.

Сару он увидел сразу. Окруженная ребятишками, она сидела в кресле, держа на руках Дэнни. По заинтересованным личикам детей Нат понял — она рассказывает им сказку.

Он зачарованно слушал про маленькую девочку, про ее путешествие по сказочной стране, где цветы умеют летать, а звери — говорить. Когда сказка окончилась, одна из малышек кинулась Саре на шею и самозабвенно расцеловала рассказчицу.

Сердце у Ната сжалось. Захочет ли Сара иметь еще детей? Но если она родит ему ребенка, это свяжет его по ругам и ногам. Он уже хорошо представлял себе, что такое семья в ее понимании. Это муж, работающий с девяти до пяти, получающий приличную зарплату, и жена, которая может на него положиться. Словом, прежде всего стабильность… Может ли он дать ей все это? И хочет ли?

Не слишком ли эгоистично его стремление к свободе? Не слишком ли ревниво он оберегает свою независимость? И вот теперь, увидев Сару, окруженную детьми, он все понял. Он просто боится. Но его же никто ни к чему не принуждает. Он волен выбрать одно из двух…

Тут Сара заметила его и помахала ему рукой. Когда дети разошлись, она кинулась к нему.

— Может быть, мне открыть дома маленький детский садик? Тогда у нас с Дэнни не было бы никаких проблем…

— Для этого твой домик маловат.

— Ты прав, — вздохнула она. — Впрочем, я не так много бы на этом заработала.

Силясь отогнать опасные мысли, Нат спросил:

— Ну, как тебе работалось с утра?

— Если честно, то я очень довольна… Но мне хочется одновременно и работать, и сидеть дома. Не знаю, как быть.

Он понимал ее. Ведь ему тоже хотелось и быть с ней, и сохранить свободу.

— Послушай, пойдем к тебе в кабинет и поговорим. Я принес кое-что из китайского ресторана, — наверное, еще не остыло…

Сара задумчиво глядела на Дэнни.

— Я оставлю его здесь. Ради меня сотрудники согласились нарушить правила…

Нат с радостью сейчас увел бы Сару в ближайший мотель, но приходилось ждать вечера. В кабинете он сел напротив нее, стараясь не опьянеть от легкого аромата ее духов, волнующего изгиба губ… Он силился не глядеть на то, как колышется ее грудь под легкой желтой блузкой.

Водружая ломтик цыпленка в кисло-сладком соусе на горку горячего риса, он сказал:

— Здорово ты сочиняешь сказки.

Она испытующе взглянула на него.

— Я с раннего детства люблю выдумывать всякие истории. Когда мне было грустно… или одиноко, я убегала в мир своих фантазий — там никто не мог меня обидеть.

— Дети тотчас тебя раскусили — я видел их мордашки.

Сара задумчиво поднесла вилку ко рту, обронив на стол несколько зернышек риса.

— Они такие милые. Мне бы хотелось иметь целый выводок…

Их взгляды встретились — и воздух в комнате словно сгустился.

— Если ты хочешь продолжать работать, это будет не так-то легко.

Она отвела взгляд.

— Знаю. Но мечтать ведь не запрещается.

— Очередная сказка?

— Возможно.

Нат задумчиво ковырял вилкой кусок цыпленка, не зная, как лучше начать разговор.

— Слушай, я хочу кое о чем тебя спросить.

— Валяй.

Он решительно отодвинул тарелку. Есть расхотелось.

— Ты, наверное, скажешь, что я лезу не в свое дело…

Сара отложила вилку и внимательно поглядела на него.

— Спрашивай. Я жду.

— Ведь вы с Джимом жили плохо…

— Да, — еще не вполне понимая, куда он клонит, ответила Сара.

— Ты даже хотела с ним развестись… — Нат смущенно заерзал. — Тогда как же ты забеременела? Почему?

В комнате повисла тишина — напряженная, почти осязаемая.

— Ты прав: это не твое дело.

Он стиснул подлокотник кресла.

— И все равно я хочу знать!

— Зачем? Что это изменит?

— А вот зачем. Если ты все же его любила, то, наверное, и сейчас его не забыла. Я не хочу, чтобы на тебя давило прошлое.

— Прошлое никуда не денешь, — сдержанно и рассудительно произнесла она.

— Но можно ведь переступить через него и начать жизнь сначала. Если ты сможешь окончательно позабыть о Джиме, то, возможно…

Она молчала.

— Вы с Джимом подумывали о примирении?

— Ну что ж… — Сара встала. — Ты сам этого хотел. Нам с Джимом всегда было здорово вдвоем в постели. Так и получился Дэнни. Все.

— Ты лжешь!

Он знал это наверняка. Сара вздрогнула, словно от удара.

— Скажи мне правду.

Она хотела отвернуться, но Нат не позволил. Тогда она опустила глаза. Она была так печальна, так беззащитна, что Нату захотелось взять ее на руки и начать баюкать, словно малыша Дэнни. Должно быть, она почувствовала произошедшую в нем перемену, потому что заговорила. Голос у нее был слабый, дрожащий.

— Джим не хотел развода. Однако ни дня не проходило без ссор и скандалов, поэтому он собрал вещи и перебрался на другую квартиру. Собственно, наша жизнь после этого не особенно переменилась. Он ведь всегда стремился улизнуть из дома…

— Он приходил к тебе? Пытался помириться?

Сара горько рассмеялась.

— В тот вечер он был само очарование. Принес розы, бутылку прекрасного вина…

— А ты? Как чувствовала себя ты?

— Я нервничала. Не хотела поддаваться на его уговоры.

— Вы поругались?

— Не совсем.

— Сара…

— Ну ладно! — Она словно окаменела — видно было, что ей до смерти не хочется рассказывать ему об этом. — Мы выпили, он пытался со мной объясниться. Все время подливал. Я нервничала. Мне очень хотелось, чтобы он поскорее убрался, — вот я и пила…

— Ты что, не соображала, что делала?

— Потом Джим стал меня целовать. Он…

И Нат не выдержал.

— Это выродок тебя изнасиловал?

— Нет! Но я… я отказывалась, он умолял. Он очень переживал, хотел, чтобы все осталось по-старому. А я уже все решила. И чувствовала себя виноватой в том, что все так вышло. К тому же мы все еще были женаты…

По ее щеке скатилась слеза.

Нату хотелось осыпать Джима Нолана самой грязной бранью, но ведь этим он не поможет Саре! Он просто обнял ее, а она положила голову ему на плечо.

— Ты ни в чем, абсолютно ни в чем не виновата. Тебе не за что себя казнить!

Она подняла голову.

— Умом я это понимаю. Но сердце все еще щемит. Той ночи не должно было быть…

— Тогда у тебя не было бы Дэнни.

Он нежно притянул ее к себе. Когда их губы соприкоснулись, его словно обожгло — как трогательна она, как несчастна… Руки Сары ласкали его шею, она прижималась к нему всем телом, тихонько постанывая.

Оторвавшись от нее, он прошептал:

— Ты нужна мне, Сара.

Она ткнулась носом ему в шею.

— Я могу улизнуть с работы до завтра…

— Потрясающая идея!

— Так о чем ты хотел со мной поговорить? — спросил Нат у Голстайна.

Гай пыхнул своей неизменной сигарой.

— Я перекраиваю структуру журнала «Уорд ньюс».

— Но журнал и без того неплох, — искренне изумился Нат. — Зачем что-то в нем менять?

Гай ткнул сигару в хрустальную пепельницу.

— Да так, внутренние проблемы, дрязги, грозящие серьезной бедой.

— И при чем же тут я?

— Я хочу, чтобы ты работал у меня. При этом ты в любой момент можешь сорваться с места и лететь куда угодно, хоть к самому Вельзевулу в пасть. От таких предложений не отказываются, Маккендрик!

Нат выпрямился.

— Погоди-ка… С какой стати мне хвататься за твое предложение — особенно теперь, когда у меня есть своя газета?

— А потому что ты слишком крупная фигура для занюханной провинциальной газетенки, — безапелляционно заявил Голстайн. — Не станешь же ты отрицать, что…

— В нашем городе, однако, больше сорока тысяч населения, — возразил Нат. — Это тебе не деревня.

Голстайн наставил на Ната новую сигару, словно кольт тридцать восьмого калибра.

— Может, оно и так. Но я подозреваю, что тебе осточертело просиживать штаны в офисе.

Нат нахмурился.

— Ну, я на месте не сижу. У меня достаточно увлекательных поездок.

А про себя подумал, что общество Сары в последнее время занимает его куда больше.

— А хотелось бы ездить почаще? Когда заблагорассудится? Причем самому выбирать, куда ехать, не дожидаясь телефонного звонка? — Не получив ответа, Голстайн продолжил: — Люди вроде тебя не вьют уютных гнездышек. Даже с самой прелестной из птичек. Как арахисовое масло всегда будет отдавать арахисом, так и ты никогда не избавишься от авантюрных склонностей!

Прав ли этот старый пройдоха Голстайн? — спрашивал себя Нат. Ведь он вовсе не собирался вить гнездышка… Но, возможно, новые отношения с Сарой потихоньку действуют на него так, что он даже и не замечает? Какая ужасная мысль…

Должно быть, замешательство Ната не укрылось от проницательного собеседника.

— Не пори горячку — у тебя есть еще время подумать. Несколько недель мы протянем без тебя.

А Нат уже воображал в красках, как… Черт подери! Что скажет Сара?

— Это важное решение, от него зависит твое будущее, — уже вполне серьезно сказал Голстайн. — Даю тебе месяц на раздумья.

9

— Ах, не в эти выходные, а в следующие? — переспросила Сара, стараясь сдерживаться.

— Да-да, — торопливо бормотала мать по телефону. — Мы пробудем в вашем городке субботу и воскресенье, а в понедельник уедем. Чет хочет еще заехать к брату.

Стало быть, она должна быть благодарна отчиму за то, что он вообще дает им возможность иногда видаться, мрачно подумала Сара.

— Хочешь, встречу вас в аэропорту?

— Нет. Мы возьмем напрокат машину. Ты же знаешь, Чет не любит ни от кого зависеть. Если бы он мог сесть в кресло пилота, то с радостью сделал бы это.

В этом можно было не сомневаться. Чет вечно всем и всеми руководил. И женой своей вертел как хотел.

— Хочешь, забронирую для вас номер в мотеле?

— Он уже обо всем позаботился.

Ах, вот как? А если бы Сара была в следующие выходные занята? Если бы она уехала из города? Все очень просто: тогда они с матерью увиделись бы только в следующем году.

Мать заторопилась и понизила голос.

— Сара, мне так хочется увидеть Дэнни. Ты же знаешь, если бы я могла, то была бы с тобой, когда он родился.

— Но Чет всегда получает все, чего хочет.

Вот проклятье! Ей так и не удалось сдержаться…

Мать не стала спорить.

— Ты права. И ведь так было всегда.

Вот так номер! Сегодня мать впервые не стала выгораживать своего разлюбезного муженька. Сара невольно смягчилась.

— Можешь возиться с Дэнни сколько захочешь. Хоть все выходные напролет.

— Спасибо, родная моя. Ну мне надо бежать… Увидимся!

Сара положила трубку и задумалась. Каково будет Нату повстречаться с ее матерью и отчимом? Вытерпит ли он целый вечер в их обществе? Нынче же она его спросит. Для нее очень, очень важно, чтобы они встретились. Она пока сама не понимала почему…

Подойдя к плите, Сара сняла крышку с кастрюли. Аппетитно запахло тушеным мясом, Нат должен был прийти сегодня ужинать, и Сара надеялась, что он останется у нее на ночь. Ведь он вот уже целую неделю ночует у нее — и ей очень с ним хорошо. Но почему у нее так тревожно щемит сердце?..

Дэнни самозабвенно болтал ножками в воздухе, когда в кухню заглянул Нат. Сара как раз резала салат и не услышала, как он вошел. Он нежно обнял ее сзади за талию, носом сдвинул в сторону задорный хвостик и поцеловал в шею.

— Привет, красавица! Как прошел день?

Она повернулась к нему лицом.

— С чего начинать? Может, лучше с ночи?

Серые глаза Ната остались такими же серьезными.

— Дерзишь, малявка?

— Но ведь я нравлюсь тебе такой, правда?

Он шутливо поцеловал ее в кончик носа и склонился над Дэнни.

— Привет, приятель! Надеюсь, нынче ты не донимал маму капризами?

Сара поглядела Нату в затылок.

— У нас есть полчаса — потом этот человечек заявит, что проголодался. Мясо готово.

Нат избегал смотреть ей в глаза.

— Пойду сброшу брюки и надену шорты. Через минуту вернусь.

Когда он возвратился, сердце Сары запрыгало в груди — как же хорош он был в вылинявших джинсовых шортах и красной просторной майке!

— Что, кажется, я тебе нравлюсь? — поддразнил он ее.

Сара состроила гримасу.

— Просто пытаюсь представить себе, как будет выглядеть Дэнни в твоем возрасте…

— Наверняка отрастит длиннющие патлы, а в каждом ухе у него будет по три серьги!

— Прикуси язык!

— Ну хорошо, он будет заплетать их в косичку…

— Нат!

— Но ведь ты все равно будешь его любить, что бы он ни вытворял! — расхохотался Нат.

— Буду, — потупилась Сара.

Она разложила жаркое на две тарелки, в плетеной корзиночке уже лежали свежие булочки. Нат разлил по стаканам чай со льдом, потом достал чистые салфетки.

— Ммм, пахнет потрясающе! Знаешь, эдак я привыкну вот так приходить каждый вечер на готовенькое…

— Так любишь тушеное мясо? — пошутила она, доставая вилки.

— Нет, так люблю, когда ты сидишь напротив меня за столом, — тихо и проникновенно произнес он.

Стараясь оставаться невозмутимой, Сара спросила:

— Ну как прошла встреча?

Нат подождал, пока Сара усядется, потом сел сам.

— Голстайн предложил мне работенку.

Сара от удивления разинула рот.

— Что? И какую же?

Когда Нат все рассказал, Сара похолодела.

— И что ты ему ответил?

— А я пока ничего еще не отвечал. Он дал мне месяц на раздумья.

— Понимаю…

Повертев в руках вилку, Нат отложил ее.

— Если я соглашусь, то потеряю тебя, правда?

Сара не отвечала.

— Говори, ведь так?

Нельзя было до бесконечности сидеть уставившись в тарелку и делать вид, будто ничего не произошло.

— И часто ты будешь… ездить в командировки?

— Буду ездить, когда захочу, но, вероятно, несколько чаще, чем теперь.

— А как же твоя газета?

Она стиснула в руке стакан с чаем так, что он чуть было не треснул.

— Продавать ее ни к чему. Я вполне могу передать все дела Джерри. Впрочем, можно и продать…

— Тебе придется переехать в Балтимор?

— Но ты можешь поехать со мной…

Это серьезно? Сара понимала, что он еще не готов пойти до конца в их отношениях.

— Но ведь у тебя же тут дом…

— Ты не ответила мне, Сара!

Его голос зазвенел от напряжения.

Сара ковыряла вилкой картофелину. На кой она нужна ему в Балтиморе? Они же почти не будут видеться! Что останется им с Дэнни? Сидеть и ждать?

— Тебе решать!

Нат прерывисто вздохнул.

— Ты же мне не чужая. Я хочу знать, что ты думаешь, что чувствуешь.

А она чувствовала полнейшее бессилие и отчаяние. И не выдержала:

— Тебе отлично известно, что я чувствую! Ничего не переменилось. Но я не хочу связывать свою жизнь с перекати-полем! И потом, как же Дэнни? А ведь командировки вполне могут следовать одна за другой — и не видать мне тебя как своих ушей!

— Этого не будет…

— Стало быть, ты все уже решил?

— Я еще думаю. Такой потрясающий шанс судьба предоставляет раз в жизни…

А Сара всем сердцем желала, чтобы он послал этот шанс ко всем чертям.

— Значит, наша затхлая провинция тебе надоела? Сбывается мечта всей твоей жизни?

Нат отвернулся, обуреваемый противоречивыми чувствами. А Саре надоело делать вид, что она ест. Оттолкнув тарелку, она скрестила руки на груди. Пальцы Ната с хрустом сжались в кулак.

— Я не могу потерять тебя только из-за этой паршивой работы!

Сара испепеляла его пылающим взглядом. Господи, опять она вляпалась! Нат хочет услышать от нее, что она останется с ним, невзирая ни на что! Сердце подсказывало, что пора ставить ультиматум: или она или работа. Рассудок же уверял, что так она воздвигла бы между ними непреодолимую преграду. Боже милостивый, как поступить?..

Дэнни тем временем беспокойно завозился и закряхтел. Успокоив сына, Сара села на место.

— Я не желаю говорить об этом сегодня!

— Ты же никогда не увиливала от разговора! Ты хочешь предать нас обоих?

— А ты разве не хочешь? — возразила она. — Разве ты не предаешь и меня и Дэнни?

— Сара, милая, нельзя, чтобы моя карьера встала между нами…

— Поздно. Знаешь, мне нужно время.

Уголки губ Ната скорбно опустились.

— Ты хочешь подумать в одиночестве?

Собрав в кулак всю свою волю, все мужество, Сара посмотрела прямо ему в глаза.

— Да.

Нат поднялся. Через пару минут он вернулся уже в костюме.

— Я буду дома. Позвони, если решишь, что настало время поговорить. — В дверях он немного замешкался. — Но когда будешь думать, не забывай еще и чувствовать!

И он вышел. Как пусто сразу стало в доме, как холодно!..

Наутро, когда в дверь постучали, Сара открыла и остолбенела от удивления. На пороге стояла Эмбер в ярко-желтом шелковом платье. К ее плечу был кокетливо приколот цветок гардении. Рядом с нею мялся смущенный Леон. Его гладкие темно-русые волосы словно приклеились ко лбу, даже бородка как будто слиплась.

Все еще не в силах вымолвить ни слова, Сара жестом пригласила парочку войти.

— Куда это вы собрались? — наконец выговорила она.

— Спроси лучше, откуда мы идем! — с неожиданной гордостью произнес Леон, по-хозяйски обнимая Эмбер за талию.

— Ладно. Итак, где вы были?

Леон засиял, словно новый десятицентовик.

— Мы были у мирового судьи. Час назад мы поженились!

Глаза у Сары вылезли на лоб. Эмбер смущенно продемонстрировала сияющее колечко. Только тут Сара взвизгнула:

— Вы сделали это! Вот это да! Эмбер, ты же мне ни словечком не обмолвилась! И давно вы все решили?

Рыжеволосая кокетка потупилась и покраснела.

— А в прошлые выходные. Мы никого не приглашали на церемонию, потому что я жутко нервничала и до самого конца не знала точно, решусь ли сказать последнее слово…

— Она прекрасно справилась, — похвалил ее Леон. — Голосок у нее дрожал, ручонки были ледяные, но она все исполнила честь по чести! — Он поднял ее руку, словно судья на боксерском ринге. — Итак, отныне мы муж и жена. Теперь соберем вещички и рванем на недельку отдохнуть. Потом поживем у Эмбер, покуда я не подыщу дом попросторнее. — И, с нежностью поглядев на новоиспеченную жену, добавил: — Хочешь поболтать наедине с подружкой? Тогда я пойду собираться.

После продолжительного прощального поцелуя Леон удалился. Красная словно рак, Эмбер, бурно дыша, плюхнулась в кресло-качалку.

— С чего это ты вдруг передумала? — спросила Сара.

— Понимаешь, когда мы вместе с Леоном остались с твоим малышом, стряслось что-то эдакое… Если честно, Леон просто предъявил мне ультиматум. Сказал, что если я не выйду за него замуж, то между нами все кончено… Тут я представила, каково мне будет его потерять. Да и о детях пора подумать — я уже не девочка. Еще пара-тройка лет, и будет поздно…

— И ты ни минуты не колебалась? — с любопытством спросила Сара.

— Еще как! Психовала всю субботу. Кстати, это тебе. — Эмбер полезла в сумочку. — Чтобы не спятить вчера вечером, я заканчивала гороскоп Ната. Вот, кстати, и твой. Вы просто созданы друг для друга.

На листочках красовались замысловатые загогулины, испещренные еще и каракулями. Однако сейчас Саре совершенно не верилось в то, что они с Натом — идеальная пара. Она ведь так и не позвонила ему вчера вечером, да и сегодня утром тоже… Может, и днем не найдет в себе силы поднять трубку! Совершенно уверенная в том, что писания Эмбер бессильны тут чем-то помочь, она спросила:

— С чего ты это взяла?

— Смотри. Его Венера в твоем пятом доме. Это самая классная из всех возможных комбинаций. Вы оба чувственны, ставите любовь превыше денег. И Солнце его тоже в твоем пятом доме. Это усиливает взаимное влечение. Ты знак воздуха, он знак огня, ты Весы, он Стрелец. Идеальный союз! Но и проблемы налицо. Твоя Луна стоит прямо напротив его Урана. Нат разжигает твое воображение, но ты осторожничаешь — это мешает вам обоим. Но Солнце у него соединяется с твоим Юпитером — это означает, что вы будете поддерживать друг друга, невзирая ни на что.

— Бредятина какая-то… — пробормотала Сара. — Нату предложили работу в Балтиморе, и теперь он постоянно будет в разъездах. Если хочешь и впрямь мне помочь, скажи, примет ли он это предложение…

Эмбер покачала головой.

— Астрология не предсказывает будущее в деталях. Можно лишь определить общие тенденции.

— Ну и какие у нас с Натом тенденции?

Если бы гороскоп мог подсказать ей сейчас, как поступить!

— Я совру, сказав, что не думала об этом. Но слушай! У вас обоих сейчас период нестабильности. Вам надо прислушиваться к внутреннему голосу и полагаться на свои силы. Так вам удастся все преодолеть.

— Но как я могу любить человека, который не хочет мне принадлежать? На которого я не могу положиться?

— Сара, будь осторожна! Любить человека и пытаться его изменить не одно и то же…

— Думаешь, я этого не знаю?

Каблучки желтых туфелек Эмбер уперлись в пол.

— Умом ты все понимаешь, душа моя. Но сердцем… Тебе предстоит решить, что в нем ты можешь принять, а что — нет, и на чем-то остановиться. Именно так Леон поступил со мной. Но тебе необходимо принять в расчет еще кое-что. Если ты потребуешь от Ната слишком многого, если ради тебя он вынужден будет отказаться от любимого дела, то его чувства к тебе неминуемо охладеют. И ты потеряешь самое дорогое.

— Он ни разу не признавался мне в любви… — одними губами прошептала Сара.

— А ты?

— Нет. Мне кажется, до вчерашнего вечера я до конца не осознавала, как он дорог мне. Но заговори я о любви сейчас, боюсь, он сочтет это обычной женской хитростью. Нет, я не могу пойти на такое.

Золотые серьги Эмбер возмущенно затряслись.

— Какая же ты дура! Но я-то знаю тебя как облупленную. Ты выкарабкаешься. Только не забывай прислушиваться к собственному сердцу. В твоем уме я не сомневаюсь.

В принципе, то же самое говорил ей и Нат… Тем временем проснулся Дэнни и стал тихонько гулить. Эмбер улыбнулась.

— Через пару минут этот молодой человек потребует есть, а мне надо бежать к Леону. Чем скорее мы уедем, тем скорее начнется у нас настоящий медовый месяц. Ты будешь вынимать из ящика мою почту?

— Еще спрашиваешь…

Они сердечно обнялись. Как же Сара радовалась, что подруга обрела наконец счастье! Но как ей самой отстоять свое собственное?..

Вечером, съев без всякого аппетита салат, Сара позвонила Дженни и попросила посидеть с малышом. Девушка оказалась свободной и пообещала тотчас приехать.

Сара ехала к дому Ната, еще не зная наверняка, что ему скажет. В одном она не сомневалась: пора разрешить все вопросы. Ключ от его дома у нее был, и, когда Нат не открыл на звонок, она сама отперла дверь, подумав, что он наверняка в фотолаборатории. Спустившись в полуподвал, она наткнулась на запертую дверь темной комнаты и постучала.

— Нат, это Сара.

В ответ послышалось глуховатое:

— Через пять минут выйду!

Прислонившись к стене, Сара ждала. Забавно, но до сих пор ей еще ни разу не довелось побывать в святая святых Ната — его лаборатории…

Распахнув дверь, Нат шагнул к ней, но Сара, неожиданно для себя, слегка отодвинув его плечом бесцеремонно прошла внутрь.

— Так вот где ты работаешь…

Нат испытующе поглядел на нее, пытаясь угадать, в каком она настроении.

— Наверное, я провожу здесь больше времени, чем в гостиной…

Окон в комнате не было. Под потолком гудел вентилятор. У стены стоял стол, заставленный всевозможными увеличителями. Был тут и шкафчик с ящиками для фотопринадлежностей, и маленькая раковина. С натянутой под потолком лески свисали рулоны только что проявленных пленок. Стояли тут и бесчисленные коробки с наклейками «негативы».

Сара обошла комнату и провела рукой по крышке одной из коробок.

— И сколько у тебя таких?

— Тысячи. Видишь? — И Нат указал ей на белые квадратики с датами. — Здесь только последние. Остальные в сейфе наверху.

Сара поглядела на еще непросохшие снимки. Полуодетые и голенькие детишки самозабвенно плескались в какой-то канавке.

— Послушай, почему бы тебе не выпустить свой фотоальбом? — внезапно выпалила Сара, всячески оттягивая решительный момент.

— Никогда не думал об этом, — тихо произнес он. — А где Дэнни?

— С ним сидит Дженни.

— Сара…

Нат даже не счел нужным скрыть свое нетерпение. И Сара сдалась.

— Я знаю, нам необходимо поговорить. Честно скажу, мне этого очень не хочется, но дальше тянуть нельзя.

— Ты права, женщина! Промедление смерти подобно!

И Нат раскрыл ей объятия, но Сара отпрянула.

— Погоди. Прежде я должна кое-что тебе сказать.

Он поднял руки, словно сдаваясь.

— О'кей. Целься! Пли!

Сара грустно улыбнулась: он прав. Именно это она сейчас и проделает…

— Ты должен наконец принять решение по поводу новой работы сам, не считаясь с возможными последствиями.

Серые глаза Ната словно потухли.

— Похоже на угрозу…

Сердце у Сары защемило. Она вовсе не хотела его ранить или тем более разозлить… Но во что бы то ни стало нужно, чтобы он ее понял!

— Это не угроза, не шантаж и не ультиматум. Это правда. Я не имею права приказывать тебе, что делать. И подсказывать не стану. Решись я на это, ты бы возненавидел меня, стал презирать…

— Я никогда в жизни тебя не возненавижу!

— Нат, если из-за меня ты застрянешь здесь, а душой будешь рваться на просторы, если из-за меня ты засядешь в офисе вместо того, чтобы окунуться в гущу жизни, ты перестанешь уважать и себя самого, и меня! Пойми же: до сих пор ты был со мной только потому, что сам того хотел. Поэтому ты должен и выбирать сам. Если ты этого не сделаешь, то всю жизнь потом будешь кусать локти, проклиная себя и думая о том, что было бы, если бы… Да и я так жить не смогу…

— А что будет, если я приму предложение Голстайна?

Сара тяжело вздохнула. Господи, каково будет ей без него? Но если придется на это пойти?.. Мысли путались.

— Знаешь, Скарлетт О'Хара, в сущности, была права, когда говорила: «Я подумаю об этом завтра». Во всяком случае, сейчас я полностью с ней согласна. — Она улыбнулась какой-то жалкой улыбкой. — Я не представляю, что делать… Так будет продолжаться до тех пор, пока ты сам на что-нибудь не решишься.

Нат никак не мог унять нервную дрожь. Он мерил шагами маленькую комнату, скользя взглядом по привычным предметам — верным помощникам в его ремесле…

— Итак, если я приму неверное решение, то потеряю тебя навсегда. Ты это хочешь сказать?

— Нат, милый, не дави на меня! Ведь это именно ты хотел жить одним днем!

— Хорошо, я не стану давить, если у нас есть надежда. Не стану давить, если ты пообещаешь всегда быть со мною откровенной. Если постараешься понять и принять мою работу и мой образ жизни.

Он видел, что ее сердце рвется на части. Видел, как она растеряна… И он схватил ее за плечи, привлек к себе, не давая отстраниться. Сара уткнулась лицом ему в грудь и, дрожа всем телом, прильнула к нему.

Голстайн дал ему месяц на размышления. Он использует этот месяц сполна — подумает о своем долге, о Дэнни, о Саре и о том, какое будущее их ожидает, стань они настоящей семьей…

Он слегка отстранился и взял ее за подбородок. Их взгляды встретились.

— Этот день наш…

Сара дрожащими пальцами принялась расстегивать ему рубашку. Он понимал ее нетерпение. Когда они бывали близки, то все отступало — больше не было ни проблем, ни вопросов, ждущих решения, ни сомнений…

Она провела ладонью по его груди, и он задохнулся от страсти.

— Когда ты ко мне прикасаешься, словно все духи ада вырываются на волю…

— А может, это небесные духи? — с чувственной улыбкой спросила она.

— Милая, если на небесах есть существа, подобные тебе, я стану праведником, лишь бы попасть туда…

— Ты и есть праведник, Нат. Ты добрый. Ты нежный. Ты удивительно щедрый…

— Когда я в последний раз смотрелся в зеркало, что-то не заметил сияния вокруг головы… — Рука Ната скользнула под ее блузку. — Учти, ни один ангел не сможет сделать с тобой то, что намереваюсь сейчас проделать я…

— Тебе нечасто приходилось встречаться с ангелами, а?

— Да на тебе нет лифчика!

При виде его растерянного лица Сара не смогла удержаться и хихикнула.

— Ну вот… Теперь понимаешь, что и я отнюдь не небесное существо.

Указательный палец Ната осторожно ласкал ее грудь. Сосок тотчас напрягся, словно моля о ласке.

— Ты женщина, Сара. Прекрасная и удивительная женщина. И я не хочу, чтобы ты была кем-нибудь иным…

Сара расстегнула его ремень, потом стала сражаться с застежкой брюк. Глаза Ната потемнели от страсти.

— Ты когда-нибудь занималась любовью в фотолаборатории?

Вместо ответа Сара стянула с него брюки. Под ярко-голубыми плавками отчетливо обрисовывалась недвусмысленная выпуклость.

— Тут можно не опасаться, что кто-нибудь подглядит за нами…

— Может, поставить аппарат на автоспуск? Интересные могут получиться снимки…

— Ах интересные снимки…

Сара не договорила — он прихватил ее верхнюю губу и принялся поддразнивать ее языком. Женщина затрепетала всем телом, и Нат прервал игру.

— Горячо… Ах, как горячо!

А ее пальчики уже забрались под резинку плавок.

— Тут тоже…

Нат расстегнул и снял с Сары шорты, потом трусики, а она освободила его от плавок. Без стеснения глядя на его возбужденное мужское естество, она радовалась, что в ее власти так его распалить.

— Любуешься делом рук своих? Трогать тоже не возбраняется.

Его голос дрожал от желания. Тогда Сара принялась медленно поглаживать затвердевшую плоть, а когда Нат застонал, она одарила его страстной улыбкой:

— Ну как, не пора еще перебраться в спальню?

— А там ты продолжишь свои научные изыскания?

— Н-ну…

— Тогда не будем прерываться.

Дразнящим движением он провел пальцем по ее щеке, по длинной и тонкой шее. Сара часто задышала и прислонилась спиной к шкафчику. Ее зеленые глаза потемнели от сдерживаемой страсти, и Ната словно объяло пламя.

— Ты самая чувственная женщина на земле, Сара, — хрипло проговорил он. — Ты двигаешься, будто танцуешь, твой смех, как птичья песня на рассвете, ты щедра, словно летнее солнце…

— Нат Маккендрик, не пора ли вам выпустить еще и томик стихов? Вы в душе поэт… — зачарованно прошептала Сара.

— Умение говорить — элемент моей профессии. Но сейчас слушай не мои слова, а голос моего сердца…

Руки ее обвили его шею.

— Слышу…

Он склонился к ее губам, и в ответный поцелуй Сара вложила всю страсть. Боль, гнездящуюся глубоко у нее внутри, мог унять только Нат, и никто другой. Как же это тяжко — любить и бояться потерять любимого! Ее руки нежно ласкали его бедра, и это возбуждало в ней все более горячие желания…

Обжигающие губы коснулись ее груди. Целуя один розовый сосок, он ласкал пальцами другой. И вот Сара сдавленно вскрикнула: «Нат!» и, задрожав, прильнула к нему.

Как нужна ему эта женщина! Как же он любит ее! Сила собственных чувств ошеломила Ната.

Не отрываясь от ее рта, он провел горячей ладонью по ее животу, вот рука его замешкалась у темного треугольника волос у нее на лобке, вот пальцы скользнули внутрь…

Сара запрокинула голову, ловя ртом воздух. Волосы разметались по ее плечам. Нат вдохнул пьянящий аромат этих волос и душистого шампуня. Как хочется слиться с нею и никогда, хоть до скончания века, не размыкать объятий! Он легонько приподнял ее и стал нежно опускать — и вот тела их слились в одно, опьяненное страстью.

— Нат… — Ее горячее дыхание жгло ему шею. — Нат, что ты со мною делаешь!

Длинные ноги Сары обвились вокруг его бедер, а руки сомкнулись на шее.

Нат двигался умело, большие и сильные его руки сжимали нежные бедра. И с каждым движением он проникал все глубже в ее разгоряченное лоно. Острые ноготки впились в его тело, и это еще сильнее разожгло его пыл…

Сара вся трепетала, стискивая его ногами изо всех сил. Зажатая между шкафчиком и его могучим телом, она тонула, растворяясь в нем, словно в безбрежном океане. Но вот ее подхватил смерч и понес куда-то… Тело ее напряглось и одеревенело, она отчаянно вскрикнула: «Нат» — и он чуть было не потерял равновесие. Не останавливаясь ни на миг, он дождался, пока ее тело не сотрясла мощная судорога, а мгновение спустя позволил страсти одолеть и себя. Он не хотел выпускать Сару из рук, но ноги у него дрожали. Тяжело опустившись на стоящий рядом стул, он продолжал прижимать ее к себе.

Сколько времени они просидели так, не вымолвив ни слова, — просто любили друг друга, ласкали, не желая расставаться… Но вдруг Нат нарушил блаженную тишину.

— Сара, я как-то даже не подумал… Ведь забеременеть сейчас тебе…

— Ну, знаешь ли, вот это меня как раз совсем не пугает!

— Я никогда не бежал от ответственности.

Сара медленно отстранилась.

— Видишь ли, ответственность — это нечто большее, чем деньги…

Ощущение было такое, словно она с размаху ударила его по щеке!

— Думаешь, я не понимаю? Неужели ты считаешь меня подонком? Да кто я, по-твоему, такой?

Сара, вздохнув, соскользнула с его колен. Он сделал попытку ее удержать, но она вырвалась и принялась собирать с пола разбросанную одежду.

Тогда Нат вскочил, схватил ее за плечи и крепко их стиснул.

— Отвечай, Сара!

Его пальцы впились в нежную податливую плоть.

— Я… не знаю. Не знаю, чего ты хочешь, — и прежде всего потому, что ты сам этого не знаешь. Я не знаю, что мы с Дэнни значим для тебя. Может быть, мы для тебя только развлечение? Возможно, мы отчасти утоляем твою потребность в нормальной семье, а на большее ты просто не способен? А может быть…

Взгляды их скрестились, словно клинки. Она задавала вопросы, ответить на которые он был еще не готов. Но одно он знал наверняка.

— Ты нужна мне. Теперь. Сейчас. Ты это понимаешь?

Ее губы дрожали и кривились.

— Да…

Он разжал пальцы и с ужасом уставился на отчетливые красные пятна на нежной коже. Сара бесстрашно посмотрела ему в глаза.

— Я хочу попросить тебя об одном одолжении.

— О чем же?

— Мама с отчимом прилетают на уикэнд. Я хочу им тебя представить. Ты согласен?

Он видел, как это важно для нее. М-да, встреча с родителями… Ему сделалось не по себе. Отказать ей он не мог. Впрочем, зачем отказывать? Может статься, узнав ее семейство, он лучше узнает и саму Сару.

— Заметано. Буду.

Черты ее лица смягчились. Нат погладил ее по щеке.

— Сколько еще Дженни сможет пробыть с твоим парнем?

— Ну, час-два…

— Тогда примем душ.

Сара улыбнулась.

— Вместе или по очереди?

— И ты еще спрашиваешь?

— Хочешь, чтобы я потерла тебе спинку?

— И это тоже…

Сара сделала вид, что усиленно размышляет.

— Не будешь ли так любезен заранее сообщить мне всю программу, чтобы я знала, чего ждать?

Вместо ответа он принялся ее щекотать.

— Нат! — отчаянно взвизгнула Сара. — Прекрати сейчас же! Я до смерти боюсь щекотки!

Но он не обращал внимания на ее вопли.

— Я научу тебя, маленькая поганка, уважать своего любимого!

Сара отбивалась изо всех сил.

— Перестань, или я сейчас умру!

— Умри же, несчастная! — хохотал Нат.

Но вот его руки нежно обвились вокруг ее талии, и он шепнул ей на ушко:

— Ты как мотылек… Тебя можно сжать в ладошке.

— Как мотылек? — шепотом переспросила она.

Объятие делалось все крепче.

— Или как птичка-колибри. — Он жадно поцеловал ее в губы. — Ну, а теперь о нашей дальнейшей программе…

И он стал нашептывать ей обо всем, что намеревался проделать с нею в душе…

10

Нат широко шагал по лугу, таща за собой запыхавшуюся Сару. Нынче он даст ей попробовать вкус настоящей свободы! Может быть, сегодня она поймет наконец, что не дает ему усидеть на месте?

— Скажешь ты мне все-таки, куда ты меня волочешь? — спросила Сара, путаясь в кружевной юбке.

— Да так, хочу тебе показать кое-что.

— Нат, я обожаю сюрпризы, правда! Но хотя бы намекни…

— Ни за что на свете! Сюрприз есть сюрприз.

Он попросил ее оставить для него сегодняшний вечер. Обычно они всегда брали с собой на прогулку Дэнни, но Нат захотел, чтобы этот вечер принадлежал только им двоим. Так было надо.

— Места здесь, конечно, прелестны, но ведь ты бросил машину прямо в чистом поле! Ну чем тут можно любоваться?

— Терпение — величайшая из добродетелей, Сара.

— Хочешь сказать, мне его недостает?

Он внезапно остановился, обвив руками ее талию.

— Ох, не любишь ты неожиданностей! — Сара раскрыла рот, чтобы возразить, но он прижал палец к ее губам. — Слушай, женщина! Тебе обязательно надо все распланировать, организовать… А сегодня я намерен доказать тебе, что неожиданность — лучшая приправа к удовольствию.

Сара потупилась.

— Ты, пожалуй, прав. Мне слишком долго приходилось все планировать…

Но Нату вовсе не хотелось, чтобы она сегодня грустила.

— Ну, кое-что мы с тобой можем планировать и вместе…

Сара рассмеялась и ткнула пальцем его под ребро.

— Ладно, Маккендрик. Давай твой сюрприз!

Облака были совершенно необыкновенные — словно кто-то обмакнул гигантский помазок в крем для бритья и широким движением мазнул по бирюзовым небесам. На сочной зелени, простиравшейся до самого горизонта, тут и там разбросаны были яркие луговые цветы. Нат любовался этим великолепием, искоса поглядывая на волосы Сары, которые трепал легкий летний ветерок.

Но вот они достигли вершины холма. Где-то неподалеку маячило диковинное яркое пятно. Щурясь на солнце, Сара вгляделась. Ба, да это же воздушный шар в яркую оранжевую, желтую и голубую полоску!

— Нат, это… для нас?

Он по-мальчишески улыбнулся, гордясь произведенным эффектом.

— Давай немножко полетаем, а?

Когда они подошли к шару поближе, Сара боязливо спросила:

— А это… вполне безопасно?

Видя, что она колеблется, Нат принялся ее успокаивать:

— Конечно, безопасно, девочка. К тому же с нами будет настоящий ас.

— Но я… я никогда еще не летала на таких штуках и, сказать по правде, здорово боюсь.

Но слишком многое было поставлено на карту! И Нат с новой силой стал уговаривать:

— Послушай, я обещаю, что это будет незабываемое путешествие! Твоей жизни ничто не угрожает, поверь!

Сара еще колебалась, но вот, кажется, решилась.

— О'кей. Вперед.

Нат широко улыбнулся, гордясь ее мужественным поступком. Потом он представил Сару Трою, рослому, огненно-рыжему парню с детской улыбкой.

Сара боязливо потрогала корзину.

— Да ведь она и впрямь из прутьев! Я думала, пластиковая…

— Еще чего! — Трой любовно погладил гибкие прутья. — Плетеная корзинка куда легче, да и прочнее. К тому же при посадке лучше смягчает удар.

Нат хищно оскалился.

— Ну, парень, удружил! Я из кожи лезу вон, уговаривая даму, а ты болтаешь о таких вещах!

Трой подал руку Саре, помогая ей забраться в гондолу.

— Я лучший пилот во всей Пенсильвании! При такой чудной погоде мы взмоем ввысь, словно горные орлы, а приземлимся, как пушинка!

— Он прав. Как-никак уже девять лет летает, — поддержал его Нат.

В гондоле Сара с любопытством огляделась. Газовая горелка установлена была на металлической платформе, прямо под отверстием в шаре. От баллонов с пропаном к горелке тянулись тонкие шланги.

Нат уселся с нею рядом. Сара глубоко вздохнула, отгоняя последние сомнения.

— Ну, я готова.

Нат был восхищен. Видно, что она боится, — и все же так мужественно себя ведет. Ничего, как только они взовьются в эту прозрачную голубизну, она поймет, что это такое — настоящая свобода!

Трой широко улыбнулся и прибавил пламени в горелке. И вот гондола оторвалась от земли, потом заскользила все выше, выше… Сара съежилась и закрыла глаза. Она что, спятила? Зачем позволила втянуть себя в эту авантюру? Неужели нечто подобное чувствует Нат всякий раз, летя навстречу опасности?

Но вот сильная рука обняла ее за плечи, и Саре почудилось, что они парят в воздухе вдвоем, только он и она… Признание в любви готово уже было сорваться с ее губ. Но, к сожалению, на самом деле они тут были не одни…

Нат нежно поцеловал ее в щеку. Под днищем гондолы медленно проплывали верхушки деревьев. И Сара прильнула к Нату в надежде, что он поймет все без слов.

Машины внизу на шоссе казались игрушечными, дома походили на спичечные коробки. Все выглядело таким ничтожным рядом с величественной красотой облаков и неба. А этот шар и они с Натом словно были частицей безграничной Вселенной…

Но вот он убрал руку с ее плеч и, словно фокусник, извлек неведомо откуда бутылку вина и два пластиковых стаканчика. Сара указала глазами на Троя, но Нат ответил:

— Ему нельзя — он за рулем.

Затем протянул стаканчик Саре. Глаза его искрились весельем. Они чокнулись и выпили, глядя друг на друга. Губы Ната легко скользнули по ее губам. И голова у Сары пошла кругом, но не от вина… Их языки уже исполняли диковинный любовный танец, однако через некоторое время им пришлось отодвинуться друг от друга.

— Представь, каково заниматься любовью в воздухе, — чуть слышно шепнула Сара.

— О да ты разошлась не на шутку!

— Но не настолько, чтобы делать это в присутствии пилота!

Нат от души расхохотался, и Сару словно подхватила теплая волна. Когда корзину слегка тряхнуло, она упала в его услужливо распростертые объятия.

— Можно попробовать представить это себе — купим кровать из прутьев, похожую на гондолу…

— А на потолке нарисуем облака.

Нат притворно насупился.

— Я бы предпочел зеркальный потолок.

Он покосился на Троя, который делал вид, что совершенно ничего не замечает. Но выражение его лица было красноречиво — парень все прекрасно слышал.

— Мы не даем пилоту скучать.

Сара подмигнула.

— А может, нам купить шар и устраивать специальные путешествия для влюбленных парочек?

— Что ж, отличная мысль! Эмбер стала бы нашим менеджером. Готов побиться об заклад: в этом качестве она будет великолепна!

— Однако она запретит все полеты, если ей не понравится расположение светил. Кстати, она ведь составила твой гороскоп и показала мне…

— Это страшная тайна? — с любопытством спросил Нат.

— Почему же… Она говорит, мы прекрасно подходим друг другу.

— Ну, это мне известно и без гороскопа. А еще что?

Саре вовсе не улыбалось рассказывать Нату обо всех остальных открытиях Эмбер, тем более что ничего конкретного сообщить она не могла.

— Неважно. Ведь ты же не веришь во всю эту чушь, правда?

Нат призадумался.

— Конечно, я не сверяю с гороскопом каждый свой шаг, но все-таки считаю, что мы, люди, неотделимы от остальной Вселенной, включая Луну и звезды. — Он хмыкнул. — Ну вот скажи, разве в полнолуние ты не ощущаешь смутного беспокойства?

— Пожалуй… Придется заглянуть в календарь и на следующее полнолуние запланировать нечто из ряда вон выходящее.

Выражение лица Ната ясно говорило, на что именно он рассчитывает… Сара допила вино и убрала стаканчик.

— Хочешь еще? — спросил Нат.

— Зачем? На такой высоте голова идет кругом и без вина…

Потом Сара и Нат болтали с Троем. Выяснилось, что он принимает участие в ежегодных соревнованиях по этому виду спорта в Айове. Тут Сара окончательно уверилась, что летать на шаре ничуть не опаснее, чем вести машину.

Но вот Трой слегка прикрутил кран горелки, и они начали снижаться. Корзинка все-таки слегка стукнулась о землю, но Нат уверил Сару, что посадка была на редкость мягкой. Потом он помог ей выбраться из гондолы, и они распрощались с Троем.

Саре было немного грустно. Она понимала, что не скоро позабудет непередаваемое ощущение полета. Если забудет вообще.

— Что это ты притихла? — спросил Нат с легким беспокойством.

— Да так, просто вспоминаю полет. Не знаю, как тебя отблагодарить…

— Ну, есть масса способов, — хитренько прищурился Нат.

Сара огляделась.

— Хочешь, соберу для тебя букет?

— Очень мило. — Нат состроил недовольную гримасу.

Сара закусила губу, чтобы не расхохотаться, и с преувеличенной серьезностью произнесла:

— Видимо, ты немножко не то имел в виду, да?

— Не совсем…

— Тогда давай приготовлю ужин!

— И это недурно, но…

— Послушай, я ведь не ясновидящая! Что у тебя на уме? О! Могу заказать зеркальный потолок!

— Так-так, уже теплее…

— Ну, хочешь, подарю тебе черное шелковое постельное белье?

— И сама возляжешь посреди постели в черных шелках! — подхватил Нат.

Сара широко раскрыла глаза.

— Ах, мистер Маккендрик! Благовоспитанные леди никогда не благодарят мужчин подобным образом!

— А вот моя леди не считает это зазорным… Ты ведь моя леди, правда?

В глубине его глаз затеплились искорки, которые — Сара прекрасно знала это — от одного-единственного поцелуя или прикосновения превратятся в бушующее пламя. Но она не спешила.

— Я прекрасно провела время.

— Поначалу, когда ты оробела, я уж было подумал, что все пропало. Но когда ты решилась… Понимаешь, я хотел, чтобы ты ощутила то же волнение, что и я, когда лечу сломя голову навстречу приключениям…

— Ах, так это был эксперимент?

— Нет. — Нат уловил опасную перемену в ее голосе. — Я хотел подарить тебе ощущение полета, свободы…

— Но эксперимент мог провалиться! Мне могло не понравиться!

Нат затряс головой.

— О, я тебя слишком хорошо знаю!

— Как ты самоуверен…

Сара искоса поглядела на него.

— Боюсь даже спрашивать, что ты преподнесешь мне в следующий раз.

— Можно попробовать африканское сафари. Я давно хотел поснимать диких зверей.

— Начни с коров, — сухо посоветовала она. — Это безопаснее.

— О, душечка, да ты не знаешь коров! Когда дядя подарил мне первый в моей жизни фотоаппарат, он сказал: «Начинай с самого простенького — прогуляйся по двору». У дяди была ферма, и его двор был куда интереснее моего. Я начал с котят, но за ними было не угнаться. Лошади показались мне скучноватыми. Вот я и отправился в поле, где паслись коровы. И тут одна почтенная коровья матрона вдруг решила позабавиться и рванула прямо на меня. За ней припустились две помоложе. Никогда в жизни я так быстро не бегал! А когда перепрыгивал через забор, зацепился брюками и оторвал штанину.

Сара от души расхохоталась, а Нат насупился.

— Это было совсем не так уж забавно — я перепугался до смерти, да еще и мать всыпала за порванные штаны.

— А удалось тебе что-нибудь снять?

— Еще бы! Я щелкал на бегу.

Сара вновь захихикала.

— Наверное, после этого ты переключился на лошадей.

— Не-а… На девочек.

— И они тоже за тобой гонялись? Вот прелесть!

— Да, неплохо. — Нат шутливо ткнул ее локтем в бок. — Можешь в любой момент за мной погнаться. Я разрешаю. — И вдруг прибавил серьезным тоном: — Я даже позволю тебе меня поймать…

— Поймай-ка лучше ты меня! — Сара пустилась бежать. — Поглядим, кто быстрее!

Нат кинулся за ней вдогонку. Ее волосы трепал ветерок, юбка развевалась. Она была невысокой и шустрой, зато ноги у Ната были куда длиннее. Он легко настиг Сару, осалил ее и приказал:

— Остановись! Все равно не уйдешь!

Но куда там!

— Мы не в салочки играем! — крикнула она. — Будь любезен, поймай!

— Ну, женщина, тебе же хуже, — грозно проревел Нат и понесся стрелой.

Вот он схватил ее за талию и повалил в густую траву. Сара извивалась, силясь вырваться, но он держал ее крепко.

— О, малышка! Ты куда темпераментнее любой коровы!

— Пусти, негодяй! — вырывалась Сара. — Как ты смеешь сравнивать меня с коровой?

— Ну хорошо-хорошо, ты быстроногая лань…

Сара безуспешно пыталась освободиться, даже не подозревая, как в этот момент соблазнительна.

— Надо было бы мне научиться приемам самозащиты…

А Ната уже охватило жгучее желание.

— Защищаться следует лишь тогда, когда тебе хотят причинить зло, — хрипло проговорил он.

— Тогда будь любезен, изложи свои намерения…

Ей вдруг расхотелось вырываться, так горячо ладони Ната ласкали ее грудь сквозь тонкое кружево блузки.

— Мои намерения абсолютно честны и очень серьезны.

— Нат! — воскликнула она. — Не хочешь ведь ты, в самом деле…

— Машина в полумиле отсюда. Трой слишком занят. На добрых десять миль кругом нет ни души…

Травинка щекотала ей ухо.

— Но что, если…

— Что, если мы вообразим, что одни на всей земле? Только ты, я, солнце и облака?

Саре никогда в жизни еще не приходилось совершать подобных безумств. Отважится ли она? Нат вопросительно посмотрел в ее зеленые глаза.

— А ты меня уговори… — шепнула она, словно боясь, что ее услышат.

— С радостью!

Запахи теплой земли, летнего ветра и свежей травы совершенно опьянили Сару. Она еще успела подумать, кто же выиграл соревнование и кто кого поймал… Но тут губы Ната прильнули к ее губам, и она позабыла обо всем на свете. В мире остались только они двое — остальное не имело значения…

Войдя в офис, Нат увидел Джерри — редактор трудился над статьей. Нат смахнул со стула кипу газет и уселся.

— Кропаешь статейку о новой школе, надо понимать?

Не отрываясь от работы, Джерри кивнул.

— Точно так. Нас буквально завалили письмами. Сегодня как раз состоится встреча представителей школ с городскими властями. Попытаюсь туда пробраться.

Нат сладко потянулся.

— И наверняка постараешься подлить масла в огонь?

— Такая уж у нас работа — задавать вопросы и заставлять людей шевелить мозгами.

— Именно это мне в ней и нравится, — ответил Нат, ослабив узел галстука.

Джерри наконец соизволил поглядеть на шефа.

— И ты нас не бросишь?

— Нет. Что бы я ни решил насчет предложения Голстайна, с газетой я не расстанусь. То есть, если ты согласишься встать у руля…

Джерри повертел в руках ручку.

— Однако, если тебя здесь не будет, все переменится.

Нат встал и подошел к глянцевому плакату, пришпиленному к стене.

— Я тебе доверяю. И потом, ты в любой момент сможешь мне позвонить.

— Стало быть, ты все решил?

— Этого я не говорил…

Вчерашний день был просто волшебным. Сбылись все его самые смелые мечты. Когда они с Сарой любили друг друга посреди цветущего луга, ему казалось, что они Адам и Ева в райском саду. Но волей-неволей пришлось возвратиться к суровой реальности.

Когда они вернулись домой, обнаружилось, что у Дэнни небольшая температура. Сара предположила, что у малыша режутся зубки. Нат хотел остаться на ночь, но Сара выпроводила его под предлогом, что ему завтра рано вставать. Нат уже давно подозревал, что Сара считает, будто он любит Дэнни только спокойным и веселеньким. Это было вовсе не так. Хорошо, вечером они все обсудят…

Нат словно очнулся. Джерри выжидательно глядел на него.

— Что тебя останавливает?

— Отнюдь не Сара, если ты так подумал. Я привык быть сам себе хозяином.

— Голстайн предоставит тебе достаточно свободы.

— Возможно. А вдруг со временем он станет требовательнее? Ведь он не станет брать в голову, что лучше для меня. Его заботит лишь польза, которую я могу ему принести, да еще деньги. Голстайна я достаточно хорошо знаю.

— Именно поэтому ты ему и нужен, — кивнул Джерри. — Он на тебе прилично заработает. Кстати, если Сара переедет вместе с тобой и он почует, что она для тебя важнее дела, это ему совсем не понравится. К тому же еще и малыш… Кстати, Сара согласна ехать с тобой?

— Джерри, я ведь уже сказал…

— Ну-ну. Я совсем забыл, ты еще не решил… — прищурился Джерри и тяжело вздохнул. — Сдается мне, ты не знаешь женщин.

— А ты дока по этой части, что ли? — с легким раздражением бросил Нат. — Хочешь прочесть мне лекцию? Ты ведь даже не женат.

— Вот именно. Хочешь знать почему?

— Хочу я или не хочу, ты все равно от меня не отстанешь.

— Итак, женщинам нужно следующее, — начал Джерри с ученым видом знатока. — Им надо постоянно говорить, что ты их любишь, и всячески это доказывать. Ну, говорить-то легче легкого. А вот с доказательствами куда сложнее. Тут не отделаешься букетиками и тортиками.

Заметив, как блеснули глаза Ната, Джерри спохватился:

— И этим тоже! То, что творится в спальне, — совсем из другой оперы. Женщины умело расставляют нам ловушки. Готов спорить на свой месячный заработок — Сара думает сейчас так: «Если он меня любит, то откажется от предложения Голстайна».

Нат сопротивлялся как мог.

— Она сказала, что я должен все решить сам.

— Да, да, конечно, — презрительно фыркнул Джерри. — Решать-то тебе, но штука в том, что ты должен принять единственно правильное решение.

Ната прошиб холодный пот: он понял, что не хочет ее потерять!

Его замешательство вдохновило Джерри на новую тираду:

— Ты должен помнить, что у нее сын. Ей не нужно, чтобы малыш к тебе привязался, если есть хоть малейший шанс, что вы расстанетесь. Подумай, разве можно винить женщину в том, что она пытается защитить себя и ребенка? Материнская любовь — сильнейшая штука, приятель…

Нат чертыхнулся. Тогда Джерри заявил:

— Хочешь подскажу? Пошли работу в задницу. Будь счастлив и ни о чем не думай. А еще лучше — женись поскорее на своей Саре и стань добропорядочным домоседом. Предложение Голстайна — сущая авантюра. Если ты рискнешь, то можешь сорвать банк, а можешь и остаться с носом.

Неужели сам Джерри когда-то вот так проиграл? Может быть, именно поэтому он дает подобные советы?..

Поставив бутылочку подогреваться, Сара повернулась к Дэнни. Малыш кричал во всю мочь. Она взглянула на часы — уже четыре. Нат обещал заехать, прихватив по дороге еды из китайской закусочной. Если дело так пойдет и дальше, то он через пять минут сбежит! Ночь выдалась беспокойная, день — ничем не лучше. Дэнни до утра сопел и ворочался, да и она не сомкнула глаз.

Сара вытащила уже теплую бутылочку и потрясла ее. Потом взяла Дэнни на руки. Он был весь красный, страдальчески морщился. Когда он отказался от еды, она испугалась не на шутку. Малышу явно было плохо. А она-то всегда считала, что до полугода дети ничем не болеют…

Ни укачиванием, ни пением ребенка унять не удавалось. Тогда Сара положила сына в колыбельку и сняла телефонную трубку. Детский врач по четвергам не принимал, но что-то надо было предпринять. Она подробно изложила медицинской сестре, что происходит, и та обещала, что доктор непременно ей перезвонит.

Саре хотелось позвонить Нату. Он всегда умел ее успокоить, всегда знал, что сказать… Но вдруг на сей раз он не захочет ей помочь? Ведь больной ребенок — совсем особый случай…

Ее размышления прервал телефонный звонок. Сара схватила трубку. Это был доктор Ласситер. Внимательно выслушав встревоженную мать, он велел ей немедленно ехать в больницу, пообещав ее встретить.

Тогда Сара все-таки отважилась позвонить Нату. Повод теперь был — должна же она сообщить ему, что уезжает из дома! В трубке раздался голос Джерри.

— О, приветик, Сара! — жизнерадостно сказал он. — Чем могу служить?

— Мне надо кое о чем поговорить с Натом. Он на месте?

— Был, да весь вышел — минут эдак десять назад. У него срочное дело.

— А ты не знаешь, где его найти? Я бы не стала просить, но тут…

— Сожалею, Сара, но он не сказал, куда уехал. Мне искренне жаль, поверь. Может, я могу чем-нибудь помочь?

— Нет… Я оставлю ему записку, но если он ко мне не заедет, скажи ему, что я в детской клинике.

— Чего-о? Слушай, может быть, я все-таки могу…

— Нет, Джерри. Спасибо.

Положив трубку, Сара наскоро нацарапала записку для Ната и оставила на холодильнике. Потом, подхватив малыша, выбежала из дома, отчаянно жалея, что Ната нет рядом. Но, по крайней мере, в ближайшее время он непременно с нею свяжется. Пока он еще здесь… А если бы он был в командировке, где-нибудь в джунглях? А если с маленьким случилось что-то серьезное? Прекрати, Сара Нолан! От этих мыслей становится только хуже!

И она изо всех сил нажала на педаль газа.

11

В приемном покое было полно народу. Кто-то ждал родственников, кому-то требовалась помощь. Дэнни кричал во всю силу своих маленьких легких. Медсестра сказала, что у доктора Ласситера срочный вызов, но он осмотрит Дэнни тотчас же, как появится.

Заполняя одной рукой какой-то бланк, а другой прижимая к груди плачущего малыша, Сара и сама готова была разрыдаться. И тут она увидела, что по длинному коридору идет… Нат! Его лицо было взволнованным. Сердце у Сары заколотилось от радости.

Нат забрал у нее Дэнни.

— Ну, что-нибудь прояснилось?

— Нет, я только приехала. Понимаешь, какой-то дурацкий бланк надо заполнить, а малыш так кричит…

Свободной рукой Нат приобнял ее за плечи.

— Я пока погуляю с ним по коридору, а ты спокойно все заполнишь.

Сара заглянула ему в глаза снизу вверх.

— Спасибо тебе…

Его длинные пальцы скользнули по ее щеке.

— Перестань меня благодарить.

Когда все документы были заполнены, сестра проводила Сару и Ната в приемную. Нат продолжал тихонько покачивать малыша на руках, стараясь унять его безутешный плач.

— И давно это с ним?

— Порядочно…

Диплом медсестры ничем не мог помочь Саре теперь, когда захворал ее собственный малыш. Она уже вовсю хлюпала носом.

— Я… не знаю, Нат. Если с ним что-нибудь случится…

Нат молча протянул ей руку. Их пальцы переплелись. Они все еще держались за руки, когда двери распахнулись и стремительно вошел седой человек с пронзительно-голубыми глазами. Это и был доктор Ласситер. Он выглядел очень деловым. Взяв из рук Ната малыша, он тщательно ощупал ему животик, потом выслушал легкие, осмотрел горлышко, ушки и пробормотал себе под нос:

— Так я и думал… У молодого человека воспаление среднего уха. Назначим жаропонижающее и антибиотики, и через неделю юноша будет как новенький. Я дам вам часть лекарств прямо сейчас, чтобы ночью вы не лезли на стенку. По рецепту получите остальное в аптеке завтра.

Сара подошла поближе.

— Но он ничего не ест…

— Ну и что? А вы разве едите, когда вам плохо? — Доктор Ласситер снял с шеи стетоскоп и засунул его в карман халата. — Не пичкайте его насильно, захочет — сам попросит. Жаропонижающее и антибиотики быстро снимут боль. А вот пить юноша должен, и чем больше, чем лучше. Еще вопросы имеются?

— Это… серьезно? — Голос Сары дрогнул. — Есть вероятность проникновения инфекции в мозг?

— Вы поспели вовремя. Я прописываю ему недельный курс антибиотиков. Симптомы простуды вскоре исчезнут. Это довольно редкий случай для столь юного возраста, но в нашей практике все случается.

Сестра уже готовила шприц для инъекции. Когда малышу делали укол, он завопил еще громче, и у Сары на глаза навернулись слезы.

— Когда соберетесь уходить, получите в регистратуре рецепт и дневную дозу лекарств, — сказал врач. — Не думаю, что еще вам понадоблюсь. Но если возникнут проблемы, звоните без колебаний.

Сара нежно баюкала малыша, стараясь его утешить.

— Дэнни такой маленький. Он не понимает, что с ним происходит. Как бы мне хотелось все ему объяснить, утешить…

— Он прекрасно понимает, что вы хотите ему сказать, — видите, уже успокаивается?

— Саре это всегда здорово удается, — впервые подал голос Нат.

Она нежно поглядела на него.

— Как и тебе…

Доктор Ласситер дружески потрепал Сару по плечу и крепко пожал руку Ната.

— Рад познакомиться, мистер Нолан.

Сара собралась было поправить доктора, но тот уже вышел, так же стремительно, как и вошел. Лицо Ната оставалось бесстрастным.

Сара быстренько одела Дэнни, прижала к груди, мурлыча какую-то песенку. И вот его громкий плач постепенно перешел в тихое жалобное хныканье. Нат подхватил сумку, и они вышли в холл.

У окошка регистратуры он спросил:

— Хочешь, я возьму Дэнни?

— Нет. Лучше пока я его подержу. Знаешь, не стоит тебе сегодня у нас оставаться — скорее всего, ночка будет веселенькая…

Сара внезапно умолкла, пораженная выражением лица Ната.

— Давай рецепт. Я заеду в аптеку и все куплю. Ну, пока, — холодно сказал он.

И он ушел, не проронив больше ни слова.

Когда через час Нат вошел в дом, Сары внизу не было. Захватив лекарства, он поднялся наверх.

Она сидела в кресле-качалке возле колыбельки с малышом на руках и что-то тихонько напевала. Нат оцепенел. Никогда она не казалась ему столь прекрасной. Сара-мать была неотделима от Сары-женщины. Как она потрясающе естественна — никакой позы, никакого кокетства… И как она умеет разозлить!..

Но вот Сара посмотрела на него.

— Уложи малыша! У него уже глазки слипаются, — посоветовал он.

— Вижу, — кивнула Сара. — Но мне так хочется еще его понянчить.

Нат все понял. Положив на стол лекарства, он сказал:

— Я буду внизу. Не торопись. В холодильнике есть жареный цыпленок. — И, видя, что Сара намеревается что-то сказать, предупредил: — Не вздумай только меня благодарить!

В гостиной Нат уселся на софу с газетой в руках. Это была его газета. Он с гордостью пролистал ее. Интересно, будет ли он ощущать подобную гордость, когда отойдет от дел?

Через четверть часа Сара спустилась и тихонько уселась рядышком. Расстегнув черепаховую заколку, она тряхнула волосами.

— Попил водички и заснул. Спасибо тебе за…

И умолкла, вспомнив о его запрете.

— А теперь отвечай, с какой стати ты просила не приезжать к тебе сегодня вечером? Почему все время благодаришь меня, словно я чужой дядя, которому пришла фантазия ни с того ни с сего тебя облагодетельствовать?

— Потому что ты очень любезен и мил, а миссис Пеннингтон хорошо меня воспитала! — возмутилась Сара.

Нат помедлил с ответом.

— Я не хочу быть посторонним, Сара. Я хочу стать частью твоей жизни — и жизни Дэнни. Я хочу, чтобы ты всегда могла рассчитывать на меня. Ты никогда не просила о помощи. А я хочу, чтобы ты обращалась ко мне без всякого стеснения, чтобы принимала мое участие так же легко, как сама даришь мне радость…

— Ты хоть понимаешь, как это заманчиво — прислониться к сильному мужскому плечу? Забыть, что можно рассчитывать лишь на себя? — Сара встала, подошла к темному окну и устремила взгляд в ночь. — Маме было всего семнадцать, когда я родилась. Отец сбежал, узнав, что она беременна. Ему-то ребенок был совсем не нужен. И мама осталась совсем одна — перепуганная девочка, едва сводящая концы с концами. Она вышла за первого, кто предложил ей помощь и поддержку.

— Такое случается нередко. Она думала и о тебе… Пойми, Сара, люди необходимы друг другу!

Сара глядела в окно, словно гадалка на хрустальный шар, в котором воскресали картины прошлого.

— А что бывает, когда человек нужен тебе, а его нет рядом? Что тогда, Нат?

Да она вот-вот расплачется! Нат поднялся с софы и подошел к ней. Но она даже не повернула к нему головы. Тогда он взял ее за плечи и притянул к себе.

— Я не обману тебя, Сара.

Внезапно она обернулась.

— Мне очень жаль, что доктор Ласситер назвал тебя мистером Ноланом. Но я тогда совсем растерялась…

— В таких случаях лучше смолчать, иначе угодишь в дурацкое положение.

Тут наверху заплакал Дэнни. Сара попыталась высвободиться, но Нат обнял ее еще крепче и шепнул на ухо:

— Посиди здесь. Я все сделаю сам. А еще лучше — разогрей цыпленка. Скажи честно, ведь у тебя весь день маковой росинки во рту не было?

— Ага…

Он поцеловал ее в лоб.

— Но ты будешь успокаивать его битый час… — слабо сопротивлялась она.

— Не переживай, Сара, мы прекрасно поладим.

Она слабо улыбнулась, сдаваясь.

Вскоре Нату пришлось на собственной шкуре почувствовать все «радости» материнства. Дэнни не желал успокаиваться, как он ни укачивал его. Видимо, оставалось ждать, пока подействует лекарство. Впереди была долгая ночь, и Нат решил хоть чем-то помочь Саре. Ведь двоим куда легче справиться, чем одному…

Когда же наконец он вернулся в гостиную, то увидел, что Сара спит, свернувшись калачиком на софе. Теперь он куда лучше понимал ее стремление иметь «нормальную» семью… Однако это ничуть не облегчало ему принятия решения. Чего он, в самом деле, ждет? Знамения свыше? Может быть…

Когда он поднял Сару на руки, она что-то сонно пробормотала и обняла его за шею. Он тихонько отнес ее наверх и уложил на кровать. Раздевать ее он опасался — она тотчас бы проснулась. К тому же он сам мог не справиться со своими чувствами, а ей сейчас во что бы то ни стало нужно хорошенько выспаться.

Тогда Нат прилег рядышком и развернул свежий номер «Ньюсуик». Примерно через час Сара зашевелилась. Ее рука случайно легла ему на колено. И она сразу же широко раскрыла глаза.

— Что это ты тут делаешь?

— Жду, пока ты проснешься.

— А если бы я проспала до утра?

— Этого я не опасался. Как только Дэнни захнычет, ты сразу вскочишь и забегаешь.

— Ты… собираешься остаться?

Нат привычным нежным движением убрал с ее лица прядь волос.

— Да. Я позвонил Джерри — ведь я собираюсь и завтра остаться с вами. И послезавтра, если это понадобится тебе и малышу.

Ее зеленые глаза раскрылись еще шире и засияли.

— Тебе этого хочется?

— Да.

— Я так боюсь… — пробормотала она.

— Привыкнуть к этому? Понимаю. — Он нежно привлек ее к себе. — Успокойся.

Сара уткнулась носом ему в грудь.

— А ведь это я виновата в том, что Дэнни захворал.

— То есть как?

— Не надо было брать его с собой на работу. Там дети, возможна инфекция…

— Вполне вероятно. Но одно я знаю точно: нельзя сажать мальчишку в вату и под колпак.

— Точно знаешь? Однако ты от скромности не умрешь.

— Потому что вот-вот умру от голода. Чего тебе больше хочется — спать или есть?

Рука ее скользнула ему под рубашку.

— А третьего не дано?

Это игривое прикосновение мгновенно воспламенило Ната.

— Дэнни в любую минуту может проснуться, — пробормотал он.

Ее ладонь тем временем продолжила свое путешествие по его телу.

— Это значит, что нам надо поторопиться.

Целуя ее, Нат еще раз поразился тому, как она ему необходима, как прочно вошла в его жизнь… Но что ему делать, черт подери?..

С утра в четверг Нат перебирал последние отснятые им негативы и вдруг ему показалось, что это сущий пустяк в сравнении с тем, чем он занимался накануне в это же время. Он пробыл у Сары весь вторник и всю среду. Но вот прошлой ночью Дэнни наконец проспал до утра и дал им обоим передохнуть. Нат помогал ей стирать и готовить, возился с ребенком. И ниточка, связывающая их воедино, делалась все крепче…

С утра Сара взялась за генеральную уборку, готовясь к приему гостей. Она изо всех сил делала вид, что ей, в сущности, все равно. Но показное спокойствие выглядело неубедительно. Нат надеялся, что все пройдет гладко.

Зазвонил телефон. Он равнодушно снял трубку.

— Маккендрик слушает.

— У меня для тебя важное сообщение. Назревает заварушка…

— Голстайн, это ты, что ли?

— А кто же еще? Ну как, соглашаешься на мое предложение?

Нату не надо было заглядывать в календарь.

— Но у меня есть еще две недели в запасе.

— Хочешь потянуть до последнего? Валяй. Сейчас угощу тебя кое-чем, что может повлиять на твое решение. Я оплачиваю тебе дорогу прямо сейчас.

Это подстегнуло любопытство Ната. Ежели Голстайн предлагает такое…

— Что стряслось?

— Еще не стряслось, но вот-вот грянет. Ты слушал последний прогноз погоды?

— Нет.

— Ты что, с Луны свалился, парень?

— Вроде того… У меня были дела поинтереснее.

— Ну, тогда включай скорее телек! Я тебе перезвоню через часок.

Похоже, пройдоха Голстайн на сто процентов уверен в его согласии!

— Гай, скажи хотя бы, в чем дело?

— Ураган, дитя мое! Сильнейший ураган. Каждые шесть часов в эфире появляются сообщения о его местонахождении, силе и траектории движения. Его засекли у островов Капе Верде, к востоку от Багам. Это нечто фантастическое… Метеорологи пришли к выводу, что это ураган четвертой категории. Они считают, что он разразится в Южной Каролине. Ты хоть понимаешь, чем это может обернуться?

— А от меня-то ты чего хочешь? — удивился Нат совершенно искренне.

Однако знакомое возбуждение уже охватило его.

— Характер урагана непостоянен, как у женщины. Но этот, судя по всему, оттянется по полной программе. Я хочу, чтобы ты летел в Каролину. Если кто и может запечатлеть эту крошку, то это ты, Маккендрик.

Буйство стихии, неподвластное человеку, воспламеняло воображение.

— И как зовут нашу девочку?

— Диана.

— Неужели ты во мне так уверен? — холодновато спросил Нат.

Он не любил подобной бесцеремонности.

— Раскинь мозгами, Маккендрик. Мне нужны фотографии, дающие полное представление о силе этой малютки. А еще толковый репортаж — без всяких там слюнявых сюсюканий и ахов. Я хочу, чтобы читатели зубами от страха застучали в своих теплых гнездышках!

Нат заерзал на стуле.

— А меня там не прихлопнет, как таракана?

— Ну, ты же не круглый дурак.

— Мне надо вылететь сегодня?

Нат автоматически проглядел настольный календарь.

— Не пори горячку — сперва надо изучить хорошенько это явление. При приближении центра урагана барометр резко падает. Когда я получу вести с побережья, позвоню телевизионщикам и они тебя подхватят. Тебе надо быть на месте еще до начала эвакуации. Работать будешь из укрытия. Я хочу, чтобы ты заснял эпицентр урагана. Итак, ты согласен?

Искушение было мощнейшим — словно сама природа бросала ему вызов. Если он попадет в команду мастеров своего дела, то вполне может отснять самый сенсационный репортаж года.

И он словно нырнул в ледяную воду.

— Я лечу. Держи меня в курсе событий. Когда должно начаться самое интересное?

— Учитывая скорость воздушных потоков, через пару суток. Но я не хочу срывать тебя с места раньше времени — подождем, покуда не будет известно все наверняка. Ты должен очутиться прямо у детки под юбкой!

— Не лишено смысла… Мне нужны не просто грозовые пейзажи.

— Ты снимешь самые потрясающие кадры в своей жизни — это я тебе обещаю! Ну, я еще позвоню.

Нат продиктовал Голстайну телефон Сары — на случай, если его не окажется дома. Уже положив трубку, он вспомнил вдруг о приезде ее матери и отчима. Но должна же она понять! Ураган ждать не может…

12

Когда Нат вошел в гостиную, Сара подметала пол. Он на цыпочках подошел к ней сзади, игриво дернул за хвостик и поцеловал в шею. Если бы можно было сейчас утащить ее в спальню — вместо того чтобы рассказывать о своих планах! Весь вчерашний вечер он изучал статьи об ураганах, и теперь ему казалось, что с их характером он более или менее знаком. Однако нрав этой женщины даст сто очков вперед любому урагану…

Затем он подошел к Дэнни, лежавшему в колыбельке, и пощекотал ему голую пяточку.

— Вот увидишь, к восемнадцати годам он вымахает под два метра. А с такими ножищами станет классным футболистом.

— Ну, это если я позволю, — сурово отрезала Сара.

— Намерена держать его на коротком поводке?

— Просто направлять его по нужному пути, и все. А если говорить о спорте, то теннис куда безопаснее. — Нат в недоумении поднял брови, и она объяснила: — Для теннисиста сильные ноги тоже важны. А на футболистах так просто живого места нет! Не хочу, чтобы мой сын заработал на поле переломанный нос или что-нибудь в этом роде!

Нат не собирался с ней спорить, тем более сейчас, когда ему предстояло так ее огорошить. Но он не смог удержаться.

— Ну, знаешь, перебитый нос — это еще не конец света. Гораздо хуже, когда мужик похож на мокрую курицу…

— Именно поэтому ты все время лезешь к черту на рога?

Она требовательно заглянула ему в глаза.

— Нет. Дело совсем в другом. Я просто делаю то, что мне нравится.

— Так ты… решил ехать в Балтимор? — шепотом спросила она.

— Еще нет. Но нам надо поговорить. Сегодня звонил Голстайн.

У Сары задрожали губы.

— Чего ему нужно от тебя на сей раз?

— Фоторепортаж об урагане.

— Когда ты едешь?

Нат помялся и, глядя в пол, глухо произнес:

— Может быть, завтра.

Он крепко сжал ее руку, но Сара вырвалась с такой силой, какой он не ожидал от нее. Почему он не обнял ее, не прижал к груди?

— Мама приезжает в субботу! Ты же обещал!

У Ната перехватило дыхание, когда он увидел ее глаза. Она снова чувствует, что ее предали!

— Погоди! Возможно, я уеду позже! Ураган может задержаться…

Может быть, если он все ей толково объяснит, убедит ее, что едет совсем ненадолго…

Ниточка, связывавшая их, натянулась и словно зазвенела. Нат боялся дотронуться до Сары. Вместо этого он суетливо полез в карман и достал листок.

— Смотри, вот его траектория…

Сара с размаху ударила по его руке. Листок полетел на пол.

— Не желаю ничего знать! Впрочем… Когда ты едешь и сколько времени тебя не будет?

Нат сбивчиво заговорил:

— Пока не знаю. Голстайн хочет, чтобы я был на месте часов за десять до начала урагана. Ближе к делу спрячусь в надежном месте и буду снимать через какое-нибудь окошко.

— Во время урагана окна закрывают ставнями, — глухо проворчала Сара.

— Тогда проковыряю дырочку в стене…

— Это на тебя не похоже. Выкладывай все начистоту, Нат.

Как же хорошо она его знает! Вот бы обнять ее сейчас… Он шагнул к ней, но Сара отшатнулась. И ему пришлось снова говорить:

— Понимаешь, самое потрясающее — это эпицентр урагана. Он находится в одной точке минут двадцать, максимум полчаса. Только представь — тишина, ни ветерка… И вдруг меркнет солнце. Вот именно это я и хочу снять.

Он решительно и крепко взял ее за руку и усадил на софу рядом с собой. Сара молча смотрела на их руки. Когда она подняла глаза, Нат сразу увидел, как в них разгорается огонек желания, — так бывало всегда, когда они прикасались друг к другу. Слава богу, она его не оттолкнула!

— А что, если вместо получаса у тебя будет только пятнадцать минут?

— Такого быть не может. Приборы хорошо отлажены. И у меня есть голова на плечах…

От телефонного звонка Сара вздрогнула, как от удара, потом жалобно посмотрела на Ната. Он снял трубку.

Разговора она не слышала — вышла в коридор и зажала уши. Она была раздавлена. Уничтожена. Снова ее покинули, предали… Какое мерзкое ощущение! Впрочем, она ведь этого и ждала, разве не так?

Когда Нат подошел к ней, она печально взглянула на него.

— Улетаешь?

— Еще нет. — Он чуть ли не насильно усадил ее обратно на софу. — Ситуация пока до конца не ясна… Мне надо быть вовремя.

— Видно, этот ураган — крепкий орешек даже для метеоспутников. А ты, Нат Маккендрик, — для меня, — вырвались у нее горькие слова.

Нат схватил ее за плечи.

— Сара!

Ее кулаки замолотили по его груди, к которой она прежде так любила прижиматься щекой… К черту любовь, к черту нежность!

— Я сломалась, Нат! Одно из двух: либо я могу на тебя положиться, либо нет. Третьего не дано. И выходит, что не могу….

— Ну почему ты считаешь, что я бросаю тебя? Ведь это моя работа!

— Ты никак не поймешь… А что, если бы Дэнни стало хуже? Ты все равно сорвался бы и улетел?

— Это называется удар ниже пояса! Зачем думать о плохом, которое могло случиться, но не случилось?

Сара отскочила от него будто ошпаренная.

— Вот именно! Наконец-то ты понял. А я обязана думать о том, что может случиться!

Ему до смерти хотелось сграбастать эту злобную шипящую кошечку и зацеловать ее… Вместо этого он прошептал:

— Вы с Дэнни очень важны для меня.

— Тогда не уезжай! Ну, пожалуйста, не уезжай!

— Сара….

— Если мы с Дэнни действительно нужны тебе, ты никуда не уедешь! Ты познакомишься с мамой, как и обещал…

— Но я могу встретиться с нею в другой раз!

Сара покачала головой.

— Ты не хочешь понять. Однажды ты обвинил меня в бегстве. А теперь бежишь сам. Если ты не можешь сдержать такое пустяковое обещание, что уж говорить о вещах серьезных!

— Не путай божий дар с яичницей, Сара! Как можно сравнивать знакомство с твоей матушкой с возможностью отснять величайший ураган десятилетия!

А Сара с грустью глядела на сына.

— Для тебя вечно что-нибудь будет важнее, чем мы с Дэнни. Зачем я впустила тебя в свою жизнь! Я сразу должна была все оборвать…

Нат решительно взял ее за подбородок.

— Не говори так, Сара. Мы с тобой созданы друг для друга. Нам нельзя разлучаться — ни ты, ни я не имеем права…

— Я имею право! Более того, обязана! Ладно, я не главное. Но малыш…

Нат осторожно поправил ее разметавшиеся волосы.

— Не принимай скоропалительных решений. С ураганом еще ничего не известно. Может, он даже пройдет стороной.

Как больно стало ей от его нежности! Ведь ей предстоит учиться жить без него…

— Но он ведь не последний. Будут железнодорожные катастрофы, землетрясения… Все. Хватит! Нам нельзя больше встречаться. Нельзя так мучить друг друга!

— Сара, очнись! Ты потом сама проклянешь себя за такое решение!

По лицу Сары потекли слезы. Сдерживать их она больше была не в силах.

— У меня нет выбора. Мы все равно со временем расстались бы. Это неизбежно…

— Я не Джим Нолан! — взорвался Нат, вскакивая с места. — Я собираюсь заботиться о тебе и о Дэнни! Я сделаю все, что ты пожелаешь…

— Но лишь тогда, когда это будет удобно для тебя, — горько усмехнулась Сара, вспоминая не только Джима, но и мать и отчима…

— Хорошо. А если я никуда не полечу?

Сара сокрушенно покачала головой.

— Все равно. Потом появится какой-нибудь другой ураган, или землетрясение, или еще что-нибудь…

— Нет, — прервал он ее. — Что, если я откажусь от всего? Если забуду о работе в Балтиморе, о командировках? Стану просто добропорядочным владельцем газеты, а фотография останется моим маленьким хобби?

В сердце у Сары затеплился робкий огонек надежды.

— А ты… сможешь? Сможешь от всего этого отказаться?

Лицо Ната исказилось. Его охватило странное чувство, словно он только что сам подписал себе смертный приговор.

— Не знаю… Мне надо это серьезно обдумать. Как, впрочем, и тебе… Думаю, тебе так же трудно отказаться от меня, как и мне от тебя.

Душа у Ната разрывалась на части, и некому было помочь ему. Он в отчаянии стиснул Сару в объятиях и прильнул к ее губам, словно пытаясь найти в этом спасение. Она горячо ответила на поцелуй, обнимая его так, словно ураган и впрямь грозил унести его далеко-далеко…

Но вот Нат оторвался от ее губ.

— Я приеду завтра… после работы. И после того, как приму решение.

Сара пошатнулась. Надеяться она боялась, еще больше боялась услышать «прощай».

— А если за это время тебе позвонит Голстайн?

— Не думаю. Но если вдруг что-то прояснится, я сразу дам тебе знать. — Нат поцеловал ее в лоб и пошел к двери. Уже стоя на пороге, он сказал: — Ты тоже подумай, Сара. Крепко подумай…

Сара еще долго глядела на закрывшуюся за ним дверь, потом подошла к малышу, порывисто схватила его на руки, прижала к груди… Она старалась не плакать, старалась снова стать сильной и самостоятельной…

Нат позвонил Саре рано утром. От звука его голоса у нее затряслись руки.

— Что, звонил Голстайн?

— Нет, еще ничего не прояснилось. Когда Дэнни уснет, я приеду.

Заключить что-либо по его голосу было невозможно.

— Ты… принял решение?

— Поговорим об этом вечером.

— А почему не сейчас?

— Я хотел бы при встрече…

— Начало не обнадеживает…

— Не торопись с выводами, Сара. Я буду у тебя в девять.

Оцепеневшая Сара так и застыла с трубкой в руке. Если Нат выберет спокойную стабильную жизнь, то докажет этим свою любовь к ней и к Дэнни. Но не пожалеет ли он потом? Не обвинит ли ее в том, что из-за нее сломал свою жизнь? Да что там, будет ли он счастлив с ними? У любой медали есть оборотная сторона…

Но одно ясно: она не хочет больше соперничать ни с чьей-то карьерой, ни с жаждой приключений. Не хочет — и все! Да и что это была бы за жизнь? Что сталось бы с Дэнни, когда, повзрослев, он понял бы, что не может положиться на отца?

Сару словно обожгло. Ведь она давно уже считает Ната отцом Дэнни! Как все просто — и вместе с тем как безумно сложно…

Уложив ребенка, она вышла во внутренний двор. Вечерние тени исполняли на каменных плитах свой причудливый танец. Она села на скамью и прикрыла глаза, стараясь усмирить тревожное биение сердца.

Калитка скрипнула, и Сара, вздрогнув, открыла глаза. Галстук у Ната был на боку, волосы стояли дыбом. Она знала его привычку ерошить волосы — он делал это, когда особенно нервничал. Сару вдруг обуял животный ужас. Неужели она потеряет этого человека? Своего любимого?

Нат опустился подле нее. Некоторое время они сидели молча. Тишину нарушила Сара.

— Расскажи, что собираешься делать.

— Я хочу быть честным с нами обоими. Мы оба должны хорошо представлять себе, чего хотим.

— Нат, не пугай меня. Просто скажи…

— Завтра утром я лечу в Южную Каролину. — И тотчас же он взмолился: — Сара, ну не гляди на меня так!

Тогда она зажмурилась и прерывисто вздохнула.

— Ну послушай же меня!

И она стала покорно ждать — объяснений, извинений, уговоров…

— Сара, мне непременно надо лететь туда, чтобы понять, в силах ли я отказаться… Это необходимо — ради нас обоих.

Сара сидела словно громом пораженная.

— Я… не понимаю…

— Ты была права, когда сказала, что решение должен принять я сам. И в своем решении я должен быть свободен. Помнишь мою поездку в Питтсбург?

— Да, — кивнула Сара, все еще ничего не понимая.

— Перед этим мы повздорили. Я испугался, что потеряю тебя. — Он нервно сцепил пальцы. — Я сделал там потрясающие снимки и тем не менее не мог отделаться от непонятного ощущения, что что-то было не так… Я не ощущал обычного задора, радости. Может быть, я и впрямь выдохся? Может, меня вполне устроит бумажная работа в офисе редакции? И завтра я еду отчасти для того, чтобы до конца это понять.

Сара недоуменно вытаращила на него глаза.

— Снова ехать, чтобы понять, стоило ли это делать? Ну, знаешь!

Голос ее зазвенел. Она вскочила и нервно зашагала взад и вперед по двору. Нат нагнал ее, сгреб в охапку и повернул лицом к себе.

— Разве ты не видишь, что и у меня сердце разрывается? Ни один из нас не заслужил этой муки! Вот если бы ты могла согласиться…

— Я не могу!

Она уже рыдала.

— Ты не хочешь!

— Дело вовсе не в моем желании, — плакала Сара. — Я не хочу больше оставаться одна! Не желаю, чтобы меня приносили в жертву чему бы то ни было!

Нат был вне себя. Казалось, он вот-вот сорвется.

— Сара, врач прежде всего должен думать о своих пациентах. Ты не можешь воспринимать это именно так?

— Нет! Гоняться за ураганами и лечить людей — вовсе не одно и то же!

Его лицо окаменело. В нем больше не было привычной нежности. Он не собирался сдаваться. Не намеревалась отступать и она. В этой схватке не будет ни победителя, ни побежденного. Если Нат не сможет сдержать слова сейчас, с какой стати ему делать это впредь? Она не хочет жить с ним просто так — ничего не обещая, ничем не жертвуя… Полно, да собирается ли Нат вообще жениться? Судя по выражению его лица, нет. Но как же она его любит! А он никогда не сможет ответить на ее чувства…

Закрыв руками лицо, Сара побежала к дому. Только в гостиной Нат смог ее догнать.

— Сара, давай поговорим спокойно!

— К чему пустые слова? — глухо уронила Сара, вытирая слезы.

— Пойми, я должен туда лететь! Поверь мне!

— С какой стати я должна тебе верить?

— Потому что я люблю тебя.

Слова эти вырвались у него помимо воли, и, произнеся их, он не ощутил, что угодил в западню. Ничего ужасного не произошло — только горячая слезинка упала ему на руку. Господи, как же ей больно! Но лететь он должен непременно! А прежде должен доказать ей свою любовь, о которой только что сказал…

Губы его с бесконечной нежностью коснулись ее губ. Поцелуй был полон сдерживаемой страсти. И вот ее тело обмякло в его руках. Подхватив Сару на руки, он понес ее вверх по лестнице, словно законную добычу, не давая ей времени опомниться.

Уложив Сару на постель, Нат снова поцеловал ее, и зеленые глаза подернулись туманом желания. Ее руки с лихорадочной быстротой блуждали по его телу, расстегивая пуговицы. Языки их соприкасались, руки переплелись… существовала лишь их любовь — здесь и сейчас. Не было ни прошлого, ни будущего. Лишь настоящее — еще более драгоценное, оттого что оба знали: долго оно не продлится…

Нат дрожал всем телом от сдерживаемого желания. Если слова его оказались бессильны, то, может быть, он без слов даст Саре понять, что она принадлежит ему, что его любовь и страсть нужны ей, как воздух…

Но вот Нат оторвался от ее губ.

— Слушай меня, Сара. Мы любим друг друга — безумием было бы это отрицать. Мы нужны друг другу, потому что мы две половинки одного целого. Мы со всем справимся, родная моя. Только не режь по живому!

— Не уезжай, Нат! Пожалуйста! Если ты уедешь… — Она задохнулась от рыданий.

Нат поцеловал ее мокрую щеку.

— Шшш… Не думай сейчас ни о чем…

Его губы скользили по нежной шее Сары, любовно ласкали грудь и мягкий живот. Вот они коснулись шелковистых волос на лобке. Сара приготовилась его оттолкнуть, но из ее груди вырвался лишь вздох наслаждения. Ощутив горячую влагу языка Ната на внутренней поверхности своего бедра, она затрепетала. Он касался самых сокровенных мест ее тела, и всю ее словно затопила теплая морская вода, подхватила, понесла куда-то… И вот уже все тело ее содрогается. Пальцы Сары вцепились в края постели — ей казалось, что ее и впрямь сейчас унесет куда-то далеко-далеко…

— Нат, Нат, я люблю тебя! — вырвалось у нее.

А ему казалось, что сейчас сердце его разорвется. Он ощущал, как выгибается в сладкой судороге ее тело. Дав ей немного отдышаться, он вновь привлек ее к себе. Когда тела их слились, а губы соприкоснулись, он вложил в поцелуй всю силу своей любви…

Подчиняясь мощному ритму движений Ната, Сара вновь достигла вершины блаженства. Ее ноги обвились вокруг его бедер, руки сомкнулись на шее. Ей казалось, что неотвратимый ураган оторвал ее от земли, она словно попала в иное измерение… Тут не было ничего и было все: земля, небо, море и пламя…

И все это время рядом с нею был Нат. Достигнув пика наслаждения одновременно с нею, он содрогнулся всем телом, но не выпустил Сару из объятий.

13

Проснувшись, Сара услышала шум воды в душе. Вспомнила, как они с Натом любили друг друга почти до самого утра, как потом она провалилась в глубокий сон без сновидений… Она взглянула на часы. Нат уедет через час. Может быть, за это время ей все же удастся…

Скинув с себя простыню, она набросила халат и спустилась вниз готовить завтрак.

Через четверть часа, когда она уже раскладывала еду по тарелкам, на кухне появился Нат в дорожном бледно-голубом костюме. Складки у губ обозначились резче. Глядя на него, Сара ощутила холодок под ложечкой.

Он обнял ее за плечи.

— Не стоило себя так утруждать…

— Ты ведь не знаешь, когда тебе удастся поесть в пути. Я подумала, что-нибудь горячее… — Подбородок у Сары предательски задрожал. Прильнув щекой к его щеке, она жалобно попросила: — Еще не поздно передумать, Нат. Если ты уедешь сегодня, то так и будешь все время уезжать… Ну докажи, что ты меня любишь! Останься…

Нахмурившись, Нат отстранился от нее.

— Я уже доказал, что люблю тебя и Дэнни. И не раз это доказывал. Когда был рядом с вами. Когда целовал тебя, обнимал, говорил с тобой… Ну как ты не понимаешь!

Сара отшатнулась.

— Нет, это ты не хочешь ничего понять! Твоя работа всегда будет становиться между нами! Если ты сейчас уедешь, Нат, я не стану тебя дожидаться!

Руки его безвольно повисли, плечи сгорбились.

— Что значит, не станешь дожидаться? Я же сказал, что еду, чтобы принять решение…

— Да ты уже все решил! Ведь ты едешь. И так будет повторяться снова и снова.

Нат подался вперед, словно желая схватить ее, стиснуть в объятиях, и не сделал этого. Плотно сжав губы, он уселся за стол напротив Сары. Некоторое время оба делали вид, что едят, избегая смотреть друг другу в глаза.

Потом Нат машинально помог Саре убрать со стола. Еле слышно сказал:

— Ну мне пора.

Сара проводила его до дверей. Когда их взгляды наконец встретились, она прерывисто вздохнула и произнесла:

— Я заеду к тебе и заберу свои вещи, пока тебя не будет.

Щеки Ната вспыхнули, на скулах заиграли желваки.

— Черт подери, Сара! Не делай этого! Не спеши!

— Однако ты уже поспешил. И я вольна решать…

Сильные руки стиснули ее хрупкое тело, губы ожег поцелуй — жесткий, почти грубый. Но потом он стал иным — бесконечно нежным, ласковым. И тело ее тотчас откликнулось — она прильнула к Нату, словно желая слиться с ним воедино.

Когда Нат оторвался от ее рта, Сара поняла — он хочет, чтобы этот поцелуй остался в ее памяти навсегда.

Подхватив чемодан и кофр с фотоаппаратурой, он сказал:

— Через пару дней все будет позади. Когда смогу оттуда выбраться, я обязательно тебе звякну.

— Не стоит, Нат. Ведь все решено…

В отчаянии Сара пустила в ход свой последний козырь — а вдруг ее холодность заставит его передумать?

Однако ничего не получилось.

— Ты же хочешь расстаться со мной не больше, чем я с тобой…

Слезы градом покатились по ее щекам. Когда он увидел эти слезы, лицо у него стало таким, что Саре захотелось, забыв обо всем на свете, повиснуть у него на шее. Но делать этого было нельзя…

С бесконечной нежностью он произнес:

— Помни, я люблю тебя.

И вышел.

Закрыв за ним дверь, она стояла на пороге и слушала. Вот он завел машину, вот отъехал от дома… Все стихло, и Сара почувствовала, как тонет в бездне отчаяния.

Субботним вечером после чинной семейной трапезы Чет объявил жене, что заедет за нею в девять вечера, и отправился на встречу со старым приятелем. Мать Сары даже глазом не моргнула. Ее согласия, впрочем, никто и не спрашивал. Пока Сара убирала со стола, она забавляла внука в гостиной.

Покончив с мытьем посуды, Сара пошла к матери и увидела, что Дэнни возится на диване, а мать смотрит какое-то шоу. Памела выглядела как всегда безупречно: модно и со вкусом одета, светлые волосы — в них седина еще совсем не была заметна — идеально уложены, шея украшена ниткой дорогого жемчуга. Никто не дал бы ее матери сорока семи лет.

Дэнни зачарованно следил за мельканием ярких пятен на экране. Сара присела на подлокотник кресла, и мать тут же выключила телевизор.

— Что случилось, детка? Нынче вечером ты была не слишком любезна с Четом. А ведь обычно так старалась…

«…Сделать хорошую мину при плохой игре», — про себя докончила Сара оборванную на полуслове фразу. Именно так всегда и поступала мать.

— Ну и зря я из кожи вон лезла! Давным-давно следовало дать ему понять, как я на самом деле к нему отношусь.

— Это ничего бы не изменило.

Сара изумленно воззрилась на мать.

— А разве ты сама пыталась хоть раз?

— Пыталась. И не единожды. Но он знать ничего не желает.

Сара была обескуражена. А Памела испытующе поглядела на дочь.

— Ты ведь жалеешь меня, правда?

— Мама…

— Ничего, можешь сказать правду.

Сара смущенно потупилась.

— Ты была вынуждена терпеть. Чет дал тебе все, что нужно для спокойной и обеспеченной жизни…

— …И за это превратил меня в свою рабыню. Я слишком долго была покорной, и теперь ничего уже нельзя поделать. Когда я узнала, что ты ждешь малыша, до меня впервые дошло, что я, в сущности, совсем не знаю свою дочь…

— Ты делала для меня все, что могла.

— А это не так уж и много. Странно, что ты не возненавидела меня.

— Ну как могу я тебя ненавидеть! Я… я люблю тебя!

Глаза Памелы наполнились слезами.

— Поговори со мной, родная. Расскажи про свое житье-бытье.

— Ну, для этого одного вечера мало…

— Знаю. — Ее губы решительно сжались. — Давай я не поеду с Четом к его брату. Пробуду у вас до четверга. Что ты на это скажешь?

Сара была ошеломлена.

— А Чет… Он не рассердится?

— Мне до этого нет дела. Я хочу, я должна подольше побыть с вами. И я думаю, что нужна тебе. Разве нет?

— Н-наверное…

Сара уже сама глотала слезы. Памела откашлялась.

— Я случайно обнаружила в твоем обувном шкафчике мужские ботинки. — Она смущенно заморгала. — Я не нарочно, честное слово! Искала крем для обуви…

Сара позабыла убрать ботинки Ната в коробку с остальными его вещами. И пока не могла заставить себя пойти к нему. Ведь все это время она думала о нем, только о нем. Где он? Что делает? Ураган все еще медлил, словно выбирая момент. Метеорологи сходились во мнениях, что самое страшное начнется завтра, ближе к вечеру.

— Да, я встречалась с одним человеком…

— Встречалась? — Видимо, на лице Сары отчетливо написано было нежелание продолжать этот разговор, потому что Памела испуганно пробормотала: — Прости. Давай поговорим о чем-нибудь другом.

Сара скучала по Эмбер. С тех пор как та вышла замуж, они практически не виделись. И ей вдруг отчаянно захотелось поговорить с матерью о Нате. Поэтому она выложила Памеле все без утайки.

— Он пустился вдогонку за ураганом. А я сказала, что не буду его ждать, — упавшим голосом закончила Сара свое повествование.

Памела помолчала, задумавшись, и неожиданно спросила:

— Ты хочешь, чтобы он ради тебя отказался от дела всей своей жизни?

Сара откинула со лба волосы и уселась по-турецки на ковре. Она была возмущена! Нет, не возмущена — она была просто в бешенстве!

— Да ни от чего ему не надо отказываться! Ведь он владелец газеты. Я хочу, чтобы он перестал наконец болтаться по земному шару и искать приключений на свою голову! Но вчера он доказал мне, что этого ждать не приходится.

— А ты бы пошла ради него на такое?

— Ради Дэнни я бросила работу.

Она механически достала из кармана ключи от дома Ната и стала вертеть на пальце.

— Это совсем не то. Могла бы ты насовсем отказаться от любимой работы, от своего призвания? — Памела сделала ударение на последних словах.

— Это несравнимые вещи!

С какой стати она должна защищаться! Она сейчас нуждается в материнском одобрении и поддержке! Однако Памела продолжала невозмутимо гнуть свою линию:

— Не увиливай, Сара. Смогла бы ты оставить такую работу, заменив ее серым будничным прозябанием? Сделать свою жизнь бессмысленной?

Сара до хруста в пальцах сжала ключи в кулаке.

— Ты тоже на его стороне! А я-то думала, ты хочешь помочь мне…

— Поверь, родная моя, помогать близкому человеку — вовсе не значит во всем потакать ему. Я дошла до этого не сразу, и было это нелегко. Знаешь, я ведь пытаюсь спасти тебя от того, от чего сама не сумела уберечься. От слепоты. Хочу, чтобы ты посмотрела правде в лицо. Как ты думаешь, за что ты выбрала Ната?

Сара нервно сунула ключи в карман.

— Ну, за то, что он сильный, честный, за то, что он…

— …Любит жизнь, так? — подсказала Памела.

Да, Нат обожает жизнь во всех ее проявлениях. Он ни в чем не знает удержу — ни в развлечениях, ни в работе, ни в любви.

— Думаю, да…

— А Джим тоже был таким? — спросила Памела.

Сара изумленно вскинула голову. Она и сама много раз невольно сравнивала Ната с Джимом и давно пришла к выводу, что они совершенно разные люди.

— Нат еще и верный человек. Он не убегает от ответственности за свои поступки. Я доверяла ему Дэнни без малейших колебаний. А вот Джима оставить с ребенком я бы в жизни не решилась.

Памела легко усмехнулась.

— Сдается мне, детка, ты хочешь отнять у Ната то, за что его любишь. Родная моя, ведь именно от этого светятся его глаза! Отбери у него любимое дело, и он погаснет, станет совсем другим…

— Чушь собачья!

Памелу ничуть не смутил резкий тон дочери.

— Отнюдь не чушь. Подумай хорошенько. Ты требуешь, чтобы он отрекся от своей мечты. Хочешь переделать человека, которого полюбила таким, каков он есть.

И Саре ничего не оставалось, как опять приняться за свое.

— Если бы он по-настоящему любил меня, то сам захотел бы остаться со мною и с малышом…

Но Памела жестом прервала ее излияния.

— Сара, куда лучше наслаждаться его заботой, любовью и преданностью, когда он бывает дома, чем остаться ни с чем! Вот Чет не охотник до перемены мест. Если он и едет куда-то, я всегда сопровождаю его. Но я знаю твердо: я для него — пустое место. Или, что вернее, — вещь. Если ты верно описала мне Ната, то ты счастливая женщина, а он мужчина, достойный любви.

Сара чувствовала себя выжатой, словно губка. Такого поворота дел она не ждала. А если на секунду допустить, что мать права?

И тут Памела снова огорошила дочь.

— Сдается мне, ты боишься, что не выдержишь соперничества с работой Ната, как это уже случилось с Джимом?

Неужели ее мать ясновидящая? Господи, ведь она навещала их с Джимом не больше пяти или шести раз за все время их совместной жизни.

— Я и представить себе не могла, что ты все понимаешь…

— Спору нет, я не лучшим образом прожила свою жизнь, но это не мешает мне видеть, что творится с твоей!

Сара опустила глаза, но не сдалась.

— Мама, я-то не хочу быть вещью, обычным предметом меблировки — пусть даже дорогим и любимым! Я хочу стать частью его жизни!

— Подумай о нем. Вспомни все, что вас связывало. Он уважает тебя? Считается с твоим мнением? Подвел он тебя хоть раз?

И Сара добросовестно стала вспоминать. Вывод напрашивался сам собой. Да, он уважает ее. С ним она ощущает себя женственной, желанной… Сара внимательно посмотрела на мать.

— Я очень боюсь, что его работа разлучит меня с ним.

— Этого не произойдет, если вы будете во всем доверять друг другу. У меня в жизни никогда не было ничего подобного, Сара. А вот у тебя…

Барометр падал стремительно. Нат расхаживал по берегу моря. Восходящее солнце было красным словно кровь. Телевизионщики поджидали его неподалеку. Вскоре всем предстояло эвакуироваться. Убежища, способные устоять под натиском стихии, — церковь, кафе, пожарные станции, — были милях в пятидесяти от берега.

Уровень воды быстро поднимался. На берег набегали медленные волны, совершенно не похожие на обычный прибой. Через несколько часов пучина разверзнется, и тогда… По небу в сторону морского горизонта бежали низкие черные тучи.

Нат снимал кадр за кадром, жалея, что нет рядом Сары и она не может насладиться этой жуткой красотой. Когда связь была восстановлена, он уже почти решился позвонить ей, но передумал. Да она, верно, и не захочет с ним говорить… Ругнувшись сквозь зубы, он снова нажал на спуск фотоаппарата.

Раздался пронзительный свист. Нат вздрогнул и обернулся — руководитель съемочной группы отчаянно размахивал руками. Нат поспешил к вертолету, переходя с шага на бег…

В воскресенье утром Сара смотрела выпуск новостей. Синоптики утверждали, что ураган обрушится на побережье Южной Каролины не позже, чем через четыре — шесть часов. Она гадала, укрылся ли Нат в убежище или же носится по берегу, поджидая чудовище. Сара до крови закусила губу. Как хотелось ей быть рядом с ним! Ну, хоть как-нибудь с ним связаться! И вдруг она поняла — это возможно. Она пойдет сейчас к нему домой. Именно там, как нигде больше, она ощутит его близость.

Она подхватила Дэнни на руки.

— Пошли, бутуз! Сходим в гости к Нату.

Сара с сыном на руках расхаживала по дому Ната, и ее решимость покончить с их отношениями стремительно таяла. В кабинете на столе были разложены бумаги, под стулом валялись коричневые мокасины Ната. Казалось, хозяин вышел на пять минут. Она вошла в спальню. На спинку стула была небрежно брошена рубашка. Она взяла ее, прижала к лицу и вдохнула запах. Его запах. Саре вдруг показалось, что Нат стоит у нее за спиной. Она невольно обернулась, и к глазам подступили жгучие слезы.

Она любит его. Желание прильнуть к его груди было таким пронзительным, что Сара едва не закричала. Рубашка Ната упала из ее ослабевших разом рук на пол.

Затем она спустилась вниз, осторожно приоткрыла дверь фотолаборатории и включила свет. Повсюду были развешаны снимки. Но какие! Неужели Нат нарочно оставил их здесь?

Тут были фотографии Дэнни в колыбельке на террасе, на расстеленном одеяле… А вот она с Дэнни на руках… А вот снимок, запечатлевший их троих. Один из кадров был помечен карандашным крестиком. Странный это был кадр. Сара и Нат стояли под деревом лицом друг к другу. Губы их готовы были соприкоснуться, руки — сплестись…

Дрожа всем телом, Сара прислонилась к стене. Фотографии сказали ей правду. Да, Нат станет для нее самым лучшим мужем на свете и самым потрясающим отцом Дэнни. И неважно, чем он будет заниматься! Он и в самом деле достоин любви. Он будет любить их всеми силами своей души. Никто в мире не даст ей ничего подобного. Теперь у нее не оставалось в этом сомнений.

14

В кафе стоял гул множества голосов, но и он бессилен был заглушить дикий вой ветра. Нат расхаживал по убежищу, отыскивая подходящее место для съемки. Они с телевизионщиками добрались сюда уже под проливным дождем.

Окно кухни, закрытое тяжелыми ставнями с прорезями в виде сердечек, показалось ему подходящим. Осталось установить штатив.

— Чего это вы тут делаете, мистер?

Нат оглянулся. Перед ним стоял мальчишка лет десяти.

— Да вот, хочу сделать портрет урагана.

— Не-а, не выйдет. Вы промокнете.

Рассудительный пацан! Нат залюбовался его кудрявыми темными волосами. А какие будут волосы у Дэнни в его возрасте? Каштановые, как у Сары, или светлые, пепельные, как у Джима?

— Как же я промокну, если камера внутри?

Мальчик с любопытством изучал фотоаппарат.

— А можно, я вам помогу?

— Как тебя зовут?

— Родни.

— Вот что, Родни, пока мне помощь не нужна. Но когда начнется самое интересное, можешь пару разиков щелкнуть. Вон там, на столе, вторая камера. Хочешь покажу, как ею пользоваться?

Карие глазенки широко раскрылись и заблестели.

— Ага!

Вскоре Нат и Родни стали друзьями. Мальчик познакомил его со своими родителями. Как и все местные жители, они очень переживали за свой дом и имущество, потому что за окнами уже творилось нечто невообразимое.

Покуда неистовствовала стихия, Нат наснимал две катушки пленки, дал Родни нажать на спуск, потом убрал камеру. Снаружи все выло и ревело, что-то тяжеленное с размаху било о стены… Казалось, какое-то невиданное чудище напало на городок и хочет стереть его с лица земли.

Внезапно в кафе воцарилась тишина, в которой тихий голос пожилого джентльмена, сидящего в плетеном кресле, показался зловещим:

— Сейчас мы окажемся в самом сердце урагана. Слушайте!

Ветер стих. Дождь прекратился. Пора, понял Нат.

— Джефф, я пошел! — бросил он одному из телевизионщиков.

— У тебя десять минут, Нат. И ни минутой больше. Иначе тебе несдобровать, старина. Ну, вперед!

Нат кивнул. Задорно улыбнувшись, он подхватил камеру и поспешил к дверям.

Выйдя наружу, Нат оторопел. Он успел перелопатить горы литературы и знал, что центр урагана окружен плотной стеной туч, внутри которой царит безмятежное спокойствие. Но никакая теория не могла подготовить его к тому, что он увидел. Казалось, все уже позади. Даже светило солнце. Но это спокойствие было призрачным — вот-вот небо и земля перемешаются и все вокруг содрогнется.

Он торопливо защелкал затвором, фотографируя стволы поваленных деревьев, порванные и перепутанные высоковольтные провода, обломки сорванных с домов крыш. Он стоял в самом сердце вихря, и каждый его нерв звенел от радостного возбуждения.

Вдруг в мгновение ока все переменилось. Небо почернело, ветер страшно взвыл. Нат понял, что искушает судьбу, — пора было уносить ноги. Обернувшись к зданию кафе, он почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Ураган был тут ни при чем. Просто Родни стоял в нескольких ярдах от дверей и с любопытством наблюдал за «дядей-фотографом». Кто выпустил мальчишку? Почему ему вообще взбрело в голову выйти наружу? Но об этом некогда было думать. Нат отчаянно замахал руками, показывая мальчику, чтобы тот убирался. Родни только весело помахал в ответ.

— Мне понравилось вам помогать! — прозвенел детский голосок.

— В дом! В дом, живо!

Огромными прыжками Нат бросился к мальчишке.

Ветер крепчал. Мимо Ната со свистом пронесся огромный лист жести, сорванный с крыши. Только тут он окончательно понял, в какую ловушку угодил сам и завлек ребенка. Внезапно ему показалось, что перед ним стоит не Родни, а подросший Дэнни. А что, если мальчик задумает какую-нибудь опасную шалость, а его не окажется рядом. А что, если нянька не вовремя отвернется? А что, если…

И тут, перед лицом смерти, он понял, что отрекается от того, чем дорожил всю жизнь, — от захватывающих приключений и устремляется навстречу новой своей судьбе, навстречу Саре и Дэнни… К черту эксклюзивные фоторепортажи! Никакая сенсация не стоит того, чтобы ради нее рисковать жизнью, отказаться от любимой женщины, обожаемого ребенка…

А Родни был совершенно парализован от страха. Он казался сейчас совсем крошечным. Летящая по воздуху скамейка ударила Ната в плечо, царапнула по лицу. Хлещущий по глазам дождь ослеплял. Казалось, против него ополчились все силы природы. Да что им до взрослого идиота, который по своей воле полез на рожон, или же до маленького глупого мальчишки!..

Еще пять ярдов. Двери кафе распахнулись, на пороге появился Джефф. Но было уже поздно. Краем глаза Нат заметил летящий по воздуху острый, как бритва, лист железа. Эта дрянь неслась прямо на Родни. Неимоверным усилием Нат бросил свое тело вперед и прикрыл мальчика собой. Почти тотчас же он ощутил страшный удар… и провалился в зияющую черноту…

Памела складывала сухие пеленки и убирала их в ящик.

— Вчера вечером позвонил Чет.

Сара продолжала одевать малыша.

— Он все еще злится?

— Нет, что поразительнее всего. Сказал даже, что тебе не нужно везти меня в аэропорт. Он сам за мною заедет.

— Боже, неужели свершилось чудо?

— Сомневаюсь. Мы уже не в том возрасте, чтобы меняться. Видишь ли, ему уже скоро шестьдесят. Через несколько лет — на пенсию. Он хочет, чтобы я оставалась с ним рядом в этот нелегкий период. Мы нужны друг другу, хоть наши отношения и кажутся тебе странными. Но очень приятно одержать хотя бы маленькую победу. Кстати, что слышно об урагане?

— Связь с Южной Каролиной прервана. — Этого следовало ожидать. А как хотелось бы знать, что с Натом…

В дверь позвонили.

— Я открою, — сказала Памела. — А ты одевай ребенка.

Сара всунула ручонки Дэнни в рукава синей маечки. Они собирались все вместе на прогулку. Опять начиналась нестерпимая жара.

Она подхватила Дэнни на руки, похлопала его по попке и что-то тихонько замурлыкала. Когда она спустилась, у нее перехватило горло. В прихожей стоял Нат и беседовал с Памелой.

— Я как раз рассказывала Нату, что мы следили за новостями об урагане, — сказала мать. — Похоже, он угодил в самое пекло.

Сара не отрываясь смотрела на его лицо. Щека у Ната была заклеена пластырем, не скрывавшим внушительного синяка. Что случилось? Саре хотелось броситься ему на грудь, обхватить руками изо всех сил… А вдруг?.. Вдруг он пришел за вещами? Вдруг сейчас скажет, что, подумав, предпочел карьеру тихому семейному счастью? А может, заявит, что так терзался после их тягостного прощания, что именно поэтому угодил в переделку? Последнее было хуже всего…

— Ч-что… случилось? — хрипло пробормотала она.

Памела решительным жестом отобрала у нее малыша.

— Поговорите-ка спокойненько, молодые люди! Пройдите в гостиную, будьте как дома. А мы с Дэниелом прогуляемся.

Сару оставили последние сомнения: она любит Ната. Они вместе — и ничто больше не имеет значения. Он здесь, с нею. Обнять бы его, прильнуть поцелуем к его губам!

— Что у тебя с лицом? — тихо спросила она.

— Да так, небольшая царапинка. — Но, увидев, как Сара встрепенулась, признался: — Хорошо-хорошо! Очень большая царапина.

— Нат!

— Не говори ничего, покуда я не выложу все, с чем пришел.

— Нат, я хотела сказать…

— Ты была права, Сара. Прости… Знаешь, я планирую некоторые перемены в жизни. И это напрямую касается тебя.

— Я не хочу ни к чему тебя принуждать! Это ты прости, что я невольно терзала тебя и…

— Когда из-за меня мальчишку чуть было не перерезало пополам листом железа, я понял: важнее вас с Дэнни у меня нет ничего на свете!

— Я останусь с тобой, несмотря ни на что… — Сара вдруг осеклась и в ужасе переспросила: — Листом железа?

— Ты останешься со мной? — в свою очередь с дурацким видом переспросил Нат.

Сара улыбнулась дрожащими губами.

— Мы не слышим друг друга. Подожди! Можно, я первая скажу то, что хотела?

— Только если пообещаешь, что дашь мне возможность поспорить с тобой, если я услышу не то, что желаю услышать.

Она кивнула, и Нат, скрестив руки на груди, приготовился слушать. Он походил сейчас на гладиатора перед битвой.

Сара готова была улыбнуться, но приходилось покуда быть серьезной.

— У меня было время поразмыслить о том, почему не удался мой брак, почему я чувствовала, что отчим и Джим предали меня, почему я во что бы то ни стало хотела тебя привязать. Так вот, я боялась… Думаю, я просто не считала себя достойной любви…

— Милая моя, в целом мире нет женщины, более достойной любви, чем ты!

Сара засветилась от счастья.

— Это ты помог мне ощутить себя такой, а в том, что ты достоин любви, я не сомневаюсь. Мама помогла мне во всем разобраться. Ведь все так просто: если любишь человека, как можно ненавидеть дело его жизни? Если тебе во что бы то ни стало надо гоняться за ураганами, то принять это — мой долг. Ведь я люблю тебя таким, какой ты есть!

Шагнув к Саре, Нат заключил ее в объятия, но вдруг отстранился и хрипло сказал:

— Ты только что подарила мне самый драгоценный в мире подарок — свою любовь и доверие. А знаешь ли ты, как я люблю тебя?

— Начинаю понимать… — пробормотала Сара, неотрывно глядя ему в глаза. — Нат, прости, что я так тебя мучила…

Но поцелуй не дал ей договорить. Усадив ее на диван, он сказал:

— Я хочу тебе кое о чем рассказать.

К горлу Сары подкатил комок.

— Про то, как тебя ранило?

И Нат рассказал ей все без утайки. Закончил он так:

— Когда Джефф втащил нас внутрь и я пришел в себя, то тотчас подумал о тебе и понял, что ты пыталась мне объяснить…

Палец Сары нежно дотронулся до страшного кровоподтека.

— Ты уверен, что с тобой все в порядке? Может быть, тебе нужно в больницу?

— Врач меня уже осмотрел. Ну, голова трещит, да еще шишка. А сверх того ничего. Я собирался улететь еще вчера, но он взял с меня обещание явиться к нему утром. Конечно, косточки ломит, но в остальном я как огурчик.

— Слава богу!

Он притянул ее ближе.

— Все! Со скитаниями покончено. Я остаюсь здесь, с тобой и Дэнни.

— Но ведь ты любишь свою работу.

— Вас — сильнее.

Сара пыталась справиться с острым приступом желания, которое всегда овладевало ею в объятиях Ната.

— А тебе не будет плохо? Ты не заскучаешь, целыми днями сидя в редакции?

— Это мое собственное добровольное решение. — Глаза его таинственно блеснули. — Впрочем, у меня есть пара роскошных проектов, которые и помогут решить все мои, да и твои проблемы.

— Мои проблемы? — изумилась Сара, чистосердечно полагая, что все ее проблемы только что разрешились самым наилучшим образом.

— Ты ведь хотела сидеть дома с Дэнни, при этом не бросая любимую работу? Хочешь вместе работать над книгой?

Работать с Натом? Как заманчиво!

— А что это будет за книга?

— Ты сама подала мне идею, как-то сказав, что мне мастерски удаются портреты. Вот я и задумал сделать книгу для специалистов в области детского здравоохранения с красочными фотоиллюстрациями. А текст могла бы написать ты — о том, как правильно кормить малышей, как следить, чтобы они росли здоровенькими. Ты же спец! Ну как, согласна?

А Саре хотелось сейчас лишь одного — почувствовать его теплую ладонь на своей груди. С величайшим трудом она отогнала опасные мысли.

— Кто же ее опубликует?

— Да есть один человечек… Когда я позвонил Голстайну и сказал, что отснял ураган, но работать у него не собираюсь, мы поговорили и по поводу книги. Он сразу же заявил, что сам возьмется за публикацию. Он меркантилен до мозга костей и хватается за все, что, по его мнению, может принести доход. Кстати, он сразу же предложил еще один проект — фотоальбом о стихийных бедствиях. Ну как, поработаем вместе?

— Ты на самом деле этого хочешь?

— Это второе мое желание. Первое же и главное — жениться на тебе и стать настоящим отцом для Дэнни.

Сара тихонько ахнула.

— Жениться на мне?

— Да. Ты согласна?

— Ох, Нат! — Она смахнула со щеки слезинку. — Ты еще спрашиваешь…

Их поцелуй был долгим и страстным. Но кое-что еще беспокоило Сару. Она просто обязана была задать этот вопрос! Отстранившись, она сжала в ладонях его лицо.

— А ты… ты с нами не заскучаешь?

Улыбка его была озорной, совершенно мальчишеской.

— Это с тобой-то и с Дэнни? Вы мне не дадите скучать.

— Но кое-что ты должен мне пообещать.

— Все что угодно.

— Как только тебе станет невмоготу, как только снова тебе захочется куда-то уехать — поезжай без колебаний!

— Угу. Одно лишь «но» — мы поедем вместе. Как насчет путешествия на мулах по Гранд-Каньону? Дэнни можно будет посадить в рюкзак…

О, этот человек всегда умел преподнести ей сюрприз! Кажется, она никогда к этому не привыкнет…

— Ты серьезно?

— Еще бы. Можем заодно сделать и путеводитель по интересным местам специально для семейных пар с детишками. — Его горячая ладонь легла ей на бедро. — Будем путешествовать вместе. Дорогая моя, возможности наши поистине безграничны, покуда мы вместе: ты, я и Дэнни.

— Мы всегда будем с тобой. Всегда! — торжественно, словно принося клятву, произнесла Сара.

Нат посадил ее к себе на колени и обнял.

— Я очень удивился, встретив тут твою мать.

Сара принялась поигрывать пуговицами его рубашки.

— Она так помогла мне…

— Расскажешь мне обо всем… потом. Почему-то сейчас мне совсем не хочется говорить о ней. Знаешь почему?

Сара слегка покраснела и смущенно улыбнулась.

— Что это у тебя на уме? Очередной проект?

Нат легонько ущипнул ее, игриво подмигнув.

— Да, и притом совершенно сенсационный.

Она шутливо замолотила кулачками по его груди.

— Ах ты, похотливый сатир!

— Я сатир? Тогда иди сюда, моя нимфа!

Губы его, дразня, скользили по ее губам, рука провела по спине. Сара едва не замурлыкала от наслаждения.

Но вот глаза их встретились, и она растаяла под этим любящим взглядом. Руки его сомкнулись вокруг ее тела.

— Любовь к тебе стала смыслом моей жизни. Вместо того чтобы поработить меня, она подарила мне свободу.

Сара подставила ему губы для поцелуя, всем сердцем желая убедить его, что так будет всегда.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.