/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Ее избранник

Карен Смит

Ив Раскин и Хантер Коулберн полюбили друг друга, но молодая, неискушенная, привыкшая к опеке отца Ив испугалась охватившего ее сильного чувства и отвергла предложение Хантера. Как исправить эту роковую ошибку?..

Карен Роуз Смит

Её избранник

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ты согласен стать моим мужем?

Ив Раскин трясла нервная дрожь, и она даже не замечала, какое сегодня дивное, солнечное апрельское утро. Волнение вызывал не вопрос, а сама идея сделать подобное предложение Хантеру Коулберну. Руки у Ив стали влажными, пульс — сумасшедшим, и причиной тому был вовсе не разреженный воздух Денвера.

Ив толкнула тяжелую стеклянную дверь и вошла в здание, где размещалось несколько фирм. На стене в вестибюле висел указатель. Она пробежала его глазами. Офис Хантера располагался на шестом этаже.

Прежде чем отправиться туда, Ив зашла в дамскую комнату. Она проверила макияж и прическу. Непокорные иссиня-черные волнистые волосы были подстрижены до плеч, что помогало ей справляться с ними. Оглядела Ив и свой строгий черный костюм с отделкой цвета фуксии. Она должна выглядеть безупречно. Она должна быть безупречна. Она должна разобраться с этим делом раньше, чем силы откажут ей.

Поднимаясь в лифте на шестой этаж, Ив отчетливо вспомнила свою последнюю встречу с Хантером… и то, как он сжал челюсти, когда она отвергла его предложение руки и сердца. Тогда, пять лет назад, она была неискушенной девятнадцатилетней девушкой, жизнью которой целиком и полностью управлял отец. Ив привыкла к тому, что ее оберегают и защищают, поэтому сама мысль о том, чтобы отказаться от этого, пугала ее до смерти. Хантер вскружил ей голову очень быстро, но Ив почти не имела понятия, что он за человек и какое у них может быть будущее. Он был старше, умудрен опытом, у него было много женщин. Хантер занимался международным правом и хотел, чтобы Ив улетела вместе с ним в Италию и там вышла за него замуж. Но Ив была испугана вихрем собственных чувств к Хантеру, равно как и его страстью, а потому отказала ему. И он уехал, чтобы строить свое будущее, свою карьеру и наслаждаться жизнью с другой женщиной.

А когда она позвонила ему во Флоренцию… Ив усилием воли отогнала воспоминание об этом телефонном звонке, а также воспоминания о своей беременности и выкидыше.

Она открыла стеклянную дверь, на которой значилось имя Хантера, вошла внутрь — и ее окутала атмосфера роскоши. Пушистый ковер приглушал шаги Ив, когда она шла к столу секретаря.

Расправив плечи и подняв подбородок, Ив сказала:

— Я хотела бы встретиться с Хантером Коулберном.

Секретарь, дама лет пятидесяти, сняла очки в черепаховой оправе и подняла глаза на Ив.

— Прошу прощения, но вы, по-видимому, ошиблись датой и временем. На это утро у мистера Коулберна не запланировано никаких встреч.

Нет, она зашла слишком далеко и не потерпит отказа. Ив постаралась, чтобы голос ее звучал спокойно.

— Уверена, как только вы сообщите мистеру Коулберну, что я здесь, он согласится на встречу. Меня зовут Ив Раскин.

Секретарь окинула Ив оценивающим взглядом, и та в первый раз в жизни поблагодарила отца за воспитание, которое он ей дал. Она выглядела, да и была леди с головы до пят.

Секретарь слегка приподняла бровь.

— Вы — клиент мистера Коулберна?

Да, не так-то просто будет добиться своего, подумала Ив, но этим утром она во что бы то ни стало поговорит с Хантером, даже если придется наплевать на приличия и ворваться в его кабинет.

— Нет, я не его клиент.

Ив воздержалась от каких-либо разъяснений, поэтому секретарь продолжила расспросы:

— И какова же цель вашего… посещения?

— Это зависит от мистера Коулберна.

Ив вложила в эту фразу все очарование уроженки Юга.

— Возможно, у него найдется свободная минута, — вежливо ответила секретарь.

Ив почувствовала облегчение, но радоваться пока что рано. В последнем выпуске «Денвер кроникл» Хантер был сфотографирован рука об руку с потрясающей блондинкой, чей дом мод нанял его для урегулирования юридических вопросов за рубежом.

Секретарь подняла трубку.

— Мистер Коулберн, вас хочет видеть одна дама. Ее зовут Ив Раскин.

Ив услышала стук собственного сердца. Несколько мгновений спустя ей сообщили:

— Он примет вас. Последняя дверь по коридору налево.

Ив улыбнулась, поблагодарила и, стиснув сумочку, двинулась вперед. Перед кабинетом Хантера она остановилась. После выкидыша Ив пережила сильную депрессию. Позже смерть отца заставила ее пересмотреть свою жизнь. Она собиралась изменить ее. Проблема заключалась в том, сможет ли она построить свое будущее вместе с Хантером и простил ли он ее.

Дверь была приоткрыта, и Ив вошла. Хантер сидел за массивным столом, заваленным папками и бумагами. Он поднял взгляд — и сердце Ив остановилось. Лицо его поражало суровой мужественностью, угольно-черные, разделенные пробором волосы небрежно падали на лоб. Но взгляд голубых глаз был отстраненным, а выражение лица — бесстрастным.

— Привет, Хантер.

Хантер отодвинул кресло и встал. Ив решила, что он подойдет к ней поздороваться. Однако Хантер застыл на месте и окинул ее долгим оценивающим взглядом.

— Привет, Ив.

Воцарилась тишина, и Ив поняла, что нарушить молчание придется ей.

— Ты, наверное, спрашиваешь себя, почему я пришла?

Хантер указал на один из стульев напротив своего стола и, дождавшись, когда Ив опустится на сиденье, сел сам.

— Да, именно так.

Хотя их разделял массивный стол, Ив почувствовала, насколько сильно ее тянет к Хантеру. Это началось с той секунды, когда она впервые увидела его. Казалось бы, с течением времени все должно было измениться, да и они уже не те, что были когда-то. Однако единственной переменой, которую Ив заметила в Хантере после долгой разлуки, были тонкие морщинки вокруг глаз и на лбу. Фигура его осталась такой же стройной и мускулистой. Хантеру исполнилось тридцать два года, он находился в самом расцвете сил.

Призвав на помощь всю свою решимость и мужество, Ив задала вопрос, от которого зависело ее будущее:

— Ты согласишься стать моим мужем?

Искорка юмора сверкнула в глазах Хантера — но только на мгновение.

— Полагаю, тебе стоит объясниться.

Его низкий невозмутимый голос лишил Ив остатков спокойствия, и она, то и дело сбиваясь, заговорила:

— Мой отец умер три месяца назад… И в своем завещании поставил условие: если я не выйду замуж в течение года, то поместье будет отдано на благотворительные цели.

Тишина, казалось, стала осязаемой, когда Хантер наконец спросил:

— И почему же ты выбрала меня?

Что говорят его глаза? Есть ли у них шанс возродить то, что было? Почему он до сих пор не женат?

— Если честно, я никого не знаю… настолько хорошо, чтобы просить о подобном.

Он приподнял брови.

— А как же Джерри Ливингстон?

— Хантер, ты ведь знаешь, что этого брака хотел мой отец, а не я. Мы с Джерри совершенно не подходили друг другу. Папа в конце концов согласился со мной.

Нельзя сказать, что Ив сильно покривила душой. Истинная причина того, что их с Джерри брак так и не состоялся, крылась в том, что Ив целиком была поглощена занятиями по истории искусства в колледже и работой в художественной галерее. И Эмори Раскин решил, что дочь, вероятно, никогда не выйдет замуж.

Хантер оперся рукой о стол.

— А с чего ты взяла, что я заинтересуюсь твоим предложением?

Ив почувствовала, как щеки заливает горячая волна, но лишь вздернула подбородок. Прежде чем купить билет до Денвера, она нашла вескую причину, которая заставит его серьезно отнестись к ее предложению.

— Мы можем заключить сделку. Если ты женишься на мне, то коллекция картин моего отца, которая тебе так нравилась, станет твоей.

Глубоко в душе Ив надеялась, что если Хантер согласится и они станут обсуждать, как распорядиться поместьем, то между ними возникнет хоть какая-то близость. Не исключено, что она даже сможет рассказать ему о выкидыше, о той ошибке, которую совершила много лет назад.

Но по тону Хантера ничего нельзя было разобрать.

— Понятно.

Ив задержала дыхание, вся превратившись в ожидание.

— Дай мне сутки. — Хантер встал и протянул Ив визитную карточку. — Приезжай в мой пентхаус завтра вечером, и я сообщу тебе свое решение.

Ив встала и взяла карточку. Когда их пальцы на миг соприкоснулись, словно электрический разряд пронзил ее руку. Взглянув в лицо Хантера, Ив попыталась понять, почувствовал ли он то же самое, но оно было непроницаемым. Неужели у него не осталось никаких воспоминаний о том, что было пять лет назад? Ничего, кроме сожалений?

— Семь часов подойдет?

— Лучше в восемь. Иногда я здесь застреваю. Если что — я тебе позвоню. Где ты остановилась?

— В «Маунтининн».

Это была небольшая фешенебельная гостиница в центре города.

Хантер кивнул, и Ив поняла, что визит окончен.

Она повернулась, подошла к двери и вдруг остановилась.

— Приятно снова увидеться с тобой, Хантер.

Он не ответил. Ив открыла дверь и вышла в коридор. Добравшись до вестибюля, она опустилась на одну из скамей и поняла, что ее всю трясет. Чувства, которые Ив подавляла столько лет, захватили ее с новой силой. Сомнений быть не могло: Хантер Коулберн все еще волновал ее, как никакой другой мужчина. Но испытывает ли он что-либо подобное к ней?..

Хантер смотрел, как закрывается дверь. Сказать, что его потряс визит Ив, значит не сказать ничего. Он тяжело опустился в кресло, и воспоминания пятилетней давности хлынули через плотину, которую он возвел в своей душе. Хантер выругался, потом прокрутил в голове их разговор. Он снова слышал ее мягкий южный акцент, вдыхал ее духи с запахом гардении…

На миг, когда Ив вошла в его кабинет, у него возникло ощущение, будто этих лет не было и в помине. Но он тут же вспомнил ее отказ выйти за него замуж и боль расставания. Однако тело его не забыло Ив. Она волновала Хантера, как ни одна другая женщина. И сейчас он разозлился за это на самого себя.

Ив явно стала более уверенной — все-таки надо обладать немалым мужеством, чтобы явиться к нему и предложить подобное…

А может быть, это действительно чисто деловое предложение?

Хантер обрадовался телефонному звонку, но, стоило секретарю сказать, что на проводе его сестра, он понял: сюрпризы этого утра еще не исчерпаны.

Отношения Хантера с его приемной семьей были непростыми. Он всегда чувствовал себя там лишним. Видно, справедлива старая поговорка: «Кровь — не водица».

— Хантер, у тебя найдется пара минут? — спросила Джолин.

В отличие от своего брата Ларри она всегда относилась к Хантеру с симпатией.

— Конечно. Что стряслось?

— Папа…

В прошлое Рождество Хантер узнал, что у него есть брат-близнец по имени Слэйд. Они встретились всего несколько месяцев назад. Оказалось, Слэйд уже давно ищет брата. Но для Хантера радость встречи была омрачена тем открытием, что Марта и Джон Морган, взяв его из сиротского приюта, оставили там Слэйда. Хантер до сих пор не остыл от гнева, который охватил его, когда он узнал всю историю, что еще больше усложнило его взаимоотношения с семьей.

И тем не менее он по-прежнему глубоко любил своих приемных родителей.

— Что случилось?

— Я не совсем уверена, но мама говорит, будто папа не спит по ночам и все время мучается желудком. Думаю, это связано с тем, что в будущем году папа уходит в отставку и все дела передает Ларри.

С самого детства Ларри из кожи вон лез, чтобы снискать расположение родителей. Хантер очень рано понял: Ларри — «золотко», настоящий, родной сын. У него сложилось впечатление, что Ларри всегда предоставлялось больше свободы и его успехами Джон Морган гордился гораздо больше, чем достижениями приемного сына. Поэтому Хантер решил обрести независимость. Не пожелав работать в компании отца, он занялся правом.

— Ты говорила об этом с Ларри?

— Он убеждал меня не волноваться, сказал, что, как только папа уйдет в отставку, все придет в норму. Ты не поговоришь с папой?

— Джолин…

— Я знаю, что в последнее время вы не очень-то ладили, но мне кажется, тебе он все же объяснит, в чем дело.

Хантер и вправду давно уже не навещал родителей и потому почувствовал легкий укол совести.

— Я загляну к ним на уик-энд и попытаюсь что-нибудь выяснить.

— Спасибо, Хантер. Ты дашь мне знать?

— Обязательно.

Хантер попрощался с Джолин и, подойдя к окну, посмотрел вниз, на улицы, как всегда забитые транспортом и людьми.

Последние пять лет для него существовала только работа, он хотел, чтобы практика его процветала. И еще — забыть об Ив.

А теперь она приехала в Денвер и попросила его жениться на ней.

«Это будет деловое соглашение», — предупредила она.

А если сказать Ив, что ему недостаточно одного делового соглашения, что ему нужна семья? Она запросто может улететь назад, в Саванну. Впрочем, если наследство что-то для нее значит, она, возможно, и останется.

Завтра он узнает.

Ив вошла в шикарный жилой комплекс, и охранник в форме тут же поинтересовался ее именем. Потом попросил документ с фотографией. Ив предъявила водительские права. Охранник улыбнулся и вручил ей предмет, похожий на магнитный ключ, какой дают в гостиницах. Оказалось, что это ключ от пентхауса и от лифта.

Ив знала, что такое роскошь, но то была старомодная, провинциальная роскошь, которая окружала многие поколения Раскинов. Они передавали по наследству не только богатство, но и дорогие сердцу мелочи. Ив не интересовали деньги отца. Она неплохо зарабатывала в художественной галерее, и этого ей хватало. Но Эмори знал, что есть сокровища, с которыми дочь не расстанется ни за что в жизни: драгоценности матери, всевозможные предметы в доме, с которыми у Ив были связаны воспоминания о детстве и о матери. Конечно, Ив ценила и коллекцию картин, собранных отцом. Именно они были причиной, по которой она стала изучать в колледже историю искусства.

Ив знала, что Хантеру тоже нравятся эти картины, а если он поможет ей сохранить и все остальное, она будет счастлива.

Счастлива.

Какое неопределенное, неуловимое, ускользающее слово. Словно туман — вот он перед тобой, а поймать его не можешь. Ив понятия не имела, почему отец оставил такое странное завещание, но подозревала, что это известно душеприказчику Эмори. Она помнила: когда было оглашено завещание, адвокат Дуглас Крайтон отечески похлопал ее по плечу и сказал, что со временем она все поймет.

Но пока что ясно только одно: она не хочет терять свое прошлое, свои корни, память о родителях. Если поместье останется у нее, она может не опасаться, что образы отца и матери изгладятся или потускнеют в ее памяти.

Поднимаясь на двадцатый этаж, Ив разгладила короткий, лазурного цвета жакет, смахнула ниточку с платья в тон жакету. Весь день ее желудок выкидывал коленца — так она нервничала. Что, если Хантер ответит «нет»? Что, если Хантер ответит «да»?

Когда лифт остановился, Ив сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться, вышла в коридор и нажала кнопку звонка. Она пришла на пятнадцать минут раньше и, поскольку дверь сразу не открылась, решила, что Хантер задержался на работе, а она не получила его сообщения.

Ив ждала, казалось, целую вечность и, когда дверь наконец распахнулась, потрясенно выдохнула: на Хантере были только черные шорты и шлепанцы. При виде его широких плеч, загорелой гладкой кожи, черных завитков волос, сбегающих по груди вниз, у нее перехватило дыхание.

— Ты рано, — сказал Хантер без упрека, но и без особой радости. — Я надеялся закончить работу до твоего визита. Заходи. Я быстро приму душ, и мы сможем поговорить.

Хантер отступил немного, чтобы Ив смогла пройти, и в этот миг их взгляды встретились. Воздух сразу накалился. Однажды они провели страстную ночь любви, и воспоминания заметались в их головах подобно призракам. Запах Хантера, его мужественность влекли Ив как магнит.

Чтобы отвлечься, она принялась разглядывать обстановку: сине-зеленые пледы на диване, удобное кресло, темно-зеленые драпировки на окнах, обрамляющие потрясающую панораму города, темно-зеленый ковер, испещренный синими крапинками.

— Располагайся, — гостеприимно предложил Хантер. — Я вернусь через десять минут.

Он скрылся в коридоре, и через несколько секунд послышался шум воды. Ив представила его волосы, его обнаженное тело… Чтобы отогнать этот образ, она подошла к музыкальному центру и принялась изучать коллекцию записей…

Меньше чем через десять минут Хантер вернулся в гостиную в коричневой рубашке-поло и брюках цвета хаки. Но и одетый он излучал невероятную мужскую притягательность.

Он почти вплотную приблизился к Ив.

— Ты ведь знаешь, что твой отец меньше всего желал бы, чтобы именно я стал твоим избранником. Он искал для своей дочери мужа благородного происхождения. Я таковым похвастаться не могу. Хуже того, я — незаконнорожденный. В моей метрике даже не указано имя отца. В твоих жилах течет голубая кровь, тогда как мне от предков досталась только фамилия.

Глаза Хантера были полны боли.

— Мне на это наплевать, — решительно ответила Ив.

— Зато ты готова сохранить наследство, даже пойдя против воли отца.

— Я не иду против его воли, — искренне возразила она.

— Тогда почему бы тебе не выбрать одного из мужчин, вхожих в круг, к которому принадлежал твой отец? — выпалил Хантер.

— Потому что я никого из них не знаю.

Хантер приподнял брови, и Ив поняла, что он не поверил ей.

— А кто же тогда сопровождал тебя на вечеринки, в театр, на собрания клуба?

Когда Ив было девятнадцать, она постоянно участвовала в светских мероприятиях. После встречи с Хантером она исключила их из своей жизни.

— Последние несколько лет папа не был охоч до развлечений, а я проводила время за работой в музее и помогала в детском отделении больницы.

Голубые глаза Хантера, казалось, проникали в самую глубину ее сердца, где она прятала свои чувства к нему.

— Прежде чем дать ответ, я хочу, чтобы ты согласилась на маленький эксперимент.

Ив с трудом перевела дыхание.

— Какого рода эксперимент?

— Вот такого, — тихо проговорил Хантер, и в мгновение ока его руки обвили шею Ив, а его губы коснулись ее губ.

Волшебство…

Поцелуй Хантера Коулберна был столь же чарующ, как прежде. Его губы были твердыми и горячими… такими опытными… такими завораживающими. Языки пламени охватили тело Ив. Она не могла ни о чем думать. Она могла только чувствовать… хотеть… вспоминать.

Внезапно Хантер прервал поцелуй и сделал шаг назад.

Открыв глаза, Ив с трудом удержалась на ногах и сцепила руки, чтобы не было видно, как они дрожат.

— Если я дам согласие жениться на тебе, я поставлю несколько условий.

Трудно поверить, что они только что целовались. Ив наконец обрела способность говорить:

— И какие же именно условия?

— Это будет настоящий брак, и мы будем жить в Денвере.

Настоящий брак. В его устах это означает… общую супружескую постель. А если Ив переедет в Денвер, то ей придется продать семейное гнездо. Впрочем, если она не выйдет замуж за Хантера, дом все равно будет продан.

— И я хотел бы завести семью как можно скорее, — добавил Хантер.

Он хочет семью… Сердце Ив охватила застарелая боль. Следовало бы рассказать Хантеру о беременности, о выкидыше, но она не может. Пока что не может. Сначала надо восстановить их былую духовную связь.

Прежде чем отправиться в Денвер, Ив проконсультировалась с врачом, который лечил ее после выкидыша. Как и пять лет назад, он сказал, что ничто не помешает ей забеременеть снова и родить здоровых детей.

Пока Ив обдумывала условия Хантера, он внимательно наблюдал за ней. Когда он заговорил, тон его был почти резким:

— Ив, я знаю, тебе чужды поспешные действия…

Однажды волна сомнений уже нахлынула на Ив, и тогда смятение заставило ее вычеркнуть Хантера из своей жизни. Теперь не тот момент, чтобы колебаться. Она намеревалась рискнуть.

— Я не собираюсь размышлять и принимаю твои условия.

Что мелькнуло в его глазах? Облегчение? Или нечто большее?

— Почему бы тогда, — подвел итог Хантер, — тебе не переехать сюда прямо сегодня?

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Ты хочешь, чтобы я переехала к тебе сегодня? — переспросила ошеломленная Ив.

— У тебя есть какие-нибудь возражения?

Хантер сам изумился собственным словам, но если они собираются пожениться, то почему бы не начать совместную жизнь прямо сейчас? Он считал, что поступил весьма разумно, приняв предложение Ив. Кроме того, одно ее присутствие в комнате воспламеняло его чувства.

— Ты хочешь, чтобы я… — Щеки Ив заалели. — А где я буду спать?

— Здесь есть гостевая комната, — едва заметно усмехнулся Хантер. — Я предупредил: мне нужен настоящий брак. Но мы вполне можем дождаться первой брачной ночи, чтобы закрепить наше соглашение.

Ив, похоже, не знала, что ответить. Вся ее самоуверенность испарилась, и она снова показалась Хантеру растерянной, беспомощной девятнадцатилетней девушкой. Не сожалеет ли она, что обратилась к нему за помощью? Может, ему не стоило при заключении их договора быть нарочито резким и сухим?

Но, глядя на Ив, Хантер понял, что боль, которую она причинила ему своим отказом пять лет назад, так и не утихла. Он не может позволить себе снова угодить в зыбучие пески сильных страстей.

Ив, казалось, держала совет сама с собой.

— Мне придется вернуться в Саванну, разобрать вещи отца и выставить дом на торги.

— Хорошо. Пока тебя не будет, я позвоню своему агенту по недвижимости и попрошу подобрать несколько вариантов.

— Вариантов?

— Конечно. Жить в городе, без сомнений, здорово, но я подумывал о том, чтобы обзавестись собственным домом.

— Может, не следует торопиться?

— Пока что?..

— Пока мы не поженимся.

— Но посмотреть-то можно? Едва ли мы сразу найдем то, что нужно.

Хантер просто не мог отвести глаз от Ив, и желание тотчас заключить ее в объятия становилось все сильнее. Но он помнил ее нерешительность много лет назад, да и сейчас она всего лишь хочет спасти свое наследство. Не следует забывать об этом.

Хантер подошел к столику у дивана и поднял трубку телефона.

— Я позвоню Фреду и попрошу передать тебе ключ от пентхауса, он же позаботится, чтобы кто-нибудь помог тебе с вещами.

Ив взяла сумочку и пошла к дверям.

— Тогда скоро увидимся, — сказала она.

Когда дверь за Ив закрылась, Хантер провел рукой по волосам. Он обдумывал ее предложение все испрошенные двадцать четыре часа.

И теперь не сомневался, что принял верное решение.

Хантер позвонил своему агенту. Та пообещала сделать распечатки уже к утру.

Он принялся мерить шагами комнату.

Что, если Ив передумает? Пусть это ее идея, но она, возможно, не учла все последствия. А с теми условиями, которые он поставил… Проклятье, ему так нужна семья, его собственная, настоящая семья!

Когда они со Слэйдом обрели друг друга, Хантер почувствовал, что наконец встретил по-настоящему родного человека. Слэйд, большую часть жизни не сидевший на месте, в итоге обосновался на ранчо в Монтане вместе со своей женой Эмили, сыном Марком и новорожденной дочерью Амандой. Прилетев на свадьбу брата и увидев Слэйда рядом с Марком, Хантер понял, как сильно ему хочется иметь собственных детей.

Он подошел к окну и взглянул вниз, на город, почти уже скрывшийся во тьме. Ив пришла к нему с деловым предложением. Но почему к нему? Почему не к Джерри Ливингстону, человеку, которого прочил ей отец?

Эмори Раскин сам был адвокатом и нанял Хантера, специалиста по международному праву, только потому, что его услуги стоили дешевле, чем услуги известных фирм.

Однажды вечером Хантер отправился на свидание с Ив, и после этого Эмори пригласил его к себе. В недвусмысленных выражениях он объяснил Хантеру, что на следующее Рождество собирается объявить о помолвке дочери с Джерри Ливингстоном и это замужество обеспечит Ив всем, что ей нужно в жизни. Эмори спланировал будущее своей дочери и не желал, чтобы кто-то помешал этим планам. Пусть Ив показывает Хантеру город, но, если у него на уме еще что-то, лучше выбросить подобные мысли из головы.

Хантер не выносил приказы и ультиматумы и, после того как они с Ив поддались страсти и провели ночь вместе, предложил ей выйти за него замуж. Но Эмори Раскин воспитал дочь в атмосфере полного подчинения, и Ив не хватило сил — или любви к Хантеру, — чтобы разорвать эти путы.

Все прошедшие годы Хантер пытался забыть о ней. Но, несмотря на то, что он встречался со многими женщинами и со многими делил постель, Ив так и осталась частью его существа. Их поцелуй подтвердил, что сжигавшее обоих пламя так и не погасло.

Хантер все еще смотрел в окно, когда в дверь позвонили. На пороге стояли Ив и молодой парень, который исполнял всякие мелкие поручения. Жестом Хантер пригласил их войти.

— Фред дал тебе ключ? — спросил он.

Ив кивнула.

— Тогда зачем было звонить?

Хантер указал парню, куда поставить вещи, и дал на чай. Обернувшись, он обнаружил, что Ив стоит у окна и смотрит на город.

— Прекрасный вид, — мягко сказала она. — Ты уверен, что хочешь отсюда уехать?

— Я с удовольствием поменяю городские огни на небо, деревья и простор.

Хантеру хотелось подойти к Ив, но мерцающие огни и темное небо могли создать интимную атмосферу, для которой еще не пришло время. Поэтому он просто указал ей на диван.

— Давай обсудим свадьбу. Я хотел бы, чтобы церемония состоялась здесь, в Денвере. Ты не против?

— Нет, не против. Родственников в Саванне у меня нет, всего лишь несколько друзей.

— Несколько? — Хантер снова вспомнил круг, в котором вращался Эмори Раскин, мероприятия, на которые вместо отца отправлялась Ив… Нельзя сказать, чтобы она мало общалась с людьми… — Обряд совершит мировой судья или священник? — продолжил он.

— Я понимаю, что это не так уж и важно, но все-таки предпочла бы священника и церемонию в церкви.

Хантер немного наклонил голову и принялся изучать Ив. Священник… значит, она относится к затее серьезно.

— Я выясню, что можно сделать. Мне хотелось бы, чтобы свадьба была скромной. Я приглашу только семью и нескольких друзей и коллег. А потом мы устроим прием.

— Разве можно организовать все так быстро? — удивилась Ив.

— Все можно организовать, если знаешь нужных людей.

Ив несколько секунд колебалась, не зная, как он отнесется к ее словам, потом сказала:

— Хантер, насчет расходов. Я вступлю во владение наследством только после свадьбы, но тогда с радостью возмещу половину потраченного.

Он протестующе поднял руку.

— Ив, это твое наследство и твои деньги. Мне они не нужны. Я позабочусь о церемонии и приеме. А потом мы можем улететь в Саванну. Как полагаешь, недели хватит?

— Если у тебя нет других планов, я могу остаться там и дольше.

Хантер нахмурился, размышляя о последующих за свадьбой неделях.

— Тогда нам стоит начать подыскивать дом уже в ближайшие дни… Так, мы все обсудили?

Запах ее духов дразнил его, напоминая аромат садов в Саванне — сладкий, слегка чувственный. Хантер не смог удержаться и склонился ближе к Ив.

— Я не знаю, — прошептала она, — столько всего навалилось сразу.

— Я тебя понимаю: новый город, новая жизнь впереди. Моя мама, возможно, захочет помочь тебе с приготовлениями к свадьбе. Ты не против?

В глазах Ив появилась затаенная радость.

— Нет, конечно. Я жду не дождусь встречи со всей твоей семьей. У тебя ведь есть брат и сестра?

— Верно. И еще кое-кто. На Рождество я узнал, что у меня есть брат-близнец. Его зовут Слэйд.

— Чудесно! Он в Денвере?

— Нет, он живет в Монтане с женой, ее сыном и дочерью, но я не знаю, смогут ли они приехать к нам на свадьбу. Ранчо требует постоянной заботы. Но встреча с ними — лишь дело времени.

Внезапно на лице Ив отразилось беспокойство.

— Ты собираешься рассказать семье о причине нашей свадьбы? Они удивятся такой поспешной…

— Моя семья принимает не так уж много участия в моей жизни, а я — в их. — Каждый раз при мысли о родителях, которые разлучили его с братом, гнев вскипал в душе Хантера. Кто знает, пройдет ли когда-нибудь эта обида… — Но я могу рассказать правду Слэйду, если это не смутит тебя.

Ив зарделась и опустила глаза.

— И он станет гадать, что же я за женщина.

Чужое мнение всегда было важно для Эмори Раскина и его дочери. С тех пор ничего не изменилось. Хантер протянул руку, скользнул пальцами по щеке Ив и приподнял ее подбородок.

— Чтобы спасти наследство, тебе нужен муж. Чтобы создать семью, мне нужна жена. Слэйд и Эмили не осудят нас, а остальным знать не обязательно.

Когда Хантер коснулся ее, в серых глазах Ив сверкнуло желание, которое эхом отозвалось в его теле. Однако чувство самозащиты велело ему не торопиться — ведь Ив еще может передумать.

Она завела прядь волос за ухо и встала.

— Пойду распаковывать вещи.

Хантер тоже поднялся.

— Позволь провести тебя по дому и все показать. Я поднимаюсь рано, но тебе незачем лишать себя сна. Я позвоню, как только выясню насчет церкви и приема.

— Хантер, не надо утруждать себя.

— Все в порядке. Пошли в комнату для гостей.

Гостевая комната Хантера была оформлена в приятных зеленых и бежевых тонах, там стояли двуспальная кровать, шкаф, тумбочка, при комнате была и отдельная ванная. В квартире были еще маленькая столовая, кухня, гимнастический зал и кабинет. Хантер показал Ив свою комнату, и у нее потеплело на душе при мысли о том, что она могла бы делить ее с Хантером.

Ив повесила свои вещи в шкаф и с сожалением констатировала, что по-прежнему продолжает нервничать.

Хантер был вежлив, почти дружелюбен, а когда он поцеловал се, на Ив нахлынули чувства — забытые и новые. Под настоящим браком Хантер подразумевает общую постель, но она-то, Ив, нечто гораздо большее. Да, ей нужно сохранить свое наследство, но к Хантеру она пришла, потому что…

Потому что все еще неравнодушна к нему? Потому что хочет, чтобы он простил ее? Потому что мечтает воскресить любовь?

Конечно же, она согласилась на условия Хантера не только из-за наследства, но и чтобы спасти свои мечты. Она не сразу поняла, что Хантер — самый что ни на есть мужчина ее грез. А может, поняла и осознала, что ее мечты идут вразрез с намерениями отца.

Пять лет назад Хантер был дерзким и своевольным, он посылал окружающий мир к черту, если этот мир мешал ему получать то, чего он хотел. Ив никогда не была такой. Хантер знал, когда следует рискнуть, а она испугалась. И вот теперь она ставит свою жизнь на карту, а он сдержан, как никогда.

Не она ли причина его холодности?

И, словно это произошло только вчера, Ив вспомнила, как позвонила во Флоренцию через полтора месяца после того, как Хантер покинул Саванну. Ее сердце снова наполнилось горечью и болью…

Прозвучал всего один гудок, и Ив услышала ответ.

«Алло», — раздался мягкий, с хрипотцой женский голос.

Ив сделала глубокий вдох:

«Я хотела бы поговорить с Хантером Коулберном».

«Очень сожалею, — сказала женщина, — но он сейчас в душе. Что ему передать?»

Ив представила себе, что именно происходит в гостиничном номере. Хантер так легко нашел ей замену, так легко забыл о ней, что у нее не возникло сомнений в том, как поступить дальше.

«Нет, ничего», — ответила она и повесила трубку с твердой решимостью воспитать своего ребенка самостоятельно.

А через две недели у нее произошел выкидыш… но к тому времени она уже рассказала отцу о беременности и увидела в его глазах глубочайшее разочарование.

Этот роман навсегда изменил ее взаимоотношения с отцом.

Пытаясь загнать боль обратно, в прошлое, Ив поставила сумку в шкаф и открыла чемодан, лежавший на кровати; она запихнула в него всего понемножку, не зная, что может понадобиться. Взяв белье, она выдвинула верхний ящик тумбочки, чтобы положить его туда.

Но тут что-то попалось ей на глаза. Ив вытащила из ящика красную шелковую ночную рубашку. От нее все еще исходил крепкий запах духов. Очевидно, этот предмет одежды забыла последняя гостья Хантера. Какая? Та блондинка, что была с ним на фотографии? Или кто-то другой?

Какую жизнь ведет Хантер? Он богат. Много путешествует. Может заполучить любую понравившуюся ему женщину. Но будет ли он верен жене? Правда, он говорил, что хочет завести семью, а это как-никак предполагает определенные обязательства и духовную связь супругов. Им непременно надо обсудить это, но не сегодня…

Об этом они поговорят завтра.

Дом Морганов в пригороде Денвера представлял собой современный двухэтажный особняк, с одной стороны окаймленный живой изгородью. Хантер позвонил Ив днем и спросил, не хочет ли она заехать к его родителям после того, как они взглянут на церковь по соседству, где будет происходить церемония.

Ив просто влюбилась в эту маленькую церковь, как только они ступили внутрь. Все в ней было исполнено тихого благоговения, и священник поприветствовал их очень тепло, сказав Хантеру, что испытывает глубокое уважение к его родителям и ценит их добровольную помощь в церкви. Какими окажутся Марта и Джон Морган? — гадала Ив, когда они с Хантером вошли в дом его родителей. Как-то Хантер признался: мысль о том, что он вырос не в собственной семье, продолжает мучить его. Ив хотелось узнать, насколько повинны в этом его приемные родители.

Марта Морган оказалась невысокой пухлой женщиной с широкой улыбкой. Она так же широко распахнула Ив свои объятия.

— Мы так рады, что вы смогли выбраться к нам пообедать. Когда Хантер позвонил и сообщил свою новость, мы были несколько… ошарашены.

Джон Морган протянул Ив руку, его карие глаза изучали девушку с любопытством.

— Очень приятно познакомиться, моя дорогая. Добро пожаловать в семью.

Глядя на родителей Хантера, Ив чувствовала, что они — люди искренние.

— Спасибо за приглашение. Мы уже побывали в церкви, там просто изумительно.

Марта взяла Ив под руку и потянула на кухню.

— Давайте, милочка, расскажите мне, как вы представляете себе свадьбу, а я пока накрою на стол. Если Хантер настаивает, чтобы церемония состоялась во вторник, у нас остается не так уж много времени.

Ив бросила через плечо взгляд на будущего мужа.

— А Хантер?..

Он небрежно пожал плечами.

— Мама знает, что делает. Что бы вы ни придумали, мне это понравится.

Они прошли через столовую — там стоял кленовый стол, стулья и огромный буфет — в уютную кухню, оформленную в красно-белых тонах.

— Хантер сказал, что собирается пригласить коллег и друзей, — сказала Марта.

— Совершенно верно. Он арендовал банкетный зал в гостинице «Роки Ридж».

— Это лучший отель в Денвере, — заметила миссис Морган и указала Ив на высокий табурет у кухонной стойки.

— Вам помочь?

Марта кинула на Ив одобрительный взгляд.

— Если хочешь. Овощи для салата — в пакете, тарелки — наверху, в буфете. Прием организует отель, — продолжала Марта, — может, мы с тобой пойдем завтра в цветочный салон, а потом выберем свадебный торт? — Она проверила овощи, тушившиеся в духовке, и снова повернулась к Ив. — Или ты предпочитаешь устроить все сама?

— Нет-нет, я буду рада вашей помощи. А если у вас найдется время, мы вместе выберем подвенечное платье.

Глаза Марты увлажнились.

— Это честь для меня. Свадьбу Ларри по большей части организовали его жена и ее родители, а Джолин еще неизвестно когда выйдет замуж, если такое вообще случится — уж очень много времени она отдает своему рекламному агентству.

Марта вынула из духовки горячую кастрюльку и поставила ее на нагретую подставку.

— Хантер сказал, что твои родители умерли, причем отец — совсем недавно. Сожалею.

— Да, в последнее время у него повысилось давление, но удар случился совершенно неожиданно.

— Хантер говорил, что у тебя нет родных и некому присматривать за домом, поэтому придется его продать, — продолжала Марта с искренним участием.

Ив кивнула.

— Поэтому мы и отправляемся в Саванну на следующей неделе.

В глазах Марты появилось внимательное и немного лукавое выражение.

— А как вы встретились? Он ничего нам не рассказывал.

— Это произошло пять лет назад, когда он работал на моего отца в Саванне.

— Тогда получается, что эта свадьба — не такое уж неожиданное событие.

Не зная в точности, что на это ответить, Ив взяла блюдо с салатом.

— Отнести его на стол? — спросила она.

Марта бросила на нее испытующий взгляд.

— Да, пожалуйста. И зови мужчин.

Марта принесла дымящиеся тарелки с мясом, картофелем и овощами, и в столовой воцарилась тишина. Наконец мать Хантера прервала молчание, обратившись к сыну:

— Ты звонил Слэйду?

— Да, конечно. Но они с Эмили не успеют приехать.

— Жаль, — пробормотал Джон, и они с Хантером обменялись взглядами, смысл которых Ив не поняла.

Пытаясь поддержать разговор, она заметила:

— Хантер сказал, что они со Слэйдом встретились совсем недавно.

Повисла неловкая пауза, и на помощь снова пришла Марта:

— Да, Слэйд поместил объявление в газете, мы ответили, и он связался с Хантером.

Ив бросила взгляд на жениха.

— Ты отправился в Монтану или же Слэйд приехал сюда?

— Слэйд приехал сюда.

— Хантер перепугал нас до смерти, когда в январе вернулся из Англии, — сообщил Джон. — Взлетные дорожки тогда обледенели, его самолет съехал в сторону, и Хантер попал в больницу с сотрясением мозга и сломанной ногой. Он вам не рассказывал?

— Нет! — потрясенно выдохнула Ив.

— Мы позвонили Слэйду, и он приехал в больницу, как раз когда Хантер пришел в себя.

Что-то происходило между Морганами и Хантером, чего Ив не могла уловить. Но она чувствовала царившее за столом напряжение. Да и Джон явно рассказал гораздо меньше, чем мог бы. Возможно, со временем она сумеет лучше понять мужчину, за которого собирается замуж. И еще ей нужно выяснить, нет ли в его жизни другой женщины, прежде чем дело зайдет слишком далеко.

Вспомнив просьбу Джолин, Хантер решил поговорить с отцом, пока Марта и Ив были заняты на кухне. Он сел на диван в гостиной, напротив кресла-качалки отца, и спросил:

— Ну что, ты уже готов к уходу с работы?

Джон покачал головой.

— Пока еще не совсем.

Хантер понял, что деликатность тут не поможет, и решил взять быка за рога:

— Джолин говорит, что ты плохо чувствуешь себя последнее время.

— Она напрасно беспокоится. У меня все в порядке.

— А ты хорошо спишь, хорошо питаешься?

Отец задумчиво посмотрел на Хантера.

— Понимаешь, по мере того как близится отставка и надо будет передать дела в руки Ларри, я обдумываю все свои поступки. Так что иногда случается и не поспать ночь.

— Но чувствуешь ты себя нормально?

— Два месяца назад я прошел осмотр — все в порядке. Так что пусть Джолин и сама не волнуется, и тебя не заводит.

Секунду оба молчали, потом Джон сказал:

— Хантер, я чувствую, что с тех пор, как ты узнал о Слэйде, между мной, тобой и твоей матерью не все гладко.

Вообще-то родители объяснили Хантеру, что именно произошло много лет назад. Они никак не могли завести ребенка и стали подумывать об усыновлении. Обратились в приют, прошли соответствующие тесты. В приюте им сказали, что у них есть два восьмимесячных близнеца. Джон и Марта решили взять мальчиков, но тут произошло сразу несколько событий. Слэйд подхватил пневмонию, и его поместили в больницу. Джон получил предложение от работодателя из Монтаны и решил, что эту возможность нельзя упускать. А Марта узнала, что беременна. Нужно было переезжать, а лечение Слэйда пока что не давало положительных результатов.

В приюте сказали, что пока они не могут позволить Морганам усыновить Слэйда. Поскольку к тому времени Марта и Джон вышли за рамки семейного бюджета и к тому же ожидали собственного ребенка, они решили усыновить одного Хантера. Их заверили, что подберут Слэйду хорошую семью, и скоро Морганы выбросили его из головы и принялись строить новую семью и новую жизнь в Аризоне.

Хантер понимал их, но лишь частично: до конца оправдать то, что они разделили близнецов, он не смог.

Впрочем, Хантер по-прежнему уважал Джона Моргана и был благодарен своим приемным родителям, подарившим ему семью.

— Кто старое помянет…

В карих глазах Джона светилась озабоченность.

— Мне бы хотелось так думать, но каждый раз, когда ты смотришь на меня, я понимаю, что это неправда. Теперь ты сам женишься, и я надеюсь, поймешь, что после свадьбы многое меняется.

Хантер сомневался, что правильно понял Джона, но его собственная жизнь стала замкнутым кругом, состоящим из работы, поездок и женщин, чьи имена он не мог вспомнить после недельной разлуки.

Он был готов к переменам.

* * *

Было почти одиннадцать, когда Ив и Хантер вернулись в пентхаус.

— Собираешься лечь спать? — спросила она, направляясь за ним в гостиную.

Он остановился и окинул ее внимательным взглядом.

— У тебя есть другие предложения?

С недавних пор Ив поняла, что Хантер — единственный мужчина, способный вогнать ее в краску.

— Может, поговорим?

— Мы и так весь вечер только этим и занимались, — заметил Хантер.

— Кстати, твои родители мне очень понравились.

— Похоже, это взаимно.

Ив секунду колебалась, прежде чем задать вопрос.

— Мне показалось, между вами… что-то не так?

Хантер нахмурился.

— Наши отношения всегда были сложными.

— Твоя мама сказала, что тебя окрестили Хантером Коулберном Морганом, но, когда тебе исполнился двадцать один год, ты отбросил имя Морган. Почему?

— Потому что мое настоящее имя — Коулберн.

— Хантер, они же воспитали тебя…

— Послушай, Ив, — начал закипать он, — мои отношения с родителями, с Ларри и Джолин никогда не были простыми. Если бы мама и папа знали, что у них будет свой ребенок, им бы в голову не пришло взять чужого.

— Но, так или иначе, тебя-то они усыновили.

— Да, усыновили. Потому что чувствовали себя обязанными сделать это. Ларри очень старался, чтобы я этого не забывал. Не забывал, что именно он — их сын, их настоящий сын.

В глазах Хантера было столько боли, что Ив поняла: существовало иное объяснение тому, что Хантер ощущал себя чужим в собственной семье. Как жаль, что ей неизвестна истинная причина.

— Прости, я не хотела вмешиваться.

— Правда? — голос Хантера был полон скрытого сарказма.

— Я просто хотела понять, почему ты… такой, какой ты есть.

Хантер подошел ближе.

— Полагаю, нам еще многое предстоит узнать друг о друге.

Весь вечер между ними чувствовалось напряжение и вместе с тем магнетизм, проявляющийся во взгляде, случайном прикосновении. У Морганов, когда они после обеда сидели на диване, сердце Ив бешено стучало, оттого что Хантер был рядом, и только усилием воли ей удавалось не потерять нить разговора. И теперь в его голубых глазах появился серебристый блеск, который о многом говорил Ив.

— Хантер, собственно, я хотела поговорить не об этом.

Его рука скользнула ей на затылок, и Ив задрожала.

— Может, нам лучше помолчать? — прошептал Хантер.

Ив знала, что у него на уме, но еще один поцелуй мог привести к постели. А она должна была кое-что выяснить.

— Хантер, у тебя роман с другой женщиной?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Лицо Хантера стало непроницаемым.

— А почему ты спросила об этом?

— Я нашла кое-что в спальне… ночную рубашку.

— Понятно… Нет, у меня ни с кем нет романа.

Пять лет назад Хантер казался Ив более открытым, более общительным. Не ее ли вина в том, что он изменился? Или она придавала их короткой связи слишком большое значение? И все же, если ей предстоит вступить с ним в брак, она имеет право кое-что знать.

— Во вторник мы дадим друг другу клятвы. Мне надо знать, что это значит для тебя.

Глаза Хантера потемнели. Интересно, о чем он сейчас думает?

— Я отношусь к этому браку серьезно, — ответил он.

Его слова звучали убедительно, и Ив испытала облегчение, но ей нужна была уверенность не только в этом. Хотя о какой уверенности можно говорить при браке по расчету? Им нужно время снова узнать друг друга… Чтобы положить начало сближению, Ив решила прежде всего поменять предмет разговора.

— Расскажи мне о той катастрофе.

В его глазах мелькнул огонек удивления.

— Может, выпьем чего-нибудь, пока будем беседовать? — предложил он.

Они прошли на кухню, Хантер открыл холодильник.

— У меня тут не густо. Содовую или апельсиновый сок?

— Сок. Наверное, стоит заехать в магазин и купить овощей и всего прочего.

Хантер приподнял бровь.

— Ты собираешься готовить?

— Я умею.

Он вытащил пакет сока и уставился на Ив.

— Разве ваша экономка не занималась кухней?

— Когда папа уезжал по делам, я отпускала ее, так что вполне могу позаботиться о себе.

— Ты изменилась, — констатировал Хантер, доставая из буфета стаканы.

— Просто стала взрослой.

Их взгляды встретились; в воздухе витали воспоминания. Ив первая отвела глаза и села за маленький стол.

— Ты серьезно пострадал тогда?

Хантер налил ей сок и сел напротив.

— Я мало что помню. Я тогда почти месяц провел в Англии и в канун Рождества позвонил Слэйду. Сказал, что скоро вернусь в Штаты и собираюсь провести неделю-другую в Монтане.

— Представляю, какое это потрясение — найти близнеца. — Ив улыбнулась. — И к тому же чудесный рождественский подарок.

Хантер улыбнулся в ответ. Она помнила его улыбку, от которой начинали дрожать колени.

— Странно, — раздумчиво произнес Хантер. — Мы были незнакомы, и все же… — Он помолчал. — Между нами существовала некая связь. А в первый раз… мы тогда толком и не поговорили.

— А потом? — подсказала Ив.

Ей нравилось, каким теплым становится взгляд Хантера, когда он говорит о брате.

— Самолет садился в Денвере. Шел снег. Я забыл пристегнуть ремень безопасности. А в следующую секунду понял, что мы несемся в сторону от посадочной полосы. Меня выбросило из кресла. Похоже, я отключился, прежде чем почувствовал боль в сломанной ноге.

— Твой отец сказал, что еще было серьезное сотрясение мозга.

— Я лежал без сознания несколько дней, и врачи, судя по всему, боялись, что я уже не очнусь. — Хантер помолчал, вспоминая. — Помню, что услышал голос Слэйда и что-то во мне потянулось на звук этого голоса. Я слышал, как он говорит: «Нельзя так просто сдаться теперь, когда мы нашли друг друга». Каким-то образом мне удалось открыть глаза, и я увидел брата.

— Он вытащил тебя, — потрясенно прошептала Ив.

— Да, вытащил. И я всегда буду благодарен ему за это.

— Слэйд оставался в Денвере, пока ты не выздоровел?

— Нет, ему надо было помогать Эмили на ранчо. К тому же у нее только что родился ребенок. — Хантер вздохнул. — Вообще-то оказалось, что жизнь Слэйда совсем не похожа на мою, но позже мы выяснили, что не так уж сильно отличаемся друг от друга.

— Похоже, брат успел хорошо узнать брата.

— Мы провели вместе не слишком много времени. Я ездил в Монтану на его свадьбу и пробыл там около недели. С тех пор мы постоянно перезваниваемся, но ощущение такое, словно он находится в соседней комнате.

— Должно быть, здорово так крепко привязаться к брату или сестре, — мечтательно заметила Ив. — Я всегда жалела, что расту одна. Зато у тебя теперь есть сестра и два брата.

Но Хантер, допив свой сок, встал, явно не испытывая особой охоты обсуждать вырастившую его семью.

— У меня завтрашний день целиком расписан, я хочу разделаться со всеми делами, прежде чем мы уедем в Саванну. Но если у тебя возникнут какие-то проблемы с приготовлениями — позвони.

— Не волнуйся, твоя мама согласилась помочь мне с цветами, тортом и свадебным платьем.

Хантер задумался.

— У меня есть клиентка, которая занимается дизайном свадебных нарядов. Я мог бы связаться с ней.

— Спасибо, но мне хочется пройтись по магазинам. К тому же так я лучше узнаю твою маму.

Ив тоже встала и поставила стакан в раковину. Хантер поднял глаза. Казалось, он что-то искал в ее взгляде. Рука Ив коснулась его руки, она ощутила жар его кожи. На секунду оба застыли.

Но Хантер тут же отстранился, разрушив чары.

— Мне бы хотелось завтра вечером поехать посмотреть дома. Из предложений агента я выбрал примерно десяток.

— Всё за один вечер? — удивленно улыбнулась Ив.

— В том случае, конечно, если первая же попытка не окажется удачной. Может, у тебя есть особые пожелания? Тогда можем сразу отказаться от каких-то вариантов.

— Нет у меня никаких пожеланий.

— Это относится к дому или к браку? — испытующе посмотрел на нее Хантер.

— Полагаю, в любом выборе можно ошибиться, — мягко ответила Ив.

Под пристальным взглядом его голубых глаз она ощутила волну сладких предвкушений — о каких, собственно, пожеланиях идет речь? Хантер медленно наклонил голову, словно давая им обоим время решить, хотят ли они того, что должно сейчас произойти. Ив не шевельнулась, боясь, что Хантер не поцелует ее, боясь, что он откажется от затеи с женитьбой. Наверное, им нужен этот поцелуй, чтобы убедиться: они поступают правильно.

Когда их губы встретились, мгновенно вспыхнуло и желание. Хантер разомкнул ее губы, заставив Ив прильнуть к нему, но тотчас отстранился.

— Спокойной ночи, — сказал он хриплым голосом и вышел из кухни, оставив Ив гадать, сможет ли она когда-нибудь понять мужчину, за которого собирается выйти замуж.

— Ив, какая прелесть!

Ив стояла на возвышении в примерочной и смотрела на свое отражение в зеркале. Она внимательно разглядывала подвенечное платье: вырез в форме сердечка, короткие рукава, расшитые стеклярусом, заниженную линию талии, широкую атласную юбку.

— Мне очень нравится, но…

— Что не так? — мягко поинтересовалась Марта.

Этим утром они выбрали цветы, распорядились насчет торта и пообедали. Марта нравилась Ив все больше и больше.

— У нас будет скромная свадьба, так, может, стоит купить платье… попроще?

— Но замуж-то выходишь только раз, по крайней мере, так положено.

— Я не собираюсь выходить замуж во второй раз.

Будущая свекровь улыбнулась.

— Тогда, моя милая, полагаю, тебе стоит купить то, что нравится.

Ив рассмеялась и, повернувшись, снова осмотрела платье. Воплощение мечты!

— Ладно, согласна.

Ив выбрала фату, и Марта принялась расстегивать крохотные пуговицы на спинке платья.

— Я так вам благодарна за то, что помогли мне. Если бы… — Ив замолчала. — Если бы мама была со мной. Мне очень ее не хватает.

Марта помогла Ив выбраться из платья.

— Я тебя понимаю. Моя мама тоже умерла несколько лет назад. Правда, мы жили далеко друг от друга, но я знала, что есть человек, всегда готовый прийти на помощь. — Она повесила платье на плечики. — Мне кажется, Хантер очень тяжело переживал раннюю смерть своих родителей.

Ив сняла с крючка изумрудно-зеленое платье и, застегивая его, спросила:

— Но вы ведь его усыновили совсем малышом, верно?

— Да, ему было всего восемь месяцев. — На лице Марты отразилась душевная боль. — Но Хантер всегда держался немного особняком. Я прочитала много книг об усыновлении и узнала, что некоторые дети так никогда по-настоящему и не становятся членами семьи. Правда, мы с Джоном тоже небезупречны. Много лет мы тщетно пытались завести детей и наконец решились на усыновление. Мы были так счастливы, когда узнали, что есть близнецы. Теперь, оглядываясь назад… как знать… может, мы поступили неправильно.

Ив хотелось узнать побольше, но при этом не быть особо навязчивой.

— Вы усыновили только Хантера, а Слэйда оставили? — уточнила она.

— Да.

И Марта рассказала о том, что Ив уже было известно.

— Вы так и не сказали Хантеру, что у него есть брат-близнец?

— Нет, хотя теперь я понимаю, что надо было сказать. Объяснить, и как можно раньше, почему мы поступили так, а не иначе. Но в тот же год родился Ларри, потом Джолин. Наша жизнь наполнилась заботами и радостями, и мы убеждали себя, что сделали для своей семьи все возможное. Конечно, ситуация могла бы сложиться иначе, будь у Ларри другой характер. Или, если уж на то пошло, будь другой характер у Хантера.

Ив не совсем поняла, что хотела сказать Марта, и потому ждала объяснений.

— Мы не знали, — продолжала та, — следует ли рассказать Хантеру, что он — приемный сын. Тридцать два года назад все материалы об усыновлении были опечатаны, да и вообще этот факт часто утаивали от ребенка.

— Сколько же лет было Хантеру, когда вы сказали ему?

— Шесть. К тому времени возникли проблемы с Ларри. Он хотел быть центром внимания и не желал делить его с Хантером. Джолин была совсем маленькой, и я более всего заботилась о ней. Когда мы объяснили Хантеру, что такое усыновление и как он стал нашим сыном, он спросил, очень по-взрослому: «Но Ларри и Джолин ваши настоящие дети? А я нет, так?»

Ив могла только гадать, какие чувства охватили тогда маленького Хантера.

— Мы пытались убедить его, что это неправда, он тоже наш ребенок, — вздохнула Марта. — Но Ларри не упускал случая указать Хантеру на разницу между ними. — Она покачала головой. — Так продолжается до сих пор. При этом Хантер порой усматривал в нашем отношении к нему то, чего на самом деле не было. К примеру, Ларри увлекался баскетболом и футболом. Его матчи проходили по вечерам, и мы с Джоном всегда старались попасть на них. Хантер же занимался бегом, но эти соревнования устраивались сразу после школы, так что мы на них не поспевали. А потом у Джолин начались занятия по хореографии… — Выражение лица Марты было печальным и взволнованным. — Не знаю, Ив… Иногда я оглядываюсь назад и думаю, что была Хантеру не такой уж хорошей матерью. На Джоне тоже лежит часть вины. А когда в жизни Хантера появился Слэйд, его неприязнь к нам только усилилась: ведь мы разлучили его с братом.

Ив поняла, что Марта впервые говорит об этом, что ей хочется излить душу.

— Но вы же любили Хантера… и продолжаете его любить.

— О да, все так, и мы надеемся, что когда-нибудь он поймет это.

После секундной паузы Ив заметила:

— Спасибо, что рассказали мне об этом.

— Спасибо, что спросила. Значит, наш сын действительно тебе небезразличен.

И еще как! Если бы тогда, пять лет назад, она не была так напугана силой собственного чувства, если бы не потеряла ребенка…

Но теперь не время думать об этом, а тем более рассказывать Хантеру.

Она подождет до свадьбы, а потом… потом они начнут вместе строить свое будущее.

Позже, тем же вечером, они подъезжали к четвертому дому из составленного Хантером списка. Было уже почти совсем темно, дом освещался прожектором, стоявшим перед ним на лужайке.

Этот дом как-то сразу приглянулся Ив. Кирпичный, с ломаной остроконечной крышей; над входной дверью — полукруглое окошко.

— Очень оригинальный, — вполголоса пробормотала Ив.

Хантер посмотрел на нее — выражение его лица скрывала темнота.

— Ты мало что сказала о первых трех.

— Ты тоже, но какое-то мнение у тебя сложилось?

— Да. У первого двор слишком мал. Во втором мне не понравилась планировка, третий — дом как дом, ничего особенного. А вот этот…

Хантер открыл дверцу машины и предложил Ив руку. Как приятно ощутить его большую ладонь, тепло его пальцев… но Хантер почти сразу отпустил ее.

Как только агент открыла дверь, Ив поняла, что дом ей по душе. Сводчатый вестибюль, столь же эффектный холл. Слегка приподнятый над полом камин, облицованный белым кирпичом, так и манил к себе. Короткий коридор вел в кабинет. Налево располагались просторная гостиная и столовая.

Затем они прошли на кухню с гранитными столешницами, осмотрели вымощенный плитняком внутренний дворик, гараж на две машины и прачечную. На втором этаже размещались просторная комната с ванной и еще две спальни.

У агента зазвонил телефон, и она оставила клиентов одних.

— Ну как тебе? — спросил Хантер.

— Мне очень нравится, — честно призналась Ив. — Дом выглядит новым, но при этом, из-за гардин и драпировок, кажется таким уютным… обжитым.

— Прежние владельцы прожили здесь всего год. Они сами построили его, но потом муж получил назначение в другой штат. И цена, между прочим, вполне подходящая.

— Мне он кажется просто безупречным. А тебе? Может, немного великоват?

— Великоват? Совсем нет. Ведь мы же собираемся завести семью.

Мысль о ребятишках, которыми скоро может заполниться этот милый дом, доставила Ив радость. Она снова оглядела комнату и в алькове возле окна представила кровать, а в ней — себя и Хантера… Возбуждение огненной струйкой пробежало по жилам. Обернувшись, она увидела, что Хантер внимательно наблюдает за ней.

— Мне правда нравится этот дом, Хантер. По-моему, нам и нашим детям будет здесь хорошо.

Они смотрели друг на друга, и взаимное влечение словно заставило пустой дом вибрировать. Немного испуганная и смущенная, Ив растерялась, не зная, что еще сказать или сделать, и поэтому поделилась первым, что пришло в голову:

— Я сегодня выбрала свадебное платье. Боюсь, не слишком ли оно… вычурное, но твоя мама с этим не согласна. Я знаю, у нас будет скромная свадьба…

— Ив, у тебя прекрасный вкус, — слегка улыбнулся Хантер, — и я уверен: что бы ты ни выбрала, мне это понравится. Кстати, завтра нам надо заехать в суд и получить брачный сертификат, и я снял номер в отеле. Я ничего не упустил?

У Ив голова шла кругом от того, как стремительно меняется ее жизнь. Невероятно! Меньше чем через неделю она выходит замуж за человека, о котором мечтала все эти годы.

— Нет, ты подумал обо всем.

— Может, нам стоит скрепить наше решение насчет дома? — многозначительно заметил Хантер.

— Рукопожатием?

Ив таяла в предвкушении поцелуя, утопая в серебристом блеске его глаз.

— Мне кажется, есть способ получше.

Он привлек Ив в свои объятия, и новая жизнь, которую они собирались начать, перестала пугать ее. А когда губы Хантера коснулись Ив, она встала на цыпочки и обвила его шею руками. Искра страсти разгорелась в ней с неведомой доселе силой. Хантер был ее первым мужчиной, но он даже не догадывался, какой поток чувств захлестнул Ив той единственной ночью, что они провели вместе.

И теперь страстное желание, которое Ив сдерживала целых пять лет, прорвалось наружу.

Она ответила на поцелуй Хантера, и по его телу пробежала дрожь. Как удавалось этой женщине вызывать в нем такое отчаянное желание? Одного поцелуя было недостаточно, и Хантер отбросил сдержанность, сжигаемый огнем страсти.

Одной рукой он обхватил ее голову, а другой принялся расстегивать платье. Один вид Ив и даже мысль о ней всегда возбуждали его. Хантер расстегнул застежку ее бюстгальтера. Ив задохнулась от волнения, а он осыпал нежные округлости ее грудей дразнящими поцелуями. Она запустила пальцы в его волосы, и Хантер отстранился, чтобы внимательно посмотреть на нее. Щеки Ив окрасились нежным румянцем, губы алели, как розы, глаза сияли и сверкали страстью, которую он разбудил в ней.

Хантер провел пальцем по ее щеке.

— О, Ив, мы чудно поладим с тобой, просто чудно.

Он хотел, чтобы она ждала свадьбы с нетерпением, чтобы трепетала при одной мысли о ней, чтобы ее мучил тот же голод, что и его. Если он может привязать ее к себе с помощью страсти — что ж, почему бы не воспользоваться этим?

Хантер взял лицо Ив в свои ладони и так страстно стал целовать ее, что скоро понял: еще немного, и он не сможет остановиться.

Когда он оторвался от ее губ, она разочарованно простонала и посмотрела на него затуманенными и немного удивленными глазами.

— Хантер…

— Я думаю, мы еще успеем опробовать нашу спальню. Ты не забыла? Мы здесь не одни.

Ив покраснела. О боже, как можно настолько потерять ощущение реальности! Она смущенно посмотрела на свое расстегнутое платье и бюстгальтер и зарделась еще ярче.

— Да, конечно, ты прав.

Хантер заметил, как дрожали пальцы Ив, пока она приводила свою одежду в порядок. Когда она наконец нерешительно взглянула на него, Хантер, пытаясь скрыть свое желание, спросил как можно более непринужденно:

— Так как насчет дома — мы договорились?

Ив нервно провела рукой по волосам.

— Если ты не против.

И тут Хантер понял, что не может позволить Ив узнать, как отчаянно она нужна ему. Ведь однажды он уже испытал, каково это — предлагать и быть отвергнутым.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Ив глотнула шампанского, и пузырьки защекотали ей ноздри. Был канун ее свадьбы с Хантером, и Марта пригласила их, чтобы Ив смогла поближе познакомиться с будущей семьей. Пока что разговор ограничивался пустяками: транспортные пробки, погода… Хантер, облаченный в синий пиджак, слаксы и белую рубашку, небрежно присел на подлокотник кресла, в котором устроилась Ив. Его присутствие волновало ее, и вместе с тем рядом с ним она чувствовала себя увереннее. Напротив нее на диване сидели Ларри Морган, его жена Мидж и Джолин. Джон под каким-то предлогом вышел, а Марта отправилась на кухню последить за ужином.

Ларри Морган, оказался довольно приятным мужчиной: у него были светлые, гладко зачесанные назад волосы, карие глаза. Жена его, довольно высокая блондинка, имела обыкновение бурно жестикулировать во время разговора.

По контрасту с ними у хрупкой, изящной Джолин были темно-каштановые волосы отца и широко расставленные темные глаза матери. Она то и дело застенчиво улыбалась Ив.

Все усердно искали тему для разговора.

— Эта свадьба свалилась как гром среди ясного неба, — заметил Ларри, не обращаясь ни к кому в отдельности.

Хантер пожал плечами.

— У нас не было причин затягивать дело.

Ларри прищурил глаза.

— Всего пару недель назад газетчики застукали тебя с какой-то блондинкой. А вы, Ив, тогда были в Джорджии?

Ив и сама частенько вспоминала о той женщине.

— Да, я была в Джорджии.

Хантер небрежно положил руку ей на плечо.

— Фотограф поймал нас после делового обеда. Это Барбара Келлог, моя клиентка.

— Понятно.

Тон Ларри был полон скрытого сарказма.

Джолин подалась вперед.

— Мама и папа сказали, что вы приобрели дом и завтра получите документы на него. Где он находится?

Хантер объяснил и отпил шампанского.

— Прекрасный район, — заметила Джолин.

— Мне кажется, вы частенько будете оставаться там одна, — обратился Ларри к Ив. — Я был удивлен, узнав, что Хантер нашел спутницу, которая согласна мириться с его задержками на работе и частыми отлучками.

Ив выпрямилась, в ней вспыхнула воинственная искра. Зная многое о характере Ларри, она тем не менее намеревалась вести себя с ним без предвзятости, однако его реплики сильно осложняли задачу.

— Вы заблуждаетесь, — любезно ответила она. — Если Хантер задержится на работе, это даст нам лишний повод для полуночного ужина при свечах. А что касается поездок… Что ж, я получу потрясающую возможность посмотреть мир вместе с мужем.

Хантер, правда, ни разу не заикнулся о том, что будет брать ее с собой в деловые поездки, но сейчас это было неважно.

— Мне тоже ужасно хотелось бы побывать где-нибудь, — подхватила Мидж. — А Ларри все время занят то работой, то футболом.

Ее муж нахмурился.

— Я же обещал тебе, что мы поедем в Европу.

— Правда?

— Ты, должно быть, не услышала, — мягко заметил Ларри.

На лице Мидж отразилась искренняя радость.

— Если ты серьезно, мне нужно заглянуть в турагентство и просмотреть проспекты. Кстати, Хантер объездил почти весь свет. Уверена, он может порекомендовать нам что-нибудь.

Прежде чем Хантер успел ответить, Ларри переменил тему:

— Если вы завтра собираетесь получить бумаги на дом, то увидите друг друга до свадьбы. А это плохая примета.

— Мы не суеверны, — твердо заявил Хантер.

Тут подал голос его пейджер.

— Это Слэйд. Я перезвоню ему с кухни.

— А что с твоим мобильным? — насмешливо поинтересовался Ларри.

— Он в машине, — спокойно ответил Хантер. — Я не хотел, чтобы нам сегодня мешали.

И он вышел из комнаты.

— Итак… вы с Юга, — заметила Мидж.

Ларри тут же подхватил:

— Если судить по Ив, южане по-прежнему неотразимо очаровательны.

И он послал Ив улыбку, которая должна была изображать расположение.

— Благодарю, но я убеждена, что южанки ничем не отличаются от прочих женщин.

— Сомневаюсь, — возразил Ларри. — Я знаю не так уж много женщин, которые мирились бы с тем, что их мужья ведут дела разных красоток.

Интересно, подумала Ив, Ларри родился таким или ему приходится прилагать усилия, чтобы отталкивать от себя людей?

— Полагаю, вся штука в том, чтобы не считать клиенток Хантера соперницами, — сказала она. — Я буду его женой, Ларри, следовательно, женщиной, к которой он всякий раз будет возвращаться после работы.

Ларри, казалось, был несколько сбит с толку. Он не ожидал столь решительного отпора.

— Ив! — раздался с кухни голос Хантера. — Подойди, пожалуйста, на минутку.

Обрадованная, что их прервали, Ив встала, извинилась и вышла на кухню.

Хантер вручил ей телефон:

— Это Слэйд. Он хочет поздороваться с тобой.

Ив взяла трубку.

— Алло?

— Ив, это Слэйд Коулберн, — раздался голос, удивительно похожий на голос Хантера. — Я просто хотел сказать, что мы с Эмили, Марк и Аманда ужасно сожалеем, что не сможем приехать к вам на свадьбу.

— Мне тоже очень жаль. Хантер так высоко ценит вас.

Слэйд рассмеялся.

— Очень мило с вашей стороны сказать мне об этом. Мы все такого же высокого мнения о нем. Но ваша свадьба настолько неожиданна…

— Это верно, — ответила Ив и задумалась, успел ли Хантер сообщить брату истинные причины грядущего бракосочетания.

— Мы хотели бы приехать к вам в гости, как только вы вернетесь из Саванны и обживетесь на новом месте. Судя по всему, мы сумеем выкроить недельку-другую. Конечно, если вы не против. Нам не хотелось бы оказаться досадной обузой. В конце концов, мы можем остановиться в мотеле.

— Ни в коем случае, — решительно возразила Ив. — Мы с удовольствием примем вас у себя. — Ив действительно очень хотелось взглянуть на брата Хантера. — Мы позвоним вам, как только вернемся из Джорджии.

— Хорошо, будем с нетерпением ждать встречи. А теперь с вами хочет поговорить Эмили.

Хантер наблюдал за Ив. Она разговаривала со Слэйдом и Эмили так естественно, словно знала их всю жизнь. Впрочем, брат и его жена были очень приятными людьми.

Они вернулись в гостиную, и ужин прошел вполне непринужденно. Ив сидела рядом с Джолин и расспрашивала ее о работе. Сестра Хантера отвечала живо и увлеченно. Было видно, что она души не чает в своем деле. Ларри не упускал случая задеть Хантера, но тот оставался невозмутимым. Видимо, привык к этому.

После десерта Джон Морган поднялся из-за стола и обратился к Ив и Хантеру:

— Нам хотелось бы, чтобы вы знали: мы счастливы, что завтра состоится ваша свадьба. Мы думали, что бы такое выбрать в качестве свадебного подарка, и сошлись на довольно нестандартном решении. — Он протянул им маленький ключ. — Сейчас увидите, что именно он открывает. Ларри, ты не поможешь мне внести его в гостиную?

Хантер зажал ключ в ладони. Ив склонилась к нему и прошептала:

— Ты не знаешь, о чем идет речь?

Он повернулся так, что его губы почти коснулись ее виска, и покачал головой:

— Понятия не имею.

Тут Джон и Ларри внесли в гостиную ларец из кедрового дерева.

— Какая красота!

Ив подошла поближе и опустилась на колени. Темно-вишневая поверхность была покрыта резьбой. Ларри за спиной Ив подошел к Хантеру и тихо сказал ему:

— Когда я женился, они тоже предложили мне его, но Мидж хотела новую мебель, и родители подарили нам деньги.

Ив обернулась и взглянула на Хантера. Но тот был не только опытным адвокатом, но и дипломатом, поэтому лицо его оставалось бесстрастным.

Зато Джона замечание сына, казалось, смутило.

— Мы подумали, что вам с Хантером ларец понравится. Я знаю, что Хантер неравнодушен к антиквариату, а Ив рассказывала Марте, что бережет мебель, доставшуюся ей от матери. Наверняка в новом доме найдется место для него, а потом вы передадите его своим детям. Но если ларец вам не по вкусу…

— Ничего подобного, — перебил отца Хантер и провел рукой по крышке ларца. — Мы поставим его в нашей спальне.

Вряд ли кто-то заметил это, но Ив уловила в голосе Хантера едва сдерживаемое волнение. Он передал ей ключ. Ив открыла ларец, и ее окутал запах дорогого дерева. Она заглянула внутрь: на дне лежал конверт с их именами.

Открыв конверт, Ив прочитала свадебное поздравление, и слезы навернулись на глаза. Она передала открытку Хантеру и тихо сказала:

— Спасибо…

— Пожалуйста, моя дорогая, — ответила Марта. — А насчет ларца не беспокойтесь. Когда надумаете, тогда и заберете.

Пока они ехали в пентхаус, Хантер молчал, и Ив гадала, что за мысли обуревают его. У нее самой голова шла кругом. Но дома ей вдруг захотелось поговорить о его семье.

— Мне кажется, Ларри не стоит доверять, — заметила она.

Хантер странно посмотрел на нее и скинул пиджак.

— Я никогда не понимал его и никогда не пойму. — Он сменил тему: — У нас завтра трудный и длинный день, и по мне — пора ложиться спать. Если у тебя есть какие-то опасения насчет встречи с женихом до свадьбы, то можешь и не ездить завтра подписывать бумаги. Я позабочусь обо всем сам.

Ив не верила в приметы, но ее насторожил тон Хантера.

— Разве мое присутствие не требуется?

— Нет, все документы оформлены на мое имя.

Подобное заявление застало Ив врасплох, но она тут же поняла истинный смысл слов Хантера.

— Ты хочешь сказать, что дом — твой?

— Да.

И внезапно Ив вспомнила его фразу: «Твое наследство и твои деньги».

— Значит, у нас будет раздельное имущество?

Хантер не отрывал от нее взгляда.

— Я подумал, что так оно лучше. Если по какой-то причине у нас не свяжется, то хоть от одной проблемы мы будем избавлены.

Не свяжется. Не свяжется.

Ив заметила в глазах Хантера нечто, чего, как ни странно, не видела раньше. Он не доверяет ей. Он не верит, что она действительно станет его женой и не сбежит от него после свадьбы. Значит, чувства, которые Хантер когда-то испытывал к ней, умерли в его душе. Тогда почему он женится? Просто чтобы завести семью? Но без доверия семью не создать. Есть ли будущее у брака, построенного лишь на расчете и страсти? Ей очень хотелось узнать, что он на самом деле думает о ней.

— Тебе виднее, — проговорила она.

— Мне еще надо будет заглянуть в офис, — сказал Хантер. — Я переоденусь прямо там.

— Значит, увидимся в церкви.

Хантер молчал несколько секунд, потом сказал:

— Хорошо. Если я понадоблюсь, дай мне знать. Когда прислать за тобой лимузин?

— Около половины шестого. Я оденусь в церкви.

— Ладно. Встретимся у алтаря в семь.

Он все еще не отрывал от Ив пристального взгляда, и ей хотелось, чтобы он подошел ближе, чтобы привлек в свои объятия.

Но Хантер не двигался.

И тогда Ив пробормотала «спокойной ночи» и, выскользнув из гостиной, направилась к себе в комнату. Слезы щипали ей глаза, но она сердито заморгала, пытаясь остановить их. Эту свадьбу затеяла она, и теперь оставалось только надеяться на лучшее.

Когда заиграл орган и в проходе между скамьями появилась Ив, у Хантера перехватило дыхание. Она была самой прекрасной женщиной в мире. Но он не мог сказать ей об этом. Ему многое приходилось скрывать. Пять лет назад он открыл Ив свое сердце. Предложил любимой изменить всю свою жизнь.

А она оттолкнула его. Она отступилась от него тогда и может повторить это снова. Однажды она проснется и решит, что эта внезапная свадьба была самой большой ошибкой в ее жизни, что Денвер — самый отвратительный город в мире, что свое будущее она видит совсем иным.

Был только один способ попробовать удержать ее. Если Ив забеременеет, они вместе займутся воспитанием ребенка. Ничего не может быть крепче такой связи. Ив очень одинока, и ей нужен кто-то, кому она сама будет необходима.

Ив сделала шаг вперед, и звуки органа взмыли ввысь. Потом музыка смолкла, Хантер взял Ив под руку, и они повернулись к священнику. И пока последние лучи солнца лились сквозь цветные стекла витражей, они обменялись клятвами и кольцами.

Когда же в конце церемонии священник сказал: «Теперь можете поцеловать невесту», Хантер приподнял фату, обнял Ив и… Он хотел, чтобы поцелуй был легким, сладким, нежным, но страсть пронзила его подобно удару молнии. Ив ответила так, словно это был самый важный поцелуй в ее жизни, и внезапно гости разразились аплодисментами.

Они приняли поздравления и поехали на прием в пятизвездочном отеле. Все прошло без сучка, без задоринки. Ив была любезна с друзьями Хантера, и под звон бокалов с шампанским вечер пролетел очень быстро. Марта и Джон обняли молодоженов и сказали, что будут ждать встречи после возвращения из Саванны. Потом Ив и Хантер отправились в номер для новобрачных.

Поскольку завтра рано утром они вылетали в Саванну, чемоданы были собраны, и Ив не знала, что делать дальше. Она машинально наблюдала, как Хантер снимает смокинг и разматывает широкий атласный пояс. Словно почувствовав этот взгляд, он подошел к Ив.

— Завтра нам рано вылетать. Пожалуй, пора в постель.

В постель. Вместе с мужем. Окончательно закрепить и подтвердить клятвы, данные этим вечером.

— Хорошо.

Ив принялась снимать фату и запуталась. Хантер отцепил непослушный крючок и спросил охрипшим голосом:

— Тебе помочь с платьем?

Ив знала: от ее ответа зависит, что произойдет дальше. По ее тону Хантер поймет, хочет она отдаться ему или нет.

— Да, пожалуйста. Ты не мог бы расстегнуть пуговицы сзади?

Лазурь его глаз своей глубиной и таинственностью напоминала воды океана. Ив хотелось бы понять, что там. Может, не только желание?

— Повернись, — велел Хантер.

Он принялся расстегивать платье, его пальцы обжигали. Ив задрожала. Хантер расстегнул третью пуговицу… четвертую… а потом его губы скользнули по ее шее, и дыхание Ив пресеклось. Он осыпал ее затылок поцелуями, а Ив все было мало.

Наконец платье упало на пол, образовав у ее ног пышное белоснежное облачко. Ив повернулась, и Хантер, сжав ее в объятиях, прильнул к ее рту с пылом, которого она даже не могла себе представить. Потом он подхватил жену на руки и понес в постель.

Он положил Ив на подушки и принялся расстегивать пуговицы на своей рубашке. Она стала помогать ему. Когда ее ладони коснулись груди Хантера, он с шумом втянул воздух, и Ив ощутила, как забилось его сердце. Они смотрели друг другу в глаза, долго, внимательно, и Ив показалось, что она прочла во взгляде Хантера жажду не только телесной, но и просто человеческой близости.

Они помогли друг другу избавиться от одежды, и тогда Хантер окинул ее голодным взглядом, провел рукой по волосам и выдохнул:

— Ты такая красивая.

— Ты тоже, — прошептала Ив.

Она хотела дать понять мужу, что не боится ответить ему равной страстью, равным пылом. Хантер был ее первым и единственным мужчиной, но сейчас неподходящее время для подобных откровений. Тонкую ниточку, хрупкую связь, возникшую между ними, может порвать, разрушить любое неловкое движение, любое неосторожное слово.

— Я не хочу торопить тебя, Ив. Если ты не готова…

— Я хочу быть твоей женой… по-настоящему… я готова.

И тогда он склонился к ней и стал целовать с такой властностью, что все внутри Ив откликнулось на его призыв. Она ласкала спину Хантера, наслаждаясь его физическим совершенством. Она помнила это чувство… Как часто она грезила о том, чтобы однажды снова испытать его… и внезапно поняла — почему.

Она все это время продолжала любить Хантера Коулберна.

Это было как озарение, как вспышка молнии. А что, если Хантер безразличен к ней? Если не может простить ее ошибку пятилетней давности? Что, если он навсегда останется для нее чужим человеком?

Но сейчас он не был чужим. В его глазах полыхало желание, и Ив, словно загипнотизированная, не могла оторвать взгляда от Хантера. А он ласкал ее до тех пор, пока Ив не задрожала от сладкой муки.

Его прикосновения сделали и ее более смелой. Она коснулась груди Хантера, потом ее рука скользнула ниже. Он застонал и хриплым от страсти голосом произнес:

— Ив, я так долго не выдержу, и если ты не хочешь торопиться…

— А если я хочу поторопиться? — с лукавой застенчивостью спросила она.

Хантер внимательно посмотрел на нее.

— Я хочу, чтобы тебе было приятно.

— Мне будет приятно, — уверила его Ив.

— О чем ты думаешь? — спросил он.

— О том, что хочу доставить тебе удовольствие.

— Ты доставляешь мне огромное удовольствие, — ответил Хантер и добавил с грубоватой и такой возбуждающей откровенностью: — Я хочу тебя.

— Я тоже хочу тебя, — прошептала Ив.

И тогда они слились воедино, и Ив начала взбираться на вершину, которой однажды уже достигла. Наслаждение, эротическое удовольствие накатывали на нее волна за волной, а потом Ив услышала, как Хантер произнес ее имя с таким глубоким чувством, что слезы полились из ее глаза.

И мир взорвался вокруг них.

Как отдать ему сердце, зная, что Хантер может разбить его? Ведь семья для него важнее, чем она, Ив.

И что он скажет, когда узнает, что они потеряли ребенка?

Но ответы на эти вопросы она будет искать завтра.

А этой ночью она просто хочет быть с ним и верить, что он хочет быть с ней.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Ида Кларк, последние десять лет выполнявшая в доме Эмори Раскина обязанности домоправительницы, открыла дверь, прежде чем Ив успела достать собственный ключ. Она крепко стиснула Ив в объятиях, потом отстранилась и внимательно осмотрела ее.

— Неужели ты успела выйти замуж?

На прошлой неделе Ив позвонила Иде и предупредила ее, что дом будет продан, когда они с Хантером приедут в Саванну, а заодно рассказала и о своем замужестве.

— Так уж получилось. — Ив сделала шаг назад, к Хантеру. — Ты помнишь мистера Коулберна?

— Конечно, — медленно проговорила Ида. — Он любит черный кофе.

Хантер рассмеялся и протянул ей руку.

— У вас прекрасная память.

— Такая уж у меня работа, — заметила Ида, отвечая на его рукопожатие. Потом взглянула на Ив и поправилась: — Была. Гаррисоны сказали, что я могу начинать у них, как только вы тут все закончите.

— А ты уверена, что тебе у них понравится? — озабоченно спросила Ив.

— Совершенно уверена. Они прекрасная пара. У них целая куча внуков, которые то и дело наезжают в гости, так что работы хватит. Но я… — она замолчала. — Я буду скучать по тебе и по твоему отцу.

Что-то сжалось в горле у Ив, и она постаралась сдержать набежавшие слезы.

— Я тоже буду скучать по тебе. — И, немного успокоившись, сказала: — Мы собираемся вынести вещи из моей комнаты… Кстати, мы ждем Дугласа Крайтона на ужин.

Ида кивнула.

— Мистер Крайтон звонил утром и предупредил, что приедет к восьми.

— Спасибо, Ида. Мы с Хантером должны решить, какую мебель отправить в Денвер, но паковаться начнем только утром.

Через несколько минут Ив и Хантер поднялись по широкой лестнице на второй этаж. Ив жалела, что чувство близости, которое возникло между ними прошлой ночью, куда-то пропало. В те полные страсти мгновения ей казалось, что их сердца и души соприкоснулись, а когда она проснулась утром, прильнув к мужу, у нее появилась надежда, что это ощущение родства наполнит всю их дальнейшую жизнь. Но Хантер наградил ее дивным поцелуем, а потом отстранился, вылез из постели и отправился в душ.

Ив очень хотелось знать, о чем думает ее муж. Значила ли прошлая ночь для него то же, что для нее. Но Хантер замкнулся, и она не могла ничего ни понять, ни почувствовать.

Пока Ив поднималась по лестнице, она вспоминала, как в детстве бегала по ней, опечаленная или радостная, одна или с друзьями, собираясь ложиться спать или идя навстречу новому дню. Она провела под этой крышей всю жизнь, и будет скучать, ужасно скучать. Конечно, не только по самому дому. Здесь с каждым диваном, с каждым ковриком, с каждым запахом, каждой картиной на стене связано так много воспоминаний! Дома со временем приобретают индивидуальность, и Ив казалось, что родной дом словно обнимает ее, как только что это сделала Ида.

Они вошли в комнату Ив, и взгляд Хантера скользнул по белой кровати, застеленной бело-синим полосатым покрывалом в розочках, по розовому ковру, по креслу, обтянутому бледно-голубым бархатом, и книжным полкам, уставленным потрепанными книгами и всякими детскими безделушками.

— Все как и тогда, — заметил он.

Именно здесь они предались любви в тот, первый раз. У отца Ив на вечер была назначена встреча, а Ида получила выходной. Ив и Хантер собирались поужинать и сходить в театр, но желание захватило обоих, и у них не нашлось сил противиться ему.

Хантер поставил чемоданы и отправился за оставшимися, а Ив прошла по коридору и открыла дверь в комнату отца.

С того дня, как умер Эмори Раскин, здесь ничего не трогали. Ив так и не смогла заставить себя убрать его халат в шкаф или отодвинуть тапочки от кровати. Но теперь у нее не было выбора. Ив не успела даже подумать, как вдруг оказалась в темно-вишневом кожаном кресле отца, прижимая его халат к лицу. Он все еще хранил запах своего владельца и слабый аромат его одеколона. В этом халате отец читал ей сказки. В этом халате он смотрел, как Ив на Рождество выставляет угощение для Санты — печенье и молоко. Он был в этом халате, когда умерла мама и они с Ив сидели, обнявшись, и рыдали.

Ив не сознавала, что плачет, пока в комнате не появился Хантер. Он опустился рядом с ней на колени и взял ее руки в свои.

— Я знаю, как тебе не хватает его, — тихо сказал он.

Ив только кивнула, а слезы так и лились у нее из глаз.

Хантер поднялся, притянул ее к себе, крепко обнял и прижался губами к ее виску. Она начала всхлипывать, и он принялся гладить ее по волосам, по спине, стараясь успокоить.

— Все в порядке, — пробормотала Ив. — Все будет нормально.

Она надеялась, что тоска со временем немного утихнет, но сейчас горе безраздельно овладело ею.

Хантер подвел Ив к кровати и сел рядом с ней.

— Расскажи мне, что ты помнишь об отце.

На Ив буквально нахлынули воспоминания.

— Помню его трубку и запах вишневого табака. Помню, как он сидит в своем кабинете и внимательно изучает все детали сделок. Помню его любимый синий в полоску костюм. Он всегда говорил, что это его счастливый костюм, и надевал его на встречу с новым клиентом или партнером. Помню, он любил вишни и бифштекс с кровью… и сидеть у ручья за домом и просто смотреть, как вода струится между камней. Пока была жива мама, они часто сидели там вдвоем. — Ив подняла глаза на мужа. — Я так боюсь, что забуду подробности… всякие мелочи, да и важные вещи тоже.

— Не забудешь, — сказал Хантер.

— Мне так хочется в это верить.

Какое-то время они сидели молча, потом Ив произнесла:

— Я помню, каким он был сильным, как всегда стремился защитить меня. Мне это нравилось, и все-таки я противилась его опеке.

Снова повисла пауза, которую на этот раз прервал Хантер:

— А все-таки почему ты не вышла замуж за того человека, которого выбрал для тебя отец?

Ив понимала, что на лжи брак не построишь. Значит, настала пора рассказать Хантеру о ее беременности. Она вынула платок из кармана брюк и высморкалась, обдумывая, с чего начать.

— Я хотела кое-что рассказать тебе, но все не находила подходящего случая. — Ив стиснула руки на коленях и посмотрела на Хантера. — Через шесть недель после того, как ты уехал из Саванны, я обнаружила, что беременна.

— От кого же?

— От тебя. Ты был у меня первым. Но через пару недель произошел выкидыш.

Хантер был не просто потрясен — он был совершенно ошарашен, но при этом ни на йоту не поверил Ив, и его голубые глаза оставались холодными как лед.

Он встал, подошел к окну и выглянул наружу, словно желая найти там нужный ответ или же просто стараясь справиться со своими эмоциями. Но, когда он повернулся к Ив, выражение его лица было таким же суровым, как и прежде.

— Почему ты не сказала мне, что беременна? Если бы ты это сделала, может быть, беда и не случилась бы.

Ив не ожидала от Хантера столь резкой реакции. Отвечая на его обвинение, она заявила:

— Я пыталась связаться с тобой, но у тебя уже была другая женщина.

— Ты лжешь. У меня никого не было несколько месяцев после отъезда.

Наверное, ему не хочется признаваться, что он затащил другую женщину в постель так скоро, но все же придется.

— Я позвонила тебе в гостиницу во Флоренции, и мне ответила женщина. Дело было к ночи, так что я поняла… — Ив замолчала, распрямила плечи и внутренне собралась. Гордость удержала ее от дальнейших объяснений — и от того, чтобы умолять Хантера поверить ей. У него был взгляд человека, которого предали. — Хантер, конечно, я была в растерянности, обнаружив, что беременна, но знай: я хотела этого ребенка.

Он шарил взглядом по ее лицу, стараясь доискаться правды. Напряжение между ними возрастало, пока Хантер не спросил:

— А ты можешь иметь еще детей или ты меня обманула и в этом?

Неужели он полагает, будто она обманула его, чтобы получить свое наследство? Видимо, да. Несомненно, Хантер не доверяет ей. А способен ли он вообще доверять кому бы то ни было? Женитьба была нужна ему, чтобы завести ребенка. Теперь это окончательно стало очевидно.

— Прежде чем приехать в Денвер, — произнесла Ив ледяным тоном, — я прошла полное обследование, и ничто не помешает мне снова забеременеть.

— Кто-нибудь может подтвердить это?

На Ив внезапно накатила волна усталости.

— Да, может. Если хочешь, позвони доктору Робертсу.

Хантер провел рукой по волосам и взглянул на Ив словно на совершенно незнакомого ему человека.

— Я имел право знать об этом несчастье. И тебе следовало рассказать мне о нем до свадебной церемонии.

А что произошло бы тогда, пять лет назад, если бы она попыталась связаться с ним после выкидыша? — думала Ив. Решилась бы она покинуть отчий дом? Поняла бы, что с Хантером она будет счастлива и на краю света? Кто знает… Но в одном он прав: ей следовало открыться ему до свадьбы, потому что теперь он не поверит ни единому ее слову. Придется заново завоевывать его доверие.

— Прости, Хантер. Конечно, надо было сказать тебе об этом раньше, но все произошло так быстро…

— Это не оправдание, Ив.

Не оправдание, верно. Ив мечтала, чтобы между ними возникла хоть какая-то близость, а теперь неизвестно, возможна ли она вообще.

Хантер направился к дверям.

— Я переоденусь и пробегусь. Вернусь к ужину.

Он ушел, и у Ив возникло ощущение, что она снова потеряла его навсегда.

Когда они после ужина пили кофе, Дуглас Крайтон обратился к Ив:

— Что ж, я вижу, ты исполнила условие, которое поставил в завещании твой отец.

Весь ужин они поддерживали вежливую беседу, Хантер и Дуглас обсуждали громкие процессы, о которых писали в прессе. Муж едва удостаивал Ив взглядом, и она не знала, куда себя деть. Если раньше он был просто сдержан, то теперь возвел вокруг себя неприступную стену. Но Дуглас словно бы не замечал, что между ними происходит что-то неладное.

— Значит, мы можем вывезти отсюда часть мебели? — уточнила Ив.

— О да. Копии вашего брачного свидетельства будет достаточно, чтобы утрясти формальности. Я понимаю, что вы хотите переехать в новый дом как можно скорее. Правда, мы все здесь, в Саванне, будем скучать по тебе, Ив. Да ты и сама об этом знаешь.

— Спасибо на добром слове. Я тоже буду скучать.

— Если бы ты оставила дом за собой, то могла бы приезжать сюда погостить.

— Это непрактично, Дуглас.

— Иногда практичное решение не самое лучшее, — мудро заметил Крайтон.

Они стали сравнивать достоинства недвижимости в Денвере и Саванне, потом Дуглас взглянул на часы.

— О боже. Почти десять. Мне пора. Как-никак это ваш медовый месяц, — добавил он с многозначительной усмешкой.

Ив взглянула на Хантера, но тот допивал кофе и не заметил этого.

Ив проводила Дугласа до дверей. Перед уходом он сказал ей:

— Знаешь, я ничуть не удивился, когда ты позвонила мне и сообщила, что выходишь замуж за Хантера Коулберна. Именно на это и рассчитывал твой отец.

— Он этого ожидал?

— Да, и теперь, надеюсь, ты сообразишь, почему Эмори поставил тебе такое условие.

И тут Ив словно озарило. Она внезапно поняла отца. Она влюбилась в Хантера чуть ли не в тот момент, как увидела его. Они вместе ходили гулять, но к концу первой недели пребывания Хантера в Саванне отец предостерег Ив: ей не следует увлекаться начинающим адвокатом, который не уверен в своем будущем. В сотый раз он напомнил: ей надлежит выйти замуж за человека их круга и одарить отца внуками, у которых будет не только достойное происхождение, но и безоблачное будущее. Непреклонный, как всегда, Эмори заявил дочери, что она должна связать свою судьбу с Джерри Ливингстоном, а вовсе не с Хантером Коулберном.

Тем вечером она вышла из кабинета отца в полном смятении. До Ив дошло: отец хочет, чтобы она развлекала своего спутника, но никак не влюблялась в него. Эмори Раскин не сомневался, что дочь подчинится и последует его совету.

Возможно, он понял, что ошибался, после ее печально закончившейся беременности. Или в последующие годы, когда Ив только и делала, что работала и спала. Как бы то ни было, Эмори рассчитывал, что условие завещания поможет его дочери обрести счастье.

Сердце Ив переполнилось любовью к отцу. Она обняла Дугласа на прощание и закрыла дверь.

Вернувшись в столовую, она не нашла там Хантера. Ида снимала скатерть со стола.

— Мистер Коулберн сказал, что пойдет на прогулку. Полагаю, он вышел с черного хода.

Ив хотела было отправиться за ним, но не знала, каким образом вернуть его доверие. Неужели у него не было романа во Флоренции? Может, она ошиблась? Ясно одно: Хантер не верит, что она в самом деле пыталась связаться с ним.

Она сама всё испортила. И теперь надо придумать, как исправить положение и спасти их брак.

Хантер уже давно перешел на бег трусцой — чувства его были так взбудоражены, что обычный шаг казался слишком медленным. Грудь сдавило, но не от физической нагрузки, а при мысли о том, что он потерял ребенка. Он почти стал отцом. Почти.

После разговора с Ив у Хантера появилось ощущение, что ему в сердце вонзили кинжал. Чего он совсем не мог понять, так это зачем Ив лгала, уверяя, будто пыталась связаться с ним. Уехав из Саванны, он несколько месяцев не встречался с женщинами. Может, она хотела оправдаться в собственных глазах? Или полагала, что он поверит ей?

Впереди показался дом Раскинов, и Хантер замедлил шаг.

Беременность. Ребенок. Выкидыш.

А хотела ли она этого ребенка на самом деле? Разве мать-одиночка — а именно в такой ситуации оказалась Ив — не стала бы мысленно молить о выкидыше… или вообще о чем-то таком, что позволит ей вернуться к прежней жизни?

Хантер потряс головой, пытаясь привести в порядок мысли и чувства. Одно он знал наверняка. Ночью он не сможет лечь в одну постель с Ив. Да, он хотел ее в самом примитивном смысле слова, и сознание этого выводило его из себя, но сегодня не тот случай.

Сначала ему надо разобраться в ситуации.

На следующее утро, проснувшись, Ив поняла, что провела эту ночь одна. Она прождала Хантера до трех, потом вертелась с боку на бок и только перед рассветом забылась тревожным сном.

Она подбежала к шкафу и увидела, что одежда мужа на месте. Что ж, он хотя бы никуда не уехал.

Ив быстро приняла душ, надела красные шорты, белую футболку и сандалии и сбежала вниз в поисках мужа. Она обнаружила его на затянутой сеткой веранде, с чашкой кофе в руках. Хантер любовался магнолиями.

Ив не знала, с чего начать, но было ясно: им необходимо обсудить то, что произошло вчера.

— Ты так и не пришел ко мне ночью, — заметила она.

Хантер кинул на нее быстрый взгляд и снова уставился на деревья.

— Я спал в одной из гостевых комнат.

Ив приблизилась к нему и коснулась рукой его руки.

— Прости, Хантер.

Он наконец повернулся к ней.

— Что ж теперь говорить? Ты забеременела и ничего мне не сказала. Ты потеряла ребенка и тоже ничего мне не сказала.

Ив смешалась:

— После того как это случилось… мне показалось, что нет никакого смысла говорить об этом, — прошептала она.

— Ив, я потерял ребенка. Я заслуживал того, чтобы узнать об этом.

Она видела боль в глазах мужа, слышала муку в его голосе, и у нее появилось ощущение, что ее сердце разрывается.

— Прости, — повторила она. — У меня нет иного оправдания, кроме того, что я тогда запуталась, не знала, что делать, и искренне полагала, что теперь тебе все это неинтересно.

— Значит, ты не очень хорошо меня знала.

— А с чего бы? — резонно возразила Ив. — Мы провели вместе всего две недели.

Хантер пригладил рукой волосы, подошел к маленькому стеклянному столику и поставил на него чашку.

Ив сознавала: между ними пролегла пропасть, и если она не постарается уменьшить ее прямо сейчас, их брак может завершиться, так и не начавшись.

— Хантер, послушай, теперь мы оба знаем о том, что случилось. Может, оставим это в прошлом? Попробуем спасти наш брак?

Хантер ответил не сразу:

— Ты жила с этим пять лет. Я же узнал только вчера.

Ив снова приблизилась к нему, надеясь, что муж не оттолкнет ее.

— Хантер, я тоже потеряла ребенка. И хотя это произошло пять лет назад, я каждый день помню об этом. Каждый день думаю, на кого был бы похож этот ребенок, если бы он — или она — родился.

Хантер опустился на кушетку, Ив села рядом.

— Ты собираешься улететь обратно в Денвер?

— Я же сказал тебе, что помогу упаковать вещи. Значит, так и сделаю.

— А сегодня ты тоже будешь спать в гостевой? — робко поинтересовалась Ив.

На щеке у Хантера дернулся мускул, и он придвинулся к жене.

— Ты хочешь, чтобы у нас была семья?

Семья. Для него семья значила все, а Ив было нужно гораздо больше. Однако она ответила:

— Да, и я готова на все, лишь бы мы справились с трудностями.

— Твой отец не уточнил, сколько времени ты должна оставаться замужем? — ошеломил ее Хантер.

Она услышала подозрение в голосе мужа и намек на то, что для нее главное — наследство. Необходимо как-то разубедить его.

— Я полагаю, папа знал: если я найду себе мужа, то постараюсь, чтобы наш брак удался.

Хантер посмотрел ей прямо в глаза и не отрывал взгляда, пока Ив не почудилось, что он вывернул ей душу наизнанку. Наконец он сказал:

— Пойдем позавтракаем. У нас впереди еще целый день.

Он все еще злится на нее. Все еще пытается смириться с потерей. Надо дать ему возможность и время разобраться в своих чувствах. Она все же надеялась, что, когда это произойдет, они смогут начать все сначала.

После завтрака они начали паковать мебель и вещи, которые Ив намеревалась взять с собой в Денвер, поэтому день пролетел быстро. Они мало разговаривали и за обедом обсуждали только насущные проблемы — в какое транспортное агентство обратиться и когда мебель доставят по назначению.

После обеда Ив принялась укладывать китайский фарфор своей матери, а Хантер паковал книги Эмори Раскина. Было почти одиннадцать, когда он вошел в столовую и обнаружил, что жена запечатывает очередной ящик.

— Не пора ли ложиться в постель?

Ив надеялась, что спать они будут вместе, и поэтому ответила:

— Да, пора.

Она выключила свет, и они вместе направились в спальню. Ив чувствовала себя ужасно неловко. Хантер молча прошел в душ, оставив ее в растерянности. Вернувшись, он увидел, что Ив стоит около кровати обнаженная, а ее ночная рубашка лежит на одеяле.

Хантер откинул покрывало со словами:

— Можешь так и оставить.

Ив ощутила, как к щекам прихлынула жаркая волна. Она выключила свет и скользнула в постель.

Несколько минут они лежали не двигаясь; между их нагими телами, казалось, распростерлась пропасть шириной с Большой Каньон. Через слегка раздвинутые занавески струился лунный свет, и Ив могла видеть профиль Хантера. Его зубы были крепко сжаты. Ив нерешительно накрыла его руку своей. Хантер шевельнулся, и она замерла, испугавшись, что сейчас он оттолкнет ее, но он повернулся и потянулся к ней.

В его движениях была властность, уверенность; он всегда знал, чего хочет и что делает. Его губы нашли губы Ив. Сначала поцелуй был сдержанным, отстраненным. Но когда Ив коснулась языком губ Хантера, он застонал, сжал ее крепче. Хантер требовал от нее столь же страстного ответа.

Сдержанность Хантера смело, словно ее и не было, и он мысленно выругался, но ничего не мог с собой поделать, Ив была нужна ему, а он не хотел испытывать подобных чувств. Ни к кому. Прошлой ночью, в гостевой комнате, он проклинал свое тело за то, что оно так жаждет ее.

Эта женщина обладала какой-то невероятной силой, она переворачивала все его нутро. Хантер легко разрывал связи. Просто говорил «до свидания» и продолжал жить дальше. Он дарил удовольствие и получал удовольствие. И это его устраивало.

Но с Ив…

Его жажда была так велика, так сильна, что он почти злился на Ив. Она вышла за него замуж, чтобы получить наследство, а теперь хочет сохранить этот брак из чувства долга.

Тонкий голосок прошептал в его голове: «И она все еще может уйти».

Он привык быть один, так почему мысль о том, что Ив может покинуть его, причиняет ему такую боль?

Нет, на этот раз она никуда не уйдет. Он привяжет ее к себе страстью или детьми.

Приподнявшись на локтях, Хантер целовал ее лицо, и шею, и груди, пока Ив не начала стонать. Он поцеловал ее живот, и пальцы Ив зарылись в его волосы. А он опускался все ниже, ниже…

Она выкрикнула его имя, и Хантер принялся ласкать ее со страстью, которая не оставляла места мыслям…

Немного позже Хантер с болезненной ясностью осознал, почему ему так хотелось держать свои чувства под контролем. Он ненавидел ощущение уязвимости, незащищенности, а именно это он испытывал, когда был с Ив. Но он знает, как сдерживать себя и как спрятать свою уязвимость. И будет молиться, чтобы Ив зачала от него ребенка.

Через две недели после того, как они вернулись из Саванны, Ив и Хантер переехали в новый дом. Хотя уже была доставлена новая мебель и прибыла та, что они отобрали в Саванне, Ив все еще обставляла дом, добавляя одну мелочь за другой.

На прошлой неделе она бродила по магазинам в центре Денвера и зашла в художественную галерею. Ей предложили работу, чему Ив очень обрадовалась. Конечно, обустраивать дом весело и приятно, но она уже почти закончила с этим, так что интересное занятие очень кстати, тем более что Хантер то и дело задерживается на работе.

Они с Хантером были женаты уже полтора месяца, и жизнь их немного утряслась. Но Ив так и не смогла пробить стену, которой он оградил свое сердце. Это случалось, только когда они предавались любви. Хантер дарил ей огромное удовольствие, но этого ей было мало. Ив молилась, чтобы их брак стал настоящим союзом, а потому старалась всячески выказывать мужу свою любовь. Каждым словом, каждым взглядом, каждым прикосновением — изо дня в день. В надежде на то, что он в конце концов станет доверять ей.

И тогда она сможет сказать, как любит его… и всегда любила.

А сейчас Ив приехала в «Центр садоводства Макмиллана», пользовавшийся лучшей репутацией в городе. Она припарковалась на покрытой гравием площадке перед створками белых ворот. Отсюда в питомник вела посыпанная толченым мрамором тропинка.

Солнце ярко блестело на стеклах теплиц. Там и сям между рядами цветов, деревьев и кустарников прохаживались посетители, они беседовали друг с другом, обсуждали, что кому понравилось. Ив разглядывала привлекшую ее внимание ярко-розовую герань, когда за ее спиной раздался голос:

— Я могу вам чем-нибудь помочь?

Ив повернулась и увидела миловидную женщину лет тридцати, с медового цвета волосами. На ней были джинсы и футболка, из кармана торчали садовые перчатки.

Ив улыбнулась.

— Надеюсь, сможете. Мой муж купил дом… — Она запнулась. Горько вспоминать, что Хантер, не доверяя ей, оформил дом на свое имя. Но все-таки это их общий дом, и Ив поправилась: — Мы купили дом, и муж сказал, что сад — в полном моем ведении. Я решила добавить несколько кустов и клумб, которые цвели бы в разное время года.

Молодая женщина протянула Ив руку.

— Меня зовут Лорен Макмиллан. Я уверена, что мы поможем вам. Для начала скажите, что именно вы желаете.

Ив вынула из сумочки лист бумаги.

— Я, конечно, не художник, — смущенно призналась она, — но этот рисунок в общем-то дает представление о том, что у нас есть и что бы мне хотелось добавить.

Лорен внимательно изучила план, подняла голову и улыбнулась Ив.

— А у вас наметанный глаз и верная рука, — заметила она. — Вы, должно быть, занимались дизайном.

Ив порозовела от удовольствия.

— У меня степень по истории искусства.

— К тому же у вас отличное чувство цвета. И чудесный южный акцент. Вы здесь недавно?

— Со дня свадьбы, примерно шесть недель.

— Поздравляю, — искренне обрадовалась Лорен.

— Я все еще осваиваюсь, — призналась Ив. — Один из наших соседей узнал, что я интересуюсь садоводством, и порекомендовал мне ваш центр. Вы его, должно быть, знаете. Это мистер Олсен.

— Да, конечно. Мы разработали весь ландшафт вокруг его дома. Я сама рисовала планы.

— Правда? — удивилась Ив. — Я видела его сад — это просто чудо.

— Спасибо.

Теперь Лорен улыбнулась удовлетворенно.

Ив посмотрела на свой рисунок.

— Кроме того, что здесь отмечено, я хотела бы устроить за домом сад камней с фонтаном в центре, но толком не знаю, и с чего начать.

Лорен на секунду задумалась.

— Может, мне приехать к вам и самой осмотреть территорию? К примеру, на следующей неделе, если вас устроит.

Ив мысленно прикинула свое расписание.

— Прекрасно!

— Как насчет понедельника, часа в три? — спросила Лорен. — Обычно в это время здесь мало посетителей, и я запросто могу выбраться к вам.

— Отлично. В понедельник я работаю только до полудня.

— А где вы работаете?

— В галерее Сэндстоуна.

В глазах Лорен явно читался интерес.

— О, я бывала там. У них прекрасные картины и скульптуры. Надо будет заглянуть к вам как-нибудь на днях. — Она улыбнулась Ив и снова принялась изучать ее рисунок. Потом махнула рукой в сторону теплиц и ящиков, полных цветов. — Почему бы нам не пройтись по питомнику? Я покажу вам наш ассортимент.

Ив обрадовалась. Ей казалось, что ее жизни в последнее время не хватало упорядоченности. Она уже обустроила их с Хантером дом, а теперь приложит все усилия, чтобы сделать красивым сад. Тогда, быть может, Хантер поймет, что они строят свою новую жизнь вместе.

А там, глядишь, откроется ей и позволит любить себя.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

К концу мая установилась небывало жаркая для этого месяца погода. Хантер собрался поработать в саду. Предстояла поездка в Лос-Анджелес, но он все откладывал ее. У него возникла мысль предложить Ив провести недельку там же. Для Хантера все это было так ново… так странно — обсуждать с кем-то свои планы.

Окна на первом этаже были распахнуты — Хантер уже знал, что Ив предпочитает свежий воздух, — и легкий ветерок раздувал занавески. Свою жену он обнаружил на кухне: Ив стояла на коленях и вытирала пол. Ее щеки порозовели, прядки волос выскользнули из хвоста и мягко обрамляли лицо. На ней были бледно-розовые трикотажные шорты и топ с тонкими бретельками. Эта прелестная картина вызвала у Хантера улыбку и выброс адреналина.

Ив подняла голову.

— Я опрокинула кувшин с ледяным чаем, — сокрушенно пояснила она. — Гляди, что я наделала.

Хантер присел на корточки у ведра с мыльной водой.

— А кувшин? Если он разбился, будь поаккуратнее с осколками.

— Нет, он пластиковый. Но и без этого грязи хватает. Чай, лед, лимон… все разлетелось в разные стороны.

Ив села на пятки. Руки у нее были по локоть в мыльной пене.

— А я и не знал, — все так же улыбаясь, заметил Хантер, — что ты умеешь мыть полы.

Ив сгребла пригоршню мыльной пены и дунула в лицо Хантеру. Вокруг них взметнулись пузырьки.

— Я много чего умею.

Пузыри опустились Хантеру на нос. Тогда он опустил руку в ведро и дунул на Ив. Та в ответ зачерпнула воды и обрызгала Хантера.

— Может, это тебе стоит поучиться, как мыть полы?

Она была так невыносимо, непозволительно очаровательна, что Хантер не удержался и плеснул на неё водой. Ив надула губы.

— Только потому, что твоя ладонь больше…

Она зачерпнула обеими руками столько воды, что рубашка Хантера промокла насквозь. Скоро они уже вовсю хохотали, обливая друг друга водой. Топик прилип к ее грудям, и Хантер увидел, что на ней нет бюстгальтера.

— Мне кажется, ты забыла кое-что надеть, — заметил он с гулко бьющимся сердцем.

— Было жарко, — ответила, едва переводя дух, Ив.

Теперь они стояли друг перед другом на коленях.

— А сейчас? — спросил он.

— Сейчас мне гораздо жарче, — выдохнула Ив.

Хантер не мог противиться желанию. Он протянул руку и обвел груди Ив пальцем. Ее глаза распахнулись шире, губы разомкнулись в ожидании дальнейших ласк.

И Хантер повторил свое движение, гораздо медленнее, томительнее. Ив облизнула губы языком, и ему захотелось ощутить их вкус. Он наклонился вперед и принялся дразнить ее губы своими, в то время как его руки проникли под майку Ив и накрыли ее груди.

Ив тихо застонала и начала вытаскивать его рубашку из шорт. Хантеру понравилось, что жена становится все смелее, безрассуднее в ответных ласках. Оба не замечали, какой беспорядок устроили на полу. Хантер вообще ничего не ощущал, кроме своей тяги к Ив, жара их тел, предвкушая удовольствие, которое ожидало впереди.

Он поднялся, увлекая за собой Ив, и усадил ее на кухонный стол. В серых глазах его жены мерцало желание, и вместе с ней Хантер снова окунулся в пучину безудержных ласк, пока земля не ушла у них из-под ног и не зазвонили заоблачные колокола…

Через минуту Хантер понял, что колокола звенят не в голове, а в прихожей. Кто-то снова и снова звонил во входную дверь. Хантер уронил голову на плечо Ив и прислушался.

— Кто бы это мог быть? — пробормотал он, нежно покусывая ее за ухо. — Время он выбрал не самое удачное.

Ив хихикнула.

— Он же не знал, что тут происходит.

В дверь продолжали звонить. Хантер со вздохом отстранился от жены.

— Пойду открою, пока наш посетитель не проник в дом с черного хода.

Скользя и шлепая по расплывшимся по полу лужам, Хантер сгреб полотенце, поспешно вытерся и пошел к двери.

К своему удивлению, на пороге он обнаружил собственного отца, который внимательно осмотрел мокрые шорты Хантера, его голую грудь, босые ноги и прозорливо поинтересовался:

— Я не вовремя?

— Хм, нет… Мы просто набедокурили на кухне и делали уборку. Что случилось?

— Если ты занят…

— Да нет же, заходи. Я скажу Ив, кто пришел. Представляю, как она ринется переодеваться.

— Я, конечно, с удовольствием повидаюсь с Ив, но вообще-то я пришел поговорить с тобой.

Джон произнес это таким серьезным тоном, что Хантер забеспокоился и жестом пригласил отца в небольшую гостиную. Несколько недель назад, расспросив отца о его здоровье, Хантер перезвонил Джолин и сказал ей, что беспокоиться вроде бы не о чем. Что же теперь?..

Джон сел в обитое бархатом кресло-качалку у окна, Хантер устроился напротив. Первые же слова отца застали его врасплох.

— Мне нужна твоя помощь, Хантер, — начал тот. — Ты знаешь, что в будущем году я собираюсь в отставку и планирую передать компанию Ларри.

Джон внимательно наблюдал за лицом сына.

— Да, я знаю об этом.

— Я хотел отойти от дел потихоньку, постепенно передать их в руки Ларри. Но Ларри собирается слить наши «Товары для офиса» с сетью магазинов Отиса Фарли. Он говорит, что будущее за такого рода сделками и это единственный способ расширить нашу компанию.

Поскольку Хантер сам участвовал в слиянии и покупке фирм, он знал, что в словах Ларри содержится доля истины.

— Но тебе так не кажется? — подсказал он.

— Дело не в этом, — пояснил Джон. — Понимаешь, до меня доходили слухи о компании Отиса Фарли.

— Какие именно?

— Там якобы существуют проблемы со сбытом, даже с финансами. Мне бы хотелось, чтобы ты все это проверил.

Хантер знал, что Ларри очень не понравится подобное вмешательство.

— Ты обсуждал с Ларри эти слухи?

— Да, но он просто отмахивается от меня. Ты же знаешь, какой он твердолобый; он стремится к своей цели так упорно и безостановочно, что не замечает ничего вокруг. А я не хочу стать свидетелем того, как дело всей моей жизни разлетится вдребезги.

Уж кому-кому, а Хантеру было известно, как упорно отец создавал свою фирму, как много сил положил на то, чтобы его предприятие было успешным.

— Какие именно сведения тебе необходимы?

Джон Морган пожал плечами.

— Сам точно не знаю. Может, я просто хочу подстраховаться. Мне нужно убедиться, что компания Отиса Фарли — предприятие солидное и мы не вляпаемся в неприятности.

— Вообще-то это не совсем мой профиль, — заметил Хантер.

— Знаю, — согласился отец, — но у тебя обширные связи.

С этим не поспоришь.

— Скажи, ты только из-за этого мучаешься бессонницей?

Лицо Джона залила краска.

— Да, и сердце пошаливает тоже из-за этого. Мне не хотелось вовлекать в это дело тебя. Ларри может подумать, будто я шпионю и контролирую его.

— А если он обо всем узнает?

— Я не сомневаюсь, что в итоге так и случится. Вот тогда мы и подумаем, что делать. Мы с твоей мамой положили много сил, чтобы достигнуть своего нынешнего положения. Оставив дела, я поеду с Мартой путешествовать. Хочу показать ей места, каких она в жизни не видела. — Джон вздохнул. — Когда я просил ее руки, то пообещал, что обеспечу ей во всех смыслах безбедную жизнь.

— Ты сдержал свое слово.

— Может, и так, но мне хотелось бы, чтобы наши последние проведенные вместе годы были более спокойными… меньше работы, больше развлечений. И для начала мне надо убедиться, что Ларри отдает себе отчет в том, что именно он делает.

— Ладно, я подумаю над этим, — согласился Хантер. — Когда тебе понадобятся данные?

— Ларри собирается заключить сделку не раньше осени, так что времени достаточно… Спасибо, Хантер. Это очень важно для меня.

В этот момент в дверях появилась Ив, и Хантер был избавлен от необходимости отвечать.

Ив поприветствовала свекра широкой улыбкой.

— Здравствуйте! Может, останетесь у нас пообедать?

Джон взглянул на часы.

— Пожалуй. Марта и Джолин отправились по магазинам, а это значит, что они будут пропадать до вечера.

— Отлично. Тогда я сделаю лимонад, а потом мы поедим в патио.

— А ледяного чая больше не осталось? — поинтересовался Хантер с коварным смешком.

Он заметил, что жена переоделась и, похоже, надела бюстгальтер.

Она сморщила нос.

— В следующий раз приготовлю двойную порцию.

Хантер прикусил губу, чтобы не улыбнуться при мысли о том, чем они занимались на кухне. Ему понравилось, что у них с Ив появились общие секреты. Он почувствовал себя почти счастливым.

В понедельник днем Ив пропалывала клумбу перед домом. В последние дни она чувствовала себя очень уставшей. Возможно, свежий воздух и солнце вернут ей силы. Вообще-то это было странно. К примеру, сегодня утром, на работе, она всего лишь составляла каталоги и обслужила пару посетителей.

Вчера она попросила Хантера сходить с ней в церковь, и он согласился. После этого они взяли корзинку для пикника и отправились на ближайшее озеро покататься на лодке. Ив удалось разговорить мужа, и он рассказал ей о своих поездках, о том, что он успел повидать. Рассказал он и о ранчо Слэйда и Эмили в Монтане. А потом они вернулись домой и чуть не полночи предавались любви. Именно тогда она ощутила их безграничную близость. А при воспоминании о случившемся в субботу Ив тихо улыбалась.

Раздался шорох шин, и на подъездной дорожке появился белый грузовичок с надписью «Центр садоводства Макмиллан» на борту. Это приехала Лорен Макмиллан. На прошлой неделе, пока они осматривали питомник и теплицы, решая, какие растения миссис Коулберн хотела бы видеть в своем саду, Ив поняла, насколько мила и обаятельна Лорен. У них сразу завязались самые теплые отношения. Так что Ив была рада видеть гостью.

Лорен выбралась из грузовика и, заметив Ив, помахала ей рукой.

— Нелегкая работенка, — заметила она с улыбкой.

Ив рассмеялась.

— Хантер сказал, что я обречена вечно бороться с сорняками.

Лорен окинула сад и землю вокруг опытным взглядом.

— Может, ты хочешь начать с какого-то определенного участка?

— Да, с двора перед домом. А потом я покажу тебе патио и место, где я хотела бы устроить сад камней.

Ив прикрыла глаза рукой от яркого солнца и вопросительно взглянула на Лорен.

— Прекрасно, — сказала та, осматриваясь. — Мне нравятся эти туи. Можно добавить еще парочку скульптурно подстриженных вечнозеленых деревьев или кустарников.

Ив уже примерно представляла, каким будет ее сад. Богатая цветовая палитра, изысканные сочетания оттенков и радующая глаз свежесть ухоженных растений. Она даже точно знала, где надо посадить вечнозеленые деревца, и резво вскочила, чтобы показать это место Лорен. Но внезапно у нее закружилась голова, подкосились ноги, и она была вынуждена опуститься на землю.

Лорен поспешно устремилась к ней.

— Что с тобой?

Вот так же закружилась голова и в субботу, из-за чего она пролила чай со льдом.

— Сама не знаю. В субботу было точно так же. Может, я простудилась?

Лорен присела на корточки рядом с Ив.

— Или перегрелась на солнце. Наверное, надо выпить воды.

— Скорее всего, это от голода. В последнее время что-то есть не хочется.

Лорен, задумчиво глядя на Ив, взяла ее за локоть.

— Ну-ка, давай еще раз попробуем встать. Только медленно.

Ив, не торопясь, поднялась на ноги. Головокружение прошло, и она снова почувствовала себя нормально.

Ив сняла перчатки и, оставив инструменты, вместе с Лорен пошла в дом. Себе она налила стакан воды, Лорен — чая со льдом. Молодые женщины вышли в патио.

— Как ты? — заботливо поинтересовалась Лорен.

— Все в порядке, даже самой не верится.

Ив была слегка растерянна.

Лорен отпила чаю и осторожно заметила:

— Это, конечно, не мое дело… но… ты случайно не беременна?

Ив припомнила прошедшие две недели — и ее как молнией ударило. По утрам ее слегка тошнило, а потом весь день не было аппетита. Но поскольку в ее жизни произошло много перемен, Ив не придавала особого значения своему самочувствию. Ей казалось, что она просто устала и перенервничала. Однако стоило Лорен заикнуться о беременности…

Ив улыбнулась.

— Вполне возможно, хоть я не ожидала, что это произойдет так скоро.

— Насколько мне известно, — заметила Лорен, — и одного раза бывает достаточно.

Что-то в ее голосе заставило Ив взглянуть на собеседницу повнимательнее.

Лорен раскраснелась, и виной тому были не жара и не солнце.

— Мне не следовало ничего говорить, — пробормотала она. — Это не моего ума дело.

Ив, с ее аристократическим воспитанием, знала, что такт — основа беседы, и все же спросила:

— Ты ни с кем не встречаешься?

Лорен яростно потрясла головой, но ответила, не глядя Ив в глаза:

— Я для этого слишком занята. Работа с утра до вечера, посетители. Присесть и то некогда.

Но с чисто женской проницательностью Ив поняла, что дело не только в этом. И она попробовала еще раз:

— Слишком занята… или ждешь своего мужчину?

Лорен вздохнула.

— Мне кажется, что даже если средь бела дня я наткнусь на своего мужчину, то все равно не пойму, что это моя судьба. Однажды уже случилось так, что…

Она резко замолкла.

Ив ободряюще улыбнулась, словно не заметив ее замешательства:

— Такая привлекательная женщина, как ты, может очаровать любого мужчину.

Лорен откинулась на спинку стула.

— Спасибо, Ив.

— Может, пообедаем как-нибудь вместе? — предложила Ив, испытывая искреннюю симпатию к Лорен. — Или поужинаем. Хантер частенько задерживается на работе, и у меня полно свободного времени. Поболтаем, посекретничаем.

Лорен ответила ей такой же теплой улыбкой.

— Конечно, с удовольствием. — Она взяла в руки свою тетрадку. — Ты посиди тут, отдохни, а я набросаю схему двора перед домом и вернусь.

— Ладно, — кивнула Ив.

Лорен скрылась за углом дома, а Ив откинулась на мягкую спинку стула и произнесла молитву благодарности небесам. Может статься, что она не только беременна, но и нашла нового друга.

Ив не могла дождаться, когда расскажет об этом мужу.

Но вечером Хантер позвонил и сказал, что у него совещание и он вернется домой поздно. Ив хотела дождаться его, но так и заснула с книгой на коленях. А утром он поднялся рано и уехал, когда она еще спала. Так что Ив решила купить тест на беременность и, лишь убедившись в том, что у них будет ребенок, сообщить об этом Хантеру.

Она зашла в аптеку по пути из галереи и дома обнаружила, что ее надежды оправдались. В приподнятом настроении Ив спустилась в столовую и накрыла стол на двоих, использовав коллекционный китайский фарфор своей матери. Потом вытащила серебряные подсвечники — свадебный подарок — и вставила в розетки свечи. Еще раз окинув взглядом стол, она отправилась на кухню и достала свою любимую поваренную книгу. Сегодня нужно приготовить на ужин что-нибудь особенное.

Ив остановилась на лондонском бульоне с луковым соусом, но решила сначала приготовить десерт — лимонный торт с меренгами. А когда Хантер оценит ее кулинарные способности, она расскажет ему о своем открытии.

Лимонный торт остывал на стойке и Ив собиралась отбить мясо, когда позвонил Хантер.

— Я собираюсь попросить тебя об услуге, — начал он.

— И какой же?

— Сегодня вечером будет прием с коктейлями, и я должен там присутствовать. Приедут некоторые мои клиенты с женами. Я хотел бы, чтобы ты присоединилась ко мне.

Ив посмотрела на торт и на мясо.

— Это важно?

— Полагаю, да. Проблема еще и в том, что я не успею заехать домой. Может, встретимся на приеме? Я пошлю за тобой машину.

— Не стоит. Я доеду сама.

— Это не очень хорошая идея, — решительно возразил Хантер. — Тебе придется ехать через довольно скверную часть города. Машина приедет в семь.

— Ладно, я буду готова.

— Спасибо, Ив.

Он полагал, что она делает ему одолжение. Неужели он все еще не видит, как ей нравится быть с ним рядом? Что для него она на все готова?

Два часа спустя Ив вошла в вестибюль одного из роскошных офисных зданий в центре Денвера. Шофер поднялся вместе с ней на восьмой этаж и показал, куда идти. Пробираясь через людскую толпу в поисках мужа, Ив отметила, что здесь были сливки общества, она надеялась, что ее облик соответствует этому блестящему собранию. Наряд Ив состоял из черно-белого платья с тремя рядами оборок внизу. Она давно не надевала это платье и порадовалась, что пока еще фигура позволяет ей носить то, что хочется. Для большего эффекта Ив собрала волосы высоко на макушке, так что блестящие локоны образовали подобие короны. Хантер как-то сказал, что ему очень нравится такая прическа.

Наконец Ив увидела своего мужа. Он стоял в углу и беседовал с группой мужчин. Ив не хотелось прерывать их, но надо было как-то дать знать Хантеру, что она пришла. Кроме того, ей не терпелось поделиться с ним своими новостями.

Перед Ив возник официант и предложил ей бокал вина, но она отказалась. Снова взглянув на Хантера, Ив заметила, что к нему прильнула женщина в весьма откровенном, расшитом стеклярусом платье. Это была та самая блондинка с фотографии. Хантер склонился к ней, слушая, что она говорит, его ухо оказалось слишком близко от ее губ. С чего бы? В зале не так уж и шумно.

Несколько секунд Ив наблюдала за ними: Хантер кивнул и одарил женщину улыбкой. Блондинка в ответ захлопала ресницами, как это делает женщина, пытающаяся завлечь мужчину… что-что, а флиртовать она, похоже, умела. Плечо Хантера касалось обнаженного плеча женщины, и Ив не понравилась интимность, которая проскальзывала в этой позе.

Интересно, собирается ли Хантер оставаться верным клятвам, данным при обручении? Или он скоро устанет быть связанным с одной женщиной? Что произойдет, когда ее беременность станет явной? Когда она станет толстой и неуклюжей? Не будет ли он заглядываться на других женщин?

Внезапно множество сомнений одолело Ив, и она знала причину. Хантер никогда не делился с ней своими чувствами. Никогда не говорил, что он ощущает — радость, грусть, беспокойство. Никогда не говорил, как он к ней относится.

Но тут раздался тихий голос ее собственной совести: «А ты сама хоть раз говорила ему о своих чувствах?»

Нет, не говорила. Но зато пыталась поделиться с мужем всем, что происходило с ней за день, той радостью, с какой она планировала их сад, обустраивала дом. Ей хотелось, чтобы он понял, какой восторг и удовлетворение она испытывает, когда ложится с ним в постель. Да, она не говорила Хантеру о своей любви, потому что опасалась, что он отмахнется от ее слов, сочтет, что она говорит не всерьез. Или из чувства долга.

Тем не менее Ив вовсе не намерена была стоять и смотреть, как эта блондинка предъявляет свои права на ее мужа.

Ив сделала глубокий вдох и пошла вперед, изобразив, как она надеялась, безмятежную улыбку. Она не прильнула к Хантеру, как эта нахалка, а просто помахала ему рукой и остановилась перед ним, оказавшись в окружении его собеседников.

— Ну вот я тебя и нашла, — заметила она, и радость в ее голосе была неподдельной. — Спасибо, что прислал за мной машину. Тем более что так нам будет удобнее возвращаться домой.

Трое мужчин и блондинка задумчиво и изучающе оглядели Ив. Хантер с совершенно непроницаемым выражением лица представил их друг другу:

— Дэвид, Адам, Чарлз, Барбара. А это моя жена Ив.

— Что?

Ив сделала вид, что не заметила изумленного восклицания Барбары, и протянула руку сначала мужчинам, а потом ей. Барбара посмотрела на ее руку так, словно не знала, что с ней делать, но в конце концов ответила коротким рукопожатием.

— Очень приятно познакомиться со всеми вами, — сказала Ив.

Первым заговорил мужчина, которого Хантер называл Чарлзом.

— Я видел кольцо на пальце у Хантера, но он ни словом не обмолвился о жене. И давно вы женаты?

Ив ответила не сразу, и Хантер опередил ее:

— Около шести недель.

Ив увидела, как сузились глаза Барбары, каким убийственным стал ее взгляд. Зато мужчины улыбались ей дружелюбно и почти одобрительно.

— Пойду, поищу Мардж, — сказал Адам, — и ты представишь ей Ив. Готов спорить, она пригласит вас на ужин.

И Адам отправился на поиски жены.

— Вы обязательно должны приехать к нам как-нибудь на уик-энд, покататься на яхте, — добавил Чарлз. — Уверен, что Клаудиа тоже захочет познакомиться с Ив поближе. К сожалению, сегодня она не смогла приехать. Ей пришлось отправиться на собрание благотворительного комитета.

— У вас есть яхта? — вежливо поинтересовалась Ив, и Чарлз пустился в объяснения.

На лице Барбары все яснее проступало скучающее выражение. Взяв Хантера под руку, она предложила:

— Может, выпьем еще по бокалу вина?

Но Ив пресекла и излияния Чарлза и посягательства Барбары, заметив своему собеседнику:

— Знаете, Чарлз, мне кажется, мой муж хотел представить меня еще кому-то из своих коллег.

Уголком глаза она заметила, что Хантер освободил свою руку.

— Чарлз, Барбара, Дэвид, — поддержал он жену, — было очень приятно поболтать с вами, но я вижу, что нам машет Адам, а еще я хотел познакомить Ив с гостями.

С этими словами он подошел к жене, обнял ее за талию и повел в другой конец зала, прошептав на ухо:

— А ты хитрая.

— Прости, не поняла, — искренне удивилась она.

— Ты умница, Ив. Чарлз обожает рассказывать о своей яхте, и ты это сразу поняла.

Да, поняла. И не только это.

— А ты бывал на этой яхте? — спросила она.

Хантер нахмурился.

— Нет, не доводилось.

— Но теперь, когда выяснилось, что ты женат, он пригласит тебя?

— Похоже, что так. Адам и Мардж тоже ни разу не приглашали меня на ужин.

Ив остановилась.

— Получается, женитьба открыла для тебя возможности, которые раньше были недоступны.

Хантеру стало неловко.

— Это просто приятные последствия брака. Ты очаровательная женщина, Ив, и я знал, что это сыграет свою роль и даст кое-какие преимущества.

Преимущества.

В Ив поднялась волна необъяснимого гнева.

— Я рада, что смогла тебе пригодиться, — холодно заметила она.

— Ив… — нетерпеливо начал Хантер. Она попыталась было отойти, но он схватил ее за локоть. — Я не знаю, чем ты недовольна. Ты-то ведь вышла за меня замуж исключительно из-за своего наследства!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Выражение лица Ив подсказало Хантеру, что его реплика была совершенно неуместной, пусть даже и справедливой. Еще сильнее он уверился в этом, когда жена вырвалась и направилась к выходу.

Однако на пути ее возник Адам, который представил Ив своей супруге. Хантер тотчас присоединился к ним, волнуясь за Ив… волнуясь из-за Ив, потому что ее красота возбуждала его. Он наблюдал за ней и был захвачен ее очарованием, восхищен ее манерой держаться. Стоило ей снова появиться в его жизни, и Хантер потерял покой: то, что раньше казалось разумным, теперь утратило всякий смысл.

С ними то и дело заговаривали новые гости, и они сами вступали в разговор. Все планы Хантера на этот вечер канули в небытие. Вместо того чтобы привлекать новых клиентов — хотя у него в них не было недостатка, — Хантер обнаружил, что просто смотрит на Ив и получает от этого большое наслаждение. Она выглядела просто потрясающе и была так мила со всеми, что каждый пытался заполучить ее в свое единоличное пользование на весь вечер. Люди, с которыми Хантер при встречах только раскланивался, теперь просили его познакомить их с Ив и не могли скрыть разочарования, узнав, что Хантер ее муж.

Наконец гости начали расходиться. Хантер, найдя Чарлза, поблагодарил его за приглашение. Ив была увлечена беседой с группой женщин. Подойдя ближе, он услышал реплику одной из собеседниц:

— Вы должны вступить в наш садоводческий клуб.

Хантер собственническим жестом положил руку на талию Ив и встал рядом с ней.

— Дамы, если вы не против, я собираюсь украсть у вас свою супругу.

Жена Адама хитровато улыбнулась и заметила:

— Конечно, мы все понимаем. Ив, было очень приятно познакомиться с вами. Я позвоню вам насчет собрания клуба.

Ив подняла глаза на Хантера и улыбнулась ему, но он видел, что это вымученная улыбка.

Они попрощались с гостями, добрались до подземной стоянки и выехали на автостраду. Остановившись перед светофором, Хантер спросил:

— Тебе понравилось?

— В общем, да. Я вспомнила некоторых гостей, которые были на нашей свадьбе.

Хантер хотел бы, чтобы голос Ив звучал не так… не так… Ему показалось, что какая-то мысль не дает Ив покоя. Через секунду он выяснил, какая именно.

— Та ночная рубашка, которую я нашла в гостевой комнате… это была рубашка Барбары?

Откуда женщины узнают подобные вещи?

— А это имеет значение?

— Как сказать. Ты утверждал, что в то время, когда мы готовились к свадьбе, у тебя не было романа.

— Именно так. Мы с Барбарой встречались несколько раз — и все.

— Встречались?

Ив изучала его скептическим взглядом.

— Ив, я не совсем понимаю, к чему ты клонишь, — несколько резко ответил Хантер, — но если тебя волнуют мои прошлые пассии, то я всегда был исключительно осторожен и аккуратен. За исключением того раза, с тобой, в Саванне.

После долгой томительной паузы Ив начала теребить ремень безопасности.

— А Барбара знала, что у тебя с ней «не было никакого романа»?

— Я вообще не понимаю, чего ради мы затеяли этот разговор, — проворчал Хантер.

Он и Барбара дважды доставили друг другу удовольствие. Вот и все. Он так считал, и Барбара тоже. Она принадлежала к тому типу женщин, которые не признают привязанностей и предпочитают ни к чему не обязывающие, приятные отношения.

— Мы завели этот разговор, — ровным голосом ответила Ив, — потому что мне хотелось бы знать: пришел ли конец тем отношениям, которые связывали вас или нет.

— Я ведь женился на тебе, — как отрезал Хантер. — Значит, наша связь с Барбарой закончилась. На самом деле она закончилась еще до того, как ты приехала в Денвер.

— Но она все еще твоя клиентка? — продолжала допытываться Ив.

— Конечно. Ив, мы же взрослые люди. Я веду переговоры для ее компании. Вот и все.

Воцарилось тяжелое молчание, которое длилось до самого дома. Ив направилась на кухню, Хантер последовал за ней. Увидев торт на столе, он замер как вкопанный.

— Что это?

— Лимонный торт с меренгами, — бесцветным тоном пояснила Ив.

С кухни просматривалась столовая, и Хантер краем глаза заметил там стол, накрытый на двоих, и подсвечники со свечами.

— Что все это значит? Свечи, десерт…

— Я хотела устроить особенный ужин.

Голос Ив слегка дрогнул, а глаза были подозрительно блестящими.

— Мне надо было сообщить тебе кое-какие новости, и я хотела, чтобы все было… ну… идеально.

— Какие новости?

— Я беременна, Хантер.

Смысл ее слов не сразу дошел до него. А потом его захлестнула волна невероятной радости, и он с горячностью воскликнул:

— Правда?! Твой врач сказал, что никаких проблем не предвидится, но я…

— Мой врач? — изумленно переспросила Ив. — Когда это ты разговаривал с моим врачом?

— Перед отъездом из Саванны. Ты же сама предложила позвонить ему.

— Мне ты не поверил, — дрожащим голосом заключила Ив.

— Я должен был удостовериться. Ты же не рассказала мне о беременности, о выкидыше…

Ив молча повернулась к нему спиной и направилась к лестнице.

Хантер устремился за ней и схватил за плечо. Она обернулась, и в глазах ее Хантер увидел готовые пролиться слезы.

— Как жаль, что ты не можешь доверять мне.

Кто знает, сможет ли он когда-либо довериться Ив… Однажды он предложил поделиться с ней всем, что имел, но она отвергла его дар.

— Ив, у нас будет ребенок. Только это имеет значение.

Ив заглянула в самую глубину его глаз.

— Этот ребенок очень важен для тебя, не так ли?

— Да. У нас будет семья, Ив. Мы будем семьей.

— И для тебя нет ничего важнее, — пробормотала она.

— Нет, есть, — возразил Хантер; его голос от радости и желания стал хриплым.

Он поднял подбородок жены и увидел в ее глазах тоску, которую никогда не мог понять. Но он хотел ее, и она хотела его. И вместе они создали новую жизнь.

Хантер привлек Ив к себе и поцеловал, вложив в эту ласку всю свою благодарность. Ив ответила ему со страстным нетерпением. Хантер подхватил ее на руки и понес наверх.

Много, много времени спустя Ив проснулась в объятиях Хантера. Она лежала, прильнув к нему, положив голову ему на плечо. Ночь любви была полна нежности, хотя вечером их обуревали разные чувства: счастье и ревность, разочарование и страсть. Хантер пришел в невероятный восторг от мысли, что скоро станет отцом. И все-таки он не доверял ей. Не понимал, что она вышла за него замуж по причине гораздо более важной, нежели стремление сохранить наследство. Она любила его, но раз Хантер не доверяет ей, он не поверит, если она скажет ему об этом. Каким-то образом ей надо доказать, что он — ее жизнь.

Внезапно глубоким и хриплым голосом Хантер спросил:

— Не спишь?

— Не сплю.

— Я тут думал о приготовлениях, которые надо сделать. Может, стоит перепланировать одну из гостевых спален?

— Это было бы здорово. Я уже присмотрела очаровательные обои для детской.

Хантер погладил ее по волосам и спросил:

— Когда ты собираешься подать заявление об уходе с работы?

Ив приподняла голову.

— Хантер, ребенок родится только через восемь месяцев. Рановато еще бросать работу.

— Ив, тебе надо заботиться о своем здоровье.

Она знала, что Хантер думает о ее неудачной беременности. Она тоже размышляла об этом. Внезапно Ив охватил приступ паники. А что, если и на этот раз произойдет то же самое? Что тогда будет с их браком? Нет, надо настраиваться на лучшее, думать только о хорошем.

— Мне нравится работать в галерее, Хантер. Когда тебя подолгу не бывает, мне необходимо заниматься каким-то делом, необходимо ощущать себя нужной, полезной.

Хантер помолчал.

— Только обещай, что уйдешь, как только работа начнет утомлять тебя, — сказал он.

— Обещаю, — искренне согласилась Ив.

— Когда родится малыш, я перестану задерживаться на работе. Я хочу быть настоящим отцом.

Ив очень хотелось, чтобы Хантер и сейчас проводил с ней больше времени. Когда он был вдали, Ив начинали одолевать сомнения, сумеет ли она добиться его доверия. Частенько Ив заходила в комнату, где висели картины ее отца, и мысленно спрашивала его, правильно ли она поступила, выйдя замуж за Хантера. В такие мгновения она иногда плакала, а иногда слышала голос Эмори Раскина, который просил ее дать Хантеру еще немного времени.

Целью их брака было родить детей и обеспечить им достойное будущее. Но Хантер не понимал, что для полного и настоящего счастья детей их родители должны любить друг друга.

Главное управление «Товаров для офиса» размещалось в Авроре, пригороде Денвера. Этим утром Хантер позвонил Джону Моргану, чтобы рассказать, какие сведения он раздобыл об Отисе Фарли и его компании. Джон попросил сына лично переговорить с Ларри. Хантер не был в восторге от подобной перспективы, но отец никогда ни о чем не просил его, а эта услуга, право же, была совсем незначительной. К тому же Хантер надеялся застать Ларри врасплох, чтобы брат вынужден был выслушать информацию.

Компания Моргана располагалась в неприметном, обшитом досками здании. Хантер улыбнулся секретарю — они были знакомы — и сказал, что пришел повидать брата. Секретарь кивнула. Он пошел по коридору мимо бухгалтерии и кабинетов менеджеров и остановился у дверей Ларри.

Постучав, Хантер услышал:

— Войдите.

Стол Ларри, как, впрочем, и весь кабинет, был завален бумагами. Ларри делал заметки в блокноте у включенного компьютера. Подняв голову, он увидел Хантера и нахмурился.

— Ты пришел повидаться с папой? — поинтересовался он. — Его сегодня не будет.

— Вообще-то я к тебе.

Хантер вошел в кабинет и закрыл за собой дверь.

Ларри прищурился.

— По делу или что-то личное?

— А что, есть разница? — небрежно спросил Хантер; он изо всех сил старался не допустить, чтобы всегдашняя неприязнь помешала разговору.

— Я занят, — отрезал Ларри.

Хантер кивнул.

— Вижу.

— Не надо смотреть на меня свысока, Хантер, — предупредил его брат. — Из того, что у меня не столь шикарный, как у тебя, кабинет, вовсе не следует, что я не выполняю свою работу. Фактически я делаю даже больше.

Враждебность Ларри всегда поражала Хантера. Удивительно, но очень долго он надеялся, что однажды враждебность исчезнет. Однако теперь надежда умерла, и Хантер старался быть просто вежливым с братом.

— Я пришел не для того, чтобы сравнивать объемы нашей работы. Нам надо обсудить планируемое тобой слияние фирм.

Если раньше Ларри оборонялся, то теперь приготовился к наступлению: распрямил плечи, сжал губы. Наконец он спросил:

— Это папа просил тебя поговорить со мной?

— Он просил меня навести справки о компании Отиса Фарли.

Ларри поднялся с кресла.

— Мне очень не нравится, что и ты, и отец пытаетесь думать за меня.

Хантер спокойно заметил:

— Папа беспокоится за тебя, вот и все.

— Беспокоится? — усмехнулся Ларри. — Мне так не кажется. Он знает, что я способен управлять фирмой. Я только этим и занимался последние пять лет. А теперь я хочу расширить производство — и вот пожалуйста, он бежит к тебе.

— Я пришел сюда не для того, чтобы спорить с тобой, — повторил Хантер. — Папа попросил меня разузнать о темных делах Отиса Фарли, и я сделал это. В прошлом году Отис дважды пытался слиться с другими компаниями, и оба раза сделки прогорели.

— Такое случается, — заметил Ларри, словно это была азбучная истина.

— Да, случается. Но в прошлом году у него провалился план по выкупу акций и несколько членов правления были вынуждены подать в отставку. Мне кажется, ты связался с нестабильным предприятием.

— Да мне наплевать на то, что тебе кажется, — отрезал Ларри. — Эта сделка не имеет к тебе никакого отношения. С ней связаны мое будущее и мой успех, так что не суй туда свой нос. Ты выложил всю эту чушь отцу?

Хантер старался не сорваться и не поддаться на провокацию брата.

— Он спросил, что мне удалось узнать.

— И ты тут же изложил ему все эти мелочи, — фыркнул Ларри. — Слушай, Хантер, я не позволю тебе сорвать сделку, которая поможет мне и моей семье выйти на новый уровень. Хочешь поиграть в частного сыщика — пожалуйста. Но только копайся в делах собственных клиентов, а в мои планы не вмешивайся.

То, что Хантер узнал о компании Отиса Фарли, любого заставило бы насторожиться. Впрочем, если Ларри не желает прислушаться к его советам, что ж, ему здесь делать больше нечего.

Хантер встал, застегнул пиджак.

— Папа просил сообщить тебе о том, что мне удалось выяснить. Я так и сделал. Если ты игнорируешь тревожные сигналы, я ничего не могу с этим поделать.

Он открыл дверь и вышел из кабинета брата.

* * *

Хантер торопливо шел по коридору. Ему хотелось побыстрее выбраться из этого здания, которое многие годы напоминало ему о том, что именно Ларри, по желанию отца, унаследует фирму. Возможно, Хантер и сам в том виноват — еще подростком он намеренно отстранялся от семьи, сосредоточившись на учебе и спорте. Хантер убеждал себя, что ему наплевать, если его считают ни на что не годным. Он самостоятельно обратился в разные колледжи и однажды объявил родителям, что собирается стать юристом. А что, если вместо этого он стал бы работать бок о бок с отцом на благо семейного бизнеса?

В этом случае — почти наверняка — их с Ларри отношения стали бы еще более напряженными, соперничество превратилось бы в смертельную вражду. А это, как полагал Хантер, никому не принесло бы пользы.

Хантер покидал это здание, не добившись никакого результата, но, вспоминая, с какой тревогой говорил отец о деле всей своей жизни, понимал, что не может оставить все как есть. Слухи и проваленные сделки не убедили Ларри. А если он, Хантер, добудет конкретные доказательства? Того, к примеру, что Отис Фарли ведет двойную бухгалтерию? Или того, что он занимается практикой, которая вредит стабильности компании?

Хантер вспомнил о своем друге Саймоне Олбрайтс, который консультировал бизнесменов, сомневавшихся в безопасности своих сделок. Может быть, Саймону удастся найти какой-нибудь серьезный документ, который доказал бы Ларри пагубность задуманного им слияния для компании Моргана?

С этой мыслью Хантер решительно направился к своей машине. Он должен сделать все возможное и невозможное, чтобы спасти компанию отца. Если это ему удастся, то…

Он почувствует себя «настоящим» сыном.

Возвращаясь домой, Хантер подумал о ребенке, которого носит Ив, и на его губах снова появилась улыбка. В эту минуту он проезжал мимо большого универмага и заметил витрину с игрушками. Яркие плюшевые зверюшки, конструкторы, мячи, солдатики, при виде которых человека охватывают солнечные воспоминания о детстве. Повинуясь внезапному порыву, Хантер остановил машину и решил зайти в магазин….

Часом позже он вошел в свой новый дом с двумя большими сумками в руках и громко позвал жену. Ив вышла из кухни.

— Я пыталась дозвониться тебе в офис. Слэйд, Эмили, Марк и Аманда приезжают на следующей неделе.

— Отлично. Мне так хочется, чтобы вы побыстрее познакомились. Я знаю, они тебе понравятся.

— Надеюсь, я успею все приготовить к их приезду.

— Приготовить что? — не понял он.

— Хантер, — искренне изумилась Ив, — у нас же будут гости! Мне надо убедиться, что у нас достаточно полотенец, что комнаты прибраны, составить меню на эти дни…

— Брось, — перебил ее Хантер, ставя одну из сумок на низенький столик. — Слэйд и Эмили вовсе не ждут, что ты станешь ублажать их. Они просто не позволят тебе все делать самой. А что касается еды, то мы всегда можем поехать куда-нибудь перекусить или пообедать.

Но Ив не так-то просто было переубедить, тем более что она действительно волновалась из-за приезда гостей.

— Ты говорил, что Эмили очень ценит домашний уют и порядок, так что я хочу привести все в надлежащий вид.

Хантер приподнял подбородок жены и поцеловал ее.

— Все будет просто отлично, — пробормотал он. Наверное, он правильно сделал, что приехал домой так рано. — Мы могли бы подняться наверх и посмотреть, что я привез, — заметил он низким голосом.

— Могли бы, — протянула Ив, улыбаясь. — Но в таком случае может сгореть пирог в духовке. — Она заглянула в сумку, которую Хантер все еще держал под мышкой, но, вынув оттуда пушистого белого медведя, уже не улыбалась. — Ты, кажется, ходил по магазинам.

— Не мог проехать мимо. — И Хантер высыпал на стол остальные покупки: погремушки, мячик и плюшевого зеленого динозавра. — Просто не мог устоять. И знаешь что? Нам стоит прокатиться вечерком и присмотреть мебель для малыша.

— Сегодня вечером я работаю, — тихо возразила Ив.

— Ты могла бы позвонить в галерею и сказать, что плохо себя чувствуешь, — то ли всерьез, то ли шутя стал настаивать муж.

— Нет, я не могу, Хантер. Меня некому заменить.

— Тогда поедем за мебелью прямо сейчас.

Ив не смотрела на него, и Хантер забеспокоился.

— После того как пирог испечется, мне надо еще принять душ и одеться. К тому же сперва следует перепланировать комнату, а уж потом покупать мебель.

Хантеру показалось, что жена по какой-то причине уклоняется от этой поездки.

— Что случилось, Ив?

— Ничего такого.

— Не лги мне.

Ив побледнела.

— Я не лгу, Хантер. Я просто… — Она махнула рукой в сторону столика и наваленных на нем игрушек. — Мне просто кажется, что это не очень правильно. Может не стоит ничего покупать заранее?

— Почему же?

— А что, если… — Ив запнулась. — Что, если у меня снова будет выкидыш?

Хантер и допустить не мог подобной мысли. С того мгновения, как Ив сказала ему, что беременна, у него словно крылья выросли за спиной. Жизнь его наконец-то наполнилась смыслом, обрела цельность.

— Не будет, — решительно возразил он.

— Хантер…

— Может, ты чего-то недоговариваешь? — насторожился он.

Ив поспешно замотала головой.

— Нет-нет, ничего подобного.

— Ты договорилась о встрече с врачом? — продолжал расспрашивать Хантер.

— Да, конечно. Я позвонила специалисту, которого рекомендовала твоя мать, и он назначил мне прием на следующей неделе.

— Тогда с какой стати беспокоиться?

В глазах Ив мелькали беззащитность и страх.

— Потому что если такое уже случилось один раз, то может произойти снова.

— Этого не будет, — постарался подбодрить жену Хантер, но не смог удержаться от упрека. — Не случилось бы и в первый раз, если бы ты тогда связалась со мной и лучше заботилась о своем здоровье.

— Хантер! — с неприкрытой мукой воскликнула Ив, но тот уже не мог сдержаться! В глубине души он продолжал винить ее. — Врач сказал мне, что плод был нежизнеспособен, — горячо возразила Ив.

Хантер с горечью выпалил в ответ:

— Стандартное утешающее объяснение!

Она сделала шаг назад.

— Ты что, разбираешься в этом лучше врачей?

— Не сомневаюсь, что доктор пытался успокоить тебя. Куда проще поверить в то, что виновата судьба, а не ты. — Гнев окатил Хантера жаркой волной. — Но на этот раз я хочу, чтобы ты как следует заботилась о своем здоровье. Я хочу, чтобы ты хорошо питалась, много отдыхала, а если работа начнет плохо сказываться на твоем самочувствии, я буду настаивать, чтобы ты уволилась.

Ив решительно покачала головой.

— Работа никак не влияет на мое состояние. Она дает мне возможность заниматься делом. Ты знаешь, как я люблю искусство. Знаешь, как я люблю работать с картинами и скульптурами.

И Хантер вспомнил, как однажды застал Ив перед картинами ее отца. Жена плакала, и Хантер предположил, что она очень скучает по Эмори. Тогда он тихо, незаметно удалился.

— Ты можешь ценить искусство и на расстоянии. Мне не нравится, что вечером ты возвращаешься домой одна.

Прозвучал звонок духовки, и Ив бросила взгляд через плечо.

— Мне надо вынуть пирог.

Она обиделась, но Хантер никак не мог поверить, что она пыталась связаться с ним тогда, пять лет назад. Не верил, что она хотела этого ребенка так же сильно, как он.

Собрав игрушки, он запихнул их обратно в сумку.

— Я положу их в одной из комнат для гостей, пока ты не решишь купить мебель. Но сколько нам придется ждать, Ив? Три месяца? Пять? Семь? Назови мне волшебное число.

Таймер продолжал надрываться. Ив постаралась успокоиться, вздохнула.

— Давай подождем хотя бы три месяца, а потом посмотрим.

— Ладно, будь по-твоему, — согласился Хантер, стараясь не смотреть на жену. — Может, следует вместе пойти к врачу? Тогда для нас обоих многое прояснится.

Он не стал дожидаться ее возражений или согласия. Главное — убедиться, черт побери, на все сто процентов, что Ив будет хорошенько заботиться о себе, что они делают все возможное для того, чтобы беременность протекала нормально.

Он подхватил сумки и пошел наверх.

Марк отбил мяч, посланный Слэйдом, и направил его в сторону Хантера. Тот поймал его в перчатку и крикнул:

— Отличный удар, Марк!

Восьмилетний парнишка подбежал к Хантеру и, задыхаясь, спросил:

— Дядя Хантер, можно я сбегаю попить? А то в горле пересохло.

Субботний день действительно выдался жарким, а они уже полчаса играли без передышки.

— Конечно, валяй. А если хочешь перекусить, я уверен, что у Ив найдется шоколадное печенье.

— Только не забудь сказать «пожалуйста» и «спасибо», — напомнил Слэйд.

Марк кивнул и скрылся в мгновение ока.

Хантер проследил за ним, а потом повернулся к брату. Они были невероятно похожи, только волосы у Слэйда были каштановые.

— Отличный парень, — заметил Хантер, когда они направлялись к патио.

— Еще бы. Я каждый день узнаю от него что-то новое, а скоро это удовольствие выпадет и на твою долю.

Сознание того, что он станет отцом, полностью захватило Хантера, и он поделился своей радостью со Слэйдом и Эмили, едва те ступили на порог. Но его восторг умерялся страхом, что у Ив возникнут проблемы с беременностью.

— Я просто не могу дождаться этого момента, — откликнулся Хантер на замечание брата.

Тот взял у него бейсбольную биту, повертел в руках и посмотрел на Хантера долгим изучающим взглядом.

— Ты не собираешься рассказать, что творится между тобой и Ив?

Хантер, может, и был бы не против ответить на этот вопрос, но он и сам толком не понимал, что происходит. Всю прошлую неделю их отношения оставались натянутыми. Тем вечером, когда он привез игрушки, они вспомнили, что семимесячной Аманде потребуется кроватка. И Хантер привез симпатичную маленькую кроватку, сказав Ив, что они смогут использовать ее, когда родится их собственный ребенок. Она не возражала.

Как все-таки объяснить ситуацию Слэйду?

— Нельзя сказать, что мы поженились по причинам, по которым люди обычно вступают в брак, — признался он. Слэйд молча ждал дальнейших разъяснений. — Мы познакомились с Ив пять лет назад. Я просил ее руки, она ответила отказом. Но несколько месяцев назад умер ее отец, и Ив обнаружила в его завещании довольно странное условие: если она не выйдет замуж в течение года, то потеряет наследство. Она пришла ко мне и попросила жениться на ней. Я решил, что брак выгоден для нас обоих. Она получит наследство, а я — семью.

Хантер рассказал брату и о том, что пять лет назад Ив забеременела, но потеряла ребенка.

— Теперь я понимаю, — задумчиво заметил Слэйд, — почему ты выглядишь далеко не таким счастливым, как положено новобрачному.

— Я не предполагал, что мне придется нелегко, — сказал Хантер. — Мне казалось, если мы не будем оглядываться назад, то все сложится счастливо.

— Может, тебе следовало бы простить то, что случилось в прошлом, и только потом идти дальше, — с проницательностью стороннего человека посоветовал Слэйд.

Но Хантер не успел обдумать слова брата, а тем более ответить ему, потому что в этот момент открылась дверь черного хода и на крыльцо вышла Ив с подносом, на котором стояли два стакана с лимонадом и тарелка с шоколадным печеньем.

— Попить хотите?

— Конечно, — улыбнулся ей Слэйд. — Спасибо за заботу.

Эмили и Слэйд приехали три дня назад. Ив настояла на том, чтобы каждый вечер готовить им ужин, а на завтра она запланировала вечеринку, пригласив и семейство Морганов.

Поставив поднос на столик в патио, Ив улыбнулась в ответ.

— Не за что. Мне это доставляет удовольствие.

Слэйд бросил взгляд на печенье.

— Пойду вымою руки, прежде чем наброситься на ваш кулинарный шедевр. Я быстро.

Ив и Хантер остались вдвоем, и, как частенько случалось в последнее время, в патио воцарилось неловкое молчание. Ив первая нарушила его:

— Ты отлично поладил с Марком.

— Он замечательный парень.

На лице Ив появилось какое-то странное выражение.

— Эмили рассказала, что Марк стал называть Слэйда папой сразу же после свадьбы.

— Вы, похоже, поладили, — заметил Хантер.

— Да, мне очень нравится Эмили, я просто восхищаюсь ею, — призналась Ив. — Она управляла ранчо одна, пока не появился Слэйд. Кстати, она рассказала мне, как он помог Аманде появиться на свет.

Хантер все эти дни наблюдал за тем, как Ив нянчится с семимесячной Амандой, давая ее матери передышку. Этим утром она укачивала малышку, пока Эмили принимала душ. При виде этой картины — Ив с ребенком — в груди у Хантера что-то сжалось, и он представил, что скоро она будет держать на руках их малыша.

— Ты хочешь мальчика или девочку? — мягко спросила его жена.

Он посмотрел на неё, понимая, что страстно нуждается в чем-то, чего не может выразить словами. И решил, что в ребенке.

— Я хотел бы, чтобы у меня был наследник, который передаст имя Коулбернов своим детям, но… возражать против девочки не стану. Все это не так уж важно. А ты? — запоздало поинтересовался он у Ив.

Она осторожно положила руку на живот.

— Мне тоже все равно. Кто бы ни родился, я с нетерпением жду всего, что будет связано с появлением малыша.

В глазах Ив сияла надежда, и Хантер приблизился к ней.

— Ты принимала сегодня витамины?

— Хантер! — Ив нахмурилась и улыбнулась одновременно. — Я забочусь о своем здоровье. Ведь этот ребенок значит для меня так же много, как и для тебя.

Хантеру с трудом верилось в это. Но он молил небеса, чтобы ребенок и его воспитание оказались теми узами, которые окончательно скрепят их с Ив брак.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

«Слава богу, вечер удался», — облегченно вздохнула Ив, направляясь на кухню, чтобы принести еще горячих закусок. Разговоры не умолкали ни на минуту, еда исчезала весьма быстро. Двое детей Ларри и Марк играли в семейной гостиной, Аманда спала наверху. Было похоже, что в их большой семье налаживается полное взаимопонимание.

Ив вытащила противень из духовки и вдруг поняла, что ужасно устала. В ее положении такое случалось именно в это время суток. Более того, всю неделю у неё не было возможности отдохнуть.

В кухню вошла Эмили с пустым подносом в руках.

— Нужны сэндвичи. У нас еще осталось?

Эмили Лоренс Коулберн переполняла энергия, и хоть она казалась мягкой и деликатной, характера ей было не занимать.

— Эмили, я сама справлюсь. Иди, наслаждайся отдыхом.

Та в ответ нагрузила поднос сэндвичами и взглянула на Ив.

— С тех пор как мы приехали, ты только и делаешь, что готовишь. Я думаю, тебе стоит доверить часть забот нам. Уж мне-то известно, каково это: ждать ребенка и вести дом.

Ив могла бы сказать, что, заботясь о доме, она выказывает Хантеру свою любовь, что целью ее жизни стало создание настоящего семейного гнезда, но она заметила только:

— Я буду скучать, когда вы уедете. С вами весело и приятно.

Эмили слегка улыбнулась.

— Знаешь, когда Слэйд сказал, что мы едем к вам в гости, я почувствовала себя не в своей тарелке. Все-таки мы были для тебя совершенно чужими людьми. Но все обошлось.

В этот момент вошел Хантер. Эмили подмигнула Ив и вернулась в столовую.

— Что это вы с Эмили затеяли? — с улыбкой поинтересовался он.

В первый раз после возвращения из Саванны он выглядел таким спокойным и расслабленным. Должно быть, сказывалось влияние Слэйда.

— Ничего особенного. Просто пытаемся накормить толпу голодных гостей, — как ни в чем не бывало ответила Ив и принялась перекладывать закуски на поднос.

Хантер подошел к ней.

— Не возражаешь, если я сегодня объявлю нашим, что мы ждем ребенка?

Ив взглянула на мужа и поняла, что для него это очень важно.

— Нет, не возражаю. Мне кажется, Слэйд и Эмили пока что помалкивали об этом.

— Я попросил их. Я не знал, готова ли ты сообщить нашу новость еще кому-нибудь.

Ив вспомнила, как рассказала Хантеру о терзающих ее страхах и как после этого между ними возникло напряжение. Но с приездом семьи Слэйда и напряжение, и страхи, похоже, уменьшились, а надежда, напротив, окрепла.

— Может сделаем это прямо сейчас?

Улыбка Хантера была красноречивым ответом. Чуть погодя они попросили у гостей внимания и встали перед камином.

— Мы с Ив хотим сделать одно объявление, — с гордостью начал Хантер.

Глаза Марты расширились, на лице Джона появилось выражение ожидания. Ларри остался совершенно равнодушным, а Джолин заулыбалась, словно уже поняла, о чем пойдет речь.

— У нас с Ив будет ребенок.

Мидж и Джолин принялись их поздравлять, Марта и Джон крепко обняли. Слэйд поднял большой палец, и братья обменялись такими взглядами, какими могут обмениваться только близнецы.

— Вот тогда-то начнется настоящее веселье, — цинично заметил Ларри. — Просто не могу представить себе Хантера, меняющего подгузники. Вы собираетесь нанять няню?

— Зачем? — парировала Ив.

Слэйд подошел ближе и встал рядом с братом.

— Все дни, пока мы здесь, Хантер возится с Марком и Амандой, — сказал он, — и у него это здорово получается. Могу предположить, что с родными детьми дело пойдет еще лучше.

— Мы с Ив, вероятно, начнем посещать курсы подготовки родителей, — добавил Хантер. — Так что, когда наступит время, мы будем во всеоружии.

Тут настала очередь Ив удивляться.

— Ты это серьезно? — вскинула она глаза на мужа.

— Конечно. Я собираюсь уделять своему ребенку все время, какое смогу, — и до рождения, и во время, и после.

Без всяких колебаний Ив встала на цыпочки и поцеловала Хантера в щеку. На секунду он потерял дар речи, а потом обнял жену и крепко поцеловал ее в губы. Она залилась румянцем.

— Вы уже выбрали имя? — спросила Марта.

— Пока что нет, но подумаем об этом в ближайшем будущем, — ответил Хантер.

Его рука все еще обвивала талию Ив, и ей хотелось, чтобы это чувство единения сохранилось навечно.

Вечер продолжался. Гости отдали должное шоколадному торту с еще одной порцией кофе. Ив сидела на диване рядом с мужем, и ее рука то и дело поглаживала его. Их взгляды часто встречались, и она надеялась, что Хантер, быть может, скоро перестанет винить ее за выкидыш. Эту тему они больше не поднимали, и она не знала, что он думает и чувствует сейчас по этому поводу.

Маленькая Аманда на руках у Эмили начала зевать.

— Похоже, кому-то из нас пора в постельку, — заметила Эмили полным нежности голосом. — Мы пойдем наверх и ляжем спать, да, моя маленькая?

— А можно мне? — попросила Ив.

Пару вечеров она помогала Эмили укладывать малышку, и ей нравилось это занятие.

— Конечно, — ответила та.

Ив подошла к креслу-качалке, в котором сидела молодая мама, и протянула Аманде руки. Та сонно улыбнулась и потянулась к ней.

Ив отнесла девочку наверх, умыла ей личико и ручки и одевала ее в цветастую пижамку, когда появилась Эмили.

— Спасибо, теперь я справлюсь сама, — сказала она, и Ив заметила, каким мягким светом засияли глаза Эмили, когда та взяла малышку на руки.

И внезапно Ив поняла: мать и дочь были врозь каких-то пять минут, а Эмили уже не хватало ее девочки. Наверное, когда у нее будет собственный ребенок, она тоже не захочет разлучаться с ним ни на минуту.

Ив оставила их наедине и вернулась в гостиную. Она добавила льда в ведерко и налила себе стакан лимонада, когда в комнату вошел Ларри.

— Приятный вечер, — великодушно заметил он.

— Спасибо.

— Похоже, вы получили то, что хотели.

В тоне Ларри проскользнула нотка зависти, и Ив осторожно ответила:

— Мы собираемся создать семью, так что хлопот еще будет предостаточно.

Ларри хмыкнул.

— Надеюсь, это отобьет у Хантера охоту лезть в мои дела.

— Не понимаю, о чем ты, — нахмурилась Ив.

— А ты разве не знаешь, что он собирается загубить сделку всей моей жизни? — недоверчиво вскинул брови Ларри.

Хантер действительно не обсуждал с Ив ничего, что касалось его родителей и Ларри, но в одном она не сомневалась:

— Я уверена, что Хантер никогда намеренно не заденет твои интересы.

Ларри покачал головой.

— Возможно, ты не слишком хорошо знаешь своего мужа. Если у тебя есть хоть какое-то влияние на него, посоветуй ему заниматься юриспруденцией, а семейный бизнес оставить мне.

И прежде чем Ив успела задать ему вопрос, Ларри закончил разговор:

— Ладно, мне пора, надо забирать жену и детей. У меня завтра тяжелый день.

Ларри Морган поражал Ив. Он так отличался от Хантера и Джолин! Она подозревала, что невыносимым его делает тщательно скрываемое чувство неуверенности.

После того как гости разошлись, Ив, уставшая до такой степени, что ее почти мутило, загрузила тарелки в посудомоечную машину. А еще предстояло привести в порядок обе гостиные.

В кухню вошел Хантер и опорожнил в раковину ведерко с растаявшим льдом.

— Слэйд и Эмили отвели Марка наверх, — сказал он. — Мне кажется, вечер понравился всем.

— По-моему, тоже, — рассеянно согласилась Ив, пригладив рукой волосы.

Хантер подошел ближе и провел кончиками пальцев по ее щеке.

— Ты выглядишь измотанной.

— Так и есть, — вздохнула она. — Похоже, я немного переоценила свои силы.

— Отправляйся наверх. Я позабочусь обо всем остальном. Ступай, я скоро приду.

Усталость с новой силой навалилась на нее, и она смогла только кивнуть.

— Все-таки я приму ванну, — сказала она. — Спасибо за помощь.

— Ив, мы же решили делить все пополам.

Она посмотрела ему в глаза, гадая, что именно имел в виду Хантер — заботу о доме, о семье… или любовь?

Наверху Ив подколола волосы, высыпала в ванну ароматизированную соль, погрузилась в теплую воду, пахнущую гардениями, откинула голову на краешек ванны, закрыла глаза и стала думать о Хантере и ребенке, которого она носила.

Кто-то звал ее по имени. Откуда-то издалека. И голос был похож на голос Хантера.

— Ив?

Она открыла глаза и увидела, что Хантер сидит на корточках около ванны, опустив ладонь в воду.

— Вода совсем остыла, — заметил он. — Похоже, ты уснула.

— Ммм… вполне может быть, — промурлыкала Ив, стараясь проснуться.

И тут же поняла, что никакая одежда не прикрывает тело ее мужа и что он, не отрываясь, смотрит на ее груди в прозрачной воде. И хотя вода давно уже остыла, Ив внезапно стало жарко, и она села. Обнаженное тело мужа и его пристальный взгляд не давали ей покоя.

Хантер взял со скамьи пушистое, розовое полотенце.

— Пошли. Пора ложиться спать, — сказал он, закутал Ив в полотенце, подхватил ее на руки и понес в спальню.

— Что ты делаешь? — растерянно поинтересовалась она.

— Не хочу, чтобы ты поскользнулась на мокром полу, — тихо ответил Хантер. — Ты же еще не проснулась.

Но сон уже слетел с Ив, и она крепко обняла мужа за шею.

Когда они добрались до спальни, Хантер положил Ив на кровать и спросил:

— Может, тебе что-нибудь нужно, пока я не выключил свет?

Да, подумала она. Мне нужен ты.

Но промолчала, только покачала головой.

Несколько секунд спустя он скользнул к ней в постель.

— Ты не собираешься снять полотенце? — поддразнил ее Хантер.

— Я думала, ты захочешь сделать это сам, — мягко ответила Ив и смутилась.

Какой же она стала бесстыдной!

— Я полагал, что ты устала.

— Я же поспала в ванне, помнишь? — лукаво улыбнулась Ив.

— Помню, — хриплым голосом ответил Хантер.

Он повернулся на бок, оперся на локоть и провел пальцем по краю полотенца.

— Я хотел поблагодарить тебя, — признался он.

— За что?

Ив не могла сосредоточиться на его словах — ее отвлекали дразнящие движения пальца Хантера.

— За то, что так хорошо приняла Эмили и Слэйда. Им у нас понравилось. Ты освободила Эмили от готовки, да и от возни с Амандой. Они со Слэйдом хоть немного смогли отдохнуть. Эмили сказала, что чувствует себя словно в отпуске.

— Так и есть. Они со Слэйдом… понимаешь, сразу видно, что они — семья. Ты знаешь, что я имею в виду?

— О да. — Хантер ослабил узел полотенца. — И с вечеринкой ты тоже постаралась на славу.

— Мне самой понравилось.

Дыхание Ив прервалось, когда Хантер откинул полотенце и стал изучать изгибы ее тела.

— Мне кажется, твои груди уже стали полнее, — прошептал он, наклонился и поцеловал одну из них.

Он прав, мелькнуло в голове Ив. А скоро располнеет и талия. А ведь постель — это пока единственное, что соединяет их. Что произойдет, когда ее тело изменится? Будет ли Хантер по-прежнему получать от него наслаждение? Губы мужа продолжали дразнить ее, но подобные мысли давно уже тревожили Ив, и она решилась:

— Хантер?

Он поднял голову, глаза его были затуманены.

— А ты захочешь меня, когда я… растолстею?

Прошло томительное мгновение, и Ив даже в темноте ощущала, как голубые глаза Хантера изучают ее тело.

— Я буду хотеть тебя по-прежнему, Ив…

Каждый раз, предаваясь любви, они открывали для себя что-то новое. Сейчас Хантер ласкал ее тело, гладил ее кожу, а Ив пропускала его волосы сквозь пальцы, наслаждаясь этим ощущением, наслаждаясь близостью мужа. Может, стоит признаться, что она любит его? Может, стоит спросить, простил ли он тот давний отказ?

Но в будничной жизни Хантер был таким сдержанным, таким неприступным, что Ив не осмеливалась заговорить об этом. Иногда у нее возникало ощущение, что они словно идут по натянутому канату, а удерживать равновесие им помогают страсть и физическое влечение. Ив не хотела снова вытаскивать прошлое на свет, пока оставалась надежда, что они попросту забудут о нем.

И она не могла признаться Хантеру, что любит его, пока он сам не поверит в ее любовь и не поймет, что может ей доверять.

Они дарили друг другу удовольствие, а потом Ив лежала рядом с Хантером, и сердце ее разрывалось от желания продлить ощущение близости, родства. Однако муж вскоре отворачивался от нее. Иногда он вставал и работал, иногда отправлялся на прогулку. Порой она засыпала, а он бодрствовал, словно что-то беспокоило его.

Сегодня же не спалось Ив, и, когда Хантер вернулся, она лежала, глядя в темноту. У нее возникло ощущение, что он всегда будет закрыт для нее и что подобное поведение каким-то образом связано с желанием поговорить с Ив о своих родных. Он не хотел рассказывать о своем детстве. Она вспомнила откровения Марты и поняла, что с тех пор мало что изменилось.

Потом Ив принялась перебирать воспоминания прошедшего вечера. Ее особенно заинтересовал один эпизод, но она решила начать издалека.

— Мне было приятно сегодня вечером общаться с твоей семьей, — сказала Ив.

Хантер молчал.

— Джолин похвасталась, что получила повышение.

Он кивнул.

— У нее есть голова на плечах, да и с людьми она хорошо ладит.

— А мальчики Мидж и Ларри по-моему, нашли общий язык с Марком.

— Это верно.

— Ларри удивил меня.

Хантер повернулся к ней.

— Чем именно?

— Он сказал, чтобы ты держался подальше от его дел.

Несколько секунд Хантер молчал, потом поинтересовался:

— И ты должна была передать это мне?

— Понятия не имею, — искренне ответила Ив. — Но знаю, что он завидует тебе.

— Завидует? — В голосе Хантера было неприкрытое удивление. — Но у Ларри нет никаких причин для этого.

Ив придвинулась к мужу поближе.

— Неправда. Мне кажется, что в его глазах ты — человек, добившийся успеха, причем добившийся его своими силами. Ты путешествуешь по всему свету, у тебя блестящая карьера.

— Так ведь он собирается вести семейный бизнес. Чего же еще ему надо? — спросил Хантер с ноткой горечи.

— А ты хотел бы заняться этим?

Ив знала, что вступает на опасную территорию, но настала пора поговорить об этом.

— Мне не было суждено.

— Но ты хотел этого? — настаивала она.

— Я хотел быть Морганом, но не был им.

Резкий тон Хантера яснее ясного дал понять Ив, что он не собирается обсуждать этот вопрос. За его словами явно крылась застарелая боль.

— Так почему же Ларри полагает, будто ты вмешиваешься в его дела?

Последовавшая пауза была очень долгой. Ив решила, что Хантер не собирается отвечать. Но он наконец произнес:

— Потому что папа попросил меня добыть кое-какую информацию, а Ларри и слушать не захотел, что мне удалось выяснить.

— Джон просил тебя о помощи?

— Да.

— Значит, он тебе доверяет, — сделала вывод Ив.

— Может и так.

Уж не хотел ли Джон таким образом показать Хантеру, как его любят родители? Любят не меньше, чем Ларри и Джолин. Ив положила ладонь на руку Хантера, а он переплел свои пальцы с ее. Так они и заснули.

* * *

Когда Ив проснулась утром, через частично раздвинутые занавеси в комнату струился яркий солнечный свет, и она поняла, что проспала. А ей еще надо приготовить завтрак. И еще одеться и поехать с Эмили и Слэйдом на прогулку по городу. Надо…

Дверь спальни открылась, и вошел Хантер с подносом, на котором был сервирован завтрак. Улыбаясь, он подошел к постели и поставил поднос на колени Ив. В большом стакане для сока сияла еще не совсем раскрывшаяся роза.

— Это что такое? — спросила Ив.

— Завтрак в постель. Мы с Эмили решили, что тебе нужна передышка.

Ив взглянула на часы в изголовье. Они показывали десять.

— Почему ты не разбудил меня пораньше? — упрекнула она мужа.

— Потому что тебе необходим отдых, — невозмутимо ответил Хантер. — А теперь я хочу посмотреть, как ты расправишься с яичницей и тостами.

— И ты ждешь, что я буду завтракать здесь, пока остальные скучают в гостиной?

Голос Хантера был мягок, но тверд.

— Да, жду. Эмили и Слэйд решили прокатиться по городу с Марком, а я обещал им, что мы присмотрим за Амандой.

Ив взяла тост и надкусила его.

— И ты не собираешься на работу?

— Нет. Я займусь делами завтра, после того как провожу их в аэропорт.

— Значит, мы собираемся присматривать за Амандой? — с улыбкой поинтересовалась Ив.

— Ага. Я решил, что это отличная возможность потренироваться.

— А Эмили и Слэйд доверяют нам?

— Они доверяют тебе, — уверенно ответил Хантер. — В последние дни ты проводила с малышкой много времени. Но я буду следить за тобой, — добавил он с коварной улыбкой, — и записывать, если что не так.

Ив не могла удержаться от смеха, и это было так приятно — смеяться вместе. Им надо почаще веселиться.

— Мне, наверное, придется заняться уборкой.

— Вот об этом-то я и хочу поговорить.

— Ты собираешься помочь? — поддразнила его Ив.

— Не совсем. Не в том смысле. Я знаю, тебе не хочется бросать работу.

— Да, конечно.

— И я знаю, что ты любишь готовить.

— Люблю.

— Тогда я предлагаю нанять горничную, — заключил Хантер. — Если ты продолжишь заниматься любимыми делами, скоро домашние заботы будут тебе не по силам.

— За исключением совместного мытья полов.

Ив заигрывала с мужем, и это было очень приятно.

В его голубых глазах она прочитала, что он хорошо помнит ту субботу.

— Этим мы всегда можем заняться, было бы настроение, — усмехнулся Хантер.

Ив принялась за яичницу.

— Вкусно. Ты сам приготовил?

— Не буду врать. Это Эмили. А роза — с кустов возле дома.

Ив вынула цветок из стакана и поднесла к лицу, вдохнув нежный аромат.

— Хантер, она просто чудесная. Спасибо.

— Ив, ты своими руками создала этот дом для нас, и я ценю это. — Хантер поднялся с постели. — Так ты позвонишь в агентство по найму горничных?

— Конечно. Тогда у меня появится возможность проводить больше времени в саду.

Он покачал головой.

— Для этого мы всегда можем нанять садовника.

Теперь покачала головой Ив.

— Хантер, мне нравится возиться с цветами. К тому же у меня появилась новая подруга. Она руководит садоводческим центром и может дать много полезных советов.

Хантер направился к дверям.

— Я скажу Эмили, что тебе понравилась ее стряпня. Они, вероятно, уедут в город прежде, чем ты встанешь, так что не торопись. Как ты думаешь, может, мы свозим Аманду в парк?

В их районе было очень много семей с детьми, так что в трех кварталах от дома, в просторном парке, соорудили игровую площадку.

У Хантера был вид ребенка, которому предстоит какое-то грандиозное приключение.

— Не вижу причин отказаться.

Хантер снова улыбнулся.

— Тогда увидимся внизу.

Идея отправиться с мужем на игровую площадку явно пришлась Ив по душе.

Ей было приятно, что она наконец-то начинает по-настоящему узнавать его.

Аллею, которая вела к площадке, обрамляли могучие деревья с пышными зелеными кронами. Среди ветвей порхали и на разные голоса щебетали птицы. Ив шла рядом с Хантером, ступая по густой траве. Он нес Аманду, которая то и дело пыталась дотянуться до темных очков и стащить их с носа Хантера. Он смеялся, снимал очки, а потом возвращал их на место, и малышка возобновляла свои попытки. Эта игра им не надоедала.

Они начали с подвесных качелей. Сиденья были с боковыми перекладинами, как у кресел, и с ремешками, чтобы привязывать таких малышей, как Аманда. Девочка смеялась, пока взрослые по очереди раскачивали ее, и долго не хотела уходить. Потом они перебрались на другие качели. Ив и Аманда сели на один конец доски, Хантер — на другой. Аманда рассмеялась, и Ив, склонившись, поцеловала девочку в щечку. Она была такой милой, такой славной, с каштановыми волосами, как у Эмили, и внимательными, живыми карими глазами.

Потом они покатались на маленькой деревянной карусели и уселись на траве, чтобы перекусить и отдохнуть. Ив дала Аманде печенье. Та с радостью принялась за угощение.

— Скоро у нее вылезет еще один зуб, — заметила Ив.

— Слэйд говорит, она растет так быстро, что он моргнуть боится — вдруг что-нибудь пропустит.

— Даже не верится, что в конце января у нас будет собственный малыш, — пробормотала Ив, стряхивая крошки с коленок Аманды. — Жаль только, что я раньше мало общалась с детьми, — призналась она. — Около галереи есть книжный магазин. Пожалуй, поеду завтра на работу пораньше и забегу туда — поищу пособия для родителей. — Ив помолчала. — Знаешь, я подумала, почему бы нам не начать оформлять детскую? Даже если мы не сразу купим мебель.

Хантер внимательно смотрел на жену.

— Ты уверена?

— Уверена. — Наступила тишина, но в ней не было и намека на напряжение. — Хантер, чего бы ты желал для своего сына или дочери?

— Что ты имеешь в виду?

— Обучение, школу, — объяснила Ив. — Я посещала частную школу, но мне кажется, что это не всегда лучший вариант.

— Согласен. Я думаю об обычной, но хорошей школе, где велись бы факультативы и внеклассные занятия. — Хантер в раздумье потер щеку. — Но больше всего я хочу, чтобы мои дети знали: если им нужна наша помощь, мы всегда рядом. И мы не станем чинить им препятствий. Весь мир будет открыт им.

Ив прищурилась.

— А что, если твой сын или дочь решат заниматься серфингом в Лос-Анджелесе?

— Я надеюсь, что они добьются великолепных успехов в этом деле и будут чертовски довольны.

Она посмотрели друг на друга и рассмеялись. Это был дивный момент — яркое солнце, чудесный летний день и они вдвоем. Ив тонула в голубых глазах Хантера…

Но в этот момент Аманда решила, что ей уделяют недостаточно внимания, и не успели взрослые глазом моргнуть, как она встала на четвереньки и поползла прочь.

Хантер бросился ловить се.

— Проказница! — воскликнул он, поднимая малышку на руки и щекоча ей животик. Она рассмеялась и начала брыкаться. — Просто страх берет, какая она шустрая, — заметил Хантер, возвратившись к Ив. — Она могла бы добраться до соседнего штата, прежде чем я успел бы заметить.

Ив откинула прядку волос со лба Аманды.

— Похоже, с них ни на минуту нельзя спускать глаз.

— Да, но они быстро растут, и мы не сможем следить за ними постоянно. Как обеспечить им безопасность?

— Ты найдешь способ, — твердо ответила Ив, убежденная, что для мужа нет ничего невозможного.

— Мы найдем способ, — ответил Хантер, и, глядя на него, Ив поверила, что однажды он простит ее.

И полюбит.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Вечером в среду стояла приятная теплая погода, и Ив накрывала стол к ужину в патио. Семья Слэйда уехала вчера утром, и теперь дом казался пустым. Ив не хватало всех четверых, но особенно — Аманды. Проводив родню в аэропорт, Хантер заработался допоздна, но Ив надеялась, что уж этот тихий вечер они проведут вдвоем. Она ставила на стол салаты, когда услышала шорох шин. Через несколько минут появился Хантер.

— Привет, — сказала она с улыбкой. — Как ты сегодня?

— Весь в заботах. А ты?

— Продала две картины, — гордо объявила Ив. — И купившая их дама приведет завтра своего мужа, чтобы тот взглянул на выбранную ею скульптуру.

— Тебе следует потребовать комиссионные, — поддразнил ее Хантер, а потом заметил пакет, лежавший на столе.

Ив передала его мужу.

— Это принесли примерно час назад.

Хантер поспешно распечатал пакет и вынул компьютерный диск и пачку бумаг. Несколько мгновений он просматривал их.

— Я так и знал.

— Что именно? — полюбопытствовала Ив.

— Это доказательство, которое убедит Ларри, что слияние двух компаний, которое он задумал, может навсегда погубить «Товары для офиса».

— Ты полагаешь, что Ларри тебя послушает? — усомнилась Ив.

— А у него нет выбора. Здесь все написано черным по белому.

В эту секунду зазвонил дверной звонок. Его было слышно даже в патио.

— Я открою, — сказала Ив.

Открыв дверь, она увидела на пороге улыбающуюся Барбару Келлог, ту самую блондинку, что заигрывала с Хантером на столь памятной для Ив вечеринке. Барбара была одета в летний деловой костюм синего цвета и белые туфли на высоком каблуке. На взгляд Ив, юбка была слишком коротка. В руках Барбары, кроме сумочки, был конверт из плотной бумаги.

— Привет, — вежливо приветствовала ее Ив, жалея, что не может сказать, что Хантера нет дома, и захлопнуть дверь перед носом незваной гостьи.

— Привет. У меня здесь кое-какие бумаги для Хантера.

И не только бумаги, подумала Ив, но у нее не было иного выхода, как впустить Барбару в дом. Как жаль, что она не переоделась перед приходом мужа. Просторные зеленые брюки и белые сандалии выглядели не слишком элегантно.

Но прежде чем Ив успела пригласить Барбару войти, в холле появился Хантер.

— Барбара?

В его голосе слышалось удивление.

— Привет, Хантер, — протянула гостья. — Ты просил принести тебе эти расчеты, как только я сделаю их.

— Не думаю, что та французская компания получит предложение, которое покажется ей более привлекательным, чем твое. Так что они не станут торопиться с продажей.

— Ты же знаешь, если мне приходит в голову какая-то мысль, я стараюсь как можно быстрее воплотить ее, — сказала Барбара таким многозначительным тоном, что Ив поняла: их с Хантером в прошлом многое связывало. — Кроме того, ты рассказывал мне о своем новом доме и предложил показать его. И вот я здесь.

Хантер взял у нее конверт.

— Осмотр начинается отсюда. Пошли, я покажу тебе все остальное.

— Пойду, присмотрю за ужином, — сказала Ив самым любезным тоном, направляясь на кухню.

Меньше всего на свете ей хотелось участвовать в этой экскурсии.

Хантер приподнял бровь, но жестом пригласил Барбару следовать за ним.

— Это семейная гостиная. Здесь мы проводим большую часть времени.

Ив слышала, как Барбара восхищается куполообразными потолками. Чуть позже ее каблуки застучали по лестнице, и Ив поняла, что пара поднялась наверх. Барбара, вероятно, попросит, чтобы Хантер показал ей хозяйскую спальню — духу у нее на это хватит.

Она суетилась на кухне, но как никогда остро ощущала течение времени. И прошло его совсем немало. Наконец Хантер и Барбара спустились вниз и отправились смотреть картины, которые Ив передала мужу…

Ив украшала клубничный пирог язычками взбитых сливок, когда Хантер и Барбара вошли в кухню.

— Прелестное рабочее место, — прокомментировала Барбара. — А вот мне некогда заниматься стряпней. — Она взглянула на Ив и на пирог. — Вы, должно быть, проводите здесь много времени.

Барбара произнесла эти слова таким тоном, словно у Ив не могло быть других интересов.

— Мне это нравится, — ответила Ив. — Так же, как и работа в саду и в художественной галерее.

— Вы работаете?

Барбара приподняла бровь.

— Да. У меня диплом по истории искусства.

— Понятно. Значит, вы художественная натура.

Эта фраза опять-таки больше походила на оскорбление, чем на комплимент. Но воспитание, а также желание продемонстрировать Хантеру, что она может быть любезной в любой ситуации, заставили Ив пригласить Барбару:

— Не хотите ли поужинать с нами?

— Чудесная мысль… Но, увы, не могу. У меня сегодня еще одна встреча. Хантер знает. Мы вчера засиделись с ним до десяти вечера.

Так, значит, вчера Хантер встречался с Барбарой?

У Ив возникло острое и совершенно нелепое желание запустить в эту женщину клубничным пирогом, но она никогда не поддавалась подобным импульсам. Чувство благопристойности не позволяло ей сделать или сказать нечто такое, в чем она потом стала бы раскаиваться.

— Какая жалость, что вы не можете остаться на ужин, — заметила Ив, зная, что могла бы изловчиться за столом и чем-нибудь облить Барбару.

Отец всегда говорил, что надо знать своих врагов лучше, чем самое себя. И хотя до сих пор врагов у Ив не было, Барбара прекрасно подходила на эту роль.

Блондинка бросила быстрый взгляд на часы.

— Мне пора. — Она интимным жестом положила руку на локоть Хантера. — Спасибо за экскурсию.

— Я провожу тебя, — сказал он.

Ив с трудом подавила соблазн посмотреть, как они прощаются. Вместо этого она вынула из духовки жаркое и принялась разделывать его, производя как можно больше шума.

Через несколько минут Хантер вернулся на кухню и, скрестив на груди руки, прислонился к дверному косяку.

— Это было весьма неожиданно, — заметил он.

— Правда?

Ив не смогла удержаться от иронии.

— Скажи, Ив, что у тебя на уме?

— Ты пригласил ее сюда.

Хантер пожал плечами.

— Я бы не назвал это приглашением. Прошлым вечером мы беседовали, и я рассказал ей о доме.

— И попросил ее приехать?

— Она сказала, что хотела бы как-нибудь взглянуть на него, и я предложил ей заехать. Но никак не ожидал, что она тут же явится.

— Как можно быть таким слепым? — пробормотала себе под нос Ив.

Хантер оттолкнулся от косяка и подошел к стойке, за которой хлопотала Ив.

— Что ты хочешь этим сказать?

Когда-то мужская сила, которую излучал Хантер, пугала Ив. Теперь она интриговала ее и возбуждала, а временами сердила.

— Я хочу сказать, что она всеми силами пытается возобновить ваши былые отношения, какими бы они ни были.

— Нам нечего возобновлять.

Голос Хантера был ровным и спокойным, словно он пытался что-то втолковать ребенку. Но его невозмутимость только еще больше распалила Ив.

— Для большинства женщин секс означает нечто большее, чем для большинства мужчин. Может, она ожидала от тебя чего-то помимо приятного времяпрепровождения.

Хантер покачал головой.

— Она знала, что к чему. Я никогда ничего не обещал ей.

Но Ив не сдавалась.

— Она из тех женщин, которые так просто не сдаются. Она все еще хочет тебя.

— Но женат-то я на тебе, — резонно заметил Хантер.

Однако Ив подобного ответа было недостаточно.

— А ты сказал ей, что я жду ребенка?

— Нет, — удивился он.

— А почему?

Хантер придвинулся ближе.

— Ты в чем-то обвиняешь меня? — потребовал он ответа.

— Тебе все еще влечет к ней? — не сдавалась Ив.

— Я уже говорил тебе. Она моя клиентка, и ничего больше.

— Прочие твои клиенты не заявляются к тебе в дом к ужину, — выпалила Ив.

Хантер опять увильнул.

— А почему это так тебя беспокоит? — поинтересовался он с непроницаемым выражением лица.

И Ив ответила ему начистоту:

— Потому что мне не нравится, когда твои бывшие подружки как ни в чем не бывало расхаживают по нашему дому.

Хантер раздраженно фыркнул.

— Не мог же я просто так взять и выставить ее. И вообще ты поднимаешь по этому поводу слишком много шума. Что же, теперь будешь злиться при каждой моей встрече с бывшей подругой?

Ив дивилась себе, но не могла сдержать нарастающее раздражение и злость.

— А со сколькими женщинами ты встречался, Хантер? Не может ли случиться так, что я буду вынуждена сталкиваться с ними каждый месяц, а то и каждую неделю?

— Тебя интересует, со сколькими женщинами я спал после тебя? — грубо уточнил Хантер, и горло у Ив сжалось, а на глаза навернулись слезы.

Она потрясла головой.

— Нет. Забудь. Я не хочу знать.

— А может, я хочу знать, со сколькими мужчинами спала ты, — мрачно парировал он.

Ив видела по его потемневшим глазам, что он не потерпит уклончивого ответа, да и вообще этот момент может оказаться переломным в их браке.

— Других не было, — еле выговорила она. — Только ты.

Хантер, похоже, был изумлен.

— И ты ждешь, что я тебе поверю?

— Да. Точно так же как ты ждешь, что я поверю, будто у тебя не было романа во Флоренции.

В кухне стало так тихо, что воздух, казалось, зазвенел.

Внезапно Хантер сделал шаг назад.

— Давай-ка ужинать, пока еда не остыла.

Чувство близости исчезло без следа. Неумолимое прошлое снова отгородило их друг от друга.

В довершение всего Ив потеряла аппетит — до того ее расстроили визит Барбары и недоверие мужа. За ужином царила атмосфера неловкости, и после нескольких вымученных попыток завязать разговор они продолжали есть молча. Это дало Хантеру возможность задуматься над тем, что вчера сказала ему Барбара.

Его клиентка весьма тонко дала ему понять, что, если он хочет снова встретиться с ней, она не против. Очевидно, Барбара не придавала особого значения брачным обетам.

Но Хантер относился к ним иначе. Наблюдая за своими родителями, он видел, что значит для них брак. Любовь и верность были главными составляющими их совместной жизни.

Когда Ив начала допрашивать его, у Хантера возникла ответная защитная реакция — ведь она пыталась доказать, что это он пять лет назад выбросил ее из своей головы, из своей жизни. А было-то совсем наоборот! К тому же он не ожидал, что Ив так ответит на его вопрос насчет других мужчин, и до сих пор сам не понимал, поверил ли он ее словам. Она была такой красивой, такой страстной женщиной. Неужели она замкнулась в себе? Не давала волю чувствам?

Хантер заметил, что в последнюю неделю что-то начало меняться к лучшему. Он стал менее сдержанным, более открытым с женой. Но что произойдет, если он пошлет к черту всякую осторожность? Вдруг Ив после этого отвернется от него? Решит, что он ей больше не нужен?

Та ночь пять лет назад, когда они предавались любви, изменила всю его жизнь. Ему показалось, что он встретил человека, который смог заглянуть ему в душу, который будет любить его больше, чем кто бы то ни было. И Хантер попросил ее руки — а она отвергла его. Ив нанесла ему сокрушительный удар.

Глядя на жену, которая ковыряла кусок клубничного пирога, Хантер понял, что ему нужно время подумать. Нужно побыть некоторое время вдали от неё, чтобы не поддаться непроходящему желанию держать ее в объятиях. В офисе дел по горло, и сегодня он воспользуется этим.

Хантер отодвинул стул и сказал:

— Я собираюсь вернуться в офис.

— Ладно. — Ив словно ожидала этих слов. — Да, Хантер, что касается Барбары…

— Мне кажется, мы уже достаточно поговорили о ней сегодня, — парировал он. — Но если ты хочешь, чтобы я разорвал с ней деловые отношения, я так и сделаю.

Ив внимательно посмотрела на него. Если она согласится с Хантером, он поймет, что она не доверяет ему.

— Нет, не надо. Раз ты говоришь, что между вами все кончено, я тебе верю.

Хантер почувствовал облегчение; он не смог удержаться, провел рукой по щеке Ив и поцеловал ее. Как всегда, дремавшая в них страсть вспыхнула ярким пламенем. Но сегодня одиночество было ему нужнее.

И все-таки он прошептал:

— Ив, я хочу только тебя.

Ив отстранилась и пошла на кухню.

На следующее утро в галерее Сэндстоуна Ив распаковывала картину, прибывшую из Северной Калифорнии. Обычно ей нравилось первой знакомиться с новым экспонатом, но сегодня она не могла сосредоточиться ни на чем. Она никак не могла взять в толк, что за мысли у Хантера в голове. Когда он пылко поцеловал Ив и сказал, что хочет только ее, она была так счастлива, а потом — растерялась… потому что он ушел… потому что ему явно хотелось побыть одному.

Он даже забыл диск и распечатки, которые, по всей вероятности, представляли для него большую важность, на столе в патио. Ив аккуратно убрала их в ящик его стола. Она надеялась дождаться возвращения мужа, но из-за своего положения сильно уставала и порой засыпала, сама того не желая.

Посреди ночи Ив поняла, что Хантер лежит рядом. Она тут же прильнула к нему, но он спал, а когда она проснулась поутру, он уже ушел.

От дверей галереи донесся сигнал — пришел посетитель. Увидев его, Ив, мягко говоря, удивилась. В списке постоянных покупателей Ларри Морган не значился. Впрочем, почему бы ему изредка не захаживать сюда?

— Привет, Ларри. Чем могу помочь? — спросила она.

Ларри небрежно пожал плечами:

— Я был здесь поблизости по делу, вот и решил проведать тебя.

Ив улыбнулась в ответ, напомнив себе, что это брат Хантера и, может статься, впрямь зашел просто так. Но интуиция подсказывала ей, что тому есть причина.

— На Мидж произвели большое впечатление ваши картины, — продолжал Ларри. — Она сказала, что нам, быть может, стоит вложить деньги в нечто подобное. Вот я и подумал, почему бы не начать с этой галереи?

— Тебе нравится что-то конкретное?

— Не знаю, но мне кажется, что, увидев подходящую вещь, я пойму.

Вообще-то многие покупатели сначала присматривали место для картины в своем доме, а уж потом подыскивали что-нибудь эффектное.

Но Ларри определенно не был похож на покупателя.

— Мидж сказала, что ей особенно понравился Уайет. — Лицо Ларри оставалось бесстрастным. — Хотя мне больше по душе морской пейзаж.

— Акварель или масло? — уточнила Ив.

Ларри пожал плечами.

— Совершенно безразлично.

— Тогда пройдем сюда.

Ив жестом пригласила Ларри следовать за ней и подвела его к двум акварелям в углу галереи.

Ларри присмотрелся к цене.

— За такие деньги — и такие пустячки, — пробормотал он себе под нос, но Ив расслышала его слова.

— Еще у нас есть эстампы большего формата, но для них тебе надо будет заказать раму, — заметила она. — Некоторые из эстампов выпущены ограниченным тиражом.

Ларри отрицательно покачал головой.

— Нет, я похожу пока, посмотрю. Не обращай на меня внимания.

— Ладно. Позови, если понадобится помощь.

Ив вернулась к столу, чтобы внести в каталог все данные о новой картине. Наконец Ларри подошел к ней.

— Пожалуй, подожду до праздников, а потом подарю что-нибудь Мидж на Рождество.

— Это будет прекрасный подарок, — одобрила Ив. — Из тех, что хранят и берегут всю жизнь.

— Похоже, женщины особенно склонны к такого рода вещам.

Ларри явно не торопился уходить, и Ив почувствовала, что сейчас узнает истинную причину его визита.

Рассеянно листая брошюру, лежавшую на конторке, он сказал:

— Так что… Хантер отказался от своей затеи помешать моему бизнесу?

Ив не нашла в себе сил солгать.

— Ларри, насколько я могу судить, Хантер по-другому расценивает свои действия. Да ты, наверное, вскоре получишь от него известие.

Ларри сузил глаза.

— Что он затеял на сей раз?

— Вообще-то это не мое дело.

— А по-моему, как раз наоборот. Ты как-никак его жена. Что у него на уме?

Ив покачала головой.

— Ничего. Просто он нашел кое-какую информацию, которая должна вам помочь, вот и все.

— Вот и все, — пробурчал Ларри. — Как же. Ты не знаешь, что это за информация?

Но Ив твердо решила держать язык за зубами.

— Об этом тебе лучше поговорить с Хантером.

— Сначала я свяжусь кое с кем другим, — ответил Ларри и, не сказав больше ни слова, повернулся и вышел из магазина.

Ив закончила работу около двух. Приехав домой, она открыла все окна, чтобы проветрить как следует комнаты, размышляя при этом, стоит ли рассказывать Хантеру о визите Ларри. Меньше всего она хотела обострить взаимоотношения братьев. Ив обдумывала, что приготовить на ужин, когда зазвонил телефон.

— Миссис Коулберн? Говорит Сандра Грейсон.

Это была горничная, которую наняла Ив. Она была замужем и работала, чтобы накопить денег на обучение в колледже двух своих детей.

— Здравствуйте, Сандра. Вы придете завтра?

— Я поэтому и звоню, — объяснила та. — У меня заболела дочка. Ничего серьезного, небольшая простуда. Но мне придется идти с ней завтра к врачу. Разрешите мне прибраться в вашем доме сегодня вечером.

— Конечно, приходите.

— Вас устроит около четырех?

— Отлично. На этот раз работы немного: просто вытереть пыль и подмести.

— Спасибо. Я вам так благодарна. До встречи.

Ив повесила трубку, а потом позвонила Хантеру, чтобы выяснить его планы. Может, они съездят куда-нибудь поужинать. Секретарь сообщила, что Хантера сейчас нет на месте, но он может вернуться в любую минуту, и она тотчас передаст ему сообщение. Час спустя Ив попыталась связаться с мужем по мобильному телефону, но он не ответил, и она догадалась, что он оставил телефон в машине. Посылать сообщение на пейджер, только чтобы обсудить планы на ужин, казалось нелепым.

Уже приехала Сандра, а Хантер так и не позвонил. Ив объяснила горничной, что следует сделать. Сандра решила начать со спален, Ив оставила ее там и спустилась вниз.

Но стоило ей поудобнее утроиться в патио со стаканом лимонада и пособием по вязанию пинеток, как на кухне послышались шаги Хантера. Ив вздрогнула — она не слышала, чтобы открылась дверь гаража.

На Хантере, как обычно, была белая рубашка, но рукава закатаны, узел галстука оттянут вниз. В руках он держал компьютерный диск и бумаги, которые прибыли вчера. Лицо было расстроенное.

— Я даже не слышала, как ты открывал гараж, — заметила Ив.

— Я припарковался перед домом. Чей это там пикап?

— Женщины, которая делает у нас уборку. Она наверху. А что случилось, Хантер? Ты чем-то расстроен?

— Расстроен? Это еще мягко сказано. — Он потер затылок. — Мне позвонил отец. Ларри ускорил подписание последних бумаг по слиянию компаний, и они встречаются у адвоката Фарли в шесть часов. Я сказал папе, чтобы он позвонил Джолин и направил ее туда. Я тоже поеду и передам полученные сведения. Ума не приложу, почему Ларри не стал дожидаться сентября.

Но Ив-то знала, в чем тут дело, и внезапно ощутила приступ тошноты.

— Мне кажется, я знаю причину.

— Откуда? — выпалил Хантер почти обвинительным тоном.

— Сегодня Ларри зашел в галерею. Сначала он сделал вид, что хочет купить картину или скульптуру, а потом поинтересовался, собираешься ли ты и дальше вмешиваться в его дела.

— И что же ты ему сказала? — почти прошипел Хантер.

— Что у тебя есть какая-то информация…

Никогда еще Ив не видела мужа таким разъяренным.

— Я рассказал тебе о своих планах не для того, чтобы ты разболтала о них! — взорвался он. — Я доверился тебе!

— Но я, собственно, ничего ему не рассказала, — попробовала оправдаться Ив.

— Очевидно, и этого оказалось достаточно. Сомневаюсь, что он перенес решающую встречу на сегодня только потому, что выдалась хорошая погода.

Профессиональная выдержка покинула Хантера, его голубые глаза метали молнии.

— Я только пыталась помочь тебе.

— Твоя помощь может стоить моей семье бизнеса! — прорычал он. — К тому же ты обманула мое доверие!

— Нет. Ты вполне можешь доверять мне, Хантер, — только и смогла пролепетать она.

— Ничего подобного! — отрезал он. — Пять лет назад я считал, что мы кое-что значим друг для друга. Ты дала мне понять, что мои чувства не остались безответными, что ты увлечена мной так же, как я тобой. Ты целовала меня так, словно завтра наступит конец света. А когда мы предавались любви… — Он сокрушенно покачал головой. — Ив, я предложил тебе всего себя, но ты отбросила мой дар. Твой отец недвусмысленно дал понять, что ты слишком хороша для меня. А я-то думал, что чувства для тебя важнее планов отца.

— Хантер! — потрясение воскликнула Ив. — Я была тогда слишком молода. Я…

— Да, мы были молоды, — отрезал он. — Но ты была достаточно взрослой, чтобы осознавать свои поступки. С твоей внешностью, с твоим очарованием ты знала, как обвести мужчину вокруг пальца. И я поддался на твои уловки, потому что искал чего-то серьезного, чего-то, что продлится всю жизнь.

— Хантер, мне так жаль.

Но Хантер был мрачен, как никогда, в его голосе звучали осуждение и приговор.

— Тебе жаль, — издевательски повторил он. — Тебе жаль, что ты отклонила мое предложение. Тебе жаль, что ты не рассказала мне о своей беременности. Тебе жаль, что у тебя был выкидыш и ты опять-таки не рассказала мне об этом. А теперь тебе жаль, что сведения, которые должны были остаться между нами, ты сообщила моему брату. — Хантер замолчал, и это было мрачное молчание. — Ив, слов «мне жаль» недостаточно, и если я не смогу помешать слиянию этих компаний… — Он стиснул зубы. — Но это потом, а сейчас мне надо торопиться.

Ив протянула к нему руку.

— Пожалуйста, Хантер, ты должен выслушать меня…

— Нет, Ив, не должен. Мне начинает казаться, что я вообще не должен был выслушивать твое предложение о браке.

Каждое его слово больно ранило Ив, а когда она немного пришла в себя, Хантера уже не было.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Услышав, как закрывается входная дверь, Ив рванулась было вслед за Хантером, но тут же одумалась. Какой смысл? Он не доверял ей — в этом не могло быть никаких сомнений. Как и в том, что он не простит ее. Какое же будущее их ждет, если они навечно затаят злобу друг против друга?

Бессмысленно уверять его, что она действительно пыталась помочь. Хотела, чтобы Ларри и Хантер наконец-то смогли найти общий язык. Чтобы Ларри превозмог в себе зависть и неуверенность, а Хантер преодолел барьер, созданный им самим, и протянул брату руку. Но теперь…

Состоится сделка или нет, Хантер, по всей видимости, так и не простит ее.

И уж конечно, не поверит, что она любит его. А Ив любила его — всем сердцем, всей душой. Что случится, если они не справятся с этой ситуацией?

Что случится, если он отгородится от нее навсегда?

На глаза Ив навернулись слезы, и она не смогла удержать их. И долго еще сидела, не зная, что думать, что предпринять, а слезы струились по ее щекам…

Она даже не знала, когда вернется Хантер. Да и вернется ли вообще.

Когда раздался звонок телефона, сердце Ив на секунду замерло. Может, это Хантер? Может, он все-таки смог понять?

Ив сняла трубку, но в ней раздался другой голос.

— Ив… Это Лорен.

Ив смахнула слезы со щек.

— Привет, Лорен.

Та сразу же уловила в ее голосе что-то неладное.

— Ив, что случилось?

Ив испытывала к Лорен симпатию, но не настолько хорошо ее знала, чтобы раскрывать душу. Поэтому она ответила:

— День был какой-то странный.

— Надеюсь, что не приведу тебя в еще большее замешательство. Знаешь, я закончила планировку твоего сада. Но хочешь ли взглянуть на результат?

— Прямо сегодня?

— А почему бы и нет? Я свободна, да и ты говорила, что частенько коротаешь вечера в одиночестве, — заметила Лорен. — Сейчас я в Денвере, занимаюсь с клиентом, но, если ты решишь приехать, мы можем зайти куда-нибудь поужинать и поговорить.

Ив была так расстроена, что мысль о еде не вызвала у нее никакого энтузиазма. Впрочем, ей надо было есть ради ребенка. К тому же что толку сидеть дома и жалеть себя? Вдруг после разговора с Лорен что-нибудь прояснится? Может, она найдет способ доказать Хантеру свою любовь и заставит его понять, почему пять лет назад она отказалась от его предложения и почему попросила его жениться на ней сейчас.

— Где же нам встретиться? — спросила она у Лорен.

Отец сообщил Хантеру, где предположительно должно происходить собрание — в адвокатской конторе весьма сомнительной фирмы. Один этот факт должен был натолкнуть Ларри на мысль, что со сделкой что-то не так. Но Ларри так упорно старался что-то доказать себе, да и Хантеру тоже, что не видел дальше собственного носа.

Когда Хантер припарковал машину и направился к дверям конторы, он заметил, что небо из голубого стало серым, и эта перемена соответствовала его настроению. Темные тучи и пронизывающий ветер властвовали в его душе от горького сознания того, что Ив предала его, и, насколько ему было известно, не в первый раз.

Войдя внутрь, Хантер всеми силами попытался отогнать мысли об Ив.

Все собрались в вестибюле, и Хантер заметил, как обрадовался Джон при виде его.

— Наконец-то! Я сказал им, что мы никуда не пойдем и ничего не подпишем, пока не появишься ты.

Отис Фарли был крепко сбитым мужчиной под метр восемьдесят. Отлично сшитый костюм почти не скрывал приличное брюшко. Он недоуменно взглянул на Хантера и обратился к Ларри:

— Морган, я не понимаю, какое отношение он имеет к нашей сделке? Все заинтересованные стороны уже в сборе.

Ларри поднялся. Его лицо пылало от гнева.

— Я сам не понимаю, в чем тут дело. Хантер, почему бы тебе не развернуться и не уехать? Ты нам здесь не нужен.

Джолин ухватила брата за локоть.

— Ларри, пожалуйста, выслушай Хантера. Или просмотри бумаги, которые он принес.

Ларри отвел руку сестры.

— Ив уже рассказала мне — это гнусные инсинуации. И вообще я удивлен, что ты не привез ее с собой.

Сердце Хантера пронзила острая боль, но он постарался не обращать на это внимания.

— Ларри, мне нужно всего пять минут. Выслушай меня и взгляни на бумаги.

Джон подошел ближе и сжал плечо Ларри.

— Сынок, я тебя прошу. Выслушай своего брата.

Хантер, пораженный, смотрел на отца. Джон Морган обращался к сыновьям так, словно они были одинаково дороги ему.

Ларри раздраженно взглянул на отца, потом на Джолин и наконец на Хантера. Потом сказал:

— Ладно. Но только на пять минут. Идемте в зал.

Все четверо вышли, оставив Фарли и его адвоката одних.

— Надеюсь, что это не шутка, — пробормотал Ларри. — Я и так уже чувствую себя дураком.

Не произнося ни слова, Хантер вручил ему объемистую пачку бумаг, содержащих ту же информацию, что и диск.

— Это балансовые отчеты Фарли. Считается, что они должны быть доступны, но достать их оказалось не так-то просто. Один мой друг постарался для меня. Ты можешь не торопиться и изучить их внимательно, но главное в них — умышленное нарушение отчетности. Иными словами, Фарли вносит в балансовые книги средства, которыми его компания на самом деле не обладает. И следствие по этому поводу уже ведется.

Ларри быстро просмотрел бумаги, суммы и колонки отчетности. Потом побледнел и взглянул на Хантера.

— Это серьезно.

— Вот именно. Если ты подпишешь бумаги о сделке, то поставишь «Товары для офиса» Моргана под удар, — без околичностей заметил Хантер.

Тишина в зале сгустилась. Хантер не знал, чего ждать от Ларри, и приготовился к любому развитию событий, включая уже имевшие место обвинения в том, что он пытается загубить сделку всей его жизни по причинам личного характера.

— Почему ты это сделал? — наконец спросил брат.

— Только не для того, чтобы в пику тебе сорвать сделку, — устало ответил Хантер.

— Почему ты это сделал? — настаивал брат.

— Я уже говорил тебе. У папы было плохое предчувствие насчет Фарли. До него дошли нехорошие слухи, и он попросил меня их проверить.

— Мне бы следовало самому приглядеться к компании Фарли повнимательнее, — пробормотал Ларри.

— Ты был так уверен в своей правоте, — мягко заметила Джолин.

Ларри бросил быстрый взгляд на Хантера.

— Нет, причина в другом. Все эти годы я пытался так же уверенно и успешно управлять своим бизнесом, как Хантер — своей юридической практикой. А получается, я чуть не загубил собственную компанию.

И тут в разговор вступил Джон.

— Вам двоим нет никакого смысла соперничать, — сказал он. — Вы оба мои сыновья, всегда были ими и будете. Ни одному из вас я не отдаю предпочтения, хоть вы в это не слишком верите. И у вашей матери тоже нет любимчика. — Он повернулся к Хантеру. — Ты приемный сын, но для нас ты не менее дорог. Ведь мы сами тебя выбрали. А ты, Ларри, — обратился Джон к другому сыну, — не можешь быть нам менее дорог оттого, что Хантер старше тебя и появился в нашей жизни раньше. Все эти годы мы всячески пытались доказать вам, что одинаково любим вас обоих, но, похоже, это нам так и не удалось.

По голосу отца Хантер чувствовал, что тот говорит искренне. Джон пришел к нему за помощью, доверился ему, уважал его мнение… уважал и доверял настолько, что задержал сделку, пока не получил на руки несомненное доказательство ее безрассудности.

Джолин подошла и встала рядом с Хантером.

— Мы так и не узнали друг друга как следует, но я всегда думала, что, пытаясь сблизиться с тобой, я изменю нашей с Ларри дружбе. А это было несправедливо. Но, Хантер, я всегда считала тебя своим братом, таким же, как Ларри.

Что-то сжалось в груди у Хантера, и он смог только кивнуть.

А Джолин обратилась к отцу и Ларри:

— Наверное, вам стоит пойти к мистеру Фарли и объявить, что сделка отменяется.

Ларри, все еще не пришедший в себя от потрясения, взглянул на Джона и кивнул. Он взялся за ручку двери, но, прежде чем выйти, повернулся к Хантеру и произнес одно только слово:

— Спасибо.

И в этот момент Хантер подумал, что если они с Ларри еще не стали по-настоящему близки друг другу, то хотя бы положили начало сближению. Такие дни из памяти так просто не изглаживаются.

Когда Джон и Ларри вышли, Джолин повернулась к Хантеру:

— Ты ведь знаешь, что мама и папа не были виноваты в том, что ты так остро ощущал себя приемным сыном. Скорее, это была наша с Ларри вина.

— Наверное, мне не хватало объективности, чтобы все это понять, — признался Хантер.

— А тебе известно, что после авиакатастрофы родители не отходили от тебя?

— Нет, — потрясенно ответил Хантер.

— Ну так вот, — объяснила Джолин, — те дни, пока ты лежал в коме, были для папы и мамы худшими днями в их жизни. Они сидели у твоей кровати, и разговаривали с тобой, и плакали, и молились. Они любят тебя, Хантер, любят так же сильно, как меня или Ларри.

Несколько секунд Хантер просто не мог выговорить ни слова.

— Я был таким глупцом, когда винил их за то, что они бросили Слэйда.

Джолин коснулась его руки.

— Хантер, все эти годы они не могли освободиться от чувства вины. Вины за то, что разлучили тебя с братом. Но им пришлось принять решение — разве могли они предусмотреть последствия?

Хантер посмотрел на сестру с теплотой и уважением.

— Я всегда считал тебя умницей. Но не знал, что ты к тому же и мудра.

Внезапно он ощутил, что у него и в самом деле есть сестра.

— Не такая уж и мудрая, — улыбнулась Джолин. — Мне до тебя еще расти и расти. Знаешь, — доверительно сказала она, — если не командовать Ларри, с ним гораздо легче ужиться.

Хантер вернул ей улыбку.

— Учту на будущее.

— Пока ты не приехал, — продолжала сестра, — он все жаловался, что Ив не пожелала рассказать ему, какую такую информацию ты раздобыл. Но мне кажется, что в глубине души он восхищался ее преданностью тебе. И если бы он воспользовался ее советом и поговорил с тобой, ничего этого не случилось бы.

Хантер не верил собственным ушам.

— Ив просила его поговорить со мной?

— Ну да. Мне кажется, Ларри симпатизирует ей, хотя и не хочет признаваться в этом. А у нее действительно неотразимый южный акцент, — лукаво улыбнулась Джолин.

Ларри симпатизирует Ив! Его жена предана ему!

Хантеру показалось, что весь его мир встал с ног на голову. А он обвинял Ив в том, что она обманула его доверие. Обвинял ее в том, что…

Открылась дверь, и в зале снова появились Джон и Ларри.

— Мы покончили с Фарли, — сообщил Ларри. — Я передумал заключать с ним сделку. Наверное, мне слишком многое доверили. — Он взглянул на Хантера. — А управлять таким объемом работы оказалось не так-то просто.

— Это любому сложно, — согласился Хантер.

— А почему бы нам не поужинать всем вместе? — предложил Ларри. — Выпьем по бокалу за наше «неслияние».

Все рассмеялись. На сердце у Хантера было с одной стороны очень легко, а с другой — неимоверно тяжело, когда он размышлял об Ив и обо всем том, что наговорил ей.

— Я бы с удовольствием поужинал с вами, — сказал он, — но, кажется, успею только выпить. Мне надо вернуться домой пораньше.

— Взгляните, среди нас все еще есть новобрачные, — сострил Ларри. О, теперь Хантер видел его в новом свете. Ив была права и насчет его брата. Поведение Ларри всегда определялось чувством неуверенности в себе, именно это заставляло его отталкивать Хантера. Но теперь, возможно, они смогут стать братьями.

А пока он выпьет по бокалу с братом, сестрой и отцом и, возможно, придумает, как помириться с Ив.

Часом позже Хантер подъехал к дому. Грозовые небеса наконец разверзлись, и дождь лил сплошной темной и блестящей стеной. Пикап все еще стоял на подъездной дорожке. Хантер открыл гараж. Машины Ив там не было. Хантера охватил небывалый приступ паники. Куда она пропала?

Может, ушла из дома? Или вообще — из его жизни?

Он пересек холл, прошел на кухню и нашел на столе записку. Однако, читая ее, не испытал ни малейшего чувства облегчения.

«Хантер! Лорен Макмиллан закончила планировку нашего сада. Я поехала поужинать с ней и обсудить результат. Постараюсь не задерживаться. Ив»

Нашего сада?

А ведь он оформил дом на свое имя. Но Ив упорно старалась превратить его в настоящий семейный очаг, и ей, похоже, была наплевать на все эти условности на бумаге.

А он боялся признаться, как ему нравится жизнь с Ив, как весь день он ждет встречи с ней.

Сегодня вечером они должны наконец-то разобраться в том, что натворили.

Хантер услышал шум в гостиной и, направившись туда, обнаружил молодую брюнетку в джинсах и футболке. При появлении Хантера она отключила пылесос и улыбнулась ему.

— Привет. Вы, должно быть, мистер Коулберн? Меня зовут Сандра Грейсон. Я закончу через полчаса.

— А вы не знаете, когда уехала моя жена?

— Мне кажется, около семи.

Хантер взглянул на потоки дождя, заливавшие окна. На фоне мрачного неба то и дело полыхала молния. Уже почти стемнело, и мысль о том, что Ив уехала из дома в такую непогоду, тревожила Хантера.

— Я приму душ, — обратился он к Сандре. — Вы не ответите, если зазвонит телефон?

Вдруг Ив застряла где-то.

— Конечно, отвечу.

Какое-то смутное воспоминание шевельнулось в голове Хантера. Он направился к лестнице и внезапно застыл как громом пораженный. Такое уже было. Он остановился в отеле во Флоренции. Пришла горничная, чтобы перестелить ему постель. Хантер ждал делового звонка и сказал девушке:

— Вы не подойдете к телефону, если кто-нибудь позвонит?

Она кивнула, а он отправился в душ.

Это было примерно через шесть недель после его отъезда из Саванны.

Неужели Ив звонила именно тем вечером? Неужели она разговаривала с горничной?

Пока Хантер принимал душ, он пытался осознать, расставить по полочкам все, что произошло с ним за этот день, да и за всю его жизнь.

Когда он потерял способность доверять? Когда умерли его родители и их со Слэйдом поместили в приют? Правда, он был тогда младенцем и не мог всего понять, но, возможно, запомнил это событие и связанные с ним чувства на подсознательном уровне. А потом его усыновили, а Слэйда оставили в приюте. Но ведь не зря говорят, что между близнецами существует какая-то особая, необъяснимая связь. Наверное, он как-то почувствовал, что его разлучили с единственным родным ему существом. Он оказался один в этом мире. И всегда был один… с тех пор, как помнил себя.

Его усыновили Джон и Марта, и он был уверен, что они любят его и дорожат им. Но в тот момент в их жизни произошло слишком много перемен: новая работа, новые места, а потом и новый ребенок. Зависть Ларри, должно быть, зародилась очень рано.

А он, Хантер, был так одинок.

И это ощущение не проходило, пока он не встретил Ив. Пять лет назад ему показалось, что он нашел недостающую часть своей души. Он понял это в ту самую секунду, как увидел ее.

Каково было девятнадцатилетней девушке обнаружить, что она стала объектом внимания человека старше ее… объектом его влечения… его желания?.. Она была невинна и неопытна. Понятно, что она растерялась…

Все эти годы Хантер ощущал горечь ее отказа, гнев, оттого что она отвергла его. Но он злился не просто на Ив; он злился на судьбу… Негодовал на судьбу за свое одиночество. И на Ив — потому что в ее силах было умерить его тоску по человеческой теплоте. Но с тех пор, как они с Ив расстались, он жил словно автомат, получал удовольствие, где и когда мог, но не испытывал настоящей радости. Так было до тех пор, пока его не нашел Слэйд. Но даже когда они с братом встретились, Хантер не мог простить родителям того, что они разлучили его со Слэйдом.

Размышления Хантера прервали раскаты грома. Он быстро выбрался из душа, на ходу вытираясь полотенцем. Едва сознавая свои действия, он надел шорты цвета хаки, белую футболку, мокасины и спустился вниз. Сандра собирала в сумку принесенные ею чистящие средства. Хантер заплатил ей и спросил:

— А вы уверены, что доберетесь до дома в такую погоду?

Сандра беспечно махнула рукой.

— Мне недалеко.

Хантер проводил ее, потом включил канал, который передавал прогноз погоды, и пришел в ужас от увиденного. В окрестностях бушевала буря, которая грозила наводнением. Он представил себе, как Ив пробирается через весь этот кошмар, и сердце у него застучало как сумасшедшее.

А что, если с ней что-нибудь случится?

Именно с ней, а не только с их ребенком?

Она стала его жизнью. Она стала его….

Любовью.

Он боялся посмотреть правде в глаза, боялся признать ее, боялся сказать это вслух.

Когда Ив приедет домой, он признается ей, каким был идиотом. Он извинится перед ней. Они наконец-то должны стать настоящими супругами.

Когда она приедет домой…

* * *

Дождь хлестал по стеклам ресторана, где ужинали Ив и Лорен. Ив смотрела на планы сада, разложенные на столе, но никак не могла на них сосредоточиться. Она вообще ни на чем не могла сосредоточиться. Она ошиблась, полагая, что, пообщавшись с Лорен, сможет разобраться со своими мыслями.

А Лорен тем временем говорила:

— Так вот, если тебе нравятся плоские камни, то можно использовать эти, либо… Ив, что с тобой?

Ив подняла голову. За время их знакомства она успела понять, что этого специалиста по ландшафтам не проведешь. Кривить душой бессмысленно. Она просто покачала головой, на глаза навернулись слезы.

— Что случилось? Причина в беременности? — встревоженно спросила Лорен.

Ив снова покачала головой. Она считала, что их проблемы с Хантером — дело личное. Говорить об этом нельзя.

— Что-то с мужем? — допытывалась Лорен, и было видно, что это не праздное любопытство, что она по-настоящему озабочена.

— У нас возникли кое-какие трудности. Но все это так сложно… я не могу говорить об этом, — едва слышно прошептала Ив.

Карие глаза Лорен внимательно изучали собеседницу.

— Ты же его не боишься, не так ли?

— Нет, нет, — живо запротестовала Ив. — Я не боюсь Хантера.

На лице Лорен отразилось облегчение.

— Значит, ты его любишь?

Слезы сами закапали у Ив из глаз.

— Так люблю, что не представляю без него жизни.

Лорен слегка наклонилась вперед, ее глаза сверкали.

— Мои родители любят друг друга, несмотря на все удачи и неудачи, несмотря на все повороты судьбы. А они женаты уже тридцать пять лет. И мне кажется, что любовь может все поправить.

Лорен видела в своей жизни не так уж много семейных пар, но ей очень хотелось верить, хотелось надеяться, что любовь спасет брак Ив и Хантера.

— Надеюсь, ты права. Но мне надо возвращаться домой. А планировка сада получилась замечательная. Правда-правда.

Лорен снова забеспокоилась.

— Может, ты подождешь, пока буря немного стихнет?

— Нет, я не могу ждать, — покачала головой Ив. — Если Хантер уже приехал… Мне надо поговорить с ним.

Она вынула кошелек, чтобы заплатить за себя.

— Я угощаю, — улыбнулась Лорен.

— Нет, Лорен, — возразила Ив.

— Да, Ив, — усмехнулась та в ответ. — Заплатишь в следующий раз. И, пожалуйста, будь за рулем поосторожнее.

Ив свернула планы, попрощалась и побежала к машине, шлепая по лужам: потоки воды уже захлестывали тротуар.

* * *

Ив вела машину медленно и осторожно, но все равно поездка оказалась настоящим испытанием. Некоторые улицы уже были затоплены, и приходилось искать объездные пути. Ив понадобилось в два раза больше времени, чем обычно, чтобы добраться до дома, и, когда она открывала ворота гаража пультом дистанционного управления, руки у нее тряслись. Но она заметила, что машина Хантера на месте.

Ив закрыла ворота и прошла через холл на кухню. Хантер стоял около раковины, и на его лице читалось такое…

— Ив, — выдохнул он. — Я так волновался. Я звонил в галерею, решив, что ты, может быть, заехала туда после ужина. Но никто не поднял трубку. Потом позвонил в полицию, но номера твоей машины не было в отчетах о несчастных случаях.

Внезапно он замолк, не сводя с нее глаз.

— Прости, что заставила тебя волноваться… — начала Ив, но голос ее прервался, и ее обожгла внезапная надежда: может быть у Хантера еще остались какие-то чувства к ней?

— Я не просто волновался. Я боялся, что ты можешь не вернуться.

— А куда мне идти? — тихо спросила Ив.

— Туда, где нет меня, непроходимого тупицы. Я сегодня кое-что вспомнил и… Тем вечером во Флоренции… Ив, в моем номере была горничная. Она пришла, чтобы перестелить постель, а я отправился в душ. Ив, — продолжал он с выражением искреннего отчаяния, — мне так жаль, что я тогда не поговорил с тобой. Как я мог не поверить твоим словам о том, что ты пыталась связаться со мной. Я был слеп. — Хантер помолчал, а потом произнес слова, от которых Ив вздрогнула: — Я люблю тебя, Ив. И всегда любил. Тебя одну, и только тебя. И не только потому, что ты можешь стать матерью моих детей. Нет, я люблю именно тебя.

Ив не могла поверить своим глазам. Не могла поверить собственным ушам.

И Хантер, должно быть, заметил выражение недоверия на ее лице.

Он подошел к ней, взял ее сумочку и свернутые в трубку планы и положил их на стол.

— Ты сможешь простить меня за то, что я винил тебя во всем происшедшем? — с мольбой спросил он. — Можешь простить, что я не любил тебя так, как должен был любить?

Слезы побежали по щекам Ив.

— А ты простишь меня за то, что я испугалась любви, когда она пришла ко мне впервые в жизни? За то, что не попыталась достучаться до твоего сердца? Ведь я тогда любила тебя, Хантер, любила очень сильно! Но я ужасно испугалась.

Он нежно коснулся ее губ кончиками пальцев.

— А сейчас, Ив? Что ты чувствуешь сейчас?

И она поняла, что пришла пора раскрыть ему свое сердце.

— О, Хантер, мои чувства до сих пор пугают меня. — Ив пристально посмотрела ему в глаза. — Ты был единственным мужчиной в моей жизни. И мне кажется, что мой отец догадывался об этом. Потому-то он и поставил в своем завещании такое условие. Он надеялся, что так поможет мне обрести счастье. Я пришла к тебе вовсе не для того, чтобы спасти наследство, — прерывающимся голосом продолжала она. — Я знала, что это единственный шанс воплотить мои мечты. Потому что ты всегда жил в моих мечтах — и в моем сердце.

— О, Ив, — вздохнул Хантер и, склонив голову, приник к ее губам властным поцелуем.

Он обнимал ее так, словно в мире не осталось больше ничего важного. Ив таяла в его руках, прильнув к нему всем телом, ей хотелось навек остаться в его объятиях.

Внезапно Хантер отстранился и взял ее лицо в ладони.

— Так ты меня прощаешь?

— Да, — не раздумывая, ответила Ив. — А ты простишь меня?

— Я сделаю все, о чем ты попросишь.

И тут Ив вспомнила о проблемах с семейным бизнесом.

— Как прошла встреча?

Хантер улыбнулся.

— Ты не поверишь тому, что произошло… — Он подхватил Ив на руки. — Все в порядке. Но я расскажу об этом попозже.

Ничто не могло сравниться с той минутой, когда их сердца и тела воистину слились воедино. Прикосновения Хантера никогда еще не были такими нежными. Они дарили друг другу свои сердца и души, делились страстью и всепоглощающей любовью. Они одновременно достигли желанной вершины, едва не потеряв сознание от силы охвативших их чувств.

Хантер, целуя Ив, вдруг признался:

— Знаешь, Ив, ведь я тосковал не только по тебе, но и по своей семье. Я всю жизнь держался особняком, и вдруг оказалось, что все эти годы родители любили меня так же сильно, как Ларри и Джолин. Просто обстоятельства были таковы, что я не мог принять их любовь. Сегодня мы, быть может, впервые услышали друг друга. — Хантер замолчал, и Ив погладила его по щеке, подбадривая. — Понимаешь, — наконец сказал он, — мне кажется, что теперь все пойдет по-другому.

Ее охватило невероятное счастье, оттого что он наконец-то научился делиться с ней своими переживаниями, и она спросила:

— Как именно?

— Я надеюсь, я чувствую, что все мы станем ближе. Джолин рассказала мне, как родители днем и ночью сидели около моей постели, пока я лежал в коме, как они плакали, молились и разговаривали со мной. А когда я очнулся, их не было. Я увидел только Слэйда, и решил, что… — Хантер запнулся, но потом твердо произнес: — Теперь уже не важно, что я решил. Я был не прав — в этом и во многом другом.

Ив крепко обняла его.

— Все равно я люблю тебя, Хантер Коулберн.

Он поцеловал ее в ответ, и Ив ощутила, как его любовь наполняет ее сердце.

ЭПИЛОГ

Через несколько дней Хантер приехал с работы раньше обычного.

С той ночи, когда он сказал Ив, что любит ее, она ощущала себя настоящей невестой. На следующий день она взяла выходной, и они допоздна провалялись в постели, потом позавтракали в ресторане, вернулись домой и опять отправились в постель. Весь уик-энд они провели в патио, предавались любви, гуляли, а потом опять любили друг друга.

И теперь Ив видела по блеску в глазах Хантера, что он что-то приготовил на сегодняшний вечер.

— У меня для тебя сюрприз, — сказал он.

— И какой же? — улыбнулась Ив.

— Ну какой же это будет сюрприз, если я тебе скажу? Нам надо кое-куда поспеть к девяти часам. Вот и все. Мне придется надеть смокинг, так что и ты принарядись.

— А до девяти часов? — лукаво блеснула глазами Ив.

Хантер улыбнулся и обнял ее.

— Попробуй догадайся.

Они опять занялись любовью. Потом Хантер поцеловал Ив и спустился вниз. Минут через пятнадцать он вернулся, в руках у него был поднос с сэндвичами и клубникой.

— Не хочу, чтобы ты пропустила ужин, — заботливо объяснил он.

Хантер всегда был внимателен к ней, но теперь во всех его поступках сквозила искренняя теплота, искреннее чувство. Они обнаженные сидели на кровати и поглощали легкий ужин, и он сказал:

— Сегодня звонила мама. Они с папой хотят, чтобы мы приехали к ним в субботу. Я обещал, что спрошу тебя.

— Ты знаешь, что я с удовольствием поеду.

Он поцеловал ее в кончик носа, а потом секунду внимательно разглядывал.

— Я тут размышлял… Я знаю, как много значит для тебя дом в Саванне. Может, сохраним его? Мы могли бы наезжать туда время от времени.

У Ив сжалось горло — Хантер не мог бы доставить ей большего удовольствия.

— Спасибо, Хантер, — только и смогла прошептать она, и он ответил таким поцелуем, что Ив не сразу смогла продолжить: — Только… ведь теперь наш дом здесь. И именно здесь мы будем отмечать праздники и встречаться с твоей семьей.

— Ну конечно, — кивнул головой Хантер. — А дом в Саванне еще пригодится, когда наши дети начнут вить собственные гнезда. И еще, Ив… — Она вопросительно посмотрела на мужа. Сюрпризам сегодня не было конца. — Я хочу, чтобы этот дом был записан на нас обоих.

И Ив поняла, что муж поверил ей до конца, что теперь они на самом деле семья. Она одарила Хантера долгим поцелуем. К сожалению, настала пора одеваться.

Не зная в точности, какие планы строит на сегодня Хантер, Ив выбрала шифоновое платье цвета морской волны. На шею она надела золотой медальон, который ей подарил на шестнадцатилетие отец, а волосы собрала в пучок.

Когда Ив вышла из гардеробной, Хантер уже ждал ее в смокинге, потрясающе красивый, неотразимо мужественный. Его полный любви взгляд обежал ее фигуру, и он прошептал:

— Какая же ты красивая…

Ив подошла к мужу, поправила галстук и поцеловала в губы.

Примерно получасом позднее они ехали по той части города, где жили Морганы.

— Мы едем к Джону и Марте? — немного удивленная, спросила Ив.

— Нет, — коротко ответил Хантер, не удержавшись от загадочной улыбки.

Заинтригованная, Ив обратилась в ожидание, подмечая каждый поворот дороги, пока не поняла, что они направляются к той маленькой церкви, где венчались. Из ее окон лился приглушенный золотистый свет.

Поскольку других машин перед церковью не было, Хантер припарковался прямо перед входом, вышел, открыл дверцу со стороны Ив и предложил ей руку. Вместе они поднялись по ступенькам и вошли внутрь. Ив огляделась — и у нее перехватило дыхание.

Вдоль всего прохода сияли свечи, укрепленные в черных, кованого чугуна, канделябрах, а перед алтарем стоял маленький столик с одной большой свечой и двумя свечами поменьше.

Ив повернулась к Хантеру.

Он взял ее за руку и повел к алтарю.

— Я поговорил со священником, — сказал он. — Попросил его совершить обряд венчания, но он ответил, что нам это ни к чему. И я подумал, что он, пожалуй, прав. Поэтому сейчас я хочу повторить наши брачные обеты.

Хантер вынул из кармана маленькую черную бархатную коробочку. Открыл ее и вынул кольцо с бриллиантом, похожим на лучистую звезду. Взяв руку Ив, Хантер надел кольцо на тот же палец, что и обручальное.

— Я хочу снова вверить тебе свою судьбу, Ив.

— О, Хантер, — только и смогла сказать она, и слезы полились по ее щекам.

Хантер нежно отер их, а потом встал рядом с Ив перед алтарем.

— Ты — моя жена, Ив, — начал он. — Ты воплощаешь все, что у меня когда-либо было, и все, чего я хотел в жизни. Ты наполняешь меня такой радостью, что иногда мне становится больно и страшно. Я снова хочу попросить тебя стать моей подругой жизни, моей возлюбленной, моей половинкой. Я обещаю любить тебя каждый день, который нам отведен, любить, насколько хватит сил. Я буду лелеять тебя и всеми возможными способами доказывать тебе свою любовь. — На секунду он замолк, а потом добавил: — И я всегда буду защищать тебя и нашего ребенка… наших детей, Ив. Я клянусь стать самым лучшим отцом на свете и буду советоваться с тобой и поддерживать тебя в твоей заботе о нашем ребенке. Обещаю быть верным тебе и разделить с тобой всю свою жизнь.

Смахнув набежавшие вновь слезы, Ив ответила:

— Я согласна стать твоей спутницей жизни, Хантер. — Она помолчала, чтобы справиться с волнением. — Я буду любить тебя и каждый день буду рядом. Я всегда любила тебя и теперь не боюсь своей любви. Я хочу заботиться о тебе и нашем ребенке и приносить радость, мир и счастье в наш дом. Ты — моя жизнь, Хантер, и мое место там, где ты. Я вся принадлежу тебе. И я тоже обещаю быть верной и любить тебя всей душой всю свою жизнь. Я не могу дождаться того мгновения, когда возьму на руки нашего ребенка. Ведь эту жизнь мы создали вместе. Я клянусь пройти рядом с тобой через все, что пошлет нам судьба.

Она видела, как вспыхнули глаза Хантера, когда он обнял ее и поцеловал, выражая охватившие его чувства: любовь, желание, заботу. Потом он указал на маленький столик.

— Если мы зажжем одну большую свечу двумя нашими маленькими, это будет означать, что мы стали единым целым.

И они взяли каждый по свечке и поднесли к большой опалово-белой свече.

Пламя вспыхнуло сразу — такое яркое, словно его питали надежды и обещания, которыми были полны их сердца.

Хантер обнял Ив и пока они смотрели на огонь, поцеловал ее еще раз.

Любовь соединила их.

Навсегда.

КОНЕЦ

Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам