/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Счастье

Игрушки и желания

Карен Смит

Александра Китредж зарабатывала на жизнь, обучая желающих секретам успешного бизнеса. Однако, когда в жизнь ее буквально ворвался молодой предприниматель Джошуа Фланниган, Александра, привыкшая доверять только себе, оказалась в нелегкой ситуации. Удастся ли ей, убеждавшей других, что риск приносит удачу, поверить в это самой? Готова ли она рискнуть — и подарить Джошуа свое сердце, преодолеть сомнения — и поверить в неподдельную искренность его страстной любви?..

Карен Роуз Смит

Игрушки и желания

Глава 1

— Что, черт возьми, здесь происходит?

Лекса едва не выронила из рук только что снятую с полки фарфоровую статуэтку. Клер вмешалась прежде, чем девушка успела ответить.

— Джош! Ты вернулся! — Она бросила тряпку, которой стирала пыль со стола, и поправила на носу очки. — Лекса, познакомься, это мой племянник. Джош Фланниган. Джош, познакомься с Александрой Китредж. — Лекса успела лишь кивнуть, а Клер продолжила: — Как провел время в Колорадо? Ты, конечно же, заслужил хороший отдых! У тебя были приключения? Видел медведей?

Лекса подавила улыбку, понимая, что, засыпая племянника потоком вопросов, Клер хочет отвлечь его внимание от беспорядка в квартире.

— Что здесь происходит, тетя Клер?

Вопрос был адресован Клер, однако смотрел Джош на Лексу. Внезапно ей захотелось распахнуть окно. Почему она раньше не замечала, что в квартире немыслимо душно? Жара в октябре, в Пенсильвании? Сейчас бабье лето, ну и что. А может, все дело в Джоше? И в том, как он смотрит на нее? Надо же, у него такие же синие глаза, как у Клер…

— Я переезжаю.

— Что? — Джош изумленно уставился на тетку.

Клер забралась на стремянку, чтобы снять книга с верхней полки.

— Переезжаю, что здесь непонятного? Мы с друзьями решили купить миленький старый особнячок. — Клер говорила так, словно ничего необычного в том, что она делает, нет и подобными вещами она занимается по меньшей мере раз в неделю.

Джош запустил пальцы в густую шевелюру.

— А ты хоть подумала для начала?

Лекса решила, что ей пора вмешаться и объяснить ситуацию племяннику Клер. Поставив статуэтку обратно на полку, она протянула Джошу руку.

— Рада познакомиться с вами, мистер Фланниган. Тетушка много рассказывала о вас.

Взгляд Джоша метнулся к Лексе.

— А кто вы, собственно, такая?

— Джошуа, как тебе не стыдно! — возмутилась Клер.

Джош пожал протянутую руку и оценивающе скользнул по девушке глазами. Лекса отлично знала, какой предстала его взгляду: свитер и джинсы; белокурые вьющиеся волосы выглядят так, словно она побывала на улице, где бушует штормовой ветер, напудренный носик блестит.

— Я подруга Клер.

Он отпустил ее руку.

— И с каких, интересно, пор?

— Джош!

— Все в порядке, Клер. Месяца два назад ваша тетушка стала посещать занятия, которые я веду, — пояснила Лекса.

— Что же это за занятия?

— Я помогаю пожилым людям подыскать дело по душе, начать новую карьеру.

— Великолепно! И главное, вовремя — Клер только-только ушла на пенсию.

— Ты представления не имеешь о том, что мне нужно! — вспыхнула Клер. Горячая женщина, с такой лучше не шутить. Ее рыжие волосы не давали забыть о вспыльчивом нраве.

— Мистер Фланниган, ваша тетушка поступает вполне разумно.

— Откуда у тебя деньги, позволь узнать? — Джош внимательно смотрел на тетю.

— Были сбережения.

Джош всплеснул руками:

— Просто в голове не укладывается! Как ты можешь действовать так… импульсивно?!

Лекса глубоко вздохнула. Надо что-то предпринять, иначе дело дойдет до драки.

— Я посоветовала Клер обратиться к квалифицированному специалисту в области финансов.

Джош устало потер затылок.

— Клер, дорогая, не можешь же ты всерьез думать о переезде? Ты прожила в этой квартире всю жизнь. Да и я вместе с тобой. Плата за аренду всегда вроде бы была умеренной, газон перед домом косить не надо, расчищать дорожки от снега тоже. — Он обвел глазами сваленные в беспорядке вещи. — Поверить не могу, оставил тебя всего на шесть недель, а ты за это время…

Клер сняла с полки еще два томика.

— Я поступаю правильно, спроси у Лексы.

Лекса негромко ответила:

— Вы делаете то, что хотите. А это самое главное.

Джош подошел к Клер, отнял у нее книги и бросил в картонную коробку. Джинсовая куртка подчеркивала ширину внушительных плеч, тесные джинсы позволяли насладиться красотой длинных мускулистых ног. Сказать, что он умопомрачительно красив, конечно же, нельзя, но все же… Что «все же»? Лекса заставила себя встряхнуться. О чем она думает?

— Хотел бы я знать, как в твоей голове зародилась такая безумная мысль? — спросил Джош у тетки. — Ты хоть понимаешь, во что ввязываешься?

Клер метнула в него возмущенный взгляд.

— А как насчет радости в жизни? Я мечтаю изменить свою судьбу, испытать новые ощущения! Что ж, по-твоему, раз мне перевалило за шестьдесят, значит, и жизнь уже кончилась? Я еще, к твоему сведению, полна сил и энергии. И за тридцать пять лет обучения подростков английскому языку не растратила того, что отпустил мне Господь. Рано мне еще качаться дни напролет в кресле-качалке. — Она ткнула в него пальцем. — Это ты думал, что уйти на пенсию — предел моих желаний. Так вот, если бы не Центр помощи пожилым людям, я бы просто сошла с ума! Я рассчитывала, что ты будешь больше мне помогать.

— Тебе не кажется, что ты поступаешь безрассудно? — возразил Джош.

Лекса расправила плечи. Да, убедить его непросто.

— Мистер Фланниган, ваша тетушка обратилась ко мне, потому что тосковала, она чувствовала себя никому не нужной и жить не могла без общения.

Джош бросил обеспокоенный взгляд на тетку.

— Почему ты не позвонила мне? Мы могли бы проводить больше времени вместе.

— Глупости! — отмахнулась Клер. — Тебе тридцать четыре, у тебя своя жизнь, а у меня — своя.

Чувствуя, что от ее присутствия страсти только накаляются, Лекса заговорила:

— Пожалуй, будет лучше, если я подожду в соседней комнате.

— Не позволяй Джошу запугать тебя.

— Ни в коем случае. — Лекса подошла к дверям. — Вам есть о чем поговорить, и лучше сделать это без свидетелей. Я пока сниму картины и фотографии в гостиной.

Джош посторонился, чтобы дать девушке пройти. Как уберечь тетушку от совершения ошибки? Он слишком ее любит и не может позволить ввязаться в финансовую аферу, и уж тем более вешать на себя лишние проблемы.

Тонкий аромат духов Лексы возбуждал, дразнил его. Последние несколько недель он вдыхал лишь запахи сырой земли и леса. Возможно, поэтому у него закружилась голова. А может, потому, что девушка казалась удивительно хрупкой. Огромные карие глаза, пышные белокурые волосы, на первый взгляд сама невинность. Вот только зачем ей понадобилось вмешиваться в жизнь тети?

Джош повернулся к Клер, черные брови сошлись на переносице.

— Ты хоть представляешь, сколько проблем может возникнуть со старым домом? Сколько денег придется потратить на ремонт? А чинить что-нибудь придется постоянно — все старые дома таковы. Кто будет за это платить?

Словно защищаясь, тетушка произнесла:

— Лекса говорит, никакого ремонта не потребуется, разве что обновить краску на дверях.

Меньше всего Джош хотел задеть чувства Клер. С двенадцати лет она заменяла ему родителей, и он ее обожал. Но тревожила идея расстаться с такой родной квартирой. Если Александра Китредж приложила к этому руку, ей придется несладко.

— Откуда Лексе знать, потребуется дому ремонт или нет? — Джош был поражен, с какой легкостью тетушка доверилась девице, которая вполне могла оказаться мошенницей. И не важно, что выглядит она как ангел.

— Она хорошо знает агента по торговле недвижимостью. Говорит, он честный и не станет скрывать, если что-то не так. Да и мы с партнерами все тщательно осмотрели.

Партнеры! Это же надо! Тетушка явно не в себе.

— Признайся, опыта общения с людьми не слишком честными у тебя нет. А у агента по торговле недвижимостью задача одна — продать. Кстати, что до твоих партнеров, кто они и много ли знают?

Клер поджала губы.

— Не желаю больше с тобой спорить. У меня всего пять дней на то, чтобы собраться.

— Пять дней? Ты хочешь сказать, что все уже улажено? И ты даже не посоветовалась со мной?

Клер постаралась говорить спокойно:

— Я взрослая женщина и вовсе не обязана советоваться с тобой. Да и как, скажи на милость, я бы это сделала? Ты ведь отправился в поход. Где бы я стала тебя искать?

— Ты могла подождать. Мое расписание тебе известно.

Тетушка мягко сжала его руку.

— Я все равно поступлю по-своему, не важно, одобряешь ты мой поступок или нет. В дом надо перебраться как можно скорее, иначе найдется другой покупатель. Переезд намечен на субботу.

Всякий раз при спорах с Клер у Джоша возникало ощущение, будто он плывет против течения. Он хотел тетушке добра, но так ли ей нужен этот переезд?

— Все произошло слишком быстро. Не нравится мне это.

Клер похлопала его по плечу, улыбнулась и, взяв со стола банку с полировочной жидкостью, сказала:

— Я уже приняла решение, Джош, и не изменю его, так что можешь даже не пытаться меня переубедить. Дел много, а времени в обрез. Если захочешь помочь, буду рада.

Джош на мгновение прикрыл глаза. Как он устал! Семь часов за рулем. Все время, пока он отсутствовал, его не оставляла тревога за дело — сеть магазинов игрушек, — оставленное без присмотра, и за тетушку Клер. Кто мог предположить, что она преподнесет ему такой сюрприз!

— Я собираюсь поговорить с мисс Китредж.

— Только не смей ее запугивать! Решение я приняла сама.

— Я всего лишь собираюсь выяснить кое-какие детали.

— Так почему бы тебе не выяснить их у меня?

— Ты же занята сборами.

— Джош!

— Тетя Клер. — Джош выразительно посмотрел на тетку.

Клер подняла руки, показывая, что сдается.

— Ладно. Только не смей обижать ее. Она мне очень помогла. Я бы одна не справилась.

«Охотно этому верю, — подумал Джош. — Но зачем ей это? Зачем переворачивать жизнь тетки вверх тормашками? Надо все выяснить, и поскорее. Уж слишком большое влияние имеет на Клер эта дамочка».

Толстый ковер заглушал шаги, и все же Лекса услышала или, скорее, почувствовала, как Джош вошел в гостиную. Она опустила картину возле дивана и села.

— Клер убеждена, что поступает правильно, — сказала девушка.

Джош смерил ее хмурым взглядом.

— Клер убеждена… А может, ее кто-то убедил?

Лекса сделала вид, будто не поняла оскорбительного намека.

— Она сама решает, что ей делать.

Джош заметил голубые тени, залегшие под глазами девушки. Заработалась допоздна? Или кто-то не давал ей уснуть? Он взглянул на ее руки. Обручального кольца нет. Любопытно, как она проводит свободное время и с кем? А впрочем, что ему за дело? Все, что ему надо выяснить, — это не является ли ее интерес к делам тетушки не вполне бескорыстным.

— Убедите меня, что к решению тети вложить все сбережения в старый дом и полностью изменить свою жизнь — это в ее-то возрасте — вы не имеете никакого отношения. Она сказала, вы ее консультировали. По какому праву?

— Положим, право консультировать у меня есть, есть опыт и знания. И кроме того, я ее друг.

Джош скрестил руки на груди.

— Поверить не могу, что ей захотелось снова работать.

— Почему бы и нет? — Лекса поудобнее устроилась на диване, ясно показывая, что она чувствует себя здесь как дома.

— Зачем? У нее неплохая учительская пенсия, и в финансовом плане она защищена.

Лекса покачала головой:

— Может, дело не в деньгах? Может, ей нужно…

— Откуда вам знать, что ей нужно? Легко давать советы, не представляя, чем люди живут.

Лекса вспыхнула.

— Мистер Фланниган, я занимаюсь своим делом профессионально. Вашу тетушку я не искала, она сама пришла ко мне. Расстроенная, потерянная.

— Расстроенная? — Джош почувствовал себя так, словно ему дали под дых. — Да она всегда улыбается, напевает, вечно чем-то занята. Потерянная? В жизни не видел ее такой. Она самый жизнерадостный человек, каких я только знаю.

— Родственники, как правило, последние замечают, когда с человеком что-то не так. Если бы вы поговорили с Клер, вы бы все поняли. Друзья, с которыми она познакомилась в Центре помощи пожилым людям, видели, что она несчастлива. Они убедили ее обратиться ко мне. Я расспросила Клер и поняла, что работать так, как работала раньше, она не очень-то и хочет, но ей необходимо занятие, которое придавало бы жизни смысл.

— И вы предложили ей наилучший способ расстаться с деньгами и навесить на свою голову проблемы.

— Отнюдь. Я лишь посоветовала подумать, чем бы ей хотелось заняться и что она умеет делать лучше всего. Решение приняла она сама. Поговорив с другими, она поняла, что не единственная чувствует себя одинокой и не знает, куда приложить свои силы. Ей нравится заботиться о людях. Именно этим она занималась последние тридцать пять лет. Она познакомилась с двумя пожилыми людьми, которые разделяют ее интересы. Они мечтают быть полезными, заботиться друг о друге.

Джош чувствовал себя все более и более неуютно.

— Ну да, и выгоды из этого вам не извлечь. Вы просто добрая самаритянка, которая абсолютно бесплатно раздает свои щедроты направо и налево.

Глаза Лексы вспыхнули гневным огнем.

— Я помогла Клер найти путь, способный привести ее к счастью. А вот вы о ней не думаете. Вы думаете лишь о себе и о том, как бы тетушка не доставила вам хлопот.

Воздух между ними заискрился от напряжения. Лекса поднялась.

— Вы не имеете права осуждать ни меня, ни свою тетю. Клер — человек мудрый, у нее достаточно жизненного опыта, и у нее есть цель в жизни. Умница, добрейшее создание, в ее душе море любви, вот только разделить не с кем.

— У нее есть я!

Губы Лексы тронула улыбка.

— И вы полагаете, что вашего общества ей достаточно? Подумайте хорошенько. Возможно, это так и было, пока она заботилась о шкодливом сорванце, но вы давно выросли.

Неужели Клер рассказала ей обо всех его выходках, ужаснулся Джош. Не приведи Господь!

— У вас на все сыщется ответ. — Джошу отчаянно захотелось прекратить этот разговор. Он подошел к девушке. Запах ее духов обволакивал, туманил голову, заставлял сердце биться сильнее. Желание, отчетливое и пронзительное, вспыхнуло в нем.

— Это не так. Но я умею работать с людьми.

— Чувствуете себя всемогущей, когда оказываете влияние на людей и сбиваете их с толку? — бросил он обвиняющим тоном.

— Я чувствую себя счастливой, мистер Фланниган. Вся проблема в том, что вам откровенно не хочется, чтобы тетушка действовала самостоятельно и не нуждалась в вас.

— Я желаю Клер добра! — попробовал защищаться он.

— Возможно, только вы не знаете, что именно ей нужно. Это известно ей одной. Я оставлю вас, чтобы вы могли поговорить.

Джош схватил ее за руку, когда она направилась к двери.

— Не уходите, не попрощавшись с ней. А то она подумает, будто я вынудил вас уйти.

— Клер любит вас. Вы ей нужны, а сейчас ей нелегко.

Джош нахмурился. Голос Лексы звучал так искренно!

— Я хочу, чтобы она была счастлива. Но еще больше хочу, чтобы у нее не было проблем.

— Даже в шестьдесят лет иногда приходится рисковать ради того, чтобы найти счастье.

Много ли рисковала в своей жизни сама Лекса Китредж? Джош решил разузнать о ней как можно больше. Но не сейчас. Интересы тетушки на первом месте. Он проводил девушку взглядом. Легкая походка, соблазнительная фигурка… Да, он обязательно разузнает о ней все.

Вернувшись от Клер домой, Лекса приготовила салат, приняла душ и, закутавшись в махровый халат, уютно устроилась на диване, решив в этот воскресный вечер больше ничего не делать и просто отдохнуть. Джош Фланниган не выходил у нее из головы. Красивый, интересный мужчина… Однако нет, она сейчас не может позволить себе роман с кем бы то ни было. Есть вещи поважнее.

Зазвонил телефон. Это была Дэни.

— Привет, дорогая! — Лекса схватила трубку. — Как ты себя чувствуешь?

— По-прежнему. Врач говорит, тошнота через пару месяцев пройдет. Я встречалась с юристом.

— Ну и?..

— Он не видит никаких проблем, если только мы абсолютно уверены в том, чего хотим. Предложил еще подумать, а потом, где-то через месяц или около того, он сможет начать оформлять бумаги. Ты в самом деле хочешь усыновить малыша? Так трудно растить ребенка одной. Потому-то я…

Сердце Лексы сжалось. Дэни говорила с такой болью! Лекса всей душой ненавидела человека, который бросил сестру, отказавшись ей помогать.

— Ну что ты, солнышко, ведь у меня совсем иное положение. Неплохой постоянный доход, медицинская страховка. Да ты и сама бы со всем справилась, если бы только захотела. Папа помог бы тебе.

— У меня не получится, — голос Дэни задрожал, — а вот ты сильная. До сих пор в голове не укладывается, как ты сумела встать на ноги без папиных денег.

— Я сама сделала выбор. Но ты можешь попросить его о помощи.

— Не хочу воспитывать ребенка одна. Поверить не могу, что ты этого хочешь.

Лекса обожала свою маленькую сестренку и старалась оградить от всех бед с тех самых пор, как умерла их мать.

— Ты уже сказала папе?

— Нет. Еще нет. И ты не смей.

— Не скажу. Но тянуть с этим не стоит.

— Я сообщу ему. Как-нибудь при случае. Заранее знаю, что он мне ответит. Я должна выйти замуж, чтобы сохранить честь семьи. Глупость какая! Роб и слышать не хочет о свадьбе.

— Ты не встречалась с ним?

— Встречалась. И мы снова повздорили. Господи, Лекса, я так люблю его, а он и не думает на мне жениться. Я рассказала ему о твоем желании усыновить ребенка, а он решил, что ты сумасшедшая.

Лекса отлично понимала, что делает. И едва ли ее можно было назвать сумасшедшей. Врач-гинеколог вынес свой вердикт: рожать она не сможет. Вот уже два года она жила с этим грузом, о ее болезни знала только Дэни. Когда Лекса услышала о беременности сестры и о ее решении отказаться от ребенка, она тотчас ухватилась за необыкновенный шанс.

— Ты даже не представляешь, как я тебе благодарна!

— Лучшей старшей сестры себе и вообразить невозможно. И мамой ты станешь замечательной: сколько себя помню, ты всегда обо всех заботилась.

— Остановись, а то я зазнаюсь! — Лекса посерьезнела. — Ты должна делать то, что лучше для тебя. Я желаю тебе счастья. Поняла?

Дэни глубоко вздохнула.

— Поняла. — Помолчав мгновение, она спросила: — В следующую субботу приедешь?

— Приеду. Где-то в половине двенадцатого — двенадцать.

— Чем раньше, тем лучше. Ты единственная, с кем я могу сейчас говорить.

Дэни рассчитывала на Лексу, и та всегда оказывалась в нужный момент рядом.

— Приеду, как только смогу. Береги себя, ладно?

— Постараюсь. Жду тебя в субботу.

Лекса повесила трубку. Если бы она могла оградить сестру от всех переживаний… Возможно, подобные чувства испытывает к своей тетке и Джош. Лекса сама не заметила, как переключилась на мысли о нем. Пытливый взгляд синих глаз, решительный подбородок, интригующая улыбка — она словно увидела его наяву. Сложись все иначе, она была бы не прочь познакомиться с ним поближе. Но сейчас это исключено.

Глава 2

В понедельник днем Лекса толкнула стеклянную дверь магазина «Гора игрушек», принадлежащего Джошу Фланнигану, и шагнула внутрь. Да, дела, по всей видимости, здесь идут неплохо. Вот только сложно представить, что грязный, потрепанный, небритый любитель пеших походов является его владельцем.

Клер говорила, что Джош изучал менеджмент в колледже, работал целых шесть лет, экономя каждый цент, в двадцать восемь сумел выкупить здание и открыл в нем магазин «Гора игрушек». Теперь у него было уже два магазина — один здесь, в Чеймберсберге, а другой в Гаррисберге.

Проходя по ряду с ужасными и смешными костюмами для праздника кануна Дня всех святых — Хэллоуина, — она не сдержала улыбки. Подошла к конторке управляющего, спросила, где можно найти мистера Фланнигана, и ей указали на дальнюю дверь в глубине помещения.

Лексе казалось, что она приближается к логову льва. Она много думала о Клер и ее племяннике. Вставать между ними у нее не было ни малейшего желания. Джош — неотъемлемая часть жизни Клер, это так, но Клер решила изменить свою жизнь. Сможет ли он это принять?..

Увидев через стеклянную дверь Джоша, Лекса остановилась. Какое поразительное превращение! Блестящие черные волосы лежат красивыми волнами на затылке, многодневная щетина исчезла, вместо заляпанных грязью джинсов дорогой темно-синий костюм в тонкую полоску, голубая рубашка великолепно оттеняет синие глаза…

А вот беспокойство не исчезло. Он по-прежнему смотрел на Лексу с подозрением.

Дверь в офис была открыта, и Лекса вошла.

— Здравствуйте. Есть свободная минутка поговорить?

— Разумеется, присаживайтесь.

Он сел на угол стола, а она расположилась в кожаном кресле рядом.

— Сегодня утром мне звонила Клер.

Джош вздохнул:

— Просила поговорить со мной.

— Именно. Только я не хочу вмешиваться в ваши отношения.

Джош в ответ лишь удивленно вскинул бровь.

— Я в самом деле не хочу этого.

— И все-таки вмешиваетесь. Клер без конца твердит мне о вас.

Лекса неловко пошевелилась в кресле.

— Мы стали подругами.

— Почему?

— Потому что… — Лекса не могла сказать ему, что для нее Клер стала второй матерью. Найти общий язык с мачехой ей так и не удалось. — Мы понравились друг другу с первого взгляда.

Джош встал и обошел стол.

— Простите, я вел себя вчера ужасно. Целый день за рулем. Спешил, чтобы успеть пригласить Клер на ужин, а увидев полный разгром в доме… — Он покачал головой и улыбнулся.

Какая обезоруживающая улыбка! Лекса знала не слишком много мужчин, способных извиниться за допущенный промах. Она улыбнулась ему в ответ.

— Да и я была хороша. Простите, что сорвалась.

— Может, мне и следовало выслушать ваши упреки. Но на самом деле я очень переживаю за Клер.

Лекса почувствовала, что ниточка к взаимопониманию протянута.

— Я знаю. Клер говорила, что вы для нее скорее сын, чем племянник.

Джош выдвинул стул из-за стола и сел.

— А что еще она вам рассказывала?

Бесенок, оживший в душе Лексы, заставил ее с улыбкой произнести:

— Ну, например, о том, как она застукала вас полураздетыми с подружкой после выпускного вечера. Еще рассказывала, как трудно было выучить вас ездить с разрешенной скоростью. О том, как вы выменяли лягушку за две старинные серебряные монеты из ее коллекции…

— Все, хватит! Довольно! — умоляюще проговорил он. — Не заставляйте меня краснеть.

— Можно подумать, будто что-то способно вогнать вас в краску.

— Поверьте, кое-что способно.

Его улыбка способна растопить льды Антарктиды, решила Лекса.

— Клер сказала, вы сумели достичь взаимопонимания.

Джош кивнул:

— Мы отлично поняли друг друга. Она сообщила мне, как намерена поступить, а я дал на то свое согласие, хоть она в нем и не нуждалась. Клер в любом случае поступила бы по-своему. Она большая упрямица, если вы еще не заметили.

— У вас это, похоже, семейная черта.

Джош усмехнулся:

— Попали в точку.

Ни один мужчина прежде не вызывал у Лексы столь сильных эмоций одной лишь улыбкой. Это ее смущало. Она постаралась вспомнить о цели своего визита.

— Сегодня в Центре помощи пожилым людям устраивается собрание. Я подумала, возможно, вы захотите заглянуть туда, познакомиться с друзьями Клер. Ее бы это порадовало.

Джош пристально посмотрел на Лексу, словно пытался понять, что у нее на уме.

— Когда начало?

— В семь.

— Я приду.

Лекса встала. До вечера предстоит еще переделать массу дел, устало подумала она.

— Отлично. Встретимся там.

Джош кивнул.

После ухода Лексы он откинулся на спинку стула и задумался. Поведение девушки озадачило его. Что ей все-таки надо от Клер? Такие невинные глаза, такая искренняя улыбка…

Утром он говорил с юристом и с агентом по торговле недвижимостью. Клер потеряет деньги, если не поторопится купить дом сейчас. Джош намеревался сам его осмотреть и выяснить, разумную ли цену за него запрашивают.

А что до Александры Китредж, то есть один способ выяснить, что она задумала. Он встретится с ней сегодня вечером и постарается познакомиться поближе. Если она говорит правду и они с тетушкой на самом деле стали подругами, надо разузнать, насколько сильно она влияет на Клер и хорошо это или плохо. В последнее время Джош уделял тетушке мало внимания, но больше так продолжаться не будет.

Он слишком многим ей обязан. Если бы не Клер, он наверняка попал бы в детский приют или попрошайничал на улицах. Да, он в долгу перед тетушкой и позаботится о ней, хочет она того или нет. Даже если это не понравится Александре Китредж.

Открывая багажник, Лекса увидела, что к ней направляется Джош. Должно быть, он приехал в центр рано и ждал ее.

— Клер сказала, у вас с собой коробки. — Он наклонился, достал из багажника картонную коробку и поставил ее на другую такую же, чтобы можно было нести сразу две.

— Спасибо, — поблагодарила его Лекса и закрыла багажник.

— Что в них? — спросил Джош, когда они направлялись к зданию.

— Маскарадные костюмы для вечеринки в честь Хэллоуина.

— Да? И какие же?

— Стандартный набор: клоуны, цыганки. А у вас какой любимый?

— Костюм Дракулы!

Она рассмеялась и открыла перед ним дверь.

Джош шел следом за Лексой и невольно любовался ею. Кашемировое пальто красивыми складками облегало фигуру, и носила она его так, словно привыкла к дорогим вещам. Приветствия раздавались со всех сторон. Ее, похоже, здесь хорошо знают.

Какой-то мужчина со сверкающей лысиной обратился к ней:

— Есть костюм гориллы? Так хочется хоть один вечерок побыть волосатым!

— Джо, вы хороши даже без волос, мы и таким вас любим, — отозвалась Лекса.

Одна почтенного возраста дамочка дернула Лексу за рукав и громко зашептала:

— Ну не прелесть ли он, племянник Клер?!

— Прелесть? — Джош поморщился и поставил коробки на низкий столик.

Лекса расхохоталась:

— Покоритель женских сердец задет таким определением?

— Предпочитаю, чтобы меня называли неотразимым, сексуальным…

— Может, покорным?

— Только не чаще чем раз в десять дней, — согласился он с улыбкой.

Кудрявая женщина на импровизированной сцене ударила в гонг, призывая к тишине.

— Пожалуйста, рассаживайтесь. Сегодня на повестке дня много вопросов.

Клер заняла места в одном из последних рядов. Увидев Джоша и Лексу, она помахала им рукой.

— Он все-таки пришел! — прошептала она на ухо Лексе, когда девушка села рядом.

Прежде чем та успела ответить, женщина на сцене заговорила:

— Хочу познакомить вас с одним человеком. Он в Чеймберсбергс недавно. Думаю, он сможет помочь многим из нас. Это специалист в области финансов. Итак, позвольте представить — мистер Стэнли.

Лекса улучила момент шепнуть Клер:

— Поговорим позже.

Из первого ряда поднялся мужчина лет сорока пяти — пятидесяти и вышел на сцену.

— Спасибо, Эдна. Добрый вечер, друзья, как поживаете? Меня зовут Тед Стэнли. Когда Эдна обратилась ко мне, я поведал ей обо всем, что могу для нее сделать. Она упомянула о Центре помощи пожилым людям, и я спросил, не могу ли я поговорить со всеми вами. Хочу для начала сказать, что доходы у пожилых людей невысоки, социальных гарантий недостаточно. У половины пожилых нет личных пенсий — по большей части это относится к вдовам.

Лекса заметила, как многие закивали, соглашаясь с его словами.

— Не к этому ли типу вы отослали мою тетушку? — спросил Лексу Джош.

— Нет, я посоветовала ей обратиться к женщине, чья репутация проверена.

Спокойна, искренна. Неужели его подозрения неоправданны?

Пока мистер Стэнли разглагольствовал о несовершенстве системы кредитования, о том, что людям за шестьдесят практически невозможно получить заем, об инвестициях, которые желающие могут сделать с его помощью, и о весьма солидном доходе с подобных операций, Лекса делала пометки в своем блокноте.

— Собираетесь вложить деньги? — спросил Джош, коснувшись локтем ее руки.

— Нет. Хочу проверить его лицензию. Слишком подозрительным кажется его интерес к сбережениям пожилых граждан. — Голос ее звучал обеспокоенно.

— А что здесь необычного?

— Люди пенсионного возраста чаше всего знают, как распорядиться своими средствами. Ни один консультант по инвестициям не может всерьез рассчитывать хорошо заработать с такой клиентурой. Если, конечно, он не собирается им помочь. — Она помолчала и скорее для себя, чем для него тихо добавила: — Мне не нравятся его глаза.

— Что-нибудь конкретное вызвало ваши подозрения? — Джош наклонился к ней, наслаждаясь мимолетной близостью и запахом ее духов.

— Нет, это просто ощущение.

— Вы всегда судите о людях по глазам?

— По большей части. — Лекса смотрела на сцену.

— Что скажете о моих?

Она повернулась, пытаясь понять, серьезно ли он спрашивает. Глаза Джоша были так близко, что Лекса невольно сглотнула и чуть отодвинулась.

— Ну так как? — настаивал Джош.

— Ваши глаза мне нравятся, — неохотно призналась она.

В ее голосе звучала настороженность. «Забудь, Фланниган, — сказал он себе. — У этой леди на первом месте карьера». Он навел о ней справки. Она работала в Центре помощи пожилым людям, это верно, и считалась очень ценным сотрудником. Консультированием в области поиска рабочих мест она занималась уже шесть лет. По словам Клер, она активно участвовала в программе борьбы с неграмотностью и сотрудничала с Ассоциацией молодых христиан. Он не представлял, как Лекса вообще находит время на то, чтобы почистить зубы. У него как-то была подружка, которая не то что не могла выкроить время на свидания — ей некогда было перекусить.

Джош отлично отдавал себе отчет в том, что ему нужно — женщина, умеющая и любящая играть по правилам. А для игр любого рода необходимо время. Лекса Китредж же, судя по всему, ценит время на вес золота. Интересно, как она сумела выкроить столь дорогой товар для его тетки?

Свою речь мистер Стэнли закончил словами:

— Буду рад видеть вас в своем офисе. Пожалуйста, звоните.

Лексе было нелегко не замечать присутствия Джоша. Легкий запах одеколона, тепло, исходящее от его руки, когда он ненароком касался се… Она упорно смотрела на сцену.

Эдна поблагодарила гостя за то, что он согласился прийти, и вернулась к другим стоящим на повестке дня вопросам.

— Лекса привезла костюмы для вечеринки, устраиваемой на Хэллоуин, тридцатого октября. Мне необходим список тех, кто займется угощением. Есть желающие? — Эдна перечислила все, что необходимо закупить.

Дальше следовало обсуждение посещений домов для престарелых на День благодарения и на Рождество и времени следующего собрания. После того как основные вопросы были решены, Эдна спросила, не хочет ли кто-нибудь обсудить еще что-то.

Женщина, сидящая в третьем ряду, попросила слова.

— Я слыхала об одной программе, проводимой в Карлайле. Пожилые граждане отвечали на телефонные звонки, представляясь мистером и миссис Санта-Клаус. Номера телефонов были опубликованы в газетах и переданы в новостях, и дети могли звонить им в отведенные часы. Кого-нибудь это заинтересовало? — Несколько человек подняли руки. — Тогда подождите меня после собрания, и мы обо всем поговорим подробнее.

Лекса подняла руку. Ее заметили и предоставили ей слово.

— Хочу довести до вашего сведения, что торговый центр нанимает дополнительных охранников на время рождественских распродаж. Если кому-то нужна временная работа, дайте мне знать.

— А женщин берут? — спросила полная блондинка.

— Если вы годитесь для такой работы, почему нет? — ответила Лекса с улыбкой. — В любом случае вы всегда сможете подать в суд иск за дискриминацию — это если необходимой квалификацией вы обладаете, а беседовать с вами откажутся.

— Есть что-то такое, чего женщины не хотели бы делать? — подал голос хмурого вида джентльмен, судя по выправке, бывший военный.

Ответила ему дама, сидящая неподалеку от него:

— Так точно, мистер. Мыть посуду. Этим занятием я сыта по горло!

Все, кто слышал эту перепалку, рассмеялись.

— У меня есть сообщение исключительно для мужчин, — сказала Лекса. — Некоторым магазинам требуются Санта-Клаусы.

Тут заговорил Джош:

— Мой магазин не исключение.

Лекса посмотрела на него с изумлением. Джош поднялся.

— Меня зовут Джош Фланниган. Многие из вас знают мою тетушку Клер. — Кое-кто утвердительно кивнул, и он продолжил: — Мне принадлежит магазин «Гора игрушек», и я нуждаюсь в услугах Санта-Клауса на Рождество. Если есть желающие сыграть эту роль, с удовольствием поговорю с вами после собрания.

Из первого ряда поднялся мужчина и обратился к Джошу:

— Послушайте-ка, а вы не поможете нам? У вас найдутся сломанные игрушки? Мы их чиним и отдаем в благотворительную организацию, а те дарят их малышам, которым больше неоткуда получать подарки.

— Конечно, найдутся. После каждой инвентаризации остается масса бракованных. Если сможете привести игрушки в порядок, они ваши.

— Починим, не сомневайтесь! — раздались голоса из разных концов зала.

— Отлично, пришлю их вам с посыльным, как только пожелаете.

Лекса села на место. Джош опустился рядом.

— Вы знаете, как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей. Штудировали Дейла Карнеги? — усмехнулась она.

— Это приходит с возрастом.

Лекса покачала головой:

— Это зависит от желания. Только взгляните на Клер, она просто светится от гордости за вас. — Лекса могла поклясться, что щеки Джоша порозовели от ее слов.

После того как обсуждение было закончено, всех пригласили отдохнуть и отведать пирожных домашней выпечки.

К Джошу подошел мужчина, заинтересовавшийся предложением побыть на праздники Санта-Клаусом, а Лекса и Клер отправились перекусить, так что Джош на некоторое время потерял их из виду.

Все время, пока шло собрание, Джош только и думал: как же мало он знает, чем живет его тетушка! Об этой стороне ее жизни ему практически ничего не известно. Как он мог так отдалиться! Бизнес есть бизнес, отдых в лесу тоже важен, но тетушка… Она заслуживает с его стороны большего внимания.

Джош поискал глазами Лексу. Она сидела за столиком с пожилым мужчиной. Он попыхивал трубкой и что-то рассказывал, а Лекса с искренним участием внимала его словам. Похлопала его по руке, понимающе кивнула…

Джош перебрался поближе и услышал, как она произнесла:

— Мне очень жаль, Милт. От всей души надеюсь, что вы справитесь.

— Н-да, старый дурак — жалкое зрелище. — Он невесело усмехнулся. — И с чего я взял, что молодая женщина — она на тридцать лет моложе — способна мною увлечься? Мною, Милтоном Финчем? Не уверен, что и нравился-то ей. Сказала, что не прочь выйти за меня замуж, а я и рад заваливать ее подарками.

— Ну, Милт, не может же женщина быть настолько корыстной.

— Может. Браслет с бриллиантами, меховую шубку и сумочку от Гуччи она мне вернуть не соизволила.

— А ведь вам было приятно рядом с ней.

— Еще бы! Прогуляться с такой милашкой под ручку!.. Да что там, я был счастлив, как ребенок.

— Значит, не все было так уж плохо?

Милт задумался.

— Да нет, наверное. Мне было с ней хорошо. Только вот сейчас я совсем один.

— Думаю, такие встречи, как эта, помогают справиться с одиночеством.

— Это точно.

— А знаете, среди ваших ровесниц есть очень привлекательные женщины.

— Да, только я вечно увлекаюсь неподходящими особами… Я увидел Сэнди в магазине, она мне улыбнулась, а я вдруг подумал — вот она, моя судьба…

— Никто не застрахован от ошибок.

— Верно, только я больше на эту удочку не попадусь. Подышу себе милую добрую шестидесятилетнюю подружку!

— Здесь есть из кого выбрать. Кстати, миссис Грейсон была ужасно расстроена, когда вы не показывались несколько месяцев.

— Фло Грейсон? Да что вы! Выглядит она как конфетка.

Почувствовав, что разговор из серьезного перешел в шутливое русло, Джош подошел к столику. Увидев его, Лекса встала. Поднялся и Милт. Лекса представила мужчин друг другу.

— Пойду-ка я попробую пирожных, пока все не расхватали. Поговорим еще как-нибудь по душам, Лекса. А вы, Джош, чувствуйте себя непринужденно. Кстати, в покер не играете?

— Иногда случается.

— Если выберете свободный денек, присоединяйтесь к нам.

Джош с улыбкой проводит Милта глазами, когда тот направился к столу с закусками.

— Уже познакомились с компаньонами Клер? — спросила Лекса.

— Да. Между прочим, они решили собраться у нее и обсудить, как будут украшать свое новое жилище.

Лекса не могла не отреагировать на то, с какой тоской произнес это Джош.

— Обсуждение расцветки обоев вас не вдохновляет?

Джош многозначительно посмотрел на нее. «Что до меня, то меня вдохновило бы провести вечер наедине с тобой», — хотелось сказать ему.

Александра Китредж оставалась для него загадкой, интриговала его. Зачем она тратит столько времени на то, чтобы помогать другим?

— Ну что ж, раз у Клер и ее друзей есть планы на вечер, может, выпьете со мной? Здесь недалеко есть уютный паб.

— Право, не знаю. Дома ждет гора документов, которые нужно просмотреть…

— Всего один бокальчик. Уверен, Клер будет только рада, если мы познакомимся поближе.

Лекса посмотрела на Клер: та оживленно беседовала с Эдной.

— Уговорили. От чашечки кофе не откажусь.

Лекса не боится разговора с ним. Это обнадеживает. Значит ли это, что ей нечего скрывать? Очень возможно. Джош взял пальто Лексы и помог ей его надеть. Подавая пальто, он ненадолго задержал руки на ее плечах и коснулся пальцем открытой полоски кожи на шее. Приятно… Она повернулась и взглянула на него. Его прикосновение не оставило ее равнодушной. Джош понял это по тому, как вспыхнули ее глаза. От этой мысли в груди разлилось тепло. Он протянул руку и поправил ей воротник. Лекса была в туфлях на каблуках, и их глаза находились практически на одном уровне. Он улыбнулся и развернул ее к выходу.

— Пошли?

Они попрощались с Клер и ее друзьями и направились в паб, расположенный в нескольких минутах ходьбы от центра.

Каблучки Лексы звонко стучали по асфальту, порыв ветра растрепал ее волосы. Джош повернул голову и взглянул на девушку. Мягкий свет фонарей превращал ее волосы в настоящее золото.

— Вы родились в Чеймберсберге? — спросил Джош, просто чтобы как-то начать разговор.

— Нет. Приехала сюда однажды на весенние каникулы с подругой. Мне здесь сразу понравилось, и городок, и его обитатели.

— А с чего вы решили, что сумеете открыть здесь дело?

— Я для начала прощупала почву. Поговорила с местными предпринимателями, обошла рестораны, пообщалась с членами Ассоциации молодых христиан.

А она особа настойчивая и изобретательная.

— Начинать свое дело нелегко.

Лекса спрятала руки в карманы пальто: вечер был прохладный.

— Знаю. Особенно когда сбережений хватит разве что на покупку подержанной машины.

— А что же родные? Они не могли помочь?

— Я этого не хотела.

— У вас с ними проблемы?

Девушка бросила на него пытливый взгляд.

— У кого их нет?

— Отвечаете вопросом на вопрос?

— Мы не общаемся с отцом.

— А ваша мать?

— Умерла, когда мне было десять.

Ну вот, у них есть что-то общее.

— Сочувствую. Это нелегкое испытание для ребенка.

— Клер говорила, вы потеряли обоих родителей.

— Мне тогда только стукнуло двенадцать. Слава Богу, у меня была Клер!

— Она много значит для вас.

— Даже передать не могу, как много.

Они подошли к пабу, и Джош распахнул тяжелую стальную дверь. Подождав, пока глаза привыкнут к полумраку, они прошли к столику в глубине. Несколько завсегдатаев сидели у стойки бара. Посетителей в пабе было немного. Лишь два столика из десяти оказались заняты.

Джош помог Лексе снять пальто, повесил его на вешалку, а затем отодвинул для нее стул.

Потрясенная его галантностью, она смогла лишь пробормотать:

— Благодарю вас.

Джош взял папки с меню и протянул одну Лексе.

— Здесь подают отличные сандвичи.

— Думаю, я обойдусь чашечкой кофе.

В пабе было необыкновенно уютно: полумрак, теплое мерцание свечи на столе, тихая музыка.

— У меня не было времени поужинать. А у вас? — спросил Джош.

— Съела йогурт.

Джош не мог оторвать глаз от ее миловидного лица и соблазнительной фигурки, совершенство которой подчеркивало мягкое розовое шерстяное платье. Улыбка заиграла на его губах.

— Разве Клер не говорила вам о важности сбалансированного питания?

Лекса рассмеялась:

— Говорила, и не раз. А вам?

— И мне все уши прожужжала.

К столику подошла официантка принять заказ.

Лекса решила заказать кукурузную похлебку и кофе. Джош попросил сандвич со стейком.

Джош наслаждался обществом своей очаровательной спутницы, но пригласил он ее не поэтому. Ему требовалось выяснить о ней как можно больше.

— Вы всегда так доброжелательны со всеми, с кем работаете?

— Мне нравится то, что я делаю. Нравится помогать людям.

— Когда вы говорили сегодня с Милтом, в вашем голосе слышалось искреннее сочувствие.

Она пожала плечами.

— На свете великое множество людей, особенно пожилых, которым не с кем поговорить. И всего-то надо уделить им пару минут, чтобы они были счастливы.

Джошу стало любопытно: что заставляет ее быть такой сострадательной?

— А кто выслушивает вас?

— Что?

— Всякому человеку нужен собеседник. С кем говорите вы?

— Со многими людьми.

Джош скептически вскинул бровь, отказываясь верить. Какая независимая! Даже не взяла у родных деньги, чтобы начать дело…

Официантка принесла их заказ. Сандвич Джоша, порезанный на куски, оказался невероятных размеров, а положенная к сандвичу жареная картошка внушительной горкой высилась на тарелке. Он предложил Лексе разделить с ним трапезу.

— Давайте, не стесняйтесь. Мне совсем не хочется, чтобы у меня лопнули джинсы.

От его замечания Лекса залилась краской.

— Простите за то, что я вам наговорила.

— Вы про что?

— Про то, что вы думаете только о себе. Я вас совсем не знаю, а уже осудила. Ваши отношения с Клер меня не касаются.

— Однако вы дрались, как тигрица, отстаивая ее интересы. Почему? — Он давно хотел задать этот вопрос, только не думал, что задаст его в подобной обстановке.

— Именно такой я хотела бы видеть свою мать, если бы она была жива.

Ну что на это скажешь? Можно ли подвергнуть сомнению искренность слов Лексы? Не заметить света, загоревшегося в ее глазах? Да какую выгоду она может извлечь из дружбы с его теткой?

Лекса взяла кусочек сандвича. Что на нее нашло? Почему она так разоткровенничалась? Свои чувства она всегда держала при себе. Однако во взгляде Джоша было что-то такое, что заставило се забыть о своих принципах, разрушило ее оборону.

Лекса опустила глаза и уставилась на аккуратно подстриженные розовые ноготки. Она увидела, как вспыхнули глаза Джоша. Он явно проявлял к ней чисто мужской интерес, и это не оставило ее равнодушной. Когда он прикоснулся к ней, помогая надеть пальто, Лексу словно ударило током. Однако все это не имеет никакого значения. Ее жизнь скоро совершенно изменится, и она не может позволить себе роман с кем бы то ни было, даже если захочет. Ей было нестерпимо больно, когда Ричард бросил ее, но это послужило прекрасным уроком. Если мужчина мечтает о семье, она должна забыть о нем.

Лекса постаралась устроиться поудобнее, положила ногу на ногу и задела коленом ногу Джоша. Взгляд, которым он ее наградил, заставил девушку судорожно подыскивать безопасную тему для разговора.

— Скажите, вы всегда умели договориться с Клер?

— Мы всегда старались понять друг друга, но жутко кричали, если не получалось по-хорошему.

А Лекса и вспомнить не могла, когда последний раз вела беседу с отцом, хотя кричать друг на друга им не приходилось. Возможно, в том, что у Фланниганов взрывной характер, виновата ирландская кровь?

— Почему вы стали консультантом по поиску рабочих мест? — спросил Джош.

Лекса догадывалась, зачем он задает ей массу личных вопросов. Ее отношения с Клер по-прежнему вызывали у него подозрения. Возможно, если она ответит, то сумеет его успокоить.

— Еще когда училась в колледже, я подрабатывала везде, где могла. Работы было много, мне приходилось порой очень туго, но я усвоила одну крайне важную вещь. Работа дает самоуважение и чувство уверенности в себе.

— Для вас это не пустые слова. — Джош смотрел на нее так, словно ждал дальнейших объяснений.

— Нет, не пустые. Отец не разрешал мне подрабатывать, пока я училась в школе. Мне казалось, меня лишают моего законного права.

— А почему он вам запрещал?

— Не знаю. Говорил, он слишком много работал, чтобы обеспечить нас всем необходимым, и нам надо пользоваться возможностью и наслаждаться жизнью, пока мы молодые. Но мне хотелось работать. Где угодно. После первого же года в колледже я устроилась летом подрабатывать официанткой.

— Как отреагировал на это ваш отец? — Джош казался очень заинтересованным.

— Он не смог, а может, и не захотел понять, почему я так поступила. Ему казалось странным, что я не пожелала проводить лето в загородном клубе, плавать и играть в теннис, как это делала моя сестра Дэни.

— Ваша сестра старше или младше вас?

— Младше. Настоящая головная боль для меня. — Лекса вечно помогала ей выпутываться из неприятностей, которым и счет потеряла.

Кто-то из завсегдатаев паба бросил монетку в музыкальный аппарат, и зазвучала чудесная мелодия, красивая и грустная.

Джош промокнул губы салфеткой и отодвинул в сторону тарелку. Затем, откинувшись назад, спросил:

— Не хотите ли потанцевать?

Лекса на мгновение задумалась. Танцевать с таким мужчиной, как Джош Фланниган, все равно что играть с огнем. Стоит ли рисковать?

Глава 3

Джош понимал, что рискует. Он находил Лексу привлекательной, но что она за человек, толком не знал. И все-таки, несмотря ни на что, ему хотелось прикоснуться к ней, сжать в объятиях.

Девушка покачала головой:

— Мне в самом деле пора домой.

Он встал и протянул руку:

— Всего один танец.

Лекса вложила свою ладонь в руку Джоша, встала и позволила вывести себя из-за стола.

Он обнял ее, сжал в руке ее пальцы и приложил к своей груди. Чуть наклонив голову, он щекой коснулся ее волос. У Джоша перехватило дыхание. Она была такой мягкой, нежной, окутанной облаком легких духов… и женственной. Необыкновенно женственной. Как же давно он не держал в своих объятиях женщину…

— И часто вы это делаете? — чуть отодвинувшись, чтобы взглянуть в ее необыкновенные карие глаза, спросил он.

— Что именно? Танцую с незнакомцами?

Джош усмехнулся:

— Меня едва ли можно назвать незнакомцем. К тому же с незнакомцем вы бы и не стали танцевать.

Он прижимал ее так, что даже перышко не проскользнуло бы между ними.

— А то, что мы делаем, называется танцем? — спросила Лекса.

— Угу. Так что просто расслабьтесь и наслаждайтесь музыкой.

Расслабьтесь! Совет хорош, что и говорить. Хотел бы он и сам ему последовать. Но как? Когда в твоих руках женщина, очаровательная, податливая… Он прикрыл на мгновение глаза, наслаждаясь их близостью.

Нет, это надо прекратить. Он знал, что главное для Лексы карьера, а ему нужна куча детишек и жена, которая с радостью возилась бы с ними, хотя порой ему и казалось, что такая женщина существует лишь в его воображении.

Джош прижался щекой к волосам Лексы. Что за удовольствие вот так медленно двигаться под музыку! Хорошо бы еще и не думать ни о чем.

— Вы очень чувственная женщина, — прошептал он. А самому хотелось не выпускать ее из объятий, прижаться в поцелуе к ее розовым губам.

Черт! Что на него нашло? Они едва знакомы. Если он продолжит в том же духе, нетрудно сообразить, чем это кончится. Но интрижка на одну ночь пусть и утолит его голод, удовлетворения не принесет. Лекса остановилась и отодвинулась.

— Мне пора.

Джош не стал возражать. Он снял с вешалки пальто, помог ей надеть его, но на этот раз постарался сделать так, чтобы избежать прикосновений.

— Вы должны позволить мне как-нибудь устроить для вас экскурсию по моему магазину.

— С удовольствием, — произнесла она, однако, судя по взгляду, идея не показалась ей удачной.

Джош расплатился по счету, оставил чаевые для официантки и проводил Лексу к выходу.

— Я видел сегодня дом Клер, — сказал он, когда они шли к центру.

— Вы о Доме дружбы?

Джош прокашлялся.

— Вот-вот. Странное название.

— Ну и что скажете?

Джош уже выслушал мнения специалистов: конструкция устойчивая, хорошая теплоизоляция, крыша прослужит еще лет пять.

— Большой. Целых четыре спальни.

— Но ведь там поселятся трое. Им дом будет в самый раз. Вам эта идея по-прежнему не по душе?

— Решение слишком серьезное, особенно с финансовой точки зрения. Если Клер передумает, едва ли ей удастся продать свою долю.

— Она может и не захотеть этого.

Верно. Клер вполне могла бы счастливо провести остаток жизни в таком доме. Эту возможность тоже не стоит скидывать со счетов.

Он подождал, когда Лекса открыла дверцу своей машины, и сказал:

— Не забудьте про бесплатную экскурсию по «Горе игрушек» в любое время.

Лекса улыбнулась:

— Не забуду.

Когда она села, Джош захлопнул дверцу машины. Лекса завела мотор и выехала со стоянки, он еще долго смотрел ей вслед. Увидит ли он ее снова?

Лекса нажала на кнопку звонка второй раз. Менеджер сказал, что рабочий день уже закончился, — значит, Джош должен быть здесь. Со слов Клер ей было известно, что его квартира располагается над магазином. Может, уйти?

Лекса не могла выбросить Джоша из головы. Целых четыре дня она боролась с собой. Она не должна с ним видеться, он только усложнит ее жизнь. Но посетить магазин игрушек так или иначе входило в ее планы — надо было посмотреть, возможно, она подыщет здесь что-нибудь для ребенка. А если заглянет в «Гору игрушек», не поздороваться с его владельцем будет невежливо.

Лекса позвонила в третий раз. Джош вполне мог уйти. Она с облегчением вздохнула и уже собралась было спуститься вниз, как дверь распахнулась. На пороге стоял Джош: обнаженный, узкая полоска полотенца на бедрах, загорелые плечи и грудь блестят от капелек воды.

— Лекса! Заходите! — Заметив ее смущение, он отступил назад. — Заходите, не стесняйтесь, чувствуйте себя как дома. Только дайте мне несколько минут — смыть с себя мыло.

Она вошла в квартиру, стараясь не разглядывать его слишком откровенно.

Джош взмахом руки предложил ей пройти в гостиную, а сам скрылся, как поняла Лекса, в спальне.

Она с любопытством огляделась, пытаясь по обстановке комнаты определить характер хозяина. Под потолком в одном из углов висели причудливые единороги. Диван и кресло были покрыты полосатыми бежево-синими накидками. На низком деревянном столике громоздились сваленные в беспорядке журналы. Темно-синие портьеры закрывали окна. Интересно, часто ли Джош пользуется миниатюрной баскетбольной сеткой, укрепленной в углу на стене? Она опустилась в кресло рядом с машинкой для выдачи жвачек — разноцветных веселых шариков — и улыбнулась.

Джош нравился ей все больше. Какая жалость, что они не могут… В памяти снова всплыли слова Ричарда и боль, которую она тогда испытала: «Я люблю тебя. Но я мечтаю о детях. Раз ты не можешь дать их мне, у нас нет будущего». Лекса напомнила ему, что существует возможность усыновления, но он возразил, что хочет иметь собственных детей.

Он ушел, а она осталась одна, разбитая, потерянная, обозленная на весь белый свет. Ей и сейчас было больно вспоминать об этом. Она чувствовала себя неполноценной и, как ни пыталась, не могла убедить себя, что это не так. Как не смогла убедить себя в том, что обязательно найдется человек, который примет ее такой, какая она есть.

И почему она вдруг вспомнила об этом? Она пришла всего-навсего на экскурсию по магазину игрушек.

Лекса поднялась, услышав шаги Джоша. В рубашке с открытым воротом и черных вельветовых брюках он выглядел великолепно. Волосы были все еще влажными после душа. Секс-идол, да и только, ему можно сниматься для постеров!

— Пришли получить обещанное?

— Да, но если вы заняты…

Он отрицательно покачал головой:

— Нисколько.

Джош проводил ее к двери, и они спустились по лестнице ко входу в магазин. В том, как загорелись его глаза, Лекса увидела нетерпение ребенка, жаждущего показать ей свои сокровища.

Она с любопытством разглядывала игрушки для детей всех возрастов, самые разнообразные, способные удовлетворить мечту любого малыша. А Джош раздавал улыбки налево и направо: и персоналу, и припозднившимся покупателям.

Лекса остановилась возле музыкальных шкатулок.

— Вот что мне всегда нравилось.

— Взгляните на эту. — Джош открыл одну из шкатулок, и заиграла колыбельная Брамса. — А вот эта игрушка — моя гордость. — Он потянул Лексу к другим рядам. Игрушка представляла собой шар, вид которого можно было с легкостью изменять — и цвет, и фактуру. — Она годится для ребенка с самого момента рождения, и менять ее можно по мере его роста, когда возникнет интерес к ярким цветам и жажда исследовать мир.

Лекса потянулась к забавной коробочке. Если потянешь за шнурок — из нее выпрыгнет клоун, повернешь пластиковую полоску — с другой стороны появится зеркальце, а нажмешь на кнопку, что Лекса и сделала, — замычит, как корова.

Девушка рассмеялась:

— Это потрясающе! Надо будет… — Она осеклась.

— У вас есть кому подарить такое чудо? У нас еще масса подобных, пойдемте, я покажу.

Лекса положила игрушку на место.

— Нет, спасибо.

Джош пристально посмотрел на нее. Девушка промолчала, не считая нужным комментировать свои слова. Джош указал ей на стеллажи с радиоуправляемыми автомобильчиками.

— Пойдемте, я покажу вам свои любимые.

Лекса задумалась. Не сделала ли она ошибку, придя сюда? Джош поверг ее в изумление. Он не только владел магазином игрушек, он еще получал удовольствие от того, что является его владельцем.

Джош взял машинку — уменьшенную модель «ягуара» с ярко-оранжевыми полосами — и опустился на корточки, держа в руках пульт управления. Нажал на кнопку, и машина медленно вильнула влево, затем вправо, выровнялась и понеслась вперед по проходу.

Лекса отпрыгнула в сторону.

— Даже не представляла, что они могут ездить с такой скоростью!

Джош поднялся.

— Это еще было медленно. Вы бы посмотрели, как мы их тут гоняем!

— Мы?

— Я директор клуба гоночных игрушечных машинок. Два раза в месяц я собираю малышей, и мы устраиваем гонки.

Малыши… Если б он не любил детей, не стал бы устраивать для них подобные развлечения. Он обожает детей, и игрушки, и…

— Лекса!

— Что? — Она внезапно осознала, что не услышала вопроса.

— Не хотите ли как-нибудь прийти взглянуть? Пока погода хорошая, мы устраиваем гонки на заднем дворе.

— Здесь?

— Точно. А зимой снимаем помещение в школе. Вот только не знаю, что буду делать в следующем году. — Джош нажал на кнопку, и машинка подъехала к нему.

— А что, есть проблемы?

— Я уже говорил с подрядчиком относительно расширения магазина. Сзади можно пристроить помещение, но тогда площадка станет вдвое меньше. — Джош поднял машинку и положил се на место.

— Ваши дела идут настолько хорошо? Я слышала, объем продаж в магазинах розничной торговли падает.

— Может, все дело в том, что мы не стараемся тягаться с большими магазинами. К тому же мы делаем сезонные скидки и претворяем в жизнь новую программу — «Все для праздника».

— И что же вы делаете?

— Эта идея родилась у меня давно, только я не знал, сработает ли она. Я выложил ее своему менеджеру, и мы решили устроить эксперимент. Установили в магазине компьютер. Вот представьте. К нам приходит родитель малыша, у которого скоро праздник, со списком всего, о чем мечтает его чадо. А результат — подарки всех родственников и друзей не дублируются и не будут возвращены в магазин. И еще мы помогаем подобрать тематические подарки. Предположим, ребенок увлечен черепашками-ниндзя, тогда мы оформляем все в одном ключе: подбираем игрушки, оберточную бумагу, воздушные шарики. Мы делаем это в течение вот уже шести месяцев, и результаты превзошли все ожидания.

— А кто всем этим занимается?

— Здесь у нас работают двое, одного или двоих думаю нанять на период рождественских праздников. Хочу опробовать ту же практику со списками подарков на Рождество и посмотреть, что из этого получится. Магазины, где покупателю предоставляются особые услуги, сейчас вне конкуренции. И если опыт последних шести месяцев оправдает себя и в дальнейшем, мне следует подумать о расширении магазина в Гаррисберге. — Джош подвел Лексу к другому стеллажу и снял коробку с игрой. — Вот это одна из наших новинок. Пойдемте, я покажу вам.

— Куда?

— В подсобном помещении будет удобно. Не бойтесь, я не стану посягать на вашу честь. — Джош усмехнулся. — Обещаю свет не выключать.

Лекса рассмеялась:

— Если будете хулиганить, я все расскажу Клер.

Мысль о том, чтобы уединиться с Джошем, заставила сердце Лексы сладко забиться. Между ними установилась неуловимая связь, отрицать которую девушка не могла. Усилием воли она опустила взгляд на коробку с игрой.

— Надо установить это на плоской поверхности, — неожиданно хриплым голосом проговорил Джош.

Подсобное помещение оказалось огромным. Массу стеллажей занимали коробки, некоторые из которых еще даже не были раскрыты. Отдельно лежали бракованные игрушки. Джош устроился на скамье у стены и вынул из упаковки деревянную коробку.

— Хочу предупредить сразу: в игру втягиваешься так, что невозможно остановиться.

Джош говорил правду, Лекса вскоре сама это поняла. Задача состояла в том, чтобы провести металлический шарик по поверхности деревянной доски, на которой имелись разнообразные бороздки, как можно дальше и не попасть в дырки. Если играли двое, выигрывал тот, кто набирал больше очков. Джош неизменно вел в счете.

— Так не честно! — воскликнула Лекса. — Вы наверняка тренировались.

Джош стыдливо опустил голову.

— Каюсь. Тренировался.

Прошел целый час, прежде чем они вспомнили о времени.

— Я же предупреждал вас, что это занятие заразное. Вы, должно быть, проголодались и устали. — Он окинул взглядом ее строгий костюм. — Понять не могу, как женщины умудряются ходить на таких каблуках!

— Дело привычки. Но, честно говоря, ноги немного побаливают. — Лекса взглянула на часы. — Мне уже пора.

— Поужинайте со мной. Я мог бы быстро приготовить омлет и салат.

Ей не хотелось отказываться. Лекса давно не испытывала такого удовольствия от общения с мужчиной. Но ответить согласием она не могла, это было слишком опасно. Если останется, может пожелать большего.

— Я не могу. Спасибо за экскурсию. Мне показалось, что вы очень любите свое дело.

— Деловое администрирование — вещь скучная. Я попытался подыскать себе занятие, от которого могу получать удовольствие. Не хочу, чтобы работа для меня стала каторгой. Кроме того, — он подмигнул ей, — владеть магазином игрушек очень удобно, когда собираешься завести пятерых малышей: игрушки можно приобретать по складской цене.

Пятеро детей! Лекса не ошиблась на его счет. А это значит, что ей не следует им увлекаться. Она вежливо улыбнулась:

— Что ж, еще раз огромное спасибо. Если кому-нибудь из моих знакомых понадобятся игрушки, я обязательно порекомендую обратиться к вам. — Она взяла свою сумочку. — Передавайте привет Клер, если увидите ее раньше меня.

Джош кивнул.

— Я провожу вас до двери.

Лекса чувствовала, что с легкостью может увлечься Джошем. Он милый, обаятельный, не говоря уже о том, что чертовски хорош собой. Но… Она знала, что будет лучше для них обоих.

Лекса вошла в дом. Понедельник, как обычно, оказался днем нелегким. Да еще и в выходные не удалось отоспаться. В субботу они с Дэни проговорили всю ночь напролет. Снова были слезы: малышка так любила своего Роба, а он испугался ответственности. И вот теперь ребенок служил ей постоянным напоминанием о том, сколь недолговечной оказалась любовь мужчины, которому она отдала свое сердце. Но Дэни была уверена в своем решении отказаться от ребенка. Она не хотела воспитывать его одна.

Лекса прошла на кухню налить себе стакан сока, и в этот момент зазвонил телефон.

— Лекса, это Клер.

Девушка улыбнулась:

— Вы уже переехали?

— Переехала, но еще не распаковала вещи.

— Я могу помочь, если захотите.

— Ко мне завтра заглянет Джош.

— Завтра? А я буду занята.

— Жаль, я хотела поговорить с вами обоими.

Лекса вздохнула. Желания встречаться с Джошем она не испытывала. Не хотелось, чтобы между ними возникали какие-то отношения. Но Лекса чувствовала, что это возможно. Однако если у Клер проблемы…

— Когда мне прийти?

— Мы с вами поужинаем чем найдем. Приходи к шести. Это не слишком рано?

— Нет. Последняя встреча у меня назначена на половину пятого. Так что к шести, думаю, я освобожусь.

Она попрощалась с Клер и повесила трубку. Разве есть причина, почему они с Джошем не могут поддерживать дружеские отношения?

Лекса поднялась по ступенькам нового дома Клер. Старый особняк отделяли от дороги высокие ели. Девушка постучала, подождала — никто не ответил. Тогда она толкнула дверь — та оказалась незапертой. Лекса вошла в дом. Судя по голосам, Джош уже здесь, пререкается с Клер.

— Я же сказал тебе, что сам повешу портьеры.

— Ты был занят. — Клер стояла на стремянке и пыталась насадить кольца занавесей на карниз.

— Хочешь навлечь на свою голову неприятности?

Лексе стало неловко, что она подслушала их разговор.

— Лекса, дорогая! — Клер заметила ее. — Как замечательно! Вот ты-то и поможешь мне справиться с Джошем. Ну что с ним делать? Он обращается со мной как с абсолютно беспомощной столетней старухой.

— Вовсе нет. Я просто взываю к твоему здравому смыслу.

— У нас с тобой разные понятия о том, что хорошо и что плохо.

Джош устало вздохнул:

— Ну пожалуйста, спустись со стремянки.

— Я еще не закончила.

Лекса подошла к ним и сказала:

— Клер осталось вдеть только два кольца. Может, подержите для нее лестницу?

Джош не счел нужным скрывать, что недоволен ее вмешательством. Но все же сделал, как она предложила.

— Много еще портьер тебе вешать? — спросил он у Клер.

Тетушка критическим взглядом оглядела занавески и спустилась вниз.

— Нет, все уже развешано. Осталось только перенести несколько коробок из моей спальни в гостиную, но я могу сделать это и завтра. Джим и Труди помогут мне распаковать их.

Джош с улыбкой покачал головой:

— Ну что мне с тобой делать?

— Оставить в покое. Все равно меня уже не изменишь.

Лекса рассмеялась:

— Один — ноль в пользу Клер!

Джош, подавив улыбку, взглянул на нее.

— Вы на чьей стороне?

— Интересно, кто-нибудь из вас выходил когда-нибудь победителем из подобных стычек?

— Я! — в один голос ответили оба.

Клер сложила стремянку и прислонила ее к стене.

— Я приготовила гамбургеры и салат. Надеюсь, вы не против перекусить?

— Вам чем-нибудь помочь? — Лекса сняла жакет и положила его на одну из коробок.

— Пойдемте на кухню.

Джош взмахнул рукой, пропуская Лексу вперед. Девушка постаралась не обращать внимания на зажегшийся в его глазах игривый огонек.

Кухня была большой и светлой. Шкафчики из березового дерева, занавески в бело-голубую клетку на окнах — мило и уютно. Клер достала клеенку и накрыла ею некрашеный кленовый стол.

— Джош! Достань салат из холодильника. Лекса, приборы в шкафчике рядом с мойкой, — распорядилась она.

Проходя мимо Джоша, Лекса случайно задела его бедром. Их взгляды встретились, девушка покраснела. Боже! Он видит ее насквозь. Лекса поспешно отвернулась и принялась доставать столовые приборы. Она выяснит, зачем ее позвали, проглотит ужин и поспешит ретироваться.

— Так о чем вы хотели поговорить с нами, Клер? — Она посмотрела на племянника пожилой женщины. — Или Джош уже все знает?

Джош поставил блюдо с нарезанными свежими овощами на стол.

— Нет, мы были слишком заняты, чтобы разговаривать.

Клер расправила складки на клеенке.

— Скажи, милая, тебе что-нибудь известно о том финансовом консультанте, который выступал у нас на собрании?

Лекса взяла с кухонной стойки пачку бумажных салфеток.

— Я ходила к нему на следующий день, надеялась выяснить, что он за специалист. Он окончил Тэмпл по курсу бухгалтерского дела. На стене его офиса, как полагается, висит диплом об окончании, но что-то подсказывает мне, что доверять ему нельзя.

— У него сегодня была Мэри. Хотела посоветоваться с ним, как распорядиться деньгами со своего текущего счета, выяснить, стоит ли положить их под проценты. Он отговорил ее, сказав, что лучше инвестировать свои деньги в «Лейжюрвилл» — комплекс, который строится специально для пожилых людей.

— А что он собой представляет? — Джош выглядел обеспокоенным.

— Таких несколько, но этот во Флориде. Строительство только началось. Там будет плавательный бассейн, теннисный корт, каток и культурный центр. Есть планы построить такие же комплексы в Южной Каролине и Техасе. Вклад должен составлять не меньше двух тысяч долларов, и если Мэри вложит деньги сейчас, она попадет в список. Это даст ей приоритет перед другими, если она пожелает приобрести там дом.

Джош прислонился к кухонной стойке и наклонил голову.

— А что она будет иметь со своего вклада?

— Да ничего. Ведь это просто инвестиция. Но Стэнли сказал, что это гораздо выгоднее для нее, чем просто положить деньги под проценты, будь то банк или какой-либо фонд.

Лекса внимательно слушала Клер, пока раскладывала приборы на маленьком обеденном столе.

— Странно, что он предложил ей это. В ее возрасте человек не может позволить себе рисковать деньгами.

— Возможно, никакого риска и нет, — возразил Джош. — Может, дело абсолютно надежное — если за всем стоит солидная организация.

— В таком случае следует узнать, кто занимается этим проектом, и проверить, можно ли им доверять.

— Неужели вы думаете, что мистер Стэнли не сделал этого? — Клер озадаченно смотрела на них.

— Надеюсь, что сделал, — сказала Лекса. — Только все равно его действия кажутся мне подозрительными. Почему он не предложил вашей подруге на выбор другие варианты? Существуют ведь гарантированные вклады, свободные от налогообложения.

— У меня есть друг — детектив в полицейском департаменте. Возможно, ему удастся проверить мистера Стэнли и узнать, на законных ли основаниях тот действует. Не стоит забывать, что есть масса мошенников, желающих нагреть руки на пожилых людях.

Лекса была довольна тем, что Джош принял всерьез опасения своей тетушки. А заручившись поддержкой полиции, он сможет добиться больших результатов, чем она.

Ужин с Джошем и Клер показался Лексе необыкновенным. Они смеялись, шутили, иногда спорили, но их подтрунивание друг над другом было удивительно добрым. Как все это не походило на их семейные обеды! Она, Дэни и отец ели, как правило, в тишине и лишь иногда перекидывались вежливыми, ничего не значащими фразами. Как отец воспримет известие о беременности Дэни? Лекса боялась даже подумать об этом.

Джош внимательно наблюдал за девушкой… С Клер она говорила охотно, а вот на него боялась поднять глаза. Просто удивительно! Хотя от экскурсии по его магазину не отказалась — это его порадовало. И то, как она смотрела на него, когда он открыл ей дверь, тоже. Ну да, его костюм — точнее, отсутствие такового — сыграл свою роль. И все же… Ее взгляд был таким выразительным! По спине Джоша пробежала сладкая дрожь.

Когда он сказал ей о желании завести пятерых малышей, она изменилась в лице. Интересно, почему? Слишком дорожит своей карьерой? Подгузники и пустышки вселяют в нее ужас? Но ведь игрушки-то она разглядывала с удовольствием. Странно.

После того как ужин был закончен, а посуда вымыта, Лекса вышла в гостиную взять свой жакет.

И отчего она так старательно обходит его? — гадал Джош. Боится его коснуться? Боится почувствовать то, что чувствует он сам, — словно тебя бьет током? Когда Лекса попрощалась с Клер, Джош решил это выяснить.

— Я провожу вас до машины, — сказал он.

— В этом нет необходимости.

— Мне хочется подышать свежим воздухом. Клер, я вернусь через пару минут.

— Можешь не спешить. — Тетушка подмигнула Джошу, затем повернулась к Лексе и тепло обняла ее. — Увидимся на вечеринке на Хэллоуин, а может, и раньше.

Джош и Лекса вышли из дома. Осенний воздух был свежим и прозрачным. Поредевшая листва на деревьях тихо шуршала от ветра.

— Как отдохнули в выходные? — спросил Джош.

— Спасибо, замечательно.

— Вы очень близки со своей сестрой?

Лекса улыбнулась:

— Очень. Мы совсем непохожи — как день и ночь. Но мы всегда помогаем друг другу.

— Двое против всего мира?

Лекса кивнула. Потом, помолчав, добавила:

— Мы с Дэни не ладили с мачехой. Это сплотило нас еще больше.

— На вечеринку на Хэллоуин поедете одна?

— Да.

— Я мог бы заехать за вами.

— Не думаю, что это удачная мысль.

— Почему?

Лекса наклонилась, ища в сумочке ключи от машины.

— Просто неудачная, и все. — Она отвернулась, чтобы открыть дверцу.

Решив переубедить Лексу, Джош тронул ее за плечо.

— Почему вы убегаете от меня?

Глава 4

— Я вовсе не убегаю. — Лекса чувствовала обжигающий жар в том месте, где ее касались пальцы Джоша.

— Тогда не отказывайтесь отправиться на вечеринку вместе со мной.

Лекса понимала, что не должна соглашаться. Чем больше времени она будет проводить с ним, тем чаще захочет его видеть. И как ее угораздило попасть в такую ситуацию? Она подняла глаза на Джоша и осознала, что сделала ошибку. Взгляд честных голубых глаз всколыхнул в ее душе бурю чувств.

— Хорошо. Я согласна. Но…

— Но?

— Я не могу позволить себе близких отношений с кем бы то ни было. Если мы пойдем вместе, то пойдем как друзья.

Джош удивленно вскинул бровь. Но вопроса, который так и вертелся на языке, не задал, понимая, что Лекса все равно ему сейчас не ответит. Он улыбнулся:

— Меня это устраивает.

Да, дружба. Что может быть лучше? Однако в глубине души Лекса понимала: то, что происходит между ними, гораздо серьезнее.

Час назад они приехали на вечеринку. Лекса пила пунш, общалась с Клер и её друзьями, все было замечательно… до тех пор, пока она не взглянула на Джоша. Такого великолепного, сногсшибательного, сексуального Дракулу мир еще не видел. Черная водолазка, черные брюки, подчеркивающие длину стройных ног, и черный плащ, подбитый красным атласом, — таким был его костюм. Он шел ему необыкновенно. Джош был без маски: он снял ее вскоре после того, как они приехали.

Звучала музыка. Диск-жокей выбирал мелодии сороковых, пятидесятых и шестидесятых годов.

Джош подошел к Лексе и взял ее руки в свои.

— Посмотрим, как ты будешь дрожать от страха в моих объятиях, цыганочка!

Он решительно обнял ее за талию и увлек в круг танцующих. Цветастая юбка то обвивалась вокруг ее ног, то взлетала вверх, рукава пышной белой шелковой блузки трепетали, когда Джош кружил Лексу в танце. Прозвучал финальный аккорд, и он притянул ее к своей груди, сжимая в пылких объятиях.

— Вы были великолепны, — прошептал он.

А Лекса, забыв о здравом смысле, обвила шею Джоша руками, вдыхая терпкий аромат его одеколона, наслаждаясь теплом его тела и блеском синих глаз. Как ей хотелось коснуться его щеки! Сумасшествие! Полное сумасшествие. О чем она думает?

Она отодвинулась и принялась обмахивать себя платком.

— Не желаете глотнуть свежего воздуха?

— Очень.

Вечерний воздух оказался пронизывающе холодным. Осень уступила свои права зиме. Лекса невольно поежилась.

— Хотите вернуться? — спросил Джош.

Лекса сделала несколько глубоких вдохов, ей требовалось время прийти в себя.

— Нет. Еще нет.

— Лекса, я хочу видеть вас.

— Джош…

— Назовите мне убедительную причину, почему мы не можем как-нибудь еще раз повеселиться так же, как сегодня.

— Вы не знаете, чем я живу. У меня есть определенные обязательства, и я отношусь к ним очень серьезно.

— Равно как и я.

Между ними повисло неловкое молчание. Джош протянул руку и убрал с лица Лексы вьющийся локон. В ней столько страсти. Столько заботы. Почему? Она деловая женщина, а он поклялся больше с такими не встречаться. Но Лекса, судя по всему, умеет развлекаться и получать от жизни удовольствие. Работа для нее еще не все. Он хотел узнать ее лучше.

— Я понимаю, то, что вы делаете, очень важно. Клер совершенно преобразилась за последние месяцы. Видели, как она танцевала с Джимом? В жизни не видел ее такой счастливой.

— Вы понимаете это?

Он ласково коснулся ее щеки.

— Ну конечно. Так что скажете? Есть планы на следующие выходные?

— Я еду увидеться с Дэни.

— Когда вернетесь?

— В воскресенье днем.

— Позвоните мне, когда вернетесь. Может, поужинаем вместе или куда-нибудь сходим.

Она ничего не ответила.

Джош заставил ее поднять голову, коснувшись рукой подбородка.

— Я хочу снова увидеться с вами.

Он наклонился. В ее огромных карих глазах застыла нерешительность, полные губы чуть приоткрылись. Золотистые волосы светящимся облаком окружали миловидное лицо. Желание, сильное и непреодолимое, охватило его. Однако Джош чувствовал, что, если будет давить на нее, ничего не добьется. Не решившись на страстный поцелуй, он чуть коснулся губами ее лба и отодвинулся.

Она выглядела смущенной.

— Джош, если я не позвоню вам в воскресенье, то это вовсе не потому, что вы мне не нравитесь.

Он вскинул брови:

— А почему?

— В моей жизни сейчас все так сложно.

Хорошо, он не будет настаивать… пока. Но если она не позвонит в воскресенье, он попытается снова.

Лекса внесла чемодан, который брала с собой, в спальню и уставилась на телефон на прикроватной тумбочке. Стоит ли звонить Джошу? Осмелится ли она? Захочет ли он связываться с женщиной, которая намерена усыновить чужого ребенка, а своих детей иметь не может?

Она отыскала в телефонной книге его номер.

Джош поднял трубку почти сразу же.

— Слушаю.

— Это Лекса. Я вернулась. — Как бы ей хотелось увидеть сейчас выражение его лица! — Вы по-прежнему хотите меня видеть?

— Мечтаю об этом. Скажите, а задний двор у вас есть?

— Что?

— Задний двор. Имеется у вас?

— Ах да! А почему вы спросили?

— Большой?

— Длинный и узкий.

— Отлично. У меня есть новая игрушка, которую мне не терпится испытать. Я к вам сейчас приеду.

— Вы знаете, где я живу?

— Узнал в телефонном справочнике. Буду у вас через пятнадцать минут.

Повесив трубку, Лекса почувствовала, будто ее закружило в водовороте. У Джоша столько энергии, он отлично знает, чего хочет. Она вспомнила, как он говорил, что мечтает иметь пятерых детей. Не совершила ли она ошибку, позвонив ему?

Услышав, что к дому подъехала машина, Лекса выглянула из окна. Джош припарковался на обочине, открыл багажник и принялся что-то оттуда доставать. Она накинула на плечи замшевую куртку и вышла на улицу. А у него отличный вкус, раз ездит на такой роскошной машине — «бьюик-электра» цвета бургундского вина. В руках у Джоша были пластиковые пакеты, содержимое которых напоминало детали моторной лодки. Он достал все, что собирался, захлопнул багажник и направился к дому. Увидев Лексу, Джош улыбнулся, да так, что у нее ослабли колени. Она была рада его видеть, еще как рада!

— Что это у вас?

Он свободной рукой обнял ее за плечи и пошел рядом, словно делал это всю жизнь.

— Это разновидность планера. Действует по принципу бумеранга. Если правильно его запустить, то он вернется к тебе в руки.

— Как далеко он может улететь?

— На шесть — девять метров. По крайней мере так сказано в инструкции.

Они пересекли площадку перед домом и остановились на заднем дворе.

— Инструкции… Так его еще и собирать надо?

Джош пожал плечами:

— Предполагается, что ничего сложного в этом нет. Уж клеить его точно не надо.

Джош и Лекса опустились на ступеньки крыльца черного хода и принялись собирать планеры — каждый свой.

— Как съездили к сестре?

— Все было славно. — Лексе отчаянно хотелось рассказать Джошу обо всем. Довериться ему так же, как Дэни в свое время доверилась ей. Джош собрал свой планер первым.

— Ну, как продвигаются дела?

Лекса наконец сумела прикрепить крылья к основной детали.

— Выглядит в точности как ваш.

Они встали и вышли на середину двора. Осень кружилась вокруг них в водовороте ярких красно-желтых красок. Пронизывающий ноябрьский ветер безжалостно срывал листья с деревьев.

Джош скрестил на удачу пальцы, улыбнулся Лексе и запустил свой планер. Однако тот вместо того, чтобы лететь, закружился и рухнул вниз.

— Потребуется тренировка, — вздохнул Джош и пошел поднимать игрушку.

Лекса прицелилась, постаралась послать планер так, чтобы траектория его полета напоминала дугу, и запустила. Но увы, и ее планер постигла неудача — через мгновение он упал на траву.

Полчаса Лекса и Джош пытались сообразить, как надо его запускать. Лексе это удалось первой. Ее планер, взмыв вверх, пролетел несколько метров, повернул и вернулся ей в руки.

— У меня получилось! — Лекса едва не прыгала от счастья.

— Научите? — Джош остановился возле нее.

Он смотрел ей в глаза, а Лексе казалось, будто своим взглядом он проникает ей в душу. Он протянул руку и коснулся ее щеки. Лекса вздрогнула. Ни один мужчина не вызывал у нее столь сильных чувств, и это ее пугало.

День близился к закату, на землю легли длинные тени. Небо из ярко-голубого стало красно-малиновым, а кое-где и оранжевым.

— Красиво, правда? — проговорила Лекса. — Закаты напоминают мне океан. Безбрежный простор, пугающая глубина. Даже плакать хочется, когда смотрю на это великолепие.

— Понимаю. У меня тоже иногда возникают похожие чувства.

Лекса бросила на него пытливый взгляд.

— Странно. Мужчины обычно смеются над такими чувствами, считают их слишком сентиментальными.

— Нет ничего сентиментального в умении наслаждаться прекрасным. Когда слушаешь классическую музыку, испытываешь нечто схожее. Не знаю, почему мужчины боятся этого. Но уверен в одном: тот, кто боится подобных чувств, боится и любви.

— Вы когда-нибудь плакали?

На мгновение Лексе показалось, что Джош не ответит ей, однако он, помолчав, сказал:

— Плакал. Когда погибли родители. Когда моему другу ампутировали ногу. Но я старался не показывать своих слез, если вокруг были люди. Думал, меня не поймут. А на самом деле просто боялся быть самим собой.

— Для меня всегда оставалось загадкой, как мужчины умудряются держать свои эмоции при себе. Сама я из тех чувствительных особ, которые плачут, когда смотрят диснеевский мультфильм «Бэмби».

— Вы просто знаете себя и не боитесь выплескивать свои чувства. Полагаю, чувства других людей вас тоже не пугают?

— Даже не думала об этом, но, наверное, нет.

Джош забрал у нее планер и положил на землю.

— А вот я по какой-то неизвестной причине пугаю вас. Почему, Лекса?

Его проницательность поразила ее.

— Я… Я не могу сказать. Вы мне нравитесь, Джош, но есть вещи, которых вы не знаете.

— У меня масса времени, чтобы узнать их, если вы впустите меня в свою жизнь.

— Джош, я не уверена…

— Может, это придаст тебе уверенности.

Он наклонился и поцеловал ее. Сердце Лексы затрепетало, словно пойманная в силки птица.

Этот мужчина умеет любить, знает, как доставлять удовольствие, и желает получать не меньше, чем отдает. Лекса чувствовала это. Его поцелуй был нежным, терпеливым, возбуждающим, заставляющим терять голову. Джош держал ее в объятиях гак бережно и в то же время ласкал с такой страстью…

Он поднял голову и чуть отодвинулся. Лекса смущенно посмотрела на него.

— Мы не должны были этого делать. — Лекса и сама не знала, кого пытается убедить — его или себя.

— Почему? — Голос его прозвучал хрипло.

— Потому… потому что вы смутили меня. Обычно я себя так не веду.

— Так давайте попытаемся снова. Может, это поможет избавиться от смущения? — предложил он с улыбкой.

Лекса на всякий случай уперлась руками ему в грудь. Но едва взглянула ему в глаза, поняла, что тонет. Он сжал ее в объятиях крепче, и ей показалось таким естественным обвить руками его шею, запустить пальцы в его волосы. Мир вокруг Лексы завертелся, когда Джош приник поцелуем к ее губам. Она позабыла обо всем и дала волю своей страсти.

Лекса не знала, сколько прошло времени, но внезапно Джош со стоном оторвался от ее губ.

«Почему?» — хотелось ей крикнуть. Но через секунду она поняла: он просто должен был остановиться. Она не в силах дать Джошу то, что он хочет.

Джош обхватил руками ее лицо.

— Прости, Лекса. Я потерял контроль над собой.

— Это не твоя вина. — Слезы защипали ей глаза. Должно быть, он заметил это.

— Я сделал тебе больно? Разве ты не хотела этого так же сильно, как я?

— Это было… потрясающе.

Он улыбнулся:

— Знаю. Лекса, думаю, не будет ничего плохого, если мы позволим себе лучше узнать друг друга.

— Я не готова.

Она отвернулась, боясь увидеть боль в его глазах.

Глава 5

Было уже почти четыре, когда Лекса припарковала свою машину на стоянке возле магазина игрушек и прошла на задний двор. Сегодня она обязательно скажет Джошу про Дэни, пока все не зашло слишком далеко. Она и так чересчур долго ждала. Его полный боли взгляд, когда они виделись последний раз, был тому доказательством.

Лекса пересекла миниатюрную гоночную трассу, отмеченную ярко-оранжевыми колоннами и столбиками, сделанными из жестяных банок, и увидела Джоша. Сидя на корточках, он утешал ревущего малыша. Лекса подошла чуть ближе и услышала, как Джош сказал:

— Твоя машинка отлично ездит, даже мою обогнала. В следующий раз она наверняка придет к финишу первой.

Слезы карапуза мгновенно высохли, в глазенках загорелась надежда.

— Вы так думаете?

Джош поднялся и с улыбкой посмотрел на ребенка.

— Я в этом уверен.

На стоянку въехала машина, посигналила, и губы малыша растянулись в улыбке. Он помахал Джошу и понесся к матери, прокричав на прощание:

— До свидания!

Джош помахал ему в ответ и крикнул:

— Продолжай тренироваться, и у тебя все получится.

Сердце Лексы екнуло. Она и раньше догадывалась, что Джош отлично умеет ладить с детьми. Наконец он заметил ее, оглядел с восхищением ее зеленый костюм и задержал взгляд на короткой юбке.

— Привет. Рад тебя видеть.

Желание, мелькнувшее в его глазах, придало словам особый смысл. Лекса подошла ближе и, кивнув в сторону гоночных машинок, спросила:

— Как они ездят?

Оторвать взгляд от ее длинных стройных ног было нелегко, но Джош все-таки заставил себя это сделать.

— Очень просто. Хочешь научу?

— Мой отец отказался учить меня водить автомобиль, заявил, что у него не хватит терпения. Если управлять этими машинками так же сложно, подумай хорошенько, прежде чем предлагать.

— Я отличный учитель, — заверил ее Джош.

Лекса нисколько в этом не сомневалась.

— Если сумеешь научить меня обходить все препятствия на трассе, ты просто гений.

Джош наклонился и поднял миниатюрную модель «тойоты».

— Поскольку я соображаю лишь тогда, когда мне все показывают, то лучше покажи, что надо делать.

В глазах его вспыхнул игривый огонек.

— Я могу тебе много чего показать.

Она отлично поняла, на что он намекал.

— Теперь мне ясно, почему Клер называет тебя невозможным.

Он рассмеялся:

— Точно. Это ее словечко. Но поверь, такую репутацию поддерживать нелегко.

Лекса улыбнулась ему в ответ. Джош поставил машинку на трассу и протянул Лексе пульт управления:

— Держи. Учиться будем по ходу дела.

— Иногда лучше для начала усвоить кое-какие основные правила.

— Не в этом случае. Давай, попробуй начать двигаться.

Она нажимала кнопки на пульте, пытаясь сообразить, как справиться с направлением движения и скоростью одновременно. «Тойота» резко рванула вперед и врезалась в одну из оранжевых колонн.

— Не переживай. Подай назад, — посоветовал Джош. Лекса медленно вывела машинку обратно на трассу.

— Цель гонок состоит в тем, чтобы не сбить ни одно из препятствий и пройти трассу с максимальной скоростью.

Лекса пустила «тойоту» вперед, но та почти тут же задела крылом жестяную банку. Джош обнял девушку, прижав спиной к своей груди, и обхватил пальцами ее руку, показывая, как надо работать пультом.

— Смотри не на саму машинку, а вперед, только так ты сумеешь обойти препятствие.

Ей было приятно чувствовать, как его руки обнимают ее. Она вздохнула, наслаждаясь его близостью. Но ни о каких серьезных отношениях не может идти речи до тех пор, пока она ему не откроется.

Лекса отпустила кнопку, и машинка остановилась. Повернувшись в кольце его рук, Лекса произнесла:

— Джош, я должна кое-что сказать тебе.

— Что?

— Дэни беременна, и я собираюсь усыновить ее ребенка.

Джош на мгновение застыл, глаза изумленно распахнулись. Но отреагировал он совсем не так, как ожидала Лекса.

— И поэтому ты держишь меня на расстоянии?

— Ну не могла же я прямо с ходу выпалить такое незнакомцу.

— Я для тебя по-прежнему незнакомец?

— Нет. Нет, конечно. Потому-то я и решила посвятить тебя в свои проблемы. — Она кашлянула. — Ну, и что ты думаешь?

На его губах заиграла неуверенная улыбка.

— Для меня это настоящее потрясение.

Лекса была в растерянности. По реакции Джоша она не могла найти ответ на вопрос, который волновал ее больше всего, и потому спросила прямо:

— Ты по-прежнему хочешь встречаться со мной?

Он обнял ее за плечи.

— Ну разумеется, хочу. Почему мое отношение к тебе должно измениться?

— Потому, что некоторые мужчины считают ребенка досадной помехой.

— Я не «некоторые» мужчины. И не забывай: я работаю для детей.

Верно. Однако владеть магазином игрушек и обожать детей совсем не то, что быть отцом. Джош, вероятно, заметил ее сомнения.

— Послушай, да будь у тебя хоть дюжина детишек, я все равно от тебя не откажусь.

Лекса испытала такое облегчение, что ей захотелось обнять Джоша и расцеловать.

— Правда?

— Правда. Я прекрасно понимаю, почему ты не хочешь торопить события: тебя сейчас тревожат другие проблемы.

— Джош, отношения любого рода должны быть достаточно прочными, чтобы можно было заботиться о ребенке. Я хочу быть абсолютно уверена…

— …что я подходящий парень, — закончил за нее Джош. Он ласково погладил ее руки. — Я все понимаю, поверь. А твоя сестра согласна пойти на такой шаг?

Руки Джоша, казалось, обжигали ее, и ласковое движение вместо того, чтобы успокоить, действовало возбуждающе.

— Согласна. Приятель бросил ее. Она хочет дать ребенку жизнь, но боится растить его одна.

— А ты сможешь?

Лекса не отвела глаз.

— Смогу.

— Ты храбрая женщина.

— Храбрость здесь ни при чем. Я люблю Дэни, полюблю и ее ребенка.

— Возможно, тебе и не придется растить его одной.

Неуверенность вспыхнула в ее глазах.

— Еще слишком рано брать на себя такие серьезные обязательства.

— Но совсем не рано надеяться на лучшее.

Джош улыбнулся, и Лекса улыбнулась ему в ответ.

Половина пути пройдена. Осталось только сказать ему остальное. Но это произойдет не сегодня.

Когда Джош притормозил возле дома Лексы, из-за плотных облаков ненадолго выглянуло солнце. Он позвонил ей узнать, по-прежнему ли она хочет прокатиться на велосипеде по тем местам, где под Геттисбергом в Гражданскую войну проходило знаменитое сражение. Температура воздуха упала, для прогулки сейчас было слишком холодно. Но Лекса заявила, что обожает гулять в такую погоду.

Небо подозрительно хмурилось. Время прогулки, возможно, придется сократить. Но Джоша это нисколько не пугало. Они могли вернуться в его квартиру, уютно устроиться на диване и позволить случиться тому, что должно случиться. С тех пор как Лекса призналась ему, что собирается усыновить ребенка сестры, прошло три недели. Джош не давил на нее, позволяя самой задавать тон их отношениям. Куда бы она ни хотела отправиться, чем бы ни мечтала заняться, он не противоречил. Любое времяпрепровождение годилось, лишь бы они не оставались наедине, когда огонь долго сдерживаемой страсти неизбежно вырвался бы наружу, а Лекса все еще не была к этому готова.

Джош понимал, что Лексе необходимо время, чтобы привыкнуть к нему. Она по-прежнему держала его на расстоянии, а он не мог взять в толк почему. Она чего-то недоговаривала, существовала еще какая-то тайна, которую она боялась ему поведать, Джош чувствовал это. Он считал, что физическая близость невозможна без близости эмоциональной. Он был готов к тому, чтобы их отношения стали более близкими. Но Лекса…

Джош начал понимать, что отдавать для нее куда проще, чем получать. Но почему она отдает так много? Он уважал причины, побуждавшие ее поступать таким образом, с восхищением относился к ее решению усыновить ребенка, если это именно то, чего они с сестрой хотят. Однако если их отношения будут развиваться, он хотел бы, чтобы Лекса уделяла ему больше времени. Сегодня он серьезно поговорит с ней о том, что его волнует. Он найдет способ убедить ее довериться ему, будет с ней ласков, и если не разговоры, то поцелуи сделают свое дело. Сегодня в их отношениях должен наступить перелом.

Возле дома Лексы остановился красно-белый пикап. Джош всегда продумывал все до мелочей. С ним было так хорошо! Вот только когда он становился слишком серьезным, Лекса замыкалась в себе, ее по-прежнему не оставляли сомнения.

Понравится ли Джошу, если все свое время она станет проводить с ребенком? А как он отреагирует, когда узнает, что, кроме этого ребенка, детей у нее не будет? Сплошные вопросы без ответов.

Джош стал ей очень дорог. И даже когда они были не вместе, Лекса знала, что он думает о ней. Он то присылал ей цветы, то преподносил с посыльным шоколадные конфеты. Она не встречала еще мужчину, похожего на него, — такого же внимательного, заботливого, милого, любящего. Так не хотелось разрушать те восхитительные отношения, что возникли между ними!

Лекса надела теплую пуховую куртку и через кухню прошла в гараж. Нажала на кнопку, и дверь гаража открылась. Она выкатила свой велосипед.

Когда девушка подошла, Джош откинул крышку багажника.

— Сегодня немного прохладно для пикника.

— Пытаешься отделаться от меня? — с улыбкой произнесла Лекса.

— Я? Да я просто даю тебе возможность хорошенько подумать. Вот подожди, когда мы начнем крутить педали, тогда и посмотрим, как ты запросишь пощады!

Джош вырулил на городской сквер и направился в сторону национального парка Геттисберга — именно там, на огромном поле, происходило знаменитое сражение между северянами и южанами в Гражданскую войну.

Оставив пикап на стоянке, они достали велосипеды и отправились осматривать исторические достопримечательности. Они посетили все места, которые можно было посетить, и осмотрели вес, что было доступно, — монументы, надгробия, смотровые площадки и башни, с которых открывался прекрасный вид на окрестности, а также холмы, где сидели в засаде войска унионистов.

Порядком измотанные и проголодавшиеся, Джош и Лекса вернулись к пикапу. Они успели скрыться очень вовремя. Небо, хмурившееся весь день, словно прорвалось, и пошел мокрый снег.

Уютно устроившись в салоне пикапа, они принялись за еду — Джош захватил с собой жареного цыпленка и свежий хлеб. Лекса выбрала кусочек побольше и жадно вонзила свои зубки в сочное мясо. Джош только усмехнулся, глядя на нее. На верхней губе девушки осталась крошка хлеба. Джош протянул руку и смахнул ее, а потом наклонился к Лексе и не удержался от искушения ее поцеловать.

Никак не ожидавшая такого Лекса покраснела.

— Знаешь, ты становишься еще красивее после поцелуя, — игриво заметил Джош.

Румянец на ее щеках стал ярче, а Джош, взяв кусок хлеба, сказал:

— У меня есть для тебя новости. Я получил информацию о мистере Стэнли.

— Да? И что ты узнал?

Джош откусил кусок хлеба и проглотил его.

— То-то и оно. Я не узнал ничего.

Лекса вытерла руки влажной салфеткой.

— Я тебя не понимаю.

— Никакого мистера Стэнли не существует. Ни свидетельства о рождении, ни каких бы то ни было записей о нем. И Тэмпл он не оканчивал.

— Поверить не могу. Неужели он мошенник? Надо всем рассказать об этом.

Джош покачал головой:

— Все, что мы можем сделать, так это предупредить людей, чтобы не вкладывали деньги, а тех, кто уже ввязался в его аферу, чтобы прекратили выплаты. Предъявлять обвинения, не имея доказательств, мы не можем.

— Но ты сказал, что никаких записей нет…

Джош не дал ей договорить:

— Как бы Марк все тщательно ни проверял, он мог и пропустить что-нибудь. Может, наш приятель и мошенник, но вот проект «Лейжюрвилла» существует.

— Значит, мы должны доказать, что Стэнли действует не по закону.

— Марк посоветовал нам достать отпечатки его пальцев. Если он жулик, вероятно, проделывал подобное и раньше под другими именами.

— А может, просто предоставить все полиции?

— Марк говорит, что пока нет состава преступления, сделать это нельзя. Можешь верить мне, можешь нет, но Стэнли не нуждается ни в каких специальных разрешениях, чтобы быть консультантом по финансовым вопросам. Предприятие, которое он рекламирует, реально существует. Возможно, все это и надувательство, но пока мы доказать этого не в состоянии. Марк продолжит свое расследование, а мы должны попытаться раздобыть отпечатки пальцев Стэнли. Надо подумать, как это сделать.

— Я их достану, — убежденно проговорила Лекса.

Джош хмуро посмотрел на нее.

— Не думаю, что это удачная идея. Если он преступник, он может стать непредсказуемым, когда почувствует опасность.

Лекса хитро улыбнулась:

— Он ничего не заподозрит.

— Лекса, мне совсем не нравится, что ты…

— Мне это не составит труда. Есть масса предлогов для встречи. Скажу, что мне понадобилась информация для работы.

— Ему это может показаться странным.

— Не покажется. Поверь, я умею убеждать людей.

— А как ты получишь отпечатки? Стащишь что-нибудь из его кабинета?

— Ну, я могла бы пригласить его выпить.

Джош нахмурился.

— Нет. Забудь и думать об этом. — Он поднял голову Лексы за подбородок и заставил ее посмотреть ему в глаза. — Поняла?

Она со вздохом признала, что он прав и действовать надо крайне осторожно.

— Я что-нибудь придумаю.

Джош с нежностью провел ладонью по ее щеке.

— Мы не знаем, с кем имеем дело. Пойми, втягивать тебя мне бы совсем не хотелось. Я сам найду способ заполучить его отпечатки.

Она накрыла его руку своей.

— Мне будет гораздо легче это сделать. Ты вызовешь у него подозрения, если начнешь задавать вопросы. Что, если он скроется с наворованными деньгами?

Джош помолчал, потом нехотя сказал:

— Ладно, попытайся. Только ни в коем случае не подвергай себя опасности. Договорились?

— Это приказ, сержант?

Он усмехнулся:

— Можешь не сомневаться. И никакого нарушения субординации я не потерплю.

— Я буду осторожна, — пообещала она.

Джош наклонился к ней, провел пальцами по нежной щеке, коснулся шеи.

— Поедем домой, — хрипло проговорил он.

Явный намек в его голосе заставил Лексу сладко вздрогнуть.

Джошу не терпелось вернуться, чтобы закончить разговор, который они начали. Пара бокалов вина, тихая музыка и уютная атмосфера, возможно, сделают свое дело: Лекса позволит себе расслабиться и скажет, как она к нему относится.

Они пристегнули ремни безопасности, Джош завел мотор и включил дворники. На стекле образовалась ледяная корка, и счистить ее удалось не сразу. По-прежнему шел дождь со снегом, видимость была неважная. Крайне медленно Джош вывел машину на дорогу, мало что различая в сгущающихся сумерках.

Лекса сидела, судорожно сжав на коленях руки. Так никуда не годится, решила она. Сделав глубокий вдох, она заставила себя успокоиться. Джош — опытный водитель, на него можно положиться. Он уверенно вел машину, хотя напряженный взгляд выдавал, что это дается ему с трудом.

Неожиданно машина, которая ехала впереди, завертелась волчком. Джош едва успел увернуться и нажать на тормоза. Дорога была слишком скользкой, и потому пикап занесло в кювет. Лекса больно ударилась плечом о дверцу, но благодаря ремню безопасности этим все и ограничилось. Она наклонилась подобрать выпавшие из сумочки вещи.

— Ты не поранилась? — Джош тронул ее за колено.

Она повернулась к нему.

— Думаю, нет. А ты? — Она заметила багровую полосу у него на лбу. — Джош, ты ударился головой! Дай мне взглянуть.

— Со мной все в порядке, — отмахнулся он. — Надо поскорее выбираться. У тебя точно ничего не болит?

— Точно. Только трясет немного. А что с другой машиной?

— Уехала. Водитель, должно быть, решил, что раз не было столкновения, то и останавливаться ни к чему.

Джош отстегнул ремень безопасности, наклонился к Лексе и взял се за руку. Девушку била дрожь. Он обнял ее, насколько это было возможно в тесном салоне автомобиля, а Лекса уткнулась носом ему в плечо. Несколько минут они просидели так, не говоря ни слова.

— Я должен постараться вывести машину из кювета, — сказал он, — не хочу, чтобы кто-нибудь из-за меня попал в аварию. — Он поцеловал Лексу в висок, отодвинулся и накинул ремень безопасности.

Шины заскрипели на мерзлой дороге, после второй попытки пикап тронулся с места и отъехал от заграждения, в которое они уперлись. Джош включил обогреватель на полную мощность.

— Хорошо, что сзади никого не было, — проговорил он.

Когда Джош свернул на подъездную аллею, оба вздохнули с облегчением. Едва они вошли в дом, Джош обнял Лексу и прижал к себе. Мгновение спустя, чуть отодвинувшись, он заглянул ей в глаза:

— С тобой действительно все в порядке? Если бы что-нибудь случилось…

Она коснулась кровоподтека у него на лбу.

— Я отделалась легким испугом. А вот тебе необходим лед.

Джош скинул куртку, помог Лексе раздеться и увлек ее на диван.

— Что мне действительно, необходимо, так это не выпускать тебя из своих объятий.

Лекса устроилась поудобнее рядом с ним.

— Можно разжечь огонь в камине.

— Можно. Но я не хочу, чтобы ты уходила от меня так далеко.

Взгляд Джоша заставил Лексу вспыхнуть. Его чувства пугали ее. Она страшилась и своих собственных чувств, а когда он поцеловал ее, испугалась его безудержной страсти. Но он не дал ей времени осознать, что они делают, туманя разум своими прикосновениями. Страсть Джоша воспламенила и Лексу, и она гладила его плечи, с наслаждением чувствуя крепкие мышцы под руками.

Он застонал и опрокинул ее на диван, прижимаясь к ней всем своим телом. Одних поцелуев было недостаточно. Держать ее нагую в объятиях — это желание преследовало Джоша с первого момента их встречи. Не переставая ласкать Лексу, он потянулся к ее блузке и принялся расстегивать пуговки. Щелкнула застежка бюстгальтера, и вот уже ничто не мешало ему насладиться мягкостью ее кожи, великолепием полной груди.

— Боже, Лекса, ты прекрасна! — хрипло выдохнул он. Его слова яркой искрой ворвались в ее сознание. Ей хотелось, чтобы он не останавливался, хотелось насладиться его ласками. Хотелось и самой ласкать его. Ее руки скользили по его спине, заставляя его вздрагивать от восторга.

Но Джошу требовалось больше — любить и обладать ею в полной мере, он не мог сдержать свою страсть. Голод настоятельно требовал удовлетворения. Их первая ночь вместе будет незабываемой, уж он позаботится об этом.

— Позволь мне любить тебя. Боже, дорогая, как я этого хочу! — прошептал он ей в волосы.

Лекса и сама желала этого не меньше. Ей казалось, что еще немного, и она не выдержит накала эмоций. Любить его — что может быть прекраснее? Как чудесно было бы забыть обо всем и отдаться силе их страсти! Но нет, она не может этого сделать. Не сейчас.

Лекса прикрыла глаза, глубоко вздохнула и сказала:

— Нет.

Ее отказ дошел до Джоша не сразу. Он ожидал услышать совсем иное.

— Я еще не готова. — Слова давались ей с трудом, но она понимала, что должна произнести их.

— Нет? — Дыхание Джоша стало прерывистым. — Чего ты боишься?

Его, их страсти, будущего.

— Я просто еще не готова, Джош. — Она пошевелилась, пытаясь встать с дивана.

— Подожди. Дай мне пару минут прийти в себя.

Она застыла, опасаясь вздохнуть, опасаясь сказать слова, которые еще больше осложнят ситуацию. Когда Джош приподнялся и сел на край дивана, она тихонько проговорила:

— Прости.

Он вскинул голову, с болью глядя на нее.

— Не надо извиняться. Я хочу знать, что я сделал не так. Ты желала меня не меньше, чем я тебя. Так почему не позволила случиться тому, что должно было случиться?

Она опустила глаза, дрожащими руками застегивая блузку.

— Я не могла.

Джош начал терять терпение.

— Черт возьми, Лекса, почему?

— Не злись.

— А я и не злюсь! Я разочарован, раздражен, взбешен! Мы же взрослые люди, и оба знаем, чего хотим. По крайней мере я знаю. А ты? Ты знаешь, чего хочешь?

Ее огромные карие глаза умоляли его понять ее.

— Все произошло слишком быстро.

Джош был больше не в силах сдерживать свои эмоции.

— Ты хоть пыталась разобраться в своих чувствах? Хотела ли когда-нибудь, чтобы тебя любили? Или из-за того, что ты отдаешь все свое сочувствие другим, для меня его у тебя не осталось?

Она опустила глаза.

— Это не так. Ты мне небезразличен.

— Так покажи мне это!

Лекса молчала, думая, что ему ответить. Дети. У нее не будет детей. Почему она не может этого сказать? Она чувствовала себя страшно уставшей, измотанной физически и морально. После происшествия на дороге ее все еще трясло.

— Я думаю, тебе лучше уйти, — наконец проговорила она.

— Если я уйду, мы не сможем поговорить, а значит, не сможем и решить проблему.

— Мне нужно время.

Он стоял и молча смотрел на нее.

— Джош, пожалуйста, постарайся меня понять.

— Это очень сложно сделать. Я хочу быть с тобой, но мы так же далеки, как в первый день нашей встречи. Как я смогу тебя понять, если ты прячешь от меня свои мысли и чувства? Разберись сначала со своей жизнью. Ты ведь умеешь решать проблемы других, попробуй теперь разобраться в своих. — Он схватил куртку и вышел не попрощавшись.

Только услышав, как Джош завел мотор, Лекса вдруг вспомнила, что ее велосипед остался у него в багажнике.

Глава 6

Так будет лучше, твердила себе Лекса. Ну да, влюбилась в Джоша. Ну и что? В ее жизни столько сложностей, что ни один нормальный мужчина не выдержит. Вот Джош и не выдержал. Все, хватит о нем думать! Надо чем-нибудь заняться, чтобы отвлечься от этих мыслей. Она отправится к Теду Стэнли, вот что она сделает.

Как же заполучить отпечатки его пальцев? Лекса взглянула на свою сумочку, задумчиво вытащила шарф, а затем вывалила на стол и все остальное. Через минуту на ее губах заиграла довольная улыбка.

Полчаса спустя она входила в офис мистера Стэнли. Лекса надеялась, что одарила его самой что ни на есть невинной улыбкой. Даже если он и не пытался одурачить своих клиентов, Лексе он все равно не нравился. Скользкий тип, на все вопросы у него имеется ответ. Когда она позвонила договориться о встрече, он вцепился в нее мертвой хваткой, заявив, что лучше его никто ей помочь не сможет. Вот и сейчас сидит и разглагольствует о том, как бы он распорядился имеющейся у нее суммой.

Словно всерьез обдумывая его предложение, Лекса сказала:

— Эти игры на биржах, особенно в нынешних экономических условиях, вещь крайне рискованная. Торговый дефицит и всякое такое.

Тед Стэнли с удивлением взглянул на Лексу.

— Должен заметить, мисс Китредж, я еще не встречал женщину, которая бы разбиралась в финансовых вопросах лучше, чем вы.

Лекса скромно потупила глазки.

— Благодарю вас, мистер Стэнли. Я читаю много специальной литературы.

Он скользнул оценивающим взглядом по ее ногам.

— Я не уверен, что вам нужны услуги финансового консультанта. Вы и сами, судя по всему, отлично сумеете во всем разобраться.

«Надо быть осторожной. Не дай Бог он о чем-нибудь догадается», — подумала Лекса.

— Ну, всего я все равно не знаю и всегда считала, что две головы лучше, чем одна.

— Верно, — сдержанно ответил он, не в силах отвести глаз от ее ног.

Лексе было неприятно его откровенное разглядывание, но она понимала, что отталкивать его сейчас неразумно. Прежде она получит то, за чем пришла.

— Знаю, возможно, я покажусь вам наивной, но я женщина одинокая и всего лишь хочу позаботиться о своем будущем. Наверняка у вас есть идеи, как наилучшим образом распорядиться деньгами, куда их вложить с большей выгодой. Вы так много знаете!

Он охотно предложил ей на выбор несколько вариантов, но о «Лейжюрвилле» не обмолвился ни словом. Лекса решила спросить его об этом напрямую:

— Некоторые из моих знакомых — те, кто постарше, — вкладывают деньги в некий комплекс, который строится специально для пожилых людей.

В глазах мистера Стэнли вспыхнула настороженность, он уклончиво ответил:

— Это кратковременные инвестиции, сроком от пяти до десяти лет. Если хотите позаботиться о своем пенсионном фонде, вам следует подыскать что-нибудь другое, открыть вклад, рассчитанный на больший срок, — это гораздо выгоднее.

— Понимаю. — Все, комедию пора заканчивать, иначе она увязнет. Лекса встала. — Я обязательно подумаю обо всем, что вы мне сказали. — Она потянулась за своей сумочкой, которая лежала на его столе, и неожиданно уронила ее. Содержимое рассыпалось по полу. — Ах, простите! Какая я неловкая! — Лекса нагнулась и подняла свой кошелек. — Про таких, как я, говорят, что они только кухонную раковину с собой не носят!

Стэнли подобрал зеркальце и тюбик с губной помадой и уже собирался отдать их Лексе, но она протянула ему раскрытую сумочку, так что он просто положил их туда. Лекса, довольно улыбаясь, пожала ему на прощание руку.

— Еще раз спасибо за все. Я непременно дам вам знать, как только решу, какой вариант мне больше подходит. — Распрощавшись, она покинула его офис.

Ура! Лекса вздохнула с облегчением. У нее есть отпечатки пальцев Теда Стэнли. Осталось только отослать их другу Джоша.

Лекса упорно старалась не думать о Джоше, погрузившись в работу, и это ей неплохо удавалось, поскольку гора документов, требующих рассмотрения, к середине дня заметно уменьшилась.

Вошла секретарша и положила на стол посылку. Как только Джоанна удалилась к себе, Лекса развязала пышный белый бант и разорвала синюю упаковочную бумагу. Интересно, от кого это?

Она сняла с коробки крышку и изумленно моргнула. На нее смотрела кукла со всклокоченными рыжими волосами и слегка раскосыми черными глазами, надутые губки были недовольно поджаты. Лекса достала из коробки карточку.

«Как по-твоему, вчера я выглядел так же? Прости, что вспылил. Я мечтаю заняться с тобой любовью, но лишь тогда, когда ты будешь к этому готова. Мы можем поговорить?

С любовью, Джош».

Слезы защипали Лексе глаза. Она подняла трубку телефона и набрала номер магазина «Гора игрушек». Назвав свое имя человеку, ответившему на звонок, она попросила позвать мистера Фланнигана. Лекса не думала о том, что скажет Джошу. Он написал: «С любовью…» Неужели это правда?

— Лекса! — Голос Джоша звучал радостно.

— Привет, Джош. Я получила твой подарок, — тихо проговорила она.

— Кукла похожа на меня? Как тебе кажется?

Лекса рассмеялась:

— Совсем не похожа.

— Уф! Ну просто гора с плеч! Когда вернулся вчера домой и взглянул в зеркало, то увидел в нем настоящее чудовище.

— Джош…ты не виноват. Мне следовало… Мы можем поговорить сегодня?

— Поужинаем вместе? Куда ты хочешь пойти?

— Как насчет того, чтобы посидеть у меня? Я могла бы что-нибудь приготовить.

— Что принести?

— Только себя.

Они договорились о времени, и Лекса повесила трубку. Теперь нужно лишь дожить до конца рабочего дня, определиться с тем, что приготовить, и решить, как лучше сказать Джошу то, что она должна сказать.

По пути к дому Лексы Джош задумался. Жизненный опыт подсказывал, что секс без любви и доверия удовольствия не приносит. Когда мужчина и женщина любят, они наиболее уязвимы. С души, как и с тела, они сбрасывают все покровы. Боится ли Лекса открыть ему свою душу? Боится, что он не полюбит ребенка Дэни? Или ей просто необходимо время подумать?

Джош позвонил в дверь. Он не станет разрушать то, чего они уже достигли в своих отношениях. Он будет мил и предусмотрителен, как бы трудно это ни было.

Лекса впустила его в квартиру. В ее глазах светились неуверенность и безотчетный страх. Такой Джош еще ее не видел. Меньше всего он хотел, чтобы она боялась его или тех чувств, что он к ней испытывал.

Лекса пригласила его пройти в гостиную.

— Ужин будет готов через минуту. Я…

— Лекса!

Она повернулась и взглянула на него. Джош сказал:

— Прости. Я не хочу давить на тебя, знаю, у тебя сейчас масса проблем и ты беспокоишься из-за ребенка.

Она улыбнулась ему, и от этой милой улыбки сердце Джоша дрогнуло.

— Я хочу, чтобы мы как можно больше времени проводили вместе. Но я не знаю, как сильно изменится моя жизнь. Не знаю еще, от чего следует отказаться, а что оставить.

Он погладил ее по щеке.

— Позволь мне стать одной из перемен в твоей жизни.

На глаза девушки навернулись слезы. Ну как было ее не обнять? Он хотел лишь утешить Лексу, но то, с какой пылкостью она прильнула к нему, разрушило все благие намерения Джоша. Поцелуй из нежного стал страстным. Лекса обвила руками его шею и прижалась к нему всем телом.

Джош оторвался от ее губ и порывисто втянул в себя воздух.

— Милая, если мы продолжим в том же духе…

Лекса понимала: нужно сказать ему сейчас, что она не может иметь детей. Но как же приятно чувствовать тепло его рук, обнимать, любить его, чувствовать себя любимой! Другого шанса может и не представиться. И ни с каким другим мужчиной она не испытает ничего подобного, а Джоша может потерять.

Так почему не насладиться одной-единствен-ной ночью?

— Я хочу, чтобы ты любил меня, Джош, и сама хочу любить тебя.

— Ты уверена?

Она кивнула.

С минуту он пытливо всматривался в ее глаза, а затем подхватил на руки и понес наверх в спальню…

Лекса уютно устроилась в кольце рук Джоша. Она чувствовала себя любимой, необыкновенно желанной, и это было восхитительно. Никто из них не произнес необходимых слов вслух, но этого и не требовалось: их чувства говорили сами за себя.

Джош крепче обнял Лексу, и она повернулась к нему.

— Надеюсь, тебе было так же замечательно, как и мне, — сказал он.

— Это было восхитительно!

— Как долго я могу оставаться у тебя?

Она погладила его грудь.

— А сколько ты хочешь?

— Всю ночь, — хрипло признался он и приник к ее губам в поцелуе.

Чуть отодвинувшись, Лекса спросила:

— Ты не против поехать со мной домой на День благодарения? Боюсь, придется отнять тебя у Клер, но мне так хочется, чтобы ты познакомился с Дэни! Она собирается рассказать отцу о ребенке.

Джош выглядел довольным.

— Думаю, Клер меня поймет. Она и ее друзья собирались пригласить к себе тех, кому одиноко и чьи семьи находятся далеко. — Он поцеловал Лексу в лоб. — Я хочу быть частью твоей жизни и обязательно поеду.

— Может, мы пригласим Клер на ужин, прежде чем уедем? Однако постой… Ведь пятница после Дня благодарения у тебя, как правило, самый напряженный день в году. А я собиралась остаться до воскресенья…

— У меня в магазине весьма компетентные сотрудники и отличный менеджер. — Он ущипнул ее за подбородок. — Ты гораздо важнее.

Если бы уже не любила его, Лекса влюбилась бы в Джоша сейчас. Она обвила руками его шею и с благодарностью поцеловала.

Лекса бежала на собрание в Центр помощи пожилым людям, а сама думала о Джоше. Она сказала, что приедет к нему сразу после собрания. Прошлая ночь получилась сказочной, она о такой и не мечтала. Джош предусмотрел все — он позаботился о том, чтобы Лекса не пострадала от возможных последствий, взяв заботу о предохранении на себя. Ей следовало бы сказать ему тогда, что в этом нет необходимости, но все было слишком чудесно, а откровения могли и подождать. Она скажет ему после поездки домой. Не все сразу. Ему и так предстоит познакомиться с отцом и с Дэни.

Лекса села рядом с Клер и прослушала список мероприятий, намеченных на декабрь. Она то и дело поглядывала на часы, и Клер, заметив это, похлопала ее по руке:

— Ты смотрела на часы всего пять минут назад.

Лекса стыдливо улыбнулась:

— Неужели мое волнение так заметно?

— Только мне. У тебя свидание с Джошем?

Лекса кивнула. Клер понимающе улыбнулась. Наклонившись к ней, Лекса спросила:

— Ну как, хорошо устроились в новом доме?

Глаза Клер вспыхнули.

— У нас уютно, и даже очень. Так славно сидеть вечерком с приятелями и болтать о том о сем, вспоминать события давно ушедших лет, которые, кроме нас, никто не помнит. Нам нравится одна и та же музыка, мы не спешим, когда играем в скрэбл, поскольку нам незачем нестись, куда-то сломя голову, как это делают молодые люди. Мы ведем жизнь спокойную и размеренную.

— Вы, судя по всему, счастливы.

— Так и есть. Это самое мудрое решение из всех, которые я принимала.

Лекса в очередной раз посмотрела на часы.

— Иди, дорогая, — сказала Клер. — Зачем просиживать здесь, когда тебе хочется быть в другом месте.

— Я не могу. Я должна сказать всем кое-что крайне неприятное.

Когда официальная часть была закончена, Лекса попросила слова.

— У меня есть основания не доверять мистеру Стэнли, — сказала она.

Один мужчина из зала выкрикнул:

— Он что, мошенник?

— Я пока в этом до конца не уверена. Но думаю, будет лучше, если вы воздержитесь от вложения денег в его предприятие до тех пор, пока я не добуду необходимую информацию.

— А что, если мы уже вложили? — раздался встревоженный женский голос.

— Полагаю, надо прекратить регулярные выплаты. — Лекса оглядела зал: люди недовольно загудели. — Я знаю, это вызовет некоторые проблемы и мистеру Стэнли это не понравится, но вы должны подумать о том, как защитить себя. Возможно, я ошибаюсь на его счет, мне бы очень хотелось так думать, и в этом случае я принесу мистеру Стэнли свои извинения. Но до тех пор, пока мы все не проверим, гораздо надежнее хранить деньги в банке.

— Мой зять вложил средства в «Лейжюрвилл». Что мне сказать ему и дочери? — спросила Эдна Дженкинз.

— Сколько лет вашему зятю? — поинтересовалась девушка.

— Двадцать восемь.

Эта информация добавила сомнений в душу Лексы. Если ее саму он отговаривал вкладывать деньги в проект, аргументируя это тем, что вклад краткосрочный, почему он посоветовал это зятю Эдны?

— Скажите им то, что сказала вам я. Если вы знаете кого-то, кто уже связался со Стэнли, предупредите их тоже. — Люди зашумели еще больше, так что Лекса пришлось повысить голос. — Из-за того, что впереди у нас праздники, мне вряд ли удастся узнать что-нибудь раньше конца следующей недели. А до тех пор помолитесь, чтобы я оказалась не права.

Эдна помахала ей рукой, давая понять, что хочет поговорить. Лекса вышла в проход.

— Мне страшно. — В глазах пожилой женщины отражалась тревога. — Я вложила пять тысяч долларов. Что, если я больше не увижу своих денег? Потерять их стало бы для меня настоящей катастрофой.

Лекса положила руку на плечо Эдны.

— Мы постараемся разобраться в этом деле как можно скорее. Пока мы не в состоянии ничего доказать, а значит, не вправе и предъявлять обвинение.

— Этот милый мистер Фланниган, ведь он вам помогает? Вам, милочка, не стоит делать все в одиночку.

Лекса улыбнулась.

— Да, он помогает мне. А ему помогает его друг.

Лексе не терпелось попасть домой. Она еще раз постаралась успокоить Эдну, затем попрощалась с Клер и, пока ее еще кто-нибудь не остановил, удалилась из зала.

Прежде у нее не возникало желания уйти с собрания раньше времени. Она никогда еще так страстно не хотела с кем-то увидеться. Намеренно или нет, Джош изменил ее жизнь. Только вот была ли она готова к переменам?

Особняк Китреджей был великолепен. Длинная подъездная аллея, высокие белые колонны на фасаде здания, богатое убранство интерьера: восточные ковры, пасхальные яйца Фаберже. Каким было детство Лексы? — задумался Джош. Носилась ли она сломя голову по коридорам, разбрасывала ли где попало игрушки, готовила ли уроки в столовой за огромным полированным столом красного дерева? Едва ли.

После знакомства с Доналдом Китреджем Анна, экономка, показала отведенные им комнаты.

Когда распаковали вещи, Лекса и Джош вместе спустились по широкой лестнице. Джош с улыбкой спросил ее:

— Как поступим сегодня? Ты проберешься в мою комнату или я в твою?

— Боишься, что ночью к тебе в постель заберется ужасное чудовище?

Когда они оказались у следующего лестничного пролета, Джош прижал Лексу к перилам и принялся щекотать.

— Никакого уважения к мужчине!

Она попыталась вырваться, но все ее усилия оказались тщетными.

— Перестань! Принуждение не поможет!

— Кто это сказал? — И. Джош возобновил атаку. Она со смехом колотила его по рукам.

— Джош! Папа в гостиной.

Он перестал ее щекотать, но из кольца своих рук не выпустил.

— Я отпущу тебя, если получу поцелуй.

— Шантажист! — с улыбкой проговорила Лекса и позволила ему поцеловать себя. Волшебное, ни с чем не сравнимое ощущение. Огонь и страсть. Кровь быстрее побежала в жилах. Она должна сказать ему, должна посвятить в свою тайну! Скоро, совсем скоро она это непременно сделает. Но не сейчас. — Так и быть, я проберусь к тебе в комнату. — Она улыбнулась. — У тебя кровать больше. — И защекотала его, а потом опрометью бросилась вниз по лестнице, чтобы он не успел ее догнать.

Когда Джош чинно вошел в гостиную и сел на диван рядом с Лексой, взгляд, которым он наградил ее, ясно говорил: «Я доберусь до тебя после».

Доналд Китредж смотрел на них с улыбкой.

— Надеюсь, Дэни приедет не слишком поздно. Анна говорит, что больше не может ждать, иначе индейка развалится.

— Дэни будет здесь с минуты на минуту. — Лекса посмотрела на часы.

— Она появится, когда ее душенька пожелает, — с недовольством в голосе возразил отец.

Взгляд карих глаз ясно давал понять, что уж он-то знает, что говорит.

— Ты напрасно так плохо о ней думаешь. — Лекса покачала головой.

Доналд поправил на носу очки в металлической оправе.

— Я лучше знаю твою взбалмошную сестрицу.

Отец всегда был слишком строг с Дэни. Лексе доставалось меньше, возможно, потому, что она всегда старалась быть примерной дочерью, а Дэни вечно бунтовала. Любил ли их отец когда-нибудь? Лекса иногда в этом сомневалась. Все самые памятные события в их жизни — выпускной бал, вручение дипломов, дни рождения — отец пропускал, как и многие другие, менее значительные. Лекса пыталась забыть те праздники, которые устраивала ее мачеха на День благодарения. На них она приглашала только нужных людей, способных проложить ей дорогу в высшее общество.

— Анна не говорила тебе, я купил ей новую плиту. Даже не верится, что она живет с нами целых двадцать восемь лет. Мы наняли ее, когда купили этот дом. — Эти слова были уже адресованы Джошу.

— Преданность и умение хорошо делать свое дело — очень важные качества в людях, которые работают на вас, — сказал Джош.

— Преданность напрямую зависит от суммы на чеке, который они получают в конце месяца.

— Папа!

— Да, дорогая, увы, это так.

Неужели ее отец циник? Как он воспримет новость о беременности Дэни и о том, что ребенка возьмет на воспитание Лекса? Джош накрыл ее руку своей. Счастье, что сегодня он с ней, подумала девушка.

— Лекса сказала мне, что вы владеете двумя магазинами игрушек, — обратился Доналд к Джошу. — Уважаю людей, которые знают, как преумножить свое богатство.

— Папа, сегодня же праздник, нельзя ли не говорить о делах? — тихо попросила Лекса.

Доналд пожал плечами и провел рукой по своей редеющей шевелюре.

— Попробовать, конечно, можно. — Помолчав немного, он спросил Джоша: — Как давно вы встречаетесь с Лексой?

— Около шести недель, — ответил тот.

— Она не много рассказывает мне, когда звонит. Сообщает время, когда приедет, и время, когда отбудет.

— Слушая тебя, можно решить, будто я реактивный самолет.

— Судя по темпу твоей жизни, так и есть, — проворчал отец. — Ты останавливаешься лишь тогда, когда вы с твоей сестрицей что-нибудь задумываете.

Неожиданно прозвучавшее приветствие заставило всех повернуть головы к дверям.

— Добрый вечер. Надеюсь, я не опоздала к обеду? — Это была Дэни.

— Нет, ты как раз вовремя. — Лекса пригласила ее присесть рядом с ними на диван. — Познакомься, это Джош.

Дэни подошла к ним, бросила оценивающий взгляд на мужчину и, хитро подмигнув Лексе, сказала:

— Н-да, ты отхватила себе настоящего красавчика!

Лекса почувствовала, как ее щеки заливает краска.

Она обняла сестру.

— Мы не слышали, когда ты приехала.

— Я вошла с черного хода, — сказала Дэни. Она обняла сестру, а потом протянула руку Джошу. — Лекса говорила мне, какой вы весь из себя замечательный. И насчет потрясающих голубых глаз она не ошиблась.

От ее слов Лексе захотелось провалиться сквозь землю, а Джош подмигнул ей и сжал ее колено.

Дэни разгладила складки своей безразмерной рубашки и бросила настороженный взгляд на отца.

— Послушай, Лекса, я думаю, с этим надо поскорее разделаться. Что скажешь?

Сердце Лексы екнуло.

— Может, лучше подождать и сообщить обо всем после обеда?

— О чем вы собираетесь сообщить? — потребовал ответа Доналд.

— Папа, я жду ребенка. Роб не хочет на мне жениться. Я собираюсь рожать, а Лекса усыновит малыша. Мы с Лексой много говорили об этом. Я все уже решила. — Дэни замолчала, судорожно сжимая руки в карманах.

У Доналда Китреджа приоткрылся рот. Он переводил ошеломленный взгляд с одной дочери на другую. Наконец придя в себя, он заявил младшей:

— Я хочу поговорить с тобой у себя в кабинете. Немедленно.

— Папа…

— Дэниель. — Его тон не допускал возражений. Лекса вскочила, готовая встать на защиту сестры.

— Отец…

Доналд повернулся к старшей дочери.

— Я хочу поговорить с Дэни без свидетелей. С тобой мы побеседуем после обеда. Мы еще обсудим все более тщательно в ближайшие месяцы. — Он приказал Дэни следовать за ним в кабинет, и она послушно удалилась.

Лекса собралась было пойти за ними, однако Джош удержал ее.

— Пусть поговорят.

— Но, Джош, ты не знаешь, каким он может быть. Я не хочу, чтобы он ее расстраивал.

— Ты всегда все делаешь за нее?

— Нет, конечно, но…

— Он отец, — мягко проговорил Джош. — Он хочет знать немного больше того, что Дэни ему сообщила.

— С ним трудно говорить.

— Речь идет о его внуке.

— У отца точно так же не будет хватать на него времени, как не хватало на нас. — В ее голосе звучала горечь.

— Ты не можешь этого знать наверняка.

— Если отец захочет поинтересоваться, чем я живу, или пообщаться со своим внуком, я позволю ему. Но не думаю, что это произойдет. — Она посмотрела на дверь, за которой скрылись отец и сестра.

Джош тронул Лексу за руку:

— Позволь им побыть одним.

Она помолчала, обдумывая его слова.

— Пожалуй, ты прав. Дэни не позволит отцу загнать себя в угол. — Лекса улыбнулась. — Ты не против разрезать индейку?

Джош понял ее желание сменить тему.

— А ваша экономка не будет возражать? Клер обычно, когда готовит, выгоняет меня с кухни.

— Просто подари Анне одну из своих неотразимых улыбок, она и растает.

— И посмотреть на нее своими потрясающими голубыми глазами? — поддразнил он.

— Все-то ты помнишь!

Он усмехнулся:

— Моя голова работает как компьютер. Любая информация заносится в банк памяти.

Лекса игриво стукнула его в плечо и подтолкнула в сторону кухни.

— Давай, компьютер, держи курс на кухню. Мы найдем тебе применение.

Он повернулся, схватил ее в объятия и поцеловал.

— Ну что, какой-нибудь из известных тебе компьютеров способен на такое?

— Нет! — выдохнула Лекса с улыбкой. Она обожала этого мужчину.

Обед по случаю Дня благодарения был приготовлен отменный, правда, атмосфера за столом царила напряженная. Ни Доналд, ни Дэни не обмолвились ни словом о своем приватном разговоре. Лекса нервничала, а Джош не знал, как ее успокоить. Он всеми силами старался поддерживать вежливую беседу. К немалому его облегчению, Дэни вдруг принялась шутить и трещать без умолку. Ее беспечная болтовня немного разрядила обстановку.

Наблюдая за ней, Джош отметил, что некоторые ее жесты и манеры удивительно напоминают Лексу. Правда, сходство это поверхностное. Они совсем разные — волосы у Дэни темно-русые, а глаза ореховые. Кроме того, Дэни любит находиться в центре внимания, что совсем несвойственно Лексе.

Когда Дэни с отцом начинали спорить, Лекса выступала чем-то вроде буфера.

Едва Дэни завладела вниманием сестры — они принялись делиться новостями об общих знакомых и обсуждать, кому из родственников что подарить на Рождество, — с Джошем заговорил Доналд. Его интересовало, какое тот получил образование и что у него за семья. Заметив, что отец подверг Джоша допросу с пристрастием, Лекса послала ему ободряющую улыбку. Он улыбнулся ей в ответ.

На десерт Анна подала традиционный для Дня благодарения тыквенный пирог.

— Джош, у меня есть несколько любопытных головоломок, которые я коллекционирую уже много лет, — сказал Доналд. — Не хотите взглянуть?

— Я думала, ты хочешь поговорить со мной, — напомнила отцу Лекса.

— Времени до субботы предостаточно, и проблема никуда не исчезнет. У меня есть большое желание познакомиться с нашим гостем поближе. Надеюсь, Джош, вы не возражаете? Не против, если мы с вами уединимся в моем кабинете?

Джош и сам хотел поговорить с отцом Лексы. Возможно, если он узнает, что за человек Доналд Китредж он сможет лучше понять Лексу.

— Конечно. — Джош поднялся, отодвинув стул. Взгляд, адресованный Лексе, говорил: «Не тревожься за меня».

— А мы можем пойти и потрепать нервы Анне, — со смехом предложила Дэни.

— Мы можем пойти и помочь Анне, — возразила Лекса, провожая мужчин настороженным взглядом.

В кабинете Доналда Китреджа пахло дорогам деревом и кожей. Две стены до самого потолка занимали полки с книгами, у окна стоял огромный письменный стол красного дерева, а напротив выложенного кирпичом камина — два кожаных кресла цвета бургундского вина.

Джош с удовольствием рассмотрел коллекцию головоломок, а после сел в предложенное хозяином кресло у камина.

— Ваши отношения с Лексой — это серьезно? — спросил Доналд напрямик.

— Вполне.

— Полагаете, Лекса знает, на что идет, соглашаясь усыновить ребенка?

— Я думаю, вам следует спросить об этом саму Лексу.

Доналд Китредж нахмурился:

— Нам с Лексой трудно найти общий язык. А когда речь заходит о ее сестре, то с ней и вовсе невозможно разговаривать.

— Судя по тому, что она мне рассказала, это вполне объяснимо.

Обдумав слова Джоша, Доналд кивнул.

— Вам она, вероятно, поведала куда больше, чем мне. Я тревожусь за них обеих. Ситуация, согласитесь, крайне щекотливая. Лексе всегда хватало здравого смысла не делать глупостей, чего не скажешь о Дэни. Та всегда отличалась импульсивностью, непостоянством и желанием увильнуть от проблемы.

— Решение выносить ребенка и потом отдать его на воспитание не назовешь увиливанием от проблемы, — возразил Джош. — Она поступает как взрослый человек, раз ставит благополучие своего чада превыше всего.

— Возможно. Лично я думаю, что все, о чем она мечтает, — это выйти замуж за Роба, а коль скоро это невозможно, она родит ребенка, позволит Лексе получить над ним опеку и станет милой тетушкой Дэни, которая будет время от времени навещать своего малыша и получать все удовольствия, не навешивая при этом на себя никаких обязательств.

Джош, разделяя восторги Лексы по поводу усыновления, прежде не задумывался о возможных последствиях.

— Лекса считает, что это будет ее ребенок. Матерью будет она, а не Дэни.

— Юридически, возможно. Но как загнать в рамки закона наши чувства? Я считаю, Дэни не должна отдавать ребенка. Я окажу ей любую помощь, какая потребуется. Вы же с Лексой должны быть абсолютно уверены друг в друге, чтобы заводить своих детей или брать на воспитание чужих. Ребенок Дэни должен родиться в мае. Времени построить крепкие отношения у вас не так-то много.

Джошу не понравилось то, как Доналд Китредж решает за них с Лексой, что им нужно, однако воспитание не позволяло ему открыто выразить свое недовольство. Сейчас разумнее держать свои эмоции при себе. К тому же его и самого волновало, как мало у них с Лексой времени побыть вдвоем. Лекса и без того взвалила на себя массу дел. Когда появится ребенок, свободного времени у нее практически не останется. Как сложится тогда их жизнь? Будет ли она вообще замечать его? Убеждая больше себя, чем Доналда Китреджа, Джош сказал:

— Мы как-нибудь разберемся.

— Я понимаю, вы защищаете Лексу. И все же прислушайтесь к моим словам. Она убеждена, что способна спасти мир, но не думаю, что Дэни нуждается в том, чтобы ее спасали. Если бы пришлось отдать ребенка незнакомым людям, она бы на это никогда не пошла.

— Ты не можешь знать этого наверняка. Да ты вообще ничего не знаешь!

Услышав голос старшей дочери, Доналд повернулся к ней:

— А достаточно ли хорошо ты сама подумала обо всем?

Лекса вошла в комнату и остановилась перед отцом.

— Дни и ночи напролет я только и делала, что думала. Мы приняли правильное решение, и я вовсе не хочу, чтобы ты отговаривал Дэни. Дай нам возможность все сделать самим.

— Глупее ничего не слышал! — Голос Доналда звучал твердо, глаза сверлили Лексу. — Что, если через год или два Дэни захочет вернуть ребенка? Что ты тогда будешь делать?

— Этого не случится, — возразила Лекса.

В разговор вмешался Джош:

— А если это все-таки произойдет?

— Ты что, с отцом заодно?

— Отнюдь. Я просто призываю тебя подумать обо всех возможных вариантах развития событий. — Джош понимал: Лекса с ее неутомимым желанием помогать всем и вся отдаст этому малышу всю свою любовь, и каково же будет ее отчаяние, когда Дэни, повзрослев немного, решит, что вполне способна сама позаботиться о своем ребенке!..

— Я думала, и не раз, и поверь, такого не случится. Лучше меня Дэни не знает никто. Она никогда не поступит так со мной или с ребенком.

— Надеюсь, — проговорил Доналд. — Искренне надеюсь, что она примет в расчет благополучие малыша. Однако, зная Дэни, от нее всего можно ожидать.

— Ты не знаешь ее, да и меня не знаешь! — с горечью воскликнула Лекса. — У тебя никогда не находилось для нас времени.

Лицо Доналда исказила боль.

— Давай не будем начинать. То, что я сказал тебе, — это просто трезвый взгляд на вещи. Ты все думаешь, будто можешь решить вселенские проблемы. Полагаешь, что если будешь отдавать, отдавать и отдавать, мир изменится. Считаешь, что в силах со всем справиться одна. Но это не так. Совсем не так.

— Я способна справиться со многим. После смерти мамы мне не на кого было положиться. Ни на . тебя, ни уж тем более на Лоретту. Я прекрасно обходилась без чьей-либо помощи. — У нее просто не было выбора, и боль в душе до сих пор не утихла.

Доналд долго смотрел на Лексу, не говоря ни слова, потом развернулся и вышел из комнаты.

Глава 7

Джош заговорил первым:

— Какая кошка пробежала между вами?

Лекса вздохнула.

— У меня нет желания что-либо объяснять. Ты скорее всего встанешь на его сторону.

Джош с минуту молчал.

— А в чем все-таки проблема?

Лекса вдруг почувствовала себя ужасно уставшей.

— Он не любит меня. И никогда не любил. Чтобы он обратил на меня внимание, нужно было совершить нечто экстраординарное. Например, в соревнованиях прийти обязательно первой или стать отличницей. А когда я прибегала к нему радостная, чтобы поделиться восторгом от победы, то меня удостаивали лишь безразличным поглаживанием по голове и уделяли пять минут внимания. Вот и все. У него нет права диктовать мне, как жить. — Она замолчала.

— У твоего отца есть право беспокоиться о тебе и Дэни, хочешь ты его выслушивать или нет. Скажи, ты не думала о том, что такое возможно и через год или два Дэни захочет сама воспитывать своего ребенка? Если у нее есть хоть малейшее сомнение, ты должна ее поддержать.

Лекса понимала: боль, испытанная в прошлом, не позволяет ей реально оценить ситуацию, а Джош призывает именно к этому.

— Я пыталась убедить ее. Мы взвесили все «за» и «против». Воспитывать ребенка — это не для нее, она хочет жить своей жизнью. Отец не имеет права уговаривать Дэни оставить его. Я не желаю, чтобы он вмешивался.

В глазах Джоша застыло беспокойство.

— Лекса, он хочет дать тебе совет. Просто прислушайся к нему. Почему бы не наладить с ним отношения, не только ради себя самой, но и ради Дэни и ее ребенка?

— Я ничего не имею против. Но все не так просто. Ты мало знаешь нас…

— Да, верно, и, возможно, поэтому способен дать объективную оценку в отличие от тебя. Может, стоит еще раз подумать обо всем и постараться самой проявить объективность? — Джош встал и, наградив Лексу внимательным взглядом, оставил ее в комнате одну.

Лекса вышла из дома и по вымощенной плитами дорожке направилась к розовому саду. Ряды кустов были высажены вокруг бронзовых солнечных часов. Голые ветки, утыканные острыми шипами, тянулись вверх к серому небу. Унылая картина. Трудно поверить, что весной и летом сад пестрит множеством красок. Лекса подняла лицо к небу и почувствовала уколы капель дождя на щеках.

Какая же тоскливая погода стоит в ноябре! Но она не замечала ничего, когда рядом был Джош. Он наполнял ее дни смехом и радостью. Почему бы не прислушаться к его совету? Он не вникал в заботы своей тетушки. Может, и она не замечает многого, что тревожит отца? Не пришло ли время помириться или хотя бы сделать попытку к примирению?

Джош уверен, что Дэни не должна отдавать своего ребенка. Прав ли он? О ком он в первую очередь думает? О Дэни или о себе? Человек может обожать детей, всех детей, но вместе с тем мечтать о своих собственных. Куда приведут ее такие мысли?

Лекса почувствовала, что изрядно замерзла — руки и ноги стали просто ледяными, — и направилась к дому.

Дэни сидела в гостиной, бесцельно переключая каналы телевизора. Увидев сестру, она приглушила.

— Вы поругались с отцом?

— Можно сказать и так.

— Он хочет нам лучшего.

— Возможно, — признала Лекса. Она внимательно посмотрела на сестру. — Послушай, если ты не вполне уверена насчет усыновления, то…

— Я уверена. Все, о чем мечтает отец, так это чтобы я перебралась с ребенком жить сюда. Не спрашивай, с чего я это взяла, просто у меня такое ощущение. Но я хочу совсем другого.

— А чего ты хочешь?

— Того, что не могу получить.

На Лексу внезапно накатил страх. А что, если Дэни и Роб помирятся? Что почувствует Джош, когда узнает, что у нее не будет ни этого приемного малыша, ни своих детей? Дэни единственная, кого она посвятила в свою тайну.

Лекса присела рядом с сестрой и обняла ее.

— Я люблю тебя и хочу, чтобы ты была счастлива.

— Я знаю и обязательно буду счастлива. Когда-нибудь.

Лекса огляделась по сторонам.

— Где все?

— Папа у себя в кабинете, а Джош на кухне атакует холодильник. Он отличный парень, сестренка. Тебе повезло. Он знает?..

— Что я не могу иметь детей? Еще нет. Я скажу ему… скоро. Все произошло так быстро. — Лекса поднялась. — Пойду поговорю с отцом. Может, мне удастся убедить его, что мы все хорошо обдумали. Ведь мы знаем, что делаем, правда?

Дэни кивнула, но глаза ее подозрительно блеснули.

— Конечно. Я не хочу отдавать своего малыша кому попало. У меня нет выбора.

Лекса похлопала сестру по руке и направилась в кабинет отца.

Джошу показалось, будто ему дали под дых. Боль. Злость. Вот что он испытал. Почему Лекса не сказала ему?

Он вернулся на кухню и попытался осмыслить то, что невольно подслушал в гостиной. Лекса не может иметь детей. Это многое объясняло. Ее отчаянное желание усыновить ребенка Дэни, ее горячность в отстаивании своих интересов. Но более всего то, что происходило между ними. Он понимал, что ее что-то тревожит. Теперь он знал, что именно.

Она не способна иметь детей. Что он при этом чувствует? Как это скажется на их отношениях?

Он прислушался к своему сердцу. Да, он хотел иметь детей. Но Лекса для него гораздо важнее. Она все, о чем он мечтал. Детей они могут и усыновить. Если не ребенка Дэни, то чьего-нибудь другого. Больнее всего ему было от того, что Лекса ему не доверяет.

Дал ли он ей для этого повод?

Когда они любили друг друга, он думал, что они раскрыли друг другу свои сердца. Он по крайней мере так и сделал. А вот она предпочла спрятаться за стеной недоговоренности.

Выразить ей свое недовольство или подождать, пока она сама все расскажет?

Доналд Китредж повернулся и посмотрел на дочь. Лекса вошла в кабинет и молча опустилась на стул напротив стола, за которым сидел отец.

— Холодно на улице? Как ты думаешь, пойдет снег?

— Может быть. — Лекса потерла руки, она еще не согрелась после прогулки.

Доналд пытливо вглядывался в лицо дочери.

— Как же нам все-таки договориться с тобой?

— Не знаю.

— Все злишься на меня?

— Папа, я не знаю, что тебе ответить.

— Тогда и не говори ничего, просто послушай.

Она кивнула.

Он сцепил пальцы в замок.

— Я уделял тебе мало внимания, когда была жива твоя мать. Когда ты родилась, я только начинал свое дело и работал по восемнадцать часов в сутки, чтобы обеспечить свою семью всем необходимым, дать вам то, чего не мог дать мне мой отец. Хотел, чтобы ты училась в лучших учебных заведениях, имела все, что только могла пожелать. Разве это плохо?

— Нет, полагаю, нет, — смущенно ответила Лекса. — Но как ты не понимаешь, мне хотелось твоего внимания, а не твоих денег!

— Милая, я поставил себе цель. Мой отец был безработным во время Великой депрессии. Мы голодали. Я поклялся, что мои родные ни в чем не будут нуждаться.

— Я не знала этого, — проговорила Лекса.

— Мне не слишком приятно об этом вспоминать. Но я хочу, чтобы ты поняла меня.

— Почему ты вел себя так в первые годы, понять можно, но зачем было изматывать себя работой потом, из года в год?

— Мне это казалось необходимым. Твоя мама хотела того же, она, как и я, мечтала дать своим девочкам все самое лучшее.

— Но деньги — это еще не все.

— Я знаю. Теперь знаю. Я женился на Лоретте, чтобы у вас были не только деньги.

— Ты не можешь говорить это всерьез!

— Почему? Тебе было двенадцать, а Дэни восемь. Я надеялся, что она заменит вам мать.

— Лоретта не стала нам матерью. Ей было наплевать на нас!

— Тогда я этого не понимал. Боль от потери твоей матери была слишком велика. А Лоретта… мне казалось, ее послал сам Бог. Только потом я понял, что она за человек.

— Через пять лет, — напомнила Лекса.

Доналд тяжело вздохнул.

— Мы с твоей матерью полюбили друг друга с первого взгляда. Она поддерживала меня во всем.

Мне так этого не хватало, что я позволил Лоретте меня одурачить. А когда пелена с глаз спала, вы с Дэни уже отдалились от меня.

— Почему ты в конце концов развелся с ней? Ты никогда не говорил об этом. Все произошло так неожиданно.

— Она завела интрижку, а когда я припер ее к стенке, она призналась, что это уже не первый роман. Я велел ей убираться.

— Боже, папа, я и не догадывалась! — Лекса ужаснулась. Как же больно тогда было отцу! — Но как она могла так поступить с тобой? Почему ты ничего не сказал мне? Я бы постаралась тебе помочь.

Он улыбнулся:

— Вот так всегда, ты вечно хочешь всем помочь. Может, мне и следовало сказать тебе, и это перекинуло бы мостик к взаимопониманию. Но, вероятно, мне не хотелось разрушать твою веру в людей. — Он прокашлялся. — Я хочу сказать тебе, Лекса, что горжусь тобой, горжусь тем, как ты заботилась о сестре. Тебе могло показаться, что я ничего не замечал, но это не так, и сейчас я страшно беспокоюсь за вас!

Лексу переполняли эмоции, говорить было трудно.

— Не надо, папа.

— Лекса, позволь мне помочь.

— Нам ни к чему твоя помощь, мы с Дэни знаем, что делаем.

— Но, милая, откуда такая уверенность? Возможно, если она расскажет ему, он все поймет.

Может, разговор с отцом подготовит ее к разговору с Джошем, подумала Лекса.

— Папа, я, вероятно, никогда не смогу иметь детей.

Его брови изумленно поползли вверх.

— Ты уверена?

— Я сделала несколько тестов, результаты не слишком обнадеживающие. Я бы любила ребенка Дэни как своего собственного.

— Ах, Лекса, мне так жаль! Конечно, ты будешь любить малыша Дэни, но… — Он помолчал. — Теперь я понимаю, почему ты настроена так решительно и Дэни тоже. Пообещай мне кое-что.

— Что именно?

— Если тебе понадобится помощь, ты позвонишь.

Это был шаг к примирению. Отец беспокоится о них, хочет уберечь от боли. Лекса смахнула с щеки слезинку, на душе стало тепло.

— Я позвоню тебе. Но не беспокойся за нас, мы справимся.

— Можешь звонить и без повода, приезжать почаще, а еще я хочу общаться со своим внуком. Ты позволишь?

— Ну конечно же, я буду очень рада. Малышу нужно так много любви! — Лекса заметила, что в глазах отца блеснули слезы, и поняла, что только что преподнесла ему бесценный дар, который был подарком и для нее самой.

— Я всю жизнь желал тебе лучшего, даже когда ты этого не понимала.

Неожиданно на Лексу словно снизошло озарение, и ей стало ясно, какими должны быть родители.

— Я думаю, для родителей главное — делать все, что от них зависит.

— Простишь ли ты, что в детстве я не уделял тебе достаточно времени?

— Я тоже виновата, мне давно следовало постараться тебя понять.

В кабинете ненадолго воцарилось молчание.

— Мне нравится Джош, — произнес Доналд.

— Мне тоже, — кивнула Лекса, а потом она сделала то, чего не делала уже очень давно: подошла к отцу и нежно его обняла. Он растроганно сжал ее в своих объятиях.

Несколько минут спустя Лекса нашла Джоша на кухне, он ел пирог и пил кофе. Лекса подошла к кофеварке и тоже налила себе чашечку.

— На улице холодно, — заметила она.

Джош ничего не ответил. Лекса взглянула на-него. Что случилось? Неужели он злится на нее за тот не слишком приятный разговор? Она открыла холодильник, достала пакет с молоком и плеснула себе в кофе, затем присела за стол рядом с Джошем.

— Нашел что-нибудь поесть? В холодильнике еще осталась индейка.

Джош доел пирог и отодвинул тарелку.

— Я не так уж голоден, просто мне показалось, что Дэни хочется побыть одной, вот я и решил уединиться здесь.

— Разумное решение.

Он пристально смотрел на нее. Лекса поставила чашку на стол.

— Джош, прости за то, что я тебе наговорила. Я знаю, ты всего лишь хотел помочь.

— Но ты не можешь принять помощь, не так ли?

Голос его звучал как-то странно. Что, если рассказать ему о разговоре с отцом? Джош порадуется.

— Как тебя следует понимать?

Джош нагнулся к ней.

— А так! Ты только и делаешь, что всем все отдаешь, но вот принимать не умеешь. Ты такая независимая, что никому не позволяешь помочь тебе. И вот что я скажу: отдавать и не принимать ничего взамен — это грех.

— Неправда! — Лексе было обидно, что Джош так относится к ее поступкам.

— Нет, дорогая, все именно так. Если ты не способна принять чей-либо дар в ответ на свое благодеяние, ты делаешь людей своими должниками. Ты никогда не думала, может, Дэни считает себя обязанной отдать тебе своего ребенка?

— Что за глупость!

— Отнюдь. Ведь фактически ты ее воспитала.

Лекса отмела возникшие на секунду сомнения.

— Она знает, что делает, равно как и я.

— Может, ты ждешь ее благодарности? Или хочешь заслужить одобрение отца?

— Ничье одобрение мне не нужно.

— Я так не думаю. Ты же только это и делаешь. Свою карьеру ты построила на том, чтобы помогать всем желающим и получать за это признательность.

Лекса чувствовала, что разговор начинает выводить ее из себя, но усилием воли подавила гнев.

— Ты ошибаешься.

— Не думаю. Ты сама призналась, что всегда мечтала заслужить любовь отца, но это никогда не удавалось. Вот ты и стараешься доказать всем другим, что достойна уважения. Я думаю, ты просто боишься поверить в то, что люди могут любить тебя просто за то, что ты такая, какая есть, а не за то, что ты для них делаешь.

— Решил побыть психоаналитиком? Да ты просто дилетант! Разбираться в человеческой психологии? Это моя специальность, а не твоя.

— А что толку? Если ты не можешь понять мотивы своих собственных поступков!

Лекса встала и выплеснула содержимое чашки в раковину. Не говоря ни слова, она решительным шагом направилась к выходу. Джош вскочил с места и, схватив ее за плечи, заставил остановиться.

— Не убегай от меня.

Она попыталась вывернуться.

— Не вижу смысла оставаться и выслушивать твои нападки. — Почувствовав, что он сильнее сжал руки, она потребовала: — Отпусти меня.

Он мгновенно разжал руки.

— Отлично, иди.

Она застыла, в изумлении глядя на него. Джош видел, как лицо ее исказилось от боли. Он поступил неправильно. Ему было горько оттого, что она не захотела рассказать ему о своей беде. Но почему? Почему она не верит ему?

Он хотел помочь Лексе понять, что она может полагаться на других людей, что если она поведает ему все свои тревоги, он все равно будет ее любить. Но он взял неверный тон. Не стоило высказывать все это в такой форме, его слова больше походили на обвинение. Это лишь отдалит ее. До тех пор пока она не почувствует, что может ему доверять, она ни в чем ему не признается.

Слезы в ее глазах заставили его сердце сжаться, он ни в коем случае не хотел обидеть ее. Есть лишь один способ заставить Лексу ему поверить! Он раньше молчал о своих чувствах, возможно, потому, что она все еще держала его в некотором смысле на расстоянии. Но если он рискнет сказать это первым, она поймет — ей незачем что-то скрывать от него.

— Лекса, я люблю тебя.

— Джош… Я…

Он приложил пальцы к ее губам.

— Не надо ничего говорить.

Глаза Лексы подозрительно заблестели. Джош обнял ее.

— Подумай о том, что я сказал, ладно? Ты любящая, полная сострадания женщина. И тебе совсем ни к чему что-то делать, чтобы тебя любили. Я люблю тебя такой, какая ты есть.

Она с нежностью коснулась его щеки.

— Ты значишь для меня так много, Джош, что мне становится страшно.

— Не надо ничего бояться. Мы сумеем найти выход. Просто доверься мне.

Джош видел сомнение и неуверенность в глазах Лексы, но не знал, как ее успокоить. Он просто наклонился и поцеловал ее.

Джош хотел показать, как сильно ее любит, хотел научить ее не только отдавать, но и принимать. Поцелуй из нежного превратился в страстный, Лекса обвила шею Джоша руками, подчиняясь вдруг вспыхнувшему огню.

Джош чуть отодвинулся.

— Если мы не остановимся, я займусь с тобой любовью прямо здесь, на кухонном столе.

Лекса игриво улыбнулась:

— Чудесный опыт, я не прочь его приобрести!

Джош со стоном вновь сжал ее в объятиях и прошептал на ухо:

— Давай выпьем по чашечке кофе? Это поможет мне прийти в себя. — Помолчав, он добавил: — А знаешь, так не честно.

— Что именно?

— Женщина может сгорать от страсти, и никто этого не заметит. А мужчине скрыть свои чувства не так-то легко.

— А ты уверен, что их стоит скрывать? — с игривой улыбкой спросила Лекса.

— Что-то с ними делать определенно надо, — кивнул Джош.

— Я загляну к тебе сегодня. После того, как все лягут спать.

— Ты могла бы остаться на всю ночь.

— Да, могла бы.

И снова Джош услышал сомнение в ее голосе. Ну почему она не может взять и рассказать ему все, что ее тревожит?

Лекса открыла глаза. Яркое солнце заливало комнату. Джош лежал рядом, обнимая ее одной рукой. Она откинула волосы с глаз и погладила его руку. Через минуту губы Джоша коснулись ее шеи.

— Доброе утро. Как спалось?

Лекса повернулась и легла на спину.

— Заснула под утро.

Его пальцы ласкали ее живот, поднимаясь к груди.

— Жалуешься?

— Вовсе нет. — Ей было приятно чувствовать его прикосновения.

— Мне нравится просыпаться рядом с тобой. Это может перерасти в привычку.

Она пощекотала пальцем его грудь.

— От привычек нелегко избавляться.

— От некоторых не стоит избавляться вовсе.

— Кстати, о привычках. В этом доме принято завтракать в восемь. Присоединишься к нам?

Джош поцеловал ее и сел на кровати.

— Если мы должны, значит, так и сделаем.

— Ты не против? — немного встревожившись, спросила она.

Он поднял халат, лежавший в ногах кровати, накинул на себя и завязал на талии пояс.

— Я понимаю, ты приехала домой, чтобы побыть со своими родными. Все прекрасно. — Он подошел к окну. — Ты взгляни, снег выпал!

Лекса выпрыгнула из кровати и подбежала к Джошу.

— Как красиво! Обожаю первый снег.

— Хочешь слепить снеговика? — предложил Джош.

— И сделать снежных ангелов?

— Какой ангел у меня получится, не знаю, но я согласен.

Лекса схватила с кресла халат, надела его и застегнула пуговицы.

— Не возражаешь, если я уделю немного времени Дэни, прежде чем мы отправимся гулять? Вчера нам не удалось толком поговорить. А вот потом я вся в твоем распоряжении.

— Милая, я найду, чем себя занять. Почитаю газету, выпью кофе, может, даже пройдусь. Тебе незачем меня развлекать. — На его губах заиграла лукавая улыбка. — Я могу отпустить тебя. Ненадолго.

Она обняла его.

— Спасибо.

— За что?

— За то, что согласился провести со мной выходные. За то, что нашел время познакомиться с моими родными.

— Даже если при этом я замечаю то, что тебе хотелось бы скрыть?

Она кивнула.

— Лекса, знаешь, ты ведь можешь…

— А, ладно, забудь. — Джош постарался принять беззаботный вид и поцеловал ее в кончик носа. — Давай двигаться, а то я передумаю и предпочту остаться здесь, вместо того чтобы копаться в снегу.

Отец Лексы позавтракал со всеми, а затем удалился к себе в кабинет работать. Лекса уединилась с Дэни, и они проговорили до самого ленча, после чего Дэни решила навестить подругу. Анна уехала закупать продукты, а Лексе не терпелось остаться наедине с Джошем. Она отыскала пару старых сапог для себя, нашла теплые сапоги для Джоша, и они отправились гулять по окрестностям, наслаждаясь девственно-белым первым снегом.

Лекса настояла на том, чтобы они легли на снег и похлопали руками и ногами, чтобы получились снежные ангелы. Джош воспринял се предложение с сомнением, но все же лег на снег и сделал, как она велела.

— Осторожно, когда будешь подниматься, — сказала Лекса.

Джош поднялся так осторожно, как только мог, но, глядя на свой отпечаток на снегу, а потом на отпечаток Лексы, с грустью произнес:

— И почему мой ангел совсем не похож на твоего?

— Потому что ты больше меня и руками работал слишком усердно.

Он обхватил ее за талию и поднял в воздух, так что Лексе пришлось обнять его за шею.

— Ты не говорила, что хлопать по снегу надо не слишком сильно, — пожаловался он.

— А ты не спрашивал, — парировала она с хитрой усмешкой.

Джош опустил ее на землю и поцеловал, а после заявил:

— Давай теперь займемся тем, что получается у меня лучше всего.

Лекса широко распахнула глаза и, невинно хлопая ресницами, спросила:

— Неужели прямо здесь, Джош? Что подумают соседи?!

Он щелкнул ее по носу и хлопнул по попке.

— Испорченная девчонка! Мы будем лепить снеговика.

Им пришлось немало потрудиться, чтобы скатать три снежных шара. Снега выпало не так уж и много, и слипался он плохо, но в конце концов три шара были установлены один на другой.

— Он у нас какой-то кривой, — рассмеялась Лекса.

Джош принялся подправлять их совместное творение.

— Когда я с тобой, тебе нечего бояться, — самодовольно заявил он.

— Ну конечно! — скептически протянула Лекса.

— Хватит жаловаться. Лучше пошла бы и нашла морковку для носа.

Лекса вернулась не только с морковкой, но и со старым отцовским котелком и своим шарфом. Джош отыскал камешки для глаз. Лекса отошла на несколько шагов полюбоваться их работой.

— Неплохо, — кивнула она. — А теперь нам понадобится снежная баба.

— Это еще зачем? — спросил Джош, в его глазах светилось удивление.

Лекса ткнула его пальцем в грудь.

— Фланниган, ты женоненавистник?

Джош приложил руку к груди, всем своим видом показывая, что оскорблен до глубины души.

— Кто, я? Человек, который убежден, что мужчина и женщина равны? Человек, который свято верит, что женщина имеет такое же право стать президентом, как и мужчина, человек, который…

Лекса наклонилась, скатала снежок и прервала его пылкую речь словами:

— Человек, который верит, что женщина способна выиграть битву в снежки? — Тщательно прицелившись, она бросила в Джоша снежок, который угодил ему точнехонько в грудь.

— Ты напрашиваешься на неприятности, — предупредил ее Джош.

Следующий снежок попал ему в плечо. Джош принялся лепить снежные снаряды, но Лекса была быстрее. Проворно увернувшись от его снежков, она запустила в него своими. Два поразили его в живот, а третий ударил в лицо.

— Ну все! — закричал он и бросился к ней. — Теперь ты у меня получишь!

Лекса бросилась наутек и крикнула ему через плечо:

— Я всего лишь старалась выиграть!

Джош гнался за ней.

— А теперь выиграю я!

Лекса увернулась и не дала ему схватить себя. К двери черного хода она подбежала первой. Джош едва успел придержать дверь прежде, чем она закрылась перед его носом. Ему удалось вцепиться в куртку Лексы, но она вырвалась. Он сбросил сапоги и рванул вслед за Лексой по лестнице.

Лекса сбросила сапоги в холле и понеслась к своей комнате. Она уже была готова захлопнуть дверь, но Джош навалился на дверь всем своим телом и не позволил ей это сделать. Задыхаясь и хохоча, она попятилась назад.

— Это же всего лишь игра!

Джош закрыл дверь и повернул ключ в замке.

— Наша игра еще не закончена.

Глава 8

Лекса спряталась за большим обитым бархатом креслом.

— Думаю, пора остановиться.

Джош расстегнул куртку и положил ее на кресло. Затем медленно стянул с себя носки и расстегнул джинсы.

— Что ты делаешь? — пискнула Лекса.

— Готовлюсь выиграть игру, — усмехнулся он.

— Без борьбы я не дамся. — Она сняла куртку и бросила ему в лицо.

Джош увернулся и принялся снимать с себя свитер. Он заметил, как Лекса бросила взгляд на дверь, должно быть, прикидывая, сможет ли оказаться там раньше его и выбежать в коридор, и медленно двинулся к ней. Что она предпримет?

Лекса бросилась вперед, но он перехватил ее у двери и запустил руку под свитер прежде, чем она осознала, что происходит, и стянул его через голову. А потом упал вместе с ней, извивающейся и кричащей, на кровать. Придавив ее своим телом и удерживая за руки, он спросил:

— Сдаешься?

Предпринимая неимоверные усилия, она попыталась сбросить Джоша.

— Ни за что!

— И почему я раньше не догадался, что другого ответа от тебя не услышу? — Он щелкнул застежкой бюстгальтера и расстегнул ее джинсы.

— Что ты делаешь? — возмутилась она.

— Я раздет, так почему на тебе должна быть одежда? — протянул он. А когда она дернулась, чтобы встать, приник к ее губам в поцелуе. Через минуту он почувствовал, что Лекса расслабилась, и тогда, приподняв голову, хрипло спросил: — Ну что, больше не хочешь становиться победительницей?

Она вспомнила, как оказалась распростертой на постели.

— Ты действуешь нечестно, — сказала девушка и сделала еще одну попытку подняться.

Он потянул с нее джинсы.

— Да ладно тебе, сдавайся!

Лекса попыталась откатиться в сторону.

— Ни за что!

Джош завел ее руки за голову и придавил к кровати.

Он решил целовать ее до тех пор, пока она не забудет обо всем и не перестанет сопротивляться.

И вот уже ее пальцы переплелись с его, тело стало податливым, она больше не извивалась, как пружина, а позволила ласкать себя и с готовностью отвечала на его ласки. Остатки одежды оказались на полу.

— Джош, я люблю тебя! — выдохнула Лекса.

Ему казалось, он почувствует радость, когда услышит эти слова. Но без доверия любовь ничто. Ну что ж, рано или поздно он добьется своего, а пока… Пока он насладится в полной мере их близостью.

— Я думаю, мы оба выиграли, — тихо проговорил Джош.

Лекса просматривала документы, стараясь сосредоточиться на работе, но удавалось ей это плохо. Джош занимал все ее мысли. После того как они вернулись домой, она дважды оставалась у него, а еще две ночи Джош провел у нее. Ей нравилось быть с ним. Они обменялись ключами, и когда Лекса возвращалась поздно вечером домой после собрания или работы в благотворительном фонде, Джош ждал ее. Они были словно женатая пара. Почти.

Зазвонил телефон. Лекса подняла трубку. Это оказалась Клер.

— Здравствуйте, Клер, дорогая. Как поживаете?

— Со мной все в порядке, а вот тебя могут ждать неприятности.

— Ой-ой! Что я такого натворила? — шутливо спросила Лекса.

— Смеяться здесь нечего. Вчера вечером, когда я играла в карты в центре, случайно слышала, что Стэнли очень зол на тебя. Каким-то образом он пронюхал, что ты пыталась убедить людей не доверять ему свои деньги, и пригрозил, что подаст на тебя в суд за клевету.

— Он не может этого сделать. У меня есть полное право предупреждать людей быть осмотрительными. Если он вздумает угрожать мне, значит, ему действительно есть что скрывать.

— От друга Джоша нет новостей?

— Еще нет. Джош звонил ему вчера. Он сообщит, что узнает, как только сможет. Хорошо бы поскорее!

— Я только хотела предупредить тебя, чтобы ты была начеку в случае чего. Не знаю, правда, станет ли Стэнли что-нибудь предпринимать.

— Спасибо. Я вам очень благодарна.

Звонок Клер встревожил Лексу. Как ей быть? Открыто обвинить Стэнли или молчать? Интуиция подсказывала держаться от него подальше. И как правило, интуиция ее не подводила.

Сейчас, когда приближались рождественские праздники, Джош подолгу задерживался на работе, так что и Лексе некуда было спешить. Рабочий день закончился. Сотрудники уже давно ушли, но Лекса хотела сделать еще несколько дел и погрузилась в работу. Ну все, решила она, успешно завершив намеченное, пора домой. Внезапно на ее столе зазвонил телефон, но когда она подняла трубку, никто не ответил.

Лекса надела пальто, погасила везде свет, включила сигнализацию и заперла дверь. Поеживаясь под порывами пронизывающе холодного ветра, она направилась к автомобильной стоянке. Да, сегодня не самый подходящий вечер для прогулок.

Подходя к своей машине, она увидела какой-то листок на ветровом стекле. Мелькнула мысль, что это Джош оставил ей записку, но, приглядевшись повнимательнее, она заметила, что машина выглядит как-то странно. Подойдя ближе, Лекса почувствовала, как ее охватывает ужас. Она наконец поняла, в чем дело. Все четыре шины были спущены. Дрожащими пальцами она схватила записку и, развернув, прочитала послание, напечатанное большими буквами: «Не лезь не в свое дело». Пару минут в шоке смотрела на расплывающиеся перед глазами буквы. Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться, кто автор послания. Звонок Клер не оставлял в этом сомнений.

Лекса огляделась, не в силах избавиться от жуткого ощущения, что за ней наблюдают. Но улица в вечерней тьме казалась пустынной. Откуда-то послышался странный шорох, но когда она повернулась на звук, шуршание прекратилось.

Лекса едва не бегом бросилась обратно в офис, мечтая как можно скорее оказаться в безопасности. Дрожащими руками с трудом отыскала ключ, вставила в замок и повернула. Ну вот, наконец! Она внутри. Лекса включила свет, закрыла дверь и устало прислонилась к ней спиной. Ее трясло. «Соберись, — приказала она себе. — Надо срочно решать, как поступить».

Она сделала три глубоких вдоха. Позвонить Марку Гибсону в полицейский участок? А что, если его нет на месте? Можно позвонить Джошу, но…

Тишину прорезал телефонный звонок. Лекса с ужасом уставилась на него. «Успокойся, — сказала она себе, — незачем подскакивать от каждого звука. Просто подойди и сними трубку». И снова на другом конце провода ее встретило гробовое молчание. Кто-то определенно наблюдает за ней… или по крайней мере за зданием, где располагается ее офис.

Лекса упала в кресло и уронила голову на руки, пытаясь собраться с мыслями, несмотря на пульсирующую боль в висках. Она заявила, что не боится Стэнли. Была это пустая бравада или просто глупость? В дело вовлечены тысячи долларов. На что способен Стэнли, чтобы защитить себя? И что может сделать она? Безопасно ли находиться в офисе?

Телефон зазвонил снова, и Лекса воззрилась на него, как на чудовище. Она медленно подняла трубку и поднесла к уху, ожидая услышать гудок или какое-нибудь леденящее душу сообщение, произнесенное угрожающим тоном.

— Лекса! Это ты?

— Джош! Слава Богу… — Ее голос дрожал.

— Что случилось?

— Я… — Подавив страх, Лекса поведала ему о том, что произошло.

— Дверь заперта? — спросил он, с трудом сдерживая гнев.

— Конечно, я заперла ее сразу же, как только вошла.

— Не открывай никому, пока не услышишь мой голос. Поняла?

— Мне надо позвонить в мастерскую, чтобы починили машину.

— Хорошо, позвони. Но дверь не открывай. Я буду у тебя через пять минут.

После того как позвонила в ремонтную мастерскую, Лекса села и стала ждать Джоша. Так хотелось услышать стук в дверь, и в то же время было так страшно! А что, если это будет не Джош?

Пять минут, казалось, растянулись в бесконечные пять часов. И вот она услышала яростный стук и голос Джоша:

— Лекса, это я!

Она поднялась, и ей показалось, что земля уходит из-под ног, но, собравшись с силами, Лекса подошла к двери и открыла.

Джош обнял ее, едва переступил порог.

— Все в порядке?

Она опустила голову ему на плечо.

— Конечно, только немного переволновалась.

— Как только я доберусь до Стэнли…

— А вдруг это не он?

— А кто еще? У тебя что, такое количество врагов, что всех и не упомнишь?

— Нет, конечно, — пробормотала она. — Как же мне хочется домой!

— Ты очень испугалась?

— Да нет, просто устала. — На самом деле Лекса чувствовала себя совершенно разбитой.

Джош был не на шутку встревожен ее состоянием.

— Я отвезу тебя домой и уложу в постель.

— Мне не нужна сиделка, — отмахнулась Лекса.

Пульсирующая боль в висках все усиливалась. Она злилась не столько на то, что произошло, сколько на себя.

Джош погладил ее по щеке.

— Быть сиделкой в мои намерения не входит, — заверил он ее.

Она поняла по его взгляду, о чем он думает, и улыбнулась.

— Все в порядке, — сказала она. — Может, только мне чуть-чуть неловко, что я так запаниковала.

— Кто угодно с ума сойдет, если с ним произойдет что-либо подобное. — Они увидели, как окна офиса осветили желтые фары подъехавшей машины. — Должно быть, это аварийная бригада. Пойдем, скажем им, что нужно сделать, и поедем домой.

Джош беспокоился за Лексу. Она была наверху и принимала душ, делая вид, что чувствует себя превосходно. Но он знал, что она до смерти напугана.

Он позвонил в полицейский участок, надеясь, что застанет Марка на месте. Ему повезло, и их соединили.

— Боюсь, я ничем не могу помочь, — сказал Марк после того, как Джош поведал ему о случившемся с Лексой.

— Как это — ничем? — Джош не мог скрыть своего раздражения.

— У тебя нет доказательств, что за всем этим стоит Стэнли.

— Но я точно знаю, что это он.

— Одного знания мало. Мне нужны доказательства. Если записка у тебя, я мог бы проверить ее на наличие отпечатков, хотя и сомневаюсь, что они там будут.

Джош в ярости ударил кулаком по ручке дивана.

— Лексу необходимо защитить! Если ты ничего не предпримешь, это сделаю я.

— Выбрось из головы, Джош. Не изображай из себя героя.

— А что прикажешь делать? Сидеть сложа руки и позволять проходимцам запугивать ее?

— Хочешь знать, что я по этому поводу думаю?

— Отлично знаешь, что хочу.

— За всем наверняка стоит Стэнли. Но он чувствует, что несколько угроз, посланных в адрес Лексы, способны ее запугать. Мошенники всегда боятся, что их махинации раскроют. И поэтому они быстренько делают свое дело и смываются. Если Лекса не станет вмешиваться, никакая опасность ей не грозит. Поверь, Джош, я знаю, что говорю. Реальной угрозы для ее жизни нет. Привози завтра записку, и я ее проверю. Если произойдет еще какой-нибудь инцидент и у нас появятся доказательства, что виноват Стэнли, мы привлечем его к ответу.

— Значит, сейчас ты ничего делать не станешь? — мрачно проговорил Джош.

— Одну вещь я сделать могу. Я попрошу патрульные машины прочесывать территорию возле дома Лексы. Тебе легче от этого?

— Немного, но этого недостаточно. Спасибо, Марк. Я знаю, ты делаешь все возможное. Позвони, как только выяснишь что-нибудь про Стэнли. В любое время. — Он дал Марку номер телефона Лексы и ее адрес. — Если не застанешь меня дома, значит, я здесь.

Марк постарался успокоить Джоша:

— Кто знает, возможно, нам удастся получить заключение по отпечаткам пальцев.

На следующее утро Джош понял, что не может больше ждать. Он обязан позаботиться о безопасности Лексы. Она проснулась среди ночи от привидевшегося ей кошмара и до утра беспокойно ворочалась с боку на бок. Да и сам Джош не мог уснуть, обдумывая, что делать дальше.

Утром он отвез записку в полицейский участок, а затем отправился в контору Стэнли.

— Я хочу видеть мистера Стэнли, — заявил он сидящей в приемной секретарше.

— Боюсь, в данный момент это невозможно. Мистер Стэнли говорит по телефону.

— Я подожду, — спокойно проговорил Джош, — но недолго.

— Могу я узнать ваше имя, сэр?

— Фланниган. Джошуа Фланниган.

— А по какому вы делу?

— Личного характера.

Как только секретарша заметила, что босс закончил говорить по телефону, она нажала кнопку переговорного устройства.

— Вас хочет видеть мистер Фланниган, — сообщила она.

Стэнли попросил пригласить посетителя в кабинет. Джош вошел и, проигнорировав предложение Стэнли присесть, заговорил:

— Я бы хотел кое-что прояснить. Держитесь подальше от Александры Китредж. Никаких звонков, никаких визитов к ней в офис или в дом. Если не послушаетесь, вам придется иметь дело со мной или с полицией.

— Я понятия не имею, о чем вы говорите, мистер Фланниган.

Джош понимал, что Стэнли лжет. Это было видно по глазам. Взгляд его внезапно стал как у испуганного кролика.

— А я уверен, что знаете. Я заскочил к вам, чтобы сообщить — если нашлась одна умная женщина, которая раскусила вас, найдутся и другие, и очень скоро. Так что будьте осторожны.

Через мгновение Стэнли вновь принял невозмутимый вид.

— Ваши обвинения, мистер Фланниган, не имеют под собой никакого основания. Мне, разумеется, не нравится то, что мисс Китредж клевещет на меня. Говоря точнее, она тем самым наносит урон моему делу. Но Америка — свободная страна, и каждый волен иметь собственное мнение и открыто его выражать. А теперь прошу извинить, меня ждет масса неотложных дел.

Джош взял со стола Стэнли тяжелое пресс-папье и взвесил его на руке, затем посмотрел на Стэнли и с грохотом опустил на стол.

— Я уйду. Но запомните: потревожите Александру Китредж, будете иметь дело со мной. — Бросив пронизывающий взгляд на Стэнли, Джош покинул кабинет.

Он настоял на том, чтобы Лекса составила ему компанию за ужином — пригласил ее в ресторан. Внешне она выглядела как обычно, только была немного притихшей. После ужина Джош отвез ее к себе.

Войдя в квартиру, она сняла пальто и перекинула его через спинку дивана. Джош подошел к ней сзади, обнял за плечи, развернул к себе и сжал в объятиях. Лекса уткнулась ему в плечо.

— Ты можешь рассказать мне, какие чувства сейчас испытываешь?

Она подняла голову и взглянула ему в глаза.

— Некоторое беспокойство.

— И только? А страх? Неужели ты не боишься?

— Нет. — Она отодвинулась. Лекса чувствовала, что Джош ей необходим, и это ее тревожило. Она боялась, что привыкнет нуждаться в нем, что не сможет жить без его поддержки, а это означало, что она потеряет свою самостоятельность, потеряет саму себя. Что может быть ужаснее для женщины, привыкшей жить своим умом, самой решать все свои проблемы! Джош всколыхнул в ней нечто, в чем она боялась себе признаться, — потребности и желания, требующие удовлетворения.

— Нет ничего особенного в том, что человек временами испытывает страх, — сказал Джош, ласково гладя ее руки.

— Прекрати анализировать мои чувства! Если я сочту нужным посвятить тебя в свои переживания, то сделаю это.

— Правда? Лекса, неужели ты не понимаешь, каких отношений я хочу? Мне нужно не твое время, а ты сама. Почему ты сопротивляешься?

Она вырвалась из его объятий.

— Когда я с тобой, я перестаю понимать, кто я. Ты будишь во мне желания, которые меня пугают.

— Тогда расскажи мне об этом. Я сделаю что смогу, чтобы тебе помочь.

Она яростно затрясла головой:

— Не хочу, чтобы ты что-либо делал. Я сама должна во всем разобраться. Сама, понимаешь?

Джош хотел было возразить ей, но в этот момент раздался звонок в дверь.

— Ты кого-то ждешь? — спросила Лекса.

— Нет. — Джош пошел открывать. Это был Марк Гибсон.

— У меня есть для вас новости, — сообщил детектив. Кивнув Лексе, Марк сказал: — Здравствуйте, мисс Китредж. Я по просьбе Джоша занимаюсь делом мистера Стэнли.

Лекса предложила всем сесть.

— Я кое-что раскопал. Похоже, у нашего мистера Стэнли столько имен, сколько у дерева веток. Он разыскивается за мошенничество в трех штатах. Одному Богу известно, скольких людей ему удалось провести.

— И долго он этим занимается? — спросил Джош.

Марк заглянул в свои записи.

— У нас имеются данные только за последние пять лет. Обычно он все делает не торопясь. Обустраивается где-нибудь на год или около того, выкачивает из людей все, что возможно, и смывается. Но сейчас его явно что-то напугало. Или, может, кто-то его напугал? — Марк внимательно посмотрел на Джоша. — Когда мы приехали в его контору, он в невероятной спешке собирал вещи. Есть идеи почему, а, Джош?

— Откуда Джош может это знать? — изумилась Лекса.

— Похоже, приятель, ты вчера был немного на взводе. Ничего не хочешь мне рассказать?

— Джош? — Лекса встревоженно посмотрела на него.

— Послушай, я знаю, тебе бы не понравилось, если б к тебе приставили телохранителя на двадцать четыре часа в сутки, вот я и нанес мистеру Стэнли визит сегодня утром.

— Нет, ты не мог этого сделать! — Неужели Джош решил рискнуть жизнью ради нее? — Ты же велел мне держаться от него подальше. А сам что же? Ты ведь… Да Бог знает, что с тобой могло произойти!

— Ну-ну, успокойся. — Джош похлопал ее по колену. — Марк сказал мне, что мошенники, как правило, жуткие трусы.

— Но я не советовал тебе припирать его к стенке, — возразил детектив.

— Не считай мое поведение глупым. Я просто использовал имеющуюся у меня информацию и принял обдуманное решение. Все, что я сделал, — это предупредил, чтобы он не лез в дела Лексы.

— Иными словами, ты его запугал, — поправил Джоша Марк.

— Я просто попросил его оставить Лексу в покое.

— Он мог сбежать из города. Мне следовало бы арестовать тебя за противодействие закону.

Лекса с изумлением взглянула на Джоша, а тот лишь ободряюще кивнул ей.

— Но он не сбежал. И вы успели его поймать, так ведь? Мне очень жаль, что я вмешался, но я беспокоился за Лексу.

Марк покачал головой и пробормотал:

— Упрямый ирландец!

Лекса не могла бранить Джоша за то, что он пытался ее защитить. Ни разу в жизни она не встречала человека, который вызывал бы у нее такое восхищение.

— А что с деньгами, которые взял Стэнли? Они будут возвращены? — Лекса беспокоилась за своих друзей, которые ввязались в эту аферу.

— Когда просматривали конфискованные документы, обнаружили несколько необналиченных чеков — они были аннулированы. Но некоторые чеки были уже обналичены, так что придется потрудиться, чтобы разыскать счета и заполнить необходимые бумаги. Это займет некоторое время. — Марк встал. — Не буду больше отнимать у вас время. Спасибо, вы нам очень помогли. — Марк взглянул на Джоша: — И постарайся больше не искать приключений.

Джош проводил Марка до двери. Когда он вернулся в комнату, вид у него был, как у нашкодившего мальчишки.

Ну как можно на него сердиться? Лекса улыбнулась.

— Спасибо, — сказала она.

Джош сел рядом.

— За что?

— За то, что пытался меня защитить. За то, что рисковал ради меня.

Губы Джоша расплылись в улыбке. Он не стал ничего говорить, а только откинул с лица Лексы непокорные пряди и нежно ее поцеловал.

Глава 9

Лекса удобно устроилась на диване рядом с Джошем, запустила руку в миску с поп-корном и стала смотреть фильм. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой счастливой. Она не говорила этого Джошу — то, что сказано в пылу страсти, не в счет, — но она любила его, любила всем сердцем. И именно потому боялась раскрыть ему свой маленький секрет.

Всякий раз, когда она уже была готова поведать ему обо всем, язык словно прилипал к гортани. Если сказать ему прямо сейчас…

Неожиданно зазвонил телефон, и Лекса с облегчением вздохнула. Джош остановил фильм, а Лекса подняла трубку.

— Лекса, это Дэни.

— Привет, что случилось?

— Я упала. Беспокоиться не о чем, не волнуйся.

— Ты ходила к врачу?

— Да. Это случилось вчера вечером. Он сказал, что со мной все нормально и что малыши отлично защищены. Но я все равно боюсь.

— Хочешь, я приеду за тобой и отвезу домой?

— Нет. Я не хочу ехать домой. Мне и здесь хорошо. Может, ты приедешь ко мне на пару дней? Пожалуйста!

— Но как же твоя соседка по комнате?

— Она не против. Она может на время переехать к приятелю. Ну пожалуйста, Лекса! Ты приедешь? Я чувствую себя неплохо, но все равно мне как-то тревожно. Мне было бы гораздо лучше, если б ты пожила со мной.

Лекса прокрутила в голове намеченные на ближайшие дни дела, встречи, собрания, планы. Но привычка заботиться о сестре взяла верх.

— Сегодняшнюю ночь переживешь? Или мне приехать прямо сейчас?

— Нет-нет, приезжай утром.

— Хорошо, тогда завтра рано утром я буду у тебя. Береги себя, ладно? И сразу же звони врачу, если вдруг что-то почувствуешь.

— Ладно. Увидимся утром.

— Что случилось? — спросил Джош, когда Лекса повесила трубку.

Лекса рассказала ему, что произошло с сестрой, потом снова взялась за телефон.

— Надо позвонить моему секретарю и внести поправки в расписание. — Лекса дала Джоанне необходимые распоряжения и сообщила номер телефона Дэни.

— Могу я чем-нибудь помочь? — спросил Джош.

— Нет. Мне надо собраться, а утром заскочить в офис и взять кое-какие документы, прежде чем я уеду к Дэни.

— Когда ты выезжаешь?

— Часов в шесть.

— Почему так рано?

Лекса заправила волосы за ухо и взяла ручку с блокнотом, чтобы записать то, что ей может понадобиться.

— Она бы очень хотела, чтобы я приехала к ней сегодня.

— Послушай, а тебе не кажется, что ты слишком драматизируешь события? Врач же сказал, что с ней все в порядке. Я мог бы приехать за тобой, чтобы вместе провести день.

Лекса упрямо вскинула голову:

— Мне придется остаться больше чем на один день. Я хочу убедиться, что с ней и в самом деле все в порядке и она сможет позаботиться о себе. Несколько дней отдыха пойдут ей на пользу. А отдохнуть она сможет, только если я буду рядом. Я нужна ей.

— Действительно ли нужна? Или она просто хочет, чтобы ты с ней посидела?

— Сейчас это не имеет никакого значения. — Увидев, что Джош нахмурился, Лекса сказала: — У тебя нет ни братьев, ни сестер, ты не можешь понять, что она рассчитывает на меня.

В этом-то вся проблема.

— Ей уже двадцать один год. Пора бы перестать рассчитывать на кого-то другого.

— Сейчас не самое подходящее время. У нее никого нет, кроме меня.

— Я не верю. Есть же у нее друзья в колледже, наставники.

— Это совсем не то. Она моя сестра. Я обязана сделать все, что в моих силах.

— Как всегда.

Лекса настороженно посмотрела на Джоша.

— В чем дело?

Он понимал, что ступил на зыбкую почву.

— Ну же, скажи мне, — настаивала Лекса.

— Стоит Дэни позвонить, и ты летишь к ней сломя голову. Я не считаю, что это хорошо — ни для нее, ни для тебя.

— Я не согласна. — Лекса покачала головой.

— Я и не ждал, что ты согласишься, — вздохнул Джош. — Скажи, а если бы что-нибудь случилось со мной, ты бы бросила все свои дела и примчалась ко мне?

— Ну разумеется.

Он с сомнением посмотрел на нее.

— Ты и сам это знаешь!

— Я знаю, ты всю себя отдаешь другим. — Он помолчал, потом добавил: — Вот только как распределяются места людей в списке твоих первоочередных забот?

Лекса отложила блокнот, ручку, придвинулась к Джошу и ласково провела пальцами по его щеке.

— Я люблю тебя, Джош. Поверь мне, очень люблю.

Он гладил ее плечи. Как бы ему хотелось, чтобы она нуждалась в нем! Хотелось, чтобы ради него она позабыла обо всем на свете. Быть рядом с ней всегда, жить вместе, стать ее мужем! Но как можно думать о браке, когда Лекса не доверяет ему, боится признаться, что не способна иметь детей?

Она сама должна сказать ему об этом, без принуждения. И Джош мечтал, чтобы она сделала это.

Согнувшись в три погибели, Джош сидел под раковиной в доме у Клер. Протянув руку, он потребовал:

— Отвертку.

Клер вложила инструмент ему в ладонь.

Через несколько минут из-под раковины послышалось приглушенное ругательство. Джош выбрался после долгих мучений и сказал:

— Неприятно сообщать тебе, но починить трубу я не могу. Я не водопроводчик.

— Только не говори, что я тебя об этом не предупреждала, — с торжеством в голосе произнесла тетушка.

Джош усмехнулся:

— Я никогда этого не говорю. — Видя, как Клер изумилась, он расхохотался. — Надо позвать водопроводчика, пока тонкая струйка, которая течет из трубы, не превратилась в настоящую реку.

— И всего-то была небольшая течь.

— Все так и начинается. — Джош взял тазик и, нырнув под раковину, подставил его под протекающую трубу, а затем подтер тряпкой образовавшиеся на полу лужи. Вымыв и вытерев руки, он предложил Клер: — Хочешь, я выключу на ночь воду, а рано утром ты вызовешь мастера?

— Хорошо. Я испекла сегодня шоколадный торт. Съешь кусочек?

Джош с укором посмотрел на тетку.

— Разве я когда-нибудь отказывался от твоих тортов?

— Верно, вопрос был риторический. — Клер отрезала внушительный кусок. — Когда возвращается Лекса?

— Она звонила вчера вечером и сказала, что утром поведет Дэни к врачу убедиться, что с ней все в порядке, а потом поедет домой.

— Сама-то она как?

— По голосу чувствовалось, что устала страшно. Но Лекса никогда в этом не признается. Самостоятельная дальше некуда.

— А тебе что, нужна размазня? — Клер поставила перед Джошем тарелку с тортом.

— Нет. Но я никак не могу понять, насколько сильно она меня любит, — признался Джош.

— Неужели, по-твоему, для любви существует мерило? — с присущей ей мудростью спросила Клер.

— Нет, конечно. — Джош налил себе стакан молока. — Но если бы она могла доверить мне некоторые из своих проблем…

Клер села напротив племянника.

— Дай ей немного времени. Она любящая, умная женщина. Она все поймет.

— Любящая — это уж точно, даже слишком. Ей порой и на саму себя времени не хватает, что уж говорить про нас.

— Может, ты слишком многого хочешь от нее?

— Не думаю. — Он отделил вилкой кусочек торга и отправил себе в рот, запил глотком молока и расплылся в довольной улыбке. — Какая вкуснятина! — Затем, тщательно подбирая слова, спросил у тетки: — Ну и как, если не брать в расчет, что в доме протекают трубы, тебе нравится жить здесь?

— Очень. Я занимаюсь готовкой, Труди убирается, стираем мы все по очереди. На Джиме лежит уборка во дворе, всякие мелкие починки и мытье посуды, но чинить водопровод в его обязанности не входит.

— Восхищаюсь его мужеством. Ужиться с двумя женщинами — тяжелое испытание. Бьюсь об заклад, что вам он ничего не говорит. — Джош заметил, как загорелись глаза Клер от его слов. — Я угадал?

Та опустила голову и принялась сметать со стола крошки.

— Обычно он говорит что думает.

— Ну и о чем же он думает?

Клер смущенно взглянула на племянника.

— Он хочет пригласить меня на ужин на этой неделе.

— Отлично, соглашайся.

Тетушка отмахнулась, словно Джош предлагал ей полную нелепицу.

— Я слишком стара для подобных глупостей.

— И это говорит женщина, устроившая мне выволочку, когда я решил, что она слишком стара для рискованных затей?

— Так ты думаешь, я должна пойти? — задумчиво проговорила Клер.

— Просто обязана. Такая возможность представляется не каждый день.

Клер улыбнулась, глядя на племянника:

— Может, я и пойду.

Лексе казалось, что мир всей своей тяжестью обрушился ей на плечи. Она ехала домой после нескольких дней, проведенных с сестрой в студенческом общежитии. Что-то в поведении Дэни тревожило ее. Маленькая сестренка явно из-за чего-то волновалась, но сказать, в чем дело, отказывалась, как Лекса ее ни убеждала. Они говорили ночи напролет о маме, об отце, о мачехе. Лекса чувствовала себя совершенно измотанной.

Как же она соскучилась по Джошу! Но встречаться с ним сейчас не могла — не хотела, чтобы он видел ее такой, буквально разобранной на части. Однако она не отказала себе в удовольствии услышать его голос.

Едва войдя в квартиру, Лекса бросила чемодан и набрала номер магазина «Гора игрушек». Когда он взял трубку, она почувствовала, что вот-вот расплачется.

— Я скучала по тебе.

— И я тоже. Как Дэни?

— Ничего. Более или менее.

— А как ты?

— Без сил.

— Хочешь приеду?

Нет, ему незачем видеть ее такой разбитой.

— Не стоит. Мне надо постирать, купить продукты, сделать еще кое-какие дела.

Джошу показалось, что голос ее звучит несколько напряженно.

— У тебя все в порядке? — спросил он.

— Все просто отлично.

— Я приеду около половины седьмого, и мы где-нибудь поужинаем.

— Джош, если я устрою себе даже крохотный перерыв, я попросту усну.

— Ты что, не хочешь меня видеть?

— Ну что ты, конечно, хочу. Я ужасно по тебе соскучилась и мечтаю оказаться в твоих объятиях. — Голос Лексы дрогнул, и ей стоило немалых усилий удержать эмоции под контролем. — Я позвоню, когда расправлюсь со всеми делами.

— Я буду ждать твоего звонка. Увидимся вечером, — с нежностью проговорил Джош.

Повесив трубку, Лекса подняла чемодан и положила его на диван. Но разбирать вещи не было сил. Она опустилась на мягкие подушки и сжала ладонями виски. Что с ней происходит? Головными болями она никогда не страдала. Куда подевалась вся жизненная энергия? Лекса направилась на кухню, отыскала пузырек с аспирином и проглотила две таблетки.

Она уже начала разбирать вещи, когда позвонили в дверь. Через мгновение дверь открылась и на пороге появился Джош.

Лекса была настолько рада его видеть, что не смогла сдержать слез. Джош, заметив это, подошел к ней и заключил в объятия, а она расплакалась еще больше.

— Милая, что случилось? — встревоженно спросил Джош.

Лекса закусила губу и постаралась собраться.

— Не знаю. Все это так глупо… — Слезы брызнули из глаз с новой силой. Лекса не могла остановиться и чувствовала себя абсолютно беспомощной.

Джош отвел се к дивану, усадил и дал выплакаться.

— Все хорошо, — успокаивал он. — Не сдерживайся.

Рыдания постепенно утихли. Как же хорошо было прижаться к нему, такому доброму, любящему, теплому! Должно быть, он считает ее истеричкой. Лекса выпрямилась и отодвинулась. Достала бумажную салфетку, отвернулась и высморкалась. Ну вот, теперь нос наверняка красный, а глаза опухли.

— Лекса, посмотри на меня, — потребовал Джош.

Когда она нехотя подчинилась, он запустил руки в ее волосы и заглянул в глаза.

— Помнишь наш разговор в День благодарения?

Она неловко пошевелилась.

— Помню.

Он обнял ее за плечи.

— Позволь мне помочь тебе. Научись иногда полагаться на других, а не только на себя. Ведь это самое главное, когда любишь.

Любовь, светившаяся в его глазах, согрела Лексу, и она почувствовала, что сейчас снова расплачется.

— Ох, Джош, я выжата, словно лимон, а почему — сама не знаю.

— Это вполне объяснимо. — Джош поцеловал ее в лоб, и она расслабилась в его объятиях. — Не думаю, что ты отдаешь себе отчет в том, сколько энергии вкладываешь в помощь другим людям. История со Стэнли отняла у тебя массу сил. А заботиться о ком-нибудь вроде Дэни вообще страшно утомительно.

— Я люблю Дэни, Джош. Люблю ее ребенка. Я просто не могу не беспокоиться за них. Мне так нужен этот малыш… — Ее голос дрогнул. Но Джош был рядом, и она позволила себе насладиться его силой, его заботой. — Я рада, что ты сейчас со мной, — прошептала она.

— Тебе надо просто позвать меня, — тихо проговорил он.

Лекса задумчиво покачала головой:

— Это так ново для меня, так необычно. Раньше если у меня появлялся приятель, мы оба шли своим путем: он в свою сторону, я в свою. Мы были вместе, но в то же время жили каждый сам по себе.

— Мне такие отношения не нужны.

— Знаю, и это меня пугает. Мне кажется, я теряю частичку себя.

Большая мягкая ладонь Джоша коснулась ее щеки.

— Милая, я не хочу ничего отнимать у тебя. Наоборот, я сам хочу тебя одаривать. То, что ты полагаешься на кого-то, вовсе не означает, что ты слабая. — Он осторожно провел пальцем по темным кругам у нее под глазами. — Ты же совершенно измотанна. Ты вообще-то спала за последнюю неделю?

— Комнатушки в общежитии колледжа так малы! В них трудно хорошо отдохнуть.

— Не говоря уже о том, что ты выворачивалась наизнанку ради Дэни.

— Я вовсе не выворачивалась наизнанку, — возразила Лекса.

— Ой ли? — Джош отказывался ей верить.

Лекса промолчала.

— Ты бледна, как мел, под глазами темные круги, и отсыпаться тебе надо не меньше суток.

— Этого я себе позволить не могу.

— Можешь, — настойчиво проговорил Джош. — Но вряд ли сделаешь. Давай, ложись в постель и отдохни хотя бы несколько часов.

Спать! Мягкое одеяло и подушки… Лекса вздохнула. Боже, как же хочется забраться в постель! Лекса взглянула на разбросанные вещи.

Джош поднял кружевной бюстгальтер и сказал:

— Я сам постираю твои вещи.

— Ни в коем случае!

— Боишься, что я испорчу твое белье?

Лекса улыбнулась:

— Уверена, ты сумеешь справиться со стиральной машиной. Но ты вовсе не обязан заниматься стиркой.

Он встал, протянул Лексе руку и помог ей подняться.

— Нет, не обязан, но я сделаю это.

— Ты хоть представляешь, насколько ты милый? — с улыбкой сдалась она.

Джош привлек ее к себе, поцеловал, а после, шлепнув по попке, подтолкнул к лестнице, ведущей на второй этаж, в спальню.

— Поднимайся. Я загляну к тебе, прежде чем уйти.

Лекса приложила к губам пальчик, а после коснулась им губ Джоша. Слова были не нужны. Свою благодарность она не могла выразить яснее.

Лекса медленно одолевала ступеньки лестницы. Добравшись до спальни, извлекла из шкафа фланелевую ночную рубашку, натянула ее на себя и скользнула под одеяло. Она как раз взбивала повыше подушки, когда в комнату вошел Джош, неся в руках чашку. Он смущенно улыбнулся, словно не знал, что скажет Лекса.

— Я подумал, тебе неплохо выпить горячего чая.

— Спасибо, — поблагодарила она и с наслаждением отпила из чашки, а Джош тем временем опустил жалюзи, и в комнате воцарился полумрак.

Глаза Лексы уже слипались. Она потерла шею, чтобы немного снять напряжение. Джош, заметив это, забрал у нее из рук чай и предложил:

— Переворачивайся, я помассирую тебе плечи.

Ну о чем еще можно мечтать?! Лекса с готовностью улеглась на живот. Умелые руки Джоша начали разминать сначала шею, потом плечи и спину. Лекса не смогла сдержать стона удовольствия.

— Как приятно! Где ты этому научился? А впрочем, мне это неинтересно.

Он похлопал ее по спине и приказал:

— Расслабься и закрой глаза. — Когда Лекса подчинилась, Джош проговорил: — У меня в колледже была одна подруга — физиотерапевт.

— Подруга?

— Именно. Не подружка, как ты могла подумать, а подруга.

— И вы делали друг другу массаж, — заключила Лекса.

— Нужно же ей было на ком-то практиковаться, — усмехнулся Джош. Он подоткнул Лексе одеяло и поправил подушки. — А теперь спи.

— Ты разбудишь меня, когда вернешься?

Он окинул ее критическим взглядом.

— Посмотрим.

— Джош… — Лексе не понравился его ответ.

— Я разбужу тебя, когда будет готов ужин. — Он поцеловал ее и спустился вниз.

В комнате было уже совсем темно, когда Лекса очнулась. С трудом оторвала голову от подушки. Надо вставать, хоть и не хочется. Сделала над собой усилие, поднялась и подошла к шкафу как раз в тот момент, когда дверь в комнату распахнулась и на пороге появился Джош.

— Я еще не оделась, — смущенно проговорила Лекса.

— Мы можем не спешить садиться ужинать.

— Но, Джош, сегодня у меня собрание в Ассоциации молодых христиан.

Джош зажег настольную лампу.

— И что с того? Есть телефон, возьми и позвони, что не придешь.

— Не могу, это очень важно. Мы разрабатываем программу телефонной линии доверия для подростков. Я обещала, что буду там.

— Ты слишком устала, чтобы работать. Позвони и скажи, что прийти не сможешь.

— Ты не смеешь указывать мне, что делать! — взвилась она.

Джош покачал головой:

— Лекса Китредж, твое сострадание идет вразрез со здравым смыслом. Тебе необходим отдых. — Он внимательно смотрел на нее. — Поверь, я все понимаю. Вокруг масса несчастных, которым требуется помощь, и огонь в твоей душе не дает тебе покоя, требуя сделать все возможное, чтобы оказать нуждающимся поддержку. Но пойми, тебе не под силу спасти мир.

— Черт возьми, Джош! То, что я делаю, важно.

— Кое-чем иногда нужно жертвовать. Ты собираешься взять на воспитание ребенка. Это самое важное дело из всех, что ты когда-либо делала!

Глава 10

Лекса постаралась ответить как можно спокойнее:

— Я знаю, что значит взять на себя ответственность за жизнь другого человека.

Легкая улыбка заиграла на губах Джоша. Он присел на кровать рядом с Лексой.

— Ты настолько привыкла решать проблемы других, что совсем забыла о себе.

— Хочешь напомнить мне об этом? — улыбнулась Лекса.

— Я не прочь попробовать.

— Джош, я не могу так сразу все бросить.

Он взял ее руку в свои.

— Я знаю. Но если ты начнешь думать о себе, о нас, это будет первым шагом.

Любовь к Джошу переполняла ее, от переизбытка чувств слезы подступили к глазам.

— Рождество в этом году будет чудесным.

— Почему? — спросил Джош, мягко поглаживая ее ладонь.

— Благодаря тебе. Благодаря ребенку. Ужасно люблю Рождество! Глазенки детей светятся в предвкушении праздника, дома и витрины магазинов чудесно украшены. С людьми на Рождество что-то происходит, они становятся добрее друг к другу.

— А мне нравится наблюдать за покупателями в магазине. Взрослые радуются игрушкам как дети, когда выбирают своим чадам подарки. — Джош посмотрел на Лексу — она села, поджав под себя ноги, — и спросил: — Замерзла? Давай залезай под одеяло, а я принесу покушать.

Когда Джош вернулся, в руках у него был поднос. Две миски с куриным бульоном, три бутерброда с ветчиной и сыром, два стакана молока и два весьма аппетитно выглядящих пирожных.

— Судя по всему, ты изрядно проголодался, — поддела его Лекса.

— Равно как и ты.

— Пытаешься убедить меня в этом?

— Никак нет. — Джош шутливо приподнял бровь. — Я знаю, что у тебя есть тайные желания, которые ты не всегда показываешь.

Лекса сморщила носик.

— Решил, что уже знаешь обо мне все?

— Согласен узнать еще больше.

Джош улыбнулся, но глаза оставались серьезными. Так, словно он о чем-то догадывался! Но это невозможно…

Он поправил подушки и растянулся поверх одеяла.

Доев ужин, Лекса почувствовала себя еще более уставшей. Нет, так не годится. Надо одеться, пока Джош будет убираться на кухне. Но он очень скоро вернулся с небольшим портативным телевизором в руках. Лекса помнила, что такой стоял у него в спальне. Джош установил телевизор на столике напротив кровати, включил его и начал раздеваться.

— Что это ты делаешь?

Он снял рубашку и принялся расстегивать джинсы.

— Мы с тобой отдохнем и посмотрим телевизор. Если уснешь — отлично. — Он взял расческу Лексы и, похлопав себя по груди, предложил: — Иди сюда.

Она опустила голову ему на грудь, а он не спеша стал расчесывать ее волосы. Это было восхитительно. Лекса с наслаждением расслабилась и вскоре уснула.

Лекса открыла глаза и первым делом взглянула на часы. Семь утра. Джош мирно посапывал рядом. Всякий раз при взгляде на него сердце ее начинало биться сильнее, а губы сами собой непроизвольно складывались в улыбку.

Неожиданно у Лексы возникло непреодолимое желание остаться сегодня дома, заняться планировкой детской, провести время с Джошем. Она потянулась к телефону. Секретарь заверила, что выдержит оборону офиса еще один день. Тогда она вновь откинулась на подушки и почувствовала, как сильные руки обнимают ее. Она повернулась к Джошу и улыбнулась:

— Доброе утро.

Джош прижал ее к себе.

— Кому звонила?

— Секретарю. Собираюсь сегодня устроить себе отдых и не ходить на работу.

Джош расплылся в довольной улыбке:

— Мудрое решение.

Лексе хотелось никогда не расставаться с ним и всю жизнь провести вот так — в его объятиях.

— Как полагаешь, сумеешь ты сегодня сбежать из магазина на обед?

— Что ты задумала?

— Есть идея.

— Можем вместе отправиться куда-нибудь на ленч.

— Нет. Я хочу приготовить обед сама. Мне кажется, тебе не помешает немного отвлечься от дел.

— С удовольствием. День наверняка будет суматошный. Мы напечатали в местной газете купоны, так что сегодня мамаши начнут осаждать магазин. — Джош наградил Лексу долгим красноречивым взглядом, словно собирался сообщить ей о чем-то важном, но через мгновение поцеловал ее в лоб и произнес: — Мне пора двигаться.

Чего он хотел? Чтобы она остановила его? Чтобы сказала, как сильно любит его? Лекса протянула руку и коснулась его плеча, провела ладонью по спине и почувствовала, как Джош вздрогнул.

— Ты очень спешишь? — Она хотела любить его, показать, насколько благодарна за то, что он проявил о ней заботу.

— Нет. — Джош улыбнулся.

— Спасибо, что остался со мной вчера, что провел со мной ночь.

— Всегда пожалуйста.

Она протянула к нему руки, а он смотрел на нее так, словно пытался сказать, насколько сильно он хочет, чтобы она нуждалась в нем, не боялась положиться на него. Она уже начала постигать его уроки.

Когда приехал Джош, Лекса была в комнате, которую намеревалась приспособить под детскую. Вокруг валялись образцы обоев, красок и каталоги, открытые на разделах с детской мебелью.

— Собираешься заняться перепланировкой?

Лекса обернулась, услышав его голос.

— Я не ожидала, что ты приедешь так рано.

— Сейчас уже полдень.

Лекса посмотрела на часы. Он прав, а она и не заметила, как пролетело время.

— Обед готов. Я сделала салат с яйцом и вишневый напиток.

— Замечательно. — Он оглядел комнату. — А что здесь будет?

— Детская. Думаю выкрасить стены в бледно-желтый цвет, а одну оклеить обоями с лошадками и утятами. — Лекса подняла яркий каталог. — Вот, смотри, чудесная кроватка, правда? Мебель из клена в детской будет смотреться изумительно.

Джош задумчиво листал страницы.

— Малышам так много всего надо. Кроватки, коляски, манежи, не говоря уже об одежде, игрушках и сиденьях для автомобилей. А потом деньги на обучение в колледже.

— Ну, это понадобится не скоро.

Джош захлопнул каталог.

— Оглянуться не успеешь, как малыш вырастет. Так что деньги окажутся очень нужны.

— Любовь куда нужнее, — возразила Лекса.

— Не буду спорить.

Джош замолчал и посмотрел на нее так пристально, что Лекса, не выдержав, спросила:

— В чем дело?

— Я боюсь, что Дэни передумает. Я знаю, как много ты можешь дать этому ребенку. Скажи, что ты будешь делать, когда малыш подрастет и Дэни захочет забрать его?

— Ты напрасно тревожишься, — убежденно проговорила Лекса. — Этого не произойдет. Дэни не сделает ничего подобного.

— Я не хочу, чтобы ты страдала.

— Я и не буду страдать. Поверь мне.

— У меня есть выбор? — Джош вспомнил про письма, которые вынул из почтового ящика Лексы, и протянул ей конверты.

Лекса видела, что Джош все еще сомневается, однако продолжать разговор не хочет. Сейчас не самый подходящий момент для откровений, Лекса это чувствовала. Она забрала у Джоша почту. Один большой конверт привлек ее внимание. Она вскрыла его, а когда прочитала послание, глаза се распахнулись от изумления.

Джош отодвинул образцы обоев и сел рядом с ней на диван.

— Что там?

— Это пришло из организации «Женщины за лучшую Америку». Кто-то номинировал меня на награду, которую они присуждают каждый год, и я выиграла. Можешь себе вообразить? Я выиграла!

— Не понимаю, чему ты удивляешься.

Она снова перечитала письмо.

— Это такая честь! Я знаю женщин, которые удостаивались этой награды. Я и в подметки им не гожусь.

— Ошибаешься, дорогая, на мой взгляд, ты самая достойная женщина из всех. — Он коснулся ее виска. — А как ты получишь эту награду? Ее пришлют тебе по почте или будут вручать лично?

— Двадцать второго декабря в отеле «Холидей инн» устраивается ужин. Награды будет вручать мэр.

Джош играл с ее локоном.

— Ты меня пригласишь?

Дыхание Лексы участилось.

— Я имею право пригласить десять человек. На ужине будут вручать и другие награды.

Рука Джоша скользнула по ее шее к воротнику блузки.

— Так я в списке избранных?

— Ты самый желанный из всех. — Голос Лексы охрип, и ей пришлось откашляться, прежде чем предложить: — Готов пообедать?

— Готов, но для кое-чего другого, — проговорил Джош.

— Выбирать обои? — предположила Лекса.

— Выбирать самый медленный, самый нежный способ любить тебя. Сегодня утром у меня не было времени насладиться тобой в полной мере. — Джош принялся расстегивать блузку Лексы. — Что за испытание я вынес вчера ночью: держать тебя в объятиях и не сметь потревожить твой сон!

Его слова заставили Лексу сладко вздрогнуть. Она отложила письмо в сторону, сняла с Джоша галстук и начала расстегивать рубашку.

— Не сдерживай себя, — произнесла она.

Вечером двадцать первого декабря, когда Лекса подъехала к магазину «Гора игрушек», ей пришлось изрядно потрудиться, чтобы отыскать свободное место на парковке. Да, покупателей сегодня хоть отбавляй. Она приехала, чтобы сделать Джошу сюрприз.

С большим трудом Лекса отыскала для него подарок, остановив в последний момент выбор на прелестной акварели: три клоуна развлекают малыша. Джошу наверняка понравится, подумала она.

Лекса вошла в магазин, сняла с волос резинку, и они красивой волной рассыпались по плечам. Сняв перчатки и засунув их в карман, она отправилась искать Джоша. Посетители в магазине выбирали игрушки, малыши возбужденно тараторили, родители торопили их, чтобы успеть до закрытия — оставалось всего пятнадцать минут.

Лекса распахнула дверь в маленькую комнатку, приспособленную под офис. Менеджер улыбнулся ей и сообщил, где найти Джоша.

Поначалу Лекса смогла только разглядеть трон Сайта-Клауса и высокую печную трубу рядом, увешанную апельсинами и корзинками с конфетами. Малыши выстроились в очередь, чтобы посидеть у Санта-Клауса на коленях и поведать ему о том, что они хотят получить на Рождество. Однако приглядевшись повнимательнее к самому Санта-Клаусу, она охнула. Да это же Джош!

Джош помог четырех-пятилетнему малышу забраться к себе на колени.

— Как тебя зовут? — спросил он глубоким басом.

Мальчик засунул палец в рот и пристально посмотрел на Джоша, словно решая, стоит ему доверять или нет.

— Тимми, — назвал он наконец свое имя.

— Ну что ж, Тимми, расскажи, что тебе нравится делать.

Карие глазенки мальчугана вспыхнули.

— Я люблю кататься на большом колесе, но сейчас на улице так холодно, и я катаюсь в подвале.

— А что еще ты любишь делать?

Тимми снова принялся в задумчивости сосать указательный палец.

— Мне нравится помогать папе, когда он что-нибудь строит. Он столяр, — с гордостью сообщил Тимми.

— А братья или сестры у тебя есть?

— Есть, сестра. Она учится в четвертом классе. Она не захотела идти посмотреть на тебя. Она говорит, это глупо — просить у Санта-Клауса подарки. Она считает меня маленьким.

— Но ты уже большой, верно? Ты, я знаю, и маме с папой всегда помогаешь.

— Я помогаю маме складывать тарелки и поливать цветы. Она говорит, что я хороший.

Джош поднял глаза и увидел, что мама Тимми улыбается. Он потрепал мальчика по голове.

— Ну так что ты хочешь получить на Рождество, Тимми?

— Я хочу настоящий велосипед. Красный. Такой, с колесиками по бокам, чтобы не упасть.

Джош заметил, как мама малыша кивнула.

— Я думаю, что такой хороший мальчик, как ты, вполне заслужил велосипед. А еще о чем ты мечтаешь?

Тимми почесал носик.

— Хочу хомячка. Он живет в домике, где много-много комнаток. Я видел его по телевизору.

Мама Тимми отрицательно качнула головой.

— Знаешь, дружок, ты еще маловат, чтобы ухаживать за хомячком. Тебе придется чистить его клетку каждую неделю, никогда не забывать, что его нужно кормить и давать ему воду. Ты готов это делать?

— Не знаю… До раковины я еще не достаю. Но я хочу какое-нибудь животное. Может, котенка?

Джош осторожно, чтобы мальчик не заметил, посмотрел на его маму. Она одними губами произнесла: «Хорошо».

— Я полагаю, что ты уже достаточно взрослый, чтобы заботиться о котенке. Как думаешь, мама тебе поможет?

Тимми повернулся к маме, и та кивнула.

— Конечно. Она мне поможет. А когда мне исполнится пять лет, я все буду делать сам.

Джош прокашлялся.

— Разумеется, будешь. — Он взял апельсин и корзинку с конфетами, вручил Тимми и помог ему слезть с колен. — Веселого тебе Рождества.

Тимми помахал корзинкой:

— Спасибо, Санта.

Из желающих попросить у Санта-Клауса подарки осталась одна девчушка, малышка лет двух. Джош помог ей усесться к себе на колени. Она никак не могла решить — смеяться ей или расплакаться. Джош ласково погладил ее по головке.

— Как тебя зовут?

Она протянула ручонку и потрогала его бороду.

— Мягкая! — обрадовалась она.

— И еще она очень щекочется, — усмехнулся Джош. — Так как же тебя зовут, лапушка?

Девочка обернулась убедиться, что мама рядом.

— Тина, — наконец объявила она и принялась прыгать у Джоша на коленях.

Мама девочки поспешно забрала ее к себе на руки и сказала:

— Ну же, давай, скажи Санта-Клаусу, что принести тебе на Рождество.

— Хочу куклу, — заявила Тина.

Лекса подозревала, что Джошу приходится прилагать немало усилий, чтобы не рассмеяться.

— А что еще, детка? — уговаривала мама дочурку вспомнить.

— Кубики! — воскликнула крошка.

— Конструктор, — поправила ее мама. — Ей так нравится что-нибудь строить, уверена, она станет архитектором.

Джош протянул Тине угощение. Девочка схватила конфеты, а ее мама взяла апельсин. Малышка на прощание помахала Санте рукой.

Лекса восхищалась умением Джоша обращаться с детьми. Она знала, что он полюбит ребенка Дэни так же сильно, как своего собственного. Он станет прекрасным отцом.

Лекса стояла в сторонке, и потому Джош ее не заметил. Он смотрел вслед уходящим маме с дочкой. Магазин опустел, наконец стало тихо, слышалось только, как работает кассовый аппарат. Лекса приблизилась к Джошу и, прежде чем он успел сообразить, села к нему на колени и обвила руками шею.

— Привет, Санта. Можно я скажу тебе, что мечтаю получить на Рождество?

Джош мигом включился в игру:

— Ну, не знаю. Ты уже такая большая девочка. Ты все еще веришь в Санта-Клауса?

— Я всегда в него верила. Да и не такая уж я большая, — возразила она.

Джош обнял Лексу и прошелся руками по ее спине, скользнул по ногам.

— Да, ты не слишком большая и не слишком маленькая. Думаю, ты в самый раз.

Лекса крепче уцепилась за Джоша.

— Я в самый раз для тебя.

Он рассмеялся:

— Уж ты это точно знаешь. Особенно после прошлой ночи.

— Санта! О таких вещах не говорят на людях.

Джош огляделся.

— Не вижу никаких людей.

Лекса ткнула его кулаком в живот.

— Ты собираешься слушать, чего я хочу?

— А список очень большой? — с подозрением спросил он.

— Страницы две.

— Надо его сократить. В этом костюме ужасно жарко. А от бороды у меня уже чешется подбородок.

— Нелегко быть Санта-Клаусом, — посочувствовала Лекса.

— Как приятно, когда тебя понимают!

Она зашевелилась у него на коленях.

— С каждой минутой понимаю тебя вес больше и больше.

Джош крепко сжал ее.

— Сиди спокойно, если хочешь поведать мне о своих желаниях.

Лекса послушно замерла.

— Я перечислю только самое важное. Значит, так: по десять поцелуев каждый день, чтобы не меньше двенадцати раз меня обнимали, массаж раз в неделю и машинка для резки яиц.

— Машинка для резки яиц? — переспросил Джош.

— Так будет проще готовить тебе салат с яйцом.

— Ну разумеется, и как мне это в голову не пришло. — усмехнулся он. — А как насчет других желаний? Ты хоть представляешь, что я единственный Санта-Клаус, который способен подарить тебе поцелуи, объятия и еще сделать массаж?

— Этого будет достаточно, — сказала Лекса и поцеловала его.

— Я сейчас дойду до точки кипения. Давай поднимемся ко мне, я мечтаю снять этот костюм.

Лекса спрыгнула с его коленей. Как только они вышли из магазина, Джош стянул с себя шапку и бороду. Заключив Лексу в объятия, он произнес:

— А теперь я хочу получить настоящий поцелуй.

— Искусственных я не даю, — усмехнулась она и поцеловала его.

— Черт, надо поскорее избавиться от этой проклятой одежды!

Лекса хихикнула:

— А я всегда думала: каково, это — заниматься любовью с Санта-Клаусом?

— Не очень приятно.

— Откуда тебе знать? Хотя, возможно, со временем у тебя появится брюшко.

— Не приведи Господи!

— Я и тогда буду любить тебя, — проговорила Лекса. Внезапно она подумала, что самым замечательным рождественским подарком было бы услышать предложение от Джоша.

Голубые глаза внимательно смотрели на нее…

— В самом деле?

Несколько мгновений они, не говоря ни слова, смотрели друг на друга, словно пытались постичь глубину чувств, которые испытывали. Затем Джош тихо предложил:

— Пойдем наверх.

Они поднялись по лестнице в его квартиру. Он пропустил Лексу вперед. Оказавшись в спальне, Джош принялся стаскивать с себя одежду.

— А что вообще ты здесь делаешь? — спросил он. — У тебя ведь сегодня собрание.

— Верно.

— Собрание, похоже, было коротким.

— Я на него не пошла. — Лекса внимательно следила за Джошем, ожидая, какой будет его реакция.

Наконец он скинул с себя костюм Санта-Клауса, а это оказалось не так-то легко сделать.

— А в чем дело? Его отменили?

Лекса не отрываясь смотрела на Джоша: таким великолепным телом, как у него, нельзя было не любоваться.

— Нет. Я позвонила в ассоциацию и сказала, что не смогу больше присутствовать на собраниях.

Джош аккуратно сложил костюм и положил его на кресло.

— Но ты не объяснила почему? — Он и сам хотел это знать.

— Я сказала, что мне необходимо больше времени посвящать своей личной жизни.

Джош медленно подошел к ней.

— И что это означает?

— Я буду продолжать работать в Центре помощи пожилым и один вечер в неделю проводить там занятия с желающими. Все остальные вечера будут в нашем полном распоряжении.

— Я думал, это я Санта-Клаус, — усмехнулся Джош.

Лекса коснулась руками его крепких мускулистых плеч.

— Как следует тебя понимать?

Он принялся расстегивать пуговки на ее шелковом платье.

— Это было одно из желаний, которые я собирался загадать на Рождество, но не надеялся, что оно исполнится.

— Джош, я люблю тебя.

Он с нежностью дотронулся до ее щеки.

— И я тебя люблю.

Лекса чувствовала, что они достигли полного единения душ. Такого прежде ей не удавалось ни с кем. Она покажет ему сегодня, насколько сильно любит его, а после… дай ей Бог сил сказать про то, что она не способна иметь детей!

Глава 11

Джош сидел в кабинете Тома Нормана и просматривал план расширения магазина, перенесенный на чертежи.

— Вот здесь, — он показал пальцем на одну из секций, — мы откроем отдел, где будут продаваться магнитофонные пленки, компакт-диски и книги.

Подрядчик попыхивал сигарой.

— Отличная идея. Это куда лучше, чем продавать видео. Нынешние детки совсем разленились, целыми днями глядят в ящик. У нас в семье заведен такой порядок: раз в неделю телевизор вечером не включаем, все читают книги, даже мы с женой. Кстати, а вы женаты?

Джош встречался с Томом несколько раз, когда тот осматривал дом Клер, но если они и говорили, то только о делах.

— Нет.

— Вот и не торопитесь. — Норман для убедительности махнул сигарой. — К счастью, нам, мужчинам, спешить некуда. Детишек мы можем наделать и в семьдесят.

— Не уверен, что хочу ждать так долго, — с улыбкой проговорил Джош. — Кроме того, дети не единственная причина, по которой люди женятся.

Том пожал плечами:

— Может, и нет. Мы с женой, как и прежде, выходим когда в ресторан, когда в кино. Она говорит, это нужно. Не хочет, чтобы к тому времени, когда дети повзрослеют и разбегутся, мы с ней оказались чужими друг другу.

— А давно вы женаты?

— Восемнадцать лет.

— Солидный стаж. — Джош задумался, как Лекса будет выглядеть через восемнадцать лет. Она и в старости останется красавицей, решил он.

— Это уж точно. Праздновать серебряную свадьбу отправимся в круиз по Карибскому морю. Вы сами никогда не плавали?

— Нет. — А это отличное место для медового месяца! Они с Лексой могли бы посетить один из островов: Сент-Томас или Мартинику, а может, даже отдохнуть на Гавайях. И тут его озарило. Он попросит Лексу стать его женой. Сегодня же вечером! Может, тогда она доверится ему. Она поймет, что он будет любить ее независимо от того, способна она иметь детей или нет.

Том Норман кивнул на чертежи:

— Так, значит, вас все устраивает?

— Конечно, вы проделали отличную работу, спасибо.

— Через пару дней я загляну к вам, и мы обсудим, когда начинать работу. Никуда не собираетесь уезжать на Рождество?

Это зависит от Лексы. Захочет ли она отправиться куда-нибудь после того, как он сделает ей предложение. Может, она согласится поехать на пару деньков в Филадельфию.

— Еще не знаю. Но если уеду из города, дам вам знать.

Том скатал чертежи и спрятал их в футляр.

— Годится.

Прежде чем ехать домой переодеваться к торжественному ужину, Джош решил заглянуть в ювелирный магазин.

Он пожал руку Тому, попрощался с ним и покинул офис.

Сегодня совершенно особенный день, возможно, самый важный день в его жизни!

Лекса услышала, как открылась входная дверь, и позвала Джоша из спальни:

— Я здесь. Кстати, мы уже здорово опаздываем. — Увидев его на пороге комнаты, она спросила: — Встреча с подрядчиком затянулась?

Лекса сидела на кровати и надевала колготки. Зрелище весьма соблазнительное. И как всегда, когда он смотрел на нее, Джош почувствовал жар желания.

— Да. И еще делал последние покупки к Рождеству.

Лекса поднялась и поправила резинку колготок.

— Для меня? — игриво поинтересовалась она.

— Возможно, — протянул Джош. Коробочку, которая лежала в его нагрудном кармане, он собирался преподнести ей на Рождество, но вопрос он задаст сейчас. — Нервничаешь по поводу вечера?

— Я подготовила ответную речь, но чем больше прокручиваю ее в голове, тем меньше она мне нравится.

Джош подошел к стенному шкафу достать чистую белую рубашку.

— А ты просто скажи что чувствуешь. Речи произносить совсем не обязательно.

Лекса решила заехать к Джошу и переодеться у него, чтобы вместе отправиться на прием. Это было удачное решение. Она могла разделить с ним восторг, высказать опасения и найти утешение на его плече. Лекса сняла с вешалки огненно-красное платье и надела его через голову. Но застегнуть самой застежку-молнию не удавалось, и Джош с готовностью пришел ей на помощь.

— Александра Китредж, в этом платье вы способны свести с ума любого мужчину. Не хотелось бы, чтобы другие начали ухлестывать за вами.

Лекса игриво провела пальчиками по его груди и застенчиво остановилась у пряжки пояса.

— Да и ты у нас красавец. Когда женщины увидят тебя… — Она вздохнула и возвела глаза к потолку.

— Значит, мы стоим друг друга. Великолепная пара во всех отношениях. Это наводит на некоторые размышления, что скажешь?

— Скажу, что сейчас у нас нет времени, — усмехнулась она.

— Я думал совсем не о том. — Джош понял, что она не уловила его намек. И почему так сложно произнести необходимые слова? А что, если она ответит ему отказом? Что, если у нее нет намерения выходить замуж? Об этом они не говорили.

— Джош! — Лексу немного встревожил его задумчивый взгляд.

Он обнял ее и спросил:

— Скажи, ты выйдешь за меня замуж?

От неожиданности Лекса потеряла дар речи.

— Что?

— Что я должен сделать? Опуститься на колено? Выходи за меня замуж.

— Ты уверен? — выдохнула она.

— Уверен. Никогда в жизни я не был ни в чем так уверен, как сейчас. Я люблю тебя, Александра Китредж. Я и не догадывался, что способен любить так сильно. Я хочу всегда быть с тобой, провести вместе медовый месяц, создать семью.

Лекса обвила руками его шею и прошептала:

— Да, да, Джош. Я выйду за тебя! Конечно же, выйду.

Он наклонился и прижался в поцелуе к ее губам.

— Что за неудачное время выбрали устроители для проведения ужина!

Она улыбнулась, чуть смутившись.

— Возможно, он продлится не слишком долго.

— Маловероятно, — пробормотал Джош. — Я собирался дождаться конца ужина и сделать предложение после него, но не удержался.

— Я так рада! — Она с нежностью коснулась его щеки. — Я люблю тебя, Джош. И мечтаю стать твоей женой. Когда вернемся домой, я покажу, насколько сильно этого хочу.

— И ты полагаешь, что, зная это, мне будет легче дождаться конца вечера? Быть с тобой в одном зале и не иметь возможности не то что прикоснуться к тебе, а даже сидеть рядом.

— В нашем распоряжении вся ночь.

— Ах, Лекса, Лекса! — Джош покачал головой.

Она улыбнулась ему соблазнительной улыбкой и скользнула ладонями по его плечам.

— Ты не доволен?

— Да, не доволен. Я хочу любить тебя сейчас.

Она опустила руки и отошла в сторону.

— Счастье приходит к тем, кто умеет ждать.

— Издеваешься? — Джош со стоном вновь сжал ее в объятиях и наградил страстным поцелуем, а потом резко отодвинул от себя. — Заканчивай одеваться, пока я не решил, что это тебе совсем ни к чему.

Полчаса спустя Джош расположился за столиком рядом с Клер и еще несколькими людьми, знакомыми Лексы по работе в Центре помощи пожилым людям. Он поддерживал вежливую беседу, а сам не сводил с нее глаз: она сидела рядом с мэром и что-то говорила. Слева от нее сидела другая женщина, удостоенная высокой награды. Джош поразился умению Лексы чувствовать себя непринужденно, где бы и с кем она ни находилась. Он представил ее с ребенком на руках, любовь в ее глазах, когда она укачивает малыша — их малыша. Эта замечательная женщина станет чудесной матерью!

Клер подтолкнула Джоша локтем:

— Разглядывать людей так пристально неприлично.

Джош усмехнулся:

— Эта женщина станет моей женой.

— А она уже знает об этом? — с улыбкой поинтересовалась Клер.

— Я сегодня сделал ей предложение, и она согласилась. Так что можешь подыскивать себе платье для свадебного торжества.

— Вы уже выбрали день? — спросила Клер.

— Еще нет, но я не хочу с этим тянуть. Зачем ждать?

— Если Лекса захочет венчаться в церкви или устроить банкет, подождать тебе придется.

— Тогда мы сбежим, и не будет никаких проблем.

— Послушай, Джош, день свадьбы — самый важный день в жизни женщины. Не лишай Лексу удовольствия.

— Мы сделаем так, как она захочет. Я мечтаю, чтобы она была счастлива.

Клер с нежностью взглянула на племянника.

— С таким настроем тебе это удастся.

Президент организации «Женщины за лучшую Америку», постучав по микрофону, призвала собравшихся к тишине.

— Хочу представить вам женщину, которая получила награду в номинации «Помощь людям». Эта женщина выбрала своей профессией помогать тем, кто в этом нуждается. Ее профессия — скорее призвание, нежели способ зарабатывать на жизнь. Я знаю Лексу вот уже три года. Количество людей, которым она помогла начать новую карьеру, найти работу или просто дала ценный совет, неисчислимо. Лекса сделала больше, чем кто бы то ни было, чтобы пожилые граждане нашего города жили лучше. Пожалуйста, встречайте: Александра Китредж.

Лекса подошла к трибуне. От волнения у нее подгибались колени, свет прожекторов нещадно слепил глаза, микрофон вызывал ужас. Но когда она, положив руки на деревянный столик, огляделась и встретила ободряющий взгляд Джоша, все вдруг стало на свои места.

Незачем вспоминать подготовленную речь, лучше сказать то, что чувствуешь, и помнить, что Джош любит ее.

— Я хотела бы сказать спасибо всем, благодаря кому мне удалось получить эту награду. Это наша общая победа. Только совместными усилиями можно чего-то добиться. Что бы мы ни делали: старались накормить голодающих, улучшить условия жизни тех, кто в этом нуждается, организовать досуг подростков, чтобы они не проводили время на улице, — мы просто помогали друг другу. Сочувствие — вот что нужно прежде всего. Если в наших душах есть сочувствие и желание помочь, мы сможем изменить мир. А совсем недавно я поняла, что, кроме сочувствия, нужно еще одно важное качество. — Она помолчала. — Это любовь. — Голос Лексы окреп, и она продолжила: — Когда мы окружены любовью, сочувствие приобретает новый смысл. Оно может стать более избирательным и вместе с тем гораздо более действенным. Я хочу принести свою благодарность тем, кто помогал мне, воодушевлял и дарил свою любовь. — Она подняла награду и проговорила, глядя на Джоша: — Спасибо, что помог мне осознать, как важно не только давать, но и принимать. Потому что, принимая, я отдаю гораздо больше.

Когда она покинула трибуну, зал горячо зааплодировал ей. Джош чувствовал, что любовь к Лексе переполняет его. Она удивительная, достойная уважения женщина, и она его любит. Хотелось бы надеяться, что после сегодняшнего вечера между ними не останется секретов.

Они ехали домой к Джошу и оба молчали. Лекса чувствовала себя ужасно уставшей. Пожеланий и выражений признательности и восхищения было столько, что у нее закружилась голова, и она была рада, когда удалось наконец покинуть праздник. Она мечтала лишь о том, чтобы оказаться в объятиях Джоша. Он положил руку на ее колено, а Лекса, не говоря ни слова, ласково сжала его пальцы.

Наконец они приехали домой. Джош помог ей снять пальто и привлек к себе.

— Ты даже не представляешь, как я тобой горжусь, — проговорил он.

— В самом деле?

— Мне так хотелось вскочить и закричать на весь зал, что эта потрясающая женщина согласилась выйти за меня замуж!

— Ох, Джош… — Лекса нежно его поцеловала.

Джош заключил ее в объятия и принялся медленно ласкать спину, играя пуговкой у основания шеи. Неожиданно зазвонивший телефон заставил обоих разочарованно вздохнуть.

— Тебе лучше поднять трубку, — проговорила Лекса, чувствуя, что он не хочет ее отпускать.

Джош провел рукой по волосам и тяжело вздохнул:

— Придется.

Он подошел к телефону, поздоровался и через мгновение протянул трубку Лексе:

— Это тебя. Дэни.

Джош напряженно следил за сменой эмоций, отражавшихся на лице Лексы, пока она говорила с сестрой.

— Дэни, милая, что случилось? — Лекса выслушала ответ и побледнела. — Ты не можешь! Что, если он снова бросит тебя? — Лекса потерла лоб так, словно у нее разболелась голова. — Я еду домой. И пожалуйста, постарайся не принимать необдуманных решений. Нам надо поговорить. Хорошо?

После того как Лекса повесила трубку, Джош спросил:

— Что произошло?

— Роб передумал. Он хочет жениться на Дэни, и она собирается оставить ребенка себе.

Джош обнял Лексу и прижал к груди, но через несколько мгновений она вырвалась из его объятий.

— Как она могла поверить ему? Он сбежал от нее, когда узнал о ребенке. С чего она взяла, что он останется на этот раз?

— А почему бы и нет?

— Не говори ерунды!

— Обычно ты относишься с пониманием к человеческим слабостям.

— Не тогда, когда они играют с чувствами других людей. Что, если он испугается ответственности, когда ребенок появится на свет, и бросит Дэни?

— Это худшее из того, что может случиться.

— Верно. И Дэни должна понимать, что это возможно.

— Ты когда-нибудь видела Роба? — спросил Джош, отчаянно желая успокоить Лексу, но не представляя, как это сделать.

— Я говорила с ним три или четыре раза. Он жаждет добиться успеха. Сначала мечтал, после того как закончит учебу, получить работу в одном из известных рекламных агентств в Нью-Йорке. Теперь Дэни говорит, что он собирается работать в отцовской фирме — тот занимается продажей автомобилей — в качестве специалиста по связям с общественностью. Долго ли он выдержит?

Джош переживал за Лексу. Она не желает принимать того, что ее не устраивает!

— Может, он понял, что жена и ребенок гораздо важнее, чем перспективная работа?

— Почему ты его защищаешь? — ощетинилась Лекса.

— Что, если ему нужен шанс, чтобы проявить себя?

Она обхватила себя руками за плечи, словно пыталась согреться.

— А как же Дэни? Вдруг она доверится ему, а потом выяснит, что он этого не стоит?

— Лекса, она сама должна принять решение. Ты за нее это сделать не можешь.

— То, что они решат, затрагивает и наши интересы. Мне нужен этот ребенок.

— Лекса, это ребенок Дэни, — тихо проговорил Джош.

Лекса отвернулась и подошла к окну, боясь смотреть Джошу в глаза.

— Но она же сказала, что не хочет воспитывать его. Сказала, что не сможет этого сделать, — твердила Лекса скорее себе, чем ему.

— А теперь поняла, что сможет.

Лекса быстро развернулась и гневно бросила:

— Как ты можешь быть таким спокойным? Ты понятия не имеешь, что это для меня значит. Ведь я не могу…

— Не можешь чего, Лекса?

Она не сдержала горестного вздоха.

— Я не могу иметь детей.

— Я знаю. Я случайно подслушал ваш разговор с Дэни.

— Ты знал? И ничего не сказал мне? А я с ума сходила…

— Ты могла и раньше мне признаться.

— Я боялась, что ты меня бросишь.

— Лекса, пойми, мы можем усыновить ребенка. Решение Дэни не отдавать своего малыша, возможно, оптимальное для всех нас. Если бы она передумала уже после рождения ребенка, тебе было бы куда больнее.

— Да как ты не понимаешь! — Ее глаза наполнились слезами. — Для меня это, вероятно, единственный шанс. Для того чтобы усыновить чужого ребенка, потребуются годы. Если, конечно, вопрос усыновления тебя вообще интересует. А одинокой женщине и думать нечего получить право на воспитание.

— Но ведь ты не одинока?

Лекса не была уверена ни в чем. Джош обожает детей. Как смогут они жить, зная, что в счастье иметь детей им отказано?

— А ты сам хотел бы воспитывать этого ребенка? Смог бы любить его как собственное дитя?

Джош задумчиво почесал в затылке.

— Да, детей я люблю.

— И что теперь, Джош? Ты любишь детей. Я не могу их тебе родить. Для тебя это что-нибудь значит? Повлияет ли это как-то на наши отношения?

Он раздраженно взмахнул рукой:

— Господи, Лекса, я люблю тебя! И у нас есть мы с тобой.

Лекса была больше не в силах сдерживать слезы.

— Будет ли этого достаточно? Не будет ли твое сердце сжиматься всякий раз, когда ты увидишь счастливую пару с ребенком? Выдержит ли твоя любовь такое испытание?

Джош шагнул к ней, но она выставила вперед ладони, не подпуская его к себе. Джош сунул руки в карманы брюк.

— Выдержит, если только ты будешь доверять мне. Я понимаю, ты расстроена, но выход найти можно. Почему все свои помыслы ты связываешь с ребенком Дэни?

— Не понимаю, к чему ты клонишь.

Джош присел на ручку дивана.

— Может, дело не только в том, что ты не сможешь получить этого ребенка?

Она была слишком раздражена, чтобы понять, куда он клонит.

— Ты говоришь загадками.

Джош старался быть спокойным, словно мог таким образом передать спокойствие и ей.

— Возможность заботиться о ребенке Дэни была для тебя способом продолжать заботиться о ней самой.

— Нет! — выдохнула Лекса. — Я всего лишь хотела иметь ребенка!

— Ты не можешь вечно заботиться о Дэни. Ты не можешь заставить ее любить себя. Когда же ты поймешь, что тебе совсем не обязательно постоянно делать что-то для того, чтобы люди тебя любили?

— Я беспокоюсь за других, так что с того? Мне это необходимо, мне казалось, ты это понял. Но если это не так, нам нет смысла говорить о свадьбе.

— Ты ведь так не думаешь. — Джош ошарашенно смотрел на нее.

— Именно так я и думаю. Нам обоим нужно время, мы должны убедиться, что у нас есть будущее.

— Лекса, нам совсем ни к чему ждать. Нам просто надо поговорить по душам.

— Я не могу. Не сейчас. Мне нужно ехать к Дэни. Я должна выяснить, чего она хочет.

— А как насчет того, чего хочу я? А, Лекса? Как же наше будущее? Неужели наши отношения для тебя не важны? Ведь если это так, нам не на чем строить нашу дальнейшую совместную жизнь.

По щеке Лексы скатилась слеза.

— Джош, у меня такое ощущение, будто я разрываюсь на части. Я должна во всем разобраться. Но мне не удастся сделать этого, пока я не поговорю с Дэни и Робом. Они сейчас в доме отца, и я собираюсь туда поехать.

Он посмотрел на нее так, словно она выжила из ума.

— Ты ведь не можешь всерьез думать о том, чтобы отправляться куда бы то ни было сегодня вечером?

Она подняла с дивана свое пальто.

— Я говорю вполне серьезно. Как только соберусь, так и поеду.

— Когда вернешься? — неохотно спросил он.

Лекса отвернулась и взяла сумочку.

— Не знаю.

— Надеюсь, ты понимаешь, я не смогу поехать с тобой. Предрождественская торговля в самом разгаре, я буду очень занят… по крайней мере день или два.

— Я не прошу тебя ехать, прошу только понять меня. Мне нужно увидеться с Дэни. Сегодня же. Пожалуйста, Джош, постарайся понять…

Он оборвал ее на полуслове:

— Уезжай, если тебе так надо.

— Джош… — Он не попытался ее остановить, и она не могла подойти к нему. Лекса прошла к двери, коснулась ручки. Он не проронил ни слова. Она открыла дверь и вышла в холод зимней ночи.

Было уже три часа, когда Лекса добралась до родительского дома. Отец все еще сидел в гостиной, задумчиво глядя на горящий в камине огонь. Пальто и чемодан Лекса оставила в холле и сразу же прошла в гостиную. Увидев ее, отец только развел руками, и она, как ни старалась, не смогла удержаться от слез.

— Родная, мне так жаль!

Лекса подавила рыдания и подняла голову.

— Неужели я никак не могу повлиять на ее решение? Что мне сделать, что сказать, чтобы переубедить ее?

— Здесь я тебе не советчик. Вы с Дэни сами договаривались. Все, что я могу сказать: постарайся не порывать своих отношений с сестрой. Я говорил и с ней, и с Робом, решение далось им нелегко. Дэни — сильная женщина. Такой, как сегодня, я прежде ее не видел.

— Ах, папа, как же я мечтала об этом ребенке!

— Знаю. Для тебя такой вариант был бы идеальным. Мне жаль, что я не слишком интересовался вашей жизнью. А ведь вам приходилось нелегко. Дэни вечно попадала в передряги, а ты ее вызволяла. Не буду утверждать, что это неправильно, но из-за твоей заботы Дэни никак не могла повзрослеть.

— По-твоему, я виновата в этом?

— Нет. Но думаю, она не знала, что делать, а ты предложила ей выход. Хоть это было и не слишком правильно.

— У меня, возможно, никогда не будет своих детей, — убитым голосом произнесла она. — И мне никогда не представится возможность воспитать ребенка.

— Малыша — возможно. Но есть немало детей no-взрослее, которых никто не берет на воспитание. Только представь, что ты могла бы дать одному из них!

Лекса задумалась над словами отца и откинулась на спинку дивана.

— Я могла бы дать очень много. Равно как и Джош.

— К тому же у вас с Джошем в этом случае будет достаточно времени, чтобы посвятить его друг другу. — Заметив, что взгляд дочери помрачнел, Доналд спросил: — Что случилось?

Она выпрямилась.

— Я была у Джоша, когда позвонила Дэни.

— И что? — подбодрил Лексу отец, когда она замолчала.

— Я была настолько ошарашена услышанным… Я приехала сюда, вместо того чтобы остаться с ним. Он думает, что я ему не доверяю. Возможно, он никогда не простит мне, что я уехала.

— Никогда… Не люблю это слово.

— У нас с ним все более чем серьезно. Он сделал мне предложение сегодня вечером. Потом, когда позвонила Дэни, я сказала ему, что не смогу иметь детей.

— Только сегодня?

— Да. Но ему это было уже известно, он слышал наш разговор с Дэни. — Лекса замолчала, внезапно осознав кое-что очень важное. — Он попросил меня выйти за него замуж, хотя знал, что я…

Доналд похлопал дочь по коленке.

— Теперь ты знаешь, как сильно он тебя любит.

— Он любил меня, — поправила отца Лекса. — Не знаю, любит ли сейчас.

— Доверься ему, милая.

Слова отца не выходили у Лексы из головы. Она долго не могла заснуть и лишь под утро забылась беспокойным сном. С первыми лучами солнца она поднялась, оделась и спустилась в холл. Вчерашние события помогли ей понять, что любовь Джоша — это самое ценное, что когда-либо было у нее в жизни. Мысль, что она потеряет ее, пугала Лексу до смерти. Она подняла трубку, чтобы позвонить Джошу, но через мгновение положила обратно. То, что она должна сказать, должно быть сказано при личной встрече.

Когда Лекса вошла на кухню, Дэни была уже там, завтракала.

— Я знаю, каково тебе, должно быть, сейчас, — начала Дэни. — Но я должна была это сделать. Я боюсь потерять тебя, но и ребенка отдать не могу.

Лекса налила себе кофе и села рядом с сестрой.

— Мы всегда поддерживали друг друга, боролись вдвоем против всего мира. И никто нам был не нужен.

— Ты жалеешь, что мы так близки? — спросила Дэни, и на глазах ее заблестели слезы.

— Нет, не жалею.

Дэни задумчиво водила пальчиком по краю чашки.

— Я всегда позволяла тебе заботиться обо мне, все за меня улаживать, и это было очень удобно: что может быть лучше, когда кто-то решает за тебя все твои проблемы?! Я отлично понимала, что делаю, даже если ты ни о чем не догадывалась.

— Мы обе использовали друг друга.

— Ты использовала меня? Но как? — изумилась Дэни.

— Я заботилась о тебе, и мне нравилось осознавать, что я кому-то нужна, что я делаю что-то важное. Куда сложнее было бы стоять в стороне и смотреть, как ты совершаешь ошибки.

— Я больше не считаю, что мой ребенок — это ошибка. Может, и никогда так не считала. Я хотела таким образом удержать Роба, а когда у меня ничего не вышло, испугалась. Не знала, как поступить.

— А тут я со своим решением. Как всегда, пришла на выручку.

— Точно. Только на этот раз я чувствовала, что делаю что-то не то. Твое решение проблемы пришлось мне не по душе. Надеюсь, ты меня понимаешь?

— Думаю, что да. Сердце подсказывало тебе одно, а я твердила другое.

— Вот-вот. Даже если бы Роб не передумал, я не смогла бы отдать своего ребенка. Когда я упала и представила, что могу потерять его… После этого я даже не знала, как сказать тебе. А потом как-то вечером ко мне заявился Роб — и мои мечты сбылись! Я все понимаю, нам с ним еще надо повзрослеть. — Глаза Дэни загорелись. — Но мы справимся. Роб действительно любит меня. Я знаю это. И малыша нашего тоже очень любит.

Лекса поднесла чашку с кофе к губам и сделала маленький глоток.

— Я ужасно разозлилась на тебя вчера вечером. Я так мечтала об этом ребенке, потому что понимала: это мой единственный шанс. Но сейчас тот самый случай, когда ты не должна никого слушать, надо стоять на своем и сказать мне, чтобы не лезла не в свое дело. — Лекса опустила чашку на стол. — Я всегда любила тебя, а сейчас, помимо любви, испытываю еще и уважение. Ты делаешь то, что подсказывает тебе сердце.

Дэни взяла руку Лексы в свою и сжала ее.

— Я люблю тебя, сестренка.

Впервые в жизни, поняла вдруг Лекса, они относятся друг к другу как равные. Отныне они не только сестры, они еще и подруги.

Глава 12

Наступило двадцать четвертое декабря. Снег валил с самого утра. Лекса вернулась в город. Застать Джоша в магазине ей не удалось — он уехал на деловую встречу. Внезапно Лексу охватили сомнения. Просто взять и появиться на пороге его дома? Достаточно ли этого?

Она отправилась к Клер. Для человека, который учится принимать советы других, это был серьезный шаг вперед. Что по поводу сложившейся ситуации думает отец, Лекса уже знала; теперь она хотела услышать мнение тетушки Джоша. Хорошо бы еще застать ее дома!

— Ты вернулась! — воскликнула Клер, как только распахнула дверь и увидела Лексу на пороге.

— Да, и мечтаю поболтать с вами. Есть пара свободных минут?

Клер схватила Лексу за руку и буквально втащила в дом.

— Мой племянник заслуживает хорошей трепки. Надо же, не сказать мне, когда ты возвращаешься!

— Он и сам этого не знал.

Как только Лекса сняла пальто, они прошли на кухню.

— Заварю-ка я свеженького чайку. Ты, должно быть, совсем продрогла.

Лекса послушно села за стол, а Клер принялась хлопотать: поставила на плиту чайник, достала чай и лимон из холодильника.

— Вы уже сделали все необходимые приготовления к Рождеству? — Вести вежливую беседу ни о чем Лексе совсем не хотелось, но надо же с чего-то начать.

— Все. Осталось только завернуть пару подарков. — Она бросила на Лексу проницательный взгляд. — Ты ведь приехала говорить не обо мне, верно? Джош знает, что ты уже здесь?

Лекса выдержала взгляд Клер.

— Нет. Я звонила в магазин, однако управляющий сказал, что днем Джоша не будет. У него встреча с подрядчиком.

— Ты увидишься с ним сегодня вечером?

Лекса разнервничалась и потому не могла сидеть на месте. Вскочив со стула, она принялась мерить кухню шагами.

— Да, но как он встретит меня?

— Ты все равно этого не узнаешь, пока не увидишься с ним.

— Я думала, он посвятил вас в свои дела.

Клер улыбнулась:

— Иногда мой мальчик бывает очень скрытным.

— Да, понимаю. — Лекса взяла разделочную доску и начала нарезать лимон тонкими ломтиками. — За последние несколько недель я вдруг обнаружила, что совсем не знаю отца, что сестра выросла и хочет все делать по-своему, и Джош… Я люблю его больше, чем могла себе представить, я не думала, что способна так любить. Вы знаете, он сделал мне предложение.

— Он сказал мне это на торжественном вечере, устроенном в твою честь. Он был так горд тобой, что просто светился от счастья.

— Я разочаровала его. Возможно, даже разрушила все, что между нами было.

— Я видела его вчера вечером — он заскочил ко мне на несколько минут. Мне так жаль! Решение Дэни, наверное, явилось для тебя ударом. Я прекрасно понимаю, почему ты помчалась к ней.

— Мне не следовало этого делать. Надо было дождаться, когда Джош сможет поехать со мной. Он скорее всего решил, что я не хочу выходить за него замуж.

— А ты хочешь?

— Больше всего на свете. Но не знаю, хочет ли он этого теперь. Он не говорил вам?..

— О том, что ты не способна иметь детей? Да. И что, возможно, поэтому ты так расстроена из-за решения Дэни не отдавать ребенка.

— Как вы думаете, он и в самом деле готов примириться с тем, что у нас не будет детей? Я совсем не хочу выходить за Джоша, если это сделает его несчастным. Он так замечательно ладит с детьми!

Чайник вскипел, и Клер заварила чай.

— А что сказал тебе Джош?

Лекса достала чашки из шкафчика и поставила их на стол.

— Он сказал, что для него это не имеет значения. Сказал, главное — что мы есть друг у друга.

— Поверь ему. Я воспитала этого мальчика, я знаю его почти так же хорошо, как себя. Он упрям, порой бывает несдержан, когда затрагиваются его интересы, но он всегда был честен. И он никогда не бросает слов на ветер.

В глубине души Лекса чувствовала, что Клер права. Джош, вероятно, злится. Но он не перестал любить ее. Она просто боится полностью ему довериться. Клер разлила чай. Лекса задумчиво вертела чашку.

— Надо убедить Джоша, что я люблю его и мечтаю стать его женой. Я готова пойти на что угодно. Не подбросите идею, как это сделать?

— У тебя есть ключи от его квартиры?

Лекса залилась краской.

— Да.

Клер понимающе улыбнулась:

— Я еще не такая старая и, поверь, не в коконе живу.

Лекса откашлялась и спросила:

— Что вы предлагаете?

— Можно было бы приготовить ужин к его возвращению в знак примирения.

Подумав, Лекса рассудила, что одним ужином тут не обойдешься.

— Не знаете, Джош еще не купил елку?

— Не думаю. — Клер немного озадаченно посмотрела на Лексу. — Дел у него было хоть отбавляй. А что?

— Собираюсь устроить ему настоящее Рождество. Может, тогда он примет мои извинения.

— Моя помощь нужна?

— Нет, но спасибо, что предложили. На этот раз я все должна сделать сама. — Она поднялась и смущенно улыбнулась. — Боюсь, времени на чай у меня уже не осталось.

Клер улыбнулась в ответ.

— Иди-иди и сделай все, чтобы у нас было счастливое Рождество.

Лекса остановилась у елочного базара и купила небольшую, в метр ростом, красавицу. Потом заскочила в магазин за елочными украшениями, не забыв купить звезду на верхушку и красную с белым шапочку, похожую на колпак гнома, с бубенчиком. Следующая остановка была у бутика с изысканным нижним бельем. Там Лекса приобрела соблазнительную коротенькую красную комбинацию, красные трусики и чулки, похожие на тончайшую паутинку. Она купила также восемь наполненных гелием воздушных шариков, на половине из которых было написано «Я люблю тебя», а на других четырех — «С Рождеством». И, наконец, заехала в магазин купить необходимые для ужина продукты.

Лекса подъехала к дому Джоша, отчаянно молясь, чтобы он не заявился прежде, чем она успеет сделать необходимые приготовления. Быстренько почистила картофель и морковку, нарезала кубиками и положила в глубокую чугунную сковороду, не забыв, разумеется, положить туда же индейку. Все это отправилось в духовку тушиться. Блюдо будет готово не скоро, но и разговор с Джошем потребует времени. Лекса решила пока не думать об этом и принялась чистить яблоки для яблочного пирога. Когда она управилась и с этим, то переоделась. И вот уже она похожа на соблазнительного эльфа: колпак с бубенчиком, атласное белье, тонкие чулки — и да! — бубенчики на щиколотках. Лекса скользнула в черные лодочки на высоких каблуках. Бубенчики издавали мелодичный звон при каждом ее шаге. Все, что ей теперь нужно, — это Джош.

Лекса села на диван в гостиной и принялась листать журнал, ожидая его возвращения. «Почему он так долго?» — гадала она, немного нервничая.

Услышав шаги на лестнице, она вскочила. О Боже! Это он! Что делать — остаться здесь или скрыться в спальне? Лекса прислушалась. Джош с кем-то говорит. Он не один! Как ей быть?

Лекса успела юркнуть на кухню в тот самый момент, когда мужчины вошли в квартиру. Она спряталась за холодильником. Здесь ее никто не заметит, надо только постараться не шевелиться, чтобы не выдать своего присутствия звоном бубенчиков. Она услышала, как Джош сказал:

— Смета расходов оказалась именно такой, как я и рассчитывал, Том. Когда думаете начать строительство?

О Боже, поняла Лекса, это его подрядчик! Если он увидит ее, то подумает, что либо у нее не все в порядке с головой, либо у Джоша весьма специфический вкус в отношении женщин. А если он выйдет не со стороны магазина, а в другую дверь, то не сможет не заметить воздушных шариков, привязанных у входа. «Надо успокоиться, — сказала себе Лекса, — и решить, как выбраться из этой щекотливой ситуации».

— Если будет благоприятствовать погода, начнем в первых числах марта.

Джош ответил не сразу, и по его словам Лекса поняла почему.

— Что за черт! — ошарашенно протянул он.

— А что такое? — спросил Том Норман.

— Видите елку? Ее не было, когда я уходил. Интересно, не мои ли сотрудники решили поднять мне настроение в канун Рождества?

— А они могут заходить к вам в квартиру?

— Раньше они этого никогда не делали.

— Вы готовите что-нибудь?

— Иногда, когда необходимо.

— Пахнет так, словно здесь кто-то готовил.

Лекса услышала шаги Джоша. Он определенно направлялся на кухню.

— Ничего не понимаю, — пробормотал он.

И тут он увидел ее. Глаза его расширились от изумления. Лекса приложила палец к губам, умоляя ее не выдавать. Он медленно оглядел девушку с головы до ног, не пропуская ни одной детали ее более чем откровенного наряда. Лицо приобрело непроницаемое выражение, так что о его мыслях Лекса могла только догадываться.

— Может, мой доброжелатель захотел напомнить, что завтра Рождество и мне совсем ни к чему есть на праздник гамбургеры из «Макдоналдса», — заметил Джош Тому. — Не желаете пивка?

Лекса яростно затрясла головой, давая Джошу понять, что это не самая лучшая идея. Простоять без движения, прижавшись к стене возле холодильника, весь вечер ей совсем не улыбалось: ведь стоит шевельнуться, и ее выдаст звон бубенчиков. К немалому ее разочарованию, Том ответил согласием.

— С удовольствием. Возвращаться сегодня в офис уже нет смысла.

Джош проигнорировал молчаливую мольбу Лексы, открыл холодильник и достал бутылку пива, затем нашел бокал и вернулся в гостиную.

— Как собираетесь встречать Рождество?

— Мы — это уже традиция — отправляемся к моей теще. Дети ее обожают. Они получают кучу подарков от родственников, а наутро еще находят подарки Санта-Клауса. Можете счесть меня чудаком, но я хочу, чтобы мои дети как можно дольше оставались детьми.

— У вас ведь четверо?

— И все мальчишки. Такое порой устроят! Но дети есть дети. А сами-то вы что делаете сегодня вечером? В одиночестве сидеть не придется?

— Думал, что придется. Но все, кажется, может измениться в любую минуту.

— Собираетесь кого-то пригласить?

— Возможно.

Лекса заскрежетала зубами. Вот ведь паршивец! Знает же, что она слышит каждое слово.

— Иногда я завидую таким, как вы. Свободный, никаких обязательств. Выбор опять же. Вы меня понимаете?

Если Джош и не понял, то Лекса поняла все, и даже очень хорошо.

— А кстати, чем не тост? — проговорил Джош. — За тех, кто не связан обязательствами!

Ну все! Лекса не была больше намерена это сносить. Кроме того, на ней надето побольше, чем у иных девиц на пляже. Если мистер Норман не захочет смотреть на нее, она его заставлять не станет. Лекса расправила плечи и, сопровождаемая мелодичным позвякиванием бубенчиков, прошествовала в гостиную.

— Джош, дорогой, представь меня своему другу, — пропела она.

Том Норман уставился на нее так, словно она с луны свалилась. Джош неохотно представил их друг другу:

— Том Норман, познакомьтесь с Александрой Китредж.

Том протянул Лексе руку не в силах отвести взгляд от ее груди, лишь самую малость прикрытой алым шелком.

— Как поживаете, мэм? Я и не догадывался, что здесь кто-то есть.

— А я только-только спустилась через каминную трубу! Решила выяснить, не будет ли Джош против, если я скрашу ему сегодняшний вечерок, — сладким голоском проговорила Лекса. — Вы даже не представляете себе, как много на свете людей, которым нужно, чтобы в рождественскую ночь кто-нибудь поднял им настроение.

Том уловил скрытый смысл в ее словах. Скользнув еще раз взглядом по ногам Лексы, он повернулся к Джошу:

— Я, пожалуй, пойду. Спасибо за пиво. Рад был познакомиться с вами, мисс Китредж.

— И я рада, — с обворожительной, улыбкой произнесла Лекса. Вот бы посмотреть на него, когда он увидит воздушные шарики, привязанные у входа!

— Счастливого Рождества, — пожелал Том Джошу. — Ну и счастливчик же вы!

Лекса не была уверена, что Джош разделяет мнение Тома. А когда он, закрыв дверь за Томом, вернулся и взглянул на нее, поняла, что он просто в бешенстве. Лекса заняла оборонительную позицию.

— Ну и зачем ты это сделал? Выставил меня полной дурой!

Он окинул ее холодным взглядом.

— Это я выставил тебя дурой?

Она сорвала красно-белый колпак с головы и бросила на кофейный столик.

— Ты же мог избавиться от него. Предлагать ему пиво было совсем ни к чему. А уж твои замечания по поводу удовольствия быть холостым!

— Что, не понравилось? Может, следовало их развить? — с сарказмом предложил он.

— Хватит, Джош. Я пришла сюда, чтобы… — Она замолчала, подыскивая нужные слова.

— Ну и для чего же? Зачем ты пришла? — Джош и не думал скрывать своего раздражения. — Ты хоть представляешь, что творилось со мной, когда ты уехала? Сколько раз я поднимал трубку телефона, чтобы позвонить тебе, и клал ее обратно?

Лекса, словно защищаясь, скрестила руки на груди.

— Ты имеешь полное право злиться на меня.

— Вот это уж точно. Ты ушла, ничего не объяснив, отвергла мое предложение, заявила, что я тебя не понимаю. Черт возьми, Лекса, я понимаю тебя лучше, чем ты сама когда-либо себя понимала! А сегодня… Это же надо вырядиться так и показаться в таком виде перед моим деловым партнером! Что ты хотела этим доказать?

Лекса была близка к тому, чтобы расплакаться.

— Я знаю, что это глупо. Но я хотела сделать для тебя что-то особенное.

Выражение лица Джоша смягчилось.

— Я испугался. Рисовал себе картины одну страшнее другой.

— Правда?

— Я думал, ты придешь и скажешь, что между нами все кончено. Или начнешь обвинять меня в том, что я как-то повлиял на решение твоей сестры. Я молился, чтобы ты пришла и сказала, что по-прежнему любишь меня и мы всегда будем вместе.

— Именно поэтому я и вернулась, Джош. Без твоей любви даже возможность воспитывать ребенка не принесет мне радости. Я мечтаю стать твоей женой — не важно, будут у нас дети или нет. Ты и я — вот что для меня самое главное.

— Ты знаешь, мне совсем не нужно, чтобы ты для меня готовила, украшала елку или наряжалась самым соблазнительным образом, чтобы я тебя любил. Тебе вообще ничего не нужно для этого делать.

— Ты хочешь сказать, что все еще любишь меня?

Взгляд Джоша говорил лучше всяких слов.

— Я люблю тебя. Ты нужна мне. Я хочу, чтобы ты всегда была рядом.

Джош схватил Лексу в объятия и отнес в спальню. Опустив на кровать, он принялся срывать с нее одежду. Руки скользили по шелковистой коже, наслаждаясь ее мягкостью и упругостью. Поцелуи, требовательные и нежные, давали понять, как сильно он в ней нуждается.

Лекса чувствовала, как в ней просыпается страсть, разбуженная его ласками, и с готовностью отдалась сжигавшему его огню, чтобы гореть вместе с ним во всепоглощающем пламени любви…

Много позже, когда жаркая страсть была удовлетворена, Джош прошептал:

— Я люблю тебя.

— Я тебя обожаю, — прошептала Лекса в ответ.

— Прости за инцидент с Томом Норманом. Мне не следовало так поступать. Правда, мне очень стыдно.

Она скользнула пальчиками по его щеке.

— Я все понимаю, ты злился.

— Это меня не оправдывает.

— Я прощаю тебя. А ты простишь меня за то, что я сорвалась и убежала, когда мне позвонила Дэни?

— Неужели я этого еще не доказал?

— Я хочу знать наверняка.

Он провел пальцами по ее припухшим от поцелуев губам.

— Я думаю, что смогу простить тебе все, что угодно, если буду уверен, что ты меня любишь.

— Я люблю тебя, Джош. Поверь, очень люблю.

— Верю. — Он решил сменить тему и поговорить о том, что действительно требовало обсуждения. — Как прошла встреча с Дэни?

Лекса устроилась поудобнее, как котенок, прильнув к его плечу.

— Все, о чем ты говорил, оказалось верным. Я поняла это, когда ехала домой. Мы с отцом побеседовали по душам. Дэни и Роб убеждены, что поступают правильно.

Джош приподнял голову Лексы за подбородок и взглянул ей в глаза.

— А что думаешь ты?

— Я хочу, чтобы Дэни была счастлива. Те времена, когда я заботилась о ней, прошли. Но мне жаль, что я не смогу воспитывать этого ребенка, и я чувствую в себе ужасную пустоту.

Джош молча смотрел на нее, потом проговорил:

— Если ты по-прежнему мечтаешь завести ребенка, я буду только рад. Мы сделаем все возможное, обратимся к врачам, усыновим малыша. Все будет так, как ты пожелаешь.

Глаза Лексы светились такой любовью, что Джош не удержался и поцеловал ее.

От переизбытка чувств по щеке Лексы покатилась слеза. Джош смахнул слезинку.

— Ты счастлива?

Она кивнула.

— И я тоже. Спасибо за елку, за ужин и за симпатичного эльфа, который все это устроил. — Он усмехнулся и покачал головой. — Это надо же! Кто бы мог подумать, что ты прячешься на кухне в алом белье и с колокольчиками на ногах!

— На щиколотках, — поправила его Лекса.

— Когда я немного оправился от изумления, то не знал, что мне с тобой сделать: то ли вытрясти из тебя душу, то ли зацеловать до бесчувствия.

— Ирландский темперамент даст себя знать. — Лекса по-театральному громко вздохнула. — И как я смогу ужиться с таким человеком?

Джош повернулся, встал с кровати и подошел к стенному шкафу. Лекса на мгновение испугалась, что задела его чувства, но он вскоре вернулся. На лице сияла улыбка, он держал в руках небольшой сверток с бантиком.

— До наступления Рождества осталось еще несколько часов, но я хочу, чтобы ты открыла мой подарок сейчас.

Лекса сорвала золотой бант, принялась разворачивать блестящую зеленую обертку и обнаружила маленькую синюю бархатную коробочку. Она вопросительно взглянула на Джоша.

— Открывай, — кивнул он.

Лекса подняла крышечку. На синем бархате поблескивало кольцо: бриллиант в форме сердечка, оправленный в белое золото.

— Как красиво! — воскликнула Лекса.

Джош опустился рядом на кровать, вынул кольцо и надел его Лексе на палец.

— Обещаешь принять меня таким, какой я есть, с моим бешеным ирландским темпераментом?

— Обещаю. Я буду любить тебя всегда, — искренне проговорила она.

— Всегда, — повторил Джош, и они скрепили клятву поцелуем.

Лекса обвила руками шею Джоша и крепко прижала его к себе. Отныне они будут вместе радоваться жизни, если Бог даст, воспитают ребенка и будут любить друг друга.

Всегда.