/ / Language: Русский / Genre:love_short / Series: Do You Take This Stranger?

Наконец-то ты сказала «да»!

Карен Смит

После смерти жены Люк Хобарт решил, что никогда больше не женится. Однако встреча с Беккой Джекобс заставила его изменить свои взгляды. Да что там взгляды! Вся жизнь Люка и Бекки круто переменилась: по воле судьбы они стали одной счастливой семьей…

Карен Роуз Смит

Наконец-то ты сказала «да»!

Пролог

Февраль

Западный Хартфорд, Коннектикут

Заседание совета директоров закончилось. Члены совета направились к выходу. Люк Хобарт положил в папку анкету Бекки Джекобс и ее заявку на субсидию для открытия ресторана. Фотография Бекки с сыном лежала на столе.

— Согласись, она не тянет на деловую женщину, — обратился к Люку Кристофер Лэнгстон.

Кристофер был двоюродным братом Люка и его самым близким другом.

— Она мать-одиночка, воспитывает девятилетнего сына. Если верить ее бабушке, у нее есть гордость, ум и сила духа, которые не позволяют ей пасовать перед жизненными трудностями, — сообщил Люк.

— Верить бабушке? — переспросил Кристофер.

Люк протянул ему письмо, которое пришло вместе с фотографией в тот же день, что и анкета. Пробежав его глазами, Кристофер спросил:

— Интересно, внучка об этом знает?

— Нет, письмо доставили отдельно. Думаю, что бабушка написала его тайком от нее. Какая женщина, устраиваясь на работу, станет посылать фотографию из семейного альбома?

Фонд «Процветание» был основан семьей Люка несколько десятков лет назад в поддержку предпринимателей малого бизнеса. Техническое и экономическое образование, ученые степени по двум специальностям позволяли Люку заниматься не только распределением денег фонда. На пару месяцев в году Люк менял свой деловой костюм на джинсы и каску, лично руководил одним из проектов, которые сам же предлагал компании. В этом году он собирался работать на строительстве ресторана Бекки Джекобс.

Перевоплощение в обычного парня было слабым утешением для измученной души Люка. Будь он и в самом деле обычным парнем, его жизнь, наверное, сложилась бы иначе и отношения с женой, казавшиеся такими прочными, не дали бы трещину. Может быть, Стейси прожила бы дольше…

— Если ты продолжаешь думать о женщине после первого свидания и хочешь встретиться с ней вновь, это не смертельно, — ехидно заметил Кристофер.

— Я знаю ее только по фотографии и резюме. Ты преувеличиваешь, — сказал Люк.

— Не думаю, — возразил ему кузен.

— Мне хватило одной женитьбы.

— Люк!

— То, что вы с Дженни нашли друг друга, — это Божья благодать, и дается она далеко не всем.

Усевшись на край стола, Кристофер печально произнес:

— Я убедился в этом, когда чуть ее не потерял.

— У нас со Стейси никогда не ладилось. Если бы она не носилась со своей независимостью… — Внезапно Люк замолчал.

— Продолжай, — попросил его кузен, приготовившись внимательно слушать. — Ты всегда избегал откровенных разговоров на эту тему.

— Тут не о чем говорить.

— Как раз есть о чем. Люк, она умерла четыре года назад. Ты должен жить дальше.

— Этим я и занимаюсь.

Кристофер покачал головой. Лицо его выражало недоверие.

— Ты создаешь видимость. Сам себя пытаешься убедить, что живешь полной жизнью.

— Я сам выбираю, что мне делать, и моя жизнь меня устраивает.

— Тогда что ты мечешься?

— Надоело штаны в офисе просиживать. Этот проект в Оук-Корнерз в Пенсильвании как раз то, что мне нужно.

— Уж не сама ли Бекка Джекобс повлияла на твой выбор? Или вдохновенный рассказ бабушки тронул твое сердце?

— Ни в коем случае. Ее анкета подробная, заявка на субсидию изложена грамотно, план разумный — добавить к пекарне небольшой ресторанчик. Доходы от него пойдут на обучение сына в колледже. Бекка — лучшая кандидатура на получение субсидии. Я буду действовать как распорядитель проекта. И не ищи других причин моего участия в этом деле. Не найдешь.

Кристофер многозначительно приподнял брови.

— Да, вижу, что столкнулся с непреодолимой стеной.

Улыбка тронула губы Люка. Поездка в Оук-Корнерз представлялась ему глотком свежего воздуха. Он надеялся успокоиться.

А если не успокоится?

Найдет себе другое занятие. Главное — никогда не влюбляться, чтобы снова не пережить ту адскую боль.

Глава первая

Середина апреля

Оук-Корнерз, Пенсильвания

Бекка собиралась идти на обед, который устраивали местные бизнесмены по нескольким причинам. В том числе чтобы поздравить ее с получением субсидии из фонда «Процветание» на постройку ресторана.

Бекка надела нарядное голубое платье и белые туфли на высоком каблуке.

У двери ее задержал телефонный звонок. Хорошо, что Тода и бабушку отправила пораньше, подумала Бекка.

Звонила сводная сестра Мередит. Они не были близки ни в детстве, ни сейчас. Ее вторая сводная сестра Пола, мать и отчим не стремились часто видеться и редко проявляли родственные чувства по отношению к ней. Но сегодня Бекка рассчитывала на их поддержку. Она начинает новую жизнь!

— Ты тоже опаздываешь? — спросила Бекка.

— Хуже. Я с приятелем в Гаррисберге, моя машина заглохла. Ты можешь себе такое представить? Попытаюсь раздобыть лимузин, но не знаю, удастся ли.

— Спасибо, что предупредила. — Бекка сохраняла вежливо-отчужденный тон в общении со своим семейством.

— Надеюсь, тебе известно, что Джулия с отцом в Филадельфии и сегодня вечером отправляются на коктейль? Вечеринку устраивает папина компания.

— Нет, мама ничего не говорила. А Пола?

— Пола в Хэмптоне. Разве она тебе не говорила?

— Нет.

— Да, некрасиво получается.

— Все в порядке, Мередит. Там будут бабушка и Тод.

Бабушка всегда рядом. Никогда не подведет. После смерти отца Бекка с матерью одно время жили вместе с ней. Но после бракосочетания матери с Филиппом Престоном у Бекки появились отчим и две сводных сестры. Бекке ужасно не хотелось переезжать из уютного дома бабушки на Кейп-Коде в особняк на холме, с которым у нее связаны неприятные воспоминания о детстве.

Страшно представить, где она могла бы оказаться, если бы не бабушка, Наоми Симпсон, которой выпала нелегкая доля. Бабушка была лучшей подругой и понимала ее как никто другой. Девочка чувствовала себя ущербной по сравнению с сестрами. Самодовольный папаша воспринимал Бекку как неизбежное бремя. В семнадцать лет Бекка, встречаясь с парнем, забеременела. Она решила оставить ребенка. Ее поддержала только бабушка. Все отвернулись от нее. Будущий папа исчез. Бабушка взяла внучку к себе. Родившегося мальчика они воспитывали вдвоем.

Сын Тод и бабушка были семьей Бекки. Сегодня она лишний раз убедилась в этом. Одна Мередит позвонила и предупредила, что не придет.

Они никогда не были близкими друзьями, но всегда уважали друг друга. Может быть, гордость мешала ей подружиться со сводной сестрой? Бекка решила узнать у Мередит, как ей живется после развода, — с недавних пор в ее глазах появилась печаль. Значит, она тоже страдала? И хотя воспитание сына и работа в пекарне отнимают много времени, она обязательно поговорит с Мередит.

Бекка заторопилась.

Прибывшие на обед разместились за длинными столами в виде буквы «П». Люк не ожидал увидеть такое скопление народа. Бекку Джекобс, которой он сегодня собирался представиться, ждали как почетную гостью. За обедом они договорятся о встрече и переговорах по поводу строительства ресторана. Разумеется, Бекка Джекобс не должна знать, что он лично выбрал ее проект, что он богат и возглавляет фонд «Процветание». Здесь Люк всего лишь рядовой распорядитель. Игра началась.

Он прилетел из Коннектикута еще вчера, сегодня беседовал с подрядчиками, осматривал старый склад — будущий ресторан мисс Джекобс, а также изучал ее предложения по проекту. Узнав об обеде, который устраивала коммерческая палата Оук-Корнерз, Люк решил посетить его. Достав фотографию Бекки Джекобс, Люк стал внимательно ее разглядывать. Такое лицо, увидев раз, уже никогда не забудешь.

Народ продолжал прибывать. В огромном зале стало душно. Люк направился в прохладный вестибюль глотнуть свежего воздуха. Он увидел, как женщина в голубом платье бежала по скользкому кафельному полу. Вдруг, внезапно потеряв равновесие, она упала на одно колено. Люк быстро пересек вестибюль и, склонившись над незнакомкой, спросил:

— С вами все в порядке?

Бекка Джекобс подняла глаза и покраснела от смущения.

— Я боялась, что так и случится.

Стоило Люку заглянуть в ее голубые глаза, и ему показалось, что время остановилось. И воздух наполнился ароматом персиков. Сердце Люка глухо застучало. Наверное, вот так и сходят с ума. Он собрал силы, чтобы побороть наваждение.

Люк помог ей подняться на ноги. Теперь понятно, почему она упала. Сломался трехдюймовый каблук. Неожиданно Бекка расхохоталась.

— Вот что бывает, когда надеваешь шпильки раз в пять лет. Теперь мне придется снять туфли, чтобы не создавалось впечатления, будто у меня приступ радикулита.

Похоже, она не шутила.

Люк нехотя выпустил руку Бекки и подобрал отломанный каблук. Потом опустился на колено и легонько постучал по сломанной туфле.

— Снимите ее.

Бекка грациозно протянула ему ножку, и Люк снял лодочку с ее маленькой ступни, отметив про себя, что у этой женщины красивые и длинные ноги.

— Стойте здесь, никуда не уходите. Я вернусь через несколько минут.

Галантный незнакомец исчез за дверью. Бекка сняла вторую туфлю. Как приятно вновь обрести равновесие! Только отчего все вокруг словно в тумане и дыхание перехватывает? Она ведь даже не ушиблась. Неужели ее так околдовали удивительные зеленые глаза прекрасного принца?

Такие мысли надо гнать. Уж ей-то известно, что чудес не бывает! Давным-давно ей казалось, что она встретила своего принца. Но он отправился колесить по миру, испугавшись ответственности. Он думал, что жизнь — это сказка, что мир вращается вокруг него. Но что толку ворошить прошлое?

Дверь открылась, и она снова увидела незнакомца. Он улыбнулся, и Бекка почувствовала, как у нее задрожали колени. Спокойно!

Незнакомец протянул ей туфлю.

— Примерьте-ка.

Бекка подергала каблук, но он плотно прилегал к подошве.

— Как вам это удалось?

— Быстросохнущий клей.

Не успела она и глазом моргнуть, как незнакомец снова опустился перед ней на колено.

Такое рыцарское обхождение забавляло и смущало Бекку. Она почувствовала, будто сотни маленьких искр пробежали между ними. Когда с туфлями было покончено, Бекка посмотрела незнакомцу в лицо. У нее вновь перехватило дыхание, но она все-таки сумела тихо вымолвить:

— Спасибо.

— Такая наша работа, — ответил он, внимательно разглядывая женщину.

— И что это за работа? — поинтересовалась Бекка, почувствовав безотчетное стремление узнать этого человека получше.

— Я распорядитель вашего проекта. Меня назначил фонд «Процветание». Позвольте представиться: Люк Хобарт.

Значит, этот человек возглавит строительство? Бекка подала руку. Когда ее пальцы оказались в его ладони, ей захотелось, чтобы он подольше держал ее за руку, таким нежным и успокаивающим было его прикосновение.

Не успела она и слово вымолвить, как из коридора послышался голос:

— Мам! Быстрее! Все уже начали беспокоиться, что ты не придешь.

Подойдя к сыну, Бекка повернулась к Люку и спросила:

— У вас есть номер моего телефона?

— Конечно.

Бекка и Тод вошли в зал.

Вот она, Оук-стрит, главная улица городка Оук-Корнерз. Десять утра, середина рабочей недели, а движение вялое. Провинциальная тишь и благодать.

Люк припарковал машину возле пекарни Бекки. Взяв ее проект, он почувствовал, что все еще находится под впечатлением вчерашней встречи с ней. Люком овладело смятение, мысли путались в голове, было совершенно невозможно сосредоточиться на работе. Разве это не безумие? Состояние для Люка Хобарта непривычное. Он всегда знал, чего хочет, и упорно шел к цели. Но вчера эмоции, которые он тщательно подавлял в себе после смерти Стейси, захлестнули его.

За время пребывания в Оук-Корнерз Люк надеялся отдохнуть от возни с бумагами, от суматошного Коннектикута и той жизни, в которой было слишком много женщин, стремившихся завязать с ним знакомство только из-за его богатства. Он понимал, что именно оно привлекало их больше всего. Поэтому Люк всегда с удовольствием вспоминал те летние месяцы, которые проводил на ранчо «Четыре звезды» в Техасе вместе со своими кузенами Кристофером и Джадом. Они работали в поле и катались по окрестностям на лошадях. Только там Люк действительно наслаждался жизнью. Поэтому он всегда скрывал свое положение в обществе, когда брался за тот или иной проект. Ему хотелось обрести восхитительное чувство свободы, которое он утратил со смертью жены и которого ему не хватало так же сильно, как и Стейси. В память о ней он и разработал эту программу выдачи субсидий мелким предпринимателям.

Кажется, в этом году бессонница отпустила его. Воспоминания о Стейси, ее изможденном лице на подушке в последние дни жизни, бесполезные сожаления о том, что не успел сделать, и угрызения совести часто не давали Люку сомкнуть глаза до самого утра. Сегодня ночью он тоже не выспался, но совсем по другой причине.

Спокойно, Хобарт! Это только бизнес. Бекка Джекобс всего лишь очередная голубоглазая блондинка. Принимайся за работу.

Люк открыл дверь в булочную. Над его головой зазвенел колокольчик.

Бекка ставила поднос с блинчиками в стеклянную витрину. Люк отметил, как ловко это у нее получается.

— Одну минуту, — весело произнесла она.

Бекка подняла глаза и сразу узнала Люка. Взгляды их встретились…

Но в этот момент распахнулась кухонная дверь, и появилась бабушка.

— Духовка сломалась. Дым так и валит.

Оглушительно заревела пожарная сирена. Бекка бросилась на кухню, Люк — за ней. Она схватила табуретку и взобралась на нее с ловкостью, показывавшей, что ей к подобным тревогам не привыкать. Люк с замиранием сердца следил, как Бекка тянется к сигнализации, готовый подхватить ее на руки, если она потеряет равновесие.

Бекка закашлялась от дыма и спрыгнула на пол с аккумулятором в руке.

— Я позвоню Сиду. Будем надеяться, что ему все-таки удастся починить духовку, а народ получит к обеду свои любимые блинчики.

— Похоже, вы никогда не унываете, — заметил Люк, вспомнив ситуацию со сломанным каблуком. Взгляды их снова встретились, и Бекка тут же поспешила отвести глаза.

— На уныние у меня нет времени, — ответила она.

Определенно между ними существовало какое-то притяжение. Люк чувствовал пьянящий аромат.

Он обратил внимание, что помещение слишком мало, а оборудование настолько старое, что никакой ремонт его не спасет.

— Теперь понятно, почему вам нужна новая кухня, — произнес Люк.

— А кто этот симпатичный молодой человек? — поинтересовалась старушка, с таинственной улыбкой разглядывая его из-за спины Бекки.

— Бабуся, это Люк Хобарт. Наш распорядитель, он будет руководить строительством ресторана. Мистер Хобарт, это моя бабушка Наоми Симпсон.

— Приятно познакомиться, миссис Симпсон.

— Мне тоже очень приятно, — сказала Наоми и улыбнулась.

Чему она все время улыбается? От проницательной старушки, вероятно, не ускользнуло, что между мной и ее внучкой что-то начинается? — подумал Люк.

Колокольчик над входом возвестил о приходе покупателя.

— Я обслужу, — сказала Наоми. — Мистер Хобарт, приходите сегодня поужинать с нами, и вы спокойно обсудите ваши дела с Беккой.

— Зовите меня Люк, — предложил он. — Мне бы не хотелось вас беспокоить.

— Ну что вы, какое беспокойство! Бекка приготовит ужин. — И с той же таинственной улыбкой Наоми направилась к прилавку.

Интересная старушка, отметил про себя Люк.

— Если не хотите приходить на ужин… — начала Бекка.

— Домашняя стряпня — это звучит заманчиво, — неожиданно для себя произнес Люк. — Если это не доставит вам хлопот.

— Абсолютно никаких. — На минуту Бекка задумалась. — Мистер Хобарт, еще раз спасибо за помощь вчера вечером.

— Люк, — с улыбкой напомнил он. — Не за что. В котором часу мне прийти?

— В половине седьмого вам удобно?

— Отлично. Увидимся, мисс Джекобс.

— Бекка, — мягко сказала она.

— Бекка, — задумчиво повторил Люк. Кажется, он попал под чары этой женщины, еще когда увидел ее на фотографии. Взяв бумаги с чертежами, Люк вышел из кухни.

Наоми, окинув взглядом джинсы и блузку, которые Бекка так и не сняла после работы, спросила:

— А ты не хочешь переодеться?

— Я же не на свидание собираюсь.

— И все-таки… — растягивая слова, произнесла Наоми, — перед таким мужчиной нельзя появиться в чем попало.

— Ну ладно. Вернусь через две минуты.

Бабушка и мать Бекки были совершенно разные. Старушка — самодостаточный человек. Она привыкла надеяться только на свои силы.

Бекка характером походила на бабушку. Она тоже не искала легких путей.

Переодевшись, Бекка отправилась вниз.

Наоми нигде не было — наверное, пошла искать Тода. Услышав звонок, Бекка открыла дверь — Люк Хобарт стоял на крыльце. Папка в его руке напомнила о цели визита.

Бекка провела Люка в гостиную.

— Располагайся. Ужин будет готов с минуты на минуту…

В этот момент распахнулась входная дверь, влетел Тод и наскочил на Люка. Мальчик был в грязи с головы до ног.

— Тод, что случилось? Только не говори, что вы с Джимми опять играли на стройке.

Девятилетний сорванец спрятался за спину Люка от направлявшейся к нему грозной мамочки. Тод ухватился за футболку Люка.

Бекка почувствовала неловкость за сына.

— Тод, иди сюда. Ты испачкаешь мистера Хобарта.

Люк, улыбнувшись, сказал:

— Ничего, постираем. Привет, Тод. Что, скатывались в лужу с кучи земли?

Высунувшись из-за спины Люка, Тод вопросительно посмотрел на него.

— Откуда вы знаете?

— Когда-то сам этим баловался. Мои родители сходили с ума от таких забав. Теперь, работая на стройках, я понимаю их страх, потому что подобные игры очень опасны.

— Прости, мама, — обреченно произнес Тод.

Когда он смотрел на нее таким несчастным взглядом, Бекка с трудом сохраняла подобающую суровость.

— Поговорим об этом позже. А сейчас тебя нужно помыть. — С этими словами Бекка повела сына к лестнице.

— Я займусь им, — сказала вошедшая в комнату Наоми, похлопав своего обожаемого правнука по плечу. — А ты посмотри спагетти, пока они не превратились в кашу.

— Извини, что так получилось. Пойдем к раковине — может, удастся замыть? — предложила Бекка своему гостю.

— В машине у меня есть рубашка. Я вернусь через минуту, — сказал Люк и вышел.

Бекка выключила плиту и посмотрела в окно. Люк снял футболку. Она не смогла побороть желание увидеть, каков же он без одежды. От загорелого мускулистого тела Люка невозможно было отвести взгляд. В горле пересохло, в голове помутилось…

Люк обернулся. Неужели он ее заметил? Бекка отскочила от окна. Да нет, он не мог ее видеть. Может…

Надо выкинуть из головы мысли о его физической привлекательности. И откуда после десяти лет пуританской жизни берутся такие мысли? — подумала Бекка.

— Откуда вы? — спросила Наоми.

— Из Коннектикута, — ответил Люк.

— Вы постоянно работаете в фонде «Процветание»? — продолжала она спрашивать, не обращая внимания на укоризненные взгляды внучки.

— Да, мэм.

— А где вы остановились в Оук-Корнерз?

— В мотеле «Долина».

— Вы шутите! Там же тараканы! Я сдаю чудесную квартирку над гаражом. Последние два месяца она пустует.

Люк перевел взгляд на Бекку. Во время ужина она говорила мало. По ее лицу он понял, что она не одобряет предложение бабушки поселить его над гаражом. Люк видел, как она наблюдала за ним, когда он переодевался. Мысль, что ей не понравилось его тело, задела мужское самолюбие Люка.

Бекка встала из-за стола.

— Пойду помою посуду.

— Не надо! — возразила Наоми. — Почему бы вам с Люком не посидеть на крылечке? Я все сделаю.

— Мам, можно я заброшу пару мячей в корзину? — спросил Тод.

— А уроки? — строго спросила Бекка.

— Я их сделал.

— Хорошо, можешь немного поиграть.

Взяв бумаги, Люк вышел на крыльцо и сел на старые качели. За ним вышел Тод и, широко улыбнувшись новому знакомому, направился к гаражу, стуча по земле баскетбольным мячом. В дверях появилась Бекка. Выглядела она как-то неуверенно.

Он тоже волновался, как школьник, однако нарочито небрежным жестом достал чертежи. Бекка села рядом, и Люк снова почувствовал запах персиков, который, кажется, сопровождал эту женщину повсюду. Люку этот запах нравился, даже слишком.

Бекка внимательно рассматривала чертежи и рисунки. Люк предложил:

— Если считаешь нужным, можешь внести свои изменения.

Улыбнувшись, Бекка ответила:

— Их немного. Я думала о них, когда уже послала свой план.

Мяч Тода ударялся о гравий, нарушая тишину.

— Трудно, наверное, растить сына в одиночку, — сказал Люк, кивнув в сторону Тода.

— Бабушка мне помогает.

Они сидели так близко, что время от времени их плечи соприкасались.

— Ты производишь впечатление женщины, которой не очень-то нужна помощь.

Бекка заговорила с необычайной теплотой в голосе:

— Когда я в восемнадцать лет родила Тода, то помощь мне была необходима. Мать и отчим уговаривали, чтобы я отдала его на усыновление. Но я не могла расстаться с моим малышом. Если бы не бабушка…

— Ты бы все равно нашла выход.

— Может быть, — сказала Бекка, посмотрев ему в глаза.

Солнце медленно садилось.

Люк не отрывал взгляда от голубых глаз Бекки, ее губы так и манили поцеловать их.

Он медленно наклонялся к ней. Бекка сидела не шелохнувшись.

Глава вторая

Безумное желание поцеловать ее становилось непреодолимым. Люк уже не видел ничего, кроме ее губ, запах персиков дурманил голову. Не помня себя, он коснулся губами ее щеки. Огонек в ее глазах вдруг сменился недоверием и страхом.

Зря он это сделал.

Бекка отстранилась и встала.

— У нас еще остались какие-то нерешенные проблемы? — спросила она, давая понять, что желает как можно скорее закончить разговор. Вид у нее стал какой-то испуганный.

— Нет, все ясно, — ответил Люк.

Достав бумажник, он вынул из него визитку и протянул ее Бекке.

— Вот номер телефона моего офиса.

Немного поколебавшись, Бекка сказала:

— Я бы хотела фотографировать стройку, чтобы фиксировать происходящие изменения. Ты не возражаешь?

— Нисколько. Только перед тем, как ехать на стройку, предупреждай меня. Там может быть небезопасно.

Бекка утвердительно кивнула.

— Спасибо за ужин.

Бекка по-прежнему смотрела настороженно.

Должно быть, девушку когда-то очень сильно обидел какой-то подлец.

— На здоровье, — дружелюбно ответила она и добавила: — Ну, мне пора.

— Спокойной ночи, Бекка, — сказал Люк, посмотрев ей в глаза. Она ушла. Люк сразу почувствовал пустоту. Они же только вчера познакомились! Нельзя так сразу поддаваться влечению сердца.

Стоит ли морочить себе голову каким-то несостоявшимся поцелуем?

И Люк направился к своему фургону. За спиной послышался знакомый стук. Люк обернулся, поймал катившийся к его ногам мяч и бросил Тоду.

— Поиграйте со мной чуть-чуть, — попросил мальчик.

Люк не смог отказать, потому что в голубых, как у Бекки, глазах застыла немая просьба. Не хотелось его огорчать, и он отправился с Тодом к гаражу.

— Пять минут! — предупредил Люк.

— Десять бросков с каждого, — заявил Тод. — Посмотрим, кто выиграет.

Рассмеявшись, Люк бросил мяч.

Бекка наблюдала за ними из окна. Пять минут назад она чуть было не позволила этому мужчине поцеловать ее. Прекрасный незнакомец. Что же в нем такого?

Но он ей определенно нравится. Он так легко сошелся с Тодом.

Люк Хобарт, говорила себе Бекка, прораб, он уйдет, когда строительство ресторана будет закончено. Однажды она уже воспарила слишком высоко, но обожгла себе крылья. И второй раз делать это не собиралась.

Аромат свежеиспеченных шоколадных пирожных, кофе и блинчиков с черникой заполнил всю кондитерскую. Протирая витрину, Бекка тщетно пыталась прогнать мысли о Люке Хобарте.

Входная дверь распахнулась, заставив колокольчик разразиться неистовым звоном. В кондитерскую ворвался Тод.

— Привет, мам! Мотель закрыли. Возле твоего нового ресторана я видел полицейскую машину, полицейский говорил с мистером Хобартом.

Бабушка раскладывала на витрине печенье.

— Жаль! — сказала она с искренним сочувствием в голосе. — Теперь Люку негде жить. Придется ему ехать в Ланкастер, а тамошние мотели очень дороги. Бекка, почему бы тебе не пойти туда и не предложить Люку поселиться над моим гаражом.

— Мы же его совсем не знаем, — с сомнением произнесла Бекка.

— Я пожила на этом свете достаточно, чтобы научиться разбираться в людях. Кроме того, он не будет жить под одной крышей с нами.

— Мам! Он такой веселый! Если он останется, то мы опять сможем поиграть в баскетбол.

Старушка смотрела на нее с интересом, Тод — с надеждой.

Со вздохом Бекка сказала:

— Ладно. Пойду позову его.

Бекка шла по улице. Апрельский ветер трепал ей волосы, которые щекотали лицо. Она остановилась напротив своего будущего ресторана. Подумать только, через несколько недель она уже будет нанимать официанток. Как много всего предстоит сделать!

Переходя улицу, она увидела Люка с планшеткой. Бекка направилась к нему.

— А где же твой фотоаппарат? — с улыбкой спросил он.

Не только сексуален, но и обладает хорошей памятью, подумала Бекка.

— Фотографии подождут. Тод сказал: мотель закрывается. Бабушка просила передать, что готова предоставить в твое распоряжение квартиру над гаражом.

— Поселить меня у вас? — удивленно переспросил он.

— Это ее квартира.

Лицо Люка моментально сделалось серьезным.

— Понятно. А как ты отнесешься к тому, если я там поселюсь?

— Ничего не имею против.

— Даже после вчерашнего? — продолжал допытываться Люк.

— Разве вчера что-нибудь произошло?

— Ничего, ты права, — согласился он.

Но его взгляд недвусмысленно намекал на то, что все еще может быть.

Бекка покраснела.

— Можешь переезжать сейчас.

Люк внимательно посмотрел на Бекку.

— Квартира твоей бабушки как нельзя кстати.

Зеленые глаза Люка манили, словно сказочный лес в заколдованную чащу.

— Мне надо успеть с делами. Увидимся вечером, — поспешила попрощаться Бекка, боясь снова оказаться в плену искушающих видений.

— Вечером, — эхом отозвался Люк.

Бекка полола сорняки на грядке, где посадила тыквы. К октябрю они поспеют, а ко Дню благодарения витрины кондитерской будут ломиться от всего, что только можно приготовить из тыквы. Бекка всегда любила все делать сама. Сама стряпала, вела счета и обслуживала покупателей.

Из-за угла дома показался Тод.

— Люк здесь, — радостно сообщил мальчик. — Он разрешил мне так его называть, — поспешил добавить Тод.

Бекка увидела, что Люк поднимается наверх с чемоданом и рюкзаком. Она вошла в квартиру за ним.

— Значит, будешь жить у нас?

— Да, получается так. Надеюсь, не возражаешь? Твоя бабушка пошла за контейнерами для кубиков льда. Тод зазывает поиграть то в бейсбол, то в баскетбол.

— Если он будет докучать тебе, дай мне знать.

Люк подошел к ней ближе, и комната в один миг сделалась маленькой-маленькой.

— Никаких проблем. Я люблю детей.

— Бекка, ты там? — послышался с улицы женский голос.

— Это моя сводная сестра, — объяснила она Люку и пошла открывать дверь. — Иду, иду…

Пола вошла в дом. Бекке почему-то сразу же расхотелось знакомить нежданную гостью с Люком. Ее сводная сестра никогда не была замужем, но на отсутствие мужчин в своей жизни пожаловаться не могла. Войдя в комнату, она быстро поняла, в чем дело, махнув ресницами в сторону Люка и его чемодана.

— Если бы я сдавала квартиру, то непременно такому человеку, как вы, — улыбнувшись, вкрадчиво произнесла Пола.

Бекка давно перестала обращать внимание на выходки своих сестриц.

— Люк Хобарт. Моя сводная сестра Пола Престон, — отчеканила Бекка.

Пола кивнула Люку. Его зеленые глаза повеселели, стоило ему почувствовать дух соперничества между сестрами.

— Никогда не видела вас раньше в Оук-Корнерз. Вы здесь впервые? — спросила Пола с нескрываемым интересом.

— Я прораб на строительстве ресторана Бекки. Приехал два дня назад.

— Понятно, — ответила Пола с загадочной улыбкой. Но, не дождавшись от него продолжения светской беседы, обратилась к Бекке: — Извини, что позавчера не пришла на обед. Я только что вернулась из Хэмптона и спешу поделиться с тобой известием.

— Каким известием?

— Дэвид приехал. Слышала, что он собирается в Пенсильванию.

Известие поистине ошеломляющее. На мгновение Бекка даже забыла о Люке. После того как она забеременела от Дэвида Кромвуэлла, ей ни разу не пришлось обмолвиться о нем со своей семьей. Он просто исчез из ее жизни, она вычеркнула его из памяти.

Сохраняя внешнее спокойствие, Бекка произнесла:

— Сомневаюсь, что он приедет сюда. Я его знаю. Но все равно спасибо, что предупредила.

Пола пожала плечами и сказала:

— Кто предупрежден — тот вооружен.

Ее внимание снова переключилось на Люка.

— Если хотите осмотреть местные достопримечательности, лучшего гида, чем я, вам не найти, — гордо заявила она.

— Буду иметь в виду, — ответил Люк, улыбнувшись, как показалось Бекке, одними губами.

— Ну, мне пора идти. Увидимся, Люк. — И Пола упорхнула.

Известие Полы встревожило Бекку. Дэвид никогда не интересовался Тодом, ни разу не написал и не приехал. Что ему теперь понадобилось?

— Бекка?

Люк с беспокойством смотрел на нее.

— Должна предупредить, что кран на кухне капает, а душ… — Люк подошел к ней совсем близко, и она замерла.

— Что-нибудь случилось? — спросил он столь участливо, что Бекка с трудом сдержала слезы.

Разговор он слышал, поэтому лгать не имело смысла.

— Дэвид Кромвуэлл — отец Тода, — ответила она.

— И он не живет в Пенсильвании?

— Он живет, где ему вздумается. У него дом в Англии, вилла во Франции и яхта в Греции. И голова не болит о собственном сыне… Дэвид в глаза не видел Тода.

— Ни разу не видел своего сына? — удивился Люк.

Бекка отрицательно покачала головой.

— Дэвид — богатенький плейбой, который предложил мне чек на определенную сумму, узнав, о моей беременности, а потом исчез на целую вечность. Если он думает, что может объявиться в жизни Тода, то ошибается… Я не позволю ему обидеть сына.

— Почему ты так уверена, что его появление причинит Тоду боль?

— Люди, подобные ему, не меняются.

Люк нахмурился.

— Что ты собираешься сказать Тоду?

— Ничего. Скорее всего, Дэвид не объявится.

— А тебе не кажется, что надо как-то подготовить мальчика?

— Мне не стоило тебе это говорить. — И Бекка развернулась, чтобы уйти. Но Люк поймал ее за руку.

— Бекка, так нельзя. Ты когда-нибудь говорила с Тодом о его отце?

— Нет! Тут не о чем говорить, и это не твое дело! Оно касается только меня. Я давным-давно поняла, что мужчины и женщины смотрят на вещи по-разному.

Бекка высвободила руку.

— Не обобщай. Не все смотрят на мир по-разному, взгляды некоторых сходятся, поэтому люди находят друг друга, — крикнул ей вдогонку Люк.

Комнату над гаражом Бекка покинула озадаченная, лишний раз убедившись в том, что лучше держаться от Люка Хобарта подальше.

* * *

По земле стелился легкий туман, когда Люк поднялся на крыльцо дома Бекки. Он подождал, пока в спальне Тода зажегся свет. За последнюю неделю Люку удавалось видеться с Беккой лишь мельком. Вместо общения с этой удивительной женщиной он помогал ее сыну совершенствоваться в баскетболе. Они с Тодом становились друзьями. Но вот с его матерью отношения складывались не совсем так, как хотелось Люку.

Бекка часто заезжала, чтобы запечатлеть на фотопленке очередное изменение. Во время этих коротких встреч воздух между ними наполнялся электричеством и Люку становилось жарко, хотя на дворе стоял апрель. Интересно, что бы сказала Бекка, если бы узнала, кто он на самом деле? Наверное, посчитала бы его очередным плейбоем, не отягощенным чувством долга.

Кое-что раздражало его в этой женщине. Люка прямо-таки бесило ее предвзятое отношение к мужчинам. Ему хотелось стать ей другом, а она не подпускала его ни на шаг.

Люк постучал в дверь. Бекка встретила его удивленным взглядом.

— Нам надо поговорить. Я не поздно? — спросил Люк. В розовом спортивном костюме она была просто прелестна. Сердце Люка учащенно забилось.

— Нет, я смотрела телевизор. Ты по поводу ресторана?

— Нет. По поводу твоего сына.

Выражение ее лица тут же сделалось обеспокоенным.

— Заходи, — сказала она и провела его в гостиную.

Люк опустился на диван, Бекка тоже, но на порядочном расстоянии от него.

— После того как ты сегодня ушла, Тод попросил меня поехать с ним в лагерь, куда приезжают папы с сыновьями. Я сказал ему, что должен поговорить с тобой.

— Несколько недель назад он не хотел ехать.

— Может, потому, что было не с кем? — предположил Люк.

— Извини, Тод, наверное, доставил тебе беспокойство.

— Никаких проблем. Я бы с удовольствием поехал. Но мне было необходимо узнать твое мнение. — Люк заметил, как она покраснела. — Тебе решать.

Помолчав немного, Бекка сказала:

— Однажды Тод признался мне, что, чувствует себя совсем не так, как другие дети. Даже те дети, чьи родители разведены, знают, кто их отец. А Тод… никогда его не видел.

Люк придвинулся ближе.

— Ты ведь хочешь, чтобы Тод почувствовал себя полноценным ребенком?

— Дело не только в этом. Если он действительно хочет, чтобы ты поехал, мне очень жаль его разочаровывать, но…

— Но я для него чужой человек. — Люк достал из кармана листок бумаги. — Надеюсь, позвонив по этим телефонам, ты перестанешь сомневаться во мне. Это мои двоюродные братья и мои хорошие друзья. А ниже — номера телефонов членов коммерческих палат в городах, где я руководил различными проектами.

Прикосновение ее пальцев к его ладони, когда Бекка взяла листок, отозвалось жаром во всем теле. Люк напомнил себе, что находится здесь ради ее сына.

— Тод замечательный ребенок. Он ищет пример для подражания, того, кому можно доверять и за кем можно пойти в огонь и в воду.

— Я старалась, как могла, чтобы он ни в чем не нуждался, — сказала Бекка с печалью в голосе.

Она замолчала. Люку хотелось сказать, что ее старания не пропали даром. Но больше всего ему хотелось ее поцеловать.

— Не переживай, ты мировая мама! — успокоил он Бекку.

— Но этого, как выясняется, недостаточно. — Она с сомнением покачала головой.

— Мы часто утешаем себя, что нам всего хватает, и порой не достигаем заветной цели, устав от долгого пути, — философски заметил Люк.

Они молча смотрели друг другу в глаза. Когда Люк наклонился к ней, Бекка не стала отстраняться. Их встреча, видимо, была предопределена судьбой. Стоило их взглядам встретиться, как в них вспыхивал огонь, а мир вокруг расцвечивался новыми красками. Была в этом притяжении какая-то тайна, которую им предстояло разгадать. Люк коснулся губами ее губ, Бекка обвила его руками, и все вокруг бешено завертелось.

Что же дальше? — промелькнуло в голове Люка.

Запустив руку в ее волосы, он чуть не застонал от восхитительного ощущения их мягкости и шелковистости. Бекка была так естественна, так чужда всякого кокетства. Она ничего о нем не знала, ее привлекал он сам. От этой мысли страсть вспыхнула в нем с новой силой. Ему захотелось узнать все об этой женщине. Его поцелуй становился все более настойчивым, и она позволила ему открыть ее губы кончиком языка.

В Бекке все перевернулось, когда язык Люка коснулся ее языка. Ее пальцы крепко сжимали его сильные мускулистые плечи. Да, на такие плечи можно опереться, почувствовать себя слабой!

Вкус губ Люка уносил Бекку в царство грез. Она с упоением вдыхала его терпкий мужской запах.

По телу Люка пробежала сладкая дрожь, когда пальцы Бекки коснулись волос на его затылке. Их поцелуй, казалось, уже длился целую вечность…

Любовный пыл Бекки все сильнее разгорался от нежных рук Люка и от волнующих движений его языка, пробуждая уснувшую страсть и возвращая утраченные мечты.

Однако внутренний голос заставил ее остановиться. Она медленно убрала руки с плеч Люка. Затем, тяжело дыша, и вовсе отодвинулась, раздосадованная тем, что забыла о долге под влиянием мимолетного порыва страсти.

— Ты вспомнила прошлое? — догадался Люк.

— Это случилось давно. У меня есть сын, и я за него отвечаю. У меня своя налаженная жизнь в Оук-Корнерз. А ты здесь всего на несколько недель, — неопределенно ответила она.

— Но пока я здесь, мы могли бы отлично провести время, — попытался пошутить Люк. Голос его заметно охрип.

Бекка вскочила на ноги, глаза ее наполнились обидой.

— Спасибо за предложение. Но ты меня не понял. Как я уже говорила, мужчины и женщины смотрят на вещи по-разному.

— Несколько мгновений назад мы с тобой смотрели на вещи одинаково. Тебе это понравилось не меньше, чем мне. Ты не только мать, Бекка. Ты еще и женщина. Как бы ты ни старалась об этом забыть.

Забыть! Ее сумасшедшая жизнь не дает об этом вспомнить. Когда на тебе кондитерская и сын, за которым нужен глаз да глаз, перестаешь думать о себе. Но своим вопросом Люк растревожил ей душу. Это она вынести не смогла.

— Мне кажется, тебе пора уходить, — сказала Бекка.

— Так я прав или нет?

— Тема закрыта. Моя жизнь тебя не касается.

— И твой сын тоже?

После того, что сейчас произошло между ними, Бекка была готова ответить: «Да! Жизнь моего сына тоже не твое дело!» Но разве могла она лишить Тода общения с человеком, который так ему нравился, только из-за этого мимолетного поцелуя?

Листок с телефонами, который дал ей Люк, валялся на полу. Подобрав его, Бекка заявила:

— Я буду звонить завтра утром. Если все выяснится в твою пользу, ты поедешь в лагерь с Тодом.

Люк встал и расправил плечи.

— Думаю, тебе уже все про меня ясно. После того, как позвонишь этим людям, позвони мне. — Люк задержался возле двери и сказал: — Ты можешь продолжать не признавать того, что нас тянет друг к другу. Но доводы разума — ничто против влечения сердца. Ты, как женщина, должна это знать.

Когда дверь за ним закрылась, Бекка ощутила непонятную пустоту внутри себя.

Вернувшись в свою маленькую квартирку, Люк первым делом направился к телефону.

— «Четыре звезды», — послышался вежливый голос, когда он позвонил по второму номеру.

— Джад, это Люк.

— Поздновато для дружеской болтовни. Что случилось?

— Извини, окажи мне услугу. Тебе завтра будут звонить и спрашивать обо мне.

— У тебя нет недостатков. Ты белый и пушистый, как наша кошка Марта. Ладно, извини, что там у тебя?

— Не говори Бекке Джекобс, кто я на самом деле. Ее сын хочет, чтобы я поехал с ним в лагерь на выходные, и она меня проверяет.

— А ты хочешь, чтобы она считала тебя рядовым «синим воротничком»?

— Я не хочу, чтобы ей было известно, что я возглавляю фонд «Процветание».

— Я все понял, Люк. Но если она тебе нравится, мне кажется, ты затеял опасную игру.

— Разве я говорил, что она мне нравится?

— Ты и Кристофера предупредил?

— Да, — резко ответил Люк.

— Значит, она тебе нравится, — не унимался Джад.

— Она ни на кого не похожа.

— Почему ты не хочешь, чтобы она узнала правду?

— По той же причине, что и ты, когда уехал из «Четырех звезд» и год жил под чужим именем. Чтобы не быть для нее богачом, который занимает солидное положение в обществе.

— Будь спокоен, я не проболтаюсь, — пообещал Джад. — Мы с Мэрайей купили трейлер и собираемся на Восточное побережье. Можем заехать к вам. Или нам лучше держаться подальше?

— Я всегда рад тебя видеть. Вы возьмете с собой моего крестника?

— Конечно, возьмем Дэниэла. Думаю, мы будем недели через три, если закончим все дела в срок.

Оба его кузена понимали, как богатство, престижная работа, положение в обществе могут влиять на отношения между людьми. Стейси любила Люка независимо от его общественного положения. После свадьбы Стейси, несмотря на все его уговоры, продолжала работать в своем магазине подарков и сама себя обеспечивала. Она всегда была независима и полагалась только на себя до самого конца. Упрямая гордячка! О том, что у нее рак, Стейси сообщила ему спустя несколько недель после того, как узнала диагноз.

Люк не пожалел бы никаких денег, чтобы вылечить ее. Именно поэтому Стейси не сказала сразу. Ее диагноз не вызывал никаких сомнений. Жить ей оставалось совсем немного, и она не хотела тратить деньги мужа и драгоценное время на поиски лекарства, которого не существует. Люк чувствовал себя жалким и ненужным. Какая польза от его денег, если собственная жена не позволяет ему потратить их на ее лечение?

Но после ее смерти Люка ждал еще один удар. Оказывается, бизнес Стейси не давал дохода, но она и словом об этом не обмолвилась. Люк понял, что его богатство всегда было преградой между ними.

С другой стороны, многих женщин интересовало его богатство, а не он сам. Как только Люк видел алчность в глазах женщины, он сразу терял к ней интерес.

Но в Оук-Корнерз никто ничего не знает о Люке Хобарте. И он этим воспользуется.

Разумеется, в свое время он расскажет Бекке о размерах своего состояния. Но сначала ему нужно убедиться, что материальная сторона никак не повлияет на их зарождающиеся отношения.

А между ними, безусловно, что-то начинается, и Бекке от этого не спрятаться. Он ей не позволит.

Глава третья

Вот и кончился день, не без удовольствия подумала Бекка. В субботние дни она развозила заказы по домам. Тод сегодня отправляется ночевать к новому другу, Джимми. Его матери, своей приятельнице, Бекка могла доверить ребенка.

Через десять дней у Тода день рождения. И он постоянно крутился возле нее.

После напряженного трудового дня Бекка покупала подарки и все необходимое для пикника, на который Тод пригласил друзей.

Стук молотка на заднем дворе привлек внимание Бекки. Каково же было ее удивление, когда она увидела Люка, который чинил решетку, потрепанную зимними бурями. Его рубашка висела на ветке клена. Мускулистая спина Люка блестела в лучах заходящего солнца. Бекка хотела уйти, но надо было закончить разговор о поездке Тода в лагерь. Утром она навела справки по телефонам, которые оставил ей Люк.

Бекка, поборов закравшуюся в душу неуверенность, решительно зашагала к нему.

— Бабушка наняла тебя как рабочего по дому?

Люк спустился с лестницы.

— Не совсем так. Она предложила заезжать по утрам в булочную и набирать блинчиков к завтраку. И я решил в благодарность помочь по хозяйству.

— Не стоило себя утруждать. Мы не разоримся из-за нескольких блинчиков.

— О, ты погорячилась! За завтраком у меня разыгрывается зверский аппетит, который может нанести серьезный урон вашему бизнесу, — ответил Люк с озорной улыбкой.

— Я звонила по тем телефонам. Твои кузены сказали, что доверили бы тебе свою жизнь. Мистер Уитмор сказал, что ты самый лучший крестный на свете. Тебе только крыльев за спиной не хватает. Поразительно!

— Но будь я хоть шестикрылым серафимом, ты все равно не доверишь мне своего сына на выходные. Так ведь?

— Нет, не так. Меня удивляет, что ты хочешь посвятить Тоду драгоценное свободное время.

— Ты думаешь, что у меня какие-то тайные побуждения? — В его голосе прозвучала обида.

— Может, ты хочешь поближе подобраться ко мне?

Люк подошел к ней вплотную.

— А разве наш поцелуй не доказывает, что я могу обойтись и без Тода, чтобы стать тебе ближе?

Стоило ей вдохнуть его запах, как губы пересохли от волнения. Бекке показалось, что она растворяется в нем. Она с трудом удержалась, чтобы не придвинуться к нему еще ближе. Изо всех сил сопротивляясь могущественным чарам, Бекка тихо прошептала:

— Тот поцелуй ничего не доказывает.

— Прекрасно. А я подумал, что мое прикосновение вызвало в тебе дрожь, что ты ответила на мой поцелуй. Или для тебя это обычное дело?

— Вполне возможно. Но как бы там ни было, я не хочу, чтобы это повторилось.

— Никогда не навязывал себя женщинам, и сейчас не собираюсь. Но запомни, я никогда не стану использовать ребенка, чтобы подобраться к его матери. Когда надумаешь насчет лагеря, сообщи мне.

Он пошел к лестнице. Бекка поняла, что оскорбила его, но не хотела усугублять неловкое положение извинениями.

Люк так яростно стучал молотком, что за прочность решетки можно было не волноваться. В наступившей тишине Бекка позвала:

— Люк.

Он поднял голову.

— Если ты еще не раздумал ехать с Тодом, я пришлю его к тебе завтра, когда он вернется.

— Ты уверена?

Бекка твердо знала, что Люк не обидит ее сына.

— Уверена.

Он испытующе посмотрел на нее и принялся забивать следующий гвоздь.

* * *

Наступил первый уикенд мая. Небеса очистились, и солнце припекало почти по-летнему, а воздух был наполнен запахами земли и сосен.

— А вот и мама. Надеюсь, она принесла зефир, — обрадованно сказал Тод, схватив Люка за руку.

Люк поднял глаза от разгоравшегося костра и увидел Бекку.

Она была необыкновенно мила, свежа и удивительно женственна. Самая желанная женщина на свете.

Бекка крепко обняла Тода, успев соскучиться по нему, чего нельзя было сказать о сыне. Тод поспешил высвободиться и пробормотал:

— Не здесь, мам.

Его слова задели ее, но Бекка поспешила скрыть обиду и огляделась по сторонам на других мальчиков и их родителей.

— Ну, как дела? — спросила она, робко улыбнувшись.

— Я отлично провожу время, — ответил Люк.

Тоду, естественно, нравилось в лагере еще больше, чем Люку.

— Здесь круто, — с восторгом рассказывал маме сын. — Люк знает все. Названия звезд, как находить север и все такое. И он классно готовит. Мы дежурим по кухне.

Бекка протянула Тоду сумку.

— Я отдам ее мистеру Снеду. Люк, расскажи маме, что сегодня будет. — Не успела Бекка ответить, как Тод помчался к павильону.

— Дети хотят устроить забаву под названием «охота». И Тод, естественно, ждет, что мы победим.

— Ты шутишь.

— Нисколько. Сейчас мы получим список заданий. Родители, которые выполнят все, о чем там говорится, выиграют приз. — Люк указал на воспитателя: — Смотри, он уже раздает конверты. Нужно взять наш.

Запах персиков, всюду сопровождавший Бекку, сводил его с ума. В эту минуту Люк был готов на все ради одного поцелуя.

— Меня не очень радует перспектива оказаться в лесу, когда зайдет солнце.

— Я не позволю медведю напасть на тебя, — прошептал ей Люк.

— Меня больше беспокоят комары, — сказала Бекка, отодвинувшись от него.

Она избегает его, это очевидно.

Дети организовали десять постов для десяти заданий. По свистку Тод замахал руками с пятого поста, и Люк открыл конверт.

— Пошли, по дороге обсудим.

Первые задания были легкими, хотя Люку приходилось дожидаться Бекку. Однако они первыми принесли в лагерь дубовый лист. Они лидировали, пока не добрались до десятого задания — надо было найти круглый плоский камень. В лесу быстро темнело, даже с фонариком его отыскать было трудно.

Люк замедлил шаг. Свет полной луны становился ярче, все вокруг приобретало четкие очертания.

Они быстро шли по лесной тропинке, как вдруг Бекка вскрикнула. Люк обернулся и увидел, что ее нога запуталась в корнях.

— Осторожно, — сказал Люк, протянув ей фонарь.

Руками он раздвинул корни, и Бекка вытащила ногу.

— Спасибо, — пробормотала она. — Я испугалась.

— Ничего страшного, Бекка. Тод надеется, что мы выиграем, но, если ты хочешь сойти с дистанции, мы можем сделать это сейчас. Несколько пар уже вышли из игры.

— Нет, давай искать этот камень.

— Я знал, что ты отважная женщина, — с улыбкой сказал Люк.

Они вышли к реке. Бекка старалась держаться к Люку поближе.

— Камни скользкие. Постой на берегу и посвети мне, пока я буду искать, — сказал Люк, указывая на мель.

Наконец он нашел то, что искал, и, подняв руку, спросил:

— Как ты думаешь, этот подойдет?

— Да, конечно.

В ее голосе слышалась радость. Зажав камень в руке, Люк поднимался по склону. Поскользнувшись на рыхлой земле, он оказался по щиколотку в воде. Бекка добродушно расхохоталась.

— Смеешься?! Тоже хочешь искупаться?

— Нет, спасибо. Так и быть, я подам тебе руку.

Никогда раньше Люк не встречал женщину, которая почти любую ситуацию встречала с улыбкой. Люк восхищался этой способностью в ней. Бекка протянула ему руку, как только он снова ступил на берег. Люк не нуждался в помощи, но отказаться было неудобно и через секунду он уже стоял лицом к лицу с Беккой.

Они находились в опасной близости, но стоило бы ему сделать шаг назад, и он свалился бы в реку. Как быть? И почему она не двигается с места? Он видел, как загорелись ее глаза, слышал ее взволнованное дыхание. Грудь его сжимало от неведомого чувства. В мягком блеске лунного света Бекка была неотразима.

— Бекка… — Этим обращением, в котором слышалась мольба, он хотел предупредить ее, но она и не думала отступать. — Ты хочешь, чтобы я снова тебя поцеловал?

Не помня себя, она пробормотала:

— Да, я хочу…

Он обнял ее, его руки ласкали ей спину, а губы были нежны и соблазнительны. От них невозможно было оторваться. Люк ждал от нее ответа, и она, приоткрыв рот, коснулась языком его губ.

Люк замер, но тут же прижал ее к себе еще крепче.

Поцелуи Люка пробуждали в ней сладкую боль, поднимали из глубин души затаившуюся страсть. Она никогда не испытывала ничего подобного. Люк действовал на нее опьяняюще. Возбуждение его нарастало, и Бекка, взяв обеими руками его лицо, желала, чтобы этот поцелуй продолжался вечно.

Но вдруг Люк отпрянул. Бекка услышала близкие голоса мужчины и женщины. По телу ее пробежала дрожь.

— Холодно? — спросил он. Его голос звучал так, будто у него пересохло в горле.

— Да, холодновато…

— Надо торопиться, пока мы хоть что-то видим вокруг.

Голос у Люка был убийственно спокойный, без тени волнения. Трудно поверить, что минуту назад они так страстно целовались. Интересно, о чем он сейчас думает?

Пламя костра, высоко взлетая, растворялось в ночи. Кто-то заиграл на гитаре песенку, которую собравшиеся подхватили. Люк расстелил на траве коврик, Бекка с сыном сели и укутались в одеяло, спасаясь от ночной прохлады. Как бы ему хотелось оказаться под этим одеялом!

К неописуемой радости Тода, они заняли второе место в «Охоте за всякой всячиной» и получили приз — каждому по футболке.

Люк больше не мог относиться к Бекке только как к деловой партнерше. Их первый поцелуй сулил удовольствие, страсть, дальнейшее приятное времяпрепровождение. Однако Люк и не предполагал, что Бекка так сильно заденет его чувства.

Он спрашивал ее, почему они не могут развлечься, имея в виду секс. После смерти Стейси секс стал для него как стаканчик спиртного на ночь. У него было много женщин, с помощью которых он хотел заглушить боль, доказать самому себе, что жизнь продолжается, что он отличный собеседник и сногсшибательный любовник. Физическое удовлетворение было особенно нужно в те редкие ночи, когда одиночество становилось невыносимым.

С какой стати еще один поцелуй должен перевернуть его жизнь с ног на голову?

После встречи с Беккой Люк неустанно твердил себе, что она всего лишь очередная голубоглазая блондинка.

Но ее голубые глаза горели ярче любой звезды на небе. Рядом с Беккой его обволакивал запах спелого персика. Она была матерью-одиночкой, не целовавшей мужчину вот уже десять лет! А с ее поцелуем весь его привычный мир рухнул.

Его не просто влекло к ней, одно ее присутствие наполняло его сердце трепетом! Такой силы чувство способно было убить его! Мучаясь бессонницей долгими тоскливыми ночами, он понял, что не хочет ответной любви женщины, потому что это могло закончиться свадьбой. Он уже прошел через это. Ему не хотелось повторять свой неудачный опыт. Если между мужем и женой нет полного взаимопонимания и доверия, их брак не будет счастливым.

Бекка из тех женщин, которым нужно все. А он не в состоянии отдать все!

Тод стал со всеми подробностями описывать Бекке выходные.

— Ты придешь ко мне на день рождения в среду вечером? — спросил Тод Люка.

— Кроме тебя должны прийти еще несколько друзей Тода и все наше семейство, — пояснила Бекка. — Обещаю кучу гамбургеров и любимый торт Тода, мое фирменное блюдо. Объедение!

Люк в этом не сомневался. Однако поцелуй Бекки еще не остыл на его губах, и было бы разумнее отказаться от приглашения. Но Тод смотрел на него с такой надеждой, а Бекка так мило улыбалась, что он не смог обмануть их ожидания. Возможно, им удастся поговорить. Бекка поймет, почему он в тот раз прервал поцелуй и зачем он вообще приехал в Оук-Корнерз. Тогда Люк покинет этот городок с таким же легким сердцем, с каким приехал.

— Если ничего не изменится, я приду, — сдержанно ответил он.

Улыбка моментально исчезла с лица Бекки. Пусть лучше думает, что он к ней охладел. И вообще ему надо держаться вежливо, но отчужденно.

Иначе он погубит ее.

Наступил день рождения Тода. Бекка поддерживала светскую беседу с мамой и сводными сестрами, развлекала детей, а сама думала о том, почему так переменился к ней Люк с субботнего вечера, после второго поцелуя. Он вдруг отдалился. Бекка видела Люка только на работе. Вчера днем она отправилась на место нового ресторана сделать очередные снимки строительных работ, и Люк был очень любезен и дружелюбен. Но он стал другим…

С какой стати она решила, что хочет познакомиться с Люком поближе?

Возможно, ей было приятно сознавать, что она желанна для него как женщина. Но она боялась влюбиться в него. Такое легкомыслие непростительно, ведь у нее сын! Любовь приносит одни несчастья и страдания.

Когда пришел Люк, Мередит внезапно очутилась рядом с Беккой.

— Пола говорила мне о нем. Сказала, что он неотразим.

— Внешность — не главное его достоинство, — невольно сорвалось у Бекки с языка.

— Тебе это известно?

— Люк провел несколько дней с Тодом.

— И с тобой?

— Не совсем так.

— А тебе бы хотелось?

— Не уверена, — солгала Бекка. — Но когда он рядом, я чувствую себя как-то… по-особенному.

— Как с Дэвидом? — рубанула Мередит.

Почувствовав, как щеки заливает румянец, Бекка резко замотала головой.

— Это катастрофа, которая не должна была случиться.

— Посмотрим, что ты скажешь, когда Люк уедет. Не позволяй ему взять верх над тобой. Ты сейчас в более выгодном положении.

— Мередит!

— Благодаря разводу я узнала кое-что о мужчинах, Бекка.

Бекка имела весьма туманное представление о браке Мередит. Ее муж, банкир, всегда казался ей приятным человеком. Но, вспоминая свадьбу и комментарии бабушки по поводу этого события, Бекка начинала подозревать, что они поженились, так как считались идеальной парой в глазах окружающих, а не потому, что были влюблены.

Люк направился к ним, и Мередит пробормотала:

— Будь осторожна.

Бекка представила Люка маме и Мередит, и они обменялись рукопожатиями.

— Хочешь, я послежу за гамбургерами? — предложил Люк. Взгляд его задержался на ее губах.

Бекка снова почувствовала, что начинает краснеть. Сердце ее забилось сильнее.

— Спасибо, уже все готово. Ты можешь позвать ребят.

Люк кивнул и вышел во двор.

Мама наставническим тоном спросила:

— Разве полагается быть в приятельских отношениях со своим деловым партнером?

— Люк и Тод подружились. Я пригласила его к нам. Разве это запрещается?

— Ты всегда имела очень отдаленное представление о приличиях. Для тебя нет ничего особенного в том, что сын носит твою фамилию, а не отцовскую.

— Тода вырастила я. Он мой сын. Я горжусь тем, что он носит мою фамилию.

Мередит бросила на Бекку сочувствующий взгляд.

Бекка поспешила удалиться, объявив, что забыла на кухне соус.

Оказавшись одна, она глубоко вздохнула и задумалась о своей жизни.

Скрипнула дверь. Она увидела Люка.

— Все в порядке? — спросил он.

— Все отлично, — ответила Бекка и показала на банку с соусом.

— На столе уже есть точно такая же. Что случилось, Бекка?

— Ничего.

— Ты не умеешь лгать, — сказал Люк с удивительной мягкостью в голосе.

Слезы навернулись ей на глаза, и Бекка отвернулась, чтобы незаметно смахнуть их. Люк взял ее за плечи и нежно повернул лицом к себе.

В его глазах Бекка увидела сочувствие, которого она никогда не встречала в мужчинах. Это было похоже на сказочный сон. Ей сразу захотелось все ему рассказать, что она и сделала.

— Мама по-прежнему считает, что я поступила неправильно, решив оставить Тода. Когда он родился, она сказала, что я испортила ее репутацию. И с тех пор она держится от нас на расстоянии. Я чувствую себя паршивой овцой, к которой проявляют снисхождение исключительно по родственным соображениям. Возможно, я заслуживаю такое отношение, но не Тод.

И слезы, сдерживаемые годами, потекли по щекам.

Люк осторожно вытер их.

— Ты поработала на славу и сумела устроить свою жизнь. Ты не паршивая овца, и если твоя мать и сводные сестры этого не понимают, то это их проблемы. Тебе не стоит придавать значение их словам.

— Легко сказать.

Люк взял ее за подбородок и положил палец на губы.

— Легко и сделать.

От его прикосновения, как тогда от поцелуев, по телу ее разлилась сладкая истома.

Скрипнула дверь, и Люк отошел на почтительное расстояние. Как жаль, их прервали в такой романтический момент. Уберегли от очередного поцелуя, которого они желали и боялись.

— Мне нужна чистая вилка. Я уронила свою, — сказала Пола и обратилась к Люку: — Как вам понравился Оук-Корнерз?

— Милый городок, — ответил он.

— Только заняться нечем. Разве что в эту субботу. Пожарные устраивают традиционный ежегодный бал. Не желаете посетить это грандиозное мероприятие вместе со мной? — поинтересовалась Пола.

Бекка почувствовала, что еще немного, и сестрица уведет у нее Люка. Ревность, которой Бекка доселе не ведала, заставила ее выпалить:

— Он идет со мной.

Бекка метнула быстрый взгляд в сторону Люка в ожидании ответа. Но его лицо было непроницаемо.

Глава четвертая

Было слышно, как тикают часы на стене. Надо как можно быстрее принимать решение и выходить из этой неловкой ситуации. Люк не ожидал подобной выходки от Бекки. Она решила рискнуть? Но с какой стати? Из-за поцелуя? Или не хотела уступать сестрице? Или ей хочется провести вечер с ним?

Как бы то ни было, он не хотел унизить Бекку перед Полой. Повернувшись к рыжей сестрице, Люк сказал:

— Извините, я иду с Беккой. Но я уверен, вам не грозит провести этот вечер в одиночестве. Удивляюсь, почему вас до сих пор никто не пригласил.

По взгляду, которым одарила его Пола, было ясно, что эта женщина не привыкла получать отказы.

— Тем лучше, — весело ответила она. — Надеюсь, в танце вы мне не откажете?

Ему не хотелось танцевать с Полой.

Но Пола мило улыбалась в ожидании ответа, и Люк проявил галантность:

— Разумеется, мы с вами обязательно станцуем.

Довольная, Пола ушла.

Бекка тихо проговорила:

— Я никогда раньше не вытворяла ничего подобного.

Люк взял в руки ее лицо и посмотрел в глаза.

— Никогда раньше не назначала мужчине свидание? — шутливо спросил он.

Щеки ее залились густым румянцем.

— Нет. Да и тебя я по-настоящему не приглашала, ведь так? Послушай, давай забудем об этом бале.

— Ни за что. Как я могу пропустить самое главное развлечение в Оук-Корнерз! — Помолчав, он осторожно сказал: — Но если мысль о танце со мной внушает тебе отвращение…

Он представил, что снова обнимет Бекку. Они не могли оторвать глаз друг от друга. Люк знал, что Бекка думает о том же.

— Я хочу танцевать с тобой, — тихо произнесла она.

— Решено. Какие еще будут указания?

— Никаких. Вы очень хороший человек, Люк Хобарт, — нежно улыбнулась ему Бекка.

— Хороший? — Он посмотрел на нее так, словно был разочарован.

Не в силах больше сдерживаться, Люк нагнулся и поцеловал ее, желая доказать, что она еще очень мало о нем знает. Он не хотел быть просто хорошим парнем для нее. Он хотел, чтобы одна только мысль о нем заставляла ее сердце биться сильнее, так же как его сердце начинало бешено колотиться при мысли о ней.

Отодвинувшись, Люк посмотрел ей в глаза и увидел в них ту же скрытую страсть, которая терзала его.

— Пойду скажу Тоду, что торт будет готов через несколько минут. У тебя будет время подобрать мне более подходящее определение, чем «хороший», потому что я не такой и крылья за спиной у меня не растут.

И он вышел, чтобы не поддаться искушению поцеловать ее еще раз. Люк мог бы целовать ее бесконечно, лишь бы стать для нее самым желанным мужчиной на свете, а не просто «хорошим парнем».

В пятницу после обеда, когда Люк наблюдал за вывозом мусора, оставшегося после разрушения стены, ему позвонили по мобильному телефону.

— Хобарт слушает, — сказал он.

— Люк, это Барри Лэндри из полиции.

В воскресном лагере у них завязались приятельские отношения.

— Чем могу быть полезен, Барри?

— У меня проблема. Я нашел Тода с другим мальчишкой в одном из номеров мотеля.

— И что они натворили? — спросил Люк.

— Да ничего особенного. Залезли в окно, смотрели телевизор и уминали чипсы. Я притащил их в участок и отругал как следует. Тод сказал, что его мама уехала в Ланкастер за покупками, и просил меня позвонить тебе. Если ты заберешь его, мы покончим с этим делом.

— Буду через десять минут.

Пока Люк ехал в полицейский участок, находившийся где-то на окраине города, он все думал, что заставило его так легко взять на себя ответственность за сына Бекки. Ему надо было попросить офицера связаться с Наоми. Но они с Тодом подружились, и Люк не мог бросить мальчика в беде. Бекка говорила, что Тод после школы собирался к другу. Сама она должна вернуться поздно вечером. Бабушка сейчас в пекарне, ее не стоит отрывать от работы. Происшествие с Тодом взволновало его больше, чем следовало бы.

Тод не произнес ни слова, пока офицер давал ему последние наставления. Затем Барри передал мальчика Люку.

В машине Тод сразу же заговорил с Люком:

— Ты ведь не расскажешь маме?

Так вот почему Тод предпочел, чтобы его забрал он, а не бабушка.

— Только в том случае, если ты сам обо всем ей расскажешь.

— Но Люк!

— Тод, ты поступил нехорошо. Не пытайся это отрицать. Твоя мама рано или поздно все равно узнает. Не от меня, так от кого-нибудь еще.

— Я не хочу, чтобы она узнала. Она ужасно разозлится.

— Скорее, будет разочарована.

— Она не позволит мне видеться с Джимми. Я знаю. А завтра вечером я хотел пойти к нему в гости.

Люк почувствовал, что этот момент для Тода решающий. Мальчик должен понять, что значит отвечать за свои поступки. Люк долго и внимательно смотрел ему в глаза, пока Тод стыдливо не опустил свои.

— В любом случае решение принимать тебе. Но если ты не соберешься с духом до понедельника и сам все не расскажешь, я буду вынужден сделать это. Понятно?

— Я думал, мы друзья, — пробурчал Тод, не поднимая глаз.

— Мы друзья. И именно поэтому я хочу, чтобы ты сам все рассказал.

— Обещаешь, что ничего не расскажешь до понедельника?

Люк вздохнул. Кажется, Тод выбрал самый легкий путь. Но пора ему становиться мужчиной, Люк должен преподать урок.

— Не расскажу, но надеюсь, что это сделаешь ты.

Тод пристегнул ремень и уставился в лобовое стекло.

Какая нелегкая работа отцовство, подумал Люк.

В бирюзовом платье Бекку можно было сравнить с Золушкой, отправляющейся на бал. Теперь можно забыть о новых летних нарядах. Все деньги, выделенные на одежду, уйдут на гардероб Тода, который вырос из своих вещей.

— Войдите, — ответила она на стук в дверь спальни.

В комнату вошла бабушка. У нее в руках была маленькая коробочка.

— Какая ты красивая!

— Как думаешь, мне удастся вскружить Люку голову?

— А ты этого хочешь? — спросила Наоми и посмотрела на Бекку проницательным взглядом.

— Не знаю. Я почти заставила его пойти на этот бал. А вдруг у него были другие планы и ему вообще не хотелось туда идти?

— Мне кажется, что Люк из тех людей, которые говорят откровенно. Если бы ему не хотелось, он бы так и сказал.

— Я не оставила ему выбора, — задумчиво проговорила Бекка.

— У мужчины всегда есть выбор, дорогая. Оглядев платье Бекки, она протянула ей коробочку.

— Здесь кое-что для тебя. Я ждала подходящего момента.

Открыв коробочку, Бекка увидела переливающееся ожерелье и длинные серьги к нему.

— Бабушка, оно такое красивое. Но я не могу это принять.

— Можешь. Оно будет прекрасно смотреться с твоим платьем. Твой дедушка подарил мне этот набор на Рождество. Я бы передала его твоей матери, но он не в ее вкусе. Она предпочитает бриллианты и рубины.

Никакие бриллианты не могли сравниться для Бекки с этим ожерельем, которое Наоми хранила годами. Бекка обняла ее.

— Спасибо.

— Пожалуйста. А сейчас тебе лучше поторопиться. Люк появится с минуты на минуту, а ты еще не готова.

С этими словами бабушка вышла из комнаты. Бекка подумала о том, как хорошо, что в ее жизни есть она. В дверь позвонили.

Когда Люк увидел Бекку, ему показалось, что сердце его на мгновение остановилось. Она была восхитительна! Неотразима! Ожерелье и серьги сверкали и переливались, излучая неземной свет. Но самыми прекрасными были ее глаза, похожие на две звезды. Их блеск притягивал его с неодолимой силой. Люк сдержал себя, он не должен поддаваться искушению.

— Ты готов? — весело спросила она.

— О да! — печально ответил он. — Ты будешь королевой бала, а все мужчины будут у твоих ног.

— По крайней мере, ты мне должен хотя бы один танец, — отшутилась Бекка. — Не жди нас, — сказала она вошедшей в комнату бабушке.

— Не буду. Уверена, Люк о тебе позаботится.

— Обещаю, со мной она будет в безопасности, — произнес Люк, пропуская Бекку вперед.

В машине запах персиков был настолько ощутим, что Люк вцепился в руль, боясь потерять контроль над собой.

— Значит, Тод сегодня дома не ночует.

— Он останется у Джимми.

Скорее всего, Тод не сообщил ей о случившемся. Люку не нравилось, что он скрывает от мамы похождения сына. Но будет лучше, если Тод сам признается и научится отвечать за свои поступки. А беспокойный внутренний голос нашептывал: «Тебе самому есть что скрывать».

Это уже совсем другое дело. Он обязательно расскажет ей всю правду, но не сейчас.

Центр развлечений сегодня преобразился до неузнаваемости. Зеркальные шары на потолке отражали серебристый свет.

Метрдотель поинтересовался, где они желают сесть, и Люк выбрал столик рядом с танцплощадкой. В зале уже танцевали. Люк спросил Бекку:

— Что ты желаешь — перекусить или потанцевать?

— Давай сначала потанцуем.

Никогда прежде он не горел таким желанием танцевать с женщиной. Взяв Бекку за руку, Люк повел ее на площадку.

В его руках Бекка чувствовала себя превосходно.

Ее взгляд завораживал. Люк убеждал себя, что это магия волшебного вечера. Все было похоже на сказку, и Люк знал, что этот вечер надолго сохранится в памяти.

А вдруг Бекка останется сегодня у него?

Он не должен потакать своим желаниям, ведь он обещал Наоми, что с ним Бекка будет в безопасности.

Они кружились танец за танцем, забыв обо всем на свете. Люк прижимал Бекку все ближе и ближе к себе, вдыхая ее аромат. Никогда он не испытывал такого блаженства, танцуя с женщиной.

— Тебе здесь нравится? — спросил Люк, почти касаясь щекой ее щеки.

— Очень, — ответила она. — А тебе?

— Ты даже не представляешь как.

Ее улыбка сияла, как и глаза.

Бекка сделалась такой покорной и мягкой в руках Люка. Сегодня она была готова идти за ним хоть на край света.

Он положил ее руку себе на грудь, и она слышала бешеный стук его сердца. Они медленно, очень близко друг к другу, кружились. Бекка прижалась щекой к его груди и обняла его за шею. Люк наклонил голову, прислонился щекой к ее щеке и поцеловал ее в висок.

Вдруг он остановился. Подняв голову, Бекка увидела, что рядом стоит Пола, положив руку на плечо Люка.

— Вы обещали мне танец, — проговорила она с улыбкой.

— Да, конечно. Когда закончится этот танец, — ответил он с каменным лицом.

— Ну почему же, можно и сейчас, — сказала Бекка, высвободившись из объятий Люка. Она знала, что Пола не успокоится, пока не получит своего.

И Бекка удалилась легкой, беззаботной походкой, словно ей не было дела до того, что Пола окажется в объятиях Люка.

Танец с Полой сильно отличался от танца с Беккой. Люк держался на приличном расстоянии и не мог дождаться, когда закончится танец.

— Вы с Беккой партнеры или вы ухаживаете за ней? — спросила Пола с ироничной улыбкой.

— Мы с Беккой друзья.

— Я видела, как вы танцевали, — как будто, кроме вас, нет никого. Друзья так не танцуют.

— Какое вам дело до нас с Беккой?

— Вы мне небезразличны, но я не собираюсь вставать на пути у Бекки.

Раздосадованный, Люк резко ответил:

— Я никому не принадлежу. Здесь я по делу, и как только его закончу, сразу уеду.

— К вам не подступишься. Но откуда такая привязанность к Тоду?

— Ему необходимо мужское влияние. Вот и все.

— Влияние тренера?

— Да.

— Влияние отца?

Музыка смолкла. Люк сразу выпустил руку Полы.

— Вы танцуете очень легко и элегантно, совсем не как прораб, — нарушила Пола возникшее молчание.

— Вы не с теми прорабами танцевали.

В глазах Полы промелькнул неподдельный интерес.

— Бекка, должно быть, где-нибудь заболталась.

— Пойду поищу ее. — Люк быстро пошел к выходу.

Ему было необходимо глотнуть свежего воздуха. Если танцы с Беккой продолжатся, он забудет о своем обещании позаботиться о ней.

Поболтав со знакомыми, Бекка вернулась к столику.

Она оглядывала зал. Вместо Люка Бекка увидела направляющуюся к ней Полу.

— Танцевать он умеет. Уверена, что и целоваться тоже. — В ее голосе звучало раздражение.

— Пола!..

— Теперь происходит то же самое, что и с Дэвидом. В Люке Хобарте больше шарма, и он производит впечатление порядочного человека. Я пыталась завлечь его, но безрезультатно. А Дэвид ухлестывал за мной при каждом удобном случае.

— Ты хочешь убить меня своей откровенностью?

— Нет. Но Люк уедет, как только построят твой ресторан. А вы с Тодом останетесь…

— Люк стал ему другом.

— Возможно. Но я видела, как в пятницу они вместе выходили из полицейского участка. Вероятно, после того, как Тода с одним парнишкой поймали в мотеле.

— Не может быть.

— Здесь Барри Лэндри, спроси у него.

— Я поговорю с ним.

Бекка ждала Люка.

Когда он подошел, она вскочила и выпалила:

— Я думала, ты друг моему сыну, что мы с тобой друзья. Но я ошибалась. Как ты мог утаить от меня, что Тода забрали в полицию?

— Бекка…

— Не надо, Люк. Я доверила тебе сына. Больше я этого не сделаю! — Бекка быстро направилась в фойе.

Люк увидел, как она что-то обронила. Он подошел и поднял ее серьгу.

Часы показывали полночь. Вечер чудес закончился.

Люк разжал ладонь и взглянул на сверкающую сережку.

Они с Беккой еще встретятся, подумал он.

* * *

— Я хотела бы поговорить с мамой Джимми, — сказала Бекка, когда Тод появился на пороге.

По выражению лица мамы Тод догадался, что его ждут неприятности.

— Мне известно, что полицейские задержали вас в мотеле.

— Люк тебе рассказал, — пробурчал Тод.

— Нет, не он. И поэтому я зла на вас обоих. Ты думал, что я никогда не узнаю?

— Я хотел остаться у Джимми на ночь, а ты мне тогда не разрешила бы…

— Правильно. Просмотр телепередач и встречи с друзьями после школы отменяются на две недели. Идея пробраться в мотель принадлежит тебе или Джимми?

— Ему, но…

— Никаких «но», Тод. Я запрещаю тебе дружить с теми, кто может вовлечь тебя в беду.

— Джимми мой друг!

— Он плохо на тебя влияет. Дружи с ребятами твоего возраста.

— Ну с Люком-то я могу в баскетбол поиграть?

— Нет.

Бекка вспомнила вчерашний вечер до малейших деталей, тепло и силу рук Люка, прикосновение его губ. И вот — разочарование. Ей было горько от его предательства.

— Это нечестно! — завопил Тод.

Сын раньше никогда не повышал на нее голоса. Понимая, как он расстроен, Бекка старалась сохранять спокойствие.

— Тод, Люк уедет через несколько недель.

— А мне все равно! Мне Люк нравится. И Джимми. А тебе наплевать. — С этими словами он помчался по лестнице и хлопнул дверью.

Между ней и сыном словно стена выросла. Бекка не знала, как поступить с ним дальше. Как объяснить ему, что она вынуждена быть суровой с ним ради его же блага. А еще Бекка не знала, как вести себя при встрече с Люком.

В семь утра Бекка раскладывала сдобу и печенье в витрине кондитерской. Вдруг вошел Люк. В последние три дня она избегала встреч с ним.

— Что-то Тод в баскетбол не играет. — Голос его звучал хрипловато.

— Мой сын тебя не касается. Я ему сказала, что вам лучше не встречаться. С воскресенья Тод сидит в своей комнате.

Лицо Люка омрачила тень.

— У тебя проблема с сыном, но не со мной. Он думает…

— Я сама разберусь с тем, что он думает. Ты скоро уедешь. Тебе не следует с ним общаться.

— А с тобой?

— Нам нужно поговорить по поводу ресторана. Не вижу причин, по которым нам следует избегать друг друга. У нас чисто деловые отношения.

— Бекка, не пытайся себя обмануть.

— Прошу меня извинить. Дела…

— У меня тоже деловой разговор. По поводу ресторана, — сказал Люк ледяным тоном.

— Какие-то проблемы?

— Свет мы сделали, как ты просила. Но тебе самой нужно выбрать лампы. Для обеденного зала тоже. В Ланкастере есть магазин, который по средам работает до шести. Мы могли бы подъехать туда, чтобы ты выбрала то, что тебе нужно.

— Давай поедем сегодня.

— Хорошо, — сказал он, холодно посмотрел на нее и вышел.

Глава пятая

Поездка в Ланкастер прошла в напряженной атмосфере. Люк всю дорогу молчал и ни разу не повернулся к ней. Ну что ж, возможно, так лучше. Чисто деловые отношения. Разве не к этому она стремилась?

В магазине Бекка быстро нашла подходящие лампы для кухни и для обеденного зала — белые эмалированные канделябры с лампочками в виде свечей.

Если путешествие в Ланкастер было напряженным, то возвращение оказалось просто невыносимым. Люк включил радио, звучала музыка, под которую они танцевали в субботу. Бекка заметила его беспокойный взгляд. Когда Люк остановился у дома, Бекка вышла и стала около машины.

— Что-нибудь забыла? — спросил он.

— Ты сказал, что у меня проблема с Тодом.

— Я думал, ты не хочешь обсуждать со мной поведение твоего сына.

— Я хотела бы знать, что ты имел в виду, говоря о проблеме.

Люк скрестил руки на груди, отчего мускулы на них стали еще рельефнее.

— Тод уже не ребенок, Бекка. И если он не научится сам отвечать за свои поступки, то это ни к чему хорошему не приведет.

— Почему ты не рассказал мне о случившемся?

— Я хотел научить его отвечать за свои поступки. А если он до понедельника не рассказал бы тебе, то это сделал бы я сам.

Ей очень хотелось ему поверить!

— Думай что хочешь, Бекка. Неделя без телевизора — не самое страшное наказание для Тода. Ему нужна поддержка, без нее он может свернуть на неверную дорожку. А теперь прошу меня извинить. Сегодня выдался напряженный день, а у меня еще есть планы на вечер. — Не дождавшись ответа, Люк поднялся по ступенькам, предоставив Бекке самой решать проблемы с сыном.

* * *

Радио в комнате Тода гремело на весь дом. Услышав, что Бекка вошла, бабушка крикнула:

— Я разогрела тебе ужин.

Терзаемая сомнениями после разговора с Люком, Бекка все ей выложила.

— Мне надо поговорить с Тодом.

— Он все еще сердится, — сказала бабушка.

— Я знаю. Ты думаешь, я балую его?

— Всю жизнь ты старалась быть ему и матерью и отцом. Но женщине это не под силу. Ты любишь его, и я люблю. Но временами ему не хватает твердой руки.

Мужской руки, такой, как у Люка. Но зачем терзать себя бесплодными мечтаниями? Люк скоро покинет Оук-Корнерз. Поднимаясь по лестнице, Бекка думала, как ей говорить с Тодом. И как вести себя с Люком.

Открыв дверь, она увидела, что сын лежит на полу и читает журнал. В комнате, как всегда, царил беспорядок.

Бекка убавила громкость.

— Мы должны поговорить.

— О чем? — пробурчал Тод.

Она поняла, что нотации читать бесполезно.

— Я хочу знать, что произошло после того, как Люк забрал тебя из полиции.

— Он привез меня домой.

— И?..

— Он хотел, чтобы я сам обо всем тебе рассказал. Обещал, что не будет доносить на меня до понедельника.

Бекка с облегчением вздохнула.

— Я слишком опекаю тебя, а ведь ты уже большой.

Тод озадаченно посмотрел на нее.

— Мы составим список твоих домашних обязанностей. Подумай пока об этом.

— Мам, — окликнул ее Тод, когда Бекка была уже у дверей.

Она обернулась.

— Прости меня.

Ей захотелось подбежать и обнять его. Но мальчик взрослеет. Поэтому Бекка только кивнула и улыбнулась, надеясь, что поступает правильно. Она молила Бога, чтобы тот дал ей силы воспитать Тода хорошим человеком.

В четверг было очень много покупателей. Бекка с бабушкой не освободились и после обеда. Когда Бекка упаковывала последний торт, дверь в кондитерскую резко распахнулась. На пороге стояла Мейбл из диетического магазина на другом конце улицы.

— Бекка, в твоем ресторане беда. Кажется, мистеру Хобарту не поздоровилось! — выпалила она.

Бекка понеслась по улице к ресторану.

Около строящегося ресторана собралась толпа. Люк сидел на тротуаре, медленно раскачиваясь из стороны в сторону.

Рабочие выглядели растерянными. Протиснувшись сквозь толпу, Бекка села рядом с Люком.

— Что случилось?

Он бросил на нее недовольный взгляд.

— Возвращайся в пекарню, Бекка. — С этими словами Люк поднялся на ноги, и лицо его сразу побледнело.

— Люк, тебе надо в больницу.

— Меня слегка задело балкой. Со мной все в порядке…

Испарина, покрывавшая его лоб, заставляла усомниться в его словах.

— Дай мне твои ключи.

— Что? — не понял Люк.

— Дай мне ключи от машины. Не хочешь в больницу, я отвезу тебя домой.

Люк был белый как мел.

— Ладно. Только дай мне переговорить с Бадом.

— У тебя есть пять минут.

Через десять минут Люк сидел в фургоне с закрытыми глазами и мысленно проклинал собственную халатность. Сколько раз он призывал к осторожности! Люк знал, где находится каждый рабочий, тщательно следил за соблюдением правил безопасности. И что в итоге?

Всему виной Бекка.

Люк прокручивал в голове последний разговор с ней. Ему не давал покоя ее полный сомнений взгляд. Он переживал из-за того, что она испытывала недоверие именно к нему.

Бекка, не привыкшая управлять фургоном, резко свернула за угол. Голову Люка пронзила боль, все завертелось перед его глазами.

Люк с трудом выбрался из фургона и медленно дошел до лестницы.

— Теперь ты можешь вернуться в пекарню, — пробормотал он.

— Только тогда, когда ты будешь лежать со льдом на плече.

— А если я не хочу валяться со льдом на плече! — возмутился Люк.

— Если ты будешь упрямиться, я вызову врача на дом, а уж он-то возьмется за дело как следует, — ответила Бекка.

Люк опасался, что повторится приступ головокружения. Рассчитывая каждый шаг, он поднялся на лоджию. Плечо не переставало болеть. Люка бросило в жар, дыхание участилось. В ушах зазвенело. Пошатнувшись, он ухватился за перила.

— Люк! — Бекка подскочила к нему и обняла его за талию. — Позволь мне помочь тебе, пожалуйста.

Она все время поддерживала его, и когда они подошли к кровати, то вместе упали на нее.

— Люк, позволь, я вызову «скорую помощь». У тебя может быть сотрясение мозга или, не дай бог, хуже.

Голос ее дрогнул, и Люк догадался, что она действительно волнуется за него. Ее рука все еще обнимала его за талию. Он слышал, как бьется ее сердце, чувствовал тепло ее груди. Каким бы слабым он ни был, он не мог не реагировать на присутствие Бекки, на запах персиков, наполнивший комнату. Но Люк еще не совсем размяк и мог себя контролировать.

— Не надо «скорую», — сказал Люк голосом, хриплым от желания, которое всегда охватывало его, когда Бекка находилась рядом.

— Хотя бы скажи, где болит. Я позвоню семейному доктору и узнаю, как тебе помочь.

Бекка смотрела на него голубыми глазами, и Люк понял, что эта женщина уже заняла очень важное место в его жизни. Он сдался.

— У меня болит и немного кружится голова, а в плече адская боль.

Стоило Бекке отодвинуться от него, и Люк сразу же почувствовал себя значительно хуже. Ударило его действительно сильно.

— Я схожу домой за льдом и позвоню врачу. Лежи не двигайся.

Бекка быстро вернулась с пакетом льда.

— Где болит?

В голове у него вдруг возникла бредовая идея, что стоит ему уложить ее на кровать и заняться с ней любовью, как вся боль мгновенно пройдет. Люк, морщась, показал рукой на плечо, ближе к спине.

— Почему ты не лежишь?

— Мне и так неплохо.

Взяв у нее пакет, Люк приложил его к плечу.

Недоуменно покачав головой, Бекка позвонила доктору и описала ему ситуацию.

Задав еще несколько вопросов и положив трубку, Бекка достала из тумбочки фонарик и подошла к Люку.

— Сначала мне нужно проверить твои зрачки. Если они не будут одинаково реагировать, я вызываю «скорую». Приказ доктора. — Она посмотрела зрачки. — Кажется, все нормально. Голова по-прежнему кружится?

— Дай мне немного пройтись, и я узнаю.

Бекка отошла в сторону, и Люк встал. Жаль, что он не может заключить ее в объятия и заглушить боль. Плечо горело, несмотря на лед. Люк дошел до кресла и рухнул в него.

— Уже лучше.

Зазвонил телефон, Бекка сняла трубку.

— Дорогая, как Люк? — спросила бабушка.

— Живой. Доктор объяснил, что делать. Я должна побыть с Люком не меньше двенадцати часов.

— Кажется, тебе придется остаться на ночь.

— Бабуля, приготовь, пожалуйста, что-нибудь на ужин. Мне придется остаться здесь и следить за его самочувствием.

— Дождусь Тода — и сразу домой.

— Ты закроешь раньше?

— Нет. Пола заехала. Помогла испечь последнюю партию печенья.

— Она не сказала, зачем приехала?

— Кажется, она хочет поговорить с тобой.

Бекка с трудом представляла себе Полу возле духовки. Почему вдруг она решила заехать?

Бекка повесила трубку и увидела озабоченный взгляд Люка.

— Ты будешь со мной ближайшие двенадцать часов?

— Так велел доктор.

Люк провел рукой по лицу и бросил на нее обреченный взгляд.

— Ладно. Похоже, у меня нет выбора. Но обещай, что не будешь волноваться. У меня случались травмы и посерьезнее. Боль в плече просто вывела меня из себя.

Бекка понимала, что он это говорил ради ее спокойствия. Она видела, как тяжело ему преодолевать боль. Она все больше восхищалась этим человеком, его честностью и мужеством.

— Тебе что-нибудь нужно?

— Содовую. Она в холодильнике.

Бекка подошла к нему с водой. Она залюбовалась его сильным телом, прядью волос, упавшей на лоб. Ей хотелось отвести эти волосы со лба и поцеловать его, чтобы навсегда унести его боль… Беккой овладело отчаянное желание приласкать Люка, успокоить его. Не осталось ни малейшего сомнения в том, что ее забота о нем продиктована не только дружескими чувствами. Она влюбляется в него!

Большой дом Мередит в Ланкастере очень подходил респектабельной хозяйке. Просторные комнаты, большой бассейн, гимнастический зал и круглосуточная охрана.

Когда раздался звонок в дверь, Мередит взглянула на часы. Только Пола могла заявиться в девять часов вечера. Пола была явно не в духе.

— Что случилось?

— Я сейчас ехала и думала о Бекке и Люке Хобарте. Кажется, у них серьезно.

— А мне кажется, это не наше дело, — ответила сердито Мередит.

— Я пыталась напомнить ей о Дэвиде, но она, кажется, считает, что теперь нашла настоящую любовь, — раздраженно сказала Пола.

— Почему ты решила, что у Бекки с Люком Хобартом серьезно? — спросила Мередит.

— Сегодня произошел несчастный случай. Пострадал Люк. По словам бабушки, Бекка останется у него на ночь в качестве сиделки.

— Останется с ним? — удивилась Мередит.

Пола развела руками.

— Тут что-то не так, сестричка. По-моему, Люк не тот, за кого себя выдает. Для простого парня он очень образован и у него слишком изысканные манеры. Видно, что он принадлежит к высшему обществу.

— И Люк не очень интересуется тобой. Неужели я слышу коварный голос ревности? — насмешливо спросила Мередит.

— Нет! То есть сначала это меня раздражало, но потом я заметила, как они смотрят друг на друга. Между ними существует особое притяжение, и ты чувствуешь его силу, когда находишься рядом с ними.

— У тебя богатое воображение, Пола.

— Дело не в моем воображении. И уж конечно, мне не привиделось, что костюм, в котором Люк был на балу, из модного бутика, а не из обычного магазина.

— Ты уверена?

— Я ли не разбираюсь в одежде? А как он танцует! Наверняка где-нибудь учился. Надо будет разузнать о нем подробнее.

— Бекка будет в ярости, — предупредила Мередит.

— Пока мы не узнаем что-нибудь интересное и полезное для нее, — возразила Пола.

Мередит вспомнила о частном детективе, услугами которого пользовалась в последние месяцы перед разводом.

— Это очень серьезно, Пола. Мне надо подумать.

Пола заметила, как переменилась в лице Мередит. Неужели ей тоже досталось в свое время от мужчин?

— Хорошо, подумай. А я тем временем покручусь в пекарне и постараюсь что-нибудь выяснить.

В десять вечера Бекка взяла две таблетки. Люк сидел в кресле напротив и слушал радио с закрытыми глазами.

Ему надо выспаться, чтобы восстановить силы. Склонившись над ним, Бекка прошептала:

— Люк?

Он открыл глаза и посмотрел на нее так, словно хотел отгадать ее мысли. Бекка снова оказалась в плену его завораживающего взгляда. Почему он обладает над ней такой властью? Бекка боялась отвечать на этот вопрос. Она протянула Люку таблетки и стакан с водой.

— Прими это. А потом — спать.

— Продолжаешь командовать?

От его бархатного голоса у нее мурашки побежали по всему телу.

— А ты продолжаешь упрямиться.

С улыбкой он принял у нее стакан и таблетки.

— Я здесь так хорошо устроился и вроде решил, что мне лучше не двигаться.

— Как ты себя чувствуешь?

— Плечо опять заныло. Кажется, еще нужен лед.

— Я принесу новый пакет, пока ты будешь готовиться ко сну.

— Бекка, ты не можешь бодрствовать всю ночь.

— Я подремлю в кресле. На случай, если засну, меня разбудит будильник.

— Ты можешь лечь на кровати рядом со мной, — предложил он.

Люк ждал ответа, глядя на нее невинными глазами, в которых все же нельзя было не заметить лукавых огоньков.

Глава шестая

Заманчивое предложение Люка вызвало в ней целую бурю эмоций, которую она поспешила подавить вежливым отказом.

— Мне и в кресле будет неплохо.

— Я не буду к тебе приставать.

— Не думаю, что спать на одной кровати — хорошая идея.

— Неужели я так неотразим? — спросил он, забавляясь.

Бурная фантазия Бекки разыгралась не на шутку. Она начала представлять разные эротические сцены, участниками которых были они с Люком.

— Пойду принесу лед. — В смущении Бекка поспешила на кухню.

Люк пошел в ванную и через несколько минут вышел в спальных шортах и футболке. Наверное, больное плечо мешало ее снять.

— Может, я помогу тебе снять ее?

— Я не в состоянии поднять руку, — обреченно произнес он, — придется разрезать футболку.

Бекка взяла ножницы и подошла к нему. Люк приблизился к ней и положил здоровую руку ей на плечо.

От его прикосновения по телу пробежала дрожь.

Он наклонился, и губы его оказались в опасной близости от ее рта.

Когда его губы коснулись ее губ, когда он приоткрыл их и ждал, чтобы она возвратила ему поцелуй, Бекка больше не смогла сопротивляться. Она ответила ему, и ее желание разрасталось с каждым движением губ, пока Люк не оторвался от нее, тяжело дыша.

— Вы меня удивляете, леди! — пробормотал он.

— Ты тоже это умеешь, — ответила она задыхающимся голосом, чувствуя его руку на своей талии и обжигающий жар внутри.

— Если мы и дальше будем так целоваться, ты точно окажешься в моей постели.

Она не может это допустить! У Люка болит плечо! Да и вряд ли она сможет любить его только одну ночь, а потом благополучно забыть о нем.

Мысль о том, что ей придется его потерять, вселила в нее такой ужас, что она уставилась на Люка немигающим взором.

— Что случилось?

— Ничего… Давай побыстрее снимем эту футболку, чтобы ты смог, наконец, поспать.

И Бекка целиком сосредоточилась на том, чтобы поскорее разрезать футболку. Она залюбовалась загорелым телом Люка и чуть было не поддалась искушению дотронуться до золотистых волосков на его груди. Бекка осторожно стянула ткань с поврежденного плеча.

— Спасибо.

Она кивнула и устроилась в кресле с вязаньем на коленях. Ночь будет долгой. О многом надо поразмышлять.

Пока Люк не заснул, Бекка прислушивалась к каждому его вздоху. Он не стал укрываться и все время ворочался, пытаясь устроиться поудобнее. На левом боку он не мог заснуть, так как оказывался лицом к Бекке. Лежать на спине мешал пакет со льдом.

Наконец он успокоился. Бекка расслабилась, завела будильник и попыталась забыть, что они с Люком одни в комнате.

Будильник зазвонил через три часа, но Люк даже не шелохнулся. Бекка подошла к кровати и тихо позвала его. Никакой реакции.

Присев на край кровати, она взяла его за руку.

— Люк! Пожалуйста, проснись!

Он открыл глаза.

— Стейси?

— Это Бекка, Люк. Мне надо задать тебе несколько вопросов. Для начала назови свою фамилию.

Он зажмурился, потом резко открыл глаза, приподнялся на подушках и посмотрел на нее недовольным взглядом.

— Бекка, это совсем не обязательно…

— Успокой меня.

— Моя фамилия Хобарт.

Она задала ему остальные вопросы из списка доктора. Слава богу, Люк в здравом уме и твердой памяти. Но когда он проснулся, то назвал… Бекка не могла не удовлетворить свое любопытство и спросила:

— Ты женат?

Сонное выражение мгновенно исчезло с его лица.

— Нет.

— Когда я тебя будила, ты назвал меня Стейси.

По лицу Люка пробежала тень.

— Мою жену звали Стейси. Она умерла четыре года назад, — печально ответил он.

— Прости, Люк.

Между ними возникло напряженное молчание. Люк лег на спину и закрыл глаза.

Постояв немного у кровати, Бекка собралась уходить, но резкий тон Люка остановил ее:

— Если бы я был женат, то не стал бы с тобой целоваться.

Ведь убедилась же, что Люк порядочный человек. А беспокойный червь сомнения все равно продолжает грызть. Почему она никак не научится доверять людям? Неужели не ясно, что не все такие, как Дэвид Кромвуэлл?

Она боялась привязаться к Люку, а потом его потерять, боялась влюбиться снова.

Бекка завела будильник и погасила свет в гостиной. Лучше заснуть, хоть ненадолго избавиться от ощущения, будто идешь по краю пропасти.

Зазвонил будильник. Бекка почувствовала, что шея онемела. Потянувшись, она встала и подошла к кровати Люка.

— Я не сплю, Бекка, нахожусь в квартире над гаражом твоей бабушки. Мои глаза зеленые, твои — голубые, и последний раз ты спрашивала, женат ли я. Кажется, ты можешь отправиться домой и спокойно заснуть в своей постели. У меня все в порядке.

— Люк, я останусь до утра.

— Тогда ложись на кровать, а я посплю в кресле. Тебе вставать через два часа.

— Я договорилась с бабушкой. Она откроет попозже. Я подойду, как только смогу.

— Бекка, ложись на кровать. Мне все равно на ней неудобно. Проглочу еще пару таблеток, поморожу себя льдом и постараюсь уснуть сидя.

Натянутость этого разговора мучила ее.

— Люк, ты ничего не рассказывал мне о своей жизни, поэтому я и спросила.

— Бекка, забудь. Ты можешь спрашивать о чем угодно. Надеюсь, ты поняла, что я не тот человек, который станет обманывать свою жену.

Бекка не знала, что ответить. Ей так хотелось верить Люку, но сомнения не оставляли ее. Недоверие отравляло ей жизнь. Люк пошел за таблетками, а Бекка наполнила пакет льдом. Она протянула ему пакет, Люк вежливо поблагодарил.

Когда Бекка легла на кровать, а Люк опустился на кресло, она подумала о том, что никогда больше не увидит желания в его глазах.

Люк проснулся с первыми лучами солнца. Как только он потянулся в кресле, боль в плече дала о себе знать с прежней силой. Возможно, горячий душ облегчит его страдания.

Взглянув на Бекку, так мирно спавшую, свернувшись калачиком на кровати, Люк решил, что холодный душ лучше.

Кажется, ночью он был с ней чересчур груб.

Почти всю ночь Люк думал о ней. Он хотел рассказать ей всю правду о себе, о том, кто он на самом деле, где он был раньше, что делал. Но ради чего? Он больше не искал в женщинах любви, не хотел жениться вновь, не хотел никого пускать в свое сердце. Не хотел связывать себя клятвами и обещаниями, которые могут очень много значить для одного человека и ничего не значить для другого.

Он любил Стейси. Ему хотелось малого — заботиться о ней, защищать ее. Он не собирался держать ее под замком, не собирался навязывать свою волю. Но она изо всех сил сопротивлялась его защите, отвергала его заботу. И у него опустились руки.

Наблюдая за Беккой, Люк видел, как сильно она отличалась от его жены. Не такая самоуверенная, но умеющая постоять за себя и защитить свои интересы. Неуверенность Бекки в сочетании с уязвимостью создавали ее неповторимый шарм. Она такая красивая! В ее глазах столько живого огня, а волосы золотом переливаются в солнечных лучах! Ее улыбка заставляет сжиматься его сердце!

Но Бекка мать-одиночка, ее сыну нужен отец. После встречи с богатым и бессовестным плейбоем, не знающим, что такое ответственность, она перестала доверять мужчинам. Если бы Люк сказал ей, кто он на самом деле, она бы сразу же поставила его в один ряд с Кромвуэллом.

А что в недавнем прошлом творилось в его личной жизни? Фотомодели, великосветские львицы, успешные деловые женщины. Если собрать их вместе, то получится довольно длинный список, от которого Бекка пришла бы в ужас.

Люк вышел из ванной. Он едва мог пошевелить ушибленной рукой.

Бекка проснулась и сидела на кровати, скрестив ноги.

— Что случилось? — с беспокойством спросила она.

— Кажется, тебе придется отвезти меня в больницу. Это серьезнее, чем я думал.

Ни о чем не спрашивая, Бекка вскочила с кровати.

— Я возьму ключи.

В шесть часов вечера Бекка поднялась в квартиру Люка с корзиной, полной еды, сомневаясь, что поступает правильно. Утро они провели в больнице. Ушиб плеча оказался серьезным — был поврежден сустав. Люку назначили лечение. Когда они вернулись домой, Люк выглядел изнуренным. Он настоял на том, чтобы Бекка отправилась по своим делам.

Весь день она беспокоилась о нем.

Приехав в пекарню, она застала Полу, которая хорошо справлялась с работой кондитерши. Перед закрытием Пола пригласила бабушку и Тода поужинать, так что Бекка могла быть свободна.

Вскоре она пришла к Люку с продуктовой корзиной.

— Ты голоден?

— Как волк, — ответил Люк, улыбнувшись.

Значит, он в хорошем настроении. Ну что ж, это радует. В голосе Люка звучала чарующая мягкость, придавшая его словам скрытый смысл, но Бекка решила, что это всего лишь ее фантазии.

— Как ты себя чувствуешь?

— Лучше. Я выпил таблетку и спал несколько часов.

— Ты не сомкнул глаз ночью.

— Как и ты.

Бекке вспомнилось, о чем они говорили ночью, и ей очень захотелось узнать, простил ли Люк ее за недоверчивость.

— А где Тод и бабушка?

— Отправились ужинать к Поле. Ты будешь есть в доме или устроимся во дворе?

— Лучше на свежем воздухе. Я надену рубашку и вернусь.

Бекка не стала ждать, спустилась вниз, сняла одеяло с качелей, расстелила его под дубом на заднем дворе, достала из корзины все необходимое. Люк присоединился к ней.

Подняв голову, Бекка увидела его, и сердце снова учащенно забилось. Правый рукав его рубашки болтался свободно.

Опустившись на одеяло, Люк сказал:

— Спасибо, Бекка. За то, что не бросила меня и помогла мне, несмотря на мое поведение. Прошлой ночью я ответил тебе немного резко, прости.

— Я не должна была спрашивать тебя о том, о чем спросила. Мне бы следовало догадаться…

Но Люк не дал договорить, положив ей пальцы на губы. Бекка почувствовала, какие они нежные, теплые… По ее телу пробежала сладкая дрожь.

— Прошлое упорно преследует нас, как бы мы ни старались от него убежать.

— От чего умерла твоя жена? — тихо спросила Бекка, сознавая, что бередит старую рану.

— Рак…

— Сочувствую…

Его подбородок дрогнул.

— Мне она призналась слишком поздно.

— Может, она просто не хотела тревожить тебя?

— Она не доверяла мне… — Люк покачал головой. — Это уже не имеет значения.

— Имеет. Ты все еще злишься на нее.

— Я не злюсь, просто не понимаю. У мужа с женой не должно быть секретов друг от друга. Тем более нельзя скрывать такие серьезные вещи. Если бы Стейси не терпела так долго, если бы доверилась мне, она могла бы еще жить.

Его боль глубоко тронула ее сердце, Бекка переживала вместе с ним.

— Ты должен простить ее и простить себя.

Люк спросил:

— А ты легко прощаешь?

— Мне легче простить других, чем себя.

— Ты простила Кромвуэлла за то, что он тебя бросил?

— Мне пришлось, Люк. Я никогда не забуду, как он меня использовал, но мне пришлось простить его из-за Тода. Моя обида наложила бы отпечаток на отношения с сыном, а я не могла это допустить.

Люк сжал ее пальцы.

— А ты мудрая женщина.

— Не такая, как может показаться. Мне очень помогла бабушка. Ее советы бесценны, но она никогда меня не поучала. Она всегда была для меня опорой, защищала, помогала и научила меня жить.

Больше, чем когда-либо, Люку хотелось поцеловать Бекку, и пусть этот поцелуй длится и длится, пока они не забудут о прошлом и настоящем. Ему вдруг захотелось признаться, что именно благодаря бабушкиной настойчивости Бекка получила субсидию, рассказать о том, что он возглавляет семейный фонд.

Но если он скажет ей правду, она посмотрит на него совсем другими глазами. Он не увидит в них больше того волшебного огня. Бекка заподозрит его в неискренности и отдалится от него. А ему так не хотелось, чтобы она подумала о нем плохо. Так же, как и расставаться с ней.

Вдруг Люк заметил, как кто-то появился из-за угла дома. Он узнал в приближающихся фигурах Джада и Мэрайю. Джад держал на руках их пятимесячного сына Дэниела.

— У меня гости, — сообщил Люк Бекке и поднялся на ноги. — Очень рад вас видеть. Мэрайя, Джад, это Бекка Джекобс, — представил ее Люк. — Бекка, это один из моих кузенов с женой.

Джад улыбнулся и протянул руку. Мэрайя тоже пожала Бекке руку.

— Мы в отпуске, что-то вроде запоздалого медового месяца. Я никогда не видела Восточного побережья, так что мой муж решил сначала прокатиться в Пенсильванию, чтобы увидеться с Люком, а потом отправиться в Коннектикут повидать кузена Кристофера. По-моему, это самый лучший способ путешествовать. Места очень красивые.

— Да, — согласилась Бекка и посмотрела на Дэниела, который сладко спал на руках отца. — Не хотите чего-нибудь съесть или выпить? — обратилась к гостям Бекка.

— Спасибо, холодненькое и освежающее не помешает, — ответил Джад.

Бекка и Мэрайя пошли в дом за водой.

— Если хочешь провести с нами день за городом, я заеду за тобой завтра, — предложил Джад.

— Отличная идея, — подумав, сказал Люк.

— Может, Бекка захочет поужинать с нами завтра вечером?

— Ты спрашиваешь у меня разрешения пригласить ее?

— Мне ее пригласить? — спросил Джад без малейшего намека на шутку.

После минутного колебания Люк ответил:

— Да.

Сидя в шезлонге у костра, Бекка качала на руках Дэниела и вспоминала, как укачивала Тода.

Глядя на Джада и Мэрайю, можно было сказать, что эти люди любят друг друга. Качая их славного мальчугана, Бекка вновь призналась себе, что влюбилась в Люка.

Он подошел к ней с двумя шоколадными зефиринами.

— Хочешь? — спросил Люк и посмотрел на Дэниела с нежностью, растопившей сердце Бекки.

Она потянулась было за зефириной, но Люк остановил ее.

— Подожди, я сам. А то испачкаешь ребенка сладкими руками.

Бекка смотрела на его губы, такие нежные в поцелуе, вспоминала его сильные руки, обнимавшие ее. Люк склонился над ней. Из него бы вышел прекрасный отец, подумала Бекка. Она видела, как он обращается с Дэниелом, и знала, как он относится к Тоду.

— Открой рот, — проговорил он шутливым тоном и поднес воздушный комочек к ее губам. Бекка послушно проглотила зефирину, коснувшись губами пальцев Люка, который не спешил отводить их от ее губ. Она взглянула на него и поняла, что они думают об одном и том же. — Тод не возражал против твоего пребывания здесь сегодня вечером? — спросил он, не спуская с нее глаз.

По субботам в булочной Бекке помогал временный работник, а за Тодом обычно присматривала бабушка.

— Он дуется на меня. Ему хотелось поехать с нами, но наказание не кончилось. Бабушка сказала, что он хмурился весь день. Надеюсь, я не слишком давлю на него.

— Ты все правильно делаешь. Вчера вечером твой сын извинился за то, что вовлек меня в беду, как он сам выразился.

— Беда миновала, — сказала Бекка ласковым голосом, а сама думала о том, поцелует ли Люк ее снова.

— Я в этом не уверен.

Улыбаясь, к ним подошла Мэрайя.

— Мне надо забрать этого парня и уложить его спать.

Бекка неохотно передала Мэрайе сына.

Мэрайя, прижимая ребенка к груди, спросила:

— Хочешь помочь мне уложить Дэнни? Заодно оценишь наш дом на колесах.

— С удовольствием, — кивнула Бекка.

Люк подошел к костру, Джад подбросил полено, чтобы огонь разгорелся ярче.

— Тебе надо рассказать ей. Ты обманываешь сам себя, если думаешь, что не влюблен.

— Ничего не происходит, Джад.

— Успокаиваешь себя мыслью, что раз ты с ней не спишь, так ничего и не происходит. Люк, скажи, ты сможешь уехать и навсегда забыть эту женщину и ее сына?

Люк знал, что рано или поздно ему придется покинуть Оук-Корнерз. И каждый день, стоило ему подумать о том, что он никогда больше не увидит чарующей улыбки Бекки, не поиграет с Тодом в баскетбол, Люк чувствовал страшную пустоту внутри. Ему было знакомо это ощущение…

— Смогу. Мне придется. Я не собираюсь снова жениться, да и просто не хочу этого. Бекка не женщина на одну ночь или на месяц. Она заслуживает большего. А большего я ей дать не могу.

— Тогда уходи сейчас. Пока не влюбился окончательно. Так будет справедливо по отношению к ней и к себе.

Джад прав. Меньше всего Люку хотелось причинить Бекке боль. Когда они вернутся, он скажет ей, что уезжает и что его место займет другой распорядитель. Тогда он сможет уйти, не чувствуя себя виноватым.

И сердце его хоть немного успокоится.

Глава седьмая

Бекка и Люк остановились возле гаража. В свете луны волосы Бекки отливали золотом. Люк пригласил Джада и Мэрайю на обед. Поэтому он решил повременить со своим признанием Бекке о том, кто он на самом деле. Он хотел, чтобы завтра все чувствовали себя легко и непринужденно. Один день ничего не решает.

По дороге домой, не переставая думать о предстоящей скорой разлуке с Беккой, Люк вспомнил, что в ящике комода у него лежит ее вещица. После бала случилось так много событий, что Люк забыл о сережке.

— Я должен тебе кое-что вернуть. Ты можешь подождать здесь, если хочешь.

— Я поднимусь с тобой, — мягко сказала Бекка.

Люк пропустил Бекку вперед и, поднимаясь за ней по ступенькам, твердил себе, что никогда прежде желание не брало в нем верх над здравым смыслом. Сумеет он побороть себя и сегодня.

Бекка отошла в сторону, чтобы Люк открыл дверь, и легкий ночной бриз донес до него запах персиков. Он чуть не застонал от желания подхватить ее на руки, принести в комнату и лечь с ней в кровать. С тех пор, как Люк увидел ее, он словно заколдованный. Как избавиться от этих чар? Да и хочет ли он этого?

Включив свет, Люк подошел к комоду и достал оттуда сережку.

— О, Люк! Не могу передать, как я рада, что ты нашел ее! Я так расстроилась, когда ее потеряла.

Как она вспыхнула вся! Милая, сияющая, как никогда, красивая, Бекка излучала радость и волновала воображение. Люк мгновенно забыл о решении быть разумным, о том, что скоро уезжает, а также о своем хваленом здравом смысле, побеждавшем желания.

Он поцеловал ее так, будто всю жизнь не мечтал ни о чем другом. Плечо все еще болело, но это уже не имело значения. Скользнув рукой по ее талии, Люк притянул Бекку к себе, чтобы ощутить ее тепло, почувствовать ее всем телом.

Она поняла его без слов и прижалась к нему еще крепче. Мягкое прикосновение ее груди с новой силой разожгло в нем тлеющие угольки страсти. И Люк понял, что перед Беккой ему не устоять. Он жаждал их близости. Ему хотелось не только получить удовольствие, но и доставить его Бекке. Люк страстно припал к ее губам, жадно проник к ней в рот, забыв о всяких приличиях и не думая о последствиях. Бекка значила для него больше, чем все нравственные запреты.

Его тяга к ней переросла обычное физическое влечение, она переполняла его, и он больше не мог ей противостоять. Люк ненадолго прервал поцелуй, чтобы упасть вместе с Беккой на постель, затем их губы снова встретились.

У Бекки перед глазами все поплыло, ее охватило пугающе приятное возбуждение…

Люк никогда раньше не целовал ее так. Когда Бекка провела языком по его языку, она почувствовала, как Люк задрожал. Его напрягшееся тело возбуждало ее, согревало, сулило исполнение всех ее тайных желаний. Поцелуй закрутил ее в стремительном вихре страсти, руки сами потянулись к пуговицам на его рубашке. Бекка хотела прикоснуться к нему и жаждала ответного прикосновения.

Пока она расстегивала пуговицы, Люк просунул руки под ее футболку и начал ласкать Бекку. Он гладил ей живот и талию. Пальцы перестали слушаться ее. А когда его рука коснулась ее груди, Бекка чуть не задохнулась от возбуждения.

Люк ласкал ее грудь, и Бекка думала, что сейчас окончательно потеряет голову. Она прильнула к нему, ощутив его возбуждение. Люк застонал, угадав ее намерения, и это придало ей еще больше уверенности. Бекка была готова утолить его страсть…

Зазвонил телефон.

Один раз, два раза. Нет, им не послышалось.

Люк встал и пошел на кухню. Он не спускал с Бекки глаз, пока говорил по телефону хриплым голосом. Затем он протянул ей трубку.

— Это твоя бабушка.

Бекка чувствовала, что лицо ее горит огнем, когда подошла к телефону.

— Что-нибудь случилось?

— Я увидела, как у Люка зажегся свет, и подумала, что раз ты не идешь, то решила остаться на ночь.

В полном замешательстве Бекка пробормотала:

— Нет, я собиралась домой…

— Дорогая, ты же взрослая. Я позвонила не затем, чтобы учить тебя, просто вечером звонил Дэвид Кромвуэлл, и я подумала, что тебе не помешает узнать об этом.

— Дэвид?

— Он сказал, что завтра будет в Ланкастере и позвонит тебе. Бекка, он хочет тебя видеть.

— Что это ему взбрело в голову после стольких лет?

— Не знаю, дорогая. Но я подумала, что тебе надо сообщить.

— Спасибо. Я буду дома через несколько минут.

— Это совсем не нужно. Хочешь остаться с Люком — оставайся.

Остаться с Люком — значит заняться с ним любовью. Они слишком увлеклись. Бабушка отлично сделала, что позвонила. Теперь у Бекки есть возможность подумать о последствиях. Готова ли она к ним?

— Я буду дома через несколько минут, — повторила Бекка и повесила трубку.

Люк подошел к ней, в его зеленых глазах светилось беспокойство.

— Неприятности?

— Не знаю. Надеюсь, что нет. Дэвид приезжает завтра и хочет увидеться со мной. Не представляю, зачем.

— Может, он понял, что много лет назад совершил ошибку.

— Сомневаюсь.

Удивительно, как в одно мгновение вспомнились все обиды, о которых она, казалось, давно забыла. Люк стоял перед ней с расстегнутым воротом, напоминая о безрассудстве, которое Бекка чуть не совершила несколько минут назад. Неужели первый горький опыт ее ничему не научил?

Бекка поспешила покинуть квартирку Люка, боясь, что он снова поцелует ее и что волна страсти захлестнет их с новой силой. А утоленные желания плоти оборачиваются болью в сердце. Она это знала.

Воскресным утром Бекка доставала шоколадный торт из духовки, как вдруг, стремительно скатившись вниз по ступенькам, в кухню влетел Тод.

— Бабушка сказала, что миссис и мистер Уитмор уезжают. Ну и ладно.

Бекка засмеялась.

— Я думала, ты не прочь пообщаться с ними подольше.

— Хорошо вчера провела время? — спросил сын.

Обычно он не интересовался ее занятиями.

— Да, дорогой, — честно призналась Бекка.

Она вспомнила вчерашний вечер. Особенно поцелуй Люка. То, что вчера чуть не случилось, до сих пор не давало ей покоя.

— Я еще наказан?

— Никакого телевизора и встреч с друзьями в течение следующей недели, — сказала Бекка, потянувшись за миксером для глазури.

— Я хотел проверить.

По его тону Бекка догадалась, что Тод неспроста затеял этот разговор.

— В чем дело?

Сунув руку в карман джинсов, он пожал плечами.

— Мне бы кое-чего хотелось.

— И чего же?

— Завтра после школы ребята собираются в поход в Фокс-Вудс. Можно мне пойти?

Лес Фокс-Вудс, в окружении холмов, находился на северной границе Оук-Корнерз. Место довольно красивое и дикое. Еще бы ему не хотелось туда пойти! Но слова Люка о твердой руке не дали ей проявить мягкосердечие.

— Я не могу отпустить тебя, Тод. И не только потому, что ты наказан. Я не хочу, чтобы ты отправился туда без взрослых.

— Мам, там не будет Джимми…

Не поддаваясь его жалобному тону, Бекка решительно заявила:

— Нет, Тод.

— Ты просто не хочешь, чтобы я веселился, — пробурчал ее сын.

Достав из буфета мерный стакан, Бекка насыпала в него сахар.

— Я пригласила Уитморов на обед, потому что знаю, как ты хочешь поговорить с ними о ранчо. Я хочу, чтобы ты веселился без ущерба для окружающих и не валял дурака.

Бекка решила подготовить Тода к встрече с отцом, но не стала предупреждать мальчика. Сначала нужно выяснить, чего хочет Дэвид.

— Как ты думаешь, мистер Уитмор покажет мне, как бросать лассо?

— Возможно. — Бекка достала из холодильника пачку масла. — Хочешь слизать глазурь с пестика, когда я закончу?

— Перед обедом?

— Ну конечно. А почему бы нет? Разве я не имею права побаловать собственного сына?

Глазки Тода сразу заблестели. Бекка растрепала ему волосы. Он увернулся, но она заметила его улыбку.

Во время обеда Люк не спускал с Бекки глаз, и она не могла это не заметить. Весь день они и двух слов не сказали друг другу наедине. Джад и Мэрайя с ребенком постоянно были рядом. Тод занял место между Люком и Джадом и замучил их расспросами о ранчо «Четыре звезды», на котором они выросли.

После десерта все вышли во двор. Джад и Люк принялись показывать Тоду на примере шезлонга, как заарканить теленка. Укачивая Дэниела, Мэрайя рассказывала, как ее мама приехала в Техас помочь ухаживать за Дэниелом, осталась там навсегда и вышла замуж за отца Джада.

Пока Джад увлеченно рассказывал о ранчо, Люк подошел к Бекке. Они вместе отошли в тень дуба, где их никто не мог услышать и увидеть.

— Кромвуэлл еще не звонил? — как можно тише спросил Люк.

— Нет. — Бекка с опаской взглянула в сторону дома. — И я надеюсь, что не позвонит. Я как на иголках. Ума не приложу, чего ему надо.

— Ты говорила Тоду, что звонил его отец?

Она покачала головой.

— Нет еще. Пока не нужно.

— Бекка, прошлой ночью… — почти шепотом начал Люк.

Она долго и мучительно размышляла над этим событием и пришла к определенному заключению.

— Слава богу, что нас прервали. Или я бы оказалась в той же ситуации, что и одиннадцать лет назад.

— Ты сравниваешь меня с Кромвуэллом? — возмущенно спросил Люк.

— Ты совсем непохож на Дэвида, — мягко, но уверенно успокоила его Бекка. — Но ситуация та же. Ты уезжаешь, а я чуть не совершила глупость.

— Я бы позаботился о защите, — сказал Люк. — А если бы вышла осечка, я бы не стал бежать от ответственности. Эту проблему всегда должны решать двое. Странно, что ты до сих пор обо мне этого не знаешь.

— Все не так просто, Люк. Я не хочу вновь оказаться беременной без любимого человека рядом, без надежды на счастливое будущее.

— Ты веришь в сказку. А жизнь не такая. Брак двух любящих людей не всегда складывается гладко. Уж я-то это знаю.

— А мне кажется, можно жить счастливо, — возразила Бекка и добавила: — Если муж и жена хотят одного и того же.

Люк молчал. Тод позвал его, и он ушел. Бекка вернулась в шезлонг, размышляя о несложившейся семейной жизни Люка. Она верила ему, но почему? Потому что глаза его не лгали. Бабушка часто рассказывала о своей жизни с дедушкой и о том, как они были счастливы вместе. Суждено ли ей испытать такое же счастье?

Бабушка встала из-за стола.

— Пойду принесу лимонада.

Бекка с умилением наблюдала, как Дэниел прижимается к материнской груди. Как бы ей хотелось снова малыша! Но только чтобы рядом был отец. Одиночество пугало ее.

— Ты круто изменила жизнь Люка, — сказала Мэрайя, сочувственно улыбаясь.

— Изменила? — удивилась Бекка, размышляя, о чем можно рассказать Мэрайе. — Ты давно знаешь Люка?

— С прошлого лета. Но, мне кажется, я узнала его достаточно неплохо.

— Скажи, а он может долго оставаться на одном месте?

Мэрайю как будто покоробил этот вопрос.

— Бекка, Люк очень осторожный человек.

— Он рассказывал мне о своей жене. Ее смерть стала причиной его осторожности, да?

Взглянув на сына, Мэрайя погладила его по пушистым черным волосам.

— Мне кажется, Люк сам должен рассказать тебе обо всех причинах.

— Вряд ли это мое дело.

— Это твое дело. Каждому, кто наблюдает за вами двоими, ясно… — Мэрайя умолкла, так как бабушка позвала Бекку:

— Бекка, к телефону. Ты ждала этого звонка.

Извинившись, Бекка ушла. Неохотно она взяла трубку.

— Да?

— Ребекка, это Дэвид.

— Зачем ты звонишь?

— Я хочу увидеться с сыном.

Этого Бекка и боялась.

— Зачем?

— Я должен объяснять свое вполне естественное желание?

— После десяти лет должен. Почему ты думаешь, что я позволю тебе увидеться с Тодом?

— Он мой сын, и у меня есть право…

— Нет у тебя никаких прав. Ты потерял их, когда сбежал.

— Не перечь мне, Ребекка. У меня достаточно денег, и я могу купить все, что захочу.

— Угрожаешь?

— Предупреждаю! А пока неужели мы не можем просто пообщаться? Когда ты завтра придешь домой?

— Около шести.

— Я буду у вас в семь.

— Дэвид, мне надо его подготовить…

— У тебя есть время до завтрашнего вечера. Увидимся. — И он положил трубку.

Бекка уставилась на автоответчик, приходя в себя после разговора со своей первой любовью, как вдруг густой мужской голос напугал ее:

— Чего ему надо?

Ее руки дрожали, она была так потрясена объяснением с Дэвидом, что не слышала, как вошел Люк.

— Он хочет увидеть Тода. Я боюсь, Люк. Я не доверяю Дэвиду.

Люк взял ее за плечи.

— А вдруг он станет добиваться опеки? Я не могу потерять Тода. Он для меня все… — Голос ее дрогнул.

— Ну-ну, не волнуйся! — Люк взял ее за подбородок. — По-моему, ты преувеличиваешь. Все не так страшно.

— Я не знаю, как поступить. И что сказать Тоду, — горько сказала Бекка.

— Правду.

Спокойствие Люка придало ей уверенности.

— Ты прав. Пусть Тод узнает, какой человек его отец, и сам решит, как к нему относиться. Но Дэвид может попытаться купить его с помощью подарков, и возможно, Тод встанет на его сторону.

— Тод умный мальчик. Его не удастся долго обманывать.

— Хочется верить. Но я знаю, как Дэвид умеет убеждать.

Люк провел большим пальцем по ее подбородку, и Бекка вновь ощутила магнетизм его прикосновения.

— Когда ты собираешься сказать Тоду?

— После отъезда Джада и Мэрайи. Не хочу портить вечер.

— Могу обеспечить моральной поддержкой.

— Я не должна втягивать тебя в наши отношения, — проговорила Бекка, втайне надеясь, что Люк поможет ей в столь непростой ситуации.

Он слегка водил пальцами по ее губам.

— Я уже втянут. Меня волнует все, что происходит с тобой и с Тодом.

Это не объяснение в любви, но пришло ли время для подобного признания? Они знают друг друга совсем недолго. Но Люк стал ей ближе, чем кто бы то ни было. Таким же близким, как бабушка. Ее сердце сделало выбор в пользу этого человека. Как только Бекка впервые посмотрела ему в глаза, между ними установилась незримая связь. Но это не колдовство, Люк не приворожил ее. Он просто оставался самим собой. Люк — полная противоположность Дэвида. Они так отлично поладили с Тодом. Бекка не могла нарадоваться, глядя на них. И с ней он вел себя совсем по-другому… Люк не играл в игры, не пытался манипулировать ею. Бекка была для него не только объектом страсти. Он уважал ее.

— Спасибо за поддержку, но я должна сама поговорить с Тодом. Если у него появятся вопросы, кроме меня, никто не сможет на них ответить.

— Не зайдешь ко мне после разговора с ним? Твоя сережка до сих пор у меня. Или хочешь, я принесу ее сейчас?

Бекка и думать забыла про сережку после вчерашнего бурного эпизода с Люком. Он не станет тащить ее в постель. Он слишком гордый для этого и слишком ее уважает. А она разрывалась между страстным желанием быть с Люком и прочно засевшей в голове мыслью о том, что заниматься любовью нужно только в том случае, если ты уверена, что этот человек тебя никогда не покинет. Но в состоянии эмоционального потрясения, в котором она пребывала сейчас, в непростой ситуации с Тодом, Бекка больше всего нуждалась в поддержке Люка.

— Я скоро буду. Ты стал нам другом, Люк, и я очень ценю твое мнение.

Люк взял ее за подбородок, слегка приподнял голову и поцеловал ее в губы. Вот это уже не по-дружески. Интересно, если она будет слушать свое сердце, то найдет настоящую любовь?

Майская ночь была восхитительна. Темное небо мерцало сотнями звезд. Люк стоял на лоджии, думал и ждал. Он не мог уйти от Бекки. После прошлой ночи это стало невозможно. Ни одна женщина не была нужна ему так, как Бекка.

Со Стейси они сошлись очень легко. Они идеально подходили друг другу, у них были общие интересы. А главное, Люк не волновался по поводу того, что она выходит за него из-за денег. Стейси была очень независима. Но его семья много значила для нее, она с гордостью носила фамилию Хобарт и доказала, что достойна этой фамилии. Им было хорошо в постели. Если бы Стейси была жива, они бы непременно завели детей и жили бы счастливо.

Только вот Стейси обанкротилась и ничего ему не сказала. А Люк тешил себя мыслью, что у них нет секретов друг от друга, что они действительно близки. Наверное, они со Стейси упустили что-то главное.

Обжигающая страсть к Бекке занимала все его мысли.

Люк услышал, как скрипнула сетчатая дверь в доме Наоми, затем легкие шаги по гравию. Это Бекка. Он узнал ее походку и страшно обрадовался, что она не передумала. Если у них ничего не выйдет, Люк был согласен и на дружбу с ней.

Но стоило ей приблизиться, как тело его напряглось, а кровь забурлила в жилах.

Пока Бекка поднималась по ступенькам, Люку не терпелось увидеть ее лицо.

Она повернулась к нему, глаза ее были влажными.

— Кажется, Тод смирился с тем, что у него нет отца. И у него нет желания встречаться с Дэвидом. Но я знаю, что Тод будет жалеть, если не сделает этого. Я предупредила его, что завтра он встретится с Дэвидом. Он остался очень недоволен.

Люк взял ее за руку, притянул к себе и обнял по-дружески.

— Однажды он тебя за это поблагодарит. Ты поступаешь правильно.

Бекка подняла глаза и улыбнулась.

— Спасибо. Мне надо было это услышать. Бабушка рано легла спать, и мне не удалось с ней поговорить.

— Можешь поговорить со мной.

Футболка на ней была такой мягкой. А ее щеки порозовели в тон футболке. Люк чувствовал, как грудь Бекки движется в такт ее дыханию, и понимал, что одного дружеского разговора ему будет недостаточно. Но, зная ее страхи и ее мечты, сомневался в осуществимости своего желания.

Когда ее губы приблизились к его губам, Люк прижался щекой к ее щеке.

— Бекка, ты пришла сюда потому, что тебе нужна моя дружба, или…

— Мне нужна твоя дружба, и я не могу оставаться одна. Я боюсь завтрашнего дня, Люк, а когда я рядом с тобой, мне ничего не страшно.

Он знал, что Бекка имела в виду. Ничто в мире не могло удержать его от того, чтобы поцеловать ее в уголок рта и прижать к себе еще крепче. Когда Бекка обняла его за шею, Люк поцеловал ее с неистовой страстью, которую дольше был не в силах скрывать.

Бекка реагировала так живо и так горячо, что он застонал, коснувшись ее нежной кожи. Сердце его бешено стучало. Когда Люк расстегивал ей бюстгальтер, то почувствовал боль в плече, но это его не остановило. Он быстро снял с Бекки футболку.

Она машинально поправила волосы, и бретельки бюстгальтера спали с ее плеч.

Люк взял ее за руки и, глядя в глаза, прошептал:

— Бекка, ты прекрасна! В тебе все совершенство: волосы, улыбка…

Он медленно снял с нее бюстгальтер и бросил его на кресло. Затем склонился к ее груди и коснулся языком ее соска. Бекка сладко застонала, и его руки потянулись к ее джинсам.

— Люк, знаешь… У меня очень мало опыта. Ты можешь быть разочарован.

Такая честная и такая уязвимая! Он должен ей рассказать.

После. Дэвид Кромвуэлл для нее живое напоминание о том, что богатому мужчине нельзя доверять. Но с другой стороны, если сейчас они займутся любовью, а потом он расскажет ей о своей жизни в Коннектикуте, Бекка подумает, что он ее использовал. Но жажда обладания этой женщиной была слишком велика, как и его желание доставить ей удовольствие.

— Ты никогда меня не разочаруешь. Ты самая лучшая. Как голубое небо, полевые цветы. Ни о чем не думай. Наслаждайся.

С этими словами Люк опустился на колени, расстегнул ее босоножки и осторожно снял их. После этого поднялся на ноги, снова поцеловал ее в губы, шею, грудь. Потом быстрыми и легкими движениями снял то, что на ней осталось из одежды, свою рубашку и медленно уложил Бекку на кровать.

Люк целовал и ласкал ее, а Бекка даже не спрашивала себя, почему он еще не раздет. Желание захватило их обоих, и они затерялись в ласках и поцелуях. Когда Бекка потянулась к пряжке на его ремне, он поймал и поцеловал ее руку, потом снова нашел губами ее грудь. Люк гладил ее талию, подбираясь все ниже и ниже, а Бекка беспрестанно повторяла его имя.

А когда он позволил себе самую смелую ласку, Бекка прошептала:

— О, да! Люк! Ты нужен мне! Не останавливайся!

— Я здесь, — ответил он. — Не бойся, Бекка. Я тебя не обижу.

— Но я хочу…

Люк целовал ее снова и снова, гладил ее тело, и оно реагировало на каждую его ласку. Он нашел ее самые чувствительные места, и Бекка испытывала поистине неземное блаженство. А когда его пальцы довели ее до исступления, Бекка выкрикнула его имя и сжала в кулаке простыню.

Дыхание ее сделалось ровным, глаза открылись.

— Почему?

Убрав волосы с ее лба, он ответил:

— Потому что мне нравится смотреть на тебя. Потому что отец твоего сына завтра вернется в твою жизнь и ты должна разобраться, чего ты на самом деле хочешь.

— Я уже разобралась, Люк.

— Возможно, сейчас тебе и вправду все ясно, но я не хочу, чтобы ты о чем-нибудь жалела потом.

Глаза ее просветлели, и Бекка улыбнулась.

— Знаете, Люк Хобарт, вы совершенно особенный человек.

Сейчас он чувствовал себя скорее виноватым, чем особенным. После того, как она разберется с Дэвидом Кромвуэллом, Люк расскажет ей о себе, и они решат, как им поступать дальше. А пока…

Люк обнял Бекку, и она приникла к нему. Если бы он мог запереться в этом доме от всего мира и навсегда остаться в Оук-Корнерз.

Но он знает, что такое долг, а Бекка должна узнать о нем правду.

Очень скоро…

Глава восьмая

На вершине праздничного торта красовались три розовые розочки, которые сделала Бекка. Настроение было совершенно нерабочее. Хотелось петь, насвистывать мелодии и ни о чем не думать. Ночь, проведенная с Люком, была…

Бекка покраснела, вспомнив о нем. Ее потрясло то, что всю ночь он думал только о ней, заботился о том, чтобы ей было хорошо. Из-за этого она полюбила его еще сильнее. Пожалуй, Люк вел себя чересчур благородно. Дыхание перехватило, когда Бекка подумала о том, чего можно ожидать от настоящей ночи любви с этим человеком. Они долго обнимались, целовались, дремали, пока Бекка не собралась уходить домой. Если бы она заснула в его объятиях, то уже не смогла бы его покинуть.

Одеваясь и поймав в его глазах мерцающий огонь желания, Бекка в последний раз поцеловала его и ушла, снова забыв свою сережку. Та стала своеобразным талисманом, возвращавшим их друг к другу, хотя после прошлой ночи талисман Бекке больше не нужен.

Дверь на кухню распахнулась, и вошла Мередит.

— Привет. Найдется минутка поговорить?

Бекка взглянула на часы, висящие на стене. Одиннадцать, время ланча. Отложив кондитерский мешочек, Бекка улыбнулась.

— У меня есть несколько минут. До трех мне нужно успеть украсить еще пять тортов.

Разглядывая россыпь роз на прилавке, Мередит сказала:

— Я вчера виделась с Дэвидом. Он говорил, что сегодня встречается с Тодом.

Улыбка исчезла с лица Бекки.

— Тод в растрепанных чувствах по этому поводу, и я не знаю, чего ожидать от Дэвида.

— Может, ему просто любопытно. Мы немного поболтали. Сомневаюсь, что его стиль жизни изменился.

— Тоду нужен отец. Настоящий отец, который будет любить его и заботиться о нем. С тех пор, как в нашей жизни появился Люк… — Бекка замолчала, потому что всегда избегала откровенных разговоров со сводной сестрой.

— Это серьезно? — Лицо Мередит выглядело обеспокоенным, в глазах светилось живое участие, а не простое любопытство.

После прошлой ночи Бекка могла дать только один ответ на этот вопрос.

— Да, серьезно.

— Разве он не уедет, когда построят ресторан?

— Не знаю. Надеюсь, что останется. Он может основать здесь свой строительный бизнес.

— Вы не говорили об этом?

— Нет. Для меня это так ново, Мередит! Я никогда не думала, что могу испытывать подобное чувство к мужчине. Он настоящий, такой нежный и…

— Да ты без памяти влюбилась в него. Но ты уверена, что это не выдуманный тобой идеальный образ?

А на самом деле? Это она может строить планы на будущее, но вполне возможно, что Люк живет настоящим моментом. Нет. Прошлая ночь доказала обратное. Люк мог бы удовлетворить свое желание, но не стал.

— Уверена.

Бекка ожидала, что Мередит порадуется за нее, но та вдруг нахмурилась.

— Совсем забыла. Мне надо позвонить. — Подойдя к двери, она кивнула на торт: — Это произведение искусства, Бекка. Как бы я хотела иметь твой талант!

Бекка от удивления открыла рот.

— Мередит! Ты красивая. Ты всегда знаешь, что сказать и как поступить. Ты так замечательно ухаживаешь за детьми в больнице. Я видела тебя там. У тебя тоже есть талант.

Грустная улыбка заиграла на губах Мередит.

— Я всегда думала, что у меня будут собственные дети. Готовила себя к роли жены и матери. Но, как видно, напрасно.

— Ты еще можешь родить ребенка…

— После двух выкидышей?.. Вряд ли это возможно. Кроме того, я бы не рискнула делать это в одиночку. Я восхищаюсь тобой, Бекка.

— Два выкидыша? Мередит… Я не знала… Почему ты ничего не говорила? Мне так жаль!

Глаза Мередит наполнились слезами, но она быстро справилась с собой.

— Я не могла об этом говорить. Мы даже с Брайаном об этом не говорили. — Она покачала головой. — Все кончено. Я думала, чем мне заняться, и ты только что подала мне идею. Может, мне стоит вернуться в школу и стать учительницей? Я ведь и правда люблю детей.

— Думаю, ты будешь замечательной учительницей.

Какое-то мгновение две женщины молча смотрели друг на друга.

— Почему мы раньше так не разговаривали? — мягко спросила Бекка.

— Не знаю. Бекка, Пола и я беспокоимся… — Что?

— Да так, ничего. Мне надо кое-что выяснить. Надеюсь, с Дэвидом все пройдет благополучно. Мы с тобой еще поговорим.

Бекка кивнула. Входная дверь захлопнулась за ее сводной сестрой. Кажется, они стали сестрами, и слово «сводная» можно отменить.

Люк играл с Тодом в баскетбол. Плечо его уже не так болело. Он мог вполне свободно шевелить рукой. Но бросал мяч только левой. Мяч ударился о землю, Люк проворно подхватил его. В этот момент во двор плавно вкатился «ягуар».

Люк взглянул на дом. Бекка появилась на крыльце и смотрела, как Кромвуэлл выходит из машины. Интересно, о чем она сейчас думает?

— Я не хочу его видеть, — пробурчал Тод.

Люк целый день не виделся с Беккой. Когда он вышел проветриться после ужина, Тод попросил поиграть с ним в баскетбол. Зная, с какой неохотой мальчик ждал этой встречи, Люк не смог ему отказать. Он очень хотел помочь Бекке и ее сыну, но Бекка должна была встретиться со своей первой любовью, и Люк боялся оказаться лишним.

— А вдруг он тебе понравится? — предположил Люк.

— Вряд ли, — ответил мальчик.

Тод не двинулся с места. Бекка направилась к ним. Дэвид Кромвуэлл тоже шел к ним по дорожке. Люк оценил его безупречный стиль. Тенниска от известной фирмы спортивной одежды, белый свитер, небрежно завязанный на плечах, отутюженные слаксы, щегольские белые мокасины. Пижон, одним словом. Интересно, а что бы сказала о нем Бекка? Она разглядывала этого светловолосого и кареглазого красавчика, очевидно получившего образование в одной из престижных школ, с таким интересом, что Люк заволновался. Следовало бы вежливо кивнуть незнакомцу, но Люк просто не мог этого сделать.

На лице парня появилась улыбка, достойная обложки глянцевого журнала.

— Ребекка, ты такая же красивая, как и десять лет назад.

— Почти одиннадцать, — поправила она, положив руку на плечо Тода.

— Совершенно верно.

Его взгляд скользнул по ее простой белой блузке и цветастой юбке. Стиль деревенский, но эти вещи ей очень шли. Люка вдруг разозлило, что она так нарядилась ради этого парня.

Внимание Кромвуэлла переключилось с Бекки на мальчика, стоявшего рядом с ней. Он протянул руку.

— Ты, должно быть, Тод. Я твой отец.

Тод не знал, что делать. Он пожал Кромвуэллу руку, но при этом выглядел не очень счастливым.

Бекка кивнула в сторону Люка:

— Это Люк Хобарт, главный на стройке моего ресторана. Он живет над гаражом.

Они пожали друг другу руки. На первый взгляд Дэвид производил впечатление приятного молодого человека.

— Бекка, теперь я не только строю твой ресторан. Я еще и друг твоего сына.

Бекка покраснела под его взглядом, очевидно вспомнив прошлую ночь, после которой их с Люком дружеские отношения перешли в другую стадию.

Вежливая улыбка Дэвида превратилась в маску.

— Понятно. — Он повернулся к Бекке: — Почему бы нам не пройти в дом и не поговорить? Мне бы хотелось поближе познакомиться с Тодом. Уверен, что у него есть вопросы ко мне.

— Вы играете в баскетбол? — спросил Тод, оглядывая Дэвида с головы до ног.

— Предпочитаю поло, сынок.

— Что такое поло?

— Это вроде того, как играть в гольф на лошади, — с улыбкой ответил Люк.

— Не совсем верное сравнение, — недовольно заметил Дэвид.

— А как насчет бейсбола? — не унимался Тод.

— Мне нравятся водные лыжи и парусный спорт, сынок. Я бы мог много рассказать тебе о них. Но почему бы нам не поговорить с тобой с глазу на глаз? — Дэвид похлопал Тода по плечу.

Мальчик подошел к Люку.

— Я лучше покидаю мяч.

Растерявшись, Бекка взглянула на Люка.

— Пятнадцать минут. Люк скажет, когда время выйдет. Дэвид, пойдем в дом, я приготовлю нам что-нибудь выпить. Заодно и поговорим.

Дэвид посмотрел на Бекку взглядом собственника.

— Ну что ж, начнем нашу беседу, — согласился он все с той же ослепительной улыбкой, которую Люк с удовольствием бы стер с его лица.

— Пятнадцать минут, — повторила Бекка, обращаясь к Тоду, и зашагала к дому.

Люк услышал слова, которые Дэвид произнес, склонившись к ней:

— Извини, вчера по телефону я был немного груб. Я здесь не для того, чтобы причинять тебе неприятности.

— Тогда зачем ты здесь?

Дэвид оглянулся на Люка.

— Обсудим это в доме.

Люк охотно сам бы поговорил с Дэвидом, но должен был остаться с мальчиком.

Стуча мячом по земле, Тод пробурчал:

— Он мне не нравится. Я не хочу идти в дом.

— Ты все равно этого не избежишь. Ты не можешь притвориться, что его здесь нет. Дай ему шанс. Он еще может удивить тебя.

Вместо ответа Тод ударил пару раз мячом о землю и швырнул его в корзину. С каким удовольствием Люк увез бы сейчас Бекку с ее сыном на край света.

С Люком творилось нечто невообразимое. Он вошел в свою маленькую квартирку и сел за стол, намереваясь работать, пока не услышит шум отъезжающей машины Кромвуэлла. Люк ни на минуту не забывал о «Процветании». Где бы он ни находился, он всегда был в курсе дел фонда. Опытные заместители держали все под контролем, но определенные решения мог принимать только Люк.

Окна были открыты. До Люка доносились голос Бекки и стук шагов в гостиной дома Наоми. Люк смотрел на часы каждые пятнадцать минут, нервничая оттого, что Кромвуэлл долго не уходит. Ему уже пора. Тоду он не нужен.

Ему нужен отец, а не пижон.

Люк знал, что Тод ложится спать в девять часов, когда ему надо в школу, а Бекка отправляется в кровать в десять, потому что начинает работать с рассвета. Вот стрелка перевалила за девять. Наконец в половине десятого Люк услышал, как открылась дверь, голоса, шаги, звук мотора «ягуара»… Он вздохнул с облегчением. Ну конечно, как он мог ожидать чего-то другого? Неужели Бекка пригласила бы этого пижона остаться на ночь?

Но ведь когда-то они были любовниками.

Люку не терпелось самому пойти и узнать, как прошла встреча.

Он подошел к телефону и набрал номер. Бекка сняла трубку после второго гудка.

— Ну как все прошло? — спросил Люк.

— Не знаю. — Голос ее звучал неуверенно.

Люку это не понравилось.

— Слушай, Бекка, если не хочешь говорить со мной об этом, так и скажи.

— Не в этом дело. Я только что вышла из комнаты Тода. Он грустит. Во время разговора он вел себя просто отвратительно, я постоянно его одергивала, а Дэвид умасливал. Он пригласил нас на ужин в ресторан. Тод идти не хочет.

— Бекка, нам надо поговорить наедине.

— Я тоже так думаю, — согласилась она.

— Можешь зайти.

— О, Люк, мне бы очень хотелось. Но я должна остаться. Мало ли что Тоду взбредет в голову. Он сейчас готовится ко сну.

Для Бекки сын всегда на первом месте. Но с возвращением Дэвида Кромвуэлла она стала избегать Люка, и ему это не нравилось. Или он острее почувствовал свою вину перед ней. Ей надо обязательно рассказать о том, кто он на самом деле. Но не сегодня, когда все ее мысли заняты Дэвидом Кромвуэллом.

Все, что Люк мог сделать сейчас, — это поддержать ее.

— Понимаю. Передай Тоду… А впрочем, не надо. Ты же знаешь, я рядом.

— Спасибо, Люк.

— За что?

— За заботу о нас. Завтра поговорим.

Они пожелали друг другу спокойной ночи.

Люк понял, что ошибался, когда уверял Джада, будто сможет легко уехать. Не мог. Вернее, уже не мог.

Солнце садилось. Люк сидел дома, проверяя, укладываются ли расходы в бюджет стройки.

Через несколько минут он услышал, как подъехал «ягуар», затем раздались голоса и кто-то затопал по деревянным ступенькам.

— Люк, ты здесь?

— Здесь.

Перед ним стоял Тод в белой рубашке и в съехавшем галстуке.

— Мы ходили в ресторан с официантами, которых не дождешься. Ты бы видел это. Они даже не продают гамбургеры и картошку фри.

Люк не мог не улыбнуться на такое замечание.

— Твоей маме понравилось?

— Она сказала, что еда вкусная. — Тод наморщил нос.

— Она знает, что ты здесь?

Тод кивнул.

— Мама разговаривает с Дэвидом. Я сказал, что мне нужно кое-что спросить у тебя, и она меня отпустила.

— Я слушаю тебя, Тод.

— Что такое школа с полным пансионом?

Кузен Люка Кристофер почти все детство провел в такой школе и от всей души ее ненавидел.

— Обычная школа, только в ней еще и живут.

Тод вытаращил глаза.

— То есть и спят там?

— Спят, едят, заводят друзей…

— Не поеду, — решительно заявил Тод. — Не хочу жить вдалеке от мамы, бабуси… и тебя.

— Тод, я уверен, мама не отправит тебя в такую школу. Почему ты так решил?

— Потому что Дэвид сказал, что заплатит за меня, что в такой школе меня подготовят к колледжу. Он все спрашивал, люблю ли я ходить в школу и что я читаю. Я не хочу никуда ехать.

Присев на корточки, Люк положил руки на плечи мальчика.

— К тому времени, когда надо будет поступать в колледж, ты, возможно, захочешь. Но школа полного пансиона… Ты должен сказать маме все, что думаешь.

— Она с ним какая-то другая. Все время поправляет волосы, красит губы и слишком много улыбается.

— Твоя мама всегда улыбается, — с усмешкой сказал Люк.

Тод покачал головой.

— Это не одно и то же.

А вдруг мальчишка чувствует, что Бекка все еще влюблена в этого типа? Детей не обманешь. Чего хочет Кромвуэлл? Избавиться от Тода и спокойно таскаться с Беккой по миру?

— Скажи маме все, что у тебя на душе. Давай. Иди посмотри, не уехал ли твой отец.

Звук работающего телевизора, который смотрела бабушка, долетал до веранды, где Бекка сидела с Дэвидом на качелях. Ее губы болели от натужных улыбок, а нервы были на пределе от постоянных усилий сохранять вежливость. Дэвид заговорил о школе полного пансиона для Тода. Бекке не нравилось, что сын будет расти вдали от нее.

— У меня есть билеты в театр на вечер в среду, — сказал Дэвид. — Ланкастер, конечно, не Нью-Йорк, но спектакль позволит Тоду приобщиться к культуре.

В силу своих скромных заработков Бекка не могла позволить сходить в театр.

— Тод посетил все музеи в округе. Мы ходим на летние концерты. Для приобщения к культуре Тод еще не созрел. Ему всего десять лет.

— Ты мыслишь масштабами маленького городка, Ребекка.

— Мы живем в маленьком городке, — ответила она, изо всех сил сдерживая раздражение.

— Я объясню, почему сюда приехал. — Его голос стал тише. — Два месяца назад со мной произошел несчастный случай на море. Ничего серьезного, но я провел в больнице целую ночь и все время думал. На меня как озарение снизошло. Я подумал о сыне, который меня не знает и за которого я не отвечаю. Ты не захотела принять мои деньги, когда тебе было семнадцать. Но неужели ты до сих пор не поняла, как тяжело жить без них?

— Что ты предлагаешь, Дэвид?

— Я хочу дать Тоду самое лучшее образование, чтобы он мог делать, что захочет, поехать, куда захочет, и вообще идти по жизни легко.

— А ты будешь рядом, пока он будет расти?

— Ребекка, ты же знаешь, как я живу. Я не могу долго находиться в одном месте.

Вот так. Дэвид Кромвуэлл, покинувший Оук-Корнерз одиннадцать лет назад, ничуть не изменился.

— Мне не нужны деньги, чтобы быть счастливой, да и Тоду тоже. Ему нужен отец, который будет для него примером и научит чему-то важному в этой жизни, независимо от того, пойдет он в колледж «Лиги плюща» [1] или нет.

Дэвид взял ее за подбородок.

— Все такая же идеалистка? Не знаю почему, но меня восхищает это качество в тебе.

Прежде чем Бекка успела разгадать его намерение, он поцеловал ее. Она отодвинулась от него, в замешательстве провела рукой по волосам.

— Даже если ты заинтересовался судьбой Тода…

Вдруг перед ними словно из-под земли вырос Тод.

— Почему ты с ним целуешься, мама? Почему?

— Не разговаривай с мамой таким тоном! — прикрикнул Дэвид.

Тод перевел взгляд с Бекки на Дэвида и оглянулся. Люк стоял перед гаражом, но, очевидно, и он видел этот поцелуй. В следующее мгновение Тод прошмыгнул мимо них, открыл дверь, вбежал в дом и затопал наверх по лестнице.

Не успел Тод захлопнуть дверь своей комнаты, как Бекка услышала звук отъезжающего фургона Люка.

Вот она и осталась с отцом своего ребенка. Бекка поднялась на ноги и твердым голосом сказала:

— Дэвид, я не хочу воскрешать прошлое. Между нами нет ничего общего и никогда не будет. Тод не пойдет в школу с полным пансионом. А относительно колледжа… я надеюсь, что новый ресторан поможет мне оплатить его учебу. Если ты хочешь общаться с Тодом, я не против. Но если ты опять хочешь вручить мне чек, мне он не нужен. Я ясно говорю?

— Ты удивительная женщина, Ребекка!

— Нет. Я стараюсь ради сына.

Дэвид запустил руку в карман.

— Я подумаю над твоими словами, если обещаешь, что позволишь мне помочь с колледжем. Договорились?

— Дэвид…

Ослепительно улыбнувшись, он не дал ей договорить:

— Обсудим это в среду вечером. Ладно?

От Дэвида Кромвуэлл а просто так не отделаешься. Если бы он жил рядом с Тодом, то знал бы, что нужно детям. Главное для них — любовь.

— Так и быть, поговорим в среду вечером, — согласилась Бекка, надеясь, что к тому времени ей удастся наладить отношения как с Тодом, так и с Люком.

С трепетом в душе Бекка открыла стеклянную дверь своего ресторана. В последний раз она заходила сюда несколько дней назад. Но сейчас ее интересовало не продвижение стройки, а мнение Люка, которое могло у него сложиться после увиденного вчера вечером на террасе ее дома. Напрасно пытаясь поговорить с Тодом, который не желал ее слушать и твердил, что хочет спать, она до полуночи ждала возвращения фургона Люка, но заснула, так и не дождавшись.

Наверное, прийти сюда с корзиной еды было дурацкой идеей, но вдруг команда Люка захочет перекусить в рабочий полдень? К ее удивлению, в зале никого не было, кроме Люка, прибивавшего деревянный плинтус. Из кухни доносились голоса и стук. Пол, выложенный кобальтово-синей плиткой, и бело-голубые обои были достойны восхищения.

— Как красиво!

Люк обернулся и, окинув ее темно-синюю майку и белые шорты беглым взглядом, поднялся на ноги.

— Мы еще не закончили на кухне. Надо докрасить здание снаружи, — сказал он сухим деловым тоном.

Бекка подошла к нему и протянула корзину.

— Я принесла булочки и печенье для всех.

— Ребята это оценят.

Собрав всю волю и мужество в кулак, Бекка сказала:

— Я хочу объяснить, что случилось вчера вечером.

— Ты не должна ничего объяснять, — ледяным тоном проговорил Люк.

— Нет, должна. Особенно после той ночи.

Молчание Люка встало неприступной стеной между ними. Наконец он сказал:

— Я знаю, что Кромвуэлл много значил для тебя и, наверное, значит сейчас.

— Нет.

Был только один способ доказать ему, что для нее он единственный мужчина. Привстав на цыпочки, Бекка обняла его за шею и поцеловала. Удивление сменилось быстрой реакцией на ее поцелуй. Люк тут же взял инициативу в свои руки, как будто тоже хотел ей что-то доказать.

Казалось, это продолжается вечно. Он держал ее в объятиях, она вдыхала его запах, чувствуя упругость и жар его тела, и готова была слиться с ним в единое целое. Он гладил ее по спине, она задрожала, и поцелуй стал еще неистовее. Его губы, принимая ее страсть, тут же возвращали ее с лихвой, как драгоценный дар. Кончиками пальцев она слегка дернула его за ухо и провела по подбородку. Люк улыбнулся и поднял ее на руки.

Звук пилы на кухне вернул их обоих на землю. Люк поставил Бекку на пол, но по-прежнему прижимал к себе так крепко, что она слышала стук его сердца и чувствовала его возбуждение. Наконец он отнял свои губы от ее губ. Они стояли и долго смотрели друг другу в глаза.

Когда Люк заговорил, от его хриплого голоса у нее мурашки пробежали по телу.

— Ты что-то хотела мне сказать.

— Дэвид ничего для меня не значит. Он отец Тода, но это ничего не меняет. Я не хочу возвращаться в прошлое. Его поцелуй был полной неожиданностью. Сначала я оторопела, но в следующую минуту оттолкнула его, поставив таким образом на место. Потом Тод заперся в своей комнате, а ты уехал.

Помолчав, Люк признался:

— Я так ревновал. Я боялся, что разукрашу ему физиономию. Думал, ты опять поддалась его обаянию.

По расстроенному виду Люка Бекка поняла, что это признание далось ему нелегко.

— Обаянием меня теперь не возьмешь, сказала она с улыбкой. — Меня интересует сущность. Вот ты, Люк, настоящий.

Он погладил ее по волосам. Лицо его сделалось каким-то печальным.

— Нам надо серьезно поговорить. Давай встретимся сегодня. Поужинаем где-нибудь в тихом месте.

— С удовольствием, — улыбнулась Бекка.

Выражение его лица сменилось на торжественно-серьезное. Бекка поняла, что он собирается сообщить ей важную вещь.

Ну что ж, она готова.

Глава девятая

Бекка надела платье, в котором впервые встретилась с Люком. Сердце замирало от предстоящей встречи с ним. Подкрашивая губы, Бекка думала, что второе пришествие Дэвида Кромвуэлла в ее жизнь вовсе не катастрофа. Она восстановила мир с сыном. Он обрадовался, узнав, что сегодня она ужинает с Люком, а он пойдет с бабушкой ужинать в кафе.

В дверь позвонили. Бекка посмотрела на часы. Для Люка рано. Она открыла дверь и увидела Мередит вместо своего любимого.

— У меня есть кое-что для тебя. — Мередит помахала конвертом.

Ее печальное лицо не предвещало ничего хорошего. Бекка внутренне напряглась, готовясь услышать недобрую весть.

— Нам надо поговорить до его прихода.

— Почему?

— Давай присядем, — ласково предложила Мередит. Слишком ласково.

Примостившись на краю дивана, Бекка спросила:

— Что случилось?

Мередит села рядом и положила конверт на журнальный столик.

— Бекка, мы с Полой… — Глядя ей в глаза, она начала снова: — Мы сделали это без всякого злого умысла. Мы пытались защитить тебя от ужасной ошибки.

— Я не понимаю.

— Пола и я знаем репутацию Дэвида, как он порхает от одной женщины к другой, если прежняя подруга ему надоедает.

Почувствовав облегчение, когда Мередит заговорила о прошлом, Бекка расслабилась.

— Ты уже говорила мне об этом. Но я думала, моя любовь сделает его лучше.

— Я не очень тогда старалась. В этот раз мы решили хорошенько во всем разобраться, прежде чем вмешиваться.

Бекка пристально посмотрела на свою сестру. От нехорошего предчувствия все сжалось внутри.

— Что значит «в этот раз»?

Взяв конверт, Мередит начала объяснять:

— Пола первая заподозрила неладное по поводу Люка.

— В чем же она его заподозрила?

Бекка полагала, что интерес Полы к Люку прошел. Неужели она хочет досадить им из ревности?

— Я знаю, о чем ты подумала. Но Пола сделала это вовсе не из эгоистических соображений.

Следующий вопрос Бекка почти выдавила из себя:

— В чем же вы разобрались?

— Я попросила частного детектива разузнать о Люке.

Бекка поднялась с дивана.

— Мне неинтересно слушать это. Люк честный, надежный и…

Мередит поймала Бекку за руку.

— Он не такой, каким кажется, — перебила Мередит. — Пола первая это заметила. Он осторожен, говорит далеко не все о своей жизни.

— Люк рассказывал мне о своем детстве, как проводил почти каждое лето на ранчо в Техасе. Я знакома с его кузеном. Слышала бы ты, с какой болью Люк говорил о смерти жены.

— А как насчет его нынешней жизни? Люк слишком образован для обычного прораба.

— И образованным мужчинам нравится физический труд. — Бекка защищалась, как могла, надеясь, что Мередит ошибается.

— А тебе известно, что костюм, в котором он был одет на балу, стоит как сотня твоих тортов?

— Откуда ты знаешь?

— Пола знает, как выглядят костюмы от дорогих кутюрье.

У Бекки подкосились ноги, и она опустилась на диван.

— Ну рассказывай, не тяни.

Протягивая конверт, Мередит печально проговорила:

— Люк на самом деле исполнительный директор фонда «Процветание». У него ученая степень в конструкторском деле и менеджменте. В этом отчете не только его зарплата, но и данные о его банковских счетах и портфеле ценных бумаг. Да и частная жизнь делает его непохожим на печального вдовца.

Распечатав конверт, Бекка закрыла глаза.

— Читай, — почти приказала Мередит. — Ты должна это сделать.

Набрав побольше воздуха в легкие, Бекка выдохнула, вытащила бумаги из конверта и прочитала, не пропустив ни слова. Она едва могла дышать от непереносимой боли. Горячими слезами наполнились глаза, когда она поняла, что Люк играл с ней в какую-то непонятную, жестокую игру. Здесь же прилагался список женщин, с которыми он встречался за прошедший год, за именами следовали профессии: модели, актриса, адвокат, эксперт по рекламе. Когда глаза ее остановились на сведениях о его деньгах, она поняла, что он намного богаче Дэвида.

Слезы заструились по ее щекам.

Зачем он это сделал? Как я могла снова попасться на эту удочку? Пора бы перестать верить в сказку о прекрасном принце, который увезет меня на белом коне и будет любить вечно.

— Бекка, ты ничего не знала…

В дверь позвонили.

— Хочешь, я скажу ему, чтобы он оставил тебя в покое? — спросила Мередит.

Руки Бекки дрожали, сердце учащенно билось, но она расправила плечи и поднялась с дивана.

— Нет. Я сама с ним поговорю.

Подойдя к крыльцу дома, Люк вспомнил, что снова оставил дома сережку. Весь день он не мог успокоиться, думая, как Бекка отреагирует на известие о том, что он директор фонда, а не прораб, что у него апартаменты в западном Хартфорде. Но прежде чем заняться с ней любовью, он должен ей все рассказать. Люк надеялся, что она поймет.

Он позвонил в дверь.

Открыла Бекка. На ней было то голубое платье под цвет ее глаз и те туфли, которые он когда-то починил. Но ее лицо…

Появилась Мередит и положила руку на плечо Бекки.

— Я могу остаться, если хочешь.

Бекка покачала головой.

— Нет, мне надо поговорить с Люком наедине.

Взгляд, который, уходя, бросила на него Мередит, должен был бы его насторожить. Но в тот момент Люка больше волновала бледность Бекки. Он вошел в дом, и сетчатая дверь медленно закрылась за ним.

— Ты плохо себя чувствуешь? — с тревогой спросил он.

— Сомневаюсь, что тебя волнует мое самочувствие или мои чувства.

Бекка была сама на себя не похожа.

— Ты же знаешь, что волнует.

— Я больше ничего не знаю, Люк. Кроме того, я снова повела себя как глупая школьница, которая верит в чудеса. Мне ли, взрослой женщине, не знать, что чудес не бывает! Я думала, что усвоила урок и никогда больше не влюблюсь. Почему это снова случилось со мной? Зачем ты приехал в Оук-Корнерз и выдавал себя за того, кем не являешься?

Боль в ее лице заставила сжаться его сердце, но он вынужден был защищаться от ее обвинений.

— Я не притворялся. Мое образование позволяет мне быть прорабом. И я не соврал тебе ни в чем.

Бекка подошла к журнальному столу, взяла с него несколько листов и протянула их Люку.

— Мередит и Пола решили, что мне стоит знать правду, а не твою версию. Я была слепа! От них не ускользнула ни одна деталь. Неудивительно, ведь они знают, как танцуют, одеваются и ведут себя богатые люди. А я не отличу костюм от Армани от купленного в обычном магазине. Но ты на это и рассчитывал, не так ли? Бедная дремучая Бекка, ее так легко обмануть!

— Ты преувеличиваешь. Я никогда так не думал, Бекка. Прости, что сразу не рассказал о моей жизни. Но между нами все произошло так быстро…

Бекка отошла в сторону.

— У тебя было столько времени, чтобы сказать мне! Несколько недель!

— Бекка, я не думал вторгаться в твою жизнь.

— Тогда зачем вторгся? — спросила она дрожащим от гнева голосом.

— Потому что Тод нуждался хоть в ком-то, кто заменил бы ему отца. И потому что ты просто прелестна…

— Прелестна? Мне расценивать это как комплимент? А как ты называл женщин из этого списка? Поцелуи женщины, которая зарабатывает на жизнь тем, что печет булочки, заводили тебя? Ты, наверное, обожал занимательные беседы о моем будущем ресторане и моем сыне. Люк, для тебя это было игрой?

Гнев и отчаяние Бекки были настолько сильны, что ему не удалось бы ее переубедить.

— Я не играл. У меня были причины, по которым я сюда приехал.

— Ах, ну да, громкое имя магната Хобарта. Ты думал, что все бросятся к твоим ногам, узнав о твоих деньгах?

Причины, по которым Люк приехал сюда, было трудно объяснить. А бумаги, которые ему дала Бекка, были самым тяжелым грузом в его жизни.

В ответ на его молчание Бекка произнесла:

— Ты сказал, что не говорил мне ничего, кроме правды. Ты ошибся. Недоговоренность и ложь — одно и то же. Я думала, ты пригласил меня сегодня, чтобы поговорить о будущем. Но ты собирался сказать, что у тебя другая жизнь в Коннектикуте, что ты уедешь, когда закончишь работу здесь. Я права?

Она говорила возмущенным тоном, лицо у нее было красное.

— Бекка, сегодня я собирался все тебе рассказать и надеялся, что ты поймешь. Мне надо вернуться, но…

— Так возвращайся. Убирайся из нашей жизни, пока ты окончательно ее не разрушил. Ресторан почти закончен. Твои люди завершат работу. Я не хочу тебя больше видеть.

— Ты не можешь говорить это серьезно, Бекка.

Люк ничего не хотел, кроме как обнять и поцеловать ее, чтобы она перестала говорить эти ужасные слова и поняла, что он ее любит.

— Я никогда не была так серьезна. Пожалуйста, Люк, уходи.

— Бекка…

— Сейчас же. — Голос ее дрогнул, и Люк понял, что она боялась разрыдаться перед ним. Бекка была слишком расстроена, чтобы слушать его, а он не хотел причинять ей лишнюю боль. Может, она и права. Может, ему стоит вернуться в Коннектикут, туда, где его дом.

Выйдя из дома, Люк увидел Тода и Наоми на крыльце.

— Сколько вы слышали?

— Большую часть, — ответила бабушка таким нежным голосом, которого Люк, возможно, и не заслуживал.

— Тод…

— Я не хочу, чтобы ты уезжал, — заявил мальчик.

Тоду он ответил честно:

— Я поступил так, как тебе не советовал. Я скрыл от твоей мамы то, что не должен был скрывать. Не знаю, простит ли она меня когда-нибудь.

— Конечно, простит. Только нужно попросить у нее прощения. Сказать, что тебе жаль. Это так просто.

Люк взглянул на силуэт Бекки за сетчатой дверью.

— Одного «прости» иногда недостаточно.

Видеть боль в глазах Тода было так же невыносимо, как и в глазах Бекки.

Утихнет ли его боль, когда он оставит их? Сможет ли он забыть этих женщину и мальчика, завоевавших его сердце? Сможет ли жить без них дальше?

Почему те, кого он любит, уходят из его жизни? За что Бог так наказал его? Или это расплата за его богатство, будь оно проклято! Одно Люк знал точно: никогда больше он не будет изображать из себя простого парня!

Пасмурное серое небо соответствовало настроению Люка на следующий день. С утра он дал последние наставления команде и завершил все незаконченные дела. К вечеру Люк практически был готов к отъезду. Боль на лице Бекки, грусть и отчаяние на лице Тода не выходили у него из головы. Достав цыпленка из холодильника в квартирке, где он чувствовал себя гораздо лучше и комфортнее, чем в своих огромных апартаментах, Люк подумал, что должен непременно объясниться с Беккой.

Но она была слишком обижена или слишком рассержена, чтобы его слушать. Люк заходил к ней домой после работы, но Наоми сказала, что Бекка одевается и не хочет его видеть. Затем старушка как-то странно посмотрела на него, словно ждала его следующего шага, но Люк ничего не предпринял.

Капли дождя забарабанили по крыше. Вода, стекая, лилась на открытую лоджию. Шум подъезжающего «ягуара» Кромвуэлла еще больше испортил Люку настроение. Он услышал, как хлопнула дверца машины, и не стал подходить к окну. Он не хотел видеть, как Дэвид, Бекка и Тод поедут вместе в одной машине, словно счастливая семья.

Люк принялся за цыпленка. Он ожидал услышать голоса, но через несколько минут его внимание привлекли шаги на лестнице. Да, он не ошибся, легкие шаги Бекки. Это она!

Не смея надеяться на чудо, Люк подошел к двери.

Это была Бекка в черно-белом платье, подчеркивавшем ее женственность, чего не мог не заметить Люк. Дождь заметно усилился, и ее волосы от этого еще больше раскудрявились. По ее виду нельзя было сказать, что она собирается в театр. Бекка выглядела расстроенной и, очевидно, не хотела подниматься к нему.

— Тод у тебя? — взволнованно спросила она.

— Нет, я его сегодня не видел.

Люк взглянул на часы. Без пятнадцати восемь, давно пора ехать, поскольку спектакль начинается в восемь.

В уголках ее глаз показались слезы.

— Не знаю, кажется, осталось только позвонить в полицию. После ужина он отпросился покататься на велосипеде. Он не хотел идти на этот спектакль, и после того, что случилось вчера… — Бекка сдержалась, — я сказала, чтобы был дома без пятнадцати семь, а его до сих пор нет. Я обзвонила его друзей. Все мальчишки, с которыми он болтается по окрестностям, дома. Я задействовала Полу и Мередит. — Голос Бекки дрогнул, она отвернулась и пробормотала: — О Господи! Да что я со своими проблемами! Это совершенно тебя не касается.

Не успела она подойти к ступенькам, как Люк схватил ее за руку и втащил в дом.

— Это меня касается. Возможно, он убежал из-за меня.

Из ее груди вырвался глухой стон.

— Ты думаешь, он сбежал? Люк, надо звонить в полицию.

Забыв о ссоре, Люк положил ей руки на плечи.

— А может, он просто прячется?

Бекка дрожала и не замечала, что Люк держит ее за плечи.

— Я не должна была заставлять его идти в театр. Это моя вина. Я все неправильно решила.

— Ты здесь ни при чем. Не вини себя. Не поможет. Тоду всего десять лет, он понять не может, что творится вокруг него. Бекка, соберись. Куда он мог пойти?

— Не знаю, я…

— В последнее время он упоминал о каком-нибудь месте, куда они ходят вместе с друзьями?

— Только футбольное поле и площадка. — Она направилась к двери. — Я должна поехать туда.

— Подожди минуту.

— Люк, о чем ты говоришь! Скоро стемнеет.

— На футбольном поле или площадке не очень-то спрячешься. Ты только зря потратишь время. А если позвонишь в полицию, они проверят то, что на виду. Вспомни, пожалуйста, о более укромных уголках.

— Я не знаю, чего ты от меня хочешь! — воскликнула она.

Хорошее замечание, подумал Люк. Он и сам не знал, чего от нее хотел. До недавних пор. Но сейчас не время говорить о чувствах, потому что с Беккой вот-вот случится истерика.

— Бекка, вспомни о том, что происходило в последнее время. Тод не задумывал ничего особенного с кем-нибудь из мальчишек? Может, он захотел почувствовать себя свободным и заявить о своей независимости? Не знаю… Я пытаюсь поставить себя на его место. Когда я протестовал против родительской строгости, я бежал к Кристоферу. Однажды я сел на автобус до Техаса и отправился в «Четыре звезды». Только там я мог почувствовать себя свободным.

Бекка глубоко вздохнула. Она напряженно думала.

— Большую часть времени он проводил в своей комнате, когда не был с тобой. Он знал, что я не позволю ему встречаться с Джимми и его друзьями. В воскресенье он спрашивал у меня разрешения пойти… Нет. Он не может отправиться туда один ночью. — Последние слова Бекка произнесла дрожащим голосом.

— Куда?

— В Фокс-Вудс. Он хотел отправиться туда в поход с друзьями, а я не разрешила ему.

— Ты когда-нибудь была там?

— В прошлом году я с Тодом собирала листья и брала образцы почвы… для его проекта по природоведению.

— Он там.

— Это невозможно. Ночью, в лесу…

— Подумай, что может быть привлекательнее для мальчика, решившего доказать, что ему никто не нужен.

В ее глазах появился страх.

— Я должна сказать Дэвиду и бабушке, позвонить в полицию и переодеться. Спасибо, Люк…

— Прибереги это до той поры, когда мы его найдем.

— Мы?

— Ты переодеваешься, чтобы отправиться на поиски, так?

Она кивнула.

— Ты не можешь делать это одна. У меня в фургоне есть фонарики. Я возьму аварийный набор и встречу тебя возле дома.

— Аварийный набор?

— Аптечка, вода…

— Люк…

— Иди звони в полицию, Бекка. Мы найдем его. Обещаю тебе.

Ее взгляд говорил, что она хотела бы ему верить, но, когда за ней закрылась дверь, он подумал о том, что Бекке будет очень трудно сделать это вновь.

С ясной головой и разрывающимся сердцем Бекка достала плащ из шкафа в прихожей. Позвонив в полицию, она попросила Барри Лэндри. К счастью, он сегодня дежурил. Договорились, что он заедет за фотографиями Тода, чтобы показать их другим полицейским. Пола и Мередит тоже приехали помочь. Обе вызвались идти вместе с ними в лес. Бекка никак этого не ожидала.

Как не ожидала и от себя такой бурной реакции на прикосновение Люка. После его предательства она думала, что ничего не почувствует, когда будет смотреть на него, разговаривать с ним. Но чувства ее не умерли, она по-прежнему любила его. А ради сына смогла отбросить гнев и обиду.

В прихожую вошел Дэвид, поправляя свой атласный галстук.

— Я подожду здесь с твоей бабушкой и поговорю с полицией. Ребекка, ты точно не хочешь полностью доверить поиски им? Ты не представляешь, что делаешь…

— Я знаю, что найду его.

Если бы Дэвиду были знакомы отцовские чувства, он бы отправился с ней.

— Будь осторожна.

В этот момент Люк открыл дверь. Несмотря на все случившееся, Бекка знала, что с ним она будет в безопасности.

Перед тем как уехать, Люк оставил Дэвиду номер своего мобильного на случай, если вернется Тод. Они обменялись телефонами и с Мередит, которая тоже взяла мобильный, чтобы поддерживать связь во время поисков.

Люк сел за руль. В дороге никто не проронил ни слова. Бекка только показывала дорогу. Неловкость возникшей ситуации была так же ощутима, как и стремление найти Тода. Мередит, конечно же, рассказала Поле, кто такой Люк на самом деле, но Пола сохраняла удивительное спокойствие и даже обошлась без своих обычных колкостей. Бекка была чрезвычайно благодарна ей за это.

Следуя указаниям Бекки, Люк свернул с главной улицы в переулок. Проехав метров двести, они уперлись в лес. Когда все вылезли из фургона, Бекка с фонариком направилась к рядам сосен и кленов слева.

— Здесь есть тропинка, она ведет к заросшему кладбищу. Вы уверены, что хотите отправиться туда? Предупреждаю, вашей одежде несдобровать.

Мередит и Пола были одеты в плащи с капюшонами. Но Бекка знала, что эти модные вещички не предназначены для хождения по лесам в дождь.

Мередит включила фонарик.

— Тод важнее плаща или пары кроссовок.

— Бекка, перестань, — присоединилась Пола. — Если этот мальчик сидит где-нибудь в тепле и безопасности… — она вздохнула, — я буду вечно благодарить Бога. Давай, идем. Мы позвоним, если что-нибудь обнаружим.

Когда сестры Бекки отошли на приличное расстояние, она сказала:

— Я послала их по наиболее легкому пути. Они не заблудятся, если будут держаться тропинки. Ее трудно потерять даже ночью.

Надев дождевик, Люк достал рюкзак из фургона и спросил:

— А мы куда пойдем?

— На западной тропинке есть развилка. От нее можно выйти к речке, на берегу которой есть хижина. Будем надеяться, что Тод прячется там. Если он, конечно, не забрался еще дальше. Если…

Воображение ее рисовало самые ужасные картины. Вдруг он упал, сломал ногу и лежит теперь где-нибудь на обочине шоссе или какой-нибудь темной дорожки? Сумерки сгущались все сильнее, и при таком дожде без фонарика нельзя было ничего разглядеть дальше фута вперед.

— Не думай об этом, Бекка. Я же сказал, мы его найдем. Пошли.

Они следовали друг за другом. Бекка впереди, поскольку лучше знала местность. Но стоило им углубиться в лес, как дождь усилился и все вокруг стало как в тумане даже при свете фонарика.

Бекка обернулась к Люку:

— Мне кажется, мы сходим с ума. Я ничего не вижу, не знаю, куда иду. Как же мы его найдем?

Люк держал фонарик у пояса, и она смогла разглядеть только его подбородок.

— Доверься инстинкту, Бекка. Здесь плохо видно, но ведь ты уже была на этой тропинке. Давай звать его через каждые пятьдесят метров. Если его не будет в хижине, мы вернемся. Или ты хочешь доверить его поиски полиции?

Он помогал ей принять решение. Люк поддержал бы любое ее предложение. Она знала это наверняка. Бекка развернулась и зашагала дальше.

Дождь пробивался сквозь листву и стекал по их лицам. Стало прохладно. А на Тоде была только легкая курточка. Руки и ноги Бекки уже замерзли, а ведь он пробыл на воздухе гораздо дольше, чем она. Каждый раз, когда Бекка выкрикивала его имя, к горлу подбирался комок от страха и волнения, переполнявших ее. За ее спиной Тода звал Люк, и эхо его сильного глубокого голоса разносилось далеко вокруг.

Люк изо всех сил старался казаться уверенным, чтобы хоть немного подбодрить и успокоить ее, чтобы Бекка не сдавалась. Но ее окружала непроницаемая стена, которую она воздвигла сама вчера вечером. Ради Тода она согласилась принять его помощь, но Люк видел, что ей этого не хотелось. Сегодня, когда она рассказала об исчезновении Тода, он понял, как много они оба значат для него. Люк расхотел уезжать и решил стать Тоду отцом. Мысль о том, что этот мальчик сейчас мокнет и мерзнет где-то в лесу, была для него так же невыносима, как воспоминание о смерти Стейси. Слишком сильная боль, чтобы выразить ее словами. Бекка может винить себя, но причина в нем. Ему надо было рассказать ей так много и принять очень важное решение.

Если бы она ему позволила.

Они несколько раз останавливались, чтобы Бекка могла сориентироваться. В какой-то момент она замялась, и Люк подошел к ней.

— Что-нибудь случилось?

— Кажется, мы проскочили развилку. Ливень такой сильный. Наверное, нам стоит вернуться. Люк, я потеряла дорогу.

— Мы не заблудились. Мы оба отлично следим за тропой, я не думаю, что мы пропустили развилку. Давай пройдем еще четверть мили. Если и тогда ничего не заметим, то вернемся.

Зная, что она может отшатнуться, Люк все-таки посветил фонариком вниз и взял ее за руку. Она была ледяная. Потерев ее своими пальцами, Люк сказал:

— Темнота проделывает забавные фокусы. Кажется, что ты ушел дальше, чем на самом деле.

Несколько мгновений Бекка стояла, вбирая его тепло, но потом высвободила свою руку.

— Пойдем дальше.

Люк снова взялся за фонарик, поняв, что ее сердце теперь закрыто для него и Бекка, может, уже никогда не откроет эту заветную дверцу.

Люк считал их шаги, стараясь прикинуть, как далеко они зашли. Они почти проделали четверть мили, когда Бекка сказала:

— Вот она. Налево.

Деревья начали редеть. Чем дальше они шли, тем отчетливее сквозь шум дождя проступал шум реки. Она была уже близко. Бекка ускорила шаг, споткнулась, чуть не упала, но выпрямилась и заспешила дальше. Через некоторое время она позвала Тода. Люк тоже выкрикнул его имя, но ответа не последовало.

— А вдруг его здесь нет? — беспокойно спросила Бекка. — Вдруг…

Луч ее фонарика упал на велосипед Тода, прислоненный к покосившейся лачуге.

Они бросились туда и осветили строение. В углу сидел испуганный Тод.

Опустившись на колени, Бекка обняла сына.

— Почему ты не отзывался? Мы так волновались!

Тод вывернулся из ее объятий.

— Я не хотел, чтобы ты меня искала. Не хочу возвращаться, и не хочу, чтобы Дэвид был моим папой. Хочу, чтобы Люк был моим папой!

Глава десятая

Бекка застыла на месте.

Люк понял, что ему надо действовать очень осторожно.

— Тод, я тебе уже говорил, ты не можешь убежать от того, что тебе не по душе. Оно не уйдет само по себе. Дэвид твой отец. А я твой друг. Неважно, что решит твоя мама, я всегда буду твоим другом. То, что ты будешь сидеть здесь в лесу и прятаться, ничего не изменит. А сейчас вылезай оттуда и пойдем сушиться, чтобы не схватить воспаление легких.

Тод, принявший было непокорный вид, заплакал.

— Ты злишься?

Люк стянул с себя дождевик.

— Мы беспокоились. Я уверен, мама, тетя Мередит и тетя Пола придумают для тебя соответствующее наказание за то, что ты вытащил их в лес в такую погоду. Но мы не злимся.

— Тетя Мередит и тетя Пола тоже меня ищут?

— Они отправились по другой дороге, — сказала Бекка. — Мы все тебя любим, Тод.

Люк протянул Тоду свой плащ.

— Надевай. А я пока позвоню Мередит, бабушке и в полицию. Скажу, что мы возвращаемся.

Через полтора часа Люк притормозил у дома. Отругав Тода и вдоволь с ним наобнимавшись, Мередит и Пола пожелали всем спокойной ночи и уехали на своих машинах. Дэвид ждал Бекку в прихожей.

Увидев Тода в огромном дождевике и промокшего насквозь Люка, Дэвид опустился на корточки перед сыном и покачал головой.

— Пока тебя не было, я думал. Вряд ли я буду тебе хорошим отцом.

Тод вытаращил глаза от удивления.

С Дэвида как будто слетела его постоянная спесь, и голос звучал не так уверенно, как обычно.

— Я вижу, что не очень-то тебе нравлюсь. И вместо того чтобы помочь, я только мешаю и причиняю тебе боль. Но надеюсь, когда ты станешь старше, твое отношение ко мне изменится. Твоя мама сказала, что о школе полного пансиона не может быть и речи, но я хочу оплатить твою учебу в колледже. Ничего, если я буду писать тебе каждые несколько месяцев и рассказывать о местах, которые видел? А ты мог бы отвечать мне и рассказывать о своей жизни. — На мгновение он умолк и закончил хрипловатым голосом: — И через несколько лет ты сможешь навестить меня в одном из тех мест, о которых я буду писать тебе. Как ты думаешь?

Тод поднял глаза на мать.

— Мне правда не надо идти в школу полного пансиона?

— Правда.

Задумчиво глядя на отца, Тод робко улыбнулся.

— Греция — звучит неплохо. Я могу навестить тебя там?

Улыбнувшись в ответ, Дэвид выпрямился.

— Конечно, когда будешь готов.

Он протянул руку сыну, и тот пожал ее.

Дэвид откашлялся, стараясь скрыть свое волнение.

— Я, пожалуй, пойду. Вам надо переодеться. Ребекка, я позвоню тебе перед отъездом.

Бекка кивнула. Глаза ее в который раз за этот вечер были на мокром месте.

Когда дверь за Дэвидом закрылась, бабушка взяла Тода за плечо.

— Идемте, молодой человек. Вам надо принять горячую ванну и выпить теплого молока с медом. — Она повела его наверх.

Оказавшись наедине с Беккой, Люк хотел сказать ей так много, что не знал, с чего начать. Но пока он искал нужные слова, заговорила она:

— Спасибо, Люк. За то, что помог найти его. Не знаю, хватило бы у меня смелости отправиться в этот лес одной.

— С тобой пошли бы Пола, Мередит или полицейский. Бекка, помнишь, что сказал Тод в лачуге? Я хотел бы стать ему больше чем другом. И тебе, конечно, тоже. Позволь мне объяснить, почему я приехал в Оук-Корнерз вот так…

Боль в ее глазах была красноречивее слов, которые она произнесла:

— Ты обманул меня, Люк. И ничто в мире этого не изменит. Я никогда этого не забуду.

Может, и некстати, но Люк решил напомнить ей ее же слова о том, что она легче прощает других, чем себя.

— Я думал, ты сможешь это простить.

Покачав головой, она произнесла с грустью в голосе:

— Я думала, что знаю тебя, Люк, какой ты человек. Но ты живешь жизнью Дэвида, которую я не могу понять. У нас с тобой нет ничего общего.

Люк решил бороться до конца.

— У нас одна страсть, желание и чувство. И ты не можешь это отрицать, — заявил он.

— Я бы хотела…

— Бекка, поднимись, пожалуйста, — позвала бабушка.

— Иду, — ответила она, как будто довольная тем, что их прервали.

— Мы не закончили, Бекка. — Хотя Люк был в полном отчаянии, он все-таки не хотел дать ей уйти.

— Сегодня был тяжелый день.

— Завтра будет новый день, — ответил Люк, намекая на продолжение разговора.

Она взглянула на него так, будто он еще что-то для нее значил, но очень быстро отвернулась.

— Спокойной ночи, Люк.

Наблюдая, как она удаляется по ступенькам, он чувствовал полное бессилие и проклинал свою неспособность убедить ее. Люк уже открыл входную дверь, как вдруг услышал голос Наоми, которая звала его.

— Ты должен не только поговорить с ней, парень. Ты должен доказать ей.

— Как я могу доказать ей искренность своих чувств, если она не хочет слушать?

— А что ты чувствуешь? Ты задавал себе этот вопрос?

Нет, не задавал. Только сегодня он понял, что еще способен на глубокое чувство, способен любить. Он любит Бекку. И любит Тода.

— Одних слов недостаточно, — сказала Наоми. — Докажи ей, что ты не изменился, что ты тот самый мужчина, которого она узнала.

Как доказать это Бекке? Если бы он только мог!

Должен же быть какой-то способ.

— Постараюсь, чтобы завтра она была здесь, — предложила Наоми.

Люк сначала обрадовался, но сразу же понял, что такое вряд ли возможно.

— Да как же она оставит пекарню?

— Позову Полу и нашего совместителя. Предоставь это мне.

Огоньки в ее голубых глазах и ее загадочная улыбка заставляли поверить в то, что она крестная фея Бекки, да и его тоже.

— Спасибо.

— Ладно, иди. Будешь благодарить, когда Бекка встретится с тобой.

Идея только что пришла ему в голову, а она уже знала о его планах. Почему это его не удивляет?

Надежда не покидала его, когда в четверг утром он позвонил в дверь. Открыла Бекка, как ему и обещали.

— Можно войти?

Радость на ее лице тут же обернулась грустью. Слишком сильно он ее обидел.

— Я собираю Тода в школу.

— Это важно, Бекка.

По ее лицу было видно, какая напряженная в ней идет борьба, но она впустила его. Люк смотрел на ее простую белую блузку и джинсы и думал, как он мог сомневаться в том, что любит эту женщину с золотистыми вьющимися волосами. Любит настолько, что готов провести остаток жизни с ней.

Достав сережку из кармана, он протянул ее на ладони.

— Бекка, я хочу, чтобы ты вспомнила кое о чем. Помнишь ту волшебную ночь, когда она была на тебе? Таким же волшебством была овеяна и наша первая встреча.

— Люк, это напрасно…

— Закрой глаза и вспомни, Бекка. Хоть ненадолго.

Глаза она не закрыла, но Люк был готов ручаться, что она все вспомнила.

— Я верну это тебе в конце дня, но сначала хочу, чтобы ты поехала со мной и посмотрела, как я живу. Ты сделаешь это?

Глядя на сережку в его ладони, Бекка произнесла:

— Я не понимаю.

— Давай слетаем в Коннектикут. Проведи день со мной. Ты сказала, что не знаешь меня. Я хочу показать тебе, что моя жизнь там ничуть не отличается от моей жизни здесь.

— Я не могу все бросить…

— Можешь, — сказала бабушка, появившись в дверях гостиной. — Я попросила Полу помочь. Мы справимся. Пока Тод в школе, я за всем присмотрю. Ты свободна на целый день.

— Поезжай, мам, — сказал Тод, подойдя к бабушке. — Ты всегда даешь мне много шансов исправиться. Разве Люк не заслуживает хотя бы одного?

Бекка перевела взгляд с сына на бабушку и спросила:

— Вы что, сговорились?

— Конечно, нет, — ответила бабушка. — Просто я хотела снова увидеть улыбку на твоем лице.

Еще раз внимательно взглянув на сережку, Бекка подняла глаза на Люка.

— Ладно. Но мне надо переодеться.

— Ты прекрасно выглядишь. И в моем офисе твои джинсы никого не шокируют. Вот увидишь.

— И ты готов сейчас улететь?

— Прямо сейчас.

Последовала пауза, которая, казалось, продолжалась целую вечность. Наконец Бекка пробормотала:

— Я только возьму сумочку.

Через несколько минут, когда они сидели в машине, Бекка спросила:

— А что бы ты сделал, если бы я отказалась ехать?

— Схватил бы тебя в охапку и увез силой.

Повернув ключ в замке зажигания, он улыбнулся в ответ на ее удивленный взгляд.

По дороге в аэропорт Ланкастера Люк понял, что настало время все ей объяснить. Чем скорее, тем лучше.

— Бекка, с годами я понял одну вещь. Деньги могут быть не только преимуществом, но и преградой. Иногда я не мог разобраться, любят ли меня таким, какой я есть, или за то, что я имею. Вот почему Джад, Кристофер и я держимся вместе. Мы доверяем друг другу.

— Они тоже богаты? — спросила Бекка, нарушив молчание.

— Кристофер — да. А богатство Джада — это «Четыре звезды». Он вкладывает в ранчо очень много, но тоже живет довольно неплохо.

— Понятно.

Ее голос прозвучал холодно, и Люк понял, что ему придется туго.

— Не уверен, что тебе понятно. Кристофер и Дженни одного круга, но он женился на ней не поэтому. А вот его стремление дать ей все самое лучшее, что только можно купить за деньги, его постоянная занятость на работе едва не стоили ему семейного счастья. Дженни попала в аварию и на какое-то время потеряла память. Это словно разбудило Кристофера. Теперь он проводит с ней гораздо больше времени, потому что любит ее.

Бекка молча смотрела в окно, и Люк продолжил монолог:

— Мэрайя влюбилась в Джада, когда он жил на ранчо в Монтане. Она думала, что Джад отчаянный ковбой. А он просто сбежал от тягостных обязанностей старшего брата. Потом он вернулся домой, а Мэрайя, обнаружив, что беременна, разузнала, кто он такой, и появилась в «Четырех звездах». Джад отнесся ко всему серьезно и женился на ней. Но его сомнения в том, что она вышла за него из-за богатства, чуть не разрушили их брак. Слава богу, он опомнился.

Бекка молчала. Люк тоже, потому что хотел услышать ее.

— Твоя жена вышла за тебя из-за денег? — наконец спросила она.

Люк решил ничего не скрывать от Бекки. Он расскажет ей все, что она захочет узнать.

— Нет, не из-за денег, но они стали нашей главной проблемой. Стейси была очень независимой. Она держала магазин подарков и ни при каком условии не соглашалась брать у меня деньги на свои расходы. Но это было не самое худшее, о самом худшем я узнал слишком поздно. Из-за своей проклятой независимости Стейси ничего не рассказала мне о болезни, она не хотела возлагать на меня заботы о лечении. Теперь я понимаю, что она предпочла умереть с достоинством, а не метаться по клиникам в поисках того, что мы вряд ли бы нашли. Но даже последние дни вместе не сделали нас ближе. Только после смерти Стейси я узнал, что она практически разорилась, так ничего мне и не сказав.

— Ты организовал фонд поддержки малого бизнеса в память о ней?

По крайней мере, она его слушала, это дает хоть какую-то надежду.

— Да. И я сам занимаюсь проектами, чтобы понять, каково это — быть обычным человеком, а не тем, у кого денег куры не клюют.

Бекка не ответила. Интересно, теперь она изменила свое отношение к нему? Надежда умирает последней.

Они не разговаривали во время полета.

Люк то и дело бросал взгляды в сторону Бекки и гадал, о чем она думает. Бекка смотрела в окно до самого приземления. Один из подчиненных Люка по просьбе босса подогнал машину в аэропорт. Бекка ничего не сказала, когда Люк распахнул перед ней дверцу роскошного седана, и молча села на кожаное сиденье. В «Процветании» он провел ее по офисам, где сотрудники называли Люка по имени и ничуть не удивлялись его джинсам.

Люк не просто устроил Бекке экскурсию. Он всем ее представил и показал, как идет процесс распределения субсидий не только для малых бизнес-проектов, но и для больниц и образовательных учреждений. Затем Бекка присутствовала на ланче, поддерживая разговор с сотрудниками компании, она постепенно втянулась в процесс обсуждения вопроса финансирования стипендий в колледжах. Люк почувствовал, что дело сдвинулось с мертвой точки, но об успехе его затеи пока было рано говорить.

Позже, когда они остались одни в зале переговоров, ситуация стала близкой к той, когда они впервые поцеловались. В воздухе витал запах персиков, неизменный спутник Бекки, их руки иногда случайно соприкасались, и Люк глубоко вздохнул, чтобы удержаться от долгого поцелуя.

— Здорово вы здесь работаете! — с восхищением сказала она.

— Мы пытаемся сделать мир лучше, помочь там, где это более всего необходимо.

— Тебя здесь все уважают.

— Меня не волнуют все. Меня волнуешь ты, Бекка. В Оук-Корнерз я был точно таким же. С той лишь разницей, что здесь я не тружусь физически. Но я прихожу в фонд каждый день, потому что мне нравится моя работа, и я работаю очень много. Знаю, что я должен был рассказать тебе обо всем раньше. Но я влюбился в тебя и испугался, что, узнав о моей жизни здесь, ты поставишь меня в один ряд с Кромвуэллом.

— Влюбился?..

Громкий стук в дверь прервал Бекку. На пороге стояли Кристофер и Джад.

Кристофер вошел и протянул Бекке руку.

— Я Кристофер Лэнгстон. Мы говорили по телефону.

— Правда, не очень долго, — ответила она, пожимая ему руку.

Прошлым вечером Люк позвонил своим кузенам и изложил свой план. Сейчас они обменялись понимающими взглядами. Джад вошел в зал и снял шляпу.

— Мы не сказали вам и слова неправды.

За спиной Джада показалась секретарша Люка. Он попросил ее вызвать в офис ювелира. Люк пошел на явный риск, но он верил, что победит любовь. Оставалось только молить о том, чтобы чувства Бекки совпадали с его чувствами.

Встав из-за стола, Люк произнес:

— Мне надо кое о чем позаботиться. Я могу на некоторое время доверить вам Бекку?

— Ты же знаешь, что во всем можешь на нас положиться. Мы больше не дадим тебе совершить какую-нибудь глупость, — заверил его Джад.

Люк бросил на него сердитый взгляд и пошел выбирать кольцо для помолвки.

Наблюдая, как он выходит из зала, Бекка поняла, что, когда его нет рядом, она словно раскалывается на две половинки, одна из которых принадлежит ему. Последние два дня прошли для нее в смятении и отчаянии. Перед приходом Джада и Кристофера Люк сказал, что любит ее. Неужели это правда?

— Он с ума по тебе сходит, — без тени шутки сказал Джад.

Кристофер сел на угол стола и ослабил узел галстука.

— После смерти жены Люк стал как потерянный. Вы снова вернули его к жизни, Бекка. Стоит ему заговорить о вас, и у него даже голос меняется. Уж поверьте мне.

Даже если это и так…

— Его жизнь здесь, а моя — в Оук-Корнерз.

— Эту проблему решить можно, — сказал Кристофер. — Если вы действительно хотите быть вместе.

Бекка думала о словах Люка весь оставшийся день, даже тогда, когда он повез ее к Кристоферу и она познакомилась с его женой Дженни. У Кристофера гостили Джад и Мэрайя. Дженни настояла, чтобы все остались ужинать. Бекка видела, что между кузенами и их женами существуют хорошие отношения, что у Джада с Мэрайей и у Кристофера с Дженни настоящая любовь, а когда за десертом Кристофер объявил, что в январе у них с Дженни будет ребенок, Бекка радовалась вместе со всеми.

Солнце клонилось к закату. Люк пожалел, что ему не удалось познакомить ее со своими родителями, так как их не было в городе. Он привез ее в свою квартиру.

Люк взял ее за руку и подвел к огромному окну, из которого открывался прекрасный вид на оранжево-красный закат.

Они стояли молча, любуясь закатом, и Бекка позволяла Люку держать ее за руку.

Он заговорил хрипловатым голосом:

— Весь день я мечтал только о том, чтобы обнять тебя. Но боялся, что ты мне не позволишь. Бекка, прости, если обидел тебя. — В его зеленых глазах было столько печали, когда он это говорил. — Видит Бог, я этого не хотел. Я готов на все, только бы ты не страдала. Любовь к тебе перевернула всю мою жизнь. И если судьбе было угодно, чтобы мы встретились, я не хочу тебя терять.

Запустив руку в карман, он достал оттуда сережку.

— Я сказал, что верну ее тебе. Но она приносила мне удачу, так что, перед тем как расстаться с ней, я хочу спросить. Ты выйдешь за меня замуж?

Взглянув в лицо любимого мужчины, Бекка увидела в нем все, что хотела увидеть: его любовь, его привязанность к ее сыну, его силу и нежность. Она вспомнила ту ночь, когда Люк думал о том, чтобы ей было хорошо, забывая о себе. Он хотел, чтобы она узнала о нем все, прежде чем они станут любовниками.

Ее сердце переполняла любовь. Бекка простила его, точно зная, что желает навсегда остаться с этим человеком.

— Да, я выйду за тебя.

— Я могу перевести головной офис в Оук-Корнерз, если ты не хочешь переезжать… — Он замолчал, не веря своим ушам. — «Да»? Ты сказала «да»?

Зная, что нужно сделать, чтобы он поверил, Бекка встала на цыпочки и обвила его шею руками.

— Я сказала «да»!

Их губы слились в поцелуе, которого так ждала Бекка. Поцелуй стал клятвой верности, соединившей их. Самый нежный из всех их поцелуев. Теперь они одно целое. Люк прижался щекой к ее щеке и прошептал:

— Я люблю тебя, Бекка.

— Я тоже тебя люблю, — ответила она взволнованным голосом.

Люк протянул ей сережку.

— Ты наденешь их в день нашей свадьбы?

— Я буду надевать их каждый раз, когда мы захотим вернуться в сказку.

— Значит, каждый день, — шепнул он и снова поцеловал ее.

Бекка поняла, что никакие драгоценности, подаренные крестной феей, не заменят волшебной силы их с Люком любви.

Любви крепкой, как в сказке, которая соединит их навечно.

Эпилог

— Ты похожа на принцессу, — восхищенно сказала бабушка, застегнув сверкающее ожерелье на шее Бекки.

— Я и чувствую себя принцессой, — произнесла та.

Голова у нее до сих пор шла кругом от невероятного темпа, в котором они с Люком жили в прошлом месяце. Она вместе с Тодом переехала в Коннектикут, чтобы там начать новую жизнь с Люком. В тот вечер, когда Люк сделал ей предложение и подарил кольцо с сапфирами и бриллиантами, они долго обсуждали их будущую жизнь, постоянно прерывая разговор объятиями и поцелуями. Решение продать ресторан далось ей нелегко, пока Пола не согласилась купить его и вернуть субсидию фонду «Процветание», чтобы пустить деньги в оборот.

— Люк рассказывал мне о доме, который вы подыскали, — сказала бабушка. — Кажется, Тоду будет где развернуться.

— Бабушка, ты должна приехать посмотреть. Место очень красивое. Дом каменный. Там есть лес и даже речка. Еще там есть что-то вроде амбара. Люк заключил с Тодом сделку, что если тот будет хорошо себя вести и выполнять все возложенные на него обязанности, то следующей весной мы поедем на ранчо к Джаду и Тод сможет выбрать себе лошадь.

— Неудивительно, что Тод ждет не дождется, когда вы поженитесь.

Бекка повернулась к бабушке, и ее атласное кружевное платье приятно зашуршало.

— Трудно поверить, что сегодня я выхожу замуж, что я встретила такого человека, как Люк.

Бабушка поправила короткие пышные рукава, обшитые кружевом и блестками, как и лиф платья Бекки.

— Думаю, вы нашли друг друга. Ты готова?

Бекка кивнула.

— Я уже давно готова. Не представляю, что могу быть счастливее, чем в этот момент.

Подмигнув, Наоми сказала:

— Подожди до медового месяца.

Неужели бабушка догадалась, что они с Люком еще не занимались любовью? Он сказал, что хочет дождаться брачной ночи, когда она по праву будет принадлежать ему. С ним Бекка всегда чувствовала себя любимой, нужной, единственной…

— Люк не говорил тебе, куда мы поедем? Я только знаю, что надо упаковывать летние костюмы, но пункт назначения он будет держать в секрете до самой свадьбы.

— Я не могу, — игриво сказала Наоми с загадочной улыбкой. — Тебе пора во двор, пока Мередит и Пола не притащили оркестр для исполнения свадебного марша, а то вдруг они решат, что одной арфы маловато.

Когда Люк с Беккой объявили Поле и Мередит о своем намерении пожениться через месяц, те сказали, что к такому событию невозможно подготовиться за столь короткий срок. Люк с Беккой решили устроить свадебный прием во дворе дома бабушки. Мередит нашла повара, Пола занялась навесом и вопросом размещения гостей. Сестричкам пришлось долго объяснять, что церемония предполагается скромная.

Бекка с улыбкой обняла бабушку.

— Ты не представляешь, как я буду скучать по тебе.

— Ничего. Люк обещал, что вы будете часто приезжать. А он человек слова.

Бекка это знала. Направляясь к нему по белой дорожке, она не могла отвести взгляд от его зеленых глаз. Когда Бекка встала рядом с ним, он взял ее руку и поцеловал. Их окружали фотограф, ее мать и отчим, родители Люка, которых она полюбила с первой встречи. Пола и Мередит в качестве подружек невесты стояли рядом с ней; Тод, Джад и Кристофер — рядом с Люком. Но все они были словно в тумане, когда она смотрела в глаза своему жениху и видела в них будущее, наполненное любовью.

Бекка старалась запечатлеть в памяти и сохранить навечно каждый момент свадьбы: голос Люка, когда он произносил клятву, долгий и жаркий поцелуй, скрепивший их союз, пожелания и напутствия всех присутствующих на свадьбе… День был просто удивительным, и она не хотела забывать ни одной минуты из него.

Но вот рука Люка обвила ее талию, и он прошептал:

— Пора.

— Я не хочу, чтобы это закончилось, — ответила она.

— Это никогда не закончится, — с жаром пообещал он.

Настало время прощаться, и гости собрались перед домом. Обняв своих новых родственников: Дженни, Кристофера, Мэрайю и Джада, Бекка подумала, что у нее появилась вторая семья. У Мередит и Полы на глазах были слезы. Теперь они стали ей как родные сестры. Обнимая бабушку, Бекка тоже не смогла сдержать слезы. Когда сын взял ее за руку и сообщил, что он очень рад их свадьбе, она чуть не расплакалась у всех на глазах, но июньский бриз высушил ее слезы.

Вдруг в толпе гостей поднялся ропот. Все увидели богато украшенный экипаж с откинутым верхом, запряженный красивой белой лошадью.

— О, Люк!

— Тебе нравится? — спросил он с озорной усмешкой.

— Очень. Но куда он нас повезет?

— На постоялый двор в тридцати минутах отсюда. А завтра утром мы летим в Сент-Китс. Наоми положила твое свидетельство о рождении в дорожную сумку. Наш багаж уже на постоялом дворе.

— Ты самый прекрасный мужчина…

— Муж, — напомнил он, и взгляд его говорил о том, что свадебный вечер еще только начинается. — Но ты должна бросить букет прежде, чем мы уедем. Давай сядем в экипаж, лучше сделать это оттуда.

Люк поднял ее в экипаж на руках, и Бекке не пришлось беспокоиться о платье. Он встал рядом с ней, она повернулась спиной к гостям и через голову бросила букет из полевых цветов в толпу. Обернувшись, Бекка увидела, что его поймала Мередит.

— Удачи! — пожелала Бекка.

Мередит улыбнулась и помахала ей.

Молодожены сели рядом, и Бекка была счастлива вновь очутиться в объятиях мужа. Возница потянул за поводья, экипаж тронулся, и Люк наклонился, чтобы поцеловать ее.

Гости аплодировали и желали им удачи, когда Бекка и Люк отправились в путь. Путь к счастью на долгие годы.