/ / Language: Русский / Genre:love_short / Series: Счастье

Радужные мечты

Карен Смит

Зак Берк, переживший тяготы жестокого развода, поклялся никогда больше не доверять женщинам и видеть в них отныне лишь подружек для развлечений. Однако гордая красавица Скай Делейни упорно отвергает все его ухаживания — и отказывается даже от самого невинного флирта. Но сопротивление, как известно, лишь распаляет в настоящем мужчине инстинкт охотника, а от желания — всего один шаг до настоящей, страстной ЛЮБВИ…

Карен Роуз Смит

Радужные мечты

Глава 1

— Массаж? Вы, должно быть, шутите!

Зак Берк ошеломленно уставился на ортопеда.

Два года назад Зак уже доверял Элу Уинстону лечение своего сына Чада. Он думал, что седина и внимательное отношение к пациентам гарантируют компетентность врача и его заботу о своих подопечных. Но ни один доктор не мог бы посоветовать то, что предложил Эл!

— В том, что я рекомендую вам, нет ничего предосудительного.

«Предосудительного»! Зака бросило в жар. Он представил потных массажистов, работающих с клиентами. По какой-то одному ему известной аналогии вспомнилась Элис, бывшая жена. Он запустил ладонь в свои черные вьющиеся волосы.

— У меня не поворачивается шея. Разве вы не можете выписать какое-нибудь лекарство?

— Вы человек деловой и очень занятой. Боль в мышцах шеи — это только первое проявление слишком большого напряжения, стресса. Вы отец-одиночка, а кроме того, еще и трудоголик. Причина недомогания — именно эти два обстоятельства. Ваши шея и плечи слишком напряжены. Если я пропишу успокоительное или мышечный релаксант, то впоследствии вы попадете в зависимость от них. Нужно найти какой-нибудь другой способ, чтобы расслабляться.

— Значит, дело не в шее?

— Конечно. Тело только реагирует на ваш стиль жизни. Рентген не показал никаких аномалий. Ваша проблема — мышцы. И она не решится до тех пор, пока вы не научитесь расслабляться.

— Расслабляться!.. Я скоро пойду с Чадом на игры Малой лиги, в которых он участвует, — там и отдохну.

Эл Уинстон внимательным взглядом окинул высокую и крепкую фигуру Зака.

— Подбадривать с трибуны игроков и кричать на судью — это не отдых. Если кто-либо и может научить вас снимать напряжение, так только Скай. Я направлял к ней немало людей с такой же проблемой. Если она помогла им, то поможет и вам.

— Скай?

Эл взял блокнот и начал писать, проговаривая вслух:

— Скай Делейни. Дипломированный физиотерапевт, специализируется в технике массажа и снятия стресса. Я пошлю ей результаты обследования. Скажите, что я дал направление, и, думаю, она быстро приведет вас в форму. На массаж обычно записываются за три-четыре недели, но она держит несколько свободных «окон» для критических случаев.

Зак посмотрел на часы и встал, собираясь вернуться в свой офис.

— Не думаю, что мой случай критический.

Эл бросил на стол ручку.

— Поверните голову направо, насколько сможете.

Как только Зак попытался выполнить это простое упражнение, острая боль пронзила его плечи и отдалась в голове. Эл понимающе кивнул, вырвал страницу из блокнота и протянул ее своему упрямому пациенту:

— Позвоните Скай сегодня же.

Зак потер шею, вздохнул, глядя на своего врача.

— Скай Делейни. Массаж.

Он предпочел бы таблетки.

Зак пришел раньше на пять минут, открыл стеклянную дверь и вошел в офис. От стойки доносилась приятная музыка. Приемная больше походила на гостиную, чем на медицинский кабинет.

«Господи, что я здесь делаю?»

Скрипнула дверь, и шаги эхом отдались по паркету, возвещая о чьем-то приближении. Когда Зак увидел женщину, он замер.

Скай Делейни была похожа на ангела: длинные светлые волосы, заплетенные в косу, перевязанную бирюзовой, желтой и розовой лентами, а глаза — как голубое небо. Конечно, имя Скай подходило ей как нельзя лучше [1]. Свободная легкая белая одежда до колен облегала при движении упругую грудь и стройную фигуру с тонкой талией. Ее глаза снова привлекли внимание Зака, словно маня, а когда женщина улыбнулась, у Зака перехватило дыхание. И она собирается прикасаться к нему своими руками? Зак сжал челюсти, пытаясь справиться с возбуждением. Это чувство было сродни тому, что он испытывал, будучи подростком, при самом первом прикосновении к своей девушке.

Скай протянула руку. Ногти аккуратно подстрижены, да и вообще эта хрупкая ручка выглядела так, словно не способна была поднять и котенка. Зак смотрел на руку несколько секунд, лишь только потом, очнувшись, он понял, что говорит женщина.

— Привет, я — Скай, а вы, должно быть, Зак Берк?

Он протянул руку и был удивлен силой ответного пожатия.

— Да. Я по рекомендации Эла Уинстона.

— Когда по телефону вы записывались на прием, то, кажется, еще не определились в выборе типа массажа?

— Я вообще не уверен, нужен ли мне массаж. Вместо того чтобы обидеться, она нежно пожала его пальцы.

— Я говорила сегодня утром с Элом, и он сказал, что вы не слишком-то убеждены в силе массажной терапии. Мы обсудили вашу проблему, и я думаю, что смогу помочь вам.

Зак смотрел на эти руки и чувствовал, как внутри его поднимается горячая волна. Он никогда не испытывал подобного ощущения.

— Я не понимаю, как с помощью массажа можно снять боль в мышцах шеи дольше чем на минуту.

— Давайте пройдем в кабинет, и я объясню вам основы моего метода.

Чувствуя себя абсолютно голым в своем костюме цвета морской волны, он не спеша проследовал за ней через холл, стараясь идти так, чтобы не наступить массажистке на пятки.

Открыв дверь, Скай пропустила его в массажный кабинет. Зак прошел, стараясь не коснуться ее, и неожиданно ощутил аромат духов, не похожий ни на какой другой. Это, кажется… клубника? Женщины обычно выбирают запахи цветов, экзотических фруктов, но не свежей спелой клубники.

Комната удивила его не меньше, чем сама Скай. Две стены были разрисованы радугой с множеством оттенков. Стул цвета молодой травы стоял у подножия радуги, приглашая сесть.

Скай села за стол, плавным движением указала на стул:

— Присаживайтесь.

Зак сглотнул. Он привык к положению преуспевающего бизнесмена, который умело руководит своей компанией. А с тех самых пор, как его бывшая жена сбежала в Калифорнию в поисках лучшей доли, Зак сам распоряжался своей жизнью и жизнью своего сына. Его раздражала мысль о том, что последующие полчаса он должен будет подчиняться Скай Делейни. Это ему совсем не нравилось.

— Давайте начнем побыстрее. Мне нужно спешить домой, к сыну, — холодно начал Зак.

— Сколько ему лет?

— Восемь. — Его голос потеплел, что всегда происходило, когда речь шла о Чаде.

— И он хочет, чтобы папочка пожелал ему спокойной ночи и подоткнул одеяло?

Лед растаял в голосе Зака, и он почувствовал, что улыбается.

— На самом деле он играет в команде Малой лиги и обычно уже спит, когда я могу наконец пожелать ему спокойной ночи. Он так быстро растет!

— Эл говорит, что вы отец-одиночка. Я думаю, это не легче, чем быть главой компании.

Ему вдруг захотелось узнать, замужем ли она и есть ли у нее дети.

— Возглавлять компанию не так сложно. На работе может быть одна проблема в день, в то время как с Чадом их бывает десять.

Улыбка озарила ее милое лицо.

— Правда?

— Порой мне так кажется. — Он не мог не улыбнуться в ответ.

Скай встала, подошла к массажному столу и взяла полотенце с полки — такое же солнечно-желтое, как и простыни на кушетках.

Положительно, не было ничего холодного ни в этой девушке, ни во всей комнате!

— Вы можете раздеться и накрыться полотенцем. Снимите все, за исключением плавок. Я постучу, перед тем как войти.

Заку потребовалось несколько мгновений, чтобы понять смысл этих слов. Когда Скай проходила мимо, он поймал ее за руку:

— У меня проблемы с шеей!

Она вскинула брови:

— Простите?..

«Простите»! Он невольно заскрежетал зубами, представив легкие прикосновения женских пальцев к своему телу… Зак отпустил ее руку.

— Послушайте… мисс Делейни, я прошу прощения, если это звучит…

— Зовите меня просто Скай.

— Скай, — потирая подбородок и стараясь тщательно подбирать слова, продолжил Зак, — я уверен, вы очень хороший специалист, но я здесь не ради… хм… удовольствия. Я просто хочу избавиться от этой боли в шее и…

Ее голубые глаза сверкнули.

— Складывается впечатление, что вы, мистер Берк, не очень высокого мнения о моей профессии. Конечно, вы, как и многие другие, лучше меня знаете, что нужно делать, а что нет.

Зак вышел из себя — сказалась усталость после длинного рабочего дня, проведенного в офисе, даже без перерыва на обед:

— Мне не нужно ходить босыми ногами по раскаленным углям, чтобы узнать, что я этого не хочу.

Скай взглянула на него с удивлением:

— Вы сравниваете это с хождением по раскаленным углям?

Подсознательно Зак желал и одновременно боялся ее прикосновений, инстинктивно понимая, что они зажгут внутренний огонь в его теле. Может быть, потому, что он не испытывал ничего подобного со времен супружества, а может быть, потому, что этих нежных прикосновений не хватало ему и в семейной жизни. Это было тем, что он не позволял делать никому. Он решил не продолжать спор.

— Я пришел сюда, чтобы снять напряжение с плеч. Мне нужно немного расслабиться.

Ее удивление исчезло, но в глазах остался блеск.

— Как говорит Эл, вся ваша жизнь — сплошные нагрузки, и это причина недомогания. Естественно, один только массаж не решит проблему. Я провожу занятия, даю кассеты для прослушивания. Я могу научить вас тому, что знаю, чтобы вы использовали это как руководство к действию.

— У меня совершенно нет времени.

Скай так энергично замотала головой, что разноцветные ленты в ее волосах разметались по плечам.

— Вы предпочитаете терпеть постоянную боль вместо того, чтобы двадцать минут дважды в день уделять приемам расслабления или делать массаж раз в неделю?

— Что вы предлагаете?

— Вы не хотите сделать массаж всего тела?

— Нет, — раздраженно буркнул он.

Она пожала плечами:

— Ну что ж, вы — клиент. Я могу помочь лишь настолько, насколько вы мне позволите. Сегодня мы проведем массаж верхней части тела. Но вы не будете возражать, если я проведу массаж ног?

— Если только это необходимо.

— Это не строго обязательно, но способствует расслаблению.

— В таком случае не стоит.

Она не настаивала.

— Я выйду, пока вы снимаете пиджак и рубашку.

— Вам не нужно выходить. — Увидев ее удивленно вскинутые брови, он добавил: — Это займет не больше минуты, и мы сэкономим время.

— Для чего вы экономите время, мистер Берк?

Он вскинул глаза, пытаясь увидеть насмешку, но Скай была серьезна.

— Для моего сына. Чтобы была возможность куда-нибудь пойти с ним.

Она чуть заметно кивнула.

Расстегивая пуговицы на рубашке, Зак внезапно остановился, словно вспомнив что-то.

— А как вы узнали, что я в плавках? Может, я ношу трусы?

Она засмеялась. Ее смех был прекрасен — легкий, чистый и звонкий.

— Просто большинство моих клиентов — мужчины вашего возраста, до пятидесяти лет, — носят их, а старше — нет. Иногда я ошибаюсь. Я так же склонна к стереотипам, как и все.

Резким движением он стянул носки. Вспомнив Элис, Зак решил сконцентрироваться на этих чертовых лентах — было намного безопаснее видеть в Скай молодую миловидную девушку, чем женщину, полную соблазна.

Скай затаила дыхание, глядя, как Зак Берк вытаскивает рубашку из брюк. Что происходит с ней? Почему ее сердце стучит так, словно она сидит за рулем двухместного «феррари»? Черт возьми, это просто клиент! Она не должна думать о том, какого цвета волосы на его груди, где они растут и как. Ей не стоит гадать, действительно ли его живот такой плоский, как кажется. И уж точно не нужно смотреть в эти неотразимые серые глаза, когда она учит его снимать стресс.

По долгу службы она часто сталкивалась с мужчинами, подобными Заку Берку, — обуреваемыми жаждой действий, достижением результата и цели, даже если это причиняло им почти физическую боль. Может быть, она легко узнавала таких мужчин, потому что когда-то была замужем за одним из них? Плачевные результаты этого брака научили ее многому. Она не увлекалась мужчинами, у которых не было внутренней свободы, которые не могли наслаждаться красотой жизни, которые из-за работы не могли прийти на помощь, даже когда кто-то близкий нуждался в них. Для нее же это были естественные и понятные вещи.

Скай взглянула на расстегнутую рубашку Зака и сделала глубокий вдох. Она скользнула взглядом по его широким плечам и мускулистым рукам и подумала: «Это просто тело: мышцы, кости и кожа — клиент, как и все остальные». Делая еще один глубокий вдох, она взяла маленькую подушку и положила ее на край массажного стола.

— Лягте, пожалуйста, на спину и вытяните руки вдоль тела.

Зак нехотя повиновался.

Она взяла еще одну подушку.

— Я положу ее под колени, чтобы спина не прогибалась. Некоторые мои пациенты предпочитают массаж в тишине, другим нравится музыка. Чего хочется вам?

— Музыку, — кратко ответил он.

Она включила магнитофон, и приятная классическая музыка наполнила комнату. Взяв из шкафа пластиковую бутылку с миндальным маслом, Скай налила несколько капель на ладонь и смочила кончики пальцев.

— Закройте глаза. — Ее голос звучал ласково. — Сделайте вдох полной грудью и медленно выдохните. Еще раз.

Зак послушно следовал инструкциям, и она улыбнулась. «Он, наверное, очень педантичен. Я могу использовать это».

— Продолжайте так дышать. Во время массажа не пытайтесь помочь мне — если я подниму вашу руку, не напрягайте ее. Если понадобится, я поверну вашу голову. Вам не о чем беспокоиться. Во время массажа я молчу, так как слова отвлекают. Но если вы почувствуете боль или дискомфорт, скажите мне.

Она начала гладить его лоб, постепенно продвигаясь к вискам, и здесь на несколько секунд остановилась.

Этих секунд было достаточно, чтобы разглядеть его покрытую темными волосами грудь, бронзовые соски, черные волнистые волосы. Волнующие очертания его глаз и губ манили ее, она хотела дотронуться до маленькой ямочки на его подбородке. «Нет, Скай! Он просто клиент. Делай свою работу и забудь, что он очень привлекательный мужчина».

Зак никогда раньше не испытывал ничего подобного.

Сначала, казалось, жар от прикосновений женских рук захлестнул все его тело. Он понял, что близость Скай возбуждает и волнует его. Но потом пришли другие чувства. Массаж был настолько приятным, что Зак ощутил, словно улетает туда, где весь груз будет снят с его плеч.

Как только пальцы двинулись к его шее, Зак понял, что это ощущение исходит от Скай Делейни. В каждом прикосновении ее пальцев он чувствовал расположение к себе.

Закончив с шеей и плечами, она принялась за руки. Затем Скай попросила его перевернуться, и он сделал это автоматически. Но что это? Зак неожиданно понял, что шея больше не болит. Всю прошлую неделю он не мог спать на животе.

Он ощутил грубую ткань полотенца, которое Скай положила на его спину для впитывания масла, и услышал ее мягкий голос:

— Не открывайте глаза, пока не будете готовы подняться. Не напрягайтесь. Когда оденетесь, выходите в приемную, и мы назначим время следующего сеанса.

Зак лежал с закрытыми глазами, наслаждаясь последними моментами блаженства. Скай опустилась в кресло перед письменным столом и подумала: «Все же я смогла отнестись к нему как к обычному клиенту. Хотя это было довольно трудно. Когда я прикасалась к его сильному, мускулистому телу, оно действительно привлекало меня, и было бы глупо не признать это».

Скай, достаточно опытная двадцатишестилетняя женщина, понимала, что такую естественную реакцию можно подавить и в значительной степени это зависит от природы человека, его характера и склада ума. Она тщательно выбирала друзей и не менее тщательно — мужчин, с которыми проводила время. Очевидно, что у Зака Берка нет времени даже на себя, так разве найдется оно на выстраивание каких бы то ни было отношений между ними?

Заслышав приближающиеся шаги Зака, Скай подняла голову. Он шел и улыбался.

— Я чувствую себя великолепно! Никогда бы не подумал, что могу быть таким… хм… спокойным.

Он выглядел отлично. Лицо стало менее напряженным, а в походке чувствовалась легкость. Да и осанка у него прямая. Широкие плечи расправлены — никакого намека на сутулость. Многие высокие мужчины не знают, как правильно держать спину, для них проблема — свой собственный рост и вес. Многие; но только не Зак. Его проблема была в том, что он проводил слишком много времени в неудобном кресле, согнувшись над столом. И конечно, ежедневные стрессы…

— Вам нужно поддерживать себя в таком состоянии. — Она взяла визитную карточку и протянула Заку. — Это магазин по продаже офисной мебели, разработанной ортопедами. Вы можете купить там кресло, которое поддерживает спину. Кстати, каким вы пользуетесь на работе?

— Самым обычным. — Он взял карточку.

— Обязательно выберите себе удобное кресло, и поверьте, вы не захотите сидеть ни на чем другом. — Она полистала ежедневник. — У меня есть «окно» в среду, в три.

— У меня назначено совещание на половину третьего. Как насчет четверга?

— Меня не будет в городе.

— Значит, среда, — нахмурился он.

— У меня сейчас занятие. Может быть, вы поприсутствуете на нем?

Он достал чековую книжку и вырвал чек, который заполнил заранее.

— Нет времени. Увидимся в среду.

Скай стояла и смотрела на дверь, закрывшуюся за ним. Зак Берк хорошо развит физически и прекрасно сложен, но если он не будет заниматься своим здоровьем, то боль в шее станет преследовать его ежедневно.

Вторник. Полдень. Зак сосредоточенно работал и чувствовал себя прекрасно. Ни намека на боль.

Расписание на среду лежало перед ним. У него нет времени на массаж, да он теперь и не нужен. Зак удовлетворенно улыбнулся. Да, массаж явно пошел на пользу. У Скай Делейни золотые руки. Но… Зак, казалось, попадает в зависимость от нее, и это настораживало. Все в девушке нравилось Заку, особенно спокойствие, исходящее от нее. Прикосновения такие… нежные! Мелодичный голос. Улыбка, расцветающая на губах. Он часто задумывался о вкусе этих губ. Интересно, как она выглядит, когда раздражена?..

Зак позвонил секретарю Скай и отменил массаж.

После работы он заехал за Чадом и почувствовал неприятную скованность в шее. К вечеру боль заявила о себе еще сильнее. В среду, проснувшись, он не мог пошевелить головой. Но гордость удержала его от того, чтобы позвонить Скай и снова назначить встречу.

Во время совещания он понял, что гордость — слишком большая цена за дискомфорт.

Зак набрал номер массажного салона. Ему ответили, что мисс Делейни уехала на весь день. Секретарь не дала домашний телефон Скай, но пообещала перезвонить ей и попросить связаться с ним.

В нетерпении Зак начал искать номер в телефонном справочнике, но не нашел. Ничего не оставалось делать, как только ждать и надеяться, что Скай еще не уехала из города.

Когда секретарь сообщила о звонке, он буквально кинулся к селектору.

— Мистер Берк? Мне передали, что это срочно. — Голос Скай был, как и раньше, дружелюбным.

Зак немного растерялся, не зная, с чего начать.

— Надеюсь, вы работаете сегодня вечером?

— Я уезжаю в Филадельфию и, по правде говоря, уже собиралась выходить.

— М-м-м… Прошу прощения, что задерживаю вас. Наверное, сейчас не время для сеанса массажа?

Он ожидал услышать что-то вроде нравоучения, но ответом была тишина.

— Скай, вы меня слышите?

— У вас возобновились боли?

— Да, мне сейчас так же плохо, как и в тот день, когда я пришел к вам. — О головной боли он умолчал.

— Вот почему я и предложила сегодняшний день. А вы, к сожалению, отменили встречу.

Это напоминание задело его.

— Вы знали, что так и случится? — спросил он раздраженно.

— Я предупреждала: вам нужно больше чем один сеанс, но вы почувствовали себя лучше и решили, что хватит.

— Так вы осуждаете меня! Я не думал…

— Зак, — мягко перебила Скай, — я должна спешить на встречу в торговом центре. И у меня нет возможности предупредить, что я задержусь.

Она говорила так, словно извинялась.

— Ничего страшного. Мне не нужно было беспокоить вас дома.

— Болит ли у вас голова?

Зак не любил врать:

— Да.

Снова молчание.

— Может быть, вы примете меня в пятницу? — наудачу сказал он.

— Нет. Я вернусь в пятницу около четырех. — Она сделала паузу. — Но у меня есть предложение.

— Какое? — осторожно поинтересовался он.

— Я приму вас в пятницу, как только вернусь. Но обещайте посетить мое практическое занятие по технике расслабления и профилактике стрессов утром в субботу.

— Это шантаж!

— Пусть так, Зак, но это мое условие.

Глава 2

Зак пришел в медицинский центр, отыскал комнату, где проходил семинар, открыл дверь и вошел. И сразу увидел Скай. Ее длинные золотистые волосы были собраны в хвост, на этот раз украшенный лентами только бирюзового цвета.

Он не мог оторвать взгляда от ее бирюзового спортивного костюма, обтягивающего фигуру, и… босых ног. Зак потихоньку оглядел ноги остальных присутствующих — все были в спортивных тапочках. Затем он посмотрел на лица, не зная, чего ожидать.

Люди не выглядели странно. Около десяти женщин, столько же мужчин. Большинство примерно его возраста. Он направился к группе, окружавшей Скай. Она раздавала опросные листы, а когда увидела Зака, улыбнулась ему, и он неловко улыбнулся в ответ.

— Возьмите анкету и ручку. Садитесь на пол или на стул и заполните ее, будьте предельно честны.

Зак еще раз взглянул на ее ноги. Ему бросился в глаза темный лак на ногтях. Он взял анкету и ручку и присел на стул.

Скай наблюдала за тем, как он заполняет лист: брови сдвинуты — признак сосредоточенности. Он честно ответит на все вопросы. Она была уверена в этом, как и в том, что он предпочтет стул, а не сядет на пол. Она почувствовала его присутствие, как только он вошел. От него исходили мужественность, сила, энергия и целеустремленность. Он совершенно не жалел себя, гнался за жизнью на бешеной скорости, и Скай было интересно почему. Почему он не может остановиться и сойти с дистанции?

Убедившись, что все члены группы закончили с тестами (Зак уже в течение пяти минут отбивал ритм ногой), она сказала классу:

— Итак, А — это четыре балла, В — три, С — два, Д — один. Суммируйте ваши ответы.

Скай дала еще немного времени, чтобы все смогли произвести подсчеты.

— А сейчас у меня для вас есть хорошие и плохие новости. Если сумма ваших ответов находится в пределах от семидесяти пяти до восьмидесяти, вы предрасположены к головной боли, проблемам с желудком и другим болезням. Я не хочу пугать вас, но в недалеком будущем у вас может случиться инфаркт или язва желудка. Если сумма шестьдесят — семьдесят пять баллов, вы только на пути к вышеуказанным неприятностям. Сорок — шестьдесят — вы знаете, как отвлекаться и расслабляться, но делаете это не достаточно часто. Я думаю, что никто не набрал ниже сорока, иначе вас бы здесь не было.

Некоторые улыбнулись и кивнули. Зак смотрел на нее так, будто его ударили по голове. Она подозревала, что его сумма была около восьмидесяти.

— Хорошие новости: вы можете существенно улучшить ваше здоровье, изучив методику расслабления, чем мы, собственно, и собираемся сейчас заняться. Разуйтесь, пожалуйста.

Снова этот недоверчивый взгляд Зака, который смотрел на нее, как на пришельца с другой планеты. Она не могла сдержать улыбку, но затем вспомнила, чего стоило ей сделать массаж Заку Берку вчера вечером, какое волнение она испытала. В нем было что-то такое, что задело ее. Когда он снова заговорил о Чаде, его лицо поразительным образом изменилось: оно осветилось любовью.

Затем всплыли в памяти его улыбка, густые черные волосы, покрытая волосами грудь…

«Занятия, Скай! Сосредоточься на упражнениях».

— Возьмите по коврику.

Когда все заняли свои места, Скай показала упражнения для разминки, начинающиеся с головы и плеч. Затем она усадила всех на коврики и провела упражнения для верхней части тела. И закончила упражнениями из йоги для растяжки сухожилий. Зак был явно удивлен: его брови поползли вверх.

Когда Скай проходила мимо, он спросил:

— И сколько же раз в неделю вы проделываете все это?

— Дважды в день.

Он поднялся, и Скай вдруг почувствовала себя маленькой и хрупкой. В его глазах снова загорелся огонек упорства и сосредоточенности.

— Зачем? Ведь вы в конце концов не бегун и не игрок в теннис.

Если она не объяснит это его же терминами, он подумает, что гимнастика такая же причуда, как и ленты в ее волосах.

— Вы бегаете по утрам?

— Да. Три раза в неделю.

— И стараетесь не пропускать?

— Конечно.

Скай заговорила оживленнее:

— Вы часами сидите за столом в неестественной позе. Разве вы не понимаете, что упражнения могут помочь, это то же самое, что и бег!

— Возможно, — все так же скептически ответил он.

— Я могу поспорить, что если вы приобретете специальное кресло и будете делать упражнения дважды в день, то через неделю почувствуете перемены к лучшему.

Он скрестил руки на груди:

— Понимаете, я не верю в домашнее лечение. Это редко срабатывает. Куриный бульон служит успокаивающим средством, однако инфекцию можно излечить только антибиотиками.

Скай по опыту знала, что бесполезно спорить с такими людьми, как Зак. Он должен сам захотеть помочь себе.

Скай вернулась к группе. Хлопнула в ладоши.

— Отнесите коврики к стене, а сами соберитесь в центре зала.

И когда все собрались, дала команду:

— Поднимите руки вверх и потянитесь. Попытайтесь схватить чью-нибудь руку.

Послышались перешептывание и смех.

— Все взялись за руки? — После хором произнесенного «да» она продолжила: — Теперь мы попытаемся распутать узел. Не отпускайте руки и держите их свободно.

Каждый держался за соседа, и Скай, оказавшись в центре этого сплетения, отпустила одну руку:

— Я — конец веревочки. Я начинаю распутывать узел, а вы делайте все, чтобы помочь мне.

Скай начала прокладывать путь, нагнувшись под руками женщины. Следующее препятствие застало ее врасплох: руки Зака были сцеплены в кольцо. И чтобы продолжить разматывать узел, она должна пробраться и встать внутрь, лицом к лицу с Заком. Это слишком напоминало объятия. Скай очутилась внутри кольца. Одеколон Зака щекотал нос. Это был хвойный запах, не сравнимый с женским парфюмом. Сила аромата подсказала ей, что Зак воспользовался одеколоном перед самым началом занятий. От этого запаха, крепких объятий и серебристых искорок в серых глазах Скай почувствовала дрожь в коленях.

«„Путаница“ никогда не была для меня трудным упражнением. Она заставляет людей смеяться и позволяет привыкнуть друг к другу. Почему же сейчас все не так, как обычно?»

— Переступите через мою руку. — Его глубокий голос и теплое дыхание донеслись до нее.

— Вам нужно нагнуться, — откашлявшись, сказала она.

— Легко сказать. А какой смысл в этом упражнении?

— Это упражнение для того, чтобы заставить вас смеяться.

— Мне сейчас не до шуток. — Это было сказано очень серьезным тоном.

Когда она опустила взгляд, то поняла почему: ее грудь слегка касалась его груди.

— Извините, — прошептала Скай, отстраняясь.

— Вы тоже не смеетесь, — произнес он так тихо, что услышать смогли только они одни.

— Пригнитесь, и тогда девушка сможет переступить через вашу левую руку, — предложил человек, стоявший позади Зака.

Остальную часть узла распутали быстро. Оглядевшись, Скай с радостью увидела, что все улыбаются и выглядят раскованными. Зак разговаривал с соседом, но, когда их взгляды встретились, она поняла: незримая связь протянулась между ними, и случайное столкновение в кругу доказало это.

Она постаралась сосредоточиться на своих профессиональных обязанностях. После упражнений ответила на вопросы и раздала кассеты. Урок закончился, Скай попрощалась со всеми и начала сворачивать коврики, чтобы отнести их в комнату для хранения инвентаря.

Неожиданно она заметила Зака, который скатывал коврик.

— Не стоит, — запротестовала Скай.

— Почему вы не велели всем собрать свои коврики?

— Потому что мне нетрудно сделать это самой.

Он искоса взглянул на нее:

— То есть вы, например, не стали бы заставлять детей убирать игрушки?

— Не знаю. Я не стала бы заставлять их делать это каждый раз. Игрушки детей — это как инструменты или канцелярские принадлежности для взрослых. Вот вы всегда убираете свои инструменты после работы?

— Обычно да, — улыбнулся он. — Но я понимаю вас. Иногда мы ожидаем от детей того, чему сами не следуем.

Был ли Зак строгим отцом? Таким же жестким, как стиль его жизни? Но когда он рассказывал о сыне, выражение лица и тон его голоса смягчались.

Скай связала свой коврик эластичной лентой и начала скручивать другой.

Пока она сворачивала один коврик, Зак успел сложить два.

— Послушайте, я прошу прощения. Это было неуместно и глупо.

Скай покраснела, вспомнив, как находилась в его объятиях. Что должна сказать женщина на это? Зак смутил ее.

— Я не припомню, чтобы участвовал в чем-то подобном, — продолжал он.

— Вы никогда не играли в «путаницу»?

— В колледже у нас была довольно серьезная компания, мы вели деловые разговоры. А развлекались играя в карты.

От его усмешки Скай почувствовала себя тонущим кораблем. «Не давай сбить себя», — мысленно скомандовала она.

— Итак, если вы будете заниматься дважды в день…

— Ну, это уж слишком! Где, вы думаете, я найду время?

— На зарядку дважды в день по двадцать минут и столько же на упражнения для расслабления — это меньше чем полтора часа. Разве здоровье того не стоит?

Он помолчал. И наконец произнес:

— Вы задаете трудный вопрос.

— Это не вопрос, это ответ.

— Кажется, у вас богатый опыт.

— Так оно и есть. Если вы будете делать зарядку и давать себе отдыхать, то массаж больше не понадобится.

— Вы ошибаетесь. Один ваш массаж стоит недели отдыха. — В его голосе чувствовалось уважение к ее профессии, чего не ощущалось в первую их встречу.

Скай вежливо улыбнулась:

— Я рада, что вы так думаете. Однако большинство моих клиентов — спортсмены, им регулярно нужен массаж.

— И у вас нет времени для меня?

Его голос отозвался в каждом уголке ее души.

— Я не это имела в виду, а то, что примерно через месяц вы сами сможете помогать себе.

— Конечно, вы правы. Я попробую все упражнения: и физические, и для расслабления — и посмотрю, как это подействует. — Он кивнул в сторону разбросанных скрученных ковриков: — Так вам не нужна моя помощь?

— Нет необходимости. Я знаю, что у вас есть более важные дела.

— Вы правы, Чад уже ждет меня. Пора ехать за ним.

Казалось, им больше нечего было сказать. Зак повернулся и ушел.

Скай перенесла коврики в кладовую, все время повторяя, что мистер Берк не привлекает ее и ей совершенно не хочется узнать о нем больше. Затем она вернулась в комнату для занятий, сделала несколько записей в ежедневнике, взяла оставшиеся кассеты и положила их в свою ярко-розовую спортивную сумку. Окидывая последним взглядом зал, она увидела какой-то предмет, лежавший на стуле. Еще до того как подойти и поднять, она догадалась, что это было: кассета Зака, которую он положил, когда пытался помочь Скай.

«Как он собирается заниматься без нее?»

Полдень. Скай захлопнула дверцу своей машины и направилась к парадному подъезду двухэтажного дома с колоннами, удивляясь про себя, какого черта она сюда приехала. Она могла бы почтой отослать Заку кассету, но на это уйдет время. А если он собирался заниматься по специальной методике, кассета будет ему нужна сразу же. «Я просто брошу ее в почтовый ящик».

Но только Скай собралась сделать это, как раздвижная дверь открылась и маленький мальчик в одежде бойскаута схватил ее за руку:

— Вы мама Пола? Вы как раз вовремя. Наши домики разваливаются. Мы не можем закрепить их. Помогите нам, пожалуйста!

Серые глаза ребенка смотрели доверчиво и прямо.

«Неужели это сын Зака?»

— Но я не…

Юный скаут втянул ее в дом. Диван в темно-синюю клетку и мягкое кресло были сдвинуты к стене. По крайней мере шесть журнальных столиков стояли посреди большой гостиной. Вокруг каждого толпилось по четыре-пять мальчиков. Шум детских голосов был оглушительным.

Маленький мальчик, который втолкнул Скай в этот хаос, отпустил ее руку.

— Вы должны показать нам, как собирать эти домики, иначе мы никогда не получим эмблему в награду.

Отказать было невозможно. Она уселась на раскладной стул, сомневаясь, достаточно ли он крепкий для взрослого. Стул пошатнулся.

— Какой дом ты пытаешься построить?

— Это должен быть бревенчатый домик. Вы ведь поможете?

— Я могу попробовать. — Скай улыбнулась.

Она подняла несколько деталек, и тут же четыре пары глаз впились в нее.

Неожиданно за столом настала тишина.

Зак понял: что-то изменилось. Он оглядел комнату. И вдруг… увидел Скай. Она ничего не замечала вокруг, увлеченная работой. Коса на плече, губы сжаты. Эта картина была настолько забавной, что Зак улыбнулся.

Он рывком поднялся с пола и подошел к столу Скай.

— Какой сюрприз!

Щеки девушки слегка порозовели.

— Привет! Я не знаю, как втянулась во все это. Только одну минуту я стояла у двери и…

— Пап, посмотри на ее домик. Он просто замечательный! Мой весь в клее. Но она знает, как их делать. Может быть, она и тебя научит.

Зак почувствовал, что тоже чуть-чуть покраснел.

— Может быть. Я вижу, вы познакомились с моим сыном.

— Вообще-то нет. — Она протянула руку восьмилетнему мальчугану. — Привет, меня зовут Скай.

— Вы ведь останетесь на хот-дог? Папа уже разогрел гриль, — в порыве гостеприимства предложил Чад.

Зак задержал дыхание. «Если Скай такая же, как Элис, она откажется или из вежливости только попробует один». Он попытался объяснить Скай, что ради этого пикника не обязательно жертвовать вечером:

— Они набросятся на хот-доги и сразу уничтожат их, а вместе с ужином это займет не более десяти минут.

Чад смотрел на Скай, ожидая ответа.

— Я останусь, если вы поможете убрать весь этот бедлам, пока твой отец готовит хот-доги на гриле.

Чад подпрыгнул от удовольствия:

— Договорились!

Зак с удивлением наблюдал, как быстро Скай организовала команду уборщиков. «Почему ей все удается? Она даже ми разу не повысила голос. Определенно, в ней есть что-то от колдуньи».

Через пятнадцать минут, когда Зак стоял у гриля, к нему подошла Скай. Ярко-красная рубашка и серые обтягивающие джинсы подчеркивали ее фигуру. Слишком подчеркивали.

Он взял щипцы и перевернул хот-доги.

— Я не хотела вторгаться. Я уйду, как только Чад увидит, что я ем хот-дог. — Она вскинула голову вверх. — Если не начнется гроза.

Зак с удивлением услышал необычные нотки в ее голосе. «Страх? Не может быть».

— Вы совсем не мешаете. Можете не торопиться.

— А у меня сложилось впечатление, что вам не слишком приятно мое общество.

— Почему? Вы с честью вышли из ситуации, с которой я не справился, и освободили меня по крайней мере от часа уборки. Я должен вам больше, чем хот-дог.

— Вы ничего мне не должны, Зак.

Удивленный тем, как серьезно это было сказано, Зак посмотрел в ее глаза и вздохнул:

— Я отвык ухаживать за девушками.

— А я предпочитаю честность ежедневному ухаживанию.

Он улыбнулся:

— Да, я уверен, вы именно такая. Спасибо, что принесли кассету. Я хотел воспользоваться ею вчера, но даже и не подумал звонить вам, снова ссылаясь на неотложные причины.

— Почему нет?

— Потому что сам не люблю, когда мне надоедают во время отдыха.

— Пап! Пап! — Чад и еще один мальчик подбежали к Заку.

— Что случилось?

— Джо говорит, что котята у него подросли и он может подарить мне одного. Пап, можно, а? Ну пап! Ну пожалуйста!

Зак провел рукой по волосам:

— Я не знаю. Мы ведь договаривались, что купим собаку?

— Но ты сказал, не раньше чем через пару лет! А котята у Джо есть сейчас.

— Котенок может научить ответственности, и с ним так же можно играть. Кроме того, за ним намного проще ухаживать, особенно когда мало свободного времени, — неожиданно вмешалась Скай.

«У этой женщины обо всем есть свое мнение, и она не боится его высказывать». У Элис его никогда не было, и она предпочитала не спорить.

Чад с немой просьбой смотрел на отца.

— Ну как тут можно отказать? Хорошо.

Чад издал радостный вопль.

Зак твердо сказал:

— Но не сегодня. Завтра после уроков.

Когда Чад умчался, Зак повернулся к Скай:

— Ваше мнение, кажется, сыграло решающую роль?

Она зарделась:

— А вы действительно хотели собаку?

Неожиданно Зак представил весь суматошный сегодняшний день и рассмеялся:

— Нет, я вовсе не хотел привести сюда собаку. Не больше, чем банду мальчишек, заливших всю комнату клеем.

Скай улыбнулась, и соблазнительная ямочка появилась на ее правой щеке. Зак с удовольствием прикоснулся бы к этой ямочке… Но он сразу же отбросил эту мысль.

— Я определенно не хочу собаку, но завел бы ее для Чада, если только это ему нужно.

— Вы говорите как любящий отец.

— И вам знакомы родительские чувства?

— К сожалению, нет. Я однажды была близка к этому…

Он увидел печаль в ее глазах, но не настолько хорошо был знаком со Скай, чтобы расспрашивать о причине. Зак не был уверен, хочет ли знать ее лучше. Он придерживался принципа: держаться подальше от женщин. Это была его защита, чтобы снова не испытать боль. Если он должен видеться со Скай на сеансах массажа, пусть так и будет. Но только так.

Глава 3

Скай густо намазала горчицей и соусом весь хот-дог, сверху обильно посыпала мелко нарезанным луком. Краем глаза она заметила гримасу Зака. Скай видела, что он только слегка сдобрил свой хот-дог кетчупом, а на ее бутерброд посмотрел так, будто его желудок взбунтуется, если он попробует эту смесь.

Скай надкусила хот-дог, чувствуя на себе взгляд Зака. Соус капнул ей на руку. Она собиралась слизнуть его, но Зак приподнялся и протянул ей через стол салфетку. Их взгляды встретились, и мгновенно Скай заметила чувственную теплоту в этих серых глубоких глазах.

Она моргнула и спросила первое, что пришло ей в голову:

— Ваша фирма печатает брошюры?

Он отодвинул тарелку и поставил согнутые руки перед собой:

— Конечно. Вам что-то нужно?

— Ничего особенного. Мне нужен рекламный проспект, цветной или черно-белый.

— Я могу выпустить несколько вариантов.

Она доела хот-дог и запила его содовой.

— Вы используете переработанную бумагу?

Его глаза сузились.

— А вы уверены, что лучше использовать макулатуру?

— Я не хочу экономить на качестве бумаги.

Дальние раскаты грома заставили Скай посмотреть на чернеющее небо. «Я должна извиниться и бежать. Господи, только бы эта буря не застала меня в дороге! Спрятаться бы в ванной, и желательно в своей».

В ту же минуту порыв ветра взметнул ее волосы, пошел дождь. Все кинулись в дом.

Скай остановилась в гостиной перевести дух. Словно через вату она слышала, как Зак кричал наверх своему сыну:

— У тебя есть фонарь?

— Да, пап. Но еще даже не стемнело.

Дождь полил как из ведра. Больше всего Скай сейчас хотелось, чтобы гром и молнии прекратились. Обхватив себя руками, она старалась не дрожать.

Послышался голос Зака, входящего в комнату:

— Чаду хочется казаться взрослым и самостоятельным. Я полагаю, что он… Скай?.. Скай! Что случилось?

— Я в порядке. Все отлично. Все просто замечательно, — скорее себе, чем ему, сказала девушка.

Он сжал ее плечи:

— Поговорите со мной, Скай. Что происходит?

Не узнавая собственного голоса, Скай произнесла:

— Я не люблю грозу. Особенно гром.

— Когда это началось?

Молния, казалось, ударила прямо во двор, и она снова зажмурилась.

— Мне было одиннадцать. Я осталась в школе после уроков вместе с еще одним мальчиком. Затем он ушел — я думала, оформлять доску объявлений. Но неожиданно дверь захлопнулась. Я попыталась открыть ее — тщетно. Каким-то образом он достал ключи и закрыл меня.

Скай почувствовала, как тело Зака напряглось.

— В это время была буря?

— Я стала звать на помощь. Но потом ударил гром. Я никогда не любила грозу и к тому же была заперта. Я сидела перепуганная, пока не пришла учительница…

Зак обнял ее за плечи и почувствовал, что дрожь возобновилась.

— Сейчас нечего бояться. Вы не заперты. И в безопасном месте.

Ударил гром, и Скай подпрыгнула.

Зак попытался отвлечь ее:

— Когда Чад был совсем маленьким, я сказал ему, что гром — это когда ангелы на небесах играют в кегли.

— Они обязательно должны сбить все кегли?

— О да, так положено на небесах, — усмехнулся Зак.

— И кто же это вам сказал?

— Мой ангел-хранитель.

Это было сказано с таким серьезным лицом, что Скай улыбнулась:

— А Чад верит в сказки?

— В этом году он впервые засомневался в существовании Санта-Клауса.

— Вы разочарованы?

— В Рождество каждый мечтает о чуде. И главное — верить в него.

— Но в любом рождественском подарке есть что-то волшебное.

— Да. Но я всегда мечтал о том, чтобы у Чада были брат или сестра. Чтобы Рождество праздновать большой дружной семьей.

Слишком хорошо она помнила, как мечтала создать с Томом семью. Затем все рухнуло, эти мечты умерли вместе с ее браком.

— Чад видится с матерью?

Мечтательность сменилась огорчением на лице Зака.

— Только когда ей это удобно.

— Она живет где-то поблизости?

— В Калифорнии. Слишком далеко, чтобы проверять его домашнее задание, — ухмыльнулся Зак.

— Развод — это всегда тяжело. Особенно когда есть дети.

— Я разведен уже семь лет, а порой кажется, что все двадцать.

— Я вас понимаю. Со мной это было только два года назад, а словно прошла целая жизнь.

Они молчали, слушая дождь. Гром уже затихал где-то вдалеке. Рука Зака все еще обнимала ее, и возбуждение от этого заставляло дрожать все тело и пронизывало каждый нерв.

Свет мигнул и загорелся, разрушая интимность.

Зак выпрямился и убрал руку с ее плеча, она отодвинулась так, чтобы не касаться его ноги.

Скай нужно было остаться одной хотя бы на минутку. Они чуть-чуть не поцеловались, и это потрясение было почти такое же сильное, как и страх перед бурей.

Она поднялась:

— Можно мне воспользоваться вашей ванной комнатой?

— Наверх по лестнице и направо.

Скай думала о происшедшем. Она увидела Зака с абсолютно другой стороны: он был ласков и нежен. Под маской человека, жестко контролирующего жизнь, просматривалась глубоко страстная личность. Скай чувствовала это, пока они говорили. Однако Зак был слишком занятым человеком. Работа отнимала большую часть времени. Остаток дня Зак посвящал сыну. Он не желал тратить драгоценные часы даже на здоровье, не говоря уже о личной жизни.

Зак — клиент, и точка! Не показывать виду, что что-то произошло. Она вымыла руки и уверенно направилась в гостиную. Проходя мимо комнаты Чада, она заглянула в открытую дверь.

— Я зашла попрощаться, — проговорила Скай.

Чад вскочил на ноги:

— Вы придете к нам еще?

— Наверное, нет. Я увижу твоего папу у себя на работе.

— Если вы не придете сюда, может, вы сможете прийти на одну из моих игр? Мы играем во вторник, в четверг и в субботу.

В глазах ребенка было столько надежды, что Скай не могла разочаровать его.

— Конечно, я приду как-нибудь.

«Что плохого в том, что я посмотрю на игру?»

— Классно!

Скай вошла в гостиную, Зак был там.

— Вы в порядке? — Он посмотрел на нее.

Скай пересекла комнату и подошла к нему почти вплотную. Щеки запылали, и она поняла, что опять теряет контроль над своими чувствами.

Зак поднял руку, будто хотел прикоснуться к лицу Скай, но опустил ее.

— Я полагаю, вы не ожидали такого от сегодняшнего вечера?

— Так же как и вы. Я прошу прощения за…

— Вам не за что просить прощения, — улыбнулся он. — Это говорит о том, что вы тоже человек, и, как все, не идеальный.

Смех вырвался у Скай из груди.

— Идеальный? Какое значение придаете вы этому слову? Господи, Зак, если бы я описала все свои недостатки, то на это ушла бы толстенная стопка бумаги!

— Но вы всегда такая спокойная! Кажется, что вы умеете контролировать свою жизнь.

— Вы не знаете и малой толики моей жизни.

Зак опустил голову, и тень пробежала по его лицу.

— Вы правы, не знаю.

В его голосе почувствовались холодные нотки, которых раньше не было, и Скай стало интересно, о чем он думает. Доставая из сумки ключи от машины, она сказала:

— Я оставила кассету на столе в кухне. Надеюсь, она вам поможет.

Зак отступил, пропуская ее. Выходя на улицу, Скай обернулась:

— Спасибо за ужин.

Она удалялась, а Зак стоял и наблюдал за ее плавной походкой. Когда она открыла дверцу своей машины, он впервые увидел, какой у Скай автомобиль. Он был фиолетового цвета! Зак никогда не видел фиолетовой машины. Это была ранняя модель «бьюика». Он предположил, что Скай перекрасила его. Похоже, у нее склонность к необычным цветам — цветам радуги.

Девушка очаровала его. «Плохо, Зак! Очень плохо».

У Зака было странное чувство, что если он когда-нибудь поцелует Скай, то жизнь уже никогда не будет прежней. «Да это просто смешно! Скай Делейни — отличная массажистка, мастер своего дела, и это все, что меня волнует».

Скай припарковала машину перед офисом и по лестнице, отделанной красным деревом, поднялась в свою квартиру. Открыв дверь, она включила свет и улыбнулась. Все-таки какой контраст между прагматичной обстановкой дома Зака и красками ее комнаты! Над диваном висела картина во всю стену: дельфины выпрыгивали из воды. Большая карусельная лошадь стояла в одном углу. В другом — диван и кресло, обитые светло-бирюзовой тканью. Деревянное кресло-качалка занимало много места, но Скай любила этот теплый кленовый оттенок, как и большого плюшевого медвежонка, сидящего в качалке.

Скай направилась в спальню, но телефонный звонок остановил ее.

— Скай?

— Привет, мам, — улыбнулась она. — Как дела?

— Прекрасно!

— А отец?

— Вот из-за него я тебе и звоню.

Сердце Скай забилось быстрее.

— Что-то случилось?

— Ничего серьезного. Просто порой кружится голова.

— Он принимает таблетки от давления?

— Говорит, что да. Но ты же знаешь, дорогая, какой он у нас с тобой! Отец завтракает, а потом работает у себя в кабинете, и я уверена, забывает принять лекарства.

— Мам, очень важно, чтобы он их принимал.

— Я знаю и постоянно твержу ему то же самое. Несколько дней я даже ходила за ним по пятам, чтобы он не забыл. Но стоит мне выйти поработать в саду, никто из нас и не вспомнит об этом.

Скай захлестнуло острое чувство вины. Наверное, нужно было остаться с родителями? Но когда Скай уезжала, она верила, что так будет лучше для всех.

— Ты хочешь, чтобы я поговорила с отцом?

— Ты можешь написать ему? Отец послушается тебя.

— Он и тебя послушается.

— Меня — нет. Мое напоминание о том, что нужно принять пилюли, не поможет. Отец воспринимает их, как знак болезни.

Скай прекрасно знала, что ее отец ужасно упрямый. Хотя человека с сильной волей лучше называть упорным, а не упрямым.

— Я напишу ему, мам. Пришлю публикации о новых исследованиях, связанных с природой стресса, и упражнениях, препятствующих ему.

— Спасибо, дорогая! До свидания. Желаю тебе удачной недели.

Зак пытался спокойно сидеть в приемной Скай, но не мог. Он подошел к окну, окинул взглядом стоянку машин. «Последний ли я клиент сегодня?» Зак долго откладывал очередной сеанс массажа. Хотя прикосновения Скай оказывали терапевтическое воздействие, но только при одной мысли о них его охватывала дрожь.

Зак услышал знакомые легкие шаги и обернулся. Скай снова была одета в свободное белое платье. Как обычно, ее улыбка была приветлива, а манеры профессиональны.

— Рада встрече, Зак. Как самочувствие?

Она вела себя так, будто не было едва не состоявшегося поцелуя. И это раздражало Зака. Он изобразил на лице такую же приветливую улыбку:

— Намного лучше. Я делаю все, что вы рекомендовали.

Массаж был такой же успокаивающий, как и в прошлые два раза. Сосредоточившись на музыке, 3aк забыл, чьи руки массировали его. Забыл… почти. Когда сеанс закончился, он открыл глаза. Это была ошибка номер один. Ему бы подождать, пока Скай уйдет. Она нагнулась, чтобы взять полотенце из-под кушетки. Ее лицо было в нескольких дюймах от него. Она выпрямилась, он сел, и их взгляды встретились. Это была ошибка номер два. Желание охватило Зака так стремительно и сильно, что он не мог думать о последствиях и здравом смысле. Он встал и приблизился к ней вплотную. Это была ошибка номер три.

Руки сами скользнули к ее талии, и он припал к ее губам. Его язык разделил их и вторгся внутрь. Это был горячий, глубокий, страстный поцелуй.

Стон вырвался из груди Скай. Жар, исходивший от ее тела, прожег его, словно вспышка молнии. Он нежно зажал ее нижнюю губу своими зубами. Руки скользнули к ее груди.

Когда он застонал и она почувствовала, как набухшая плоть коснулась ее, реальность происходящего поразила Скай как ударом. Она отдернула руки, оттолкнула Зака и, с трудом обретя дар речи, произнесла:

— Этого не должно было случиться. И пусть больше никогда не повторится.

Глаза Зака опасно сверкнули, и его ответ ошеломил ее:

— Хотел бы я верить этому так же, как и вы.

Глава 4

Скай не ожидала, что Зак настолько легко отступится от нее. Конечно, она и не думала, что будет его так целовать. Но не имеет значения, что он сказал или что она чувствовала: это никогда не повторится.

Она отступила еще на один шаг и почувствовала себя более уверенно.

— Я отказываюсь от вас как от клиента. Я направлю вас к кому-нибудь другому.

— Много теряете клиентов из-за этого? — растягивая слова, произнес он.

— Я никогда не теряла клиентов из-за этого. Такого никогда раньше не случалось и не повторится.

— Вы утверждаете это слишком пылко, не правда ли?

Скай разозлил намек на то, что она регулярно целует своих клиентов. Она развернулась и направилась к выходу, бросив на ходу:

— Одевайтесь. Я жду вас в приемной.

Пока Зак одевался, Скай перебирала визитки коллег. Она знала двоих физиотерапевтов, которые помогут Заку. Его выздоровление зависит больше от упражнений и от профилактики стрессов, чем от массажа.

Скай услышала, как открылась дверь, и Зак вышел в холл.

— Один из этих терапевтов работает в частном медицинском центре, а другой — в больнице, — сказала она.

Зак оглядел комнату с радугой.

— Я предпочитаю ходить сюда. Здесь как-то… по-домашнему.

Уже наверху в гостиной Скай он внимательно осматривал дельфинов на стене.

— Это ваша работа?

Скай видела, что он говорит искренне.

— Друг нарисовал. — Какой-то чертенок подталкивал ее. — Хотите такую же себе на стену?

Он посмотрел ей прямо в глаза:

— Вы полагаете, что я откажусь? Но, по правде говоря, я подумаю. Я не настолько отсталый человек, как вы, должно быть, считаете.

— И все же мы с вами разные, как день и ночь, — подытожила Скай.

Казалось, что все сказано. Она подняла крышку бюро, и пачка бумаги соскользнула на пол. Когда она нагнулась, чтобы поднять разлетевшиеся бумаги, то локтем зацепила коробку со скрепками, и те разлетелись в разные стороны.

Зак опустился на корточки, поднимая скрепки.

— Не стоит этого делать.

— Они засорят пылесос, — улыбнулся он.

Его брюки натянулись и ясно очертили бедра и ягодицы. Это заставило Скай отвернуться, так как она не могла больше контролировать свое воображение. Ее мозг рисовал завораживающие картины его обнаженного тела. Она постаралась сосредоточиться на собирании скрепок. Это помогло, но ненадолго: их руки встретились, пытаясь взять одну и ту же скрепку. Скай вздрогнула. Зак отдернул руку и отвел глаза. Когда он поднялся, Скай взяла коробку с собранными скрепками и закрыла ее. Она тщательно избегала подходить к Заку близко и, положив коробку на стол, начала разбирать бумаги.

В ожидании Зак взял со стола фотографию в плетеной рамке и принялся рассматривать.

— Это ваши родители?

— Да, они снимались пять лет назад.

— Вы с мамой очень похожи.

Скай не поняла как, но стена между ними снова разрушилась. «Почему мне так легко разговаривать с этим мужчиной?»

— Нам это постоянно говорят, — ответила она.

Зак провел большим пальцем по рамке.

— Они выглядят счастливыми. Как любовно ваша мать держит отца под руку!

— Он ее опора.

Что-то в голосе Скай заставило Зака поднять голову:

— Разве это плохо?

— Нет, конечно. Я просто хотела, чтобы в маминых поступках было больше самостоятельности.

Он поставил фотографию на место.

— Радуйтесь, ведь ваши родители счастливы.

— А разве ваши — нет?

— Трудно сказать, — пожал он плечами. — Они всегда спорят, по любому поводу.

Скай мало знала Зака и неожиданно спросила:

— Вы тоже один ребенок в семье?

Зак отрицательно покачал головой:

— Нет, нас трое братьев. Один старше, другой младше.

— Вы близки?

— Не особенно.

Скай нахмурилась.

— Я не могу понять этого.

— Чего именно?

— Вы должны быть лучшими друзьями. Я очень хотела бы иметь брата или сестру. Кого-нибудь, с кем можно поделиться всем, на чью помощь можно рассчитывать.

— Для этого мы слишком часто соперничали.

— В чем? — Целый поток эмоций вылился в этом вопросе.

Зак отвел взгляд.

— Во всем. Казалось, мы всегда участвуем в состязании, где места определяются матерью и отцом. Мой старший брат был первым в учебе, а младший — в спорте.

— А в чем вы?

Он изучал подпись в углу картины.

— Я средний брат, который должен был и учиться на отлично, и тренироваться в два раза больше других в баскетбольной секции. Помимо прочего, я выполнял поручения родителей, когда мои братья были слишком заняты, а также был президентом дискуссионного клуба.

— Вам казалось, что они затмевают вас?

— Почти всегда.

Казалось, больше говорить не о чем. Скай никогда не чувствовала себя так неловко.

— Ну что ж, до свидания. Передайте Чаду привет от меня.

— Он сказал мне, что вы обещали прийти на одну из его игр.

— Вообще-то я ничего конкретного не обещала… — «Во что я позволила себя втянуть?» — подумала Скай, а вслух спросила: — В котором часу матч?

— В семь. Так я передам Чаду, что вы придете?

— Я его не обману.

Зак кивнул и вышел.

Зак услышал, как еще одна машина въехала на стоянку. Он не обернулся, так как знал, кто это был. Он поправил бейсболку и настроил себя на игру. Настроил! Как он может настроиться, когда Скай Делейни здесь?

Зак был прав, думая о том, что все изменится, если он поцелует эту девушку. Жизнь приняла абсолютно новый оборот. Потребность в ком-то — чего он так сильно боялся — захватила его. Она преследовала его днем и ночью.

Он не собирался вести себя так, как это было с Элис. Поцелуй со Скай доказал только одно: полуодетые тела и физический контакт ни к чему хорошему не приведут. Он больше никогда не позволит этому повториться.

Джинсы Скай производили тот же эффект, что и ее платье. Не один мужчина провожал ее долгим взглядом, пока она шла по трибунам. Скай подошла к Заку:

— С вами рядом есть место?

— Сейчас организуем.

Как только Скай устроилась рядом, Зак понял, что снова просчитался: его рука была прижата к телу девушки, он чувствовал мягкость ее бедра и этот аромат… Он закрыл глаза и усилием воли заставил себя успокоиться.

— Зак?

Он осторожно приоткрыл глаза:

— Да?

— Какой счет?

Зак автоматически повернул голову в ту сторону, где располагалось табло.

— Дошли уже до трех. Три ноль в нашу пользу.

Настала очередь Чада, он взял биту и вышел на отметку. Мяч пролетел настолько быстро, что Зак не заметил, куда он попал; он видел только, что его сын повалился на землю. Зак инстинктивно сорвался с места. Еще чуть-чуть — и он выскочил бы на поле. Но голос Скай остановил его. В нетерпении он переминался у ограждения с ноги на ногу, пока тренер осматривал Чада, помогал встать и провожал его до трибуны.

Зак присел рядом с сыном:

— Ты в порядке? — Он тревожно посмотрел на Райана Маккабе, который был тренером команды последние два года.

Райан похлопал Чада по спине:

— Мяч попал в икру. Больно, конечно, но все будет в порядке. — Лицо Райана расплылось в широкой улыбке, когда он взглянул на Скай. — Привет! Не заметил тебя в этой суматохе.

Зак переводил взгляд с одного на другого.

— Вы знакомы?

— Мы со Скай вместе ходили на семинары по травмам. Я постоянно приглашаю ее куда-нибудь, а она все время слишком занята. Я думаю, таким образом дает мне от ворот поворот.

— Я ведь обедала с тобой.

— Да, целых сорок пять минут, в перерыве между семинарами.

Зак почувствовал, как у него внутри все напряглось. Райан слыл бабником. Его светлые волосы, прямой взгляд, спортивная фигура постоянно притягивали женские взгляды, но Зак знал, что Райан обычно бросал женщину после третьего свидания. Он был очень самолюбив, и Зака интересовало, знает ли Скай об этом.

Райан дал своему помощнику знак продолжать игру. Затем снова улыбнулся Скай:

— Пока, куколка.

Скай махнула ему и подмигнула. Ей нравилась жизнелюбивая натура Райана. Их дорожки пересекались нечасто, но, если они встречались, Райан поддразнивал ее, она подшучивала над ним — весело проводили время.

Зак натянул козырек бейсболки на лоб. Скай было интересно, почему он выглядит таким хмурым: из-за того, что переживает за сына?

— У Чада скорее всего только ушиб, но если вы волнуетесь, то вызовите доктора, чтобы обследовать мальчика.

— Возможно. — Затуманенный взгляд Зака говорил о том, что он не думает о Чаде.

— Райан специализировался на спортивных травмах. Он знает, что делает.

— Райан зарабатывает на жизнь продавая газонокосилки. Вряд ли он сможет дать квалифицированное медицинское заключение.

Скай никогда не слышала, чтобы Зак так резко говорил, и это поразило ее. Матч закончился. Команда Чада выиграла с перевесом в двенадцать очков. Но Чад так и не получил шанса блеснуть. Казалось, он больше расстроен своим вынужденным отсутствием во второй половине игры, чем травмой.

— Жаль, что вы так и не увидели, как я отбиваю, — вздохнул он, глядя на Скай.

— Жаль. Но могу поспорить, что когда ты отбиваешь, мяч улетает за пределы поля.

— Иногда. Вы можете прийти на следующую игру?

— Когда ты захочешь, чтобы я снова пришла, позвони. И я попытаюсь прийти.

Улыбка Чада растопила ее сердце. О, какое счастье иметь ребенка, который нуждается в твоей защите и опеке, учить его! Она могла бы заботиться о нем и днем и ночью.

Чад потрогал ногу:

— Все еще болит.

— Ты хочешь, чтобы я посмотрела?

Он кивнул.

Скай начала с лодыжки, успокаивающе поглаживая. Чад хихикал от щекотки, и она стала спрашивать мальчика о товарищах по команде и любимых бейсбольных игроках. Когда она дошла до колена, Чад уже радостно болтал. Скай работала всего около десяти минут.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она, когда закончила.

Чад встал, опустил штанину и переместил вес на больную ногу.

— Намного лучше. — Он обнял Скай. — Спасибо, вы настоящая волшебница.

— Могу я договориться о встрече, чтобы ты поработала над моей спиной? — вмешался Райан. — Я потянул мышцу на прошлой неделе.

Скай встала с земли и отряхнулась.

— Позвони мне в офис.

— И я полагаю, ты назначишь мне приватный сеанс?

Она уперла руки в бока, голубые глаза сверкнули.

— Все мои сеансы приватны, Райан Маккабе, и ты это знаешь. Но перед твоим посещением я приглашу секретаршу для страховки.

Скай и Зак пошли короткой дорожкой к стоянке, прямо по траве. Зак засунул руки в карманы.

— Спасибо, что пришли. И спасибо, что помогли Чаду.

— Мне нравится Чад. Но я помогу любому, кто в этом нуждается.

— Особенно Райану Маккабе?

— Включая и Райана. — Тон Зака удивил ее. Скай остановилась: — Что-то не так?

Его тело напряглось, желваки на скулах заходили ходуном.

— Вы с Райаном встречаетесь?

— Вы слышали наш разговор. Он предлагает. Я говорю «нет».

— Но вы с ним обедали.

Она пожала плечами:

— Райан забавный.

— У Райана мысли только о том, как бы развлечься. Не думал я, что вы женщина такого сорта!

Скай была ошеломлена:

— Какого — такого?

— Которая влюбляется в своих клиентов и целует их, когда они пристают!

Она не знала, плакать ей или смеяться.

— Это о том, что сделали вы? — спросила она как можно спокойнее. — Приставали? То, что произошло в моем кабинете, было своего рода тестом?

— Нет! Это случилось спонтанно. Но в этом-то все и дело.

В его глазах читалась мука, почему — Скай не могла понять.

— Зак, вы несете полную чушь. Вы не в себе.

— Моя бывшая жена работала тренером, — зло сказал он. — Когда наша семейная жизнь стала для нее скучна, она воспользовалась преимуществами своей профессии. Одному Богу известно, что происходило на ее сеансах.

Скай ясно слышала в голосе Зака боль. Но отчетливее всего она уловила его основной вопрос. Зак хотел знать, почему это произошло. Не в состоянии найти ответ, он во всем винил профессию своей бывшей жены.

— Элис сбежала с одним из своих клиентов, оставив меня с Чадом и воспоминаниями. — Зак схватил Скай за плечи: — Я хочу вас, Скай. А еще хуже то, что я очарован вами. Но я не могу пойти дальше. Ваша профессия почти та же, что и у моей бывшей жены. Я не смогу снова пройти через этот ад.

Скай сбросила руки Зака с плеч:

— Я возмущена тем, что мою профессию вы считаете менее моральной, чем, скажем… биржевого маклера! Я уважаю своих клиентов. Они уважают меня. Никогда я не прогоняла никого и не отказывалась помочь клиенту из-за… сексуального притяжения. Пока не появились вы. Конечно, клиенты часто просят меня о свидании. Но никогда во время сеанса. Я устанавливаю правила. Они следуют им.

— Так что же случилось со мной? — сказал он со злостью.

— О Господи, не знаю. — Она махнула рукой. — Но уверена в одном: больше никогда не позволю этому повториться с кем бы то ни было.

После напряженной паузы Зак произнес:

— Вам нравится Райан?

— Не в том смысле, в каком вы думаете. Он знает, как хорошо провести время.

— Я понимаю, — деланно усмехнулся Зак.

Она хотела пошатнуть его самоуверенность, его представления о черном и белом.

— Нет, вы не понимаете. Мой брак распался потому, что я вышла замуж за трудоголика. Я поклялась, что никогда не буду встречаться с человеком, похожим на него.

Зак спросил едва слышно:

— И вы думаете, что я такой же?

— Да.

Стена снова выросла между ними, и дверь захлопнулась.

— Никто из нас не хочет увлечься друг другом.

— Правильно. — Она услышала, как лязгнул замок в невидимой двери.

— Таким образом, нам нечего больше обсуждать.

Двери, стены, барьеры — все разделяло их.

— Я полагаю, что нечего.

Глава 5

Зак в сотый раз ударил кулаком подушку и расправил скомканную простыню. Улегшись на спину, закрыл глаза. Он не мог больше видеть постоянно прокручиваемую в голове сцену.

Семь лет назад Зак вернулся с работы домой и увидел то, что стало для него полной неожиданностью: в центре комнаты стояли новые чемоданы.

— Элис? — позвал он жену, заглядывая в кухню.

Она спускалась по лестнице и выглядела как фотомодель в потрясающем костюме и жемчужных серьгах.

— Ш-ш-ш! Я только что уложила Чада, и он, кажется, уснул.

— Ты куда-то собралась?

Ее волнистые темные волосы колыхались при каждом шаге.

— В Калифорнию. Джон встречает меня в аэропорту. Такси подъедет с минуты на минуту.

— Джон?

— Да. Зак, послушай. Я влюблена в Джона. Он был моим клиентом шесть месяцев. Компания, в которой он работает, переводит его в Лос-Анджелес, и я еду с ним.

Зак почувствовал себя так, словно получил удар в живот.

— На какое время?

— Навсегда. Я прошу развода, Зак. Я люблю Джона.

— Но я люблю тебя!

— О Зак! Мы с тобой абсолютно разные люди. Ты домашний человек и думаешь, что я такая же. А мне нужно больше.

— Больше?

Да, они были разные. В Элис была постоянная энергия, возбуждение. Ее беременность была случайной. Он ликовал. Думал, что Элис изменится, превратившись в мать. Возможно, он носил шоры потому, что не хотел видеть правду.

Когда он осознал всю реальность происходящего, это глубоко ранило его. Но одно было совершенно ясно.

— Чад останется со мной.

— Нет.

— Я хочу быть единственным опекуном.

По его тону Элис поняла, что никаких компромиссов или переговоров по этому поводу не будет.

— Пусть твой адвокат составит все документы. Мы оба знаем, что с тобой ему будет лучше, — согласилась она.

Раздался сигнал приехавшего такси. Элис взяла чемоданы.

— Прощай, Зак.

Он схватил ее за руку, наверное, больше для того, чтобы привлечь внимание, чем в надежде удержать.

— Не могу поверить, что ты вот так просто уходишь. Ты даже не хочешь попытаться спасти наш…

— Зак, — прервала она его, — я все решила. С того дня, как Джон и я… Впрочем, не бери в голову. Я не хочу причинять тебе боль.

Нож еще глубже вонзился в его грудь, когда Зак осознал смысл сказанного. Он отпустил ее руку, не желая больше прикасаться к жене.

— Ты спишь с ним.

Элис вздохнула:

— Послушай, Зак. Мы взрослые люди. Однажды он появился в тренажерном зале, и я сразу заметила его. Мы были восхищены друг другом. И это просто случилось.

Она подошла к Заку, будто собираясь поцеловать на прощание, но его взгляд остановил ее. На пороге она оглянулась:

— Желаю тебе счастья, Зак.

И вышла.

Зак, шокированный, стоял, словно прикованный к полу. Он видел, как жена погрузила багаж в такси, села в него и уехала. Автомобильный сигнал вывел его из оцепенения. Расправив плечи, Зак пошел наверх — посмотреть на своего спящего сына и начинать жизнь заново.

Скай резала сельдерей для салата, когда раздался телефонный звонок. Это был Чад.

— Вы можете прийти завтра вечером на игру? Мы должны победить.

Прошло около двух недель со дня ее последней встречи с Заком. «Интересно, знает ли он, что его сын звонит мне?» Она не должна спрашивать у Чада про его отца.

— Как замечательно! Вы так же, как и в прошлый раз, разнесете их в пух и прах?

Чад хихикнул:

— Нет. Мы играем на равных. Райан сказал, что мы должны смотреть в оба и держать ухо востро.

— Это звучит интересно, — засмеялась Скай.

— Вы приедете в семь? — В его голосе слышалась надежда.

— Я буду.

Скай готовилась к матчу, уговаривая себя, что собирается просто посмотреть на игру Чада. Естественно, Зак будет там. Но она может с ним даже не разговаривать.

Когда она приехала на стадион, то сразу заметила Зака, сидящего в первом ряду. На голове была та же бейсболка. Черная рубашка облегала его спину и натягивалась при каждом движении рук. Он был в джинсах, которые обрисовывали его стройные бедра.

Скай нервно сглотнула и решила остаться сзади. Но она не рассчитывала на то, что Райан увидит ее и позовет.

Она неохотно пошла вперед, спиной чувствуя взгляд Зака.

— Ты можешь оказать мне услугу? — спросил Райан, когда Скай подошла. — Дейв повредил запястье в последней игре. Не могла бы ты перебинтовать ему руку? Мой помощник не смог сегодня прийти, а у меня слишком много дел.

Она посмотрела на Дейва, а затем снова на Райана:

— Конечно, я перебинтую. Он сегодня будет играть?

— Нет. Я не хочу, чтобы мальчик рисковал. Дейв расстроен, но если пропустит игры на этой неделе, то поправится быстрее.

Скай оценивающе посмотрела на Райана.

Он вскинул брови:

— Что?

— Ты хороший тренер для этих ребят.

Она и не думала, что увидит когда-нибудь, как смущается Райан Маккабе. Его щеки вспыхнули.

— Это они такие хорошие, — пожимая плечами, скромно ответил он. — Спасибо, Скай.

Идя к мальчику на другом конце лавки, она шутливо подтолкнула Чада:

— Готов к победе?

Он улыбнулся:

— Готов.

К своему удивлению, Зак почувствовал, что Скай стоит на противоположном конце трибун. Волна ревности захлестнула его, когда она небрежно подошла к Маккабе и поздоровалась с ним, как со старым добрым другом.

Не в состоянии справиться со своими эмоциями, Зак на одном дыхании выпалил несколько ругательств.

Сидевшая рядом женщина удивленно подняла брови и с упреком посмотрела на него.

Зак затряс головой, чувствуя отвращение к себе. Казалось, в последнее время он не может контролировать свои мысли и фантазии. И некоторые из них были довольно откровенными.

Он видел, как Скай бинтует кисть юного игрока. Ее руки двигались медленно и нежно. Он слишком хорошо помнил, как они массировали его. Память постоянно возвращалась к этим моментам и как магнитом притягивала к Скай.

Она закрепила повязку и посмотрела на Зака. Ее голубые глаза были настолько глубоки, что он тонул в них. Но была в них и какая-то неуверенность, это заставило его улыбнуться, чтобы поддержать ее.

— Я полагаю, Чад позвонил вам?

— Он настойчивый малыш.

— И это вы говорите мне? — Он усмехнулся. Вообще-то я сам собирался вам позвонить. Я подготовил несколько вариантов проспектов. Если вы заедете ко мне в офис, я покажу их.

— Я совершенно забыла об этом. Завтра у меня выходной день. Могу я заехать в полдень?

— Отлично. Я буду в типографии весь день.

Казалось, она недоговорила что-то важное. И он чувствовал, что должен сказать больше. Но в это время один из игроков отправил мяч за пределы поля, и бурные крики зрителей прервали их разговор.

— В таком случае до завтра, — попрощался Зак.

Скай кивнула.

Он пошел назад к своему месту. Через несколько минут Скай сидела уже на противоположном конце трибун. Но еще не один раз их взгляды встречались.

На следующий день Скай без проблем нашла компанию «Берк принтинг». Она находилась в предместье Ланкастера. Одноэтажное здание, в одном крыле офисная часть, в другом — склад. В целом здание было сугубо делового вида, во многом напоминающее самого Зака.

Скай припарковалась на стоянке у того крыла, где располагалась офисная часть. Она вошла в здание, секретарь приветствовала ее лучезарной улыбкой:

— Могу я вам чем-нибудь помочь?

Внезапно Скай разволновалась.

— Я хотела бы видеть мистера Берка. Меня зовут Скай Делейни.

— Да. Он велел сразу же позвонить ему, как только вы прибудете.

Дверь открылась.

Скай всегда поражалась тому, как при виде Зака у нее учащалось сердцебиение и тело, казалось, начинало жить своей собственной жизнью. Зак выглядел отлично. Рукава белоснежной рубашки были закатаны по локоть. Галстук в синюю и красную полоску хорошо гармонировал с синими брюками. Он выглядел деловым и… невыносимо сексуальным! Что она должна сказать? Что должен он сказать? Упомянет ли он поцелуй? Или эта встреча будет сугубо деловой?

На его лице — вежливая улыбка, взгляд пробежал по ее вязаному свитеру и юбке. Он видел ее насквозь.

Скай осмотрела кабинет. На мониторе компьютера высвечивался какой-то непонятный список. На стене — полки с рядами книг и каталогов. Стол Зака и кресло развернуты к окну. Необычно для начальника. Как правило, стол стоит напротив двери.

Должно быть, мысли по поводу кабинета отразились на ее лице, так как Зак улыбнулся:

— Мне нравится смотреть на поля. Каким-то образом этот пейзаж помогает, когда мой менеджер по продажам на одной линии, а главный дизайнер — на другой говорят мне о конфликтных ситуациях.

Он снова ее удивил. Она полагала, что человек его положения и характера будет фокусировать внимание на том, что происходит внутри здания, а никак не снаружи.

— Хотите, я проведу с вами экскурсию?

— А у вас есть время?

— Конечно.

Скай тщательно избегала подходить к Заку слишком близко, пока он показывал ей оформительский отдел. Он остановился перед дизайнером, который делал макет. В самой типографии Зак часто останавливался, чтобы поговорить со своими работниками. Казалось, он знает все об их жизни.

По мере того как они продвигались по типографии, он объяснял процесс печатания. Они покинули цех через двойные двери, и Зак закончил свою экскурсию в коммерческом отделе. После возвращения Скай положила сумку на стол и прокомментировала:

— Неудивительно, что у вас болит шея! Все приходят к вам со своими проблемами. И вы должны убедить их, что все идет гладко. И кажется, это вам удается.

По его глазам было видно, что Зак оценил комплимент.

— Каждый отдел занимается своим делом. Я просто координирую работу.

Повинуясь внезапному порыву, Скай сделала шаг навстречу. Он был таким сложным человеком! Таким многоликим! Кем был настоящий Зак Берк? Трудоголиком? Человеком, который не хочет позаботиться о себе? Отцом? Бывшим мужем?

Том мог быть обворожительным, когда чего-то хотел, дружелюбным, когда это служило его целям, безжалостным, когда кто-то шел против него. Мог ли Зак так же менять облик и настроение?

Она взяла один из буклетов, лежавших на журнальном столике у стены:

— Это те самые брошюры, которые вы хотели мне показать?

Он подошел ближе и разложил проспекты на столе.

— Эл Стоун намекнул мне, что у вас сейчас больше клиентов, чем вы можете обслужить.

Скай просмотрела буклеты. Они были черно-белые.

— Так оно и есть. И я подумываю о том, чтобы нанять еще кого-нибудь в помощь, но не знаю, нужно ли это.

— Почему? Я считаю, это будет разумно и принесет вам прибыль.

Она открыла буклет.

— Возможно. Но увеличение числа клиентов неизбежно приведет к толчее и суматохе. Я не хочу ставить прибыль выше здоровья.

— В таком случае наймите того, чья точка зрения совпадает с вашей.

Она посмотрела по сторонам:

— Вы хотели бы работать с партнером?

Зак задумался.

— Пожалуй, нет. Я всегда сам принимаю решения и контролирую работу фирмы.

Скай вдруг почувствовала неловкость. Она наклонилась, чтобы взять еще одну брошюру. Ее волосы упали на руку Зака. Не успела она распрямиться, как он осторожно протянул прядь ее волос между пальцами:

— Какие шелковистые! Я никогда не видел таких прекрасных волос.

Зак нехотя отпустил прядь. Взгляд его серых глаз изучающе скользнул по ее лицу и задержался на пульсирующей жилке на шее.

— Ваше сердце так сильно бьется…

Он поднял глаза, и их взгляды встретились. Его глаза — темно-серые, глубокие — плескались океаном страсти. Она никогда до этого не чувствовала себя настолько возбужденной и взволнованной. Колени подгибались. Кровь прилила к щекам.

Было что-то такое в Скай Делейни, что не отпускало Зака, заставляло еще и еще раз прикасаться к ней, гладить ее. Он видел призыв в ее больших голубых глазах, хотя она тщательно пыталась это скрыть. Его глаза словно спрашивали у Скай, привлекает ли он ее как мужчина.

Зак действительно хотел это знать. Он устал и измучился, постоянно думая об одном и том же. Он не мог понять, что происходит с ним. Ясно было одно: все, что ему нужно, — это Скай.

Вздох вырвался из груди Скай, и она качнулась вперед.

— Я не должен поддаваться, — простонал он, — или буду сожалеть об этом.

— И я, — прошептала она.

Ее глаза, такие ясные, и голос, еле слышимый, манили его.

Зак обнял Скай и прильнул к ее губам. Он не мог быть нежным, когда желал ее так страстно. Зак взял в ладони ее лицо, язык проник между ее губами. Дрожь пробежала по его телу, все возрастающая страсть и водоворот желания овладели им. Он всецело отдался этим чувствам, упивался и наслаждался ими, словно это никогда больше не повторится.

Скай обняла его, и он воспользовался этим, чтобы прижать ее сильнее к себе. Она обхватила его руками, и ее бедра прижались к его телу. Она была так отзывчива, нежна, так ранима! Но в ее уязвимости была сила. Ее язык прикоснулся к его языку. Ее ответная реакция, такая чувственная, просто сбивала с ног.

Зак должен был это прекратить, пока не овладел ею на столе. Как случилось, что один поцелуй едва не заставил его сорвать с нее одежду, абсолютно не заботясь о том, что кто-то может войти? Она сводила его с ума!

Его руки скользнули по плечам, спине, словно исследуя ее тело. Он чувствовал, как Скай откликается на его призыв, одновременно пытаясь сдержаться. Ей нужно было больше, чем поцелуй. Он никогда и не думал, что женщины способны на такое.

Зак не услышал, не захотел услышать жужжание селектора. Не сейчас! Хриплый звонок никак не вязался с волнением и возбуждением от поцелуя. Когда он понял, что его вызывают в реальность, где секретарь может постучать в дверь, если сейчас же не ответят, то с трудом отделил свое тело от Скай и выругался.

Нежно приподнимая ее подбородок, он вздохнул и приказал:

— Не убегайте.

Зак стремительно пересек кабинет и подошел к рабочему столу. Скай облокотилась на журнальный столик. «Бежать?» Она с трудом могла ходить. Этот человек умел целовать. Она чувствовала утонченную нежность его рук — таких сильных, таких требовательных. Неудивительно, что она испытывала такое страстное влечение.

Он поднял трубку, не отрывая взгляда от Скай, в его голосе чувствовалось грубо подавленное желание.

— Да, Джоан. Передайте, что у меня совещание. Я подойду к нему через полчаса.

Зак повесил трубку, но остался у стола. Скай полагала, что он пытается собраться с мыслями, как и она, и думает, что же делать дальше. Его взгляд был настолько откровенным, что она на мгновение закрыла глаза. Сомнения промелькнули в мозгу Скай за этот миг: мысли о доступной близости, боязнь привязаться к другому человеку и испытать потом боль и горечь разочарования.

— Скай?

Она не может показать свою слабость. Она открыла глаза и ответила на незаданный вопрос:

— Я нисколько не сожалею о поцелуе, таком искреннем, таком… захватывающем. Но, Зак…

— Ты тоже это почувствовала? — незаметно для себя перейдя на ты, перебил Зак.

Она знала, что он настроен обсудить произошедшее, но не хотела сейчас заниматься этим.

— Да. — Она отодвинулась от столика. — И я не собираюсь убегать, я собираюсь уйти. Прямо сейчас. Если нужно поговорить о делах, мы сможем поговорить по телефону.

— Но почему?

— Я думаю, это очевидно. Перенесем наш разговор на другой день.

— Может, мы должны все забыть?

— Я не могу прятать голову в песок, Зак.

— Именно это ты и сделаешь, если убежишь.

Она была озадачена его позицией.

— Я не убегаю. Это всего лишь стратегический отход.

Он покачал головой и медленно направился к ней. По мере его приближения, с каждым шагом, учащался ее пульс.

— Называй это как хочешь. Но если сейчас ты уйдешь отсюда, это будет означать только одно: ты отвергаешь то, что обоим нам необходимо.

— Секс? — резко спросила она, чувствуя закипающую ярость от догадки, что это единственное, о чем он думает. Он не первый мужчина, который желает удовлетворить свои физические потребности, не заботясь больше ни о чем.

— В том числе, — с готовностью согласился он, останавливая поток ее гневных мыслей, — но это не все.

Ей нравилась его честность, способность говорить прямо, без обиняков. Но одновременно и пугала. Прошло так много времени с тех пор, как она позволила войти кому-то в свою жизнь.

— Мы не обязаны принимать какое-либо решение прямо сейчас, — продолжал он непринужденно, не прикасаясь к ней, — поужинай с Чадом и со мной. А там видно будет.

Принимая решение и зная, что рискует, она улыбнулась:

— Что на ужин?

Он улыбнулся в ответ, понимая, что его предложение принято.

— Спагетти. Каждую среду на ужин у нас спагетти.

— Вы сами готовите?

— Я не готовлю ничего экстраординарного. Моя стряпня простая и легкая, к тому же не занимает много времени.

Они стояли близко друг к другу, и казалось, что тепло его тела — это и ее тепло тоже.

— Наверное, ты можешь нанять экономку.

— Я подумываю об этом. Но у нас давно сложился свой уклад в доме. И, по правде говоря, я не хочу впускать туда чужого человека. Мы с Чадом радуемся проведенному вместе времени. — Зак поднял руку и нежно прикоснулся к ее щеке. — Тебе нравятся спагетти?

Она затрепетала от наслаждения, вызванного этим прикосновением.

— Как и любая итальянская еда. — Она слышала свой голос откуда-то издалека.

— Как насчет семи вечера?

— Отлично, — выдохнула она. — Нужно что-нибудь принести с собой?

— Только себя.

Он опустил руку, и Скай почувствовала, что ей чего-то не стало хватать. Она пристально посмотрела на Зака и спросила:

— Ты действительно хочешь, чтобы я пришла?

— Да. Я устал думать и представлять. А ты?

— Представлять что?

— Что мы вместе. В постели и вне ее.

Его слегка севший голос разбудил в ней уже утихшее было желание. Ужинать с ним — это все равно что играть с огнем. Но фейерверк чувств, обуявших ее, был прекрасен. Возможно, благодаря этому приглашению она научится сдерживать их, чтобы они не шли ей во вред.

Зак запечатлел на ее верхней губе легкий поцелуй и сделал шаг назад. Скай взяла сумочку со стола, оглянулась и буквально заставила себя покинуть кабинет, удивляясь, почему предстоящий ужин с Заком волнует ее больше, чем что-либо другое за все последние годы. Она думала, что начнет новую жизнь, когда переедет в Ланкастер.

Она ошибалась. Она начинала новую жизнь только сейчас.

Глава 6

Скай нажала кнопку звонка, боясь уронить арбуз, который держала под мышкой. Она была одета в удобные брюки, разноцветные, как у Арлекина, и короткую фиолетовую блузку до талии. Внешне она казалась очень спокойной, надеясь, что и в душе будет такой же. На самом деле спокойствие пока не приходило.

Зак открыл дверь. Он не успел переодеться и был в рабочем костюме. Волосы топорщились, словно он взъерошил их рукой.

— Я боялся, что ты не придешь.

Она слегка растерялась под взглядом этих серых глаз.

— А я думала, ты позвонишь и скажешь, что это была не очень хорошая идея.

Он выглядел оскорбленным. Зак отступил, чтобы пропустить ее в дом.

— Я никогда не откладываю свидание в последнюю минуту.

— Свидание? — Если бы она так думала об ужине, то скорее всего не пришла бы.

— Что-то вроде, — пожал он плечами и улыбнулся.

Скай протянула арбуз:

— Я подумала, что он может пойти на десерт.

Он взял из ее рук этот полосатый шар:

— Потрясающе! Мы с Чадом не ели арбуз с прошлого года.

Они проследовали на кухню, где на плите готовился соус. Медная люстра со стеклянными подвесками освещала дубовый стол, на котором стояли красивые китайские стаканы с забавными портретами героев мультфильмов. Сквозь окно без занавесок просматривался задний двор, жалюзи закрывали маленькое окошко над раковиной. Столешница темно-серая, а шкафчики из ореха. Казалось, что в кухне темно, а может, не хватало ярких красок?

Скай наугад спросила:

— Вы с Чадом обычно ужинаете здесь?

Зак положил арбуз, затем подошел к плите.

— Угу. Такое впечатление, что мы постоянно переезжаем. У меня нет хороших тарелок… — Он, казалось, замешкался, затем добавил: — Уже несколько лет.

Скай увидела в его глазах тень воспоминаний, связанных с бывшей женой.

— Тебе не нужно меня стесняться.

— Я и не стесняюсь. Как видишь, я не приобрел более подходящих стаканов.

— Они замечательные! Могу поспорить, они нравятся Чаду.

— Мы начали собирать их, когда Чаду было четыре, — после секундной паузы произнес он. — Я разбил весь хрусталь.

Это звучало как признание.

— Недавно?

— Нет. Через неделю после ухода Элис. — Он размешивал соус. — В момент ярости.

— Такие моменты редки?

— Чрезвычайно. Если поддаваться порывам, то это скорее всего приведет к проблемам.

Их взгляды встретились, и Скай поняла, что он думает о поцелуе в его кабинете. А она думала о том, что самые захватывающие моменты ее жизни происходили как раз импульсивно.

— Импульсивность может принести радость, — сказала она.

Зак накрыл кастрюлю с соусом крышкой.

— Поясни.

Она взяла один из стаканов и провела пальцем по носу изображенного на нем смешного человечка:

— Это то, что заставляет нас смеяться, радоваться жизни.

— Как Чад.

То, что Зак испытывал удовольствие, говоря о сыне, было одной из черт, которые Скай очень нравились в нем.

— Кстати, где он?

— На заднем дворе, знакомит Тигренка с территорией. Котенок еще слишком мал, чтобы гулять одному. Мы боимся, что он потеряется.

— Мы? — поддразнивая, переспросила Скай.

— Ну хорошо. Я тоже начинаю привязываться к нему. Когда Чад засыпает, котенок приходит и сидит у меня на плече.

Она не смогла подавить смешок.

Зак посмотрел на нее и предупреждающе нахмурился.

Скай поджала губы и сказала:

— Пойду поздороваюсь с Чадом.

Подойдя к мальчику, она присела рядом с ним на траву.

— Восхитительный котенок! — Она взяла Тигренка, посадила себе на колени, почесала его за ухом, и котенок замурлыкал.

— Ему нравится это. Если с котенком не играть или не гладить его, он убежит со двора. Боюсь, как бы он не забрался на дерево. Папа сказал, чтобы я даже и не думал лезть за ним, поэтому я не отпускаю Тигра от себя.

Скай посмотрела на высокие клены. Они, должно быть, росли здесь еще до того, как был построен дом. Тигр сидел у нее на коленях и мяукал.

Чад засмеялся и погладил его по головке.

Из кухни раздался голос Зака:

— Ужин почти готов. Чад, марш умываться!

— Вы можете подержать Тигра, или мне взять его с собой? — спросил Чад. — Он обычно смотрит, как я умываюсь. Ему нравится играть с водой из крана.

Скай протянула котенка хозяину:

— Лучше ты возьми его, а я пойду посмотрю, может, твоему папе нужна помощь.

Чад бегом кинулся в дом.

Когда Скай пришла на кухню, Зак, стоя у плиты, разливал соус по тарелкам.

— Могу я чем-нибудь помочь?

— Можешь поставить хлеб на стол. А все остальное уже… Черт!

Половник, которым он разливал соус, плюхнулся в кастрюлю, разбрызгав красные капли по рубашке Зака. Он поставил тарелку на стол и расстегнул рубашку:

— Я лучше сразу заброшу ее в стиральную машину. Это случается и со мной, и с Чадом каждую неделю.

Скай не смогла удержаться, чтобы не посмотреть на Зака. После того как она массировала его, после поцелуев ее воображение разыгралось. Зак расстегивает рубашку, та соскальзывает с его плеч — и все это происходит перед ней. У нее не было сомнений: она хочет прикоснуться к его груди, пропустить через свои пальцы его черные волосы. Узкая полоска волос темнела выше ремня, приковав ее взгляд.

Когда Скай подняла голову, Зак смотрел на нее. Она облизнула сухие губы и спросила:

— Ты ведь не собираешься садиться за стол в таком виде?

Его глаза искрились озорством.

— А почему, собственно?

— Потому что я не смогу сосредоточиться на разговоре.

Он сделал несколько шагов и приблизился к ней вплотную:

— А на чем ты будешь сосредоточена?

Слова вылетели быстро, так как картинка в ее мозгу была очень яркой:

— Как ты выглядишь совсем без одежды.

— Я бы мог удовлетворить твое любопытство, но думаю, что никто из нас еще не готов к этому.

Она понимала, что он прав. По правде говоря, она вообще не знала, будет ли когда-либо готова. Мысли о Заке всегда заставляли ее паниковать почти так же, как и в грозу. Он наклонился, будто для поцелуя, но услышал топот спускающегося Чада. Зак выпрямился и сказал:

— Пойду поищу чистую рубашку.

Оставшись одна, Скай прерывисто вздохнула. Господи, неужели она может думать только о поцелуе! Таким образом, вся ее система защиты сходила на нет.

Зак вернулся через некоторое время, жуя кусочек чесночного хлеба, и увидел, что Чад и Скай увлечены разговором. Скай умела слушать. Она знала, как задавать нужные вопросы. Она могла шутя взлохматить волосы мальчика. Скай нравилась его сыну. Они так быстро подружились. Чад ценил внимание, которое оказывала ему Скай.

И еще Зак подумал о своем собственном отношении к ней.

Весь вечер он чувствовал себя словно в аду: просто смотреть на Скай и не прикасаться к ней. Поцелуй в кабинете заставил желать большего. Но печальный опыт прошлого постоянно преследовал его. И Зак решил: пусть все идет своим чередом.

Он не приближался к Скай, когда она помогала убирать посуду после ужина. Чад пошел наверх готовиться ко сну. Когда Скай заворачивала оставшуюся часть арбуза в целлофан, Зак сказал:

— Ты можешь пойти посмотреть телевизор, я уберу сам.

— Двое справятся быстрее, чем один, — подмигнула она. — Я хочу, чтобы у тебя осталось свободное время для занятий гимнастикой.

Он подошел к ней вплотную, очарованный мерцанием голубых глаз. Прикоснуться к Скай сейчас, может быть, гораздо важнее, чем соблюдать осторожность. Он сжал ее руки.

— Я регулярно делаю упражнения и слушаю кассету. Но есть еще кое-что, что действительно будет иметь благотворное влияние на меня.

— Что? — еле слышно прошептала она, чувствуя, как перехватило дыхание.

Он наклонил голову к ней:

— Вот это.

Руки Скай прикоснулись к нему. Он страстно целовал ее, она гладила его грудь. Ее ногти задевали его соски, и это усилило его желание. Его намерение соблюдать дистанцию до тех пор, пока он не будет уверен в ней, пока не убедится, что действительно хочет этого, улетучилось со скоростью молнии. Смешанные чувства переполняли его и не поддавались логике.

Он прислонил ее к стене, и его ноги проскользнули между ее ног. Она застонала и выгнулась. Он забыл о сдержанности, когда желание нахлынуло на него и вытеснило все остальное. Она продвигалась своими руками вверх по его груди, но они не остановились на плечах. Пальцы Скай изучали его лицо, а руки Зака — ее.

Он придвинулся ближе. Он хотел большего. Руки скользнули под блузку, и их обдало жаром ее нежной кожи. Они достигли замочка ее бюстгальтера и расстегнули его.

Скай перестала целовать его. Замерла. И отстранилась от него.

— Мы не можем сделать это. — Ее голос дрожал. — Чад может зайти в любую минуту.

Зак прижался своим лбом к ее лбу.

— Дело только в Чаде?

— Нет. Во мне. Я не уверена, хочу ли этого. Но понимаю, что не хочу физической близости без духовной. Я не знаю тебя, Зак. Еще нет. Однажды я сделала ошибку и не хочу повторять ее снова.

Он чувствовал, что она права, но его тело говорило о другом. Грубая физиология никогда не управляла его действиями. Но со Скай ничего нельзя было предсказать наперед. Он никогда ни с кем так не наслаждался беседой. Ему нравилась ее эрудированность, а чувство юмора делало разговор живым. До того момента, как он встретил Скай, долг и ответственность — смысл его жизни — сдерживали Зака.

Теперь же, когда он держит Скай в своих объятиях, жизнь кажется ему такой волнующей и полной, как никогда.

Он застегнул ей бюстгальтер, думая, было ли ее замужество ошибкой, почему она развелась, попросила развод она или ее муж? Что было причиной печали, которую он порой видел в ее глазах? Да, она была права, они еще недостаточно хорошо знают друг друга.

Когда же наступит время, когда будут даны ответы на все вопросы?

— Ты хочешь узнать меня лучше? Ты еще не приняла решения?

— А ты уже принял? — в ответ спросила она, наклонив голову.

Он снова захотел обнять ее, но это привело бы к еще одному поцелую, поэтому нехотя отпустил.

— Вопрос никогда не отвечает на вопрос. Я читал это в книге по философии. Таким образом, мы переходим ко второму пункту. Почему ты согласилась прийти сегодня на ужин?

Не зная, куда деть руки, он скрестил их на груди.

— Чтобы насладиться прекрасно приготовленными спагетти, — слегка улыбнулась она.

— Скай! — В его голосе звучал упрек. Ему нравилось ее чувство юмора, но не в данный момент.

Казалось, она специально так медленно втягивает воздух, чтобы выиграть несколько драгоценных мгновений и подобрать нужные слова.

— Я пришла, чтобы насладиться теми чувствами, которые возникают у меня, когда я рядом с тобой. И еще потому, что мне нравится Чад.

Он чувствовал, что если продолжит спрашивать, то она закроет дверь между ними. Скай Делейни не была так безмятежна, как казалось. Он хотел знать почему.

— Ты права. Я слишком спешу. Физическая близость все усложнит. И я хочу посоветоваться с Чадом.

Она поправила волосы, упавшие ей на щеку.

— Мне лучше уйти.

В этот вечер лент в ее прическе не было. Волосы были пышные, длинные и манящие. Так и хотелось гладить их.

Зак предложил:

— Раз Чад спит, мы можем поговорить…

— Это все, чем мы будем заниматься? — Улыбка заиграла на ее губах.

— Нам хорошо вместе, — озорно улыбнулся он.

Она покачала головой и сказала, обходя его:

— Пойду пожелаю спокойной ночи Чаду.

— У него завтра в четыре игра. Если ты подъедешь, то мы посмотрим ее вместе, а затем съедим по пицце.

— Зак, я не знаю…

— Подумай. Просто приходи, если надумаешь в последнюю минуту.

— Пап! Я ложусь. Можно, Скай посидит со мной немножко? — донесся с лестницы голос Чада.

Зак выпрямился и тихо сказал:

— Это означает, что нужно рассказать сказку или почитать книжку. Если ты спешишь…

Улыбка расцвела на ее губах, согревая его душу.

— Я не спешу.

Глава 7

На следующий день Скай сидела у себя в офисе. Она все сделала и была свободна. Она могла пойти на игру Чада.

Вчера вечером ей понравилось сидеть рядом с Чадом на постели, слушать его, обняв напоследок. Если бы ее ребенок родился, ему было бы сейчас уже три года. Потеря ребенка была для нее ударом, разрушившим брак. Но возможно, ее брак закончился задолго до выкидыша.

Сначала она думала, что Зак не ее мужчина. Большую часть времени он проводил на работе, но всегда находил лишний час для сына. Вопрос в том, не утихнет ли внезапно вспыхнувший роман, будет ли Зак находить время и для нее? Или что-то еще более важное для него возьмет верх? Может она зависеть от него, одновременно оставаясь собой?

Нет, Зак — это не Том. Хотя они так похожи: несутся по жизни с неудержимой энергией. Хочет ли она влюбиться в такого же мужчину во второй раз? Потому что это сейчас и происходит. Так легко потерять голову! Она боялась повторения той боли.

Или, возможно, настало время все забыть и рискнуть, чтобы встретить что-то лучшее?

Сердце Скай подпрыгнуло, и она улыбнулась сама себе. Она пойдет на бейсбольную игру Чада. И будет искать свою синюю птицу.

Когда Скай приехала к Заку, то сгорала от нетерпения увидеть его, хотела лучше узнать, что происходит с ними, но дверь никто не открыл. Она приотворила ее и заглянула внутрь:

— Зак? Чад?

Ответа не последовало.

Она посмотрела на часы. Пожалуй, приехала рано. Машина Зака стояла у дома, значит, он не уехал на игру.

Скай подошла к стеклянной двери в гостиную и заглянула в комнату. Тревога охватила ее. Неуверенно она открыла дверь и вошла. На полу лежали скакалки, которыми Чад играл с Тигренком.

Внезапно Скай услышала что-то похожее на приглушенный плач. Она позвала:

— Чад?

Ее имя послышалось в ответ со старого клена. Скай поспешила к дереву. Подбежав ближе, она увидела Чада, растянувшегося во всю длину на одной из толстых веток. Обе руки он вытянул вперед, сжимая сук, и балансировал ногами. Рыжий котенок сидел рядом, на ветке, и громко мяукал.

На мгновение Скай охватила паника, но она взяла себя в руки. «Я должна оставаться спокойной. Если Чад упадет, он может сломать руку или ногу. Во имя Господа, где же Зак?»

Скай посмотрела на Чада. Она увидела слезы, текшие из его глаз.

— Дорогой, тебе больно?

— Н… нет, — рыдал он, — я не могу спуститься. Мне страшно!

— Где твой папа? — Перед тем как что-то предпринять, она должна была выяснить — может, помощь уже в пути.

— Он пошел за лестницей к папе Джо, чтобы спустить Тигренка. Я боялся, что Тигренок упадет, и полез за ним…

Слезы продолжали капать.

Скай знала, что не может оставить мальчика одного до прихода Зака. «Я должна что-то сделать прямо сейчас». Она подошла к дереву:

— Чад, ты можешь попробовать проползти назад? — Если она сможет его успокоить, то меньше вероятности, что мальчик упадет.

Чад вцепился в ветку:

— Я боюсь. Я упаду! Скай, помогите мне! — кричал он отчаянно.

Она не могла помочь ему с земли, но боялась дольше ждать Зака. Ничего не приходило на ум. Скай схватилась за нижнюю ветку, росшую на уровне вытянутой руки, и, используя ствол, закинула ноги на ветку, за которую держалась. Она перевернулась и оказалась на ветке, в нескольких футах под Чадом. Держась за ствол, она встала на ветку и приблизилась к Чаду, насколько могла.

Дотянувшись до мальчика, она положила руку на его лодыжку.

— Чад, я хочу, чтобы ты послушал меня. Я знаю, ты напуган, но с тобой все будет в порядке. Я здесь, и твой папа уже идет сюда.

Чад не ответил, и она погладила его по лодыжке.

— Хорошо?

Он кивнул и тихо ответил:

— Хорошо.

Скай держалась спокойно, насколько это возможно на ветке, и на мгновение задумалась.

— Дорогой, сделай три глубоких вдоха — очень медленно. — Подождав, она продолжила: — Ослабь немножко пальцы. Держись, но не так крепко.

— Я не могу, — завопил он, — я упаду.

— Нет, не упадешь. Наоборот, ты сможешь лучше уцепиться. Просто чуть-чуть ослабь пальцы. Давай, — подбадривала она, — я знаю, ты можешь. — Она видела, как его руки, белые от напряжения, немного ослабили захват. — А сейчас сделай еще один глубокий вдох.

Скай дотянулась пальцами до его ноги и продолжала гладить.

Краем глаза она увидела, как Зак вышел из-за дома с лестницей. Она не хотела звать его и тем самым отвлекать Чада.

Зак замер как вкопанный, когда увидел Скай и своего сына над ней. Она хотела успокоить Зака, но должна была сосредоточиться на Чаде.

Она сказала мальчику:

— Слушай меня внимательно, хорошо?

Ей нужно было убедиться, что Чад сосредоточен на ее указаниях, а не на том, что может случиться.

Чад всхлипнул и хриплым голосом произнес:

— Я попробую.

Рассеянно Скай потерла ладонью, которой до сих пор держалась за ствол дерева, о джинсы.

— Хорошо. Я хочу, чтобы ты полз к стволу. — Она аккуратно подтолкнула его ногу. — Давай. Просто ползи назад.

Даже если Зак прислонит лестницу к дереву и поднимется по ней, то будет очень опасно забираться на ту высоту, где находится Чад. Она должна спустить его на свою ветку, только тогда Зак сможет помочь. И к тому же Зак слишком крупный, чтобы успешно балансировать на ветке.

По существу, она была единственным человеком, который мог держать ситуацию в своих руках.

Чад не последовал ее указаниям, и тогда она сказала:

— Папа здесь. Очень скоро мы поедем на твою игру. Но сначала надо спуститься вниз.

Зак позвал сына:

— Чад, делай то, что говорит Скай. Я здесь, а значит, ничего с тобой не случится.

— Я боюсь, пап!

— Я знаю. Но если ты отползешь назад, мы сможем помочь тебе.

Скай слышала напряженность в голосе Зака, видела боль, отражавшуюся на его лице, из-за того, что он не может сделать большего.

Но он сделал достаточно. Чад медленно пополз назад, стараясь удержать равновесие. Когда его ноги дотронулись до ствола, он остановился.

— Отлично! — воскликнула Скай, глядя вниз на Зака.

Он кивнул и мягко продолжал говорить с Чадом, чтобы тот не остановился снова:

— Поднимись и сядь на ветку. Ты постоянно это делаешь на турнике. Не спеши.

Котенок замяукал.

— Тигренок тоже боится, — перевел Чад.

— Мы потом подумаем о Тигренке, — грубо сказал Зак.

Казалось, страх Чада испарился с приходом отца. С проворством восьмилетнего мальчишки он сел на ветку, руками крепко держась за нее. Но Чад еще не на земле.

Зак приставил лестницу к стволу дерева.

— Чад, тебе нужно спуститься на ветку, где стоит Скай, и только тогда ты сможешь достать до лестницы.

Скай вытянула руку, как страхующий акробат.

— Ты можешь спуститься?

Хорошо, что сук, на котором стояла Скай, был толстый и достаточно широкий, чтобы Чад смог встать перед ней.

Чад молча спустился на нижнюю ветку. Скай скорее почувствовала, чем услышала вздох облегчения, вырвавшийся из груди Зака. Его брови все еще были сдвинуты, но выражение паники исчезло.

— Не спеши спускаться на лестницу, — предупредил Зак. — Скай, ты первая. Твоя позиция более опасная. С Чадом все будет в порядке. А ты встанешь прямо под ним, чтобы помочь ему спуститься.

Скай медленно обошла вокруг Чада и нащупала ногой перекладину. Зак стоял внизу и крепко держал лестницу. Скай спустилась на одну ступеньку, а Зак в это время объяснял Чаду, как осторожно нужно двигаться дальше.

Когда Скай спустилась, Зак поймал ее руку и прижал на мгновение к своей груди. Она почувствовала, как отчаянно колотится его сердце. Как только Чад встал на последнюю ступеньку, Зак отпустил руку Скай, снял сына с лестницы и заключил в объятия.

Наконец Зак поставил Чада на землю. Мальчик смотрел на отца так, словно заслужил строгий выговор. Скай ждала взрыва.

Но этого не последовало. Зак взял Чада за плечи и спросил, глядя ему прямо в глаза:

— Почему ты полез туда? Ведь я предупреждал, чтобы ты держался подальше от деревьев!

Подбородок Чада задрожал от волнения.

— Я боялся, что Тигренок упадет. Он был так напуган и мяукал! — Глаза Чада снова наполнились слезами.

Зак строго продолжал:

— Я же велел тебе подождать, пока не принесу лестницу.

Чад потупил взор:

— Но тебя долго не было.

Зак поднял за подбородок лицо сына:

— Я говорил с отцом Джо. Извини, я не мог прийти сразу же. Я был уверен, что с Тигренком все будет хорошо.

Слезы катились по щекам Чада.

— Но ты этого не знал, — понимающе добавил Зак. — Ты думал, что Тигренок нуждается в твоей помощи.

Чад кивнул, а затем спросил:

— Ты сердишься на меня?

— Я сердит, так как ты не послушался меня и подверг себя и Скай опасности. Вы могли упасть. Ты это понимаешь?

— Прости, пап!

Зак вытер слезы Чада большими пальцами:

— Я знаю — ты раскаиваешься. И знаю, что ты волновался за Тигренка. Но…

Зак посмотрел на дерево, но котенка не увидел.

— Зак! — Скай указала на поляну — там, греясь на солнышке, сидел и умывался лапой котенок.

Зак присел на корточки и посадил Чада на колени.

— Я думаю, что котята могут позаботиться о себе лучше, чем маленькие мальчики. — Он снова обнял сына и поцеловал в лоб.

— Отнеси котенка в дом и приготовься к игре. Чад соскочил с коленей Зака и подошел к Скай:

— Спасибо, что помогли мне!

У Скай перехватило дыхание, и она почувствовала, что сейчас заплачет. Скай обняла мальчика:

— Пожалуйста.

Как только Чад убежал в дом, держа Тигренка в руках, Зак подошел к Скай:

— Ты прекрасно справилась. Но я не могу понять, как же ты полезла на дерево?

Скай не была уверена, благодарит он ее или тоже отчитывает.

— Я должна была залезть. Чад просил меня помочь. Я не знала, как еще это сделать.

Казалось, он хочет заключить ее в объятия, как Чада, но что-то удерживает его.

— Спасибо. Если бы он упал… — Голос Зака понизился до шепота.

— Он не упал. С ним все в порядке. Как и со мной.

Зак окинул взглядом двор и, казалось, тысячи миль вокруг. Наконец он сказал:

— Я рад, что ты пришла сегодня. Я не имею в виду это происшествие.

— В планах на вечер еще игра и пицца?

— И много такого, о чем нужно поговорить. — Но не успела Скай задать вопрос, как он спросил: — Ты думаешь, я слишком строг с Чадом?

— Нет. Ты показал, что любишь его, и объяснил, что он был не прав. Чад достаточно умен, чтобы представить возможные последствия своего поступка. Он не скоро теперь решится залезть на дерево.

Зак задумчиво посмотрел на нее.

— Папа! Скай! Я готов, — раздался голос Чада из дома.

Зак обхватил Скай одной рукой за плечи и привлек к себе. Его губы обожгли ее висок.

— Я очень рад, что ты решила прийти, — хриплым голосом произнес Зак.

Она потерлась щекой о его рубашку:

— И я тоже.

Скай наслаждалась поездкой в пиццерию вместе с Чадом и Заком. Они смеялись, разговаривали, играли в видеоигры, веселились. Зак не скрывал своего желания, когда встречался взглядом со Скай.

Они возвращались довольно поздно, в это время Чад обычно ложился спать.

Когда они подъехали к дому, Скай увидела, что свет горит на кухне, в гостиной и на втором этаже.

Зак чертыхнулся.

— Ты ведь не оставил свет включенным? — спросила Скай.

— Уверен, что нет, — произнес он мрачным тоном.

— Пап, ты думаешь, это… — подал голос Чад.

— Скоро узнаем. — Зак вышел из машины и в одну минуту оказался у двери. Повернувшись к Скай, он сказал: — Приободрись!

Мальчик заглянул в гостиную и помчался, словно ветер, к женщине, сидевшей на диване:

— Мама, я не знал, что ты приедешь!

Миниатюрная женщина обняла сына:

— Привет, малыш! Я тоже не знала, что приеду. Это внезапное решение.

Убирая темные волнистые волосы со лба, она поправила пояс на светло-розовом халате и встала:

— Привет, Зак! Я чувствую себя как дома. — Женщина посмотрела на Скай и выжидающе замолчала.

Тяжело вздохнув, Зак сказал:

— Элис, познакомься со Скай Делейни. Скай, это моя бывшая жена.

Глава 8

Никогда в жизни Скай не чувствовала себя так неловко. Бывшая жена Зака в халате, в его гостиной! Могут ли подобные ситуации происходить в реальной жизни?

Элис была миниатюрной женщиной, но даже сквозь розовый атлас халата было видно, что она обладает прекрасной фигурой.

Скай взглянула на Зака, чтобы проверить его реакцию. Нейтральное, бесстрастное лицо, на котором ничего не отражалось.

Элис подошла ближе и протянула руку Скай:

— Привет, я Элис. Наверное, вы все уже обо мне знаете. А может быть, и нет. Зак бывает очень уж неразговорчивым, когда захочет. И естественно, я ничего не знаю о вас.

Зак сделал шаг вперед:

— Элис…

— Успокойся, Зак. Я настроена дружелюбно.

Элис посмотрела на спортивную форму Чада.

— Я пойду с тобой наверх, помогу постелить постель, и ты расскажешь мне, как собираешься провести лето.

Зак присел на подлокотник кресла.

— Элис, ему давно уже пора спать.

— Я не буду задерживать его до поздней ночи.

— Ты могла бы позвонить и предупредить, что приезжаешь.

Она пожала плечами:

— Могла бы. Но не сделала этого. Я ездила в Нью-Йорк, хотела купить себе что-нибудь на лето и решила навестить вас заодно.

— В Лос-Анджелесе недостаточно магазинов?

Элис взяла Зака под руку и повела к лестнице.

— Ни одного, который бы мне понравился.

Казалось, ее объяснение не произвело впечатления.

— Ты надолго?

— На несколько дней.

— Чад еще учится, каникулы пока не наступили.

— Я знаю.

— Он играет в бейсбол.

Она отпустила Чада, расправила плечи:

— Как, игры уже начались? Значит, я схожу на них.

Зак сжал губы, словно хотел возразить.

— Я позову тебя, папа, когда буду ложиться, — сказал Чад.

Зак кивнул.

Мальчик остановился перед Скай:

— Вы придете на игру в субботу?

— Я еще не знаю, Чад.

Он улыбнулся:

— Я буду играть просто супер, если вы все придете!

Скай проводила Элис и Чада взглядом, когда они поднимались по лестнице. Она услышала смех Чада и через мгновение — смех Элис. Скай поняла, что ей лучше уйти. Вся сцена очень утомила ее.

Она направилась к двери:

— Завтра мне нужно рано вставать и…

Зак поднялся, преграждая ей путь:

— Тебе не нужно уходить.

— Нет, нужно. Я чужая здесь.

Реальность существования бывшей жены Зака подействовала на нее как холодный душ.

— Если ты останешься, мы поболтаем еще чуть-чуть.

— О чем?

Зак запустил руку в волосы:

— Черт возьми, я не знаю. Но если ты уйдешь вот так…

Она достала ключи из кармана.

— Как?

— Недоговорив что-то. — Его скулы напряглись, она начала уже различать, когда он волнуется.

— Скажи мне, Зак, Элис постоянно останавливается здесь, когда приезжает?

— Она приезжает редко.

— Насколько редко?

— Четыре, может, пять раз в год. Но лишь на несколько дней. Скай, она приезжает повидать Чада, а не меня.

Он только затронул больной нерв.

— Вот почему она сидит здесь в облегающем халате? Он моргнул, и легкая улыбка коснулась его губ.

— Ты ревнуешь?

Она надеялась, что он не догадается, с какой скоростью бьется сердце. Скай отступила от Зака:

— Я не знаю, что со мной. Мне просто кажется это немного ненормальным.

— Она мать Чада. С самого начала мы решили, что враждебность между нами только повредит ему. И хотя Элис здесь, мы идем разными путями. Я позволяю ей проводить время с сыном. И считаю это правильным. — Он погладил Скай по щеке. — Не делай из мухи слона. Не рассматривай приезд Элис как предлог, чтобы сбежать от меня.

Его огонь угрожал поглотить ее. Она не могла избежать этого. И не знала, хочет ли избегать.

Поток эмоций охватил Скай, и она ответила на поцелуй Зака, не в состоянии сопротивляться его натиску. Чуть отстранившись, он спросил:

— Ты останешься?

Собрав все силы, она покачала головой:

— Нет. Я должна подумать. Я не могу чувствовать себя спокойно, когда Элис здесь.

Он вздохнул:

— Все давно кончено, Скай. Все было кончено в тот день, когда она ушла. Конечно, потребовалось время, чтобы привыкнуть к мысли о том, что мой брак завершился неудачей. Но все прошло, я никогда не оглядывался назад. Не осталось и искры, чтобы раздуть былое пламя. Я не знаю, что еще сказать.

Не в силах противостоять искушению, она подошла к Заку и провела ладонью по его щеке:

— Тебе не нужно ничего объяснять.

Его глаза стали темно-серыми, словно небо перед грозой.

— Я не хочу, чтобы ты уходила только потому, что Элис здесь.

Скай отступила на несколько шагов. Она вынуждена была соблюдать безопасную дистанцию между ними.

— Дай мне подумать.

В пятницу утром, когда Скай умывалась, раздался телефонный звонок. Никто и никогда не звонил ей в половине восьмого. Она кинулась к телефону, стоявшему на тумбочке у кровати, и схватила трубку.

— Скай? Это Зак. Ты уже проснулась?

По его сонному голосу она поняла, что Зак только что встал. Она никогда не была в его спальне и не видела его кровати. Ее сознание тут же нарисовало картину: он в постели, такой сексуальный, заспанный, белоснежная простыня покрывает его…

— Нет. Я только что закончила потягиваться.

— Я тоже. Было бы здорово делать это вместе!

Она живо представила, как они проводят ночь вместе, вместе просыпаются, потягиваются, целуются — так начинается их день. Все это так ярко предстало перед ней.

— Скай?

Она остановила поток воображения. Скай не могла уснуть до двух часов ночи. Лицо Зака стояло перед глазами, его голос постоянно звучал в ушах. Скай боролась со своими чувствами, думая о том, что Элис там, — и все это делало сон невозможным.

— Да, Зак.

— Ты играешь в теннис?

— Немножко.

— Элис сегодня забирает Чада из школы. Они пойдут в кино, пообедают и, возможно, заглянут в магазин игрушек.

Скай слышала раздражение в голосе Зака.

— В двух кварталах отсюда — теннисные корты, — продолжал он. — Мы могли бы сыграть, затем принять душ и поехать к тебе, ты бы переоделась. В центре открылся новый итальянский ресторан.

Она наматывала телефонный шнур на мизинец.

— Я еще не знаю. Мне нужно посмотреть расписание на сегодня…

— Я слышал, что там исключительно готовят, — уговаривал он.

Она ненавидела делать все по плану. Да к тому же это звучало так, будто они сбегают от Элис…

— В котором часу?

— Когда мне заехать за тобой?

— У меня последняя встреча в половине пятого. В шесть?

— Отлично. Увидимся в шесть.

Скай присела на краешек кровати. «Так, девочка. Что же тебя раздражает в Элис?»

Первое. Она бывшая жена Зака. У них общее прошлое.

Второе. У них есть ребенок. Элис — мать Чада, и как бы Скай ни старалась заменить ее мальчику, она никогда ею не будет. И если даже это стало бы возможным, Скай была бы удивлена.

Третье. Не потому ли Скай до сих пор не определилась в своих чувствах к Заку, что всего лишь хотела заменить своего ребенка, которого она потеряла, его ребенком? Но ее внутренний голос, который, безусловно, знал ее лучше, заявил: «Твои чувства к Заку — нечто другое, большее». И все ее ночи без сна с тех самых пор, как он в первый раз вошел в ее офис, доказывают это.

Четвертое. И самое главное. Что осталось между Заком и Элис? Как ответить на этот вопрос? Она красивая женщина. Она энергична и подвижна. Чад такой же, как она. Может ли Зак, видя свою бывшую жену в облегающем халате, ничего не чувствовать?

«Так, Скай. Брось думать об этом. Ты ведь не собираешься получить сразу все ответы?» Может быть, время ответит на них. Во всяком случае, ее разум не в состоянии сделать это.

День прошел быстро. Скай не терпелось увидеть Зака. Он был одет в желтую рубашку и шорты, когда приехал к ней. Ни один чемпион Уимблдона не мог бы выглядеть лучше. Раньше она еще не видела его голых ног. Они были мускулистые, сильные, поросшие черными волосами. Скай вздохнула, представляя, как гладит их.

— Готова? — спросил он улыбаясь.

Она подхватила ракетку с кухонного стола.

— Давно готова, — проговорила Скай, выходя за дверь.

Зак припарковался у теннисных кортов.

Они шли по траве нога в ногу довольно ритмичным шагом, он взял ее за руку. Со стороны они выглядели как влюбленная пара. Но, посмотрев на Зака через несколько мгновений, Скай заметила, что он слегка хмурится.

— Что случилось?

— Это заметно? — Он не замедлил шага.

— Немного.

— Неприятности на работе. Хотел бы я, придя домой, забыть о них, но не могу. — Он слегка сжал ее пальцы. — Кстати, о работе. Я слушаю кассету во время перерыва на обед, и мое кровяное давление не повышается, и шея не затекает. Не могу понять, как это помогает.

Скай было приятно, что наконец-то Зак взялся за свое здоровье. Многие клиенты, с которыми она работала, были не так дисциплинированны.

— Какие неприятности?

— Заказы потерялись в пути. Компания, с которой у нас контракт, местная, но мы отправляем заказы в центр распространения в Нью-Йорке. График работы очень плотный. И заказ до сих пор не поступил, хотя все сроки уже прошли, и сейчас президент этой компании Грег Дуган рвет и мечет. Он решает, продолжать ли с нами сотрудничать или отдать заказы другой компании. А это означает потерю времени, прибыли и, возможно, партнера.

— Что ты собираешься предпринять?

— Пока ехал к тебе, я решил лично встретиться с ним, а не поручать это своему бухгалтеру. Если мы встретимся с ним лицом к лицу и сможем разобраться, то, возможно, я смогу спасти положение и заказ останется у нас. А он очень большой.

— Ты не знаешь, что могло произойти с грузом?

— Нет. Мы послали агента по розыску пропавших грузов на железной дороге, но это займет несколько дней.

— Кажется, ты сделал все, что можно.

— Когда встреча будет назначена, я буду чувствовать себя лучше.

Правда была в том, что Зак слишком много думал о работе и, следовательно, он не мог уделить Скай достаточно времени. Ее рука в его ладони — этого мало. Он хотел обнять ее, пропустить свои пальцы сквозь ее волосы. Он торопился.

Зак вспомнил Скай на дереве, когда она помогала его сыну. Как перехватило дыхание, когда он увидел ее там…

Он боялся за нее так же, как и за Чада. Никогда в своей жизни он не переживал такого безумного страха. Ни одна мать не испытывала тех чувств, какие он испытывал к своему сыну. Как он пришел к тому, что стал так глубоко чувствовать? Но ведь, когда Скай спустилась с лестницы и встала перед ним, он был по-настоящему счастлив. Ее безопасность значила для Зака больше, чем его собственная.

Он не знал, как развеять ее опасения насчет их отношений с Элис, потому что не понимал, какие мысли кружатся в голове Скай. Он думал о том, чтобы попросить Элис переехать в отель. И она, возможно, согласилась бы. Но он не рассчитывал, что это поможет убедить Скай. Кроме того, Зак должен думать и о Чаде. Мальчик радовался, зная, что мама дома.

Как только они заняли позиции на корте и начали первый сет, Зак понял, что лучшего партнера для игры он и желать не мог. Но он все меньше думал об игре. Длинные ноги Скай все сильнее притягивали его взор, когда она бегала к сетке и назад. Когда она подавала и вытягивала руку, ее тело в голубых шортах и рубашке изгибалось и обрисовывалась восхитительная, прелестная фигура.

Когда она отбила подачу, то коса перекинулась через плечо. Прилипшая к телу рубашка очертила грудь, и Зак мог различить кончики ее сосков. Кто сумел бы сосредоточиться на желтом мяче, проносящемся над сеткой? На чем Зак фокусировал свое внимание?

Конечно, на Скай.

После того как она победила, они пожали друг другу руки. Зак вытер пот со лба.

— Ты хорошо играл, — сказала Скай, подбадривая его.

— Я не мог сосредоточиться. Я думал о другом, — проворчал он.

— О неприятностях на работе?

— О тебе!

Если бы он поцеловал ее сейчас, они обратили бы на себя всеобщее внимание.

Очевидно, она поняла его взгляд.

— Нам обоим нужно принять холодный душ.

— Мне он просто необходим. И я позволю тебе принять его со мной.

— А я позволю себе отклонить это предложение. Мой душ безопаснее.

— Отлично. Значит, мы оба сможем сделать это у тебя дома.

— Зак! — запротестовала она.

Это прозвучало неубедительно: ее голос дрожал, а глаза слишком блестели.

— Хорошо, — не настаивая, сказал он, — возвращаемся к плану А. Но ты не можешь винить меня за эту попытку.

Они подъехали к дому через пять минут. Входя на кухню, он предложил:

— Если хочешь выпить чего-нибудь освежающего, в холодильнике чай со льдом.

— Отлично. Спасибо.

Он принес стаканы из серванта, а Скай достала кувшин из холодильника. Зак наблюдал за тем, как она разливает чай. Скай поднесла стакан ко рту. Влага коснулась ее верхней губы.

Он должен был принять ледяной душ… и как можно скорее.

— Я приму душ внизу, на первом этаже. Если тебе надо пойти умыться, чувствуй себя как дома.

— Я не взяла с собой одежду, чтобы переодеться.

— Ладно, — он направился в ванную, — я недолго.

Когда он ушел, Скай глубоко вздохнула. Для нее это настоящая проблема — остаться наедине с Заком. Хорошо, что Элис и Чад скоро вернутся. Значит, ни о какой физической близости не может быть и речи. Скай просто умоется холодной водой, постаравшись забыть о желании, и уйдет.

Она допила чай со льдом и пошла наверх. Умыв лицо и сполоснув руки, Скай почувствовала себя лучше. Возвращаясь из ванной, она остановилась у двери в спальню Зака. В прошлый раз, когда Скай приходила сюда, дверь была закрыта.

Его кровать опрятно заправлена. Скай ожидала этого. Кровать была застлана толстым покрывалом с вытканным на нем зеленым лесом и хорошо гармонировала со светло-вишневым комодом и туалетным столиком. Ее взгляд против воли задержался на кровати. Господи, она была просто огромна!

— Хочешь опробовать?

Скай подпрыгнула от неожиданности. Она не слышала, как Зак поднимался по лестнице. Когда она обернулась, то пожалела об этом: из одежды на Заке было только белое полотенце, обернутое вокруг бедер.

— Ты не одет!

— Я всегда знал, что ты очень наблюдательна, — поддразнил ее Зак с плутоватой усмешкой.

Сейчас Скай убедилась, что у него есть чувство юмора. Ну а где же ее способность шутить невзирая на обстоятельства? Она попыталась выйти, но на пути стоял Зак. Чувствовалось, что он не сдвинется с места.

Он провел рукой по ее щеке, и она поняла, что пропала — сил сопротивляться не было.

— У меня нет чистой одежды внизу. Я очень спешил, принимая душ. Ты хочешь знать почему?

От его слегка охрипшего голоса у нее закружилась голова.

— Почему?

— Потому, что ты сводишь меня с ума. Твой аромат, каждое твое движение…

Она ожидала, что Зак поцелует ее. В губы. Но вдруг почувствовала, как нежные поцелуи покрывают ее изящное ушко, щеки, и только потом Зак добрался наконец до ее губ.

— Ты даже сейчас, после тенниса, пахнешь клубникой. Клубника и женщина.

Когда он поцеловал пульсирующую жилку на ее шее, Скай не смогла сдержать стона. Она поглаживала его не просохшую после душа кожу, наслаждаясь прикосновениями к влажным волосам.

Он прижал ее к себе, и Скай почувствовала, насколько он возбужден. Она таяла от прикосновения к его груди, ее руки сжимали широкие мужские плечи. Запах его чистого тела, сила, чувствовавшаяся в его мускулах, заставили ее произнести:

— Поцелуй меня, Зак.

— Сначала я хочу насладиться твоим ароматом, — прошептал он.

Почувствовав его губы на шее, она в блаженстве склонила голову. Его губы скользнули по ее плечу. Ее дыхание стало прерывистым. Ей показалось, что сейчас она упадет к ногам Зака. Но его сильные руки подхватили ее как пушинку.

Он положил ее на постель и лег рядом. Потом обнял и прижал к себе. У него было крепкое мускулистое тело, более возбуждающее, чем у любого другого мужчины, которого Скай когда-либо встречала. Она чувствовала, что его черные полуопущенные ресницы скрывают пышущий страстью взгляд. Его губы впились в ее рот, а рука сжимала ее упругую грудь. Она не думала, что поцелуй возбудит ее больше, чем нежность пальца, ласкающего сосок. Скай застонала и еще сильнее прильнула к Заку.

— Скай, ты такая нежная, теплая, чудесная. Знаешь, как ты мне нужна? — прошептал он.

Ничто в мире больше не имеет значения, важно только быть здесь, быть любимой Заком!

— Ты тоже мне нужен.

Он расстегнул пуговички на ее рубашке. Скай чувствовала жар, исходящий от его тела. Она нащупала полотенце, прикрывавшее бедра Зака, и потянула его.

Зак застонал и…

Мяукнул?

Скай почувствовала коленями что-то мягкое и пушистое. Тигренок. На постели Зака. С ними.

Реальность обрушилась на нее. Скай вздрогнула, открыла глаза, отпрянула — слава Богу, Зака все еще прикрывало полотенце. Она уже была настолько разгорячена, что могла прожечь покрывало.

— Мы не должны делать этого! Элис и Чад вернутся в любую минуту.

Зак выглядел ошеломленным, не понимая, почему котенок оказался на его постели, а Скай — так далеко. Но как только Тигренок начал точить коготки о матрас, Зак выругался, и страсть улетучилась из его взгляда.

Большинство мужчин в ярости скинули бы кота с кровати, но Зак не относился к большинству. Он взял котенка своими сильными руками, поднес к лицу и посмотрел ему прямо в глаза:

— Мы должны поговорить с тобой как мужчина с мужчиной.

Тигренок мяукнул в ответ.

Зак покачал головой и опустил котенка на пол.

— И еще: я должен запомнить, что нужно закрывать дверь.

— Хорошо, что он нас прервал. — Голос Скай дрожал от неудовлетворенного желания. Трясущимися руками она кое-как застегнула рубашку. Что обычно говорит женщина мужчине, с которым чуть не занялась любовью?

Зак провел по лицу руками, будто стирая что-то:

— Я так не думаю.

Он поправил полотенце и затянул его потуже на талии. Затем, прищурясь, посмотрел на Скай:

— Ты была захвачена происходящим так же, как и я. Ты не можешь отрицать, что тоже хотела этого.

— Не здесь. Не сейчас.

— Когда?

— Ты на меня давишь.

— Черт бы побрал мою прямоту, — сказал он мягко. — В чем дело, Скай?

Она все еще чувствовала на губах влагу от его поцелуев. Ее грудь все еще трепетала от его ласк. Она хотела его, но…

— Я должна быть уверена.

— В чем? — поднял он брови.

Скай взмахнула рукой:

— Во многом! Я слышала о том, что бывшие мужья и жены снова сходятся из-за желания близости. И это обязательно случится, раз Элис живет здесь.

Он поджал губы.

— Элис увлечена кем-то… в очередной раз.

— Но она не замужем!

— Да. Она не оставалась ни с одним мужчиной достаточно долго для того, чтобы создать новую семью. Она говорит, что хочет быть свободной и делать все, что ей заблагорассудится. Но я в это не верю. Она ищет что-то. Я не знаю что. Она думает — бриллианты и особняки и беззаботную жизнь. Но я полагаю, Элис до сих пор пытается найти себя.

— Ты так хорошо ее знаешь? — еле слышно произнесла Скай.

— Возможно, я понял ее лучше именно сейчас, когда мы развелись, потому что только теперь я могу судить о ней объективно. Скай, она не тот тип женщины, с которой я хотел бы иметь близкие отношения.

Она достаточно узнала Зака, чтобы поверить этим словам.

— А ты думаешь, что больше не привлекаешь ее?

Он поднял голову, чуть заметно улыбнулся и предложил:

— Давай взглянем на проблему с другой стороны. Что, если ты и твой муж провели ночь под одной крышей? Будет ли он все еще привлекать тебя?

— Господи, конечно же, нет! — выдохнула Скай, не задумавшись ни на секунду.

Зак облокотился на спинку кровати, спасительное полотенце крепко держалось на бедрах.

— Теперь ты понимаешь, что я имею в виду? А разве ты не видишь, что эти же чувства присущи и мне?

Скай услышала, как перед домом остановилась машина, и вскочила с кровати:

— Они вернулись! Нельзя, чтобы они увидели нас здесь!

— Ты обычно такая спокойная, — усмехнулся Зак, отодвигаясь к краю кровати.

— Ты хочешь, чтобы Элис и Чад застали нас вдвоем? Возможно, тогда ты почувствуешь себя отомщенным.

Его глаза потемнели от гнева.

— Если ты действительно так думаешь, нам вообще не следовало приходить сюда.

Зак подошел к шкафу:

— Мне понадобится не более минуты, чтобы одеться.

Он не смотрел на Скай, и она не винила его за это. Если бы у них было еще немного времени, чтобы побыть наедине… Но его не было. Спустившись, Скай обнаружила Чада и Элис на кухне. Стол был завален коробками и свертками из магазина игрушек.

— А где папа? — бросил Чад через плечо, доставая из холодильника чай со льдом.

— Наверху. Мы играли в теннис, и он принял душ. Сейчас мы собираемся ко мне домой, чтобы я тоже могла ополоснуться.

Это объяснение удовлетворило Чада, но не Элис. Она подняла голову, и в ее зеленых глазах читалось: «Я все понимаю».

Чад выпил холодный чай и со стуком поставил стакан на стойку. Затем вытащил из горы покупок сверток и сказал:

— Пойду дам Тигренку новую игрушку — мышонка для маленьких котят.

Как только он пронесся мимо, Скай подошла к столу. Но не успела еще выдвинуть стул, чтобы сесть, как у нее свело икру. Она нагнулась, намереваясь потереть ее, но судорога не отпустила, а, наоборот, сжала еще сильнее.

Должно быть, Элис увидела выражение ее лица.

— Судорога?

Скай села на пол и вытянула ногу.

— Странно, я не напрягалась во время игры.

Элис опустилась перед ней на колени:

— Разрешите мне. Сложно сделать это самому.

Как только Элис нащупала сведенный мускул и начала мягко массировать его, Скай поняла: эта женщина знает, что делает.

— Вы обучались технике массажа?

— Я посещала семинары и брала несколько уроков. После долгой разминки у большинства людей бывают судороги. — Она разминала ногу Скай по всей длине, слегка постукивая.

— Люди приходят к вам, чтобы сбросить вес или научиться справляться с напряжением?

— Всякие бывают, — засмеялась Элис, — от тощего юнца, желающего накачать мускулы, до школьного учителя, который хочет повысить свой энергетический уровень. Больше всего меня изумляет, что многие мечтают добиться этого за одну неделю.

Скай тоже засмеялась:

— Я знаю, что вы имеете в виду. А вам не кажется, что эти люди считают нас чудотворцами?

— Согласна. Или по крайней мере феей Золушки, с волшебной палочкой в руках.

Скай пошевелила ногой, проверяя, отпустила ли судорога.

Элис поднялась:

— Лучше?

— Да, большое спасибо!

Элис кивнула.

— Вы слышали об упражнениях, с помощью которых отдельные мышцы максимально растягиваются? Необходимое условие — максимальная концентрация. Смотрите. — Она встала на четвереньки и выгнула спину, при этом ее трикотажная кофта и плотные брюки обтянули тело. — Так обычно потягиваются кошки. А сейчас, оставаясь в этой позе, нужно сконцентрироваться на каждом позвонке, как на отдельной части тела.

Скай с изумлением смотрела, как Элис медленно выгибает спину, при этом каждый позвонок поочередно выделялся, создавалось впечатление, что позвоночник волнистый. Затем Элис выпрямилась.

— Возможно, после того, как вы пару раз сделаете это упражнение, позвоночник будет немного побаливать. Но оно очень полезно для спины. У меня дома есть записи практических занятий. Я могу переслать их Заку для вас, если хотите.

— Было бы неплохо. За один раз все равно не освоишь.

Элис, казалось, задумалась о чем-то. Затем внимательно посмотрела на Скай:

— Кто бы мог подумать, что Зак захочет посещать массаж! У меня сложилось впечатление, что он предпочитает встречаться с женщинами, которые работают головой, а не руками. К вам это, разумеется, не относится.

Скай никак не ожидала от Элис этой открытости и того, что у них будут какие-то общие интересы.

— У вас пикник? — услышали они голос Зака.

Элис поднялась с пола:

— Нет. Всего лишь профессиональная конференция.

Зак посмотрел на Скай; его взгляд был холодным и каким-то безразличным.

— Ты готова?

— Да, — ответила Скай.

Зак был немногословен и держался отчужденно, пока вел машину, направляясь к ее квартире. Когда они припарковались на стоянке, Скай почувствовала, что не может больше вынести напряжение, возникшее между ними.

Не успел Зак открыть дверцу, как она прикоснулась к его руке:

— Я прошу прощения за то, что сказала. У меня все еще осталась обида на Тома, и я решила, что у вас с Элис так же. — Она ожидала, что холодность в его поведении исчезнет, но этого не произошло. Возможно, Скай обидела его сильнее, чем предполагала. — Зак, мне действительно жаль. Это нечестно с моей стороны — винить тебя, не разобравшись.

— Вы с Элис, кажется, хорошо поладили, — сказал он, по-прежнему не глядя на нее.

Было ли это причиной его расстройства?

— Она не такая, какой я ее представляла.

Он в упор посмотрел на Скай и сказал, но без обычного тепла в голосе:

— И какой же ты ее представляла?

— Роковой женщиной.

— Это не про Элис. Чаще всего она напоминает мне дружелюбного щенка. Тяжело невзлюбить. — Он посмотрел на часы. — Если мы собираемся обедать, тебе лучше переодеться. Я не знаю, когда закрывается ресторан.

— Ты все еще хочешь пойти туда?

В его глазах не было и искорки желания, которая говорила бы о том, что лучше заняться чем-нибудь более романтичным. И тон его голоса это подтверждал.

— Я не хочу портить свидание. Мы оба голодны. Пошли обедать.

Неожиданно Скай совершенно потеряла аппетит.

Пока Скай приводила себя в порядок, Зак мерил шагами гостиную, жалея, что был свидетелем их разговора с Элис. Он больше не злился на ее обвинения, высказанные в спальне. Очевидно, эмоционально Скай не была готова к близости. Зак спешил, спускаясь с лестницы, чтобы не оставлять ее наедине с Элис.

Но он замер при входе в кухню, когда его бывшая жена предложила Скай свою помощь. Он был изумлен, видя этих двух женщин мирно беседующими. Такого он не ожидал.

Скай и Элис были очень похожи. Настолько сильно, что это поразило его. Их профессии были практически одинаковыми. Он клялся себе, что никогда снова не свяжется ни с одной женщиной, напоминающей бывшую жену. И вот Скай, практически ее близнец!

Ну хорошо. Возможно, это и преувеличение. Скай — блондинка, у Элис черные волосы. У Скай голубые глаза, у Элис — зеленые. Скай спокойна, уравновешенна… за исключением тех случаев, когда он ее целовал и она отвечала на поцелуй. То есть за исключением тех случаев, когда она сконфужена.

Но Скай смущалась нечасто и за словом в карман не лезла. Она вьет из него веревки, причем и физически, и морально.

Так, и что же он собирается предпринять?

Глава 9

Суббота. Вечер. Райан наклонился, чтобы достать биту из сумки. Потер рукой поясницу. При этом еле заметно поморщился, но это не ускользнуло от взора Скай. Он протянул биту игроку.

Скай села между Заком и его бывшей женой, но больше разговаривала с Элис. Вчерашний ужин в ресторане оказался довольно странным. Зак был спокоен, иногда немного резковат, пока Скай не сказала:

— Иногда лучше прервать свидание, чем тратить на него драгоценное время.

Его взгляд немного смягчился.

— Извини. У меня голова забита проблемами.

И все же его мысли были далеко. Проводив Скай до двери, он спросил:

— Завтра вечером Чад играет. Ты придешь?

Она сразу же приняла решение. Она никогда не была трусихой. Элис не кусается. А Зак? Если он не решит проблему, которая вертится у него в голове, к завтрашнему вечеру, она попытается узнать, что, собственно, произошло.

Так она думала. Но сейчас, на игре, Зак был по-прежнему немногословен. «Ну все, с меня хватит!» — подумала Скай. Затем тронула его руку и сказала:

— Я хочу пойти прогуляться.

Она встала и стала спускаться с трибуны, не дождавшись его ответа. В конце концов, она приехала сюда на своей собственной машине и может уехать в любую минуту. Но она не хочет уезжать, не попрощавшись с Чадом и не поговорив с Заком.

В передвижной закусочной Скай купила мягкую булочку. Полила ее сверху горчицей и завернула в салфетку. Райан, увидев ее, улыбнулся. Кусая булку, Скай направилась к нему.

— Еще одна победа?

— Ну, если мы счастливчики, почему бы и нет, — пожал он плечами.

Скай хотела откусить от булки еще раз, но та выскользнула из рук. Райан поймал ее и перемазался в горчице.

— Черт! У тебя есть салфетка?

— О, Райан, извини!

Пока она рылась в своей сумке, он слизывал горчицу с пальцев, так уморительно гримасничая, что Скай невольно рассмеялась.

Райан вытер руки платком и бросил его в стоявший неподалеку мусорный контейнер. Затем сделал шаг и поморщился.

— Спина до сих пор мучает тебя?

— Я поработал топором в прошлые выходные и еще больше растревожил ее.

— Может, тебе лучше обратиться к врачу?

— Не стоит. Я сам знаю, отчего это. Несколько лет назад со мной произошел несчастный случай в горах: я сорвался, карабкаясь вверх, и с тех пор время от времени меня прихватывает.

— Ты кладешь лед?

— Только когда на это есть время.

— Найди. По двадцать минут через каждые два часа.

— Слушаюсь, мэм, — энергично отсалютовал он.

Она засмеялась.

— Массаж помог бы.

Он поднял руки, словно защищаясь:

— У меня в сутках только двадцать четыре часа.

Он говорил так же, как и Зак. С одним отличием: Зак научился с уважением относиться к своему телу. Он смотрел на болезни как на помехи для работы и стремился вылечить тело, как ремонтировал бы инструменты.

— Когда почувствуешь себя слишком плохо, тебе придется с этим что-то делать.

Райан улыбнулся:

— Не люблю, когда у женщины намного больше здравого смысла, чем у меня.

Зак сидел, как на иголках, молча наблюдая за Скай и Райаном.

— Он довольно симпатичный, — сказала Элис, закидывая ногу на ногу.

— Пощади меня.

— У них было что-то?

— Она говорит, что нет.

— Веришь ей?

Зак поймал ее взгляд.

— Почему я должен ей верить?

— Потому что не все женщины такие, как я.

Неужели он действительно считал всех женщин похожими на Элис?

— Сказать-то легко…

— Просто сделай это, Зак, и начни жить снова.

Он притворился, что его заинтересовала игра.

— Что это значит?

— Это значит, что ты должен влюбиться в нее и жить с ней счастливо. Тебе не нужно, чтобы вся твоя жизнь вращалась только вокруг Чада. Тебе нужно большее. Перестань думать, что все женщины поступят с тобой так же, как я, и дай им шанс.

— Я больше увлечен Скай, чем она мной.

— Правда? А мне кажется, что ты совсем даже не увлечен. Со стороны кажется, что ты постоянно в раздумье и этим даешь Скай повод сомневаться в тебе.

Его взгляд должен был заставить его бывшую жену умолкнуть, но не возымел должного эффекта.

С лукавой улыбкой она сказала:

— Я знаю тебя, Зак. И ты знаешь, что я права.

Он вздохнул. Все годы он постоянно удивлялся тому, что Элис так хорошо его понимает. Зак никогда не думал о ней как о тонкой натуре, но, может быть, она была не настолько поглощена собой, как казалось.

— Посмотри на них, — проворчал Зак, — они постоянно смеются. Скай говорит, что Райан умеет веселиться.

— Так покажи ей, что ты тоже умеешь. Если это единственное качество, из-за которого ты ревнуешь Скай к нему, значит, ревность уйдет, как только ты будешь знать, что она может открыть те же качества в тебе.

И это говорит женщина, на которой он был женат и с которой развелся? Женщина, которая не могла решить, какую жизнь она предпочитает? Она повзрослела!

— Ты изменилась.

— Совсем нет. Я всегда была реалистом. Я постоянно шла за тем, чего хотела, Зак. И всегда получала. И если что-то мне не подходило, я это меняла.

— Даже если это причиняло боль другим людям.

— Даже если это причиняло боль другим людям, — согласилась она, — хотя, надеюсь, больше я этого не делаю.

— Ты рассталась с нами так бессердечно. — Он давно хотел сказать ей это.

Она бросила на него взгляд и отвернулась.

— Я никогда не говорила, как страдала от этого. Я относилась ко всему легкомысленно, потому что не знала, что можно относиться по-другому. Я искала способ разорвать наш брак и использовала Джона. Я не горжусь этим, но я поняла причину.

Он постучал ботинком о скамейку.

— Никогда не понимал этого.

— Я выбрала единственный путь, какой только нашла.

— Ты не могла просто подойти ко мне и…

Их взгляды встретились, и на этот раз она не отвела глаз.

— И что? Что бы я сказала? Что не хочу больше быть замужем и у меня нет никакого объяснения?

— Это по крайней мере было бы честно.

Она крутила локон, выбившийся из прически.

— Возможно. Но я знала тебя. Ты бы сделал все возможное, чтобы сохранить наш брак. Я просто хотела уйти.

— Тебе было так плохо? Был ли я виноват?

Он схватила его за локоть:

— Дело не в тебе, Зак! Дело во мне. Неужели ты этого до сих пор не понял? Ты абсолютно ничего не смог бы сделать. Я не была готова к семейной жизни. Я до сих пор не готова.

Он пытался осмыслить ее слова. Может быть, он недостаточно часто говорил, что любит ее? Может быть, он слишком много времени уделял работе? Может быть, он пропустил важный знак, что не удовлетворял ее?

— Я не выношу неудач.

Элис отпустила его руку.

— Ты хотел, чтобы все было идеально. Но жизнь не такая. — Она посмотрела на Скай. — Скай — другой человек. Она кажется более зрелой, чем я когда-либо буду. И она знает, чего хочет. А я до сих пор не знаю. Не делай ошибки, думая, что мы с ней похожи.

— Ты изменилась во многом.

— Но не в том, что имеет для тебя значение.

Элис, возможно, и изменила некоторые взгляды, но никогда не вернется прежняя любовь к ней. С другой стороны, Скай… Зак вспомнил об эпизоде в спальне, о страсти, которая исходила от них. Долго после этого он не мог думать, есть, спать.

Зак увидел, как рука Райана легла на плечо Скай.

Он встал и начал спускаться с трибун, направляясь к Скай. Она доела свою булочку. Он взял ее за руку и увлек за трибуны на газон — туда, где они могли бы остаться одни.

Скай недоуменно посмотрела на него:

— Что-то случилось?

— Нет. Я хотел поговорить о твоем выходном. Если не ошибаюсь, это четверг. Ты будешь свободна? — Дождавшись, когда она кивнет, он продолжил: — В таком случае мы проведем его вместе.

— Мы? — В ее голосе были слышны настороженные нотки.

Он хотел обнять Скай, почувствовать ее тело в своих руках, целовать вечно — до тех пор, пока Земля не перестанет вращаться. Но сейчас бесконечно более важно было терпение, чем удовлетворение своего желания. Одно без другого немыслимо — особенно со Скай. В конце концов он понял это, так же как и то, что они оба нуждались друг в друге.

— Да, — ответил он, — без Чада, без Элис. Мы одни. Элис уезжает завтра утром. Я договорюсь, чтобы кто-нибудь присмотрел за Чадом, и нам не нужно будет возвращаться к определенному времени.

— Куда мы пойдем?

— Предоставь это мне.

У него возникли кое-какие идеи, но сначала надо было сделать несколько звонков, чтобы проверить, реально ли это.

— Это неожиданное решение.

— Это спонтанное решение. Существует небольшая разница. — Он провел большим пальцем вдоль линии ее скулы. — Вы, Скай Делейни, откроете для себя, что спонтанность и импульсивность — это качества, присущие некоторым мужчинам, может быть, и мне в том числе. Это я обещаю.

Среда, четыре часа дня. Для Скай оказалось сюрпризом, что Зак пришел к ней в офис. На его лице сияла довольная улыбка, и у секретарши было то же выражение лица. Он был одет в темно-синие брюки и красную рубашку-поло — это в середине рабочего дня.

Ее сердце заколотилось.

— Вот так сюрприз!

— Я хочу украсть тебя, — улыбнулся он. — Собирай вещи. Возьми только самое необходимое. Мы вернемся завтра вечером.

— Зак, я не могу никуда ехать. У меня сегодня еще два клиента.

— Нет, клиенты отменяются. Все твои встречи уже перенесены.

Скай повернулась к своей помощнице. Та начала объяснять:

— Мистер Берк спросил, уходили ли вы когда-нибудь пораньше с работы. Я ответила, что такого никогда не было.

— А он не сказал вам, случайно, что делать, если я вас уволю?

— Он сказал, что не уволите, потому что я только слежу за тем, чтобы у вас все было хорошо и вы сами были в порядке, и что вы понимаете, насколько важно уделять время расслаблению. И добавил, что если вы забыли, то он вам напомнит.

Зак припомнил Скай ее же слова. Кроме того, Лорин была отличным секретарем, и Скай это знала. Она снова обернулась к Заку:

— Мне совсем не нравится, что ты сделал из нее сообщницу. Мог бы просто подойти и сказать мне.

— Если бы я сказал, не получилось бы сюрприза. — Он взял из ее рук папку с описанием последних занятий и положил на стол перед секретарем. — На всякий случай я оставил Лорин номер того телефона, где мы будем.

— А ты, случаем, не собираешься огласить его для меня? — В ее голосе одновременно слышались злость, смятение, удивление и раздражение.

— Не сейчас. — Он обнял ее за плечи и повел к лестнице. — Собирайся. Одежда повседневная. Только возьми какое-нибудь модное платье на вечер. Но туфли без каблуков. Босоножки, в которых ты сейчас, вполне подойдут.

— Зак…

Он остановился и нежно провел ладонью по ее подбородку:

— Мы собираемся провести время вместе. Ты и я. Повеселиться. Если у тебя есть какие-либо уважительные причины для отказа, я с удовольствием приму их. Но если нет, давай позабавимся.

Она не знала Зака с этой стороны. Когда в нем сочетались целеустремленность и волевой характер с сексуальной привлекательностью, Скай не могла сопротивляться. Когда она в последний раз вот так бросала все и убегала, не зная куда? Разве она больше не способна на импульсивные поступки?

Она взяла его за руку:

— У меня нет никаких уважительных причин. Прошло много времени с тех пор, как я пускалась в приключения. Слишком много.

Вопрос о месте их поездки чуть снова не сорвался с ее языка, но она удержалась. Сюрприз делал ожидание более волнующим.

Местечко Новая Надежда находилось в центре графства Бакс, примерно в часе езды от Филадельфии. Иначе, как приятным своей необычностью, его и не назовешь. Дома были выстроены вдоль берега реки Делавэр и канала.

Скай смотрела по сторонам, пока Зак вез ее по переулкам, рассказывая о городке:

— Я слышал о Новой Надежде. Он известен своими антикварными магазинами, галереями и ресторанами. Мой друг несколько лет назад рассказывал мне об этом месте. Он писатель и живет здесь круглый год.

Скай указала направо:

— Смотри! Уличное кафе.

— Оно тебе нравится?

— Мне здесь все нравится, — сказала она вслух, а про себя подумала: «С Заком мне хорошо везде».

— Я рад! Я знал, что тебе понравится то, что я запланировал.

— Запланировал свое спонтанное решение? — поддела его Скай.

— Но разве ты не знаешь, что иногда нужно планировать для того, чтобы быть спонтанным?

Она засмеялась. Зак не мог не планировать! Это был его стиль жизни.

Они подъехали к огромному дому, выстроенному в викторианском стиле, и свернули на подъездную дорожку, ведущую к парадному входу.

Пока Зак вытаскивал сумки из багажника, Скай рассматривала белый орнамент, который обрамлял серый фасад здания. Глубокие ниши окон и две башенки придавали зданию очарование старины.

Зак привел ее в маленькую комнату, где на окнах висели кружевные занавески, а уютные кресла так и манили сесть в них и отведать бокал шампанского.

Хозяйка пансиона представилась и указала, где находятся их апартаменты.

Зак поднялся первым, открыл дверь и занес сумки внутрь. Скай уставилась на кровать с пологом на четырех столбиках, осознавая, что Зак рассчитывает спать здесь с ней. Состояние, граничащее с паникой, овладело ей, и она резко повернулась к Заку:

— Ну, Зак, спонтанность — это одно, но я никогда не говорила, что…

Он пересек комнату и, подойдя к другой двери, повернул стеклянную ручку:

— Это ванная, с противоположной стороны есть еще одна дверь, которая ведет в другую комнату. Выбирай любую. — Он прищурил глаза. — Я думаю, что твой выбор зависит от цвета стен. Или вида из окна. Пойдем взглянем.

Она почувствовала себя глупо и от смущения лишилась дара речи. По настойчивости, с которой он добивался этой поездки, Скай подумала, что Зак рассчитывал спать с ней в одной постели. Не успела она ответить, как Зак исчез за дверью.

Она последовала за ним. Он ставил ее сумку на кровать, когда она ступила на бледно-лиловый ковер. Убранство всей комнаты было в светлых тонах, под цвет ковра: от оконных штор до антикварного туалетного столика и комода.

— Какая очаровательная комната!

— Она твоя.

— Зак, прошу прощения, я…

Он погладил ее щеку:

— Будь что будет. Я не давлю на тебя.

Она повернула голову и поцеловала его ладонь:

— Спасибо.

Когда ее губы коснулись его руки, серебристые искорки желания запрыгали в его глазах. Он привлек Скай к себе и уткнулся подбородком в ее волосы.

— Сколько времени тебе нужно, чтобы приготовиться к обеду?

Его голос пронизывал ее. Она была не в состоянии бороться с волнующими чувствами и перешла на шепот:

— Мне нужно принять душ… Минут сорок — пятьдесят.

— Отлично. Дай мне пять минут на душ. Затем мне нужно кое-что сделать. И я вернусь как раз к тому времени, когда ты будешь готова.

Она была разочарована, когда он не поцеловал ее. Но волнение, замеченное ею в его глазах, подсказало, что этот вечер она не скоро забудет.

Скай выбрала шелковое платье клюквенного цвета с короткими рукавами. Казалось, что оно мерцает при ходьбе и мягко обволакивает ее тело. Скай скользила по комнате в черных лакированных туфлях без каблука. Она, конечно же, предпочла бы высокий каблук, но знала, что у Зака были достаточные основания для своей просьбы. От волнения у нее немного покалывало в животе, но это чувство было приятным. Оно подбадривало ее, возбуждало, готовило к сюрпризу.

Раздался стук в дверь. Она открыла. На Заке были светло-голубая рубашка и тщательно выглаженные твидовые брюки. Он причесался на скорую руку, и Скай подозревала, что его волосы все еще были влажными после душа. Она сдерживала свое желание погладить его по мягким густым волосам, затем по отутюженной рубашке, спуститься к слегка шершавой ткани его брюк и затем к горячей коже под ними. Она помнила, как прикасалась к нему под полотенцем, его курчавые волосы…

Зак восхищенно присвистнул:

— Ты выглядишь фантастически! И идеально для того, что я планировал.

— Могу я спросить?..

— Пусть это останется секретом еще несколько минут. Ты хуже, чем Чад.

— Хуже?

— Более нетерпелива. — Он внимательно осмотрел ее с ног до головы и усмехнулся: — Но намного более соблазнительна для поцелуя.

Она услышала биение своего сердца, но Зак не поцеловал ее. Как истинный джентльмен, он, поддерживая Скай под локоть, спустился с лестницы на полшага впереди — в строгом соответствии с правилами хорошего тона.

Зак вез ее по Новой Надежде, то и дело посматривая в ее сторону. В его взгляде читался юношеский восторг, но в то же время и жгучее пламя страсти. Выражение этих глаз заставляло ее трепетать всегда, когда они были вместе.

Зак ехал вдоль Делавэрского канала. Через несколько кварталов он свернул на абсолютно пустую стоянку — здесь они были одни.

— Мы на месте, — гордо сказал Зак. Выглядел он при этом словно Санта-Клаус после вручения красивых подарков в сочельник.

Скай огляделась: может быть, она чего-то не заметила? За исключением кабинки охранника, которая больше походила на билетную кассу, она ничего примечательного не увидела.

— Где мы?

— Я хочу прокатить тебя по Делавэрскому каналу на барже, которую тянут мулы.

— Пустынно так, словно ни у кого больше нет желания кататься.

— Просто я снял судно на весь вечер. Так что это частная вечеринка.

Скай слышала об этой барже, но она и мечтать не могла, что Зак зафрахтует ее на весь вечер только для них двоих.

Он обошел машину и открыл дверцу, галантно предлагая своей спутнице выйти. Затем подал Скай руку. Она чувствовала себя под защитой, в безопасности и… совершенно необычно!

Баржа оказалась довольно большой. Крыша защищала от заходящего солнца. На берегу стояли мулы, готовые тянуть баржу по каналу, — один темно-коричневый, а другой белый.

Зак сопровождал Скай, поддерживая ее под руку. Она чувствовала его тепло. Ее душа трепетала в предвкушении удовольствия. Зак помог Скай пройти по трапу. Их приветствовали двое мужчин и подросток.

Зак указал на деревянную палубу:

— Я не хотел, чтобы ты сломала каблуки.

Подросток улыбнулся Заку, махнул рукой и пошел к мулам. Мужчины разместились по разным концам баржи.

В центре судна, где обычно находилось несколько рядов кресел для пассажиров, располагался стол, накрытый белой скатертью и сервированный серебром и хрусталем. Круглая свеча, окруженная розами, стояла посередине. Казалось, здесь готовились к торжественному приему при дворе. Два плетеных кресла с высокими овальными спинками стояли по обеим сторонам стола.

Скай не могла сдержать слез. «Никто и никогда не устраивал для меня такого!» Это означало, что ни один мужчина не готовился так тщательно к вечеру с ней. Но она не могла позволить себе произнести это вслух.

Зак крепко обнял Скай, поглаживая ее волосы.

— Ты заслуживаешь самого лучшего! И я собираюсь дать тебе это.

Она трепетала от силы чувств, испытываемых к этому мужчине, и страстно желала большего, чем объятия. Но Скай понимала, что это будет неторопливый, пьянящий вечер, и желала, чтобы ход времени замедлился. Она хотела смаковать каждое мгновение этого дня. Скай обвила руками шею Зака и запечатлела на его губах долгий и нежный поцелуй. Когда он поднял голову, то был переполнен желанием и готов возгореться от малейшей искорки.

Он выдвинул кресло:

— Прошу вас, леди.

Легкий бриз играл ее распущенными волосами, последние лучи заходящего солнца ласкали руки, а улыбка Зака заставляла смотреть на мир сквозь розовые очки. Скай села, а когда Зак накрыл ее руку своей и поцеловал в щеку, почувствовала, что по спине побежали мурашки.

Он сел напротив.

Скай немного пришла в себя и, откашлявшись, сказала:

— Здесь чудесно.

— Любое место может быть чудесным, если рядом человек, который возбуждает.

Его глаза, его губы могли обжечь, и Скай боялась, что, если они займутся любовью, этот огонь поглотит ее.

Баржа неторопливо шла по каналу, Зак рассказывал его историю, и звук его голоса успокаивал Скай. Она давно уже не чувствовала себя такой защищенной.

Баржа проходила мимо красивых домов и широких полей, под деревянными мостами и низко нависшими ветвями деревьев. Они достигли уединенной рощи, возвышавшейся над рекой Делавэр. Баржа остановилась. Скай посмотрела на Зака выжидающе.

— Закрой глаза, — сказал он.

Ни одного вопроса не сорвалось с ее губ. Она доверяла ему.

Она слышала грохот, шаги по палубе и суету вокруг них. Становился все ощутимее аромат цветов и еще какой-то соблазнительный запах, который она не могла узнать. Скай хотела подсмотреть, но не стала делать этого.

Неожиданно воцарилась тишина.

Зак нежно произнес:

— Можешь открыть глаза.

Увиденное поразило Скай до такой степени, что она лишилась дара речи. Гирлянды красных роз обрамляли борта судна. Два высоких стеклянных канделябра на ножках из кованого железа расположились по обеим сторонам стола. Свечи пылали, отражаясь в хрустальных кубках. В них плескалось вино, в котором плавали ломтики лимона. Тарелки из китайского фарфора были накрыты серебряными крышками, приглушающими запах.

Зак взял бутылку вина и наполнил бокалы. Судно снова тронулось с места, но в обратном направлении.

Скай в восхищении произнесла:

— У меня нет слов!

Зак поднял крышки и положил их на стоявший тут же передвижной столик.

— Ничего не говори. Просто наслаждайся.

Первоклассно приготовленный цыпленок, зеленые бобы, жареная картошка. Скай всего однажды упомянула, что это ее любимое блюдо. Он запомнил.

— Все хорошо?

— Просто идеально!

Зак поднял свой бокал, приглашая присоединиться Скай. Ее рука задрожала, когда они со звоном чокнулись.

Зак произнес тост:

— За самую очаровательную женщину на свете!

Ее пульс учащенно забился. Она улыбнулась, надеясь, что это так. Слишком много эмоций нахлынуло, мешая говорить.

Плеск воды за кормой настроил Скай на романтический лад. Обжигающий взгляд Зака, протянутый им на вилке кусочек цыпленка, его пальцы, нежно вытирающие пятнышко сыра с ее губ, перенесли Скай в страну чувств. Опускавшаяся темнота окружала их, создавая интимную атмосферу, куда не было входа посторонним.

Пирог с ревенем и ароматный кофе, чуть хриплый голос Зака, предлагающего Скай сливки, кружили голову больше, чем вино.

Зак встал и передвинул свое кресло ближе к креслу Скай. Затем он пошел на корму и достал что-то из грузового отсека.

Это была гитара.

— Ты играешь?

Легкая улыбка появилась на его губах.

— Я немного заржавел. Не играл с Рождества. Чад всегда просит достать гитару в сочельник, попеть рождественские гимны.

Зак играл песни, которые они оба хорошо знали: спокойные мелодии о летних днях и смене времен года. Такие песни не забываются, как и его поцелуи, прикосновения, весь этот волнующий вечер.

Обратный путь, казалось, был намного короче. Зак вел машину к гостинице, а у Скай было такое чувство, словно она все еще прогуливается по мечте. Зак остановился перед дверью. Скай страстно желала поцелуя; она хотела, чтобы Зак прикоснулся к ней.

Зак погладил ее по волосам, пряди падали на плечи.

— Я не могу поцеловать тебя, Скай. Если я это сделаю, даже запертая дверь не помешает мне заняться с тобой любовью.

Скай хотела сделать решительный шаг, но этот момент не подходил для того, чтобы… Если они начнут целоваться, она, вероятнее всего, не сможет противостоять своим желаниям. Скай понимала, что для Зака это так же серьезно, как и для нее. Он хотел, чтобы она сознательно приняла это решение.

— Твое замешательство означает, что ты не уверена. Я не хочу, чтобы ты потом жалела. Я не закрою ванную со своей стороны. Если решишься, приходи. — Он с трудом оторвался от ее волос, открыл дверь и скрылся в своей комнате.

Глава 10

Скай присела на краешек кровати и стала рассматривать цветочный узор обоев, потом встала и медленно разделась, все еще не решив, что ей следует делать, что она хочет делать, что может делать. Она убрала свою одежду, накинула бирюзовую ночную рубашку и услышала, как Зак вошел в ванную.

Скай подошла к комоду, взяла расческу и зачесала все волосы на одну сторону.

Послышался шум льющейся воды. Глупая мысль мелькнула в голове Скай: чистит ли Зак зубы перед тем, как лечь в постель. Она подошла к двери в ванную. В ушах шумело, сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди. Скай открыла дверь.

Должно быть, она сделала это достаточно тихо, потому что Зак никак не отреагировал. Он закрыл воду и положил зубную щетку на раковину. На нем были только короткие спортивные трусы, которые почти ничего не скрывали. Он был почти голый. Скай сделала глубокий вдох и очень медленно вошла.

Зак потянулся за полотенцем и увидел ее. Его взгляд пробежал по ней сверху вниз. По ее ночной рубашке и голым ногам. Его правая щека чуть дрогнула. Скай уже знала: это был признак того, что Зак страстно желает чего-то.

— Я закончил. — Он вытер руки полотенцем и повесил его обратно на вешалку. По голосу было понятно, как жестко Зак контролирует свои поступки.

Ее сердце встрепенулось. Желание охватило все тело, и Скай смогла произнести лишь одно слово:

— Зак…

Их взгляды встретились.

Она приблизилась к Заку.

— Женщина, ты и святого введешь в грех! Если ты таким образом пытаешься пожелать мне спокойной ночи…

— Ты будешь продолжать говорить или поцелуешь меня? — Ее голос был чуть громче шепота, но Зак все же услышал.

Он сделал шаг навстречу, прижался к ней и обнял своими сильными руками.

— Ты уверена?

— Абсолютно. — Она снова хотела верить в любовь, она устала от чувства уязвимости, ранимости, она хотела отдать себя Заку. Сегодня. Сейчас.

Его губы требовали больше, чем поцелуя. Они требовали абсолютной капитуляции. Они требовали, чтобы Скай подчинилась ему. Они требовали, чтобы она забыла обо всем на свете. Он углубил свой поцелуй, посылая поток огня в ее кровь.

Энергия. Он обладал энергией и силой, которые будут принадлежать ей, если Скай захочет. Она любит его. Она так давно боится кого-нибудь полюбить! Зак может развеять этот страх.

Их сердца слились в унисон. Ее язык проник к нему в рот. Два языка ласкали друг друга снова и снова. Ее руки заскользили вверх по спине Зака, чтобы притянуть его ближе. Трепетное напряжение возрастало в ее теле до тех пор, пока не захватило каждый мускул, каждый нерв, каждую клеточку. Наконец они с Заком вместе, и Скай была просто ошеломлена степенью удовольствия, которое он ей доставлял. Она нуждалась в нем. Только рядом с ним она чувствовала себя самой желанной женщиной на земле.

Поцелуй был из тех, которые ведут женщин в постель с мужчиной, не давая задуматься о последствиях. Его бедра прижимались к ней, возбуждая страсть, которой, казалось, не будет конца.

Он ласкал ее лицо, потом нежно перешел к плечам. Его руки спустились на талию, поглаживая и сжимая шелк ее рубашки, затем ниже, к ягодицам, пока рубашка не оказалась поверх его пальцев, и он почувствовал Скай — без барьера. Его пальцы были такими сильными, дразнящими, соблазнительными!

Стон вырвался из ее груди, и Скай еще крепче прижалась к Заку, готовая принять его.

Она почувствовала, как он отстранился.

— Нет, Скай. Нам предстоит долгий путь, — прошептал Зак сдавленным голосом, от сексуального возбуждения отрывисто проговаривая каждое слово.

Она судорожно вздохнула.

— Кровать всего в нескольких футах.

— Я не это имею в виду, — усмехнулся Зак, — мы ведь не хотим обрушиться друг на друга.

— Почему нет? — удивилась она.

Он поднял Скай на руки.

— Потому что неспешность приносит больше удовлетворения. Она заставляет обостреннее чувствовать каждое прикосновение, каждый поцелуй, все более и более возбуждаясь. И наконец…

Скай задрожала, слыша его хрипловатый голос и представляя эту манящую картину.

Зак отнес ее на свою кровать и положил на белоснежную простыню.

— Я хочу тебя, Скай. Ты нужна мне. Я никогда в жизни не нуждался в ком-либо так, как в тебе.

Ее сердце переполняло чувство, которое Скай раньше всегда боялась назвать любовью. Но сейчас она не могла больше отрицать это. Она любит Зака. Она стремится к нему.

Зак опустился на кровать рядом с ней, разметал ее волосы по подушке.

— Я так мечтал об этом!

Скай погладила шею Зака и потрогала волосы на его груди.

— А я хотела вот так прикасаться к тебе.

Он поймал ее руку и повернул ладонью вверх:

— У тебя золотые руки! Когда ты прикоснулась ко мне впервые, они успокоили и излечили меня. И они же заставили почувствовать себя очень… разгоряченным.

Она слегка поглаживала его сосок.

— А сейчас?

Он выдохнул:

— Становится жарко.

Он нагнулся и поцеловал ее в шею. Язык скользил по нежной коже, пока его губы не нащупали мочку уха. Он слегка покусывал и сосал ее чуткую плоть, и Скай от удовольствия готова была замурлыкать.

Ее руки скользили по его щекам, волосам. Зак снова поцеловал ее, не оставляя ни один уголок ее рта неисследованным. Она не могла думать, она могла только чувствовать. Его губы медленно скользнули вниз и остановились у выреза рубашки.

— Я хочу видеть тебя обнаженной и такой же горячей, как я.

Его глаза обжигали, когда он помогал Скай снять рубашку. При этом светлый локон упал на ее лицо. Зак аккуратно взял его и завел за ухо. Он оглядел ее всю: от блестящих светлых волос на голове до жестких завитков цвета меда между ее бедрами.

Удивительно, но Скай не была смущена. Ее рука заскользила по его груди, наслаждаясь ощущением упругой кожи, чувствуя каждый мускул, очерчивая чудесный контур мужского тела. Ведя ладонь по его торсу, Скай нежно дотронулась до напряженной плоти и погладила ее. Зак со вздохом откинулся на спину.

Он позволил Скай чуть приспустить его трусы, но когда ткань начала мешать восставшей плоти, Зак быстрым движением снял их с себя. Она смотрела, получая огромное удовольствие от того, что видела.

Зак лег на бок и обнял ее, лаская спину, гладя вдоль позвоночника. Их губы слились. Так хорошо чувствовать себя в его объятиях, в его постели, в его жизни! Это было нечто большее, чем простое физиологическое желание. Словно она всю жизнь ждала момента, чтобы быть с этим мужчиной.

Ее соски набухли от желания. Зак нежно погладил их. Скай застонала.

— Тебе это нравится? — Его глаза были полузакрыты, но она, безусловно, видела в них огонь страсти.

— Да.

Он потерся подбородком, чувствуя мягкость ее груди. Легкая щетина покалывала, усиливая жар, уже существующий между ними.

— А так?

— Да, Зак, да. — Скай никогда не думала, что удовольствие может быть таким острым.

Его руки двинулись к ее бедрам и медленно проскользнули между ними. Зак дотронулся до заветного места, оно было влажным.

Скай задрожала.

— Еще, — прошептала она.

Он гладил еще и еще, возбуждая ее чувственность. Каждый нерв, каждый вздох, каждый мускул ожидал, когда он возьмет ее — и это будет прекрасно!

От нежности его губ у нее перехватило дыхание. Его руки усилили желание и заставили ее прижаться к нему, целовать его, тереться об него, ища высвобождение для них обоих.

Ее кожа стала влажной. Его — блестела в тусклом свете прикроватного бра. Мир вокруг них завертелся с головокружительной быстротой…

Зак начал ласкать сосок большим и указательным пальцами:

— Ты хочешь меня?

Скай чувствовала пробудившуюся мужскую плоть. Она обвила Зака руками:

— Да! Я никогда не желала мужчину больше, чем сейчас.

Ничего не имеет значения, кроме силы его рук, вкуса его поцелуя, прикосновений его пальцев! Она сходила с ума от желания. Он достал презерватив и быстро надел. Скай мысленно поблагодарила Зака за то, что он контролирует ситуацию больше, чем она.

Он приподнялся над ней, и она открылась ему навстречу.

Он медленно вошел в нее.

Она обвила его ногами, позволяя войти глубже.

Ее сердце стучало, словно барабан, тело содрогалось, когда их страстная любовь перенесла ее в другой мир, где желание и любовь едины, в страну экстаза, какого она никогда не знала. Она выкрикнула имя Зака. Его уста впились в ее губы, язык двигался в едином ритме с его мужским началом.

Когда Зак кончил, Скай сильнее прижала его к себе. Она не хотела больше отпускать его никогда.

Телефонный звонок прозвучал резко, возвращая из сказки в реальную жизнь. Скай лежала в объятиях Зака, щекой прижимаясь к его груди.

Зак, должно быть, как и она, проснулся от трели звонка. Он медленно открыл глаза, лениво улыбнулся и потянулся к телефону, стоявшему на тумбочке.

Скай приказала себе не волноваться. Это наверняка деловой звонок.

Его голос был хриплым от сна:

— Алло.

Прошло несколько мгновений, и он сдвинул брови.

— Да, она здесь. — Зак протянул трубку: — Это твоя мать.

Сердце Скай подпрыгнуло. Мама никогда не позвонила бы ей сюда, только домой, — если, конечно, не произошло что-то серьезное. Скай оторвалась от Зака и приподнялась, облокотившись на подушку.

— Мама?

— Дорогая, этот номер мне дала Лорин. Я не хотела докучать тебе, но не знаю, что делать.

Скай услышала слезы в ее голосе.

— Что случилось?

— Твой отец… Он в больнице.

Скай почувствовала, как волна холода пробежала по ее телу. Она потянулась за лежавшим в ногах одеялом и натянула его на себя.

— Расскажи, что произошло?

— Он, наверное, забыл вчера принять таблетки от давления или вообще не пил их последние дни… Я не знаю. — Ее дыхание сбивалось, и Скай понимала, что мать с трудом сдерживает слезы. — Он спускался ночью с лестницы, чтобы перекусить, и, должно быть, споткнулся в темноте…

— Что с ним?

Мать уже плакала:

— Он сломал ногу. Врачи думают, что у него сотрясение мозга. Скай, я не знаю, что делать!

Доктора, медсестры, задающие вопросы, нетерпеливы в ожидании ответов для принятия собственных решений. Скай понимала, что ее бедная мать выбита из колеи и растерянна.

— Я вылетаю.

— О, дорогая, правда? Я даже не надеялась…

— Я постараюсь побыстрее. Ты где?

— В центральной больнице. Доктора проводят еще какие-то обследования.

— Ты хоть поспала?

— Нет. Я была здесь всю ночь. Я… я просто не знаю, что делать.

— Прежде всего успокойся. Я скоро прилечу. И еще, мам…

— Да, дорогая?

— Я люблю тебя. Постарайся сильно не волноваться.

Скай повесила трубку, избегая смотреть на соблазнительное тело Зака.

— Что случилось?

Она передала ему весь разговор.

— Я должна ехать. Мама не знает, чем это кончится. Она даже не сказала, насколько серьезно болен отец. — Слезы стояли в ее глазах.

Зак сжал ее руку:

— Может быть, все не так плохо. По крайней мере он не сломал себе бедро. Я слышал, это чрезвычайно опасно для пожилых людей.

— Возможно, и сломал, а мама не так поняла.

— Скай, существует большая разница между ногой и бедром.

Она смотрела на него невидящим взглядом.

— Вполне вероятно, что мама вконец запуталась. Она привыкла иметь дело с обыкновенными людьми, а не с медиками. Я-то знаю, насколько они могут запугать человека.

— И все же пока рано волноваться.

Скай посмотрела на свои сжатые в кулаки руки, лежащие на коленях.

— Ты не понимаешь.

— Тогда объясни.

— Я не должна была покидать их! Они пожилые. Я должна была остаться и…

— Никогда по-настоящему не жить своей жизнью?

Его слова заставили Скай замолчать и задуматься.

— Дело не только в этом. Я думала, что им нужно немного независимости. Но видишь, что из этого вышло.

— Это не твоя вина. Твой отец упал с лестницы. Даже если бы ты была рядом, то не смогла бы предотвратить это.

Скай откинулась на спинку кровати.

— Ты не знаешь, что значит быть единственным ребенком в семье и чувствовать… ответственность.

Зак накрыл своей ладонью ее руку:

— Чем я могу помочь? Отвезти тебя в Филадельфию?

Она глубоко вздохнула и прикрыла глаза. Она знала, чего хочет от Зака. Впервые в жизни она собиралась опереться на кого-то, вместо того чтобы полагаться только на себя. Разве не это произошло ночью?

Она открыла глаза и выдохнула:

— Да, я хочу поехать в Филадельфию, но я хотела бы попросить еще кое о чем.

— Я слушаю.

— Если ты поедешь со мной, я была бы очень рада. Возможно, твое присутствие позволит мне мыслить объективно. — Она задержала дыхание, зная, как много зависит от его ответа.

Его молчание было гораздо громче грома, который всегда заставлял ее поеживаться.

— Я не могу.

Возможно, он не понимал, о чем она просит.

— Я знаю, ты очень занят, но это отнимет у тебя всего несколько дней, даже если мне придется остаться.

— У меня завтра встреча с Дуганом. Я не могу пропустить ее. — Его губы сжались в тонкую линию.

Она отдернула руку и села прямо.

— Я знаю, его отчет очень важен, но…

— Важен — это слишком мягко сказано. И потом, у меня Чад. Я не могу вот так просто взять и улететь.

Она должна дать Заку еще один шанс.

— Мы могли бы взять его с собой.

— И окунуть в семейные проблемы? Я не думаю, что это хорошая идея. Кроме того, он не захочет пропустить последние школьные дни перед каникулами и свои игры.

Прекрасные чувства и мечты, которые переполняли Скай прошлой ночью, начали слабеть. Она почувствовала боль от его ответа и спросила напрямую:

— У тебя наверняка есть еще какие-нибудь оправдания?

Он нахмурился.

— Это не оправдание. Это обоснованные причины, по которым я вынужден остаться в Ланкастере.

«О Господи, пусть это будет не то, что я думаю!»

— Разве прошлая ночь ничего не значит?

— Конечно, значит. Нам было фантастически хорошо вместе!

Скай вдруг все поняла, и от этого ей стало еще горше.

— Ты имеешь в виду — физически? — Да.

— И ничего больше? — Она не могла совершить одну и ту же ужасную ошибку дважды в жизни.

— Что ты хочешь услышать?

Какую-то долю секунды ей хотелось, чтобы Зак соврал. Но она знала, что он не сделает этого.

— Я хочу услышать, что у нас был не просто хороший секс. Я хочу услышать, что мы дали друг другу обязательство.

Зак выглядел шокированным.

— Какое обязательство?

— Идти по жизни вместе. Заботиться друг о друге. Разве не это означала прошлая ночь?

— Нет! — Зак запустил пальцы в волосы. — Я имею в виду… Скай, я хочу сказать, что прошлая ночь значит не больше, чем есть на самом деле. Прекрасный вечер, шанс лучше узнать друг друга.

— Лучше? Ты имеешь в виду половые отношения? — Она оскорбленно отвернулась. — Или прошлая ночь — это твой шанс пополнить сексуальный опыт? — Она покачала головой. — Я должна была это предвидеть. Ты ничуть не лучше, чем… — Скай оборвала себя на полуслове. Она знала, что сейчас самое главное — это ее родители. А ее неудавшаяся личная жизнь может и подождать.

Она схватила ночную рубашку, лежавшую возле кровати. Прошлой ночью Скай не чувствовала стыда, но это утро — совсем другое дело. Быстрым движением она надела рубашку и встала.

— Скай, я не знаю, почему ты так расстроилась. Никто из нас не хочет поступать необдуманно.

— Я не думала, что, занимаясь с тобой любовью, поступаю необдуманно. Но я ошиблась. Оказывается, тебе просто нужно было приключение на одну ночь.

Боясь расплакаться перед ним и этим унизить себя, она бросилась в свою комнату и захлопнула дверь.

Зак ехал, чтобы забрать Чада. Ему просто необходимо было побыть с сыном, поговорить с ним, обнять его, понять, возможно ли детской болтовней и смехом заполнить пустоту, которая образовалась в душе с того момента, как Скай покинула его постель.

Зак отвез ее в Филадельфию. Оба чувствовали напряженность, возникшую между ними. Он не знал, что сказать Скай. За последние несколько недель его желание скрывалось за глубокими чувствами, которым Зак не хотел противостоять. Ее страсть обжигала, а безмятежность окутывала его и действовала успокаивающе. Он ни в коем случае не думал о ней как о случайной женщине в своей постели или как о приключении на одну ночь. Но Зак также не думал и об утре, следующем за этой ночью.

Понятие обязательств было ему знакомо. Он связывал себя с Элис. Он был и всегда будет связан с Чадом. Но Зак никогда не думал о том, что будет связан обязательствами со Скай. Неудивительно, что она не была уверена в нем.

Он только-только встретил Скай… Когда? Шесть недель назад? Хотел бы он знать, к чему это приведет.

Весь день мысли о прошлой ночи приятно будоражили его сознание. Скай была так раскрепощена, ее тело было так отзывчиво! Он никогда в жизни не чувствовал себя настолько желанным, настолько сильным, настолько полноценным мужчиной. Он был ее мужчиной, и они подходили друг другу, как две половины идеального круга.

Но Зак предполагал, что у них будет намного больше подобных ночей. Он думал, что они возьмут общий выходной и посмотрят, что из этого получится. Он и представить не мог, что она захочет так много и так скоро.

Лететь с ней? Встречаться с ее родителями? Оставить Чада?

Эта новая для него Скай заставляла чувствовать вину, нарушала внутреннее равновесие, волновала.

И она попросила Зака сопровождать ее.

Был ли он готов сделать этот шаг? Он не собирался поступать так из чувства сострадания, или чтобы извиниться за невольно причиненную боль, или в благодарность за прошлую ночь. Это было бы нечестно по отношению к ним обоим.

Зак заехал к Джо за Чадом и повел его в кафе-закусочную поужинать. Они заказали еду и сели за угловой столик. Запихивая в рот картошку фри, Чад спросил:

— А почему Скай не пришла?

Зак должен был предвидеть, что потребуются объяснения:

— Скай не может проводить все свое время с нами.

Чад макнул картошку в кетчуп.

— Почему?

Сын загонял Зака в тупик. Любопытство, должно быть, характерная черта его возраста.

— У нее есть свои дела.

— Но она может жить у нас. И мы будем видеть ее чаще.

«Каких вопросов еще можно ждать от ребенка?»

— Я так не думаю, чемпион. Мы ведь не женаты.

Чад облизал пальцы и задумчиво уставился на Зака:

— Но ты и мама больше не женаты, а она живет у нас.

— Она только навещает тебя. Она не живет с нами. Мы для нее что-то вроде удобного отеля.

Чад закинул ногу на ногу.

— Но мама Даррена живет с ним и с его отцом, а они ведь не женаты.

Зак поднял взор, призывая на помощь небеса, но понял, что вряд ли ее дождется. Все, что он мог сделать, — это быть честным со своим сыном.

— Некоторые люди живут так. Но я думаю, двое людей должны пожениться, когда появляется ребенок. — Зак видел замешательство в глазенках своего восьмилетнего мальчугана. — Это довольно сложно. Возможно, ты поймешь, когда подрастешь.

Чад запихнул в рот еще картошки и спросил:

— Мама приходит, чтобы увидеть только меня, да? Ей не важно, увидит ли она тебя?

Зак развернул сандвич с ростбифом. Он часто задумывался, о чем говорят Элис и Чад.

— Это она тебе сказала?

— Что-то в этом роде. Она сказала, что надеется: в один прекрасный день вы с ней снова станете друзьями, но пока она будет дружить только со мной.

Зак почувствовал облегчение.

— Правильно.

— Вы со Скай друзья?

В данный момент это был очень хороший вопрос.

— Я надеюсь.

Чад взял чизбургер, развернул его и протянул отцу.

— Ты знаешь, пап, было бы здорово видеться со Скай чаще. Ты собираешься жениться на ней?

Очень тяжелый вопрос, на который невозможно ответить сейчас.

— Я и Скай недостаточно долго знакомы друг с другом, чтобы думать об этом.

Чад снова потянулся к подносу.

— Я хочу, чтобы у меня была мама, как у других ребят.

— У тебя есть мама.

Чад поднял голову:

— Ты знаешь, о чем я. Мама, которая ходит на родительские собрания, печет пирожные и укладывает меня в постель каждую ночь.

У Зака сжалось сердце: вот чего не хватает его сыну!

— Я тоже хочу, чтобы у тебя была такая мама. Но женщина, на которой я женюсь, должна быть и хорошей женой для меня.

— Разве Скай не будет хорошей женой?

«Черт возьми, как же мне закончить этот разговор?!»

— Возможно. Я не знаю. Чад, это не так просто, как кажется. Взрослые много разговаривают и многое делают вместе, прежде чем узнают, подходят ли они друг другу. Твоя мама и я не сделали этого, и я не хочу, чтобы это повторилось снова.

— Ты хочешь быть уверенным?

— Вот именно.

Чад, словно голодный волк, откусил половину чизбургера.

— И когда же Скай снова придет?

Зак вздохнул. Ну вот, опять все снова.

— Скай должна была уехать. В Миннесоту.

— Зачем?

— У нее заболел папа.

— Она останется там ухаживать за ним?

— Она пока не знает.

— Когда она вернется?

— Я не знаю.

— Она вернется?

Зак отложил свой сандвич с ростбифом. Конечно, она вернется. Или нет? Он неожиданно потерял аппетит.

Посмотрев на часы, он вдруг подумал, что еще успеет вылететь в Сент-Пол вечерним рейсом.

В пятницу утром Скай заплетала косу, пытаясь не думать о суматохе вчерашнего дня. Ее отец был вне опасности, но его отношение к происшествию было настоящей проблемой. Мать очень расстроена. И Скай должна решить, оставаться ли ей до тех пор, пока отец не встанет на ноги. А это могло произойти недель через шесть, если не больше.

И Зак… Она пыталась запретить себе думать о нем, но все попытки были напрасны. Как женщина может не думать о таком мужчине, как Зак?

Опять Зак ворвался в ее мысли. Он играл на том, что привлекает ее, на ее нежности к Чаду. Она думала, что ему нужны длительные отношения — не кратковременный любовный роман. Когда Скай вспомнила романтический вечер в Новой Надежде, то назвала себя дурой.

Хорошо, она влюбилась. Можно зализать раны и переехать в другой город или вернуться в Миннесоту. Действительно ли она хочет этого?

Скай везла мать в больницу, надеясь, что у отца хорошее настроение. Он не произнес вчера и двух фраз. Скай спрашивала его снова и снова, больно ли ему, он отвечал: «Нет». Не боль, а что-то другое беспокоило его.

Скай почувствовала это в тот момент, когда вместе с матерью пересекла порог его палаты. Взгляд отца, брошенный на жену, выражал одно: «Предательство».

Мать поцеловала его в щеку.

— Как ты себя чувствуешь?

— А как может чувствовать себя человек моего возраста?

— Брюс, не будь смешным, — упрекнула его жена, — в начале недели ты говорил о прекрасных годах, которые у нас впереди.

— Я был дураком. Я хочу переехать в дом престарелых, чтобы ты не заботилась обо мне. Я слишком тяжел для того, чтобы ты меня поддерживала, если вдруг закружится голова. Я научусь ходить с этим чертовым гипсом на всю ногу.

— Отец, я останусь и буду помогать. Тебе не нужно переезжать, ведь здесь находится все, что тебе дорого.

— У тебя свое дело в Ланкастере, — возразил он. — Что если мне потребуется твоя помощь через шесть или восемь недель, когда снимут гипс? Не собираешься же ты переехать сюда насовсем?

— Я думаю над этим.

— Но тебе все равно придется работать. А это значит, ты будешь оставлять нас с мамой на весь день.

— Ты спешишь с выводами, пап. Ты полагаешь, что все должно измениться от одного твоего падения. Если ты будешь принимать свои лекарства…

Стук в дверь прервал ее.

В палату вошел Зак.

Его появление ошеломило Скай.

— Что ты здесь делаешь?

Он улыбнулся:

— Тебя разыскиваю.

Отец отреагировал на появление нового лица.

— Это еще кто? — грубо спросил Брюс Делейни. — Надеюсь, не новый доктор. С меня их уже достаточно.

— Нет, сэр. Я друг вашей дочери. — Зак подошел к отцу Скай, протянул руку и представился.

— Друг, хм? — ухмыльнулся отец, бросив на Скай изучающий взгляд.

Зак повернулся к Джанет Делейни:

— А вы, должно быть, мама Скай? Приятно познакомиться, правда, я надеялся, что это произойдет при более благоприятных обстоятельствах.

— Я тоже надеялась. — Слезы хлынули из ее глаз. — Извините, мистер Берк. У нас тут был семейный разговор, и я сама не своя.

— Зовите меня Зак. — Затем он обернулся к Скай: — Если я не вовремя, то лучше уйду. Я могу оставить тебе телефон своего номера в отеле…

— Отель? — Джанет осторожно присела на краешек кровати мужа, пытаясь не побеспокоить его ногу. — Скай, он не должен останавливаться в отеле! Скажи, что лучше остановиться у нас.

— Я не хочу причинять вам неудобство.

— А вы и не причините, — настаивала Джанет, — я смогу отвлечься. Мой муж заставляет меня волноваться больше, чем следует. Он очень упрямый старик.

— Я не упрямый. Возможно, и старик. Но не упрямый.

Скай видела, что мать хотела придать этой фразе другой смысл. Скай также знала, что это была не просто вежливость по отношению к Заку. Мама любила готовить еду, ухаживать за всеми. Это позволяло ей чувствовать себя нужной.

Еще один стук в дверь — и вбежала медсестра:

— Миссис Делейни и мисс Делейни, доктор Моррисон хочет встретиться с вами! Он ждет вас в своем кабинете.

— Зачем именно там говорить с доктором? Если у него есть что сказать, он должен сделать это здесь, передо мной! — взорвался отец.

Скай похлопала отца по руке.

— Он еще вчера назначил встречу, потому что у него есть информация для нас. Это не займет много времени.

— Я хочу знать, что он скажет, — упорствовал отец.

— Папа, я обещаю, что мы расскажем тебе о беседе во всех подробностях. Правда, мама?

Джанет поднялась с кровати:

— Конечно. Но я знаю, что забуду все свои вопросы к тому времени, как только мы зайдем в кабинет.

Скай чувствовала себя не в своей тарелке от переживаний, слез матери и неожиданного появления Зака. Ей нужно было поговорить с ним наедине. Но она не знала когда. Не в этой обстановке, когда все перевернуто вверх дном.

Зак тронул ее за плечо:

— Если не возражаешь, я составлю твоему отцу компанию, пока вы будете разговаривать с доктором.

Его голос действовал на нее успокаивающе и, казалось, наполнял живительной силой.

— Спасибо. Мы не задержимся. — Она посмотрела в глаза Зака, пытаясь найти ответы на свои вопросы. Но не смогла. Эти вопросы подождут.

Зак проводил взглядом Скай и ее мать. У них были одинаковые голубые глаза. Почти одинаковые светлые волосы. Но у миссис Делейни в волосах проблескивала седина.

Он повернулся к больному на койке и встретился с третьей парой голубых глаз. Но эти были старше, мудрее и прозорливее.

Брюс Делейни скрестил руки на груди и многозначительно произнес:

— Так насколько хорошо вы знаете мою дочь?

Глава 11

Беседа с врачом подтвердила опасения Скай.

Брюс остановился на середине фразы и вопросительно взглянул на жену и дочь:

— Ну? Что он сказал? Как долго мне еще тут торчать?

Зак поднялся с кресла, чтобы Джанет могла сесть рядом с кроватью мужа.

Скай осталась стоять.

— Доктор Моррисон сам зайдет сюда, чтобы поговорить с тобой лично.

— О чем интересно? Я умру от того, чего сам не знаю?

Скай перевела усталый взгляд на мать:

— Нет. Но ты счастливчик. Лекарства помогут тебе. Если ты будешь их принимать.

Джанет обратилась к мужу:

— По словам доктора Моррисона, ты не хочешь принимать таблетки каждый день в течение всей жизни. Почему нет, если это поддерживает твое здоровье?

— Но я не здоров, раз должен принимать их, не правда ли? — Он скрестил руки на груди, его взгляд вызывал на спор.

Скай тут же откликнулась:

— Папа, я принимаю витамины каждый день, чтобы быть здоровой. Посмотри на проблему с этой точки зрения.

Он выглядел побежденным, морщины на лбу и вокруг рта казались глубже.

— Послушай, дорогая. Я старею. Все может случиться. Мои глаза видят уже не так, как раньше. Возможно, поэтому я упал.

— Так носи очки! — Эмоции захлестывали его жену. — Ты хочешь развода, в этом все дело? Ты устал быть женатым на мне и хочешь уйти?

— Ни в коем случае! — ошеломленно воскликнул Брюс. Он смотрел на Зака, который не проронил и слова, спокойно стоял и слушал. Брюс обратился к нему: — Они не понимают, что мужчине необходимо чувствовать себя мужчиной. Никакой мужчина не захочет, чтобы жена играла при нем роль сиделки.

Это не убедило Джанет.

— Но я всегда заботилась о тебе, и мне нравится это. Доктор сказал, что головокружение пройдет через неделю или чуть больше, если ты будешь регулярно принимать таблетки, и головная боль от сотрясения тоже уменьшится.

— Я ослабею, лежа в постели! Сегодня утром медсестра не позволила мне даже прогуляться по коридору.

Скай решила вмешаться, зная, что гордость отца является причиной многих его проблем:

— Это потому, что ты до сих пор не умеешь пользоваться костылями. Терапевт подойдет попозже, чтобы научить тебя.

— А что будет после того, как снимут гипс? — продолжал упрямиться Брюс. — Смогу ли я ходить, как раньше?

Скай знала, что сейчас больше, чем когда-либо, ее отец нуждается в том, чтобы его приободрили.

— Если возникнут какие-то проблемы, ты можешь походить некоторое время на лечебную физкультуру. Доктор не ожидает осложнений. Ты будешь как новенький.

— А если что-то случится, пока я буду выздоравливать? Ты ведь знаешь, что твоя мать…

Из этой ситуации не было другого выхода, и у Скай не оставалось выбора.

— Я буду здесь до тех пор, пока ты не встанешь на ноги. Тебе не нужно оставаться в больнице. Ты поедешь домой.

— Но я не смогу вскарабкаться по лестнице. — Отец продолжал спорить, но уже с меньшим энтузиазмом.

— Мы устроим тебе берлогу в спальне. Это очень уютное местечко. — Скай одарила его улыбкой, стараясь убедить, что все действительно будет хорошо.

— И кто же собирается доставить меня домой? — последовал очередной вопрос.

Молчавший до этого Зак заговорил со спокойной убежденностью, что заставило всех повернуть головы к нему:

— Я позабочусь об этом. Мистер Делейни, я думаю, что ваша жена и дочь будут ужасно расстроены, если вы не поедете домой. Не лучше ли попробовать, а если это не сработает, придумать что-то еще?

Скай хотела броситься на шею Заку, обнять и поцеловать этого мужчину, столь прекрасно и логично рассудившего спор. Но она не сделала этого. Всему свое время. Она возблагодарила Господа за то, что во время разговора с отцом Зак оказался здесь.

Брюс пристально разглядывал свои руки, затем посмотрел на Зака, перевел взгляд на жену и дочь и в конце концов сдался:

— Ну хорошо. Давайте попробуем.

Вздох облегчения вырвался из груди Скай. Ей придется оставить свое дело на шесть недель, что нелегко, да и с финансовой точки зрения расточительно, но если это поможет удержать отца дома, она поступит именно так.

Джанет встала с кресла. На ее лице играла улыбка, она чувствовала себя победителем.

— Мы сейчас поедем домой и все приготовим. Это не займет много времени. Доктор сказал, что, вероятно, ты сможешь переехать домой послезавтра.

— Как только давление у тебя стабилизируется и ты научишься пользоваться костылями, — напомнила Скай. — Возможно, на это потребуется еще дня два. — Она погладила ногу отца. — Веди себя благоразумно и вскоре переедешь отсюда.

— Благоразумно? — проворчал он. — Если это означает, что я должен отказаться от своего мнения, и не проси.

Джанет покачала головой и наклонилась, чтобы поцеловать мужа в щеку.

— Сделай все возможное, дорогой. Просто помни, что дом — это то место, которому ты принадлежишь… где есть я и Скай.

Как только они втроем вышли из палаты, Скай повернулась к Заку:

— Спасибо! Не думаю, что нам удалось бы убедить его без твоей помощи.

— В конечном счете ты убедила бы. Мы, мужчины, сильно комплексуем, когда лежим в постели и чувствуем себя беспомощными. По своей природе мы защитники, деятели. Меня, например, даже элементарный грипп сводит с ума.

— Ты действительно намерен передвигать мебель? Я могла бы нанять кого-нибудь.

— Скай, я не шутил. Я поеду в отель, соберу вещи и приеду к вам. Если, конечно, ты дашь мне адрес.

Скай интересовало, как Зак смог найти ее, но она не хотела спрашивать об этом в присутствии матери. Она записала адрес и объяснила, как лучше добраться.

Пока они шли по холлу, Джанет смотрела на свою дочь с любопытством. Потом наклонилась и прошептала:

— И давно это у вас?

Скай не совсем поняла, что конкретно означает слово «это»:

— Я знаю Зака около шести недель.

Глаза матери округлились.

— И он приехал из Ланкастера, чтобы быть с тобой? Тогда, я полагаю, это серьезно!

Скай осторожно взглянула на Зака, но не поняла, слышал ли он слова матери.

Лифт был полон, все спускались вниз. Пассажиры оттеснили Скай от Джанет, и она оказалась в углу, у задней стенки лифта, рядом с Заком. Еще три пассажира вошли на следующем этаже, Зака прижали к ней. Она чувствовала его плечо, их ноги соприкасались. Спокойствие Скай мгновенно улетучилось.

Она помнила все слишком отчетливо: сплетение их тел, то, как им было хорошо друг с другом. Взглянув на Зака, она поняла, что он тоже все помнил.

Машина Зака была припаркована на другом этаже подземного гаража. Он попрощался со Скай, пообещав, что приедет так быстро, как только сможет. Скай провожала взглядом его удаляющуюся стройную фигуру, пока он не повернул за угол и не скрылся из поля зрения. Он чудесно выглядел. Его светло-голубая спортивная рубашка и джинсы заставили учащенно биться ее сердце. Она знала, какое великолепное тело скрывается под этой одеждой. Она помнила его силу, его нежность, его страсть.

Джанет тронула ее за плечо:

— Я могу повести машину до дома.

Скай потребовалось время, чтобы переключить внимание и сообразить, что с ней говорят.

— Что?

— Я сказала, что поведу машину. У меня есть разрешение ученика. Твои права с тобой, и я могу сесть за руль.

Скай еще подростком постоянно советовала матери научиться водить. Но та все время отговаривалась: «Нет необходимости. Ты или твой отец всегда сможете меня отвезти, если будет нужно». В то время мама не часто уезжала из дома, и отец или дочь возили ее. Ей не нравилось делать что-либо одной.

— Давно ты получила это разрешение?

— Около месяца назад. Я уже готова к экзамену. Беру уроки в Центре дважды в неделю, и твой отец учит меня каждый день.

Скай глубоко вздохнула. Слишком много информации свалилось на нее сегодня. Казалось, Скай переполнена ею.

— В каком Центре?

— Разве отец не говорил тебе? Центр для пожилых. Уже два месяца, как мы туда ходим.

— Ты никогда не упоминала об этом.

— У нас было много других тем для обсуждения.

Скай казалось, что последние несколько дней она живет в каком-то бешеном ритме.

Появление Зака в ее офисе, Новая Надежда, осознание того, что она любит его, звонок матери, реакция Зака… И вот теперь — новость о том, что родители ходят в Центр для пожилых.

Она протянула матери ключи от отцовской машины, а сама села на место пассажира.

Дождавшись, пока Джанет вставит ключ в замок зажигания, Скай спросила:

— Так почему ты решила научиться водить?

— Потому что могут измениться обстоятельства, — ответила та. — Твой отец стареет. И если с ним что-нибудь случится… — ее голос дрогнул, — я должна буду позаботиться о себе сама.

Скай была огорошена. Она не знала мать с этой стороны.

Джанет вела автомобиль осторожно, и, казалось, у нее есть все предпосылки стать мастером. Пока они ехали, мать рассказывала о местах, где муж учит ее водить.

В доме Делейни была кладовка — место под крышей в спальне Скай. Она пыталась достать спинку кровати, которая зацепилась за карниз; там они и встретились с Заком.

Он помог Скай спустить спинку в комнату.

— Соорудить постель будет нетрудно. Матрас и все остальное тоже там?

Он помогал уже самим своим присутствием. Скай чувствовала каждым нервом своего тела его сильную ауру.

— Они в самом конце. А я пока принесу простыни.

Когда она проходила мимо Зака, он поймал ее руку:

— Нам нужно поговорить.

— Я знаю, но…

— Скай, — позвала ее Джанет, стоя на нижней ступеньке, — ты показала Заку его комнату?

— Еще нет.

— Покажи, где ему оставить вещи, затем спускайтесь. Обед уже готов.

Скай потерла лоб:

— Я не знаю, когда у нас будет минутка для разговора.

Ее мир, казалось, перевернулся вверх дном из-за изменений в жизни родителей, присутствия Зака в этом доме, ее чувств, которые боролись в ней все время, когда она думала об этом мужчине или находилась рядом с ним.

Его взгляд был серьезен.

— Я все понимаю. Я просто хочу, чтобы ты знала: когда ты будешь готова, я тоже буду готов. — Он выпустил ее руку и начал осматривать комнату.

Она попыталась увидеть свою спальню его глазами: белый полог над кроватью, застеленной розовым покрывалом, коричневый плюшевый медведь, коллекция кукол на полке, бахрома на абажурах.

Зак улыбнулся:

— Сразу видно, что это комната женщины.

— Девочки-подростка. Но я всегда любила ее. Когда я приехала сюда после развода, то чувствовала себя… в безопасности.

Дом ее детства был убежищем, где она могла укрыться ото всех.

Взгляд Зака скользил по ее домашней одежде: желтым шортам и майке.

— Ты выглядишь подростком.

Легкая улыбка коснулась ее губ.

— Я храню здесь кое-какую одежду. Это избавляет от хлопот с багажом, когда я приезжаю домой.

— Это все еще дом для тебя?

Вопрос требовал более развернутого ответа, чем «да» или «нет». Зак просил ее открыть двери своей души и позволить ему войти. Поскольку Скай его любила, у нее не было выбора.

— Наверное. Даже когда у нас с мужем появилась своя квартира, она не стала для меня тем, чем является этот дом. Часто по вечерам, когда муж работал, я приходила сюда, чтобы ощутить себя частичкой всего этого.

— Ты не чувствовала, что принадлежишь мужу?

— Нет. Он держался сам по себе. Я думаю, что он боялся быть слишком привязанным.

Голос матери снова донесся снизу:

— Скай, сандвичи с сыром остывают. Вы идете?

— Да, мама. Мы уже идем. — Она направилась к двери.

— Скай?

Проникновенный тон голоса Зака заставил Скай медленно повернуться к нему.

— Спасибо за то, что поделилась этим со мной, — услышала она, и от избытка чувств у нее перехватило дыхание.

Она действительно знала о его жизни больше, чем он о ее. Стараясь не выдавать волнения, Скай кивнула и вышла в коридор, чтобы показать Заку его комнату.

Комната, в которой решено было поставить кровать отца, постепенно обретала жилой вид. Джанет настояла на том, чтобы каждый уголок был вымыт, прежде чем переставить мебель. Зак и Скай принесли сюда кровать, матрас и небольшую тумбочку из смежной комнаты, чтобы у отца было все самое необходимое. Зак делал основную работу. Скай помогала, чем могла.

Она вешала шторы, когда мать спросила:

— Ты сходишь в магазин? Мне нужно кое-что для ужина.

Зак скрутил шнур пылесоса.

— Я хотел пригласить вас куда-нибудь на ужин.

— У меня цыпленок уже в духовке. Спасибо за предложение, Зак. Но мне нравится готовить.

Скай расправила шторы, удовлетворенная тем, какими ровными складками они висят.

— Давай список, и я побежала.

— Я отвезу тебя, — сказал Зак тоном, не терпящим возражений.

У Скай екнуло сердце. Зак не упустил возможности побыть с ней наедине. Рано или поздно она должна выслушать его. Нет смысла откладывать разговор потому, что ей может не понравиться то, что скажет Зак. Его приезд дал ей надежду, но Скай боялась, что она может оказаться напрасной.

Миновав бакалейный магазин, они припарковались, вышли из машины и пошли под кленами, посаженными вдоль тротуара. Солнце бросало на дорожку яркие лучи.

Зак направился к деревянной скамейке, и они сели всего в нескольких дюймах друг от друга. Он начал первым:

— Я прошу прощения за то, что наша поездка в Новую Надежду так закончилась.

Это было одно из качеств, которое ей нравилось в Заке. Он мог извиниться. Подобные слова отсутствовали в лексиконе Тома.

— Я тоже, — отозвалась Скай, разглядывая прыгавшую по дорожке малиновку. — Думаю, что ожидала слишком многого.

Зак положил руку на спинку скамейки, не прикасаясь к Скай, но достаточно близко, чтобы она это почувствовала.

— Я тоже так считал. Пока ты не уехала. Скай, Новая Надежда совсем не означала, что я хочу совратить тебя, даже если со стороны так и выглядело. Это было начало. Все между нами случилось так быстро.

Она спрашивала себя снова и снова, как могла влюбиться так быстро.

— Я знаю. — Легкий ветерок шелестел в листве. — Мне казалось, что у тебя на сегодня назначена важная встреча.

— Я позвонил Дугану и объяснил, что у меня неотложное дело в другом городе. Я сказал, что мой заместитель переговорит с ним, и, если результаты будут неудовлетворительными, мы встретимся после моего возвращения.

Она посмотрела на Зака, пытаясь понять, что может означать для них его приезд.

— Он согласился?

Зак пожал плечами:

— По правде сказать, не знаю. Но надеюсь. Я позвоню и выясню, как прошли переговоры.

Ее сердце подпрыгнуло, когда Скай поняла, что Зак поставил ее выше благополучия своей компании.

— Но ты можешь потерять деньги.

Он обнял Скай:

— Это только деньги. Меня куда больше беспокоило то, что ты не вернешься в Ланкастер. Ты решила остаться здесь, ведь так?

Теплота в голосе Зака, исходящая от него сила действовали на нее успокаивающе, она чувствовала себя под защитой.

— Я думаю об этом.

— Я хочу, чтобы ты вернулась в Ланкастер. — Его голос был совсем нетребователен, но в нем чувствовалось нечто большее, чем просьба.

Скай хотела вернуться. Она хотела наслаждаться любовью к Заку, которая все больше расцветала и росла с каждой минутой, проведенной с ним. Но сейчас она вынуждена была считаться с родителями.

— Я останусь на шесть недель. А дальше — по ситуации.

Зак взял ее за подбородок и посмотрел в глаза:

— Есть ли я в этой ситуации?

Скай смело встретила его взгляд:

— На сто процентов.

Он провел пальцем по ее нижней губе.

— Я волнуюсь за тебя, Скай. Я хочу, чтобы ты была в моей жизни.

Значит ли это, что он любит ее? Или она снова ожидает слишком многого? Она попыталась отбросить тревожные мысли и заговорила о другом:

— Как ты нашел меня?

Зак прикоснулся к ее щеке.

— Благодаря Лорин. Ей нужно было сказать мне только две вещи: что Делейни — это твоя девичья фамилия и что твоего отца зовут Брюс. Вот и все. Когда в твоем доме никто не подошел к телефону, я начал обзванивать больницы, пока не обнаружил ту, в которой лежит твой отец.

Скай чувствовала себя как котенок, которого ласкают, и получала сладостное удовлетворение от нежных прикосновений. Она поцеловала кончики пальцев Зака.

— Спасибо, что приехал. Кстати, как Чад? Что он сказал по поводу твоего отъезда?

— Я объяснил ему, что случилось с твоим отцом, и он, кажется, понял. Он просил, чтобы я привез тебя домой.

— Я не могу.

— Я знаю. Но может быть, сегодня вечером я позвоню домой, и ты поговоришь с ним. Он у Джо.

— Я с удовольствием поговорю с Чадом. — Она скучала по мальчику. Скай вздохнула: — Зак, я не знаю, будет ли у нас еще время побыть наедине до твоего отъезда.

— Может быть, я должен был оставить за собой комнату в отеле, чтобы мы могли уединиться, — прошептал он, и желание в его глазах заставило ее сердце затрепетать.

— Когда папа приедет домой, у нас будет еще меньше возможности… — начала она, и ее голос дрогнул.

— Я знаю. — Он коснулся ее губами, запрокинув ей голову. Его язык легонько прошелся по ее верхней губе.

Скай ласково провела пальцами по его лицу, отвечая на нежный поцелуй, хотя больше всего ей хотелось ощутить его обнаженное тело и почувствовать экстаз в его объятиях.

Зак оторвался от нее, проявляя больше самоконтроля, чем она:

— Нам лучше пойти в бакалею. Если так будет продолжаться, мы не остановимся до поздней ночи.

Скай и Зак шли по дорожке в сторону бакалейного магазина. Неожиданно Скай свернула к галантерее:

— Мне нужны ленточки.

Зак потрепал кончики ее волос:

— Мне нравится, когда они распущены.

Скай убрала волосы с лица:

— Мне тоже. Иногда. Я взяла с собой только несколько расцветок. Мне нужно, чтобы хватило на шесть недель.

Не теряя времени на разглядывание витрин, Скай быстро направилась к продавцу и попросила показать пучок лент бирюзового и канареечно-желтого оттенков.

Зак взял с витрины несколько черепаховых заколок:

— Не хочешь примерить?

Скай скептически взглянула на них и обернулась к Заку:

— Мои ленты раздражают тебя, да?

Смущенный, он положил заколки на место.

— В общем-то не слишком. Может быть, если я пойму, зачем ты их носишь, то… — Он осекся на полуслове, предоставляя ей самой домыслить фразу.

Мало-помалу Скай открывала свое сердце Заку, давая понять, какая она на самом деле. Это было не так трудно, как представлялось вначале.

— С детства мне всегда нравились яркие краски. Когда мама, бывало, покупала постельное белье, я выбирала красное, оранжевое, розовое. Я всегда была спокойным ребенком и думаю, яркие цвета были тогда способом выражения внутреннего состояния.

Зак казался озадаченным.

— Но сейчас ты взрослая и можешь выразить свои чувства в словах.

— Я пытаюсь, — она указала на яркую ткань, — но маленькая девочка внутри меня все еще любит яркие ленты так же, как колесо обозрения и сахарную вату. Я пытаюсь быть сама собой, Зак, и напоминаю себе, что заслуживаю счастья.

— И ленты помогают в этом?

— Помогают.

Он наклонил голову и погладил ее по щеке:

— Они значат еще что-то, ведь так?

Проницательность Зака порой ставила ее в тупик.

— Когда я была замужем за Томом, то перестала носить ленты. Я делала все, что он хотел, и мои мечты и надежды исчезли. Я никогда не повторю этого снова.

Зак небрежно облокотился о прилавок, но Скай чувствовала, что он не настолько спокоен, каким хочет казаться.

— Чего хотел твой муж?

— Тому был необходим финансовый успех, он хотел занять видный пост в своей компании.

— А чего хотела ты? — По напряженному виду Зака Скай поняла, что от ее ответа зависит их будущее.

— Я хотела иметь близкого человека, любовь и семью.

Зак подошел к ней, обнял за плечи и поцеловал в висок.

— Ты мне расскажешь как-нибудь, почему вы расстались?

— Обязательно, — кивнула она.

Зак знал, что Скай — открытый человек, но все же она хорошо прятала свою уязвимость и только теперь начинала понемногу раскрываться. Это доставляло ему несказанное удовольствие. Такое же, как обнимать ее.

Зак не обманывал себя: он хотел намного большего, чем обнимать ее. И хотел, чтобы Скай вернулась в Ланкастер. Но она взрослая женщина и сама принимает решения. Он только мог надеяться, что эти решения связаны с ним.

Пока Скай выбирала ленты, Зак вспоминал свое детство. Будучи средним сыном в семье, где старший и младший братья получали большую часть внимания, он размышлял, как ему получить то, что он хочет. Он работал и добивался своего — всегда. Так он формировал свою индивидуальность. Тяжелый труд и дисциплина всегда приводили его к успеху. Но это не оставляло ему времени на игры, катание на колесе обозрения, сладкую вату.

Скай научилась радоваться жизни, прислушиваться к себе. Ему нужно тоже научиться этому. Она может научить его, если он ей позволит.

Вернувшись, они увидели зеленую машину перед домом. Войдя в гостиную, услышали голоса, доносившиеся из кухни.

Джанет суетилась у стола, который был заставлен кушаньями — две запеканки из риса, овощей и мяса, пирог, картофельный салат и множество мясной нарезки на подносе.

— Посмотри на это! Мне неделю не нужно будет готовить.

Пожилая женщина в розовом брючном костюме сказала:

— Вы, должно быть, Скай? Я Фиона. — Она представила высокого худощавого мужчину, стоявшего рядом с ней: — А это Рей. Мы из Центра пожилых, друзья твоих родителей. Мы подумали, что Джанет понадобится помощь.

Мама приложила фартук к глазам:

— Разве это не прекрасно? О нет, не еда! А просто сознавать, что люди хотят помочь.

— Это чудесно, мама!

— Она самый лучший игрок в канасту [2], — сказала Фиона.

Рей подтолкнул ее:

— Нам пора. Мы идем на дневной сеанс в кино. Передай Брюсу, что мы зайдем навестить его, когда он будет дома. Возможно, мы сможем перенести сюда нашу партию в покер.

Джанет поставила картофельный салат и поднос с нарезанным мясом и сыром в холодильник и сказала:

— Я уверена, ему это понравится. Он терпеть не может чувствовать себя немощным.

После ухода Рея и Фионы Скай подозрительно посмотрела на мать:

— Вы с отцом очень занятые люди!

Джанет освободила место в холодильнике и поставила туда одну тарелку с запеканкой.

— Мы начали посещать Центр, завели новых друзей. Они не такие скучные, как некоторые коллеги твоего отца. Они нашего возраста, и их дети разбросаны по всей стране. У нас много общего.

Скай взяла другую тарелку и протянула ее матери.

— Я боялась, что вы с отцом будете чувствовать себя одиноко.

Джанет повернулась и посмотрела на дочь:

— Дорогая, мы скучаем по тебе. Мы будем счастливы, если ты вернешься. Но мы не одиноки. Наша жизнь бьет ключом. Брюс поддерживает связь с колледжем. Я хожу в кружок кройки и шитья. Ты не должна волноваться за нас!

Зак всегда чувствовал, что Скай беспокоится о родителях. Ее голос теплел, когда она говорила о них. Возможно, случившееся с отцом поможет Скай понять: ее присутствие совсем не обязательно для их счастья.

Зак направился в гостиную, чтобы позвонить к себе в офис. Новости были не плохими, но и не достаточно хорошими. Скай вошла как раз в тот момент, когда он положил трубку.

— Ну что?

— Дуган не может дать ответ сегодня. Он сказал, что встретится со мной после моего возвращения.

— Есть какие-нибудь догадки о том, куда он клонит?

— Нет. Сегодня он проверил и убедился в том, что его заказ был выполнен вовремя. Но об остальном он умолчал. — Видя волнение на лице Скай, Зак нежно ущипнул ее за нос. — Давай забудем о Дугане и позвоним Чаду.

Он представил себе, как сын будет прыгать от счастья, что Скай хочет поговорить с ним. Она отвечала на вопросы мальчика, выслушала рассказы о Джо и Тигренке и сказала, что не знает, когда вернется в Ланкастер.

После того как она передала трубку Заку и тот попрощался с сыном, Скай задумчиво произнесла:

— Мне очень нравится твой сын.

— Ты тоже очень ему нравишься.

Она посмотрела на Зака, словно хотела что-то сказать, но не решилась. Взяв под руку, она повела Зака на кухню:

— Давай попробуем убедить маму, что мы не сможем съесть сразу и цыпленка, и то, что принесли Фиона и Рей.

После ужина Зак отвез Скай и ее мать в больницу. Когда они пришли, Брюс был не один. Зак еще в коридоре услышал мужской смех, доносившийся из палаты. Там были еще двое друзей из Центра пожилых.

Джанет представила их. Зак обратил внимание на недоверчивое выражение лица Скай. Она, казалось, не могла поверить, что родители обходятся без нее.

Брюс уже осваивал костыли и настаивал на демонстрации своих успехов. Было ясно, что он в хорошем расположении духа и намеревается переехать домой.

Когда они вернулись, Джанет сказала:

— Пойду наверх, почитаю немного. Скорее всего усну, не дочитав и страницы. В холодильнике полно еды, если вы захотите перекусить.

Скай обняла и поцеловала мать.

— Спокойной ночи.

Джанет обняла дочь за талию.

— Не могу привыкнуть к тому, что твоего отца здесь нет. Поэтому и не могу спокойно спать.

— Послезавтра он будет дома. Я приготовлю завтрак, так что спи сколько хочешь.

Джанет поцеловала Скай.

— Спасибо, дорогая! Спокойной ночи, Зак! Я не знаю, как вас благодарить.

— Не за что, миссис Делейни.

После того как мать ушла наверх, Зак устроился на диване и поманил пальцем Скай:

— Иди сюда. Я хочу обнять тебя.

Она взглянула с опаской:

— Ты уверен, что это хорошая идея?

— Я буду держать себя в руках, если ты пожелаешь, — пообещал он.

Улыбаясь, она села рядом.

— Почему-то я не верю тебе!

— Потому что я неотразимый мошенник.

Его плутоватый взгляд заставил ее громко рассмеяться:

— Моя мама думает, что ты очень хороший человек.

— И?..

— И… она хочет знать, насколько у нас с тобой серьезно.

— Того же самого хочет твой отец.

Они спросили одновременно:

— Что ты ей сказала?

— Что ты ему сказал?

Зак дождался, чтобы Скай ответила первой.

— Сказала, что сама еще не знаю.

Он обхватил ее руками.

— А я сказал, что пока мы узнаём друг друга.

Эти ответы были безопасны как для них, так и для родителей.

Зак хотел объяснить Скай, что родители не так сильно нуждаются в ней, как она думает, но знал, что будет лучше, если Скай сама поймет это. Взяв ее руку, он поцеловал ладонь, чувствуя биение ее пульса. Внешне она контролировала себя, но то, что происходило внутри…

Он целовал ее. Ее губы были мягкими, соблазнительными. Форма ее рта всегда притягивала Зака. Поцелуй был барометром их отношений, мягким и нежным сначала, затем страстным и исступленным. Зак был поглощен этой женщиной, действительно поглощен. Слишком поздно думать о благоразумии или осторожности.

Он усадил Скай к себе на колени. Она обвила руками его шею. Ее длинные волосы рассыпались по плечам. Зак подхватил светлый локон и пропустил сквозь пальцы.

— Ты когда-нибудь подстригаешь их?

Завороженная поцелуем, она ответила не сразу:

— Раз в месяц.

— Нет. Я имею в виду, подстригала ли их коротко?

Она облизнула свои розовые губы.

— Я подстриглась совсем коротко перед свадьбой. В первый и последний раз. Я думала, это сделает меня более независимой, более взрослой.

Его брови взлетели вверх.

— Ну и как, помогло?

Скай покачала головой:

— Нет. Потому что я не могла изменить свою внутреннюю сущность.

Зак решил спросить напрямик:

— И какова же эта сущность?

Она закрыла глаза, словно он мог увидеть в них слишком много.

— Я была испуганной молодой женщиной, которая думала, что жизнь должна вращаться вокруг жизни мужа, так же как жизнь моей матери — вокруг жизни отца. Я думала, брачное свидетельство автоматически гарантирует семейное счастье.

Ее ресницы были темнее, чем волосы на голове, но того же цвета, что и… Он попытался отвлечься от этой соблазнительной картины:

— Ты независима сейчас.

Она открыла глаза:

— Надеюсь.

Он снова прикоснулся к ее локону, который походил на шелк.

— Мне нравятся твои волосы. Когда я увидел тебя впервые, я не мог решить, наивна ли ты, как Алиса в Стране чудес, или сексуальна, как роковая женщина.

Уголки ее рта изогнулись.

— Ну, и что ты думаешь сейчас?

— Сейчас я знаю, что ты комбинация их обеих. Вот почему ты такая очаровательная!

Она провела указательным пальцем по его щеке.

— Знаешь, почему ты такой очаровательный? Я никогда не знаю, что ты сделаешь в следующую минуту. Ты такой организованный и последовательный, но когда я ожидаю логичной реакции, ты меня удивляешь. Как в случае с Новой Надеждой. Или с твоим приездом сюда. Я и не думала, что ты прилетишь.

Зак не стал сообщать ей о своем разговоре с Чадом.

— Ночь, проведенная с тобой, была словно… нокаут. И когда ты попросила меня поехать с тобой, я вдруг понял: это серьезно. Со времен Элис я никем не был увлечен так сильно.

— И ты не знал, хочешь ли этого.

Она теребила мочку уха Зака, и это сводило его с ума. Он судорожно сглотнул.

— Точно. Неожиданно это стало большим, чем просто взаимная привлекательность и сексуальная возбужденность. Возникло переплетение двух жизней.

— А что ты сейчас чувствуешь?

Скай волновали его настроения, мысли, его жизнь, и не было ничего более важного, чем то, что он скажет. Зак неожиданно понял, что это качество было сущностью ее очарования. Он сам становился более живым, более чувствительным, более сильным, когда был с ней.

— Я хочу понять, сможем ли мы жить вместе.

Она положила руку ему на плечо:

— Я хочу вернуться в Ланкастер. Но у меня есть обязанности дочери.

— Ты больше не маленькая девочка, которая должна ублажать своих родителей. — Это прозвучало немного резче, чем он ожидал. Если бы Скай решила прервать отношения, его тон послужил бы идеальным предлогом.

Но она согласилась:

— Я знаю. Я выросла, — она сделала паузу и загадочно улыбнулась, — и прямо сейчас у меня о-очень взрослые чувства.

Скай быстро расстегнула две верхние пуговицы его рубашки и скользнула пальцами внутрь.

У Зака перехватило дыхание. Запах клубники, ее волосы, разметавшиеся по его груди, кружили ему голову, так же как ее руки и нежный голос.

Он погладил ее по руке:

— Ты выглядишь как ангел, но поступаешь как…

— Женщина? — спросила она, и при виде ее улыбки он вдруг понял, что джинсы стали ему тесны.

Ее нежная рука покоилась на его шее, заставляя кровь бурлить. Когда Скай погладила его затылок, Зак глубоко вздохнул.

Его губы страстно впились в ее рот. Она отвечала с готовностью, смакуя каждое мгновение. Рука гладила его грудь, слегка надавливая на живот, разжигая пламя.

Ее губы приоткрылись, дразня его, и его язык ворвался внутрь, все больше возбуждая ее — она уже не могла противиться ему.

Скай горячо откликалась на ласки, заставляя его забыть о самоконтроле. Как только ее грудь коснулась его тела, желание стало нестерпимым. Сознание Зака было затуманено. Он не мог различить, кто дрожит — она или он.

В конце концов самообладание вернулось к нему, и он отстранился. Скай ошеломленно уставилась на него:

— В чем дело?

— Объятия слишком быстро ведут к основному событию. — Честность делала его прямолинейным. — Поцелуев и ласк никогда не будет достаточно. Но до тех пор, пока твоя мама наверху, большее невозможно.

Скай улыбнулась и прижалась щекой к его груди:

— Вы благородный человек, Зак Берк.

— Я буду помнить об этом, когда пойду принимать холодный душ, — сказал он с кривой усмешкой.

— Может быть, мы сможем вырваться ненадолго завтра днем. А если не сможем и я останусь…

— Мы найдем время завтра, даже если мне придется украсть тебя. Я не уеду отсюда, не… — Зак замолчал, и Скай подняла голову. — Я не уеду отсюда, не занявшись снова с тобой любовью.

Это прозвучало как обещание.

Глава 12

Скай проснулась в субботу утром и тотчас же вспомнила поцелуй Зака, наполненный страстью. Перед тем как уснуть, она слышала, как включился душ.

Скай потянулась, и новая волна желания пронзила все ее тело. Возможно, если она встанет под холодную воду, это остудит ее кровь и она сможет сосредоточиться на приготовлении завтрака, а не на мечтах о Заке. Открыв дверь спальни, она направилась в ванную. Навстречу ей вышел Зак.

Он окинул ее взглядом — длинные светлые волосы в беспорядке, взъерошенные после сна, атласный халат изумрудного цвета, босые ноги.

— Пожалуй, одного холодного душа утром достаточно, — проворчал он.

Зак был уже одет. Хотя шорты цвета морской волны и красная рубашка были вполне обычными, его волнистые волосы, падавшие на лоб, мускулистые ноги, огонь в серых глазах делали эту обычность смертельно опасной.

Не успела Скай промолвить слово, как зазвонил телефон. Голос Джанет донесся со стороны лестницы:

— Зак! Это вас.

— Я дал ваш номер отцу Джо и своему заместителю, — объяснил он, быстро целуя Скай и спускаясь с лестницы.

Скай осталась наверху. Через несколько минут она услышала, как Зак разговаривает с кем-то на повышенных тонах:

— Это вторая поставка за месяц! Меня не волнует, что сегодня суббота. Я хочу знать, почему она не дошла до адресата. Найдите того, кто знает.

Очевидно, это был не Чад. Скай спустилась на несколько ступенек. Вскоре Зак повесил трубку.

— Проблемы на работе?

Он запустил руку в волосы:

— Еще одна поставка не дошла до заказчика.

— Ты должен вернуться?

— Зачем?

— Чтобы докопаться до причины происшедшего.

— Не думаю, что смогу это сделать лучше, если вернусь туда. Мой персонал собирает информацию. — Он подошел к перилам. — Ты хочешь избавиться от меня?

— Нет, конечно, нет! Но…

— Но что? — Его нахмуренный вид свидетельствовал о том, что он хочет услышать только правду.

Скай теребила кончик пояса.

— Я просто не привыкла, что мужчина ставит меня выше своей работы.

Зак взял ее за руку:

— Никогда не думал, что ты можешь сомневаться в себе.

Он погладил ее пальцы, заставляя трепетать.

— Я и не сомневаюсь.

Он сжал ее руку:

— Ты не веришь, что заслуживаешь большего.

Она подняла голову и расправила плечи:

— О, я верю! Но мой опыт показывает, что я не всегда получаю то, что заслуживаю.

Он улыбнулся одними глазами.

— Я с удовольствием дам тебе то, что ты заслуживаешь. Я буду любить тебя так нежно, что ты забудешь обо всем на свете.

Скай трепетала, как лист на ветру, и вцепилась в перила.

— Ты нечестно играешь.

— Так же как и ты. — Его взгляд задержался на треугольном вырезе халата, и Зак отпустил ее руку. — Иди и оденься, пока я не забыл, что гощу в доме твоих родителей.

Сексуальное напряжение возросло, пока Зак помогал Скай готовить блины. Когда он потянулся за полотенцем, ее грудь коснулась его руки, когда Скай брала мерный стаканчик из буфета, они столкнулись бедрами, одновременно повернувшись к столу.

Наконец они сели завтракать. Скай боялась смотреть в глаза Заку, чтобы горевший в них огонь не испепелил ее. Она не могла думать трезво и не верила, что сможет прожить еще один день рядом с Заком, не почувствовав его тела.

В больницу женщины отправились одни. После того как они уехали, Зак пролистал утреннюю газету, затем прогулялся по улицам, пытаясь забыть, что они со Скай вскоре расстанутся на неопределенный срок. Он не хотел расставаться. Он не хотел, чтобы между ними было какое-то препятствие. Не сейчас.

Возвращаясь, он заметил машину, припаркованную перед домом. Волнуясь, почему Скай приехала раньше, чем он ожидал, Зак поспешил к дому.

Прежде чем он успел постучать, Скай открыла дверь. Синяя блузка и шорты сочетались с цветом ее глаз. Волосы были зачесаны назад и стянуты голубой лентой. Перед его глазами стоял ангел с чарующей улыбкой.

Пригласив его в гостиную, она сказала:

— Слушай!

Он повернул голову в сторону кухни, ожидая услышать голос Джанет. Но вокруг царила тишина.

— Я ничего не слышу.

— Вот именно. Потому, что мы одни, — подмигнув, объяснила она.

Его сердце подпрыгнуло.

— Надолго?

Она пожала плечами:

— По крайней мере на час. Мама решила пообедать с отцом. А я сказала, что хочу обедать с тобой.

— Все в порядке? — обеспокоенно спросил Зак.

— Они действительно соскучились друг по другу. Мама сказала, что единственной ночью, которую они провели порознь, была та, когда родилась я. И я хотела дать им время побыть вместе.

— Мы поедем куда-нибудь поесть? — с деланной небрежностью осведомился Зак, надеясь, что обед совсем не входит в ее планы, так же как и в его.

— Такая возможность не исключена, — произнесла она, скромно потупив взгляд.

Зак медленно подошел к ней:

— Я больше заинтересован в другой возможности.

— В какой?

Он стоял перед ней, боясь, что от прикосновения к ней его руки вспыхнут.

— Я думаю, что мы должны сделать нечто, о чем будем вспоминать, пока ты будешь здесь, а я в Ланкастере.

Ее большие глаза приобрели интенсивный голубой цвет, которого он раньше не видел. Он развязал ленту, стягивающую ее волосы, и бросил на ковер. Сладостный жар ее губ манил и притягивал.

Он играл ее волосами, пока его губы ласкали ее губы. По тому, как затрепетала Скай, он понял, что она возбуждена так же, как и он. Ее природная сексуальность, ее чувственность, идущая от сердца, возбуждали его до боли.

Зак знал, что хочет не просто физического удовлетворения. Он желал, чтобы Скай наслаждалась, неистовствовала. Но внутренний голос упрямо нашептывал: «Будь осторожен, не отдавай слишком много, не раскрывайся весь».

Даже сейчас, когда он чувствовал вкус Скай, ее запах, когда его пульс скакал, а кровь стремительно проносилась по жилам, сомнение заставляло его сдерживать страсть. И наконец, отбросив сомнения, он позволил страсти завладеть собой.

Когда он дышал, он вдыхал аромат Скай. Когда он касался чего-то, он прикасался к Скай. Когда он открывал глаза, чтобы увидеть женщину, которая может перевернуть весь его мир, он видел Скай. Она была женщиной нежной, жизнерадостной, любящей, и он хотел ее со всей силой — силой, которой он всегда покорялся.

Его губы снова слились с ее губами, словно он пытался найти источник ее тепла. Дикая страсть охватывала Зака с каждым незначительным движением ее тела, с каждым вздохом, при котором поднималась ее грудь, с каждым щекотанием языка, когда тот соприкасался с его языком.

Когда Скай прикоснулась к его лицу, он отстранился от нее, но продолжал держать руки на ее талии.

— Я так долго мечтал об этом!

— А как же Новая Надежда? — спросила она озадаченно.

— Первый раз никогда не повторится. Но после первого раза, после того, как наступило утро, появилась свобода, которую мы раньше не ощущали.

— Какая свобода?

Ее волосы щекотали его руку.

— Свобода полного понимания, потому что мы знаем, что нам это нравится, потому что мы знаем, что небезразличны друг другу.

— Мне очень нравится, когда ты прикасаешься ко мне, — призналась она и провела пальцами по его виску. — И мне нравится прикасаться к тебе.

Его пальцы начали расстегивать пуговицы ее блузки.

— Прикасайся ко мне сколько хочешь, где хочешь.

Желание пронзило Скай и превратилось в неодолимую потребность. Их руки сплелись, когда она попыталась снять с него рубашку.

— У тебя сильная рука. Не думала попробовать себя в Большой лиге?

— Думаю, что я уже играю в Большой лиге.

Когда она посмотрела в глаза Зака, то почувствовала себя такой уязвимой. В них были эмоции, но не все, которые Скай желала видеть. Она не знала, что именно отсутствует, просто поняла, что чего-то не хватает. Скай надеялась, что время все исправит. Но было ли у них время? Все, что у них было, — это сегодняшний день. Возможно, если Скай будет крепко любить Зака сегодня, то завтра все образуется.

Ее пальцы дрожали, и его имя слетало с ее губ мягким шелестом. Зак хотел, чтобы она прикасалась к нему столько, сколько захочет. Может быть, чем больше она прикасается, тем больше он ощущает ее любовь и тем больше понимает, что может верить ей. Она вынуждена выражать свои чувства прикосновениями точно так же, как иногда выражает их через свои яркие ленты.

Стон наслаждения вырвался из груди Зака, когда Скай прикоснулась к его груди и, медленно поглаживая, начала ласкать его, чувствуя шелковистость его волос. Улыбка коснулась ее губ.

— Это пытка. — Его голос дрожал.

— Но тебе это нравится.

— Мне нравится все, что ты делаешь.

Сейчас не было места стыдливости. Его ободрение означало, что они были равными партнерами, и она восприняла это серьезно. Она хотела и дальше наслаждаться восхитительной красотой его кожи, но если она хочет быть к нему ближе, если она хочет выражать свои чувства прикосновениями, этому мешает одежда.

Она расстегнула пряжку его ремня, на ощупь нашла язычок молнии. Когда она легонько прикоснулась к его возбужденной плоти, его веки опустились.

— Тебе не нужно скрывать свои желания от меня, Зак. Я хочу тебя так же сильно, как и ты меня.

Он открыл глаза, и огонь, пылавший в них, готов был испепелить ее. Он разжег пламя внутри ее.

Ее чувства стали острее. Аромат утреннего кофе, доносившийся с кухни, смешался с одеколоном Зака и с запахами лета, которые пропитали его во время прогулки. Ее глаза не упускали ничего — ни маленький шрам слева на подбородке, ни чуть заметную щетину.

С улицы донесся детский смех. Казалось, сердца обоих бьются не менее громко. Звук расстегиваемой молнии оглушал. Скай потянула шорты вниз, и они упали на пол.

Зак сбросил ботинки, снял носки. Чувствуя его нетерпение, Скай его остановила. Она еще не закончила. У Зака перехватило дыхание, когда она стала водить пальцем по его животу.

Скай снова улыбнулась:

— Ведь ты хочешь сделать так, чтобы было что вспомнить.

Он попытался усмехнуться.

— У нас только час.

— Этого достаточно, — заверила она, поглаживая хлопчатобумажную ткань, облегавшую его плоть. Зак застонал, и она увидела, что капельки пота выступили у него над бровью. Чувство своей власти над этим мужчиной опьяняло ее. Удовольствие, которое она доставляла ему, было сильнее собственного наслаждения.

Она сняла с него трусы. Когда ее пальцы коснулись самой нежной и самой чувствительной части его тела, Зак обнял ее за талию.

— Достаточно. — Он притянул ее к себе. — Ты возбудила меня до предела. Сейчас моя очередь.

Искорки в его черных как смоль зрачках ясно свидетельствовали о возбуждении. Зак торопливо раздел Скай, отшвырнув ее блузку, отбросив бюстгальтер, сняв сандалии. Когда она встала перед ним совершенно обнаженная, Зак раскинул ее волосы по плечам, они упали на грудь. Кончиками волос он очень медленно водил по ее соскам. Скай прикусила нижнюю губу.

Откинув ее волосы с груди, он прикоснулся к ней ртом. Язык кружил вокруг сосков снова и снова, пока Скай не почувствовала, как жар внутри ее разгорается. Она обняла его за плечи, чтобы удержаться на ногах.

— Держись крепко, Скай. Потому что я собираюсь целовать тебя так… везде.

Зак опустился перед ней на колени, его длинные пальцы ласкали ее спину, опускаясь ниже по позвоночнику. Крепкие руки обхватили ее талию, Зак прижался к ней и поцеловал чуть выше пупка.

— Зак… — вырвалось из ее груди.

— Молчи. Я только начал.

Долго ли еще она выдержит?

Его губы ввергли ее в бездну сладостного мучения. Когда его язык коснулся пупка, ее ногти впились в его кожу, и мягкий вздох возвестил о безумном желании. Это подсказало Заку, что ей нужна поддержка, и он немного напряг руки, чтобы удержать ее. Он целовал мягкие завитки ее волос, пока его имя не сорвалось с ее уст. Скай упала на колени перед ним. Его жадные губы и язык искушали ее. Зак положил ее на ковер, затем страстно поцеловал. Она прижалась к нему, желая намного большего.

Но он схватил ее руки, целуя внутреннюю сторону локтей. Его колени были между ногами Скай. Его руки гладили ее плечи, грудь, опускаясь ниже. Зак прикоснулся к внутренней стороне ее бедер — Скай застонала, и дрожь пробежала по всему телу.

— Я ужасно хочу тебя! Я хочу, чтобы ты изгибалась в моих объятиях, произнося мое имя.

Она шире раздвинула ноги. Она тоже хотела его — в себе, всем своим телом, разумом, сердцем.

Но он не вошел в нее, а наклонил голову.

— Зак? Что ты делаешь?

На его лице отражалась страсть.

— Я собираюсь заняться с тобой любовью множество раз. Держись, Скай! Мы достигнем твоей радуги.

Ни один мужчина не любил ее так глубоко, полно, с такой страстью, заботой и нежностью. Если Зак не занял все ее сердце раньше, то он сделал это сейчас. Он медленно подбирался к ее сокровенному месту, и она поняла: он хотел любить ее именно так. Его руки мяли ее ягодицы. Ее руки метались по ковру, словно Скай пыталась подняться, но не находила точку опоры. Как Зак и обещал, она была у начала радуги.

Чудо смены одного цвета другим, удивительная сила наполняла ее с каждым прикосновением его языка, с каждым движением его губ, заставляя произнести еле слышную просьбу:

— Не останавливайся, Зак. Не останавливайся.

И он продолжал.

Энергия плескалась в ее теле кругами, в конце концов она перестала различать, где заканчивался один и начинался другой. Круг за кругом проносились в вихре, пока Скай не затрепетала с головы до ног. Сила удовольствия была сравнима только с ее любовью к Заку.

Она не знала, как долго это продолжалось. Но когда Зак поцеловал ее в лоб и убрал волосы со щек, слезы потекли из ее глаз.

Он вытер слезинку:

— Что-то не так?

— Это было замечательно! Ты чудесный.

Тревога в его глазах сменилась счастливой улыбкой.

— Ты красивая. Настолько красивая, что у меня дух захватывает.

Скай протянула к нему руки:

— Люби меня снова, Зак! Позволь мне показать тебе радугу.

Он целовал ее слезинки — одну за другой. Его руки дрожали, и она знала: это потому, что он сдерживает себя.

Зак потерся подбородком о ее щеку. Она провела рукой по его волосам и подарила ему долгий поцелуй. Он откинулся назад.

— Скай, я знаю, ты не готова повторить, но я не могу долго сдерживаться.

Он был так не прав! Она могла любить его снова и снова. Если это возможно, сейчас она была возбуждена больше, чем вначале. И все из-за него.

— Я готова, Зак.

Возбужденное напряжение его тела, вызванное желанием, достигло предела. Он положил ее ногу себе на бедро.

— Я хочу смотреть на тебя.

Скай затрепетала, когда он приблизился к ней, и его набухшая плоть коснулась ее. Со стоном он погружался в нее глубже и глубже.

— Скажи мне, Скай, что тебе нужно?

Она обвила его руками, прижимаясь крепче:

— Мне нужен ты.

Дрожь снова прошла по ее телу, словно поток энергии искал высвобождения.

Дикий напор Зака заставил ее запрокинуть голову и прикрыть глаза, пока их тела двигались в едином ритме. Кульминации они достигли одновременно.

Когда Скай открыла глаза, Зак все еще смотрел на нее. В его расширенных черных зрачках читалось удовлетворение.

— Ты удивительная.

Она зарделась:

— Только с тобой.

Прижавшись друг к другу, они лежали, пока их дыхание не стало нормальным.

— Мы кое-что забыли, — сказал Зак.

Тотчас же она поняла, что он имеет в виду:

— Мы с тобой унеслись далеко. Но я думаю, что все в порядке. У меня сейчас безопасный период.

— Но если ты забеременеешь… — осторожно начал он.

— Мы справимся, если это случится, — заверила она и, помолчав, добавила: — Зак, я была раньше беременна. У меня был выкидыш, когда я была замужем. Я… хотела, чтобы ты знал.

— Мне очень жаль. — Он погладил ее волосы.

Она чувствовала, что он ее понимает. У бывшего мужа никогда этого не было. Скоро она скажет Заку, что любит его.

Очень скоро.

Глава 13

Две недели тянулись долго как никогда. Зак уставился в монитор своего компьютера невидящим взглядом. Сотни раз в течение этих двух недель он порывался позвонить Скай, чтобы сказать, как скучает по ней, поговорить о Чаде, сообщить, что Дуган решил не разрывать контракт с его фирмой.

Оказывается, пропавший груз был результатом ошибки служащей, которая написала неверный адрес на заказе. Она не могла сосредоточиться на работе, так как выходила замуж через две недели.

Зак не решился слишком строго наказывать ее, потому что помнил, каким сам был рассеянным со Скай в Сент-Поле.

Он не звонил Скай, так как хотел, чтобы она приняла решение самостоятельно. Расставание в аэропорту было тяжелым. Зак знал, что Скай разрывается между ним и родителями.

Зак помог перевезти отца Скай из больницы. Первый день оказался нелегким. Ступеньки, холл, попытка ходить с гипсом по всему дому, пространство которого несравнимо с маленькой больничной палатой, — все эти испытания обрушились на Брюса Делейни одновременно. Скай как могла помогала отцу.

Зазвонил селектор. Секретарь сообщила Заку, что Скай на третьей линии. Он нажал соответствующую кнопку.

— Я возвращаюсь.

Зак судорожно сглотнул.

— Когда?

— В воскресенье.

Он улыбнулся и почувствовал себя так, словно выиграл в лотерею.

— Я встречу тебя в аэропорту.

— Жду с нетерпением, — раздалось в трубке.

Он отодвинул кипу бумаг, которая становилась все выше и выше по мере того, как проходили недели.

— Как отец?

— Первые несколько дней были трудными, но сейчас у него все хорошо получается. Друзья из Центра пожилых постоянно навещают его. Мама блестяще прошла тест на вождение. Вчера вечером я долго разговаривала с родителями. Они настаивали на том, что моя помощь им не нужна, и я в конце концов поверила им.

Зак прижал трубку к уху.

— Ты уверена?

— Абсолютно. Я готова приехать домой — к тебе и Чаду.

Зак вспоминал слова Скай, пока ехал в аэропорт воскресным утром. Он не мог дождаться того момента, когда заключит ее в свои объятия. Сквозь стекло Зак видел небо с обрывками серых облаков. К счастью, грозовые тучи над аэропортом рассеялись и не могли помешать выполнению рейса. Он чувствовал себя как ребенок в сочельник и не хотел откладывать встречу со Скай ни на минуту.

Когда наконец они встретились, он, забыв о приличиях, обнял ее, но не поцеловал, потому что понимал, что тогда они привлекут всеобщее внимание. Он ждал, когда они останутся наедине.

Зак нежно провел ладонью по щеке Скай.

— Куда поедем — к тебе или ко мне?

В ее глазах светилось то же желание, что и в его.

— Где Чад?

— С Джо и его отцом. Они не вернутся до вечера. — Он любил своего сына, но не мог скрыть радости от этой новости.

— В таком случае все равно, куда мы поедем, — резонно произнесла она.

Зак подхватил ее под руку и направился за багажом.

— Поедем к тебе. Это ближе.

По дороге из аэропорта в город Зак часто прикасался к Скай. Она положила руку на его бедро. Но когда послышались раскаты грома, она убрала руку с его ноги и вцепилась в свои колени.

— Мы почти на месте. — Зак вспомнил о ее страхе, надеясь, что они зайдут в квартиру прежде, чем разразится гроза.

Дождь начался, когда Зак парковался перед домом. Ветер качал ветви деревьев и разбрызгивал капли дождя. Зак взял чемодан Скай с заднего сиденья и последовал за хозяйкой.

Она открыла дверь. Едва войдя в квартиру, Зак бросил чемодан и обнял Скай.

Перед тем как поцеловать ее, он прошептал:

— Я скучал по тебе.

Она сильнее прижалась к нему и ответила на движение его губ, прикосновение его языка…

Пока не ударил гром. Скай тут же отстранилась, и Зак почувствовал, как содрогнулось ее тело.

Он не выпустил ее из своих объятий.

— Все в порядке, Скай.

Она выглядела взволнованной и сказала извиняющимся голосом;

— Прости. Я не хочу, чтобы гроза вмешивалась. — Гром снова грянул, и Скай подпрыгнула.

Зак взял ее за подбородок:

— Давай попробуем использовать гром.

— Использовать?

— Следуй за ним, Скай. Почувствуй его силу. Позволь вспышке молнии и грому грохотать внутри себя. Прямо здесь и сейчас.

Он поцеловал ее в шею.

С каждой вспышкой молнии, с каждым раскатом грома Зак целовал ее все нежнее, приближаясь к самому сокровенному месту.

Скай поняла его намерение и нашла в себе силы ответить на поцелуи, несмотря на то что за окном бушевала гроза. Помогая друг другу, они разделись. Их руки были недостаточно быстры. Их губы не могли насытиться друг другом. Их тела не хотели разъединяться. Сила грозы сделала их страсть более интенсивной. Скай была поглощена ею так же сильно, как и Зак. Он чувствовал теперь не ее страх, а только ее желание.

С очередным ударом грома они упали на диван. Зак вошел в Скай со стремительностью молнии. Она ответила возгласом ликования, слившимся с раскатом грома.

Потом Зак обнял Скай и поцеловал ее в висок. Она была притихшая и спокойная, лежа на его груди, в то время как раскаты уходящей грозы стихали где-то далеко.

— Как ты себя чувствуешь?

Ее грудь коснулась его груди, когда Скай мягко поцеловала Зака и улыбнулась:

— Очень хорошо. Я думаю, ты только что изобрел средство, как избавиться от страха перед грозой.

— Оно работает?

Скай провела пальцем по линии его скулы.

— Я никогда не подозревала, что от страха до возбуждения всего один шаг.

— Значит, мы должны ждать, чтобы следующая буря пришла побыстрее? — усмехнулся Зак.

Скай положила голову ему на плечо и прижалась теснее, покрывая поцелуями его шею.

— Нам не нужно ждать следующей бури.

Зак обнял Скай и сильнее прижал к себе. Он получил все, что хотел, прямо здесь и сейчас. Можно ли ждать от жизни большего?

Скай села за стойку Лорин и просмотрела лист своих назначений на завтра. Он был переполнен. Клиенты ждали две недели. За этот вечер можно было кое-что наверстать.

Райан Маккабе возглавлял список. Он очень долго откладывал лечение, но лучше поздно, чем никогда. Скай посмотрела на часы. У нее есть несколько минут, чтобы отдохнуть перед его приходом.

Она закрыла глаза и стала думать о последних нескольких неделях. Так много всего произошло, что это трудно осмыслить сразу. Живя с родителями, она поняла, что они могут обойтись без нее. Камень свалился с души. Теперь Скай знала, что свободна для своей собственной жизни — жизни с Заком.

Она улыбнулась. Гроза отныне приобрела для нее совершенно другое значение. Прошло уже две грозы после ее возвращения. И оба раза страх улетучивался, чтобы освободить место страсти.

Нет. Это было намного больше, чем страсть. Она любила Зака. Раньше Скай не подозревала, что может так любить. Иногда это даже пугало. Потому что она не была уверена, любит ли ее Зак так же, как она его. Он еще не говорил об этом. Он всегда был готов поделиться своей страстью, но не чувствами и мыслями об их будущем.

Но она тоже не сказала ему, что любит. Что-то сдерживало ее. Его молчаливые сомнения? Она не уставала повторять, что время — это единственное, что им нужно, но она не была уверена, так ли это.

Дверь офиса открылась, и вошел Райан Маккабе. Его широкая улыбка заставила Скай улыбнуться. Она встала и направилась вместе с пациентом в массажный кабинет.

Зак считал прошедшую неделю наиболее насыщенной в своей жизни. Он был близок со Скай, как ни с одной женщиной. Было очевидно, что она заботится о Чаде и Чаду она нравится.

Зак взял корзину для пикника в другую руку и открыл дверь офиса Скай. Он решил сделать ей сюрприз. Они не строили планов на вечер из-за ее расписания. Но он знал, что последний прием назначен у нее на восемь, и мысль не увидеть ее сегодня была невыносима.

Он поставил корзину на стол и стал ждать.

Голоса привлекли его внимание. Зак узнал не только голос Скай, но и мужской. Он принадлежал Райану Маккабе.

У Зака сдавило грудь, и он поднялся. Он знал, что не должен этого делать, но пошел к массажному кабинету, и старые сомнения взяли все же верх над новыми чувствами. Шаг за шагом он приближался к чуть приоткрытой двери. Он не мог остановиться, не мог развернуться, не мог следовать логике или заставить себя вернуться в приемную.

Он заглянул в дверь, и кровь застучала у него в висках. Райан сидел на столе, свесив ноги. Простыня прикрывала его от пояса до колен. Скай с силой массировала шрам на его плече.

Голова пошла кругом. Картины вихрем проносились в его мозгу. Встречи Элис с ее любовником, первая ссора с женой, день, когда Зак поцеловал Скай в этой самой комнате. Чувства разочарования и боли от предательства терзали его сердце. Зак понял, что никогда не сможет примириться с профессией Скай.

Скай обернулась и увидела его.

— Зак! Что ты…

Он отпрянул от двери, едва дыша.

Скай настигла его у стойки секретаря. Его лицо было мрачным. Она спросила:

— Что случилось?

— Ты и Маккабе.

Ее лицо окаменело.

— Я делала ему массаж и показывала приемы акупунктуры.

Помолчав, Зак решил, что должен высказаться напрямик. Именно сейчас, пока их отношения не зашли слишком далеко.

— Я знаю, что между тобой и Маккабе ничего не было. Но что, если ты увлечешься каким-нибудь мужчиной так же, как и мной? Что, если он этим воспользуется? Я ненавижу твою профессию. Я все время сомневаюсь и представляю худшее. Я на время оставил такие мысли, притворяясь, что это не имеет значения. Но больше не могу сдерживаться.

— Это моя работа, Зак.

Она была так чертовски спокойна, словно не понимала, что он говорит.

— Я знаю, что это твоя работа. И не могу просить тебя бросить ее. В конечном счете это кончится тем, что ты возненавидишь меня.

Она выглядела озадаченной, удивленной.

— Куда ты клонишь?

— Мы должны расстаться. — Это прозвучало как приговор.

Она отступила назад, ее лицо побледнело.

— Вот так просто?

— Мои подозрения и сомнения сведут на нет все хорошее, — сказал он, считая, что это единственный способ защитить их обоих от боли в будущем.

Нежность, всегда присущая голосу Скай, исчезла.

— Только если ты позволишь им сделать это.

Он рубанул рукой воздух:

— Ты поступаешь так, словно у меня есть выбор. Я не могу контролировать мысли, чувства…

— Нет, можешь, — перебила она, ее щеки порозовели, глаза горели. — Я люблю тебя, Зак. Люблю так, как никогда никого не любила. И думаю, ты любишь меня. Но ты боишься любви. Моя работа — удобный предлог обезопасить себя от каких-либо обязательств. Суть в том, что ты вынужден верить мне. Это и есть выбор. Ты можешь позволить прошлому побороть себя или начать новую жизнь со мной.

Слишком много мыслей вертелось в его голове. Бывшая жена хотела большего, чем он мог ей дать. Она уступила искушению и стала любовницей своего пациента. Элис предала его. Начать все сначала со Скай означало рискнуть не только своим будущим, но и будущим Чада.

— Ты хочешь, чтобы я игнорировал прошлое. Я не могу этого сделать.

— Или не хочешь.

— Все не так просто.

Слезы наполнили ее глаза, делая их ярко-голубыми.

— Я люблю тебя, Зак.

Он хотел бы ответить тем же. Он желал, чтобы будущее представлялось ему таким же радостным, как и ей. Но этого не было. Лавина путаных мыслей и сомнений обрушилась на его голову, сокрушая все светлые чувства, которые они пережили вместе.

Ему нужно время, чтобы все осмыслить.

И даже время может оказаться бессильным.

— Мне очень жаль, Скай.

Она обхватила себя руками, словно пронизывающий ветер неожиданно ворвался в комнату. Слезы катились по ее щекам.

— Мне тоже.

Он хотел заключить ее в объятия, целовать до тех пор, пока не забудутся все сомнения, заниматься с ней любовью, чтобы стерлось в памяти предательство Элис. Но это будет нечестно по отношению к Скай. Зак отступил, хотя хотел подойти к ней. Затем развернулся и вышел.

Вечером следующего дня Скай открыла холодильник, чтобы приготовить себе ужин. Есть не хотелось. День казался бесконечным. Удовольствие, которое она обычно испытывала, массируя клиентов, превратилось в раздражение и суетливость.

Она закрыла холодильник и направилась в гостиную, смахивая слезы. С тех пор как вчера вечером Зак ушел из ее офиса, Скай не могла думать ни о чем другом. Она знала, что между ней и Заком все еще существует барьер, который они оба не в состоянии игнорировать.

Если проблема только в ее профессии, они смогут это решить. Да, Скай любит делать массаж. Ей нравится успокаивать боль, стимулировать тело и помогать ему исцелиться. Но она также любит и Зака. Причем достаточно сильно, чтобы решиться оставить массаж и сосредоточиться на психологии стресса и занятиях. Она может изучить биоэнергетическую связь и применить ее в практике. Есть и другие возможности.

Но проблема не в ее профессии. Проблема в том, что Зак ей не доверяет. И что бы она ни делала и ни говорила, ничто не сможет этого изменить.

Из раскрытого окна донеслись удары грома, и Скай поняла, что приближается гроза. Вернется ли страх сейчас, когда Зака нет в ее жизни? Или их любовь стерла испуг навсегда? Ветер энергично трепал шторы.

Она подошла, чтобы закрыть окно.

Зак сидел в гостиной, наблюдая за грозой. Капли дождя стекали по стеклянной двери, ветер гонял сломанные ветки по двору.

Он любил Скай, любил ее безмятежность, юмор и спокойную силу. Может ли он рискнуть и довериться ей? Будет ли она верна ему? Полюбит ли так же крепко, как он ее? Сможет ли остаться с ним на всю жизнь?

Неожиданно он осознал: все, что ему нужно, не кратковременный роман двух людей, играющих в семью, а настоящая любовь и, может быть… еще дети. Хочет ли она того же? Сможет ли — после потери первого ребенка?

Зак не знал, сколько времени провел в этих размышлениях. Под стать буре на улице была буря в душе и мыслях Зака. Гроза понемногу стихала, хотя дождь все еще шел. Но вдруг…

Выглянуло солнце.

И сразу Зак заметил яркие краски, отражавшиеся в луже. Он подошел к двери и распахнул ее. Взглянув наверх, он увидел яркую разноцветную арку, делившую небо на две половинки. Радуга. Символ надежды Скай.

Она помогла ему избавиться от боли в плечах, научив расслабляться и радоваться жизни. Она принесла в его жизнь любовь, красоту и спокойствие. Как он может не доверять ей?

Скай не имела ничего общего с его бывшей женой. Скай не давала ни малейшего повода для сомнения. Все это он сам придумал. Если он не избавится от своих подозрений, то никогда не будет счастлив.

Зак снова посмотрел на радугу, ища подтверждения своим мыслям. Он может доверять Скай. Он любит ее с такой силой, которую ничем не измерить. А раз так, то можно принять Скай такой, какая она есть, — с ее профессией, с лентами, которые являются частью ее натуры. Зак не хотел менять ее. Ему и не нужно ничего менять, потому что для него Скай была идеальной женщиной.

Но как сказать ей об этом? Вчера Зак обидел ее. Он видел боль в ее глазах. Она призналась ему в любви, а он швырнул эту любовь ей в лицо. Она скорее всего больше никогда не захочет его видеть.

Зак еще раз пристально посмотрел на радугу. Он сумеет доказать, что доверяет Скай, что любит ее. Обязательно сумеет.

Глава 14

Скай направлялась к своему офису и вдруг остановилась как вкопанная. Ее первой мыслью было, что она сошла с ума. Перила были увиты лентами. Желтые, фиолетовые, бирюзовые, красные ленты в холле, ленты везде.

Спустившись с лестницы, она позвала:

— Лорин?

И не услышала ответа. Это было странно. Лорин всегда открывала офис в 8.30 утра и давала Скай уже отпечатанный список клиентов.

Скай проследовала за лентами, которые вели в массажный кабинет. Розовая лента свисала с дверной ручки, и дверь была приоткрыта. Скай аккуратно толкнула дверь… и увидела Зака, сидевшего в кресле у подножия радуги на стене. Ее сердце забилось так сильно, что стало трудно дышать. Скай поняла, что надежда состоит из красок, которые могут ослепить.

Зак встал. Когда Скай подошла к нему, ее била дрожь.

Зак сказал с улыбкой:

— Я не хочу, чтобы твои ленты когда-нибудь кончились.

— Я думала, что они тебе не нравятся, — прошептала она.

— Я люблю тебя, Скай. Я люблю в тебе все, включая и ленты. — Он обнял Скай за плечи и нежно провел пальцем по ее щеке. — Ты была права. Мне нужно принять решение — забыть прошлое и поверить тебе. Я люблю тебя. И верю. Ты выйдешь за меня замуж?

Ее ликующее «да» утонуло в поцелуе Зака. Она обвила руками его шею и прильнула к нему.

Оторвавшись от ее губ, он сел в кресло и усадил Скай к себе на колени. Его взгляд был полон нежности, она чувствовала себя до краев наполненной любовью. И неожиданно ей захотелось рассказать о прошлой ночи. — Помнишь вчерашнюю грозу?

Он рассеянно погладил ее руку, словно хотел убедиться, что она рядом.

— Еще бы! Она заставила меня понять, что я не могу жить без тебя.

Скай любовно погладила лицо Зака, наслаждаясь теплом его кожи.

— Я не испугалась. Я была расстроена из-за того, что ты не со мной, но я не боялась.

Он снова поцеловал ее — долгим, нежным, глубоким поцелуем, который говорил о любви и надежде и о том, что радуги так же важны, как пища, вода и воздух.

Она положила голову ему на плечо.

Зак пропустил ее волосы сквозь пальцы.

— Что ты думаешь о том, чтобы завести ребенка? Не прямо сейчас, но, может быть, через год или два?

Ее сердце переполнилось счастьем в предвкушении будущего.

— Я мечтаю иметь от тебя ребенка. Может быть, даже не одного.

Зак крепче прижал ее к себе и наклонился, чтобы снова поцеловать. Скай наслаждалась силой и нежностью его объятий, теплом его языка. Она знала, что достигла радуги. Их будущее наполнится яркими красками — красной, желтой, оранжевой, голубой и зеленой.

Скай пронесет свою любовь к Заку сквозь грозы и радуги.