/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Сияние ангела

Карен Смит

Застигнутый снежной бурей посреди дороги Слэйд Коулберн решает попроситься на ночлег на близлежащее ранчо. Он не собирается задерживаться здесь надолго, поскольку главная цель его поездки — найти брата-близнеца, с которым их разлучили еще в детстве.

Карен Роуз Смит

Сияние ангела

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Огромный ветхий амбар с прожектором на крыше так и манил к себе. Снег покрывал ветровое стекло и усиливался с каждой минутой. Впрочем, Слэйда Коулберна беспокоил не столько снег, сколько бензобак — на последнем участке дороги, в Западной Монтане, не удалось ни заправиться, ни поесть. Он был где-то в часе езды от Биллингса и понимал, что ему не доехать. Самое разумное в сложившихся обстоятельствах — найти приют на ночь, хотя бы амбар, а потом уж искать, где заправиться.

Заметив небольшую, стершуюся от времени вывеску, свисавшую с цепи на столбе у почтового ящика, он прочел: «Ранчо „Две белые отметины“». Короткая подъездная дорожка вела к двухэтажному дому с парадным крыльцом. Дом казался таким же ветхим, как и амбар. Вообще здесь все, как заметил Слэйд, поднимаясь по ступеням, не мешало бы подремонтировать. Можно и подрядиться, если понадобится. Что-что, а договариваться он умел.

Дверной звонок не работал. Слэйд громко постучал в дверь. Немного погодя она слегка приоткрылась.

— Привет! — заговорил он. — У меня осталось топлива в баке не больше чем на милю. Не найдется ли у вас немного бензина или пустой амбар, где можно было бы заночевать?

— Бензина у меня нет, — ответил нежный и мелодичный женский голос. — Извините.

Ему не удалось ее рассмотреть.

— Послушайте, понятно, что у вас есть основания остерегаться незнакомцев, но если вы не прочь взять скалку и подержать ее над моей головой, пока я предъявлю вам какие-нибудь документы, то не стесняйтесь.

Ветер заметал снег на порожек. Казалось, прошел целый час, прежде чем она приоткрыла дверь чуть шире.

— Если вы задумали ограбить дом или причинить нам зло, то зачем вам вообще искать какие-то документы.

— Мисс… — начал он.

— Миссис, — поправила она. — Эмили Лоуренс.

Он сдержал улыбку перед столь церемонной вежливостью, обращенной к потенциальному грабителю.

— Миссис Лоуренс, у меня в кармане рекомендации. Охотно предъявлю их вам.

Она вдруг распахнула дверь настежь.

— Если бы вы что-то замышляли, то уже успели бы все сделать, пока я тут стою. Входите, погрейтесь.

Слэйд переступил через порожек и увидел красивую молодую женщину со светло-каштановыми волосами до плеч и большими карими глазами. Женщина была явно на последнем месяце беременности.

— Понятно, почему вы осторожничаете.

Снимая с головы шляпу, он почувствовал, как кто-то потянул его за рукав куртки.

— Мама велела мне стоять тихо в углу.

Слэйд взглянул вниз и увидел мальчика лет семи. У него были такие же карие глаза, как у матери, но волосы потемнее. Слэйд наклонился.

— Ей хотелось, чтобы ты был подальше от беды.

— Она пекла сегодня печенье. Хочешь?

Слэйд усмехнулся.

— Не хочу злоупотреблять гостеприимством твоей мамы. Мне нужен всего лишь свободный угол, где можно было бы переночевать.

Прикрывая рукой большой живот, Эмили Лоуренс взглянула на сына, а потом вновь на Слэйда. На ней был хлопковый сарафан и белый свитер. В кухне было холодно, и Слэйд понял, что огонь в печи погас.

Кухня выглядела опрятно, но полировка на серой стойке покрылась зазубринами, а сосновые шкафчики поцарапались. Чутье, не подводившее Слэйда еще в те времена, когда он добывал себе хлеб насущный в приюте «Парни из Кромвеля» в Тусоне, и сейчас подсказывало ему, что женщина пользовалась печкой из экономии.

— Могу нарубить вам дров, если надо. Или даже заплатить за ночлег.

— Не могу брать деньги за ночь, проведенную в амбаре.

Она подошла к подносу с печеньем. Движения ее были грациозными, а сама она — невысокой и миниатюрной. Интересно, замужем ли она.

— Вашего мужа нет дома? — спросил Слэйд. Она пристально посмотрела на него.

— Я вдова. — И обратилась к мальчику: — Марк, не мог бы ты достать термос из шкафа?

— Конечно, — улыбнулся тот.

— А теперь иди наверх и переоденься ко сну. Пора спать. — Она взяла термос у сына.

— Но мам… — Он бросил взгляд на Слэйда.

— Мистер … — Она замешкалась.

— Слэйд. Слэйд Коулберн.

— Мистер Коулберн пойдет в амбар. А теперь быстро в постель.

Беспомощно вздохнув, мальчик пошел к лестнице.

Эмили Лоуренс налила в термос кипятка и добавила несколько ложек кофе.

— У меня только растворимый, — извиняющимся тоном сказала она. — С молоком?

— Мне ничего не надо, — ответил он.

— Когда вы в последний раз ели?

— Около полудня.

— А сейчас почти девять. У меня есть немного говядины, можете захватить в амбар сэндвич.

— Вы слишком щедры… а кофе черный, пожалуйста.

Действуя деловито и проворно, она приготовила ему сэндвич и завернула в фольгу.

— Куда вы направляетесь?

— Биллингс… по крайней мере, пока.

Она оглядела его: ковбойская шляпа в руке, куртка, джинсы, дорожные ботинки.

— По делам?

Похоже, она все еще сомневается: не ошиблась, ли, пустив его в дом.

— Ищу кое-кого. Заодно подыскиваю работу. Я — мастер на все руки.

Закрутив крышку термоса, она завернула в фольгу несколько штук печенья и пристроила сверху на сэндвиче.

— Если это намек, то мне нечем оплачивать работу.

— Хватило бы стола и крова.

Она промолчала, и Слэйд решил не торопить ее. Он распихал печенье и сэндвич по карманам и взялся за термос. Их пальцы соприкоснулись, и на миг они застыли на месте.

Ее рука скользнула вниз.

— Минутку, пойду, поищу одеяло.

Не успел он надеть шляпу, как она вернулась с двумя шерстяными одеялами.

— Вот это и вправду здорово. — Слэйд взял одеяла. — Вам не следовало впускать меня. Почему же впустили?

Женщина помолчала.

— Я молилась, когда услышала ваши шаги, и доверилась своему шестому чувству. Сердце подсказало, что я должна открыть вам, что я и сделала.

Такого ответа он никак не ожидал. Эта прелестная вдова с ребенком определенно ставила его в тупик. Он помешкал перед дверью.

— Я нарублю вам дров утром, — и, погрозив пальцем, добавил: — И больше не впускайте сегодня незнакомцев.

Она улыбнулась, и у Слэйда голова пошла кругом. Видно, он здорово устал от долгой езды.

И все же, зачем судьба привела его сюда?..

Эмили проснулась засветло с ощущением, что сегодня что-то не так, как всегда. И сразу вспомнила: в амбаре у нее мужчина. Высоченный, с темно-каштановыми волосами, глазами невероятной голубизны и голосом, который действовал на нее, как бренди, который она как-то попробовала. Она почувствовала быстрый и сильный толчок в животе и, улыбаясь, провела по нему рукой. Ей впервые за долгие месяцы удалось выспаться. Не оттого ли, что в амбаре Слэйд Коулберн?

Когда это было, чтобы она чувствовала себя как за каменной стеной в присутствии мужчины?

Когда был жив отец, ответил внутренний голос.

Ранчо «Две белые отметины» принадлежало ее отцу, а тому досталось от его отца. Они перебрались сюда с Питом почти сразу после свадьбы. Через несколько месяцев она поняла, что Пит Лоуренс женился, потому что ему нужна была нянька. Эмили хотелось подарить отцу внуков, о которых тот всегда мечтал, но она явно ошиблась в выборе мужа.

Она вновь почувствовала толчок. Некогда ей предаваться печали, надо готовиться к появлению ребенка. Если возникнут осложнения или ей окажется не по силам управляться с ранчо, придется его продать. Другого выхода нет.

Эмили натянула брюки, просторную красную рубаху, сшитую своими руками, и пошла в комнату сына. Наклонившись над ним, она тихо произнесла:

— Я иду в амбар поговорить с мистером Коулберном. Но скоро вернусь.

— И я с тобой, — сонно пробормотал он.

— Не сейчас. Поспи еще немного. — Она поцеловала его и пошла вниз.

Пальто, верой и правдой прослужившее ей шесть зим, никак не сходилось на животе. Ничего, еще три недельки — и можно будет снова увидеть свои ноги. Натянув ботинки, которые немного жали, она вышла, и в тот же миг ее ослепил сверкающий на солнце снег. Прикрыв рукой глаза, Эмили успела заметить, что сосед уже проложил дорожку. Все было белым, чистым, умиротворенным. У нее всегда возникало такое ощущение на ранчо зимой. Ей нравилась зима в Монтане, даже больше, чем весна.

Ветви лиственницы качнулись под тяжестью снега, когда она осторожно прошла мимо сарая и направилась к амбару.

Отрыв дверь, она вошла. Эмили нравилось, как здесь пахло, — сеном, лошадьми, сырой землей. Солнечные лучи струились сквозь узорчатые от мороза окна под крышей. До нее доносилось только фырканье лошадей, пока она не расслышала приглушенный звук в дальнем конце амбара. Она сразу поняла, что эго.

Проходя мимо пустого денника, она заметила два аккуратно сложенных одеяла.

Эмили покормила лошадей, любовно потрепала их, осторожно открыла ворота, ведущие в загон для скота, и пошла по цементной дорожке в другой конец амбара.

Слэйд не заметил ее, увлеченный колкой дров, но, видно, что-то почувствовал, потому что остановился и глянул через плечо.

— Доброе утро.

— И вам доброе утро. Я же сказала, вы ничего мне не должны.

— Слышал. Но я воспринимаю великодушные поступки всерьез. — Он бросил взгляд на ее распахнутое пальто. — Вам не надо бы выходить. На улице градусов двадцать.

— Животных надо кормить даже при температуре ниже нуля.

Он пристально взглянул ей в глаза.

— Вы намерены сами управляться по хозяйству?

— Пока не решила. Боюсь, придется продать ранчо.

Агент по недвижимости уже побывал у нее несколько месяцев назад и оставил свою визитку.

Слэйд хмыкнул, но промолчал.

— Не откажетесь позавтракать? — спросила она. — Думаю, Марк уже встал. Ему хотелось прийти сюда со мной и посмотреть, что вы делаете.

— Сколько ему?

— Скоро будет семь.

Слэйд рассмеялся.

— Я не возражаю. Пусть смотрит, если хочется.

Пит предпочитал, чтобы Марка не было поблизости, уверяя, что от него одно беспокойство и он только путается под ногами.

— Вам часто доводилось общаться с детьми? — поинтересовалась она.

— Разве что в детстве. — Он не стал развивать тему.

По загону пронесся резкий порыв ветра. Эмили зябко потерла руки.

— Так я приготовлю завтрак и на вас?

— Ладно, но в этом случае, думаю, мне придется посмотреть, что бы еще для вас сделать.

Глаза у него смеялись, и она улыбнулась. Когда последний раз ее поддразнивал мужчина? У Пита в характере этого не было. Она направилась к дому. Марк уже ждал ее и закидал вопросами: не замерз ли мистер Коулберн в амбаре и останется ли он, умеет ли он ездить на лошади, и так далее. Она сказала, пусть сам спросит у мистера Коулберна. Вот тогда и станет ясно, насколько тот терпелив.

К приходу Слэйда она приготовила яичницу, поджарила бекон и подогрела в духовке домашний хлеб.

— Вкусно пахнет, — заметил он, повесив шляпу на крючок у двери и сняв куртку.

Собираясь разложить по тарелкам яичницу, Эмили взглянула на него, и ее рука замерла в воздухе. На нем была синяя рубашка в клеточку и джинсы, тесно облегавшие мускулистые бедра. Он был широкоплеч и выглядел очень по-мужски: приятное смуглое лицо, темные волосы, тонкие черты лица. Бесспорно, Слэйд был силен физически.

Марк принялся докучать ему своими вопросами, но Слэйда, похоже, это не донимало. Он отвечал «нет», «может быть» и «да» и, выдвигая стул, глянул на Эмили.

— Сдается мне, вам надо кое-что подремонтировать — дом и амбар нужно подготовить к зиме.

— Я же сказала, мне нечем платить.

Она поставила перед ним тарелку. Сердце вдруг учащенно забилось в груди.

— Я уже говорил — крова и стола будет довольно. Я бы мог выполнять то, что потруднее. Вы ведь не сможете заниматься этим до родов.

Поставив тарелку перед Марком, она села напротив Слэйда.

— Давайте помолимся.

Слэйд слегка пожал плечами. Прочитав краткую благодарственную молитву, Эмили обратилась к Марку:

— Поторапливайся, а то опоздаешь на автобус.

— Можете проверить мои рекомендации, прежде чем принимать решение, — настаивал Слэйд.

— Трудно найти работу? — спросила Эмили.

— Да, если не знаешь, надолго ли сможешь задержаться на одном месте.

Значит, он бродяжничает.

— Ладно, провожу Марка и позвоню.

Она проводила Марка до остановки и, возвращаясь по занесенной снегом дороге, услышала стук топора. Похоже, Слэйд решил нарубить ей гору дров. Она невольно улыбнулась: это как раз неплохо — после родов ей не удастся оставить малыша одного ни на минуту.

Дома она замесила тесто и, пока оно поднималось, позвонила, чтобы проверить рекомендации Слэйда. Все три нанимателя подтвердили: Слэйд Коулберн — надежный, заслуживающий доверия человек и доводит начатое до конца.

Но потом срывается и едет дальше, подумала Эмили.

Она чувствовала нарастающую усталость и все же сумела приготовить на обед суп и испечь хлеб.

Слэйд пришел к одиннадцати. Она уже разливала суп по тарелкам.

— Помочь? — спросил он.

— Сама справлюсь.

— Насколько я понял, вы сами подняли на плиту кастрюлю с водой. Вы ведь знаете, что беременным нельзя поднимать тяжелое.

Сам здравый смысл говорил его языком, и Эмили решилась.

— Я позвонила тем, кто дал вам рекомендации. Если вы не против, могу предложить кров и стол за работу по хозяйству и ремонт. Дальше по коридору есть маленькая спаленка с кроватью. Можете жить там.

Слэйд вымыл руки и вытер полотенцем. Эмили стояла у плиты, и он оказался совсем близко от нее.

— Что же это за муж у вас был, если вы привыкли все делать сами?

Скрытная по натуре, она рассердилась:

— Это вас не касается. То, что мы будем спать под одной крышей, вовсе не означает, что можно вмешиваться в мою жизнь.

Судя по всему, слова его совсем не задели.

— Вы правы, не будем совать носы в чужую жизнь.

— Сейчас подам хлеб, — пробормотала она.

После обеда Слэйд пошел осмотреть ранчо. Он уже знал, что рожать Эмили через три недели, что у нее около сорока голов скота и что после смерти мужа корм для скота ей завозил сосед. По необъяснимой причине Слэйду захотелось узнать о ней как можно больше. Он твердил себе, что просто немыслимо увлечься беременной женщиной, которая вот-вот родит. Но что он мог поделать, когда, стоило лишь на фут приблизиться к ней, его всего обдавало жаром.

Он чистил стойла в амбаре, когда, хлопнув дверью, вбежал Марк.

— Мама сказала, что мне можно посмотреть, как ты работаешь.

Слэйд пожал плечами.

— Я не против. Можешь даже помочь, если хочешь.

Он протянул Марку маленькую лопатку.

— Мама говорит, что ты останешься. Надолго?

— Еще не знаю.

— У меня скоро будет братик или сестричка.

— Ты рад?

— Наверно. Будет ясно, только когда он или она появится на свет.

Слэйд рассмеялся, и они проговорили так до вечера. После ужина Марк попросил его поиграть с ним в настольную игру.

Эмили позволила, но не больше, чем на час.

После обеда она почувствовала боль в спине. Боль не оставляла ее и во время ужина. Садясь на диван, чтобы поиграть с сыном, она подложила под спину подушку.

В девять Эмили велела Марку идти к себе наверх, потом почитала ему, как обычно.

— Можно Слэйд придет попрощаться со мной на ночь? — спросил сын.

Вопрос застал ее врасплох.

— Я спрошу его, но, может, он уже лег спать?

— Нет, он не ляжет раньше меня.

Когда она спускалась по лестнице, боль в спине усилилась, но Эмили и на этот раз не придала ей значения. Не может быть, что это из-за ребенка. У нее еще три недели до срока.

Она остановилась у двери Слэйда и прислушалась. Внутри было тихо. Эмили негромко постучала.

— Мистер Коулберн.

Послышался звук шагов, и дверь открылась.

— Что-то случилось?

Рукава фланелевой рубашки засучены, две верхние пуговицы расстегнуты. В распахнутом вороте курчавились темно-каштановые волосы, такие же темные, как и щетина, обрамлявшая подбородок.

— Нет, просто Марк спрашивает, не подниметесь ли вы, чтобы пожелать ему доброй ночи? Понимаю, что обременяю вас…

— Невелика обуза — пожелать спокойной ночи маленькому мальчику. Но вам не стоило бы ходить вверх-вниз по лестнице.

— В умеренной дозе упражнения не повредят, мистер Коулберн.

— Слэйд.

Это было трудно — заставить себя произнести его имя вслух. Эмили понимала, что стоит им начать обращаться друг к другу по имени — и исчезнет официальность в общении. Но он ел с ними за одним столом и находился с ней под одной крышей.

— Слэйд, — тихо повторила она.

Он улыбнулся в ответ, и сердце у нее подпрыгнуло. Отвернувшись, она направилась наверх.

Слэйд вошел следом и остановился у сосновой кровати — точно такой же, как у него в комнате.

— Мама сказала, ты хотел попрощаться?

— Да. Расскажи мне какие-нибудь интересные истории.

— Марк… — предостерегающе проговорила Эмили.

— Может, в другой раз? — предложил Слэйд.

— Ты прочитал молитву на ночь? — спросила Эмили сына.

Тот живо закивал.

— Хорошо, тогда счастливых тебе снов до самого утра.

Она крепко обняла его и поцеловала. Слэйд шутливо пощекотал его под подбородком.

— Увидимся завтра, напарник.

Эмили давно уже не видела такой радостной улыбки на лице сына. Когда они со Слэйдом уже стояли у лестницы, ее вновь пронзила острая боль. Она пыталась скрыть ее, но Слэйд заметил:

— Что-то не так?

— Нет, ничего.

— Вы уверены?

— Перетрудилась сегодня. Все, что мне надо, — так это выспаться хорошенько.

— И завтра станет полегче?

— Увидим, — тихо ответила она. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Она направилась в свою комнату. В ушах еще звучал хрипловатый низкий голос… Эмили надела ночную рубашку и скользнула под одеяло.

Не успела она погасить свет, как боль в спине резко усилилась. Вздохнув, она поднялась и прошлась несколько раз туда и обратно по комнате. Просто мышцы болят, завтра станет полегче.

Но прогулка не принесла облегчения. Эмили почувствовала такую нестерпимую боль, что не удержалась на ногах и упала. Попробовав подняться, она потянулась к ночному столику, изловчившись, схватила его за угол и снова упала.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Слэйд лежал в кровати и обдумывал завтрашнюю поездку в Биллингс, в суд. Внезапно он насторожился — сверху послышался глухой стук. Он уже знал, что там комната Эмили.

Она что-то уронила?

Он услышал удары — странные, размеренные… три удара, потом еще три, и сразу понял, что она пытается достучаться до него. Мгновенно вскочив на ноги, Слэйд помчался по коридору, потом наверх по лестнице, шагая через две ступеньки. То, что он увидел, войдя в комнату Эмили, заставило его сердце сжаться.

Она лежала на полу и выглядела очень напуганной.

— Роды, — тихо сказала она. — Раньше было не так.

Он мало знал о родах и о том, как появляются дети, но понимал, что Эмили в беде.

— Позвольте помочь вам добраться до кровати. — Он наклонился к ней.

— Мне надо в больницу.

— Уже началось?

Она закусила нижнюю губу.

— Кажется, это продолжалось весь день, а я не поняла. — Эмили задыхалась, и он видел, что ей мучительно больно.

— Что я могу сделать?

Она провела рукой по вспотевшему лбу.

— Не могли бы вы отвезти меня в больницу? Понимаю, что доставляю вам ужасные хлопоты…

— Черт побери, Эмили, какие там хлопоты!

Это же критическая ситуация!

Чуть придя в себя, она улыбнулась ему:

— Это просто роды, Слэйд.

— По мне, так просто катастрофа, — пробормотал он.

— Нужно разбудить Марка. Я постараюсь спуститься.

Горячность — одно дело, глупость — уже другое.

— Вы не сделаете этого. Я помогу вам, когда вернусь от Марка.

— Слэйд, у меня просто роды… — Но новая схватка не дала ей договорить.

— Да-а! И видно, раньше, чем ожидалось. Здесь есть «скорая» или что-нибудь в этом роде?

— Это Монтана. Пока «скорая» доедет, мы будем уже на полпути к Биллингсу.

Не очень-то его это убедило, но не препираться же с ней в такой момент! Не дав ей опомниться, он подхватил ее на руки.

— Слэйд! — запротестовала она.

— Так будет быстрее, Эмили. Мне вовсе не хочется, чтобы вы свалились с лестницы.

— А если мы оба свалимся? — спросила она, вопросительно подняв брови.

Он покачал головой.

— Вы самая большая упрямица на свете, — проговорил он твердо, неся ее вниз по лестнице в гостиную, где опустил на диван.

— Я мигом.

Войдя в комнату Марка, он разбудил его и все объяснил.

— Надо побыстрей доставить маму в больницу. Думаю, ты сам оденешься, пока я присмотрю за ней?

Марк кивнул.

Слэйд бросился обратно к Эмили, но она, конечно же, уже поднялась с дивана. Он застал ее в кухне сидящей на стуле в пальто и с ботинком в руке.

Слэйд взял у нее из рук высокий черный ботинок и помог надеть.

— Они тесные, — сказала она смущенно.

— Вы беременны, Эмили. Думаю, вам сейчас все тесно.

Она рассмеялась, и ее смех оказался таким же волнующим, как и все в ней. В кухню, сонно моргая, спустился Марк.

Эмили поднялась и взяла связку ключей с полки над раковиной.

— В сарае у амбара стоит микроавтобус. На вид он не очень, но ездит хорошо. И у него полный бак, — добавила она с улыбкой.

Весь день мысли Слэйда крутились вокруг ранчо и Эмили Лоуренс, и он напрочь позабыл о том, что его бак почти пуст.

— Не двигайтесь, — предупредил он, подхватил шляпу и куртку и заспешил в сарай.

Слэйд действовал словно на автопилоте, неся Эмили в автобус, усаживая Марка сзади. Ему хотелось сделать все быстро и без паники, чтобы не тревожить их, но он понимал, насколько опасна эта поездка в больницу. Все может случиться. Ему просто хотелось, чтобы Эмили поскорее оказалась в надежных руках врачей.

Через двадцать минут езды Эмили вдруг тяжело задышала.

— В чем дело?

— Отошли воды… — тихо пролепетала она.

Он сильнее нажал на акселератор. Еще через пять минут она вдруг резко согнулась на сиденье.

— Эмили?

— Кажется, я рожаю, Слэйд.

Он с трудом разбирал ее слова.

— Сейчас?!

— Прямо сейчас.

Слэйд выругался и сразу вспомнил о сидящем сзади Марке. Впереди показались огни.

— Дашь мне еще пять минут?

— Я-то дам, но за ребенка не ручаюсь.

Ночь была холодной, не выше пятнадцати градусов, но Слэйд обливался потом, будто рубил дрова под августовским солнцем.

Замеченные им огни оказались дальше, чем он предполагал, и не на дороге, а изрядно в стороне.

Эмили схватила его за руку.

— Слэйд, придется остановиться, мне надо…

Он твердил себе, что нельзя терять присутствия духа, что он сумеет справиться и позаботиться об Эмили Лоуренс. Включив задние фары, он съехал на обочину.

— Марк, мне понадобится твоя помощь.

— А что я могу?

— Сядешь за руль и будешь жать на гудок. Три сигнала… немного подожди… и еще три. Просто делай так, что бы ни происходило. Понял?

— Ладно, — пробормотал мальчик.

Выпрыгнув из автобуса, Слэйд движением плеча скинул куртку, сбросил шляпу и открыл боковую дверь. Вытащив Марка, он подождал, пока тот усядется на водительское место.

— Начинай, — приказал он.

Марк нажал один раз, потом, уже увереннее, еще.

Одобрительно кивнув, Слэйд пошел к Эмили. Она дышала натужно и порывисто, скрючившись в три погибели.

Он не без труда снял среднее звено с сиденья в автобусе, вытащил его в проход и уложил на него Эмили, подложив ей под голову свою куртку вместо подушки.

— Одеяло в багажнике, для ребенка, — с трудом произнесла она.

Он на миг сжал ей руку.

— Все будет хорошо, Эмили.

Он изо всех сил постарается, чтобы так оно и было.

В багажнике оказалось два одеяла — одно помягче, другое погрубее. Там же были маленькая лопатка, бидон с водой, две плитки шоколада, фонарик и сумка с щепками. Эмили явно приготовилась на случай, если они застрянут в снегу. Слэйд лишь покачал головой — эта хрупкая малышка напоминала ему женщину-пионера, отважно преодолевающую тяжелый путь по северо-западным штатам.

Марк все сигналил, пока Слэйд прикрывал Эмили шерстяным одеялом.

— Как дела? — спросил он.

— Я должна тужиться, Слэйд. Может, и не следовало бы, но я не могу ждать.

Он хлопнул Марка по плечу.

— Перестань на минутку. — Потом виновато глянул на нее. — Мне надо посмотреть, Эмили.

Свет из кабины падал на нее, и Слэйд следил за выражением ее лица.

— Знаю, — тихим голосом ответила она. — Делай все, что надо.

Сначала надо было стянуть с нее ботинки, а потом устроить поудобнее. Мысль о том, что надо взглянуть на нее и прикоснуться к ее телу, смущала его не меньше, чем Эмили. Но когда он проверил и увидел показавшуюся головку ребенка, то понял, что уже скоро.

— Слэйд, — она протянула к нему руку, — возьми, понадобится для пуповины.

При слабом свете он увидел розовую ленточку. Она, должно быть, оторвала ее от рубашки.

— Марк, сигналь снова, подольше и посильнее, — приказал он, стараясь не поддаться панике.

Схватки стали сильнее и чаще, но ребенок, казалось, уже передумал появляться на свет. Слэйду давненько не доводилось молиться, особенно так горячо.

— Машина идет, — сказал Марк.

Свет фар двигался им навстречу. Слэйду не хотелось оставлять Эмили, но надо было остановить машину.

Он выбрался из автобуса. Машина сбавила ход, и дюжий водитель с окладистой бородой опустил стекло.

— В чем дело?

— Женщина рожает. Доберитесь до телефона и вызовите срочно «скорую».

— У меня с собой сотовый.

Слэйд не очень-то доверял новым достижениям цивилизации, но в этот момент оценил изобретение двадцатого века. Вернувшись в автобус, он начал обдумывать, как бы устроить все получше.

— Эмили, я хочу немного приподнять тебя. Думаю, так тебе будет полегче, а когда опять начнутся схватки, тужься изо всех сил. Договорились?

Он обхватил ее руками, чтобы прислонить к двери, и даже в такой ситуации подметил все: от запаха шампуня и шелковистой кожи до решимости в глазах. Он не смог сдержаться и провел рукой по ее щеке.

— Мы справимся, Эмили.

Ни миг она прижалась к его руке, и он увидел, что в ее глазах стоят слезы.

— Я готова.

Как бы ему хотелось сказать то же и о себе. Встав у нее в ногах, он ждал новых схваток. Судорога прошла по ее телу, и она напряглась. Эмили тужилась изо всех сил, и внезапно в руках у Слэйда оказалась голова ребенка.

— Еще раз, Эмили. Давай.

Казалось, прошла вечность, прежде чем наступили новые схватки, и вдруг Слэйд понял, что держит в руках ребенка — чудную маленькую девочку.

От волнения у него перехватило дыхание и сдавило горло. Ему казалось, что большего напряжения чувств ему не испытать никогда в жизни. Это было настоящее чудо!

Но уже в следующую секунду он начал действовать: проверил, дышит ли ребенок, перерезал пуповину, перевязал ее и завернул девочку в одеяльце. Потом вложил сверток в руки Эмили.

— Ты знаешь, как назовешь ее?

По щекам Эмили катились слезы.

— Аманда. Назову ее Аманда.

Они еще не пришли в себя от случившегося, когда услышали звук сирены и Слэйд увидел яркие огни. Он вышел на дорогу, а еще через несколько минут медсестры уже хлопотали над Эмили и младенцем.

В приемной родильного отделения Марк не выдержал и заснул, притулившись на плече Слэйда. Тот глянул на мальчика и обнял его одной рукой, прижав к себе.

К ним вышла сиделка.

— Можете навестить жену.

— О, но она не… — Он запнулся. А вдруг, скажи он правду, его не пустят к Эмили? — Мне бы очень не хотелось оставлять Марка одного.

— Я присмотрю за ним, идите. Вам все равно нельзя задерживаться надолго — ей надо хорошенько выспаться после того, что она перенесла.

В палате стояли две койки, одна пустовала. Слэйд увидел малышку и Эмили. Веки у Эмили были сомкнуты, и он подумал, не уснула ли она.

Но она открыла глаза и взглянула на него.

— Веселенькая поездочка. — Эмили слабо улыбнулась.

Подойдя ближе, он поддразнил ее:

— Не хотелось бы мне проделать это снова, по крайней мере в ближайшем будущем.

— Мне тоже, — рассмеялась она. Подвинув стул к кровати, он присел.

— Ты и вправду в порядке?

— Я чувствую себя прекрасно. С Амандой все замечательно. Но, Слэйд… — Она замолкла. — Впрочем, неважно…

— Что?

— Мне не надо было бы приезжать сюда. Пойдут счета, и…

Слэйд трудился многие годы, тратя только на самое необходимое, и скопил кругленькую сумму на черный день. Может, узнав его ближе, она согласится принять от него помощь. Он накрыл ее руку своей ладонью.

— Не думай об этом. Вам с малышкой нужен был врач.

— Завтра меня выписывают.

— Когда мне подъехать?

— Вам и вправду хочется связываться с этим? — серьезно спросила она.

— Я уже связался. Так когда? Помедлив, она ответила:

— Около одиннадцати.

— Нет проблем. Мой день расписан. — Он улыбнулся и взглянул на ребенка. — Она красивая, Эмили.

Эмили кивнула:

— Знаю. Спасибо, Слэйд.

Его ладонь все еще прикрывала ее руку, и ему вдруг захотелось всю ночь просидеть вот так, ощущая ее тепло.

Откинувшись на стуле, он нехотя убрал руку и поднялся.

— Приеду утром. Я приведу Марка попрощаться на ночь.

— Это было бы замечательно. — Эмили благодарно улыбнулась.

Выйдя из палаты, он глубоко вздохнул — ну и ночка выдалась! И он тоже хорош — ввязался в такую историю! Но ничего, все это продлится недолго.

Вдобавок ему еще надо разыскать брата.

Но, направляясь за Марком, Слэйд уже знал, что, куда бы ни поехал и чем бы ни занимался, этой ночи ему не забыть.

Как и стоило ожидать, Марк заснул по дороге домой. Слэйд осторожно разбудил его, и Марк сонно ухватился за его руку. Дома Слэйд помог мальчику переодеться в пижаму и заботливо укрыл одеялом.

Но Марк поднял на него глаза.

— Не мог бы ты остаться со мной?

— Я храплю ночью и могу разбудить тебя, — попробовал отшутиться он.

— Пожалуйста, — попросил Марк.

Слэйд не смог ему отказать.

— Хорошо, я посижу здесь, пока ты не заснешь, а потом переберусь в комнату твоей мамы.

Марк улыбнулся и уткнулся носом в подушку. Слэйд посмотрел, как он засыпает, и тихо вышел. На пороге комнаты Эмили он остановился.

Комната не отличалась роскошью, но чувствовалось — здесь живет женщина. Белый кружевной коврик рядом с кроватью, а на постели что-то похожее на самодельное одеяло из розовых, голубых и белых лоскутов. Простыни были смяты. Слэйд подошел ближе, чувствуя запах роз. Он заметил флакон лосьона на столике у кровати.

Спать на кровати Эмили — это все равно, что вмешиваться в ее личную жизнь, но ему не хотелось огорчать Марка. Он поправил простыни и разгладил одеяло. На комоде стояли фотография Марка и оправленный в рамку снимок мужчины. Слэйд решил, что это отец Эмили. Была еще одна фотография того же мужчины, обнимавшего хорошенькую молодую женщину. Видно, родители. Снимков другого мужчины не нашлось, и Слэйда это озадачило.

На старомодной стоячей вешалке висел голубой ворсистый халат.

Слэйд погасил свет и прикрыл глаза с ощущением, будто проник в чужую жизнь.

Наутро он дал Марку выспаться. Школа сегодня отменяется — встретить из больницы маму с новорожденной сестренкой важнее. Приняв душ, он обернулся полотенцем и пошел одеваться.

Накормив животных, Слэйд начал готовить яичницу и поджарил испеченный Эмили хлеб в духовке. Только он поставил на стол тосты, как вошел Марк.

— Ты был наверху, — с довольным видом сказал он. — Я вставал попить и проверил.

— Я же обещал. — Слэйд принес тарелки. Марк пожал плечами.

— Папа обычно тоже обещал, но не держал слова.

Слэйд решил уточнить.

— Что обещал?

— Поиграть в мяч, покататься на коне, пойти на рыбалку. Говорил, что сделает, но так и не делал.

— Может, он был занят. На ранчо всегда полно работы.

— У мамы же находится время.

— Ты тоскуешь по отцу?

Марк взглянул на него и на миг задумался.

— Думаю, да.

— Мама тоже?

Марк лишь пожал плечами, взял тост и откусил кусочек.

Так тебе и надо — нечего выуживать сведения у ребенка.

После завтрака Слэйд вернулся в комнату Эмили. Смущаясь, она попросила его привезти в больницу хлопковый сарафан и белую блузку, которые висят в стенном шкафу, а также кое-что из личных вещей. Он с легкостью пообещал, но, открыв шкаф, несколько растерялся. Ему не доводилось прежде видеть шкафа с женской одеждой. Само собой, он заводил романчики, но не задерживался подолгу в женской постели. Как, впрочем, и женщины в его.

Торопливо собрав все, о чем просила Эмили, он спустился, позвал Марка, и они забрались в микроавтобус.

Эмили встретила Слэйда улыбкой. Она выглядела свежей, отдохнувшей и очень красивой.

— Я забыла о вещах для ребенка, — застенчиво проговорила она. — Придется ей ехать домой во всем больничном. — Обняв и поцеловав Марка, она протянула руку за сарафаном. — Вот только оденусь — и можно ехать. Бумаги уже готовы.

Пока она одевалась, Слэйд с Марком ждали у стола регистратора. Наконец появилась Эмили с ребенком на руках.

— Повезло, что у меня остались детские вещички после Марка, а то не знаю, что бы и делала.

— Мне надо в город за горючим, могу купить все, что надо.

Улыбка вдруг погасла на ее лице.

— Вы и так уже столько сделали, Слэйд. Вы ведь не обязаны помогать нам.

— Может и нет, но не мог же я оставить вас рожать одну в микроавтобусе.

Она не ответила и отвела глаза, глядя на ребенка.

Домой ехали молча.

Когда добрались, Слэйд помог Эмили вылезти из машины. Дома она положила Аманду на диван и сняла пальто.

— Вам надо отдохнуть, — посоветовал Слэйд. — Сможете подняться наверх?

— Да, только потихоньку.

— Я помогу вам подняться и лечь.

У Эмили набежали слезы на глаза. Открыв дверь спальни, она увидела свою застеленную постель.

— Не надо было вам делать это.

— Марк попросил меня поспать здесь прошлой ночью. Я лежал поверх одеяла.

Щеки у нее порозовели.

— Я хотела устроить детскую в комнате для шитья, надо только достать кроватку с чердака. Не могли бы вы?..

— Конечно. Я могу сделать комнату более похожей на детскую, если пожелаете.

— Мне бы хотелось перекрасить стены в розовый цвет… — Она не договорила. — Просто поставьте кроватку здесь.

Слэйд с Марком отправились на чердак, а Эмили положила Аманду посреди кровати.

Слэйд.

Ей очень не хотелось зависеть от незнакомца, но доктор сказал, что надо отдохнуть сегодня и завтра. Беда в том, что Слэйд становился для нее не просто незнакомцем… и уж больно скоро.

Слэйд вернулся с кроваткой.

— Я вытер ее, так что не беспокойтесь, а Марк еще нашел ящик с игрушками.

— Чувствую, мне придется научить Марка быть заботливым старшим братом.

— Особых усилий не понадобится.

Слэйд поставил кроватку, проверил, устойчиво ли она стоит, и взглянул на Эмили.

— Как вы себя чувствуете? Только не уверяйте меня, что у вас все прекрасно.

Она вдруг представила его в своей кровати.

— Но все и вправду прекрасно. У меня прелестная малютка дочь, которой не было еще вчера, и мне понадобится целая жизнь, чтобы познакомиться с ней поближе.

Голубые глаза Слэйда внимательно посмотрели на нее.

— Вы необыкновенная, Эмили Лоуренс.

Он протянул руку, и она поняла, что он хочет прикоснуться к ней и что ей лучше уклониться.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Но Эмили не могла и шагу ступить. Ярко-голубые глаза Слэйда стали еще ярче, а его огрубевшая ладонь нежно погладила ее по щеке. Она прикрыла глаза, и его губы чувственно и легко коснулись ее губ, скорее поддразнив, чем поцеловав. В этом легком касании было куда больше наслаждения и нежной предупредительности, чем в близости с Питом.

Тихое покряхтывание Аманды прервало тишину.

Слэйд отступил.

Взволнованная, с горящими щеками Эмили отвернулась и взяла на руки дочь. То, что случилось, не должно впредь повториться. Вероятно, взыграли гормоны, вот и все.

Она взглянула на Слэйда.

— Мне надо покормить ее.

— У вас есть бутылки и все, что надо? — хрипловато спросил он. — Из-за преждевременных родов…

— Я буду кормить грудью.

По глазам Слэйда она увидела, что он представил себе это.

— Вам что-нибудь нужно? — низким голосом поинтересовался он.

Свободное пространство, промелькнуло у нее в мыслях, но она только покачала головой.

— Посмотрю, как там Марк на чердаке, а потом мы приготовим что-нибудь на обед.

— Слэйд, я вовсе не надеялась, что вы…

— …что я помогу вам? — договорил он. — Вам нужна помощь, Эмили, так что свыкайтесь с этим. Хотя бы на время.

— Но у вас дела в Биллингсе.

— Это пока терпит. — Он почтительно кивнул и вышел.

Слэйд умел хозяйничать на кухне не хуже любой женщины. Ему с ранних лет пришлось заботиться о себе, и, хотя он привык к микроволновкам и электроплиткам, он умел пользоваться и печкой. Велев Марку вымыть игрушки, которые тот разыскал на чердаке, Слэйд подогрел суп и нарезал покрытый хрустящей корочкой хлеб, что испекла Эмили. При одной только мысли о ней, кормящей малютку…

— Может, поднимешься и спросишь у мамы, готова ли она обедать? Скажи, что я принесу еду ей наверх. — Он взглянул на Марка, катавшего по полу на веревке деревянную игрушку.

Сам он не пойдет туда, чтобы не застать ее за кормлением. Они и так уже испытывают неловкость в присутствии друг друга.

— Может, и мы пообедаем с ней? — с надеждой спросил Марк.

Слэйд замешкался.

— Знаешь, роды — трудная работа, и мама изрядно устала. Пусть немного отдохнет от нас. Если она сможет, мы вместе потом поужинаем.

— Ладно, — промямлил Марк, насупившись, но снова оживился. — Можно мне пойти с тобой после обеда?

— Если мама разрешит.

Пока Марк намазывал себе хлеб маслом, Слэйд отнес большую тарелку супа, два куска хлеба и стакан молока Эмили. Он чуть потоптался у двери, услышав, что она напевает колыбельную. Наконец глубоко вздохнул и постучал.

— Входите, — отозвалась она.

Солнце перевалило за середину дня и светило в окна, поблескивая на волосах Эмили.

— Проголодались? — спросил он.

— По правде говоря, нет, но мне надо питаться ради Аманды. Нам надо обсудить ужин. Мне кое-чего нельзя из-за… ну, из-за кормления.

— Как насчет мясного хлеба? — спросил он. — Я видел фарш в холодильнике.

— Только не переусердствуйте с приправами, — застенчиво улыбнулась Эмили. — Вот уж не ожидала, что мужчина умеет готовить мясной хлеб.

— Я не такой, как все. — Слэйд поставил обед на комод. — Я умею и пюре готовить.

— Ну, тогда вы будете Марку лучшим другом. Он пюре просто обожает.

Лучший друг? До него не сразу дошел смысл сказанного.

— Марк спрашивает, можно ли ему пойти со мной после обеда.

— Если вы не против.

— Могу занять его чем-нибудь, чтобы вы отдохнули. Дело в том… если вам что-нибудь понадобится…

— Все будет хорошо, Слэйд. Перепеленаю Аманду, а потом поем и прилягу.

— Если понадоблюсь, повесьте наволочку за окном. Буду непременно поглядывать время от времени.

Эмили посмотрела на ребенка.

— Вы, конечно, понимаете, кров и стол — слишком малая плата за ваши труды. Мне никогда с вами не расплатиться.

— Великодушие не требует вознаграждения, Эмили. Если что-нибудь понадобится, просто крикните. Если не ответим, вывесьте наволочку. — Не дав себе утонуть в ее мягких карих глазах, он вышел и закрыл дверь.

День прошел незаметно. Марк бегал за Слэйдом по пятам, помогая ухаживать за лошадьми и утеплять помещение. Вечером Слэйд научил его тонкому искусству приготовления мясного хлеба, и мальчик с радостью запустил руки в смесь из мяса, яиц и хлебных крошек. Сам Слэйд поднялся наверх, чтобы проверить, как дела у Эмили. Днем он так и не увидел условного знака на ее окне.

Дверь была слегка приотворена, и он медленно открыл ее. Свернувшись калачиком на кровати, подложив под щеку ладони, Эмили спала и казалась прелестной. Она даже не потрудилась накинуть на себя плед, лежавший в ногах, и Слэйд тихо развернул его и осторожно укрыл женщину.

Она тут же открыла глаза.

— Не хотел будить вас. Показалось, что вам холодно.

— Спасибо.

— Спите дальше, — сказал он севшим голосом.

Она снова прикрыла веки, и дыхание ее стало ровным. Он стоял и смотрел на Эмили и малышку, пока его не охватило неведомое прежде чувство. Но понять, что это, он не мог.

Эмили спустилась к ужину с Амандой. Прежде чем сесть за стол, она посмотрела на Слэйда.

— Я хочу попросить вас об одолжении. На чердаке есть колыбелька. Не могли бы вы принести ее сюда, чтобы положить Аманду?

— Что за вопрос! Я уже видел ее. По виду она не новая.

— Это моя колыбель. Папа сделал ее для меня.

Она знала, что такое семья, корни и чувство родства. Слэйд же не имел об этом представления.

Эмили стала нахваливать его кулинарное искусство. Она поела с аппетитом и казалась отдохнувшей. Его это не обрадовало — ему нравилось, что она, слабая и беспомощная, зависит от него. Никто еще не нуждался в его помощи.

После ужина Слэйд предложил Марку сыграть в карты, а Эмили села вязать кофточку для дочки.

Неожиданно Аманда расплакалась.

— Пойду покормлю ее. — Эмили поднялась. — Марк, надень пижаму, скоро спать.

Через час Слэйд поднялся наверх и заглянул к Эмили. Она ходила по комнате с плачущей девочкой на руках, баюкая ее и напевая.

— Что-то случилось? — спросил обеспокоенно Слэйд.

— Не думаю. У детей бывают периоды, когда они кричат.

— Могу уложить Марка, если хотите.

Аманда не переставая плакала.

— Скажите Марку, пусть сначала зайдет сюда, я хочу пожелать ему доброй ночи. Вам не стоит утруждать себя чтением ему…

— Меня это не затруднит, Эмили.

Их взгляды встретились: ее — был полон благодарности, а ему вдруг захотелось не благодарности, а чего-то другого. Он отправился за Марком.

Попрощавшись с мамой на ночь, мальчик почистил зубы и прочитал молитву. Но, забравшись в постель, насупился.

— В чем дело, напарник? Думаешь, я не сумею почитать так же хорошо, как мама?

— Мама всегда укладывала меня.

— Теперь все может немного измениться. За младенцами нужен уход.

— Почему она так много плачет?

Слэйд замялся.

— Понимаешь, Аманде было спокойно, хорошо и удобно в животе у мамы, а теперь она пришла в большой и непонятный мир, где шумно, жарко и холодно, полно огней и многого другого, к чему ей еще предстоит привыкать.

— И сколько времени это займет? — спросил Марк встревоженно.

— Не могу сказать точно, но, думаю, через месяц или два дела пойдут лучше.

Марк промолчал. Потом взял книгу и протянул Слэйду.

Когда Слэйд уложил мальчика и погасил свет, в комнате Эмили все еще слышался плач Аманды. Он тихо постучал.

— Могу я чем-нибудь помочь?

Она покачала головой.

— Скоро она успокоится.

— Я думаю завтра поехать в город. Куплю горючее и все, что вам нужно. Если понадоблюсь, крикните. Я буду у себя, — сказал он.

Эмили только кивнула в ответ. Слэйду показалось, что он ей мешает. И вообще, может, она не собирается больше иметь мужчин в своей жизни. Он закрыл за собой дверь и пошел вниз.

Он лежал в кровати, заложив под голову руки и уставившись в темноту. Аманда, судя по тишине, успокоилась, и до него доносилось лишь поскрипывание половиц, это Эмили ходила по комнате, укачивая младенца. Слэйд попытался сосредоточиться на завтрашней поездке в Биллингс. Сначала надо заехать в суд и узнать, нельзя ли поискать в книгах записей гражданского состояния. Может, найдутся какие-то зацепки. Может, найдется брат-близнец?..

Из кухни послышался звук льющейся воды, в раковине звякнула ложка. Слэйд сел в кровати. Нужно оставаться на месте, просто закрыть глаза, пока не сморит сон, но мысль о том, что Эмили на кухне, заставила его схватить джинсы, натянуть фланелевую рубашку и босиком спуститься вниз.

В кухне Эмили, налив в кружку молоко, ставила его в микроволновку. Она повернулась, и он увидел удивление в ее глазах.

— Я думала, вы уже спите, — пробормотала она. — Простите, не хотела разбудить вас.

— Я не спал.

Волосы мягкой волной обрамляли ее лицо.

На ней была розовая ночная рубашка с кружевами у выреза, голубой ворсистый халат, на ногах розовые тапочки. Ему так и хотелось обнять ее, укрыть, защитить.

— Аманда угомонилась?

— На время, — слабо улыбнулась Эмили, отводя взгляд от его расстегнутой рубашки.

Слэйд взял со стойки оставшиеся от ужина и завернутые в фольгу булочки.

— Не хотите?

— Пожалуй. — Она вытащила молоко из микроволновки. — Но лучше пойдем в гостиную, там слышнее Аманду. Может, вы купите мне детский монитор, когда поедете в город? Я прочла рекламу в газете…

— Запишите все, что надо, и я куплю.

Он мог бы сесть в кресло напротив, но уселся на диван в нескольких дюймах от Эмили и развернул фольгу.

Она поставила кружку на столик.

— Спасибо.

— Вы сами их пекли, — широко улыбнулся он.

— Вы знаете, о чем я. Спасибо за то, что остались и помогаете, за то, что уложили спать Марка. Не знаю, смогу ли когда-нибудь отблагодарить вас.

— Я же сказал, благодарность ни к чему, — ответил он хрипловато, избегая ее взгляда, и разломил булку пополам. На минуту воцарилась тишина.

— Вы сказали, что едете в Биллингс завтра. Надолго? — Эмили протянула руку к булкам и отломила кусочек.

— Не знаю, как получится.

— Извините, я не думала допытываться.

— Дело не в этом. Просто… — Он провел рукой по волосам. — Не знаю, что найду.

— Вы ищете женщину?

Они посмотрели друг на друга. Вопрос удивил его и несколько польстил мужскому самолюбию — ее это волнует!

— Нет, — ответил Слэйд прямо, — я ищу брата.

Уж не облегчение ли заметил он в ее глазах?

— Вы не знаете, где он живет?

Можно было уйти от ответа, но тогда и она вряд ли станет распространяться о своей жизни, а ему становилось все любопытнее, как она жила раньше, каким человеком был Пит Лоуренс.

— Я вырос в приюте.

— Простите меня, Слэйд. А брат был с вами?

— Я узнал, что у меня есть брат, только пару месяцев назад. Приют в Тусоне, где я вырос, закрылся. Я работал на ранчо в Айдахо, когда получил оттуда письмо.

На Рождество он обычно посылал в приют пожертвования, и у них, видимо, сохранился его адрес.

— В письме было свидетельство о смерти мамы и два свидетельства о рождении: мое и брата, Хантера. Та же дата рождения, но с разницей в пять минут.

— Вы двойняшки?

— Похоже. В письме говорилось, что Хантера усыновили, когда нам было по восемь месяцев. И прилагалась записка, что копии посланы на адрес в Биллингсе в тот же день, что и мне. Я пытался связаться с руководством приюта в Тусоне, чтобы разузнать что-нибудь, но никто ничего не знал. Все случилось так давно.

— Вы думаете, брат в Биллингсе?

— Надежда есть, но в телефонном справочнике нет никого по имени Хантер Коулберн. Нужно покопаться в архивах, поспрашивать, проехаться по адресам. Если ничего не найду, придется нанять частного сыщика.

— Это обойдется недешево, — пробормотала Эмили.

— Знаю, но я скопил кое-что на черный день. Человеку немного надо, если он работает или все время в дороге.

— Вам, видно, не приходилось подолгу задерживаться на одном месте.

— Я изрядно объездил юг и северо-запад. Вы бывали где-нибудь, кроме Монтаны?

Она доела булку и положила салфетку на стол.

— Никогда. Отец однажды возил меня на родео.

— А муж?

— Пит вырос здесь, как и я. И у него не было желания… ну, увидеть другие места. — Она взяла кружку, отпила немного и поставила на место. — Сколько вы думаете пробыть здесь?

— Не знаю. Смотря что выяснится в Биллингсе, — и добавил: — Это зависит от того, как долго я вам буду нужен.

— Не больно-то вы пополните свой денежный запас на черный день, если проторчите здесь.

— Я же сказал, мне много не надо.

Она с любопытством взглянула на него. Карие глаза смотрели мягко, губы в молоке. Слэйд слегка подался к ней.

— Вы красивая женщина, Эмили.

Щеки у нее порозовели.

— Вы, видно, долго работали с мужчинами и коровами, не видя женщин.

Он рассмеялся, и она улыбнулась. Никакие доводы разума уже не могли удержать его. Слэйд коснулся ее мягких волос, наклонился, и она потянулась к нему. Эмили была готова к решительному натиску, как это бывало у нее с Питом. Но перед ней сидел не Пит…

Сначала Слэйд чуть коснулся ее губ. Она почувствовала шершавую щеку, уловила мужской аромат и запах свежего ветра. Ей захотелось ощутить его поцелуй на губах, но он только раздразнивал ее, сначала губами, потом языком; и внезапно она сама поцеловала его.

У Эмили закружилась голова. Рядом с ней был настоящий мужчина — знавший, как угодить, мужчина, который… Который вошел в ее жизнь со скоростью молнии, и так же уйдет. Она оттолкнула его, пытаясь овладеть собой.

— Этого не должно было случиться. Не знаю, что на меня нашло.

— Эмили… — Он говорил низким, хрипловатым голосом, действовавшим на нее, как и его поцелуй.

В ней еще не улеглось волнение, мысли стремительно мелькали в голове.

— У меня маленький ребенок. Мне и думать нельзя о… я никак не могу…

— Неужели ты думаешь, что я отважился бы на что-то большее, чем поцелуй?

— Да… нет. Не знаю. Я не знаю тебя.

Слэйд стиснул зубы, а взгляд голубых глаз стал жестче.

— Не знаешь меня? После всего, через что мы прошли? Что ж, поведаю тебе кое-что о себе. Я человек слова. Обещаю, что не стану целоваться, пока ты сама не попросишь. Он встал, рубашка распахнулась, и стали видны густые темные волосы на груди, плоский мускулистый живот. Волна возбуждения пробежала по ней.

Не дав ей собраться с мыслями, чтобы ответить, Слэйд кратко произнес:

— Спокойной ночи. Постучи в пол, если понадоблюсь.

И вышел из гостиной.

Эмили взяла кружку с молоком. Скорее наступит конец света, чем она попросит его о поцелуе.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Гвоздь выскользнул из пальцев Слэйда. Достав из кармана другой, он прибил утеплитель к дверной раме. Рядом Эмили ставила запеканку в духовку. Последние два дня она держалась от Слэйда на расстоянии, и это разочаровывало его. Разочаровывало не меньше, чем тупиковая ситуация, с которой он столкнулся в Биллингсе. Видно, ему так и не найти брата.

Из гостиной донесся плач Аманды, сначала тихий, потом все громче. Эмили взглянула на часы — пора было идти встречать Марка из школы.

— Иди, покорми ее, я его встречу, — сказал Слэйд. Аманда уже кричала во все горло. — Не беспокойся. Я предложу ему завтра поехать со мной проверять желоба для стока воды. — Он положил молоток и оставшиеся гвозди на стол, взял шляпу и куртку. — Мигом вернусь.

— Спасибо, Слэйд.

Ее «спасибо» начинали донимать его. Лучше бы улыбнулась в знак благодарности.

Марк легко выпрыгнул из автобуса, увидел Слэйда и насупился.

— А где мама? Опять кормит Аманду?

Слэйд решил сделать вид, что ничего не случилось.

— Похоже, твоя сестра и вправду ест за троих, а?

Марк искоса глянул на него.

Он стал молчаливым после возвращения Эмили из больницы. И даже слишком. Как вести себя в такой ситуации, Слэйд не знал. Да и следует ли вообще что-то делать?

— Как смотришь на то, чтобы проехаться завтра со мной верхом и проверить скотину?

— Держу пари, мама не пустит. Скажет, что очень холодно.

— Я уже договорился.

Но и это не вызвало у мальчика улыбки. В доме Марк осмотрелся по сторонам.

— Наверно, снова в своей комнате, — пробормотал он.

Слэйд почувствовал себя виноватым. Надо поговорить с Эмили, иначе ее ждут большие проблемы с сыном.

Скоро Эмили спустилась с Амандой в гостиную. Ей хотелось расспросить сына, как прошел день, но Марк отвечал односложно и явно не был расположен к разговору.

Она достала из холодильника овощи для салата.

— Может, испеку завтра печенье. Хочешь помочь? — спросила она сына.

— Слэйд сказал, что я могу поехать с ним.

— Да, тогда, может, сделаем после того, как вы вернетесь?

— Ладно, — оживился Марк.

Но за ужином мальчик был все так же неразговорчив. Когда пришло время укладывать Марка, Эмили почитала ему на ночь, подоткнула одеяло и отправилась кормить Аманду, которая вновь принялась кричать.

Через час она спустилась вниз, гадая, ушел ли Слэйд к себе.

— Оба уснули? — спросил Слэйд, сидя перед телевизором.

Эмили задержалась, направляясь в кухню.

— Надеюсь. Выпью молока и тоже пойду спать.

— Нам надо поговорить, — сказал он, выключив телевизор.

— О чем?

Слэйд вытянул ноги.

— Пара безделиц. О том поцелуе, к примеру.

— Тут и говорить не о чем.

— Видно, есть о чем, раз ты отскакиваешь от меня, стоит мне чуть приблизиться.

— Это плод твоего воображения.

— Воображения мне не занимать, но у меня еще и стопроцентное зрение.

Она чувствовала себя слишком усталой, чтобы спорить. У нее было такое ощущение, будто она провела без сна всю неделю: готовка, кормление Аманды, стирка…

— Мне просто немного… неловко. Я не привыкла к тому, чтобы поблизости был мужчина.

— У тебя был рядом муж, не так ли?

— Это другое. Ты посторонний, Слэйд.

— Не совсем.

Оба подумали о той ночи, когда она родила ребенка. И о поцелуе.

— Я иду спать. — Эмили направилась к лестнице.

Но он вскочил на ноги и схватил ее за руку. В это мгновение Аманда вновь подняла крик, и Эмили вздохнула.

— Слэйд, даю слово, что мы побеседуем завтра. Хорошо?

Его голубые глаза словно лишили ее возможности двигаться.

— Ладно, — кивнул он.

Она понимала, что ей не уйти от разговора. Слэйд все равно выскажет все, что у него накипело, как бы она ни противилась.

Наутро Слэйд с Марком уехали верхом, а Эмили занялась хозяйством. Ей очень хотелось провести вторую половину дня с сыном, но после ланча заглянула соседка, чтобы узнать, нельзя ли зайти в гости на другой день, после службы в церкви. Мэйвис О'Нейл была словоохотливой, и Эмили и оглянуться не успела, как пролетело еще полчаса.

Она доставала продукты из кладовки, чтобы испечь овсяное печенье, когда Аманда вновь расплакалась. Эмили понесла ее в спальню, чтобы покормить.

Все остальное время до вечера Эмили провозилась с ребенком, и хотя Марк не напомнил о ее обещании, он был молчалив за ужином.

— Можно испечь печенье завтра после обеда, — оживленно проговорила Эмили.

Марк уставился в тарелку.

— Ты ведь сказала, что придут мистер и миссис О'Нейл.

Эмили вздохнула.

— Тогда завтра вечером.

— Мне все равно. — Марк пожал плечами, всем своим видом показывая, что уже не верит в ее обещания. Эмили почувствовала угрызения совести.

Когда она укладывала сына спать, он старательно избегал ее взгляда.

— Марк, я знаю, тебе кажется, что я занята только Амандой, но обещаю, мы побудем немного вместе завтра.

— Не волнуйся, у меня есть Слэйд.

Вот это ее не на шутку взволновало.

— Золотко, я не знаю, сколько Слэйд проживет у нас, он ведь только проездом.

— Он останется, если мы попросим.

— У него свои дела в Биллингсе. Он разыскивает брата, с которым ни разу не виделся, и поиски могут увести его далеко от наших мест.

Марк скользнул под одеяло и укрылся до подбородка.

— Спокойной ночи, мама.

— Марк, ты же знаешь, если тебе хочется поговорить…

Он покачал головой. Наклонившись, она обняла его.

— Я люблю тебя.

Но сын не ответил.

Она нежно погладила волнистые волосы, в дверях замешкалась.

— Спокойной ночи.

Пробормотав «спокойной ночи», он отвернулся, и она закрыла дверь.

Эмили сидела в кресле-качалке и кормила Аманду, занятая мыслями о Марке, когда раздался резкий стук в дверь. Не успела она накинуть на себя что-нибудь, как дверь отворилась.

— Эмили, нам надо поговорить. Марк только что спустился и попросил меня… — Слэйд резко смолк, уставившись на нее.

Их взгляды встретились, и Эмили увидела в его глазах тоску, желание и что-то совершенно ей незнакомое. Она поспешно огляделась, ища, чем бы прикрыться, но ничего не нашла.

Слэйд подошел к колыбели, взял одеяло и подал ей. Она торопливо накинула его на плечи, прикрыв грудь и ребенка.

— Ладно, это, в конце концов, произошло, — сказал он. — Я все видел. Эмили, женщины кормят младенцев на виду у всех с незапамятных времен. Зачем тебе подниматься сюда и прятаться каждый раз, когда надо кормить? — В голосе его прорывались отчаяние и гнев.

— Ты не имеешь права указывать мне, как ухаживать за дочерью.

— Может, ты и заботишься о дочери, но забыла о сыне! Он только что спускался ко мне и спрашивал, надолго ли я задержусь. Когда я сказал, что не знаю, он убежал наверх и теперь не хочет со мной разговаривать.

Да, Марк обижается. Надо поговорить с ним. Переживания последних дней — роды, заботы о новорожденной, жалость к сыну и невозможность к нему подступиться, искры желания в глазах Слэйда, — все вдруг разом нахлынуло на нее, и в глазах защипало от подступивших слез. Она старалась сдержать их, но одна слезинка все же скатилась по щеке.

Когда она смахнула ее, лицо Слэйда смягчилось. Он склонился к ней.

— Эмили, я не хотел причинить тебе боль. Мы поговорим, когда ты освободишься, ладно?

Она кивнула, но слезы все набегали на глаза, даже когда Слэйд ушел. Окончив кормить Аманду, она положила ее в колыбельку, умылась, причесалась. Потом заглянула к Марку и, убедившись, что он спит, спустилась в гостиную.

Слэйд кивнул на кружку молока на столике.

— Я подумал, вдруг тебе захочется.

От его предупредительности к глазам вновь подступили слезы. Она заморгала и с трудом, но взяла себя в руки. Потом села на диван рядом со Слэйдом.

— Я понимаю, что надо проводить больше времени с Марком. Я даже не представляла, как трудно будет с двумя детьми. Мне и в голову не приходило, что придется уделять внимание одному в ущерб другому.

Слэйд подвинулся к ней.

— Извини, если я… позволил себе резкость там наверху, но пора кончать бегать и прятаться с Амандой. Марк видит, что ты занимаешься только ею, и думает, что он уже не в счет.

— Но он может войти. — У нее и в мыслях не было закрываться от сына.

— Ты скрываешься от меня, это ясно, но что случится, если я увижу, как ты кормишь дочь грудью?

Она и сама не знала.

— Это личное дело, Слэйд.

— Нет. Просто я — мужчина, а ты — женщина, и мы поцеловались пару раз. Будь я женщиной, ты спокойно кормила бы дочку в гостиной.

— Но ты не женщина, Слэйд, и даже не член семьи.

Он плотно сжал губы, на скулах заиграли желваки.

— Полагаю, тебе надо подключить к этому сына, иначе у вас будут проблемы.

Он прав. Если Марк начнет удаляться от нее сейчас, то что же будет, когда он повзрослеет?

— Вообще-то, наверное, можно кормить ее внизу в течение дня, но мне бы не хотелось чувствовать, словно ты…

— Подглядываю?

— Да.

— Это твой дом, Эмили, и твои дети. Я подчинюсь любым твоим требованиям.

— Не все так просто, — сказала она тихо и отвернулась. — Послушай, я благодарна за то, что ты сказал, и постараюсь что-то придумать.

— Почему ты не хочешь принять мою помощь? — спросил Слэйд, всматриваясь ей в лицо.

— Я не хочу перекладывать на других свои обязанности, — вспыхнула Эмили, раздосадованная тем, что он вынудил ее высказаться. — Обращаясь за помощью, я теряю твердость духа.

Его взгляд стал еще пристальнее.

— Ты самая сильная женщина из тех, кого я встречал, но всему есть предел, и, надо сказать, вы с Марком подошли к нему.

Он снова был прав.

— Что же, по-твоему, мне делать?

— Устроить передышку. Я могу готовить время от времени. В конце концов можно не возиться с обедом, а просто открыть банку супа.

— Это обойдется дороже, — просто объяснила она.

— Две последующие недели я буду платить за твой суп, — поддразнил он.

— Этого-то мне как раз и не хочется.

Они долго, не моргая, смотрели друг на друга, пока Слэйд наконец не выдохнул:

— Упрямица, каких свет не видывал.

Она невольно улыбнулась.

— Хотя бы в этом отличилась.

Что-то изменилось в его глазах. Они стали бездонно-голубыми, гипнотическими, когда он наклонился к ней и нежно провел пальцем по щеке.

— Помни мои слова, Эмили — в следующий раз тебе придется просить.

Она помнила — и их последний поцелуй, и свою реакцию. И невольно выпрямилась.

— Я поговорю завтра с Марком и постараюсь что-нибудь изменить.

— Лучше не говорить, а делать, — посоветовал Слэйд.

— Буду иметь в виду. — Эмили встала и направилась к лестнице.

— Ты кое-что забыла.

Она обернулась, уверенная, что он хочет обнять ее…

Но он протягивал кружку с молоком.

— Может, лучше будешь спать, если выпьешь.

Ей спалось бы лучше, если бы удалось избавиться от мыслей о Слэйде Коулберне. Она взяла кружку, пробормотала «спокойной ночи» и пошла наверх.

Наутро Слэйд проснулся рано. Эмили уже встала и суетилась на кухне с удвоенной энергией, идущей, как полагал Слэйд, скорее от решимости, чем от хорошего сна. Она явно что-то задумала, но что именно — ему не догадаться. Чертовски глупо было навязывать поцелуй такой упрямице. Может, ему теперь вообще не удастся поцеловаться с ней. Эта мысль огорчила Слэйда, но он отмахнулся от нее и пошел кормить лошадей.

Когда он вернулся, Эмили ставила завтрак на стол — яичницу, обжаренный картофель, тосты. Она позвала Марка и, когда тот спустился в пижаме, потирая сонные глаза, весело улыбнулась ему и увлекла беседой, или, по крайней мере, попыталась увлечь. Доедая яичницу, Марк уже рассказывал ей об индюшке, которую смастерил на уроке труда.

— Осталось всего несколько дней до Дня благодарения, — заметила Эмили. — Нужно позаботиться о жареной индейке.

— И тебе хочется брать на себя такие хлопоты? — только и спросил Слэйд.

Взглянув на Марка, она кивнула.

— Это же День благодарения.

Для него не было ничего особенного в Дне благодарения, как и в большинстве праздников. Просто еще один день, когда Слэйд чувствовал, что он ничей. Поиски сведений о брате в архивах оказались безрезультатными, и Слэйд решил поместить объявления в крупных газетах — от Чикаго до Лос-Анджелеса. Он опасался возлагать на это особые надежды, но хотелось попробовать предпринять что-то самому, прежде чем обратиться к частному сыщику.

— Почему бы тебе не составить список? — предложил он. — Мы с Марком поедем в город и купим все, что надо, а потом будем все вместе готовить индейку. Верно, Марк?

У Марка был несколько огорошенный вид.

— Я могу покрошить хлеб для начинки.

Эмили улыбнулась и отпила сок. Из гостиной раздался крик Аманды.

У Марка вытянулось лицо. Но Эмили не кинулась хватать дочь на руки.

— Почему бы тебе не показать мне твою индюшку и письменные работы в классе за прошлую неделю? — обратилась она к сыну. — Я посмотрю их, пока буду кормить Аманду.

Марк казался озадаченным.

— Правда?

Поднявшись, Эмили подошла к его стулу и обняла мальчика.

— Правда. Принеси их в гостиную.

Слэйд встретился с ней взглядом. Не желая ее смущать, он тоже поднялся.

— Занимайтесь своим делом, а я тут все перемою, а потом пойду в амбар.

Она улыбнулась, и Слэйду показалось, что сердце у него перевернулось в груди.

Час спустя он увидел подъехавший новенький грузовичок с коротким кузовом. Его серебристая отделка сверкала на солнце. Из грузовичка вышла пожилая пара, вслед за ними выпрыгнул молодой парень — высокий, в коричневой шляпе с широкими полями и в замшевой куртке с бахромой. Все трое направились к дому. Сгорая от любопытства, Слэйд быстро разбросал в хлеву свежую солому и пошел в дом.

В гостиной он застал всех, кроме Марка. Женщина с короткими кудряшками на голове, в которых пробивалась седина, держала на руках Аманду. Ее муж, грубоватые черты лица которого смягчала широкая улыбка, сидел рядом и с нежностью глядел на ребенка. Но внимание Слэйда привлек тот, что помоложе. У него были каштановые волосы и зеленые глаза, и он стоял как-то слишком близко к Эмили, поглаживая ей руку.

Слэйд громко кашлянул и в упор посмотрел на Эмили.

Из взгляды встретились, и она на миг замешкалась. Стоявший рядом с ней мужчина и пожилая чета тоже посмотрели на Слэйда.

У Эмили щеки залились нежным румянцем.

— Слэйд, это Мэйвис и Род О'Нейл и их сын Даллас. Позвольте вам представить Слэйда Коулберна. Он… я наняла его помочь на ранчо.

Даллас нахмурился.

— Мама же знала, что я приезжаю на День благодарения. Я мог бы сделать все, что нужно.

— У тебя и так хватает забот с компьютеризацией отцовской документации и со стадом, — отозвалась Эмили.

Сдерживая жгучую ревность и не желая нарушать мирную обстановку, Слэйд протянул мужчине руку.

— Приятно познакомиться.

— И мне. Откуда вы? — спросил Даллас.

— До Монтаны я работал на ранчо в Айдахо, если вас это интересует.

Даллас смотрел пристально, и Слэйд точно знал, что у него на уме.

— Эмили проверила мои рекомендации.

Эмили встала между ними и положила свою руку на руку Далласа.

— Как насчет кофе? Мэйвис? Род?

Тут в комнату буквально влетел Марк, размахивая в воздухе чем-то, напоминающим бумажную тарелку с приклеенными к ней цветными спицами.

— Смотри, какая у меня индюшка, Даллас.

Даллас рассмеялся и склонился к мальчику.

— Отличная индюшка.

Пока Эмили варила кофе, присутствующие перекидывались фразами. Наконец речь зашла о ранчо.

Слэйд узнал, что Даллас учится на животновода в Иллинойсском университете и по окончании его вернется домой. А пока он применяет приобретенные знания на практике в семейном бизнесе и еще объезжает лошадей.

Прислушиваясь к шуму голосов в гостиной, Эмили налила молоко в молочник и достала сахарницу из шкафа.

В кухню вошла Мэйвис.

— Аманда заснула. Я положила ее в колыбельку. Она просто очаровательна.

— И мне так кажется, — улыбнулась Эмили. Она любила и уважала Мэйвис. Род О'Нейл и ее отец дружили с детства, и их дружба перешла к ней и Далласу. Они вместе учились в школе.

Мэйвис глянула на нее.

— Мистер Коулберн давно здесь?

Эмили знала, что начнутся расспросы, и была готова к ним.

— Около недели. Он застрял в прошлую субботу в снегопад и провел ночь в амбаре. Это тот человек, который принял Аманду. Я ему очень обязана.

Мэйвис изогнула бровь.

— Понятно. И долго он еще здесь пробудет?

— По-моему, он сам толком не знает. Он ищет родственника.

Ей не хотелось особенно распространяться о Слэйде.

— Ты же знаешь, пойдут разговоры. Ведь не прошло и года после смерти Пита.

— Мне дела нет до пересудов. Меня это мало заботило при жизни Пита, а теперь и подавно. Слэйд хороший человек, не знаю, как бы я справлялась без него эту неделю.

Эмили вытащила из хлебницы пакет с булочками. Мэйвис протянула ей тарелку.

— У тебя своя голова на плечах, и ты сама знаешь, что делать.

Когда они вошли в гостиную, неся кофе и булки, Эмили почувствовала, что между мужчинами возникло напряжение.

Первым заговорил Даллас:

— Слэйд упомянул, что чинит у тебя упавший забор. Я сказал, что и сам могу справиться с этим. Пока я здесь.

Эмили подошла к Далласу с чашкой и протянула ему кофе.

— Большое спасибо за помощь, но я справлюсь. А когда Слэйд уедет, я дам знать, если понадобишься.

— Даешь слово? — спросил Даллас.

— Обещаю, — ответила она.

В комнате ненадолго воцарилась тишина. Наконец Слэйд поднялся.

— Приятно было познакомиться, но у меня дела в амбаре. — Он натянуто улыбнулся.

— Ты не допил кофе, я налью тебе в термос. — Эмили отставила кружку и пошла в кухню. Слэйд шел за ней, и она чувствовала на себе его взгляд. Налив кофе в термос, она наконец взглянула на него.

— Что-то случилось?

— Ничего, просто хочу спросить. — Он говорил низким голосом. — Что значит для тебя Даллас О'Нейл, и как давно это между вами?

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Что ты имеешь в виду? — Эмили почувствовала себя оскорбленной. — В чем ты меня обвиняешь?

— Ты никогда не говорила о муже, — продолжал он тем же тихим голосом. — Я нигде в доме не видел его портрета. И ты, кажется, на короткой ноге с этим Далласом О'Нейлом.

— На короткой ноге? — Голос у Эмили понизился почти до шепота, она заглянула в гостиную. — Мы с Далласом знакомы с детства. Что же касается мужа… это не твое дело. Как и мои отношения с Далласом. — Она сунула термос Слэйду в руки.

Но он не отступал.

— Вы с Далласом встречались?

— Мы с Далласом друзья. — Щеки у нее пылали от негодования. — Так было и будет. А теперь мне пора к гостям.

Она сделала шаг к двери, но Слэйд схватил ее за руку.

— Ты была несчастлива в браке?

Ей не хотелось обсуждать это с ним ни здесь, ни вообще где бы то ни было.

— Продолжай в том же духе, Слэйд, и я, пожалуй, обойдусь без тебя.

Она вышла из кухни, не обращая внимания на его пристальный взгляд.

Слэйд появился только к ужину.

— Хочу принять душ, — сказал он.

Его голубые глаза смотрели отчужденно, а улыбка, обращенная к Марку, казалась неестественной.

— Мама помогла мне приготовить тетрадь с рисунками животных для занятий. Хочешь посмотреть?

— Может, после ужина? — Он подождал, пока Марк кивнет, и пошел по коридору, даже не взглянув на Эмили.

В душе у нее царило смятение. Больше всего огорчало, что Слэйд обвинил ее в неверности. Он не сказал это прямо, но намек был довольно прозрачным. Как он мог подумать о ней такое?

После ужина Слэйд помог убрать со стола и ушел к себе, сказав, что ему надо кое-что почитать. Уж не наказывает ли он ее за то, что она не позволяет ему вмешиваться в ее личную жизнь? Стараясь отвлечься от тяжелых мыслей, Эмили принялась печь с Марком печенье, а потом они посмотрели по телевизору семейное кино.

Она кормила Аманду, когда Марк спросил:

— Можно пожелать Слэйду спокойной ночи?

— Может, не стоит беспокоить его сегодня? Я уложу тебя, как только закончу кормить сестренку.

Аманда заснула у нее на руках и не подняла крик, как обычно, когда Эмили положила ее в колыбельку. Эмили почитала сыну, послушала его молитву, поцеловала и подоткнула одеяло.

Но Марк не отставал.

— Ты злишься на Слэйда?

Она не привыкла обманывать его.

— Сначала злилась — он сказал кое-что неприятное. Но мы разберемся, не волнуйся.

— Я не хочу, чтобы он уехал.

— Я знаю. — И добавила, чтобы успокоить ребенка: — Постараюсь уговорить его не уезжать до Дня благодарения.

Марка это, похоже, не вполне устраивало, но он кивнул, и она погладила его темно-каштановые волосы, пожелав ему спокойной ночи.

Внизу Слэйда не было. Если она не поговорит с ним сейчас же, то просто не заснет. Эмили решительно тряхнула головой и поспешила по коридору к комнате Слэйда.

Он открыл не сразу. В зеленой клетчатой рубашке и джинсах он выглядел невероятно сексуально. У нее сразу пересохло во рту. Однако губы Слэйда были плотно сжаты, а взгляд — непроницаем.

Она приняла вызов.

— Нам надо поговорить.

— Как мне кажется, этого я и добивался, да ты не пожелала.

— Слушай, я здесь не затем, чтобы пререкаться.

— А зачем ты пришла? — Он, прищурившись, смотрел на нее.

— Я пришла, чтобы узнать, что я такого сделала или сказала, что дало тебе повод заподозрить меня в неверности мужу.

— А это так? — просто спросил он.

Все ее благие намерения тут же испарились, слезы подступили к глазам. Она быстро отвернулась и пошла по коридору. Не надо было приходить сюда, лезть со своими объяснениями.

Он в несколько шагов настиг ее и схватил за руку.

— Я не пойду с тобой, Слэйд, — пыталась она сопротивляться, — ты еще хуже будешь думать обо мне.

— Боюсь, Эмили, ты и представления не имеешь, что я о тебе думаю.

Она взглянула ему в глаза, и у нее захватило дух.

Рубашка Слэйда уже почти касалась ее свитера, когда он заговорил:

— Я не очень силен в вопросах брака, но знаю, что он может и не заладиться. И мне кажется, что Даллас хочет быть тебе больше чем другом.

— Он был в отъезде, Слэйд. Последние два года мы виделись лишь по праздникам.

— Порой и этого довольно… когда мужчина знает, что ему нужно.

— Далласу я не нужна. И мне он не нужен. В том смысле, который ты имеешь в виду.

Слэйд пытливо смотрел на нее, скользя взглядом по ее лицу.

— Я ревновал. Ты, конечно, скажешь, что у меня нет на это прав. Но ты не бежишь от него так, как от меня.

— Я от тебя не бегу, — пробормотала она. Он выгнул бровь.

— А как же это называется, по-твоему?

Именно сейчас больше всего на свете ей захотелось убежать от него.

— Я чувствую себя непринужденно с Далласом, а с тобой…

— Что?

— Я испытываю то, чего не должна. Я только что родила. Я вдова. Я…

Он положил свою руку на ее плечо.

— Ты женщина, Эмили, а я мужчина, и, должен признаться, я с первого взгляда увлекся тобой, хотя и твердил себе, что мне этого не надо.

— Но я была беременна…

— Да, была… но теперь уже нет, и ничего не изменилось, разве что… мне не хочется, чтобы мое чувство было безответным. Это так?

— Нет, — призналась она шепотом.

Он не наклонил головы и не обнял ее. Он просто стоял, крепко сжав ее плечо, и ждал.

Если сейчас она попросит поцеловать ее, могут возникнуть осложнения, которые коснутся не только ее, но и Марка. И Эмили отстранилась.

Слэйд опустил руку.

— Ты хочешь, чтобы я уехал?

— Нет, я обещала Марку попросить тебя остаться до Дня благодарения. Хотя ему хотелось бы, чтобы ты остался и на Рождество…

— А ты?

— Я хочу, чтобы ты остался, — честно сказала она.

Слэйд немного помолчал.

— Ладно, побуду до Рождества. Может, мы привыкнем к обществу друг друга. — Он отступил назад. — Увидимся завтра.

Слэйд откинулся на спинку стула и улыбнулся Эмили — обед в честь Дня благодарения закончился.

— Королевская еда!

— Даже несмотря на то что ты помогал ее готовить? — поддразнила она.

— Так еще вкуснее. Правда, Марк?

Марк кивнул.

— А лучше всего то, что Аманда спала все время, — сказал он и тут же, спохватившись, нерешительно взглянул на мать.

Та улыбнулась.

— На следующий год будешь кормить ее картофельным пюре и присматривать за ней. Ты еще пожалеешь, что она выросла из пеленок, когда начнет ходить. Кстати, о помощи. — Эмили в упор посмотрела на сына. — Завтра мне надо печь пироги для субботней распродажи. Поможешь?

— Конечно. А мы поедем на базар?

— Какой базар? — поинтересовался Слэйд.

— По субботам после Дня благодарения наша церковь устраивает Рождественский базар. Там бывает распродажа выпечки, а жены фермеров продают вещи, сделанные собственными руками. Я обычно пеку штук десять пирогов.

— Десять? Ты шутишь?

— Нет. Это традиция, Слэйд.

— А не многовато ли?

Она пожала плечами.

— Начну, а там посмотрим, сколько получится. Продукты у меня есть, только бы Аманда не подвела.

Слэйд не сводил с нее голубых глаз.

— Видно, мне придется поработать скалкой.

Эмили решительно вздернула подбородок.

— Ну, разве что тебе нечем больше заняться, — решительным тоном заявила она.

Они старательно избегали случайных прикосновений, перемещаясь по кухне и освобождая тарелки от остатков еды. Словно их разделяла черта, которую нельзя переступать.

Слэйд поставил молоко в холодильник.

— Я никогда особенно не отмечал праздники.

Эмили начала мыть посуду. Она как-то странно глянула на него.

— А я люблю праздники, — тихо проговорила она. — Особенно Рождество. Мир, кажется, становится добрее, а люди — менее эгоистичными. Я не могу много пожертвовать церкви, потому и пеку пироги на продажу. Выручка идет нуждающимся прихожанам.

— Я мало знаю об этих обычаях, — негромко сказал Слэйд.

— Останешься с нами на Рождество — мы с Марком тебя кое-чему научим.

— Я останусь.

Слэйд долго сидел за кухонным столом с блокнотом, чековой книжкой и адресами крупных газет от Чикаго до Лос-Анджелеса. Он наклеивал марки на конверты, в который уже раз убеждая себя, что больших надежд на эту затею возлагать не стоит. Шанс найти брата по объявлению еще оставался, но очень маленький. Слэйд запечатал последний конверт.

Эмили была с детьми в гостиной. Марку давно было пора спать, но Аманда никак не хотела успокаиваться. Войдя в комнату, Слэйд подошел к Эмили.

— Давай подержу, пока ты уложишь Марка.

Она удивленно взглянула на него.

— Ты еще ни разу не брал ее на руки.

— Верно, но думаю, у меня все впереди. Давай ее сюда.

На лице Эмили отразилось недоверие и беспокойство.

— Буду осторожен, — заверил он. — Я видел, как ты учила Марка. Нужно поддерживать головку.

— Он справится, мам. У Слэйда все получается.

Аманда вновь подняла крик. Слэйд протянул руки, и Эмили осторожно отдала ему ребенка.

Он глянул на маленькое личико и пощекотал Аманду под подбородком.

— Ладно, маленькая леди, мы всего лишь прогуляемся и потолкуем, пока мама не вернется. Даю слово не уронить тебя.

Аманда глянула на Слэйда и вдруг смолкла.

— Должно быть, ей понравился твой голос, — тихо сказала Эмили.

— Тогда я просто буду разговаривать с ней.

Эмили с Марком поднялись наверх, а Слэйд принялся ходить по комнате. И чего это люди воркуют и лепечут с младенцами, словно те — пришельцы с другой планеты? Он подошел к окну и, указывая на луну, начал объяснять Аманде, как звезды образуют созвездия. Он так увлекся рассказом о Большой Медведице, что не заметил, как подошла Эмили.

— Ты хорошо разбираешься в звездах, — заметила она с улыбкой.

— Не совсем. В приюте одна учительница подарила мне книгу о звездах, Луне и Солнце, сказав, что у меня большой потенциал. Я не очень понял, о чем речь, но по ночам, когда все засыпали, читал ее.

Они долго смотрели на ночное небо сквозь тронутые морозом окна. Наконец Эмили сказала:

— Отнесу Аманду наверх.

— Подогреть тебе молока?

— Да. И отрежь себе еще пирога.

Когда Эмили вернулась в гостиную, Слэйд стоял у окна, словно видел что-то в темноте. Его профиль четко вырисовывался на фоне черного неба.

— Я все еще тебе чужой? — спросил он, повернувшись к ней. — Ты хочешь, чтобы я соблюдал дистанцию?

Так было бы спокойнее, она это знала. Куда проще считать Слэйда чужаком. Но она уже не могла лгать — ни ему, ни себе.

— Уже нет. Но я и сама не знаю, чего хочу. Моя жизнь так изменилась за этот год.

— Уверен, ты знаешь, чего тебе хочется. По крайней мере, сейчас. А ничего другого нам не дано, кроме настоящего, Эмили.

— Разве ты никогда не мечтаешь? — спросила она.

Слэйд решительно мотнул головой.

— Что проку мечтать? Я предпочитаю синицу в руке.

Они стояли совсем близко в ночном полумраке, и звенящая тишина окружала их.

— Так чего бы тебе хотелось, Эмили?

— Я… — Она смолкла.

— Что? — спросил он глубоким хрипловатым голосом, как бы подбадривая ее.

— Ты… — У нее прервался голос.

— Что я? — подстегивал он.

— Ты… поцелуешь меня? — торопливо выговорила она, и Слэйд тут же обхватил ее, прижав к себе и глядя на нее пристальным взглядом.

— Думал, никогда уже не попросишь.

Он неспешно наклонился, коснувшись ее горячими, твердыми губами, провел языком по верхней губе, и у нее подогнулись колени. Эмили обвила его шею руками, чтобы не упасть, провела ладонью по волосам на затылке, вдохнула его запах. У нее было ощущение, будто она падает в бездну, откуда ей не выбраться.

Слэйд целовал ее, чуть дотрагиваясь языком до кончика ее языка, раздразнивая, лаская. Она не чувствовала опоры под ногами и поняла, что он приподнял ее, чтобы приблизить к себе ее лицо. Она забыла обо всем на свете. Это нельзя было назвать лишь наслаждением. За годы замужества Эмили забыла, что такое страстное желание, и вот теперь Слэйд пробудил его. Он заставил ее почувствовать себя красивой, женственной, желанной.

О чем она мечтает? Она должна подавать пример детям, оставаться верной ценностям, в которые всегда верила. К тому же Слэйд может уехать через несколько недель. Он ведь прямо сказал, что не верит ни в мечты, ни в будущее. Эмили ослабила объятия и отстранилась.

— Прошу, опусти меня.

Он неторопливо разжал руки.

— Только не надо притворяться, что ничего не было.

Ах, все было замечательно! Она сама попросила.

— Но…

— Так и знал, что будет «но».

— Мы такие с тобой разные, ты и я.

— Может, поэтому нас и влечет друг к другу, — улыбнулся он.

— Может. Наверное, ты пробуждаешь во мне интерес, потому что всюду побывал и много повидал. Но это не вечно, а я доверяю… обязательствам. Меня воспитали в убеждении, что мужчина и женщина не должны… ну, ты понимаешь, до свадьбы…

— У вас с мужем так и было?

— Да, — произнесла она твердо.

В годы замужества Эмили все гадала, не женился ли Пит на ней только ради секса. Брачные узы его явно не привлекали. Она так в нем ошиблась! Он не любил ни ее, ни Марка.

Слэйд взъерошил волосы.

— Понятно. Иными словами, мне надо держаться подальше, если у меня нет серьезных намерений.

Она помолчала.

— Я не готова ни к чему серьезному. И вообще не хочу осложнять себе жизнь. У меня есть ранчо и дети. — Она вновь помолчала. Ей действительно хотелось, чтобы Слэйд остался. А влечение?.. С этим она справится. — Но в моей жизни всегда найдется место другу, Слэйд.

Он ответил не сразу.

— Не уверен, что мужчина и женщина могут оставаться просто друзьями, если между ними что-то есть. Но можно попытаться, если тебе так хочется.

Она подумала о своей дружбе с Далласом — такой удобной, ничем не осложненной.

— Мне этого хочется.

Слэйд всмотрелся ей в лицо, его взгляд надолго остановился на ее губах. Воздух вокруг словно сгустился, напоенный желанием, которое они старались подавить.

Эмили глубоко вздохнула.

— Пойду спать.

Сейчас было важно уйти от Слэйда, закрыться в своей комнате, выбросить из головы возбуждающие мысли о его поцелуе.

Или им никогда не стать друзьями.

Субботним утром в прилегающем к зданию церкви зале для собраний было полно народу. Эмили впервые вышла на люди с дочкой. Едва она появилась, как ее окружили соседки, желающие взглянуть на малышку.

— Слышала, ты назвала ее Амандой, — сказала одна.

— И родила ее по дороге, — заметила другая.

— И у тебя живет мужчина… — добавила третья.

В этот момент в зал вошел Слэйд с коробкой, наполненной пирогами. Марк, как обычно, следовал за ним, преисполненный гордости оттого, что сам тоже несет пирог.

Увидев их, женщины примолкли. Одна окинула Слэйда взглядом с ног до головы, другая нахмурилась, а третья уставилась на Эмили, ожидая объяснений.

Но не успела, Эмили и рта раскрыть, как Слэйд приподнял шляпу в знак приветствия.

— Доброе утро, леди. Эмили, куда это нести?

В этот момент она пожалела, что связалась с пирогами.

— На кухню.

В глазах Слэйда заиграли веселые огоньки, когда он увидел, что стал объектом всеобщего внимания. Он направился на кухню.

— Значит, это правда, — с серьезным видом заметила старшая из женщин.

Прижав к себе дочь, Эмили пожала плечами.

— Не знаю, что вы слышали, но мистер Коулберн подвернулся, на мое счастье, как раз перед тем, как мне родить. Когда все началось, мы не успели добраться до больницы, и он принял Аманду прямо на обочине дороги в машине. Он поживет у меня, пока я не в состоянии справляться с хозяйством сама.

— А где он живет? — поинтересовалась Грейс Харрисон. Она с мужем, сыном и невесткой жила в десяти милях от Эмили.

Было ясно, что от них ничего не скроешь, все равно пойдут слухи.

— Он живет в комнате отца. Не представляю, что бы я делала без него после рождения Аманды.

Эмили заметила, что Слэйд наклонился к Марку, застегивая ему куртку. Они над чем-то смеялись.

— Похоже, они с Марком прекрасно ладят, — отметила Грейс, удивленно изогнув брови.

— Так и есть, — призналась Эмили.

— Но он ведь не останется? — спросила Фло Янсен.

— Нет, он всего лишь проездом.

Женщины переглянулись, но Эмили уже было все равно.

— Пойду, взгляну, раз уж я здесь, что принесли. — Она кивнула на столы, на которых было полным-полно всего: от вышитых нагрудничков до кувшинов с маслом. — А то скоро мне надо будет собираться домой.

Удаляясь от женщин, Эмили спиной чувствовала их осуждающие взгляды, тщетно пытаясь избавиться от ощущения, что в чем-то жутко провинилась.

Когда она разглядывала нагрудничек с вышитым жеребенком, за спиной у нее вырос Слэйд и прошептал ей на ухо:

— Уж не хотят ли они вывалять меня в дегте и перьях и выпроводить из города?

— Это не смешно, Слэйд. — У нее чуть дрогнул голос.

— Эмили…

Он положил ей на плечо руку, но она скинула ее резким движением.

— Нам лучше уйти.

Он на миг плотно сжал губы, потом ответил:

— Отлично. Я заберу Марка, встретимся у входа.

Слезы набежали на глаза Эмили, она глянула на Аманду и нежно провела пальцем по ее щечке.

— Все в порядке, дочка, все будет хорошо.

Она твердила себе это, пока шла к двери из зала собраний, изо всех сил желая разобраться в том, чего же ей в самом деле хочется.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

До Рождества оставалось две недели. Слэйд вернулся домой к обеду, после того как провел все утро за работой. Он сразу ощутил запах корицы и сдобы. Эмили стояла у раковины и терла морковь. За этим занятием она показалась Слэйду прелестной, как никогда. После того утра в зале собраний между ними чувствовалось напряжение. Они не говорили об этом, но Слэйд понимал, что Эмили не привыкла быть объектом пересудов и очень расстроена.

Она взглянула на него, пока он вешал куртку и шляпу.

— Как вкусно пахнет!

Слэйд постоянно пытался разрядить атмосферу, но это было чертовски трудно. Особенно когда она вот так смотрела на него своими мягкими карими глазами.

— Я готовлю хлебный пудинг. Вот-вот будет готов. Тебе пришло письмо. — Она кивнула на стол.

Письмо? Ответ на объявление? У него бешено забилось сердце. Он придвинул стул и сел, уставившись на конверт. Торопливо нацарапанный обратный адрес: Джон Морган, Денвер.

— Слэйд? Что там? — тихо спросила Эмили.

— Даже страшно открывать, — пробормотал он. — Это может перевернуть всю мою жизнь.

— Чтобы узнать, надо распечатать, — подбодрила она.

Он надорвал конверт, вытряхнул письмо и развернул его. Пока он читал, сердце билось все чаще и чаще, наконец Слэйд вскинул глаза на Эмили.

— Этот человек из Денвера пишет, что они с женой усыновили ребенка больше тридцати лет назад. Мальчика звали Хантер Коулберн. Они жили тогда в Тусоне, но вскоре переехали в Биллингс. Сейчас живут в Денвере.

— Он сообщает, где Хантер?

— Работает юристом в международной корпорации и сейчас за границей. — Слэйд вновь уставился на письмо.

— Ты уезжаешь в Денвер? — спросила Эмили.

До Рождества две недели. Конечно, ему бы не следовало привязываться к этому месту. Но, с другой стороны, Хантера Коулберна нет в стране, а Эмили очень нужна помощь. Так может, стоит пока остаться?

— Нужно присматривать за лошадьми и скотом. — Он сунул письмо в карман рубашки. — Это пока подождет.

— Тебе не хочется встретиться с братом?

Похоже, она не позволит ему уйти от ответа.

— Не знаю, брат ли он мне. А даже если и так, он в отъезде.

— Но если поехать и поговорить с этими людьми…

— Мне казалось, Марку хочется, чтобы я остался на праздники.

— Так и есть, но мы, же не твоя семья. И мне не хотелось бы оказаться виноватой, если ты не найдешь Хантера.

— Я же не сказал, что не стану искать его. Я напишу этому Джону Моргану и пошлю фотографию. Если мы двойняшки, он определит. А если только совпадение, то и это выяснится. В любом случае я останусь здесь на Рождество. Разве что тебе и вправду хочется, чтобы я уехал. Если тебя донимают сплетни, если считаешь, что в твоем поведении есть нечто, заслуживающее осуждения…

— Я не делаю ничего предосудительного.

— Тогда не веди себя так, будто делаешь! Не надо бояться, что наши взгляды встретятся, а руки соприкоснутся. И вообще, почему бы нам не бывать почаще вместе…

Ее щеки залил румянец, и он понял, что попал в точку.

— Не сказать, что у нас так уж много времени на это, — пробормотала Эмили.

— Да, — согласился он, — но если захотеть, всегда можно выкроить немного. Я, например, собираюсь в город за покупками. Может, Мэйвис побудет с Амандой, а ты поедешь со мной, пока Марк в школе?

Дожидаясь ответа, он почти смирился с тем, что Эмили откажется.

Раздался звонок таймера. Она открыла духовку и вытащила хлебный пудинг, потом откинула волосы со лба и взглянула на Слэйда.

— Мне и вправду надо сделать кое-какие покупки.

— На какое время можно оставить Аманду? Мне бы хотелось пригласить тебя на обед.

— Можно сцедить молоко и приучить ее к бутылке. Всегда пригодится на случай необходимости. Тогда нам не надо будет торопиться.

Он не мог сдержать улыбки и поднялся, чтобы идти.

— Назовем это свиданием.

— По-моему, мы собираемся делать покупки.

— В таком случае это будет свиданием в магазине.

Она покачала головой.

— Порой ты бываешь…

— Бываю каким?

Эмили молчала. Сдержать влечение оказалось непосильной задачей. Слэйд наклонил голову и прижался к ее губам.

Она ответила сразу, растаяла в его руках. Он мог бы не отрываться хоть целую вечность, но чутье подсказало, что сейчас лучше оставить ее. Для него лучше.

Сбавив пыл, Слэйд ослабил объятия, оторвался от ее губ и медленно отстранился.

Эмили озадаченно вскинула на него глаза, и он понял, что все сделал правильно.

— Иду мыться, — сказал он, стараясь, чтобы в голосе не чувствовалось желания и хрипотцы. — Крикни, когда все будет готово.

И, не став дожидаться, пока она заявит, что им не следует впредь делать этого, что незачем им ездить вместе за покупками и что он не должен принимать это за свидание, Слэйд, улыбаясь, двинулся в ванную.

Они встретились в магазине игрушек, после того как каждый сделал свои покупки в небольшом торговом центре на окраине Биллингса. Слэйду магазин показался страной чудес, где были собраны все его несбывшиеся детские грезы: от бейсбольных мячей и перчаток до грузовиков и игр. Он уже давно не получал подарков на Рождество и уж тем более не дарил. Но в этом году ему хотелось дарить.

Он знал, что Эмили не примет ничего дорогого, и вырезал для нее олененка из дерева. Такой подарок ей точно понравится.

С Марком дело обстояло иначе.

Они с Эмили шли вдоль рядов, заполненных мягкими игрушками.

— Я хотел подарить Марку седло. Чтобы было как раз по нему.

Она остановилась.

— Марку оно не нужно, он ездит на моем.

— А если едете вместе?

— Как-то выходим из положения. Я беру седло Пита. — Она тревожно взглянула на него. — Это слишком дорогой подарок, Слэйд. Я не позволю тебе делать это.

— На мой взгляд, у подарков не должно быть ценников с указанием, дешевые они или дорогие. — Слэйд понял, что предстоит нелегкая битва. — А что ты хочешь подарить Марку?

— Мэйвис нашла санки на распродаже. Их надо только хорошенько покрасить. А я хочу купить ему бейсбольный мяч и биту. Весной будет играть в школе.

— А как же перчатка?

Эмили покачала головой, и Слэйд заподозрил, что она не вписывается в ее бюджет.

У сетки с мячами и перчатками Слэйд остановился.

— Позволь мне купить ему перчатку и, пожалуй, баскетбольный мяч. За амбаром есть отличная площадка, он может бросать его в корзину.

— Слэйд…

— Рождество — время для подарков, а не ограничений.

— Не думаю, что Марк чувствует себя в чем-то ущемленным. Я всегда давала ему все, что могла. К тому же у нас теперь есть Аманда.

— Тем более надо сделать ему какой-нибудь особенный подарок. Если не седло, то, может, грузовик или велосипед? Марку надо почувствовать, что его любят, что он ничем не отличается от других детей. Подумай, что лучше, грузовик или велосипед, а я сделаю подарок по твоему выбору. Но я все равно куплю ему мяч и перчатку.

У кассы было полно народу — Рождество приближалось. Эмили то и дело поглядывала на Слэйда, пока они двигались в очереди. Ей была знакома эта его манера плотно сжимать челюсти, она знала, каким далеким он становится, когда его глаза приобретают цвет штормового неба.

Когда они вышли из магазина и сложили сумки и коробки в багажник, начал падать снег. Слэйд глянул на небо и нахмурился.

— Надеюсь, сильного снегопада не будет. Я хотел поехать с Марком за елкой сегодня или завтра, когда он вернется из школы. Или ты имеешь что-нибудь против елок?

— Я же не скряга, Слэйд. — Эмили отступила на шаг. — Просто из-за скудных средств мне пришлось научиться выкручиваться. — Она показала на другой конец стоянки, где была устроена выставка елок, подсвеченных гирляндами, и небольших механических игрушек. — Хочешь пройтись и взглянуть, прежде чем пойдем обедать?

— Замерзнешь, — пробормотал Слэйд и захлопнул багажник.

— Не замерзну. Я могу застегнуть пальто, раз оно снова стало мне впору, — улыбнулась она.

Он не ответил на ее улыбку.

Хотя шел снег, было безветренно, и Эмили радовалась возможности размять ноги, оказаться на людях, побыть рядом со Слэйдом. На выставке они долго смотрели на маленький поезд, круживший вокруг елки, на фигурки животных и детей.

— Расскажи, как ты встречал Рождество, когда был маленьким, — попросила Эмили.

Он так долго не произносил ни слова, что она уже не надеялась что-либо услышать.

— Рождество всегда приносило одни разочарования, — начал, наконец Слэйд. — Мы жили в приюте, но ходили в школу вместе с обычными детьми, и перед Рождеством нам приходилось несладко. Дети без умолку болтали о том, что получат в подарок, чего бы им хотелось, что на этот раз принесет Санта-Клаус. Но никто из приютских не верил в Санта-Клауса. Нам дарили по апельсину, леденцу на палочке и по одному подарку — обычно это была головоломка. Приюту приходилось экономить на всем, на чем только можно.

Эмили нежно пожала ему руку.

— Но ведь Рождество — это не только подарки, Слэйд. Не думай, будто я не хочу, чтобы у Марка были вещи, подаренные тобой. Мне хочется, чтобы он понял, что можно быть счастливым и без них.

— Ах, Эмили. — Слэйд покачал головой. — Ты, конечно, права, но я-то знаю, каково ребенку. Я приходил в школу после праздников, и дети, у которых были родители, рассказывали о гостивших у них родственниках и их подарках, о блестящих новеньких велосипедах, грузовиках и электрических поездах. Это был совсем другой мир, и мне казалось, что я чужой в нем, или не имею на то права, или попросту недостоин.

Приблизившись, Эмили заглянула ему прямо в глаза.

— Ты достоин счастья, Слэйд, и семьи, и людей, которые будут любить тебя. — Она вдруг почувствовала, как он дорог ей.

Глаза у него из свинцовых сделались небесно-голубыми, и Эмили поняла, что пора торопиться на ланч, иначе он начнет целоваться, а она позабудет, что надо держать сердце на запоре. Она обхватила себя руками.

— Ты прав, здесь и в самом деле холодно. Нам, пожалуй, лучше пойти пообедать.

Он улыбнулся.

— В меню есть все, что душа пожелает.

Она взглянула на вывеску ресторана и поняла, что того, чего желает ее душа, в меню не найдется.

Слэйду ничего больше не надо было, кроме сияющих глаз Марка, когда они тряслись по изрытой колеями заснеженной дороге к месту, где росли ели.

День был погожий и солнечный, без снегопада и облаков, но до заката оставалось не больше часа, поэтому надо было поторапливаться. Слэйд остановил машину недалеко от ограждения из колючей проволоки, и они с Марком выскочили из грузовика.

Пробираясь по снегу, мальчик спросил:

— Ты останешься после Рождества?

— А что?

У Марка явно было что-то на уме.

— В школе устраивают соревнования после Нового года. Дети с отцами будут лепить большого снеговика. Победители получат приз. А в спортзале будут игры. Я вот думал… не пойдешь ли ты со мной?

— Конечно, — отозвался Слэйд. — Давненько я не лепил снеговиков, но думаю, ты поможешь мне вернуть форму, если погода не подведет.

Марк радостно улыбнулся. Он смотрел на Слэйда с обожанием.

Тот не привык, чтобы на него так смотрели, и ему стало неловко. Он взял Марка за плечо.

— Сейчас нам надо выбрать елку.

Они добрались до забора, и Слэйд подсадил Марка. Тот легко перескочил через ограду. Подхватив под мышку пилу, Слэйд перелез сам. Снега намело много, и пришлось брести к елям дольше, чем он рассчитывал. Марку хотелось елку повыше и покрасивее, так что, когда они выбрали ту, что надо, солнце уже клонилось к горизонту.

— Надо поспешить или придется дожидаться, когда взойдет луна, чтобы выбраться отсюда, — пошутил Слэйд.

— Здорово, что ты останешься на Рождество. — Марк глядел на него снизу вверх, щеки у него разгорелись от мороза, в больших карих глазах светилось обожание.

Слэйд почувствовал комок в горле — этот маленький мальчик становился ему удивительно дорог.

— И я рад побыть здесь. Ну, а теперь давай работать.

Уже стемнело, когда они спилили ель и Слэйд потащил ее к забору.

— Иди сюда, напарник, я подсажу тебя.

Марк протянул руки, и Слэйд перенес его через изгородь.

— Иди в машину, погрейся.

Пока Марк спешил к машине, Слэйд перебросил пилу через забор, потом поднял ель в восемь футов высотой и забрался на изгородь. Но в темноте не рассчитал и под весом елки спрыгнул раньше, чем надо, задев бедром колючую проволоку. Он услышал звук рвущихся джинсов и почувствовал боль. Посылая проклятия и виня себя, он донес дерево до грузовика, сунул пилу на место и забрался в кабину.

— Все в порядке? — обратился он к Марку, решив, что просто поцарапал ногу.

— Я проголодался, — живо откликнулся мальчик. — Мы сегодня установим елку?

— Решим с мамой. По мне, так хоть сегодня.

Эмили выставила крестовину на порожке. Слэйд загнал Марка в дом, прежде чем закрепил ствол в крестовине.

Открыв дверь в кухню, он крикнул:

— Готовы?

Эмили доставала из духовки жаркое и улыбнулась ему.

— Мы готовы. Вноси.

Обхватив ель руками, он внес ее в гостиную. Аманда спала в колыбельке у кресла. Елка заняла полкомнаты, не меньше.

— Кажется, Марку захотелось в этом году елку побольше, — заметила Эмили с улыбкой.

— И самую красивую.

Отступив, она осмотрела елку сверху донизу и уже открыла рот, чтобы что-то сказать, как ее взгляд упал на ногу Слэйда.

— О, Господи, чем это вы занимались?

Слэйд глянул вниз и увидел несколько дыр на джинсах и пятна крови.

— Всего лишь немного поцарапался. Не поладил с колючей проволокой.

— Предоставь-ка лучше это мне. Тебе давно делали укол от столбняка?

— Прошлым летом.

— Значит, можно не опасаться. Ступай в ванную, я обработаю ранки.

— Эмили, ну, в самом деле…

— Лучше сделать это, чтобы не получить заражения, — предупредил Марк, явно повторяя слова матери.

— Мне бы не хотелось задерживать ужин, — проворчал Слэйд.

— Ужин подождет. Марк, поднимись и помой руки, а я займусь Слэйдом.

При других обстоятельствах Слэйд возликовал бы в душе, но только не теперь. В ванной было тесно.

— Придется снять джинсы, — сказала, наконец, Эмили.

Слэйд замялся.

— Эмили…

Ее щеки залил румянец, она открыла аптечку и достала флакончик с перекисью.

— И глазом моргнуть не успеешь, как все будет позади. Ты должен подавать пример Марку.

Он сомневался, что сможет подать достойный пример, оказавшись без штанов.

— Я сам, — пробормотал он.

— Ты не достанешь. Лучше я это сделаю.

Может, и лучше, только не для его возбужденных нервов. Когда его руки потянулись к пряжке на ремне, щеки у Эмили заалели ещё ярче. Слэйд решил, что надо поскорее кончать с этим. Он вытащил одну ногу из штанины и, изогнувшись, посмотрел на ранки, которые снова стали кровить.

— Ах, Слэйд, должно быть, было больно?

— Нет, даже не заметил.

Эмили покачала головой, намочила мягкую чистую ткань и намылила мылом.

— Это антибактериальное мыло. Промою ранки, а потом обработаю перекисью.

— Приятная перспектива, — пробормотал он. — Давай закончим с этим поскорее.

Он чувствовал каждое прикосновение ее пальчиков. В воображении живо рисовалось, как они касаются других мест… когда они в постели… Она склонила голову, и он увидел светлые пряди в ее волосах. Он знал, какие они мягкие и шелковистые на ощупь, и понимал, что стоит только прикоснуться к ним — и уже не удержаться.

Промыв и обработав перекисью ранки, Эмили нанесла мазь, и Слэйду захотелось застонать не от саднящих царапин, а от сладостной пытки прикосновения ее пальчиков к бедру. Ему никак нельзя становиться к ней лицом. Никак нельзя, чтобы она увидела…

Эмили весьма проворно перевязала ногу бинтом. Стоять к ней спиной было уже невозможно, и Слэйду пришлось повернуться. Он попытался прикрыться джинсами.

Но, не дав ему сунуть ногу в штанину, она сказала:

— Почему бы не снять их вовсе? Я постираю и починю, если получится.

— В этом нет необходимости.

— Появится, когда понадобятся чистые джинсы.

Ее взгляд пробежал по его ноге и случайно задержался чуть ниже пряжки ремня. С зардевшимися щеками она поспешно отвернулась, сложила бинты и лейкопластырь в аптечку.

Слэйд торопливо натянул штанину, застегнулся, подошел к ней и положил руки ей на плечи.

— Не надо смущаться, Эмили. Думаю, ты и так знаешь, что я испытываю к тебе.

Она встретилась с ним взглядом в зеркале.

— Мне и вправду неловко. Мне надо было понять…

Повернув ее лицом к себе, он осторожно отвел прядь волос с ее лица.

— Как бы я ни реагировал на тебя, ты же знаешь, что тебе нечего бояться.

— Я и не боюсь, просто я осторожна. И не без причины: ты уедешь, а у меня все останется по-прежнему — двое детей и ранчо. Целоваться, конечно, приятно, только нельзя забывать о том, что действительно важно.

Слэйд не отнес бы ощущение, возникавшее от их поцелуев, к числу просто приятных, но она была права — это придет и уйдет. И все же, если бы не брат, он мог бы задержаться…

Услышав торопливые шаги по коридору, Слэйд отодвинулся.

В дверь влетел Марк.

— Я помылся, а Аманда плачет. Мы будем ужинать?

Эмили быстро вышла из ванной.

— Займи сестренку, а я подам ужин. Пока я покормлю ее, вы со Слэйдом поужинаете.

— Ладно. У Слэйда с ногой все будет о'кей?

Она посмотрела туда, где сквозь порванные джинсы проглядывала белая повязка, но Слэйд опередил ее:

— Все будет прекрасно, Марк.

Как бы он хотел сказать то же самое о своем неминуемом отъезде, о своих чувствах к Эмили и ее детям… Но он всегда был перекати-полем и не видел причины менять свое отношение к жизни.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На полу в гостиной были расставлены ящики с елочными украшениями, а Эмили поддерживала Марка на стремянке, чтобы он мог повыше повесить колокольчик. Оглянувшись на Слэйда, рассматривавшего блестящий голубой шар с именем Марка, она почувствовала, что щеки у нее вновь вспыхнули. Слэйд стоял близко, и она ощущала его тепло, его запах, его… Что было бы, дай она себе волю?.. Через пару недель она начала бы подумывать…

Через пару недель Слэйда здесь может уже и не быть.

— Можно повесить звезду на верхушку, прежде чем я пойду спать? — спросил Марк.

— Конечно. Но со стремянки не дотянуться.

— Я подниму его, — предложил Слэйд.

Она отошла в Сторону.

— Звезда в ящике у дивана.

Марк спрыгнул со стремянки и пошел искать.

— Это ты расписала? — Слэйд взял в руки шар. На нем было выписано имя Марка, дата его рождения и нарисован ангел, от которого исходило сияние.

— На его первое Рождество.

— Сияние ангела. Ты умеешь придавать вещам особый смысл.

Слэйд говорил негромким грудным голосом, отчего сердце у нее встрепенулось. Что ты имеешь в виду?

— Когда Марк видит его, у него возникает чувство своей неповторимости. Бьюсь об заклад, что ты каждый раз печешь ему торт ко дню рождения.

Она кивнула, не сомневаясь, что Слэйд никогда не отмечает свой день рождения.

— Когда ты родился?

— Восьмого апреля.

Она подумала, что к тому времени его уже здесь не будет.

— Некоторые из украшений выглядят старыми. — Слэйд указал на кружевную снежинку на елке.

— Это мама сделала, когда мне было пять лет. Многие из них висели у нас на елке, когда я была еще маленькой. Марк любит слушать, как я рассказываю, откуда они появились. Вон того брыкающегося мустанга, например, отец купил, когда навещал друга в Вайоминге. — Она осторожно постучала пальцем по деревянной церквушке. — А эту мне подарил Даллас, когда мы учились в школе. Они все связаны с какими-то воспоминаниями.

Под взглядом серьезных глаз Слэйда, смотрящего на нее сверху вниз, она пыталась понять, о чем он думает.

— Даже не представлял, что рождественская елка может быть связана с воспоминаниями, — проговорил он. — Наверное, чувствуешь себя… частью большого целого.

Ей хотелось сказать: «И ты мог бы чувствовать себя частью целого». Но она не успела. К ним подошел Марк со звездой в руках.

Слэйд поднял Марка, чтобы тот повесил звезду на верхушку. Звезда была золотистой и немного потускневшей, но Марк смотрел на нее, словно она была прекраснейшей из звезд.

Слэйд опустил его, и мальчик взглянул на мать:

— Ведь здорово она смотрится наверху, а? Разве мы нашли не лучшую елку?

— Елка — лучше не бывает, это уж точно.

Эмили улыбнулась Слэйду — своим присутствием он сделал это Рождество особенным для Марка.

И для тебя, прошептал ей внутренний голос, но она постаралась заглушить его.

— Может, зажжем елку прямо сейчас? — спросил Марк.

— Зажжем, и ты пойдешь переодеваться ко сну.

— Споем рождественскую песенку?

Эмили повернулась к Слэйду.

— Мы всегда так делаем, когда зажигаем огни.

— Еще один обычай? — хрипловато спросил он.

Она кивнула. Слэйд зажег огни, и Эмили обняла Марка.

— Что будем петь?

— «Тихую ночь», — тотчас отозвался он.

Она запела, а за ней Марк, и под конец запел и Слэйд. Когда они допели, воцарилось молчание — они наслаждались мгновением, которое, в чем Эмили не сомневалась, сохранится в их памяти на всю жизнь.

Тишину нарушил звонок. Эмили пошла к телефону, бросив Марку:

— Иди наверх. Поднимусь, когда поговорю.

Вечер оказался слишком волнующим для Слэйда. Рождество и впрямь становилось явью. Когда зажглись огни на елке, у него в горле от волнения встал ком, с которым он никак не мог справиться. Видно, он и впрямь загостился в «Двух белых отметинах». Что он делает здесь, чувствуя себя порой членом семьи?

Пожелав Марку доброй ночи, он собрался идти к себе, когда услышал голос Эмили:

— Привет, Даллас. Ты уже приехал на Рождество?

Слэйду вдруг захотелось выпить стакан молока, и он решил сделать это без излишней спешки. Невольно прислушиваясь, он узнал, что Даллас все еще в университете, и догадался по разговору, что парень выяснял у Эмили, не надо ли ей с Марком чего-нибудь, не обижает ли ее незнакомец.

Она оглянулась на Слэйда:

— Да, он еще здесь. Останется на праздники.

Поговорив еще несколько минут, Эмили положила трубку.

— Даллас хотел что-то сказать? — Слэйд поставил стакан на стол.

— Нет, просто справлялся о моих делах. Соседи здесь приглядывают друг за другом. Разве на других ранчо, где тебе приходилось работать, было не так?

— На других ранчо я жил в хозяйственных пристройках и просто делал свою работу. Не кажется ли тебе, что Даллас довольно далеко отсюда, чтобы проявлять соседскую заботу?

— Расстояние дружбе не помеха. После смерти Пита он поначалу названивал через каждую пару недель. Просто чтобы удостовериться, что у меня все в порядке, — тихо добавила она.

Их взгляды встретились.

— Как нога?

— Прекрасно.

— Ты ведь не сказал бы мне, даже если бы это было не так, верно?

В голосе ее слышалась укоризна, и он почувствовал что-то вроде удовлетворения.

— Точно. Не стал бы подрывать свой ковбойский имидж.

От его мягкого подтрунивания она осмелела и приблизилась к нему на несколько шагов.

— У тебя доброе сердце, Слэйд. Ты превратил Рождество в настоящий праздник для Марка.

— Тут ты ошибаешься. Это ты с детьми превратила его в праздник для меня. — Он помолчал. — Я посмотрел на те санки, что ты принесла. Может, я пройдусь по ним наждаком? Пусть это будет нашим общим подарком.

— Ладно, — медленно выговорила она, будто обдумывая. — Но только при условии, что позволишь мне поиграть с вами в баскетбол.

Он с трудом представил себе Эмили играющей в баскетбол, но будет чертовски занятно отнимать у нее мяч.

— Чем больше компания, тем веселее, — согласился Слэйд со смешком.

Они вновь встретились взглядами, чувствуя, что их тянет друг к другу как магнитом, чтомежду ними что-то есть, как бы они ни противились этому. Ему мучительно хотелось обнять и поцеловать ее, однако он сомневался, что сможет отныне удовольствоваться только поцелуями и что ему вообще стоит задерживаться здесь хотя бы на день после Рождества. Эмили отстранилась.

— Я, пожалуй, пойду наверх.

Слэйд кивком указал на детский монитор в ее руке.

— Если хочешь, я присмотрю за этим, пока ты будешь укладывать Марка. Если Аманда проснется, займусь ею.

Ему нравилось держать ребенка на руках, но он старался делать это не часто, опасаясь, что удовольствие войдет в привычку.

Эмили подала ему монитор, и их пальцы соприкоснулись. Они не отдернули рук. В ее карих глазах он прочитал те же чувства, что испытывал сам, но приписал их сентиментальности, царящей во время праздника, ощущению, будто и он является членом семьи.

Поднимаясь по лестнице, он подумал о своей настоящей семье, о брате, которого еще не нашел, и о том, как может изменить его жизнь Хантер Коулберн.

За день до Рождества Слэйд только вернулся после обхода стада, как к нему подбежал Марк:

— Быстрее. Мама говорит, что тебе звонят по важному поводу, — выпалил он, задыхаясь.

Его здешний номер был известен только одному человеку — Джону Моргану, приемному отцу Хантера. Слэйд поспешил в дом.

— Это Хантер Коулберн. — Эмили протянула ему трубку.

У него бешено забилось сердце.

— Пойдем в гостиную, чтобы не мешать Слэйду. — Эмили обняла сына за плечи и увела его.

Слэйд подождал, пока они выйдут.

— Алло?

— Слэйд Коулберн? — спросил низкий голос.

— Да.

— Это Хантер Коулберн. Я только что вернулся в офис в Лондоне и нашел сообщение родителей. Они отправили мне по факсу твое письмо и фотографию. Мы могли бы сойти один за другого, только у меня черные волосы, а у тебя, по словам отца, каштановые. Мы двойняшки, Слэйд.

Слэйд не знал, что сказать. Сердце гулко стучало в груди. Он не мог понять по тону Хантера, как тот относится к тому, что обрел потерянного брата.

— Что ты думаешь обо всем этом?

На другом конце провода воцарилось молчание.

— Я потрясен. Я не думал… — Он смолк. — Трудно говорить по телефону, а я вернусь не раньше чем через три недели. Мне бы хотелось повидаться с тобой. Может, приедешь в Денвер или я прилечу в Монтану?

— Поговорим, когда вернешься в Штаты. Не уверен, что все еще буду здесь, но позвоню тебе, если уеду. Ты дашь мне номер телефона, по которому можно было бы связаться с тобой?

Хантер продиктовал номер, и Слэйд записал в блокнот. Потом, раздираемый любопытством, спросил:

— Почему ты оставил фамилию Коулберн?

— Это было моим вторым именем до совершеннолетия, а потом я решил вернуть себе настоящую фамилию.

Слэйд почувствовал, что Хантер многого не договаривает, но понадобится куда больше времени, чем пятиминутная беседа по телефону, чтобы они как следует, узнали друг друга. Пожалуй, вся жизнь.

Будто прочитав его мысли, Хантер спросил:

— Отец сказал, что ты работаешь на ранчо в Монтане. Ты этим всегда занимаешься?

— Всем понемногу. Работал на стройке, но мне больше по душе простор. Я поменял много мест, а ты?

— Я специалист по международному праву, а потому много разъезжаю. Видно, у нас обоих в крови страсть к… скитанию.

Разговор вновь надолго прервался, будто они не знали, с чего начать. Наконец Слэйд сказал:

— Рад, что ты позвонил. Не скажу, что и вправду надеялся отыскать тебя.

— А я рад, что ты меня нашел. Свяжусь с тобой, как только можно будет вести разговор конкретнее.

— Звучит заманчиво. Сообщу, где искать меня. Счастливого Рождества.

— Куда уж счастливее, — пробормотал Хантер. — До скорого. Я позвоню.

Слэйд положил трубку, и у него перехватило горло.

В кухню вошла Эмили с Амандой.

— Хочешь поговорить? — мягко спросила она, поглаживая Аманду по спинке.

У него не было потребности делиться с кем-то своими проблемами. Мужчина живет своим умом и должен сам находить решения. Но Хантер не относился к разряду проблем, и решать было нечего — по крайней мере, пока.

— У меня и вправду есть брат-близнец. Отец Хантера переправил ему по факсу мою фотографию, и он утверждает, что мы — одно лицо.

Откинув голову, Эмили внимательно посмотрела на него.

— И каково знать, что у тебя есть брат?

— Странное ощущение. Сам не знаю, чего ждал. Чувство, что говорил с посторонним.

— Вы и есть посторонние, и останетесь ими, пока не побудете вместе.

— Похоже, ему этого хочется. Да и мне. Он сейчас по делам в Лондоне и едва ли вернется раньше середины января. А потому придется подождать с воссоединением.

— Какой он? — спросила Эмили.

— Сдержанный… образованный. У нас, пожалуй, найдется не много общего.

— Вы одной крови. Это связывает крепче всего.

Аманда начала чуть попискивать, и, чтобы отвлечься, Слэйд взял ее на руки. Он думал о связи, соединяющей его с братом, и о своей все возрастающей привязанности к Эмили. Они держались непринужденнее с той ночи, когда наряжали елку. Она уже не отскакивала от него, когда он случайно касался ее, а он старался по возможности держаться к ней поближе.

— Ты хотел бы пойти со мной в церковь этим вечером? — спросила она.

— Ты хочешь взять ребенка?

— Мэйвис обещала посидеть с Марком и Амандой, если я… если мы захотим пойти.

— Охотно свожу тебя. Марк не будет огорчен, что его не возьмут на прогулку?

— Он будет спать, служба начнется не раньше половины одиннадцатого. Вернемся мы к полуночи.

Слэйд вдруг призадумался о походе в церковь, соседках Эмили и о том, как он одет. Но это можно легко решить.

— Мне надо съездить после обеда в город. Тебе что-нибудь нужно?

Она покачала головой.

— У меня есть все, что надо.

Глядя на нее, он подумал, что и у него тоже.

На то чтобы уложить Марка в постель в сочельник, понадобилось чуть больше времени, чем обычно. Эмили покормила Аманду. Слэйд едва успел натянуть новые ботинки, как до него донеслись голоса — видимо, приехала Мэйвис. Сняв с вешалки новый пиджак из верблюжьей шерсти, он надел его и прошел по коридору к кухне.

Увидев его, женщины смолкли. Эмили обвела его взглядом, начиная с узкого галстука, белой рубашки и пиджака и до черных джинсов и ботинок. Она так растерялась, что не находила слов.

Сама она была хороша, как картинка, в простом платье с длинными рукавами и расклешенной юбкой, доходившей до ботинок.

Слэйд потер рукой подбородок и пошутил:

— Что, плохо побрился?

Эмили покраснела, а Мэйвис рассмеялась.

— Разве может женщина удержаться от того, чтобы не засмотреться на мужчину, так разодевшегося ради сочельника?

— Неужто и впрямь, Эмили? — поддразнил он.

— Я… ты выглядишь совсем по-другому.

— В лучшую или в худшую сторону?

— Я тебя еле узнала.

— Под одеждой я все тот же.

Щеки ей залило румянцем еще больше.

— Думаю, нам пора идти, чтобы не опоздать.

— Я готов.

Он подал ей пальто, и она оказалась так близко, что до него донесся цветочный аромат ее шампуня. Когда она надела пальто, он прижал воротник к ее шее, будто бы непроизвольно проведя пальцами по кончикам ее волос.

Она взглянула на него через плечо, и у него екнуло сердце.

Слэйд смутно помнил, что говорил Мэйвис перед уходом. Всю дорогу до церкви в микроавтобусе он то и дело поглядывал на Эмили, а она на него.

Наконец она сказала:

— Ты замечательно сегодня выглядишь.

— Отчистился до блеска?

— Слэйд…

— Извини, не сдержался. Видела бы ты свое лицо. Не думал, что так уж важно, одет ты в пиджак с галстуком или фланелевую рубашку.

— Дело не в этом.

— А в чем?

Автобус катил по дороге, и в окна заглядывали сиявшие на черном небе звезды.

— Мне казалось, я уже знаю о тебе почти все. А сегодня ты совсем другой, и я призадумалась, знаю ли тебя вообще.

— Ты знаешь меня, Эмили. Да тут и знать нечего. И поверь, я нисколько не изменился только оттого, что пошел и купил себе новые тряпки. Ведь ты же не меняешься оттого, что красишь губы?

У нее на губах была помада натурального оттенка, хорошо подходившая к цвету платья.

— Говоря по совести, меняюсь, — призналась она. — Когда я принаряжаюсь, крашу губы, я чувствую себя… женственнее.

Он подождал, пока сердце немного угомонится, и негромко произнес:

— Буду иметь в виду.

Когда они добрались до церкви, небольшая стоянка для машин была почти вся заставлена машинами, а скамейки внутри церкви заняты. Семейная пара потеснилась, высвобождая для них местечко. Пропуская Эмили вперед, Слэйд заметил несколько устремленных на них любопытных взглядов. Впереди сидел Даллас О'Нейл. Насколько Слэйд мог судить, он был один.

Слэйд давненько не бывал на церковной службе. В последний раз это было на Пасху, лет пять тому назад. Он пришел с двумя напарниками, с которыми работал на ранчо.

Но в этот раз все было иначе, как-то по-особенному. Когда он открыл сборник церковных гимнов и запел с Эмили хорал, в душе его ожило что-то давно забытое, что не давало о себе знать с самого детства.

Алтарь с рождественским сюжетом украшали ветки клещевины. Слэйд все явственнее ощущал единение, царившее тут, где все знали друг друга и постарались собраться вместе в такую ночь. Читалось Евангелие и молитвы о тех, кто болен, благословлялись вступившие в брак и появившиеся на свет младенцы. А потом была произнесена проповедь. Все это время Эмили держала руки на коленях, касаясь плечом Слэйда. Она повернула голову, чтобы взглянуть на него, и, встретившись взглядами, они долго смотрели друг другу в глаза.

Он низко склонился к ней и пробормотал на ухо:

— Хорошо, что ты пригласила меня.

В ответ она только улыбнулась.

После благословения и гимна, завершавшего службу, священник встал в небольшом притворе, приветствуя паству.

Но не успели они подойти к нему, как Даллас мягко похлопал Эмили по плечу. Как только рука Далласа О'Нейла легла Эмили на плечо, выражение лица Слэйда изменилось. Он и вправду ревнует, подумала Эмили, и ощутила странное удовлетворение. Все в нем казалось этим вечером особенным, и она поняла, что ее влечет к нему сильнее прежнего. Даже во время проповеди, когда они сидели на скамейке, это чувство было так сильно, что ей хотелось взять Слэйда за руку, ощутить его крепкое пожатие.

Чувство было непреодолимым. Настолько непреодолимым, что она горячо откликнулась на приветствие Далласа, обрадовавшись чему-то знакомому, благодаря его за то, что он всегда оставался надежным другом в этом ненадежном мире.

— Счастливого Рождества, Даллас, — сказала она, освободившись из его объятий.

— И тебе счастливого Рождества, — кивнул Даллас Слэйду.

— Счастливого Рождества, — без особого энтузиазма ответил тот.

— Мама говорила, что пригласила тебя на рождественский обед завтра. Придешь?

Эмили и думать забыла об этом приглашении, занятая своими чувствами к Слэйду.

— Я еще не поговорила со Слэйдом. Я обещала дать ей ответ после нашего возвращения из церкви.

— Что ж, надеюсь, придешь. А на новогоднюю вечеринку Даймондов пойдешь?

Повернувшись к Слэйду, Эмили подключила его к беседе.

— Один из фермеров, Эймос Даймонд, разводит скаковых лошадей. Каждый раз в канун Нового года он устраивает вечеринку в манеже, где выезжает лошадей. Народ стекается к нему за много миль отсюда.

— Похоже, получается знатный праздник, — без всякого интереса в голосе отметил Слэйд.

Поговорив еще немного, Даллас поцеловал Эмили и попрощался, потом пожал руку священнику и ушел.

Слэйд молчал, когда она беседовала со священником, молчал, и когда представляла его. Они вышли из церкви, и его молчание по дороге к автобусу встревожило ее. Эмили схватила его за руку.

— В чем дело?

Стоя в луче прожектора, освещавшего стоянку, Слэйд прикрыл лицо широкими полями шляпы.

— Если тебе хочется пойти завтра на обед к О'Нейлам, то поступай как знаешь.

— Тебя тоже пригласили.

— Я — приложение.

— Это не так, и одна я не пойду. Мне не хочется встречать Рождество без тебя.

— У тебя добрая душа, Эмили, но жалости мне не надо.

— Ты считаешь это жалостью?

Он не ответил, и она выпустила его руку.

— Можем заняться чем угодно, Слэйд. Хочешь, приготовлю обед или пойдем к О'Нейлам. Мне все равно.

Он слегка расслабился.

— Послушай, я пойду с тобой к О'Нейлам, если ты пойдешь со мной на ту новогоднюю вечеринку, и будем считать ее настоящим свиданием.

— Ты останешься после Рождества?

— Марк просил пойти с ним на соревнования на следующей неделе. И тебе еще нужна помощь. Пожалуй, мне лучше остаться, пока Хантер не вернется домой. А потом решу, что делать.

Эмили обрадовалась, что он не уезжает, но здравый смысл подсказывал, что не стоит возлагать на это особых надежд. И все же предложение устроить свидание взволновало ее.

— Я не прочь пойти с тобой на вечеринку к Даймондам.

Он откинул голову, и в глазах заблестели искорки. — Значит, договорились — любовное свидание, — произнес он низким хрипловатым голосом.

Что-то затрепетало у нее в душе — то ли от радостного предчувствия, то ли от страха.

По дороге домой Слэйд включил радио, и полились тихие мелодии рождественских песен. Когда они добрались, Слэйд помог Эмили выбраться из машины. Она как раз договаривалась с Мэйвис о рождественском обеде, когда он вошел.

Мэйвис обняла ее.

— Мы рады, что ты придешь. — Она пожала Слэйду руку. — Счастливого Рождества, Слэйд. Надеюсь, вы любитель ветчины, потому что в этом году у нас это главное блюдо.

— Ветчина — просто замечательно!

Слэйд проводил Мэйвис до машины и подождал, пока она отъехала.

— Уже, конечно, поздновато, — сказал он, вернувшись в кухню, — но у меня кое-что припасено для тебя. И мне бы хотелось подарить это сегодня.

— Слэйд, тебе не стоило…

— Сегодня Рождество, Эмили. Присядь на диван, я мигом вернусь.

Она подошла к елке и достала из-под нее сверток. Потом села на диван и положила подарок на столик, когда в комнату вошел Слэйд. Он успел снять пиджак и казался еще более широкоплечим в белой рубашке. Волосы лихо спадали на лоб, а улыбка делала его еще больше похожим на мальчишку.

Он протянул ей подарок, завернутый в красную бумагу и обвязанный золотистой лентой.

— Ну, давай же, — сказал Слэйд, присаживаясь рядом, — открывай.

Она развязала бант, развернула бумагу и увидела коробку из-под обуви. Он смущенно улыбнулся.

— Не попалось ничего другого.

Под крышкой оказалась оберточная бумага. Эмили развернула ее и вынула вырезанного из дерева олененка.

— О, Слэйд, как красиво! — воскликнула она и вдруг догадалась: — Ты сам сделал?

— Я с детства занимаюсь резьбой. В свободное время. Это помогает развеяться.

Она повернула олененка в руке, и на глаза ей набежали слезы.

— Спасибо, я никогда не получала таких замечательных подарков.

Не раздумывая, она подалась вперед и поцеловала его в щеку, потом, глубоко вздохнув, взяла со стола сверток и положила Слэйду на колени.

Он торопливо развернул его. Первое, что он увидел, были шерстяные носки. Эмили связала их в редкие свободные минуты. Он взял их в руки.

— Лучше не придумать для работы в амбаре. В них будет тепло.

Затем он увидел книгу. Это был путеводитель по карте звездного неба.

— Не знала, сохранился ли у тебя старый, — тихо сказала Эмили.

— Нет, давно развалился. — Он посмотрел на нее. — Спасибо. Может, мы как-нибудь ночью полюбуемся на звезды.

В его глазах было что-то магнетическое, что не давало ей отвести взгляд. Взяв олененка у нее из рук, он поставил его на столик, наклонил голову и прижался к ее губам. Затем отстранился, заглядывая ей в лицо, и припал вновь, настойчиво, жадно, не скрывая страсти, которая росла в нем с первой их встречи. Эмили забыла обо всем на свете, ощущая лишь его чувственные губы, его запах…

Неожиданно запищал монитор.

Она отстранилась и пробежала дрожащими пальцами по волосам.

— Это Аманда, нужно идти.

Слэйд кивнул, но когда она, схватив олененка, пошла наверх, он отчетливо произнес:

— Настанет ночь, когда ничто не сможет помешать нам, Эмили.

У нее перехватило дыхание, и ей пришлось ухватиться рукой за перила. Пробормотав «спокойной ночи» и «увидимся утром», она поднялась по лестнице, чтобы укрыться в спальне.

Она влюбилась в Слэйда Коулберна. И что только она будет делать, когда он уедет?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Ветер со снегом порывами налетал на Эмили и Слэйда, когда они входили в постройку, внутри которой находился тренировочный манеж и где Даймонды устраивали свою вечеринку.

Рождество превзошло все ожидания Слэйда. Эмили снова поблагодарила его за олененка, и ему было приятно, что она поставила его в своей комнате. Может, это что-то для нее и значит. Может, он сам начинает что-то значить для нее.

Эта мысль страшила его. Надо ли ему это? Он и сам толком не знал. Он понятия не имел, каково это — быть мужем и отцом и вообще человеком, живущим на одном месте. Загвоздка была только в том, что в нем ни разу не проснулась жажда перемен — с тех пор, как он приехал в «Две белые отметины». Он не стал размышлять об этом, решив отложить на потом.

Зрелище, которое представлял собой манеж, было воистину достойно внимания. Столы и стулья расположились по периметру. Повсюду были разбросаны большие охапки сена. Наверное, чтобы можно было посидеть и просто, чтобы создать особую атмосферу, решил Слэйд. В дальнем конце на сцене играл оркестр. Стены украшали ветки ели и красные бантики, переплетавшиеся с блестящими гирляндами.

К микрофону подошла женщина и запела знакомую народную песню.

— Вот это вечеринка! — сказал Слэйд на ухо Эмили.

Она повернулась к нему, и ее щека почти коснулась его.

— Эймос Даймонд умеет устраивать вечеринки. Не сказать, что его так уж любят, но он пользуется уважением. Селекционеры со всей страны покупают у него скаковых лошадей и дают ему на выучку.

У входа на манеж стояло несколько вешалок.

— Не хочешь повесить пальто? — спросил Слэйд. — Или возьмешь с собой?

— Можно оставить, чтобы не мешало.

Поддерживая пальто, пока она снимала его, Слэйд прикоснулся к ее плечам, и они посмотрели друг другу в глаза. С Рождества с ним постоянно происходило такое — словно заряд электричества пробегал по всему телу, стоило ему только коснуться ее. Он повесил рядом свою куртку. На нем была белая рубашка, узкий галстук и черные джинсы. По тому, как Эмили посмотрела на него, он понял, что оделся правильно.

— Ты такая хорошенькая сегодня, — сказал Слэйд искренне.

Она вновь подкрасила губы. На красной блузке с длинными рукавами по воротнику и манжетам шли кружева, планку с застежкой украшала синяя вышивка. Синяя широкая хлопчатобумажная юбка с кружевами по подолу доставала до ботинок.

— Спасибо, — пробормотала она, зардевшись.

Он повел Эмили, придерживая за талию и чувствуя сквозь блузку ее тепло. Пальцы у него задрожали, когда по телу прошла волна жара.

Они сели за один столик с людьми, которых Эмили почти не знала. В отличие от ее соседок, им не было дела до их с Эмили отношений, люди просто хотели отпраздновать Новый год, и Слэйда это вполне устраивало. Вскоре на арену высыпали пары, и ведущий подошел к микрофону.

— Танцуешь кадриль? — спросил Слэйд.

— С детства, — с улыбкой ответила она. Он предложил ей руку, она приняла ее, и они присоединились к одной из пар. Весь следующий час, когда Слэйду только мельком удавалось увидеть Эмили, он жалел о том, что не знал, как она умеет кружиться плечом к плечу с партнером, смеяться, переговариваться и так легкомысленно шутить, словно ей и неведомо вовсе бремя ответственности. На его взгляд, у нее было слишком много забот, и он радовался, что хотя бы один вечер она может повеселиться, как, наверное, веселилась до замужества. Ему хотелось, чтобы у нее это бывало почаще. Ему вообще о многом хотелось бы позаботиться.

Когда кадриль закончилась, они вернулись к столу перекусить и освежиться, но оркестр заиграл что-то медленное, и Слэйду захотелось подержать Эмили в объятиях.

— Ты так же хорошо танцуешь медленные танцы, как и кадриль? — спросил он.

— Нужно потанцевать со мной, чтобы узнать, — отшутилась она, чуть заигрывая с ним.

Она была неотразимо хороша, нежна и сексапильна. Он повел ее в середину зала и обнял. Аромат ее духов опьянял сильнее выдержанного виски, и страсть Слэйда разгоралась все жарче. Это было куда больше, чем физическое влечение, и он не мог разобраться в своих ощущениях. Это было как-то связано с празднованием Рождества, чувством семьи и привязанности к одному месту… или к одному человеку.

Ее грудь прижалась к его груди, и он ласково провел рукой по ее спине. Когда она вскинула на него глаза, время, казалось, остановилось. Он склонил к ней голову и, понимая, что соседи могут увидеть, просто потерся щекой о ее щеку, коснувшись губами виска и почувствовав шелковистость ее волос. В этом легком прикосновении было что-то даже более эротичное и соблазнительное, чем поцелуй. Прижав Эмили еще крепче, он сомкнул руки у нее на талии, и она обняла его за шею. Теперь они не столько танцевали, сколько покачивались из стороны в сторону. Он готов был забыть о соседях и сплетнях и поцеловать ее прямо сейчас, в разгар вечеринки.

Неожиданно Слэйд разомкнул объятия — рядом стоял Даллас с серьезным и решительным видом.

— Можно разбить вас? — вежливо спросил он.

— Пусть решает Эмили, — отозвался Слэйд. Ей не хотелось покидать его объятия, но нельзя было пренебречь и Далласом. К тому же остаток вечера — за Слэйдом, и передышка может только пойти им обоим на пользу. Она кивнула и улыбнулась Далласу. Руки Слэйда скользнули вниз, ей внезапно стало холодно. Она взглянула на лицо Слэйда и усомнилась в правильности своего решения.

— Станцуем попозже еще? — Она коснулась его руки.

Яростный взгляд синих глаз смягчился.

— Подожду, — отозвался он.

Даллас повел ее в танце, не прижимая к себе так близко, так интимно.

— У тебя это серьезно? — начал он без околичностей.

— Мне не очень понятно, что ты имеешь в виду.

— Ты влюбилась?

Эмили пристально посмотрела на своего давнего друга — прядь волос на лбу, красивое лицо, зеленые глаза.

— Мы давно дружим, Даллас, но мне неловко говорить с тобой о Слэйде.

— Этим почти все сказано. — Он пристально глянул на нее. — Думаю, будет пустой тратой слов предупреждать, что тебя ждет разочарование.

— Я трезво смотрю на вещи и знаю, что Слэйд не может подолгу жить на одном месте, если ты это имеешь в виду.

— Не думал, что ты такая, Эмили.

— Какая? — Она прервала танец.

— Неважно, — промямлил Даллас с расстроенным видом.

— Та, что легко сходится с мужчинами? — спросила Эмили, теперь уже рассердившись. — Сдается мне, мужчинам это по душе. Что-то не заметила кольца у тебя на пальце. Уж не думаешь ли ты убедить меня, что бережешь себя для суженой?

Даллас покраснел, зеленые глаза полыхнули огнем.

— Безусловно, нет, — вздохнул он. — Мне не следовало забывать, что ты умеешь давать сдачи. Дотанцуем, или ты так и будешь стоять посреди зала?

Она сморщила нос, и они вновь принялись танцевать.

— Так когда ты возвращаешься домой? — спросила Эмили.

— Надеюсь, в конце августа. Но я еще покатаюсь туда-сюда. Я решил построить дом на холме, выходящем на северное пастбище. Буду руководить основными работами издалека, а когда вернусь, займусь отделкой.

— Какой дом?

Он улыбнулся, будто одна мысль об этом делала его счастливым.

— Бревенчатый. Может, поможешь мне отделывать его?

— Разве тебе не хочется, чтобы этим занялась какая-нибудь городская красавица? — поддразнила она.

— Ты же знаешь, как я к ним отношусь, Эмили.

Музыка кончилась, и они разжали руки. Даллас посмотрел на нее с обожанием. — Я пекусь только о твоем благе. Ты ведь знаешь это? Мне хочется, чтобы ты была счастлива.

— Я знаю. Спасибо, что печешься обо мне, это очень много значит для меня…

На лице у него мелькнуло выражение, которое она не очень поняла, и Эмили решила, что ей лишь показалось, потому что он вновь улыбнулся.

— Веселись сегодня со Слэйдом, если тебе так хочется. А если мы уже не увидимся, то я дам тебе знать, когда будет закладка дома.

Эмили встала на цыпочки и поцеловала его в щеку. Он отошел и помахал на прощание. Похоже, он не думал оставаться. Ей бы хотелось, чтобы он нашел кого-нибудь себе по сердцу.

Слэйд был увлечен беседой с соседом по столу, когда она вернулась. Он поспешил закончить разговор и поднялся.

— Даллас ушел? — поинтересовался он, изогнув удивленно бровь.

— Похоже.

— Вот и прекрасно. Мне не придется волноваться, что нас кто-нибудь вновь захочет разбить. Похоже, еще один медленный танец. Ты готова?

Она была готова ко всему. Они танцевали, время от времени возвращаясь к столу и вновь горя желанием слиться в танце, раскачиваться под музыку и испытывать наслаждение, казалось, недопустимое в гуще народа.

Близилась полночь, когда Слэйд поманил ее в сторону и повел за стог из снопов сена.

— Что случилось? — запыхавшись, спросила она, когда они наконец остановились в укромном уголке.

— Ничего не случилось. Я просто подумал, что мы можем провести немного времени наедине, когда будут бить часы.

Со сцены неслась мелодия «Старого доброго времени», и кто-то начал отсчитывать секунды.

— Это ты здорово придумал.

Вскинув на него глаза, она уже предвкушала его поцелуй, приготовившись насладиться им сполна, но едва Слэйд обвил ее руками, послышались сдавленные смешки.

— Ой, кому-то в голову пришла та же мысль, что и нам.

Эмили отпрянула от Слэйда и увидела Шэрон Коннер, свою одноклассницу, рядом с высоким мужчиной.

Она попыталась скрыть смущение.

— Привет, Шэрон.

— Подыщем себе другой уголок, — с улыбкой сказала брюнетка. А когда они отошли, Эмили услышала: — Эмили была замужем за Питом Лоуренсом. Я слышала, парню, который с ней, не сидится долго на одном месте, но по сравнению с Питом бедняжке любой покажется золотом.

Замигали огоньки гирлянд, раздался звук труб, но Эмили казалось, — что все шепчутся только о ней. И зачем только она пришла сюда со Слэйдом, дав повод для сплетен? Почему она решила, что можно повеселиться и это никого не будет касаться, кроме нее и Слэйда?

— Эмили, — окликнул Слэйд.

— Нам лучше уйти, — сказала она.

Но он схватил ее за плечи и не дал отвернуться.

— Что она имела в виду?

— Здесь не место…

Стараясь преодолеть шум голосов и громкую музыку, Слэйд повысил голос:

— Думаю, пора тебе рассказать о своем браке. Я могу подождать часок, если хочешь еще потанцевать, но сегодня мы должны поговорить об этом.

На этот раз ей не убежать от ответа на его вопросы, она поняла это по его решительно сжатым губам.

Ветер свирепствовал во всю, когда они ехали на ранчо. У Слэйда наготове была уйма вопросов. Холод проникал в кабину, несмотря на в полную мощь работающий обогреватель. Эмили сидела, отодвинувшись к двери, словно ей хотелось, чтобы между ними было как можно больше пространства, словно она сама была где-то далеко-далеко.

Из-за холодного ветра Слэйд подъехал к самым дверям, остановившись рядом с грузовичком Рода и Мэйвис.

Войдя в дом вслед за Эмили, Слэйд услышал слова Мэйвис:

— Аманда только что уснула. Мы позволили Марку посидеть с нами до десяти и поиграть в карты. Надеюсь, в этом нет ничего плохого?

Эмили уверила соседку, что все сделано замечательно, достала буханку хлеба с клюквой, который испекла, и подала им. Наконец, обнявшись на прощание и пожелав счастливого Нового года, соседи ушли.

Сняв галстук, Слэйд бросил его на столик и расстегнул верхние пуговицы на рубашке.

— Думаю, тебе хочется посмотреть, как там дети.

Она кивнула.

— Я пойду с тобой и пожелаю Марку доброй ночи, если он проснется.

Эмили поднялась по ступенькам и прошла в свою комнату. Слэйд открыл дверь в комнату Марка. Мальчик крепко спал, Слэйд поправил сбившееся одеяло и легонько потрепал Марка по плечу. Будь он отцом, он делал бы это каждую ночь.

Но чтобы быть отцом, надо осесть и жить на одном месте.

Выйдя от Марка, он увидел, что дверь в комнату Эмили открыта. Она стояла, склонясь над кроваткой дочери. Слэйд встал рядом, чувствуя, как бьется его сердце. Ночник слабо освещал комнату.

— Она такое чудо, ведь, правда? Когда я держу ее, кормлю, мне даже порой в это не верится. — Эмили взглянула на него. — И ты помог ей появиться на свет.

Помочь Эмили произвести на свет новую жизнь было, пожалуй, предметом особой гордости Слэйда. Но ведь Аманда — плод союза Эмили и Пита Лоуренса. И Слэйду нестерпимо захотелось задать вопросы, что роились у него в голове.

— Ты все еще любишь мужа?

У Эмили округлились глаза, вопрос ее, похоже, удивил.

— Нет, я уже не люблю Пита. К тому времени, когда он погиб… у меня к нему почти ничего не осталось.

Слэйд решил, что надо начинать с самого начала.

— Где вы познакомились?

Отойдя от колыбельки, Эмили присела на кровать.

— В школе. Он был старше меня на два года. Окончив школу, он стал работать в продуктовом магазине в Биллингсе. Начал захаживать, а потом мы поженились. Мне просто не приходило в голову…

Она смолкла, а он нетерпеливо спросил:

— Что?

— Что Пит не тот человек, который мне нужен. В нашем браке не было ничего ужасного, многим и в голову бы не пришло, что у нас что-то не так. Но Пит… не собирался взваливать на себя обязанности отца и мужа. Когда мы поженились и переехали сюда, к отцу, я сразу стала замечать, что Пит и не думает брать на себя свою долю забот. Отец ничего не говорил, но я знаю, он сильно переживал из-за меня. Пит взвалил всю инициативу на меня. Начиная со стирки до…

Она внезапно смолкла.

— Секса? — напрямую спросил Слэйд и сел рядом.

Она покраснела.

— Мне бы не хотелось говорить об этом. — Она помолчала. — Я думала, все изменится с появлением ребенка, но после рождения Марка на меня навалилось только больше работы. Я старалась, чтобы Пит был доволен, старалась дать все, что ему было нужно, но дошло до того, что я уже не знала, что именно ему нужно. Он почти не разговаривал со мной… все время смотрел телевизор, когда бывал дома. Было чувство, будто я должна для него делать все, а он — ничего. За год до автокатастрофы он пристрастился к выпивке. Потому-то и не справился с управлением.

Слэйду многое хотелось сказать, но он понимал, что лучше промолчать. И все же спросил:

— Почему же ты не развелась?

— Я была верна нашим клятвам. Я думала, если очень постараться… — Она покачала головой. — Аманда появилась случайно. Я узнала, что жду ребенка, только после смерти Пита.

— Я не очень хорошо разбираюсь в семейной жизни, — проворчал Слэйд, — но думаю, усилиями одного человека дела здесь не поправить. — Он замялся. — Пит был с тобой… груб?

— О, нет, — тут же ответила Эмили. — Просто… мое отношение к нему изменилось: я перестала его уважать. После года замужества я поняла, что он мне просто вскружил голову. Теперь я задумываюсь, любила ли я его вообще? Я решила больше не рисковать, надеяться в жизни только на себя и жить, как хочу.

После долгого молчания Слэйд спросил:

— Он ведь был Марку не очень хорошим отцом?

Она покачала головой.

— Ты уделяешь ему гораздо больше внимания.

От ее взгляда сердце у него забилось сильнее. Он придвинулся к ней, а когда она не стала отодвигаться, обнял ее.

— Мы так и не отметили Новый год. У тебя не пропало желание? — поинтересовался он почти шепотом и услышал тихое «нет».

Он прижался к ее губам. Поцелуй вышел жарким, жадным, страстным. Тени в комнате, ночная тишина и ветер, стучавший в окно, располагали к близости. За первым поцелуем последовал второй и еще один, которому, казалось, не будет конца. Слэйд гладил ее волосы и, сам не зная, как это произошло, вдруг оказался рядом с ней на постели. Они утратили чувство реальности и уже не понимали, где находятся и какое сейчас время суток. Она была слаще меда, кожа у нее — нежнее лепестка. Он не смог удержаться, и его рука скользнула к пуговицам на блузке. Эмили потянула его рубашку, и он почувствовал, как она обхватила его талию ладонями. Ее пальчики перебирали волосы у него на груди, пока он целовал ее в шею. Но когда его рука приблизилась к ее груди, она остановила его.

— Слэйд, я не могу. — Она рывком поднялась. — Я ведь кормлю грудью и…

— Я знаю, что ты кормишь грудью. Ты хочешь сказать, чтобы я был осторожен? Ты хочешь сказать…

— Я просто не могу.

— Чего ты не можешь?

— Я думала, что смогу просто побыть с тобой. Думала, что могу позволить поцелуи, ласки, но…

— Слишком рано?

Он все еще пытался найти разумное объяснение её отказу.

— Нет, дело не в этом. Просто я не из тех, кто может провести ночь с мужчиной и забыть о нем наутро. Разве ты не понимаешь?

О, он понимал, и ему чертовски хотелось, чтобы она об этом не думала. Но он также понимал: переубедить ее не в его силах. Такая уж она есть, и тут ничего не поделаешь.

— Так к чему было затевать?..

— Я думала, что смогу повести себя иначе. Извини, мне не надо было обманываться на свой счет.

— Не стоит извиняться ни тебе, ни мне, к этому все шло со дня моего появления, и мне, наверно, пора подумать об отъезде. Я обещал Марку задержаться до соревнований в школе и так и сделаю, но в конце января мне надо уезжать.

Она помолчала, а потом сказала, застегивая пуговицы:

— Если считаешь, что так лучше…

— Да, для нас обоих.

Он ждал, что она скажет еще что-нибудь, но Эмили промолчала.

У дверей он чуть помедлил и заглянул в колыбельку, потом прикрыл за собой дверь и пошел вниз, думая о том, что новый год начался из рук вон плохо.

Хантеру Коулберну не терпелось поскорее приземлиться и позвонить брату. Отвернувшись от иллюминатора, он вновь вернулся к своим бумагам. Он сумел завершить переговоры раньше, чем предполагалось, и ему пришлось бы дожидаться рейса в Денвер до утра, но, к счастью, клиент предложил ему воспользоваться его самолетом. А у Хантера были причины торопиться с возвращением. Хотя он скользил взглядом по условиям контракта, который составлял, голова его была занята мыслями о Слэйде Коулберне.

Хантера ошеломило известие о том, что у него есть брат-близнец.

Это, пожалуй, второе по значимости событие в его жизни. Первое…

Он привычно, как это не раз бывало за последние пять лет, отогнал от себя мысли об Ив Раскин и вернулся к воспоминаниям о детстве в семье, где он никогда не чувствовал себя своим. Джон и Марта Морганы дали ему крышу над головой, окружили его нежной заботой наравне со своими родными детьми, но Хантер всегда чувствовал, что он не такой, как его брат Ларри или сестра Джолин. Лари постоянно напоминал ему, что он приемыш, и глаза Джона Моргана, казалось, светились не такой гордостью за Хантера, как за своих собственных отпрысков. Сколько он себя помнил, его никогда не оставляло чувство одиночества, и только теперь, пожалуй, он узнал причину.

Мать с отцом позвонили ему в Лондон перед Рождеством и поведали, наконец, тайну, которую хранили.

Разговор прочно отпечатался в его памяти.

— Хантер, мы с мамой хотели тебе кое-что сказать, — сказал Джон Морган.

У Хантера сжалось сердце. Кто-то из них болен? Что-нибудь случилось с Ларри или Джолин? Не дав ему спросить, мама призналась:

— Мы кое-что скрывали от тебя все эти годы. Нам казалось, что так будет лучше, но…

— Что, мама?

— У тебя есть брат-близнец, — ответил отец. Хантер повторил ошеломленно:

— Близнец?

— Его зовут Слэйд Коулберн, — продолжил Джон Морган. Потом в разговоре наступила пауза. — Трудно объяснять по телефону. Но он ищет тебя. Он поместил объявление в газете, и я написал ему. Он прислал фотографию и… вы похожи, как две капли воды. Только у него темно-каштановые, а у тебя черные волосы.

Хантеру потребовалось некоторое время, чтобы переварить услышанное.

— Почему вы никогда не рассказывали об этом?

— Мы не знали, жив ли он, — оправдывался отец. — Мы думали усыновить вас обоих, но так сложились обстоятельства! Слэйд заболел воспалением легких и попал в больницу. Лечение не помогало. Мама узнала, что ждет ребенка, а мне предложили работу в Монтане. Нам нужно было принимать решение, Хантер, которое устраивало бы нас всех. Приют для мальчиков не позволял нам начать усыновление, пока Слэйд болен. Сказали, что найдут ему приличную семью, если он выкарабкается. С будущим прибавлением в семье и переездом наш бюджет трещал по швам…

— И потому вы оставили Слэйда в приюте?..

— Да.

Хантер глубоко вздохнул.

— У тебя есть номер телефона, по которому я мог бы связаться с ним?

— Да. — Отец продиктовал ему номер, а потом добавил: — Он остановился на ранчо «Две белые отметины», недалеко от Биллингса.

— Хантер, — тихо окликнула его мать.

— Да, мама?

— Мы поговорим обо всем, когда ты приедешь…

И вот он возвращается. О чем еще можно говорить? Они оставили его брата-близнеца в приюте, и Хантер сомневался, что сможет когда-нибудь простить их.

Хантер был не из тех, кто верит в голос крови. Он не верил в то, что нельзя увидеть, потрогать. И все же, стоило ему услышать голос Слэйда… Может, встреча со Слэйдом, как некогда с Ив Раскин, заполнит пучину одиночества в его душе?

Ив. Обычно она является ему только во сне, не тревожа воспоминаниями в часы бодрствования. Вновь загнав мысли о ней в дальний угол, он подумал о том, как встретится с братом лицом к лицу.

Пилот объявил, что в Денвере снегопад, но аэропорт открыт. Через десять минут они приземлятся. Хантер собрал бумаги. Его мысли пребывали в таком смятении, что ему никак не удавалось сосредоточиться. Это на него не похоже. Нахмурившись, он сунул бумаги в папку, убрал в портфель. Спустив рукава белой рубашки, застегнул запонки.

Поскорее бы оказаться на земле, позвонить брату. Наверное, надо будет съездить в Монтану. Сколько он там сможет пробыть? Может, неделю, а может, дней десять. В двадцатых числах месяца ему предстояло заключить важную сделку.

За всеми этими размышлениями Хантер забыл пристегнуть ремни безопасности.

Самолет резко стукнулся о взлетно-посадочную полосу, и от толчка Хантера выбросило из кресла. Самолет бешено заскользил и с металлическим скрежетом врезался во что-то. Хантер ударился головой об пол и дальше уже ничего не помнил.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Эмили складывала в стопку чистое белье на кухонном столе. Как почти всегда в последнее время, мысли ее были заняты Слэйдом. Вот и сейчас она вспоминала канун Нового года — сцену, что произошла между ней и Слэйдом на ее кровати. С тех пор они сторонились друг друга. У нее ныло сердце при одной мысли о том, что он уезжает. В ту ночь она поняла, что любит его и готова провести с ним всю жизнь. Но он не из тех, кто связывает себя узами брака, а на меньшее она не пойдет.

Близилось время ужина. Внезапно дверь распахнулась, и с шумом влетел Марк. Он опять помогал Слэйду ухаживать за лошадьми.

— Слэйд говорит, что мы выиграем в пятницу. Думаешь, сможем?

Через день в школе устраивались соревнования. Марка так волновало это событие, что он только о нем и говорил всю неделю.

Дверь в кухню вновь распахнулась, и вошел Слэйд.

— Думаю, дело не в том, чтобы выиграть, а чтобы вволю повеселиться, — отозвалась Эмили.

Слэйд повесил шляпу и куртку.

— Мама права, Марк. Неважно, выиграем мы или проиграем. — Он взъерошил мальчику волосы. — Но все, же выиграть было бы здорово. И если постараться, то почему бы и не выиграть?

Зазвонил телефон, Слэйд поднял трубку.

Эмили знала, что он ждет звонка от брата. Он не находил себе места два последних дня, и Эмили подозревала, что он уедет еще до конца месяца.

Слэйд ответил приветствием и неожиданно надолго смолк. Эмили поняла, что случилось что-то ужасное. Марк продолжал болтать. Она подала ему стопку вещей и попросила отнести их в комнату.

— Понятно, — сказал Слэйд в трубку, — выеду завтра. — Он снова помолчал. — Не беспокойтесь, я могу нанять машину и приехать прямо в больницу. Если он… впрочем, неважно, теперь надо только держаться, мистер Морган. Мы будем молиться в нашей глуши.

Слэйд положил трубку. В кухню вернулся Марк, и Слэйд усадил его на табурет.

— Присядь, напарник, мне надо тебе кое-что сказать. Ты ведь знаешь о брате, с которым я, как говорил тебе, вскоре собираюсь встретиться?

Марк кивнул.

— Он попал в авиакатастрофу вчера, и у него неважные дела. Он так и не пришел в сознание, и врачи опасаются… — Слэйд прочистил горло. — Мне нужно лететь в Денвер как можно скорее.

— Но ты же вернешься к пятнице? — спросил Марк.

У Слэйда было такое выражение лица, что Эмили стало его жалко.

— Нет, я не вернусь к пятнице. Понимаю, что это огорчит тебя, и обещаю, вернувшись, постараться как-то загладить мое отсутствие.

Эмили обняла сына за плечи.

— Марк, Слэйд ничего тут не может поделать. Ты должен понять это.

— А я не понимаю! Ты обещал остаться, а теперь уезжаешь. — Сын вырвался из рук Эмили и побежал наверх.

Слэйд провел рукой по лицу.

— Я предаю его, но мне нельзя ждать до субботы. Хантер возвращался вчера домой на принадлежащем какой-то фирме самолете. Был снегопад, что-то случилось на посадочной полосе, и самолет врезался в грузовую машину. У Хантера сломана нога. Это бы еще полбеды, но он в коме, и врачи думают, что сознание может к нему не вернуться. Его отец жутко расстроен.

— Марк попереживает, да и забудет, — неуверенно произнесла Эмили.

— Забудет ли? А ты сможешь справиться без меня? — Слэйд ругнулся. — У меня такое чувство, будто я и тебя бросаю.

— Ты в любом случае собирался уехать в конце месяца.

Им обоим нечего было возразить на эту очевидную истину! Если Слэйд уедет, он едва ли вернется. Мужчины его склада уходят, не оглядываясь назад.

— Мне надо позвонить в авиакомпанию. — Он отодвинул стул и направился к телефону. — Видно, с вылетом придется подождать до утра.

Выдвинув верхний ящик комода, он нашел телефонный справочник и хлопнул им по стойке.

У Эмили сердце рвалось на части. Она любила Слэйда. И вот теперь он уезжает из «Двух отметин», уходит из ее жизни. И самое ужасное — она не в силах ничего изменить…

Слэйд пытался поговорить с Марком тем же вечером, пытался и утром, но семилетний мальчик отказывался понимать, почему давший слово взрослый мужчина не держит его. В голове у Марка засела лишь одна мысль: человек, которого он уважал, предал его.

Прощание Слэйда с Эмили было недолгим. Он обещал позвонить, как только станет ясно, когда он возвращается, но у нее в глазах было такое сожаление, такая тоска, что у него сжалось сердце. Он уложил все свои вещи, убеждая себя, что не знает толком, сколько придется пробыть в Денвере.

До больницы Слэйд добрался только к вечеру следующего дня. У него перехватило горло от волнения, когда он стоял в дверях палаты. Величавого вида господин с залысиной в каштановых волосах сидел по одну сторону кровати. По другую сторону, держа в ладонях руку Хантера, сидела женщина, в коротких кудряшках которой было больше седины, чем когда-то светлых волос. Потом взгляд Слэйда остановился на мужчине, лежащем на кровати. Нога у него была в гипсе и висела на вытяжке. Лицо с одной стороны покрывали кровоподтеки, а к носу тянулась трубка с кислородом. Казалось, он спит. Если бы не черные волосы, Слэйду показалось бы, что он видит себя.

Раздался возглас удивления, и Слэйд понял, что женщина увидела его.

— О, господи, вы и вправду на одно лицо.

Она поднялась, Слэйд протянул ей руку, и она сжала ее ладонями.

— Я Марта Морган. Мы так рады, что вы приехали.

Ее муж встал и подошел к ним.

— Никаких изменений. Состояние Хантера стабильное, но врачи не уверены, вернется ли к нему сознание. — Он посмотрел на сына. — Дочь поехала домой переодеться и приготовить что-нибудь поесть. А Ларри приедет только вечером.

Джон обнял жену, переводя взгляд со Слэйда на Хантера и наоборот.

— Мы пойдем выпить кофе.

Морганы хотели оставить братьев наедине, и Слэйд был им за это благодарен. Не такой встречи он ожидал. Он с трудом заставил себя улыбнуться. Сделав несколько шагов, он остановился в ногах кровати.

Брат-близнец.

Он присел на тот стул, где сидел Джон. Как выразить словами все, что у него на душе?

Он опустил ладонь на руку Хантера и пробормотал:

— Я здесь, Хантер…

Тем же вечером Слэйд познакомился с братом и сестрой Хантера. Джолин встретила его дружелюбно. У нее были такие же темно-каштановые волосы, как у отца. Ларри Морган держался более отчужденно. Светловолосый, как и мать, он отличался молчаливостью, но видно было, как он переживал за Хантера. В общем, Морганы производили приятное впечатление. Именно о такой семье Слэйд всегда мечтал. Захочет ли Хантер знаться с ним, раз у него и так много родных?

В пятницу после обеда Слэйд вновь сидел у постели Хантера, пока Морганы отдыхали. Джон с Мартой настаивали, чтобы он ночевал не в отеле, а у них. Сначала он отказывался, но взглянув на их огорченные лица, сдался. Джон остался на ночь в больнице, вернувшись рано утром, чтобы немного поспать, пока с Хантером посидит Джолин. После ланча Слэйд снова отвез Морганов в больницу.

Часа в два Джон с Мартой отправились немного отдохнуть, предоставив Слэйду возможность побыть наедине с братом. Глянув на часы, Слэйд подумал, что Марк в это время должен лепить снеговика. У него все еще было нехорошо на душе из-за отъезда, но, как справедливо заметила Эмили, он все равно в конце концов уехал бы.

Слэйд смотрел на брата, от души желая, чтобы тот выкарабкался и выздоровел. Внезапно его пронзила мысль, что одного желания, верно, мало. Может, надо так прямо все и сказать?

— Хантер, я знаю, что твои мама и папа разговаривали с тобой, и мне это поначалу показалось глупой затеей. А может, они правы? Ты мой брат, которого я никогда не видел, ты не можешь так просто уйти, когда мы нашли друг друга. Хантер, ты слышишь меня?

Он пристально всмотрелся в лицо брата. Ему показалось, что он заметил, как дрогнули ресницы.

— Ты слышишь меня, Хантер? Дай знать, что слышишь. Приходи в сознание, чтобы мы могли поближе узнать друг друга.

Сначала Хантер Коулберн не подавал никаких признаков жизни, но потом рука его напряглась, пальцы зашевелились, и глаза брата открылись. Они были устремлены на Слэйда.

— Рад… встрече… с тобой… брат, — медленно произнес Хантер слабым голосом.

Слэйду хотелось позвать Морганов и сестру, но вместо этого он просто сжал руку Хантера в ладонях и нажал на кнопку вызова.

— Неужели ты ничего умнее придумать не мог, как приземляться в снегопад?

Губы Хантера скривила гримаса.

— Мне хотелось поскорее добраться домой… и позвонить тебе. С пилотом все в порядке?

— У него все прекрасно. Отделался шоком. Как ты себя чувствуешь?

— Чертовски болит голова. И хочется пить.

Слэйд налил в стакан воды и помог брату сделать несколько глотков. Их взгляды встретились, и Слэйд ощутил небывалое чувство родства.

— Твои родители пошли отдохнуть. Они скоро вернутся. Прошлой ночью я виделся с твоими братом и сестрой.

— Как они тебе? — Хантер говорил хрипловатым, слабым голосом.

Слэйд не успел ответить, как в палату влетела медсестра. Увидев, что Хантер очнулся, она проверила на аппарате, как работают сердце и легкие, и кивнула с улыбкой.

— Я вызову доктора.

Хантер со Слэйдом окинули друг друга внимательными взглядами и заулыбались.

— Странно, правда? — отметил Хантер.

— Видеть себя? Еще бы. Но по-моему, мы скорее разные, чем похожие. Мы прожили разную жизнь.

— Может быть, и так.

Оба надолго замолчали.

— Так ты… хотел сказать, как тебе моя семья, — напомнил Хантер.

— У тебя потрясающие родители. И Джолин очень дружелюбна. С Ларри мне не довелось долго пообщаться.

Хантер на миг прикрыл глаза, потом посмотрел на Слэйда.

— Я всегда чувствовал себя приемышем. И всегда мучился одиночеством. Это трудно объяснить.

— Я знаю, что такое одиночество, оно никогда не покидает меня. Но теперь, когда я увидел тебя, — теперь все по-другому.

Хантер кивнул.

— Мама с отцом рассказали тебе, что случилось много лет назад? Почему нас разлучили?

Слэйд покачал головой.

У Хантера был задумчивый вид.

— Настанет черед и для этого. Они сами должны тебе все рассказать. Сколько ты сможешь пробыть здесь?

— На этот раз недолго. Но потом я вернусь.

Сначала ему надо удостовериться, что Эмили сможет управиться без него.

Счета за пребывание в больнице пришли на другой же день после отъезда Слэйда, и Эмили поняла, что попала в трудное положение. Счета оказались последней каплей. Она достала визитную карточку агента по недвижимости и позвонила ему. Он охотно побеседовал с ней, и она в тот же день съездила в город, чтобы с ним встретиться.

Глупо было бы надеяться, что она сможет управляться с ранчо, имея на руках двоих детей. Они переберутся в Биллингс, и она устроится на работу клерком или машинисткой. Может, пройдет обучение на компьютерных курсах. Она сделает все, чтобы обеспечить детей.

Когда раздался телефонный звонок, у нее подпрыгнуло сердце. Со дня отъезда Слэйда она вздрагивала при каждом звонке, уговаривая себя, что это не может быть он. Ведь он не собирался возвращаться.

— Эмили? — спросил низкий баритон, который она тотчас узнала.

— Привет, Слэйд.

Она старалась говорить ровным тоном. Это ведь всего лишь незнакомец, которого она наняла выполнить кое-какую работу по хозяйству.

— Как дела? — спросил он обеспокоенным тоном.

Ни к чему ей его заботливость.

— Прекрасно.

— Марку понравились соревнования?

— Он не пошел.

Эмили долго уговаривала сына, обещая позвать Рода О'Нейла, но Марк оставался непреклонен: раз нельзя пойти со Слэйдом, то он вообще не пойдет.

— Он все еще злится на меня?

— Я пыталась объяснить ему, но Марк жутко расстроен. Как дела у Хантера?

— С ним все будет в порядке.

В голосе Слэйда чувствовалось облегчение и что-то еще, похожее на ликование. Видно, он нашел родственную душу.

— Замечательно.

— Эмили!

— Что?

— Перестань разговаривать со мной так, будто я — это не я, а ты — это не ты. Я скоро вернусь.

— Ты возвращаешься?

— Я же говорил, что вернусь.

Раз он возвращается, ему надо кое-что сообщить.

— Я выставила ранчо на продажу, а сама перебираюсь в Биллингс.

— Что?! Когда это произошло?..

— Больница прислала счета, и я просмотрела налоговые квитанции за прошлый год. Я не могу остаться здесь, Слэйд, просто не могу. Мне надо устроить жизнь Марка и Аманды, а не цепляться за прошлое.

Они долго молчали.

— Завтра я приеду, и мы все обсудим, — проговорил, наконец, Слэйд.

— Нечего обсуждать.

— Еще как есть. Не предпринимай ничего, о чем будешь потом сожалеть. Пока я не приеду. Понятно?

Она уже совершила нечто, о чем сожалеет, — она безумно влюбилась в Слэйда.

Когда на горизонте замаячил дом, Слэйд сильней нажал на газ. Он скучал по Эмили и ранчо больше, чем мог предположить.

Разговор с Хантером и его родителями о том, что произошло более тридцати лет назад, казалось, отошел в прошлое. Хантер жутко переживал, что Морганы оставили Слэйда в приюте. Но, как сказал брату Слэйд, рискованно переходить по сожженным мостам. Они нашли друг друга, и остальное теперь неважно.

Поставив машину, Слэйд подхватил вещевой мешок и поспешил в дом. Он распахнул дверь в кухню и почувствовал такой прилив любви от представшей его взору картины, что остановился как вкопанный. Марк сидел за столом, выполняя домашнее задание, а на кухне, как всегда, витали потрясающие запахи. Эмили помешивала что-то на плите, и Слэйду больше всего на свете захотелось подойти к ней, обнять и целовать, целовать, целовать. Но он только стоял и любовался ее улыбкой.

Эмили обрадовалась, увидев его.

— Как прошел полет?

Он бросил мешок на пол и снял куртку.

— Просто замечательно. Привет, Марк, как дела?

Марк отложил карандаш и пробормотал:

— Я пойду в свою комнату.

Эмили нахмурилась.

— Слэйд поздоровался с тобой, Марк, веди себя вежливо.

Мальчик взглянул на мать. Потом на Слэйда.

— Привет, Слэйд, — произнес он. — Теперь мне можно идти?

— Может, сначала поговорим? — спокойно предложил Слэйд. — Мне сказали, ты не пошел на соревнования. — Он взял стул и сел напротив Марка. — Мне очень жаль, что я не смог пойти с тобой, но ты напрасно не позволил маме позвать Рода.

— Род не… — Мальчик на миг запнулся. — Род не похож на папу. Со всеми пришли папы.

Слэйд прокашлялся.

— Ты позволишь мне загладить вину? — серьезно спросил он.

— Как? — спросил Марк с любопытством.

— Дай подумать до завтра, идет?

Мальчик на миг задумался, а потом согласно кивнул.

Из гостиной послышалось попискивание проснувшейся Аманды. Марк вскочил со стула и побежал к сестренке.

— Скажу ей, что ты скоро придешь.

Эмили выключила духовку и собиралась пройти мимо Слэйда, но он поймал ее за руку.

— Позволь дать тебе денег, чтобы сохранить ранчо.

— Ты не представляешь, во что это обойдется.

— А ты не представляешь, сколько я скопил. Я работаю с восемнадцати лет и почти ничего не тратил.

Она долго молчала.

— А почему ты предлагаешь эти деньги мне? — наконец спросила она.

— Потому что мне они не нужны, а тебе нужны.

Он готов был поклясться, что ответ разочаровал ее, но не мог понять, почему.

— Я не могу принять от тебя деньги, Слэйд. Я должна сама обеспечить жизнь Марка и Аманды.

— Не хочешь принимать в дар, бери в долг.

Она яростно замотала головой.

— Я потому и иду на это, что хочу выбраться из долгов. Только не подумай, что я не чувствую к тебе благодарности, поверь, это не так.

Слэйд все не выпускал руку Эмили.

— Тебе и вправду хочется продать «Две отметины»?

— Нет, мне вовсе не хочется продавать, но выхода нет. Я уже говорила с агентом по недвижимости. Завтра еду в город подписывать бумаги, в понедельник ранчо выставят на продажу.

— Почему ты не хочешь принять от меня помощь?

Ему хотелось обнять ее, осыпать поцелуями, утолить накопившуюся тоску по ней.

— Я и так злоупотребила твоей помощью, Слэйд. Нам обоим пора заняться своими делами.

Крики Аманды из гостиной становились все громче и настойчивее, и Эмили отняла руку. С того вечера в канун Нового года Слэйд чувствовал, что она приняла решение вырвать его из своей жизни. И причина была ему ясна: Эмили из тех женщин, которым нужны прочные отношения. Он же ни в чем не знал постоянства. Она не была любительницей риска, и, конечно, ей хотелось отгородить от переживаний себя, и детей в особенности.

Пожалуй, он вернется в Денвер к Хантеру быстрее, чем предполагал.

Поняв, что Марку были важны не столько соревнования, сколько атмосфера, в которой они проходили, Слэйд решил воссоздать ее вновь, хотя и в меньшем масштабе. Переговорив с Эмили и родителями некоторых друзей Марка, он решил устроить после обеда на ранчо игры, строительство снежного форта и сражение в снежки. Родители тоже были приглашены, но на этот раз они просто завезли детей и сразу уехали.

Слэйд шутил, смеялся и поднимал гвалт с мальчишками, радуясь, что погода не подвела. Эмили тоже внесла свою лепту — приготовила горячий шоколад и печенье. Она даже умудрилась испечь зефир. Потом, в амбаре, Слэйд показал мальчишкам, как завязывать узлы на веревке. Судя по всему, Марк веселился вовсю, и, когда все попрощались и разъехались по домам, Слэйд решил, что все прошло исключительно хорошо.

Он разыскал Марка в его комнате, где тот переобувался.

— Повеселился? — спросил он.

— Еще бы, — ответил Марк, натягивая ботинки.

— Держу пари, что было так же здорово, как и на соревнованиях, — заметил Слэйд, надеясь, что мальчик подтвердит это.

Но Марк промямлил:

— Сегодня не было пап.

— Но я же был.

— Да-а. Но ты играл со всеми. Это совсем не то… как если бы я сделал вид, что ты мой папа, хотя бы на время.

Слэйда встревожили слова «сделал вид», но он не стал спорить.

— Может, когда-нибудь и у тебя будет отец.

Марк поднял голову.

— Мне бы хотелось, чтобы ты был моим папой.

Слэйд глубоко вздохнул.

— Я не умею быть отцом, Марк. У меня самого его не было, я даже не бывал в семьях, где есть отцы. Тебе нужен кто-нибудь поопытнее.

Карие глаза мальчика смотрели укоризненно.

— Ты бы мог быть настоящим папой, если бы захотел. Я уверен. Тебе просто не хочется.

— Тут должна сказать свое слово и твоя мама, — сказал Слэйд, решив играть честно.

— А ты ее уговори. Я уверен, она согласится.

Не успел Слэйд собраться с мыслями, чтобы ответить с достоинством, как снизу его позвала Эмили:

— Слэйд, к телефону. Твой брат.

— Поговорим об этом позже. — Слэйд пошел вниз, встревожено думая, что могло случиться в Денвере.

Но ничего особенного не произошло. Просто Хантера выписали из больницы, и он сообщил Слэйду, что ему не сидится на месте. Доктор не рекомендовал ему оставаться одному, и он жил сейчас у родителей.

— Когда ты сможешь вернуться в Денвер? — спросил Хантер.

Слэйд взглянул на Эмили, сидевшую в гостиной с Амандой на руках.

— Еще не знаю, сообщу тебе через несколько дней.

Повесив трубку, Слэйд вошел в гостиную.

— Все в порядке? — поинтересовалась Эмили, подняв на него глаза.

— Да, Хантера выписали из больницы, он идет на поправку. Ему не терпится вернуться к себе.

После разговора с Марком у Слэйда было тревожно на душе.

— Мне бы хотелось купить Марку тот велосипед.

— Зачем такой щедрый подарок?

— Я чувствую, что предал его, уехав.

— Думаешь, велосипед исправит дело? — усмехнулась она.

Она сказала это так, будто он пытается откупиться!

— Черт возьми, Эмили, я и сам не знаю! — признался Слэйд.

— Ты сказал Марку, что уезжаешь?

Отъезд. Это слово прежде не вызывало в нем никаких эмоций. Как и сама мысль о перемене мест.

— Нет еще.

— Завтра начну складывать вещи. Агент привезет трех покупателей в понедельник. Он считает, что за умеренную цену можно будет продать ранчо без особых проволочек.

— Мне бы хотелось, чтобы ты еще раз обдумала мое предложение.

Она решительно мотнула головой.

— Я не могу пойти на это, Слэйд, не могу. — Эмили посмотрела на ребенка. — Я хочу начать новую жизнь. Так будет лучше для всех.

У Слэйда сжалось сердце — как бы ему хотелось… Однако все благие намерения отступают под натиском реальности.

— Пойду, займусь лошадьми, — пробормотал он.

У Эмили вырвалось рыдание в тот момент, когда за ним закрылась дверь. Ей не хотелось, чтобы Слэйд уезжал; ей даже думать не хотелось, что придется жить без него, но не могла, же она держать его за высоким забором! Он предложил ей деньги, чтобы сохранить ранчо, но ей нужны не деньги.

Ей нужен он.

Но как попросить его остаться? У него теперь брат в Денвере. Да и сам он еще не скоро угомонится, осядет где-нибудь.

Если это вообще произойдет.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

На чердаке лежали вещи, навевающие воспоминания. Эмили, сдерживая слезы, на другой день начала разбирать то, что годами складывалось ее отцом и ею. Кончилось дело тем, что она попросту уселась на пол и разревелась. Она плакала, потому что отец никогда не увидит своей внучки. Плакала, потому что всем сердцем была привязана к этому дому и земле, и еще потому, что любила Слэйда и мечтала об ответной любви, понимая, что мечтам ее не суждено сбыться.

Наконец Эмили со вздохом поднялась и смахнула слезы с лица. Так дело не пойдет. Или плакать, или укладываться. Она знала наверняка, что возьмет трубки отца — они еще пахли его табаком. Еще ей хотелось взять его старые инструменты, которые он собирал многие годы. Но все это надо тщательно упаковать. Эмили захватила с собой на чердак несколько ящиков для вещей, но забыла взять старые газеты.

Она спустилась вниз и увидела Марка.

— Можно мне пойти в амбар помочь Слэйду?

— Послушай-ка, зайди в сарай и принеси несколько газет, а я пока приготовлю горячий шоколад. Отнесешь его потом Слэйду.

Марк радостно закивал и стремглав помчался одеваться. Эмили выглянула в окно: снег ослепительно сверкал на солнце, с крыш амбара и сарая свисали сосульки. Правда, синоптики снова обещали назавтра сильный снегопад, что было бы некстати. Чем скорее клиенты агентства недвижимости увидят ранчо, тем скорее его можно будет продать.

И тем скорее уедет Слэйд, подсказывал здравый смысл.

Марк натянул пальто и ботинки и распахнул дверь.

— Я мигом, — бросил он через плечо. Дверь с треском захлопнулась.

Эмили покачала головой — никак она не отучит Марка хлопать дверью. Она достала какао и молоко. Подогревая его на плите, она гадала, какой будет Аманда, когда ей исполнится столько же лет, сколько сейчас Марку: станет девчонкой-сорванцом или будет прилежной девочкой? Будет ли она так же тосковать по отцу, как Марк? Слэйд мог бы стать таким замечательным отцом, если бы…

Прекрати, укорила она себя, только душу себе терзаешь.

Эмили глубоко ушла в свои невеселые мысли. Она уже приготовила горячий шоколад, когда до нее дошло, что Марка все нет. Может, он побежал сперва к Слэйду сообщить, что принесет ему кое-что вкусненькое?

Или принялся помогать и забыл о газетах? Но уж о шоколаде он бы точно помнил!

Она выглянула в окно, бросив взгляд сначала на загон для скота, а потом на сарай, и у нее перехватило дыхание — перед входом в сарай высился огромный сугроб. Если Марк хлопнул дверью, когда входил, то снег мог свалиться с покатой крыши и мальчик оказался в ловушке.

Она машинально схватила пальто, сунула ноги в ботинки и вылетела за дверь. Развевающиеся полы пальто хлопали ее по ногам, когда она неслась по дорожке к сараю.

— Марк! Марк!

Возле сарая ей показалось, что она слышит плач, и Эмили вновь позвала сына.

— Мам, — раздался глухой голос, — я не могу выбраться. Помоги мне.

Не меньше пяти футов снега свалилось с крыши, загородив дверной проход.

— Мам, мне страшно, здесь темно.

— Знаю, золотко. Я пойду за Слэйдом.

— Не уходи, мама.

— Марк, послушай меня: глубоко вздохни и считай до десяти. Все будет хорошо, я сейчас вернусь.

До нее все еще доносился его плач, и сердце рвалось на части. Но Слэйд вызволит его быстрее, да и лопаты понадобятся. Скользя и спотыкаясь, она бежала и звала Слэйда. Наконец тот вышел из амбара.

— Возьми лопаты, — закричала Эмили. — Марк оказался в ловушке в сарае. Быстрей!

Она вновь метнулась к сараю, Слэйд исчез в амбаре и вскоре уже бежал вслед за ней. Он передал ей легкую пластиковую лопату, а сам вонзил в снег металлическую, которой чистил хлев.

Они яростно разбивали снежную толщу. Слэйд буквально прорывал в ней ход, расчищая дорогу к двери. Наконец он дернул за деревянную ручку, и Марк упал ему в руки. Эмили обхватила сына, и они так и стояли втроем, обнявшись. Слэйд поднял на Эмили глаза, и у нее перехватило дыхание — может, пришло время рискнуть, отбросив в сторону осторожность и гордость?..

Глубоко вздохнув, она сумела подавить эмоции и вновь крепко обняла сына. Наконец она выпрямилась и взяла его личико в ладони.

— Ты в порядке?

— Там было темно. Я все кричал, но никто не слышал. А потом мне показалось, что ты меня не найдешь…

Она опять обхватила его руками.

— Я всегда сумею найти тебя.

Марк отстранился и глянул на Слэйда.

— Мне, наверно, не надо было распускать нюни.

Слэйд опустился на колени прямо на снег и посмотрел на Марка.

— Что ж плохого в том, чтобы всплакнуть, если на то есть причина, а у тебя она точно была!

Он вновь обнял Марка. Когда он наконец отстранился от мальчика и поднялся на ноги, у него дрожали руки, горло перехватило, а сердце билось так часто, что, казалось, готово было выскочить из груди. Вдруг все встало на свои места. Ему хотелось всегда быть с ними. Он испытывал к Эмили чувства, гораздо более глубокие, чем простое желание. Ему хотелось держать ее в объятиях каждый день, до конца жизни, хотелось видеть ее лицо, просыпаясь поутру, целовать его, возвращаясь после работы, слышать смех детей. Ему были нужны ее тепло, ее решимость и нежность, только тогда в его жизни появятся цель и смысл.

Но он не знал, как объяснить ей все это. И все же он должен попытаться, должен открыть ей свое сердце.

— Боюсь, горячий шоколад придется вновь разогревать, — поддразнила Эмили сына и, глянув на Слэйда, тихо спросила: — Ты пойдешь в дом?

Он хотел немного собраться с мыслями, ему нужно было подобрать слова, чтобы убедить ее поверить ему.

— Только уберу с крыши оставшийся снег. Нам ни к чему, чтобы он вновь сорвался.

Эмили кивнула, глядя на него большими, широко распахнутыми глазами, и… он не понял толком, что увидел в них.

Когда через десять минут Слэйд вошел в кухню, он все еще не знал, что скажет. Марк сидел на диване в гостиной, держа в руках кружку с горячим шоколадом и следя по телевизору за конными состязаниями. Слэйд стянул сапоги и повесил куртку и шляпу. Эмили поднялась из-за стола и подошла к плите.

— Налить тебе шоколад?

— Нет.

От его резкого ответа она чуть не уронила кастрюльку.

— Может, хочешь кофе?

— Эмили, мне совершенно все равно, что пить. Я…

Он смолк, чувствуя себя глупо, смущенно и чертовски боясь произнести вслух то, что было у него на уме. Но надо идти вперед без оглядки.

Они заговорили одновременно. Его «Выходи за меня замуж» слилось с ее «Я хочу, чтобы ты остался».

— Что? — спросили они вместе. Рванувшись к ней, он обнял ее за плечи.

— Ты просишь, чтобы я остался?

— Ты предложил мне выйти за тебя?

В ее голосе прозвучало недоверие, и Слэйд еще крепче ее обнял.

— Тебе, Эмили, придется набраться терпения, пока я буду ломать привычки, приобретенные с годами. Я хочу построить здесь с тобой жизнь, хочу сделать тебя своей женой и стать отцом Марку и Аманде. Я и понятия не имел, что такое любовь, пока не оказался здесь и не увидел тебя. Ты выйдешь за меня замуж?

В глазах у нее стояли слезы, но она взглянула на Слэйда с улыбкой.

— Да, я выйду за тебя. Ты — самый лучший, самый сильный и умный мужчина из всех, кого мне доводилось знать. Я люблю тебя, Слэйд Коулберн.

Он привлек ее к себе и поцеловал в губы. Между ними уже не было преград, и Эмили ответила на его поцелуй с той страстностью, которую он всегда чувствовал в ней. Их губы крепко слились, руки сплелись в тесном объятии, тела прильнули друг к другу.

— Ух ты! Никогда не видел, чтобы так целовались!

Эмили вздрогнула, и Слэйду показалось, что он сам вздрогнул вслед за ней. Ему также стало ясно, что отцовство для него начнется не в день свадьбы, а прямо сейчас. Он поманил Марка пальцем и положил руку ему на плечо.

— Как ты смотришь на то, что мы с твоей мамой поженимся?

— И ты будешь настоящим отцом мне и Аманде?

— Мне бы хотелось. Поскольку ты старший брат, а она еще не умеет разговаривать, думаю, тебе придется отвечать за двоих.

— Я хочу, чтобы ты стал моим папой. И Аманда тоже хочет, — серьезно добавил Марк.

Слэйд обнял одной рукой Эмили, а другой Марка.

— В таком случае, давайте назначим день свадьбы.

ЭПИЛОГ

В День святого Валентина, Эмили стояла в небольшой комнате недалеко от притвора в той церкви, где должна была вот-вот обвенчаться, и пыталась разглядеть себя в небольшом зеркале, пока Мэйвис застегивала на ней подвенечное платье. Из атласа кремового цвета, отделанное бисером по краям сердцевидного выреза и длинных рукавов, платье было великолепным. В широкой длинной юбке Эмили чувствовала себя почти принцессой.

— Красивое платье! — сказала Мэйвис.

— Это Хантер постарался. Один из его клиентов создает модели подвенечных нарядов. Он выслал мне снимки, и я выбрала вот это. Самой не верится, что это я.

Она завила волосы и уложила на макушке. Кружевная фата была закреплена на венце, уходившем под локоны, и спадала на спину. Эмили не верилось, что через несколько минут она станет женой Слэйда.

Жена Слэйда.

Этой ночью они наконец соединятся. Слэйд настоял на том, чтобы отложить близкие отношения до брачной ночи, понимая, что это придаст им особую пикантность. Они не планировали отправляться в свадебное путешествие из-за Марка с Амандой, но Слэйд пообещал, что спустя какое-то время, когда они привыкнут жить одной семьей, они как-нибудь улизнут вдвоем хотя бы на несколько дней.

Раздался громкий стук в дверь.

— Кто там? — спросила Мэйвис.

— Даллас. Можно войти?

— Входи, — позвала Эмили.

Он вошел и остановился у порога.

— Замечательно выглядишь!

— Спасибо, — пробормотала она.

— Мне хотелось сказать тебе… — Он на миг смолк. — Я надеюсь, что ты всю жизнь будешь так же счастлива, как сегодня. Я убедился, что Слэйд будет тем мужем, который достоин тебя.

Хантер прилетел вчера, а вечером Эмили пригласила О'Нейлов познакомиться с ним.

— Его брат кажется приличным человеком. Когда я узнал, что он специалист по международному праву, то подумал, что он не очень-то впишется в нашу среду, но с ним легко разговаривать.

Эмили Хантер показался более сдержанным, чем Слэйд, но вполне дружелюбным. Похоже, ему очень хочется узнать брата поближе.

Из церкви донеслись звуки органа. Даллас улыбнулся.

— Пожалуй, пойду, поищу место, — сказал он, поцеловав Эмили в щеку. — Даю слово, что не стану разбивать вас на свадебном приеме.

Когда Даллас ушел, Эмили вздохнула.

— Кажется, пора.

— Пора, — согласилась Мэйвис.

Род поджидал в притворе — Эмили попросила его быть посаженным отцом на свадьбе. Мэйвис протянула невесте букет из белых и красных роз, органист подал сигнал, и Мэйвис пошла по проходу. Род похлопал Эмили по руке.

— Что ж, начнем.

Эмили поплыла к алтарю.

В церкви было занято не больше десяти скамеек — они со Слэйдом хотели, чтобы церемония была скромной. Тем не менее, все ее друзья были здесь — друзья, которые, как она надеялась, подружатся и с ним. Грейс Харрисон с Марком и Амандой стояли у передней скамьи, Даллас сидел с противоположной стороны. Взглянув на алтарь, Эмили увидела Хантера. Он улыбнулся ей, и она ответила ему улыбкой, словно и сама обрела вдобавок ко всему брата.

Но ее взгляд не задержался на Хантере, она тут, же перевела взор на Слэйда, своего будущего мужа, и улыбнулась, когда Род вручил ее ему под опеку.

Слэйд склонился к ней и прошептал на ухо:

— Я люблю тебя.

— И я тебя. — Она взяла его за руку.

Стоя перед священником, они чувствовали себя как никогда легко и непринужденно.

Слэйд взял обе ее руки в свои ладони, и она произнесла:

— Я, Эмили, беру тебя, Слэйд, в мужья, партнеры и друзья. — Она почувствовала, что к глазам подступили слезы. — Обещаю оставаться с тобой, как бы ни обернулась жизнь, поддерживать тебя, следовать твоему слову и уважать тебя каждый день нашей жизни. — Слезы побежали у нее по щекам, но она их не замечала. — Клянусь быть верной тебе, заботиться о тебе и доверяться тебе отныне и до скончания наших дней.

Слэйд сжал ее руки. Он неотрывно глядел на нее нежным и любящим взглядом.

— Ты мой дом, Эмили, мой покой, моя надежда. Обещаю любить тебя в дни радости и печали, и в те, что будут между ними. Обещаю заботиться и защищать тебя и любить Марка с Амандой, как своих детей. И я обещаю всегда быть верным тебе. Я люблю тебя, Эмили, и отдаю тебе себя таким, какой я есть, и каким мне хотелось бы стать.

Хантер протянул Слэйду кольцо, Мэйвис подала Эмили другое. Они обменялись кольцами и, когда священник попросил их выйти вперед для завершающего церемонию благословения, их руки были сплетены так же тесно, как и их сердца.

В конце церемонии священник попросил их повернуться лицом к пастве. Его голос прозвучал громко и ясно:

— Представляю вам миссис и мистера Слэйд Коулберн.

Раздались аплодисменты, и к ним стремглав подлетел Марк.

— Ты теперь мой папа? — спросил он. Слэйд рассмеялся и обнял рукой свою жену.

— Да, я твой папа.

Марк широко улыбнулся.

— Тогда мы и вправду семья.

— Настоящая семья, — повторил Слэйд.

Хлопнув брата по плечу, Хантер улыбнулся.

— Кажется, ты забыл кое-что. Разве жениху не полагается поцеловать невесту?

— Полагается, — ответила за него Эмили. Когда губы Слэйда коснулись губ Эмили, она поцеловала его пылко, предвкушая их первую брачную ночь и все грядущие дни и ночи, которые они проведут вместе.

КОНЕЦ

Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам