/ / Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Властители гор

Его Единственная Любовь

Карен Рэнни

Англичанин Алек и шотландка Лейтис были еще детьми, когда повстречались впервые, однако любовь, вспыхнувшая между ними с первого взгляда, не угасла. Прошли годы, и Алек с Лейтис встретились вновь. Встретились в грозный час, когда англичане вторглись в Шотландское нагорье. Встретились ожесточенными недругами, для которых безжалостная ненависть и безудержная страсть сплелись в единое, неразделимое целое...

Карен Рэнни

Его единственная любовь

Пролог

В свой одиннадцатый день рождения Йен поцеловал Лейтис Макрей. Она дала сдачи. Наградила его пощечиной. Да еще какой! Ему было больно. Мальчик потирал щеку, украдкой оглядываясь, не видел ли кто его позора. Но двор замка Гилмур был, слава Богу, пуст. На мощенном белым камнем дворе ни один грум не чистил лошадь своего господина, ни одна повозка, ежедневно пересекающая мост через лощину, не дожидалась разгрузки. Не было ни кухарки, ни горничной, ни кузнеца, терпеливо дожидающихся появления своего лэрда. Массивная, окованная железом дубовая дверь была плотно закрыта – не оставалось ни щелочки, позволившей бы выглянуть смеющейся любопытной рожице.

Йен вздохнул с облегчением и благоразумно отступил на шаг от Лейтис.

– Никогда больше этого не делай! – Она яростно сверкнула глазами и вытерла ладонью губы.

– Это всего лишь поцелуй. – Йен сознавал, что зря действовал так импульсивно. Но он мечтал поцеловать Лейтис уже давно.

Она не была похожа ни на одну из его знакомых девочек. Правда, следует заметить, что их было немного, потому что большую часть года Йен жил в Англии, в Брэндидж-Холле, но на лето, как обычно, приехал в Шотландию.

Каждый год они с матерью приезжали в горы. И целых два месяца никто не говорил ему: «Оправь курточку» – или: «Застегни жилет». Его воспитатель оставался в Англии, и Йена не донимали нотациями и не называли грубияном. Его мать только посмеивалась, глядя, как ее сын носится по владениям ее отца, этой твердыне шотландского духа.

Даже имя здесь у него было иное, которое он получил в шестилетнем возрасте в свой первый же приезд в Шотландию.

– Йен означает по-гэльски Джон[1], а ведь твое второе имя Джон. Верно? – спросил его дедушка.

– Алек Джон Лэндерс, сэр, – ответил мальчик, кивая.

– Настоящее английское имя, – хмурясь, заметил дедушка. У него были темно-каштановые густые, кустистые брови, а его лицо было изрезано морщинами, как утесы Гилмура ущельями. – Здесь тебя будут звать Йеном Макреем. Не желаю слышать фамилии Лэндерс.

Вот так это и произошло. В Шотландии никто не знал его английского имени, и это было свидетельством власти его шотландского дедушки, чьи заветы здесь свято чтили. Уж если Нийл Макрей отдавал приказ, его исполняли.

Иногда Йен удивлялся и недоумевал, в чем причина вражды между лэрдом и его отцом. Его родители познакомились во Франции, когда мать навещала там родственников, а отец путешествовал по Европе. Мойра Макрей попросила графа, за которого собиралась замуж, чтобы их дети узнали о своем шотландском происхождении не понаслышке, а из первых уст. Йен был их единственным ребенком, но отец позволял ему бывать в Шотландии. Каждое лето он с матерью приезжал в Гилмур, и каждый раз при виде Бен-Хэглиша, маячившего вдалеке, он ощущал себя переродившимся. Когда карета останавливалась у дверей старого замка, его куртка была полурасстегнута, а сердце отчаянно билось от нетерпения поскорее увидеть своих друзей – Фергуса и Джеймса. Однако в последние два года он так же нетерпеливо ожидал встречи с Лейтис.

Она умела рыбачить не хуже любого мальчишки и лучше всех знала леса, окружавшие Гилмур. Ее ничуть не пугали комары, а бегала она быстрее всех сверстников.

– Это всего лишь поцелуй, – повторил он снова, гадая, простит ли она его когда-нибудь.

– Все равно тебе не следовало этого делать! – крикнула она. – Это отвратительно!

Рассерженная, она удалилась, громко топая, а он стоял, беспомощно глядя ей вслед.

– У нее горячий нрав, у нашей Лейтис, – раздался чей-то голос.

Йен почувствовал, как жаркая кровь приливает к его щекам, потом обернулся и увидел обоих – Фергуса и Джеймса. Они выглядели мрачными. Джеймс был двумя годами старше, но ниже ростом, чем Фергус, и все же братья были похожи. Их рыжие волосы были темнее, чем у Лейтис.

– Как ты мог ее поцеловать? – с удивлением спросил Фергус. – Ведь это же Лейтис!

– Вы сердитесь? – Йен был в этом почти уверен и встал в позицию, расставив ноги так, как учил его дед. Он много раз мерился силами с Фергусом, но силы их были примерно равны.

Фергус покачал головой:

– Да нет же. Вот Мэри – это я понимаю! Или даже Сара! Но Лейтис?

– Она никогда не позволит тебе забыть об этом! – мрачно и убежденно сказал Джеймс. – Злопамятства ей не занимать!

– И она непременно пожалуется лэрду, – с ухмылкой заметил Фергус.

Йен почувствовал, как у него подвело живот.

Лэрд Нийл Макрей мог сделать гораздо больше, чем заставить своего внука изменить имя. В его власти было казнить и миловать всех в своем клане, насчитывающем более трехсот человек. Его слово было законом, его приговор – окончательным. Но частенько в его глазах плясали смешинки, а на губах играла улыбка – это означало, что при всей своей власти он не считает себя такой уж важной персоной. Но он свирепо карал обидчиков жителей Гилмура.

Что будет, если Лейтис ему пожалуется?

– Не понимаю, зачем ты это сделал, – сказал Джеймс, глядя вслед удаляющейся сестре. – Она вовсе не такая уж хорошенькая.

Не веря своим ушам, Йен смотрел на братьев Лейтис.

Ее ярко-рыжие волосы сверкали на солнце и ниспадали на спину. Однажды он осмелился дотронуться до них, гадая, обожгут ли они его руку. Она отскочила в сторону и чуть не двинула его по голове, желая наказать за дерзость. Ее ослепительная кожа сверкала, как снег, и только на носу притаилась россыпь мелких веснушек. Ее светло-голубые глаза были широко распахнуты, как окна. Ему хотелось заглянуть в них, чтобы увидеть, что там, у нее в душе.

– Йен с придурью, Джейми, – сказал Фергус. – Потому и поцеловал Лейтис. Это оттого, что он наполовину англосакс? Как ты думаешь?

Йен почувствовал, что краска смущения заливает его щеки. Как всегда при упоминании о его происхождении.

– Я бы жил только здесь, если бы это было возможно, – сказал он, чувствуя, что совершает предательство по отношению к отцу, произнося такие слова.

– Но тогда я очень тосковала бы по тебе.

Нежный смех, сопровождавший эти слова, заставил его повернуть голову. Он увидел мать, одетую для верховой прогулки. На ней была темно-синяя амазонка с широкой юбкой, разделенной внизу на две свободные штанины. Ничего подобного в Англии она не носила. Но здесь, в горах, она предпочитала ездить, сидя по-мужски, и модное дамское седло, сделанное для нее по заказу его отца и считавшееся более пристойным для женщин, могло спокойно отдыхать до лучших времен.

Братья умолкли при приближении его матери. Она не просто графиня и дочь лэрда, подумал Йен, она до того хороша, что мужчины порой останавливаются и умолкают, желая поглазеть на нее.

Ее черные кудри ниспадали на плечи и спину и пахли лавандой. Глаза были такими же пронзительно-синими, как у ее отца. Люди всегда стремились к ней, будто чувствовали, что Мойра Макрей – особенное явление. Мать Йена обладала даром находить прелесть в самых обычных вещах: например, она восхищалась изяществом и тонкостью работы паука, сумевшего сплести кружево из паутины, или красотой ледяных узоров на окне.

Протянув руку, Мойра взъерошила сыну волосы. Он повел головой и освободился от ее руки, смущенный этим проявлением чувств на глазах у друзей. Она понимающе улыбнулась, и он ответил ей широкой улыбкой. Когда они оставались наедине, Йен ничуть не возражал против того, чтобы мать обнимала его за плечи или приглаживала его волосы, откидывая их со лба. Только на людях он считал своим долгом выглядеть более мужественным.

Йен все еще стоял рядом с матерью, когда привели ее коня, и она без видимых усилий вскочила на огромного гнедого.

– Ты не возьмешь с собой никого для охраны? – спросил он, вспоминая недавний приказ своего деда. В окрестностях снова рыскали Драммонды, и никому не дозволялось покидать Гилмур без сопровождения.

Йен никак не мог привыкнуть к постоянным стычкам между кланами. Ведь в Англии все споры землевладельцев разрешались судом после изучения тщательно составленных бумаг или по петиции поверенных.

– Варварство, – довольно часто говорил его отец. – Эти чертовы шотландцы – сплошь варвары.

Но потом его взгляд обращался к жене, и в ответ на ее насмешливую улыбку он тоже начинал улыбаться и замолкал.

Здесь, в Шотландии, Йен привык просыпаться под гневные возгласы его деда, возмущавшегося очередным разбойным набегом. Много раз ему доводилось наблюдать, как сам лэрд вел своих людей по мосту через лощину, и их фигуры в килтах были хорошо видны в лунном свете.

– Никто не может меня догнать, – отвечала его мать с улыбкой. – Кроме того, если налетят Драммонды, то только чтобы захватить коров, пасущихся в долине, или наших овец, но не одинокую всадницу. – Она низко склонилась с седла и прошептала на ухо Йену: – Поменьше беспокойся обо мне, сынок, и больше думай о сюрпризе, который я приготовила к твоему дню рождения. Я вручу его тебе, как только вернусь, – добавила она со смехом.

Мойра пришпорила лошадь и помчалась через мост, связывавший Гилмур с долиной. Оказавшись на его середине, приостановилась и махнула сыну рукой. Она ездила верхом лучше всех, кого он знал, даже лучше его отца, и ежедневно в эти утренние часы она мчалась по свежей траве с развевающимися на ветру волосами.

Йен махнул в ответ и повернулся к своим друзьям, горя желанием поскорее покинуть двор. Будет лучше, решил Иен, не видеть больше Лейтис. Надо дать ей остыть.

– Пойдем сегодня на рыбалку? – спросил он.

– Нет, у меня другая задумка, – ответил Фергус ухмыляясь. – Но это секрет.

– Лестница? – Джеймс бросил на Фергуса быстрый и настороженный взгляд.

– Какая лестница?

Джеймс ткнул брата в бок острым локтем.

– Мы не должны говорить. Нам это запрещено. Лэрд не велел болтать.

– Но ведь Йен – его внук, – запротестовал Фергус. Йен переводил взгляд с одного брата на другого.

– Какая лестница? – спросил он снова.

Братья замолчали и только сердито переглядывались.

– Если нам попадет, я возьму вину на себя и скажу, что я был заводилой, – решил, наконец, Фергус.

– Ты ведь знаешь, что на это скажет лэрд, – возразил Джеймс, глядя на брата с прищуром. – Он скажет, что мужчина должен противиться искушениям и помнить о цене, которую обязан заплатить, если поддастся им. За грехи придется расплачиваться.

– Мы заставим Йена поклясться, – сказал Фергус.

– Дай-ка мне свой кинжал, Джеймс.

– А твой где?

– В бочке с дождевой водой, – признался Фергус. – Я упражнялся по метанию его в цель и не смог достать эту чертову штуку со дна бочки.

Джеймс покачал головой и неохотно передал ему нож.

Йен протянул руку ладонью кверху, понимая, чего хочет Фергус. Это был ритуал кровавой клятвы, придуманный Фергусом.

– Поклянись всем святым для Макреев никогда и никому не говорить о том, что мы тебе покажем, – произнес Фергус торжественным шепотом, и его слова шелестели, как осенние листья.

– Я не скажу никому. – Йен кивнул в подтверждение нерушимости своей клятвы.

Джеймса и Фергуса удовлетворило его краткое обещание.

Йен старался не дрогнуть, когда его друг сделал небольшой надрез на его ладони под большим пальцем. Боль оказалась неожиданно сильной, но он старался не подать вида и опустил руку, чтобы кровь свободно стекала на землю.

Затем они тронулись в путь.

Гилмур, древнее обиталище клана Макреев, представлял собой устремленное вверх трехэтажное строение с остроконечной крышей. Его наружные стены потемнели от времени до такой степени, что замок приобрел землистый оттенок. Замок стоял на длинном мысе, вдававшемся в озеро Лох-Юлисс. Огражденный с трех сторон утесами широкий перешеек был единственным подступом к лощине.

Вокруг замка Гилмур располагались приземистые строения – жилища членов клана и хозяйственные постройки. Хижина кузнеца стояла рядом с кузницей, дубильным сараем и конюшнями.

Эти места были хорошо известны трем мальчикам. Фергуса хотели выучить на кузнеца, а Джеймса – на плотника. Но в течение всех недель, что Йен проводил здесь, мальчишек освобождали от привычных занятий и их почетным делом было составлять компанию внуку лэрда.

Фергус, который шел впереди, направлялся к часовне, воздвигнутой задолго до того, как первый из Макреев обосновался здесь, а это произошло добрых триста лет назад. Считалось, что остров стал прибежищем святых и местом паломничества пилигримов.

За долгие годы своего обитания Макреи укрепили кирпичную кладку древнего строения, заменили кровлю и защитили ставнями каменные арки. Но в солнечные дни, такие, как этот, ставни открывали, и солнечный свет лился внутрь, освещая помещение, похожее на пещеру.

Сегодня ветер с озера свистел под арками, издавая низкий и свирепый звук, похожий на недовольное рычание.

Братья разошлись, чтобы закрыть ставни, и комната погрузилась в темноту.

Фергус остановился в центре комнаты. Джеймс сделал несколько шагов вперед, вглядываясь в пол, вымощенный плитами.

– Что ты ищешь? – спросил Йен.

Мальчики ничего не ответили, и он молча ждал, что будет дальше.

Минутой позже Джеймс заговорил.

– Здесь. – Он указывал на место прямо перед собой.

– Там лестница? – спросил Йен громко. Фергус кивнул.

– И куда она ведет?

– Не знаю, – отозвался Фергус с широкой ухмылкой. В темноте сверкнули его белые зубы. – Но я хочу узнать.

– Так ты не знаешь? Тогда как тебе удастся найти то, что ты ищешь? – Йен опустился на колени рядом с другом.

Фергус сдвинул верхнюю плиту, под которой оказалась еще одна. В ее середину было вделано железное кольцо. Лицо Фергуса посерьезнело, улыбка сошла с него. Джеймс тоже помрачнел, и у Йена возникло ощущение, что старший мальчик предпочел бы сейчас находиться где угодно, только не здесь.

– Пошли вперед. И скажи ему, что самые большие неприятности уже позади.

– Однажды мы видели, как лэрд спускался туда, – сообщил Фергус.

– Мы пришли поговорить с ним, – добавил Джеймс.

– Но он исчез, а потом вдруг будто выпрыгнул из-под пола, – снова ухмыльнулся Фергус.

– И мое сердце от страха Чуть было не выпрыгнуло из груди, – сказал Джеймс. – Думаю, он был удивлен не меньше нашего.

Фергус кивнул:

– Он, конечно, был недоволен, это уж точно. И взял с нас клятву держать в тайне то, что мы узнали.

– В таком случае нам не стоит спускаться вниз, – решил Йен, заглядывая в отверстие. Хотя ему хотелось обследовать подземелье, совесть шептала ему, что не стоит нарушать запрет деда.

– Йен прав, – согласился Джеймс, вставая с ним рядом.

– А что в этом плохого? Камень ведь уже сдвигали с места, и тайна тебе известна.

Фергус, опираясь на локти, поколебался с минуту, прежде чем исчезнуть в темноте подземелья.

– Что ты делаешь? – закричал Джеймс в то время, как Йен сел на край камня, свесив ноги вниз.

– Ему не следует оставаться там одному, – решил Йен. Для него прелесть манящей тайны оказалась непреодолимой.

Его ноги скользнули вниз прежде, чем он нащупал первую ступеньку. Он протянул вперед руки, пытаясь найти опору и определить, куда двигаться дальше. Лестница была прорублена во влажной и скользкой стене. Ступени были узкими, а воздух тяжелым, напоенным влагой.

Йен знал, что вслед за ним спускается Джеймс. Минутой позже Йен услышал, как отодвигается камень, открывая новое отверстие.

– Почему мы не взяли фонарь? – спросил он, хотя до поверхности было рукой подать.

– А как бы я это объяснил? – сердито спросил Фергус. – Мать не выпустила бы меня из дома без объяснений, да и лэрд мог увидеть нас с фонарем. И что бы он сказал?

– Он понял бы, что мы его ослушались, – сказал Джеймс, следовавший за Йеном.

Там, внизу, была кромешная тьма, и это мешало сориентироваться. Единственное, на что могли рассчитывать мальчики, были их голоса.

Запах гнили усиливался по мере их продвижения вперед. Вероятно, липкие стены покрывал лишайник, и что-то столь же скользкое и липкое покрывало ступени. Дважды Йен чуть было не оступился.

Наконец лестница стала шире. Мальчик с чувством облегчения вышел из полного мрака в сводчатую пещеру, остановился и огляделся.

Утреннее солнце освещало красно-коричневые росписи на стенах и потолке. Если художнику и не хватало таланта, он старался компенсировать его упорством и прилежанием. И каждый следующий женский портрет удавался ему лучше предыдущего. Последний портрет изображал красавицу в бледно-желтом платье с широкими длинными рукавами и с венком из незабудок в волосах. Ее пленительная улыбка и нежный свет зеленых глаз были переданы художником столь убедительно, что Йену показалось, будто он чувствует ее дыхание.

– Как ты думаешь, кто она? – прошептал стоявший рядом Фергус.

Йен только покачал головой.

– Это возлюбленная Иониса, – сказал Джеймс, подходя к ним.

Йен вопросительно посмотрел на него:

– Иониса? Святого?

Он снова обвел взглядом пещеру. Ему приходилось слышать рассказы об Ионисе от деда, но он считал их легендами рода Макреев. А теперь оказалось, что в основе этих легенд были исторические личности.

Йен медленно следовал за мальчиками, обозревая пещеру. Под его сапогами скрипела галька. Впереди была бухточка, которой ему не приходилось видеть прежде. Глубокие синие воды с трех сторон окружали скалы. Там, где должно было находиться озеро Лох-Юлисс, громоздились массивные скалы, поднимавшиеся со дна озера и похожие на почерневшие зубы гигантского чудовища.

Запрокинув голову, Йен смотрел вверх, ожидая, что увидит отсюда замок. Вместо этого его взору предстала только крутая стена нависавшего над берегом утеса. Его внимание приковала последняя из гряды скал. Между ними оказался проход, достаточно широкий, чтобы корабль мог войти в бухту и укрыться в ней.

Внезапно Йен осознал, что тайну составляла вовсе не лестница, а именно эта уединенная и скрытая от взоров бухта, единственное уязвимое место в неприступной твердыне Гилмура.

– Пора возвращаться, – сказал он, почувствовав, как кровь пульсирует в висках.

Йен проскользнул мимо Фергуса и снова оказался в пещере. Он больше всего сейчас хотел выбраться отсюда, закрыть вход на лестницу, замуровать его и притворяться, что он ничего не знает о потайном месте.

– Куда ты? – окликнул его Фергус.

Йен круто обернулся, хмуро глядя на друга.

– Лэрд будет недоволен, – сказал он. – И то, что я его внук, не умилостивит его, если он узнает, что я побывал здесь.

Напротив, его родственные отношения с лэрдом могли только усугубить наказание. Он бросился вверх по лестнице и одолел подъем вдвое быстрее, чем спуск. Йен вынырнул из входа в пещеру, чувствуя, что судьба приготовила ему удар, потому что первое, что он увидел, были ноги в сапогах. Потом его взгляд скользнул выше. Среди членов их клана всегда была женщина, способная угадывать прошлое и предвидеть будущее, в особенности гнет грядущих испытаний. И в этот момент Йен Макрей, урожденный Алек Джон Лэндерс, почувствовал, что и он способен предсказывать будущее.

Он испуганно мигал, глядя в синие глаза деда, сейчас казавшиеся ледяными.

– Пойдем со мной, Йен, – приказал лэрд, и его голос отозвался эхом в сводчатой комнате. – Мне очень жаль, но сегодня тебе предстоит стать мужчиной.

– Да, сэр, – отозвался мальчик, принуждая себя не отводить глаз от лица деда и мужественно принять заслуженное наказание.

Йен надеялся, что отвага не покинет его. Но дедушка не остановился в зале клана и не повел его в свои покои. Вместо этого они прошли под аркой и оказались во дворе замка Гилмур.

Его бабушка рыдала, закрывая лицо передником.

– Мойра, Мойра! – стонала она, раскачиваясь взад и вперед.

Йена неожиданно охватил леденящий ужас.

Тут же он увидел лошадь матери, привязанную к краю телеги. Бока лошади были в пене, глаза почти выкатились из орбит. Она рвалась из рук грума, пытавшегося ее успокоить. Телегу окружало несколько мужчин. Никого из них мальчик не узнавал.

Однако не эти чужие люди привлекли внимание Йена, а рыдающая бабушка. Он двинулся к ней, движимый необъяснимым смутным предчувствием, что с детской невинностью покончено навсегда и ему никогда больше не испытать радости и счастья в Гилмуре.

Он подошел ближе к телеге, двигаясь как во сне и думая, что видит кошмар наяву. Пока он исследовал бухту вместе с Фергусом и Джеймсом, Драммонды убили его мать, его прекрасную, вечно смеющуюся мать.

Он чуть не плакал. Его тошнило. Ему хотелось укрыться в объятиях бабушки.

– Женщины подготовят ее к погребению. – На его плечо легла чья-то рука. Он поднял глаза и увидел лицо деда, с жалостью смотревшего на него сверху вниз. Йен покачал головой – он хотел остаться рядом с ней.

Мужчины отнесли его мать в ее комнату. За ними следовали плачущие женщины. Позади шел Йен, молчаливый и решительный. Когда обмывали ее тело, Йен отвернулся, но он не желал уходить, не хотел покидать ее. Он не мог ни с кем разговаривать.

– Они ее изнасиловали и замучили насмерть, – прошептала одна из женщин, охваченная ужасом, а бабушка безутешно плакала.

Йен закрыл глаза, руки его, повисшие вдоль тела, были сжаты в кулаки. Он с трудом сдерживал ярость и печаль.

Всю ночь он просидел возле убранной для погребения матери, тщетно ожидая, что ее веки приподнимутся, глаза откроются, и она встанет и рассмеется весело, как всегда. «Это только шутка, – скажет она, – только шутка, мой драгоценный». И в ее глазах он увидит обычную усмешку.

Он долго и пристально смотрел на нее, до рези в глазах, и старался пореже мигать, чтобы не упустить минуты, когда она впервые вздохнет. Но ее веки оставались сомкнутыми, а лицо – неподвижным и белым в свете толстых восковых свечей в головах и в ногах покойницы.

Его бабушка бодрствовала вместе с ним, сидя на стуле неподалеку от него. Но они не сказали ни слова во время их ночного бдения, желая сохранить покой и оградить тело и душу усопшей.

На рассвете пришел дед с какими-то людьми и дал знак окончить церемонию прощания и начать погребение. Его мать будет покоиться среди холмов Гилмура.

И Йен знал, что никогда больше не увидит ее.

Джеймс и Фергус в килтах встали рядом с ним, но внезапно Йену захотелось, чтобы они ушли. Он чувствовал, что не сможет удержаться от слез, а ему очень не хотелось, чтобы друзья видели его в минуту слабости.

Из толпы выступила Лейтис. На этот раз ее непокорные волосы поддались гребню и ленте. В ее глазах стояли слезы, щеки пылали, губы покраснели и распухли. Он смотрел на нее, и ему показалось, что прошло не менее тысячи лет с тех пор, как он дерзнул поцеловать ее.

Лейтис подошла к нему, привстала на цыпочки и поцеловала его в щеку. Всего несколько часов назад он был бы счастлив, но теперь не почувствовал ничего.

Она что-то сунула ему в ладонь.

Это был длинный клок черной овечьей шерсти, обвитый кольцом вокруг чертополоха.

– На память, – сказала она тихо. – Чтобы ты не забыл этот день.

Он смотрел на нее, изучая ее лицо, будто никогда прежде не видел.

Как она могла подумать, что он забудет этот день? Он нарочно уронил ее подарок и растоптал сапогом.

– На все Господня воля. – Бабушка обняла Йена за плечи. Он поднял глаза на деда. Его глаза были красными, но сухими.

– Мы скотты, мой мальчик. Никто не виноват в том, что суждено судьбой.

Он почувствовал, что не хочет быть скоттом, он испытывал неприязнь к своему клану. Он Алек Джон Лэндерс, а не Йен Макрей, и теперь он отчаянно старался не заплакать.

– Я не скотт, – сказал он упрямо. – И никогда им не стану. Я англичанин и ненавижу вас всех.

Глава 1

Шотландия , июль 1746 года

Вот мой приказ, полковник, и он столь же важен, как и вся ваша кампания. Подавите это чертово восстание! Казните всех мятежников и смутьянов, и пусть в горах Шотландии воцарятся мир и покой!

Слова герцога Камберленда эхом отдавались в мозгу Алека Лэндерса на пути к форту Уильям. За ним следовали пятеро вооруженных пиками всадников, сопровождавших его от самого Инвернесса. Их разговор перемежался звоном конской сбруи, цоканьем копыт по густой траве и стонами ветра, и все это служило фоном для его невеселых мыслей.

На гребне холма, неподалеку от его нового места назначения, он остановился и поднял руку. Его люди тоже остановились, сохраняя порядок следования. Никто из них не спросил его о причине промедления или о том, почему он спешился и прошел несколько футов вперед к обочине дороги. Да им бы это и в голову не пришло.

Он стоял неподвижно, вглядываясь в развернувшуюся перед его глазами картину, и память возвращала ему забытые подробности.

В течение шести лет, вплоть до его одиннадцатого дня рождения, каждый раз, когда они приезжали сюда, их карета останавливалась на этом самом месте. Его мать высовывалась из окна, и они оба любовались ее родным домом. Гилмур манил их, как приветный огонек, приглашая вступить в чудесный мир, будто созданный для нее одной и по ее желанию. Здесь она и улыбалась не так, как в Англии, будто избавившись от оков.

О чем бы думала сейчас его мать, будь она жива, спустя столько лет, если бы узнала, что судьба или мстительный Бог прислали его на ее родину? Это был глупый вопрос, и он сам не находил на него ответа.

Большую часть года эту неприветливую страну окутывал серый холодный туман, и весь однотонный пейзаж словно оповещал: это Шотландия. Но сейчас вереск, чертополох и дикие цветы царили на склонах холмов, отбрасывая тени на зеленую траву и клевер. Озеро Лох-Юлисс казалось ярко-синим, а налетавший порывами яростный ветер рябил его поверхность, образуя невысокие волны.

По-видимому, это были первые предвестники бури. Солнечный свет, пробивавшийся сквозь завесу облаков, окутывал замок каким-то призрачным сиянием. Так странно встречало его место, таившее столько воспоминаний.

Перешеек идеально подходил для встречи непрошеных гостей. Но строители замка ничего не знали о пушках, а тем более о том, что их потомки навлекут на себя гнев империи, и англичане будут мстить непокорным мятежным скоттам.

Гилмур, по-видимому, уже подвергался обстрелу ядрами и теперь представлял собой пустую скорлупу, над которой даже кровли не было.

– Гилмур будет существовать всегда, дедушка?

– Он будет существовать так же долго, как и море, Йен. Так же долго, как море.

Но дед заблуждался. Замок пал, лежал в руинах и казался скелетом по сравнению с выросшим рядом новым фортом Уильям.

Камберленд сам выбрал Алека среди своих кадровых офицеров еще во Фландрии и попросил сопровождать его в Шотландию для подавления мятежа. Он ценил его за его способность выходить сухим из воды и без единой царапины из битвы, а также за исполнительность и немногословие. Алек был назначен комендантом форта Уильям.

Он хотел было воспротивиться и привести основательные доводы для отказа от почетного поста, но было бы неразумно посвящать герцога Камберленда в вопросы своего происхождения и объяснять свое нежелание принять пост. Первое грозило ему виселицей, а второе могло вызвать недовольство герцога.

Горизонт затянуло туманной дымкой, окрасившей горы в синий цвет. Западный край лощины густо порос лесом, но на востоке она оставалась голой, будто и деревья, и траву ровно «подстригли» овцы. Внизу, в уединенном и скрытом от взглядов углу лощины, располагалась деревенька, которую Алек знал не хуже Гилмура. Скотты называли ее на своем языке «клахан». Он бывал гостем во многих домах, а уж в доме Фергуса и Джеймса был своим, словно третий сын.

Камни домов позеленели от покрывшего их мха. Дома были похожи, как братья-близнецы, – длинные прямоугольные строения с дверью посередине фасада, как бы рассекавшей каждый дом надвое. По обеим сторонам от двери располагались окна. Солома на кровлях домов свалялась за долгие годы, и теперь крыши походили на хрустящую коричневую корку на свежеиспеченном каравае хлеба.

Было ему памятно и еще одно место, но не хотелось ни видеть его, ни приближаться к нему.

Он снова вскочил в седло, и кавалькада направилась к развалинам Гилмура. Он постарался изгнать из памяти все мысли о прошлом, чтобы легче было собраться с силами и сосредоточиться на выполнении своего воинского долга.

Небо темнело на глазах по мере того, как усиливался ветер, и под его порывами тучи листьев и пучки травы взвивались и проносились мимо открытой двери ее дома. Лейтис выглянула наружу. Внезапно луч света пронзил угрожающе-мрачное облако, позолотив его края, как бы оповещая ее, что грядущая буря несет в себе Господню волю. В воздухе веяло печалью, будто сама земля была готова пролить слезы.

Лейтис закрыла глаза, прислушиваясь к голосам. Конечно, звуки рождались в ее мозгу, дразнили ее, напоминая ей беседу братьев. Ветер, приносивший с собой запах дождя, походил на приглушенный смех ее родителей. Он легко приподнял прядь волос у нее над ухом, и его дуновение было нежным, как поцелуй, как прикосновение Маркуса, когда он склонялся над ней и шептал ласковые слова.

Среди звуков, оповещающих о приближении бури, ей показалось, что она различает звуки труб. Эти звуки пронзали ее сердце, напоминая о счастливых временах. Она представляла, как ее младший брат Фергус машет рукой с ближайшего холма, а рядом с ним улыбается ее старший брат – Джеймс, радуясь возвращению домой. Маркус, за которого она собиралась замуж нынешней весной, стоял рядом с ними и с ее отцом. Он пошутил, и все четверо мужчин рассмеялись, запрокинув головы, но раскаты их смеха затерялись среди громкого завывания труб.

Духи. Все они теперь были не более чем духи, вызванные напоенным грозой летним днем, и на глаза ей снова навернулись слезы.

Ткацкий стан отчасти приносил ей утешение. Она научилась ткачеству, когда едва могла вскарабкаться на резную деревянную скамью. Все воспоминания жизни были связаны с движениями пальцев и прикосновением к ним пряжи. Она ткала, когда пришла весть о высадке принца у Лохнам-Уам. Она заканчивала ткать плед для отца, когда он повел своих сыновей в бой, чтобы возвести на трон законного короля. И была занята той же работой, когда принесли известие о потерях в битве у Куллодена.

Ее дом никогда не казался ей таким огромным, как в последний год. Каменные стены были побелены изнутри, земляной пол, утоптанный до твердости многими поколениями ее предков, стал гладким, как камень. Мебель была простой, но прочной, рассчитанной на многолетнюю службу. Большой дубовый стол с шестью стульями, высокая конторка, где мать хранила свои сокровища, кувшин из тонкого фарфора с узором из пурпурных цветов. В углу, за двумя перегородками, сооруженными ее отцом, находилась родительская кровать, а чуть подальше – ее собственная. Братья спали наверху, на антресолях, куда забирались по стоящей в углу приставной лестнице.

Теперь в этом доме она жила одна. Ее отец, Фергус, Джеймс, Маркус – никого из них больше нет в живых. Мать ее умерла спустя несколько недель после известия о гибели сыновей и мужа, испытывая подлинное облегчение при мысли о смерти.

Однако трубные звуки все приближались, время от времени прерываемые только ударами грома. В груди и мозгу Лейтис все росла и ширилась мелодия погребальной песни Макреев, она пронизывала ее до мозга костей. Она заморгала, вдруг осознав, что музыка слишком громкая, чтобы быть плодом ее воображения. И слишком опасная. Неужели это опять Хемиш?

Она резко поднялась с места, оттолкнув скамейку от ткацкого стана. Подойдя к открытой двери своего дома, Лейтис на мгновение остановилась, держась рукой за притолоку. Этот звук не порождение ее воображения и не сон. Это значит, что ее дядя осмелился выйти навстречу англичанам и бросить им вызов.

Может быть, солдаты не слышат этого призыва и народу Гилмура не придется отвечать за вызов, брошенный Хемишем. Но в мыслях Лейтис бранила себя за собственную глупость. Музыка труб была хорошо слышна, гулко разносилась по лощине и холмам.

Лейтис потянулась за шалью, висевшей на гвоздике возле двери, и, накинув ее на голову, быстро вышла из дома. Сократив себе путь, пробежала через чахлый садик Малькольма и добралась до расщелины между двумя пологими холмиками. Проторенная тропа вела к холмам, и она отлично знала дорогу.

Ветер облепил ее платье вокруг ног, прижал его плотно к телу, сдувал волосы со лба назад. Казалось, нежный любовник-ветер ласкал ее лодыжки, запястья и шею, целовал ее, и его поцелуи пахли влагой и солнцем.

Блеск молнии отрезвил ее, напомнив о том, что неразумно подниматься на холм во время грозы. И все же она боялась не столько сил природы, сколько людей. Этот урок она усвоила еще год назад.

Она взбиралась на пологий округлый холм, и цветы поднимали свои головки ей навстречу. На ветру, как бы приветствуя ее, покачивали своими розовыми бутонами первоцветы с желтой сердцевиной, гордый чертополох вздымал вверх пики и крупные, еще не распустившиеся головки, желтые и пурпурные. Бледно-голубые колокольчики на изящных тонких стеблях, любимые цветы Лейтис, кивали головками. Хрупким цветам было трудно выжить и еще труднее цвести.

С одной стороны лощину защищали густые леса. Холм венчали толстоствольные сосны, что придавало пейзажу величие. Отсюда открывался прекрасный вид на долину. Здесь она искала своего дядю, зная, что это его любимое место. Она все поднималась вверх по тропе, уклоняясь от низко нависавших веток и продираясь сквозь подлесок.

Самая вершина холма была голой, как лысое человеческое темя. Когда-то здесь стояла, как лесной часовой, гигантская сосна. Но много лет назад в нее ударила молния, и она рухнула на землю с такой силой и грохотом, что земля содрогнулась.

Справа от нее был Гилмур. Окутанный утренней дымкой, он казался таким, как прежде, и, прижмурив глаза, она могла бы вообразить, что из четырех его труб поднимается дым, а двор замка полон людей, занимающихся своими делами. По ее желанию призраки оживали.

Но приземистый форт, выросший рядом с замком, при всем желании нельзя было не заметить.

Слева от нее по округлым склонам холмов раскинулся лес, дальше его волнистая линия полого спускалась в соседнюю долину. Впереди было озеро, а дальше залив, ведущий к открытому морю. Ей говорили, что море огромное, по нему неделями плывут корабли, не встречая суши. Но наградой за долгие странствия было знакомство с местами, названия которых звучали таинственно, загадочно и почти пугающе, – Константинополь, Китай, Марсель.

Лейтис раздвинула нависшие ветви и увидела Хемиша, стоявшего на вершине холма с вызывающим видом. Он был одет в килт своего клана и держал под мышкой сморщенный пузырь волынки. За его спиной возвышался недавно воздвигнутый форт Уильям. Шаловливый и непочтительный ветер поднимал сзади полы его юбки, но, похоже, его не беспокоило, что англичане могут видеть его голый зад.

– Ты делаешь глупость, дядя, – сказала Лейтис резко. Он хмуро взглянул на нее, и его лицо казалось особенно свирепым, когда кустистые седые брови, походившие на жирных гусениц, сошлись на переносице.

– Я не позволю отчитывать себя девчонке, – сказал он с яростью. – Особенно если речь идет о волынке.

– Уже много лет, как я перестала быть девчонкой, дядя. И ты это знаешь. – Лейтис уперлась кулачками в бедра и прожигала его взглядом. – Сейчас игра на волынке приравнивается к предательству. Это запрещено законом. Или ты забыл об этом?

– Английские законы! Я их не признаю! – Он выпрямился во весь рост и уставился на нее.

Ей тяжело было смотреть на него. Когда-то он был здоров как бык, а за последние два года съежился. Его борода поседела под стать волосам. Но взгляд все еще сохранял упорство и неукротимость.

– В клане есть люди помоложе тебя, дядя, и они не заслуживают страданий.

Она знала, что англичане будут насаждать свои законы, невзирая на вызов и заносчивость шотландцев.

Она знала, что английские солдаты никогда не уйдут из форта Уильям. Как ни грустно, но она давно это поняла, а Хемиш все еще не осознал.

– Уходи. – Она мягко потянулась к нему и коснулась его руки.

Но он уже не слушал ее, напротив, отвернулся и снова заиграл на своей волынке. Она посмотрела на него, а потом на форт Уильям за его спиной. Солдаты высыпали из форта, как колония красных муравьев. Как это ни глупо, ей хотелось, чтобы они не слышали звука его волынки.

– Англичане идут, – сказала она.

Это означало новые угрозы, новые акции жестокости. Что предпримет майор Седжуик сегодня? Отберет их скот? Они давно его потеряли – и коров, и овец. Потравит их посевы? И это уже было. Отнимет их имущество? Он уже обчистил всю их деревню до нитки, изъял у них все ценное, что они не успели припрятать в соседних пещерах.

– Ты должен спрятать волынку. – Она старалась подавить желание сказать дяде что-нибудь резкое. Но сердиться на него бессмысленно. В каком-то смысле он все еще жил в прошлом, когда Макреи были некоронованными королями этой страны. – И сам спрячься, Хемиш, спрячься как следует, – предупредила она.

Она оставила его, ушла без оглядки, не зная, принял ли он ее совет. Хемиш поступил бы по своему усмотрению, несмотря на все ее уговоры и веские доводы.

Когда Лейтис спустилась с холма, английские солдаты добрались до деревни. Тех, кто не успел быстро собраться, грубо выволакивали из домов. В деревне оставалось всего двадцать семь жителей, хотя в прежние времена их было более трехсот. Но то было в пору ее юности, когда единственными англичанами в Шотландии были войска генерала Уэйда, строившие дороги.

Она быстро направилась к центру деревни – месту сбора ее жителей. Майор Седжуик сидел верхом на лошади в окружении верховых офицеров. Он был одет, как обычно, в красный мундир, в котором казался почти квадратным. Отвороты мундира были подколоты булавками. На нем были синие бриджи, сапоги и пояс из буйволовой кожи. Его золотистые волосы были собраны на затылке в косичку. Последние отблески солнца освещали его, пробиваясь сквозь темные клубящиеся облака.

Она подняла руку и крепче затянула на себе шаль, стараясь не поддаться яростному ветру и ощущая внутри холод, вызванный вовсе не погодой. Она посмотрела Седжуику прямо в глаза, когда его взгляд остановился на ней.

– Что они делают, Лейтис? – спросила подошедшая сзади Дора.

Лицо пожилой женщины было напряженным и взволнованным.

Лейтис только неопределенно покачала головой.

– Что еще они могут сделать? – спросил Ангус, тяжело опираясь на палку и хмуро глядя на английских солдат.

Майор напоминал крысу своим узким лицом и острыми зубами. А приказы он выполнял с величайшим пылом. Ну, к примеру, следует научиться у англичан побеждать – заставь людей голодать, и у них пропадет желание бунтовать. Сначала они будут хоронить стариков, потом детей и очень скоро покорятся без всяких условий.

Она опустила глаза и уставилась на землю под ногами, желая только одного – чтобы он перестал смотреть на нее. Она старалась своим поведением не привлекать внимания англичан. Все женщины клана знали, как опасно оказаться в одиночку против сотни солдат в форту Уильям.

– Один из вас снова нарушил приказ о разоружении, – объявил майор.

Ответом ему было молчание, и он многозначительно улыбнулся.

– Где ваш музыкант, тот, что играет на волынке?

Хемиш уже не в первый раз прогневал англичан. И Лей-тис опасалась, что не в последний. Но ни один человек не уличил его, ни один не предал. Хотя все знали, чего это может им стоить, они оставались немы.

Майор спешился и остановился, глядя на них, с перекошенным от гнева лицом.

– Вам нечего сказать? – спросил он, подходя к Ангусу. – Если бы я пообещал тебе сытный обед и пинту пива, старик, ты заговорил бы?

– Я старый человек, майор, – прохрипел Ангус. – Мой слух куда хуже вашего. Я ничего не слышал.

Седжуик несколько минут изучал лицо старика, потом двинулся дальше и остановился возле Мэри. Она баюкала на руках дитя, родившееся уже после гибели мужа.

– А вы, мадам?

Мэри покачала головой, потом прижалась щекой к покрытой младенческим пушком головке Робби.

– Я была занята своим ребенком, – ответила она тихо. – Я ничего не слышала.

Седжуик шел сквозь толпу собравшихся, и его лицо становилось все более и более грозным, потому что ни один из них не проронил ни слова о Хемише.

Глаза Лейтис все еще были опушены, и, когда он приблизился к ней, она увидела прежде всего его сапоги.

– А как насчет вас? Вы тоже были заняты своими делами? – спросил он тихо.

Она ничего не ответила, но покачала головой, мечтая только, чтобы он ушел и оставил ее в покое.

– Где этот волынщик? – Седжуик обернулся и обратился к клану.

Никто не ответил.

– Принесите мне факел, – сказал майор.

Один из солдат поспешил выполнить его приказ и вернулся с длинным пучком соломы, оторванным от кровли и скрученным в жгут. Седжуик подождал, пока его не запалили, потом схватил факел и поднял вверх.

– Какова цена вашей верности? – спросил он их. – Ваши дома? Ваши жизни? Сейчас мы посмотрим!

Он приблизился к ближайшему дому и поднес факел к низкой кровле. Она немедленно запылала. Ветер надвигающейся бури раздувал огонь.

К счастью, этот дом был нежилым. Его владельцы умерли прошлым летом.

Седжуик двинулся к соседнему дому. Лейтис молча смотрела, как горит ее жилище.

Ее мысли нельзя было прочесть, и, пока она не высказывала их вслух, ее нельзя было за них наказать. Она смотрела в землю, не в силах видеть, как огонь пожирает ее дом. И в эту минуту ее ненависть к англичанам, ко всем англичанам, была такой сильной, что грозила ее задушить. Но ее гнев не помог бы Хемишу и не остановил бы Седжуика.

Майор проследовал к следующему строению и с удовлетворением наблюдал, как вспыхнула его крыша. Все понимали: он не остановится, пока не спалит всю деревню.

Мало того, что Лейтис потеряла всех, кого любила. Но теперь и ее воспоминания, и то, с чем они были связаны, должны исчезнуть навсегда: глиняные горшки с синим узором, которые так любила ее мать, плед, хранившийся под матрасом, ткацкий стан – сидя за ним, она коротала долгие дни...

Ее гнев был под стать черным грозовым облакам, теперь скрывшим последний кусочек голубого неба и погрузившим день во тьму.

– Скажите мне, где он, – снова обратился к Лейтис майор Седжуик.

– Вы, англичане, не успокоитесь, пока не истребите последнего скотта в Шотландии. Верно? – не выдержала она. Лейтис вдруг почувствовала усталость от этой бесконечной покорности, не сулившей ничего, кроме новых и новых издевательств и жестокости. – Неужели мы так медленно вымираем?

Майор ударил ее так сильно, что она упала на колени. Он стоял над ней, ожидая, пока она поднимется на ноги, несомненно, чтобы ударить снова.

– Я избавлю это место от гадов! – процедил он сквозь зубы. – Возможно, ты будешь первой!

Ему в ответ сверкнула молния, внезапно пронзившая тучу и, казалось, доставшая до земли. Всполох был столь ярким, что на мгновение ослепил ее. Секундой позже прогремел гром, и он был столь ужасен, что вполне мог сойти за голос Бога.

Лейтис протерла глаза, потом быстро заморгала, чтобы восстановить зрение. В воздухе пахло гарью, будто земля разверзлась, и при вспышке молнии она увидела существо, как ей показалось, извергнутое сатаной из земной толщи.

При следующем всполохе она поняла, что это человек. Его черные волосы, как и у остальных англичан, были стянуты на затылке лентой. На нем был красный мундир и бежевый жилет, и на отвороте красовался нагрудный знак офицера. Его бриджи были тоже бежевыми, а белую рубашку украшали пышное жабо на груди и кружева на обшлагах.

Он не был ни плодом воображения, ни демоном, а всего лишь англичанином. Офицером в красном мундире, правда, не таким разряженным, как майор. На его жилете было поменьше пуговиц, и они были костяными, а не блестящими.

Неожиданно Лейтис захотелось увидеть его лицо. Он не обращал внимания на плясавшие вокруг молнии, будто они были всего лишь мелкой, хоть и досадной, неприятностью. Он поднял левую руку, и следовавшие за ним люди остановились.

Этот человек привык повелевать, привык к подчинению, и в это легко было поверить, видя, как слушается его строптивый конь. Он держал поводья свободно в правой руке, уперев левую в мускулистое бедро.

Майор Седжуик тихонько выругался и отстранился от Лейтис.

– Полковник, – Седжуик встал навытяжку, – я не ожидал вас ранее будущей недели.

Полковник ничего не ответил, но его взгляд не отрывался от лица Седжуика. И внезапно Лейтис подумала, что не хочет, чтобы он смотрел так на нее, что она не хотела бы его прогневать. Будто услышав ее мысли, незнакомец взглянул на нее. У нее захватило дух.

У него было суровое лицо и квадратная челюсть, а плотно сжатые губы придавали его лицу решимость. Его взгляд был настолько прямым, что Лейтис показалось, будто он видит ее насквозь, знает все ее тайны и догадывается о ее молчаливой непокорности. У него были высокие, четко очерченные скулы, а губы сжаты так плотно, что казались очень тонкими. Она поняла, что он разъярен.

Полковник показался ей очень опасным.

Она отступила на шаг от Седжуика. Минутой позже незнакомец, будто повинуясь ее тайному желанию, отвел от нее взгляд. И только тогда она осмелилась перевести дух.

Глава 2

Лейтис! Он мгновенно узнал ее, хотя заставлял себя не думать о ней по дороге из Инвернесса, убеждая себя, что она наверняка давно вышла замуж и уехала отсюда.

Подъехав к ней, он торопливо спешился. Лейтис отшатнулась, когда его руки легли ей на плечи и помогли подняться. Он помрачнел, увидев шишку на ее подбородке. Это был свежий след удара Седжуика.

– С вами все в порядке? – спросил полковник.

Она кивнула, отворачиваясь, чтобы смотреть не на него, а на войска, окружившие кольцом деревню.

Губы у нее нежные, щеки раскраснелись... С возрастом ее волосы потемнели. Теперь они были не ярко-рыжими, а скорее каштановыми с рыжеватым отливом, но все еще вились и ниспадали на плечи, а на затылке были перехвачены лентой. Она носила ленту на девичий манер, как когда-то, еще ребенком. Ее глаза... эти удивительные бледно-голубые глаза! Ну конечно, такие глаза могли быть только у нее.

– У вас будет синяк, – сказал он мягко, вглядываясь в ее черты.

Она повернула голову и посмотрела ему прямо в лицо. И взгляд ее выразил чувства, в которых не приходилось сомневаться. Ее глаза были полны ненависти, а губы гневно сжаты.

– Мне случалось испытать и худшее, полковник. Время не смягчило ее характер. Она оставалась такой же дерзкой. Но возможно, последний год принес ей одни несчастья. А слабые, как он знал, не выживают. Алек повернулся, оглядывая солдат.

– Кто здесь главный? – спросил он.

– Я, сэр, майор Мэтью Седжуик. – Один из них выступил вперед.

– Потрудитесь объяснить, майор, что здесь происходит, – приказал Алек. Его голос был хриплым от ярости.

– Она шотландка, сэр, – смущенно ответил Седжуик, – и не знает, где ее место.

– Ударить женщину может только трус, но не офицер, – возразил Алек.

Лицо майора потемнело, но он промолчал.

– Почему вы подпалили деревню, майор Седжуик? – спросил Алек. – Или причина лишь в том, что здесь живут шотландцы?

Брови Седжуика сошлись на переносице.

– Этих негодяев следовало усмирить и проучить. Несмотря на наши предупреждения, они продолжают укрывать и защищать известного пособника бунтовщиков, точнее, волынщика.

Алек обернулся через плечо на сбившихся в стайку крестьян. Среди них не было ни одного молодого здорового парня, в основном женщины, дети и несколько стариков.

А куда же подевались Джеймс и Фергус? Должно быть, они погибли, как и другие члены клана, которых он знал еще ребенком?

– Разве не лучше найти смутьяна, майор? – спросил он. Он сделал знак адъютанту. Харрисон спешился и подошел к нему.

– Прикажите потушить пожар, и пусть солдаты найдут, в чем носить воду. – Он указал на ручей, пересекавший лощину. – Надо выкопать канаву между охваченными пламенем домами и теми, куда огонь еще не добрался.

Харрисон кивнул и отправился выполнять поручение.

– Я обязан следить за горцами, сэр, – сказал Седжуик с раздражением. – Эти варвары шотландцы не заслуживают милосердия. Сам Камберленд отдал приказ, что каждый, кто оказывает содействие врагу, заслуживает виселицы.

– Я прекрасно осведомлен о приказе герцога, Седжуик, – кратко отозвался Алек. – Вы желаете мне напомнить о моем долге?

Седжуик благоразумно промолчал.

– Я прошу прощения за действия этого человека, – обратился Алек к Лейтис. У него возникло странное желание – дотронуться до ее щеки, погладить, избавить от боли.

Ее, казалось, удивили его слова, но она промолчала. Почему? Чтобы не вызвать его гнева? Он почувствовал, как в нем снова поднимается волна раздражения против Седжуика.

Солдаты выстроились в ряд до самого ручья. Когда сельчане поняли, что происходит, они тоже зашевелились и стали нести кто что может: ведра, бутыли, миски, кувшины – все, в чем можно было донести воду, чтобы попытаться спасти собственные и соседские дома. Алек видел, что и Лейтис присоединилась к этой цепочке, оглянувшись на него, прежде чем приняться за работу.

Молния снова черкнула по почерневшему небу, сопровождаемая громовым раскатом. Ощущение было странным, будто время остановилось. Лейтис подняла руку и изящным движением отвела локон от щеки. Она повернулась, взяла ведро из рук соседа и передала его стоявшему впереди. От быстрого движения ее юбка приподнялась, обнажив лодыжки и обозначив женственную округлость бедра. Но ее глаза были опущены и все внимание обращено на работу. Алеку показалось, что она намеренно не хочет смотреть на него. Она его отторгала от себя, и это было вполне естественно, но он воспринимал это болезненно. Он сразу узнал ее, она же упорно не смотрела ему в лицо, не поднимала глаз.

Тут полил дождь, и это отрезвило Алека. Черный дым пожарища поднимался в небо извилистой серой лентой. Воздух, напоенный влагой, пахнул остро и удушливо горелой соломой кровель крестьянских хижин.

Хемиш Макрей стоял на гребне холма и смотрел на пожар. Он гордился тем, что ни один человек из клана не уличил и не выдал его.

Он поправил пузырь волынки, которую держал под мышкой, и выровнял меховую сумку, укрепленную на животе. На нем был плед цветов клана Макреев, что тоже считаюсь непростительным прегрешением.

У него не оставалось выбора. Он должен пойти и сдаться самому или позволить сжечь всю деревню.

Он спустился с холма, чувствуя удивительный подъем, и пошел по тропинке через лес.

Он поправил свою сумку, чтобы та не съезжала, а также плед, липкий от меда, которым был промазан пузырь, чтобы в него не проникал воздух. Три трубы волынки лежали у него на плече. Он подул в одну из них и принялся перебирать пальцами дырочки в трубе, то зажимая их, то открывая.

Волынка предназначена для игры на воздухе, на открытом пространстве, чтобы Бог на небесах слышал эту сладкую музыку. Хемиш надеялся, что Бог его слышит, и принялся играть.

Громовые раскаты наконец смолкли, будто природа утомилась от этого адского шума. Но воздух был все еще белесым от влажных испарений.

Платье Лейтис промокло за несколько минут, его подол волочился по жидкой грязи. Влажные волосы свисали вдоль спины. Глаза резало от едкого дыма.

Не было ни малейшей надежды спасти ее дом, но Лейтис все же передавала полные ведра Ангусу и натужно улыбалась, когда он бросал на нее взгляд через плечо.

Когда огонь разгорелся вовсю, от жара стекло и горшки стали лопаться, и каждый звук отдавался в ушах и сердце Лейтис пушечным залпом.

Но что ей оставалось делать? Возможно, это послужит ей уроком, как сохранить силу и надежду, и потому она работала еще долго после того, как остальные от усталости перестали носить воду и отошли в сторонку.

Наконец, Ангус положил ей руку на плечо, стараясь молча ее утешить. В его глазах Лейтис прочла жалость. Она кивнула и вышла из цепочки тех, кто пытался потушить пожар. Подойдя к руинам своего жилища, она остановилась у двери, пытаясь увидеть, что внутри. Покрытые мохом стены выдержали и выстояли. Скреплявший их раствор только посерел от дыма. Но внутри все почернело, а мебель превратилась в пепел, в котором кое-где блестели лужицы расплавленного стекла. Капли дождя шипели, падая на раскаленные угли, и этот звук казался ей горестным вздохом.

У нее не осталось дома.

Лейтис умом понимала это, но почему-то ее чувства отказывались поверить в происшедшее. Она смотрела на пепелище, на страшные следы разрушения, не в силах полностью осознать то, что случилось.

Какое-то движение рядом заставило ее поднять голову. Она увидела английского полковника. Его лицо и волосы были мокры от дождя. Как ни странно, но его присутствие вернуло ее к реальности, и она осознала, что ее дом уничтожен. И внезапно ощутила острую боль.

Он ничего не сказал, только продолжал смотреть на нее, будто изучая, и этот пристальный взгляд смущал Лейтис.

Его лицо почему-то приковывало ее к себе, казалось, что-то в нем было ей знакомо. Но она знала, что никогда прежде его не видела. А если бы видела, то непременно вспомнила бы.

– Я пришлю людей помочь вам спасти то, что еще возможно, – сказал он.

Она снова попыталась заглянуть внутрь дома.

– Вы сможете возместить посуду, оставшуюся от моей матери? – спросила она. Эти слова вырвались у нее стремительно и бездумно. – Или серебряный браслет, мое приданое? Или мой ткацкий стан? Сможете возместить мне это?

С минуту он пристально смотрел на нее, давая ей время подумать о последствиях этих слов. Что еще он мог отобрать у нее? Ее жизнь? Что у нее осталось от этой жизни? Сны, в которых она будет видеть то, чего более не существует? Все, что было ей дорого, у нее отняли, и последним были мелочи и безделушки – напоминание о более счастливых временах, но теперь они превратились в неузнаваемые спекшиеся и еще дымящиеся куски керамики или металла.

Кажется, для того чтобы усугубить тягостность этой минуты, Хемиш снова заиграл на волынке. Этот мотив не был печальным, что вполне соответствовало бы обстоятельствам, нет, это был марш Макреев, который в былые годы звучал призывом к бою. И теперь ей предстояло потерять последнего оставшегося в живых родственника. Она в ярости смотрела на дядю, но Хемиш не обращал на нее внимания и продолжал играть гимн собственной смерти.

Глава 3

При первых же звуках волынки, скрежещущих и резких, Алек круто обернулся.

Человек в килте в красно-черно-белую клетку стоял на склоне холма. На плече у него покоились трубы волынки, и их звуки, переплетаясь, объединились в определенный мотив. В последний раз Алек слышал звук волынки в Куллодене, и ему неприятно было вспоминать об этом. Теперь дол отозвался эхом, возвращая эту музыку, как и холмы и скалы, многократно умножающие звук.

Лицо волынщика изменилось, он постарел, его спина согнулась, будто годы давили на него всей своей тяжестью. Но Алек узнал его, человека из собственного детства, Хемиша Макрея.

Несколько английских солдат бросились наперерез скотту, но тот и не пытался скрыться. Вместо этого он упрямо спускался с холма и вызывающе играл на волынке.

– В отваге ему не откажешь, – спокойно сказал Харри-сон за спиной Алека.

– Есть большая разница между бравадой и отвагой, – сухо возразил Алек.

– Уймите его! – закричал майор Седжуик.

Едва солдаты схватили волынщика, как мелодия тотчас же прервалась, и только жалобный умирающий звук еще дрожал в воздухе.

Алек направился к Седжуику, оглядывая пленника.

– Отведите его в тюрьму, – распорядился майор, потом искоса посмотрел на Алека. – Если только, полковник, вы не хотите допросить его прямо здесь, – добавил он.

Алек покачал головой.

Хемиш сосредоточил все свое внимание на Седжуике.

– Вам нужен я, – сказал он, – а не они. Если, конечно, англичане не предпочитают воевать с женщинами и детьми.

Алек намеренно встал между Хемишем и Седжуиком. Если майор мог ударить женщину, то поднял бы руку и на старика. И, судя по выражению лица майора, он был весьма близок к этому.

– Возможно, будет лучше, майор, если вы вернетесь в форт, – сказал Алек сдержанно. – Я присмотрю за пленником сам.

На мгновение ему показалось, что майор будет протестовать. Казалось, невысказанные слова душили его. Но Алек был закаленным солдатом, оставив дом в восемнадцать лет по воле своей бабки со стороны отца, и с тех пор служил в армии. Он знал, как обращаться со строптивыми офицерами, и был готов к этому.

Наконец, Седжуик кивнул и зашагал прочь, но напряженная осанка выдавала его гнев.

Алек следил за ним, пока он не поднялся по склону холма и не поскакал к форту Уильям.

Он повернулся к двоим солдатам.

– Подержите этого человека здесь, пока не затушат пожар, – сказал он. – А потом препроводите его в тюрьму.

– Полагаю, что вы нажили себе врага, сэр. – Харрисон, подходя к нему, кивнул в сторону удалявшегося Седжуика.

Алек посмотрел на своего адъютанта.

Томас Харрисон, его адъютант с тех самых пор, как они встретились во Фландрии, был самым трезвомыслящим из его офицеров. От него редко можно было услышать слово, если он мог обойтись жестом. Алек вполне полагался на его скромность. Только Харрисон и его помощник сержант Тэннер знали тайны его прошлого.

Харрисон при всех его достоинствах был на редкость непривлекательным. У него был широкий нос и острый подбородок, а глубоко посаженные орехового цвета глаза смотрели на мир внимательно и подозрительно.

Если их отношения были не слишком теплыми, то только из-за сдержанности Алека. Он сознавал свой долг, груз ответственности и недостаток опыта для того, чтобы обладать правом посылать своих людей в бой. И все же бывали минуты, когда его отношения с адъютантом становились почти дружескими.

– Я мог предполагать, что мое появление здесь его не обрадует. Ведь до моего прибытия он был начальником здешнего гарнизона, – согласился Алек.

– Нелегкую задачу возложили на вас, полковник, – сказал Харрисон.

– Распоряжения Камберленда никогда не бывают легкими, и выполнить их без определенных усилий невозможно, – ответил Алек.

Не взглянув на Лейтис, он сел на лошадь и повернул к форту Уильям. Харрисон ехал рядом.

Форт Уильям, строение из красного песчаника, примостился рядом с Гилмуром и был обращен тыльной стороной к морю.

Здание форта было выстроено в форме незамкнутого четырехугольника, и его фасад выходил к мосту через лощину.

– Вот так уродство! – Адъютант даже не пытался смягчить свои слова.

– Зато какое выгодное местоположение, – с улыбкой возразил Алек.

Он сразу оценил особенности здания, присущие всем фортификационным сооружениям, воздвигнутым англичанами в Шотландии. Десять бойниц для пушек смотрели на лощину, от фасада вниз устремлялся склон, и пушки окружало двойное защитное кольцо внутренних и внешних стен, между которыми располагался земляной вал, служивший барьером от огня и шума. Разумеется, со стороны моря форт тоже был защищен пушками.

Алеку еще предстояло проинспектировать форт и познакомиться с солдатами гарнизона, войти в курс дела. Но Алек медлил и смотрел на руины замка справа от форта.

Взгляд Харрисона обратился туда же.

– Замок Мрака, – сказал он с улыбкой.

– Гилмур, – поправил его Алек.

Он подъехал ближе, против воли влекомый воспоминаниями, связывавшими его с этим местом.

– Сколько времени потребовалось, чтобы его разрушить? – спросил Харрисон, глядя на руины.

В ответ Алек только покачал головой. Судя по пятнам на кладке, походившим на заплаты, майор Седжуик и его люди, исчерпав запасы песчаника, использовали кирпичи и камни замка Гилмур для завершения строительства форта. Груды щебня и битого кирпича так и лежали во дворе замка, где их бросили строители. Надворные постройки были разрушены, от них не осталось даже следов.

Алек спешился, не отрывая глаз от руин замка. Крыши уже не было, а высокая стена фасада уменьшилась вдвое.

Всего за год дожди и холода завершили начатое. Кирпичи, которыми стены были выложены изнутри, потеряли свой теплый охряной цвет и приобрели зеленоватый оттенок там, где были покрыты мохом.

Он ступил туда, где когда-то был парадный зал клана. Дождь хлестал по побитому и стертому деревянному полу, и это усугубляло печальный вид развалин. Щиты и палаши, некогда украшавшие западную стену, исчезли. Ребенком он взирал на них с трепетом – их вид и восхищал, и пугал его. На ныне пустом месте когда-то стоял кованый сундук, где его дед держал пледы, охотничьи тартаны[2] и парадные килты.

В передней части зала, там, где лэрд обычно держал совет, когда-то стояло резное деревянное кресло, которое казалось юному Алеку троном. Теперь и оно исчезло, и только светлый квадрат на полу напоминал о нем.

Каждый шаг по обломкам кирпича и дерева вызывал у Алека поток воспоминаний. Харрисон следовал за ним в отдалении, понимая или догадываясь, как тяжелы для его начальника эти минуты.

Гилмур был построен в форме буквы «Н». Замок и монастырь как бы поддерживали друг друга, соединенные арочным переходом, теперь тоже полуразрушенным и открытым всем ветрам.

Алек осторожно ступил на порог часовни. Его не пугало, что остатки кровли и стен могли обвалиться, – они выглядели достаточно прочными. Он боялся только осаждавших его воспоминаний, и, как он и ожидал, они пробудились.

Внезапно он снова почувствовал себя восьмилетним мальчиком.

– Перестань ерзать, Алек, – шептала мать, склоняясь к нему и приглаживая нежной рукой вихор у него на темени. Она постоянно прикасалась к нему – проводила рукой по волосам, поглаживала его щеку, клала руку на плечо. Сегодня он видел ее в кружевном шарфе, прикрывавшем голову, и с улыбкой, очень похожей на ту, что он видел на лице Богоматери – ее статуя стояла близко от их скамьи.

– Но Фергус собирается мне показать, как ловить руками форель, – отвечал он шепотом. – А мы сидим здесь уже так долго!

Мать улыбалась и с укором молча качала головой. Он вздыхал, как любой нетерпеливый ребенок на его месте, и покорно выдерживал еще час службы.

Алек нагнулся и поднял доску, валявшуюся на кирпичах, смахнул с нее пыль и грязь. Это оказался резной фрагмент алтаря. Алек посмотрел туда, где некогда возвышался алтарь, но увидел только груду кирпичей. Он выпустил резную деревяшку из рук, и она со стуком упала на пол.

Ставни пропали, вместо семи некогда существовавших здесь арок сохранилось только четыре. Из них открывался вид на рябое от все еще поливавшего дождя озеро. Обломки кирпича и штукатурки хрустели под сапогами, пока Алек возвращался через арочный проход в зал клана.

По другую сторону, в самом отдаленном от форта Уильям углу замка, находились спальные покои. Алек толкнул дверь в спальню деда. Пришлось сильно пнуть ее ногой, так как обломки кирпича и камня мешали ее открыть. Наконец дверь жалобно заскрипела и неохотно открылась, и он в изумлении остановился на пороге. Комната выглядела так, будто обстрелы англичан не сказались на ней.

Потускневшая и грязная, она осталась почти нетронутой. На стенах все еще были тисненые обои, когда-то выписанные дедом из Франции, чтобы удивить и порадовать жену. Алек провел пальцем по маленькой кремовой с золотом розочке, припоминая, когда в последний раз был в этой комнате.

Он отбывал в Англию, и карета ждала его. Он неохотно пришел сюда за дедом. В последнюю неделю после убийства его матери они почти не разговаривали, потому что Алек заперся в своей комнате и отказывался выйти.

– Я хочу кое-что дать тебе, Йен. – В тот день дед передал ему маленькую, обитую шелком деревянную шкатулку. Ее крышка была богато украшена вышивкой. Он тотчас же узнал работу матери – на крышке были вышиты маленькие цветки чертополоха.

Он с ужасом смотрел на шкатулку, зная, что этот подарок, приготовленный ею ко дню его рождения, она обещала вручить ему, вернувшись с верховой прогулки. Он осторожно открыл шкатулку и нашел уютно угнездившуюся в складках шелка брошь клана Макреев. Она была золотой и ярко сверкала в лучах утреннего солнца. На ней над рукой, сжимающей меч, был выбит девиз Макреев: «Fortitudine!» – «Твердость!»

Он вернул бы ее деду и молча ушел из комнаты, но подарок был от матери. Как ни странно, эта брошь – символ клана – стала для него талисманом и оставалась им долгие годы. У него вошло в привычку всегда держать ее при себе. Она покоилась во внутреннем кармане его жилета всегда, он не расставался с ней в любом сражении.

Йен поднял глаза на потолок с лепниной работы итальянского мастера. Карниз почти не пострадал, и на нем тоже повторялись чертополох и меч – символы воинской доблести Макреев.

Его дед мчался на коне, как баньши[3], вырвавшаяся из ада, так метко метал кинжал, что попадал в глаз паука, и мог выпить больше любого члена клана, но при этом обладал врожденным чувством прекрасного.

Одну из стен занимал огромный камин, и Алек подумал, сильно ли он пострадал или тяга еще работает. Дверь в южной стене вела в короткий коридор и в спальню.

У стены стояло массивное ложе, где появились на свет бесчисленные поколения Макреев и встретили смерть многие из них. Покрывало было все в дырах, вероятно, их прогрызли мыши. Он надавил обеими руками на просевший матрас. Поддерживавшие его веревки были еще крепкими, и матрас легко можно было набить соломой заново.

Эта постель была просто фантастической роскошью по сравнению со спартанскими походными койками, к которым он привык за долгие годы службы. Если улечься на этом ложе, то впервые за долгие годы его ноги не будут свешиваться через край. И ему не придется, как обычно, цепляться руками за края походной койки, чтобы ночью не свалиться на землю.

– Я поселюсь здесь, – сказал он адъютанту. Харрисон хмуро смерил взглядом кровать, посмотрел на грязь на полу.

– Здесь нет ничего, кроме мышей, – сказан он.

– А ты смотри в корень, Харрисон, – возразил Алек, улыбаясь. – Представь, как здесь было раньше.

Алек вышел из комнаты, громко топая по полу зала и легко переступая через кучи мусора.

Да, англичане завоевали эту землю. Но зато скотты населили ее своими воспоминаниями. Он предполагал, что ему будет тяжело вернуться в Гилмур, но до этой минуты не знал, насколько это больно и мучительно.

Однако нужно хранить в тайне свое происхождение. Никто не должен знать, что Мясник из Инвернесса наполовину шотландец.

Глава 4

– Нужно что-то делать, – сказала Лейтис, – а иначе они его убьют.

Все оставшиеся члены клана собрались в доме Хемиша. Он был на удивление опрятным и чистым для одинокого вдовца. Нигде, начиная от деревянных скамеек и кончая полками, висевшими на стене, не было ни пятнышка, ни соринки, ни пылинки. Тарелки и миски были составлены стопкой на полке над столом, а постель аккуратно заправлена.

В вазе на подоконнике стояло несколько цветков – обычное зрелище для весны или лета. Лейтис всегда считала, что букет на подоконнике Хемиша был знаком уважения к покойной жене и памяти о ней, потому что и сама она так же чтила память своих дорогих усопших.

Люди, стоявшие вокруг, осмелились не выдать Хемиша англичанам, но они не собирались его прощать. Ведь сегодня сожгли не только домик Лейтис. Бездомными стали и Малькольм, и Мэри с сынишкой.

– Хемиш сам сделал выбор. Он сам пошел и сдался англичанам, – упрямо заявил Малькольм. – А теперь ты хочешь, чтобы мы его спасали!

– Значит, ты предпочитаешь, чтобы его повесили, Малькольм? – спросила она спокойно.

Она изучила лица этих людей, она знала их всю жизнь. В прошлом году они лишились всего.

– Ни один человек больше не должен умереть, – сказала она тихо. – Даже если он поступил глупо.

– Седжуик не станет нас слушать, – возразила Дора. – Или ты забыла, как он поступил с тобой?

Она уставилась на синяк на щеке Лейтис. Дора была для Лейтис как вторая мать. Но это не значило, что их отношения всегда были мирными и легкими.

– Может быть, полковник нас выслушает, – предположила Лейтис.

При этом замечании Малькольм возмутился.

– Да с какой стати? Он просто еще один англичанин, – запальчиво выкрикнул он.

– Он спас нашу деревню, – ответила Лейтис.

На это Малькольму было нечего возразить, и он промолчал.

– Он выслушает нас, если мы придем к нему все вместе. – Лейтис тщетно, но отчаянно пыталась убедить их.

– Это приведет только к тому, что большинство из нас погибнет, – возразил Алисдэйр.

– Прекрасно! – Лейтис вытерла внезапно вспотевшие ладони о юбку. – Тогда я пойду одна.

Она надеялась пробудить в них мужество, но вместо возражений услышала изумленное молчание. А минутой позже все громко запротестовали.

– Ты не можешь вести себя так глупо, Лейтис, – укорила ее Дора.

– Женщина одна против всех этих англичан? Да ты просто рехнулась, Лейтис! – вмешался старый Питер.

Лейтис посмотрела на старика. Питер любил высказываться по любому поводу, и для него не имело значения, был ли смысл в его речах. Члены клана привыкли не обращать на него внимания.

– Хемиш не поблагодарит тебя, если ты ради него принесешь себя в жертву, – сказал Алисдэйр.

– Я сознаю, что это опасно, – ответила Лейтис спокойно. – Но выбора нет.

Дора шагнула к ней, внимательно вглядываясь в ее лицо.

– И ты полагаешь, англичане просто отпустят его, если ты попросишь?

– А ты думаешь, Дора, что я не попыталась его освободить только потому, что меня ждут неприятности? – возразила Лейтис, отвечая Доре столь же пристальным взглядом.

Дора отвела глаза и теперь смотрела куда-то в сторону.

– Никто из вас не пойдет со мной? Неужели все стали такими трусами? – спросила Лейтис, и на мгновение все умолкли.

– Не стыди нас, Лейтис Макрей, и не распускай язык. Она повернулась и взглянула на Питера.

– Я задала честный вопрос, Питер. Неужели мы утратили свою отвагу?

– Не каждый башмак годен на любую ногу, – возразил он.

Лейтис хмуро посмотрела на него. Его высказывания становились с каждым разом все более нудными и бессмысленными.

Мэри выступила вперед. Ее муж был убит при Фалкерке.

Ребенок у нее на руках был самым младшим в клане, он родился уже после гибели своего отца. Она подошла к Лейтис и встала рядом.

– Я пойду с тобой, – сказала она спокойно и твердо.

– И я. – Малькольм подошел к Лейтис и встал рядом с ней с другой стороны, не переставая теребить свою бороду.

Его белоснежная остроконечная борода доходила до пояса в знак того, что он самый старый член клана.

– В таком случае вы все дураки, – сказал Питер. – Точно такие же, как Хемиш.

И он вышел, не прибавив больше ни слова. Минутой позже за ним потянулись остальные, хотя многие, уходя, оглядывались и их лица выражали раскаяние.

Лейтис оглядела оставшихся. В ненастные дни, такие, как сегодняшний, распухшие суставы нещадно донимали Аду, но Лейтис улыбнулась, чтобы подбодрить ее и Малькольма, левая рука которого была парализована.

Мэри подошла к Доре и передала ей свое спящее дитя.

– Присмотришь за моим сыночком, пока я не вернусь? – Она наклонила и нежно поцеловала ребенка в щечку.

– А если ты не вернешься? – резко спросила Дора. Мэри гордо вскинула голову.

– Тогда ты ему скажешь, что я была такой же отважной, как его отец.

– Я о нем позабочусь, – ворчливо согласилась Дора. – Как о своем собственном. – Она перевела взгляд со спящего младенца на Лейтис. – Твоя семья не одобрила бы этого, Лейтис, – сказала она щурясь. Это было ее последнее предупреждение с целью уязвить девушку побольнее.

Лейтис глубоко вздохнула, призывая на помощь всю свою отвагу и жалея, что она не так тверда, как хотелось бы.

– Хемиш и есть моя семья, Дора, – ответила она тихо и с вымученной улыбкой вышла.

Патриция Энн Лэндерс, графиня Шербурн, сидела подле своего мужа, и его рука покоилась в ее нежных и теплых ладонях.

Спальня была затенена плотными шторами, чтобы спастись от жарких лучей послеполуденного солнца. День был погожим, ясным, и на небе не было и намека на облачко – оно сияло яркой синевой. Слабый ветерок, напоенный пьянящим ароматом цветов, покачивал покрытые густой и пышной листвой ветви деревьев и кустарников.

Она приказала отдернуть шторы и открыть окна, чтобы Джералд в последний раз мог насладиться видом Брэндидж-Холла в летнее время. Но этот день должен быть мрачным и дождливым, пронизанным холодными ветрами, потому что ее муж лежал на смертном одре.

Поместье Шербурн было прелестным уголком благодаря любви Джералда к древностям. И эта комната всю его жизнь оставалась неизменной, ревниво охраняемой реликвией, данью тем дням, которые он прожил здесь со своей первой женой, Мойрой.

Стены были обиты бургундским шелком, лепные карнизы цвета слоновой кости оттеняли потолок. Пол был цвета жареных каштанов и так хорошо отполирован, что в нем отражались изящно выгнутые ножки французской мебели. Хрупкий столик, богато инкрустированный, находился в одном углу комнаты, а платяной шкаф, увенчанный резной доской с изображением цветов, стоял напротив. Постель Джералда с балдахином, укрепленным на мощных столбах, с высоким изголовьем была главным предметом обстановка.

Стену у постели украшала картина, которую муж Патриции приобрел во время последней поездки на континент: ряд серых мрачных ступеней вел к берегу реки. Вероятно, этот пейзаж имел особое значение для Джералда, но сам он никогда не говорил об этом, а она не спрашивала. Некоторые вещи были для них запретной темой, не подлежащей обсуждению.

Как, например, портрет над каминной полкой.

Она взглянула на него, уже не впервые за последние несколько часов. В первые годы брака с Джералдом она не возражала против присутствия здесь этого портрета, потому что согласилась выйти замуж скорее из деловых и денежных соображений, чем по любви. Его поместье граничило с землями ее отца, а его богатство значительно превосходило те незначительные средства, что хранились в шкатулках ее семьи и быстро иссякали.

Но брак, в который она вступила по расчету, за долгие годы их совместной жизни стал счастливым, во всяком случае, для нее.

Однако Джералд вечно отсутствовал и твердо отстаивал свое право вести активный и подвижный образ жизни. Он предпочитал несколько месяцев в году проводить в Лондоне или в другом своем имении для смены впечатлений. Словно желая заставить ее примириться, с его частым отсутствием, он был очень щедр, оставлял ей много денег и приветствовал ее траты и деятельность, которые могли доставить ей удовольствие. Как будто деньги могли заменить ей мужа, любви которого она жаждала. Но если уж он не мог любить ее, то дал ей по крайней мере сына Дэвида, который стал отрадой ее сердца.

Дыхание Джералда становилось все более хриплым, и в комнату внесли еще несколько горшочков с камфарой и поставили ему на грудь горчичный пластырь. Но он сорвал его, пожаловавшись на жжение. Болезнь навалилась на него внезапно и так стремительно, что Патриция не успела подготовиться к такому печальному исходу.

– Тебе надо поспать, любовь моя. – Она встала и запечатлела поцелуй у него на лбу. Лоб был влажным и холодным, словно кризис миновал. Взяв со стола салфетку, она нежно отерла его лицо. – Когда ты отдохнешь, я позову Дэвида.

Джералд открыл глаза и медленно повернул голову. Его улыбка была слабой и легкой, как тень. Патриция нежно приложила ладонь к его щеке. По восковому цвету лица она могла судить, что времени осталось мало.

– Отдохни, Джералд, – сказала она нежно.

– Алек, – прошептал он. Это имя прозвучало тихо, как вздох.

– Я послала бы ему весточку, Джералд, но не знаю куда. Он слабо покачал головой.

– Поздно, – прохрипел он, и попытка заговорить отняла у него последние силы. – Скажи ему...

– ...что ты его любишь, – перебила она. – Что ты всегда гордился им.

Он слабо кивнул.

Чуть позже он заговорил снова. Она низко склонилась над ним, чтобы услышать.

– Скажи ему, чтобы позаботился о Дэвиде, – прошептал он.

Она кивнула и прижала пальцы к его холодным губам.

– Я все сделаю, – сказала она, стараясь успокоить мужа.

Алек вовсе не обязан заботиться о своем единокровном брате. Единственным наследником состояния Шербурнов был старший сын, Алек. Что же касается второго сына, то по законам Англии он должен сам пробиваться в жизни.

Патриция снова бросила взгляд на портрет. Даже теперь она не могла возненавидеть изображенную на нем женщину, но завидовала ей.

Мойра Макрей Лэндерс была красавицей, и ее синие глаза светились живостью и страстью. Художник запечатлел ее сидящей на зеленой траве в сапфирово-синем костюме для верховой езды. Ее рука покоилась на плече сына, и карие глаза Алека сияли от счастья.

Патриция склонила голову к мужу. Уже было ясно, что он не выживет, и теперь она молилась не о его выздоровлении, а только о том, чтобы он не страдал от боли. Его губы посинели, под глазами обозначились темные круги. За последнюю неделю прежний красавец Джералд превратился в старика. Она погладила его по руке и прижалась к ней щекой.

– Мойра. – Внезапно он приподнялся на подушках, и его голос звучал радостно. Он смотрел в изножье кровати, затененное драпировками, и на лице его играла ослепительная улыбка. Дрожа, он протянул вперед руку. Потом вздохнул тяжко и глубоко и снова упал на подушки.

Прошла минута, прежде чем до сознания Патриции дошло, что муж умер, не простившись с ней, не сказав ей ни слова. На нее нахлынула глубокая печаль, и грудь словно сжало тисками.

Она медленно потянулась к усопшему и закрыла ему глаза. И только тогда позволила себе закрыть лицо руками и отдаться давно сдерживаемым слезам.

Как опытный командир, Алек умел судить а характере человека и составлять мнение о своих подчиненных быстро и точно. В случае с майором Мэтью Седжуиком его неблагоприятное мнение со временем не изменилось.

Майор предпочитал помалкивать, смотрел на своего командира с вызовом и дерзко отвечал на вопросы, а в остальное время был угрюм и мрачен. Алек не привык к такой агрессивности и враждебности, поэтому Седжуик был для него крепким орешком.

Вероятно, майор глубоко уязвлен тем, что его обошли и лишили возможности командовать. За последний год он сделал много для строительства и укрепления форта Уильям, используя не востребованных в бою солдат, но все старания не способствовали его продвижению по службе в шотландской кампании, которая все больше и больше приобретала политический характер. Не желая мириться с ситуацией, он предпочитал копить свои обиды и лелеять раздражение.

Но при этом майор посмел ударить женщину – вполне достаточно, чтобы понять особенности его нрава.

Отбросив свои личные чувства, Алек сосредоточился на проверке состояния казарм.

В крупных гарнизонах считалось нормальным, если на сотню солдат приходилась одна женщина. Предпочтение отдавалось особам, уже побывавшим в переделках и привыкшим к суровым условиям солдатского быта, включая и то, что жене приходилось делить узкую походную койку со своим мужем в помещении, где обитало еще не менее восьми человек.

Каждая комната могла похвастаться камином, который использовался для обогрева и для приготовления пищи. Чтобы подольше сохранить аромат еды, обитатели комнаты держали на огне еду, пока она не подгорит.

Алек заглянул в сундуки, стоявшие в изножье кроватей. Там на дне лежали белые гетры, прикрытые жилетом и поясной сумкой. Добавочное одеяло, пара полотенец и простынь были необходимы солдату. Прочее личное имущество занимало немного места на самом дне сундука.

Через несколько минут Алек вышел из комнаты. За ним следовали Седжуик и Харрисон. Вздох облегчения, вырвавшийся у обитателей комнаты, оказался преждевременным. Солдаты форта Уильям еще не знали, что с нынешнего утра их обязанности полностью изменятся.

Алек уже проинспектировал склады боеприпасов и провианта, а также проверил соблюдение устава. Как он и подозревал, форт Уильям не особенно отличался от других английских укреплений. Он был построен с таким расчетом, чтобы при необходимости держать осаду, и мог похвастаться собственной пивоварней и пекарней. Но Алеку еще не приходилось видеть конюшен, где число коров и свиней намного превышало бы количество лошадей. Слившиеся воедино хрюканье, фырканье, мычание и ржание почти заглушали человеческую речь.

Он уставился на стойла. Должно быть, таланты Седжуика не простирались дальше умения заставить животных спариться. В стойлах было так же грязно, как в солдатских казармах.

– Нам приходится забивать животных на мясо, сэр. И отдавать зерно, – ворчливо пояснил Седжуик.

Он мог бы воздержаться от пояснений. Изможденные лица и исхудавшие тела обитателей деревни свидетельствовали о том, что им грозит голодная смерть. И такую картину Алек наблюдал по всей Шотландии. Приказы Камберленда были суровыми: он требовал неукоснительного наказания для повстанцев, особенно для усмиренных горцев.

Алек был рад, что выбрал местом своего обитания Гилмур. Вонь от немытых человеческих тел, хлевов и конюшен осталась позади, едва они вышли из казарм и удалились от стойл.

– Людей избавили от вшей? – спросил он.

Все солдаты под его началом были обязаны соблюдать правила личной гигиены, содержать в чистоте свое тело и одежду. Люди, которых он видел во дворе форта и в казармах, не показались ему ни чистоплотными, ни дисциплинированными.

Его войска могли провести весь день в грязи болот, но перед сном им выделялось время на то, чтобы почистить оружие, надраить бляхи и до блеска начистить сапоги. За годы службы Алек усвоил, что дисциплина создает идеальных солдат. Поэтому его солдатам приходилось больше думать об утренней поверке, а не о том, как уцелеть в предстоящей битве.

– Вшей? – ответил Седжуик вопросом на вопрос.

– Люди обтираются водой с уксусом? – спросил Алек. – Если нет, следует начать это немедленно.

Седжуик нахмурился и промолчал.

– Завтра утром после поверки я хочу встретиться с вашими командирами, – сказал Алек, когда они выходили через узкий проход к передней стене форта.

– Командирами, сэр?

– У вас есть возражения, Седжуик? – спросил Алек нетерпеливо, бросая взгляд через плечо.

– Мне не требуются помощники, сэр, – упрямо возразил Седжуик. – Я взял на себя все командные функции.

– Но это не лучший способ управлять большим числом людей, майор, – резко возразил Алек. Он повернулся к Харрисону, спокойно следовавшему за ним. – Завтра утром нужно провести общий сбор, – сказал он.

Адъютант кивнул.

– Давайте решим вопрос насчет пушек, майор, – продолжал Алек, стремясь поскорее окончить проверку и избавиться от общества майора.

Часом позже он оставил Седжуика лелеять свою обиду и с чувством радости и облегчения вернулся в Гилмур. Там он снял мундир и аккуратно повесил его на гвоздь возле двери. В комнате не было платяного шкафа, ничего похожего на привычный комфорт его английского дома. Но ведь он не был там много лет. Странно, что возвращение в Шотландию пробудило в нем тоску по привычным вещам, которые он когда-то с пренебрежением отвергал. Возможно, дело не в Шотландии, а в том, что он просто устал от войны и бивуачной жизни. Но до последнего времени он не чувствовал, насколько устал.

Он подошел к камину и уставился на холодный пепел. Как долго его предки жили здесь? Сколько лет?

Денщик Дональд уже перенес в комнату его вещи. В дополнение к походному сундучку здесь появились круглый стол и два стула, а пол был чисто подметен. Покрывало и матрас были заменены новыми. Кроме того, Дональд поставил на каминную полку два фонаря и множество коротких неуклюжих огарков, а также водрузил одну толстую свечу посреди стола. Все это говорило о том, что эта комната обитаема.

Алек сел за стол, открыл свой сундучок и извлек из него карты. Его сознание взрослого человека восстанавливало в подробностях то, что не запечатлелось в его детской памяти. Он разделил всю подконтрольную территорию на квадраты и составил расписание смены патрулей. Уже завтра он сможет оценить, насколько распространен мятеж в этой части Шотландии. Откровенно говоря, он сомневался, что после столь серьезного поражения горцы посмеют снова бросить вызов Англии.

Покончив с этим делом, он принялся составлять рапорт генералу Уэсткотту, своему непосредственному начальнику. Он облекал свои первые впечатления в тщательно отточенные фразы, а также высказывал свое мнение о необходимости изменить стиль командования. Но ни словом не обмолвился ни о пожаре, ни о майоре Седжуике, ни о том, что, по его мнению, тот вообще не способен командовать. После одного лишь дня наблюдений такую критику сочли бы слишком поспешной и необоснованной.

Но майор ударил Лейтис, а этого Алек не мог ни забыть, ни простить.

Он откинулся на спинку стула и отдался самым свежим воспоминаниям о ней. Ее внешность была слишком яркой и живой, чтобы ее по достоинству оценили в Англии, где предпочитали томную бледность. Но для этой страны крутых скал, острых утесов и волнистых лощин она была хороша. Она оказалась выше, чем он ожидал, стройной и даже хрупкой.

Какой была ее жизнь после того, как карета унесла его домой, в Англию? Эти мысли, почти ребяческие, появились неожиданно для Алека, будто вырвались из шкатулки, где тщательно хранились все эти годы.

«Я Йен. – Он не мог ей этого сказать. – Я тот мальчик, которого ты знала много лет назад». Время изменило их обоих.

Он снова попытался сосредоточиться на своем отчете, с трудом изгнав из памяти лицо Лейтис.

Он запечатал донесение и оставил его на столе для передачи гонцу. Ему по чину полагался курьер в любое время, когда бы он ни понадобился. Когда Алек был лейтенантом, такого не было. Однако его переписка с семьей заглохла и сошла на нет много лет назад. Теперь он не мог и припомнить почему. Просто у него вошло в привычку не писать домой. Это отсутствие внимания к близким, вероятно, объяснялось тем, что он много лет не видел никого из родни.

После смерти его матери отец так и не оправился и не стал прежним. Граф Шербурн, некогда неудержимый весельчак, любивший самозабвенно скакать верхом рядом с сыном или показывать ему удачные места для рыбалки на реке Брай, перестал существовать. Человек, занявший его место, был мрачен и суров и не тратил время на простые удовольствия.

Он женился снова, на женщине, которая была нежна и добра к нему. Патриция, как помнилось Алеку, вставала на его сторону, когда он хотел чего-нибудь добиться от отца.

Для графского сына выбор рода деятельности был невелик: расточать время в ожидании кончины отца или взять на себя обязанности по хозяйству. Но он по природе не терпел праздности и бездействия, а хозяйство графа было хорошо отлаженным, и он знал обо всем, что творится в его владениях. И потому Алек никогда не сожалел о том, что выбрал воинскую стезю.

Интересно, что сказал бы граф, увидев его в таких условиях? Увидев, какое удовольствие он испытывает, пребывая в столь спартанской обстановке?

Он удивился самому себе, когда придвинул новый лист бумаги, обмакнул гусиное перо в чернильницу и принялся за письмо отцу.

От недавнего грозового ливня остались только лужицы на гравии да капли, медленно стекавшие в подставленные бочки. Воздух был чистым, как всегда после грозы или бури, но все же в нем чувствовался кисловатый запах гари.

Из-за преклонного возраста и немощи двоих спутников Лейтис они с трудом продвигалась по мосту над долиной.

Девушка не бывала в Гилмуре после того, как замок заняли англичане.

В тот день она стояла на высоком холме и смотрела, как замок стирают с лица земли. Пушки гремели, как гром, как Господень кулак, сокрушающий твердыню до основания. Она видела, как рушится кирпич за кирпичом. Чтобы сровнять замок с землей, потребовалось всего два дня, и это доставило ей доселе неведомую горькую радость. Это было постыдное чувство, и ей не хотелось признаться в Нем даже себе самой, но в то время она скорбела о Маркусе и своей семье. Ей казалось правильным и справедливым, что и Гилмур был уничтожен. Ее переполняли ярость и боль, и потому ей хотелось, чтобы и другие страдали не меньше. И вот ее желание исполнилось. Теперь обливалась слезами вся Шотландия.

Форт Уильям маячил на горизонте, как приземистое чудовище из красного камня, но вблизи выглядел еще безобразнее.

Она собрала всю свою отвагу в кулак, подкрепив ее чистой бравадой. Она не пыталась притворяться, что ей предстоит легкое дело. Но ради Хемиша не стоит гибнуть по собственной глупости.

Она нервно оправила рукава платья, но они никак не хотели спуститься ниже локтей. Изо всех ее платьев это бледно-голубое было самым нелюбимым и сидело на ней плохо. Впрочем, теперь это было ее единственное платье.

– Двери нет. – Ада смотрела на фасад форта. – Только окна.

– Это бойницы для пушек, – пояснил Малькольм, косясь на стену.

– Как же мы войдем? – спросила Мэри.

– Может, обойдем здание с тыла? – предположила Лей-тис.

– Здесь нет часовых, – сказал Малькольм.

– Мы не представляем для них угрозы, – ответила Лей-тис.

– Пусть здесь и тихо, но я вовсе не желаю, чтобы меня подстрелили за то, что я околачиваюсь возле английского форта.

Лейтис ответила ему хмурым взглядом и пошла первой вдоль длинной стены до самого ее конца и наконец нашла вход во двор, заполненный солдатами и домашними животными. С минуту она изумленно моргала при виде открывшейся сцены.

Неподалеку от нее солдат мешал что-то в котле деревянной ложкой, насаженной на длинный шест. В дальнем конце двора солдаты мылись в корытах, плескались водой и орали во всю глотку, а в воздухе стоял смрадный запах нечистот, навоза и немытых тел.

– Святая Коломба! – прошептала Мэри. – Да они все нагишом, будто только что из материнского чрева.

– Не совсем, – возразила Ада со смешком. – Они чуть покрупнее младенцев.

Малькольм бросил на Аду свирепый взгляд, но она в ответ только подняла брови.

– Мы пришли в банный день, – с удивлением констатировала Лейтис.

– И на них нет никакой одежды, – сказала Мэри.

– Можно подумать, что вы не видели голых мужиков, – заворчал Малькольм.

– Я-то и впрямь никогда не видела голого англичанина. – Мэри старалась держаться поближе к Лейтис.

Все четверо сгрудились в углу двора, держась так близко, что ощущали дыхание друг друга.

– Что нам теперь делать? – спросила Ада.

– Найти полковника, – предложил Малькольм. – Если, конечно, он тоже сейчас не моется.

– Ты думаешь, это такой английский ритуал? – Мэри выглянула из-за плеча Лейтис.

– Если и так, не думаю, что они соблюдают его зимой, – ответила та.

– Они отморозят себе...

Под мрачным взглядом Малькольма Ада осеклась.

– Нужно что-то предпринять, – настаивала Лейтис. – Нельзя же просто стоять и глазеть на них!

– Я так не думаю, девочка, – сказал Малькольм. – Это вы, женщины, ведете себя как слабоумные.

Лейтис расправила плечи, набрала в грудь воздуха и шагнула вперед, пока решимость еще ее не оставила. Мужчина, пересекавший двор, остановился и уставился на нее. Потом медленно приблизился, будто опасался, что она окажется привидением.

– Мне надо поговорить с полковником, – сказала она решительно.

Ее руки были плотно сжаты на груди, подбородок вздернут.

– Вы хотите видеть Мясника?

Она с трудом понимала его выговор и совсем не поняла выражения его глаз.

У него было худое, вытянутое, как волчья морда, лицо, а улыбка, похожая на оскал, обнажала набухшие, как у младенца, беззубые десны, воспаленные и покрасневшие. В вырезе белой рубашки виднелась волосатая грудь. Было заметно, что он еще не успел принять ванну.

– Мясника? – спросила она слабым голосом.

– Инвернесского Мясника? Нового коменданта крепости?

– Да нет, полковника. – Она покачала головой.

Человек, спасший их деревню, не мог быть Мясником из Инвернесса.

– Это он и есть, – ответил ее собеседник. Похоже, он наслаждался ее потрясением.

Мясник из Инвернесса! Они все слышали россказни про него. Скотты, избежавшие бойни при Куллодене, были заключены в инвернесскую тюрьму, и их посылали на казнь по прихоти этого чудовища. Говорили, что Мясник мог пощадить узника, если тому удавалось позабавить его, или посылал его на виселицу, если ему не нравилось выражение его глаз.

Мясник из Инвернесса? Ее желудок сжала судорога. Лейтис почувствовала, что ей стало не по себе.

Стук в дверь был неожиданным, а выражение лица Дональда не предвещало ничего хорошего. И все же его слова оказались полной неожиданностью.

– Прошу прощения, сэр, но у нас неприятности. Дональд был с Алеком еще с Фландрии, когда тот, став военным, был полон романтических мечтаний о великой славе и выигранных сражениях. Сначала светлые и легкие волосы Дональда, его розовые щеки и желание угодить производили такое впечатление, будто он еще не расстался с детством. Но в прошлом году Дональду присвоили звание сержанта, и остатки его юношеской наивности испарились. Бывало, что улыбка его казалась вымученной, а в смехе звучала горечь. Несомненно, это результат трагедии в Инвернессе.

– В чем дело? – спросил Алек. Дональд шагнул в комнату.

– Сэр, там, во дворе форта, группа скоттов, и среди них женщины. Это смахивает на мятеж.

Когда Дональд закончил фразу, Алек уже успел надеть мундир и оказался у двери.

Четверо шотландцев были окружены по крайней мере тридцатью солдатами, весьма скудно одетыми после купания. Пожилая женщина прижимала сжатые руки к груди, а старик, казалось, был готов драться. Но солдат интересовали женщины помоложе, и одной из них была Лейтис.

Она отступила на несколько шагов, чтобы избежать прикосновения солдата, и наткнулась на другого, стоявшего у нее за спиной. Тот рассмеялся и, схватив ее за руки, потянул к себе.

– Пожалуйста, пропустите нас! – сказала она.

– Поцелуй меня, и, возможно, я пропущу вас, – ответил солдат.

– По-видимому, у вас полно свободного времени, сержант, – коротко бросил Алек. – Хотя вам пора выполнять ваши обязанности, в которые не входит издевательство над женщинами.

Солдаты, окружавшие Лейтис и остальных скоттов, мгновенно отступили при этих словах полковника.

– Прошу прощения, полковник, но она шотландка, – пояснил сержант.

Этот день тянулся бесконечно долго. С самого рассвета Алек трясся в седле, и, вероятно, поэтому он поддался внезапно нахлынувшему гневу. Этот гнев был сродни ярости и желанию выжить, которые он испытывал на поле боя.

– Что, собственно говоря, означают, сержант, ваши слова о том, что она шотландка? – Он тщательно подбирал слова, стараясь не выказать своего гнева.

– Ну, вы же знаете, сэр, какие они, – ответил сержант. – Они на все готовы ради куска хлеба.

Он ухмыльнулся, глядя на Алека, что, по-видимому, означало намек на мужскую солидарность. Его высказывание заставило Алека пожалеть, что он не захватил свой меч.

Лейтис повернулась и посмотрела ему в лицо. Она была бледна, если не считать синяка от пощечины Седжуика. Он хмуро смотрел на отметину, внезапно раздраженный ее глупостью.

– Мужчины, находящиеся в форту, месяцами не видели женщин, – сказал он резко. – Вы не думали о своей безопасности, явившись сюда?

Она не ответила на его вопрос, а вместо этого спросила сама:

– Вы новый комендант форта Уильям? – Ее голос был чуть громче шепота. – Вы Мясник из Инвернесса?

Он кивнул.

Она глубоко вздохнула.

– Я Лейтис Макрей, – представилась она. – У вас мой дядя. Я пришла просить о его освобождении.

– Вы пришли?..

Она сохранила свою дьявольскую надменность. Ну, кто осмелится просить об этом в окружении сотни солдат и под защитой столь жалкого эскорта?

Он резко повернулся и направился в замок, чтобы выиграть время и привести в порядок свои мысли. Они вчетвером последовали за ним, иногда бросая взгляды на развалины Гилмура и перешептываясь. Оплакивали ли они гибель старого замка или проклинали захватчиков?

Небо на горизонте казалось сине-черным, и только кое-где бледная заря окрасила его в светло-розовый цвет. Ночь приходила на эту землю легких теней неохотно, впрочем, как и рассвет, с трудом разгонявший тени.

Упрямая, неуступчивая страна, отражавшая, как в зеркале, характер своих обитателей.

Он стоял, повернувшись к скоттам спиной, намеренно давая понять, что его больше интересует озеро Лох-Юлисс, чем они. Взгляд его был обращен к месту, где из озера вытекала река Конох.

Наконец он повернулся к пришедшим.

Лейтис стояла впереди, стараясь не выдавать своих чувств. Ее лицо казалось бесстрастным. Может быть, она боялась разгневать Мясника из Инвернесса?

– Мой дядя – старик, – сказала она. – Он иногда забывает даже, который теперь год.

– Или то, что мятежники в Шотландии потерпели поражение? – сухо спросил он.

– Да, – ответила она просто.

Остальные выстроились у нее за спиной, как бы признавая ее главенство.

Ее вообще не должно здесь быть, и тем более она не должна возглавлять эту нелепую группу.

– Значит, я должен пожалеть старика? – сказал он. – И что вы мне предложите в обмен на его свободу?

– У нас ничего нет, – кратко отозвалась она. – Ваши солдаты перерезали наш скот и вытоптали посевы.

Он сложил руки на груди и оперся спиной о стену.

– Следовательно, вы полагаетесь только на мое сострадание?

– Разве не так должен поступать христианин? Давать, не требуя ничего взамен?

– Но я Мясник из Инвернесса, – напомнил он. – И я должен проявлять подобную щепетильность и чувствительность?

Она отвела глаза, потом прямо посмотрела на него.

– Возможно, должны, – сказала она, наконец, твердо и крепко сжала губы, будто собиралась его отчитывать. – Обещаю, что он никогда больше не будет играть на волынке. – Она прервала воцарившееся молчание.

– Я добьюсь этого, только вздернув его на виселице, – возразил он упрямо. – Вы обещаете также проявлять послушание?

– Обещаю. – Она кивнула.

– А как насчет вашего клана?

Она еще сильнее стиснула зубы и уставилась на гравий под ногами.

– У меня нет права говорить от имени всех, – сказала она неохотно. – Но обещаю не нарушать английских законов.

– И вы хотите, чтобы в обмен на это пустое обещание я отпустил вашего дядю живым и здоровым?

– Нет, – ответила она. – Я прошу также пощады и безопасности для своей деревни.

Он снова отвернулся и уставился на озеро Лох-Юлисс. Мальчиком он много раз любовался открывающимся отсюда видом. Рядом с Гилмуром озеро, окруженное синеватыми холмами, было узким. Дальше оно расширялось, образуя залив, и плескалось у подножия утесов, нависавших над ним, как башни, пока вода озера не сливалась с солеными водами моря.

Алек медленно направился к Лейтис. Он молчал, глядя на синяк у нее на скуле. Этот синяк все еще его беспокоил, и он был раздражен. Настолько сильно, что мысленно уже разжаловал майора. Нужно усилить патрулирование крепости, и тут майору найдется работа.

Внезапно Алеку захотелось, хотя это и неразумно, оградить Лейтис от последствий ее собственного безрассудства и защитить от тех, кто мечтал причинить ей вред. Алек считал, что делает это потому, что Лейтис – звено, связывавшее его с прошлым, хотя сам сознавал несуразность своих доводов. Он протянул руку и коснулся пальцем синяка на ее щеке.

И тотчас его руку оттолкнул старик, стоявший рядом с Лейтис.

– Уговор не дает вам права лапать наших женщин! – Старик рассвирепел, и его морщинистое лицо исказилось от гнева.

Хотя Алек и не мог вспомнить его имени, это лицо было знакомо ему с детства. Еще в те времена он считал его древним старцем. Прошедшие с тех пор годы наложили свой отпечаток, и морщин стало намного больше, к тому же старик весь дрожал. Он отважно осмелился бросить вызов полковнику, будучи безоружным.

Алек склонил голову, сознавая неуместность своего жеста.

– Вам не стоило сюда приходить, – сказал он. – Пришлите ко мне вашего лэрда, и я поговорю с ним.

– Нас осталось так мало, что нам не нужен предводитель, – ответил старик.

Алеку хотелось расспросить Лейтис о судьбе остальных: о том, что случилось со смешливым Фергусом и суровым Джеймсом, с их отцом, который всегда был так добр к нему. Но он не задал вопроса, предпочитая не знать горькой правды.

– Дядя – это все, что осталось от моей семьи. – Лейтис будто подслушала его мысли. Она вздернула подбородок и плотно сжала губы.

Они обменялись взглядами. Он не мог исцелить ее от боли, и она не догадывалась о мгновенном раскаянии и горечи, охвативших его.

– Возвращайтесь к себе в деревню, – обратился он к скоттам. – Я скоро отпущу Хемиша.

Тут заговорила старуха:

– Почему?

Ее он не узнавал. Или она так сильно изменилась за эти годы, или он просто не встречался с ней в детстве.

– Вы просите меня о сострадании, так зачем спрашивать? – ответил он вопросом на вопрос и слегка усмехнулся.

– Англичанин всегда назначает цену за свое благодеяние. – Она смотрела на него недоверчиво прищуренными глазами.

– Я возьму вас заложницей, чтобы гарантировать его лояльность. – Он протянул руку и обхватил запястье Лейтис.

– Нет! – возразила она гневно, пытаясь вырвать руку.

– Теперь ступайте, – сказал он остальным, – и я обещаю вам свободу и безопасность. Если помедлите, останетесь здесь узниками.

И они отступили, попятились, оглядываясь через плечо и, должно быть, поражаясь собственной дерзости, потому что их нежелание уйти можно было истолковать как вызов. Они хотели спасти одного, но потеряли другого члена клана.

Возможно, это их научит действовать в будущем более разумно и осмотрительно.

В конце концов, он ведь солдат, Мясник из Инвернесса, как прозвали его сами шотландцы, человек, репутация которого ужасна, а намерения смертоносны.

Алек улыбнулся и пошел в покои лэрда.

Глава 5

Мясник махнул рукой, и из тени появился человек. Его лицо было неестественно худым, нос и подбородок острыми. Он пошел за скоттами, провожая их к выходу. Мясник держал Лейтис за руку крепко, но не причиняя боли.

Она мысленно слышала голоса братьев, отчитывавших ее за глупость, а также тихие стоны матери и гневные тирады отца. Остальные голоса неузнаваемы и не очень ясны. Возможно, это голоса жертв Мясника?

Что она натворила?

Он открыл дверь, посторонился давая ей пройти, потом повернулся к своему адъютанту.

– Покарауль мою гостью, Харрисон, – сказал Мясник. Харрисон кивнул и занял позицию у двери.

– Мне надо выпустить волынщика, – сказал Алек, глядя на Лейтис.

– Вы действительно его отпустите? – спросила изумленная девушка.

Его улыбка ее удивила.

– Я хозяин своего слова, – ответил он и помолчал немного, ожидая ее реакции.

Но она не доставила ему этого удовольствия. Однако казалось, не высказанные ею слова реют в воздухе, разделяя их. «Ни одного англичанина нельзя назвать человеком чести».

Он закрыл за собой дверь и оставил ее в одиночестве. В отчаянии Лейтис оглядывала комнату. Она помогала ухаживать за умирающим лэрдом и потому хорошо знала эту комнату.

Лейтис снова открыла дверь в зал клана. Харрисон все еще стоял на страже у двери спиной к ней.

– Оставайтесь на месте, мисс, – сказал он спокойно, будто мог ее видеть. Возможно, он почувствовал ее ужас.

– Он не может держать меня здесь, – заявила Лейтис, стараясь скрыть свой страх под бравадой.

Харрисон покосился на нее. Как ни странно, его лицо становилось еще менее привлекательным, когда он улыбался.

– Не может? Он командир полка. Он может делать все, что ему заблагорассудится, – ответил Харрисон и, протянув руку, захлопнул дверь прямо у нее перед носом.

Девушка повернулась и оглядела свою темницу. У стены стоял довольно необычный сундук со множеством выдвижных ящиков, перетянутый коричневым кожаным ремнем. Он был основательно потрепанным. Должно быть, Мясник всюду таскал его с собой в своих странствиях.

Мясник явно выбрал эту комнату для себя.

Кем же ей предстояло стать – его заложницей или наложницей?

Лейтис обошла вокруг стола и остановилась, глядя на разложенные полковником карты. Она и не подозревала, что озеро так велико. Оно простиралось до залива. Каждая крошечная пометка на карте, по-видимому, обозначала деревню, а более крупные значки указывали на другой форт, еще одно темное пятно на шотландской земле. Судя по всему, англичане собирались здесь обосноваться надолго.

Стук в дверь означал появление еще одного молодого человека, принесшего на голове двойной матрас, под которым его почти не было видно. Она наблюдала, как он свалил его на постель, потом отступил к двери и застенчиво ей улыбнулся.

– Я не стану делить с ним ложе. – Она отступала все дальше и дальше, пока не уперлась спиной в стену.

– Об этом мне ничего не известно, мисс, – сказал он, и его щеки вспыхнули ярким румянцем. – Мой долг – обеспечить полковника всем необходимым. – Он наклонился и аккуратно уложил матрас на раму, потом потрогал его, уминая обеими руками. – Я должен был набить его сеном, – сказал он, обращаясь к кровати, – но сено пахло лошадьми и навозом.

Она ничего не ответила, только наблюдала за ним, пока он, ходил вокруг кровати. Она отступила подальше, но он, кажется, не заметил этого, настолько был поглощен своим занятием.

– Поэтому, – продолжал он, – я набил его травой и сосновым лапником. Но еще я положил туда немного цветов, – доверительно добавил он, оборачиваясь к ней.

Он вдруг улыбнулся, и его улыбка почему-то напомнила ей частые проказы Фергуса. И это внезапно пришедшее воспоминание ее отрезвило. Она отвела глаза от молодого английского солдата: уместно ли ей им увлечься?

– Я принесу вам ужин, мисс. – Он направился к двери. – Могу я быть вам еще чем-нибудь полезен?

– Вы всегда спрашиваете арестанта о его вкусах и желаниях? – спросила она, раздраженная его бодрым тоном.

– Но вы не узница, мисс, – ответил он серьезно. – Вы гостья полковника.

Она не нашлась что ответить, и он закрыл за собой дверь.

Зачем он решил держать у себя Лейтис? «Глупо удерживать Лейтис Макрей в качестве заложницы», – шептал Алеку внутренний голос, похожий на голос его давно почившего деда.

Тюрьма была расположена недалеко от часовни, и Алек гадал, нарочно ли строитель иронизирует или это вышло случайно. Камера была размером с небольшую комнату, ее единственным отличием были наручники, вделанные высоко в стену, да решетки на окнах.

Тюрьма была непременным атрибутом любого форта. Для тех, кто не мог мириться с военным положением, это было достойным отрезвляющим средством. В армии его величества неповиновение наказывалось сурово. Но главным образом тюрьма предназначалась для других целей. Люди, которых намеренно приучали убивать, нелегко отказывались от возбуждения и ярости и после битвы.

Однако узник, которого посетил Алек, был не рядовым, пойманным на краже бутылки спиртного у товарища по казарме, не капитаном, вызвавшим своего сослуживца на дуэль, дабы защитить честь дамы. Это был старый седой шотландец, в глазах и сердце которого полыхала ярость, способная расплавить решетки его камеры. Он был статен, но невысок ростом, и его запястья, скованные вделанными в стену наручниками, были подняты на несколько дюймов выше его головы.

Алек ощущал ненависть, которую излучали глаза Хемиша.

Полковник посмотрел на стражника, стоявшего у двери.

– Дай мне ключи, – сказал он отрывисто и нахмурился, увидев удивление на лице лейтенанта.

Как младший по званию, тот был обязан мгновенно подчиниться любому приказу и проявить не только послушание, но и почтительность. Однако оказалось, что урок не усвоили ни Седжуик, ни его люди.

– В чем дело? Почему вы медлите? – резко спросил он. – Вам трудно выполнить приказ?

– Нет, сэр, – ответил стражник, передавая Алеку кольцо с ключами.

Алек слышал, как за ним закрылась дверь камеры, и устремил взгляд на Хемиша Макрея. Хемиш был добр к нему, когда он был еще мальчиком. Он учил Алека играть на волынке. Но музыкальным талантом обладал не он, Алек, а Джеймс.

Хемиш смотрел на англичанина с презрением, что казалось странным для человека в наручниках, прикованного к стене.

– Так, значит, вы новый командир гарнизона, этого бельма на глазу? – спросил он.

– Да, это так, – резко ответил Алек, подходя к старику поближе.

– Зачем вы пришли сюда? От меня вы ничего не добьетесь. Я старик и повидал в жизни слишком многое, чтобы раскаиваться в своем поведении.

Алек удивленно посмотрел на Хемиша.

– Это что, награда для скоттов – принять мученическую смерть?

– А для англичан лучшее развлечение толкать нас на это?

Хемиш прожигал его взглядом из-под густых кустистых бровей.

– Если я тебя отпущу, ты обещаешь подчиняться закону? Или ты не слышал о приказе сложить оружие?

– Об английском законе? Столь же бессмысленном, как и все, что вы, англичане, принесли нам?

– Вы слишком любите жертвовать собой! – Алек возмутился. – Думаете только о себе и своих идеалах и даже не подозреваете, что из-за этого невинные могут пострадать и заплатить высокую цену за ваше самопожертвование.

– Вы, англичане, отняли мою страну и убили моих родичей. Куда вам до нашей шотландской гордости!

Алек расстегнул наручники, потом отступил на шаг. Хемиш принялся растирать онемевшие руки, сверля Алека взглядом.

– Мы взяли заложника, дабы усмирить тебя и заставить подчиняться, Хемиш Макрей из клана Макреев, – сухо сообщил Алек. – Я предлагаю тебе сделку.

– Я не торгуюсь, – пробормотал Хемиш. Алек пропустил его слова мимо ушей.

– Твою волынку уничтожат, и я предлагаю тебе носить более пристойную одежду. – Он смерил взглядом килт Хемиша. – Безопасность заложника, точнее, заложницы, зависит от твоей готовности подчиниться.

– Я не пойду на это, – ответил Хемиш упрямо.

– У тебя нет выбора, – возразил Алек.

– Кого ты взял в заложники?

– Лейтис. – Алек напрягся, ожидая реакции старика. Но Хемиш только на мгновение закрыл глаза, а когда секундой позже открыл их, повернул голову и сплюнул на пол.

– Плевал я на угрозы англичанина!

И ни слова о Лейтис, о безопасности своей племянницы. Алек позвал стражника. Когда тот вошел в камеру, Алек кивнул на Хемиша:

– Выпусти старого дурака, пока я не передумал.

Глава 6

Алек вошел в комнату, деревянная дверь с приглушенным стоном захлопнулась за ним. Он зажег свечу и сел за стол.

Лейтис стояла спиной к стене, сложив руки на груди. Ее подбородок был гордо вздернут, глаза смотрели на него бесстрастно.

– Тебе нравится сидеть в темноте?

– Не думаю, что вас беспокоит, удобно ли мне, – ответила она холодно.

Он снял мундир и повесил его на гвоздь у двери, потом освободился от жилета и остался в одной рубашке и бриджах. Когда он повернулся и подошел к ней, она не отвела глаз. Ее вызывающий взгляд оставался прямым и презрительным.

Он протянул руку и коснулся ее волос. За долгие годы они потемнели, но в ней оставалось что-то от прежней своенравной девчонки, от юной Лейтис с развевающимися на ветру рыжими кудрями и заразительным смехом.

Он провел руками по ее плечам, погладил их, спустившись до запястий, и ощутил грубую ткань ее платья. Кончики его пальцев нащупали дырочки на рукавах, прожженные во время пожара. Он знал, что у нее нет другого платья и нет никакого имущества. Кроме этого платья у нее оставался только характер. Порывистая, безрассудная и отчаянно отважная!

– Я не стану вашей шлюхой, Мясник, – сказала она, и он уловил легкую дрожь в ее голосе. По этой дрожи он понял, что ее гнев был в значительной мере бравадой.

– Так вы думаете, я за этим привел вас сюда? – спросил он мягко.

– Да.

Ее голос был напряженным. Ему приходилось слышать, как люди ему в лицо кричали о своих преступных намерениях, и это производило на него не меньшее впечатление, чем когда они неохотно признавались в них.

– Я думаю, ваше положение заложницы не требует подобной жертвы. – Он криво улыбнулся.

Она наградила его недоверчивым взглядом.

– Англичане устроены, как и все остальные мужчины, – сказала она наконец, отступая от него на шаг. – Они как жеребцы, всегда жаждущие случки.

Он смотрел на нее, подняв бровь.

– И вам приходилось быть чьей-нибудь кобылкой, Лейтис?

– Нет. – Она решительно встретила его взгляд. Он понял, что она лжет.

– Кто он? – спросил Алек, стараясь подавить инстинкт собственника, столь сильный, что это поразило его.

Она, казалось, была не меньше удивлена его вопросом. Но и он был удивлен, услышав ответ. При этом ее взгляд был вызывающим.

– Был один человек, – сказала она с гордостью. – Я его любила, и он ушел сражаться.

– Значит, вы делили с ним ложе. – Алек мысленно поздравил себя с тем, что его голос прозвучал бесстрастно. Он подошел к камину и уставился на холодную золу.

– Да, – призналась она тихо. – Я делила с ним ложе.

Алек не видел ее много лет. И она, несмотря на все воспоминания, осталась для него незнакомкой. Какое ему дело до ее любовного опыта? Однако эти спокойные и рациональные рассуждения не умерили его внезапно вспыхнувшего гнева.

– Где он теперь? – спросил он, наконец, чересчур настойчиво.

– Маркус пал при Куллодене.

Он закрыл глаза и с легкостью представил себе поле боя – не из-за ярости и жестокости этой битвы, а потому, что ночами часто вспоминал о ней. В его снах эта битва вновь и вновь возвращалась к нему. А вдруг он сам убил ее Маркуса или видел, как его убили?

Он повернулся и посмотрел на Лейтис. Ее щеки покрыл жаркий румянец, она обхватила себя руками за плечи, но не отвела взгляда.

Стук в дверь прервал тягостное молчание. В комнату вошел Дональд с подносом, поставил его на стол и принялся расставлять приборы.

– Я принес вам ростбиф, полковник. – Дональд с улыбкой посмотрел на Лейтис.

– Ты видел нашу гостью? – спросил Алек. – Познакомился с ней? Это наша заложница Лейтис Макрей. Дональд Тэннер, мой сержант.

Дональд улыбнулся со всей возможной приветливостью.

Лейтис не ответила на его улыбку, но выражение ее лица слегка смягчилось. В нем стало меньше настороженности. Дональд всегда и везде нравился женщинам. Непонятно почему, но женщины вечно хотели его приголубить.

– Принести вашу ванну, сэр? – спросил Дональд, и Алек ответил утвердительным кивком.

Через минуту дверь за ним закрылась, и они вновь остались одни.

Алек сел за стол, вытянув перед собой ноги. Он не спеша стянул сапоги, ожидая от Лейтис следующей колкости. Он знал, что она последует. Он в этом не сомневался. Лейтис не могла выдержать угнетающего молчания.

– Теперь вы убедите себя, что коли я познала ласки мужчины, то «это» не будет считаться насилием, – сказала она внезапно.

Он посмотрел на нее и покачал головой.

– Неужели вам не ясно, что я мог бы отдать распоряжение сровнять вашу деревню с землей и его бы выполнили неукоснительно? Или мог бы отдать приказ уничтожить всех людей вашего клана и получить за это награду?

– Англичане всегда награждают за жестокость, – свирепо огрызнулась она. – За жестокость, а не за отвагу.

– И, несмотря на это, вы поливаете меня грязью, – сказал он, будто не слышал ее слов.

– Я бы забросала вас навозом, Мясник, да его нет под рукой.

Он не позволил себе улыбнуться, понимая, что это разозлит ее еще больше. Но в эту минуту ее ярость показалась ему очень смешной.

– Трудно убивать людей? – спросила она спокойно. Она пыталась его оскорбить, но он предпочел не обращать на это внимания и ответил честно:

– Трудно посылать людей в бой, зная, что они могут погибнуть. Не сомневаюсь, что и ваши предводители чувствуют то же самое.

– Надеюсь, что это так, – ответила она удивленно. – Должно быть, человеку не просто послать другого на смерть. Даже если борешься за правое дело.

– Чем больше смерти видишь; – сказал он упрямо, – тем больше сомневаешься в правоте любого дела, за которое люди умирают.

Она отвернулась и уставилась в окно, будто созерцание ночи было для нее внове.

– Ты умеешь ненавидеть, Лейтис, – сказал он тихо.

– У меня есть для этого основания, – ответила она ледяным тоном, поворачиваясь и глядя на него сузившимися глазами. – Англичане убили всю мою семью и человека, которого я любила.

Он порывисто встал, подошел к ящику с письменными принадлежностями и вытащил лист бумаги, гусиное перо и чернильницу. Она хмуро наблюдала, как он возвратился к столу и расчистил на нем место для бумаги. В тишине раздался скрип пера.

Затем он встал, подошел и протянул ей список.

– Что это? – Она протянула руку к листу бумаги.

– Это люди, погибшие, как мне известно, от рук скоттов. Думаю, справедливо, что мы сравняли счет. Разве нет?

Вместо ответа она пробежала глазами список.

Лейтенант Томас.

Капитан Гастингс.

Сержант Робертс.

Лейтенант Хэнсон.

Майор Робсон...

Это был список из двадцати имен. И все они были англичанами, хорошими солдатами и порядочными людьми, не заслужившими такой доли.

– Ну что? – спросил он. – Почему никаких едких замечаний, Лейтис? Почему не скажешь, что хороший англичанин – только мертвый англичанин?

Она изучила список, потом сказала очень тихо:

– Но ведь у них всех были матери, жены или возлюбленные. Было бы жестоко желать им смерти.

– Но ведь они были англичанами, – возразил он, и в его тоне она почувствовала напряжение. – Разве тебя не обрадовала бы их смерть?

Лейтис подняла на него глаза.

– Неужели ты каждый раз радуешься, когда умирает скотт? – спросила она со странной печалью.

Однажды такое было, и он исповедался в этом Богу, но ей он об этом не расскажет ни за что на свете.

– Воевать должны только короли, и никто больше, – сказала она после затянувшегося молчания.

– Ты предпочла бы, чтобы король Джордж и ваш претендент на престол встретились в поединке? – спросил он, удивленный ее замечанием.

– Но ведь в войне участвуют не только короли и принцы, верно? – Она смотрела ему прямо в лицо. – Это мужчины превратили войну в игру. Не ради мира, а из личных интересов. Например, из-за алчности.

– Алчности? – Он смущенно улыбнулся. – Имеешь в виду, что полковники метят в генералы, а рядовые мечтают стать сержантами?

– Или получить земли, замки, власть, – поправила она, возвращая ему список, потом отвернулась и снова уставилась в темное окно.

– Мир всегда был таким, Лейтис, – сказал он тихо.

– Это не значит, – возразила она, качая головой, – что он устроен правильно.

– А каким ты хотела бы видеть мир?

– Каким он был раньше, – ответила дна устало. – По правде говоря, я и сама не знаю. Теперь мир кажется таким желанным, а это желание таким простым, но очень трудно достижимым.

– Для всех нас, – ответил он мрачно.

– А где твой мир, Мясник?

Он улыбнулся, расслышав в ее тоне оскорбительные нотки, но все же без усилия ответил на ее вопрос:

– Где дом солдата? Там, куда его пошлет командир. Там, где его мундир или походная койка.

– Но не здесь, в Шотландии, – возразила она язвительно.

– Боюсь, что это так, – ответил он, и хотя это и было правдой, его голос был мягок.

Она расправила плечи, в ее позе чувствовалось напряжение. Она не обратила внимания на его слова и, казалось, забыла о его присутствии. Хоть она и молчала, ее вид выражал явное презрение.

Раздался стук в дверь, предвещавший появление сержанта. Молодой человек согнулся под весом огромной медной ванны.

– Где ты это нашел? – спросил удивленный Алек.

– Майор Седжуик заказал ее в Лондоне, – ответил Дональд, опуская ванну на пол. Дно украшала чеканка из цветов и деревьев, из листьев выглядывали весьма скудно одетые нимфы. – Майор не прочь внести в свою жизнь немного изящества, – заметил Дональд. – Любит позабавиться, как видите. – Он покраснел и поклонился. – Прошу прощения, сэр. Я не хотел проявить неуважение к старшему по званию.

– Я ничего не слышал. – Алек обменялся лукавым взглядом с сержантом. – Ты не спросил, нет ли у него французского мыла? – саркастически полюбопытствовал он и подошел к ванне, чтобы получше разглядеть этот медный чан.

Дональд покаянно покачал головой.

– Все, что мне удалось раздобыть, – это простое солдатское мыло.

– Прекрасно! Я уже привык, когда у меня щиплет кожу.

– Ты часто принимаешь ванну? – спросила Лейтис с неожиданным любопытством.

– Этот ритуал я неукоснительно соблюдаю, если провел день в седле, – сухо ответил он. – К сожалению, я лишен выносливости скоттов, способных скакать верхом с голым задом, сидя днями на жесткой попоне, не замечая ни сыпи, ни запаха.

Лейтис отвернулась, чтобы скрыть внезапную усмешку. Она вспомнила, как не раз заставляла своих братьев чаще окунаться в озеро.

Дональд положил полотенца рядом с ванной и вышел.

Лейтис предпочла бы, чтобы он задержался еще на несколько минут. После его ухода в комнате повисла напряженная, оглушительная тишина.

Она откинула голову, чтобы посмотреть на англичанина. Трепетный свет льстил его внешности, подчеркивая мужественность, особенно выделяя линию подбородка и очертания носа. Это был посланник властей, судьбой предназначенный властвовать над скоттами Гилмура.

Он махнул рукой, приглашая ее приблизиться к ванне.

– Предлагаю вам принять ванну первой.

И он поклонился ей, как истинный джентльмен. Она старалась скрыть свой страх, не дать ему почувствовать, как она трепещет.

– Я не собираюсь мыться в вашей ванне. И тем более в вашем присутствии, – сказала она резко.

– Я позволю вам принимать ванну в уединении, – мягко пообещал он. – Даю слово.

– Чего стоит слово англичанина, Мясник? – спросила она.

– Ты говоришь точно как твой дядя, Лейтис, – сказал он резко.

Он шагнул к ней, и она застыла в ожидании. Но он остановился, будто прочел предостережение в ее глазах.

– Почему вы, горцы, так упрямы? Климат у вас такой, что ли? – Он повел рукой, подняв ее вверх и плавно опустив вниз, будто очертил их горы и долины. – Или все дело в тумане? Если в этом забытом Богом месте все время идет дождь, возможно, от этого сыреют и загнивают ваши мозги?

– А ты полагаешь, Мясник, что я покорно подчинюсь твоим желаниям? Не на ту напал! – Она так крепко сжала руки в кулаки, что костяшки пальцев побелели. – Я Лейтис Макрей из Гилмура и не покорюсь желаниям англичанина!

С минуту он пристально смотрел на нее, потом его губы изогнулись в улыбке. Она по-прежнему хмурилась, но это никак не отразилось на его хорошем настроении.

– Очень хорошо, – сказал он бесстрастно. – Тогда, по крайней мере раздели со мной трапезу. Или ты слишком горда, чтобы есть английскую пищу? – спросил он с иронией.

– Я не дура, – ответила она с раздражением. – Пища есть пища. Сомневаюсь, что у нее есть национальность.

Она подошла к столу и остановилась, глядя на еду, принесенную сержантом: толстые ломти ростбифа лежали высокой горкой рядом с миской, полной жирной подливки. Каравай хлеба с хрустящей коркой блестел, смазанный маслом. Пласт сыра с синими прожилками лежал на отдельной тарелке. Его запах распространялся по всей комнате. Посреди стола стояли два глиняных кувшина с элем, их стенки запотели от выступившей влаги.

Уже много месяцев ей не доводилось видеть столько пищи. Здесь было достаточно еды, чтобы досыта накормить троих.

Она села и медленно принялась за еду. Весь последний год она ела не чаще раза в день, и эта трапеза была для нее настоящим пиром.

Полковник невозмутимо раздевался, вешая одежду на гвоздик. Этот Мясник был аккуратным и собранным, но она полагала, что все солдаты такие. Его безразличие к ее присутствию смущало и удивляло ее.

Лейтис посмотрела на него через плечо и встретила его пристальный взгляд. Его пальцы замерли на пуговицах полурасстегнутой рубашки. Лицо было бесстрастным.

Она отвела глаза и снова услышала шуршание его одежды.

Лейтис смотрела на толстую свечу посреди стола, бледную, кремовую, казавшуюся почти прозрачной. Воск плавился и медленно стекал на серебряный подсвечник. Даже эта свеча напоминала о пропасти между ними. Ее дом освещался перекрученными фитилями, вымоченными в расплавленном жире. Они всегда смердели и чадили. Эта свеча пахла чем-то острым и пряным, но запах был приятным и навевал мысли о дальних чудесных странах.

В комнату снова вошел Дональд. За ним следовали двое солдат с ведрами дымящейся паром воды. Они опасливо покосились на Мясника, наполнили ванну и удалились.

– Почему ты спас деревню? – спросила внезапно девушка.

С минуту он колебался, прежде чем заговорить.

– Действия Седжуика были бессмысленными. Все равно что бить топором мух. Зачем сжигать деревню, которую теперь придется построить заново?

– Это и есть твое объяснение? – спросила она с гневом. Она повернулась к нему, но слова застряли у нее в горле.

Удивительно, что такой крупный мужчина мог поместиться в этом медном чане. В мундире он не выглядел таким огромным.

Его руки, покрытые негустыми черными волосами, лежали на бортиках чана, а колени доставали до подбородка.

Она заметила, что он намылил кусок ткани и принялся тереть себе плечи и по его груди побежала мыльная вода. Его рука двигалась медленно круговыми движениями, которые почти завораживали, потом он принялся намыливать и тереть свой плоский живот.

Он мог быть кем угодно. Скоттом. Воином. Но его взгляд, ровный и властный, был взглядом человека, привыкшего повелевать. Это был взгляд победителя, и, вероятно, в любую эпоху взгляд завоевателя был таким.

Она не была девственницей. Тогда почему же вид обнаженного мужчины так взволновал ее? Она приказывала себе отвести глаза или сказать ему что-нибудь резкое, показать ему, что она не лишилась дара речи и ума.

С огромной неохотой она была вынуждена признать, что инвернесский Мясник очень красив. Она уставилась в свою тарелку, напуганная предательскими мыслями, порожденными не только его наготой.

– Я не собирался тебя смущать, – сказал он ровным голосом, словно для того, чтобы прервать затянувшееся молчание.

– Мне приходилось видеть нагих мужчин и прежде. – Она постаралась придать бесстрастность своему голосу.

– Твоего Маркуса?

Она кивнула, хотя это было неправдой. Их единственное совокупление произошло в спешке, и она с самого начала крепко зажмурила глаза. Но она ухаживала за ранеными и больными и хоронила мертвых. Не раз она видела, как борются двое мужчин в килтах, и в конце схватки они оказывались голыми и спереди, и сзади, и все вокруг могли видеть их наготу.

Он снова замолчал, и тишину нарушал только плеск воды в чане да звук падения капель, походивший на шум дождя, а также стук мыла, когда он случайно прикасался им к бортику, намыливаясь.

Она встала и снова подошла к окну, стараясь не смотреть на него. В форту Уильям фонари уже зажгли, и цепь огней по всему периметру его стены оттеняла темноту ночи. Дальше был мост через лощину, и в руках ночного часового, шагавшего по мосту, трепетало пламя факела. Отсюда невозможно было бежать.

– Тебе никогда не приходило в голову уехать отсюда? – спросил он.

– Это было бы самым легким, – ответила она. – Тяжело, когда все вокруг вызывает горькие воспоминания.

– Воспоминания преследуют человека, куда бы он ни отправился.

– И тебя тоже?

– Да, но именно Шотландия навевает самые тяжкие воспоминания.

Вне всякого сомнения, он имел в виду Инвернесс. Она слышала легенды о жестокости, с которой он расправлялся с беспомощными пленниками только за их любовь к своей стране. Вот о чем ей следовало думать, а не о том, что он полон притягательного мужского обаяния и вызывает у нее непонятное любопытство.

– Гилмур – мой дом, – сказала она, – хотя я и не была здесь после смерти лэрда.

С минуту он молчал и наконец заговорил снова.

– Я думал, у вас есть предводитель, – произнес он мрачно.

– Никто из членов клана не смог бы заменить Нийла Макрея. А после войны в предводителе отпала надобность. Осталась всего маленькая горсточка Макреев.

– Ваш лэрд руководил мятежом? – спросил он тихо.

– Да, – ответила она, – но не дожил до конца войны. Он повел бы в бой своих людей против англичан хотя бы для того, чтобы отомстить за смерть своей дочери.

– Что ты хочешь сказать? – спросил он неуверенно. – Ее убили скотты.

Она покачала головой.

– Англичане принесли смерть и убийство в Гилмур.

– Ты лжешь, – возразил он по-прежнему тихо, но его голос звучал неожиданно страстно.

Она круто обернулась к нему, раздраженная его недоверием.

Он стоял на одной ноге, подняв другую, собираясь выйти из чана. Рукой он тянулся к полотенцу. Свет свечи играл на его плоти, капельки воды подчеркивали красоту его тела – плоскую грудь и бока, мускулистые ноги и руки.

Он вышел из чана, не сделав даже попытки прикрыть свою наготу полотенцем.

Она отвела глаза.

– Скажи, что ты имела в виду, Лейтис. – Его голос показался ей хриплым и жестким. Он завернулся в полотенце и шагнул к ней.

– Дочь лэрда была убита англичанами, – сказала она, ощущая слабость во всем теле по мере его приближения к ней.

Теперь он стоял рядом, и жар его тела был столь силен, что согревал ее даже на расстоянии.

– Мойра Макрей вышла замуж за одного из ваших, – сказала она, сложив руки на груди. – Но она очень страдала от этого, хотя и стала графиней. Солдаты генерала Уэйда не посчитались с тем, что она была титулованной особой. Для них имело значение только то, что она была женщиной и оказалась одна.

Его руки крепко сжали ее плечи. Медленно и решительно он повернул ее лицом к себе. Его руки спустились с ее плеч на предплечья, а потом нежно и легко скользнули к запястьям.

– Я слышал, что ее убили Драммонды. – Он с трудом выговаривал слова.

Внезапно она ощутила в нем отчаянную ярость, и это изумило ее.

Ей хотелось отодвинуться от него. «Сделай шаг, Лейтис. Один крошечный шажок, чтобы не чувствовать его так близко».

Минуты медленно текли, а она все смотрела ему прямо в лицо. И когда его руки сжали ее запястья, она ощутила ответное тепло в своих жилах. Будто он измерял правдивость ее слов частотой биения ее сердца.

– Тебе-то что за дело, Мясник? – спросила она, наконец, смущенная его долгим молчанием и собственной реакцией на него. – Это старая история. И трагедией это было для нас, а не для англичан. – Она на шаг отступила. – Они убили ее так же, как ты убивал скоттов в Инвернессе.

Глава 7

Алек смотрел на нее, не в силах понять ее внезапной вспышки ярости или противостоять презрению в ее глазах. Гнев был ее защитной реакцией, которая до этой минуты не срабатывала так успешно, как ей бы хотелось.

Подойдя к столу, он посмотрел на еду, принесенную Дональдом. Он редко ел вместе с другими офицерами, разве что во время военной кампании. Он предпочитал уединение, и эта привычка появилась у него давно, еще во Фландрии. Трудно найти себе задушевного друга среди подчиненных, офицеров или солдат, когда приходится отдавать им приказы и посылать их в бой, возможно, на смерть. Но в эту минуту он усомнился, что сможет проглотить хотя бы крошку. Ему и дышать-то стало тяжело.

– Ты в этом уверена, Лейтис?

– Да, – коротко ответила она. – Спроси любого в долине, если не веришь мне.

Алек кивнул, невольно принимая неприятную правду, которая проникала в него медленно, и только поэтому он мог вынести ее непереносимую жестокость.

Он сел, прижимая ладони к закрытым глазам, и услышал только, как Дональд вошел в комнату, будто привлеченный его смятением, и принялся выливать воду из чана в ведра.

– Почему для тебя это так важно? – спросила она с любопытством.

Алек не ответил. Что он мог ей сказать? Что большую часть жизни он лелеял свою ничем не обоснованную ненависть? Что всю жизнь он обманывался? В день, когда убили его мать, он стал другим человеком, и его путешествие назад, в Англию, способствовало его превращению из веселого мальчика в разгневанного юношу. Он понимал тогда, что безмятежные дни его детства безвозвратно миновали.

Он обернулся и посмотрел на нее. Лейтис стояла, прижимаясь спиной к стене. В ее глазах было недоверие, руки решительно скрещены на груди. Это не похоже на беззащитную заложницу.

Алек хотел сказать, что он вовсе не такой отвратительный злодей, каким она его представляет, и что его действия в Инвернессе не были продиктованы порочностью или природной жестокостью. Но он молчал, считая, что сдержанность безопаснее откровенности.

Прошел час. Веки Лейтис отяжелели, и дважды она чуть было не заснула стоя, с трудом удержавшись на ногах.

– Ты собираешься всю ночь стоять? – спросил он.

– Да, – последовал краткий ответ.

Наконец она осторожно, с опаской, присела на край кровати, опираясь плечом о резное дубовое изголовье, украшенное гербом Макреев. Он сидел за столом, вытянув перед собой ноги, и смотрел на закопченные кирпичи камина, будто он был дверью в тайное убежище, где можно укрыться от своих мыслей.

Вокруг Гилмура вздыхал ветер, касался своими крыльями толстых стекол в его окнах, метался среди руин рухнувших стен. Это был печальный звук, жуткое дополнение к другим звукам ночи. Где-то скрипнула половица, где-то упал кирпич. Казалось, старый замок медленно приходит в себя, оживает в темноте ночи.

Когда Алек поднялся с места, Лейтис, вздрогнув, проснулась от скрипа его стула.

Он бросил полотенце в ванну и заметил, что ее глаза расширились, она вскочила с кровати и снова вжалась в стену, мгновенно насторожившись. Он надел бриджи и вышел из комнаты, оставив дверь открытой.

Ночь окутала темнотой старый замок. Лишенный кровли зал, где когда-то собирался весь клан, казался беззащитным и открытым всем стихиям. Размытый овал луны струил тусклый свет. Он запрокинул голову, глядя на мерцающие звезды.

Темнота была снисходительна к замку Гилмур, она заполняла зияющие дыры и проломы в полуразрушенных ядрами стенах, оживляла тени, и, наконец, Алеку стало казаться, что он не единственное живое существо в этой комнате.

Он не был наделен ярким воображением, не склонен к фантазиям, не верил в привидения и духов. Просто все его мысли были больше в прошлом, нежели в настоящем. Его память возвращала ему образ деда, сидящего на стуле, похожем на трон. Он вершил суд с такой естественностью и легкостью, о которых Алек мог только мечтать. Но лэрд разбирался с мелкими нарушителями порядка, и очень редко его приговор был суров.

Он припоминал, как сидел здесь, в этом зале, рядом со смертным одром своей матери. Ее обрядили в самое красивое платье из синего льна, в нем она была похожа на принцессу. На грудь ей положили деревянное блюдо, куда дед насыпал горку земли и другую, поменьше, соли. Все предметы, дающие отражение, были убраны из Гилмура, вплоть до кинжалов и щитов, покрывавших стены, – их завесили пледами Макреев.

Клан был в трауре, и завывания ветра казались голосами плачущих женщин. Ему чудилось, что они, как духи, пролетают мимо, касаясь его невидимыми руками, будто разделяют его горе.

Пять волынщиков клана Макреев расположились в ряд, чтобы отдать последние почести дочери лэрда. Они играли погребальную песнь Макреев, мелодию непередаваемой скорби. В то утро он возненавидел звук волынок. А позже возненавидел все, связанное с Шотландией, – ее дикость, варварство, жестокость, суровость этих мест.

Внезапно звезды заволокло ночным туманом, что нередко случались в Гилмуре. И прямо к звездам возносился марш Макреев, небесный хор высоких и нежных голосов, и эта мелодия навевала и радостные, и горькие воспоминания.

И в эту минуту он вернулся в настоящее. Нет, ему не почудилось, – просто Хемиш снова нарушил его запрет. Упрямый осел!

Он повернулся и пошел в комнату. Лейтис стояла в дверях, и ее лицо выражало скорее смущение, чем презрение.

Она замерла, едва он приблизился к ней, и прижалась спиной к дверному косяку. Он уперся локтями в дверь и большими пальцами рук приподнял ее голову за подбородок, чтобы внимательно изучить ее лицо в мягком желтом свете свечей.

Его пальцы нежно прошлись по ее лицу, будто он пытался отыскать черты ребенка в лице взрослой женщины. В ответ она прикрыла глаза, оставаясь неподвижной. Но ее тело трепетало от его прикосновений, и нахлынувшая на него волна нежности напугала его самого. Он отпрянул и опустил руки, потом отступил еще на шаг.

– Где Хемиш достает трубы для волынки, Лейтис? – спросил он.

– Ты полагаешь, я скажу тебе, Мясник? – спросила она, мигая широко раскрытыми глазами.

– Я должен повесить старого осла.

Алек обнял ее обеими руками за талию и нежно привлек к себе, затем мягко подтолкнул ее к постели. Она опустилась на широкий матрас, отбиваясь ногами и руками, – юбки ее взлетели.

Он откинул волну ее волос и прижался губами к шее. Ей показалось, что ее кровь мгновенно вскипела, но она попыталась уклониться от его поцелуев.

– Нет, – сказала она, и это слово было и протестом, и приказом.

Он приподнялся и навис над ней.

А чего он, собственно, ожидал? Он уже готов был произнести эти слова: «Лейтис, я знал твоих братьев. Я знал тебя. Ты была лучшим товарищем моих детских игр и моей первой любовью».

Но он знал, что не следует раскрывать ей свою тайну. Он не хотел, чтобы в ее памяти его нынешний образ затенил и запятнал прежний. Он надеялся, что в памяти Лейтис навсегда останется мальчик Йен, вечно юный и невинный, не запачканный кровью и грязью войны.

Он чуть отпрянул и положил руку ей на талию, чувствуя, как поднимается и опускается ее грудь.

Лейтис повернула голову и уставилась на него глазами, полными отвращения. Она не выкажет своего страха, даже если он ее изнасилует.

Но время шло, а его дыхание становилось спокойнее и ровнее. Было очевидно, что инвернесский Мясник засыпает.

Его рука тяжело лежала на ее талии, как будто он имел на нее право. Но в этом жесте не таилось ни угрозы, ни обещания наказания.

Лейтис выждала несколько минут, пока не убедилась, что он крепко спит, и начала медленно сползать к краю кровати. Ее левая нога бесшумно коснулась пола, потом и правая. Осторожно поднырнув под его руку, она потихоньку сняла ее со своей талии.

Она встала и убедилась, что он крепко держит ее за подол юбки. Он приподнялся, схватил ее за руку и тянул назад до тех пор, пока она снова не упала на матрас всем телом.

– Я чутко сплю, Лейтис, – сказал он мягко.

– Отпусти меня, – сказала она с отчаянием, но он крепко прижимал ее к себе. Теперь ее щека лежала на его обнаженной груди. Кожа туго обтягивала его мускулы, грудь покрывали курчавые волоски, щекотавшие ее нос.

– Спи, Лейтис, – скомандовал он усталым голосом, и руки снова крепко обвились вокруг ее талии.

– Я хочу домой, – прошептала девушка.

И впервые в шепоте ее он расслышал беспомощность и слабость. Его железное объятие чуть ослабело, он слегка отодвинулся и запечатлел на ее лбу нежнейший поцелуй.

– Я тоже, – ответил он, к ее удивлению.

Его сон, как ей показалось, снова стал крепким и глубоким. Минуты шли, но каждый раз, когда она пыталась выскользнуть из кольца его рук, он вновь крепко сжимал ее, хотя и не просыпался. Он был ее злейшим врагом, он проявил свою власть, но при этом обладал удивительной способностью действовать на нее так, что у нее перехватывало дыхание, а сердце начинало биться учащенно. И, что гораздо хуже, он настолько притягивал ее к себе, что порой она забывала, кто он.

Ей не стоит столько думать о нем, пытаясь разгадать, что таится в его темно-карих загадочных глазах. Или думать о решительном выражении его рта, о квадратном подбородке. Хотя его губы плотно сжаты, казалось, что в любую минуту на них может расцвести улыбка. А Лейтис должна думать не о нем, а сострадать его жертвам.

Но любопытство, которое она питала к нему, было непреодолимым.

Она лежала, прижавшись к нему в надежде на то, что сон в конце концов его одолеет и она сможет улизнуть. Но он спал беспокойно, его дыхание порой учащалось, и она слышала, как его сердце начинает биться сильно и бурно.

Когда он заговорил во сне, слова было невозможно разобрать – это было какое-то неясное бормотание. Должно быть, ему снились кошмары. Человек по прозвищу Мясник и не мог спать спокойно.

Внезапно он выбросил вперед руку и угрожающе сжал ее в кулак. Потом заметался на постели. Он сжал в объятиях подушку, прижимая ее к себе, будто в ней было его спасение.

Нечто страшное, родившееся в его душе, искало выхода.

Лейтис протянула руку и осторожно коснулась его лба. Он потянулся к ней, как ребенок, жаждущий утешения. Хотя было нелепо дарить утешение инвернесскому Мяснику, она не отодвинулась, возможно, потому, что в эту минуту он казался таким беспомощным.

Лейтис снова протянула руку и погладила его по щеке.

– Это только сон, – сказала она тихо и нежно, как испуганному ребенку.

– Все мертвы, – сказал он тихо, не просыпаясь. На мгновение ей показалось, что он бодрствует, так отчетливо он произнес эти слова и таким ясным был его голос. Но его глаза оставались закрытыми, а лицо напряженным, его черты будто окаменели, подбородок решительно выдавался вперед.

– Все умерли, – повторил он, и его руки снова сжались в кулаки.

Потом его слова стали неразборчивыми, он бормотал что-то совсем бессвязное, и за каждой тирадой следовала долгая пауза. Несколько минут она внимательно вслушивалась в его бормотание, потом поняла, что он беспрерывно повторял имена людей. Этих людей Мясник послал на смерть или убил сам?

В смятении Лейтис снова подвинулась на край постели, но его рука потянулась к ней и обвила ее талию, и он снова привлек ее к себе. Минутой позже он зарылся лицом в вырез ее корсажа.

Ее рука некоторое время нерешительно висела в воздухе над его головой, потом она принялась гладить его волосы, отводя пряди с влажного лица.

– Это всего лишь сон, – пробормотала она, смущенная внезапно возникшим желанием утешить его. – Спи спокойно, – прошептала она.

Какую битву он переживал во сне заново? Какие ужасы видел? Она никогда не осмелится спросить его об этом. Воспоминания англичан Лейтис не стремилась узнать.

Она повторяла детскую колыбельную, которую когда-то пела ей мать. Впрочем, это была поэма на гэльском языке с лирическим припевом, сопровождавшим каждый куплет:

Успокойся, усни, дорогой, Я с тобой и останусь с тобой. В темном небе мерцают огни, Ты ко мне прислонись и усни. Лунный свет разлился на полу. Слышишь шелест и шорох в углу? Слышишь, ветер играет листвой Высоко над твоей головой? Как корабль в темноте этот дом, Мы с тобою на нем уплывем. Уплывем в голубую мечту, В темноту, в темноту, в темноту.

И он замолк, только время от времени вздрагивал, будто возвращаясь с трудом из страны призраков и могил. Он успокаивался, и дыхание его становилось ровным.

И форт Уильям погрузился в беспокойный сон. Где-то бодрствовал лишь ее дядя Хемиш. Он все еще играл на своей волынке. Ее соседи-односельчане, вероятно, говорили о ней и Хемише за общим скудным ужином. А она, Лейтис Мак-рей, нежно ворковала с их общим врагом.

Глава 8

Трудно было дышать воздухом, полным дыма. Но Алек благословлял залпы орудий и пороховой дым. Благодаря им он не так сильно чувствовалось смрадное дыхание смерти.

Земля была пропитана кровью настолько, что его сапоги тонули в размякшей глине. Но скотты все наступали даже после начала обстрела из пушек. Мужчины в передних рядах падали, а следующие за ними просто шагали по трупам, и их лица не выражали ничего, кроме стоической решимости. Из-за их очевидного поражения они перестали выкрикивать свой воинственный боевой клич. Они падали, умирали, но минутой позже на месте павших вставали новые ряды.

Камберленд старался перекричать хаотическое смешение звуков и шумов. Его лицо было искажено страшной гримасой, которую трудно было назвать улыбкой. Его белый жеребец вздыбился, и герцог рассмеялся.

– Убей его, Лэндерс! – закричал он. – Пусть никто не выберется отсюда! Пусть полягут все!

Алек слышал свой протестующий голос, но Камберленд не обратил на него внимания. В эту минуту он распорядился сжечь бедную хижину.

– Боже милосердный! – шептал Алек, и странно, но его молитва и голос будто подействовали и резня пошла на убыль.

И солдаты, равно скотты и англичане, хмуро поглядывали на него, будто проверяя, насколько далеко простирается его милосердие.

– Здесь, в этом месте, нет Бога, Лэндерс! – Герцог Камберленд подъехал к нему.

Внезапно Алек поднял голову и увидел сияние, озарившее поле битвы.

– Все хорошо, – сказал ангел, удивив Алека. В этом аду еще никогда не появлялись ангелы. Ее (а это была женщина) окружало переливающееся всеми цветами радуги сияние, милосердно скрывая все ужасы бойни и оттесняя образ Камберленда на задний план.

От ее теплого благостного прикосновения в голове у Алека прояснилось. Ее нежный голос сулил ему утешение. Он хотел поблагодарить ее за доброту, за сострадание, которое она даровала ему без малейших усилий, изгнав кровавое зрелище поля боя при Куллодене. На то она и была ангелом, чтобы даровать милость и сострадание грешникам.

Он пристально разглядывал ее и заметил серьезное и торжественное выражение ее лица. Может быть, она была воплощением всех, обреченных на смерть? А может, это был ангел справедливости, заступившийся за скоттов?

Ее молчание, казалось, было ему упреком.

Его пальцы коснулись ее волос и запутались в густых прядях. Ему казалось, что каждый завиток ее волос тянется к его рукам, готовый обвиться вокруг его пальцев. Она была такой теплой, а он так страдал от холода. И даже от ее головы исходил жар. Он подвинулся к ней поближе и почувствовал, что ангел оцепенел, казалось, в это мгновение он превратился в мраморное изваяние.

И причудливая память тотчас же возвратила ему картины боя и его собственных деяний, совершенных в пылу битвы, когда желание выжить пересиливало чувство доброты и сострадания. Он жаждал найти оправдание зла, совершенного им из чувства воинского долга. Но она молча положила теплую руку ему на лоб. Кончики ее пальцев были огрубевшими, как будто прежде она повторяла этот жест милосердия без конца.

Он жаждал найти прощение в ее прикосновении, исцелить душу от глубоко укоренившихся в ней боли и скорби, разрывавших ему грудь, но боль не проходила.

Она склонилась над ним, как бы защищая. Неужели у ангелов-хранителей голоса нежные, как дуновение ветра? Этот ангел говорил именно так. Это волшебство, божественная благодать небес – утешать и отгонять страхи одним только присутствием ангела.

Алек обвил ее руками, чтобы она не улетела. Нежные изгибы ее плоти идеально соответствовали его телу. Это был его личный ангел-хранитель.

Он наклонился и поцеловал ее в губы, нежно, чтобы не спугнуть. Но ее губы не ответили на поцелуй, а сжались, будто она разгневалась.

Вероятно, было неразумно гневить ангела.

Он приподнял ее подбородок, запрокинув ее голову так, чтобы поцеловать еще крепче. Но ее губы были нежными, сочными и теплыми, как у женщины из плоти и крови. Неужели он согрешил перед небесами?

Она что-то пробормотала, и он еще жарче поцеловал ее, заглушая поцелуями протест. Через мгновение она исчезнет, оставив ему воспоминание об этом сладостном сне, вырвавшем его из гущи резни и подарившем радости плоти. Он почувствовал, как разбухает его плоть и как желание охватывает его, прогоняя кошмар. Его рука легла на ее губы, заставив замолчать. Он старался быть предельно осторожным, чтобы не разгневать небесную рать своей дерзостью.

Однако ангел сопротивлялся, его крылья молотили его, а голова металась по подушке из стороны в сторону. Он прижимал ее к постели, полный отчаянного желания заставить остаться с ним. Он принялся страстно и жадно целовать ее, будто он умирал от жажды, а она была желанным источником влаги. И она начала потихоньку успокаиваться. И пока она, неподвижно распластавшись, лежала под ним, он почувствовал податливые губы под своими.

И тут прозвучал отрывистый вопрос:

– Значит, мне уготована участь Мойры Макрей, Мясник?

Откуда у ангелов эта способность больно жалить словами? Где они научились говорить с дерзкими смертными голосом, полным горечи? Он снова поцеловал ее, но теперь она лежала в его объятиях безучастная и будто окаменевшая.

– В таком случае поспеши. Изнасилуй меня, и покончим с этим.

Странное сияние исчезло, и лицо ангела сменилось ярким, но вполне девичьим лицом с алыми губами, розовыми щеками и сверкающими глазами цвета бледного рассветного неба.

Дух оказался одетым не в радужное небесное сияние, а в самое обычное платье. И перед ним предстало не ангелоподобное эфирное создание, принесшее ему прощение небес, а разгневанная женщина.

Это был не ангел, а Лейтис.

Он оказался лежащим на ней, он пригвоздил ее руки к подушке у нее над головой, не давая ей сопротивляться. Он воззрился сверху на ее лицо, и в это мгновение остатки сна улетучились. Она повернулась на подушке, отворачиваясь от него, и ему было больно видеть отчаяние и покорность в ее глазах.

Отпрянув от нее, он рывком поднялся с постели и, спотыкаясь, отошел в сторону. Слова сожаления и раскаяния застряли у него в горле, когда он встретил ее немигающий взгляд. Он торопливо надел рубашку, натянул сапоги и молча вышел из комнаты.

Ночь была тихая, безмолвная. Казалось, в мире не осталось ничего живого: ни щебета птиц, ни стрекотания белки. Ни одно лесное животное не пискнуло, не издало крика. Всюду царило безмолвие. Кивнув с отсутствующим видом солдату на часах, Алек направился к мосту через лощину, следуя по проторенной тропе к северному краю долины. Он направился к единственному месту в долине, посетить которое ему было тяжело и страшно.

Он перебрался через крупные валуны и направился к груде камней, невысокой пирамиде, воздвигнутой на месте погребения Макреев. Высокая сосна, слабо различимая в ночи, расправила свои ветви. Эта сосна отмечала место ее упокоения. Она лежала одна в почитаемом кланом месте, навеки обреченная видеть озеро и Гилмур внизу, в лощине. Нежный ветерок доносил сюда запахи лета. И здесь же долго держались жестокие зимние холода.

Пометка, которую он еще мальчиком оставил на этом месте, оставалась нетронутой, окруженная более крупными камнями для защиты могилы погребенной здесь его матери. Ему не надо было читать начертанную на могильном камне надпись, чтобы вспомнить ее. Он с мучительным трудом процарапал эти слова на камне, запершись в своей комнате, чтобы никто не увидел его слез.

«Смерть сюда, в Гилмур, принесли англичане». Он знал, что Лейтис сказала ему правду. Все эти годы он учился ненавидеть только для того, чтобы узнать, что его враг ни в чем перед ним не провинился. Куда теперь ему было обратить свой гнев? На что направить свою ярость?

Что с ним творилось?

Он чувствовал, что меняется каким-то странным образом, и эту перемену трудно было выразить словами. Возможно, причиной тому был гнет, давивший ему на плечи, – тяготы командования гарнизоном, необходимость хранить тайну своего происхождения и события в Инвернессе. А возможно, его утомили и измучили минувший год, собственные деяния, то, что натворили его соотечественники.

Здесь, в этом уединенном месте, он молча молился. Не Богу, столь часто слышавшему его мольбы в гуще битвы, нет, он молился своей матери, единственному человеку на свете, кто видел в нем только хорошее и даровал ему любовь и неисчерпаемое понимание.

В ночи слышался только шепот ветра, овевавшего камни усыпальницы, но в его воображении звучал голос матери, шептавший ему: «Прости, мой милый сын. И будешь прощен».

Почти час Лейтис просидела на краешке кровати, уставившись на дверь и ожидая появления англичанина.

Он не стал задирать ее юбки, чтобы овладеть ею быстро, как это сделал Маркус, столь занятый собственными ощущениями, что даже не заметил ее боли. Она уже приготовилась к испытанию, еще более тяжкому, с этим Мясником.

Но вместо этого он казался испуганным и смущенным собственными действиями.

И только когда она его оттолкнула, то поняла, что он все еще находился во власти сна. Выражение изумления и ужаса на его лице при пробуждении было слишком искренним, чтобы можно было заподозрить его в притворстве.

Она не хотела, чтобы у него было чувство чести, чтобы он был с ней нежен или поддался собственной уязвимости. Это противоречило всему, что она о нем думала, и делало существом загадочным, которого она не понимала.

Лейтис испытывала к нему просто немыслимое и неразумное любопытство. Это было так же глупо, как хранить память о его навеянных снами поцелуях.

Лейтис постояла, потом подошла к окну. Не было луны, способной осветить комнату, не было огня, отбрасывающего оранжевые блики. Только молчаливая свеча горела на столе, и ее слабое сияние не могло рассеять мрака, окутывавшего Гилмур.

Она подошла к двери и медленно приоткрыла ее, почти ожидая, что на часах стоит Дональд. Но там не оказалось никого. Возможно, это было приглашением к побегу. Однако слишком опасно идти в темноте по тропинке через утесы, и вряд ли удастся пройти мимо часового на мосту через лощину.

Вместо этого она направилась в часовню. Большое пустое помещение было погружено в торжественную тишину. Ее охватило странное чувство одиночества, будто весь мир безмятежно и спокойно спал и только одна она бодрствовала в эту ночь.

Она ступила под арку и подняла руки, будто стремясь объять теплый ночной ветерок, набегавший с озера. Луна спряталась за облако, и в темноте было невозможно различить границу воды и горизонта. Поэтому казалось, что далеко-далеко, сколько мог видеть глаз, простиралась непроницаемая завеса мрака.

Силуэт огромного замка Гилмур едва вырисовывался в ночи. В стенах замка слышались голоса и смех, беготня детей, ворчание стариков и хихиканье юных девушек. Все эти звуки копились и сохранялись здесь от поколения к поколению.

Она знала, что всегда будет испытывать благоговение к старому замку, даже если его сотрут с лица земли и обратят в прах. Здесь хранилась история Гилмура и память о гордом, так до конца и не побежденном народе.

– Прости меня, – вдруг услышала Лейтис.

Она круто обернулась и увидела, что Мясник приближается к ней. Он казался только темной тенью в этом месте, приютившем их обоих. Она осторожно попятилась и вскоре уперлась спиной в кирпичную колонну.

– Прости меня, – повторил он, останавливаясь в нескольких футах от нее. – Мне нет оправдания, поэтому я не могу принести свои извинения, как полагается, – добавил он смущенно. – Могу только пообещать, что это никогда больше не повторится. В будущем я стану ночевать в форту Уильям.

Она ничего не отвечала – изумление лишило ее дара речи.

Не сказав больше ни слова, он повернулся и оставил ее стоять, устремив ему вслед недоумевающий взгляд, до тех пор пока он не исчез в темноте.

Глава 9

Алек стоял во дворе форта Уильям, нечувствительный к какофонии вокруг него. Он приказал с утра охранять подступы к форту, и войска спешно приводились в готовность. Это раздражало его, потому что солдаты должны быть готовы к бою в любой момент.

Но Алек не обращал внимания на лошадей, выводимых из конюшен, или на косые взгляды, которые время от времени бросали на него солдаты. Он не мог отвести взгляда от замка Гилмур, будто обладал способностью видеть сквозь стены. Ему хотелось пойти к Лейтис, открыть ей, кто он и что он совершил. Но он сомневался, что после прошлой ночи она станет его слушать.

Остаток этой ночи он провел рядом со своим адъютантом Харрисоном, внезапно явившись к нему среди ночи и разбудив его. Но вместо того чтобы спать, Алек провел несколько часов, уставившись в потолок и размышляя. Большую часть жизни он верил в чудовищное варварство скоттов и только в последний год убедился в еще большей жестокости англичан. Его научили повиновению, и все же в последние месяцы он изо всех сил противился приказам своих командиров. Он всегда считал себя человеком чести, но сон ввел его в заблуждение и вызвал в нем желание силой овладеть Лейтис.

У Лэндерса возникло ощущение, будто он раздвоился. Прежний Алек боролся в нем с человеком, которым он становился. Это означало, что он чувствовал себя больше скоттом, чем англичанином, то есть становился скорее мятежником, чем законопослушным гражданином.

Повернувшись, он пошел через двор в казармы его полка и сел во главе стола в одной из комнат. Кроме него, там было еще шесть офицеров.

Здесь собрались капитаны Уилмот и Монро, а также лейтенант Каслтон, и все они были с ним в Инвернессе. Кроме них, присутствовал Седжуик со своим адъютантом, лейтенантом Уильямом Армстронгом, теперь не сводившим злых глаз с Харрисона.

– Вы заняли мое место, сэр, – сказал лейтенант Армстронг.

Харрисон только улыбнулся – на его лице не отразилось ничего.

По правде говоря, адъютант Седжуика выглядел гораздо умнее и естественнее, когда не улыбался. Его лицо, не отличавшееся обаянием и умом, казалось, вовсе не было предназначено для дружеского общения и приветливых улыбок.

– Мой адъютант всегда сидит справа от меня, Армстронг, – сказал Алек, раздраженный этими мелкими кознями. Прибытие нового командира – всегда основание для торжества одних офицеров и паники для других.

Лица Армстронга и Седжуика были перекошены от злости. Алек с трудом сохранял спокойствие и проявлял терпимость.

– Я собрал вас, господа, чтобы распределить между вами обязанности. И отдать некоторые распоряжения.

Он кивнул через стол своим офицерам, капитанам Уилмоту и Монро.

Он знал, что они будут строго спрашивать с солдат, распекать их, а иногда проявлять снисходительность и заботу, если потребуется, но вскоре все солдаты поймут, что от них требуется при новом командире гарнизона.

– Лейтенант Каслтон займется снабжением, выпечкой хлеба и провиантскими складами. Он будет отвечать за обеспечение полка всем необходимым, – добавил он сухо. – Пожалуйста, Каслтон, сделайте что-нибудь с амбарами, загонами для свиней и конюшнями, пока мы все не задохнулись от смрада.

– А каковы будут мои обязанности, полковник? – спросил Седжуик, и в его тоне чувствовалось напряжение.

– Вы будете начальником патрульной службы, майор, – твердо ответил Алек.

Он кивнул Харрисону, и тот передал Седжуику карту. Майор не мешкая развернул ее.

– Пространство, вверенное мне для патрулирования, простирается почти до Ирландского моря. – Он даже не пытался скрыть отвращения к новому назначению.

– Я имею представление об этой территории, Седжуик, – язвительно возразил Алек. – Как и о том, что вы пренебрегаете моими распоряжениями.

Седжуик плотно сжал губы, а взгляд, брошенный на Алека, не оставлял никаких сомнений в его отношении к командиру – он даже не пытался изобразить уважение и готовность подчиняться. Он был настолько взбешен, что не мог управлять своими чувствами и даже отвечать.

Оба, полковник и майор, с минуту буравили глазами друг друга, не нарушая молчания.

– Могу я взять под начало несколько своих людей? – спросил, наконец, Седжуик. – Или мне предстоит одному патрулировать добрую половину Шотландии, полковник?

Позволь себе Алек говорить в столь саркастическом тоне с кем-нибудь из своих командиров, его немедленно бы увели в кандалах в карцер. Но посадить Седжуика в тюрьму не значит избавиться от него. Самое мудрое решение – отправить его патрулировать окрестности форта и замка Гилмур.

Алеку хотелось удалить Седжуика из форта Уильям. Причина была не в его позиции, не в его почти демонстративном нарушении субординации, а в характере, в его способности выполнить любой приказ и совершить любое гнусное деяние, если он мог оправдать его необходимостью выполнять свой долг.

Существовали пределы дозволенного, которые каждый понимал по-своему, но тем не менее все знали, где кончается повиновение и вступает в силу совесть. Алек ощутил это в Инвернессе. Он знал, что для него существует непреодолимый барьер, прочный и крепкий, как кирпичная стена. И он гадал, существует ли такой предел для Седжуика, способен ли тот остановиться.

– Вы возьмете с собой двадцать человек. – Алек решил про себя, что в их число войдут все задиры и забияки, все, кто способен на отчаянный поступок.

Седжуик встал, и скамья скрипнула, когда он поднялся с нее.

– Разрешите удалиться, сэр, – сказал он. – Я начну готовиться к своему завтрашнему отбытию.

– Я вас не отпускаю, майор, – возразил Алек, тоже вставая. – У вас останется время для сборов, когда вы вернетесь к себе. А сейчас вы будете сопровождать меня в инспекционной поездке по окрестностям форта.

Он не мог оставить Седжуика в форту, когда Лейтис была под охраной только Дональда.

– В таком случае я отдам приказ выезжать, – сказал Седжуик.

– Пусть ваши люди запасутся продовольствием на день, – распорядился Алек, глядя вслед уходящему Седжуику.

Когда дверь за майором закрылась, он испытал облегчение.

Алек уже собирался отпустить людей, когда заговорил Армстронг.

– Фургоны, предназначенные для доставки провианта, нуждаются в починке, сэр, – сообщил он. – А наковальня у нашего кузнеца треснула.

– Скажите об этом интенданту, – сказал Алек, глядя на лейтенанта. – Да вот, кстати, лейтенант Каслтон.

– Но ведь полковник вы, сэр, – возразил Армстронг, смущенный собственной дерзостью.

Неразумно осуждать Армстронга за преданность Седжуику, но очевидно, что стиль руководства майора резко отличается от манеры Алека.

– Все сидящие за этим столом, Армстронг, – ответил он терпеливо, – способны самостоятельно принимать решения. И причина этого в том, что они научились руководить другими. Офицер, отказывающийся подать подчиненным пример ответственности, думает только о себе, но не о вверенных ему людях. Моя обязанность – следить за выполнением предписаний короны, а вовсе не поддерживать сохранность наковален и фургонов.

– Да, сэр, – согласился раздосадованный Армстронг.

Алек подумал, что, возможно, из лейтенанта еще выйдет толк. Он решил оставить его в форту и проверить, кому он служит – Седжуику или солдатам.

Совещание было закончено, и теперь нужно было найти Хемиша. Нельзя позволить старому дураку выказывать свое презрение к английским властям так открыто. Если он продолжит свои ночные серенады у стен форта Уильям, то люди Алека поневоле задумаются, почему он не наказал своего заложника.

Алек вскочил на коня, солдаты последовали его примеру.

Только небольшая часть гарнизона осталась охранять форт Уильям. Все прочие под командованием Лэндерса выстроились во дворе форта, терпеливо ожидая сигнала к выступлению. Половину составляла кавалерия, половину – пехота.

Это была первая инспекционная поездка Алека по территории, окружавшей форт Уильям, и потому Алек должен был показать свою силу. Демонстрация силы призвана была доказать горцам, что англичане собираются остаться здесь надолго, и заодно отвратить их от мысли о новом мятеже. И естественно, он должен был разыскать Хемиша.

– Я слышал, вы отпустили волынщика. – Седжуик старался ехать вровень с полковником. – Я очень удивился, что вы обменяли его на заложницу.

– А мне следовало спросить разрешения у вас, майор? – резко возразил Алек.

– Нет, сэр. Я просто хочу поздравить вас с удачей. Ведь вы сумели выбрать одну из немногих женщин в округе, на которую можно смотреть без отвращения. Когда вы найдете смутьяна-волынщика и выпустите ее, я и сам попытаю с ней счастья. – И он с вызовом усмехнулся.

Алек посмотрел вперед. Черт бы побрал этого Хемиша и его ослиные упрямство и гордость!

Лейтис разгладила свою помятую юбку, потом натянула башмаки и огляделась в поисках ленты для волос. Найдя ее на подушке, она связала волосы сзади. Эти обыденные дела давали возможность чем-то занять руки, пока в ее голове роились планы бегства.

В окне одно надколотое стекло, на котором образовалась паутинная сеть трещинок. Связав простыни в одну широкую ленту и обвязав ею руку, она стучала по стеклу до тех пор, пока в нем не образовалась дыра.

На горизонте небо посветлело, земля, казалось, приняла форму опрокинутой чаши с бледно-голубым ободком по краю. Раннее солнце посылало свой оранжево-розовый свет, расцвечивая небо поперечными полосами. В Шотландии наступало прекрасное летнее утро. Больше всего Лейтис любила это время года. Пьянящий аромат цветов и травы, скрежещущий клекот орла, занятого утренней охотой, возвращали ей волшебство детства. В ее ушах звучал смех братьев, когда они все вместе носились по долине или прятались в лесу и пещерах, столь хорошо изученных ею. В груди у нее возникло ощущение тепла и нежности, и внезапно ее сердце преисполнилось благодарности за эти пленительные дни свободы и радости.

Как странно было вспоминать свое детство здесь, в Гилмуре, где она не была столько лет.

Негромкий стук в дверь заставил ее обернуться. Она крикнула: «Входите!» – и увидела Дональда.

– Доброе утро, мисс! – Он улыбнулся во весь рот. Она не могла сдержать ответной ласковой улыбки.

– У меня готов завтрак, мисс. Вы будете есть?

Она кивнула. Глупо отказываться от пищи.

Он вошел в комнату с тяжело нагруженным подносом. Поставил его на стол и принялся очищать на столе место для ее завтрака. Он так сильно напоминал ей Фергуса!

– А Мясник не завтракает? – спросила она.

Он бросил на нее хмурый взгляд, но ответил:

– Полковник очень спешил сегодня утром, мисс. Он инспектирует территорию вокруг форта. Думаю, он поест, сидя в седле. Он часто так поступает.

И вдруг она поняла, что он отправился на поиски Хемиша. Она надеялась, что у ее дяди хватит ума хорошо спрятаться. Но будь у него хоть на грош здравого смысла, он вообще не стал бы играть на волынке.

Стол был накрыт, эль разлит. Дональд шагнул к постели, чтобы застелить ее. При этом он не позволил себе никаких замечаний по поводу царившего там беспорядка, словно бы полковник каждую ночь спал с женщиной. Возможно, так оно и было.

Лейтис отвела глаза, стараясь смотреть только на солнечный свет, льющийся в окно.

– Вы давно при нем?

– Довольно давно, – ответил он настороженно. – С Фландрии.

Она с любопытством смотрела на него.

– Война за испанское наследство. – Он склонился над кроватью, заправляя простыни. – Странное это место, мисс, Фландрия. Мне уютнее ступать по английской земле.

Он выпрямился, разгладил одеяло, аккуратно сложил его даже не задумавшись о том, что сказал. Шотландия не была Англией, но неужели наступит день, когда их будут считать одной страной? Да, если империи удастся утвердить свою волю.

– С ним легко служить?

Он с улыбкой посмотрел на нее.

– Он знает, чего хочет, и добивается этого. И этим он ничуть не отличается от любого другого командира.

Дональд убрал все вещи полковника, но тот будто незримо присутствовал в комнате.

– Я принесу теплой воды, мисс, чтобы вы умылись.

Лейтис согласно улыбнулась ему, выжидая, когда дверь за ним закроется, потом сложила и завернула в салфетку сыр, ветчину и бисквиты. Она осторожно открыла дверь, выглянула и, не заметив часового, стрелой помчалась под арку и перебежала на другую сторону Гилмура. Там за край утеса крепко уцепились кусты дрока. Лейтис принялась осторожно продвигаться по краю, крепко цепляясь за кусты и поглядывая по сторонам.

Минутой позже она нашла прогалину, выходившую на тропинку. Упав на колени, Лейтис спрятала сверток с едой за корсаж, потом легла животом на землю. Она дюйм за дюймом ползла спиной вперед к крутому спуску. Ее ноги молотили в воздухе, пока не нашли опоры. Моля Бога, чтобы память ее не обманула и чтобы тропинка оказалась достаточно прочной и не рухнула под ней, она начала осторожно спускаться.

Замок Гилмур окружал естественный выступ в скале, похожий на островок. Когда она была ребенком, эта каменная ступенька казалась ей много шире, а теперь, когда она смотрела вниз, на сверкающую на солнце кремовую скальную породу, осознала, что детские воспоминания ее обманули.

Она медленно и осторожно продвигалась по тропинке и только раз взглянула направо. Далеко внизу, под ней, сверкало озеро, и его глубокие синие воды казались мрачными, хотя на глади его не было ни морщинки. Не важно, что девочкой она научилась отлично плавать – вряд ли она останется в живых, если сорвется вниз с такой высоты.

И если прежде путешествие вокруг замка Гилмур было для нее интересным и увлекательным, хоть и опасным, теперь оно казалось трудным и утомительным. Тропинка извивалась каменной змей, иногда устремляясь вверх, так что ей приходилось пригибаться, чтобы не было видно ее головы. Ей встретился такой крутой поворот, что пришлось ползти чуть ли не вплотную к утесу, а над ее головой нависала скала. Когда наконец Лейтис добралась до более ровного места, она уже знала, что перешеек, или мост через лощину, оказался над ней. Еще несколько футов, и ей придется ползти вверх, к лощине. Просто чудо, что ей удалось убежать от англичан и, самое главное, от Мясника.

– Прошу прощения, миледи, это доставил гонец.

Графиня Шербурн оторвалась от вышивания и подняла глаза.

Хендрикс пересек гостиную и передал ей письмо рукой в белой перчатке.

Она приняла письмо и с любопытством посмотрела на него. На конверте стояло имя ее покойного мужа, написанное черными чернилами безупречным четким почерком.

Брэндидж-Холл был настолько тихим местом, что она могла бы расслышать любые шаги, даже если бы человек прошел на большом расстоянии. До нее редко долетали смех или разговоры, потому что граф не хотел слышать перебранку своих слуг. Ее муж питал слабость ко всему французскому, и даже эта комната, ее убежище, носила следы его вкуса и интересов. Дамский письменный стол был изящен, как игрушка, с изогнутыми ножками и затейливой резьбой по краю столешницы. Она отложила вышивание, подошла к письменному столу и положила конверт на его инкрустированную поверхность.

– Письмо, мама? – Дэвид повернулся к ней в кресле. Серая кошка, сидевшая у него на коленях, подняла голову и укоризненно посмотрела на хозяина бледно-желтыми, недовольно прищуренными глазами. Дэвид улыбнулся ей и принялся за прерванное занятие – он с чувством гладил и ласкал животное. Иногда Патриции приходило в голову, что животные как-то по-особенному любили Дэвида. Например, эта кошка, названная Ральфом в честь первого и единственного наставника Дэвида, никогда бы не стала сидеть так долго у нее на коленях.

– Да, дорогой, – сказала она. – От твоего брата.

О, если бы он приехал, когда Джералд был еще жив! Это так бы его обрадовало! Она вскрыла конверт и принялась читать письмо, убеждая себя, что необходимо это сделать хотя бы для того, чтобы узнать его адрес. Нужно ему сообщить о смерти отца и переменах в его жизни, ведь теперь он унаследовал графский титул.

«Меня направили в Гилмур, отец, и у меня был большой соблазн отказаться от этого назначения. Но армия герцога Камберленда не принимает в расчет прошлое человека, его желание или нежелание. Поэтому я здесь, в том самом месте, куда мне не хотелось бы возвращаться никогда.

Сама Шотландия очень пострадала от мятежа. Но не скажу, что скоттов это чему-то научило. Одна их пословица говорит, что дюжины шотландцев с волынками достаточно, чтобы поднять восстание.

Под моим началом состоит сотня человек, в основном уже не слишком молодых, но в Шотландии люди быстро стареют».

Дальше на нескольких страницах он писал отцу как нежный и преданный сын, будто и не было стольких лет, когда он не писал вовсе. Теперь Патриция гадала, была ли ее вина в том, что отец и сын так отдалились друг от друга. Она не возражала, когда Алек в восемнадцать лет выразил желание вступить в полк. Возможно, потому, что ей так трудно было сравнивать двух братьев. Алек был очаровательным юношей, и на устах его всегда играла улыбка. Он неизменно поступал так, как хотел, даже вопреки желаниям его отца.

Патриция нежно улыбнулась сыну. С самого раннего детства Дэвида она знала, что он совсем другой. Поначалу особенности его сложного характера были не заметны многим, даже его ближайшим друзьям. Но время шло, а Дэвид по-прежнему жил в мире детства, который его сверстники давно покинули, и становилось очевидным, что он никогда не достигнет зрелости.

Возможно, было бы легче, обращайся она с ним так, как вели себя с детьми ее друзья, предоставляя слугам удовлетворять их потребности и нужды. Но для нее с самого начала он был отрадой ее сердца.

Когда ее друзья радостно сообщали об успехах своего потомства, Патриция только вежливо улыбалась, но сердце ее болело.

Дэвид был добрым юношей и никогда ни единым словом не выразил своего неудовольствия. Вместо этого он смотрел на мир широко раскрытыми глазами, будто ожидал только хорошего. Он видел друзей даже в тех, кто мог вызвать вполне обоснованные подозрения, и готов был любому отдать последнее пенни. Из-за врожденной доброты и невинности он нуждался в постоянной защите и покровительстве.

Природа дала ему привлекательную внешность, словно желая вознаградить за то, что обделила в другом. Ее сын был почти безупречно красив, с темными волосами и большими карими глазами.

– Можно мне прочесть письмо? – спросил он.

– Конечно. – Она протянула ему письмо.

Он осторожно пересадил кошку на подушку и поднялся.

– Я помню Алека, – сказал он с улыбкой.

Хотя он читал очень внимательно, Патриция знала, что он не понимает его смысла, и потому повторила все, что написал Алек.

– Хотелось бы мне его повидать, – сказал он, возвращая ей письмо. – Он был очень высоким.

– Ну, теперь вы сравнялись, – сказала Патриция.

– Я стал высоким, – с гордостью подтвердил он.

Она кивнула и улыбнулась, стараясь скрыть боль при виде постоянной безмятежности и беспечности его лица. За долгие годы она привыкла к боли, как к собственному дыханию или сердцебиению.

– Возможно, он скоро приедет повидать нас, – сказала она, надеясь, что так и будет. Встреча с поверенным напугала ее.

– Я боюсь, миледи, – сказал тот, – что граф не упомянул Дэвида в своем завещании. Возможно, он хотел, чтобы о Дэвиде позаботился старший сын? – добавил он, и в голосе его она услышала доброту и беспокойство.

– Да. – Она сложила руки в перчатках на коленях. – Он действительно рассчитывал на это. Просто я надеялась, что он сам сделал какие-то распоряжения.

Поверенный покачал головой, и его лицо приняло выражение сострадательной серьезности.

Каждое пенни теперь принадлежало Алеку, и деньги нельзя было трогать до его возвращения в Брэндидж-Холл. Предполагали, что он был в Шотландии, но сведения о нем поступали очень скудно, и невозможно было узнать с точностью, где именно он находится. Но она выяснила, что он служит под личным покровительством герцога Камберленда. Поэтому она попросила своего поверенного написать герцогу в надежде получить oт него нужные сведения.

Теперь Патриция знала, где находится Алек, но это не меняло дела. Даже если когда-нибудь Алек вернется, нет никакой уверенности, что он обеспечит Дэвида или ее.

Их будущее было туманным.

– Важно встретиться с ним как можно скорее. – Она произнесла это вслух, не успев подумать о смысле своих слов. Ей не хотелось волновать Дэвида, она старалась избавить его от ненужных забот.

– Ты любишь его больше? – Дэвид нахмурился.

– Нет, конечно, нет, – ответила она, складывая письмо. – Ты мой сын, а матерью Алека была другая женщина. – Она вздохнула, встретив его взгляд. Теперь ей предстояло объяснить ему все. – Мать Алека умерла, – сказала она, – и мы с его отцом поженились. Ты – наш сын.

– Ты собираешься умереть, мама?

– Нет, – ответила она, стараясь успокоить и утешить его. Но ей самой не давало покоя, что будет с ним, когда она умрет.

– Почему бы нам не поехать повидаться с ним? – спросил он с ангельской улыбкой.

Она с изумлением уставилась на Дэвида. Эта мысль была так проста, что она и сама могла бы додуматься. Мятеж был подавлен. Теперь можно без опаски путешествовать по Шотландии и там поговорить с Алеком о делах и о будущем Дэвида.

– И впрямь, Дэвид, – Патриция улыбнулась сыну, – почему бы и нет?

«Как приятно, что здесь появилась женщина», – думал Дональд Тэннер на пути от форта к руинам замка. Он держал в руках кувшин горячей воды, а под мышкой стопку чистых полотенец.

Он думал, что форт Уильям – пока еще необжитое место, чтобы привлечь внимание женщины, а тем более обзавестись женой. Возможно, через год-другой женщины здесь появятся. По периметру форта к этому времени посадят цветы, и повсюду будет слышен тихий смех, и он станет столь же обычным, как теперешние проклятия и ругань.

Женщины приносят с собой нечто, несвойственное мужчинам, а может, присутствие женщин заставляет мужчин на время забыть о войне. Он научился ценить доброту солдатских жён, например, дочери викария, что вышла замуж за пехотинца и теперь следовала за полком под звук барабана.

Он шел по двору замка, балансируя и стараясь не пролить горячую воду из кувшина. Добравшись до двери, он постучал и терпеливо дожидался, пока Лейтис ему откроет. Когда ответа не последовало, он толкнул дверь, вошел и поставил кувшин на стол. Он нахмурился, заметив, что комната пуста, потом посмотрел на дверь туалета. Желая оставить молодую женщину одну, он снова покинул комнату.

Через несколько минут, в течение которых он отбивал такт ногой и подсчитывал ряды кирпичей в противоположной стене, он снова постучал в дверь. Не дождавшись ответа, он вошел и прошел через всю комнату, надеясь, что у него сосет под ложечкой из-за слишком плотного завтрака, а вовсе не из-за возникшего подозрения.

Наконец, Дональд понял, что дела обстоят скверно – хуже некуда. Произошло то, чего он так опасался. Он распахнул дверь и вышел в холл.

– Мисс!

Ответом ему было только эхо.

Выбежав из комнаты полковника, он поспешил под арку, потом обогнул кучи кирпичей, чтобы получше осмотреть мост через лощину и саму лощину. Нигде не было ни малейших признаков ее присутствия.

Он знал, что полковник будет недоволен. Его командир гневался нечасто, но когда это случалось, следовало держаться от него подальше. В гневе он не повышал голоса, говорил тихо, но смотрел так, что, казалось, взгляд его мог прожечь в человеке дыру. Дональду не так уж часто приходилось выслушивать замечания полковника, но память об этом была так неприятна, что вспоминать не хотелось.

И тут его посетило предчувствие, похожее на дар ясновидения, который обычно приписывают себе скотты. По тому, как полковник смотрел на девушку вчера вечером, Дональд заметил, что у него к ней особые чувства, и он будет очень недоволен ее исчезновением.

Глава 10

Алека потрясло, как сильно пострадали горцы за последний год. Одно дело – видеть длинные тощие фигуры мужчин в Инвернессе, и совсем другое – грязное изможденное личико ребенка, слишком слабого, чтобы кричать.

Они ехали на север от Гилмура и оказались в местах, куда не доходили дороги, проложенные генералом Уэйдом. Несомненно, Уэйд счел эти места необитаемыми.

Пурпурная дымка, изредка пронизываемая косыми лучами солнца, затеняла холмы. Озеро, которое они миновали, казалось, было из синего хрусталя, и в его спокойных водах отражались леса и высокие, припорошенные снегом горные пики, окружавшие его.

Некогда многочисленные кланы теперь ютились в узких проходах между холмами или в горных долинах, серых от сланца и бурых от глины. Хижины в маленькой деревеньке осели на своем фундаменте, как боязливые затравленные животные, а их хозяева смотрели настороженно и хранили молчание.

В дверях одной лачуги стояла женщина, сжимая ручку истощенного ребенка, похожего на маленький скелетик. Мать сурово и недоверчиво смотрела на колонну двигающихся мимо солдат, но именно взгляд ребенка навсегда запечатлелся в памяти Алека. Словно, несмотря на свой нежный возраст, этот мальчик уже навидался слишком многого и молча ждал грядущих неизбежных несчастий.

И такой взгляд, как он убедился по мере того, как дневной свет сменял предрассветную дымку, был присущ почти всем местным жителям. Они выжили и теперь отчаянно цеплялись за жизнь.

И все же их отличала от других тень прежней гордости в наклоне головы, в плотно сжатых губах и в глазах, сверкающих ненавистью.

Пока они медленно объезжали подведомственную Алеку территорию, ему внезапно открылась истина – в горах не осталось мятежников. Если и жил дух сопротивления, то только в умах людей, подобных Хемишу, человеку иного времени, или во взглядах женщин, изо всех сил прижимавших к себе детей, прикрывая их своими юбками и шепча едва слышно что-то об английских дьяволах. Однако наверняка здесь есть крепкие мужчины, способные сразиться с ним.

– Далеко вы забрались, сэр. – Седжуик с презрением оглянулся. – Здесь вам не видать такого комфорта, как в Англии. Я и не предполагал, что можно так жить, пока не оказался здесь.

– Вам никогда не приходило в голову накормить их? – спросил Алек, оборачиваясь и глядя на майора. Форт Уильям был скорее складом, чем крепостью. Лишившись части скота, солдаты бы не пострадали, но как изменилась бы жизнь несчастных голодных людей!

– А с какой стати, полковник? – спросил удивленный Седжуик. – Чем меньше этих варваров шотландцев, тем лучше.

– Я полагаю, майор, что в наши цели не входит жестокая расправа с жителями этой страны, – нетерпеливо ответил Алек. Но его слова противоречили истине.

«Выполняйте свой долг, полковник, – зазвенел в его мозгу голос Камберленда. – Приведите их к покорности любым способом. Убивайте этих мерзавцев, если сочтете нужным. Пусть они поймут, что Англия намерена править ими без снисхождения, держать их в железном кулаке. Морите их голодом, жгите их дома, преподайте им хороший урок».

Седжуику, по-видимому, было плевать на то, что он мог спасти от голодной смерти женщин, детей и лишь немногих стариков горцев. Он не видел в них людей. Они были для него племенем негодяев, дерзнувших восстать против властей и потому обреченных на жестокое наказание.

И Седжуик, и герцог Камберленд мыслили одинаково.

Уже почти в полдень они достигли самой дальней точки территории, но нигде не было следов Хемиша. Никто из людей, которые им повстречались, не признался, что знает его самого или о его местонахождении. Правда, Алек с самого начала сомневался, что ему выдадут старого дурака. Однако он не рассчитывал, что Хемиш будет играть на своей чертовой волынке на самом высоком холме при ярком свете дня, бросая веселый вызов английским законам и предписаниям и пренебрегая опасностью, которая грозит Лейтис.

– Мы остановимся на привал позади этого селения, – сказал он Харрисону, зная по опыту, что адъютант передаст его слова всем участникам рейда.

Они оказались в горловине горной долины, где стояло всего лишь несколько глинобитных хижин. На их крышах росла трава, и только там могли пастись овцы в поисках пропитания. Но теперь нигде не было ни одного животного.

Старуха стояла, тяжело опираясь на выструганную палку, и не двинулась с места, когда они приблизились. Ее белые волосы были аккуратно заплетены в косы, платье на ней было опрятно, поношенная шаль, наброшенная на плечи, была выткана любовно и со знанием дела. Она была страшно худой, с узловатыми, как корни старого дерева, руками и бледным изможденным лицом.

Он осадил коня и спешился за его спиной остановилась колонна солдат. Он подошел к старухе по тропинке, наклонился и заговорил с ней.

– Как мне помочь тебе, матушка? – спросил он тихо по-гэльски. У него было время после возвращения в Шотландию вспомнить знакомый с детства язык. В Инвернессе способность понимать разговоры узников казалась ему скорее обременительной, чем ценной, но сегодня впервые со времен детства он позволил себе заговорить по-гэльски.

Ее не удивило то, что он знает ее язык. Ее глаза, нежно-зеленые на изрезанном морщинами лице, казались на удивление молодыми и смотрели так, будто она могла увидеть его душу и мысли под внешней оболочкой. Она окинула его взглядом, но он не заметил в нем презрения.

– Мне ничего не надо от англичан, – ответила она голосом, похожим на шелест.

Ему показалось, что эта женщина – дух здешних мест, оставшийся, чтобы говорить от имени всех.

– А где остальные?

– У меня есть соседи, англичанин, но они прячутся от вас. Страх сделал их осторожными.

– Но ты не боишься?

– Я слишком стара, чтобы бояться, – сказала она и неожиданно улыбнулась. Улыбка осветила ее лицо и сделала его моложе, в нем появился намек на былую красоту. Он представил, какой она была в молодости и осталась бы даже в старости, если бы постоянное недоедание не иссушило ее.

– У тебя есть хоть какая-нибудь пища? – спросил он.

– У меня есть грязь, глина, – ответила она все с той же улыбкой. – Целая гора глины!

У него мелькнула неприятная мысль, что в прошлом году она могла потерять всех родных, и он сделал знак Харрисону. Его адъютант спешился и шагнул вперед.

– Принеси мои припасы, – сказал Алек.

Один пропущенный обед ему не повредит, решил он, но, возможно, продлит жизнь этой женщины.

– Разумно ли это, сэр? – Харрисон оглянулся через плечо на Седжуика. Тот сидел с безучастным видом, ожидая, чем это кончится, и все его внимание было направлено на Алека.

Алек прижал пальцы к переносице, закрыл глаза, мечтая о том, чтобы прошла головная боль. Харрисон прав. Любой акт милосердия можно истолковать как помощь врагу. И он не сомневался, что Седжуик использует полученные сведения о нем ему во вред.

– Я не возьму вашей еды, англичанин, – возразила старуха. Она отрицательно покачала головой, потом медленно повернулась и заковыляла к своему дому. Она была так слаба, что ей пришлось несколько раз останавливаться, тяжело опираясь на палку. Он подошел к ней, протянул ей руку, но она не приняла его помощи, и он взял ее под руку. Быстрый косой взгляд исподлобья только усугубил уже закипавшее в нем раздражение.

– Значит, ты скорее умрешь, чем примешь от меня пищу? – спросил он.

– Вы отняли у меня все, англичане. Осталось только тешить свою гордость.

– Гордостью сыт не будешь, – сказал он.

– Но и без нее не прожить. – Ее слова заставили его замолчать.

Он все-таки пошел вслед за ней и остановился в дверях ее лачуги. Он ожидал, что она захлопнет дверь у него перед носом, но у нее не оставалось на это сил. Вместо этого она опустилась на стул у двери, крепко сжимая свою палку мертвенно-белыми пальцами и опираясь лбом на сложенные на набалдашнике руки.

Дом, скорее, глинобитная хижина, имел круглую форму и отверстие в кровле для трубы. В центре земляного пола была выкопана неглубокая ямка – своеобразный очаг, источник тепла и место для приготовления пищи. Но он давно остыл, и зола была выметена дочиста.

У стены стояли небольшой столик и стул, родной брат того, на котором сидела старуха. У противоположной стены, выбитой в каменном склоне холма, находилось жалкое подобие постели, где горой были навалены шкуры животных. Но самым удивительным предметом в этой хижине был ткацкий стан.

Алек вошел в дом, низко наклонив голову, чтобы не удариться о низкую притолоку. Его пальцы пробежали по натянутым на раму шерстяным нитям.

– Ты умеешь ткать? – спросил он.

– Умела, – ответила она, и ее голос был едва слышен в этом тихом жилище. – Пока мои руки не стали слишком сильно болеть. Тогда этим занялась моя дочь.

Он оглянулся, потом посмотрел на нее.

– Где она?

– Совсем близко, – ответила она, пристально глядя на него. – Под этой грудой камней.

– Прости меня, – сказал он просто. Она слегка улыбнулась.

– Англичанин, ты не виноват в ее смерти. У нее были тяжелые роды, и ни она, ни дитя не выжили.

– Ты не продашь мне свой стан? – внезапно спросил он.

– А что мне делать с твоими деньгами, англичанин? – спросила она. Как видно, его вопрос позабавил ее.

– Ну, давай тогда меняться, – предложил он. – Твой ткацкий стан за мою еду.

Она молча, внимательно смотрела на него.

– Зачем он тебе?

– Чтобы исправить зло, – ответил он, и в его словах была чистая правда.

Наконец она кивнула, и он, подойдя к двери, поманил Харрисона. Сделка была завершена, когда двое солдат погрузили ткацкий стан на грубо сколоченную телегу, вымененную у другого жителя деревни.

Прежде чем они покинули это селение, Харрисон горкой навалил припасы Алека и свои собственные на стол старухи. Она подняла глаза на Алека, и улыбка пропала с ее лица.

– Ты выбрал тяжкую участь, нелегкую дорогу, – сказала она с загадочным видом. – Но этот выбор сделало за тебя твое сердце.

– А как насчет судьбы? – спросил он мягко.

– Это правда, – ответила она и снова улыбнулась. На прощание она коснулась его руки, и этот жест, как ни странно, он принял за благословение.

Глава 11

Лейтис сидела в пещере, прислонившись к каменной стене. Солнечный свет начинал меркнуть, возвещая о скором наступлении ночи. Куполообразный потолок пещеры был черным от дыма факелов, которые жгли многие поколения давно почивших здешних обитателей. Пурпурно-серый сланцевый пол был неровным, будто изрытым оспой. В его углублениях тени сгущались и казались крошечными лужицами.

Лейтис уткнула лицо в колени и укутала ступни и лодыжки складками юбки. В этом загадочном волшебном месте она с детства искала убежище, приходила сюда в минуты испытаний и огорчений или просто чтобы избавиться на время от общества братьев.

Легкое дуновение коснулось ее щеки. Это ветерок вздыхал в кустах, стоявших как часовые у входа в пещеру.

И не горькие воспоминания до слез разбередили ее душу, а чистая красота представшей перед ней сцены. Гилмур сверкал в отдалении, как старая леди, разодетая в лучший наряд и увешанная драгоценностями. Золотистый свет угасающего дня танцевал на рухнувших участках стен. Как царственная глава рода, леди восседала в своих потрепанных, но некогда роскошных одеждах, старательно избегая смотреть на возведенный неподалеку форт.

Вернись Лейтис в деревню, она могла бы навлечь беду на своих родичей, на других членов клана, потому что Мясник стал бы ее искать именно там.

Она запрокинула голову, опираясь ею о стену, усталая до изнеможения. Она и не помнила, когда еще так уставала.

– Что мне делать? – вопрошала она тени, но они оставались безмолвными.

Она ведь не может жить здесь. К тому же, кроме Хемиша, у нее не оставалось больше родственников, которые могли бы ее приютить. Она не станет подвергать опасности своих друзей или сельчан, а это означало, что у нее нет выбора. Конечно, легче всего обвинить в своих неприятностях Мясника, но ведь и Хемиш сыграл в них немалую роль. Он бросил вызов инвернесскому Мяснику, а она подозревала, что этот человек не менее упрям, чем ее дядюшка. Но у нее не оставалось сомнений в исходе их противостояния. У полковника в подчинении не менее сотни солдат. Он обладает железной волей и решимостью выполнить поставленную задачу.

Какой бы угрозой он ни был для ее клана и страны, она не могла забыть той минуты, когда он со вздохом положил голову ей на плечо и легонько коснулся губами ее лба. Казалось, он чувствует себя таким же потерянным и одиноким, как и она сама.

Полдень уже давно миновал, и день клонился к вечеру, когда Алек повел своих людей назад, в форт Уильям. Уходящее на покой солнце проявило напоследок доброту к руинам замка, затопив их янтарным светом, погрузив в золотистую дымку.

Прибыв на место, он подал сигнал, и его люди спешились.

– Пусть телегу отвезут в Гилмур и разгрузят там, – приказал Алек Харрисону.

Его адъютант кивнул и принялся отдавать распоряжения солдатам.

– Со счастливым возвращением, полковник, – приветствовал его один из сержантов, принимая у него поводья.

Алек спрыгнул с коня и бросил взгляд на Гилмур.

– Этот день не принес ничего нового. Верно? – спросил он.

– Да, сэр, – ответил сержант. – Следует ли мне сообщить дежурному офицеру, что вы хотите выслушать его рапорт?

– Нет, – ответил Алек. – Это подождет.

Он зашагал к развалинам Гилмура, опережая поскрипывающую телегу. Эту развалюху чудом удалось дотянуть до форта. Когда драгоценный груз перенесут в замок, телегу можно расколоть на дрова, подумал он мрачно. Но свою службу она сослужила – с ее помощью удалось доставить ткацкий стан для Лейтис.

Он толкнул дверь своей комнаты, обдумывая, что скажет ей, и мысленно уже готовился отправиться обратно. Он собирался извиниться за свое недостойное поведение прошлой ночью, прежде чем преподнести ей ткацкий стан.

Однако его приветствовал только денщик.

Дональд стоял у входа, выправка его являла образец воинской выучки – плечи развернуты, руки по швам, пальцы прямые, взгляд обращен к горизонту и неподвижен. Вел он себя образцово, но выражение его лица было хмурым, и Алек тотчас же понял, что случилось.

– Она сбежала? – Он оглядел комнату.

– Да, сэр, – неохотно ответил Дональд. Следует заметить, к его чести, что он не отвел взгляда. – Я не смог ее найти, сэр, но старался изо всех сил. Я взял с собой несколько человек, сэр, и мы обыскали деревню. Мне следовало стеречь ее получше, сэр, – добавил он.

Алек улыбнулся впервые за весь день.

– Если Лейтис Макрей захочет чего-нибудь, Дональд, даже Господь всевышний не в силах остановить ее.

Его помощник смотрел на него с изумлением, никак не ожидая подобной оценки, к тому же от человека, проведшего в ее обществе всего одну ночь. Но Алек знал Лейтис с самого детства. Он помнил ее девочкой, более живой и резвой, чем все вокруг, и она запомнилась ему как самое упрямое создание на свете.

Внезапно он понял, где она может скрываться.

Однажды она отчитала всех троих мальчишек за то, что они дразнили ее. Алек что-то заметил насчет цвета ее волос, а ее братья подхватили. Презрительно глядя на них, она гордо повернулась и удалилась, бросив на прощание, что для того, кто пойдет за ней, последствия будут самыми мрачными и ужасными. Они предпочли бы оставить ее в покое, но мать Лейтис заставила их найти ее, и эти поиски заняли у них весь день. Тогда Алек узнал все пещеры в окрестностях Гилмура.

Он молча вышел из комнаты и направился к конюшням. Там он отдал приказ оседлать ему свежую лошадь.

– Могу я сопровождать вас, сэр? – Дональд, последовавший за ним, теперь смущенно переминался с ноги на ногу, но его лицо представляло собой образец решимости.

– Нет, – возразил Алек. – Этим особым делом лучше заниматься одному.

Дональд только смущенно кивнул.

Алек поскакал на запад, миновал лощину и оказался среди пологих холмов. Множество пещер, скрытых среди густого леса, были в детстве убежищем и святилищем Лейтис. Он не сомневался, что она пряталась в одной из них.

Вскоре продираться через густой подлесок стало невозможно. Спешившись, Алек привязал коня к молодому деревцу и остальную часть пути проделал пешком.

С каждым его шагом по ковру из сосновых игл и веток время отступало и возвращало его в детство. Поднимаясь вверх по склону холма, он из полковника или Мясника из Инвернесса превращался в одиннадцатилетнего мальчишку, одного из дикарей Макреев.

– Странный человек ваш полковник.

Харрисон покосился на дверь. Майор Седжуик стоял на пороге, оглядывая комнату. Он не нашел в ней никакого беспорядка. Помещение, в котором квартировал Харрисон, выглядело, как всегда, безупречно. Ему никогда бы не подняться до положения адъютанта полковника и командира полка, не следуй он самым неукоснительным образом правилам и предписаниям.

Он закончил распаковывать последние карты полковника Лэндерса, прежде чем убрать их в ящик. День был долгим, и Харрисон устал, но Седжуик был старшим по званию. Поэтому его визит и проявленное им любопытство могли длиться, сколько тому было угодно.

Седжуик вошел в маленькую комнату с окном, выходившим во двор форта, высоко в стене. Встань Харрисон на цыпочки, он увидел бы в отдалении озеро. Но крепость была построена так, чтобы скотты боялись и благоговели при виде укрепления его величества в горах Шотландии, а не для того, чтобы солдаты форта любовались красивыми видами.

Будучи адъютантом полковника, Харрисон имел право на отдельное помещение и не делил комнату с другими офицерами. В иных случаях и не столь гостеприимных обстоятельствах Дональду и полковнику Лэндерсу случалось бок о бок проводить ночь, невзирая на положение и ранг, и бывало, что они были рады любому крову, даже древесной кроне или стогу сена. Но то было в поле или на бивуаке, где всем приходилось терпеть лишения.

Харрисон бросил взгляд на Седжуика. Похоже, этому человеку были ведомы только тяготы, которые он испытывал здесь, в форту Уильям. И хотя его обязанности нельзя назвать приятными, здесь, черт возьми, намного легче, чем под пулями и картечью.

– Вот как? Почему вы так считаете, сэр? – спросил Харрисон довольно миролюбиво. Но при всей его внешней невозмутимости внутри у него закипел гнев.

– Вначале он берет заложника, потом выпускает волынщика, чтобы позже потратить целый день на его поиски. С чего бы это?

– Вам следует задать этот вопрос полковнику Лэндерсу, сэр.

Усмешка Седжуика была исполнена язвительности и злобы.

– Повезло ему с покровителем! Хорошо пользоваться поддержкой герцога Камберленда. Вы его знаете?

Харрисону приходилось присутствовать на многих встречах и беседах полковника с герцогом, но он отрицательно покачал головой.

– Жаль, – сказал Седжуик, постукивая носком сапога по одному из сундуков полковника. – Это знакомство могло бы поспособствовать вашей карьере.

– Полковник Лэндерс выдвинулся во Фландрии, был отмечен и награжден за отвагу в тамошней кампании, майор Седжуик, – сказал Харрисон почтительно. – Это было задолго до его знакомства с герцогом.

Седжуик не сводил с него прищуренных глаз.

– Это и вправду так? И все же Камберленд оказывает ему предпочтение, доверяя помогать скоттам?

– Что вы хотите этим сказать, сэр? – спросил Харрисон смущенно.

– Когда он прибыл, его весьма обеспокоило, что мы запалили деревню скоттов. Или вы не согласны с этим?

– Думаю, что это так, сэр. – Харрисон осторожно и тщательно подбирал слова. – Полковник не хочет, чтобы две наши страны продолжали враждовать.

– Как странно, – сказал Седжуик насмешливо. – Я-то думал, что его обязанность – усмирять и подчинять скоттов, а не дружить с ними. Сегодня он накормил старуху. И это интересовало его гораздо больше, чем поиски мятежного волынщика.

Беседы такого рода всегда были тяжелы для Харрисона и вызывали его настороженность. Он научился за долгие годы мало говорить и больше помалкивать, особенно когда его товарищи-офицеры позволяли себе осуждать полковника. Харрисон готов был следовать за Лэндерсом куда угодно, тем более после Инвернесса.

– Завтра мы снова отправимся патрулировать территорию, сэр, – сказал он, поправляя подушку на постели. – Он его найдет, сэр. Не сомневайтесь.

Седжуик кивнул и принялся ощупывать одеяло в ногах походной кровати Харрисона, проверяя, ровно ли лежит простыня. Здесь он не найдет никакого непорядка, думал Харрисон.

– Подумайте о себе, Харрисон, – неожиданно сказал майор. – Кое-кто там, наверху, посмотрит косо на то, что полковник отпустил волынщика, да и на его сегодняшние действия. Он привез заложнице ткацкий стан. Неразумно проявлять такое сострадание к врагу. – Седжуик придвинулся поближе к адъютанту. – Может быть, вам стоит подумать о своей карьере. Сменить начальника сейчас самое время.

– Я как раз на своем месте, сэр, – холодно возразил Харрисон.

Майор двинулся к двери и, выходя, улыбнулся Харрисону. Это был, скорее, оскал острых зубов. Волк мог бы так улыбнуться ягненку.

Харрисон кивнул, понимая, что ему сделано предупреждение. Интересно, думал ли Седжуик, что о его угрозах будет немедленно доложено полковнику? Или в его намерения входило напугать его командира? Если это так, то его ход весьма неуклюжий и неразумный. Полковник мог бросить вызов самому Камберленду. Куда там майору с ним тягаться!

Глава 12

Шорох у входа в пещеру заставил Лейтис повернуть голову. Животное? Или птица, упавшая камнем вниз, чтобы сесть на ветку? Опять звук – на этот раз шаги... Она встала и замерла, вжавшись в стену.

Англичане не смогли бы обнаружить пещеру. Она слишком хорошо укрыта за деревьями и нависающими ветвями кустов, и найти ее почти невозможно.

Стараясь не дышать, Лейтис уговаривала себя, что за ней пришел Хемиш. Или кто-то из ее соседей-сельчан. Но ее ладони похолодели, а сердце билось так громко, что могло бы состязаться с военным английским барабаном. Когда кусты раздвинулись, она вздохнула, покоряясь судьбе.

У входа в пещеру стоял Мясник.

А почему бы ему не быть здесь? С самого прибытия в Гилмур его поступки противоречили ее ожиданиям.

Половину его лица освещало солнце, другая оставалась в тени. У нее возникла забавная мысль, что этот человек был двуликим Янусом.

Всю свою жизнь она провела среди мужчин и привыкла к вспышкам гнева своих братьев и к воинственному характеру отца. Однако этот человек умел сдерживать свой гнев и казался еще сильнее и могущественнее, потому что не бросал слов на ветер и не проявлял своих чувств.

Возможно, с ее стороны разумнее его бояться, но скрывать свой страх за показным спокойствием. Вместо этого она нагнула ему навстречу, пока ее башмаки не коснулись его сапог. Она смотрела ему прямо в лицо, откинув голову назад.

– Как ты нашел это место? – спросила она.

– Возможно, один из твоих односельчан открыл мне тайну, – ответил он.

– Они бы этого не сделали. Особенно ради англичанина.

– Ты отважна и любишь бросать вызов, Лейтис, и это опасно для тебя, – сказал он мягко. – К Седжуику ты относилась с таким же презрением?

– Нет, – призналась она. Она всегда старалась избегать внимания к себе, считая, что гораздо безопаснее казаться покорной. Жестокость Седжуика была непредсказуемой. А Мясник, несмотря на его устрашающую репутацию и расправу над жителями Инвернесса, не внушал ей такого страха, как майор. С ним она почему-то чувствовала себя в безопасности.

– Как тебе удалось бежать из форта? – спросил он. – Я поставил часового на мосту через лощину, но он тебя не заметил.

Она улыбнулась.

– Ты, конечно, не ждешь, что я отвечу на этот вопрос.

– С моей стороны это простое любопытство. – Он оглядел пещеру. Его взгляд наткнулся на полку в глубине пещеры, где в последних лучах закатного солнца поблескивало что-то металлическое.

Его каблуки громко простучали по сланцевому полу, когда он вошел в пещеру. Он молча подошел к полке, поднял один кинжал, за ним второй и протянул руку за волынкой. Кроме этого, на полке лежали несколько слитков серебра, оружие, которое англичане не конфисковали, и еще кое-какие предметы, которые жители деревни спасли из замка Гилмур.

– И как ты предлагаешь нам договориться, Лейтис? – спросил он. – Как нам разрешить наши трудности?

Его голос звучал обыденно, небрежно, будто только сейчас он осознал, из-за чего следует бы арестовать всех жителей Гилмура.

Он подошел к Лейтис. Его лицо озарил последний заблудившийся в пещере луч солнца. Его улыбка, лишенная язвительности, насмешки и жестокости, поразила ее. На лице Мясника было почти мальчишеское выражение, казалось, его искренне позабавили эти находки. Седжуик, ни минуты не колеблясь, согнал бы всех жителей деревни и с радостью упек их в тюрьму. Но ведь Седжуик никогда и не старался скрыть свою истинную натуру. Что же до этого человека, то чем больше она старалась его узнать, тем меньше понимала.

– Что ты собираешься делать? – спросила Лейтис.

Алек пожал плечами, и ее рассердило, что он, видимо, считал себя здесь хозяином. Неприятно было сознавать, что его власть отнюдь не вытекала из его полномочий или положения. Властность была свойством его характера.

– Почему ты здесь? – Она спрятала руки за спину и крепко сжала их в кулаки. – Теперь тебе не нужны заложники, раз ты собираешься арестовать моего дядю. Или ты станешь отрицать, что вы весь день посвятили его поискам?

– С чего бы мне отрицать правду? – спросил он непринужденно.

– А когда вы его найдете, то повесите?

– Он сам сделал выбор, предпочел ослушаться, хотя вначале и принял условия нашей сделки. Так ведь, Лейтис?

– Он старик, и у него не осталось ничего, кроме грез о славе. Неужели ты не испытываешь к нему жалости?

– Испытываю до такой степени, что готов предложить тебе сделку. Возвращайся ко мне, и я пощажу твоего дядю.

Она смотрела на него, полная недоверия.

– Как это? Он ведь нарушил ваши законы.

– Я его прощу, – сказал он непринужденно. – Или заявлю, что он выживший из ума старый дурак, который воображает, что за пятьдесят лет мир не изменился. Никто в форту Уильям не захочет связываться со старым, дряхлым безумцем.

– Так я и поверила твоему слову, – сказала она как бы нехотя. – Я уже воспользовалась твоим гостеприимством, полковник, и отклоняю твое приглашение.

– Даже если это спасет твоего дядю?

– Уходи отсюда, Мясник!

– Меня зовут Алек, – возразил он невозмутимо. – Можешь обращаться ко мне «полковник», если мое имя тебе не нравится.

– Твое имя – англичанин, – сказала она сердито. – Англосакс. Поджигатель деревень. Ты перерезал наших овец и коров, вытоптал наши посевы и посягнул на наших женщин. Мясник – самое подходящее имя для тебя.

Его улыбка еще больше уязвила ее.

– Тебя это забавляет? – спросила она раздраженно.

– Да уж, не часто меня аттестуют таким образом и так основательно. Возвращайся со мной в форт, Лейтис, – сказал он мягко. – Если ты это сделаешь, я не стану больше искать твоего дядю.

– В качестве заложницы? Или твоей шлюхи? – спросила она, отшатнувшись от него.

Весь прошлый год ей приходилось бороться не только за мучительное выживание, но и с горем, которое ее постигло. Ведь она потеряла всех, кого любила. И она, и те люди, которых он встретил сегодня, до конца так и не покорились англичанам и держались вызывающе, чем снискали его восхищение.

И даже теперь она прожигала его яростным взглядом, с тем выражением, которое в детстве он часто видел на ее лице.

Его благородный жест, его намерение простить Хемиша могли быть расценены высшим командованием как помощь врагу. К тому же вряд ли поверят, что Хемиш – вовсе не ловкий, изворотливый и еще достаточно крепкий мятежник. Но Алек ей этого не сказал. Он только шагнул к ней, протянул руку и погладил ее по нежной щеке. Он провел пальцем по изгибу ее брови и нежно прижал его к ее шее в том месте, где бурно билась жилка. И ее сердце забилось, как пойманная птичка.

«Поклянись всем, что дорого для Макреев, что ты никому не скажешь о том, что мы тебе покажем». Он почти видел озорника Фергуса в тускло освещенной пещере, мог разглядеть даже веснушки, осыпавшие его переносицу. Интересно, пропали ли они с возрастом? Он видел и Джеймса, торжественного, гораздо более ответственного, чем его легкомысленный брат. Каким он стал мужчиной?

Фергус сделал тогда слишком глубокий надрез: у Алека до сих пор шрам на ладони, хотя теперь он побледнел и был едва заметен. Под кожей перчатки он почувствовал, как пульсирует кровь в месте старого пореза, чего не бывало уже много-много лет.

– Клянусь всем святым, что смогу защитить тебя, – сказал он торжественно. И духи друзей его детских игр удовлетворенно закивали.

Он замолчал не торопил ее, понимая, что Лейтис должна проникнуться к нему доверием и согласиться вернуться по доброй воле. Это решение она не должна была принять под давлением, и согласие нельзя вырвать у нее силой.

– Почему ты не оставишь меня в покое? – спросила она наконец.

– Потому что невыносимо думать, что с тобой может что-нибудь случиться, – ответил он честно.

Ее лицо выразило изумление.

– В нашей долине есть и другие женщины, Мясник, у которых не меньше оснований опасаться.

Но те женщины не играли с ним в лесу, не бегали наперегонки. Ни одна из них не смеялась вместе с ним до слез. У них не было братьев, которых он считал своими лучшими и самыми надежными друзьями.

Облака на небе порозовели, и это означало, что солнце сейчас скроется. В эту минуту прощания казалось, что солнце не хочет заходить. А Лейтис внимательно вглядывалась в лицо Алека, будто взвешивая правдивость его слов.

– Для чего же я с таким трудом убегала, если придется вернуться всего через несколько часов?

– Чтобы защитить Хемиша, – ответил он просто. – Если ты этого не сделаешь, мне придется продолжить поиски. У меня не останется выбора, придется арестовать твоего дядю и повесить его, – ответил он мягко.

У него были десятки других причин, кроме этой, но лучше бы ей их не знать. Он хотел защитить ее, потому что все еще чувствовал свою вину за прошлую ночь и потому что Седжуик и не пытался скрыть определенных намерений в отношении ее. К тому же он чувствовал присутствие призраков, духов друзей своего детства, требовавших, чтобы он ее охранял.

– А если он снова начнет играть на волынке? – Ее слова прозвучали так тихо, будто застревали в горле и душили ее.

– Ты не особенно веришь в честное слово своего дяди, – сказал он, играя ее локоном. Она резко отшатнулась от него и отступила назад. Он улыбнулся и снова приблизился к ней.

– Я питаю величайшую веру в него и в его чувство чести, – сказала она тихо. – Но вот в тебя у меня веры нет.

– Я хотел бы, – сказал он мрачно, – чтобы твой дядя беспокоился о тебе так же, как я, Лейтис. Он допустил, чтобы его обменяли на тебя, и ушел не оглянувшись.

Ее лицо просветлело, готовое разрешиться улыбкой.

– Он – вся моя семья, – ответила она невозмутимо. – У него есть недостатки, Мясник, но он мне родня.

– Значит, ты вернешься со мной по доброй воле?

– Ты не тронешь меня?

Он покачал головой и протянул ей руку, затянутую в перчатку.

Она кивнула, не принимая руки, и проскользнула к выходу из пещеры. Он последовал за ней, и они вместе спустились с холма. Они нашли его коня, но он не стал на него садиться, и они вместе молча прошли пешком весь остаток пути до замка Гилмур.

На мосту через лощину Алек кивнул часовому.

– Он удерживает англичан в Гилмуре или не пускает скоттов в форт Уильям? – спросила Лейтис сухо.

– Возможно, он караулит тебя, чтобы ты снова не улизнула и не пустилась в бега, – ответил Алек с улыбкой, обернувшись. – Но сомневаюсь, что один часовой может удержать тебя там, где ты не захочешь остаться, Лейтис, – сказал он.

Ее рассердили его ирония и благодушие.

Дональд встал навытяжку перед закрытой дверью комнаты лэрда. Выражение его лица трудно было разглядеть в темноте. При появлении Алека он выпрямился еще сильнее.

– Я оставил для вас еду, сэр, – смущенно сообщил Дональд, стараясь не смотреть на Лейтис, и удалился.

– Он все еще сердит на тебя за коварный побег, – сказал Алек.

– Ты наказал его за это? – спросила Лейтис, глядя на закрытую дверь.

– Разве он похож на наказанного? – спросил Алек резко. – Может быть, тебе показалось, что его били? Или подвергали пыткам?

– Есть наказания похуже физических, – ответила она.

– Могу тебя заверить, Лейтис, что собственное раскаяние для Дональда мучительнее, чем любое наказание, которое могу придумать я. У него есть чувство чести и долга, и он понимает, что меня подвел. Даже у англичан есть чувство чести, представь себе, – ответил он раздраженно.

Она молча прошла мимо него в комнату, и он понял, что все ее внимание приковано к ткацкому стану, установленному в комнате в его отсутствие. Харрисон поставил его у окна, где было светлее, чтобы Лейтис было удобнее ткать.

– Где ты раздобыл его? – спросила она слабым голосом, протягивая к стану руки, и нерешительно замерла в нескольких дюймах от него.

Стан был уродлив и совсем не радовал глаз. Ножками ему служили тяжелые и толстые деревянные бревна, рама была квадратной с колышками по бокам, чтобы удерживать нити. Он понятия не имел, как с ним обращаются.

– Я не украл его и никого не убил ради него, – ответил он с иронией. Конечно, было глупо приобрести для нее стан, но даже теперь он не раскаивался в своем решении.

Он почти ничего не знал о том, какая сноровка нужна, чтобы справиться с этим устройством для тканья, но хорошо помнил, что мать Лейтис частенько сидела за ткацким станом и мурлыкала вполголоса какой-то мотив. Ее пальцы быстро летали над рамами, и она ухитрялась выткать из путаницы ниток причудливый узор.

Только этим занятием Лейтис можно было заманить в дом в летний день. Иногда, приходя за Фергусом и Джеймсом, чтобы позвать их играть, он видел, как мать объясняла дочери ласковым убаюкивающим голосом тайны своего ремесла, произнося непонятные слова – уток, основа и так далее.

Сейчас Лейтис молчала, что было совсем не в ее характере.

Она вытерла руки о подол платья, прежде чем нежно и любовно прикоснуться к толстой раме. Стан был старым, многие поколения ткачих оставили на нем следы своих рук, от чего кое-где дерево потемнело.

– У меня нет шерсти, чтобы ткать, – сказала Лейтис упавшим голосом.

Он понял, что этот просчет нужно исправить.

– Зачем ты это сделал?

Ему захотелось заключить ее в объятия, прижать к себе и прошептать ей на ухо, что он защитит ее.

Он верил, что заставил ее вернуться сюда из-за прошлого, из-за их детской дружбы. Но внезапно Алек осознал, что он делал это не столько ради Фергуса и Джеймса, сколько ради нее. Он хотел защитить не девочку Лейтис, а взрослую женщину, смотревшую на него непрощающими и непокорными глазами.

Она была в избытке наделена гордостью, свойственной горцам. Отвага, упорство, верность – она обладала всеми качествами, что помогали ее народу выжить в то время, когда другие народы были растоптаны, раздавлены и обращены во прах.

– Потому что ты потеряла свой дом, – ответил он без колебаний.

– Ты был при Куллодене? – спросила она вдруг, не отрывая глаз от стана.

– Да, – признался он, решив открыть ей правду, когда сможет. – Зачем тебе знать об этом? – спросил он, когда она повернулась к нему.

Ее взгляд теперь был прикован к его жилету, к бляхе, которую он носил на нем скорее из суеверия, чем из гордости.

– Потому, – ответила она тихо, – что мне не забыть, кто ты и что сделал. – Она подняла голову, и их взгляды встретились. Ее глаза казались беспредельно глубокими, будто наполненными слезами. – Мне не забыть, даже если ты способен иногда проявить сострадание.

– Если хочешь, считай мой поступок взяткой, подкупом, – сказал он. – Если это побудит тебя остаться здесь.

– Взамен ты хочешь поймать моего дядю, – предположила она.

Он кивнул.

– Кто ты? – спросила она внезапно. – Ты совершаешь такой поступок, а потом грозишься повесить моего дядю Хемиша?

– Я солдат, – ответил он просто. – Даже жалость к Хемишу не помешает мне выполнить свой долг.

– Даже если долг потребует убить старика?

– Ты думаешь, что война коснулась только тех, кто носит солдатский мундир, Лейтис? – спросил он резко. – Мир нельзя так легко разделить на правых и неправых. – Он рубанул рукой по воздуху. – На этой стороне – поле боя, на другой – мир, покой и пристанище.

– Я слишком хорошо это знаю, – ответила она с горечью. – И все же ты гордишься своим положением, полковник. Есть ли в тебе что-нибудь светлое, например благородство? Или тебе просто нравится убивать?

Вместо ответа он поклонился ей с вымученной улыбкой. Потом вышел из комнаты.

Ее слова преследовали его на пути от Гилмура к форту. Он кивал, когда его приветствовали солдаты, оглядывая двор форта наметанным глазом командира, и продолжал думать о словах Лейтис, поднимаясь по лестнице в свои покои.

Войдя, он разделся. В мундире на подкладке и с жестким воротничком ему было слишком жарко в эти теплые летние дни.

У окна он остановился, глядя на озеро, простиравшееся внизу. Эта комната была единственной в форту с большим и широким окном. Такое было вовсе не обязательно в здании форта, и, должно быть, в первоначальных архитектурных планах оно не предусматривалось. Но сейчас Алек мысленно возблагодарил Седжуика за то, что гордость заставила его сделать это дополнение. Он мог видеть отсюда таинственные развалины старого замка, и это каким-то непостижимым образом связывало его с Лейтис.

Она видела Алека таким, каким он представлялся большинству людей и каким он хотел им казаться: решительным, не ведающим сомнений и колебаний человеком, чья репутация была броней, не позволявшей проникнуть глубже в его характер, душу и образ мыслей. Его хитрость всегда удавалась. Возможно, даже слишком.

«Есть ли в тебе что-нибудь светлое, например благородство?» Ее вопрос его встревожил.

За прошедшие несколько месяцев он познал ужасы войны, и не только последствия битв, когда женщины плакали, а мужчины бродили по полю недавнего сражения среди трупов в поисках оставшихся в живых соратников.

Истинным бедствием войны было то, что она калечила души людей, души солдат. В Инвернессе Алек научился распознавать равнодушие в глазах людей, легко добивавших раненых, больных, заключенных в тюрьмах, не испытывая ни малейших угрызений совести.

Он делал в Инвернессе то, что велел ему воинский долг, и то же самое должен был сделать теперь. Но мог ли он поступить с Макреями так, как велел ему Камберленд?

Ответ был прост, но прийти к нему нелегко, потому что здесь логика бессильна. Подойдя к столу, он вытащил карту местности, окружавшей Гилмур, и при свете свечей тщательно изучал ее.

Он должен спасти Макреев. Не потому, что ему хочется быть чище или благороднее, а просто потому, что они отчаянно нуждаются в его помощи. Он не мог спокойно смотреть, на старух, брошенных умирать голодной смертью, на изможденных испуганных детей.

И снова он обречен стать предателем.

Глава 13

Лейтис разбудил гром. Нет, осознала она, проснувшись, не гром, а грохот колес. Она встала, оправила платье, нашла ленту для волос и обулась. Бледное солнце слабо освещало зал клана. Она прошла по переходу под аркой и оказалась в ярко освещенном дворе, где и остановилась, удивленно глядя на представшее ее глазам зрелище.

Три фургона, нагруженные доверху съестными припасами, громыхали по мосту через лощину. В клетках кудахтали куры. Доверху громоздились коробки и картонки, бочонки, веревками привязанные к стенкам фургона, чтобы не вывалились.

За фургонами следовала колонна солдат во главе с полковником. Его красный мундир ярко выделялся на фоне синего неба, едва расцвеченного зарей. Новые патрули, новая причина заявить о присутствии англичан на земле злополучных скоттов. Или все это ложь? Вероятно, он снова отправился на поиски Хемиша?

Он повернул голову и смотрел на нее, будто услышал ее мысли. Они были слишком далеко друг от друга, чтобы рассмотреть в подробностях выражение лица друг друга. Но ей показалось, что его лицо было спокойным, как обычно, а настороженность в его глазах, несомненно, отражала ее собственную.

Что за человек спасает деревню и обещает смерть старику? Кто пытался овладеть ею насильно и силой удерживал ее здесь и в то же время помнил, что у нее сгорел ткацкий стан? Загадочный таинственный незнакомец вызывал в ней смятение и любопытство.

Прохладный утренний ветерок облепил юбки Лейтис вокруг ее ног. Шотландские куропатки, поднятые с гнезд, прочертили крыльями воздух. Раздалось ржание коня, не желающего подчиниться команде своего седока.

Но Лейтис не двинулась с места. Казалось, ее загипнотизировал и пригвоздил к земле взгляд полковника. Он отвел взгляд, направляя коня вперед. Животное вместе с всадником пролетело по мосту через лощину, будто на крыльях, одним прыжком миновало просеку, когда-то выжженную в лесу, а теперь затопленную водами озера, вместо того чтобы воспользоваться удобной, хоть и более долгой, кружной дорогой.

Макреи считались лучшими наездниками во всей Шотландии. В одной из их легенд рассказывалось о том, что первый лэрд этого клана превратился из жеребца в человека, когда полюбил шотландскую деву. Мясник из Инвернесса мог бы посрамить их всех, думала Лейтис и испытала чувство горечи при этой мысли.

Она обернулась и увидела стоявшего рядом Дональда. Его лицо ничего не выражало. В руках он держал поднос с ее завтраком и кувшин с водой.

– Я должна быть благодарна за то, что меня заточили? – спросила она, раздраженная его укоризненным взглядом. – И даже не пытаться бежать?

Она круто повернулась и пошла назад в комнату лэрда. Дональд последовал за ней.

– Не слишком похоже на тюрьму. – Дональд оглядел комнату. – К тому же вас хорошо кормят, не заставляют питаться крысами, и у вас есть настоящая постель. Вы одеты и не мерзнете от холода. – Он указал на ткацкий стан резким движением подбородка. – У вас есть занятие, позволяющее не считать часы и дни до той минуты, когда за вами придут, чтобы подвергнуть наказанию. – Он улыбнулся. – Нет, мисс, это совсем не тюрьма.

– А с вами случалось подобное? – спросила она тихо. Он кивнул.

– Я был пленником якобитов, мисс. В Инвернессе. Она резким движением опустилась на стул.

– А вы полагали, что ненависть – привилегия скоттов? – Он снова улыбнулся, и углы его рта приподнялись. Или это было гримасой страдания? – У нас, англичан, тоже есть причина для ненависти. Вы, скотты, мастера держать пленников в тюрьме, мисс. Хотите, я покажу вам шрамы на спине, чтобы вы убедились в правоте моих слов?

Она прежде никогда об этом не задумывалась, никогда не представляла себе, что англичане тоже могут быть узниками наравне с шотландцами.

– Как вам удалось бежать? – спросила она нерешительно.

Дональд посмотрел на нее.

– Я не бежал, – ответил он. – Война кончилась, меня освободили, и я снова оказался на службе у полковника.

– Это правда, что говорят о Мяснике? Правда, что он убил всех мужчин Инвернесса?

Дональд изучал ее лицо, сам оставаясь безучастным. Но в его глазах вспыхнули гневные огоньки. Время шло, и она поняла, что проявлять любопытство не очень разумно с ее стороны.

– Люди думают то, что хотят, мисс, им не важно, правда это или ложь, – произнес он, наконец, но не пояснил своих слов.

– Прошу прощения, – сказана Лейтис медленно. – Не за свой побег, а за то, что вас держали в тюрьме. И за проявленную к вам жестокость.

– Я не виню вас за это, мисс. Я понял, что один человек не виноват в деяниях целого народа.

При этих словах Дональда она почувствовала, как ее тело запылало и на щеках вспыхнул румянец. Это был тонкий и деликатный упрек, тем не менее он очень задел ее.

Он подошел к ткацкому стану и остановился, пристально его изучая.

– И вы сможете с этим управляться? – спросил он, посмотрев на Лейтис.

Она остановилась рядом с ним.

– Это не так уж и трудно, – ответила она. – Я покажу вам, как это делается, если вы раздобудете мне немного шерсти.

Ее пальцы ласкали и гладили колышки основы.

– А что вы хотите соткать? – спросил он.

– Что-нибудь яркое и веселое, – ответила она искренне, – то, что напомнит мне о прошлом.

Он оглядел комнату.

– Наверное, это место навевает на вас печаль, – сказал он. – Некоторые считают, что этот замок посещают привидения. – Внезапно Дональд улыбнулся. – Я не удивлюсь, если духи вздумают напугать англичан.

– Англичане уже получили свое – они внушают ужас, – спокойно ответила она.

– Мы возвращаемся к тому, с чего начали, – заметил он печально.

– Не думайте, что я ненавижу вас за то, что вы англичанин, Дональд, – призналась она.

– А я не могу ненавидеть вас, мисс, за то, что вы шотландка. – Он улыбнулся ей во весь рот.

Он вышел из комнаты, тщательно и осторожно закрыв за собой дверь.

Интересно, размышляла Лейтис, не прелюдия ли это к тому, что последует. А вдруг отвращение, которое она питает к англичанам, будет постепенно таять при каждой встрече с достойным представителем этой национальности?

Она стояла посреди комнаты, гадая, как провести время. Лейтис не привыкла к безделью. В ее доме всегда находилась работа для нее, ведь у нее была только одна пара рук, способных что-то делать. Когда выдавалось свободное время, она проводила его за ткачеством. Но больше у нее нет дома, куда можно вернуться. Лейтис оглядела комнату и попыталась прогнать нахлынувшую на нее печаль.

Дональд был, вне всякого сомнения, лучшим адъютантом, чем горничной. По углам комнаты висела паутина, а стены давно нуждались в побелке. Или по крайней мере их следовало хорошо отмыть. Обои, некогда цвета золота и слоновой кости, казались серыми от копоти и грязи.

Она выбрала одно из полотенец и обвязала его вокруг талии, чтобы защитить от пыли и грязи свое единственное платье, налила из кувшина воды в миску и принялась мыть стены.

Когда Дональд вернулся, она попросила у него ведро горячей воды и мыло. Он только нахмурился, но принес все, что она потребовала. К середине дня она уже отскребла пол, вымыла и вычистила стены.

Теперь комната выглядела почти так же, как при жизни лэрда. Бледно-золотистый узор на стенах казался свежим, как прежде. Кирпичная облицовка камина была отчищена от сажи. Даже дубовые бревна пола под ногами, старые и выщербленные, будто переболевшие оспой, скрипевшие при каждом шаге, теперь сияли чистотой.

Оглядев комнату, любой мог бы поверить, что вес помещения замка остались нетронутыми.

– Вряд ли полковнику понравится, что вы утомились до смерти, мисс, – сказал Дональд, внося в комнату ее ужин.

Она оглянулась на него, но не прекратила работы. В эту минуту она яростно скребла последнюю недомытую стену. Правда, ее тело болело, но эта работа утомила ее не больше, чем если бы она провела целый день за ткацким станом.

– Я не выношу праздности, – сказала она, опуская руку с мокрой тряпкой. – В следующий раз займусь починкой вашей одежды.

Дональд ухмыльнулся.

– Ловлю вас на слове, мисс. Я не очень-то ловок в обращении с иглой. И все же, – продолжал он, глядя на нес, – не думаю, чтобы полковнику понравилось, что вы трудитесь не покладая рук.

– Разумеется, – откликнулась она, будто не слыша его слов, – мы должны делать только то, что может быть приятно полковнику.

Она вымыла руки, откинула с лица волосы и села к столу, основательно проголодавшись.

– Чем вы занимаетесь в отсутствие полковника? – спросила она, принимая из его рук тарелку.

Дональда, казалось, поразил ее вопрос.

– Я чищу его мундиры и сапоги, ухаживаю за лошадьми. – Поколебавшись, он продолжал: – Но как правило, я всегда при нем.

– И у вас не бывает свободного времени, Дональд? У вас нет любимой, кому вы могли бы написать письмецо?

Его щеки залил густой румянец, и он покачал головой.

– В казармах мы постоянно заняты, мисс. А в свободное время играем в карты, в кегли и разные другие игры. Полковник придерживается на этот счет строгих правил, и все ведут себя примерно. Никому и в голову не приходит ослушаться. По крайней мере до тех пор, пока не узнаешь, в каком он настроении и ожидать ли бури.

– Думаю, нелегко подчиняться такому человеку, – сказала она.

– Вы совершенно его не знаете, мисс, и неверно судите о нем. – Дональд осекся, чтобы не сболтнуть лишнего.

Она с любопытством смотрела на него, потом вернулась к своей трапезе.

– Я тут подумал, мисс, насчет того, как проводить время, если вы пожелаете научиться играм.

– Я охотно сыграю в кости с самим дьяволом, – призналась она, – если это поможет мне чем-то заняться.

«И, – добавила она про себя, – отвлечься от мыслей о Мяснике».

Дональд вышел из комнаты и вернулся спустя несколько минут с колодой карт и длинной прямоугольной доской. Разложив все на столе, он принялся объяснять ей правила игры.

– Обычно мы играем на деньги, но я предпочитаю свои откладывать. Мы можем назначить любую другую плату за проигрыш, если вам будет угодно.

– Например, прогулку, – предложила она не колеблясь.

– Этого я не могу вам позволить, мисс.

– Вы не можете позволить мне погулять на свежем воздухе в вашем присутствии? – спросила она умоляюще. – Если я не буду выходить из этой комнаты, Дональд, то просто заору.

Казалось, это обещание его напугало.

– Вы не шутите, мисс?

– Отнюдь, – сказала она твердо. – Давайте играть на прогулку по лощине. Если проиграю, я вычищу сапоги Мясника.

– Не могу, мисс, – ответил Дональд, уже не скрывая своего испуга. – Форт почти пуст, но если до полковника дойдет весть о вашей прогулке, я могу потерять свое место.

– Быть ординарцем полковника так важно для вас?

– Я бы стал служить полковнику Лэндерсу и в самом аду, мисс. Прошу меня простить, – сказал он.

«Что же это за человек, если внушает такое уважение и подчиненные так ему преданы?» Она покачала головой, решив отбросить все мысли об инвернесском Мяснике.

– Ну, тогда хотя бы вы разрешите мне дойти до общего зала клана. И до часовни, – быстро добавила она. – Только туда, и никуда больше.

За один глоток свежего воздуха, за одно ласковое прикосновение ветра к лицу – она все бы отдала за возможность увидеть что-нибудь, кроме этих стен!

– Если вы пообещаете не пытаться убежать, – сказал он. Она кивнула. Пусть он только ей поверит, она готова пойти на такую жертву. Ей некуда деваться.

– В таком случае пара отлично начищенных сапог против короткой прогулки, – сказал Дональд с улыбкой.

Она улыбнулась ему в ответ в знак согласия, и они принялись за игру.

Глава 14

Алек стоял, глядя на озеро Лох-Юлисс. Они находились на восточном берегу озера, волнистые холмы заслоняли от них Гилмур. Но он все же смотрел в ту сторону, будто рассчитывал увидеть остатки рухнувших стен.

– Ты смотришь на меня с неодобрением, Харрисон. – Алек повернулся к своему адъютанту.

Тот на мгновение взглянул на него и отвел глаза.

– Кто я такой, сэр, чтобы одобрять или не одобрять вас?

– Правильный ответ, – сказал Алек лукаво, – но сейчас я хочу услышать правду.

– Я думаю, то, что вы делаете, сэр, очень опасно, – неохотно ответил Харрисон. – Вы рискуете своей жизнью. В Инвернессе было достаточно опасно, но теперь вам грозят куда большие неприятности.

– Я должен это сделать, – сказал Алек. – Но я понимаю, что ты не хочешь мне помочь.

– Хочу, сэр. Как и каждый, кто был с вами в деле под Инвернессом, – преданно возразил Харрисон. – Но меня беспокоят Седжуик и его люди, особенно Армстронг. Похоже, он подхалим и готов пресмыкаться перед Седжуиком.

– В таком случае мне придется усыпить его подозрения или лучше не возбуждать их, – с улыбкой возразил Алек.

Он поднял глаза на мрачное темнеющее небо. Наступало полнолуние, но едва ли будет виден освещенный диск луны из-за приближающейся бури. По небу яростный ветер гнал серые тучи. И даже деревья были готовы заплатить дань буре – они почтительно склоняли кроны, содрогаясь от порывов ветра.

– Опять буря, полковник, – заметил Харрисон.

– Шотландия гневается на нас, – сказал Алек, удивив адъютанта, потому что обычно полковник был скуп на слова.

Любое военное действие должно быть тщательно спланировано, а тем более предательство. Первой мыслью Алека было ускользнуть из форта ночью, чтобы помогать скоттам. Но это было не слишком удобно. Ему требовалось покидать форт Уильям и возвращаться туда незамеченным. Его смущало и удивляло то, как быстро он опять стал одним из вольных Макреев. При этом у него возникло удивительное, прежде не изведанное ощущение свободы.

В конце концов, его можно повесить только один раз.

– Если Армстронг захочет меня видеть, – обратился он к Харрисону, – скажешь, что я не велел себя беспокоить.

– Охотно, – отвечал Харрисон.

– Остальным скажи что положено, – добавил Алек. – Рассчитываю на твою скромность.

Это означало, что его будут сопровождать только ветераны, бывшие с ним при Инвернессе.

Йен вскочил в лодку, дернул для надежности узел на канате, соединявшем его лодку со второй, – обе они были добычей Каслтона. Не зря он назначил его ответственным за снабжение провиантом для форта. Молодой лейтенант выказал себя мастером своего дела – он мог раздобыть что угодно.

Вытащив лодчонку на каменистый берег, он прочно поставил вторую лодку на якорь. Было разумно подготовиться заранее к любой случайности, включая и необходимость быстро ретироваться из форта Уильям.

Галька хрустела под его сапогами, пока он шел к скале, обращенной к озеру отвесной стеной. Память подвела его, когда он попытался найти вход в пещеру. Потом он осознал, что видел его одиннадцатилетним мальчуганом и искать отверстие в скале следует чуть ниже. Он наклонился и тотчас же нашел дыру в скале. Просунув в нее голову, он нырнул в пещеру. Внутри он почувствовал, что свод пещеры вздымается вверх над его головой, и выпрямился. Тогда он снова зажег фонарь.

Мальчиком он был очарован красками и таинственностью пещеры, но теперь он осознал, что художник любил женщину, изображенную им на портретах. Эта любовь была столь явной и очевидной, что Алеку стало неловко да непрошеное вторжение в чужую жизнь.

Он поставил зажженный фонарь у подножия лестницы и начал подниматься в часовню. Ему показалось, что время надолго остановилось, пока его здесь не было. Ощущение опасности и сильный запах тлена были такими же, как в детстве.

Он отодвинул два камня, закрывавшие вход, и, подтянувшись, проскользнул как тень в темноту часовни.

– Вы ведь обещали, что будете на виду, мисс, – крикнул Дональд неуверенно, – и не попытаетесь бежать?

Лейтис улыбнулась и кивнула, ступая в общий зал клана. Она с облегчением вдыхала воздух, пахнущий пылью веков.

Они так долго играли в карты, что не заметили, как стемнело и наступила ночь. Лейтис наконец повезло, и она выиграла. Дональд разрешил ей прогуляться до часовни.

Она обернулась через плечо. Дональд стоял сзади, на том же расстоянии, будто понимал, что его присутствие здесь – святотатство.

Холодная влага, оседавшая на ее лице, резкий ветер и духота были предвестниками надвигающейся бури. В Гилмуре гром, казалось, звучал громче и раскатистее, а молнии сверкали ослепительнее. Возможно, потому, что замок был окружен утесами и ветру приходилось преодолевать сопротивление каменной тверди.

Она закрыла глаза и запрокинула голову, отдаваясь предвкушению бури. Лейтис казалось, что она еще девочка, бегает наперегонки с братьями по земле с ее волнистыми перекатами и пологими холмами, по лощине, вверх-вниз, хохочет в ожидании грозы и не боится ни грома, ни молний.

В ее памяти всплыл еще один мальчик – Йен. Так его звали. Его приезды в замок всегда обещали непредвиденную и неописуемую радость. Она каждый год ждала его приезда, смотрела на цветущий в лощине вереск и знала, что в один из летних дней он с матерью приедет в красивой карете и ее снова пригласят в Гилмур как равную, как его друга.

Она вглядывалась во тьму, но Дональда не было. Она увидела приоткрытую дверь комнаты и на стене – тень ординарца. Она улыбнулась, благодарная ему за то, что он проявил понимание и неожиданную доброту.

«Ты смеешься лучше всех девочек. У тебя такой красивый смех!» Йен признался в этом в последний раз, когда был здесь. Как странно, но эти воспоминания вызывали в ней боль. Возможно, потому, что если они снова встретятся, то он будет ее врагом. И все же она помолилась за этого английского мальчика и за то, чтобы его не втянули в войну.

Из тени, в которой стоял, Алек наблюдал, как Лейтис медленно бродит по часовне. Наступало полнолуние, и тьма отчасти рассеялась, ночь уже не была угольно-черной. Буря прошла стороной и бушевала где-то вдали, но ветер все еще дико завывал и в воздухе отчетливо ощущался запах дождя.

Лейтис задумчиво опустила голову, пробираясь под сводами арок, заложив руки за спину. Задумчивая Лейтис. Такой он никогда прежде ее не видел. Что открылось ей? Чувствовала она печаль или гнев? Или в ее глазах отразились следы пережитого, хорошо скрываемый страх, заметный тому, кто захочет поглубже заглянуть в ее душу?

Ему хотелось заговорить с ней, но он не находил подходящих слов. Попытайся он успокоить ее и заверить, что ей ничего не угрожает, – это будет только уловка, потому что он не может ей обещать ни безопасности, ни утешения, ни даже того, что наступит завтра. Утешение? Она не примет его от него. Дружбу? Он улыбнулся этой нелепой мысли.

Его тревожило и будоражило ее присутствие и то, как она смотрела на море вдали. Ее поза выражала одиночество, ее спокойствие было кажущимся и нестойким, в любой момент готовое смениться печалью.

Он протянул к ней руку. Ему хотелось положить ее на плечо Лейтис, коснуться ее. Но он оставался неподвижным.

С тех пор как он ступил на шотландскую землю, Алек все чаще вспоминал годы юности и людей, которых любил и которыми восхищался. То, что он оказался в Гилмуре, выпустило на свободу его воспоминания, дотоле хранимые глубоко в его памяти, пока они не затопили все его существо.

«Для английского мальчишки ты не такой уж плохой пловец. Пошли, Йен! Мы с тобой побьем, Фергуса и Джеймса! До чего же я ненавижу Фергуса, право же!» Она поведала ему это однажды, и слезы в ее голосе отозвались странной болью в его сердце. Он не мог припомнить, из-за чего она поссорилась с братом, но очень скоро они помирились.

Лейтис! Мысленно он произносил ее имя, и на миг ему почудилось, что она слышит его мысли. Она двинулась к нему, потом остановилась, подняла с пола какой-то блестящий камешек, оглядела его и осторожно, почти с религиозным чувством положила на место.

Она медленно двигалась к арке рядом с ним и остановилась под ней с откинутой назад головой и с закрытыми глазами, будто пробуя на вкус ветер, унесший бурю в сторону. В эту минуту она была похожа на женскую фигуру, украшающую нос корабля: высокая и гордая, с каштановыми волосами, которыми играл ветер.

Он заметил какое-то движение под сводами, известковую пыль, посыпавшуюся оттуда. И тут же сверху упал обломок камня.

Он бросил к Лейтис, рванул ее к себе и толкнул к западной стене. Она прикрывала руками голову, а он защищал ее от камней обвалившейся арки.

Пол дрожал у них под ногами. Он наклонился, его лицо оказалось рядом с ее лицом. Их дыхание смешалось, а вокруг клубилось облако пыли. Кирпичи с грохотом обрушивались в озеро, и это походило на ворчание, на протестующий рев старого строения.

Когда через несколько минут Алек поднял голову, он увидел, что три кирпичные колонны рассыпались в прах. На месте часовни зияла рваная дыра. Она выдерживала натиск стихий на протяжении веков, для того чтобы рухнуть под пушечными ядрами.

Он медленно выпустил Лейтис, оторвав руку от кирпичной кладки. Он стоял неподвижно и прямо, стараясь отстраниться от нее, хотя все еще ощущал изгибы ее тела у своей груди. Они оказались так близко друг к другу, что он слышал ее хриплое неровное дыхание.

Время, казалось, остановилось. Темнота усугубляла таинственность минуты.

– С вами все хорошо? – спросил он, ощущая под пальцами ее округлые плечи.

– Да, – ответила она, задыхаясь.

– Мисс! – послышался тревожный голос Дональда. Она осторожно отстранилась от Алека и вышла из тени в сероватый полумрак.

– Все хорошо, Дональд. – Она повысила голос почти до крика, чтобы он мог ее услышать.

Она смотрела на разрушенную арку. Там, где она только что стояла, громоздилась гора битых кирпичей и камней.

– Меня могло убить, – сказала Лейтис удивленно и обратилась к нему: – Кто вы?

Он улыбнулся тому, что она попала прямо в точку, задав самый трудный для обоих вопрос.

В темноте она не могла его разглядеть. Но она еще ощущала прикосновение его рук и тела, когда он с силой прижат ее к стене, почти вдавив в неё. Он действовал так стремительно, что она не успела испугаться. Даже теперь она была скорее удивлена, чем испугана.

Он не ответил, но в его движениях ей почудилось что-то настолько знакомое и узнаваемое, что ее сердце подскочило к горлу.

– Маркус? Это ты? – Она, затаив дыхание, ждала ответа.

– Нет, – сказал он, наконец. – Я не Маркус, Лейтис.

Он говорил с ней на безупречном гэльском.

– Откуда ты знаешь мое имя?

– Здесь, в Гилмуре, мало такого, чего я не знаю, – сказал он и снова скользнул в тень. Только на краткое мгновение неяркий лунный свет сделал его едва-едва различимым.

– Кто ты? – спросила она снова, благоразумно отступив на шаг.

С минуту он колебался, потом вынул какой-то предмет из-за пазухи и протянул ей на ладони, затянутой в перчатку. Она увидела брошь Макреев. В лунном свете она казалась золотой.

– Это мое по праву рождения, – сказал он.

– Так ты Макрей? – спросила она недоверчиво.

– Да, – признался он просто, пряча брошь.

– Нас здесь осталось немного, – сказала Лейтис. – Я тебя знаю?

– Не думаю, – ответил он мрачно, отступая дальше в тень.

Она оглядывала углы комнаты, напрягая зрение в попытке увидеть его. Но вокруг была только чернильная темнота.

– Ты плод моего воображения? – спросила она.

– Нет, я существую, – ответил он, и его звучный голос эхом отозвался в часовне почти без крыши.

– Как тебя зовут?

– Назови меня сама. Дай мне имя, – с вызовом ответил он.

– Тень? – предположила она.

– В этом имени нет характера, и звучит оно слишком сурово и мрачно, – сказал он, и по его тону она почувствовала, что он улыбается. И невольно, хоть и с неохотой, улыбнулась сама.

– Но почему ты в черном?

– Вероятно, чтобы избежать излишнего любопытства к своей персоне и остаться незамеченным, – пояснил он. – Особенно англичанами.

– И какова твоя цель?

– Ты всегда задаешь столько вопросов?

– Ты ведь здесь не для того, чтобы найти скотта среди множества английских солдат?

– Голубя среди кошек? – спросил он. – У тебя не хватит фантазии придумать для меня имя. Тебе недостает умения поэтически мыслить. Неужели в твоей памяти не сохранилось воспоминаний ни об одном герое, именем которого ты могла бы меня назвать?

– Разве герои прячутся в тени?

– Возможно, прячутся, если хотят прожить еще Денек-другой.

– Ворон, – сказала она. – Черный, как ночь, и коварный.

– Пожалуй, это неплохо, – одобрил он.

– Зачем ты здесь, Ворон, в английской крепости? Поколебавшись, он, наконец, заговорил, и ей показалось, что он неохотно открыл ей правду.

– Чтобы спасать Макреев.

– Тогда, Ворон, – сказала она с улыбкой, – ты такой же безумец, как мой дядюшка, пытающийся в одиночку противостоять англичанам. Разве от одного человека что-то зависит?

– Ведь полковник – всего лишь человек, Лейтис, – мягко возразил он. – Такой же, как герцог Камберленд или принц.

На щеках ее вспыхнул румянец, будто он пристыдил ее.

– У них есть соратники. И армия. А у тебя?

– Только я сам, – ответил он мрачно.

– Один среди англичан, в английской крепости? Ты или отчаянный храбрец, или просто очень азартный игрок, любящий риск.

– Гилмур не принадлежит англичанам, – сказал он сдержанно. – А что касается меня, то я не претендую ни на то, ни на другое.

– Ты еще и скромен вдобавок, – заметила она с улыбкой.

– Мисс, пора возвращаться, – окликнул ее Дональд.

– Тебе лучше уйти, – сказала Лейтис, не желая, чтобы Ворона схватил серьезный сержант.

– Почему ты хочешь меня защитить? – спросил он шепотом.

– Ты ведь Макрей.

– Разве все Макреи так безупречны, что ты стоишь с одним из них в темноте и ничего не опасаешься? – спросил он, и в его голосе она различила насмешку.

– Да, – ответила она не раздумывая.

– Тогда только дурак не назвал бы себя Макреем, – сказал он.

– Мисс! – Дональд уже стоял в дверях и всматривался в темноту.

– Минутку, Дональд, пожалуйста, еще одну минутку, – крикнула она и снова повернулась к Ворону: – Будь осторожен. Берегись. Тут рядом целый полк солдат.

– Я считал, что они патрулируют окрестности форта.

– Большинство, но не все. К тому же здесь есть часовые.

– И он один из них? – спросил Ворон, глядя на Дональда, все еще стоявшего в дверях.

– Это мой тюремщик, – призналась она. – Полковник оставил его стеречь меня.

– В таком случае беречься следует тебе, – посоветовал он.

– Позволь мне помогать тебе. – Она сама удивилась своей просьбе и внезапному восторгу, наполнившему ее при этой мысли. – Ты хочешь спасать Макреев, и я хочу того же. Я ведь могу что-нибудь сделать.

– Это ведь не приключение, Лейтис. Это опасно, и если тебя схватят англичане, не жди от них мягкости и снисхождения только потому, что ты женщина.

– Они и сейчас не слишком добры, – возразила она, тряхнув головой. – Или ты полагаешь, я здесь по доброй воле?

– Кое-кто утверждает, будто полковник очарован тобой и ведет себя не так, как обычно. Здесь для тебя безопаснее, чем в другом месте.

Свои мысли о полковнике она предпочитала хранить при себе и не делиться ими ни с кем, будь он даже одним из Макреев.

– В последний год я не жила под твоей защитой, Ворон, – сказала она тихо. – Мы чуть не умерли от голода. Нас поднимали с постелей ночью и заставляли собираться в круг посреди деревни в одних ночных сорочках. Мы, женщины, не знали, изнасилуют ли нас или просто оставят замерзать, а мужчины были не в силах защитить нас. Наш скот англичане прирезали прямо у нас на глазах, и не из-за голода, а просто чтобы нам он не достался. Но тебя здесь не было.

– Значит, у тебя еще больше оснований опасаться, – он понизил голос, – а у меня охранять тебя.

– Нет, – решительно, но спокойно возразила она, – это не так. Я смогу выжить, Ворон. Я это доказала.

– Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось, Лейтис, – сказал он ласково.

– Тогда поверни время вспять, – ответила она так же мягко. – Потому что это уже случилось.

Прошла минута, другая.

– У тебя скорбит душа? – Он нарушил молчание. – Чего ты боишься?

Лейтис улыбнулась – его вопросы показались ей смешными и нелепыми. Она подошла к нему поближе.

– Я буду отчаянно храброй, – пообещала Лейтис. – Но ведь таковы все Макреи.

– Даже женщины?

– [ Женщины в особенности, – ответила она. – У нас больше поводов для отваги.

– Тогда давай встретимся здесь, – предложил он, – перед закатом солнца.

Она отошла от него и двинулась к арке, где было светлее. Он не последовал за ней, стоя на месте как прикованный под покровом темноты.

– Ты не можешь избавиться от своего тюремщика? Я не хочу, чтобы за нами следовал англичанин.

– Постараюсь, – пообещала она.

Лейтис была уверена, что найдет способ отделаться от Дональда.

Она повернулась, вглядываясь в темные тени, но Ворон исчез, как дым, развеянный ветром.

– Мисс! – снова послышался голос Дональда теперь уже совсем близко.

– Иду, – откликнулась она и неохотно покинула часовню. Алек смотрел на нее из темноты. Она расправила плечи, гордо вздернула подбородок и решительно направилась в комнату лэрда. Ее фигурка казалась бесплотной легкой тенью. Но память подсказывала ему, какая она: волосы цвета опавшей листвы и лицо, будто выточенное из слоновой кости. А в ее прекрасных глазах он видел искреннюю боль и в то же время отвагу, порожденные скорбью.

Он вернулся ко входу в подземелье. Отодвинув камень, закрывавший отверстие, он шагнул на первую ступеньку.

Нужно пересмотреть свои планы. Очевидно, ему не удастся воспользоваться лестницей, чтобы покидать форт Уильям и возвращаться туда незамеченным. Слишком велика вероятность, что его увидит Лейтис.

Возможно, было бы разумнее отослать ее назад, в деревню. Но поступи он так, это привлечет внимание, если при этом прекратить поиски Хемиша. Старика нужно найти во что бы то ни стало, а потом придется его казнить. Да, он упрям как осел, он раздражает своей неукротимой ненавистью к англичанам, но Хемиш не заслуживал столь сурового наказания, как виселица.

Возможно, было глупостью позволить Лейтис ему помогать. Но разве можно со стороны наблюдать за чудовищной жестокостью и поступками англичан и быть бессильным предотвратить их! Он должен продумать все основательно и принять меры предосторожности, стать более осмотрительным. Кроме того, нужно поговорить с Дональдом и предупредить, чтобы Лейтис могла беспрепятственно покидать свою комнату и возвращаться туда. Это было не так уж и трудно, потому что Алек доверился ему и Дональд знал правду о нем.

Но превыше всего – безопасность Лейтис. Она ни в коем случае не должна пострадать.

В этой дикой и суровой стране не было гостиниц, и Патриции Лэндерс, графине Шербурн, пришлось с этим смириться.

Путешествие было трудным. По дороге у них дважды ломалось колесо, и во второй раз пришлось искать кузницу, чтобы его починить. Грозы сопровождали их на всем пути из Англии, будто гнали назад, домой.

Но, несмотря на это, Дэвид оставался по-детски радостным и возбужденным. Возможно, было даром Божьим обладать таким характером, как у него.

– Мы скоро приедем? – спрашивал он, и его лицо освещалось улыбкой, когда он смотрел в окно кареты на дикую неприветливую страну.

Брэндидж-Холл находился в графстве Сари, среди пологих невысоких волнистых холмов. Это было знакомым и приятным зрелищем на фоне бледно-голубого английского неба. Будто природа нарочно создала пейзаж, отрадный глазу и не оскорбляющий его.

Здесь, в Шотландии, все было суровым. Закаты были кричаще-яркими, будто требовали особого внимания к себе. И даже орлы, парившие высоко над пустынными холмами, приветствовали мир чересчур громкими и хриплыми криками.

– Довольно скоро, – ответила Дэвиду мать с вымученной улыбкой.

Любой приют был для них желанным. Ей казалось, что до конца жизни придется без конца трястись на этой жесткой подушке.

– Вспомнит ли он меня?

По лицу Дэвида скользнула тень беспокойства, и мать поспешила его рассеять.

– Конечно, вспомнит, – ответила она ласково. – Ведь ты его брат.

Кучер остановился на ночлег на обочине дороги. Графиня предпочла лечь в карете. Это лучше, чем спать на земле, под деревом. На узкой скамье сиденья ее не тревожили насекомые, не гудели ночные мошки и жуки, не заглядывали любопытные лягушки и другие маленькие юркие и скользкие создания, пленявшие Дэвида. Его зачаровывали все букашки и насекомые, сотворенные Господом.

Кроме того, он был явно потрясен пейзажем за окном кареты. Дни тянулись и тянулись, а пейзаж не менялся: за окном было суровое серое небо, а под ним мрачные горы и зеленые холмы. Лишь иногда начинал хлестать дождь, или вдруг выглядывало солнце и посылало свои жаркие лучи внутрь кареты.

Графиня бранила себя за недостойные мысли. Жаловаться бессмысленно – это не приносило облегчения, и дорога не становилась легче или короче.

– Я расскажу ему о своей кошке, хорошо? – спросил Дэвид, выходя из кареты.

Ральф затаилась в корзинке, прижала уши, а ее желтые глаза походили на щелочки. Патриция сомневалась, что Алеку захочется слушать рассказы о представительнице кошачьего племени, но кивнула, не желая огорчать сына.

Едва ли темы разговоров Дэвида будут интересны новому графу Шербуру. Патриция не знала, каким стал Алек за эти годы, но, глядя на своего сына, надеялась, что он остался добрым. Дэвид прижимал к груди корзинку с кошкой, завороженный видом костра, только что разведенного их кучером. Его глаза были ясными, широко раскрытыми и доверчивыми.

«Господи, пусть ничто его не ранит». Она часто молилась об этом с тех пор, как выяснилось, что Дэвид не в состоянии защитить себя.

Ральф зарычала, и Патриция внезапно улыбнулась, осознав, что у нее и кошки Шотландия вызывает одинаковые чувства.

Глава 15

Лейтис с нетерпением ожидала конца дня и встречи с Вороном в часовне. Ее комната была вычищена до блеска. Живи она дома, у нее нашлась бы куча дел, только успевай: нужно выполоть маленький садик, пойти за ягодами и диким луком, подоить корову, постирать – она особо следила за чистотой своей одежды и гордилась этим. Ее платье всегда выглядело чистым и свежим.

Но ее дом уничтожен, корову забили и забрали англичане, а единственное платье едва ли можно назвать достойной одеждой. Она улыбнулась своим мыслям. В этом она вся: готова к бунту, а думает о нарядах.

Однако она ведь даже предложила в шутку чинить и латать одежду англичан. Ее вынужденное бездействие становилось невыносимым, а время текло страшно медленно.

Нужно больше думать о том, как ей избавиться от Дональда. Пожаловаться на женское недомогание? На его месте ее братьев бы как ветром сдуло, но он, вне всякого сомнения, останется караулить у двери. Объявить, что она занемогла и опасается, что ее недуг заразен? Вряд ли он ей поверит. Предложить ему сыграть в карты в надежде на выигрыш? Это не сулило безусловного успеха. Ведь она могла и проиграть. День тянулся медленно, каждая минута растягивалась до бесконечности. Она никак не могла найти решение своей задачи.

На стук Дональда она открыла дверь и посторонилась, дав ему возможность внести ужин и накрыть на стол. Единственное, что скрашивало ее пребывание в плену, – это хорошая и сытная еда.

Она с улыбкой поблагодарила его, все еще не придумав, как избавиться от него и покориться на сегодняшний вечер своей судьбе узницы.

– Мне надо позаботиться об одежде полковника, мисс. – Он осторожно и тщательно подбирал слова. – Есть у меня и другие дела, которые я запустил. Я могу вызвать на смену другого стража или положиться на ваше обещание, на ваше честное слово.

– Какое слово? – спросила она с опаской.

– Что вы не попытаетесь бежать, – ответил он серьезно.

Она кивнула и улыбнулась. Она не сомневалась в том, что, если она сбежит, Мясник выполнит угрозу поймать и повесить Хемиша. Но он ведь ничего не говорил об угрозе мятежа.

Как только Дональд вышел из комнаты, она прижалась ухом к дверной створке. Его шаги удалялись, становились все глуше, вот он уже во дворе.

Лейтис осторожно открыла дверь, выскользнула и побежала в часовню.

Прошлой ночью буря миновала замок, прошла стороной, и предзакатное небо было исчерчено узкими пурпурными полосами облаков, суливших хорошую погоду.

Лейтис стояла в часовне, крепко прижимая к груди руки, и старалась дышать как можно медленнее и тише. Ее сердце билось так гулко, что казалось, его удары были сродни раскатам грома.

Страх, возбуждение, предвкушение и волнение заставляли ее кровь бешено бурлить в жилах. Интересно, так ли чувствует себя солдат, идущий в бой? Зная, что ему грозит опасность, и страшась ее до такой степени, что колени у него становятся ватными и ноги подгибаются?

Она услышала какой-то звук и с улыбкой обернулась. Но это был не он. Что-то прошуршало, должно быть, пробежал какой-нибудь грызун, а возможно, ветер прошелестел в обломках арки, валявшихся на полу. Она ждала так долго, что время тянулось вечно и каждая минута казалась длиннее предыдущей.

Англичане могут ее схватить. Это само по себе достаточно страшно, но что тогда станется с Хемишем? Могут ли ее действия угрожать его жизни?

Она услышала странный звук, будто кирпичи терлись друг о друга, и, повернув голову, пошла на этот звук. Она прижималась к стене, бесшумно пробираясь по усеянному острыми обломками камней полу часовни, как одна из несметного полчища мышей, населявших теперь Гилмур.

Лейтис остановилась, испуганная тем, что камень у нее под ногами зашатался, и стремительно отступила назад. Он снова пришел в движение. Потом снизу появилась голова, за ней торс, будто человеческое тело выросло прямо из пола.

Перед ней возникло черное облако. Привидение? Она сделала еще один шаг назад, прежде чем осознала, что это не дух, а человек. Человек был во всем черном, маска закрывала половину его лица. Значит, она придумала для него подходящее имя. Ворон. Он наклонился, подвинул камень на место и медленно выпрямился.

– Значит, я так и не узнаю, кто ты?

Он повернулся на звук ее голоса.

– Эта маска предназначена для того, чтобы защитить тебя, – непринужденно ответил он. – Если англичане станут тебя допрашивать, ты честно сможешь сказать, что никогда меня не видела.

– Я в любом случае сказала бы так, – пообещала она.

– А так будет вернее, – возразил он. – И не спрашивай меня больше о моем имени, – сказал он мягко, но непреклонно.

Она кивнула, подозревая, что если ответит отказом, то он уйдет без нее.

– Ты нарочно заставил меня ждать? – спросила она. – Чтобы я хорошенько подумала о том, что делаю?

– И это была правильная затея, как по-твоему?

– Пожалуй, – признала она. – Мне неприятно чувство страха.

– А кому оно приятно? – спокойно согласился он. – Вся хитрость в том, чтобы умело его скрыть и не дать никому догадаться о том, что ты чувствуешь.

– Что это за место? – спросила она, приближаясь ближе к камню, из-под которого он появился. – Там потайное помещение?

– Там лестница, – ответил он. – Это одна из тайн Гилмура.

Она резко подняла голову и уставилась на него.

– Одна из тайн?

– Возможно, как и я сам, – сказал он, понизив голос до шепота. – Так ты готова узнать тайну, Лейтис?

Он ее испытывал, намеренно старался вызвать ее на дерзкий ответ, но она только улыбнулась и кивнула.

– Тогда обещай, – сказал он, – что никогда не расскажешь о том, что я тебе покажу.

Она хмуро смотрела на него.

– Обещаю, – сказала она, наконец, так и не поняв, чего он от нее хочет.

Он повернулся и посмотрел на арку.

– Твой тюремщик ждет тебя?

– Нет, сегодня вечером не ждет, – ответила она. – Вероятно, мне следует благодарить Мясника за то, что он умеет занять своих людей.

Он ничего не ответил, только опустился на колени и протянул ей руку в перчатке. Человек, обещавший открыть ей неведомое, был сам окутан непроницаемой тайной. Его глаза, темные, манящие, оглядывали ее сквозь прорези маски, будто измеряли ее отвагу и решимость, и его рука, протянутая к ней, повисла в воздухе.

И снова он напомнил ей кого-то, и это воспоминание вызвало у нее непонятные волнение и тревогу. Но Лейтис попыталась их отогнать и шагнула к нему.

– Ты дрожишь, – сказал он, когда она вложила свою руку в протянутую к ней ладонь. – Еще не поздно передумать, – добавил он мягко.

– Я не слабая и выдержу, – ответила она улыбаясь. Он выпустил ее руку, перекинул ноги через край отверстия и оперся о другой край.

– Здесь темно, – предупредил он, – и довольно скверно пахнет.

– Ни то ни другое меня не беспокоит, – сказала она, опускаясь на колени на каменный пол.

Он начал спускаться куда-то во мрак, и она медленно последовала за ним. Когда ее нога нащупала первую ступеньку, он протянул руку, слегка коснувшись ее, и задвинул камень, закрыв отверстие.

Ее дыхание прервалось, когда его губы оказались почти у самого ее уха.

– Прости меня, – сказал он, и у нее возникло странное чувство, что он просит у нее прощения не за это невольное прикосновение, а за нечто большее.

Она кивнула, но он не отстранился. Мрак был полным, и то, что они оказались так близко друг от друга в полной темноте, ее беспокоило. И снова он кого-то ей напомнил.

– В чем дело, Лейтис?

– Все в порядке, – сказала она, убеждая себя, что глупо было об этом думать.

– Не бойся меня, Лейтис, – сказал он. Его голос был тихим, а то, что он говорил на гэльском, было просто усладой для ее ушей. Был этот язык запрещенным или нет, но сельчане, собираясь вместе, говорили на нем. Но в эти последние дни она была оторвана от тех, кого хорошо знала, и стала пленницей в мире англичан.

– Я не боюсь, – ответила она, но ее голос слегка дрогнул.

Поколебавшись с минуту, он отстранился и начал спускаться вниз по ступенькам.

– Будет легче, если ты станешь упираться в стенки обеими руками, – спокойно посоветовал он, будто предыдущей минуты не было и в помине. – Стены липкие и скользкие, но лучше держаться за них, чем упасть.

Она последовала за ним, разведя руки в стороны и касаясь пальцами стен. При этом она обнаружила, что он был прав. Стены были влажными, и она надеялась, что их покрывали только лишайники. Спускаться вниз было неприятно.

– Далеко еще? – спросила она через несколько минут.

– Нет, уже немного осталось, – ответил он.

– Было бы намного легче, будь у нас фонарь, – сказала она.

– Нет, – ответил он решительно, и в его голосе она уловила мягкую, необидную насмешку. – Легче бы не было. Вряд ли тебе бы понравилось то, что ты увидела бы при свете фонаря.

Она резко отдернула от стен руки и хмуро уставилась на него. Но в темноте они не могли видеть друг друга. Однако до конца спуска она держала руки прижатыми к бокам и старалась случайно не прикоснуться к стене.

– И часто ты спускаешься по этой лестнице? – спросила она.

– Не часто, – ответил он и замолчал. По-видимому, он не собирался посвящать ее в тайны этой ночной экспедиции.

– Как ты нашел это место?

– Мне его показали двое друзей, – ответил он.

– Тебе неприятны мои вопросы? – спросила она. – Ты поэтому стараешься оставить их без ответа?

– А ты всегда задаешь так много вопросов? – возразил он.

– Да, – честно призналась она.

– Должно быть, ты не была подарком для своих родителей.

– Я-то что, а вот мои братья были отчаянными сорванцами, – сообщила она. – Хотя и я внесла свою лепту. Кое-какие приключения у меня были.

– Поэтому ты здесь, Лейтис? Потому что любишь приключения?

– Да, – ответила она и сама удивилась правдивости своего ответа. – А также для того, чтобы на час-другой почувствовать себя мятежницей.

– Чтобы понять, что это такое?

Понимание им мотивов ее поведения удивило и даже испугало ее.

– Я часто гадала, – призналась она, – что это такое. Братья и я были очень близки, но потом отдалились друг от друга. Повзрослев, они зажили жизнью, отличной от моей.

– В каком смысле? – спросил он.

По звуку его голоса она поняла, что он остановился. Возможно, ждал ее ответа?

– Было очевидно, что я выйду замуж, буду растить детей и заниматься тем, чем обычно занимаются женщины. А Джеймс и Фергус остались сами собой. Они охотились, рыбачили, как всегда, и, когда им этого хотелось, плавали в озере и время от времени вели себя как настоящие придурки. Хоть они и выросли, но остались мальчишками.

– А от тебя ждали, что ты станешь взрослой степенной женщиной? – спросил он.

– В моем образе жизни были некоторые преимущества, – признала она. – Им пришлось отправиться на войну и заплатить за это дорогую цену, а я осталась дома и уцелела.

Окружавшая их темнота странно сближала их, склоняла к интимности. Лейтис не собиралась рассказывать ему всего этого.

– Вот мы почти на месте. Дай мне руку, – сказал он. Она протянула ему руку и почувствовала, как его пальцы в перчатке обвились вокруг ее пальцев. Он потянул ее к себе, и она покорно подалась к нему. Возможно, ее все-таки смущала темнота, или она просто чувствовала, что знает его, что он не чужой.

Еще через несколько шагов они внезапно оказались в маленькой пещере, слабо освещенной последними лучами солнца. На стенах мелькали тени, когда она медленно ступила в середину, плененная и очарованная картинами на стенах пещеры.

– Еще одна тайна? – спросила она.

– Разве ты никогда не слышала истории Иониса?

Она покачала головой.

– Я расскажу ее тебе, как сам услышал, – сказал он. – Однажды, в давние времена, жил-был человек по имени Ионис. Его все почитали за набожность и любовь к Господу. Но тут вмешался дьявол и принялся соблазнять его грехом, пытаясь нарушить его святость.

Он улыбнулся ей, и совсем мальчишеское выражение появилось на той части его лица, что не было скрыто под маской.

– И это была, конечно, женщина, – сказала Лейтис, поняв его с полуслова.

– Но разве бывает иначе? – спросил он.

Она хмуро смотрела на него, а он протянул к ней руку, чтобы поддержать ее.

– Но Бог, – продолжал он, – затосковал без преданности Иониса. Наступил день, когда любимая Иониса заболела и умерла, и он был безутешен.

– Почему все наши легенды и сказания такие мрачные? – спросила она.

Он пожал плечами.

– Но ангелы пожалели Иониса и умолили Господа простить его. Бог согласился, но с одним условием: Ионис мог соединиться со своей любимой навеки только после своей смерти. А до этого у Иониса могла быть только одна любовь – к Богу. Поэтому он пришел сюда и жил отшельником в созерцании и святых размышлениях.

– И все же Ионис не провел всю свою жизнь в безгрешных размышлениях, – лукаво возразила Лейтис.

Он улыбнулся.

– Но он прославился как святой, и эта пещера стала местом паломничества. Так продолжалось до тех пор, пока здесь не поселились Макреи.

Она смотрела на него загадочно.

– Откуда тебе это известно? Я живу здесь всю жизнь и никогда не слышала этой истории.

– Возможно, та ветвь Макреев, к которой принадлежу я, лучше знает свою историю, – поддразнил он ее.

– И что же это за ветвь? – спросила она.

Он только улыбнулся, потом повернулся к ней спиной и вышел из пещеры. Она последовала за ним на берег, с хмурым изумлением глядя на озеро. Кольцо высоких скал, расположенных строго полукругом, открылось ее взорам. Она подняла глаза на Гилмур, гадая, почему никогда прежде не видела этой бухты, и поняла, что нависающие утесы укрывали ее от взоров. И крепость отсюда невозможно было увидеть. Она переводила взгляд со скал на утесы, потом посмотрела на Ворона.

– Это потайная бухта, – сказал он, внимательно изучая выражение ее лица.

– Вот и еще одна вещь, которой я не знала, – сказала Лейтис с удивлением. – Но ведь ты обещал мне открыть много тайн.

– У меня еще остались в запасе, – сказал он, снова улыбнувшись.

Он шел по тропинке вдоль берега озера, по-видимому, хорошо ему знакомой. В небольшом заливчике на невысоких волнах подпрыгивал ялик. Спутник Лейтис протянул руку, ухватился за трос и подтянул к себе лодку одной рукой, а другой сделал ей знак шагнуть в нее. Она ступила в лодочку и устроилась на задней скамье. Он отвязал трос, прикрепленный к большому валуну, и бросил его на нос. Потом поднял весла и принялся грести, бесшумно погружая их в воду.

– Можешь больше не скрывать от меня лица и сказать, кто ты, – предложила Лейтис. – Если ты снимешь маску и откроешься мне, обещаю, что никому не скажу.

– Ты не сможешь рассказать того, чего не знаешь, – возразил он с яростью.

– Так ты не хочешь мне довериться?

– При чем тут доверие? Это осторожность и попытка защитить тебя.

– А твое имя? Ты и его мне не откроешь?

– Ворон, – ответил он с улыбкой.

Похоже, он не заметил ее раздражения и все его внимание было приковано к треугольным скалам, куда он направлял свой ялик. Эти скалы ограждали бухту от замка. Подняв голову, она наконец, увидела высоко над собой тень Гилмура.

– Куда мы направляемся? – спросила она.

Он не ответил, и она почувствовала, что его молчание дает ей свободу.

– Я снова проявила слишком неуместное любопытство? – не унималась Лейтис.

Он посмотрел на нее, потом отвел глаза.

– Сейчас я спрашивал самого себя о том же, – признался он.

– Ты передумал?

– Следовало бы, но я не передумал. Мы отправляемся в английский форт.

– Зачем?

Это было единственное слово, которое она смогла произнести.

– А где же еще мы сможем найти фургон для перевозки продовольствия?

– Мы собираемся украсть еду у англичан? – удивленно спросила она.

– А ты знаешь более действенный способ им отомстить? – спросил он. – Ведь именно из-за англичан горцы умирают голодной смертью.

– Еще даже не совсем стемнело, – сказала она, еще более изумленная его дерзостью.

– Если мы будем дожидаться темноты, Лейтис, – сказал он с улыбкой, – то лошадей распрягут и нам придется тащить фургон на себе.

Она, будучи не в силах вымолвить хоть слово, только покачала головой.

Он греб легко, огибая последнюю скалу, и только теперь Лейтис заметила, что среди скал есть выход к морю.

– Это действительно тайна, да? – спросила она с удивлением. – Бухта не видна из Гилмура, а проход незаметен, если не знаешь, где его искать.

Он улыбнулся ей, будто был доволен ее открытием, но ничего не сказал.

Он правил к насыпи и проворно выпрыгнул из лодки, чтобы надежно закрепить ее, привязав канат к какому-то столбу, а потом протянул ей руку, чтобы помочь сойти на берег, который полого поднимался вверх. На вершине холма стоял конь под черным седлом, украшенным двумя серебряными щитами.

Она некоторое время смотрела на коня, потрясенная его дерзостью.

– Ты украл коня у англичан, – сказала она, наконец, не в силах сдержать изумления.

– Они не обеднеют. У них много лошадей, – спокойно ответил он. – Пропажи одной лошади даже и не заметят.

Он посмотрел на нее.

– А с чего ты взяла, что он английский? – спросил он. Она не спеша поднялась на берег по отлогому склону и остановилась рядом с животным, потом указала на серебряные щиты.

– Это символ Одиннадцатого полка, – сказала она.

– Ты изучила все символы? – спросил он, удивленный.

– Они день и ночь гарцуют под окном замка, – пояснила она. – И я не могу этого не замечать.

– В таком случае мы сделаем вид, что это не английский конь, – решил Ворон.

Он легко вскочил в седло и протянул ей руку. Она вложила свою руку в его ладонь, ожидая, что он поможет ей взобраться на круп коня и устроиться у него за спиной. Вместо этого она оказалась сидящей впереди него, и его руки обхватили ее талию, ограждая от возможного падения.

Она сидела так близко от него, что чувствовала его дыхание на щеке. Его рука оказалась совсем близко от ее груди, а ее колени упирались в его бедро. Но она не пошевелилась и заставила себя оставаться на месте. Ею овладело какое-то странное возбуждение, вероятно, отчасти из-за того, что они ввязались в эту авантюру, а отчасти потому, что на нее так действовала его близость.

Она отметила про себя, что его глаза такого же цвета, как земля Гилмура, а волосы черны, как безлунная ночь. Похоже было, что рот его создан для смеха, но подбородок и челюсть выдавали человека решительного и упрямого, всегда стремящегося настоять на своем, хозяина своей судьбы. А для скотта в последние годы это было нелегко.

– Где же ты был все это время? – спросила она.

– Где я только не был, – ответил он загадочно.

– И ты выжил, – заключила она спокойно.

– Ты осуждаешь меня за это? – спросил он.

– Нет, – возразила она, отводя глаза. – А впрочем, да, – тотчас же поправила она себя.

Некоторое время он молча ждал продолжения.

– Я хотела бы, чтобы все вернулись назад.

– И Маркус, о котором ты говорила? За которого приняла было меня? – спросил он мягко.

Она кивнула.

– Чтобы вернулись мои братья, отец и многие другие.

– Ты очень любила Маркуса, да?

Она любила Маркуса со всей нежностью и невинностью дружбы. Хотя она никогда никого об этом не спрашивала, но сама чувствовала, что любовь между мужчиной и женщиной нечто более естественное и властное, нечто похожее на то, что она испытывала, когда смотрела, как солнце садится в озеро Лох-Юлисс. В такие минуты, а также когда облака раздвигались, пропуская на землю грозовой ливень, а от грома содрогались холмы, она испытывала прилив радости и изумления. И любовь, думала она, должна быть сродни этому чувству, охватывавшему сердце с быстротой молнии.

Этого чувства она не испытывала к Маркусу, но своей тайной не делилась ни с кем.

Ворон понукал своего коня, заставлял его скакать вдоль берега озера. Шаг коня все убыстрялся, пока не оказалось, что они мчатся во весь опор на запад. Прежде она никогда не слышала голоса ветра, но чем быстрее они мчались, тем громче она слышала его шепот. И он твердил ей не об осмотрительности и осторожности, ветер, казалось, восхвалял и славил внезапность и безумную отвагу. Ее лента давно потерялась. Пряди растрепанных волос хлестали по щекам.

Долгие годы, всю свою жизнь она не осмеливалась на подобный поступок, всегда оставаясь трезвой и рассудительной. Лейтис обладала чувством ответственности и печально оплакивала украденное у нее счастье. Но сейчас, в эту минуту, глядя на облака, окрашенные фантастическими цветами заката, она чувствовала дикую радость от того, что живет. И ей захотелось смеяться от охватившей ее чистой радости.

Они продолжали нестись вперед, конские копыта стучали как барабаны, будто сама природа призывала их к действию.

За ними следовали их тени. Менее чем через час солнце зайдет, утонув в озере Лох-Юлисс, а небо окутает мрак ночи.

Это стремительное и безрассудное приключение, эта безумная попытка подобраться к английскому укрепленному форту и обокрасть его должны были бы вызвать у нее беспокойство за свою безопасность. Или по крайней мере заставить ее осознать, почему она чувствует себя столь неуязвимой в обществе этого Ворона, несмотря на то что не знала его имени, несмотря на то что даже не видела его лица. И вот он оказался ее пособником. Даже в маске и перчатках, не позволявших узнать его, он казался ей старым знакомым.

Он замедлил бег коня, обогнул рощицу, прежде чем спешиться, и протянул руки к Лейтис, чтобы помочь ей спрыгнуть на землю. Она легко соскользнула в его объятия, и он поставил ее на землю так мягко и нежно, будто она была бесценным сокровищем.

Он подошел к седлу, отвязал кожаный мешок и извлек из него шарф. Расправив его концы, он обвязал им ее голову, спрятав под него волосы, потом завязал концы шарфа у нее на затылке.

– У тебя очень приметный цвет волос, Лейтис, – сказал он тихо. – Англичанам не надо будет долго ломать голову над тем, каким образом исчезла их заложница.

Кивнув в знак согласия, она поправила повязку на голове.

– Хотя, – задумчиво добавил он, изучая ее, – твои волосы не такие яркие, как в детстве.

Внезапно время замедлило свой ход каким-то странным, непостижимым образом. Их взгляды встретились и будто приковали их друг к другу, и это продолжалось, пока он не отвел глаза.

– Когда же ты видел меня ребенком? – спросила она, с трудом выговаривая слова и чувствуя, как что-то сжало ее горло. В горах было великое множество Макреев, сотни. Его ответ был вполне объясним, и все же почему-то ей казалось, что она когда-то знала его.

– Кто забыл бы Лейтис Макрей, бросив на нее даже один-единственный взгляд? Кто забыл бы эти необыкновенные волосы и этот заразительный смех? – сказал он, отворачиваясь, и поднырнул под голову коня, свободно обвязывая поводья вокруг молодого деревца.

Прямо перед ними были разложены костры, возле которых кипела жизнь. Кто-то горланил песню, ее нехитрый напев и циничные слова вызывали у остальных смех. Солдаты расседлывали коней, другие сидели у огня, приводя в порядок амуницию.

Лейтис хотела спросить, каков их план, но Ворон повернулся к ней и приложил палец к губам. Ее любопытство не удовлетворил этот жест. Что же они будут делать теперь?

Три фургона, доверху нагруженные бочками, деревянными ящиками и коробками, стояли прямо перед ними, и, как и говорил ей Ворон, лошадей еще не распрягли.

Он тихонько подошел к ней.

– Тебе не удастся ничего сделать, – прошептала Лейтис. – Там не меньше сотни солдат.

– Нет, их не так уж много, – возразил он спокойно. – Сколько бы их ни было, они ошибаются, думая, что им ничто не угрожает. Лучше всего предпринять что-то неожиданное.

Она молча кивнула, думая, что нечто подобное мог бы сказать Фергус. Но ведь ее брат частенько бывал неразумным и дерзким, а такое сочетание черт характера опасно. И внезапно она подумала, что Фергус одобрил бы и их дерзкий план, и ее присутствие здесь.

Ворон двинулся вокруг рощицы, наблюдая за солдатами, которые ужинали перед отбоем. Она уже было подумала, что Ворон решил изменить свой план, так как он отвязал своего коня от дерева и пустил его пастись.

Она с любопытством посмотрела на него, но он ничего не сказал.

– Ты быстро бегаешь? – спросил он, обнажая в улыбке ровные белые зубы.

Лейтис кивнула, вспоминая свои детские игры, когда ей приходилось носиться наперегонки с братьями по лощине.

В эту секунду он схватил ее за руку, и они побежали вокруг рощицы. Она была почти уверена, что их заметят, но он нагнулся, заставив ее сделать то же самое, и они укрылись за фургоном.

Куры в повозке отчаянно закудахтали. Похоже, они взяли на себя роль часовых и громко возражали против уготованной им участи.

– Тише, – прошептала Лейтис, обращаясь к беспокойным пернатым.

Ворон обернулся и посмотрел на нее с улыбкой.

– Сомневаюсь, что это на них повлияет, – сказал он тихо. – Куры известны как злостные саботажники.

Лейтис хмуро смотрела на него, а шум все усиливался.

– Они кудахчут потому, что это английские куры, – ответила она шепотом, не скрывая отвращения к мерзким птицам.

Ворон обнял ее за плечи, и она почувствовала, что он сотрясается от беззвучного смеха.

Он добрался до передка фургона, подтянулся и оказался на козлах, а потом помог влезть и Лейтис. Подняв кнут, он стегнул лошадей. Она чуть было не свалилась со скамьи от внезапного толчка, так как фургон сильно рвануло вперед, но Ворон протянул к ней руку и обнял за плечи.

Кто-то из солдат закричал, но Ворон даже не оглянулся. Они неслись вниз с холма под громыхание фургона по камням и гневные крики, под истеричное кудахтанье кур и хохот Ворона.

Лейтис оглянулась. Клетки с курами, связанные вместе, при каждом повороте колес по каменистой земле мотались и раскачивались. За ними рысью следовал украденный у англичан конь Ворона. По земле волочились его поводья.

Им вслед смотрел один из людей Мясника. И, как показалось смятенной Лейтис, он веселился так же, как Ворон. Он стоял посреди дороги, подбоченившись и запрокинув голову, и хохотал до упаду.

Когда она, наконец, оторвалась от диковинного зрелища, Ворон так внезапно притянул ее к себе, что она испугалась. И так же стремительно он наклонился и поцеловал ее.

Она отпрянула и с изумлением посмотрела на него.

– Это еще один пример внезапного нападения, чтобы застать неприятеля врасплох?

– Возможно. Если я буду осужден за мои сегодняшние подвиги, то буду наказан и за все свои опрометчивые и неожиданные поступки, – бросил он загадочно.

Он снова привлек ее к себе, на этот раз медленно. Ей нетрудно было бы отстраниться, но она не сделала этого.

Куры снова в ужасе закудахтали, и их пронзительные крики странно аккомпанировали нежному поцелую.

Минутой позже Лейтис выпрямилась на сиденье и немного отодвинулась от него.

– Прости меня, – сказал Ворон тихо. – Это был порыв, которому мне не следовало поддаваться.

Она кивнула, как бы соглашаясь, но на самом деле все еще была смущена и ошарашена. Ее губы все еще горели. Он поцеловал ее нежно, и этот поцелуй так ее взволновал, что ее сердце продолжало трепыхаться и подпрыгивать как безумное.

– Что мы будем делать дальше? – спросила она, надеясь, что голос ее не выдаст, что он не задрожит, как дрожало ее сердце.

– Сейчас, – ответил он с улыбкой, – мы обманем солдат, которые нас преследуют.

Она в ужасе обернулась, но не увидела никого, кроме коня Ворона, трусившего за ними.

– Они непременно бросятся за нами в погоню, – сказал он, натягивая вожжи.

– Мне их догнать, сэр? – спросил лейтенант Армстронг.

Его лицо представляло неподвижную маску, выражавшую крайнее неодобрение.

Харрисон, придя в себя, обернулся и кивнул двум капитанам, стоявшим рядом с ним.

– Об этом уже позаботились, лейтенант, – ответил он. Он наблюдал за тем, как Монро и Уилмот делают вид, что преследуют дерзких воров. Как только те скрылись из виду, оба замедлили скачку. До своего бесславного возвращения в форт еще можно немного отдохнуть.

– Я был бы счастлив присоединиться к ним, сэр, – сказал лейтенант Армстронг.

Резвый молодой человек, подумал Харрисон. Что это с ним такое: чем старше он становится, тем нетерпимее относится к молодежи? Щенячье рвение Армстронга было утомительно.

– Вы нужны здесь, лейтенант, – резко возразил он.

Армстронг кивнул и отступил назад, отдав честь, как положено, но морально он явно был уничтожен.

Харрисон дождался, пока Армстронг ушел, и посмотрел в том направлении, где скрылся полковник Лэндерс. Было смертельно опасно принимать сторону мятежников, но такая роль на редкость подходила ему. Харрис, однако, сомневался в том, что полковнику удастся добиться своего без неприятностей. Слишком много шума наделали похитители фургона, да еще эти куры так раскудахтались, что могли переполошить весь лагерь.

Заложница полковника была привлекательной молодой женщиной, но куда ей до его Элисон, подумал адъютант Лэндерса. Ее лицо всплыло в памяти Харрисона, как это случалось сотни раз на дню.

Элисон Фултон была самой прекрасной женщиной, какую ему только доводилось встречать. Но он был слишком безобразен для нее и однажды совершил ошибку, сказав ей об этом. Она так разгневалась, что после этого не разговаривала с ним несколько дней.

– Я никогда не позволю любить себя за мою красоту, Томас, – сказала Элисон. – Потому что если вас интересует только моя внешность, значит, вы меня совсем не знаете.

Он улыбнулся, вспомнив Элисон, и это воспоминание, как всегда, было мучительным и острым. Однажды они столкнулись в конторе префекта. Это была случайная встреча. Она принесла обед своему отцу, а он стоял как дурак и с разинутым ртом пялился на нее. Мысли об Элисон всегда были мучительны, потому что надежды на взаимность Харрисон не питал.

Он решительно отвернулся. Вместо того чтобы вспоминать о ней, он должен сосредоточиться на том, чтобы рассеять подозрения лейтенанта Армстронга относительно полковника.

Глава 16

Они с такой легкостью оторвались от английского патруля, что Лейтис только диву давалась. Солдаты поскакали в одном направлении, а они с Вороном – в другом.

Наконец он остановился и снова привязал лошадь к фургону, а потом сел рядом с ней.

Солнце село, а они ехали дальше через холмы, и скоро их совсем поглотила темнота. Ночь была ясной, сверху на них смотрели звезды, посылая с неба свой бледный свет, который не мог соперничать со светом полной луны. Охрипшие куры все еще истошно кудахтали, порой им вторили из подлеска голоса каких-то диких птиц.

Она потеряла представление о том, где они едут и как долго. Наконец, они остановились у селения, столь бедного и заброшенного, что оно казалось безлюдным.

Ворон спрыгнул на землю и направился к ближайшему дому. Из дверей выглянул на стук плешивый пожилой человек. Его лысина блестела в лунном свете.

Он спросил сердито:

– Кто вы и чего вам надо?

– Мое имя ничего вам не скажет, – ответил Ворон, – но я привез вам еду.

Дверь тотчас захлопнулась у него перед носом.

Лейтис подавила улыбку. Ворон стоял, глядя на запертую дверь, потом пожал плечами. Подошел к другому дому, постучал в дверь, и ему открыла старуха, сжимавшая костлявыми пальцами тонкую шипящую свечу.

– Я привез вам еду, – сказал Ворон, слегка поклонившись.

– А кто вы такой?

– Тот, кому небезразлична ваша жизнь.

– В таком случае иди и убей англичанина, – сказала она и тоже захлопнула дверь у него перед носом.

Лейтис пыталась задушить поднимавшийся в ней смех, но Ворон все-таки его услышал.

Он вернулся к повозке. Лунный свет освещал его хмурое лицо.

– Почему они ничего не берут? – спросил он.

– А ты надеялся, что они станут целовать тебе руки? – Она улыбнулась. – Мы гордый народ, Ворон. Мы никогда ничего не берем даже у своих.

Она спрыгнула на землю, подошла к первому дому и громко постучала в дверь.

– Мы украли немного английских припасов, – сказала она, прежде чем старик успел открыть рот. – Этот человек, – она указала на Ворона, – пользующийся дурной славой Ворон. Англичане его ищут за дерзкую отвагу и подстрекательства к бунту.

Старик с любопытством оглядывал обоих.

– У нас есть куры. И мука, – добавила она, догадавшись о содержимом одного из бочонков. Что же до остального, подумала Лейтис, пожалуй, стоит взглянуть, что там еще есть, прежде чем хвастаться.

Старик улыбнулся, обнажив большую щербинку между передними зубами.

– Куры? – спросил он, выходя из дома.

– Английские куры, – ответила Лейтис, улыбаясь и указывая ему, куда идти. – Они без умолку кудахчут, прямо житья нет, но из них получится славное жаркое.

Ворон вернулся ко второму дому и снова постучал в дверь. Когда ее открыли, он заговорил:

– Вон в той повозке провиант. Мы украли его у английских солдат.

– Украли? – спросила женщина.

– Хотите получить свою долю?

Она попыталась заглянуть ему за спину, чтобы разглядеть фургон.

– А у вас овес есть?

– Пойдите и взгляните сами, – уговаривал он ее. Она кивнула, но вместо того чтобы последовать за ним, направилась к соседнему дому и вызвала хозяйку. Не прошло и нескольких минут, как вокруг фургона собралось человек двадцать. С бочек сняли крышки и принялись изучать содержимое коробок.

В фургоне оказалось два бочонка с мукой, два с овсом и множество солений. Там были также солонина и огромный пласт бекона, столь толстый, что он был похож на целую свиную тушу. Брюква вызвала только смех, и Лейтис прекрасно понимала почему. Овощи и без того были основной едой скоттов после того, как англичане отобрали и порезали их скот.

Сначала выгрузили кур, потом мясо. Произошло это так быстро, будто на фургон с припасами налетела туча саранчи. Хотелось бы думать, что им на какое-то время хватит еды.

Но было ясно, что очень скоро эти люди снова начнут голодать.

Лейтис и Ворон опять забрались в фургон и направились в другую деревню.

– Для обитателей Гилмура не осталось пищи, – сказал он. – Я думал, ее хватит на всех.

– Нелегко накормить целый народ, – мягко возразила она. Он ничего не ответил, только положил руку ей на плечо и легонько его сжал.

Радость и возбуждение, которые она испытывала прежде, рассеялись, сменившись приятным и легким ощущением товарищества. Внезапно Лейтис захотелось положить голову ему на плечо и прошептать на ухо слова, которые, возможно, утешили бы его или хотя бы облегчили его горечь. Но она не находила слов.

Чуть позже они снова остановились в крошечной деревушке.

Ворон спрыгнул на землю и помог спуститься Лейтис. Она улыбнулась, оценив такое проявление галантности.

Он обошел повозку сзади и снял две последние клетки с курами, полбочонка муки и бочонок овса. Ему пришлось проделать несколько ходок, пока он не перенес все это к дверям крошечного домика. Дверь открылась, и он поставил клетку с курами на бочонок с овсом.

В дверях стояла старая женщина. Ее белые волосы ярко сверкали в лунном свете. Она без улыбки вглядывалась в его прикрытое маской лицо.

– Как поживаете? – спросил Ворон.

– Лучше благодаря щедрости одного незнакомца, – сказала она, и в ее голосе прозвучал легкая ирония. Она протянула руку и коснулась дрожащими пальцами края его маски. – Не всегда разумно скрывать, кто ты на самом деле, – сказала она.

– Я привез вам немного еды, – сказал он, ставя бочонки у ног старухи, а Лейтис несла за ним клетку с курами.

Старуха выглядела смущенной, потом улыбнулась и тяжело опустилась на стул.

– Будет справедливо, если мы снова заключим сделку, – сказала она, указывая на большую корзину. – Тебе это нужно? – спросила она поворачиваясь к Лейтис.

Ее руки покоились на подлокотниках стула. Пальцы были натруженными и распухшими. Она была исхудавшая, похожая на птичку. Но в ней чувствовались воля и несгибаемый характер, и, казалось, она изнутри светилась.

Лейтис прошла через комнату, открыла корзинку и заглянула в нее. Там было полно мотков крашеной шерсти, но при свете тонкой свечи трудно было разглядеть их цвет.

– Мне это больше не нужно, – сказала старушка, и ее глаза весело сверкнули, когда она бросила взгляд на Ворона.

– Ваш ткацкий стан забрал инвернесский Мясник? – внезапно спросила Лейтис.

– Не знаю я никакого Мясника, – с улыбкой ответила женщина. – Тебе пригодится эта шерсть?

Лейтис кивнула.

– В таком случае забери ее вместе с моим благословением, – сказала старая женщина.

– Благодарю вас, – ответила Лейтис, поднимая корзинку. Старушка протянула сморщенную руку и погладила Лейтис по щеке.

– И тебе спасибо, – сказала она. – Мне приятно сознавать, что моя шерсть пригодится.

– Ты ее знаешь? – спросила Лейтис Ворона, когда они шли к фургону.

– .Как-то встречались, – ответил он.

– Что она хотела сказать, упомянув о сделке?

Он покачал головой, помогая ей взобраться в фургон. И снова Лейтис поняла, что он не скажет ей правды.

– Мне надо где-нибудь спрятать фургон, – сказал он чуть позже, – там, где англичане его не найдут.

Она с пониманием кивнула. Фургон может пригодиться для горцев, но англичане ни в коем случае не должны догадаться об их деятельности.

Они наконец нашли заброшенную, примостившуюся на склоне холма деревню, покинутую жителями. Луна освещала пустые лачуги, и они отбрасывали длинные тени, создавая иллюзию стоящих человеческих фигур там, где не было ни души. Оставив повозку на задах одного из пустых домов, Ворон выпряг лошадей и огрел их вожжами.

– В конце концов, их найдут, – пояснил он, приторачивая корзинку с шерстью к седлу. – Или они сами найдут дорогу в форт.

– Мы похожи на коробейников, – сказала Лейтис с улыбкой.

Он помог ей взобраться на коня, а потом отошел в сторону. Когда Ворон вернулся, в его руке был кустик вереска с остроконечными, как лезвия, стеблями. Он протянул вереск Лейтис. Она взяла подношение обеими руками, как букет.

– Благодарю, – сказала она, тронутая до глубины души.

– В Шотландии столько вереска, – мягко сказал Ворон. – Упорное растение, как и народ этой страны.

– Но даже вереск нуждается в почве, в корнях, в том, чтобы черпать силы из земли, – ответила Лейтис, нежно лаская пальцами крошечные цветочки.

– Этого мало, да? – спросил он.

Она поняла, что он говорит об их сегодняшних ночных приключениях.

– Да, мало, – согласилась она.

– Но ведь всегда будет мало, – сердито возразил он.

– Возможно, что и так, но в одиночку ты не изменишь мир.

– Мне плевать на мир, – резко возразил он, – но эти люди мне небезразличны.

– Но ведь во всей Шотландии дела обстоят так же скверно, как здесь?

Она чувствовала, что задала этот вопрос из чистого любопытства.

– Здесь еще лучше, чем в других местах. Несомненно, англичане больше внимания уделили строительству форта Уильям, чем запугиванию шотландцев.

– Зато они достигли этой цели, когда сровняли с землей Гилмур, – сказала она. – Невзирая на то, что в замке не было ни пушек, ни другого оружия и он не представлял для них никакой угрозы.

– А что случилось с его жителями?

– Большинство перебрались в деревню, – ответила Лейтис. – Некоторые переселились в другие места. Многие умерли.

– Англичане не собираются уходить отсюда, – внезапно сказал Ворон.

Она посмотрела на него.

– Знаю.

– Шотландия никогда не станет такой, как прежде.

Она только кивнула, потому что пришла к этому выводу много месяцев назад.

– Интересно, покинут ли Шотландию обитатели Гилмура, – сказал он через несколько минут.

Она повернулась и внимательно посмотрела ему в лицо.

– Англичане были бы этому рады, – сказала она. – Главное, чтобы в Шотландии не осталось скоттов, и не важно, как это произойдет.

– Значит, они упорствуют только назло англичанам? – спросил он с иронией.

– Они упорствуют потому, что здесь их дом.

– Дом – не только место, Лейтис, – заметил он, к ее удивлению. – Это и люди. Для меня Гилмур теперь всего лишь скорлупа, пустая оболочка без Нийла Макрея.

– Так ты знал старого лэрда?

Он кивнул, но больше ничего не добавил. Очевидно, у него не было охоты говорить о себе.

– Кто-то недавно мне сказал, что вы не могли бы жить, лишившись гордости. Сколько еще времени пройдет, пока вас не заставят отказаться и от нее? Для скоттов полное разоружение и полный отказ от национального костюма почти одно и то же.

– Они придают огромное значение своей одежде, – сказала Лейтис смущенно.

– Возможно, это удержит скоттов от бунта.

– Это будет не так-то просто, – сказана она, невольно улыбнувшись. – Разве англичанам не известно, что наши люди готовы драться даже нагишом?

Он хмыкнул, и возникшее было между ними напряжение разрядилось.

– Как бы они смогли жить дальше? И куда могли бы направиться? – спросила она чуть позже.

– В то место, где они могли бы оставаться скоттами, говорить на своем языке, носить свой любимый тартан, держать по кинжалу в каждой руке и играть на своих волынках до тех пор, пока кровь не брызнет из ушей.

Внезапно она осознала, что он вполне серьезен.

– Ты говоришь, как Хемиш, – сказала она. – Мой дядя верит в то, чему не бывать.

Он улыбнулся, и лунный свет заиграл на его маске.

– Открою тебе одну тайну, Лейтис, – сказал он. – Когда я хочу, чтобы что-нибудь случилось, это происходит.

Когда они добрались до места, где оставили лодку, луна уже доползла до горизонта. Он помог Лейтис сойти с коня, а когда она устроилась в ялике, отвязал корзинку с шерстью и подал ей.

Потом отвязал канат, удерживавший лодку, и спрыгнул в нее сам.

Лейтис наблюдала за ним, не притворяясь перед собой, что ее интересует только его умение обращаться с веслами. Или что ей не хотелось бы заглянуть под его маску. Она восхищалась им, ей было интересно в нем все. Он был не прочь посмеяться и попроказничать, ему были небезразличны беды совершенно чужих людей, и он так нежно ее поцеловал, что сердце Лейтис совсем растаяло.

Было неразумно вспоминать о его поцелуе. Но ей почему-то казалось, что он был вполне уместен, и это ее даже испугало. Поцелует ли он ее снова? Ночь еще не кончилась, и она еще оставалась одной из вольных Макреев.

Это была зачарованная волшебная ночь, подходящее время для того, чтобы перевоплотиться. Как жаль, что на ней нет маски! Или она уже перестала быть Лейтис Макрей, а стала кем-то другим?

Под водой мелькали серебристые тени и блики. Она опустила руку и чуть было не коснулась спины проплывавшей рыбы. Лейтис усмехнулась, потому что это ее позабавило.

– Мои братья учили меня щекотать рыбу, – сказала она.

– И старались отучить чувствовать себя женщиной? – спросил он, улыбаясь.

– Вряд ли мне захочется вернуться назад, в детство, – сказала она. – Воспоминания о нем вытеснены более поздними событиями, – призналась Лейтис. – Нос течением времени все кажется больше и значительнее. Даже мои чувства. Я никогда не испытывала большего счастья, большего восторга, чем в детстве. Я никогда не бывала тогда в таком гневе, как теперь, когда впадаю в ярость. И никогда прежде я не ведала такой печали, как теперь.

Его улыбка обнажила ровные белые зубы, казавшиеся еще белее по контрасту с темной кожей. Она подалась вперед и осторожно коснулась его маски.

– Это все еще необходимо? – спросила она. – Я никогда не проболтаюсь, никому не открою, кто ты.

Его рука легла на ее руку, и она почувствовала сквозь перчатку тепло его ладони.

– Сегодня многие твои надежды сбылись, не так ли?

– Признаюсь, были минуты, когда я замирала от ужаса, – ответила Лейтис, запрокидывая голову и глядя на небо. Его восточный крап понемногу светлел. Скоро должен был наступить рассвет. – Но я почувствовала себя сильной, – сказала Лепте, глядя на приближающуюся полоску берега, – хозяйкой своей судьбы.

– Это точное определение свободы, – тихо ответил он, укладывая весла на дно лодки. – Это то, что Шотландия потеряла.

Она покачала головой.

– Между свободой целой страны и свободой отдельной личности есть разница, – сказала Лейтис, удивив его.

Он долго и внимательно смотрел на нее, будто изучал.

– Как это так? – спросил он, наконец.

– Если человек сражается за свободу своей страны, – сказала она, как бы размышляя вслух, – он сражается за идею. Свобода Шотландии от Англии не изменила бы моей жизни. Но когда человек сражается за личную свободу, он борется за свой образ жизни. Ему выбирать, будет он плотником или кузнецом, рыбаком или фермером.

Он уже стоял на берегу и помог ей выбраться из лодки. Потом они вместе молча подошли к пещере.

– Будь ты свободна, Лейтис, – сказал он, наконец, зажигая фонарь, – как бы ты распорядилась своей жизнью?

В неровном, колеблющемся свете фонаря черты лица возлюбленной Иониса, казалось, ожили. Лейтис посмотрела вниз, на гладкий пол пещеры, и высказала то, что было у нее на сердце. Но тотчас же спохватилась: присутствие этого человека заставляло ее почему-то говорить только правду.

– Во-первых, меня бы здесь не было, – сказала она отрывисто, глядя на поднимающуюся вверх лестницу, – я не была бы пленницей полковника.

– Он хорошо с тобой обращается?

Она посмотрела ему в лицо с печальной улыбкой.

– Как любой добросовестный тюремщик, – сказала она. – Его денщик говорит, что я живу в роскоши, как привилегированная особа. Но я не могу ходить, где мне вздумается, и делать то, что хочу.

– А что бы ты делала, если бы могла?

Она уже стояла у входа в пещеру и смотрела на сверкающую поверхность озера. Оно никогда не бывало спокойным. Его воды постоянно бились о берег.

– Что бы я делала? – повторила она его вопрос. – Кто я такая? – тихо сказала Лейтис. – Простая женщина. Для меня была важна моя семья, я постоянно тоскую по своим близким. Поэтому я хотела бы иметь семью, и это самое главное. Вероятно, я хочу вести обычную жизнь, как многие другие женщины. Я хотела бы иметь маленький уютный домик и друзей.

– Довольно скромные желания, – рассудил он.

– А ты, Ворон? – спросила Лейтис, глядя ему прямо в лицо. – Чего бы хотел ты?

– Поцеловать женщину при лунном свете, – ответил он.

Он привлек ее поближе к себе, не рассчитывая на покорность, и постарался собраться с силами и мыслями, чтобы решить, что делать, если она заупрямится.

Но Лейтис молчала, и вдруг стало так тихо, что Алек понял: он никогда не забудет этой минуты.

Их разделяло слишком многое, но не они были в этом повинны.

Алек наклонился к ней, а она положила руку ему на грудь Она молчала, и он мог только надеяться и желать, чтобы она чувствовала те же смущение и робость, что и он.

Она судорожно вздохнула, и ему захотелось поймать этот вздох и задержать его, запомнить его звук, вдохнуть глубоко в себя. Ее губы были нежными и сладостными, а полуоткрытый рот будто приглашал к продолжению. Но он не посмел этим воспользоваться. Не поцеловал ее со всей страстью, а только слегка, нежно коснулся ее губ.

Потом он отстранился от нее, и она услышала тяжкий вздох где-то у своего виска.

– Лейтис, – прошептал он ее имя, и опять наступила тишина.

В свете фонаря ее глаза казались глубже, а ее душа была открыта ему, как никогда прежде. А впрочем, возможно, это было капризной игрой его воображения, фантазией мужчины, плененного прелестью женщины.

Он говорил себе, что единственное, что их связывает, – это тень того ребенка, каким она была когда-то, и дух того мальчика, каким он себя помнил и знал давным-давно. Но эта мысль промелькнула и пропала, померкла перед более значительной правдой.

Он печально улыбнулся, подумав о том, что они живут в смутное время, которое совсем не подходит для того, чтобы влюбляться.

– Значит, вам не удалось захватить этих ворюг, Харрисон? – расспрашивал полковник на рассвете своего адъютанта.

За его спиной разбирали его походную палатку. Долгие годы, проведенные им в военных кампаниях, научили его подолгу обходиться без сна или спать очень мало. И он был благодарен судьбе и своему телу за такую привычку, потому что он только несколько часов назад вернулся из Гилмура. Он сумел незамеченным проскользнуть в свою палатку и немного отдохнуть, а проснувшись на рассвете, одеться без помощи своего еще полусонного адъютанта.

Алек хмуро смотрел на Харрисона, что, как он полагал, было достаточно похоже на гнев.

Его адъютант стоял понурившись, похожий на побитого щенка. Алек напомнил себе позже сказать Харрисону, что столь полное уничижение в будущем необязательно. Но сейчас он подавил усмешку и хмуро взирал на подчиненного.

– Я полагаю, вы выслали им вслед погоню?

– Да, сэр. – Харрисон на мгновение поднял голову и встретил взгляд начальника, но тут же отвел глаза.

По тому, как внезапно Харрисон словно окаменел, Алек понял, что их подслушивают.

– Почему мне не сообщили о случившемся немедленно – спросил он.

– Вы просили не беспокоить вас, сэр, – вяло отозвался Харрисон.

– В будущем вы должны ставить меня в известность о подобных происшествиях немедленно, в любое время дня и ночи, при первом появлении этих чертовых скотов, – приказал он жестко.

Харрисон отдал ему честь и вышел с опущенной головой, как и подобало подчиненному, получившему суровый нагоняй от начальства. Такая уловка была необходима по ряду причин, в том числе и для того, чтобы защитить Харрисона от возможных подозрений. Алек не хотел, чтобы его люди пострадали от того, что он сам стал Вороном.

Однако было не так-то легко совместить две столь различные сущности. Последние часы показали, что он ни то и ни другое: ни полковник, ни Ворон, а некий сплав обоих.

Армстронг получил приказ помочь лейтенанту Каслтону охранять оставшиеся запасы провианта, то есть два фургона с продовольствием и лошадей.

Англичане обычно предпочитали двигаться только в пустынных, необжитых местах, но полковник старался следовать по проторенным через холмы путям.

Лейтенант Армстронг нахмурился, глядя на фургоны перед собой. Хотя и наполовину пустые, они двигались тяжело и медленно. Должно быть, солдаты-ездовые не спешили вернуться в форт Уильям. Казалось, они наслаждались неспешностью этой поездки и тем, что продвигались со скоростью улитки.

– Не могли бы вы ехать чуть-чуть побыстрее? – спросил он, поравнявшись с первым фургоном.

– Прошу прощения, сэр, фургон шире, чем колея, и следует проявлять осторожность. Если колеса попадут в выбоину, мы вообще встанем.

– Ну, поступайте как знаете, – сказал Армстронг раздраженно и нетерпеливо.

Передний фургон остановился. Что случилось? Неужели что-то с колесом? Он поскакал вперед, еще более разгневанный.

– Что там, рядовой? – спросил он ездового.

– Там какие-то две женщины, сэр, – ответил солдат, показывая пальцем на маячивших впереди людей.

– Прикажи им посторониться! – велел Армстронг.

– Похоже, они нас не слушают.

Армстронг тотчас понял, что имел в виду солдат. Голоса женщин были настолько громкими, что их можно было услышать в форту Уильям. Он опередил обоз и остановился подле двух женщин, стоявших прямо на дороге. Одна держала клетку с курицей, вторая пыталась ее отобрать.

– Она моя! Он мне ее привез!

– Ну и что? Ночью-то я сплю! И почему я должна остаться без курицы, если не видела этого вашего привидения?

– Это моя курица!

– Покажи мне, Фиона, где на ней написано твое имя! А? – Вторая женщина заглядывала в клетку, будто пытаясь рассмотреть что-то на клюве птицы. – Нет, ничего такого не видно.

– Вы препятствуете продвижению войск его величества! – сурово сказал Армстронг.

Одна из женщин с усмешкой повернулась к другой.

– Слышишь, Мэвис? Мы затрудняем продвижение войск его величества.

– Ты говоришь, затрудняем? – переспросила вторая женщина.

– Прекратите перебранку и убирайтесь вместе со своей курицей. Закончите спор где-нибудь в другом месте! – распорядился Армстронг. – Пока я не принял мер и не помог вам убраться с дороги!

Обе женщины с очевидной неохотой посторонились.

Он махнул ездовым, чтобы те проезжали, наклонился и одним рывком выхватил клетку с курицей из рук женщины. Подняв ее до уровня глаз, он принялся разглядывать курицу, которая тоже уставилась на него.

– Откуда у тебя эта птица? – спросил он, припомнив, что в украденном фургоне были клетки с курами.

Ни одна из женщин не ответила.

– Я отдам курицу той из вас, кто все мне расскажет, – пообещал он.

– Прошлой ночью ко мне в дом приходил человек, – сказала одна из женщин.

– Кто такой?

Она покачала головой:

– Не знаю. Никогда прежде его не видела.

– Да нет, у него было имя, – возразила вторая женщина, выступая вперед. – Я заслужила курицу?

Армстронг мрачно оглядывал обеих.

– Как его зовут?

– Вы узнаете его имя, только пообещав мне отдать птицу!

– Я имею такое же право на эту курицу, как и ты! – рассердилась другая.

– Никто из вас ее не получит, – сказал Армстронг со все возрастающей досадой, – пока вы не скажете мне его имени.

– Ворон! – сказали женщины в один голос.

– Ворон? Что это за имя?

– Она так его называла.

– Она? С ним была женщина?

Обе одновременно кивнули.

– Но это вес, что мы знаем. Он приехал мочью и уехал, как только раздал еду.

Армстронг бросил клетку, не заботясь о том, кому достанется ворованная птица.

Он вынул из кармана записную книжку и сделал в ней несколько пометок. Он обещал майору Седжуику ставить его в известность обо всем, что случилось в его отсутствие.

Армстронг спрятал записную книжку в карман мундира. Несправедливо, думал он, что майора Седжуика, в сущности, изгнали из гарнизона. Впрочем, несправедливо и то, что командование фортом доверили полковнику Лэндерсу. Должно быть, этот пост достался ему благодаря его покровителю, герцогу Камберленду. Тот явно печется о его карьере.

Ворон? Армстронг нахмурился и поспешил догнать обоз.

Глава 17

Алек проехал по мосту через лощину, довольный теми изменениями, что уже произошли в форту Уильям после его назначения. Повсюду кипела работа по благоустройству крепости. Несколько солдат мылись, и острый запах уксуса и мыла витал в воздухе. Кое-кто приводил в порядок свой мундир, драил знаки отличия, кокарды и пряжки, другие отрабатывали строевой шаг. Не все солдаты в форту были кавалеристами. Большинство принадлежало к пехоте.

Алек напомнил себе, что ему следует поговорить с Харрисоном о том, чтобы солдатам дозволили пригласить в форт жен. Женщины, которые сюда приедут, будут их верными боевыми подругами, привыкшими к превратностям воинской службы и спартанскому образу жизни в крепости.

Он мимоходом кивал солдатам, приветствовавшим его. За несколько недель они привыкнут к его требованиям, и скоро предписанное им поведение войдет для них в привычку Когда солдаты не воюют и не думают о том, как бы уцелеть частенько случается, что единственное, что их сплачивает, – это разделяемая всеми ненависть к командиру. Алек был полон решимости заставить их поверить, что их должно связывать чувство гордости из-за принадлежности к Одиннадцатому полку.

Это было иронией судьбы: он пекся об укреплении своей репутации полковника и командующего фортом Уильям и в то же время предавал интересы Англии.

Прошлая ночь была полна неожиданностей. Его авантюра была неразумной, но он убедился, что Лейтис почти не изменилась. Она походила на победно цветущий чертополох, выглядывающий из всех расселин и трещин в скалах. Его стебель утыкан шипами, но украшен красивым цветком. Алек улыбнулся своим причудливым мыслям и решил, что Лейтис не польстило бы сравнение с чертополохом, узнай она о том, что он считает ее похожей на это растение.

Он сделал ошибку, взяв с собой собственного коня. Он забыл о наблюдательности Лейтис. Ведь она могла запомнить отличительные знаки его полка. Это было большим просчетом с его стороны. Да, его притворство не было продумано до конца. Нужно принять меры, чтобы впредь ошибка не повторилась.

Алек спешился, прошел через двор форта и направился к лестнице, ведущей в его комнаты.

Он вошел к себе, снял мундир и остановился у окна во двор. Лейтис находилась так близко от него, что он, казалось, чувствовал ее дыхание. Так близко, что всего через несколько минут он мог оказаться рядом с ней, прикоснуться к ней и поцеловать, если бы захотел, но только не в своем настоящем виде, а в одежде и маске Ворона.

Стук в дверь возвестил о приходе Харрисона. Однако за дверью Алек обнаружил не своего адъютанта, а лейтенанта Армстронга, стоявшего по стойке «смирно». Его мундир был излишне щегольским, ворот и рукава рубашки были оторочены пышными кружевами, а отвороты мундира украшали золотые пуговицы. Судя по всему, лейтенант широко пользовался возможностью покрасоваться.

– Полагаю, сэр, – сказал Армстронг, – мне есть что вам сообщить, и это весьма важно.

Алек затаил дыхание. Насколько он помнил, в бою Армстронг был никудышным солдатом, но здесь, в тылу, он мог причинить немалый вред.

– Я знаю, кто украл фургон с провиантом, сэр, – сказал он.

На мгновение Алек лишился дара речи. У него возникло неприятное ощущение, будто его сердце остановилось, а потом ухнуло куда-то вниз, в самые пятки. Но взгляд Армстронга выражал только полную готовность служить, в нем не было и намека на укоризну.

– И кто он?.. – Алек судорожно ухватился за дверь.

– Его зовут Ворон.

Но даже и такая скудная информация была чревата неприятностями. И как только Армстронгу удалось так быстро это выяснить?

– Ворон?

Молодой человек кивнул.

– И вы полагаете, что этот Ворон виновен в похищении провианта, Армстронг?

– У меня есть доказательство, сэр. К тому же он снабжал едой скоттов.

– Весьма настораживающая акция неповиновения, – сухо заметил Алек, потом улыбнулся молодому человеку, чтобы смягчить свой сарказм. – Вы весьма наблюдательны, Армстронг.

– Благодарю вас, сэр, – ответил тот, явно довольный похвалой. – Я добровольно хочу участвовать в его поимке.

– Если он и в самом деле существует и это не очередная шутка скоттов, то я арестую его, лейтенант. Но всему свое время.

У Армстронга были все основания выглядеть ошарашенным.

– У нас есть другие обязанности, не менее важные, – сказал Алек. – Возможно, даже более важные, чем захват вашего мифического Ворона. Я еще не назначил командира артиллерийским подразделением, лейтенант. Полагаю, вы как нельзя лучше подходите на этот пост.

– Артиллерийского подразделения, сэр? – спросил Армстронг, и его голос звучал так, будто у него перехватило горло и он задыхается.

– Побеседуйте с лейтенантом Каслтоном, – посоветовал ему Алек. – Он вас введет в курс дела.

Армстронг благоразумно промолчал.

В этом возрасте, размышлял Алек, мысли текут от мозга к языку, как вода. Было бы лучше вовремя вставить затычку. Разумеется, в том случае, если Армстронг хочет продолжить свою военную карьеру.

Лейтенант отдал честь, проявив изумительную стойкость, потому что его лицо не выразило ничего, и вышел из комнаты. Его каблуки простучали по коридору с такой силой и яростью, что казалось, из-под ног у него вот-вот полетят искры и половицы загорятся.

– Раздосадованный и опасный молодчик!

Алек обернулся и увидел Харрисона.

– Я собираюсь занять его так, чтобы у него не оставалось времени ни на что, – сказал Алек. – Во всяком случае, для наблюдений и слежки.

Несмотря на усталость, сон Лейтис был беспокойным, прерывистым, а то, что ей снилось, было пугающим, но бессвязным, так что она никак не могла уловить смысла своих сновидений. Когда она открыла глаза, ей показалось, что она и не спала вовсе. Встав с постели, она ополоснула лицо холодной водой и прижала к нему мокрое полотенце. Наконец ее опухшие со сна глаза раскрылись и стали такими, как обычно.

Прошлой ночью она слишком устала, и у нее хватило сил только на то, чтобы повесить платье на гвоздик. Теперь она с изумлением заметила на нем шарф. Она развязала узел, прижала шарф к щеке и подивилась его нежности и мягкости. И опять вспомнила о минувшей ночи, когда она оказалась пособницей разбойника. Он поцеловал ее при лунном свете, а она не воспротивилась, и его поцелуй лишил ее сил и дара речи.

Она почистила платье, насколько это было возможно, жалея о том, что оно у нее единственное и что она не может переодеться в другое.

Готовая, Лейтис выглянула за дверь. К счастью, Дональд не стоял на часах, когда она вернулась прошлой ночью, и сегодня утром он еще не появлялся. Она прошла под аркой, соединявшей Гилмур с часовней, полная любопытства.

В лучах рассвета арка была коричневато-красного цвета. Сквозь ее каменное кружево струились лучи утреннего солнца, образуя причудливый узор на противоположной стене. Тени в углах зала общих собраний клана были гуще и темнее, будто ночь была припозднившейся гостьей, которой давно пора удалиться.

Лейтис вернулась в свою комнату, оставив дверь открытой настежь, чтобы подышать свежим утренним воздухом и ощутить его вкус. Она занялась уборкой и, покончив с делами, взглянула на корзину с шерстью.

Она подняла крышку и вынула несколько мотков пряжи. Прясть и красить шерсть было нелегким делом. Когда они с матерью работали вместе, то, как только одна закрепляла первые нити на стане, вторая начинала сортировать следующие мотки шерсти. Однако в этой корзинке было довольно шерсти, чтобы соткать несколько платьев или одеяло.

Ее удивили цвета мотков. Она любовалась тонкостью оттенков и мастерством женщины, красившей шерсть. Там были мотки бледно-голубые и цвета вереска. Там была розовая шерсть столь нежного оттенка, что ее цвет можно было сравнить только с румянцем на щечках младенца. Но на дне корзинки оказалась ярко-красная, черная и белая. Это были цвета пледов Макреев.

Казалось, мотки этих цветов разложили перед ней нарочно, и требовалась только ласковая настойчивость ее пальцев, чтобы создать прекрасное полотно.

Она взяла несколько мотков и села на скамеечку перед станом, чтобы определить, годен ли он для работы. Приспособление было самой простой конструкции и хорошо потрудилось на своем веку. Стан не был таким сложным, как у ее матери, но кто-то его любил и заботился о нем. Только один деревянный колышек на раме расшатался, и его пришлось плотно укрепить. Нужно было привязать шерстяные нити к колышкам, а потом туго натянуть их, чтобы они стали основой ее изделия.

Если бы она собралась соткать простое одноцветное полотно, работа пошла бы быстро. Не надо было бы точно подбирать нити. Но тартан Макреев отличался сложностью рисунка, и особую роль играли первые несколько рядов.

Тканье всегда было для нее источником радости, возможностью увидеть в шерстяной ткани, вышедшей из-под ее рук, прекрасное творение. Она гадала, испытывал ли Господь такое же чувство, глядя на сотворенный им цветок.

Как только ее пальцы привыкли к расположению нитей, а руки уже почувствовали, какой узор она собирается создать, Лейтис отдалась своим мыслям. Так она пыталась отделаться от окружавших ее в родном доме шума и гама, когда она была еще ребенком, и справиться с горем, когда стала женщиной. В полковничьей комнате, ставшей ее тюрьмой, ткацкий стан помогал ей скоротать время.

Звук шагов по деревянному полу возвестил о его приходе. Она напряглась, но продолжала работу, притворяясь, что не замечает Мясника. Но его это не удовлетворяло, и он подошел к ней вплотную и стоял у стана до тех пор, пока она не подняла на него глаза.

Они молча смотрели друг Не друга. Его не было всего несколько дней, но за это время она успела взбунтоваться.

Его взгляд упал на корзинку с шерстью, стоявшую на полу. Она вдруг ощутила дурноту при мысли, что он узнает, откуда взялась эта корзинка. Она должна была скрыть свой страх любой ценой.

– Я вижу, ты уже раздобыла шерсти, – сказал он, нагибаясь и разглядывая ее работу. – Цвета пледа Макреев, – сказал он тихо. – Неужели ты будешь ткать это у меня на глазах, чтобы насолить мне?

Внутри у нее все затрепетало.

– А что бы ты сделал, – спросила она с любопытством, – если бы узнал, что я ненавижу англичан?

Он медленно провел пальцами по первым рядам ткани. 11 ответил вопросом на вопрос:

– Тебе известно, что скоттов вынудили дать клятву быть благонамеренными подданными его величества? Тебе это известно? – Его тон был мрачен. Похоже, он не ждал от нее ответа и тут же продолжил: – «Клянусь Богом, в день Страшного суда я смогу сказать, что у меня не было меча, пистолета или какого-нибудь другого оружия, а также что я не носил тартанового пледа или иного элемента национального костюма шотландских горцев. Обещаю не брать в руки оружия и не направлять его против англичан, не принимать участия в актах неповиновения и в мятежах против англичан. Если же я нарушу эту клятву, то пусть буду проклят я, моя семья и все мои близкие».

– Ты хорошо знаешь слова клятвы. – Она с трудом выговаривала слова.

– Я слышал ее много раз, – ответил он.

Что она могла на это сказать? Как возразить в ответ на эти слова, произнесенные бесстрастным тоном?

Полковник посмотрел на нее, и его взгляд снова ничего не открыл ей в нем, будто он стремился быть для нее скорее тайной, чем человеком. А возможно, этот взгляд означал нечто иное, например откровение? Возможно, полковник так же устал от войны, как она от постоянного повиновения?

– Я пришел посмотреть, как ты живешь, – сказал он мягко.

– У меня все прекрасно, – ответила она. Вежливый пустой разговор людей, будто пытающихся перебросить мостик через пропасть, разделявшую два народа.

Она встала. Эта вынужденная близость к нему смущала ее. Подойдя к столу, Лейтис притворилась, что ее чрезвычайно интересует текстура дерева, и принялась его гладить и ощупывать столешницу. Это было легче, чем выдержать близость полковника, такого красивого в мундире. Его ярко-красный цвет подчеркивал бронзовый загар англичанина. Кружевные манжеты были накрахмалены, сапоги вычищены. И даже его черные кожаные перчатки были смазаны маслом.

В этих перчатках было что-то странное. Она не припоминала, чтобы он носил их, когда прибыл в Гилмур, а теперь полковник никогда не снимал перчаток. Это было еще одной из многих окружавших его тайн.

– Ты ни в чем не нуждаешься? – спросил он.

– Нет, благодарю. – Она мысленно пытаясь убедить его отойти подальше. Лейтис уставилась в пол, густые ресницы скрывали выражение ее опущенных глаз. Она с трудом дышала. «Пожалуйста, Уйди, прошу тебя».

Вместо этого он приблизился к ней так близко, что носки его сапог коснулись ее башмаков.

Он не прикасался к ней с той ночи, что они провели в одной постели. Но теперь он коснулся ее легко и нежно, как слабый ветерок. Наклонившись, он прижался губами к ее лбу. Прежде чем она успела возразить, прежде чем успела отстраниться, он развернул ее к себе, взял в ладони ее лицо, медленно наклонился и поцеловал ее в губы.

Ее рука инстинктивно поднялась, чтобы оттолкнуть его.

– Пожалуйста, – пробормотала она. И в ее голосе была и нежная мольба, и нежный призыв, да, собственно, это был и не голос, а хриплый шепот. Она ощутила тепло его губ и закрыла глаза. Ее ресницы затрепетали. Она почувствовала бешеное биение его сердца под своей рукой, коснувшейся его груди, и осознала, что и ее сердце бьется не менее бурно. У нее возникло странное ощущение, будто все ее существо наполнилось чем-то сладостным и пьянящим, и это ее испугало. Казалось, по ее жилам заструился крепкий и пьяный вересковый эль, и она мгновенно охмелела.

Он оторвался от нее первым. Его дыхание было неровным и хриплым, когда он прижался губами к ее виску. Она так и стояла с закрытыми глазами, хотя ее рука блуждала по его затянутой в мундир груди. Даже под тканью она ощущала теплоту его тела и силу мускулов, вопрошающих и ждущих.

Его губы легко коснулись ее сомкнутых век, потом переносицы, и эти прикосновения были полны нежности. Она погружалась в волны смятения и восторга и внезапно почувствовала, что сейчас расплачется.

Лейтис решительно отстранилась от него, прижимая пальцы к губам.

– Ну что, Лейтис, как по-твоему, на вкус я англичанин? – спросил он тихо.

Она покачала головой, внезапно потеряв дар речи, будто его поцелуи лишили ее способности говорить.

Он оставался неподвижен, этот красивый статный военный с мрачными карими глазами. Он смотрел на нее без улыбки, лаская взглядом ее волосы, каждую черту ее лица, будто хотел запечатлеть ее всю в своей памяти.

Потом, не сказав ни слова, Лэндерс повернулся и вышел.

Нет, думала она, глядя на закрытую дверь, он совсем не похож на англичанина. И в то же время в нем было что-то узнаваемое, знакомое. Но ведь он уже целовал ее во сне. Вероятно, все дело в этом. И не было в полковнике никакой тайны.

Все же он обращался с ней как с дорогой гостьей, а не как с заложницей. Его люди были ему преданы, а он был взыскательным командиром. Он был Мясником из Инвернесса, но впервые она усомнилась в правдивости историй, которые о нем рассказывают.

Когда-то в детстве они с братьями частенько лежали на траве, обратив лица к небу, и следили за изменчивыми формами облаков.

– Это птица, – сказал Фергус, глядя на пушистое белое облако.

– Вовсе нет. Это палаш, – возразил Джеймс, указывая на острые углы облака.

– Ничего подобного, – не согласилась Лейтис, потеряв терпение.

Оба брата с удивлением посмотрели на нее.

– Это всего лишь облако.

Фергус снова указал на облако.

– Погляди влево. Видишь? Это именно птица, и ничем другим быть не может. А что в нем видишь ты?

– Вот в этом?

Он кивнул.

Она скосила глаза, рассматривая форму облака.

– Это утка, – заявила она.

Фергус рассмеялся:

– Ну, вот видишь! Иногда зажмурить глаза – самый лучший способ что-нибудь увидеть, Лейтис, – сказал он. – И не пытайся увидеть всю вещь сразу, целиком.

И внезапно ей в голову пришла тревожная, будоражащая мысль, что полковник напомнил ей это облако. А за ней пришла вторая, не менее удивительная и тревожная: ведь полковник не спросил, где она раздобыла шерсть.

Глава 18

Есть, думал Алек, только один способ помочь исходу людей из Гилмура, и, к несчастью, в этом случае никак нельзя обойтись без помощи Лейтис. Он сомневался, что скотты будут его слушать, таинственного и непонятного, с лицом, скрытым под маской. И, вне всякого сомнения, они не станут слушать Мясника из Инвернесса и не поверят ему.

Вечер переходил в ночь, и Алек наконец решился. Он вскочил на коня и выехал из форта.

– Лейтенант! – обратился к Армстронгу Харрисон, возникая у него за спиной. – У вас есть особая причина стоять здесь, в темноте?

Армстронг притаился, согнувшись пополам, в углу двора и неотступно смотрел на мост через лощину.

– Нет, сэр, – ответил Армстронг, отходя в сторону. – Я думал... мне показалось, что я что-то увидел там, на мосту. Только и всего.

– Вы следили за полковником, Армстронг?

– Мне просто любопытно, куда это он отправляется на ночь глядя, сэр, – ответил лейтенант. – Тьма кромешная.

– Его передвижения вас интересуют, лейтенант? – осведомился Харрисон.

– Нет, сэр, – признался Армстронг.

Встревоженный поведением лейтенанта, Харрисон смотрел ему вслед, пока тот возвращался в форт. В отношении Армстронга что-то следовало предпринять.

Где был Ворон? Прошлой ночью он ее оставил, не сказав ни слова, не намекнув на то, что они снова увидятся и если увидятся, то когда. Как ей вызвать его к себе? Только силой воли и желания?

Лейтис встала и осторожно задвинула скамейку под стан. Она потянулась, расправила плечи, потом перегнулась в талии, чтобы избавиться от онемелости в затекшей спине. Сегодня она работала слишком долго, но это было наилучшим способом скоротать время. Стараясь выткать сложный узор, она избавилась от чувства смятения и томления.

Лейтис вышла из комнаты и снова прокралась в часовню.

Нежный ветерок проникал сквозь арочные проемы и раздувал ее юбки. Они выплясывали странный танец, обвивая ее щиколотки, а ветер трепал волосы, выдирая из них ленту. Эта ночь была напоена серебристым лунным светом. Слух Лейтис был обострен, настроен на малейший звук или шорох, на легчайшее движение, но до нее доносились только порывы ветра и плеск волн в озере. Вскрикнула какая-то ночная птица, и ее тревожный крик вторил томлению встревоженного сердца Лейтис.

Дух неповиновения кружил ей голову, пьянил, но не только поэтому она жаждала появления Ворона. Она хотела поговорить с ним о своих соображениях, возможно, мелких и незначительных, и желаниях, возможно, несоразмерно больших. Ей хотелось посмеяться вместе с ним над какими-нибудь глупыми мелочами. Она снова стремилась испытать то, что чувствовала прошлой ночью, снова испытать чувство товарищества и равенства с ним, будто она знала его хорошо и давно.

Была и другая причина, в которой она не осмеливалась признаться даже себе. Она испытывала непонятное волнение в его присутствии, и ей снова хотелось испытать это чувство.

Лейтис вернулась в комнату, зажгла свечу и подошла к окну, прислушиваясь к звукам, доносившимся из форта Уильям. Неужели они никогда не перестанут маршировать? В былые дни Гилмур ночью погружался в безмолвие. Его окутывала туманная дымка, поднимавшаяся от озера, и замок казался волшебным и безопасным местом. Но больше он таким не был.

Она попыталась думать о менее мрачных вещах, вспомнила о прошлой ночи, когда их смех перемежался со страхом. Вспомнила поцелуи Ворона. Первый был быстрым, стремительным. Его улыбающиеся губы прижались к ее губам. Потом он нежно протянул ей букетик вереска. Он казался ей таким знакомым, будто она знала его давным-давно.

Лейтис принялась кружить по комнате. Ее движения были беспокойными, а мысли возвращались ко вчерашней ночи и Ворону.

Откуда он знал старого лэрда? Он знал и о лестнице, об истории Иониса. Все эти тайны могли быть известны только внуку лэрда. Нагрудный знак клана, который он ей показал, был из золота, и это было необычно. Но внук лэрда мог обладать таким сокровищем.

Неужели это мальчик из ее детства? Йен Макрей, сын англичанина и шотландки, навсегда оставивший Гилмур в давно минувшие дни?

Возможно ли это? Она внезапно опустилась на стул.

Конечно, она узнала бы его. Или могла не узнать?

Она вспоминала ту ночь, когда он бодрствовал у смертного одра матери и его глаза были полны боли и гнева. Она припомнила и собственную боль, когда он отверг ее дар и бросил на землю, а потом растоптал сапогом.

Но ведь Ворон явно знал ее, и она сделала это открытие, когда он повязал шарф вокруг ее головы и заметил, что в детстве волосы были у нее более блестящими. Неужели это Йен?

Лейтис припоминала, как смеялся этот мальчик, как они с ее братьями подтрунивали над ней и как он внимательно слушал ее, гак что она могла поделиться с ним любой мыслью А как насчет его внешности? Он был красив, с темными волосами и глазами, которые всегда сияли счастьем. Но ведь она видела его в последний раз ребенком, а с тех пор минуло столько лет!

Неужели это он? А если это так, почему он не признался ей в этом? Почему прятал свое лицо за маской якобы для того, чтобы защитить ее?

Она вздрогнула, услышав тихий стук в дверь. Вероятно, Дональд пришел спросить, не нужно ли ей чего-нибудь. Она открыла дверь и увидела мужчину, занимавшего все ее мысли.

Ворон, казалось, был в нерешительности. Он стоял на пороге, заполняя собой весь дверной проем. В свете свечи он казался еще более таинственным – высокий и широкоплечий, во всем черном. Маска скрывала его лицо, подчеркивая красоту полных губ и четко очерченного подбородка.

– Тебе сюда нельзя, – предостерегла его она. – Это опасно. Сюда в любой момент может войти Дональд.

– Все еще заботишься о моей безопасности? – Он улыбнулся, вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

– Кто-то должен о тебе заботиться, – сказала она, поднимая на него глаза. – Ты слишком рискуешь.

– Может быть, мне стоит рискнуть.

– Зачем ты здесь? – спросила она тихо.

Он наклонился к ней, и она почувствовала его дыхание на своей щеке.

– Возможно, мне захотелось снова поцеловать тебя, – поддразнил он ее.

Она крепко сжала руки перед грудью. Для нее было бы разумнее бежать из Гилмура от поползновений полковника и Ворона. Но было похоже, что сегодня ее снова поцелует другой и едва знакомый мужчина. Мужчина, которого она почти не знала. Или все-таки знала?

Она запрокинула голову и закрыла глаза, говоря себе, что этот поцелуй будет вроде противоядия от другого. И его губы прильнули к ее губам. Они были теплыми, его дыхание обжигало, а язык, вторгшийся в ее рот, поверг ее в полное смущение. Все ее тело обдало жаром, когда она разжала руки и сама обняла его.

Она изумилась тому, что сделала, и это было ее последней мыслью перед тем, как его страстный и дерзкий поцелуй заставил ее забыть обо всем. Она подумала: «Неужели поцелуй может обладать такой магической силой?» Казалось, она воспарила высоко к звездам. Как странно, что прежде она считала поцелуем только нежное мимолетное прикосновение чужих губ к своим.

Ее губы раскрылись навстречу ему, а руки крепко вцепились в его плечи. И он все еще целовал ее, будто подслушал ее мысли и хотел изгнать из ее памяти все другие объятия, кроме своих теперешних.

Он целовал ее прежде, но те поцелуи были спокойными, нежными, сладостными. Они не были такими прожигающими насквозь, такими опасными.

Наконец он оторвался от нее, к ее неудовольствию, но она не осмелилась сказать об этом, а только прижалась лбом к его груди и, услышав, как бьется его сердце, поняла, что и ее бьется так же тяжело и гулко.

«Сделай шаг назад, Лейтис. Собери в кулак свое чувство собственного достоинства и притворись, что такое тебе не в диковинку и что это случалось с тобой и раньше».

Но ноги отказывались ей повиноваться, а руки не выпускали его. Ее достоинство было безвозвратно утрачено с первыми же словами, которые она попыталась пробормотать. Она не могла скрыть своего удивления и восторга. С Маркусом она не испытывала ничего подобного. И уж конечно, ничего похожего не испытала с Мясником. Нет, решительно, ничего подобного она никогда не испытывала прежде.

Слова стремились вырваться на свободу, и не успела она хорошенько подумать, как сорвались с ее языка:

– Почему ты поцеловал меня так, что я вся дрожу?

– Я должен просить у тебя за это прощения? – пробормотал он.

Он дышал столь же прерывисто, как и она. Мудрая женщина ответила бы положительно, собрав всю свою гордость. Лейтис же только покачала головой. Щекой она прижималась к его груди, потом поцеловала его в грудь через рубашку, туда, где так сильно и. быстро билось его сердце.

«Поцелуй меня еще раз». Она не посмела высказать своего желания вслух. Но ее рука разглаживала складки на рукавах его рубашки, и этот жест можно было истолковать как мольбу.

Он приподнял ее голову за подбородок, запрокинул назад и снова поцеловал. Это был долгий, медленный, бесконечный поцелуй, пробудивший в ней жар греховного желания. Под ее сомкнутыми веками сверкала разноцветная радуга, горели ярко-синие колокольчики и пурпурный вереск.

Он вдруг отстранился от нее, подошел к столу и встал спиной к ней.

– Я пришел просить тебя о помощи, – сказал он, – а вовсе не осаждать тебя своими ласками.

– Так вот что это было? – спросила она ласково. – Значит, мне следовало разгневаться? Или устыдиться?

Он вопросительно посмотрел на нее через плечо.

– Ведь мне это было приятно.

Его мягкий, необидный смех озадачил ее.

– Я никогда не могу угадать, что ты скажешь.

– Конечно, в женщине всегда должна оставаться загадка, – поддразнила она его, ощущая удивительную легкость и бесшабашность. Как странно, что такое действие мог оказать на нее поцелуй!

Она протянула руку и провела кончиками пальцев по его спине. Это прикосновение было нежным, как трепетание крыльев бабочки, но ей показалось, что они чувствуют одинаково. Он оцепенел и замер. Его оцепенение вызвало у нее усмешку, будто действие поцелуя передалось прикосновению ее пальцев. Никогда прежде она не ощущала ничего подобного и поддалась волшебству этой минуты, молчаливая, полная ожидания.

– Как я могу тебе помочь? Что я могу сделать?

Когда он повернулся и посмотрел на нее, ее рука упала. Он смотрел на нее в тусклом свете свечи, искажавшем его лицо, и так наполовину тонувшее в тени.

– Ты так легко предлагаешь мне помощь! – сказан он. – Почему?

– Ты украл фургон, – сказала она улыбаясь. – И накормил людей, потому что хотел спасти их от голода. Неужели я могу отказать тебе в помощи?

– Ты должна предложить жителям деревни, своим соседям, переселиться в другое место, – отрывисто приказал он.

Она внимательно разглядывала его лицо в свете свечи.

– Ты думаешь, они захотят?

– Думаю, они поступят глупо, если откажутся, – ответил он искренне. – Англичане пришли сюда надолго и решили обосноваться здесь прочно, а жизнь шотландцев здесь станет невыносимой.

Она подошла к ткацкому стану и остановилась, глядя в окно.

– Печальным будет тот день, когда скотт будет вынужден покинуть Шотландию.

– Они могут устроить свою жизнь везде, где захотят, куда бы ни отправились, – сказал он. Он придумал этот аргумент прошлой ночью.

Лейтис повернулась и посмотрела ему в лицо.

– Почему бы тебе самому не поговорить с ними об этом? – спросила она с любопытством.

– Есть причины, – ответил он загадочно.

– Ты не хочешь, чтобы они узнали Йена Макрея? Он смотрел на нее, окаменев от изумления.

– Ты думал, что я не догадаюсь? – Ее забавляло его смятение. – Но ведь все наводит на мысль об этом.

Он вес еще стоял молча.

– Теперь-то ты не станешь этого отрицать, – заметила она со вздохом.

– Нет, – ответил он, и от этого слова ее сердце воспарило до небес.

Значит, не случайно он был так знаком ей, не случайно она чувствовала в нем друга, а от его поцелуя ее сердце трепетало и замирало. Ей хотелось повернуться и исчезнуть вместе с ним во мраке, найти уютное и безопасное местечко и расспросить его о тех годах, что они провели вдали друг от друга.

Она отступила на шаг, потрясенная внезапно пришедшей ей в голову мыслью. Он прожил все эти годы в Англии. Ведь он – наследник английского дворянина.

– Ты один из них, Йен? – Она бросила взгляд на форт Уильям. – Ты один из английских солдат.

– Да разве станет англичанин красть у своих провиант, Лейтис? – Он подошел к ней вплотную. – Разве станет англичанин заботиться о том, чтобы накормить голодных скоттов?

Она покачала головой.

– Тогда поговори с моими соседями сам.

– Тебя они скорее послушают, – сказал он, и это прозвучало убедительно. – Они не вспомнят меня, и у них нет причины довериться мне.

– А у меня есть? – спросила она. – Сними маску.

– Сниму, когда придет время, – ответил он.

Она пришла в смятение: слишком много чувств боролось в ней. Счастье, смущение, любопытство и странная тревога, от которой она не могла отделаться... Но все-таки Лейтис удалось побороть ее. В эту минуту ей было просто все равно.

– Так пойдем? – Она протянула ему руку и улыбнулась ослепительной и счастливой улыбкой, а потом позволила повести себя в часовню и на лестницу, ведущую в подземелье.

Глава 19

Ты уверен, что не хочешь войти? – Лейтис обернулась к нему у дома Хемиша.

Путешествие в долину заняло много времени, потому что пришлось идти кружным путем. Они не рискнули проскользнуть по мосту через лощину, где их мог заметить часовой.

Им пришлось грести, чтобы пересечь бухту, а потом вернуться туда, где оставался конь Ворона.

– Нет, но я подожду тебя вон там. – Он указал на рощицу.

Лейтис кивнула и направилась к дому Хемиша, оглянувшись еще раз на сгущающиеся тени, прежде чем постучалась в дверь. Он уже исчез из виду. Ее поражала способность Ворона ускользать в темноту и сливаться с ней.

Ответа на стук не последовало, Лейтис толкнула дверь и вошла в темный дом. Засветив свечу на столе, она оглядела комнату. Было не похоже, что жилище обитаемо, не было никаких признаков присутствия здесь ее дяди. Постель заправлена. Нет грязной посуды. Хемиш был чистоплотен, поэтому трудно сказать, долго ли его не было или он просто отлучился на минутку.

Сначала Лейтис подумала, что, в конце концов, Мясник арестовал Хемиша, и при этой мысли она ощутила острую боль. Впрочем, возможно, дяде хватило предусмотрительности и осторожности укрыться там, где его не могли найти. В этом случае ей самой предстояло созвать собрание членов клана.

Но вдруг она услышала свист: веселый мотивчик она знала так же хорошо, как и исполнявшего его свистуна. Хемиш отворил дверь и при виде Лейтис застыл на пороге.

– Все никак не угомонишься, дядюшка! А если англичане повесят тебя? – спросила Лейтис, глядя на волынку, трубы которой спускались у него через плечо.

– А, прекрасная дама Макреев явилась. – Он широко ухмыльнулся. – Значит, тебе удалось улизнуть от Мясника?

Хемиш положил свою волынку на пол, потом постоял, явно колеблясь. Его взгляд блуждал по каменной стене, полу и, наконец, обратился на потолок.

– Он воспользовался тобой, Лейтис? – спросил он. Она почувствовала, как горячая волна залила ее щеки, сменившись вскоре раздражением.

– Не больше, чем тобой, – сказала она отрывисто. – Тебе, дядюшка, как видно, все равно, что я оказалась заложницей по твоей вине?

Она уставилась на его волынку.

– Значит, ты пришла, чтобы снова на меня ворчать? – Он подбоченился, и его лицо исказилось гневом.

– Сомневаюсь, что ты меня послушаешь. – Лейтис старалась скрыть, что уязвлена.

Как странно, подумала она, но именно Мясник сказал ей об эгоизме Хемиша. Она попыталась выбросить полковника из головы, раздраженная тем, что вообще вспомнила о нем.

– Я пришла поговорить с кланом, дядя. – Она шагнула к дверям. – Можем мы все собраться здесь?

– Зачем, Лейтис?

– Я скажу об этом, дядюшка, если ты мне поможешь собрать людей.

Он некоторое время хмуро разглядывал ее, потом кивнул.

– Ты обойдешь восточную часть деревни, а я западную. Так будет быстрее. Раньше начнем, раньше закончим.

Один за другим члены клана оказывались в доме Хемиша. Пришли матери с детьми, старики, опираясь на костыли, молодые люди, уже много повидавшие на своем коротком веку.

Вновь прибывшие приветствовали Лейтис, расспрашивали ее о здоровье и причинах ее появления, исподлобья бросая быстрые и укоризненные взгляды на Хемиша. Тот притворялся, что ему ни до кого нет дела.

Лейтис ждала, пока не собрались все жители деревни.

– Я пришла спросить кое о чем народ Гилмура, – сказала она нерешительно. – Если бы вы могли переселиться в другое место, где-нибудь вдали от Шотландии, вы бы отправились туда?

– Ты хочешь, чтобы народ Гилмура покинул эти места? – Глаза Хемиша превратились в пылающие гневом щелочки. – С чего это ты задаешь такой глупый вопрос?

Он сидел за столом, скрестив руки на груди, и его лицо выражало осуждение.

Лейтис гадала, почему она до сих пор не замечала снедавшей его горечи. Или этих складок вокруг плотно сжатого рта, будто он решил никогда больше не улыбаться, разве что насмехаясь над англичанами. Она поняла, разглядывая дядю, что его действия вызваны не гордостью и не упрямством, а ненавистью, упорной и долголетней.

– Потому что для нас это единственный способ выжить, – тихо ответила она.

– Мы и здесь проживем неплохо. – Голос Хемиша прозвучал хрипло и резко.

Она повернулась к остальным:

– Итак, что нам делать? В конце концов, право решать за вами, а не за Хемишем.

– Как мы покинем Шотландию, Лейтис? – спросил Малькольм.

– Не знаю, – ответила она честно. – Меня только попросили спросить вас об этом. Есть человек, который хочет вас спасти. Он просил меня узнать, что вы думаете.

– Кто бы это мог быть? – спросила Дора.

Лейтис посмотрела на нее и ответила:

– Этого человека вы все знаете. Это Йен Макрей.

– Ах, Йен Макрей? – переспросил Хемиш хмурясь. – Он вернулся в Гилмур, чтобы стать здесь лэрдом? Ему не известно, что клана больше не существует?

– Вот поэтому-то он и хочет помочь вам, дядя. – Она отвернулась от Хемиша, обращаясь к остальным членам клана. – Он говорит, что при англичанах нам здесь совсем не будет житья, и я ему верю. Нам не пережить следующей зимы, если она будет такой, как предыдущая.

Дора молча кивнула.

– Куда же мы отправимся? – спросила Мэри.

– Не знаю, – ответила Лейтис. – Куда-нибудь в безопасное место. Возможно, следует сообща решить, куда нам отправиться.

– Ну, уж конечно, куда-нибудь подальше от англичан, – сказала Ада.

– Туда, где мы сможем оставаться скоттами и не подвергаться преследованиям, – уточнила еще одна женщина.

Лейтис кивнула, благодарная соседкам за поддержку. Может быть, женщины больше поддерживали ее, потому что они кормят младенцев грудью и выхаживают больных? Может, это давало им способность быстрее воспринимать горькие истины? Много ли найдется женщин, которые высказались бы за бунт, если спросить их мнение, если предоставить им право решать? Возможно, это был глупый вопрос, потому что ответ на него не имел никакого значения.

– Печален тот дом, – сказал Питер, – где куры квохчут громче, чем кричит петух.

Дора подошла к нему вплотную и подбоченилась.

– Лучше прятаться в кроличьи норы, чем быть съеденными псами, – сказала она язвительно. – Или ты не заметил, Питер, сколько людей осталось в клане?

– Ну, я не курица, – возразил Малькольм, – но согласен с женщинами. Нам следует покинуть это место.

– Не думал, что когда-нибудь услышу такие речи! – гневно воскликнул Хемиш, сурово глядя на Малькольма. – Это предательство!

– Кого я предаю, Хемиш? – спросил Малькольм. – Наших предводителей? Они бежали во Францию, приняли присягу на верность Англии или погибли. Предаю свою страну? Где наша Шотландия? Ее поглотила Англия.

– Мы снова восстанем. И снова станем свободными! – упрямо возразил Хемиш.

– Только в мыслях, – сказал Алисдэйр, выступая вперед. – Теперь я скажу. Я готов покинуть это место хотя бы из-за того, чтобы избавиться от тоски, которая гнетет меня здесь.

Он оглянулся на своих родичей, стоявших позади него, и многие из них согласно кивнули головами.

– Лучше быть сытым, чем мертвым? – насмешливо спросил Питер.

– Англичане не остановятся, пока не истребят нас всех, – сказал Ангус. – Теперь, когда Мясник вступил на этот пост, нам придется туго.

– Да вы что, все тронулись умом? – недоверчиво спросил Хемиш.

– Ты не обязан уезжать, дядя, – спокойно возразила Лейтис. – Англичанам нравится охотиться за тобой, и они не успокоятся, пока не убьют тебя. А потом ты сможешь целую вечность их преследовать, став привидением. И это будет для тебя единственным способом утихомириться.

Он смотрел на нее, будто не слышал дерзости ее слов. Но сегодня вечером, когда Лейтис увидела его волынку, что-то в ней изменилось. Ему наплевать, что он подверг ее смертельной опасности. И боль этого открытия была так сильна, что ей захотелось плакать.

– Лихо она тебя отбрила, Хемиш. – Питер улыбнулся. – Я представляю, как твоя тень шагает с волынкой впереди англичан и призывает их бегать и ловить тебя.

– Ты, старый дурак! – сказал раздраженный Хемиш.

– Кого ты называешь старым? – Питер прищурился. – Я на два года моложе тебя и лет на десять умнее.

Лейтис вышла на середину комнаты и оказалась окруженной людьми клана. Все важные решения вплоть до избрания лэрда принимались общим голосованием. Пришло время проголосовать и покончить с болтовней.

– Кто из вас за то, чтобы уехать отсюда? – спросила она.

Лейтис пересчитала поднятые руки и поняла, что большинство присутствующих готовы покинуть Гилмур.

– Кто за то, чтобы остаться?

Подняли руки только Хемиш и Питер.

– Я сообщу вам, когда план нашего исхода будет готов, – сказала она.

– А где ты будешь до тех пор? И позволит ли тебе Мясник так легко ускользнуть, Лейтис? – язвительно спросил Хемиш.

Члены клана замерли, нетерпеливо ожидая ее ответа.

– Ты осуждаешь меня за минуту свободы, дядя, которую мне удалось добыть с помощью тайных ухищрений? Скоро я вернусь в свою клетку, чтобы доказать англичанам, что ты полон раскаяния и готов повиноваться. Но, похоже, тебя ничуть не заботит, что по твоей милости я стала заложницей, – ответила она с достоинством, бросая взгляд на волынку, лежащую на полу у ног старика. – Интересно, будет ли тебе довольно компании волынки, когда никого из нас здесь не останется?

– Ты хочешь сказать: когда вы все сваляете дурака! – яростно возразил Хемиш, поднимая с полу свой музыкальный инструмент. Он проводил всех ненавидящим взглядом, пока они выходили из его дома.

– По ту сторону озера живет моя сестра. – Мэри выступила вперед. – Может ли она уехать с нами?

– А моя дочь? – неожиданно спросила Дора. – Она замужем за Маклишем, как вам всем известно.

Прозвучало еще с дюжину имен.

– Не знаю, сможем ли мы переправить всех, – беспомощно ответила Лейтис. – Но я спрошу.

Ее удивило отношение односельчан к ее предложению. Возможно, они уже осознали то, что она поняла только теперь. Они жили надеждой на удачу и свободу, хотя вот уже много лет в Шотландии для скоттов не было ни удачи, ни свободы.

Она спросила: «Значит, ты один из английских солдат?» Его ответ был столь лукав, что Алек и сам удивился тому, насколько он был правдив. Нет, он не был одним из солдат. Он командовал ими.

Она его изумила, поймала врасплох. Заставила замолчать, исполниться восхищения и трепета.

«Все было слишком очевидно. Все лежало на поверхности». Возможно, он намеренно подсказал ей отгадку, чтобы надежнее скрыть другую, более важную тайну. Он себе поклялся в ожидании ее возвращения рассказать ей, что мальчик, которого она знала под именем Йен, был вместе с тем и полковником, командовавшим фортом Уильям.

Укрывшись в тени деревьев, он наблюдал, как люди заходили в дом Хемиша. Спор был яростным и страстным. Голос Лейтис, кажется, отрезвлял всех и усмирял.

Из дома вышел Хемиш. Под мышкой он держал свою волынку. Постепенно начали расходиться и остальные. Свечи погасли, и когда Лейтис вышла за дверь и шагнула к Алеку, ее окутала темнота.

Вызывающий звук волынки в летней ночи заставил ее остановиться. С минуту она прислушивалась, потом продолжила свой путь.

Он протянул руку и привлек ее к себе.

– Дурак твой дядюшка, – сказал он тихо. – Неужели он не понимает, что его поведение может навлечь беду на тебя?

Она тяжело вздохнула и покачала головой. Он понял, что она плачет. Лейтис Макрей плакала! Это оказалось для него новым потрясением. Его руки обвились вокруг ее талии, и он притянул ее еще ближе.

– В чем дело, Лейтис? – прошептал он. – Скажи мне. Как ему хотелось снять у нее тяжесть с души, защитить ее, но сейчас у него не было слов.

– Ничего не вышло? – спросил он.

Она кивнула, прижимаясь головой к его груди. Проведя ладонью по ее щеке, он ощутил ее горячие слезы.

– О, Лейтис, – сказал он, смущенный и беспомощный. – Скажи мне все.

Она снова вздохнула – с досады или от гнева, – в эту минуту он не мог понять. Лейтис тряхнула головой и ладонью вытерла слезы со щек.

– Они готовы уехать, – сказала она. – Все, кроме Хемиша и Питера. Эти останутся.

– И ты плачешь из-за Хемиша? – спросил он, все еще силясь понять причину ее слез.

Она снова покачала головой.

– Я плачу, – призналась она, – потому что не хочу уезжать. Я понимаю, что должна, но ведь здесь мой дом. И Хемиш, каким бы глупцом он ни был, мой последний оставшийся в живых родственник. – Она оглянулась. – Гилмур всегда был свободным. Что бы ни происходило с Шотландией, это нас не затрагивало. А теперь мы вынуждены расстаться с родиной.

Он не находил слов, чтобы ее утешить. Голая и горькая правда заключалась в том, что для скоттов не было возврата к прежней жизни.

– Вы станете свободными, если найдете место, где обретете свободу, – сказал он, чувствуя, что слова его звучат вяло и неубедительно. Он обнял ее за плечи и привлек к себе.

– Может быть, другие тоже захотят уехать. – Она, поколебавшись, призналась: – По правде говоря, их довольно много.

– Я зафрахтую корабль. Трудно будет рассчитать все точно, – сказал он. – Но еще несколько человек погоды не сделают.

Осуществить задуманное было бы не так уж трудно. Он использовал наследство, доставшееся ему от бабушки, чтобы купить себе патент на офицерский чин, но большую часть огромного состояния не трогал.

– Единственная трудность, которую я предвижу, – сказал он, думая вслух, – это как организовать исход. Все придется делать очень быстро, как только прибудет корабль.

– Или как раз наоборот, – возразила она, поднимая на него глаза и улыбаясь. – Корабль заметить легче, чем обратить внимание на исчезновение горцев. Что, если до прихода судна собрать их в одном месте?

– И где ты предлагаешь укрыть несколько десятков скоттов?

– Лучше всего спрятать ягненка в стаде овец. Я права? – спросила она. – Можно использовать пустые дома здесь, в деревне.

– При условии, если англичане не заметят, что они теперь обитаемы? – предположил он. – Один скотт, на их взгляд, ничем не отличается от другого, не так ли?

Она кивнула.

– Неужто они так беспечны? – спросил он осторожно.

– А что, легче быть скоттом, чем англичанином? – внезапно поинтересовалась Лейтис, и этот вопрос показался ему настолько удивительным, что он отстранился от нее и посмотрел ей в лицо.

– И тем и другим быть нелегко, – ответил он честно.

– Но ведь большую часть жизни ты был англичанином.

– Да, – ответил он просто.

– А теперь стал скоттом. И что заставило тебя так измениться?

Он обдумывал ответ. Тому есть множество причин. Во-первых, Куллоден и Инвернесс, отчаяние скоттов, жестокие, варварские распоряжения Камберленда. Но самой главной и важной причиной было внезапное открытие, что его мать убита англичанами.

– Я никогда не хотел быть Джоном Булем и пугалом, – ответил он наконец. – И мне пришло в голову, что мне пора прийти на помощь Шотландии.