/ Language: Русский / Genre:love_detective, / Series: Страсть

Блуждающие В Ночи

Карен Робардс

Саммер Макафи вообще не везло, но оказаться заложницей человека, более всего похожего на скрывающегося от закона убийцу, – это было слишком даже для нее. Могла ли несчастная жертва предположить, что ее похититель, Стив Колхаун, как раз и есть представитель закона, подставленный могущественными врагами, и, возможно, тот, кого она так долго ждала…

Блуждющие в ночи АСТ Москв Karen Robards Walking After Midnight

Крен Робрдс

Блуждющие в ночи

Глв 1

И зчем покойники не умирют!

Юджин О'Нил

Он повесилсь н цветочном крюке из светлого метлл. Ввернутом в потолок и рссчитнном н нгрузку в сотню фунтов.

Будь ее вес чуть больше, проклятя штуковин не выдержл бы и он остлсь бы жив.

Почти смешно вспоминть, что, всю свою взрослую жизнь зциклення н полноте, он соблюдл строжйшую диету (ее рост был ровно пять футов, отчянно сржясь з то, чтобы не превысить девяност восьми фунтов.

Увы! Тков жизнь.

А теперь он был духом. И ее дух сонно рзмышлял нд этой проблемой, чувствуя легкие поклывния, будто зтекли конечности.

Хотел ли он снов окзться живой? Дух зколеблся…

Ей было трудно вспомнить собственные ощущения. Он смотрел н свою жизнь словно со стороны, кк смотрит ныряльщик н яркий дневной свел сквозь мглистую толщу воды.

Подводный мир окзлся для нее горздо рельнее теперь, когд он стл его чстью. В этом зыбком, сонном, искжющем перспективу црстве он был своя – ндолго ли?

Он не знл. Время ничего не знчило для нее. С тех пор, кк умерл.

С того смого момент, когд поствил ногу н холодный метлл стол и нейлоновя петля обвилсь вокруг ее шеи. Когд ощутил удушье, судорожно дернулсь и пытлсь, пытлсь, пытлсь нбрть в легкие воздух…

Ее пмять не будоржили чувств, пережитые в тот момент; теперь они всплыли с пронзительной ясностью: ужс, неверие, отчяние.

Водня мгл прояснилсь, и он н миг снов окзлсь в той комнте, где умерл. Плвя под потолком, возле того смого цветочного крюк, который не подвел ее. Несмотря н его мрчную роль, никто тк и не потрудился вывернуть крюк. Збытый, он все еще ззывно торчл из грязной известки.

Зчем он вернулсь сюд? Что послужило достточно вжной причиной, чтобы вызвть ее из сонного дрейф сквозь вечность?

Перед ее мысленным взором, кк вспышк, сверкнуло лицо. Лицо крсивого мужчины со светлыми волосми. А з ним еще одно, смуглое, с грубой кожей.

Вслед з лицми всплыло имя. Ее имя в оконченной жизни: Диди.

Диди. Он был мертв, но он вернулсь. Вернулсь не живой, но нделенной созннием.

Вернулсь не бесцельно. Теперь он знл, что все имеет свое преднзнчение, и пок эт цель оствлсь скрытой от нее, он проплыл через потолок в нескончемую ночь, готовя терпеливо ждть.

Глв 2

Тулеты были згжены. Особенно мужские. Удивительные все-тки создния эти мужики – вечно они промхивются мимо цели.

Сммер Мкфи с отврщением поморщил нос и, стрясь не думть о том, для чего именно он опустилсь н четвереньки, принялсь яростно оттирть кфель щеткой. Чем скорее он зкончит, тем быстрее выктится отсюд.

– Я не зн--ю больше счстья… – рботя, Сммер вполголос нпевл двдцтилетней двности шлягер «Роллинг стоунз». Он фльшивил. Ну и что? Рядом ведь ни души. О том, чтобы зхвтить с собой н рботу порттивный мгнитофончик, нечего было и думть, тк что ей не оствлось ничего другого, кк рдовть себя собственными, отнюдь не музыкльными способностями. Првд, это не очень-то рзвлекло. Несмотря н вообржемую компнию легендрного Мик, он чувствовл себя здесь не нмного уютнее, чем лошдь, привязння в стойле, полном слепней.

– Я не зн--ю…

Очередной протяжный скрипящий звук откуд-то из-з зкрытой двери мужского тулет зствил Сммер почти вздрогнуть. Он бросил тревожный взгляд через плечо. Нверное, уже в десятый рз з последние четверть чс. Только все нпрсно. Испрения лизол в этой тесной комнтке были нстолько густыми, что и дышть-то с трудом удвлось, не говоря уже о слезх, зстилвших ей глз. Возможно, он переборщил с этим лизолом, но в мужском тулете чересчур уж было грязно.

Однко Сммер могл все же рзглядеть, что дверь мужского тулет плотно зкрыт. А что тм з дверью – предпочитл просто не думть. Откуд бы ни шел этот скрип (д и ничего, ведь зднию больше ст лет), вред от него не будет. Для ее отчянно борющейся з выживние фирмы по уборке помещений «Хрмон брзерс» (сеть похоронных бюро) – один из смых глвных клиентов, и он не собирется терять его из-з кких-то дурцких фнтзий. Ее никчемня субботняя ночня бригд уже повторно в этом месяце не вышл н рботу. И почему он не рссчитл их в первый рз? А нйти еще кого-то убирться в глвной конторе «Хрмон брзерс» з ткой короткий срок он никого не смогл. Все! Дльше ехть некуд. Это уже не первый случй, когд ей приходится делть всю рботу смой. Если говорить по првде, то с смого основния предприятия «Свежя мргритк» Сммер был единственным рботником (хотя и не признвлсь себе в этом) – и глвным рспорядителем, и глвным бухглтером, и нчльником отдел спрос-, и уборщицей. Все в одном лице.

Конечно, то, что рбочим объектом являлось похоронное бюро, не должно было иметь знчения – во всяком случе, для профессионл, кковым он себя с гордостью считл, – но, увы, все же имело. Было дв чс ночи, он влилсь с ног от устлости, ее вообржение вдруг не н шутку рзыгрлось.

В соседней комнте, точнее, в комнтх лежли трупы, три труп, ккуртно уложенные в фобы, готовые к звтршним похоронм. И еще один, под простыней в гримерной.

Сммер обнружил, что ей кк-то не по себе нходиться в столь рнний (или, скорее, поздний) чс одной в темном пустом зднии по соседству с мертвецми.

Глвное – не рспускться. Сммер подвил дрожь и зствил себя сосредоточиться н рботе. Между унитзом и стенкой всегд смое грязное место.

– …не кончется ненстье,

Но я стрюсь,

Я стрюсь,

Я ст…

Скрип. Скрип.

Сммер едв не прикусил язык н последнем «стрюсь». Откуд этот звук? Снов бросив н дверь тревожный взгляд, он вдруг осознл, нсколько смешно выглядит. Лдно, пусть сейчс глухя – нет, это слово нехорошее – глубокя ночь, пусть он одн в этом отрестврировнном особняке викторинской эпохи, ныне похоронном бюро, рсположенном посреди рскинувшегося н шестьсот кров клдбищ, одн с четырьмя трупми, и пусть это нгнло н нее стрху. Но стоит только трезво оценить ситуцию, и все будет нормльно. Мертвецы не причинят ей вред, больше никого здесь нет.

– Я единствення живя душ во всем этом чертовом доме, – произнесл Сммер вслух, но тут же скорчил гримсу, поняв, что чувство одиночеств не улучшило зметно ее нстроения. Куд больше ей помогло бы присутствие еще одного живого существ.

Зкончив нконец с третьим, и последним, тулетом, он со вздохом облегчения выпрямилсь и бросил свою щетку в стоящее рядом плстмссовое ведро. В бсолютной тишине т шлепнулсь оглушительно громко.

Сммер вздрогнул, но этот шлепок никого бы не мог здесь побеспокоить. Снов воцрилсь тишин.

«Скорее всего, именно тишин и действует н нервы», – решил Сммер, не в силх отделться от ощущения, что тысячи невидимых ушей слушют ее, тысячи невидимых глз следят з ней.

– Я не зню больше счстья… – Н этот рз песня был не более чем брвдой, и мелодия быстро змерл. Чтобы стряхнуть сковвшую ее тревогу, Сммер ухвтилсь з «Роллингов», кк утопющий хвтется з соломинку. Не соответствующя месту музык потревожил, нверное, мир духов…

Господи, ну это же смешно! Он – взросля тридцтишестилетняя женщин, не рз и не дв докзвшя, что жизнь не способн сломить ее. Он пережил смерть одного из родителей, первую неудчу в крьере, кошмрное пятилетнее змужество, и не остлось ничего, что могло бы ее нпугть. Он не боится никких призрков. Действительно не боится? – Если по соседству у вс стрнное творится… Мелодия «Охотников з привидениями», которя пришл вдруг н пмять, зствил н секунду улыбнуться. Возможно, для хрбрости ндо петь именно ее. Но Сммер решил, что и это ей не поможет. Кроме того, в контркте с «Хрмон брзерс» было специльно оговорено: сотрудники «Свежей мргритки» будут вести себя в любых ситуциях по возможности с достоинством. Ее бригде уборщиц не рзрешлось брть с собой н рботу дже приемник, и он не обртилсь бы з помощью к «Роллингм», если бы не был тк нпугн этими стрнными звукми, н которые средь бел дня не обртил бы дже внимния.

Улыбк Сммер превртилсь в сухую усмешку, когд он предствил себе, кк сейчс выглядит: нехиля женщин (рост пять футов и восемь дюймов), уже не первой молодости, в ккуртных брюкх из черной синтетики, в белой нейлоновой блузке с зктнными руквми – униформе «Свежей мргритки» – и нпугння до смерти. Сверкя крими глзми, с рзметвшимися прядями кштновых волос, прилипшими к потному лбу, с желтым ведром в руке, он шествует через ритульный зл к выходу, во всю глотку рспевя: «То з помощью к кому вм лучше обртиться?»

Пришлось признть, что, дже с ее точки зрения, кртин не очень солидня. Но ободряющя. Очень ободряющя.

Скривив лицо, Сммер положил руку н поясницу и выпрямилсь – оттирть кфельный пол н четверенькх не очень легкое знятие. Стянув с рук резиновые перчтки, он бросил их в ведро и нхмурилсь, с неприязнью рзглядывя свои ногти. Когд-то у нее были крсивые ухоженные руки… Но это было двно, и теперь ей живется куд лучше, чего не скжешь о рукх. Но смое ли вжное в жизни – нмникюренные ногти?

Потянувшись з своими вещми, он уже збыл про ногти. Ей оствлось только укрсить крышки унитзов фирменными нклейкми «Свежей мргритки», собрть инвентрь – и можно уходить.

Сознние того, что обязтельств по отношению к «Хрмон брзерс» будут выполнены, рдовло ее. Ни н что меньшее он не соглсилсь бы. Ндежность – девиз ее фирмы. «Свежя мргритк» всегд убирл хорошо, в точности соблюдя условия контркт. Именно поэтому и держлсь н плву вот уже шесть лет, в отличие от многих нлогичных мелких фирм, которые лоплись через несколько месяцев.

Нлепив последнюю нклейку, Сммер собрл свои вещички и нпрвилсь к двери. Взявшись з ручку, он удовлетворенно оглядел помещение. Двухцветный серый кфель блестел. Никелировнные чсти сверкли. Н зеркле не было ни пятнышк. Н полке нд рковиной стоял мленькя стекляння вз с одной-единственной мргриткой – визитной крточкой фирмы. К утру зпх лизол рссеется, оствив приятный свежий ромт, тулет, кк и все остльное здние, будет выглядеть и блгоухть, словно в первый день творения.

И «Свежя мргритк», осчстливив еще одного клиент, сможет поствить очередную глочку. Искренне рдуясь этой минуте, Сммер открыл дверь, щелкнул выключтелем н стене, погсив свет в тулете и включив снружи, и шгнул в торжественную тишину.

Он шл по длинному узкому коридору, огибющему здние под прямым углом, к большому ритульному злу, к которому примыкют смотровые комнты, и звук ее шгов тонул в толстом сером ковре. Приемные рсположены по левую сторону от зднего зл, гримерные – по првую. Выход в торце ведет н дополнительную стоянку, протянувшуюся вдоль длинного двор. Бросив быстрый взгляд, Сммер убедилсь, что эт дверь ндежно зперт. Кк и положено. Это трдиция ее фирмы – требовть от сотрудников последнего сквозного осмотр всей проделнной рботы во избежние упущений вроде збытой где-нибудь тряпки или непогшенного свет. «Хрмон брзерс» особенно щепетильны нсчет свет. Когд в зднии появляются сотрудники «Свежей мргритки», свет всегд выключен, ведь Мйк Чейни, глвный упрвляющий, нстивет н том, что рди экономии свет должен гореть только при необходимости.

Сммер и сегодня следовл зведенной процедуре, хотя и испытывл острое желние сокртить ее. З коридором, где он стоял, здние было темным и тихим, кк огромня гулкя пещер. Только низкое гудение кондиционер нрушло тишину. Зня, кк «Хрмон брзерс» помешны н экономии, женщин слегк удивилсь, что кондиционер оствили рботть н ночь. Июльскя ночня темпертур в Мерфрисборо, штт Теннесси, прижвшемся к подножию Тумнных Гор, обычно около семидесяти двух по Френгейту и не требует рботы кондиционеров. Однко, учитывя специфику бизнес «Хрмон брзерс»…

Сммер подумл о действии тепл н трупы, нервно передернулсь и мысленно переключилсь н те мелочи, которые ей оствлось сделть до уход. Не ее собчье дело сожлеть о решении «Хрмон брзерс» гонять кондиционер круглые сутки.

Свет в зднем коридоре был единственным во всем зднии. Сейчс он зжжет огромную люстру в центрльном зле (выключтель, к счстью, у передней двери), потом вернется, чтобы погсить свет в коридоре. Лишняя ходьб не зймет много времени.

Пусть ее нзовут трусихой, но ни з ккие коврижки он не соглсится окзться среди кромешной темноты в лбиринтх похоронного бюро.

«То з помощью к кому вм обртиться…» – повторял Сммер про себя стрнные слов песенки, нпрвляясь к двери.

Щелкнув выключтелем люстры и бросив свое ведро рядом с уже приготовленными у вход сумкой и пылесосом, он зметил, что рздввшийся время от времени и тк действоввший ей н нервы скрип нконец прекртился. Возможно, именно поэтому гул кондиционер кзлся необычно громким. Его прежнее мягкое гудение теперь больше походило н угрожющее рычние. Женщин неожиднно предствил себе метллический кожух кондиционер в виде клыкстого серого зверюги, и по мере рост чудищ издвемый им зловещий звук преврщлся в оглушительный рык. «Поменьше ндо смотреть фильмы по ромнм Стивен Кинг», – решил он с усмешкой, торопливо возврщясь, чтобы выключить свет в зднем коридоре. В соответствии с првилом «Свежей мргритки» об окончтельной проверке, Сммер зствил себя зглянуть в кждую открытую дверь, мимо которой проходил. Никких збытых тряпок, никких скребков, никких смятых бумжных полотенец. Только безупречно чистые смотровые комнты, нполненные ромтом обрзцов флоры, которыми принято укршть бренные остнки ушедших в мир иной, обряженные во все лучшее и выствленные нпокз в элегнтных, отороченных тлсом гробх.

А что, если они встнут из своих гробов и нбросятся н нее? Что, если они вовсе и не собирлись умирть, или им не по душе перспектив быть похороненными звтр, или же взбредет в голову з что-нибудь отомстить единственному живому существу, окзвшемуся в пределх их досягемости? А вдруг он кким-то обрзом попл в девяностую серию «Ночи живого мертвец» и ей предстоит стть одним из персонжей?

«Вот уж действительно не ндо смотреть столько фильмов по ромнм Стивен Кинг», – упрекнул себя Сммер. Он решил обуздть вообржение до того, кк оно сотворит из пустоты мньяк с топором. Или безумного святого Бернрд с пеной у рт, или…

«Охотники з привидениями!» Сммер почти бегом достигл выключтеля в зднем зле и повернул его. После этого ей остнется только отпереть прдную дверь, выключить люстру, выскочить нружу, зпереть дверь снов, и дело будет сделно. Ух-х!

Он и не подозревл, что ее тк легко вывести из рвновесия, но тмосфер этого мест н смом деле действовл ей н нервы. Кондиционер гремел все громче, словно входя в ккой-то лихордочный режим. При желнии Сммер смогл бы рзобрть в его грохоте почти ритмичный брбнный бой.

«Все, до конц жизни больше никких фильмов по сюжетм Стивен Кинг», – поклялсь он себе, нпрвляясь к центрльному злу. Н грнице двух злов женщин бросил взгляд нпрво и почувствовл, кк ее душ уходит в пятки, куд-то в ккуртно зшнуровнные мтерчтые кроссовки.

Хотя метллическя дверь был зкрыт, через узкое мтовое стекло в верхней чсти виднелся свет, который он збыл погсить в гримерной.

Кждя клеточк ее мозг кричл, чтобы он оствил его гореть. Если Мйк Чейни предъявит претензии, можно будет извиниться з свою збывчивость и пообещть, что этого больше не повторится. Последствия окжутся минимльными. Из-з ткого незнчительного упущения «Хрмон брзерс» не стнут ннулировть контркт.

Но «Свежя мргритк» был детищем Сммер Мкфи, рожденным в мукх н пепелище ее прежней жизни. Сотрудник фирмы никогд не оствит гореть свет всю ночь, если его специльно не попросили об этом. Рди чести «Свежей мргритки» – и рди чек н вполне солидную сумму, с точностью хронометр ежемесячно поступвшего от «Хрмон брзерс», – ей придется пойти и выключить этот проклятый свет.

Чтоб его черти побрли!

Стиснув зубы, Сммер нпрвилсь к гримерной, проклиня по дороге своих нендежных сотрудников, Стивен Кинг и все выключтели н свете.

Слв Богу, что труп в гримерной хотя бы под простыней. Ей не придется смотреть н него. Утешя себя этой мыслью, Сммер рспхнул метллическую дверь и огляделсь в поискх выключтеля. Здрвый смысл говорил ей, что он должен быть спрв от двери.

Боковым зрением он увидел нкрытый простыней труп н метллической тележке, придвинутой к стене, потом обртил внимние н блестящие стльные рковины, н безупречно чистые крышки, свежевымытый пол. Дже если он не способн ни к чему другому в жизни, подумл женщин с чувством удовлетворения, убирть он умеет.

Вот только нсколько ценен ткой тлнт?

Выключтель окзлся в доброй пре футов левее того мест, куд поместил бы его любой нормльный человек.

Сммер шгнул в комнту. Дверь з ней зкрылсь. Нщупв выключтель, он посмотрел н второй метллический стол. Он был передвинут к стене нпротив первого стол. Н столе лицом вверх лежл голый мужчин.

Мертвый голый мужчин.

Глз Сммер в ужсе округлились. Рот открылся. Этого труп не было, когд он здесь убирл. Или все-тки был? Ведь не могл же он не зметить ткую вещь?

Не могл. Абсолютно исключено. Ни млейшего шнс, что он не обртил н него внимния. Необрботнный труп, почти непристойно свидетельствующий об отвртительной смерти, нполнил ужсом ее рзум и душу.

Дже со своего мест, с рсстояния около шести футов, женщин могл видеть ссдины и ужсные рны н лице и н груди мертвец. Без сомнения, жертв несчстного случя. Вероятно, привезли, пок он убирл.

Это было единственное объяснение. Скрипы, которые Сммер слышл, нверняк имели прозическое происхождение. Пок он в своем неведении знимлсь уборкой, кто-то из «скорой помощи» или из фирмы «Хрмон брзерс» – он не знл точно, кк это делется, – привез покойник.

Колени Сммер подгиблись, женщину тошнило Встреч со смертью в ее смом неприкршенном, смом грубом виде отнял у Мкфи осттки мужеств. Он дже и не пытлсь притворяться, что смертельно не испугн.

Однко ей ндо было идти домой. И погной метлой выгнть из своей фирмы ночную субботнюю бригду, от которой никкого проку. Зтем оргнизовть зпсную бригду, готовую выйти н рботу в любое время, чтобы не повторять случев вроде сегодняшнего.

И никогд больше он не окжется в ситуции, когд ей одной посреди ночи придется убирть похоронное бюро.

Умом Сммер понимл, что в действительности ей бояться нечего. В конце концов, обезобрженное тело мертво, оно не может причинить ей никкого вред. Ндо только укротить свое воспленное вообржение.

Изо всех сил стрясь взять себя в руки, Сммер повернул выключтель. Из зл через мтовое стекло в комнту попдл, кк он и ожидл, приглушенный свет. Он был уже у двери, когд вдруг услышл это: тихий скользящий шорох, словно з ее спиной кто-то двиглся.

Н время, рвное длительности двух удров сердц, Сммер буквльно окнемел от ужс. Перед ее мысленным взором предстл Восствший из Мертвых, но только для того, чтобы сию же секунду быть изгннным ее здрвым умом. Звук, конечно же, ей померещился. Когд женщин кк следует прислушлсь, то не рзличил ничего, кроме гулкой, нпряженной тишины.

В любом случе, ей пор домой. И слв Богу.

Рспхнув дверь, он не удержлсь от того, чтобы бросить последний испугнный взгляд н изувеченный труп. И хотя из зл пдл слбый свет, ей покзлось, что првя ног мертвец шевельнулсь.

Увиденное дошло до сознния Сммер, когд ее глз уже смотрели в другую сторону. Голов втомтически повернулсь обртно. В оцепенении он увидел, кк коленк мертвец поднялсь нд метллическим столом н добрых три дюйм, потом с мягким шлепком упл н прежнее место.

Волосы н голове Сммер встли дыбом.

Глв 3

«То з помощью к кому вм обртиться?..» Он бежл, и этот припев с его бесконечным многоточием пулеметной очередью строчил в ее мозгу. Сммер был уже почти у входной двери, когд ей пришло в голову, что он не может вот тк бросить человек, который, видимо, не совсем мертв. Если не принимть в рсчет скзки о Восствшем из Мертвых (осттки здрвого смысл говорили, что все эти истории – чистой воды выдумк), то для объяснения увиденного было только две версии: или это ккя-то посмертня рекция, возможно мышечня спзм, или же человек действительно жив. То ли снитр «скорой помощи», то ли зсвидетельствоввший смерть врч – кто знет? – слишком поспешил списть беднягу в рсход.

Ее первым порывом было скзть: «Ну что ж, знчит, тебе не повезло, прощй».

Потом возникл мысль позвонить по 911.

И, нконец, пришло смое рзумное решение: связться с Мйком Чейни и приглсить его приехть сюд, чтобы он см взглянул н подозрительного покойник.

Но дже нпрвившись в кбинет Чейни – первя дверь нпрво от глвного вход, – Сммер колеблсь. Не тк-то просто позвонить своему глвному клиенту в субботу в дв чс ночи. Тк же стоит трижды подумть, прежде чем вызывть полицию или «скорую помощь» в смое шикрное из похоронных бюро. В этом случе клиент почти нверняк получит ткую реклму, которя вряд ли придется ему по вкусу. В первом же вринте Мйк Чейни, скорее всего, решит, что у нее не все дом.

Снов речь шл о чести и репутции «Свежей мргритки», не говоря уж о ежемесячном чеке из «Хрмон брзерс».

Эти деньги были нужны ей.

Рзумеется, если мужчин действительно не был мертв, ее долг позботиться о нем. «Хрмон брзерс» нверняк будут блгодрны ей з то, что он обртит их внимние н это упущение.

Но нсколько возможно допустить подобную ошибку?

«Весьм мловероятно», – мрчно решил Сммер и опустил уже протянутую к двери кбинет Мйк Чейни руку. Только н мгновение он бросил тоскливый взгляд н величественную входную дверь. Пылесос ждл ее, ведро с хозяйственными приндлежностями и сумк тоже нходились здесь. Кк легко было бы скзть себе, что увиденное лишь плод ее фнтзии или просто обычня посмертня рекция у покойник. А потом выйти н улицу, поехть домой и збыть обо всем произошедшем этой ночью! Тк легко! И кждя клеточк ее существ требовл этого простого решения.

А что, если мужчин все-тки жив? Он читл о случях, когд людей объявляли умершими и хоронили, потом выяснялось, что в момент похорон они были живы. А вдруг он действительно умрет н этом столе, где его оствили н ночь, или (ккой ужс!) его умертвят утром, когд сделют предврительное бльзмировние? И все из-з того, что, струсив, он никк не отрегировл.

Тк или инче, но без ее вмештельств ему почти нверняк крышк. Если он сейчс не покойник, то к утру уж точно им будет, не вмешйся он. Сммер рссмотрел все вринты. Все, кроме одного. Содрогнувшись, женщин понял, что ей предстоит сейчс сделть.

Прежде чем предпринимть ккие-либо действия, ей нужно смой осмотреть этот треклятый труп.

Черт побери!

Куд охотнее он предпочл бы посмотреть еще один стрый фильм с Брюсом Ли. Срвнение было не случйным. Свой предыдущий уик-энд Сммер провел именно тк. Мужчин, с которым он встречлсь и который знл о ее пристрстии к кино, см был фнтом фильмов с кртэ. Он зтщил ее в Ншвилле н круглосуточный покз фильмов с учстием Брюс Ли. К концу последнего чс из тех восьми, н протяжении которых Ли кждые пять секунд вопил «Ай-!», у нее от боли рскпывлсь голов, в душу зкрдывлось подозрение, что ее ромн с преуспевющим днтистом обречен. Он же упивлся кждой минутой мордобоя, судорожно сжимя кулки и удовлетворенно хрюкя: «Тк его!» всякий рз, когд Брюс Ли вмзывл очередному плохому прню. Н этот уик-энд ухжер плнировл поход н фестивль фильмов с Чком Норрисом. Сммер откзлсь, сослвшись н рботу.

Кк всегд, грехи и подвели ее. Солгв, что рботет в субботу, он эту рботу и получил.

Ккой бы Небесный Кукловод по жизни ни дергл з ниточки, он нверняк сейчс смеялся нд ней. Стоя у зкрытой двери гримерной и стрясь утихомирить свое трепыхющееся сердце, Сммер почти слышл Его ехидный смешок: «Поделом тебе!»

Если не считть приглушенного гул кондиционер, в похоронном бюро црил мертвый – нет, опять плохое слово, – полный покой.

Он лучше бы высидел десять фестивлей фильмов с учстием Брюс Ли, чем снов войти в гримерную.

«Чтоб тебе до скончния век не рсствться с твоими вурдлкми», – пожелл он Стивену Кингу, стоящему перед ее глзми с мникльной улыбкой н лице, и рспхнул дверь. Сноп свет из зл, где женщин продолжл стоять, – к черту требовния «Хрмон брзерс» относительно экономии! – высвечивл узкую дорожку в темную комнту.

Бум, бум, бум…

«Немедленно прекрти психовть», – прикзл себе Сммер. Не обрщя внимния н свой бешеный пульс, крепко придерживя рукой дверь с пружиной, он сделл дв шг вперед и попытлсь сосредоточиться н неподвижном теперь трупе. Свет не вполне достигл того мест, где он лежл н плотно придвинутом к стене столе. Покойник был нкрыт свном – опять неудчное слово, – покрывлом полумрк. Но Сммер все же могл рзличить вжные детли: короткие черные волосы, изуродовнное, опухшее лицо с зкрытыми глзми и, похоже, все в крови, рсцрпнное левое плечо, н груди густя поросль, скрывющя, возможно, еще более сильные ссдины. Мощный мускулистый торс, бледные, опвшие генитлии, укрывшиеся в еще одном островке черных волос. Грудь и конечности были неподвижными – неподвижными. И вообще мужчин не подвл никких признков жизни. Ну конечно же, он мертв. Рзумеется, мертв.

И смое глвное, этот мужчин не один из Восствших из Мертвых. Он не собирется подняться со стол и двинуться н нее, глядя неживыми глзми и протягивя свои руки…

«Охотники з привидениями!»

«Если все пойдет, кк в „Простеньком фотоппрте“, я не стну возржть, – подумл Сммер. – И первя посмеюсь шутке. Х-х-х».

Пожлуйст, Господи, пожлуйст.

Но никкой двойник Аллен Фнт не появился, и фотокмеры в согнутой лдони мужчины Сммер не увидел. Были только он и мертвый мужчин.

Сммер нервно вздрогнул.

Он собирлсь пройти дльше в глубь комнты, включить свет и коснуться тел, чтобы доподлинно убедиться, что оно мертво. Кк это ни неприятно, но женщин был достточно уверен в себе, чтобы посмотреть првде в глз.

Мертвя хвтк, точнее, дотошность был одним из ее глвных пороков.

Если все это дурной сон, то он с рдостью проснется. В случе глупой шутки он готов к ее кульминции.

Если это ее рельня жизнь, Сммер возьмет Господ н зметку прямо сейчс, поскольку ей ндоело служить мишенью божественных шуток.

После тридцти шести лет он сыт ими по горло.

Труп был неподвижен. И, если не считть гул кондиционер, стоял бесконечня тишин. Женщине кзлось, что он слышит, кк пылесос у прдной двери зовет ее.

«Если по соседству у вс стрнное творится…»

Стиснув зубы, Сммер собрл осттки своего мужеств и укротил рзыгрвшееся вообржение. Не выползет же из рковины Слймер и не проскчет через зл Куджо<Персонжи фильмов по ромнм Стивен Кинг .>.

Все, что ей ндо сделть, это пощупть пульс бедолги. Мксимум три минуты, и он будет у прдной двери. Сбросив с левой ноги кроссовку, Сммер зсунул ее под угол двери. Если он шгнет к выключтелю и дверь зхлопнется, ей придется пробыть в почти кромешной темноте пру секунд, этого вполне хвтит, чтобы превртить ее тело в студенистое желе. И утром сотрудники «Хрмон брзерс» нйдут лишь ее дрожщие остнки посреди лужицы н полу. «И зчем Сммер Мкфи было лезть в этот дурдом?» – будут спршивть жители Мерфрисборо.

Зклинив дверь, женщин шгнул в сторону, нжл выключтель и с облегчением вздохнул, когд яркий свет люминесцентной лмпы злил все углы комнты. Уф, все не тк уж плохо. Действительно не тк уж плохо?

Бросив взгляд н труп, Сммер получил ответ н свой вопрос. Нет, все было очень плохо. Но помочь ничем уже было нельзя, и ей придется с этим смириться. В мрчном нстроении Сммер нпрвилсь к покойнику.

Ей было легче, когд он не смотрел н него.

Приблизившись, женщин зметил под метллическим столом, н котором он лежл, выдвижные встроенные ящики, узкие и длинные, кк пенльчики. Один из них был выдвинут. Внутри лежли блестящие хирургические инструменты (видимо, для бльзмировния), ккуртно рзложенные н слфетке из зеленой мтерии. Стоя вблизи от своей цели, Сммер пытлсь не думть об оперциях, для которых инструменты преднзнчены.

О Боже, он не может сделть это. Просто не в силх зствить себя коснуться тел, лежщего перед ней. Одн лишь мысль об этом нстолько пугл, что он готов был обмочиться в трусики.

Ндо только коснуться. Если тело холодное, то этого будет достточно. Холодный – знчит нверняк мертв. Ведь он холодный? Конечно, холодный! Собрв всю свою решимость, Сммер дотронулсь до его руки. Тело было холодным…

Его пльцы сомкнулись н ее зпястье тк внезпно, что он пончлу этого не почувствовл. Но уже в следующее мгновение потерял рвновесие от сильного рывк холодной, мертвой руки. Сммер в ужсе открыл рот, когд изуродовнное окроввленное тело, не отпускя ее, поднялось с нтомического стол и потянулось к ней, кк в смом жутком из кошмров Стивен Кинг.

Женщин звизжл. Безжлостные пльцы сильнее сдвили ее кисть. Мертвец резко рзвернул ее спиной и зломил руку з спину. Холодный волостый локоть сжл ей горло. Мужчин облдл необычйной силой, его тело было холодным, очень холодным. Сммер удрил в нос зпх смерти – рзлгющейся плоти? Формльдегид?

Еще один вопль вырвлся из ее легких. Обвившя шею рук угрожюще сжлсь, одним быстрым рывком перекрыв и звук, и воздух.

– Пискни еще рз, и я сломю твою чертову шею, – прорычл мертвец ей в ухо.

Только теперь Сммер понял, что он вовсе не мертв. А очень дже жив и полон желния убивть.

Будь н его месте Восствший из Мертвых, ей, нверное, не стло бы хуже.

Сммер стоял н цыпочкх, тк согнутя сжвшим ей горло локтем, что ее позвоночник готов был вот-вот сломться. Выкручення з спину рук болел, голов кружилсь от недосттк воздух. Он слышл только дв звук: биение в ушх ее собственного пульс и сиплое дыхние покойник (до сих пор ей кзлось, что перед ней мертвец).

– Не делйте мне больно. Пожлуйст.

Мольб с трудом прорвлсь через сдвленную глотку. Слов были хриплыми, и он см их еле рзличл. Если он и услышл ее, то все рвно не ослбил свою жесткую хвтку.

– Сколько еще вс?

Рук вокруг шеи нпряглсь. Сммер почувствовл удушье. Свободной рукой он инстинктивно попытлсь освободиться.

– Вы здушите меня! – это был отчянный тихий шепот.

– Только поцрпй меня, и я сломю твои чертовы когти.

Ее пльцы рзжлись и выпрямились н его холодной коже.

Ужс то охвтывл Сммер, то отступл. Он не могл решить, что хуже – нпдение мертвец или живого.

– Сколько вс еще? – Он с нетерпением встряхнул ее.

– Пожлуйст, я не могу дышть… – Сммер подергл руку, обвившую ее шею. Хвтк немного ослбл. Дрож, женщин сделл глубокий вдох.

– Отвечй мне.

– Ч-что?

– Сколько еще вс здесь?

Боже, о чем это он? Может, спятил? Трудно поверить, что все это действительно происходит с ней.

– Я… не понимю, о чем вы говорите. Вы, нверное, попли в ктстрофу или… произошло что-нибудь ужсное. Вм нужн медицинскя помощь…

– Не делй из меня дурк. Сколько вс тут?

Хвтк снов усилилсь. Блнсируя н цыпочкх, словно опять вств н пунты впервые с тех пор, кк ушл с четвертого курс блетной школы, Сммер уцепилсь з его локоть, чтобы не быть удушенной, и оствил всякую ндежду.

– Шестеро? – спросил он сму себя. Хвтк ослбл. Ей было позволено продолжить «тнец». Знчит, ее ответ признн удовлетворительным.

– Где они?

Он что, мньяк-убийц или просто нормльный средний мерикнец, у которого поехл крыш в результте трвмы, может, поэтому он окзлся н собственных похоронх? З долю секунды, отведенной ей н ответ, Сммер решил: это невжно. Глвное, он опсен. И лучшей тктикой будет отвлекть его, сколько он сумеет, потом бежть.

Кто бы ни придумл поговорку про то, что лучше не будить спящую собку, он знл, о чем говорит, в полной мере это относится и к спящим трупм. Сммер тк и сделл бы, предоствься ей возможность зново прожить последние десять минут. Почему, ну почему он просто не вышл из прдной двери, когд могл это сделть?

– Черт тебя побери, где они?

Его хвтк снов ужесточилсь.

Сммер почти взвизгнул:

– Снру… Снружи.

Он слегк отпустил ее шею.

– Где снружи?

– Сз… Сзди.

С минуту он молчл, словно обдумывя скзнное ею. Сммер облизл языком губы и сделл глубокий, прерывистый вздох. Ее ответы успокоили его, во всяком случе пок. Глвное теперь – не пниковть. Источемый им резкий зпх стоял у нее в носу и в горле, проникя в легкие. Сммер вдруг понял, что это зпх керосин.

– Если хочешь жить, сук, то ты скжешь мне, кк выбрться отсюд.

От угрозы, звучвшей в его голосе, у нее похолодело внутри. Он с новой силой схвтил ее з горло, и Сммер опять окзлсь «н пунтх». Он слбо кивнул головой.

Он ослбил локоть, и дыхние женщины снов восстновилось.

– Ты знешь выход?

– Д-д.

– Незметно можно выйти?

Сммер кивнул.

– Если попробуешь меня обмнуть, сук, то обещю тебе, что ты умрешь рньше меня.

Его рук внезпно отпустил ее. Сммер передернул плечми, чувствуя болезненное поклывние. Дрож, он согнул пльцы своей првой руки и тут услышл з спиной метллический скребущий звук. Он узнл его.

– Видишь это?

Перед ее глзми был сверкющий стльной скльпель. Срзу же збыв о своей ноющей руке, Сммер кивнул.

Он поднес инструмент к ее шее. Н остром, кк бритв, лезвии игрли отблески пдющего сверху свет. Холодный метлл кольнул ее беззщитную плоть под левым ухом. Сммер зтил дыхние.

Глв 4

– Один порез – вот здесь, – и ты умрешь через несколько минут. Понял?

Боясь кивнуть – было ужсно ощущть острие скльпеля своей бешено пульсирующей ртерией, – Сммер что-то промычл.

Звук отчяния он явно принял з соглсие.

– Тогд не зствляй меня сделть это. Скльпель отодвинулся от шеи женщины и еще рз зловеще сверкнул перед ее глзми.

– Ну тк мы поняли друг друг?

Н этот рз Сммер энергично кивнул.

– Это в твоих же интересх.

Нблюдя блестящий метлл у своего нос, Сммер не посмел пошевелиться, когд сжимвшя рук освободил ее шею. Н смертоносный инструмент он смотрел с тким же ужсом, с кким кролик смотрит н удв. Черные волны стрх нктывлись н нее. Сржясь с ними, женщин чувствовл все новые приливы дренлин в кровь. Он колеблсь: бежть или бороться, но не могл сделть ни того ни другого. Инстинкт подскзывл ей, что в днный момент покорность – лучшя зщит.

Когд Сммер ощутил, что он глубоко зпустил свои пльцы в узел волос н ее голове, он смогл произнести только удивленное «ой!».

Не обрщя внимния н то, больно ей или нет, он беспощдно продрл пльцми ее волосы, извлекя тонкие шпильки кофейного цвет. Со слбыми щелчкми они шлеплись н линолеум. Сммер хотелось протестующе зкричть, словно шпильки были выдрны из ее скльп, но он зствил себя молч перенести это оскорбление. Ее инстинкт смосохрнения предупреждл: млейшее неверное движение может стоить ей жизни.

Ее мть чсто повторял трем своим дочерям: «Если мужчин пытется сделть с вми что-нибудь нехорошее, бейте его коленом в пх».

Пх был рядом, голый и уязвимый, и ее коленк тоже нготове. Единствення проблем зключлсь в том, что Сммер стоял к нему спиной и, скоре всего, тк и остнется стоять дльше. «Тк что мне теперь делть, мм?» – спросил он мысленно.

– А теперь покзывй мне дорогу отсюд.

Его рычщий голос был смым стршным из всего, что Сммер когд-либо слышл. Возникшее было перед ней улыбющееся лицо мтери мгновенно рстворилось. Одной рукой он держл скльпель, другой сгреб в горсть ее волосы и туго, до боли, нмотл их н кулк. Дже под угрозой смерти, решив безумно броситься в борьбу, он бы не смогл вырвться из его лп.

Если бы Сммер постриглсь этим летом «под мльчик», кк ей подскзывли здрвый смысл и советовл мть, ему не удлось бы держть ее з волосы тк крепко, с горечью подумл женщин. Тк нет же, ей не хотелось рсстться с последним объектом своего тщеслвия, с волосми до плеч. Интересно, во что теперь ей обойдется глупое упрямство?

– Шгй, – прикзл он.

Нервно сглотнув, Сммер двинулсь вперед.

Помня, что «они», кем бы ни были, сзди, он повел его к прдной двери. Когд Сммер вышл из гримерной и нпрвилсь по зднему коридору, он следовл з ней по пятм. У вход в глвный зл он остновил ее тким неожиднным рывком, что женщин едв не откусил себе язык. Ее сердце колотилось, н глз нвернулись слезы, но тем не менее Сммер покорно стоял. Ощущение нготы «покойник» в некотором смысле пугло ее больше, чем дже скльпель. От его близости у нее по коже пробегли муршки. Хотя Сммер толком не видел своего мучителя, кроме рзве что случйно змеченных исцрпнных плечей и окроввленных голых мускулистых рук, но он чувствовл его. Ростом он был не нмного выше ее, где-то около шести футов, но, Господи, до чего же широк. И вдобвок ясно, что очень силен.

Он был нсторожен и, похоже, принюхивлся ко всему, кк собк.

Что это з тип? И вообще, человек ли он? В вообржении Сммер промелькнули видения вмпиров, оборотней и зомби. И он тут же осдил себя с досдой. Рзумеется, он человек. Обычный мужчин. Психовнный жестокий мужчин со скльпелем в руке. Скльпелем, которым он только что пообещл перерезть ей горло. При мысли об этом у нее пересохло во рту. Неизвестно, что хуже, но он все же предпочл бы вмпир или кого-нибудь из его родичей.

Сммер снов охвтил пник. Он зжмурилсь. Господи, неужели сегодня ночью ей придется умереть? Он не был готов умирть.

– Шгй!

Открыв глз, Сммер подчинилсь. С кждым шгом по брхтному ковру центрльного зл стрх ее нрстл. Ну выведет он его нружу, и что тогд? Вряд ли он просто отпустит ее.

– Пожлуйст… – прошептл женщин, когд они достигли прдной двери. Он ощущл зловонное, сипящее дыхние у себя з спиной, отчего шевелились те немногие прядки волос, которые избежли его хвтки.

Нбрвшись хрбрости, Сммер бросил взгляд через плечо и тотчс пожлел об этом. В ярком свете висевшей нд ними люстры ее взору предстло нечто нстолько ужсное, что вполне могло срвниться с плодми фнтзии Стивен Кинг. Перед ней был монстр с чудовищно изуродовнным рнми и ссдинми лицом, в котором мло что остлось человеческого. Рот, вдвое больше нормльного, сдвинут влево вниз, и из его угл вилсь змейк зпекшейся крови. Огромный бесформенный нос с окроввленными ноздрями. Почерневшя кровь рзмзн ткже по щекм и подбородку. Вздувшяся кож вокруг левого глз нпоминл кусок рыхлого мяс, и см глз смотрел через узкую щелку. Првый глз был ненмного лучше: опухший и кзвшийся полностью зкрытым. Удивительно, кк стршилище вообще мог видеть.

Но он смотрел н нее при этом тк угрожюще, что Сммер пробил дрожь – ничего более стршного ей не приходилось видеть. Если рньше он сомневлсь, то теперь понял: он убьет ее без млейшего колебния.

– Если ты попробуешь обмнуть меня…

Он не зкончил своей произнесенной почти шепотом угрозы. Д этого и не требовлось. Скльпель крсноречиво прижлся к ее ртерии, н этот рз горздо плотнее. И н миг Сммер подумл, что он собирется перерезть ей горло прямо сейчс.

– Не обмну. Я обещю, – промолвил он дрожщим голосом.

Услышв ее ответ, он только хмыкнул и убрл скльпель. Его рук с крупными пльцми и тупыми ногтями легл ей н првое плечо. И уголком глз женщин зметил зловеще сверкнувший инструмент.

– Открой дверь, – скзл ее мучитель, и Сммер подчинилсь. Ничего другого ей не оствлось. С минуту они помедлили у выход. Его голое тело прижимлось к ее спине и ягодицм. Ощущя комок его генитлий н своем бедре, Сммер едв сдерживл дрожь. Кзлось, он прислушивлся, но no-прежнему цепко держл ее з волосы.

Ночь оглшлсь звоном цикд. Сейчс был их год. Рз в семндцть лет цикды выбирются из-под земли. В это лето жители Мерфрисборо чувствовли себя счстливыми. После долгой тишины приятно, когд тебя приветствует нескончемое тихое стрекотние, стрнным обрзом создющее в душе ощущение уют. И рдует, что в темноте есть и другие живые существ.

– Это твоя мшин? – спросил он.

Подержнный универсл «селик» был припрковн спрв от вход. Это был единствення мшин н огромной стоянке, и не требовлось

большого ум, чтобы догдться, кому он приндлежит. Видимо, сообрзив, он не стл дожидться ее слбого кивк и подтолкнул к втомобилю.

Дверь похоронного бюро зхлопнулсь з ними, и теперь единственным источником свет для этой стрнной пры стл лун, укрывшяся з веткми высоких сосен вокруг здния. Н чернильно-черном предрссветном небе приветливо подмигивли звезды. Легкий ветерок, теплый и нпоенный ромтом хвои, лскл лицо. Почв под ногми мягко шуршл. Тысячи цикд, прзднуя избвление от многолетнего плен, сбросили с себя свою прежнюю «одежду», и сухие хрупкие скорлупки влялись теперь н земле, кк листья осенью. Нступть н них голой ступней было не очень-то приятно.

Н секунду Сммер пожлел, что оствил в гримерной свою кроссовку. Обойдется ли он без нее, если все же решится н побег? И тут же с презрением отбросил эту мысль. Д он бося побежит по битому стеклу, чтобы только уйти от чудовищ, взявшего ее в зложницы.

– Злезй!

Он подтолкнул женщину к передней дверце со стороны пссжирского сиденья. Он больно удрилсь бедром о ручку и, нщупв ее пльцми, повернул. Т не поддлсь.

В течение нескольких ужсных секунд, тянувшихся, кзлось, вечность, Сммер оценивл меру опсности, которя ей теперь грозил.

– Ты что, оглохл? Я скзл, злезй!

– Он зперт.

– Что?

– Он зперт.

– Тогд отопри ее.

– У меня… у меня нет ключей.

– У тебя нет ключей? А где же они, черт бы тебя побрл?

– В моей… в моей сумке. У двери.

Он грязно выруглся. Оскорбления, произнесенные тихо, почти нерзборчиво, не стли от этого менее стршными и угрожющими. Сммер дже не пытлсь вникнуть в смысл слов, которые он прошипел, волоч ее з волосы обртно к похоронному бюро. Следуя з ним, спотыкясь и согнувшись в три погибели, женщин испытывл только ужс. Он ощущл н языке его вкус – острый, кк уксус.

Сммер скорее услышл, чем увидел, кк мужчин принялся тщетно дергть ручку входной двери. Щелк, щелк, щелк…

– Эт дверь тоже зперт. Сммер съежилсь от стрх.

– Только попробуй скзть мне, что у тебя нет. ключ. Только попробуй скзть мне, что не можешь открыть эту чертову дверь. Только попробуй скзть мне, что ключ от этой двери и ключи от твоей мшины зперты в этом проклятом зднии. Только попробуй…

Ситуция был предельно ясной, но Сммер ни з что н свете не примирилсь бы с этим. Ее соглсия, однко, никто не спршивл. Он отпустил ее волосы. Из его груди вырвлось что-то среднее между воем и рычнием, вселив в душу Сммер смертельный ужс.

– Простите меня! Пожлуйст… – бормотл он, когд он подтянул ее к своему лицу и в упор, устршюще посмотрел н женщину. В его жутком взоре был нписн смерть. Внезпно темноту прорезл яркий свет фр. Н дорогу, ведущую к стоянке у здния, сворчивл втомобиль. Сммер почувствовл ткой сильный прилив блгодрности к незнкомому водителю, что у нее здрожли коленки. Спсен, теперь он спсен.

– А черт! – с гневом бросил мужчин.

Однко освобождение выскользнуло прямо из ее рук. Он побежл з угол здния, волоч ее з многострдльные волосы. С трудом, прихрмывя, почти кк крб, знчит, кк Сммер и предполгл, его левя ног был серьезно поврежден.

Они едв успели скрыться от преследующих лучей втомобильных фр. Крик змер в горле Сммер, дже не дойдя до губ. Одной рукой он мертвой хвткой вцепился в ее волосы, другой по-прежнему сжимл скльпель.

– Только пискни, и ты покойниц, – пригрозил мужчин.

Добрвшись до безопсного мест, он прислонился к кирпичной стене здния и притянул Сммер спиной к своей груди. Скльпель, кк он подозревл, был где-то ниже ее левой груди. Рядом с сердцем.

Его тело содроглось при кждом вдохе. Женщин тоже с трудом переводил дыхние, но от стрх. Пот лился с него грдом. Сммер едв не тошнило от зловонного зпх.

– Н тебе лифчик есть? – шепотом спросил он.

– Что? – Вопрос очень удивил ее.

– Н тебе есть лифчик? Сммер слбо кивнул.

От фсд передней чсти здния донесся шорох шин по сфльту, потом легкий скрип тормозов. Слв Богу, кто-то тм есть.

– Снимй его. Снимй свою блузку и лифчик, и живо.

Энергичность прикз, сопровождемого перемещением скльпеля от груди к горлу, вынуждл Сммер подчиняться без лишних вопросов. Он не сомневлсь в серьезности его нмерений. Несчстня прекрсно понимл: стоит ей откзться выполнить его требовние или попытться кким-либо обрзом помешть ему, в ту же смую секунду будет убит. Дрожщими рукми он рсстегнул пуговицы своей блузки, боясь дже подумть о том, что он собирется сделть. Конечно же, он не будет ее нсиловть. Вряд ли, чтобы это было у него н уме. Несмотря н нготу, сексульное нсилие, пожлуй, не входило в, его плны.

– Поторпливйся. Сммер стрлсь, но от стрх пльцы не слушлись. Ей оствлись еще две пуговицы, когд ему ндоело ждть. Нетерпеливым рывком, зствившим женщину сжть зубы от боли, он выдернул лдонь из ее волос и, схвтив блузку з воротник, сдернул ее. Тонкий нейлон с легким треском порвлся, пуговицы куд-то отскочили.

От неожиднности Сммер рскрыл рот и тут же инстинктивно скрестил руки н груди. А его пльцы трудились уже н ее спине, пытясь отыскть зстежку бюстгльтер. Это никк не удвлось, и он бормотл проклятия вперемешку с угрозми прямо в ухо Сммер. Чувствуя себя словно в кошмрном сне, женщин рсцепил скрытую н груди зстежку. С этого момент он был готов сделть все, чтобы только угодить ему.

Откуд-то издли послышлся хлопок дверцы. Приехвший человек вышел из мшины,

«Господи, пусть нйдут меня, – молилсь Сммер, когд бюстгльтер был сорвн, руки безжлостно зкручены з спину. – Пожлуйст, пусть меня нйдут».

Бросив вниз взгляд, Сммер едв не потерял сознние при виде своих голых грудей, бледно сиявших в лунном свете. Это, кк ничто другое, зствило ее острее ощутить опсность, в которой он нходилсь. При желнии кошмрный монстр может изнсиловть и убить ее. Он полностью в его влсти – если только не предпримет что-нибудь. Но что он может сделть, не приближя своей ужсной кончины?

Отдленный звук шгов подскзл ей, что ее потенцильный спситель, вероятно, сейчс пересекет стоянку. Может, он идет в их сторону? Но ему не известно, где они. Скорее всего, нпрвляется к прдной двери похоронного бюро. Кто бы это мог быть? Мйк Чейни? «Скоря помощь» с очередным трупом? Полицейский, совершющий свой дежурный обход? Кто знет?

«Господи, пожлуйст… – молилсь он снов и снов, нстолько потрясення, что не могл отыскть других слов. Но Бог знет, чего он хочет. – Пожлуйст, пусть меня нйдут. Пожлуйст, спсите меня…»

А похититель в это время связывл кисти ее рук лифчиком. Он рботл обеими рукми и не мог пок воспользовться скльпелем. Сейчс смый подходящий момент зкричть. Тем более рядом кто-то, кто может услышть ее.

Но что, если ее не услышт, если и услышт, то не помогут? А вдруг это женщин или, что еще хуже, женщин с детьми, которя из-з ее крик тоже стнет жертвой безумц? Или просто трус?

Услышит ее крик и убежит, вместо того чтобы прийти ей н помощь.

Сммер колеблсь. Он зкончил связывть ей кисти и грубым рывком проверил кчество своей рботы. Зпястья болели, руки нчинли зтекть от нрушения кровообрщения. Сммер попробовл согнуть пльцы и пошевелить ими. Бюстгльтер – и зчем только он предпочл эту модель легкому нейлоновому лифчику, который когд-то носил, – впился в ее кожу. Прочный элстик сковывл лучше любых нручников.

Мужчин ндвил ей н плечи, вынуждя опуститься н колени.

А с другой стороны, что будет, если он все же не зкричит? Что тогд?

В этом зключлся глвный вопрос. Опускясь н окймлявшую здние трвянистую полоску, Сммер открыл рот. Жребий был брошен: другого выбор нет. Нбрв полные легкие воздух, он приготовилсь пронзительно крикнуть. От одного этого крик могл звисеть ее жизнь.

Но прежде чем женщин успел дже пискнуть, ей между зубми был зсунут ее скомкння блузк. Ошршення, Сммер поперхнулсь, зкшлялсь и попытлсь выплюнуть кляп, но тщетно. Смятый нейлон был зпихнут нстолько глубоко в горло, что н мгновение ей покзлось, будто сейчс ее вырвет.

Нет, ее не вырвет. Он нверняк умрет от удушья. Оствлось только дышть через нос. Дышть. Дышть.

Он поколдовл еще нд кистями, потом здрл ей подбородок кверху, тк что он был вынужден посмотреть н него. Скльпель по-пиртски зжт в зубх. Щель, служившя глзом, сверкл диким блеском. Изуродовнный рот скривился в отвртительную гримсу, которя у нормльного человек должн был бы выржть ехидную усмешку. Словно он нходил ее ужс збвным.

Сммер пришло в голову, что мужчин, скорее всего, не в своем уме. И неожиднно он обрдовлсь, что не успел крикнуть.

Глв 5

– Я вернусь, – произнес он, глядя ей в глз.

Дже в устх Терминтор угроз не могл бы прозвучть более зловеще. Сммер подумл, что он предпочл бы смую устршющую гримсу Арнольд Шврценеггер склонившемуся нд ней сейчс лицу.

Он отпустил ее подбородок, шгнул в сторону и исчез з углом здния.

После его уход Сммер досчитл до двух и попытлсь встть н ноги. Ее кисти были к чему-то привязны. Оглянувшись, он увидел, что это был водопроводный крн, торчщий из стены. Монстру кк-то удлось тк зкрутить бюстгльтер, что тот крепко удерживл ее н привязи.

Черт бы его побрл, этого урод! Будь он проклят! Похоже, что ей не удстся бежть.

Сммер яростно дерглсь и извивлсь, пытясь изо всех сил рзвязть узлы. Это ее шнс спстись. Ей нужно только освободиться от крн и бежть, бежть, бежть.

Кляп во рту мешл дышть. Легким не хвтло кислород. Слюн не спсл – збившя рот ткнь оствлсь сухой. Стрясь не здохнуться и не подвиться, Сммер судорожно вссывл воздух носом. Не поддвясь отчянию, он пытлсь делть все, что могл. Дже больше. Инче было нельзя. Но кто бы мог подумть, что тк трудно освободиться от этих узлов?

Сммер мксимльно, кк только смогл, отодвинул поясницу от крн и изо всех сил пострлсь оторвть от него и руки. Он ндеялсь, что бюстгльтер не выдержит. И дергл снов и снов. Но тот не рвлся, зто ее кисти, кзлось, действительно вот-вот оторвутся. «Из чего же сделн этот проклятый бюстгльтер, – спршивл он себя почти в истерике. – Нверное, из ккого-нибудь космического элстик».

Ей не повезло.

Молч он выругл космический век.

Пытясь вырвться из плен, женщин сгибл пльцы, выворчивл кисти, немыслимо выгибл руки. Используя крн в кчестве пилы, пробовл водить бюстгльтером взд и вперед, не обрщя внимния н то, что ззубрины крн црпют зпястья. Ничто не помогло. В отчянии, уже не думя о возможных рнх, Сммер еще рз рвнулсь изо всех сил. И, о чудо, почувствовл нконец, кк что-то подлось. То ли жгут соскользнул, может, узел порвлся. Ее руки могли легко двигться. Еще несколько рывков, и он – вольня птиц.

Молясь и покрывясь потом, Сммер сделл еще одно мощное усилие. Вдруг, подняв глз, увидел, что безумец обогнул угол здния и нпрвляется к ней. Спутть его с кем-то было невозможно. Дже в темноте женщин срзу узнл его. Чстично по его походке, чстично инстинктивно.

Он словно обмерл и тут же прекртил всякую борьбу. Боже, ведь ей требовлось еще кких-то несколько минут. Всего несколько минут и он был бы свободн.

З короткое время своего отсутствия он успел рздобыть одежду. Сндлии, джинсы с обрезнными штнинми и черную мйку в обтяжку с ккой-то ндписью спереди. В темноте трудно было прочесть, но что-то, кжется, про собку.

Ккя рзниц? Глвное, он вернулся, он все еще связн. Вероятно, Сммер упустил свой лучший шнс н побег и снов окзлсь в его влсти.

Потерпев поржение, женщин пл духом. Ее голов склонилсь вперед, подбородок уперся в грудь. Он был словно ягненок, готовый к зклнию. Но хуже всего то, что это ее ничуть не трогло.

Мужчин зшел сзди, и от его зпх, смеси керосин и пот, ее снов стло тошнить. Он что-то сотворил с ее зпутнными кистями, и те вдруг стли свободными. «Он сделл это тк быстро и легко, я вот потртил столько сил без всякого результт», – подумл женщин с горечью, рстиря свои оцрпнные и зтекшие руки. Мужчин нклонился, чтобы вытщить кляп. Слизистя во рту, похоже, прилипл к нейлону, и Сммер покзлось, что ее выдрли вместе с ткнью.

Ее челюсти болели. Сухой язык рспух. Пошевелив губми, он обнружил, что они потеряли чувствительность. Сммер сглотнул, потом еще рз. Не помогло. Вообще, нверное, ей уже ничто не могло помочь.

З спиной он услышл скрип, зтем плеск воды. При этом звуке ее рот нполнился слюной. Он обернулсь и увидел, что он умывет лицо водой из-под крн. Ей нестерпимо зхотелось пить, кк лкоголику, жждущему спиртного. Слегк повернувшись, женщин протянул дрожщую руку, нбрл воды в лдонь и быстро поднесл ее ко рту. Кким блженством был ледяня влг! Сммер снов потянулсь к крну, но он уже звернул его.

Кк же он могл збыть, что беспомощн, беззщитн и вся в его влсти? Он дже решл, сколько и когд ей пить. Ее подбородок снов в отчянии упл ей н грудь. Женщин тупо смотрел н свои перекрученные бюстгльтер и блузку, комом лежвшие у нее н коленях. Потом одежд упл н трву.

– Одевйся. И поживее.

Сммер, все еще погруження в трясину отчяния, дже не пошевелилсь. Не получив ответ, он схвтил ее з волосы и поднес к лицу скльпель.

– Ты меня слышишь? Я скзл, поживее.

Стрх при виде скльпеля пробудил в ней инстинкт смосохрнения. Желние выжить с новой силой нполнило ее душу. Он потянулсь з одеждой, и мужчин отпустил ее волосы, продолжя угрожюще нвисть нд ней. Сммер ндел бюстгльтер – одн бретельк окзлсь порвнной – и после нескольких неудчных попыток кое-кк спрвилсь с зстежкой. Просунув руки в рукв мокрой и смятой блузки, он с трудом зстегнул дрожщими пльцми три пуговицы. Попытлсь было просунуть в петлю четвертую, когд он, внезпно выругвшись, схвтил ее з локоть. Сммер судорожно вдохнул. Мужчин безжлостно встряхнул ее и резко поствил н ноги.

Подняв ее, он приблизил к ней свое лицо. Его единственный зрячий глз сверкл. Он зискивюще посмотрел н него.

– Еще секунд промедления, и твое горло будет перерезно, – произнес он, источя зловоние! – Не думй, что тебе удстся здержть меня. Если стнешь путться у меня под ногми, я убью тебя. Клянусь, что убью. А теперь пошевеливй своей здницей. Топй!

Чувство стрх не может длиться вечно. Сммер обнружил это, когд он толкл ее перед собой, огибя угол здния, по нпрвлению к белому микровтобусу, стоявшему теперь рядом с ее мшиной. Вопрос не в том, перережет ли он ей горло, в том, когд это сделет. И все же стрх перешел в другую стдию, ств кк бы хронической, переносимой, не острой, колющей болью, То, что женщин чувствовл, когд он гнл ее к првой дверце микровтобус, скорее можно было нзвть оцепенением. Но до тех пор, пок он не увидел труп.

Голый мужчин лежл н сфльте неподлеку от прдной двери здния. Лицом вниз, с вытянутой вперед рукой, словно приветствуя кого-то. Голов покоилсь в лужице темной густой жидкости, в которой Сммер без труд узнл кровь.

– Вы убили его? – выдохнул он.

– Д, и если ты не будешь вести себя кк следует, то стнешь следующей, – прорычл он ей в ухо.

Сммер не могл оторвть взгляд от труп, дже когд ее зтлкивли в микровтобус. Стрх охвтил ее с прежней силой. Ледяня дрожь был ей теперь уже знком. Пожлуй, не было ни одной секунды, когд он не боялсь бы з свою жизнь.

– Пересядь.

Он влез следом и толкнул ее с ближнего к, двери сиденья н водительское. Сидений окзлось только дв. Все остльное прострнство микровтобус, обитого внутри черным винилом, было отведено под груз. В свете слбой лмпочки, згоревшейся, когд они открыли дверь, можно было рзглядеть серые стегные покрывл поверх груз.

Дверц со стороны пссжир зхлопнулсь, и свет погс. Сммер окзлсь в душной темноте недине со своим похитителем, который тут же положил левую руку н спинку сиденья. Зжтый в кулке скльпель окзлся кк рз под ее левым ухом.

– Не вздумй влять дурк, ты меня понял?

Кончик скльпеля коснулся ух, и Сммер зтил дыхние.

– Д.

Мужчин убрл руку с угрожющим инструментом. Он откинулся н спинку своего сиденья, и его дыхние перешло в легкий свист. Теперь скльпель был зжт в првой руке похитителя, небрежно покоившейся н его голой коленке. Опсность миновл – н время. Но он не отрывл от Сммер взгляд, с силой мссируя свое левое бедро, которое явно причиняло ему боль.

Сммер спршивл себя, скоро ли ее постигнет т же учсть, что и человек, лежщего н тротуре, к горлу подступл тошнот.

– Мшину поведешь ты, – прикзл он, протягивя ей ключи.

Сммер молч взял их. К счстью, н простом метллическом кольце нходилось всего четыре ключ, и н смом длинном из них он легко узнл эмблему «Дженерл моторс». Это был явно ключ зжигния. Держсь рукой з руль, женщин нгнулсь, отыскивя змок, и попытлсь вствить в него ключ.

Ее руки сильно дрожли. Боязливо поглядывя н сосед, он повернул ключ, потом второй рз, третий. Тщетно. Ужс охвтил ее, когд он, переств мссировть свою ногу, придвинулся к ней. Совсем рядом, всего в нескольких дюймх, н нее с угрозой смотрел из нлившейся кровью щелки его жуткий глз.

– Живо увози нс отсюд.

Его тон подстегнул Сммер. Он взял себя в руки и еще рз повернул ключ зжигния. Слв Богу, н этот рз мотор звелся. Облегченно вздохнув, он откинулсь н спинку, поствил рукоятку втомтического переключения скоростей н здний ход и нжл н гз. Микровтобус дернулся нзд с ткой прытью, что ее почти выбросило из сиденья. Инстинктивно он ндвил н тормоз. Их тут же кинуло в обртную сторону. Сммер больно удрилсь грудью о руль. Сморщившись и потиря ключицу, он отодвинулсь от жесткого плстмссового руля. Потянувшись было з ремнем безопсности, в последний момент передумл. Ремень стнет для нее лишней помехой, если вдруг еще предствится случй бежть. Но удч, во всяком случе ее удч, кпризн.

– Я не хотел этого, – произнесл Сммер и глубоко вздохнул, чтобы привести свои нервы в порядок, прежде чем трогться с мест.

Ее пльцы сжимли рукоятку переключения скорости, когд он укрдкой бросил взгляд в боковое стекло з его спиной. С изумлением Сммер увидел, что дверь похоронного бюро рспхнут нстежь и оттуд, освещенные лучом свет, пдющего из переднего холл, выбегют трое мужчин. Н мгновение у нее отвисл челюсть. Никких других мшин рядом не было. Откуд появились эти люди? Их же не было в зднии, когд ее взяли в зложники и вывели нружу. Это бсолютно точно. Оствлось предположить только одно: хотя он и нгло лгл своему похитителю, в здней чсти похоронного бюро действительно нходились люди. Но кто они? Помогли бы они ей? Стоит ли ей зкричть сейчс?

Встревоженный выржением ее лиц, он тоже повернул голову и не меньше Сммер изумился. Люди увидели лежщего н сфльте и побежли к нему. А когд остновились, почти нткнувшись друг н друг, по их жестм стло ясно, что не этот труп они ндеялись нйти. Троиц змешклсь. Один человек огляделся и тут зметил микровтобус, который, блгодря совершенному Сммер молниеносному броску нзд и резкому торможению, неподвижно стоял в пре сотен футов от прежнего мест. Мужчин толкнул локтем своих товрищей, и те тоже взглянули в сторону микровтобус. Их лиц бледными мутными овлми белели в лунном свете. Увидев в окне похитителя Сммер и, похоже, узнв его, все трое рзрзились пронзительными крикми.

– Вот он!

– Он собирется бежть!

– Снгору крышк!

– Держи его!

Оцепенев от несурзности происходящего, Сммер нблюдл, кк ккуртно подстриженные солидные мужчины средних лет рвнулись в их сторону. Кждый н ходу выхвтывл из спрятнной под пиджком кобуры пистолет.

– Жми вовсю! – выкрикнул ее похититель. Не дожидясь рекции, он вскочил и больно ндвил своей ногой н ступню Сммер – и н гз.

Когд микровтобус стрелой вылетел с втостоянки, Сммер вжло в спинку сиденья, и он выпустил руль из рук.

Послышлись похожие н фейерверк хлопки. Потом что-то шлепнулось о стенку микровтобус, еще рз и еще. Звук нпоминл пощечину. Что бы это могло быть? Пуля? Ну рзумеется. Точнее, грд пуль. А хлопки вовсе не фейерверк, выстрелы. Возможно, котелок Сммер врил теперь чуть медленнее, но он все-тки врил.

Осознв нконец, что он очутилсь перед лицом новой смертельной опсности, Сммер нгнулсь вперед и, пытясь зщитить голову, нкрыл ее рукми.

– Черт тебя побери, женщин! Держись своими чертовыми рукми з руль! Я же ни черт не вижу!

С широко рсствленными, согнутыми в коленях ногми, он стоял, блнсируя, между сиденьями. Его левя ног продолжл вжимть ее ступню в педль гз, обе руки крепко держли брнку. В кромешной тьме микровтобус вилял по дороге.

Сммер постепенно приходил в себя, слишком потрясення, чтобы регировть н устршющее рычние своего похитителя. Тут он резко крутнул руль влево, выругвшись в стиле несовершеннолетнего првонрушителя. Ее плечо с силой вдвило в дверцу. «Боже, – подумл Сммер, – только бы он был зперт!» К счстью, тк оно и окзлось.

Пытясь судорожно схвтиться з дльний крй своего сиденья, он вцепилсь в ногу мужчины. И продолжл испугнно держться з нее, кк двухлетний ребенок з юбку ммы, которя привел его в детские ясли. После того кк микровтобус совершил крутой поворот (кзлось, только н двух колесх), они очутились н узкой темной дороге, ведущей от здния похоронного бюро, через клдбище, к втострде.

– Перестнь впивться пльцми в мою ногу, держи ими руль и рули нконец!

Н этот рз комнд быстро дошл до ее сознния. Не только из-з стрх, но и потому, что его живот был совсем рядом с ее ухом. Измученное тело Сммер стло действовть незвисимо от мозг. Он выпрямилсь, выпустил из рук его ногу и схвтил руль. Мужчин продолжл стоять, вместо брнки сжимл теперь спинку сиденья Сммер. Он вел мшину, ксясь плечом его бедр.

Микровтобус вилял по дороге, кк сумсшедший. Ног похитителя все еще двил н ее ногу, вжимя педль гз в пол. Стрелк спидометр, проскочив цифру «шестьдесят», продолжл двигться: «Семьдесят», «восемьдесят»… «сто»… По обеим сторонм дороги зловеще мелькли высокие сосны, коврные повороты, черные провлы, тящие в себе неведомые глубины. Поскольку они ехли с выключенными фрми, видимость огрничивлсь, вероятно, футми двдцтью. Все, что было дльше, скрывлось в кромешной тьме.

Только блгодря героическим усилиям Сммер микровтобус кким-то чудом продолжл двигться. Сржясь с рулем (если у него и был гидроусилитель, то смый плохой из всех, с которыми ей пришлось иметь дело), он вдруг с устршющей ясностью понял, что перерезння глотк – только один из многих возможных вринтов смерти, которые грозили ей сегодняшней ночью.

– Уберите ногу с гз, вы убьете нс обоих! – выдохнул Сммер, испытв новый приступ стрх при виде ярко-крсного огоньк, возникшего в темноте н их пути. Он хорошо знл эту дорогу. Т кончлсь регулируемым перекрестком н пересечении с втострдой 231. обычно збитой тяжелыми грузовикми для дльних перевозок и мшинми местных жителей. Сейчс светофор н перекрестке горел для них крсным светом. Микровтобус с погшенными огнями будет прктически невидим для водителей.

– Тормозите! – выкрикнул он. Когд стло ясно, что он не собирется выполнить ее просьбу, женщин лягнул его икру носком своей босой левой ноги и сморщилсь от боли. Кк жль, что он оствил в зднии свою кроссовку! Хотя вряд ли бы это помогло – мускулы были слишком твердыми.

Двление его ступни н ее ногу ничуть не ослбло. С тким же успехом он могл бы пинть ствол дерев. При той скорости, с которой они неслись, – Сммер больше не осмеливлсь дже бегло взглянуть н спидометр, – у них не было ни млейшего шнс повернуть под прямым углом. Эт попытк только ускорил бы неминуемую гибель: микровтобус встл бы н дв колес, опрокинулся и зтем пошел бы кувыркться.

Вцепившись в руль, Сммер зчровнно смотрел н стремительно приближвшийся перекресток. Кк он понимл, жить ей оствлось несколько секунд, и с тоской он подумл, что зря все-тки не пристегнулсь ремнем. Покопвшись в ее прошлом, близкие, вероятно, выберут для ндгробия ндпись «Если бы только». Хорошя эпитфия.

– Сворчивй нлево! – зкричл он.

Когд Т-обрзный перекресток возник перед ними, у Сммер едв хвтило времени поблгодрить Бог з то, что сейчс глухя ночь и втострд пустынн. Но, когд он осознл, что он не собирется дже сбросить скорость, ее глз почти вылезли из орбит. Ужс полностью сковл Сммер. Все, н что он был способн, – это вцепиться в руль и уствиться в ветровое стекло н внезпно возникшие перед ними кнву, изгородь и пологий склон с мирно спящими коровми. Еще несколько секунд, и скотин превртится в сырье для звтршних бифштексов. – Я скзл, влево!

Сммер не могл пошевелить пльцем. Грязно выругвшись, мужчин снов схвтился з руль и резко крутнул его. Покрышки звизжли, микровтобус нкренился в сторону ничего не подозревющих коров и чудесным обрзом выровнялся буквльно в дюйме от бордюр дороги. Буренки были спсены.

Скзть это о себе Сммер не решилсь бы. Еще милю-другую, и они окжутся в черте город. Дже ночью тм н улицх полно мшин. При их скорости врии все рвно не миновть.

В зеркле зднего вид возник свет фр. Две светящиеся точки нходились примерно в миле от них, кк рз в том месте, где дорог от похоронного бюро выходит н втострду 231. Поскольку ночью н этой чстной дороге мшины встречются крйне редко, то логично было предположить, что троиц со своими пушкми уже рзыскл себе втомобиль для погони.

Сммер не знл, рдовться этому или печлиться. Оптимистическя сторон ее нтуры ндеялсь н возможное избвление от чудовищ рядом с ней, но инстинкт предупреждл: эти трое не обязтельно окжутся хорошими прнями. Ведь ее присутствие в микровтобусе не удержло их от пльбы. Переживший столько потрясений мозг Сммер несколько секунд противился этой догдке, прежде чем принять ее кк очевидную. Хорошие эти прни или плохие, они ни перед чем не остновятся, лишь бы добрться до этого монстр. Вот выяснился и четвертый путь к ее неминуемой гибели: если нряд полицейских догонит их, то могут убить и ее сму, и похитителя.

Кто же он все-тки ткой? Кто они, действительно ли полицейские? Во что же он вляплсь? О Боже, ей совсем не хочется умирть. Он предпочл бы, чтобы и ее мучитель, и те, в мшине сзди, вдруг исчезли, кк по мновению волшебной плочки.

Где только пропдет Терминтор, когд в нем ткя нужд?

Выржение лиц Сммер нсторожило похитителя. Он посмотрел в зеркло зднего вид и выруглся. Освободив ее ступню (он тут же быстро убрл ногу), мужчин снов ндвил н кселертор. Микровтобус, который он изо всех сил пытлсь удержть н дороге, круто повернуло в сторону, где он стл невидим для преследовтелей. Похититель без предупреждения дернул руль, и мшин внезпно окзлсь в воздухе.

Сммер звизжл, микровтобус, перелетев через кювет, проломил дощтый збор, пропхл только что взошедшие побеги соевых бобов и снес несколько стройных копен сжтых стеблей кукурузы. Только н мгновение женщин зфиксировл в своем созннии выкршенный желтой крской стльной грегт рзмером с большой втобус.

Он дже не успел зжмурить глз, кк микровтобус врезлся в комбйн, который спешивший, видимо, н ужин фермер тк опрометчиво бросил посреди своего поля.

Глв 6

Хорошя новость зключлсь в том, что он не погибл. Плохя – что это могло с ней скоро случиться.

В течение ккого-то времени после удр Сммер ничего не чувствовл, кроме биения собственного сердц. Прошло еще несколько секунд, прежде чем он понял, что пережил втоктстрофу и, вероятно, нходилсь без сознния. Он все еще ощущл головокружение и потерю ориентции. Скорее всего, удрилсь головой о ветровое стекло.

Сморщившись, женщин открыл глз и бегло взглянул н стекло. Тм не было ни црпины, хотя о ее голове ткого нверняк не скжешь. Он буквльно рсклывлсь. Тело рсплстно н руле со вцепившимися в него рукми. Сммер решил потрогть свой лоб, чтобы оценить степень повреждений, – идет ли кровь? – но не ншл в себе сил рзжть пльцы. Удр, кзлось, прлизовл ее.

Мотор микровтобус все еще рботл, передч включен, хотя они никуд не ехли. Ну д, конечно, они в микровтобусе, тот врезлся в комбйн.

Стршным усилием воли Сммер зствил себя вспомнить, кк он попл в эту ситуцию. В мозгу промелькнули фргменты последних событий.

Повернув голову, женщин увидел, что монстр по-прежнему рядом. Лежит н своем сиденье. Веки опущены, рот приоткрыт, левя рук бессильно свисет вниз, пльцы слегк скрючены, словно только что скребли черный коврик пол. Нклонившись нд ним, Сммер убедилсь, что и его првя рук тоже пуст. Скльпеля нигде не было видно. Очевидно, он потерял его при удре.

Кк только это дошло до ее сознния, женщин почувствовл прилив сил. Ур! Он нконец снов будет свободн! Однко, схвтившись з ручку дверцы, не зметил, что мужчин шевельнулся.

– Хрен тебе! – словно прочтя ее мысли, прорычл он кк рз в тот момент, когд дверц рспхнулсь. Монстр снов сгреб в кулк ее волосы и окончтельно пресек попытку к бегству.

– Ой!

Несмотря н боль и стрх, Сммер больше не могл и не желл подчиняться. Мутня волн ярости зхлестнул ее, оствив кристльно чистой только одну мысль: если сегодня ночью ей суждено умереть, то, по крйней мере, он умрет, сржясь.

– Ай-! – женщин издл вопль, которого не постыдился бы и см Брюс Ли, с учстием которого он смотрел не меренное число фильмов, и нбросилсь н своего мучителя. Кждя клеточк ее тел просто жждл причинить ему тяжкие увечья.

– Ах ты, сук! – выкрикнул он, когд, неожиднно нвлившись всей мссой, Сммер отбросил его к првой дверце. Для зщиты у него был только одн рук. Другя зпутлсь в ее длинных и по-детски мягких волосх и окзлсь поймнной, кк в ловушку. В момент удр ее ногти вонзились ему в шею, зубы – в плечо, колено уже нцелилось в пх. Но тут дверц рспхнулсь, и об вывлились прямо в кукурузу.

– А, черт! – зорл он и упл н спину, ноги же еще оствлись в мшине.

Сммер грохнулсь н него сверху. В момент приземления ей удлось выдвинуть вперед првое колено, и оно, к счстью, попло в цель.

«А это в твою честь, мм!» – подумл он с восторгом.

Мужчин судорожно вдохнул воздух, поджл колени к груди и перевлился н бок, сминя кукурузные стебли. При этом продолжл держть женщину з волосы.

– Ай-! – с новым устршющим боевым кличем из фильм «Кулк ярости» он бросилсь н него, снчл дже не почувствовв удр в подбородок, который лишил ее сознния.

Когд Сммер пришл в себя, то окзлось, что он лежит н земле лицом вверх, нд ней плывет звездное небо. Ниже звезд, но все же горздо выше головы легкий ветерок покчивл стебли кукурузы с почткми. Звон цикд прорывлся сквозь отнюдь не мелодичную рпсодию влюбленных лягушек. Вдли ухл сов.

Болел голов. Челюсть ныл. Колкие стебли скошенной кукурузы впивлись ей в спину. Н левую ягодицу двил большой острый кмень. По срвнению с этим неудобство, причиняемое ей меньшими собртьями – нсекомыми, было сущим пустяком. Скорлупок цикд он просто не змечл.

В ндежде избвиться от нзойливого кмня Сммер пошевелилсь. Тут же нд ней возникло кошмрное лицо чудищ Фрнкенштейн, зслонив собой половину неб.

От неожиднности женщин вскрикнул. Мгновенно ее рот был зжт лдонью, голов придвлен к земле. Сммер попытлсь освободиться и нчл мотть головой из стороны в сторону.

– Зткнись, черт тебя побери, – прорычл слишком знкомый голос. Сммер срзу узнл эти отвртительные нотки. И лицо похитителя тоже. Знчит, он снов в ловушке.

Признв поржение, женщин положилсь н волю Божью и удчу, зкрыл глз и остлсь лежть в неуютной «постели» из кмней, кукурузной стерни и остнков нсекомых. Если он собирется убить ее, пусть делет это поскорее. Но он больше не пошевелит и пльцем.

Он осторожно отнял лдонь от ее рт.

Сммер дже не приоткрыл веки.

Воцрившееся между ними нпряженное молчние длилось, кзлось, уже вечность.

Вдруг безо всякого предупреждения мужчин схвтил и сжл ей левую грудь.

– Убери от меня свои лпы! – Сммер в возмущении отбросил его руку и мгновенно знял сидячее положение, отодвинувшись нзд. Микровтобус, со все еще рботвшим двигтелем, прегрдил ей путь к безопсности. Прижв колени к подбородку, он внимтельно смотрел н своего мучителя.

Пссивно ждть смерти – это одно, но сносить сексульные домогтельств – совсем другое дело.

– Я тк и подумл, что это проймет тебя, – скзл похититель. Его голос звучл по-мужски смодовольно и, удивительное дело, совершенно нормльно. Он сидел н земле, скрестив ноги, не длее чем в трех футх от нее, и снов мссировл свое бедро. Сммер покзлось, что в щелке его единственного зтекшего глз промелькнул удивленный блеск. Но лицо мужчины было нстолько изуродовно, что он не могл быть в этом уверен.

В темноте, однко, монстр не кзлся тким стршным. Нверняк потому, что он не могл рзглядеть его кк следует. Никкого сомнения, что при ярком свете его лицо окжется тким жутким, что ей зхочется с криком убежть прочь, и все же женщин не испытывл прежнего ужсв Возможно, это из-з едв рзличимой искорки изумления в его взгляде, может, потому что в течение некоторого времени они были союзникми, спсясь от фронов с пушкми. Не исключено ткже, что при врии он удрилсь головой сильнее, чем думет, и это згдочное отсутствие стрх – результт повреждения мозг.

Кк бы то ни было, это был фкт.

– Ктись ты в преисподнюю, – бросил он.

Его рспухший рот искривился в подобии легкой удивленной улыбки. Если, конечно, при днной внешности можно было нзвть его гримсу улыбкой. Но тем не менее ее ужс еще чуть-чуть отступил.

– Спсибо, я тм уже побывл. Теперь вот вернулся. По мне, тм слишком много болтливых женщин, – скзл он. Сммер не ответил, только зло посмотрел н него. Через мгновение он снов зговорил: – Когд твои друзья стреляли в меня, то не слишком уж зботились о твоей безопсности. Мне кжется, тебе стоит подумть об этом. Смое время умной девочке определиться, н чьей он стороне. Переходи н мою, и я решу, что смогу для тебя сделть.

– Мне кжется, ты несешь ккую-то чертовщину.

Чертовщин был ее любимым словом, и после того, что говорил он, Сммер не собирлсь подбирть выржения. Ккя рзниц, что подумет этот уродливый мньяк с нклонностями убийцы.

– Ничего я не несу, – с некоторой обидой произнес он.

– Эти люди мне не друзья.

– Кк же, не друзья!

– Я видел их первый рз в жизни.

– Тк уж и первый?

– Черт тебя побери, я говорю првду! – резко воскликнул Сммер.

– Зню я эту првду.

– Д кто ты, собственно, ткой, чтоб тебя рзорвло? – Если уж ей зхочется, он умеет ругться.

Он долгим взглядом посмотрел н нее:

– Полицейский. Что-то в этом роде.

– Полицейский? Что-то в этом роде… – передрзнил его Сммер. – Что знчит в этом роде, когд речь идет о полицейском? – с сркзмом в голосе спросил он.

– Что-то вроде полицейского – это тот, кому лучше не стновиться поперек пути, леди. Связвшись с этой шйкой, вы выбрли себе плохую компнию. А знете, что бывет с убийцми полицейских или с потенцильными убийцми полицейских в великом и змечтельном штте Теннесси? Рно или поздно в одно прекрсное утро они просыпются мертвецми.

– Тк ты что, думешь, я… – Сммер змолчл и, быстро перебрв в уме все обстоятельств, решил: конечно, он мог быть ненормльным, может, и нет, но ведь трое стрелявших в него – нет, в них обоих, – они-то ей не приснились. Что-то тут было не тк. И является ли он полицейским или нет, но должен же знть, что он не имеет ко всему этому никкого отношения. – Я не убийц полицейского. И не потенцильня убийц. Дже не возможня убийц кого-то вроде полицейского. Я уборщиц.

– Уборщиц?

– Д, уборщиц. Понимешь, кто-то ведь должен убирть з всеми остльными. Вот я и есть т смя уборщиц.

Мужчин здумлся.

– Врнье!

– Нет, првд. Мне приндлежит фирм по уборке помещений «Свежя мргритк», и я кк рз зкончил прибирть похоронное бюро «Хрмон брзерс», когд нткнулсь н тебя.

– Ты все врешь!

– Я говорю првду, – нстивл Сммер. – У меня нет ни млейшего предствления о том, что тм происходило, и не думю, что хотел бы хоть что-нибудь узнть об этом. Тк что, чем бы ты ни был знят, можешь меня смело из этого вычеркнуть.

– Я спросил тебя про остльную бнду, и ты точно понял, о чем идет речь. Дже скзл мне, где они нходились. Если ты никк не змешн в этом, то откуд тебе было знть, что они были з домом?

– Я угдл случйно.

– Ну д, конечно.

– Случйно. Клянусь, что случйно. Ты нпугл меня, и я скзл тебе, что ты хотел услышть. Я дже не знл, что тм вообще были ккие-то люди, просто решил, что ты ненормльный. Я ублжл тебя. – Сммер сделл глубокий вдох, успокивясь. – Посмотри н меня. Рзве не видишь, что это униформ уборщицы? Уж не думешь ли ты, что хоть одн увжющя себя женщин может по доброй воле ндеть н себя черные синтетические брюки и нейлоновую блузку с вышитой н крмне мргриткой?

Нступило молчние.

– Покжи мне ккой-нибудь документ.

– Нет у меня документов. Моя сумк…

– …остлсь в похоронном бюро. З зпертой дверью. Вместе с ключми от мшины. Допустим. Однко должен скзть тебе: уж больно ты шустря.

– Ты можешь проверить меня по любому телефонному спрвочнику в городе. Тм есть мое имя, нзвние фирмы, н втоответчике мой голос, если зхочешь позвонить.

– Хорошя мысль. Я просто выну свой стрый сотовый телефон из крмн моих штнов и… х, прдон, эти штны не мои. Мои вместе с моим телефоном в похоронном бюро. З зпертой дверью. Кк и твоя сумк. Кк и ключи. Тк что проверить твою скзку я, увы, не смогу. Ккя жлость!

– В Мерфрисборо десятки уличных телефонов-втомтов. Все, что тебе нужно, это доехть до город, остновиться у одного из них и бросить в него двдцтипятицентовую монету.

– Ну что ж, когд в следующий рз мне зхочется свлять дурк, я воспользуюсь твоим советом.

– Ты можешь сделть это прямо Сейчс. Вот мшин.

– Если бы он смогл поехть и если бы я зхотел снов поучствовть в погоне, я бы уже сидел з рулем. Но у меня пок нет желния в ближйшем будущем покидть это место. Они не видели, кк мы свернули с дороги.

– Откуд ты знешь?

– Потому что если бы твои друзья видели, то двно уже были бы здесь.

– Они мне не друзья, я тебе уже говорил.

– А я тебе уже не поверил. Понимешь, я не очень доверчив по нтуре.

– Если ты фрон, то не стнешь убивть меня, – предположил Сммер вслух. Эт догдк пролетел в ее созннии, кк ркет по небу в День незвисимости. Он почти физически ощутил облегчение и мысленно восприл. – Я ухожу отсюд.

– А вот и нет, не уходишь. – Его рук молниеносным движением схвтил и сжл ее лодыжку, кк кпкн. – Ты рестовн.

– Что?

– То, что слышл: рестовн.

– Я рестовн? Но ты не можешь рестовть меня!

– Я только что это сделл.

– Ты не имеешь прв! Я не совершл ничего противозконного! Кроме того, ты не полицейский, вроде полицейского, судя по твоим же словм, которым я не очень-то верю. И не думю, будто в этом звнии, что бы оно ни ознчло, ты можешь рестовывть людей. Кстти, кто они ткие, эти «вроде полицейских»? Рботют по нйму, что ли? Регулируют уличное движение н Рождество? Или рботют в охрнных гентствх? Тогд они толю не могут рестовывть людей.

– Ты все скзл? Я фрон, договорились? Нстоящий фрон. А ты рестовн.

– Я тебе не верю. – Он бросил н него сердитый взгляд. – Покжи мне свое удостоверение.

– Смех, д и только.

Ответ был известен им обоим.

– Я не верю, что ты вообще полицейский.

– А я не верю, что ты уборщиц, тк что мы квиты.

– Отпусти мою ногу!

– А ты зствь меня.

Сммер нбрл в легкие воздух.

– Если ты полицейский, я подм н тебя жлобу. Ты держл скльпель у моего горл. Удрил меня по лицу. Схвтил меня з грудь. Ты до смерти зпугл меня. У тебя будут ткие неприятности, которых тебе не рсхлебть.

– Ой-ой, я со стрху уже обмочился в свои сндлии.

– Ты н смом деле обмочишься. Мой свекор – нчльник здешней полиции.

– Ах, вот кк? – Кзлось, он приздумлся нд ее словми, потом покчл головой. – Ну д, конечно. Ты ведь у нс шустря. Скжи, ты что, птологическя лгунья?

– Я говорю првду, черт тебя побери!

– Конечно, конечно. Готов поспорить, что ты дже имени нчльник полиции не знешь.

– Розенкрнц. Сэмюэл Т. Розенкрни – торжествующе прозвучл ее ответ.

Нступил пуз.

– Это можно прочесть н любой вывеске.

– Можно. Но я зню это не из вывески. У него отвртительня бородвк под левым ухом, и он курит сигры. И «Т» ознчет Тйнмвн.

Еще пуз.

– У стрик Рози только один сын. Последнее, что я слышл о нем, это то, что он женился н мнекенщице нью-йоркской фирмы нижнего белья, двдцтипятилетней цыпочке сногсшибтельной крсоты.

– Фирм дмского белья. И вообще твои сведения устрели. Но это я.

Мужчин оглядел ее с головы до ног.

– Очень приятно, я длй-лм.

Сммер почувствовл легкое рздржение,

– Прошло столько лет, я прибвил в весе. Ну и что? Все рвно ведь это я.

– Мне покзлось, ты скзл, что рботешь уборщицей.

– Я уборщиц.

– Уборщиц, которя демонстрирует дмское «бель-о»? – Он нрочно искзил это слово.

– Дмское белье я демонстрировл рньше, теперь у меня фирм по уборке помещений, – процедил Сммер сквозь зубы.

– Ясно. Я понимю, почему ты перешл именно н эту рботу. Любой дурк знет, что скрести тулеты куд легче, чем тскть н себе лифчики и трусики перед кмерми. Я и см поступил бы точно тк же.

Сммер смерил его испепеляющим взглядом.

– Д зткнись ты! И отпусти нконец мою ногу.

– Тк, Розенкрнц или не Розенкрнц, ты рестовн.

– Прекрсно, я рестовн. Теперь ты отпустишь мою ногу?

– Я, похоже, ндоел тебе, ? – произнес он с издевкой в голосе, многознчительно проведя своим укзтельным пльцем по ее подбородку. – Цыпочки никогд не бывют рвнодушны ко мне.

– Меня тошнит от тебя.

– И тк тоже, случется, я н них действую, извини. – Н этот рз гримс мужчины несомненно был улыбкой, хотя и короткой. Его плец змер н месте.

– Не сомневюсь, – скзл Сммер с облегчением.

– Предупреждю тебя: если попробуешь бежть, я тебя догоню. В школьной футбольной комнде я был нпдющим и инче, кк круто, игрть не умею.

Он отпустил ее лодыжку и встл н ноги. Мужчин был не тк уж высок, он зметил это и рньше, но, действительно, был сложен кк футбольный игрок. А может, просто в слишком тесной мйке его плечи, руки и грудь выглядели впечтляюще? Кк бы то ни было, женщин не сомневлсь, что он догонит ее, если он побежит. И он не побежл.

– А что это был з школ? – язвительно поинтересовлсь Сммер.

– «Тринити».

Это был ктолическя школ близ Ншвилл, знменитя своей футбольной комндой.

– Вот кк? А твое имя?

Сммер знл нескольких выпускников «Тринити», в основном ребят. В отрочестве он чсто бывл в Ншвилле. Большой город, яркие огни и всего в сорок милях по втострде от дом.

– Стив.

– А полностью?

– Стив Колхун. – Его голос прозвучл нстороженно, и именно эт нстороженность окзлсь для нее крсноречивей всего остльного. Стив Колхун. В горх Теннесси он был более знменит, чем Дэви Крокет. Или, првильнее скзть, печльно знменит.

Нверное, он посмотрел н него кк-то особенно, потому что мужчин рвнодушно скзл:

– Я вижу, мое имя тебе знкомо.

Глв 7

– Кто же о тебе не слышл?

У Сммер не было причин щдить его чувств. Стив Колхун и в смом деле был полицейским. А точнее, детективом полиции штт Теннесси. Или, по крйней мере, когд-то им был. Он не знл его нынешнего сттус, потому что гзеты уже двно перестли интересовться этим человеком.

А год три нзд он был одной из сторон смого знменитого любовного треугольник из всех, ккие знл центрльня чсть Теннесси. Тргический ромн Колхун стл всеобщей сенсцией, когд женщин, с которой он был в связи, повесилсь в его кбинете. В зднии полицейского учстк, в смом центре Ншвилл. То обстоятельство, что он был подющей ндежды певицей в стиле кнтри, только придло дрме большую остроту. Кк и тот фкт, что он оствил не посмертную зписку, видеокссету. Пленк содержл сногсшибтельные кдры, зпечтлевшие ее и Стив Колхун, друг детств и сослуживц ее муж, в сценх смого жркого секс. Н письменном столе того кбинет, где оборвлсь ее жизнь. Соглсно той же зписи женщин совершил смоубийство, когд Стив прервл их тйный ромн.

Телевидение и пресс были в восторге от этой истории. Он попл дже н стрницы «Инкуйрер».

Стив Колхун получил свою порцию слвы и мести.

– Ну, знешь, не верь всему, что слышишь. Половин того, что тогд болтли, был ложью.

– Ты хочешь скзть, что половин был првдой? – не удержлсь Сммер.

Проигнорировв вопрос, Колхун бросил н нее испепеляющий взгляд.

– Не будь хитрожопой, Розенкрнц. Я не люблю хитрожопых.

– О, д ты пугешь меня?

– Вот именно. Нпугнной ты мне нрвишься больше. По крйней мере, тогд ты меньше трхтишь.

– Моя фмилия не Розенкрнц, Мкфи. Сммер Мкфи. С Лемом Розенкрнцем мы рзвелись.

– Сообрзительный прень.

– Нсколько я првильно помню гзетные публикции, тебя уволили, когд все открылось. Знчит, ты не полицейский. И дже не «что-то в этом роде». И больше им не будешь. И уж точно не в Мерфрисборо. Короче говоря, я пошл отсюд.

– Двй, двй, Розенкрнц. Попытй счстья. Доствь мне удовольствие.

И он вырзительно посмотрел н нее.

Зметив его взгляд, Сммер содрогнулсь. Дже Грязный Грри не смог бы тк посмотреть, ведь у Грри было дв глз. Скрестив руки н груди, женщин чертыхнулсь и прислонилсь плечом к микровтобусу.

– Приятно узнть, что ты не тк глуп, кк кжешься.

Он решил проигнорировть это змечние.

– А что же ты делл среди ночи в похоронном бюро н столе для бльзмировния?

– Ты никогд не слышл о предврительном сервисе фирмы «Хрмон брзерс»? Приходишь к ним еще до своей смерти, и они окзывют тебе ровно половину своих услуг.

– Х-х!

– Мне нрвятся женщины, которых смешт мои шутки.

Сммер бросил н него убийственный взгляд. Но тот, видимо, не тронул его.

– Я не шучу. Кк ты тм окзлся? Попл в ктстрофу, д?

– В ктстрофу, это точно. – Стив фыркнул. – Снчл твои дружки сделли из меня отбивную, потом облили керосином, и, когд ты решил пощупть мой пульс, они кк рз рзжигли специльно рди меня печь кремтория. Спсибо, что голов окзлсь крепче, чем они рссчитывли, то сейчс моя здниц был бы поджрен с корочкой.

– Сколько рз говорить тебе, что они не мои дружки. Я не имею ни млейшего предствления о том, кто они. – Тк вот, окзывется, почему тк гудел кондиционер. Нрствший рев не был плодом ее вообржения: рзжиглсь печь. Сммер вздрогнул, припомнив, что кремторий нходился срзу з гримерной.

– Знешь, я почти верю тебе, – признлся Колхун.

– Приятно узнть, что и ты не тк глуп, кк кжешься. – З этот ответный выпд он был удостоен понимющим взглядом. – Тк кто же они?

– Тебе лучше знть, – В нем еще оствлись сомнения.

Сммер нбрл воздух в легкие.

– Збудь об этом. Просто збудь. И вообще, мне н все нплевть. Если они пытлись убить тебя, то, скорее всего, хорошие ребят. Я, во всяком случе, з них. А теперь иду домой.

Он бросилсь прочь от микровтобус в предвкушении прогулки в шестндцть миль в одной кроссовке. Но это кзлось ей пустяком по срвнению с испытниями, которые нверняк ждли ее, остнься он с ним хоть н секунду. И пусть только попробует здержть ее, срзу получит, мло не покжется! Д он ему тк нподдст… Но все эти отвжные плны рухнули. Словно из-под земли передней вырос Колхун.

– Розенкрнц? Тк-тк, – с усмешкой произнес он, прегрждя дорогу.

– Ктись ты к ткой-то мтери, Фрнкенштейн.

Женщин попытлсь проскользнуть мимо, но он удержл ее з локоть.

– Фрнкенштейн? – Судя по тону, мужчин почти готов был рссмеяться.

– Д, тк ты выглядишь. И отпусти мою руку.

– И не поду… – Он змер н полуслове. Сммер услышл низкий, сотрясющий воздух звук вертолет.

– Вертушк, – его голос вдруг стл жестким. Рук, сжимвшя ее локоть, двил все сильнее. – Скорее в мшину! Живо!

У Сммер не было выбор. Прежде чем он успел шевельнуться, Колхун сгреб ее з тлию, поднял нд землей и прктически збросил в открытую дверь микровтобус.

– Боже, сколько же ты весишь? – выдохнул он, злезя в микровтобус вслед з ней и стлкивя ее с пссжирского сиденья.

– Ты всегд ткой бесцеремонный или стрешься специльно для меня? – Сммер шлепнулсь н пол между сиденьями, больно удрившись о Стив првой коленкой.

– Ложись н пол! – прикзл мужчин и с грохотом зхлопнул дверцу. Он вжимл Сммер в узкое прострнство между сиденьями, прикрывя ее своим телом.

– Ты тоже не перышко, должн тебе скзть, – проворчл он, леж н боку в ужсно неудобной позе и стрдя от зпх и тяжести его тел.

После нескольких попыток ей удлось перевернуться н спину.

– У меня же одни мускулы, – пояснил Стив. И Сммер почувствовл, что он улыбнулся. – Всем известно, что мускулы тяжелее жир.

– Ну д, конечно.

Вдруг слон микровтобус злил яркий свет. Что бы это могло быть?.. Прожектор? Рзумеется, прожектор вертолет. Тк, знчит, это полицейский вертолет? Кто-нибудь услышл стрельбу и позвонил по 911? Если тк, то они спсены! Все, что им нужно сделть, это выпрыгнуть нружу и помхть вертолету рукми! Судя по звуку, он сейчс почти нд ними.

– Это, нверное, полиция! – Сммер извивлсь и корчилсь, тщетно пытясь освободиться. И хотя он держлся н ней с цепкостью нездник, он все же отползл нзд, к середине микровтобус, где змерл, леж н спине, с трудом переводя дыхние. Сммер нходилсь в узком прострнстве между двумя кипми груз, уложенными вдоль стенок микровтобус. Он судорожно сорвл стегное покрывло с груз, и оно, словно знвес, опустилось н их головы. Внезпно они окзлись в душной темноте.

– Возможно, это действительно полиция. – его теплое и влжное дыхние кслось ее шеи.

Сммер сдернул пхнущее плесенью покрывло со своего лиц. Нбрв полные легкие свежего воздух, он уперлсь Колхуну в плечо. Тот дже не пошевелился. Его грудня клетк буквльно рсплющил ей грудь, своих ног он вообще почти не чувствовл. Сммер покзлось, ее придвил огромный шкф.

– Дй мне встть! – прохрипел он. – Нужно посмотреть, кто это, и помхть им, если это полиция.

В результте ее брхтнья покрывло только плотнее укутло их. Свободными оствлись только головы и руки. Женщин безуспешно пытлсь сдернуть с себя тяжелую серую ткнь.

– Мне не кжется, что ты првильно понимешь нше положение, Розенкрнц. Мы…

Взрыв ветрового стекл оборвл фрзу Стив. Мелкие осколки шрпнелью зстучли по всему микровтобусу. Сммер съежилсь, слушя их брбнную дробь. Один из осколков попл ей в шею, и он с криком дернулсь в сторону.

Мужчин ругнулся, плотнее прижлся к ней своим телом и нтянул н их головы покрывло. Он внезпно обрдовлсь и придвившей ее сверху тяжести, и зщите покрывл. Боковое стекло рзлетелось с тким треском, словно обрушилсь буря. Кто бы тм ни сидел в вертолете, они стреляли по микровтобусу. Это явно был не полиция.

– Кто эти прни? – простонл он. Перед ее глзми мелькли кдры из кинофильм – рсстрел Бтч Кссиди и Сндс Кид с летящего н бреющем полете полицейского вертолет.

– Тебе лучше знть, – ответил Фрнкенштейн.

В других обстоятельствх он удрил бы его. Но сейчс вдруг предствил с пугющей ясностью, что он был единственной прегрдой между ней и пулями. Целым грдом пуль.

Он не удрил его. Вместо этого сжлсь в смый мленький, ккой только могл, комочек и лежл тихо-тихо. А он согнулся нд ней, згорживя ее своим телом.

Буря прекртилсь тк же внезпно, кк и нчлсь. Немного подождв, Фрнкенштейн осторожно высунул голову из-под покрывл. К облегчению Сммер, прожектор погс. Ночь был тих и спокойн, кк смерть.

При этом срвнении Сммер передернулсь.

– Ты в порядке? – Он тяжело дышл.

– Д-д. – Если не считть, что зубы у нее стучли.

– Нм ндо убирться отсюд, – скзл он, сползя с нее и откидывя прочь покрывло. Просунув руку под пояс ее брюк, поднял женщину с пол.

– Пусти! – Сммер колотил его по руке, когд он просовывл ее н водительское место. Повсюду были мелкие стекляшки. Сидя н небольшой горке из них, он поблгодрил Бог з эти новые зкленные ветровые стекл, которые рзлетются н тупые осколки. Случись все в строй мшине, они были бы изрезны с ног до головы. В несколько приемов женщин смел чсть осколков с сиденья.

– Перестнь зботиться о своей зднице и веди мшину! – Он отодвинул Сммер нзд, перегнулся через нее и звел двигтель. Мшин не тронулсь с мест.

– А почему не ты?

– Потому что, дже когд я вижу, у меня все двоится или троится. Кроме того, у тебя это неплохо получется. Ведь это ты довезл нс сюд, не тк ли?

Он ндвил своей ступней н гз. Мгновение колес бешено крутились, потом мшину рвнуло нзд.

– Я поведу! – Сммер схвтилсь з руль.

– Вот и умничк. – Если оскл зубов и перекос изуродовнного лиц можно нзвть усмешкой, то он усмехнулся.

Стрнно, но женщин его теперь совсем не боялсь. Пусть он выглядит кк персонж фильмов ужсов, пусть он мучил ее, угрожл ей, зствил нтерпеться стрху н пять лет вперед, но не хуже своего собственного имени он знл, что этот человек не собирется убивть ее. Хотя это могут сделть и другие, те, кто охотится з ним.

– Тебе не кжется, что у нс сколотилсь неплохя комнд? – Он переключил передчу и нжл н кселертор. Микровтобус дернулся вперед. Теплый, нпоенный звоном цикд ночной воздух дохнул в зияющее отверстие н месте выбитого ветрового стекл. Н миг Сммер покзлось, что они сейчс снов врежутся в комбйн. Он вовремя крутнул руль впрво, и метллическое брюхо желтого бегемот промелькнуло мимо.

– А у тебя хорошя рекция, – одобрительно скзл Фрнкенштейн.

– Убери свою ногу с чертов гз!

Если он и услышл ее, то не подл вид. Они стрелой промчлись по неровной поверхности поля, нпрвляясь – кк Сммер ндеялсь – к дыре в зборе, через которую и попли сюд. Копны скошенной кукурузы зслоняли ей обзор. Микровтобус сшибл их одну з другой. Под его удрми они пдли, кк костяшки домино.

Выезд н соевое поле был облегчением. Теперь, по крйней мере, Сммер видел дорогу. Из-з того, что н гз жл он, они не впислись в дыру в зборе и выбили из него еще футов шесть досок.

Утром фермеру будет из-з чего помтериться.

Но это не ее проблем. Ее же зботой, по крйней мере н ближйшее время, был тупоголовый псих, сидевший рядом с ней. И еще плюющийся пулями вертолет, который рыскл где-то рядом в полуночном небе. Плюс головорезы с пушкми.

А вдобвок многотонный грузовик, мчвшийся прямо н них по втострде 231.

– Убери ногу с гз! – снов звопил Сммер, когд они, удрившись о крй кювет, взмыли в воздух.

Микровтобус с грохотом приземлился н бордюрный кмень примерно в ст футх от стремительно приближвшегося грузовик. Руль выбило из ее рук, мшин звилял. Грузовик отчянно згудел. Ослеплення его фрми, Сммер зжмурилсь. Он услышл визг тормозов, скрежет метлл и глухой удр.

– Боже, д ты никудышный водитель! – воскликнул он.

Когд Сммер открыл глз, то увидел, что они все еще живы и несутся по дороге к городу. Судорожно сглотнув, он посмотрел в нружное зеркло – зеркло зднего вид нд ветровым стеклом было сорвно. Грузовик, сильно нкренившись, стоял в кювете. Потом дверц кбины открылсь и из нее выпрыгнул водитель. Он мхл кулком и что-то кричл им вслед.

– Ты едв не убил нс! – почти выкрикнул Сммер и бросил обвиняющий взгляд н Стив Колхун.

– Слушй, Розенкрнц, если мы живо не уберемся отсюд, нс кк пить дть убьют. Что, по-твоему, было тм? Игр в кзки-рзбойники?

Впервые в своей жизни Сммер лишилсь др речи.

Глв 8

Через несколько минут они уже достигли следующего перекрестк, к счстью, столь же пустынного, кк и предыдущий. Мерфрисборо был у них прямо впереди, Ншвилл к северо-зпду, Чтннуг к юго-востоку. З их спиной втострд 231 вел н Албму. Поскольку они неслись со скоростью девяносто с лишним миль в чс, превышя допустимый н этом шоссе предел в дв рз, то лучше всего было для них двигться только прямо. Сммер предпочитл, п| возможности, не игрть со смертью.

– Сворчивй нлево, – прикзл Колхун.

К Ншвиллу, не к Мерфрисборо. Рзумеется, он опять, кк в тот рз, собирлся повернуть н двух колесх, видимо, из спортивного интерес. Сммер нчинл думть, что, подобно соплякм из «Сверхоружия», Стив Колхун не терпел медленной езды.

– Что, тоск по дому зел? – не удержлсь он от ехидств.

– Хочу повеселиться, Розенкрнц. Делй, что тебе говорят.

– Убери ногу с гз!

Он проигнорировл ее просьбу. Микровтобус приближлся к перекрестку со скоростью, больше подходящей для полет. Когд Сммер не покзл никких признков готовности совершить смоубийственный поворот, мужчин см схвтился з руль. Он, словно взбесившись, отбросил его руку в сторону. Зтем нклонилсь и ущипнул з голую, изрненную, волостую ляжку Стив тк сильно, что он вскрикнул и отдернул ногу. Кк только педль гз окзлсь свободн, микровтобус нчл тормозить.

– Ккя мух тебя укусил? – Он обиженно смотрел н нее, рстиря свою ляжку.

– Я же скзл, чтобы ты убрл ногу с гз. Мшину веду я, рзве збыл?

Ступня Сммер уже прочно звлдел педлью. Ее взгляд крсноречиво говорил, что ему лучше с этим смириться.

– Ведьм! – Он еще рз потер пострдвшее место. – Черт, ведь больно. Сворчивй нлево.

– Я это и делю!

Женщин зтормозил, сбросив скорость до безопсной, и блгополучно свернул н перекрестке. Потом, не сводя глз с его свинцовой ноги, он снов нбрл скорость. Они помчлись н северо-зпд по втострде 41. Мимо мелькли поля, рзгороженные проволочными зборми, изредк попдлись деревья. Ей в лицо бил теплый воздух, буквльно ншпиговнный нсекомыми. Сильно пхло нвозом. Большой жук шлепнулся в лицо Сммер. Он брезгливо смхнул со щеки его липкие остнки.

– До тебя дошло, что з нми гонятся плохие дяди с пистолетми? Если мы не поторопимся, они нс догонят.

– А, зткнись! – бросил Сммер, но все же посильнее ндвил н гз.

Стрелк спидометр приблизилсь к цифре «девяносто». Жмурясь от ветр, уворчивясь от нсекомых, он нпряженно следил з черным бордюрным кмнем, который убегл вдль, в ткую же черную ночь.

– Где-то здесь спрв мощення грвием дорог, н которую нм ндо свернуть. В ткой темноте ее легко проскочить, – предупредил Колхун.

– Тогд, может быть, стоит зжечь фры? – предложил Сммер.

– Господи, Розенкрнц, ты что, меня совсем не понимешь? Мы убегем от людей, которые хотят убить нс. Подумй, вертолет ведь не провлился в тртрры. Что-то зствило его вернуться – может быть, он увидел тот грузовик, может, из-з чего-то другого. Но уверяю тебя, сейчс он ищет нс. Я уж не говорю о том, сколько мшин выехло из Мерфрисборо искть нс или из Ншвилл и еще Бог весть из кких мест. У нс не тк уж много времени. Скоро их здесь будет больше, чем мурвьев н пикнике. И ты еще собирешься зжечь фры? – Он покчл головой. – Совсем не остроумно.

– Что ты нтворил? – спросил Сммер глухим голосом.

Фрнкенштейн фыркнул:

– Ну, скжем, я отпрвил н тот свет не тех людей, устроит?

– Кого?

– Послушй, д ккя рзниц? Тебе нужно знть только одно: те, кто охотятся з моей шкурой, охотятся и з твоей тоже и что они не совсем добрые дяди.

Д ей больше и не нужно было никких докзтельств.

– Когд доберусь до дому, я кое-кого уволю, – пообещл женщин.

– Что?

– Это я тк, про себя.

– Черт тебя побери, Розенкрнц, ты же только что проехл мимо поворот! У тебя что, рот совсем не зкрывется?

Донесшийся издлек шум мог быть звуком лопстей вертолет. Об прислушлись, но им сильно мешл свист ветр. Любой ответ, готовый сорвться с язык Сммер, мгновенно испрился у нее из головы. При воспоминнии о грде пуль, которыми вертолет осыпл недвно их мшину, по спине у нее побежли муршки. Бросив н сидевшего рядом мужчину короткий испугнный взгляд, Сммер ндвил н тормоз, круто рзвернулсь, смяв трву длеко з обочиной, и поехл в обртную сторону. Только теперь горздо медленнее.

– Где же эт дорог?

– Вон тм, видишь? – Он покзл пльцем. То, что Сммер увидел, было больше похоже н след шин в высокой, по колено, трве, ведущей к проволочной изгороди, где у широкой черной кнвы след кончлся. В темноте было трудно рзобрть, но если это действительно дорожк их спсения, то виться ей оствлось недолго.

– Ты уверен? – язвительно спросил он.

– Дуй туд живо.

Судя по нрстющему гулу, вертолет (если это был он) приближлся. Бормоч про себя молитву, Сммер повернул н примятую колесми трву. Микровтобус зпрыгл по кочкм и рытвинм. Через пятндцть футов он поневоле остновилсь у кря кнвы, которя теперь был больше похож н рзинутую псть.

– Ну, что ты встл?

– Ты, может быть, не обртил внимния, но перед нми кнв. Куд мы поедем теперь?

– Это коровий брод, Розенкрнц.

– Ты перестнешь меня тк звть? Мое имя Сммер Мкфи. – С этими словми он высунулсь из мшины и н уровне земли увидел тускло блестевшие в лунном свете черные железные прутья, служившие мостом через трясину. Родившяся и выросшя в деревне, он должн был догдться. С перилми по бокм, но без предохрнительной сетки для скот, мост служил въездными воротми. Пристыження женщин тронулсь с мест без единого слов.

З мостом дорог не стл лучше. Микровтобус, пробирвшийся по едв зметной колее, трясло и бросло из стороны в сторону. Колея вел к дльнему крю луг, отмеченному еще одной изгородью, отделявшей пстбище от того, что кзлось густым лесом. Теперь вертолет был где-то длеко. Сммер едв рзличл его звук.

– Куд мы едем?

– В то место, которое я зню.

– Что это з место?

– Послушй, ты не могл бы молч вести мшину? Неужели твой рот никогд не зкрывется?

– Д зтрхйся ты!

– Может быть, позже, когд у нс будет время.

– Рзмечтлся!

– Можешь поверить мне, Розенкрнц, что тебя в моих мечтх нет. Мне больше по душе голые блондинки с объемом бюст сорок дюймов.

– Охотно верю.

– Тебе придется поверить, потому что это првд. Смотри н дорогу! Это же коров!

Сммер судорожно нжл н тормоз. Поперек дороги действительно лежл коров, мирно жеввшя свою жвчку. Темня коров ценной мясной породы – бердин-нгусской. Ее присутствие выдвли только влжные глз, отржвшие лунный свет. Если бы Фрнкенштейн не зметил животное, они бы нверняк нехли н него. Хотя Сммер с трудом себе предствлял, кк мшин может зехть н ткую огромную корову.

– Объезжй ее, – в голосе мужчины послышлось нетерпение.

– А если мы зстрянем? Кто знет, в кком состоянии это поле? Лучше выйди и сгони корову с дороги.

– Чтобы ты уехл и оствил меня здесь? Нет уж, спсибо. Не выйдет.

Поскольку т же мысль н мгновение мелькнул в голове Сммер, то вместо ответ он молч нжл н сигнл. Коров н шевельнулсь.

Фрнкенштейн схвтил Сммер з руку.

– Слушй, Розенкрнц, ты не собирешься пустить сигнльную ркету, чтобы дть им знть, где мы?

– Во-первых, меня зовут Мкфи. А во-вторых, об этом я просто не подумл. – Он был слишком знят идеей бросить его здесь, взвешивл все «з» и «против».

– Охотно верю. – Судя по его тону, это был не комплимент.

Женщин выдернул свою кисть из его руки. По шоссе 41, рссекя темноту лучми фр, в сторону Ншвилл промчлсь мшин. Уж слишком быстро он неслсь. Сммер внутренне сжлсь и посмотрел н своего спутник.

– Объезжй корову, – повторил он. Ее сомнения нсчет мшины передлись и ему.

Не говоря больше ни слов, он объехл корову, увернулсь от рытвины рзмером с Большой Кньон и двух подружек коровы, рсположившихся по соседству, потом вернулсь н дорогу. Еще одн изгородь для проход скот обознчл собой грницу между лугом и лесом. Когд микровтобус пересекл ее, звук, который они принимли з шум вертолет, стл громче. А будучи уже под сводми деревьев, они уже почти в этом не сомневлись. Преследовтели вернулись и кружились почти нд их головой.

– Остновись. Если двигться, они скорее обнружт нс.

Сммер ндвил н тормоз. Вертолет спустился, его прожектор рыскл по лугу, который они только что пересекли. Сммер кк рз повернулсь и увидел, что коровы зметлись, попв в луч свет. С беспокойным мычнием животные поднялись н ноги и глопом посккли в противоположный конец пстбищ. Луч прожектор преследовл их, волнми поднимя с трвы черные туши, – стдо охвтил пник. Н мгновение вертолет снизился. Прожектор еще рз прошелся по лугу, освещя трву и мечущихся мычщих буренок. Тк же внезпно, кк появился, вертолет нбрл высоту, рзвернулся и нпрвился к северу.

– Они были совсем рядом, – промолвил Сммер. Пот струился по ее спине, и дешевя нейлоновя блузк неприятно липл к телу.

– Совсем рядом, – его голос звучл куд спокойней, чем он ожидл. – Зводи, поехли дльше.

Сммер тронулсь с мест, вцепившись рукми в брнку. Мшину бросло из стороны в сторону н рзбитом проселке. Шоссе 41 было уже в нескольких милях позди, и лес поредел. Еще один проход для скот, еще один луг, и они выбрлись н сельскую дорогу. Вдлеке н фоне звездного неб виднелись фермерские постройки.

Пусть ее нзовут ненормльной, но при мысли о необходимости выехть из-под покров деревьев у Сммер снов поктился холодный пот. К счстью, дорог был пустынн, шум вертолет он, кк ни стрлсь, не смогл услышть.

– Нлево, – скомндовл похититель.

Он подчинилсь, потом сделл глубокий вдох. В рот ей тут же злетел ночной мотылек. Сммер поперхнулсь и некоторое время отплевывлсь, пок нконец не избвилсь от непрошенного гостя.

– К жучкм-пучкм ндо привыкнуть, я думю, – зметил он.

– А тебе они нрвятся? – Женщин с отврщением вытирл с подбородк слюну с остткми мотыльк.

– Объеденье, особенно если поджрить… – Мужчин ппетитно причмокнул рспухшими губми.

– А ты, окзывется, дикрь.

– Стрюсь, – скзл он с нигрнной скромностью.

Он не удостоил его ответом. Но спустя несколько минут снов зговорил:

– Ты не думешь, что нм лучше где-нибудь остновиться и позвонить в полицию?

Он рссмеялся.

– Мы могли хотя бы зйти в дом этих фермеров. Уверен, если постучть, нм откроют и рзрешт позвонить по телефону, – нстивл Сммер.

– Мне жль рссеивть твои иллюзии, Розенкрнц, но кто, по-твоему, гонится з нми?

– Неужели?..

– Вот именно.

– Это невозможно! Они же стреляли в нс. Они пытлись убить нс! – воскликнул женщин.

– Теперь ты понимешь, почему добропорядочные грждне мтерят полицию з зверств?

– Ты шутишь, д?

– Угу.

– О Боже!

– Это буквльно мои слов.

Сммер бросил н него безумный взгляд.

– Здесь, должно быть, ккя-то ошибк. Сэмми помешн н своем сыночке, но он не позволит своим людям стрелять в невинных грждн! – Ккя-то мысль вдруг пришл ей в голову. – Ну лдно, пусть ты не совсем невинный. Но все рвно он не должен позволить им просто убить тебя!

– Стрин Рози может ничего и не знть.

– Ты хочешь скзть, что они вытворяют все это смовольно? Тогд нм ндо идти прямо к Сэмми, я зню, где он живет. И он прекртит это безо…

– Остынь, Розенкрнц, – посоветовл он, когд Сммер уже искл место, где рзвернуть микровтобус. – Не торопись. Все не тк просто. Дело в том, что в днный момент мы не можем доверять никому. Дже твоему почтенному свекру. Кое-кто хочет, чтобы я был мертв. Я не совсем точно зню кто и почему. Но в одном уверен: кто бы это ни был, он ни н секунду не здумется, чтобы зодно убить и тебя.

– И ты дже не знешь, почему они стреляют в тебя? – с ужсом спросил Сммер.

Фрнкенштейн покчл головой.

– Точно не зню. – Он поколеблся, потом внимтельно посмотрел н нее. – Несколько лет нзд я нткнулся н кое-что вжное. Потом произошл вся эт история, и рбот вдруг стл знимть меня меньше всего н свете. Но с тех пор я имел много времени, чтобы подумть, поскольку других знятий не было, и я решил кое-что проверить. Сегодня ночью я действовл несколько неосторожно, они зстли меня врсплох и уж, конечно, пострлись сделть все от них звисящее, чтобы прикончить меня.

– Кто? – почти простонл он.

– Я скзл тебе, не зню. Во всяком случе, не зню точно. Это может окзться и не полиция. Не исключено, что змешны только один или дв проджных полицейских. Но что-то происходит, ккя-то очень крупня преступня оперция. Я кк рз следил з ккой-то сделкой, происходившей н клдбище возле здния похоронного бюро, когд меня грохнули по голове.

– О Боже! – Сммер живо предствил, кк он в полном неведении скребл свои тулеты, в нескольких ярдх от нее уродовли и убивли людей. Нет уж, с призркми спокойнее.

– Сворчивй сюд, – укзл он.

Микровтобус только что взобрлся н пригорок и проехл с четверть мили, минуя приземистый белый фермерский дом, обитый дрнкой. Его «сюд» ознчло еще одну ухбистую дорожку, но н этот рз Сммер свернул без сомнений. Кртин вржеских мшин, подобно бродячим мурвьям снующих по втострдм всей округи, прочно звлдел ее вообржением. Вертолет, нверное, тоже держлся ближе к шоссе. С учетом этого сельскя дорог, по кочкм которой они сейчс прыгли, кзлсь ей просто рем. И когд им пришлось снов выехть н шоссе, в груди у нее зщемило.

– Нлево.

Они поднялись еще н один холм. З склоном, в котловине, высокие сосны тянулись к небу, темня глдь озер блестел под луной.

– Что это з место?

Это были первые слов, скзнные Сммер з десять минут.

Он посмотрел н нее:

– Это озеро Сидр. Н следующем перекрестке повернешь нпрво.

Женщин тк и сделл. Они очутились посреди островк цивилизции: с мотелем, предлгющим номер по двдцть четыре доллр з ночь, «Мкдонльдсом», зкрытым в этот чс, еще одним мотелем, змнивющим путешественников тбличкой «Телегрф бесплтно!», и с зпущенной ллеей. Единственным открытым учреждением был бензоколонк с киоском н перекрестке. Н втостоянке возле нее стоял одинокий втомобиль. З бензоколонкой тянулсь зросшя трвой пустошь с выкорчевнными деревьями и громоздкими строительными мехнизмми. Дльше дорог выгиблсь, повторяя контуры озер.

– Сворчивй сюд. – Мужчин покзл н широкий мощеный проезд, ведущий к огороженному збором учстку. З збором высотой не меньше девяти футов, с тремя рядми колючей проволоки поверху виднелся сдвоенный ряд длинных одноэтжных срев из ржвого желез. Ворот в конце проезд имели ту же высоту и ткой же грозный вид, что и збор. Во всяком случе, для Сммер они были неприступны. Микровтобус остновился.

– Нбери девять-один-дв-восемь.

Взглянув в нпрвлении его руки, женщин увидел н столбе черную коробку. Т отдленно нпомнил ей телефон без трубки. У коробки тоже были кнопки с цифрми.

Опустив вниз стекло (конечно, смешно было опускть его, когд вся внутренность микровтобус открыт нстежь ночи, но ее стекло единственное, которое уцелело), Сммер нбрл эти четыре цифры. Коробк при кждом нжтии кнопки попискивл. Нконец все было сделно, и он в ожиднии уствилсь н коробку. Но ничего не происходило.

– Чего ты ждешь?

В ответ н нетерпеливый вопрос Фрнкенштейн Сммер оглянулсь. Кзвшиеся неприступными ворот были широко рспхнуты.

Глв 9

З три год причл совсем не изменился. Все было н своих местх. Брошення бнк из-под кок-колы. Проржвевший пикп с кузовом, нбитым всяким хлмом, оствленный возле строго ктер, хозяин которого тк и не ншел времени привести его в порядок. Горы «лысых» втопокрышек, которые кто-нибудь когд-нибудь собирлся пустить в дело. Видвшие лучшие времен яхты с оптимистическими тбличкми «Продется» были все те же или их близнецы. Кк всегд, возле срев припрковно несколько мшин любителей проводить выходные дни н воде. И горы метллолом вдоль збор. Въехв в ворот, микровтобус медленно вползл н зкнчиввшийся у дльнего конц учстк пригорок, у Стив почти кружилсь голов от острого чувств уже пройденного.

Словно земля вернулсь н много оборотов нзд, и теперь все было, кк до смерти Диди. До того, кк он убил себя и, по сути, его тоже. Когд Диди умерл, он в результте этого стршного удр лишился не только ее, но и рботы, жены, дочери и лучшего друг. Он рзбил сердц своих родителей: его отец умер шесть месяцев спустя от сердечного приступ. Он потерял увжение почти всех, кто знл его. Потерял увжение к себе. А потом, пытясь утопить свою боль в вине, едв не потерял смого себя.

Диди был светловолосой, хорошенькой, ростом с комр. Впервые он увидел ее, когд ей было триндцть лет. Они с Митчем познкомились с Диди одновременно, в молочном бре, где околчивлись все подростки. Нроду в тот день было много, тк что не приходилось выбирть, куд сесть. Когд они зняли пру свободных тбуреток у стойки, Стив едв взглянул н кудрявую блондинку по соседству. А вот что привлекло его внимние, тк это ее порция пломбир с фруктми (любимое лкомство), которую ей принесли. Нверное, он откровенно поедл ее мороженое голодными глзми, потому что девушк улыбнулсь и предложил ему кусочек н ложке. С удивлением обнружив перед собой хорошенькое прокзливое личико с лзурно-голубыми глзми и нсмешливой улыбкой, Стив рстерялся. Диди проглотил мороженое см и посмотрел мимо него н Митч. В этот момент он и уступил ее своему лучшему другу.

Ничего неожиднного в этом не было. Всякя девушк, с которой они знкомились, немедленно бросл взгляд мимо него н Митч. Тот был выше, стройнее, глнтнее, крсивее. Девушки тк и вились около него. Стив двно примирился с этим.

Но Диди отличлсь чем-то особенным. Что-то в ней привлекло Стив, хотя он никогд не мог понять, что именно. Были девушки и крсивее, и «приветливее», чем он. Диди любил ходить н вечеринки, и когд пьянел, то стновилсь еще необузднней, чем был по природе. Вообще, стрх был совершенно неведом Диди. Нверное, именно это и привлекло Стив в ней. А вот в его хрктере не было и след безотчетной смелости.

Стрин Стив. Тк чсто нзывл его Митч, похлопывя по плечу и снисходительно нмекя н свое превосходство. Лдно, пусть он Стрин Стив. И всегд держится првильного пути, всегд делет то, что нужно и чего от него ожидют, всегд безропотно вытскивет Митч из скндлов, в которые тот без конц попдет. Кого в детстве едв не зстукли при возврщении н место мерикнского флг, который Митч спер с крыши школы? Стрину Стив. Кто несчетное число рз по выходным делл к понедельнику здния з них обоих, когд Митч не мог подняться с постели из-з перепоя н вчершней вечеринке? Стрин Стив. Кто зговривл зубы Диди, когд Митч, будучи уже жентым н ней, зводил шшни с другими девчонкми? Стрин Стив.

Когд он пошел в морскую пехоту, то сделл своим ее девиз: Semper fidelis – Всегд предн. В своей дружбе, в рботе, в брке. Это про него. Про Стрину Стив.

До того дня, когд он перестл быть предн. Когд поддлся дурмну дешевого вин и несчстной жены своего лучшего друг и отодрл Диди по первое число. Это было нчлом конц.

А может быть, концом нчл. Потому что теперь он возвртился, подобно воскресшему Лзрю, чтобы зново собрть осколки своей рзбитой жизни.

Возрождение длилось три год, но теперь он нконец увидел это: просчет в сценрии, нписнном следовтелями, – «Смоубийство Диди».

Рнним воскресным утром он повесилсь в его кбинете. В кбинете, который он зпирл кждый вечер тк же ккуртно, кк делл все остльное. И от которого у Диди не было ключ.

Кк он попл туд?..

– Что это з место?

Вопрос вернул Стив из збытья. Бросив взгляд н женщину, сидевшую рядом с ним, он мгновенно вспомнил о крутом вирже, который зложил его жизнь. После устроенного побоищ у него двоилось в глзх. Женщин с крими глзми, кштновыми волосми и большим бюстом, приглядеться к которой у него не было пок времени, то рздвиглсь перед ним н дв рсплывчтых силуэт, то сливлсь в один. Они – двое случйных прохожих, которым сегодня, возможно, придется вместе умереть. Или дв очень искусных лгун. Стив еще не сделл окончтельного выбор между двумя этими предположениями.

Однко ему еще не встречлсь столь ловкя мошенниц.

Хотя небольшя трезвомыслящя чсть его мозг ндеялсь, что сотрясения у него нет, остльня чсть (у которой, скорее всего, не во всех цилиндрх был искр) билсь нд проблемой: что ему сейчс делть? Стив знл, что должны быть вринты, но не мог ничего придумть, поскольку у него рсклывлсь голов, сднило лицо (вернее, то, что рньше им было) и кждя клеточк тел ощущлсь будто пропущенной через мясорубку (что, собственно, с ним и сделли). Единственное пришедшее Стиву в голову решение было клссическим по простоте: выктывться к черту из мшины.

– Я спросил тебя, что это з место.

Стив н мгновение збыл о своей спутнице.

– Стоянк для ктеров.

– Стоянк для ктеров? Что з стоянк для ктеров?

Нет, эт женщин уж точно не молчунья. З сегодняшнюю ночь прктически единственный рз у нее был зкрыт рот: когд он лежл без сознния. Если он не поостережется, эт идея ему может понрвиться.

– Стоянк для ктеров – это стоянк, н которой держт ктер. – Не будь тк больно морщить лоб, он бы нхмурился.

– Спсибо. Вы мне все объяснили.

Стив сдлся. Ему больше не испугть женщину выржением своего лиц, ведь он не в силх дже пошевелить лицевыми мускулми.

– Здесь их хрнят, когд кончется сезон. Те, кто не хочет круглый год держть ктер н воде. В это время год тут обычно млолюдно.

– Ты тоже держишь здесь ктер?

– Держит мой друг. Зимой. А сейчс он, скорее всего, у своего причл н озере.

– Тк ты сюд ехл к своему другу?

Стив недовольно зкшлялся и зствил ее некоторое время ждть ответ.

– Розенкрнц, я не уверен, что в нстоящий момент у меня есть хоть один друг. Остнови мшину перед вон тем последним срем, лдно? Если мы везучие, то зпсной ключ они держт н прежнем месте.

Боже, у него ноет кждя жилк! Выкрбкивясь из мшины (женщин не могл бросить его и уехть, потому что ворот зкрылись), Стив изо всех сил стрлся не обрщть внимния н боли и рези, пронзвшие тело при кждом движении. Глубокя рн н бедре продолжл терзть, хотя уже немного меньше прежнего. Глвное, что кости, похоже, были целы, если не считть возможной трещины в черепе, судя по головной боли.

Тридцтидвухфуговый кютный ктер Митч купил лет пять нзд з полторы тысячи. Роскошный ктер. Шесть спльных мест. Митч, кк ребенок, рдовлся тому, что приобрел его нстолько дешево. Стив соглшлся с этим – выгодня сделк был в духе Митч, – пок не обнружилось, что чертовой посудине тридцть лет, дерево сгнило и мотор не рботет. Антикврит, кк вырзился Митч. Нужно только приложить к нему руки. Угдйте, кто добрых полтор год все свое свободное время помогл другу менять доски, крсить корпус и перебирть движок? Првильно. Стрин Стив.

Н похоронх Диди Стив чувствовл себя рздвленным червем. Он помнит, кк Митч выглядел в тот день. Крсные от слез глз, голов опущен, н понурых плечх черный болтющийся пиджк. Мть Митч стоял рядом с ним, вцепившись в руку сын. Был янврь. Дул холодный сильный ветер. По небу цвет люминиевой фольги плыли мрчные облк. Н пнихиду пришли сотни людей – ничто тк не привлекет толпу, кк скндл. Терземый горем и чувством собственной вины, Стив не мог не прийти. Когд гроб опустили в промерзлую землю, толп нчл рсходиться. Белый нлет инея подобно кружевм прикрывл неровные кря открытой могилы, и Диди предстояло лежть здесь. Эт кртин до сих пор стоит у него перед глзми. Митч отвернулся, стоило Стиву подойти к нему, держ шляпу в руке. Глз Колхун ничего не видели от печли, стыд и от недосыпния. Он хотел скзть другу слов извинения и сочувствия. Скзть, что вот он повинно склонил перед ним голову и Митч может кзнить его, если хочет. Д, он поступил ужсно, но н смом деле никогд не хотел смерти Диди.

С минуту он постоял перед Митчем. Лучший друг смотрел сквозь него, не обрщя внимния н протянутую руку и не регируя н зпинющуюся речь. Клссически крсивое лицо, небесно-голубые глз, словно из кршеного гипс и не выржющие бсолютно никких чувств. Потом мть Митч – Стив знл ее прктически всю свою жизнь и готов был поклясться, что он считл его почти вторым сыном, – взял Митч под руку, и они одновременно повернулись и ушли, будто Стив был невидимкой.

Что ж, оскорбление зслуженное.

С того дня он ни рзу не видел Митч.

Через дв дня после похорон Диди его уволили. З поведение, несовместимое со звнием сотрудник полиции. А в следующее воскресенье, когд он еще спл, жен збрл их мленькую дочку и ушл. Сообщив в прилепленной к холодильнику зписке, что подет н рзвод.

Жизнь Стив Колхун был рзрушен. З неделю он потерял все, рди чего жил.

Ему приходил в голову мысль зсунуть в рот ствол пистолет и нжть курок. Збвение смерти было бы желнным избвлением от гнетущей его боли. Простое и эффективное решение. Но рно или поздно кто-нибудь рсскжет его дочурке, что сделл ее отец. Плохо, когд про тебя говорят, что ты дочь изменявшего жене, оскндлившегося и обесчестившего себя фрон. Но еще хуже рсти дочерью смоубийцы. Обречь ее н это он не мог.

Он поступил плохо и был нкзн. Хоть Стив и не верил в судьбу, это был именно судьб. Он зслужил, чтобы его лишили дочери, жены, лучшего друг, рботы. Он зслужил, чтобы его лишили, по сути, и смой жизни. Диди своей лишилсь.

Именно поэтому Колхун не противился ни своему увольнению, ни иску жены о рзводе, ни ее требовнию збрть дочь. Он ствил подпись н всех бумгх, которые перед ним клли, и без возржений подписл чек в счет лиментов з целых три год вперед.

Он знл, что это нкзние, это стрдние зслуженное.

Когд все было сделно, Стив уехл куд глз глядят. В первую же ночь в дешевом мотеле он нчл пить. И пьянствовл в течение последующих двух с половиной лет.

Он лечил свою боль.

Он совртил жену своего лучшего друг. Совершил то, что бсолютно недопустимо в мужском кругу.

Когд позже Стив осознл содеянное и скзл Диди, что тк дльше поступть с Митчем он не может, он зктил истерику. Зктывть истерики Диди был мстериц. Но ему ни рзу не пришл в голову мысль, что он может лишить себя жизни. Чтобы Диди? Из-з него? Никогд!

Но он сделл это. И у Стив не было – пок не было – ответ н вопрос: кким же обрзом, не имея ключ, он попл в его кбинет?

Ключ от эллинг был н стром месте. Стив извлек его из тйник, отпер змок и не без труд сдвинул в сторону зржвевшую дверь.

Здесь все было по-прежнему. И он бы ничуть не удивился, если бы увидел вдруг ухмыляющееся лицо Митч. Потому что Стиву, кк всегд, предстояло делть черную рботу.

Или увидел Диди, которя чсто ездил с ним н стоянку.

Но что это, Господи? Диди здесь? Ее минитюрный силуэт с кудрявыми волосми, кзлось, возник перед рзбитым носом микровтобус. Стив видел ее всего мгновение.

Диди приветливо мхнул ему рукой с кршенными крсным лком ноготкми, кк он делл всегд.

Потом исчезл. Словно звезд мигнул и пропл.

Стив зморгл, потряс головой, чтобы избвиться от нвждения, и снов взглянул н то место, где только что был Диди. От удров по голове у него, нверное, нчлись гллюцинции.

Стрнно.

Вся жизнь – стрння штук.

Глв 10

Пок Фрнкенштейн возился снружи, Сммер решл для себя, не рвнуть ли ей н микровтобусе нзд, но мысль о зкрытых воротх остновил ее. Он не зпомнил код, Фрнкенштейн, скорее всего, нстигнет ее, когд он будет беспорядочно нжимть кнопки.

Кроме того, в микровтобусе он будет срзу зметн. Те, кто гнлись з ними, знли эту мшину.

Огромня дверь отползл в сторону, открыв вход в эллинг. Фрнкенштейн обернулся, с минуту смотрел н микровтобус, словно в рздумье, потом тряхнул головой и сделл знк въезжть.

Он проехл мимо него. Внутри эллинг было темно, кк в угольном подвле. А когд дверь з микровтобусом зкрылсь, тьм стл кромешной, и, кроме руля, Сммер ничего не видел перед собой. Тогд он решил зжечь фры. Их луч осветил огромное гулкое прострнство высотой где-то в полтор обычных этж и длиной в пол футбольного поля. Слев от нее н тележке высился большой нполовину окршенный ктер.

Одинокя голя лмпочк, свисющя с потолк н длинном проводе, зжглсь, когд мшин остновилсь.

В эллинге нходились суд рзных рзмеров: от открытой шлюпки до большой плубной яхты – всего, нверное, с полдюжины. Когд дверь зкрылсь, Сммер стло уютно, несмотря н огромные рзмеры помещения. Кзлось, целую вечность он не ощущл себя в безопсности. Нпряжение стекло с нее, словно вод в сток. Он поствил передчу в нейтрльное положение, выключил мотор и откинулсь н спинку сиденья. Рсслбиться было тким блженством. З спиной открылсь здняя двойня дверц микровтобус. Это Фрнкенштейн, черт бы его побрл! С минуту было тихо, зтем рздлся легкий свист.

Сммер невольно обернулсь. Н светлом фоне открытой дверцы микровтобус силуэтом вырисовывлись голов и плечи Фрнкенштейн. Выржения скрытого тенью лиц он не видел, д этого, собственно, и не нужно было, чтобы понять, почему он присвистнул: грузом микровтобус окзлсь пр блестящих серых гробов. О Боже!

Укрыввшее их покрывло лежло в проходе между гробми, и Сммер с трудом могл поверить, что до сих пор не змечл их. Нверное, темнот, стрх и сует ослепили ее, и он не узнл под покрывлом угловтых очертний стршного груз. Теперь же микровтобус внутри зливл безжлостный свет. О Боже!

Ну, рзумеется, н этом микровтобусе перевозили гробы. Ничего удивительного. Ведь он приехл в похоронное бюро. О Боже! «Сми по себе гробы не стршны, – успокивл себя Сммер. – Нечего пугться их присутствия. Нужно только логически мыслить и не рспускться».

О Боже!

Фрнкенштейн збрлся сзди в микровтобус. Сквозь пулевые пробоины в крыше и стенкх проникл свет. Это нпомнило Сммер рождественский фонрь из консервной бнки с проделнными в ней отверстиями. Ткой фонрь мм привезл из Мехико, и они кждый год вешли его н елку. Через метллические петли н стенкх микровтобус были пропущены плетеные черные ленты, одновременно поддерживющие и крышки, и сми гробы, фиксируя их н одном месте.

О Боже!

– Что ты делешь? – в ужсе спросил женщин, когд он нчл отвязывть ленты.

– Проверяю.

Конечно, проверить, что в гробх, было естественным, но Сммер поймл себя н мысли, что он вовсе не хочет знть этого. Тем не менее ей оствлось только в оцепенении нблюдть, кк он отвязл снчл одну, потом другую ленту, зтем поднял крышку.

Кзлось бы, последние события должны были подготовить ее ко всему. Внутри гроб был труп. Молодой человек в черном костюме, руки блгостно сложены н груди.

О Боже!

Сммер отвел взгляд и зстонл. Ей стло дурно.

– А о чем ты сейчс стонешь? – проворчл Фрнкенштейн.

Он открыл глз и посмотрел снов. Лучше бы ей этого не делть. Он поднял крышку второго гроб. Тм был труп молодой девушки, нверное, студентки, с длинными темными волосми, одетой в симптичное цветстенькое плтье с кружевным воротничком. О Боже!

– Нм ндо отвезти их обртно, – скзл Сммер убежденно.

– Ну д, непременно. – Он рзглядывл труп.

– Мы должны! Это свято, это… Они же мертвые.

– Уж лучше они, чем мы, – произнес мужчин, зкрывя гроб крышкой.

– Что же нм делть дльше?

– Я з то, чтобы подться в Мексику.

– Я имел в виду с трупми!

– Ну ты и знуд, – вздохнул Фрнкенштейн.

– Я не считю себя знудой только потому, что я не могу укрсть дв труп.

– Мы, Розенкрнц, здесь должно быть местоимение мы. – Сдвленный звук, который он издл, зствил его рздрженно посмотреть н нее. – И перестнь, рди Бог, стонть, лдно?

– Я не стонл!

– А мне это покзлось стоном.

Выбрвшись сзди из мшины, он зхлопнул двойные дверцы с ткой силой, что микровтобус содрогнулся. Сммер ждл, что мужчин вот-вот появится у ее дверцы, нчнет что-нибудь делть, но минут проходил з минутой, его все не было. Словно он исчез.

О Боже! Не случилось ли с ним чего? Вдруг эти изверги, которые гнлись з ними, ншли Фрнкенштейн? А может быть, схвтили его, когд тот выпрыгнул из микровтобус? Вдруг он лежит где-нибудь рядом н земле, истекя кровью, с перерезнным горлом, его убийцы подкруливют свою следующую жертву – ее?

О Боже!

Или его конец был сверхъестественным? Что, если призрки приняли обличье похитителей человеческих тел?

Похитители тел… Когд Сммер вспомнил о них, то опять не удержлсь от стон.

– Ты стонешь, кк простуженный осел.

Дверц рядом с ней без предупреждения рспхнулсь. Сммер вскрикнул и отпрянул от нее, кк ошпрення.

Н нее смотрел бсолютно живой Фрнкенштейн.

– Где ты был? – еле выдохнул он.

– Ходил по естественной нужде. Двй вылезй. Я ншел нм новую тчку.

– Что?

Но он уже шгл прочь от микровтобус. Его хромющя походк был удивительно быстрой. Сммер едв поспевл з ним.

– Подожди? Мы не можем тк просто бросить их.

– Кого их?

– Трупы!

– Это почему же?

Его тон был тким безрзличным, что Сммер взорвлсь:

– Потому что… потому что просто не можем!

– Я не думю, что у нс очень большой выбор. Если только ты не собирешься прихвтить их с собой. Я всегд мечтл о компнии с прой мертвяков. Или ты хочешь похоронить их? Я слышл, что рытье могил – не смя легкя рбот.

– Ты перестнешь, нконец, блгурить?

– А я не блгурю. Я нем кк могил.

– Х-х-х!

– Рд, что ты сохрнил чувство юмор. Сммер не прорегировл н это змечние.

– Мы должны сделть что-нибудь, – промолвил он. – Хотя бы позвонить куд-то и скзть, где теперь нходятся эти трупы.

– Ну д, сообщить им, где мы сейчс, – фыркнул он.

– Нм ндо позвонить в полицию.

Мужчин мотнул головой, отвергя эту идею.

– Или в «Хрмон брзерс».

Еще одно резкое движение.

– Или кому-нибудь еще.

Фрнкенштейн бросил н нее нетерпеливый взгляд.

– Эти люди уже мертвы, Розенкрнц. Ты хочешь соствить им компнию?

В ответ Сммер покчл головой.

– И я тоже не хочу, тк что никому звонить мы не будем, ясно? Мы только нберем в рот воды, опустим пониже голову и что есть духу зддим деру из слвного штт Теннесси.

– Но… – Сммер просеменил з ним в дльний конец эллинг к двери.

Он щелкнул выключтелем, погсив свет. Свежий ночной воздух внезпно нпомнил ей об угрозе. Вне стен он чувствовл себя уязвимой, беззщитной. Женщин с опской посмотрел н небо, отыскивя ккие-нибудь признки присутствия вертолет.

– А нельзя нм здесь хотя бы дождться утр? – Ее голос звучл тк робко, что он см его не узнвл.

Фрнкенштейн зхлопнул з ними дверь и подергл ручку, проверяя, хорошо ли зперто.

– Ты думешь, утром что-нибудь изменится? Ндеешься, что плохие дяди рстют, кк тумн с первыми солнечными лучми? Едв ли. Плохие дяди остнутся плохими, и они по-прежнему будут искть нс. Тк что пошевеливй своей здницей, Розенкрнц.

– Ты перестнешь нзывть меня тк? – дресовл он свой вопрос его спине. Он был впереди уже н дюжину шгов, и Сммер стрлсь не отстть. – Черт побери!

– Что ты ругешься?

– Просто тк.

– Тогд лдно.

Колхун остновился у черной мшины доисторического вид, нгнулся и пошрил под ее мссивным передним бмпером. Кпот открылся со звуком пушечного выстрел.

– Что ты собирешься делть? – Озирясь, Сммер зябко обхвтил себя рукми. Ночь был холодной, но внезпня дрожь прошибл ее, видимо, из-з нервов.

Он поднял кпот, вытщил из зднего крмн своих штнов Бог знет где подобрнный кусок провод и склонился нд рзверзнутым чревом мотор.

– Подсоединяю бтреи к ктушке.

– Зчем?

– Послушй, Розенкрнц, ты хоть иногд молчишь? Я не могу сосредоточиться.

– Кто же тебе не дет?

Он все же змолчл, потому что после пры неудчных попыток зпустить Колхун пробурчл про себя ккие-то ругтельств, обмотл проводом клемму ккумулятор и протянул другой его конец куд-то в мотор. Зтем опустился н землю, весьм неловко лег н спину и уполз под мшину. Несколько минут спустя с еще более грязными ругтельствми выполз оттуд и, морщсь, поднялся н ноги.

– Злезй в мшину, – скзл он, зхлопывя кпот.

– Но…

– Живо, ты слышишь?

Он обошел втомобиль, открыл дверцу со стороны водителя и в ожиднии остновился.

– Но это чужя мшин.

– Точно.

– Ты хочешь укрсть ее?

– Пытюсь. Это только ты языком болтешь.

– Крсть мшины противозконно. Тебя посдят в тюрьму. Нс посдят в тюрьму.

– Злезй в мшину, Розенкрнц.

По его зловещему взгляду было видно, что у него не то нстроение, поэтому продолжть спор бесполезно. С дурными предчувствиями Сммер проглотил свои возржения и сел в мшину.

В слоне лимузин было чисто. Н зднем сиденье влялись бейсбольня кепк и пр учебников. Знчит, хозяин мшины, скорее всего, стршеклссник или студент. При мысли о том, что они крдут мшину у подростк, Сммер лишний рз почувствовл угрызение совести.

– Я не думю, что мы можем… – нчл он.

– Думй поменьше, лдно?

Он зхлопнул ее дверцу и нклонился к открытому окну. Вблизи его лицо выглядело ужсно. Был ли он в нормльных условиях крсив – трудно скзть. Сммер попытлсь вспомнить, доводилось ли ей видеть хоть мельком снимок Стив Колхун, и не смогл. Нверняк он появлялся н стрницх гзет, просто он уже збыл.

– Смотри, это «шевроле» пятьдесят пятого год. Мы можем звести его без ключ. У меня был ткя же, когд я учился в школе. Рукоятк переключения скоростей сейчс н нейтрли. Я хочу, чтобы ты держл ее в этом положении, пок мшин не рзгонится под горку. Тогд воткнешь первую скорость.

– Но…

– Не болтй языком, Розенкрнц, лдно? Просто делй, что я тебе говорю. Когд мшин рзгонится, включй первую. Вот и все.

– Но…

– Я стну толкть сзди. Если мы все сделем првильно, у нс будет тчк, о которой никому ничего не известно. Мы смело сможем проехть у них под носом.

– Но я не зню, кк вести мшину с мехническим переключением передч.

– Что? – Он посмотрел н нее, словно он вдруг зговорил по-китйски.

– Я училсь н мшине с втомтической коробкой передч и ездил только н тких втомобилях.

– Боже! – Он оперся лбом о дверцу и н секунду зкрыл свой единственный видящий глз. Зтем произнес, скрывя рздржение: – Тебе придется нучиться. Прямо сейчс.

– У меня никогд не было способностей к технике…

– Инче я сяду з руль, ты будешь толкть.

– Ой!

– Вот тебе и «ой».

– Я попробую.

– Великолепно. – Колхун сделл глубокий вдох. – Лдно, слушй. Все, что тебе нужно, это выжть снчл сцепление. Видишь третью педль слев от педли тормоз? Это сцепление. Нжми н нее и передвинь рычг н первую передчу. – Он нгнулся нд ей, покзывя, что ндо делть со снбженным черным нблдшником рычгом по првую сторону руля. – Вот тк. Жмешь педль, утпливешь рычг и двигешь его вперед. Очень просто. Попробуй.

Сммер попробовл.

– Понял? – спросил он, когд женщин, к его удовольствию, сделл все првильно.

– Очень просто, – в ее голосе не было уверенности, но он не зметил этого.

– Отлично. Тогд попробуем звестись.

– Подожди! – в пнике воскликнул Сммер.

– Жмешь н сцепление, включешь первую передчу, – отозвлся мужчин, уже нпрвляясь к бгжнику.

Вцепившись обеими рукми в руль, Сммер снов ощутил себя нтянутой струной. Мшин двинулсь медленно, с трудом. Под колесми зшуршл грвий. Он повернул руль, нпрвляя мшину к воротм. Дорог к ним все время шл под уклон.

Мшин стл нбирть скорость.

– Двй! – крикнул он.

Утопить рычг и передвинуть его вперед – жуткий скрежещущий звук, – нет, снчл нжть н педль, уж потом… У нее получилось! В зеркле зднего вид Сммер видел, кк Фрнкенштейн ковылял, хромя, з мшиной. Мотор прокшлялся и звелся, поглотив все ее внимние. Одн, в никому не известной мшине, он ехл прямо к воротм.

Глв 11

Смерть – последний сон?

Нет, он – последнее пробуждение.

Вльтер Скотт

Быть призрком не тк уж и збвно.

У Диди было ощущение, словно ее, беспомощную, несло быстрое речное течение. Кк только он выплыл из окн, тинствення сил подхвтил и понесл ее к неизвестному месту нзнчения тк быстро, что звезды нд ней и огни внизу слились в сплошной светящийся поток. Мелькли сцены из ее жизни, мелькли не по собственному желнию Диди, соглсно чьему-то выбору, смысл которого он пок не понимл. Вот мленький дощтый домик, где прошло ее детство. Вот школ, где он всегд был зводилой. Вот студия звукозписи, где з дв месяц до смерти ей предствился шнс подпевть Ребе Мкинтйр, когд у той зболел исполнительниц.

Звездные мгновения ее жизни.

В студии Диди скзли, что он пел хорошо. Что ее голос «летит».

Остнься он н белом свете, возможно, стл бы звездой.

Диди понял, что этого ей жлко больше всего в утрченной жизни. Он погубил свой Богом днный тлнт до того, кк он получил признние. У нее был др нгельского пения в стиле «хнки-тонк»<Нзвние музыкльного стиля, восходящее к жргонному выржению мерикнских негров, ознчющему «тк, кк это делют белые», буквльно «язык белых» .>, но лишь немногие узнли об этом.

Ангел «хнки-тонк». Если он и был нгелом, то только в этом смысле.

Вообще, Диди не причислял себя к нгелм. Он предствлял нгелов неземными существми с золотыми нимбми, колышщимися вокруг их голов, с большими белыми крыльями и с рфми.

Ангельские нгелы. Он был всякой в своей жизни, но нгельской – никогд.

Уносят ли нгелы н небо пьющих, спешщих в д прожигтельниц жизни с трехдюймовыми ногтями и ткими тесными джинсми, что в них больно сидеть?

Возможно. Но мловероятно.

Он подумл, что вместо этого ей придется стть призрком. Ребенком он думл, что быть привидением очень интересно. Летть по темным коридорм, стонть посреди ночи, двигть рзные предметы и пугть людей до смерти. Збвно, првд?

Но теперь, когд он стл призрком, это окзлось не тк уж и збвно. Хотя он и облдл способностью мтерилизовться (во всяком случе, теплое поклывние, охвтывющее ее время от времени, и ощущение, будто ее бывшя мтерия собирется вместе, и отвердевет, зствляли чувствовть, что он мтерилизуется), Диди не могл этого сделть по собственному желнию.

Он только выпрыгивл, кк чертик из коробочки, и быстро убирлсь нзд.

Ее мть сидел н обитом уже порввшимся твидом дивне в гостиной того дом, где Диди выросл, и смотрел по телевизору «Рознну». Диди срзу узнл мть, узнл комнту с убогой обстновкой, дже эту передчу – и почувствовл поклывние. Внезпно голов мтери повернулсь в ту сторону, где Диди плвл нд креслом-кчлкой. Ее глз широко рскрылись, и, вскрикнув, он упл в обморок.

А ккой еще рекции ждть от человек, увидевшего привидение?

Ее дружок Стив – что случилось с его лицом? – по крйней мере, не упл в обморок, когд возле того эллинг н стоянке ктеров он снов почувствовл поклывние. Но он не помхл в ответ н ее приветствие. Только уствился, облдевший. А может быть, он и не видел ее вовсе? Точно он не знл.

Теперь он мло в чем может быть уверен.

Но одно Диди знл твердо: существовл ккя-то связь, которя, подобно огромной невидимой резиновой ленте, привязывл ее к земле. Чтобы попсть н небо, ей ндо порвть эту связь.

Но снчл он должн понять, что это з связь.

Глв 12

Если бы Сммер зпомнил код, то уехл бы домой. Прочь от всей этой зврухи. Но он его не зпомнил и теперь ждл у зкрытых ворот, пок Фрнкенштейн, тяжело дыш, не открыл дверцу с првой стороны и не сел н сиденье.

– Девять-один-дв-восемь, – скзл он.

Сммер покорно нбрл цифры. Ворот открылись, и «шевроле» выктился з ворот рывкми, кк спзмтический кенгуру.

– Черт тебя побери, когд отпускешь тормоз, выжимй сперв сцепление!

– Я же скзл тебе, что не умею водить ткие мшины!

Кое-кк Сммер все же добилсь, чтобы мшин не дерглсь. Бросив взгляд в зеркло зднего вид, он убедилсь, что ворот з ними зкрылись. Повинуясь его жесту, повернул нлево, н дорогу, по которой они попли сюд из мленького городк. Спрв виднелись огни бензоколонки. Похоже, тм следовли своему неоновому девизу: «Рботем 24 чс в сутки!»

– У тебя есть деньги? – спросил он, обшрив свои крмны и ничего не нйдя.

– Нет.

Они об знли, где остлись ее деньги. В сумке, которя вместе с ведром и пылесосом лежл у прдной двери похоронного бюро.

– Посмотри, сколько н укзтеле бензобк. Было чуть меньше четверти бк.

– Этого нм хвтит миль н восемьдесят – девяносто. – Колхун здумчиво посмотрел н огни бензоколонки.

У Сммер внутри все похолодело при мысли, что он собирется сделть, чтобы получить бензин. Терпение ее лопнуло. Этот его взгляд окзлся последней кплей.

– Я не нмерен ехть восемьдесят миль. – С нее хвтит. Он больше не учствует ни в кких опсных или незконных оперциях.

Мужчин пропустил мимо ушей ее слов или не придл им знчения.

– Сворчивем туд, лдно?

– Нет! – почти выкрикнул Сммер и в подтверждение своей решимости сильнее ндвил н гз. «Шевроле» двжды чихнул, потом рвнулся вперед. – Нет, нет и нет!

– Тысячу рз нет? – Он посмотрел н Сммер тк, словно у нее вырос второй нос. – Тебе что, шлея под хвост попл?

– Я не стну учствовть в огрблении!

– Д я хотел остновиться, чтобы снять с мотор провод.

– Нет!

Они подъехли к перекрестку, от которого шоссе вело в город. Прямо з светофором Сммер увидел небольшую тбличку с номером дороги 266. Он знл, где они!

– Поворчивй нпрво.

Женщин посмотрел по обеим сторонм темной, пустынной ленты втострды – и повернул нлево. И кк рз вовремя вспомнил о том, что ндо выжть сцепление. «Шевроле» вильнул, но продолжл движение.

– Эй, я скзл, нпрво.

– Нет.

– Что ты хочешь скзть своим «нет»?

– Я еду домой.

– Что?

– Ты слышл.

– Едешь домой?

– Вот именно.

– Ты хочешь скзть, в Мерфрисборо?

– Совершенно верно.

– Ты, должно быть, лишилсь своих куриных мозгов!

– Я еду домой. – Сммер сжл зубы, вцепилсь рукми в руль, не глядя в его сторону.

– Тебе зхотелось умереть или ты просто дурочк? Мерфрисборо – это где плохие дяди, ты рзве збыл?

– Где были плохие дяди. Сейчс они, скорее всего, рзъехлись по этой чсти штт Теннесси, рзыскивя нс. И в любом случе они ищут микровтобус, ты ведь см скзл. Они не обртят внимния н эту мшину, дже если поедут рядом.

– Кончй трепться, Розенкрнц, и рзворчивйся нзд.

– Я Мкфи, – прорычл Сммер, – и я еду домой! Я откзывюсь дльше учствовть во всем этом. Ккие бы дел у тебя ни были, меня они не ксются. У меня свой бизнес, я был знят своим делом, когд ты похитил меня. Я не имею ничего общего с убийством того прня у похоронного бюро. И ничего общего с кржей микровтобус. Или тех трупов. Или этой мшины. Я никогд в жизни не учствовл ни в чем противозконном. Полиция ищет не меня. И ни у кого нет никких основний убивть меня.

– Д, в смом деле? – его голос был зловеще тих, – А кк нсчет меня?

– Что? – теперь он посмотрел н него.

– А если у меня есть эти основния? А если ты дл их мне? А если я в случе неповиновения сожму пльцми твою шею и выдвлю из тебя твою жизнь? Об этом ты подумл?

– Если хочешь, двй, делй это сейчс, – произнесл Сммер и снов стл следить з дорогой.

Нступило молчние, Сммер чувствовл н себе его взгляд. Он понял, что он блефует и это ему не очень понрвилось. Женщин, однко, решил твердо стоять н своем. Кким бы подонком Стив Колхун ни был, в кких бы скндлх ни змешн, ккие бы преступления ни совершил, он все же не убийц. По крйней мере, сделл он оговорку, вспомнив с легкой дрожью первого водителя микровтобус, ее убивть он не будет. Он знл это тк же хорошо, кк свое имя,

– И почему же ты думешь, что я не сделю это?

– Я тебе скзл, вляй, если хочешь.

Нступил еще одн пуз.

– Послушй, Розенкрнц…

– Мкфи!

– Кк хочешь. Возможно, я и не убью тебя, но те, кто гонятся з мной, убьют. В Мерфрисборо они смогут нйти тебя. Рзве ты не оствил свою сумку в похоронном бюро? Готов поспорить, что в ней твой дрес, не тк ли? В водительских првх. Они отыщут тебя. Потому что им нужен я.

– Я скжу им, что ты похитил меня, воспользовлся мною, чтобы выбрться з город, потом отпустил, и это будет првд. Больше я ничего не зню и не хочу знть.

– Они убьют тебя в любом случе, поверь мне, Розенкрнц. Они нйдут тебя и убьют.

– Тогд я уеду из город! – Он был тк возбужден, что не обртил внимния н «Розенкрнц». – Моя мм н несколько недель поехл к сестре и ее детям в Клифорнию. Отпрвлюсь к ним первым же смолетом. Только переоденусь, брошу в чемодн несколько плтьев и прямо в эропорт. В Ноксвилл, не в Ншвилл.

– А кк же ты доберешься до эропорт? У тебя теперь нет мшины, ты что, збыл?

– Вызову ткси или сяду в втобус. Доберусь, не беспокойся!

– А в Клифорнии, ты думешь, они до тебя не доберутся?

– Нет! Уверен, что не доберутся. Если ндо будет, пойду в полицию. До нстоящего момент я – честня гржднк. Меня зщитят. В Клифорнии я пойду в полицию. Д, тк я и сделю.

– Если ты сейчс поедешь домой, ты можешь и не добрться до Клифорнии.

– Это ты тк говоришь. А почему я должн слушть тебя? Никто убивть меня не собирется. Они хотят убить тебя. Почему, я не зню. И не хочу знть. Я от души желю тебе выбрться изо всего этого с целой шкурой, н смом деле желю. Но я не хочу принимть в этом никкого учстия. Я еду домой.

– И тебе нплевть, что я не вижу достточно хорошо, чтобы вести мшину? Что, по-твоему, мне делть, пок у меня не восстновится зрение?

Эт нхльня попытк рзжлобить ее успех не имел.

– Не хочу покзться бесчувственной, Фрнкенштейн, но это твои проблемы, – ответил Сммер и зколеблсь, все же здетя з живое. – Если хочешь, можешь спрятться в моем доме. Н день или дв. Пок не нчнешь видеть.

– Аг, спсибо. Это первое место, где они нчнут меня искть.

– Тогд брось мшину и сдись н втобус. Н поезд или н смолет. Поступй кк знешь. А я еду домой.

В течение нескольких минут Колхун не проронил ни слов. Сммер решил, что он исчерпл свои ргументы, и почувствовл себя спокойнее. Он действительно очень устл. Который сейчс чс: четыре, половин пятого? Ее тело тосковло по сну. Трудный выдлся день!

– Дом ты держишь деньги?

Внезпно прозвучвшие слов вернули ее к действительности. Он подозрительно посмотрел н него:

– А что?

– Я подумл, что ты могл бы одолжить мне немного. Мне пондобятся деньги н бензин.

– Кое-что я держу в чшке в одном из кухонных шкфов. Првд, тм всего доллров тридцть. Можешь взять.

– Спсибо. Я верну их, – скзл он, про себя, нверное, добвил: «Если остнусь жив».

Сммер услышл окончние фрзы, кк если бы он был произнесен им вслух. Чувство вины снов кольнуло ее. Он взглянул н Стив, но он смотрел прямо перед собой н дорогу.

– У меня есть кредитня крточк.

– Д?

– С нее з один рз можно снять до двух сотен. Если нужно, возьмешь эти деньги тоже.

– А ты уверен, что он не остлсь в сумке?

– Свои кредитные крточки я держу в более ндежном месте.

– Вот кк? И где же?

– В морозильнике. Блгодря этому я должн снчл рзморозить их, прежде чем воспользовться. Что-то вроде тормоз, который сдерживет меня, когд вдруг возникет искушение потртить то, что тртить нельзя.

– Хитро, Розенкрнц. Ты прижимист, д?

Сммер пожл плечми:

– Мне приходится жить по средствм.

– Я позбочусь о том, чтобы вернуть все, что ты одолжишь мне. Обещю. Если только… – он змялся.

– «Если только остнусь жив», д? – сухо зкончил он з него.

Колхун сгущл крски, и он понимл, что он делет это нрочно, но мысль о том, что Стив может погибнуть, все рвно беспокоил ее. Н это он и рссчитывл.

– Утром я позвоню своему двокту и впишу тебя в свое звещние.

– Не смешно. Он рзвеселился:

– Ну хорошо, тогд ты не получишь деньги в случе моей смерти. А если я остнусь жив, получишь. Можешь мне поверить.

– Я верю.

Сммер с удивлением обнружил, что действительно верит. Он не сомневлсь: он вернет деньги, если только смерть не помешет ему. Он может похищть зложников, крсть мшины, попдть во всякие скндлы, может убить человек, но он поспорил бы н все свои сбережения, что Колхун не приндлежит к числу тех подонков, которые берут в долг, не собирясь его отдвть.

– Я ценю это, – промолвил он.

– Ты и должен это ценить. – Сммер свернул н дорогу 231, ведущую прямо в Мерфрисборо. До ее дом оствлось не больше четверти чс езды. – Ты точно не хочешь, чтобы я отвел тебя к Сэмми? Он не стнет впутывться ни во что бесчестное. Я готов поручиться в этом своей жизнью, – скзл он.

– Возможно, что ты готов поручиться собственной жизнью, однко своей я рисковть не могу. Но все рвно спсибо.

Встречный крсный грузовичок прогромыхл мимо. Свет его фр помешл Сммер рзглядеть его водителя, но кто бы ни преследовл их, вряд ли бы делл это н грузовике. Или все-тки?..

Он стновилсь прноиком вроде смого Фрнкенштейн.

Мшин преодолел подъем и внезпно перед ними покзлись огни Мерфрисборо. В этот чс их было не тк уж много: у еще открытой придорожной зкусочной, у пожрной чсти, д пр уличных фонрей плюс светофор. Когд «шевроле» приблизился к перекрестку, н котором Сммер ндо было поворчивть нпрво, нвстречу им подъехл полицейскя мшин.

Фрнкенштейн нпрягся. Сммер тоже почувствовл нпряжение. Впервые в жизни он спршивл себя: врг или друг этот полицейский в мшине.

Это ощущение совсем не понрвилось ей.

Н светофоре зжегся зеленый свет, и полицейскя мшин без здержки проехл мимо них. Сммер перевел дыхние и свернул нпрво. Не очень-то приятно ощущть з собой погоню.

Он был рд, что ехть оствлось уже недолго.

Ее дом был в Олбермрл-Эстейтс, небольшом жилом рйоне примерно в миле от основной мгистрли. Рйон кк рйон: вытянувшиеся вдоль улицы скромные кирпичные дом с двумя или тремя спльнями. Он см выплчивл кредит, деля ежемесячные взносы, см плтил по всем счетм. Сммер очень гордилсь этим, и ее гордость рспрострнялсь и н смо жилище. С его кремовой отделкой, цементным крыльцом и дорожкой, окймленной ккуртными цветочными клумбми, он был смым ухоженным в квртле. Перед домом, построенным во времен послевоенного строительного бум нчл пятидесятых, росл уже солидного возрст ив, фундмент прикрывли ккуртно подстриженные кусты.

Дверь одноместного грж был зкрыт, фонрь у крыльц горел. Шторы здернуты, внутри темно. Все тихо, недвижно, мирно. Кк и должно быть.

Они ехли по спящей улице, и мотор «шевроле» звучл неуместно громко.

– Сделй мне одолжение, – скзл Фрнкенштейн, когд он покзл ему н свой дом. – Прежде чем остновиться, сверни з угол, и мы вернемся нзд пешком. Н всякий случй.

«Н всякий случй» прозвучло для Сммер, с ее нтянутыми нервми, тк многознчительно, что он безоговорочно подчинилсь. Пустой дом с тбличкой «Продется» стоял срзу з поворотом.

Сммер въехл н ведущую к нему дорожку, ккуртно включил нейтрль – он спрвлялсь с мшиной уже вполне прилично, передчи переключлись у нее беззвучно, – и потянулсь к зжигнию. Фрнкенштейн зметил ее удивленное змештельство.

– Ключ у нс нет, ты збыл? И лучше не глушить мотор. Н всякий случй.

– Ты перестнешь повторять это?

– Что?

– «Н всякий случй». Ты действуешь мне н нервы. Или действительно думешь, что у меня в доме кто-то есть?

С минуту Фрнкенштейн ничего не отвечл.

– Нет, – скзл он нконец, – я не думю, что они тм, – пок. Я думю, что у нс еще примерно сутки, прежде чем они перестнут искть нс н дорогх и зявятся сюд. Но я уже ошибся в своих оценкх. И это не из тех ошибок, которые дют совершить двжды.

Вот и все утешение. Оствив мотор рботющим, Сммер выскользнул из мшины.

Глв 13

– Почему я не могу избвиться от ощущения, что совершю сейчс большую ошибку? – пробормотл себе под нос Фрнкенштейн, дресуя вопрос скорее смому себе, чем торопливо семенящей з ним Сммер.

Он быстро шгл по тротуру, зсунув руки в крмны своих укороченных штнов и подняв плечи. Сммер приписл это предрссветному холоду. Лун стоял низко н востоке, брося холодный бледный свет н спящий квртл. Свежий ветер сметл коконы цикд у них из-под ног. Где-то в стороне выводил рулды влюбленный кот. Без этой «музыки» и треск вездесущих цикд, который Сммер уже просто не змечл, ночь был бы бсолютно тихой.

– Не имея денег н бензин, ты длеко не уедешь.

– Я см себе постоянно здю этот вопрос. И знешь, что я н него отвечю? Что мертвый я тоже длеко не уеду.

З дв дом до жилья Сммер он остновился, укрывшись в тени большого куст сирени н грнице учстк соседей.

– Посмотри, нет ли чего подозрительного? Может, свет включен или, ноборот, выключен? Сдвинуты шторы? В общем, чего-то необычного?

– Все выглядит тк, кк и до моего уход.

– Хорошо. Двй ключ и жди меня здесь. Прошло мгновение, прежде чем ужсня првд порзил сознние Сммер.

– Ключ у меня нет, – произнесл он тихо.

Он посмотрел н нее. Женщин ожидл увидеть н его лице откровенное презрение. Но н обезобрженной физиономии прочесть что-либо было невозможно, лишь голос выржл решимость.

– Ключ в твоей сумке, д?

– Д.

– Почему вы, ббы, тк влюблены в эти сумки? Чем плохи стрые добрые крмны? Их, по крйней мере, нельзя нигде збыть.

Сммер не снизошл до ответ.

– И зпсной ключ не спрятн под кмнем в кустх?

– Нет.

– И нет незпертых окон?

– Нет. Об этом я всегд збочусь.

– Очень мило с твоей стороны. Есть ккие-нибудь сообржения, кк нм попсть внутрь?

– Ну… у моей соседки есть ключ. – Сммер покзл н дом з кустом сирени.

– Отлично. Все, что от тебя требуется, это постучть ей в дверь – будем ндеяться, что он не очень крепко спит, првд, до рссвет еще длеко, – и попросить у нее свой ключ. Рзумеется, если он нблюдтельн, то придется придумть, кк объяснить, почему твоя блузк вся изорвн, н лбу шишк величиной с яйцо, одной кроссовки нет и почему…

– Он во Флориде, – прервв его, вспомнил .Сммер.

– Очень остроумно – оствить зпсной ключ у соседки, которя уехл во Флориду.

– У нее дети-школьники, сейчс кникулы. Они с мужем повезли их во Флориду. Это у них первый отпуск з дв год.

– Я искренне рд з них. Ты не возржешь, если я рзобью окно?

– В ткой ситуции? Конечно, нет.

– Жди здесь.

Прежде чем Сммер успел что-то скзть, мужчин исчез в темноте. Действительно, это был неплохя идея, чтобы он проверил ее дом, особенно с учетом того, что кругом рыскют всякие убийцы. Тут уж не до рвенств полов. Если кому-то суждено умереть, уж лучше это будет он, поэтому к черту феминистские принципы.

Сммер быстро пришл к этому зключению и высунул голову из-з куст, чтобы лучше видеть то, что будет происходить в ее доме.

Минут тянулсь з минутой. Нконец рздлся звон стекл. Опять минуты ожидния. Интересно, он уже внутри? З то время, что Колхун отсутствует, дже он влезл бы в дом. Уж не собирется ли он оствить ее провести здесь остток ночи?

Все, кзлось, зснуло. Нсколько Сммер могл видеть, свет нигде не зжегся. Снружи дом выглядел тким же пустым, кк в тот момент, когд они проезжли мимо него.

Где Стив сейчс?

Вдруг он споткнулся о шлнг для полив? Он оствил его н дорожке, чтобы полить новый бордюр из желтых циний, которые высдил вокруг учстк. Или, может, ему трудно влезть в окно? У него ткие широкие плечи, двустворчтые окн довольно узкие.

Вдруг он зблудился в ее доме? Вдруг он злез не в тот дом? Вдруг его схвтили те скверные прни? Вдруг… тк он сможет спршивть себя до умопомрчения, рздрженно подумл Сммер. Еще пять минут, и он сядет в мшину и что есть духу помчится к Сэмми. Может, Фрнкенштейну это придется не по вкусу, но выносить его отсутствие он больше не может.

Ее руки покрылись гусиной кожей. Дул порывистый ветер, кчлсь сирень, трещли цикды. Холодный лунный свет убывл, отбрсывя похожие н пльцы изогнутые длинные тени н ккуртные лужйки, пустынную улицу и тротур.

Сммер чувствовл себя словно в плохом фильме ужсов. Он ждл, когд появится чудовище. В некотором смысле тк оно и было. Во всяком случе, он ждл Фрнкенштейн.

Дже не успев улыбнуться собственной шутке, Сммер его увидел. Првд, мельком, когд он огибл дльний угол ее особнячк. Знчит, ему еще не удлось попсть в дом. Или оконные стекл окзлись крепче, чем можно было ожидть, или же (что более вероятно) не поддются створки, которые он случйно склеил крской во время последнего ремонт.

В любом случе Колхун был еще снружи, и ему явно требовлсь ее помощь.

Сммер укрдкой выбрлсь из-под куст и прокрлсь мимо дом соседки. Перебрться через фигурную решетку, огорживющую зднюю чсть ее собственного учстк, было смым трудным делом. Носок кроссовки кк рз входил в мленькие ромбовидные отверстия решетки, но нступть голыми пльцми другой ноги было ужсно больно.

В отличие от соседской, рссчитнной н детские игры, ее лужйк был озисом мягкой, кк брхт, овсяницы и ярких цветов. Сммер отдл тк много чсов уходу з своим учстком, что ей не хотелось дже думть, кк это хрктеризовло ее жизнь. Ее не отвлекли ни муж, ни дети. Обществення жизнь огрничивлсь случйными вечеринкми в узком кругу подруг и ее отнюдь не испепеляющим ромном с рзведенным днтистом, тк что львиную долю свободного времени и почти всю свою стрсть женщин вклдывл в дом и в учсток. И ей было приятно осознвть, что результты усилий прекрсно видны.

Под ее нтруженной ступней толстя трвяня подушк был мягкой и успокивющей. Дже в темноте виднелись окймляющие учсток яркие склоненные головки циний. Бросив н них удовлетворенный взгляд, Сммер осторожно перешгнул через грядку шелковистых бльзминов, высженных по периметру небольшого пруд с водяными лилиями (ее прошлогоднего детищ), и нпрвилсь к здней чсти дом. Поддвшись неожиднному порыву, он вытщил из вскопнной грядки кол для подвязки помидоров. В кчестве оружия плк длиной в ярд вряд ли пригодилсь бы, но все же это было лучше, чем ничего. Сммер не думл о том, что возникнет необходимость применить ее, но, подобно скутм, считл: ндо быть готовым ко всему.

Сммер решил, что Фрнкенштейн, скорее всего, хочет выбить стекло в окне второй спльни. Оно было вне пределов ее видимости, з углом дом, в смой укромной зоне учстк, где изгородь переходил в трельяж – тонкую решетку, увитую зефирнтусми.

Пробирясь вдоль стены дом, Сммер вдыхл пряный, слдкий ромт. Нежные розовые цветы в опрве темно-зеленых листьев блгодря зботм хозяйки чувствовли себя прекрсно и почти полностью зкрыли решетку. Нововведение н учстке было столь успешным, что н следующий год Сммер собирлсь посдить зефирнтусы вдоль всего збор. Мысль об этом был, пожлуй, смой приятной з долгие чсы сегодняшнего дня.

Но он быстро улетучилсь, когд перед Сммер возник источник ее отрицтельных эмоций. Вот он стоял, нвлившись н збор и придвив грудью несчстные цветы! Жль, что они ткие нежные и без шипов, несколько уколов вылечили бы его от пренебрежения к чужому труду.

– Может быть, ты не будешь мять мои зефирнтусы! – прошипел ему в спину Сммер, вствя н зщиту любимиц. Чтобы придть убедительности своим словм, он ткнул острым концом кол ему в ягодицу.

– Ой! – Мужчин схвтился рукой з уколотое место и стремительно повернулся.

Это был не Фрнкенштейн! Глз Сммер широко открылись, челюсть буквльно отвисл. Мужчин угрожюще змхнулся своей плкой, и он с ужсом увидел, что это вовсе не плк. Это был винтовк, и ее дуло целилось прямо ей в грудь.

Сммер не могл понять, кк же допустил ткую ошибку. Ведь этот мужчин был не в обрезнных, кк у Стив, джинсх. Если бы только он подумл секунду, то срзу все понял…

Еще одно «если бы только» в ее коллекцию.

– Брось это! – Незнкомец укзл своей винтовкой н ее плку.

Не то чтобы Сммер подчинилсь его прикзу, просто плк см вывлилсь из ее внезпно окменевших пльцев.

– Тк-тк-тк, – произнес он. В предрссветной мгле выржение его лиц было трудно рзобрть, но по тону Сммер понял, что ничего приятного ее не ждет. – И что же мы имеем? Еще одну хорошенькую дмочку? Кк нсчет того, чтобы пройти со мной в дом?

Он сочл, что откз не входил в число ожидемых вринтов ответ. Вся ее ндежд был н быстроту рекции.

– Я только проверял дом моей соседки, – выплил женщин, чувствуя, кк внутри у нее все холодеет от стрх. – Я полгю, что вы нняты для охрны дом, но он очень дорожит своими цветми, и…

– Зткнись, – грубо обрезл он и угрожюще двинул своей винтовкой. – И поворчивйся. Живо.

Сммер решил было что-то скзть, но тут же передумл и повернулсь. Пытться уговорить этого уголовник отпустить ее – явно пустя трт сил. Внезпно ей покзлось, что он здыхется от густого ромт цветов. Может, броситься бежть? Не стнет же он хлднокровно стрелять ей в спину? После недолгого рзмышления он уже знл ответ: конечно, стнет. Однко решится ли стрелять и тем смым обнружить свое присутствие в этом мленьком квртле близко стоящих друг от друг домов? Выстрел нверняк рзбудит ккого-нибудь сосед, и он… А что он? Поспешит ей н помощь? Позвонит в полицию? Или просто повернется н другой бок, подумв, что это фейерверк или «выстрел» в глушителе мшины?

Готов ли он поствить н кон свою жизнь в рсчете н то, что неизвестный не нжмет н курок?

Сммер вдруг понял: ему не нужно дже стрелять, если он бросится бежть. З него все сделет ее собственный збор. Нет никких шнсов перебрться через огрду до того, кк бндит ее схвтит. И почему он не сделл живую изгородь, кк плнировл внчле? Почему из всех возможных вринтов он выбрл четырехфутовую фигурную решетку?

Чтобы соседскя собк не портил ее цветы, вот почему. Слбя ндежд Сммер н спсение был погублен ккой-то псиной, любительницей копть землю.

Но что хуже всего, этой гнусной тври сейчс дже не было дом, чтобы зпять и привлечь внимние соседей к бедственному положению Сммер. Н время отпуск хозяев впервые сдли ее в собчий питомник.

Сммер вспомнил, кк вой собки не двл ей спть по ночм. А теперь, когд он тк нужен ей… Увы, тков жизнь.

– Шевелись поживее.

Упирясь стволом ей в поясницу, незнкомец подогнл женщину к стеклянной двери вернды. Он остновилсь, он протянул мимо нее руку и постучл в стекло. Не дождвшись ответ, мужчин рздрженно хмыкнул. Минуту спустя он постучл снов, не убиря винтовки от ее спины. Н этот рз штор отодвинулсь и кто-то выглянул нружу. Щелкнул змок, и дверь отворилсь. Сммер втолкнули внутрь. В ее гостиной, куд вел дверь с вернды, было темно. В слбом свете, пробиввшемся из кухни, он срзу увидел, что все окзлось н месте. Дубовый стол, стулья – не нтикврные, но стрые и с любовью отрестврировнные, – и конторк из сосны, собственноручно ею покршення под цвет обоев, соствляли обстновку комнты. Ничего не было тронуто, включя букет свежесрезнных лилий в хрупкой стеклянной взе н столе и ее дорогой фрфоровый сервиз н двоих, который он подготовил к трдиционному визиту днтист Джим после воскресной церковной службы. Не очень-то похоже, что ей удстся принять его.

– Кто он?

Открывший им дверь мужчин окзлся ниже первого, в его голосе слышлся кцент жителя плоскогорий. Явно местный. Сммер решил, что он не был одним из тех бндитов, гнвшихся з ними от похоронного бюро, но из-з темноты трудно было судить с уверенностью.

Мужчин, который привел ее, пожл плечми:

– Рыскл снружи. Говорит, что соседк.

– Веди ее вниз.

– Мой муж будет волновться, что меня нет, и… – Сммер сделл отчянную попытку освободиться.

– Зткнись и топй вперед. – Резкий толчок зствил ее шгнуть, спотыкясь, к кухне. Ствол по-прежнему упирлся ей в спину.

Из кухни проникл слбый свет, потому что он шел из подвл, дверь в который был приоткрыт. Винтовк продолжл толкть Сммер к этой двери. Двое сзди о чем-то переговривлись вполголос, но он не рзличл отдельных слов.

В ее подвл вел лестниц из мореного дерев. Цементные стены были покршены белой крской. У дльней стены стояли стирльня и сушильня мшины с корзиной сложенных полотенец. Из другой обстновки здесь нходились стрый, но еще рботющий телевизор, который включлся глвным обрзом во время визитов ее племянниц и племянников, редко используемый велотренжер, дивн и дв стул, перенесенною из гостиной, когд он примерно год нзд купил новые.

Фрнкенштейн сидел, откинувшись, н дивне, глядя, кк Сммер спускется с лестницы. Его руки покоились н коленях. Кисти были плотно стянуты серой клейкой лентой. Из уголк рт сочилсь свежя струйк крови. Возле него с пистолетом стоял еще один рзбойник, который бросил беглый взгляд н Сммер и ее сопровождющих.

– Кто он? – спросил Фрнкенштейн стоявший подле него бндит.

– Я вижу ее первый рз в жизни, – ответил тот и крсноречиво взглянул н Сммер, прикзывя ей не противоречить ему.

Д он и не испытывл ни млейшего желния опровергть его слов. Окинув взглядом подвл, Сммер увидел леденящую кровь кртину.

Недлеко от лестницы н кухонном стуле сидел крепко привязння к нему рыжеволося женщин. Первое, о чем подумл Сммер, было то, что этому стулу не место в подвле. Вернее, это был не стул, высокя тбуретк со ступенькми, куплення в незконченном виде и с мучениями покршення ею в темно-зеленый цвет. Потом Сммер вгляделсь в женщину, и все прочие мысли тотчс испрились. Тело несчстной безжизненно нклонилось вперед, и лишь веревки не двли ей упсть. Ее лиц Сммер не видел, потому что голов был безвольно опущен н грудь. Ее рыжие волосы, н корнях которых крски не было, свлялись. Одежд женщины был в точности ткой же, кк и н Сммер: униформ «Свежей мргритки». С той только рзницей, что спереди ее блузк был темно-крсного цвет и кзлсь мокрой. См тбуретк стоял в лужице лого цвет. Спустя несколько секунд Сммер понял, что это вовсе не крск, кровь.

Потрясення, он узнл в женщине Линду Миллер, свою несостоявшуюся нпрницу по субботнему ночному дежурству. Сммер почти не сомневлсь, что Линд был мертв.

Глв 14

– Он вынюхивл снружи, – скзл з спиной Сммер мужчин, которого он имел глупость ткнуть плкой.

– Ах, вот кк? – Третий бндит еще рз окинул ее взглядом, потом перевел его н Линду Миллер, нконец, н Фрнкенштейн. – Это т сучк, которя был с тобой в микровтобусе, Колхун?

– Я тебе скзл, что вижу ее первый рз в жизни.

Глз третьего бндит сузились. Он без предупреждения удрил Фрнкенштейн рукояткой пистолет по лицу. Удр прозвучл вызывющим тошноту глухим шлепком и оствил н его уже изрненной щеке глубокую открытую рну. Голов Фрнкенштейн откинулсь нзд, он сморщился от боли, но не издл ни единого звук. А вот Сммер не выдержл.

– Не бейте его! – возмущенно зкричл он. – Д, это я был в микровтобусе.

– Аг, – улыбнулся третий бндит.

Из рскроенной им щеки Фрнкенштейн струилсь кровь. Сммер почувствовл тошноту, когд кровь нчл кпть с его рспухшей челюсти.

– Тк, знчит, ты живешь в этом доме, д? Ты Сммер Мкфи?

– Д.

Они, конечно, ншли ее сумку.

Фрнкенштейн бросил н нее предостерегющий взгляд, но Сммер не видел большой рзницы в том, признется ли он сейчс или нет, рзве что этот бндюг не удрит его еще рз пистолетом. И вообще теперь от нее вряд ли что звисит, коль скоро им, похоже, живыми отсюд не выбрться. Жуткя, непостижимя мысль! Он слишком молод, чтобы умереть! «Думй, – в отчянии твердил себе Сммер. – Думй, кк выпутться». Но только в голову ей ничего не приходило.

Теперь, когд он нзвл свое имя, бндиты, кжется, успокоились. Третий бндит, лет пятидесяти, с почти добродушным видом смотрел н Сммер поверх труп Линды Миллер. Щетинистые черные усы, которые укршли его верхнюю губу, дополняли собой узкую полоску волос, окймлявшую лысый череп. Кож лиц згорел и обветрилсь от долгого пребывния н солнце. Н нем были грязные, свободно болтющиеся джинсы и двухцветня спортивня трикотжня рубшк. Невероятно, но дже с темными пятнми н джинсх, которые, скорее всего, были пятнми крови, он выглядел, можно скзть, добряком.

– Видимо, эт сук все же не врет, – консттировл он. – Соглсись, он похож н свою крточку в водительских првх.

– Я срзу подумл, зчем тщить телевизор из своего собственного дом, – скзл второй бндит, открывший им дверь вернды, стлкивя Сммер с последней ступеньки лестницы. Это был низкорослый коренстый мужчин н шестом десятке, с коротко постриженными седовтыми волосми, одетый в серые шровры и синюю нейлоновую штормовку.

– Ты думешь, он действительно збрлсь в дом грбить? – хихикнул устый.

Этот звук зствил Сммер оглянуться, потом звороженно посмотреть н его колыхвшийся при смехе живот, слегк свисвший нд узорным ковбойским поясом, который стягивл его джинсы. Впервые получив возможность кк следует рссмотреть бндит при ярком свете, Сммер с удивлением спршивл себя, кк он могл принять его з Фрнкенштейн дже в темноте. Фрнкенштейн мог весить хоть тонну, но его тело было телом спортсмен: сплошные жилы и мускулы. А этот прень хотя и широкий – что првд, то првд, но дряблый. Д и волосы совсем другие: не короткие черные, светло-русые, зкрывющие уши. Только одинковый рост – чуть меньше шести футов, д похожие черные трикотжные рубшки. Вот из-з чего он могл их спутть. Првд, н рзбойнике был дорогя рубшк фирмы «Поло», н Фрнкенштейне – изодрння, слишком тесня безруквк с изобржением пьющего пиво бультерьер и ндписью: «Суровые собчьи првил».

Он, должно быть, ослепл тогд. Боязнь з свои цветы вызвл у нее временное помештельство.

– Черт, неудивительно, что мы не смогли выжть из нее ни слов. Он просто ничего не знл.

– А, лдно… – Третий бндит пожл плечми. – Нм все рвно пришлось бы от нее избвиться. Вот только нпрсно стрлись, пытясь зствить ее зговорить. Я считю, крепкя был бб. Мне еще не встречлся мужик, которого я не мог бы зствить открыть рот, не говоря уж о ббх.

Первый бндит покчл головой:

– Все рвно не ндо было убивть ее. Во всяком случе, пок мы окончтельно не убедились, что он ничего не знет. Если бы он окзлсь той ббой, сидели бы мы сейчс по уши в дерьме.

– Лдно, будем считть это несчстным случем. Когд он плюнул мне в лицо, я н минуту вышел из себя. Во всяком случе, все, что нм нужно, мы теперь можем узнть от Колхун.

– От девки проще. И збвнее.

– Ну лдно. Итк, пор зняться другой дмочкой. Это твоя подружк, Колхун?

– Ну уж, нет. Я предпочитю молодых и блондинок. Эт женщин ничего не знет. Он уборщиц. Убирл похоронное бюро, когд вши кореш вывлили меня тм н стол. Я приствил ей нож к горлу и зствил быстро увезти меня. С ней вы только потртите зря время.

– Он не хочет по-хорошему скзть нм првду, поэтому придется немного порботть, – предупредил третий бндит, глядя н Сммер. – Ты его подружк?

– Д.

Чтобы избвить Колхун от дльнейших побоев, Сммер готов был скзть что угодно. Он все еще пытлсь переврить новость о том, что Линд Миллер был убит, когд пытлсь огрбить ее дом. И пришл к выводу, что Линд могл пойти н ткое. Он переехл в Мерфрисборо недвно и рботл в «Свежей мргритке» всего несколько недель. Вмести с Бетти Керн они пришли к ней устривться н рботу. У Сммер не было причин не взять их. Рекомендтельные письм окзлись в полном порядке. Сейчс он спршивл себя, не нрочно ли они не вышли в ночную смену в «Хрмон брзерс», понимя вжность этой рботы для «Свежей мргритки» и зня, что Сммер смой придется ее делть, поскольку в это время суток срочно нйти змену прктически невозможно. Тк что плн грбеж был почти безупречен. Сммер почувствовл приступ гнев н Линду з ее предтельство, но, когд снов взглянул н привязнное к стулу окроввленное тело, гнев уступил место жлости и тошнотворному стрху з себя. Что бы Линд ни сделл, он не зслужил учсти быть збитой до смерти. Никто не зслужил этого.

Включя ее и Фрнкенштейн. Стрх зствлял сердце Сммер биться чще. В это невозможно поверить. Это чересчур. С ней ткого никк не должно произойти.

– Ну, видишь? Я же скзл, что с девкми проще, – зметил первый бндит.

– Аг, – голос третьего бндит прозвучл почти рзочровнно. Он мотнул головой, и Сммер, нпрвившись к дивну, сел н выцветшую ситцевую обивку рядом с Фрнкенштейном. Когд он коснулсь его ногой, он дже не посмотрел н нее. Все его внимние было сосредоточено н троице головорезов, мрчно возвышющихся нд ними. Сммер чувствовл, кк нпряжено его тело. Он ждл, но, если посмотреть првде в глз, вряд ли способен был что-либо сделть.

Спсти их мог только нряд полиции.

Где же Арнольд Шврценеггер, когд он действительно нужен?

А куд подевлсь Бетти Керн? Учствовл ли он в огрблении? Если д, то ей, может быть, удлось бежть и отпрвиться з помощью?

– Тк ты будешь умницей, Колхун, и скжешь нм, где микровтобус, или нм придется сперв сделть бо-бо твоей подружке? – добродушно спросил третий бндит.

При этой угрозе зрчки Сммер рсширились; Если дойдет до пыток, он ни секунды не стнет скрывть место нхождения проклятого микровтобус. Д он не стоит дже ее црпины, эти рзбитя, продырявлення пулями колымг с мертвецми!

– Я тебе уже скзл, что он мне не подружк. Если хотите помучить ее, вляйте.

Сммер буквльно окменел, Фрнкенштейн рвнодушно пожл плечми (хотя весь был кк сжтя пружин) и улыбнулся бндиту своей кривой улыбкой. Кзлось, что его изуродовнное лицо выржет нсмешку. Сммер нервно сглотнул, но не проронил ни слов.

– А что, если мы сперв помучем тебя, зсрнец? – Бндит удрил Фрнкенштейн по лбу пистолетом.

Звук метлл о кость зствил Сммер вздрогнуть. У нее похолодело внутри, когд голов Фрнкенштейн откинулсь нбок. З то короткое мгновение, пок он моргл, приходя в себя после удр, Сммер обнружил, что, несмотря н жуткие отеки, об его глз были открыты и взгляд их выржл порзительную решимость. Он видел холодные, жесткие глз с черной рдужной оболочкой, почти ткой же темной, кк и зрчки. Вряд ли бы ей когд-нибудь зхотелось отнестись по-дружески к человеку с подобными глзми, дже просто познкомиться с ним. При обычных обстоятельствх от этого взгляд у нее мороз побежл бы по коже. В днный момент в нем светились боль и ярость. И, кк покзлось Сммер, молчливое предупреждение: «Молчи».

«Но почему?» – хотелось ей выкрикнуть, но он здл этот вопрос молч. Еще долю мгновения Фрнкенштейн смотрел н нее без всякого выржения. Потом рот его сжлся, и взгляд, переместившись н стоящего перед ним человек, стл тким легким и рссеянным, словно Колхун били по голове пистолетом кждый день. Но тело при этом нпряглось еще больше. И Сммер тут все понял. То ли он уловил флюиды от Стив, то ли см додумлсь. Но до нее дошло. По кким-то причинм микровтобус был нужен этим негодяям дже больше, чем см Фрнкенштейн, но они не знли, где он. А он и Фрнкенштейн знли. И только блгодря этому они и были сейчс живы. Сммер не имел ответов н все «зчем» и «почему», но был уверен: если он хочет остться живой, то не должн сломться, что бы они с ней ни делли. Только вот сможет ли он? При одном взгляде н кроввую мску, в которую превртилось лицо Фрнкенштейн, при одном взгляде н Линду Миллер можно было предположить, что долго продержться не удстся, когд они вплотную возьмутся з нее. Пожлуй, быстря смерть был бы лучше многочсовых пыток.

Поспеши, Арнольд!

Ледяной ужс охвтил ее. Ей приходилось признть: Арнольд не придет. Терминтор не явится н помощь в последнюю минуту. Здесь рельня жизнь.

Н помощь!

Третий бндит, преодолев сопротивление Сммер, взял ее з руку. Н секунду он улыбнулся, поглживя мягкую кожу своим шершвым большим пльцем. Женщине покзлось, что по ее руке полз трнтул. Ей хотелось оттолкнуть его и кричть, кричть, кричть.

Бог помогет тем, кто см себе помогет. Он был из семьи бптистов-южн, ходил в воскресную школу, и эту истину с детств вколчивли ей в голову. Ее мть, строст церковного хор, выржл ее инче: «Хвли Господ, но зпсйся птронми».

Бндит поднес ее кисть к своему рту и осторожно поцеловл тыльную сторону лдони. Его товрищи ухмылялись. Сммер содроглсь от отврщения.

«Пожлуйст, Господи, – молилсь он, – пошли мне поскорее птронов».

– А теперь поговорим с тобой, милочк. Или ты срзу скжешь все, что нм хочется знть, или мы стнем ломть твои пльчики один з другим. Нчну я вот с этого розовенького. Это не зймет и секунды, будет ой кк больно. – Он взял лдонь Сммер своими ручищми, поглдил ее хрупкий мизинец большим пльцем, потом вдруг обхвтил его тк, что он срзу ощутил силу его хвтки.

Сммер знл, что он сломет ей плец с ткой же легкостью, кк и прутик. Ужс прлизовл ее. Он вся сжлсь в ожиднии боли.

– Итк, ты можешь нм скзть, где микровтобус? Смотри, не ошибись. Лучше говори.

– Я же скзл тебе, он не зн… – прорычл Фрнкенштейн, приподнимясь с дивн.

Бндит номер дв мгновенно и с явным удовольствием опустил рукоятку пистолет н его висок.

– А ты, прень, сядь н место, – прикзл «второй номер», и Фрнкенштейн медленно, с неохотой подчинился.

– Я им скжу, – выкрикнул Сммер резким голосом, который см не узнл. Он бросил испугнный взгляд н Фрнкенштейн, зтем в упор посмотрел н человек, сжимвшего ее мизинец.

Первый бндит выглядывл из-з его плеч, словно демон зл. Второй продолжл держть пистолет у головы Фрнкенштейн.

– Я… я скжу вм все, что вы хотите знть. Только не трогйте меня. И его тоже.

– Зткни свою глупую псть, – рявкнул Фрнкенштейн.

– Это ты зткни свою, не то я отстрелю ее вместе с головой, – пообещл второй бндит, зловеще прижимя дуло пистолет к виску Фрнкенштейн.

Тот сморщился и змолчл. Бндиты обменялись довольными взглядми.

– Тк где микровтобус?

Н мгновение Сммер здумлсь. Если Фрнкенштейн ее дружок, знчит, он не должн нзывть его Фрнкенштейном.

– Ст… Стив бросил его, понимете? Микровтобус уже ехл не очень хорошо, потому что весь был изрешечен пулями. Стив скзл, дескть, пуля что-то повредил в моторе. Поэтому он и бросил его.

– Где? Где он его бросил? – Все трое нклонились к ней.

– В поле.

– В кком поле?

– Я не зню. Поле кк поле. Я могу покзть его вм, – Сммер пострлсь вложить в свой голос побольше кокетств, – но только если вы пообещете после этого отпустить нс.

– Конечно, милочк. Ты нм покжешь, и мы вс отпустим.

Этому успокивющему обещнию можно было верить не больше, чем крокодиловым слезм, но Сммер сумел выдвить из себя робкую рдостную улыбку. Он всегд был хорошей ктрисой – когд-то дже собирлсь сделть это своей профессией, – и в днных обстоятельствх женщин собирлсь дть лучшее предствление в своей жизни. Рди того, чтобы остться живой.

– Ну что, видишь? Совсем и не глупость с моей стороны рсскзть им все.

Эту ремрку с оттенком птетической брвды он дресовл Фрнкенштейну, который в ответ сверкнул н нее глзми и прорычл:

– Не будь идиоткой.

По крйней мере, он не глуп, ее монстр. Сммер схвтили з локти и подняли н ноги.

– Нет смысл брть его с собой. Мы пустим его в рсход здесь, – произнес второй бндит вполголос.

Сммер, однко, рзобрл эти слов. И не стл притворяться, что не слышл.

– Вы обещли отпустить нс обоих, если я покжу вм, где микровтобус! И Стив тоже!

– Конечно, милочк, мы отпустим вс. Отпустим обоих. Кк только получим нзд свой микровтобус. А ты, кретин, зткнись, – воскликнул третий бндит, обрщясь к своему «коллеге». И, взяв Сммер з локоть, повел ее к лестнице. – Ведите его, – бросил он через плечо.

– Но…

– А что, если он лжет или просто не помнит. Все может случиться. Нельзя сжигть з собой мосты, пок у нс нет полной уверенности.

Итк, бндиты тоже не полные идиоты. Нстроение Сммер снов упло. Но, по крйней мере, он выигрл для них с Фрнкенштейном немного времени.

Сммер уже нчл поднимться по лестнице, когд услышл: «Цок, цок, цок». Кто-то н кблукх или в ботинкх с нбойкми нпрвлялся к двери по линолеуму кухни.

Арнольд?

Полицейский нряд?

Бетти Керн?

Почти втомтически Сммер остновилсь и зтил дыхние. Бндиты и Фрнкенштейн з ее спиной остновились тоже.

Все змерли, вслушивясь.

Глв 15

Чья-то лдонь зжл рот Сммер. Ее сволокли вниз по ступенькм и зтем поствили н ноги. Все пятеро, бндиты и их жертвы, сбились в тесную кучку у основния лестницы и, вытянув шеи, тщетно пытлись что-нибудь рзличить в темноте з полоской свет, пдющей из приоткрытой двери подвл.

К виску Сммер было плотно прижто дуло пистолет, еще более холодное, чем цементный пол, который он ощущл голой подошвой. Бндит все еще крепко зжимл ей рот. От руки сильно пхло пивом. Пиво Сммер ненвидел. Он предпочл бы кляп.

Лицом к ней стоял Фрнкенштейн, тоже с пистолетом у виск, о чем позботился второй бндит.

– Пойди посмотри, – прошептл один бндит другому.

Сммер и Фрнкенштейн обменялись нпряженными взглядми. Тот стл осторожно крсться к двери, прижимясь спиной к цементной стене и держ пистолет нготове.

Стрнные цокющие шги прекртились.

Сммер зтил дыхние.

Бндит добрлся до верхней ступени и прислушлся. Тишин.

Сммер все еще ндеялсь. В ее вообржении возник целый взвод дружелюбных полицейских, толпившихся в кухне и готовых броситься ей н выручку.

Полицейские в туфлях н высоких кблукх или с подковкми? Ткого он не могл себе предствить.

Ну лдно, тогд Арнольд. Несмотря н ситуцию, мысль о Терминторе и туфлях-лодочкх едв не зствил ее улыбнуться. Хорошо, пусть это будет Бетти Керн. Черт побери, д Сммер будет рд любому, кого Бетти удлось привести.

Первый бндит оглянулся н них с верхней ступеньки. Тот, кто держл Сммер, отнял лдонь от ее рт и сделл энергичный жест, изобржющий стрельбу. Было видно, кк «первый номер» сглотнул слюну. Потом он двинулся вперед и широко рспхнул дверь подвл. Сммер облизл сухие губы и змерл в ожиднии. Но ничего не произошло. Неожиднно цокнье возобновилось. Первый бндит прижлся к стене, держ пистолет в вытянутой руке, готовый стрелять в любого, кто появится.

У Сммер перехвтило дыхние. Внезпно восьмидюймовый комок желтовто-коричневой шерсти возник в луче свет и двинулся к нчлу лестницы. Выпуклые шоколдные глз смотрели н Сммер.

– Мффи! – простонл он. Крошечный розовтый хохолок, венчвший голову пекинес, дрожл. Если бы не он и не живые глз, собку можно было бы действительно принять з ктящийся шерстяной клубок. С чрезвычйно деловым видом псин нпрвилсь вниз по лестнице, ккуртно перепрыгивя со ступеньки н ступеньку, совершенно проигнорировв стоящего с пистолетом бндит.

– Д это просто собк!

Мисс Мффет, многокртня чемпионк собчьих выствок, теперь, првд, нходящяся н зслуженном отдыхе, был не просто собкой. Он был любимицей ммы Сммер и уходил с рингов победительницей чще, чем Мйк Тйсон. Последние десять лет собк сопровождл Мргрет Мкфи повсюду, куд т отпрвлялсь, и невжно, был ли это смолет, поезд, втомобиль или морской лйнер. Единственной причиной, по которой, Мргрет Мкфи не взял ее с собой в Клифорнию, куд отпрвилсь погостить к своей второй дочери, зключлсь в том, что у одного из мльчиков Сндры недвно возникл сильня ллергия н собчью шерсть. Тк, по крйней мере, утверждл Сндр.

В кчестве няньки выбрли Сммер. Точнее, собчьей няньки. Спсибо, мм. Спсибо, сестричк.

Он легко могл себе предствить, кк ехидно усмехлсь ее стршя сестр. Мффи – тот еще подрок. Кроме линьки, у пекинес были еще другие неприятные особенности.

– Эт швк нпугл Чрли до смерти! – отыгрывясь з свой испуг, бндиты нсмехлись нд нездчливым крульным.

– Ты, нверное, киск, Чрли, ?

– Киск, точно. Мяу! Испуглся млюсенькой собчонки!

– Зткнитесь, олухи! – Чрли было не до смех. Он сердито посмотрел н Мффи, спускясь по лестнице.

– Иди сюд, песик! – Охрнявший Фрнкенштейн бндит пощелкл пльцми, подзывя к себе собку.

Т подбежл прямо к его ногм. Сммер был готов удвить собчонку ее же собственным ошейником, когд т с црственным достоинством позволил убийце почесть у себя з ухом. Женщин был бы более терпим, если бы все это время бндит не упирл свой пистолет в спину Фрнкенштейн.

– Слвня собчк, – промурлыкл головорез. «Никчемня тврь. Почему он не добермн?» – с рздржением подумл Сммер.

– Пошли, – голос бндит, охрнявшего Сммер, снов стл серьезным. Любитель животных перестл глдить Мффи и выпрямился. Чрли остновился в двух ступенькх от основния лестницы.

– Двигй ты. – Охрнник подтолкнул Сммер пистолетом, и он безндежно повиновлсь.

– А, дерьмо! – воскликнул второй бндит. Сммер, споткнувшись, полетел вверх ногми. Он был не единствення, кто свлился, хотя после приземления только ее выржения окзлись цензурными.

– Чертов псин обоссл мне ногу!

Сммер обернулсь. Низ серых штнин у «пострдвшего» был мокрым. Вокруг модельных туфель быстро рсползлось озерцо. Збыв о достоинстве, Мффи уже энергично крбклсь вверх по ступенькм. Мочиться н несимптичных ей людей входило в число тех смых неприятных особенностей Мффи.

Бндиты зржли нд своим товрищем.

Сммер улыбнулсь. Ад рссеялся.

Возглвлявший процессию Чрли вновь грохнулся, н сей рз не без помощи Фрнкенштейн, который ухвтил его з пояс. Мыч от боли, он пролетел в нескольких миллиметрх от Сммер, сбивя остльных бндитов, словно кегли в кегельбне.

Путь был свободен.

– Беги! – прокричл Фрнкенштейн и, совсем не по-джентльменски почти перегнв мисс Мффет, окзлся н середине лестницы.

Бндиты с ругнью отпихивлись друг от друг, пытясь отыскть свои пушки и подняться н ноги.

Сммер прыгнул з Стивом, здержвшись зтем н миг, чтобы подхвтить н руки Мффи, – он никк не могл оствить любимицу ммы н рстерзние трем головорезм. Когд женщин нгнулсь, прогремел выстрел, прозвучвший в этом тесном прострнстве словно гром. Что-то удрилось о стену нд ее головой. Пуля! Если бы он не нгнулсь, чтобы спсти Мффи, пуля попл бы в нее!

С собкой под мышкой Сммер взлетел н две оствшиеся ступени и, кк игрок с мячом просккивет мимо вртря через линию ворот, нырнул в дверь.

Бндиты уже рвлись вверх по ступенькм.

Сммер врезлсь головой в стену нпротив двери тк, что искры посыплись из глз, и плюхнулсь н пол н живот. Мффи выскользнул из рук и принялсь облизывть ей лицо. Неблгодрня! Сммер отпихнул пекинес.

Дверь с грохотом зхлопнулсь. Фрнкенштейн зпер змок н «собчку». Теперь спсены, спсены, спсены! Плохие дяди остлись в подвле.

– Дерьмовый змок, – проворчл Колхун, когд с другой стороны стли яростно дергть з ручку. Для дополнительной грнтии он взял один из трех оствшихся н кухне стульев и вствил его ножкой в ручку двери.

Сммер поднялсь н ноги и с упвшим сердцем посмотрел н дверь. Из-з нее доносились приглушенные ругтельств и угрозы. Бндиты пытлись преодолеть это нендежное препятствие, которое дрожло под их дружными усилиями. Сммер почувствовл, кк улетучивется ее рдость.

Говорить о спсении было еще рно.

– Оружие в доме у тебя есть?

– Нет.

Сммер был сторонницей зпрет н оружие. Кроме того, он его боялсь.

– Тогд думй.

– Мы можем вызвть полицию… – нчл было женщин.

– А кто, по-твоему, тм внизу? Бежим отсюд! Н ходу срывя зубми клейкую ленту с кистей, Фрнкенштейн бросился к ближйшей двери. Он вел в грж.

Дверь подвл сотряслсь под яростными удрми. Бросив тоскливый взгляд н телефон в кухне (он был зпрогрммировн н нбор 911, стоило лишь нжть кнопку), Сммер подхвтил н руки Мффи и кинулсь следом.

Колхуну пришлось отодвинуть ногой предмет, мешвший двери открыться. Н белом линолеуме лежло что-то темное и неподвижное.

Сммер срзу узнл – это был Бетти Керн. Без сомнения, мертвя. Возле тел влялсь шктулк крсного дерев, в которой Сммер держл столовое серебро, подренное ей мтерью к свдьбе. Вилки, ножи и ложки были рзбросны по полу.

И отсюд нечего ждть помощи.

Когд Сммер появилсь у невысокой лестницы, Фрнкенштейн уже нжл кнопку, открыввшую втомтические ворот. Серя предрссветня мгл окутл грж. Фрнкенштейн поднырнул под поднимющуюся пнель. В грже окзлсь чужя мшин.

Темно-синий «линкольн-континентль» последней модели. У мтери Сммер был ткой же втомобиль, только ярко-желтого цвет.

Из кухни доносились глухие удры и ругнь – знчит, бндиты нходились пок в подвле. И, нверное, пробудут тм еще несколько минут – сумеет ли он воспользовться этим временем?

Мысль о том, что их древний «шевроле» будет преследовть этот крсвец, зствил ее быстро принять решение.

Резко опустив н пол Мффи, которя, приземляясь, взвизгнул несколько громче обычного, Сммер устремилсь к мшине и, нйдя ручку, открыл ее кпот. Оборвть провод зжигния было делом нескольких секунд.

Выстрел, вслед з которым рздлся звук рсщепляющегося дерев, был сигнлом, что времени у нее больше нет. Совершенно ясно, что бндюги решили рзбить дверь пулями. Сммер нжл кнопку, упрвляющую воротми, и выскользнул нружу из-под нчвшей опускться двери. Мффи бежл с ней рядом, и Сммер снов подхвтил ее н руки. Очутившись н улице, женщин огляделсь, но Фрнкенштейн нигде не было видно.

Он, нверное, бросил ее с собкой н произвол судьбы. Ах, сукин сын…

И все же он побежл по улице в нпрвлении пустого дом, у которого они оствили мшину с включенным двигтелем.

«Шевроле» без предупреждения выскочил из-з угл и с ревом понесся н Сммер. Низкий, черный, с обтекемыми крыльями, словно ккое-то дьявольское существо, выныривющее прямо из преисподней. Вспомнив слов Фрнкенштейн о том, что он не может вести мшину, поскольку ничего не видит, Сммер отскочил к тротуру кк рз в момент, когд тормоз мшины отчянно звизжли. «Шевроле» встл кк вкопнный в кких-нибудь пяти футх от того мест, где он только что был.

Еще один способ, кким он могл лишиться жизни в эту кошмрную ночь.

Дверц со стороны пссжир рспхнулсь.

– Господи, Розенкрнц, чего ты тм коплсь?

Объяснения и встречные обвинения могли подождть. Прижв Мффи к груди, Сммер вскочил в мшину.

Он еще не успел зхлопнуть дверцу, кк Фрнкенштейн нжл н гз. Отброшення н спинку сиденья, Сммер впилсь ногтями в обивку и только молилсь, чтобы ее не выбросило н мостовую. Мффи без промедления збилсь под сиденье.

– Зхлопни дверцу! – прикзл Фрнкенштейн.

Сммер ответил убийственным взглядом. Прижимясь к спинке что есть силы, он швырнул н сиденье пучок проводов зжигния, который збыл выбросить, и потянулсь к бешено хлопющей дверце. Женщин с трудом удерживлсь н сиденье, и если он вздумет поворчивть… Но ей все же удлось схвтиться з ручку и зхлопнуть дверцу.

Н секунду Сммер почувствовл себя вялой, кк вреня мкронин.

Поудобнее устроившись н своем месте, он откинул голову нзд и сложил руки н коленях, не без сожления отметив, что ее лдони черные от грязи. «Тк проходит мирскя слв, – скорбно подумл Сммер. – А ведь когд-то моим рукм возносилось столько похвл…»

Беглецы пронеслись мимо ее дом кк рз в тот момент, когд с прдного крыльц выскочили бндиты. Они втроем стояли н лужйке перед домом, провожя ошршенными взглядми промчвшийся мимо втомобиль.

При виде их Фрнкенштейн, нверное, вдвил педль гз в пол, потому что у «шевроле» здымилсь резин, кк в добрые стрые пятидесятые. Стрелой пролетев до конц улицы, они круто повернули н двух колесх.

Когд Сммер бросило н только что зхлопнутую дверцу, он дже глзом не моргнул. Лишь поздрвил себя с тем, что игрть со смертью вошло уже у нее в привычку. Они выскочили из ворот, обознчвших грницу Олбермрл-Эстейтс, и тут Фрнкенштейн зметил предмет н сиденье.

– А это еще что? – спросил он, покзывя н кучку перекрученных черных проводов. С его зрением он принял их, нверное, з змей. Змей из преисподней. Под стть мшине. Адскя летучя мышь несет змей из преисподней.

Сммер хихикнул.

Стив посмотрел н нее. Через узкие щелочки сверкли его глз. Он ндеялсь, что он ими видит.

– Не отвлекйся от дороги, – предостерегл Сммер. Конечно, толку от этого предупреждения все рвно мло, но он хотя бы не рзобьет их. Пок, во всяком случе.

– Что это? – повторил он оздченно.

– Провод зжигния, – объяснил Сммер, поглубже устривясь н сиденье. Потом, в ответ н его удивленный взгляд, добвил: – Это помешет им догнть нс. Тк монхини поступли с нцистми в «Звукх музыки». Эх, люблю я кино.

Фрнкенштейн снов взглянул н нее. Его губы искривились, и он рзрзился смехом.

Глв 16

Их везение кончилось н втострде 165, чуть южнее Теллико-Плейнс. Точнее говоря, у них кончился бензин.

Мшину вел Сммер. К этому времени совсем рссвело, но он тк устл, что едв могл сосредоточиться н дороге. Ее руки, которые он оттерл, нсколько смогл, о свои штны, были теперь лишь слегк серыми с черными дугми под ногтями. Сммер не могл смотреть н них без отврщения. Рядом с ней Фрнкенштейн, нхмурившись, изучл крту, нйденную им в брдчке мшины. Последние пятндцть минут он пытлся проложить мршрут их бегств тк, чтобы свести к минимуму вероятность того, что их обнружт. Может, из-з его плохого зрения, может, оттого, что, кк и Сммер, устл, эт здч двлсь ему нелегко.

– Нм ндо пилить н юг по сто шестьдесят пятой. Примерно через полчс будет грвийня дорог, идущя с восток н зпд. Я не вижу ее н крте, но рньше ездил по ней. Я зню, что он есть.

Его голос был хриплым от устлости.

Чих, чих. Рывок. Снов чихнье. У «шевроле» словно нчлсь простуд. Сммер удивилсь и сильнее ндвил н гз. Н мгновение мшин отрегировл. Потом зкшлялсь, кк туберкулезник, и нчл терять скорость.

– Боже, мы совсем збыли о бензине! – судя по голосу, Фрнкенштейн был нпугн не меньше, чем Сммер.

Женщин в оцепенении смотрел н укзтель бензин, «шевроле» уже змедлил ход до черепшьего шг. Кк же они збыли о ткой вжной вещи? А, с другой стороны, дже если бы и помнили, что они смогли бы сделть. Словно молотком по голове, Сммер удрил мысль: у них совсем нет денег. Он не взял из дом дже тридцти доллров.

У них ни цент.

– Сворчивй н обочину, – скзл Колхун. Сейчс они были в горх, и дорог шл н подъем. Слев от Сммер устремлялись к небу поросшие лесом крутые склоны, спрв отвесня стен уходил вниз, нверное, н тысячу футов. Впереди в тумне рннего утр виднелись еще горы, и их снежные шпки в отдлении сливлись с плывущими белыми облкми. Когд Сммер свернул н обочину, откуд-то сверху нырнул ястреб и пролетел нд их головми. Они окзлись посреди извилистой двухполосной горной дороги, откуд по всем нпрвлениям не было видно ни млейших признков цивилизции. После того грузовик с углем н окрине Теллико-Плейнс им больше не встретилсь ни одн мшин.

– Ну и что дльше? – спросил Сммер, переключя ручку передч н нейтрль (это у нее теперь прекрсно получлось) и ствя мшину н ручной тормоз, чтобы «шевроле» не сктился под гору.

Фрнкенштейн только пожл плечми и открыл дверцу.

Он припрковл втомобиль к левой обочине, чтобы в случе чего он уперся в склон, не сктился к предтельскому обрыву. Сммер тоже вышл из мшины, рссеянно пытясь вернуть н место оторвнную бретельку своего лифчик. Мффи прыгнул вслед з хозяйкой, проковылял к крю дороги и улеглсь в высокой трве.

Мффи всегд плохо переносил путешествия.

– Дльше нм придется идти пешком, – произнес Фрнкенштейн, рспхивя зднюю дверцу. Кроме учебников и бейсбольной шпочки, он извлек с сиденья четыре полные бнки пив еще в плстиковой упковке, штормовку с кпюшоном и пру бскетбольных туфель с высоким здником. Судя по их виду, они были по крйней мере одинндцтого рзмер. – Должно быть, здоровый прень. – Бегло осмотрев туфли, Фрнкенштейн бросил их рядом с пивом, шпочкой и курткой у своих ног.

– Пешком! – Его последнее змечние рзозлило Сммер. Он тк устл, что с трудом могл просто стоять н ногх, не говоря уж о том, чтобы передвигть ими. – Ты, нверное, шутишь?

– Ни кпли. Если, конечно, ты не умеешь летть.

Фрнкенштейн повернулся и зшгл в том нпрвлении, откуд они только что приехли. Слишком змучення, чтобы предпринимть что-либо, Сммер лишь оперлсь о мшину, нблюдя, кк он уходит. А когд Колхун нконец остновился и, подняв что-то с обочины, нпрвился нзд, он с облегчением вздохнул. Н секунду у Сммер мелькнул мысль, что он собирется бросить их с Мффи одних.

Впрочем, от устлости ей было почти все рвно.

– Зчем это? – спросил он, зметив в рукх подошедшего Стив ржвый железный стержень фут три длиной.

– Чтобы взломть бгжник. Ндо посмотреть, нет ли тм чего-нибудь, что может нм пригодиться.

Он вствил конец стержня в щель под змком. После нескольких мощных усилий – н Сммер произвели впечтление его бицепсы, вздувшиеся под короткими руквми мйки, – крышк бгжник по обе стороны змк был смят и выгнут. Но см змок не открылся.

Сммер улыбнулсь.

Если не считть нового шрм н щеке, лицо Фрнкенштейн не выглядело тким уж стршным. А может, просто он привыкл к его виду. Несмотря н обрмление поистине великолепных синяков, глз Колхун были открыты достточно широко, чтобы Сммер могл, не всмтривясь, рзличить их цвет. Крсочня гмм порезов и црпин н его лице простирлсь от пурпурного до желтого и зеленого. Тк что небольшие учстки кожи обычного цвет, хотя и интенсивно покрсневшие от рздржения и припухлостей, рдовли глз Сммер в кчестве приятного дополнения к уже богтой плитре крсок

– Нд чем ты смеешься? – проворчл он, когд очередня, нверное, десятя попытк взломть змок окончилсь неудчей.

– Мне кжется, тебе нужен консервный нож, – учстливо произнесл Сммер.

Фрнкенштейн зловеще сверкнул глзми. Женщин в ответ снов улыбнулсь. Он мощно дернул вниз стержень – и тот согнулся почти пополм.

Но бгжник остлся зпертым.

Сммер прыснул. Фрнкенштейн выруглся. Вытщив изогнутый стержень из щели, он с досдой посмотрел н него, прежде чем отбросить в сторону.

– А, черт! – вдруг воскликнул он, явно не по дресу своего нездчливого инструмент.

Сммер проследил з его возмущенным взглядом и увидел, кк Мффи торопливо семенил прочь от Колхун.

– Чертов собк помочилсь мне н ногу! – Он с рзмху опустил свой кулк н крышку бгжник. Крышк отскочил вверх.

Сммер не могл сдержться. Он тк смеялсь, что ей пришлось сесть н землю. И когд Мффи вскрбклсь к ней н колени, смогл только уткнуться лицом в пхнущую тльком собчью шерсть и попытться зглушить свой хохот. Он тк смеялсь, что зкололо в боку и ей покзлось, что вот-вот умрет из-з того, что будет не в состоянии перевести дыхние.

Но когд он увидел кислое выржение лиц Фрнкенштейн, то рссмеялсь еще сильнее.

– С ней это случется, – кк бы извиняясь, выдохнул Сммер, когд нконец смогл произнести несколько слов.

– С ней случется? Эт псин мочится н ноги всем подряд, единственное, что ты можешь скзть, это «с ней случется»?! О Боже!

– Ей не очень нрвятся мужчины – но он, во всяком случе, спсл тебя в моем доме. И еще открыл бгжник.

– Я это сделл.

– Ты не смог бы открыть его без помощи Мффи.

– Тогд в блгодрность з это я сохрню ей жизнь.

Фрнкенштейн кончил вытирть свою ногу о трву и снов нпрвился к мшине.

Сидя в безопсности н коленях Сммер, Мффи довольно деликтно тявкнул один рз.

– Н кого он лет? – Голов Фрнкенштейн покзлсь из бгжник.

– Я думю, он хочет скзть, что голодн.

– Он хочет скзть, что голодн? Постой, постой. А ты не одн ли из тех рехнувшихся теток, которые носятся со своими собкми, кк с детьми, ?

– Это собк моей мтери. И он не рехнувшяся. Я имел в виду мму. Не Мффи. – От слбости у нее зплетлся язык.

– Тогд он не очень похож н тебя. Я имел в виду твою мму. – Фрнкенштейн ловко передрзнил ее. Его глз нендолго покзлись нд крем бгжник. – А ты не с мтерью живешь? – Вопрос прозвучл несколько встревоженно.

– Нет. Когд отец вышел н пенсию, они переехли в Снти, Южня Кролин. Отец умер пять лет нзд. А мм тк и остлсь в Снти, хотя почти все время путешествует.

– А кк у тебя окзлсь эт псин?

– Я у нее нянькой. – Сммер скорчил гримсу. – Моя сестриц Сндр – мм сейчс гостит у нее – говорит, дескть, у ее стршего мльчик ллергия н собчью шерсть. Лично я считю, что он лжет. Просто Мффи не любит Билл, ее муж.

– Готов держть при, что и Билл не в восторге от Мффи.

– Пожлуй, д.

Фрнкенштейн зхлопнул крышку бгжник, но он снов отскочил вверх, едв не стукнув его по носу. Он отпрянул нзд и бросил н Сммер взгляд, который рзвеселил ее.

Во всяком случе, он улыбнулсь.

– Оторви свою ленивую здницу от земли и иди сюд помоги мне, – его голос звучл недовольно.

Сммер улыбнулсь еще шире:

– Помочь тебе? В чем?

– Нм ндо столкнуть мшину с обрыв. Еще вопросы есть?

«Не меньше миллион», – подумл Сммер, но смогл выплить только один:

– З-з-зчем?

– Зтем, что я нхожу это збвным. А ты нет? Они видели ее, вот зчем. Они могут узнть мшину. А если нйдут ее, то нйдут и нс. В любом случе ндо от нее побыстрее избвиться. Н втомобиль, скорее всего, уже рзослно ОДРО.

– Ккое ОДРО?

– Описние для розыск. Я уже скзл тебе, что те прни были из полиции. По крйней мере, тот, который с усикми. Он из полиции округ Кэннон, зовут его Крмйкл. Я зню его. Он меня тоже.

Сммер нервно вздрогнул. Внезпно ей стло совсем не до смех.

– Ты уверен?

– Кк и во встрече с костлявой. А теперь ты поможешь мне столкнуть мшину?

«Помогу, хотя и не совсем охотно», – подумл Сммер, но встл н ноги. Фрнкенштейн открыл дверцу водителя и одной рукой взялся з руль. Сммер зшл со стороны бгжник и уперлсь в здний бмпер. Он был не в восторге от перспективы толкть мшину, но ей уже приходилось делть это рньше. У «мустнг» модели шестьдесят шестого год, н котором он проездил все свое школьное время, брхлил крбюртор. Мотор глох почти кждый рз, когд Сммер остнвливлсь у светофор. До тех пор, пок он не скопил достточно денег н ремонт мшины, ей пришлось изрядно потолкть ее.

– Эй, Розенкрнц!

Сммер выглянул сбоку, поскольку здрвшяся вверх крышк бгжник зкрывл весь обзор.

– Мы н склоне. Сейчс я поствлю нейтрльную передчу. Это тебе понятно?

Сммер здумлсь.

– Отойди от бгжник, недотеп. Толкй спереди. Когд он поктится, тебя не здвит.

Рзумня мысль. У нее не было сил обижться н «недотепу», и он перешл ближе к носу мшины.

– Готов?

Сммер кивнул.

– Я спросил, ты готов? – он почти кричл.

– Д! – крикнул Сммер в ответ, после того кк убедилсь, что Мффи устроилсь н безопсном рсстоянии в трве.

Собк лежл н животе, положив голову н передние лпы, и нстороженно нблюдл з происходящим. Судя по виду, с мест ее могл сдвинуть, пожлуй, только миск собчьих консервов «Кол Кен».

«Умничк», – подумл Сммер, и у нее у смой зсосло под ложечкой.

– Когд я скжу отпускть, отпускй! Понял?

Сммер снов кивнул. Потом, вспомнив, что он не видит ее, звопил:

– Д!

Тяжело дыш, Фрнкенштейн пробормотл что-то не совсем любезное. Мшин поктилсь вниз.

Толкть пришлось недолго. «Шевроле» медленно тронулся с мест, но, когд Фрнкенштейн н» првил его поперек дороги, нбрл скорость. Под конец втомобиль ктился тк быстро, что Сммер приходилось семенить з ним.

– Отпускй! – зорл Фрнкенштейн и отскочил от мшины.

Сммер уже отпустил, зчровнно глядя, кк «шевроле» звис нд крем обрыв. Н один величественный миг мшин помедлил нд простершейся перед ней пнормой горного склон, небес и деревьев, обозревя мир, словно гигнтскя рзжиревшя летучя мышь. Потом нырнул вниз и скрылсь из вид.

Спустя несколько секунд рздлся глухой удр, точнее, несколько удров. Зтем нступил тишин. Никкого взрыв. Ничего зрелищного. «Шевроле» дже не згорелся. Рзумеется. Ведь бензин в нем не было.

– С дороги ее не видно, – с удовлетворением произнес Фрнкенштейн, обрщясь к Сммер. Он все еще стоял у крутого обрыв и смотрел вниз. Потом взглянул н нее и зшгл мимо вверх по дороге. – Идет мшин, Розенкрнц. Уйди с дороги.

Сммер посмотрел через плечо. Беля «хонд» только что покзлсь из-з поворот. Он спусклсь в их сторону довольно резво. Сммер отошл н обочину и встл рядом с Мффи и кучей вещей, которые Фрнкенштейн извлек из «шевроле».

Ее сердце тревожно зколотилось. «Хонд» приближлсь. Только бы это не окзлись снов бндиты. От них уже нчинло тошнить.

Внезпно Фрнкенштейн возник рядом с ней.

– Ты думешь, что они… – нчл женщин, беспокойно глядя н него снизу вверх.

– Зткнись, – оборвл он Сммер, одной рукой обнимя ее з плечи, другой – з тлию. Повернув ее спиной к дороге, лицом к себе, Колхун приподнял Сммер и прижл свои губы к ее губм.

Глв 17

Земля не убежл у нее из-под ног. Колокол не ззвонили. Искры из глз не посыплись. Фрнкенштейн крепко сжимл ее в своих объятиях, и он ощущл только его широкие плечи и твердые теплые губы. Сммер терпеливо ждл, когд кончится поцелуй, совершенно лишенный чувственности.

Было ясно, что мысли Фрнкенштейн, кк и ее собственные, были длеки от этого минутного порыв.

Нконец он поднял голову, осторожно посмотрел н дорогу вверх и вниз и опустил женщину н землю.

– Все спокойно.

Его голос был рвнодушен, словно он только что поцеловл мнекен из мгзин готового плтья. К удивлению Сммер, его невозмутимость здел ее тщеслвие.

– Отлично, – ответил он холодным тоном, хотя ощущл рстущее волнение. Но Сммер вовсе не собирлсь дть ему это понять.

В конце концов, его поцелуй ее тоже не рстрогл. И если бы он пустил в ход свой язык, он откусил бы его!

– Это были только туристы. Семья. Зднее сиденье збито игрушкми и детишкми. – Колхун вдруг улыбнулся ей. – Когд они увидели, что мы целуемся, мм и пп отвернулись в сторону. Думю, что они дже прибвили скорость, чтобы не смущть детей. – Он уже склонился нд кучей вещей, лежвших н земле.

Этот поцелуй не смутил бы и Ширли Темпл. «Неужели я нстолько неинтересн? – рзмышлял Сммер. – Или он голубой?»

Нет, он нверняк не гомосексулист. Ромн с женой друг исключет это. Дело, должно быть, в ней смой. Что-то его отврщет от нее. Сммер не почувствовл бы себя более оскорбленной, если бы переврли ее имя. Он скорее предпочл бы второе.

– Эй, нконец у нс есть ед, – прервл ее мысли Фрнкенштейн, покзв ненчтую упковку из восьми пчек глет с рхисовым мслом. Сммер лишь бросил кислый взгляд, вот Мффи проявил больше энтузизм. При виде коробки он поднялсь с трвы и тявкнул.

– Потом, потом, – скзл ей Фрнкенштейн и кинул упковку в кучу.

Кроме глет, в бгжнике окзлсь спортивня сумк с орнжевой рубшкой, черными нейлоновыми шортми, скрученными белыми спортивными носкми, еще одной прой огромных бскетбольных туфель и бскетбольным мячом. Вместе с кртой и вещми с зднего сиденья это было уже целое богтство.

Сммер вспомнил, что ее друг днтист тоже был довольно рвнодушен к ней. Из-з него он принимл противозчточные пилюли, но необходимости в них пок не возникло. «Ну что ж, – скзл он себе, – ндо посмотреть првде в глз». Ей тридцть шесть – уже не девочк. Вершин позди. Время сексульных утех прошло.

Дело не в том, что Сммер и не хотел зняться сексом с Фрнкенштейном, и не соглсилсь бы н это, пусть бы дже он умолял ее или предложил ей миллион доллров, кк Роберт Редфорд Деми Мур в этом дурцком фильме «Непристойное предложение». Из-з своей гордыни Сммер желл, чтобы он зхотел ее, не он его.

И если в этом не было никкого смысл, тем хуже.

Хмурое выржение ее лиц испугло бы кого угодно.

Но Фрнкенштейн не обртил н него внимния. Он был знят тем, что стрлся зпихнуть в сумку все вещи. Исключение соствили: бскетбольный мяч, шпочк и железня монтировк. Пру рз Колхун здумчиво удрил мячом об сфльт, после отпрвил мяч в пропсть, с неподдельной печлью проследив з его полетом. Зтем, не скзв ей ни слов, нпялил н голову черную шпочку, н которой спереди был ндпись крсными буквми «Быки», взял сумку, монтировку и нпрвился в лес.

– Ты идешь или нет? – буркнул он через плечо, остновившись у грницы лес.

Сммер все еще стоял, глядя ему в спину.

– У меня только одн кроссовк, – скзл он, вспомнив об этом лишь сейчс.

Но монстр, видимо, не слышл ее. Он двинулся дльше, превртившись постепенно в мелькющую между стволми тень.

Гул мотор предупредил Сммер, что приближется еще одн мшин. Взяв н руки Мффи, здыхясь и бормоч проклятия, он поспешил з Фрнкенштейном.

Лесня почв, кк он и ожидл, окзлсь колючей, не тк уж приятно было ступть босой ногой. Углубляясь все дльше и дльше в лес, Сммер ккое-то время с трудом рзличл Фрнкенштейн, но постепенно ее глз привыкли к полумрку.

Он очутилсь в чудесном первобытном лесу. Кругом росл сочня зелень, лины поднимлись от земли, обвивя сучковтые ветви, солнечный свет золотыми нитями струился по листве. Кругом чувствовлось волшебство. Воздух был неподвижен, и смо время здесь, кзлось, остновилось. У Сммер было ощущение, что он шгнул сквозь зеркло в другой мир. Мир, в котором он, Фрнкенштейн и Мффи были чужими. Мир, созднный не для человек, для существ вроде вон той белки с пушистым хвостом, нстороженно нблюдвшей з ней с ветки, или ящерицы, метнувшейся по утесу, когд Сммер проходил мимо него. Мир, – в котором золотистые пустые коконы цикд, прилипшие к шершвой седой коре, имели зрячие глз и где монотоння музык их бывших обиттельниц стновилсь все громче и громче по мере углубления Сммер в их црство.

Он никогд не был поклонницей дикой природы. Лес рождл в ней чувство тревоги.

– Ты можешь подождть? – выкрикнул он вслед исчезющей фигуре Фрнкенштейн и почти побежл, пытясь его догнть. Порзительно, кк быстро он мог передвигться, несмотря н свою хромоту.

– Боже, ну и копуш же ты! – Он посмотрел с неодобрением н Сммер, когд т, зпыхвшись, порвнялсь с ним.

Ей не оствлось ничего, кроме кк прикусить губу. Мффи, несмотря н свои обмнчиво млые рзмеры, весил тонну. Д и дорог до сих пор шл только в гору.

Он бросил собку н землю и подошл к Фрнкенштейну. Мффи нерешительно последовл ее примеру.

– И что дльше? – спросил женщин.

– Что ты этим хочешь скзть? Дльше мы пойдем.

– Пойдем куд? У тебя есть плн? Или мы будем идти, пок не свлимся с кря земли?

– Боже, сколько ты говоришь! – Колхун двинулся дльше.

– Скжи мне только одно: почему я должн идти с тобой? Одн я был бы, нверное, в большей безопсности. – Он остновилсь, уперл руки в бок и устремил н него вопросительный взгляд.

Фрнкенштейн тоже остновился, взглянул н нее и пожл плечми.

– Решй см, Розенкрнц. Вероятно, что одн ты действительно будешь в большей безопсности. Если, конечно, сможешь вернуться в цивилизцию без меня и если они не схвтят тебя и не нчнут выпытывть, где я. Не хотелось бы рссеивть твои иллюзии, но н твоем месте я вспомнил бы, что сделли эти плохие дяди с теми двумя женщинми, имевшими несчстье появиться в твоем доме. Только потому, что решили, будто одн из них – ты.

Сммер нервно вздрогнул. Он изо всех сил стрлсь не думть о судьбе Линды Миллер и Бетти Керн. Кждый рз, когд он вспоминл безжизненное, окроввленное тело Линды, у нее в мозгу возникл вопрос: мучительно ли было умереть тким обрзом?

Рзумеется, мучительно.

Сммер отогнл от себя эту слишком ужсную мысль. Ее зщитные брьеры снов срботли. Он не будет зцикливться н этом, инче прямо здесь и прямо сейчс свернется в мленький хныкющий комочек и никогд больше не сдвинется с мест.

– Ты думешь, что я взял тебя с собой только из-з удовольствия побыть в твоем обществе, Розенкрнц? – голос у Фрнкенштейн был суровый. – Если ты тк думешь, то ошибешься. Сейчс нм ндо идти, и я горздо быстрее добрлся бы туд, куд нпрвляюсь, без тебя и твоей швки. Я позволяю тебе тщиться з мной, потому что являюсь твоим должником. Ты не попл бы в эту звруху, если бы не я. Поэтому и чувствую что-то вроде ответственности з тебя. Если ты хочешь взять ее н себя, вляй.

Он повернулся и зковылял между деревьями. Сммер еще мгновение следил з ним, пок его слов процеживлись сквозь ее мозги. Потом, словно ужлення воспоминнием о двух женщинх, умерших вместо нее, зсеменил з Фрнкенштейном.

– Ты бы мог хотя бы скзть, куд мы идем? Пожлуйст, – робко выдохнул он, порвнявшись с ним.

Он, кзлось, не удивился, увидев Сммер снов рядом. Но и не выглядел особенно обрдовнным.

– У нс с отцом в этих горх был лгерь для рыблки, понятно? Именно туд мы с тобой и ехли, пок не кончился бензин. Теперь я понимю, что это было не тк уж и стршно. Двигясь пешком, мы окжемся в большей безопсности. Они же будут ловить нс н дорогх. Лгерь примерно в трех днях пути н восток. Кроме нс двоих, никто этого мест не знл. Думю, мы тм сможем скрывться несколько дней, пок я что-нибудь придумю. У нс должен быть выход. Я просто слишком устл, чтобы увидеть его.

– А может быть, нм лучше… – нчл было Сммер, но обнружил, что рзговривет с его спиной: Колхун снов тронулся в путь. Ясно, что его не интересует предложение позвонить в Ноксвилл ее сестре, двокту. Потом Сммер все же решил, что не стоит, пожлуй, втрвливть сестру в это дело. Втянутые в него люди, похоже, мерли кк мухи.

Он ведет ее в лгерь для рыблки. По крйней мере, у него есть ккой-то плн.

Глубоко вздохнув, Сммер решил следовть з своим спутником. А что еще ей оствлось делть?

Некоторое время спустя, явно удивленный ее продолжительным молчнием, Фрнкенштейн оглянулся и, змедлив шг, подождл, пок он догонит его.

– Почему ты хромешь? – спросил он.

– У меня только одн кроссовк.

Он продолжл идти, но уже медленнее.

– А где ты потерял вторую?

Сммер ужсно зхотелось удрить его по голове первым подвернувшимся под руку предметом, но проделть это было еще утомительнее, чем вдвться в объяснения. Было ясно: з все время их знкомств Колхун тк и не обртил внимния н то, что у нее обут только одн ног.

– Ккое тебе дело! – Ею овлдевло безрзличие.

Тоскливое повизгивние сзди зствило Сммер посмотреть через плечо. Мффи, которя отствл от нее все больше и больше, теперь рстянулсь н животе в листве.

– Пошли, Мффи, – с мольбой в голосе произнесл Сммер.

Собк только помхл хвостом.

– Ко мне, Мффи. – Сммер остновилсь и пощелкл пльцми.

Мффи не пошевелилсь.

– О Боже, – простонл Фрнкенштейн. – У меня, нверное, было помутнение рзум, когд я взял с собой эту болтунью с ее домшним зверинцем. Почему ты не оствил эту швку дом? Уж ее-то бндиты не стли бы мучить.

– Я не могу бросить Мффи, – возмущенно промолвил Сммер.

– Тогд пусть он либо бежит см, либо возьми ее н руки. – Фрнкенштейн продолжил путь.

– Ну пошли же. Ко мне. Пожлуйст, Мффи, Уговоры Сммер были нпрсны. Было ясно, что в плны Мффи не входило продолжение путешествия.

Сммер вернулсь и взял ее н руки.

Они шли до тех пор, пок ноги Сммер не рзболелись окончтельно. Последней кплей стл скрытый в трве н тропинке большой кмень, о который он удрилсь пльцми босой ноги.

– Ну все, – процедил он сквозь зубы, пдя н землю. Ей было нплевть, оствит ее Фрнкенштейн или нет. Вытянув ноги, женщин мссировл ушибленные пльцы. Мффи устроилсь н листьях рядом. Когд боль прошл, Сммер прислонилсь спиной к стволу дерев и поднял глз н перепутнные ветви нд ее головой, пытясь думть исключительно о приятном.

Ее усилия были прервны, когд нд ней склонилось изуродовнное лицо Фрнкенштейн.

– Что с тобой? – спросил он. Сммер словно прорвло:

– Я ушибл пльцы. Я не спл двдцть четыре чс. Я голодн. Я зпугн до смерти. Мне врврски скрутили кисти, двинули по голове, поцрпли челюсть, ушибли ребр, рзорвли бретельку моего лифчик, я лишилсь кроссовки. Кроме всего прочего, меня зтщили в эту первобытную дикость, где я должн нходиться в обществе убийцы, который выглядит кк чудовище из фильмов ужсов, еще более стршные убийцы гонятся з мной, чтобы убить. Вот что со мной.

– Ног прошл? – спокойно поинтересовлся он, выслушв ее тирду.

Сммер кивнул.

– Знчит, ты сможешь идти дльше?

– Будь я проклят, если сделю еще хоть один шг.

– Кк знешь, – скзл Фрнкенштейн, посмотрев н Сммер долгим, здумчивым взглядом, и быстро нпрвился прочь.

«Постой», – хотелось ей крикнуть. Все получилось совсем не тк. Он должен был понять, что он н смом деле смертельно устл. Он должен был подойти к ней, сесть рядом, утешить ее, угостить глетми с рхисовым мслом и предложить понести проклятую собку.

Он не должен был брость ее в диких местх, где единствення зщит – этот жлкий клубок собчьей шерсти и где по ее следм гонятся кровождные убийцы.

– Будь ты проклят, Стив Колхун, – выплил он вслед удляющейся фигуре. К тому моменту, когд он, поднявшись и взяв н руки Мффи, устремилсь з Фрнкенштейном, тот уже почти скрылся из вид.

Окончтельно он исчез под нвисшей козырьком склой. Н высоте примерно восемь футов нд землей он выступл из стены склон горы футов н шесть. Догнвшя нконец Фрнкенштейн Сммер обнружил, что кусты и лины тк плотно обступили склу, что прострнство под ней обрзовывло почти пещеру. Фрнкенштейн сидел н полу и рспковывл спортивную сумку. Сммер опустил Мффи н землю и плюхнулсь рядом с Колхуном.

– Здесь мы сможем немного отдохнуть. Не зню, кк ты, я просто влюсь с ног. – Он мельком взглянул н женщину, вытскивя из сумки пикейную сктерть. Совершенно измотння и зпыхвшяся, Сммер не ншл в себе сил произнести ни слов и только зло посмотрел н него. Если уж он влится с ног, то что тогд говорить о ней?

– Ляжем спть или снчл поедим?

– Спть? Мы ляжем спть? – Эт перспектив тк обрдовл ее, что он н время збыл о своей злости. – А где?

Ухмылк искривил его рот.

– Прямо здесь, Розенкрнц. А чего ты ожидл, пятизвездный отель?

– Здесь? – Сммер огляделсь вокруг. – Н открытом воздухе? Но ведь тут могут водиться медведи, волки… ну и другие звери.

– Что до меня, то после убийц медведями и волкми меня не испугешь. Кроме того, я не думю, чтобы в этой чсти Тумнных Гор водились волки.

Сммер отметил про себя, что про медведей он не обмолвился. И уже собирлсь скзть о своих опсениях вслух, кк в этот момент Мффи тявкнул и взобрлсь ей н колени.

– Он голодн, – консттировл Сммер. – Я считю, что нм ндо снчл поесть.

– Если думешь, что я поделюсь с этой псиной той жлкой провизией, что у нс есть, ты опять ошибешься.

– Он спсл тебе жизнь, – нпомнил Сммер.

– Блгодрю тебя, – произнес Фрнкенштейн, обрщясь к Мффи, – теперь ступй и поймй себе ппетитную, сочную белку.

– Он не охотничья собк. Он собк для выствок, является неоднокртным чемпионом. Моя мм ухживет з Мффи, кк з ребенком. Я не думю, что прежде он хоть рз покидл дом без поводк.

– Круто, – скзл Фрнкенштейн, передвя Сммер пкетик с глетми. – Между нми и голодом ровно восемь пкетов глет, четыре бнки пив и упковк мятных тблеток. Когд они кончтся, нм придется ловить белок.

В целлофновом пкетике было шесть глет. Под умоляющим взглядом Мффи Сммер зубми рзорвл целлофн. В том, что скзл Фрнкенштейн, был суровя, неумолимя првд. Им ндо было беречь кждую крошку съестного.

Тем не менее он протянул Мффи глету.

Жуя свою глету, Фрнкенштейн посмотрел н эту сцену с явным неодобрением.

– Ох уж эти ббы, – пробормотл он, покчв головой.

– Мы спсли твою шкуру, – ответил Сммер, включя Мффи в мы, – и не один рз, хочу добвить. – Чтобы подчеркнуть эту мысль, он протянул Мффи еще одну глету.

– Пив хочешь? – Колхун, видимо, решив оствить вопрос о Мффи и глетх, оторвл бнку от упковки и протянул ее Сммер.

– Я ненвижу пиво. – Он взял бнку с гримсой отврщения.

– А я перестл употреблять пиво некоторое время нзд. Но если ты не видел подходящего источник, то это все, что мы можем пить.

Состроив брезгливую мину, Сммер оторвл крышку. Если бы не мучительня жжд, он не сделл бы этого. Обычно ее нчинло тошнить от одного зпх. Однко сейчс он поднесл бнку ко рту и сделл глоток. После смзнных рхисовым мслом глет, пожлуй, смое лестное, что можно было скзть по поводу теплого пив, это то, что оно мокрое.

– Не понимю, кк люди могут пить ткую дрянь, – промолвил Сммер, сморщив нос, и протянул бнку Стиву. – Н, если хочешь, допей остльное. Я только рз глотнул.

– Д, чтобы получть от пив удовольствие, требуется прктик. А ты случйно не из числ ли этих высокомерных трезвенников? – Он взял бнку и с непроницемым выржением лиц секунду смотрел н нее, словно взвешивя емкость в руке.

– Говоря по првде, д, – ответил Сммер, оскорблення презрительной хрктеристикой тех людей, которые отвергли спиртное. – А ты уж не лкш ли?

– Аг, он смый, – ответил Фрнкенштейн, , продолжя держть в вытянутой руке бнку, тк и не пригубив ее. – Больше не хочешь? – Ошршення его призннием, Сммер отрицтельно г помотл головой. – Точно не хочешь?

Сммер кивнул. Колхун пожл плечми, встл и вылил пиво в трву у пещеры. Он все еще изумленно смотрел н него, когд Стив снов сел рядом с ней. Потом он смял бнку в руке и сунул ее обртно в спортивную сумку.

– И перестнь тк смотреть н меня, – перехвтив ее взгляд, скзл он с оттенком мрчной усмешки. – Я не стл его пить, првд? А меня тоже мучет чертовскя жжд.

Чувствуя неловкость, Сммер потупил глз и нчл рзлмывть свою последнюю глету, перед тем кк скормить ее Мффи, которя в блгодрность лизл ей руку. Когд он снов поднял глз, Фрнкенштейн рсстилл сктерть н кменистой земле. Сктерть был из тех, ккие обычно держт в бгжнике втомобиля для пикников. Мшинной рботы, с рисунком в виде сцепленных обручльных колец. Н кремовом фоне мленькие розово-лиловые и темно-голубые квдртики, обрзующие кольц. По крям сктерть был излохмчен, в одном ее углу крсовлсь дыр. Кроме! того, он нстолько выцвел, что с трудом можно было отличить лиловые квдртики от голубых.

Фрнкенштейн улегся и звернулся в сктерть, кк сосиск в тесто. Н поверхности остлсь только его голов, которую он положил н спортивную сумку. Он зкрыл глз и, судя по всему, собирлся вот-вот уснуть.

– Эй, кк же я? – воскликнул возмущення Сммер.

Его глз открылись. Некоторое время он, рздумывя, смотрел н нее, потом молч рсплстл руки, словно крылья у птицы, готовой взлететь, и приподнял сктерть. Смысл жест был ясен: если тебе нужн постель, вот он, но придется рзделить ее со мной.

Сммер быстро взвесил льтернтивные вринты. Их было немного, и все непривлектельны. В днный момент ей больше всего н свете хотелось спть. Он смертельно устл, веки ее слиплись. Будь он цветком, то уже двно увял бы.

С сердитым видом он сбросил с себя единственную кроссовку, с сомнением попрвил бретельку бюстгльтер и зползл в его объятия.

Колхун сомкнул руки и привлек женщину к себе. Через несколько секунд ее спин прижимлсь к его груди, голов покоилсь н спортивной сумке рядом с его головой, и он был укутн сктертью и его теплом.

В днных обстоятельствх чувствовть себя в безопсности было нелепо. Сммер знл это, но тем не менее все-тки ощущл себя зщищенной. Его ровное дыхние шевелило ее волосы. Судя по всему, он зснул срзу же, кк только он улеглсь. Погружясь в сон, Сммер тихо улыбнулсь. Он вдруг предствил, кк пытется объяснить мме, почему именно окзлсь в одной постели с Фрнкенштейном.

Глв 18

Стив спл глубоким, без сновидений, сном. Когд он нконец открыл глз, то обнружил, что смотрит н Диди.

Невероятно, но он, кзлось, прил футх в шести нд ним, фктически вытянувшись горизонтльно н потолке пещеры. Стив недоверчиво оглядел Диди. Н ней были ковбойские споги, плотно облегющие тело выцветшие голубые джинсы и кожня мотоциклетня куртк. Ее вьющиеся светлые волосы были рзбросны по плечм, н лице сиял улыбк, рот обрмлял изрядный слой лой помды. Ярко-голубые глз с густо нкршенными ресницми ослепительно лучились.

Это явно был Диди.

Но Диди мертв.

Когд он вспомнил это, по его спине пробежли муршки.

Он погрозил ему пльчиком с ярко-крсным ноготком.

Стив вскрикнул и, выпрямившись, уселся рядом со спящей женщиной в их импровизировнной постели из воровнных вещей.

– Стршный сон? – пробормотл в полудреме Розенкрнц, моргя густыми ненкршенными ресницми и пытясь освободиться ото сн. Но через несколько секунд он снов отключилсь.

Стив – он не хотел ее тревожить – оперся н локоть в полулежчем положении. Это было единственное, что он мог сделть, поскольку женщин все еще прижимлсь к груди Колхун, прислушивясь во сне к биению его сердц возле своего ух. «Стршный сон», – повторил он про себя ее слов. Ну д, рзумеется, тк оно и было. Окинув быстрым взглядом кменный потолок, он понял: чем-то другим это и не могло окзться. Нд его головой не было ничего, кроме кмня, мх и путины.

Черт возьми, ведь Диди мертв. Ночных кошмров никогд прежде у него не было. А тут кошмр в то время, когд он уже проснулся. По крйней мере, Стив думл, что проснулся. А вдруг он еще спл, вдруг ему все это приснилось, отошел ото сн уже потом, когд присел. О Боже.

Но тогд перед эллингом н пристни он точно не спл.

Возможно, это из-з сотрясения мозг. И хотя в глзх перестло двоиться, зрение еще игрет с ним злые шутки. Не исключено, что повторяющиеся видения Диди – его кр н всю оствшуюся жизнь.

З три прошедших с ее смерти год Диди ни рзу не являлсь ему. Если эти порзительно рельные видения послны ему в нкзние, то почему они возникли только сейчс? Кто знет ответы н эти вопросы? Ему нужно было выпить.

Стрстное желние выпить возникло у него уже не первый рз з шесть месяцев, которые прошли с тех пор, кк он звязл со спиртным.

Никто не знет, что лкоголь сотворил с его рзумом и телом, не говоря уж о душе. Пьянство почти рзрушило его во второй рз. Он яростно, словно з жизнь, боролся с ним и победил.

Но было немло моментов, когд Колхун, испытывя искушение, уверял себя, что одн кружк пив не причинит вред. Только Божья милость – и сркстический вопрос Розенкрнц, не лкоголик ли он, – спсл его. Он понял, что сржться с тягой к выпивке ему придется весь остток жизни. Он был полон решимости выигрть эту битву, кждый рз откзывясь от очередной бнки пив.

Когд Стив снов улегся в их «комфортбельную постель», то пострлся устроить спящую женщину в своих объятиях тк, чтобы он не душил его, нвлившись головой н грудь, рукми обвив его шею. Стив попытлся збыть только что увиденное. Ему необходимо было зснуть, пок имелсь ткя возможность. Последние двое суток были сущим дом. Его мозг, чтобы думть дльше, нуждлся в отдыхе, телу, чтобы излечиться, требовлся покой.

Слв Богу, когд он зкрыл глз, видение больше не появилось. Однко возникл другя проблем. Леж н земле и пытясь вообще ни о чем не думть, Стив обнружил, что теряет контроль нд своим рзумом. И нд телом тоже. С кждым вздохом он все больше и больше сознвл, что существо рядом с ним явно женского пол. И что он обнимет округлое, с изгибми, желнное тело женщины. Ее груди были готовы прожечь две дымящиеся дыры в его груди.

Невольно Стив вспомнил, кк они выглядели обнженными – эти прекрсные, с бутонми сосков, белые груди, тлсно сиявшие в лунном свете. Груди Долли Пртонеск. Мечт любого мужчины. Некоторые из них обрщют внимние н ноги, некоторые н попку. Он был ценителем груди.

Стив вспомнил, что он почувствовл, сжв ее грудь.

Изгоняя эти мысли из головы, Колхун попытлся уснуть. Но чем больше он стрлся избвиться от мягких и теплых чувственных волн, которые октывли его изнутри, тем сильнее ощущл их.

Дело кончилось эрекцией, которую в трезвом состоянии он впервые испытл з последние три год.

Стив стиснул зубы и открыл глз. Поскольку сон был уже явно невозможен, оствлось только лежть и рзмышлять. Биться нд згдкой: что именно происходит и кто стоит з всем этим. Кк ему – и ей – выбрться из этой переделки с целой шкурой.

Через несколько минут Стиву пришлось признть, что это бесполезно – он не мог перестть думть о сексе. Прошл уже целя вечность с тех пор, кк он вообще держл в объятиях женщину, не говоря уже о тких, ккие ему нрвились, – пышных и женственных.

Этим утром Колхун обнружил, что у нее смые мягкие в мире губы. К счстью, ему хвтило смооблдния, чтобы не пойти дльше поцелуя.

В днной ситуции секс с Розенкрнц только бы осложнил его жизнь.

Внезпно что-то кольнуло его сзди в шею. У Стив было отчетливое ощущение, что з ним следят. Не в силх избвиться от этого чувств, он бросил осторожный взгляд вверх.

Диди тм не было.

Конечно же, тм не было Диди.

Он почувствовл себя полным идиотом и одновременно испытл ткое же идиотское облегчение.

В этом состоянии Стив пребывл до тех пор, пок не посмотрел н собку. Т сидел рядом с их импровизировнной подушкой, склонив свою крохотную головку нбок и устремив выпуклые глз н что-то з его спиной.

Стив повернул голову тк быстро, что едв не сломл себе шею.

Из угл пещеры грозил ему пльцем Диди.

Стив хрипло вскрикнул и одним прыжком окзлся н ногх, вернувшись к рельности, к спящей рядом женщине, к сктерти.

Диди исчезл. Прямо н глзх. Н смом деле, конечно, не исчезл, потому что и не существовл в действительности.

Стеклянными глзми Стив уствился н собку. Мффи потерял всякий интерес к тому, что секунду нзд привлекло ее внимние, и теперь спокойно чесл лпой з ухом.

Проклятя псин!

– Пор вствть? – Розенкрнц снов поднял голову.

Колхун взглянул в сонные крие глз, зтем обртил внимние н прямой нос, н персиковую кожу, н широкие, зпомнившиеся своей мягкостью губы. Теперь, когд его зрение почти пришло в норму, Стив видел, что он чертовски привлектельня женщин – нет, чертовски хорошенькя женщин, – несмотря н то что он выбит из колеи, немыт и нечесн. Сммер тяжело оперлсь о него всем своим весом и обвил шею Стив рукми. Он почувствовл изгибы ее теплого тел и тут же ншел объяснение этим стрнным появлениям Диди, видениям Диди.

Скорее всего, они вызвны чувством вины. Потому что Розенкрнц был первой женщиной, которую он с трезвой, ясной головой возжелл после смерти Диди.

Глв 19

– Нм ндо умтывть отсюд, – голос Фрнкенштейн был тк нстойчив, что последние осттки сн покинули Сммер.

– Почему? Плохие дяди нпли н нш след? – Моментльно проснувшись, он отчянно пытлсь избвиться от сктерти, которя вдруг превртилсь в смирительную рубшку.

– Потому что ндо. – Он осторожно рзнял ее руки, обвившие его шею.

Смущення тем фктом, что он уцепилсь з него – Боже мой, уцепилсь з него, – Сммер отдернул руки, отпрянул нзд и нчл выпутывться из сктерти.

Ему нверняк хотелось свободы не меньше, чем ей.

– Кто-нибудь догоняет нс? – Стрх звучл в ее голосе, стрх сквозил в ее взгляде, когд он выглянул нружу из пещеры. – Ты что-нибудь слышл? Видел?

– Нет. – Фрнкенштейн сложил сктерть и, прежде чем зпихнуть ее в сумку, вытщил оттуд несколько предметов.

– Тогд что случилось? – Что-то в его поведении пугло Сммер. Он был холоден, почти официлен, резок и недружелюбен. Это не являлось новостью. Но вот его нстороженность… Кзлось, Колхун чем-то нпугн. Господи, что же ткое произошло, пок он спл?

– Ничего не случилось. Нм нужно идти, вот и все. Ндень это. Ты не можешь щеголять здесь в униформе уборщицы – ты слишком уж в ней выделяешься. – Фрнкенштейн встл и протянул ей свернутую одежду. Его взгляд был почти врждебным.

Сммер недоумевл: что происходит? Что он сделл не тк? Рзвернув вещи, женщин увидел, что это были бскетбольные трусы и мйк.

– Я не ндену это, – скзл Сммер, держ в рукх мйку. Дже с первого взгляд было ясно, что он мужскя. Ее глубокий вырез, узкие лямки и огромные отверстия для рук оголят ее прктически до пояс.

– Что знчит «не ндену»? Если цвет и фсон не подходят, придется потерпеть.

Сммер был уверен, что Фрнкенштейн нрочно стрется выглядеть кк можно более гдким.

– Дело не в цвете, идиот. Посмотри н фсон. Видишь? – Он приложил мйку к груди. Нижняя чсть почти достигл колен, верхняя, кк он уже зметил, пожлуй, больше подходил для смелого вечернего тулет, поскольку количество мтерил было сведено до минимум.

Судя по хмурому виду Фрнкенштейн, было ясно: он понял, что Сммер имел в виду.

– Вот, – предложил он, стягивя с себя безруквку и протягивя ее Сммер. – Двй меняться.

Сммер взял безруквку и отдл ему бскетбольную мйку, стрясь слишком уж не пялиться н его широкие плечи, мускулистую волостую грудь, узкие бедр и мужские достоинств, слегк оттопырившие тесные шорты.

Левое плечо и бок Колхун были рзукршены пурпурными и желтыми рнми, но тело под ними выглядело мощным.

Сммер всегд нрвились большие, спортивные мужчины.

Он нтянул мйку через голову и зпрвил ее в шорты. Н животе у него теперь было нписно «Нйк». Его плечи и верхняя чсть груди остлись голыми.

Встретившись с ним глзми, Сммер отвел взгляд, чтобы он не прочел ее мысли.

– Двй поторпливйся, – скзл Фрнкенштейн, поднял с земли свою шпочку, сумку и отошел в сторону.

Мффи зсеменил з ним.

Оствшись в одиночестве, Сммер сбросил с себя униформу «Свежей мргритки» и облчилсь в бскетбольные трусы и безруквку. Трусы были черные, из тонкого нейлон, но, к счстью, мешковтого покроя. Они выглядели н ней вполне прилично, лишь н несколько дюймов не доходя до колен. Бросив беглый взгляд н вход в пещеру, Сммер снял с себя лифчик и нскоро, но крепко связл концы рзорвнной бретельки. И, снов ндев его, с удовольствием отметил, что очень приятно, когд бюстгльтер держит с обеих сторон.

– Ты еще не готов? – в донесшемся из-з кустов голосе Фрнкенштейн было нетерпение.

Сммер быстро влезл в безруквку. Он свободно болтлсь н ее груди и бедрх, но когд Сммер зпрвил подол в трусы, то стл выглядеть очень дже симптично.

Вот если бы еще принять душ, почистить зубы и причесться…

– Почти, – отозвлсь он в ответ, рздиря пятерней свои спутнные волосы. Без шпилек они пдли н лицо и н плечи. Волосы были тонкие и прямые, кк шелковя пряж, и в нстоящий момент ткие же рыхлые. Ей бы пондобилось кких-нибудь пятндцть минут, чтобы вымыть их, плюс шмпунь, фен, щетк с толстыми округлыми зубьями и гель для волос. Пусть ее волосы прямые и блеклого кштнового цвет, но, если пострться, они могут быть весьм привлектельными.

Был бы поцелуй Колхун более темперментным, если бы он привел в порядок свое лицо и волосы?

Подходящей прической Сммер сочл одну косу, которя спдл ей з плечи. Единственное зтруднение зключлось в том, кк зкрепить конец косы. Поскольку с ее блузкой в любом случе все было покончено, он решил оторвть от нее полоску и использовть ее в кчестве ленты. Это окзлось труднее, чем Сммер думл: пришлось снчл ндорвть ткнь зубми.

Фрнкенштейн появился в пещере кк рз в тот момент, когд он держл блузку во рту.

– Не нстолько же ты голодн! – воскликнул он. Сммер состроил ему гримсу, рзорвл ткнь и звязл конец косы.

– Кк я выгляжу? – спросил он, укзывя н свой нряд.

– Примерно тк, кк если бы провел в лесу н неделю больше, чем собирлсь, – оценил Колхун и протянул ей пру черных бскетбольных туфель с высоким здником.

Сммер посмотрел н них и покчл головой:

– Я их не ндену. Они слишком большие.

– Это лучше, чем босиком.

– Ндень их ты, мне отдй свои сндлии.

– Послушй, Розенкрнц, нм идти много миль. Миль, ты понимешь? Ты не сможешь идти в сндлиях. Подвернешь ногу, и будь я проклят, если потщу тебя. Или нступишь н рзбитую бутылку, н змею. Ты…

Змея сделл свое дело.

– Двй их мне.

Он отдл Сммер бскетбольные туфли. Внутри окзлись спортивные носки, которые он, присев, нтянул с гримсой отврщения. Когд дело дошло до обуви, Сммер обртил внимние, что н нем был другя пр бскетбольных туфель.

– А почему ты себе взял туфли с низким здником, мне дешь с высоким?

– Потому что мне они больше подходят. Я дл тебе с высоким здником, чтобы ты могл подвязть их к лодыжке, тогд они не потеряются.

Хорошя идея. Првильня. Сммер последовл его совету. Когд он зкончил экипировку, Колхун сложил рзброснные вещи в спортивную сумку, подобрл монтировку и, выбрвшись из пещеры нружу, зшгл прочь.

Когд он догнл Фрнкенштейн, тот стоял и смотрел вдль, его лицо было сосредоточенно, глз прятлись в тени козырьк шпочки. Он явно был чем-то озбочен. Женщин понял, что выржение его лиц тк и остнется непроницемым, пок не спдет опухлость. Интересно, кк он будет выглядеть, когд обретет свой обычный вид? Стнет ли он крсив? Но, глядя н его обезобрженное рнми, ссдинми и кровоподтекми лицо, предполгть что-либо было трудно.

Сммер зхотелось, чтобы он снов поцеловл ее. Н этот рз более темперментно и стрстно, чтобы он могл судить, кков поцелуй Фрнкенштейн. Ее мечтния прервл вопрошющий голос Колхун.

– Что ты тк смотришь? – Повернувшись, он с вызовом глядел н нее.

Сммер покрснел, смутившись своих фривольных мыслей. Почувствовв ее змештельство, он нхмурился.

– Тебе ндо бы умыть лицо, – произнесл он, гордя тем, что хлднокровно и быстро ншл ответ.

– Тебе тоже, – прировл мужчин и, ничего больше не скзв, зшгл в гору.

Сммер был по горло сыт его грубостью. И он не собирлсь дльше безропотно ее сносить. Высоко подняв голову, он повернулсь и молч нпрвилсь в противоположную сторону.

Рзрывемя сомнениями Мффи сидел н своей пушистой попке, переводя взгляд с одного человеческого существ н другое, и жлобно скулил. Сммер и ее проигнорировл.

Когд, сделв дело, он появилсь из близлежщих кустов, то при виде Фрнкенштейн, ожидющего ее рядом с Мффи, втйне испытл облегчение. Он стоял, опирясь плечом о ствол дерев, со скрещенными н груди рукми и низко ндвинутым н глз козырьком шпочки. Сммер не думл, что он уйдет и бросит ее, но полной уверенности все-тки не было.

Когд он подошл к Колхуну, он весь тк и дышл врждебностью. Еще двендцть чсов нзд один вид чудовищ, излучющего ткую неприязнь, нвел бы н нее пнический стрх. Но теперь, обретя уверенность, что он не оствит ее, Сммер не особенно переживл по поводу его нстроения.

– Ты готов, нконец? – спросил он с глубоким сркзмом.

– Д, сэр, – ответил он, шутливо отдвя ему честь.

В ответ он еще больше нхмурился.

– Вот, возьми. Есть будем по дороге.

Он сунул ей пчку глет, повернулся и снов зшгл. Вероятно, првильнее было бы скзть, торжественно зшгл.

Глв 20

Тропинк привел к рзвилке, где к стволу дерев гвоздем был прибит тбличк, глсившя: «Хоу Ноб, высот 5472 фут». Стрелк укзывл прямо.

Однко Фрнкенштейн свернул н восток, и Сммер вздохнул с облегчением. Он боялсь, что льпинизм доконл бы ее окончтельно.

– У-у-у. – Н Сммер умоляюще смотрели шоколдные собчьи глз. Мффи зерзл у нее н рукх. Нет, он не просилсь н землю – Мффи окончтельно откзлсь идти пешком, – и Сммер переменил руку, бросив убийственный взгляд н широкую мужскую спину в дюжине футов впереди.

Этот человек не знл устлости. Дй ему волю, они бы шли без передышки круглые сутки. Сейчс смерклось, и Сммер еле тщилсь позди него. Ноги болели: несмотря н толстые носки, слишком свободные туфли нтерли мозоли н пяткх. Руки ныли: Мффи, при ее небольших рзмерх, кзлось, весил несколько сот фунтов, черствый совет Фрнкенштейн глсил: если Сммер устл нести собку, ее можно просто сбросить со склы. Он не предложил помочь, просить его об этом Сммер не хотел.

Больше всего н свете он сейчс желл, чтобы Мффи опять обмочил его ногу.

Но дже этого собк не могл сделть, пок они не остновятся.

Укус ккого-то нсекомого н шее Сммер нестерпимо горел, и он отчянно его рсчесывл. Это был, нверное, уже десятый.

Солнце село, и москиты вылетели поужинть.

Никогд в жизни он не думл, что когд-нибудь позвидует москитм: у них, по крйней мере, было чем поужинть.

Сммер мучительно хотелось есть. Желудок, который в ее предствлении выглядел спущенным воздушным шриком, был нстолько пуст, что он боялсь, что он ссохнется.

У них оствлось еще три пчки глет, но Фрнкенштейн уже объявил, дескть, их ндо сберечь до звтршнего дня. Головой Сммер понимл необходимость ткой меры, однко ее желудок ктегорически откзывлся это принимть.

– У-у-у, – опять зскулил Мффи.

– Тихо, – скомндовл Сммер, пряч свой нос в шерсть собки. Он знл, что зствило Мффи подть голос. Он тоже почувствовл это: зпх пищи.

Впереди, немного левее их тропки, виднелся охотничий домик. Фрнкенштейн стртельно обходил его, стремясь никому не попдться н глз. Он прв, конечно. Чем меньше внимния они к себе привлекут (особенно если вспомнить его стршный вид), тем лучше, но все-тки зпх действовл н нее кк мгнит. Это был зпх очг и жреного мяс. Ух!

У нее потекли слюнки, желудок тут же зурчл. Мффи зскулил, и Сммер сочувственно почесл ей з ухом.

Но Мффи увернулсь от руки. Он хотел не лски, еды.

Впереди, среди деревьев, мелькл фигур Фрнкенштейн. Он шел, не оглядывясь ни влево, ни впрво. Рзумеется, он выше ткой человеческой слбости, кк желние есть.

Всю вторую половину дня ее спутник вел себя кк мньяк. Если бы у Сммер был выбор, он ушл бы от него много чсов нзд.

Только никкого выбор у нее не было.

Они с Мффи привязны к Фрнкенштейну. Спрв от нее из тени вышл прочк, держсь з руки. Увидев Сммер, пробирющуюся сквозь деревья, они дружески помхли ей рукой. Сммер помхл им в ответ и проследил глзми, кк они нпрвились к домику. Он шл поперек их пути. Шгющий впереди Фрнкенштейн уже рзминулся с ними. Едв рзличимый среди деревьев, он почти скрылся в сумрке лес. Если он не поторопится, то потеряет его из вид.

Бессознтельно змедлив шг, Сммер с звистью нблюдл, кк прочк проследовл по мленькому декортивному мостику, ведущему н втостоянку возле домик. Потом з ними н стоянку въехл мшин, осветив фрми несколько уже припрковнных мшин и выхвтив из темноты яркий плед, нкинутый н плечи женщины. Ее спутник был в светло-синем спортивного кроя костюме с глстуком. Ясно, что они шли н ужин.

Сммер до боли зхотелось окзться н месте той женщины. Не из-з ее квлер, не из-з нряд, из-з ужин. При мысли о тех блюдх, которые им сейчс поддут, н глз у Сммер нвернулись слезы.

И вдруг он увидел, что Фрнкенштейн исчез. Он ускорил шг, стрясь прогнть мысли о еде.

Но это было выше ее сил. Взгляд то и дело невольно обрщлся в сторону охотничьего домик. Он был ярко освещен, кк и остльные несколько соседних домиков н одну семью. Через незнвешенные окн Сммер видел силуэты людей. Пр, з которой он следил, подошл к кменной террсе. Еще одн пр вышл им нвстречу, и, обменявшись рукопожтиями, все дружно вошли внутрь – несомненно поужинть.

Следуя з Фрнкенштейном, он должн будет оствить з спиной этот островок цивилизции. Рздржющий ромт жреного мяс несся ей вслед.

Фрнкенштейну нплевть, что он вот-вот умрет с голоду.

Он может прямо сейчс повернуть и снов окзться в цивилизовнной обстновке, среди этих людей в охотничьем домике. Их общество будет куд приятнее обществ сердитого убийцы, чсми не удостивющего ее взглядом. Убийцы, спсющегося от погони, из-з смого существовния которого ее жизнь окзлсь в опсности. Если бы не он, ни у кого не возникло бы и млейшего желния убить ее.

И это единствення ниточк, связывющя ее с ним. Сознвть ткое было досдно.

Хорошо, допустим, он сделет выбор в пользу охотничьего домик. Но ведь у нее не будет денег ни н еду, ни н ночлег. А своим рстрепнным и измученным видом он лишь вызовет прздное любопытство. Конечно, он может попросить о помощи, но чем ей могут помочь эти посторонние люди? Скорее всего, они позвонят в полицию.

Сммер вздрогнул. Он не был уверен, что эти бндиты, кк скзл Фрнкенштейн, из полиции, но он не был уверен и в обртном.

Одно ей стло ясно: больше попдть в переделки он не собирлсь.

Прогоняя из головы прочь дьявольские соблзны современной жизни, Сммер зшгл дльше. Мффи зскулил. Под ветром стонли деревья. В ответ квкли лягушки и стрекотли сверчки. Звенели цикды. Вдли рздлся втомобильный гудок. Доносимый ветром зпх жркого стл слбее. Кк и людские голос.

Прощй, цивилизция! Желудок Сммер проурчл ей свой прощльный привет. Мффи н рукх тоже, похоже, пл духом.

Сммер почти нткнулсь н Фрнкенштейн, который прислонился к дереву, поджидя ее.

– Если ты не в силх держться, поступй кк знешь, – проворчл он, когд он удивленно уствилсь н него. Потом повернулся и зшгл снов.

Хмуро глядя ему в спину, Сммер устло поплелсь следом.

Вскоре тропинк пропл. Теперь Колхун проклдывл себе дорогу прямо сквозь кустрник. В темноте Сммер спотыклсь о кмни и корни деревьев, которые не могл рзглядеть. Его темп был сумсшедшим. Теперь, когд охотничий домик стл лишь слдким воспоминнием, у Сммер постоянно рос стрх потерять Фрнкенштейн из виду. Было бы просто тргедией лишиться его вдли от спсительного жилья.

– Помедленнее, – выдохнул он через некоторое время, обрщясь к его спине.

Он продолжл идти.

– Я не могу идти тк быстро. Он продолжл идти.

– Я умирю с голоду. Он продолжл идти.

– Рзве мы не можем сделть привл? Уже полночь.

Он продолжл идти.

– Зсрнец, – пробормотл Сммер, здыхясь, но не остнвливясь.

Порыв ветр пригнул верхушки деревьев. Нд их головми что-то зтрещло, потом рздлся глухой удр.

Кк зяц от гончей, Сммер бросилсь вперед и вцепилсь в руку Фрнкенштейн.

– Что с тобой? – спросил он, кк всегд, сердито.

– Что это было? – Он был слишком нпугн, чтобы обрщть внимние н его тон.

– О чем ты?

– Я слышл ккой-то стрнный звук.

– Это упл ветк. А ты что подумл? – Он посмотрел н нее, но его лицо скрывл тень.

Почувствовв себя дурочкой, Сммер отпустил руку Стив.

– Не зню. Медведь, нверное. Голодный медведь, который решил поужинть мною и Мффи.

Он иронически хмыкнул, пробормотл что-то вроде: «Я не нстолько везучий», – и снов зшгл.

Оскорблення, Сммер молч смотрел ему вслед. Он уже почти скрылся из вид, когд он в очередной рз бросилсь догонять его. Женщин поклялсь, что скорее позволит дюжине медведей съесть ее, чем снов зговорит с ним.

Во врждебном молчнии они пересекли вброд ручьи, перелезли через повленные деревья и проходили по лесным полянм. Ступни Сммер подвертывлись и цеплялись з густую трву, но он продолжл идти. В ночном воздухе витл зпх сырых листьев, конского нвоз и кких-то цветов. «Дельфиниум? – пытлсь он угдть. – Или полевя лилия?» Одн лишь жимолость не вызывл сомнения.

Мффи оттягивл ей руки, отчего ныли спин и плечи. Несколько рз Сммер спускл собку н землю и уходил от нее, но тут же зтем возврщлсь. Однко Мффи нотрез откзывлсь идти см.

– Ндо было бы бросить тебя здесь, – пробормотл Сммер, проведя свой эксперимент в третий или четвертый рз.

Мффи, снов уютно устроившяся у Сммер н рукх, лизнул ее подбородок.

«Интересно, сколько сейчс времени, – подумл Сммер. – Полночь? Чс ночи? Дв? Он что, собрлся идти всю ночь нпролет?»

Ей хотелось в тулет. Но он боялсь, что если н время остновится, то уже не догонит Фрнкенштейн. Все-тки Сммер решил сделть остновку и окликнуть его, чтобы он подождл, но не был уверен, что у нее хвтит сил громко крикнуть.

Тявкнув, Мффи соскочил с рук и бросилсь в кусты. Это было тк неожиднно, что Сммер только открыл рот.

А Фрнкенштейн продолжл свой путь.

– Эй! – позвл он. А потом громче: – Эй ты, Фрнкенштейн!

Он оглянулся. Женщин отчянно змхл ему рукми, сильно сомневясь, что в темноте он может рзглядеть ее. По-видимому, он понял ее отчянные жесты и повернул нзд.

– Ну, что н этот рз? – ядовито спросил он.

– Мффи убежл.

– Что?

Сммер повторил, покзв примерное нпрвление, в котором исчезл Мффи. Колхун выруглся.

– Придется искть ее. Он нс выдст. У собки ткой нелепый вид, что ее легко зпомнить.

– У нее не нелепый вид! – Несмотря н полнейшее изнеможение, Сммер не могл допустить, чтобы в ее присутствии оскорбляли Мффи.

– Тогд помоги мне нйти эту проклятую псину, лдно?

Мффи нигде не было видно.

Они рзделились и пошли через лес прллельными курсми, вполголос окликя собку.

В ответ лишь зухл и пронеслсь нд их головми сов. Видимо, они помешли ее охоте. Когд сов исчезл из виду, Сммер вышл из оцепенения, в которое ее повергло появление птицы, и нпрвилсь дльше. При кждом новом шге он осторожно озирлсь по сторонм и смотрел вверх. Кто знет, ккие еще звери и птицы бродят и летют вокруг.

Сммер первя уловил зпх дым. Он подошл к Фрнкенштейну, который, тоже почувствовв дым, остновился. Вместе они осторожно стли пробирться через лес н этот зпх. Если уж он привлек их внимние, то нверняк и Мффи не остлсь рвнодушн.

Сквозь деревья они увидели дюжину плток н фоне потрескивющего костр. Вокруг костр сидели трое взрослых и несколько подростков в форме. Один из взрослых что-то рсскзывл, и дети слушли кк зчровнные.

Сммер узнл форму ребят и улыбнулсь: «Скуты в походе, рсскз, нверное, про привидения. Н костре они поджривют сосиски и мршмеллоу.

Когд Сммер понял это, ее живот снов зурчл.

– Эй, смотрите! Кто-то крдет нши вещи!

– Это енот!

– Это опоссум!

– Это медвежонок!

– Двй лук!

– К черту лук! Двй ружье!

Все кк один скуты и их вожтые вскочили н ноги и бросились в ту сторону, где з деревьями притились Сммер и Фрнкенштейн. Впереди всей втги мчлось мленькое мохнтое создние, которое больше всего н свете было похоже н Бртц Кролик. З ним по земле волочился белый полиэтиленовый пкет, ручки которого зверек зжл в зубх.

Глв 21

Фрнкенштейн, подхвтив Мффи и сумку, резко рвнул вперед. Сммер тоже побежл. Преследуемые по пятм отрядом улюлюкющих бойскутов, они неслись через зросший кустрником лес. Ног Сммер зпутлсь в лине, и он грохнулсь н землю. К ее удивлению, Фрнкенштейн вернулся, помог подняться и потщил з собой дльше.

Постепенно звуки погони стихли.

У Сммер зкололо в боку. Высвободив свою лдонь из руки Фрнкенштейн, он перешл н шг, потом и вовсе остновилсь, морщсь от боли.

– Больше я не сделю ни шгу, – произнесл он с отчянием, судорожно пытясь нбрть в легкие воздух.

– Спортом ты, похоже, не увлекешься, д? – недовольно спросил он, мрчно глядя н Сммер.

– Нет, совсем не увлекюсь. И если ты предпочитешь чемпионку по бегу Джеки Джойнер-Керси, то похищть ндо было ее. Уверен, что он был бы в восторге.

– Послушй, ты все-тки знуд.

– Ты тоже не подрок, мистер спортсмен, – огрызнулсь Сммер, сверкя глзми и продолжя оствться в полусогнутом состоянии.

Неожиднно Колхун улыбнулся. Это был первя улыбк, которую он увидел н его лице з последние несколько чсов.

– После своего пдения ты выглядишь кк химер н соборе Нотр-Дм.

– Знчит, мы с тобой прочк монстров, д, Фрнкенштейн?

Он рссмеялся. Сммер посмотрел н него отнюдь не лсково. В отличие от нее Колхун был сильно нгружен. Н плече у него висел спортивня сумк, в првой руке он держл монтировку и большую полиэтиленовую сумку, под левой зжл Мффи, словно футбольный мяч. Сммер знл, что одн Мффи весил кк чугуння гиря. Тем не менее проклятый Фрнкенштейн дышл ровно.

– Прекрсно, збег удлся н слву. Ты зслужил отдых. Кроме того, твоя собк рздобыл нм ужин.

– Это ед? – Збыв о своем недовольстве, Сммер с ндеждой посмотрел н пкет.

– Посмотри см.

Сммер зглянул внутрь: тм окзлись сосиски, булочки с сыром и сырое мршмеллоу. Н дне болтлсь желтя плстмссовя зжиглк с еще не сорвнным ценником.

– Д мы же устроим нстоящее пиршество! – в восхищении хнул Сммер.

Фрнкенштейн потянул пкет нзд.

– Пошли, ндо нйти место, где все это приготовить.

– Говорю тебе, я не могу идти, – простонл Сммер. – Я не в состоянии сделть и шг.

– Это недлеко. Ндо только нйти место, где можно рзвести костер, не рискуя сплить лес. Не покидй меня сейчс, Розенкрнц. Возможно, что нм нконец нчло везти.

– Мкфи, – вяло попрвил его Сммер, но он уже снов отпрвился в путь. Глубоко вздохнув и обнружив, что дышится ей горздо легче, Сммер с ворчнием последовл з Фрнкенштейном. Дже не з ним, з едой.

Примерно через четверть чс они вышли к широкому, покрытому рябью потоку, который в темноте кзлся тлсно-черным. Сммер тк устл, что свлилсь бы прямо в воду, если бы Фрнкенштейн не остновил ее н крю. Он ткнулсь в его широкую спину и, отступив н шг, потерл ушибленный нос.

– Вон тм, – скзл Колхун, укзывя н другой берег, – мы сможем рзвести костер и переночевть.

Слв Богу.

Н другом берегу горной реки лежл кменистый учсток, усыпнный глькой. Он тянулся футов н сорок вглубь к высокому утесу, поросшему соснми, силуэты зостренных верхушек которых рссекли линию горизонт. Утес бледным пятном выделялся н фоне ночного неб, словно вырезнный из известняк. Кристллы, вкрпленные в его серые склоны, блестели в лунном свете.

Фрнкенштейн ступил в воду. Нбрв в легкие воздух и прижв лдонь к боку, который все еще колол, Сммер последовл з ним.

По срвнению с довольно теплым воздухом вод был холодной. Ледяной, если скзть точнее. Он угрожюще бурлил у ее лодыжек и икр, подбирясь к коленям. Фрнкенштейн, не обрщя внимния н течение, быстро продвиглся к другому берегу. Сммер успокоилсь, когд увидел: посреди поток вод доходил ему лишь до колен, ну, может, чуть выше.

Он не утонет. Дже не змочит кружев своих трусиков. Воспользоввшись случем, Сммер нгнулсь и зчерпнул со дн реки песку, чтобы отскрести от въевшейся грязи руки и лицо.

Смыв песок горстью ледяной воды, он почувствовл себя лучше.

Фрнкенштейн уже выбрлся н берег, Сммер продолжл умывться. Он снял свою шпочку и положил ее н берег вместе с Мффи и пожиткми. Потом вернулся нзд, чтобы протянуть Сммер руку. По крйней мере, он подумл, что он вернулся именно з этим, и поэтому зторопилсь ему нвстречу, поднимя фонтны брызг. Неприязнь к Колхуну зметно уменьшилсь: женщин был тронут его внимнием.

Он не дошел до нее фут дв, кк вдруг согнулся и окунул голову в воду.

Сммер был тк поржен этим, что не смогл устоять н ногх. Подошв ее слишком большой туфли соскользнул с поросшего водорослями кмня, и, несмотря н отчянную попытку удержть рвновесие, он плюхнулсь со стршным криком и мощным всплеском в воду.

Ее рот был все еще открыт, когд голов ушл под воду. Окзвшись в ледяном потоке, Сммер внезпно зпниковл. Он нчл зхлебывться и стл беспорядочно молотить рукми, словно трепыхющяся куриц, окзвшяся вдруг н плхе.

Сильня рук схвтил ее з мйку и вытщил нверх. Сммер, промокшя до нитки, принялсь кшлять, отплевывться, хвтть ртом воздух. Теплые сильные лдони крепко держли ее з локти.

Подняв лицо кверху, он увидел ухмыляющегося Фрнкенштейн, по лицу которого кплями стекл вод.

Он специльно держл ее н вытянутых рукх, чтобы он не вымочил его одежду.

– Если ты зсмеешься, клянусь, я убью тебя, – прошипел женщин сквозь стиснутые зубы.

Он рссмеялся.

Сммер хотел было удрить его ногой. Но с ее невезением он, чего доброго, могл снов не удержться н ногх и плюхнуться в воду. Если удрить его кулком, он, скорее всего, увернется, он опять окжется в воде.

Глвное, что и в том, и в другом случе он будет еще сильнее смеяться нд ней.

Сммер повернулсь и зшлепл к берегу. Полные воды туфли весили, кзлось, по сотне фунтов кждый.

Дрож от холод, Сммер выбрлсь н берег. Пытясь согреться, он обхвтил себя рукми. Вод ручьями стекл с нее. Выглядел он, должно быть, жутко, потому что Мффи, увидев вышедшее из воды чудище, попятилсь нзд.

Сммер покзлось, что з ее спиной рздлся сдвленный смех.

Повернув голову, он бросил н Фрнкенштейн испепеляющий взгляд.

Он был безумно зл! Зл н него, н себя, н весь мир! Если то, что случилось с ней з последние сутки, было здумно Всевышним, он с удовольствием двинул бы Всевышнего по зубм!

И еще он продрогл до мозг костей.

– Вот, возьми. – Он рзжл ее зкоченевшие пльцы и сунул в них сктерть. – И сними свою мокрую одежду, пок не схвтил воспление легких. А я рзожгу костер.

Нгрдив его еще одним испепеляющим взглядом, Сммер со сктертью в рукх удлилсь з крй утес со всем достоинством, н которое окзлсь способн.

Когд спустя некоторое время он появилсь, звернутя в мтерию н мнер ппус, чопорно держ перед собой свою вымокшую одежду, с волосми, мокрым кольцом лежвшими у нее н спине, то с облегчением зметил, что Колхун не обртил н нее ни млейшего внимния. Повернувшись к ней спиной, он пытлся вдохнуть жизнь в мерцющий огонек, который безо всякого энтузизм лизл кучку щепок. Мффи лежл рядом с мужчиной, кк мленький меховой коврик.

Сммер рзвесил свои вещи н веткх, стртельно зкрепив их, чтобы не упли ночью. Огромные туфли он положил подошвми вверх н склу. Когд он зкончил, Фрнкенштейн уже рзжег костер и теперь ннизывл сосиски н плочки.

Ед. Ничто другое не зствило бы ее подойти к костру – и к нему.

Сммер все время помнил, что, кроме сктерти, н ней ничего нет.

– Держи, – скзл Фрнкенштейн, когд он приблизилсь, и протянул ей плочку с цилиндрикми мршмеллоу.

С опской поглядывя н Колхун, Сммер сел н землю, скрестив ноги. Сктерть неожиднно рспхнулсь, обнжив, к ее ужсу, бледные ляжки. После молниеносного взгляд н Фрнкенштейн – слв Богу, он, кжется, в здумчивости глядел н плмя – он попрвил н теле хлопчтобумжную ткнь. Восстновив пристойный вид, Сммер полностью сосредоточилсь н костре и н приготовлении своей доли ужин.

Он не обрщл внимния н нее. Он не обрщл внимния н него.

Ветер, еще не остывший после дневной жры, ровно дул нд открытым местом. Языки плмени плясли в небольшой кучке хворост. Нд головой мерцли звезды в обрмленном острыми верхушкми сосен небе.

Фрнкенштейн сидел н кменистой земле в пре ярдов от Сммер в той же, кк и он, позе – подобрв под себя ноги. Боковым зрением он видел его огромную фигуру, хотя делл вид, будто Колхун здесь нет.

Мокрые черные волосы мужчины блестели в свете костр. Првя, ближняя к ней сторон его лиц пострдл меньше левой. Н ней были ссдины, но опухоль, похоже, почти спл. Можно было рзличить высокие, довольно плоские скулы, прямой нос с высокой переносицей, тонкие губы и упрямый подбородок. Он подумл, что естественный цвет его кожи – слегк желтовтый. В юности у него, нверное, были угри, потому что н щекх остлись легкие следы шрмов. Он не крсивый мужчин, не без удовольствия решил он. И вспомнил его безрзличный поцелуй.

Колхун посмотрел н нее. Его окймленные синякми глз были тк же черны, кк и волосы. Суровые, опсные глз человек, который не боялся умереть – или убить. Один их взгляд должен был бы зствить ее дрожть. И он действительно дрожл, только не от стрх…

Сммер поспешно отвел глз, чтобы он не подумл, будто он рзглядывет его. А когд укрдкой снов взглянул н него, Колхун уже сосредоточенно изучл огонь.

Он вдруг неожиднно обнружил, что любуется шириной его плеч, по которым пробегли отблески костр, выпуклыми мускулми рук. Ниже шортов ляжки и икры тоже были мускулисты. Глубокий вырез орнжевой мйки открывл его широкую грудь, поросшую шелковистыми черными волосми.

Он был некрсив, но мужествен. И эт мужественность облдл горздо большей сексульной силой, чем просто крсот.

Придя к ткому выводу, Сммер осознл, что они смотрят друг другу в глз. Это длилось секунду, не больше. Потом тк же непринужденно, кк и все, что он делл, Фрнкенштейн перевел свой взгляд н сосиски, которые сейчс жрились н огне.

А Сммер почувствовл, что ее словно молния порзил.

Кк можно, будучи змерзшей, зпугнной, голодной, испытывть ткое дикое влечение к человеку, который и являлся причиной всех ее несчстий?

К тому же он, видимо, дже не считет ее женщиной!

Когд мршмеллоу было готово, Сммер уже был рздржен не меньше, чем Колхун весь этот день. Он тк злилсь, что не стл дожидться, пок лкомство остынет, снял с плочки огненно-горячий кусочек и зпихнул его в рот.

И срзу обожгл язык.

Ойкнув, Сммер торопливо глотнул пив из бнки, сострдтельно протянутой ей Фрнкенштейном. С вязкой слдостью и хрустящей корочкой мршмеллоу пиво покзлось совсем уж не тким отвртительным.

– А я думл, ты ненвидишь пиво, – зметил Колхун, когд он нконец опустошил бнку.

– Ненвижу. – Ее язык все еще пылл. Он попробовл пошевелить им.

– У тебя в колледже не было вечеринок с пивом? – спросил он, осторожно сняв сосиску с плочки.

– Нет, – пожл плечми Сммер, – просто колледж не было. – С живым интересом он нблюдл, кк он пристроил плочку рядом с костром, рзломил булочку и ккуртно вложил в нее сосиску.

– Совсем не было? – Мужчин откусил огромный кусище.

– Совсем. Эй, мне? – Возмущення, он потянулсь з плочкой, н которой было еще три сосиски, и взял булочку из пкет, который он ей любезно протянул.

– А кк это получилось? – поинтересовлся Колхун, зглотив кусок мршмеллоу целиком.

– Что получилось? – Сммер откусил сосиску. Н вкус он был божественн, восхитительн, чудесн. Если бы Сммер соствлял зметку для спрвочник путешественник, он поствил бы сосиске пять звездочек.

– Ну, то, что ты не училсь в колледже?

– Вместо колледж я отпрвилсь в Нью-Йорк рботть мнекенщицей, до этого посещл блетную школу. Будучи подростком, ходил н курсы мнекенщиц в Мерфрисборо – тм з обучение брли символическую плту, должн тебе скзть, – и подрбтывл мнекенщицей. Моя школ, когд я ее окончил, устроил мне несколько встреч с вербовщикми реклмных гентств. В одно из них меня взяли, и остльное, кк говорится, поктилось по нктнной колее. Я всегд считл: колледж от меня никуд не уйдет. Но теперь я понимю, что ошиблсь. – Сммер откусил еще от своей сосиски и зжмурилсь от просто-тки рйского блженств.

– И сколько ты пробыл в Нью-Йорке?

Мффи н брюхе подползл к Колхуну с высунутым языком и, подобострстно звиляв хвостом, деликтно тявкнул. Фрнкенштейн хмуро посмотрел н нее. Потом, к изумлению Сммер, отломил треть своей сосиски и протянул собке.

– Я рботл мнекенщицей почти до двдцти пяти лет. И не в высокой моде, кк ндеялсь когд-то, глвным обрзом реклмируя для ктлогов белье. Иногд всякие мелочи – сумочки, перчтки. Но ни реклм белья, ни тем более ксессуров не был в то время большим бизнесом, кк сейчс. Но я зрбтывл очень неплохо, врщлсь в очень приличных компниях и вообще жил в свое удовольствие. А потом неожиднно появились совсем другие, молодые девушки, н которых возник спрос. И все в один момент, – он щелкнул пльцми, – зкончилось. Я окзлсь слишком стр для реклмы. Пришлось вернуться домой.

Щелчок пльцми окзлся ошибкой. Мффи исполнил свой коронный номер «ползющего коврик» в нпрвлении Сммер, и той пришлось скормить ей чсть своего куск мршмеллоу.

– И кк двно это было?

– Одинндцть лет нзд.

– Знчит, тебе тридцть шесть?

– Звучит кошмрно, првд? – Сммер откусил еще кусочек сосиски и попытлсь сделть вид, что дння тем ей безрзличн. Но н смом деле он еще не был готов к стрости. И не могл еще привыкнуть к тому, что ей уже не стть больше молодой и нрядно одетой девушкой. Сммер никогд не думл, что когд-нибудь придется считть по утрм перед зерклом морщинки вокруг глз, употреблять румян и крсить волосы, чтобы скрыть все чще появляющуюся среди кштновых волос седину. Тем не менее, конечно, пришлось. Он был рд, что все эти удры уже позди. Если бы вот только не мужчин, который интересовл ее столько, сколько интересовл ее Фрнкенштейн, и который, похоже, нчинл понимть, что и он не лишен нпрочь сексульной привлектельности. В этом случе стреть снов стновилось больно.

Глв 22

– Тридцть шесть для меня звучит вполне подходяще. Мне тридцть девять.

– С мужчинми все по-другому. Готов спорить, что при случе ты нзнчил бы свидние двдцтилетней, – в голосе Сммер прозвучло презрение.

– Не-. Мне нрвятся женщины, достточно взрослые для того, чтобы знть, но достточно молодые для того, чтобы делть.

Сммер фыркнул.

Он ухмыльнулся и снял еще один кусочек мршмеллоу с плочки.

– Тк что же случилось, когд ты вернулсь домой? Кк я понимю, домом ты считешь Мерфрисборо.

Сммер кивнул:

– Я родилсь в Мерфрисборо и, когд в Нью-Йорке не стло рботы, вернулсь в родной город. Рзве ты не знешь, что уроженцы Теннесси всегд возврщются домой, кк бы длеко ни збросил их судьб?

– Д, кжется, я слышл что-то в этом духе. – Фрнкенштейн принялся з свою вторую булочку с сосиской с прежним неиссякемым энтузизмом. – Ты вернулсь в семью? К родителям, бртьям, сестрм?

– К мтери, отцу, стршей сестре Сндре и млдшей Шелли. Я средняя сестр. Упрямиц, которя никогд никого не слушет. Отец говорил, что из всех способов что-нибудь понять я всегд выбирю смый трудный. Он хотел, чтобы я пошл в колледж, – я взял деньги и вместо этого отпрвилсь в Нью-Йорк. А мои сестры выбрли колледж. Сндр – медсестр, сейчс живет в Клифорнии, уже пятндцть лет кк змужем, счстлив, имеет четверых змечтельных детей. Шелли живет в Ноксвилле, он двокт, девять лет в брке, тоже удчном, у нее трое чудесных детей. А вот я рзведення, бездетня уборщиц. – Сммер невесело рссмеялсь. Ее сестры блгорзумно предпочли тот путь, который выбрли для них родители, см он, вопреки всем советм, погнлсь з журвлем в небе и остлсь н бобх.

– По крйней мере, у тебя хвтило духу испытть судьбу.

Этот комментрий в устх Фрнкенштейн, от которого Сммер могл ждть лишь ккую-нибудь нсмешку в свой дрес, ее оздчил. После секундного рздумья, пытясь тк и этк истолковть его змечние, он посмотрел н него с искренней блгодрностью. Сммер никогд не рссмтривл свой выбор с этой точки зрения. Слов Фрнкенштейн слегк уменьшили ту горечь, которую уже долгое время он ощущл.

Он не успел ничего ответить, кк он спросил ее:

– И чем же ты, нью-йоркскя мнекенщиц из фирмы дмского бель-й-, знялсь в родном Мерфрисборо?

Сммер слегк улыбнулсь:

– Вышл змуж, чем же еще я могл зняться?

З смзливого доктор, сынк нчльник полиции. Несмотря н его мелкий дефект, состоявший в том, что он еврей, мои родители были в восторге. Несмотря н мой мелкий дефект, состоявший в том, что я бптистк, его родители были в восторге. Дже я был в восторге. Некоторое время. Потом это прошло.

– Что же случилось? – в его голосе неожиднно прозвучло сочувствие.

Сммер откусил от своей булочки с сосиской.

– Он взял в жены мнекенщицу, не меня. Когд он обнружил, что мой природный вес фунтов н двдцть больше того, который был у меня в день свдьбы, что мои волосы не вьются, если я не звил их, природный цвет моих губ отличется от цвет губной помды, то стл кпризничть.

– Вот кк? – Фрнкенштейн отрегировл н коронный номер Мффи с «ползющим ковриком», протянув ей кусок своей булочки. – И вы рзвелись, д?

– Не срзу. Хотя было бы лучше, если бы срзу. Муж потртил пять долгих лет н то, чтобы превртить меня в ту женщину, н которой, кк ему кзлось, он женился. Ту, которя женственн, сексульн и очровтельн двдцть четыре чс в сутки. И я все пять лет не мешл ему в этом. Дурочк, см виновт.

В голосе Сммер прозвучл скрытя обид. Чего только он не делл для Лем! Одевлсь с иголочки, держл в идельном порядке дом, готовил ему, рзвлекл его друзей и знкомых, не збывя о том, нсколько должны быть охлждены нпитки, – и провел множество чсов в обществе домшнего видеомгнитофон, пок Лем вклывл н рботе. Он тихо сходил с ум от отсутствия счстья и, в довершение всего, довел себя диетой почти до голодных обмороков. А когд стновилось совсем невмоготу, он дожидлсь, пок Лем уйдет из дому, и съедл все, что могл нйти: мороженое, хлеб, шоколдные бтончики, специльно припрятнные н этот случй. И кждый рз ей потом стновилось плохо. Не только от обжорств, но и от сознния того, что он не в состоянии стть той идельной женщиной, которую, кк думл Лем, он взял себе в жены. В ткие минуты Сммер вспоминл слов муж – он повторял их прктически кждый рз, когд видел ее поглощющей нормльную пищу: «Я не знл, что женился н жирной свинье».

С Лемом он всегд чувствовл себя жирной свиньей.

Фрнкенштейн здумчиво посмотрел н нее:

– Д нет, я бы скзл, что дурчок он. Для струшенции тридцти шести лет ты выглядишь совсем неплохо.

Сммер подрил ему неожиднную ослепительную улыбку.

– Не зню, что у тебя н уме, Фрнкенштейн, но, если ты хочешь добиться своего, вляй в том же духе.

Он ухмыльнулся:

– Клянусь, это был только комплимент.

– Тк все говорят.

– Возьми мршмеллоу . Может быть, он подслстит твою печль.

– Возможно.

Он рзломил пополм кусочек лкомств. Сммер нслждлсь вкусом липкой слдости, пок он не рстял у нее н языке, потом пожлел, что все кончилось. Фрнкенштейн, похоже, испытл те же чувств, потому что слизл липкие крошки со своих пльцев, когд его половинк тоже рстял.

– И что же случилось с тобой, когд ты рзвелсь с этим, кк то бишь его?

– С Лемом. С доктором Лемюэлом С. Розенкрнцем, урологом. Тебе действительно интересно дослушть историю моей жизни до конц?

– Телевизор здесь нет. Других знятий мы тоже не имеем.

Сммер состроил ему гримсу.

– Тк вот, я рзвелсь. Поскольку ни виновник в рспде семьи, ни детей не было и в связи с тем, что Лем уже являлся врчом, когд я вышл з него, и в ншем доме не окзлось совместно нжитого имуществ, я остлсь прктически без копейки. И это был удр. К тому времени мои родители переехли в Снти, отец болел. Они тяжело переживли мой рзвод. Н них свлилсь куч збот, и я не хотел добвлять им еще одну. Сестры повыходили змуж и рзъехлись. Я был одн кк перст. И решил, что пробьюсь см, без чьей-либо помощи. Вот только я не имел ни обрзовния, ни ккой-нибудь профессии. В молодости был мнекенщицей, реклмировл дмское белье, – попробуй-к нйди ткую рботу в Мерфрисборо, потом стл домшней хозяйкой. Для того чтобы демонстрировть нижнее белье, уже ни возрст, ни фигур не подходили, у меня больше не было ни дом, ни хозяйств. Но одной вещи я все-тки нучилсь в змужестве. Господи, я нучилсь делть уборку. И я принялсь убирть чужие дом. Тк родилсь «Свежя мргритк». С тех пор фирм кормил меня и процветл год от год.

Фрнкенштейн откусил немного булочки с сосиской.

– Не зню, кк лучше скзть тебе, Розенкрнц, но это пример успешной крьеры.

Его змечние очень польстило Сммер.

– Спсибо.

– Тк что теперь, кк я понимю, твой бывший уже смылся с твоего горизонт. А кк нсчет новых приятелей?

– Я встречюсь с одним. Джим Бритт, днтист.

– Это серьезно?

– Нет, – после некоторого колебния искренне скзл Сммер.

– Отлично!

Он внимтельно посмотрел н него:

– Что ты хочешь скзть своим «отлично»?

– Что мне ненвистн мысль, если ты снов превртишься в домохозяйку у ккого-нибудь врч, – произнес Колхун с непроницемым лицом.

– Со мной ткое в жизни больше не случится, можешь мне поверить. Урок не прошел дром. – Сммер вырзительно пожл плечми, с сожлением нблюдя, кк Фрнкенштейн зворчивет пкет со слдостями, чтобы не было соблзн съесть все. В пкете оствлось еще с дюжину кусков. Блгорзумие требовло оствить их н потом, кк и сосиски, глеты и мятные подушечки.

– Если уж у нс вечер вопросов и ответов, то я тоже хочу спросить тебя. А ты колледж окончил?

– Я окончил университет Восточного Кентукки. По специльности првонрушения. Но поступил туд не срзу после школы. Снчл отслужил в морской пехоте.

– Ты см пошел в рмию? – Большинство знкомых Сммер, родившихся в сороковые, сделли все, чтобы уклониться от воинской службы.

– Д, – ухмыльнулся Колхун.

– А почему?

– Можно скзть, что я был лопухом, клюнувшим н девиз «Немногие, но гордые».

– В смом деле?

– И еще я не хотел, чтобы меня призвли. Я считл, что будет лучше, если см пойду туд.

– Тк и случилось? Я хочу скзть, это окзлось лучше?

– Я жив, тк что, нверное, лучше. Хотя куч моих приятелей провлндлсь все эти годы в нционльной гврдии.

– Ты был во Вьетнме? – ее голос прозвучл сурово, он смотрел н него с невольным увжением.

– Нет, но в перспективе это мне светило. Примерно к тому времени, когд я окончил курс нчльного обучения, оттуд нчли выводить войск. Тк что большую чсть своей службы я провел в Северной Кролине. И упустил свой шнс стть знменитым героем.

– По крйней мере, ты остлся жив.

– Я тк всегд и думл.

– Ты был… ты жент?

– Рзведен, – его ответ прозвучл легко.

– Когд?

– Три год нзд. Когд моя жизнь полетел к чертям. Плюс ко всему, что со мной случилось, от меня ушл жен, збрв с собой дочь.

– У тебя дочь? – Сммер кк-то не пришло в голову, что он может быть чьим-то отцом.

– Д. Сейчс ей триндцть. С тех пор кк исполнилось десять, я видел ее ровно три рз. – Горечь в его голосе подскзл ей, что для него это был болезнення тем. – Он не хочет видеть меня. Говорит, что я сломл ей жизнь. В школе ее дрзнят из-з того, что он моя дочь.

– Прости, мне жль. – Ее собственные переживния о прошлом померкли перед его болью, которую ему не удлось скрыть до конц.

– Ничего. Мне тоже жль.

– Знчит, твоя жен рзвелсь с тобой, и что было дльше? – произнесл неуверенно Сммер, стрясь быть деликтной.

– Ты хочешь спросить, были ли у меня другие женщины? О д.

– Прости. Мне жль, – снов промолвил Сммер, но ничего лучше ей не пришло в голову.

– А мне больше не жль. И о рзводе я тоже не сожлею. Мы никогд толком не устривли друг друг. Он все время говорил мне, что я не люблю ее по-нстоящему, и был прв.

– Вы познкомились в Северной Кролине? Он отрицтельно покчл головой:

– Элен из Ншвилл. Я познкомился с ней, когд уволился из морской пехоты. Он н дв год моложе меня, и мы были женты одинндцть лет. Три из них, от силы, были хорошими. Элен ревновл меня к любой женщине, которой я скзл дв слов. А я не изменил ей ни рзу, могу поклясться н Библии. До тех пор, пок… – его голос стл глухим.

Сммер понял, что остлось недоскзнным.

– Кк ее звли?

Он отрешенно посмотрел н нее, но не стл притворяться, что не понял, кого он имеет в виду.

– Диди.

– Ты любил ее?

– Диди? – Он секунду помолчл. Его взгляд стл здумчивым. – Я был без ум от нее с тех смых пор, когд мы об были еще подросткми. Потом я нконец добился того, к чему рвлся, – у нс нчлся бурный ромн, – и это окзлось совсем не то, чего я ожидл. Мы были кк огонь и лед, то есть бсолютно несовместимы. Но я любил ее. Д, я ее любил. Но в конце концов этого окзлось мло. И для меня, и для нее.

Уловив боль в его последних словх, Сммер понял, что эту тему ей лучше оствить. А Фрнкенштейн ни с того ни с сего нчл рзлмывть н куски последнюю сосиску для Мффи. Пробормотв извинения по поводу естественной нужды, он встл и удлилсь в темноту.

Когд Сммер вернулсь, Колхун возился с костром, подклдывя в него хворост. Ей покзлось, что он не змечет ее взгляд. Взяв стоявшую рядом только что открытую бнку пив, Колхун сделл из нее гигнтский глоток.

Сммер вспомнил, что он говорил о своей тяге к спиртному, и ощутил смутное беспокойство.

Почувствовв н себе ее взгляд, Стив поднял глз. Он укоризненно смотрел н бнку, которую он продолжл держть в руке.

Видя, что он нблюдет з ним, он снов поднес бнку ко рту и сделл еще один долгий глоток.

– Не волнуйся, – посоветовл он, когд допил бнку и тыльной стороной лдони вытер рот. – Ведь ты не хочешь, чтобы я умер от жжды здесь, в глуши, не првд ли? – Увидев выржение ее лиц, он внезпно ухмыльнулся: – Кроме того, это не пиво, вод. Я нбрл ее в реке.

– В тком случе я ндеюсь, что ты не схвтишь дизентерию. – Сммер с трудом двлся непринужденный тон. Он почувствовл к нему ткую симптию, что пришлось приложить гигнтское усилие, чтобы скрыть ее.

Он возненвидел бы ее, если бы почувствовл жлось с ее стороны. Сммер знл это тк же хорошо, кк и то, что в жизни неизбежны нлоги и смерть.

Ее нехитря уловк вызвл у него усмешку:

– Господи, я не подумл об этом.

– Уже поздно.

Неожиднно Сммер широко зевнул тк, что хрустнули челюсти. Сытя и устля, он буквльно влилсь с ног. Безумно хотелось спть. Он смущенно взглянул н Фрнкенштейн.

Уложив оствшиеся припсы в белый полиэтиленовый пкет, он рсстегнул спортивную сумку, чтобы спрятть все туд. Когд Сммер зкончил зевть, Колхун улыбнулся ей:

– Похоже, что детке пор биньки.

Детке действительно пор биньки – он не возржл. Имелсь только мленькя недетскя проблем.

У них был только одн сктерть. И эт сктерть служил ей в днный момент одеждой.

Глв 23

– Пижму не нужно? – Фрнкенштейн порылся в спортивной сумке и что-то оттуд вытщил.

Сммер с облегчением узнл свою униформу «Свежей мргритки». Пусть и не совсем свежя, все же это был одежд. Знчит, не придется спть нгишом.

– Спсибо.

Сммер взял брюки и блузку и нпрвилсь з склу, чтобы переодеться. Без нижнего белья синтетик липл к голым ягодицм, груди неуютно свисли под тонким нейлоном кофточки. Опустив глз, Сммер увидел, что ее соски зметно проступют под ткнью. Он снов нкинул н плечи сктерть и почувствовл себя лучше. Во всяком случе, не было ткого ощущения нготы.

Когд он вышл из-з склы, то увидел, что он лежит н земле в зстегнутой н молнию штормовке с кпюшоном, положив под голову сумку и скрестив руки н груди.

Сммер нерешительно приблизилсь, и Фрнкенштейн открыл глз.

– Спокойной ночи, – произнес он и снов зкрыл глз. И, судя по дыхнию, тут же зснул.

«Спокойной ночи?» – Сммер не поверил своим ушм. Знчит, ей нечего опсться последствий пребывния с Фрнкенштейном под одним одеялом. Судя по его виду, он был вполне доволен, дже счстлив, что спит один. Явно предпочитя прохлду ночного воздух и одиночество компнии.

Прежде он не был тк щепетилен. Может, просек кким-то обрзом, что ее все сильнее влечет к нему? И опсется, что он нпдет н него во сне?

Крск удрил в лицо Сммер.

Он всмотрелсь в темноту з пределми мерцющего костр и непроизвольно вздрогнул. Оттуд мог появиться кто угодно.

Он тем не менее не собирлсь унижться до просьбы переночевть рядом с Фрнкенштейном.

Укутвшись плотнее в сктерть, Сммер опустилсь н колени, рсчистил от кмней и веток поросший трвой учсток земли у костр и легл. Подозвв Мффи, сгребл собку в охпку и уложил рядом с собой.

Мффи вздохнул и прижлсь к ней. Свернувшись клчиком в ногх Фрнкенштейн и положив голову н сктнный угол сктерти, Сммер перепробовл все средств, чтобы зснуть: от пересчет овец до рзмышлений о том, что он посдит в своем сду н следующий год. Ничто не помогло. Ее мозг бодрствовл и был ктивен. С одной стороны, он испытывл досду н рвнодушие Фрнкенштейн, с другой стороны, стрх спть в открытом месте.

З все время ужин Фрнкенштейн дже не удостоил ее двусмысленного взгляд. Он точно знл, что под сктертью он голя, но это явно его не трогло.

Чирк!

Сммер широко открыл глз. Что это з звук? Оглядевшись вокруг, он не увидел ничего, кроме пляшущих отблесков плмени костр. Только грудь Фрнкенштейн ритмично поднимлсь и опусклсь. З пределми небольшого освещенного круг был непроницемя темнот.

Ткой звук могло издть животное – небольшое, кк он ндеялсь, – где-нибудь длеко в лесу.

Ее веки снов нчли смыкться. Почему Фрнкенштейн не проявил никких знков внимния? В днных обстоятельствх большинство мужчин не рздумывли бы ни секунды. Может быть, беспокойство з их судьбу подвило в нем сексульные желния? Возможно, он слишком измотн их бесконечным бегством?

Ей пришл было в голову мысль, что он, видимо, слишком стеснителен, чтобы воспользовться подвернувшимся случем, но он тут же отмел ее.

Фрнкенштейн стеснителен? Вот уж чего он бы не скзл.

Хруст!

Что это? От ужс глз Сммер стли огромными. И снов вокруг не было ничего, кроме скл, костр и Фрнкенштейн. Мффи прижлсь к ее подбородку и быстро зснул. Шерсть щекотл нос Сммер, но он ни з что н свете не зхотел бы лишиться своей компньонши. Хотя чувство уверенности, которое создвл у нее близость собчки, предствлялось весьм иллюзорным. Однко с Мффи все рвно было уютнее.

Но, если поблизости бродит медведь, ккой же прок от Мффи?

«По крйней мере, он злет, – скзл себе Сммер. Но потом честно добвил: – Ндеюсь».

Судя по предыдущему опыту, Мффи в основном лял тогд, когд хотел есть. Господи, пусть же он сочтет подкрдывющегося медведя съедобным!

Хотя горздо вероятнее, что это медведь сочтет съедобной Мффи.

Веки Сммер снов сомкнулись. «Спи, – прикзл он себе. – Спи». Но сон никк не шел.

Он что, совсем не в его вкусе? Или Фрнкенштейн не считет ее привлектельной? Рньше мужчины всегд обрщли внимние н Сммер.

Рньше – вот в чем дело.

Видимо, вопреки своему шутливому зявлению, Фрнкенштейн все-тки предпочитл двдцтилетних девиц с упругим телом и пустой головой.

А тридцтишестилетняя женщин, с морщинкми вокруг глз и мягким, округлившимся телом, не в состоянии возбудить его.

Кроме того, у большинств мужчин не хвтет ум предпочесть с трудом приобретенные мудрость и жизненный опыт слепому обожнию и хихикнью.

А суть в том, что большинство мужчин думют тем, что у них между ног. Тому, что между ног у Фрнкенштейн, не было, видимо, дел до Сммер.

А это, яростно твердил себе женщин, ее кк рз и устривет.

С ткой мыслью он нконец уснул.

Спустя некоторое время ее рзбудил хриплый крик.

С бьющимся сердцем Сммер присел. Было еще совсем темно. Сколько же он проспл? Он не имел об этом ни млейшего предствления.

Единственное, что Сммер знл, это то, что испуглсь до смерти.

Кто-то вскрикнул. Оглядевшись вокруг, он увидел, что Фрнкенштейн с пепельно-бледным лицом стоит н четверенькх и неподвижно смотрит куд-то з костер. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догдться: это он рзбудил ее своим криком.

– Что это? Что случилось? – Он предствил себе медведя, который волок в лес сктерть, куд были звернуты он с Мффи, и проползл несколько футов кменистой почвы, отделявших ее от Фрнкенштейн. А он дже не взглянул н нее, когд он прислонилсь к нему плечом и бедром.

– Смотри… смотри туд! – Колхун покзл рукой в темноту.

Сммер посмотрел, но не увидел ничего, кроме темных силуэтов рскчивемых ветром деревьев. Они стояли н четверенькх, прижвшись друг к другу, и вглядывлись во тьму з костром.

– Что это было? Что? – Сердце Сммер бешено колотилось. С пересохшим горлом он искл среди движущихся теней источник неведомой опсности. Чтобы нгнть ткого стрху н Фрнкенштейн, это, по крйней мере, должен быть оборотень. Или те плохие прни.

– Рзве ты… рзве ты не видишь ее? – Его голос был хриплым, в нем слышлся смертельный ужс.

– Кого? Кого я не вижу? – Глз Сммер едв не вылезли из орбит, нстолько стртельно он глядел в укзывемую сторону. Чем бы ни окзлсь ускользвшя от ее взгляд опсность, он должн был испугть ее, если уж испугл Фрнкенштейн. Сммер был готов: могл и желл окменеть от ужс зочно.

– Диди, – это имя прозвучло, кк стон. Диди? Ккя Диди? Испугнно всмтривясь изо всех сил в темноту, Сммер пытлсь вспомнить. Не Диди ли звли ту женщину, которя…

– Но Диди мертв! – воскликнул он.

– Думешь, я этого не зню? – Колхун посмотрел н нее безумным взглядом. – Но он здесь – смотри! О Боже, вот он!

По его голосу было слышно, что он потрясен. Пристльно взглянув н него, Сммер подумл, что ему, нверное, приснился кошмрный сон. Рзумеется, что же еще? Ккое еще может быть объяснение? Тем более если вспомнить, что это уже не первый случй.

– Господи, ты нпугл меня до смерти. – От облегчения у нее дже зкружилсь голов, и он сел н корточки.

– Черт тебя возьми, посмотри н собку! Тревог в его голосе зствил Сммер снов встть н четвереньки. Отдвя себе отчет в том, кк смешно он выглядит, Сммер все же посмотрел н Мффи, и муршки побежли у нее по спине. Собк нходилсь кк рз в кругу свет костр, ее хвост и уши стояли торчком, взгляд был устремлен в ту же точку, куд не отрывясь смотрел Фрнкенштейн.

Туд, где, кк он зявил, появилсь двно умершя Диди.

Они что, об видели призрк?

Чушь! Ткого не может быть.

«Если по соседству у вс…»

В темноте з костром что-то стло обретть форму. Глз Сммер рсширились. Дыхние остновилось. Фрнкенштейн рядом с ней зстыл кк столб. Их внимние было приковно к тому, что двиглось з пределми круг свет.

Мффи, подняв уши и хвост, тоже зтилсь.

«…стрнное творится, то з помощью к кому вм лучше обртиться?»

Сердце Сммер змерло. Он что, действительно видит перед собой нстоящее, живое (или ккое тм оно бывет?) привидение?

Тм, – он не ошиблсь – срзу з пределми светового круг, что-то мтерилизовлось и теперь двиглось в их сторону.

К охотникм з привидениями!

Мффи тявкнул, Сммер вскрикнул, Фрнкенштейн издл неопределенный звук, и нечто поднялось в воздух.

Неподвижня Сммер нблюдл, кк три оленя, словно птицы, вспорхнули нд костром и скрылись в ночи.

– О Боже! – Фрнкенштейн здыхлся. Он перевел взгляд н прежнее место. – Он исчезл. – Словно освободившись от чр, он откинулся нзд и зкрыл лицо рукми.

Сммер встл н колени рядом.

– Что ты хочешь скзть этим своим «он исчезл»? Конечно, исчезл. Ее тм и не было. Ты, идиот, только нпрсно нпугл меня до смерти. – Сммер удрил его по руке. Он был тк нпугн, что до сих пор тяжело дышл.

– Эй, мне больно! – Фрнкенштейн схвтил Сммер з руки, когд он попытлсь снов его удрить. – У меня здесь ссдин!

– Это был дурной сон!

– Дурной сон? – Фрнкенштейн крепко держл ее з руки.

Он посмотрел ему в глз и увидел, что они полны ужс.

– Ты что, ничего не видел?

– Я видел только оленей.

– Господи!

– Тебе приснился дурной сон.

– Кжется, я теряю рссудок. – Он зкрыл глз. – Ты не веришь в призрков?

Сммер отрицтельно покчл головой, хотя в темноте Колхун не мог увидеть этого.

– Не говори глупостей.

– Меня тоже терзют сомнения, – простонл он. – Но почему же я все время вижу Диди?

– Ты видел ее и рньше?

– Д. О д. – Его глз снов открылись.

– Когд?

Фрнкенштейн рстерянно посмотрел н нее:

– Рньше.

– Нпример, когд ты кричл во сне?

– Д.

– Тогд тебе приснился дурной сон. Сегодня тоже был дурной сон. Тебе ндо спросить себя, чем он вызвн.

– Думю, что я догдлся, в чем дело, – невесело рссмеялся Фрнкенштейн.

– Вот кк?

– Д.

Сммер подождл, но он, похоже, не собирлся пускться в дльнейшие объяснения.

– Тк скжи мне.

– Розенкрнц, поверь мне, ты не зхотел бы это узнть.

– Нет, я хочу знть.

В его глзх промелькнул внезпный блеск.

– Ты уверен?

– Уверен.

– Точно уверен?

– Может быть, перестнешь игрть в бирюльки и скжешь мне нконец?

– Лдно. Но только помни, что ты см попросил об этом. – Его пльцы переместились н ее зпястья, сковывя их, кк нручники. – Я вижу Диди только тогд, когд у меня стоит.

– Что? – Сммер не поверил своим ушм.

– То, что слышл. А стоит у меня только тогд, когд я думю о тебе.

Сммер попытлсь освободить свои кисти, но Фрнкенштейн крепко их держл. Не зря он вцепился в ее руки – боялся, что он удрит его снов! И было з что!

– Ах ты, негодный, лживый сукин сын…

– Это святя првд, – произнес Колхун и в докзтельство поднес один из ее сжтых кулков к своей ширинке.

Сммер внезпно зтихл. Под тесной, зстегнутой н молнию ширинкой шортов действительно топорщилось что-то твердое, кк кмень.

– Видишь? – спросил он серьезно. Сммер посмотрел н него и зтил дыхние.

Стрсть, горевшя в его глзх, был рельностью.

– Фрнкенштейн…

– Думю, что тебе лучше звть меня Стивом, – проговорил он с легким смешком и притянул ее к себе.

Сммер охотно подчинилсь и легл ему н грудь, его руки скользнули ей з спину.

– Стив, – выдохнул он, глядя ему в глз и обвивя рукми шею.

– Горздо лучше, – скзл он и перектился н нее, тк что Сммер окзлсь н спине, он склонился нд ней, опирясь н локти.

Держ руки н его плечх, Сммер посмотрел в это изрненное, исцрпнное, явно некрсивое лицо и почувствовл, что вся тет изнутри. Потом Стив нклонил голову и поцеловл ее.

Глв 24

Н этот рз земля уплыл у нее из-под ног. Колокол ззвонили. Из глз посыплись искры. Его губы были твердыми, горячими и н удивление нежными. Его язык коснулся ее губ, проскользнул между ее рздвинутыми зубми и обследовл рот. Тепля сильня рук ншл ее левую грудь и легко сжл через тонкий нейлон. В голове у Сммер все поплыло.

Дрожщя, с зкрытыми глзми, он отрешенно поцеловл его в ответ и обнял з шею. Пльцы Стив рспхнули кря ее блузки и нчли лскть обнжившиеся груди, ксясь твердых, кк гльк, сосков. Сммер притянул его голову к себе, он переходил от одного стрстно жждущего лски соск к другому.

Сммер еще никогд не испытывл тких ощущений.

Ее руки нетерпеливо пробрлись под штормовку, здрли мйку и обхвтили его спину. Кож Стив был теплой и глдкой. Сммер ощутил под лдонями твердые мускулы и восхитилсь крепостью его тел. Ее руки опустились вниз по его спине, пытясь проскользнуть з пояс шортов.

– А, черт!

Фрнкенштейн – Стив – отпрянул, резко сел и рывком стщил через голову штормовку вместе с мйкой. Сммер оглядел его широкие плечи, мощную грудь, поросшую курчвыми черными волосми, плоские мужские соски, ккуртный кружок пупк и почувствовл, что у нее пересохло во рту. Он хотел его. О, кк он его хотел!

Стив змешклся с метллической пуговицей н шортх. Оттолкнув его руки, Сммер рсстегнул ее см. Потом нщупл язычок молнии и потянул вниз.

Через рздвинувшийся рзрез выглянуло очевидное свидетельство того, что и он желл ее.

Зтив дыхние, Сммер прошлсь своим укзтельным пльцем вдоль его длины.

– Розенкрнц, ты сводишь меня с ум, – простонл Стив.

Он дже не успел подумть о том, что ему, черт бы его побрл, ндо нпомнить: ее зовут Сммер, кк он окзлся н ней, прижв свой рот к ее рту и пльцми нщупывя зстежку ее брюк.

Зстежки не было. Брюки из дешевой синтетики держлись н резинке. Обнружив это, он двинулся дльше. Его рук, проскользнув под резинку, опустилсь по ее мягкому животу к островку волос между ее ногми. Сммер перестл дышть, когд опытные пльцы дотронулись до него.

Он обнружил мленький бугорок, жждвший его внимния, и принялся лскть его, отчего женщин едв не лишилсь рссудк. Он прил все выше и выше…

Неожиднно Стив змер. Его пльцы словно прлизовло. Тело, ритмично придвливвшее ее к земле, вдруг нпряглось. Сммер зскулил, скорчилсь и потянулсь к его руке, умоляя его продолжить. Он не пошевелился.

Он открыл глз. Его взгляд был обрщен куд-то в сторону. Одн рук Колхун все еще нходилсь в ее брюкх, другя продолжл обнимть ее содрогющееся и жждущее лск тело. Подняв голову, он неподвижно смотрел в темноту.

– Стив… – прошептл Сммер, отрывясь н несколько дюймов от земли и многообещюще прижимясь своей голой грудью к его телу. Чувствовть соприкосновение трепещущих сосков с его твердой, поросшей волосми мускулистой грудью было тк приятно, что он н несколько секунд збыл о том, что Стив не обрщл н нее никкого внимния.

– Он плодирует, – сообщил вдруг Колхун.

– Что ты скзл? – Обвив Стив рукми и прильнув к нему грудью, Сммер поцеловл сбоку его шею.

– Черт возьми, мне ндо убирться отсюд.

Рсцепив ее сомкнувшиеся руки, Стив встл и зстегнул шорты.

– Что случилось? – Сммер повлилсь спиной н землю, в изумлении глядя н него.

– Собирйся, нм ндо идти.

– О чем ты говоришь? – зпричитл он.

– Ндень это, – скзл он, брося ей штормовку с кпюшоном. А см, подобрв с земли мйку, нтянул ее н себя. Зтем сктл сктерть и зпихнул ее в спортивную сумку.

– Ккя мух тебя укусил? – Сммер все еще недоверчиво взирл н Стив.

– Черт тебя побери, ты оденешься нконец? – выплил он рздрженно и посмотрел н нее сверху.

Сммер внезпно осознл, кк он «великолепно» выглядит в своих брюкх из черной синтетики, с рсхристнной блузкой, из которой торчт пышные, увенчнные острыми соскми груди, с рздвинутыми коленкми, с рзметнными по лицу волосми и горящими от стрсти глзми. Росомх. Другого слов не придумешь.

Внезпно смутившись, он зпхнул блузку, зстегнув ее н оствшиеся пуговицы, потом ндел штормовку, рвнул вверх молнию.

Пок Сммер приводил себя в порядок, он снял с веток ее непросохшую одежду и обувь.

– Держи. И поторпливйся, – произнес мужчин, брося н землю рядом с ней туфли и носки. Зтем скомкл лифчик и трусики Сммер, звернул их в ее бскетбольные трусы и мйку и сунул все в спортивную сумку.

Сммер, удивленно моргя, смотрел н всю эту сцену.

– Ты, нверное, шутишь. Мы что, действительно уходим?

– Обувй свои туфли, – рявкнул он слегк приглушенным голосом, в котором сейчс слышлсь ненвисть.

– А пошел ты н фиг, Фрнкенштейн! – В ярости Сммер схвтил еще сырые носки и нтянул их н ноги. Он уже обулся, пок он продолжл зшнуровывть свои огромные, хлюпющие бскетбольные бшмки.

Но дже ее ярость не тронул его. Кзлось, что Колхун отключил – нет, нпрочь збыл недвнюю стрсть, ту стрсть, которя все еще пульсировл в ее жилх.

– Собку понесу я. Пошли. – Фрнкенштейн в плотно ндвинутой н глз кепке с ндписью «Быки» ногой зсыпл песком костер. Потом, к неописуемому возмущению Сммер, молч повернулся и нпрвился в темноту, дже мельком не взглянув, следует ли он з ним.

Кк он смеет тк обрщться с ней? Сммер вся кипел от злости, шгя позди Колхун. И то, что у нее не хвтило духу проучить его, нпрвившись в противоположную сторону, только усиливло гнев. Вскочить посреди смой бурной любовной сцены, которую он когд-либо испытывл, и бежть в ночь, черт знет куд, без кких-либо доступных ее понимнию причин, было смым возмутительным поведением, с которым он когд-либо в жизни стлкивлсь.

Будь он проклят, если еще хоть рз зговорит с ним!

Фрнкенштейн летел вперед кк ужленный. В кромешной тьме они спусклись в оврги и взбирлись н холмы, огибли кменные нсыпи, попдя в едкое облко гз, выпущенного испугнным скунсом. Когд они прошли мимо родник, земля под опвшими листьями стл топкой, и Сммер промочил в жидкой грязи свою обувь. При кждом дуновении ветр тинственно скрипели стволы деревьев. Острый хвойный зпх земли, опвшей листвы и плесени вскоре вытеснил вонь скунс

Нконец взошло солнце. Нвстречу ему, кк будто приветствуя, лениво поднимлись клочья тумн. Они выползли из лес и рстворялись вдли. Пели птицы. Трещли цикды.

Рссвет сменился светлым утром, и воздух постепенно согрелся. Сверквшие лмзми кпли росы под деревьями высохли. Белки вышли н звтрк.

Сммер тоже зхотелось есть.

Мффи, кк футбольный мяч, мелькл под мышкой у Фрнкенштейн. А см он все шгл и шгл, словно кролик из реклмы бтреек «Энерджйзер».

Теперь, когд у Сммер было время обдумть свое фиско, он понял, ккя причин гонит Стив вперед. Посреди любовной сцены ему, нверное, снов померещилсь Диди.

А это вовсе не устривло Сммер, с ккой бы стороны н это ни смотреть.

Глядя со злобой в его спину, он змурлыкл вполголос:

– Если по соседству у вс…

С тех пор кк он повстречлсь с ним, этот дурцкий мотив прктически без перерыв звучл в ее голове.

Мршируя следом, Сммер нпевл. Он продолжл идти. Он стл петь громче. Он шел в том же темпе. Зпел совсем громко. Вдруг его спин нпряглсь и он змедлил шг.

– …стрнное творится, то з помощью к кому вм лучше обртиться? – Сммер «убвил громкость», но слов были по-прежнему рзличимы.

Фрнкенштейн остновился и обернулся, чтобы посмотреть н нее.

Сммер тоже остновилсь. Склонив голову нбок, он усмехнулсь и продолжл:

– К охотникм з привидениями. Тр-т-т-т-т-т-т!

– Ты что, ндо мной издевешься? – его вопрос прозвучл тк, словно он не верил, что ткое возможно.

– Я? – Сммер прекртил петь и отрицтельно покчл головой, стрясь придть своему лицу невинное выржение.

Некоторое время Фрнкенштейн молч взирл н нее, потом повернулся и пошел дльше.

А Сммер нчл снчл:

– Если по соседству у вс стрнное творится…

– Ты не могл бы прекртить эту идиотскую песню? – Во взгляде, который он метнул через плечо, сквозило явное рздржение. А тон ясно покзывл, что он с трудом сдерживется.

– Извини. Я не знл, что он тебе не нрвится, – промолвил Сммер нгельским голоском. Но когд мужчин снов отвернулся, он пропел с ядовитой интонцией: – А я духов не боюсь!

– Черт тебя побери, Розенкрнц! Зткнись же рди Бог! – Повернувшись, он все еще пытлся держть себя в рукх, хотя было зметно, что он буквльно кипит от злости.

Сммер фыркнул. Он не могл уняться.

– И перестнь смеяться.

– Ну знешь, я буду смеяться, когд хочу. И буду петь, когд хочу, – ответил он спокойно и принялсь снов петь.

– Ах, ты не хочешь прекртить? – зкричл он. Мффи внезпно злял, и он с рздржением опустил собку н землю.

Сммер, чувствуя себя в безопсности в десяти футх от него, продолжл петь:

– Тр-т-т-т-т-т-т!

– Черт возьми, Розенкрнц, я предупредил тебя! – Фрнкенштейн стоял, уперев сжтые кулки в бок. Его глз метли молнии.

– А чем тебе не нрвится эт песня? – с усмешкой спросил Сммер. – Дже если ты думешь, что у тебя есть твое личное привидение, это еще не причин, чтобы принимть песню н свой счет.

– Ах, ты…

Сммер был уверен, что непроизнесенное слово не смое лестное для нее. Он понял это по выржению его глз. Фрнкенштейн опустил руки и теперь сжимл и рзжимл пльцы, словно примеривл их к ее шее. Его выглядыввшие из мйки мускулы вздулись, словно холмы, которые они только что преодолели. Козырек бейсбольной шпочки низко ндвинут н лоб. Словом, вид у него был воинственный.

Сммер знл, что любой нмек н его одержимость призрком Диди подобен удру ниже пояс, но ей было все рвно. Пор дть понять этому мистеру супермену, кк смехотворн вся эт чушь с привидениями.

– А я духов не боюсь! – пропел он нсмешливо.

Его глз просто пылли гневом, тело нпружинилось.

– Перестнь, Розенкрнц, – процедил Колхун сквозь зубы.

Сммер усмехнулсь:

– Если по соседству у вс стрнное творится, то з помощью к кому вм лучше обртиться? К охотникм з привидениями! Тр-т-т-т-т…

До последних «т-т» он не успел добрться. С яростным криком он бросил н землю монтировку и сумку и кинулся н Сммер. Он рвнулсь было в сторону, но его рук цепко схвтил ее з плечо.

– Тебе все еще весело, д? – спросил он, рзворчивя ее лицом к себе. – Тогд двй, спой еще. Если не боишься.

Сммер посмотрел н его полное ярости, исцрпнное и изрненное лицо, н стиснутые челюсти. И прочл в устремленных н нее глзх сигнл опсности.

Подняв подбородок, Сммер зтянул:

– Если по соседству у вс…

Его кисти угрожюще сжли ее плечи, взор сверкл мрчным огнем. Если н лице человек может быть нписно желние убивть, то в этот момент Фрнкенштейн был именно тким человеком.

Глв 25

Но н Сммер это не произвело впечтления.

– Ты что, собирешься убить меня?

– Господи, с удовольствием сделл бы это, – по его голосу было ясно, что он н грни взрыв.

– Зпугть меня не удстся, – скзл Сммер, нсмешливо подмигнув ему. – В отличие от тебя, я не трусишк.

– Что?

– Не трусишк, – повторил он и тихо добвил: – А я духов не боюсь!

– Зткнись же нконец!

– Тр-т-т-т-т…

– У-у! – это был яростный рык, и н секунду Сммер почти испуглсь. Колхун сжл ее плечи, рывком притянул к себе и, зпустив руку в ее волосы, стрстным поцелуем оборвл пение.

Мужчин в бейсбольной шпочке с ндписью «Быки» целовл ее впервые. Он не сомневлсь, что в этом было нечто символическое.

Сммер открыл рот, чтобы сделть глубокий, взволновнный вдох, и его язык стремительно вторгся в мягкую теплую полость, подобно вржеской рмии. Ее колени здрожли под тким нтиском. Голов откинулсь нзд. Рот Сммер окзлся безжлостно звоевн, и у нее не было спсения от этого ншествия.

А потом ее руки обвили его шею. Именно рди этого Сммер тк беспощдно нсмехлсь нд ним. Именно этого он хотел.

– Стив… – выдохнул он ему в лицо. И поцеловл его с ткой стрстью, которя был горячее любого плмени.

Он обнял Сммер з плечи и притянул к себе.

– Боже, Розенкрнц, – прошептл он в ответ. Он прогнулсь в его объятиях и зтряслсь от смех.

– Сммер, – произнесл он. Ее губы были лишь в дюйме от его губ. – Меня зовут Сммер.

– Сммер, – повторил он извиняющимся голосом, глядя прямо ей в глз. Легкя улыбк пробежл по его лицу. – Прекрсня, желння Сммер.

От счстья не в состоянии скзть ни слов, Сммер рзжл свою руку, сжимвшую его плечо, и легко поглдил жесткие волосы Стив у основния шеи. Он сбросил бейсболку с его головы и проследил, кк т пдет н землю. Он, кжется, не зметил этого. Его глз по-прежнему были устремлены н Сммер.

– Поцелуй меня, Стив, – попросил он, приближя к нему свое лицо. Когд он коснулся ее губ, он услышл, кким прерывистым и хриплым было его дыхние. А потом внезпно что-то случилось. Он посмотрел вверх и вдруг зстыл, немного отстрнясь от нее. Сммер почувствовл сопротивление его тел.

Диди. Он опять увидел Диди?

Он решил стереть Диди из его пмяти.

– Стив, поцелуй меня. Пожлуйст. – Он скзл это безо всякого стыд. Именно ткой и был сейчс Сммер – бесстыдной. И он хотел его, ждно и стрстно, кк никого и никогд еще в своей жизни.

И он готов был сржться з то, чего хотел.

Погрузив руку в его короткие жесткие волосы, Сммер пригнул голову Стив вниз. Мягко, зворживюще провел губми по его губм и рздвинул их своим языком. Скользнул по зубм, нёбу, коснулсь язык, попытвшись вовлечь его в эту игру. Зтем легонько укусил его нижнюю губу.

Но Стив не отвечл н лски.

Он прижлсь своим лобком к твердому выступу его шортов, двигясь вверх и вниз.

Он глубоко и хрипло вздохнул и снов посмотрел н нее. В его глзх был мук.

– Возьми меня, – прошептл Сммер. – Ну пожлуйст.

– О Боже, кк я хочу этого, – простонл Стив, словно этим призннием приговривл себя к вечному горению в дском огне.

Сммер поднял к нему свое лицо, и он поцеловл ее.

Это был ткой восхитительный поцелуй, что женщин зкрыл глз и збыл про все н свете.

Он знл, что победил. «Вот тебе», – мысленно усмехнулсь Сммер в лицо неведомой Диди, хотя под нтиском нхлынувших чувств ее сознние было словно в тумне. А вскоре он почти лишилсь его.

Рук Стив сжл ее грудь. Сммер ощутил жркую силу этой руки дже сквозь штормовку и блузку. Вся дрож, он выгнул спину, стрясь быть еще ближе к нему. Стив выпрямил Сммер обртно, продолжя поцелуй, словно не мог нсытиться ее губми. Когд он рздвинул полы штормовки и рсстегнул ей блузку, Сммер пробил дрожь. Почувствовв его лдонь н своей обнженной груди, он испытл острое нслждение. Большим и укзтельным пльцми он легко поигрл зтвердевшим соском. Сммер глубоко вздохнул, не отрывясь от его ждных губ.

Стив перенес свою лдонь с тлии н ее грудь. Он сжимл пльцми его плечи. Его рот стрстно впивлся в губы Сммер, его руки продолжли глдить и лскть.

Сммер кзлось, что он куд-то провливется. Но нет, земля уплыл из-под ног, и он восприл в его объятиях. Сммер открыл глз и увидел, что Стив несет ее среди деревьев, прижимя к своей жесткой груди, кк ребенк, лицо его, с твердо сжтым изрненным подбородком, горит стрстью.

Коснувшись ртом колючей щетины и прижвшись к его широким плечм, Сммер отдлсь непривычному чувству бсолютной зщищенности. Он нес ее тк легко, словно он ничего не весил. Рзумеется, Сммер знл, что он сильный, но это проявление непринужденной мужественности производило впечтление. Его сил возбуждл ее. Он не произнесл ни слов. Не произнесл, потому что был не в состоянии произнести. Но ее глз с полуопущенными от стрсти векми были крсноречивее любых слов. Они горели желнием. Он вся горел желнием.

Тк ее не тянуло ни к одному мужчине в мире. Невероятно, что в свои тридцть шесть лет он втресклсь во Фрнкенштейн.

Сммер прижлсь к нему, он вступил под сень деревьев. Нежный ромт цветов коснулся ее ноздрей. Сммер огляделсь вокруг. Пуэррия, грессивня японскя лин, быстро звоевыввшя южные штты, покрывл землю, кустрник, стволы деревьев и все, что было доступно глзу. Шелковистые цветки жимолости пробивлись сквозь побеги «звоевтеля», обвившего нижние ветви стоявших кружком кряжистых вязов. Изредк сквозь ковер лины то тут, то тм проглядывли знкомые золотые головки одувнчиков и яркие пурпурные филки. Когд Стив уложил ее н ложе из цветов и темно-зеленых листьев, Сммер зтил дыхние.

«Более ромнтичной обстновки не нйти, – подумл он. – Дже по ктлогу не зкзть ничего лучше».

А потом он опустился н нее, и он збыл обо всем н свете.

Его поцелуй был нстойчивым, горячим и очень сексульным. Кровь удрил ей в голову.

Когд Стив нконец оторвлся от ее губ, Сммер глубоко вздохнул.

– Я тверд, кк штык, – прошептл он возбужденно, откидывя рукой темные волосы с ее лиц.

– И что же ты собирешься делть?

– А что бы ты хотел?

– Вот это. – Сммер положил себе н грудь его лдонь, с трепетом ощущя ее тепло и силу. При этом прикосновении ее сосок слдостно зныл.

– Д, – произнес Стив и, внимтельно глядя Сммер в глз, нчл нежно лскть ее.

Сммер здыхлсь от блженств. Он хотел чувствовть его руку повсюду н своем теле, хотел, чтобы он продолжл это, пок он см не попросит его прекртить. Сммер помнил, кк Стив кслся ее прежде, помнил экстз, в который он привел ее одними только лскющими пльцми, и почувствовл, что у нее между бедер збился горячий, тяжелый пульс.

Он хотел, чтобы он потрогл ее тм.

– Это все? – глухо спросил Стив, и ккя-то стрння полуулыбк промелькнул у него н губх.

Кк он может улыбться, когд он сходит с ум от желния? Сммер хотелось, чтобы и он сходил с ум от стрсти.

– Нет, – тихо ответил он. Поймв его руку, потянул ее вниз и положил между своих ног. – Я хочу, чтобы ты потрогл меня и здесь.

Он резко вдохнул воздух. Вдох был громкий и короткий.

– И еще я тоже хочу потрогть тебя здесь, – голос Сммер, чуть громче шепот, был хриплым от желния. Ее рук опустилсь к его шортм. Зхвтив в горсть его восствшую плоть, он сжл пльцы.

– Детк, ты сводишь меня с ум… – Это был стон, вырввшийся из-з стиснутых зубов. Его лдонь сильно ндвил ей между ног. Потом он здвиглся, меняя положение, и стл оползть вниз. Обхвтил ее бедр, пльцми принялся рздвигть мягкие ягодицы.

Сммер змерл, когд он через грубую ткнь брюк прижлся открытым ртом к ее влглищу. Сердце у нее зстучло тк, что пульс колоколом отозвлся в ушх. Он чувствовл, что его влжное горячее дыхние буквльно прожигет сквозь синтетику. Он открыл рот шире и губми, языком и зубми принялся теребить и покусывть ее лоно. Сммер зстонл, судорожно хвтя пльцми холодные и хрустящие листья пуэррии и филки, ромт которых смешивлся с зпхом жимолости и секс.

Стив н мгновение поднял голову, и его стрстный взгляд встретился со взглядом Сммер. Потом он спустил ей брюки до колен и повторил все снов, отыскв тйный бугорок, трепетвший и изныввший в ожиднии его нстойчивого язык.

Сммер вскрикнул. Он попытлсь рздвинуть ноги, чтобы дть ему доступ в те мест, которые томились от стрсти, но штнины крепко стягивли ее колени. Он лежл плшмя, бессильня, придвлення к земле, не могл ничего сделть, чтобы облегчить свою слдкую гонию. А он продолжл вводить ее в экстз.

– О, прекрти. Нет, еще, не остнвливйся, – бормотл Сммер, вцепившись в его короткие волосы, прижимя его голову.

Стив приподнялся, поймл ее кисти и пригвоздил их к земле рядом с ходящими ходуном бедрми. Теперь он окзлсь совершенно беспомощн. Он превртил ее в трепещущее и ждное существо, молящее о пощде, нет, о блженстве.

– Не остнвливйся! – Глз Сммер были плотно зкрыты. Он стонл кждый рз, когд его язык и губы возносили ее все выше и выше. И то, что ее колени были кк в кпкне, бедр придвлены его телом, то, что он сейчс не могл ни спрятться, ни убежть, делло эту сексульную пытку еще слще. Почти непереносимой. Никогд в жизни ей не приходилось испытывть чего-либо подобного.

Сммер пронзил судорог, зствившя ее вскрикнуть и выгнуться дугой, чтобы еще плотнее прижться к его рту.

Когд все было кончено и, придя в себя, он открыл глз, то увидел, что Стив внимтельно смотрит н нее. Его черные глз блестели, изрненное лицо было строгим и решительным, губы сжлись в твердую прямую линию.

– Ну теперь мой черед, – произнес он и поднялся н колени перед ней. Резким, быстрым движением он сбросил с нее туфли и носки, до конц стщил с нее брюки, извлек ее из блузки и быстро рзделся см. После пережитой стрсти Сммер могл лишь молч нблюдть з его действиями.

Он снов отметил, что его тело именно ткое, ккое ей нрвилось у мужчин, – упругое, мускулистое и слегк покрытое волосми.

А потом он опустился н нее, всей своей тяжестью придвив к земле. Где-то в рйоне своей поясницы он почувствовл кмешек. Сммер, кк и Стив, был полн желния, но пик ее чувственности прошел.

По крйней мере, он тк думл, пок Стив не поцеловл ее измученные груди и не рздвинул ей бедр. Он почувствовл его твердую, горячую и пульсирующую плоть, когд он прикоснулся к тому месту, куд собирлся войти. Но он не торопился. Вместо этого продолжил любовную игру до тех пор, пок Сммер не ощутил себя словно нтянутя, дрожщя струн.

Потом Стив медленно вошел в нее. Его твердя и обжигюще горячя плоть зполнил ее до глубины, и он тут же взорвлсь. Стрстный поцелуй удержл ее неподвижной в его объятиях, пок он оствлся в ней долгие, долгие секунды.

К тому моменту, когд он покинул ее и зтем проскользнул в нее снов, Сммер вся пылл. Он был готов исполнить любое его желние. Любое…

И скзл ему об этом.

Стив нпряг свои руки и звис нд ее телом.

Они соприкслись в одной-единственной точке. Он медленно вошел в нее, потом вышел, снов вошел, и кждый рз он непроизвольно поднимл свои бедр нвстречу в предвосхищении этого. Потом он нгнулся и вобрл губми вспухший сосок.

Сммер зстонл.

Стив поднял голову и медленно улыбнулся. В этой улыбке было и признние ее темпермент, и блгодрность, и обещние новых нслждений. В искрящихся глубинх его черных глз сквозил коврня мудрость змея-искусителя.

– Стив… – выдохнул он, умоляя его зкончить.

Его глз сверкнули, он снов лег н нее, обвив рукми, прижл к себе, увлекя в лихордочный порыв стрсти.

Н этот рз они вместе достигли вершины слдострстия. Когд он подвел ее к крю пропсти, то они рухнули вдвоем. Его хриплый крик слился с ее воплем, когд они, сжимя друг друг, летели через прострнство…

И только много времени спустя он ншел в себе силы, чтобы рзомкнуть объятия и сктиться с нее.

Глв 26

Душ, подобно телу, живет тем, чем питется.

Джоси Гилберт Холлнд

Диди понял, что нчл освивться со своей ролью привидения.

Снчл ей было стрнно окзывться то тут, то тм безо всякой, кк ей кзлось, системы или змысл. Вот и сейчс он снов нходилсь в гостиной того дом, где прошло ее детство, и обнружил здесь свою мму и тетю Дот, которя перебрлсь к мме восемь лет нзд, когд они обе с промежутком в год овдовели. В нстоящий момент женщины пытлись связться с Диди через оую<Оуя – доск с нрисовнными н ней буквми и другими знкми, снбження укзтелем в виде врщющейся стрелки. Используется в спиритических сенсх. >.

– Говорю тебе, я видел ее. Видел тк же ясно, кк тебя сейчс! – уверял мм.

– Я не утверждю, что ты ее не видел, Сью. Я хочу только скзть, что эт оуя не регирует н нее.

– Может быть, мы просто непрвильно ею пользуемся.

– Я пользуюсь оуей всю мою жизнь, и уж я-то зню, кк это делется. Знешь, это ведь оуя посоветовл мне выйти з Джетт, когд я был склонн отдть руку Крлу Оуэнсу.

– Не могу скзть, что это был хороший совет, – скзл мм.

И првд, про стычки тети Дот с дядей Джеттом ходили легенды. Диди уже почти збыл о них.

Н этот рз, кк ни стрлсь, он не смогл мтерилизовться, но упрвлять стрелкой оуи могл.

У-М-Е-Н-Я-В-С-Е-В-П-О-Р-Я-Д-К-Е

– Смотри, смотри, что получилось!

– А ты не подстроил это, Дороти Джин?

– Ты же знешь, что я ни з что н свете не стл бы делть этого! Ой, смотри!

Я-Л-Ю-Б-Л-Ю-Т-Е-Б-Я-М-А-М

– Диди, Господи всемогущий, это Диди! Это моя девочк! Диди, Диди!

– Сью, успокойся. Сью, спроси ее, что случилось той ночью. Спроси ее быстрее!

Нтруженные, некрсивые руки женщин тянулись с двух сторон к плстмссовой стрелке оуи, рскручивя ее снов и снов, но Диди уже унесло куд-то прочь.

В следующий рз он окзлсь н студии звукозписи в Ншвилле. Смзливя блондинк лет двдцти пяти с нушникми н голове и в лой мини-юбке что-то нпевл в микрофон.

Диди обнружил, что он смотрит н певицу из прозрчной кбины, где двое мужчин, хмурясь, вслушивлись в голос, который Диди нзвл бы писклявым.

– Нм ндо добиться от нее большей громкости, Билл.

– Д, и похоже, что у нс ничего не выйдет. Это все, н что он способн. Ну д не бед. Мы зпросто попрвим дело. Черт побери, с ншей ппртурой можно творить чудес.

– В субботу вечером ей предстоит петь н фестивле «Ншвилл – не под фоногрмму». «Агония» уже стоит в прогрмме восемндцтым номером. Критики спустят с нее шкуру живьем, если мы не добьемся, чтобы он пел кк следует.

– Черт возьми, я был бы рд, ты меня знешь. Эт девчушк хорош собой и поет вроде бы ничего, но мы-то с тобой знем, что не видть ей контркт кк своих ушей, если бы он не был змужем з Хенком Кетчумом.

– Д, ничего не скжешь, выйти змуж з хозяин «Джлпено рекордс» – это удчный шг в крьере. Жль, что мне это не пришло в голову.

– Не думю, что тебе сделли бы предложение. Во всяком случе, лучше зткнуться, пок Кетчум подписывет нм плтежную ведомость. – Билл нжл кнопку и скзл в микрвфон: – Хлли, крошк, пострйся потянуть эти высокие ноты чуть-чуть подольше, лдно, роднуля? И попробуй вложить в них побольше чувств. Предствь себе, что твоя собк только что попл под мшину.

– Я пострюсь, Билл.

– Спсибо, золотце. Это все, о чем я тебя прошу. Нчнем снчл?

– О’ кей.

Билл снов нжл кнопку микрофон, сделл знк музыкнтм и откинулся в своем кресле.

– Н «Ншвилл – не под фоногрмму» придется дть ей побольше подпевл и уповть н Господ, что нс пронесет.

Мне тк плохо, мне тк плохо без тебя,

И что делть, и что делть мне теперь?

Двое мужчин з режиссерским пультом выпрямились в своих креслх, пристльно уствились н блондинку с микрофоном и недоверчиво переглянулись.

– Рзрзи меня гром! Эт девочк может петь!

– Черт побери, нше дело в шляпе!

А н сцене Диди пострлсь овлдеть своими голосовыми связкми и вложить в песню всю душу. Читя слов с экрн-подскзки, Диди пел искренне, от сердц. В эти минуты он был ближе всего к рйскому блженству. Кк никогд в своей жизни – или смерти.

…просто лечь и умереть, –

только это все,

Пок что выше моих сил.

И поэтому в гонии я.

Когд последние ноты змерли, Диди испытл знкомое ощущение, что ее куд-то вссывет. Он попытлсь сопротивляться, но нпрсно.

Ей тк хотелось остться здесь еще…

Голос из режиссерской будки гремел:

– Хлли, девочк, все вышло отлично! Просто великолепно!

Снов обретя др речи, Хлли еле слышно пробормотл:

– Спсибо, Билл. Н меня что-то ншло…

Но Диди не услышл конц беседы. Ее снов несло в водовороте.

Когд он нконец пришл в себя, был ночь. Диди очутилсь н небольшом опрятном сельском клдбище. Ее муж склонился нд могилой.

Усевшись н верхушку ндгробного кмня и подобрв под себя ноги, Диди нклонилсь вперед (он обнружил, что в кчестве привидения может теперь проделывть ткие трюки, не рискуя свлиться и рзбить себе нос) и прочл ндпись н кмне:

ТЕЙЛОР

Дейдр Анн Кмминс

Родилсь 21 янвря 1958 год – умерл 15 мя 1992 год

ЛЮБОВЬ ВЕЧНА

Митч склонился нд ее могилой.

Диди смотрел н его опущенную голову и спршивл себя, не Митч ли сочинил текст. И решил, что д, это в его стиле. Ее мме никогд не пришло бы в голову что-нибудь столь поэтическое.

Он преднно любил Митч с триндцти лет и почти до своей смерти. У них бывли свои хорошие и плохие моменты – немного хороших и очень много плохих, – но он всегд любил его.

А теперь он смотрел н него другими глзми. Н деле любовь окзлсь не вечной. У них, во всяком случе.

Митч поднял голову, и н секунду Диди испуглсь, что он увидит ее. Поклывния, сопровождвшего ее мтерилизцию, он не чувствовл, д и Митч не вскрикнул, не испуглся и дже не побледнел, тк что, скорее всего, он не змечл ее присутствия.

Митч по-прежнему был хорош собой: вьющиеся светлые волосы, острый взгляд голубых глз, клссически првильные черты лиц, покрытого легким згром. С тех пор кк он видел его в последний рз, он, похоже, похудел. Но при росте шесть с небольшим футов он всегд выглядел стройным, тк что утверждть это он не могл.

Стоя н коленях у ее могилы, он являл собой обрзец скорбящего вдовц.

Если бы только его руки не были в земле. Рядом с ним лежл лопт, ее могил, хотя и поросшя густой трвой, выглядел почти что свежей. Слишком свежей для могилы трехлетней двности.

Ее только что выложили дерном.

«Что ты здумл н этот рз, Митч Тейлор?» – подумл Диди с яростью. И хотя он ощутил поклывние, хотя его глз вдруг в ужсе рсширились, воронк снов всосл ее в себя.

Следующя остновк. Жркий, солнечный день, послеобеденное время. По крйней мере, жрко и светло было снружи. А Диди нходилсь в пещере, витл под ее сводом и смотрел сверху вниз н звернутую в сктерть пру, спвшую н полу, футх в шести под ней.

Мужчин был Стив – его лицо все еще выглядело кошмрно, женщину он не знл. Но им, похоже, совсем неплохо друг с другом.

Диди с интересом рзглядывл их, когд Стив открыл глз. Он увидел ее. Он знл это точно. И он помхл ему рукой, просто чтобы поприветствовть его.

Стив вскрикнул и сел. Оздчення Диди потерял влсть нд своими томми и рстворилсь.

Когд он снов пришл в себя, то окзлсь в углу той же смой пещеры. Н нее внимтельно смотрел собчк ккой-то стрнной породы. Стив опять лежл, но уже не спл. А женщин прижимлсь во сне к его груди.

Женщин явно не Элен, жен Стив.

Это было что-то новое. Если не считть ромн с ней, Стив всегд был однолюбом. Диди сомневлсь, изменял ли он Элен до их ромн. Он скзл бы «и после», но докзтельство обртного было у нее перед глзми.

Несмотря н то что его всегд влекло к ней, и Диди, конечно же, знл об этом, пришлось немло потрудиться, чтобы совртить Стрину Стив. Он со стыдом сознвл, что сделл это хлднокровно и нмеренно, дбы проучить Митч. Ее муж, который рсстегивл ширинку при виде любой сучки с течкой, зслуживл ткого урок.

У Митч был кк рз очередня интрижк, когд он решил рсплтиться с ним, изменив ему со Стивом. После четырндцти лет змужеств Диди нучилсь рзбирться во всех повдкх Митч, ей не ндо было никких докзтельств очередной измены муж – интуиция не подводил ее. И еще он знл, что Стив был одним из тех немногих людей, кого ее муж искренне любил. Крсвчик Митч позволял себя любить, см смотрел н людей лишь кк н средство достижения своих целей и обычно дружил с ними, пок нуждлся в них. Однко дружб со Стивом длилсь целых три десятк лет. Между ними был нстоящя привязнность.

Стив, простя душ, н три недели потерял из-з нее голову, но потом его стли терзть дские муки.

Он не мог простить себе, что обмнул жену, не говоря уж о лучшем друге.

Он всегд был ребенком.

Диди подумл, что з это он и любил его.

Он никогд не был влюблен в него, никогд, но он его любил. Любил кк брт или что-то в этом духе.

Кк поется в песнях, «он обошлсь с ним плохо». Очень плохо.

Диди вдруг понял, что именно это и привязывло ее до сих пор к земле.

Он не сможет подняться в небес, пок не испрвит зло, которое причинил.

Глв 27

Стив лежл лицом вниз н ковре из пуэррии, вдыхя зпх плесени и ощущя, кк сыря прохлд земли пронизывет сквозь слой лин его кости.

Стив боялся взглянуть вверх. В последний рз, когд это сделл, он увидел ткое, отчего голов пошл кругом. Слев от него, н ветке огромного вяз, уцепившись з нее согнутыми коленкми, н рсстоянии вытянутой руки висел Диди и поднятым кверху большим пльцем делет ему одобрительный знк.

Вспомнив это видение, Стив смог только простонть.

Он сходил с ум. Он не мог не сойти с ум.

А может, это его подсознние пытется подвть ему ккие-то сигнлы. Возможно, повторяющиеся видения Диди должны были нпомнить ему, что он не впрве отвлекться и збывть о своей двоякой миссии, во-первых, прежде чем умереть, ему необходимо успеть выяснить, почему все, включя его брт, хотели убить его и что предпринять в связи с этим. Во-вторых, требовлось узнть, кк Диди попл в его кбинет той злополучной ночью.

И меньше всего н свете Стиву хотелось, чтобы от этих дел его отвлекл женщин.

Но ккой мужик способен думть, если его голов знят ббскими прелестями?

Лдно, они переспли. Отлично. Но может быть, ему следует н время выкинуть из головы и ее, и секс?

Мягкий, влжный рот коснулся его ух. Боже, неужели он зтевет все снчл? Стив колеблся, но его член нчл оживть в ответ.

Ну лдно, может быть, ему все же не стоит выкидывть это из головы? Может, он уже готов еще рз с ней?..

Нет, он должен перебороть соблзн. Обязтельно должен.

«Остынь, – мысленно прикзл он себе. – Сейчс сходить с ум – и ослбнуть физически – из-з ббы было бы смоубийством для обоих».

Он не должен позволять себе дже думть о сексе, пок они не окжутся в безопсности.

Колхун сердито поднял голову, чтобы недвусмысленно дть понять искусительнице, дескть, если он и дльше продолжит теребить его ухо, то это чревто для нее неприятными последствиями.

Но глз, которые он увидел перед собой, были не теплые золотисто-крие, глз Сммер, шоколдно-коричневые и выпуклые. Он тупо смотрел в них, Мффи, вопросительно нклонив свою голову, по-собчьи чсто дышл ему прямо в лицо. Вздрогнув, Стив нконец понял, кто лизл его ухо: проклятя псин!

– Черт бы тебя побрл! – Он выпрямился, протер лдонями глз и бросил опсливый взгляд н переплетение веток у себя нд головой.

Слв Богу, Диди не было.

Стив облегченно вздохнул, потом посмотрел н женщину, возлежвшую во всем своем нгом великолепии н глянцевитой зелени их лож из пуэррии.

«Легл хотя бы н живот», – с осуждением подумл он, ощущя, кк его член снов принял выжидтельную стойку. Н этот рз уже не под действием иллюзии.

Принимя во внимние ппетитность того, чего он желл, ненсытность проклятой хреновины можно было понять.

А женщин действительно выглядел слвно. Сммер. Это имя шло ей горздо больше, чем Розенкрнц, и именно поэтому он предпочитл звть ее Розенкрнц. Ее глз, обрмленные густыми ресницми, были зкрыты. Во сне он выглядел прекрсной, нсытившейся и удовлетворенной, ккой и должн выглядеть женщин после ночи любви. Было видно, что он збыл н время и про погоню, и про то, что они спсются от смерти. Несмотря н все свои переживния, кзлось, он спит н тончйших простынях великолепнейшей постели лучшего отеля стрны.

Секс – прекрсное лекрство от стресс. Для себя Стив двно открыл это.

Но секс одновременно может быть и источником стресс. По крйней мере, в днном случе. Чем больше он смотрел н предмет своих желний, тем сильнее нервничл.

Рзумеется, выходом из положения было не смотреть н Сммер. Но кк это сделть?

Обнження, он был скзочно хорош. Одн рук зкинут з голову, другя, согнутя в локте, служил ей подушкой. Беззщитные белые подмышки тк и мнили прикоснуться к ним губми. Кким-то чудом Стиву удлось побороть это почти непреодолимое желние.

Ее кштновые волосы были рссыпны нд согнутой рукой, обрзуя ореол вокруг лиц. Ноздри ее прямого нос слегк рсширялись при вдохе. Рот – широкий, нежный, который умел тк слдко целовть, – был полуоткрыт. Он зхотел прижть к нему губы, но снов удержлся.

Шелковистя кож Сммер был в многочисленных ссдинх – с чувством вины Стив припоминл, кк они появились. Кждую, прямо или косвенно, ннес ей он.

Ушибленные мест скорее подчеркивли, чем нрушли молочную белизну ее кожи. Он знл, ккой он был шелковистой н ощупь.

Отчянно сопротивляясь желнию поглдить Сммер, Стив сделл это мысленно. Теперь, когд его зрение совсем восстновилось, он мог по достоинству оценить совершенство ее чудесных женских форм. Роскошные – только это слово подходило к описнию ппетитной полноты ее грудей и округлости бедер, линии живот и тлии, длины ее восхитительных ног.

Ступни у нее были мленькие. Стив являлся поклонником мленьких ступней.

Один ее вид сводил его с ум, тк что ему пришлось сжть зубы, чтобы ничего не предпринять. Это было сверхтрудно, ведь он нходилсь в полной его влсти. Он мог делть с ней все, что хотел. Ведь Сммер готов был выполнить любое его желние.

Тк он ему скзл.

Пробормотв себе под нос проклятье, Колхун поднялся и взял в руки трусы.

– Стив? – Его Немезид<Немезид – в греческой мифологии богиня возмездия, крющя з нрушение общественных и морльных норм.> сидел, моргя сонными глзми, все еще обнження, кк млденец, но куд более соблзнительня. Он не предпринял ни млейшей попытки прикрыть свою нготу, нблюдя, кк он нтягивет н себя снчл трусы, потом и шорты. Хотя Стив твердо решил не смотреть в ее сторону, одно воспоминние о ее соскх, подобных розм, о лобке цвет мех норки и о всех холмх и долинх между ними лишло его рссудк.

– Одевйся, – бросил он отрывисто. Ему не следовло вешть себе н шею ббу. Но ккой у него был выбор? Никкого. Сознние этого, однко, не помогло. Быстро собрв ее рзброснные вещи, он сунул их ей в руки.

– Что-нибудь случилось? – спросил Сммер нерешительно и смущенно.

Ее голос, звучвший глубоким, сексульным контрльто (почему он рньше не змечл, нсколько он сексульн?), моментльно пробудил в нем воспоминния о тех стонх, которые он издвл во время их близости.

Интересно, может ли член переломиться пополм? Стив боялся, что ткое случится. Шорты были чересчур тесными. Повернувшись к ней спиной, он попрвил ширинку, тщетно ндеясь уменьшить двление, и зтем потянулся з мйкой.

– Нм ндо спешить, – произнес Стив почти грубо, но ничего не мог с собой поделть. Идиотскя ситуция. Ему вот-вот смым прискорбным обрзом укоротят жизнь, н шее у него болтливя бб со своей слюнявой швкой, по пятм гонится целя свор нехороших прней, из-з кждого угл н него смотрит привидение, все, о чем он в состоянии думть, – это лишь трхться. Снов и снов.

С ней. С Сммер.

Черт бы побрл все это. Просто дурцкое положение!

– Тк, знчит, и ты один из них, – промолвил сексульный голос с холодным презрением.

– Один из кого? – Стоя к ней все еще спиной, он обувл туфли.

– Один из этих «трх-бх-простите-мдм-мне-некогд».

– Что-что? – Слов Сммер здели Стив. Он обернулся, чтобы все-тки взглянуть н нее.

Сммер с пренебрежением смотрел н него, стоя н одном колене среди темной листвы деревьев и пурпурных цветов, выглядел сексульней любой другой женщины, которую ему приходилось видеть.

– Мне следовло бы об этом догдться, – скзл он, испепелив его взглядом, поднялсь с земли и прошл мимо Стив црственной поступью.

Спзм сдвил его горло, член пульсировл от желния. Стив проводил глзми ее спину, когд Сммер голышом нпрвилсь в лес. Ее роскошня здниц покчивлсь из стороны в сторону, спин оствлсь црственно прямой, волосы были небрежно рскидны по плечм.

Господи, что з здниц!

Вторя леди Годив!<Првительниц Ковентри (Англия, XI век), рди спсения город проехвшя по его улицм н коне голой .>

– Куд ты нпрвилсь? – спросил он, с трудом выдвливя из себя слов.

– Я решил ндеть трусы. Кк ты мог зметить, стновится жрко.

Конечно же, он зметил. Ему пришлось снов слзить в шорты, чтобы не взвыть от боли.

Собрв оствленные ею вещи и взяв собку, он последовл з Сммер. К тому времени, когд он догнл ее, он уже извлекл из спортивной сумки, брошенной им н месте их стоянки, свои лифчик и трусики и ндел их. Ее нижнее белье было белым, прочным и скорее отрезвляющим, чем возбуждющим. Одн из бретелек лифчик окзлсь звязн узлом.

Тк почему же это белье все-тки возбуждло его?

Черт, похоже, что все, имеющее к ней отношение, порождет желние. Если тк и дльше пойдет, то его нчнут привлекть дже титьки ее чертовой швки.

Собк лизнул его кисть. Стив опустил ее н землю.

– Теперь, когд мы покончили с этим делом, то можем сесть и подумть, что будем делть дльше. – В глзх Сммер, встретившихся с его глзми, был холодный вызов.

Колхун выпрямился. Он просунул ноги в нейлоновые бскетбольные трусы с тким видом, словно его здесь не было, подтянул их вверх, попрвил н поясе и, к сожлению Стив, смешнному с облегчением, нтянул через голову черную мйку.

Сммер тк удчно ее ндел, что изобрженный н мйке бультерьер, кзлось, тяжело дышл, терземый вожделением.

Он, возможно, и покончил с этим делом, но про себя Стив тк скзть не мог. Более того, создвлось впечтление, что эт отрв рспрострнялсь по его телу.

– Это точно. – Он понимл: ответ неудчный, но ничего лучшего не пришло ему в голову. Стив едв мог шевелить мозгми, не говоря уж о языке.

Презрительно скривив свои губы, Сммер взял из его рук свои туфли и носки и тут же швырнул их. Потом, подняв с земли спортивную сумку, метнул ее Стиву в живот.

– Держи!

– Ох! – Крякнув, он перехвтил сумку. Он бросил ее отнюдь не нежно. Глядя, кк Сммер нгнулсь, чтобы обуться, он подумл, что ему еще повезло: ведь это могл быть монтировк.

Леди явно облдл хорошей физической подготовкой.

– А ты подумл, что мы будем делть, когд доберемся до твоего лгеря? – ядовито спросил Сммер, обмтывя шнурки вокруг лодыжек и звязывя их. – Думть уже н месте – это не смый лучший плн, если ты не возржешь против того, чтобы я выскзл свое мнение.

А вот и возржет. Если только он не предложит что-нибудь дельное.

Стив уже собрлся было скзть ей это, но он выпрямилсь, подхвтил свою потешную собчонку и зшгл прочь. Оствив его собирть вещи, рзыскивть бейсболку, ндевть ее н голову и догонять Сммер. Стив обнружил, что идти сзди ему не очень нрвится. Это было не в его стиле.

Особенно если у тебя текут слюнки при кждом движении бедер женщины, з которой спешишь.

Глв 28

– Что ты хотел скзть этим своим «трх, бх» и кк тм еще дльше? – ни с того ни с сего спросил Фрнкенштейн. Он сидел н земле, опершись спиной о древесный ствол, вытянув одну ногу, другую согнув в колене. Проклятя бейсболк с символическими «Быкми» был ндвинут козырьком н его глз.

Они только что поели (глеты с рхисовым мслом и вод, для Мффи сыря сосиск) возле журчщего, чистого и прозрчного ручейк. Сммер потерял предствление о времени и не могл скзть точно, который сейчс чс, но ей кзлось, что полдень был уже двно. Солнце з веткми деревьев нчло клониться к зкту, брося блики н землю и н кмень, н котором они сидели. День выдлся жрким, грдусов девяносто по Френгейту, но лес зщитил их от зноя. Вместо него они получили влжность и комров. Смое скверное, по ее мнению, сочетние.

По лбу Сммер ктился пот. Ее волосы, которые он не мыл вот уже почти три дня, дурно пхли, и он предпочл вообще не думть о том, кк сейчс блгоухет. Ног зудел, и Сммер рссеянно почесывл большой крсный укус ккого-то нсекомого н своей икре.

– Не зню, о чем ты говоришь, – ответил Сммер холодно, злясь н себя з то, что едв не ввязлсь в никчемную связь с еще одним никчемным мужчиной. Но злилсь не только н себя. Кждый рз, вспоминя, кк неосторожн был с ним и что он творил с ней своими рукми, губми, своим телом, он не могл сдержть дрожь. И это дрожь снов и снов сводил ее с ум.

И вот теперь, когд Сммер все еще переживл ощущения смой фнтстической ночи любви, которя у нее когд-либо был, он ясно двл понять, что для него все это бсолютно ничего не знчит.

Ему было невтерпеж, он хотел секс. В этом и зключлсь првд. А когд он получил, что хотел, то потерял к ней всякий интерес. У него дже не хвтило ткт – или здрвого смысл, – чтобы притвориться.

И чему же он теперь удивляется?

– Я говорю о том, что ты тм скзл. Дескть, «трх, бх, что-то еще и мдм», – его голос был подчеркнуто безрзличен.

Отлично! Для нее не соствит труд нлететь н него, кк потревоження сойк.

– О Боже, ты случйно не один ли из тех мужиков, которым кждый рз после секс ндо обсудить, кк все было, ? Чего ты ждешь, плодисментов?

Он ощутил восторженное злордство, когд его глз сузились.

– Я только хотел узнть, что ты имел в виду.

– Ничего. – Сммер отхлебнул из своей хорошо отмытой бнки из-под пив. В эту минуту зпх пив стл бы последней кплей, переполнившей чшу терпения. Ее просто стошнило бы. – Збудь об этом.

– А я не хочу збывть.

– Ты что, сыщик-любитель? Не можешь оствить эту тему?

Явно не регируя н ее здиристый тон, Фрнкенштейн покчл головой:

– Не-.

Сммер сердито посмотрел н него:

– Ну лдно. Если ты действительно хочешь знть, я тебе рсскжу. Мой бывший муж был кк рз ткого тип. Он хотел трхться, когд ему вздумется, и стновился мрчнее тучи, если тут же не получл желемого. Знешь, я пришл к выводу: лучше срзу дть ему то, чего он хочет, чем терпеть его ндутые губы. Поэтому мы знимлись любовью по первому его желнию – обычно это знимло не больше пяти минут, – кк только все было кончено, он выпрыгивл из кровти, бежл под душ и зтем возврщлся к своей другой жизни. Трх, бх, простите, мдм, мне некогд, понимешь? И мне нечего было ждть от муж – ни любви, ни лски, ни просто человеческого отношения до следующего рз, когд ему снов стновилось невтерпеж. И тогд все повторялось. И знешь, кк я узнвл, что ему невтерпеж? Он нчинл пить пиво. Он пил его только в этом случе. – Сммер посмотрел н бнку в своей руке и горько усмехнулсь: – Вкус пив я ненвижу.

– Но я не твой бывший муж.

– Д, конечно, ты не мой бывший муж. – Он улыбнулсь ему, но улыбк получилсь недоброй. Сммер был рзочровн и не очень-то рсположен к дружеской беседе. – Поэтому я и не должн терпеть от тебя подобное свинство, не првд ли? И не буду. – Он отпил еще воды и скзл то, что он обдумывл, пок шл последние несколько миль: – Я решил позвонить Сэмми.

– Что? – Фрнкенштейн, сделв глоток, едв не зхлебнулся.

– То, что слышл. Я решил позвонить Сэмми. Я не зню, кк ты думешь выбирться из этой зврухи, и, скзть по првде, не очень хочу этого. Лично я собирюсь позвонить своему бывшему свекру, которого все еще очень люблю и который, кроме того, является нчльником полиции Мерфрисборо, и попросить его приехть и збрть меня. Ты можешь не доверять ему, но я ему доверяю.

Фрнкенштейн пристльно смотрел н нее, Сммер с подчеркнутым безрзличием доел остток глеты. В последние несколько чсов в ее голове все было кристльно ясно. Дльнейшее пребывние в обществе Стив Колхун грозило ей опсностями со всех сторон. Он мог рзбить ее сердце. Из-з него ее могли убить. Д, чтобы проявить мудрость, ей потребовлось время, но, черт возьми, он стнет нконец мудрой. Жизнь нучил Сммер одной вжной вещи: если см о себе не позботишься, этого з тебя никто не сделет.

А уж Фрнкенштейн и подвно.

– Ты не можешь тк поступить.

– Очень дже могу. Попробуй только остновить меня.

– Это почти смоубийство.

– Остться с тобой – тоже почти смоубийство. Я предпочитю попытть счстья с Сэмми.

Фрнкенштейн глотнул воды.

– Дело плохо. Ткого козыря нет в колоде.

– Что знчит – нет в колоде? Он будет в колоде, если я зхочу. И не учи меня жить.

– Кто-то должен это делть. Позботиться о себе ты сможешь с тким же успехом, кк эт потешня собчк.

– Ах, вот кк? Прости, что я нпоминю тебе об этом, но, похоже, мы с Мффи в состоянии позботиться о себе куд лучше, чем ты о себе. Не мы вляплись в эту звруху, ты. Сейчс весь мир гонится з нми из-з тебя. Ты создл проблему, и я понял, что для ее решения нм с Мффи ндо уйти от тебя.

– Подожди, подожди. Ты злишься н меня только из-з того, что случилось этим утром, д?

– Не понимю, о чем ты говоришь.

– Прекрсно понимешь. Ты злишься н меня из-з секс?

– Вовсе нет!

– Злишься, злишься.

Сммер глубоко вздохнул:

– Я не зл н тебя з то, что мы с тобой переспли.

– Нет, зл, потому что мы знимлись любовью и ты нслждлсь этим.

Сммер почувствовл, кк ее щеки зпылли.

– Нсколько же ты смодоволен, Фрнкенштейн! А с чего ты вообще взял, что я нслждлсь?

– Я зню, когд женщин получет удовольствие от секс.

– В смом деле? Ну ты рзве не получил удовольствие?

– Получил. – Он выдержл до конц ее испепеляющий взгляд. – Я получил фнтстическое удовольствие. Ты был потрясющ. Ты это хотел услышть? Теперь все в порядке?

– Я вообще ничего не хочу слышть от тебя. – Сммер вылил осттки воды н землю и встл.

– Я не понимю, чем ты недовольн. Если помнишь, это ты приствл ко мне. Ты этого хотел и получил. И с ккой стти строишь из себя теперь оскорбленную невинность?

– Я не приствл к тебе!

– Вот кк? А кто говорил: Поцелуй меня, Стив? Потрогй меня здесь, Стив? Если это не нзывется приствть, то что же это тогд?

– А может быть, я просто хотел отвлечь тебя от твоего мленького привидения, которое нпугло тебя до смерти? Об этом ты не подумл? Кстти, твои проблемы с привидениями нконец рзрешились? Ты перестл видеть Диди? – Голос Сммер звучл нсмешливым фльцетом, и ее стрел попл в цель. Он понял это по тому, кк сжлись челюсти Колхун. Если у человек пр может влить из ноздрей, то это был кк рз тот случй.

Они без слов смотрели друг н друг. Мффи, положив мордочку н лпы, тоже молч нблюдл з этой сценой. Ни одно из противостоящих друг другу человеческих существ не обрщло н нее ни млейшего внимния.

– Отлично, – произнес вдруг Фрнкенштейн, выствив вперед свой подбородок. – Если ты решилсь, меня это вполне устривет. Звони своему свекру. Может быть, з те несколько чсов, которые потребуются ему и его мльчикм н то, чтобы зствить тебя зговорить, я успею смыться. А если мне повезет, они и из псины тоже сделют отбивную.

– Оствь Мффи в покое!

– С удовольствием. – Он встл и убрл осттки съестных припсов в сумку. – Пошли, Розенкрнц. Ты решил попытть счстья с зконом, и я помогу тебе нйти телефон.

Отлично. Именно это ей и нужно. Телефон.

– Примерно в пяти милях к югу отсюд есть туристский кемпинг, – продолжл Фрнкенштейн, вешя н плечо спортивную сумку и зсовывя под мышку монтировку, – или, по крйней мере, был рньше. Пошли, детк, я отведу тебя к ппочке. Бб с возу – кобыле легче.

И Фрнкенштейн зшгл вперед. Сммер оствлось только подобрть Мффи и пуститься следом.

Если бы он не был тк рссержен, ей в голову нверняк пришли бы зпоздлые сомнения в првильности того, что собирлсь сделть. Его нмек н отбивную из Мффи попл в цель. Он снов вспомнил о Линде Миллер и Бетти Керн.

Но повернуть нзд Сммер уже не могл. Он был слишком зл н него. Кроме того, что бы Фрнкенштейн ни говорил, он принял единственно верное решение. Он знл это точно. Вне всяких сомнений, Сэмми любил ее кк дочь, которой у него никогд не было. Он ни з что не дст ее в обиду. Сммер был уверен в этом нстолько, нсколько вообще можно быть в чем-либо уверенным.

Долетевший до Сммер детский смех ознчл, что они добрлись до мест своего нзнчения. Фрнкенштейн тоже услышл его и остновился. Прислонился плечом к дереву и стл дожидться ее.

– Вот, – скзл он лконично, когд Сммер догнл его. – Это «Деревня Гйвты». Когд я был еще пцном, мы с отцом иногд остнвливлись здесь. Иди прямо в контору упрвляющего – он в центре кемпинг. Думю, тебе удстся уговорить кого-нибудь, чтобы тебе позволили позвонить. Я одолжил бы тебе четверть доллр, но сейчс, увы, не при деньгх.

Было похоже, что он торопился избвиться от нее. Сммер колеблсь, глядя н видневшуюся з деревьями детскую площдку. Првильно ли он поступет?

– Ноги примерзли? – спросил он с издевкой.

– Ты мог бы пойти со мной, – произнесл он примирительно. Несмотря н рздржение, Сммер не могл збыть, что ему предстояло идти по лесм одному. И бнд убийц будет преследовть его по пятм. – Сэмми не имеет ко всему этому никкого отношения. Я чувствую это своими потрохми.

– Поверь, Розенкрнц, у твоих потрохов нет др ясновидения. У них совсем другие функции.

Это был конец. Это был последняя соломинк, переломившя спину верблюд. Сммер выпрямилсь, высоко поднял голову и зшгл вперед, дже не попрощвшись.

– Розенкрнц!

Сммер оглянулсь. Он увидел, что Фрнкенштейн рсстегнул спортивную сумку, вынул из нее ее скомкнную униформу и протянул ей.

Принимя свою одежду, он едв не уронил Мффи. Зтем прижл униформу одной рукой, собку, по примеру Фрнкенштейн, – другой.

– Ты уверен, что не хочешь переменить свое решение? – спросил он, когд их глз н короткий миг встретились.

Он покчл головой.

– А ты уверен, что не хочешь переменить свое?

Фрнкенштейн тоже покчл головой, потом поднял руку в прощльном приветствии. Сммер не стл тртить времени н дльнейшие рздумья, повернулсь к нему спиной и нпрвилсь к кемпингу.

Он поступил првильно. Он был убежден в этом дже вопреки своему глупому сердцу, которое все-тки сомневлось.

– Эй, Розенкрнц! Он снов обернулсь.

– У тебя великолепные сиськи и потрясющя попк. Если мы об выберемся из этой передряги с целой шкурой, я, нверное, позвоню тебе.

Прежде чем он успел ответить, он повернулся и скрылся з деревьями.

Сммер понял, что остлсь одн-одинешеньк. Приглушенные звуки: звон цикд, сердитое верещние голубой сойки, доносившийся издлек рдостный детский смех срзу стли громкими. А лес – выше, темнее и опснее.

Мффи зскулил. Сммер нгнулсь, чтобы поглдить ей нос через густую шерсть. По крйней мере, он не совсем одн.

Првд, сознние этого не улучшило нстроения. У нее было ощущение огромной потери. В ккой-то момент ей покзлось, что он вот-вот рзревется. Он, которя никогд не плкл.

Сммер плотно сжл рот, чтобы ее губы перестли дрожть. Без Стив Колхун ей будет лучше. Уйти от него – это первый шг к тому, чтобы выпутться нконец из этой жуткой истории.

Ни один мужик не стоит ее жизни.

Остновившись н этой мысли, Сммер нпрвилсь к площдке, где резвились дети. Одни были увлечены древней кк мир игрой, другие ктлись верхом н плстмссовых конях с пружинми, зкрепленными в бетонном основнии, третьи лзили по доисторического вид гимнстическим снрядм.

Ни детишки, ни их устлого вид родители не обртили н Сммер ни млейшего внимния.

Он прошл дльше мимо жилых втоприцепов, небольших домиков и плток. Люди были зняты своими хлопотми, и до Сммер никому не было дел. Перед одной из плток муж с женой и их мрчный сын-подросток сидели н склдных плстмссовых стульях. Родители о чем-то спорили, мльчик время от времени щелкл пльцми явно в ткт музыке, звучвшей в его нушникх.

– Простите, где здесь контор упрвляющего? – спросил Сммер женщину, которя, прервв свой спор с мужем, подозрительно посмотрел н Сммер, когд т приблизилсь.

– Вон тм, – ответил он, покзв пльцем в сторону посыпнной грвием дорожки, – но, дорогуш, я должн предупредить вс, что держть собк здесь не рзрешют.

– Спсибо. – Сммер поспешил удлиться. Ей что-то не понрвилось в том, кк эт женщин посмотрел н нее. И снов у нее возникло смутное ощущение, что он, возможно, совершил ошибку.

Видимо, ндо было и дльше держться Фрнкенштейн.

«Ты сделл првильный выбор», – твердо скзл себе Сммер, нпрвляясь по зсыпнной грвием дорожке к конторе упрвляющего. Только один звонок Сэмми, и все ее несчстья будут позди. Он приедет з ней, зберет отсюд и отвезет куд-нибудь в безопсное место, где ее будут ждть ед, чистя постель, внн и…

Душ. Он кк рз проходил мимо общественного душ. Голов Сммер невольно повернулсь в сторону кирпичного здния, н двери которого, окршенной в голубой цвет, был ндпись:

ЖЕНСКИЙ ДУШ

До приезд Сэмми, до того, кк он войдет к упрвляющему и попросит рзрешения воспользовться его телефоном, можно принять душ!

Он может вымыться!

А т женщин тк стрнно смотрел н нее, нверное, потому, что он выглядит кк дикрк из телевизионного серил.

Но это нендолго.

Не в силх устоять перед искушением окзться под струей горячей воды, Сммер нпрвилсь к душу.

Внутри здние было пустым, вероятно, потому, что нормльные люди не принимют душ рнним вечером. Бетонные стены был окршены белой крской, кфельный пол имел голубовтый оттенок. И хотя лужицы по углм подернулись плесенью, это не портило общего превосходного впечтления Сммер от того, что ее окружло. Поцрпнные голубые шкфчики, не слишком белые знвески душевых кбинок, зеркло с трещиной в првом верхнем углу предствлялись в ее восторженных глзх ткими мелкими недостткми, что смириться с ними можно было бы дже в Букингемском дворце.

Что с того, что здесь пхло сыростью и плесенью? Зто это был нстоящя, всмделишня душевя!

Мффи зерзл, и Сммер спустил ее н пол.

Собк подозрительно понюхл воздух и потом прижлсь носом к лодыжке Сммер.

Сммер не обртил н нее внимния. Вместо этого он нпрвилсь в тулет – тулетня бумг покзлсь ей ткой роскошью, что он едв не рсцеловл рулончик, – зтем принялсь искть мыло во всех кбинкх. В четвертой ей повезло. Тм н хрупкой белой полочке рядом с душем окзлся не только божественно пхнущий брусочек, но и целя косметичк н молнии.

Ну просто мнн небесня!

Сммер бросил свою изжевнную униформу «Свежей мргритки» н скмейку рядом с кбинкой. Ее внимние привлек звук пдющего н пол предмет. Глянув вниз, он увидел рядом со своей одеждой зжиглку. Ту смую. Желтую зжиглку фирмы «Бик», которя был свидетелем ее и Фрнкенштейн приключений. Беззботно брошення в спортивную сумку, он, вероятно, зпутлсь в ее одежде.

Кк же Фрнкенштейн рзожжет сегодня огонь без зжиглки?

«Тебе не следует уж очень переживть з него, – твердо скзл себе Сммер. – Теперь ему придется смому зботиться о себе. Возможно, что и Сэмми сможет помочь ему».

Он тк хотел избвиться от нее.

А ей ндо думть не о Фрнкенштейне. Во всяком случе, в днный момент. Сейчс он примет душ, приведет себя в порядок и, приобретя нормльный человеческий облик, позвонит Сэмми.

Сэмми в состоянии улдить это дело. Если кто-нибудь и может спсти Фрнкенштейн, то только Сэмми.

Он поднял зжиглку, пострлсь не нступить н Мффи, которя последовл з ней в душевую кбинку, и открыл косметичку. В сумочке были недорогие, но нужные вещи, которыми обычно торгуют в универсльных мгзинх: тюбик губной помды, тушь для ресниц, пурпурные – пурпурные? – тени для век, розовые румян довольно вызывющего оттенк и компкт-пудр. Сммер решил, что прежняя влделиц косметички был светловолосым подростком. Но теперь косметичк приндлежл ей. Кто ншел, тот и хозяин.

Еще тм были мленькя кисточк и крмнный бллончик с лком для волос.

Кто пожелл бы большего?

Положив зжиглку в косметичку и снов зстегнув ее, Сммер пустил горячую воду и предлсь блженству.

Полчс спустя он стоял уже полностью одетой перед зерклом с трещиной. Кк и все тело, волосы ее были вымыты душистым мылом и сырыми прядями нмотны н пльцы, тк что в конце концов им не остлось ничего другого, кроме кк звиться в локоны. Зкрепив отнюдь не прочные кудри лком, Сммер перешл к лицу.

Ссдинн лбу уже приобретл желтовтый оттенок, только оттенявший золотистый блеск ее глз, кк он поспешил утешить себя, ннося тушь н ресницы. Попудрив нос – дже под стрхом смертной кзни Сммер не соглсилсь бы использовть румян ткого оттенк, и, кроме того, проведя почти три дня н открытом воздухе, явно не нуждлсь в румянх, – он был почти готов. Последний штрих, мзок помды н ее знющие толк в помде губы.

Если бы Фрнкенштейн мог увидеть ее сейчс!

Мффи, выскочившя из душ при первых же струях воды, но теперь снов крутившяся у ее ног, тявкнул.

Сммер посмотрел н нее. Хвост и уши собки стояли торчком, он тревожно поглядывл н дверь. Подняв глз, Сммер увидел в зеркле, что Чрли, бндит из ее подвл, кк рз перешгивет порог душевой.

Н нем был все тот же ковбойский пояс.

Глв 29

Медленно, почти втомтически – ее мозг словно отключился – руки Сммер перебирли содержимое косметички, рзложенное н рковине. Губня помд, прессовння пудр, тени для век, лк для волос.

Чрли поймл в зеркле ее взгляд и ухмыльнулся, обнжив желтые зубы. Мффи зрычл. Чувствуя внезпную слбость в коленях, Сммер изо всех сил сопротивлялсь непреодолимому желнию повернуться к нему лицом. Ее живот плотно упирлся в твердый крй умывльник. Руки продолжли свои судорожные поиски.

– Не збыл меня?

Сммер не ответил. Он был не в силх ответить. «Успокойся, – яростно твердил он себе. – Ты должн быть спокойн».

– Вижу, не збыл, – ответил з нее Чрли и хихикнул. – Где Колхун? – Он осторожно шгнул к ней, внимтельно оглядывя комнту. Через несколько мгновений ему стло ясно, что Сммер здесь одн, и в его походке появилсь рзвязность. Не сомневясь, что он здесь в ловушке, Чрли дже не потрудился пригрозить ей зловещего вид склдным ножом, который сжимл в руке.

– Я не зню, – ее голос дрожл от стрх. Рот рскрылся, словно ей не хвтло воздух. Ужс, животный и всепоглощющий ужс грозил зтопить ее сознние.

– Смо собой, ты не знешь.

– Не зню. Мы… мы рсстлись уже двно.

Чрли рвнодушно пожл плечми:

– Если не хочешь скзть сейчс, что ж, время терпит. Скжешь потом, и, поверь мне, тк будет дже знятнее. По крйней мере, для меня, но ты, возможно, тк считть не будешь.

Их взгляды снов встретились в зеркле. Бндит вновь ухмыльнулся:

– Э, д я вижу, ты тут почистил перышки. Что ж, слвно, хотя и в твоем подвле ты был т еще крля.

О Боже, его глз в зеркле обшривли ее тело. Сммер снов почувствовл себя вымзнной грязью. Кроме пыток и убийств, входило ли в его плны еще и изнсиловть ее? Кк бы тм ни было, тк просто он не сдстся. Он будет дрться.

Но он не знл, хвтит ли у нее сил н борьбу. Испуг превртил ее мышцы в сопливые мкроны. Зчем, ну зчем он ушл от Фрнкенштейн?

Сммер покзлось, что рзделявшие их двдцть футов Чрли преодолел в мгновение ок. А между тем он, похоже, вовсе не спешил.

Теперь, когд бндит стоял совсем рядом с ней, когд его рыхлый живот почти кслся ее спины, он просто умирл от стрх. Однко, нпомнил он себе, он не стнет убивть ее прямо здесь. Ему нужно с ее помощью отыскть микровтобус и Стив.

Эт мысль вселил в Сммер искорку ндежды.

А ее пльцы нконец нщупли и крепко сжли предмет, который искли.

– Мне доствит немлое удовольствие зствить тебя рсскзть все, что ты знешь, – произнес он и обхвтил сзди з шею.

Волн отврщения прошл по спине Сммер. С внезпным выржением ужс н лице Чрли посмотрел вниз.

– Нет, н этот рз у тебя ничего не выйдет. – Прежде чем Сммер понял, к кому относятся эти слов, он отдернул ногу и яростно пнул что-то. – Ты не обоссышь мою ногу.

Комок коричневой шерсти, который предствлял собой Мффи, взлетел в воздух и с жлобным воем удрился о кфельный пол рядом с умывльником.

Это происшествие, отвлекшее внимние Чрли, дло Сммер необходимую ей передышку. Освободившись от хвтки бндит, он бросилсь влево – и споткнулсь о Мффи, которя с визгом кинулсь к ней, ищ зщиты.

Сммер тяжело шлепнулсь н пол, приземлившись н локоть и бедро. Боль от пдения пронзил руку и н некоторое время прлизовл ее. Но, несмотря н ушиб, Сммер не выронил то, что крепко сжимл в лдонях. Шмякнувшись, кк рыб, об пол, он перевернулсь н спину.

– Тк ты зхотел поигрть, сучк? – Чрли медленно ндвиглся н нее. Зтем склонился с мерзкой усмешкой. – Что ж, я тоже не прочь. – Он повертел ножом в нескольких дюймх нд ее лицом. Потом нгло и угрожюще подмигнул. Из его ноздрей торчли длинные волосы, подбородок был покрыт щетиной.

Собрв все свое мужество и не обрщя внимния н боль в руке, Сммер поднял свои сжтые кулки и свел их вместе у его груди. В ее првой руке был зжиглк «Бик». Сммер щелкнул ею, и мленький огонек вспыхнул. Почти одновременно большим пльцем левой руки он нжл кнопку н бллончике с лком для волос.

Слдковтый зпх лк достиг ноздрей Сммер з миллисекунду до того, кк струя эрозоля встретилсь с плменем зжиглки.

– Ккого… – нчл было Чрли.

Со сдержнным шипением двухметровя струя плмени удрил в воздух. Склонившийся нд Сммер Чрли кк рз и угодил в нее лицом. Он звопил, выронил нож и отпрянул нзд, схвтившись рукми з физиономию. Зпх пленой щетины зполнил воздух. Лицо бндит, нсколько он могл видеть з его лдонями, сделлось ярко-крсным. Его волосы лизли мленькие язычки огня.

Сммер не стл терять времени, рзглядывя эту кртину. Продолжя сжимть в рукх свой смодельный огнемет, он н четверенькх поползл к выходу. Мффи путлсь н пути, и Сммер опять споткнулсь о собку и едв не удрилсь лицом об пол.

– Ах ты, сук! Я же убью тебя з это, сук! – всхлипывл Чрли, бросясь з ней. Вытянув рзведенные руки, он пытлся поймть Сммер. Было ясно, что его зрение пострдло и он не видит ее отчетливо. Поштывясь, он брел в сторону Сммер и был похож н выходц из преисподней. Кож н лице обуглилсь кое-где и свисл лоскутми, в других местх вздулсь и покрснел. Бровей и ресниц не было. Плясвшие в волосх огоньки теперь исчезли, и вместо них от головы поднимлись тонкие струйки дым. Увертывясь от его рук, Сммер изо всех сил стрлсь не зкричть. Крики не сулили ей ничего хорошего. Они только всполошили бы приятелей Чрли, которые, кк он был уверен, шныряли где-нибудь поблизости.

– Я тебя убью!

Это был нечеловеческий вопль. Волосы Сммер зшевелились от ужс. Он добежл до двери, схвтилсь з ручку, и тут Чрли нконец увидел ее. Кк рз в тот момент, когд он бросился н Сммер, он повернул ручку и, рспхнув дверь, нткнулсь н твердую мужскую грудь.

Н секунду это столкновение лишило ее др речи. Сильные мужские руки крепко держли Сммер з плечи. Истерические слезы зполнили ей глз. От отчяния он сделлсь слепой и глухой. Он ничего не видел и не чувствовл.

Кк нелепо все получилось, ведь ей уже почти удлось убежть от своего мучителя!

– Сук! – Воющее существо, в которое превртился Чрли, шгнуло из двери н улицу.

Схвтивший Сммер мужчин толчком отбросил ее в сторону. Он упл н землю, рсцрпв коленки о грвий дорожки, огибвшей здние. Ей было, однко, все рвно. Он цеплялсь пльцми з трву, стремясь уползти прочь. Господь, похоже, дл ей еще один шнс н спсение, и некогд было интересовться кк и почему. Сммер поднялсь н ноги и со стрхом оглянулсь через плечо, готовя бежть что есть сил. Именно в этот момент он и увидел, кк Фрнкенштейн со всего рзмх опускет монтировку н голову Чрли.

Эту бейсболку с ндписью «Быки» он не могл не узнть.

Хрясть! Чрли свлился, словно подрубленное дерево. Он опрокинулся н спину, с гулким стуком удрившись головой о железную дверь, сполз вниз и зтих.

– Вот тебе, ублюдок, – скзл Фрнкенштейн, стоя нд ним.

– Стив, о Стив! – Сммер еще никому в жизни не был тк рд. Он бросилсь к нему и прижлсь к его груди. Стив обнял ее, продолжя держть монтировку, и крепко прижл к себе. Сммер покзлось, что он провел губми по ее мкушке. – О, Стив!

– Ты в порядке? – Он отодвинул ее от себя и внимтельно посмотрел в ее глз.

Сммер улыбнулсь, кивнул и снов прижлсь к нему.

– Кто это его тк отделл?

Он поднял глз и увидел, что он смотрит н изувеченное лицо Чрли.

– Это… это я. – Ее зубы стучли от пережитого потрясения.

– Ты? Господи, кк же тебе это удлось? Только сейчс Сммер понял, что ее руки все еще сжимют зжиглку и бллончик с лком.

– Я… я вот этим, – пробормотл он, протягивя лдони, чтобы он мог увидеть.

– Ты двл ему прикурить или делл уклдку волос? – сухо спросил он и, взяв в руки ее «оружие», повертел, изучя.

– Я сожгл его.

– Ты его сожгл?

– Если пустить струю нд плменем, получется что-то вроде огнемет. Я видел это в «X/F2».

– В «X/F2»? – Он был совершенно обескуржен.

– Это фильм ткой. – Сммер вся дрожл. Он снов обнял ее и прижл к своей теплой и уютной груди.

– Господи. – Колхун посмотрел вниз н Чрли, потом перевел взгляд н Сммер. Н его лице было нписно невольное увжение. – Ну, Розенкрнц, ты дешь!

С той стороны зкрытой двери кто-то зскулил.

– Мффи! – Сммер узнл бы этот голос где угодно.

Стив нгнулся и спрятл бллончик с лком и зжиглку в спортивную сумку, лежвшую у его ног, потом любезно рспхнул дверь. Мффи, прихрмывя н зднюю лпу, выбежл из здния, обогнул неподвижное тело и прижлсь к ноге Сммер.

– Он удрил ее ногой, – скзл Сммер, поднимя Мффи н руки.

– Ах, вот кк? – Стив посмотрел н Чрли, который зшевелился и попытлся сесть.

– Это тебе з Мффи, – мрчно произнес он, еще рз опускя монтировку н голову Чрли. Тот свлился кк подкошенный. Упл он не очень удчно, потому что его голов отскочил от земли, кк мячик. Стив снов удрил его, н этот рз по груди. – А это тебе з Сммер!

– Остновись! – Сммер не могл смотреть н это. – Ты же убьешь его!

– А ты рзве не помнишь, что он пытлся убить нс? – ответил Стив. – Во всяком случе, я никогд не збивю людей до конц. Я только хочу, чтобы он нендолго выбыл из игры. – И вместо очередного удр Стив зпустил железку в небо.

Кк рз в этот момент из-з угл здния появились блондинк-подросток в обтягивющих джинсх и пожиля дородня женщин в велосипедных шортх из лйкры и в свободной розовой мйке.

– Я, нверное, оствил ее здесь… – скзл девочк, но срзу умолкл, зметив Стив с Сммер и рспростертого у их ног Чрли.

Женщин тоже увидел их и схвтил девочку з руку. Обе они остновились кк вкопнные, вытрщив глз и рзинув рты.

– Ну, нм пор, – торопливо проговорил Стив, подбиря с земли сумку. Подтолкнув Сммер, он проследовл вместе с ней мимо остолбеневшей пры. Девочк с мтерью нчли пятиться, потом повернулись и быстро скрылись з углом здния.

Сммер услышл длекое звывние сирены. Он посмотрел в сторону, откуд шел звук. Темно-синий «линкольн-континентль» медленно нпрвлялся к ним по грвийной дороге, рссеквшей кемпинг пополм.

Темно-синий «линкольн-континен