/ / Language: Русский / Genre:love_detective, / Series: Моя любовь

Полночный Час

Карен Робардс

В последнее время в жизни судьи Грейс происходят довольно зловещие события. Ее пятнадцатилетняя дочь Джессика попадает в полицию по делу о наркотиках, кто-то постоянно следит за их домом, пугая бессмысленными, жестокими шутками. Детектив Тони Марино сомневается, что за всем этим лежит серьезная угроза их жизни. Но, может быть, кто-то из продавцов наркотиков хочет, чтобы девочка замолчала? Или кто-то пытается запугать саму Грейс? Он задает вопросы, проникает в тайны прошлого Грейс, пробуждает в ней чувства, которые она сама считала для себя уже невозможными. И когда в их дверь стучится зло, именно Тони становится у него на пути…

Карен Робардс

Полночный час

1

– Куда это ты намылился?

Голос матери проскрежетал у него за спиной, словно ногтем царапнули по грифельной доске. Даже мурашки побежали по телу. Повернув дверную ручку, он со злобой посмотрел на мать и ответил неохотно:

– Прогуляться.

Как же он ее ненавидел!

Она тупо пялилась на него. Ее нелепый, в розовых цветочках халат был распахнут. Она не удосужилась или не успела застегнуться и теперь демонстрировала отвисшие груди. Крашеные волосы, темные у корней, торчали во все стороны. Все пятьдесят пять прожитых ею лет плюс дурные привычки оставили следы на ее лице. Без косметики мешки под ее глазами походили на лиловые виноградины. Шея жилистая, как у индейки. Ноги в нелепых носочках бугрились набухшими варикозными венами. «Какая же она уродина!» – подумал он.

– Уже поздно. Нечего шляться по ночам. Ты никуда не пойдешь!

Стычка происходила в кухне, в помещении длинном и узком, как кишка, где все было фальшивым – кирпичи, изображенные на линолеуме, устилавшем пол, столешница, покрытая клеенкой с рисунком «под мрамор», фанерные шкафчики, окрашенные под благородный дуб. Убожество здесь выдавалось за приверженность старомодному стилю.

На круглом столе, окруженном четырьмя шаткими стульями, неизменно красовалось блюдо с уложенными аккуратной горкой яблоками из пластика. Эти яблоки всегда были здесь, сколько он себя помнил.

– Ты забыла принять свой прозак? Или он уже на тебя не действует?

Он не хотел издеваться над ней, но так уж получилось. Если б он ушел незаметно, то неприятного разговора не возникло бы. Обычно она спала мертвецким сном и храпела, как тысяча пьяниц. К несчастью, в эту ночь она зачем-то выползла на кухню и застукала его, когда он намеревался незаметно улизнуть из дому.

– Тебе всего семнадцать, и ты живешь с нами под одной крышей. Ты обязан меня слушаться. Иначе я пожалуюсь твоему отцу!

«Она пожалуется!» Он едва не рассмеялся ей в лицо.

Кто он, его отец? Адвокатишка, вытаскивающий сомнительных клиентов из дерьма за ничтожный процент от украденных денег. Папочка не бывал дома пять дней в неделю, а частенько урывал и субботу от уикенда для своих проказ. А когда он появлялся, его прежде всего интересовали успехи старшего сына в баскетболе, а младшего он просто игнорировал, обращая на него внимания не больше, чем на старую мебель.

Плевал он на отца и мать! Что они могли ему сделать?

В подтверждение своего права на личную жизнь он напоследок громко хлопнул дверью.

Мать что-то прокричала ему вдогонку, но он уже пребывал в гостеприимной темноте ночи. Родители и соседи считали, что он лишь бледная копия старшего брата – отличника в учебе, удачника в спорте и кумира девушек. Когда солнце восходит, оно затмевает лунный диск и звезды. Так было и с ними – рядом с «солнечным» мальчиком он был никто.

Но ночные часы принадлежали ему безраздельно. Нежная теплая тьма обволакивала его, когда он выводил из гаража свою «Хонду-250» и когда с ревом мчался по тихой улице.

Когда-нибудь он вступит в игру, в которой его братец непременно проиграет.

Ухмылка появилась на его лице. Он резко свернул на дорожку, ведущую к намеченной цели.

2

Грейс долго не могла уснуть, потом забылась на короткое время, вновь проснулась, разбуженная неизвестно чем. Она накинула голубой нейлоновый халат с длинными рукавами – почему-то ей показалось, что в комнате прохладно, – но, не надевая шлепанцы, босиком отправилась в соседнюю спальню.

В два часа ночи постель Джессики была пуста!

Свет, зажженный Грейс в холле, падал лишь на примятые подушки и небрежно откинутое одеяло. В полосе этого света высокая, тонкая фигура Грейс отбрасывала четкую тень, но, когда она сдвинулась с места, тень уродливо исказилась.

Грейс зачем-то заглянула под кровать, ожидая дурацкого розыгрыша, но тотчас поняла нелепость своего предположения. Джессики не было и в ее любимом кресле, подаренном ей в день рождения бог знает когда, где она балдела в наушниках от своей музыки.

Ее дочь не ночевала дома. И не в первый раз.

«О боже, что мне делать?»

Грейс не к кому было обратиться с таким вопросом, разве что только к богу. Мать и дочь жили одни. Грейс обожала Джессику, но в последние два месяца начала понимать, что теряет ее. Уже третий раз девочка по ночам исчезала из дома.

Сейчас была ночь понедельника, – нет, уже почти утро вторника! Джессике надо вставать без четверти семь, на первом же уроке ее ждет ответственная контрольная по испанскому. Накануне вечером Грейс пришлось целый час терпеливо выслушивать спряжения глаголов. Результат контрольной сильно повлиял бы на положение Джессики в списке успеваемости. Может быть, Грейс слишком зациклилась на учебе дочери, но ведь Джессика сама стремилась в лучшие ученицы. Но какая контрольная после бессонной ночи, проведенной неизвестно где и с кем?

Впрочем, какие-то идеи насчет времяпрепровождения дочери у Грейс все-таки были. После четырех недель учебы в колледже Джессика влилась в «крутую», как она выразилась, компанию, и это, опять же по ее словам, было большой удачей.

Все девушки носили расклешенные джинсы, топы, оголяющие живот, туфли на платформе, а их крашеные волосы сияли, как неоновая реклама. Разговор о том, что это лишь повторение давно пройденного, что сама Грейс одевалась почти так же, учась в колледже в середине семидесятых, закончился вполне философским заявлением дочери, что все в мире развивается по спирали, и мода семидесятых опять вернулась.

Согласившись с дочерью, Грейс, однако, подумала, что ее подруги – все сплошь из состоятельных семей – кончат плохо. Все, только не ее сладкая, милая девочка.

От неожиданного, громкого в ночной тишине звука Грейс вздрогнула. Источником его было колесо, на котором забавлялся Годзилла – жирный рыжий хомячок. Клетка его стояла на полке между учебниками и любимыми книгами Джессики в ярких обложках. Маленький грызун вертелся в свое удовольствие. Ему не было дела до тревог тех, кто его кормил. Годзилла не поймет и не разделит ее печаль, но все же он был, кроме нее, единственным живым существом в доме.

У Грейс было множество знакомых и родственников – отец, сестра, бывший муж. Но в свои тридцать шесть лет она не обрела никого, кому можно было позвонить в два часа ночи и поделиться своими тревогами. Все они постоянно исповедовались в своих бедах, просили помощи, ожидали совета. И она всем помогала, вытаскивала из неприятностей, но обратной связи не было. Она казалась окружающим и себе тоже самой сильной из всех, решала их проблемы, а со своими справлялась сама. И все складывалось неплохо вплоть до сегодняшней ночи.

Грейс подошла к высокому окну, отдернула тонкую занавеску, выбранную с любовью по вкусу дочери, и, как многие несчастные героини романов, прижалась лбом к холодному стеклу.

«Что я сделала не так? В чем моя ошибка? Я старалась изо всех сил…»

В должности судьи графства по мелким уголовным преступлениям ей приходилось чуть ли не ежедневно сталкиваться с юными правонарушителями, почти детьми. Когда, в какой год, месяц, день или момент они преступили грань, вышли из-под контроля родителей… и общества?

И вот теперь банальная, но печальная ситуация возникла в ее семье.

Ради Джессики она готова была отдать жизнь, ради любимой девочки она пошла бы на все. Но почему, отдавая ей все, чем располагала, даже делая карьеру только ради нее, она воздвигла стену отчуждения между собой и дочерью? И за этой стеной прячется от нее сейчас Джессика.

Искренние, доверительные отношения матери и дочери дали трещину.

В последний раз, явившись с вечеринки у подруги, Джессика клялась, что выпила лишь пару банок пива, а виски ей пролил на платье какой-то неуклюжий идиот.

В суде эту версию Грейс восприняла бы скептически, но дочернюю ложь проглотила молча. Джессика явно врала, и она позволила ей врать и не оборвала это жалкое вранье сразу, как следовало поступить.

Роковая ошибка матери, да к тому же еще и судьи. Впредь Грейс ее не повторит.

«Но у кого же узнать, где сейчас Джессика?»

У соседей? У всех соседей такие же одинаковые двухэтажные дома. Никто ничем не выделяется и не хочет выделяться, дабы не привлечь особого внимания налоговой службы. Идеальная улица для патрульных полицейских. Никаких происшествий, драк и громогласных скандалов.

Грейс успокаивала себя, безуспешно пыталась убедить, что ее тревоги напрасны, что все образуется и что таков удел всех матерей. Но ее мучило ощущение потери. Джессика предала ее, отдалилась, обрекла на муки одиночества. А может быть, Грейс слишком многого требует от дочери?

Вдруг на лужайке перед домом она увидела бегущего человека. Скорее это промелькнула тень, призрак, а не человек из плоти и крови.

«Черт побери! Кто это? Неужели Джессика?»

Было так темно, ей не удалось разглядеть фигуру ночного гостя. Кто-то, пренебрегая выложенной мелким гравием дорожкой, напрямую пересекал газон. Грейс сорвалась с места, ее босые ноги прошлепали по ступенькам лестницы и по паркету холла.

Входная дверь была не заперта! Такого никогда прежде в их доме не случалось.

Клены и дубы, росшие перед домом, уже сбрасывали листву, и сухие листья кружились в воздухе, словно гигантские мотыльки. От ветра поскрипывали подвешенные на цепях качели, и казалось, что на них раскачиваются какие-то невидимки.

Неуверенная, что это ее девочка, Грейс на всякий случай крикнула:

– Джессика! Вернись!

Грейс почудилось, что, услышав ее окрик, призрак повернул голову и замедлил бег.

Но тут залаяла собака Уэлчей. Это был скотчтерьер с противным визгливым голосом. Видимо, ее забыли на ночь впустить в дом, и теперь заливистый лай как бы подтолкнул бегуна. Он метнулся, как вспугнутый олененок, и бегом преодолел оставшиеся до калитки ярды.

Грейс тяжело дышала, сердце откликнулось болезненным уколом. Однако в ней проснулся охотничий азарт. Забыв, что она босиком, Грейс устремилась в погоню. Одним прыжком она преодолела ступени крыльца и так же, как неизвестный бегун, сошла с петляющей дорожки на газон, сокращая путь.

Трава была жесткой и больно колола босые ступни. Опавшие листья оказались скользкими, словно глянцевые страницы, вырванные из журналов и рассыпанные по ковру. Запах сгоревшей листвы пропитал ночной воздух, и от него першило в горле. Грейс наступила на что-то острое, то ли камешек, то ли сучок, вскрикнула от боли, но не остановилась.

Калитка в низкой кирпичной ограде затворилась за бегущим призраком. Но через пару секунд Грейс толкнулась в нее и выскочила наружу, прежде чем калитка успела закрыться.

И здесь ее нога наступила на что-то мягкое. Она споткнулась и со всего размаха упала на тротуар. При соприкосновении коленей и локтей с асфальтом ее пронизало будто электрическим током, а потом обожгло болью. У нее вырвался громкий стон.

На этот звук убегающий человек на мгновение обернулся и исчез за поворотом. И только теперь, при свете уличного фонаря, Грейс убедилась, что гналась совсем не за Джессикой. Длинная куртка, почти до колен, и черная кепка никак не могли принадлежать Джессике. Вряд ли она прятала их у себя в шкафу специально для ночных вылазок.

Грейс протянула руку и нащупала предмет, который послужил причиной ее падения.

Плюшевый медвежонок?

Он был неотделим от Джессики. Она прижала его к груди, когда ей подарили его в пять лет, и не расставалась с ним по ночам все последующие десять лет. Из обычной игрушки он стал ее талисманом. Когда Грейс желала дочери спокойной ночи и уходила к себе, Джессика засыпала с мишкой, крепко обняв его. И вот теперь он валялся неприкаянный на проезжей части дороги, и его стеклянные глаза тупо смотрели в ночное небо.

3

– Когда вы в последний раз видели свою дочь, судья Харт? Назовите хоть примерное время.

Седовласый патрульный полицейский – Дж. Д. Зелински согласно именной бирке на нагрудном кармане форменной голубой рубашки – был вежлив, даже почтителен в соответствии со статусом Грейс – представительницы местного правосудия. Она его не знала, хотя наверняка они встречались в коридорах и в зале суда пару-тройку раз.

В Бексли была собственная полицейская служба для разбирательства транспортных происшествий и прочих конфликтов, а также мелких нарушений закона. Такие, в общем-то, незначительные, безвредные «детские» преступления сплошь и рядом совершались в маленьких городках, но Грейс очень сомневалась, что местные блюстители порядка так уж охотно являются в суд по делам несовершеннолетних для дачи показаний. Однако он знал, кто она, что было и хорошо, и в то же время плохо. Пунктуальная и дотошная в отношении документов, Грейс имела репугацию жесткого, несговорчивого, не терпящего пустой болтовни юриста. Не все копы это ценили. Особенно если они имели привычку опаздывать или плохо подготовленными приходить в суд.

Облизывая пересохшие губы, прилагая усилия, чтобы выглядеть хладнокровной и уравновешенной, как этого требовала ее профессия, Грейс подумала, что в данный момент она совсем не ощущает себя судьей. Сейчас она была просто испуганной матерью, чье единственное и горячо любимое дитя пропало неизвестно куда. Матерью, которая, проснувшись среди ночи, обнаружила, что ее дочь пропала, а какой-то незнакомец удирает со всех ног из ее дома.

Возможно, два этих события никак не были связаны между собой.

Она вздрогнула от пронизавшего ее холода, вызванного дурным предчувствием. Оно и заставило ее вызвать полицию.

Можно ли надеяться, что исчезновение Джессики – это ее очередная ребяческая выходка, или с ней произошло нечто страшное? Первое было вполне возможно, но материнская интуиция вопреки логике подавала сигнал тревоги.

Грейс чувствовала, что Джессика в опасности.

Полицейский попросил рассказать обо всех событиях по порядку.

– Где-то после десяти я зашла к ней в комнату пожелать спокойной ночи.

Ей удавалось контролировать свой голос, но ее нервное напряжение выдавали подрагивающие пальцы, глубоко впившиеся в искусственный мех игрушечного медвежонка, которого она держала у себя на коленях. Ладони, содранные в результате падения, горели огнем, как и кровоточащие коленки. Одеваясь в спешке, Грейс схватила первые попавшиеся брюки и водолазку. Она сидела на обтянутой золотистой тканью тахте, на самом краешке, словно готовая спрыгнуть с нее в любой момент.

Патрульный Зелински расположился в кресле напротив, взгляд устремлен прямо в лицо Грейс, в руке шариковая ручка, на колене раскрытый блокнот.

Его невозмутимость сводила Грейс с ума. Он вел себя так, как если бы пропажа Джессики была из ряда обычных происшествий, вроде угона автомобиля. Грейс ощущала, как холод пробирает ее до костей.

Раньше в доме, как ей казалось, было теплее. До того, как она увидела пустую спальню дочери. Сейчас комната напоминала ей холодильник.

«Возможно, – подумала она, отвлекая себя от пугающих мыслей, – на меня так действует обстановка гостиной». Стены были покрашены в голубой цвет, тяжелые шторы на окнах из плотного голубого шелка, прошитого золотыми нитями, обюссонский ковер на полу тоже был серо-голубым. Паркет из темного дерева блестел так же, как мраморная каминная полка. Все было отполировано, протерто, без пятнышка и пылинки и выглядело ледяным на ощупь. Один лишь предмет излучал тепло, выбиваясь из общей цветовой гаммы, – рисунок пастелью над камином.

Это был портрет шестилетней Джессики. Джессика со светло-каштановыми косами, в белом передничке поверх желтого платьица казалась на картине такой серьезной, торжественной и такой похожей на Грейс. Портрет притягивал ее взгляд, и в груди щемило все сильнее с каждым разом, когда она смотрела на девочку на картине.

Где же Джессика?

Они уже прошлись по первому кругу, и теперь вопросы повторялись. Партнер Зелински, белокурая женщина лет тридцати с небольшим, совсем незнакомая Грейс, обследовала наверху комнату Джессики, пока старший офицер вторично допрашивал хозяйку дома о событиях этой ночи, соблюдая ту же последовательность в вопросах.

– Да, она была уже в кровати.

– Что побудило вас снова проверить, на месте ли она?

– Сама не знаю. Я внезапно проснулась и пошла к ней. А ее в комнате не было…

Грейс крепче сжала медвежонка, бесчувственная к боли в израненных ладонях. «Мистер Косолапый» – так всегда к нему обращалась Джессика. Грейс украдкой опять глянула на портрет, едва сдерживая слезы.

– Это ее медвежонок. Она всегда усаживала его перед сном на столик возле кровати. Ее любимый медвежонок… Он лежал за оградой у дороги. Тот, за кем я гналась, выронил его. Значит, он побывал в ее комнате. Я боюсь, что он что-то сделал с Джессикой…

Испытываемый ею страх придал ее словам оттенок мрачного пророчества.

– Не волнуйтесь так, судья Харт. Уверен, что мы найдем ее. Я уже поднял всю полицию на ноги, и все ищут вашу дочь.

Полицейский помолчал, потом снова продолжил свои расспросы:

– Тот человек, которого вы преследовали, это был мужчина? Вы уверены? Он был один?

У Грейс перехватило дыхание. В памяти всплыл несчастный Джон Беннет Рэмен и почему-то начал жутко выплясывать перед ее мысленным взором. Там все было как в страшной сказке. Незваный гость, пробравшийся в дом в предрассветной мгле, пропавший ребенок, а затем изуродованный труп.

«Твои опасения смехотворны!» – одернула она себя, но ничего не могла поделать с материнским инстинктом, который настойчиво твердил, что следует ждать плохих вестей.

– Да, это был мужчина. И он был один.

– Вы уверены, что с ним не было вашей дочери?

– Да, уверена.

– Вы сказали, что ваша дочь и прежде покидала дом по ночам, не извещая вас.

Признаваться в этом во второй раз было так же унизительно, как и в первый.

– Да, она ускользала ночью дважды за последние месяцы. Она первокурсница, новенькая в колледже и…

Ее голос сник, когда блондинка в полицейской форме вернулась в гостиную и многозначительно кивнула Зелински. Грейс застыла на месте, ее мускулы мучительно напряглись.

– Не возражаете, если я осмотрю остальные помещения? – спросила ее женщина.

«Сара Эйрис», – прочла Грейс ее имя на бирке.

Тело сынишки Рэмена было найдено в подвале. «Остановись! – прикрикнула на себя Грейс. – С Джессикой все в порядке. Иного не может быть». Грейс попыталась придать голосу твердость:

– Нет, то есть я не возражаю. Может, проводить вас?

Эйрис обменялась взглядом с напарником.

– Нет, благодарю вас. Я не заблужусь.

Блондинка вышла.

Грейс прошиб холодный пот.

– Когда вы выходили через парадную дверь, была ли она заперта?

Говоря это, Зелински поглядывал в свой блокнот, куда он записал предшествующие ответы Грейс.

– Она не была заперта. Она была заперта, когда я ложилась спать, но потом оказалась открытой.

– Что натолкнуло вас на мысль, что тип, которого вы преследовали, побывал у вас в доме?

– Открытая дверь и еще медвежонок. Это медвежонок Джессики. Полагаю, что он забрал игрушку из ее спальни, а потом выронил или бросил, когда я погналась за ним. Никаким другим способом медвежонок не мог попасть туда, где я его нашла.

– Может быть, ваша дочь вынесла ею на улицу и там уронила? Не в эту ночь, а раньше?

Грейс отрицательно мотнула головой.

– Он был на столике у кровати, когда она засыпала. Я в этом уверена. И ей не пришло бы в голову вынести его наружу, а еще менее вероятно, что она уронила его и оставила лежать на тротуаре.

Зелински вновь сверился со своими записями и вновь поднял взгляд. Сейчас он смотрел на Грейс откровенно испытующе.

– Как вы оцениваете свои отношения с дочерью, судья Харт?

Как ни была Грейс испугана и растеряна, она все же удивилась. Такой неожиданный поворот в разговоре имел целью еще больше усугубить происходящий кошмар. Она снова облизнула губы.

– Как хорошие… как очень хорошие большей частью. Конечно, мы иногда расходились во мнениях… когда она подросла. Проблема тинейджеров, вы понимаете, но…

В парадную дверь постучали. Оба – и Зелински, и Грейс – одновременно вскочили.

– Я открою!

Уронив медвежонка на тахту, она поспешила в холл. Полицейский последовал за ней.

Стук повторился, пока Грейс поворачивала бронзовую ручку, источавшую холод. Затем она потянула ее на себя, и тяжелая дверь отворилась. На крыльце горел свет – он горел сейчас везде, по всему дому, и соседи, несомненно, гадали, что у нее стряслось.

В ярком освещении она разглядела мужчину, который смотрел на нее через старомодный защитный экран из плотной стальной сетки. Он был выше шести футов ростом, черноволос. Густая темная борода скрывала нижнюю часть его лица. Его фигура выделялась четким силуэтом на фоне садовых фонарей. Одет он был в армейскую куртку и джинсы.

– Миссис Харт? Судья Харт? – Его взгляд переместился за ее спину. Он узнал Зелински, слегка кивнул ему и снова уставился на Грейс.

– Да. В чем дело? – Ее рука невольно схватилась за горло. Явился ли этот человек с плохой вестью? Она знала, что так всегда бывает, когда на пороге дома появляется коп. «Господи, пожалуйста, – молила она. – Только не Джессика».

– Детектив Доминик Марино. Полиция графства Франклин. У меня в машине находится молодая леди. Похоже, что это ваша дочь.

– Что?!

Невероятное облегчение, словно волна, вознесло ее наверх, сделав тело невесомым. На какой-то момент Грейс пришлось схватиться за дверную ручку, чтобы не оторваться от земли. Ноги не держали ее, но все же она нашла в себе силы спросить:

– С ней все в порядке?

Не выслушав ответа, Грейс распахнула дверь, задев пришельца плечом, и устремилась мимо него к стоящей на проезжей части улицы машине.

Он повернулся вслед удаляющейся женщине и с опозданием ответил:

– Относительно…

Ветер унес его голос, и он не достиг ушей Грейс.

Она проигнорировала полицейскую машину с мигалкой. Та стояла здесь уже давно – на ней прибыли Зелински и Эйрис. Рядом припарковался изрядно побитый голубой «Камаро». Грейс подергала запертую дверцу со стороны водителя, затем наклонилась, всматриваясь сквозь боковое стекло в неосвещенное нутро машины.

Разглядеть что-нибудь там было сложно.

Мужчина в коричневой кожаной куртке, приоткрыв дверцу с противоположной стороны, вылез из машины и выпрямился, небрежно опершись рукой о крышу. Она открыла рот, чтобы заговорить с ним, но он ее опередил:

– Если это ваша дочка там, внутри, то советую вам впредь получше за ней присматривать. Сколько ей? Четырнадцать? Пятнадцать? Ей надо быть в своей кроватке ночью, а не шляться по улицам.

Ошеломленная его грубостью и высокомерным, поучительным тоном, Грейс беспомощно моргала, не зная, что ему ответить. Он мало был похож на полицейского, как и тот, кого Грейс видела на крыльце. Один с бородой, другой нет, но оба выглядели как-то несолидно. Способны ли они разобраться в истории с Джессикой?

– Пожалуйста, отоприте дверцу, – попросила Грейс, как только вновь обрела дар речи.

Мужчина нырнул обратно в машину, и в салоне тускло засветилась лампочка.

Джессика скорчилась на заднем сиденье, занимая лишь малую его часть. Голова ее откинулась на подлокотник, разделяющий сиденье пополам, волосы разметались, глаза закрыты, одна рука бессильно свесилась. Она спала или была без сознания, и только застегнутый ремень безопасности удерживал ее на сиденье.

Страх, отпустивший было Грейс на несколько коротких мгновений, вновь захлестнул ее. Он лишь приобрел новую форму.

– Джессика! – позвала Грейс и вновь безуспешно подергала дверную ручку. Затем постучала в окошко. – Джессика!

Дочь никак не реагировала. Скудное освещение салона все же позволяло Грейс разглядеть неестественный румянец на ее щеках. И без того тонкое девичье личико обострилось, глаза запали, полуоткрытые губы Джессики пересохли и потрескались.

– Джессика! – повторила Грейс в отчаянии, а затем воскликнула: – Отоприте же дверь наконец!

На этот раз это звучало как приказание копу, – а она предполагала, что человек у машины все же полицейский, а не какой-нибудь посторонний. Он наблюдал за ней, ни разу не шевельнувшись, чтобы ей помочь. Когда они встретились взглядом, его лицо не выразило ничего, кроме каменного равнодушия.

– Не паникуйте. Она всего лишь пьяна.

– У нее диабет, – сдавленно произнесла Грейс.

Она с трудом втянула в себя воздух. Ее легкие словно сжимали стальными обручами. Она могла взорваться, нагрубить, впасть в истерику, но ради Джессики пыталась владеть своими эмоциями.

Замок отчетливо щелкнул. Грейс рванула дверцу на себя, наклонилась и потрогала пышущую жаром щеку Джессики.

Дыхание со знакомым кислым запахом означало повышенное содержание сахара в крови. Этот запах смешивался с густым ароматом спиртного, который витал над Джессикой подобно облаку.

– Джессика! Джесс!

Встав коленями на сиденье, Грейс потрясла дочь за плечо. Ресницы дочери затрепетали.

– Мам? – последовал вялый отклик.

– Джесс!

Глаза Джессики вновь закрылись. Она отключилась. Грейс трясла ее, легонько шлепала по щекам.

– Джесс!

На этот раз девочка не отозвалась.

Дверца со стороны Джессики распахнулась.

– Ей-богу, леди, если она диабетик, то тем более вы не должны позволять ей шататься черт знает где!

Коп смотрел на Грейс с явным осуждением. Их разделяло безжизненное тело Джессики. Теперь Грейс впервые близко увидела его лицо. Он был черноволос, смугл, небрит и выглядел неряшливо. Его глаза сузились, встретившись с ее взглядом, густые брови нахмурились, сошлись на переносице.

– Это вопиющее пренебрежение своими родительскими обязанностями.

– Я ничего подобного ей не позволяла, – отчеканила Грейс. – Давайте обойдемся без нравоучений. Джессике требуется срочная медицинская помощь. Не поможете ли вы мне переложить ее в мою машину?

Внешняя сдержанность Грейс вовсе не соответствовала нарастающей в ней панике. Какое-то мгновение коп молча рассматривал ее.

– Садитесь. Мы отвезем вас. – Он хлопнул дверцей, отошел от машины и позвал: – Домни!

Грейс устроилась на заднем сиденье, приподняла и сжала в ладонях голову дочери. Кожа Джессики была сухой и немного шершавой на ощупь, как змеиная чешуя. Обычно такого Грейс не замечала.

– Джесс! Джесс! – повторяла она как заклинание дрожащим голосом.

– Куда ее везти? В госпиталь?

Второй коп – тот, что раньше стоял на крыльце, по имени Доминик, заглянул в машину. Его несимпатичный напарник уже занял место впереди на пассажирском месте.

– Да, – кивнула Грейс.

– Пристегивайтесь! – скомандовал грубиян, в то время как Доминик усаживался за руль.

Когда он захлопнул свою дверцу, в машине стало темно. Грейс накинула и закрепила ремень, придвинулась как можно плотнее к дочери, приподняла ее свесившуюся руку.

– Что с ней? Она в шоке или что-то другое? – В голосе Доминика ощущалось легкое беспокойство. Он наблюдал за Грейс в зеркало заднего вида, пока запускал мотор и выводил машину на проезжую часть. Очевидно, его напарник успел сообщить ему о диабете.

– Ой, я забыла запереть дом! – Грейс всполошилась, только когда машина на большой скорости миновала несколько кварталов. Особенно ее это не волновало, на соседей можно было положиться, но, учитывая ночные события…

Ее удивило, что с момента, как Доминик постучал в дверь и до сих пор, незнакомец, проникший в ее дом, напрочь вылетел у нее из головы. Страх за Джессику довлел над всем.

– Полицейские позаботятся, чтобы все было заперто. – Это подал голос Мистер Грубиян в процессе жестокой схватки с собственной кожаной курткой, от которой он освобождался в тесном салоне машины.

– Вот. Накройте ее.

Он передал Грейс куртку, хранившую его тепло и запах. В который уже раз они встретились взглядами. Выражение его лица никак нельзя было разглядеть в темной машине, но Грейс кожей ощущала его неприязнь.

– Спасибо.

Ради Джессики она приняла куртку с благодарностью и тут же укрыла дочь, подоткнув края под податливое неподвижное тело.

– Не стоит благодарности, – сказал Мистер Грубиян и полностью развернулся к Грейс и Джессике. – Что, ей так плохо?

Грейс поймала его взгляд в зеркале над ветровым стеклом. Она предпочла бы, чтобы он смотрел на дорогу. Его задачей было доставить их поскорее в госпиталь, а не отвлекаться на поучения, как ей следить за своей дочерью.

– Не знаю. Впрочем, думаю, да.

Произнести это стоило Грейс неимоверных усилий. С одной стороны, неплохо, что Джессика спит или потеряла сознание. Узнав, что ее везут в больницу, она бы яростно сопротивлялась этому. Она ни в какую не соглашалась пасовать перед своей болезнью, стыдилась и не признавалась в ней посторонним. И смертельно боялась больницы.

– Как это вы не знаете? – Мистер Грубиян упрекал Грейс и был одновременно искренне удивлен.

– Я не специалист по сахарному диабету. Степень опасности всегда трудно определить.

В отблесках проносящихся мимо уличных фонарей Грейс заметила, что сидящие впереди копы многозначительно переглянулись.

– Многое зависит от того, получала ли она свою порцию инсулина вовремя и когда в последний раз ела. В данном случае я не могу сказать, насколько в ее состоянии повинен алкоголь, а насколько – болезнь. Я не думаю, что она находится в коме, но и уверенности, что это не так, у меня тоже нет. Все может быть, но я противлюсь этой мысли.

– Мы тоже, мэм, – неожиданно горячо поддержал ее Доминик и нажал на газ.

Грейс опустила безвольную руку дочери на колени и закрыла глаза. Она едва удерживалась от того, чтобы не вырваться из замкнутого пространства машины и не помчаться впереди, в свете ее фар, все увеличивая скорость.

4

Университетский госпиталь штата Огайо представлял собой комплекс многоэтажных зданий постройки пятидесятых, примыкающий к обширному учебному корпусу. По ночам он светился, как электрический факел, устремленный к черным небесам, его яркие огни отражались в темных водах реки. Он был заметен издалека.

Когда их машина въезжала на территорию госпиталя, санитарный фургон, освободившийся от своего груза, покинул стоянку возле приемной «Скорой помощи», уступая место вновь прибывшим.

Санитары в выстиранном до сияющей белизны облачении почти бегом катили вверх по наклонному пандусу носилки с какими-то бесформенными продолговатыми предметами, прикрытыми белой тканью, никак не походящими на человеческие тела. Носилки, минуя управляемую фотоэлементом прозрачную преграду, исчезали в море света, заливавшем приемную. Над головами санитаров светилась огромная алая стрела, указывающая путь людям, попавшим в беду.

– Я высажу вас здесь, затем припаркуюсь, – сказал Доминик, затормозив под козырьком с неоновой надписью на крыше: «Только для автомобилей «Скорой помощи».

Грейс отстегнула свой ремень, затем проделала ту же процедуру с ремнем, удерживающим ее дочь на сиденье.

– Джессика! – Она убрала с ее лица налипшие пряди. – Джесс, мы уже приехали.

Состояние Джессики не претерпело изменений. По-прежнему она откликалась на голос матери и ее прикосновения лишь едва заметным подрагиванием ресниц. Страх вновь нахлынул на Грейс, но она отогнала его прочь. Ведь они добрались до госпиталя. Медицинская помощь уже под рукой. Впадать в панику – значит только вредить своему ребенку.

Мистер Грубиян вышел из машины, обогнул ее и открыл дверцу со стороны Джессики. Свет в машине зажегся. Наклонившись, он уставился на Грейс и нахмурился.

– Пошли.

Не дожидаясь появления санитаров, а также согласия Грейс, он подсунул руку под спину девочки, приподнял и, пятясь, вынес Джессику на воздух. Развернувшись, он понес ее ко входу в приемный покой. Голова Джессики, руки и ноги безвольно свисали, словно тряпичные.

– Подождите! – Застигнутая врасплох его решительными действиями, Грейс выскочила, обежала машину и пристроилась позади полицейского.

Вид у дочери, такой беспомощной на руках постороннего и, вероятно, абсолютно равнодушного человека, отозвался болезненным уколом в сердце. Грейс чуть не стало дурно. Раньше она старательно отгоняла мысль, что ее дочь хронически больна, что эта дьявольская хворь всегда будет угрожать жизни Джесс.

Ситуацию делало еще более невыносимой понимание того, что Грейс не в силах хоть как-то изменить ее в лучшую сторону. Мать не способна была помочь дочери. Однако, хоть диабет и серьезная болезнь, ее можно контролировать. Проблема заключалась в том, что Джессика была совсем юной. Она отказывалась верить в реальность грозящих ей опасностей, не признавала ограничений, накладываемых на нее болезнью, не заботилась о себе и противилась стараниям матери сделать это для нее.

Для диабетика употребление алкоголя было не легкомысленным поступком, а преступлением. Последствия могли быть страшные: внезапное обострение болезни, возможно, кома и даже смерть.

Употребление спиртного пятнадцатилетней девочкой уже само по себе достойно порицания и заслуживает, безусловно, строгого наказания. Но не смертного приговора! О чем думала Джессика, черт побери!

Больничный воздух, пропитанный дезинфекцией и ощутимым запахом человеческих страданий, вызвал у Грейс приступ тошноты и головокружения. Она и прежде, к сожалению, вдыхала этот воздух довольно часто, но сейчас он действовал на нее как тревожный сигнал. Скрестив на груди руки, она пыталась согреть себя, но никак не могла справиться с противной дрожью.

Всего лишь несколько человек занимали стулья из серого пластика в бесконечном ряду вдоль стены приемного покоя – мужчина с окровавленной повязкой на голове, прилично одетая пожилая пара, углубившаяся в чтение журналов, женщина, прижимающая к себе спящего младенца, завернутого в голубое стеганое одеяльце, другая женщина, с трудом удерживающая на месте непоседливого малыша. Его радостный смех, прозвучавший в тишине, когда ему удалось вырваться от матери, показался Грейс кощунственным в этой обители тревог и страданий.

Женщина за стойкой наблюдала за их появлением. У нее были короткие темные волосы, безвкусно завитые, пухлое, бесформенное лицо, а одета она была в розового цвета халат с пластиковой именной табличкой слева над выпиравшей грудью: «Лиз Карие, регистратор». На больших круглых часах, вмонтированных в стену над ее головой, мерцали цифры – 3:25.

Регистраторша уже собиралась задать им вопрос, но коп, несущий на руках Джессику, опередил ее:

– Я офицер полиции. Девочка с диабетом нуждается в срочной помощи.

Он произносил слова четко, холодно, властно.

– Одну минуту!

Бросив озабоченный взгляд на Джессику, словно пытаясь угадать, жива ли еще доставленная копом девушка, регистраторша, понизив голос, что-то пробормотала в переговорное устройство.

– Кто-нибудь сейчас обязательно займется вами, – заверила она полицейского.

Впрочем, не успела она закончить фразу, как сбоку от стойки распахнулись двойные двери. Появилась медсестра в белой униформе. На именной табличке значилось: «Мери Моррис. Д.С.». Дипломированная сестра означало это сокращение. Ее появление не внесло успокоения в душу Грейс, так как женщина с прямыми, выкрашенными под седину волосами, без какой-либо косметики на лице, в узких, обтягивающих худые ноги белых штанах и короткой форменной блузе чем-то смахивала на хиппи.

Подойдя, она тотчас пальцами коснулась пульса за левым ухом Джессики.

– Она диабетик? – Вопрос адресовался копу. – Тип А?

– Да, – ответила Грейс, шагнув вперед. Сердце ее стучало громко, то замирало, то учащенно билось – классическое состояние героинь множества романов. Такая совсем посторонняя мысль пришла ей в голову в эту минуту. Ей надо было собрать все свое мужество и сделать тяжкое признание, но прежде она положила руку на плечо дочери, как бы защищая ее.

– Она выпила, но я не знаю сколько. Я думаю, что сахар у нее в крови резко подскочил и…

– Вы проверяли? – Мери Моррис поднесла стетоскоп к груди Джессики.

Грейс виновато вздохнула:

– Я привезла ее прямо сюда.

Мисс Моррис кивнула и отняла стетоскоп от груди Джессики. Она перевела взгляд с Грейс на копа и обратно.

– Вы ее родители?

– Я ее мать.

– Я офицер полиции графства Франклин, – представился коп.

– Идите за мной. – Мисс Моррис сделала знак копу и, повернувшись, зашагала к двойным дверям, откуда только что появилась.

Грейс рванулась за ними.

– Мэм! Простите, мэм, задержитесь на секунду. Нам нужны ваши данные о…

Когда Грейс обернулась, регистраторша глядела на нее с извиняющейся улыбкой. Данные должны быть записаны в карточку, иначе госпиталю не оплатят оказанные им услуги.

– Это займет пару минут, не больше.

Грейс нехотя возвратилась к регистрационной стойке. Джессику у нее уже забрали – пусть на какое-то короткое время, но двойные двери закрыли ей доступ к дочери, которой займутся люди, на чью компетентность Грейс могла лишь полагаться.

– Одну секундочку, – продолжала бормотать регистраторша извиняющимся тоном, видя, что глаза Грейс, полные душевной боли, не отрываются от дверей, за которыми скрывались остальные. – Мне нужна ваша страховая карточка.

Взглянув на экран компьютера, к которому повернулась на вращающемся стуле регистраторша, Грейс осознала, что не захватила с собой никаких документов. Она яростно потерла лицо ладонями, чтобы вернуть самообладание. Сейчас очень важно и для Джессики, и для нее самой сохранять хладнокровие.

– Я впопыхах забыла сумочку. И страховую карточку тоже, – призналась она. – Но наши данные занесены в компьютер. Мы уже были здесь раньше.

Пять раз за пятнадцать месяцев с тех пор, как у Джессики обнаружили диабет. Шесть, если считать визит, когда ей поставили диагноз. В тот солнечный майский день, после того, как с Джессикой случился приступ на тренировке по травяному хоккею.

– Имя?

Грейс торопливо сообщила требуемую информацию, уверенная, что все сведения о Джессике и номер ее страхового полиса имеются в компьютере. Потом она расписалась там, где ей указали. Наконец с благословения регистраторши Грейс устремилась через двойные двери, чтобы вновь воссоединиться с дочерью.

5

В холле лечебного корпуса было пустынно. Грейс заглянула в одно из помещений. Там, словно волны на море, всюду, куда ни глянь, колыхались белые занавески, разделяющие кровати. Из белоснежного пространства вынырнула женщина тоже в белом.

– Чем могу помочь?

– Я ищу свою дочь, Джессику Харт. Ее только что доставили.

– Диабет?

Грейс кивнула.

– Вам туда. – Женщина указала рукой куда-то в глубь сияющего белизной коридора, по обеим сторонам которого за занавесками жизнь сражалась со смертью.

Как и другие одноместные палаты, секция Б была отгорожена от коридора шторой на металлической палке. Грейс, присев, заглянула под занавес и увидела пару мужских ног в черных кожаных туфлях и кромку голубых джинсов. Ноги пребывали в каменной неподвижности возле колесиков и стальных ножек медицинской кровати.

Грейс отодвинула штору ровно настолько, чтобы иметь возможность проскользнуть внутрь. Она сразу же отыскала взглядом Джессику, лежащую на покрытой белой простыней кровати. На сгибе руки у нее был наложен жгут, и для этого ей высоко засучили рукав голубого свитерка. Голова и верхняя часть туловища были приподняты и опирались на спинку кровати. Серое одеяло закрывало ее вплоть до подмышек, и безвольно лежащие на одеяле руки выглядели на его фоне какими-то неживыми. Глаза Джессики по-прежнему были закрыты. С нее сняли обувь и кожаную куртку, которой накрывал ее коп. Эти вещи лежали в стороне на белом табурете.

При ярком люминесцентном освещении Джессика показалась Грейс еще более осунувшейся и болезненной, чем в машине.

– Сестра только что ушла. Она померила вашей дочери давление, поставила градусник, взяла кровь на анализ и сказала, что кто-нибудь скоро вернется с результатами, – сообщил коп. Он оставался здесь в одиночестве, словно на страже. Руки его были засунуты в карманы джинсов, ноги расставлены. При ее появлении он не сдвинулся ни на дюйм с прочно занятого им места возле кровати больной.

Грейс дала бы ему приблизительно лет сорок. У глаз и в уголках его рта уже проявились морщинки, а кое-где в волосах – седина.

Грейс как-то машинально отмечала все это. Все ее внимание было приковано к Джессике. Она лишь мельком взглянула на копа, пробормотала «спасибо», приблизилась к кровати и опустила ладонь на лоб дочери.

Аромат спиртного, исходящий от нее, перебивал даже запах антисептика в палате, но температура показалась Грейс нормальной. Она убрала руку со лба дочери и сжала ледяные пальцы Джессики. Грейс понимала, что перед лицом болезни она бессильна. Ей оставалось только ждать, что скажут врачи.

– Не говорила ли она, – я имею в виду медсестру, – что надо предпринимать в таких случаях? – Ей было неприятно обращаться к нему с вопросами, но, кроме него, никого поблизости не было, а ей вдруг страстно захотелось с кем-то поговорить.

– Нет, – ограничился он кратким ответом, вложив в него все неодобрение, которое испытывал к непутевой матери.

– Спасибо, – поблагодарила Грейс неизвестно за что. Ноги вдруг стали ватными, словно все случившееся только сейчас дошло до нее.

Грейс отыскала взглядом стул, но не смогла сделать даже шаг к нему. Она придвинула его к себе ногой и уселась, не выпуская из пальцев руку дочери.

– Вы сообщили ее отцу? – поинтересовался коп.

– Нет! – Ее ответ был нарочито резок. Его критицизм по отношению к ней, и явный, и скрытый, уже стал донимать ее.

– И не собираетесь?

Она посмотрела на него с вызовом.

– Ее отец, чтоб вы знали, живет в Нью-Мексико. Мы разведены. Дочь находится под моей опекой. Он женился вторично и заимел новую семью, и, поверьте, поднимать его с постели среди ночи по такому поводу не имеет никакого смысла. Вы удовлетворены?

– Я-то да. – Выражение его лица, произносимые им слова, каждое из них, его тон – все было осуждающим. – А вот девчонке такая катавасия вряд ли на пользу. Или я не прав?

Если б взглядом можно было убить, Грейс бы это сделала. Она уже готова была сорваться с якоря и понестись неизвестно куда. У Грейс было оправдание – все-таки позади была трудная ночь, но она приказала себе сдерживаться. Если парень – наглое ничтожество – это его проблема, а не ее.

Джессика зашевелилась, и все внимание Грейс сосредоточилось на той, кому она принадлежала безраздельно, телом и душой, – на дочери.

Вид Джессики пугал ее. Сейчас дочь выглядела такой изможденной, такой хрупкой. Судорожные движения прекратились, и наступившая вновь неподвижность юного тела была для Грейс еще страшнее. Джессика никогда не была такой – всегда в движении, с искрой в распахнутых навстречу жизни глазах.

– Мам? – Джессика разлепила веки. О голубых весенних ирисах напоминал цвет ее глаз. Когда они были нормальными, а не мутными и подернутыми сероватой пленкой, как сейчас.

– Я здесь, Джесс.

Сознание медленно возвращалось к Джессике. Она уставилась на мать.

– Мне очень плохо, мам.

– Потерпи, малышка! Скоро все пройдет. Мы в госпитале, и все в порядке. Скажи, Джесс, ты колола себе инсулин?

– Кажется… Я действительно не помню. – Рот Джессики скривился, она несколько раз сглотнула. Грейс догадалась, что девочку начинает тошнить.

Она растерянным взглядом окинула стерильно-чистую палату и обнаружила в конце концов почти у себя под ногами широкое пластмассовое ведро с пластиковым мешком для мусора внутри. Джессика нагнулась над краем кровати, и у нее началась рвота.

– Могу я чем-то помочь? – Коп сделал шаг вперед и застыл. Зрелище вызывало у него явное отвращение.

– Нет.

Парой минут позже, опустошив желудок, Джессика опять упала на подушки. Грейс вынесла мусорное ведерко в вестибюль и отдала проходившему санитару.

Она вымыла руки, намочила бумажное полотенце и, возвратившись на свое место возле Джессики, с нежной заботливостью обтерла лицо и губы дочери.

– Что со мной? Приступ? – спросила Джессика одновременно со страхом и брезгливостью. Она ненавидела и презирала свою болезнь.

– Похоже на то. Тебе не стоило пить. – Грейс произнесла это холодно, ища взглядом, куда бы, за отсутствием мусорного ведра, выбросить скомканное бумажное полотенце.

– Мам, – Джессика смотрела на нее умоляюще.

Предчувствуя, что сейчас будет произнесена очередная ложь, Грейс заранее решительно качнула головой, отвергла ее:

– Ты пила, не отрицай. Ты не должна употреблять спиртное, Джесс, и сама это знаешь.

Грейс наклонилась к кровати и вновь взяла руку дочери в свою. Она старалась говорить тихо, ведь ее слова предназначались только для ушей дочери, ни для кого больше.

– Начнем с того, что тебе всего лишь пятнадцать. Пить в твоем возрасте противозаконно. Но даже если бы ты была взрослой, все равно пить тебе нельзя. Тебе противопоказан алкоголь, так же как и шоколад, и мороженое, и другие сладости. Ты это прекрасно знаешь! Знаешь, но поступаешь по-своему. И вот результат! Теперь приходится расплачиваться за свое легкомыслие.

– Мам, ради бога, не поднимай панику из-за пустяков! Побереги нервы. – Джессика вновь закрыла глаза и замолчала, словно внутри у нее кончился завод. Она попыталась высвободить пальцы из рук матери, но у нее не хватило сил.

Грейс поджала губы. Она была глубоко уязвлена. Какие еще слова способны пробить панцирь, в который облачилась Джессика? О, если б она только захотела слушать, Грейс нашла бы нужные слова.

Но сейчас не время и не место для дискуссий между матерью и дочерью. Вот когда девочка почувствует себя лучше, они обстоятельно обо всем поговорят. И не просто поговорят. Должна быть определена линия поведения и заключено соглашение.

Быть матерью оказалось в сто раз труднее, чем Грейс представлялось раньше. Ответственность была огромна, а вознаграждение мизерно! И даже любовь ее к дочери доставляла Грейс чаще всего не радость, а боль.

– Ты здесь?

Второй коп по имени Доминик просунул голову за занавеску. Голос у него был такой громкий, что Грейс невольно поморщилась. Она перевела взгляд на его партнера, который оставался на прежнем месте.

Какое-то время она вовсе не замечала его, забыв о присутствии постороннего человека. Ей показалось, что его кожа побледнела под загаром. Что на него так подействовало – сама атмосфера больницы или приступ тошноты у Джессики?

Грейс со злостью подумала, что причиной его бледности было как раз последнее. И все же почему он неустанно терзает ее осуждающим взглядом?

Доминик, удостоверившись, что он попал куда нужно, проник за занавес. Благодаря своему росту он, казалось, заполнил собой все тесное пространство.

– Как наша малышка? – осведомился он бодро.

Его партнер молча пожал плечами.

– Врачи ждут результаты анализов, – сказала Грейс.

Копы переглянулись, а затем оба уставились на нее. Она решила, что с нее хватит этих осуждающих, пренебрежительных взглядов.

– Вас ничто здесь не держит, – начала было она, но тут же добавила вежливо: – Я знаю, что у вас есть дела, не терпящие отлагательства.

Копы опять переглянулись.

– Да, вообще-то нам пора, – согласился Доминик, но у Грейс создалось впечатление, что он сказал это, обращаясь скорее к своему партнеру, а не к ней.

– Вы уверены, что мы вам больше не нужны? – Это уже Мистер Грубиян задал вопрос.

Грейс мысленно подобрала ему еще одно прозвище – Неприятный Тип.

– Да, я уверена. – Грейс окинула взглядом одного и другого.

Между ними существовало безусловное сходство. Особенно это бросалось в глаза, когда они стояли рядом. Оба были высокого роста, темноволосы, и оба излучали презрительное неодобрение всего, что Грейс говорила или делала. Не родственники ли они? Впрочем, ей какое дело? Элементарная вежливость заставила ее произнести:

– Благодарю за все, что вы для меня сделали.

Ведь это они нашли Джессику. А то, что их мало трогают страдания больной девочки и ее матери, можно отнести за счет недостатка воспитания и простить.

– Буду рада еще увидеться, – добавила она.

Ее словам не хватало искренности, и Неприятный Тип, кажется, это заметил, да и Доминик тоже, потому что тотчас бросил на партнера многозначительный взгляд. Их переглядка уже изрядно надоела и нервировала Грейс.

Наконец-то, слава богу, они собрались уходить. Первым, слегка кивнув на прощание, исчез за шторой Доминик. Неприятный Тип задержался у занавески и произнес, как бы случайно вспомнив на ходу:

– Если вы нуждаетесь, чтобы вас подвезли…

– Спасибо, нет.

Ехать обратно с ним и его партнером? Он, наверное, шутит. Она скорее поедет в компании пыточных дел мастеров из святой инквизиции.

– У меня есть к кому обратиться. Но все равно спасибо за предложение.

Он все еще колебался.

– Вы уверены?

– Абсолютно.

– Что ж, тогда мы свяжемся с вами.

Занавеска еще некоторое время колыхалась после их ухода. Грейс вздохнула свободней. Их явное убеждение, что она плохая мать, угнетало Грейс. Она и так достаточно критически относилась к себе и к своим методам воспитания дочери.

Поглядев на Джессику, которая сейчас спокойно спала, Грейс снова спросила себя, когда и какую она допустила ошибку.

Джессика была очень похожа на нее. Ее лицо с приподнятыми скулами, широкий рот, длинный нос – предмет ее страданий, отравлявший девочке существование, – все это было копией Грейс, и любой наблюдатель безошибочно определил бы сразу, что перед ним мать и дочь. Ее миндалевидные голубые глаза, окаймленные пушистыми ресницами, были совсем как у Грейс. А вот острый подбородок являлся ее индивидуальностью, как и россыпь симпатичных веснушек на переносице.

Грейс растрогалась, глядя на них. Когда-то давно, а на самом деле всего лишь несколько лет тому назад, Грейс поведала дочери, что веснушки – это «поцелуй ангела». В тот вечер маленькая девочка расплакалась на плече у матери из-за своих веснушек, которые, как она считала, уродовали ее.

История об «ангельских поцелуях» глубоко запала в душу Джессики. Встречаясь с подругами, она теперь говорила им, что веснушки – это особая печать, означающая, что ангелы любят ее больше, чем других девочек. Грейс тайком от всех поддерживала в ней эту веру.

Но сейчас лицо, которое Грейс изучила тщательнее, чем свое собственное, было уже лицом сформировавшейся девушки. Никакими байками, поцелуями и объятиями не могла мать залечить ранки, а позже и настоящие раны, нанесенные взрослеющей дочери суровой реальностью. Сказка, рассказанная перед сном, не могла опровергнуть то, что случилось накануне днем.

И не в силах Грейс была победить диабет или взять болезнь на себя. Не всегда материнская любовь может изменить порядок вещей. Все, на что она была способна, это внушить себе, что дурные предчувствия ее лишь плод не в меру разыгравшегося воображения. Отказ почек, внезапная слепота, ампутация конечностей – все это минует ее дорогое любимое дитя. Зловещие видения мрачного будущего так и останутся видениями. Джессика сама не даст им обратиться в реальность. У нее должно хватить воли и врожденных инстинктов для борьбы за существование. Любые жертвы, которые с готовностью принесет мать ради дочери, бессмысленны без их сотрудничества.

Таким образом, главный вопрос состоит в том, захочет ли Джессика взять на себя заботу о самой себе.

Иногда казалось, что ее заносит неизвестно куда и она, сбившись с курса, блуждает в тумане каких-то призрачных представлений о жизни и фальшивых ценностей. Подчас ею овладевала жажда саморазрушения, причем дикая и неосознанная. До сих пор Грейс думала, что выходки дочери, приводившие к обострениям болезни, совершаемые после того, как ей был поставлен диагноз и наложены соответствующие ограничения, вызваны обычным юношеским своеволием и беспечностью. Теперь Грейс уже сомневалась в этом.

Не является ли нарушение Джессикой запретов, связанных с ее болезнью, сознательным бунтом, направленным против собственной матери?

Грейс очень надеялась, что это не так.

Занавески раздвинулись, и Грейс тотчас оглянулась, ничего не услышав, но почувствовав чье-то присутствие. Худой мужчина в белом халате рассматривал ее сквозь поблескивающие очки. На шее его висел стетоскоп, в руке он держал папку, вероятно, с историей болезни Джессики.

– Мисс Харт?

Грейс кивнула.

– Я доктор Кори. Кажется, мы столкнулись с некоторой проблемой. Давайте выйдем в холл, там можно спокойно поговорить.

6

– С тобой все в порядке? – спросил Доминик Марино, похлопав брата по плечу, когда, миновав больничные двери, они окунулись в благословенную ночную свежесть.

Отдаленная на сотни тысяч миль, крохотная бледная луна плавала в какой-то сизой дымке высоко в небе. Изредка в бархатной черноте помаргивали звезды.

– Угу, – последовал краткий ответ, на который только и был способен Тони в данных обстоятельствах. Болезненная тошнота, подступающая к горлу, только сейчас немного отпустила его. Прохладный ветерок, обдувая влажную от пота кожу, действовал ободряюще. Почему его бросило в пот там, в этой чертовой больничной палате, Тони было невдомек, но пребывание в госпитале подействовало на него именно таким образом.

Он-то думал, что избавился наконец от этого гнета.

Вернее, он надеялся, что избавился.

Но вряд ли избавится в ближайшем будущем.

– Мамаша – настоящая простофиля. Согласен? – Доминик взял брата за локоть и повел его к автомобильной стоянке. Он проделал это незаметно и ненавязчиво, никак не желая ущемить самолюбие Тони. Тот шел как слепой, позволив брату служить ему поводырем.

– Угу, – с запозданием откликнулся Тони.

«Это все сотворил со мной запах, – решил он, – особый, ни с чем не сравнимый запах больницы».

И вид юного, беспомощного существа.

Галогенные фонари на полупустой стоянке заливали все вокруг жутким неестественным сиянием. Насекомые сотнями слетались на свет и кружились в безумном танце под фонарями.

Маленькая белая бабочка устремилась прямо к Тони с решимостью летчика-камикадзе. Тони отшатнулся, и мягкие крылышки пощекотали его щеку.

– Чертова дрянь! – Он попытался захватить в горсть мотылька, но промахнулся. Бабочка развернулась и вновь умчалась к свету.

– Ты как, собираешься сам повидать мамашу завтра или взвалишь это на меня? – спросил Доминик.

Они подошли к «Камаро», и Домни автоматически обошел капот, чтобы занять место водителя. Как старший брат он считал, что у него есть на это право, как у перворожденного. Тони рассуждал немного иначе. Домни однажды вытащил его из самого темного закоулка ада, поставил на ноги, вернул к жизни, но совсем необязательно, что он будет постоянно катать на машине младшего брата.

– Я сяду за руль.

– Ты уверен?

– Угу.

Они сели в машину. Внутри было душно, и Тони вновь ощутил тошнотворный больничный запах. Он никак не мог от него отвязаться, запах словно прилип к нему. Было ли это лишь игрой воображения или действительно его одежда пропиталась этим запахом?

Тони опустил окно, глубоко вдохнул ночной воздух, влажный от протекавшей неподалеку реки.

На стоянке пахло еще бензином, недавно уложенным асфальтом, выхлопными газами – неважно чем, но все-таки даже сточная канава пахла лучше, чем несносная прилипчивая дрянь, которая вторглась и прочно засела в обонянии Тони.

– Ты точно в порядке? – опять осведомился Доминик.

– Угу, – буркнул Тони, пресекая дальнейшие расспросы брата.

Когда машина отъезжала со стоянки, никто из братьев не заметил, что белый мотылек сделал второй заход и нырнул в открытое со стороны Тони окошко.

На какой-то краткий момент на заднем сиденье появился призрак юной девушки, почти девочки. Ей можно было дать лет двенадцать, хотя для этого возраста она была слишком миниатюрной и худенькой. Черные прямые волосы достигали талии. На ней было белое платье в оборочках и белые носочки. Руки ее спокойно лежали на коленях, как у примерной девочки.

Взгляд ее больших, темных, печальных глаз настойчиво следил за мужчиной за рулем.

Ее существование в видимой форме длилось не более двух секунд. Столько времени человеку требуется как раз для одного вздоха. А затем она померкла и растаяла в воздухе.

Никто из мужчин не видел ее.

Тони еще раз безуспешно попытался поймать назойливого мотылька, когда он, коснувшись его щеки нежными крылышками, вылетал из окошка обратно в ночь.

7

Было примерно половина пятого, и Грейс уже устала так, что едва шевелилась. Ей стоило неимоверных усилий сосредоточиться на деле, которое слушалось последним в этот день. Зал суда перегрелся, словно неисправный двигатель. Было нестерпимо душно, пахло пылью и потом. Люминесцентные светильники под потолком над ее головой были такими яркими, что можно было ослепнуть. Подобное сочетание жары и потоков световой энергии с потолка успешно воздействовало на нервную систему судьи и усугубляло головную боль.

– Моя бабуля померла, понятно, и я не смог пойти в школу и…

– Минуточку, мистер Боулан. Мне не очень понятно, как смерть вашей бабушки и невозможность присутствовать на занятиях в школе связаны с угоном вами чужого автомобиля, – сухо прервала Грейс разглагольствования шестнадцатилетнего парня, который стоял перед ней.

Боулан был крупный юноша около шести футов роста и весил не менее двухсот фунтов. Даже сверху, с судейского возвышения, он казался здоровенным детиной. На нем была белая футболка на несколько размеров больше, чем надо, будто снятая с какого-то великана, с изображением некой адской рок-группы на груди, мешковатые джинсы и незашнурованные кеды. Светлые сальные волосы падали на плечи.

«Моя бабушка умерла» – было равнозначно другой распространенной отговорке – «собака съела мое домашнее задание». Грейс слышала подобные объяснения столько раз за три года своего пребывания в судейском кресле, что на нее никакого действия они не оказывали.

После ее сурового замечания парень нервно облизал пересохшие губы и незаметно толкнул в бок стоящую рядом с ним адвокатшу – молодую чернокожую женщину по имени Гелия Шиспет.

– Роббер был очень привязан к своей бабушке, – начала было мисс Шиспет.

Грейс покачала головой.

– Я хочу услышать это от него самого. Мистер Боулан? Потрудитесь объяснить, какое отношение имеет кончина вашей бабушки к прогулу уроков в школе, а также почему прискорбное событие, случившееся в вашей семье, побудило вас украсть автомобиль?

Прежде чем заговорить, малый долго жевал нижнюю губу.

– Ну, в общем, бабуля возила меня куда надо было, а когда она померла, то ее больше не стало, а мне надо было в школу. Понятно?

Пауза, в течение которой Грейс искала логику в высказываниях парня, длилась всего несколько секунд. Логики она не обнаружила.

– Поправьте меня, если я ошибаюсь, мистер Боулан. Разве вы не совершили кражу ночью в субботу? Я не знала, что занятия в школе бывают и в такое время.

– Там были танцы, – простодушно сообщил парень.

Адвокатша чуть не застонала, услыхав его объяснение.

– Это была машина его отчима, ваша честь, – раздался из зала женский голос. – Она не была украдена в прямом смысле. Он только забыл спросить разрешения, прежде чем взял ее. Это привело его отчима в бешенство, и он вызвал полицию. Ему не следовало так поступать.

Грейс скользнула взглядом мимо парня и увидела привставшую со своего места за барьером женщину. Крепко сбитая, крашеная блондинка лет тридцати пяти с цветущим румянцем на щеках. Черные брюки из полиэстера и кофточка с розовыми цветочками явно были ей малы. Верхние пуговички расстегнулись чуть ли не до пупка, что позволяло любоваться ее белым бюстгальтером. Даже на расстоянии было заметно, что ее глаза припухли и налились кровью.

Что было тому причиной? Она плакала из-за своего сына? Грейс на мгновение заинтересовалась этим, но тут же одернула себя. Мало ли отчего могут у женщины покраснеть глаза – от аллергии, от насморка, от большого количества выпитого накануне пива.

– Вы его мать? – Об этом можно было бы и не спрашивать – сходство между ними было безусловным.

– Да, мэм. – Женщина откликнулась так тихо, что Грейс пришлось напрячь слух. – Он хороший мальчик, ваша честь. Ему не стоило брать машину, не спросив у Говарда. Говард – это мой муж… Но ведь это нельзя назвать кражей, правда?

Грейс непонятно почему вдруг ощутила совсем неуместную симпатию к этой женщине, но ничем не проявила ее.

– У него уже были приводы? – излишне резко обратилась она к Гордону Пруиту, адвокату потерпевшей стороны.

– Один раз Боулан сидел за ограбление магазина, ваша честь. И он злостный прогульщик. Девять дней пропустил только в этом семестре.

Занятия в школе начались всего лишь месяц назад. Количество прогулов, оглашенное адвокатом, впечатляло.

– Украденная им машина действительно принадлежала его отчиму? – уточнила она.

– Да, ваша честь.

– Это не была кража, ваша честь. Говард позволял иногда ему прокатиться. Он просто обозлился на этот раз. – Голос у матери был умоляющим. Она буквально сверлила судью глазами в надежде встретить сочувственный взгляд. – Робби хороший мальчик. Он просто иногда поступает, не подумав…

Обычно родителям не дозволялось выступать подобным образом на судебных заседаниях, когда дело вела Грейс. Она вела судебный корабль твердой рукой и этим гордилась. Но, будучи сама потерпевшей поражение матерью, она неожиданно почувствовала в некотором смысле родство с этой женщиной. Им обеим приходилось теперь полагаться только на милость божью.

Эта мысль была неприятна, и Грейс, как только она появилась, тут же решительно прогнала ее прочь. Джессику никак нельзя было сравнивать с этим мальчишкой.

И все же…

Грейс подавила вздох.

– Ладно. – Она смерила юного правонарушителя уничтожающим взглядом. – Пользование автомобилем без разрешения ее владельца квалифицируется как воровство, мистер Боулан, даже если хозяин машины ваш отчим. Я хочу, чтобы это было ясно обеим сторонам. Однако я собираюсь предоставить вам еще один шанс. Только один, и он будет для вас последним. Причем при соблюдении следующих условий: вы будете посещать школу каждый день – и в дождь, и в солнце, и в морозы. И впредь вы обязываетесь не доставлять обществу хлопот. Еще одна-единственная кража из магазина, угон автомобиля и тому подобное, и вас поместят в специальное учреждение до достижения вами восемнадцатилетия. Надеюсь, мы поняли друг друга?

– Да-да, – малый охотно закивал. Явно у него гора свалилась с плеч. – О да, мэм… ваша честь.

– Социальный работник будет заходить в школу каждую неделю, проверять вашу посещаемость и о каждом прогуле занятий докладывать мне. Если мы еще раз встретимся в зале суда, мистер Боулан, то обещаю, что я вам очень не понравлюсь.

Этой угрозой Грейс пользовалась довольно часто. Каждый раз, когда она ее произносила, ей представлялся некий самоуверенный остроумец, повторно судимый ею, небрежно кидающий фразочку: «Да, теперь вы мне очень не нравитесь», но пока такого не случалось.

– Да, мэм, да, конечно, – затараторил Боулан и расплылся в ухмылке.

Грейс закусила губу, подумывая уже, что дала маху. Она посмотрела на мать парня, увидела, что из ее глаз текут слезы, которые женщина утирала тыльной стороной обеих рук.

– Спасибо, ваша честь.

Их взгляды на какой-то момент встретились. «Неужто мы стали в какой-то мере сообщниками?» – подумала Грейс, презирая себя. Ради мнимой материнской солидарности она спасла ее наглого непутевого сынка от скорее всего вполне заслуженного наказания.

Грейс не решалась признаться, что, осчастливив эту женщину, она доставила и себе маленькую радость. Однако она слишком устала, чтобы анализировать свои поступки.

– На этом слушание дела закончено.

Она прикрыла глаза и потерла виски, в то время как Боуланы – мать и сын – обнимались, а затем покидали зал суда. За ними, словно на буксире, потянулись оба адвоката. Ее голова раскалывалась. Она добралась до дома только в семь утра, а в суде была уже с девяти и безвыходно, лишь с коротким перерывом на ленч.

– Переходим к рассмотрению следующего дела, – объявила она, раскрыв глаза.

Это был занудный спор об опеке, постыдный и мерзкий по сути, в котором отец – преуспевающий дантист – обвинял бывшую жену, а в прошлом свою ассистентку, в том, что она негодная мать, хроническая алкоголичка и вдобавок развлекает мужчин у себя дома в присутствии двух дочерей. В ответ она заявляла, что он плохой отец, так как, по ее словам, оскорблял физически, эмоционально и сексуально ее и дочек.

Обе стороны представали перед Грейс уже по меньшей мере дюжину раз, и постепенно она перестала верить кому-либо из них. Сегодня очередная полемика разгорелась по поводу требования отца снизить сумму выплачиваемых им алиментов, так как в последнее время он чаще берет на себя заботу о детях, чем это определено было в договоре при разводе.

Аргументы противоборствующих адвокатов не производили на Грейс должного впечатления.

– Доктор Аллен, я убеждена, что один лишний уикенд, проведенный вами с детьми, не служит веским доводом для снижения алиментов.

Дантист что-то пробормотал сердито, а его бывшая супруга самодовольно приосанилась.

– Минуточку, ваша честь!

Адвокат доктора Аллена Колин Уилкерсон был известен Грейс гораздо лучше, чем его клиент. Дело в том, что она имела глупость встречаться с ним на протяжении трех месяцев весной и в начале лета, пока не одумалась.

– Могу я подойти к судейскому столу?

Вопрос был чисто риторический, так как он уже мчался туда на всех парах, словно поезд-экспресс, разрезая собой застоявшийся воздух в зале.

– В чем дело, мистер Уилкерсон? – вяло спросила Грейс.

Он был высок, угловат и плешив, с худощавым лицом и предлинным, выставленным вперед наподобие копья носом. Одно время Грейс находила его привлекательным мужчиной, в духе персонажей вестернов. Его темно-синий костюм, как, впрочем, и все остальные вещи, выглядел дорогим и отличался хорошим вкусом. Голубая рубашка и галстук в тон были выбраны, несомненно, под цвет его глаз, которые в данный момент сузились в гневе и были устремлены на судью. Его пальцы от волнения сводила судорога. Грейс замечала это за ним и прежде.

– Здесь не замешаны личные мотивы, ваша честь? Надеюсь, что нет. Или я ошибаюсь?

– Что?

Грейс была абсолютно не в настроении участвовать в спектакле, который он разыгрывал. Говорил Колин нарочито тихо, словно боялся, что их подслушают. Рот скривился в неприятной улыбке, пальцы все время подергивались. По сути дела, именно из-за таких его выходок она порвала с ним. Он ни к чему не мог относиться легко. Все для него представляло вопрос жизни и смерти. Так было каждый раз, когда они собирались поужинать вместе или выбирали, какой фильм посмотреть, или гадали, позволит ли погода совершить прогулку на лодке.

«Жизнь слишком коротка, чтобы связывать ее с подобной личностью, – решила тогда Грейс. – И так уже плохо, что приходится иметь с ним дело в зале суда».

– Вы всякий раз принимаете решения не в пользу моих клиентов с тех пор, как порвали со мной. Я не думаю, что это лишь случайное совпадение, ваша честь.

Грейс спокойно отбила его атаку:

– А я думаю, что вы заблуждаетесь, мистер Уилкерсон. Я заверяю вас…

– А я вам не верю, – перебил ее Колин. – Что я сделал такого, чтобы так обозлить тебя, Грейс? – Он почти перешел на шепот. – Что тебе во мне не нравится? Мои галстуки? Запах моего лосьона? Или моя манера водить машину? Мне плевать! Единственно, о чем я прошу, не переноси свою личную неприязнь ко мне на моих клиентов.

– Вы близки к опасной черте, мистер Уилкерсон, за которой ваши слова можно трактовать как оскорбление суда. – Тон ее был ледяным, выражение лица – каменным. О чем она только думала, когда впуталась в интрижку с этим истеричным подонком, пусть даже и на короткое время?

Что ж, разумеется, ей было одиноко. Но, как она убедилась и продолжала убеждаться на многих примерах, одиночество всегда предпочтительнее, чем подобная альтернатива.

– Что ж, вот ты и показала свое истинное лицо, – торжествующе сказал Колин. – Ладно, прячься за судейской мантией! Но возьми себе на заметку, что я не позволю впредь вымещать на моих клиентах злобу, которую ты питаешь ко мне. Предупреждаю, я подам жалобу в адвокатскую коллегию по надзору за правосудием.

– Строчите и отсылайте свои жалобы куда вам угодно, мистер Уилкерсон. Но и вы кое-что возьмите на заметку. Если вы не удалитесь отсюда прямо сейчас, я обвиню вас в неуважении к суду, и вы проведете ночь в тюремной камере.

Грейс холодно посмотрела на него. Его лицо покраснело, потом побагровело, кулаки сжимались и разжимались. На какой-то момент никто бы не поручился, что ситуация не взорвется.

Но Уилкерсон, повернувшись на каблуках, зашагал прочь, задержавшись только для того, чтобы забрать своего клиента.

Когда массивная дубовая дверь захлопнулась за ними, Грейс позволила себе мысленно расслабиться.

– Тяжелый день, – сочувственно произнес бейлиф.

Уолтер Доуд обладал массивной головой бульдога, посаженной на торс защитника-профессионала высшей футбольной лиги. Ему исполнилось шестьдесят два, но он был крепок и телом, и духом. Грейс считала его своим другом.

– Разве не все они одинаковы? – Грейс сделала попытку улыбнуться.

Она встала, собираясь удалиться в свою комнату и выпить там столь необходимую ей чашку крепкого кофе. Затем ей предстояло встретиться с шефом полиции Бексли и выяснить, на какой стадии находится расследование о проникновении в ее дом неизвестного прошлой ночью. По пути к дому Грейс должна заглянуть в химчистку и в бакалею. Потом ужин и домашнее задание Джесс. А попозже надо как-нибудь выбрать время для серьезного разговора с дочерью, хотя она не имела ни малейшего представления, как начать и как проводить такой разговор.

И все это после двух часов сна за последние сутки.

Старая истина о том, что женскую работу никогда не переделаешь, вполне относилась и к Грейс. Уделом ее было уставать до изнеможения изо дня в день.

Дверь в зал суда распахнулась, и высокий мужчина появился в дальнем конце опустевшего сейчас и поэтому гулкого помещения. Направлявшийся уже к этой самой двери, чтобы запереть ее, Уолтер принял стойку в центре зала, с неприязнью рассматривая вновь прибывшего.

– Суд на сегодня уже закончил свою работу. – Он любил изображать из себя телохранителя Грейс, что в ряде случаев приветствовалось ею.

Голос у Уолтера был хриплый, лающий, резкий, поза явно выдавала его намерение преградить дорогу нежелательному посетителю.

– Я это знаю. Но я надеялся перехватить судью до того, как она уйдет.

Он взглянул поверх головы Уолтера на Грейс, еще не успевшую сойти с возвышения.

– Минутка для меня найдется?

Грейс узнала его сразу – коп из прошлого ночного кошмара. Мистер Грубиян – Неприятный Тип собственной персоной. Она недовольно поджала губы, но кивнула. Уолтеру она сказала:

– Все в порядке, можешь впустить его. Все запри и отправляйся домой. Я знаю, что ты торопишься.

– Спасибо, ваша честь.

Сорокалетняя супруга Уолтера, Мери-Элис, поправлялась после сложной операции и нуждалась в том, чтобы муж был рядом с нею.

Коп, разминувшись с Уолтером, приблизился к судейскому возвышению.

– Чем могу вам помочь? – холодно осведомилась Грейс и сошла с помоста.

Он возвышался над ней на полголовы, хотя она была на каблуках, одетый в те же джинсы и в ту же военного образца рубашку, что и накануне.

Детектив прошелся по всей фигуре Грейс взглядом, словно высвечивая ее фонариком. Она подумала с удовлетворением, что выглядит сейчас солиднее в черной судейской мантии, чем во время ее предыдущего появления в качестве суетливой, напуганной матери. В данный момент ее облик должен был внушать уважение.

– Простите, что задерживаю вас, ваша честь, – сказал он.

Грейс уловила, как ей показалось, легкую иронию в его официальном обращении. Хотя вряд ли он себе это позволил. Но все же она в ответ нахмурила брови.

– Я подумал, что вы, возможно, желаете узнать, при каких обстоятельствах к нам попала ваша дочь.

Грейс задержала дыхание. Она хотела бы знать, конечно. Нет, неправда. Она на самом деле ничего знать не хотела, но ей нужно было узнать. Вот они, прелести материнства!

– Пройдемте в мою комнату, – произнесла она покорно и вывела его из зала через маленькую дверь позади судейского стола.

8

Комнаты судей представляли собой весьма скромное помещение. Полы были покрыты дешевым коричневым линолеумом, стены выкрашены в нелепый бежевый цвет, причем давным-давно, мебель – письменный стол, три стула, тумбочка и пара застекленных книжных шкафов – вся стандартного канцелярского вида. Там еще помещался древний кожаный диван, на столе лампа под зеленым стеклянным абажуром и выцветшая репродукция в рамке, где изображалась совершенно уж допотопная охота за лисицей в коричневых и зеленых тонах. Кроме фото ее и Джессики за стеклом шкафа, в комнате не было ничего, что носило бы отпечаток личности ее временного владельца.

– Хотите кофе? – бросила Грейс через плечо и направилась прямо к кофейному агрегату, расположенному на тумбочке возле письменного стола. Если в ее организм немедленно не попадет доза кофеина, она умрет. Это случится непременно, причем на глазах у незваного посетителя.

– Нет, спасибо, я воздержусь, – отказался тот и остановился посреди комнаты, разглядывая обстановку.

Налив себе полную чашку крепкого кофе – за один только его аромат можно было отдать полжизни, – Грейс несколько секунд лелеяла ее в ладонях, а затем сделала первый глоток. О боже, как долго она мучилась, предвкушая это наслаждение.

Начиная оживать, она отхлебнула еще и тут заметила, что он наблюдает за ней с тем же неприязненным выражением лица, как и прошедшей ночью. Что это с ним происходит? Почему он так ополчился на нее? Негодование ее все росло. Он явно несправедлив к ней. Без сомнения, она не самая худшая мать из тех, с кем ему приходилось сталкиваться, служа в полиции.

Грейс уселась на свое место за столом, а чашку поставила перед собой.

– К сожалению, я как-то не удосужилась узнать ваше имя из-за всех этих ночных треволнений.

Она заговорила ровно и бесстрастно, как человек, облеченный полномочиями задавать вопросы и получать на них ответы.

– Тони Марино. Детектив.

Марино. Тот, другой полицейский тоже носил фамилию Марино. Итак, они родственники. Грейс не была особенно удивлена. Их внешность и манеры были во многом сходны, только от этого типа исходило гораздо больше неприязни.

Негромкий стук в дверь отвлек обоих. Нэнси Лутц, секретарша, услугами которой Грейс пользовалась наряду с другими четырьмя судьями по гражданским делам, появилась в дверях.

– Я вам больше не нужна?

Нэнси была стройной привлекательной блондинкой лет двадцати. У нее наготове всегда была улыбка, и сейчас она использовала ее в полную силу в ответ на оценивающий взгляд посетителя. Недавно разведенная, она наверстывала упущенное. В ней возродился утраченный за два года брака интерес к мужчинам.

– Благодарю, Нэнси, ты свободна. – Откуда-то из глубоко спрятанных неприкосновенных запасов Грейс извлекла доброжелательную интонацию и некое подобие приветливой улыбки.

– Тогда до свидания, ваша честь.

Нэнси развернулась на месте, и посетитель смог полюбоваться дерзкой попкой под обтягивающей черной юбочкой. Когда Нэнси удалялась, попка ходила ходуном при каждом шаге, а над плечами взлетали пушистые светлые локоны. Марино настолько явно пожирал ее глазами, что деланная улыбка Грейс исчезла с ее лица. К моменту возвращения Марино в прежнее положение для него уже были заготовлены губы, сжатые в тонкую линию, и отчужденный взгляд.

«Свинья, вот подходящее для тебя определение, – подумала она, взбадривая себя очередным глотком кофе. – Олицетворение мужского шовинизма. Он смотрит на женщин, как на подстилку при…»

Тут она поперхнулась кофе, и это нарушило ход ее мыслей.

– Не возражаете, если я закрою дверь? – спросил Марино.

– Пожалуйста.

Он прикрыл дверь и остался стоять возле нее, видимо, ожидая от Грейс предложения подойти и сесть. Нарочитая простота его одежды, может быть, помимо его желания бросалась в глаза. Вероятно, он брился утром, но к пяти часам темная щетина уже проступила на скулах и подбородке. По черным волосам неплохо было бы пройтись расческой, но и так он был достаточно хорош собой, чтобы добиться благосклонности Нэнси.

Сама Грейс никогда не испытывала тяги к «мачо» – крупным, резким в выражениях, самоуверенным мужчинам. Если судить по ее опыту, эти качества непременно сочетаются с ограниченными умственными способностями. У уважающих себя разумных женщин такие типы не имеют успеха.

– Садитесь. – Тон ее никак нельзя было назвать гостеприимным. Он был слишком резким, и резким был сопровождающий его жест, но до детектива, вероятно, это не дошло.

Марино преспокойно пододвинул к себе один из стульев с прямой спинкой, а присев, наклонился, подперев руками голову, и принял позу роденовского Мыслителя. Улыбка, на которую его вдохновила Нэнси с ее прелестями, уже не оживляла лица Марино. Сейчас он выглядел еще более недружелюбным, чем когда вошел сюда.

– Вы хотели поговорить о моей дочери? – начать разговор пришлось Грейс.

Он кивнул.

– Она поступила в Хеброн? Я не ошибся?

– Не ошиблись.

Хеброн – это было бесплатное среднее учебное заведение, очень крупное, широко известное, сияющая звезда на небосклоне городского народного образования. Грейс предпочла бы небольшую частную школу, но Джессика умоляла отпустить ее туда. И Грейс, как обычно, когда дело касалось Джессики, уступила.

– Вы знаете кого-нибудь из ее друзей? – Вопрос прозвучал почти обвиняюще. Это была последняя капля, переполнившая чашу терпения Грейс.

– Минуточку!

Она жестом остановила его. Грейс окинула детектива Марино строгим взглядом, выработанным за три года пребывания за судейским столом и способным пригвоздить любого негодяя к стулу, словно насекомое для коллекции, и отпустить только тогда, когда она сочтет это выгодным для себя.

– На этом остановимся. Ваша позиция вызывает у меня удивление, детектив. Наше знакомство не ведет свое начало со времен Адама, и вы не знаете меня, а я вас. Так кто дал вам право судить о том, как я воспитываю свою дочь?

Он не пошевельнулся и некоторое время молчал. Потом, не меняя позы, заговорил медленно, выдавливая из себя каждое слово:

– Я тот самый «нарк»[1], который не стал арестовывать вашу дочь, ваша честь.

Выпрямившись, он засунул руку в карман рубашки.

– Не стал… – повторил он, – хотя она, когда мы засекли ее, платила прямо на наших глазах двадцать баксов, – он сделал паузу, – вот за это.

Марино достал из кармана пакетик и показал Грейс. В прозрачном пластиковом пакетике содержалось небольшое количество вещества, похожего на высушенную, истолченную в порошок траву.

Выглядело снадобье вполне невинно, если только не знать, что это такое.

Грейс знала. У нее перехватило дыхание. Все ее мужество мгновенно испарилось, сердитого задора как не бывало, холодок пробежал по позвоночнику. Она осела на своем стуле, безвольно растекаясь, словно медуза, выброшенная на берег, молча взирая и на копа, и на пакетик с ужасным содержимым, который он, зажав двумя пальцами, раскручивал перед ее глазами.

– Вижу, что вам это знакомо, – сухо произнес он и спрятал пакетик обратно в карман. – Высшего сорта колумбийский продукт, доставляемый через Мексику.

– Боже мой… – только и смогла прошептать Грейс. Она чувствовала себя так, будто в живот ей нанес удар невидимый, но безжалостный кулак.

– Хеброн был чист до поры до времени, пока некий умница не усек, что у тамошних ребят водятся денежки, и развернул торговлю с размахом. Малый, как говорится, угодил в яблочко. Теперь Хеброн увяз в наркоте по уши. Мы с Домни роем, хотим добраться до самых корней. Я считаю, что ваша дочь может помочь нам.

– О, боже мой! – Грейс казалось, что ее душат.

Джессика покупала наркотики… Ночью она напилась пьяной… Грейс ясно видела, как рушится строение, сложенное ею из мечтаний о блестящем будущем дочери.

Даже детектив, пренеприятнейший тип, заметив ее отчаяние, опустил глаза.

– Чтобы хоть немного вас успокоить, я начну с того, что ваша дочь не так уж глубоко увязла, – его интонация была не лишена сочувствия. – По крайней мере, на данный момент. Она не попадалась мне прежде, хотя я могу ручаться лишь за последние пару недель. Она бы непременно засветилась, если б выходила на «тропу» регулярно.

– Как?.. – Грейс запнулась, потом с усилием заговорила вновь: – Где вы нашли ее?

– Мы следили за машиной, полной ребятни из Хеброна. Они заехали в Брандейс-Парк, где встретились с другой группой мальцов. Мы установили наблюдение. Ваша дочь вышла из первой машины и направилась к другой. Она протянула в окошко двадцатку, взамен получила эту вот дрянь, пошла обратно к своим и свалилась посреди дороги. А тут какая-то патрульная машина, что гналась за водителем, превысившим скорость, включила полный свет и сирену. Должно быть, мальцы обделались со страху, так как обе машины сразу рванули с места, оставив вашу дочку лежать там, где она упала. Одна из наших машин начала преследование, а мы с Домни подобрали девчонку. Едва мы втиснули ее в машину, по радио передали ее описание, и таким образом мы доставили вашу дочь домой.

– Вы уверены, что именно она покупала это? – Взгляд Грейс уперся в карман рубашки, где лежал пакет. Ее профессиональный инстинкт подсказывал, что надо отыскать прорехи в свидетельских показаниях и любым путем вытащить дочь из сетей правосудия. Материнский же инстинкт подсказывал обратное. Ради своего будущего Джессика должна ответить за то, что натворила. Это хоть и жестоко, но необходимо.

– Да, уверен.

– Почему же вы ее не арестовали?

Детектив на какое-то мгновение отвел взгляд.

– Я уже сказал, что не видел ее прежде. Она, видимо, новичок в этой компании, и они использовали ее на посылках. Домни и я были там не для того, чтобы брать с поличным кучку сопляков. Нам нужен хозяин, человек, который продает наркоту мелким дилерам, а те уже толкают ее ребятам. Я надеюсь, что вашу дочь можно убедить помочь нам?

– Как?

– Для начала она смогла бы назвать нам имена тех ребят, кто был в машинах. Парочку из них мы знаем, остальных нет. Например, того, кому она отдала двадцатку. Пусть скажет, кто снабдил ее деньгами, если она его знает.

– Другими словами, вы хотите сделать из нее осведомителя? – уточнила Грейс, едва сдерживая гнев. – Мы только просим ее помочь.

– Она вам поможет, или вы ее засадите. Вы предлагаете именно такую сделку, ведь так?

Грейс вспомнила, что не допила кофе, и потянулась за чашкой. Но когда ее пальцы обхватили чашку, она не смогла поднести ее ко рту. Конечности, да и все тело ее онемело, будто после лошадиной дозы новокаина.

– Совсем не так! Забудем о прошлой ночи. Мы не собираемся предъявлять ей обвинение. Вопрос стоит так – она поможет нам или нет. На вашем месте я бы крепко подумал, прежде чем сказать «нет». Предположим, Джессика отказалась. Значит, цепочка как была, так и осталась. Все звенья целы. И она по-прежнему в этой цепи. Теперь когда она вновь попадется, то уже не как пешка, а скорее как легкая фигура, и то в лучшем случае. Заграбастать ее можем мы, а могут другие ребята из нашего отдела, кто знает? Ей могут припаять немалый срок.

– Я заберу ее из Хеброна.

Грейс говорила это скорее себе, чем ему. Ее правая рука застыла, стиснув в пальцах чашку, левая сжалась в кулак и не разжималась. Он выразил сомнение – и словами, и мимикой:

– Будете проверять ее ежеминутно изо дня в день?

– Я помещу ее в частную школу, а сперва запугаю до смерти и найму кого-нибудь следить за ней после занятий, и…

– Бессмысленно, – оборвал Марино речь. – Согласно тому, что я прочел в полицейском рапорте, ей удавалось трижды улизнуть из дома за последние три месяца. Вы сами рассказали об этом полиции.

Примолкнув, Грейс беспомощно глядела на него. Абсолютная невозможность надзирать за Джессикой двадцать четыре часа в сутки вплоть до ее совершеннолетия дошла до Грейс с опозданием, но предстала во всей ошеломляющей реальности. То, что Грейс вынашивала в голове, нельзя осуществить, если только не создать для дочери некое подобие тюрьмы. А зная характер Джессики, можно было с уверенностью сказать, что чем сильнее на нее давить, тем скорее последует взрыв, после которого не соберешь и обломков.

– Хотелось бы знать, как вы используете ее помощь? – решилась наконец спросить Грейс.

– Мы тогда сможем разорвать кольцо, в котором оказалась ее школа. Это первое. Второе – мы избавимся от некоторых плохих парней. А третье – до вашей дочки дойдет, что она уже попала в поле зрения властей и ей лучше воздержаться впредь от нарушений закона.

Грейс пыталась взглянуть на проблему с разных сторон. В юридическом колледже ее аналитические способности расценивались преподавателями очень высоко, но сейчас, пребывая в панике, она почти их утеряла. Когда же ее мозг все же начал функционировать, первое, что пришло ей в голову и открылось с пугающей ясностью, заставило ее вскрикнуть:

– Это ведь опасно! Если кто-то поймет, что она стучит, Джесс будет угрожать опасность.

Марино, прищурившись, посмотрел на нее в упор:

– Мы защитим ее. Это гарантировано.

Грейс нервно рассмеялась. Смех получился сухим, отрывистым.

– Вы ничего не можете гарантировать. Вы не способны следить за ней двадцать четыре часа в сутки до конца ее жизни. У вас это получится не лучше, чем у меня. Вы думаете, я не знаю, что происходит с теми, кто стучал на наркодилеров? Спуститесь на землю! Я судья. Я это видела собственными глазами, и это было ужасно. – Она набрала в легкие воздуха. – Нет! Я говорю «нет». Благодарю за проявленную вами снисходительность, за то, что вчера вы не арестовали Джессику. Но все же «нет». Она не сможет помочь вам, извините.

Пауза затянулась. Когда Марино вновь посмотрел на нее, взгляд его был тяжелым.

– Вам решать. – Он встал, прошел к двери и уже у выхода бросил, не оборачиваясь: – Однако напомню: «Спрыгнув с крыши, не надейся взлететь вверх».

Он вышел. Дверной автоматический замок как-то слишком громко защелкнулся за ним.

9

Грейс ощущала себя вьючной лошадью, когда входила в свою уютную кухню. В одной руке она сжимала пластиковые пакеты с продуктами и всякой мелочью, а другую оттягивал тяжелый кейс. К тому же она пыталась удержать за крючки вешалок взятую из химчистки одежду, упакованную в пластиковые мешки, перекинутые через плечо. Они все время соскальзывали, мешая ей идти и вынуждая все сильнее склоняться влево, чтобы не уронить их.

– Ой, тетя Грейс! – приветствовал ее писклявый голосок, пока она сваливала пакеты с покупками на овальный, выкрашенный белой эмалью стол, за которым они с Джессикой обычно завтракали и ужинали.

Распрямившись, Грейс перевела дух и развесила принесенные вещи в просторном платяном шкафу, расположенном между кухней и арочным входом в бывшую столовую, превращенную ныне в гостиную.

– Привет, Кортни!

Разминая затекшие плечи, Грейс одарила улыбкой четырехлетнюю племянницу, хрупкое существо в розовом шерстяном костюмчике, с тонким конским хвостиком. Затем, заглянув в дальний конец просторной и радующей взгляд своей старомодностью кухни, она обнаружила свою сестрицу, устроившуюся на высоком стуле возле домашнего бара и занятую беседой с Пат Маркел, женщиной, приходящей раз в неделю делать уборку.

– Привет, Джекки. Привет, Пат.

– А вот и ты! – обрадовалась Джекки.

Пат встретила хозяйку более сдержанно. Она обычно уходила в четыре и за лишние часы, проведенные в доме, ожидала получить от Грейс дополнительную плату, своего рода сверхурочные. К ее огорчению, Грейс явилась точно в положенное время. Несколько минут опоздания обошлись бы хозяйке в лишний оплаченный час. Сегодня Грейс заранее попросила Пат задержаться на два часа, чтобы не оставлять Джессику одну.

Когда они вернулись из госпиталя, Джесс было уже гораздо лучше. Подействовала большая доза инсулина, но врачи порекомендовали ей хороший отдых, и она целый день спала, пропустив занятия.

– Привет, тетя Грейс!

Пол, ее шестилетний племянник, вытянувшийся в длину, как картофельный росток, тощий, с рыжеватой шевелюрой и покрытой веснушками мордашкой, прокатился в носках по натертому паркетному полу, словно конькобежец. Джинсы его продырявились на коленке, а широкая ухмылка открывала пустое пространство, где еще несколько дней назад был молочный зуб.

– Привет, Пол! У него выпал еще один зуб? – Вопрос, обращенный к сестре, был задан лишь для того, чтобы что-то сказать. Дыра во рту племянника была на него достаточно красноречивым ответом.

– Сегодня утром, – охотно поделилась новостью Джекки. – Выпал, когда мы собирались сюда. Я так переволновалась. У Пола кровь текла без остановки.

Грейс рассеянно кивнула. Она извлекла из сумки чековую книжку и ручку и стала выписывать для Пат чек за сегодняшнюю работу.

Джекки с торжественным видом показала сестре завернутый в бумажку зуб.

– Впрочем, как я слыхала, тебе тоже досталось. У Джессики снова был приступ?

Грейс промолчала. Рассказ о событиях прошлой ночи никак не предназначался для ушей Пат. Она даже сомневалась, стоит ли ей откровенничать перед сестрой, не утаивая некоторых деталей. Первым ее побуждением было скрыть неудобную, если не сказать хуже, правду от всех. Пусть только они с Джессикой останутся посвященными в постыдную тайну.

– Кстати, как себя чувствует Джесс? – спросила Грейс у Пат, протягивая той чек.

Пат в это время разбирала принесенные Грейс покупки, раскладывая их в шкаф и холодильник.

– Почти весь день она проспала. А сейчас у нее наверху подруга. Принесла Джесс домашнее задание. Я подумала, что не произойдет ничего страшного, если я пущу ее.

Пат было за пятьдесят, волосы ее уже начали седеть, а глубокие морщины на лбу и вокруг рта придавали ей страдальческий вид. Когда она начинала работать у них, Грейс постоянно казалось, что вот-вот Пат огорошит ее какой-нибудь ужасной новостью. Но ничего подобного не происходило, и в конце концов Грейс поняла, что трагическому выражению лица этой, в общем-то, милой женщины не следует придавать значения.

– Правильно сделали, – одобрила поступок приходящей прислуги Грейс.

Сегодня озабоченный вид Пат особенно действовал Грейс на нервы. Уж слишком близко Пат к сердцу принимала тот факт, что Джессика пропустила занятия в школе, и то, что девочку навестила подруга. Пат на многие безобидные вещи реагировала чересчур обостренно.

– А ты не купила конфет, тетя Грейс? – Кортни подлезла под ее локоть, большие голубые глаза – характерная семейная черта – уставились на Грейс умоляюще. Волосики у девочки были светлые, в будущем она обещала превратиться в яркую блондинку. Как и ее брат, она была худенькой и для своих лет рослой. – Мамочка всегда покупает конфеты, когда ходит в магазин. Поэтому она такая толстая.

– Нет, радость моя, конфет я не купила, – сказала Грейс и ласково погладила девочку по головке.

В этот момент Джекки послала в рот последнюю конфету из коробочки, которая стояла перед ней. Услышав признание дочери, она поморщилась.

– Придержи язык, несносная девчонка! А то мамочка посадит тебя в мусорный ящик, захлопнет крышку и вызовет мусорщиков.

– Нет! – Кортни с воплем отскочила в сторону, но тут же захихикала.

– Я пойду. – Пат сняла с вешалки плащ. – Если я вдруг понадоблюсь до понедельника, позвоните мне, Грейс.

– Я так и сделаю, Пат. Спасибо и до свидания.

– До свидания! – отозвалась Пат.

Она помахала рукой и вышла. Дверь за ней закрылась, но неплотно. Грейс нахмурилась. После вчерашних событий к таким мелочам надо относиться со всем вниманием. Вполне возможно, что незнакомец проник в дом именно через неплотно закрытую дверь.

– Я правда толстая? – со вздохом спросила Джекки у Грейс.

Та, занятая мыслями о том, что рассказать сестре про вчерашнее, а что – например, историю с марихуаной – утаить, не сразу откликнулась на вопрос сестры:

– Ты прекрасна.

Джекки только махнула рукой. На самом деле она была чуть полновата. Однако для ее роста это было вполне допустимо, и ее скорее можно было назвать пышной, а не толстой. Выражение ее лица всегда вызывало к ней невольную симпатию, на щеках рдел румянец, милые голубые глаза большей частью излучали жизнерадостность. Она счастливо избежала того, что передавалось по наследству в их семье. Например, длинного с легкой горбинкой носа. Ее носик был идеальной формы, как и красивых очертаний вечно улыбающийся рот. В двадцать восемь лет она была предметом постоянной опеки со стороны Грейс, которая была на восемь лет старше.

– Стэн говорит, что я начинаю походить на борца сумо. Он еще сказал, что, если я буду продолжать так питаться, мы сможем уехать в Японию, где я сделаю себе карьеру, а ему не придется работать.

Стэн был мужем Джекки.

– Стэн осел. Пошли его в задницу. – Когда обижали ее сестру или посмеивались над ней, Грейс всегда возмущалась.

– Он просто дразнит меня, чтобы я взялась за ум и сбросила вес.

– Когда он портит тебе настроение, ему, наоборот, становится легче на душе. Он нашел работу?

Стэна уволили с завода «Хонда» с полгода назад. Срок его пособия по безработице недавно истек, и только тогда ему в голову пришло, что следует начать искать новую работу. Джекки работала в дневном детском садике нянечкой. Платили ей гроши. Она могла брать Кортни с собой, а Пол приходил туда к ней после школы. Стэн, даже когда не работал, отказывался присматривать за детьми. Он всегда был «слишком занят», правда, затруднялся объяснить, чем именно.

«Впрочем, оно и к лучшему, – подумала Грейс. – У папаши не хватало терпения пестовать свое потомство».

– Он все еще ищет.

Грейс хотела высказаться по этому поводу, но проглотила уже готовые сорваться с языка язвительные слова. Джекки не желала выслушивать упреки в адрес своего неудачника-супруга. Грейс частенько заводила подобные разговоры, но всегда безрезультатно.

– Вы останетесь ужинать? У нас цыпленок с рисом и салат.

Джекки и ее выводок питались у нее в доме два-три раза в неделю, обычно, когда у Стэна были на этот день «свои планы» – такие, как игра в шары или покер с друзьями.

Джекки отрицательно покачала головой.

– Мы лишь зашли проведать тебя.

– Мама! Мамочка! Спаси меня! – Кортни с воплем влетела в кухню, нырнула меж материнских ног и попыталась укрыться за ее внушительной фигурой.

– Я мусорщик! Я мусорщик! – За сестрой гнался Пол, пригнувшись почти до пола и хищно выставив вперед руки с согнутыми, как когти, пальцами.

– Пол Эндрю, перестань дразнить сестренку! Кортни, успокойся, ты же знаешь, что он никакой не мусорщик.

– Нет. Он мусорщик. Ты сама сказала, что напустишь на меня мусорщика за то, что я назвала тебя толстой. Вот он и есть.

– Я мусорщик! Я мусорщик! Я…

– Хорошо! Кто бы ты ни был, прекрати! – прикрикнула Джекки. – Если вы оба не смоетесь куда-нибудь и не поиграете тихо пять минут, я…

Джекки не закончила свою грозную речь. Доведя мать до белого каления, дети кубарем покатились прочь.

– Извини за этот шум, я не сдержалась, – сказала Джекки смущенно.

– Не извиняйся, я тебя понимаю. – Грейс говорила от всего сердца. Она любила и племянницу и племянника, но временами они вели себя чересчур уж шумно.

– Ты никогда не кричала на Джессику? Да? – уныло произнесла Джекки. – Тебе все удается, Грейс. Ты и судья милостью божьей, и прекрасная мать, и ты худенькая и…

– Что с тобой, Джекки? – встревожилась Грейс. Она знала свою сестру так давно – все годы, прожитые Джекки на свете, – и могла точно распознать, когда та немного не в себе.

Глаза Джекки виновато устремились куда-то в сторону, и этим был дан ответ на заданный вопрос. Но Джекки покачала упрямо головой.

– Со мной? Ничего. Я в порядке. Просто иногда трудно бывает иметь сестру, которая само совершенство.

– Да, вероятно. И все же в чем дело? – Грейс в ожидании ответа налила в кастрюлю воду, чтобы сварить рис. – Ты на нуле? Тебе нужны деньги?

Джекки не отвечала. Она присела на стул возле раковины, печальным взглядом уставившись на надкушенную конфету в руке, к которой не притронулась после того, как дочь назвала ее толстой. Шоколадная оболочка уже подтаяла и липла к пальцам.

– Я ненавижу просить.

– Милая, ты же моя сестра. Если тебе нужны деньги, скажи. Сколько?

Джекки назвала сумму стыдливым шепотом.

– Это чтобы оплатить счет за электричество. Если мы не заплатим завтра, нас отключат. А у меня зарплата только в пятницу.

– Никаких проблем.

Чековая книжка и ручка лежали тут же рядом на кухонном столе. Грейс завернула кран, вытерла руки бумажным полотенцем, выписала чек и придвинула его по стойке к сестре.

– Спасибо, Грейси. – Джекки, забирая чек, выглядела подавленной, но все же бодрилась. – Если я когда-нибудь стану богаче тебя, то в любое время можешь попросить у меня взаймы. Хотя этого, увы, не случится.

– Все-таки буду держать это в уме. – Грейс бодро рассмеялась, хотя в душе испытывала боль за сестру.

– Мама! Мамочка!

– Беги, Кортни! Джессика – мусорщик! Она тебя сейчас поймает!

– Ой! За что меня?.. Мамочка!

Кортни с визгом кинулась к матери. Пол влетел вслед за сестренкой – ухмылка до ушей, – безуспешно тормозя на скользком полу. Последними в кухню ворвались Джессика и ее одноклассница с одинаково злодейскими физиономиями. Грейс с облегчением отметила, что дочь выглядит вполне здоровой.

– Джесс гонится за нами! Мама, спаси!

– Я говорил, что теперь она мусорщик! – вставил Пол. – Она тебя схватит.

– Они стали играть на моем компьютере, мам, – принялась объяснять Джессика. Она и ее подруга, обе высокие, в обтягивающих джинсах и почти одинаковых свитерах, прямиком направились к холодильнику. На ходу Джессика бросила: – Привет, тетя Джекки!

– Привет, Джесс. Я рада, что тебе лучше. Все, дети! Собираемся домой.

Джекки встала. Джессика распахнула дверцу холодильника. Они с подругой занялись тщательным изучением его содержимого.

– Нет, мам, нет! Мы больше не будем никому мешать! – пообещал Пол.

– Мамочка, побудем еще! – поддержала брата Кортни.

– Я уже готовлю ужин, – сообщила Грейс дочери, пытаясь остановить набег на содержимое холодильника, и добавила, обращаясь к подруге дочери: – Привет, Алисон. Джесс, познакомь подругу со своими родными.

– Да, конечно. Это тетя Джекки, это Алисон. А эти малолетние разбойники – Пол и Кортни.

Знакомство никак не соответствовало правилам хорошего тона, но Грейс научилась не расстраиваться из-за таких мелочей.

– Мы не разбойники, – возразил Пол.

– Да? – Джессика изобразила на лице сомнение. Она что-то достала из холодильника и прикрыла дверцу. Инстинктивно Грейс вытянула шею, рассматривая предмет, который дочь сжимала в руке. Баночка диет-колы. И на том спасибо.

– Да! – горячо поддержала брата Кортни. – Да!

– Ну, не разбойники, тогда дикари.

– Джессика! – одернула дочь Грейс, стараясь заглушить бурные протесты малышни.

– Рада была встретиться с вами, Алисой, – любезно произнесла Джекки, подгоняя своих шумных детей к выходу.

Грейс все свое внимание переключила на возню у кухонной плиты. Величайшее преимущество цыпленка с рисом заключается в простоте и скорости приготовления этого нехитрого блюда. Важно, чтобы Джессика ела вовремя.

– Спасибо за все, сестричка. Пока, дорогая. Пока, Джесс.

– Пока, Джекки. Пол, Кортни, до встречи. Люблю вас всех.

– Пока, тетя Джекки. Пока, чертенята. – Это уже внесла свою лепту в церемонию прощания Джессика.

Джекки помахала напоследок рукой, и дверь за ней и ее громогласным племенем захлопнулась. Грейс выложила две цыплячьи грудки на противень и сунула в духовку, в кипящую воду высыпала рис.

– Кошмар, какие они шумные! – вздохнула с облегчением Джессика, когда в доме наступила тишина.

Она заняла место, которое только что освободила Джекки, и принялась пить из банки диет-колу.

– Как только тетя Джекки это выдерживает!

– И ты была шумной в их возрасте. Ты бы все же воспользовалась стаканом, детка.

– Неужели? – Джессика проигнорировала стакан, который Грейс подтолкнула к дочери по стойке. Она снова поднесла банку ко рту.

– Поверь мне, дорогая, что так оно и было. И воспользуйся стаканом.

Джессика нехотя плеснула в стакан колы и выпила.

Алисон устроилась на высоком стуле возле бара и принялась жевать яблоко. У нее были черные волнистые волосы до плеч с выкрашенными в ярко-зеленый цвет отдельными прядями. Ее хорошенькое личико, по мнению Грейс, портило чрезмерное количество косметики. Небесно-голубые тени на веках, глаза, жирно подведенные черным карандашом, придавали ей трагикомический, клоунский вид, а ресницы из-за обилия туши торчали как пики и могли внушить страх. Рядом с ней ненакрашенная Джессика с одной лишь единственной розовой прядью в волосах казалась воплощением девичьих добродетелей.

Алисон была из числа новообретенных друзей Джесс. Грейс видела ее всего раза три до сегодняшнего дня и почти ничего о ней не знала. Интересно, была ли она в той компании на двух машинах в парке, о которой рассказал коп?

– Очень любезно с твоей стороны, что ты принесла Джессике домашнее задание, – сказала Грейс, доставая салатницу из кухонного шкафчика.

Алисон небрежно пожала плечами.

– Я бы все равно пришла.

– Ты тоже новенькая? Мне кажется, у тебя много общих уроков с Джесс.

Алисон сделала неопределенный жест, а Джессика с укором посмотрела на мать и неохотно перечислила:

– Английский, алгебра, хоровое пение.

На улице просигналила машина.

– Это за мной.

Алисон спрыгнула со стульчика. Глаза ее засветились от ожидания чего-то приятного. Она направилась к двери. Огрызок от яблока так и остался лежать на стойке.

– Увидимся завтра на занятиях, Джессика. Пока, миссис Харт.

Грейс последовала за гостьей до выхода, как бы для того, чтобы проверить, защелкнется ли замок, а в действительности, чтобы взглянуть на автомобиль и водителя, приехавшего за Алисон. Возможно, это кто-то из ее родителей. Грейс всегда стремилась встречаться с родителями друзей Джессики. Если вы знакомы с родителями, то гораздо легче понять, что представляют из себя их дети, считала она.

Водитель явно не был отцом Алисон. Допотопного вида черный джип с тинейджером за рулем лихо развернулся, рванул с места, тормознул, не жалея покрышек, на повороте и скрылся.

Грейс тщательно заперла дверь и возвратилась на кухню. Она застала Джесс за приготовлением салата. Ее тонкие пальцы ловко измельчали овощи и листья шпината.

Некоторое время Грейс наблюдала за дочерью, пока Джессика не почувствовала на себе ее пристальный взгляд. Видимо, нечто пугающее было в выражении ее лица, потому что дочь тотчас спросила:

– Неужто, мам, ты подвергла Алисон допросу третьей степени?

Грейс, застигнутая врасплох, не знала, что сказать в ответ на ироничный выпад дочери. Затем скулы ее отвердели, упрямый подбородок напрягся, вдруг стал тяжелым.

– Джессика, нам надо поговорить.

10

Позднее, после того как Джессика уснула, Грейс пробралась в ее спальню, двигаясь осторожно, чтобы, не дай бог, не разбудить дочь.

Свет в комнате был выключен, но из холла, как и прошлой ночью, тянулась по полу вплоть до самой кровати Джессики светлая полоска. Грейс, переступая неслышно босыми ногами, прошла по ней и замерла, рассматривая спящую дочь, словно незнакомое ей существо.

Джессика спала, подсунув одну руку под подушку и причудливо изогнувшись худеньким телом под покрывалом. Волосы она перед сном заплела в одну толстую косу и перевязала голубой ленточкой. В своей любимой ночной рубашке – белой с голубыми оборочками – она выглядела маленькой девочкой, такой милой и такой уязвимой. Кроме ее тихого дыхания и монотонного поскрипывания колеса Годзиллы, комната, как и весь дом, погрузилась в тишину.

Врач в госпитале подтвердил подозрения Грейс – Джессика не получила дозу инсулина согласно расписанию и не поела вовремя. Все это в сочетании с опьянением привело к печальным результатам и подстегнуло активность Грейс. Джессика была ее единственным ребенком, и материнский долг призывал Грейс сделать все, что в ее силах, для спасения дочери.

На щеке дочери она заметила следы слез. Серебристые легкие мазки невидимой кистью на почти прозрачной коже. Грейс разглядела их, только когда, поправляя сползшее одеяло, склонилась над Джессикой. Вид их пронзил ее сердце болью. Ее охватило желание немедленно сжать дочь в объятиях, пообещать ей, что все будет хорошо, заверить, что она по-прежнему очень ее любит.

Но она не имела права так поступить. Дисциплинарные меры, задуманные ею, должны быть осуществлены. Ей никак нельзя поддаваться слабости.

Ради самой Джессики.

Грейс горько усмехнулась. Ради Джессики! Разве не в этом заключался смысл всей прожитой ею жизни, в этих двух словах была вся ее биография.

Окинув взглядом комнату, она убедилась, что все в полном порядке. Занавеси задернуты, дверь в примыкающую к спальне ванную закрыта. Рюкзак Джессики ожидает девочку возле кровати. Ее кроссовки на своем месте, на полу, рядом с рюкзаком. Ну да, ведь у нее завтра физкультура.

Ничего не изменилось в комнате, ничего необычного не бросается в глаза, и все же в самом воздухе разлито какое-то тревожное ощущение.

Только потрогать пальцем это неведомое невозможно. Может, оно нематериально. Грейс стала ощупывать взглядом каждый предмет – один за другим. Компьютер, снова рюкзак, кроссовки, Годзилла в своем колесе, будильник. Грейс могла видеть светящуюся красную кнопку – будильник включен и поставлен на определенный час.

Взгляд ее задержался на плюшевом медвежонке. Он сидел на своем обычном месте на ночном столике рядом с будильником, откуда мог наблюдать за Джессикой, оберегая ее сон. Слабый свет из холла падал на него и отражался в его круглых стеклянных глазках, отчего они в полумраке казались живыми.

Грейс почувствовала озноб. Как он вновь попал сюда? Потом до нее дошло, что, конечно, Пат обнаружила мишку на кушетке в гостиной и вернула на обычное место. Ничего странного и зловещего в этом не было.

Грейс также догадалась, что было «не так» в комнате Джессики. Прошлой ночью здесь побывал чужой. Незнакомец трогал ее вещи, токами, исходящими от него, зарядился воздух. Он или она – неизвестно кто – ничего не украли. Ничего, кроме любимого медвежонка Джессики, которого потом выкинул, словно ненужный хлам, по дороге.

Однако Грейс, кажется, была единственной, кто верил в это вторжение. Полиция не нашла следов взлома. Ей об этом сообщили, когда она заглянула в участок по пути домой. Зелински, а затем и его начальник терпеливо выслушали ее, но было очевидно, что они не собираются расследовать это мелкое происшествие, в результате которого никто не пострадал. Подумаешь, украдена лишь детская игрушка, и то потом обнаруженная поблизости от дома.

Грейс не рассказала Джессике о таинственном ночном посетителе. Незачем было пугать ее тем, что не имело под собой реальной основы для опасений. Но все же она упомянула в разговоре с дочерью о своей находке и поинтересовалась, выносила ли Джессика медвежонка из дома, а если нет, то не знает ли она, как он оказался на улице.

Джессика сказала, что понятия не имеет о ночных странствованиях своего мишки. По утверждению дочери, он восседал на своем обычном месте, когда она покидала дом.

Итак, осталось неясным, что побудило мистера Косолапого совершить путешествие из комнаты Джессики до придорожной канавы. Грейс уже почти примирилась с тем, что тайна так и не будет раскрыта. Никого, кроме нее, кажется, это не волновало.

Но сейчас Грейс смотрела на медвежонка, и он почему-то внушал ей беспокойство. Повинуясь неожиданному импульсу, она обошла кровать и подняла его с привычного насиженного места. Он был такой же, как всегда, – мягкий, пушистый. Сколько раз с того дня, как он появился у Джессики, Грейс брала его в руки. Наверное, тысячи раз.

Его черные глазки сверкали в темноте. Глядя на него, Грейс вздрогнула. Холодный озноб пробежал по телу. Она обругала собственный идиотизм. Мишка был совершенно безобиден, и все же она забрала его с собой, когда покидала комнату, и запрятала игрушку на самую верхнюю полку своего шкафа, прежде чем лечь в постель.

Ею овладело странное ощущение, что медвежонок уже не тот, каким был раньше, что он изменился, что его коснулось и заразило нечто чужое, злобное, опасное.

Грейс в эту ночь еще долго ворочалась в кровати и никак не могла уснуть.

11

У Каролин были черные волосы, голубые глаза с искорками, пара бесподобных ямочек на щеках и убийственное тело. Короче говоря, она была лакомым кусочком.

Он рассматривал подружку брата, сидящую на кушетке, ее оголенные почти не существующей мини-юбкой ножки и чувствовал, что плоть его напряглась до боли. Все, что он мог с собой поделать, это не пялиться на ширинку своих джинсов, иначе она бы обо всем догадалась. Какой стыд, если она заметит!

Каролин хихикала над какими-то глупостями, мелькающими на экране телевизора. Дурацкий ящик для их гостиной был центром мироздания. Одной рукой она зажимала рот, давясь от смеха. Плечи ее вздрагивали, она раскачивалась взад-вперед, туда-сюда, туда-сюда…

Она выглядела очень аппетитно. Он хотел съесть ее, сожрать. Как свой любимый рисовый пудинг.

– Эй, братишка! Прихватить для тебя что-нибудь пожевать? Я могу заглянуть к Микки на обратном пути.

Донни влетел в комнату, словно его внес ветер. После душа волосы еще мокрые, кожа разрумянилась от сильных водяных струй. Донни был высок, выше младшего брата на целых четыре дюйма, и атлетически сложен.

Часы показывали половину десятого вечера. Донни только что закончил тренировку в баскетбольном зале – на тренировках Каролин присутствовала неизменно, вдохновляя своего парня, – и забежал домой принять душ, прежде чем отвезти подружку под крылышко мамы и папы.

Не надо было быть гением, чтобы догадаться, для чего Донни понадобилось сначала принимать душ, а потом уже усаживать девчонку в автомобиль.

Картины, тут же возникшие в его воображении, усугубили страдания напряженной плоти.

– Э… я… – начал он, но, прежде чем смог сформулировать свой ответ, ему снова помешало то, что Каролин поднялась с кушетки, при этом ее тело выгнулось, и груди чуть не прорвали свитерок. А во-вторых, на пороге замаячила мамаша.

– Твой брат уже поужинал, с него хватит. Нечего его баловать, – обратилась мать к Донни. – Ты только посмотри на него.

При этом намеке на его излишний вес, да еще в присутствии Каролин, он похолодел. Его гордо устремленный вперед пенис опал сразу же, словно проколотый воздушный шарик.

– Ладно, мам, посмотрим, – миролюбиво произнес Донни. Взгляд его голубых глаз скрестился с ответным взглядом младшего брата.

Черт побери! Как Донни смеет сочувствовать ему? Он ненавидел всех, кто его жалел, а старшего брата особенно. Но все-таки его жалели. Все, кроме матери. А вот ее он ненавидел больше всех на свете.

– Езжай и отвези Каролин домой, – распорядилась мать, хотя Донни и так собирался это сделать.

Распоряжения, отдаваемые матерью, всегда были не к месту. Она еще не переоделась ко сну, потому что ждала отъезда Донни и Каролин. Он всегда отвозил Каролин домой после тренировки. Нейлоновый спортивный костюм, в который мать непременно облачалась, завершив домашнюю работу, был почему-то белого цвета с нелепой розовой полосой на груди. В нем она выглядела как новогодний снеговик. Оживший, но жутко уродливый снеговик.

Он часто гадал, почему ее так раздражает его излишняя упитанность. Вероятно, потому, что у нее самой были те же проблемы.

«Мы оба уродливы, как тролли», – постоянно твердила она про себя.

– Что ж, мы поехали, – сказал Донни.

– Спокойной ночи! – пробормотала Каролин, обращаясь к матери.

Она прижалась к Донни, и он обвил ее рукой. Уже у двери она оглянулась и посмотрела прямо на него. Ее личико едва выглядывало из-за могучего плеча Донни, но все же он заметил, что она улыбается. Ямочки на щеках делали ее еще соблазнительнее.

– Спокойной ночи, маленький братец.

Вот кем он был для нее! Маленьким братцем большого Донни. Хотя они были с ней ровесниками и учились в параллельных классах. Хотя он любил ее с восьми лет. Хотя Донни обращался с ней как с вещью, как с чем-то, что всегда находится под рукой.

А с ним Каролин была бы королевой, если бы только она дала ему шанс.

Но Донни для нее свет в окошке, как, впрочем, и для всех других тоже.

– Спокойной ночи, Каролин, – откликнулся он хрипло и проследил, как она покидала дом в компании его драгоценного братца, чья рука по-хозяйски обвивала ее тонкий стан.

Он продолжал смотреть туда, где ее уже не было, в темный холл, где витал лишь ее призрак. Но вот он услышал, как захлопнулась дверца машины, как завелся мотор, как машина развернулась и отъехала от дома.

Только тогда он опомнился и огляделся вокруг. Мать глядела на него из глубокого кресла, откинувшись на спинку и задрав голову. В ее мерзких глазках светился огонек понимания.

«Она знает! – подумал он, и его охватила паника. – Она догадалась о моих чувствах к Каролин».

– Если ты сбросишь вес и что-нибудь сделаешь со своими прыщами… Кстати, ты пробовал эти новые кремы с перекисью водорода? Я слышала, что они помогают… То, возможно, ты найдешь себе собственную подружку и перестанешь пялиться на девчонку брата.

– Ты глупа как пробка, – сказал он и встал.

Он не собирался выходить сегодня ночью, но внезапный приступ клаустрофобии овладел им. В присутствии матери, в кильватере семейного флагмана, каким является Донни, в мире сладких видений, оставшихся после ухода Каролин, он не мог дышать.

– Ты никуда не поедешь, – заявила мать.

Она тоже поднялась и попыталась загородить ему дорогу. Она настолько хорошо изучила повадки младшего сына, что не требовалось никаких слов, чтобы понять его намерения.

– Тебе завтра в школу.

– Какая разница, высплюсь я или нет? Все равно первым в классе мне не быть, и лавров я не снискаю. Я не Донни.

– Да, ты не Донни, – сказала она с грустью. – Ты не похож на Донни.

Вот она, последняя капля. Последний гвоздь в крышке гроба. Эпитафия, которая, несомненно, когда-нибудь появится на его надгробии: «Ты не Донни!»

Не обращая внимания на скулеж матери, он вышел из дому. Очутившись снаружи, он с минуту постоял у ворот гаража, охлаждая свой распаленный мозг. Ночь была прохладной. По небу бежали гонимые ветром тучи. Луна и звезды попеременно выглядывали из-за туч, как будто они робели перед их мрачным могуществом.

Тьма обхватила его властными, сильными, ласковыми руками. Туго стянутый узел боли, стыда, гнева у него внутри постепенно ослаб. Он уже мог дышать полной грудью.

Он вошел в гараж. Когда он выехал оттуда, энергия оседланной им машины придала ему уверенности в себе.

Именно он, а не Донни, был хозяином ночи.

12

Разросшаяся бирючина в живой изгороди образовала отличную защитную преграду от посторонних взоров, закрывая дом вплоть до верхнего этажа. Грейс раньше не обращала на это внимания и заметила только сейчас, когда въехала на своем сером «Вольво» через открытые железные ворота на подъездную дорожку, пересекающую лужайку перед домом.

Почти сразу же ей пришлось затормозить. Другая машина – черная «Хонда Аккорд» – загораживала путь, припарковавшись на дорожке. У гаража совершенно неподходящая парочка – Джессика и коп Тони Марино – увлеченно играли в баскетбол.

Вечер выдался теплый, безоблачный, до сумерек оставалось еще часа два – самое лучшее время дня. Золотые листья неслышно опадали с ветвей буков и дубов и устилали газон. Кусты, высаженные рядом с гаражом, алели в лучах низкого солнца, словно угли в костре. Под шинами хрустели раздавленные желуди и каштаны, обильно нападавшие на асфальт. Через открытое окошко машины до Грейс донеслись запахи дымка и жарящегося мяса. Кто-то из соседей решил воспользоваться одним из последних погожих осенних вечеров и поужинать на воздухе.

Игра шла один против одного. Грейс смотрела, как Джессика, чьи длинные волосы разметались по плечам, обводила с мячом Марино, вертелась, будто подхваченная вихрем, и выпрыгивала к кольцу. Желтый свитерок ее задирался, когда она вскидывала руки вверх, и обнажался плоский живот. Грейс в который уже раз поразилась худобе дочери.

– Ура! Два очка! – Джесс вскинула над головой кулак – традиционный жест победителя, и горделивая улыбка невольно засветилась на лице матери. Джессика далеко не новичок в баскетболе. Грейс и сама когда-то увлекалась этой игрой.

Она припарковалась позади «Хонды», выключила зажигание и вышла из машины.

– Привет, мам! – Джессика лишь скользнула по Грейс взглядом. Она кружилась вокруг своего противника и всеми способами мешала ему поразить кольцо.

Он пробил точно как в учебнике – одной рукой, в высоком прыжке, – и мяч ударился о кольцо и отлетел в сторону. Крик торжества Джессики вознесся к небесам.

– Твоя взяла! Ты просто профи!

Марино прекратил игру, просто поймав мяч и задержав его в руках.

В его облике почти не произошло изменений. Та же армейского вида рубашка с короткими рукавами, джинсы и те же кеды, что были на нем прошлой ночью. Этот простой наряд подчеркивал ширину его плеч, развитую мускулатуру загорелых рук, узость бедер, длину ног. Черные волосы его были взъерошены, широкая улыбка открывала два ряда белых зубов. В очередной раз Грейс помимо своего желания отметила, что он привлекательный мужчина, только не в ее вкусе.

– Джесс играла в школьной баскетбольной команде. Надеется попасть в сборную Хеброна в этом году. – Мать откликнулась на похвалу, касающуюся дочери, не без примеси тщеславия, которого не могла скрыть от него. Ее тотчас рассердил собственный промах. Ведь с ним надо быть предельно осторожной и держаться на расстоянии. Его приход, надо полагать, не сулит ничего хорошего.

С кейсом и сумочкой в руке, одетая в стандартный деловой костюм пепельно-серого цвета и белую блузку, Грейс, согнав с лица приветливость, молча приблизилась к двум беспечным игрокам. У нее был напряженный день в суде, и она устала. Ей совсем не хотелось иметь дело с Марино ни сейчас, ни вообще.

– Что привело вас сюда? – В заданном вопросе не было и намека на вежливость.

– Зашел за своей курткой. Предположил, что она у вас. Я оставил ее в больнице в ту ночь. – Его улыбка была пленительной. Карие глаза излучали тепло и заманчиво мерцали, когда он смотрел на нее.

– Да, разумеется! Я захватила ее.

Конечно, его кожаная куртка, которую он одолжил Грейс, чтобы укрыть девочку, висела в стенном шкафу в холле. Она сунула ее туда сразу же по возвращении из госпиталя и напрочь забыла об этом вплоть до момента, когда он напомнил о своей куртке. Но улыбка его, а также искорки в глазах не вызывали у нее доверия и ответной симпатии. Ему требовалось еще кое-что, кроме своей куртки. Грейс готова была заключить пари, что дело обстояло не так просто.

– Если позволите, я переоденусь и тут же вынесу ее вам.

– Спасибо.

Джессика изловчилась и с радостным воплем завладела мячом, выбив его из рук Марино точно рассчитанным ударом. Игра возобновилась. Грейс направилась к дому под аккомпанемент криков, топота ног и ударов мяча.

Обычно Грейс входила в дом через гараж и коридор, ведущий на кухню. Сегодня, так как она не могла поставить машину в гараж из-за разгоревшегося возле него баскетбольного сражения, ей пришлось идти через парадное крыльцо.

По пути она прихватила почту. Пат, которую Грейс просила теперь приходить только тогда, когда Джессика возвращалась из школы, взглянула на нее с удивлением.

– Я не слышала, как вы подъехали.

– Уж больно шумно у нас на дворе, – сухо заметила Грейс. Приглушенные крики и топот проникали даже сквозь стены.

– По-моему, Джессике это не повредит. Или нет? – В голосе Пат сквозило легкое беспокойство. – Две подружки заглядывали сюда, но я сказала, что она прогуливается, и они ушли. Потом Джессика делала уроки. Я подумала, что ей полезно побыть на воздухе, ведь день сегодня просто замечательный, но я никак не предполагала, что там окажется мужчина и они затеют игру в баскетбол. Я постояла немного на крыльце и понаблюдала, но мне показалось, что у них там все хорошо. Если б это был юнец, я бы тотчас позвала Джесс домой, но…

– Все правильно, Пат. Это наш знакомый.

Грейс зачем-то пошла на эту ложь, поспешно выписывая для Пат чек. А что ей оставалось сказать? Что это коп, который, к счастью, согласился не арестовывать Джессику за приобретение наркотиков? Нет, такое невозможно. Кроме работы у Грейс, Пат помогала по хозяйству еще нескольким семьям, и подобная новость распространится по городу со скоростью лесного пожара.

– Вам несколько раз звонили, – сказала Пат, принимая протянутый чек.

Другой рукой она потянулась к холодильнику и достала листок бумаги из-под прижимающего его к дверце магнита.

– Вот, взгляните, тут три звонка. Миссис Джилли позвонила насчет переноса баскетбольного просмотра в субботу на девять часов. Рит-Энн спрашивала, собираетесь ли вы возобновить пробежки по вечерам. И еще звонил ваш бывший муж. Он не сказал, что ему нужно, но поговорил с Джессикой. Все номера я здесь записала. А еще была пара звонков, когда молча вешали трубку.

– Спасибо, Пат.

Грейс мельком взглянула на записку и отложила ее. Итак, Крэг позвонил, чтобы поговорить с Джессикой. Интересно о чем. Джессике не положено по составленному ими расписанию каких-либо свиданий с отцом до Дня благодарения.

– Вы не подыскали кого-то для нас?

Не желая оставлять в будущем Джессику после школы одну, Грейс спросила Пат, не знает ли она кого-нибудь, кто имеет возможность находиться у них от трех до шести – шести тридцати в будние дни.

Пат отрицательно покачала головой.

– Но я все время думаю.

– Спасибо и за это. – Грейс улыбнулась. – И спасибо за то, что так помогаете мне. Я только сбегаю наверх и быстренько переоденусь.

– Желаю вам хорошо провести вечер.

Они разошлись. Пат направилась к двери, а Грейс поднялась на несколько ступенек, но что-то вспомнила и окликнула Пат:

– Лучше воспользуйтесь парадным входом, а то рискуете получить мячом по голове.

– Спасибо за совет. – Пат улыбнулась и изменила направление.

Грейс поднялась наверх. Ее комната была как раз напротив спальни Джессики и окнами выходила на задний двор. Она была выдержана в спокойных зеленоватых тонах, с зелеными занавесками из легкой ткани и прозрачным тюлем на окнах. После покупки дома шесть лет тому назад Грейс сразу же реконструировала второй этаж, сделала из четырех спален три, одна из которых теперь превратилась в ее рабочий кабинет. Кроме того, она устроила себе и Джессике просторные стенные шкафы, а также предусмотрела по отдельной ванной комнате.

В те далекие времена она еще зарабатывала большие деньги, будучи молодым и пробивным адвокатом в конторе Мэдисона, Грэхэма и Лоу – преуспевающей и уважаемой юридической фирме. Весь мир был тогда у ее ног – по крайней мере, ей так казалось. Сейчас Грейс вспоминала об этом периоде своей жизни с тихой печалью, пока снимала с себя одежду и развешивала ее в шкафу.

Джессика в то время была замечательной во всех отношениях девятилетней девчушкой, которая считала свою мать совершенством, близким к божеству. Сама Грейс вполне тогда оправилась от душевной травмы, нанесенной разводом. Она так гордилась собой, тем, что успешно окончила юридический факультет, что ее приняли в солидную фирму, что ее работой довольны и что она способна обеспечить дочери достойную жизнь.

Ей верилось, что если трудиться изо всех сил, не щадя себя, то все желаемое в жизни она непременно получит.

Теперь Грейс лишилась подобных иллюзий. Теперь она знала, что жизнь состоит из бесконечной череды жертвоприношений. В фирме от нее ждали, что она посвятит работе все двадцать четыре часа в сутки, дарованные человеку свыше. Поэтому Джессика оставалась после уроков в школе на продленке, пока Грейс или нанятая ею очередная няня не забирали ее. Частенько приходилось просить за плату каких-то студенток посидеть с Джессикой в ночные часы.

Сколько спектаклей и фильмов пропустила Грейс из-за своей работы, сколько поездок с дочерью на природу. Сколько раз кто-то посторонний, а не мать, помогал Джессике готовить домашние задания. Грейс обожала дочь и была уверена, что Джесс это знает, но было множество случаев, когда Джессика особенно нуждалась в ней, а матери не оказывалось рядом.

Со временем между ними возникло отчуждение. Вряд ли это была непреодолимая стена, и речь не шла о взаимной неприязни. Просто они стали людьми, из которых каждый живет сам по себе. Джессика перестала делиться с матерью абсолютно всем, как это делалось раньше, и полагаться на ее участие и помощь в любых ситуациях. Вот это было хуже всего.

К тому времени Грейс уже осознала, к каким последствиям может привести то, что произошло с ними. Джессике исполнилось тогда двенадцать. Причиной послужило задержание Джесс с компанией друзей за магазинную кражу в Истланд-Мэлл.

Грейс не знала, что дочери не было на уроках в тот день. Она также не знала, что Джессика начала прогуливать занятия в школе уже давно и пользовалась любой возможностью, чтобы присоединиться к своей компании в парке, где они обычно собирались. Мать не знала даже имен тех, кто был с Джессикой, когда ее поймали на воровстве.

А ей бы следовало все это знать. И вообще получше знать свою единственную дочь.

После этого первого тревожного звоночка Грейс принялась искать такую работу, где ее занятость была бы в пределах разумного, когда она могла бы возвращаться домой в одно и то же время, готовить ужин, проверять домашние задания дочери и вообще дать почувствовать Джессике, что у нее есть мать. Работу, которая не препятствовала бы Грейс вернуться к семье, пусть состоящей всего из двух человек, но все же семье.

Как раз тогда неожиданно скончался Томас Пирс, и должность судьи по делам несовершеннолетних оказалась вакантной. С подачи босса и мистера Джордана Лоу, Грейс назначили исполняющей обязанности на пять лет оставшегося ныне покойному Пирсу срока.

Это было три года назад. Перспектива для Грейс казалась в то время идеальной. Ей даже не нужно будет бороться за переизбрание после завершения срока, так как Джессике уже исполнится семнадцать, и самый трудный переходный возраст будет позади. Грейс сможет, если пожелает, вернуться в «Мэдисон, Грэхэм и Лоу» на доходное место, а ее долг перед дочерью будет выплачен сполна.

Только ничего из задуманного ею пока не сработало.

Натягивая брюки, Грейс вздохнула. Когда и у кого жизнь протекает по намеченному плану? Не бывает такого.

Благодаря упорядоченному рабочему расписанию она смогла восстановить хотя бы частично ту чудесную близость, какая существовала между ними, когда Джесс была еще маленькой. А потом все навалилось сразу. Джессика вошла в трудный подростковый возраст, у нее обнаружился диабет, а у ее отца и его новой жены в Нью-Мексико родились близнецы. Любое из этих событий могло воздействовать на разум и чувства впечатлительной девочки самым непредсказуемым образом.

Грейс старалась противопоставить всем этим событиям материнские уговоры и ласку и даже в некоторых случаях шла на подкуп. Теперь же, перед лицом недавней катастрофы, она уповала лишь на силу своей любви, которая должна каким-то путем проникнуть сквозь защитные барьеры в душе дочери, преобразить ее сознание. Если это не сработает, то Грейс просто не знает, что ей делать.

Иногда ей казалось, что она живет под одной крышей с управляемой гормонами подростковой версией доктора Джекила и мистера Хайда. Были минуты, когда Джессика вела себя мило, послушно, искренне, как и в прежние годы, и вдруг, словно по волшебству, становилась чудовищем. За прошедшие несколько недель после ее поступления в колледж враждебные выходки участились. О причинах, толкавших ее на это, Джессика умалчивала, но явно во всем обвиняла мать.

Грейс снова вздохнула. Воспитание собственного ребенка – труднейшая из всех работ.

Мысли всегда обгоняют действия. Она еще о многом успела вспомнить и подумать, продевая голову в вырез белой футболки, а затем руки в рукава шерстяной кофточки. Сунув босые ноги в легкие мокасины, она направилась вниз.

Джесс и Тони Марино были уже в кухне. Их взгляды в унисон устремились на вошедшую Грейс. Впрочем, он хотя бы выглядел несколько виноватым, как бы извиняясь за свое вторжение.

– Ваша дочь была так добра, что предложила мне стакан воды. – В доказательство коп показал Грейс стакан, только что наполненный водой из-под крана. Марино вспотел, кожа его блестела.

– Я собираюсь пойти принять душ, – заявила Джессика. Она отставила свой опустевший стакан и как-то чересчур уж пристально поглядела на мать.

– Тебе не попадался мой медвежонок? Его нет на ночном столике.

– Я отдала его в чистку, – солгала Грейс. Она ни за что бы не призналась, что мистер Косолапый заключен у нее в шкафу, потому что в него вселилось зло. Во-первых, такое объяснение смехотворно, а кроме того, ей не хотелось пугать Джессику.

– Ладно, – кивнула Джессика и одарила Тони дерзкой улыбкой. – Ты был неплох для старика.

– Ты тоже для малышовой лиги. Может быть, в следующий раз ты побьешь меня.

– Никаких «может быть». Я это сделаю.

Судя по всему, они легко поладили друг с другом.

– Мы скоро будем есть? – обратилась Джессика к матери. – Я должна быть у Мэдди в семь.

– Ты уже достаточно нагулялась, дорогая, – твердо сказала Грейс.

– Но я должна пойти. Смотр талантов будет в пятницу, и нам нужно отрепетировать наш номер. – Джессика капризно надула губы.

– Боюсь, что ничего не получится, детка.

– Я должна пойти, – повторила Джессика с непоколебимой настойчивостью.

Глаза ее расширились и походили на два округлых темных провала на побледневшем лице, руки сжались в кулаки.

– Я обещала Мэдди, и Бекки, и Алисон, и Джоан быть там. Мы собираемся изображать «Спайс герлз». Если меня не будет, все пропало! Нас должно быть пятеро.

– Я сожалею, но ты не сможешь пойти, – стояла на своем Грейс.

– Я должна. Я обещала им. Они найдут кого-нибудь другого, если я не приду. Пожалуйста, мам!

– Нет.

– Мам!..

– Мы поговорим об этом позже, Джессика. – Грейс понизила голос, зная, что Марино прислушивается к их разговору, ловит каждое слово и каждый жест.

– Нет! Говорить тут не о чем! Я буду у Мэдди ровно в семь! И плевать мне на режим! Режим – это глупости. Что он дал мне хорошего? Думаешь, если мне постоянно напоминать о болезни, я не стану делать того, что мне нравится? Буду пить пиво, если захочу, буду курить травку, если захочу, буду шляться с друзьями по ночам, если захочу!.. И ты меня не остановишь! Не сможешь остановить!

– Довольно, Джессика!

– Не сможешь! Не сможешь! – истерично повторила девочка.

– Слушай меня, – сквозь зубы произнесла Грейс, потеряв терпение. Ее пронзительный взгляд столкнулся с потемневшим от бешенства взглядом дочери. – Для начала ты отправишься к себе в комнату. Прямо сейчас.

– Я ненавижу тебя! – зарыдав, Джессика выбежала из кухни.

Грейс, закрыв глаза, прислушалась к ее стремительному бегу по лестнице, к громкому звуку захлопнувшейся двери.

Понадобились секунды для того, чтобы Грейс достаточно овладела собой и смогла переключить свое внимание на гостя. Он сосредоточенно изучал что-то за окном, стоя к ней в профиль. Его лицо было абсолютно безразличным, как будто он не присутствовал только что на таком захватывающем спектакле, как ссора матери с дочерью.

– Заперли ее в клетку? – спросил он. – Думаете, это поможет?

– Это моя проблема, – откликнулась она заносчиво, прошла в холл, достала из шкафа его куртку и вернулась в кухню. – Вот! – Она почти бросила кожанку ему в лицо.

Грейс понимала, что несправедлива по отношению к нему, что его вины нет в том, что произошло, и все же злилась на него. А все из-за его постоянно осуждающего взгляда. Как будто он сомневался в ее способностях воспитать собственного ребенка.

И она яростно отбивалась от назойливой мысли, что в чем-то детектив Марино прав.

– Спасибо, – произнес он, забирая свою куртку.

– И все же зачем вы пришли? – Она смотрела на него с вызовом.

– Вот за этим, я же сказал. – Марино встряхнул кожанку и перекинул ее через руку.

– Вранье! – вырвалось у нее.

Он улыбнулся слегка снисходительно, давая понять, что удивлен ее прямолинейностью.

– Хорошо, скажу правду. Чтобы повидать вашу дочь и убедиться, все ли с ней в порядке. Ну и узнать, не передумали ли вы. Насчет сотрудничества с нами.

– Вот правда и вышла на свет. – Грейс знала это заранее. – Нет, детектив Марино. Я не передумала. И не собираюсь. И не должна. Это слишком опасно. Я буду очень благодарна вам, если вы оставите Джессику в покое. Пожалуйста!

– Вы не сможете удерживать всегда ее от общения с друзьями.

– Я уже говорила вам, что это моя проблема.

– Ваша позиция мне ясна. – Он извлек из заднего кармана джинсов бумажник, раскрыл, достал карточку, протянул ей.

– Для чего это? – Грейс приняла ее с подозрением.

– Если передумаете, там номер моего пейджера. Все, что от вас или от нее потребуется, это дать мне знать.

– Такого не случится.

– Вам решать. – Марино направился к выходу, бросив по пути через плечо: – Удачи вам. Буду надеяться, что ваши крутые методы сработают.

Тон его выдавал определенно, что лично он в этом сомневается. Грейс только и оставалось, что, стиснув зубы, молча проследить, как он прошел через холл и плотно закрыл за собой входную дверь.

Она осталась на месте, пытаясь взять под контроль свои перехлестывающие через край эмоции. В первый момент ей очень хотелось устремиться наверх и немедленно помириться с Джессикой. Но разум возобладал, и она одернула себя. Неминуемый разговор по душам должен состояться, когда она окончательно охладит свой пыл. И Джессика тоже.

Грейс пошла запереть входную дверь, затем возвратилась на кухню, спрятала в сумочку визитку Марино и начала готовить кофе. Прежде чем что-нибудь предпринять, она решила подбодрить себя чашкой горячего крепкого кофе. Ее организм прямо-таки взывал, чтобы его поддержали солидной дозой кофеина.

13

Одетая лишь в бледно-голубую ночную сорочку, поджав под себя одну голую ногу, а другую выставив на обозрение, Джессика сидела на верхней ступеньке заднего крыльца. Она сделала первую глубокую затяжку и сразу почувствовала себя лучше. Боже, как она нуждалась в сигарете. Она ощущала настоящий никотиновый голод.

Курить Джессика стала только в начале лета и уже успела пристраститься к никотину, жаждала его, жила в ожидании затяжки. При почти тюремном режиме, установленном для нее матерью, простое, доброе старое выкуривание обычной сигареты стало делом столь же сложным, как и баловство травкой.

В школе покурить было проще простого – в туалете или во дворе возле спортивного комплекса, где мимо шастали все, в том числе и педагоги, и всем было одинаково наплевать. А вот вне школьных стен ей приходилось, словно преступнице, тайком красться из дому ради одной поспешной затяжки, гасить сигарету и прятать окурок в укромном месте до следующего раза. Ее мамочка обладала нюхом ищейки. Если Джессика осмелилась бы покурить в доме, ее тотчас бы накрыли.

Сейчас была полночь, мама спала у себя наверху, и в целом огромном мире Джессика была одна, и не существовало больше ничего, кроме огонька ее сигареты, крыльца, на котором она сидела, мелодичного позвякивания колокольчиков, подвешенных на веранде, при дуновении ветерка и густой тьмы, со всех сторон наползавшей на нее.

Дым, втягиваемый ею, ласкал язык, обволакивал изнутри стенки горла и клубился в легких. Какие-то мгновения она удерживала его там, кончик сигареты начинал светиться в темноте, потом она выдыхала дым, практикуясь делать это через нос. Две струйки дыма из ноздрей придавали милой девочке сходство с огнедышащим драконом.

Этому научила ее Алисон. Алисон умела также пускать кольца из дыма, которые долго не таяли, а плыли по воздуху, словно киношные привидения.

Джессика пыталась достичь подобных высот мастерства, но ей недоставало практики из-за жесткого контроля со стороны матери.

Черт побери, ведь она достаточно взрослая, чтобы курить открыто! Она курила на крыльце, когда объявился этот коп. Он видел ее Джессика знала, что видел, но отнесся к этому с прохладцей. Он не сказал ни слова, не настучал матери, иначе ей пришлось бы выслушать дополнительно кое-что из материнских уст, когда они «беседовали» на сон грядущий.

Напротив, он разговаривал с ней как со взрослой и соблазнял ее сразиться с ним в баскетбол. И сделал это очень просто – взял в руки мяч и за трепом о погоде, о ее новой школе и о прочих пустяках стал невзначай кидать его в кольцо. Потом предложил немного поразмяться и сыграть матч один на один, в котором, кстати, она уступила ему всего два очка И никаких не было намеков на наркоту и на ее проблемы со здоровьем.

Совсем не то говорила ее мать. «На тебе уже стоит клеймо, ты на заметке у полиции. Будь осторожна, порви с друзьями, теми ребятами, которые посылали тебя за травкой».

Мать обращается с ней как с несмышленым ребенком. Только запершись в туалете, она хоть на время может избавиться от зоркого материнского ока. И то частенько мать караулит за дверью. А из-за диабета, особенно после недавнего приступа, надзор стал вообще невыносимым.

«Ты колола инсулин?.. Ты проверила кровь?.. Ты же знаешь, что тебе это есть нельзя. Если ты не позаботишься сама о себе, это будет иметь ужасные последствия, ты можешь умереть».

Нет, конечно, мама последнюю фразу не произносила вслух. Но это было у нее постоянно на уме. Джессика знала, что это так.

Мысль о смерти пугала Джессику. Зачем ей все время напоминать о смерти? Она еще так молода. Пусть старые люди думают о смерти, а не юные существа вроде нее.

Как только друзья узнали про ее диабет, они сразу стали относиться к ней как-то иначе.

«Разве тебе можно это есть, Джессика?..» «Джессике это не по плечу, ведь она больна…» «Джесс, а правда, что ты можешь умереть, если вовремя не сделаешь укол?..»

Эта тема теперь всегда сопровождала ее. Тема смерти. Едва слух о ее болезни распространился по школе, все решили, что Джессика уже готовится перейти в мир иной.

А Джессика бесилась от этого. Ей хотелось быть как все, а не ходячим полутрупом. Ей казалось, что Расти ничего не знает. По крайней мере, он ведет себя так. Для него она нормальная девчонка, как раз того сорта, какие ему нравятся. Расти такой жаркий.

Стоит ей подумать о нем, как у нее внутри все плавится. Он высокий, широкоплечий, а каштановые волосы его с оттенком ржавчины, и глаза не какие-то там мутные, а по-настоящему голубые. Он с предпоследнего курса, и у него уже есть водительские права и собственная машина. А еще он в сборной по баскетболу.

Бекки тоже положила на него глаз, да и Алисон вроде бы не против. Мэдди дружна с девчонкой, которую он сделал женщиной в прошлом году, и та сказала, что с ним обязательно надо переспать, если хочешь стать его подружкой.

С Расти она готова заниматься сексом в любое время.

Ее мать умрет, если узнает об этом. Мамочка думает, что она еще девственница. А Джессика уже стала женщиной. У нее дважды в это лето был секс с Дрю Кеннеди в дровяном складе на заднем дворе у Кристи О'Коннелли. Оба раза она удирала из дома, как только мама засыпала. Они всегда так поступали – она и ее друзья, – потому что их родители, все без исключения, были безнадежны. Родителям хотелось вечно держать своих детей в колыбели, не позволяя им взрослеть.

В отличие от ее давних подруг, Кристи О'Коннелли и Кэтти Моррис, Джессике секс не доставил такого уж удовольствия. Во всяком случае, с таким партнером, как Дрю. По правде сказать, ей было больно и неудобно и в первый раз, и во второй. Все происходило чересчур поспешно и грубо. Это и запечатлелось у нее в памяти.

С тех пор ей было неприятно сталкиваться с Дрю на улице или в компаниях. Вероятно, так случилось потому, что ему было всего лишь пятнадцать, и он сам не обладал необходимым опытом. Да к тому же Джессика никогда его и не хотела по-настоящему, как жаждала близости с Расти.

Расти уже исполнилось семнадцать, секс с ним должен быть совсем другим. Это утверждали в один голос все ее подруги.

Однако Джессика не была наивной дурочкой. Она подготовилась к началу «взрослой» жизни. Кристи стащила у матери упаковку таблеток «антибэби» и перед грандиозной затеей с Дрю вручила Джессике шесть штук. «Если ты захочешь заниматься сексом больше шести раз, то позаботься о себе сама», – сказала Кристи.

Но получилось так, что на Дрю она истратила только две. Джессика рассудила, что больше достать их будет негде, когда она исчерпает запас, так как они с Кристи к тому времени уже раздружились. Но сильнее, чем перспектива остаться без таблеток, Джессику волновало то, что они могут как-то повлиять на ее болезнь или вступить в реакцию с инсулином, или что-нибудь еще в этом роде. Джессика должна была ставить в известность врача о любом лекарстве, которое она принимает, тем более что противозачаточные препараты отпускались по рецептам. Но если она скажет врачу, тот непременно сообщит матери, и Джессике даже не хотелось думать, чем все это может кончиться.

Джессика приняла решение махнуть рукой на все ограничения, глотать таблетки, когда ей это потребуется, и надеяться, что все обойдется.

Разве больные диабетом не занимаются сексом? Разве они не предохраняются гормональными препаратами? И никто еще не умер. Значит, незачем забивать голову ерундой.

Бонни, скотчтерьер, обитающий по соседству, внезапно принялся лаять и прервал размышления Джессики. Лай был громким и напрочь заглушил перезвон колокольчиков в саду и нарушил тихое очарование ночи. Боже! Неужто Уэлчи никак не могут понять, что собаку полагается на ночь пускать в дом? В конце концов кто-нибудь из соседей подаст на них жалобу в полицию.

Должно быть, поблизости появилась лиса или олень – время от времени они забредали в город, – потому что Бонни прямо-таки захлебывался в лае.

Джессика поплевала на кончик своей сигареты, чтобы загасить ее, и зашвырнула окурок через перила в густой куст можжевельника, росший возле крыльца. Мать никогда не найдет его там, пусть шарит хоть миллион лет. Можжевельник рос здесь испокон веку, еще до того, как они поселились в этом доме, и никто не обращал на него внимания. А уж матери вообще до него не было никакого дела.

Ее мамочка не была заядлой садовницей. «Зеленой перчаткой» она не обладала, даже комнатные цветы у нее погибали с постоянным упорством. Растительный мир был представлен в их доме лишь цветочным орнаментом на скатертях и занавесках.

Джессика всматривалась в темноту, гадая, что могло так встревожить Бонни. Вокруг была непроглядная ночь. Джессика не могла различить даже ограды, отделяющей их участок от Уэлчей. Сомкнувшиеся кроны деревьев закрывали от нее звезды и луну и отбрасывали такую густую тень, что Джессика не узнавала свой двор.

Внезапно она похолодела. Ей показалось, что она видит кого-то во тьме, у старого дуба, там, где была железная садовая скамейка. Движущаяся тень на мгновение мелькнула перед ее взором, и вновь темнота поглотила ее.

Существо было рослым. Оно напоминало мужчину, а может быть, что-то потустороннее, чужое для мира Джессики и ее матери и, наверное, злобное, жестокое.

Мысль о том, что чьи-то глаза уже давно наблюдали за ней, повергла Джессику в ужас. Волосы шевельнулись у нее на голове.

Она молниеносно вскочила на ноги, метнулась к двери и, очутившись внутри, заперла ее за собой. Долго она простояла в неподвижности, привалившись к двери, сердце билось бешено, она задыхалась.

Конечно, все это глупости, ей просто что-то померещилось. Кому взбрело бы в голову забраться к ним во двор среди ночи? Если что-то там и было, то это, разумеется, олень, а уж никак не человек, хотя существо более всего походило именно на человека.

Дрожа всем телом, Джессика еще раз проверила запоры и с быстротой белки взлетела вверх по лестнице прямо в материнскую спальню. И здесь она тщательно заперла дверь изнутри.

Мать спала на правом боку, занимая лишь часть широкой кровати. Циферблат будильника на столике был близко от ее лица, и слабое свечение выхватывало из мрака знакомые черты. Ровное дыхание спящей матери вселило в Джессику уверенность в том, что обе они в безопасности.

Стараясь не шуметь, Джессика прокралась через комнату и улеглась в кровать рядом с матерью, как поступала всегда в раннем детстве, если бывала больна или просыпалась среди ночи от страшного сна. Будучи не в силах справиться с собственными страхами и желая успокоить себя прикосновением к теплому материнскому телу, она плотно прижалась животом к спине Грейс, повторив в точности ее позу. И так они расположились, лежа как ложки в футляре.

– Джесс, ты? – сонно спросила мать.

Джессика промолчала, только еще плотнее прижалась к матери.

– Плохой сон?

Джессика невнятно что-то промычала в ответ. Если она скажет матери правду, то ей придется объяснять, что она делала в глухую ночь на крыльце. Эта идея ее не радовала.

– С тобой все в порядке?

– Угу.

– Тогда спи.

– Угу. Спокойной ночи, мам.

– Спокойной ночи, детка. Я люблю тебя.

– И я тебя тоже, – сказала Джессика совершенно искренне.

Грейс тут же вновь уснула, а ее дочь еще долго, очень долго боялась даже закрыть глаза.

14

Преобладающим цветом в полицейской дежурке был серый – светло-серые цементные стены, чуть светлее, но тоже серые металлические столы и стулья для полицейских, обтянутые черным винилом, уже посеревшим от долгого пользования. Впрочем, стулья были очень удобные, они легко вращались, их спинки занимали любое положение – чудо, а не стулья.

Тони Марино занимал один из них. Он слегка откинул спинку и удобно устроился, сцепив руки на затылке, упершись взглядом в светящийся экран компьютера на своем столе. На экране, в верхнем правом углу, появилось фото из полицейского архива – лысый, средних лет мужчина в оранжевой тюремной одежде. Линни Войс. Тони этот тип был хорошо знаком, потому что он участвовал в его задержании.

Однако результат не принес Тони особой радости. Войс получил пожизненное за убийство плюс двадцать пять лет за руководство сетью по сбыту наркотиков. Он теперь управлял этой дьявольской сетью из федеральной тюрьмы, где коротал свои дни, а Тони терялся в догадках, как это у него получается.

– Эй, дружище! Почему это ты не вышел на охоту вместе с братцем сегодня ночью?

Даррел Уинтерс говорил на ходу, толкая перед собой щуплого человечка в наручниках. Засекреченный сотрудник полиции Даррел был высок, атлетически сложен и черен, как уголь. Последние две недели он работал на отдел нравов, прочесывая мужские туалеты в парках, что было наименее популярным в среде полицейских заданием.

В эту ночь он был облачен в вязаную шапочку, натянутую глубоко на уши, видавшие виды джинсы и старую армейскую куртку, всю покрытую подозрительными пятнами. После полуночи засекреченные копы доставляли в участок свой первый улов, а потом снова отправлялись на промысел.

– Мы собираемся, – коротко ответил Тони.

Даррел подтолкнул свою добычу к хлипкому пластиковому стулу, предназначенному для «гостей», закрепил разомкнутый браслет на металлическом кольце, прикованном к столу. Теперь пленник не мог сбежать.

Слова, произносимые им, состояли только из начальных слогов, но тренированные уши копов легко улавливали смысл. Тем более что все задержанные лепетали почти всегда одно и то же.

– Вы совершаете ошибку, коп! – протестовал пленник, глядя на Даррела трогательно честными глазами. – Я не сделал ничего, только пописал. У меня проблемы с простатой…

– Не рассчитывай, что я буду слушать про твои дурацкие проблемы! – рявкнул Даррел.

Он занял свое место за столом и включил компьютер.

– Но я ни к кому не клеился. Я просто писал, а это занимает у меня много времени из-за моей простаты.

– Парень, если ты еще раз повторишь это слово, я припаяю тебе убийство первой степени!

– Вы этого не сделаете! Я же говорю, я только писал…

– Гори адским пламенем эта работа! – пожаловался Даррел Тони, в то время как его арестованный расписывал в деталях процесс своего мочеиспускания.

– Ты бы выслушал его, Даррел. Может, что полезное почерпнешь для себя, – посоветовал Тони с усмешкой.

Даррел свирепо посмотрел на него и занялся превращением невразумительного блеяния задержанного придурка в строки рапорта на экране компьютера.

– Уинтерс! Что-нибудь добыл? – Капитан Сандифер высунул голову из своего офиса, чтобы задать дежурный вопрос. Офис был отделен от остального помещения стеклянной перегородкой с серыми жалюзи.

– Очередное непристойное поведение, – отозвался Даррел.

– Я только писал… – без конца повторял задержанный.

Обменявшись взглядами с Тони, капитан нырнул обратно в свой офис.

– Ты готов? – Наконец-то Домни вышел из комнаты отдыха.

– А ты? – Тони сохранил свой файл, выключил монитор и встал. – Чем тебя покормила Дженни, провожая на ночное дежурство?

Домни уже три раза за последние два часа отлучался в комнату отдыха.

– Не хочу говорить об этом. Я люблю женщину, но ненавижу ее стряпню. От такой жратвы можно быстренько сыграть в ящик.

Тони рассмеялся.

– А разве ты не пригласил меня завтра на ужин? Мне приходить или лучше поберечься?

– Ну как, ребята? Вытянули хоть что-нибудь из той девчушки, что подобрали тогда в парке? – Капитан Сандифер вновь вынырнул из своего логова.

Тони покачал головой.

– Пользы от нее никакой. Она ничего не знает.

Сандифер кивнул и снова исчез в своем закутке.

Братья Марино вышли из здания.

– Ты зря не давишь на малышку, – сказал Домни. – Она у нас на крючке.

– Знаю, но она и вправду еще малышка. Если предъявлять обвинение ей, то надо заодно посадить половину таких еще ребятишек, просто собрать их по городу пачками. Лучше займемся мальчиками постарше и посерьезней.

– Вроде таких, как Войс?

– Ага. Как Войс.

– А ее мамочка – «девочка серьезная», правда, Тони? Но смотрится неплохо.

Прежде чем Тони нашел подходящий ответ, Домни успел нырнуть на водительское место голубого «Камаро».

15

В среду Грейс позвонила домой ровно в половине четвертого, как делала это каждый день после печального происшествия с Джессикой, чтобы убедиться, что дочь благополучно возвратилась из школы.

– Исправительное учреждение судьи Харт для заблудших молодых женщин, – бойко ответила Джессика.

– Добрый день, воспитанница номер один, – подхватила Грейс дерзкую шуточку дочери. Слава богу, Джессика сегодня в неплохом настроении. – Ты вовремя поела?

– Да.

– Кровь проверяла?

– Да.

– Прекрасно. Что в школе?

– В школе как в раю, – произнесла дочь медоточивым голоском. – Никто теперь со мной не разговаривает, но это и к лучшему. Мне нравится быть отверженной.

Грейс засмеялась.

– В этом нет ничего смешного, мам.

– Что задали на дом? – спросила Грейс, решив не обращать внимания на ворчание дочери. Если ее больше не принимает за свою прежняя «отмороженная» компания, то матери грех жаловаться на это.

– Задачу по алгебре, испанский, по английской литературе прочесть рассказ… – монотонно перечисляла Джессика.

– Ну и займись этим.

– Конечно, займусь, – зло процедила Джессика и вдруг сменила тон: – Я серьезно говорю. Мам, все меня теперь ненавидят. Они думают, что я донесла копам на нескольких наших ребят.

– Джессика, какие у них основания так думать?

– Потому что всей школе известно, что меня сцапали с поличным, и, однако, ничего не случилось. Они считают, что раз ты судья, то смогла договориться с копом.

– Что?!

– Правда, честное слово. Пока я шла домой, мне постоянно казалось, что кто-то идет за мной по пятам. Я оглядывалась, но никого не увидела. Конечно, там, на улице, были люди, но я не смогла определить, кто меня преследует. И все же кто-то следил за мной всю дорогу. Я это ощущала. У меня прямо мурашки по коже побежали. Разумеется, я была одна, потому что никто из ребят, хоть умри, не станет меня теперь провожать. Я для них как прокаженная. Ты этого добивалась?

– Прекрати, Джесс. – Грейс рассердилась, но и расстроилась вдобавок. – Скажи, тебе слежка не померещилась? Признайся честно.

Живое воображение Джессики плюс желание отомстить матери за установленный для нее на три месяца суровый режим вполне могли подвигнуть девочку на сочинение лживых историй, которые пугали Грейс до смерти.

– Богом клянусь, я не вру.

– Джессика! – Это было уже предупреждение.

– Ты не веришь мне? Что ж! Когда меня убьют по дороге из школы, ты поймешь, что я говорила правду.

Грейс глубоко вздохнула, сдерживая себя. Преследовал ли кто-то Джессику на самом деле или нет, но та искренне верила в то, что сказала. Грейс достаточно изучила свою дочь, чтобы в этом сомневаться.

– Линда сейчас с тобой?

Линда – это была студентка, которую Грейс наняла опекать Джессику после ее возвращения из школы. Девушка появилась в их доме по рекомендации Пат. Больше такого не будет, что Джессика останется без присмотра.

– Она внизу, в гостиной. Смотрит сериал. Тупую мыльную оперу.

– А ты где?

– Наверху, у себя.

– Входные двери заперты?

– Откуда я знаю? Наверное.

– Проверь, когда повесишь трубку. И не выходи из дома.

Наступила пауза. Грейс ощутила, что ей даже на расстоянии, по телефонному проводу передается страх Джессики.

– Ты восприняла это серьезно, да, мама?

– Ты же хотела именно этого? Ладно, Джесс, кончай разговор и проверь замки. Потом начинай делать уроки. Если кто-то постучится…

– …не впускай в дом никаких незнакомцев, – перебила ее Джессика. – Мне не пять лет – напоминаю тебе об этом еще раз.

– Если тебе что-то покажется действительно подозрительным, – например, если кто-то чужой шатается вокруг дома, – набери 911.

– Мам, ты, как обычно, преувеличиваешь.

– Возможно. Но все же…

– Знаю-знаю, – перебила Грейс дочь, – береженого бог бережет.

– Мы с тобой договорились, правда? Пожалуйста, позови Линду к телефону.

– Неохота идти за ней, – возразила Джессика. – Она ж внизу.

– Мне плевать, где она. Я хочу с ней поговорить.

– Ну, ты даешь, мам. Пока!

– Пока.

Ждать пришлось довольно долго, пока Линда не взяла трубку. Грейс продержала ее у телефона несколько минут, втолковывая ей, что надо сказать Джессике по поводу дверных запоров и шатающихся вблизи дома неизвестных личностей.

Затем Грейс вернулась к работе. У нее оставалось на сегодняшний день еще с полдюжины нерассмотренных дел. Все время до конца рабочего дня ее одолевала тревога за Джессику. Неужто за ней кто-то охотится, считая, что она доносчица? Не увязла ли ее дочь в наркобизнесе глубже, чем полагала Грейс? И кто, если ее подозрения небеспочвенны, наблюдает за ней?

Но, в конце концов, что же на самом деле произошло? Фактов было слишком мало, чтобы вынести определенное суждение. Джессику застигли за покупкой наркоты, но не предъявили ей обвинения. Сама Грейс той же ночью гналась за кем-то, кто выскочил из их дома, а мистер Косолапый был найден брошенным на улице. Все вместе и по отдельности нуждалось в объяснении и могло трактоваться как угодно.

Грейс все же переполошилась. Запаниковала настолько, что решилась позвонить Тони Марино.

Когда он смог перезвонить ей, она вела судебное заседание. Когда она перезвонила ему, он был на задании, и ей пришлось оставить коротенькое сообщение на пейджере.

Однако его машина была припаркована на подъездной дорожке, когда Грейс возвратилась домой. Она мгновенно узнала черную «Хонду». Его же самого в машине не было.

Грейс нахмурилась и, поставив свою машину впритык позади его «Аккорда», поспешила в дом.

Годзилла приветствовал ее. Вернее, к ней под ноги с шумом подкатился прозрачный пластмассовый шар, в котором шустро перебирал лапками неутомимый хомячок. Несмотря на двухдюймовые каблуки и узкую юбку, Грейс перепрыгнула через шар и с быстротой молнии рассекла пространство холла, направляясь к кухонной двери. Оттуда доносился восхитительный аромат жаркого с овощами, приготовленного ею еще с утра перед работой.

Ей сразу вспомнилось, что она зверски голодна. К аппетитному запаху добавлялись смех и оживленные голоса.

Разумеется, Марино был здесь, причем чувствовал себя явно как дома. Он был, как всегда, в джинсах, но, однако, на этот раз в белой футболке и свободной, навыпуск голубой фланелевой рубашке, застегнутой лишь внизу на одну пуговицу.

Прислонясь к стойке домашнего бара, он надкусывал крупное яблоко. Принаряженная Джессика восседала на высоком стульчике, положив перед собой на стойку учебник испанского. Ее карандаш валялся забытый рядом с тетрадью с едва начатым текстом. В руке она держала не входящее в ее рацион румяное яблоко. На другом стуле расположилась хохочущая Линда.

– Привет, мам! – Джессика помахала рукой, в которой было зажато яблоко.

– Ваша честь! – Марино чуть склонил голову. Грейс уловила в его тоне легкую иронию.

– О, судья Харт! – Линда выглядела смущенной, как будто смеяться, находясь на работе, было как раз тем, что ее наниматель вряд ли одобрит.

Три разных приветствия, произнесенные тремя разными голосами. Три пары глаз изучали ее реакцию.

– Привет, детка, Линда и детектив Марино! – Грейс сразу поняла, что ее появление нарушило дружескую атмосферу, установившуюся между этой троицей.

Улыбка, предназначенная Джессике, – она решила не ворчать по поводу запретного яблока – угасла на лице Грейс, когда она обратила на Марино взгляд – тяжелый и вопрошающий.

Он вскинул брови с вызовом, но промолчал, предоставив ей начать разговор.

– О мой бог! Мое время уже кончилось! – Линда, взглянув на стенные часы, соскочила со стула, словно птичка вспорхнула с ветки, и пролетела мимо Грейс, к своему рюкзачку, пристроенному под вешалкой.

Привлекательная брюнеточка с короткой стрижкой и скромными манерами, одетая сегодня в зеленый комбинезон мойщика окон, что являлось последним писком моды в студенческой среде, она пришлась по душе Грейс с первого взгляда. И Джессике тоже. Таким образом, ситуация с надзирательницей не достигла той степени накала, какая ожидалась.

Рано или поздно Джессика, конечно, взбунтуется, но пока она еще открыто не упрекала мать за то, что Грейс наняла для нее «компаньонку».

– Я должна бежать, – объяснила Линда. – У меня в семь семинар.

– Пока, Линда! Спасибо, что помогла мне с испанским! – крикнула вслед девушке Джессика.

Линда только успела открыть дверь, как мимо нее, едва не сбив с ног, в дом ворвался Пол. На груди его пурпурного цвета футболки красовался огромный тигр, вихры торчали во все стороны, а голубые глазенки озорно и возбужденно сверкали. За ним вплотную следовала Кортни, ее тощие косички свисали на футболку с Микки-Маусом.

– Привет, тетя Грейс! Мы были в «Макдоналдсе»! – торжественно объявил Пол.

– Я хотела захватить для вас с Джессикой жареной картошки по-французски, но мама сказала, что вы ее не любите.

– Лично я люблю, – сказала Джессика, – но ма больше не разрешает мне к ней притрагиваться.

В этот момент Пол увидел Годзиллу в шаре, когда ничего не подозревающий хомячок выкатился из гостиной в холл.

– Что это такое? – вопрошала Кортни, потому что Пол загораживал шар от нее. – Пусти! Дай и мне посмотреть!

Джессика мгновенно соскочила со стула и кинулась защищать своего любимца.

– Не трогайте Годзиллу!

– Боже мой! – сказала Джекки, входя через заднюю дверь с двумя фирменными пакетами от «Макдоналдса».

Широкая блузка с огромными аляпистыми цветами ниспадала на ее джинсы. Вместе с детьми она представляла собой весьма живописное зрелище.

– Что тут происходит?

При виде Тони Марино она почему-то остолбенела.

– Привет, Джекки, – сухо встретила сестру Грейс. – Ничего страшного. Входи. Просто твои детишки охотятся за хомячком Джессики.

Линда, воспользовавшись наступившей паузой, помахала всем рукой и удалилась.

– Как, вы держите крысу в доме? – Джекки водрузила свою ношу на кухонный стол и брезгливо передернула плечами. – Бр-р-р, какая гадость!

Можно было подумать, что все это предназначалось для того, чтобы привлечь к себе внимание Марино.

– Не бойся, – сказала Грейс, – хомячок не выскочит из шара. Мы сажаем его туда, чтобы он мог свободно кататься по дому. Обычно он крутится в колесе в комнате Джессики. Его зовут Годзилла. А это детектив Тони Марино, – не без иронии представила Грейс копа. – Познакомьтесь, моя сестра Джекки Фостер.

– Привет! – Джекки одарила Марино лучезарным взглядом.

Впрочем, сегодня она выглядела усталой, Грейс заметила синеву под глазами сестры, бледность на ее лице. Как и прежде, волна гнева захлестнула Грейс. Как смеет этот подонок – муж Джекки – обрекать жену и детей на столь тяжкую жизнь, а сам даже не хочет пошевелить пальцем.

– Приятно с вами познакомиться! – с охотой, как отметила Грейс, улыбнулся в ответ Марино.

Какая-то незримая связь мгновенно установилась между ним и Джекки. Вероятно, потому что младшая сестра, несмотря на все трудности своего существования, сохранила жизнерадостность, а Грейс, наоборот, засохла в одиночестве после развода.

«Берегись, Джекки. Незачем тебе кидаться в омут. Неизвестно, выплывешь ты или нет», – подумала Грейс, явно опережая события.

Грохот, вопли, топот ног нарушили тишину.

– Она меня убьет! – Пол влетел в кухню с притворной гримасой ужаса на лице и нашел укрытие меж материнских колен.

– Кто? – воскликнула Джекки, прижимая к себе своего отпрыска.

– Джессика! Она хочет оторвать мне голову и засушить для коллекции, а внутренности отдать червям. А сердце за деньги продать в лабораторию! – выпалил мальчик.

Россказни Пола никак не потрясли семейство, однако Марино придал озабоченный вид своему лицу.

– Мам! Помоги! – раздался откуда-то крик Джессики.

– На помощь! – вторила ей Кортни.

– Что ты сделал? – с нарочитой строгостью спросила Джекки у сына.

– Ничего! Я только стукнул ногой по этому дурацкому шарику и…

Продолжение исповеди Пола уже не достигло ушей Грейс, так как она ринулась на помощь дочери.

Джессика и Кортни стояли на коленях, силясь приподнять тяжелую софу. Одна половинка расколотого прозрачного шара валялась рядом на ковре, другая откатилась к стене.

– О, черт! – воскликнула Грейс, сразу оценив, что произошло.

– Годзилла забрался под кушетку, – сообщила Джессика трагическим голосом. – Мам, помоги Кортни, придержи софу, а я выгоню его оттуда. Только не пропусти, схвати его, если сможешь. Ой, вот он!

Раздался жуткий визг Кортни. Она упала навзничь, выпустив свой край кушетки, а хомяк проскользнул мимо нее из темной щели на волю.

– Он убежал! Убежал! Хватай его, мам!

Крошечный бело-желтый комочек метался по комнате, натыкаясь на ноги Грейс, отчего она вынуждена была подпрыгивать, чтобы не наступить на него, да вдобавок из чувства брезгливости.

– Боже мой! Ну его к черту! Он не кусается. Джесс?..

Грейс любила Годзиллу, когда он сидел в клетке, но совсем не была от него без ума, когда грызун выбрался на свободу.

– Лови его, лови. Мам, ну давай же! – умоляла Джессика.

Грейс, побуждаемая истошными воплями дочери, собрала все свое мужество и злость ради водворения разбушевавшегося зверька обратно в клетку. Он ловко избегал ее рук и в конце концов забился в узкую щель под книжным шкафом и там затаился.

– Я поймаю его, тетя Грейс! – крикнула Кортни и, растопырив руки, кинулась перекрывать зверьку ходы отступления, но, ударившись головкой об угол книжного шкафа, свалилась на пол и заплакала.

– Гони его на меня, мам! Гони! – восклицала в азарте Джессика под аккомпанемент рыданий Кортни. В эти мгновения она выглядела настоящей охотницей за сбежавшими хомяками.

Годзилла, перепуганный царившим вокруг шумом, выскочил из своего укрытия и неожиданно бросился в лобовую атаку на Грейс.

– Джесс, почему я? – попыталась она возразить дочери, требующей немедленно остановить Годзиллу. Но тут и в ней проснулся охотничий инстинкт. Она изловчилась и схватила крошечное трепещущее тельце грызуна, стараясь не слишком сжимать его. В награду он ее укусил.

– Мам, ты поймала его! Поймала! – Радость в голосе Джессики тут же сменилась разочарованием. – Но зачем отпустила?

– Он кусается. – Грейс сунула укушенный палец в рот и проводила взглядом исчезнувшего снова под книжным шкафом коварного беглеца.

– Кортни, держи его! Хватай! Как ты могла, мам?

– Он укусил меня.

– У него маленькие зубки, он не мог тебя поранить! Он сколько раз кусал меня. Эй, Пол, стой! Прекрати!

Джессика завопила это во всю силу своих легких, видя, что мальчик включился в охоту на хомяка, размахивая прихваченным с кухни дуршлагом.

– Нет, Пол, нет!

Дуршлаг с грохотом опустился на пол, и зверек оказался под ним. Сначала он испуганно пискнул, потом затих.

– Ты задел его! Ты его ранил. Негодяй! Уйди!

Джессика в припадке отчаяния оттолкнула малыша с такой силой, что тот врезался головой в телевизор, но, к счастью, экран, как отметила Грейс, остался цел.

Однако, несмотря на злобный выпад Джессики, охота на Годзиллу увенчалась успехом. Хомяк был пойман, причем именно торжествующим Полом, которому было неважно, жива добыча или нет.

Джессика осторожно приподняла краешек дуршлага и, распластавшись на ковре, заглянула в узкую щелку.

– Принеси половинки шарика, – приказала она Кортни.

Из этого следовало, что Годзилла жив. Кортни подбежала и вручила Джессике распавшийся на две части шар. Джессика грозным взглядом отправила притихших племянников прочь из комнаты.

– Мам, когда я скажу, приподними дуршлаг.

Грейс опустилась на корточки рядом с дочерью, положила ладони на алюминиевую поверхность полушария, таящего под собой нечто неизвестное.

– Раз, два, давай! – распорядилась Джессика, и Грейс сделала, как ей велели.

Джессика подсунула половинку шара под дуршлаг, загребла хомячка и вытащила на свет божий.

Грызун выглядел несколько утомленным и больше не сопротивлялся. Джессика соединила половинки пластмассового шара. Хомяк был на месте, все обошлось без трагедий.

– Он цел? – осмелился подать голос Пол.

Джессика готова была убить его взглядом. Грейс положила руки на худенькие плечики своих племянников.

– Цел и невредим. Джесс, отнеси Годзиллу наверх и выпусти в клетку. А ты, Джекки, выкладывай то, что принесла из «Макдоналдса». Неплохо бы охотникам и перекусить.

Она собиралась сказать что-то еще, но слова застряли у нее в горле, когда она обернулась. Ее сестрица почему-то давилась от смеха, для приличия прикрыв рот ладошкой, а Тони Марино улыбался при этом до ушей.

16

Причиной его улыбки – хотя, может быть, она ошиблась – был ее жуткий вид. На коленях ее чулок зияли две дыры, узкая юбка задралась вверх, открыв краешек трусиков, а всему виной был неукротимый хомяк.

А еще вдобавок кровоточил укушенный палец. Ей хотелось скрыть свое смущение от Марино и сделать вид, что она отнеслась к происшествию с юмором.

– Бедное создание! Оно так рвалось на свободу.

– Почему бы Джессике не завести щенка, – вступила в разговор Джекки, – вместо этой противной крысы?

Эта пустая болтовня не прекращалась, пока вся компания не собралась в кухне.

Грейс решила установить здесь единовластие. Она подтолкнула к столу Пола и Кортни, путающихся под ногами, и заявила:

– Если эти два орущих существа опять голодны, то накорми их, Джекки. Твои припасы из «Макдоналдса», наверное, уже остыли. Быстренько разогрей. Не мне тебя учить, сама знаешь, где что включается. Детектив Марино! Я могу уделить вам одну минуту для разговора.

– Без проблем. Мне этого будет достаточно. – Ухмылка не сходила с его лица. – Меня всегда интересовали способы ловли грызунов в замкнутом помещении. Теперь я удовлетворил свою любознательность.

Грейс не произнесла слова: «Заткни свою пасть, остряк!», но в ее взгляде ясно читалось именно это.

– Ладно, ребята, давайте кушать! – разрядила обстановку Джекки, подзывая своих отпрысков к столу.

Грейс оторвала клок бумажного полотенца от рулона над раковиной и быстро обмотала кровоточащий палец. Затем она почти насильно выпроводила Марино на крыльцо, только здесь они могли поговорить без того, чтобы их прервали.

– Ваша сестра живет по соседству? – спросил Марино, как только затянутая противомоскитной сеткой дверь отделила их от кухонной суеты.

– В Уайтхолле.

Город Колумбус на самом деле составлял конгломерат небольших городков, граничащих друг с другом. Бексли, Верхний Арлингтон и Уортингтон были побогаче. В Уайтхолле жил рабочий класс. Там преобладали одноэтажные домики, лепившиеся друг к другу и заполненные многодетными семьями. Местная поговорка гласила: «В аду не будет так тесно, как в Уайтхолле».

– О! – невольно вырвалось у Марино, и брови его поползли вверх, когда он узнал, где проживает сестра судьи с ее потомством. Грейс не чувствовала себя виноватой. Джекки сама выбрала свою судьбу, бросив колледж, выйдя замуж за бездельника и родив двух детишек.

– Поговорим о Джессике. – Марино не спросил, он произнес это утвердительно.

– Поговорим, – согласилась Грейс.

Мягкий вечерний свет обволакивал их обоих, и запах осени был так сладок. И еще прохладный ветерок ласкал кожу, разгоряченную после ожесточенной охоты за Годзиллой. Грейс казалось, что она готова стоять здесь на крыльце бесконечно долго.

– Что вас беспокоит? – донесся до нее тихий голос Марино.

– Джесс думает, что кто-то следил за ней, когда она сегодня возвращалась из школы. – Грейс вдруг стало холодно, и она инстинктивно скрестила руки на груди, поеживаясь и вздрагивая. – И еще – никто из ребят больше не разговаривает с ней. Все подозревают ее в стукачестве после того, как вы так запросто отпустили ее в ту ночь.

– Значит, они сочли, что она с нами сотрудничает?

Он выглядел таким самоуверенным, таким наглым, засунув руки в карманы джинсов и покачиваясь на носках своих разношенных кроссовок.

– Да, если вам угодно это слышать! – Злоба, кипящая в ней, уже переливалась через край. – Я не так глупа, чтобы не догадаться, что вы вытянули из нее некоторые фамилии при прошлой вашей встрече, когда вы забавлялись баскетболом. Ставлю вас в известность, что я все знаю о ваших гнусных методах получения информации. Это подходит под статью как шантаж и вымогательство. Я привлеку вас к ответственности, и ищите себе работу где угодно, но только не в Бексли.

– То, что она назвала своих дружков, не означает стукачество, – возразил Марино. – Я их всех проверил. Они мелочь, дерьмо, но она знает кое-кого покрупнее.

– Боже! – Грейс почувствовала, что задыхается. – Все это ваши бредни. Джессика – хорошая девочка. Моя девочка! Задержите меня, испытывайте на детекторе лжи и предъявляйте мне обвинение в том, что я покрываю ее. Официальное, а не то, что вы делаете! Пробираетесь в дом как гремучая змея и наводите страх.

– Ваша честь, вы сами звонили мне сегодня и выражали беспокойство.

– Вы беспокоите нас больше всего.

– Я сомневаюсь, что ваша Джессика стала объектом мести дельцов наркобизнеса. Ваша тревога мне понятна, но дело не представляется мне таким, как вам кажется. Может, Джессика все это вообразила? Скажите, она впечатлительная девочка?

– Кто в ее возрасте не впечатлительный?..

– Ответьте на мой вопрос прямо.

– Вы подразумеваете, что она все это выдумала, чтобы заинтересовать вас, мистер Марино? Что кто-то следил за ней? Нет, детектив, на этот раз вы дали промашку!

Желая, чтобы Грейс немного остыла, он помолчал пару минут.

– Все-таки мне кажется, что она начиталась соответствующей литературы, да и в колледже обстановка нервозная.

«Что можно возразить этому тупоголовому копу? Ничего. Промолчать и надеяться только на себя», – с унынием и безнадежностью подумала Грейс.

– Если вдруг что-то случится или вы что-то узнаете…

– Что я должна сделать? – с вызовом спросила Грейс, не дав ему договорить.

– Дайте мне знать. Если Джессика в опасности, я вас извещу в первую очередь.

– Премного вам благодарна.

– Ну, тогда я удаляюсь.

– Счастливого пути.

Марино направился к своей машине, и Грейс с удовольствием следила, как он вывернется, чтобы не задеть ее автомобиль и не испортить газон. Тогда был бы предлог привлечь его к суду.

Джекки одна хозяйничала на кухне. По звуку включенного телевизора Грейс сразу догадалась, что Пол и Кортни накрепко засели в ее гостиной. Что ж, слава богу, что нашествие родственников не распространилось и на второй этаж.

– Где ты раздобыла такого милого копа? – не без издевки поинтересовалась Джекки.

Нуждаясь в теплом плече, на котором можно поплакаться, Грейс сразу же подумала, что стоит объяснить сестре, кем является Марино и почему он навещает ее дом, но что-то удержало ее от исповеди. Незачем ей было делиться своими заботами даже с таким близким человеком, как сестра. Джекки станет еще тяжелее жить на свете, а ей и так нелегко. А главное, Джекки обожала свою племянницу, и узнать плохое о ней будет для нее ударом. Да и Грейс должна оставаться в глазах Джекки идеальной матерью, примером для подражания.

– Не тревожься. Он не друг дома и не мой приятель, – делано улыбнулась Грейс. – Он зашел по делу, которое я сейчас веду. Я задала ему пару вопросов, и он отчалил. Посмотри в холодильнике, чем там можно поживиться. Я пойду переоденусь, а потом все вместе сядем поужинать.

17

Когда Грейс, переодевшись в спортивный костюм, спустилась вниз, Джессика ждала ее на кухне, и еда была уже на столе. Втроем, без малышей, они спокойно поели, как и положено близким людям, неторопливо и с удовольствием ведя застольную беседу.

Грейс поделилась некоторыми подробностями о делах, которые слушались сегодня в суде, Джекки рассказала о забавных проделках Пола и Кортни и о том, что происходило в детском саду, где она работала, а Джессика в основном говорила о своем любимом хомячке. Грейс отметила, что дочь ничего не поведала тетушке о неприязненном отношении к ней одноклассников и о том, что якобы кто-то следит за ней. Сдержанность дочери подкрепила решимость Грейс сохранить все эти проблемы в секрете от Джекки.

После ужина Джессика помогла убрать со стола. Проводив гостей, мать и дочь отправились на пробежку, как поступали почти каждый вечер в хорошую погоду.

К этому времени стало уже совсем темно. В Бексли не слишком заботились об уличном освещении, редкие фонари располагались только на перекрестках. Дорожек для бега, да и просто тротуаров было до обидного мало. Все уличное пространство занимали автомобили, припаркованные по обочинам или проезжающие мимо, ослепляя прохожих и бегунов включенными на дальний свет фарами. Таков был стиль жизни в Бексли.

Небо, и без того темное, заволокли низкие тучи, спрятав луну и звезды. Кроме одинокого парнишки-велосипедиста и старичка с маленькой собачкой на поводке, Грейс никого на улице не заметила. Старичок и собачка остались позади, а паренек, отчаянно работающий педалями, обогнал их и скрылся за поворотом. Все вокруг как будто вымерло. Не пора ли им поворачивать домой?

Грейс никак не могла выкинуть из головы утверждения Джессики о том, что кто-то следит за ней. Ей было совсем не так безмятежно-спокойно, как в прошлые их вечерние пробежки. Постоянно возникало желание оглядываться на темные живые изгороди, откуда в любой момент могла появиться полупризрачная фигура. А сколько было еще таких мест, где мог засесть в засаде жуткий маньяк, – за мусорными контейнерами или в узкой щели между припаркованными автомобилями. Грейс знала, что все это глупости, плод больного воображения, но тревога Джессики по невидимым проводам передавалась и ей.

Они преодолели намеченный и давно знакомый им по прежним пробежкам маршрут. Ровно две мили. Грейс измерила это расстояние, еще как только они поселились в доме на Лейн-стрит.

Для нее вечерняя пробежка, да еще в компании дочери, была настоящей отдушиной. Она сбрасывала стресс, накопившийся за день, и ощущала невероятную, волшебную близость к самому дорогому для нее существу. «Мы одна команда. Вперед!» – хотелось крикнуть тридцатишестилетней женщине, юристу со стажем, пронзая теплые сумерки или бархат ночи, чувствуя, как сильные длинные ноги несут ее, а рядом бежит, не отставая, и так же свободно и ровно дышит близкий ей человечек. Но у нее первой из их слаженной пары отказало дыхание. Наверное, слишком много думала она о грозящих ей и дочери опасностях.

Джессика мгновенно уловила сбой ритма.

– Стареешь, мам, – безжалостно заключила она. В ее словах не было ни издевки, ни желания подчеркнуть свое превосходство молодости над старшим поколением, а просто констатация факта.

Джессика позволила матери первой добежать до крыльца и усесться на ступеньки.

«Куда делась моя прежняя энергия? В землю, в космос, в никуда?» – подумала Грейс.

Джессика восстановила дыхание куда скорее матери.

– Ой, я вспомнила! Мне вернули контрольную по испанскому. Я получила 93. Ты должна подписать ее.

– Прекрасно! Я подпишу с удовольствием. Положи тетрадь на кухонный стол перед тем, как отправишься спать.

Джесс скрестила ноги и развалилась на ступеньках.

– Мам?.. Как получилось, что вы с тетей Джекки такие разные? Мне всегда казалось, что сестры должны быть похожи.

– Тетя Джекки моложе меня на восемь лет.

– Ну и что? Разве в возрасте дело? Я смотрю на нее и удивляюсь. Она толстая, ты – худая. Тебе во всем везет, ей – нет. У тебя тоже был неудачный брак, но ты вовремя развелась. А она будет тянуть лямку за своего дурака-мужа до самой смерти и ник да от него не денется. Ей так суждено.

Грейс потребовалось немало времени, чтобы подыскать подходящий ответ. Ветер усилился, и легкие колокольчики, развешанные на веранде, запели свою мелодичную песенку. Прохлада постепенно пробралась в их сад и освежила разгоряченную кожу. До чего были прекрасны эти мгновения близости и откровенности с дочерью, когда ничто не угрожает их покою, а за спиной уютно светится оставленный включенным в холле и на кухне свет.

– У нас с Джекки было совсем разное детство, хоть мы и сестры. Мне было четырнадцать, даже меньше, чем тебе сейчас, когда умерла наша мать. А Джекки только исполнилось шесть. Я помню, как ее привели в похоронное бюро – совсем малышку, – где мама лежала в гробу. Она и там бегала и смеялась и играла с кузинами, своими ровесницами. Джекки не понимала, что случилось и кого мы потеряли навсегда. А потом папа женился снова – меньше чем через год. Джекки и Дебора, его новая жена, очень подходили друг другу. Дебора хорошо обращалась с Джекки – совсем как настоящая мать. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что зря завидовала Джекки, зря ненавидела мачеху. Но тогда я как бы становилась на сторону своей покойной матери, отстаивала ее прежнее положение в семье. Глупо, конечно, но так я поступала. Папа бесился от злости, пытался меня образумить, но я все равно все делала наперекор. Наш дом превратился в жуткое поле битвы, и я при первой же возможности ушла из дому.

Джессика, по-прежнему слушая исповедь матери, тихонько встала и, опираясь на перила крыльца как на палку в балетном зале, принялась разминаться и растягиваться. Ей гибкое тело было удивительно красиво, особенно когда взмахи становились все шире и ноги, словно крылья ночных птиц, мелькали в темноте.

– А куда ты ушла? В колледж?

– M-м… – не решилась полностью довериться дочери Грейс и промямлила нечто невнятное.

Джессика спустилась на две ступеньки ниже и сделала мостик. Изогнувшееся стройное тело напоминало конструкцию инженерного гения. Не разгибаясь, она спросила:

– А отчего умерла твоя мама?

– От рака. – С тех пор и до сегодняшнего дня Грейс не могла вспоминать об этом без боли.

– Тебе было тогда плохо, да?

– Очень плохо.

По правде говоря, было божьим благословением, что мать скончалась внезапно и без долгих мучений. Однажды, через неделю после новогоднего праздника, мать зашла к врачу на регулярное обследование. Шесть месяцев спустя, после бесполезных операций и облучений, она скончалась. Грейс тогда казалось, что солнце зашло и больше никогда не выйдет из-за туч, закрывших черную дыру, куда затянуло какими-то вихрями ее мамочку.

– Но ты это перенесла? – спросила дочь.

– Что? – переспросила Грейс.

– Смерть мамы.

– Конечно. И даже родила тебя. Жизнь не прерывается. А с твоим появлением на свет я как бы начала жить сначала. Я тебя полюбила с первой минуты и с каждым прожитым днем люблю все больше. Ты взрослеешь и становишься в чем-то похожей на нас с твоей бабушкой, на женщин из нашей семьи.

– Ну да, мам, скажешь тоже, – недоверчиво протянула Джессика.

– Честно.

– Если ты меня так любишь, мам, то скажи, что я красивая.

– Скажу честно, что скоро ты станешь настоящей красавицей, – искренне сказала Грейс.

Ей так хотелось пересказать своей почти уже взрослой дочери старую-престарую сказку, которую та выслушивала в раннем детстве от матери много-много раз, великую и прекрасную историю про гадкого утенка. Когда Грейс в родильном отделении принесли и показали багровый сморщенный комочек и сказали, что это ее дочь, она в первое мгновение испытала разочарование. Она подумала, что незачем было так мучиться, производя это существо на свет, но уже через мгновение какие-то неведомые, незримые узы навеки соединили их.

– Я люблю тебя сильнее всех на свете, – торжественно произнесла она.

Бледные слова. Разве они могут выразить силу и глубину ее чувств?

– И я люблю тебя, мам. – Джессика запечатлела торопливый поцелуй на щеке матери и вытянула вперед раскрытую ладошку. – Дай ключ, я хочу быстренько принять душ.

– Я тоже. Не потрать всю горячую воду.

– Может быть, чуть-чуть тебе оставлю, – улыбнулась Джессика.

Девочка скрылась в доме, как будто и не было дочери только что рядом с ней в ночи. Грейс сразу же ощутила неуютную пустоту вокруг себя. Зато в темный сад забрели призраки из прошлого. Каждой женщине есть что вспомнить.

– Мам!.. Мам!.. – донесся до нее истошный вопль Джессики.

Грейс помчалась в дом, перелетев сразу через все ступени крыльца. Ее словно вихрем пронесло через пространство пустого холла, увлекло на лестницу, ведущую на второй этаж.

Она столкнулась с обнаженной дочерью, прикрывшейся лишь полотенцем, на верхней площадке.

– О боже! Мам…

Ужас, написанный на лице дочери, тотчас же передался Грейс.

– Что?

– Там… Посмотри сама…

18

Полицейские – Филипп Петерс и Аарон Стейн – первыми прибыли на место происшествия. Грейс препроводила двух симпатичных молодых людей в спальню дочери. Джессика, успевшая переодеться в джинсы и пушистый свитер, замыкала процессию. Она явно боялась оставаться одна внизу.

Бледно-желтое стеганое покрывало с кружевными оборками по-прежнему застилало кровать, и две подушечки, тоже обшитые кружевами, аккуратно лежали на своем месте в изголовье. Окна были задернуты занавесками, лампа на прикроватном столике уютно светилась. За исключением спортивного костюма Джессики, брошенного на кресло в углу, в спальне не наблюдалось никакого беспорядка.

Джессика спрятала дрожащую руку в руке матери, когда Грейс сделала шаг по направлению к ванной комнате.

Полицейские заглянули туда. Свет в ванной тоже был включен и сиял ярко, отражаясь в бело-розовом кафеле и фаянсе. Тесное пространство все было залито светом. Пар от душа, который принимала Джессика, уже почти рассеялся, занавеска душевой кабины была отдернута. Против душа располагалась белая фаянсовая раковина, над ней зеркало в форме многогранника со шкафчиком для лекарств и косметики.

Чтобы увидеть раковину, зеркало и шкафчик, нужно было войти в ванную и прикрыть наполовину за собой дверь.

Офицер полиции Стейн вошел первым. По пятам за ним следовал Петере. Грейс и Джессика, держась за руки, остановились сразу же за порогом. Четверо людей, вторгшихся в крохотную ванную, сразу же заполнили ее.

Грейс указала на зеркало.

– Вот, взгляните.

На стекле был грубо очерчен контур могильной плиты, а внутри нее надпись: «Джессика. Р. и П.». «Джессика» на одной строчке, а «Р. и П.» – пониже.

Рисунок был сделан каким-то маслом, так что оставался невидимым до той поры, когда пар оседал на зеркало, но влага не попадала на проведенные прозрачной масляной жидкостью контуры. После того как пар почти исчез, рисунок и надпись стали едва различимыми, но все же их можно было увидеть.

– Мы были на пробежке. Кто-то пробрался в дом в наше отсутствие и сделал эту надпись, – сказала Грейс.

Какой-то момент Стейн и Петере молча разглядывали зеркало, потом озадаченно посмотрели друг на друга.

– Вы заперли дверь, когда выходили? – осведомился Стейн.

– Да, конечно.

– Мы осмотрим окна и двери – нет ли где следов взлома, – сказал Петере. Это был весьма приятной наружности молодой человек, не старше тридцати, высокий, стройный, с правильными чертами лица и густыми каштановыми волосами. Стейн был пониже ростом, румяный блондин с короткой стрижкой.

– Кто-то мог проникнуть через заднюю дверь в кухню. Там замок не всегда защелкивается, – добавила Грейс.

– Мы сейчас проверим.

Весь квартет спустился по лестнице обратно на первый этаж. Пока полицейские занимались осмотром, Грейс и Джессика поджидали их на кухне. Минут через десять оба офицера присоединились к ним.

– Никаких признаков взлома, – заявил Стейн, разведя руками. – Мы можем принять у вас заявление.

Грейс, не выпуская из пальцев дрожащую руку дочери, решительно покачала головой.

– Что толку от этого заявления? Я хочу, чтобы тот, кто это сделал, был пойман.

– Да, ваша честь. Мы постараемся, мэм, – уважительно кивнул Стейн.

Дверной звонок ожил. Грейс, зная, кто это, поспешила откликнуться и потянула за собой Джессику. Полицейские заняли позицию в тылу.

Грейс открыла дверь. Сквозь сетчатый экран на нее глядел Тони Марино. Рядом стоял Доминик. Грейс позвонила на пейджер Тони еще раньше, чем в полицию Бексли.

Встретившись взглядом с Тони Марино, Грейс, к своему удивлению, осознала, что рада видеть его. По крайней мере, он знает достаточно, чтобы отнестись к происшествию вполне серьезно, рассматривая его в общем контексте.

– Привет! – произнес Тони Марино и, едва ему освободили проход, сразу шагнул вперед. Доминик не отставал от брата и напарника. Оба они тотчас устремили взгляды за спину Грейс, где стояли полицейские.

– Фил Петерс? – спросил Тони.

– Так точно, детектив. А это мой напарник Аарон Стейн.

– Доминик Марино, – представился Домни.

Четверо мужчин обменялись рукопожатиями. Затем Тони вновь посмотрел на Грейс.

– Что на этот раз? – Вопрос был задан, впрочем, без обычного иронического подтекста.

– Кто-то проник в дом, пока мы с Джессикой были на пробежке, и написал…

Грейс заколебалась, не зная, как Джессика воспримет то, что она сейчас скажет.

– Кто-то оставил очень неприятную надпись на зеркале в ванной комнате Джессики.

– Угрозу убить, – тихо произнесла Джессика.

Грейс ощутила, как дрогнула рука дочери.

– Угрозу убить? – с преувеличенным интересом переспросил Марино. Судя по всему, он и на этот раз был настроен скептически.

– Если вас не затруднит подняться наверх, я покажу вам, – едва сдерживая гнев, произнесла Грейс. В тоне ее звучала издевка, но, разумеется, ей не хотелось, чтобы это ощутили и Джессика, и полицейские.

Получив подкрепление в лице братьев Марино, объединенное войско вновь отправилось в рейд на второй этаж. Когда шесть человек разом очутились в ванной комнате, то Грейс поняла, как тесна ванная дочери. Джессику плотно притиснули к ней. Все мужчины были крепкого сложения и гораздо выше ее и Джессики. Чтобы увидеть зеркало из-за плеча Тони Марино, Грейс было недостаточно даже стать на цыпочки. Обладающая властным характером и привыкшая контролировать происходящее, Грейс на какой-то момент почувствовала себя униженной в окружении существ более рослых и сильных, чем она, маленькая, слабая женщина.

– Никаких следов насильственного проникновения нет, детектив Марино, – продолжал Стейн. – Мы уже проверили.

– Судья Харт сообщила, что замок на кухонной двери не в порядке. Кто-то мог воспользоваться этим, – добавил Петере.

– Похоже на какое-то масло, – сказал Доминик, склонившись к зеркалу и потрогав его поверхность пальцем. Он растер вещество между кончиками пальцев и сделал глубокомысленный вывод: – Да, это, несомненно, масло.

– Сфотографируйте. Возьмите образчик вещества на анализ. Снимите отпечатки пальцев. Везде – и в ванной, и на дверных ручках в спальне, кухне и на входной двери, – приказал Тони полицейским.

Затем обернулся, заметил Грейс, которая топталась у него за спиной, обратился к ней:

– Возможно, это просто чье-то озорство. Давайте выйдем из ванной и поговорим.

– Я не думаю, что это озорство, – возразила Грейс.

По-прежнему держась за руки, они с Джессикой направились вниз. Мужской эскорт последовал за ними. Полицейские в штатском через парадную дверь вышли наружу, к машине, за фотокамерой. Тони и Доминика Грейс пригласила в кухню.

– Я считаю, что это продолжение того, что происходило с Джессикой в колледже.

– Может быть, – сказал Тони. Его сомнения остались невысказанными, но для Грейс был очевиден сделанный им осторожный вывод: «А может, и нет».

– Посиди, детка, – обратилась Грейс к дочери и слегка подтолкнула Джессику к высокому стульчику возле бара. – Я сделаю тебе горячий шоколад.

Тони и Доминику, стоящим в несколько глупом положении посреди кухни и переминающимся с ноги на ногу, она предложила:

– Хотите что-нибудь выпить? Джессика будет шоколад, я – кофе.

– Я тоже кофе, – сказал Тони. Доминик отрицательно качнул головой:

– Мне ничего. Спасибо.

– Садитесь, пожалуйста.

Доминик устроился на стульчике по соседству с Джессикой, Тони облокотился о стойку. На братьях были темные спортивные костюмы и кроссовки. В Грейс проснулся неожиданный интерес. Чем это они занимались, когда приняли от нее сигнал. Пробежкой, как и они с Джессикой? Почему-то она в этом сомневалась. Грейс отогнала от себя эти несвоевременные мысли и занялась приготовлением напитков.

– Сливки? Сахар? – спросила она у Тони, разливая по чашкам кофе.

– Сахар. Одну ложку, – сказал он.

Грейс достала из микроволновки шоколад для Джессики, добавила в одну из чашек сахар и протянула Тони.

– О'кей. – Он попробовал кофе. – Вы считаете, что кто-то неизвестный проник в дом в ваше отсутствие и оставил Джессике послание?

– Да. – К этому моменту она уже отпила несколько глотков кофе и почувствовала себя несравненно лучше.

– Как долго вы отсутствовали?

Грейс вопросительно взглянула на Джессику.

– Около двадцати минут?

Джессика кивнула.

– Значит, у незнакомца в распоряжении было всего двадцать минут, чтобы каким-то способом проникнуть в ваш дом, написать на зеркале масляной жидкостью или чем-то сходным свое послание и при этом ожидать в тревоге вашего возвращения в любую секунду. Давайте это обмозгуем вместе. Двадцать минут не такой уж большой отрезок времени.

– Достаточный, как вы могли убедиться, – мрачно откликнулась Грейс, прихлебывая кофе.

– За эти двадцать минут злоумышленник должен был войти в дом – неважно как – с помощью ключа или воспользовавшись неисправностью замка, – мы это обязательно выясним чуть позже, подняться в комнату Джессики, начертить рисунок и сделать надпись какой-то неизвестной субстанцией, взятой у вас или принесенной с собой, и незаметно исчезнуть из дома. Хоть мы не знаем, кто это – он или она, неизвестный действовал с достаточной быстротой и сноровкой.

– Вы издеваетесь над нами? – спросила Грейс, сжимая пальцами тонкую кофейную чашечку.

– Нет. Просто уточняю детали и произвожу расчет времени.

– Я думаю, что у него было больше времени, – вмешалась Джессика. – Мы еще поговорили с мамой на крыльце минут пять.

– Пять минут? – Как будто детектив не поверил, что мать может о чем-то беседовать с дочерью на крыльце своего дома так долго в вечерние часы. – А может, дольше? Десять, например, или…

– Нет! – твердо оборвала его Джессика. – Потом я пошла принять душ.

– И вам не казалось, что кто-то находится у вас в доме?

– Нет, мы ничего не видели.

– И не слышали никаких подозрительных звуков? – продолжал допытываться Тони Марино.

– Если б я что-то услышала, то завопила бы во весь голос, а не пошла бы преспокойно в ванную, – с достоинством заявила Джессика.

Грейс уловила момент, когда при взгляде на Джессику у Тони мелькнула на лице добрая улыбка.

Она обрадовалась, что дочь немного взбодрилась.

– Так я и думал. – Тони теперь обращался главным образом к Джессике. – Послание было намалевано на зеркале еще до вашего возвращения, а злоумышленник уже улетучился. Это означает, что он – кто бы он ни был – следил за тобой и твоей матерью и улучил момент, когда дом опустеет. У вас вечерние пробежки вошли в привычку?

Мать и дочь дружно ответили «нет». Грейс пояснила:

– Раза три в неделю, но никак не регулярно. Иногда по будням, иногда в выходные. Лишь тогда, когда у нас появлялось желание.

– А кто об этом знает?

– Не понимаю, что вы подразумеваете?.. – вскипела Грейс.

– Я разрабатываю версию о том, что вы находились под постоянным наблюдением злоумышленника.

Грейс охватила дрожь, а Джессика воскликнула:

– Какой ужас!

– У вас, мои дорогие леди, нет среди косметики масляной жидкости, которой было начертано послание?

– У меня есть масло для ванн, – выступила Джессика. – Я держу его в шкафчике, как раз рядом с зеркалом. Я, правда, ни разу им не пользовалась. Я предпочитаю душ.

Грейс наморщила лоб, размышляя.

– У меня тоже есть такое же масло. И жидкий детский крем. И еще жидкость для снятия грима – она похожа на масло.

– Проверим, все ли на месте? – предложил Тони.

Снова они поднялись наверх. Братья Марино отправились вслед за Джессикой в ее комнату, а Грейс извлекла из своего шкафчика в ванной флаконы, о которых упоминала. В холле она столкнулась с Петер-сом. Он выходил из ванной Джессики с серьезным видом.

– Мы отсняли зеркало. Что еше требуется?

Он обращался к детективам, Грейс была здесь как бы ни при чем. В ванной Стейн еще возился с видеокамерой, выискивал, словно репортер, более удачный ракурс. Тони распорядился:

– Снимите отпечатки с дверных ручек внизу. Ванную оставьте напоследок.

– О'кей.

Петере и Стейн удалились. Их место в ванной комнате заняли детективы. Джессика не изъявила желания войти туда вместе с ними и уселась в спальне на стул в ожидании, когда к ней обратятся с вопросами. Грейс встала на пороге и, таким образом, могла наблюдать и за Джессикой, и за мужчинами.

Используя полотенце, Доминик с величайшей осторожностью открыл шкафчик и извлек прозрачную пластиковую упаковку разноцветных ярких шариков с маслом для ванн.

Этот подарок Джессика нашла у себя в носке на Рождество.

Тем временем Тони потрогал надпись, понюхал жидкость на кончике пальца, потер ее между пальцами. Доминик раздавил масляный шарик, и оба мужчины поморщились, когда вокруг распространился сильный цветочный запах.

– Это не то! – с уверенностью заявил Тони. – Мы бы унюхали такое за милю.

Он перевел взгляд на Грейс.

– Давайте взглянем на то, что имеется у вас.

Грейс протянула ему всю собранную у себя в ванной коллекцию.

Аккуратно сняв крышечку с розового стеклянного флакона с маслом, которым Грейс пользовалась очень редко, Тони капнул на подушечку пальца немного жидкости. Запах лаванды был таким же концентрированным, как и цветочный, но, несомненно не тот, что источала надпись на зеркале.

– Опять осечка, – заключил Доминик.

Тони исследовал каплю детского масла, понюхал.

– Вот оно! – сказал он. – Или что-то похожее. Чтобы убедиться окончательно, надо сделать анализ. Проверь и ты, Доминик. Посмотрим, что ты скажешь.

Доминик коснулся зеркала. Понюхал свой палец, потом то, что было на пальце брата.

– Я с тобой согласен. Нужно проверить, нет ли на флаконе отпечатков.

– Может, он принес средство с собой?

– И такое возможно.

Братья вытерли поочередно руки тем же полотенцем, что уже использовал Тони, когда открывал шкафчик, и шагнули к выходу. Грейс посторонилась, уступая им дорогу.

– Вам понятно, что существует и другая возможность? – обратился к ней Тони.

– Интересно, какая? – Грейс удивленно вскинула брови и скрестила руки на груди.

– То, что это было сделано раньше. До того, как вы ушли на пробежку.

– Наверняка мы бы это заметили.

– Вы уверены? Джессика, когда вы в последний раз пользовались ванной?

– Этим утром. Перед школой.

– И очевидно, ничего не заметили на зеркале?

– Ничего.

– А вы смотрелись в зеркало, когда выходили из-под душа утром?

– Я не помню. Нет, я уверена, что смотрелась.

– Поверьте, что так и было. Она всегда смотрится в зеркало, – поддержала дочь Грейс.

Джессику чем-то задело вмешательство матери.

– Помолчи, мам, – пробормотала она в сторону.

– Однако допустим, что надпись была сделана днем. Кто побывал в доме сегодня?

Грейс нахмурилась, припоминая.

– Что ж, давайте прикинем. Линда, Джекки с детьми. И вы! Вот и все, кто имел доступ. Разумеется, еще мы с Джессикой. – Грейс вопросительно взглянула на дочь.

– Кажется, ты никого не упустила, – подтвердила Джессика.

– Возможно ли, что кто-то из ваших кузенов намалевал это в шутку? – спросил Тони у Джессики. – Я их видел. Мне кажется, что они способны на такого рода проделки.

Подобное заявление поразило и мать, и дочь.

– Я так не думаю. Они же совсем малыши. Полу только шесть, а Кортни четыре. Я вообще сомневаюсь, что они смогли бы написать такое, даже если б очень захотели.

– Вы уверены? Моя девчушка в первом классе, а уже прекрасно пишет, – подкинул хвороста в огонь Доминик.

Бредовые измышления насчет детей Джекки возмутили Грейс.

– Я позвоню сестре. Пусть она допросит детей прямо среди ночи. Чтобы у детективов Марино не оставалось сомнений. Или вы предпочитаете допросить их сами?

Ее гневную тираду прервал возглас Джессики:

– Мам! Годзилла пропал.

– Что? – Грейс устремила взгляд на книжную полку, где находилась теперь уже пустая клетка. Джессика одним прыжком пролетела туда.

– Дверца не заперта! – Джессика тронула пальцем крючок, запирающий дверцу. Он был откинут.

Грейс подошла и встала рядом с дочерью, глядя на двухэтажный проволочный домик Годзиллы. Игровое колесо было на месте. Выкрашенная в красно-белую полоску пластиковая конура, куда хомячок любил забираться поспать, тоже была на месте, как и палочки, которые он любил грызть, блюдечки для воды и пищи.

Грейс просунула руку и разворошила гнездышко из бумажных салфеток, где он иногда прятался.

Все, чему полагалось находиться в клетке, там и было, кроме только самого хомячка.

Годзилла действительно покинул свое уютное убежище.

19

– Ты, должно быть, забыла запереть клетку, – предположила Грейс.

– Нет! Я никогда не оставляю клетку открытой! – У Джессики дрожали губы, а на глаза наворачивались слезы. Пережитых ужасов ей вполне хватало, чтобы полностью впасть в отчаяние.

– Кто такой Годзилла? – донесся до ошеломленных женщин приглушенный голос Доминика Марино.

– Ее хомяк, – пояснил Тони так же тихо.

– Он, наверное, спрятался где-то в доме, – произнесла с робкой надеждой Джессика. – Ведь дверь все время была нараспашку.

– Мы его найдем, – повторила Грейс и тут же поспешно оглянулась, так как рука Тони настоятельно тянула ее за локоть. Кивком головы он показал ей, что желательно было бы поговорить с ней наедине в холле.

Убедившись, что его поняли, Тони отпустил локоть Грейс и вышел из комнаты. Она последовала за ним. Джессика опустилась на колени и заглянула под кровать в поисках своего любимца. Доминик, не очень, как видно, обеспокоенный судьбой хомячка, вернулся в ванную.

Очутившись в холле, Тони и Грейс несколько секунд молча смотрели друг на друга.

– Я бы не хотел настраивать вашу дочь против ее кузена, но мне кажется несомненным, что все это натворил именно он. Если кого и подозревать в этом злом озорстве, так именно вашего племянника.

– Пола? – Грейс уже устала возмущаться и лишь задала вопрос: – Какие у вас основания подозревать малыша?

– Проделка как раз в духе мальчугана его возраста. А после того, как обнаружилась пропажа хомячка, дело для меня окончательно прояснилось.

– Зачем, по-вашему, Пол проделал все это?

– Из мести. Ваша дочь забрала у него Годзиллу. Вот он и решил ей отплатить сторицей. Или чтобы подразнить ее. Кто знает, какие мыслишки могут возникнуть в его головке? Я не берусь предугадать, вы – тоже. – Тони пожал плечами. – Прежде чем мы пойдем дальше в расследовании, было бы неплохо вам действительно звякнуть сестрице, пусть она у него как следует спросит.

Грейс смотрела на него озадаченно. Сейчас ей уже хотелось, чтобы преступником оказался именно Пол, чтобы кошмар наконец развеялся.

– Что ж! Так я и поступлю. – Она решительно обогнула внушительную фигуру Марино, словно памятник, возвышающуюся над нею, и направилась к телефону в своей спальне. Совсем неуместная мысль мелькнула у нее – женщине на каблуках гораздо легче сохранять свое достоинство в общении с высокорослым мужчиной, чем в кроссовках. «Боже, какая ерунда лезет иногда в голову», – устыдилась своей глупости Грейс.

Естественно, она подняла Джекки с постели. Пока Грейс, путаясь в словах, объясняла сестре причину столь позднего звонка, а потом ждала, когда Джекки разбудит и допросит Пола, Марино через открытую Дверь наблюдал за ней.

Вряд ли он ожидал, что она будет подавать сестре по телефону какие-то условные сигналы – бред собачий – или начнет выкладывать при нем какие-то известные ей подробности о связи Джессики с наркобизнесом, но явно он, пользуясь случаем, изучал ее обитель со спокойной наглостью профессиональной ищейки.

Спальня – это всегда отражение характера того, кто здесь спит или мучается бессонницей. Это нечто интимное, и только ордер на обыск позволяет полиции шарить глазами там, где человек остается наедине с собой.

Что же увидел Тони Марино? Грейс было не стыдно за свою обстановку, за вкус, проявленный ею при покупке мебели. Все было выдержано в одном строгом стиле – и кровать, и шкафы, и комод, и ночной столик, и кресла. Черное дерево и соответствующая ему обивка, занавеси и покрывало. Бронзовые лампы – нигде не было дешевого пластика – и только матерчатые абажуры. Зарабатывая, как сейчас ей казалось, бешеные деньги в адвокатской конторе, Грейс могла себе позволить устраивать жизнь, как ей хочется. Вплоть до тщательного подбора ткани на занавески, ковра и даже переплетов книг на книжных полках. Она смотрела на все это и радовалась до определенной поры. Ее вкус чувствовался и в тех немногочисленных украшениях, которыми она владела. Нитка настоящего жемчуга и серьги и сейчас лежали на крышке комода вместе со щеткой для волос с черепаховой ручкой.

Джекки, конечно, потребовалось время, чтобы устроить Полу допрос первой степени, и трубка, прижатая к уху Грейс, безмолвствовала. В ней отдавалось лишь ее учащенное дыхание. Овальное зеркало в тонком бронзовом ободке над комодом отражало то, что ей совсем не хотелось сейчас видеть, – лицо нервной, почти не владеющей своими эмоциями женщины, совершившей только что глупейший поступок, позвонив глубокой ночью сестре и взбудоражив этим ее и так неспокойное семейство.

И теперь она ждала результата, прижав трубку к уху, бледная, с осунувшимся лицом, с глубокими тенями под глазами, которые ее старили. Шокированная собственным отражением, Грейс мгновенно усилием воли напустила на себя равнодушный вид. Но морщинки и круги под глазами не исчезли, выдающийся вперед нос не стал короче и соблазнительней, а тонкие и вдобавок пересохшие губы не стали более пухлыми. И не убранные в прическу длинные пряди никак не красили ее.

Короче, она далеко не секс-бомба.

А Тони Марино во все это вглядывался по долгу службы, а может, просто от скуки, пока кажущееся ему совершенно ясным дело не будет, к общему удовлетворению, разрешено. К своему ужасу, Грейс поняла, что мысли ее в этот момент занимают не последствия допроса маленького Пола, а совсем уж безумная идея, что будет, если Марино сделает пару шагов, переступит порог ее спальни, закроет за собой дверь и что он будет делать потом – откликнется ли на зов братца Доминика и на голос Джессики, призывающей мамочку, или промолчит, зажмет рот Грейс, совершит над ней насилие. И будет ли это насилием.

Ее вернул к действительности вполне здравомыслящий ответ Джекки по телефону.

Грейс, выслушав сестру и извинившись, тотчас же повесила трубку.

– Пол говорит, что он этого не делал, – произнесла она как могла холоднее.

– Как вы считаете, он не врет? – тут же был задан очередной вопрос.

К Грейс вернулся ее прежний апломб. Кажется, он не догадался, о чем она думала в последние пару минут. И, слава богу, никогда не догадается.

Она начала обходить его, потому что Марино загораживал ей путь обратно, в спальню Джессики. Если б он не отодвинулся, ей пришлось бы коснуться его. Ну и что тут такого? Нормальная реакция женщины, у которой сексуальные чувства еще не умерли после долгих лет одиночества. Ей нечего пугаться самой себя.

А то, что он возбуждает в ней эти чувства, вполне безвредно, даже в некотором смысле полезно для самоутверждения. Как-никак все же развлечение в ее монотонном образе жизни. Инстинкты нельзя подавлять постоянно, иногда нужно выпускать пар, однако сохраняя контроль над собой.

– Сказать по правде, я не думаю, что Пол способен на такие поступки. Во-первых, он слишком мал. Он не так уж хорошо пишет. И ему не придет в голову столь хитрый способ.

– Но кто-то же это сделал.

Его каменная тупость вновь начала раздражать ее. От потаенных сексуальных мыслей не осталось и следа. Он опять стал чужаком и противником, с которым ей захотелось помериться силами в поединке.

– Пораскиньте мозгами, мистер детектив. Я не думаю, что это простое озорство. Я считаю, что кто-то намеренно терроризирует Джессику. Я уверена, что все это связано с вашим расследованием наркобизнеса сети в Хеброне. Я думаю, что на Джессику пало подозрение в стукачестве, и теперь ее предупреждают, чтобы она держала рот на замке.

Краем глаза она заметила, что Петере и Стейн, нагруженные каким-то таинственным для нее оборудованием, снова вошли в комнату Джессики. Марино мгновенно уловил ее реакцию.

– Мы действуем именно так, как вы хотите, то есть относимся к происшествию серьезно. Но у меня другое мнение, отличное от вашего. Мне кажется, что вы преувеличиваете роль Джессики в этом деле. Если это не глупая и жестокая шутка, а я по-прежнему в этом убежден, то надо рассмотреть иные варианты. Вы сказали, что имели стычку, назовем это ссорой, с дочерью в ночь, когда мы с Домни подобрали Джессику на улице. Расскажите об этом подробнее.

– Я… – начала было Грейс, но Джессика оборвала ее на полуслове, выскочив из спальни:

– Мам! Я все у себя обыскала. Годзиллы нигде нет!

Глаза ее уже покраснели от слез. Джессика побледнела и была близка к истерике.

– Ты колола инсулин? – спросила Грейс. Разумеется, среди треволнений сегодняшнего дня Джессика могла забыть про необходимую и столь неприятную для нее инъекцию.

– Да, мама, да! – Предвестники уже близкого шторма ощущались во взгляде Джессики. – Да, я ела вовремя, да, я проверяла кровь. А теперь оставь меня в покое, прогони этих полицейских и позволь мне заняться поисками Годзиллы.

– Джессика Ли! – воскликнула Грейс, называя дочь полным именем, что делала очень редко. Но даже это не подействовало на Джессику. Словно штормовым ветром ее сорвало с места. И она устремилась вниз по лестнице.

Грейс не решилась встретиться взглядом с Марино после столь бурного конфликта. Однако он был тактичен, выдержал положенную паузу и спросил спокойно, как будто их беседа и не прерывалась:

– Расскажите все в подробностях о проникновении в ваш дом – о первом и о втором.

Грейс вздохнула. Ей следовало извиниться за грубость Джессики, но она не сделала этого. Подавив желание немедленно последовать за дочерью и помочь ей в поисках Годзиллы, она начала уже надоевшие ей самой объяснения:

– Я подобрала на улице медвежонка, отнесла его в дом, потом вызвала полицию.

Воспоминания о той жуткой ночи вновь повергли Грейс в дрожь. Марино был дьявольски пунктуален.

– Кража игрушки из спальни Джессики никак не может быть связана с наркобизнесом, правда?

– Откуда я знаю? Может, и связана! – Грейс разозлилась. Но разум ей подсказывал, что ей надо не злиться, а искать путь к спасению и себя, и дочери от ночного призрака.

– А кто-нибудь преследовал Джессику до того, как мы с Домиником застукали ее на покупке наркотиков?

– Не знаю. А кто еще, кроме привидений с кладбища? Не знаю, ничего не знаю… – вырвалось внезапно у смертельно усталой, с трудом держащей себя в руках женщины. Марино воспринял ее взрыв с пониманием, продиктованным, вероятно, профессионализмом. Мало ли ему приходилось выслушивать впадающих в истерику женщин, когда дело касалось их отпрысков.

– Шутки подростков бывают очень злыми и бьют в самое больное место. Вам ли не знать этого, ваша честь.

– О боже! «Шутки»! Так это у вас называется на полицейском жаргоне? Меня лично они напугали до смерти.

– Я это понял, – произнес он с сочувствием. – И не хочу сказать, что вы реагируете неадекватно. Наоборот, вы правы. Я представляю ту картинку, кото рая запечатлелась у вас в памяти. Вы бежите через темный сад, преследуя неизвестно кого, какую-то неясную тень. Может быть, это дружок вашей Джессики или случайно забредший на ваш участок бродяга У вас нет доказательств, что он побывал в вашем доме и ничего ценного у вас не пропало…

Предупреждая ее возражения, он решительно вскинул руку.

– Да, конечно, кроме любимчика вашей дочки – плюшевого медвежонка, брошенного на мостовой Но этот медвежонок мог оказаться там в силу разных причин. Совсем необязательно, что его кто-то украл, а потом выкинул. К тому же Джессика не могла сегодня сказать конкретно, что кто-то следил за ней У нее лишь было тревожное ощущение по этому поводу. Так обычно пишется в полицейских рапортах, которые никуда дальше не идут. Это могло быть преследование приятельницы, решившей пошутить, или ревнивого ухажера или просто плод ее воображения, рисунок могильного камня и мрачная надпись на зеркале – другое дело, мы все это видели. Но и это выглядит скорее озорством. Все, что произошло, выглядит ребяческой шалостью, не более. У вашей дочери весьма изобретательные на всяческие проделки друзья.

– Вы не воспринимаете это серьезно?.. – Грейс даже задохнулась от возмущения. – Опасность грозит моей дочери, а для вас это детские шуточки?

В глазах Грейс Тони Марино потерял все те немногочисленные достоинства, которыми она его наделила, превратился в никчемное существо. Несколько неосторожных слов, и профессионального полицейского, мужчины, который вызвал у нее симпатию, мгновенно не стало.

– Это не совсем так… – начал было он.

– Убирайтесь! Если вы так трактуете инцидент, произошедший в нашем доме, то убирайтесь отсюда немедленно.

– Я понимаю, ваша честь, что вы взволнованы, но мы должны закончить свои работы, – пытался утихомирить ее Тони.

– Вам нечего делать в моем доме. Убирайтесь!

Ее реплика пришлась как раз кстати.

В это время как раз появились полицейские, нагруженные аппаратурой. Тони выслушал их короткий рапорт, и они направились к выходу.

– Одну минуту, судья Харт, – задержался он. – Выслушайте меня. Я чувствую, что вы мне не доверяете, но на все сто процентов уверен, что это проделки какого-нибудь озорника из числа знакомых Джессики.

– Шалости озорника? – Грейс повысила голос. – Я до сих пор дрожу от страха, когда вспоминаю об этих шалостях.

– Вполне понятно, что вы испугались. Это естественная реакция. Но все-таки подумайте, что, в конце концов, такого уж страшного произошло? Вы видели, что кто-то пробежал по вашему дворику среди ночи. Вы не знаете, кто это был. Возможно, какой-нибудь соседский юнец, вздумавший пошляться ночью. Как это сделала, вы уж меня простите, и ваша дочь. Может быть, он каким-то образом откололся от остальной компании и искал Джессику. У вас нет доказательств, что он вторгся в ваш дом, нет следов взлома, и ничего ценного не было похищено.

Он поднял руку, останавливая ее возражения.

– О'кей. Вы скажете сейчас о медвежонке, любимой игрушке вашей дочери, найденной вами в придорожной канаве. Но он мог оказаться там по каким-то нам неведомым причинам. Совсем необязательно, что его выкрал из вашего дома, а потом выбросил на дорогу какой-то злоумышленник. И далее, сегодня Джессика якобы видела, что ее кто-то преследует. Чувствовала, ощущала, но не видела кого-то конкретно. Это мог быть ее приятель, который вздумал сыграть с ней шутку, обожатель, слишком робкий, чтобы признаться в своих чувствах, а возможно – простите, что я подобное допускаю, – что все это плод ее воображения. Другое дело – тут я не могу оспорить, – что кто-то начертал на зеркале гнусную надпись. Мы все убедились в этом. Но является ли это угрозой? Сомневаюсь. Скорее это выглядит опять же глупым озорством. Я бы, на вашем месте, присмотрелся бы попристальнее к вашим озорникам-племянникам или подругам Джессики, чем подозревал во всем этом крутых парней из наркобизнеса.

– Вы считаете меня дурой? Вы не верите, что кто-то серьезно угрожает моей дочери?

– Вы не так поняли… – начал было Марино.

– Убирайтесь! Немедленно. Если вы не относитесь к происшествию с должной серьезностью, то здесь вам делать нечего. Покиньте мой дом!

– Подумайте, ваша честь. Я понимаю, что вы сейчас не в себе, но все же надо смотреть на вещи реально.

Их дальнейшую перепалку прервало появление Доминика, которому, вероятно, уже надоело ждать брата.

– Ты идешь? – спросил он.

Их спокойствие ударило по натянутым нервам Грейс.

– Я еще задержусь на минутку, – этой фразой Тони словно плеснул воду на раскаленную плиту.

– Убирайтесь! – прошипела она.

Он, словно бы нарочно дразня ее, заговорил ровным голосом:

– Если б я счел, что какая-то опасность угрожает вашей дочери или вам, то, поверьте, мы бы камня на камне не оставили, но нашли бы преступника. Я знаю ваше мнение о происходящих событиях, но я почти на сто процентов уверен, что тот, кто проделывает с вами эти гадкие шуточки, всего лишь какой-то озорник. Они не представляют для вас серьезной угрозы. Это баловство, простое ребячье баловство.

– Вы повторили это уже бессчетное количество раз, так что больше не утруждайтесь, – произнесла Грейс, обретая ледяное спокойствие. – И я абсолютно не согласна с вами. Но спасибо, что пришли. И до свидания.

– Погодите. – В его тоне тоже ощущалась усталость. – Если еще что-то случится, вызывайте меня. Неважно, будет это днем или ночью, в любое время. Если услышите подозрительный шорох за окном, я тут же приеду. Я знаю, что вам боязно жить здесь одним, а также знаю, что все люди склонны к преувеличениям, когда они напуганы. Что бы ни произошло, я все проверю. И я собираюсь тщательно расследовать этот эпизод с зеркалом, хотя у меня и есть по поводу его свое мнение, отличное от вашего. Ну как, о'кей?

– Прощайте, детектив, – коротко ответила они на его длинную тираду.

Грейс открыла дверь, выпуская его. Тони задержал на ней взгляд, словно хотел еще о чем-то спросить, но каменное выражение ее лица подсказало ему, что лучше не мешкать с уходом.

Грейс тщательно заперла за ним дверь. Скрытая за ледяным спокойствием ярость no-прежнему клокотала в ней. Несколько мгновений она простояла неподвижно, вцепившись пальцами в дверную ручку Ей требовалось взять себя под контроль, чтобы Джессика не догадалась, насколько ее мать взволнована всем произошедшим. Затем Грейс еще раз проверила запор и прошлась по всему первому этажу, убеждаясь, что все окна закрыты и задвижки на месте. Дверь из кухни во двор была также ею проверена.

Джессика находилась в кухне и нарезала на мелкие кусочки яблоко. Ей не следовало бы злоупотреблять фруктами. Одно яблоко она уже сегодня съела.

– Не много ли фруктов на сегодня? – спросила Грейс, указывая на яблоко. Слова вырвались у нее помимо воли, и она сразу же пожалела, что произнесла их.

Джессика взглянула на нее со жгучей обидой.

– Это для Годзиллы. Он любит яблоки. Если я положу ему в клетку яблоко и поставлю клетку на пол, может быть…

Ее голос внезапно угас. Она, не договорив, опустила глаза, но продолжала кромсать яблоко.

– Ты это хорошо придумала, – похвалила Грейс.

Она достала из шкафчика пару блюдец, переложила на них нарезанные кусочки. Потом Грейс помогла дочери навести внутри клетки порядок и разложить перед крохотным красным домиком хомячка приготовленное для его обитателя лакомство в надежде, что Годзилла ночью проголодается и вернется.

Хотя она умело скрывала свое состояние от Джессики, злость и страх – причем в равных пропорциях – по-прежнему одолевали ее. К моменту, когда надо было укладываться в постель, страх, очевидно, возобладал. В эту ночь они с Джессикой, по обоюдному согласию, спали вместе в просторной кровати Грейс. Вернее, спала одна Джессика, крепко прижавшись к матери. Грейс бодрствовала, прислушиваясь к далеким раскатам грома и стуку дождевых капель по крыше. Она боялась даже закрыть глаза, хотя дверь спальни была на запоре. Ведь, как оказалось, никакие замки не уберегают от проникновения зла в их дом.

20

До чего же забавно было изводить эту парочку!

Он терпеливо поджидал в темноте, спрятавшись в тени живой изгороди, чем все кончится, и разразился беззвучным смехом, когда подкатила полицейская машина, а следом за ней и голубой «Камаро». В «Камаро» тоже приехали копы – он был в этом уверен. Только в гражданском. У маленького братца свои недостатки, но он далеко не глуп. Копов он учует в любом обличье и в любой машине.

В ту ночь, когда леди-судья гналась за ним, как ведьма на помеле, он сначала испугался, что его поймают. Ну а что произойдет, если его поймают, лучше не представлять. Мамочка, конечно, описается, папаша посмотрит на него так, будто в первый раз видит, словно сын до сих пор прятался от него в какой-то щели и только теперь высунулся из нее. А Донни – большой брат – изобразит и огорчение, и желание прийти на выручку, и все с чувством собственного превосходства, что омерзительно до тошноты.

Родичи, вероятно, окажут ему «необходимую помощь». А может, махнут на него рукой и оставят гнить в тюрьме, надеясь, что это послужит ему уроком.

Но его не поймали. Его не так-то просто схватить. Чувство восторга охватило его, когда он понял, что неуловим ни для этой леди в ночном халате, ни для полицейских. Он все эти ночные часы пробыл здесь поблизости, видел, как прискакали и отчалили ни с чем ребятки в голубой форме, и радовался от души, что так напугал леди-судью и ее дочку. Раз в дом вызвали копов, то у нее и у ее девчонки наверняка дрожат поджилки.

Он со злорадством подумал, что ему удалось внести сумятицу в их жизнь, заставить полицию искать его и не оставить никаких улик против себя. Никто не знает, кто он и каких еще пакостей можно от него ждать.

Вспоминая о том, как леди-судья преследовала его – халат развевается, волосы всклокочены, точь-в-точь психопатка, сбежавшая из сумасшедшего дома, он самодовольно усмехнулся. Довел-таки он ее! Все старухи выглядят одинаково глупыми в ночном одеянии. Но вот Джессика в ночной рубашечке очень даже мила. Он получил большое удовольствие, разглядывая ее, когда она сидела на крыльце, а рубашечка задралась гораздо выше коленок.

Он подкрадывался все ближе и ближе, чтобы лучше видеть. В конце концов она почувствовала на себе его взгляд. Его даже пробрал приятный озноб при воспоминании о том, как она смотрела прямо на него в упор и не могла понять, кто перед ней там, в темноте, а потом вскочила, завертелась волчком, словно ужаленная, бросилась в дом и заперлась. Он слышал, как лязгнула тяжелая задвижка, заходя в паз. Звук разнесся по всему двору.

Когда же до них дойдет, что от него нельзя уберечься хоть за семью замками? В ту ночь он ожидал появления полицейских, но напрасно. Он догадывался, что Джессика не сказала матери о том, что ее что-то напугало. Вероятно, потому, что ей было запрещено вылезать из своей уютной постельки ночью и рассиживаться на крыльце почти нагишом, а то злой черный человек из детской сказки увезет ее на своей тележке.

Он хихикнул, представив себя в обличье «черного человека с тележкой». Совсем неплохо казаться таким.

Джессика не была столь обольстительной, как Каролин, но достаточно хороша, чтобы возбуждать его. Ему нравилось быть возбужденным, нравились эти ощущения, болезненные и сладкие позывы тела и души. Смотреть на нее, зная, что она не догадывается о его присутствии, следовать за ней по пятам, оставаясь незамеченным. Все это возбуждало его так же, как если б ему позволили коснуться ее гладкой упругой кожи. Но приятней всего было пугать ее. Какой там приятнее! Нет, это был настоящий отпад.

Но на сегодня шоу подошло к концу. Он подумал об этом с сожалением, но ничего не поделаешь. Ему было еще чем заняться. Закинув на плечо рюкзак, он покинул полюбившийся ему сад и направился к мотоциклу, который запарковал в нескольких кварталах отсюда. Каждый раз, бывая в их доме, он выбирал в память о своем визите какой-нибудь сувенир. Медвежонка он забрал со столика у кровати Джессики, но потом обронил его, удирая от ее мамочки. Он до сих пор сожалел, что так бездарно лишился миленькой игрушки. Сегодняшний сувенир был таким же приятным на ощупь, но отчаянно царапался, потому что был живой и отчаянно рвался на волю. Он и сейчас шумно скребся в застегнутом на «молнию» внутреннем отделении его рюкзака.

Ему не терпелось, вернувшись домой, начать с ним забавляться. Может быть, он подложит его в постель своей мамаше, под простыню, туда, где ноги и где ее мерзкие кривые пальцы тотчас почувствуют, каковы коготки и зубки у этой твари. Вот будет концерт! От мамашиного вопля дом наверняка рассыплется по кирпичику. Или он может сунуть его в холодильник, в отделение на дверце, где держат масло. Она по утрам первым делом кидается делать себе тост с маслом.

Или можно запрятать его к ней в сумочку.

Обдумывая все эти варианты, он мрачно усмехался. Впервые за долгое время у маленького братца появилась возможность по-настоящему поразвлечься.

21

– Не кажется ли тебе, парень, что эта судья в юбке просто-напросто дрочит тебе яйца, а ты хлопаешь ушами?

Тихое ворчание Доминика было едва различимо среди шумов громадной автостоянки. Дверцы машин открывались и захлопывались, запускались двигатели, люди смеялись и переговаривались, какой-то малый мочился у ближайшего дерева. Они проводили скрытый осмотр этого оживленного места, прячась за ржавым остовом какого-то фургона на краю автостоянки.

Воздух вокруг пропитался ароматами гниющих отбросов и человеческой мочи. Был второй час ночи.

– Что это за коп, который не воспримет серьезно заявление женщины о вторжении в ее дом?

Тони скорчился позади Доминика – камера наготове, взгляд прикован ко входу в обшарпанный жилой дом, примыкающий к автостоянке. Это было уродливое двухэтажное строение, где сдавались в аренду с дюжину убогих квартир. Миссия братьев заключалась в том, чтобы фиксировать всех входящих в здание или околачивающихся с неизвестной целью возле него. Один из крупнейших наркодельцов Колумбуса снял здесь квартиру с явным намерением использовать ее для своих темных делишек. Сам он проживал в роскошном, с пятью спальнями, особняке за городской чертой, но сейчас находился в этом здании вместе с двумя подручными и несколькими покупателями.

– Грош цена всему, что она наболтала. Тебе следовало бы предоставить патрульным улаживать это пустое дело. Ну-ка, пройдись по всему ее списку – украденный, а потом найденный медвежонок, сомнительная слежка за ее дочуркой по дороге из школы домой, какая-то глупость, намалеванная на зеркале в ванной. Какое это все имеет отношение к нам и к нашему заданию?

– Она думает иначе.

– И что? – удивился Доминик.

– А то, что позволь мне разобраться в этом самому, – огрызнулся Тони. – Что такого, если я поболтаюсь там немного и прощупаю почву. От этого никому не будет ни холодно ни жарко. Ведь это мое личное время.

– Ты положил на нее глаз?

– Заткнись, Домни. – Тони произнес это вполне дружелюбно, но твердо.

– Не заткнусь. Она тебе нравится. Вот почему ты мчишься к ней по первому ее зову. – Домни осклабился.

– Пошел ты сам знаешь куда. – Тони по-прежнему сохранял дружелюбие.

– Бог мой! Ты хоть знаешь, Тони, во что вляпался? Такая женщина привыкла идти своим путем. Она будет указывать, как вести себя с ней в постели…

– Прекрати, Домни.

– Ясно, что ты у нее на крючке. – Доминик сразу же смолк, когда белый «Форд Таурус», предположительно 93-го или 94-го года выпуска, резко затормозил возле интересующего их здания. – Кажется, мы засекли покупателей.

Домни схватился за свою камеру и последовал примеру брата. Восемь подростков, было даже странно, как они все уместились в салоне машины, один за другим вывалились из «Форда».

– Эй, приятель, открывай! – заорал один из парнишек, барабаня кулаком в дверь.

Тони тем временем пересчитывал по головам веселую компанию. Пятеро ребят, три девчонки. По крайней мере, те, что были поменьше ростом и с более длинными волосами, выглядели как девчонки. Иногда в этом нельзя быть уверенным точно, особенно в темноте и на таком расстоянии.

– Нам нужна травка! – Второй мальчишка без стеснения выложил их намерения и присоединился к первому, сотрясая дверь ударами.

Продолжая снимать, Тони невольно покачал головой, в который раз поражаясь их глупости. Они уже находились на взводе – неизвестно от какого снадобья, и теперь им было море по колено. Джентльмен, засевший в здании, явно предпочитал, чтобы запретная торговля шла втихую, и скорее пошлет их в задницу, чем продаст им хоть что-нибудь.

– Открывай! – вопили подростки уже хором.

Тони и Доминик встревоженно переглянулись. Им крупно повезет, если на шум не явятся натуральные полицейские и не провалят этим всю их операцию.

– Открывай, а то выломаем дверь!

Дверь приоткрылась, и резкий свет упал на фигуры разбушевавшихся тинейджеров. Могучий силуэт одного из телохранителей босса возник в дверном проеме – ноги широко расставлены, руки уперлись в косяки, предотвращая любые попытки проникнуть внутрь.

– Что с вами со всеми стряслось, дурачье? – злобно пролаял он, как сторожевой нес. – Сейчас же проваливайте отсюда! Прочь, я сказал!

– Нет! Мы без травки не уйдем! – заявил самый энергичный из мальчишек. Впрочем, и он весьма нетвердо стоял на ногах. – Мы платим денежки, а ты давай товар!

– Не возьму в толк, о чем ты болтаешь. – Охранник начал снова закрывать дверь.

Мальчишки сгрудились и сообща ринулись на охранника. Тот не выдержал напора и свалился на спину. Дверь распахнулась настежь, и ребятня, толкаясь, сбивая друг друга с ног и переступая через упавших, ворвалась в помещение.

Звук выстрела, раскатистый и ударивший по ушным перепонкам, заставил братьев Марино переглянуться.

Ребята повалили обратно из двери, как камни из жерла взорвавшегося вулкана.

– Ноги в руки и вперед! – процедил Тони сквозь зубы.

Выхватив оружие, они, пригибаясь, устремились к зданию и с двух сторон подбежали ко входу.

Кто-то из ребят крикнул: «Убивают!», другие грязно ругались. Вслед им Тим Фулкерсон – вожделенная добыча для братьев Марино – палил из пушки 45-го калибра.

– Полиция! Бросай оружие! – крикнул Доминик.

– Бросай оружие! – эхом отозвался Тони, появляясь в открытом взгляду пространстве.

Он двигался на предельной скорости, пытаясь одновременно и уворачиваться, и быть щитом для убегающих подростков, и держать на прицеле Фулкерсона. Тот направил ствол на Домни.

– Полиция! Брось оружие! – заорал Тони и выстрелил. Пуля улетела в дверной проем.

Фулкерсон попятился. Тони с пистолетом в вытянутой руке стремительно надвигался на него, но подручный, тот самый, что вел переговоры с ребятами, выскочил ему наперерез и открыл стрельбу из автомата.

Уголком глаза Тони разглядел изрыгающий пламя ствол и, развернувшись вполоборота, всем телом уклонился в сторону, стараясь уйти от смертоносной струи, но что-то с силой ударило его на лету в спину. Тони растянулся плашмя на шершавом цементном покрытии автостоянки.

Свинцовый рой, несущий верную смерть, промчался всего в двух футах над ним. Если б он еще секунду находился в воздухе, то пули вонзились бы в его тело. Грозное предупреждение, к которому стоило прислушаться, но сейчас надо было не размышлять, а действовать. Тони прокатился по цементу, вскочил и сделал один-единственный выстрел. Парень с автоматом бросился бежать.

Три патрульные машины с включенными мигалками вторглись на пространство автостоянки. Сирены оглушительно завывали, покрышки визжали при торможении.

– Мы из полиции! Мы из полиции! – криками предупреждали Тони и Домни полицейских, высыпавших как горох из машин. Одетые в штатское офицеры полиции, попавшие в переделку со стрельбой, больше всего подвергались опасности именно от своих коллег в форме. Жертв в результате таких инцидентов было немало.

– Положи оружие! Положи оружие! – твердили как заведенные полицейские, ощетинившиеся стволами, направленными на Тони и Домни.

– Черт побери, да мы из полиции! – возмутился Тони. – Мы из-за вас упустим преступника!

Подручный босса уже почти скрылся из поля зрения. Только его тень, то удлиняясь, то укорачиваясь, мелькала меж уличных фонарей. Он бежал так целеустремленно и так нелепо закидывал назад ноги, что пятки чуть не били его по затылку. В мюзик-холле это вполне могло сойти за комический номер.

Понемногу произошла обычная «утряска» происшествия. Двоих тупоголовых подручных взяли под арест, Тони Фулкерсон, естественно, улетучился, как и его телохранитель с автоматом. Осталось только собирать гильзы с места перестрелки.

Один малый из колледжа, стонущий от раны в ляжку, был отправлен в госпиталь, остальных семерых арестовали и рассовали по машинам.

Тесная квартирка, снятая на время Фулкерсоном, была битком набита марихуаной, кокаином и «крэком», так что вещественных доказательств было с лихвой. Но по иронии судьбы именно популярного среди тинейджеров «смака» там не обнаружили.

Позже, когда Тони и Домни уже вернулись в свою машину и тронулись с места, Доминик сбросил маску равнодушия и взглянул на брата.

– Я уже решил, парень, что тебе конец, когда тот подонок разразился очередью из своего гребаного автомата. Как же тебя угораздило упасть в нужный момент?

– Я не упал. Кто-то толкнул меня.

Домни недоверчиво покачал головой.

– Ладно, ладно. Возле тебя никого не было. Я-то видел.

– Я говорю, что кто-то меня толкнул в спину, – стоял на своем Тони. – Причем весьма ощутимо.

– А я говорю, что ни одной задницы не было рядом. Ты был один-одинешенек.

Так они добродушно препирались до самого конца дежурства. А на заднем сиденье, слушая их, заливалась беззвучным смехом крохотная призрачная девочка.

22

О произошедшем событии узнали абсолютно все из первого утреннего выпуска местных новостей. Однако Грейс оставалась в неведении вплоть до момента, когда уже опускалась на жесткое судейское кресло.

Все здание суда бурлило с раннего утра. У каждого входа включили металлоискатели, а помощники шерифа в форме деловито осматривали содержимое сумочек, кейсов и портфелей в случае, если рентгеновский контроль тревожно пищал. К счастью, охранники знали Грейс в лицо и небрежно махнули ей, пропуская в здание суда.

Продолжая свой путь по оживленным коридорам, поднимаясь по забитым битком эскалаторам, в надежде вовремя добраться до своего судейского места, Грейс было некогда даже обменяться парочкой слов с коллегами и знакомыми. Второпях она ограничивалась традиционными приветствиями или просто кивком головы.

Утро для нее и так выдалось ужасным: после всех треволнений она забыла нажать нужную кнопочку на будильнике, и они с дочерью проспали. Словно запоздавшие на старте спринтеры, она и Джессика рванулись с максимальной скоростью делать свои утренние дела, поспешно одеваться, глотать пищу и еще выполнять чуть ли не сотню необходимых мелочей, прежде чем покинуть дом до вечера.

По настоятельному требованию Джессики, они потратили пять минут на безуспешные поиски Годзиллы по темным углам. Привлекательные кусочки яблока в открытой клетке остались нетронутыми. Годзилла предпочел голодать, но не показываться из своего укрытия.

В результате после короткой перепалки Грейс настояла, что Джессика не должна идти пешком до колледжа, как обычно, а она ее подвезет. Дождь, хлынувший совершенно внезапно, только способствовал этому решению. Но им обоим без слов было ясно, что страх поселился в их душах. Грейс теперь никогда не разрешит Джессике ходить по улицам одной. Она уже успела предупредить Линду по телефону, что теперь в обязанности ее входит провожать и встречать Джессику из школы.

Ей не хотелось, чтобы Джессика хоть на минуту оставалась предоставленной сама себе. Ее материнский инстинкт постоянно включал где-то внутри ее тревожный звоночек.

Она, разумеется, усмехалась, представив себя в виде робота из мультсериала «Затерянные в космосе», который нелепо вскидывает руки и механическим голосом твердит: «Опасность, опасность, Джессика!» Как бы ни отнеслись братья Марино и департамент полиции к происшествию в ее доме, Грейс была настроена очень серьезно. И намеревалась любыми средствами обезопасить свою дочь.

После звонка Линде Грейс успела дозвониться в охранное агентство. Там ей обещали установить сигнализацию к следующему понедельнику. Третий ее звонок к слесарю также был удачным. Опять же в понедельник все замки в доме будут заменены.

Надо продержаться всего лишь четыре дня, а потом их жилище превратится в неприступную крепость.

– Я-то думал, что вы запоздаете сегодня из-за заварушки в Хеброне, – сказал, сочувственно посмотрев на Грейс, Уолтер, когда она ворвалась в свои владения точно минута в минуту.

«Молния» на ее судейской мантии застегнулась только на три четверти своей длины, и это означало, что ей придется выдерживать жестокую борьбу с этой хламидой в течение всего рабочего дня, чтобы выглядеть одетой соответственно должности.

Конечно, щеки ее неприлично раскраснелись, а нервы не выдерживали, когда она долго заправляла белый воротничок своей блузки под жесткий черный ошейник, символизирующий ее высокое положение по сравнению с другими смертными. Руки ее безуспешно сражались с мерзко-упругим целлулоидом, и поэтому в тоне ее не было удивления, а скорее злость.

– Ну, говори! Что ты мямлишь? – Ей подумалось, что она перепутала что-то в расписании занятий Джессики или пропустила срочное родительское собрание. Но Уолтеру какое до этого всего дело?

– «Нарки отличились»! Как же? Вы ж должны знать.

Грейс не дошла трех футов до судейского места и замерла в неподвижности, вперив взгляд в Уолтера.

– Я ничего не знаю. Расскажи.

– Утром было по телику. Экстренные новости – так они объявили. Неужто вы не слышали?

– Я пропустила передачу. Ну же, говори, не испытывай моего терпения. – Она не в силах была скрыть нарастающего волнения.

– Вы не слышали о том, как расстреливали хебронских ребятишек? – поразился Уолтер.

– Нет! Ну, говори же!

– Ваша честь! Ш-ш-ш. Пожалуйста, потише.

Уолтер многозначительно посмотрел вокруг себя, напоминая, что они находятся в официальном учреждении, а тем более в зале суда. Лилли Бейкер, судебный репортер, уже торчала здесь, на своем постоянном месте, и была готова к работе. Половину стульев занимала обычная для четверга публика – жаждущие бесплатных развлечений одинокие старики и любопытные кумушки.

Все ждали ее. Все думали, что она начнет сейчас вытаскивать кроликов и выпускать голубей из-под своей судейской мантии. Грейс плевала на них.

– Уолтер! Быстренько расскажи мне обо всем. – Грейс понизила голос до шепота. – И не начинай, как ты привык, с сотворения мира, а то я и вправду сойду с ума.

– Ну да ладно, миссис. Конечно, я вас проинформирую. Только все по порядку. Компашка из Хеб-рона – мал мала меньше – заехала на стоянку возле университета, купить кое-что понюхать или покурить. Там есть такой подходящий для них домик. Ну, одного мальца подстрелили. Я не запомнил, как его зовут, но точно знаю, что ваша Джессика с ним не водится, потому что он на два курса старше ее. Он сейчас в университетской больнице, и дела его плохи. Ну а полиция прочесала на рассвете весь университет. Они привели собак, и те обнюхали все закоулки. Предполагают, что тут замешаны крупные деляги. Разумеется, ваша Джессика, да и ее подружки от этого в стороне. Хотелось бы надеяться.

– Господи! – выдохнула Грейс.

Тони Марино предупреждал ее, а она затыкала уши. Он-то знал, к чему это приводит. Ему следовало бы срочно предупредить ее, чтобы она не отправляла Джессику на занятия.

Теперь ее мысль металась меж двумя одинаково ужасными версиями. Или в личном шкафчике Джессики в университете найдут наркотики, или кто-то из ребят, а может, кто повзрослее возложит на нее вину за «наезд» полицейских.

Что делать ей, судье? Если Джессику арестуют за хранение наркотиков, это будет уголовное преступление, и хоть ей дадут условное наказание, как несовершеннолетней, но клеймо останется на всю жизнь, и из памяти полицейских компьютеров его не сотрешь. Но гораздо страшнее, если друзья-приятели сочтут ее осведомительницей.

Вены в голове Грейс готовы были разорваться от притока крови – то холодной, то раскаленной.

– Джессика отправилась в колледж? – тихо осведомился Уолтер.

– Да. Я ее подвезла. Мы так торопились. Я ничего особого не заметила по пути. Ведь должны были быть полицейские машины, мигалки, сирены и все прочее.

– Возможно, они, как обычно на ТВ, делают из мухи слона. – Попытка Уолтера успокоить судью была явно неуклюжей.

– Прости, но мне нужно срочно позвонить. Устрой так, чтобы в зале не поднялось шума. Я мигом.

Рукава ее мантии взметнулись, она уже готова была полететь туда, где сгущались грозовые тучи.

– Да, конечно, ваша честь. Я их задержу как-нибудь.

Грейс не осознавала, что делает. Ее вел инстинкт, желание защитить своего ребенка, а возможно, и себя от краха своей карьеры.

Ворвавшись к себе в кабинет, она в первую очередь вытряхнула из сумочки все содержимое в поисках карточки Тони Марино. Она послала ему на пейджер тревожный сигнал, затем набрала номер Хеброна. Миссис Прейдж, секретарь декана, которая обычно была так мила с нею и Джессикой, заверила Грейс что, несмотря на обыски здания, занятия проходят нормально. И Джессика просто прелесть. Миссис Пейдж видела, как она прошла в аудиторию – хорошенькая, румяная, прямо конфетка. Все в порядке, а если судью что-то беспокоит, – правда, тому нет причин, – то о любом происшествии ей сообщат незамедлительно.

«Прекрасно. Замечательно. Спасибо. Хорошего настроения вам на весь рабочий день!» Что еще могла сказать Грейс? Вероятно: «Я, несомненно, заберу свою дочь от вас». Но у нее полный зал народа, ждущего, когда она займет свое кресло на возвышении и начнет судить. Бедные юные наркоманы! Пусть они станут козлами отпущения, а Джессика чиста как агнец.

Грейс положила трубку и отправилась в зал заседаний.

– Всем встать, суд идет!

Занятая мыслями о дочери, она едва отдавала себе отчет, насколько торжественен и к чему обязывает ежедневный ритуал выхода судьи.

Несколько часов судебных слушаний пролетели незаметно, но в полдень в зале появился Тони Мари-но. В первый момент Грейс обрадовалась, что он здесь, но сразу же упрекнула себя в том, что слишком большое значение придает его приходу. Да, конечно, он союзник, больше того, друг и единственный помощник, способный разрешить ее проблемы. Но его явное недопонимание этих проблем и воспоминания о том, что она была недавно груба с ним, изгоняя из дома, раздражали ее. Нахмурив брови, она постаралась сосредоточить все свое внимание на деле, которое рассматривалось в зале заседаний.

Перед ней переминался с ноги на ногу гориллоподобный мужчина, вломившийся в дом своей, давшей ему от ворот поворот подружки, учинивший там погром и оскорбивший ее действием. Накануне девушка уже обращалась с просьбой защитить ее, и это якобы послужило поводом для свирепого нападения озлобившегося мужчины.

– Мистер Харман! Я признаю вас виновным в противоправных действиях и приговариваю к шести месяцам заключения в тюрьме графства.

Версия защиты «гориллы» была такова, что она, его подружка, постоянно выносила их личные недоразумения на публику, ища сочувствия, и он был вынужден заткнуть ей рот кулаком.

– Что?! Что такое? – завопил защитник, видя, как Уолтер и другой помощник шерифа собираются надеть наручники на «гориллу».

А подсудимый присоединился к этому воплю:

– Тебе, сука, это даром не пройдет!

– Это еще одно доказательство вашей агрессивности, и поэтому пребывание ваше на свободе в ближайшие полгода опасно для окружающих, – громко произнесла Грейс.

– У тебя нет права засадить меня в тюрягу! – надрывался Харман.

– У женщины, которую вы избили, есть такое право, и суд, отстаивая ее права, определил вам меру наказания. Вы должны быть изолированы от общества. Дело закончено.

– Для тебя оно не закончено! Ты еще поплатишься! – пригрозил осужденный.

Грейс уже углубилась в изучение следующего досье, а буяна помощники шерифа вывели из зала суда.

Было уже половина двенадцатого. Предстоящее дело явно было тягомотным, тем более что Колин Уилкерсон представлял интересы истца. А это досадное обстоятельство плюс еще присутствие в зале Тони Марино привело Грейс к вынужденному, но показавшемуся ей разумным решению.

– Я понимаю, что сейчас еще рановато, но все же объявляю перерыв на ленч. Суд возобновит работу в час пополудни.

Публика зароптала. В море голов Грейс отыскала единственную, которая ее интересовала, а именно Тони Марино. Без кивка или иного жеста Грейс все же каким-то образом дала ему понять, что она ждет его у себя в кабинете.

– Пожалуйста, освободите помещение! – возвестил Уолтер, как только Грейс поднялась со своего места.

Боковым зрением Грейс уловила мгновенную реакцию Колина Уилкерсона. Он был нацелен на нее, как точно направленная зенитная установка. Ну и бог с ним! Он остался в прошлом. У Грейс не было настроения копаться в древней истории.

– Грейс! Грейс, задержитесь на минутку! – Настырный Уилкерсон перехватил ее в коридоре.

– Чем могу быть тебе полезна, Колин? – Она встретила его взгляд с полным равнодушием.

К ее удивлению, он улыбнулся. Голубые глаза его излучали тепло и сочувствие. На какой-то момент он стал для нее таким же привлекательным, как прежде.

– Я хочу извиниться за свое недостойное поведение в прошлый раз. – Колин взял ее за руку, и прикосновение это наполнило вдруг ее прежним теплом. Не начать ли им все сначала? – Я был вне себя, вышел из рамок.

– Да и вдобавок поломал их, – съязвила Грейс и освободила руку. «Не будь дурой и не клюй вторично на одну и ту же наживку, – одернула она себя. – Стыдно в твоем возрасте не поумнеть хоть немного».

– Принимаю твои извинения, но, в свою очередь, и ты прости меня, я тороплюсь.

– Я надеялся угостить тебя ленчем, чтобы за столом заключить перемирие.

Он так старался ее очаровать, но зачем? Грейс догадывалась. Чтобы она снизошла к его клиенту и была бы хоть чуть добрее на сытый желудок. Тьфу, какая мерзость! А она еще расчувствовалась!

– Мне некогда. Пока, Колин!

– Но… – Колин не сдавался, но тут Тони Марино тронул его за плечо.

– Привет, – Грейс широко улыбнулась Тони Марино.

Тони, на ее взгляд, выглядел сегодня весьма привлекательно. Его черные лохмы были приглажены и не развевались, как обычно. Вероятно, потому, что он утром попал под дождь, а после причесался. Тонкий свитер и обтягивающие джинсы подчеркивали его рельефную мускулатуру в отличие от адвокатишки Уилкерсона, который болтался в своем официальном костюме, как иссохший орех в скорлупе.

– Привет! – Марино ответил ей в том же вульгарном, заигрывающем тоне, будто они юные парень и девушка.

Колин обернулся и, увидев пришельца из другой галактики, напрягся, готовый отразить вторжение.

«Плохо, что он так подумал. Теперь мне вовек не разобраться с Колином» – такая странная мысль вдруг пришла в голову Грейс.

– Пройдите в мой кабинет, – пригласила она Марино как можно более официальным тоном, а Колину досталась лишь извиняющаяся улыбка.

Тони подыграл ей. Он покорно склонил голову:

– Благодарю вас, мэм.

Она впустила его в комнату, плотно закрыла за ним дверь. Они остались вдвоем, без посторонних. Теперь Грейс могла быть с ним откровенна.

23

– Вы могли бы держать меня в курсе событий! – начала Грейс с обвинения.

– Я не имел права. Это конфиденциальная полицейская операция. – Марино не сделал попытки притвориться, что не знает, о чем идет речь. Засунув руки в карманы джинсов и широко расставив ноги в извечных кроссовках, он принял позу весьма вызывающую, как будто не она, а он хозяин в этом кабинете.

– Чепуха!

– Не чепуха, а правда. Что, по-вашему, я должен был сделать? Поднять вас на рассвете телефонным звонком и сообщить: так, мол, и так, ваша честь. Мы собираемся перетряхнуть школу, где обучается ваша очаровательная дочка. Так что пусть она приготовится к обыску. Что за этим последует? Во-первых, если у нее в шкафчике хранится что-нибудь запретное, и вы ее предупредите, – а я готов держать пари, что так именно и случилось бы, – она быстренько избавится от компромата, а мы оба в результате – и вы и я – подставим ножку правосудию, хотя мы его верные слуги – хотелось бы надеяться, что это так. Во-вторых, она или вы будете иметь время кое-кому намекнуть, а он или она намекнет еще кому-то, и в конце концов вся операция с треском провалится. Я профессионал, как и вы. Вам бы следовало знать эти простые истины.

Прошлой ночью, когда вы отнимали у меня время, втолковывая, что кто-то нарочно пугает Джессику или вас, но не знаете, почему это происходит, вы знали настоящую причину. Почему на ее зеркале была сделана эта надпись? Объяснить вам? Или не надо? Вам и так понятно.

Его напористость и наставительный тон привели Грейс в ярость.

– Мне лишь понятно, что надпись появилась накануне вашего рейда. Кто-то знал о нем заранее и решил пригрозить Джессике.

– Никто о рейде не знал, – возразил Марино. – Все случилось неожиданно. Когда я был у вас в доме, никакого рейда вообще не планировалось. Все завертелось после того, как подстрелили одного парнишку. Власти сочли, что мы слишком затянули расследование, в то время как студентов колледжа – прилежных пай-мальчиков убивают. Вот нас и поторопили с расследованием. Весь наш долгий труд пошел насмарку. Полицейский рейд с ним покончил.

– Вы и ваш – не знаю, кем он вам приходится, – брат или кузен были одеты в темные спортивные костюмы в тот вечер. Вполне подходящая одежда для рейда. Значит, вы готовились, не отрицайте очевидного! – в свою очередь набросилась на него Грейс.

– Домни мой старший брат. Спасибо за то, что вы этим поинтересовались. А не приходило ли вам в голову, что мы просто собирались слегка поразмяться вечерком, так же как и вы с дочерью?

– Ерунда! – заявила Грейс.

Тони Марино поменял позу. Теперь он скрестил руки на груди совсем по-наполеоновски. Но больше всего обозлило Грейс то, что в глазах его мелькнул насмешливый огонек.

– По-моему, вы нуждаетесь в помощи не полицейского, а скорее врача. Посоветуйтесь с ним по поводу паранойи, которой вы явно страдаете.

Он словно плеснул масла в огонь. Грейс взвилась, ее указующий перст уткнулся ему в грудь.

– Послушайте, детектив! Своими действиями вы подвергаете опасности мою дочь. Я этого не потерплю. Вы были осведомлены о том, что происходит у меня в доме, что Джессике угрожают и что все это связано с наркотиками. Однако вы затеяли свой рейд, не предупредив меня, не дали мне возможности как-то вывести Джессику из-под удара, а, наоборот, способствовали тому, что наркодельцы могут заподозрить ее в сотрудничестве с вами. В данный момент я намерена обратиться к окружному прокурору, к шефу полиции и в отдел по охране безопасности граждан и заявить о недопустимых методах ведения этого дела.

Не только голос ее, но и все тело вибрировало от сотрясавшего ее гнева. Палец, словно колющее оружие, утыкался в разные точки на его груди, и было даже удивительно, что из воображаемых ран не хлестала кровь. Она была высока ростом, он еще выше. Грейс была худощава и даже хрупка, он широкоплеч и мускулист, но ее обуревала ярость, а он, по всей видимости, только лишь забавлялся происходящим. Это, как ей казалось, уравнивало их шансы в схватке.

Но, как выяснилось, она недооценивала противника. Тони ловко перехватил ее руку и тем вмиг обезоружил ее. Ощущение от его твердого пожатия, от собственной беспомощности смутило Грейс, охладило ее бешеный порыв, но она постаралась хотя бы встретить с достоинством его тяжелый пристальный взгляд, устремленный прямо ей в глаза.

– Скажите мне откровенно, ваша честь. Вы точно так же темпераментно обращаетесь со всеми или это мне одному так почему-то повезло?

Не было никаких сомнений, что для него разговор с ней – забавное времяпрепровождение.

Грейс рывком освободила пальцы из его руки. Легкомысленность этого мужчины, конечно, возмущала ее, но она осознала, что попусту растрачивает свой гнев. На самой грани взрыва она смогла остановить себя, на несколько секунд погрузиться в молчание. Умение сдерживаться – это непременное качество людей, берущихся управлять другими. Стоит потерять контроль над собой, как уже подчиненный приобретет над тобой некоторые преимущества.

– Я хочу, чтобы мою дочь защитили. – Грейс использовала давно ею освоенную интонацию судьи – тон спокойный, безапелляционный, за которым крылась непоколебимая уверенность, что ее будут слушать. – Я хочу, чтобы кого-то послали в колледж для обеспечения ее безопасности сегодня вплоть до окончания занятий. Я хочу, чтобы ее и девушку, которая придет за Джессикой, проводили из школы до дома. Я хочу, чтобы офицер полиции находился в моем доме и охранял нас, пока я не буду твердо убеждена, что Джессике ничто не угрожает. Если у вас нет достаточных полномочий для принятия подобных мер, я обращусь через вашу голову к тем, кто обладает необходимой властью.

Тони некоторое время смотрел на нее в задумчивости, как бы не зная, что ей ответить. Потом вновь скрестил руки на груди и нахмурился. Он начал свою речь размеренно, выделяя каждую фразу, будто говорил с кем-то, кого считал слегка туповатым:

– Ваша честь, подумайте хорошенько, о чем вы просите. Сейчас нет никаких свидетельств того, что кто-то в Хеброне и вообще в городе связывает вашу дочь с нашим расследованием. Все угрозы ей с этой стороны есть лишь плод вашего чересчур живого воображения, а ваши домыслы построены на совпадениях различных, достаточно пустяковых обстоятельств. Если же мы снабдим ее полицейским эскортом, то добьемся как раз того, чего вы не хотите. На нее сразу же падет подозрение, что она связана с полицией. Разрешите мне вам напомнить, что она нашим информатором не является, и таково было ваше желание, к которому я прислушался. Если вы хотите от меня совета, то лучше бы к ней не привлекать внимания подобным образом.

Грейс несколько сникла, признавая правоту его слов. Она еще недавно рассуждала точно так же, но страх за дочь пересилил доводы рассудка. Не переборщила ли она? Такой вопрос Грейс задала сейчас самой себе от отчаяния. Не следовало ли ей – хотя, наверное, это было бы труднее всего на свете – просто спокойно ждать, как пойдет дело дальше, и надеяться, что оно дальше никуда не пойдет.

Тем временем Марино вздохнул и продолжил:

– Если вас это успокоит, я позабочусь о том, чтобы кто-то проследил за вашей дочерью на обратном пути из школы. Я сделаю так, что патрули будут периодически проезжать мимо вашего дома сегодня вечером и в течение ночи. И особенно позабочусь о том, чтобы предпринятые меры не бросались в глаза. У вас имеется мой номер телефона и телефоны полиции. Вы и Джессика можете позвонить в любой момент, если почувствуете какую-то опасность. Но я не Думаю, что какая-либо опасность реально существует. Если, заметьте, я говорю «если», наше расследование каким-то образом подвергло риску вашу дочь, то можете вздохнуть с облегчением, потому что оно закончилось. За-кон-чи-лось! Это до вас дошло?

Какое-то время они молча смотрели друг на друга В его взгляде читалось все – и раздражение, и насмешка над самим собой, и сочувствие к ней. У Грейс возникло ощущение, что она могла поверить в то, что он сказал, а главное – довериться ему лично, несмотря на поток обидных слов, который она выплеснула на него. Может быть, он был прав, а ее разыгравшийся материнский инстинкт на этот раз подвел ее.

Она всегда страдала излишней подозрительностью, когда дело касалось Джессики, манией везде и всюду усматривать какие-то опасности.

– Хорошо, – согласилась она. – Пусть будет так. Линда – вы помните Линду? – забирает Джессику из школы. Она водит светло-коричневый «Форд». Пусть кто-то проследит, чтобы они добрались до дому благополучно. Ну и кто-то пусть несколько раз проследует мимо нас сегодня и ночью.

– Я сделаю это сам, – пообещал Марино. Его лицо просветлело, и это означало, что он обрадовался заключенному перемирию. – Не беспокойтесь.

В дверь постучали. Прежде чем Грейс успела откликнуться, дверь приоткрылась и в образовавшуюся щель без спросу просунулась голова. Пятидесятилетний, но уже совершенно поседевший Оуэн Джонсон, излучающий добродушие, был ее коллегой по судебным делам, касающимся семьи и несовершеннолетних. На каждый четвертый четверг ежемесячно у них с Грейс и еще тремя коллегами-судьями была договоренность встречаться.

– Вы не собираетесь на ленч, Грейс? – спросил он, с любопытством разглядывая ее собеседника. Впрочем, решив, что он бесцеремонно вторгся в чужой разговор, Оуэн подался назад и начал прикрывать за собой дверь.

– Я присоединюсь к вам через минуту, – сказала Грейс, постаравшись изобразить на лице улыбку. Дверь за Оуэном затворилась.

Когда Грейс вновь повернулась к Марино, она заметила, что выражение его лица как-то странно изменилось.

– Я позабочусь обо всем, ваша честь, – произнес он твердо и так же решительно покинул комнату.

Грейс была озадачена его поведением и пребывала в раздумье несколько секунд, пока вкрадчивый стук в дверь не напомнил ей, что коллеги ждут ее. Поспешно освободившись от мантии, она отправилась с ними на ленч.

А по дороге Грейс запрещала себе вспоминать, какой приятный трепет она ощущала, когда Тони Марино сжимал ее руку в своей.

Так получилось, что весь этот день и последующий обошлись без событий. Когда Грейс с пристрастием, но, как она надеялась, с тонким подходом допросила Джессику о том, что произошло в колледже, дочь сообщила, что никто из ее друзей не был арестован и ни у кого в шкафчиках не обнаружили наркотиков. Те ребята, которых загребли, и тот мальчик, которого подстрелили, были из старших групп, и она с ними не зналась.

Джессика радовалась, что большинство приятелей вновь начали с ней разговаривать, хотя некоторые – например, Алисон – по-прежнему воротили нос. Грейс с облегчением подумала, что Марино оказался прав. Раз дело о наркотиках в Хеброне закрылось, то, вероятно, Джессике уже больше ничего не угрожает. Прийти к такому заключению было для Грейс величайшей радостью.

Отбор в школьную баскетбольную команду был назначен на утро в субботу. Грейс привезла Джессику в спортивный зал ровно к восьми и осталась понаблюдать, нервно покусывая костяшки пальцев, когда напряжение на площадке достигало предела. «Хебронские пташки» были лучшей девичьей командой в колледже, и за попадание в основной состав шло жесточайшее соперничество. Как первокурснице, Джессике не светило участие в университетской сборной, но она всем сердцем желала преодолеть несправедливый, по ее мнению, барьер.

– Джессика молодец, – ободряюще произнесла Энн Милтхоллен, когда девочка издалека забросила мяч в корзину и сравняла счет.

Энн занимала место рядом с Грейс на трибуне, которую отвели родителям конкурсанток. Дочка Энн, Эмили, была подругой Джессики и сегодня тоже старалась вовсю на площадке.

– Спасибо. Эмили тоже хороша, – откликнулась Грейс.

Эмили отлично протаранивала защиту соперниц. Впрочем, она была высока ростом и крепко сложена. Вступать с ней в единоборство побаивались.

– Эмили так волновалась утром. А как Джессика?

– Джессика нет, а вот я волновалась, – призналась Грейс.

– Ой, смотрите! – воскликнула Энн.

Грейс нашла взглядом свою дочь в самой гуще схватки. Джессике удался прорыв, она выскочила на свободное пространство, но перед самым броском у нее из рук выхватила мяч Тиффани Драйвер. Причем явно с нарушением правил. Никаких свистков от судьи не последовало. Выражение лица Джессики, когда она погналась за обидчицей обратно к своей корзине, чтобы встать на защиту, заставило Грейс исполниться гордости за дочь и одновременно переживать с ней ее обиду.

Джессика твердо решила попасть в команду и полностью отдавалась игре. В высоком прыжке, блокируя бросок Тиффани, она получила мощный толчок в грудь и с размаху свалилась на пол. Встревоженная Грейс даже приподнялась со своего места.

Когда матч закончился, Грейс отвезла Джессику домой переодеться. В качестве исключения и только на один-единственный раз Грейс пошла на нарушение установленного ею для дочери трехмесячного «карантина». Она согласилась отпустить Джессику погулять в парке, а потом пойти в кино с компанией девочек, которые сегодня также боролись за место в баскетбольной команде. Такое решение далось Грейс нелегко, но в последнее время они пережили с Джессикой достаточно стрессов. Дочь явно нуждалась в общении с подругами, чтобы сбросить напряжение.

Что касается опасностей, то ими и не пахло, уже двое суток царило спокойствие. С наркотиками покончено. Подруги вновь разговаривают с Джессикой. На дворе погожий день, в парке оживленно, а крепкие девчонки вполне способны постоять за себя. «А если тревога все же не дает мне покоя, то, – подумала Грейс, – я всегда сама могу пойти в парк и незаметно понаблюдать за дочерью». Хотя Джессика, несомненно, убьет ее, если обнаружит слежку.

Въезжая в гараж, Грейс усмехнулась при мысли о том, как она будет перебегать и прятаться за киосками, стараясь не упустить дочь из виду. Джессика выскочила из машины, как только та притормозила, затем заколебалась.

Обычно она торопилась наверх, не дожидаясь матери, бросала по дороге свою спортивную сумку и бежала принимать душ, но после того случая с рисунком на зеркале ей не хотелось заходить в дом одной. Джессике не требовалось говорить о своих ощущениях, Грейс и так понимала ее без слов. Почти всегда, несмотря на все взлеты и падения в их отношениях, незримые волны соединяли мать и дочь. Вероятно, потому, что столько времени они провели вместе.

Таким образом, Джессика только на пару шагов опережала Грейс, когда они вошли в дом через заднюю дверь. Следуя традиции, она избавилась от сумки в прихожей, но, заглянув на кухню, замерла как вкопанная.

– Мам, ты что, заказывала торт? – с недоумением спросила Джессика. Она загораживала собой вход в кухню, и Грейс не могла увидеть, что же там такое лежит на кухонном столе.

– Что? Какой торт? – Ей пришлось оттолкнуть окаменевшую дочь, но, бросив взгляд на стол, она и сама превратилась в камень.

В центре стола красовался на бумажной салфетке с ажурно вырезанными краями слоеный торт. Он был украшен так, как будто его заказали кому-то на день рождения. Сверкала сахарная глазурь, радовали глаз желтые розочки с зелеными листочками и абрикосовые бутончики, расположенные венком.

Приблизившись, Грейс разглядела наверху торта изображение, сделанное сахарной глазурью, – баскетбольный мячик, попавший в кольцо. На приложенной к торту карточке была надпись: «Удачи тебе, Джессика!»

Грейс, разумеется, не заказывала торт и никому не поручала этого делать. И ни она, ни тем более Джессика почти не ели сладкого.

Но самое важное, что этого произведения кондитерского искусства не было на столе, когда они с Джессикой уходили из дома. И никто не должен был заходить в их дом без ведома хозяев!

24

– Торт? – Марино уставился на торт, наклонившись вперед и опираясь руками на спинку одного из стульев, обтянутого зеленой кожей, которые прекрасно гармонировали со всей обстановкой кухни и были предметом особой гордости Грейс, да, пожалуй, и Джессики тоже. – И что побуждает вас считать, что торт с пожеланием Джессике удачи содержит в себе угрозу?

Офицеры Зелински и Эйрис, прибывшие минут на десять раньше, нервно переминались с ноги на ногу. Зелински было просто скучно, а Сара Эйрис откровенно любовалась тортом, но явно спешила по каким-то своим, более неотложным делам.

– Я не заказывала его. Мы не едим пирожных и тортов. И его не было здесь, когда мы уходили.

Грейс пришлось объяснять это уже второй раз, и ее терпение было на пределе. Всем троим полицейским было смешно рассматривать торт как нечто угрожающее жизни и спокойствию граждан. Особенно Грейс возмущало отношение к происшествию детектива Марино. Они занимали позиции друг напротив друга. Между ними был стол, а на столе злополучный торт.

– Вероятно, ваша сестра принесла его. Честно говоря, ведь это весьма симпатичный жест. Дарить анонимно торты не является преступлением.

– Моя сестра знает, что есть торт Джессика не станет – это для нее опасно. Все наши знакомые тоже знают о том, что Джессика диабетик. Никому из них в голову не придет приносить к нам в дом сладости.

Речь Грейс была подчеркнуто агрессивна. Ей приходилось пробивать стену даже не равнодушия, а упрямого нежелания признать, что торт – это вовсе не приятный сюрприз для Джессики. От торта исходило зло. Ее интуиция не только подсказывала, но и во весь голос кричала, что к такому безобидному на первый взгляд подарку нужно относиться, как и к тикающему адскому механизму, начиненному взрывчаткой и водруженному неизвестно кем на ее кухонный стол.

Тот, кто нарисовал на зеркале Джессики могильный камень, и оставил здесь торт. Грейс в этом не сомневалась.

– Это еще не конец, – сказала она громко. Хоть Грейс и была одета достаточно тепло, сейчас ей казалось, что она промерзла до костей. Этот холод был не похож на зимний холод под пасмурным небом или осеннюю промозглость. Это был холод ужаса.

– Что? – переспросил Марино, хотя не мог ее не услышать.

– Не конец, – повторила она. – Это вы сказали, что всему конец, а на самом деле это далеко не так. Тот, кто украл медвежонка и намалевал рисунок на зеркале, преподнес Джессике и этот подарок.

– Господи! У вас действительно паранойя.

– Я не параноик! – Грейс возвысила голос, но старалась еще держаться в рамках приличия. – Вы видите этот торт или нет? Он реален, его не было здесь до нашего ухода. Рисунок и надпись на зеркале тоже реальность, и медвежонок был найден мною на дороге, когда я преследовала не призрак, а реального грабителя, вторгшегося в мой дом. И теперь ваша очередь объяснить мне причину этих событий и то, как они связаны с моей паранойей по вашему диагнозу.

– Это всего лишь торт, Грейс.

Марино назвал ее по имени, поступил так впервые, надеясь, что это останется незамеченным. Но Грейс это заметила. Впрочем, ей сейчас не было дела до того, какие фамильярности по отношению к ней он себе позволяет.

– Да, это торт, и этот торт – угроза!

Во дворе кто-то настойчиво просигналил, и все – и Грейс, и полицейские – неожиданно вздрогнули, услышав этот, совершенно привычный в иной обстановке звук.

– Мам! Мам! Это они! – Джессика влетела на кухню как на крыльях, свежая после душа и одетая для выхода в «свет», что означало традиционные джинсы и маечку, открывающую живот, но с добавлением сережек, сумочки на ремне через плечо и коротенького черного пиджачка с распущенным и небрежно болтающимся пояском.

Решив не пугать дочь, Грейс до прибытия полиции постаралась как-то замять разговор о появлении торта на кухонном столе, но она ни в коем случае не могла отпустить сейчас Джессику гулять с девочками.

– Джесс… – начала она, не зная, как объяснить дочери, почему ей запрещено то, что дозволено всем остальным.

Джессика поняла это еще до того, как Грейс раскрыла рот.

– О, мам! Ну, пожалуйста… Пожалуйста. Мне было так плохо. В доме я была как в тюрьме, и так долго. Со мной все будет в порядке, я буду с подружками. Они ждут меня, и я не хочу их подвести…

– Джессика, родная моя, я знаю, что разрешила тебе, но теперь…

– Мне плевать на эту глупость с тортом! – заявила Джессика. – И на эту гадость на зеркале. И на все остальное! Если ты меня не отпустишь, я тебе этого не прощу. Я не хочу сидеть в своем доме как в тюрьме! Мам, я хочу жить!

За дверью снова настойчиво засигналили.

– Ну, пожалуйста, пожалуйста! – Джессика молитвенно сложила на груди руки.

Грейс невольно посмотрела на Марино. В его взгляде была ирония, которая заставила Грейс упрямо сжать губы. Он отстранился и предоставил решать ей. Раз так, она и будет решать.

– Мам, пожалуйста…

Глаза Джессики расширились до невероятных размеров и, казалось, способны были поглотить всю Грейс целиком, со всеми ее страхами и сомнениями.

Как ей отказать? Может быть, тогда она вынесет впервые приговор, обрывающий судьбу, – и не кому-либо, а своей дочери.

– Обещай мне, обещай, что все время будешь с девочками, не отойдешь от них ни на шаг.

– Конечно, мам. Спасибо! Ты лучше всех на свете!

Получив материнское напутствие, Джессика стрелой вылетела из дома, запечатлев на щеке Грейс мимолетный поцелуй. По пути она чуть не сбила с ног офицера Зелински. У Грейс в душе тотчас зародилось чувство, что она совершила огромную ошибку. Взглянув на Марино, она поняла, что он такого же мнения но по иной причине. Он хотел, чтобы соблюдалась дисциплина, она же все время думала только о каких-то опасностях. Все, что он ни делал, – ничего не делая при этом, – вызывало у нее чувство протеста.

– Извините, если я вас покину на минутку, – сказала Грейс полицейским. – Мне надо перекинуться парой слов с матерью девочек, которая отвозит компанию в парк.

Она поспешила вслед за Джессикой. Энн, сидевшая за рулем пикапа, конечно, была полна любопытства, видя припаркованную во дворе полицейскую машину. Грейс пришлось объяснять, что ночью к ним пытались влезть взломщики. Она не вдавалась в подробности, но попросила по возможности присматривать за Джессикой. К счастью, разговор был коротким, потому что девчонки безумно торопились. Убеждая себя, что все должные меры предосторожности предприняты, Грейс проводила взглядом удаляющуюся машину.

Едва она сделала шаг к крыльцу, как дождь смочил ее волосы и одежду. По лицу потекли струйки, и она ощутила, как они холодны.

Тепло в доме сразу же окутало ее словно ласковым покровом. Знакомый запах старого дерева, и еще не выветрившегося лака, которым она собственноручно покрывала пол, и средства от моли, которым она сбрызнула ковры. Это были, разумеется, едва ощутимые запахи, но они напоминали ей, что у нее есть дом – ее крепость, и что она много труда положила на ее создание. Но сейчас в доме было много посторонних, а до этого ее дом посещало зло.

Полицейские вежливо посторонились, когда вошла хозяйка. Их профессия подразумевала, что они должны с полным уважением относиться к вызывающим их гражданам, аккуратно платящим налоги.

– Никаких следов взлома, – доложил Зелински, обращаясь не к ней, а почему-то к Тони Марино.

В кухне стало сумеречно из-за дождя, но никто не решился включить свет. Грейс это сделала.

– А как со следами во дворе? Сегодня было дождливо, могли остаться следы на сырой земле, – подсказал детектив. – И на полу, – добавил он.

– Я ничего не заметил. – Зелински произнес это почти извиняясь и начал тупо разглядывать идеально чистый пол. Полицейские, входя, вытирали ноги о коврик, а взломщик? Даже если он и не удосужился вытереть ноги, его следы затоптали Грейс с Джессикой до вызова полиции.

– Вы заперли все двери, когда уходили? – словно издеваясь, вновь осведомился Марино.

– Сколько раз можно повторять одно и то же? – вспыхнула Грейс.

– И заднюю дверь?

– Конечно.

– Убеждены?

– Разумеется.

– У вас вроде бы замок был не в порядке?

– Был. Но я его проверила несколько раз.

– Уверены?

– Да.

– Однако это мало о чем говорит, – заключил Марино. – Если незнакомец нашел способ отодвинуть защелку и войти, то при уходе замок вновь мог защелкнуться.

– Гениальное умозаключение, – съязвила Грейс.

Зелински сфотографировал все замки и торт на столе. Только щелканье затвора его фотокамеры нарушало тишину в доме.

– У кого еще есть ключи от дома? Кроме вашей сестры.

– У Алленов. Это наши соседи.

– А у уборщицы?

– О да, у Пат.

– А еще у кого? У вашей симпатичной нянечки? – Он как будто торопился задавать эти вопросы, словно выстреливая словами.

– У Линды? Нет. Джессика сама отпирает дверь, когда они вместе возвращаются из школы.

– Ага! – Возглас прозвучал так, будто он сделал открытие. – Значит, у Джессики есть свой ключ.

– Ну и что? – Грейс нахмурилась.

– А кто-либо имел доступ к этому ключу?

– Что вы подразумеваете?

– Только то, что кто-то из ее подружек мог невзначай сделать копию.

– Зачем?

– Чтобы поупражняться в живописи у нее в ванной и доставить торт, – сухо ответил он.

– О! – У Грейс перехватило дыхание, когда она услышала это предположение из его уст. – Подозревать подружек Джессики? Подло, но это многое объясняет.

– Нам надо составить список подозреваемых. Тех, кто мог свободно войти в дом в ваше отсутствие. Давайте пройдем по списку. Первым делом ваша сестра. Затем уборщица. И любая из подружек Джессики, а возможно, любой из приятелей этих подружек.

– Я меняю замки в понедельник и устанавливаю сигнализацию, – сообщила Грейс. – Других ответов у меня для вас нет. – Она была почти убеждена, что похититель игрушечного медвежонка не был из числа друзей Джессики.

– Прекрасная идея, – услышала Грейс сухое одобрение с его стороны.

– Снимки сделаны! – Помахивая только что сделанными слайдами, Эйрис спрятала камеру в футляр и водрузила ее себе на плечо.

– Отлично.

Марино забрал у нее снимки и мельком просмотрел их. Сара Эйрис коснулась его руки и улыбнулась. Грейс впервые увидела ее улыбающейся. Значит, офицер Эйрис слегка флиртует с детективом Марино. Грейс удивилась тому, что это вызвало у нее какие-

либо чувства. Разумеется, женщина в полицейской форме была молода и привлекательна. И почему бы ей не заигрывать с симпатичным коллегой. Сама Грейс пусть нехотя, но признавала, что Марино весьма красивый мужчина.

Марино, однако, ничем не показал, что каким-то образом готов откликнуться на женское кокетство.

Он не одарил Эйрис ответной улыбкой. Наоборот, он нахмурился и заговорил нарочито деловым тоном, обращаясь к Грейс:

– Что я бы хотел от вас, так это немедленно связаться с вашей сестрой, с соседями и с вашей приходящей прислугой. Выясните, находятся ли у них по-прежнему ваши ключи и не посылал ли кто-либо из них вам торт. – Он поднял руку, предупреждая ее возражения. – Я понимаю, что вам это кажется немыслимым, но все надо проверить. О'кей?

– Я согласна.

Грейс первым делом позвонила Алленам и попала на Джуди. Та сказала, что ключи висят на месте в кладовой, а по поводу торта она ничего не знает. Второй была Пат, которая заявила, что пользовалась ключами, как обычно, в среду, а с тех пор они у нее на кольце вместе с другими. Она была очень удивлена, когда Грейс спросила ее о торте. Джекки дома не оказалось.

Пока Грейс разговаривала, Марино и его коллеги осматривали дом. Он вернулся в кухню, когда Грейс набирала номер Джекки вторично.

– Никто не приносил сюда торт. Джекки, видимо, отсутствует, но я уверена, что ей никогда не пришло бы в голову сделать это, – сказала Грейс, вешая трубку.

Марино кивнул.

– Все в доме выглядит нетронутым. Никто не прячется в шкафах или под кроватями. Может быть, вы сами проверите, не пропало ли что-то из вещей?

Грейс наскоро провела осмотр всех комнат в сопровождении Марино и не заметила, чтобы какие-либо предметы исчезли или были сдвинуты с места.

Зелински и Эйрис о чем-то тихо переговаривались, когда они с Марино возвратились в кухню.

– Мы ничего не можем сделать, только составить очередной протокол, – произнес Зелински, словно бы извиняясь.

Грейс поджала губы. Еще одна бессмысленная бумажка.

– Я хочу, чтобы негодяй, повадившийся в мой дом, был пойман, – сказала она, обращаясь лишь к Марино. Толковать о чем-либо с Зелински или с Эйрис – это только впустую сотрясать воздух.

– Вы уже говорили это не раз, – ответил на ее требование Марино. – И поверьте, мы делаем все, что в наших силах. Сейчас я собираюсь устроить проверку всех кондитерских в районе и выяснить, не изготовлял ли кто-то такой торт и для кого. Нетрудно будет напасть на след, если торт изготовляли где-то поблизости, а скорей всего так оно и есть. Если у вас нет возражений, я возьму торт с собой и отдам на экспертизу. Пусть проверят, нет ли в нем отравы или чего-нибудь еще.

Грейс как-то не подумала об этом раньше.

– Да, да, конечно, – поспешно кивнула она.

– О'кей. – Марино поднял торт и осмотрел со всех сторон. – У вас не найдется, куда его положить? Коробка или что-либо в этом роде.

Грейс растерянно покачала головой. Коробка от туфель явно была мала, а ничего большего размера в доме не имелось.

– А если взять пакет для мусора? Такие большие пластиковые пакеты.

– Да, конечно, такие есть.

– Если мы вам больше не нужны, детектив, – начал Зелински, пока Грейс доставала из кладовой пакет для мусора. Было ясно, что полицейские хотят поскорее избавиться от этого смехотворного, с их точки зрения, дела. Впрочем, Эйрис не возражала бы остаться подольше возле Марино. Так показалось Грейс, и она внезапно ощутила легкий укол ревности и неприязнь к этой женщине.

– Если я чем-то могу помочь, детектив… – Эйрис с улыбкой обратилась к Марино.

– Разве только донести торт до полицейской лаборатории. Но с такой работой я и сам вполне справлюсь, – отверг предложение Марино, и полицейским ничего не оставалось, как с достоинством удалиться.

– У вас имеется зубочистка? – спросил он, когда Грейс передала ему пластиковый пакет.

– Думаю, что да. – Она пошарила в буфете и извлекла коробку с зубочистками, которые использовала в последний раз, принимая гостей, для накалывания оливок и кусочков сыра.

Марино взял из коробки целую дюжину и утыкал острыми стержнями бока и верхушку торта. Грейс была заинтригована.

– Что вы делаете?

– Зубочистки не дадут пластику испортить столь замечательное изделие, – объяснил он, посмотрев на Грейс с улыбкой.

– Хорошо придумано, – одобрила Грейс, на которую скорее произвела впечатление не придумка Марино, а его ослепительная улыбка.

– Моя мать пекла торты постоянно. Даже получала за них призы на разных конкурсах. Поверьте, я изучил досконально все, что касается их транспортировки. Пожалуйста, раскройте пошире пакет и так держите.

Грейс выполнила его просьбу. Марино осторожно опустил торт в пакет и убедился, что зубочистки предохраняют от соприкосновения с пластиком и сахарную глазурь, и маленькие цветочки. Проделав это, он собрал фотографии, оставленные Эйрис на столе, проглядел их еще раз и положил в карман.

– Мне надо идти. – Он поднял торт, завернутый в пакет, обеими руками. – Я должен быть на крестинах моей новорожденной племянницы Кристины. – Он изловчился и посмотрел на ручные часы. – Через тридцать минут.

– Подождите минутку, – сказала Грейс. К ней мгновенно вернулись все ее страхи. У нее даже закружилась голова, и она была вынуждена ухватиться за спинку ближайшего стула. – Значит, это все? Все, что вы можете сделать? Походить по дому, снять несколько бесполезных фотографий и отправиться по своим делам? А как насчет этой личности, которая свободно проникает в наше жилище и терроризирует мою дочь?

Некоторое время он молча разглядывал ее.

– Грейс, – произнес он наконец. – Я добьюсь обязательно, чтобы это происшествие с тортом и другие происшествия также были тщательно расследованы. Я обещаю. Но мне уже приходилось говорить вам, что у нас слишком мало материала. Подарочный торт, рисунок на зеркале и украденный плюшевый мишка – этого недостаточно, чтобы поднять на ноги весь департамент полиции.

– Но ведь это все содержит в себе угрозу. – Опять ее голос задрожал от гнева.

– Может быть, – отозвался Марино уклончиво и направился к двери. На ходу обернувшись, он добавил: – Я делаю то, что могу. На вашем месте я бы держал двери на запоре постоянно – дома ли вы или отсутствуете.

– Кажется, это не дает никаких результатов. Не правда ли? Так же, как и обращения в полицию.

– Но мы же являемся по вызову, разве нет? – задал он встречный вопрос и зашагал к выходу.

Грейс шла за ним вплотную, почти наступая ему на пятки.

– И вы вот так просто уходите? Не сделав ничего для решения проблемы? Вы не принимаете ее всерьез.

– Я вижу то, что вижу, и слышу то, что мне гово-рят. И делаю свои собственные выводы. – Марино задержался у двери. – Принимайте это или не принимайте, как вам будет угодно.

– Великолепно! – съязвила Грейс и распахнула перед ним дверь. Поток холодного воздуха, ровный шум дождя, превратившегося уже в ливень, запах сырой земли и прелой листвы – все это хлынуло в помещение.

– Я запомню ваши слова. То, что вы держите глаза и уши открытыми, меня радует. Может быть, вы еще и провидец. Тогда я вздохну с облегчением. Может быть, благодаря вашему расследованию вы сможете предупредить нас заранее, когда моей дочери ждать очередной угрозы?

– Я уже говорил, что мое расследование окончилось на полпути, – сказал он серьезно. – Хотя ваши проблемы я принимаю близко к сердцу. Но только потому, что они серьезно волнуют вас. Сам же я не верю, что известные все эти проделки таят для Джессики какую-то угрозу.

– Что ж! На этом разойдемся каждый при своем мнении.

– Знайте, если я вдруг снова понадоблюсь…

– Надеюсь, что для этого не возникнет повода, – произнесла Грейс уже без всякого сарказма и даже с каким-то безразличием.

Тони вышел из-под козырька на дождь, обернулся и попрощался с ней улыбкой. Но тут же струи потекли по его лицу, заставили его сморщиться. Он заторопился к машине.

Рассерженная на собственную беспомощность, Грейс провожала его взглядом. Когда он скрылся за вздрагивающими от дождя кустами живой изгороди, она поджала губы, захлопнула дверь и тщательно заперла ее. Вернувшись на кухню, чтобы сварить так необходимую ей порцию крепкого кофе, она вдруг ощутила себя страшно одинокой в пустующем доме, где каждый шаг отдавался эхом. И куда в любой момент, несмотря на все запоры, могло проникнуть таинственное зло.

25

– Джессика, взгляни! Это Расти Курран! А с ним Эндрю Сайке, Тодд Уильяме и Язон Олшейкер! – Эмили больно толкнула Джессику локтем. Ее возбужденный шепот был, как опасалась Джессика, достаточно громким, чтобы его услышали на другом конце заполненного людьми парка.

– Ш-ш-ш! – предостерегла подругу Джессика, одновременно уклоняясь от очень уж острого ее локтя.

Она взглянула в направлении, куда указывала Эмили. Да, действительно, там красовался Расти в мешковатых брюках цвета хаки и расстегнутой до пупа фланелевой рубахе. Он громко о чем-то рассказывал, прерывая речь хохотом, и был центром группы одетых точно так же своих приятелей. Похоже, что они только что вышли из кинотеатра. Стоя посреди оживленной аллеи, они явно мешали общему движению, но толпа покорно обтекала их.

– Быстрее! Спрячемся здесь! – запаниковавшая Джессика потянула Эмили и других подружек в сторону.

Тиффани Драйвер и Полли Уэллс направились в ближайший киосок, где, как оказалось, торговали бижутерией. Алисон и Мэдди уже торчали там, примеряя сережки перед зеркальной стенкой. Заметив их, Джессика сразу же попятилась к выходу. Но было уже поздно. Они заметили ее в зеркалах.

– Разве это не Джессика? – сладким голоско протянула Алисон.

Как и большинство ребят из их компании, она обвиняла Джессику в том, что та навлекла такую напасть, как копы, на их головы. Если бы Джессика была нормальной, без этого своего дурацкого диабета, и пила бы наравне со всеми, она бы не шлепнулась в обморок в ту злополучную ночь. Они бы благополучно приобрели нужную дозу и вовремя смотались оттуда, а копы так и не узнали бы, кто они такие.

Именно из-за Джессики в Хеброне стало теперь чересчур «жарко» и даже невинную травку доставать в колледже стало небезопасно.

– Привет, Алисон, привет, Мэдди. – Джессика вяло приветствовала девочек. В их отношениях давно уже появилась трещина. Обида оставила в душе Джессики незаживающий шрам.

Яркая голубая сережка сверкнула в ухе Алисон, другую она держала в руке. Сережка очень подходила к голубым теням, которыми украсила себя Алисон от век до самых бровей. Джессика неохотно вынуждена была признать, что эффект был потрясающим. Весь облик Алисон, включая косметику, обувь и одежду, от туфель на гигантской платформе, обтягивающей черной мини-юбки до оранжевых полосок в ее пышной шевелюре, был стильным до абсолютного совершенства. Джессика знала, что ей никогда не удастся так выглядеть, проживи она хоть миллион лет.

Чтобы сохранить хладнокровие, ей была необходима прежде всего сигарета. Не из-за успокоительного воздействия никотина, а потому, что это было бы правильной линией поведения. К несчастью, сигарет Джессика при себе не имела. Свою пачку «Уинстона» она оставила дома под крыльцом.

– Неужто ты теперь водишься с мартышками? Вижу, на тебя повесили целый детский сад.

Тон Мэдди был высокомерно-покровительственным. Она могла себе это позволить, так как была самой хорошенькой девушкой в колледже и выглядела не менее стильно, чем Алисой. В отличие от подруги она была натуральной блондинкой и носила с гордостью волосы до талии, убранные на затылок и стянутые широкой лентой под «леопарда». И такого же рисунка был ее шарф, которым она подпоясала плотно облегающие черные джинсы. Взгляд, которым она окинула Эмили, Тиффани и Полли, был откровенно презрительным. В иерархии студентов в Хеброне «мартышки» занимали положение лишь на ступеньку выше самой серой и непродвинутой массы…

– Привет, Алисон, – произнесла Эмили робко, в то время как Тиффани и Полли вообще не решились открыть рот и только молча кивнули.

Разумеется, в их внешности не было должного шика, поэтому они и именовались «мартышками». Эмили обладала непомерно широкими плечами, мускулистыми конечностями и походкой атлета-тяжеловеса. Тиффани была чуть ли не шести футов ростом и худа как палка. Полли – невзрачна, плоскогруда, в круглых очках и со скобами на искривленных зубах. Вся троица абсолютно не котировалась у мальчиков, и их отношения с мужским полом сводились к нулю.

Для Алисон, Мэдди и им подобных эти ущербные девицы вообще как бы не существовали. Как и все остальные парии Хеброна, Эмили, Тиффани и Полли осознавали свой низкий статус, смирились с ним, и две столь красивые, уверенные в себе и популярные особы чувствовали свое превосходство над ними.

Благодаря своему проклятому диабету Джессика была также причислена теперь к персонам низшего ранга.

– Джессика играет в баскетбол. Разве ты не знаешь? – обратилась Алисон к Мэдди.

Она никак не отреагировала на приветствие Эмили и вообще сделала вид, что не заметила присутствия ни ее, ни Тиффани, ни Полли. Свое внимание она сфокусировала на Джессике, видимо, намереваясь всласть поиздеваться над недавней подругой.

– Нет, я этого не знала, – откликнулась Мэдди, брезгливо поморщившись, словно Алисон поделилась с ней новостью, что у Джессики в волосах завелись вши.

– Джессика здорово играет, – преданно сообщила Тиффани, вызвав тем самым у Джессики желание провалиться сквозь землю.

– А что тут удивительного? – проворковала Алисон. – Я готова побиться об заклад, что она добьется грандиозных успехов.

– Посмотри, это же Расти Курран со своей компанией, – сказала Мэдди, углядев через витринное стекло мальчишек, проходящих мимо магазинчика. – Джессике нравится Расти. Правда, Джессика? – Алисон злорадно улыбнулась. – Он знает, что ты здесь, Джессика? Держу пари, что он явился в парк в надежде встретиться с тобой.

Конечно, бывшие ее подруги Алисон и Мэдди знали об интересе, который Джессика испытывала к Расти. Поэтому она предприняла героические усилия, чтобы не покраснеть.

– Давай сообщим Расти, что Джессика здесь, – предложила Мэдди со смешком, и Алисон согласно кивнула.

Прежде чем Джессика сумела помешать, Мэдди со скоростью выпущенного из пушки снаряда вылетела из магазина.

– Мне надо идти, – резко заявила Джессика, уже не заботясь о том, что про нее подумает Алисон. Самое страшное неизбежно наступит, если она не успеет скрыться и Алисон и Мэдди примутся унижать ее на глазах у Расти.

Джессика обратилась в бегство, а Эмили, Тиффани и Полли устремились за ней, словно ее свита, что сделало ситуацию еще более комичной.

– Джессика, ты куда? Подожди! Расти хочет тебя видеть! – взывала Мэдди.

Джессика невольно обернулась на бегу и увидела, что Мэдди и вправду тянет за собой Расти, словно на буксире. Хихикая, она одной рукой вцепилась в него мертвой хваткой, а другой настойчиво подталкивала его. Дружки Расти отстали, растворившись в толпе.

Завидев Джессику, Расти сердито нахмурился, и неудивительно. Нечасто случается, чтобы девица удирала со всех ног от такого замечательного парня, как Расти. От унижения, от стыда за свое глупое поведение Джессика буквально потеряла голову.

Она споткнулась обо что-то, нелепо взмахнула руками и, не удержав равновесия, шлепнулась лицом вниз. Казалось, целую вечность она пролежала в постыдной позе, нюхая мокрый гравий.

Перед ее мысленным взором прошла вся ее короткая, никчемная жизнь – эпизод за эпизодом. Умереть сейчас, тут же, на месте, было ее самым большим желанием. Физическую боль от падения она почти не ощущала. Ее пересиливали душевные страдания.

– С вами все в порядке, юная леди? – Мужчина в дубленой куртке и серых брюках присел на корточки возле нее. Его рука коснулась спины Джессики.

– Джессика! Джессика, что с тобой?

Эмили, Тиффани и Полли наконец-то догнали ее. В поле зрения Джессики появились джинсы с обтрепанными краями, кроссовки и немыслимые ярко-желтые ботинки Полли с жуткими зелеными шнурками.

– Не позвать ли кого-нибудь из охраны? – Это уже был женский голос – звучный, низкий, певучий.

Джессика начала подыматься.

– Я в порядке. – Голос ее срывался на писк, колени и руки дрожали так, что она рисковала вновь распластаться в прежнем положении. – Нет, нет, я ничего себе не повредила.

Мужчина с благородной сединой в волосах и в старомодных очках, какая-то женщина неопределенной внешности, продавец, выскочивший из ближайшего магазинчика, и еще с полдюжины прохожих участливо посмотрели на нее и разошлись, удовлетворенные ее ответом.

– Ты вправду не ушиблась? – спросила Эмили.

Джессика едва расслышала подругу, потому что к ним приблизился Расти. Его длинные волосы были откинуты назад, открывая лицо, а рот растянулся в широкой ухмылке. На нем уже повисли две девицы. Мэдди и Алисон хихикали, многозначительно переглядываясь. Ни та, ни другая не доставали ему до плеча. В этом был самый большой шик, культивируемый в Хеброне. У парня должен быть большой рост и соответствующий размер «сами знаете чего» – как выражались наиболее стеснительные девчонки. Уныло высокие баскетболистки в Хеброне были отброшены на низшую ступень, а долговязые манекенщицы в отличие от всего мира здесь, в своем мирке, не вызывали зависти.

Зато Расти и ростом, и сложением, и одеждой отвечал самым высшим стандартам. Одна только мысль о том, что он видит ее в столь унизительном положении, превратила Джессику в гусеницу или во что-то еще более худшее, в слизняка. Она уже не владела своими мышцами, хребтом, вообще чем-то.

– Как забавно! – не переставая хихикать, произнесла Алисон. – Ты что, и здесь тренируешься?

– Я что-то не видела тренерской скамьи у нас в парке. Кто же наблюдает за твоими достижениями? – ехидно спросила Мэдди, хлопая своими длинными ресницами.

– Заткнитесь, – приказал Расти, привыкший распоряжаться своей свитой. – Вполне возможно, что Джессика сильно ушиблась, а у вас все только шуточки на уме.

Вряд ли в его речи отсутствовала обыкновенная его ирония – он не мог не шутить, таков был его стиль, – и все же Джессика догадалась, что ее падение хоть слегка, но озаботило его.

– Со мной все в порядке, – выдавила она из себя, и ей самой показалось, что произносит эти слова не живая девушка, а говорящая кукла, причем с испорченным механизмом. Невероятно, что Расти Курран вообще заметил ее. Он – герой ее дневных фантазий и ночных грез.

– Я могу отвезти тебя домой, если хочешь, – предложил он. – Если ты, конечно, ушиблась и у тебя пропало желание толкаться здесь.

Мэдди и Алисон онемели от удивления. Да и приятели Расти, постепенно подтянувшиеся поближе, тоже удивились. А уж что касается Полли, Тиффани и Эмили, то их изумление было написано на лицах. Но никто из них не был поражен так, как сама Джессика.

Чтобы достичь такой высоты, когда Расти Курран. первый парень и самый крутой «жеребец» в Хеброне предложил ей подвезти ее до дому, Джессике понадобилось бы миллион лет ухищренного кокетства. А тут все сразу – с земли и прыг в его машину. Чудес, конечно, просто не бывает. Но с ней оно случилось.

Словно прокрученная на воображаемом экране кинопленка, промелькнула перед Джессикой вся ее короткая жизнь. Самое важное – это последние пара недель: покупка наркотиков в Брандейс-Парке, копы, могильный камень, начертанный на зеркале. Торт!

Она обещала маме не отделяться ни в коем случае от компании своих девочек. Она уже чувствовала, что ее сердце раскалывается на куски, когда произнесла еле слышно:

– Я не могу.

– Отчего же? – Он воспринял ее отказ с насмешливым любопытством. Все остальные девчонки – и стильные, и «мартышки» – замерли, услыхав от Джессики слово «нет». Они удивленно таращили на нее глаза.

– Ну, как хочешь!

Сердце Джессики билось в груди как молот. Расти, уже собираясь уйти, небрежно бросил через плечо:

– Да, кстати. Мы задумали устроить сегодня вечеринку у Олшейкеров.

Он подтолкнул в спину Язона Олшейкера. То вежливо, как его научили с детства, улыбнулся.

– Его предки отбыли куда-то на пару дней – неважно куда. Главное, они освободили нам помещение. Если пожелаешь поднять настроение и залечить ссадины, можешь туда притопать, – добавил Расти таким тоном, будто он король, приглашающий гостей в замок своего вассала.

– Спасибо, – пробормотала Джессика. – А когда приходить? К какому часу?

– Сообрази сама. Но не слишком рано. А то хозяин еще будет натирать паркет.

Это была фирменная шуточка Расти.

– Приходи к десяти, – вставил Язон. – К тому времени прислуга отчалит по домам.

– А веселиться будем до рассвета, до первого солнечного луча, заглянувшего в постельку, – сострил Тодд Уильяме.

– Я постараюсь, – промямлила Джессика и тут же спохватилась: – Я приду, конечно.

Она была ошеломлена. Неужели судьба дарит ей шанс?

– Естественно, куда ты денешься, – с уверенностью заявил Расти.

Он вытянул палец в направлении ее лица, словно ствол пистолета, сказал: «Паф!», а затем пощекотал кончик ее носа. После такого ни с чем не сравнимого доброжелательного жеста он удалился в сопровождении своей свиты.

Комментарии Мэдди и Алисон Джессика не стала слушать. В окружении подруг она заковыляла прочь. Она хромала, но при этом улыбалась. Ушибы болели, ссадины жгли, но душа наполнилась теплом. Жизнь ее сделала внезапный поворот. Сам Расти Курран пригласил ее на вечеринку. Только вот ма ни за что не выпустит из дома в десять вечера. Что же делать?

Но кто больше для нее значит, для ее будущего, кто главнее – мать или Расти Курран?

26

Вместо того чтобы возвратиться в кухню, Грейс вдруг изменила направление и поднялась наверх. Зайдя в свою спальню, она заперла дверь, хотя никогда не делала этого прежде, даже оставаясь в доме одна. Включив все лампы, она быстро переоделась в спортивный костюм, потом занесла в кладовку стул, залезла на него и пошарила на верхней полке в поисках пистолета, купленного много лет назад, когда они с Грэгом стали жить отдельно. В то время она боялась заснуть и мучилась все ночи напролет от страха и одиночества. Джессика была еще совсем ребенком, и Грейс мерещились взломщики, насильники и убийцы, нападающие на одинокую женщину и ее беспомощное дитя.

Она давно избавилась от этих кошмарных видений, но вот теперь они вернулись.

Пистолет оказался в самом дальнем углу верхней полки, и Грейс пришлось встать на цыпочки, чтобы до него дотянуться. Ее пальцы коснулись холодного металла и ухватились за тонкий ствол. Она извлекла оружие. Это был старый пистолет, автоматический, 22-го калибра, с длинным дулом и выдвижной обоймой.

Прошло почти шесть лет с тех пор, когда она последний раз держала его в руках. С трудом Грейс вспомнила, куда задевала патроны. Они были спрятаны в шерстяном носке в нижнем ящике комода. Достав их оттуда, она зарядила пистолет, потом проверила, пуст ли патронник и поставлено ли оружие на предохранитель. Странно, как вся эта механика запечатлелась в ее памяти.

Отперев дверь спальни, она направилась опять вниз, чувствуя себя гораздо уверенней с пистолетом в руке. По крайней мере, она уже не будет прятать голову в песок перед неведомой опасностью. Она сможет защитить себя и свою дочь, если это потребуется. По дороге Грейс заглянула в комнату Джессики и произвела беглый осмотр. В ней теплилась надежда, что Годзилла проголодался и соблазнился оставленным ему Джессикой яблоком.

Но все было нетронуто. Клетка по-прежнему пустовала. Грейс начала уже подумывать, что Годзилла не вернется в нее никогда. Но где в обжитом и регулярно убираемом доме может долго скрываться хомячок? Рано или поздно она обнаружит следы его пребывания. Какие-нибудь крошки в кладовой, куда он забрался, или другие следы.

Если бы он был мертв, то тогда появился бы запах. Но в доме ничем дурным не пахло.

Грейс пожала плечами, отгоняя плохие мысли, и продолжила свой путь на первый этаж. В доме уже сгустилась тьма – из-за сильного дождя за окнами, – хотя было всего еще четыре часа.

Джессика вернется через час-полтора, и можно будет приняться за ужин и…

Ее рукав зацепился за что-то, и она сбилась с шага, спускаясь по лестнице. Удивившись, Грейс окинула взглядом стенку, увешанную десятками семейных фотографий в простых деревянных рамках. Там были снимки Джессики, начиная буквально с ее рождения, и их совместные фотографии. Ее рукав задел гвоздик, на котором должна была висеть одна из этих фотографий.

Должна была.

Освободив рукав, Грейс медленно проследовала вниз, щелкнула выключателем, и яркий свет залил лестницу и прилегающую к ней стену. Затем она вновь поднялась по ступенькам.

Фотография исчезла. Один из трех снимков, где они были сняты вместе с Джессикой. Размер фотографии был пять на семь дюймов, Грейс хорошо это знала, потому что рамку изготовила сама. Пропало самое нижнее из трех фото. Оно было сделано меньше года назад. Гвоздик, торчащий из стены, оставался единственным доказательством, что там некогда висела фотография.

Как давно она исчезла? Может, кто-либо, какая-нибудь из подруг Джессики – или Кортни – или Пол, – кто-то из них случайно сломал рамку, а потом не решился сказать об этом и спрятал обломки и фотографию? Или Джессика или Пат по какой-то причине убрали ее со стены?

Грейс не могла вспомнить, когда она в последний раз видела снимок. Разумеется, если фотография исчезла давно, Грейс обратила бы на это внимание. А может быть, и не заметила бы пропажи. С уверенностью сказать было трудно. И все же…

Тот, кто оставил торт, он же и забрал фото. Вероятнее всего, так. Грейс похолодела. Ее первый инстинктивный порыв был немедленно позвонить Тони Марино.

Грейс глубоко вздохнула, чтобы как-то унять охватившую ее дрожь. Она опять спустилась по лестнице и стала расхаживать по первому этажу, включая всюду свет и задергивая занавески. Рука ее судорожно сжимала пистолет. Затем она прошла в кухню и сварила себе кофе.

Ну и что в том страшного, что фотография пропала со стены, скажет Марино и скептически пожмет плечами. Любительский снимок ее и Джессики не представляет ценности ни для кого, кроме их двоих. Даже появление торта в запертом доме выглядит гораздо более тревожным событием.

В исчезновении единственной фотографии со стены, почти сплошь увешанной снимками, нет ничего зловещего. Значит, ей нельзя сообщать об этом Марино или кому-нибудь из полицейских.

Сидя за столом, Грейс маленькими глотками отхлебывала кофе и безуспешно пыталась занять себя чтением утренней газеты. Пропажа фотографии могла ничего не значить.

Но ни на одно мгновение Грейс не удалось себя и этом убедить.

Отложив газету, в которой не сумела прочесть ни одной строчки, Грейс позвонила Джекки, но той все еще не было дома. Она спрятала пистолет в шкафчик, откуда могла бы быстро достать его, но где Джессика вряд ли обнаружила бы оружие, и начала готовить ужин.

Когда в половине шестого Джессика вошла в кухню, Грейс стояла у плиты, пробуя, готова ли брокколи. Она была все еще в таком напряжении, что ей с трудом далась улыбка, адресованная дочери.

– Привет, дорогая! Хорошо провела время?

Одного взгляда на личико Джессики было достаточно, чтобы получить ответ на свой вопрос. Ее девочка просто светилась от счастья.

Такой радостно-возбужденной Грейс не видела дочь уже давно. Значит, решение отпустить ее на прогулку было правильным.

– Все было здорово, – охотно отозвалась она.

Волосы Джессики были лишь слегка влажные, из чего Грейс сделала вывод, что дочь недолго пробыла под дождем.

– Что купила?

– Ничего, – рассеянно ответила Джессика. Казалось, что вопрос о возможности сделать какие-то покупки застиг ее врасплох. Как будто ей раньше не приходило в голову, что она могла что-то приобрести для себя во время прогулки в парке, куда женское население городка чаще всего отправлялось именно за покупками в маленьких и недорогих магазинчиках. – Мы только разглядывали, что выставлено в витринах, – добавила она.

– И ты ничего не купила? – удивилась Грейс. Джессика никогда не возвращалась из парка без покупок.

– Разве я обязана там что-то покупать? – Джессика сменила тон. Теперь она вроде бы защищалась.

Итак, Джессика ничего не купила, но вернулась с сияющими глазами. Исходя из прежнего опыта, Грейс могла сделать только один вывод – там был мальчик, который чем-то увлек Джессику.

– А было там что-то интересное? – Грейс деликатно кинула пробный камешек, зная, что прямо поставленный вопрос заставит дочь замкнуться в себе. Возможно, и окольный путь не привел бы к цели. В последний год Джессика так тщательно оберегала все детали своей личной жизни от постороннего взгляда, будто это были какие-то сокровища, о которых даже матери нельзя было знать.

– Ничего выдающегося, – бросила Джессика и принюхалась к аппетитному запаху, витающему в кухне. – А почему ты не одета, между прочим?

– Для чего?

– Разве ты не идешь сегодня собирать деньги в избирательный фонд?

– О боже! – Грейс выронила ложку, которой помешивала в кастрюле, и в панике уставилась на дочь. – Я совершенно забыла…

Джессика посмотрела на часы.

– Линда придет в шесть. За двадцать пять минут ты успеешь одеться и перекусить.

Грейс подняла с полу ложку и сунула ее в раковину.

– Я никуда не пойду. Правда, уже поздно перезванивать Линде, что сегодня она не нужна. Но я заплачу ей и отправлю домой. Мы проведем вечер вдвоем. Я позвоню Джону…

– Это с ним ты собиралась идти собирать пожертвования? Он твой парень? Хорош собой? – Она задавала вопросы с неподдельным интересом.

– Джон Парсон? Пожалуй, про него нельзя сказать, что он мой парень и что он в моем вкусе. Мы коллеги по работе. И то, что я собралась с ним провести вечер, никакого значения для нас обоих не имеет. Так что уберите с лица вашу всезнающую улыбку, мисс. Мы оба поддерживаем Джорджа Лоу на будущих выборах в сенат, а для Джона это первый выход на сбор пожертвований, поэтому…

– Ты не должна подводить своего парня, – заявила Джессика твердо.

– Он не мой парень, и сегодня я никуда не пойду. – Грейс собралась было спросить у дочери про фотографию, но осеклась. Джессика выглядела такой счастливой, зачем же вновь пугать ее. Грейс взяла телефонную книгу, открыла на букву «П» и стала водить пальцем по строкам, ища номер Джона, но такового в книге не оказалось. – Должно быть, у него незарегистрированный номер.

– Вот видишь, ма, ты обязана явиться на встречу. За меня не беспокойся, здесь будет Линда. И вообще, не можешь же ты охранять меня постоянно до конца моей жизни.

Грейс в раздумье глядела на дочь. Не следовало оставлять Джона без поддержки – он был ее коллегой и хорошим другом, а для человека с политическими амбициями, каким он являлся, сегодняшнее мероприятие представлялось необычайно важным. С другой стороны, в Джессике заключалась вся ее жизнь.

– Знакомо ли тебе такое слово, как «чрезмерно»? – спросила Джессика раздраженно. – Ты чрезмерно бдительна, чрезмерно осторожна, чрезмерно назойлива в своей опеке. Не вбивай себе в голову разные глупости. Ничего не случится в твое отсутствие. Если мы с Линдой чего-то испугаемся, то вызовем полицию.

Полицию! Значит, Тони Марино. Грейс подумала о нем, и сразу же ее решение остаться дома было поколеблено. То, что он чем-то привлек ее интерес к себе, было уже плохо. А еще хуже то, что она, постоянно призывая его к себе, вроде бы вешается ему на шею. Он может сделать вывод, что Грейс заманивает его в свою постель. Ей нужно, чтобы какой-то другой мужчина появился в ее жизни. Джон Парсон, например.

Он вполне подходит ей. Достаточно приятной внешности, прилично одевается, остроумен, разведен и имеет хорошую работу. А Марино лишь коп, которого вызывают в случае опасности. Вероятно, он и относится к Грейс, как к истеричной женщине, которой всюду мерещатся преступники. Но он приходит, потому что это его работа.

Если Джон Парсон не так сексуален, как Тони Марино, то это ничего не значит. Секс не должен занимать слишком важное место в жизни тридцатишестилетней матери взрослой дочери. Прошло то время, когда она имела право искать себе самца для постельных утех.

– Мам, кончай возиться с ужином и беги наверх переодеваться.

Джессика как будто видела ее насквозь и поэтому одерживала победу над мятущейся в сомнениях Грейс. Такая воля и решительность, проявленные дочерью, даже понравились Грейс.

– Ты так настаиваешь?

– Не настаиваю, а требую, – нетерпеливо заявила Джессика. Она очень хотела спровадить из дома мать, но Грейс показалось, что Джессика заботится совсем о другом. О том, чтобы у матери не осталось в душе горького осадка после нарушенного обещания.

– Хорошо. Ты обещаешь, что будешь вести себя как следует?

Джессика округлила свои невинные глаза.

– А как же иначе, мам?

– Я вернусь как можно раньше. Ужин съешь вместе с Линдой. Там, куда я иду, меня, надеюсь, покормят.

– Беги принимай душ, а то опоздаешь на свидание, – командным тоном произнесла Джессика.

Когда Грейс принимала душ, раздался звонок в дверь, означавший, что явилась Линда. Пока Грейс вытиралась и сушила волосы – слава богу, что они у нее короткие, – снова раздался звонок.

Неужто это Джон?

Она прошлепала босиком в спальню, торопливо натянула белье и достала из платяного шкафа выбранный накануне наряд. Она остановила свой выбор на шелковом костюме, который надевала лишь однажды. Элегантная сумочка и туфли на высоких каблуках были приготовлены заранее. Легкий макияж, капелька духов, и она была готова. Грейс спустилась вниз.

Одетый в строгий темный костюм и белоснежную рубашку с шелковым галстуком красного цвета, Джон ожидал ее в гостиной, присев на краешек дивана, словно готовый взлететь немедленно и устремиться делать дела. Он опустил стакан с напитком, который держал в руке, – Джессика успела сыграть роль гостеприимной хозяйки – и шумно вздохнул, что должно было означать восхищение.

Ему было сорок пять или чуть больше – рыжая шевелюра еще не поредела, брюшко не появилось, а его улыбка Грейс нравилась.

– Еще одна минутка, и я готова, – сказала Грейс. – Я только попрощаюсь с Джессикой.

– Конечно. Позволь мне сказать, что ты выглядишь на все сто!

– Спасибо.

Линда и Джессика уже поглощали на кухне броколли, приготовленную Грейс.

– Какая ты красивая, мам!

– Ваша дочь права, истинное слово, судья Харт, – поддержала Джессику Линда.

«Господи, жизнь так коротка! Надо стараться брать от жизни все», – промелькнуло в мозгу у Грейс.

– Все телефоны у тебя есть, Линда. – Она снова вернулась с небес на грешную землю. – Соседи, полиция, пейджер Марино, если понадобится…

– Успокойся, мам. И забудь хоть ненадолго о пожарах, «Скорой помощи» и о насильниках. Вся полиция на нашей стороне, не так ли? – с иронией спросила Джессика и потянулась за новой порцией брокколи.

– Я скоро вернусь, – пообещала Грейс, не очень-то рассчитывая, что обещание будет выполнено.

Выполнить его, действительно, оказалось трудно. Сначала был банкет, на котором еда и выпивка были в изобилии.

К десяти вечера ее слегка отяжелевший, но очень сосредоточенный спутник поднялся с места и начал обходить другие столы, заговаривая с мужчинами, которые извлекали из карманов чековые книжки: кто охотно, кто нет – Грейс не очень-то за этим следила. Ей нравилась сама эта праздничная, оживленная процедура, причастность к политике, которая делалась там, наверху, почти в небесах, но на первую ступеньку лестницы, ведущей туда, она как бы вступала.

Но главное удовольствие заключалось в возможности потрепаться с друзьями и коллегами обо всем на свете, не только на юридические темы, за длинным столом, где всего было вдоволь.

Впрочем, Грейс еще до выхода из дома объявила ожидавшему ее Джеку, что она должна вернуться домой к половине одиннадцатого. Когда Грейс повторила эти слова в разгар веселья, Джон был неприятно удивлен.

– Ты всегда исчезаешь со всех вечеринок, прямо как Золушка.

– Золушка исчезала в полночь, выполняя условия феи, а у меня договор с дочерью, – отшутилась Грейс.

– Сколько лет твоей дочурке – шестнадцать, семнадцать?

– Пятнадцать.

– Я тебе сочувствую. В такие годы с ними много проблем.

Грейс не собиралась дискутировать с коллегой на эту болезненную тему. Она поднялась из-за стола, и Джон был вынужден последовать за ней. Они прошли на стоянку, где Джон припарковал машину.

Дождь прекратился, но оставил лужи на асфальте, в которых отражались уличные фонари. Воздух был холодный и сырой. На небе быстро бегущие облака то открывали, то закрывали бледную ущербную луну. Темнота явно выигрывала сражение со светом, оставляя побежденному лишь крохотный кружок освещенного пространства под фонарем.

Грейс устроилась на пассажирском сиденье и украдкой посмотрела на своего спутника. Каждый раз, отправляясь на свидание, она гадала, чем кончится эта встреча.

После развода ее личная жизнь почти сошла на нет, но Грейс не слишком переживала по этому поводу. Провести хороший вечер в приятной компании, а потом расстаться со своим кавалером у порога ее дома – такая концовка редких свиданий вполне устраивала Грейс.

Когда они подъехали, она вышла и быстро застучала каблуками по асфальтовой дорожке, ведущей к теплому уюту дома. Джон не отставал от нее. Грейс вовсе не собиралась приглашать в свою спальню мужчину, когда за стеной была ее взрослая дочь. Джон словно бы прочитал ее мысли.

– Грейс, мы взрослые люди. Я хочу тебя, ты – меня. Твоя дочь уже давно знает, что делают в кровати мужчины и женщины, а ты все боишься задеть ее психику.

Он догнал Грейс и схватил ее запястье, когда она, повернув ключ, открывала заветную дверь в свое убежище.

– Может, смотаемся куда-то еще? – предложил Джон, и его губы потянулись к ее губам.

Как замечательно для женщины быть желанной. Даже от мужчины, которого ты не так уж желаешь, но все-таки он тебе не противен. А Джон ей противен не был.

– Я понял, что ты не так уж горишь желанием пригласить меня к себе, – со вздохом сказал Джон.

– Там Джессика, – пробормотала Грейс, словно оправдываясь.

Тогда, желая поставить хоть какую-то точку в этот вечер, он принялся покрывать ее лицо поцелуями, и Грейс с удивлением почувствовала, что ее тело отзывается на его поцелуи. Джон был очень нежен, даже осторожен, но Грейс мягко отстранилась от него.

– Мне надо идти. Спасибо за приятный вечер.

– Как насчет совместного ленча на будущей неделе? – Джон был раздосадован, но не показал вида.

– Я посмотрю свое расписание. – Грейс еще на шаг отступила от него. – Позвони, и мы договоримся. Спокойной ночи.

– Как скажешь. – Он был поистине великодушен. – Спокойной ночи, Грейс.

Джон отправился к своей машине, захлопнул дверцы, зажег фары и уехал.

Грейс вдруг почувствовала себя усталой. Все, что было на ней надето – и костюм, и туфли, и белье, – неприятно сковывало ее тело. Ей захотелось поскорее сбросить с себя все это.

Грейс уже взялась за верхнюю пуговичку, когда увидела человека, нет, не человека, а черную тень и тлеющий кончик сигареты. Существо это было или видение, но оно не шевельнулось, когда Грейс обратила на него внимание. Лишь пепел упал с алого кончика сигареты, и он засветился ярче уже после новой затяжки.

27

– Вы уже установили наблюдение за мной? – Испуг Грейс мгновенно перешел в ярость. Она была готова выцарапать глаза этому человеку.

– Я не знал, что у вас есть дружок, – спокойно заявил Марино и затянулся сигаретой, вновь вспыхнувшей алым огоньком в кромешной тьме.

– А я не знала, что вы курите. – Более остроумного ответа у нее не нашлось.

– Кажется, нам еще многое предстоит узнать друг о друге, ведь так? – Марино озорно подмигнул ей. Лицо его осветилось при новой затяжке.

– Что привело вас сюда в такой час? – Грейс вспомнила, и сердце ее едва не остановилось. – Джессика…

– Она в полном порядке. – Он в последний раз затянулся и выбросил светящийся окурок в кусты.

– Потише, так вы мне устроите пожар! – запротестовала Грейс, мгновенно обретая самообладание.

– Слишком сыро для пожара, не волнуйтесь. Кстати, может, вам стоит узнать, что я курю чужие сигареты. Я нашел пачку и зажигалку в тайнике под вашим крыльцом и соблазнился подымить после полугодового воздержания. «Уинстон», черт побери, оказался так хорош, что я уже подумываю, не стоит ли мне вновь начать губить свое здоровье.

– Чью пачку вы нашли? – Грейс растерялась и не сразу могла продолжить. – Джессики?

– Или вашу. Если у вас вошло в привычку покуривать вечерком на крылечке, – насмешливо заметил Марино.

– Не может быть, что она… – но опровергать его было бесполезно. Никто другой, кроме Джессики, не мог прятать пачку сигарет под крыльцом ее дома.

Но эта тема ушла как-то на второй план. С Джессикой и ее тайничком она разберется сама. Возник более насущный вопрос.

– Все-таки что вам здесь понадобилось?

– Я же обещал отнестись к вашему делу серьезно. Мне пришло в голову, что если кто-то действительно преследует Джессику или вас, то эти личности должны болтаться постоянно где-то возле вашего дома. И может быть, я кого-нибудь из них смогу схватить за шиворот.

Это было вполне разумное объяснение. Грейс не нашла никаких возражений.

– Ну и как, засекли кого-то? – спросила она, сразу почувствовав, как тепло разлилось по ее телу.

– Ни души. За исключением вашего приятеля.

Значит, он видел и тот натужный поцелуй. Грейс быстро оглянулась, чтобы удостовериться, насколько попадало в свет уличною фонаря место этого происшествия. Разумеется, было глупо с ее стороны стыдиться перед Марино за свое вполне естественное поведение. И все же она как дурочка принялась оправдываться:

– Джон не мой приятель, а коллега. И единомышленник по демократической партии. Мы были на мероприятии по сбору средств…

– О, простите! – с иронией поклонился Тони. – Я не знал, что судьи и демократы по убеждениям обычно целуются, расставаясь после праведных трудов. Мы, копы, просто желаем друг другу спокойной ночи и обходимся без поцелуев.

– Очень остроумно!

– Я пытался пошутить.

– Шутка не удалась, – заметила Грейс и перевела разговор на другую тему: – Как ваша племянница? Ее крестили? Вода в купели была не слишком холодная?

– Мне не довелось сунуть туда палец. Вокруг толпилось двадцать семь членов нашей семьи. Правда, малышка вопила изо всей мочи. К вашему сведению, у меня шесть братьев – все копы и все католики.

– О боже! – искренне удивилась Грейс. – А ваши родители живы?

– Мама жива, а отец скончался двенадцать лет назад. Он тоже был копом.

– И вы все живете здесь?

– Робби – младший – живет в Дейтоне, но на церемонию он тоже явился со всем своим выводком и с супругой, конечно.

– А кто из братьев у вас старший?

– Домни.

– Он вроде бы на три года старше вас. – Грейс была довольна, что не упустила эту подробность.

– Вы и это знаете? – улыбнулся Марино.

– Не все. Но сколько ему?

– Сорок два. Так что легко подсчитать, мне тридцать девять.

Грейс так и предполагала, хотя временами Тони Марино казался гораздо моложе.

– Зайдите и выпейте чашечку кофе.

– Спасибо, нет. – Он оперся спиной на скрипнувшие перила крыльца. – Ночь так хороша.

– Я отпущу Линду, сварю кофе и угощу вас честь по чести.

– Ладно, – уступил Тони, и в аккомпанемент ему прозвенели под порывом ветра легкие колокольчики.

Грейс долго копалась в сумочке, ища ключ, наконец отперла дверь и вошла в дом. Тепло уютного жилища сразу охватило ее. Все было в порядке, свет везде погашен, кроме комнаты, где Линда обычно возлежала на диване и ловила, переключая программы, обрывки фильмов по телевизору.

– Где Джессика? – Грейс отвлекла ее от этого приятного занятия.

– Ой, судья Харт! – Линда вскочила с дивана. – Я не ждала вас так рано.

Грейс улыбнулась ей как могла приветливее.

– Я немного устала и уехала до конца приема. Где Джессика?

– Она легла спать еще до десяти.

– Прекрасно.

Грейс прошла на кухню, бросила сумочку на стол. Линда шла за ней по пятам. Сонно зевая, Грейс варила кофе, а Линда в это время болтала о погоде. Процесс приготовления кофе затянулся. Линда, получив чек, ушла, а Грейс уже ругала себя за то, что была так настойчива, приглашая Марино. В глубине души она надеялась, что он тоже удалится, а не будет дожидаться обещанной ему за ночную вахту чашки кофе.

Перед тем как войти в свою спальню, чтобы переодеться, Грейс потрогала дверь комнаты Джессики. Та была заперта. Сквозь дверь доносились размеренные, тягучие удары тяжелого рока. Грейс сделала вывод, что Джессика уснула, так и не выключив свое стерео. Не в ее обычаях было запираться, но ведь сама Грейс настаивала на мерах предосторожности.

Грейс сменила выходной наряд на привычный тренировочный костюм.

Она спустилась в кухню, разлила ароматный кофе по двум чашкам. Подумав, Грейс добавила в одну сахар, вспомнив, что Марино предпочитает сладкий кофе. Накинув на плечи теплый шерстяной жакет, она вышла с чашками кофе на крыльцо.

Марино был на прежнем месте. Он только прислонился головой к перилам, будто шея его устала от напряжения.

– Ну, каков отсюда обзор? – неуклюже сострила Грейс. Уже было близко к полуночи. Они оба явно утомились. – Я принесла вахтенному матросу кофе.

– Спасибо. – Он выпрямился, погрел замерзшие ладони о горячую чашку. На дворе стало совсем холодно, промозгло и сыро.

– Я ценю ваши старания, – сказала Грейс. – Я знаю, что вы можете гораздо приятнее проводить свое время где-нибудь еше.

– Не делайте из этого проблемы, ваша честь! – Тони отхлебнул кофе. – Помните только, что я – коп. А кто мы такие, копы? Сторожевые псы!

Грейс присела рядом с ним на ступеньку, ее колено случайно коснулось его ноги, когда ослабшая доска, скрипнув, слегка прогнулась под ее тяжестью. Она поспешно отодвинулась, боясь расплескать кофе.

– Ведь вы не планируете провести всю ночь, сидя здесь? – спросила она как бы между прочим, отхлебывая кофе.

– Сколько понадобится, столько я и пробуду, таков был ответ.

– Уже холодает. Вы замерзнете.

– Я? Нет.

– Вы закаленный? А где ваша машина?

– За пару кварталов отсюда. Я хотел создать видимость, что вы с Джессикой одни в доме.

– А какая разница между сегодняшней ночью и завтрашней? Ведь ваша вахта не может продолжаться бесконечно?

– Ну, на завтра я тоже запланировал подежурить здесь.

– Вы же не верите, что нам что-то угрожает?

Он промолчал.

– Вы не можете провести остаток жизни у меня на крыльце.

– Неплохая перспектива, – усмехнулся Тони.

– Не говорите ерунды!

– И не думаю. Лишь только до понедельника. Вы сказали, что тогда вам сменят замки и установят охранную сигнализацию. Я прав или ослышался?

Грейс даже в темноте видела его улыбку. Но не издевательскую, а добрую. И ей все стало понятно. Он не сидел здесь, на крыльце ее дома, рассчитывая кого-то поймать. Он и не верил, что появится кто-то, кто может угрожать им. Он дежурил здесь в этой промозглый, бесконечный субботний вечер лишь потому, что знал – ей и Джессике не на кого больше рассчитывать.

Он знал, что такое страх, беспомощный страх одиночества.

– Иногда вы кажетесь мне отличным парнем, детектив, – сказала Грейс совершенно искренне.

В ответ он лишь хмыкнул.

– Отразите свое мнение в письменной форме, ваша честь. Я его пришпилю на стенку над своим рабочим столом. Это лучшее, что вы сказали мне за все время нашего знакомства.

Воцарилось молчание, полное доброжелательства. Конечно, долго это продолжаться не могло. Грейс решила ничего не скрывать от него. Она поделилась с ним тревожными сведениями:

– Вы опять скажете, что у меня паранойя, но вскоре после вашего ухода я обнаружила, что из галереи наших семейных фотографий исчезла одна. Фото, где мы с Джессикой.

– Ну и что?

– То, что неизвестный вновь взялся за дело. Фото похищено.

Выражения лица Марино она в темноте не видела.

– Вы хотите показать мне место преступления? – спросил он с явной неохотой.

– Хочу, – решительно заявила Грейс и этим сразу разрушила интимность их беседы.

Они проследовали вверх по лестнице, и она ткнула пальцем в пустое место на стене.

– Фотография была здесь. – Грейс продемонстрировала ему шляпку бесполезного гвоздика.

Тони наклонился вперед, изображая из себя дотошного детектива, и ее рука непроизвольно коснулась его груди. Он совершенно промерз во время своего добровольного дежурства, и ей вдруг захотелось своим теплом согреть его. Он стоял так близко от нее, причем на две ступеньки ниже, так что она могла бы положить обе руки ему на плечи, а их лица тогда бы непроизвольно сблизились, и губы могли бы…

Вместо того чтобы смотреть на указанный ему след преступления, он повернулся и взглянул ей прямо в глаза. Грейс откинулась назад, оперлась спиной о перила. Чудо, что они не сломались и она не полетела вниз.

– Было три фото, осталось два… Наши общие фотографии. Вот гвоздик – вы видите?

Грейс что-то растерянно бормотала. Она сознавала это и еще больше терялась.

– Грейс, – мягко обратился к ней Марино, и ей стало приятно оттого, что он обратился к ней по имени.

– Вы считаете меня истеричной дурой, как все… – Ей хотелось сказать: «Как все те женщины, что вешаются тебе на шею, красавчик коп?»

Она, конечно, этого не сказала, но кое-что он понял. Поэтому Тони промолчал, поджав губы.

– Я думаю, что тот, кто принес торт, и украл фото. Он нас пугает, но я не понимаю, с какой целью. – Грейс нашла в себе силы произнести это достаточно твердо.

Он переводил взгляд с пустого гвоздика на нее и обратно.

– Пожалуйста, молчите! – рассердилась Грейс. – Ваше право. Хотя вы только что заявляли, что относитесь к этому серьезно, детектив!

– Опять вы кидаетесь на меня, как бык на красное, – миролюбиво откликнулся Марино.

Его тихий, даже грустный отклик мгновенно отрезвил Грейс.

– Забудьте мой взрыв. Я виновата. Все это игра моего воображения.

– Зачем же так! Факт исчезновения фотографии я приобщу к делу. А дело уже заведено. Вас это удовлетворяет? – Он говорил так, будто был шкипером, выливающим из бочек китовый жир на разбушевавшиеся буруны у вожделенного берега. Вдруг Марино напрягся.

– Тихо! – шепнул он, но нельзя было не подчиниться его команде.

Двумя огромными прыжками он преодолел все ступени крутой лестницы, подхватив с собой Грейс, словно невесомую пушинку. Он пронес ее по узкому коридорчику и ворвался в гостиную.

– Посмотрите в то окно, – сказал он, поставив ее на ноги.

Какой-то момент Грейс пребывала в прострации. Потом она увидела.

За раздвинутыми занавесками мелькнула чья-то фигура и исчезла из виду.

28

– Оставайся на месте! – крикнул ей Марино, извлек пистолет, заткнутый сзади за пояс джинсов, и, уже крадучись, направился к парадному входу.

«Оставаться и ждать?» Как бы не так! Грейс бросилась в кухню за собственным оружием. Она собиралась выскочить наружу через кухонную дверь, и тогда они смогут с двух сторон захватить незнакомца в клещи.

Мысль о том, что они могут поймать негодяя, безжалостно преследующего ее дочь, пробудила в душе Грейс охотничий азарт. Когда-то она задавалась вопросом, способна ли она застрелить кого-либо, если это будет необходимо. Теперь Грейс получила ответ – да, способна, лишь только пистолет оказался в ее руке, и она выскользнула из дома.

От кухонной двери до входа в гараж тянулась цементная дорожка футов пять шириной и двенадцать в длину. Разросшиеся кусты вербены по обеим сторонам образовывали как бы стены и крышу, и получилось некое подобие туннеля. С каждого конца в кустарнике были проемы, через которые можно было попасть и на лужайку перед домом, и на задний двор.

Грейс пробралась по туннелю до прохода на выложенную плиткой тропинку, огибавшую дом. Ей были нипочем ледяной душ из дождевых капель, сыпавшийся с ветвей, и пронизывающий ветер. На разгоряченном ее лице влага мгновенно высыхала. Пистолет не дрожал, крепко зажатый в руке, взгляд настороженно шарил вокруг.

Везде было темно, кроме желтого светлого кружка под фонарем футах в тридцати от Грейс. Сама же она оставалась в непроглядной тени между домом и гаражом. Но из этого укрытия обзор ее был ограничен. Двигаясь очень осторожно, она прислушивалась, но удары ее сердца заглушали все другие звуки.

Где же Марино? Где незнакомец? Помня, в каком направлении он скрылся после того, как был замечен в окне гостиной, Грейс сделала вывод, что незнакомец где-то на заднем дворе.

Она услышала шорох, обернулась и увидела какое-то неподвижное пятно на козырьке над кухонной дверью, откуда только что недавно вышла, пятно еще более темное, чем угольно-черное небо, на фоне которого вырисовывался этот силуэт. Пришелец, очевидно, намеревался пробраться оттуда на крышу дома и поискать какое-нибудь незапертое окно на втором этаже.

Впоследствии Грейс не могла вспоминать эти жуткие мгновения без дрожи. Но тогда она не колеблясь вскинула пистолет и прицелилась.

– Не двигайся! – заорал на нее Марино. Его голос звучал глухо и доносился откуда-то издалека.

Фигура на крыше дернулась, словно пес, поводок которого внезапно и со всей силой натянул хозяин, и развернулась в направлении голоса. Вероятно, при этом незнакомец поскользнулся на мокрой от дождя крыше. Руки его взлетели вверх и замолотили по воздуху, ноги нелепо затанцевали, и таинственное существо сваталось с навеса с жалобным возгласом. Мрак поглотил его.

У Грейс перехватило дыхание. Вся кровь отлила от сердца. Лицо и тело тотчас заледенели. Этот тихий голос она бы узнала всюду и всегда, в любых обстоятельствах, как бы ни исказил его испытываемый страх.

– Джессика! – в ужасе воскликнула Грейс.

Она помчалась со всех ног к месту падения дочери.

Джессика лежала на траве, беспомощно раскинув руки, а Марино уже склонился над ней, стоя на коленях. Мгновенной вспышкой в мозгу у Грейс запечатлелась эта картина и осталась навсегда. На заднем плане виднелся детский домик Джессики, построенный давным-давно на могучих ветвях старого дуба. С тех же пор свисали и желтые пластиковые качели. Сейчас их раскачивал ветер.

Душ дождевых капель обрушился откуда-то с высоты на Грейс, обрызгал ее всю с головы до ног.

– Джессика! Джессика! – Грейс упала на колени рядом с Марино. Она всматривалась в лежавшую навзничь, неподвижную дочь, усилием воли отгоняя настойчиво вторгающиеся в голову страшные мысли. Напрочь забытый пистолет все еще был зажат в ее правой руке. Она случайно коснулась им Марино. Он вздрогнул и пробормотал:

– Бой мой! Сейчас же отдайте его!

Марино отобрал у нее пистолет, но она этого даже не заметила.

– Привет, мам, – произнесла Джессика едва слышно.

Кровь прилила к щекам, сердце застучало, Грейс сразу же бросило в жар.

– Привет, мам, вот как? – откликнулась она недоуменно, каким-то несвойственным ей голосом, на пару октав выше, чем всегда. – Джессика Ли Харт! Скажи, что ты делала в полночь на крыше?

– Об этом нетрудно догадаться. Вероятно, опять где-то шлялась, – сухо произнес Марино, не дождавшись ответа Джессики.

Грейс молча разглядывала дочь. Чтобы обуздать нахлынувшую на нее ярость, она на мгновение зажмурилась, а когда открыла глаза вновь, то Джессика уже стояла на ногах и отряхивала испачкавшуюся одежду.

– Я действительно очень сожалею, мам, – прозвучал ее по-детски умильный голосок.

– Ты не поранилась? – спросила Грейс на всякий случай.

Джессика покачала головой.

– Иди в дом. – Грейс сама изумилась ледяному тону, каким это было сказано. Но и на самом деле она уже не испытывала никаких чувств. Они ее покинули. Осталась только опустошенность, и ледяной холод поселился в душе. Она была в шоке. Но это, вероятно, даже лучше в данной ситуации.

Джессика окунулась в уютное тепло кухни. Грейс вошла следом. Марино задержался у двери, запирая ее на засов. Как-то непроизвольно Грейс обратила внимание, что в руке он нес ее пистолет. Свой он убрал на место.

Джессика прошла в глубь кухни, оставляя на полу мокрые, грязные следы, обернулась и посмотрела на мать. Одной рукой с выкрашенными зеленым лаком ногтями она оперлась о край раковины, другой старательно убирала с лица налипшие длинные пряди. Грейс отметила, что розовая прядь впереди сменила цвет на ярко-алый, чтобы соответствовать серьгам, свисающим не меньше чем на два дюйма. Должно быть, Джессика перекрасилась, когда оставалась сегодня вечером под присмотром Линды. Одета она была так же, как и на сегодняшней дневной прогулке, – в джинсы и черную кожаную куртку, но Грейс помнила, что Джессика, придя домой, переоделась. Выходит, она вновь сменила одежду и ушла, обманув Линду. Значит, ни на кого нельзя полагаться?

– Где ты была? – Грейс задала вопрос спокойно, не проявляя никаких эмоций, но понимала, что голос ее звучит неестественно, словно говорит какая-то механическая кукла. На дочь она сейчас смотрела как на существо с другой планеты, старательно пряча вполне оправданное любопытство и с некоторой брезгливостью.

Как могла Джессика снова улизнуть из дома? Неужели то, что им пришлось пережить, не послужило ей уроком? Сама мысль о том, что ее дочь бродит где-то во тьме, без всякой защиты, когда кто-то неизвестный охотится за нею, ужасала Грейс. Разве Джессика абсолютно лишена здравого смысла и чувства самосохранения?

– Мам, извини, – промямлила Джессика. Личико ее было белым как бумага, глаза напоминали блюдца, казалось, она вот-вот разрыдается. Однако переживания дочери сейчас совсем не трогали Грейс. Ни капельки!

– Где ты была? – на этот раз вопрос был задан с таким нажимом, что Джессика растерянно заморгала.

– Я была в гостях, на вечеринке. Ты это хотела узнать? На вечеринке, понятно? Я знала, что ты меня туда ни за что не отпустишь, поэтому удрала тайком. Я сожалею, честно. – В голосе Джессики уже ощущались резкие нотки. Она стала агрессивной. Подбородок ее вздернулся вверх, руки сжались в кулачки.

В ответ Грейс тоже напряглась.

– Твоя спальня была заперта. Значит, ты выбралась через окно. Ты нарочно заперла дверь изнутри и включила музыку, чтобы обмануть меня, когда я вернусь домой. Ты и обратно собиралась влезть в окно, чтобы все было шито-крыто. Я не права?

Грейс мысленно представила все действия дочери так же ясно, как будто их показали в кино.

– Начнем с того, что это было очень опасно! Ты вообразить себе не можешь, чем это могло обернуться. У меня был пистолет, у Марино – тоже. Мы оба были вооружены и приняли тебя за преступника. Что, если кто-то из нас выстрелил бы в тебя? Что, если преступник был бы неподалеку и тебя подстерег? Что, если б ты разбилась, упав с крыши?

– Хватит, мам! – прервала ее Джессика. – Все, что я ни делаю, тебе кажется опасным! Куда бы я ни пошла, что бы я ни съела! Все мои друзья в твоем представлении мои злейшие враги. Ты бы хотела, чтобы я оставалась десятилетней девочкой всю жизнь. Но это не в твоей власти, понятно? Не можешь! Это моя жизнь, и я проживу ее как захочу!

– С такими воззрениями, юная леди, ты больше не выйдешь за пределы этого дома. Никогда!

– А что ты собираешься сделать? Похоронишь меня здесь заживо? Ни к чему это не приведет. Я просто сбегу.

– Если ты посмеешь…

– И что, мам? Как ты поступишь? Ничего ты не сделаешь! Все будет впустую. Все!

Джессика уже перешла на крик. Ее личико приблизилось вплотную к лицу Грейс, глаза горели гневом.

Грейс почувствовала запах спиртного изо рта дочери. В лучшем случае – крепкого пива.

– Ты пьяна! – Грейс не могла в это поверить. – Неужели опять?

– Глотнула немного пива. И что тут такого? Ведь я была на вечеринке. Туда принесли бочонок, и я отхлебнула, как и все остальные. А хочешь знать, что я сделала потом? Я выкурила пачку сигарет и затянулась разок травкой, – слышите, детектив? – затянулась травкой и поразвлеклась немного с отличным парнем. И буду поступать так и впредь, когда захочу, и ты меня не остановишь! Руки коротки!

Грейс взорвалась. Впервые за многие годы она полностью потеряла контроль над собой.

– Это мы еще увидим! – воскликнула она. И прежде чем сообразила, как ей должно поступить, размахнулась и влепила Джессике пощечину.

Звук удара и последующий за ним вскрик дочери повторило эхо. Рука Грейс застыла в воздухе. Лицо ее побелело, стало таким же, как у дочери.

Только щека Джессики постепенно меняла свой цвет, наливалась розовым там, где отпечатался след пощечины.

Какое-то мгновение мать и дочь в удивлении молча рассматривали друг друга.

– Ненавижу тебя, – выдохнула Джессика и прижала ладонь к пылающей щеке. – Я буду жить с папой.

Тело Грейс обмякло. Она почувствовала себя плохо, в буквальном смысле физически плохо. Но сейчас уже не было привычного пути к примирению – объятия, совместные слезы и обещания исполнить все, что Джессика только пожелает. Надо было проявить твердость. Ставка была слишком высока – может быть, сама жизнь ее девочки.

– Иди к себе, – сказала Грейс холодно. – Мы обо всем поговорим завтра.

– Моя дверь заперта изнутри. – Хотя слезы уже текли по ее лицу, Джессика придерживалась прежнего, независимого и агрессивного тона. – Я не смогу туда попасть.

– Я тебе открою. Идем, – вмешался Марино, дотоле незримо и неслышно присутствующий при «обмене мнениями» между матерью и дочерью.

Он не стал ожидать позволения от Грейс, что было вполне разумно. Грейс была настолько взвинчена, что с ее языка могло сорваться то, о чем она впоследствии бы сожалела. Ей самой было очень страшно, что ситуацию она уже не сможет тогда ввести хоть в какие-то удобоваримые рамки.

Марино покинул кухню вместе с Джессикой, которая усиленно потирала рукой свою «оскорбленную действием» часть лица, как могло бы быть написано в полицейском протоколе. Грейс казалось, будто ударила она саму себя, а не свою любимую, нежную девочку, которая еще недавно считала свою маму самой лучшей из всех мам на свете.

Грейс согнулась, навалившись на кухонную стойку, уперлась лбом в дверцу шкафчика и закрыла глаза.

В такой позе ее застал возвратившийся Марино. Прошло пять минут или, возможно, пятьдесят. Грейс потеряла ощущение времени. Она слышала, как он ходит по кухне, но не могла заставить себя открыть глаза.

Все силы ушли из нее. Она смертельно устала. И была опечалена, опечалена до полного опустошения, до самой горькой тоски. Как если бы она потеряла Джессику вообще – навсегда.

– Вы в порядке? – Марино наконец-то подал голос. Он остановился рядом с ней и положил руку на ее локоть. Его прикосновение вернуло ее к действительности, напомнило, что на ней почти насквозь промокшая одежда, в кроссовках хлюпает вода, а все лицо в слезах.

Она не плакала уже много лет. Давным-давно Грейс усвоила после нескольких тяжких жизненных уроков, что слезы приносят лишь временное облегчение. Что единственным результатом любых рыданий бывает только покрасневший нос.

– Все просто замечательно, – сказала она, и собственный голос показался ей чужим.

– Грейс. – Марино чуть сильнее сжал ее локоть.

– Со мной все в порядке. – Она произнесла это резко, и он тут же отпустил ее руку. И даже отступил на шаг.

Ей надо было чем-то занять себя. От сырой верхней одежды ее начало знобить. Она принялась расстегивать пуговицы на куртке, но пальцы почему-то дрожали, и это простое занятие давалось ей с трудом. Марино помог ей избавиться от куртки. Это маленькое проявление доброты почему-то вызвало у нее новый поток слез. Грейс отчаянно моргала ресницами, пытаясь остановить слезы, и по-прежнему не поворачивалась к нему. Она не желала, чтобы он видел ее плачущей.

– Вы открыли ей дверь? – удалось произнести Грейс достаточно внятно.

– Ага, – сказал он. – Кредитная карточка почти всегда выручает в таких случаях.

И он опять придвинулся к ней.

– Пожалуйста, будьте так добры, оставьте меня в покое, – взмолилась она, почувствовав, что он собирается повернуть ее лицом к себе. Но он не послушался и сделал по-своему. Марино был нежен, но настойчив.

– Эй, вид не так уж плох, – произнес он, разглядывая ее заплаканное лицо.

Гордость вынудила Грейс открыть глаза и бросить на него осуждающий взгляд. Для этого ей пришлось задрать голову вверх – так он был высок. Его черные волосы блестели в ярком свете лампы, а кожа казалась совсем смуглой, почти бронзовой. Рот его был строго сжат, но глаза смотрели сочувственно, почти ласково. Он был в такой близости от нее, что она ощутила себя словно взятой в плен. Край кухонной стойки врезался ей в спину, спереди незыблемой громадой возвышался Марино. Единственное, что она могла сделать, это попытаться утереть слезы.

– Не так уж плохо, – повторил он. – Могло быть хуже.

– Да уж, конечно. Однако впервые в жизни я ударила дочь. Вот это хуже всего.

– Вы сорвались. Такое бывает со всеми.

– О боже! Я чувствую себя такой плохой матерью… – К своему стыду, она шмыгнула носом.

Грейс совсем не собиралась ни говорить ему подобные вещи, ни делать таких признаний. Ему – еще меньше, чем кому-либо из своих знакомых. Ведь он с самого начала сомневался в ее способностях воспитывать дочь как положено. Но сейчас, полностью разбитая, она нуждалась в утешении, в добром слове или хотя бы в ободряющем взгляде, которым он мог ее одарить. Ей срочно требовалось плечо, на котором можно было выплакаться.

– Пустите же меня, Марино, – сказала она, стараясь освободиться из кольца его рук, не вкладывая, впрочем, в эти действия сколько-нибудь реальных усилий. – Пустите, а то я выставлю себя вообще полной и окончательной дурой.

– Дурой вы никогда не были и не будете, – возразил Марино. – Так же как и плохой матерью. – Он заговорил на удивление мягко, но отпускать ее не собирался. – Что я увидел с той поры, как повстречался с вами обеими? Хотите знать? Я увидел женщину, любящую свою дочь и делающую все возможное, чтобы девочке было хорошо. И я увидел дочь, любящую свою мать, но попавшую в непростые обстоятельства и запутавшуюся в своих личных проблемах. Но подумайте! Она ведь подросток, а с ними такое случается сплошь и рядом. Вам незачем бить себя кулаками в грудь и в отчаянии рвать волосы.

Несмотря на все героические усилия, Грейс опять предательски шмыгнула носом.

– Вы кто – специалист по семейным проблемам? – спросила она, по возможности разряжая обстановку.

– Нечто вроде этого.

Выражение его лица повергло ее в растерянность. Марино был очень серьезен и очень печален. Слезы вновь навернулись ей на глаза и потекли по лицу. Она не привыкла, чтобы кто-нибудь так смотрел на нее.

– О, боже мой, – произнесла Грейс жалобно и уткнулась лбом ему в грудь.

Марино расстегнул кожаную куртку, и лоб ее коснулся мягкой фланели его рубашки.

– Я же говорила, что веду себя совсем по-глупому.

– Ну и продолжайте в том же духе. У нас вся ночь в запасе.

29

Грейс вцепилась в мягкую ткань с такой силой, как утопающий за спасательный круг. Их тела разделяла только одежда. Его руки обвились вокруг нее – нежно, но сильно, лаская и защищая. Какая это была роскошь – опираться на него, роскошь быть опекаемой, чувствовать, что твои заботы еще кому-то небезразличны, что кто-то готов помочь тебе.

– Так что рассказывайте, – сказал он, и Грейс, шмыгая и всхлипывая, прижалась к нему так близко, что ближе уже некуда, и начала исповедоваться. Она рассказывала о Джессике, о том, какой та была замечательной маленькой девочкой и как Джессика возненавидела свою болезнь и бунтовала против инъекций инсулина, против диеты и вообще против материнской заботы о ее здоровье.

Она призналась, что не сможет простить себе того, что, увлекшись работой, уделяла дочери мало времени, когда Джессика была маленькой. Она говорила о своем разводе и о том, как это подействовало на Джессику. Она описывала тот ужас, который испытала, узнав, что Джессика втягивается в наркотики, о своем страхе, что ее девочка может стать мишенью для мести наркодельцов.

Пока длилась эта сбивчивая, долгая исповедь, Тони не пошевелился, а только слушал и иногда сочувственно вздыхал. Выговорившись, Грейс поникла в его объятиях, ощущая странное умиротворение.

Он поскреб щетину, уже проступившую на подбородке, и, наклонившись, шепнул ей на ухо:

– Представьте себе, что вы говорили целых сорок пять минут, и все о Джессике. А я бы хотел кое-что услышать о Грейс.

Она отстранилась, чтобы увидеть выражение его лица. Ей это было очень важно. Он смотрел на нее с доброжелательной улыбкой.

– Что именно вы хотите обо мне знать? – Грейс нахмурилась.

– Многое. А так я могу сделать ошибочный вывод, что вся ваша жизнь вращается вокруг Джессики.

– Вы не ошиблись. В ней вся моя жизнь.

– Может, в этом и проблема? Может, вам стоит немного пожить ради себя самой – хотя бы для разнообразия?

Грейс начала сердиться, – что он понимает в ее отношениях с дочерью? Но злость угасла, едва вспыхнув. В конце концов, Марино высказал вслух именно то, что она временами говорила себе, – ей надо отдалиться от Джессики, пусть хоть на немного. Но то, что рождается в голове, не так-то легко передается сердцу. Она постаралась улыбнуться ему в ответ.

– Спасибо за совет. Постараюсь ему последовать.

Она наконец разжала пальцы и непроизвольно оперлась раскрытыми ладонями о его грудь. Приятно было ощущать твердость его мышц, впитывать в себя исходящее от его тела тепло, вдыхать запах мужчины, знать, что он и сильнее и уверенней в себе и что он рядом и готов позаботиться о ней.

Собранные воедино, эти факты образовали весьма взрывоопасную комбинацию, Грейс это прекрасно понимала. Если она еще сохраняла остатки разума, ей следовало бы убрать свои руки от его тела, освободиться из его объятий и обрести прежнюю самостоятельность в мыслях и поступках. Но она не была в состоянии заставить себя сделать это, по крайней мере сейчас.

– Начните с меня, – посоветовал Марино.

Она удивленно вскинула брови.

– Начать с вас? Как это? Что вы имеете в виду?

Тони озорно усмехнулся. Он действительно был очень хорош собой – и неважно, к какому типу мужчины можно было его отнести и чьим вкусам он соответствовал. Карие глаза его искрились, по губам блуждала легкая улыбочка.

– А вам когда-нибудь приходило в голову, что я нахожу вас весьма привлекательной?

Грейс взглянула на него подозрительно.

– Н-нет.

– А вы не подумали ни разу, что заботиться о спокойствии какой-то одной жительницы города все двадцать четыре часа в сутки не обязанность полицейского детектива, если его не побуждают к этому некие особые причины?

– Нет, я не подумала об этом, – растерялась Грейс.

– Тогда стоит об этом подумать, ваша честь. – Тони с нарочитой фамильярностью погладил ее по спине.

Она ощутила движение его рук даже сквозь толстый спортивный свитер. Ее губы невольно приоткрылись в ожидании поцелуя.

Боже, как она хотела, чтобы он ее поцеловал.

Руки ее оперлись о его плечи, и она приподнялась на цыпочки, торопясь встретить его рот. Когда губы их впервые соприкоснулись, контакт был мимолетным, едва ощутимым и даже получился каким-то неловким, но все равно его горячее дыхание обожгло ее, и Грейс ахнула. Она прижалась к нему со внезапной яростной требовательностью и заключила его шею в кольцо своих рук.

Его рот оторвался от ее рта, и они встретились взглядами.

– Я хотел это сделать сразу же, как только положил на тебя глаз, – заявил он шепотом и снова поцеловал ее, теперь уже властно, с полным правом собственника – ее рта, губ, языка, ее тела.

Огонь пронизал Грейс, достиг даже кончиков пальцев ног.

– Ты не должен… – запротестовала она, задыхаясь, отводя рот в сторону, пытаясь взять свои действия под контроль, сохранить ясный разум. Он самоуверенно улыбнулся прямо ей в лицо, затем запечатлел на ее губах еще один жадный поцелуй, и ее голова окончательно затуманилась, закружилась, и она вся отдалась своим ощущениям.

– Нет, должен. Властные женщины меня очень возбуждают. – Это было не больше чем невнятное бормотание в перерывах между пвцелуями.

Грейс откликалась на его слова лишь блаженной улыбкой, почти потеряв сознание от вожделения. Когда их губы вновь сомкнулись, теперь уже она целовала его с жадностью и никак не могла насытиться. Она желала большего, полного слияния, чтобы не только губы и языки участвовали в этом действе, но и кожа ее терлась о его обнаженную кожу, а тела сплавились воедино.

– Подожди! Подожди… – шептала она в редкие и краткие мгновения, когда смутное сознание все-таки возвращалось к ней. Ей нужно было замедлить этот стремительный натиск. – Я даже не знаю, женат ли ты?

Его ничуть не удивил неожиданный вопрос.

– Нет, я не женат, – сообщил Марино. И все-таки в его поспешном заявлении ощущался некий след колебаний, какой-то странной издевки над самим собой.

– Хорошо, но… – Грейс понимала, что еще многое ей надо было узнать о нем, требовалось задать ему множество вопросов, многое обсудить, прежде чем все зайдет слишком далеко, но было уже поздно, потому что, как только он целовал ее, она напрочь теряла голову и сама тянулась за поцелуями. Тони уже гладил ее грудь сквозь свитер.

Вопль Джессики был внезапен и отрезвляющ, как ледяной душ. Его рука застыла. Рот сомкнулся. Они молча взирали друг на друга – неуверенные, что это им не померещилось.

Но тут Джессика закричала снова.

Грейс оттолкнула Марино, он одновременно отпустил ее. Они оба устремились к лестнице. Тони обогнал ее и первым взбежал по ступеням, на ходу доставая пистолет.

Джессика выскочила из своей спальни, когда они были на полпути. Грейс услышала топот ее босых ног в холле верхнего этажа. Потом она показалась – такая по-детски маленькая в своей голубенькой ночной рубашке. Волосы, разметавшись, почти закрывали ей лицо. Она цеплялась за лестничные перила, захлебываясь в истерических рыданиях.

– Что с тобой? Что случилось? – набросился на нее с расспросами Марино, а Грейс лишь беспомощно твердила:

– Джессика, Джессика…

– Мам! О боже, мам! Он там, в моей постели!

– Обе оставайтесь здесь, – приказал Марино.

Он обежал Джессику и скрылся в ее спальне. Девочка упала в объятия матери.

– Родная моя, что стряслось? – Все недавние размолвки были забыты. Они вновь стали единым существом – мать и дочь.

– О, мам! Как это страшно! Почему кто-то сделал это? – рыдала Джессика, уткнувшись ей в плечо. Грейс с трудом разбирала, что говорит дочь.

– Что там произошло? Скажи мне, малышка.

– Грейс! – позвал из дверей спальни Марино. Его пистолет снова был спрятан. Это означало, что непосредственной опасности нет. – Я думаю, вам стоит на это взглянуть.

Он был мрачен. Трудно было поверить, что это тот самый человек, кто только что страстно целовал ее. Трудно было поверить, что она только что с такой же страстностью отвечала на его поцелуи.

В этот вечер ее целовали двое мужчин. Так получилось. Поцелуй первого она уже успела забыть. Они были такие разные – эти мужчины. Второй отличался от первого, как солнце от свечки.

– Джесс, дай мне пройти. Я должна взглянуть. – Грейс попыталась осторожно освободиться от судорожных объятий дочери.

– Я пойду с тобой!

Грейс пришлось кивнуть, соглашаясь. Иначе Джессика ее бы не отпустила. Марино, насупившись, следил сверху, как приближаются к нему мать и дочь. Когда они подошли, он рукой загородил Джессике дорогу.

– Не стоит ей снова видеть это, – обратился он к Грейс.

– Подожди здесь, детка, – попросила Грейс дочь.

Они с Марино прошли в комнату. Он подвел Грейс к кровати дочери.

– Я легла и повернулась на бок, вытянула ногу и коснулась чего-то… – доносились из холла через раскрытую дверь объяснения Джессики. Но речь ее тут же прервалась рыданиями.

В комнате горел только маленький ночник. Тьма сгущалась по углам комнаты. Сброшенная Джессикой одежда валялась на полу. Еще одно доказательство намеренного вызова со стороны ребенка, приученного с раннего детства аккуратно вешать снятую одежду в шкаф. Кружок света падал на обшитую розовым кружевом подушку, еще хранившую след от головы Джессики. Ее наушники лежали возле подушки – безмолвное свидетельство того, что Джессика, лежа в кровати, слушала музыку.

Одеяло и простыня были откинуты и свисали кровати до пола, покрытого ковром.

– Взгляните.

Марино указал Грейс на нечто, лежащее в ногах кровати на матрасе. Грейс не сразу смогла разобраться, что это такое.

А это был запечатанный в полупрозрачную пластиковую сумку, наполненную водой, мертвый Год-зилла.

30

– О нет! – вырвалось у Грейс. Она зажала рот ладонью и отступила на шаг от кровати. Взгляд ее все равно был прикован к тому ужасному предмету, что был перед ней.

– Кто-то его убил, – сдавленно произнесла Джессика, по-прежнему оставаясь за порогом своей комнаты.

Босая, худенькая и трогательная в своей бледно-голубой ночной рубашке, она выглядела сейчас совсем ребенком. Грейс поспешила к ней, но и Марино тотчас очутился рядом. Взрослые люди встали около нее, готовые защитить, но не зная, как утешить.

– Он был такой безобидный. Зачем же убивать его?

– Я не знаю, детка. – Грейс перевела дух и продолжила: – И такие изверги бывают.

– Но он знал, как я им дорожу! – Слезы вновь потекли из глаз Джессики.

Грейс могла торжествовать. Все свидетельства преследования ее дочери маньяком были налицо. Теперь детектив Тони Марино уже не мог отмахнуться от непреложного факта и по-прежнему считать, что все ее страхи – навязчивый бред истеричной женщины.

Тони, как и положено мужчине в данной ситуации, взял командование на себя.

– А теперь, леди, марш вниз. Я не хочу, чтобы вы здесь топтались, пока не прибудет криминальная бригада.

Он обнял их обеих за плечи и подтолкнул, чтобы они скорее спустились на первый этаж. Для Грейс его прикосновение было хоть каким-то слабым напоминанием о недавней их близости, для Джессики – спасением от истерики в подчинении разумной, сильной и доброжелательной воле. Грейс могла бы радоваться, что ужасное происшествие затмило их недавнюю ссору, но тревога и жалость к дочери были сильнее всех, остальных чувств.

– Я же вам говорила, что это не простое озорство, – повторяла Грейс, пока они спускались по лестнице. – Вы все еще придерживаетесь такого мнения?

– Нет. Я уже начал сомневаться. – Было непонятно, то ли он иронизировал, то ли говорил серьезно. – Первым делом надо определить, как наступила смерть хомяка. Утонул ли он в жидкости, в этой холодильной сумке, умер ли от естественных причин, прежде чем его поместили туда, или был умерщвлен насильно до этого. Ответы на эти вопросы подскажут путь, каким будет проводиться расследование. Мне необходимо срочно сделать несколько звонков по вашему телефону.

У Грейс внутри словно распрямилась стальна пружина. Она теперь могла снова противостоять ему – каким бы он ни был привлекательным мужчиной и как бы ловко у него ни был подвешен язык. На первое место в ее сознании вновь встала Джессика и угроза, проникающая в ее жилище, в которую Марино не верил.

– Нет, детектив Марино! Самым срочным будет мой звонок окружному прокурору. Я потребую официальной полицейской защиты моей дочери. И причем немедленной. Посмотрим, как к этому отнесутся.

– А я кто для вас, разве не полицейский? – Тони Марино перешел на сухой тон.

– Я вас не критикую. Я прошу официальной защиты. Давайте не будем переходить на личности.

– Я так понимаю, что вы хотите перепрыгнуть через мою голову и обратиться в высшую инстанцию, ваша честь? Что ж, это ваше право, – пожал плечами он.

– А я все время толковала вам об этом, мистер детектив! На вас свет клином не сошелся!

Теперь они вновь вернулись туда, откуда начали. Она судья, уважаемая гражданка, он – коп, прибывший по вызову.

– Прекрасно. Вызывайте того копа, кто вам больше по нраву.

В их поединок невольно вмешалась Джессика.

– Мам! Ты правда думаешь, что кто-то хочет запугать меня до смерти?

Она прильнула к матери, и Грейс, ощущая всем телом и душой трепет этого беспомощного, юного и родного ей существа, не могла ни солгать дочери, ни сказать правду. Поэтому она была искренна.

– Я не знаю, дорогая.

– Мне так страшно.

– Мне тоже.

Марино наблюдал эту трогательную семейную картину нарочито равнодушно.

– Уложите ее в своей спальне и дайте легкое снотворное. И позаботьтесь, чтобы она вновь не вылезла в окно. – С этими словами детектив предоставил им свободу действий, оставив их в холле.

Его показное спокойствие раздражало Грейс. Он уже расхаживает по дому и распоряжается, как хозяин. Она повысила голос, чтобы он услышал:

– Я не бросаю слов на ветер. Я потребую полицейской защиты для моей дочери. – Грейс самой был неприятен столь вызывающий тон, но она решила проявить твердость.

– Что ж! Кавалерия уже скачет на помощь, а индейцы бегут в панике, – не к месту сострил Марино. Он появился перед ними, держа в руках две чашки. Розовый купальный халатик Джессики он перекинул через руку.

– Что это означает?

– То, что вы выиграли подачу и начинаете набирать очки. Тотальная полицейская слежка за вами будет обеспечена. – Он явно подшучивал над ними. – Вам подан горячий шоколад и одежда. – Тут он посмотрел на Джессику. – Ты, вероятно, захочешь накинуть что-нибудь на себя. Сейчас сюда явится ваша любимая полиция и будет задавать много-много вопросов. Может быть, для укрепления духа вы еще приготовите себе кофе, ваша честь?

Грейс уловила только его последние слова «кофе» и «ваша честь». Он опять посмеивался над ней и к тому же изучил ее привычки.

– Может, мне заняться приготовлением кофе? – предложил Марино вполне серьезно, но с веселыми искорками в глазах.

– Да, пожалуйста, – сказала Грейс. А почему бы и нет? Пусть хозяйничает.

– Как вам кажется, Годзилла не мучился? – неожиданно подала голос Джессика.

У Грейс сердце перевернулось от жалости к дочери.

– Я не знаю, детка. Надеюсь, что нет.

Все они собрались в гостиной, куда Марино принес чашки с горячим шоколадом и кофе. Все здесь было так благоустроено, обставлено с такой заботливостью, что дико было подумать о какой-то злой силе, способной вторгнуться сюда.

– Кто-то хочет меня убить? Неужели это правда? – пролепетала Джессика, обращаясь к Марино. – Это из-за той травки, что я покупала в школе?

– Я так не думаю. – Марино опередил ответ Грейс. – Никто не собирается тебя убивать. Но кто-то хочет запугать тебя, заставить нервничать, совершать нелепые поступки. Зачем? Мы не знаем. Но я это выясню.

Дж