/ / Language: Русский / Genre:love_detective, / Series: Моя любовь

Секс Лучше Шоколада

Карен Робардс

Красивую девушку из бедной семьи ожидала сказочная судьба Золушки. Джули стала победительницей конкурса красоты, вышла замуж за миллионера, открыла собственный магазин одежды. Но брак дал трещину, муж перестал заходить в ее спальню и тайком отлучается по ночам. И однажды Джули не выдержала прыгнула в свой «Ягуар» и пустилась за мужем в погоню. И, к собственному изумлению, она очутилась в квартале гей-баров и красных фонарей.

Секс лучше шоколада ЭКСМО Москва 2003 5-699-02329-1 Karen Robards To Trust a Stranger

Карен Робардс

Секс лучше шоколада

ПРОЛОГ

1987 г.

– Прошу вас, не надо… Не надо, не делайте этого…

Голос Келли Карлсон прерывался, на ее бледных щеках виднелись поблескивающие в лунном свете дорожки слез. Она умоляюще оглянулась через плечо на мужчину, толкавшего ее вперед.

– Давай-давай, топай к багажнику.

Пистолет, упиравшийся ей в спину, был действеннее любых слов. Глаза мужчины, сжимавшего пистолет, были холодны и бездушны, как расстилавшиеся перед ними, подобно черному зеркалу, воды озера Моултри, в которых голубым алмазным блеском отражались звезды. Новенькая «Пума» цвета шампанского была запаркована прямо над озером на поросшем травой утесе. Летом это место пользовалось популярностью среди семей, выезжавших на пикники, но в эту зимнюю глухую ночную пору здесь не было никого, кроме участников разыгравшейся драмы.

– Прошу вас… Умоляю…

Келли послушно двинулась вперед, но ноги не держали ее, она спотыкалась на каждом шагу, палая листва громко шуршала в ночной тишине под ее сапожками. Ее голос поднялся до истерического визга. Дэниэл Макуорри мог бы ей объяснить, что молить о спасении бесполезно. Он непременно сказал бы ей об этом, да только рот у него был заклеен скотчем.

Привалившись к дверце машины со скованными за спиной руками, еще не отойдя от побоев, весь в крови и синяках, ощущая тяжкую тошноту в животе и острую боль в груди при каждом вздохе из-за сломанных ребер, он все-таки старался не терять из виду Келли. Ему поминутно приходилось смаргивать текущую из пореза на лбу и заливающую глаза кровь, но он упорно следил, как она ковыляет к багажнику «Пумы», и мысленно просил у нее прощения. Мог бы распознать опасность вовремя, мог бы избавить и ее, и себя от такого финала, не будь он так глуп и самонадеян. Увы: он уверовал в свою способность оседлать самого черта, слазить вместе с ним в пекло и вернуться назад, благоухая как майская роза.

Вот она, история его жизни. Вот он, печальный конец и для него, и, что еще хуже, для Келли – хорошенькой, ни в чем не повинной двадцатидвухлетней блондиночки Келли. Напрасно она поделилась с ним убийственным секретом, на который наткнулась совершенно случайно, напрасно доверила ему свою безопасность. Сейчас они оба заплатят за это жизнью.

Его охватил страх, парализуя, лишая способности мыслить. Ему только двадцать пять! Ему еще жить и жить… Он не хотел умирать.

«Из тугой сиськи молоко не течет», – любила повторять его бабушка. Надо искать какой-то выход, но если что-то где-то не потечет прямо сейчас, он умрет.

Дэниэл зашевелился, и жуткая режущая боль в груди вытеснила страх. Ноздри у него раздувались при каждой попытке набрать воздух через сломанный нос, поврежденные ребра позволяли делать только короткие, неглубокие вздохи, голова гудела, он боролся с подступающей дурнотой. Нельзя терять сознание, иначе им конец.

А впрочем, какая разница? Им так и так конец. Вся его профессиональная подготовка ему не поможет. Выхода нет.

Один из четверых, окружавших машину (он знал их всех, сотрудничал и развлекался с ними, одновременно выполняя работу, за которую ему платило правительство), щелкнул крышкой багажника, и она взметнулась вверх призрачным саваном. Дэниэл вдруг с ледяной уверенностью понял, что именно черному зеву багажника суждено стать их с Келли могилой.

Он знал, как они работают. Грязно. Насилие было для них естественным, как дыхание, и любой, в ком они видели угрозу, мог прощаться с жизнью. Они выбили из него всю нужную им информацию (во всяком случае, они так думали), и теперь, когда требуемые сведения оказались у них, он стал всего лишь кучей мусора, от которого требовалось избавиться. И Келли тоже, хотя она была женой сына босса.

– Дэниэл, сделай что-нибудь! – Келли оглянулась и уставилась на него широко открытыми от ужаса глазами. Ее узенькие плечики в черной курточке из тонкой кожи заметно тряслись. – Неужели ты не можешь сделать что-нибудь? Они же убьют нас! Не дай им убить нас! – Она разразилась истерическими, мучительными, как рвота, рыданиями и повернулась к мужчине, идущему сзади. – Не убивайте нас! О боже, я все сделаю! Все, что угодно…

– Нечего было совать нос куда не надо. – Он схватил ее за плечо и развернул лицом к машине. – Полезай в багажник.

– Нет! Прошу вас…

Икая и всхлипывая, Келли вдруг вырвалась и кинулась прочь от «Пумы». На миг все растерялись. Она бежала к дороге, к узкой полоске черного асфальта, вьющейся примерно в четверти мили от утеса, где все равно не нашла бы помощи, будь у нее даже хоть доля шанса до этой дороги добраться. Ее тонкий визгливый крик разорвал ночную тишину. Дэниэл похолодел. Ему вспомнился слышанный однажды визг подвешенного за задние ноги готового к кровопусканию поросенка.

– Взять ее!

Все, за исключением того, кто прижимал пистолет к лопаткам самого Дэниэла, бросились вслед за Келли.

Что ж, вот он – его последний шанс сделать что-то. Стиснув зубы и стараясь не замечать чудовищной боли в груди, Дэниэл повернулся и выбросил ногу в выпаде карате. Пинок получился замедленный и слабый – не сравнить с его обычным мощным, натренированным ударом, – но его противник и этого не ожидал. Он чертыхнулся и рухнул на землю.

Дэниэл отшатнулся и бросился к лесной опушке – манящей полосе деревьев, высившихся где-то в трехстах метрах слева от него. Если он сумеет добраться до леса, у него будет шанс спастись. Призрачный, почти нереальный, но все-таки шанс. И все же в тот самый момент, когда Дэниэл, хромая и сгибаясь от нарастающей боли, сделал свой отчаянный бросок, он уже знал, что ничего не выйдет.

Вдалеке он услыхал выстрел и захлебывающийся крик Келли. Сердце дернулось у него в груди, и слезы – он не плакал с семилетнего возраста – навернулись ему на глаза.

Пуля, нагнавшая его, принесла облегчение. Она лягнула его в спину, как мул, толкнула вперед, и он растянулся лицом вниз на холодной земле. Пуля не причинила боли, напротив, она уничтожила последнюю боль. Уже остатками угасающего сознания Дэниэл сообразил, что позвоночник у него скорее всего раздроблен, а в груди образовалась огромная пульсирующая дыра. Через несколько секунд вокруг натекла целая лужа крови.

Хорошая новость заключалась в том, что он больше не чувствовал боли. Он больше не чувствовал страха. Он чувствовал… холод.

Плохая новость состояла в том, что у него ничего не вышло. Он больше никогда не увидит бабушку, маму, младшего братишку… никого и ничего из того, что когда-либо любил в этой жизни.

Слезы вновь потекли у него из глаз.

За ним пришли двое, подняли его, подхватив под мышки и под колени, и отнесли обратно к машине. Он с улыбкой на губах взглянул на усеянное звездами небо. Когда его затолкали в багажник рядом с Келли – с бедной, мертвой Келли, глядевшей на него остекленевшими глазами, – и захлопнули крышку, навеки погрузив его в темноту, Дэниэл сумел удержать в уме воспоминание о звездах.

Умирая, он все еще видел прекрасное, усыпанное сверкающими звездами небо.

ГЛАВА 1

Пятнадцать лет спустя

«Проснись».

Джули Карлсон открыла глаза. С минуту она лежала неподвижно, с сильно бьющимся сердцем, сонно щурясь в темноту, не понимая, что ее разбудило, а главное – что ее так напугало. Она не сразу сообразила, что лежит у себя в спальне, в своей собственной постели, на чистых, безупречно отглаженных простынях. Привычно гудит кондиционер, не пускающий в комнату душную жару июльской ночи. Вот ее пузатый плюшевый мишка, единственное грустное напоминание о покойном отце, сидит на своем привычном месте – на тумбочке у кровати. Она различала его в слабом свечении циферблата будильника.

Должно быть, ей приснился дурной сон. Вот почему она проснулась, свернувшись тугим клубком, хотя обычно спала, распластавшись на животе, раскинув руки и ноги. Вот почему так сильно бьется у нее сердце, вот откуда странное ощущение, которому она долго не могла подобрать названия и наконец остановилась на слове «жуть».

«Что-то не так».

Джули отчетливо расслышала отчаянный шепот, хотя не менее отчетливо понимала, что раздается он всего лишь у нее в голове. Она была в спальне одна, одна на всем втором этаже своего дома. Сид, скотина такая, явно решил провести еще одну ночь в спальне для гостей.

При мысли об этом Джули почувствовала, как сон окончательно покинул ее. Спустившись вниз около одиннадцати, она обнаружила мужа на диване в кабинете. Он сидел, уставившись в телевизор.

– Поднимусь после новостей, – пообещал Сид. Ей не хотелось начинать ссору – в последнее время они только и делали, что ссорились, – и она вернулась наверх, в спальню, ни о чем его не спросив и вообще ничего не сказав. Но вот, пожалуйста, – Джули взглянула на циферблат – на часах уже две минуты первого, а она в постели по-прежнему одна.

Ладно, может, он еще придет. Может, он смотрит захватывающее ночное шоу Леттермана.

«Спустись на землю, – велела себе Джули, распрямившись в постели и чувствуя, как гнев вытесняет страх. – Думаешь, он еще придет? А может, папа римский – протестант?»

«Слушай».

Ее внимание само собой переключилось, хотя она не понимала, что ее отвлекло. Стараясь подавить страх, Джули протянула руку и попыталась нащупать выключатель настольной лампы.

Вот оно! Она наконец расслышала и замерла.

Отдаленный звук – не более чем вибрация – поднимающейся двери гаража. Сердце подпрыгнуло в груди у Джули, в животе заворочалась тошнота, она стиснула кулаки и несколько раз вздохнула поглубже, чтобы успокоиться.

Она так надеялась, так молилась! И все зазря. Это опять случилось.

Господи, что же ей делать?

Джули Карлсон этого еще не знала, но жить ей осталось меньше часа.

Если не считать одной-единственной включенной лампы на первом этаже, ее дом был погружен в темноту. Это был большой дом с участком, окруженным изгородью, в богатом пригороде к западу от Чарлстона, и, если все пойдет по плану, через несколько минут она останется там совсем одна.

И вот тогда он выйдет из тени шелестящих пальметт, заберется в дом через черный ход и поднимется на второй этаж. Первая дверь налево. Эта дверь ведет в хозяйскую спальню. В первом часу ночи Джули наверняка уже будет видеть десятый сон.

Сюрприз!

Роджер Баста позволил себе улыбнуться. Будет весело. При мысли о том, что он сделает с Джули Карлсон, дыхание у него участилось. Он давно наблюдал за ней, набрасывал схему расположения комнат, изучал расписание работы прислуги, продумывал и строил планы, предвкушал приключение. Сегодня он будет пожинать плоды своих трудов. С большим удовольствием.

Бывали случаи, когда ему нравилось то, чем он зарабатывал на жизнь. И это был как раз один из таких случаев.

Свет внизу погас, дом погрузился в темноту.

Ну вот, еще несколько минут.

Он ощупал фотографию у себя в кармане. Разглядеть ее в темноте было невозможно, но это и не требовалось: он уже изучил карточку вдоль и поперек, она была ему знакома, как собственное отражение в зеркале. Джули Карлсон в белом бикини, стройная, загорелая, смеющаяся, готовая прыгнуть в бассейн у себя на заднем дворе.

Он сам ее сфотографировал три дня назад.

Одна из четырех дверей гаража, смотревших в его сторону, поднялась, и через несколько секунд тихо урчащий черный «Мерседес» выехал на подъездную аллею. Муж покинул дом точно по расписанию.

Дверь гаража автоматически опустилась. В конце аллеи «мерс» свернул налево и покатил к федеральной автостраде, проходящей в пяти милях от поместья. В доме опять стало тихо и темно.

Все шло по плану.

Охранная сигнализация отключена, что еще больше упрощало работу Басты. В его распоряжении примерно три часа с четвертью, чтобы сделать дело до возвращения мужа. Ему столько даже не понадобится, хотя… на такой приятной работе можно и подзадержаться. Он вспомнил фотографию и улыбнулся. На этот раз ему, безусловно, не захочется торопиться.

Джули Карлсон – настоящая куколка.

В выданных ему инструкциях было оговорено, что дело должно выглядеть как угодно, лишь бы не напоминало заказное убийство, каковым являлось по сути.

Его ответ был краток: «Будет сделано».

Присев на корточки, Баста поставил на подстриженный газон небольшой черный ранец и открыл «молнию». Удушающая июльская жара навалилась на него вместе с тучей голодных москитов. На нем были длинные спортивные брюки и свитер с воротником-стойкой, и то и другое черного цвета, хотя в такую ночь нормальному человеку хватило бы трусов или того меньше. Но служба есть служба. В его ранце лежало все необходимое: инструменты для взлома, скотч, миниатюрный фонарик, тонкая нейлоновая веревка и карандаш для закрутки гарроты, упаковка хирургических перчаток, пачка презервативов. Он ощупал свою вязаную шапочку, убедился, что она плотно прилегает к голове. Все тело он тщательно выбрил, чтобы не оставить в доме ни единого предательского волоска, но брить голову и брови счел излишним, да и опасным. Если кто-то его увидит вблизи от места преступления, такая деталь обязательно запомнится и всплывет на следствии. Меньше всего ему надо, чтобы его кто-то запомнил.

К тому же он считал, что редеющие седые волосы придают ему безобидный вид. Многие видели его здесь за последние три недели: соседи, прохожие, рассыльные, доставляющие покупки на дом, мусорщики… Но никто его не запомнил, никто и никогда не смог бы его описать, потому что он выглядел как типичный Джо Середняк лет пятидесяти с гаком. Тест на ДНК ему не грозит, а лыжная маска защитит от малейшего шанса быть узнанным. Первые две не успели ее сорвать: он связал их, и привет. И Джули Карлсон не успеет.

Он знал свое дело.

Сунув фонарик в карман, он застегнул «молнию» на ранце, взял в руку пистолет и направился к задней части дома. Бассейн поблескивал под луной. Тропические цветы в горшках испускали одуряющий аромат. Цикады, сверчки и древесные лягушки пели дружным хором.

Южная Каролина навсегда останется его любимым штатом, подумал он. Жаль только, летом здесь чертовски жарко и душно.

Его целью была задняя дверь, выходящая во внутренний дворик.

Еще несколько минут, и он попадет в дом.

Не работа, а сплошной курорт. Сигнализация отключена, замки – просто смех, женщина в доме одна, и у них даже собаки нет.

Внизу зажегся свет.

Баста замер и нахмурился, глядя на внезапно вспыхнувшее теплым сиянием окно. Этого он не ожидал. Он крадучись отступил на несколько шагов и скрылся в тени огромной магнолии. Все его чувства были обострены. Три недели он наблюдал за домом, и за все это время Джули ни разу не включала свет после отъезда мужа. Может, ей стало плохо? Может, в доме есть кто-то еще? Нет, исключено, уж этого он не упустил бы.

В чем же дело?

Свет погас так же внезапно, как и вспыхнул, дом опять погрузился в темноту. Баста задумчиво смотрел на высокий фасад, на тускло отсвечивающие черные стекла, на две видные с того места, где он стоял, двери. Всеми своими инстинктами он пытался проникнуть сквозь завесу тьмы и увидеть ее. Он был настроен на ее волну, он почти сроднился с ней, как охотник с дичью, ему казалось, что он слышит ее дыхание сквозь кирпичные стены.

Где же она?

Внезапный звук заставил его повернуться волчком. Звук раздался с той стороны дома, где он стоял в ожидании несколько минут назад. Насторожившись, как охотничий пес, стараясь ни на секунду не выходить из глубокой тени, Баста проделал обратный путь, пока вновь не оказался под пальметтами. Он понял, что весь тщательно продуманный план летит к черту, когда увидел, как открылась вторая дверь гаража.

Его пистолет был вскинут на изготовку, но на хрен он сейчас нужен? Толку от него никакого.

Баста ничего не мог поделать. Ему оставалось провожать взглядом серебристый «Ягуар» Джули Карлсон, выплывающий из гаража, смотреть в бессильной досаде, как он набирает скорость на подъездной аллее, сворачивает налево и скрывается в темноте.

Дом опустел, дверь гаража автоматически закрылась. Джули уехала. Ему потребовалось не меньше минуты, чтобы осознать этот бесспорный и неопровержимый факт. Он почувствовал себя обманутым, опустошенным.

Неужели она каким-то образом узнала, что он тут? Баста поспешно огляделся, опасаясь ловушки. При его работе возможность предательства исключать было нельзя ни в коем случае. А вот Джули никак, ну просто никак не могла догадаться о его присутствии. Она же не экстрасенс!

Проще всего было предположить, что возникла какая-то чрезвычайная ситуация. В чем дело, он не знал, да ему и не надо было знать. Суть в другом: рано или поздно Джули вернется.

А он подождет.

Подобные сбои время от времени случались даже с такими профессионалами, как он. Признав это, Баста почувствовал себя лучше. К нему вернулась уверенность. Он вновь обошел дом кругом и даже начал насвистывать, а когда сообразил, что за песня случайно пришла ему на ум, чуть не рассмеялся вслух.

Он насвистывал: «Время на моей стороне…»

ГЛАВА 2

– Не хочу задеть твои чувства, Макуорри, но женщина из тебя – ну полное дерьмо. Ни рожи, ни задницы.

Макс бросил на своего партнера убийственный взгляд. Шагая рядом с ним, Хинкл откровенно посмеивался. Стояла чудовищно жаркая июльская ночь, они только что встретились на стоянке у «Розовой киски», одного из самых известных в Чарлстоне гей-баров.

– Отстань, что ты понимаешь! Я чувствую себя красавицей.

– Я бы тебе свидание не назначил, это точно.

– У нас уже свидание, кретин, так что заткнись. – Макс угодил «шпилькой» в трещину тротуара и споткнулся, едва не вывихнув лодыжку. Он ухватился за руку Хинкла и восстановил равновесие. – Вот черт! Как только женщины держатся на этих ходулях – хоть убей, не пойму. У меня уже болят ноги. К утру стану калекой.

Давясь смехом, Хинкл выдернул руку.

– Не лапай, не купишь. И вообще не вздумай ко мне приставать, Шерлок. Руанда – девушка ревнивая, живо отхватит все, что мешает тебе быть женщиной.

– Тебе просто повезло, что этот тип – расист, а то бы я натянул этот прикид на твою задницу.

– Между прочим, я выглядел бы классно в отличие от некоторых. И хватит чесаться, если хочешь идти со мной. Веди себя, как подобает даме.

– Я не чешусь, а подтягиваю эти чертовы колготки! – Макс яростно поддернул кверху колготки, не желавшие оставаться у него на поясе и норовящие совершить марш-бросок на юг прямо на манер генерала Шермана, героя Гражданской войны.

– Заткни пасть, мы уже на месте.

Они смешались с толпой у входа в бар.

Расположенный в районе стрип-клубов и порномагазинов, бар «Розовая киска» представлял собой трехэтажное здание, выкрашенное в ядовито-розовый цвет, с вывеской в виде гигантской неоновой кошки, потягивающей мартини. Задернутые занавесками окна были снабжены решетками, прямо как в тюрьме. В дверях стоял вышибала, собиравший дань со всех входящих.

Было уже около полуночи, и у входа толпилась очередь. Макс с облегчением заметил, что по крайней мере половина посетителей выглядит примерно так же, как и он, то есть как чучело. В нем было шесть футов два дюйма роста, чертовы каблуки добавляли ему еще дюйма три, а это означало, что в данный момент он возвышался над толпой. Что ж, по крайней мере, глядя поверх чужих голов, он скорее засечет свой объект.

Согласно полученным данным, Клинтон Эдвардс питал слабость к полногрудым блондинистым трансвеститам. А жена Эдвардса была готова платить не глядя, лишь бы как следует прижучить мужа при разводе, и Макс согласился сыграть роль полногрудого блондинистого трансвестита, причем экипированного для съемок звукового кино, чтобы нарыть на муженька побольше грязи. Он терпеть не мог супружеские разборки, ненавидел их всей душой, а это дело обещало быть погнуснее всех остальных, но фирма «Макуорри и Хинкл, частные детективы» переживала не лучшие времена и не могла себе позволить особой разборчивости.

Словом, если дельце выгодное, виляй задом и не скули.

– Десять монет за вход, – объявил вышибала с многочисленными колечками в ушах, окинув их равнодушным взглядом.

Вживаясь в роль, Макс чуть было не состроил ему глазки, но решил, что дело того не стоит. Хлопать густо накрашенными накладными ресницами и само по себе тяжело, а этот парень ниже его ростом. И вообще, пес его знает, вдруг он примет аванс всерьез? Иди потом отбивайся от накачанного, как штангист, влюбленного идиота! В планы Макса на вечер такая разминка не входила. А если и входила, то с другим, чисто конкретным влюбленным идиотом. Эдвардс весил гораздо больше, но ему было шестьдесят, а его туша состояла из одного сала.

«Вот чем приходится зарабатывать на хлеб», – подумал Макс с глубоким вздохом.

Хинкл заплатил, и они вошли. Внутри было темно и дымно, пахло пивом и разгоряченными телами. Во всех углах торчали пластиковые пальмы, ди-джей запустил очередную песню, на крошечной танцплощадке посреди зала топтались пары: одни явно однополые – мужчина с мужчиной, женщина с женщиной, другие – хрен поймешь, кто с кем. На эстраде раздевалась под музыку блондинка с грудями, как баскетбольные мячи. Она как раз стягивала с себя трусики из золотой парчи, когда до Макса дошло, что она не женщина. Он в ужасе отвернулся и, приказав себе сосредоточиться на деле, принялся отыскивать в толпе клиента.

Кто-то ущипнул его за зад.

Он неожиданности Макс дернулся всем телом и едва удержался на высоких шпильках. Он покачнулся и чуть не упал, но ухватился за стол, обрел устойчивость и оглянулся. Велико было искушение выхватить миниатюрный «глок», удобно разместившийся в бюстгальтере типа «девятый вал».

– Эй, не лапай мою сучку! – осадил Хинкл какого-то типа в очках, похожего на бухгалтера.

Бухгалтер глазел на Макса с откровенным мужским интересом. Хинкл взглянул на партнера с подленькой усмешкой, и Максу захотелось врезать ему хорошенько.

– Извини, парень, я не знал, что она не одна. – Бухгалтер вскинул руки вверх в знак примирения, потом откинулся на стуле и взял со стола свою пивную кружку. Над краем кружки он встретился глазами с Максом и, воспользовавшись тем, что Хинкл отвлекся, послал ему недвусмысленный сигнал: сложил губы в воздушном поцелуе.

Стиснув зубы, Макс выжал из себя кокетливую улыбку.

– Еще увидимся, – сказал бухгалтер.

– Ага, увидимся, – ответил Макс своим лучшим фальцетом и засеменил к бару.

Черт, теперь уже болели обе лодыжки. Он готов был плюнуть на все и задать стрекача. Ему пришлось напомнить себе, сколько им платит миссис Эдвардс.

– С этой минуты твоя задача прикрывать мой тыл, – прорычал он через плечо Хинклу.

Но Хинкл не смотрел на него. Он внимательно оглядывал зал.

– Вон клиент.

– Где? – насторожился Макс, следуя за его взглядом.

И точно: Эдвардс сидел в углу за маленьким круг-дым столиком с роскошной блондинкой. Макс не сразу сообразил, что эта куколка на самом деле парень. У него на глазах блондинка встала, слащаво улыбнулась Эдвардсу и направилась через весь зал к двери, над которой красовалась светящаяся неоновая надпись: «Для дам».

– Твой ход, босс, – шепнул Хинкл.

Макс взглянул на дверь, перевел взгляд на Хинкла и сказал себе, что пора примириться с неизбежным. Бывают случаи, когда мужчина обязан выполнить свой долг, и тут уж ничего не поделаешь.

– Ты знаешь, – пропищал он своим скрипучим фальцетом, – кажется, мне надо пойти пожурчать.

Пока Хинкл ржал у него за спиной, как жеребец в случном загоне, Макс, покачиваясь и ковыляя на каблуках, отправился в дамский туалет: надо было сделать попытку подружиться с блондинкой. Надо уговорить ее пригласить их с Хинклом за столик. Если это удастся, жизнь станет намного проще. Если нет – придется переходить к плану "Б". О плане "Б" Макс даже думать не хотел. Этот план предусматривал тесное сближение с Эдвардсом, а он предпочел бы более тесно пообщаться с Адольфом Гитлером.

«Так или иначе, – подумал Макс, толкнув дверь, ведущую в освещенную мягким розовым светом туалетную комнату, – ночь предстоит длинная».

Надо было послушаться бабушку и стать адвокатом.

Джули снова свернула за угол, торопливо огляделась и в третий раз за последние пять минут нажала на кнопку, блокирующую все четыре двери машины, просто чтобы убедить себя, что они надежно заперты. Ладно, ладно, она признает, что ворваться на сверкающем серебристом «Ягуаре» в самую гущу квартала «красных фонарей» Чарлстона – это, может, и не самый дальновидный из ее поступков. Но ведь, покидая дом, не могла же она предвидеть, куда заведет ее эта гонка, так что в полном идиотизме ее обвинить нельзя. Лежа в постели и прислушиваясь к тихому гудению опускающейся двери гаража, она приняла решение и бросилась в погоню за Сидом. Она последовала за ним вслепую, одержимая желанием узнать наконец, куда он ездит, когда украдкой ускользает из дому по ночам, думая, что она спит. И вот куда она попала. Не слишком блестящий итог восьми лет брака, не так ли?

По всей улице мигали зазывающие неоновые вывески: ДЕВОЧКИ! ЖИВЬЕМ! НА СЦЕНЕ! КИНО ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ! XXX! Джули посмотрела на них и еще сильнее стиснула пальцами руль.

Сиду было сорок лет; насколько ей было известно, он отличался отменным здоровьем. Ей было двадцать девять, она положила много трудов, чтобы сохранить свою стройную и женственную фигуру. У нее были классные ноги (хотя, конечно, ей самой не пристало себя хвалить), длинные черные волосы, вьющиеся сами собой в этой банной жаре, и лицо с правильными чертами, благодаря которому ей удалось добиться всего того, что она сейчас имела. Теперь она пользовалась самыми дорогими духами, была всегда ухожена и выхолена, покупала себе белье в магазине «Секрет Виктории». Другими словами, в ней не было ровным счетом ничего такого, что могло бы оттолкнуть мужа.

Они с Сидом не занимались сексом вот уже восемь месяцев. И дело было не в отсутствии интереса или желания с ее стороны. Но все ее попытки заканчивались неудачей. Между прочим, неумение заманить в постель собственного мужа губительно сказывается на самооценке. Это уж как минимум. Особенно если тебя еще не так давно называли самой красивой девушкой в Южной Каролине.

Когда Джули напрямую спросила Сида об их ушедших в небытие сексуальных отношениях, он сослался на массу дел, на постоянный стресс и сказал, что будет ей благодарен, если она просто оставит его в покое. Он был строительным подрядчиком и на паях со своим ныне ушедшим на покой отцом ворочал большими делами в фирме «Всеамериканские строители». Фирма имела множество подразделений и зарабатывала горы денег на строительстве престижных домов по всему штату. Джули не сомневалась, что работа действительно вызывает у мужа стресс.

Но такой стресс, чтобы не заниматься сексом? Черта с два!

Джули долго терпела, но последней каплей оказались голубые, имеющие форму бриллиантов таблетки виагры, подмешанные к витаминам, которые она нашла у него в аптечке. Поначалу находка вселила в нее надежду. Она с нетерпением стала ждать результатов в полной уверенности, что это врач посоветовал Сиду разрешить таким образом их маленькую проблему. Но ничего не произошло. В понедельник, когда Джули обнаружила заначку, в пузырьке было восемь таблеток виагры. К сегодняшнему вечеру, то есть к пятнице, она снова проверила, и их оказалось только шесть.

Она нарядилась в свое лучшее сексуальное белье и даже спустилось в нем вниз, чтобы он ее увидел, а затем легла в постель с надеждой, что этот скот придет к ней.

Все остальное, как говорится, представляло интерес только для истории. И ход этой истории вдруг стал ей совершенно понятен.

Сид занимался сексом. Только не с ней.

С той самой минуты, как она проснулась на звук поднимающейся двери гаража, в ней поселилось тоскливое ощущение надвигающейся катастрофы. Трудно было признаться даже себе самой, что ее чудесному, как сказка о бедной Золушке, ставшей принцессой, браку пришел конец. А ведь теперь вся ее семья зависела от Сида: ее мать и отчим жили в доме, принадлежавшем ему; Кении, муж ее сестры, работал вице-президентом в его компании и получал, по мнению Джули, раза в три больше, чем заслуживал, но его высокая зарплата позволяла Бекки сидеть дома с двумя детьми.

Развод – ужасное слово, но Джули с упавшим сердцем поняла, что это и есть ее ближайшая перспектива. До недавних пор она не разрешала себе всерьез даже думать о разрыве. «Может, все еще наладится», думала она. Может, он перестал с ней спать действительно из-за стресса и усталости на работе. Все последнее время он груб и холоден с ней, проводит ночи в спальне для гостей и украдкой уезжает из дома, когда она отправляется наверх спать. Но может, всему есть вполне разумное объяснение?

Ну да, а может, и Санта-Клаус существует на самом деле.

Она задавала мужу все эти вопросы – и вежливо, и со скандалом, и в массе промежуточных вариантов. Он отвечал, что ему стоит больших трудов содержать ее на уровне, которого она не в состоянии оценить, что этот тяжкий труд сделал его импотентом и наградил бессонницей, что он проводит ночи в комнате для гостей, чтобы ее не беспокоить, когда сам не может уснуть, что он иногда по ночам объезжает подразделения своей фирмы. Вид построенных им домов приносит ему успокоение.

«Ну-ну», – подумала Джули.

И все же она была трусихой, потому что хотела верить. Надежный дом, стабильный брак были для нее бесценны. В детстве ее семья была так бедна, что им с мамой и Бекки иногда приходилось спать в ночлежках для бездомных. Голод был для Джули не абстрактным понятием, связанным с детьми в Африке: она на собственном опыте знала, что это такое. Ее внешность помогла ей выбраться из ямы нищеты и завоевать Сида, Красавца-миллионера, высший приз, о котором мечтает любая девушка. Джули безумно влюбилась в него, едва ей исполнилось двадцать; он, казалось, отвечал ей обожанием. Но за восемь лет брака все это куда-то испарилось.

И вот теперь, преследуя своего мужа, Джули в четверть первого ночи застряла в дорожной пробке в районе борделей. Вряд ли Сид строил здесь дома.

«Надо бы просто развернуться и отправляться домой», – сказала себе Джули. Сид ее убьет, если узнает, что она следит за ним. И все равно она потеряла его из виду. Джули видела, как его черный «Мерседес» сворачивает на эту улицу, но когда сама она очутилась здесь несколько минут спустя, Сид словно в воздухе растворился. Зато местная публика навела ее на мысль о том, что зря она приехала сюда на «Ягуаре». Фланирующие по тротуару проститутки смотрели на ее тачку с вожделением. Сомнительные субъекты бросали на нее исподтишка сальные взгляды и скрывались в дверях, помеченных тремя крестами. А голый по пояс, покрытый татуировками тип, пересекший улицу прямо у нее перед носом, стукнул кулаком по радиатору и выразительно пошевелил языком, словно приглашая ее развлечься.

Все, конец. Миссия невыполнима. Ей пора домой. «Та, что повернула вспять, сможет завтра мужа догнать».

Джули свернула направо, въехала на какую-то стоянку и развернула «Ягуар». И тут дорогу ей преградил старый, побитый голубой пикап. Она нахмурилась, увидев, как из пикапа вылезают двое парней с накачанной мускулатурой. Они подошли к «Ягуару». Джули панически огляделась и убедилась, что податься некуда: со всех сторон ее окружали запаркованные автомобили. Выезд со стоянки был только один, и его загораживал пикап.

Она инстинктивно вновь нажала блокирующую кнопку. Кнопка щелкнула впустую: двери уже были заперты. Окна подняты. Парни в обвисших джинсах и жеваных футболках решительно приближались. Что же ей делать? Сотовый телефон у нее в сумочке. Джули схватила сумку, дернула «молнию», сунула руку внутрь и принялась лихорадочно искать телефон. Щетка для волос… косметичка… ключи… но где же телефон?

В ту самую секунду, как она нащупала аппарат, по стеклу постучали костяшки пальцев. Джули подняла голову и увидела бандитскую рожу, ухмыляющуюся ей через стекло.

– Эй, открывай!

Голос звучал почти дружески, зато пистолет в руке парня выглядел угрожающе. У Джули закололо сердце. Господи, сейчас ее ограбят, или угонят машину, или еще что похуже… Что же ей делать? Что она может сделать? Он вооружен пистолетом. Она – сотовым телефоном.

Если дойдет до дуэли, можно пари держать, что он пристрелит ее раньше, чем она успеет набрать 911.

А главное, каков бы ни был исход этой дуэли, ей не удастся сохранить дело в тайне. Сид обязательно узнает. А если муж узнает, что она поехала за ним в Чарлстон, он ее убьет.

Если, конечно, эти подонки не убьют ее раньше. Страшно было подумать о том, что сделает Сид, но бандит рядом с ее машиной представлял собой более реальную угрозу.

– Я сказал, открывай эту чертову дверь, сука.

Тон у него был уже далеко не дружеский. До сих пор он держал пистолет на уровне пояса. Теперь он прицелился в нее.

Джули представила себе, как пуля пробивает стекло и впивается в ее тело. Сердце у нее неистово колотилось, во рту пересохло. Сработал инстинкт «борись или беги», и вопрос решился не в пользу борьбы. Она переключила на задний ход и дала по газам, одновременно надавив рукой на клаксон. «Ягуар» швырнуло назад, клаксон взвыл. Угонщики чертыхнулись и кинулись вслед за машиной.

А «Ягуар» врезался в бок черного «Блейзера», как раз в эту минуту выруливавшего со стоянки. Ударом Джули бросило вперед, ее машина затряслась и остановилась. В тот же момент окна разбились, окатив ее градом осколков. Повернув голову, она успела заметить, как подонок, стучавший ей в стекло, сунул руку в машину и открыл замок. Дверца с ее стороны распахнулась, грабитель хладнокровно наклонился и расстегнул ремень безопасности. Не успела она ахнуть, как оказалась на мостовой.

Джули вскрикнула, больно ударившись об асфальт, и едва успела откатиться в сторону, чтобы не попасть под колеса собственного автомобиля. Ее «Ягуар» и пикап, который блокировал дорогу, одновременно сорвались с места и скрылись со стоянки.

Плохая новость: ее машину украли. Хорошая новость: она осталась жива и – в общем и целом – здорова.

Жалобное пение гавайской гитары и голоса, раздававшиеся где-то поблизости, вывели Джули из шока. Она обнаружила, что все еще сжимает в руке сотовый телефон. Она потеряла машину, но сохранила сотовый.

Джули отчаянно надавила на девятку, потом остановилась и решила, что лучше сначала все обдумать. Она оказалась в буквальном смысле вышвырнутой на улицу, точнее, на парковочную площадку перед подозрительным стрип-баром в самом сердце Чарлстона. Асфальт был до того раскален, что на нем от заката до рассвета можно было жарить гренки. А на ней не было ничего, кроме эфемерной пижамки типа «Поди сюда, муженек», состоящей из крошечных атласных штанишек ярко-розового цвета и коротенькой комбинашки на бретельках. Этот наряд довершала пара кроссовок. Кожа на локтях содрана, на заду наверняка останутся синяки. Машина потеряна без следа. И как ей объяснить все это Сиду?

Боже, а вдруг все это попадет в газеты?

«Нет, звонить 911, пожалуй, не стоит», – подумала Джули, все еще держа палец на кнопке. А с другой стороны, что еще ей остается делать?

– Ты что, подралась со своим парнем?

Голос принадлежал мужчине. Зато «зрительный ряд», заслонивший все, когда она вскинула голову, никак не соответствовал «звуковой дорожке». В лакированных остроносых черных лодочках на головокружительных шпильках вполне можно было искупнуться с головой. Над туфлями возвышались колонны ног с мускулистыми икрами в матовых черных колготках. Красная в блестках юбка заканчивалась на несколько дюймов выше атлетически мощных коленей. Следующим номером шла ослепительно сверкающая блузка из черной парчи. Глубокий вырез был заполнен газовым шарфом – красным в черную крапинку. Груди формой и размером напоминали предупреждающие пластмассовые конусы, выставляемые на дорогах во время ремонтных работ. Длинные волосы платиновой блондинки. Твердый волевой подбородок и мужественные черты, проступающие сквозь толстый слой косметики, наложенной не иначе как черпаком с полевой кухни. Вся эта красота была напялена на широкоплечий торс с узкими бедрами, возвышавшийся над миром на добрых шесть футов пять дюймов. Помесь Мэрилин Монро с Терминатором.

Она глазела на это странное существо с открытым ртом, и ему пришлось повторить вопрос. Вспомнив о своих проблемах, Джули позабыла об экстравагантном виде спрашивающего.

– Они украли мою машину! Двое подонков… они угнали ее!

Она отлепилась от асфальта, с трудом поднялась на ноги, не обращая внимания на боль в заду и на содранных локтях, и беспомощно ткнула пальцем в том направлении, где исчез ее автомобиль. На улице было по-прежнему полно машин и пешеходов, но «Ягуара» и след простыл. Равно как и пикапа. Всего пол квартал а отделяло место стоянки перед клубом от ближайшего перекрестка. Угонщики могли свернуть налево… или направо.

Ноги у Джули стали ватными. Она покачнулась: коленные чашечки никак не желали вставать на место. Удивительно сильная, явно мужская рука подхватила ее повыше локтя и помогла сохранить равновесие.

– Ты пьяна?

Голос тоже был, несомненно, мужской, никак не соответствующий внешности своего обладателя, и в нем уже слышалось легкое нетерпение. Подняв глаза, Джули смогла в полной мере оценить наложенные ровными дугами бирюзовые тени для век над глазами цвета морской синевы и лоснящиеся от алой помады губы. На тщательно выбритых щеках уже легкой тенью проступала щетина. Джули охватило отчаяние. На помощь этого типа рассчитывать было нелепо.

– Нет!

Она нетерпеливо выдернула руку, подняла телефон и добавила единицу к уже набранной раньше девятке, но тут же снова замерла. А что, если Сид…

– Слушай, ты здорово помяла мне бок. Хоть права-то у тебя есть? А страховка?

– Что?

Она была так глубоко погружена в подсчет всех «за» и «против», вытекающих из тех или иных действий, что напрочь позабыла обо всем остальном.

– Права, страховка – ну, знаешь, все эти мелочи, которыми люди обычно обмениваются при дорожном столкновении? – терпеливо втолковывал детина в женском наряде.

Джули попыталась сосредоточиться на его словах. Пусть будет что-нибудь одно за раз. Незаконнорожденное дитя Мэрилин и Арнольда явно опасалось, что ему – или ей? – придется самостоятельно оплачивать ремонт своего «Блейзера». Бросив взгляд через плечо странного типа, Джули убедилась, что ущерб и впрямь нанесен немалый. Весь капот до самой правой дверцы был всмятку.

– Да-да, конечно, у меня есть и права, и страховка. Вот только сумочка осталась в машине. Они угнали мою машину. Я должна ее вернуть.

Ее палец уже был занесен для нажатия последней единицы в номере Службы спасения, но она снова замешкалась и в отчаянии оглянулась на перекресток. Ее «Ягуар», конечно, уже далеко. И от Сида ей этот печальный факт никак не утаить. С таким же успехом можно испить чашу до дна: взять и позвонить в полицию.

Джули лихорадочно ломала голову в поисках какого-то иного решения. Она умоляюще взглянула на собеседника… и заметила, что он окидывает ее быстрым, но внимательным, чисто мужским взглядом. Такие взгляды были ей слишком хорошо знакомы, и Джули сразу поняла, в чем дело.

В горле у нее, подобно воздушным пузырькам, вскипел почти истерический смех. Мало ей того, что уже случилось, неужели может быть еще хуже? Ее муж – скорее всего неверный – тайком выбрался из дому, полагая, что она спит. Она бросилась за ним в погоню и оказалась в этом квартале, куда вот-вот могли нагрянуть легавые из «полиции нравов». Тут она врезалась в другую машину, на нее напали, а ее «Ягуар» угнали. И вот она стоит посреди стоянки перед подозрительным баром в своем куцем бельишке типа «приманка для мужа», а какой-то трансвестит мерит ее оценивающим взглядом!

Нет, пора звать полицию. Ничего более страшного с ней уже не случится.

Закончив осмотр, он поднял глаза, и их взгляды встретились. Скрестились. В ее возмущенном взгляде читался вызов. Она не собиралась терпеть приставания королевы педерастов, вышедшей из преисподней. Было в этом типе что-то решительно мужское. Прервав безмолвный поединок, он вновь принялся разглядывать ее тело. На этот раз откровенно.

Джули ощетинилась и открыла рот, чтобы выложить ему все, что она о нем думает, но он ее опередил.

– Подруга, с таким прикидом тебе лучше было надеть каблуки, – неодобрительно протянул он медленным южным говорком.

Он что, оценивал ее обувь? Опять Джули ощутила подступающий приступ истерического смеха. Она проглотила его вместе со словами, которыми хотела размазать этого типа по стенке, еще раз перевела дух и огляделась.

На парковке появились новые люди: плотно переплетенная парочка и экстравагантно одетая дама без кавалера. Они явно направлялись к своим машинам, не обращая внимания ни на Джули в ее сексуальной пижамке, ни на «мисс Шварценеггер» во всем блеске ее ослепительного наряда. Само по себе такое отсутствие любопытства много говорило о нравах здешних мест.

А впрочем, какая разница? Главное – вернуть машину и самой успеть вернуться домой раньше Сида. Весь вопрос в том, как это сделать?

– Черт бы побрал Сида, – пробормотала она вслух.

Все свалившиеся на нее несчастья – из-за него.

– Миссис Карлсон? – вдруг удивленно и недоверчиво спросил «мисс Шварценеггер».

У Джули округлились глаза, сердце больно заколотилось. Зря она думала, что хуже не бывает. Еще как бывает! Кто бы ни была – или был? – эта особа, она знала ее имя. Первым порывом Джули было все отрицать, но она сразу поняла, что только поставит себя в совершенно дурацкое положение. Теперь уже скрыть правду невозможно. Лучше уж набрать на аппарате последнюю единицу.

– Д-да.

Густо накрашенные глаза слегка прищурились, ярко-алые губы на миг плотно сжались.

– Ну и ну, – протянул странный тип, опять окидывая ее взглядом с ног до головы. – Разрази меня гром, такого еще не бывало.

Джули не знала, что он имеет в виду, но была точно уверена, что ей это все равно не понравится.

– Эй, Дебби! – послышался чей-то пьяный возглас.

Джули обернулась. Сзади к ним подходила пара: разжиревший, сильно подвыпивший мужчина и красивая блондинка в элегантном черном платье, собственническим жестом державшая его под руку. Она явно поддерживала его, а он слегка покачивался при каждом шаге. Несло от него так, что рядом с ним можно было сразу закусывать. Невольно сморщив нос, Джули вдруг поняла, что слова «Эй, Дебби!» относятся к «мисс Шварценеггер». Дебби? Джули бросила на него взгляд. Слишком прозаическое имя для столь экзотического фрукта.

– Адрес не потеряла? Будет чертовски весело. – Мужчина перевел взгляд с Дебби на Джули и осмотрел ее так, что ей захотелось выскочить из собственной кожи. – Твоя красивая подружка тоже приглашена.

– Ты же знаешь, Клинт, я это ни за что не пропущу! – с жеманной улыбкой пропищала Дебби тоненьким фальцетом, совершенно непохожим на рокочущий бас, которым она (или все-таки он?) говорила с Джули. – Ты бери Лану и езжай вперед, мой сладкий. Я скоро к вам присоединюсь.

– Помни, у нас много «пудры». Тащи свою подружку, и мы прокутим всю ночь. Веселья хватит на всех.

Клинт покосился на Джули с волчьей ухмылкой. Джули отшатнулась. Таща Клинта за собой на буксире, Дана бросила ей на ходу:

– Держись от нас подальше, сука. – Потом она поманила пальчиком Дебби и подмигнула:

– Увидимся позже, Щечки-Яблочки.

Щечки-Яблочки? Дебби? Тут Джули как громом поразило: Дана была мужчиной! Она с открытым ртом проводила взглядом эксцентричную парочку, продолжившую свой трудный путь к дальнему концу стоянки. Красивая, фигуристая блондинка, соблазнительно вихляющая бедрами на четырехдюймовых каблуках, была мужчиной.

– Она думает, что я мужчина! – воскликнула Джули, когда до нее наконец дошло.

Тут она перехватила взгляд Дебби и заметила, что он ухмыляется.

– Закройте рот, миссис Карлсон, а то муха влетит – опять заговорил мужским голосом и легонько коснулся указательным пальцем ее отвисшего подбородка. Зубы у нее сомкнулись с явственным лязгом. – Вам следует чувствовать себя польщенной. Вы заставили Лану ревновать. Заметьте, ко мне она не ревнует.

Джули чувствовала себя Алисой, провалившейся в кроличью нору. Она попала в какой-то параллельный мир. Потом она вспомнила о своем собственном плачевном положении и позабыла обо всем остальном.

– Моя машина, – простонала она и уже в который раз занесла палец над последней единицей на панели телефона, но снова остановилась.

– Ну так вы собираетесь звонить в полицию или нет? У меня дела, мне надо ехать А для получения страховки нам понадобится полицейский отчет.

Когда трансвестит великанского роста скрещивает руки на своей внушительной груди, бросает на тебя нетерпеливый взгляд и начинает притопывать острым носочком черной лакированной туфельки размером с баржу, эффект получается впечатляющий, решила Джули Она крепче схватилась за телефон, но так и не решилась набрать последнюю цифру.

Если она это сделает, дома ее ждет настоящий ад.

– Послушайте, у меня проблема, понятно? Не хочу, чтобы муж узнал, что я уезжала из дому этой ночью, – призналась она, и ее плечи обреченно поникли.

Она опустила телефон. Дебби знает, кто она такая, а это значит, что он наверняка знает и Сида, хотя в голове у Джули не укладывалось, что за дела могут быть у считающего себя сексуальным гигантом Сида с «голубой королевой». Но Дебби сам по себе казался настолько странным и ни на кого не похожим, что она решила ему довериться… ну, совсем немножко. У него наверняка тоже есть свои секреты. К тому же она действительно помяла ему автомобиль, он хотел звонить в полицию, а она только теперь в полной мере начала понимать, насколько это неудачная идея. Джули готова была биться об заклад на любые деньги, что любой полицейский в Южной Каролине знает Сида или хотя бы наслышан о нем. А это значит, что ей нельзя обращаться в полицию. Проще сразу обзвонить все газеты и описать ночное происшествие. Нет, уж лучше поискать сочувствия у Дебби.

– Вот как? – осведомился Дебби скорее с любопытством, чем с сочувствием.

Ладно, пусть будет любопытство. На стоянке стали появляться какие-то новые люди, мимо них проехал карамельно-красный «Корвет» и направился к выезду. Он погудел, и рука с длинными, наманикюренными таким же карамельно-красным лаком ногтями приветственно помахала им с водительского сиденья. Дана и Клинт.

– Раз вы знаете, кто я такая, вы должны знать, что я возмещу вам понесенный ущерб, – сказала Джули. – Но мне очень не хотелось бы вызывать полицию.

– Да ну? – Дебби смотрел на нее в задумчивости. – А почему бы нам не сесть в мою машину? Там хоть потише, и вы могли бы без помех изложить мне, в чем дело. Может, я смогу помочь.

Не успела Джули ответить, как очень сильная рука Дебби опять обхватила ее предплечье и повлекла к поврежденному «Блейзеру». Джули еще раз оценила диспропорцию мощных буферов, насаженных на торс центрфорварда команды регбистов, поглядела на струящиеся каскадом белокурые локоны и решила согласиться. Может, это и глупо, но не более глупо, чем пускаться в погоню за Сидом, а в настоящий момент никто, кроме Дебби, помощи ей не предлагал.

Дебби галантно распахнул перед ней дверцу «Блейзера», и Джули скользнула на черное кожаное сиденье. Только когда он захлопнул дверцу и обогнул капот, чтобы забраться с другой стороны, ей пришло в голову, что садиться в машину к незнакомому мужчине в женском платье не самая удачная идея.

ГЛАВА 3

При ближайшем рассмотрении Макс убедился, что Джули Карлсон все та же горячая штучка, какой он ее запомнил. Классные сиськи, потрясная задница, ноги длиной в милю, кожа цвета меда, губы, созданные для поцелуя, большие карие глаза, спутанные черные волосы – любой мужик все бы отдал, чтобы увидеть их рассыпанными по своей подушке.

Впервые он увидел Джули на ее свадьбе. В то время он был полицейским, нанятым по случаю для обеспечения безопасности торжества, и, хотя ему понравилась красавица-новобрачная, его мысли в тот момент были заняты другими вещами, а сама она даже не взглянула ни разу в его сторону. Она не сводила глаз с жениха: Джона Сидни Карлсона IV, родившегося с серебряной ложкой во рту, хотя Макса всегда одолевало желание загнать эту пресловутую ложку ему в зад. В то время любой шаг – да что там шаг! – любой чих Сида становился газетной сенсацией, и его вторая свадьба, разумеется, не стала исключением. Собрались сотни гостей, включая губернатора и прочих знаменитостей, газетные репортеры и телевидение. А невестой была Джули Энн Уильямс, экс-королева красоты Южной Каролины, всего месяц назад передавшая корону новой избраннице.

Это было восемь лет назад. С тех пор много воды утекло и много чего случилось. Его уволили из департамента полиции Чарлстона, причем наверняка с подачи этого продажного ублюдка Сида. Но увольнение – это еще что, у него были к Сиду счеты покрупнее.

И прежде всего они касались его брата. Дэниэл был на восемь лет старше Макса, и пятнадцать лет назад он пропал без вести. А в душе у Макса крепло убеждение, что Сид, ровесник и друг детства Дэниэла, по меньшей мере в курсе того, что с ним произошло.

Поначалу они все – его мать, бабушка и он сам – думали, что Дэниэл просто отправился странствовать. Ему было двадцать пять, он всегда был непоседой и жаждал приключений. Но месяц проходил за месяцем, а Дэниэл не давал о себе знать. Тогда они решили, что он попал в переделку и залег на дно. Месяцы превратились в годы, они стали выдвигать различные теории: от иностранной тюрьмы до потери памяти. Десять лет назад мать Макса умерла, так и не узнав ничего о судьбе старшего сына. У смертного одра Макс поклялся ей, что найдет брата. Это обещание до сих пор осталось невыполненным.

В последний раз он слышал голос Дэниэла во время спешного и краткого телефонного разговора. Старший брат извинился, что не сможет сдержать слово и пойти с Максом на баскетбольный матч, потому что ему нужно обтяпать какое-то «срочное дельце» для Рича. Богатенький Рич – так братья между собой называли Сида Карлсона, утопавшего в роскоши, немыслимой для сыновей погибшего во время несения службы полицейского. Что-то в голосе Дэниэла навело Макса на мысль, что «срочное дельце» было не из тех, что выполняются за канцелярским столом в обычное рабочее время – с девяти до пяти, но уточнять он не стал, а Дэниэл ничего больше не сказал.

Поступив на работу в полицию, Макс потихоньку, во внерабочее время, начал разыскивать брата и наводить справки о Сиде. Он вовсе не ожидал, что ему удастся накопать что-то существенное на Богатенького Рича, но его ждал сюрприз. Взять, к примеру, первую жену Сида. Оказалось, что она бросила Сида и скрылась в то же самое время, когда исчез Дэниэл. И, что еще интереснее, ее так и не смогли разыскать. А осведомители доложили, что Сид замешан в торговле наркотиками. Приняв во внимание, что у Дэниэла водились денежки, а постоянной работы после увольнения из армии не было, и при этом он возобновил тесные контакты с другом детства Сидом, Макс пришел к неутешительному выводу: «срочное дельце», которое Дэниэл «обтяпывал» для Сида, и его загадочное исчезновение могли быть связаны с возглавляемой Сидом наркоторговлей.

Но Макс не мог этого доказать. Никто из начальства не заинтересовался его расследованием. В Южной Каролине Карлсоны считались Особо Важными Персонами, имели влиятельных друзей, и никому не хотелось навлекать гнев власть имущих на свою голову. Все хором твердили Максу одно: заткнись, молчи в тряпочку, забудь о своем брате, найди себе другое занятие. Дэниэл годами якшался с темными личностями по ту сторону закона, и это никак не способствовало продвижению дела. Как и то, что бывшая жена Сида была родом из Калифорнии, этого рассадника дегенератов, куда она, по всей видимости, и вернулась, оставив мужа.

В конце концов ему напрямую дали понять, что, кроме сплетен и слухов, у него на Сида ничего нет. А когда он уперся и попытался добыть доказательства незаконной деятельности магната, кончилось тем, что его с позором выперли из полиции.

И вот теперь, благодаря капризу судьбы, в которую Макс почти перестал верить, ему был дарован второй шанс получить ответы на кое-какие вопросы. Королева красоты, вторая жена Сида, сидит с ним в его машине, хорошенькая как картинка в своем мини-прикиде из розового атласа, выгодно подчеркивающем все выпуклости, и деться ей некуда, потому что она попала в переплет и до смерти боится мужа, а от него, Макса, ждет помощи.

Боги вдруг начали улыбаться ему.

Он выудил свой сотовый телефон из-за выреза блузки – телефон был спрятан в комке спортивных носков, составлявших его правую грудь, в то время как «глок» в кобуре был втиснут в такой же ком слева, – набрал номер, а другой рукой одновременно завел машину. Кондиционер швырнул ему в лицо поток раскаленного воздуха. Макс переключил его на минимум и опустил оконные стекла.

– Минуточку, – с беспокойством заговорила Джули Карлсон и бросила на него настороженный взгляд.

Господи, до чего же она хорошенькая! Сиду всегда незаслуженно везло, и его жена была лучшим тому подтверждением.

– Сидите тихо. – Макс послал ей ободряющую улыбку, даже не подозревая, что в обрамлении кроваво-красных губ и платиновых локонов она наводит ужас. Не успела Джули возразить, как он перевел «Блейзер» на задний ход и заговорил по телефону с Хинклом:

– Алло! Планы изменились. Поезжай на Дьюмснил-стрит, 85 и нащелкай там пару-тройку снимков. Эдвардс устраивает там пирушку, и я хочу получить фотоальбом.

– Я? – возмутился Хинкл. – А почему не ты? Ты же с ним закорешился! А как дошло до дела, хвост поджал, цыплячья твоя душа?

– Мне машину помяли, надо с этим разобраться. Достань мне эти картинки.

Машина тронулась, и в салон ворвался ветерок, сделавший атмосферу почти терпимой, но его пассажирку это ничуть не утешило: с каждой секундой ее страх становился все заметнее. Макс еще раз улыбнулся ей. Жена Сида свалилась ему в руки как спелая груша. Такой удачи у него давно уже не было, и он намеревался задействовать ее по полной программе.

– Эдвардс не отличит меня от своего дерьма, – продолжал разоряться Хинкл. – И как, по-твоему, я должен туда проникнуть?

– Купи пиццу, сделай вид, что ты ее доставляешь, никто ничего не заподозрит. Эдвардс пьян в дупель, и вообще там будет целая толпа народу и тонна кокаина. Все пройдет как по маслу.

Воспользовавшись паузой в потоке машин, Макс выехал на улицу, пристроился за белым «Кадиллаком» и направился на юг. Если «Ягуар» угнали профессионалы – а в этом он почти не сомневался, – значит, с ним можно проститься навсегда. Но оставался все-таки призрачный шанс, что машину взяли подростки – просто покататься. В этом случае «Ягуар» могли бросить где-то неподалеку.

– Не думаю, что это удачная мысль, – сказала Джули Карлсон. – Будьте добры, отвезите меня обратно на стоянку.

Макс перехватил ее взгляд, поднял вверх палец – это была просьба подождать минуту – и снова дружески улыбнулся ей. Он заметил, как она взглянула на мобильник у себя в руке и заколебалась, потом увидел, как ее правая рука тянется к ручке двери. Неужели она собирается выпрыгнуть на ходу? На самоубийцу вроде не похожа. Улица была забита машинами, и можно было не сомневаться, что в этот час ночи большинство водителей уже под газом. Будь Макс по-прежнему полицейским, он смог бы за час собрать на этом перекрестке месячную норму штрафов.

– Хочешь сказать, что никто не обратит внимания на черного гетеросексуала, щелкающего фотокамерой на вечеринке белых педиков? Да меня прогонят пинками! – продолжал нудеть в трубку Хинкл. – Черт бы тебя побрал! Вот каждый раз так выходит! Каждый раз!

– Мне пора, – ответил Макс.

Он остановил машину на красный свет, увидел, как пальцы Джули Карлсон сомкнулись на ручке дверцы, и прервал связь.

– О чем шла речь? – спросила она.

– Я должен был сделать несколько фотографий на одной вечеринке, а теперь из-за вас не могу туда попасть. Меня подменит друг.

Макс сложил телефон и сунул его за вырез блузки. Его до чертиков раздражал проклятый бюстгальтер с нежным названием «Девичья грудь», грозивший в эту самую минуту перерезать его пополам, но одно надо было признать: чертова удавка служила прекрасным тайником для мобильника и пистолета. Этот эластик выдерживал все. Надо бы сообщить о нем в НАСА.

Он многозначительно взглянул на ее ладонь, лежащую на дверной ручке.

– Собираетесь выпрыгнуть?

– Н-нет… – Вид у нее был до ужаса виноватый. Она положила руку на колено.

– Ну и отлично. А то учтите, это опасно.

Она побледнела.

– Вы могли бы попасть под машину, – пояснил он.

Светофор переключился, и Макс пересек перекресток, направляясь в район Бэттери – самое подходящее место, по его мнению, где можно было искать брошенный автомобиль. Воздух, выходящий из щелок кондиционера, стал прохладным, поэтому Макс включил его на полную мощность и нажатием кнопки поднял стекла. Джули затаила дыхание.

– А куда мы едем? – очень вежливо спросила она.

Теперь ее руки, сложенные на коленях, стискивали сотовый телефон, она покусывала нижнюю губу. Жутко сексуально. Макс даже пожалел, что обратил на это внимание. В его планы не входила секс-зависимость от аппетитной женушки Сида Карлсона.

– Боитесь, что я вас умыкну? – вдруг догадался Макс, и ему стало смешно.

Она перестала покусывать нижнюю губку, ее взгляд метнулся к его лицу.

– Может быть. А вы умыкаете? Надо было признать, что она не из трусливых. В ее вопросе, как и в брошенном на него взгляде, читался вызов. Макс передвинул свою оценку жены Сида на одно деление вверх, хотя это означало, что Сиду засчитывается очко за хороший вкус.

– Нет. Со мной вы в полной безопасности, как со своей мамочкой, поверьте, – успокоил ее Макс и повернул направо.

– Послушайте, Дебби, теперь, когда у меня было время все обдумать, я считаю, что лучше просто позвонить в полицию. – Джули демонстративно подняла телефон, занеся палец над клавишами, но не касаясь их.

Дебби? Макс не сразу понял, что Джули обращается к нему, потом вспомнил о своем маскараде и усмехнулся. Дебби – так звали его бывшую жену. Это имя спонтанно пришло ему в голову, когда он взглянул на себя в зеркало в дамском туалете бара «Розовая киска». При его росте и ширине плеч называть себя «Дебби» было по меньшей мере странно. Неудивительно, что Джули нервничает.

– Вы же говорили, что муж не должен знать о вашей ночной прогулке.

Опять она начала покусывать нижнюю губку, доводя его до исступления. Макс принялся сосредоточенно оглядывать обе стороны улицы в поисках украденного и брошенного «Ягуара». Рука, державшая мобильник, дрогнула.

– Так и есть, – сказала она тихо, – но…

– Так, может, вместе поищем вашу машину?

Она судорожно перевела дух и заглянула ему в лицо.

– Думаете, есть хоть один шанс на миллион ее найти?

Макс почувствовал укол совести. Брак с Сидом вряд ли можно было назвать ложем из розовых лепестков. Она попала в беду. Она нуждалась в помощи и доверилась ему: грех морочить ей голову Но он и в самом деле собирается ей помочь, успокоил Макс просыпающегося в душе рыцаря в сверкающих доспехах. Он ей непременно поможет, хотя у него есть и скрытые мотивы. Он постарается вернуть ей ее машину и сделает для этого все возможное. Никаких других обещаний он пока не давал.

Слишком долго он охотился за Сидом, и теперь ничто не сможет ему помешать. Тем более такой пустяк, как вспышка сочувствия к его жене.

– Не исключено. Я думаю, кто-то «заказал» ваш «Ягуар». Ну, не лично ваш, но эту марку и модель. Может, на запчасти, а может, кто-то хочет купить краденую машину по дешевке. Хотя я бы оставил на запчасти.

– «Заказал»? Кто-то «заказал» мою машину? – В ее голосе прозвучало недоверие, но она выпустила из рук мобильник, положила его на колени.

Макс свернул на Бэй-стрит и обогнал одну из конных повозок, катавших туристов по городу в любое время дня и ночи и служивших постоянным проклятием для водителей. Вдалеке открылся вид на бухту. Вода казалась черной, как сырая нефть. Лишь кое-где поблескивали цепочки огней, обозначавшие корабли. Послышался предупредительный вой противотуманной сирены.

– Такое бывает сплошь и рядом, особенно с шикарными тачками вроде вашей.

Он заметил, что ее колени плотно сжаты. Длинные узкие точеные бедра, выступающие из крошечных атласных шортиков, колени, икры, не прикрытые ничем, кроме золотистой кожи, цветом напоминающей мед. Разглядывая ее ноги – тут уж он не в силах был удержаться, – Макс подумал про себя: «Интересно, а какова эта кожа на вкус, если коснуться ее языком?» Раздраженный ходом собственных мыслей, он отвел взгляд и взялся за свой собственный мобильник.

– Номера? – спросил он кратко, набирая цифры на панели телефона.

Она сообщила ему номер своей машины, и он кивнул.

– Алло? – послышался в трубке ворчливый голос Мозера Джонса.

Мозер был тем человеком, к которому следовало обращаться с любыми вопросами о местных угонщиках; будучи полным рвения желторотым новичком в полиции, Макс дважды арестовывал его за два первых месяца своей службы и страшно удивлялся, а потом и возмущался, обнаружив, что в обоих случаях Мозер оказывался на свободе и вновь при деле в течение суток после ареста.

Потом Максу в двух словах объяснили, что к чему, и он все понял, так и не успев существенно навредить ни делу Мозера, ни своей собственной карьере. К счастью, Мозер оказался незлопамятным парнем, и в конце концов они пришли к своего рода взаимному уважению, с годами переросшему даже в нечто вроде дружбы. Если кто-то мог что-либо разузнать о только что угнанном «Ягуаре» в южной части Чарлстона, то это Мозер.

– А тебе-то что? – осторожно спросил Мозер, когда Макс выложил ему все в деталях.

Дружба дружбой, но Мозер никогда не забывал, что Макс одно время работал по ту сторону баррикад.

– Леди, у которой украли машину, мой личный друг. Ее муж взбесится, когда узнает, что она позволила отнять «Ягуар», и вот она сиди, бедняжка, прямо рядом со мной и плачет горючими слезами, что он побьет ее, когда она вернется домой.

Джули Карлсон выпрямилась и бросила на него возмущенный взгляд. Макс покачал головой, жестом предупреждая ее, чтобы она помалкивала.

– Черт, – протянул Мозер, сокрушенно прищелкнув языком, и Макс понял, что нажал на нужные кнопки. Мозер был образцовым семьянином, любящим отцом шести дочерей. – Я такому гаду даже имени не подберу. Если мужик готов поднять руку на женщину, надо ему задницу распахать, вот и все.

– Да уж, – согласился Макс. – Ты можешь нам помочь?

Наступила пауза.

– Если смогу, ты знаешь, чего это будет стоить.

– Без проблем.

Макс решил, что Джули Карлсон потянет такой расход. Видит бог, у Сида денег – лопатой не перекидать.

В трубке послышалось кряхтение.

– Я сделаю пару звонков, посмотрим, чем тут можно помочь. Потом дам тебе знать. Какой у тебя номер?

Макс сообщил ему номер своего сотового, отключился и взглянул на свою недовольную пассажирку.

– Вам это обойдется в кругленькую сумму. Если хотите вернуть машину, придется выложить пару тысяч. Если это вообще возможно.

– Я так и поняла, – ответила Джули с негодованием. – Поверить не могу, что мне придется платить, чтобы вернуть мою же собственную машину.

– Не хотите – как хотите. Я отзвоню Мозеру и дам отбой.

– Нет. – В ее голосе вдруг зазвучали панические нотки, она опять стиснула обеими руками свой сотовый. – Нет, я хочу.

Макс поджал губы. Она явно боялась Сида. Сочувствовать ей при сложившихся обстоятельствах было бы ошибкой, но он ничего не мог с собой поделать.

– Мозер потребует оплаты при доставке. Если нам, конечно, вообще повезет и мы найдем машину.

Она еще больше встревожилась.

– Я могу выписать чек, если он доставит обратно и мою сумку тоже. Она была в машине.

Чек. Смехота!

– Дорогая, он потребует наличных.

Теперь вид у нее был просто убитый.

– В сумке у меня было всего долларов пятьдесят. Я могу пойти в банкомат, когда получу ее обратно, но, кажется, больше двухсот долларов за раз снять нельзя.

Макс вспомнил об авансе наличными, выданном ему женой Эдвардса всего несколько часов назад. Деньги хранились в сейфе у него дома, он собирался положить их в банк завтра с утра пораньше. Он представил себе, что скажет Хинкл, если узнает, но решил идти до конца и мысленно послал Хинкла ко всем чертям.

– У меня все схвачено. Если, конечно, вы вернете мне все сполна. Вы ведь покроете такую сумму?

Жене Сида, безусловно, можно было поверить в долг, и у нее, безусловно, были веские причины скрыть от Сида свои ночные приключения. Ее легкомысленный розовый костюмчик говорил сам за себя. Нет, она не сбежит, не заплатив.

– Да-да, конечно. Спасибо вам.

– На здоровье, – сухо ответил Макс.

Мысль о том, что Джули Карлсон наставляет рога мужу, взбодрила его – с учетом того, за кем она была замужем, – но, увы, она взбодрила его несколько больше, чем ему бы хотелось. Опять его понесло в запретную зону. Джули Карлсон – горячая штучка, тут двух мнений быть не могло, но Максу пришлось строго-настрого напомнить себе, что эта штучка не для него. Во всяком случае, не в постели.

Чем она действительно может для него стать – если боги сохранят свое доброе расположение, – так это источником информации, чтобы наконец нарыть компромат на Сида. Он поможет ей выпутаться из передряги, а между делом выкачает из нее все, что ему нужно.

Макс улыбнулся и повернул на свою улицу, заставленную с обеих сторон тихими маленькими одноэтажными домиками с черепичными крышами. Все они содержались во вполне приличном состоянии, хотя и знавали лучшие дни. Как и все его безгаражные соседи, он поставил машину у тротуара.

– Где мы? – опять встревожилась Джули.

– У меня дома. Дело в том, что у меня как раз имеется заначка наличными. Если Мозер найдет вашу машину, нам придется за ней подъехать. Будет лучше для моей репутации, если он не застанет меня в таком виде. – И Макс широким жестом повел рукой по воздуху, охватывая всю свою «красоту» в целом.

– А-а. – Она посмотрела на него с пониманием, даже с сочувствием. – Он что… не знает?

– Нет, – ответил Макс, не желая признавать, как красит ее этот полный участия взгляд. – Он не знает. Вы зайдете в дом? Можете подождать в машине, если вам так удобнее.

Джули оглядела темную улицу, совершенно пустынную, если не считать старого мистера Лейфермана, терпеливо ждавшего на углу под фонарем, пока его терьер справит свои нужды, и отрицательно покачала головой.

– Я зайду в дом, если вы не против.

Именно такого ответа он и ждал.

Джули открыла дверцу и выскользнула из машины. Макс сорвал с себя парик, бросил его на заднее сиденье и энергично почесал голову. Потом он тоже вышел из машины, запер ее и направился к входной двери. Джули шла рядом, и в ночной тишине ему был слышен тихий шелест розового атласа. Он попытался не замечать этот соблазнительный звук.

Открыв дверь, он вежливо посторонился и пропустил ее вперед. Когда она переступила порог и вошла в темную прихожую, невеселая усмешка скривила его губы. Дэниэл, живший отдельно, редко приглашал к себе младшего братишку, но, когда это все же случалось, всякий раз приговаривал:

«Приходи ко мне ты в гости», –

Мухе предложил паук.

ГЛАВА 4

Белый пуделек, встретивший их восторженным тявканьем, почти полностью рассеял опасения Джули. Собачка в розовом, усеянном стразами ошейнике и с двумя розовыми бантиками, завязанными над ушками, была просто обворожительна.

Ни один нормальный мужчина (не говоря уж о сексуальном маньяке-убийце) не завел бы себе такую собаку.

– Привет, милая. – Джули присела на корточки и дала пудельку обнюхать свои пальцы.

Мужчина по имени Дебби тем временем зажег лампу. Обнюхав Джули, собачка положила передние лапки ей на колени и завиляла хвостиком с такой силой, что чуть не свалилась наземь от усердия. Потом она потянулась вперед всем телом и попыталась лизнуть Джули в лицо. Этот пушистый клубок собачьей любви и нежности сразу вознес мнение Джули о Дебби на недосягаемую высоту. Блескучие одежки и чудовищно вульгарный парик были прощены и забыты.

– Это ваша собака?

– Угу. Познакомьтесь с Джозефиной.

Что-то в голосе Дебби заставило Джули вскинуть на него настороженный взгляд. Она с удивлением заметила, что он где-то посеял свой парик. Его собственные волосы, тоже светлые и сильно вспотевшие под париком, слиплись и встали дыбом по всей голове. В сочетании с вечерним макияжем они придавали ему вид не менее экстравагантный, чем раньше, хотя и несколько иной: теперь он был похож на Боя Джорджа.

Судя по косому взгляду, брошенному хозяином на свою питомицу, Джозефина явно пребывала в немилости. Как любил говаривать Сид, собаки были бы всем хороши, если бы не лаяли, не разводили блох и не гадили на пол. И все-таки этот Дебби был не такой, как ее муж. Сколько бы он ни ворчал и ни бросал косых взглядов, Джули не сомневалась, что он любит собаку: Джозефина была безупречно ухожена, выхолена от помпончика на хвосте до покрытых розовым лаком коготков на задних и передних лапках. Да и ее восторженное дружелюбие не оставляло сомнений в том, что так может себя вести только домашняя любимица.

– Она просто прелесть, – искренне сказала Джули.

– Ну, это как посмотреть. Сегодня утром она сжевала одну из моих туфель. – Дебби бросил на Джозефину грозный взгляд и сделал приглашающий жест. – Располагайтесь. Я скоро вернусь.

Он скрылся в задней части дома, стуча своими чудовищными каблуками и по пути зажигая всюду свет, а Джули оглядела комнату, в которой он ее оставил. Стены покрыты белой штукатуркой, голые деревянные полы, золотистые парчовые шторы на единственном окне, выходящем на улицу, плотно задернуты, большой диван покрыт таким же золотистым чехлом, перед ним прямоугольный кофейный столик резного дуба и кресло с откидной спинкой, обитое коричневым велюром. Почетное место у стены занимал телевизор. Рядом с креслом беспорядочной грудой были свалены газеты и журналы. На стенах висели ничем не примечательные офорты.

Хозяин дома явно не принадлежал к числу вдохновенных декораторов. Странно, если учесть его экстравагантные вкусы в одежде.

Джули присела на диван, а Джозефина вспрыгнула и улеглась рядом, просунув кудрявую головку ей под локоть. Поглаживая жестковатые, туго закрученные кудряшки на голове Джозефины, Джули уловила идущий от собачки слабый запах какой-то цветочной эссенции. «Как мило», – подумала она, прощаясь с последними остатками подозрений насчет убийцы-маньяка, в руки которого она якобы попала. Нет, кое-какие сомнения у нее все-таки остались – что ни говори, он был извращением, значит, мог оказаться и особо извращенным маньяком, – но знакомство с пуделихой убедило Джули в том, что сомнения следует толковать в пользу обвиняемого.

Избавившись от одного опасения, Джули тут же вспомнила о другом и начала оглядываться в поисках часов.

Сид обычно возвращался домой не позже трех пятнадцати утра. Джули это точно знала: слишком много ночей она пролежала без сна, ожидая его возвращения. И теперь, если она хочет, чтобы ее попытка проследить за мужем осталась незамеченной, ей надо вернуться домой к трем, причем вместе с «Ягуаром».

Стоит ли на это рассчитывать?

Нигде в комнате часов не было. Не в силах усидеть на месте, Джули встала и пошла на кухню. Верная Джозефина последовала за ней, цокая по полу розовыми коготками. Узкая, загибающаяся в форме буквы L кухня была обставлена с тем же отсутствием воображения, что и гостиная. Короткий конец L, теоретически предназначенный для приема пищи, был превращен в маленький рабочий кабинет. Здесь стоял легкий металлический столик с компьютером, стул, пара канцелярских шкафчиков, а на стене висели часы.

Без двух минут два. У нее оставалось чуть больше часа, чтобы найти машину и вернуться домой.

Нервно покусывая ноготь, она вернулась в коридор и глянула в сторону дальней комнаты, спальни, где скрылся хозяин дома. В этот самый момент Дебби шагнул в спальню из смежного помещения – вероятно, ванной, потому что он вытирал голову полотенцем.

Он был в джинсах, но без рубашки.

Его грудь без накладных буферов выглядела очень мужественно: широкая, загорелая, украшенная щедрой порослью каштановых волос. Руки с рельефными бицепсами казались сильными и цепкими. Старые джинсы, низко сидящие на бедрах, оставляли открытым плоский живот и плотно облегали стройные бедра.

Короче, в этом человеке не осталось ничего общего с Дебби. Джули изумленно заморгала.

Должно быть, он почувствовал ее взгляд, потому что в эту самую минуту опустил полотенце, и их глаза встретились. Макияж исчез. Волосы больше не стояли копной. Только что вымытые, слегка взлохмаченные, они, высыхая, приобретали светлый песочный оттенок. Лицо у него было точеное, красивое, волевое. Без бирюзовых теней и туши его глаза под густыми темными ресницами оказались голубыми, ясными, почти прозрачными. Прямой нос, крупный, выразительный рот, упрямый подбородок. Словом, умереть – не встать.

Джули на мгновение застыла, пока в голове у нее мелькали беспорядочные, совершенно неподобающие мысли.

– Слушай, а ты и вправду гей?

Вопрос вырвался сам собой, и ей тут же захотелось откусить себе язык. Он долго молчал, не сводя с нее испытующего взгляда, его глаза прищурились, а подбородок словно окаменел.

– А это имеет значение?

Теперь он смотрел на нее холодно, немного настороженно, его мысли невозможно было прочитать. Может, она совершила бестактность? Какой-то непростительный грех? Очень может быть. Вероятно, у трансвеститов существует свой кодекс поведения, о котором она понятия не имеет.

– Нет-нет, конечно же, нет, – торопливо заверила его Джули. – Я считаю, что все люди имеют право быть собой. Свободно выражать свою сущность.

Ей действительно было все равно, гей он или нет, разве что с чисто женской точки зрения было жалко, что столько мужской красоты пропадает зря. А с другой стороны, обдумав и взвесив все хорошенько, она решила, что это даже к лучшему, что он педераст. Иначе он представлял бы собой слишком сильное искушение, особенно для сексуально неудовлетворенной женщины, чей брак расползается по швам. И вообще ей будет легче видеть в нем подругу. Можно любоваться его физическими данными, не рискуя соблазниться ими. Это даже здорово.

Подруга-громила. Эта мысль вызвала у Джули улыбку.

– Ну, как скажешь.

Он посмотрел на нее с прищуром, словно оценивая ее искренность, и скрылся в глубине спальни, а через полминуты вновь появился, натягивая на себя линялую, выношенную до полупрозрачности черную футболку с рекламой пива «Курз» на груди.

Джули наморщила лоб. Так вот как одеваются «голубые королевы» во внерабочее время? Кто бы мог подумать? А впрочем, откуда ей знать? Она же не специалист.

– Мне пора домой, – сказала Джули, – честное слово. Как ты думаешь, долго нам еще ждать?

– Недолго. Мозер позвонит, как только что-то узнает. Хочешь, я отвезу тебя домой, а потом позвоню, когда станет известно о машине?

– Нет. – Джули закусила нижнюю губу и задумалась. – Сид заметит, что «Ягуар» пропал, как только вернется. Я должна сама вернуться с машиной. И мне надо вернуться до трех.

– Ты что, боишься этого парня?

В его голосе внезапно прозвучали жесткие нотки, и Джули взглянула на него с удивлением.

– Сида? Конечно, нет!

Она энергично замотала головой. Может, слишком энергично? Пожалуй, да. «Леди слишком щедра на уверенья».

– Как правило, нет, – уточнила Джули, слегка поморщившись. – Просто… скажем так: Сид не обрадуется, если по возвращении домой обнаружит, что меня нет.

Это можно было считать самым опрометчивым высказыванием года.

– Ты гуляешь от мужа?

Вопрос был задан самым задушевным тоном. При этом он окинул ее оценивающим и полным мужского восхищения взглядом, чему Джули очень удивилась: она не ожидала ничего подобного от Дебби. Но, как бы то ни было, этот взгляд заставил ее вспомнить, что на ней надето, вернее, чего не хватает. Трусов, например, или бюстгальтера. Нормальной одежды. Она вдруг остро почувствовала, что соски просвечивают через тонкую ткань сорочки, ноги голые, и попка едва прикрыта.

Теперь, когда Дебби превратился из долговязой блондинки в потрясающего парня, ей стало неловко демонстрировать при нем модель из своей коллекции для соблазнения мужчин. «Это же Дебби, – напомнила она себе, – мы уже, можно сказать, стали подружками, а мини-пижама – это все-таки лучше, чем купальник, даже цельнокроеный». Она же не ожидала, что ее кто-то увидит! Она не собиралась даже носа высовывать из своей машины! А Дебби… Если он решил, что она любит выставлять себя напоказ, ему придется расстаться с этой мыслью. И вообще, кто он такой, чтобы судить о ее одежде? Он сам еще несколько минут назад был похож на куклу Барби, накачанную стероидами!

Так что чья бы корова мычала…

– В таком-то виде? – Она презрительно оглядела себя. – Ты, наверное, шутишь.

– По мне, так ты выглядишь очень даже неплохо.

Она подняла на него глаза, на один бесконечно долгий миг их взгляды скрестились. Опять у него в глазах появился этот мужской голод… А может, почудилось? Но не успела она это определить, как его выражение опять изменилось. Он покачал головой:

– Ты выглядишь, подруга, как женщина, только что выскочившая из чьей-то постели.

Джули выпрямилась и вздернула подбородок.

– Так оно и есть. Только это была моя собственная кровать. Я выскочила из постели, сунула ноги в кроссовки и прыгнула в машину, где и оставалась, пока машину не угнали.

– Ну, как скажешь, – заметил он с вежливым скептицизмом.

– Это правда.

– Да ладно. – Он пожал плечами. – Хочешь чего-нибудь выпить? У меня есть вода, апельсиновый сок, пиво…

Он двинулся в кухню. При этом ему пришлось пройти очень близко от нее, почти вплотную. Джули попятилась и чуть не наступила на Джозефину. Собачка взвизгнула и пулей устремилась в гостиную. Джули споткнулась, и Дебби схватил ее за руку, помогая удержаться на ногах. Когда равновесие было восстановлено, он ее отпустил и вдруг уставился на свою ладонь.

– У тебя идет кровь.

Джули сдвинула брови. На его ладони действительно остались следы крови. Вывернув руку локтем наружу и вытянув шею, она обнаружила круглую ссадину. Прямо у нее на глазах на содранном месте выступили свежие капли крови. До сих пор она ничего не замечала, а теперь вдруг почувствовала жжение.

– Дай-ка я погляжу.

Он обхватил ее запястье и поднял ей руку, чтобы осмотреть локоть.

– Ничего страшного. Это просто царапина, – сказала Джули.

– А ты у нас крепкий парень, да? – усмехнулся он. – Уж извини, но тебе придется сделать, что я прошу. Мне делается дурно при виде крови, так что придется эту ранку обработать. Пошли.

Все это было до того нелепо, что Джули чуть не рассмеялась. Но она не стала сопротивляться, когда он, по-прежнему сжимая запястье, потащил ее в ванную. По пути она мельком оглядела неприбранную спальню Дебби: шкаф у одной стены, незастланная кровать королевских размеров у другой, женские одежки, небрежно брошенные поверх изогнутого кресла-качалки, а на полу, под креслом гигантские туфли-лодочки, очевидно, снятые в один прием с валяющимися тут же, как бы «вытекающими» из них черными колготками… И вот она очутилась в маленькой ванной, отделанной зеленым кафелем и нуждавшейся в ремонте, по-видимому, последние лет тридцать. Капельки воды все еще свисали с прозрачной пластиковой занавески душа. Баночка кольдкрема с открытой крышкой стояла на полочке над раковиной. Ровная поверхность была нарушена глубокой вмятиной лишь в одном месте. Очевидно, Дебби пользовался кремом только для удаления макияжа.

– Так, давай-ка это сначала промоем.

Он открыл краны над раковиной, выжал на пальцы жидкого мыла из дозатора, укрепленного рядом на стене, и не слишком бережно, по мнению Джули, начал втирать его в открытую ранку у нее на локте.

– Ай! Щиплет!

Джули дернулась и чуть было не вырвала у него руку, но Дебби удержал ее силой и подставил локоть под струю воды.

– А я – то думал, ты крепкий парень.

Он встретился с ней глазами в зеркале. Задорная улыбка приподняла уголки его губ. Джули состроила ему рожицу: напор воды был так силен, словно она била из пожарного шланга, и это было ничуть не лучше, чем мыло. И вдруг улыбка сошла с губ Дебби, его лицо опять стало непроницаемым.

– Сколько тебе лет? – внезапно спросил он.

– Двадцать девять. А тебе?

Она попыталась высвободиться, но в тесном пространстве ванной не было места для маневра, и у нее ничего вышло. Его сильное, мускулистое тело так плотно прижималось к ней, что Джули стало не по себе. Кем бы он ни был, этот Дебби, он все-таки был мужчиной, и непроизвольная физическая реакция на его прикосновение встревожила Джули, лишний раз напомнив ей о плачевном состоянии ее личной жизни. «До каких же пределов сексуальной обделенности надо дойти, чтобы ощутить вожделение, прижимаясь к типу по имени Дебби?» – подумала она с грустью.

– Тридцать два. Все, я закончил.

Он отпустил ее, отступил в сторону, и Джули с облегчением перевела дух. Если он и заметил, какое воздействие оказывает на нее, по его лицу ничего нельзя было сказать. Нет, он скорее всего даже не подозревает, что ему удалось ее взволновать.

– А сколько лет твоему мужу? – продолжал он, протягивая ей полотенце.

– Сорок. – Джули осторожно промокнула ранку.

– Немного староват для тебя, а? Должно быть, у него это не первый брак.

Она повесила полотенце, а Дебби протянул ей тюбик мази и положил на край раковины перед ней коробочку лейкопластыря.

– Да, я вторая жена. Ну и что?

Джули начала накладывать мазь, потому что локоть разболелся не на шутку.

– А что случилось с женушкой номер раз? Он ее бросил ради тебя? – Дебби разорвал упаковку и протянул ей полоску пластыря.

– Они развелись много лет назад. – Джули взяла пластырь и аккуратно заклеила ссадину.

– А ты ее видела? Встречалась с ней, разговаривала?

– Нет, я с ней не встречалась. Она исчезла с экрана задолго до того, как в кадре появилась я. – Расправившись с пластырем, Джули опустила руку и, внезапно нахмурившись, вскинула глаза на Дебби:

– Это что, допрос?

– Да нет, просто интересно, как складываются отношения у «нормальных людей».

– А-а. – Такой ответ ее удовлетворил. – Спасибо за пластырь.

– Всегда пожалуйста.

Джули повернулась кругом и направилась в гостиную. Он пошел за ней.

Джозефина, с интересом наблюдавшая за происходящим с безопасного расстояния, первой ворвалась в комнату и вспрыгнула на диван. Опустившись рядом с ней, Джули была вознаграждена прикосновением холодного носа, тычущегося ей в руку. Она взяла собачку на колени и прижала ее к себе, как мягкую игрушку.

Дебби остановился в нескольких шагах, скрестив руки на груди и глядя на нее в задумчивости.

– Ладно, поправь меня, если я ошибаюсь: ты выскочила из своей собственной постели, сунула ноги в кроссовки, прыгнула в машину и погнала в Чарлстон. И все это посреди ночи. Может, объяснишь, за каким чертом тебе это понадобилось?

Он с дотошностью возобновил расспросы, скорее смахивающие на допрос, с того самого места, где они прервались.

Джозефина лизнула ей руку. Благодарная за ласку, Джули еще крепче прижала собачку к себе. Как ей хотелось иметь своего домашнего питомца! Просто чувствовать рядом бескорыстно преданное существо – это громадное облегчение. Может быть, подумала она с сарказмом, ей стоит видеть в случившемся не катастрофически разваливающийся брак, а заманчивую возможность обменять Сида на свою собственную собаку.

В эту минуту она была вполне готова к такому обмену.

– Может, мне просто захотелось прокатиться ночью.

Он ничего не сказал, но его лицо яснее ясного говорило: «Так я тебе и поверил». Джули вздохнула.

– Слушай, мне очень жаль, что я помяла твою машину, я благодарна тебе за помощь, и если тебе каким-то чудом удастся вернуть мне «Ягуар», я этого не забуду вовек, но, честное слово, мне не хочется углубляться в детали своей личной жизни, понятно?

– Значит, ты все-таки изменяешь мужу, – удовлетворительно констатировал он.

– Нет, не изменяю.

Услыхав в ее тоне раздражение и обиду, он вскинул руки ладонями вверх в знак того, что сдается.

– Ладно, ладно, не хочешь рассказывать – не надо. Просто мне кажется, что, если ты выскакиваешь из постели посреди ночи, чтобы съездить в город в одном белье, и до смерти боишься, что муж об этом узнает, значит, у тебя неприятности и тебе может понадобиться друг.

Его голос смягчился, и он одарил ее обезоруживающей улыбкой. До того нежной, что у нее сжалось сердце. Господи, до чего же он хорош! И ей так захотелось довериться ему. К тому же он был прав: ей и в самом деле требовался друг.

– Я не в белье, а в пижаме, – сказала она для чистоты протокола.

– Извини, ошибся.

– Откуда ты знаешь, как меня зовут? – с подозрением спросила Джули, напомнив себе, что лучше заранее поостеречься, чем потом жалеть. Хоть это и казалось невероятным, нельзя исключать, что этот Дебби каким-то образом связан с Сидом. А в этом случае, вдруг сообразила она с тревогой, думать надо о том, как бы уговорить его не разболтать все, что он уже знает.

Дебби пожал плечами и сунул руки в передние карманы джинсов.

– Видел тебя в городе. Ты держишь салон одежды в Саммервилле. Разве не так? Вечерние туалеты, блестки, перья и все такое, верно? – Он усмехнулся. – Жаль, что нет ничего в моем размере. Может, тебе стоит об этом подумать, а? Мы, крупные девушки, тоже хотим красиво одеваться.

Джули невольно улыбнулась, представив себе его попытку втиснуться в один из ее эксклюзивных нарядов размером не больше восьмого. Если бы он сумел каким-то чудом вползти в один из них, а потом выйти в нем в свет, он погубил бы ее репутацию навсегда.

– Я это учту, – сказала она вслух.

На самом деле она создавала модели исключительно для участниц конкурсов красоты, но решила, что сейчас не имеет смысла вдаваться в детали.

А время шло, секунды и минуты утекали неумолимо. Вспомнив об этом, Джули почувствовала, что больше не может усидеть на месте.

– О боже, который час?

Она спустила Джозефину на пол, вскочила и устремилась в кухню, чтобы взглянуть на часы. Дебби остановил ее, схватив за руку. Джули вопросительно посмотрела на него.

– Два двенадцать. – Он смотрел на видеомагнитофон у нее за плечом. Проследив за его взглядом, Джули поняла, что напрасно бегала в кухню смотреть на часы. Светящийся таймер видеомагнитофона был с ней в комнате все это время.

– Мне пора возвращаться домой. Она высвободилась из его рук и принялась беспокойно расхаживать взад-вперед по гостиной.

– Ты должна знать кое-что: я не друг твоего мужа, – сказал Дебби, не свода с нее глаз. – Он ничего не узнает о нашем разговоре, клянусь тебе. Не исключено, что я смогу помочь тебе выпутаться из этой передряги.

Джули остановилась и пристально посмотрела ему в глаза.

– Я думаю, Сид мне изменяет, – выпалила она.

Нет, она не принимала сознательного решения довериться Дебби, слова выскочили сами собой, но в ту самую минуту, как они сорвались с ее губ, Джули испытала громадное облегчение. Надо было кому-то рассказать, поняла Джули. Надо было найти кого-то, кто выслушал бы ее сомнения и сказал ей, что она ведет себя как идиотка… или нет.

– Вот оно что, – понимающе протянул Дебби. – А почему ты так решила?

– Он тайком уходит из дому по ночам, когда я ложусь спать, – призналась Джули. – Сегодня я последовала за ним. Услыхала, как он уезжает, выскочила из постели и… ну, дальше ты знаешь. Я погналась за ним и потеряла след на той самой улице, где врезалась в твою машину. Я хотела развернуться на стоянке и ехать обратно домой, когда те двое угнали мой «Ягуар».

Она судорожно перевела дух и стиснула руки, чтобы унять в них дрожь. Ей хотелось облегчить душу, очиститься, высказав свои подозрения вслух. Хватит делать вид, что Сид идеальный муж и что у них идеальный брак.

– Позволь мне кое-что уточнить, – продолжал Дебби, покачиваясь на носках и сверля ее строгим взглядом. – Ты следила за мужем на своей собственной машине? На «Ягуаре»? А тебе не пришло в голову, что он мог глянуть в зеркало заднего вида и заметить тебя?

Глаза у Джули округлились, когда до нее дошло это ужасное предположение.

– Я об этом не подумала. Просто села в машину и погналась за ним.

Он с осуждением покачал головой:

– Детка, тебя нельзя отпускать на улицу одну.

Это замечание Джули пропустила мимо ушей. Она вспоминала, сопоставляла, размышляла и в конце концов с облегчением перевела дух.

– Если бы он меня заметил, я бы уже знала. Сид – не такая уж хитрая бестия, он бы мне сразу дал знать. Дебби ее слова явно не убедили.

– А ты не думаешь, что ему просто захотелось перекусить среди ночи?

– В кабаре со стриптизом? – съязвила Джули. – Хотела бы я в это поверить, но, извини, не выходит. И потом, мы… у меня есть и другие причины думать, что он завел роман на стороне.

– Правда? – В его взгляде вспыхнул интерес. – Какие причины?

– В понедельник я нашла восемь таблеток виагры у него в аптечке, – призналась Джули. – К сегодняшней ночи их осталось всего шесть. И при этом…

– Их благотворное воздействие сказалось не на тебе, так? – Должно быть, у нее все было написано на лице, потому что Дебби ухмыльнулся. – Ладно, я все понял. Стало быть, муженек гуляет по ночам, так? Каждую ночь? И в какое время?

– Две-три ночи в неделю весь последний месяц. Один из выходных дней и еще пару раз на неделе. По-разному. Я обычно ложусь в одиннадцать, а он уезжает в полночь.

– Ты за ним раньше не пробовала следить?

– Нет.

– Итак… – Его прервал приглушенный звонок. Вытащив сотовый телефон из кармана джинсов, он ответил:

– Да?

Джули затаила дыхание. Ей был слышен голос на том конце, но слов она не разбирала. Дебби поморщился.

– Дерьмо!

Ей стало страшно. Он не стал бы ругаться, если бы все шло по плану.

– Ладно, так и сделай. Ага. Потом поговорим. Он отключил связь и сунул телефон обратно в карман. В его взгляде читалось сожаление.

– Что? – спросила она еле слышно.

– Хорошая новость: они нашли твою машину.

– Нашли? – оживилась Джули.

– Слишком поздно. Ее уже разобрали на запчасти. Мотор, шины, даже стерео. Ничего не осталось.

ГЛАВА 5

– О нет…

Джули вдруг ослабела, колени у нее подогнулись, она покачнулась, комната медленно поплыла перед глазами. Дебби подхватил ее под локти, не дав ей рухнуть на пол.

Ни о чем не думая, Джули качнулась к нему, он обнял ее и привлек к груди. Он казался таким сильным, таким устойчивым, таким надежным – не человек, а скала. Она судорожно комкала обеими руками его футболку, стараясь устоять на ногах.

– Ладно, не паникуй. Мы что-нибудь придумаем и снимем тебя с крючка.

Он принялся поглаживать ее по спине. Джули позволила себе чистейшее баловство – замерла, ничего не предпринимая. Так приятно было дать себя утешить! Он был теплый и сильный, от него приятно пахло чистой кожей, мылом, кольдкремом, его широкая, мускулистая грудь оказалась дивной подушкой ей под голову. Какое же это блаженство – вновь оказаться в мужских объятиях! Ну и пусть он не настоящий мужчина, все равно хорошо! Джули теснее прильнула к нему. Ей было слышно, как размеренно и сильно бьется его сердце. Наверное, он понял, что ей требуется поддержка: обнял ее обеими руками и прижал к себе еще крепче.

– Что, например? – Собственный голос прозвучал погребальным колоколом у нее в ушах. Она еще крепче вцепилась в его футболку. – С таким же успехом я могла бы наложить на себя руки и избавить Сида от хлопот.

– О, да ты сторонница решительных мер! Тебе не кажется, что это уж слишком?

Судя по голосу, он улыбался. Джули открыла глаза и посмотрела вверх: он действительно улыбался.

– Вовсе нет, – ответила она мрачно.

– Знаешь, большинство людей в твоей ситуации просто прибегли бы к разводу.

Брошенное походя замечание Дебби было так созвучно ее собственным мыслям, что Джули вновь пристально посмотрела на него.

– Я об этом подумываю, – призналась она. – Но для меня развод – это совсем не просто.

Ее мать так часто меняла мужей, что Джули, которая тяжело переносила это, пообещала себе, что если она выйдет замуж, то на всю жизнь.

– Масса людей разводится каждый день.

– Я не из их числа. – С глубоким вздохом и с большой неохотой Джули отделилась от груди Дебби и высвободилась из его рук. Передышка закончилась. Пора расхлебывать кашу. – Ну теперь, я думаю, можно звонить в полицию. Надо заявить об угоне «Ягуара». И Сиду придется обо всем рассказать.

При мысли об этом ее охватила дурнота. От страха? Она не могла подобрать более подходящего выражения.

Господи, когда же это началось? Когда она стала бояться Сида?

Дебби нахмурился, глядя на нее.

– У меня есть другой план. Давай я отвезу тебя домой, ты вернешься в свою постельку и сделаешь вид, что не покидала ее, а я взломаю твой гараж. Когда твой муж вернется, он обнаружит пропажу машины и вызовет полицию. Они найдут следы взлома и решат, что «Ягуар» был украден прямо из гаража. В конце концов, им-то какая разница?

Джули смотрела на него, и надежда воскресала в ее сердце.

– А разве это не преступление – лгать полиции?

– Подумаешь! – пожал плечами Дебби. – Плевать на тротуар – тоже преступление. И убивать – преступление. Наше преступление даже воды не замутит. Вопрос в том, что ты предпочитаешь: солгать полиции, что ты проспала всю ночь напролет в своей постели, или сказать мужу, каким именно образом ты потеряла свой «Ягуар»?

Джули поежилась. Для нее выбор был очевиден.

– Ладно, я солгу полиции.

– Вот это по-нашему! – похвалил он.

Тут возникла еще одна проблема.

– Моя сумка тоже была украдена. Ну ладно, я скажу, что оставила ее в «Ягуаре». Кстати, это правда. Хоть тут не придется врать.

– А ты вообще не думай, что врешь. Считай, что излагаешь тщательно отобранные факты. – Его улыбка стала шире. – Добро пожаловать на темную сторону луны.

Джули улыбнулась в ответ и вдруг оцепенела от ужаса. Ей в голову пришла страшная мысль.

– А вдруг полиция найдет этих подонков и они расскажут, откуда у них моя машина?

– Исключено.

– Откуда такая уверенность?

– Можешь не сомневаться. У Мозера дисциплина железная: никакого насилия, никакого кровопролития, поэтому полиция его не трогает.

Джули оглянулась через плечо. Четверть третьего. Времени больше нет. И выбора тоже нет, вдруг поняла она. Сколько бы возражений ни выдвигала ее осторожная и законопослушная натура, на самом деле выбора у нее не было. Она решилась. Она приняла его предложение.

– Я должна вернуться домой. Сид обычно возвращается к трем.

– Без проблем. Пошли. Я только захвачу перчатки.

– Перчатки?

– Ну, ты же не хочешь, чтобы на двери гаража остались мои пальчики? – бросил он уже по пути в спальню.

– А-а, – протянула Джули.

Она поверить не могла, что вот-вот ей предстоит принять участие в самом настоящем преступлении. Ей стало страшно. До сих пор ей ни разу не случалось… ну, хотя бы стянуть четвертак с тарелки церковных пожертвований.

Он вернулся через минуту, на ходу засовывая пару черных вязаных перчаток в карман джинсов.

– Готова?

Джули кивнула и повернулась к дверям. При этом она заметила Джозефину. Спрятавшись за креслом, собачка с довольным видом терзала зажатый между передними лапами журнал. Весь угол комнаты уже был засыпан обрывками глянцевой бумаги с текстом и картинками. Джули вспомнила целую кипу печатных изданий, еще недавно лежавшую возле кресла. Ничего не осталось. Все превратилось в конфетти.

Проследив за ее взглядом, Дебби увидел то же самое.

– Черт бы тебя побрал, Джозефина!

Джозефина подняла головку, поблескивая глазками и виляя хвостиком, – воплощенная невинность, если бы только не бумажные хлопья, с двух сторон свисавшие из ее пасти.

– Подожди минутку, – сказал он со вздохом и, наклонившись, подхватил нарушительницу спокойствия.

Джозефина безропотно дала себя поднять и унести в заднюю часть дома. Помпончик у нее на хвосте продолжал раскачиваться из стороны в сторону.

– Что ты с ней сделал? – не без робости спросила Джули, когда Дебби вернулся без пуделя.

– Запер в ванной. По-моему, там ей нечем особо поживиться.

Он открыл входную дверь и пропустил ее вперед.

Влажная духота на улице показалась Джули на удивление приятной. То ли у Дебби в доме был слишком мощный кондиционер, то ли у нее разыгрались нервы, но ее знобило. Пахнущий жасмином ночной воздух коснулся ее кожи любовной лаской, и она приняла его с благодарностью. Над головой светился узкий серп молодой луны, небо было усеяно мириадами звезд. Хотя в душе у Джули поселилось тошнотворное чувство – смесь обездоленности и страха, – она не могла не признать, что ночь прекрасна.

– Даже если она сжевала твои журналы, все равно ты даже не представляешь, как тебе повезло, что она у тебя есть! Я всегда мечтала о собаке, но Сид и слышать об этом не хочет, – призналась Джули, пока они шли к машине.

– Значит, Сид вовсе не глуп, – проворчал Дебби.

– Как ты можешь так говорить? – возмутилась Джули. – Джозефина прелесть!

Он только хмыкнул в ответ и отпер для нее дверцу машины. Джули в смятении подумала, что, если бы не одна досадная помеха – его собственные сексуальные предпочтения, – Дебби можно было бы назвать мечтой любой женщины.

Включая саму Джули.

– Я ужасно нервничаю, – сказала она, когда он сел в машину рядом с ней.

Бросив на нее искоса насмешливый взгляд, он завел машину и отъехал от тротуара.

– А что тебя смущает? Боишься обмануть мужа или солгать полиции?

– Не больно-то ты мне помогаешь. На углу он повернул направо.

– Пока ты держишься за свою версию – спала, ничего не слышала, понятия не имею, что стало с машиной, – тебе ничто не грозит. Ни муж, ни полиция ничего тебе не сделают.

– Тебе легко рассуждать, – поморщилась Джули. – Не тебе же придется врать.

– Еще не поздно пойти на попятный.

Джули подумала об этом, взвесила все последствия и содрогнулась.

– Нет, я солгу.

– Прояви характер. Не дрейфь.

Он вывел машину на скоростную дорогу и направился на северо-запад. Здесь светили желтые галогеновые фонари, полностью затмевавшие луну. Несколько машин пронеслось мимо, но их было немного. Было слишком поздно, а может быть, слишком рано для интенсивного движения, обычного для летних месяцев, когда город наводняли бестолковые туристы, понятия не имеющие о том, что удушливо-жаркое, наполненное тучами москитов лето наихудшее время для посещения здешних мест. Тут ее вдруг осенило:

– Эй, послушай! Откуда ты знаешь, куда ехать? Ты же не знаешь, где я живу! Или знаешь?

В полутемном салоне машины его взгляд показался ей непроницаемым.

– Я полагал, что ты живешь в Саммервилле, рядом со своим магазином. Я ошибся?

– Н-нет, ты угадал. Мы живем в Саммервилле.

Ее грызли сомнения. Уж больно непринужденно прозвучал его ответ. А может, показалось? Может, у нее опять приступ паранойи?

«Если тебя действительно преследуют, это не паранойя», – вспомнилась ей известная шутка. При сложившихся обстоятельствах она была как раз к месту.

Но Дебби появился в ее жизни совершенно случайно и сделал все, чтобы ей помочь. Он настоящий друг, он это доказал.

А ей как раз остро не хватало настоящего друга.

– Подскажи, где свернуть.

Он говорил все тем же непринужденным, беззаботным тоном, и она отмахнулась от своих подозрений. Для них не было реальных оснований.

– Первый поворот на Саммервилл.

– Так же, как к магазину. Надо будет как-нибудь туда заглянуть. Если, конечно, ты начнешь торговать крупными размерами.

– Честно говоря, это магазин для профессионалов. – Джули улыбнулась, снова представив себе Дебби в одном из своих нарядов, и это помогло ей успокоиться. Ее руки, стиснутые в кулаки на коленях, разжались. – Для участниц конкурсов красоты и сопровождающих.

– Ты хочешь сказать, что надо записаться на конкурс красоты, чтобы попасть к тебе в магазин?

Тон у него был до того разочарованный, что Джули улыбнулась еще шире.

– В общем-то, да.

Как бывшая мисс Южная Каролина, ветеран конкурсов красоты и жена богатого, пользующегося влиянием в городе бизнесмена, Джули имела на руках все козыри для успешного управления магазином, торговавшим сшитыми на заказ вечерними платьями, купальниками, костюмами в национальном стиле для конкурсов различного ранга. Ее магазин, называвшийся «Царица бала», пользовался большой популярностью и приносил приличный доход. Если она разведется с Сидом, это плохо скажется на деле, подумала Джули, и ее вновь охватило напряжение. В Южной Каролине чуть ли не каждая вторая девушка принимала участие в конкурсах красоты; это было чуть ли не видом спорта, особо популярным среди женщин. Клиентки магазина свято верили, что нужно только прилежно заниматься на тренажерах и сидеть на диете, умело наносить макияж, загорать, завивать волосы, и тогда им удастся повторить судьбу Джули: из Золушки превратиться в царицу бала, а потом выйти замуж за принца. Скандальный развод не укладывался в эту схему.

Взглянув на свои руки, Джули увидела, что они опять сами собой сжались в кулаки.

– Жизнь – сволочная штука, – философски заметил Дебби.

– Аминь, – согласилась Джули.

Они помолчали, пока он обгонял медленно тянувшийся по дороге грузовичок. Потом он посмотрел на нее.

– Слушай, в следующий раз, когда тебе захочется проследить за мужем во время ночного загула, не берись за дело сама. Лучше найми профессионала.

Если он хотел отвлечь ее от мрачных мыслей, ему это удалось.

– Профессионала? – Джули чуть не расхохоталась в голос. – Профессионала в какой области? Специалиста по выслеживанию мужей?

– Частного детектива. Ты его нанимаешь, он добывает доказательства, уличающие твоего мужа в супружеской неверности, и передает их тебе. Это куда спокойнее, чем браться за дело самой, поверь мне. И куда безопаснее для тебя.

– Частного детектива? – с сомнением переспросила Джули. – Я даже не знаю, где его искать. В телефонном справочнике? По-моему, рискованно. Тут у нас все друг с другом знакомы. Это непременно выплывет наружу, пойдут слухи, сплетни. Сид обязательно узнает.

– Не узнает, если найдешь человека, которому можно доверять.

– А я никому не могу доверять, когда речь идет о Сиде.

В ее голосе прозвучала горечь. Сид был из рода Карлсонов и Сидни, а в Южной Каролине Карлсоны и Сидни, наряду с Паффами, Петтигрю и Хьюли, пользовались исключительными правами. При желании Сид мог бы насчитать полгорода кровных родственников или свойственников. Другая половина города, к которой принадлежало и ее лишенное родословной семейство, была не в счет.

– Ты можешь доверять мне.

– Тебе?

– Я Макуорри из фирмы «Макуорри и Хинкл, частные детективы».

– Ты частный детектив?! Ты шутишь?

– Я серьезен как гробовщик.

– Вот уж никогда бы не подумала!

Дебби – частный сыщик? Обдумывая новость, Джули постепенно пришла к выводу, что не такая уж она умопомрачительная. Каждый должен как-то зарабатывать себе на жизнь. Куда труднее было бы вообразить его банковским клерком.

– И женщины нанимают тебя следить за своими мужьями?

– По сто раз на дню. – Он улыбнулся, и в уголках его глаз появились морщинки. – И мужья просят проследить за женами. Ты не поверишь, сколько на свете неверных супругов! Мне иногда кажется, что таких большинство. Так что твой случай не уникален, поверь мне.

Думать об этом было так грустно, что Джули не нашлась с ответом и молчала, пока большой зеленый щит у дороги не вывел ее из задумчивости.

– Мой поворот!

Ей казалось, что он пропустит поворот: она предупредила его слишком поздно. Но он свернул на нужную полосу в тот самый момент, как она крикнула. Ну да, конечно, она же сама сказала ему об этом заранее: первый поворот на Саммервилл. Хорошо, что он запомнил.

«Блейзер» съехал с шоссе, остановился на красный свет и углубился в тихий «спальный» пригород Саммервилл, практически давно уже ставший городом-спутником Чарлстона. Здесь царила курортная атмосфера. Широкие, тенистые улицы были с обеих сторон обсажены виргинскими дубами, обросшими бородатым испанским мхом, и пышными азалиями. Исторический центр состоял из красивых зданий довоенной постройки, многие из них были превращены в магазины и отели, другие остались жилыми домами, но и те и другие мирно уживались бок о бок. Магазин «Царица бала» размещался в районе новостроек, ближе к северу. По указанию Джули они свернули в противоположную сторону, к реке Эшли, где высились красивейшие дома во всей округе. Многие из них были построены фирмой «Всеамериканские строители». Пока они ехали по пустынным улицам, Джули вновь посмотрела на часы. Без десяти три. Времени в обрез.

Возвращение домой вдруг показалось ей не более желанным, чем для бывшего заключенного новый тюремный срок. Придется лгать в глаза Сиду, лгать полиции…

Нет, она решительно, окончательно и бесповоротно не хотела возвращаться домой. Ей пришлось бороться с собой, чтобы не попросить Дебби развернуть машину в противоположном направлении и дать по газам.

– Как ты думаешь, сколько времени тебе понадобится, чтобы взломать гараж? – спросила она, стараясь не выдать своего волнения.

– Пара минут, не больше.

– Всего-то? – Ответ показался ей слишком самонадеянным. Две минуты на взлом стальных дверей и крепких засовов. – Ты знаешь, дом-то новый. Замки прочные. Ой, а с сигнализацией что делать?

Если сигнализация сработает, полиция примчится в тот же миг. Его поймают на месте преступления.

– Она была включена? Сид включил ее, когда уезжал? А ты?

Джули задумалась. Она так спешила, чтобы не потерять из виду Сида…

– Сид обычно включает ее перед сном. Но она не была включена, когда я уезжала, она бы зазвенела… А я ее не трогала. Значит, она выключена.

Если бы Сид включил сигнализацию перед отъездом, по возвращении ему пришлось бы ее отключать. А при отключении в их спальне всякий раз раздавался громкий предупреждающий сигнал. Если бы она спала, гудок непременно разбудил бы ее. Сид это знал и избрал более надежный путь: вообще не стал включать сигнализацию. В конечном счете он ничем не рисковал. В Саммервилле практически не было преступности.

– В таком случае мы в игре.

Джули указала на свой дом, особняк в греческом стиле площадью восемь тысяч квадратных футов, построенный Сидом по собственному проекту. «Блейзер» остановился перед входом. Высокие железные ворота стояли открытыми. В таком виде они оставались большую часть времени: слишком долго приходилось ждать, пока они откроются электронным механизмом. Но Дебби не въехал на участок.

– Нам лучше пройтись пешком, тогда соседи не увидят, как посреди ночи к дому подъезжает чужая машина, – пояснил он в ответ на ее немой вопрос.

– Хорошая мысль.

Вообще-то соседи в этот час скорее всего крепко спали. Во всех близлежащих домах, насколько ей было видно, свет не горел. Как и ее дом, они были построены компанией Сида и не слишком сильно отличались друг от друга, хотя фасады выглядели, разумеется, по-разному. Этот район стал чем-то вроде витрины для фирмы Сида, потому-то они сами и купили здесь дом. Им довольно часто приходилось переезжать: каждая следующая новостройка становилась для Сида любимым детищем.

Постоянного жилья у них не было с тех самых пор, как они поженились. Отец Сида – мать умерла, когда он был еще ребенком, – жил со своей подружкой в замшелом семейном особняке времен Гражданской войны в историческом районе Чарлстона. Сиду, как единственному сыну, предстояло в один прекрасный день его унаследовать, и он не считал нужным до поры до времени прочно оседать на одном месте.

Поначалу, когда Джули надеялась обзавестись детьми, она собиралась при первых же признаках беременности всерьез поговорить с Сидом о постоянном жилище. Но Сид, относившийся к детям примерно так же, как к собакам, все время откладывал обзаведение потомством. В конце концов она потеряла всякую надежду иметь детей, а без этого не имело смысла заговаривать с Сидом о сохранении этого дома в качестве постоянного жилья.

Судя по всему, ей просто не суждено было обосноваться навсегда в каком бы то ни было доме. Во всяком случае, не с Сидом.

Выбравшись из машины и обойдя ее кругом, Джули заметила, что Дебби уже в перчатках и в одной руке у него раздвоенный на конце так называемый лапчатый ломик. Опять ей стало дурно при мысли о том, что они собираются сделать, но отступать было уже поздно. Придется врать со всем возможным правдоподобием и надеяться на лучшее.

Она молча направилась рядом с ним к дому по подъездной аллее, усаженной по обеим сторонам пышно вьющимися бело-розовыми петуниями. В темноте предрассветного часа их яркая окраска была неразличима, но нежный аромат цветов наполнял воздух. Джули наклонилась и достала из-под камня запасной ключ. Кузнечики присоединили свои голоса к хору сверчков и древесных лягушек. В роще пальметт, которая вместе с кирпичной стенкой отгораживала их участок от соседнего участка Макалистеров, что-то тихонько шелестело: видимо, какое-то ночное животное двигалось среди ветвей, потому что ни малейшего ветра не было. В неподвижном воздухе плотным облаком висела духота.

Они дошли до гаража, представлявшего собой длинное и низкое кирпичное строение с четырьмя одинаковыми белыми дверями, и остановились.

– Которая? – спросил он.

Джули молча указала на вторую дверь слева.

Дебби оглядел ее.

– Пара пустяков.

– Ты гений! – искренне воскликнула она. – Просто не знаю, что бы я без тебя делала.

– Я стараюсь. – Он улыбнулся уголками рта, ленивой, очаровательной улыбкой, как-то подозрительно влиявшей на ее душевный покой, сунул руку в задний карман, вытащил бумажник, порылся в нем и, вынув белую визитную карточку, протянул ей. – Тут мой номер. В следующий раз, когда тебе приспичит проследить за мужем посреди ночи, сама не беги, лучше позвони мне.

– Будет сделано. – Она взглянула на карточку: в темноте ничего нельзя было разобрать. – И я позвоню тебе завтра насчет возмещения ущерба за твою машину.

– Звучит заманчиво.

Надо было поторапливаться, у нее всего-то и осталось, что несколько минут. Но ей ужасно не хотелось уходить. Не хотелось заходить в дом. Хотелось навсегда остаться здесь, в этой душистой и душной тьме, с незнакомцем, вдруг превратившимся в ее лучшего друга.

Да, это парень по имени Дебби: ну и пусть. Ей вдруг пришло в голову, что, кем и чем бы он ни был, с ним она чувствовала себя в безопасности. За один сегодняшний вечер она получила от него больше сочувствия и поддержки, чем от своего мужа за годы совместной жизни. Стоит ей уйти, как она опять останется наедине со своими проблемами.

– Мне пора идти.

– Да.

Он поднял согнутую руку с ломиком, словно пробуя его на вес. В темноте выражение его лица разглядеть было невозможно. Джули выжала из себя улыбку.

– Если услышишь в утренних новостях, что меня арестовали, будешь знать, что лгунья из меня никудышная.

Потом она порывисто схватила его за руку, поднялась на цыпочки и поцеловала теплую, шершавую щеку.

– Спасибо, – сказала Джули. – Ты был прав: сегодня мне действительно нужен был друг.

– В любое время.

Джули в последний раз улыбнулась ему, повернулась и ушла. Не успела она завернуть за угол гаража, как раздался скрежет металла о металл. Он делал свою работу – взламывал дверь. Теперь ей оставалось только лечь в постель, выждать и нагло солгать не моргнув глазом, как только Сид поднимет шум.

Макс проводил ее взглядом, чувствуя себя последним негодяем, избежавшим виселицы. До чего же она милая! Просто невероятно – с учетом того, за кем она замужем. И она даже не подозревает, насколько она беззащитна. В течение последнего часа ему стало совершенно ясно, что она понятия не имеет, кто такой Сид и что он собой представляет.

Но, даже если он ей скажет, если поделится с ней всем, что известно ему самому, она наверняка не поверит. И дело не только в этом: поверит она или нет, в ее положении опасно знать слишком много. Макс не был на сто процентов уверен, что Сид ей угрожает, но у него сложилось такое ощущение, что муженек что-то замышляет, а не просто гуляет от жены.

При сложившихся обстоятельствах лучше всего было не вмешиваться: выждать и посмотреть, что будет дальше. Пока она ничего не знает, ей скорее всего ничего не грозит. Она еще успеет получить развод и сойти со сцены, пока ничего страшного не случилось.

Поддев ломиком металлическую дверь и навалившись на него всем своим весом, Макс сказал себе, что у него нет никаких причин чувствовать себя браконьером, стреляющим в олененка Бэмби. Увы, на душе у него легче не стало. Рассуждать можно сколько угодно. Все равно он чувствовал себя виноватым.

ГЛАВА 6

Баста как раз успел достигнуть подножия широкой, изгибающейся парадной лестницы, когда послышался звук открывающейся входной двери.

Он замер, прислушиваясь, потом выключил фонарик и бесшумно нырнул в ближайшую комнату, оказавшуюся кабинетом. Раньше он уже успел ее обыскать, как и весь дом, чтобы изучить возможные пути отхода. Вдруг его жертва вернется раньше, чем ему пора будет уходить? Он уже потерял надежду, но она все-таки вернулась. Кто же еще это мог быть, если не она?

Стоя за открытой дверью кабинета, чтобы она не увидела его с порога, если ей вдруг вздумается включить свет в огромном холле, он устремил взгляд в темноту и стал напряженно прислушиваться. Легкие шаги приближались со стороны кухни: сначала едва слышные, потом более явственные. Вот они уже раздаются в черно-белом мраморном холле. Кто бы это ни был, он явно спешил и в то же время крался, стараясь производить как можно меньше шума, и света не зажигал.

Баста улыбнулся. Он столько лет занимался своим делом, что у него развилось прямо-таки собачье чутье. И сейчас он учуял тонкий и нежный запах женщины.

Это была Джули Карлсон. Никаких сомнений.

Через минуту она появилась в поле его зрения. Лунный свет, льющийся из боковых окон по обеим сторонам от входной двери, образовал на полу два серебристых прямоугольника. В этом призрачном свете блеснула атласом забавная розовая штучка, которую очень условно можно было считать одеждой. «Очень мило», – сказал он себе. Вот она исчезла, и он передвинулся, чтобы не терять ее из виду. Она начала подниматься по ступенькам. Двигалась она быстро, длинные ноги, мелькавшие в лунном свете, понравились ему еще больше, чем ее наряд.

Провожая Джули взглядом, он опять улыбнулся. Они были совершенно одни в темном и тихом доме, он мог взять ее в любую минуту. Времени почти не осталось, было уже около трех часов утра, когда он спустился с лестницы, но много ему и не требовалось. Если у него есть пять минут – уже хорошо. Жаль, конечно, что приходится спешить, но он был профессионалом, а профессионалы действуют по обстоятельствам.

В этот момент обстоятельства велели ему спешить.

Баста бесшумно вышел из кабинета и последовал за ней вверх по ступенькам, крепко сжимая в руке ранец. Она не успеет позвонить по телефону, никакого оружия нигде в доме нет, поэтому неважно, услышит она его или нет. Было бы даже забавно, если бы они поиграли в кошки-мышки, но долго играть он не мог, потому что времени у них было в обрез.

Ему не хотелось рисковать и выходить за отпущенные пределы. Он всегда был осторожен.

Джули его не слышала, в этом он был уверен. Достигнув вершины лестницы, она скрылась в непроглядной тьме верхнего холла. Конечно, направилась в спальню: настоящие хоромы с высоким потолком, шикарной обстановкой, леопардовой шкурой вместо покрывала на кровати и двумя примыкающими ванными комнатами, в каждой из которых помещалась мраморная ванна с гидромассажем. Жаль, что он не успеет проделать с ней все, что задумал, на этой широкой койке, подумал Баста, стискивая в руке ажурные перила.

Уже через минуту, максимум полторы, она будет в полном его распоряжении – связанная и неподвижная. Потом он сорвет с нее одежки, трахнет по-быстрому и задушит.

А завтра он возьмет причитающуюся ему часть гонорара и вернется к своей обычной жизни. Для начала, к примеру, смотается на рыбалку на собственной яхте.

Приближаясь к верхней площадке, он вообразил, как она забирается в постель: тихий шелест шелковых простыней, легкое поскрипывание пружин – это она устраивается поудобнее… Он даже убедил себя, что слышит ее частое дыхание.

Баста улыбнулся. Через минуту она задышит еще чаще.

И тут он уловил своим обостренным слухом куда менее желанные звуки. Они доносились из гаража

Он нахмурился и застыл, занеся ногу на верхнюю ступеньку. Нет, ему не почудилось. Он явно слышал то, чего совсем не хотел бы слышать.

Муж вернулся домой. Минут на пять-десять раньше положенного.

Несколько мгновений Баста колебался в нерешительности. Джули Карлсон, соблазнительно беззащитная, лежала где-то в тридцати шагах от него. Он слышал ее дыхание, ее запах, он буквально ощущал ее на вкус. Она принадлежала ему. Он дрожал от желания сделать то, за чем пришел.

Он это сделает, обещал он себе. Но не сегодня.

Губы у него сжались: он осознал неизбежность отсрочки. Звуки, доносившиеся из гаража, окончательно захлопнули для него золотое окошко везения.

Надо выбираться из дома.

Повернувшись, он бесшумно сбежал по ступеням и широкими шагами направился к той двери, через которую проник в дом.

«Джули Карлсон никогда не узнает, как ей повезло», – подумал он, выскользнув за дверь и растворившись в темноте.

Ей выпал еще день жизни.

ГЛАВА 7

Сид ей изменяет. Джули знала это так же твердо, как знала свое имя, но она даже не подозревала, что правда может ранить ее так больно. Эта правда душила ее, как удав, обвившийся вокруг горла и выдавивший весь воздух из легких.

Прошлой ночью Сид взбежал по ступеням в три семнадцать, судя по будильнику у ее кровати. Он поднялся наверх, да еще в такой час, да еще в такой спешке… Одно это уже свидетельствовало о том, что он обнаружил пропажу «Ягуара», как только вернулся домой. Она знала, что так и будет.

Джули сделала вид, что спит, хотя трудно было дышать спокойно и размеренно, когда ее сердце разогналось, словно мотор гоночного автомобиля. Она лежала с закрытыми глазами, свернувшись калачиком и натянув на себя простыню по самый нос, когда Сид подошел к дверям спальни.

С полминуты он простоял в дверях, опершись обеими руками о косяки, тяжело дыша и молча глядя на нее. Он был в темном костюме – Сид всегда носил чопорные темные костюмы, даже в летнюю жару не позволял себе расслабиться, – но очки в металлической оправе криво сидели у него на носу, чего никогда раньше не было, потому что Сид был страшно педантичен в мелочах. Он чуть-чуть не дотягивал до шести футов и был худ – Сид соблюдал диету, как набожные люди ходят в церковь, – но в эту минуту, когда он стоял в дверях… Джули почувствовала, что от него исходит угроза.

Но это же смешно! Про Сида много чего можно было сказать; стоило только задуматься, как ей сразу пришла на ум дюжина достойных эпитетов, но называть его грозным или опасным она бы не стала.

По крайней мере раньше такого не было.

Джули затаила дыхание, ожидая неизбежного скандала. Сейчас Сид взорвется и наорет на нее, как он уже делал не раз в последнее время. И тут она вспомнила, что ей полагается спать.

И она ровно дышала – вдох-выдох, вдох-выдох, – как будто делала дыхательное упражнение для беременных. Так прошла еще минута. Наконец Сид медленно выдохнул воздух сквозь зубы, повернулся и ушел.

Ушел, и все.

Не сказав ни слова о ее пропавшей машине.

Он вообще не сказал ей ни слова до девяти часов утра, когда обычно уходил на работу, а она обычно возвращалась с утренней пробежки, которую этим утром пропустила, потому что не хотела первой «заметить» пропажу автомобиля. Отсутствие «Ягуара» «обнаружил» Сид, когда собрался уезжать на стройку. Он с ревом ворвался в дом и потащил ее вниз по лестнице, чтобы продемонстрировать взломанную дверь гаража и пустой бокс. Он топал ногами, ругался, устроил настоящую истерику. Ничего другого Джули от него и не ждала. Только она ждала всего этого пятью с лишним часами раньше.

"Он достоин «Оскара», – подумала Джули с несвойственным ей раньше цинизмом.

Впрочем, сама она тоже заслужила золотую статуэтку киноакадемии. Она разыграла удивление и полное недоумение, сделав вид, будто понятия не имеет, что сталось с ее машиной.

И все это время, пока она изображала неведение и пыталась утихомирить расходившегося Сида, Джули сознавала, что ее брак изжил себя. Потому что если бы его полуночная вылазка носила невинный характер, он закатил бы скандал в ту самую минуту, когда вернулся домой, то есть в три семнадцать утра.

«Попался», – подумала она, глядя в глаза Сиду, но не испытывая злорадного торжества. Она не хотела разоблачать Сида, она хотела жить с ним долго и счастливо до конца своих дней.

Только вряд ли он был счастлив. Да и она не была, вдруг сообразила Джули.

Все время, пока Сид бушевал, она смотрела на него отстраненно и бесстрастно, как на экзотическое животное в вольере зоопарка. Кто этот человек с редеющими темными волосами, холодными серыми глазами и заостренным, по-лисьи хитрым лицом? Джули с ужасом поняла, что он ей совсем чужой.

Возможно, она никогда его и не знала. Возможно, она со своей богатой фантазией превратила его в мужчину своей мечты, а он на самом деле никогда таким не был.

Мало того что Сид таким не был, он еще закатывал истерики, прямо как капризный ребенок. Когда взрослый мужчина колотит кулаками по стене и топает по полу кухни ногами, обутыми в тысячедолларовые итальянские башмаки ручной работы, – это не слишком привлекательное зрелище.

Очевидно, Сид ожидал другой реакции на свое представление, потому что он накинулся на нее, пока они вместе ждали прихода полиции.

– А тебя все это как будто и не волнует! – орал он, пока Джули резала банан в миксер для приготовления фруктового коктейля, заменявшего ему первый завтрак. Он уже был в новом темном костюме, она – все еще в халате.

– Это всего лишь машина, Сид.

Сохраняя ледяное спокойствие, она нажала кнопку миксера и посмотрела в глаза мужу. Пока он переваривал ее ответ, Джули с отчужденным интересом – единственное чувство, на которое она сейчас, по-видимому, была способна, – заметила, что его лицо оттенком уподобилось трем ярко-красным помидорам, созревавшим в горшке на подоконнике у него за спиной.

– Всего лишь машина?! Всего лишь машина?! Это всего лишь хренов «Ягуар», черт бы тебя побрал, идиотка! Да разве ты способна понять! Разве ты своими куриными мозгами можешь оценить все, что я для тебя сделал! Машина за пятьдесят тысяч, дом за миллион долларов, жизнь в обществе… Да тебе такое присниться не могло! Ты со своей нищей семейкой жила в ржавом трейлере, трущобная мразь! Что ты вообще понимаешь?

Тут появились два офицера полиции, и этому приходилось только радоваться, потому что ледяное спокойствие стремительно покидало Джули, сменяясь желанием запустить миксер в голову Сиду. Хорошая новость: она была в такой ярости, что лгать полиции оказалось совсем нетрудно. Она машинально повторяла: «Нет, офицер, я спала и ничего не слышала», а сама думала лишь о том, как ей хочется прикончить Сида. Плохая новость: ей больше не хотелось даже пытаться спасти свой брак.

А вообще-то, если хорошенько подумать, это была вовсе не плохая новость.

Так получилось, что она ушла на работу одновременно с полицейскими, разрываясь от желания выложить кое-кому все, что она о нем думает. Увы, за неимением адресата ей пришлось молчать.

Ну и слава богу. У нее руки чесались размозжить голову Сиду бейсбольной битой. «Надо взять себя в руки, успокоиться и все обдумать», – строго напомнила себе Джули. Все-таки существовал шанс, пусть и маловероятный, что она ошибается насчет того, чем Сид занимался прошлой ночью. Ну, допустим, насчет объезда своих новостроек он солгал. Но, может быть, он занимался каким-то совершенно невинным делом, о котором не хотел ей рассказывать.

Вдруг он планирует какой-то сюрприз на ее тридцатый день рождения? Ну нет, до ноября еще слишком далеко. Может, он работает добровольцем с полуночи до трех утра в ночлежке для бездомных? Смешно. Трахает дамочку, чей муж работает в ночную смену? Точно! Приз в студию! Дайте леди сигару за догадливость!

«В любом случае, – сказала она себе, сделав еще один глубокий вздох, – брак можно расторгнуть по-хорошему или по-плохому. А можно по-умному или по-глупому – все зависит от точки зрения». Если ее браку суждено быть расторгнутым, она сделает это по-хорошему. По-умному.

А это значит, что не надо пороть горячку. Джули приказала себе успокоиться. У нее встреча с клиенткой назначена на десять тридцать, и она уже опаздывает. И ей еще предстоит морока с украденной сумкой: надо аннулировать кредитные карточки, получить дубликат водительских прав…

Только дойдя до гаража, Джули сообразила, что ей не на чем ехать. Вся ее жизнь катится к чертям по ледяной горке, а у нее даже машины нет. Стиснув зубы, она повернулась на каблуках, снова вошла в дом и вызвала такси.

Как это похоже на Сила – забыть, что ей нужна машина, чтобы добраться до работы. Вернее, ему наплевать. Сид всегда думал только о себе, но до недавних пор она этого не замечала, потому что до недавних пор она сама тоже думала только о Сиде.

Все, больше этого не будет. Пора вспомнить о себе.

Что бы ни случилось, она встретит судьбу достойно, лицом к лицу. Будет высоко держать голову и улыбаться.

Но, очевидно, ей не удалось убедительно изобразить улыбку, потому что, когда Джули прошла через вращающиеся двери из стали и стекла в свой магазин и попала в безупречно белый демонстрационный зал, Мередит Хейни, одна из двух ее помощниц, отвернулась от вешалки с парадными конкурсными нарядами, чтобы поздороваться, да так и застыла с открытым ртом, не произнеся традиционное приветствие.

– Что случилось? – воскликнула Мередит, уронив сверкающее голубое платье, которое собиралась перевесить.

Невысокая, бойкая, светловолосая двадцатичетырехлетняя Мередит была бывшей мисс округа Мэрион.

Джули поняла, что бесполезно делать вид, будто ничего не случилось. И лучше назвать самую очевидную причину.

– Прошлой ночью у меня украли машину, – сказала Джули и направилась в свой элегантно обставленный кабинет. Через плечо она добавила:

– Который час? Десять тридцать уже есть?

– «Ягуар»? – продолжила расспросы Мередит. – Господи, какой ужас! Тебе угрожали оружием? Или…

– Машина была украдена из гаража.

Джули сунула сумку из светлой соломки – непривычно легкую, потому что в ней почти ничего не было, – под стол и выдвинула верхний левый ящик. Вот оно то, что ей нужно. Лежит на своем месте. Там, где она его спрятала на всякий случай.

– Господи, какой ужас! – повторила Мередит. Она остановилась в дверях и уставилась на Джули округлившимися от ужаса глазами. – Тебе плохо?

– Да, мне плохо. Мне очень плохо. – На этот раз она говорила чистую правду. – Все готово к встрече? И где Эмбер?

Эмбер О'Доннелл, двадцатилетняя брюнетка, бывшая мисс Ангел Красоты, была второй помощницей Джули. Джули заговорила о ней только для того, чтобы избавиться от Мередит. Ей надо было на две минуты остаться наедине с собой и принять свою «дозу». Это возродило бы ее к жизни.

– Она позвонила и предупредила, что немного задержится. У нее проблемы с машиной. – Мередит усмехнулась. – Конечно, не такие, как у тебя. У нее шина спустила. А к десяти тридцати все готово. На всякий случай напоминаю: это Карлин Скуабб.

Карлин Скуабб. Ну, конечно. День, начавшийся скверно, с каждой минутой становился все хуже и хуже. Теперь уж ей точно нужно поскорее избавиться от Мередит.

– Почему бы тебе… – начала Джули, но ее прервал звон колокольчика, возвестивший о том, что кто-то вошел в магазин.

– Наверное, это Карлин, – сказала Мередит.

Голос у нее был такой же похоронный, как настроение у Джули.

Мередит ушла, и Джули наконец-то осталась одна. Она выхватила из ящика шоколадный батончик «Херши», развернула, отломила дольку и сунула ее в рот. Пока шоколад таял, обволакивая язык, она закрыла глаза. Все последнее время ей не случалось быть ближе к понятию «экстаз», чем в эту минуту.

– Джули Энн Уильямс, ты ешь сладости?

Возмущенный голос матери заставил Джули открыть глаза. Она виновато вздрогнула, глядя на пышнотелую матрону с волосами цвета самородной меди, стоявшую в дверях. Потом она сглотнула.

– Да, мама, ем, – ответила она и демонстративно сунула в рот еще одну дольку.

Они с матерью были совершенно не похожи друг на друга внешне, даже если не считать рыжих волос, а их никак нельзя было учитывать, потому что они были крашеные. У Дикси Клей (такую фамилию она теперь носила) была тяжелая челюсть, не такие правильные, как у дочери, черты, ее искусно подведенные глаза были зеленовато-карими. «Джули, – всегда отмечала ее мать с печальным вздохом, – пошла в отца, а Майк Уильямс при всех своих недостатках был, бесспорно, красивым мужчиной».

– «На языке тает, на бедрах нарастает».

– Мама, у меня с бедрами все нормально.

– Вот видишь, ты меня поняла, – торжествующе заметила Дикси.

– Мама, не надо.

– Бедра у тебя были другого размера, когда ты выиграла титул.

– Это было восемь лет назад! – напомнила Джули.

– Значит, теперь ты собираешься превратиться в толстуху? Ты только взгляни на меня. Немного здесь, немного там – и раз! – на мне уже сорок восьмой размер.

Джули прекрасно знала, что на самом деле у матери пятьдесят второй размер одежды, но промолчала. Дикси Клей лгала по любому поводу: и про свой вес, и про возраст, и про то, сколько раз она была замужем. Это не имело значения. Удовольствие от съеденного шоколада пропало, и Джули почувствовала укол совести. Ее мать, черт бы ее побрал, была права. Цена «шоколадной зависимости» была непозволительно высока, особенно для женщины, которой, судя по всему, вскоре предстояло стать одинокой. Джули незаметно задвинула ящик и подняла глаза на мать.

– Ты чего-то хотела?

– Я слыхала, у тебя украли машину.

Дикси вошла в кабинет и остановилась у стола, положив обе руки с покрытыми ярко-оранжевым лаком ногтями на черную блестящую столешницу и навалившись на нее всем своим весом. Она окинула Джули критическим взором, и та приготовилась к выговору за свое простое белое льняное платье: ее мать предпочитала яркие цвета. За минувшие годы многое изменилось, но только не представления Дикси о моде. Ее одежда всегда была крикливой и броской, как и сама Дикси. В этот день на ней были плотно облегающие, с разрезом внизу белые брючки капри, просторная шелковая блуза, белая с оранжево-пурпурным рисунком, и белые туфли без задников на высоких каблуках. Ее облик дополняли высоко взбитые пламенно-рыжие волосы, усеянные бриллиантами солнцезащитные очки, свисающие с шеи на толстой золотой цепи, а также серьги из стекляруса, напоминавшие многоярусные канделябры и достававшие ей до плеч. Неудивительно, что на нее оборачивались на улице.

Она всегда была такой. С малых лет Джули помнила, как люди пялятся на ее мать. Дикси никогда не была красавицей в традиционном смысле слова и первая это признавала, но было в ней что-то такое, привлекавшее всеобщее внимание.

Сид говорил, что ее мать вульгарна. «Вот еще одна причина для расставания с Сидом», – сердито подумала Джули.

– Прошлой ночью, – сухо подтвердила она вслух.

Слава богу, оправдываться за платье не придется. Ей очень хотелось выложить матери все начистоту, но это было все равно, что выпустить джинна из бутылки, а потом попытаться загнать его обратно. Дикси придет в ужас и начнет перебирать до умопомрачения все последствия, потом позвонит Бекки и поделится своими соображениями с ней, а в результате, поскольку понятия о такте и сдержанности были ей органически чужды, попытается устроить скандал Сиду.

К этому Джули еще не была готова. Сначала она хотела сама получить ответы на некоторые вопросы.

– Откуда ты узнала? – спросила она. – Я всего час назад сообщила полиции.

– Кении рассказал Бекки, а она позвонила мне.

– А-а, понятно.

Кении, муж Бекки, был одним из двух вице-президентов компании и напрямую контачил с Сидом. Сид, конечно, прибыл на работу, исходя злобой по поводу украденной машины. Кении моментально позвонил Бекки, а ее мать – следующая на листе оповещения – тут же сорвалась с места, чтобы получить информацию из первых рук от младшей дочери. Вот так работали семейные тамтамы.

– Машину украли прямо из гаража? И ты ничего не видела?

Джули подавила вздох:

– Мама, я спала.

– Говорят, Сида чуть родимчик не хватил, – сочувственно заметила Дикси.

И опять Джули охватила слабость. Встретив озабоченный взгляд матери, она ощутила желание обо всем рассказать. Ее выручил вновь прозвучавший звон колокольчика. Кто-то вошел в магазин.

– Мне нужно работать.

В дверях появилась Мередит.

– Карлин Скуабб, Джули.

Джули едва сумела удержаться от гримасы. Ей вдруг опять так захотелось шоколаду! День выдался на редкость паршивый, на часах всего десять тридцать, еще один малюсенький кусочек не ввергнет ее навек в пучину больших размеров, разве не так?

– Займись ею, Мередит. Я сейчас приду.

Мередит кивнула и исчезла. Джули встала. Из-за двери ей было слышно, как помощница разговаривает с Карлин. Пальцы Джули сами собой потянулись к ящику, и она сжала их в кулак, взглянув на мать.

– Мама…

– Не забывай, что в два ты должна быть у Бекки, – напомнила Дикси. – Ты не забыла подарок?

– Барби на пляже в Малибу.

Это был день рождения Кейси, младшей дочери Бекки. Ей исполнилось пять лет, и Бекки впервые устраивала для нее настоящий праздник с гостями. Джули вызвалась помочь.

– Ей это понравится. А Сид придет?

Джули покачала головой. При одном упоминании о Сиде ей становилось тошно. Боже, если она разведется с Сидом, Сид уволит Кении, и благополучному существованию Бекки, Кейси и шестилетней Эрин придет конец.

– Не думаю. Он занят.

– Что-то он в последнее время постоянно занят. – Дикси, хмурясь, оглядела дочь с головы до ног и властным жестом королевы протянула руку:

– Джули!

Встретив ее неумолимый взгляд, Джули поняла, что ее разоблачили. Может, оно и к лучшему. Тяжело сглотнув, она выдвинула ящик и неохотно протянула матери остаток шоколадки.

– Увидимся в два, – сказала Дикси, с довольным видом спрятав батончик в сумку, и повернулась, чтобы уходить. – Да, кстати, тебе следует что-нибудь добавить к этому платью. Шарф или бусы… Что-нибудь поярче.

– Да, мама.

Джули давно уже усвоила, что спорить с матерью бесполезно. Обычно она просто соглашалась, что бы ни говорила Дикси, а поступала по-своему.

Она проводила мать до двери, попрощалась, а после ее ухода еще постояла немного, глядя на залитую солнцем оживленную улицу. Когда кругом столько тепла и света, почему на душе у нее так темно и холодно? Джули закрыла глаза и тут же решительно открыла их. Хватит ныть. Нытье – удел неврастеничек.

Выбросив из головы все мысли о Сиде заодно с несбыточными мечтами о шоколаде, Джули направилась к самой большой примерочной. Когда она вошла, Мередит уже натягивала ослепительно алое бальное платье через голову Карлин.

– Нельзя ли побыстрее? Господи, мне нужна сигарета! – воскликнула Карлин, как только ее голова с пышной иссиня-черной гривой волос показалась над вырезом платья.

Все четыре стены в примерочной были зеркальные, в результате чего восемь отражений Карлин уставились на Джули, когда она вошла.

Джули поздоровалась с Карлин, молчаливым кивком отстранила Мередит и взялась за дело сама. Это платье она сама смоделировала и сшила, оно было сделано с большой любовью, потому что Карлин, несмотря на свой невыносимый характер, была самой вероятной претенденткой на победу в конкурсе «Красавица Юга», назначенном на следующую субботу.

Если Карлин станет Красавицей Юга, ей откроется прямой путь на конкурс «Мисс Америка». Если ей и там повезет – а Карлин, когда ей хватало ума не открывать рот и держать в узде свою стервозную натуру, была настолько хороша, что имела реальный шанс, – она сможет претендовать на звание Мисс Мира. Разумеется, ее успех послужит наилучшей рекламой для магазина «Царица бала». А хорошая реклама для «Царицы бала» приобретет совершенно новую ценность, если Джули разведется с Сидом.

– Это займет всего лишь минуту, – сказала Джули, осторожно застегивая «молнию» на спине. Да, это был поистине роскошный туалет, хотя ей и не пристало хвалить свое собственное творение, оригинальный и неповторимый, просто вдохновленный свыше. И сама Карлин, и Мейбл Перселл, ее менеджер, чуть не свихнулись от восторга, когда увидели эскизы. – Не думаю, что нужно подгонять…

Голос Джули пресекся на полуслове, потому что «молния» замерла на середине спины у Карлин, отказываясь смыкаться дальше. Озадаченно хмурясь, Джули вгляделась в выстроченные элегантными зубчиками края алой тафты, призванные скрыть «молнию». Их разделяла добрая пара дюймов гладкой загорелой кожи. Ей стало ясно, что платье, специально сшитое на заказ по мерке Карлин, не застегнется.

Не веря своим глазам, Джули разглядывала Карлин в зеркале. Все было на месте, все, как надо: расклешенная колоколом юбка, расшитая вручную бисером, тугой, подогнанный с точностью до миллиметра лиф без бретелек, держащийся на косточках, округлые, как апельсины, упругие груди, соблазнительно поднимающиеся над краем… Взгляд Джули сфокусировался на этих полушариях. Это были уже не апельсины, а дыни-канталупы.

– Вы вставили имплантаты! – не сдержавшись, воскликнула Джули.

Она была в ужасе и не могла этого скрыть. Карлин самодовольно кивнула:

– В прошлую пятницу. Правда, отлично смотрятся?

Она повернулась направо и налево, выпятив свой благоприобретенный сногсшибательный бюст, и с удовлетворением оглядела себя в зеркалах.

– Конкурс начинается в четверг. Осталось всего четыре дня. – Дело было не только в этом платье. Был еще купальник, и строгий деловой костюм для собеседования с жюри, и задорный наряд для завтрака с прессой на открытом воздухе… – Весь ваш гардероб придется переделывать!

– А что, это проблема? – слегка нахмурившись, спросила Карлин и встретилась с Джули взглядом в зеркале.

В один миг Джули взвесила в уме все: и стоимость заказа, и шансы Карлин на победу, и тесный мирок конкурсов красоты, где все моментально станет известно, если она потеряет самообладание и придушит самую перспективную из своих клиенток… В мгновение ока к ней вернулась тоска по конфискованной матерью плитке шоколада. Как было бы хорошо сейчас успокоиться, пожевав сладкого… Потом она призвала на помощь свою профессиональную выдержку и даже заставила себя улыбнуться. Улыбка вышла довольно мрачная, но, как говорится, чем богаты…

– Что ж, это, конечно, можно устроить, хотя придется довольно много потрудиться. Для начала вам придется все примерять заново и…

– Джули, тебя к телефону. Мистер Карлсон, – с этим известием в дверях примерочной появилась Эмбер, пришедшая на работу с полуторачасовым опозданием.

– Спасибо, Эмбер, – кивнула Джули, решив отложить объяснения на потом. Дела шли так скверно, что просто душевных сил не хватало думать еще и о необязательности помощницы. – Мередит, измерь, пожалуйста, заново бюст Карлин и пометь, насколько надо будет расставить платье. А потом переходи к купальнику. Эмбер тебе поможет.

– Это надолго? – спросила Карлин и потянулась за сигаретами, лежавшими поверх ее сумочки на соседнем стуле.

– Мне очень жаль, но в «Царице бала» курить запрещено, вы не забыли? Платья впитывают дым, – остановила ее Джули.

Грубо выругавшись, Карлин оставила стул в покое. Ее слова назойливым рефреном звучали в голове у Джули, пока она спешила к себе в кабинет. Ей до смерти не хотелось разговаривать сейчас с Сидом, она смотрела на телефонную трубку, как на свернувшуюся гремучую змею, готовую ужалить. По правде говоря, ей вообще не хотелось больше общаться с Сидом. Ни сейчас, ни когда-либо впредь. Но она ничего не могла поделать. Желтой лампочки, горящей на аппарате и возвещавшей о том, что абонент ждет, нельзя было не замечать. Сняв трубку, Джули нажала кнопку и сказала:

– Алло.

– Ты заберешь мои вещи из химчистки? – спросил Сид.

Она хорошо знала его голос, но сегодня он показался ей совсем чужим, словно она разговаривала с незнакомцем. Со лживым, насквозь фальшивым, жуликоватым незнакомцем.

– Боюсь, что ничего не выйдет. Не так-то легко завернуть в химчистку, не имея машины.

Голос у нее дрожал. Он этого даже не заметил.

– А ты постарайся. Забери их до возвращения домой, ладно? Мы вечером идем на благотворительный аукцион в загородном клубе, не забыла? Папа и Памела там будут.

Джули вспомнила и едва не застонала. Чего ей сейчас в жизни не хватало, так это разыгрывать роль любящей жены Сида на глазах у его отца и последней отцовской подружки!

– Между прочим, я позвонил в страховую компанию насчет твоей машины. Они обещали перегнать тебе временную замену прямо к магазину еще до полудня. – Голос Сида вдруг потеплел, и по приглушенным посторонним звукам, раздавшимся в трубке, Джули догадалась, что он уже не один в комнате.

Потом она услышала, как он сказал: «Спасибо, Хейди», и поняла, что ее догадка верна. Хейди Бентон была секретаршей Сида. Очевидно, она передала ему какой-то документ.

– Фантастика, – сказала Джули в трубку.

– Ты все еще сердишься? – Он вздохнул. Джули по-прежнему слышала на заднем плане какие-то передвижения Хейди. – Я накричал на тебя сегодня утром… Мне следовало сдержаться.

– Да, тебе, безусловно, следовало сдержаться, – согласилась Джули, послав ему крокодилью улыбку, которой он, увы, не увидел. Она прекрасно понимала, что Сид разыгрывает любезность только в присутствии Хейди. – Кстати, спасибо, что утром подвез меня на работу.

– Извини, ладно? Я расстроился из-за машины. – Он понизил голос:

– Я люблю тебя, Джули.

У Джули округлились глаза. Подобные признания были настолько несвойственны Сиду, что она просто не знала, что и думать. Либо это признание предназначено для ушей Хейди, либо он пытается очистить свою совесть при помощи нежных слов. Не успела она ответить, как Сид повесил трубку. «Вот и хорошо», – с облегчением вздохнула Джули. Она бы не знала, что ему сказать. Сид так давно не признавался ей в любви, что она даже припомнить не могла, когда это было в последний раз. И он никогда не извинялся.

Может, она окончательно сошла с ума, спятила, свихнулась, но его признания и извинения показались ей чуть ли не более подозрительными, чем исчезающая из флакончика виагра.

Джули поняла, что так или иначе должна выяснить окончательно и бесповоротно, что на уме у Сида. Если он порядочный и верный муж, страдающий всего-навсего сексуальным расстройством, бессонницей и приступами вспыльчивости, с этим она сможет справиться. Она сама себе надавала бы пощечин и вложила бы деньги в еще более сексуальное белье, словом, сделала бы все от нее зависящее, чтобы сохранить и укрепить свой брак.

Но если Сид ей не верен, совсем другое дело.

Ощущая себя предательницей при мысли о том, что ей предстоит сделать, Джули вытащила свою сумку из-под стола и отыскала визитную карточку, которую положила туда этим утром. На этот раз она наймет профессионала, и пусть он шпионит вместо нее.

Набрав номер, она прислушалась. Один гудок, второй…

– «Макуорри и Хинкл, частные детективы», – ответил женский голос.

Джули набрала в грудь побольше воздуха.

– Будьте добры, могу я поговорить с Дебби?

ГЛАВА 8

– Дебби? – с недоумением переспросила Руанда.

Макс стоял у своего стола, перебирая бумаги, когда Руанда ответила на звонок. Услышав названное ею имя, он вскинул голову.

Руанда была маленькая и кругленькая в нужных местах, хорошенькая, с черными кудряшками, обрамлявшими лицо, и глазами цвета карамели. Она работала у Макуорри и Хинкла уже около года: отвечала на звонки, заполняла документы и занималась компьютерным поиском. Они наняли ее, потому что получили субсидию, покрывающую ее зарплату, через государственную программу по трудоустройству бывших заключенных. Руанда отсидела шесть месяцев за подделку банковского чека, но уверяла, что теперь твердо встала на путь исправления. За время работы она сумела глубоко запустить свои аккуратно наманикюренные коготки в чувствительную шкуру Хинкла.

Теперь, когда срок выплаты субсидии почти истек, им предстояло где-то наскрести денег, чтобы оплачивать ее труд из своих собственных средств. Об увольнении и речи быть не могло. Как изящно выразился Хинкл: «Я эту суку никуда не отпущу». Макс тоже не хотел расставаться с Руандой, хотя и по другим причинам: она отлично справлялась со своей работой. Но в настоящий момент Руанда недоуменно хмурилась, прижимая к уху телефонную трубку.

– Здесь нет никакой Дебби, мэм. Вы, наверное, набрали не тот номер. – Она перевела изумленный взгляд на Макса. – Дебби Макуорри? Вы уверены?

– Дай мне трубку, – сказал Макс и отобрал телефон у Руанды, пока она не успела разъединить.

Остро ощущая у себя за спиной настороженные глаза и уши пары ротвейлеров, почуявших котенка (Хинкл сидел на кушетке в дальнем конце комнаты и сортировал снимки, сделанные вчера ночью), Макс произнес в трубку:

– Макуорри слушает.

– Дебби? – Голос Джули Карлсон звучал неуверенно, но он узнал бы его в любом случае.

– Здесь в конторе меня обычно называют Максом.

– Вот как? – Она сделала крохотную паузу. – Надеюсь, я не сказала ничего лишнего. То есть я… не хотела доставлять тебе неприятности. Я не подумала… мне в голову не пришло, что на работе тебя зовут не Дебби, а как-то иначе.

Макс не смог сдержать улыбки, хотя Руанда и Хинкл следили за ним во все глаза.

– Не беспокойся, ты не выдала никаких секретов. Чем могу помочь?

– Ну, мне нужно договориться о выплате ущерба за твою машину… – Опять пауза. Он прямо-таки видел, как она в нерешительности покусывает нижнюю губу. А потом слова посыпались как горох:

– И я хочу нанять тебя для слежки за моим мужем.

Это было сказано так быстро и так тихо, что Макс едва расслышал. Но он все понял.

– Умный шаг, – деловито ответил он.

Судя по голосу, Джули было невероятно трудно принять решение, и ему захотелось облегчить ей задачу, сразу переведя разговор в деловое русло. Он ждал ее звонка и не сомневался, что она позвонит хотя бы для того, чтобы уладить дела с машиной, но она предложила – сама предложила – ему проследить за Сидом! Жизнь нечасто преподносит такие подарки. Он все равно собирался заняться Сидом, раз уж взял след. Если эта сволочь просто изменяет жене, черт с ним, но если он задумал что-то другое… Макс решил, что перевернет небо и землю, но узнает, что именно затеял Сид. А теперь выясняется, что ему еще и заплатят за труды. Лафа! Он заставил себя сосредоточиться на жене Сида, которая между тем продолжала говорить:

– Я понятия не имею, как это делается. Что от меня требуется? Договориться с кем-то у тебя в конторе? Подать заявку? Или мы должны держать это в секрете?

Она говорила нервно, неуверенно, словно при первом же намеке на сложности была готова отказаться от своего плана. Макс усилием воли выбросил из головы воспоминание о том, как она поцеловала его в щеку прошлой ночью, – ни к чему ему эти угрызения совести, – и постарался приободрить ее:

– Я все сделаю сам, не волнуйся. И никто не обязан об этом знать. Но мне понадобится кое-какая информация. Не могли бы мы встретиться? Ты сейчас где?

Если мысль о новой встрече с Джули Карлсон сама по себе имела для него некоторую притягательность, вне зависимости от желания узнать от нее все, что ей известно о муже, он не желал признаваться в этом даже себе самому.

– У себя в магазине. – Ему казалось, что она с каждой минутой все больше нервничает. – Я не могу приехать к тебе. У меня нет машины, ты не забыл? И ты не должен приходить сюда. Сид может узнать. Я…

– Все в порядке, – перебил ее Макс, пока она не напугала себя до полусмерти и не отменила свою затею, – я понимаю. Напротив твоей лавочки есть универсальный магазин «Кроджер». Я подъеду туда и подожду тебя на стоянке. «Блейзер» ты легко узнаешь, – добавил он шутливо, чтобы ее приободрить, – у него вмятина на боку. Просто запрыгивай в него, и все. Я припаркуюсь прямо позади закусочной «Такс Белл». Дай мне только время.

Он услыхал, как Джули втягивает воздух сквозь зубы, и весь напрягся, ожидая, что вот сейчас она просто бросит трубку. Но она не бросила.

– Сегодня суббота, «Царица бала» работает до полудня. Давай встретимся в четверть первого. Господи, поверить не могу, что я в это ввязалась! Если Сид узнает…

– Он не узнает, – перебил ее Макс, – если ты сама не захочешь, чтобы он узнал. Слушай, ты все делаешь правильно. Просто помни об этом и постарайся не волноваться. Увидимся на парковке у «Кроджера» в четверть первого. Договорились?

Да, не зря он подрабатывал на рекламных объявлениях, пока учился на первом курсе полицейской академии! Если чему и выучился, так это заключать сделки.

– Договорились.

Но голос у нее был несчастный.

– Я буду ждать. В четверть первого на стоянке у «Кроджера», – для верности повторил Макс.

– Ладно, – вздохнула Джули. Он услыхал в трубке, как кто-то зовет ее: другой женский голос. – Мне надо идти, – сказала она и повесила трубку.

Макс сделал то же самое – медленно, машинально, погрузившись в собственные мысли. Судя по голосу, она была изрядно напугана, хотя это его как раз не удивляло. Противостоять Сиду Карлсону – дело чертовски опасное, в этом он убедился на собственном опыте. В случае проигрыша последствия будут просто ужасающими. Сид не признавал ничего, кроме тактики «выжженной земли».

Морщась от неприятных воспоминаний, Макс поднял голову и встретил полные ожидания взгляды Хинкла и Руанды.

– Дебби? – Руанда смерила его удивленным взглядом, явно ожидая объяснений.

– Кто это был? – одновременно с ней спросил Хинкл.

Макс пожал плечами и вернулся к сортировке документов, как будто речь шла об обычном деловом звонке. Где-то среди этих документов была квитанция на сто двадцать три доллара за новые шины взамен порезанных во время засады в начале месяца и еще одна на восемьдесят девять долларов за комнату в мотеле, понадобившуюся для прослушивания любовного свидания за стеной. Без квитанций никто не компенсирует ему расходов. В свое время он сам на этом настоял, но не пришел в восторг, когда Руанда, отвечавшая за финансовую отчетность, распространила это правило и на него.

– Новая клиентка. Я обещал ей полную конфиденциальность, так что ни о чем не спрашивай.

Это дело он не собирался делить ни с кем. Даже если бы Джули Карлсон не настояла на конфиденциальности, он сам никому бы ничего не сказал. Хинкл в свое время вылетел из полиции вместе с напарником, а когда Макс рассказал ему все о Дэниэле, стал бояться Сида, как кролик удава. Он бы сделал все, лишь бы уговорить Макса ни под каким видом не связываться с Карлсонами.

Строго говоря, Хинкл был прав, но новая возможность, свалившаяся на него как дар небес, представлялась такой заманчивой, что Макс все равно бы его не послушал. Скорее в аду мороз грянет, чем он упустит этот шанс.

– Дебби? – вновь переспросила Руанда и бросила взгляд на Хинкла. – Эта женщина по телефону спрашивала Дебби Макуорри. Я и не знала, что наш босс пользуется такой кликухой.

Макс послал ей взгляд, означавший «Ты у меня дошутишься», но вслух ничего не сказал и вернулся к поискам квитанций. Хинкл усмехнулся Руанде и перевел взгляд на Макса.

– Ты с ней познакомился прошлой ночью, так? В «Розовой киске»? – Заметив растущее изумление Руанды, Хинкл пояснил:

– Максу пришлось изображать девушку в деле Эдвардса. Он назвал себя Дебби. – Его лицо расплылось в улыбке. – Ну и видок у него был! Посмотришь – ослепнешь!

– Черт, как же я все это пропустила! – Руанда бросила на Макса преувеличенно томный взгляд и встала из-за стола. Черная эластичная мини-юбка плотно обтягивала ее аппетитный зад и открывала полненькие, но стройные ножки, казавшиеся длиннее благодаря туфелькам на платформе. Белая футболка с низким вырезом щедро обнажала остальные прелести. – Ой, как я обожаю слежку под прикрытием! И почему вы никогда не берете меня с собой на дело? Держу пари, я бы стала настоящей ищейкой!

– Ты же встала на путь исправления! – строго напомнил Хинкл. – Вот и нечего совать свой нос в неприятности.

Он встал, сунул фотографии обратно в плотный коричневатый конверт, пересек покрытый вытоптанным линолеумом пол и протянул конверт Максу. Они делили на троих стандартный двухкомнатный офис, снабженный одной-единственной телефонной линией, черной виниловой кушеткой и тремя древними письменными столами, один из которых стоял в первой, крошечной комнате, служившей приемной, и принадлежал Руанде. Офис располагался на третьем этаже административного здания времен Второй мировой войны неподалеку от дома Макса. Это был, конечно, не современный небоскреб, зато цены здесь были приемлемые для пары частных сыщиков, чьи заработки, как известно, невелики, особенно летом, когда разумные обитатели Чарлстона уезжают в более прохладные места, оставляя город толпам туристов.

– Отвезешь их сегодня миссис Эдвардс? – спросил Хинкл, кивнув на конверт.

Руанда выскользнула из-за стола, подошла к Хинклу и обняла его за талию. Он ответил тем же. «Отлично смотрятся», – мельком подумал Макс. Они и в самом деле были красивой парой: Хинкл высокий и стройный в светлом летнем костюме, а Руанда маленькая, вся состоящая из аппетитных округлостей, туго обтянутых трикотажем. Но Макс уже предчувствовал, что их роман, которого он никак не мог предвидеть, когда нанимал Руанду на работу, в конечном счете повредит делу. Когда настанет неизбежный час разрыва, – а Макс скорее готов был поверить в существование доброй феи, чем в долгосрочные и стабильные отношения между мужчиной и женщиной, – расставание будет жестоким. Он давно уже понял, что Руанда ничего не делает наполовину.

«Ладно, будем расхлебывать неприятности по мере их поступления», – решил он.

– В понедельник. На выходные миссис Эдвардс уехала из города.

Макс спрятал конверт в нижний ящик своего стола, запиравшийся на ключ. Лежавшая под столом Джозефина перевернулась на спину и замахала лапками, призывая его поиграть. Макс настороженно взглянул на нее. Он давно уже понял, что Джозефина, как и большинство существ женского пола, слаще всего улыбается перед тем, как, фигурально выражаясь, взять его за зад.

– Она должна быть на седьмом небе. Эдвардса мы прижали по-крупному, – проговорил Хинкл, улыбаясь Руанде.

Руанда состроила ему глазки.

– А вы не подумали, что можно продать фотки обратно мистеру Эдвардсу? Я бы на его месте отвалила, сколько попросят, чтоб никто не увидел меня на карачках перед…

– Это называется шантажом, милая, – перебил ее Хинкл. – Карается законом.

– У-у-у, – разочарованно протянула Руанда. – Нет, мы, конечно, не будем нарушать закон.

Макс решил вмешаться, пока его не стошнило от их нежного воркования.

– Ладно, парни, я отсюда выметаюсь. Хинкл, не забудь, что ты сегодня дежуришь в третью смену у складов Хейнса в Бэттери. Смотри не упусти того, кто ворует со склада женские трусики.

– Вот всегда так! – застонал Хинкл. – Ну почему самая дерьмовая работа всегда достается мне?

– А кого вчера лапали за задницу? – возразил Макс. – Тебя или меня? Руанда, с этой минуты ты за сторожа для Джозефины. Честно говоря, я, наверное, попрошу тебя взять ее на всю ночь.

Руанда отклеилась от Хинкла, подбоченилась и энергично затрясла головой:

– Ни за что! Больше я с этой собакой никогда не останусь. В прошлый раз, когда ты оставил ее со мной здесь, в конторе, она прямо взбесилась. Набросилась на мою сумочку, как какой-нибудь питбуль, вцепилась и не выпускает. У меня там был мобильник, представляешь, он звонит как сумасшедший, а она мне не дает даже добраться до него. А это звонил мой наблюдатель по условно-досрочному, а я не ответила, и ничего хорошего в этом нет, уж поверь. Она сжевала весь ремешок, начисто оторвала, пока я отнимала у нее сумку. Я уже взяла деньги из кассы, тридцать два доллара, для меня это сумма, и больше я рисковать не буду. Вдруг она опять спятит? А уж домой так точно не возьму. И вообще, сегодня суббота, после полудня у меня офи-ци-аль-ный выходной. Это твоя бабушка уговорила тебя взять ее собачку. Как я понимаю, теперь это твоя проблема.

– Я после полудня встречаюсь с клиенткой. Этой ночью мне скорее всего придется сидеть в засаде.

– Ой, я сейчас расплачусь! Спой мне еще одну грустную песенку.

Хинкл ухмылялся: нахальная дерзость Руанды всегда доставляла ему удовольствие. Макс мрачно глянул на нее, открыл было рот, чтобы продолжить дискуссию, но передумал. По виду Руанды было ясно, что ему не победить. Он мог разве что уволить ее, но ему не хотелось идти на крайние меры. И они оба это знали.

– Прекрасно. Я возьму ее с собой. Джозефина!

Макс властно щелкнул пальцами. Никакой реакции. Он попытался еще раз. Опять ничего. Во внезапно наступившей тишине стал слышен жуткий скрежещущий звук. Он заглянул под стол. Кроткая, послушная Джозефина с усердием бобра обрабатывала своими острыми зубками переднюю правую ножку тяжелого дубового стола.

– Джозефина!

Он бы выругался, если бы был один. Джозефина даже не обернулась.

– Слушай, босс, похоже, собака ест твой стол. – Руанда давилась от смеха. – Проголодалась, наверное. Этой ножки, считай, уже нет.

– Мне все равно нужен новый стол, – ответил Макс со всей возможной беспечностью и силком вытащил злоумышленницу за шкирку, на ходу стряхивая крошки своего старого, но вполне пригодного для работы стола с ее морды. Ее хвост завращался, как пропеллер, она посмотрела на него с собачьей преданностью и лизнула в щеку. Макс сунул собачку под мышку, не поддаваясь давно привычному искушению свернуть ей шею, и покинул помещение, пока хихиканье товарищей не довело его до убийства. Он очень любил свою бабушку, но у него в голове не умещалось, как ей удалось уговорить его взять Джозефину, когда сама она переехала в дом для престарелых.

И все же ей это удалось, а теперь он завяз по горло. Бабушка обожала трижды проклятое животное, а он любил бабушку. Он даже брал пуделиху с собой, когда раз в неделю навещал бабушку, а для этого приходилось предварительно водить Джозефину в салон красоты для собак, чтобы бабушка могла полюбоваться на свою любимицу во всей красе. Большей преданности Макс вообразить себе не мог.

Прошло уже больше трех недель с тех пор, как он стал гордым обладателем чистокровного карликового пуделя, но с каждым днем в нем росло убеждение в том, что Джозефина послана ему в наказание за неизвестно какие грехи. Несмотря на свой обманчиво невинный вид, она изгрызла кресло, портфель, пластиковое ведерко для мусора, провод лампы, диванную подушку, коврик и столько древесины, что хватило бы на зал трудовой славы для полчища термитов. Когда Макс вернулся домой, проводив Джули Карлсон, он обнаружил изодранную в клочья занавеску для душа: вот почему в этот день Джозефина оказалась у него в конторе. Он побоялся оставить ее одну дома. И вот теперь она атаковала его рабочий стол. Может, в чертову собачонку вселился бес?

– Плохая собака, – проворчал он, хотя уже знал, что эти слова не входят в ее собачий лексикон.

Как и следовало ожидать, в ответ она лизнула ему руку.

– Прекрати! – прикрикнул Макс.

Этого Джозефина тоже, очевидно, не понимала, потому что лизнула его еще раз.

Черт! Спустившись вниз по ступенькам (древний лифт вот уже неделю не работал, а Макс, зная его капризный характер, в любом случае предпочитал лестницу), он направился к своей машине, оставленной с другой стороны здания. Он был настоящим южанином по рождению и по духу, изнуряющая жара на него не действовала. Она ему даже нравилась. А вот что ему совсем не нравилось, так это изнуряющая жара в сочетании с собачьим запахом. От такого сочетания хотелось чесаться.

Он бросил Джозефину за спинку сиденья, зная, что это бесполезно, – не успел он сам сесть в машину, как она уже перепрыгнула вперед, – и завел мотор. Всю дорогу ему грезились собачьи приюты.

Кондиционер гнал раскаленный, как из печки, воздух. Завывало радио. Когда Макс яростно ткнул пальцем в панель приемника, чтобы его заглушить, Джозефина поднялась на задние лапки и лизнула его в ухо.

– Отстань, – строго повторил Макс, мотнув головой, но все было бесполезно.

Он давно уже понял, что слова на Джозефину не действуют. Открыв «бардачок», он вытащил собачье печенье из пакета, который научился держать там постоянно, и дал собачке, потом нажал на газ и выехал со стоянки на предельной скорости. Довольная Джозефина устроилась на пассажирском сиденье и принялась закусывать. А Макс повел машину к Саммервиллу под хруст печенья, стараясь не думать о неизбежных крошках. Наоборот, он пытался вспомнить все хорошее, что знал о Джозефине, пока мысль о собачьих приютах не пустила слишком глубокие корни в его душе.

Увы, на данный момент Джозефине можно было приписать только одну заслугу: в глазах окружающих она делала своего хозяина похожим на гомика. И это действительно было ему на руку при предстоящей встрече с Джули Карлсон.

Вообще-то это неэтично – вводить ее в заблуждение и позволять ей думать, что он гей, размышлял Макс, обгоняя немногочисленные машины, двигавшиеся в сторону от пляжей. Но по крайней мере дважды – на стоянке у «Розовой киски», когда он, повинуясь мужскому инстинкту, оглядел ее с головы до ног, и потом у него дома, когда он разоблачился после вынужденного маскарада, – на лице у нее появилось настороженное выражение, подсказавшее ему, что ей лучше не знать правды. Если бы он честно признался, что он нормальный мужчина, Джули не смогла бы общаться с ним непринужденно. Скорее всего она испугалась бы и убежала.

А он хотел, чтобы она ему доверяла, чтобы чувствовала себя с ним свободно. Она стала для него подарком судьбы, связующим звеном между ним и Сидом. За последние пять лет на него столько всего обрушилось – увольнение из полиции, развод, налаживание нового дела, – что розыски Дэниэла пришлось отодвинуть на заднюю конфорку. Но он не забыл. Не мог забыть.

Ну, словом, если парик, женское платье и пудель ввели ее в заблуждение и она решила, что он трансвестит, его вины в этом нет. В конце концов, он же не солгал напрямую. Когда она спросила, гей ли Макс, он вместо ответа спросил, имеет ли это значение? Это же не ложь!

Вот именно.

Но вот он свернул на Саммервилл, проехал несколько кварталов до «Кроджера», и все это время Макса точила мысль о том, что ему не особенно хочется, чтобы Джули Карлсон считала его геем. Ему это не нравилось

А еще больше ему не понравилось, что это имеет для него значение.

Причины этого загадочного явления и вытекающие из них следствия стали ему ясны лишь несколько минут спустя, когда он поставил машину позади закусочной «Тако Белл» и увидел, как Джули Карлсон собственной персоной направляется к нему по плавящемуся от жары асфальту.

Даже в дрожащем мареве летнего дня она казалась прохладной и соблазнительной, как порция сливочного пломбира, посыпанного шоколадом. В простом белом платье она выглядела и сексуально, и в то же время не вульгарно. Волосы, собранные на затылке, оставляли лицо открытым и черным водопадом струились по спине. Слегка хмурясь и приложив руку козырьком к глазам от слепящего солнца, она оглядывала стоянку. Длинные загорелые ноги мелькали под белым платьем при каждом шаге. Макс готов был держать пари на любую сумму, что она без чулок, и с ужасом почувствовал, как при одной лишь мысли о голых ногах Джули Карлсон сам разогревается не хуже чем асфальт.

Отрывочные воспоминания о вчерашней ночи без спроса ворвались в его сознание. Вот он обнимает ее, чувствует в руках ее гибкое, упругое тело, вдыхает ее сладкий запах; вот ее округлые груди с торчащими сосками, как будто просящими, чтобы на них обратили внимание, прижимаются к его груди; вот ее потрясающая попка, обтянутая скользким атласом, трется о его самое чувствительное место, и он не может не реагировать. Он вспомнил ее волосы, шелковистые на ощупь, нежное тепло ее губ, целующих его в щеку

Диагноз обрушился на него подобно удару молотка по голове: острая вспышка влечения к клиентке, чисто случайно оказавшейся женой его злейшего врага. Он шел по зыбучим пескам, надо было бы скорее повернуть назад, пока его не затянуло с головой, и если бы бог дал ему хоть каплю разума, он так и поступил бы.

ГЛАВА 9

Дебби… нет, не Дебби, – разве он не сказал, что на работе его зовут Максом? – казалось, был не особенно рад ее видеть, подумала Джули, усаживаясь в «Блейзер» рядом с ним. Это поставило их на один уровень, потому что она тоже была ему не слишком рада. Джули решилась нанять частного детектива и даже убедила себя, что это единственно верный шаг при сложившихся обстоятельствах, но теперь испытывала те самые чувства, что обычно охватывают покупательницу, только что заплатившую за дорогую и совершенно не нужную ей вещь. Если бы он не приехал, она бы вздохнула с облегчением.

Да, но тогда она осталась бы наедине со своими проблемами. При мысли об этом Джули поежилась, несмотря на жару.

– Привет, – сказала она, захлопывая дверцу, и радостно улыбнулась, когда Джозефина прыгнула сзади к ней на колени.

– Привет, – буркнул он в ответ. – Осторожно, а то она залижет тебя до смерти.

– Ничего, я не против. – Почесывая повизгивающую от восторга Джозефину за ушами, Джули еще больше нахмурилась. Странное у него выражение… – Что-то не так?

Их взгляды на секунду встретились. Потом Макс сдержанно улыбнулся.

– Что может быть не так? – Он потянулся мимо нее, открыл «бардачок» и достал из бумажного пакета что-то вроде засохшего бисквита. – Джозефина! – Когда собачка подняла голову, он кинул печенье за спинку сиденья. – Возьми!

Радостно тявкнув, Джозефина перепрыгнула назад. Макс дал задний ход и вывел «Блейзер» со стоянки. Джули рассеянно следила за игрой света и тени на его лице. У него был чеканно-четкий профиль. Она много раз вспоминала это лицо, лежа без сна в постели, вспоминала, как взволновало ее прикосновение Макса, когда она увидела его в мужском обличье. Она так изголодалась по мужскому присутствию!

А потом Джули вспомнила, кто он такой, и ей стало еще хуже. И вот сейчас она безо всякой радости вынуждена была признать, что при ярком свете дня он кажется ей не менее привлекательным, чем ночью. На нем были джинсы, кроссовки и белая футболка, выглядывающая из-под ослепительно яркой гавайской рубашки. Он был до того хорош, что казался рекламной картинкой, а не мужчиной из плоти и крови.

Ладно, хватит об этом. У нее и без того проблем много, ей не нужна еще одна.

– Куда мы едем?

Вообще-то ответ ее не очень волновал, не то что вчера ночью. Каковы бы ни были ее чувства по поводу найма частного детектива – а они были до того запутанны, что ей года не хватило бы, чтобы в них разобраться, – Джули больше не испытывала тревоги из-за мужчины, сидевшего рядом. Он был просто другом.

– Мы привлечем меньше внимания, если поговорим во время езды в машине. Пристегнись.

Он выехал на улицу и повернул налево, направляясь к выезду из делового района. Поток машин постепенно густел, и Джули занервничала: кто-то из едущих рядом мог ее узнать. Она опустила солнцезащитный козырек со своей стороны и поглубже сползла вниз на сиденье, стараясь стать незаметной.

– Не надо прятаться. Стекла тонированы. – Он бросил на нее взгляд. – Как поживает локоть?

– Нормально. Никто даже не обратил внимания на пластырь.

– Что произошло, когда ты вернулась домой прошлой ночью?

Джули поморщилась, как от зубной боли.

– Сид появился в свое обычное время, но ничего не сказал о пропавшей машине до девяти утра.

– Вот как? – Макс с лету оценил важность этого обстоятельства.

– Именно так, – мрачно подтвердила Джули.

– Честно говоря, я видел, как он вошел в дом. Я решил немного подзадержаться на всякий случай.

– На какой случай?

Он снова взглянул на нее, его лицо было непроницаемым.

– На случай, если бы тебе вдруг понадобилась моя помощь. На тот самый случай, если бы твой муж потерял голову из-за украденной машины и начал вымещать свой гнев на тебе.

Джули растрогало его признание.

– Спасибо. Это было очень мило с твоей стороны.

Опять он усмехнулся уголком рта.

– «Милый» – мое второе имя.

– К твоему сведению, Сид меня ни разу в жизни пальцем не тронул. Он не склонен к насилию. И вообще, я не представляю, как бы ты узнал, если бы он на меня набросился.

– Я же профессионал, – улыбнулся Макс. – У меня есть свои способы узнавать, что мне нужно. А что произошло в девять утра, когда он якобы обнаружил кражу?

– Он закатил истерику и вызвал полицию.

– И как все прошло? Трудно было?

– К их приезду я была до того зла на Сида, что мне уже стало все равно, солгу я полиции или нет.

– Да, это срабатывает, – засмеялся Макс и тут же стал серьезным. – Ты правильно сделала, что позвонила мне. Самодеятельность в таких вещах, как слежка, приносит одни неприятности.

– Вчера я в этом убедилась.

– Бывают вещи похуже, чем угон машины. – «Блейзер» остановился на красный свет, и Макс повернулся к ней:

– Слушай, у меня не было случая при расследовании дела о супружеской измене, когда нанявшая меня сторона ошибалась бы насчет того, что происходит.

Джули глубоко вздохнула и стиснула руки на коленях.

– Я к этому готова. И я не думаю, что ошибаюсь. Но я должна знать наверняка.

– Каков бы ни был результат, ты его узнаешь.

Джозефина опять перескочила на переднее сиденье и очутилась на коленях у Джули.

– Хорошая девочка, Джозефина. – Джули погладила собачку.

– По-моему, ты ей нравишься.

– А что тут может не понравиться? – Джули послала ему игривый взгляд. Джозефина свернулась у нее на коленях, как кошка.

– Лично я ничего такого не вижу, – ответил Макс едва слышно, но в голосе его прозвучали такие чувственные нотки, что Джули стало не по себе. На краткий миг их глаза встретились, потом он скользнул голодным взглядом по ее ногам. У Джули широко раскрылись глаза от удивления. И тут он добавил:

– Должен тебе сказать, подруга, что у тебя совершенно потрясающие туфли. Умереть – не встать. Они от Маноло?

Возникшие было у нее подозрения, что он ведет себя слишком уж по-мужски, сразу развеялись. Как же она могла забыть, что Дебби питает слабость к туфлям? Он же посоветовал ей носить высокие каблуки с пижамой, в которой она была вчера!

– Джимми Чу.

– А-а, – кивнул он. – Здорово. Жаль, что их не выпускают моего размера.

– Вряд ли на них был бы большой спрос.

– Ошибаетесь, миссис Карлсон. Нас много, гораздо больше, чем кажется.

– Не надо называть меня «миссис Карлсон». Просто Джули.

– Ладно, пусть будет Джули. И меня зови Максом. Трудно сохранить деловую репутацию на работе, когда ты мужчина, а кто-то возьмет да и назовет тебя Дебби. – Он снова затормозил на красный свет.

– Из-за меня у тебя неприятности на работе? Извини.

– К счастью, у меня шестьдесят процентов акций. Будь у меня начальник консерватор, меня бы уволили.

Джули засмеялась, но сразу же стала серьезной и перешла к делу:

– Ты должен мне объяснить, как оформить сделку с частным детективом, потому что я понятия об этом не имею. У тебя суточная оплата? Или почасовая? Ты принимаешь чеки? Кредитные карточки?

– В твоем положении лучше платить наличными. – Макс тоже перешел на деловой тон. – Тогда муж не сможет тебя уличить, если вдруг что-то заподозрит. Тебе следует быть к этому готовой. Семейные разборки иногда принимают очень неприятный оборот.

Джули в этом не сомневалась. Как только Сид узнает, что она подумывает о разводе, можно будет сказать, что дерьмо действительно попало на вентилятор.

– Я предпочитаю почасовую оплату, – продолжал Макс. – В итоге набежит тысячи две-три. Если увижу, что набирается больше, предупрежу тебя заранее, чтобы ты могла одобрить дальнейшие расходы или отказаться.

Джули кивнула:

– И дай мне знать, сколько будет стоить ремонт твоей машины.

– Это будет включено в общий счет. Если не будешь осмотрительной, берегись, как бы тебе не пришлось отдать мне своего первенца.

Это было сказано в шутку, но у Джули болезненно сжалось сердце. Если развод состоится, детям, о которых она так мечтала, а Сид не хотел, не суждено появиться на свет. В двадцать девять лет ее биологические часы уже начали тикать громко и тревожно.

– Расскажи мне о своем замужестве. Где ты познакомилась с Сидом?

Джули была рада отвлечься от своих горьких мыслей.

– Мы познакомились на следующий вечер после победы в конкурсе «Мисс Южная Каролина». В особняке губернатора устроили большой прием, и он тоже там был. Я была на седьмом небе от счастья, вообще ничего не соображала, только глянула на него, и все было кончено. Мы встречались весь год, до следующего конкурса, а потом я передала корону новой победительнице, и через месяц мы поженились.

Макса эта история ничуть не тронула, напротив, он нахмурился.

– Сколько лет тебе было, когда вы познакомились? Двадцать? А твоя семья не возражала, когда ты стала встречаться с мужчиной на много лет старше тебя?

– Одиннадцать лет – это не так уж много, – возразила Джули. – Нет, моя семья не возражала. Ты что, шутишь? Мы жили втроем – моя мать, моя старшая сестра Бекки и я. Мы были так бедны, что для нас сходить в «Макдоналдс» было все равно что для других – в роскошный ресторан. Сид был богат. Он был красив. Он был обаятелен. Я была влюблена в него. А моя семья – особенно моя мать – была от него в полном восторге.

Его губы плотно сжались.

– А что сталось с твоим отцом?

Джули помедлила с ответом. Разговор об отце, которого никогда не было рядом, до сих пор давался ей с трудом, хотя прошло уже много лет.

– Они с матерью разошлись, когда я была еще маленькой. Время от времени он появлялся… пару раз в год. А потом опять куда-то пропадал. В конце концов он исчез надолго. После возвращения я видела его только раз, а через две недели он утонул.

– Да, похоже, жизнь тебя не баловала, – с грубоватым сочувствием заметил Мак.

Джули взглянула на него, и ей показалось, что вид у него немного раздосадованный. А может, он всегда так выглядел, когда приходилось кого-то жалеть? Она решительно вздернула подбородок: ей не нравилось, когда ее жалели. Сама она всю свою жалость отдавала женщинам, с которыми судьба обошлась так же круто, как и с ней когда-то. Она делала для них все возможное: вела постоянный класс по макияжу и уходу за собой в местном приюте для женщин, пострадавших от жестокого обращения, дарила им одежду и бижутерию, чтобы они могли произвести хорошее впечатление при приеме на работу, выслушивала, советовала, подбадривала – словом, помогала им выбраться из ямы и наладить новую жизнь. Но сама она больше не нуждалась в сочувствии и жалости. Она буквально выволокла себя из нищеты на своих высоких каблуках и вытащила свою семью. И, если придется, сделает это еще раз.

Поэтому на его замечание она беспечно ответила:

– Было много интересного.

В этот момент Джозефина вскочила у нее на коленях и громко залаяла. Всеобщее внимание тут же переключилось на нее.

– В чем дело? – недовольно спросил Макс. Джозефина еще громче залаяла и замахала хвостом как безумная. – Просится в туалет, – пояснил он Джули.

Они как раз приближались к парку и птичьему заповеднику. Здесь всегда было полно туристов, зато местные жители пренебрегали красотами и экзотикой парка, считая их слишком банальными и приевшимися. У входа продавали с передвижных лотков всякие закуски, воздушные шарики, жонглер подбрасывал в воздух и ловил фарфоровые тарелочки.

Макс нашел место для стоянки у ворот. Джули беспокойно огляделась кругом: ей очень не хотелось быть застигнутой в его компании, а потом отвечать на досужие расспросы о том, кто он такой. Пришлось напомнить себе, что это маловероятно. Никто из ее знакомых не появился бы в этой Мекке для туристов в ранний послеполуденный час жаркого июльского дня, да еще в субботу.

Макс перегнулся назад и достал розовый кожаный поводок, усеянный стразами, как и ошейник Джозефины.

Собачка возбужденно залаяла, едва завидев поводок. Ее хозяин был далеко не так обрадован. С самым мрачным видом он пристегнул поводок.

– Хочешь пройтись или предпочитаешь подождать в машине? – обратился он к Джули.

– Я пройдусь.

Макс выключил мотор, спрятал ключи в карман и вышел из машины. Джули тоже вышла и остановилась, дожидаясь, пока он обогнет капот. Солнце палило, стояла удушающая жара. Среди туристов преобладали пожилые пары в клетчатых шортах-бермудах и разноцветных панамах.

Джозефина сделала свои дела, а потом, весьма довольная собой, приволокла своего хозяина обратно к Джули. Они представляли собой забавную пару: высокий, широкоплечий, атлетически сложенный красавец с выражением кроткого мученичества на лице и пушистый, весело пляшущий белый шарик на розовом поводке со стразами. Скованные одной цепью. Джули невольно улыбнулась. Впервые за весь день она почувствовала себя лучше. Ей не придется расхлебывать кашу, заваренную Сидом, в одиночку. Дебби и собака стали ее союзниками.

– Все еще хочешь прогуляться? – криво усмехнулся он.

– Конечно.

Джули направилась к воротам, Макс и Джозефина пошли рядом с ней. Джозефина, будучи прирожденной кокеткой, привлекала всеобщее внимание, часть которого перепадала и ее хозяину, только на его долю доставалось не восхищение, а недоумение. Джули заметила, что, отвечая на адресованные ему насмешливые улыбки, он выглядит не слишком счастливым.

У самого входа в парк Макс сделал знак продавцу мороженого, и тот подкатил к ним свою тележку. Мимо прошли две пожилые дамы, искоса бросая взгляды на Макса и Джозефину.

– Вот что я тебе предлагаю: угощаю мороженым, если ты подержишь поводок, – предложил Макс.

Джули засмеялась и взяла поводок. Тут подошел и продавец с тележкой. Макс попросил для себя шоколадное мороженое и вопросительно взглянул на Джули.

– Спасибо, мне ничего не нужно.

– Уверена?

Она кивнула. Он пожал плечами и заплатил. Продавец покатил тележку дальше, а они вошли в парк.

– Не любишь мороженое?

Макс откусил с одного уголка. Джули с завистью следила, как его крепкие белые зубы вонзаются в сладкое холодное лакомство.

– Я обожаю мороженое. Просто я его не ем.

– Почему?

– «На языке тает, на бедрах нарастает», – с отвращением повторила Джули любимую поговорку своей матери.

Он смерил ее оценивающим взглядом:

– По-моему, тебе не о чем беспокоиться.

– Если бы я не беспокоилась, мне пришлось бы туго. Слушай, доедай свое мороженое, ладно? Я же не морю себя голодом.

Тут в животе у нее заурчало, и она покраснела, чувствуя себя лгуньей. Макс усмехнулся. Джули пришлось оправдываться:

– Время ленча, а я еще ничего не ела.

– Ну так откуси кусочек. – Он протянул ей свое мороженое. – От одного кусочка не растолстеешь.

Джули с жадностью посмотрела на мороженое. Она обожала его. В ее «черном списке» мороженое занимало второе место после шоколадок «Херши».

Один кусочек. Одна долька шоколада. Это был скользкий склон. И все же она поддалась соблазну, вонзила зубы в предложенное угощение.

Господи, до чего же хорошо! Оболочка из молочного шоколада вокруг сливочного мороженого… Умереть – не встать.

– Спасибо, – сказала она, когда обрела способность говорить, а угощение, растаявшее у нее во рту, стало медленно перемещаться в направлении бедер.

– Всегда пожалуйста.

Он снова протянул ей мороженое, но на этот раз она решительно покачала головой. Макс откусил еще кусок и отдал остальное Джозефине. Собачка явно не беспокоилась о своей фигуре и слопала все в один присест. Закончив, она подняла голову, словно прося добавки. Вокруг рта у нее появилось шоколадное кольцо. Это было так смешно, что Джули прыснула.

– Нечего смеяться, сама выглядишь не лучше, – улыбнулся Макс.

Они остановились в тени огромной магнолии, их окутал пьянящий аромат белых, словно восковых цветов. Под ногами хрустел гравий, воздух дрожал от птичьего пения.

– У меня шоколад на губах? – Джули машинально поднесла руку ко рту и потерла его тыльной стороной ладони. – Ничего нет!

– Нет, есть. Вот тут.

Продолжая ухмыляться, он коснулся пальцем ее нижней губы в самой середине и провел им из стороны в сторону от одного угла до другого. Ее невольный отклик на этот шутливый жест был неожиданно бурным. Ее губы раскрылись, жар пронзил ее от той точки, которой касался его палец, до самых пяток, поджигая по пути все нервные окончания. Ей хотелось лизнуть этот крепкий мужской палец, втянуть его в рот, прикусить зубами… Она еле удержалась.

Боже, уж не с ума ли она сошла? Стиснув зубы и плотно сжав губы, чтобы не поддаться соблазну, Джули вскинула на него глаза. Не может быть, чтобы все это испытывала только она одна!

Но если Макс и боролся с внезапно нахлынувшим сексуальным желанием, то виду не подал. Он отнял руку от ее губ и теперь безмятежно смотрел вниз на Джозефину. Джули обозвала себя идиоткой. Это она одна воспламенилась, а он даже ничуть не потеплел. Она же его не интересует… в этом плане. Между прочим, этому следует только радоваться.

Джули перебрала в уме все доводы в пользу того, почему этому следует только радоваться, и незаметно перевела дух.

– Ты еще что-то хочешь спросить? А то мне надо возвращаться.

– Номера телефонов, по которым тебя можно найти, включая сотовый. Все, что тебе известно о ежедневном расписании твоего мужа, о его деловых знакомствах. На какой машине он ездит, включая номера. Все остальное можно отложить на потом. – Макс поднял на нее глаза и улыбнулся. Эти красивые голубые глаза, с облегчением и в то же время с горечью отметила Джули, совершенно не реагировали на нее как на женщину. – И один доллар.

– Один доллар? – удивленно переспросила Джули. Вдруг сообразив, что сумка осталась в машине, она покачала головой – У меня нет с собой денег.

Макс вздохнул, вытащил бумажник, извлек из него долларовую купюру и протянул ей.

– Теперь верни его мне.

– Что? – Джули повиновалась, хотя вся эта затея казалась ей глупой. – Зачем это?

– Это задаток. Поздравляю вас, мадам, вы только что официально наняли частного детектива.

«И это все?» – без конца спрашивала себя Джули, пока они возвращались к «Блейзеру».

– С этой минуты ты должна соблюдать осторожность. В обществе мужа веди себя по возможности как обычно. Что бы ты ни делала, старайся с ним не ссориться. Не выболтай ненароком, что он под наблюдением, – предупредил ее Макс десять минут спустя, остановив машину на прежнем месте, возле универмага «Кроджер», и убедившись, что листок из блокнота с необходимыми данными, которые написала для него Джули, спрятан в «бардачке».

– Я же тебе говорила, Сид не склонен к насилию. Джули открыла дверцу и вышла. Макс бросил на нее скептический взгляд.

– В подобных делах обычно не обходится без эмоциональных всплесков. Люди совершают самые неожиданные поступки. Так что советую прислушаться к моим словам.

– Я так и сделаю.

Обещать легко. Проявится у Сида склонность к рукоприкладству или нет, она не собиралась ему рассказывать о том, что сделала. Он жутко разозлится, если узнает. Перед тем как захлопнуть дверцу, Джули спросила:

– Когда ты начнешь?

– Прямо сейчас. Я могу заняться кое-какой предварительной работой, а сегодня вечером буду дежурить у твоего дома в ожидании полуночных похождений мистера Карлсона

Это было не очень смешно, но Джули улыбнулась. Улыбки улучшали ей настроение. По правде говоря, он улучшал ей настроение. Он и Джозефина.

– Спасибо, Макс!

Их взгляды встретились, и вокруг глаз у него разбежались веселые морщинки, когда он ответил на ее улыбку.

– Не за что, Джули.

ГЛАВА 10

– Тетя Джули! Тетя Джули!

Эрин и Кейси ворвались в холл в ту самую минуту, когда Джули переступила порог дома сестры. Он, конечно, не мог сравниться по величине и богатству с домом Джули, но это был вполне комфортабельный двухэтажный кирпичный особняк, расположенный в приличном районе. Бекки и Кении переехали сюда незадолго до рождения Эрин, когда Сид предложил бывшему строителю новую должность. Судя по всему, они собирались прожить здесь до конца своих дней.

Если только Кении не потеряет свою престижную должность в виде побочного ущерба от ее развода.

– Эрин, Кейси, – приветствовала племянниц Джули, поставив сумки на пол, и обняла их обеих.

Тут в холле появилась ее сестра. Вид у нее был озабоченный.

– Привет, Джулз, ты как раз вовремя. Через пять минут тут будет целый детский сад, а мама решила, что сейчас самый подходящий момент рисовать улыбающиеся рожицы на четырех дюжинах воздушных шаров. – Бекки мученически закатила глаза. – Кто-то должен меня подменить, заполнить мешки с подарками. Кроме тебя, некому.

– Привет, Бек. – Джули улыбнулась сестре поверх голов девочек.

Бекки была на три года старше и внешне была точной копией их матери, если не считать разницы в тридцать фунтов веса и, разумеется, красно-рыжих волос. Ее коротко подстриженные темно-каштановые волосы аккуратно обрамляли жизнерадостное круглое лицо.

Коренастая, крепко сбитая, в шортах цвета хаки и белой рубашке, она была олицетворением хлопотливой мамаши-домохозяйки из пригорода.

– Джули, это ты? – закричала Дикси из кухни. – Иди сюда, мне нужна помощь.

– Сейчас, мама! – крикнула в ответ Джули. Потом она повернулась к Бекки:

– У меня вчера ночью украли машину.

Именинница Кейси в нетерпении запрыгала вокруг них, желая знать, не ей ли предназначены пакеты в яркой подарочной бумаге.

– Это мне известно, – ответила Бекки, привычно игнорируя шум, поднятый дочерью. – Ты мне лучше скажи, как реагировал Сид. Он разозлился?

– Он разозлился, – кратко подтвердила Джули и перевела взгляд на племянницу. – Один для тебя, другой для Эрин.

Она раздала девочкам подарки. Кейси тотчас же принялась сдирать со своего яркую упаковку.

– Но сегодня же не мой день рождения, – робко возразила Эрин, взяв пакет.

Эрин была очень похожа на Бекки, хотя и унаследовала серые глаза своего отца. Джули обожала свою старшую племянницу – милую, послушную, серьезную девочку.

– Это мой день рождения, тетя Джули, – шепеляво напомнила Кейси, сражаясь с лентой на пакете. Она была тоньше и стройнее сестры, хорошенькая, непоседливая, с буйно вьющимися темно-рыжими кудряшками. Ее Джули тоже обожала. – Мне уже пять.

– Уже целых пять! Большая девочка! – Джули с улыбкой перевела взгляд с Кейси на Эрин. – Я решила, что тебе нужен подарок, чтобы отметить день рождения сестры. Ей сегодня стукнуло пять.

Успокоенная, Эрин начала разворачивать свой подарок, аккуратно расправляя углы бумаги, а не разрывая их, как Кейси.

– Он разозлился на тебя? – не отставала Бекки.

Уловив тревогу в голосе сестры, Джули уже не в первый раз спросила себя, не догадывается ли Бекки, что, как говаривал принц Гамлет: «Прогнило что-то в Датском королевстве», но вслух сказала только: что он просто разозлился. Рассказать правду Бекки – еще хуже, чем доверить ее матери. Бекки будет волноваться, Кении это заметит и накинется на нее с расспросами, будет приставать, пока не дознается, что к чему, а узнав правду, немедленно побежит к Сиду. Кении был неплохим парнем, он любил ее сестру и девочек, но он слишком хорошо знал, кто намазывает ему масло на хлеб. В его случае масло намазывал Сид.

– Барби! – восторженно взвизгнула Кейси, справившись наконец с обертками, и бегом бросилась в кухню с криком:

– Бабушка, смотри, тетя Джули подарила мне Барби!

– У меня тоже Барби! – Эрин кинулась вслед за сестрой.

– И что надо сказать? – крикнула им вслед Бекки, направляясь в кухню вместе с Джули.

Это было просторное помещение, отделанное в жизнерадостных солнечных тонах. Над окном, выходящим на чисто прибранный задний двор, висел большой самодельный плакат, гласивший: «С днем рождения!» У потолка покачивались разноцветные воздушные шарики, перевязанные шелковыми ленточками. Дикси, держа в одной руке шар с уже намалеванными кружочками вместо глаз, но еще без рта, а в другой – несмываемый маркер, склонилась над своими внучками и стала любоваться подарками.

– Спасибо, тетя Джули, – хором сказали девочки после второго напоминания со стороны матери и, не выпуская из рук кукол, побежали к себе в комнату.

– Вот, Джули, заполни их. В каждый надо положить фруктовый рулет, пакетик тартинок, заколку для волос и цветной карандаш.

Бекки подтолкнула Джули к столу, заваленному одинаковыми подарочными пакетами и целой грудой вышеперечисленных сувениров. Примерно две трети пакетов были уже заполнены. Джули приступила к работе, а Бекки занялась именинным пирогом и начала втыкать голубые свечки в белую глазурь.

– Кейси и Эрин напоминают мне вас в их возрасте, – ностальгически вздохнула Дикси. Она нарисовала на шарике улыбающийся рот и потянулась за следующим. – Если бы Бекки не была так упряма, давно записала бы девочек на конкурс красоты. Держу пари, Кейси взяла бы не меньше призов, чем в свое время ты, Джули.

– Ни за что, – отрезала Бекки.

Дикси недовольно поджала губы, но вступить в спор со старшей дочерью не успела: прозвенел дверной звонок. Бекки пошла открывать. Радостно вопящие девочки наперегонки бросились к дверям, стараясь ее опередить.

– Ты можешь себе такое представить? Твои победы в конкурсах – это лучшее, что было у нас в жизни. – Дикси посмотрела на Джули с явным призывом о помощи.

С тех пор как Джули себя помнила, мать записывала ее на все мыслимые и немыслимые конкурсы, делала ей прически и макияж, выкраивала деньги из их нищенского бюджета на броские наряды. Именно благодаря конкурсам Джули научилась моделировать и шить красивые платья буквально из ничего. В конечном счете это привело к открытию магазина «Царица бала». Внешность Джули станет их пропуском на бал, неустанно повторяла Дикси. Так оно и вышло.

– Мне иногда кажется, что Бекки стыдится своего происхождения, – обиженно продолжала Дикси, понизив голос, чтобы Бекки ее не услышала.

В голове у Джули раздался голос Сида, называющего их «нищей семейкой» и «трущобной мразью, живущей в ржавом трейлере». По совести, она не могла винить сестру, стесняющуюся их общего прошлого, хотя никогда не сказала бы об этом матери. Ей тяжело было в этом признаваться даже самой себе, но, упомянув о жизни в трейлере, Сид невольно приукрасил картину ее детства.

Из-за беспорядочных любовных похождений Дикси и ее полной неспособности к полезному труду им не удавалось пожить даже в трейлере. В промежутках между мужьями и кандидатами в женихи они ютились в дешевых мотелях, в приютах для бездомных женщин, а однажды провели незабываемый месяц в палатке, как девочки-скауты. Спать приходилось на одеяле, расстеленном на голой земле, занимать очередь в общественный туалет и в душ, и при этом Бекки и Джули ходили в школу и делали вид, что живут обычной жизнью, как все остальные дети. А Джули, кроме того, принимала участие в конкурсах красоты, приносивших небольшие денежные призы или сертификаты на получение подарков, помогавшие им выжить.

Когда ей исполнилось тринадцать, а Бекки шестнадцать, они соединили свои усилия и выступили общим фронтом против матери, категорически отказавшись переезжать к ее очередному дружку, и заявили, что им нужен собственный дом. Вот тогда-то у них и появился трейлер – первый постоянный дом в их жизни. Дикси пришлось отказаться от беготни за мужчинами; они все втроем работали официантками, уборщицами, нянечками, выгуливали собак, пололи цветочные клумбы – словом, не отказывались ни от чего, чтобы заплатить арендную плату за свой чудесный новый дом на колесах.

В пятнадцатилетнем возрасте Джули выиграла первый крупный приз: конкурс для девочек-подростков на звание «Персик Южной Каролины». Она стала получать разовые приглашения поработать моделью на показах мод, снялась в нескольких рекламных роликах на местном телевидении, завоевала еще несколько титулов, к которым прилагались денежные вознаграждения, и даже смогла поступить в колледж. Бекки, с которой она делилась своими выигрышами, предпочла учебе работу в пункте проката автомобилей. Дикси познакомилась с Хайрэмом Клеем. Потом Бекки познакомилась с Кении. Дикси вышла замуж за Хайрэма, а Джули получила титул «Мисс Южная Каролина» и встретила Сида. Все это произошло в один год.

И вот теперь, восемь лет спустя, каждая из них по-своему наслаждалась тем, что в сказках именуется «и жили они долго и счастливо». Каждая получила то, о чем мечтала, и у всех воплощение мечты оказалось с изъяном. Муж Дикси через четыре года после свадьбы попал в аварию и стал инвалидом. Бекки лихорадочно и натужно цеплялась за взятую на себя роль Идеальной Домохозяйки из Пригорода (Джули подозревала, что так сказались на ней последствия их бурного детства). Ну а сама Джули обнаружила, что все, о чем она в жизни мечтала – дети, постоянный дом и любящий муж, – не более чем фикция, как и сказки про «долго и счастливо». Она убедилась, что в реальной жизни никакого «долго и счастливо» не существует.

– Я думаю, дело не в том, что Бекки стыдится, – сказала Джули, – но сейчас не может быть повторения того, что было тогда, мама. Я прекрасно понимаю, почему ей не хочется записывать Кейси на конкурсы красоты. Прежде всего это может ранить чувства Эрин.

– Джули, – протянула Дикси с горькой укоризной, давая понять, что младшая дочь ранит ее чувства. – Уж не хочешь ли ты сказать, что Бекки обижалась, когда ты побеждала в конкурсах красоты?

Джули подавила вздох:

– Не знаю, мама. Но…

Эрин и Кейси бегом вернулись в кухню в сопровождении двух своих подруг, и продолжать разговор стало невозможно. Детский праздник вступил в свои права.

Когда он закончился, Джули едва хватило времени заехать в химчистку и вернуться домой раньше Сида. Она принимала душ, когда он поднялся наверх, чтобы забрать одежду из своей половины огромной гардеробной, примыкающей к спальне, поэтому они разминулись. К тому времени, как Джули спустилась вниз одетая и готовая к выходу, Сид уже ждал ее в гостиной.

Ему очень шел классический черный смокинг. Темные волосы, зачесанные назад, чтобы прикрыть лысеющую макушку, и очки в металлической оправе, прочно сидящие на длинном тонком носу, придавали ему элегантный и в то же время представительный вид. Глядя на него с порога, Джули вспомнила, почему она вообще вышла за него замуж, и у нее заныло сердце.

Как он мог так поступать с ней? Вопрос так и просился у нее с языка, она еле удержалась, чтобы не задать его напрямую, но вовремя вспомнила предупреждение Макса и промолчала. Сид будет все отрицать, так какой смысл спрашивать?

– Ты же не собираешься идти в этом? – спросил Сид, щелчком отключив сотовый телефон, по которому он только что разговаривал, и окидывая ее критическим взглядом.

Джули сразу почувствовала себя виноватой и с беспокойством оглядела свое короткое шелковое платье цвета фуксии с кокетливой оборочкой по подолу. До этого момента она думала, что платье выглядит великолепно. Черт, она думала, что сама выглядит великолепно. Горло у нее свело судорогой.

– А в чем дело?

– Оно тебя полнит. Весь вес, что ты набрала за последние годы, отложился у тебя на заду. Неужели ты не замечала? Ладно, теперь уже ничего не поделаешь: мы опоздаем, если начнешь переодеваться.

Он еще раз окинул ее взглядом, полным легкого презрения – Сид был на это мастер, – потом взял под руку и чуть не силой выволок за дверь Минуту спустя Джули, плотно сжав губы, уже сидела на переднем сиденье «Мерседеса» До загородного клуба супруги добрались в полном молчании.

На людях она нацепила на лицо искусственную улыбку и примирилась с перспективой провести вечер, пряча ото всех свой раздавшийся зад и делая вид, что счастлива в браке, пока перед ее мысленным взором плавали образы прибавлявших ей веса шоколадок «Херши» и мороженого.

– А вот и начальство пожаловало.

Сид буквально таял от улыбок, пока его отец, Джон Сидни Карлсон III, которого все звали Джоном, прокладывал себе дорогу в толпе, направляясь к ним. Он был тяжелее Сида, разумеется, на много лет старше, на голове у него совсем не осталось волос, если не считать седой бахромы над ушами, но с первого взгляда всем становилось ясно, что перед ними отец и сын. Они шумно обнялись, хлопая друг друга по спине. Джули тем временем улыбкой и воздушным поцелуем приветствовала нынешнюю подружку Джона. Памела Типтон была на пару лет моложе самой Джули (Джону исполнился семьдесят один год) и выглядела обворожительно. У нее были светлые волосы, уложенные в наимоднейшую игольчатую стрижку, огромные голубые глаза и стройное тело с маленькой крепкой попкой.

– А как поживает моя любимая невестка? – спросил Джон, поворачиваясь к Джули.

Ответив улыбкой на его старую шутку (она была его единственной невесткой), Джули подставила ему щеку для поцелуя и снова села. Пришлось делать вид, что ее интересует начавшийся разговор. Потягивая чай со льдом, она еле ковыряла вилкой салат и старалась выглядеть счастливой, хотя ей хотелось броситься под поезд.

Если бы речь шла только о ней одной, думала Джули, обмениваясь дружескими репликами с Мэри Бишоп, женой вице-губернатора штата (эта супружеская пара сидела с ними за одним столом вместе с партнером Сида Рэймондом Кэмпбеллом и его женой Лизой, а также окружным судьей Джимми Моррисом и его женой Патрицией), избавиться от Сида было бы совсем неплохо. Ее все больше одолевало искушение сказать Сиду: «Возьми это брачное свидетельство и засунь его туда, где никогда не светит солнце».

По дороге домой Джули внутренне поражалась тому, что Сид как будто не замечает ее настроения, хотя давно уже пора было привыкнуть к его толстокожести. С каждой минутой в ней росло желание швырнуть ему в лицо и свои подозрения, и новость о частном детективе, но она напомнила себе, что выдержка составляет основу доблести, и стоически молчала, пока Сид отпускал замечания о прошедшем вечере. К счастью, зазвонил его сотовый и прервал односторонний разговор, прежде чем Джули поддалась искушению перестать кивать, как китайский болванчик, и перейти к решительным действиям. Сид заговорил с кем-то о недопоставке кирпича. Джули перестала слушать и начала смотреть по сторонам.

Стояла дивная звездная ночь, как и вчера, но красота природы лишь напомнила ей о ее несчастье. Через несколько минут ей вдруг вспомнился Макс, и на душе сразу полегчало. С ним ей было весело, причем при самых невероятных обстоятельствах, она в жизни не встречала парня с такой потрясающей внешностью, у него была самая чудесная собачка на свете… и он был трансвеститом. Что ж, может, оно и к лучшему.

Пока «Мерседес» ехал по их улице, Джули с невинным видом огляделась по сторонам, но не увидела ни Макса, ни его «Блейзера». Конечно, он мог быть где угодно… или нигде. Нависающие ветви раскидистых дубов настолько затеняли улицу, что разглядеть что-либо было невозможно.

Войдя в дом, Сид сразу же устремился в кабинет, а Джули поднялась наверх и немедленно скинула платье. Она хорошо себя знала и прекрасно понимала, что никогда его больше не наденет. Она боялась полноты, как ребенок боится чудовища, прячущегося под кроватью. Сид, ясное дело, об этом знал. Он нарочно так сказал, чтобы испортить ей весь вечер. Он здорово навострился отпускать шпильки, надолго застревавшие у нее под кожей. Джули знала, что не надо обращать внимания, но ничего не могла с собой поделать.

Сид знал, на какие кнопки нажимать, и нажимал на них с садистской радостью.

Сбросив туфли, Джули стянула колготки и направилась в ванную в бюстгальтере и трусиках, чтобы наполнить ванну. Она примет горячую ванну, выберет самую скромную, самую непривлекательную ночную рубашку, какая только найдется, и ляжет спать. Не будет больше унизительных походов вниз, чтобы узнать, собирается ли он подняться в спальню. Она больше не станет мучительно гадать, что именно в ней ему не нравится. Не будет спрашивать себя, верен он ей или нет.

Пусть Макс выяснит, что затевает Сид, – теперь это его задача. При одной мысли об этом ей стало легче.

И все же, пока ванна заполнялась водой, Джули не удержалась, перебежала в ванную Сида и заглянула в его аптечку. Там на третьей полке стоял пузырек с витаминами. Высыпав содержимое к себе на ладонь, она убедилась, что среди одинаковых желто-белых капсул с витаминами по-прежнему лежат шесть голубых таблеток виагры.

Значит, этой ночью Сид остается дома.

Джули вернулась в свою ванную, завернула краны и задумчиво прошла обратно в спальню. Выключив свет, чтобы комната погрузилась в темноту, она подошла к окну и осторожно отодвинула краешек тяжелой бархатной шторы. Лунный свет просачивался на лужайку, покрывая траву колеблющимся узором черных теней. Низкая кирпичная стенка отделяла лужайку от улицы, погруженной в непроглядный мрак. Может, где-то там запаркован «Блейзер» Макса? Возможно. Он сказал, что будет ждать.

Сколько она так простояла у окна в задумчивости, Джули не могла бы сказать. Ее вывел из оцепенения донесшийся снизу тихий, но хорошо ей знакомый звук: дверь, отделявшая кухню от гаража, открылась и снова закрылась. То ли Сид что-то забыл в машине, то ли все-таки собрался в ночную поездку, хотя и не принял виагру.

Джули напряглась всем телом. Она вдруг поняла, что не сможет, просто не сможет дождаться отчета Макса. И уж точно не сможет спокойно принять ванну и лечь спать, как собиралась. Она хотела своими глазами видеть, что будет делать Сид. Это положило бы конец всему. Это положило бы конец всем сомнениям и колебаниям в ее сердце. Это помогло бы ей разорвать постылый брак. Только это ей и нужно.

До нее донесся низкий вибрирующий шум. Этот звук тоже был ей хорошо знаком: подъем двери гаража.

Словно подстегнутая кнутом, Джули бросилась в гардеробную, схватила первое попавшееся платье, туфли без задников на небольшом каблучке и с туфлями в руках босиком сбежала вниз по лестнице.

Если Макс где-то поблизости, она поедет с ним. Если он не согласится, она последует за Сидом сама.

Пулей проскочив через холл, Джули рванула на себя входную дверь, прыгая через две ступеньки, спустилась с крыльца и пробежала по мягкой, пружинящей траве к маленькой ажурной калитке кованого железа в дальнем углу двора.

Яркие огни освещали подъездную аллею. Машина Сида почти бесшумно выкатилась из гаражного бокса и направилась к выезду на улицу. Заметит ли он ее? Сердце Джули отчаянно заколотилось, когда она оглянулась через плечо на набирающий скорость автомобиль. Нет. Она уже слишком далеко, он ее не заметит. Но если она опоздает…

Выехав на улицу, «Мерседес» повернул налево – как и прошлой ночью. У самой калитки Джули пришлось остановиться и нырнуть за кирпичную стенку. Глотая ртом воздух, она прислушалась, пока сквозь стрекот кузнечиков и сверчков не услыхала низкое гудение мощного двигателя и шелест шин. Сид уехал.

Джули выскочила через калитку на еще теплый асфальт в ту самую минуту, когда «Мерседес» достиг перекрестка. Он остановился на красный свет, и его задние огни вспыхнули, как рубины.

Господи, где же Макс?

Она в панике огляделась по сторонам. Вон он, стоит у дома Крейнов. В темноте невозможно было сказать наверняка, но это мог быть и «Блейзер».

А мог и не быть.

Набрав в легкие побольше воздуха, она бросилась к неизвестной машине. И в тот же миг фары машины зажглись, пригвоздив ее к месту слепящим светом.

ГЛАВА 11

Макс не поверил своим глазам, когда Джули выскочила на дорогу и застыла в свете его фар, как испуганная лань. Не успел он затормозить – давить клиентку в его планы не входило, – как она рванула на себя дверцу и забралась на переднее сиденье рядом с ним.

– Давай, давай, давай! – закричала она, захлопнув дверцу. – Не упусти его!

И в самом деле «Мерседес» Сида уже сворачивал за угол.

– Черт… – начал было Макс, но, так и не закончив свою мысль, махнул на все рукой.

Перед ним было два пути: сидя на месте, попытаться образумить Джули или последовать за объектом. Он был профессионалом и избрал второй путь. Бросив на нее косой взгляд, он снял ногу с тормоза и нажал на газ. Джули застегнула ремень безопасности и устроилась поудобнее.

– Это не входило в мои планы, – сказал Макс, выехав на перекресток.

– К чертям твои планы! – Джули все никак не могла отдышаться. – Он мой муж. Я плачу за слежку, включая мое право к ней присоединиться, если я так решу.

«Мерседес» был в трех кварталах от них: по боковым улицам Саммервилла он продвигался к скоростному шоссе. Макс не терял его из виду, но старательно держался на приличном расстоянии, чтобы не привлечь внимания Сида.

– Правда? И в каком справочнике по наружному наблюдению ты это вычитала?

– В прошлый раз он меня не заметил, хотя я была в своем «Ягуаре».

– Тебе просто повезло.

Его губы были угрюмо сжаты. В этот вечер от нее пахло духами: при каждом вздохе он ощущал их дразнящий, еле уловимый аромат. Черные, как ночь, волосы свободными волнами обрамляли лицо. Глаза казались огромными от возбуждения и блестели в слабом свете приборного щитка. Ее губы – эти чудные, полные, сочные губы, которых он днем имел глупость коснуться, – были полуоткрыты. Крошечное платьице доходило до середины бедра и по пути к конечной цели любовно охватывало все выпуклости. И он готов был побиться об заклад на все свои деньги, что на ее длинных гладких загорелых ногах опять нет чулок.

Все это было ему не нужно. Это отвлекало от дела – вот самое меньшее, что он мог сказать.

– Я не буду тебе мешать, обещаю. Ты меня даже не заметишь. Забудешь, что я здесь.

Макс чуть не рассмеялся вслух. Сид тем временем выехал на главную улицу Саммервилла и, как и ожидалось, повернул на скоростное шоссе. Макс направился за ним, сохраняя дистанцию.

– Это глупо. – Он въехал по длинному пандусу на шоссе вслед за Сидом и оглянулся на нее. – Больше этого не случится. Я буду следить за твоим мужем, а ты останешься дома. Я предоставлю тебе полный отчет. Если надо, с фотографиями. Ты мне за это платишь. Ясно?

– Раз я плачу, могу делать, что захочу.

– Только не в том случае, если ты платишь мне.

– Если тебе не нравится, можешь уволиться. Просто развернись, отвези меня домой, и рассчитаемся. Я прослежу за Сидом сама.

Вот тут она его достала. Нет, он ни за что не уволится. Он так давно мечтал заиметь компромат на Сида… а теперь еще надо заботиться о безопасности Джули. Нет, он не должен думать о Джули. Для него она жена Сида, не больше. Думать о ней как-то иначе просто глупо.

– Выкинешь еще раз такой номер, и я мигом уволюсь, – пообещал он, хотя и знал, что это прозвучит как пустая угроза, если он немедленно не повернет назад.

Торжествующая улыбочка изогнула губы Джули: она поняла, что победила.

– Я тебе не помешаю, вот увидишь.

Максу хотелось мученически закатить глаза, но он был за рулем.

– Где Джозефина? – спросила Джули, оглянувшись назад.

– Единственное существо, которое могло бы мне помешать больше, чем ты, – это Джозефина. Я оставил ее дома.

Он запер ее в ванной. На этот раз Макс позаботился о том, чтобы повыше подвязать новую занавеску для душа, затолкал коврик в шкафчик под раковиной, рулон туалетной бумаги спрятал в аптечку вместе с бритвой и туалетными принадлежностями. Теперь она не сможет натворить бед.

Джули вдруг наклонилась вперед.

– Он перестраивается в другой ряд. Должно быть, собирается свернуть. Вон – видишь?

Они добрались до Чарлстона; «Мерседес» действительно перестроился в правый ряд и замигал, сигналя о повороте. Движение на шоссе было напряженное: субботний вечер как-никак. Вездесущие туристы кишели повсюду, как муравьи, поэтому Макс не опасался, что его заметят. Во всяком случае, пока. Опасаться надо будет потом, когда он вылезет из «Блейзера» и последует за Сидом на своих двоих, таща за собой весьма заметную, чтобы не сказать больше, жену Сида. Вот тогда вся его слежка может пойти псу под хвост.

– Вижу, – буркнул Макс и сам перестроился в правый ряд. Только когда они попали на сложную развязку в виде восьмерки, где было светло, как днем, благодаря огромным подвесным прожекторам, он заметил цвет ее платья. – А тебе обязательно надо было надевать красное? Не проще ли нацепить мигалку на голову и не мучиться?

Она оглядела себя.

– Я не нарочно. Схватила первое попавшееся и натянула.

– Наверное, я должен поблагодарить свою счастливую звезду за то, что ты вообще не забыла одеться, как в прошлый раз.

– Слушай, Макс, не собачься.

И она улыбнулась ему проникновенной и трогательной улыбкой, от которой по всему телу у него прошла теплая волна. Помоги ему бог, но он, лопух, не мог устоять перед такой улыбкой, перед такой, как у нее, смуглой, знойной красотой, короче говоря, просто перед ней, перед Джули Карлсон.

«Ты вообще лопух, – строго напомнил он себе. – Форменный лопух. Казалось бы, плевое дело: проследить за Сидом, добыть информацию, проверить ее, посмотреть, не ведет ли она к чему-то более интересному. Так нет, надо было все запутать и запутаться самому». Будь у него хоть капля здравого смысла, он развернулся бы прямо в эту минуту, отвез ее домой и посоветовал обратиться к другому частному детективу, даже дал бы ей пару имен тех, кто мог бы ей помочь, а сам умыл бы руки.

Но пока эти разумные соображения мелькали у него в голове, Макс уже знал, что он этого не сделает, поэтому он плюнул на все мысли и сосредоточился на том, чтобы не упустить из виду «Мерседес». Вслед за Сидом они покинули шоссе и углубились в паутину улиц Чарлстона.

– Он едет в то же самое место. Я так и знала, – сказала Джули.

– Если он с кем-то встречается, у них наверняка есть постоянное место, где можно уединиться. – Макс оглянулся на нее и вздохнул. – Послушай, давай-ка я все-таки отвезу тебя домой, а? Я прослежу за ним сам в следующий раз. Но вот чего мне, как говорится, на фиг не нужно, да и тебе тоже, так это шумной сцены ревности, когда мы накроем Сида с его милашкой.

Джули посмотрела на него, и он с удивлением заметил подозрительную влагу, блеснувшую в ее глазах.

– Я не собираюсь устраивать сцену ревности, – заявила она. – Я просто хочу знать. Мы с Сидом женаты восемь лет. Для меня это кое-что значит, хотя я его больше не люблю. Все равно сам факт, что мы женаты, много значит для меня. Я просто не могу уйти, не убедившись собственными глазами, что он мне изменяет. Ты можешь это понять?

Встретив ее взгляд, Макс понял, что у него появилась еще одна причина непременно достать Сида. Человек, способный изменить такой жене, недостоин того, чтобы оставаться ее мужем. Но как это похоже на Сида! Он всегда был из тех собак, что все хватают, а сыты не бывают.

– Я понимаю одно: я, видно, совсем спятил, если до сих пор не отвез тебя домой и не плюнул на это дело.

Она в ответ скорчила ему гримасу.

Макс повернул за угол и оказался на той самой улице, где они с Джули встретились прошлой ночью. «Розовая киска» располагалась в трех кварталах отсюда по левой стороне. Может, Клинтон Эдвардс и сегодня там развлекается, даже не подозревая, что жена уже все знает? Вполне вероятно. Макс давно заметил, что люди обычно следуют проторенным путем.

В этом районе разместились около четырех дюжин баров, ночных клубов со стриптизом, кинотеатров, массажных салонов и порномагазинов. Когда он был полицейским, это место считалось «ничейной землей». Грабежи, нападения, изнасилования, перестрелки и другие преступления происходили здесь каждый вечер в выходные дни, если погода стояла хорошая. Но в Чарлстоне почти всегда стояла хорошая погода.

– Я его не вижу! – воскликнула Джули. Теперь она сидела, поджав под себя одну ногу и подавшись всем телом вперед.

– Я вижу, – сухо ответил Макс.

Он решил не объяснять ей, что, даже потеряв «Мерседес» из виду, смог бы следить за его дальнейшими передвижениями на экране хитроумного устройства, вмонтированного в маленькую консоль между сиденьями. Он также не сказал, что предусмотрительно спрятал за бампером «мерса» миниатюрный маячок вскоре после того, как днем высадил Джули у ее магазина.

– Что он делает? – нетерпеливо спросила она, охваченная азартом погони.

– Паркуется. Сиди тихо. Я бы встал прямо рядом с ним, место есть, просто не хочется, чтобы он нас срисовал в первую же минуту.

Это язвительное замечание навлекло на него убийственный взгляд, и Макс впервые за все время позволил себе улыбнуться. Он медленно проехал мимо стоянки, на которую свернул «Мерседес». В глубине души он уже все понял и в плане слежки за Сидом решил списать сегодняшний вечер в графу «Полный провал». Ситуация, развивающаяся по определенному сценарию, – а она, судя по всему, развивалась именно в этом направлении, – была чревата взрывом, грозящим неприятностями им всем, причем в первую очередь его упрямой клиентке. Поэтому Макс решил, что, раз уж так получилось, разумнее всего просто устроить для Джули экскурсию по самым приличным из здешних злачных мест (он, конечно, не собирался тащить ее в какой-нибудь грязный притон с наркотой и поножовщиной) и по ходу дела объявить, что след Сида потерян, а потом благополучно вернуть ее домой, предварительно договорившись, что отныне он будет следить за Сидом сам.

Он знал, что ближайший переулок ведет к тихой стоянке, используемой главным образом проститутками, снимающими по соседству комнаты на час. На стоянке не было освещения, ее клиенты предпочитали не афишировать свое присутствие, и это ему идеально подходило, а шансы столкнуться здесь с Сидом, по его расчетам, равнялись нулю.

– Пока мы туда вернемся, он сто раз успеет испариться, – заспорила Джули, бросив на него взгляд, говоривший: «Тоже мне, сыщик».

Внутренне посмеиваясь, Макс все-таки удержался от улыбки. Теперь, когда план слежки претерпел кардинальные изменения, он решил, что можно позволить себе расслабиться.

– Я примерно представляю себе, куда он направляется.

На самом деле он понятия не имел, куда направляется Сид (весь здешний район казался ему нетипичным для Сида), зато твердо знал, куда Сид ни за что не пойдет.

– Правда?

Макс заметил, что его слова произвели на нее должное впечатление. Он въехал на стоянку и остановил машину.

– Профессия обязывает, – скромно заметил он.

Джули была явно не в том настроении, чтобы оценить тонкость шутки. Не успел Макс вытащить ключи из зажигания, как она уже потянулась к ручке дверцы. Он едва успел схватить ее за руку, пока она не пустилась в погоню по горячим следам, и невольно отметил по пути, что рука у нее тонкая, но крепкая, с теплой и гладкой кожей.

– Эй, притормози!

Джули нетерпеливо оглянулась:

– Что?

– Надо кое-что подправить. Мы же не можем рассчитывать на то, что твой муж вдруг лишился зрения.

– Что подправить?

Макс отпустил ее руку, перегнулся назад и нащупал на полу за сиденьем парик Дебби.

– Какого?.. – Джули смотрела на гриву блондинистых волос, которую он ей протягивал, как на клубок змей.

– Неужели ты не хочешь убедиться на практике, что джентльмены предпочитают блондинок?

Он улыбнулся. Она – нет.

– Шутишь?

– Ничуть. Надевай.

Джули посмотрела на парик с отвращением, но послушалась. Опустив снабженный зеркальцем козырек, она подобрала свои черные волосы, заправила их под парик и расправила на висках длинные платиновые пряди.

– Я выгляжу как Дженнифер Лопес, загримированная под Бритни Спирс, – проворчала она.

– Главное, чтобы ты не выглядела как Джули Карлсон. – Макс поднял козырек, перегнулся через Джули и открыл для нее дверцу. – Пошли.

Температура заметно понизилась, но все равно было жарко и душно. Глядя на Джули, огибающую передний бампер, Макс решил, что она, в сущности, неплохо смотрится и в качестве блондинки. Да кому он голову морочит? В этом убийственном платьице и со своими обалденно длинными ногами она могла бы выкрасить волосы в изумрудно-зеленый цвет и все равно сшибала бы мужчин на расстоянии сорока шагов.

– Эй, парень, парковка стоит двадцать монет!

Из тени вышел молодой амбал и развалистой походочкой направился к ним, протянув вперед руку. Макс узнал его: с этой сволочью он уже имел удовольствие сталкиваться раньше.

– Ты теперь шестеришь на Фитча?

При этом Макс сохранял обманчиво-расслабленную позу. Драки он не ожидал, но стопроцентно поручиться, что ее не будет, не мог. Слева к нему подошла Джули и взяла под руку. Запах ее духов ударил ему в голову. Он ничего не мог поделать – разве что перестать дышать. Ее аромат, прикосновение ее пальцев… было от чего сойти с ума. Желание взыграло в нем с такой силой, что он стиснул зубы.

– А ты знаешь Фитча?

К счастью, его слова произвели впечатление на амбала. Если бы дошло до драки, от него в его нынешнем состоянии было бы мало проку.

– Знаю.

– Тогда извини, парень.

С этими словами амбал растворился в темноте. Вот так просто. Макс услыхал облегченный вздох Джули. Ее пальцы скользнули по его руке и доверчиво легли ему на ладонь. Он машинально сжал их, да так и не выпустил: соблазн был слишком велик. Так они и пошли по переулку, держась за ручки, как дети. Ее каблучки задорно стучали по тротуару.

– Подонки, угнавшие мою машину, выглядели точно так же, – заметила Джули.

Она старалась держаться к нему поближе, при каждом шаге их плечи и локти соприкасались.

– Они все выглядят одинаково.

– А Фитч – это владелец стоянки? Ты и вправду его знаешь?

– «Да» на оба вопроса.

Макс почувствовал, что ответ прозвучал слишком резко, но его сейчас не хватало на более подробный разговор. Торжество разума над телом все никак не наступало.

– Интересные у тебя знакомые.

Тут они добрались до улицы, и это избавило его от необходимости отвечать. Выйдя на широкий тротуар, они влились в людскую реку, текущую по центральному проспекту района красных фонарей. Джули поднялась на цыпочки и вытянула шею.

– Я нигде не вижу Сида.

Свободной рукой она схватилась за плечо Макса, стараясь сохранить равновесие, и он всерьез испугался, как бы на коже не остался ожог.

– Я знаю, где его искать.

Макс все время твердил себе, что она не свободна. Она не из тех доступных крошек, с которыми можно свести более близкое знакомство под простыней. Она – Джули Карлсон, его клиентка, жена Сида.

Жаль, что та часть его организма, которой главным образом и адресовались все эти напоминания, ровным счетом ничего не соображала.

– Идем.

Он снял ее руку со своего плеча и пошел вперед. Их пальцы переплелись, и уж с этим Макс ничего не мог поделать. Не отнимать же у нее руку силой! Даже не пытаясь искать глазами Сида – оставалось лишь надеяться, что они не налетят на него по чистой случайности, – Макс направился прямиком в «Огненную воду», один из крупнейших и наиболее «культурных» стрип-клубов на центральном проспекте.

Рано или поздно все посетители района красных фонарей неизбежно оказывались в «Огненной воде». Если Сид тайком встречался с женщиной, «Огненная вода» была тем самым местом, где он никогда не назначил бы ей свидания. Это место было слишком людным и слишком похабным для такого типа, как Сид: лживого, изменяющего жене, но на публике разыгрывающего из себя примерного семьянина и «отца города».

– Думаешь, он здесь? – спросила Джули, когда Макс заплатил за вход и их пропустили внутрь. Ей приходилось чуть ли не кричать, чтобы пробиться сквозь оглушительную музыку.

– Может быть.

Зал величиной с ангар весь пульсировал раздражающим глаз пурпурным светом. Стены были покрыты серебристой фольгой, отражавшей и многократно усиливавшей освещение. Пары обнаженных женщин с блестками на коже танцевали спина к спине в плексигласовых клетках, подвешенных на высоте в семь футов над головами посетителей. Публика состояла в основном из полностью одетых мужчин и полуголых женщин, среди которых выделялись туристки, случайно забредшие сюда в поисках экзотики.

Официантка, рыжая красотка в серебристой набедренной повязке и со светящимися в темноте наклейками на груди, встретила их у дверей и проводила к покрытой пурпурной кожей банкетке, тянувшейся вдоль одной из стен. Перед банкеткой на расстоянии четырех футов друг от друга стояли столики: за каждым из них едва хватало места для одной пары. С полдюжины столов было занято.

Макс присмотрелся к тому, что творилось за ближайшими столиками, и пожалел, что привел сюда Джули. Две дамы гарцевали на коленях у кавалеров, одна женщина трудилась под столом, за четвертым столиком мужчина делал своей подруге массаж груди.

Их усадили между танцем на коленях и массажем груди. Макс вежливо отстранился и позволил Джули первой скользнуть на сиденье. Глаза у нее изумленно округлились: она была явно не готова к встрече с изнанкой ночной жизни Чарлстона.

– Что вам подать? – Рыжая в серебристой повязке улыбнулась Максу, игнорируя Джули, и нарочно наклонилась пониже в ожидании ответа.

На пейзаж стоило посмотреть, но, помня о своей спутнице, он воздержался. К счастью, огромные динамики теперь были от них далеко, и можно было спрашивать и отвечать, не рискуя сорвать себе связки.

– Пива, – сказал Макс и вопросительно посмотрел на Джули.

– Белого вина.

Официантка ухмыльнулась, бросила жалостливый взгляд на Джули и повернулась на каблуках. Да, она была на каблуках. На серебряных шпильках, если быть точным. И больше на ней ничего не было, если не считать серебряного шнурка между ягодиц. Невольно провожая ее взглядом, Макс подумал, что, несмотря на все недостатки «Огненной воды», по крайней мере посмотреть здесь есть на что.

– О боже, вон Сид!

Что?! Макс не произнес это вслух, но обернулся туда, куда смотрела Джули, с такой быстротой, что чуть не вывихнул шею.

И в самом деле увидел Сида. В темном костюме, с зачесанными назад волосами, в очках с тонкой металлической оправой, весь из себя правильный, как выпускник воскресной школы, этот скользкий ублюдок направлялся прямо к ним, ведомый рыжей официанткой на серебряных шпильках. Она улыбалась и что-то говорила ему на ходу, а на обеих руках у него висели еще две шлюхи в таких же минимальных серебряных нарядах, как и у официантки.

От неожиданности у Макса сам собой открылся рот. Неужели этот хитрый сукин сын каким-то образом дознался, что они здесь?

– О боже, – повторила Джули, прикрыв рукой рот от испуга.

Но Сид, похоже, не подозревал, что в этом заведении у него есть хорошие знакомые. И Макс твердо решил, что так оно и будет впредь. Он потянулся к Джули – ее глаза сделались большими, уже напоминающими не блюдца, а летающие тарелки, и были устремлены на Сида – и обеими руками обхватил ее за талию. Пора принимать меры. Немедля.

Она перевела на него ошеломленный взгляд.

– Быстро полезай ко мне на колени.

Он загородил ее от Сида своей спиной. Лицо Джули было теперь так близко, что он различал золотистые искорки в ее глазах, матовую поверхность кожи, каждую ресницу в отдельности. Ее глаза казались остановившимися от шока, а губы были мягкими и нежными, и вся она – такой теплой, чувственной и гибкой в его руках. Макс призвал себя к сдержанности и постарался успокоиться. В этой непредвиденной ситуации он должен проявить профессионализм.

Тут Джули выполнила его приказ: залезла к нему на колени и оседлала его, в точности копируя позу волнообразно колышущейся дамы слева. Ее стройные загорелые ноги крепко обхватили его с обеих сторон, он машинально ухватился за теплые, гладкие ляжки и наконец-то смог убедиться, что ноги у нее действительно голые.

Его самообладание рухнуло в смертельном пике, как японский летчик-камикадзе, и присутствие Сида вдруг стало самой незначительной из его проблем. Пришлось напомнить себе, какой конец ждал японских летчиков-камикадзе во времена Второй мировой, и взять себя в руки, пока не стало поздно.

Макс перевел дух и оценил сложившееся положение. Джули смотрела на него, а не на Сида – это уже хорошо. А ее маленькое потайное местечко в черных шелковых трусиках – он увидел их мельком, пока она садилась на него верхом, – плотно прижалось к той выпирающей все больше части его организма, которая, как уже было замечено ранее, ровным счетом ничего не соображала.

И это было плохо.

ГЛАВА 12

Цепляясь за плечи Макса для равновесия, Джули уставилась на отражение Сида в серебряном зеркале стены. Все ее подозрения подтвердились. Собственно, она с самого начала все знала. Сид был с женщиной.

С двумя женщинами. С двумя почти голыми женщинами, которые висли на нем и, судя по всему, знали его довольно-таки неплохо.

Хотя сквозь грохочущую музыку расслышать что-то было трудно, она почти не сомневалась, что одна из них назвала его Сидом. У нее был писклявый голос, как у подружки Микки-Мауса. А выглядели они обе как непристойные надувные куклы, продающиеся в магазинах «Интим». Сид был всего в десяти шагах от Джули, и, если бы руки Макса не удерживали ее, она бы слезла с его колен, подошла бы к Сиду и врезала ему прямо по носу.

«Знаешь, что такое история, Сид? – мысленно спросила Джули, глядя, как он подтягивает к себе поближе одну из накачанных силиконом писклявых шлюх и трется носом об ее шею. – Это то, чем ты станешь очень-очень скоро».

Сид, должно быть, что-то заметил или почувствовал, потому что в эту самую минуту он оторвался от своей силиконовой куклы и посмотрел в сторону Джули. К ужасу Джули его похотливый, оценивающий взгляд прошелся сверху вниз по ее спине и впился в зеркальную стену в попытке разглядеть лицо. Чувствуя нарастающую панику, Джули вовремя сообразила, что серебряная панель немного искажает отражение, а блондинистый парик наверняка собьет его с толку. И все же…

Она бросилась в укрытие. Фигурально выражаясь, конечно.

Ничего не слыша, кроме стука собственного пульса в висках, Джули наклонила голову и прижалась губами к губам Макса. А что было делать? В отчаянной ситуации пришлось прибегнуть к отчаянным средствам. Она чувствовала, что еще не готова к открытому объяснению с Сидом. Ей хотелось обдумать ситуацию наедине с собой, а потом все обсудить с крутым адвокатом по семейным делам, настоящим волкодавом, еще до того, как Сид узнает, что его похождения для нее уже не секрет. К тому же Джули все еще немного побаивалась реакции Сида на новость о том, что она следит за ним, хотя и не представляла, что именно он может предпринять. Просто какое-то шестое чувство подсказывало ей, что лучше до поры до времени затаиться.

Поэтому она тряхнула фальшивыми волосами, чтобы они упали вперед и скрыли ее лицо, а сама впилась губами в губы Макса, не сомневаясь, что он все поймет правильно и подыграет ей.

Губы у него были сухие, теплые и твердые. Она с удивлением обнаружила, что, несмотря на несовпадающую сексуальную ориентацию, ей очень даже нравится его целовать. Похоже, у него с поцелуем тоже проблем не возникло. Во всяком случае, он не оттолкнул ее и не отпрянул с отвращением. Напротив, оправившись от первого шока, включился в игру вроде бы даже с энтузиазмом. Его ресницы опустились, а руки скользнули выше у нее на бедрах с такой чувственной страстью, что ее собственные, все еще открытые глаза округлились от изумления.

Он перехватил инициативу и начал целовать ее с неожиданным пылом, просунув кончик языка между ее губами. Ее веки затрепетали и инстинктивно опустились, а губы раскрылись и впустили его язык внутрь. Он оказался столь искусен, что ей стало ясно: определенный опыт, неизвестно где и как приобретенный, у него имеется. Его руки обхватили ее подобно стальным обручам, сильные пальцы ласкали ей спину, обжигая даже сквозь ткань платья. Он крепко прижал ее к себе, и она буквально расплющилась о живую стену его груди.

Ей это понравилось. Да что там, она пришла в восторг!

Внутри у нее все стало таять и дрожать, пальцы ног поджимались сами собой, она даже не заметила, в какой момент туфли соскользнули у нее с ног. Она обвила обеими руками шею Макса и в ответном поцелуе скользнула язычком ему в рот.

– Это будет стоить десять долларов, – раздался голос официантки.

Ее слова дошли до сознания Джули несколько столетий спустя, хотя в действительности промелькнуло, наверное, несколько секунд. Она неохотно оторвалась от рта Макса и заморгала. Вот, что значит «быть как в тумане». Вот, что значит «не знать, на каком ты свете». Их глаза встретились, и она увидела, что зрачки Макса расширены, да так, что радужек почти не видно. Его щеки пылали румянцем, губы все еще были приоткрыты, грудь бурно вздымалась и опускалась при каждом вздохе.

– Макс, – окликнула его Джули и кивнула в сторону официантки.

Он закрыл рот, но в его глазах все еще светился горячий огонек возбуждения. У нее перехватило дух. «Господи, он великолепен», – подумала Джули, не сводя с него глаз.

– Сейчас. – Одной рукой он потянулся к заднему карману джинсов, вытащил бумажник и, продолжая обнимать Джули, у нее за спиной извлек купюру. – Сдачи не надо.

Голос у него звучал, как у пьяного. Когда он прятал бумажник, ему пришлось приподняться, и Джули почувствовала, как что-то твердое и горячее толкает ее между ног. Это было такое восхитительное ощущение, что она, ни о чем не думая, сама прижалась к нему. Как давно ей этого не хватало!

К чертям шоколад: что ей действительно нужно, так это секс. С Максом.

Она задрожала, чувствуя почти непреодолимое желание сорвать с себя трусики и приступить к делу сию же минуту.

И тут ее как бейсбольной битой по голове огрела мысль о том, что это же Дебби… Дебби! И у него стоит… по-настоящему, здорово стоит… на нее!

Джули опять растерянно заморгала. Что все это значит?

– Ты что… умеешь и так и этак? – спросила она шепотом и попыталась заглянуть ему в глаза.

Она ничего не понимала, но все равно прижималась к нему, обнимала его за шею. Ей нравилось ощущать жжение в сосках, прижимающихся к его крепкой груди, нравилось чувствовать, как шелковые трусики скользят по твердому бугорку под его джинсами, а больше всего нравилась глубокая пульсация внутри. Джули была так возбуждена, что тонкости его сексуальной ориентации от нее ускользали. Она не могла все это осмыслить.

Он тоже явно чего-то не понимал. Пару секунд Макс смотрел на нее в недоумении, потом она заметила в его глазах искру понимания.

– Нет, – ответил он, поморщившись, и обхватил ладонью ее затылок под искусственными волосами. А потом снова поцеловал ее.

Его поцелуй был нежным, но в то же время жадным и голодным. Ее потрясло это страстное нетерпение. Она ответила на поцелуй, прижалась грудью к его груди и задвигала бедрами, наслаждаясь ощутимым доказательством того, что по крайней мере на этот раз он испытывает влечение к особе противоположного пола. Теперь обе его руки оказались у нее под платьем, обхватили ее ягодицы, стиснули их сквозь шелковые трусики. Джули растаяла как пластик в микроволновке.

Боже, еще немного, и она кончит…

Кто-то налетел на их столик. Раздался звон бьющегося стекла, Джули почувствовала, как по голой ноге стекает разлившаяся жидкость. Оторвав губы ото рта Макса, она оглянулась

– Извините.

Мужчина, забавлявшийся массажем груди, пытался выбраться из-за столика. Он был сильно пьян, все его внимание было сосредоточено на полуголой женщине, тянувшей его за руку, он толкнул их столик, бокал Джули опрокинулся и разбился, вино выплеснулось ей на ногу. Нетерпеливо оглянувшись, Джули отодвинула ногу подальше от льющейся жидкости и вновь повернулась к Максу. То, чем они занимались, было слишком хорошо. Не стоило отвлекаться из-за пролитого бокала вина.

– Все в порядке, – сказал Макс мужчине, глядя через ее плечо.

– Принести вам еще вина? – спросила появившаяся как из-под земли официантка и начала промокать лужицу бумажными салфетками.

Джули нетерпеливо наклонилась вперед и принялась покусывать мочку уха Макса, чтоб не отвлекался и помнил, на чем они остановились. Ей не терпелось продолжить, но она заметила, что Макс понемногу отдаляется от нее.

– Спасибо, не нужно, – сказал он официантке.

Судя по голосу, он говорил сквозь зубы. Джули чувствовала, что он все еще возбужден: не говоря уж о прочих симптомах, он моментально напрягся, когда она пощекотала ему ухо языком, а это был верный знак. Но чужое присутствие все-таки сказывалось, и она даже не очень удивилась, когда он подхватил ее за талию и снял со своих колен.

– Макс! – Ей хотелось плакать.

Несмотря на ее жалобные протесты и цепляющиеся руки, он сумел выскользнуть из-под нее с ловкостью рыбы, срывающейся с крючка, усадил на банкетку и расцепил ее объятия. Официантка, покончив с уборкой, сложила осколки бокала на поднос и удалилась. Джули обреченно осела на банкетке. Макс продолжал сжимать ее запястья.

– Сид ушел в малый зал. Надо выбираться отсюда, пока есть шанс.

Оглядевшись по сторонам, Джули поняла, что Макс прав. Сида нигде не было видно. Она поняла и кое-что еще: жаркий поцелуй Макса начисто изгнал у нее из головы всякие воспоминания о муже. Вот он наклонился над ней, все еще сжимая ее запястья, и даже прикосновение его больших теплых рук, удерживающих ее на расстоянии, показалось ей волнующим. Он был в миллион раз лучше шоколада.

Заглянув ему в глаза, она заметила, что в них еще тлеет огонек возбуждения, но его губы уже были упрямо сжаты. Ромео явно уступил место Пинкертону. А у нее было такое чувство, словно ее огрели обухом по голове. Она никак не могла опомниться.

– Идем скорее.

Макс выбрался из-за стола, подхватил свою кружку пива, осушил ее залпом, потом вытащил Джули, продолжая держать ее за запястье, словно она могла убежать. Она двигалась как автомат, в то же время пытаясь как-то осмыслить происходящее. Голова у нее кружилась. Она застукала Сида на месте преступления. Ее поцеловал Макс, он же Дебби, и она ответила на поцелуй. И все это в течение каких-то десяти минут, не больше. А главное, оба события казались ей практически одинаково важными. Джули споткнулась и, опустив глаза, обнаружила, что зацепилась за одну из своих собственных туфель. Если бы не эта случайность, она могла бы как ни в чем не бывало покинуть заведение босиком.

Вот что значит быть как в тумане. Вот что значит не знать, на каком ты свете.

– В чем дело? – нахмурился Макс.

– Мои туфли.

Джули попыталась поправить опрокинувшуюся туфлю ногой, но у нее ничего не вышло. Она по-прежнему плохо соображала, ее кровь приливала к более интересному месту, чем голова. Максу надоело ждать, он наклонился, нетерпеливым жестом подхватил обе туфельки свободной рукой и направился к дверям, таща на буксире босоногую Джули.

Выйдя на улицу из искусственного кондиционированного полумрака «Огненной воды», Джули с наслаждением вдохнула воздух, окутавший ее подобно теплому одеялу в зимнюю ночь, и поняла, что внутри было по-настоящему холодно. Просто она этого не замечала, потому что большую часть времени провела в объятиях Макса, и, несмотря на работающий в полную мощность кондиционер, ей стало так тепло, что даже захотелось раздеться прямо там, на месте.

Вместе с Максом.

Это было ошеломляющее открытие.

– Сюда.

Макс остановился, миновав очередь на вход, и протянул ей туфли. Она прислонилась к стене, чтобы обуться, а мимо текла пестрая людская река, и Макс отгородил Джули своей широкой спиной от толчков и любопытных взглядов. Пока она надевала одну туфлю, потом другую, он следил за ней, не говоря ни слова. Когда она выпрямилась, их взгляды встретились.

Его глаза горели тем самым огнем, который ни с чем не спутаешь.

Да, тут что-то не так.

Тут Макс отвел глаза и двинулся вперед, таща ее за собой, прокладывая себе дорогу в толпе подобно регбисту-центрфорварду, захватившему мяч и рвущемуся к воротам. Джули двигалась в кильватере, не теряя из виду его широкую спину. В голове у нее стремительной вереницей проносились разнообразные мысли.

Смотреть на Макса было настоящим удовольствием – широкие плечи, мускулистые руки, аппетитный зад. Одним словом – высокий, атлетически сложенный красавец.

У любой женщины потекли бы слюнки.

Ничего удивительного, что ее влечет к нему. Было бы странно, если бы она его не хотела. Она была нормальной женщиной с горячей кровью, а он был потрясающим парнем. И плюс ко всему она изголодалась по сексу, а ее брак был мертв и готов к вскрытию.

Но Макс тоже ее хотел! На этот счет у нее не было сомнений, однако именно здесь крылась самая большая загвоздка. Ей вспомнились лодочки размером с баржу, блондинистый парик, необъятные накладные буфера, розовый поводок со стразами… и Джозефина.

Джули попыталась вспомнить, что именно он ей ответил, когда она напрямую спросила, гей ли он.

Точно она не помнила, но ей казалось, что ответ был утвердительный.

Несколько минут назад, когда она спросила, умеет ли он и так и этак, он сказал «нет». А потом поцеловал ее так, что она чуть не сошла с ума.

И что в итоге? Джули сама точно не знала, но ей пришло на ум ученое слово «фрустрация».

– Погоди минутку, – сказала она, упираясь.

Они уже шли по переулку, ведущему к стоянке. Было темно, пахло спиртным и гниющим мусором, наверное, ей следовало испытывать страх, но Джули ничего не замечала вокруг: все ее внимание было сосредоточено на мужчине, который тянул ее за собой, как упрямого пуделя на поводке.

Да нет, наверное, к пуделю он проявил бы больше внимания.

Когда она заартачилась, он остановился и повернулся к ней:

– Ну что еще?

В переулок падал слабый красноватый свет неоновых вывесок с улицы, позволявший ей различить его лицо. Вид у Макса был настороженный.

– Что ты имел в виду, когда сказал «нет»? – прищурившись и вглядываясь в него в полутьме, спросила Джули.

– Хочешь поговорить, дождись, пока сядем в машину.

И он опять потянул ее за собой, не останавливаясь, пока не подошли к «Блейзеру». Торопливо и бесцеремонно Макс загрузил ее в машину, захлопнул дверцу с ее стороны и сам забрался на водительское сиденье.

Потом, не говоря ни слова, даже не глядя на нее, завел машину. Он уже потянулся к выключателю света, когда Джули выдернула ключи из зажигания.

– Какого черта…

Макс удивленно оглянулся на нее. Она перегнулась через разделяющую сиденья панель и приникла губами к его губам.

ГЛАВА 13

Отклик Макса оказался мгновенным и недвусмысленным. Взрыв страсти, вспыхнувшей между ними, сказал Джули все, что ей требовалось знать. Его поцелуй был жадным, настойчивым, волнующим. Ей тут же вспомнилось, как его руки ласкали ее под платьем, и она чуть было не позабыла о своей цели. Она хотела его… Как же она его хотела!

И он тоже ее хотел. Никаких сомнений не осталось.

Потрясенная, но довольная результатом своего импровизированного исследования, Джули оторвалась от его губ, пока совсем не потеряла голову. А Макс уже перетащил ее через разделительную панель к себе на колени.

– Ты не гей.

Ее голос слегка дрожал… ну ладно, сильно дрожал, но в нем прозвучали обвинительные нотки. Его руки все еще сжимали ее талию, ее руки лежали у него на плечах. Она сама полусидела-полулежала боком, одной рукой он поддерживал ее под спину, ее груди едва касались его груди. Макс склонился над ней, его широкие плечи скрыли от нее весь салон машины. Их лица оказались на расстоянии всего нескольких дюймов друг от друга. Джули ощущала щекочущее тепло его дыхания у себя на губах. К несчастью, в салоне было слишком темно, и ей не удавалось различить его выражение. Но она решила, что вид у него, должно быть, виноватый до чертиков.

– Ты – не – гей, – повторила она громко и раздельно, словно хотела внушить правду не только ему, но и себе.

На него это, похоже, не произвело впечатления. Макс глубоко вздохнул, выпрямился и пересадил ее обратно на пассажирское место. Усевшись, Джули прежде всего одернула подол платья, чтобы привести себя в приличный вид, потом скрестила руки на груди и грозно уставилась на него.

Его голос был прохладен, как стакан лимонада.

– А я и не говорил, что я гей.

При этом он как ни в чем не бывало снова завел машину. Фары включились, свет отразился от стены перед носом автомобиля и упал на его лицо. Он вовсе не выглядел виноватым, заметила Джули с растущим негодованием. Он выглядел… он выглядел таким невозмутимо спокойным, словно они обсуждали капризы погоды.

– Нет, говорил. – Она опять попыталась вспомнить его точные слова. – Когда я спросила, ты сказал… ты сказал…

– Я спросил, имеет ли это значение для тебя. – Макс выехал со стоянки и свернул в переулок. Фары осветили покрытые похабными надписями и рисунками стены, мусорный бак со съехавшей крышкой, кучи отбросов на тротуаре. Он покосился на нее. – Насколько мне помнится, ты сказала, что не имеет.

Джули посмотрела на него, прищурившись.

– А вот теперь, – заметила она ядовито, – имеет.

– Ладно, я не гей. – Опять он бросил на Джули этот невозмутимый взгляд, вызывавший у нее желание убить его на месте, и осторожно вывел «Блейзер» на забитую машинами улицу. – Пристегни ремень.

Сжав губы, Джули медленно сосчитала до десяти и пристегнулась. Она уже приближалась к точке кипения, но решила не судить наскоро, пока не прояснит всю картину. Может, тут есть что-то, чего она не понимает?

– Ты любишь переодеваться в женское платье?

Он неопределенно хмыкнул. Это могло означать все, что угодно, в том числе и смех.

– Только когда приходится по работе. На мой взгляд, колготки изобрела испанская инквизиция. Как женщины ухитряются их носить, у меня в голове не укладывается. Бюстгальтеры тоже сволочное изобретение. Но что меня просто убивает, так это туфли. Особенно твои. – Он перешел на жеманный фальцет Дебби:

– Хочу тебе сказать, подружка, что твои каблучки – это бомба.

И он покосился на ее босоножки.

Джули бросила на него убийственный взгляд.

– Заметь, мне не смешно. – Она чувствовала себя круглой дурой. Как она могла вообще хоть на минуту поверить, что он гомосексуалист? Столько бесспорных признаков было у нее перед глазами… Как она могла быть так слепа? – Позволь мне все-таки уточнить, чтобы до меня, тупой, дошло: ты нормальный мужчина?

– В общем и целом.

– В общем и целом?

– Ну, где-то примерно на сто процентов.

– Ты мне солгал.

Он бросил на нее быстрый взгляд.

– Я не лгал. Ты впала в заблуждение, а я его не развеял, вот и все.

– Это, конечно, все меняет!

– Слушай, знай ты с самого начала, что я нормальный мужчина, ты приняла бы мою помощь?

– Хочешь сказать, что ты солгал для моего же блага? – презрительно усмехнулась Джули.

– Вот тут ты попала в самую точку.

– Да, верно. – Джули сделала глубокий вздох, чтобы успокоиться. – Может, все-таки объяснишь мне, что означал весь этот маскарад с Дебби?

– Я работал… можно сказать, под прикрытием. Парень, за которым я следил, – ты видела его на стоянке вчера ночью, – обожает трансвеститов. Вот отсюда и Дебби. – Он пожал плечами, ни капли не смущаясь, и улыбнулся ей, озорно блеснув глазами. – Слушай, детка, частный детектив должен зарабатывать себе на хлеб!

– К твоему сведению, меня все это ничуть не забавляет.

Они замолчали и в молчании доехали до скоростного шоссе. Макс вывел машину на автостраду и увеличил скорость, быстро оторвавшись от других машин. Джули воспользовалась паузой, чтобы взять себя в руки. Ей не хотелось вспылить и опозориться окончательно.

– А как насчет Джозефины? Она вообще-то твоя, или ты взял ее напрокат как реквизит?

– Еще три недели назад Джозефина принадлежала моей бабушке. Когда бабушка переехала в дом престарелых, я унаследовал ее собаку вместе с ошейником, поводком и еженедельным визитом к парикмахеру в установленное время.

Джули взглянула на него с подозрением. Трудно было представить, что у него есть бабушка, да притом настолько горячо любимая, чтобы он принял на себя заботу о ее пушистом и капризном карликовом пуделе. Очень трудно.

– Это правда?

– Да. Вот тебе крест.

– Убедительно, ничего не скажешь, – фыркнула Джули.

– Не понимаю, чего ты злишься. Тебе же понравилась Дебби!

– Я не собиралась с ней целоваться!

– Да, это существенная поправка.

Макс взглянул на нее так, что ей опять стало жарко. Она заставила себя вспомнить, что он нарочно обманул ее, заставив поверить, что он Дебби. Настоящий волк в овечьей шкуре. Только он воспользовался пушистой шерсткой пуделя.

– Еще вчера целоваться с тобой не входило в мои планы.

– В мои планы это и сейчас не входит, – злобно отрезала Джули. Она чувствовала себя дурой, и ей это не нравилось, как не нравился – по крайней мере сейчас – и человек, вызвавший у нее это чувство. – То, что там случилось, больше не повторится. Это было вызвано необходимостью, чрезвычайными обстоятельствами. И не надейся, что тебе еще раз так повезет. Этого не будет.

– Богом клянусь, если бы ты только что не заронила мне в голову эту мысль, сам бы я никогда до этого не додумался. – Макс решительно покачал головой, а когда Джули бросила на него испепеляющий взгляд, усмехнулся:

– К твоему сведению, в агентстве существует строгое правило: никаких похождений с клиентами. Но, поскольку я там за старшего, я мог бы сделать для себя исключение. Если ты меня вежливо попросишь.

– Я же сказала, не надейся. – Джули подарила ему улыбку, больше похожую на свирепый оскал. – Но должна отдать тебе должное: использование образа Дебби в качестве приманки для завоевания доверия – весьма оригинальный ход, чтобы не сказать больше. Хотя как женщина могу добавить, что быть обманутой подобным образом довольно-таки противно.

– Для чистоты протокола: это ты сыграла роль приманки. Ты первая меня поцеловала, а не я тебя, не забыла? И поверь, если бы я пытался затащить тебя в постель, ты бы об этом давно уже догадалась. – Он помолчал. – К тому же фактически я тебе не солгал.

– Нет, солгал. Ты солгал, сам прекрасно знаешь. Если хочешь знать мое мнение, это было подло.

– Дорогая, ты упускаешь из виду главное. С кем я предпочитаю спать, значения не имеет. Главное в том, что в грязной войне за развод я на твоей стороне.

– Главное в том, что ты солгал, – упрямо повторила Джули.

Тут их обогнал тяжелый восемнадцатиколесный тягач с прицепом, и машину заметно качнуло. Это отвлекло их от разговора, грозившего окончательно зайти в тупик. Они уже сворачивали на Саммервилл, когда Джули взглянула на часы на приборном щитке и увидела, что они показывают час сорок три. Ее мысли сразу же приняли другое направление: она вспомнила о Сиде, своей главной проблеме. Сегодня у нее большой запас времени, добрых полтора часа на подготовку, пока ее неверный муж не вернулся домой.

Может, ей сложить вещи и уйти, пока его нет? Или ждать его со скрещенными на груди руками подобно классической разгневанной жене из комиксов, а по прибытии выпалить в него из обоих стволов? А может, прикусить пока язык, выждать и проконсультироваться с адвокатом, прежде чем предпринимать решительные действия? Мысль о том, что придется снова увидеть Сида, мало того, провести еще несколько суток под одной крышей с ним, показалась Джули тошнотворной. Но до сих пор она все делала правильно, напомнила себе Джули, действовала хладнокровно, а не сгоряча. И теперь у нее есть преимущество, которым грех не воспользоваться.

Сид будет беспощаден в финансовых вопросах, беспощаден во всем. Она видела его в действии на поле для гольфа, на теннисном корте, в деловых переговорах. Он никогда не проигрывал. И в деле о разводе он будет играть на победу.

Взглянув на сидевшего рядом мужчину, Джули переключилась с мыслей о Сиде и о разводе на Макса. Ей не справиться больше чем с одной проблемой за раз, а сейчас основную проблему для нее представлял ее персональный частный детектив. Макс нарочно ввел ее в заблуждение относительно Дебби, но он подставил крепкое плечо, когда ей надо было на что-то опереться. Он смешил ее и волновал, когда ей казалось, что ни то ни другое невозможно, и за это она была ему благодарна.

При мысли о том, что она его больше не увидит, у нее больно сжалось сердце, хотя Джули не хотела в этом признаваться даже себе самой. Но ведь он сделал свое дело. Благодаря ему она этой ночью своими глазами увидела, чем занимается Сид. А что до остального… Да, ей больше всего на свете хотелось бы с ним переспать, но впускать в свою жизнь другого мужчину, не порвав с одним, – нет, ей это не нужно.

Тем более что другой мужчина тоже ее обманул.

– Ладно, ты прав. Не имеет значения, солгал ты или нет. – В ее голосе больше не было сердитых нот, но он стал холодным, чуть ли не ледяным. – Ты сделал то, для чего я тебя наняла, это я признаю. Поскольку все решилось так быстро, я готова заплатить тебе аккордно. – Тут Макс взглянул на нее, все больше хмурясь. – И впиши в счет, сколько я должна за ремонт твоей машины. Назови общую сумму, и я позабочусь, чтобы ты получил деньги немедленно.

– Эй, притормози. Не так быстро, Мисс Америка.

Тут уж ей пришлось нахмуриться.

– Что?

– Не думаю, что все решилось. Богатый и влиятельный господин вроде Сида не изменяет жене, цепляя телок в таком месте, как «Огненная вода». Он там был слишком заметен, как будто специально хотел обратить на себя внимание. Когда мужчина хочет изменить жене, он делает это в отеле или в меблированной квартире где-нибудь подальше от глаз или встречается со своей кралей в деловой поездке. Поверь мне, уж я – то знаю. Я такими делами зарабатываю на жизнь.

Морщинка между бровей у Джули стала глубже.

– На что ты намекаешь?

– Тут что-то не вяжется. Не знаю, что Сид делал в «Огненной воде», но не думаю, что он встречался там с любовницей.

Вдруг Джули кое-что припомнила.

– Он сегодня не принимал виагру! В пузырьке с витаминами осталось шесть таблеток. Я их пересчитала, когда мы вернулись домой из клуба. Он даже не поднимался наверх!

Знакомая полуулыбка тронула губы Макса.

– Вот видишь? Решающая улика.

– Думаешь, Сид мне не изменяет?

Странно, но Джули не ощутила ни малейшего облегчения. Скорее всего потому, что в глубине души она точно знала: муж не верен ей. А главное, она сердцем чувствовала, что ее браку пришел конец. Поведение Сида, которому она невольно стала свидетельницей этой ночью, и страстный поцелуй Макса помогли ей это осознать. Влечение к Максу наверняка скоро пройдет, это всего лишь эпизод в ее жизни, побочный эффект крушения брака, но факт остается фактом: ей требовалось нечто большее, чем когда-либо мог дать Сид. Она заслуживала большего.

– Почему бы и нет? На свете нет ничего невозможного. Но я так не думаю. Раз он принимает виагру, а ты при этом ничего не получаешь, я бы сказал, это верный признак того, что он изменяет. Но с поличным ты его еще не поймала. У него была другая причина для поездки в «Огненную воду» этой ночью, только я еще не понял, какая именно.

Они ехали по знакомым улицам Саммервилла, погруженным в сон. Ни одно окно не светилось, да и сами улицы были пустынны. Джули все еще переваривала последние слова Макса, когда он вдруг спросил:

– Почему бы тебе не продлить наш контракт еще на несколько дней? Я бы точно выяснил, что он затевает.

«Если я это сделаю, нам придется встречаться еще несколько раз», – эта мысль застала Джули врасплох. Она недовольно нахмурилась и еще раз напомнила себе, что он всего лишь эпизод в ее жизни. Она не раз смотрела семейные ток-шоу по телевизору и знала, что попытка справиться, как-то примириться с разрывом брачного союза приводит к определенным психологическим последствиям. Узнав об измене мужа, многие женщины ударяются в беспорядочные интимные связи. Но она – не многие, в эту ловушку не попадет.

– Нет, не стоит, – ответила она Максу. – Это означало бы, что я должна еще несколько дней нормально общаться с Сидом, делать вид, будто ничего не произошло. У меня просто ничего не выйдет. И вообще я тебе не доверяю. Ты мне солгал.

Вот они добрались до ее улицы. Один взгляд, брошенный по сторонам, убедил Джули, что она так же темна и пустынна, как и все остальные.

– Хочешь, чтобы я извинился за Дебби? Ладно, я извиняюсь, – пожал плечами Макс. – Если еще раз придется выручать прекрасную даму, попавшую в беду, пока сам я в костюме Дебби, – сразу затащу ее в койку, чтобы не оставалось никаких сомнений.

Джули хотела рассердиться, но нарисованная им картина была до того нелепа, что она невольно улыбнулась. Если бы он начал приставать к ней, оставаясь в облике Дебби, она бы, наверное, убежала от него с визгом.

Увидев, что она улыбается, Макс тоже улыбнулся.

– Вот так-то лучше. Неужели ты не хочешь узнать, кто эта счастливица, ради которой твой супруг принимает виагру?

Джули задумалась. Хочет ли она узнать? Тут открывалось целое море вариантов. Может, это одна из его подчиненных? В первую очередь ей пришло на ум имя Хейди, его секретарши. Она была молоденькая, хорошенькая и, судя по всему, верила, что именно Сид вешает на небо солнце и луну. Или это могла быть просто одна из светских знакомых. А может, соседка? Да это мог быть кто угодно. Ей было тошно перебирать в уме все эти бесконечные возможности, но Джули с удивлением поняла, что хочет знать наверняка. Если она не узнает, ей придется гадать до конца своих дней. Мысль о том, что женщина, которую она знает, может быть, даже считает подругой, водит шашни с ее мужем у нее за спиной, показалась ей отравой, заполонившей мозг.

– Сколько это займет времени, как ты думаешь? – спросила Джули.

– Скорее всего не больше недели.

Господи, выдержит ли она? Жить с такой ношей – и под одной крышей с Сидом! – еще неделю? Когда-то она была влюблена в Сида. Сейчас ей хотелось просто уйти и никогда больше его не видеть. Только вот беда: в жизни так просто никогда не бывает.

А уж в ее жизни тем более.

– Я могу использовать это время, чтобы найти адвоката.

Джули закусила губу. Надо подумать о Бекки и о матери, о своей собственной финансовой независимости. Сид наверняка сделает все возможное, чтобы они вновь очутилась в трейлере. Или прямо на улице.

– Хорошая мысль. – Макс остановил машину у ее дома, заглушил мотор, выключил свет, потом посмотрел на нее. – Ты же понимаешь: как только Сид узнает, что ты подала на развод, он попытается отнять у тебя все. Ты должна убедиться, что адвокату можно доверять.

Джули горько рассмеялась:

– Все адвокаты, которых я знаю, – друзья Сида.

– В том-то все и дело, – мрачно подтвердил Макс. – Хочешь, я разузнаю, кто мог бы потягаться с Сидом?

– Ты это сделаешь?

– С удовольствием.

Последние остатки враждебности, охватившей Джули, когда выяснилось, что Дебби не более чем фикция, рассеялись. Макс по-прежнему подставлял ей надежное плечо, на которое можно опереться. И она была рада, по-настоящему рада, что он останется в ее жизни еще хоть на несколько дней. Но так просто отмазаться она ему не даст.

Она окинула его строгим взглядом, которого Макс, правда, не заметил, потому что задумчиво смотрел вперед.

– Ты специально постарался ввести меня в заблуждение. Признавайся.

Он удивленно оглянулся на нее:

– Это ты о чем?

– О Дебби.

– А-а. – Прошла секунда. – Ну… у меня был несколько обманчивый вид.

– Признайся, ты солгал.

– Ладно. Хочешь, чтобы я сказал это вслух? Я солгал.

– Уже теплее. Никогда больше так не делай.

Он задорно улыбнулся ей:

– Но насчет туфель я не врал! Я ловлю кайф от твоих туфель.

Джули взглянула на него с упреком и только тут заметила, что он взял ее за руку. Или, может быть, это она взяла его за руку? Точно она не помнила и утверждать наверняка не могла, но сейчас их руки были соединены, ее тонкие пальцы сплелись с его длинными сильными пальцами. Она ощутила тепло, исходящее от его ладони, и ее пульс зачастил. Это было очень приятно, но радоваться, наверное, не стоило. У нее и без того полно неприятностей и проблем, новые ей ни к чему.

Она подняла на него глаза.

– Учти, я не собираюсь с тобой спать, – сказала Джули.

Лучше – не только для него, но и для нее самой – сказать об этом вслух, хотя и жаль было добровольно отказываться от такой перспективы. Сказав об этом вслух, она установила твердый запрет в своем собственном сознании, а кроме того, дала ему понять, что не будет никакого quid pro quo 1 и что ему нечего от нее ждать, кроме разумного денежного вознаграждения за выполненную работу.

Его губы сжались. Его рука крепче стиснула ее руку. Их взгляды встретились. В темноте невозможно было понять, о чем он думает, но его рукопожатие говорило о многом.

– Обычно считается хорошим тоном подождать, пока тебя попросят.

– Я просто хотела убедиться, что между нами царит полная ясность.

– Все ясно, как день.

Макс разжал пальцы, но она продолжала чувствовать тепло его пожатия, даже убрав руку на нейтральную территорию у себя на коленях.

– Вот и прекрасно. Я пошла.

Джули открыла дверцу, и в салоне автоматически зажегся свет. Она оглянулась через плечо и убедилась, что Макс наблюдает за ней. Выражение лица разгадать было невозможно, но его, безусловно, нельзя было назвать теплым и дружеским. Даже в приблизительной степени.

– Я свяжусь с тобой. Если что, у тебя есть мой номер, – сказал он, встретив ее взгляд.

Его голос звучал по-деловому. Очевидно, ее предупреждение возымело силу и установило между ними необходимую дистанцию. Но Джули, входя в дом, злилась и досадовала на себя за то, что ее вообще угораздило заговорить на эту тему.

ГЛАВА 14

Что-то пошло наперекосяк. Джули Карлсон не соблюдала расписания. Ей полагалось быть дома, в постели, видеть третий сон. Но вот уже вторую ночь подряд ее дома нет. Где ее черти носят? Если он не выполнит работу сегодня, придется отвечать головой.

После телефонного звонка Большого Босса в этом не осталось никаких сомнений.

– Чтоб дело было сделано сегодня, ты понял? И не вздумай еще раз облежаться. Я ясно выразился?

Он выразился настолько ясно, что Басту пот прошибал при одном воспоминании об этом разговоре. И вот он пришел, чтобы сделать дело. А ее опять нет на месте.

Баста уже прочесал весь дом в поисках какого-то разумного объяснения. Не было никакого послания на автоответчике, в чем он убедился перед тем, как вывел из строя телефон. Не было записки, прикрепленной магнитом к холодильнику, чтобы дать муженьку знать, куда она ушла. Автомобиль, которым снабдила ее страховая компания взамен украденного, стоял на месте в гараже, из средств передвижения отсутствовал только «мерс» мужа. Это означало, что либо она гуляет по улицам (это было настолько маловероятно, что Баста даже не потрудился проверять), либо кто-то за ней заехал.

Может, у нее в последний момент появился кто-то на стороне? Баста нахмурился, обдумывая такую возможность. Его эта мысль не особенно смущала. Пусть себе спит хоть со всеми мужиками расположенного неподалеку форта Джексон, если только это не помешает его планам. Баста считал себя деловым человеком и знал, что время – деньги. Его время было на исходе.

Как и терпение Большого Босса. При работе не стоило испытывать его терпение. Это была плохая политика. Если он опять разминется с ней сегодня – а к этому, по-видимому, все и шло, – у него будут проблемы.

Он заглянул в стенные шкафы, под кровати, даже в чертов холодильник, чтобы исключить возможность того, что она каким-то невероятным образом услыхала его, когда он входил, испугалась и спряталась. Разумеется, он ничего не нашел. Ровным счетом ничего.

Она не могла услышать его шагов. Ее просто не было в доме.

Ноздри ему уже щекотал влажный морской бриз Флориды. Ему бы сейчас полагалось быть уже в Ки-Уэсте, сидеть на балконе гостиничного номера и любоваться звездной ночью, держа в руке стакан рома с кока-колой и наслаждаясь сознанием добросовестно исполненного долга.

Вместо этого он сидит в темном, как пещера, кабинете в доме своей жертвы, играет, выключив звук, в детскую компьютерную игру, найденную в комнате для гостей, и с растущей в душе досадой ждет возвращения домой вышеозначенной жертвы.

На этот раз он приступит прямо к делу, не откладывая, как только она войдет в дверь. Если, конечно, он еще будет здесь к тому времени, как она вернется. Это ожидание стало сказываться на его нервах.

И вот надо же было такому случиться, что он так увлекся дурацкой игрой и начал с таким азартом бить по башке маленьких аллигаторов, что пропустил момент ее возвращения!

Внезапно вспыхнувший свет в холле чуть не вызвал у него инфаркт. На долю секунды Баста застыл в кресле от изумления. Его пальцы замерли на клавишах, взгляд устремился на открытую дверь, в которую хлынул сноп света. Потом инстинкт сработал, он нырнул через валик кресла вбок, спрятался в тени с таким расчетом, чтобы тяжелое кресло заслоняло его от двери, и осторожно выглянул, как ребенок, играющий в прятки.

К счастью, он сумел удержать в руке игрушку. Если бы он ее выронил, стук мог бы привлечь внимание жертвы.

Это была она. Несколько легких шагов, вздох, тень, промелькнувшая на фоне ярко освещенного четырехугольника двери… этого было довольно. Джули Карлсон вернулась. Баста знал это так же точно, как если бы увидел ее во весь рост при полном освещении на расстоянии вытянутой руки.

Он бросил быстрый взгляд на часы и довольно улыбнулся. На этот раз у него полно времени. От облегчения у него даже слегка закружилась голова. Его мать всегда говорила, что удача приходит к тому, кто умеет ждать.

Свет в холле погас так же внезапно, как и загорелся. Баста прислушался к ее шагам, затихающим на лестнице. Когда она добралась до верха, он перестал прислушиваться, осторожно открыл «молнию» на рюкзаке и спрятал внутрь игрушку. Он не мог ее бросить, на ней кругом остались его пальчики: пришлось снять перчатки, чтобы нажимать на миниатюрные кнопочки. К тому же он не закончил игру.

Баста выждал минут десять, чтобы дать ей время устроиться с комфортом, потом натянул перчатки, низко надвинул лыжную шапочку и выудил со дна рюкзака полуавтоматический пистолет «зигзауэр». Настал час веселья.

"Вернись к нему… "

Джули прислушалась к вкрадчивому внутреннему голосу и состроила рожицу своему отражению в зеркале ванной.

– Я бы с удовольствием, – ответила она вслух, – но спать с ним – это действительно не лучшая мысль.

Когда люди начинают беседовать с внутренними голосами, напомнила она себе, это верный признак того, что у них не все в порядке с головой.

Хотя, говоря по правде, ей очень хотелось последовать совету. Ее внутренний голос даже не подозревал, насколько осложнилась бы ее жизнь, если бы она к нему прислушалась.

То, что она пережила сегодня с Максом… Это было ближе к оргазму, чем все, что с ней случилось за последние месяцы. Джули вновь сосредоточилась на своем отражении и принялась с беспокойством изучать нечто, похожее на морщинку, у себя между бровей. Нет, не месяцы, а годы, если уж говорить начистоту. Последние годы Сид делал свое мужское дело весьма небрежно, пока совсем от него не отказался. Называйте это капризами, но ей было мало тех пяти минут, что занимал весь процесс от первого дежурного поцелуя и до того момента, когда Сид, скатившись с нее, поворачивался на другой бок и засыпал.

Еще один довод в пользу расставания с Сидом: он паршивый любовник. Во всяком случае, Джули так считала. У нее было мало материала для сравнения… Тут ее мысли совершили полный круг и вернулись к Максу.

Джули яростно уставилась на крошечную морщинку, словно та была виновницей ее беспутных мыслей. Зачерпнув из баночки немного грязевой маски, она скрыла под ней морщинку, а остаток распределила по всему только что вымытому лицу.

«Уходи из дома…»

Нет, она не позволит себе распуститься только из-за того, что ей предстоит развод, решила Джули. Она не сойдет с ума, у нее не будет слуховых галлюцинаций. У нее не будет нервного срыва. Она не будет спать с Максом. Она не огреет Сида бейсбольной битой по голове. И она, безусловно, не наберет сотню фунтов лишнего веса. Сгиньте, страшные мысли.

«Изыди от меня, соблазн», – с сожалением подумала Джули, когда последний из трюфелей «Херши», которые она держала в комоде с бельем на крайний случай, исчез в сливном отверстии туалета. Потребовалось немалое усилие воли, чтобы их выбросить. Отныне она будет преодолевать стресс менее разрушительным для фигуры способом.

Но не при помощи секса. Хотя она уже начала сожалеть о том, что не воспользовалась случаем, пока была с Максом. Джули утешала себя мыслью о том, что поступила правильно.

Ароматерапия – это, может быть, и не так здорово, зато у нее есть свои преимущества. Например, не требуется мужчина. Запах мяты успокаивал, как и было обещано на упаковке ароматической соли для ванны. Джули глубоко вдохнула целебный аромат. Как только ванна наполнится, она погрузится в горячую воду и включит джакузи.

Блаженство. При сложившихся обстоятельствах ближе к блаженству ей не подобраться.

«Уходи сейчас же. Беги».

Она сделала вид, что не слышит тихого голоса, и снова вдохнула с мрачной решимостью. Ароматный пар был приятен, но что-то не помогал. Во всяком случае пока. Джули задушила в зародыше искушение обыскать комод с бельем, чтобы проверить, не осталось ли там трюфелей. Главное – не упускать из виду поставленную цель. Она не собирается терять красоту из-за этих переживаний, стало быть, надо позаботиться о коже. Остатки питательной грязи она нанесла на нос.

Сполоснув пальцы, Джули опять посмотрела на себя в зеркало. С волосами, стянутыми на макушке в «конский хвост», и лицом, целиком покрытым грязевой маской, если не считать кругов вокруг глаз и рта, она напоминала «Существо из Черной лагуны».

Требуется много безобразия, чтобы сделать женщину красивой. Хорошо, что окружающим виден лишь конечный результат. Кто-то верно заметил, что хорошо выглядеть – это лучшая месть. Кажется, Синди Кроуфорд?

Ладно, не имеет значения. Отныне это ее девиз. Всякий раз, как ей вспомнится Сид и его «невинные шалости», она будет делать что-нибудь положительное для себя. Например, наложит косметическую маску. Почистит зубы суперотбеливающей пастой. Обработает ноги воском. Или примет чудную теплую ванну с пеной и успокаивающими ароматами и ляжет в постель. А там она будет спать и не будет, не будет, не будет думать о мужчинах. Ни о поганце Сиде. Ни о красавце Максе. Вообще ни о ком и ни о чем мужского рода.

Она хотела бы жить в обществе, свободном от мужчин. Это был бы рай на земле.

«Уходи сейчас же!»

«Я этого не слышала», – сказала себе Джули, бросив последний взгляд в зеркало. Маска уже начала затвердевать и трескаться по краям. Еще несколько минут, и она смоет ее, нанесет увлажняющий крем, обработает ноги воском и залезет в ванну. А потом она ляжет и будет спать.

Она не позволит себе превратиться в преждевременно состарившуюся, озлобленную, опустившуюся женщину с морщинами и скверными зубами, с волосатыми ногами и задом размером со школьный автобус только из-за того, что совершила ошибку и вышла замуж за никчемного, лживого мерзавца.

Вот так-то!

Войдя в спальню десять минут назад, она включила свет, разделась и наугад выхватила ночную рубашку из комода. Это была еще одна «приманка для мужа»: коротенькая шелковая комбинашка с черной кружевной отделкой, на тонких бретельках, но тут уж ничего нельзя было поделать, и Джули решила не комплексовать по этому поводу. У нее еще будет время закупить оптовую партию безразмерных футболок и хлопчатобумажных панталон.

Натянув на себя сорочку, она выключила свет, подошла к окну и раздернула шторы. Слишком темно. Машины Макса нигде не было видно.

«Может, оно и к лучшему», – сказала себе Джули, когда на нее нахлынули непрошеные воспоминания о том, что произошло в «Огненной воде». Внутри все сладко заныло. Оконное стекло давало расплывчатое отражение, но Джули заметила, что ресницы у нее опускаются сами собой, а губы раскрываются. У нее вид сексуально изголодавшейся женщины, признала она со вздохом. Очевидно, ей суждено вечно оставаться голодной и тосковать не только по шоколаду.

Джули задернула шторы и вернулась в ванную, прихватив найденную в глубинах бельевого ящика шоколадку. Секс оставался недостижимой мечтой, а вот шоколад – по крайней мере сегодня – был под рукой.

Но в ванной критический осмотр перед зеркалом помог ей обрести столь необходимое самообладание и решимость. Разломанная шоколадка последовала в унитаз, прежде чем успела существенно увеличить жировые отложения на ее бедрах. Джули пообещала, что даже если ее жизнь летит ко всем чертям, свою внешность она сохранит.

«Уходи сейчас же!»

«Не ори», – чуть было не ответила она вслух, но вовремя вспомнила, что разговаривать с внутренними голосами не полагается. Ванна уже наполнилась почти до краев. Джули босиком прошла по прохладным белым плиткам, завернула краны, подхватила из воды флакон жидкого воска, глубоко вдохнула ароматический пар, который до сих пор ни черта не мог поделать с ее стрессовым состоянием, и вернулась к раковине. Сейчас она смоет маску, обработает ноги и заберется в ванну. Вот тогда-то целебный пар и сработает.

И тут она оцепенела.

Через зеркало над раковиной за ней следил мужчина.

Он стоял, прижавшись спиной к стене прямо за дверью. Мужчина был в вязаном лыжном шлеме, поэтому она ничего не видела, кроме угрожающего блеска глаз в круглых прорезях маски. В эту самую минуту мужчина наблюдал за тем, как она наблюдает за ним.

Джули приросла к месту, парализованная страхом.

Мужчина шагнул вперед, целиком заполнив собой дверной проем, отрезая путь к спасению.

Дыхание со свистом вырвалось у нее изо рта.

– Привет, Джули, – сказал он, не сводя с нее пристального взгляда.

Ласкающие нотки в голосе и липкий взгляд, которым он ее окинул, в долю секунды подсказали ей, что перед ней воплощенный кошмар каждой женщины: насильник, а может быть, и убийца. Кем же еще может быть этот коренастый, одетый во все черное мужчина, у которого в руке, обтянутой перчаткой и пока небрежно опущенной, пистолет.

О боже, он сейчас застрелит ее из этого пистолета!

Он начал его поднимать, целиться в нее. В один миг сердце Джули, заледеневшее от страха, бешено заколотилось в груди, она судорожно глотнула воздух и завизжала, как противотуманная сирена. Потом, действуя чисто инстинктивно, с силой запустила в него флаконом с воском.

Это был довольно тяжелый флакон толстого синего стекла, наполненный разогретым воском, и он угодил преступнику прямо в лоб со звуком, напоминающим хлопок пробки от шампанского.

– Ах ты сука! – заорал он, попятившись и схватившись рукой за лоб.

Флакон отлетел, ударился в стену и со звоном разбился. Мужчина скрылся в дверях. Еще секунду Джули простояла в оцепенении. Она знала, что он все еще рядом, слышала его тяжелое дыхание, его проклятия.

Страх придал ей силы, и она бросилась к двери, сознавая, что другого шанса не будет.

Вырвавшись из ванной, как спринтер, Джули на ходу заметила, что преступник всего в двух шагах от нее: все еще держится одной рукой за лоб, а другой шарит по полу в поисках оброненного пистолета. Она пронеслась мимо него в ту самую минуту, когда он вскинул голову.

– Сука! – Плюнув на пистолет, мужчина бросился за ней и попытался схватить обеими руками.

Джули уклонилась и, хватая ртом воздух, ничего не слыша, кроме бешеного стука сердца, пробежала через спальню к дверям, ведущим в холл, откуда открывался путь на лестницу и вниз, к парадному входу. И все это время она вопила, как резаная.

Негодяй бросился за ней с поразительным проворством и быстротой. Он ее поймает! Она знала, что он ее поймает, это было делом нескольких минут, секунд…

Джули лихорадочно старалась припомнить что-нибудь из прослушанного когда-то простейшего курса самозащиты. Кажется, первым долгом они советовали кричать…

Но она и так уже кричала до хрипоты, только это не очень помогало…

– Помогите! Помогите!

Преступник следовал за ней по пятам. Когда она достигла вершины лестницы, он бросился на нее и схватил в кулак развевающиеся за спиной волосы.

Джули взвизгнула так, что ее можно было услышать в Южной Америке. Ее голова дернулась назад со страшной силой, в голове мелькнула мысль, что шея сломана и делу конец. Потом мужчина обхватил ее за талию, рука в перчатке зажала ей рот и нос. Джули задохнулась, но успела напоследок вдохнуть запах талька и гнусную вонь немытого тела.

– Не надо было меня злить, – прошипел он ей в ухо. Изо рта у него пахло луком.

Ее затошнило от отвращения, голова закружилась, перед глазами все поплыло. Кожа зудела, всюду, где ее касались резиновые пальцы, словно побежала обезумевшая стая муравьев. И все же Джули боролась, пока он тащил ее в спальню, рвала ногтями его перчатки, била его по ногам босыми пятками, извиваясь и вырываясь изо всех сил. Она пустила в ход весь опыт уличной девчонки, накопленный ею с детства и научивший ее выживать, хотя и знала, что это скорее всего бесполезно. Ей не спастись.

Он перетащил ее через порог спальни, красивой комнаты с роскошным белым ковром и жемчужно-серыми стенами, с огромной лакированной кроватью черного дерева, застеленной прохладными льняными простынями. Эта мирная комната была предназначена для отдыха и восстанавливающего силы сна, а не для насилия и смерти.

«Боже, не дай ему убить меня».

Молитва вознеслась к небесам в тот самый миг, когда Джули сумела ухватить его маску и стащить ее через голову, а негодяй поднял ее и швырнул на кровать.

Он тотчас же навалился на нее, не давая двигаться, глубоко вдавил ее в матрац всем своим весом. Джули попыталась двинуть коленом ему в пах, стремясь высвободиться и скатиться с постели. Ночная сорочка сбилась у нее на талии, она чувствовала кожей грубое трение его одежды, с неописуемым, неведомым ей прежде отвращением ощущала его гнетущую тяжесть. Она знала, что он собирается делать; знала и в крике выплеснула свой ужас ему в лицо, брыкаясь, вскидываясь и мечась по постели. Все без толку.

– Заткнись, сука!

Одной рукой он схватил ее за горло и сдавил так, что она задохнулась, закашлялась, ее крик прервался и перешел в тонкий жалобный писк попавшего в силки зверька. Ее взгляд случайно остановился на плюшевом медвежонке, восседавшем с невозмутимостью Будды на столике у кровати, и Джули в отчаянии подумала, что это, наверное, последнее, что ей доведется увидеть перед смертью. Кровь шумела у нее в ушах. И все же, хрипя и задыхаясь, она продолжала с отчаянным упорством царапать его руки.

– Заткнись, – повторил он.

Она кивнула, судорожно дергая головой. Цепляясь за малейший шанс пожить еще чуть-чуть, сделать лишний глоток воздуха, Джули была готова на что угодно. Он выпустил ее горло и схватил запястья, завел их ей за голову, пока она лежала, не сопротивляясь, глотая благословенный воздух. Потом мужчина перехватил ее запястья одной рукой, а в другой у него, откуда ни возьмись, появился моток скотча. С жутким треском отрывая липкую ленту, он начал обматывать ее руки.

Джули поняла, что ей конец. Она слабо пошевелилась, пытаясь освободить руки. Он снова схватил ее за горло и больно сжал.

– Попробуй только дернуться, я тебя придушу, и дело с концом, – пригрозил мужчина и зубами оторвал скотч от рулона. Теперь его лицо было так близко, что ее затошнило от запаха лука у него изо рта. Его огромное, отвратительно пахнущее тело раздавило ее, расплющило, лишило всякой возможности двигаться.

В спальне было полутемно, свет падал только из открытой двери ванной комнаты, и, пока он нависал над ней, его черты почти полностью скрадывались тенью. И все же Джули различала блеск в его глазах, зубы за полураскрытыми губами, темный бугор носа…

Как обезумевшее, загнанное в угол животное, Джули вскинулась, схватила его зубами за нос и сомкнула челюсти бульдожьей хваткой.

Она услыхала отвратительный звук, кровь, теплая и соленая, хлынула ей в рот.

Преступник взвыл, оглушил ее жестоким ударом в висок и отпрянул. От удара голова у Джули резко дернулась, из глаз посыпались искры, все комната завертелась каруселью.

Ее это не смутило. Инстинкт, говоривший: «Дерись или беги», заработал на полную мощность, и на этот раз он ей кричал одно: «Беги!» Почувствовав, что его вес сместился, Джули, не обращая внимания на искры из глаз и вращающуюся комнату, вскочила, как подброшенная пружиной, и бросилась наутек, словно за ней гналась сама смерть. Впрочем, так оно и было на самом деле.

Не чуя под собой ног, она пролетела по ковру, по паркету, по скользким мраморным ступеням. Дыхание с надсадным хрипом вырвалось из ее поврежденного горла, но она орала, как тысяча проклятых душ, низвергнутых в ад.

– Сука! Сука! Сука! – неслось ей вслед.

Господи, хоть бы он забыл о пистолете.

Съежившись, буквально чувствуя лопатками приближение пули, Джули перепрыгнула через последние несколько ступеней.

Он настигал ее, он был все ближе и ближе, от него исходила неистовая ярость и злоба. Холодный пот выступил по всему ее телу, ей казалось, что она бежит словно в замедленной киносъемке, а входная дверь отодвигается от нее все дальше. Мерзкий запах лука уже душил ее, хриплое дыхание звучало у нее в ушах.

– Джули!

Голос Макса, прокричавший ее имя, стал для нее самым желанным из всех когда-либо слышанных звуков. Он донесся со стороны кухни. Джули с визгом повернула туда. Всего несколько дюймов отделяло ее от преследователя, ее босые ноги скользили и разъезжались на мраморном полу холла, она вытянула вперед связанные руки, скрючив пальцы, словно темнота была чем-то осязаемым, за что она могла бы схватиться и спастись. Она проскочила под аркой в столовую и бросилась по натертому до зеркального блеска паркету в кухню.

– Джули!

– На помощь! Помоги!

Как только ее ступни ощутили прохладный каменный пол кухни, над головой зажегся свет. Джули сослепу врезалась животом в угол стеклянной крышки кухонного стола, отшатнулась и продолжила бег, даже не чувствуя боли.

А потом… господи… слава богу! Она увидела Макса, стоявшего в дверях между кухней и гаражом. Он замер, глядя на нее, – высокий, сильный, запыхавшийся и почти такой же напуганный, как она сама.

– Макс!

Джули прыжком преодолела разделявшее их расстояние и бросилась ему на грудь, рыдая и всхлипывая, пытаясь предупредить о преследующем ее чудовище, хотя ее истерический, прерывистый, бессвязный хрип звучал невразумительно даже в ее собственных ушах. Он обнял ее одной рукой и оттащил к ближайшей стене. Другой рукой он сжимал пистолет и целился в дверной проем, из которого она появилась.

– Джули, Джули, все в порядке, успокойся. Я не дам тебя в обиду, – приговаривал Макс. Его тело было напряжено и готово к бою: от него исходило ощущение силы и самообладания, и Джули вдруг прониклась абсолютной верой в его способность защитить ее. Поэтому она уцепилась за него, как за незыблемую скалу в бурном море. – Оставайся здесь, а я…

– Нет! – Она смертельной хваткой вцепилась обеими руками в рубашку у него на груди. – У него пистолет…

Потом у нее зазвенело в ушах, перед глазами снова завертелась карусель. Колени подогнулись, и, если бы Макс не подхватил ее, она соскользнула бы прямо на пол и растеклась бы по нему лужей бесхребетного страха.

ГЛАВА 15

– Джули! О боже, Джули!

Она лишилась чувств у него на руках.

Во всяком случае, Макс надеялся, что это обморок.

Поддерживая ее безжизненное тело одной рукой, он попытался осмотреть ее, в то же время косясь на обе двери, выходящие в громадную, сверкающую белизной и нержавеющей сталью кухню. В той скользкой шелковой штучке, что была на ней надета, Джули трудно было держать. Коричневая корка, покрывавшая ее лицо, при ближайшем рассмотрении оказалась каким-то косметическим средством, а не запекшейся кровью, как он со страху подумал вначале, когда она вихрем влетела в кухню. Ее запястья были туго связаны вместе скотчем, на шее виднелись темно-красные пятна, обещавшие в скором времени стать лиловыми. Но крови и других явных повреждений он не видел.

Может, ее изнасиловали?

К страху за нее прибавилась слепая ярость. Ему хотелось догнать того, кто это с ней сделал, и разорвать гада надвое голыми руками или по крайней мере выпустить в него всю обойму.

Преступник все еще был в доме. Макс ощущал это благодаря интуиции, когда-то сделавшей из него очень хорошего полицейского.

Ему хватило ума сообразить, что он не может оставить Джули одну, чтобы преследовать подонка. Вдруг этот гад сумеет его уложить? Убрав Макса с дороги, преступник получит прямой доступ к ней. И тогда он довершит то, что начал.

«Остынь, – приказал он себе. – Главное – обезопасить Джули».

Он наклонился, поднял ее с пола и взвалил себе на плечо. Ее руки и голова беспомощно болтались у него за спиной. Шелковистая ткань ее ночнушки приятно холодила и щекотала ему щеку, но нести ее было чертовски неудобно, хотя она и не была тяжелой, потому что это легкомысленное одеяние то и дело норовило соскользнуть с его плеча вместе с хозяйкой. Ему приходилось крепко поддерживать ее за бедра. Сорочка задралась, и ее поза могла считаться не вполне приличной, но Макс слишком торопился унести ее в безопасное место, и ему было наплевать на такие глупости.

Она сказала, что у мужчины был пистолет. Вероятно, он даст деру, но преступники известны своей непредсказуемостью, и Макс решил не рисковать.

Его внимание привлекла связка ключей, висящая на крючке у двери. Быстро прикинув кое-что в уме, удерживая одной рукой Джули и пистолет, моля бога, чтобы на него не напали сзади, Макс схватил эти ключи в надежде, что они от белого кабриолета «Инфинити», стоявшего в гараже. Ему было известно, что эта машина одолжена ей страховой компанией вместо угнанного «Ягуара».

Шутки кончились, сейчас он отвезет ее в ближайшую больницу. Рано или поздно Сид вернется домой, полиция сделает свое дело, и то, что произошло этой ночью в доме Карлсонов, завтра станет известно всему Саммервиллу. Но никто не должен знать, что она наняла частного детектива, поэтому лучше отвезти Джули на ее собственной машине. Убедившись, что она в хороших руках, он незаметно сольется с пейзажем. А когда настанет ее очередь давать показания, Джули сможет сказать, что сама сумела сбежать от преступника и доехать до больницы.

Если, конечно, она к тому времени очнется и сможет говорить.

Макс решил пока об этом не думать и, осторожно пятясь, вышел через тяжелую дверь, ведущую в гараж.

В гараже было темно, только из дверей кухни падал свет. Макс нервничал и торопился: в любую секунду они могли оказаться под огнем. Он обогнул капот «Инфинити» и попытался открыть заднюю дверцу. Чтобы усадить ее в машину, потребовались обе руки. Непрерывно бормоча ругательства себе под нос, чувствуя себя чудовищно уязвимым, Макс положил «глок» на крышу и неуклюжим маневром сумел боком уложить бесчувственное тело Джули на заднее сиденье.

Макс затолкал ее ноги внутрь, захлопнул дверцу, схватил «глок» и бросился к двери гаража, которую сломал прошлой ночью. Ее еще не починили; он это точно знал, потому что именно этим путем и проник в дом. Настороженно следя за ярко освещенным четырехугольником, Макс поднял предательски громко задребезжавшую дверь и забрался за руль машины. «Глок» он положил рядом с собой на пассажирское сиденье. Ключ подошел, легко повернулся в замке зажигания, и мотор завелся. Макс нажал на газ, и они выехали из гаража.

Слава богу! Только включив сигнал левого поворота в конце подъездной аллеи, он сбросил напряжение, расправил плечи и осознал, насколько был напуган.

«Блейзер» он оставил на другой стороне улицы. Остановив «Инфинити» позади своей машины, Макс подбежал к ней, схватил оставленный на переднем сиденье сотовый телефон, захлопнул дверцу и опять вернулся к Джули. Она так и не пошевелилась, но ее грудь мерно вздымалась и опадала под тонкой сорочкой.

Напуганный ее состоянием, Макс резче обычного нажал на акселератор и, впритирку объезжая «Блейзер», набрал 911, чтобы сообщить о проникновении со взломом по адресу Джули. Пусть на место прибудут люди в форме, хотя вряд ли это что-то даст. Если только у взломщика голова не набита дерьмом, он уже далеко. Макс скрипнул зубами от злости. Не в его натуре дать сукину сыну уйти, но при сложившихся обстоятельствах ничего нельзя было поделать.

Тут ему пришло в голову, что его страх и гнев совершенно несоразмерны той роли, которую он отвел Джули Карлсон в своей жизни. Ему, конечно, следовало быть в должной мере озабоченным и огорченным тем, что нападение произошло прямо у него под носом, но не кипеть от убийственной ярости и не содрогаться в ужасе при мысли о том, что могло с ней случиться.

Ни разу за всю свою сознательную жизнь Макс не испытывал такого страха, как в тот миг, когда услыхал крик Джули. Даже сейчас, при одном воспоминании об этом, он похолодел и проехал на красный свет.

Когда она оставила его и вошла в дом, он устроился в «Блейзере» поудобнее, включил наушники и стал ждать возвращения Сида. В доме стояла тишина, потому что Джули была одна. Вот когда он вернется, будет, что послушать. Если чему-то суждено случиться, это произойдет именно тогда.

Джули говорила, что Сид не склонен к насилию, но у Макса были свои причины в этом сомневаться. Очевидно, до сих пор Сид ни разу не поднял руки на Джули, но тут нечему удивляться: она просто не давала ему повода. А вот теперь все изменилось. Она наняла детектива для слежки за ним и собиралась объявить ему о разводе. По понятиям Макса, повод был более чем весомый. Если Сид срисовал их в «Огненной воде» (Макс был почти уверен, что Сид их не заметил, но он знал, что тешить себя благими пожеланиями – это последнее дело), Джули могла неожиданно для себя открыть в своем муже такие стороны характера, о которых раньше не подозревала.

Именно на этот случай Макс и собирался подежурить неподалеку. За последние сутки забота о Джули вдруг сделалась для него потребностью.

Кроме того, полезно было знать, когда Сид вернется домой и что будет делать. Не исключено, что он позвонит по телефону. Или выйдет подышать воздухом. А может, просто ляжет спать.

Хорошо, что не в одну постель с Джули. Прослушивать такое Максу было бы невыносимо. Нет, он точно знал, что не сможет прослушать это, не сойдя с ума.

Между прочим, это плохой знак. Очень плохой. Джули Карлсон его клиентка, связующее звено с Сидом. В ином качестве она не должна его интересовать.

С таким же успехом он мог сказать, что его настоящее имя Дебби.

Макс нахмурился, понимая, что ситуация выходит из-под контроля.

Она целовала его так, словно умирала от желания лечь с ним в постель, а двадцать минут спустя сказала ему, что никогда не будет с ним спать. Что ж, его это устраивало, потому что он тоже не собирался с ней спать. Добровольно бросаться головой в зыбучие пески – нет, это не для него.

К несчастью, он припомнил поговорку о том, куда ведут благие намерения.

И приглядывать за ней оказалось вовсе не так легко. Пока он сидел в «Блейзере» и терял время, ожидая появления Сида, ему оставалось только дышать и думать о Джули. Макс честно пытался о ней не думать, но у него ничего не вышло. В конце концов он махнул на все рукой и отдался на волю своих воспоминаний… и своей фантазии.

Он даже обрадовался, когда пришлось прерваться по малой нужде.

Он вышел из машины и, когда дело было сделано, решил – просто для разнообразия – прогуляться к особняку Карлсонов. Стоя на краю выложенного камнем внутреннего дворика и глядя, как лунный свет отражается в воде бассейна, Макс признал, что у Джули может быть веская причина цепляться за свой брак.

«Большие бабки, братец, приманивают телок».

Он так живо слышал слова Дэниэла, сказанные много лет назад, словно брат стоял рядом с ним. Легкая улыбка тронула губы Макса. Он был тогда нахальным шестнадцатилетним мальчишкой и пристал к старшему брату, не имевшему постоянной работы, с расспросами о его новом нелегальном бизнесе. Как Дэниэл мог так сглупить? Переправить из Мексики полтонны марихуаны на частном самолетике, который он неизвестно где и как умудрился приобрести!

Дэниэл одарил его своей фирменной усмешкой, заставлявшей девиц трепетать, и ответил, что он таким образом зашибает большие бабки. «А большие бабки, братец, – добавил Дэниэл, – приманивают телок».

Джули Карлсон была классной телкой. Может, она тоже купилась на большие бабки? Стоило поглядеть на большой особняк, и сомнений не оставалось.

– Макс?

Голос Джули был слаб, но и этого оказалось довольно, чтобы вернуть Макса к действительности. Оглянувшись через плечо и снова проскочив на красный свет, он увидел, что она пытается сесть.

– Да, – ответил он. – Не двигайся. Мы едем в больницу.

– О боже, Макс, он… Я… – Ее голос задрожал и осекся.

– Все в порядке, – поспешил он успокоить Джули. Его голос прозвучал резче обычного: он чувствовал, что не готов выслушать подробности случившегося. Пожалуй, ему даже лучше их не знать. Да и ей будет больно рассказывать, если случилось худшее. – Теперь ты в безопасности.

– Я… Должно быть, я была в обмороке.

Голос у нее все еще был слабый, она упорно пыталась сесть, но связанные руки мешали ей подняться. А может, у нее были повреждения, которых он не заметил? Макс похолодел.

– О черт… – сказал он, потом опять оглянулся на нее, чуть не сметя на землю чей-то почтовый ящик, и спросил суровым тоном полицейского, которым не пользовался много лет:

– Ты его узнала? Это кто-то из твоих знакомых?

– Нет… Я не знаю… Я так не думаю. Боже, он знал мое имя!

Она содрогнулась, а Макс выругался. «Спокойно, – напомнил он себе. – Главное, спокойствие».

Он заставил себя говорить помягче:

– Можешь его описать? Как он выглядел? Она покачала головой и судорожно вздохнула.

– Он был в маске… В таком лыжном шлеме… Потом я его сорвала, но… мне не удалось разглядеть его как следует.

– У тебя что-нибудь болит? Ты не ранена?

– Голова болит, – сказала она после долгого молчания, от которого у Макса вспотели ладони. – Он стукнул меня по голове. И шея болит. Он хотел меня задушить. Мне так кажется. После… После того…

Ее голос прервался. Макс скрипнул зубами и на этот раз, чтобы не попасть в аварию, посмотрел на нее через зеркальце заднего вида. Джули сумела сесть. Ее голова была бессильно откинута на коричневую кожаную спинку сиденья, волосы, собранные в смешной хвостик на макушке, даже в этом положении доставали до плеч. Коричневая дрянь у нее на лице вся потрескалась и начала осыпаться.

– И руки совсем онемели, – жалобно добавила Джули.

Подлый подонок стянул ей запястья скотчем. Господи, да за одно это он расплющил бы гада о стенку! Не говоря уж обо всем остальном, что этот сукин сын мог с ней сделать.

– Я разрежу ленту, как только доберемся до больницы. Потерпи еще немножко.

– До больницы?

– Мы туда едем.

Очевидно, с первого раза до нее не дошло, и это встревожило его еще больше. Насколько силен был удар по голове? Макс нажал на газ, снова оглянулся назад и проскочил еще один светофор. Опять красный! Черт, он его даже не заметил. Хорошо, что в Саммервилле в три часа ночи практически нет движения на дорогах.

– Макс. Останови машину, – вдруг попросила Джули.

– Что? Зачем?

– Кажется, меня сейчас вырвет.

Макс остановил «Инфинити» на обочине. Джули уже возилась с дверцей. Он нажал на ручку и помог ей открыть.

– Погоди.

Перочинный нож был уже у него в руках. Подцепив пальцами край скотча, он довольно легко разрезал липкую ленту и рывком сорвал с кожи. Джули поморщилась, и Максу стало больно за нее. Наверняка ощущение было не из приятных.

– Макс, отойди, – попросила она отрывисто и нетерпеливо, сгибая пальцы и вращая запястьями, чтобы восстановить кровообращение.

Ее губы были плотно сжаты, она выставила ноги из машины и сползла на самый краешек сиденья. Ее босые ступни белели на фоне темной травы, коротенькая, невероятно сексуальная ночная сорочка подчеркивала красоту длинных стройных ног. От шеи вниз она была воплощением эротических снов любого подростка, от шеи вверх – живым кошмаром любого мужчины о том, с кем ему предстоит спать следующие пятьдесят лет по окончании медового месяца.

А вот и самая плохая новость: даже в таком виде – с дурацким хвостиком на макушке и с какой-то гадостью на лице – она была прекрасна. Макс с ужасом понял, что уже попал в самую середину зыбучих песков, и они вот-вот сомкнутся у него над головой.

Она уже почти совсем выползла наружу, как вдруг покачнулась и откинулась назад. Макс, отступивший в сторону, чтобы дать ей дорогу, понял, что нужна помощь, и бросился к Джули. Он подхватил ее под локти, вытащил наружу, обнял за талию и отвел на шесть шагов от машины.

Джули рухнула на колени на обочине дороги, а он стоял над ней, чувствуя себя растерянным и беспомощным.

ГЛАВА 16

Когда приступ миновал, Джули откинулась на пятки и согнулась, прижавшись лбом к коленям и бессильно уронив руки. Она была так слаба, что не могла шевельнуться. Желудок успокоился, но в голове стучали молоты, горло болело, освобожденные руки покалывало и жгло. Джули взглянула на следы, оставленные скотчем на запястьях, и содрогнулась.

– Джули?

Макс присел на корточки рядом с ней и положил широкую теплую ладонь ей на спину. Тепло мужской руки согрело ее: она чувствовала себя продрогшей. Со всех сторон ее окружал запах свежескошенной травы. Сама трава была прохладной и чуть влажной.

Джули повернула к нему голову и невольно залюбовалась его строгим, мужественным профилем на фоне звездного неба, мощью его сложения, гордой мужской красотой. Ей стало немного легче. Ладно, пусть он обманул ее в случае с Дебби, все-таки на него можно рассчитывать. Он всегда придет на помощь.

– Я рада, что ты не гей, – сказала она вслух.

– Я тоже этому рад.

Она улыбнулась ему. Если бы не Макс… нет, об этом лучше даже не думать. Только не сейчас. Если она будет думать о том, что могло случиться, ее все-таки стошнит и вообще с ней случится истерика, а это вряд ли поможет делу.

– Как ты?

– Нормально, – ответила Джули.

– Да я уж вижу, – мрачно проворчал он. – Вот там есть питьевой фонтанчик. Хочешь воды?

Только тут она сообразила, что они находятся на окраине Сойер-парка – игровой площадки для детей, заполненной качелями, горками и песочницами. Джули хорошо знала это место, не раз приводила сюда Эрин и Кейси.

– Неплохая мысль.

Она сделала слабую попытку подняться, но Макс ее опередил: подхватил на руки, выпрямился с такой легкостью, словно она вообще ничего не весила, и направился к питьевому фонтанчику, находившемуся в сотне ярдов от них.

Джули и в голову не пришло протестовать. Она прильнула к его груди и обвила шею Макса руками. Все равно ноги ее не слушались, в голове гудело, ее преследовало стойкое впечатление, что какие-то винтики в мозгу заклинило. Самостоятельно она не добралась бы до фонтанчика, даже если бы захотела. Но она не хотела. Ей нравилось быть на руках у Макса, нравилось чувствовать его силу, надежность и тепло. Джули положила голову ему на плечо, закрыла глаза и крепче обвила руками его шею.

– Что это за дрянь у тебя на лице? – спросил Макс секунду спустя.

Сначала Джули даже не поняла вопроса, потом вспомнила про маску на лице и улыбнулась. Стоило ей забыться на минутку, наслаждаясь романтической фантазией, поверить, что большой сильный парень уносит ее в темноту, и тут он напоминает ей, что она похожа на страшилище. Неужели вся жизнь такая? Во всяком случае, ее жизнь.

– Это грязь.

– Ты обычно спишь с грязью на лице?

– Это косметическая маска. Я собиралась принять ванну перед сном и сначала наложила маску. И тут я увидела его в зеркале… еще до того, как залезла в ванну.

Она вздрогнула при страшном воспоминании, и Макс крепче обхватил ее руками. Тот жуткий миг, когда она увидела насильника в зеркале, был невыносимо ярок в ее памяти. Джули попыталась его прогнать, но у нее ничего не вышло. Откуда ни возьмись, всплыло воспоминание о тихом голосе. Мурашки побежали у нее по коже, когда она поняла, что это было предупреждение об опасности. Должно быть, это какое-то шестое чувство. На подсознательном уровне она, видимо, знала, что в доме кто-то есть.

Эта мысль тоже ее напугала. Страшно было думать, что она знает то, чего не знает.

– Как ты догадался, что я в беде? Может, у него тоже есть шестое чувство?

– Дорогая, ты вопила, как ненормальная. Я стоял возле твоего бассейна, когда ты заорала. Между прочим, в этот момент я постарел на двадцать лет. – Макс глубоко вздохнул. – И тут я понял, что кто-то проник в дом. В общем, это была не лучшая минута в моей жизни.

Они оба помолчали. Окружающую тишину нарушал только обычный хор насекомых. Луна заливала игровую площадку призрачным светом, даже детские аттракционы казались зловещими.

Джули ощутила холодок, пробежавший по спине. На нее напали в ее собственном доме, и она никак не могла опомниться от пережитого страха. Он укоренился у нее в костях, он глубоко сидел в ней и мог вспыхнуть в любую минуту, подобно вирусному заболеванию. Ей казалось, что она навсегда утратила чувство безопасности. То, что случилось в ее доме, может повториться где угодно, даже в таком мирном месте, как эта детская площадка. «Всегда жди самого худшего» – отныне это станет ее жизненным лозунгом. Хорошо, что Макс с ней, а не то она сошла бы с ума от страха.

Нет, если бы Макса с ней не было, она не оказалась бы здесь, на этой веселой и невинной игровой площадке, выглядевшей сейчас такой зловещей.

Скорее всего ее просто нигде бы не было. Ее охватила безудержная дрожь, и Макс обнял ее, укачивая, как ребенка.

– Макс. Спасибо тебе…

– За что? – покосился на нее Макс. Ее лицо было очень близко.

– Ты спас мне жизнь.

– Без проблем, – хмыкнул он.

– А вдруг он придет за нами сюда?

Ее голос звучал еле слышно. Страх, подстегнутый темнотой и уединенностью места, жутким ощущением, что в тени может кто-то скрываться, разгорелся с новой силой. Она испуганно огляделась.

– Что бы ни случилось, я не дам тебя в обиду. Но не стоит беспокоиться, сюда он не придет. Он уже далеко, поверь мне.

– У тебя есть пистолет?

– Угу.

– И ты умеешь им пользоваться?

Его губы дрогнули в улыбке.

– Я был полицейским. А до этого – «тюленем». Ну как, полегчало?

– Немного. Нет, вообще-то намного легче.

У нее закружилась голова, и она прижалась лбом к его плечу. Он посмотрел на нее с тревогой.

– Тебе плохо?

– Нет. А почему ты ушел из полиции?

Джули почувствовала, как он напрягся всем телом.

Молчание затянулось, и она даже подумала, что он не ответит. Она подняла голову и вопросительно взглянула на него. Макс бросил на нее быстрый взгляд и отвернулся.

– Меня уволили.

– Уволили?! – Вот уж чего она никак не ожидала услышать от Макса, вдруг сообразила Джули. Несмотря на эпизод с Дебби, он казался ей самым надежным человеком из всех, кого она когда-либо в жизни встречала. – За что?

Он вздохнул:

– Со склада вешдоков пропала партия наркотиков. Их нашли у меня. Целая куча народу готова была присягнуть, что я ими торгую. Меня уволили. Меня бы судили, но полицейский департамент не хотел огласки.

– Ты был невиновен. Это был не вопрос.

– Да, я был невиновен. Я тогда расследовал деятельность одного типа, и он достал меня прежде, чем я его.

Они дошли до фонтанчика, и он поставил ее на ноги, поддерживая обеими руками за талию. Джули несколько раз сполоснула рот, потом смочила лицо и шею. Горло сильно саднило, но глотать она могла почти свободно. Стало быть, внутренних повреждений нет, решила Джули. Вот и слава богу.

Джули смыла засохшую маску и почувствовала себя гораздо лучше. Моргая и утирая воду со щек пальцами, она обернулась к Максу.

– На. – Макс повернул ее к себе, как куклу, поддерживая за бедра, и протянул в качестве платка полу своей рубашки.

– Ну вот, теперь у тебя рубашка будет мокрая.

– Переживу.

Он рывком сдернул с ее головы эластичную круглую резинку для волос: все равно отдельные пряди уже начали из нее выбиваться и повисли вдоль лица. Джули инстинктивно тряхнула головой, расправляя, насколько возможно, свои непокорные локоны, и тут же поморщилась от боли. Макс протянул ей резинку, и она надела ее на запястье, как браслет.

– Так лучше, – сказал Макс, оглядывая ее. – Нет, ты только не подумай, я вовсе не хочу сказать, что тебе не идет грязь на лице и волосы веником.

– Будешь врать – наживешь себе неприятности, – улыбнулась Джули.

С минуту он молча смотрел на нее. Он стоял так близко, что ее грудь оказалась в нескольких дюймах от его груди, а ее бедра – совсем рядом с его застегнутыми на «молнию» джинсами. В ней вдруг проснулся отчаянный сексуальный голод. Она вздрогнула, вспомнив, как он целовал ее раньше. Приятное воспоминание вытеснило у нее из головы недавние кошмары.

Макс беспокойно шевельнулся, и Джули подняла голову. Он хмурился, глядя на нее, между ними вдруг возникло напряжение.

У Джули кружилась голова, и она не сомневалась, что полученный удар тут ни при чем.

– Хватит тут торчать, нам пора. Дойти сумеешь? – спросил Макс отрывисто, но огонь, горевший в его глазах, смягчил резкость слов.

Джули мечтательно улыбнулась ему. Если она скажет «нет», он опять подхватит ее на руки и унесет в темноту. Понимая, что эта слабость и пережитый страх делают ее уязвимой, она напрягла всю свою волю. Ей очень хотелось, чтобы Макс ее обнял, но она строго напомнила себе, что такие желания опасны.

– Я дойду сама, – сказала она с твердостью, которой на самом деле отнюдь не чувствовала.

Макс взял ее под локоток и чинно повел вперед. Джули решительно вздернула подбородок и зашагала, глубоко вдыхая душный ночной воздух. Это не помогло. Ей удалось сделать шесть шагов, потом ее резиновые колени размягчились, и она сложилась, как гармошка. Макс еле успел подхватить ее за талию уже у самой земли, иначе она растянулась бы на траве.

– Черта с два, – сердито проворчал он, вскинув ее на руки.

Сколько ни старалась, Джули не находила в душе ни капли сожаления. В голове все плыло, руки и ноги уподобились вареным макаронинам, но она все-таки сумела обнять его за шею. Пусть это опасно, она ничего не могла с собой поделать: объятия Макса теперь казались ей родным домом.

Несколько шагов было проделано в молчании. Джули вдыхала его запах, круживший ей голову, и прижималась к нему изо всех сил. Макс молча шел вперед. Потом он недовольно хмыкнул и еще крепче стиснул руки у нее под коленом и под правой грудью.

– Позволь мне кое-что уточнить. На тебе хоть что-нибудь надето под этой рубашонкой?

Джули посмотрела на него. На щеках Макса уже выступила щетина, придававшая ему вид до жути сексуального светловолосого пирата.

– Нет. Ни единой нитки.

– Так я и думал.

Она с интересом заметила выступившие у него на лбу капельки пота: вряд ли испарина была вызвана усталостью. Ведь от машины до фонтанчика он донес ее безо всяких усилий.

– А почему ты спросил? – поинтересовалась она, когда очередного вопроса не последовало.

– Просто так.

Они дошли до машины. Продолжая поддерживать ее за талию, Макс открыл для Джули переднюю дверцу. Она соскользнула вниз по его телу, одергивая неприлично задравшуюся сорочку, и с довольным вздохом прислонилась к нему. Ее голое плечо упиралось ему в грудь, обтянутое шелком бедро касалось его живота. Она чуть повернулась и задела бедром «молнию» у него на джинсах. Под ней явственно ощущался бугорок. Губы Джули тронула улыбочка чисто женского торжества.

– Разве тебе не нравится моя ночнушка?

Ну вот, она уже кокетничает с ним, открыто кокетничает, несмотря на дикую головную боль и шею в синяках. Господи, сообразила Джули, она же ни с кем не кокетничала годами! А ведь это так приятно…

Макс смотрел на нее в задумчивости. Распахнутая дверца зияла как разверстая пасть, но Джули не ощущала особого желания быть проглоченной.

– Зависит от обстоятельств, – осторожно ответил он, не сводя пристального взгляда с ее лица. Потом он как будто пришел к какому-то решению: его губы плотно сжались. – А теперь будь умницей и полезай в машину, – добавил он решительно.

Она не двинулась с места, продолжая блаженно улыбаться ему. Макс поморщился и загрузил ее в машину силой, заправил внутрь ее ноги, когда она сама этого не сделала, и перегнулся через нее, чтобы пристегнуть ремень безопасности.

– От каких обстоятельств? – томным голосом спросила Джули и сунула руку ему под футболку, когда он наклонился над ней.

Какое наслаждение – ощупывать рельефные мускулы под гладкой теплой кожей, мощный брюшной пресс, безбрежную ширину груди… Макс замер от ее прикосновения. Пока пальцы Джули путешествовали по его груди, зарываясь в курчавые заросли волос, их взгляды встретились.

Джули не могла отвести от него глаз. Ее рука с растопыренными пальцами замерла у него на груди. Она чувствовала под ладонью биение его сердца.

– Ну, например, от того, всерьез ли ты говорила, что не будешь спать со мной, – ответил он.

Макс резко выпрямился и вытащил ее руку из-под своей футболки, не обращая внимания на разочарованный вздох.

– Макс!

Он помедлил, стиснул ее руку в своей, и опять их глаза встретились. Потом он тихонько выругался, наклонился вперед и поцеловал ее. Его поцелуй был горячим и неистовым, и Джули ответила на него с бездумным наслаждением. Ее грудь сладко заныла, пальцы нащупали и сжали его руку. Ничего не соображая, она проникла языком ему в рот, прижала его руку к своей груди. Там его сильная, широкая ладонь и осталась, излучая тепло сквозь тонкий слой шелка. Это было до того здорово, что просто не верилось…

На одно мгновение, пока она держала его руку на своей груди и ее сосок, ставший твердым, как камешек, прижимался к его ладони, Джули показалось, что он не ответит. Потом глубоко у него в горле раздался стон, его рука, не оставшись в бездействии, стиснула нежную тяжесть ее груди. Сердце Джули отчаянно билось, тело трепетало, его поцелуй доводил ее до безумия. Макс обхватил ее грудь ладонью снизу и потер сосок большим пальцем. Она беспокойно заерзала, натягивая мешавший ей ремень безопасности, положила руку ему на затылок и притянула еще ближе к себе. Глубоко внутри у нее что-то болезненно и сладко сжималось. Она застонала, выгнула спину… и тут он отстранился, оторвался от ее губ, снял руку с ее груди, хотя ей хотелось быть ближе к нему, чем позволяла одежда.

Джули открыла глаза и бросила на него томный взгляд, говоривший: «Бери меня прямо сейчас».

– Макс…

Он прищурился:

– Не играй со мной, Джули, а не то я могу и забыть, что у тебя мозги всмятку.

– У меня, – заявила она со всем возможным достоинством, скрестив руки на все еще ноющей груди и хмуро глядя на него, пока он вставлял ключ в зажигание, – с мозгами все в порядке.

– Это пусть подтвердит доктор, когда тебя осмотрит.

Макс завел машину.

– А тебе не приходит в голову, что я просто пересматриваю свою позицию? – Она расплела руки и провела пальцем по его мускулистой руке. – В конце концов, почему бы мне и не переспать с тобой?

– Потому что это плохая мысль. – Он отодвинул локоть, чтобы избежать ее прикосновения, и Джули опустила руку.

Теперь они были в движении. Машина скользила сквозь ночь, тихо шелестя шинами. Игровая площадка осталась далеко позади.

Джули не собиралась отступать от волнующей ее темы:

– Почему это плохая мысль? Разве ты не хочешь спать со мной?

Он засмеялся. Они выехали из жилого района в торговый центр, и при свете неоновых реклам и ярких фонарей Джули удалось яснее разглядеть его. Он выглядел лучше, чем шоколадное мороженое. Но вид у него был слегка виноватый.

– Что это значит? Да или нет?

– Безусловно, да.

Джули откинулась затылком на спинку сиденья и посмотрела на него с досадой.

– Тогда в чем проблема?

Макс ответил с кротким терпением, словно говорил с умственно отсталым ребенком:

– Проблема в том, что нам следует вернуться к этому разговору, когда ты придешь в себя. А то сейчас у тебя в голове винтиков не хватает.

– Что за чушь!

Он пожал плечами:

– Мне так кажется.

– Трус!

– Ты чертовски права, – согласился Макс и сочувственно прищелкнул языком. – Мы приехали.

Вот нахал! В его голосе слышалось облегчение!

Макс остановил машину слева от входа в отделение неотложной помощи и заглушил мотор. На какой-то момент он замер, держа руки на руле и оглядывая через лобовое стекло заполненную машинами стоянку. Его лицо все больше мрачнело, взгляд стал колючим и жестким.

– В чем дело? – нарушила Джули затянувшееся молчание.

– Ну ладно, – отрывисто заговорил Макс, переведя на нее взгляд. – Я должен знать. Он тебя изнасиловал?

Его руки, лежавшие на руле, сжались с такой силой, что костяшки побелели

– Нет. Да нет же! – Джули подавила новый приступ тошноты при воспоминании о насильнике. – Он… я думаю, он за тем и пришел, но этого не случилось.

– Почему? – Тут Макс повернулся к ней, и его тон смягчился, а тело расслабилось, даже руки перестали стискивать руль.

– Я укусила его за нос. А потом убежала.

На мгновение Макс как будто лишился дара речи.

– Ты укусила его за нос?

Джули кивнула.

– Еще как! – воскликнула она с азартом. – У него пошла кровь. Я слышала хруст. Он заорал и скатился с меня, а я вскочила и побежала вниз.

Целую минуту Макс смотрел на нее так, словно не мог поверить своим ушам. Потом у него на губах появилась улыбка.

– Да, это мощный прием, – кивнул он. – Слушай, а ты молодчина!

– Ну, так почему бы тебе не переспать со мной? – кокетливо спросила Джули, не сводя с него глаз.

– Позже, – ответил он. И добавил:

– Может быть.

Вытащив ключи из зажигания, Макс вышел из автомобиля. Джули следила за ним взглядом, пока он огибал машину, чтобы открыть для нее дверь. Ей вдруг снова стало плохо, вернулись тошнота и головокружение. Она подумала, что Макс, наверное, прав: в голове у нее винтиков не хватает. А может, ей стало плохо, потому что разговор о нападении заставил ее вновь пережить случившееся? Раньше, пока она флиртовала с Максом, жуткое происшествие словно отодвинулось куда-то, стало нереальным, а теперь воспоминания вернули кошмар с удвоенной силой.

Должно быть, она была под воздействием какого-то защитного механизма и рассказывала о происшествии, как будто оно случилось не с ней, а с кем-то другим. Но вот его защитное действие истощилось, и ей стало плохо.

Макс открыл для нее дверцу и потянулся, чтобы отстегнуть ремень. На этот раз она не шевельнулась: она лежала, бессильно откинувшись на спинку сиденья, уронив руки на колени и стараясь сдержать тошноту. Застежка щелкнула, ремень автоматически свернулся и убрался в гнездо. Макс озабоченно заглянул ей в лицо.

– Потерпи еще минутку, крутой парень, – сказал он с грубоватой нежностью и, подхватив на руки, вытащил ее из машины.

Джули не ответила. Она обняла его за шею, спрятала лицо у него на плече и закрыла глаза. Он позаботится о ней Он все сделает правильно Просто удивительно, насколько за такой короткий срок она научилась доверять Максу!

– Когда войдем внутрь, – сказал он, шагая к дверям приемного отделения, – вот что я прошу тебя сделать…

Позже, когда приехала полиция вместе с пребывавшим в явной панике Сидом, а еще через десять минут еще более панически настроенные мать и сестра Джули, Макс выскользнул из-за пышного фикуса в горшке, сложил газету, служившую ему прикрытием, и покинул больницу. Внутри разворачивалось цирковое представление, и он не хотел принимать в нем участие. А Джули больше не нуждалась в нем. Во всяком случае, сейчас.

Небо на горизонте едва окрасилось бледно-оранжевыми лучами восходящего солнца, но ранний час не внес никаких изменений в его планы. Он сел в поджидающее такси и набрал номер на мобильном, пока машина отъезжала от тротуара.

Когда Мозер, разозленный тем, что нарушили его сон, недовольно заворчал в трубку, Макс прервал его тремя словами:

– Мне нужна информация.

ГЛАВА 17

Во вторник утром Джули вернулась на работу. Воскресную ночь она провела в больнице под наблюдением врачей, а весь следующий день и ночь – в доме матери. Она уверяла всех, что с ней все в порядке, но наедине с собой признавала, что до сих пор так и не сумела оправиться после нападения ни духовно, ни физически.

Диагноз Макса оказался верным: у нее было легкое сотрясение мозга, или – по его терминологии – мозги всмятку. На виске образовался синяк величиной с бейсбольный мячик, еще три продолговатых синяка остались на шее и один маленький, в форме полумесяца – напоминание о столкновении с кухонным столом, – на животе. Синяки, окрашенные в безобразный багрово-пурпурный оттенок, практически не поддавались маскировке косметикой. Из-за них Джули надела нежно-розовое, связанное в резинку трикотажное платье с высоким воротником-стойкой, закрывающим шею, слишком теплое по июльской погоде, и подобрала к нему кожаный лиловый поясок и неприлично дорогие лиловые босоножки.

По крайней мере, думала она с усмешкой, глядя на себя в одну из зеркальных стен примерочной в своем магазине, никто не упрекнет ее в не правильном подборе цветовой гаммы.

Джули уже устала от всеобщего внимания. Все приставали к ней с расспросами: полиция, Сид, ее мать, Бекки, друзья, соседи и даже совершенно незнакомые люди, которых она видела первый раз в жизни. Только вмешательство Сида, прибегшего к тактике, которую в суде обычно называют «запугиванием», помешало редактору местной газеты опубликовать всю эту историю в ближайшем выпуске. Все сошлись на том, что нападение скорее всего связано с кражей ее машины: либо вор нашел в сумочке, оставленной в «Ягуаре», ее водительские права с фотографией и это вдохновило его на нападение, либо нападение было частью его первоначального плана, сорвавшегося по какой-то неизвестной причине, после чего он вернулся на место на следующую ночь, чтобы довершить начатое.

В конце концов, велика ли вероятность, что два не связанных друг с другом преступления произошли на одном и том же месте в течение двух суток?

Полиция заверила Джули, что ей не о чем волноваться: во-первых, они найдут преступника, а во-вторых, он вряд ли вернется.

Джули решила, что оба утверждения звучат вполне разумно, но не поверила ни одному из них: она дважды солгала полицейским, и оба раза ей удалось их провести. Она не сомневалась, что мужчина, напавший на нее в доме, не имеет ничего общего с уличными бандитами, угнавшими ее машину. Это было абсолютно исключено.

У хулиганов, угнавших машину, были ключи от дома (полицейские этого не знали, а она ничего не могла им объяснить, иначе они поймали бы ее на лжи), им не пришлось бы взламывать заднюю дверь, как это сделал напавший на нее насильник. По очевидным причинам она могла обсудить это маленькое несоответствие только с Максом. Он звонил ей дважды – в больницу и домой к матери, – но говорить им пришлось кратко и осторожно. Она не видела его с тех самых пор, как он оставил ее у входа в приемное отделение больницы, и была вынуждена признать, что ей его не хватает. Очень не хватает.

Утро вторника выдалось очень хлопотном: примерки, назначенные на понедельник, пришлось перенести, к тому же неумолимо приближалось открытие конкурса «Красавица Юга». Помимо Карлин Скуабб, Джули одевала еще семь конкурсанток, все они явились на примерку, и она с облегчением погрузилась в привычную работу. Жизнь более или менее вернулась в обычную колею, и Джули была этому рада. Ни за что на свете ей не хотелось бы пережить еще одни выходные вроде только что прошедших.

Телефонный звонок, раздавшийся около часа дня, застал Джули на коленях: она заметывала на живую нитку подол вечернего платья одной из конкурсанток. Рот у нее был полон булавок, которые она вынимала из аквамаринового атласа по мере продвижения стежков.

– Джули, тебе звонят, – позвала Мередит, заглянув в примерочную. – Некто по имени Дебби.

Джули чуть не проглотила булавки и поспешно выплюнула их на ладонь.

– Спасибо. – Она знаком велела Мередит продолжить за нее работу и выпрямилась, улыбаясь через зеркало рыжеволосой клиентке. – Извините. Я сейчас вернусь.

Эта клиентка – ее звали Тара Ламли – была милой девушкой, как и большинство из них. Ее менеджер, тоже симпатичная, тихая женщина, скромно сидела в уголке и листала журнал. Обе они были прелестны, но, увы, весь немалый опыт Джули подсказывал ей, что у Тары нет ни единого шанса против Карлин Скуабб. А ей очень хотелось, чтобы кто-нибудь – кто угодно! – победил Карлин.

Опустив булавки в хрустальную вазочку у себя на столе, Джули взяла трубку.

– Привет, – проговорила она низким грудным голосом с такой интимной интонацией, с какой никогда не обратилась бы к Дебби, чье имя и пол соответствовали бы друг другу.

– Привет, – откликнулся он. – У тебя есть какие-нибудь планы на ленч?

Боже, как ей хотелось его увидеть! Ей даже стало не по себе. При звуке его голоса у нее зачастил пульс, а рука невольно сжала трубку

– Я уже поела. Две морковки с сухим печеньем еще до полудня.

– Я тоже. И все-таки: почему бы тебе не пересечь улицу и не заглянуть в «Тако Белл»? Мне надо с тобой поговорить.

– О чем?

– Скажу, когда придешь.

Джули помедлила, думая о Таре. Эмбер ушла на ленч, а это означало, что Мередит придется остаться в магазине одной. Но Эмбер через час придет, а Мередит прекрасно справится с любыми делами. А сама Джули вернется к трем. На этот час была назначена новая примерка для Карлин. Вспомнив о Карлин, Джули мысленно застонала и приняла решение. В этот день она заслужила перерыв.

– Сейчас буду, – сказала она в трубку.

Бросив на себя взгляд в зеркало, Джули нахмурилась. Ей вдруг показалось, что розовое платье не слишком ей идет. К тому же оно ее обтягивало, и зад казался здоровым. Она прошла в демонстрационный зал и начала перебирать платья на вешалках, пока не нашла то, что ей было нужно: короткое льняное платье-тунику лавандового цвета с вырезом каре. Оно было куда более элегантным, чем розовое, и вдобавок прекрасно подходило к ее лиловым босоножкам. Торопливо пробежав обратно в кабинет, Джули переоделась, а отвергнутое платье повесила на вешалку среди новых поступлений, которые еще предстояло разобрать.

Чтобы хоть как-то замаскировать синяки на шее, Джули выбрала из неистощимых запасов бижутерии, имевшихся в магазине, ожерелье-воротник из четырех рядов жемчуга, добавила к нему жемчужные сережки, погляделась в одно из многочисленных зеркал и с улыбкой сказала себе, что она готова. Ее черные волосы и загорелая кожа красиво контрастировали с бледно-лиловым платьем и жемчугами. Она выглядела отлично. Очень похоже на Жаклин Онассис, но все-таки отлично.

Опять волнение охватило Джули при мысли, что Макс ждет ее на той стороне улицы. «Ни дать, ни взять школьница, переживающая свою первую влюбленность, – сказала себе Джули, сокрушенно качая головой. – А все из-за кого? Из-за Дебби! Вот смеху-то!»

Предупредив Мередит, что ей нужно ненадолго отлучиться по делу, Джули вышла из магазина. Солнце слепило, в воздухе дрожало марево, автомобили, проносившиеся в обоих направлениях, казались смазанными цветовыми пятнами, оставляющими за собой хвост выхлопного газа.

Это был самый оживленный час: покупатели осаждали и торговый центр, частью которого был магазин «Царица бала», и универсам «Кроджер» на другой стороне улицы. Джули огляделась по сторонам и перебежала через улицу, лавируя между машинами. Перебегать улицу в неположенном месте было запрещено правилами, но все это делали, включая туристов. Так уж была устроена жизнь в Саммервилле.

В «Тако Белл» тоже царило оживление. Целая вереница автомобилей ползла мимо раздаточного окошка, где можно было забрать еду на вынос, за стеклянной стеной ресторанчика тоже было полно посетителей. Джули уже собиралась войти, когда короткий, пронзительный свист привлек ее внимание.

Она огляделась и заметила Макса. Ее сердце учащенно забилось. Он находился в задней части стоянки, стоял, опираясь на свой «Блейзер», скрестив руки на груди. На нем были джинсы и белая футболка, поддетая под гавайскую рубашку, по яркости соперничающую с солнцем. На носу красовались пижонские темные очки, закрывавшие пол-лица, но по улыбке, игравшей на губах, она догадалась, что он наблюдает за ней.

«Господи, он великолепен», – вот первое, что пришло ей в голову. «Ну почему он должен быть так великолепен?» – со стоном спросила себя Джулии. Между тем ее губы сами собой изогнулись в ответной улыбке. Великолепен или нет, она была рада его видеть. Очень-очень рада.

И немного смущена, вдруг поняла Джули. А чему тут удивляться? Перед ней мужчина, которого она целовала с бесстыдной страстностью в последнюю минуту перед расставанием. Она сидела на нем верхом и откровенно прижимала его руку к своей груди. Она чуть ли не умоляла его лечь с ней в постель.

А он ответил «нет».

И она не знала, то ли ей злиться на него за это, то ли сказать «спасибо»

– Салют, – сказал Макс, когда она подошла.

Когда он расцепил скрещенные на груди руки, Джули заметила, что он держит поводок. Черный кожаный поводок. Проследив за ним глазами, она увидела Джозефину, появившуюся из-за одного из декоративных кустиков, цепочкой отделявших стоянку «Тако Белл» от стоянки «Кроджера»: Джозефину, лишенную своих розовых бантиков и лака на коготках, наряженную на этот раз в черный ошейник с металлическими бляшками.

В свою очередь заметив Джули, Джозефина пронзительно тявкнула и бросилась ей навстречу.

Джули присела на корточки и погладила собачку. Джозефина зашлась в экстазе: завиляла хвостиком с такой силой, что все ее тельце затряслось, лизнула Джули в подбородок и в руку, всеми возможными способами выражая ей свою собачью радость.

– Как ты посмел? – Джули грозно взглянула на Макса.

Он выпрямился и снял очки.

– Ты о чем? Ах, ошейник… Я купил ей новый. Розовый отрицательно влиял на мою самооценку.

– Зато в черном она выглядит так, словно по вечерам хлещет тебя своим поводком, – со смехом заметила Джули, выпрямляясь.

– Ничего подобного! – Спрятав темные очки в нагрудный кармашек рубашки, Макс посмотрел на Джозефину. – О черт, ты права!

– Конечно, права. У него нет вкуса, – сочувственно пояснила Джули, обращаясь к Джозефине, и взяла ее на руки. – По рубашкам сразу видно. Но ты не беспокойся, милая, я заставлю его вернуть тебе твой ошейник, обещаю.

– У тебя какие-то претензии к моим рубашкам? – обиделся Макс.

– Никаких. Просто смотреть на них нужно в защитных очках.

– Они помогают мне слиться с толпой. Я стараюсь выглядеть как турист.

– Жаль тебя разочаровывать, но, мне кажется, тебе это не удается.

Улыбаясь и не переставая гладить Джозефину, Джули подняла глаза на Макса. Воспоминание об их последней встрече стояло в воздухе между ними – невидимое, но явственно ощутимое, как полуденная жара. Тело Джули отзывалось на него помимо ее воли.

Джули напомнила себе, что она все еще замужняя женщина на дальних подступах к разводу, а Макс – как ни горько было признавать правоту семейных ток-шоу – видимо, все-таки случайный и вполне предсказуемый эпизод в ее жизни.

Очень соблазнительный случайный эпизод.

Очень соблазнительный случайный эпизод, спасший ей жизнь.

Очень соблазнительный случайный эпизод, спасший ей жизнь и одним своим появлением делавший эту самую жизнь осмысленной

Джозефина начала скулить и вырываться из ее рук, словно почувствовав, что ей уделяют недостаточно внимания, и Джули обрадовалась возможности отвлечься. Она расстегнула ошейник Джозефины и вручила его Максу вместе с поводком.

– Вы с Джозефиной вечно друг с другом заодно: две зловредные сучки против одного мужчины. К вашему сведению, миссис Карлсон, она чудом дожила до нового ошейника, – сказал Макс, бросив на Джозефину грозный взгляд и отпирая дверцу машины со стороны пассажира. – В тот вечер, когда мы с вами развлекались, она грызла стену моей ванной. Проделала дыру величиной с баскетбольный мяч.

– Бог ты мой! – Джули не могла удержаться от смеха. – Видимо, она скучала.

– Видимо, она так скучала, что ей захотелось покончить с собой – Макс распахнул дверцу и отодвинулся, чтобы дать Джули сесть. Когда она проходила мимо, он заметил синяк у нее на виске и спросил уже мягче:

– Как ты себя чувствуешь?

– Лучше, чем выгляжу.

– А вот это уже из области фантастики, – сказал он и захлопнул дверцу.

Джули сидела, прижимая к себе Джозефину, сердце у нее прыгало, как ягненок на весеннем лугу. Макс обогнул машину и сел на водительское место. «Он – всего лишь эпизод, – строго напомнила она себе, любуясь разворотом его мускулистого торса и движением сильных рук. – Всего лишь краткий эпизод».

– Так о чем ты хотел со мной поговорить? – осведомилась она нарочито деловым тоном, пока он заводил машину.

Джозефина растянулась поперек ее колен и закрыла глазки. Джули начала машинально поглаживать кудрявую шерстку собачки.

– На улицах поговаривают, что это работал не местный. – Макс многозначительно остановил взгляд на ее украшенном багровым пятном виске. – А если и местный, здесь такого не знают. Не из обычных взломщиков или извращенцев.

Джули невольно напряглась и попыталась отогнать страшные воспоминания.

– Что это значит?

– Это может означать очень многое. Это кто-то, только что переехавший в город, чей modus operand! 2 еще не засечен радарами. Словом, это одна из причин, по которой я прошу у тебя разрешения обыскать твой дом.

Джули удивленно уставилась на него, даже не замечая, что они давно уже выехали со стоянки и движутся в общем потоке машин.

– Полиция уже это сделала, – проговорила она с трудом.

Ей было гораздо легче, когда она заставляла себя просто не думать о нападении, но сейчас в словах Макса прозвучало нечто такое, отчего у нее словно капля ледяной воды прокатилась по позвоночнику.

– Я знаю, – ответил Макс. Джули уже научилась распознавать этот безразличный тон, означавший, что он что-то от нее скрывает. – Но ты должна понять: у полиции много работы. Им приходится вести много расследований одновременно, а твой муж ясно дал понять, что именно это расследование ему хотелось бы свести к минимуму. Кстати, ты не знаешь, почему он так стремится замести дело о нападении на свою жену под ковер?

Джули с горечью рассмеялась, глубоко утопив пальцы в мягкой шерсти Джозефины.

– Ну, тут все элементарно. Этот район застроен фирмой Сида. Цены на недвижимость могут упасть, если люди начнут думать, что тут на женщин нападают среди ночи в их собственных домах. А Сида всегда очень волнуют цены на недвижимость.

– Цены на недвижимость действительно очень важны, – сухо заметил Макс.

– А я-то думала, ты занят поисками той, что получает удовольствие от виагры, – заметила она нарочито легкомысленным тоном.

Макс усмехнулся, оглянулся на нее, атмосфера в салоне «Блейзера» и впрямь разрядилась.

– Ну что я могу сказать? Я делаю свою работу на совесть. Обслуживаю по полной программе.

– К вашему сведению, мистер «Обслуживаю по полной программе», сегодня во второй половине дня Сид вылетает в Атланту. Его не будет три дня. И что вы собираетесь предпринять?

– Думаешь, я не знаю, что он улетает? Это вторая причина для разговора с тобой. Обычно я в таких случаях следую за объектом, потому что закосившие налево мужья, как правило, встречаются со своими подружками в деловых поездках. Но на этот раз, я думаю, мне лучше остаться здесь. Не хочется бросать тебя одну.

– Думаешь, этот парень вернется? – На этот раз целая ледяная река потекла у нее по спине. Джули поежилась.

Макс это заметил и отрицательно покачал головой:

– Не торопись. Я вовсе не считаю, что он непременно вернется. Но я думаю, что осторожность не помешает. Что бы ни случилось, я позабочусь, чтобы тебе ничто не угрожало, пока мы все окончательно не выясним. Верь мне.

Джули глубоко вздохнула:

– Я верю.

Макс улыбнулся ей нежной и соблазнительной до невозможности улыбкой.

– Вот это правильно!

«Блейзер» остановился, и только теперь Джули поняла, где они находятся: на краю лужайки, возле большого кирпичного дома Форестов, на другой стороне улицы и немного наискосок от ее собственного.

– Что ты делаешь?

– Я же сказал: хочу осмотреть дом. Сейчас самое удачное время. Никого из твоих соседей дома нет, а Сид собирается уезжать. Я хочу, чтобы ты пошла со мной, показала мне, что там и как. Хочу восстановить порядок событий в ночь на воскресенье. Ты как, справишься?

Он пристально взглянул на Джули. Она еще не входила в дом с тех пор, как Макс вынес ее оттуда. Последние две ночи Сид провел в этом доме один. Если бы решение зависело только от нее, она скорее предпочла бы слетать на Луну, чем еще раз пересечь порог этого дома. Даже подумать об этом было страшно.

Но если Макс считает, что насильник может вернуться…

Джули стиснула кулаки так, что ногти впились в ладони, и кивнула. Джозефина, почуяв ее нервозность, беспокойно оглянулась.

– Я все время буду рядом. Не отойду ни на шаг. – Улыбка собрала веселые морщинки в уголках его глаз. Он взглянул на Джозефину. Собачка поднялась на лапки на коленях у Джули и выгнула спинку, потягиваясь, как кошка. – Слушай, у тебя даже есть сторожевой пес. Уж с ним-то чего бояться?

Трудно было вообразить Джозефину в качестве сторожевого пса, подумала Джули, но все-таки улыбнулась в ответ. Странным образом улыбка помогла ей успокоиться и даже расхрабриться.

Все еще с мужественной улыбкой на губах она обогнула машину, держа на руках Джозефину, и тут увидела, что Макс прилаживает большой рекламный щит на магнитах к водительской дверце: ГАЗОНЫ И ЛУЖАЙКИ. РАЗБИВКА ПАРКОВ И САДОВ. Под этой надписью красовался местный телефонный номер. У Джули округлились глаза.

– Я держу эту вывеску как раз на такси-случай, как сегодня, – объяснил Макс в ответ на ее взгляд. Никто не обращает внимания на такие служебные машины. Ты не поверишь, сколько подобных служб работает здесь каждый день.

И в самом деле, прислушавшись, Джули услыхала гудение мотора, а оглядевшись, заметила в отдалении мужчину, сидевшего в кабине большой оранжевой газонокосилки. Он работал и даже не взглянул в их сторону. При обычных обстоятельствах она тоже не заметила бы его.

– Это называется прятаться у всех на виду, – объяснил Макс, словно подслушав ее мысли.

Потом он подхватил ее под руку и чуть не силой потащил к ее собственному дому. Они вошли, и прохладный, полутемный холл по сравнению с ярким солнцем и испепеляющей жарой снаружи показался Джули склепом.

Макс закрыл за ними дверь. Джули вдруг стало не хватать воздуха, сердце у нее болезненно забилось. «Прекрати», – приказала она себе и сделала несколько осторожных шагов по знакомому холлу, стараясь дышать глубоко и размеренно. Хорошо хоть ее внутренний голос на этот раз молчал. Если он еще раз заговорит, она больше не будет его игнорировать, пообещала себе Джули.

Джозефина, мирно лежавшая у нее на руках, стала для Джули настоящим подарком судьбы. Собачка помогала ей сосредоточить внимание на чем-то еще, кроме страха. Прижимая к себе Джозефину, Джули набралась смелости и огляделась.

Никаких видимых напоминаний о пережитом, как она с облегчением убедилась, не было: ни следов на полу, ни пятен крови. Дом был безупречно чист, в воздухе слегка пахло полиролью. Ну, конечно, вспомнила Джули, служба уборки приходит утром по вторникам и четвергам: вот почему так свежо блестит мраморный пол и натертая воском мебель. Странно, что дом выглядит все так же, словно произошедшее ничего не изменило в его стенах. А вот в ее душе все изменилось необратимо. Отныне страх стал частью ее натуры, чего раньше никогда не было.

Взгляд Джули упал на роскошную парадную лестницу с ажурными перилами кованого железа, и ее дыхание опять невольно участилось. Она вспомнила, как бежала вниз по этим ступеням, спасаясь от неминуемой смерти. Она уже чувствовала, как рука убийцы хватает ее за волосы…

– Тебе нехорошо?

Рука Макса опустилась ей на плечо, и она вздрогнула всем телом. Он был рядом, сильный и надежный. Помня об этом, Джули успокоилась и задышала ровнее. Она кивнула и инстинктивно еще крепче прижала к себе Джозефину. Надо подойти к этой лестнице, не поддаваясь страху, не давая ему поглотить себя…

Несмотря на все ее усилия, голос не повиновался ей. Горло пересохло, пришлось сглотнуть несколько раз.

– Сегодня приходили уборщицы. Если полиция и пропустила какие-то следы, теперь их наверняка уже нет.

Макс что-то тихо пробормотал, наверное, выругался себе под нос. Джули была уже у подножия лестницы, он отстал на несколько шагов, осматривая все вокруг внимательным взглядом. Мраморный пол, хрустальная люстра, лестница как во дворце… Весь дом был создан, чтобы производить впечатление.

– Я была в своей ванной… – начала Джули, глядя вверх. Воспоминания снова навалились на нее, она задрожала и покачала головой. – Макс, мне кажется, я не смогу еще раз туда войти.

– Ты не обязана делать что-то через силу. – Он подошел к ней и тихонько провел ладонью по ее руке от плеча вниз. – Мы останемся внизу, если хочешь. – Его взгляд метнулся поверх ее плеча к открытой двери. – Что это за комната?

Джули проследила за его взглядом и кивнула:

– Это кабинет Сида. Он довольно много работает дома.

– Можно мне его осмотреть? – спросил Макс уже по пути в кабинет.

– Давай, – ответила Джули ему в спину.

Она пошла следом за ним, но остановилась в дверях и стала наблюдать, как он быстро и без суеты выдвигает один за другим ящики письменного стола и просматривает их содержимое. Потом он повернулся к компьютеру и включил его.

– А что ты ищешь?

Ей стало значительно лучше, она перестала вздрагивать на каждом шагу. «Наверное, легче стоять спиной к лестнице», – догадалась Джули. Но она поняла и еще кое-что важное: если не сегодня, то в один из ближайших дней она сможет взойти по этим ступеням. В душе у нее что-то изменилось. Надо было вернуться в дом. Надо вернуть себе свою нормальную жизнь, а это важный шаг на пути к ней.

Макс вывел ее из задумчивости:

– Ты случайно не знаешь пароля к этим файлам? Он внимательно смотрел на экран и наугад нажимал на клавиши.

Джули покачала головой:

– Понятия не имею.

Макс кивнул, продолжая касаться клавиатуры и щелкать «мышкой».

– Есть! – сказал он несколько минут спустя

На экране появился текст.

Джули насторожилась. Она уже открыла было рот, чтобы спросить, как ему это удалось, – либо он вычислил один из паролей, либо каким-то образом обошел систему защиты, – когда у нее за спиной неожиданно раздался звук, от которого волосы на голове шевельнулись. Она повернулась волчком. Маленькое тельце Джозефины напряглось в ее руках. Глаза собачки были устремлены в сторону кухни.

Ошибки быть не могло: кто-то вошел в дом через дверь гаража.

ГЛАВА 18

Жуткие воспоминания нахлынули на Джули и накрыли с головой, грозя затопить последние остатки разума и самообладания, пульс зачастил, как безумный, дыхание стало прерывистым, на лбу и на ладонях выступил холодный пот.

– Я здесь.

Очевидно, Макс тоже услышал посторонние звуки. Он оказался у нее за спиной, прежде чем она успела вырваться и броситься наутек. Одной рукой он обнял Джули, другой прикрыл мордочку Джозефины и увлек их обеих в кабинет. На ходу бросив взгляд на компьютер, Джули заметила, что экран черен. Значит, Макс успел его выключить.

– Следи за Джозефиной, – выдохнул он ей в ухо и положил ее ладонь на мордочку собачки.

Джули послушно обхватила пасть Джозефины, но надо было отдать должное умной собачке: она не делала ни малейших поползновений залаять. Более того, она оцепенела, как сама Джули. Как и Джули, она дышала часто-часто, ее маленькое сердечко отчаянно колотилось.

– Черт, – пробормотал Макс и подтолкнул Джули к одному из французских окон, выходивших на подстриженную лужайку и бассейн.

Он спрятался вместе с ней за тяжелой темно-серой бархатной шторой, закрывавшей окно от пола до потолка. Джули никак не могла унять дрожь, страх по-прежнему накатывал на нее волнами. Стараясь успокоить дыхание, она прислонилась к Максу, прижалась щекой к его груди, прислушалась к мощному и ровному биению его сердца. Джозефина смирно лежала у нее на руках. Джули мысленно молилась, чтобы собачка не залаяла и не выдала их. Еще одного нападения ей не пережить, даже под защитой Макса и Джозефины, своего сторожевого пса.

Макс крепко держал ее за талию. Чувствуя рядом его сильное тело, Джули немного успокоилась. Скосив глаза, она увидела, что он вытащил пистолет – черное, отнюдь не игрушечного вида оружие, которое ей уже доводилось видеть раньше, когда Макс появился как ангел-хранитель у нее в кухне в ночь нападения маньяка.

Голова у нее закружилась от воспоминания, на какой-то миг Джули показалось, что сейчас она лишится чувств. Рука Макса напряглась и удержала ее: он как будто угадал, что с ней творится. Она закрыла глаза, тяжело привалилась к нему и сосчитала до десяти, стараясь усилием воли прогнать дурноту.

Джозефина вдруг тихонько заскулила и попыталась высвободиться из рук Джули. Джули поняла, что слишком сильно стискивает мордочку, и разжала пальцы. Она виновато погладила собачку и заставила себя сосредоточиться, остаться в настоящем. Она не может, не должна позволить страху завладеть собой. Если она поддастся отупляющему ужасу и панике, то непременно сделает какую-нибудь глупость, выдаст их местонахождение и поставит под удар не только себя, но и Макса с Джозефиной.

Стоило ей овладеть собой и прислушаться, как Джули поняла, что ничего ужасного ей не грозит. Один из приближавшихся голосов был ей слишком хорошо знаком. Это был голос Сида. Второй голос принадлежал женщине.

Джули окаменела, вслушиваясь изо всех сил.

– Это Сид, – прошептала она.

– Замри. Ни звука, – раздался еле слышный шепот Макса.

Его рука сжалась вокруг нее стальными тисками, словно он опасался, что она вырвется и побежит устраивать сцену мужу прямо сейчас. Потом Макс незаметно переменил положение: продолжая обнимать Джули, сместил ее к стене и загородил собой. Таким образом она оказалась под защитой и в то же время в плену. На этот раз Джули удалось хорошо рассмотреть пистолет у него в руке. Макс ни на минуту не опустил его, не дал себе расслабиться. Казалось, его внимание в равной степени поделено между ней и вновь прибывшими, непринужденно болтавшими в холле всего в нескольких шагах от них.

Джули догадалась, что Макс считает Сида угрозой. Но не успела она осмыслить эту новость, как до нее явственно донесся веселый и оживленный голос мужа:

– …времени у нас полно.

– Ну, я могла бы ей сказать, что отлучилась по делу, но к трем мне непременно надо вернуться.

У женщины был жеманный голосок, и он казался почти таким же знакомым, как голос Сида… Джули замерла, словно пораженная громом.

– Если ты так спешишь, можем устроиться прямо здесь, на ступеньках.

– О, Сид! – Раздалось хихиканье. Потом молчание. Потом, уже издалека, донесся вопрос:

– В котором часу у тебя самолет?

– В четыре. Боже, какая сладкая попка!

Пока Джули переваривала это последнее оскорбление, голоса стихли в отдалении. До нее донесся еще один приглушенный смешок, шаги, звук закрывающейся двери. Сид и другая женщина скрылись в спальне, поняла Джули. Все у нее внутри онемело, возникло даже странное ощущение, что за нее думает кто-то другой. Она превратилась в жену Лота, увидевшую то, что ей не полагалось видеть, и превратившуюся в соляной столб.

Больше она никогда не вздохнет, не двинется с места, ничего не почувствует.

– Пошли, надо выбираться отсюда, – послышался голос Макса.

Не подозревая, что Джули превратилась в соляной столб, он потянул ее за собой, на ходу запихивая пистолет за пояс джинсов. Он забрал у нее Джозефину, схватил ее за запястье и буквально выволок из укрытия за шторой.

Не оказывая сопротивления, Джули позволила протащить себя через холл, столовую и кухню в гараж. В голове у нее проносились картины того, что творилось сейчас в спальне. В гараже стоял «Мерседес» Сида. Большой черный «мерс», который он водил с такой гордостью. Символ его успеха.

– Погоди, – сказала она хрипло и выдернула запястье из руки Макса.

Не успел он и рта раскрыть, как она уже вернулась в кухню, действуя быстро и бесшумно, как кошка, схватила с полки кухонного шкафа то, что ей было нужно, и вернулась в гараж. Макс был уже в кухне, когда Джули, не говоря ни слова, проскользнула мимо него, стремительная и неуловимая, словно капля ртути, молчаливая и нацеленная на выполнение одной-единственной задачи.

Она в два оборота отвинтила крышку бензобака на капоте «Мерседеса» и высыпала в отверстие пятифунтовую упаковку сахарного песка, аккуратно вытянув один край бумажного пакета носиком, чтобы не просыпать мимо.

– Какого черта?..

Макс не смог ей помешать, потому что держал на руках Джозефину. Он остановился в двух шагах, глядя на Джули с суеверным ужасом, словно у нее вдруг выросли рога и хвост.

– Сид обожает эту тачку, – со свирепым удовлетворением пояснила Джули, завинтив крышечку.

Всего несколько крупинок сахара просыпались на пол. Она замела их под машину носком ноги, чтобы не осталось никаких следов, и скомкала синий бумажный пакет в тугой шарик.

– Как я вижу, лучше тебя никогда не злить, – с невольной улыбкой заметил Макс и вытащил ее из гаража, вновь схватив за запястье. – Садись, – скомандовал он, когда они добрались до «Блейзера», и распахнул дверцу.

Он вынул скомканный пакет из ее онемевших пальцев и перебросил через спинку сиденья. Джули оглянулась на свой дом и сразу заметила, что шторы в большой спальне задернуты. Ее пронзило сильное чувство – скорее ярость, а не боль, – и ей пришлось стиснуть зубы.

– Это была Эмбер, – пояснила она, тяжело дыша. – Этот поганый ублюдок трахает Эмбер в моей спальне. На моей кровати.

– Садись в машину, – повторил Макс и чуть ли не силой толкнул ее внутрь.

На этот раз она повиновалась, выбора у нее не было. А он сгрузил ей на колени Джозефину и захлопнул дверцу. Секунду спустя он уже сидел на водительском месте, предварительно отделив от борта вывеску фирмы по обслуживанию газонов и бросив ее назад, за спинку сиденья, где уже почивали пакет из-под сахара, отвергнутый ошейник Джозефины с поводком и бог знает что еще.

Джозефина поднялась на задние лапки на коленях у Джули и заглянула ей в лицо с таким трогательным беспокойством в выразительных черных глазах, словно понимала, что с ее другом стряслась какая-то беда. Макс потянулся к «бардачку», вытащил еще один собачий бисквит и перебросил его назад с командой: «Взять!»

Но Джозефина не нуждалась в командах. Она проследила за его рукой и прыгнула, как мини-кенгуру, в тот самый момент, как он бросил печенье.

– Кто такая Эмбер? – спросил Макс, бросив озабоченный взгляд на Джули и заводя машину.

Джули как будто оледенела. Только по меняющемуся пейзажу она поняла, что они уже куда-то едут. Она была в шоке и ничего не чувствовала. Ее словно выключили.

А чему удивляться? Жизнь, к которой она привыкла за последние восемь лет, в один миг провалилась в тартарары.

– Моя помощница. Работает у меня. Она и Мередит. В «Царице бала». Поверить не могу. – Джули рассмеялась тонким истерическим смехом, прозвучавшим неестественно даже в ее собственных ушах. – Неудивительно, что Сиду понадобилась виагра, иначе ему за ней не угнаться. Ей двадцать лет – сколько мне было, когда я познакомилась с Сидом. Брюнетка, как и я. В прошлом году победила в конкурсе «Ангел красоты». Он сменил меня на нее.

– Мужчины часто так поступают, – невозмутимо заметил Макс, хотя в его взгляде, устремленном на нее, по-прежнему читалась тревога. – Им нравятся женщины определенного типа, они снова и снова выбирают похожих.

– Значит, я «женщина определенного типа»? – Джули обнажила зубы в улыбке, скорее похожей на свирепый оскал. – Ну, спасибо.

– Погоди, а что тут плохого? Ты принадлежишь к типу красивых, сексуально привлекательных женщин.

Эта попытка улучшить ей настроение позорно провалилась. Джули стиснула кулаки.

– Я его ненавижу. Я его убить готова. Я хочу ему навредить.

Макс опять невольно улыбнулся:

– Сахар в бензобаке – неплохое начало. Знаешь, эта тачка стоит где-то восемьдесят кусков.

– Знаю, – с довольным видом ответила Джули, но тут же снова помрачнела. – Ничего, страховка все покроет. Он просто купит себе новую игрушку.

– Слушай, я знаю, что тебе больно, что ты расстроена, но постарайся взглянуть на вещи с другой стороны. Ты добилась чего хотела. Ты его застукала со спущенными штанами. Он только что преподнес тебе свою голову на блюде. – Макс вытащил из гнезда на панели свой сотовый телефон и нажал кнопку «памяти». – Погоди минутку. Надо запечатлеть похождения Сида для потомков.

Не успела Джули возразить, как кто-то ответил на вызов. Голос звучал издалека и немного приглушенно, но тем не менее она отчетливо слышала каждое слово.

– Макс? Где тебя черни носят? Руанда с ног сбилась, все тебя искала. Говорит, Эд Барунди ввалился в контору, рвет и мечет. Представляешь, его девчонка узнала, что мы проверяли ее прошлое, и бросила его. Руанда говорит, что ты не отвечаешь по сотовому.

– Ну и черт с ним, теперь уже ничего не поделаешь. – Макс нахмурился и включил левый поворот: они возвращались в центр города. – Ты работаешь над делом Лоры Симмонс, верно? – С другой стороны послышался утвердительный ответ. – Значит, ты в пяти минутах езды отсюда. Немедленно отправляйся в Саммервилл и обеспечь мне как можно больше аудио и видео одной парочки в хозяйской спальне на втором этаже дома 451, Магнолия-стрит в районе Сазерленд-Эстейтс. Записал?

Он повторил адрес.

– А кто у тебя там? – с любопытством спросил голос.

– Делай, что тебе говорят, – проворчал Макс и добавил, не слушая возражений:

– Потом поговорим. После этого он отключил связь.

– Кто это был? – спросила Джули.

Не успел он ответить, как аппарат издал едва слышный сигнал, и Джули подумала, что частному детективу, привыкшему сидеть в засаде, громко звонящий телефон в самом деле ни к чему. Макс поглядел на определитель номера, поморщился, как от зубной боли, отключил телефон и вдавил его обратно в гнездо на панели.

– Мой партнер. Это он сейчас перезванивал. Иногда ему хочется получить больше информации, чем полезно для здоровья, но ты не волнуйся, все будет в порядке. Нам нужно документальное подтверждение того, что Сид путается с твоей помощницей в вашем доме, а то в суде все сведется к «он сказал» – «она сказала». Даже если нам удастся заснять хотя бы, как они вместе покидают дом, это уже кое-что. Тот, кто сказал, что картинка стоит тысячи слов, знал свое дело.

– Мне придется уволить Эмбер, – рассеянно проговорила Джули, только теперь начав осмысливать некоторые отдаленные последствия только что увиденного. – Как это будет выглядеть? Она возвращается после своего затянувшегося перерыва на обед, а я встречаю ее в дверях и говорю: «Ты уволена за то, что трахалась с моим мужем». Она больше года у меня работала. Я ей симпатизировала.

– Я думаю, тебе не стоит сейчас возвращаться на работу. Надо оправиться от шока.

– Принять пару таблеток аспирина и уволить ее завтра с утра? – безрадостно улыбнулась Джули и тут же вновь нахмурилась. Насколько ей помнилось, Сид был едва знаком с Эмбер, видел ее считанное число раз, когда изредка заглядывал в магазин. Если и были признаки того, что творилось у нее за спиной, Джули их не замечала. – Должно быть, она спала с Сидом все то время, что работала у меня. Я понятия не имела. Поверить не могу, но я ни о чем не подозревала.

– Так оно обычно и бывает, – с сочувствием заметил Макс.

Джули была вне себя, она была оскорблена и напугана, ее обуревала тысяча чувств одновременно. Ей вспомнилось, что предстоит еще одна неприятная, но неизбежная сцена.

– Мне придется рассказать матери, что я собираюсь подать на развод, – простонала она.

Макс сочувственно улыбнулся:

– Ты говоришь так, будто ничего страшнее на свете нет. У тебя такая ужасная мать?

Джули откинулась на спинку сиденья, закрыла глаза и покачала головой:

– У меня замечательная мать. Супер, фантастика, одна на миллион. Я люблю ее, но… мой брак с Сидом для нее очень много значит. Для нее это… ну, как будто я выиграла главный в жизни приз. Когда она узнает, что я развожусь, она просто ляжет и умрет. Она, наверное, потащит нас к семейному консультанту или что-то в этом роде. И она обязательно впутает в это дело мою сестру. И тогда Кении – это муж моей сестры, он работает на Сида – тоже окажется втянутым в разборку. И если я буду настаивать на разводе с Сидом, всем придется занимать чью-то сторону, и Кении потеряет работу, и девочки – мои племянницы – останутся без средств, и…

– Тпру! – скомандовал Макс. – Не может быть, чтобы все было так плохо.

Джули выпрямилась на сиденье, стиснула кулаки и посмотрела на него.

– Все будет именно так, как я сказала. – Подступающие слезы мешали ей говорить. – Как мог Сид так поступить со мной? Когда мы поженились, я думала, что это навсегда. Я была так счастлива!

Ее голос пресекся. Макс покосился на нее, взгляд у него был непроницаемый.

– Ты еще будешь счастлива. Представь себе, что это яма на дороге. Ты выберешься из нее на другую сторону и думать забудешь.

– Откуда тебе знать? – недоверчиво спросила Джули. – Ты когда-нибудь был женат? – Вдруг ее осенила ужасная мысль, и она уставилась на него, со страхом ожидая ответа. Еще одного удара ей не пережить. – Ты ведь не женат, верно?

Макс отрицательно покачал головой, и Джули с облегчением перевела дух.

– Сейчас – нет. Был женат. Наш брак просуществовал меньше года. И было это лет пять с небольшим назад.

– Вы развелись?

Он кивнул.

– А что случилось? – спросила Джули, понизив голос, словно речь шла о деталях какой-то ужасной дорожной катастрофы.

Макс пожал плечами:

– Когда меня уволили из полиции, моя жена решила, что ей не нужен муж, лишившийся не только своей репутации, но и платежеспособности. Она оставила меня. Это лучшее, что могло со мной случиться. Но, конечно, тогда я так не думал.

Джули не сомневалась, что за его напускной беспечностью скрывается целый океан болезненных воспоминаний. Она протянула руку и ласковым жестом положила ладонь на его обтянутое джинсовой тканью бедро.

– Должно быть, она сошла с ума.

Макс снова бросил на нее загадочный взгляд и накрыл ее руку своей. Ее ручка утонула в его широкой ладони с длинными пальцами. Рука у него была удивительно сильная. И необыкновенно теплая. Такая же теплая, как и литое, мускулистое бедро под джинсовой тканью. В последнее время Джули истосковалась по теплу.

– Странно. Я только что думал то же самое о Сиде.

Ей потребовалось секунды две, чтобы это осмыслить, а когда до нее дошло, ее сердце сбилось с такта, пришлось сделать глубокий вдох. «На то, что сейчас случилось, можно посмотреть с двух сторон, – подумала Джули. – Первый вариант: Сид ей изменил. Второй вариант: Сид отпустил ее на волю».

Настало время Джули, напомнила она себе. А главное, теперь не было никого и ничего, что могло бы ей помешать. Даже собственная совесть не стояла на пути. Она могла свободно осуществить задуманное.

Джули повернула голову и посмотрела на Макса.

– Какие у тебя планы на этот день? – осведомилась она с изысканной вежливостью. – У тебя есть какие-то дела, или ты свободен?

Должно быть, что-то в ее голосе его насторожило, потому что он взглянул на нее с опаской.

– Я совершенно свободен. А что?

Джули улыбнулась:

– А то, что я хочу, чтобы ты отвез меня куда-нибудь, где мы будем одни, раздел и оттрахал, пока я не закричу.

ГЛАВА 19

– Что?! – Макс не мог поверить своим ушам. Его тело, помимо воли, откликнулось на ее предложение с таким энтузиазмом, что ему стало не по себе. Ответ разума был не столь однозначен. – Милая, тебе бы надо быть поосторожнее со своим язычком, не то он доведет тебя до беды. Кто-то другой мог бы поймать тебя на слове.

– Я хочу, чтобы ты поймал меня на слове. Прямо сейчас. Я хочу, чтобы ты отвез меня куда-нибудь, где мы будем одни, раздел и…

– Я тебя хорошо расслышал с первого раза, – поспешно перебил ее Макс, не зная, сумеет ли он услышать это еще раз и сдержать себя.

Джули улыбнулась, отстегнула ремень безопасности, подогнула под себя длинные, стройные, загорелые и совершенно голые ноги («Неужели эта женщина никогда не носит чулок?» – подумал он с раздражением), придвинулась, обняла и принялась щекотать языком его ухо.

– Господи, – простонал Макс и съехал с дороги на обочину.

Гравий полетел из-под колес, машина забуксовала, ему с трудом удалось ее выровнять и вернуть на мостовую. К тому времени Джули уже смирно сидела на своем месте, ремень был пристегнут, она улыбнулась ему, как кошка, положившая глаз на хорошо откормленную канарейку.

У него возникло ощущение, что роль канарейки предназначена ему.

– Разве ты не хочешь? – спросила Джули, бросив на него взгляд, способный растопить айсберг.

Просившийся у него с языка ответ гласил: «Больше всего на свете». Макс с радостью отдал бы руку, или ногу, или еще какую-нибудь часть тела за эту привилегию. Но ему приходилось помнить о других важных вещах. Он здесь для того, чтобы прижать Сида, а не его жену. Он должен найти Дэниэла, а Сид – ключ к разгадке. С каждым днем Макс все больше убеждался, что это так. Только что ему удалось совершить колоссальный прорыв: получить доступ к файлам компании «Всеамериканские строители» через домашний компьютер Сида.

Трудно было поверить, что Сид не нашел более оригинального пароля к своим рабочим файлам, чем «Вейдер». Он взял имя Дарта Вейдера, персонажа «Звездных войн», главного злодея. Когда Сид был подростком, он привинтил табличку с этим именем вместо номеров на переднем бампере своего большого черного «Порше». На Макса, который был тогда еще ребенком, и сам автомобиль, и номера с именем вместо обычных букв и цифр произвели неизгладимое впечатление. А эта кличка подходила Сиду как нельзя лучше. Может, сейчас даже лучше, чем тогда. Как и Вейдер в фильме, Сид был продажен до мозга костей.

Конечно, большинство людей не подозревало, что в давние времена Сид, как, впрочем, и Дэниэл, был горячим поклонником «Звездных войн». Младший братишка Макс все это запомнил.

И вот теперь память сослужила ему хорошую службу.

Как раз на такой непредвиденный случай он всегда носил с собой на кольце для ключей миниатюрный компьютерный чип, замаскированный под брелок. Содержимое файлов Сида сейчас свисало, покачиваясь, с замка зажигания «Блейзера». Как только код был взломан, Макс снял чип с кольца для ключей, сунул рабочий конец в открытый порт на верхней боковой стороне процессора и скачал информацию. Вся операция заняла не больше минуты. По возвращении домой он намеревался первым делом перенести улов в свой собственный компьютер и изучить его на досуге. Если там есть то, что он надеялся найти, ему останется только сделать пару звонков, чтобы завести на полную мощность машину возмездия.

Конечно, если он переспит с женой Сида, это можно будет считать отличным авансом в счет покрытия долга. Все дело в том, что он не хотел спать с женой Сида. Он хотел спать с Джули. С красивой, строптивой, горячей, сексуальной, соблазнительной Джули. С искусительницей Джули. С чаровницей Джули. С Джули, сиреной его грез.

Но не с Джули Карлсон. Просто с Джули.

Вот в этом и заключалась вся проблема. Сложная проблема, которой он никак не мог предусмотреть заранее.

Чуть ли не половину своей сознательной жизни Макс был одержим одной-единственной целью: узнать, что стало с братом. Он был уверен, насколько можно быть уверенным, не имея на руках тела, что Дэ-ниэл мертв. И он не сомневался, что Сид приложил к этому руку. А раз так, Макс намеревался позаботиться о том, чтобы Сид получил все, что ему положено. Теперь дело заключалось в том, что он так же твердо намеревался вывести из-под удара Джули. Джули была ни в чем не повинным гражданским лицом, случайно оказавшимся в зоне боевых действий маленькой грязной войны, о существовании которой она даже не подозревала. Она не заслуживала того, чтобы стать пешкой в игре Сида.

Черт, она не заслуживала того, чтобы стать пешкой в его собственной игре!

Глядя на нее – огромные глаза, полные, чувственные губы, сексуальные изгибы тела, скрывающего душевную чистоту и нежность, еще более ценную для него, чем соблазнительная внешность, – Макс ощущал огромное искушение забыть прошлое. Ему хотелось махнуть на все рукой, уйти, взяв с собой Джули в отместку за все, и сказать Сиду, что они квиты.

Он так хотел ее, что при других обстоятельствах с радостью пробежался бы по горящим угольям, чтобы ее заполучить. И вот она здесь – близкая, доступная, молящая, чтобы он уложил ее в постель. Ему хотелось того же, но он понимал, что не может повернуться спиной к прошлому. Младший брат Дэниэла все еще был связан нерушимыми узами любви и верности. Даже после стольких лет.

Да и о самой Джули надо было подумать. Взять ее сейчас, когда она ему полностью доверяет, когда думает, что он просто рядовой частный детектив, случайно затесавшийся в ее жизнь и предложивший свою помощь, потому что она нуждалась в ней, было бы не правильно. Это было бы своего рода предательством. Ничем не лучше супружеской измены Сида.

Если и впрямь существует на свете такая вещь, как вселенское возмездие, на этот раз оно обрушилось прямо на него. Будь он настроен юмористически, Макс мог бы и посмеяться над вселенской шуткой. Но при сложившихся обстоятельствах он не мог выдавить из себя даже иронической улыбки.

Он слишком сильно хотел Джули. И не мог взять то, чего хотел, не изменив при этом самому себе.

– Алло, Земля вызывает Макуорри!

Голос Джули вывел Макса из задумчивости. Она словно стегнула его плеткой по руке. Он понял, что слишком долго пребывал в отключке, блуждая по бесконечно запутанным коридорам своей частной преисподней.

– Ты меня еще помнишь? – Она помахала пальцем у него перед носом, и он заморгал. – Я только что предложила тебе со мной переспать

Джули все еще сидела боком, поджав под себя ноги и грациозно подавшись всем телом ему навстречу, ее черные волосы свободно струились по плечам, большие карие глаза были устремлены на него. Она казалась живым воплощением всех его мечтаний.

– Я тебя слышал, – ответил Макс с похвальной прохладцей в голосе. – Почему бы тебе не притормозить и не задуматься на минутку? То, что ты предлагаешь, по сути, является местью. Ты хочешь переспать со мной, чтобы поквитаться с Сидом. Поверь мне, милая, если ты осуществишь свой план, наутро ты себя возненавидишь.

– Ничего подобного, – отрезала Джули, и ее огромные глаза томно взглянули на него из-под отяжелевших полуопущенных век. Если бы Макс не сидел за рулем, он закрыл бы глаза, чтобы ее не видеть. – Я вернула себе свою жизнь и с этой минуты собираюсь делать только то, что хочу. А сейчас то, чего я хочу, это ты.

Боже милостивый! Еще немного, и он просто сгорит заживо!

– Ты просто ненормальная, тебе это известно? – Макс бросил на нее мрачный взгляд. Если он переспит с ней, это будет двойной местью, хотя с каждой секундой ему становилось все труднее удерживать эту мысль в голове. – Рядом с тобой я и сам становлюсь ненормальным.

С минуту Джули смотрела на него, не говоря ни слова.

– Ты меня не хочешь? Прекрасно.

Она выпрямила ноги и переменила положение. Теперь она сидела, откинувшись на спинку сиденья и закрыв глаза. Наступило молчание. Получив наконец возможность сосредоточиться на том, что делает, Макс огляделся по сторонам и заметил, что давно уже едет по скоростному шоссе и находится на полпути в Чарлстон. Он понял что едет домой. И понял, почему.

«Я хочу, чтобы ты отвез куда-нибудь, где мы будем одни…»

Вот она, сила внушения. Тем более что он сам хотел того, что она ему внушала. Так хотел, что чуть с ума не сошел, стараясь об этом не думать.

– Ты не хотела бы прогуляться? – спросил Макс в отчаянных поисках иного, более оживленного места назначения. – Мне кажется, нам надо пройтись, размяться. И поговорить. Да, нам, безусловно, нужно поговорить.

Ее глаза широко открылись. Она бросила на него взгляд – отнюдь не томный. Она была зла, как черт.

– Мне не надо размяться. И я уж точно не хочу разговаривать. Хочешь поиграть в психиатра – прекрасно. Но только не со мной. Забудь все, что я сказала, ладно? Просто отвези меня обратно в магазин.

Отлично! Теперь вид у нее был прямо-таки воинственный. С той самой минуты, как Джули врезалась в его «Блейзер» на стоянке возле «Розовой киски», она не переставала удивлять его. К ее внутренней нежности примешивалось немало перца и уксуса. Достаточно, чтобы вызвать изжогу у любого мужчины. Макс вспомнил о сахаре в бензобаке и невольно улыбнулся, хотя и опасался, что в своем теперешнем состоянии она способна на все. Лучше дать ей время остыть. Пусть говорит, что хочет, он не выпустит ее из виду, пока не убедится, что у нее прошло желание выкинуть какой-нибудь самоубийственный фортель.

Черт с ним, с бензобаком. Куда страшнее было думать, что она может найти другого постельного партнера для мести Сиду.

– Ты меня слышал? Я хочу вернуться в магазин, – холодно произнесла Джули.

Он как раз проехал мимо одной из дорожных развязок, на которой можно было с удобством сделать разворот и вернуться в Саммервилл, и Джули явно это заметила. Макс упорно продолжал рулить к Чарлстону. Главное, добраться до города, а там уж он сообразит, куда, собственно, ему направиться. Может, на пляж…

– Я что, пустое место?

Ну вот, теперь она злится на него. Макс выругался про себя. Избавь его бог от женщин, ведущих себя безрассудно.

Избавь его бог от женщин, точка.

Он попытался ее урезонить.

– Джули…

– Не заговаривай мне зубы. Отвези меня назад в магазин. Немедленно. – Она сопроводила свои слова уничтожающим взглядом.

Макс решил свести разговор к шутке:

– Ты же не хочешь, чтобы я разворачивался прямо посреди автострады?

– Почему бы и нет?

Да, «безрассудно» – это слишком мягко сказано. Макс чувствовал, что его терпению приходит конец.

– Если у тебя тяга к самоубийству, это твоя проблема. К счастью для нас обоих, у меня ее нет.

– Я требую, чтобы ты немедленно развернул машину.

Зубы у Макса свело судорогой. Он втянул сквозь них воздух и вновь попытался осмыслить ситуацию. Трудно ясно мыслить, когда твой член формой и размерами напоминает памятник Вашингтону.

А тем более когда мозг, похоже, в сговоре с членом.

– Извини, ничего не выйдет, – отказался Макс со всей возможной вежливостью.

Джули вскинулась, словно ее огрели кочергой по ее прелестной попке, и бросила на него взгляд, чуть было не испепеливший его дотла.

– Знаешь что? – Она улыбнулась, и ему хватило бокового зрения, чтобы узнать эту крокодилью улыбку. – Здесь не ты принимаешь решения, а я. Я работодатель. А ты работник.

Терпение Макса лопнуло.

– Нет, на самом деле все не так. Здесь я разумный мужчина. А ты – временно невменяемая женщина. Пока положение не изменится, я глаз с тебя не спущу. Придется тебе с этим жить.

Приближался съезд с автострады, которым он всегда пользовался для возвращения домой, и Макс поймал себя на том, что машинально перестраивается в правый ряд. «А почему бы и нет?» – подумал он и свернул. По пути есть много людных мест. Если не пляж, где сейчас полно туристов, тогда, может быть, район Бэттери…

– Не смей так со мной разговаривать! Мужчина! Тоже мне, царь зверей! – Кулаки Джули были стиснуты, ее глаза горели яростью. – Думаешь, раз ты мужчина, можешь указывать мне, что делать? Ну, так у меня есть для тебя новость: плевать я на это хотела! Если ты мужчина, это означает только одно: мозги у тебя находятся в штанах. Меня тошнит от мужчин. Ненавижу мужчин. Всех мужчин. Тебя это тоже касается.

Макс вынужден был признать, что доля истины в ее словах есть, и в интересах сохранения контроля над ситуацией решил не вступать в полемику. Вместо этого он краем глаза посмотрел на Джозефину. Она давно уже покончила с собачьим печеньем и теперь перепрыгнула вперед. Изо рта у нее свисали длинные клочья чего-то, напоминавшего лапшу. Белую, пластиковую лапшу…

У Макса вырвался стон отчаяния:

– Она сожрала вывеску!

– Красный свет! – закричала Джули.

Оглянувшись, Макс убедился, что она права, и ударил по тормозам. «Блейзер» резко остановился под душераздирающий визг шин. Макс перевел дух, глядя на проносящийся перед носом машины поток поперечного движения. В дневное время это был один из самых оживленных перекрестков Чарлстона, о чем Максу было известно не понаслышке, здесь неподалеку были расположены и его дом, и контора «Макуорри и Хинкл»; сквозь эту кашу ему приходилось пробираться каждый день. А сейчас, если бы не Джули, он мог оказаться в самой ее гуще.

О последствиях ему даже думать не хотелось

«Чертова псина», – подумал Макс, бросив грозный взгляд на Джозефину. Если бы он верил, что животные способны испытывать человеческие чувства, он бы поклялся, что вредная собачонка улыбнулась в ответ, не выпуская из зубов пластмассовой лапши.

Но тут ему пришлось переключить внимание. Прямо посреди оживленного перекрестка, по обе стороны которого машины стояли в нетерпеливом ожидании, пока путь преграждал поперечный поток других машин, мчавшихся впритирку бампер к бамперу, Джули просто-напросто открыла дверцу и покинула «Блейзер».

Сначала Макс просто не мог этому поверить. Только что она возмущалась и протестовала на пассажирском сиденье рядом с ним, а в следующую секунду за ней уже захлопнулась дверца, да с таким стуком, что весь автомобиль затрясся. И вот она уже идет к тротуару, гордо выпрямив спину и высоко подняв голову.

– Будь прокляты все зловредные сучки! – злобно заметил Макс, обращаясь к Джозефине. – Чтоб им век гореть в аду

На Джозефину его слова не произвели должного впечатления. Чувствуя себя последним дураком во всей вселенной, разозленный настолько, что мог бы гвозди заколачивать кулаками, Макс вышел из машины и пошел за Джули. Когда он наконец догнал ее, пробившись сквозь толпу местных и туристов, среди которых, как назло, попался целый отряд бойскаутов младшего возраста в походной форме, вооруженный стаканчиками тающего и текущего на солнце мороженого, она по-прежнему шла вперед строевым шагом и ни разу не обернулась.

– А ну-ка стой! – приказал Макс сквозь зубы, схватив ее за руку выше локтя.

Она остановилась и волчком повернулась к нему. Все ее тело дрожало от гнева, глаза метали молнии. А на щеках поблескивали дорожки от слез.

– Дерьмо! – с чувством выругался Макс.

– Ты дерьмо, – отрезала она, безуспешно пытаясь высвободить руку.

Ей очень хотелось казаться неприступной, весь ее вид говорил: «Тронь меня, и умрешь», но в последний момент она всхлипнула и все испортила. Макс смотрел на нее ошеломленно, словно получил удар в солнечное сплетение. Гордая, разгневанная и жалкая одновременно, даже в таком состоянии Джули казалась ему ослепительной. У него даже дух захватило. Увидев, что он молчит, она вспыхнула и уже открыла рот, чтобы наорать на него, поэтому Макс сделал то единственное, что сделал бы на его месте любой разумный мужчина.

Он обнял ее, привлек к себе и поцеловал.

И в тот же момент понял, что совершил прыжок «ласточкой» с раскаленной сковородки прямо в огонь.

ГЛАВА 20

Пронзительный вой клаксонов не сразу достиг сознания Джули. Макс первым поднял голову, потревоженный какофонией звуков.

– Дерьмо! – повторил он, оглядываясь по сторонам, потом снова посмотрел на нее.

Что за чувство светилось сейчас в его красивых, слегка прищуренных голубых глазах, Джули не могла бы сказать с уверенностью. Она была в его объятиях, прижималась к нему всем телом, ее руки обвивали его шею, лицо запрокинулось ему навстречу, причина ее слез – как и сами слезы – была забыта. Она не замечала ни слепящего солнца, отражавшегося от витрин и стекол, ни тяжелого запаха выхлопных газов, для нее существовал только Макс – сильный, надежный… желанный.

Джули знала, что находится именно там, где ей надо быть. И вообще, все в порядке, если не считать завывающих клаксонов.

Максу пришлось повысить голос, чтобы быть услышанным.

– Слушай, я извиняюсь. Если я что-то сказал, что тебя расстроило, беру свои слова назад. А теперь не могли бы мы вернуться и сесть в машину, пока не нагрянула полиция?

Только теперь Джули поняла, в чем дело. Гудки, крики были вызваны тем, что Макс бросил «Блейзер» посреди дороги. Не успела она хоть что-то сказать или опомниться от потрясшего ее поцелуя, как он высвободился из объятий, схватил ее за запястье и направился к машине, таща ее за собой. Видимо, он не сомневался в согласии.

Джули всхлипнула и отерла слезы со щек. Она спотыкалась, ей приходилось чуть ли не бежать за ним в босоножках на высоких каблуках.

– Леди, вам помощь не нужна? – спросил толстяк в деловом костюме, обернувшийся вслед, когда Макс протащил Джули мимо него.

Джули поняла, что они привлекают всеобщее внимание. Даже дети глазели на них с интересом.

– Спасибо, со мной все в порядке, – крикнула она, обернувшись, и помахала рукой.

Макс нетерпеливо оглянулся на нее на ходу и вытащил вслед за собой на мостовую. Гудение клаксонов понемногу утихло. Это означало, что движение на их стороне улицы вновь перекрыто. Сколько раз менялся сигнал светофора, пока они целовались, Джули понятия не имела. Стройность рядов нарушилась: многие автомобили пытались объехать застрявший на перекрестке «Блейзер», но были остановлены сменой сигнала светофора.

Все сидевшие в машинах, насколько могла судить Джули, были злы, как осы. Она нерешительно помахала им рукой. Ей ответил новый ожесточенный хор клаксонов.

Макс, не обращая на них внимания, направился прямо к покинутому «Блейзеру». В тот самый момент, как они добрались до машины, на капот навалилась женщина – явно туристка в ярко-зеленой цветастой блузе и широкополой соломенной шляпе – и погрозила пальцем Максу.

– Вы что, не знаете, что нельзя оставлять собаку в машине? – визгливо закричала она – Тем более в такой жаркий день?

Макс со скрежетом зубовным рванул на себя пассажирскую дверцу, усадил Джули в машину и сказал женщине: «Оставьте меня в покое», перед тем как дверца захлопнулась. Остальной части разговора Джули не слышала. Она осторожно сняла остатки вывески «Лужайки и газоны» с пасти Джозефины, доверчиво устроившейся у нее на коленях, но Макс выглядел взбешенным, когда занял место за рулем машины.

Женщина продолжала твердить свое, заглядывая в окно к Максу. Он не обращал на нее внимания, только поморщился, когда она постучала костяшками пальцев по стеклу.

– Может, скажешь мне, почему ты плакала?

Подбородок Джули вызывающе вздернулся. Она стыдилась своих слез и уж тем более не ожидала, что он их увидит. И вообще у нее выдался тяжелый день.

– Это же мой развод. Что хочу, то и делаю. Захочу – могу поплакать.

– Верно подмечено.

– Раз уж мы играем в «Угадайку», скажи, зачем ты меня целовал?

– Может, я такой же чокнутый, как и ты?

Джули опять обиделась:

– Я не чокнутая.

Макс уже открыл рот, чтобы ответить, но передумал и лишь бросил на нее раздосадованный взгляд.

– Сделай мне одолжение: сиди тихо и ничего не говори, пока мы не выйдем из машины, хорошо?

– Отлично.

Джули устроилась поудобнее в ожидании развития событий. Пламенный поцелуй сказал ей все, что она хотела знать, так что теперь пусть Макс ворчит, если ему хочется.

«Блейзер» углубился в жилой район, свернул на одну улицу, потом на другую… Здешние дома были совсем не похожи на дом Джули: маленькие, старой постройки, с крошечными – размером с почтовую марку, – аккуратными зелеными двориками. Деревья попадались редко. В тот самый момент, когда Макс остановил машину у тротуара, Джули вдруг поняла, что эта улица ей знакома. Она огляделась по сторонам и не сдержала улыбки. В прошлый раз она была здесь посреди ночи, но решила, что не ошиблась: Макс привез ее к себе домой.

Жизнь повернулась к ней светлой стороной.

Джозефина тоже, очевидно, узнала знакомые места: она поднялась и возбужденно залаяла. Макс окинул их обеих не слишком ласковым взглядом и вытащил ключи из зажигания. Стоило ему открыть дверцу, как Джозефина стремительно пробежала по двум парам коленей и выскочила из машины.

– Она без ошейника, – встревожилась Джули.

– У Джозефины есть свои недостатки, видит бог, у нее их полно, но, в отличие от некоторых, она не убегает, как ненормальная, куда глаза глядят.

Джули ощетинилась, но Макс покинул машину, прежде чем она успела ответить. Она открыла свою дверцу и тоже вышла, не давая ему проявить любезность и помочь ей.

– Это ты на меня намекал? – спросила она подозрительно вежливым тоном, огибая «Блейзер» ему навстречу.

Он остановился, поджидая ее на краю тротуара. Темные очки уже были у него на носу. Глаз она не видела, но его поза со скрещенными на груди руками была вполне красноречива: может, он и проявил слабость, привезя ее к себе в дом, но особой радости по этому поводу не испытывал.

– Ты хоть понимаешь, что весь этот бардак на перекрестке случился из-за тебя? – Его голос, всегда по-южному медлительный, сейчас звучал отрывисто.

Джули подошла к нему и встала, воинственно подбоченившись

– Из-за меня?! Это ты бросил машину посреди дороги!

– Потому что ты, как ребенок, выскочила из машины посреди дороги и убежала. И что, по-твоему, я должен был делать? Взять и уехать, оставив тебя шататься бог знает где?

– Хочешь верь, хочешь нет, но мне хватило бы ума вызвать по телефону такси и отправиться куда надо, то есть назад в магазин.

– Так я и поверил, – пробормотал Макс сквозь зубы, но Джули расслышала и уже раскрыла рот, чтобы распять его словами, когда его окликнул женский голос:

– Макс! Макс! Ты не видел моего Гаса?

Макс повернулся на голос. Приложив ладонь козырьком к глазам, Джули разглядела маленькую старушку в домашнем ситцевом платье в цветочек, стоящую на крылечке третьего от них дома.

– Нет, не видел миссис Лейферман, – вежливо отозвался Макс.

– Нет, ты не представляешь, что это за человек! Я его послала вынести мусор, а он пропал! Бьюсь об заклад, пошел за угол покурить!