/ Language: Русский / Genre:romance_sf,literature_short,

Как Медведь С Комаром Боролся

Константин Ситников


romance_sf literature_short Констнтин Ситников Кк медведь с комром боролся ru ru FB Tools 2004-03-29 Д. Тринеев, 2004 1AE5DEC6-007D-4117-953A-6F128BDED5BD 1.0

Кк медведь с комром боролся

Генерлы пожловли, – крикнул Мриш и, приволкивя сухую ногу, зторопилсь от окн. Он всегд, кк девочк, рдовлсь гостям. Зять, тридцтилетний мйор, вопросительно обртил н Семен Никифорович крсивые, обрмленные черными ресницми глз. В присутствии Семен Никифорович он строго соблюдл субординцию и дже с Мришей рзговривл по-военному сухо. В отсутствие же (Семен Никифорович это знл) бывл рздржителен и придирчив, словно мстя з то, что жен ему достлсь клек.

–Ну, открывй, что ли, мйор,– усмехнулся Семен Никифорович, отклдывя в сторону журнл и снимя очки...

Игорь крсивой, офицерской походкой прошел в прихожую, и оттуд послышлись громовые голос. В просторный холл ведомственной дчи комндующего войскми Н-ского военного округ генерл рмии Семен Никифорович Медведя гуськом вошли генерл-полковник Стрков, генерл-мйор Вотчин и молодой генерл-лейтеннт Шустров...

– Вот что, – скзл Семен Никифорович дочери, – мы сейчс пойдем в мой кбинет, поговорим чуток, ты приготовь кофе.

Кбинете Семен Никифорович сел в кресло, гостям остлось только усесться рядком н крошечный кожный дивнчик...

– Мы были у министр, – выплил Вотчин и поперхнулся.

Семён Никифорович молч ждл продолжения.

– Он спршивл о результтх проверки. Ну, и интересовлся ншим мнением о состоянии дел в округе...

Бровь Семен Никифорович удивленно здрлсь.

–И кким же мнением поделился с министром генерл-мйор Вотчин? – полюбопытствовл он.

Вотчин опять поперхнулся, и его полное, довольное лицо нлилось млиновым сиропом. Шустров вскочил:

–Армия рзвливется, – рздрженно зговорил он, – мы не можем нвести в ней элементрный порядок. Тут отдельными мерми не обойдешься. Нужн глубокя воення реформ. А это – госудрствення здч, не дело одного только военного ведомств.

Бровь Семен Никифорович здрлсь еще выше:

– В ншем мльчике зговорил госудрственный муж. Только мы все это уже слышли,

– Ну, ты тоже полегче, Семен, – скзл Стриков. – Положение тяжелое, ты см это лучше нс знешь. В общем, мы соглсились с оценкой комиссии. Прости...

– Тк, – скзл Семен Никифорович. – С этого и ндо было нчинть. Знчит, бунт н корбле?

– Ну, зчем ты тк? Комиссия выскзл свое мнение, мы соглсились. А что же, прикжешь копья ломть? Прости, времен блгородных генерлов прошли. Ты вон тоже... зятьк своего...

Он не договорил. Лицо Семен Никифорович потемнело...

– И кого, – тяжело проговорил он, – н должность?

– Министр скзл, что подумет, посоветуется...

– Кой черт посоветуется! – фыркнул Шустров. – Д он уже все без нс решил. Через десять дней он встречется со Стриком, и я готов зуб дть, что он подст предствление н Ббкин. Нчльник штб... первый зместитель... чего вы хотите?

– А н его место небось тебя? – язвительно зметил Семен Никифорович.

Шустров был его зместителем по чрезвычйным ситуциям...

Генерлы молчли, стрясь не глядеть друг н друг. Говорить было больше не о чем.

– Ну, что ж, – с усмешкой скзл Стриков, хлопя себя лдонями по коленям, – можно считть выездное зседние оконченным... Тк-то, Семен, нс, стриков, отпрвляют н зслуженный покой. Не прощясь, он вышел. З ним потянулись и остльные... Послышлось зливистое тявкнье Треф и звонкий голосок Нсти. Ей что-то ответил няня. Мриш громко рзговривл с Вотчиным. Игорь весело рсскзывл о чем-то Стрикову, и Семен Никифорович вдруг с рздржением подумл, что его зять и весел-то ровно нстолько, нсколько ему позволено. Неприятно кольнуло воспоминние о змечнии Стриков... «Д, он окзывет протекцию своему зятю, которого не любит... Что теперь будет с Мришей? Он-то любит этого крсвчик... любит без пмяти... Может быть, я просто неспрведлив к нему? Ндо бы с ним поговорить... И, скорее всего, придется съезжть с этой дчи»...

«Форд» во дворе взревел, выехл з ворот и уктил... Голос переместились в дом. «Мм, где дед?» – звонко спросил Нстя. – «Дед нверху», – скзл Мриш... «Нстя... Нстен... одн ты у меня рдость остнешься...» В кбинет вбежл Нстя. Он тут же збрлсь ему н колени и уткнулсь в грудь носом. «Кушть, дед! Дед, кушть!»...

З столом Семен Никифорович молчл. Филипп, повр, рсстрлся. Сегодня подвли: борщ с грибми и солянку н сковороде, пирог со свежей кпустой и цыплятми, молоки жреные и вльдшнепов в сметне. Семен Никифорович любил хорошую кухню. Вот и от этого скоро придется откзться... Он проглотил сто грммов водки и зжевл черным хлебом. Мриш, н которую вдруг нпл мерихлюндия (с ней это бывло), поковырял молоки. Нстя вдруг зкпризничл, и няня принесл ей с кухни плого молок и печенья. Игорь, который всегд мог хвстться отменным ппетитом, видя ткое всеобщее уныние, огрничился борщом и солянкой...

– Кк, кстти, твоя охот? – вежливо поинтересов Семен Никифорович.

– Комры, – уклончиво пожловлся Игорь.

«То-то, я гляжу, у тебя физиономия клюквення», – злордно подумл Семен Никифорович. Поднимясь с мест и виновто оглядывя почти нетронутый стол, он вспомнил, что ндо бы вознгрдить Филипп з усердную службу...

Нстя очутилсь в кбинете рньше него. «Скзку!.. скзку!» – кричл он, подпрыгивя в кресле с большой крсочной книгой н коленях.

Семен Никифорович взял внучку н руки, вжно уселся. Обнимя Нстю, он рскрыл книгу. «Кк медведь с комром боролся», – прочитл он. Когд он зкрыл книгу, Нстя спросил:

– Дед, зчем медведь с комром боролся?

– Ну, нверное, они силой мерялись.

– Дед, кк же они силой мерялись? Мишк большой, комрик м--ленький.

– А это, Нстюх, очень хитря скзк. Мишк хоть и большой, комрик побороть не смог.

–Тогд им ндо было подружиться.

– Ух, ты ккя у меня умниц,– восхитился Семен Никифорович. – Вот видишь, мишк об этом не догдлся...

Игорь пришел з Нстей ровно в десять.

– Зйди потом ко мне, – попросил Семен Никифорович.

Когд он вернулся через несколько минут, Семен Никифорович сидел уже з столом, лмп в зеленом бжуре освещл его большие руки, лежщие н столе, и кожное кресло нпротив. Он кивнул головой, и Игорь сел в кресло.

– Я хочу с тобой поговорить, – нчл Семен Никифорович. – Двно хотел. – Он см удивился, кк тяжело двлись ему слов, он кк будто против ветр шел. – Ты – муж моей дочери, отец моей внучки. Я считю, ты должен знть о моем сегодняшнем рзговоре с генерлми. А тм – решй см.

И он перескзл весь рзговор слово в слово. Когд он змолчл и поднял взгляд н зятя, крсивые, тонкие губы у того дрожли.

– Я зню, – зговорил Игорь (в голосе его звенел обид), – вы считете меня подлецом. Вы считете, что я женился н Мрине только рди крьеры. Д, у меня бьи свои плны... Но кк вы могли подумть, что я брошу Мрину? Вот что, – скзл он сухо, поднимясь и зстегивя воротничок, – делйте что хотите, Нстю я вм не отдм.

Семен Никифорович усмехнулся.

– Д ты не кипятись, – примирительно скзл он. – Что ты рспетушился? Я тебя уведомил, тм решй кк знешь. Поведешь себя кк мужчин – молодец. Будешь тряпкой – Бог тебе судья. Одно помни, мйор: Мришу в обиду не дм. Ступй.

Игорь дернул крсивой головой и вышел... Семен Никифорович тяжело поднялся, постоял у ночного окн, глядя кк вьется з стеклом серя сволочь, нлетя из темнеть путясь в мрлевой сетке. Нконец решительно здернул зеленую штору и прошел в комнту для отдых. «Форд» миновл КПП, вырулил с подъездной дороги и помчлся по шоссе... Вотчин, небрежно рзвлясь в водительском кресле и выствив локоть в боковое окно, громким дискнтом вещл:

– И чего мы все глотки друг другу рвем, товрищи? Посмотрите, блгодть ккя. Взять корзиночку д н грибную охоту, ? Что еще человеку ндо?

– Н дорогу смотри, охотник, – посоветовл Стриков. Он достл из кителя плоскую бутылку и принялся свинчивть крышку.

– Человеку много чего ндо, – скзл Шустров. – Ему выпить и зкусить ндо. А ты видел, ккую Медведь кухню себе звел? Просто грф Толстой ккой-то. Повр личного содержит...

– М-д, – проговорил Стриков, нливя в крышку ровно до крев, – Филипп дорогого стоит...

– Тю, – скзл Вотчин, – ншли из-з чего огород городить. Сейчс приедем домой, велим кртошечки рссыпчтой, д с мслицем, д с рыбкой копченой, д с лучком...

Шустров хохотнул.

– Ты, Вотчин, человек простой. До безобрзия. А у людей могут быть духовные потребности. Что мы, собчки Пвлов? Лишь бы слюн кпл...

Колесо подпрыгнуло н чем-то, по днищу остро црпнул кмушек.

– Н дорогу смотри, – сердито скзл Стриков.

Шустров рссеянно глянул н дорогу. Впереди, метрх в тридцти, дрогнули кусты, и н дорожное полотно, рзмшисто вскидывя мослстые ноги, выбежл лось.

– Н дорогу! – крикнул Шустров. Он привскочил, но его отбросило обртно. Мелькнуло розовое рстерянное лицо Вотчин. Его руки бешено врщли руль. Огромное и темное нлетело н лобовое стекло, их рзвернуло, протщило юзом, мшин подпрыгнул и, нкренившись, сползл н обочину. В нступившей тишине что-то зтухюще дребезжло и звонко кпло...

– Что это было? – Вотчин облизнул пухлые губы.

– По-моему, это был лось, – скзл Стриков. Он осторожно ощупывл длинными, тонкими пльцми переносицу. – Думю, что ты его убил.

Шустрову нконец удлось открыть дверцу, и он выскочил из мшины. Несколько рз он обошел ее, осмтривя и ругясь черными словми.

Вотчин хотел повернуть ключ зжигния, но руки у него прыгли.

– Черт, не могу, – скзл он.

– Ерунд, – скзл Стриков. – Ккой ты после этого зговорщик?

Мшин звелсь...

– Нужно посмотреть, что с животным, – рссудительно скзл Стриков.

Дребезж покрышкой, они выехли н полотно.

– Вот он, – скзл Стриков.

Лось лежл неподвижно, судорожно вытянув мослстые ноги. Темня шерсть н боку слиплсь от крови. Нд мордой с въедливым звоном клубились комры... Вотчин плксиво скривил полное лицо.

– Черт его дернул выскочить н дорогу, – сокрушлся он. Ему было жлко лесного великн, еще больше себя.

– Подожди, – скзл Стриков. Он присел н корточки и, вынув из крмн носовой плток, стер копошщуюся мссу с морды животного. – Смотри-к! Вотчин уствился н испчкнный плток.

– Меня сейчс стошнит,– сдвленно скзл Шустров.

– Вы, городские, ни черт не понимете, – скзл Стриков, поднимясь и отряхивя руки. – Он бы все рвно сдох. Вишь, кк его комры обрботли?..

–Тк это что? – с ндеждой спросил Вотчин. – Выходит, он см под колес бросился? Тк, товрищ генерл-полковник? Алексей Ивнович?

– Тк, тк, не трхти, – скзл Шустров. – Лдно, поехли, меня эти сволочи уже достли. Отмхивясь, он нпрвился к мшине, и в это мгновение н дорогу нбежл легкя тень. Нд лесом поднялось серовтое облчко, зслоняя солнце. Оно вытянулось и сплющилось, кк блин. Воздух нполнился невыносимым для зубов звоном... В воздухе мгновенно сгустилось зудящее комриное облчко. Не сговривясь, генерлы бросились к мшине.

Когд нутро Семен Никифорович спустился к нкрытому н вернде столу, Мриш в белом ситцевом плтье сидел в плетеном кресле-кчлке, сухя ног ее был змотн бинтом и покрснел...

– О чем ты вчер говорил с Игорем? – резко спросил Мриш...

Он был рздржен, и Семен Никифорович подумл, что это, нверное, из-з ноги. Он подсел к столу и нлил себе теплого кофе.

– Что он тебе скзл? – спросил он, не глядя н дочь...

– Почему ты не любишь его? – почти крикнул он.– Ты его срзу возненвидел. Д, возненвидел! – Он бессильно зплкл.

Семен Никифорович опустил голову. Ему было тяжело и неловко...

– Почему ты его не любишь? Скжи, почему?

Семен Никифорович ничего не ответил. Он сидел, обхвтив огромными рукми крошечную фрфоровую чшечку, и думл о том, кк все сложно и хрупко, кк они не понимют и дже не слышт друг друг. Если отец не понимет дочь, дочь – отц, то что же говорить о чужих людях? Мриш уже вытирл глз рукми.

– Подогреть, что ли, кофе? – спросил он сердито...

– Нет, спсибо. Где Нстя?

–Опять утщил няню н речку. Ведь Игорь ее любит, любит. – Он требовтельно посмотрел н него, словно ожидя, чтобы он немедленно, не сходя с мест признл это...

– Опять в лес ушел? – спросил Семен Никифорович. – Тесно ему здесь, – пожловлсь он н муж. – Думешь, ему охот нужн? Он от всего этого бежит, – он обвел рукой вокруг.

Семен Никифорович хотел было скзть, что рди всего этого он стл зятем генерл, но вовремя удержлся... Нстя с няней возврщлись с речки. З ними тщился, сердито отмхивясь от Треф, лесник Бексов в рзвесистой ушнке. Семен Никифорович поздоровлся с Бексовым...

– Ты, Аркдий, моего зятьк не видел? – спросил Семен Никифорович.

– Дк это, – суетливо скзл Бексов, – не ходил я н болото-то еще...

Бексов, подобрв волочщиеся полы солдтского плщ, взошел н вернду и снял шпку...

– Дк это, – нчл он уже более рзвязно, нхлобучивя шпку н голову и усживясь н стул, – зять вш, Игорь Андреич, нбедокурил третьего дня.

– Что ткое?– удивился Семен Никифорович.

Бексов неторопливо достл ппиросу, зкурил и только после этого обстоятельно рсскзл, что н болоте Черном, н островке, ккурт возле строй землянки геодезистов, уже лет тридцть вляется в небрежении некий грегт, «Зонд» нзывется. Стрнный, и ржвчин его не берет, титновый, должно быть. Не инче, геодезисты его тм и бросили. В точности он об этом знть не может, до него еще было. А только до недвнего времени пребывл он в целости и сохрнности, рзве помят мленько, третьего дня, ккурт в полдень, проходит он мимо того островк и видит: одн стенк проломлен и через дыру ровно кефир вывливется, и вод кругом уже вся беля, кк молоком рзбвлення.

– Почему ты думешь, что это Игорь?

– Рубчики его, – скзл Бексов с готовностью. – А только лучше бы ему туд не ходить, – скзл он. – Комр нонче злой. До третьего дня ровно еще ничего было, терпимо. А третьего дня, ккурт в полдень, прохожу мимо островк, дк это, лесу з комром не видть. Н вернду вышл, сильно припдя н ногу, Мриш.

– Что вы говорили про Игоря? – спросил он подозрительно.

– Ты не знешь, он н болото пошел? – спросил Семен Никифорович.

– Что вы все з ним следите? – вспыхнул Мриш.

– А зря кипятишься, девк, – скзл Бексов нствительно. – Семен Никифорович не нпрсно беспокоится. Комр нонче много рзвелось н болоте.

– Ты бы сходил туд, Кузьмич,-скзл Семен Никифорович. – Мло ли что...

– Н болото он пошел! – крикнул Мриш. – Вот увидите, он сейчс же вернется.

– Вчер он вернулся в десять, – зметил Семен Никифорович. – А сейчс уже половин первого. И почему он не взял ружье?

– Он с фотоппртом ходит, – скзл Мриш. – Он мне вчер рсскзывл... я не совсем понял... Что-то он тм увидел н болоте. Он говорит, это связно с космосом, что-то тм с Мрсом...

Семен Никифорович невольно усмехнулся. Он знл, что зять увлекется историей космонвтики, и считл это пустой тртой времени.

– Я говорю, он это был, – скзл Бексов. – Его рубчики.

Не прощясь, он зшгл в лес.

– Тк что тм про Мрс? – спросил Семен Никифорович рссеянно.

– Подожди, я тебе сейчс покжу. – Мриш, подпрыгивя, убежл в комнту и тут же вернулсь с большим льбомом в рукх. Это было ккое-то згрничное издние, посвященное советской космонвтике... – Вот смотри. – Мриш открыл льбом, зложенный н рзвороте с черно-белыми фотогрфиями. Это были фотогрфии космических ппртов. Семену Никифоро-вичу срзу бросилось в глз, что н всех ппртх одн и т же ндпись: «Зонд». Только порядковые номер рзные. Н листке-зклдке было что-то нписно мелким, ровным почерком зятя. Мриш прочитл: «Следующя стнция серии („Зонд-4“), оснщення спускемым ппртом, был зпущен 1 ноября 1969 год. Однко из-з выпдения шттив прогрммного зпоминющего устройств н 33-й секунде рботы произошло преждевременное отключение рзгонного двигтеля. Причиной этого стл недостточня прочность шттив при сильных вибрциях второй ступени ркетоносителя. Стнция остлсь н орбите ИСЗ с нклонением 64.7°, высотой 200 н 226 км и периодом обрщения 88.7 мин. 2 ноября он, по официльной версии ЦУП, вошл в плотные слои земной тмосферы и сгорел». По официльной версии... Ну, теперь ты понимешь?

Мриш остлсь ждть Игоря н террсе, Семен Никифорович снов поднялся к себе. Его одолевло недоброе предчувствие... Д еще Треф, збрвшийся под стол, нервно, протяжно зевл и нчинл время от времени тоскливо поскуливть. А потом Семен Никифорович услышл крик Мриши... Он торопливо вышел н блкон и увидел, кк со стороны лес, штясь, приближется Бексов. Он был без шпки, и вообще вид у него был ккой-то дикий. Семен Никифорович перевел взгляд н лес, прищурился, не понимя, что это з серя туч в ярко-синем небе нд соснми.

Туч росл и сгущлсь н глзх, вздулсь бугром – и вдруг устремилсь вперед. Бексов обернулся и прибвил шгу, Мриш, припдя н ногу, спешил ему нвстречу.

– Где Игорь? – крикнул он издлек. Бексов, взмхнув рукми, выкрикнул что-то нечленорздельное и пробежл мимо нее... Семен Никифорович почувствовл, кк ледяные пльцы с силой стискивют желудок. Треф скулил, збившись под стол. Семен Никифорович в спешке спустился вниз, громко зовя Филипп и няню. Но тут же збыл о них, когд увидел перед собой Бексов. Бексов был н себя не похож, рожу перекосило, глз зплыл. Он тяжело дышл, хвтя себя з грудь.

– Виновт! – прорыдл он. – Не ншел я его... Мшин н обочинке стоит, см кк в воду кнул... Виновт. Семен Никифорович!..

Семен Никифорович оттолкнул его и выбежл н крыльцо... В воздухе потемнело, кк будто н солнце нползл туч или поднялся пылевой смерч. Перед лицом метнулись первые, необычйно крупные комры. Только сейчс Семен Никифорович обртил внимние н низкое, бсовое гудение, нполнявшее уши. Тк гудят провод высокого нпряжения...

– Где Нстя? – отрывисто спросил Семен Никифорович.

– У себя в комнте, – испугнно скзл няня.

– Окн в комнте зкрыты?

– Рзве можно – сквозняки?

Семен Никифорович кивнул, см уже думл о другом. Ему кзлсь, он что-то збыл. З стеклянной дверью рзливлся мрк, кк перед грозой. Он быстро подошел к двери и плотно зпер ее. Он никк не мог сообрзить, что его беспокоило. Сотни крупных комров колотились в стекло, кк мотыльки, и еще тысячи клубились в потемневшем воздухе. Дже через зпертую дверь слышно было, кк они злобно зудят... Семен Никифорович огляделся, оценивя обстновку...

«Ндо позвонить н КПП, – подумл Семен Никифорович. – И вызвть спстельный вертолет». Он попытлся вспомнить, куд положил сотовый телефон, – и вдруг понял, что его беспокоило все это время. Он збыл зкрыть блконную дверь в кбинете! И только успел подумть об этом, кк нверху рздлся истошный визг Треф. Пес, кк выпущенный из пушки, вылетел н середину холл, чихя и мотя ушми. Вид у него был ошеломленный.

– Нстя! – зкричл Мриш, хвтя больную ногу и тщетно зствляя ее повиновться. Семен Никифорович был уже н лестнице. Испугння Нстя влетел в его объятия, вжлсь личиком в плечо. З нею по ступенькм едв не кубрем, зкрывя лицо рукми, сктилсь няня.

– Все в комнту! – крикнул Семен Никифорович. Они гурьбой кинулись в кбинет Игоря. Треф злетел в комнту первым и збился под компьютерный стол... Зхлопнув дверь, Семен Никифорович бегло оглядел кбинет зятя. Он был невелик, и впятером здесь было тесновто. Бексов, неловко подвернув под себя руку, лежл н дивне. Мриш сидел з компьютерным столом. Нстю няня посдил н стол. Филипп проверял, хорошо ли зперто окно.

– Что делть будем, дочь? – спросил Семен Никифорович.

Мриш поглядел н мужнин компьютер.

– Игорь пользуется электронной связью, – неуверенно скзл он. – Я могу попробовть связться с кем-нибудь...

Мриш нморщил лобик, вспоминя, чему учил ее муж, и решительно взялсь з мышку...

– Сейчс я отпрвлю письмо кому-нибудь из друзей Игоря, и он сообщит обо всем в штб. – Пусть он позвонит Шустрову, и тот пошлет спстельный вертолет, – скзл Семен Никифорович. – Мы обязтельно нйдем Игоря, обещю! Мришв прикусил губу и принялсь тыкть пльчиком по клвитуре. Что-то привлекло ее внимние, он торопливо пощелкл мышкой, и ккя-то фотогрфия нчл прорисовывться во весь экрн.

– Смотри, пп! – воскликнул он. – Это Игорь послл кому-то ночью... Н фотогрфии был изобржен болотистя местность, небольшой островок с несколькими березми и что-то темное, с рыжевтым оттенком, н переднем плне. Семен Никифорович пригляделся – это были остнки ккого-то грегт, по форме они нпоминли космический ппрт, который он видел в льбоме.

– Ты можешь скзть, куд он отпрвил эту фотогрфию?– спросил он.

– Сейчс, попробую. – Мриш пощелкл мышкой. – Вот! Некто Влентин С. из Москвы. Больше тут ничего не нписно.

Что-то пискнуло в компьютере, внизу открылось окошечко, по которому побежли слов: «Игорюня, ты н посту?» Мриш отбил: «Кто вы?» В окошечке снов побежли слов: «Кончй приклывться. Стрых друзей не узнешь? Вльк это»... А в окошечке продолжли появляться слов: «Слушй, мужик, ты был прв. Это оно смое. Акдемик просто в осдок выпл, когд узнл. Он срочно вылетет к вм в округ. И с ним еще целя шобл. Ткой шухер поднялся – что ты! :-) Ты теперь будешь знменитость. Чего молчишь, язык проглотил?»

– Я нпишу ему, что это не Игорь... «Влентин, это не Игорь. Игорь ушел в лес и до сих пор не вернулся. Вы общетесь с его женой Мриной. Мы зперты в доме. Кругом комры. Не можем выйти. Вы должны позвонить в штб Н-ского военного округ по телефону... и передть Шустрову, чтобы он послл з нми спстельный вертолет»...

Он вздохнул с облегчением, когд в окошечке снов побежли слов: «Вы меня не рзыгрывете? Игорь, подлец, я зню, что это ты! Брось придуривться». «Это не Игорь. Пожлуйст, верьте нм». Н том конце снов змолчли. Нконец появилсь лконичня ндпись: «Хорошо. Звоню по укзнному телефону. Отбой».

Мриш был блгодрн отцу з то, что он сумел уговорить пилот сделть крюк. Пилот, мужчин лет сорок, откзывлся, твердил, что у него здние, что в мшине слишком много пссжиров и что им не хвтит горючего. Мриш слушл его и с ужсом думл, что же он стнет делть, если пилот все же не соглсится. Он был готов н все-только бы нйти Игоря...

Игорь... где-то тм, н болотх... нуждющийся в помощи, быть может, рненный, но живой, он в этом уверен, живой! Он тк и припл к пыльному стеклу иллюминтор... Промелькнул просек с линией высокого нпряжения, прямо под ними потянулсь дорог, и Мриш увидел джип. Сердце у нее подпрыгнуло. Он готов был зкричть: остновитесь! Семен Никифорович, нклонившись к пилоту, что-то скзл ему в смое ухо и мхнул рукой впрво, в сторону болот.

Внизу потянулсь чхля рстительность, угнетення скоплениями бурого железняк, которым изобиловли здешние болот. Только вод между кочкми имел стрнный белый цвет, кк будто здесь рзлили молоко. Много молок. И вился нд болотом серый дымок, кк н свежем пожрище... Семен Никифорович попросил снизиться, и тут же весь пейзж внизу пришел в движение. Снчл могло покзться, что нд болотом поднялся серый дым, но этот дым вел себя кк-то стрнно. Он был словно живой. Он рздлся в стороны, поднявшись выше деревьев, ", росших по берегу болот, и словно бы рдушно рсчистив посдочную площдку в смой топи. Что-то рыжее диссоннсом бросилось в глз, но Мриш не успел рзглядеть это кк следует. Дым тем временем уплотнялся по крям обрзоввшейся воронки, огромными комьями, похожими н вороньи гнезд, повисл н верхушкх деревьев, рспдлся н отдельные обрзовния и вновь собирлся в плотное облко...

С кждой секундой ндежды отыскть Игоря с воздух тяли. Нконец пилот, решительно сжв губы, рзвернул мшину против солнц, и Семен Никифорович ничего ему не скзл. Сердце у Мриши упло. Это ознчло одно: конец. Больше он ничего не помнил. Голов был кк в тумне. Он все видел и слышл, но ни обрзы, ни слов почти не здерживлись в пмяти. И только когд вокруг нчло происходить что-то экстрординрное, он словно выпл из прозрчного кокон – и мир взорвлся звукми и крскми. Прежде всего он зметил, что пилот очень бледен. Он судорожно вцепился в руль, пытясь его удержть, что удвлось ему с большим трудом. Зтем он услышл ндсдный крик отц и увидел его выкченный глз. И только потом до нее дошло глвное: что-то случилось с двигтелями. Ровный и мощный шум винтов стл двть перебои. Пилот попытлся что-то сделть, но винты, издв пру нтужных звуков, кк если бы в кулк поймли гигнтскую муху, змолчли, и в нпряженной тишине, возникшей, кк пуз перед чем-то стршным, рздлся нрстющий свист-они пдли. Внизу мелькнуло збетонировнное поле, ккие-то постройки с локторми н крыше, огромные черные цистерны... Зтем – удр, и – мрк...

...Мриш очнулсь в кком-то помещении с белыми стенми и белым потолком. Он лежл н жесткой, узкой кушетке с кожным вликом под головой... Он повернул голову и увидел отц.

– Н-стя, – с трудом проговорил он.

– С Нстей все в порядке, – торопливо скзл отец. – Он с няней и Филиппом. Кк ты?

Мриш не ответил. Он снов отвернулсь к окну и стл смотреть н длекий лес и прицепившееся к нему облчко. Ей почему-то подумлось, что это облчко – весточк от Игоря, и мгновенно в уголке глз скопилсь горячя влг... Семен Никифорович поглдил руку дочери, поднялся и вышел. Бексов лежл в медицинской комнте, он был очень плох, в лице ни кровинки, н губх выступил пен стльного оттенк. Уже несколько чсов он был в глубоком обмороке. З это время весь облик его стршно изменился, кож нчл шелушиться, волосы потеряли цвет и выпдли пучкми, ногти сделлись ломкими и слоистыми. Дышл Бексов судорожно, с громким сипением. Похоже было, что он умирет.

В углу н носилкх лежл, прикрытый простыней, пилот. Он умер еще н поле, но перед смертью успел скзть... Шустров предл Медведя. Он отдл рспоряжение пилоту доствить генерл н зброшенный эродром и устроить все тк, чтобы генерл не мог выбрться оттуд до конц комриной зврушки. И тогд все лвры победителя достнутся Ббкину и иже с ним... Кким глупцом он был, что соглсился н эту феру!.. Нверняк и двигтели вышли из строя не сми по себе...

Семен Никифорович вышел в зл ожидния, где в креслх сидели Филипп, няня и Нстя... Он вернулся к Мрише и тут увидел, кк н взлетное поле беззвучно один з другим спускются огромные черные вертолеты. Он стоял и смотрел, кк отвливются в стороны овльные люки и из них, кк горошки из стручков, сыплются люди в зщитной форме. Прибыл кдемик из Москвы.

– Вм крупно повезло, генерл. – Полковник поковырял пльцем в зубх и придирчиво осмотрел ноготь. – Когд мы прибыли в окружной штб, тм уже почти никого не остлось. Сплошня серя мсс. Комр. Во всем зднии один генерл, д и тот обгдился от стрх. Этот... кк его... Ббкин?.. Ббев?.. зместитель вш... додумлся зсыпть окрестные лес инсектицидми, и это плохо зкончилось. См-то он, конечно, унес ноги, вот люди его... Из медицинской комнты вышел, стягивя н ходу резиновые перчтки, военный врч... Он присел н корточки, привлившись спиной к стене, и зкурил.

– Кк он? – спросил Семен Никифорович...

– Я бы скзл, что это железодефицитня немия.

– Анемия? Млокровие?

Врч кивнул и добвил:

– Редкя форм. Я никогд о ткой дже не слышл. – Он словно бы рзмышлял вслух. – При железодефицитной немии резко снижется содержние желез в оргнизме и нрушется обрзовние гемоглобин в крови...

– Дльше, – потребовл Семен Никифорович.

– Дльше все просто, – оживился врч. – Железо является ниболее рспрострненным микроэлементом в оргнизме и одним из двух ниболее чсто встречющихся в природе. В то же время в виде свободного ион оно очень токсично, поэтому всегд нходится в связнном состоянии и зщищено белковой оболочкой... Теперь смотрите, что получется. С одной стороны, в крови ншего подопечного желез почти не остлось, отсюд – все типичные проявления железодефицитной немии: бледность, сердцебиение, одышк, сухость кожи, ломкость ногтей, выпдение волос. С другой стороны, нблюдется избыток желез в виде свободных ионов, идет сильнейшя интоксикция оргнизм. Конечно, все нлизы проведены в полевых условиях, в мини-лбортории... – Он вдруг змолчл и поднялся.

Семен Никифорович обернулся. Перед ним стоял молодой подтянутый мйор.

– Акдемик ждет вс, генерл, – козырнул он.

Акдемик окзлся низеньким, сухоньким стричком с злизнной н сторону серебристой челкой н узкой, бледной голове, в шттском костюме, с мелкими, быстрыми движениями...

– Вы сми видели его? – спросил он и очень огорчился, узнв, что Семен Никофорович см н болоте не был. – Я бы мизинец отдл, чтобы побывть тм.

Семен Никифорович ничего не скзл. После известий о предтельстве Шустров и о том, что случилось с его штбом, он чувствовл себя глубоким стриком. Словно бы кто-то выкчл из него жизненные силы.

Акдемик между тем продолжл:

– Вш зять весьм предусмотрительно снбдил нс фотогрфиями. Весьм предусмотрительно. Но теперь вы уже вряд ли чем способны помочь. Это дело ученых. Д вы и беды нделть можете. Вот кк с этими вшими инсектицидми. Ну кто, скжите н милость, ндоумил вс опыливть болот инсектицидми? Не посоветоввшись! Ай, кк неосторожно! В результте мы имеем дополнительную головную боль.

Семен Никифорович не стл уточнять, что прикз опыливть болот инсектицидми отдл не он. Он поглядел н детскую челку с бешенством. Акдемик вызывл у него острейшую нтиптию.

– Головную боль мы имеем в результте вших дьявольских экспериментов!

Акдемик зсмеялся – кк будто кузнечик зстрекотл.

– Вы нделяете нс инфернльными чертми, Семен Никифорович. Н смом деле все горздо проще. Можно скзть, будничней. Это не более чем тргическя цепь случйных совпдений. Я слышл, вши болот богты бурым железняком... Ну кто бы тогд, в конце шестидесятых, мог предположить? ...Теперь уже многое не секрет. В истории ншей космонвтики бывли весьм презбвные, если уместно тк вырзиться, случи... – Он улыбнулся, словно збвные случи в истории космонвтики доствляли ему физиологическое удовольствие. – Вот возьмите Мрс... Что и говорить, он нм дорого обошелся. А что толку? Почти все сделли мерикнцы. Это было время больших поржений. И большой лжи. Но были, конечно, и у нс успехи. Все же мы первые совершили мягкую посдку н поверхность Мрс, д. Или возьмите этот проект, – он кивнул ручкой н снимки: – Ведь это уму непостижимо! Америкнцы только сейчс всерьез здумлись об «оживлении» Мрс, мы знимлись этим уже в конце шестидесятых. Говорил кдемик не без вдохновения, но Семен Никифорович слушл его рссеянно...

– Это был сверхсекретный проект, и дже сейчс о нем мло кто знет. Мы рботли совместно с лборторией по рзрботке биологических видов оружия. Ншими советскими биологми были создны генетически модифицировнные земные микробы, из тех, что привыкли жить в экстремльных условиях. Железобктерии, получющие энергию з счет восстновления метллов. Их-то мы и плнировли зпустить н Мрс. Атмосфер Мрс состоит из углекислого гз, озон в ней нет, и н поверхность пдет мощный поток ультрфиолетового излучения. Жить тм, можете мне поверить, весьм неуютно: сухо, очень холодно и мло свет. Перед ншими мленькими друзьями стоял непростя здч – нсытить тмосферу кислородом и извлечь из мрсинского грунт углекислый гз и зот. Уже потом, н подготовленную тким обрзом почву, мы плнировли пересдить генетически модифицировнные земные лишйники, деревья, нсекомых...

– ...людей, – язвительно добвил Семен Никифорович.

– Кк, кк вы скзли? – не срзу рсслышл кдемик.– Д вы, генерл, шутник!...

– Я одно не могу понять, – проговорил он, – зчем это было нужно?

– А приоритет?

– И теперь этот вш приоритет лежит у меня н болоте и плодит комр. И никкой дуст его не берет.

– А вот это совершенно верно! – поднял плец вверх кдемик. – Трдиционные инсектициды ншему комрику нипочем. Дже, нпротив, служт ему питтельной средой. Подтверждено лборторными испытниями.

– И что прикжете теперь с ним делть?

– Ничего, дорогой генерл. Со временем он см вымрет. От голод. Сейчс глвное – прекртить рзмножение железобктерий. Честно говоря, я плохо предствляю себе, кк это сделть. Не збывйте, что они были создны для преобрзовния целой плнеты, причем горздо более суровой, чем нш лсковя струшк Земля. У них нет никких естественных вргов, и рзмножются они с чудовищной скоростью. При этом учтите, что вся их жизнедеятельность построен н восстновлении метллов, прежде всего желез. А железо – вжный строительный мтерил любого рстения, любого оргнизм. Вы уже видели, кк воздействуют железобктерии н человек. Вот почему вжно кк можно скорее нйти «Зонд» и изолировть его. Возможно, нм придется збетонировть болот. Я уже говорил с Москвой. В смом скором времени сюд будут послны грузовые вертолеты.

– Что же вы, сволочи, делете? – с горечью скзл Семен Никифорович. -Ткую крсоту – в мрсинскую пустыню? А Игорь? – неожиднно вспомнил он Мришу. – Кк же Игорь?

Акдемик только рукми рзвел. Семен Никифорович рзгорячился:

– Вы же сми говорили, что мизинец бы отдли, только чтобы взглянуть!.. Д куд вм! Вы прокисли в своем кбинете и никогд не нберетесь смелости взглянуть в глз вми же созднному чудовищу!

Они оствили вездеход н обочине рядом с джипом и дльше пошли пешком. Сухой, подвижный кдемик н звисть бодро шгл впереди, в ярко-желтом с черной полосой спецкостюме он нпоминл осу. В прорезиненном костюме было жрко и душно, прямоугольное окошечко нпротив лиц не позволяло смотреть под ноги, и Семен Никифорович чсто спотыклся. Все кусты были облеплены комром, он вяло копошился, при случйном прикосновении обвливлся серыми комьями. Было очень стрнно окзться в порженном болезнью лесу. Зелени почти не остлось, он сделлсь пепельно-серой и рссыплсь в пльцх, кк сгоревшя бумг...

Семен Никифорович слышл только свое шумное дыхние, оно отдвлось в нушникх, и ^огло покзться, что дышит кто-то другой. По мере приближения к болоту комр стновился возбужденней и злобней. Он нлетл н спецкостюм, рзбивлся об окошко, оствляя н нем кровь и кишки. Семен Никифорович попробовл протереть стекло рукой, но только рзмзл грязь. Он прибвил шгу, догоняя кдемик... Желто-черня спин кдемик мелькл длеко впереди. Семен Никифорович зметил, что вся вод между кочкми беля, кк будто здесь рзлили молоко. Повсюду влялись птичьи трупы. Комр в воздухе стло особенно много. Он сумтошно мельтешил перед окошком, отвлекл, рздржл. Семен Никифорович принялся отмхивться от него рукой, но это мло помогло. Вдобвок он вдруг обнружил, что совсем отстл и потерял из виду кдемик. Он хотел было включить переговорное устройство, но вспомнил про язвительный тон кдемик и передумл.

...Посреди болот торчл островок, н котором росло несколько березок. Акдемик вышел к нему почти случйно. Он рздвинул голые кусты боярышник и срзу увидел эту огромную, вросшую в землю, крсную от оклины метллическую трубу. Это был он!.. Оступясь н крутом склоне, поминутно опускясь н четвереньки, кк богомолец н Сине, кдемик приблизился к трубе. Перед ним были слв и позор человечеств. Торжество рзум и торжество безумия. Алчный молох, пожрвший тысячи человеческих судеб, и невинный гнец, принесенный в жертву случйности. Перед ним был втомтическя мрсинскя стнция, некогд белоснежно-прекрсня, теперь обгоревшя и покореження, с пустым приборно-пршютным контейнером, нсквозь проеденным тормозным конусом и погнутой соединительной рмой, сквозь которую проросл чхля березк.

Один бок метллической трубы был пробит, и через прореху вытекл беля коллоидня жидкость, згустевшя и ствшя комковтой, кк жирный кефир. Он стекл по берегу в болото, отрвил воды, нпитл рстения. Генетически модифицировнные железобктерии, привыкшие выживть в экстремльных условиях. Только вместо суровой, гибельной пустыни Мрс – попвшие в живительное, богтое бурым железняком южнороссийское болото...

Комр бесновлся нд островком. Он бесновлся нд всем болотом. Весь лес шевелился комром. Небывлым, не имеющим естественных вргов, ждно уничтожющим птиц, зверей, при случе – людей. И он тоже был порождением человеческого рзум и человеческого безумия.

Акдемик обошел покореженную трубу вокруг. И вдруг его ног провлилсь в ккую-то яму. Чьи-то пльцы вцепились в его лодыжку. Кроввые, обмотнные тряпьем руки тянулись к нему из-под земли. В этом было что-то инфернльное, и кдемик зкричл высоким кроличьим голосом...

...Семен Никифорович, здыхясь и обливясь потом, брел по болоту. Что он здесь делет? Ну лдно – кдемик. Акдемик чувствует вину з случившееся... В конце концов, его привело сюд любопытство. Ведь он же ученый. «А я-то? Я-то что здесь делю? Рди чего я здесь? Рди человек, которого не люблю и презирю?.. Что я сильнее ккого-то тм жлкого комр? Но рзве с комром приходится бороться? С смим собой! Только тк, – с внезпной отчетливостью подумл он, – только тк – с смим собой! Только тк и можно победить его!» Откуд-то долетел слбый крик. Семен Никифорович остновился, прислушивясь. Крик доносился со стороны остров. Он продрлся сквозь кусты и увидел борющегося с Игорем кдемик.

Крсвчик Игорь прятлся от комр в зброшенной землянке геодезистов. Голов и руки у него были обмотны обрывкми рубшки, щеки ввлились и поросли седой щетиной, взгляд сделлся ккой-то безумный. Они вытщили Игоря из землянки и быстро нтянули н него зпсной спецкостюм.

«Вот и все», – скзл смому себе Семен Никифорович. Он вдруг с удивлением понял, что не чувствует ни рдости, ни волнения.

Сейчс он думл только об одном: кк бы добрться до дому. Ничего другого он не хотел тк, кк содрть с себя мрсинский костюм и збрться в горячую внну.