/ / Language: Русский / Genre:sf_detective / Series: Хроники Вселенной

Кодекс поведения

Кристин Смит

Когда-то она была человеком. И не просто человеком, но — капитаном в войсках, высланных правительством Содружества на далекую планету, дабы погасить вспыхнувшую там гражданскую войну. Однако военные силы Содружества не смогли выполнить свою миссию — более того, втянулись в конфликт и сами… Много лет назад ее объявили погибшей. Но она — жива. Жива благодаря искусству врачей, «чужих», подаривших ей новое лицо и новое — получеловеческое — тело, далеко превосходящее по своим возможностям тело прежнее. Долгие годы она скрывалась от закона Скрывалась от Содружества. Но теперь ей придется сражаться. Сражаться в открытую…

Кристин Смит

Кодекс поведения

Впервые симптомы патологического состояния проявились в стрессовый период жизни пациентки. Таким образом, легкое нервное возбуждение, как правило, предшествующее острой фазе, можно соотнести как с особенностями имплантации, так и с другими, более тривиальными обстоятельствами.

Из внутреннего бюллетеня. Неоклона — Сиэтл. Дж. Шрауд, В. Парини, о пациентке С-1

Глава 1

Джени вышла из станции подзарядки, и холодная утренняя сырость тут же просочилась сквозь тонкую куртку. Она сунула заметки со своего предрассветного совещания в боковой карман сумки и на минутку оглянулась назад. Мокрые от дождя скиммеры в беспорядке облепили громоздкие тумбы. Огни струйной подзарядки мерцают, как далекие звезды. Все вокруг залито холодным синим светом одинокого фонаря. Ни души. Ни звука.

Джени шагнула. Остановилась. Она почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд, от которого по спине забегали мурашки. Девушка обернулась.

В нескольких метрах от нее на брошенном погрузочном контейнере сидел бродячий кот и смотрел на нее со своего наблюдательного пункта. Несколько секунд он не сводил с Джени глаз, а затем бесшумно спрыгнул на землю и исчез в переулке. Через мгновение девушка услышала шум нападения, а вслед за ним — сдавленный писк.

Так знакомо. Бедная мышка. Она, пожалуй, даже не успела понять, что это было. Джени могла ей посочувствовать: совещание прошло в том же духе и с аналогичным результатом.

Да, девочка, похоже, все забыли о существовании планеты Вэйлен. За две недели частный транспорт в доках подешевел в три раза. Просто ой-ой-ой.

Она засеменила вдоль боковой улочки, ведущей к главной дороге. Когда Джени заворачивала за угол, в правом колене что-то щелкнуло, и, оступившись, она налетела на двух пьянчуг, которые, по-братски поддерживая друг друга, только что вышли из забегаловки, которых в Северном Порту без счета. Джени быстро отстранилась и поспешила прочь, а один из выпивох громко крикнул ей вслед. Что-то о том, как она, прихрамывая, «виляет задницей». Джени мельком взглянула через плечо на яркие корабельные нашивки и похотливо осклабленный рот. Девушку бросило в жар, и она, не останавливаясь, поспешила дальше.

Джени вошла в холл общежития офицеров торговых судов, приветливо махнула рукой администратору и прошла в уголок топографического видео. Несколько человек из обслуживающего персонала уже сидели на полу перед экраном, старательно расположившись таким образом, чтобы в поле зрения попадала стойка.

Чтобы вовремя заметить управляющего. Джени молчала, пока не вошла в радиус поглощения звука. Она прекрасно понимала, что такое передышка без разрешения начальства.

Одна из горничных кивнула.

— Привет, Кори, — сказала она, не отрывая глаз от экрана, — Это «Кэп-Нет». Только начинается.

Джени быстрым взглядом окинула небольшую группу собравшихся, примечая их лица и униформы. Она не знала их имен: Джени старалась избегать лишних сложностей, связанных с именами.

— А где механик? — поинтересовалась она.

— Все еще болеет, — ответила горничная. — Должен быть завтра. Он с ума сойдет, что не слышал твоего вопроса, — озорно хихикнула девушка. — Я передам ему, что ты интересовалась. Он говорит, что ты прелесть.

В ответ Джени улыбнулась своей особенной мимолетной улыбкой Кори — девушки, которая в определенных ситуациях краснела и, не останавливаясь, шла дальше. Она откинулась на спинку сиденья и удовлетворенно отметила, что ее появление не вызвало особого оживления. Да, за эти шесть месяцев Кори Сато, инспектор по контролю документации, неплохо устроилась в Северном порту. Джени Килиан казалась далекой, как никогда.

До сегодняшнего совещания.

Дела плохи, девочка. Последние две недели NUVA-SKAN не отвечает на наши звонки. Даже хааринцы жалуются. Но ты же не могла все это предвидеть, правда?

Тревожные думы Джени прервал форсированный голос из головизора:

— Содружеству оказана большая честь, открывающая новый, волнующий этап взаимоотношений между людьми и идо-мени, — частила ведущая «Кэп-Нета».

Не имеет ни малейшего представления о том, о чем она говорит, подумала Джени, наблюдая, как члены Кабинета Содружества поднимаются на помост с навесом, сооруженный перед роскошным зданием резиденции премьер-министра. Изо ртов шел пар. Несколько министров, не надевших пальто, дрожали от холода в своих официальных, форменного цвета, костюмах. Зимой Чикаго выглядел даже менее гостеприимным, чем Северный порт, насколько это вообще было возможно.

Министр финансов Абаскал со своим обычным румянцем, ужасающе контрастирующим с его золотистым кителем, выкатился на подиум, чтобы «сказать несколько слов».

— Где же посол? — буркнул кто-то.

— Он позднее появится. Ты что, хочешь, чтобы бедный уродец окоченел от холода?

— Никогда еще не видел его так близко. — Один из дневных официантов взглянул на часы. — Все четырнадцать министров собираются толкать речь? Это на несколько часов затянется.

— Не все четырнадцать, — ответила старшая официантка. — Нету Ван Рютера.

В самом деле? Джени изучала ряды лиц, высматривая среди них то, которое она знает. Знала. Когда-то давно.

— Очень жаль, — сказала она. — т Он самый красноречивый во всей компании.

— Он что, тебе нравится? — Официант взглянул на «Джени через плечо, презрительно усмехнувшись. — Они ж его там за козла имеют.

— Зато он знает идомени, — возразила Джени. — Это больше, чем можно сказать об остальных.

— Что-то его не видно после того, как погибла его жена, — заметила старшая официантка. — Бедняга.

— Зато о нем много чего слышно, — буркнул официант. — Коз-зел.

На экране Абаскал завершил свою речь и, вознагражденный вялыми аплодисментами, уступил место министру торговли Аль-Мухаммеду. Джени подалась вперед, прислушиваясь к голосу оратора, заглушаемому болтовней остальных зрителей. Министерство контролировало торговлю и транспорт — возможно, что-то из сказанного Аль-Мухаммедом прольет свет на спад на Вэйлене.

— Аль-Мухаммед — это «А» в NUVA или «А» в SKAN? — пропищал кто-то, заглушая голос министра.

Ну дает! Джени перебросила сумку через плечо и прошла между сидящими.

— Аль-Муххамед — это «А» в SKAN, — сказала она, отвесив говорившему легкий подзатыльник.

— Еще один гомик, — не унимался официант.

— Кори, ты же хотела посмотреть, — бросил кто-то ей вслед. — Пропустишь посла.

— Мне нужно идти. Посмотрю где-нибудь в другом месте.

Там, где потише. Могла бы придумать что-нибудь получше, чем смотреть программу в компании. В таких случаях никто не должен мешать. Чтобы можно было все обдумать. Взвесить.

Формально мы возобновили отношения с идомени. Джени помассировала живот: начал болеть желудок. Чудесно. Она шла мимо сооружений из черно-желтого термостойкого скандиевого кирпича к административному зданию Северного Порта. Элегантная двенадцатиэтажная громада возвышалась, словно суровый, но всепрощающий патриарх, дающий напутствия своим блудным детям. Аудиторская помощь Управления Межпланетного сообщения. Рекомендации министерств торговли и финансов. Судя по внешним проявлениям, родственные отношения оказались очень прочными.

Но, если верить старой пословице, внешние проявления могут оказаться обманчивыми.

Что тебе за дело до неженок из Гув-Холла, подружка? Что такого интересного там происходит, что ты слоняешься там каждый день?

Джени ускорила шаг, оставляя позади деловой район, глядя на свое отражение в витринах магазинов и глянцевых кирпичных стенах. Она обратила внимание на прихрамывание лишь пару месяцев назад и решила, что виной тому местный климат и дешевый матрас.

Кроме всего прочего. Шаг. Правой. Другой. Ле…вой. Так и есть. В левой ноге понижена чувствительность. Да и в левой руке. Недостаток чувствительности иногда затруднял быстрое движение. Но для ее работы это не имело большого значения. И вовсе я не виляю задницей — Джени взглянула на свое отражение — во всяком случае, это не так уж заметно.

Оставляя позади квартал за Кварталом, Джени шла, стараясь рассеять растущее недовольство собой. Она миновала склад, станцию долгосрочной подзарядки скиммеррв, затем трехсотметровый отрезок песков и кустарника, пока наконец не подошла к жилым домам.

Фасады одно- и двухэтажных зданий из шлакоблока с виду были обыкновенными, но внимательный наблюдатель заметил бы небольшие отличия. Немногочисленные, маленькие окна. Отсутствие дверей, выходящих на улицу. Глухие стены, обращенные к части города, населенной людьми. Люди не знают, что такое порядок, вот благочестивые идомени и отводят глаза.

Низкие тучи разверзлись, и хлынул холодный дождь. Джени набросила на голову капюшон, но прежде оглянулась по сторонам, не смотрит ли кто на нее. Члены искусственно созданной секты Хаарин, подобно своим более дисциплинированным собратьям из исторически сложившихся сект идомени, предпочитали держаться на расстоянии от своих человеческих соседей.

Кроме тех случаев, когда дела того требуют. Хаарин состоял из мелких правонарушителей и других асоциальных элементов — специально придуманная секта-свалка, куда сбрасывали мусор нормальные секты. Хотя Джени слишком хорошо понимала хааринцев, она все еще не знала точно, то ли они обосновались в человеческих колониях, чтобы досадить своему правительству, то ли потому что им действительно было по душе это соседство. В любом случае их вполне устраивали такие понятия, как гибкая система отчетности. Хааринцы занимались торговлей и не питали особого уважения к правилам и предписаниям Содружества, почти колониальным по своей строгости.

Они, наверное, сейчас все в доме собраний. Ждут выступления Тсеши. Возобновление формальных дипломатических отношений между Содружеством и путаницей миров Шеры, а также последующий пересмотр торгового и налогового законодательства волновали их не больше, чем начальство Джени в Торговой Ассоциации.

Я чувствую, инспекторам предстоит большая работа. Джени поежилась: дождь припустил сильнее, густой туман окутывал дома и полз вдоль пустынной улицы. Как вдруг на некотором расстоянии, в тумане краем глаза она уловила неясное движение. Желудок сжался, как обычно бывало при встрече с хааринцами Северного порта. Их предками были Виншаро и Патен, и наследственные черты еще не стерлись. Приближающийся хааринец был жилистым, худощавым, два метра ростом. Его желто-оранжевая кожа, казавшаяся человеку отвратительно желтушной, в мире идомени означала происхождение из пустынных районов Шеры.

Это всего лишь Джента. Волнение Джени улеглось. Знакомый хааринец шел ей навстречу, шагая широко и свободно. Его намокший темно-зеленый дождевик облепил такого же цвета рубашку, перехваченную поясом, и брюки. Края дождевика цеплялись за ремни высоких, по колено, сапог. Одежда намокла, красивые каштановые волосы слиплись, но хааринца это, кажется, совершенно не беспокоило. Его узкие плечи, изрезанные морщинами скулы, широко поставленные желтые глаза довольно красноречиво говорили о том, что он потомок чита.

— Ниа Шо-ри. — Джента приложил к груди руку, правую, ладонью внутрь — знак приветствия и даже почтения. — Ты не на гологр-рафии, не смотр-ришь выступления? Все идомени собр-рались там, смотр-рят выступления. — Он картавил и шепелявил, губы роняли слова, едва шевелясь. — Вместо этого ты бр-родишь здесь, под дождем.

— Да, ни-Джента, я не люблю официальные речи, — ответила Джени, сделав тот же жест приветствия. Кроме того, мне нужно пройтись, чтобы успокоить нервы. Но хааринец не поймет, что такое нервы, даже если хлестнуть его этими нервами по заднице, так что нет смысла и говорить об этом. — А почему ты не в большом зале? Тсеша — потомок Виншаро, а они всегда были благосклонны к хааринцам. Тебе его речь могла бы понравиться.

Джента поднес к лицу руку с веретенообразными пальцами и смахнул с безволосых щек капли дождя. Его пристальный взгляд пронизывал Джени насквозь. Она, как никто другой, должна была бы уже к этому привыкнуть, но откровенный взгляд идомени с его темными радужками, окруженными склерой более светлого оттенка, все еще вызывал ощущение дискомфорта. Пялиться незнакомцам в. глаза считалось запретным во всех традиционных сектах идомени. Но хааринцы Северного порта усвоили этот обычай ради интересов своего бизнеса. То, что она бесила до чертиков большинство представителей человеческого рода, было тут совершенно ни при чем. Даже не сомневайся.

— Я не дожидался, пока Виншаро прикажут мне жить в мире людей, — ответил Джента, — и не нуждаюсь в их указаниях, чтобы работать с людьми. — Как все его соплеменники, он становился более убедительным, когда хотел что-то доказать. — Ни-Ро Тсеша не за Хаарин. И не за Виншаро. И даже не за идомени. Он за то, что находится здесь. — Джента ткнул себя в живот, где, как верили большинство идомени, обитала душа. — А борьба за это не касается прав Гейт-уэя или изменения условий соглашения.

Сделав рассеянный прощальный жест, он двинулся дальше своей дорогой.

— Это повредит делам, — продолжал он, и туман поглощал его рокочущий голос. — Повредит, как это было раньше. Уже сейчас это чувствуется. За последние недели не пришло ни одного корабля — куда все они подевались? Ни к чему хорошему это не приведет. Ни к чему хорошему.

И Джента исчез в тумане, оставив Джени мокнуть под дождем в одиночестве.

Незаметно для себя Джени вновь очутилась в части города, населенной людьми. Она бродила от витрины к витрине, пока наконец не присоединилась к небольшой группе, собравшейся у магазина средств связи. На каждом голографическом экране, помещенном в витрине, было изображение премьер-министра Као.

— А теперь, уважаемые коллеги, высокочтимые гости, дамы и господа, — Као замолчала, выжидая момент, — я имею честь и возможность представить вам его превосходительство посла Шеры, Виншаро и всех народов идомени…

— Сект, — пробормотала Джени.

— …Эгри Ни-Ро Тсешу. — Као обернулась и сделала приглашающий жест. — Ваше превосходительство!

Джени ощутила воцарившееся вокруг напряжение, и на экране возникло знакомое лицо. Знакомое не потому, что у него был оттенок кожи Дженты, те же золотистые глаза и длинный, прямой нос: было что-то еще, глубокое и давнее. В лицо дул сырой холодный ветер, горький от кислотных выхлопов скиммеров, а Джени вспоминала другой ветер, сухой и горячий, несущий сладкий аромат соцветий лампового дерева. Вокруг толпились люди в длинных дождевиках, взлетал и падал гул их голосов.

Восемнадцать лет назад, в священной столице Рота Шера, когда нас обоих называли именами, данными нам от рождения…

— Дорогие друзья…

… Ты ведь чуть не погиб из-за меня, Ни-Ро.

— …после столь долгой разлуки.

Когда посол в приветственном жесте поднял над головой руку, загремела запись аплодисментов. Красный камень в его перстне Главного Миротворца вспыхнул, словно предупреждающий огонек. Когда аплодисменты стихли, Тсеша поклонился и продолжал свою речь на возвышенном языке Виншаро.

Из-за толпы Джени не были видны субтитры. Она следила за осанкой Тсеши, его жестами, взлетами и переливами мелодичного голоса и понимала смысл, подобно музыканту, узнающему ноты, тон и ритм музыки. Чтобы научиться этому, Джени понадобилось семь лет. Гордость и уважение к языку помешали ей притвориться и скрыть свое умение. Хааринцы заметили ее талант вскоре после прибытия Джени в Северный порт. И когда бы их Совет ни сталкивался со сложностями при общении с Торговой Ассоциацией Планеты Вэйлен, они всегда обращались за помощью к Кори Сато, что только способствовало ухудшению ее отношений с начальством.

Женщина, стоявшая рядом с Джени, указала на экран:

— Как это красиво! Этот язык. Эти жесты. Словно какой-то танец!

Рабочий в спецовке докера решительно покачал головой:

— Не верьте им. Никому из них, даже здешним. — Он махнул рукой в сторону поселения хааринцев. — Хитрые ублюдки. Видите, здесь нет никого из них. Вечно забьются в свои щели…

— Тсеша — религиозный лидер хааринцев Патена, — возразила женщина. — Таков закон секты — они обязаны были собраться, чтобы вместе послушать его. А после они будут молиться.

Джени согласно кивнула. Джента, по сути, совершил серьезный проступок, не придя смотреть передачу. Но даже наиболее очеловечившиеся идомени чувствовали, что поступать вразрез со своими убеждениями нехорошо. Моральные устои Дженты не позволили ему скрыть свое недовольство послом. По тем же причинам совет примет против него жесткие меры, которые будут носить публичный характер. Если его контракт будет расторгнут, произойдет настоящий взрыв. А Джени как пить дать придется лить елей, замиряя враждующих.

— Да пошли они со своими молитвами. — Рабочий бросил на Тсешу злобный взгляд. — Они все превращают в молитву. Даже еду, чтоб они подавились. Вы говорите, религия у них такая. А где вы видели религию, чтобы поесть в компании считалось грешным? С друзьями, как все нормальные люди.

Женщина осуждающе посмотрела на рабочего.

— Они иначе относятся к еде. Хааринцы очень бережно хранят пищу и ведут записи, откуда она поступила, где была добыта или собрана. Прием пищи для них — это таинство, а повара — служители культа. Едят они в одиночестве и все время молятся. Настоящий ритуал с очень строгими правилами. — Женщина кивнула в подтверждение своих слов. — Так они чествуют своих богов.

— У хааринцев деньги в большей чести, чем боги, — вставил другой мужчина. — Если захотите, они вам с радостью продадут немного своей священной жратвы. — Он скорчил презрительную гримасу. — Только вряд ли у вас возникнет такое желание. Они так все перчат, что глаза на лоб вылазят. Даже сладости.

— Таинство! — фыркнул докер. — Шайка жуликов. Разговаривают, будто у них рот полон камней, а смотрят на тебя, как на нечестивца какого, — сказал он и, угрюмо насупившись, отошел. — Двадцать лет без послов обходились, чтоб им. А тут — на тебе. С какой стати?

Хороший вопрос, сэр… Я и сама над ним думала последнюю пару недель. Взглянув напоследок на экран, Джени постаралась рассмотреть, кто из министров был на сцене вместе с Тсешей. Что ни лицо — то широкая улыбка. Что ж, эти улыбки довольно скоро растают, когда они поймут, во что вляпались. Вот только на этот раз она будет достаточно далеко, чтобы не попасть под осколки. Хотя бы раз в своей жизни, которая швыряла ее так и эдак, Джени удалось обосноваться «глубоко в тылу этого фронта», как любили говаривать опытные сослуживцы.

Дождь перешел в морось. Пора обратно на станцию слежения, которая сейчас была для Джени почти домом. И она поспешила к пункту подзарядки, где ее ждал скиммер. Несмотря на боль в спине, Джени пришлось ускорить шаг, не то начальство начнет биться в истерике из-за отсутствия утренних цифр по докам. Она не могла себе позволить снова подвести их.

Вдруг за спиной она услышала чей-то крик. Топот бегущих ног. У Джени замерло сердце. Перехватило дыхание. А затем — холодное спокойствие, словно старый друг тихо опустил на плечо руку. Джени потянулась к внутреннему карману сумки. Ладонь сомкнулась на рукоятке служебного пистолета. Девушка обернулась и увидела бегущего к ней знакомого администратора гостиницы.

— Боже, Кори, зову-зову! — Бедняга едва переводил дыхание. — Нужно… поговорить.

Джени оставила пистолет и, опустив руку, попыталась улыбнуться.

— Дружище, на тебе лица нет. Администратор понизил голос до шепота:

— Ну что, твое толстожопое начальство прошло аудит, без проблем?

— Как всегда, — ответила Джени.

— Ты знаешь, — администратор придвинулся ближе, — тут есть одна штучка из Консолидированного Южного Порта, сногсшибательная блондинка. Ей нужны делопроизводители. Подъедь к ней на собеседование. Она предлагает работу на уровне Регистра.

— Ну и что?

У администратора округлились глаза.

— Дуреха! Наш управляющий говорит, что в Торговой только о тебе и слышно. Все бумаги, подготовленные тобой, настолько безупречны — комар носа не подточит. Шесть месяцев работы, и ни одного замечания из Гув-Холла! Управляющий говорит, что так только в сказке бывает.

У моего начальства свое мнение на этот счет. Улыбка Джени померкла. Сегодня на совещании слово «осведомитель» вслух произнесено не было, но немое осуждение повисло в воздухе. Они думают, что я — агент разведки, шпион, вот что.

Если бы они знали…

Джени взглянула вдоль улицы, где у магазина средств связи все еще толпился народ.

— Я подумаю. Администратор вздохнул:

— Думай, но не слишком долго. Она сегодня отчаливает. — Он покачал головой. — Уровень Регистра. Только представь! Министерство внешних отношений на Амсуне. А может, даже на Земле! — Он ущипнул Джени за руку. — Регистр — о чем еще можно мечтать?

Уж я-то знаю, что такое Регистр, детка. Моему имени в этом толстом томе отведено не последнее место.

— Спасибо, что подбросил идею, — сказала Джени вслух. — Я хорошенько над ней поразмыслю.

И, предоставив администратору возможность продолжать беседу с ее удаляющейся спиной, Джени нырнула в знакомый переулок, который вел к станции подзарядки. Вдруг в животе заурчало, и она стала вспоминать, что интересного есть у нее в холодильнике. Холодный воздух. Черт, нужно купить продуктов. Но все приличные магазины были в противоположном направлении.

Джени поспешила обратно. Но, выйдя из переулка, она внезапно остановилась и нырнула в ближайший подъезд. Администратор разговаривал с какой-то привлекательной блондинкой — надо полагать, со своей новой знакомой из Консолидированного Южного Порта. Как Джени ни старалась, она не могла вспомнить названия этой компании ни на одной из проходивших через ее руки Погрузочных накладных.

Из своего укрытия Джени изучала аккуратную прическу и стильную одежду женщины. Она видела, как администратор кивнул, а затем указал в сторону переулка.

Джени осторожно отступила назад, чувствуя, как каждый шаг болезненно отдается в спине. Оказавшись у противоположного конца переулка, она огляделась по сторонам и, заслышав звук приближающегося пассажирского скиммера, нырнула в тень. Девушка ждала, пока не остались слышны лишь привычные звуки отдаленного уличного шума. Убедившись, что поблизости никого нет, она побежала.

Глава 2

Несясь по пескам, усеянным редким кустарником, Джени приближалась к приземистому зданию станции, приветливо поблескивавшему в тумане сигнальными огнями. Своими очертаниями оно напоминало перевернутую чашку, забытую кем-то посреди бескрайней равнины.

Постепенно к ней возвращалось спокойствие. В сознании пробегали строки схемы выживания. Что она должна сделать, насколько быстро, чем может пренебречь. Внутренняя организованность не всегда была ей свойственна. Служба буквально вбила это качество ей в голову. Имплантация делала свое дело. Вживление в мозг определенных клеток, которого требовала инструкция, сделало из нее солдата. Джени была не по душе навязанная организованность мышления, но сейчас она схватилась за нее как за спасательный круг. Приближаясь к станции, она изучала входы и подъездные ячейки купола, высматривая, не прячется ли кто в их тени.

Дважды обогнув небольшое здание станции, она припарковала скиммер, установив режим подзарядки. Держа наготове пистолет, Джени с помощью пластиковой карточки беспрепятственно миновала электронную проходную и окинула взглядом небольшую комнату, которую больше подобало бы назвать камерой. Все на своих местах. Поставив пистолет на предохранитель, она заткнула его за пояс куртки. Действуя с быстротой, рожденной тренировкой и бесстрастием, порожденным химией, она упаковала в сумку свой скудный гардероб. Быстро собрав постельные принадлежности, она запихнула отсыревшее белье в утилизатор. Загудели фильтры, в комнате послышался легкий запах жженой материи.

Порывшись в боковом кармане сумки, Джени осторожно вынула небольшую наксиновую бомбу. Когда сжигатель протеина сделает свое дело, здесь не останется никаких следов ее присутствия: ни волос, ни клеток эпидермиса, ни отпечатков пальцев. Вторая бомба ждала своего часа в сумке. Ее она оставит в скиммере, когда доберется до порта.

Джени взглянула на часы. Шаттл отправлялся из Северного порта через каждые полчаса. Но в условиях экономического спада на четкое соблюдение графика рассчитывать не приходилось. Джени опустилась на узкую койку, зажав в руке бомбу. Если она запаниковала напрасно, то все это ей дорого обойдется. Избавиться от наксина так же трудно, как от неприятных воспоминаний. Потребуется тщательная дегазация станции. Дорогостоящая дегазация. Другими словами, с работой придется распрощаться.

Но кто знает? Может, тут и пригодится новая приятельница администратора с ее работой уровня Регистра. Джени грустно улыбнулась. Кому могло прийти в голову предложить ей такую работу, чтобы заставить ее потерять самообладание?

Тому, кто хорошо ее знает.

И кто, по-вашему, капитан Килиан, знает вас настолько хорошо?

Джени решительно сорвала пломбу на протеиновой бомбе, положила ее на матрас и выбежала наружу. Через несколько секунд внешняя оболочка устройства лопнет, распространяя вокруг стойкий, уничтожающий все живое дым.

Едва Джени распахнула дверь, как раздался сигнал защитной системы, и металлический электронный голос констатировал: «С северо-северо-запада приближается скиммер. Скорость шестьдесят пять километров в час. Один пассажир. Расчетное время прибытия — две минуты».

Джени оглянулась. Протеиновая бомба трещала, как лопающийся лед, высвобождая первые клубы ядовитого дыма. Слишком поздно. Выбросить бомбу наружу она не успеет. Пара хороших вдохов наксина превратит ее легкие в жидкую кашицу.

Плотно прикрыв внутреннюю дверь станции, Джени уперлась спиной в небольшой выступ входного проема и изо всех сил прижала ногой наружную дверь. Рукояткой пистолета она разбила лампу, и небольшое помещение погрузилось в темноту. Появился едва заметный едкий запах. Из комнаты начал просачиваться наксин. Джени закашлялась и закрыла глаза.

Электронный голос сообщил: «Скиммер прибыл».

Джени взвела курок. Посетитель попытается войти. Убедившись в его присутствии, Джени опустит ногу, позволит ему открыть дверь и замрет, дожидаясь, когда он сделает тот единственный шаг вперед, который его погубит.

Косая линия огня. Целиться в голову.

Снаружи донеслись шаги, а затем звук пластиковой карточки, вставленной в пропускное устройство. Пропускное устройство не сработало, так как дверь была заблокирована. Посетитель повторил попытку войти с помощью пластикового пропуска, и вновь безуспешно.

— Чертова девчонка!

Этот голос! Джени замерла, а дверь уже содрогалась от мощных ударов.

— Джени! Это Эван! Открой! — Пауза. — Я один. И уже тише:

— Будь умницей.

Спокойствие Джени лопнуло подобно оболочке протеиновой бомбы. О Боже! Этого не может быть! Джени невольно сжала в руке пистолет. Как они могли отпустить его сюда одного?!Эван ван Рютер. Министр внутренних дел Содружества. Ни один офицер безопасности не позволил бы ему отправиться в колонии без сопровождения. Вот уже несколько недель его лицо мелькает на первых страницах газет. Любой безграмотный таксист его узнает.

— Джени! Джени! — Стук в дверь возобновился, на этот раз еще громче и настойчивее. Мощные удары сотрясали стены. — Я знаю, что ты здесь! Отзовись!

Наксин продолжал сочиться из комнаты. Джени попыталась вдохнуть. В горле запершило. Невыносимая резь в глазах… Щеки горели. Девушка убрала ногу. Дверь тут же распахнулась, но Джени не спешила выходить из своего укрытия. Волна холодного воздуха принесла минутное облегчение.

Секунду помедлив, Эван ван Рютер шагнул внутрь. Почти двадцать лет прошло с тех пор, как Джени в последний раз видела этого высокого худощавого человека. Знакомая осанка. Этот наклон головы…

— Мое почтение, ваше превосходительство, — сказала Джени, выходя навстречу своему гостю. От неожиданности тот оступился.

— Джени! — Гость в замешательстве смотрел на нее, словно не узнавая. — Это ты?

В это мгновение он заметил пистолет, который она все еще держала в руке. Тонкие губы сжались. Темные глаза под нависшими бровями сузились. Нахмурившись, гость пристально смотрел на Джени. Ей казалось, что она читает его мысли. Еще бы! Теперь ее будет трудно узнать. Это льстило девушке.

— Да я это, Эван, я. — Она поставила пистолет на предохранитель и запихнула его в сумку.

Эван сунул руки в карманы своего тяжелого черного форменного пальто, полы которого хлопали на ветру.

— Нам нужно поговорить. Это очень важно. Такая холодина! Может, войдем?

Джени покачала головой. Активность имплантированных клеток снижалась. Внутренняя собранность уступала место легкой экзальтации. Джени протянула руку, заметив, как она дрожит.

— Нельзя. Там бомба.

— Что ж, давай хотя бы от ветра спрячемся, будь он неладен. — Эван схватил ее руку и потащил Джени за собой в обход здания. За углом возле скиммера Джени стоял черный блестящий седан.

Откинув дверцу машины, Эван усадил Джени на пассажирское место. Тяжелая дверь захлопнулась. Джени ощутила мягкое прикосновение кожаного сиденья. По телу пробежала дрожь. Здесь было гораздо теплее.

Эван тоже поспешил забраться в машину и захлопнул свою дверцу.

— Годподи, как ты можешь здесь жить»! — Порывшись под сиденьем, он извлек сначала большой термос, а затем и две металлические кружки.

Сунув одну кружку Джени, Эван плеснул в нее содержимое термоса. Приятный запах свежезаваренного кофе наполнил кабину. У Джени потекли слюнки. Она уже успела забыть вкус нормальной здоровой пищи. Девушка залпом опорожнила кружку.

— Бедняжка. Хочешь еще? — Эван протянул термос и вдруг спохватился: — Что у тебя с лицом? Ты вся горишь!

Джени приложила ладонь к щеке. Несмотря на дождь и холодный ветер, кожа была сухой и горячей.

— Это наксин. Напоминает солнечный ожог. Ничего, пройдет.

— Тебе нужно к врачу. Я отвезу…

— Говорю, пройдет. Эван успокоился.

— И в самом деле, в сравнении с тем, через что мне пришлось пройти, пока я тебя искал, это чепуха. — Он поставил кружку в углубление на поднос и порылся в карманах. — Я не знал, от чего отталкиваться. Твое дело похоронили. Все, что у меня было, — это аннулированное удостоверение лейтенанта, которое ты мне отдала после повышения в звании. Я сделал копии и разослал своим людям.

— В том числе и блондинке из Южного Порта? — Джени откинулась на спинку сиденья, чувствуя его легкую вибрацию, в то время как оно перестраивалось в соответствии с очертаниями ее тела. — Почему ты выбрал это общежитие?

— У меня много людей в Северном Порту, — ответил Эван, продолжая рыться в карманах. — Да и в Южном тоже. И в доках. Я не мог позволить тебе ускользнуть.

Наконец он извлек из внутреннего кармана пальто небольшой пластиковый конверт.

— Эта самая блондинка доложила мне, что они вышли на особу, соответствующую описанию. То есть на тебя. Единственная проблема заключалась в том, что ты была совсем не похожа на голограмму в твоем удостоверении. Но она сказала, что хааринцы тебя любят, что ты прекрасно справляешься с работой, и те, на кого ты работаешь, так до сих пор и не могут понять, кто ты такая на самом деле. Это так на тебя похоже. — Он вынул фотографию из пластикового конверта и протянул ее Джени. — После крушения многое изменилось, правда?

Сперва Джени отвела взгляд, но затем любопытство взяло верх. Она небрежно взяла фотографию. Со снимка на нее с вызовом смотрела совсем юная девчонка.

Тогда волосы у нее были жесткими и прямыми. Стрижка немного длиннее, чем сейчас, под пажа, сглаживала выступавшие скулы. Редкая челка, густые брови, курносый нос.

Джени провела пальцем по своему прямому носу с легкой горбинкой. По крайней мере цвет волос остался прежним. Они были такими же темными и густыми, как и много лет назад. Смуглая кожа. Да и глаза… по-прежнему зеленые.

Так и есть. Только никто об этом не знает. Темные линзы, которые она носила последнее время, в сухом воздухе скиммера напомнили о себе. Джени едва удержалась, чтобы не потереть глаза, и снова взглянула на фотографию. Желтые погоны лейтенанта с крошечными серебряными буквами D контрастировали с голубым воротничком. Желтый цвет погон говорил о принадлежности к вспомогательному подразделению и был предметом постоянных колкостей и насмешек офицеров основного подразделения. У настоящих лейтенантов, как они себя называли, погоны были красными. Джени же была простым инспектором. Школа высшего офицерского состава была для нее закрыта. Единоборства тоже не для нее. Какой из нее солдат?

Джени бросила удостоверение Эвану на колени.

— Эдакая девочка-недотрога, да?

Эван подхватил фотографию, которая едва не соскользнула на пол, и заботливо стер с ее глянцевой поверхности следы, оставленные пальцами.

— А мне нравится, — обиженно буркнул он, вложил фотографию обратно в пластиковый конверт и бережно положил обратно в карман.

Наступило неловкое молчание.

— Я не видела тебя на торжественной встрече, — заметила Джени, вертя в руках пустую кружку. Эван вопросительно посмотрел на нее. — На той самой, организованной в честь прибытия Тсеши. Голографическую трансляцию передавали сегодня, но на самом деле событие происходило шесть недель назад. Видишь, с каким опозданием мы здесь все узнаем. Целых шесть недель нужно, чтобы добраться сюда от Земли.

— Джени…

— Можно и быстрее, если, воспользовавшись своими министерскими привилегиями, расчистить навигационные пути. Ты по какому делу к нам?

Эван задумчиво постукивал пальцем по колесу штурвала. Он успел снять с себя пальто и остался в повседневной форме министерства внутренних дел, состоящей из свободной черной гимнастерки, заправленной в темно-серые брюки. В тусклом освещении кабины его профиль очень напоминал отца. Много лет назад Джени и предположить не могла, что сходство будет столь выраженным. От Эктона до Эвана, орлиный нос ван Рютеров путешествовал из поколения в поколение. Те же темно-каштановые волосы, короткая стрижка подчеркивает выступающие скулы, массивную челюсть, сильную шею. Все эти черты казались до боли родными Джени.

Поправка: всё эти черты казались до боли родными той девочке, чья фотография была в удостоверении лейтенанта. Наконец, сделав глоток кофе, Эван тихо ответил:

— На торжественной встрече посла я не был по той простой причине, что премьер попросила меня не приходить.

— Не вижу смысла. Ты познакомился с Тсешей, когда мы стояли в Рота Шера. Ты единственный министр, который присутствовал при этом. Неужели Као не понимает, что это могло бы оказаться полезным.

Эван мрачно усмехнулся.

— Благодарю за доверие. Я внесу тебя в список моих сторонников. Вакансий предостаточно. Он тает не по дням, а по часам. — Он задумчиво смотрел в окно, за которым не утихал ливень. — Здесь что-нибудь было слышно о гибели моей жены?

— Было слышно только то, что нам говорили. — Джени помнила все эти отвратительные подробности, тщательно отобранные средствами массовой информации. С тех пор за четыре месяца Джени ни разу не подошла к головизору. Трансляция визита Тсеши была единственной программой, которую она заставила себя посмотреть. — Я знаю, что Лисса погибла, когда отдыхала на Шире.

— Сказали, что это был несчастный случай?

— Со смягчающими обстоятельствами. Говорили, что она была тяжело больна… — Джени замялась, но закончила: — Ходили слухи, что она выпивала, принимала наркотики. Она попыталась на дорожном скиммере перепрыгнуть через небольшое ущелье. Но эта машина на такое не рассчитана. Она потеряла управление и разбилась о скалы.

Джени вспомнился эпизод из репортажа, пятиминутного сообщения о разбившемся скиммере. Репортер смотрел на обломки по-ребячьи широко раскрытыми глазами, так, словно никогда раньше не сталкивался со смертью.

— Думаешь… — Голос Эвана дрогнул. Он извлек из-под сиденья термос и наполнил кружки. — Думаешь, все из-за меня?

Джени подняла на Эвана глаза. Невозмутимый профиль. Лишь подрагивающая жилка у виска выдает напряжение.

— Нет. С чего ты взял?

— Сплетни всякие ходили, достаточно мерзкие, чтобы Кабинет в любую минуту создал комиссию по расследованию. Вот почему Као попросила меня не высовываться. Чтобы не осложнять и без того деликатные вопросы: Сама понимаешь, наши отношения с идомени, взаимоотношения между Землей и колониями. Постоянные стычки между их и нашими колониями. Замкнутый круг. Понимаешь, что я имею в виду? — Рука Эвана невольно дернулась к горлу. — Као затягивает петлю у меня на шее, на пару со своей подругой, ми-«истром внешних отношений Улановой. Я не согласен с их методами работы, и они хотят, чтобы я ушел.

— Помнится, ты говорил, что периодическая чистка в политике — обычное дело.

— Я уже не тот, что был, Джен. Гибель детей, теперь жена. Смерть ходит за мной по пятам. Это отталкивает людей. Тех людей, на чью поддержку я рассчитывал. — Дождь припустил, и теперь вода струилась по стеклам, словно они оказались под водопадом. — Все против меня. Я не могу сражаться один.

Джени отрешенно следила за струйками воды. Шаблонные фразы о том, что Эвану только сорок два, что у него еще все впереди, что он может снова жениться и будет снова на коне, казались ей неуместными. Смерть изменила сценарий. Она подняла вопросы, которые нельзя было оставить без ответа, напомнила о том, что значит взять себя в руки, не падать духом, поддерживать свой имидж в глазах общественности. Кому, как не мне, знать, что это такое?

Эван неловко заерзал.

— Я тоже думаю, что Лиссу убили, — сказал Эван. — И раз уж мы возобновили отношения с идомени, я явно кому-то мешаю. Мне необходима поддержка. — Он протянул руку, но его ладонь повисла в воздухе, не решаясь опуститься на руку

Джени. — Мне нужна помощь друга, который смог бы выяснить, что случилось в действительности.

— Ты хочешь, чтобы я летела с тобой на Землю?

— Мне нужна твоя помощь, Джен. Мне нужен друг, который знает меня, знает идомени, всю подноготную наших с ними отношений, и который непременно найдет, где собака зарыта.

А я и так знаю, можно сказать, сама ее закопала, подумала Джени, глядя на руку Эвана. Та дрожала. Едва заметно. Это их встреча так его разволновала? Или ему и в самом деле приходится тяжко?

— Я знаю, что виноват перед тобой. Все могло сложиться иначе, — сказал он, а его ладонь опустилась на сиденье рядом с коленом Джени. — Все еще сердишься?

— Нет.

— Едва ли. На тебя это. не похоже. Ты живешь по своим правилам. У тебя свой нравственный кодекс. Ты идешь напролом, но на тебя можно положиться.

— Мы расстались много лет назад. За эти годы я могла измениться.

Эван продолжал, словно не слыша ее слов.

— Моя карьера будет в твоих руках, ты поймешь, насколько я тебе доверяю. Единственное мое условие — постарайся быть осторожной. Кто знает, чем все может обернуться.

— Интересный вариант начала новой жизни, не так ли? — Джени смотрела на свое отражение на полированной поверхности кружки. — Так ты вправду возьмешь меня обратно на Землю?

— В любом случае тебе придется исчезнуть. Та моя блондинка дала мне понять, что здесь я немного помешал твоей карьере.

— Помешал — не то слово. Торговая Ассоциация винит меня в перебоях с транспортом. Они считают меня осведомителем. Возможно, за мной следят. Если я вернусь в Северный Порт после встречи с тобой, то до вечера мне не дожить.

— Видишь, тебе некуда деваться. — Голос Эвана стал увереннее, жестче. Что ж, имеет смысл. Он ее прощупывает, нужно ловить момент — Решено, я увезу тебя отсюда. Куда, решать тебе.

— Не знаю.

— Тогда чем тебе не нравится Земля? Смотри. — Он начал загибать пальцы. — Нам предстоит четыре промежуточные посадки: на Амсуне, Падишахе, Феликсе и Марсе. Если по пути ты передумаешь, я дам тебе все необходимое и мы расстанемся.

Эван говорил горячо, всем телом подавшись к Джени, и в каждом его слове слышалась решимость.

— Но если тебе дается шанс делать ту работу, для которой тебя готовили, если ты можешь начать новую жизнь, не стоит ли тогда держаться меня? Посмотри вокруг. — Эван кивнул, указывая на разбушевавшуюся стихию. — Это все не твое. Ты заслуживаешь второй попытки. Официально ты все еще в розыске. Ну и что? Ведь все уверены, что тебя нет в живых. Ты можешь воссоздать себя в том виде, в котором захочешь, и именно это я тебе предлагаю.

— При условии, что я буду на тебя работать.

— При условии, что ты выяснишь, что же произошло с Лиссой. Называй это как угодно: работой, чем хочешь.

— Ведь тебя могли специально прислать, чтобы заманить меня в ловушку. С какой стати я должна тебе верить?

— Что ж, если все, что ты рассказала мне о том, как тепло к тебе относятся в Северном Порту, правда, то тебе стоит мне довериться, по крайней мере пока мы не доберемся до Амсуна. — Он приподнял кружку, словно для тоста. — Разве у тебя есть выбор?

Да уж, выбирать не приходится. Задумавшись на мгновение, Джени уставилась на свою кружку, затем залпом допила ее содержимое и вручила пустую посудину Эвану.

— Знаешь, один опытный разведчик однажды сказал мне, что если достаточно далеко отступить, то можно снова оказаться на линии фронта. — Она вытащила из сумки вторую наксиновую бомбу и сорвала чеку. Быстрым движением откинув дверцу, она выпрыгнула под проливной дождь, открыла стоящий рядом скиммер, швырнула в него бомбу, захлопнула дверцу и через несколько мгновений уже снова сидела в седане. А в окнах ее старенького скиммера уже клубился наксин. Эван уставился на нее:

— Быстро ты.

— В Службе этому учили. Забыл?

— Да уж, с тобой опасно находиться рядом. — Эван бросил быстрый взгляд на пол у ног Джени. На его лицо вернулась улыбка. — Ты не можешь без своих штучек. Все та же Джен. — Он повернул ключ зажигания, двигатель мерно загудел. — Я пришлю людей, чтобы все уладить. Все будет так, словно тебя никогда здесь и не было.

— Им понадобится комплект обеззараживания.

— Когда после тебя прибираешь, он всегда нужен. Закон природы, никуда не денешься. — Глаза Эвана блестели сдерживаемой радостью. Он вывел скиммер со стоянки и рванул вперед. — Хочешь оставить кому-нибудь прощальную записку? Серьезно, может, нужно кого-то предупредить?

— Нет. — Вот почему Джени старалась не запоминать имена. Легче смываться. Она потянулась за термосом. — Жаль только, я не досмотрела торжественное приветствие. Као только для тебя сделала исключение?

Эван плавно повернул скиммер.

— Нет, не только. Еще Гизела Детмерс-Ньюман, министр связи. Фицхаг и Эббен, депутаты из торговой палаты. Унзер из министерства образования.

От неожиданности Джени расплескала кофе.

— А они-то при чем? — спросила она.

Эван взглянул на нее и перевел глаза на коричневую лужицу на коврике.

— Брось, Джени. Кто-кто, а ты знаешь. — Он потянулся к бардачку, достал одноразовую салфетку и протянул ее Джени. — Не стоит так нервничать. К тому же эта поездка может оказаться приятной. Кто знает, а вдруг ты встретишь Тсешу? Ты была его любимицей в Академии. Уверен, старик будет рад видеть тебя снова.

— Думаешь, я брошусь ему на шею? — фыркнула Джени, тщательно промокая кофе. — Если и брошусь, то наутек.

Вдали поблескивала матовая поверхность стартовой площадки шаттла. Эван нажал клавишу акселератора.

— Кстати, — спросил он, — что это за знакомый опытный разведчик? В Рота Шера ты тоже часто его вспоминала.

— Не его, а ее, — вздохнула Джени. — Этот разведчик — я.

Глава 3

Зал приемного отделения для высокопоставленных особ на Амсуне источал холодную роскошь семейного склепа. Джени поправила сумку и зашагала мимо статуй, выстроившихся вдоль прохода, покрытого ковровой дорожкой, едва поспевая за Эваном, который давал указания четырем офицерам амсунского подразделения. Каждый из подчиненных по очереди занимал место рядом с шефом, затем отходил, уступая место другому. Это напоминало смену лидера в велосипедном заезде. И так всю дорогу с тех пор, как два дня назад они покинули Вэйлен. Стоило Джени улучить минутку, чтобы расспросить Эвана о Лиссе, как тут же появлялся какой-нибудь советник и утаскивал его куда-то по делам.

Похоже, чтобы поговорить с Эваном, мне придется нацепить мундир и дослужиться до какого-нибудь звания. Способ, конечно, надежный, но Джени он никак не устраивал. Даже при сложившихся обстоятельствах она ни за что не согласилась бы поменяться местами с Эваном или с одним из его приближенных. Жесткие, отрывистые фразы, ни одного улыбающегося лица!

Министерство внешних отношений — это вам не шуточки. В то время, когда штаб-квартиры других министерств находились в Чикаго, а их представительства были разбросаны по всем колониям, министерство внешних отношений расположилось на планете Внешнего Круга Амсуне и лишь формально было представлено на Земле. Когда Пятнадцать лет назад

Давид Скрябин, отец Лиссы ван Рютер затеял перемещение, его решение мало кто одобрял.

Это сейчас очевидно, что он попал в самую точку. В основе внутреннего убранства приемного отделения Амсуна лежал цвет красного бургундского, служивший постоянным напоминанием представителям других министерств, у каждого из которых также был свой основной цвет. У министерства финансов — золотистый, у министерства коммерции и торговли — зеленый, у министерства внутренних дел — черный, а у остальных министерств — различного оттенка, в зависимости от того, под чью дудку они плясали.

Джени миновала портрет суровой темноволосой женщины, одетой в гимнастерку с высоким воротничком того же вездесущего оттенка. Все ожидали, что министр внешних отношений Анаис Уланова на последних выборах станет премьером. Когда же этого не случилось, все околоземные средства массовой информации были потрясены. Реакция колоний, напротив, была весьма сдержанной. Стоит ли сражаться за пастушеский посох, если все овцы и так твои?

Поравнявшись с очередным голографическим стендом в красно-оранжевых тонах, Джени закатила глаза. Такой интерьер был интересным дизайнерским решением, но на Джени он оказывал особое воздействие. Красный цвет, цвет крови, был своего рода сигналом для имплантированных клеток и действовал на нее как душераздирающий крик в ночи. Кроме всего прочего, во время движения сместилась линза. Джени отчаянно мигала, стараясь вернуть ее на место, но вместо этого пленка только прилипла к веку. Глаза и без того уже слезились, но когда край пленки загнулся и разорвался, слезы хлынули градом. Джени прикрыла рукой глаз и огляделась по сторонам, тщетно пытаясь отыскать указатель, ведущий к женскому туалету. — Мисс Тай?

Тай? Ах да, теперь ее так зовут. Риза Тай. Жозефанское гражданство. Не самый удачный выбор. Она ведь не говорит по-жозефански.

— Мисс Тай! — Эван оглянулся и встревоженно посмотрел на нее. — Что с вами? — В открытом глазу Джени, должно быть, читалась откровенная паника. — Ребята, я вас догоню. — Эван оставил своих озадаченных спутников и поспешил к Джени. — Я же говорил, что вам не стоит лететь так скоро после операции. — Он схватил Джени за локоть и потащил ее к лифту. — Только бы шов не разошелся.

— Ваше превосходительство, если нужен врач… — крикнул им вслед один из подчиненных.

— Нет-нет, — бросил Эван через плечо, заталкивая Джени в первую попавшуюся кабину. — Мы догоним вас у арапагских ворот через несколько минут. — Двери лифта с шипением закрылись. — Что случилось?

Джени измученно прислонилась к стене.

— Пленка порвалась.

— Что-нибудь можно сделать?

— Да. — Джени мелко дрожала. Помещение лифта заполнилось приятным ароматом лесных ягод. У Джени началось обильное слюноотделение. Передозировка красного сделала свое дело, а тут еще напряжение из-за испорченной линзы. Чтобы не замечать фруктового аромата, Джени принялась дышать ртом.

— Что с тобой? Я знаю, красный цвет тебя достает. — Бледное встревоженное лицо Эвана склонилось над Джени. Когда двери лифта открылись, Эван придержал Джени и первым выглянул наружу. Поглядев в обе стороны коридора, он выругался. — Вот черт, опять этот красный. Закрой глаза.

Джени плотно прижала к лицу ладони, а ее заботливый спутник повел ее. Открылась какая-то дверь и бесшумно затворилась.

— Можно? Какого цвета стены?

— Не бойся, приятный голубой оттенок.

Джени опустила руки. Что касается цвета стен, он действительно успокаивал, но кое-что в окружающей обстановке ее несколько смутило.

— Эван, это же мужской туалет.

— Ну и что? Это была ближайшая дверь к лифту. Что мне было делать? По коридору кто-то шел. — Эван нажал кнопку замка. — Вот так. Там сейчас появилась табличка «десятиминутная уборка».

— Если нас засекли мониторы…

— Это частная территория. Здесь Анаис всем заправляет, а я ей объясню что к чему, пошла она к черту. — Голос Эвана смягчился. — Ты так меня испугала, на тебе лица не было. У тебя что, случилось что-то вроде приступа?

— Нет. — Джени подошла к зеркалу. По черно-белой поверхности пленки пролегло несколько трещин. — Совместное действие стресса и обстановки. Нервозность момента. И имплантация дала о себе знать.

— Имплантация! — с отвращением повторил Эван. — Ты же из вспомогательного подразделения. Как ты могла позволить им такое с собой сделать?

— Вспомогательное или основное — все равно Служба, Эв. Когда тебе говорят снять штаны и нагнуться, ты делаешь это как миленький и думаешь о Содружестве. — Джени порылась в сумке. — Начальство решило, что имплантацию нужно делать всем. Не забывай, что накалялась ситуация Ломро — Винша. — Джени пожала плечами. — Не могу сказать, что отношусь к этому однозначно. С одной стороны, я не теряю голову в экстремальных ситуациях, почти как при имплантации постоянного транквилизатора. Если я получаю ранение в активной фазе, то возбуждаются надпочечники и щитовидка и раны быстрее заживают. — Джени посмотрела на себя в зеркало. Кожа больше не шелушилась, раздражение прошло. Последствия наксина прошли уже через два дня вместо двух недель. — Кроме того, притупляется боль.

— Может, это и помогло тебе выжить во время крушения, — добавил Эван и подбадривающе улыбнулся.

— Вот я и говорю, что отношусь к этому неоднозначно.

Джени извлекла наконец из недр сумки два флакона: один — с информационной жидкостью для формирования линз, другой — с активатором. Смешав содержимое пузырьков, она вздохнула:

— Иногда я жалею, что не погибла тогда вместе со всеми. Так было бы более справедливо. Или чтобы я погибла, а другие остались. — Она подняла глаза и встретила недоуменно-встревоженный взгляд Эвана. — Да не бойся, я не буду доставать тебя попытками самоубийства. Просто делюсь своими соображениями на этот счет.

— В самом деле? — Эван скептически посмотрел на нее. — На Земле я знаю несколько человек, с которыми ты могла бы продолжать этим делиться.

— И кто же это? — Джени аккуратно сняла поврежденную линзу. Ее черно-белые разбухшие от слез фрагменты влажно плюхнулись в раковину. — Эв, дорогой, если психотерапевты до меня доберутся, то уже не отпустят. — Джени открыла кран, набрала в пригоршню теплую воду и тщательно промыла глаз. Она не услышала, как Эван подошел к ней.

— О Боже! — вырвалось у него.

Джени посмотрела на себя в зеркало. Та же темная желтовато-зеленая радужка, но склера вместо белой была бледно-зеленой и при тусклом свете галогеновых ламп приобрела голубоватый оттенок. Не глаза, а позеленевшие пятаки. Слава Богу, зрачки не пострадали, их форма и размер остались прежними. Да и зрение не изменилось.

Эван скорбно смотрел на отражение Джени в зеркале.

— Господи, как же это случилось?

— Повреждена восстановительная ткань, так сказали врачи, а времени для ее наращивания не было.

— Врачи?

— Да, те самые. Джон Шрауд, Валентин Парини и Имант де Вриз.

Это были сотрудники ведомственной больницы, получившие направление на Рота Шера. Будучи высококлассными специалистами, они буквально заново скроили Джени после крушения. Наградили ее этими странными глазами и немеющими конечностями. После войны они продолжали работать вместе, создали Неоклону и теперь контролировали все лечебницы Содружества, которые приносили им кучу денег. Джени закинула голову и принялась отсчитывать капли информационной жидкости. Один… четыре, пять. Не закрывая глаз, она выждала десять секунд, необходимых для формирования линзы, и посмотрела в зеркало. Ну вот, теперь совсем другое дело. Привычный ясный темно-карий взгляд. Эван неловко кашлянул.

Может, стоит и вторую заменить?

— Я меняла три дня назад. В нормальных условиях их хватает дней на десять, минимум на неделю.

— Мне кажется, лучше все-таки подстраховаться. Джени выразительно посмотрела на Эвана в зеркало, и тот понимающе отвернулся. После секундного колебания Джени повторила всю процедуру заново.

— Ты уверен, что стоит во все это ввязываться? — внезапно спросила она.

— Если ты спрашиваешь, это уже что-то. — Эван повернулся к Джени лицом. — Значит, я могу надеяться, что ты не бросишь меня по меньшей мере до Падишаха.

— Амсун слишком близко от Вэйлена, на большем расстоянии я буду чувствовать себя увереннее.

— И как я пойму, что ты почувствовала себя достаточно уверенно?

— Никак. — Джени отскребла со щеки застывшую капельку информационной жидкости. — Я просто исчезну.

— С тебя станется. — Эван взобрался на стойку рядом с умывальником. — Прости, это было некстати.

— Вот именно.

— Ладно, прошлое забыто, приношу свои извинения. — Эван смущенно поерзал. — Как ты вообще? — Под недоуменным взглядом Джени он пожал плечами. — Эти два дня я был по уши в работе, впервые мы смогли поговорить с тех пор, как я вытащил тебя из той дыры.

— У меня все хорошо, Эван.

— В самом деле?

— В самом деле. — У Джени кольнуло в спине, и она измученно прислонилась к писсуару. — А ты?

— Прекрасно.

— Мне очень жаль. То, что случилось с твоей женой… — Джени запнулась. Она не умела подбирать слова сочувствия; все, что приходило ей в голову сейчас, казалось совершенно неуместным. Смерть не просто перевернула все вверх дном, она все разрушила. Уничтожила. — И твои дети… Это было ужасно.

— Ты права. И дня не проходит, чтобы я о них не вспомнил. — Эван поднял на нее глаза и вздохнул. — Ты хотела о чем-то меня спросить и не решалась, я знаю. Не стесняйся.

Тут подобрать нужные слова было еще труднее.

— Здесь, на отшибе, ходили разные сплетни. Поговаривали, что у вас с Лиссой были проблемы.

— Это правда. Тем не менее большую часть времени наш брак функционировал нормально.

— Ты говоришь как о какой-то машине.

— Большинство родовых браков и представляют собой более или менее отлаженные механизмы. — Глаза Эвана сверкнули как сапфиры на снегу. — Что-то я не припомню, чтобы тебя волновали всякие сплетни.

— Нет дыма без огня. И если дело дошло до следственной комиссии…

— Я же говорил тебе, Као и Уланова хотят меня убрать.

— Значит, ты их здорово достал.

— У меня нет твоего таланта злить противника, но я работаю в этом направлении.

— И все же чего-то ты не договариваешь, о чем-то не решаешься сказать.

— Что ты имеешь в виду?

Джени облокотилась о писсуар всем телом. Холод керамики проник через тонкую куртку. Такой же неприятный холодок закрадывался в душу.

— Что тебя беспокоит, Джен?

— Это связано с Кневсет Шерой, да?

— Я не знаю, но я уверен, что ты сможешь это выяснить.

— Да что ты боишься, ты же должен посвятить меня в суть дела.

— Нет, я даю тебе «а» и «b», а ты логически выводишь из них «с». Каким будет этот вывод и как ты его найдешь, всецело зависит от тебя. — Эван взглянул на часы. — Нам пора.

Он спрыгнул со стойки, открыл кран и вымыл руки.

— Прости, Джен, но если бы я упомянул Кневсет Шеру еще на Вэйлене, ты бы заупрямилась. Я не мог тебе этого позволить.

— Во что ты пытаешься меня втянуть?

— Ты можешь в любой момент выйти из игры. Все шишки все равно полетят на меня. Тебя считают мертвой, ты разве забыла?

Упершись руками в раковину, Эван выразительно посмотрел на Джени.

— Да сейчас родная мать тебя не узнает. Я тебя не узнал — представляешь, как ты изменилась? — Он не Глядя потянулся за одноразовым полотенцем. — А я знал тебя лучше любого другого.

— Постарайся не называть меня Джени, привыкай к Ризе. — Джени сунула флаконы в сумку и взглянула напоследок в зеркало. — Кстати, ты ведь знаешь, что я не говорю на жозефанском.

— Он похож на верхнеголландский.

— Уже легче, спасибо.

Эван повернул дверной замок.

— Справишься с красным цветом? Пока мы доберемся до шаттла, нам от него никуда не деться.

— Ничего, справлюсь. Он, конечно, немного меня взвинчивает, но думаю, все будет хорошо. — Джени подождала, пока Эван сменил табличку над входом, и вышла вслед за ним. — Знаешь, мне это кое-что напоминает. Эван остановился, припоминая, и улыбнулся.

— Ах да, тот спектакль в консульском театре. «Беккет». В антракте женский туалет был занят, ты пошла в мужской и…

— Попросила тебя посторожить дверь. Так мы и познакомились. — Джени похлопала Эвана по плечу. — Ты не разучился сторожить двери.

Это воспоминание их развеселило, и они от души насмеялись. Эван наигранно-торжественно предложил Джени руку, и когда двери лифта открылись, театральным жестом предложил ей войти первой. Другие пассажиры лифта заулыбались. Эта маленькая сцена привнесла разнообразие в их серые дни на АМсуне.

Можно считать, инструкции я получила. Джени прошла в глубину лифта, и Эван протиснулся вслед за ней. Они невольно оказались прижаты друг к другу, и эта вынужденная минутная близость заставила Джени сжаться. Только бы не подать виду.

Кневсет Шера. И дня не проходит, чтобы я не вспомнила… Джени прислонилась к стенке лифта, закрыла глаза, спрятанные за линзами, и сжала в кулак левую ладонь, словно это могло вернуть ей утраченную чувствительность.

— Пусть это будет для тебя чем-то вроде деловой поездки, сочетаемой с отдыхом, — сказал Эван. Он кивнул стюарду, тащившему в ручном скиммере багаж Джени.

Поправка — багаж Ризы. Джени с улыбкой посмотрела вслед стюарду, который исчез за дверью ее комнаты. Ей не верилось, что один человек может утащить одновременно семь огромных кожаных сумок.

— Я распакую вещи, пока вы будете обедать, мадам, — предложил белокурый стюард, услужливо улыбаясь. Джени улыбнулась ему в ответ, вложив в улыбку всю доброжелательность, на какую она была способна, и вернулась в комнату, встретив гневный взгляд Эвана.

— Но не забывай, что отдых в этой поездке не главное. — Он пересек просторную гостиную и плюхнулся в кресло. — Разумеется, я не смогу полностью загрузить тебя работой в течение этих пяти недель, и то, чем ты будешь заниматься в свободное время, твое личное… дело. — Эван сосредоточенно поправил воротничок черной формы и вперил взгляд в стенку напротив.

— Постараюсь свести сексуальные оргии к минимуму, сэр, — спокойно ответила Джени.

— Я вовсе не это имею в виду.

— Я прекрасно знаю, что именно ваше превосходительство имеет в виду. Пользуясь моментом, а также учитывая те ситуации, в которых мне довелось оказаться в прошлом, хочу вашему превосходительству напомнить: если бы я относилась к тому типу женщин, которые думают половыми органами, я была бы мертва еще много лет назад.

— Я… — запнулся на полуслове Эван. Он медленно встал. — Риза, вы весьма красноречиво изложили ситуацию. Приношу свои извинения за то, что смел о вас плохо подумать. Я вас недооценивал.

— Я думаю головой, — продолжала Джени, — и если она подсказывает мне, что можно, — тогда другое дело.

У Эвана отвисла челюсть. Он, казалось, не знал, куда деть руки, пока не засунул их в карманы. Задравшиеся полы пиджака лишили его министерской представительности.

— Обед, — в конце концов выговорил он, — состоится в моей личной столовой. Через час после взлета. У нас будут гости. — Он окинул взглядом светло-коричневый комбинезон Джени, который был ей несколько великоват. Тот самый, который она выпросила в транспортном бюро потерянных вещей. Необходимо соответствующим образом одеться.

— Слушаюсь, сэр! — улыбнулась Джени в ответ на официально холодную улыбку Эвана и проводила его до двери. —

И не забудьте пометить вилки, чтобы я знала, какой когда пользоваться, — добавила она, когда он уже вышел в коридор.

Дверь закрылась прежде, чем он успел что-либо ответить, но с достаточной задержкой, чтобы Джени успела заметить, что Эван не потерял свою трогательную склонность мгновенно краснеть.

От досады Джени легонько стукнула лбом о дверь. Слишком поздно бунтовать. На «Арапаго» уже был включен пред-взлетный блокиратор. Ей придется воспользоваться системой экстренной отмены блокировки. Однажды я это уже делала. Но не на корабле правительственного класса. Здесь же есть ребята из службы безопасности, готовые в любой момент открыть огонь, и Джени не успеет отключить сирену, как превратится в булочку, начиненную пулями вместо изюма.

Ничего, оторвусь на Падишахе. Джени окинула взглядом свою гостиную. Роскошные апартаменты в бледно-желтых и кремовых тонах с множеством полочек и шкафчиков. Джени заглянула было в один из шкафчиков, как вдруг услышала, что дверь отворилась.

— Мадам? — На пороге стоял знакомый стюард с подносом в руках, уставленным выпивкой. — Вам ничего не требуется перед обедом?

Джени приосанилась.

— Нет, спасибо.

— Я подумал, что, возможно, вы пожелаете чего-нибудь выпить.

— Пожалуй. — Джени едва заметно кивнула, всем своим видом давая понять, что не намерена долго продолжать беседу.

— Jeune Mary?

— Угу.

Что это еще за «юная Мари»?

Молодой человек до краев наполнил небольшой стаканчик напитком гранатового цвета и протянул его Джени. Она поднесла стакан к губам, рассчитывая быстро выпить и поскорее избавиться от назойливого гостя, как вдруг ей в нос ударил резкий аромат каких-то ягод.

— Вам нравится, мадам? — услужливо поинтересовался стюард. — Новинка с Сэрры.

— Jeune Магу — это такая ягода, да?

— Да, мадам. Что-нибудь…

— Ничего не нужно. Можете идти. Мне надо переодеться. — Джени с трудом удалось подавить отрыжку, пока стюард собирал свой поднос. Когда же дверь за ним закрылась, она буквально упала на ближайший стул. Внутри все горело. Рука дрожала, роняя на ковер красные капли зловонного ликера. Джени поспешила в ванную и вылила ликер прямо в раковину, открыла краны и не выключала воду до тех пор, пока не осталось и следа запаха.

Эван сам справится. На Падишахе я от него отделаюсь. Он не нуждается в ее помощи, кризис пройдет, и Эван еще покажет, на что он способен. И в политике, и в личной жизни. Нет сомнений, ему удалось куда легче справиться с потерей, чем ей.

Справиться? Куда уж.

Восемнадцать лет прошло, но душевная рана так и не зажила.

Тебе придется горы свернуть, чтобы вывести на чистую воду подонков из Кневсет Шеры, Килиан. Хватит ли у нее силенок?

Джени села на край ванны и расстегнула ботинки. Эван говорит, что стоит попробовать начать все сначала. С другой стороны, его карьера под угрозой, и он готов сказать все, что угодно, лишь бы склонить ее на свою сторону, и умолчать о том, что могло бы ее отпугнуть. Он четко видит перед собой цель, и его волнует только то, победит он или проиграет. Неисправимый прагматик. Еще с тех пор, как он впервые покинул родительский дом, получив должность представителя консульства, какие бы соблазны свернуть с пути истинного перед ним ни открывались, он всегда держал ухо востро.

Итак. Не исключено, что Эван был неискренним с ней, когда говорил, что у нее есть возможность начать все сначала. Тем не менее это не перестает быть правдой. Вся информация о ней хранится на Земле в секретном архиве. Возможно, ей удастся разузнать нечто такое, что поможет ей залечить незаживающие раны прошлого, что она сумеет использовать для помощи Эвану, да и самой себе.

Боже мой, сколько можно играть в благородство. Стоит мне попытаться кому-то помочь, я жестоко расплачиваюсь за это. Все, на Падишахе мы распрощаемся. Джени принялась расстегивать ремни комбинезона. Движения спокойные и уверенные. Но в душе-то все кипит. Эван был прав, двадцать лет — не шутка, и все же он узнал ее без особого труда. Эта мысль не давала покоя Джени. Решение будет принято, а сейчас она должна подготовиться к обеду. И Джени отправилась в спальню, чтобы подыскать в необъятном гардеробе Ризы какой-нибудь представительный наряд, сообразный случаю.

В отличие от апартаментов Джени, убранство переходов и коридоров на «Арапаго» было весьма непритязательным: голые стены из бледно-серого композита, темно-серые полы, поглощающий шум шагов линолеум.

Джени едва поспевала за своим проводником, весьма потрепанным Посыльным Первого Класса, который был определенно проинструктирован доставить мисс Тай к обеду без опозданий. Каждый шаг острой болью отдавался в поврежденном бедре. Выбор наряда оказался непростой задачей. Джени пришлось перемерить кучу шмоток, пока она не остановилась на прилегающем, до пола, темно-синем платье с бретелькой через одно плечо.

Семь чемоданов тряпок — и ни одна не подходит! Джени в очередной раз споткнулась, наступив на подол платья, едва поспевая за ППК, который был куда более разумно обут, нежели она сама. Ее любимые ботинки мирно стояли под кроватью. Нужно отдать им должное, они изрядно истоптались.

Теперь же на Джени были сплошь состоящие из узеньких ремешков серебристые босоножки на совершенно безумном каблуке. Эти не полетели в утилизатор лишь потому, что благодаря их высокому подъему платье не волочилось по полу.

Она была настроена решительно. Если Эван хочет от нее чего-то добиться, пусть выкладывает все карты. Недомолвками она сыта по горло.

Поликоттоновый ремень сумки врезался в обнаженное плечо Джени. Такой выбор дамской сумочки скорее всего шокирует приглашенных, но Джени было наплевать. Есть вещи, которые уважающая себя женщина всегда должна иметь при себе. Например, пистолет. Так что выше голову и вперед. Давненько ей не приходилось наводить на себя такой лоск.

— Мадам, это здесь. Посыльный бесшумно остановился перед раздвижными дверьми, на каждой половине которых был выгравирован герб министерства внутренних дел, и громко постучал. Дверь тут же отворилась.

— Спасибо, сэр, — бросила на ходу Джени и юркнула в ближайший угол как раз в тот момент, как Эван во всем своем великолепии шагнул в зал.

— Вот так-то лучше, — просиял он и протянул Джени руку. — Я это платье сам присмотрел, — добавил он и провел Джени в комнату. — Хочу заметить, у меня превосходный вкус.

Джени одернула платье.

— Слишком узкое.

Эван поотстал, чтобы оценить вид сзади. Джени буквально затылком чувствовала его пронизывающий взгляд.

— Ничуть, — возразил Эван, — просто позволяет убедиться, что у тебя все еще сохранилась талия. Твой предыдущий наряд ее отнюдь не подчеркивал. Я уж было подумал, что ты ее безвозвратно потеряла.

Когда они проходили через гостиную, Эван многозначительно кашлянул:

— Не сказать, чтобы сумочка была выбрана удачно.

— Зануда, — процедила сквозь зубы Джени и прошла вперед. Темно-зеленая обивка мебели с серебристыми вкраплениями прекрасно Гармонировала с дорогими вазами и статуэтками, среди которых были как современные безделушки, так и настоящий антиквариат. Джени хотела было съязвить, что эти апартаменты были куда просторнее тех дыр, которые ей доводилось называть домом, но от запахов, доносящихся из столовой, у нее потекли слюнки. Джени ускорила шаг. Боже, я просто умираю с голоду! Последние месяцы она постоянно недоедала, и ей уже начало казаться, что так будет всегда.

Но стоило им войти в столовую, ее аппетит тут же улетучился. Две пары глаз удивленно смотрели на вошедших. Эван сгреб руку Джени, а та попыталась изобразить на лице жалкое подобие улыбки. Джени узнала присутствующих по многочисленным портретам, развешанным на стенах Гув-Холла! Что ж, возможно, это платье было и не такой уж плохой идеей.

Эван шагнул вперед.

— Риза, позвольте представить вам двух уважаемых сотрудников нашего министерства. — Эван кивнул в направлении высокого темно-русого мужчины в щеголеватом бледно-сером костюме. — Это Дюриан Риджуэй, мой пресс-секретарь.

Джени заставила себя протянуть руку, а Риджуэй искривил губы в некоем подобии улыбки и медленно смерил ее взглядом.

— Очень приятно, мисс Тай. — Его непринужденные манеры контрастировали с холодным блеском голубых глаз. — Я с нетерпением ждал возможности познакомиться с вами. — Он говорил с едва уловимым акцентом, по которому было сложно судить о его происхождении.

Похоже, он с Земли, англичанин, решила для себя Джени. Сначала ей показалось, что он из Ныо-Манкса, но ни один уважающий себя манксианин не появится на людях с экстравагантным бесформенным узлом из пурпурного шнурка вместо галстука. Свернувшийся осьминог, подумалось Джени. Быть может, это следует понимать как проявление чувства юмора?

Кивком Риджуэй пригласил подойти хрупкую девушку, которая буквально затерялась среди мебели.

— Это мой заместитель, Анжевин Уайл.

Анжевин подошла к ним. Ее наряд — облегающее, медного цвета платье из газа в сочетании с туфлями на опасных для жизни каблуках — похоже, также доставлял ей немало хлопот. Где Джени могла видеть это лицо? До боли знакомый малахитовый взгляд, рыжие кудряшки вперемежку с золотистыми прядями, этот упрямый подбородок.

Так вот что. Оказывается, я училась вместе с твоим отцом. Было время, мы с Хэнсеном Уайлом строили грандиозные планы, мечтали горы свернуть. А потом все рухнуло в одночасье. Она ответила на вялое приветствие Анжевин.

Эван пригласил всех к обеденному столу, где уже ждало первое блюдо — призывно поблескивавшие в свете галогеновых ламп овощные пудинги.

— Я рад возможности вас познакомить, — сказал Эван, отодвигая для Джени стул. — Мне кажется, не стоило откладывать знакомство до возвращения на Землю.

— Уж пожалуй, — ворчливо согласился Риджуэй, в свою очередь ухаживая за Анжевин, — тем более что на борту такие документы. — Он кивнул в сторону стоявшего в углу никелированного кейса. — А судно к тому же не обеспечено надлежащей охраной.

Взгляд Джени упал на двойной сенсорный замок кейса, и ее охватил легкий трепет от ощущения причастности к чему-то сверхсекретному. Давненько ей не приходилось иметь дело с бумагами ограниченного доступа.

— Если ты сомневаешься в надежности «Арапаго», дорогой Дюриан, это само по себе большая неприятность. И если «Арапаго» ненадежен… Дюриан, дорогой, от чего мы уж точно не защищены, так это от ворчания всяких перестраховщиков. — Эван пронзил узенькой двузубой вилкой небольшой кусочек золотисто-коричневого желе в форме морской звезды и отправил аппетитно покачивающееся лакомство в рот. — Я ценю твою осторожность, но надеюсь, что и в этот раз ты сгущаешь краски.

— Возможно. — Риджуэй старательно пытался наколоть дрожащий оранжевый шарик, но тот упорно соскальзывал с вилки. — Эти медузы! — Он нервно усмехнулся. — Не знаю, как вы, а я их есть совершенно не умею.

— Она, наверное, испугалась твоего галстука, — вставила Анжевин Уайл, безупречно разделываясь со своей порцией. Она неспешно, умиротворенно жевала, и при этом холодный металлический блеск ее зеленых глаз прекрасно гармонировал с никелированной поверхностью стоявшего рядом кейса.

Эван многозначительно кашлянул и потянулся за своим бокалом.

— Действительно, Дюриан, он несколько шокирует.

Риджуэй потрогал свое экстравагантное украшение и улыбнулся. Одними губами. Мимолетный испепеляющий взгляд, брошенный на Анжевин, обещал основательную взбучку в тесном кругу за звуконепроницаемыми дверьми.

Доченька вся в отца. Джени опустила глаза, чтобы скрыть улыбку. Наконец она почувствовала себя на «Арапаго» в своей тарелке.

Глава 4

Ничто не нарушало мерное течение трапезы. Редкие фразы вспыхивали и гасли. Анжевин, за исключением своего единственного меткого замечания, отмалчивалась. Риджуэй был общителен, но знал меру, в то время как Эван все время ударялся в крайности: то чрезмерная открытость, то подавленность, явившиеся закономерным следствием недостатка сна и щедрых возлияний вин пяти сортов. Он любил хорошее вино, но на его месте, пожалуй, следовало немного себя контролировать.

Сейчас не время, Эван. Держа в руке свой послеобеденный стакан минеральной воды со льдом, Джени оставила троих сотрапезников продолжать беседу, или, в случае Анжевин, слушать. Она полюбовалась картиной, висевшей на стене в кабинете Эвана, и остановилась у строгого портрета министра внутренних дел и его покойной жены. У Эвана был усталый, изможденный вид. Форма болталась на нем, как поникшее знамя. Бледность измученного лица Лиссы контрастировала с траурным платьем. У обоих — ни малейшего намека на улыбку.

— Снимок был сделан почти три года назад, вскоре после гибели детей. — Джени не слышала, как подошел Дюриан Риджуэй. Он держал в руке стакан с напитком ярко-розового цвета, который, похоже, содержал едва ли не смертельную дозу спирта. — Мне кажется, с портретом можно было и подождать. Слишком мало времени прошло, У обоих вид — крашe в фоб кладут. Далеко не тот имидж, который стоило бы распространять по всему Содружеству.

Джени бросила взгляд на открытую дверь столовой. Эван разглагольствовал о чем-то и увлеченно жестикулировал, в то время как Анжевин Уайл смотрела на него немигающим взглядом и кивала, как зачарованная. Попалась, глупышка. Эван еще может произвести впечатление, несмотря на годы. Сколько времени прошло, прежде чему меня выработался иммунитет к подобным штучкам.

— Что и говорить, бедная Лисса, очень своевременно… — Риджуэй состроил циничную гримасу. — Я знаю, звучит Грубо, но это всего лишь часть моей работы — наблюдать, следить, замечать то, что его превосходительство упускает из виду. — Он подошел ближе. Усилием воли Джени заставила себя устоять на месте и даже не шевельнулась, когда он задел ее обнаженное плечо. — Ну а вас, мисс Тай, похоже, ждут большие перемены. Рядовая служащая с Гортензии, и вдруг — на корабле правительственного класса. Но кому, как не вам, понимать, что значит старая пословица… — И он быстро проговорил несколько предложений, в которых Джени мало что показалось знакомым, а понятным — и вовсе ничего.

Servir? Servirat? Сто процентов, это жозефанский. Ее предполагаемый родной язык, на котором она не знала ни одного слова.

— Прошу прощения, мистер Риджуэй?

— Вы просите меня повторить, мисс Тай?

— При вашем акценте от этого будет мало пользы.

Он подошел вплотную, прижавшись грудью к ее левой руке — той самой, бесчувственной. Все, что она ощущала, — это давление. Куда лучше Джени чувствовала его горячее дыхание на щеке.

— Раз вы так не поняли, поймете по-другому. Если содержание досье, которое я собираюсь вам передать, станет достоянием гласности, это будет равносильно извержению вулкана. И если что-то случится с бумагами, пока они будут нахолиться в ваших руках, то я не успокоюсь, пока лично не сотру вас в порошок голыми руками.

— Вы излишне эмоциональны, мистер Риджуэй.

— Я с Эваном вот уже пятнадцать лет. Я был предан ему буквально со школьной скамьи. Я не собираюсь стоять в сторонке и смотреть, как он, поддавшись мимолетному капризу, разрушит к чертовой матери все, что так долго строил.

От фруктового перегара Риджуэя Джени стало дурно. Желудок неистово заурчал в знак протеста, но, превозмогая отвращение, она повернулась к нему и посмотрела в его осоловевшие глаза. Судя по всему, Джени не ошиблась, содержимое стакана Риджуэя оказалось достаточно Крепким.

— Если вы хотите сказать мне нечто важное, уважаемый, то не мешало бы дождаться, пока вы немного протрезвеете.

Мутный взгляд Риджуэя мгновенно прояснился. В глазах блеснул злобный огонек.

— Я вам неприятен, мисс Тай. Что ж, я тоже не схожу от вас с ума. Я не считаю, что в операции, которая должна остаться нашим внутренним делом, необходимо ваше участие. — Он отступил на шаг. — Но мы оба знаем, что такое приказ, не так ли? Смысл жизни в служении делу, вот что я вам говорил и вот чего вы не поняли. Приношу извинения за свой акцент. — Он прошел к экспозиционному боксу, приглашая Джени следовать за собой. — Но сейчас, я надеюсь, мы поняли друг друга. У идомени есть один подходящий термин — достойный враг. Отныне давайте считать друг друга достойными врагами.

— В таком случае нам придется пройти специальную церемонию, — сказала Джени, — чтобы объявить себя таковыми. Сначала — жертвоприношение, а потом ритуальное сражение до первой крови.

Риджуэй презрительно усмехнулся.

— Это вызов, Риза? Я подумаю над вашим предложением. Все-таки ритуал несколько… необычный для нашей культуры. — Он задумчиво потрогал сверкающую перламутром ракушку. — А как вам мисс Уайл? Вся в отца.

— Она как большинство инспекторов. Несколько угловата. Не мешало бы пообтереться немного.

Риджуэй криво усмехнулся.

— Пообтереться, — передразнил он ее. — И дня не проходит, чтобы мне не приходилось давить желание вздуть ее как следует. Но я делаю снисхождение ради ее происхождения и воспитания. — Риджуэй вернул ракушку на место. — Вы, конечно, слышали о ее отце?

— О Хэнсене?

— Да, одном из шести представителей нашей расы, которому удалось окончить Академию в Рота Шера. Одном из шести избранных, кому посчастливилось изучать делопроизводство среди народа, доведшего его до совершенства. Такая честь! — Джени послышались нотки зависти в голосе Риджуэя: — А потом началась эта война, будь она проклята. И нужно ему было сунуть свой нос в эти разборки. Стольким пожертвовать!

Джени стоило больших усилий контролировать свой голос.

— Я слышала, что он был дружен с предводителями Лоумро. Он знал Винша. Мне кажется, он не мог поступить иначе, не мог оставить их в беде.

— Он всего лишь пытался помочь, но разрушитель все равно нашел дом, где он был, и дом все равно рухнул, и он все равно погиб. — Риджуэй подтолкнул экспозиционный бокс к центру стола. Джени поежилась от скрежета металла по полированной поверхности.

— Но идомени вернулись, — сказала она, — и вам придется с ними работать. Как вы будете с этим мириться?

— А никак, — слишком быстро ответил Риджуэй. Но у меня есть прекрасная возможность пробудить в дочери человека, перед которым я преклоняюсь, желание быть достойной своего отца. — Голос Риджуэя звучал почти благоговейно. — Хэнсен был не просто одним из шести, он был Первым из Шести. С ними обращались, как с идомени, их постоянно проверяли, прессинг не ослабевал ни на минуту, но он всегда был на высоте. Он был лучшим из них. — Риджуэй вздохнул. — Боюсь, что Анжевин придется нелегко. Ей предстоит выкарабкаться из-под обломков, под которыми был похоронен ее отец.

Джени повела плечами, пытаясь сбросить напряжение.

— Полагаю, — медленно проговорила она, — проблема этой девушки отчасти состоит в том, что люди слишком многого от нее ждут, если это и в самом деле проблема.

— Да, это так, — с готовностью закивал Риджуэй. По всей видимости, его детектор сарказма дал сбой под воздействием этилового спирта. — Мы можем сделать лишь то, что в наших силах. В конце концов, все зависит от нее. Но чудес не бывает, и если человек не в состоянии справиться с задачей, то, чего от него ждут окружающие, не имеет никакого значения. — Риджуэй пренебрежительно улыбнулся. Похоже, его синтезатор сарказма функционировал безупречно. — И коль скоро речь зашла о наших задачах, то почему бы нам не покончить с этим делом? Вы отдаете себе отчет в важности бумаг, которые я собираюсь вам передать?

— Вполне. — Джени мысленно сосчитала до десяти. — Вы передаете мне компрометирующие сведения, имеющие отношение к расследованию гибели Лиссы ван Рютер, пикантные подробности личной жизни его превосходительства.

— Вот именно, и что касается этих деталей, то они в состоянии шокировать даже такого черствого человека, как вы, мисс Тай. Мы не знаем, что известно о нас Его Величеству Содружеству — до тех пор, пока не бывает слишком поздно. Прошу вас. — И Риджуэй взял Джени под руку.

Когда они прошли в столовую, Анжевин буквально подскочила им навстречу.

— Его превосходительство такое мне рассказал! Я теперь знаю все про идомени! — Но ее энтузиазм тут же угас, стоило ей встретить взгляд Риджуэя. Девушка прошла к буфету и, порывшись в большой кожаной сумке, извлекла из нее кипу бумаг и три футляра. Два маленьких, с ладонь, и третий, гораздо больших размеров.

Тем временем Риджуэй сходил за кейсом и поставил его на обеденном столе. Эван посвежел и был радостно возбужден от того, что заставил глаза девушки так светиться. Усевшись на подлокотник кресла, он одарил Джени снисходительно-усталой улыбкой.

Улыбка померкла, когда он увидел, что делает Риджуэй.

Ты ведь сам хотел этого, Эван. Джени извлекла из-под стула сумку, привычным жестом расстегнула ее и, в свою очередь, вынула небольшой потертый футляр. В конце концов, что может случиться? Джени знала ответ на этот вопрос, но старалась о нем не думать.

Если имеешь дело с секретными бумагами, нужно быть готовым к любым осложнениям в любую минуту. Но передача права владения была одной из самых простых процедур. Пока Анжевин раскладывала бланки, которые они должны были заполнить, Риджуэй подготовился к перепрограммированию сенсорных замков кейса и введению в них отпечатков Джени.

Разумеется, сначала ему придется отсканировать ее ладони и сетчатку глаза, а затем произвести сверку с различными базами данных, имеющимися на любом корабле правительственного класса: уголовной, служебной, медицинской — обычная формальность. И все это понимали. База данных просто пополнится еще одним файлом, который, подобно остальным, будет ожидать своего часа до следующей проверки.

Риджуэй деловито извлек из самого большого футляра свой сканер, установил его и активизировал.

Краем глаза Джени заметила беспокойное ерзанье Эвана. Она улыбнулась, к великому разочарованию Риджуэя, уверенно шагнула в зону действия сканера и выставила вперед ладони.

Отпечатки-то пальцев совсем другие, а? Да и сетчатка тоже. Врачи, которые буквально заново ее собрали, оказались весьма дальновидными. Джени видела, как на нижней панели сканера запульсировал яркий желтый огонек. Прибор некоторое время шумел, а затем его дисплей очистился и засветился ровным зеленым светом.

— Теперь ты доволен, Дюриан? — спросил Эван с благородной печалью в голосе — прием, совершенствовавшийся и передававшийся из поколения в поколение членами Семьи.

Я всего лишь следую инструкции, Эв, — ответил Риджуэй, упаковывая сканер обратно в футляр. — Береженого Бог бережет.

Стержнем с ультрафиолетовым излучателем он открыл доступ к контрольной панели кейса, дождался, когда Джени положит на сенсорную пластинку свои ладони, и зафиксировал полученные показания. Теперь единственный ключ от кейса — отпечаток ладони Джени.

Как в старые добрые времена. Джени бросила взгляд на Эвана, который тут же отвел глаза. Она в свою очередь вынула из треснувшего Пластикового футляра свой сканер. Это овальной формы устройство содержало помещенные в специальный физиологический раствор клетки головного мозга Джени, Посредством искусственных нервных окончаний соединенные с информационными платами. В устройстве хранилась информация, позволявшая его владельцу ориентироваться в документальном архиве. Этакие мозги в коробочке. Сколько же времени прошло с тех пор, как Джени в последний раз использовала свой сканер по назначению? Вот так, имея дело с себе равными, во время официальной передачи документов на правительственном уровне?

Быстрым движением Джени смахнула с поверхности сканера соринки. Прибор находился в обращении вот уже двадцать лет. Понятное дело, что его овальный, пяти сантиметров в толщину, корпус, выглядел не намного лучше, чем сам футляр. Его полированная поверхность покрылась сеточкой мельчайших царапин. На сенсорной панели управления несколько пластинок с надписями и вовсе отлетело. Джени осмотрела разъем для введения питательного раствора. Рыбного запаха, говорящего о протекании отработанного раствора, не было. Джени трудно было назвать образцовой хозяйкой, и такое протекание, хоть и редко, но все же случалось. Ситуация не из приятных. Если бы Риджуэй заподозрил, что она, как служащая, не следит за своим снаряжением, то пиши пропало, не видать ей документов, как своих ушей.

Риджуэй перевел взгляд от своего безукоризненного сканера, который он хранил в черепаховом футляре, на прибор Джени.

— Мисс Тай, такими вещами нельзя пренебрегать, это ваша визитная карточка.

Джени пожала плечами.

— Знаете ли, мистер Риджуэй, в некоторых местах, где мне доводилось жить, я столкнулась с одной проблемой: если у тебя есть красивая вещь, найдется и тот, кто пожелает ее присвоить. Зачем подставляться там, где этого можно избежать? — Джени подключила свой прибор, — дождалась, пока дисплей полностью активизируется, и аккуратно провела им по поверхности одного из трех бланков.

Специальные сенсоры, расположенные на нижней поверхности сканера, оценили поверхность бумаги, проанализировали состав чернил и сплавов, содержащихся в декоративной рамочке документа, считали информацию с микроплат, встроенных в текстуру бумаги. Не хватает разве что фазы Луны на день его изготовления. Настолько подробна была информация, сообщенная о документе ее сканером, который, в свою очередь, сравнит полученную информацию с данными, хранящимися в его собственных микроплатах и клетках.

По дисплею побежали ярко-зеленые идентификационные полосы.

— Это действующая форма бланка министерства внутренних дел для акта смены владельца. Здесь все в порядке, — сказала Джени, обращаясь к Риджуэю. Не обращая внимания на его сердитый взгляд, она подписала документ и перешла к следующему, в то время как Анжевин и Риджуэй приступили к заполнению своей порции в первом. После того как все три бланка были заполнены, каждый из них взял по одному экземпляру. Свой Джени засунула в сумку, а два других Анжевин сложила обратно в кожаный чехол.

— Неужели все? — простонал Эван. — Не знаю, сейчас, наверное, ни один вопрос, даже самый пустяковый, невозможно решить быстро, по-деловому. — Он говорил скучающим тоном, но на лице отразилось облегчение человека, наконец победившего жестокую горячку.

— Да, Эв. Теперь можно отправляться в постель, — ответил Риджуэй, упаковывая сканер обратно в футляр. Он сопроводил свою двусмысленную фразочку наигранной улыбкой, которая, надо сказать, была слабым противовесом тщательно скрываемому раздражению. — Мы сойдем послезавтра во второй половине дня на Падишахе, — сказал он, обращаясь к Джени. — Если в дальнейшем вам потребуется наша помощь, свяжитесь с нами через центральную станцию. Мм сделаем все, что будет в наших силах. — Он в очередной раз оценивающе-неприязненно посмотрел на сканер Джени. — И все-таки ваш прибор не мешало бы привести в надлежащий вид.

Проходя мимо Джени, Анжевин впервые взглянула на не с некоторым подобием улыбки. Кивнув в сторону поношен ного футляра, она сказала:.

— Потерся малость. Джени кивнула:

— Да, трения, знаете ли, всякие… Анжевин хотела было что-то добавить, но Риджуэй подхватил ее под руку и повел к выходу.

— До завтра, Эв, — сказал он уже в дверях. — Всего доброго вам, мисс Тай. Вы не забудете, о чем мы с вами говорили?

— Успели поцапаться? — спросил Эван, когда раздвижные двери закрылись. — Можешь не объяснять. Дюриан есть Дюриан. — Он устало опустился в кресло и провел ладонью по лицу. Даже в мягком свете галогеновых ламп было видно, как он бледен. — Не обижайся на него, Джен. Он ужасно за меня переживает, не говоря уже об этих документах.

— А ты не переживаешь?

— Я не знаю, как ты будешь ко мне относиться, когда прочтешь их, но у меня не было выхода. Кроме того, я тебе доверяю. — Несколько мгновений он смотрел на Джени ничего не выражающим взглядом, затем указал на стул, стоявший напротив, приглашая ее сесть.

— Дюриан уже сказал, что через два дня мы будем на Падишахе. Они с Анжевин пересядут на служебный курьерский и будут дома неделей раньше «Арапаго». — Эван глубоко вздохнул. — Я должен лететь с ними. Элиас снова пытается поднять вопрос об отделении колоний. Вкупе с представителями других планет Внешнего Круга, ему удалось втянуть в скандал Петлю Ювелиров. Это говорит о том, что в деле замешаны немалые деньги и большая власть. Центристы нуждаются в моей поддержке.

Джени молчала. Она не сводила взгляда с рук Эвана. Этому приему она научилась еще много лет назад, когда они были вместе. Сейчас его руки покоились на коленях. Никакого подергивания за рукав, рассматривания ногтей. Либо он был совершенно искренним, либо за эти годы научился лгать.

— Я хотел сказать тебе еще несколько дней назад, но подумал, что это может стать для тебя лишь очередным предлогом для отказа. А сейчас я хочу, чтобы ты поняла: я не могу иначе, я должен.

— Ты лишил меня дома, отрезал все пути к отступлению, а теперь говоришь, что собираешься бросить меня одну среди чужих на целых пять недель?

Эван поморщился.

— Как ты можешь называть Вэйлен домом? И потом, ты вовсе не нуждаешься в путях отступления. — В его глазах сверкнула озорная искорка. — К тому же меня больше беспокоят эти самые чужие. Боюсь, у них с тобой будет больше проблем, чем у тебя с ними. — Внезапно выражение лица Эвана резко изменилось. Он посмотрел на Джени почти смущенно, словно недоумевая, как он мог оказаться в такой ситуации. Это выражение Джени помнила с момента их первой встречи. — Я очень хотел бы остаться, — коротко сказал он.

Ну что ты так на меня смотришь? Не надо бы тебе так на меня смотреть. Джени попыталась незаметно одернуть платье. Напрасно, тонкий шелк тут же вернулся на место и прилип к ней, как вторая кожа.

— Может, это к лучшему. Мне будет легче работать, если ты не будешь путаться под ногами, — сказала она, украдкой взглянув на Эвана. В вечернем костюме он чувствовал себя так же непринужденно, как другие могли чувствовать себя в обычной спецовке. И сейчас, в этом небрежно расстегнутом официальном пиджаке, он казался таким привлекательным. Ты все еще самый красивый мужчина из всех, кого я знала. К тому же у него довольно веские причины воспользоваться любыми доступными средствами, лишь бы заставить ее почувствовать себя в полной безопасности. И если случится так, что для этого ему придется лечь с ней в постель, он пойдет на это не задумываясь. Неисправимый прагматик?

Хотя она несправедлива к нему. За исключением того короткого разговора в туалетной на Амсуне, он ни словом н обмолвился об их прошлом, ни разу не упрекнул ее в разрыве. То, что он сейчас строит ей глазки, не в счет. Это результат сытной еды и обильных возлияний спиртного. А значит, ее собственные грешные мысли тоже не считаются. Слава Богу.

— По мнению центристов, — сказала она наконец, — уйдет немало времени, пока колонии поднимутся и обретут полную независимость. Если верить прогнозам, на это потребуется от десяти до ста лет. Но я, как житель колоний, не думаю, что мы нуждаемся в опеке.

Если Эван и заметил внезапную холодность Джени, он скрыл это под маской сосредоточенной задумчивости.

— Все эти болтуны кучкуются вокруг группы, возглавляемой Улановой. Они знают, как делать бизнес, но возглавить правительство совершенно не способны. Они нуждаются в ее помощи, и она им поможет, не сомневайтесь — ровно настолько, чтобы они могли удержаться на поверхности и при первой же необходимости снова звать ее на помощь. Какая же это независимость?

— Быть может, для начала этого будет вполне достаточно?

— Ты не знаешь Анаис, Джен. Стоит ей запустить коготки в их структуру власти, она уже ни за что не отцепится. Она не успокоится до тех пор, пока не станет членом парламента своего собственного маленького Содружества.

— Забавно, что она не пытается попробовать свои силы в околоземном правительстве, — заметила Джени. — Она отдает себе отчет в том, что вы достаточно изолированы в отношении межпланетных путей сообщения. За все эти годы вы превратились в административное здание планетарных масштабов. Вы не представляете ни производственного, ни торгового интереса. Колонии — вот где крутятся деньги. По сравнению с ними у вас полный застой.

Эван улыбнулся.

— Что это за пренебрежительное «вы», «вас»? — Он откинулся на спинку кресла и скрестил пальцы на затылке. — Ты сердишься? За то, что я сразу не сказал?

Джени пожала плечом, заодно поправляя бретельку. Та тут же сползла обратно.

— Немного.

— Я буду ждать тебя в Чикаго. Ты ведь дашь о себе знать, а?

— Непременно.

Эван поднял глаза к потолку и медленно выдохнул:

— Ну, спасибо. Теперь я могу спать спокойно. — Он зевнул. — Ты, главное, не бойся, тебе ничто не угрожает.

— Как знать.

— Я ведь буду там, ты можешь рассчитывать на мою помощь. — Эван замолчал, словно задумавшись о чем-то. Вдруг в его глазах блеснул озорной огонек, и он рассмеялся. — Пока тебя не было, Дюриан мне все уши прожужжал, рассказывая о твоем Тсеше. Старику на месте не сидится. Из-за него недели две назад скандален разгорелся. Он взял посольский трехскоростной, просто чтобы прокатиться, представляешь? А никто и не знал, что он умеет водить. И когда контрольные посты идомени его засекли, он был аж в Миннеаполисе. Естественно, старика препроводили обратно в Чикаго. Об этом случае до сих пор на каждом углу говорят. А антиидоменистам только того и надо: как это так, сам посол разъезжает по провинции без сопровождения.

Джени заулыбалась:

— Теперь ты понимаешь! Похоже, он совсем не изменился. Знаешь, что он делал в Рота Шера? Гримировался под человека. Он даже на несколько дней устроился работать экскурсоводом. А никому и в голову не пришло, клиенты то и дело спрашивали, из какой он колонии.

— Вот черт, я и забыл об этом его хобби. Еще одна головная боль. Просто класс, — страдальчески проговорил Эван, а потом вдруг его взгляд стал мечтательно-задумчивым, и с ностальгической ноткой в голосе он добавил: — Так странно называть его Тсешей. Ведь мы привыкли звать его Немой. В мыслях я все еще так его и называю. А ведь ты ему нравилась, — ревниво взглянув на Джени, заметил Эван.

— Вот еще.

— Ты была для него не такой, как все.

— Ну-ну.

— И у него насчет тебя были серьезные планы.

— Эван, если хочешь что-то сказать, говори прямо.

— Ну, ну. Могу я немного поворчать? Я просто устал… — И слишком много выпил.

— М-м-м… — Его взгляд остановился на Джени. — Как ты себя чувствуешь? — с тревогой в голосе спросил он.

— Хорошо.

— Ты уверена? Ты неважно выглядишь.

Джени помяла живот. В желудке ощущалась неприятная тяжесть.

— Не волнуйся, я просто немного переела.

— Ты знаешь, у нас на Внешнем Круге за последние несколько лет было две вирусные эпидемии, какие-то новые вирусы. Может, тебе лучше показаться врачу?

— НЕТ!

Эван поднял руки.

— Все-все, сдаюсь. Простите за назойливость. — Он с трудом поднялся на ноги, взял у Джени сумку и кейс. — Как тебе твое гнездышко, надеюсь, понравилось? А вещи?

— Размеры не те.

— В самом деле? — Он обошел Джени, оценивающе рассматривая ее наряд. — Я старался, как мог. Взял мерки из твоего старого удостоверения и отнес их своей портнихе. Она редко ошибается.

— Она не сделала припуски на время.

— Не согласен. Платье сидит на тебе прекрасно. — Он тронул ее за подбородок. — Оно тебе очень к лицу. — Рука медленно поднялась по щеке. — Я уже начал к нему привыкать. Твой стиль, настоящая «королева Нила». — После секундного колебания он подошел к Джени и осторожно привлек ее к себе, словно боясь, что она его оттолкнет. — Все будет хорошо, вот увидишь. — Джени услышала знакомый запах одеколона, того самого, с ароматом луговых трав. Он ей так нравился. Вопреки собственному желанию, она все же высвободилась из объятий Эвана и исчезла за дверью прежде, чем он успел пожелать ей спокойной ночи. Возвращаясь к себе, она испытывала такое облегчение, словно только что прошла по минному полю.

Соблюдай дистанцию, дорогая. Ей не хотелось признаваться себе в том, что ей было хорошо рядом с Эваном, тем Эваном, который знал прежнюю Джени Килиан, понимал ее лучше, чем она сама. И насколько она могла судить, она все еще была ему небезразлична. Много времени не понадобится, чтобы снова привыкнуть к приятным вечерам, задушевным беседам… Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не успеет она оглянуться, как окажется связанной по рукам и ногам, и когда придет время все бросить и исчезнуть, ей будет Трудно совладать с сомнениями и страхом, думая о том, чего она себя лишает. Нет, я не могу себе позволить расслабиться. Особенно сейчас, когда за каждым ее шагом следит Риджуэй. Джени повернула за угол как раз вовремя, чтобы заметить, как ее знакомый стюард выходил из ее каюты.

— Мэм? — Он нервно провел по волосам, убирая с покрытого испариной лба упавшую прядь. — Тут у нас небольшие неполадки в системе контроля климата. Службу окружающей среды я в известность уже поставил, но неисправность может быть устранена только во время стоянки на Пади.

— О Боже! — Джени устало прислонилась к стене. Она скользнула глазами по нашивке на левом нагрудном кармане стюарда, на которой было указано его имя. — Мистер Остерн, можно подождать с этим до утра?

— Не беспокойтесь, мэм, пока все работает нормально. — Остерн протянул ей пульт дистанционного управления. — Смотрите, я тут приладил временный переходничок. — Глаза светились мальчишеской гордостью. Смотри, мама, какой я молодец!

Джени взяла пульт с осторожностью человека, давным-давно усвоившего одну простую вещь: в жизни не существует такого понятия, как «бесплатно». Она снова посмотрела на Остерна, переводя взгляд с его ослепительной улыбки на глаза — темно-карие, шоколадного оттенка. В норме — цвет теплый. И если такие глаза кажутся холодными, значит, холод исходит откуда-то изнутри.

У стюарда были холодные карие глаза.

— Хотите, я покажу, как он работает? — В голосе Остерна, приятном теноре, все еще звучали мальчишеские нотки, но цепкий взгляд, который он бросил на кейс с документами, прибавил ему пару десятков лет.

— Нет необходимости, мистер Остерн, я справлюсь. — Джени изящно приподняла кейс и, держа его перед собой обеими руками, лучезарно улыбнулась, обошла стюарда и прошла к себе.

— Вы уверены, мэм? Я…

— Спасибо, — отрезала Джени, и дверь номера, скользнув, закрылась, — надеюсь, я сумею во всем разобраться.

Не проходя в комнату, Джени принюхалась. Воздух казался пыльным, слышался едва уловимый запах металла. Можно подумать, вентиляционный блок и вправду накрылся. Джени сняла туфли. Наслаждаясь каждым шагом, она прошла на середину комнаты й опустилась на колени. Она Положила перед собой пульт, врученный Остерном, и изо всех сил стукнула по прибору каблуком зажатой В руке босоножки.

Осколки полетели в утилизатор, а Джени вернулась в комнату и раскрыла сумку. Бинокль в сторону, запчасти от сканера тоже, сломанные стержни с ультрафиолетовыми наконечниками, треснувшие сенсорные пластины и прочий хлам — все не то. Наконец Джени добралась до двойного дна, внутри которого лежал ее пистолет и приборы личной защиты.

Сенсор был очень похож на ультрафиолетовый стержень, только на его конце мигал не голубой огонек, а желтый, да и стоил он намного дороже, чем подобные приборы, приобретаемые обычным путем. Каждый делает свое дело. Вот и она должна позаботиться о том, чтобы довести до конца свое.

Джени включила прибор. Держа его перед собой как фонарик, она обошла гостиную. Если бы я была насекомым, жучком, где бы я спряталась?

На то, чтобы обнаружить жучок, ушло добрых полчаса. Он был установлен в спальне, на панели температурного контроля. Остерн взял на себя слишком много, установив его здесь, и более того, вручив Джени пульт управления к нему, чтобы она сама же могла его активизировать. Она завернула крошечный пластиковый цилиндр в клочок неэлектризующейся хлопчатобумажной ткани и похоронила его в глубинах сумки среди прочей дребедени. Это было обычное прослушивающее устройство, а вовсе не записывающий микромонитор. В этом плане Остерн ее разочаровал. Человек с таким взглядом мог бы сподобиться на нечто посерьезнее.

Для пущей уверенности Джени осмотрела весь номер еще раз. Убедившись, что она сделала все для обеспечения своей неприкосновенности во время корабельной ночи, Джени разделась. Желудок разболелся всерьез, кожа стала липкой и грязной. Джени отправилась в душ, чтобы смыть с себя въевшийся запах пищи, а заодно и согреться. Она стояла под горячими струями до тех пор, пока на мониторе не появилась предупреждающая надпись о скором отключении. Затем Джени медленно вытерлась, не переставая думать об одном знакомом из гаража. У того тоже были проблемы с желудком: тошнота, потливость.

Меньше всего я сейчас нуждаюсь в личном ознакомлении с особенностями воздействия на организм новейшего колониального вируса. В последние несколько лет эпидемии носили сходный характер. От одной планеты к другой симптоматика отличалась, но во всех известных Джени случаях инфекция приводила к длительной госпитализации и к пространным разглагольствованиям медиков насчёт мутирующих вирусов. Ну уж нет, она сыта по горло врачами и их таблетками, впечатлений на всю оставшуюся жизнь хватит. Что бы это ни было, она справится с болезнью сама.

Джени поплелась в спальню извлекла из одного из многочисленных выдвижных ящиков свою футболку с эмблемой Службы. Двадцать лет прошло, а белый поликоттон все еще выглядел новым. Я помню, когда я тебя получила. Джени натянула через голову ставшую мягкой от продолжительной носки футболку. Я только-только окончила школу офицеров и была этакой девочкой, смотрящей на мир широко раскрытыми глазами. Джени улыбнулась. Что ж, есть ив ее жизни приятные воспоминания.

Один из Шести — Золотые Уста, Вторая — Глаза и Уши.

— Знания и умственные способности здесь ни при чем, дорогой Риджуэй, — объяснила Джени, обращаясь к мебели. — Тогда, много лет назад, мы были молоды и полны сил. Вот и придумали себе игру, чтобы не сорвало крышу от бьющей через край энергии.

Третий и Четвертый — руки, подобные лучам света, Пятый и Шестой — сила Земли. У каждого из них был свой способ вызвать к себе особый интерес администраторов академии Лоумро. У Сенны и Сайи были их «руки, подобные лучам света», их музыкальный талант, за что рожденные в секте идомени их очень высоко оценили. «Земная сила» Аритона и Навара имела отношение к их происхождению из Рода.

— Но Хэнсен был Посланцем, — сказала Джени, подчеркнув всю значимость этих слов встряхиванием покрывала. Среди большинства сект идомени рыжие волосы встречались очень редко, красный со всеми его оттенками был для них священным цветом, и они верили, что человек, одаренный такой чертой, чрезвычайно и многогранно талантлив. Стоило подняться какой-нибудь заварухе, и Хэнсена всегда звали на помощь, чтобы утихомирить недовольных.

— А он всюду брал меня с собой. — Ту самую Килиан с ее удивительной способностью понимать и чувствовать языки и жесты идомени, а также с ее умением сливаться с толпой. Я буду выступать, всегда говорил ей Хэнси, а твоя задача — наблюдать.

— Вот уж в чем, в чем, а в наблюдательности мне не откажешь. — Джени забралась в постель, поставив рядом сумку и кейс с документами. Она вскрыла кейс, вынула из него несколько черных папок и разложила перед собой на одеяле. Затем активизировала сканер. Несмотря на свою внешнюю непрезентабельность, это был настоящий прибор, изготовленный идомени. Он был торжественно вручен Джени по окончании Академии существом, которое сейчас называло себя Тсешей. Тогда, как и сейчас, он был религиозным лидером своей секты и занимал должность главного миротворца. Его подданные весьма неприязненно относились к инородцам, но, пользуясь несгибаемым авторитетом, он убедил свой законопослушный народ в том, что люди должны быть допущены к обучению в Академии вместе с ними, что они должны вместе работать и вместе жить, если только изоляцию в анклаве, в двух километрах от окраин Рота Шера можно было назвать «жить вместе».

В Академии, отличавшейся чрезвычайно строгой дисциплиной и необычайно высокими требованиями к студентам, обучалось несколько десятков человек, но признание получили лишь шестеро во главе с Джени Килиан и Хэнсеном Уайлом.

Она не припоминала, чтобы кто-то им завидовал, напротив, однокурсники были счастливы, что они с Хэнсеном отвлекали на себя основное внимание Немы и являлись главными участниками его сумасбродных предприятий. К вящему удовольствию Хэнсена, Джени называла Нему призраком смерти, носящимся по делам. Шутки шутками, но после всего, через что он заставил их пройти, они казались себе избранными.

И вот он вернулся. И если верить Эвану, причиняет немало хлопот. Но если ты думаешь, что все, чего ему хотелось, — это просто прокатиться по окрестностям, то мне придется тебя огорчить.

Джени взяла в руки папку, вскрыла пломбу, пробежала глазами по содержанию отчета о внутренних расходах и приступила к сканированию. Как и все эти годы, прибор работал безупречно.

— Если у вас, мистер Риджуэй, возникнет желание сравнить свой сканер с моим, вы только скажите.

С этими словами Вторая из Шести, Зрение и Слух, принялась за работу.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

К моменту своего прибытия на Землю пациентка уже находилась в фазе обострения. Экспериментально установленная продолжительность данной фазы, характеризующейся общим физическим недомоганием и выраженным нейрохимическим дисбалансом, составляет семьдесят два часа, что и наблюдалось в случае пациентки С-1.

Из внутреннего бюллетеня. Неоклона — Сиэтл. Дж. Шрауд, В. Парини, о пациентке С-1.

Глава 5

Желаете что-нибудь декларировать, мадам? Джени бочком прошмыгнула мимо приоткрытой двери, ведущей к таможенным кабинкам, предназначенным для личного досмотра. Она бросила сочувственный взгляд на своих случайных попутчиков: молоденькую девушку — коммерческого агента и ее незадачливого мужа. Таможенник все-таки зацепил их, и сейчас, бледных и взмокших от волнения, их пригласили пройти в одну из таких кабинок. Даже не пытайтесь брыкаться, голубчики: они уже знают, что вы что-то везете. Коль скоро таможенный инспектор обратился к тебе со своим официальным вопросом — пиши пропало.

Скорее всего у них там антиквариат или драгоценности. Джени шла за этой парочкой от самой посадки на Луне. Прилично одетые, с целым ворохом свертков, они все же отказались от услуг скоростного такси, которое бы доставило их в секцию для высокопоставленных особ за считанные минуты, и предпочли тащиться по двухкилометровому переходу пешком.

Подстрекаемая любопытством и забыв о смертельной усталости, сказывавшейся на больной ноге, Джени отправилась вслед за ними. Перехватывая свертки и взволнованно перешептываясь, парочка то и дело останавливалась передохнуть в комнатах отдыха. Джени неотрывно следовала за ними. Ее так и подмывало напугать эту забавную парочку, крикнув у них за спиной что-нибудь вроде «руки вверх!». Отказавшись от этой невинной шалости, Джени проследовала за ними в очередную комнату отдыха. Не прошло и минуты, как в зале появился таможенник в темно-золотистом мундире, в котором он был похож на потускневшего эльфа, отвлек парочку от изучения содержимого местного буфета и увел для досмотра.

Теперь уж не отвертитесь, голубчики. Даже взятку дать не выйдет. Вдоль всех переходов, ведущих от космодрома, были вмонтированы мониторы. Они совсем не бросались в глаза, и усталые путешественники, как правило, их не замечали, думая о доме, который был теперь на расстоянии каких-нибудь пяти часов перелета. Дилетанты… Контрабанда — это игра, и, как во всякой игре, в ней есть свой правила. Либо вы им следуете, либо платите штраф.

Джени пересекла небольшой холл й вошла в просторную комнату отдыха. Угостившись в дорогом буфете чашечкой чая и бутербродом, она поискала глазами свободное место поближе к огромному, во всю стену, окну. В отдалении, под нерассеянным солнечным светом поблескивали площадки Лунного космодрома, неизменно привлекая своим металлическим блеском взгляды праздных пассажиров, как привлекает к себе внимание любое крупное сооружение.

Джени опустилась на только что освободившийся стул, поставив кейс между ног и положив сумку на колени. Стул еще хранил тепло сидевшего здесь до нее пассажира. Джени попробовала бутерброд с какой-то копченой рыбой и пряным майонезом. Ничего, но у Люсьена получилось бы лучше.

Люсьен Паскаль. Так в действительности звали ее очаровательного стюарда. После нескольких неудачных попыток установить в каюте Джени жучок и тщетных усилий добраться до содержимого ее сумки и кейса, он предложил перемирие, на которое Джени охотно согласилась. После этого ее жизнь на борту «Арапаго» потекла спокойно и размеренно, не став от этого менее интересной. Джени извлекла для себя немало полезного, наблюдая за умением Люсьена работать в условиях строгой иерархии корабля правительственного класса. Он четко следовал всем правилам, никогда не дерзил начальству, но так или иначе неизменно добивался своего, используя при этом, людей, которые могли бы в данной ситуации проявить большую проницательность.

Он даже умудрился раздобыть для Джени мундир космолетчика, который идеально подходил ей по размеру. На ней и сейчас были надеты серые форменные брюки и белый блузон. Люсьен сказал, что это ей подарок как знак уважения одного профессионала к другому.

Надо же, я почти жалела, что он перестал за мной охотиться, это как-то меня занимало. Досье Эвана… Джени поняла, почему он так не хотел, чтобы она ознакомилась с его содержанием. Там была какая-то неприятная история с молодой секретаршей из министерства юстиции, и эта история явно не выдержала бы публичного расследования. Кроме того, имели место личные финансовые грешки, которые вполне тянули на уклонение от налогов. У Джени почти две недели ушло на то, чтобы разобраться в прилагаемой калькуляции. Хааринцам Северного порта — и тем было чему поучиться у финансового советника Эвана.

Но помимо этого, было и нечто посерьезнее. То, что обнаружила Джени, смертельной опасности, конечно, не представляло, смертей и так было слишком много вокруг. Сначала дети Лиссы и Эвана, которые утонули во время летних каникул, решив без ведома взрослых поплавать на настоящей античной лодке. Два Мальчика и девочка, четырнадцати, двенадцати и десяти лет. Мартин, Джеральд и Сирена.

Теперь Лисса. Официальные данные подтвердили слухи. Последние два года бедная женщина вела себя весьма странно. Непредсказуемые исчезновения, наркотики, множество скандалов, которые тщательно замалчивались.

Тем не менее при сканировании не удалось обнаружить ни малейшего намека на изъятие информации. Даже с учётом возможной погрешности. Ни малейшего намека на убийство. Выходит, твои страхи безосновательны, Эван? Все говорит о том, что история Лиссы — это трагедия убитой горем женщины, не перенесшей гибели детей.

Джени наблюдала за монтажниками, медленно передвигавшимися вдоль строящейся транспортной магистрали в двух шагах впереди от огромного робота, который и выполнял основные сварочные и монтажные работы. Каким бы высококлассным ни было программное обеспечение, какой бы смышленой ни казалась машина, без чуткого руководства человека было по-прежнему не обойтись. Робот не в состоянии оценить всю картину в целом, он выполняет лишь то, что ему приказывают.

Джени наблюдала за человеком в скафандре, суетившимся у одной из «рук» робота. С высоты он казался крошечным, забавно напоминая комара в доспехах…

Ощущение такое, что некто водит меня за нос.

…приставленного следить за точностью движений железного гиганта.

И этот некто — Дюриан Риджуэй.

Джени доела бутерброд. Как ей хотелось верить, что она не потратила напрасно целых пять недель, работая над неполной информацией. Но себя не обманешь. Она отправила Эва-ну сообщение с просьбой о срочной встрече. Но несмотря на то что почта в Чикаго уходила каждые полчаса, надежд на получение ответа до отправления ее шаттла было мало. Джени взглянула на часы. Старт через сорок пять минут.

— Желаете что-нибудь декларировать?

Джени посмотрела в том направлении, откуда доносился голос. В дальнем углу зала таможенники уже приступили к опросу пассажиров, переходя от одного ожидающего к другому, заполняя бланки, подсчитывая пошлину, вручая квитанции. Джени глубоко вздохнула, сбрасывая напряжение последних нескольких минут. Теперь можно расслабиться. Если клерки вышли в зал, значит, те, кто заслуживал особого внимания таможни, уже отсеяны.

Интересно, как там мои голубки? Проходят обследование внутренних полостей или уже приглашены адвокаты?

— Желаете что-нибудь декларировать? — Сухие голоса звучали совсем близко, шуршала бумага, стрекотали калькуляторы. — Совсем ничего?

Если б вы только знали.

— Вообще?

Сейчас это не имеет значения. Вы сделали свой выстрел и промазали. Ступайте.

— Вы уверены?

Да. Я не собираюсь доверять вам свои личные тайны. Я Джени Мораг Килиан. Капитан. Объединенная Служба. Ц№С12//47// 179Д. Вспомогательный корпус. Направлена на базу Рота Шера. Первое подразделение архива и документации. Так что я не настоящий солдат, а простой служащий.

— Что-нибудь еще?

Восемнадцать лет назад в поселении под названием Кневсет Шера во время гражданской войны идомени в целях самозащиты я убила старшего по званию офицера, полковника. Его звали Рикард Ньюман. Это был дядя Гизелы Детмерс-Ньюман. Она в числе тех, кто мог бы оспорить аргумент самозащиты, но коль скоро они знают, что подхлестнуло этот выстрел, они не посмеют высказать свои возражения вслух.

— Желаете что-нибудь декларировать?

Ломро запаниковали, услышав о смерти Ньюмана. Сначала они запустили «розовую палочку», вирус быстро распространился и поразил оружие, средства коммуникации и систему контроля окружающей среды. А затем в дело пошла взрывчатка. Ломро умели хоронить тайны. Впрочем, вас они не касаются. Вам следует знать лишь то, что заодно они похоронили моего капрала. Она погибла под обломками здания. Капрал Йо-лан Грей, основное подразделение, двенадцатый десантный корпус, ЦММ47//56//286Р.

— Я готов, мисс, пожалуйста, продолжайте.

А днем позже я убила двадцать шесть ломро в попытке спасти себя и оставшихся в живых подчиненных. По понятиям ломро, смерть их собратьев не была «чистой». Люди держались в стороне от их разборок. Я же нарушила Двустороннее Соглашение. И Служба непременно передала бы меня идомени для суда и неизбежной казни, но…

— Прошу прощения, мисс, говорите, пожалуйста, громче. …но судно, на котором я и мои подчиненные должны были лететь из Кневсет Шеры в Рота Шера, взорвалось во время взлета. Сбой в навигационном блоке. Все погибли, все ее ребята. Их Ц-номера я тоже могу перечислить. Все четырнадцать. Запишете?

— Нет необходимости, мэм, продолжайте, пожалуйста. Как ни странно, я уцелела. Далеко не в буквальном смысле слова. Трое врачей вернули меня к жизни, по причинам, услышав которые, вы будете потрясены до глубины души. Они скроили меня заново и спрятали в подвале больницы Рота Шера, в анклаве, отведенном для людей. К тому времени как я поправилась, боевые действия возобновились, и Ломро проиграли Винша. Ломро стали именоваться просто Лом, а Винша превратились в Виншаро. Никто не станет мстить за смерть побежденных, даже строго чтящие свои традиции и законы идомени.

Но они не забыли. Они назвали ее Кьерша, как она узнала позднее. Токсин. Бойтесь меня! Все, к чему я прикасаюсь, гибнет.

— Желаете что-нибудь декларировать?

Вот эти позеленевшие пятаки у меня на глазах.

— Желаете что-нибудь декларировать? — Таможенник с планшетом в руке, словно услужливый официант, остановился у столика Джени. Его лучезарная улыбка напомнила ей Люсьена.

— Вот это. — Из бокового кармана сумки Джени вынула несколько безделушек из чистого серебра, предусмотрительно приобретенных в одном из самых дорогих магазинов на Феликсе. Со знанием дела клерк отсканировал для своей портативной базы данных информацию, помещенную на ярлыках, и быстренько подсчитал пошлину. В свою очередь Джени быстренько протараторила ему счет министерства внутренних дел, на который можно было послать платежное требование.

Правило номер один: чтобы благополучно отделаться от таможенника, запасайся для отвода глаз чем-нибудь, достойным внимания. Клерк перешел к соседнему столику, квитанция тут же была скомкана, засунута, с глаз долой, в один из многочисленных карманчиков сумки, а Джени продолжила свое праздное наблюдение за возившимися внизу монтажниками. Один опытный контрабандист надоумил. Джени хлебнула чаю, поморщилась от его горечи. Теперь оставалось только дождаться объявления о посадке.

— Признайся, Джени, ты в жизни не видела ничего подобного. Эти небоскребы! Здесь все дышит историей! — Эван потащил Джени на застекленный балкон и гордо обвел рукой вид, открывавшийся из его офиса — загроможденное небоскребами небо, контрастирующее с зеркальной поверхностью озера. — Надеюсь, ты успела посмотреть мемориал величайшей из войн в истории человечества.

Джени бросила равнодушный взгляд на скопище зданий причудливых очертаний, проступавших сквозь пелену мокрого снега.

— Ты имеешь в виду войну Родовой Агрессии, да?

— Джени, в те времена Родов еще не существовало, — терпеливо объяснил Эван.

— Ах да, они появились позже.

— По-моему, мы однажды уже это обсуждали, — вздохнул Эван. — Даже если отбросить политику, этот памятник стоит посмотреть. Сам обелиск покрыт пленкой из жидких кристаллов и меняет цвет в зависимости от времени суток. Это действительно впечатляет.

— Не знаю, Эван, может, ты не обратил внимания, но погода не совсем подходит для осмотра достопримечательностей. — Джени перевела взгляд на озеро, по которому деловито мела грязно-белая поземка. — Если бы балкон не был застеклен и не отапливался, мы бы уже давно превратились в ледышки.

— Ну и что, ведь мы дома.

— Ко мне это не относится. — Джени повернулась к враз погрустневшему Эвану спиной. — Остается надеяться, что на твой день рождения не будет дождя. — Уже стоя в дверях, она помедлила. Чувство такое, будто я только что пнула беззащитного щенка. — Да ладно, здесь, должно быть, очень здорово. Весной.

— Да-да, конечно. — Эван поспешил присоединиться к Джени. — Эти парки, ботанические сады. Весной тебе здесь непременно понравится. — Он проводил Джени обратно в успокаивающие зеленовато-голубые глубины своего убежища. — Я понял, тебе хватило впечатлений от переезда из О'Хары. Пожалуй, их было даже многовато.

— Многовато — не то слово. — Джени присела на стул напротив стола Эвана. — Подумаешь, столкновение на двенадцатирядной трассе. Подумаешь, аккумулятор на две половинки развалился. Ну и что же, что мы полностью перекрыли движение… Слава Богу, спасательная бригада вовремя подоспела. А теперь эта буря. Я ей очень признательна, что она повременила начаться, пока я не приземлилась. — Джени поежилась. — Только вот водителю несладко пришлось. С правами, похоже, придется распрощаться.

Эван примостился на краю стола.

— Ладно тебе, не дуйся, мы и не то видали в Рота Шера. У меня тогда первые седые волосы появились. — Это было маленькое напоминание о том, как много их связывает. Следя за реакцией Джени, Эван поудобнее устроился на столе. — Джени, Чикаго — это столица Содружества. Представляешь, в пределах одного города — семнадцать миллионов людей. Жаль, не скажу тебе точно, какова его площадь, но цифра просто смешная.

Вдруг, словно спохватившись, он участливо посмотрел на Джени.

— Прости, я не подумал, что для тебя это прежде всего резкая смена культурной среды. Ты как?

— Думаешь, я потрясена? Ничего, выживу. — Джени потерла едва заметную выпуклость на затылке — шрам, оставшийся после имплантации. С красными, мигалками на крышах «скорой помощи» и пожарных машин она кое-как мирилась, но вот их сирены… Джени вытянула вперед руки. Правая наконец перестала дрожать., Что касается левой, то ей и вовсе это не грозило. Что ж, по крайней мере наполовину здорова. Но на какую из них? — Тут спортивный зал есть? Физические нагрузки в таких случаях помогают.

— Целых пять. Я сделаю тебе пропуск в тот, куда я хожу. Там самое классное оборудование. — Эван принялся сосредоточенно разглядывать ногти. — И медперсонал у нас вполне приличный, — осторожно добавил он. — Все практиковались в Неоклоне.

Спасибо, не надо.

— Батюшки светы, да прекрати вести себя как идомени! — В голосе Эвана мелькнули нотки раздражения. — Я не твой врач-жрец, и потому мы уже поговорить не можем нормально? Когда ты в последний раз проходила профосмотр? У нас в министерстве все ветераны, которым делали приращение, обязаны раз в полгода проходить полный осмотр. И по меньшей мере раз в год полный курс профилактической терапии.

— Можешь мне не рассказывать, я сыта медициной по горло, на всю оставшуюся жизнь хватит. Да у меня половина внутренностей выращена в пробирке. Меня тошнит от запаха антисептиков, от всяких шприцев и белых простыней. Ни о какой профилактике и слышать не желаю. Никто не посмеет больше засунуть мою голову в этот ужасный ящик и выпотрошить из нее мозги, пусть даже для моего личного блага. Я этого сполна получила. Кстати, насчет полученного.

Джени вкратце изложила свои соображения относительно содержания досье. При всех попытках Джени намекнуть, что Дюриан Риджуэй намеренно скрыл часть имевшейся информации, Эван решительно вертел головой.

— Это невозможно! — Звуки шагов Эвана тонули в ковровом покрытии кабинета. — Дюриан понимает, насколько это важно. Если все развалится, он многое может потерять, не меньше моего. Ему столько приходилось выгребать из-за меня.

Знаешь, как тут его все зовут? Сторож. Все знают: где я, там скоро появится и он. Мы. словно ниточкой связаны, стоит мне сняться с места, он тут как тут.

Вот незадача: я попыталась встать между собакой и ее хозяином. Или Между ними обоими и… чем? Джени неотрывно смотрела на Эвана. Тот первым отвел глаза и принялся нервно совать взад-вперед подставку для ручек.

— Ты по-прежнему что-то недоговариваешь, — спокойно сказала Джени, поглаживая парчовые подлокотники своего кресла, при этом лишь правой рукой ощущая изменения в текстуре обивки.

— Джени…

— А ты забыл, что ямогу потерять, если все развалится?

— Да никому и в голову не придет…

— Меня ищут за убийство старшего по званию офицера и дезертирство. Ордер на мой арест по-прежнему остается в силе. Каждые шесть месяцев, день в день, объявления о моем розыске появляются в колониях в каждом административном здании. Где бы я при этом ни находилась, мне приходится затаиться и коротать дни в гордом одиночестве.

— Я понимаю, это должно быть…

— Забавно, но это иногда так успокаивает. Помогает собраться с мыслями…

— Да прекратишь ты или нет наконец! — сорвался Эван. Он затравленно посмотрел на Джени. — Я не хотел тебе этого говорить. Догадываясь о твоей реакции, я и сейчас не уверен, стоит ли это делать. — Он продолжал истязать подставку для ручек. — Тебя разыскивает министерство внешних отношений. Я прибыл на Вэйлен на двенадцать часов раньше крейсера, на котором прилетели молодчики Улановой. Поговаривали также, что местность прочесывает корабль Службы, но я не успел проверить эти слухи.

Джени скрестила ноги, чтобы снять напряжение в пояснице. Неужели в Кабинете намечается перетасовка кресел?

— Интересно, чего это они оживились?

Эван нахмурился.

— Ты как будто не удивлена? Джени покачала головой:

— В моем деле стоит пометка «пропала без вести», «предположительно погибла». Разница между этим выражением и выражением «объявлена погибшей» очень велика. — Джени помяла бесчувственную левую руку. — Останков не обнаружено, несгораемое служебное удостоверение не было ни найдено, ни аннулировано. У верховного командования нет доказательств моей смерти, следовательно, я жива. Вот почему постоянно возобновляется ордер на мой арест, вот почему тщательно проверяются любые слухи о том, что я выжила. Я убила своего командира. А потом нарушила Двустороннее Соглашение, вмешавшись во внутренние дела идомени. Оба преступления прилично затягивают, Эв. Ты думаешь, обо мне забыли — ты ошибаешься. Они не успокоятся, пока не пригвоздят меня к стенке.

Эван сидел потупившись.

— У меня вот что в голове не укладывается: как Шрауд и его ребята ухитрились тебя спрятать? На чьей стороне они играли?

Что ж, я помню, как они разговаривали у меня за дверью, смеялись, называли друг друга «доктор Франкенштейн». Думали, что я не слышу. Хотя это не совсем так. Джон никогда не смеялся.

— Не знаю, как им это удалось. Скорее всего для них это была своего рода игра, бегство от скуки. К тому времени большинство людей были эвакуированы из больницы, им просто было нечего делать. Они взяли и сделали себе подружку, для компании, чтобы веселее было. — Джени подошла к бару и плеснула в стакан воды, глотнула ее с жадностью и с наслаждением ощутила, как приятная прохладная влага разливается внутри. Наконец она осознала, что Эван как-то странно молчит. Она обернулась — тот сидел, уставившись на нее квадратными глазами.

— Что значит «подружку»?! Скажи мне, что этого не произошло. Они не могли этого сделать…

— Не могли и не сделали, успокойся. Парини голубой, а де Вриз предпочитает исключительно блондинок с большими титьками.

— А что Шрауд? Ты ведь знаешь, мне приходилось с ним встречаться, он бывал в консульстве. Он производил впечатление весьма странного человека, и не думаю, что со временем мог измениться к лучшему.

— Я тоже его знала, немного. — Если можно так сказать, ведь это были всего лишь случайные встречи в прихожей у Немы. Он обычно бормотал «здрасьте», даже не поднимая глаз. Бедняга Джон. Так странно! У него были удивительные руки: он выполнял самые сложные медицинские операции. Но когда на него оказывали давление, он становился совершенно беспомощным. — Ладно, все это позади, к чему переливать из пустого в порожнее? Что мне, по-твоему, подать в суд за противозаконную медицинскую практику? — Джени вернулась К бару и снова плеснула себе воды, на этот раз добавив немного льда.

— Теперь понятно, почему ты так боишься врачей, — вздохнул Эван. — Удивительно, что они позволили тебе сбежать.

— Они и не позволяли. Я ускользнула во время большой бомбежки. — Джени устало прислонилась к книжному шкафу. Запах кожаных переплетов тут же ударил в ноздри. — Помнишь?

Эван медленно кивнул:

— Кровавая Ночь. Сначала Виншаро послали в Рота Шера хааринцев.

— В холмах они установили наблюдательные пункты, — подхватила Джени. — Я видела сигнальные огни, они были предназначены для хааринцев.

Эван открыл рот от изумления:

— Они позволяли тебе ходить по улице?!

— Не то чтобы ходить. Скорее, хромать на обе ноги. — Джени грустно улыбнулась. — До людей тогда никому не было дела, у них других забот хватало. — Джени посмотрела на Эвана, который, понуро сгорбившись, сидел на столе. — А ты где был?

— В подвале консульства. Мы сидели там одиннадцать дней, почти две недели. Служба вывела нас на рассвете, когда Винша уже вошли в город. Они нарекли себя Виншаро и подожгли кольцо, воздвигнутое по периметру Рота Шера хааринцами. Мы видели из окон этот дьявольский костер. — Эван тяжело сглотнул. — Это было кольцо из тел.

— Среди них были и живые. — Джени отошла от шкафа. От запаха кожаных переплетов ее начало тошнить. — Кольцо божественного огня, очищающего души грешников. Они верили, что этот ритуал защитит их и обеспечит мир… до следующего кризиса власти. — Джени посмотрела в окно. Ветер не утихал. Из-за непроглядной снежной пелены вид из окна напоминал испорченный экран голографического видео. Стекла содрогались от порывов ветра.

Эван в свою очередь подошел к спасительному бару. Он взялся было за ручку кувшина с водой, но потом потянулся к бурбону.

— То, что тобой интересовались на Вэйлене, может не означать ничего серьезного. В сложившейся ситуации могли привлечь внимание твое мастерство и умение работать с идомени. Возможно, Уланова всего лишь искала переводчиков.

Эван налил себе бурбона и залпом выпил. Переведя дыхание, он сказал:

— Я направил в Северный Порт одну из моих подчиненных из личного штата, чтобы отвлечь их. — Он нахмурился. — Это одна из лучших переводчиц Винша, мне ее будет не хватать. На то, чтобы ее вернуть, могут уйти месяцы.

— Прости за причиненные неудобства.

Эван улыбнулся. Он приподнял графин с бурбоном, словно пробуя его на вес, и поставил обратно на штатив.

— Пожалуй, я догадываюсь, какую информацию Дюриан мог придержать, и знаю, где ее найти. К вечеру она будет у тебя.

— Решил пойти на конфликт?

— Нет, пока нет. Не имеет значения, его все равно здесь нет. Они с Анж прилетают из Лондона только сегодня вечером: поехали повидать его родных.

Балконная рама содрогнулась от очередного порыва ветра, и Эван поежился.

Это дух Хэнсена Уайла восстал из могилы.

— Визит в семью Риджуэй? Неужели?

— У Дюриана с Анжевин исключительно деловые отношения, — словно защищаясь, возразил Эван. — Ты просто его недолюбливаешь.

— И это взаимно. Он пытался подловить меня на «Арапаго», произнес какую-то фразу по-жозефански, а я притворилась, будто ничего не поняла из-за сильного акцента.

— Я же тебе дал обучающие диски, ты что, не занималась?

— Да при чем здесь это!

— Я понял, ты права, я должен с ним поговорить. — Эван облокотился о стойку бара. — Джени, никто здесь не знает тебя, кроме меня. Более того, никому даже в голову не придет, что ты — та самая девчонка, которую он знал восемнадцать лет назад. У тебя совсем другое лицо, другие волосы. Ты похудела, ты даже кажешься выше ростом, в конце концов… — он спокойно и твердо взглянул в глаза Джени, — ты под моей защитой.

Джени в шутку приподняла бокал, словно для тоста, сделала последний глоток и направилась к двери.

— Пойду прогуляюсь, переварю впечатления от поездки. Загляну позже.

— Джени!

У самой двери она оглянулась и увидела, что Эван все-таки потянулся за новой порцией бурбона.

— Это правда, что ты убила Рикки Ньюмана? — Да.

— Но он первый начал, это была самозащита?

— Он потянулся к кобуре, а я не стала дожидаться, чтобы узнать, серьезно он или просто пугает, а если учесть, что перед этим я пригрозила ему взять власть в свои руки, снять с него полномочия и посадить его под арест, то не думаю, что он просто хотел проверить мою реакцию.

— Взять власть? Ты хотела взять на себя командование?

— Опасность угрожала документам, находящимся на моем попечении. Я не видела иной альтернативы и действовала в пределах своих полномочий.

Эван залпом проглотил содержимое стакана. Его лицо горело.

— Так ты убила его из-за бумажек?

— Ты так расстроен из-за его принадлежности к Роду?

— Он был лучшим другом моего отца, а для меня просто дядя Рик, понимаешь?

— А для меня просто начальник, и, похоже, с ролью дяди он справлялся куда лучше. — Джени полезла в карман. за карточкой допуска. Сумка и кейс ждали ее за дверью в запирающейся ячейке. — Увидимся вечером, надеюсь, тем временем мне удастся что-нибудь выяснить.

Джени вышла, не оглянувшись. Она и так знала, что могла увидеть: растерянного Эвана с пьяным любопытством в глазах и немым вопросом «почему, Джени?».

Да потому, что после смерти первого пациента Ньюман солгал мне, когда я спросила о причине смерти, когда же второй пациент наложил на себя руки, он во всем признался в надежде, что я буду с ним заодно. Джени вынула из ячейки вещи. Приятная тяжесть кейса и сумки несколько успокоила ее. Но ненадолго; ее мысли снова вернулись к тому, чего она так старательно избегала, но о чем никак не могла забыть.

О людях, пациентах в больнице идомени, там, в Кневсет Шере. Тяжелые воспоминания нахлынули на нее волной. Джени остановилась и прислонилась к стене. Лишь появление группы служащих заставило ее взять себя в руки, и она отправилась по лабиринтам бесконечных коридоров на поиски своей комнаты.

Глава 6

Джени сидела в гостиной своих апартаментов, под которые была отведена немалая часть второго этажа жилого корпуса министерства внутренних дел, и слушала вой вьюги, кидающейся на окна.

Выйдя от Эвана, она решила обратиться за помощью к обитателям офиса, расположенного чуть дальше по коридору, и вскоре ее уже передавали из одного кабинета в другой, от одного чиновника в черном к другому, как эстафетную палочку. Главный корпус министерства представлял собой двенадцатиэтажную громаду два километра в длину, город в миниатюре. И Джени ощущала себя чем-то вроде бандероли, которую переправляют по бесконечным коридорам, лифтовым шахтам и переходам, пока наконец не доставят по назначению. Так Джени оказалась в стенах своего нового дома.

А ничего, жить можно. Зеленовато-серые стены в тон обивке и шторам, светлый паркет, гармонирующий с мебелью, дверные ручки из бронзы, всевозможные аксессуары черного или изумрудного цвета. Морские пейзажи и мраморные статуэтки были если не оригиналами, то превосходными копиями.

Чувствуется разница, когда входишь через парадную дверь, не правда ли? Образно говоря. Судя по звукам, доносившимся из-за герметичных окон, воспользоваться этой «парадной дверью» для выхода в город Джени не рассчитывала еще по меньшей мере месяца четыре.

Это если я здесь столько пробуду. Джени поудобнее устроилась в кресле. Перспектива встать и заняться раскладыванием вещей никак не прельщала. Встать из кресла сейчас было равносильно длительной поездке за пределы города. Ни то, ни другое сейчас никто не смог бы заставить ее сделать. Нервное возбуждение, которым Джени была во многом обязана имплантированным клеткам, уступило место приятной усталости, накопившейся во время продолжительного путешествия. Она прикрыла глаза и хотела было вздремнуть, но назойливый внутренний голос продолжал посылать ей сигналы «не мешало бы осмотреть твое новое жилище». Наконец Джени неохотно поднялась и принялась заглядывать в многочисленные шкафчики и ящички. Багаж уже был распакован, его содержимое разложено по соответствующим полкам и расставлено в кладовке размером с ее станцию слежения в Северном Порту. Предполагаемая дверь в ванную, как выяснилось, вела в превосходно оборудованную кухоньку. Джени заглянула в холодильник и обнаружила, что он доверху набит всевозможными фруктовыми соками и закусками. Это был приятный сюрприз, хотя Джени и не припоминала, чтобы она делилась с кем-то из персонала своими кулинарными предпочтениями. Джени вскрыла баночку «Хельвета» и сделала небольшой глоток. Лилового цвета пенистый сок оказался приятным бодрящим напитком, слегка терпким на вкус. Джени опорожнила эту баночку и наполовину — другую, после чего возобновила обследование своего нового жилища. От переутомления она даже не замечала, что так хочет пить.

Другая дверь, снабженная контактным замком, который пока еще не был активизирован, вела в просторный кабинет. Здесь стоял письменный стол, в свою очередь, запирающийся, на нем — компьютер с прямым выходом в Кабинет, новейшей модели принтер, а также ваза со свежими цветами. Джени сунула кейс в стол, присела на вертящийся стул, затем отодвинула штору и посмотрела на озеро, заметенное снегом. Настоящий офис с настоящими окнами! Вас здорово повысили, капитан.

Джени отправилась в ванную, вымыла руки и, стоило ее взгляду упасть на многофункциональный душ, как она уже стояла под струями горячей воды. Освежившись, она порылась в ящиках и подобрала для себя комплект чистой одежды. Свой выбор она остановила на графитно-серой форме звездолетчика, которую стащил для нее Люсьен. Джени откопала футболку в тон с вышитым на груди «Арапаго» и извлекла из высокого стильного шкафа свои излюбленные, хоть и поношенные, черные с металлическими носками ботинки. Она подобрала рюкзак, одновременно просушивая полотенцем волосы, и вернулась в рабочий кабинет.

С помощью ультрафиолетового стержня, позаимствованного на «Арапаго», Джени активизировала все замки. Покончив с этой обязательной процедурой, она хотела было засунуть стержень обратно в один из карманов сумки, но наткнулась на нечто жесткое с острыми углами. Осторожно, чтобы не погнуть, Джени вынула голографическую открытку, на которой были изображены две гоночные яхты. Наклоняя открытку взад-вперед, Джени заставила их пикировать, рассекая волны, и взмывать ввысь, подобно быстрокрылым птицам, борющимся с порывами ветра. Переливающиеся от голубого к фиолетовому паруса мерцали, как радужные зеркала, а комбинезоны гонщиков играли перламутром.

Может быть, теперь, Риза, вы скажете, как вас на самом деле зовут? Вы знаете мое имя, назовите мне ваше, это было бы только справедливо.

Люсьен, вы узнаете мое настоящее имя после того, как скажете, на кого работаете.

Джени перевернула открытку — на обратной стороне было пусто. Прощальное послание Люсьен так и не написал, да и глупо было бы рассчитывать на его автограф. Со своей стороны, Джени тут же отсканировала открытку на жучки. Дважды — «дань уважения одного профессионала другому».

Джени воткнула открытку в вазу с цветами, выбрав самый выгодный ракурс. Затем, закинув за плечо неизменную сумку, она заперла кабинет и отправилась изучать обстановку.

* * *

Джени шла по залитомудневным светом стеклянному переходу. Она остановилась, чтобы свериться с дисплеем, вмонтированным прямо в устланный кафелем пол. Если верить дисплею, данный переход соединял Управление по делам колоний и второй отдел службы занятости, откуда она только что вышла. Джени в недоумении уставилась на желто-зеленый лабиринт, светившийся на экране дисплея, но вскоре поняла, что перед ней схема первого этажа. Простонав от досады, она нажала кнопку, расположенную у самого экрана. Рисунок замигал, и вскоре на дисплее появилась схема второго этажа.

Джени еще раз десять нажала кнопку.

Я не просто потерялась — по-моему, меня здесь похоронили. Стеклянные стены перехода содрогались от порывов ветра, который то и дело менял направление, непроглядная снежная пелена создавала иллюзию обрушившейся на здание снежной лавины. Джени снова принялась листать поэтажный план здания, на этот раз имея более четкое представление о том, что именно она ищет.

Пятью часами позднее она вышла из библиотеки гордой обладательницей пропуска и контактных кодов, необходимых для получения конфиденциальных справок из Кабинета посредством электронной сети. Кроме того, она подписалась на несколько газет, посвященных обзору околоземных новостей и событий в колониях, и постаралась произвести на старшего библиотекаря достаточно благоприятное впечатление, заручившись его благосклонностью на тот случай, если ей вздумается обратиться с особой просьбой.

Еще она стащила журнал.

Я верну. Сумка укоризненно похлопывала Джени по бедру в такт походке, существенно прибавив в весе от дорогого светского голографического журнала, на глянцевой обложке которого был помещен крупноформатный портрет Лиссы ван Рютер. Фотография обритой наголо, с остекленевшим взглядом женщины была лишена каких-либо признаков ретуши. Удивительно, как Эван позволил, чтобы такой журнал был в свободном доступе. Но библиотекари — довольно свободомыслящий народ, а нездоровый интерес общественности к непростой жизни и трагической гибели одной из наиболее чистокровных представительниц Рода, по-видимому, распространялся на тех, кто не отличался особой деликатностью и осмотрительностью.

Джени поразила нелепость заголовка на титульной странице журнала: «Лисса — трагически оборванная жизнь». Можно подумать, жизнь может быть оборвана комически. Быть может, они объяснят свою оригинальную концепцию в следующем номере? Войдя в лифт, Джени прижала к себе сумку со своей драгоценной ношей. Воровать, конечно, нехорошо, но ей совершенно не хотелось, чтобы Эван знал, что она читает. ДжеНи могла поспорить, что он приказал докладывать ему, что она берет. И даже самый свободомыслящий библиотекарь не позволит себе ослушаться прямого предписания кабинета министров.

Лифт тронулся вниз. Джени взглянула на часы и подумала, не отправиться ли ей в город. Так, осмотреться, освоиться. Поездка может оказаться небезынтересной, тем более что буря наконец утихла.

Но сначала не мешало бы подкрепиться. Она в очередной раз отыскала на дисплее схему второго этажа. Помнится, там был небольшой кафетерий, а также ведомственный мини-маркет. Желудок радостно заурчал в предвкушении столь позднего обеда.

Джени бросила рассеянный взгляд на индикатор движения. Тот замигал. Дисплей, расположенный над дверью, показывал, что лифт миновал второй этаж и продолжает спускаться! Дженй принялась наугад нажимать кнопки этажей, Затем попыталась отключить управление — все напрасно, лифт упрямо продолжал спускаться. Попытки снять панель доступа также оказались безрезультатными.

Индикатор продолжал мигать.

ПЕРВЫЙ. ЦОКОЛЬ.

ФУНДАМЕНТ—ПЕРВЫЙ.

Джени спускалась в подвал. Если верить электронной карте, в здании было пять подвальных этажей.

ФУНДАМЕНТ-ВТОРОЙ.

Подвальные помещения были надежно защищены. Они ведь были задуманы как убежища.

ФУНДАМЕНТ-ТРЕТИЙ.

— Вот дура, не могла спуститься по ступенькам. — Джени выудила пистолет и его рукояткой попыталась разбить плафоны. Толстый защитный пластик не поддавался. Две из четырех ламп так и не удалось разбить, спасительная темнота так и не была достигнута, вместо этого в лифте воцарился полумрак. Что ж, уже легче.

ФУНДАМЕНТ-ЧЕТВЕРТЫЙ.

Джени сняла пистолет с предохранителя и прижалась к задней стенке лифта. Широко расставив ноги и держа пистолет обеими руками, она приготовилась. Быть может, они не ожидают, что она успеет собраться. Может, они не рассчитывают, что она выстрелит. Прямая линия огня, целиться в грудь.

ФУНДАМЕНТ-ПЯТЫЙ.

Двери распахнулись. Дюриан Риджуэй собственной персоной, запыхавшийся и злой, влетел в кабину.

— Какого чер… О, добрый вечер, мисс Тай. Если вам до сих пор никто не сообщил, имейте в виду, что это лифт ограниченного доступа.

— Простите, — только и ответила Джени, незаметно пряча пистолет в карман куртки.

Риджуэй уставился на потолок.

— Что здесь, черт возьми, с освещением?

Следом за ним в кабину втиснулась Анжевин Уайл, обвешанная хозяйственными сумками.

— Здравствуйте, Риза. — Она прошла в глубь лифта, где стояла Джени. — Что за хренова темнота?

— Анжевин! — Риджуэй наудачу хлопнул по панели примерно в районе кнопки четвертого этажа. — Выбирай выражения.

Он не удосужился поинтересоваться у Джени, на какой этаж ей нужно. Дверь медленно, словно осуждая его неучтивость, закрылась. Они поднялись, не произнеся ни слова.

Когда дверь открылась, на площадке их уже ждали. Джени мгновенно окружили серьезно настроенные предупредительные ребята, которые для начала попытались услужливо отобрать у нее сумку, а когда Джени не позволила им этого сделать, ненавязчиво проводили ее через холл в направлении большого актового зала. При виде репортеров, операторов с камерами и телохранителей, отирающихся у входа, Джени пробормотала слова извинения и, словно спохватившись, развернулась и деловито засеменила обратно. Толпа увлекла ее прямо к Анжевин, устроившей разборку с каким-то угрюмым молодым человеком, который, совершенно ее не слушая, взял у нее из рук сумки.

Джени повернула за угол и пересекла пустой холл, мысленно рисуя перед собой схему, увиденную на дисплее. Она бродила по коридорам, избегая охранников, в поисках спасительной лестницы или второстепенного лифта.

На этажах, находящихся под строгим контролем, есть один и только один обычный выход. А это означает, что если я хочу выбраться отсюда и при этом не взорвать все к чертовой матери, то мне придется пройти мимо камер и мое лицо увидят в каждой колонии, черт бы их побрал.

— Мисс Тай!

Джени обернулась и увидела спешившего к ней Дюриана Риджуэя.

— Вы не видели Анжевин? Она исчезла! — Его и без того раскрасневшееся лицо вспыхнуло еще больше, пока он проталкивался через толпу. — Собрание начинается через пять минут, а у нее все мои записи. Вице-премьер уже здесь. Анжевин просто необходимо почаще мелькать на экранах. Но стоит подвернуться возможности, чтобы как-то о себе заявить, она всякий раз куда-то исчезает.

В чем Анжевин нуждается больше всего — это получить жалованье за шесть месяцев вперед и улететь куда подальше. Джени прислонилась к стене, глядя на приближавшегося к ней Риджуэя.

— Что-то серьезное? Он кивнул:

— Экстренное заседание. Лэнгли созывает. — Произнося имя вице-премьера, он скорчил презрительную мину. — Этот тупица мне сказал, что ничего серьезного, обычное заседание. А тут мы въезжаем на стоянку, и пожалуйста — видим по машине от каждой службы новостей. Пришлось пробираться через подвал, чтобы репортеры не сцапали нас прямо на улице. Болван! — В голосе послышались нотки отчаяния. — Если вы поможете мне отыскать Анжевин, мисс Тай, я вам буду очень обязан.

Джени подбадривающе ему улыбнулась и поспешила выполнять его просьбу, не дожидаясь, когда он снизойдет до слова «пожалуйста». Она отыскала холл, где на большинстве дверей не было контактных замков. Тихонько постучала в одни двери, затем в другие, а потом толкнула дверь с вывеской «Мебель». Комната была освещена: лампы, без сомнения, были активизированы энергичной возней, происходившей прямо на одном из столов. Анжевин с задранной юбкой обнимала голыми ногами того самого молодого человека, с которым на глазах у Джени ругалась несколько минут назад. Но теперь парень был далеко не таким угрюмым.

Джени пнула ногой стоявшее рядом мусорное ведро, и оно с грохотом упало на пол.

— Дюриан! — громким шепотом сказала она, прежде чем захлопнуть дверь. Джени быстро пересекла холл, повернула за угол и налетела на перепуганного Риджуэя.

— Что это гремело, Риза? — спросил он, намереваясь обойти ее.

— Ах, это я оплошала, — поспешила успокоить его Джени и, подхватив его под руку, развернула в противоположном направлении. — Анжевин на третьем этаже, в отделе техобслуживания. — Звучало убедительно, инспектора вечно тряслись над своими сканерами, чтобы те не дали сбой в самый неподходящий момент, а перед всякими важными встречами и собраниями — и тем паче. — Я думаю, что через пару минут она появится, мне тут сказали, что видели, как она спускается вниз. Нам туда.

— Не хватало еще, чтобы от нее воняло физраствором. А кто вам сказал, что она там?

— Один из охранников. — Только не спрашивайте, какой именно, — Анжевин попросила его передать вам, а я его опередила.

Рука Риджуэя ослабла, и Джени мысленно облегченно вздохнула.

— Что ж, приятно знать, что она не потеряла чувство ответственности окончательно. — Он высвободил свою руку из руки Джени и поправил слегка задравшийся рукав. — В таком случае за работу. Благодарю вас, мисс Тай. — Коротко кивнув, он направился к толпе, собравшейся у входа в актовый зал. Джени немного подождала, чтобы убедиться, что он уже не вернется, а затем поспешила обратно. Повернув за угол, она подошла к двери и тихонько постучала.

— Он ушел.

Дверь приоткрылась, первым выскользнул молодой человек. Он смерил взглядом Джени, огляделся по сторонам и бросил через плечо:

— Порядок.

Анжевин вышла, держа в руке пиджак и воровато озираясь.

— Пожалуйста, не говорите Дюриану, — горячо прошептала она, впопыхах натягивая на себя пиджак. — Он нас убьет, если узнает.

— Нечего, черт возьми, унижаться! — Молодой человек говорил с сильным южным акцентом. — Мы не сделали ничего дурного!

— Заткнитесь вы оба! — Джени подошла к Анжевин. Ее помятый вид можно было списать на дорогу, но губная помада, размазанная вокруг вспухших губ, была слишком красноречива. — Собирай шмотки, умойся и мигом в зал.

Анжевин нырнула в комнату и через мгновение показалась снова, уже с папкой в руках.

— Пожалуйста, не рассказывайте… Джени прервала ее:

— Ты попросила охранника, чтобы он передал Риджуэю, что ты в отделе техобслуживания. Я его случайно встретила и сказала ему, что я все передам. Все ясно?

Анжевин послушно закивала, глядя на спасительницу широко раскрытыми глазами. Джени тихонько подтолкнула ее и проводила взглядом до угла, а затем устало прислонилась к стене. От пережитого напряжения болела шея.

— Мы не сделали ничего дурного. — Джени медленно повернула голову. Приятель Анжевин еще не ушел и, насупившись, смотрел на Джени. Он достал из внутреннего кармана медный портсигар и вынул сигарету. — Три месяца не виделись!

Не срывая предохранительный наконечник, он вставил сигарету в рот и принялся расхаживать взад-вперед.

При более тщательном рассмотрении он оказался довольно симпатичным малым. Мальчишеская развязность, задиристый взгляд, длинные золотисто-каштановые волосы, густая челка до самых глаз. Отсутствие какого-либо намека на загар говорило о том, что большую часть времени он проводит в помещении. К тому же парень немного сутулился. Черные нечищеные ботинки довершали картину. Риджуэй возненавидел бы тебя с первого взгляда, дружище.

— Вы южанин? — спросила Джени. Парень круто развернулся.

— Да! — Он подошел к Джени вплотную, и кончик его незажженной сигареты оказался буквально в двух сантиметрах от ее носа, так что Джени ощущала ее пряный аромат. — Ну и что?

Джени посмотрела молодому человеку в глаза, такие же малахитово-зеленые, как и у Анжевин. Только слегка налившиеся кровью.

— Как вас зовут? — мягко спросила она.

Сам вопрос или тон, которым он был задан, несколько осадили молодого человека. Он задвигал челюстью.

— Стив. Форел.

— Джерси? Гернси? Мэн?

— Гернси. — Парень глубоко вздохнул. — Гелиер. Джени улыбнулась.

— Я там была, красивый город. — Как же мне тебя расшевелить, дружище? — А чем вы занимаетесь в министерстве, мистер Форел?

Где-то в глубине настороженных глаз зародилась улыбка, но тут же погасла. Парень тряхнул своей рыжей челкой, словно стараясь окончательно прогнать веселость. И сейчас, несмотря на свою циничную ухмылку, он напоминал двенадцатилетнего мальчишку, задиристого уличного сорванца.

— Вот что, вы мне зубы не заговаривайте. — Он передвинул сигарету в уголок рта. — Если хотите знать, я инспектор, как Анж. Инопланетное направление. Работаю с идомени. Учился в Окскбридже. — Он потрогал волосы. — Чужаки искали рыжих и выцепили меня.

— Мальчик из колоний в земной школе. Ты, должно быть, знаешь свое дело.

— Знаю, — улыбнулся Стив, но улыбка тут же померкла. — Но, по мнению некоторых, знаю недостаточно.

Он выразительно посмотрел в направлении исчезнувшей Анжевин. И выглядел уже не задиристым уличным мальчишкой двенадцати лет, а одиноким напуганным пятилетним крохой.

Видишь, дружище, что происходит, когда называешь свое имя. Раскрываешься. Джени всем телом привалилась стене. Эх, нет у меня времени. Теперь уже начала болеть спина. Случай с лифтом сразу после дорожного происшествия пошел явно не на пользу ее нервам, ослабленным имплантацией.

— Что с вами? — забеспокоился Стив. — Вы того и гляди отъедете.

Джени помассировала виски.

— Помогите мне отсюда выбраться. — Она заставила себя улыбнуться и почувствовала, как у уголков рта собрались морщинки: сказывалась усталость. — Я не могу попасть на этажи ограниченного доступа. Лифт меня не слушается.

— Удивительно, что Дюриан не вышвырнул вас в окно. — Стив вернулся в комнату и появился с сумками Анжевин. — Держите. — Он сунул Джени два пластиковых пакета и сгреб остальные. — Он даже одежду ей сам выбирает, — буркнул он, взглянув на содержимое сумок. — Оставим у охранника. Заседание в любом случае затянется не на один час.

Они вернулись к лифтам. Репортеры и камеры уже исчезли, лишь два охранника стояли у входа в актовый зал. Они подозрительно посмотрели на Джени, но расслабились, когда Стив подошел к ним и оставил им сумки.

— Что дальше? — спросил он, поравнявшись с Джени. Он открыл защитную крышку панели управления и набрал код.

— Я не ела ничего с тех пор, как приземлилась, а это было часов десять назад. Отведите меня куда-нибудь, где можно поесть.

— Поесть? — Стив просиял. — Ну, это мы запросто. На втором классный кафетерий, там все шишки обедают. — Двери лифта закрылись, и Стив удивленно хлопнул ресницами. — Что здесь, черт возьми, со светом?

Глава 7

Ни-Ро, ваше правительство пойдет на предложенные условия?

Тсеша спокойно восседал на своей низенькой лавочке, ощущая на себе вопросительные взгляды других присутствующих и откровенно неприязненный взгляд говорившего. Человеческие глаза. Прошло столько времени, пора бы уже привыкнуть к ним. Но в них так много белого, словно заглядываешь в глаза смерти.

Тсеша приложил к груди левую руку и медленно кивнул.

— С условиями полностью согласны, мистер Риджуэй, можете не сомневаться. — Он говорил грудным урчащим голосом и, как сам ощущал, совершенно без акцента. Тсеша гордился своим английским. — Олигарха беспокоит лишь проблема безопасности. Он опасается, как бы снова не повторился сбой.

Риджуэй, раздражаясь, покачал головой. Его раздражение было очевидно не только людям.

— Ни-Ро, — сказал он, — на этот раз даю вам слово, что подобного не произойдет.

Тсеша сохранил полную невозмутимость, но сидевшие за столом заерзали на своих стульях. Кто-то глубоко вздохнул. Тсеша открыто посмотрел на Риджуэя через овальный деревянный стол, но налившееся кровью лицо человека представляло собой малоприятное зрелище. Этот всегда легко краснел.

— Да, мистер Риджуэй. Но в прошлом году вы тоже давали слово. Месяц назад ваш офис дал слово от вашего имени.

Вы своим словом ручались, что тщательно проверите эту компанию, и не сделали этого. Какова же цена вашему слову, мистер Риджуэй, спросил бы я вас?

Все присутствующие единодушно вздохнули в ответ, и тогда заговорил человек, сидевший во главе стола, вице-премьер Лэнгли.

— В защиту Дюриана хочу отметить, что компания «Стаффель Миттейланген» застала нас врасплох, Ни-Ро. Она намеренно откладывала регистрацию, дожидаясь конца финансового года. Многие, начиная новое дело, так поступают, чтобы получить налоговое преимущество. «Стаффель Миттейланген» сделала это в надежде, что в потоке заявок мониторинговая комиссия, которую возглавлял Дюриан, не заметит, что Гизела Детмерс-Ньюман является одним из основных акционеров фирмы.

Тсеша открыто посмотрел в глаза исполняющего обязанности. Темный Лэнгли, темнее ночи. Если бы он принадлежал к народу идомени, то его глаза казались бы двумя бездонными черными колодцами. Он сидел прямо и неподвижно, и его сиденье было несколько выше скамейки Тсеши, как и у всех людей. Такое расположение стульев, собранность и внимание присутствующих должны были означать уважение к инопланетному гостю. Но здесь, в этой комнате, Тсеша не чувствовал ни дружеской доброжелательности, ни признания как достойного врага. Что же он чувствовал? Страх? Определенно. Неприятие? Пожалуй. Им не нравится мое присутствие. Тем хуже для них. Он здесь, и здесь он останется.

— Налоговое преимущество, мистер Лэнгли? — Тсеша опустил ладони на столешницу. Широкие манжеты его светлой, песочного оттенка мантии были отделаны красным кантом, будто на запястьях выступила кровь. На пальцах поблескивал знак отличия — рубиновый перстень, также напоминавший о пролитой крови.

— Да, Ни-Ро. — Густые черные брови Лэнгли слегка поднялись, но при этом не последовало никакого другого жеста или перемены в осанке, по которым можно было бы судить о том, что он в данный момент испытывал. Замешательство, удивление или, быть может, неловкость, вызванную заданным вопросом? Кто знает этих высокопоставленных представителей человечества? Их лица казались деревянными, а жесты, если они снисходили до того, чтобы сделать какой-нибудь жест, были пустыми и бессмысленными. — Налоговое преимущество, — повторил Лэнгли, — экономия денег.

— А-а… — Тсеша расправил пальцы. Сморщенные, покрытые возрастными пигментными пятнами. Он потрогал тонкий шрам у основания большого пальца на левой руке — напоминание о кровавой битве с достойным врагом, теперь давно почившим.

Алерин — ритуальное сражение, привселюдное объявление взаимной вражды. Сколько таких битв было у него за спиной, в которых он отстаивал свои убеждения. Его руки, грудь, плечи были сплошь усеяны шрамами. Со временем эти шрамы истончились и поблекли, как, впрочем, и он сам. Он очень постарел, ведь он так долго ждал.

— Да, — сказал он, сопровождая свои слова особым кивком, надеясь, что Лэнгли правильно поймет скрытый в нем смысл. — Я знаю, люди проявляют к деньгам немалый интерес. В прошлом они неоднократно демонстрировали это народу идомени.

По аудитории снова прокатился вздох, по причинам, известным всем, но не произносимым вслух. В попытке примирения Тсеша показал вице-премьеру зубы — улыбка, человеческий способ выражения самого доброго расположения. Что же они все так скривились?

— Все это мы уже обсуждали, Ни-Ро, — отвечал Лэнгли. Похоже, он и впрямь был очень задет. Играя желваками, он сжал подлокотники кресла.

— Действительно, мистер Лэнгли, обсуждали.

— Сегодня же мы собрались здесь, чтобы обсудить отказ Виншаро заключать контракты со «Стаффель Миттейланген» на установку коммуникационного оборудования в поселении хааринцев под Тсингтао.

— Совершенно верно, мистер Лэнгли.

— Посколькукомиссия мистера Риджуэя одобрила предварительную регистрацию «Стаффель Миттейланген», предоставив ее к рассмотрению на совет хааринцев, я пригласил его, чтобы…

— Подстроить для него ловушку, мистер Лэнгли. — Тсеша ронял свои слова медленно, осторожно, как камни в тихую воду. — И сбить с толку мистера ван Рютера.

Вот так раз! Риджуэй смотрел на него круглыми глазами, не зная, то ли благодарить судьбу, то ли умереть от страха перед тем, что может последовать.

Вот так раз! Лэнгли судорожно вздохнул, усилием воли собрав свой гнев в кулак.

Вот так раз! Остальные присутствующие сидели либо, вперив взгляд в стол, либо глядя поверх голов друг друга, тщательно избегая взглядов друг друга.

Тсеша старательно сжал губы, чтобы, не приведи Бог, они не подумали, что он улыбается. Как же ему нравилось выкладывать вслух очевидную правду, которой люди так тщательно избегают. Их это так шокировало.

— Ни-Ро, я бы сказал, что сейчас не время и не место, но все же…

Тсеша уже не слушал, не обращал внимания на монотонную речь Лэнгли, уж столько собраний кряду он выслушивал одно и то же. Все их аргументы он знал наизусть, как свои молитвы. Люди были бы очень удивлены, узнав, что, если бы выбор был только за ним, Тсеша позволил бы Детмерс-Ньюман и ее прихвостням сопровождать его в этот холодный город, сидеть здесь и слушать, что он говорит этой испуганной толпе. Когда наигранная открытость не помогла, она принялась вынюхивать, выслеживать, вы… вы… Тсешу подвел его английский. Но одно он знал наверняка: в этом случае, как и всегда, о себе заявила кровь. Гизела доказала, что она достойная дочь своего отца Рикарда, в этом нет никаких сомнений. И нет никаких сомнений в том, что он никогда не признает ее.

Он переводил взгляд с одного напуганного лица на другое и наконец остановился на девушке, сидящей рядом с Риджуэем. Как же здесь повела себя кровь? Он попытался внушить этой рыжеволосой девчонке, чтобы она взглянула на него, но она упрямо сидела, опустив ресницы. Анжевин. Что означает это странное имя? Не-дочь-Хэнсена? Как же Тсеше не хватало ее отца и его подруги, работавшей вместе с ним. Его зеленоглазой Джени.

Если б только они были здесь, мы бы показали, как надо проводить совещания! Но блистательного Хэнсена Уайла с его божественными волосами не было в живых, а дочь и в подметки отцу не годилась.

А Килиан… Тсеша опустил глаза на свои рябые от старости руки. Последнее время он часто задумывался о возрасте, смерти. Подобные мысли навевали все эти собрания; вся эта говорильня с трупоподобными людьми могла убить последнюю надежду у любого живого существа. Когда-то он был полон надежд, он видел будущее в своих юных помощниках, но один из них погиб, а другая, если верить его экспертам, которые уже начинали терять терпение, похоже, тоже не имела шансов на то, чтобы оставаться в живых.

Но они так и не нашли тела. И хотя его храм вознес молитвы во славу Джени Килиан, погибшей в огне, Тсеша все же тешил себя тем, что в рассказах человеческих Солдат, которые были свидетелями взрыва, он уловил нотки сомнения, и Тсеша ухватился за эту надежду, как за сухую ветку, торчащую из песчаной стены. Неужели огонь убил его девочку? Вера в то, что это не так, крепла с каждой сводкой новостей, которую он брал в свои старчески дрожащие руки. Он молился, чтобы это было не так, во время каждого из шести ежедневных причастий. Вкушая священную пищу, он просил богов, чтобы они вняли его молитвам. Прошу, верните мне мою Кьершу, горячо молил он, не обращая внимания на Лэнгли, бубнившего свои заученные фразы, верните, пока они не похоронили меня здесь.

А когда его капитан, его девочка вернется к нему… Вот тогда, тогда они еще побеседуют!

Глава 8

Джени прошла за Стивом в обеденный зал и молча ждала, пока он выбирал место. В подобных случаях она, как правило, не задумывалась. Если вы без сопровождающих, выбирайте одноместный столик в затененном углу и садитесь лицом к двери. В свое время дотошные инструктора тщетно пытались втемяшить эту непреложную истину в голову своей непутевой ученицы. Та же, как прирожденный инспектор, считала своим долгом садиться так, чтобы в поле зрения попадала касса и можно было наблюдать, как кассир обращается с деньгами.

Но за восемнадцать лет Службы это презренное правило стало ее второй натурой, данью постоянному ощущению опасности пусть не всегда острому, но прочно укоренившемуся в сознании Джени.

Тут же был особый случай. В отличие от длинных столов со скамьями, с которыми приходилось иметь дело в дешевых общественных столовых, здесь столики были небольшими, круглыми или квадратными, каждый накрыт серебристой скатертью и украшен вазой с живыми цветами. У каждого стола — не более восьми стульев с подвижными спинками. В этом богатом зале с многоярусным прозрачным потолком и широченными окнами в стенах легко разместилась бы тысяча человек. Сейчас он был наполовину заполнен, обычный для этого времени дня гул приглушала система шумопоглощения.

— Как тебе это все? — спросил Стив, подойдя к столику, стоявшему у самого окна. Открывавшийся из окна вид запорошенного снегом парка был просто великолепен, но Стив, похоже, имел в виду другие приоритеты. Усевшись спиной к окну, он кивнул Джени на стоявший поодаль столик, за которым сидели шишки из высших правительственных кругов. — Если тут зависнуть достаточно надолго, кого хочешь можно увидеть.

Между тем желудок Джени взывал к ее благоразумию громким урчанием: чего-нибудь, только сейчас. Джени села за стол рядом со Стивом и быстро проглотила одну за другой несколько вилок горячей снеди. Немного утолив голод, она по достоинству оценила аромат жареного лосося и приготовленных на пару свежих овощей и снизила темп. Подобная еда заслуживала уважительного отношения. Это вам не бутерброд в закусочной через дорогу от административного здания Северного Порта.

— Ну как? Есть можно? — спросил Стив через пару минут.

— М-м-м, — промычала Джени с набитым ртом. Проглотив, она спросила, указывая вилкой на океан голов сидевших за столиками людей. — Так кто эти шишки?

И Джени тут же получила краткую, но весьма содержательную характеристику начальников нескольких управлений и отделов. Когда же Стив Форел дошел до руководителей спецархива, Джени поняла, что светская газетенка, лежавшая у нее в сумке, намного отстала от времени.

— Прекрати! — Джени чуть не закашлялась от смеха, когда Стив решил попотчевать ее одной пикантной историей, благодаря которой начальник фермерского бюро едва не поставил крест на своей дипломатической карьере.

— Правда. — Широкая улыбка Стива выдавала радость рассказчика, угодившего благодарной аудитории. — В коридорах только об этом и говорят. Приехал один чувак из министерства сельского хозяйства и пригрозил, что если он не завяжет с этой штучкой, то его пошлют выгребать говно из-под подопытных кроликов. — Стив отодвинул опустевшую тарелку и подвинул ногой стоявший напротив стул так, чтобы его можно было использовать как подставку для ног. Затем он неспешно достал сигарету и скусил предохранительный наконечник. — Спасибо, что прикрыли нас с Анж, — сказал он, выпустив облачко пряного дыма. — Выручили.

Джени в свою очередь отставила пустую тарелку и, откинувшись на спинку стула, наблюдала за развернувшимся перед ней парадом высокопоставленных особ.

— Вы, конечно, отчаянные ребята: вокруг было столько людей, — сказала она.

— Да я тоже говорил, что не стоит. — Стив нахохлился, а его хорошее настроение, казалось, улетучивалось вместе с дымом. — Думаете, это моя идея была? Этакому похотливому молодому бычку вздумалось спустить пары прямо на письменном столе? — Он презрительно фыркнул. — Да у меня столик был заказан на сегодняшний вечер у Гайтана. Там сам министр финансов обедает. — Стив глубоко затянулся. Тоненькая полоска дозиметра поползла вверх по сигарете. — Я знаю, как себя вести. И умею показать себя, если подворачивается возможность.

Джени проводила взглядом группу каких-то важных типов в дорогих костюмах, которые быстро прошли мимо их столика.

— Для тебя это так важно? Представлять, что ты один из них, подлаживаться? — В памяти промелькнули неприятные сцены из ее служебного прошлого. — Или ты это делаешь потому, что боишься потерять работу?

Стив вспылил:

— Ничего я не подлаживаюсь! И с какой стати мне подлаживаться, если я и так ничем не хуже их.

— Они-то так не думают. — Джени принялась рвать в мелкие клочья свою одноразовую салфетку. Обычно она начинала кромсать, что под руки попадется, когда речь заходила об отношениях между Землей и колониями. — Ты разговариваешь иначе и поступаешь иначе, у тебя клеймо на языке и на всех остальных мыслимых и немыслимых частях тела. Их высочество, превосходительство и тому подобное проиграли Великую Войну, ты разве забыл? Вот почему на нас отыгрываются в первую очередь. Мы проблемные дети, так было и так будет. — Джени подобрала с тарелки веточку зелени и принялась жевать черенок. Стив поднял спинку стула.

— Ты рассуждаешь как сепаратистка, — пробормотал он, глазами провожая двух проходивших мимо высокопоставленных чиновников.

— Скорее как реалистка. И они не будут с нами считаться до тех пор, пока кровью не заплатят за то, что использовали наши промежуточные станции, за то, что вывозили наши богатства, за то, что запустили свои грязные руки в наш мозг, убедив лучших из нас в том, что они должны непременно приехать сюда, если хотят чего-нибудь добиться в жизни.

— Знаешь, а сепаратистов уже начали сажать.

Джени с удивлением заметила, что акцент у Стива резко ослабел.

— Ну и что? Сколько нас, а сколько их, — ответила Джени. — На всех тюрем не хватит.

Стив выдохнул короткий презрительный смешок.

— Ведьма. Мамуля предупреждала, чтобы я не связывался с такими, как ты, — он бросил на поднос использованную сигарету, — и я меняю тему. В этих разговорах о политике приятного мало. После них ощущение такое, будто только что в дерьме вывалялся. Анж сказала мне, как тебя зовут, только вот акцент никак не разберу. Откуда ты, Риза?

Какое-то мгновение Джени колебалась.

— Тай— это жозефанское имя. — J'suise Acadienne, en actual. Как давно она не произносила название своей родины, кем только она себя не называла все эти восемнадцать лет, только не аккадийкой.

— Никогда не был на Жозефани, — сказал Стив. — Слышал, что там красиво. Это ж надо, такая бунтарка, а работаете на министра. Все знают, что вы из его шпионов.

Вот это новость! Неужто? Джени окинула взглядом обеденный зал. Теперь он был заполнен примерно на три четверти, но, к своему огорчению, Джени заметила, что среди посетителей не было ни одного, чья одежда хотя бы отдаленно напоминала корабельную спецовку. Нравится ей это или нет, но придется одеваться поприличнее, чтобы не привлекать к себе внимания.

— Шпион — грубое слово, я же выполняю весьма тонкое и деликатное поручение.

— Ну да? И что же это за поручение?

— Расследование сугубо личного характера.

— Понял, вы не просто шпионите в общем и целом, а разнюхиваете какое-то интересное дельце. — Стив нервно двигал взад-вперед свой поднос. — Что же вы хотите разузнать?

— Вы у нас спец по сплетням. Что здесь обо мне говорят?

— Что вы интересуетесь подробностями смерти Лиссы ван Рютер. — Стив зажег еще одну сигарету. — Будто и так не ясно, что это был вовсе не несчастный случай.

— Всякое может быть.

— Так вы еще не выяснили?

— Наверняка — нет, пока у меня нет на руках всех данных в полном объеме.

— Данных? Можно подумать, речь идет о каком-то эксперименте.

— Для кого-то, быть может, так оно и было.

Джени внимательно следила за выражением лица Стива. Внешне он держался довольно непринужденно, но глаза оставались серьезными. Похоже, мальчику было чем поделиться.

— У нее были проблемы, — сказал наконец он. — Точнее, все знали, что у нее они есть, но она старалась виду не подавать.

Джени вспомнилось лицо с остекленевшим взглядом на обложке журнала.

— Все же фотографам удавалось ее подловить.

— Нет. — Стив вяло махнул рукой кому-то из сидевших за соседним столиком. — Боюсь, что проблема этой дамы заключалась прежде всего в том, что она не умела чувствовать момент.

— Похоже, она тебе нравилась. Стив задумался, подбирая слова.

— Мне с ней работать не приходилось.

— Но у тебя были друзья, которые с ней работали. Что они рассказывали?

— Она относилась к Роду. Единственный ребенок в семье, привыкла всегда быть центром мира — в общем, сами понимаете.

— Так, значит, с ней было трудно работать? — Джени сознавала, что эффективность расследования требует от нее полной нейтральности в отношении Лиссы, но она отдавала себе отчет в том, что статус племянницы Анаис Улановой мог подмешать дегтю в представление о ней сослуживцев. — Избалованная? Капризная?

Стив пропустил вопрос мимо ушей.

— Кстати, мадам, не пора ли нам? — спросил он, вставая из-за стола.

Выйдя из кафетерия, они наткнулись на небольшую группу людей, собравшихся л стеклянном переходе. Стив протолкался к прозрачной стене и, посмотрев на часы, нахмурился.

— Что-то он рановато уходит, что же могло случиться?

Выглянув через плечо Стива, Джени увидела фигуру в белой мантии. Этот человек шел по овальному переходу специального назначения двумя этажами ниже. «Это он! Это он!» — гудела толпа. У Джени забилось сердце.

— Что-то он невесел, — покачал головой Стив. — Сразу видно: сгорбился, плечи опущены.

Джени, спохватившись, приосанилась. Ничто не могло так заставить ее собраться и быть готовой достойно встретить любые возможные трудности, как это сделала сгорбленная фигура Виншаро. Нет, это не просто Виншаро, это Нема. На глазах у Джени посол сел на заднее сиденье снежно-белого трехместного скиммера. Миротворцы не злятся: они приходят в ярость.

— Надеюсь, у Анж все в порядке. — Стив теребил упавшую на лоб прядь. — Если что-то не ладится, Дюриан на ней все зло вымещает.

— А что здесь делает посол? — Джени протиснулась к окну и, стоя рядом со Стивом, смотрела, как машина идомени уносилась прочь, подобно летящему над землей облаку. — О его визите как будто ничего не говорили. — Джени вспомнила, что была в двух шагах от этого чертова конференц-зала. Эван, почему, черт возьми, ты меня не предупредил?!

— Это все Лэнгли. Он говорит, что наше министерство лучше всего подходит для встреч с Тсешей. У нас, видите ли, конференц-залы находятся дальше всего от всяких там столовых и продовольственных складов. — Стив изложил соображения начальства автоматической скороговоркой. — Само собой, наших на эти встречи не Пускают, чтобы мы, не приведи Господь, не увидели, как на разлагающийся труп карьеры вице-премьера садятся мухи.

Стив! — Джени прижала к животу руку, она определенно переела.

— Лэнгли — старый безрукий пердун, вот что я вам скажу. А туда же: любит повыделываться. — Стив кивнул в том направлении, где стоял скиммер идомени. — Интересно, что он обо всем этом думает. Я пару раз хотел у Самого спросить, но побоялся, что просто получу по морде.

— Ты с ним знаком?

— Так, чтобы близко — нет. Присутствовал как-то при передаче документов, протокол составлял. Это был пакет о согласовании систем документирования. Ты же знаешь, в этих делах они на две головы впереди нас. Ну и, понятное дело, он уставился на мой волосы, — Стив небрежно подергал челку, — и даже кивнул мне. Жаль старого чудака.

— Почему?

Стив неопределенно пожал плечами.

— Понимаешь, он не такой, как все. Видишь ли, из всей делегации он один пытается разговаривать с нами напрямую. Остальные только с переводчиками имеют дело, но…

— Но?

— Он слишком много говорит о прошлом, о своей Академии, о том, что пытался донести до своих учеников.

Черт возьми.

— Например?

Стив деланно засмеялся.

— Он считает, что когда-нибудь мы ничем не будем отличаться друг от друга. Мы и идомени. Мы ведь живем вместе, вот и будем постепенно сливаться.

— Сливаться во что? — спросила Джени, словно она и так не знала.

— Ну как, в гибридную расу. Тсеша называл ее Рота Хаарин. — Стив попытался блеснуть своим произношением, но все же «р» в слове «хаарин» получилось у него гортанным, в отличие от вибрирующего «р» идомени. — Секта нового направления.

— Разве можно смешать живых существ, словно ингредиенты для теста? — спросила Джени, стараясь не смотреть на отражение своих глаз, затянутых искусственной пленкой. — Ничего не выйдет.

— Может, ты и права, — сказал Стив. — Есть у меня одна приятельница, терапевт-генетик, так она говорит, что это все глупости. — Он нахмурился и принялся теребить висящий конец пояса куртки. Парень старался говорить уверенно, но от Джени не ускользнули нотки сомнения в его голосе. Что значит слово простого человека в сравнении с вескостью аргументов знаменитого посла, обладающего к тому же удивительным, неизъяснимым обаянием?

Обаянием ходячего цунами. Джени прекрасно знала, что это такое.

— Но в чем-то с ним трудно не согласиться, — продолжал Стив. — Он говорит, что и люди и идомени думают, будто это мы контролируем окружающую среду, а на самом деле это окружающая среда контролирует нас. Природа требует от нас дисциплины, четкого соблюдения ее законов. Старик считает, что наши миры поставят нас в такие условия, что у нас не останется другого выбора, как слиться а гибридную расу.

Задумавшись, Стив смотрел перед собой невидящим взглядом.

Джени хотела было рассмеяться, но смех так и застрял в горле.

— Вижу, старик запал тебе в душу, а? — Чтобы вывести Стива из Оцепенения, Джени пришлось помахать рукой у него перед носом. — Дружище, он религиозный лидер, в нем есть искра Божья, и он Так убедителен, потому что сам свято верит в то, что говорит. Но искренность не обязательно подразумевает правоту.

— Но он такой славный, Риз. Знаете, как он сказал? «Мы или изменимся, или умрем». Он действительно так думает. Вы бы видели, как у него глаза горели. — Стив покачал головой. — Может, это все только Политика, может, он просто пытается расположить к себе людей, чтобы заручиться их поддержкой.

— Не переживай, он в нашей поддержке не нуждается. — Джени посмотрела Туда, где совсем недавно стоял Скиммер Немы. Она все еще ощущала его присутствие, он был как беспокойный дух, вечно ищущий то, что позволит ему наконец обрести покой. Люди по-разному его называли: одни — пылким, другие — фанатичным, в зависимости от того, насколько они были к нему расположены. Но, даже стараясь не поддаваться обаянию Немы, они неизбежно испытывали смутное чувство вины, словно разочаровали своего кумира. — Люди недостаточно зрелы, чтобы иметь дело с Тсешей. Мы многим рискуем, позволив ему приехать сюда.

— Вы что, хорошо его знаете? — В сияющем взгляде Стива читалась плохо, скрываемая радость. — Вы знакомы?

А, черт!

— Да нет; слышала о нем много. Между прочим, после войны он сменил имя, раньше его звали иначе.

Знаю, — разочарованно махнул рукой Стив, — Аврель Ни-Ро Нема. Нам на подкурсах об этом рассказывали, правда, не объяснили, почему он это сделал. — В проходе кроме них уже никого не осталось. Стив, пользуясь моментом, зажег сигарету. — Сказали только, что это как-то связано с войной. Новое правительство — новое имя.

Это связано с верховными служителями Храма, заставившими его оборвать всякие связи с прошлым, которое они считали не до конца праведным. Что они испытывали, когда их верховный жрец во всеуслышание объявил его новое имя? Не забудьте сопутствующие жесты. Джени прекрасно представляла себе, как Нема сообщил о своем решении перед собраниями клана и секты: руки опущены вниз, складки мантии скрывают ладони. Кисти-рук разжаты, большие пальцы отставлены —. эквивалент скрещивания ладоней за спиной.

— Из всех Виншаро он, пожалуй, лучше всех разбирается в людях. Его опыт общения с нами — вот что заставило идомени послать его сюда. Совет, должно быть, до сих пор не подыскал ему надлежащую замену.

— Это точно, Он изо всех сил старается уподобляться нам в поведений, манерах. Лучше бы он этого не делал. — Стив скорчил рожу, оскалив зубы как обезьяна. — Представляете, подходит он к вам с такой вот улыбочкой, протягивает руку для пожатия. Все равно что…

— Призрак смерти, предлагающий сделку лично тебе, — продолжила за него Джени. А чего oн только не предлагал!

Однажды, ниа, ты станешь настоящей Рота-хааринкой. И тогда ты займешь мое место. Как главный миротворец, ты будешь делать все, чтобы обеспечить соединение наших рас. Ты направишь наши души по Светлому Пути, к Великой Звезде. И, как всегда, он свято верил в то, что говорил. Он знал, боги на его стороне: его рвение, его преданность были тому порукой.

Как-то после окончания церемонии награждения выпускников они стояли на террасе Академии. Нема вручил Джени перстень, как и остальным из шести его любимцев. Перстень был необыкновенно красив: темно-красный рубин в золотой оправе — точная копия его собственного. И всем они оказались как раз по руке, только вот перстень Джени был слишком мал. Тсеша объяснил Джени, что должно произойти, чтобы он пришелся ей впору.

Тсеша был искренне удивлен, когда Джени отказалась принять его подарок, он очень смутился, и все же не терял надежду, что сумеет убедить ее. Джени объяснила ему, что не позволит сделать из себя пешку в чужой игре.

Это не игра, ниа, это правда жизни, такая, как она должна быть.

Смех Стива вернул Дженй к действительности.

— Призрак смерти — это уж точно! — Он швырнул использованную сигарету в утилизатор и заходил взад-вперед.

Приближались сумерки, небо украсил закатный багрянец. Вдали вспыхнули огни станции подзарядки. Взглянув на настенные часы, Джени удивилась.

— Еще не так поздно, а уже темнеет. Стив перестал мерить шагами площадку.

— Ага, зима — чего ж вы хотите? — Он вопросительно посмотрел на Джени. — У вас есть планы на сегодня?

— Надо поработать. Столько всего накопилось. Да и выспаться не мешало бы. — Джени наигранно потянулась. — Ты так й не ответил на мой вопрос о Лиссе.

— М-м. — Стив двинулся по коридору. — Вы куда сейчас?

— В административный корпус. — Джени поравнялась с ним, стараясь идти в ногу. — Нужно подобрать кое-какие документы.

— А на завтра какие планы?

— Еще не знаю, а что?

Стив одарил Джени той самой улыбкой, которая заставляла девушек министерства оказываться на письменных столах и задирать юбки.

— Да так, знаете: долг платежом красен, — сказал он и свернул на неизвестно откуда взявшуюся лестницу.

Глава 9

Эван уже ждал Джени в начальственном крыле министерства.

— Ну, как устроилась? — Он проводил Джени вдоль увешанного картинами коридора в свой офис. — Как тебе комната? — Он уже переоделся в штатское — синий пуловер, гармонировавший с цветом глаз, но, к сожалению, оттенявший и темные круги под глазами. — Надеюсь, тебе в ней будет удобно.

Эван, не задумываясь, Направился к бару. Джени от выпивки отказалась и мрачно отметила, что он снова остановил свой выбор на бурбоне.

— Почему ты не сказал мне, что Нема здесь? — спросила она, вкратце описав ему свой недавний прокол. — Меня едва не втолкнули в конференц-зал. Перемена внешности его не сбила бы с толку: он бы узнал меня на месте.

Эван притащил второй стул и поставил его рядом с уже стоявшим стулом для посетителей. Знаком он пригласил Джени сесть.

— Для меня это тоже было сюрпризом. — Он осторожно опустился на стул, словно опасаясь, что тот его укусит. — Лэнгли больше не утруждает себя предварительным уведомлением о предстоящих визитах. Я вынужден пускать его в Отведенные для этих целей помещения главного корпуса, когда бы он ни потребовал. Кажется, он старается требовать тогда, когда это всего неудобнее. — Эван нахмурился. — Такое вот совпадение.

— Ты мог меня предупредить.

— Я тебе звонил, но ты не отвечала. Зная, что за денек тебе выпал, я подумал, что ты уснула, и решил не беспокоить. Ты же спишь как убитая, — добавил Эван, едва заметно улыбнувшись. — После обеда у меня были встречи. Я не предполагал, что тебе вздумается вернуться. А как ты, собственно, попала в зону ограниченного допуска? Я же еще не оформил для тебя разрешение.

— Лифт поехал, но на нужном этаже не остановился. — Джени помассировала виски. Ощущение было такое, что череп был на пару размеров маловат для вспухших от усталости мозгов.

— Кто-то, должно быть, разблокировал систему контроля, чтобы обеспечить более быстрый подъем людей с подвальных этажей. Что ж, в следующий раз нужно быть начеку. Лэнгли совершает свои наскоки раз в шесть — десять дней, теперь мы ждем его где-то в начале будущей недели. Похоже, это был приветственный жест со стороны Као. — Эван покачивал стаканом взад-вперед, словно помешивая несуществующий лед. — Если я вдруг понадоблюсь сегодня вечером…

— Нет…

— …имей в виду, что я занят: светская встреча. Ужин, на который мне совершенно не хочется идти, устроенный людьми, которых я презираю. Добро пожаловать в высшее общество. — Он отставил свой стакан. — Я догадываюсь, зачем ты пришла. — Эван встал и подошел к своему столу. — Не буду понапрасну тебя задерживать.

— Ты вовсе меня не задерживаешь. — Джени проводила Эвана взглядом. Надо же, как торчат из-под свитера лопатки. Он никогда не был костлявым, но сейчас было видно, что он заметно похудел. — Ты сегодня что-нибудь ел? — спросила она.

— Перекусил в обед, — равнодушно бросил Эван, открывая ящик стола, из которого он тут же извлек толстую потертую папку-скоросшиватель. — Я нашел это случайно: в секции техобслуживания, запертым в ящике письменного стола. — Вздумавшая было протестовать Джени осеклась под его взглядом. — Я знаю, я не инспектор и в техотдел доступа не имею. Можешь меня не спрашивать, как я туда попал. На самом деле, тебе это и не интересно. — Эван положил папку на разделявший их стол.

Джени подвинула к себе тяжеленную подшивку, переложила ее на колени. Внимательно рассмотрев черную обложку, она открыла папку. И тут же почувствовала, как взмокли ладони. Я просто Пандора.

— Пожалуйста, не здесь и не сейчас. — Эван снова подошел к бару. — Забирай и уходи.

— Эван…

— Ты не представляешь себе, как мне тошно сознавать, что ты это прочтешь, но, похоже, это необходимо, иначе ты не сможешь ничего выяснить, а я ведь именно для этого тебя сюда привез. — Внезапно голос Эвана стал холодно-официальным. Сейчас перед Джени был истинный потомок ван Рютеров. — Думаю, тебе лучше пойти и заняться делом.

Подхватив папку под мышку, Джени направилась к двери.

— Желаю приятно провести вечер.

В дверях она остановилась и оглянулась.

— Кстати, содовые лепешки хорошо маскируют запах алкоголя.

Эван полез в карман брюк и вытащил оттуда наполовину пустую упаковку.

— Я пользуюсь ими уже несколько лет, — ответил он, поднимая свой стакан как в тосте. Джени поспешила закрыть за собой дверь, чтобы не видеть, как Эван его опорожнит.

Она поднялась по широченной главной лестнице ведомственного отеля. Держа путь по просторным коридорам второго этажа к своему номеру, она услышала, как, вопреки всякой логике, в животе заурчало. В последние месяцы ее аппетит заметно возрос. Должно быть, из-за холодной погоды. Размышляя о содержимом своего холодильника, она вдруг насторожилась. Точно — запах свежезаваренного кофе.

Подойдя к своей двери, она увидела на небольшом столике поднос с местной версией легкого ужина. Скромное содержимое подноса включало блюдо с нарезанными свежими фруктами, кофейник с тонким изогнутым носиком, корзинку с горячими сдобными булочками и еще одно блюдо из трех секций, каждая из которых содержала красочные миниатюрные пирожные и печенья.

С сумкой наперевес, с папкой под мышкой и с подносом в руках Джени протиснулась в дверь, твердо решив во что бы то ни стало захватить все сразу, понимая при этом, что будет гораздо проще, если она хоть что-нибудь оставит. Сгорбившись и с трудом балансируя, Джени добралась до кровати и поставила на нее поднос за мгновение до того, как крепежная планка скоросшивателя должна была соскользнуть, а его содержимое шлепнуться на блюдо с пирожными. Как вознаграждение за хорошо проделанную работу, Джени сунула в рот анисовое пирожное и, нажав кнопку рядом с кроватью, включила музыкальную систему в надежде подобрать нечто приятное и успокаивающее. Мусоргская, решила для себя Джени, наслаждаясь взлетами и падениями обнаруженной ею удивительной мелодии. Сейчас она, конечно, не в моде, но так расслабляет. Судя по настроению Эвана в тот момент, когда он вручил ей папку, эта музыка придется очень кстати как успокоительное средство.

Джени сбросила ботинки, отнесла поднос на кухню, налила кофе и разложила пирожные. Вскоре она уже удобно устроилась у себя в кабинете с дымящейся чашкой в руках и папкой на коленях. На столе под рукой лежал сканер, который в любой момент мог понадобиться. Чтобы спрятаться от удручающей черноты ночи, она задернула шторы, но дверь все же оставила открытой, сохранив ценное ощущение свободы.

Джени открыла папку, бегло просмотрела содержание. Знакомые термины невольно привлекли ее внимание. Предварительный анализ Хобгуда — страница 4. Внедрение и активизация — страница 9. Джени отставила кофе и углубилась в чтение. Параметры Добриежа. Физические показатели. Мониторинг завершающей фазы — страница 21.

Джени провела большим пальцем по срезу подшивки.

— Да тут далеко не двадцать одна страница! — Джени быстро пролистала психологическую оценку, написанные от руки заметки, докладные о вызове «скорой помощи» из Неоклоны и остановилась на отчете полиции Содружества о несчастном случае, происшедшем на даче ван Рютеррв к северу от Чикаго — том самом несчастном случае с лодкой, во время которого погибло трое детей.

Взрыв деревянных духовых заставил ее вскочить и побежать в спальню. Джени вырубила музыку и налила себе выпить. Воды. Со льдом и побольше; утишить огонь в животе.

Джени вернулась в кабинет. Из ящиков стола, в которых было навалом всяких полезных вещей, она вынула чистый блокнот и несколько цветных ручек. На первой странице Джени наскоро начертила таблицу из трех колонок. Первую она озаглавила «Первоначальный анализ Хобгуда. Внедрение и активизация». Вторую — «Добриеж. Физические показатели, результаты».

Третью колонку Джени оставила пустой.

Четыре часа спустя третья колонка по-прежнему оставалась незаполненной. Джени смотрела на пустую графу, раздумывая, стоит ли пролистать подшивку заново. Наконец она покачала головой. Она не нашла то, что искала, просто потому, что его там не было.

Джени подошла к окну и отдернула штору. Под ясным звездным небом в огнях ночного города сверкала серебром заснеженная поверхность озера. Джени распахнула окно и окунулась в поток морозного воздуха. Когда кровь отхлынула от лица, Джени закрыла окно и принялась растирать онемевшие от холода щеки. Если бы можно было вот так же растереть левую руку, вернув ей утраченную чувствительность.

Через несколько минут она вернулась к столу и поверх всей таблицы написала: «Имплантация Мартина ван Рютера». Любой отчет должен быть озаглавлен, даже тот, который так и не был закончен.

Приходя в себя после катастрофы, Джени узнала об имплантации много нового, гораздо больше, чем ей хотелось бы знать. Обусловленные ею физические реакции способствовали одним реабилитационным процессам, но мешали другим. Джон Шрауд упорно настаивал, чтобы она изучала особенности имплантации вместе с ним. «Я просто не верю, что ты могла оставаться в неведении так долго, — сказал он. — Когда-нибудь ты можешь очень пострадать от своего невежества». Поэтому Джени заставила себя прочесть материалы, которые он для нее стащил. Она вызубрила термины, их взаимосвязь, все причинно-следственные cвязи.

Обследование началось уже через месяц после поступления в школу офицеров. Джени представляла собой особый пограничный случай. Анализ Хобгуда подтвердил ее тенденцию к ярким сновидениям. А один из докторов был серьезно озабочен процессами, выявленными в определенных областях гипоталамуса Джени во время сенсорного тестирования Добриежа.

Но когда началась война, Джени сделали имплантацию по той же причине, что и всему штатному персоналу — на всякий случай. Предполагалось, что их анклав свалит, как только начнутся бои. На нашем попечении была станция промежуточной посадки, мы не могли пренебречь коммерческими интересами. Кроме того, возможность понаблюдать за дисциплинированными идомени вовремя боевых действий оказалась слишком большим соблазном. Разгуливать как ни в чем не бывало посреди самого пекла и верить в свою неуязвимость лишь потому, что это не наша война.

Конечно, долго так продолжаться не могло. Мы были как зеваки, прилипшие к окнам. Прежде чем мы поняли, что происходит, мы просто вывалились наружу. Узнали имена, оказались причастны.

Голоса прошлого не давали Джени покоя, она спаслась бегством в гостиную. Включила голографический экран и листала каналы, пока не нашла репортаж с футбольного матча. Это была ретрансляция финала последнего Кубка Содружества. По полю бегали игроки Серры в ярко-голубых футболках и филиппийцы в футболках в красно-золотистую полоску. Толпа брала и ревела.

Не нужно было соглашаться на имплантацию. Но по крайней мере я была достаточно взрослой, чтобы адаптироваться. Джени присела на кушетку, бездумно глядя на экран. Мельтешение красок? нарастающие и стихающие звуки все же не помогли ей отвлечься. Сбалансированная диета, гидроподпитка, избегание возможных конфликтов сослужили свою службу. Почти двадцать лет я ни разу не проходила профилактическую терапию. Она в ней и не нуждалась. Слава Богук я могу отличить грешное от праведного, и никакие альтернативные нейрохимические реакции не заставят меня потерять голову.

Такие, как Джени, считались наихудшим вариантом, абсолютным пределом для этой изощренной технологии.

Так кто же мог принять решение испытать имплантацию прототипа личности на трехлетнем мальчике?

Они отдавали себе отчет в том, что делают? Усиливая то, что они считали авторитарными тенденциями Мартина, предполагали ли они, что он будет избивать малышей, с которыми доводилось играть, и закатывать истерики, когда взрослые отказывались идти на поводу у его капризов? Стало ли для них сюрпризом, когда он в шесть лет бросился на отца с лазером или когда в восемь лет столкнул младшего брата со ступенек? Что он неоднократно пытался насильно овладеть матерью, а потом и сестрой, начиная с одиннадцати лёт?

Они сделали все, чтобы Мартин считал себя и только себя единственным наследником ван Рютеров. Потрясло ли их, что он строил планы убить брата и сестру?

Шторм не дал родителям остановить тебя, сделав это за них. Объяснение поведения Мартина она нашла в разделе, посвященном психологической оценке. Было бы интересно узнать, как сама семья собиралась выйти из сложившейся ситуации. А она бы вышла. Уже была разработана схема.

Глядя на незаполненную колонку Мартина, Джени вспоминала, как строила аналогичную схему для себя самой во время вынужденного бездействия в больнице, как заполняла свою собственную третью колонку всякими терминами, характеризующими «постимплантационное состояние». И в ее случае вывод был следующим: ошибка была сделана, от этого никуда не деться; но капитану Килиан, инспектору, выпускнице Академии, ей, в кого Служба вложила так много, ничего не остается, как научиться приспосабливаться к последствиям этой ошибки.

Бедный Мартин, они просто спустили тебя с цепи на ничего не подозревающий мир. Потом похоронили все факты, не, позволив этому ничего не подозревающему миру разобраться в том, что же, черт возьми, произошло. Эван даже не позволил сделать вскрытие. Минискулярные массы, скопившиеся у мозжечковой миндалины Мартина, непременно были бы выявлены при исследовании головного мозга. Они были сформированы компонентами, вводимыми в систему желудочков, и создали все эти аналоги нейромедиаторов, названия которых Джени сумела забыть. Точнее, пыталась забыть. Возможно, и забудет постепенно.

Она провела пальцем под волосами, там, где позвоночник входит в череп, и нащупала тонкий, приподнятый, круглый шрам. Вторичные отложения в области щитовидки и надпочечников были пустяками в сравнении с самой процедурой приращения. Обездвиживание головы с помощью стереотаксических тисков было для Джени серьезным стрессом, а ведь она была уже вполне сформировавшимся взрослым человеком. Можно только догадываться, какую психическую травму могла нанести эта чертова коробка трехлетнему малышу.

А последующая головная боль…

Джени постаралась сосредоточиться на ходе матча. Правый край филиппийцев только что занес мяч в зону, и этот мяч, похоже, станет решающим. Трибуны вспыхнули золотисто-красными флажками и плакатами. От рева болельщиков фонили установленные на стадионе микрофоны.

Джени снова принялась переключать каналы. На экране замелькали сериалы, документальные хроники, передачи о путешествиях. Наконец она нашла новости в прямом эфире. Это ж надо, вживую — из дворца министерства финансов! На экране проплыло багровое лицо министра финансов, за ним сухощавая министр внешних отношений, а следом несколько губернаторов колоний, и вся эта процессия приближалась к толпе рвущихся в бой репортеров, как рокеры, мчащиеся на своих мотоциклах к краю обрыва. Губернаторы старались отвечать коротко, а министр финансов Абаскал развивал антираскольническую линию, которой твердо следовала премьер-министр Као.

А вот министр внешних отношений Уланова, как всегда, избегала однозначных ответов. Стоило ей приблизиться к телевизионщикам, губернаторы тут же замолчали, а Абаскал расплылся в тошнотворной улыбке. Нет, взгляды премьер-министра на колониальную автономию не беспокоят министерство внешних отношений, проговорила Уланова своим ласкающим слух альтом, и нежелание Као считаться с мнением оппонентов вовсе не означает, что разговоры на эту тему скоро иссякнут.

Засим Уланова удалилась, и на передний план небрежной походкой вышел Эван, чей ясный взгляд и здоровый румянец говорили о лечении ударными дозами черного кофе и амфетаминов. Он проигнорировал вопросы о гибели Лиссы и принялся методично, по пунктам, доказывать несостоятельность взглядов Улановой.

— Эван, — сокрушенно вздохнула Джени, слушая, как он повторяет все то, что она уже слышала от него на «Арапаго». Он, правда, опустил свое мнение относительно амбиций Улановой, но подтекст был довольно красноречив. — Анаис явно не рассчитывала на такой финт с твоей стороны. — Джени видела, как лицо министра внешних отношений медленно вытягивалось по мере того, как каждая словесная торпеда, запущенная Эваном, достигала цели. — Ты здорово ее поддел, это был твой шанс показать, на что ты способен, и ты им воспользовался.

Вдруг внимание Джени привлек блондин, склонившийся над плечом министра внешних отношений Улановой. Люсьен Паскаль! Он что-то быстро говорил ей на ухо. Женщина коротко кивнула, и Люсьен улыбнулся улыбкой, которую за пять недель на «Арапаго» Джени успела хорошо изучить.

— Ах ты, сукин сын, — прошептала она в самодовольное лицо на экране. Люсьен снова наклонился, открыв взгляду Джени красные лычки лейтенанта на воротничке форменного пиджака. — Основное подразделение. — Прищурившись, Джени высматривала крохотные золотистые буковки, которые должны были находиться в центре каждой лычки.

— Ха, так и есть, и буква «р» на своем месте — разведка. Замечательно! — Джени выключила видео и сидела, тупо уставившись в погасший экран. — Во что я, черт возьми, вляпалась?

Джени откинулась на подушки и принялась изучать потолок. Затем она направилась на кухню, доела все еще теплую булочку и залпом осушила еще одну хорошую чашку кофе. После этого она вымыла посуду, убрала со стола, спрятала оставшиеся продукты, и вскоре на кухоньке все блестело и сверкало, даже ее старый зануда инструктор не нашел бы к чему придраться.

Вернувшись в кабинет, Джени еще раз внимательно просмотрела свою табличку. Ненадолго задумавшись, она открыла чистую страницу и написала: «Гибель Лиссы — имплантация Мартина». Взгляд случайно упал на открытку, подаренную Люсьеном, и Джени в сердцах перевернула ее лицевой стороной вниз. Когда она устала настолько, что уже просто не могла поддерживать вертикальное положение, она растянулась прямо на ковровом покрытии кабинета и, подсунув под голову сумку, уснула.

Глава 10

Его подчиненные пойдут за ним и в огонь, и в воду, но только из любопытства.

Тсеша сидел, уставившись на это предложение, пока не зарябило в глазах. Наконец он с урчащим вздохом признал свое поражение и снова активизировал давно уснувший сканер. Дисплей засветился не сразу, для этого старенький прибор пришлось несколько раз качнуть из стороны в сторону.

Ты, как и я, дружище, уже очень стар. Тсеша не спеша ввел необходимые коды и пароли голосом и с клавиатуры. Приходилось часто останавливаться, дожидаясь, пока Система их считает. Коротая вынужденные паузы, Тсеша упражнялся в счете по-английски.

Наконец по экрану одно за другим поползли слова из витиеватых иероглифов высокого языка виншаро. Тсеша радовался каждому нюансу, каждому языковому оттенку, которые сумел подыскать его маленький электронный помощник. Тсеша по-прежнему гордился своим словарем, составленным им же еще много лет назад.

Из любопытства. Он в очередной раз прочел озадачившее его предложение. Подчиненные этого офицера как бы наблюдают за ним со стороны, словно зрители в театре. А это подразумевает, что они ему не доверяют. Бедняга, в критической ситуации ему не на кого будет положиться, потому что он требует от своих подчиненных слепого выполнения приказов. Зачем же Службе такой офицер?

Почему поступки людей так часто лишены здравого смысла?

— Агарэ, — произнес Тсеша вслух слово из наречия хааринцев Патена. Почему? На языке Патена этот вопрос имел греховный подтекст — осуждение богов, неприятие их воли. Размышляя, Тсеша смотрел прямо перед собой, на стены комнаты, выкрашенные в песочный свет. Этот оттенок успокаивал его и ласкал взгляд.

Как же я скучаю по жаре! Зной, яркое солнце, цветущие сады родины, леразета и ирель в пышном наряде ярко-желтых и благословенно-красных соцветий. Яркие образы, жившие в памяти старика, были богаче и красочнее образов, запечатленных на холстах, висевших на стенах.

Я ведь знал, зачем ехал в эту холодную, Богом забытую страну. Почему же теперь смысл его побуждений стал неуловим, как смысл английских фраз из служебных досье?

Тсеша качнул из стороны в сторону свой старенький сканер. Независимо от сложности поставленной задачи, его верный помощник никогда не роптал. В нем хранились переводы, определения и справки на трех любимых человеческих языках Тсеши; английском, французском и мандаринском диалекте китайского. Он нежно провел пальцем по матовой, испещренной царапинами поверхности прибора. Мы столько пережили, дружище: войну и мир, смерть того, кем я был раньше, и рождение того нового, кем я стал. Тсеша с любовью посмотрел на мигающий экран дисплея. За все эти годы многое изменилось, половина слов утратила смысл, некоторые из них и вовсе забыты, а некоторые приобрели новое странное значение! Он обнажил зубы. Я им говорю, что ты специально шутишь со мной, чтобы развлечь меня немного. А мои подчиненные считают, что ты сломан.

Однажды с большой неохотой он позволил одному своему специалисту по средствам коммуникации перебросить информацию, хранившуюся в его стареньком приборе, в новую модель с суперсовременной нейронной изоляцией, которую так ценили в службе разведки. У Тсеши сердце разрывалось от жалобного писка прибора, когда девушка-связистка подключала шнур переброски, он буквально вырвал сканер у нее из рук, и как раз вовремя, как она позже признала. Еще немного — и его верный друг был бы… был бы…

Ему объяснили, что от времени. надежность контактов значительно снизилась, на нейронной оболочке появился налет, образовалось слишком много погибших клеток, так что переброска не представлялась возможной.

Вот так-то.

Вместе мы состарились, похоже, вместе и умрем. Тсеша нежно погладил пластиковый корпус, теплый и гладкий, как живая плоть.

— Ну вот, опять ты думаешь о смерти! — вслух упрекнул себя он по-английски. Этот язык хорошо помогал собраться, его резкие хриплые звуки, много зубных согласных требовали внимания и сосредоточения.

— Так что соберись. — Он принялся листать подшивку характеристики соответствия офицера в поисках новых предложений, которые могли бы бросить вызов его знанию языка и обогатить словарный запас. — Люди считают язык подобных документов несколько странным. А почему?

Тсеше подумалось, что те, кто его сюда пригласил, были бы удивлены, если бы узнали, что идомени могут изучать язык по личным делам офицеров действующей армии. Но ему это все равно. Он хочет довести свое знание английского до совершенства, а Хэнсен Уайл говорил ему, что скрытый смыл многих слов можно обнаружить вот в таких документах, в тех местах, которые он называл «между строк».

Вот я и буду искать. Между строк.

Тсеша отложил папку, которую он держал в руках, и взял другую. Переворачивая страницу за страницей, он наконец остановился на самой поздней записи.

Этот офицер далеко пойдет. Под моим руководством.

Тсеше казалось, что он правильно понял эту фразу. Еще один некомпетентный работник. Их столько, что удивительно, как люди умудряются выживать? Он закрыл папку и положил ее на стоявший рядом стол. Надо не забыть спросить у своих ребят, где им удалось добыть эти документы. Они горячо уверяли его, что их проникновение в электронную систему людей не было замечено. Кто знает, ведь люди очень любят смеяться. Тсеша обнажил зубы. Игра у них такая, что ли? Это он мог понять.

Он медленно поднялся с жесткого деревянного стула, морщась от старческого хруста суставов, и принялся разминаться, возвращая чувствительность онемевшим конечностям. Люди сетуют на неудобную мебель идомени, но они не понимают, что боль помогает собраться. Это знают все. Все идомени то есть. О людях этого не скажешь, они не принимают идею концентрирующего свойства боли.

Тсеша пересек комнату, кафельный пол которой был такого же мягкого оттенка, как и стены, и подошел к большому деревянному секретеру. Он сложил папки в отделение с сенсорным замком, о котором знали только его приближенные. Здесь же был и еще один потайной ящичек, о содержимом которого не знал никто. В нем хранился перстень, точная копия того, что носил он сам, и другой, гораздо более тонкий пакет документов.

Тсеша взял в руки перстень, полюбовался игрой света в его гранях и аккуратно положил его на прежнее место. Затем он вынул из ящика бумаги. Мораг, мысленно проговорил он, открывая папку. Я должен найти человека, кто объяснит мне, что означает Мораг. Он уже пытался отыскать значение двух других имен его милого капитана, но поиски так и не увенчались успехом. Возможно, ключ был в третьем имени, Мораг. Какой-то намек, какой-то след, хотя бы что-то. Она не могла просто растаять в воздухе, не оставив никаких следов, хоть какой-то зацепки для него, который все еще не терял надежду.

Ради тебя я победил Лоумро. Все ради тебя; понимаешь? Тсеша вернулся к своему стулу и полистал бледно-голубую подшивку служебных документов. При искусственном дневном освещении комнаты бросались в глаза пятна сажи и пены огнетушителя, попавшие на страницы еще много лет назад.

Я немало заплатил хааринцам за то, чтобы они разрешили отыскать эти бумаги под руинами базы вашей Службы. Бригаде, отправленной на священное пепелище Рота Шеры, было приказано отыскать все уцелевшие Документы, до последнего клочка бумаги. Но это все, что им удалось найти. Тсеша провел пальцем по ребру тонкой подшивки.

И уже в который раз прочел служебную характеристику Джени Килиан, несмотря на то что каждое слово он знал как собственное имя.

Независимая. Типичная инспектор-всезнайка. Твердо придерживается взглядов колониальной независимости. В форменной одежде чувствует себя неуютно. Однозначные, короткие фразы, никакого намека на скрытый смысл.

Тсешу отвлек приглушенный металлический звук. Мерный звон вечернего колокола возвещал о скором приходе священнослужителя. Тсеша перелистывал последние страницы. Времени почти не осталось. Скоро последнее причастие, а затем — сон.

Где ты, мое будущее? Тсеша дочитывал абзацы, где сотрудники Службы отчитывались о розыске пропавшего офицера. Высказывалось осуждение неповиновения Джени старшему и опасение, что виншаро первыми ее найдут. Мятеж… убийство… заговор… подделка документов… предположительно погибла… тело не найдено… тщательные розыски… никаких следов. Она была родом с Аккадии, позже ее и там искали, но также безрезультатно. Считая ее мятежницей против метрополии, ее и по сей день ищут в колониях. Поиски до сих пор не дали результатов.

Все как есть, черным по белому. Тсеша читал, но не придавал написанному значения, неутомимо продолжая свой собственный поиск, поиск подсказки, посланной его богами, поиск другой, зыбкой реальности. Между строк.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Глава 11

Благодарность, вынесенная Джени спиной за проведенную на полу ночь, была уравновешена явным неодобрением со стороны левого бедра. Джени поковыляла в ванную, сбрасывая по пути одежду.

Последовал очередной горячий душ, второй за сутки. Теперь она могла себе позволить такую роскошь, но что толку? Ощущение было такое, словно ее только что поколотили, да еще стало немного знобить. Удивительно, столько горячей воды, и практически впустую. А ведь всего-то и хотелось, что снять усталость.

Усталость перелета. Ее не могло не быть. Что бы они ни говорили, целый месяц в условиях искусственной гравитации давал о себе знать. Джени произвела тщательную ревизию своего гардероба, подыскивая для себя наряд, в котором бы не была похожей на кочегара после ночной смены. Наконец она остановила выбор на темно-синем брючном костюме. В нем она выглядела несколько бледноватой, но сама ткань и покрой буквально нашептывали «дорого». С околоземным акцентом. В таком костюмчике вполне можно появиться в коридорах министерства. Кроме того, брюки были достаточно широкими, чтобы их можно было выпустить поверх сапог.

Джени застегнула свободного покроя пиджак и, приноравливаясь к нему, подошла к высокому, в полный рост, зеркалу. А что — если сунуть руки в карманы, даже не будет заметно, что правый рукав короче левого. Джени смерила себя с головы до ног и остановила придирчивый взгляд на манжетах брюк. В целом очень даже ничего. По-деловому. Никаких претензий на моду, так, будто…

— Будто я только что с шаттла. — Джени наскоро пригладила еще сырые локоны, поклялась ознакомиться с ассортиментом косметических киосков и в последний раз проверила содержимое своей верной сумки.

Перед самым уходом она взглянула на индикатор, вмонтированный в столешницу туалетного столика. Тот не мигал, а значит, Эван на связь не выходил. Она вспомнила о папках с делом Мартина, запертых в письменном столе. Ну да, на его месте я бы тоже не горела желанием поговорить. В животе заурчало, и Джени Стала припоминать кратчайший маршрут к главному корпусу министерства. Сегодня она обедает там. И если Эван был не расположен к встрече, она полностью разделяла его чувства.

Накануне вечером обеденный зал второго этажа Джени очень понравился, и именно поэтому сейчас она решила выбрать другое место. Ни с кем из приближенных лучше не встречаться: ни с Риджуэем, ни с Анжевин, ни даже со Стивом.

Джени шла по бесконечным переходам, поднималась по лестницам, несколько раз садилась в лифт, пока смысл указателей не стал совершенно непонятен.

«РАЗМЕЩЕНИЕ И СКЛАДИРОВАНИЕ»

«ПОЛЕВОЕ НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ»

«КОДЕКСЫ И УСТАВЫ»

Джени нырнула в первую попавшуюся закусочную, из единственного запачканного окна которой открывался сногсшибательный вид на площадку подзарядки скиммеров и павильоны техобслуживания. Джени взяла поднос, уставила его одноразовыми тарелочками из стоявшего тут же стеклянного холодильника и направилась в самый темный угол пустующего обеденного зала.

Не забудь сесть лицом к двери. Джени присела за шаткий столик и подняла глаза как раз вовремя, чтобы увидеть входившего Дюриана Риджуэя.

— Доброе утро, мисс Тай. — Он уверенно прошел к ее столику, ничуть не удивляясь, что нашел ее в столь отдаленном уголке. — Я вижу, вы потихоньку осваиваетесь. — На Риджуэе был черный костюм поверх белой рубашки, в котором он производил такое же впечатление, как и Джени в своем. Он сел напротив и принялся вертеть в руках перечницу.

— Вы за мной следили, — только и сказала Джени.

— Не в буквальном смысле. Я всего лишь попросил своих людей присмотреть за вами. — При виде невозмутимо продолжавшей свой завтрак Джени он нахмурился. — Должен заметить, вы не так уж плохо выглядите, несмотря ни на что.

— Несмотря на что?

— Вы уже прочли дело Мартина? Эван ведь передал его вам?

— Да, и опять да.

У Риджуэя покраснели уши.

— Сейчас не время для шуток, мисс Тай.

— Напротив, мистер Риджуэй, я серьезна как никогда.

— В таком случае вы согласитесь со мной в том, что утечка подобной информации может сказаться на карьере Эвана самым нежелательным образом.

— Еще бы!

Риджуэй откинулся на спинку стула в напряженной позе человека, знающего, что его ждет очередной подвох.

— Эван желает вас видеть. Разумеется, после того, как вы закончите завтрак.

Джеки потянулась через стол и отобрала у Риджуэя перечницу.

— Он может поцеловать меня в задницу. Она повернула отверстие крышки к отделению с белым перцем и сыпнула немного на дыню, лежавшую у нее в тарелке. — Меня его объяснения не интересуют.

— Он ваш начальник, мисс Тай. И когда он велит прыгать, ваше дело спрашивать, насколько высоко.

— А ваше — держать измерительную планку, мистер Риджуэй. Такая важная роль!

Риджуэй уставился на нее, потом глянул на ее тарелку.

— Вы мне не объясните, зачем вы посыпаете перцем фрукты?

— Мне так больше нравится.

— Знаете, мисс Тай, по-моему, вы не вполне здоровы.

— Вы тоже можете поцеловать меня в задницу, — ответила Джени и тряхнула перечницей так, что дыня и вовсе исчезла под перцем.

— Покажите пальчиком, куда именно, — холодно ответствовал Риджуэй. Он обернулся в направлении входа. — Полковник Дойл! Будьте любезны!

В дверном проеме тут же выросли массивные фигуры трех охранников в зимней форме голубовато-стального оттенка. Высокая, мускулистая, обритая наголо темноволосая женщина шагнула вперед, не сводя глаз с Джени и держа одну руку на рукоятке пистолета.

— Да, сэр? Риджуэй поднялся.

— В мои обязанности всегда входило устранять последствия упущений Эвана, мисс Тай. Так что в дальнейшем, принимая свои сумасбродные решения, имейте это, пожалуйста, в виду. — Он одернул рукава пиджака. — Идёмте.

Джени перевела взгляд с Риджуэя на охранников и обратно. Эта трое серьезной преграды для нее не представляли, они бы даже не успели понять, что происходит. Имплантированные клетки уже чертили перед Джени схему бегства. Разумеется, без телесных повреждений не обойтись, но ее это не пугало. Она все равно не умрет. Не выйдет. Уже пыталась однажды. Ради тебя, Марти, я бы могла покарать им, на что способен имплантант. В теле тренированного взрослого человека.

Джени поднялась, и только что съеденная пища комом подступила к горлу.

— Разве у меня есть выбор, мистер Риджуэй? — спросила в ответ Джени, не обращая внимания на его самодовольную улыбку. Он повернулся к ней спиной и прошел вперед. «В другой раз, Марти», — подумала Джени, глядя перед собой на тощую шею и хилые плечи. Кто знает, как еще все может обернуться?

Когда они вышли, Джени туг же извинилась и поспешила к ближайшему туалету; памятуя о просьбе Риджуэя «черт возьми, поторапливаться». К счастью, она добежала вовремя и разом обрушила в унитаз весь свой аппетитный завтрак.

Когда ее больше не рвало, Джени прислонилась щекой к холодной керамике, отгоняя от себя мысли о том, как имплантированные клетки могли отыграться на трехлетнем крохе. Или как бы он отреагировал на их настойчивое требование действовать, и быстро. Нет, об этом лучше не думать, не то в два счета свихнешься.

Джени быстро привела себя в порядок и вернулась к приставленному к ней эскорту. Двое охранников — по бокам, Дойл — сзади, а Риджуэй, естественно, во главе процессии. Джени шла, уставившись в одну точку между его лопатками. Эта точка прыгала вверх-вниз: у Риджуэя была отвратительная походка.

Постепенно Джени расслабилась. В Рота Шера ей не раз приходилось быть на месте Риджуэя, и такая прогулка в кабинет начальника ей не впервой. Подавив последний приступ тошноты, она сунула руки в карманы и постаралась настроиться на предстоящий разговор. Чтобы выполнить порученную работу, ей необходима определенная свобода действий. И, нравится это Риджуэю или нет, Эван ей эту свободу предоставит.

Эван ждал их у себя в приемной. Нужно отдать ему должное: взгляд, которым он встретил Риджуэя и компанию, мог бы остановить целую толпу. Это у него наследственное, передается вместе с орлиным носом. Риджуэй поднял руку.

— Эван, позволь мне объяснить… Педантичный тон. Какая ошибка!

— Препровождение под стражей, — спокойно констатировал Эван. — Моего гостя. В моем доме. — Слово «дом» прозвучало подчеркнуто с маленькой буквы. Эван давал, понять, что оскорбление нанесено ему лично. Он взглянул на Джени. — Какое же преступление было совершено?

Риджуэй не сразу нашелся.

— Она не подчиняется! — наконец выпалил он.

Эван пожал плечами.

— Ну, конечно же, Дюриан. Это она так кокетничает. — Шагнув мимо Риджуэя, который так и стоял с открытым ртом, он подошел к полковнику Дойл. Та, казалось, всецело погрузилась в изучение узора на ковре. — Вирджиния!

— Да, сэр? — Дойл покосилась на Джени, и что-то мелькнуло в ее глазах.

— Мисс Хай разрешен свободный доступ во все помещения Дома. — На этот раз слово прозвучало с большой буквы. Имелось в виду министерство. — Я упустил это из виду, но теперь ставлю вас в известность. Вы поможете мне проконтролировать этот момент, хорошо?

— Да, сэр!

— Она настоящий профессионал, как и все мы. Что бы вам ни говорили, можете быть в ней полностью уверены.

— Да, сэр. — Дойл снова искоса взглянула на Джени. В сравнении с темной кожей, ее глаза редкого золотисто-карего оттенка казались удивительно светлыми. — Я позабочусь об оформлении допуска, — безучастно произнесла она, — и если мисс Тай зайдет ко мне позднее, я выдам ей коды доступа.

— Непременно. — Эван улыбнулся. Температура атмосферы от субарктической поползла в сторону потепления.

А Теперь нам с Ризой и Дюрианом нужно поговорить. — Он кивнул полковнику Дойл, которая бросила на Джени последний оценивающий взгляд и в сопровождении двух своих подчиненных покинула приемную.

Стоило им закрыть за собой дверь, как Риджуэй взорвался.

— Что ты, черт возьми, себе позволяешь! Ты же выставил меня дураком!

— С этим ты сам отлично справился. — Голос Эвана дрожал. — С этого момента и впредь мы трое — на равных. Одинаково запачканы в дерьме! — Он круто развернулся. — Разговаривать будем в кабинете, там защита от подслушивания.

Джени направилась было в противоположный угол комнаты, подальше от стола Эвана, но он остановил ее взглядом, не терпящим возражений, и красноречиво указал на стул, стоявший у самого стола рядом со стулом Риджуэя. Джени села и осмотрелась. Что ж, по крайней мере бар закрыт.

— Ну? — Эван водрузил локти на стол. На нем был такой же строгий костюм, как и на Риджуэе, с той лишь разницей, что черный цвет был весьма Эвану к лицу. Он придавал выразительность чертам и недостающую солидность его стройной фигуре и облекал его гнев авторитетом мирового уровня.

Начало дня не предвещало ничего хорошего.

— Ты мое мнение знаешь. — Риджуэй кивнул в сторону Джени. — Ты здорово пожалеешь, что втянул ее в это дело Вспомнишь мои слова.

— Ты упорно отказываешься меня понять, — отмахнулся Эван от Риджуэя и повернулся к Джени. — А вы, мисс Тай, тоже жалеете, что оказались втянуты? — Его глаза наполнились теплым светом. — Чтобы вы были в восторге, не скажешь.

Джени теребила правую манжету: Как она ни старалась, тот упрямо не хотел закрывать запястье.

— Чья это была идея?

Эвану не нужно было объяснять, какую идею она имеет в виду.

— Какая разница? Я отец, и ответственность полностью лежит на мне.

Риджуэй с отвращением фыркнул.

— Давай, продолжай корчить из себя юродивого, если думаешь, что все еще можешь себе это позволить. — Он посмотрел на Джени, и надо сказать, это стоило ему немалых усилий: казалось, его спина вот-вот треснет от напряжения. — Это был Эктон. Из королей его поперли, вот он и решил попробовать себя в роли делателя королей. Он что-то слышал об исследованиях ученых, отколовшихся от Неоклоны, которые работали над методами усиления личностных характеристик. Наподобие военной имплантации, но с другими акцентами.

— Сепаратисты уже тогда шумели, — заговорил Эван. — Навар как раз ухитрился снова взять власть, победил на промежуточных выборах с колоссальным преимуществом. Казалось, что кресло премьера ему обеспечено пожизненно. В последующей грызне, за места я оказался не на той стороне и был выброшен на политическую свалку. Отец испугался. Он думал, что уже не увидит ван Рютера среди членов Кабинета.

Джени наконец оставила в покое рукав и принялась за шов на брюках.

— Спроси кого хочешь в Неоклоне, и последний недотепа тебе ответит, что имплантация лишь усиливает то, что уже было сформировано, не более. Тот, кто сказал твоему отцу, что сможет сформировать личность трехлетнего ребенка, — мясник и лгун. А твой отец, раз поверил ему — дурак и простофиля.

Хладнокровный псих с манией величия. А сама-то ведь тоже однажды позволила Старому Ястребу выклевать себе глаза.

— Лиссе были известны подробности?

— Наверное, — одновременно ответили Риджуэй и Эван, а затем Риджуэй взял инициативу в свои руки — В конце концов, она была врачом. Сертификата Неоклоны у нее не было, и все же ее считали неплохим специалистом. Уверен, поначалу она лишь подозревала общеизвестные отклонения в формировании психики, но когда истинное положение вещей раскрылось, она не смогла смириться, как и все мы. Все проявлялось постепенно. Мы думали, что это возрастной, обычные детские капризы, особенно после рождения Джеральда и Сирены. Надеялись, что он перерастет.

Джени так дернула правую штанину, что раздался треск рвущейся подкладки.

— Вы… — Она попыталась досчитать до десяти, но сбилась после трех. — Вы взяли несмышленого малыша, который толком не знал, что такое хорошо, а что такое плохо, и превратили его в чудовище, которое в любой ситуации ставило собственное «я» превыше всего…

Риджуэй вспыхнул.

— Не обобщайте, я к этому отношения не имел…

— …и вы думали, что он перерастет?!

— Тай, вы слишком много на себя берете! Джени подскочила. В животе у нее все горело.

— Да пошел ты, сукин сын!

Эван обежал стол и встал между ними.

— Тихо! — Он потеснил Джеки и заставил ее снова сесть. — Мне наплевать, какие чувства вы испытываете друг к другу, но под этой крышей вы будетеобращаться друге другом цивилизованно. И не вздумайте втягивать моих подчиненных в ваши личные разборки. — Поймав на себе злобный взгляд Риджуэя, он продолжал: — Нравится вам это или нет, вы будете работать вместе. Мне нужны вы оба. И если мне придется связать вас и отволочь в Неоклону, чтобы там из вас слепили одного разумного человека, то я это сделаю.

Джени сидела, опустив глаза. Учащенное дыхание Риджуэя постепенно улеглось.

Эван решил, что может пока вернуться на свое место. Наконец он заговорил с миролюбивыми нотками в голосе.

— Я не буду требовать, чтобы вы пожали друг другу руки. Хоть я и не физик, понятие ядерной реакции мне знакомо.

Скрипнул стул, и снова воцарилось гробовое молчание. После затянувшейся паузы Джени подняла глаза и увидела, как побледневший Риджуэй умоляюще смотрит на Эвана.

— Скажи ей, Дюриан.

— О Боже, Эв, какое это имеет значение?

Эван взглянул на Джени, и от той не ускользнул лихорадочный блеск его глаз. Наверное, умирает, как хочет выпить. Но пока они с Риджуэем здесь, он этого не сделает.

— Дело в том, Риза, что моя покойная жена поддалась увещеваниям своей, к сожалению, не покойной тетушки, и стала ее осведомителем. Как Улановой удалось затмить здравомыслие Лиссы, остается только догадываться, но полковник Дойл и Дюриан обнаружили доказательства того, что последние несколько лет моя любящая супруга исправно информировала министра внешних отношений обо всем, что здесь происходит.

Какое-то время Джени вникала в суть услышанного. Он скрывая это, потому что знал: если скажет, я ни за что не приеду.

— Сколько ценной информации Лисса могла выдать? Ты ведь не советовался с ней в делах?

— Впрямую — нет. Но я недооценивал ее влияние, ее связи, ее…

— Ее ненависть. — Голос Риджуэя дрогнул. — Она ненавидела всех нас и винила нас во всем. Лисса каждому из нас грузила вину лопатами.

Эван сжал пальцами переносицу.

— Дюриан!

— Это правда, Эван, нет смысла отрицать. Она превратила министерство в поле боевых действий. Господи, как она бесстыдно лгала, кого только не втянула. Целые отделы пришлось чистить — у нас во главе служб Оказались оперативники, натасканные в министерстве внешних отношений. А если откровенно, мисс Тай, то мы до сих пор не уверены, что вычислили всех. — Гневный взгляд Риджуэя пронизывал Джени насквозь. — Мы не знаем, кто из нынешнего состава может оказаться шпионом.

В животе урчало и бурлило. Джени прижала к нему руку, чтобы успокоить мятущийся желудок.

— Не припомню, чтобы об этом шла речь в тех документах, которые вы мне передали, мистер Риджуэй.

— Я отдал вам то, что было приказано, — информацию об Эване.

— Которая, как выяснилось, тоже оказалась неполной.

— Да. — Риджуэй не счел необходимым утруждать себя объяснениями или извиняться. Нужно отдать ему должное: он понял, что Джени все равно не поверит в его искренность. — Но теперь, похоже, все министерство перед вами, как устрица на тарелочке. Вскрывайте ее с осторожностью, мисс Тай. Это все, о чем бы я хотел вас попросить. — Он поднялся. — Я помечу папки, которым в первую очередь стоит уделить внимание. Хотя я уверен, что вы все равно ознакомитесь со всеми материалами. Вам приходилось расследовать Смертные случаи?

— Нет. — Неофициально — да. — Я работала с бумажными преступлениями. — Воспоминания о Службе свернулись теплым комком под ложечкой. А может, это просто изжога? — Вы мне покажите бумаги, а я уж разберусь, что к чему. И если мне понадобится ваша помощь, мистер Риджуэй…

— Вы ее, разумеется, получите. Выберите время для встречи со мной сегодня вечером, — сказал он и деловито вымелся из кабинета.

Стоило двери закрыться, раздался хриплый стон Эвана.

— Чтобы его угомонить, понадобится по меньшей мере неделя. Но это надо было сделать. Ты ему не пришлась, но тебе с ним работать.

Джени уставилась на закрытую дверь.

— Он думает, что я подсадная утка. Любая оплошность с моей стороны в его глазах превратится в настоящее преступление.

— А кому он, по-твоему, пойдет жаловаться? За меня можешь не переживать. Вирджиния и компания действуют по моей указке. — Эван улыбнулся. Двадцати лет как не бывало. — Между прочим, он просто ревнует. Знаешь, что он сказал? Он думает, что, кроме всего прочего, ты моя любовница. Думает, что все эти годы я тебя прятал.

— С чего бы это он?

— А с того. По его словам, я выгляжу «удовлетворенным». Вот он и нервничает. Он предпочитает голодных руководителей. Если у изголодавшегося босса случится жор, куча объедков ему гарантирована. — Эван вдруг перестал улыбаться. — Он спас мне жизнь, Джени. Когда началась эта заваруха, я знал, что могу на него положиться. Я знаю его, как свои пять пальцев. Было время, когда он мог перепрыгнуть на сторону тех, кто последовал за Лиссой, но он этого не сделал. Дюриан останется со мной и в горе, и в радости. Это больше, чем я могу ждать от кого бы то ни было. — Эван с нежностью посмотрел на Джени. — Единственное исключение — ты. Если бы только я дал тебе шанс! Но я послушался его. — Имя Эктона ван Рютера повисло в воздухе. — Он выбрал для меня Лиссу. Вот и суди о его проницательности.

Джени отвела глаза и посмотрела в окно. Зима, похоже, взяла тайм-аут, и солнце спешило порадовать теплом уставших от холода людей. Надо же, минуту назад она была готова удушить Эвана собственными руками, а теперь каким-то уголком своей личности хотела просто быть с ним рядом, любоваться солнечными бликами на стекле, принимать его запоздалые признания.

И не обращать внимания на все прочие уголки своей же личности, которая не верила ни одному его слову. Стив недолюбливал Лиссу. Он не сказал об этом прямо, но такое предположение было вполне уместным, если учесть его нежелание отвечать на настойчивые расспросы Джени. Что, если Лисса предложила ему сотрудничать в незаконном сборе информации? А он отказался.

Отказался Ли?

Эван вдруг встрепенулся.

— Знаешь, мне определенно некуда деть себя сегодня вечером. Что, если нам пообедать вместе, в нашем отеле? Я попрошу приготовить что-нибудь колониальное. — Он с надеждой посмотрел на Джени. — Часиков в семь?

— А Дюриан не расстроится? — Джени поднялась, поправляя так неудачно скроенный пиджак.

— Черт с ним. В конце концов, я имею право. — Эван встал из-за стола и подошел к Джени.

— Что ж, думаю, можно. — Джени напряглась, когда Эван обнял ее за талию. Словно и не расставались. — Я вчера видела твое выступление. Удивительно, что Уланова позволила тебе добраться до дома живым.

— Она пыталась меня подкупить. Обещала прекратить внутреннее расследование и распустить комиссию, если я поддержу ее публично. Но, видишь ли, я не уверен, что она сдержала бы свое слово, и уверен, что она не права. — Эван открыл дверь и выглянул первым, чтобы посмотреть, не появились ли его подчиненные. — Так, значит, в семь? — Заслышав приближавшиеся голоса, он убрал руку с талии Джени. — Учитывая, что тебе пришлось узнать, я просто счастлив, что ты все еще со мной разговариваешь.

— Я думала, что не смогу, — призналась Джени. — Но то, что в этом замешан твой отец, многое объясняет.

— Объясняет, что я на все положил и прикинулся слепоглухонемым? — Он виновато смотрел на Джени. — То, что ты узнала о Лиссе, похоже, не так тебя волнует.

— Она хотела отомстить, только и всего. Я понимаю ее чувства. С ее образованием она наверняка догадывалась, через что пришлось пройти Мартину.

— Через что пришлось пройти тебе? — мягко спросил Эван.

— Это разные вещи, Эв. Я ведь могу отличить грешное от праведного. — Она рассеянно погладила сумку так, словно она была огромной бусиной из четок. — Когда ты узнал?

— Я бы сказал, что признаки появились с самого начала, я просто не хотел признаваться себе в этом. Мне даже кажется, что я точно знаю день, когда это случилось. Отец ни с того ни с сего заглянул к нам и забрал Мартина на мороженое. Правда, мне так и не удалось выяснить, где именно была произведена имплантация. — Эван нырнул обратно в кабинет и приветственно махнул рукой двум клеркам в мундире, вошедшим в приемную. — Отец сказал, что Мартин нуждается в помощи, сказал, что медлить нельзя, пока все еще под нашим контролем. Сынишка, видишь ли, пошел в меня, а отец всегда считал, что мне не хватает целеустремленности: до него мне было далеко. — Эван в последний раз печально улыбнулся Джени. — Сегодня в семь, — произнес он одними губами и закрыл дверь.

Глава 12

Во время вручения кодов доступа Дойл была безупречно-корректна — ей явно не хотелось нажить себе врага в лице фаворитки шефа. Джени приняла коды как само собой разумеющееся, лишь кивнув в знак благодарности и сведя к минимуму приличествующий обмен фразами. Когда же Дойл вздумалось расспросить ее, «из какой именно колонии» она родом, Джени поспешйла сослаться на неотложные дела.

Приглашение позавтракать вместе, разумеется, было отклонено.

Ищи дураков. Джени прошмыгнула через пропускную зону, зная, что каждое ее движение фиксируется мониторами. Она с трудом удержалась, чтобы не показать язык вмонтированной в стену камере, когда охранник кодировал ее уход.

Эван был бы просто счастлив, если бы мне удалось установить причастность Улановой к смерти Лиссы. Это здорово помогло бы ему отделаться от нее, а заодно и от премьерши. Не говоря уже о том, что и самой Джени стало бы легче дышать. Если разразится скандал, ей придется самой о себе позаботиться.

Но какое отношение смерть Лиссы имеет к событиям в Кневсет Шере? Скорее всего Эван просто подтолкнул ее к определенной догадке, чтобы заманить в Чикаго. Прагматик до мозга костей, хоть черный цвет ему и к лицу. ДЖени воспользовалась только что полученными кодами, чтобы попасть в сектор финансов. Здесь были маленькие уютные кафе, и в это время людей в них было немного. С подносом в руках Джени прошла к угловому столику причудливой формы. Сидеть здесь было неудобно, но зато была видна не только входная дверь, но и часть холла. Джени вовсе не улыбалось быть пойманной врасплох дважды. Она быстро поела и несколько минут сидела, расслабившись. Лишь окончательно убедившись, что желудок не отвергнет ее последнее подношение, она приступила к дальнейшим действиям.

Во-первых, договориться с Риджуэем. Сама мысль о предстоящем разговоре приводила ее в ужас. Но если она не появится, Риджуэй будет вне себя от ярости. Джени вошла в лифт ограниченного доступа и заметила с облегчением, что индикатор этажа не погас.

Вижу, освещение уже починили. Джени улыбнулась. Через несколько секунд она смело шагнула в тот самый холл четвертого этажа, в котором так незадачливо оказалась накануне. На этот раз — никаких репортеров и знакомых послов. Джени направилась по самому широкому коридору в поисках самых просторных офисов с самым шикарным видом из окон.

Как она и предполагала, офис Дюриана Риджуэя оказался самым просторным на этаже. Из окон открывался вид на парк и озеро. Джени записалась на прием у суетливого секретаря, едва удержавшись, чтобы не похлопать его покровительственно по плечу, когда он сделал ошибку в записи и не переставал извиняться за свою оплошность, во владениях Дюриана, по-видимому, считавшуюся уголовным преступлением класса X.

Сделав дело, Джени принялась слоняться по этажу. Она читала фамилии на дверных табличках, заглядывала в пустые кабинеты и ставила на место охранников и вахтеров, с видом задетого самолюбия махнув у них перед носом пропуском — испытанный способ проникать туда, где тебе на самом деле делать нечего.

Она уже подумывала, не отправиться ли ей на третий этаж в отдел техобслуживания, как вдруг перед чей распахнулась какая-то дверь без таблички, и она лицом к лицу столкнулась с заплаканной Анжевин Уайл. На девушке был брючный форменный костюм, надо сказать, изрядно помятый. Никакого намека на косметику, даже рыжие кудряшки казались блеклыми и безжизненными. Готова поспорить, я знаю, в чем проблема, подумала Джени, роясь в сумке в поисках носового платка. Опять этот пройдоха Стив.

Анжевин шмыгнула носом и приосанилась.

— Здрасьте.

В первое мгновение Дженни испытала инстинктивное желание успокоить и как-то по-женски поддержать девочку. Но с другой стороны, в ее собственной интимной жизни хвастаться было нечем. Кроме того, если мисс Уайл, девушка из приличной семьи, в своем поведении была далека от семейных традиций, то она заслуживала небольшой головомойки.

— Если Дюриан увидит тебя в таком состоянии, с ним случится, припадок.

У Анжевин задрожал подбородок.

— Ну и пусть он повесится, ваш Дюриан.

Хэнсен, дорогой, есть надежда: враг еще не окончательно заморочил девочке голову. Джени посмотрела по сторонам.

— Где тут комната отдыха? Тебе не мешало бы туда зайти. Заодно и поговорим.

— Идите вы с вашими разговорами.

— Не пойду. Во-первых, тебе нужно привести себя в чувство. Выглядишь, как черт-те что.

— Да пошла ты…

— Понятно. — Джени так хлопнула Анжевин по спине, что та подалась вперед на два шага. — Ну вот, тебе уже лучше.

Они миновали кафе, в котором было полно народу, и Анжевин повела Джени по тупиковому коридору, пока наконец они не оказались в импровизированной комнате отдыха, обставленной разносортной мебелью. На колченогом столике в углу стояла допотопная кофеварка, рядом в треснувших пластиковых контейнерах — сливки и сахар, чуть поодаль — небольшой холодильник, на котором висела табличка с наскоро нацарапанным расписанием перерывов.

— Риджуэй здесь бывает? — оглядевшись, спросила Джени.

— Не-а, — покачала головой Анжевин, — он это место не переваривает, оно ему как бельмо в глазу. Он уже несколько месяцев пытается его закрыть, говорит, что обычного кафе с нас вполне достаточно. Да только ничего у него не выйдет. Своим Дюриан может указывать сколько хочет, но попробуй скажи начальнице бюро стандартов, что она не может выпить чашечку кофе и съесть свой любимый пончик там, где ей нравится, — жизни не рад будешь.

В комнате уже было несколько человек. Кто читал газеты, кто просматривал свой ежедневник, кто просто болтал. Анжевин провела Джени в пустующий уголок, мимоходом здороваясь со знакомыми.

Джени опустилась в полуразвалившееся кресло.

— Как давно существует эта комнатка? С тех пор, как разоблачили Лиссу?

— Ага. — Анжевин изучающе посмотрела на Джени. — Как оказалось, в кафе не так уже много места, и чтобы не садиться за одним столиком… Понимаете? — Она вздохнула. — В школе не учат, как поступать в таких случаях.

— А те, кто приходит сюда сейчас, все еще под колпаком? Анжевин легонько фыркнула.

— Достаточно даже намека на подозрение, и тебя повяжут на месте. — Анжевин откинулась на спинку своего скрипучего стула. — Те, кто приходит сюда сейчас… Это просто наш способ выразить протест тому, как они все провернули. Можно ведь было по-человечески. Что случилось с нашим правосудием?

— Оно действует лишь в случае официально выдвинутого обвинения.

— А с правом человека объяснить свое поведение? Большинство из них думали, что они выполняют официальную работу для нашего министерства, вот как она все обставляла! — Несколько голов повернулось в сторону Анжевин. Она вспыхнула и замолчала.

— Удивительно: ты правая рука Риджуэя, — заметила Джени, — а тебя здесь принимают.

— Я дочь Хэнсена Уайла. И насколько я понимаю, это что-нибудь да значит. — Анжевин окинула взглядом комнату. — И если я посижу здесь достаточно долго, наверняка кто-нибудь объяснит мне, что именно.

— Если учесть, как тщательно Риджуэй тебя контролирует, удивительно, что он позволяет тебе здесь бывать.

Прежде чем Анжевин успела что-либо ответить, дверь распахнулась, и на пороге появился Стив Форел собственной персоной в сопровождении какой-то девушки. Стоило Анжевин их увидеть, как глаза у нее снова стали влажными.

— Простите, — пробормотала она и, сунув руки в карманы, вышла, даже не взглянув на Стива и его подружку, пробиравшихся в уголок Джени.

— Мое почтение, мисс Тай, — поздоровался Стив, усевшись на стул Анжевин, — Надеюсь, мы не очень вам помешали. — Его невинный взгляд мгновенно преобразился, когда он увидел, что его спутница так и стоит, переминаясь с ноги на ногу. — Господи, да садись ты, — раздраженно бросил он, подтолкнув девушку к пустому месту рядом с Джени. Она была высокая, ростом со Стива, с пепельно-русыми волосами, стриженными под «каре». Черты лица потерялись под толстым слоем косметики. Широченная синяя юбка и такого же цвета пиджак болтались на ней, как на вешалке.

— Я рад, что мы вас застали, — сказал Стив. — Я, правда, оставил, сообщение на автоответчике, но так даже лучше. — Он бросил раздраженный взгляд на девушку, которая замерла на своем стуле, преданно глядя ему в глаза. — Это Бета Конкеннон. Она тоже из Гернси. Была личным инспектором Лиссы ван Рютер. Я подумал, что это может быть вам интересно.

— Это было неофициально! Она просто подбрасывала мне документы для проверки — командировочные, всякое такое.

В располагающей обстановке гостиной Джени Бета вновь обрела дар речи и способность двигаться. Она расхаживала по комнате, включала и выключала подсветку, трогала всякие безделушки, расставленные на полках. От невероятного нерв-нога напряжения, которое неизвестно сколько накапливалось, сейчас и следа не осталось. Джени поспешно прятала фарфоровые статуэтки и другие хрупкие безделушки й старалась держаться подальше от девушки, которая того и гляди, увлекшись чем-нибудь, могла сбить ее с ног.

Стив тем временем щупал подушки, рассматривал мебель и наконец остановился у миниатюры с южной тематикой, которую Джени поспешила тут же предусмотрительно спрятать. Роскошь ее апартаментов вконец расстроила Стива, и он прибег к помощи сигареты. Раздался громкий треск предохранительного наконечника.

Бета постепенно выдохлась и наконец свалилась на софу.

— Она не заставляла меня подделывать удостоверения, ничего такого. Просто просила меня кое-что проверить или там заполнить бланк.

— Проверить что? — переспросила Джени. — Ты обмолвилась о командировочных, это были ее командировочные?

— Большей частью. Были среди них и старые — десяти-, пятнадцати-, двадцатилетней давности. — Бета положила себе на колени подушечку и принялась ее нещадно тискать и комкать.

— Это были поездки в колонии? — спросила Джени. — Или околоземные? Куда?

— Да кругом. Где только она не была. Элиас, Амариллис, Ким Чан. Хотя чаще всего она ездила в Нуэво Мадрид. Ума не приложу, что она забыла в этой дыре. Только и всего, что там служебная больница.

— Ну, она ведь была врачом, — заметила Джени. — В любом случае причины посещения престижного медицинского центра могут быть самыми разными. Как часто Лисса ездила в Нуэво Мадрид? Каждый квартал? Раз в полгода? В год?

— Примерно раз в полгода. Может, немного чаще, — отвечала Бета.

— В течение какого времени?

— Почти два года.

— Как она была настроена перед этими поездками? Была взволнована? Подавлена? Ее что-то тревожило? Это были деловые поездки? Или, может, они имели отношение к науке?

— Если верить бумагам, она играла роль какого-то доверенного лица. Помогала наладить отношения между Неоклоной и неформальными медицинскими объединениями. — Истязание подушки ожесточилось,

— Вам это ни о чем не говорило? Бета удивленно взглянула на Джени.

— Я даже не задумывалась. Таких, как я, — пруд пруди. Я была рада и счастлива, что получила работу.

— А его превосходительство когда-нибудь присутствовал при подготовке документов? Он что-нибудь советовал жене, обсуждал с ней маршрут?

— Н-н-нет. Нет. Но они вроде как не ладили…

— А вы когда-нибудь присутствовали на планерках? Подобные поездки должны широко обсуждаться.

Бета искоса взглянула на Стива.

— Да. Пару раз.

Уголком глаза Джени заметила, как заерзал Стив. — Ну, так у нас есть с чего начать, — с наигранным энтузиазмом в голосе продолжала она. — Поднимем повестки дня, узнаем имена людей, с которыми должна была встретиться Лисса, состав экипажей, — продолжала Джени, не сводя спокойного взгляда с лица Беты. — Сегодня вечером я встречаюсь с Дюрианом Риджуэем. Если вы назовете даты собраний, на которых присутствовали, он поднимет протоколы в считанные минуты.

Стив сдавленно вздохнул, Бета продолжала мять подушку.

— Никто не знал о вас с Лиссой, — наконец выдала Джени, и ее прервал звук рвущейся материи. — Проходили месяцы, одного сотрудника за другим брали на крючок, — продолжала она, в то время как Бета растерянно созерцала порванную подушку, — а вы умудрялись выходить сухой из воды. Для простой шестерки очень даже неплохо, учитывая, что любой мало-мальски здравомыслящий человек зацепил бы вас в первую очередь.

— Так ведь Бета была неофициальным помощником Лиссы. — Стив уже не сидел развалясь, его самодовольная улыбка куда-то улетучилась. — В самый разгар заварухи его услали куда-то в колонии, и с тех пор о нем ни слуху ни духу. Что ей оставалось делать? — Он кивнул в сторону Беты. — Вмешаться?

— Ни один из подготовленных вами для Лиссы документов не был зарегистрирован Дюрианом, не так ли? — спросила Джени у побледневшей Беты. — Поначалу вы расценивали это как небольшие одолжения. В конце концов, она была женой министра. Возможно, это был ваш шанс выбиться в люди. Со временем она все чаще и чаще обращалась к вам за помощью, дела, которые вам поручались, становились все более запутанными, более рискованными, пока наконец вы не спросили у нее, что, черт возьми, происходит.

— Эй, — вмешался Стив, — я привел ее сюда в знак благодарности, а не…

— Спокойно. — Джени повернулась к Бете, которая все еще сжимала разорванную подушку. — И вот тогда она вам пригрозила: объяснила, что она сделает с вами, если вы не будете помалкивать.

После продолжительной паузы Бета наконец заговорила.

— Если вы и так все знаете, то чего спрашиваете? Если вы уже знаете, что произошло, что мне остается делать?

То же, что и мне, когда Рики Ньюман прижал меня к стенке.

— Командировочные в Нуэво Мадрид заполняли вы? — Да.

— Вы не регистрировали их у Дюриана и не согласовывали с ним эти поездки?

— Нет. Она попросила меня этого не делать, сказала, что сама это уладит.

Стив уткнулся лицом в ладони.

— Тем временем, — продолжала Джени, — Лисса получала у своего официального инспектора другой пакет документов, тех, о которых знал ее муж и подчиненные. В них она и фигурировала как доверенное лицо То же время, то же место, разные цели.

— Да, — отозвалась Бета. — Она сказала, что если кто-нибудь узнает, то она как минимум лишит меня лицензии.

Стив прокашлялся.

— Вы думаете, что она была больна и проходила курс лечения, о котором Сам не должен был знать?

Джени кивнула в сторону Беты.

— Вот у кого нужно спросить. Она ведь просматривала документы по возвращении Лиссы.

— Не думаю, что это могло быть что-нибудь серьезное. — Бета принялась запихивать обратно в подушку вылезшие из образовавшейся дыры перья. — У меня нет большого опыта работы с медицинскими записями… Только то, чему в школе учили… А настоящие заключения после медицинского осмотра я в глаза не видела, да и кодов диагностики не знаю. — Она неуверенно пожала плечами. — И потом, она никогда не казалась нервной или возбужденной. Однажды она даже собралась отдохнуть. Сказала, что хочет заняться серфингом. Хочу, говорит, попробовать свои силы.

Джени ощутила внезапный приступ тошноты, который никак не был связан с пищей. Пусть она еще не знает, кто убил Лиссу и почему, но ей точно известно, как он это сделал.

— Сколько раз она заговаривала об этом?

— Два или три раза.

Стив зажег новую сигарету.

— Это имеет какое-то значение?

— Возможно. — Джени задумалась. — Каким временем мы располагаем? Аудит в ближайшем будущем не предвидится?

Стив простонал, а Бета подскочила.

Через неделю начинается генеральный аудит, — отрешенно произнесла она.

— Через неделю! — Джени сама едва не застонала. — Какие-то семь дней, и злой волк сдует ваш бумажный домик как пить дать. — Она размяла шею, прислушиваясь к хрусту суставов. Если генеральный аудитор стреляет, он редко промазывает. Нужно пошевеливаться, если она хочет помочь этим двум болванам остаться в Регистре. И не попасть в тюрьму. — Зона действий не ограничена, времени в обрез. — Джени быстро поднялась, насколько позволяла ноющая спина. — Мне нужно остаться одной и подумать. Когда вы мне понадобитесь, я вас найду.

— С чего вы взяли, что мы должны вам помогать? — фыркнул Стив, сунув руки в карманы и ссутулившись донельзя.

— Незаконная подделка документов, — сказала Джени, ткнув пальцем в Бету, — и укрывательство содеянного преступления, — добавила она, схватив Стива за рукав и потащив его к двери. — Кроме того, вам еще повезло, что вы имеете дело со мной, а не с кем бы то ни было еще. — Джени встретила взгляд Беты, в котором читалось детское «больше не буду». — Если бы ты в свое время сказала «нет», то не оказалась бы в этом дерьме.

Бета теребила потертый манжет пиджака.

— Но как? Ведь она была женой министра, а я всего лишь… — Она смущенно попыталась оборвать выбившуюся нитку. — Как я могла сказать «нет»?

Так же, как я. Нет, полковник Ньюман, я не подпишу сфабрикованные вами медицинские документы. Нет, сэр, я не заполню сопроводительное подтверждение для ваших липовых бумаг.

Нет. Нет. И она настояла на своем. Так или иначе. Джени проводила понурую парочку к лифту, и когда его двери должны были вот-вот закрыться, улыбнулась им на прощание. Стив отвел глаза, а Бета смотрела на нее, как загнанное животное.

Этот взгляд покоробил Джени. Лифт давно уехал, а она так и стояла, задумавшись. Кого же ей напоминала неуклюжая, сентиментальная Бета? Смыть безвкусный макияж, постричь под служебный «боб», и получится Йолан, капрал Йолан Грей, которой сейчас было бы, — Джени быстро подсчитала в уме, — тридцать семь земных лет.

Джени вернулась к себе. Прибрав то, что осталось от подушки, она заперлась в кабинете, подняла брошенную открытку Люсьена и долго смотрела на бликующие в галогеновом свете паруса. Это была подсказка, лейтенант? Раньше, до того, как самоходные сэйл-борды были усовершенствованы, гонщики полностью зависели от воли стихии. Тогда-то этот вид спорта и назывался виндсерфингом. Так, значит, леди Лисса решила поучиться серфингу? Решила научиться управлять «солнечным ветром» — именно так ее подвергшиеся имплантации собратья говорили о минутах активного состояния. Лисса стала такой, как они. Научилась ощущать запах ягод круглый год, слышать цвета, видеть звуки, чувствовать поток крови в венах. Узнала, что как бы ни обернулось дело, пусть погибает кто угодно, но не ты.

Джени достала из сумки журнал, прихваченный в библиотеке. В нем, наряду с детскими снимками, свадебными портретами и фотографиями периода упадка была помещена составленная каким-то тщеславным чудаком хронологическая таблица последних лет жизни Лиссы ван Рютер. Таблица была составлена довольно скрупулезно. Здесь были отражены не только крупные скандалы, но и небольшие публичные разборки с Эваном, всевозможные неприятные ситуации. Аварии на скиммере, внезапные исчезновения, продолжительные госпитализации под присмотром врачей альтернативных медицинских объединений. Ни одного посещения Неоклоны или больниц Службы. Лисса явно старалась не подставляться.

Несколько месяцев, и новая авария. Очередная потеря связи с реальностью. Это случается с теми, у кого для имплантации была неправильно выбрана биоритмическая фаза. Выходит, она была вынуждена дважды в год ездить в Нуэво, чтобы вправлять себе мозги. Ей светили в лицо душераздирающей мигалкой, и она отъезжала. Джени ненавидела шоковую терапию: минута молниеносно сменяющих друг друга галлюцинаций и неделя беспомощности и мерзкого состояния «не помню, как меня зовут». С меня хватит, и не пытайтесь…

Каждый сотрудник министерства, подвергшийся имплантации, был обязан раз в полгода проходить профилактический осмотр и по меньшей мере раз в год — сеанс шоковой терапии. Эван сам сказал, и если ему был знаком расклад, то периодичность поездок Лиссы не могла не вызвать у него подозрений. Хотя, кто знает, может, он Ничего и не заметил. Лисса ведь не, была в штате, и любые сплетни о том, что она подверглась имплантации, не вызвали бы интереса даже у прессы.

Лисса, Лисса… Почему? Чтобы на себе испытать, через что прошел Мартин, чтобы понять, чем он руководствовался в своих странных поступках? Или таким способом она решила себя наказать, казнила себя за то, что позволила этому случиться? Джени рассеянно мяла бесчувственную левую ладонь, словно пытаясь вселить жизнь в немую плоть. Как жаль, что мы не встретились с тобой, Лисса. Она бы объяснила ей, что не было смысла жертвовать собой. Уже ничего нельзя было исправить.

Глава 13

— Ни-Ро!

Подавляя усталый вздох, Тсеша осторожно опустился на стул. Еще до восхода солнца он пришел сюда, к главному алтарю посольства, и все это время молился, стоя прямо и неподвижно, с закрытыми глазами. Сейчас, сквозь узкое окно, он видел, как медленно поднимается над горизонтом солнце; В его лучах искрилось устланное снежным ковром озеро, и свет, миллион раз отразившийся в гранях снежинок, резал глаза.

— Ни-Ро, к вам министр внешних отношений Уланова. — Как светящийся кокон на фоне черного камня алтаря, с высоко поднятой в знак уважения головой, передним встала его духовная воспитанница Саналан. — Ей назначен прием, но мы можем отослать ее, как и в прошлый раз.

— Нет, ниа. — Тсеша выбрал самую деликатную форму отрицания, какую только могла позволить его поза. Ему не хотелось огорчать девушку, он видел, как она не хочет, чтобы ему мешали. И все же плечи девушки опустились, голова поникла. Несмотря на это, было видно, как она хорошо сложена. Она стояла перед Тсешей, высокая и тонконогая, как журавль, с золотисто-песочной кожей, унаследованной от ее телесной матери, жительницы центральных равнин Сиах. — Сегодня я должен с ней поговорить. — Плечи девушки опустились еще ниже. — Ты так не любишь ее, ниа?

— Она как стена. — Саналан оживилась и поднесла согнутую чашечкой ладонь к груди в знак недоумения. — Как такой скрытный человек может занимать руководящую должность?

— Скрытность у людей в крови.

Узкие плечи расслабились, рука опустилась. Саналан повернулась и первой пошла к выходу, зная, что учитель следует за ней.

— Люди — очень странные создания, — задумчиво сказала она.

Тсеша ничего не сказал в ответ и последовал за своей воспитанницей. На ней была длинная бронзовая мантия до пола. Мягкая ткань блестела, как фольга. Черные камни алтаря, песочного оттенка стены, ослепительное земное солнце и почившее под снежным ковром озеро играли, отражаясь в мантии Саналан. Казалось, словно весь мир окутал ее головы до ног.

Тсеша обнажил зубы в знак удовлетворения. Люди проста замирают, когда видят мою ниа. Волосы Саналан, такого же оттенка, как ее кожа, и такие же блестящие, как ее мантия, были стянуты в плотный узел, который говорил о ее простом происхождении: В огромных зеленых глазах девушки можно было просто утонуть.

Они называют ее китайской фарфоровой статуэткой. Тсеша припоминал голографические трансляции торжественных церемоний, посвященных прибытию сотрудников посольства. Ему было очень приятно, что люди сравнивали его ниа с чем-то китайским.

Что же принесет им его сегодняшняя встреча с Улановой? Саналан привела учителя к его приемной, но дверь открыла не сразу.

— Она будет говорить с вами о тарифах станции промежуточной посадки на Амсуне.

— Этот разговор неизбежен, так что неудивительно, ниа.

— Другой вопрос связан с распространившейся среди Людей эпидемией. Она спросит, не поражены ли идомени.

На этот вопрос даже я не знаю ответа, ниа. Совет, который я представляю, не оповестит меня, даже если я этого потребую. Они думают, что если о болезнях не говорить вслух, то они сами собой исчезнут. В этом отношении мы становимся похожи на людей.

— Она не имеет права расспрашивать об этом. — Девушка приложила к животу левую руку в жесте духовной защиты. — Как всегда, она хочет получить все и ничего не дает взамен.

С жестом, подтверждающим ее правоту, Тсеша ответил:

— Люди боятся, ниа, они еще не отдают себе отчета в том, что происходит. Сейчас заболевших совсем немного, но…

— Если люди научатся чтить духовный порядок, они перестанут бояться физической смерти. — Девушка принялась вычерчивать в воздухе символы, служившие заклинаниями против злых духов. Она была так взволнована, даже забыла попросить прощения за то, что перебила учителя. — На этот раз их страх смерти может погубить всех нас. В надежде спасти свою жизнь они могут слишком многим пожертвовать. Это большой грех, учитель.

Тсеша взял ладони Саналан в свои и сжал их, стараясь успокоить девушку.

— Ты рассуждаешь о том, в чем мало смыслишь, ниа. Когда мы впервые столкнулись с чувством страха, тебя еще на свете не было. — Как же ему хотелось заглянуть в бездонные глаза своей воспитанницы, но он не мог себе этого позволить, потому что такой взгляд стал бы слишком сильным потрясением для ее юной души.

— Нет, это вы не понимаете, Ни-Ро. — Саналан говорила медленно, уверенно, пытаясь высвободить из его рук свои. — Так говорят в Храме. Так говорит Совет. Вы приняли людей, не зная, насколько их страх опасен. Вы учили их по нашим законам, не понимая их страха. Вы чуть не поплатились жизнью за то, что не убили этот страх, когда боги послали вам такую возможность. Вы ничего не понимаете! Так говорят в Храме! Так говорит Совет!

— А что говоришь ты, ниа?

— Их слова — это и мои слова. — Голос Саналан неуверенно дрогнул, и это ее выдало. Но она была родом из Сиаха, а сиахийцы славились своим упрямством. — Вы ничего не понимаете.

Тсеша медленно разжал ладони, отпуская девушку.

— И именно поэтому я буду беседовать с Улановой, ниа. Я, тот, кто не понимает ничего, понимает ее лучше, чем кто бы то ни было другой. — Он говорил так, как принято у людей, не жестикулируя, не меняя интонации, ровным голосом, позволявшим смыслу его слов спрятаться между строк. С этими словами он оставил воспитанницу постигать сказанное и вошел в приемную.

Министр внешних отношений Анаис Уланова встретила его, стоя посреди скудно обставленной комнаты. Ее поза на языке виншаро выражала глубокое почтение: спина прямая, подбородок приподнят, глаза закрыты. Тсеша сам только что провел несколько часов в этой утомительной позе. Интересно, как долго простояла Уланова? Или, может, она сидела, пока не услышала, что они с Саналан закончили беседу?

Надо же, я рассуждаю совсем как человек. Цинично, как сказал бы Хэнсен. Но, с другой стороны, в приемной было прекрасно слышно все, что происходит за дверью. К тому же служба личной разведки доложила Тсеше, что министр внешних отношений не религиозна и не особо считается с руководителями других министерств. Откуда же вдруг такая почтительность?

Тсеша обнажил зубы, протянул вперед руку, как много лет назад учил его Хэнсен, и призвал на помощь свое безупречное английское произношение.

— Приветствую вас, министр Уланова!

Глаза женщины распахнулись и раскрылись еще шире, когда Тсеша шагнул к ней. Она покачнулась, оступилась и, восстановив равновесие, тоже протянула руку. Улыбнулась, не обнажая зубов.

— Приветствую вас, Ни-Ро, — сказала она низким, ласкающим слух голосом, в котором все же уважение было не столь явным. — Я так рада, что мы наконец сможем поговорить. — Ее ладонь была холодной и сухой, рукопожатие вялым.

«Рыба», пришло на ум Тсеше странное человеческое слово… Почему оно вспомнилось именно сейчас, что же оно означает?.. Мой сканер! Oн забыл его у себя в комнате и теперь не мог рассчитывать на помощь своего верного друга. Придется самому находить общий язык со стенкой.

Беседу начала Уланова, что было вполне уместно.

— Передайте мою благодарность вашей воспитаннице за ее содействие в организации этой встречи, Ни-Ро. Я признательна, что меня не заставили долго ждать, и это оправданно. — Они прошли в глубь комнаты, где стояли два металлических стула. — Мы получили тревожные известия от наших агентов с Внешнего Круга, и мне показалось, что необходимо поставить вас в известность. — Министр внешних отношений с трудом забралась на высокий стул. В темно-коричневом мундире, предназначенном для официальных визитов, она напоминала суетливое насекомое. По людским меркам, Уланова была женщиной среднего роста, что делало ее почти на две головы ниже взрослого виншаро. — Эти новости могут быть одинаково важны для нас обоих, Ни-Ро, — наконец сказала она, умостившись на неудобном стуле.

Тсеша невольно взглянул на ноги Улановой. Так забавно болтаются в воздухе…

— Да, да. Саналан говорила, что вас беспокоит станция на Амсуне.

— Я сказала вашей воспитаннице неправду, Ни-Ро. Неправду. Тсеша оторвал взгляд от ее ног и посмотрел в глаза Улановой.

— Неправду? — переспросил он вслух, встретив взгляд темных, почти черных глаз.

— Она жива, Ни-Ро.

— Она? — У Тсеши сжалось сердце, и он незаметно сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. — О ком речь?

— Конечно, о Джени Килиан, Ни-Ро: Ее видели на планете Внешнего Круга Вэйлене. Его основной населенный центр находится в северном полушарии, это городок под названием Северный Порт.

— Северный Порт, это…

— Да, Ни-Ро, там находится одно из основных поселений хааринцев. — Как обычно, Уланова и не думала извиняться за то, что перебила. — У нее сложились неплохие отношения с некоторыми хааринцами Патена, особенно с одним торговым маклером по имени Джента Рес. От него мой агент и узнал, что капитан Килиан жива.

Тсеша поглаживал манжеты рукавов. Лояльность хааринцев Хэнсен охарактеризовал как приливно-отливную. И все же…

— Анаис, я подозреваю, что этому Дженте угрожали, возможно, изъятием разрешения на торговлю. Лишь поэтому он был вынужден информировать вашего агента о капитане Килиан, в связи с чем позвольте мне сэкономить время наших подчиненных и лично заявить о своем протесте.

— Для вашего правительства, Ни-Ро, она такой же преступник, как и для моего. Я думала, эта новость вас обрадует. — Тон Улановой стал холодным и жестким. — Я недавно узнала, что вы ищете ее уже много лет.

— Я ищу, Анаис, а не мое правительство.

— Есть разница, Ни-Ро?

Тсеша задумчиво разглаживал складки своей белой мантии. Красная кайма манжет была единственной яркой деталью в бесцветном окружении комнаты.

— Я был избран преемником Ксинфа Ни-Ро Сиэл и стал главным миротворцем моей секты восемьдесят пять земных лет назад. Я был тогда еще очень молод. Лоум только отвоевали власть у сиахро. Никто не верил, что винша когда-нибудь будут править идомени. Итак, я был главным миротворцем, еще когда мы были просто вйнша. Если мы снова станем просто винша, я по-прежнему останусь главным миротворцем.

— Ни-Ро, я имела в виду…

— Участие в правительстве мы используем как средство достижения определенных целей. Думаю, для вас, Анаис, это также справедливо. — Во время своей речи Тсеша старался придерживаться нейтрального тона, как это принято у людей. Закончив, он обнажил зубы и вздохнул. В том, чтобы быть как стена, пожалуй, есть свои преимущества. Если бы он осмелился выступить с подобной речью в Храме или перед Советом, обогатив ее всеми приличествующими жестами и позами виншаро, открыв свои истинные эмоции и чувства… Мне бы снова пришлось спасаться бегством от разносектной толпы, жаждущей моей смерти, это уж точно. Сердце бешено колотилось в груди, и Тсеша глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. Моя девочка жива!

Анаис молчала. Ее маленькие руки, узкие, как у виншаро, но безжизненно бледные, украшали несколько перстней с крупными камнями, и сейчас она по очереди ими играла.

— Нам удалось выяснить, что капитан Килиан бывала в небольшом общежитии министерства транспорта, расположенном в… если можно так выразиться, деловом районе Северного Порта, но нас обставил кто-то из министерства внутренних дел. Одному из моих лучших сотрудников удалось на нее выйти и вступить с ней в контакт. Больше месяца он ее тщательно прорабатывал, в результате он пришел к выводу, что мы напали на ложный след. Но я в этой игре гораздо дольше, чем он. — Камни на пальцах Улановой хищно сверкнули; — В ближайшее время, я надеюсь, мое предположение подтвердится. Мы возьмем ее, Ни-Ро.

Тсеша подавил желание обнажить зубы. Анаис гордится своей проницательностью и думает, что может обхитрить кого угодно. И когда она злится, она намеренно начинает говорить вот так, чувствуя, что смысл ее фраз останется не до конца понятным идомени. Но Хэнсен успел кое-чему меня научить, и я знаю мою Джени. Живую Джени, сообразительную, быструю и осторожную, как всегда. Ты так уверена, Анаис, что тебе удастся ее заполучить? Но, несмотря на всю свою проницательность, ты не можешь читать у нее между строк.

Министр внешних отношений продолжала:

— Позднее мои люди подцепили в Северном Порту подсадную утку — сотрудницу министерства внутренних дел, якобы приехавшую туда на время отпуска. Представляете, в отпуск — в такую дыру! Она настаивала, что приехала изучать быт хааринцев. Нет сомнений, ее подослал Эван, чтобы сбить меня с толку. Хотя не исключено, что она говорила правду: она — одна из его переводчиков винша… — Губы Улановой скривились в улыбке. — Виншаро, конечно, дорогой Ни-Ро. Как я могла! Не сочтите за оскорбление.

Уже то, что ты есть на свете, само по себе оскорбление, Анаис, подумал Тсеша и кивнул в знак того, Что ее извинения приняты.

— Вы полагаете, что ван Рютер взял капитана Килиан под свою опеку? — спросил он. — Вас это удивляет?

Меня — нет.

— Учитывая их прошлую связь, и да, и нет. — Уланова в сердцах стукнула своим увешанным камнями кулачком по колену. — Если б я только знала, где он ее спрятал! У него по всему городу полно сторонников, хотя после странной гибели его жены их, пожалуй, меньше, чем раньше.

— Да, — кивнул Тсеша. Он читал отчеты о смерти главной и, фактически, единственной жены министра внутренних дел. Такая беспорядочная жизнь. Но был порядок в ее смерти. — Я радуюсь смерти леди, ибо смерть дала ей мир. Да будет когда-нибудь такой мир и с министром ван Рютером. — Глаза Анаис сверкнули, как камни у нее на пальцах. Она думает, что его желание смерти ван Рютеру ей на руку? Эта мысль вызывала гнев. — Спасибо за новость о капитане, Анаис. О чем еще вы хотели со мной поговорить? Приближается время первого причастия. — Тсеше было необходимо какое-то время, чтобы восстановить внутренний покой и душевное равновесие перед приемом пищи, да и позже его ждало много важных дел. Предстоит столько встреч, к каждой нужно подготовиться.

Министр внешних отношений снова принялась вертеть свои кольца, пристально глядя на Тсешу.

— У нас был первый смертельный исход, Ни-Ро, на Элиасе, в городке под названием Зел, вблизи поселения хааринцев. Это был пожилой человек, хозяин магазина. Родные успели отправить его на Амсун, в клинику Неоклоны, там он и скончался. Доктора пришли к выводу, что причиной заболевания стал какой-то природный токсин, но так и не удалось определить, что такого этот человек съел или выпил, к чему он прикоснулся, что бы могло стать причиной заболевания.

— Это первый и единственный смертельный исход?

— Но не первый случай заболевания, Ни-Ро: двое заболевших в Зеле, муж и жена, и еще молодой человек в Северном Порту. Симптомы те же. Расстройства пищеварения и мышечные боли, сопровождаемые перепадами настроения, затем нервными срывами и быстрым угасанием. В случае с молодым человеком пришлось делать пересадку печени. — Глаза Улановой ушли в сторону. — Зная ваше отношение к болезням, мы пощадим ваши чувства и не станем требовать, чтобы вы навели справки о том, не было ли аналогичных случаев среди идомени. Но нам необходимо знать, как хааринцы обрабатывают воду и почву в Зеле и Северном Порту, существует ли какой-то необлагаемый налогом товарообмен между людьми и идомени. Конкретно: не продают ли хааринцы нашим колонистам пищу? Возможно, дело в каких-то деликатесах, непереносимых организмом человека? Я понимаю, ваша религия проповедует осторожность и секретность в том, что имеет отношение к производству продуктов питания. То же касается и различных методов лечения. Но сведения, о которых я говорила, нам необходимы. Вы должны пойти нам на встречу. Порядок должен быть восстановлен с помощью Совета идомени и не без вашего личного участия.

— Вы знаете мой ответ, Анаис.

— В таком случае нам придется изгнать хааринцев с планет Внешнего Круга.

— А мы, в свою очередь, выселим людей из Самвасты и Неи, и все станет, как было.

— Ни-Ро, эта информация нам необходима.

— Думаю, вы ею уже располагаете, мадам. Вы пришли ко мне, чтобы получить подтверждение имеющимся у вас сведениям. Не стоит себя утруждать, мне известно, что ваши доктора вас достаточно хорошо информируют.

— Да нет же, Ни-Ро… Тсеша широко обнажил зубы.

— Ваши доктора из Неоклоны работали в свое удовольствие, Анаис. Де Вриз, Парини и ваш великолепный Шрауд. Они своими секретами с идомени не делились. Почему идомени должны поступать иначе?

Уланова неотрывно и проникновенно смотрела в глаза Тсеши.

— Потому что идомени, как мне кажется, стремятся к тому же, что и мы в своем Содружестве, — к упорядоченному будущему. — Она сошла со своего высокого стула и вызывающе приосанилась. Теперь она не казалась такой коротышкой, как обычно. — Вот что я думаю, Ни-Ро. Насколько мне известно, ваше правительство не разделяет ваших взглядов относительно будущего.

Не взгляд, а скальпель!

— Им известны ваши убеждения, и все же они вас сюда прислали.

Тсеша обнажил зубы. Он был рад представившейся возможности поговорить откровенно, как идомени.

— Да, мадам, в Шере мои убеждения ни для кого не являются тайной.

— Вы считаете, что если мы достаточно долго будем жить по соседству, одинаково питаться и пить из одних и тех же источников, то мы начнем меняться. Идомени мутируют в сторону людей, люди будут становиться похожими на идомени.

— Пока в конце концов мы не превратимся в один народ. Воцарится порядок, которого так сейчас не хватает. Да, в конечном итоге мы превратимся в единое целое.

— Гибридизация. — Глаза Улановой сузились. — Джон Шрауд отчитывался по этому вопросу перед Кабинетом месяц назад, Ни-Ро Он находит эту идею смехотворной.

— Неужели? Очень интересно. В Рота Шере, орудуя у себя в подвале, он думал несколько иначе. Он частенько наведывался ко мне в Академию поговорить о своих отвергнутых ныне убеждениях. — Тсеше вспомнился теплый ветерок, аромат лампового дерева, воодушевленные голоса. — Уже тогда его исследования красноречиво говорили ему о преимуществах сочетания. Или гибридизации. «Люди могут жить двести лет», — говорил он мне, заливаясь вдохновенным румянцем. У меня до сих пор стоят перед глазами его розовые щечки.

Уланова по-прежнему стояла с гордо поднятой головой, теперь скрестив на груди руки.

— Но его исследования ни к чему не привели, Ни-Ро.

— В самом деле, мадам? — переспросил Тсеша с жестом пренебрежения. — И поэтому де Вриз и Парини катаются, как сыр в масле, каждый во главе собственной клиники, свысока взирая на Содружество, как олигархи и миротворцы? Потому что исследования Джона ни к чему не привели?! — У Тсеши дрожали руки. Как же он наслаждался этим настоящим открытым спором. — Нет, он по-прежнему уверен, что может переделывать людей по своему усмотрению, сохраняя при этом основные человеческие признаки. Он хочет получать преимущества, не давая ничего взамен, — таково его представление о порядке. И все эти годы оно не менялось! — Тут Тсешу осенило. — А вам не приходило в голову поинтересоваться у Джона Шрауда, не знает ли он, случайно, что произошло с Джени Килиан?

Уланова закрыла глаза и помассировала виски.

— Доктор Шрауд уверял меня…

— Неужто? — Тсеша был так воодушевлен, что перебил собеседницу, не извинившись. — Он уверял… Он и моего Хэнсена уверял за день до его смерти, он и меня уверял перед тем, как хааринцы вошли в Рота Шера и предводители сект потребовали моей смерти. «У меня ее нет, Ни-Ро, — говорил он. — Она погибла в этой ужасной катастрофе. Остался только пепел». Вот как уверял меня Джон Шрауд, в то время как у него в подвале стонали его изувеченные «новые люди».

Глаза Улановой распахнулись.

— Если моя догадка верна, и ваша Килиан объявится, я использую ее, чтобы устранить Эвана ван Рютера. Затем она предстанет перед трибуналом, и если мое слово что-то значит, она будет казнена за убийство Рикарда Ньюмана. — Губы Улановой искривились. Это была ее разновидность человеческой улыбки — улыбка стены. — Какая ирония! Имплантация помогла ей уцелеть во время катастрофы лишь для того, чтобы я могла взять ее живой.

Тсеша обнажил зубы.

— Смысл имплантации Джени в одном, мадам: чтобы она была со мной, когда я буду в ней нуждаться. Чтобы она была жива, когда придет ее время — время сменить меня, время занять мое место как главного миротворца виншаро.

В глазах Улановой блеснул недобрый огонек. Не страх ли это?

— В фанатизме вам не откажешь, Ни-Ро. Вы дадите фору нашим самым радикальным религиозным лидерам. — Внезапно ее голос стал холодным и жестким. — Тому, во что вы так верите, никогда не сбыться.

— Всё будет так, как должно быть. А верите ли в это вы, не имеет значения. Вы либо будете вынуждены принять, либо окажетесь за бортом, как оказались за бортом лоум, как окажутся все те, кто не приемлет порядка. Порядок восторжествует, мадам, равновесие неизбежно восстановится.

— Благодарю за откровенность, Ни-Ро, — мягко произнесла Уланова, глядя на него сверху вниз. — Теперь, что касается вашего отказа предоставить информацию о противозаконной торговле хааринцев. Позвольте мне сэкономить время наших подчиненных и заявить о своем протесте лично.

— Можете считать, что я вас выслушал, Анаис. — Тсеша все еще сидел, укутав ладони складками мантии, чтобы остановить их дрожь. Мои молитвы были услышаны — Джени жива, так что можете протестовать, сколько вам угодно. Таков был скрытый смысл его слов, звучащий между строк. Хэнсен остался бы доволен.

Глава 14

Джени сидела за столом у себя в кабинете. Двери закрыты. Шторы опущены: безоблачное небо и сверкающее в лучах солнца озеро отвлекали от работы. Все внимание Джени было поглощено молчаливо светящимся экраном компьютера. Опция голосового управления отключена, звуковые сигналы тоже. Закинув ноги на стол и положив клавиатуру на колени, Джени подалась вперед, чтобы полистать изображение на Экране с помощью ультрафиолетового стержня.

Нечаянно она задела на клавиатуре какую-то кнопку, и ее выбросило из сети. От неожиданности она дернулась к экрану и чуть не свалилась со стула.

Вслух было бы быстрее. Джени проклинала себя за непредусмотрительность, быстро листая один за другим файлы из дела Лиссы ван Рютер. Наконец ей удалось снова сориентироваться в путанице документов посредством клавиш, не отдавая команды вслух.

Она знала многих инспекторов, для которых компьютер становился едва ли не единственным собеседником. Для одних это был сознательный выбор, для других — просто выход из положения.

Чем не собеседник? Легкое, безопасное общение, к тому же во всех спорах выходишь победителем. Можно было работу подыскать себе подходящую, чтобы не возиться с бумажками, и поменьше вступать в контакт с людьми. Жила бы себе спокойно и горя не знала.

Но Джени нуждалась в том, чтобы слышать настоящие голоса, или, говоря точнее, голоса, в которых она была уверена, что они настоящие. Возможно, на первый взгляд разница покажется неуловимой, чем-то из области философских премудростей. Но на Шере она знала не одного из своих имплантированных коллег, которых эта разница доконала.

Если тебе начинает слышаться всякое, это очень нехороший знак. Еще хуже, если начинаются зрительные галлюцинации. Это означает, что все эти нейросубстанции, названия которых Джени старалась благополучно забыть, начали скапливаться в голове — состояние, более точно называемое «постимплантационный психоз». Если имплантант вовремя подвергнуть иссечению, то такой процесс мог стать обратимым. Но в большинстве случаев это не удавалось. Шрауд умолял ее внимательно следить за проявлением признаков возможного отклонения и сразу же обращаться к нему, если она почувствует необходимость в медицинской помощи.

Правда, милый доктор ее много о чем умолял.

Парочка из нас получилась бы что надо — из двух сумасшедших можно было сделать одного нормального. Сэтим согласился бы любой, кто обладал полным комплектом признаков нормальности. Джени просматривала сменявшие друг Друга на экране документы и старалась не думать о больничном периоде своей биографии, который представлял собой взятые в одинаковых пропорциях трагедию и фарс. Немного, конечно, и науки подмешано, просто другие ингредиенты ее затмили. Для некоторых светил я — настоящая находка. Галатея трех Пигмалионов. Нет, одного Пигмалиона и двух Франкенштейнов.

Какое-то время бездействовавший экран скрылся за призматическим хаосом заставки. Джени устало вздохнула и перевела машину в режим ожидания. Она подошла к окну, отдернула штору и тут же отпрянула. Солнечный свет, многократно отраженный от сверкающей поверхности заснеженного пруда, больно резанул глаза, привыкшие к искусственному освещению. Джени спряталась за штору и часто заморгала, прогоняя слезы. Затем она осторожно, по очереди оттянула веки, проверяя, не отошла ли пленка.

Она еще раз мигнула, немного подождала и снова выглянула в окно. Знакомый вид: озеро, небоскребы и парк, окружавший здание отеля. Голые деревья и кустарник контрастировали с заснеженными газонами, как черный шоколад, пересыпанный сахарной пудрой. Нужно чаще выбираться, чтобы подышать свежим воздухом, твердо решила Джени и направилась к двери.

— Решили прогуляться немного? — Стажер, помогавший Джени застегнуть теплый комбинезон, сочувственно кивнул. — Несколько дней в этом муравейнике из стекла и бетона — и начинаешь просто задыхаться.

Он проводил ее к выходу во двор, удивленно вскинул брови, когда Джени отказалась от скиммера, и непонимающе пожал плечами, когда она объяснила, что хочет просто пройтись.

— Чикаго в январе — не для неженок, — бросил он, закрывая за Джени дверь.

Мне доводилось жить в таких местах, уважаемый, по сравнению с которыми Чикаго — просто курорт. Джени опустила светофильтр и не поднимала его, пока глаза не перестали слезиться. Она с упоением шагала по нехоженому уголку парка, ломая свежий наст. Через несколько минут она вышла на плоскую, утоптанную площадку, которая с приходом весны наверняка превратится в любимый всеми бархатистый газон, перешла ее, попала в холмистую часть парка, поросшую редким кустарником и высокими деревьями. Судя по следам, это место пользовалось меньшей популярностью.

Несмотря на кондиционирующую маску, Джени с наслаждением ощущала мятную свежесть воздуха. С каждым новым вдохом голова прояснялась. После стольких недель искусственного воздуха корабля Джени хотелось сорвать защитный шлем и снова ощутить на щеках живой ветер. На всякий случай она взглянула на погодный сенсор, расположенный на правом рукаве. Прохладно — сорок девять ниже нуля. Свободолюбивый порыв пресекается. После ее «генеральной починки» на своевременное предупреждение со стороны нервных окончаний рассчитывать не приходилось, отморозить нос ничего не стоило.

Сказка! Вокруг — ни души, лишь деревья, припорошенные снегом. Все искрится и сверкает в лучах восходящего солнца. Заметив впереди колею, оставленную скиммером, Джени перебралась через поваленное дерево и легко зашагала вдоль колеи. Вдруг прямо перед ней на дорожку выскочила белка и замерла, навострив ушки, лишь кончик хвоста подергивался. Джени порылась в карманах комбинезона в надежде, что ее предшественник оставил там что-нибудь съедобное.

— А ну-ка, — весело подмигнула она белке. Та тут же сорвалась с места и понеслась к поваленному бурей дуплистому дереву. Пушистый хвост исчез в одном из дупел в ту самую секунду, как Джени нащупала в кармане что-то хрустящее. — Тебе повезло, могла бы и подождать, — сказала Джени вслед убежавшей белке, рассматривая смятый пакетик крекера. Она торжественно его вскрыла и жестом царственной щедрости высыпала содержимое под дерево.

Сделав доброе дело, Джени весело зашагала дальше. Все же время От времени она поглядывала на верхушки деревьев, спрашивая себя, где служба безопасности Эвана могла установить жучки. Если Джени не переоценила профессионализм полковника Дойл, то в эту самую минуту кто-то мог измерять ее пульс и кровяное давление. Поначалу отдаленный треск задеваемых веток не вызывал у Джени беспокойства. Она решила, что это лось или другое безобидное животное, а может, кто-то из озеленительной бригады министерства, что почти одно и то же. Не очень-то мило с твоей стороны: здесь все так доброжелательно к тебе относятся. За исключением разве что Риджуэя, но этого за травоядного не примешь. Хотя раздвоенные копыта и у дьявола…

Внезапно откуда-то из-за деревьев донеслось короткое жужжание отключающегося двигателя. Джени быстро оглянулась и попятилась к зданию отеля, крыша которого едва просматривалась за деревьями.

Так, пистолет в сумке, а сумка у меня в кабинете. Где же ей еще быть? Джени снова с досадой посмотрела в сторону отеля, на его покатую крышу с торчащими из нее кирпичными трубами. Красивое здание, ничего не скажешь, построено в стиле ретро, так, словно ему лет двести, а на самом деле. не больше тридцати. Уж лучше бы она рассмотрела его как следует, погуляла бы около. Нет, ее потянуло в эти заросли…

Снова хрустнули ветки. Джени нырнула в кусты и присела за упавшим деревом.

Если окажется, что это скиммер озеленительной бригады, которая выехала прочищать дорожку, то я буду чувствовать себя полной дурой. Выглядеть — ничуть не лучше. Джинни, ты ведь с меня глаз не спускаешь? Уже, наверное, решила, что у гостьи Эвана крыша поехала? Джени огляделась. Вокруг — лишь голые деревья. Спрятаться негде, да и бежать некуда. По колено в снегу ей вряд ли удастся оторваться. Ну, полковник, где же ты? Забирай скорее свою чокнутую подопечную.

Джени порылась в снегу в надежде найти что-нибудь подходящее, что могло бы послужить в качестве оружия, но под руку попадались лишь хрупкие щепки. Она ждала, что вот-вот даст о себе знать спасительный имплантант. Почему же на нее не обрушивается привычный теплый каскад спокойствия и уверенности, вместо этого лишь сухость во рту и неприятный холодок в желудке? Джени сделала глубокий вдох — обычный морозный воздух, никакого фруктового аромата. Она запаниковала, где-то в глубине сознания — смутно пульсирующая мысль… Я должна иначе реагировать… Что-то со мной не то.

Похоже, для ее «ягодок» был не сезон. Кто бы мог подумать, что спасительный имплантант вот так ее подведет.

Снег скрипел уже совсем близко. Джени прижалась к стволу, с благодарностью думая о своем защитного цвета комбинезоне.

Человек остановился.

— Риза!

Джени, продолжавшая рыться под деревом, застыла. Она уже наполовину закопала себя в снег и была вознаграждена за свои труды лишь двумя небольшими камнями, которые ей удалось найти.

— Риза! Я знаю, что вы здесь. Я видел, как вы нырнули. — Хрустнули ветки. — Мы только теряем время.

Джени подняла глаза в тот самый момент, как Люсьен Паскаль в зимнем служебном камуфляже перегнулся через бревно.

— А вы все же наглец, что отважились сюда приехать, — сказала она, сидя в снегу и сжимая камни в руках, которые все еще оставались под снегом. Кивнув в сторону министерства, Джени добавила: — Вы ведь знаете, что вас видели,

— Смотря кто. — Защитная маска Люсьена затуманилась от дыхания. Он улыбнулся, но еще по «Арапаго» Джени знала, что его улыбка не всегда предвещала хорошее. Люсьен протянул Джени руку.

— Прошу вас.

— Спасибо, я лучше останусь.

Рука Люсьена повисла в воздухе. Интересно, как выглядят его глаза, спрятанные за стеклами солнцезащитных очков? Джени знала, что тепла в них было не больше, чем в камнях, зажатых у нее в руках.

— Если бы я мог предложить вам возможность выбора. — Голос Люсьена заглушала защитная маска. — Но боюсь, что у вас его нет.

Пожалуй, он был прав. Без поддержки имплантанта врукопашную Джени его не одолеть. Она переместилась на корточки, оценивая ситуацию. У него полноценные мозги, он на двадцать килограммов меня тяжелее и на пятнадцать лет моложе. Он вооружен и в любой момент может воспользоваться скиммером, спрятанным неподалеку, чтобы меня догнать. Добавьте сюда тот факт, что у него, по-видимому, есть свои люди не только в отеле, но и в главном корпусе. Они, должно быть, связались с ним, стоило мне высунуть нос наружу. А это означает, что он только и ждал подходящей возможности, чтобы добраться до нее с момента ее прибытия. К тому же скорее всего он здесь не один.

— Итак? — В голосе Люсьена зазвучали самодовольные нотки. — Обойдемся без лишнего шума?

Вместо ответа Джени подскочила и со всего размаху двинула его в солнечное, сплетение кулаком с зажатым камнем.

Издав благодарное «ух», Люсьен опрокинулся навзничь. Но его меховая куртка, снабженная к тому же защитными амортизаторами, приняла на себя основную силу удара и смягчила падение. Джени хотела его оседлать, но он схватил ее за плечи и перевернул, прижав к земле.

Что-то острое и твердое врезалось Джени в спину. Она вскрикнула, надо сказать, намного громче, чем Люсьен, поскольку ее гражданский комбинезон не был снабжен амортизаторами. Перед глазами поплыли огоньки, «Увидеть звездочки» — надо же, как метко сказано.

— Какого черта… — Люсьен с трудом поднялся на ноги и отступил. — Вы что это задумали?

Джени слышала его тяжелое дыхание, едва не теряя сознание от боли. Думала застать его врасплох, а сама сплоховала. И кому нужна эта имплантация? Джени попыталась приподняться на локтях, но свалилась обратно. Ощущение было такое, точно какой-то невидимый великан наступил ей прямо на грудь и пару раз подпрыгнул. Мне, вот кому. Джени задыхалась, она хотела сорвать защитную маску, но внезапная судорога остановила ее. Обессилев, она закрыла глаза, с трудом вдохнула и замерла, ожидая, пока пламя у нее в легких угаснет,

Люсьен и не пытался ей помочь. Отряхиваясь от снега и прошлогодних листьев, он вынул из спрятанной под камуфляжем кобуры пистолет.

— Вы ведь не собираетесь опять на меня бросаться? — спросил он, осторожно приблизившись к Джени и протянув ей свободную руку. — Я не прочь покувыркаться с вами в снегу, но сейчас уж больно холодно.

— Болтун, — презрительно бросила Джени, отвергла помощь Люсьена и поднялась на ноги, хоть и с большим трудом, но все же самостоятельно. — Наверное, дежурная фразочка, держите наготове для всех своих пленников. — Она обернулась, чтобы посмотреть, что это так предательски вывело ее из игры. Джени пнула ногой бесформенный темный предмет, выступавший из снега. Как оказалось, это была обычная каменная глыба. Она сокрушенно вздохнула и добавила: — Ведите, лейтенант.

Люсьен насторожился. Откуда она знает? Но, спохватившись, он жестом велел Джени идти вперед.

Они медленно продвигались по колее, то спускаясь в овражек, то поднимаясь на пригорок: Для Джени каждый новый шаг, каждый сдавленный вдох отдавались невыносимой болью в спине. Какое-то время весь их разговор состоял лишь из коротких указаний Люсьена, говорившего, куда повернуть. Когда они приблизились к полянке, на которой он оставил скиммер, Люсьен пошел рядом с Джени. Она заметила, что пистолет он спрятал,

— Эх вы, собирались размозжить мне голову, — упрекнул ее Люсьен с неподдельной грустью в голосе. — А я ведь для вас костюм стащил.

— Вовсе не размозжить. Стукнула бы легонько, чтобы вы на время угомонились. — Джени едва удержалась, чтобы не застонать. — Правда.

Люсьен забежал вперед и открыл дверцу скиммера со стороны пассажирского сиденья. Это была новейшая спортивная модель: серебристая глянцевая поверхность, внутри черные кожаные сиденья, низко посаженный корпус. На этот раз, когда Люсьен предложил ей руку, Джени приняла его помощь.

— Вы ничего себе не сломали? — спросил Люсьен, пока она усаживалась.

Джени ответила не сразу. Когда же боль немного стихла и стала терпимой, она покачала головой. Имплантант, на помощь! Давай же, включайся.

— Я просто слишком стара для таких потасовок.

— И поделом, нечего бросаться на бедных ничего не подозревающих лейтенантов. — Люсьен захлопнул дверцу и перебежал на сторону водителя.

Вот сейчас — самое время. Джени смотрела на приборную доску, напоминавшую многовибраторную антенну транспортного контроля, с которой ей приходилось работать на станции слежения. Не похоже, чтобы мне пришлось когда-нибудь снова с ней работать. Джени осторожно подняла руки, сняла очки и маску, сбросила капюшон и провела рукой по спутанным волосам.

Люсьен запрыгнул в машину и хлопнул дверцей. Зашипел герметизатор, и от резкой перемены давления в салоне у Джени заложило уши.

— Неплохой скиммер для простого лейтенанта, — заметила Джени, пока Люсьен. снимал перчатки и головной убор. Его блестящие белокурые волосы выгодно контрастировали с темным интерьером кабины. — Интересно, как на это смотрят представители старшего офицерского состава?

Люсьен нервно нажал на клавишу зажигания, но лишь с третьей попытки ему удалось завести машину.

— У меня есть разрешение, — ответил он.

— Знаю, видела я это разрешение вчера вечером по видику. Вы неплохо смотритесь вместе. — Скиммер резко тронулся с места, и Джени поморщилась от боли. Последовал резкий разворот, и Джени привалилась к своему беспардонному водителю. — Я ведь наконец поняла, на что вы намекали своей открыткой, — сказала она, пока они скользили вниз по склону. — Эти ваши гонщики. «На крыльях солнечного ветра». Вы пытались мне подсказать, что кто-то был подвергнут имплантации. — Люсьен снова резко повернул штурвал, и Джени больно стукнулась о дверную ручку. Нервничаешь, голубчик. Но если ты думаешь, что я скажу тебе, кто это, то можешь хоть вокруг дерева объехать. Только меня сначала высади.

— Меня никогда раньше не похищали. Вы везете меня в штаб-квартиру министерства внешних отношений? За город, в фамильный замок? Или вообще в другую провинцию?

Люсьен лишь насупился в ответ. Они перепрыгнули через невысокий забор, обозначавший границу территории министерства. За все это время Джени не видела ни одной ведомственной машины, ни одного часового. Нигде. Эван, когда я вернусь, я с тобой поговорю на эту тему. Когда она вернется… Нужно настроиться на эту волну.

Люсьен немного расслабился, лишь когда они выехали на шоссе, то самое, двенадцатиполосное, которое так негостеприимно встретило Джени днем раньше. Люсьен водил неплохо. Сигнал нарушения предельно допустимого расстояния срабатывал нечасто, й они лишь дважды переходили на правую полосу. Через несколько, минут они свернули, оставив шумную трассу далеко позади, Природа не обделила снегом и этот тихий уголок, в котором они оказались. Но по очищенным крышам и тщательно выметенным тротуарам можно было судить, что у дворников было достаточно времени, чтобы привести все в порядок. Люсьен любовался фасадами из бледно-желтого и светло-коричневого кирпича, аккуратно подстриженным декоративным кустарником, разделявшим тротуары и дома.

— Это Паркуэй, — тихо сказал он. Здесь и находится тот «фамильный замок», о котором вы говорили.

Джени вспомнился строгий портрет Улановой, виденный на Амсуне. У меня нет слов, как я жажду этой встречи.

Они остановились перед особняком из бледно-желтого кирпича. На широченной парадной двери красовалась золотая табличка с выгравированным на ней черным двуглавым орлом Улановых. Служащий в мундире министерства внешних отношений поспешил им навстречу, чтобы припарковать скиммер. Джени и Люсьен вышли из машины и направились по узкой дорожке к входу.

Дверь распахнулась. На крыльцо выбежала темноволосая девушка.

— Люсьен! — Она втиснулась между ним и Джени и взяла его под руку. Где ты был? Миледи звонит тебе каждые пять минут, уже раз сто, наверное, позвонила. — Она едва ли не втолкнула Люсьена в дверь и попыталась закрыть ее перед носом у Джени. — Можете войти со двора, — бросила она на ходу.

— Нет, Клэр, она со мной. — Люсьен освободился от своей навязчивой пары и проводил Джени в увешанный зеркалами холл. — И сообщи ее превосходительству, что мы здесь. — Он подтолкнул Клэр, и та отлетела едва ли не на середину холла. Возмущенный взгляд девушки мгновенно превратил ее из ласкающегося котенка в шипящую кошку. — Скотина, — процедила она сквозь зубы и исчезла за дверью приемной.

— Читает мои мысли, — сказала Джени, повернувшись к Люсьену. Тот сосредоточенно рассматривал резную раму зеркала. — Девочка рвет и мечет. Вы напрашиваетесь на неприятности. — В ответ лишь невыразительное пожатие плеч. — Чего от меня хочет Уланова?

— Вы очень скоро узнаете сами.

Глаза Люсьена напоминали два кусочка льда, давно забытые в холодильнике, «Арапаго» и все, что было между ними на корабле, казалось давно забытым сном.

Глава 15

Клэр высунула в холл свою хорошенькую головку со все еще надутыми губками и знаком пригласила ДжеНи следовать за ней:. Они миновали несколько гостиных, одна просторнее и богаче другой, и оказались в салоне, уставленном антикварной мебелью и оклеенном темно-красными обоями. Джени полюбовалась фресками, украшавшими потолок, оценила богатое ковровое покрытие пола. Это ж надо — все красное. Нарекаю тебя, странная обитель, Кровавой Комнатой.

— Ждите здесь, — сказала Клэр и удалилась, мотнув своими длинными, до талии, волосами, словно норовистая кобылка гривой.

Джени отстегнула куртку комбинезона, осторожно сняла ее и попыталась размять одеревеневшую шею и плечи. Ее охватила странная апатия и вялость, в отличие от обычного нервного возбуждения, следующего за активной фазой. Что ж, по крайней мере я не бросаюсь на эти чертовы стены. Она прислушалась, не идет ли кто, затем от нечего делать принялась рассматривать стеклянное и фарфоровое содержимое серванта.

Когда же это надоело, Джени переключила внимание на картины, висевшие на стенах. Оттенки топографических изображений были подобраны таким образом, что напоминали приглушенные цвета старых масляных красок. Переходя от одной картины к другой, Джени остановилась у портрета молодого человека в скромном форменном кителе министерства внешних отношений. Приглаженные светлые, почти белесые, волосы. Проницательный взгляд. Полные губы, тронутые почти профессиональной улыбкой человека, привыкшего быть в центре внимания. Веки изображенного на портрете были слегка опущены, поэтому определить цвет глаз было трудно, но какое-то смутное воспоминание подсказывало Джени, что глаза эти были карими.

— Это мой покойный зять, Давид Скрябин, здесь ему двадцать пять.

Джени повернулась, превозмогая резкую боль в спине. Она даже не слышала, как открылась дверь.

— Портрет был сделан вскоре после того, как его избрали первым заместителем министра Аль Мухаммеда.

В дверном проеме стояла Анаис Уланова, спокойно и доброжелательно смотревшая на Джени. В отличие от большинства общественных деятелей, даже в штатском она выглядела внушительно и импозантно. Это была женщина среднего роста, очень изящная. Сейчас на ней было черное, до пола, строгого покроя платье. В ушах — массивные золотые серьги. Короткие темно-каштановые волосы блестели в мягком свете комнаты. Волосы были подняты со лба и зачесаны назад. Такая прическа подчеркивала выразительный нос с горбинкой и широко поставленные глаза. Лисса ван Рютер тридцать лет спустя.

— Ваше превосходительство! — Джени приветствовала хозяйку легким поклоном, который ей позволяли сделать непослушная спина и гордость колониалки.

Уланова перевела свои темные глаза на портрет, и ее темный взгляд заметно смягчился.

— Он стал министром лишь пять лет спустя и до сих пор считается самым молодым членом Кабинета в истории Содружества. В тот же год они с моей сестрой поженились. — Томным жестом она пригласила Джени к длинному невысокому столику, по обоим концам которого стояли стулья. На столике их уже ждал серебряный кофейный прибор. — Не хотите чашечку кофе? — предложила хозяйка.

Джени присела, и от богатого аромата свежезаваренного кофе предательски заурчало в животе.

— Не сочтите за оскорбление, мадам, но если бы мы с вами поменялись местами, то сомневаюсь, что вы согласились бы выпить что бы то ни было из моих рук.

— Можете грубить сколько хотите, мисс Тай, — ответствовала Уланова, наливая кофе, — но я должна выпить свою привычную чашечку. Тем более сейчас зима, холодно. — Уланова откинулась на спинку стула с чашечкой и блюдцем в руках. Ее умению держать себя нужно было отдать должное. — Лейтенант Паскаль скоро к нам присоединится. — Улыбка едва тронула уголки ее губ. — Решает текущие вопросы, которые, кстати, он вполне мог бы поручить своим подчиненным. Он такой… основательный молодой человек.

Джени подождала, пока Уланова поднесет чашку к губам, и сказала:

— Да, а еще он спит с Клэр, знаете? Трахает ее у вас под носом, точь-в-точь как Давид Скрябин вашу сестру.

Кофе расплескался, оставив на платье Улановой огромное пятно, но пятьдесят лет на общественной арене сослужили ей службу: боль, промелькнувшая в глазах, мгновенно исчезла.

— Не думала, что вас интересуют досужие сплетни, — медленно проговорила она, промокая платье льняной салфеткой.

— Я понимаю, ситуация была довольно необычная, даже по меркам Рода. У вас со Скрябиным состоялась помолвка, уже и фамильное серебро из сундуков достали, и — оп-па — вам сообщают, что у вас появился зятек. — Джени кивнула в сторону портрета. — Надо же, лейтенант Паскаль как две капли воды на него похож. Они родственники, или вы выращиваете двойников Давида где-нибудь на ферме?

— Если вы намерены продолжать в том же духе, мисс Тай, то сделайте, пожалуйста, поправку на возраст. Я была не последним человеком в правительстве, когда вас еще на свете не было.

— Я намерена полностью посвятить в содержание нашего разговора министра ван Рютера, как только я вернусь обратно, мадам.

— Мой бывший зять — никчемный пьяница, который, следуя лучшим традициям своей семьи, окружил себя наполовину инфантильным, наполовину продажным персоналом. Если вы считаете, что, проинформировав его, вы каким-то образом себя подстрахуете, то вы обречены на разочарование.

— Признательна, что вы так за меня переживаете, мадам. Спасибо.

— Зачем он привез вас на Землю?

— Он давно обещал мне эту прогулку, я сто лет не была в отпуске, мадам.

— У лейтенанта Паскаля другое мнение на этот счет. А знаете, мисс Тай, он на вас по-настоящему запал. Не припоминаю, чтобы кто-то производил на него большее впечатление.

— Передайте лейтенанту, что я польщена его вниманием. — Джени подавила зевоту. Она приказала Люсьену меня похитить. Она знает, что я имплантирована, или, во всяком случае, догадывается. Она хотела заполучить меня в постфазе, когда я буду ослаблена.

— Вы уверены, что не будете кофе, капитан? Или, может, предложить вам что-нибудь покрепче? Вы неважно выглядите.

Джени чуть было не пропустила мимо ушей ее обращение, но вовремя прикусила язык и покачала головой.

— Капитан? У меня нет никакого звания. Я не состою на службе. — Она заставила себя улыбнуться. — Я устала с дороги, мадам, мы только вчера прилетели.

Последние отблески пережитого волнения погасли в глазах Улановой. Спокойно и грациозно она наполнила еще одну чашку и протянула ее Джени.

Та приняла угощение лишь после демонстративного секундного промедления. На гладких белых стенках чашки блеснули крошечные голографические снежинки — маленький сюрприз, предвещавший близкое удовольствие. Джени сделала хороший глоток черного пенистого напитка. Крепкий. Сладкий. Горячий. Сказка!

Из приятного оцепенения Джени вывел размеренный голос Улановой:

— Я могу быть сильным союзником, мисс Тай. Как и противником.

— Боюсь снова показаться невежливой, мэм, но с какой стати вы мне об этом говорите?

— Эван привез вас сюда для проведения расследования. Все, что мне от вас нужно, это чтобы вы информировали меня о его ходе так же, как и его.

— Вы хотите, чтобы я обманула доверие своего шефа, мэм? Чего же я тогда буду стоить?

— Я не из тех, кто презирает практичность. — Уланова открыла одну из трех вазочек, стоявших на подносе, и взяла из нее крошечное яркое пирожное. — А переход на сторону победителя перед решающим сражением представляется мне вершиной практичности.

Ломкая глазурь захрустела, как наст на снегу.

— Я и не знала, что мы воюем, мэм. — С последним глотком кофе Джени в рот попало несколько горьких, но все же ароматных крупинок.

— Поверьте, мисс Тай, ситуация, которая у нас тут назревает, будет посерьезнее угрозы раскола. — Уланова снова наполнила свою чашку и отодвинула вазу с пирожными на край стола. — Вам приходилось слышать имя Джени Килиан?

Всего-навсего несколько тысяч раз.

— Нет, мадам, это имя мне незнакомо.

— А Кневсет Шера вам ни о чем не говорит? Произношение слабенькое: в «с» слишком много свиста.

— Это на идомени?

— А Рикард Ньюман?

— Ньюманы у всех на слуху, мэм.

— Эктон ван Рютер? — спросила Уланова, слегка возвысив голос.

— Покойный отец шефа. — Джени затолкала в рот пирожное. — Старый Ястреб. Умер года четыре назад в возрасте шестидесяти семи лет. Давиду Скрябину было всего шестьдесят четыре. Патриархи NUVA-SCAN сейчас не живут долго, вы не находите, мэм?

Нарисованная бровь Улановой взметнулась кверху.

— Быть может, слово «измена» поможет вам сосредоточиться, мисс Тай? Измена и запланированное убийство.

Джени перестала жевать. У меня были на то причины.

— Мэм?.. — не подавая виду, переспросила она с набитым ртом.

Но Уланова не успела изложить свои объяснения: вошел Люсьен. Он в несколько быстрых шагов преодолел расстояние, отделявшее его от столика.

— Ваше превосходительство… — Он вручил хозяйке какой-то листок.

По мере того как Уланова углублялась в чтение, выражение ее лица становилось все более мрачным.

— Это к нашему недавнему разговору о законах Содружества, касающихся похищения, мэм, — быстро проговорил Люсьен, одним жестом пододвигая к столику стул.

Бумага хрустнула, выдавая напряжение Улановой.

— Благодарю вас, лейтенант.

— Мы отняли у этой леди время, — добавил Люсьен, указывая на Джени, — и при этом незаконно вторглись на ведомственную территорию. — Он налил себе Кофе, запустил руку в пирожные, й те одно за другим начали исчезать у него во рту. — Килиан мертва. После такого взрыва никто бы не выжил. — Люсьен успел причесаться и снять камуфляж. Теперь он был в облегающем свитере сочного рубинового цвета и зимних форменных брюках с лампасами такой же сочной синевы.

Основное подразделение. Джени повертела чашку. У меня были белые, как и полагается во вспомогательном. Во что же мы обуты? Молодец, в ботинки, похожие на ботинки Джени, только не такие поношенные. Черные, начищенные до блеска, со стальными подковками.

Уланова вернула листок Люсьену.

— Но чип-карту удостоверения так и не нашли, — сказала она. — Ее смерть только предполагается.

Люсьен снова набросился на пирожные.

— Анализ крушения показал, что бомба замедленного действия была помещена над главным аккумулятором корабля под передней частью пассажирского отсека. — Он взглянул на Джени. — Все, кто сидел впереди, просто испарились. Чип-карты удостоверений, найденные спасательной бригадой, были очень повреждены. По мнению спасателей, Килиан была уничтожена.

Уланова фыркнула:

— Такого никогда не бывало!

— Все когда-нибудь бывает в первый раз, — ответил Люсьен.

Может, я и правда испарилась бы, если бы сидела впереди. При воспоминании об озоновом запахе в транспортной кабине у Джени запершило в горле. Но я сидела далеко сзади. Ее затолкали между самым задним сиденьем и перегородкой, с запястьями, привязанными к лодыжкам, и головой, зажатой между коленями. Ей казалось, что она слышит вибрацию пеленгаторов за перегородкой….

Бомба?

— Мисс Тай та, кем она себя называет, — выездной агент министерства внутренних дел, — сказал Люсьен. — Килиан мертва. Убита вместе с остальными Повстанцами из Двенадцатого.

Джени медленно подалась вперед и поставила чашку на стол. Уланова задумалась.

— Многие склонны считать, что смерть Килиан была казнью, например, моя подруга Гизела Детмерс-Ньюман. Полагаю, о ней вы слышали, мисс Тай? — Уланова насторожилась и пристально посмотрела на Джени. — Но в этом взрыве погибли и невинные люди. Спасатели и спасенные, лояльная прослойка. Настоящий скандал, способный серьезно пошатнуть устои Содружества и проложить трещину между правящей верхушкой и теми, кто ее охраняет.

Так, значит, взрыв не был несчастным случаем. Он был подготовлен теми, кто не мог позволить, чтобы события, случившиеся в Кневсет Шере, стали достоянием гласности.

— Девять лет я пыталась доказать причастность Эктона ван Рютера к этому взрыву, — продолжала Уланова. — Он умер, не успев понести справедливое наказание. Меня устроит, если вместо отца мне удастся заполучить сына, мисс Тай. Тот, кто предоставит мне доказательства, что Эван знал о грехах отца и покрывал его, заслужит не только мою признательность, но и благодарность всего Содружества.

Джени провела ногтем большого пальца правой руки по линии жизни бесчувственной левой ладони. Она назвала тебя лояльной прослойкой, Борги. Сквозь поврежденную синтетическую кожу проступили крошечные капельки оранжево-розового заменителя крови. Не правда ли, мило с ее стороны?

— Простите, мадам, — сказала Джени, растирая на ладони липкую субстанцию, — боюсь показаться тугодумкой, но я не понимаю, о чем вы с лейтенантом Паскалем говорите.

Люсьен молча уставился на нее. Уланова тоже какое-то время смотрела на Джени, словно обдумывая свои дальнейшие действия, а затем просто сняла крышечки с двух оставшихся вазочек.

— У нас еще есть фруктовый пирог и печенье, мисс Тай, — сказала она. — К сожалению, лейтенант пожадничал и съел все пирожные, — она бросила на Люсьена испепеляющий взгляд, — что, кстати, очень на него похоже. — Уланова поднялась. — Выходит, мы напрасно вас задержали. Приношу свои искренние извинения. Лейтенант позаботится о компенсации, которую вы сочтете уместной.

И она вышла в развевающемся вихре черных одежд.

Джени смотрела вслед отчалившей хозяйке, как вдруг в желудке громко заурчало, словно он тоже решил попрощаться — по-своему. Тут Джени услышала сдавленный смех. Повернувшись, она увидела ухохатывающегося Люсьена.

Он поднял вверх большой палец,

— Здорово вы ее, — прочавкал он набитым фруктовым пирогом ртом. — Чем сильнее она бесится, тем спокойнее старается казаться. — Плечи Люсьена сотрясались от смеха. — Сейчас вы ее разозлили до чертиков!

— Да идите вы оба… — Джени была вынуждена замолчать, поскольку желудок снова заурчал, но на этот раз более настойчиво. В животе закрутило. На лбу выступил холодный пот.

— Где… — И Джени прижала ко рту ладонь, не в силах сдерживать рвоту.

— Вот черт! — Люсьен схватил ее за плечи и потащил к двери. — Только не на ковер! — Он вытолкал ее в холл. — Вторая дверь направо!

Джени ввалилась в ванную, добежав до раковины как раз вовремя. Как же ее рвало! Едва придя в себя, она нащупала кран и открыла его на полную мощность, спеша смыть зловонные массы.

За спиной раздались тяжелые шаги.

— Как дела?

Джени дернулась, ощутив, как к затылку прикоснулось что-то холодное.

— Спокойно, это грелка со льдом.

Она смирилась. Но тут у Джени подкосились коленки, и она рухнула на кафельный пол. Люсьен успел поддержать ее ровно настолько, чтобы она не размозжила себе голову о водопроводные трубы. Опустевший желудок в последний раз жалобно заурчал. Джени измученно прижалась щекой к холодному полу.

— Может, позвать врача?

Джени приоткрыла один глаз. Эти туалеты с участливыми мужиками меня достали. Люсьен взобрался на мраморный туалетный столик и принялся болтать ногами. Взад-вперед, взад-вперед. Это вызвало у Джени новый приступ тошноты.

— Не надо. — Джени закрыла глаз и прислушалась, не повредилась ли пленка. — Что это, черт возьми, было?

Молчание. Вздох.

— Асцертан. На стенках чашки. — Скрипнула дверца навесного шкафчика, послышался звук распечатываемого флакона. — Не понимаю, почему такая реакция. Асцертан — это слабенький стимулятор. Обычно человек даже не чувствует, что ему что-то подсыпали. Обычное ощущение безопасности и душевного покоя. — Шелест салфетки, шаги. — Вот, выпейте.

Джени открыла на этот раз оба глаза. Люсьен и его двойник медленно слились в единое целое, и это единое целое весьма расплывчатых очертаний протянуло Джени маленький одноразовый стаканчик, наполненный какой-то желтой жидкостью,

— Сунь себе в задницу.

— Это от тошноты.

— Спасибо, меня уже стошнило.

— Да смотрите же! — Люсьен залпом опорожнил стаканчик. — Та же бутылка. Тот же стакан, черт возьми! — Он снова наполнил стаканчик, снова опорожнил его и, наполнив в третий раз, поставил его на пол перед Джени. — Угощайтесь, — сказал Люсьен, устроившись на своем туалетном столике и выжидающе глядя на Джени. — Я просто хочу помочь. — Потянувшись к аптечке, он сунул пузырек на место и захлопнул дверцу.

— Ну да, в человеколюбии вам не откажешь. — Джени медленно села, то и дело замирая, чтобы ее капризный желудок успел привыкнуть к новому положению. Затем она взяла в руки крошечный стаканчик и понюхала ярко-желтый сироп. Резкий запах лимона заставил ее закашляться.

Люсьен уже терял терпение.

— В лётной школе мы эту ерунду ведрами пили.

— А я не училась в летной школе, если помните. — Джени выпила микстуру, едва не задохнувшись от густой обжигающей жидкости.

— Не понимаю. — Люсьен обхватил руками колени. — Я применял асцертан раз сто. От него только и того, что язык развязывается. Как вы себя чувствуете? — покачиваясь взад-вперед, спросил он. — Эта микстура быстро действует.

Джени сглотнула. Капризный желудок, похоже, угомонился. Она прислонилась головой к стене и так и сидела, глядя на Люсьена. Тот, в свою очередь, изучающе смотрел на нее.

— Я рассказала ей про Клэр. Просто чтобы увидеть ее реакцию.

Люсьен преспокойно продолжал покачиваться взад-вперед.

— И как?

— Удивилась. По-моему, для нее это действительно было сюрпризом.

— Значит, она и Клэр скоро ушлет. Так уже не раз бывало. — Люсьен цинично усмехнулся и отвел глаза. — И не раз будет.

Глядя на Люсьена, Джени сравнивала его с Давидом Скрябиным. У этого было более продолговатое лицо, не такие высокие скулы. Хотя в общих чертах они были очень похожи.

— А знаете, Давид Скрябин и Анаис Уланова были серьезно увлечены друг другом, пока он не потерял голову и не сбежал с ее младшей, более хорошенькой и менее амбициозной сестрой. Они с Анаис так с тех пор и не помирились. Типичная родовая заваруха. — Джени выпрямилась. Действие микстуры, как и было обещано, не замедлило сказаться. — Так что вы в ее жизни не первый двадцатипятилетний блондин. — Она бросила Люсьену грелку со льдом. — А может, и не последний.

Люсьен поймал грелку одной рукой. Не говоря ни слова, он слез со столика, положил на край раковины гигиенический набор и вышел.

Джени сделала несколько глубоких вдохов, чтобы окончательно прийти в себя, и, придерживаясь за стену, медленно поднялась на ноги. Порывшись в гигиеническом комплекте, она извлекла из него одноразовую зубную щетку и жидкость для полоскания рта.

— У него просто талант ухаживать за старухами. — Джени развернула щетку. — Привезешь такого домой, чтобы познакомить с мамочкой, и она его у тебя отобьет.

Люсьен уже Ждал Джени в холле, держа в руках ее куртку. Свой зимний камуфляж он сменил на обычный комбинезон кричащего синего оттенка. Яркий наряд сделал его похожим на мальчика-переростка.

Если не считать глаза. Джени поймала взгляд молодого человека — все тот же знакомый холодок. Люсьен помог Джени одеться, и вместе они молча пошли к выходу. Перед самой дверью Джени оглянулась. В дальнем углу холла, сложив руки на груди, стояла Клэр и, насупившись, смотрела на них.

Ни Джени, ни Люсьен не надели предохранительные маски. По молчаливому согласию, они вышли на улицу без головных уборов и быстро проскочили к ожидавшему их скиммеру. Они почти одновременно прыгнули внутрь и захлопнули дверцы, что заставило легкую машину покачнуться, словно от порыва ветра. Боль в спине постепенно утихла. Короткая пробежка по морозному воздуху освежила Джени, и к тому моменту, как они выехали на шоссе, она чувствовала себя вполне сносно.

Близость смерти учит нас ценить маленькие радости. Джени с новым интересом смотрела на высившиеся вдали небоскребы приближавшегося города. Сознание того, что в любой момент можешь распрощаться с жизнью, придает им особую прелесть. Джени любовалась зданиями из старого стекла и нового бетона, их остроконечными кристаллоподобными башнями и ведущими к заоблачным высям лестницами. На этот раз Джени даже удосужилась рассмотреть знаменитый мемориал. В лучах полуденного солнца его оболочка из жидких кристаллов окрасилась в малиновый цвет.

— И долго вы репетировали? — спросила Джени, когда они на полном ходу ворвались в столицу. — Я имею в виду мой допрос.

— Это была не моя идея. — Люсьен пристроился за медленно идущим скиммером-автобусом и сбросил газ. — Она засуетилась, когда узнала, что ван Рютер полетел за вами на Вэйлен. Это было последним аргументом. Она была уверена, что вы — Джени Килиан.

— А вы так не думали?

— Вы имеете в виду «Арапаго»? — Люсьен пожал плечами. — Вы вели себя так, словно вам есть что скрывать. Но в конце концов, у каждого есть свои тайны. — Они миновали спуСк, который привел бы их к подъездной трассе министерства внутренних дел. — Кроме того, я сканировал вас, пока мы ехали к миледи в этом скиммере, — теперь сканер выключен — и сравнил полученные данные с теми, которые мы подняли из дела Килиан. Она все продумала. Конфронтация, вынужденное признание, сделка. Но результаты сканирования не совпали, и отсутствие официальных доказательств связала ей руки. — Люсьен продолжал снижать скорость, пока наконец другие машины не начали их обгонять. — Неужели вам ни капельки не интересно, чего она так носится с этой Килиан?

Джени любовалась шаттлом, приземлявшимся, как огромное радиоуправляемое насекомое. И теперь она ищет нечто такое, что развязало бы ей руки и помогло довести задуманное до конца. Уланова желает получить голову Эвана на. любом блюде под любым соусом.

— Я даже не знаю, когда случилось все то, о чем вы говорили.

— Восемнадцать лет назад, во время последней гражданской войны идомени. — Поглядывая на Джени, Люсьен тем временем свернул с шоссе, и они оказались в шумном коммерческом районе. — Война между лоумро и винша, в которой победителю должно было достаться все. Преимущество было на стороне лоумро, пока не случилась эта история с Килиан. После ее смерти на поверхность полезло всякое дерьмо. Несколько членов Рода под предводительством Рикарда Ньюмана и Эктона ван Рютера вроде как предложили свою поддержку лоумро в обмен на имплантационную технологию.

Это во имя нашей родины, Килиан. Кому нужны несколько ксеногеологов из колонии, о которых никто никогда не слышал?! Они с Ньюманом стояли нос к носу. Джени ощущала на себе его дыхание, слышала запах его неизменных таблеток от кашля, напоминавших запах корицы. Если будешь со мной сотрудничать, то потом мы вместе вернемся на Землю. Станешь перечить — получишь выстрел в затылок.

— Проблема состояла в том, что идомени никогда раньше не вовлекали в свои войны другие расы. У них всегда все было упорядочено, настолько, насколько может быть упорядоченной война. Все. очень организовано, очень… в общем, ты не хуже меня знаешь идомени. — Люсьен свернул скиммер в подземный тоннель, и вскоре они остановились у небольшой станции подзарядки. — Заключив сделку с людьми, Лоум нарушили извечный порядок. Они бросили вызов историческим устоям идомени. До этого момента Винша терпели поражения, но им удалось сделать происшедшее достоянием гласности и тем самым получить преимущество. Не прошло и четырех месяцев, как они взяли основную столицу Рота Шера.

Джени и Люсьен вышли из гаража и взошли на движущийся тротуар. Вскоре вместе с толпой других зевак они вошли под огромный стеклянный купол площадки для отдыха, в центре которой располагался большой каток.

Люсьен дернул Джени за рукав:

— Ну как, ты созрела для чего-нибудь? Он махнул перед ней красной пластиковой карточкой, которая при более тщательном рассмотрении оказалась расходным ваучером министерства внешних отношений. — Мадам платит.

Они подошли к небольшому закусочному киоску, прибыль которого, если верить ценам, почти полностью отражалась в расходных документах Кабинета.

На желудок полагаться не приходилось, и, взяв ответственность выбора на себя, Джени остановилась на фруктовом напитке со льдом. Люсьен же, чтобы о нем не подумали, будто его беспокоит состояние счета министерства, заказал массу ужасно дорогой снеди, которой хватило бы им обоим, чтобы утолить голод на сутки вперед. Они отнесли нагруженные подносы к столику, стоявшему у самого катка, разделись и сели. Как выяснилось, выбор Джени пал на грейпфрутовый напиток. Немного терпкий, но приятный на вкус, он смыл остатки мятной жидкости для полоскания рта.

Со стороны Люсьена до Джени доносился целый букет ароматов: жареный лук, бифштекс, топленое масло.

— А какого рода технологию Ньюман и ван Рютер получили от Лоум? — спросила Джени, отодвинув немного стул и решив подышать немного ртом.

— Там были какие-то подсказки по усовершенствованию имплантации с целью изменения личностных характеристик. — Люсьен набросился на еду, как нагулявший аппетит мальчишка. — Но, по-моему, из этой затеи так ничего и не вышло. Нейрохимические процессы идомени отличаются от наших, и потом, их культура была мощным внешним фактором, подавлявшим антисоциальные проявления. Люди же, на которых они испытывали новые методы имплантации, просто поехали мозгами. Двенадцать безуспешных операций. Исследования были приостановлены много лет назад.

Но уже после того, как Эктон положил на алтарь науки своего первого внука. Джени раскусила кубик льда.

— На ком они испытывали новые методы имплантации?

— На добровольцах, наверное. В таких случаях выплачиваются приличные компенсации.

Так, значит, ты далеко не все знаешь. Многие тайны остались похороненными под песками Кневсет Шеры.

— А какое отношение ко всему этому имеет Килиан?

— Наколов на вилку несколько кусочков жареного картофеля, Люсьен обмакнул их в майонезе и отправил в рот. Джени отвернулась, чтобы не видеть, как Он жует.

— Она была капитаном вспомогательного Подразделения, — сказал он. — Инспектором. Кроме всего прочего, выпускницей Академии. Ньюман был ее непосредственным начальником. — Люсьен задумался. — Анаис считает, что они с Килиан повздорили. То ли не поделили добычу, то ли Ньюман вовсе хотел обойти Килиан, не поставив ее в известность. Но она уверена в том, что Килиан убила Ньюмана, а заодно и нескольких представителей Лоум, которые хотели ей помешать. И всем было невдомек, что ниточки вели к Эктону. Он знал, что тюрьмы ему не миновать, если подробности его сделки с Лоум всплывут на поверхность, вот он и устроил все так, чтобы уничтожить того человека, которому было что рассказать.

Боже, ноя ведь не знала! Как и никто из ее подчиненных. Джени пила свой грейпфрутовый напиток маленькими глотками, вливая его в себя, как целебный бальзам. Кстати, Эв, спешу доложить, твой папуля замешан. Не желаешь ли прекратить расследование? У Джени заныло под ложечкой. Она резко опустила стакан на стол.

Люсьен дернулся от неожиданности.

— Что случилось? — Он попытался изобразить Некое подобие улыбки. — Ты можешь просто расслабиться и получать удовольствие от жизни? Как я?

— У вас странное представление об удовольствиях, лейтенант. — Джени переключила свое внимание на Катающихся. Почти у всех получалось неплохо, но одна пара ей особенно понравилась. — Так, значит, вы с Анаис довольно близки? — спросила она, любуясь, как партнер подбросил свою партнершу в воздух.

Люсьен посмотрел на Джени тем невинным взглядом, который он довел до совершенства на «Арапаго».

— Слушай, мне очень жаль, что тебя это волнует, но это не твоего ума…

— Она приносит работу на дом? — Джени присоединилась к аплодисментам других зрителей, когда девушка безупречно приземлилась на один конек, тут же проделав сложное па. Тот факт, что ему приходилось делить внимание Джени с катающимися, похоже, задевал Люсьена. Он ничего не ответил, вместо этого постучав кончиком вилки по краю тарелки, и дождался, пока Джени на него посмотрит.

— Иногда, — наконец ответил он.

— Она возглавляет комиссию внутренних расследований?

— Угу.

— Как думаешь, сможешь раздобыть для меня экземпляр отчета по деду Эвана ван Рютера?

— Это еще зачем?

А затем, что Эктон ван Рютер пытался меня убить, чтобы его причастность к незаконному применению технологии идомени не стала достоянием гласности. Он испытал эти технологии на собственном внуке. И мальчик умер. Затем и Лисса подвергла себя имплантации. Как далеко она ушла в своих попытках понять, что случилось с Мартином и почему? Кого она Вспугнула? Весь этот кошмар не прекратился со смертью Эктона ван Рютера. А это значит, что в события, происходившие в Кневсет Шере, был вовлечен еще кто-то.

И этот кто-то и убил Лиссу.

— Затем, ответила Джени, — что отчет содержит официальные ссылки на все имеющиеся свидетельства. Имея их на руках, можно проследить — их взаимосвязь.

— Но ты не сможешь получить их без разрешения коми…

— Именно поэтому ты и достанешь их для меня. Вместо невинности Люсьен поспешил изобразить праведный гнев.

— Я офицер разведки основного подразделения, я подписал акт о неразглашении.

— Несмотря на эти очевидные неудобства, я думаю, что тебе по силам такая простая кража.

— Это противо…

— Как и похищение людей, как ты был любезен заметить. Но я все же не акцентирую на этом внимание. По крайней мере пока.

Эктон ван Рютер пытался меня убить. И ради этого лишил жизни всех ее подчиненных. Кто еще знал об этом? Кого фары Лиссы выхватили из подлеска, прежде чем она сделала свой последний поворот?

— Отчет еще не подготовлен. Есть только черновой вариант, без печати комиссии. Не такое уж это и нарушение. — Люсьен вдруг улыбнулся. Если не обращать внимания на его глаза, можно было бы подумать, что тебя ждет потрясающий вечер. — Если я раздобуду его для тебя, то что получу взамен?

— Благодарность Содружества.

— А твою? — Он подпер подбородок ладонью и вежливо осклабился.

Джени потянулась к нему через стол и погладила пальцем по руке.

— Учитывая твою любовь к технике, ты, случайно, не мог бы придумать что-нибудь для моего компьютера, чтобы предохранить его от нежелательного вторжения?

— Я уверен, что министерство должно было позаботиться, чтобы служащие твоего уровня…

— Я хочу убедиться.

Улыбка Люсьена стала более натянутой.

— Ты не могла бы сделать одолжение и не перебивать меня?

— Необходимо, чтобы это была переносная приставка, нечто такое, что я могла бы переставлять с одной машины на другую.

— Кто ты такая, чтобы давать мне указания?

— Никто. Но ты это сделаешь. Если не ради чего другого, то для того, чтобы когда-нибудь рассказать об этом Анаис.

Ледяные глаза округлились. Назвать этот взгляд удивленным было бы преувеличением. Осознающим — да. В этом взгляде сквозило признание того, что она понимала его лучше, чем он думал, того, что, Оказывается, не всегда й не всех он может беспрепятственно дурачить.

— Я подумаю, что можно сделать, — ответил он после минутного колебания. — Что-нибудь еще, мой генерал?

— Нет, на сегодня достаточно. — Джени допила свой напиток. — Благодарю за угощение. Я свяжусь с тобой.

— Ты куда? — Люсьен неуклюже схватил свое пальто. — Я думал, мы проведем вместе весь вечер. — Судя по его смятению, он не привык к отказам. — Как на «Арапаго», помнишь?

— У меня дела.

— Как мне с тобой связаться?

— Только не напрямую. Я пришлю человека за бумагами и устройством. И думаю, что нас больше не должны видеть вместе.

— Выжала меня, как лимон, и бросаешь?

— А ты понятливый.

На прощание Джени похлопала Люсьена по щеке и в следующую секунду уже затерялась в толпе прогуливавшихся зевак.

— Черт возьми, Риза! — крикнул ей вслед Люсьен.

Она слышала его голос, но не оглянулась и не замедлила шаг. Она умела затеряться в толпе.

Глава 16

В ответ на многочисленные запросы вашего персонала я вынуждена сообщить вам, Ни-Ро.

Письмо составлено на личном бланке Улановой, заметил для себя Тсеша. Бумага плотная, мраморной фактуры. По качеству почти не уступает той, которую делают идомени. По краю — черный кант. У верхнего поля — эмблема в виде странной птицы о двух головах — родовой символ министра. Две головы. Два лица. Тсеша обнажил зубы. Он делает успехи: двойной смысл от него не ускользнул. Даст Бог, настанет день, когда его старенький сканер ему не пригодится.

…что мои предположения, высказанные сегодня утром, к сожалению, не подтвердились. В ходе дальнейшего расследования была установлена ошибочность моих первоначальных выводов.

— Она обвела тебя вокруг пальца, Анаис. — Тсеша прошел к своему любимому стулу и осторожно присел, стараясь не ушибиться об угловатый каркас. — Но она не только тебя обставила. До того самого вечера в Кневсет Шере ты и твоя свора думали, что прекрасно знаете капитана Килиан.

Продолжать работу в данном направлении не представляется целесообразным. Спешу заверить вас; Ни-Ро, что незамедлительно поставлю вас в известность в том случае, если данная ситуация получит дальнейшее развитие. A lete оnа veste, Nemarau. Анаис Уланова.

Да благословит вас Господь, дорогой Нема.

Тсеша перечел письмо еще и еще раз. Особое внимание привлекла последняя строка. Знакомые завитки и росчерки его родного языка. Фраза составлена грамотно: правильно расставлены ударения, учтен его статус и как дипломата, и как религиозного деятеля. Придраться не к чему. Кто-то из служащих министерства усердно поработал над этой на первый взгляд простой фразой. И все же…

Мы не были знакомы с тобой, Анаис, в то, прежнее время. Ты не имеешь права обращаться ко мне по имени, полученному мной от рождения. Лишь немногие из идомени могут называть его Немой. Что касается людей, то даже оставшиеся в живых из шести избранных, Тсай и Сенна, Аритон и Наварра не посмели бы к нему так обратиться.

Мое первое имя — для очень и очень немногих. С одной стороны, для достойных врагов, с другой стороны, для самых близких друзей. Хэнсен Уайл, например, знал его только как Нему. А еще мой токсин. Его блистательный капитан, его милая Джени, которую Улановой, похоже, так и не удалось взять.

Тсеша положил письмо министра внешних отношений на стоящий рядом стол и откинулся на подушки, которые он, скрепя сердце, все же подложил по-стариковски на свой аскетичный стул. Письмо Улановой носило неофициальный характер, тем не менее каждое слово подбиралось тщательно и с осторожностью. И все же она споткнулась так сильно, что упала — упала в его глазах. Теперь она уже не будет казаться выше, чем она есть на самом деле.

Надо же, утром она была так уверена в своей правоте.

А люди, подобные нашей Анаис, не станут что-либо утверждать без достаточных на то оснований. Следовательно, в течение нескольких часов, прошедших со времени их встречи, кто-то ей помешал. Но как? Кому бы я мог задать этот вопрос?

Тсеша посмотрел в противоположный угол комнаты, где на письменном столе стоял его новенький компорт. Работники связи наскоро приспособили его для работы в сети Содружества, сохранив при этом все его прежние функции. Поэтому новое устройство казалось старомодно громоздким.

Было у него и еще одно достоинство — отсутствие системы мониторинга.

Сколько же сил он потратил, чтобы убедить свою службу безопасности в том, что это необходимо. Но в конце концов он своего добился. Однажды ему пришлось иметь дело с разномастной толпой взбешенных сектантов, которые хотели бросить его в священный костер, пылавший вокруг. Рота Шеры. Но ему удалось убедить их, что его смерть вовсе не является обязательным условием достижения их конечной цели. Он Сумел обойти саму смерть, а службу безопасности й подавно обойдет.

Тсеша с опаской подошел к своему компорту так, словно это был сломанный механизм, который мог в любое мгновение взорваться. Он еще ни разу им не пользовался, а инструкция, подготовленная для него связистами, могла бы быть и поподробнее. Он благоговейно прикоснулся к клавише активизации. Экран засветился. Свершилось!

Разблокировав сенсорный замок выдвижного ящика стола, он вынул сложенный листок. Это была настоящая бумага, изготовленная идомени, гладкая и нежно-розовая, как внутренняя поверхность ракушки кавы. Тсеша развернул лист и положил перед собой на стол. Сгибы на глазах разглаживались, пока не исчезли совсем, осталась лишь строка написанных от руки человеческих цифр и букв.

Этот код был добыт им с большой осторожностью. Он сделал на него запрос вкупе с несколькими другими, так, чтобы его агенты не догадались, насколько он ценен. Тсеша набрал код на клавиатуре компорта и, услышав длинные гудки соединения, поспешно подвинул к столу свой любимый стул.

Несколькими мгновениями позже на экране мелькнула радужная полоска, превратившись в лицо, постаревшее, но до боли знакомое.

— Мое почтение, доктор де Вриз, — торжественно произнес Тсеша.

Темные влажные глаза сощурились и сразу округлились.

— Нема! — Старчески обвисшие щеки задрожали. Слишком много кожи на слишком маленьком черепе. — Откуда ты, черт возьми, узнал этот номер?!

— Я купил его, де Вриз.

— У кого?!

— На аналогичный вопрос ты когда-то ответил: «Не поверите, сэр».

— Ах ты… — Имант де Вриз заскрежетал зубами, и оскорбление повисло в воздухе. Наверное, собирался поделиться своими соображениями о моем происхождении, подумал Тсеша. Этот был самым неприятным из трех докторов, основавших Неоклону. Тем не менее, к вящему удобству идомени, его реакция всегда была предсказуемой.

Тсеша слегка обнажил зубы.

— К сожалению, доктор, мне удалось раздобыть только код вашей спутниковой связи. А вот доктора Парини…

— Его нет в городе.

— …и доктора Шрауда — нет. Тем более печально, что именно с ним я должен поговорить.

Де Вриз откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки.

— Я скорее сяду яйцами в огонь, чем скажу Джону, что вы хотите с ним говорить, — медленно проговорил он:

— Найди его, Имант, и скажи ему.

— Его нельзя беспокоить. — Дряблые щеки снова задвигались. — Он в лаборатории.

— В лаборатории! — Тсеша сложил руки, подражая де Вризу. — Все еще? Как и все эти годы? Неужели правду говорят, что он и спит там, и ест, и вообще никогда оттуда не выходит?

— Он работает, Нема. И ты знаешь, как он работает.

— Я знаю также, над чем он работает. Кого он прячет у себя в подвале на этот раз? — Щеки де Вриза прекратили свое хаотичное движение, а Тсеша обнажил зубы, на этот раз намного шире. — Доктор де Вриз, если у вас осталась хоть капля здравого смысла, вы скажете доктору Шрауду, что я хочу с ним поговорить.

Де Вриз пробормотал что-то вроде «жизнь пропала» и «дорого обойдется», и его лицо исчезло.

Тсеша молча смотрел на погасший экран. Быть может, я слишком на него нажал? И теперь Имант де Вриз сменит номер. Тсеша вздохнул при мысли о том, что придется придумывать новую отговорку. В конце концов, если его ребята сумели найти этот номер, найдут и новый. Купят у какой-нибудь женщины, которая продает. Это Хэнсен первым заметил, что рядом с де Вризом всегда найдется женщина, которая продает.

Экран засветился снова. Тсеша замер. Наконец изображение сформировалось, и перед ним снова появилось лицо. Это было таким же знакомым, но все же лица некоторых людей привлекают к себе особое внимание. Он кивнул своему собеседнику.

— Здравствуй, Джон.

Бледно-голубые, как лед, глаза засветились.

— Боже, это и в самом деле вы. Я думал, Имант снова наглотался таблеток.

Бледной рукой с тонкими длинными пальцами он провел по волосам, здоровым и блестящим, хоть и совершенно белым. Ледяные глаза — единственное, что не лишено цвета на этом смертельно бледном лице.

Джон Шрауд… альбинос. Да, именно это слово. Тсеша заставил себя посмотреть в глаза своему собеседнику. Заостренные черты, как у виншаро, кожа тонкая и эластичная, как краска, нанесенная поверх мышц и костей.

— Да, Джон, это я.

Джон обнажил зубы, такие же блестящие и здоровые, как и его волосы.

— Так, значит, вам удалось раздобыть код Иманта. Этот зазнайка разбрасывается им направо и налево. — Этот голос… словно доносящийся со дна колодца. Хэнсен называл его загробным. Если бы он принадлежал идомени, о таком голосе сказали бы, что он исходит из глубины души, но приемлема ли эта метафора в случае Джона, Тсеша не знал. Как говорил Хэнсен, можно лишь с натяжкой предположить, что у этого человека есть душа.

— Что ж, Нема, вы его обставили. — Джон склонил голову набок, рассматривая Тсешу. Неприятно фамильярный жест, но это было в его стиле. — Кто бы мог подумать, что увижу вас снова после стольких лет. Я так рад, что просто нет слов. Да я и не могу долго говорить, меня ждет работа. Надеюсь, еще увижу вас в новостях. — Он встал, рука потянулась к выключателю.

— Джон! — Тсеша схватил дисплей, словно пытаясь удержать человека, которого видел на экране. — Если бы я задался целью ее найти, от чего я мог бы оттолкнуться?

Рука Джона повисла в воздухе. Бледные глаза, не мигая, смотрели на Тсешу. Ну и цвет — такой холодный, и к тому же искусственный, ведь это пленка. От рождения у Джона были розовые радужки. В юности его дразнили лабораторной крысой. Хэнсена это так веселило.

Белая, как кость, рука опустилась.

— О ком вы, Нема?

— О ней, Джон. О ней. Я верю, что она жива. Джон как будто побледнел еще сильнее.

— Вы верите? Или знаете?

— Я спрашиваю у тебя. У тебя ее бумаги, ее история. Как бы ты сам стал искать ее? Как убедиться, что она жива?

Джон откинулся назад, сложил руки ладонями внутрь, поднес их к губам. Тсеша заметил, что он одет в белую футболку с короткими рукавами и без воротника. Брюки наверняка тоже белые. Любимый наряд Джона. В Рота Шера он ничего другого и не носил.

— Допустим, мне хотелось бы этим заняться, — сказал Джон. — С какой стати я должен с вами делиться?

Хотелось бы, это уж точно, Джон.

— Уланова хочет ее… арестовать, по-моему, так у вас говорят. — Тсеша отпустил дисплей, откинулся на спинку стула И замолчал. Паузы играют в речи людей такую же важную роль, как и у некоторых идомени. Иногда услышанное не сразу «доходит». Нам необходимо какое-то время, чтобы его «переварить», говорил Хэнсен. — Она уверена, что идомени тоже заинтересованы в этом. Но я против этого ареста.

— А вы уверены, что ваш народ разделяет вашу точку зрения? Помнится, когда-то вас и самого хотели арестовать. Требовали возврата к старым добрым временам. — Джон силился улыбнуться, но так и не смог. — А почему ее хочет арестовать Анаис?

— Мне кажется, министру внешних отношений она нужна лишь как инструмент: чтобы уничтожить Эвана ван Рютера.

Бесцветные брови Джона взметнулись вверх.

— Эвана? Опять накалились страсти вокруг вопроса об отделении колоний? Если не ошибаюсь, Анаис надеялась, что проблема ван Рютеров умрет со смертью Эктона. Похоже, она ошибалась. — Подперев голову ладонью, Джон постучал костлявыми пальцами по скуле — как ни странно, беззвучно. — Если только сплетни о причастности Эвана к смерти Лиссы не безосновательны. Но если и так, то что Анаис за дело? Они с племянницей ненавидели друг друга из-за того скандала, связанного с отцом Лиссы. — . Джон нахмурился. — Жаль, Валентина нет. Он ведь мой лучший специалист по разгребанию грязи.

Тсеша с энтузиазмом обнажил зубы.

— Когда он вернется из отпуска, передайте блистательному доктору Парини мои наилучшие пожелания.

Джон еще сильнее нахмурился.

— Кажется, вы его выделяли из нас троих?

— Да, я считал его наиболее достойным из вас.

— Но ведь его вы тоже ненавидите?

— И здесь ответ будет утвердительным, Джон. Он для меня достойный враг. Разве может быть иначе?

— М-м-м. — Джон сжал ладони, словцо лепил что-то. — Она… Пыталась объяснить мне это. Тогда я мало что понимал. Да и сейчас смысл этого выражения мне не ясен.

Тсеша расслабился, облокотившись на свои комковатые подушки.

— Ты никогда не стремился учиться у идомени. У тебя было лишь желание настаивать, ни в чем не уступая взамен. Это откровенное нарушение священного порядка. Во всем должно быть равновесие.

— Так говорят священники. — Лицо Джона вдруг стало каменным, руки замерли. — И у вас неплохо получается, Нема. Если бы вам позволили довести начатое до конца, если бы эта чертова война и ваш храм не остановили вас, многое вы смогли бы перенять у них? У вашего Уайла? И особенно у… — Его губы продолжали двигаться, не издавая ни звука.

Тсеша заглянул в недобрые глаза Шрауда.

— Я не беру, Джон. Я не имею желания иметь. Я лишь позволяю произойти тому, что должно произойти. Как миротворец, я не вправе поступать иначе.

— Так, значит, таким вы видите будущее? Раса идомени-человеческих гибридов с вами в роли духовного предводителя? — Джон беззвучно засмеялся. — Сотни лет назад человека, отважившегося на такие речи, сожгли бы заживо на костре. Ваш народ тоже верит в очистительную силу огня. Может, мы и не такие уж разные.

Тсеша сидел, чуть сгорбившись.

— Ты рассуждаешь, как зеленый юнец. Сколько можно объяснять: мы постепенно сольемся в единое целое и уже ничем не будем отличаться друг от друга. Так должно быть, Джон, чтобы мы могли завершить наш путь к Звезде.

— Ваш путь! К вашей Звезде! Мы в вашу Звезду не верим!

— И все же, хочешь ты этого или нет, ты сам положил начало этому пути, Джон. Первые камни столбовой дороги были тобой забиты. На тебе, как и на мне, лежит ответственность за то, кем она станет. Какими станем все мы. Тсеша слышал, как тяжело и гулко бьется в груди сердце. Последний раз он так волновался на Совете, когда его назначали послом. — Я всегда чувствовал, что в своих экспериментах ты следуешь здравому смыслу, как врач, конечно. Ты хотел исцелить ее, сделать ее лучше. Хэнсен же был другого мнения. «Он просто сделает себе из нашей Джени очередного шута-уродца», — говорил он.

Шрауд медленно разъединил сплетенные на груди руки и подался вперед.

Хэнсен Уайл, — процедил он сквозь зубы, — был таким же сумасшедшим, как и вы.

— Мой Хэнсен был чрезвычайно разумен, как и я. Как же мы ее искали! Но ты хорошо ее спрятал. А тот, кто сумел ее спрятать, должен и знать, как ее найти. Ради ее же блага, ради себя, ради нас всех! Разве ты не понимаешь, что я должен найти ее первым? — Тсеша принялся чертить рукой символы, чтобы отогнать злых духов. Сейчас он не мог уподобляться людям. — Мой капитан, моя ученица. Она должна прийти — мне на смену. Как мне узнать мою Джени?

Джон смотрел на него немигающим взглядом. Даже огонь ненависти не мог растопить лед в его глазах.

— Она мертва. — В воздухе мелькнула бледная рука, и лицо исчезло.

Прежде чем экран полностью погас, Тсеша снова набрал код, еще и еще раз. Но после каждой попытки он неизменно слышал в ответ частые короткие сигналы. Как же ты ловко отделался от меня, Джон. Тсеша проклинал себя за то, что открылся человеку. Но что толку, теперь это в прошлом. К тому же они не сказали друг другу ничего нового. Почему люди так боятся произносить вслух правду?

Если о чем-то не говорят вслух, то оно и не существует. Если о чем-то не думать, это что-то уходит. Интересный подход. Во всяком случае, во многом объясняет поведение людей. Но где же логика? Тсеша полностью расслабился, всем своим старым телом ощущая жесткие выступы стула. Это помогало ему сосредоточиться. Они так не похожи на идомени. Возможно, в будущем все будет иначе. И идомени станут, как они. Это тем более вероятно, если учесть позицию, которую занял Совет в отношении заболевших. Эта мысль вселила в него неуверенность. Джон и я как одно целое?

Издалека донеслись звуки, возвещавшие приближение его вечернего причастия. Тсеша быстро поднялся, насколько это позволял его неудобный стул, но прежде он переключил устройство на внутреннюю связь и поставил службу безопасности в известность о том, что собирается провести конференцию.

Джон и я как одно целое.

Тсеша в молитвенном жесте прижал к животу раскрытую ладонь. Что-то в нем упрямо противилось этой мысли как отрицанию себя. Но что-то иное чувствовало, что в этой фразе — толчок к откровению.

Джон и я как одно целое…Яркий образ, воплотивший в себе сокровенный смысл его верования.

Глава 17

Джени подняла было руку, чтобы постучать, как вдруг из-за двери донеслось жизнерадостное «Входите, Риза!», Под шепчущий аккомпанемент автоматики и шорох пластика о дорогой ковер дверь распахнулась. Джени шагнула на темно-серое покрытие пола, и ей показалось, что земля уходит у нее из-под ног, которые едва ли не до щиколотки утонули в мягком ковре.

На стене напротив входа висело дорогое полотно, которое она узнала по репродукциям из журналов. Джени повернула голову, и ее взгляду предстал потрясающий вид на озеро из огромного, от пола до потолка, слегка тонированного окна. Водоем в качестве элемента оформления офиса? Очень мило.

За столом у окна, удобно устроившись, сидел Риджуэй. Он не счел нужным встать для встречи гостьи. Лишь когда Джени вплотную подошла к столу, он сподобился на символическое привставание. Улыбочка Риджуэя была под стать его манерам.

— Весьма признателен, что вы так скоро выбрали время для встречи, — небрежно выдохнул он дежурную фразу и жестом пригласил Джени сесть. — День выдался чертовски суматошным. — Прядь, упавшая на лоб при слове «чертовски», послужила своеобразным акцентом.

Надеюсь, не без моей помощи, подумала Джени, но решила придержать язык и лишь улыбнулась в ответ.

— Я делаю все, что в моих силах, для создания атмосферы, благоприятствующей сотрудничеству и взаимопониманию…

Сомневаюсь.

— …и Бог видит, я не придираюсь к своим подчиненным…

Нет, вы над ними просто издеваетесь.

— …но скажите, разве это чрезмерно — требовать разумного подхода к решению поставленной задачи? Осторожности? Предусмотрительности? Разве я не вправе требовать от людей, чтобы они как следует продумывали свои поступки?

В этот момент, словно по сценарию, дверь открылась, и вошел секретарь. Он и сегодня выглядел так, словно вражеский артобстрел не утихал уже третий день, и надеяться на перемены к лучшему не приходилось. Джени одарила его обворожительной улыбкой, но тот поспешно отвел глаза и положил на стол перед Риджуэем папку.

— Спасибо, Гриер. — Губы Риджуэя искривились в усмешке. Он открыл папку, приподняв ее таким образом, чтобы Джени не могла видеть ее содержимое, й принялся листать подшивку, в то время как Гриер неслышно вышел. Затем, хищно поглядывая на Джени, он перегнулся через стол и одним жестом разложил перед ней фотографии. — Свидание в заснеженном парке, — сказал он дрожащим от сознания своего триумфа голосом. — Как романтично.

Джени молча глядела на брошенные перед ней снимки. Это были последовательно отснятые голограммы, запечатлевшие обрывки действий, широкий угол вперемежку с крупным планом, несколько серий следующих друг за другом с интервалом в две-три секунды кадров. Голограф знал, когда нажимать на клавишу спуска. Первая серия снимков запечатлела, как она прячется за поваленное дерево, но кадров, на которых бы она искала под снегом камни, здесь не было. Ракурс и очередность второй серии представили ее попытку повалить Люсьена как любовную игру. Третья заканчивалась снимком, на котором Люсьен навалился на Джени. Общее впечатление, производимое подборкой, было, мягко сказать, инкриминирующим.

Любовные игрища, предшествующие соитию. На ветер и мороз можно не обращать внимания… Страсть побеждает все. Джени сделала глубокий болезненный вздох. По возвращении в министерство она зашла в комнату отдыха и осмотрела свою многострадальную спину в зеркала Спасибо Люсьену, на ней красовался огромный, размером с обеденную тарелку синяк.

На четвертой серии снимков было показано, как они с лейтенантом идут по наезженной колее к спрятанному за кустами скиммеру. Ракурс не позволял видеть направленный на Джени пистолет.

— Осторожность. — Риджуэй прищелкнул языком. — Предусмотрительность. Вы далеко не первый гнусный предатель, у которого отсутствуют эти жизненно необходимые качества. — От его зловещей улыбки лицо, казалось, разделилось на две половинки. — Я крепко держу вас за задницу, Тай. Эван вам так этого не оставит.

Джени перевела взгляд с Риджуэя на снимки, которые лишь отчасти интересовали ее. Она словно отслеживала ошибки, сделанные неумелым актером на сцене. Иногда имплантированные клетки заставляют себя непростительна долго ждать. Риджуэю реакция Джени тоже, очевидно, показалась несколько странной. Его хищная улыбка медленно сползла с лица.

— Интересно, — только и сказала Джени, бросив безразличный взгляд на задыхавшегося от возмущения Риджуэя. На другом уровне она бешено просчитывала возможные варианты. Кто же это ее так подловил? Уланова? Она, конечно, довольно мстительна и ревнива, о чем можно судить и по тому, как она опекает Люсьена. Но она, пожалуй, не стала бы развешивать меняна веревке, предварительно ничего из меня не выжав.

— Знаете, мисс Тай, у вас серьезные неприятности. Мне сообщили, что человек, запечатленный на этих снимках — офицер основного подразделения службы безопасности министерства внешних отношений.

А почему не премьер-министра, вынюхивающей пикантные подробности из жизни приближенных этого сумасброда ван Рютера, или любого другого министра, действующего из тех же побуждений? И вовсе не обязательно, чтобы это был противник Эвана. Черт возьми, да эти снимки мог сделать кто угодно, кто сумел бы пронести мощный аппарат через систему контроля. Видеорепортеры, газетчики, Люсьен — тоже мне спец по жучкам!

Риджуэй склонил голову набок.

— Вы меня слышите, мисс Тай?

Джени откинулась на спинку стула, неустойчивого и жесткого. Сидящему на нем казалось, что он теряет равновесие, поскольку сиденье было едва заметно наклонено вперед. И все же немного не то. Для запугивания посетителей Риджуэй мог бы позаимствовать стульчик у идомени. Джени до сих пор помнила многочасовые экзамены в Академии, когда ей приходилось подолгу сидеть на стульях, после которых спина выглядела не лучше, чем сегодня после потасовки с Люсьеном.

— Сомневаюсь, что это ваших рук дело, — небрежно бросила Джени, указывая на снимки. — Если бы это были вы, то не думаю, что вы стали бы морочить себе голову и предупреждать меня. Вы бы сразу побежали к его превосходительству. — Джени сжала подлокотники кресла: в голове словно гелиевый пузырь раздулся. — Я понимаю, вы сейчас веселитесь от души. — Джени сделала глубокий вдох в надежде избавиться от неприятного ощущения. — Боюсь, мне придется вас разочаровать.

Риджуэй так наклонился вперед, что вот-вот мог вывалиться из кресла.

— Вы предатель…

— Кстати о предателях, — перебила его Джени, — я тут откопала кое-что интересное. — Она сама удивлялась спокойствию своего голоса. Она никогда не блистала в том, что касалось спонтанной самозащиты в споре. В ее личном деле так и было написано. Имплантированные клетки не утруждали себя вмешательством при стрессах такого низкого уровня. Что же сейчас они не преминули заявить о себе? — Похоже, несколько лет назад отец его превосходительства похерил двустороннее соглашение. Во время гражданской войны он сговорился с Лоумро, выудил у них новую имплантационную технологию и ухитрился контрабандой доставить ее на Землю. Но расплата за грехи дедули легла на плечи маленького Мартина.

— Поосторожней с выводами, — перебил Риджуэй. Его глаза еще хищно сверкали, но в голосе слышались едва заметные нотки неуверенности.

— Эта технология была получена в исследовательской клинике под названием Кневсет Шера. — Последние два слова Джени постаралась произнести небрежно, с сильным акцентом, подражая Улановой, и зажала ладони между коленями, чтобы удержаться от сопутствующей жестикуляции. Строить из себя провинциалку с Земли было неприятно, но что поделаешь. — Если верить настойчивым слухам, дабы избежать огласки и избавиться от нежелательных свидетелей, он приказал убить дислоцированную там группу служащих. Только задумайтесь — запланированное массовое убийство. Ах да, и не забудьте измену. — Она улыбнулась. — Приятно иметь что-то общее с человеком положения Эктона ван Рютера.

Риджуэй облизал губы.

— Эктон мертв, — сказал он, но, судя по его тону, он не был в этом до конца уверен.

— Да, Дюриан, но грехи отца не только для идомени имеют значение. Когда речь заходит об измене, и люди настораживаются. Это настоящая бомба, и как бы от осколков не пострадал наш шеф. — Джени прямо посмотрела Риджуэю в глаза. Только не рассказывай мне, что ты не знал. Уж он-то? Он знал, и это наконец-то объяснило, почему он так не хотел, чтобы Эван передал ей документы.

Риджуэй помял подбородок.

— Риза…

Вот как, мы снова обращаемся по имени?

— …не знаю, что й говорить. — Риджуэй старательно изображал задумчивость. — Это лейтенант Паскаль вам рассказал?

Так, значит, никто не провожал меня до Паркуэя? Несерьезно. Следовательно, камера стационарная, установлена где-нибудь в отеле. Спасибо за подсказку, это многое объясняет. Но и наводит на размышления о безопасности ее офиса.

— Информацию оставалось только взять — нет необходимости конкретизировать, кто именно ее предложил.

Риджуэй сменил развязность на зажатость, которую он, по-видимому, ассоциировал с профессионализмом.

— Паскаль делал попытки вступить с вами в контакт на «Арапаго», работая вашим стюардом?

Теперь пришла очередь Джени удивленно вскинуть брови.

— Так вы знали?

Риджуэй смотрел на нее ничего не выражающим взглядом.

— Ситуация была под контролем.

Джени вспоминала обеды, которыми угощал ее Люсьен. Он рассказывал, как и кого ему удалось сегодня обвести вокруг пальца, и они от души хохотали над его проделками.

— Он привык пускать в ход улыбку и взгляд, — мечтательно произнесла Джени, — считал их непревзойденным оружием. Я же не видела достаточно веских причин, чтобы его разочаровывать.

Риджуэй коротко кивнул:

— Очень смело с вашей стороны. Джени пожала плечами:

— Одинокая зрелая женщина, возвращается из колонии после длительной командировки. В его представлении я была легкой добычей. — Она отвела глаза, чтобы не видеть циничной ухмылки Риджуэя. Об этих словах я еще пожалею. За чрезмерную разговорчивость приходится платить. Похоже, имплантированные клетки решили приберечь силы до следующего раза.

Риджуэй закинул ноги на стол. После утреннего выяснения отношений он успел переодеться: темно-серые брюки, бледно-зеленые носки, гармонировавшие с ослабленным галстуком, серая рубашка на два тона светлее брюк. Хозяин офиса элемента в качестве оформления офиса? Забавно. Взгляд, которым он одарил Джени, вряд ли можно было расценивать как дружеский, скорее это был взгляд превосходства, не лишенный тайного злорадства.

— Вы продолжите ваши встречи с этим человеком? — спросил он с плохо скрываемым любопытством, мысленно прикидывая, что министерство могло бы извлечь из этих отношений.

— Буду играть, пока игра себя не исчерпает, — мило улыбаясь, ответила Джени.

— Не нравится мне, что Уланова снова занялась Эктоном. — Риджуэй выпятил губы. — Она уже охотилась за ним, но это было при его жизни. Понятное дело, у Анаис есть основания его ненавидеть, ведь это он свел ее младшую сестру с Давидом Скрябиным, обезвредив его тем самым как делового конкурента: ведь Давид был тогда помолвлен с Анаис, и когда он сбежал с Миллой, скандал разразился неимоверный. Бедная Анаис так и не оправилась после такого унижения. — Он взглянул на Джени и заставил себя улыбнуться. — Я, несомненно, признателен вам за помощь, Риза. Представляю, скольких усилий вам стоило откопать эти сведения. Вы полагаете, это может быть как-то связано со смертью Лиссы?

Джени подавила зевоту… Голова вдруг стала тяжелой. Вот бы вздремнуть немного! Но она должна еще зайти в библиотеку, а затем привести себя в порядок для ужина с Эваном.

— Мне дали понять, что в передаче имплантационной технологии принимали участие несколько Семей. Если предположить, что Лисса узнала, что произошло с ее сыном, и пыталась вычислить, кто был повинен в этом… — Она замолчала и выразительно посмотрела на Риджуэя.

— Боже праведный! — неподдельно оживился тот, наверняка прикидывая, скольких соперников Эвана он мог прижать к стенке, обвинив их в заговоре и убийстве Лиссы. — Я должен немедленно встретиться с полковником Дойл. — Он приосанился и подтянул галстук. — Благодаря вам, Риза, все мои планы на вечер полетели к чертям. Но, надеюсь, результаты вознаградят меня за причиненные неудобства. — После заметных колебаний он добавил: — Разумеется, если есть желание, вы можете остаться.

— Вы… — Джени вовремя воздержалась от своего комментария. — Вы так добры, Дюриан, но сегодня я ужинаю с его превосходительством, — сказала она, проигнорировав пристальный взгляд Риджуэя. Кстати, те бумаги, о которых мы говорили сегодня утром, я могу их видеть?

— Конечно. — Риджуэй самодовольно улыбнулся. Ха, да он просто сиял. Через неделю он будет всем рассказывать, что пригласить Ризу Тай было его идеей. — И еще, — добавил он, — давайте забудем прошлые размолвки.

Последовало несколько кратких указаний по интерсвязи бедолаге Гриеру, и Джени стала счастливой обладательницей расходного ваучера класса А министерства внутренних дел (специальное разрешение шефа требовалось лишь в том случае, если бы она собралась купить по этому ваучеру что-нибудь существенное, например, Чикаго), чип-карт для ремонта и техосмотра сканеров и других бумажных и пластиковых карточек, предназначенных для упрощения нелегкой жизни служащего министерства. Тем не менее обещанные документы, как выяснилось, находились в архиве, и Джени попросили подождать до завтра. Провожая свою гостью до самого выхода, Риджуэй рассыпался в извинениях, напоследок предложив ей в ближайшем будущем поужинать вместе.

Жду не дождусь. Джени шла по коридору, едва переставляя ноги от внезапно навалившейся сонливости и подводя итоги только что состоявшейся беседы. Что и говорить, Риджуэя она поставила на место. Но что, если он вздумает претендовать на особую благосклонность, которой, по его мнению, она щедро одаривала Люсьена и Эвана? Задумавшись, Джени вовремя не свернула, пошла обратно и, не зная как, оказалась перед дверью той самой комнаты отдыха, которую ей показывала Анжевин. И что я в этом случае сделаю? Скорее всего все, что он попросит. Джени чувствовала: Риджуэй относился к типу мужчин, полагающих, что, завоевав женское влагалище, они становятся полноправными хозяевами всего остального. Сомнительная установка, но, к сожалению, довольно распространеннаяг Ограничивая до минимума «все остальное», Джени сэкономила себе немало сил и здоровья.

Иногда это именно то, что помогает попасть с уровня А на уровень Б. Джени обрадовалась, обнаружив, что комната пуста. Она быстро привела в порядок стол, вымыла кофеварку, и вскоре аромат свежезаваренного кофе заполнил комнату и ее желудок, оправившийся после стычки с асцертаном и отвечавший радостным урчанием на каждый вдох Джени. Порывшись в буфете, Джени нашла чистый стаканчик, наполнила его и устроилась в углу, в старом, видавшем виды кресле.

Уж очень легко я отделалась от Риджуэя, он едва ли не в задницу меня целовал, стоило мне заговорить об Эктоне.

Шустрый малый, сказала бы Анаис Уланова. Знает, что почем. Риджуэй понял, что Джени располагает информацией, которую он не хотел бы предавать огласке, и решил расположить ее к себе неслыханной щедростью. Джени вынула из нагрудного кармана расходный ваучер. У Люсьена был красный, а этот — серебристый с классической литерой А в нижнем левом углу. На карточке лейтенанта Джени такой не приметила. Все, что угодно, в пределах разумного, а может, и немного больше, сказал ей Риджуэй, вручая карточку. Лишь бы ничего неприличного.

— Стоит один раз уплатить по счету, и я его навеки. — Джени сунула карточку обратно в карман. — Это он так думает.

Стоит ей захотеть, и она пустит в дело половину ликвидных средств министерства, прежде чем отдел финансов успеет провести ее первую сделку. Все-таки, работая с хааринцами, она многому научилась. Сейчас ей, конечно, не до этого, но приятно сознавать, что ты кое-что можешь.

Если я добрая, то я очень добрая. Когда же ее разозлили, то Люсьен, бедный, дар речи потерял. Все же легкость, с которой она поставила на место Риджуэя, не давала Джени покоя. Но с другой стороны, понятие «трудно» можно по-разному трактовать.

Выпускные экзамены в Академии были устными — на возвышенном наречии Лоумро. Одна — перед огромной экзаменационной комиссией. Они следили за ее осанкой, руками, движениями. Прислушивались к фразировке, ритму, интонациям.

Случалось, паузы после ее ответов затягивались минут на десять, а потом вдруг вопросы обрушивались один за другим целым потоком. Никакие разъяснения или уточнения не то чтобы не поощрялись, они не допускались вовсе. Экзамен длился девять человеческих часов, и все это время Джени отдавала себе отчет в том, что, кроме нее, лишь одно живое существо в этой комнате желало ей успеха, а также в том, что по этой самой причине он и пальцем не шевельнет, чтобы хоть как-то ей помочь.

Я училась вместе с идомени. Поэтому так трудно привыкать делать все так, как это принято у людей. В мире подтекста и скрытого смысла, недомолвок и фальшивых улыбок. В мире, где главное нужно искать между строк. Другое дело Хэнсен. Тому ничего не стоило переключаться с одной культуры на другую. Джени же это было не под силу. Типичная забитая конторская крыса, я то запиналась, то тараторила. А сколько было лишних слов, ненужных объяснений! Джени до сих пор не могла примириться с необходимостью отвыкать от культуры, в которой каждое слово, каждый жест были на своем месте, и привыкать к культуре новой, где можно было болтать целый час и так ничего и не сказать. Все же она неплохо вписывалась в среду идомени, подумала Джени.

— До тех пор, пока сама не доказала, что человеческого во мне куда больше, — тоже, кстати, не стоило больших усилий. Джени хлебнула остывший кофе — переваренный и слишком сладкий. Она выплеснула его в раковину и отправилась в библиотеку.

Как же она обрадовалась, когда среди. посетителей читального зала увидела Анжевин Уайл. Джени как раз раздумывала, как с ней связаться, не прибегая к помощи внутренней линии и минуя Риджуэя.

— Привет! — Анжевин бегло и без интереса листала какую-то подшивку. — Я нужна?

— Есть дело. — Джени жестом пригласила ее в уголок, где стояла пара стульев, подальше от посторонних ушей. — Помнишь, мы с тобой говорили о занятиях серфингом? Похоже, у меня появилась возможность вытащить тебя отсюда на пару часиков.

— Серфинг? Я не… — Анжевин осторожно присела на край стула. Ее худенькое личико внезапно оживилось. — Что-то случилось?

— Мне нужно, чтобы ты связалась с одним человеком из другого министерства. В городе позвонишь ему из автомата и договоришься о встрече. Он должен кое-что для меня передать.

— А почему вы не хотите воспользоваться курьерской службой?

Потому что я курьерской слуэкбе не доверяю. Но это ее проблема, а нужно сделать так, чтобы ею и Анжевин прониклась.

— Курьерская служба подотчетна отделу контроля документов, а я не хотела бы, чтобы Дюриан знал, что я встречалась с этим парнем. Он ведь из Министерства внешних отношений.

— Дюриан, подумаешь! — Анжевин подперла подбородок ладонью. — А этот парень симпатичный?

— Еще бы!

— Тем лучше. — Девушка взбила осевшие кудряшки. — Где бы мне с ним встретиться?

— Единственное место, которое я знаю в городе, — это кафе на набережной у катка.

Анжевин поморщила носик.

— Эта забегаловка… — Порывшись в сумочке, она извлекла из нее губную помаду и зеркало. — Я позвоню ему из галереи, — сказала она и несколькими ловкими движениями освежила губы помадой яркого медного цвета. — Как его зовут?

— Люсьен Паскаль. Служба безопасности министерства внешних отношений.

Люсьен. — Анжевин восторженно хлопнула ресницами. — О-ля-ля!

— Кареглазый блондин твоего возраста, высокий, как ван Рютер. Упомяни в разговоре серфинг, он поймет, что ты от меня. — Джени мысленно улыбнулась, когда Анжевин решила навести румянец, слегка тронув щеки той же помадой. — Вот так-то лучше.

— Да, вы правы, нужно немного отвлечься. Вечером торжественный ужин, потом совещание у Дюриана. — Анжевин закатила глазки. — Кстати, — мимоходом бросила она, продолжая прихорашиваться, — что такого вы хотите получить от этого Люсьена, что могло бы не понравиться Дюриану?

Джени откинулась на спинку стула. Напомнила о себе многострадальная спина.

— Так, по работе, — проговорила она сквозь зубы, морщась от боли. — Ничего интересного.

— Правильно, ничего интересного, — повторила ей в тон Анжевин, подтирая помаду в уголке губ. — Подробности меня не интересуют ради моего же блага, верно? — Она пристально посмотрела на Джени поверх зеркальца. — Дюриан вас недолюбливает, вы ему как бельмо в глазу. Знаете, что он сказал? Цитирую: «Его превосходительство пригрел на груди змею, и он об этом еще пожалеет», — конец цитаты. Дюриан склонен к мелодраме, и иногда он слишком сгущает краски. — Зеркальце и губная помада нырнули обратно в сумочку. — Это имеет отношение к смерти Лиссы ван Рютер?

— Если не ошибаюсь, о ней говорили, как о несчастном случае, — возразила Джени.

— Ага, вот вы как? Может, мне лучше отказаться и предоставить вам самой улаживать ваши темные делишки.

Не надо. Если Анжевин откажется ей помочь, Джени с ног собьется, пока найдет другого человека. Стив и Бета вряд ли согласятся, и ей придется искать кого-нибудь на стороне и платить ему или ей за услугу обычными карточками без опознавательных знаков. Но сколько бы букв А на твоем ваучере ни стояло, черта с два ты сможешь разменять его на обычные кредитки.

Еще неизвестно, удастся ли Люсьену раздобыть для нее то, за что стоит платить. Вопрос, сможет ли он вообще что-нибудь раздобыть. Комиссии внутреннего расследования никогда Не считались кладезем полезной информации, все мало-мальски достойное внимания, как правило, считалось семейной тайной и тщательно оберегалось от просачивания в круги широкой общественности. Джени решила не форсировать ситуацию.

— Что такого загадочного в смерти Лиссы? — спросила она. Анжевин встала, подошла к окну и рассеянно посмотрела в темноту.

— Ходили сплетни…

— Что ее смерть вовсе не несчастный случай? Анжевин кивнула:

— Да, что это убийство. Больше месяца говорили о том, что Лисса вконец измучила своего мужа, и это он все подстроил. Когда эта сплетня наскучила, появилась другая: дескать, Анаис Уланова и мать Лиссы так ненавидели друг друга из-за истории с ее отцом, что Анаис дождалась его смерти и убила Лиссу, чтобы отомстить.

— Достаточно безумная идея, чтобы пользоваться популярностью, — грустно улыбнувшись, заметила Джени. — Правда, не стыкуется с тем, что Лисса работала на тетку.

— А как вам версия, что Лисса на самом деле была дочерью Анаис от Скрябина? — презрительно скривила губки Анжевин. — Когда об этом заговорили, Дюриан хохотал — чуть со стула не свалился.

— Странно, он вполне мог бы и сам придумать что-нибудь похожее.

— Правда же? — Девушка сбросила презрительную гримаску и заулыбалась. — Приятно, что представление о моем шефе у нас с вами совпадает.

— Что же ты не уйдешь от него? Анжевин пожала плечами.

— Спрашиваете… Поддерживаю родословную Кабинета. — Девушка внезапно помрачнела. — Отец бы так не поступил, если верить всем, кто его знал. А я — запросто.

О, Хэнсен, девушка сама не знает, что говорит. Джени подняла глаза на погрустневшую Анжевин. Хотя в чем-то ее можно понять.

— Какой нормальный человек, — продолжала Анжевин, — бросит жену и дочь и поедет учиться на чужбину, туда, где он никому не нужен, и станет впутываться в чужие разборки, которые его совершенно не касаются? Так мамуля думает. Слегка предвзято, конечно.

— А как думаешь ты?

— Стоит мне встретить человека, который знал отца, он тут же начинает рассказывать мне, как я на него похожа, а затем делает шаг назад и, тупо улыбаясь, ждет, что сейчас увидит перед собой Хэнсена Уайла. — Анжевин принялась теребить выбившийся локон. — Яне знаю, что они надеются от меня услышать, не знаю, как себя вести. Я ведь совершенно не помню отца. Для меня отец — это несколько голографии плюс имя на первой странице Регистра. Она испытующе посмотрела на Джени. — Отцу сейчас было бы примерно столько же, как и вам. Вы его знали?

Джени запнулась. — Нет.

— Интересно, стал бы он с кем-то встречаться втайне от руководства, чтобы получить сомнительные бумаги? — Анжевин перебросила через плечо сумочку и отошла от окна. — Мне нужно зайти к себе, чтобы переодеться, и я сразу отчаливаю.

Чтобы хоть как-то поднять упавшее настроение девушки, Джени спросила:

— Если увижу Стива, сказать, что у тебя свидание с другим?

— Да пошел он в задницу на пару со своей Бетой Конкеннон, — не задумываясь, ответила Анжевин и пошла к выходу.

Это «да» или это «нет»? Джени плохо ориентировалась в правилах ведения боевых действий в любовном сражении.

Наверное, лучше не соваться. Джени побродила по читальному залу, пролистала несколько журналов и заказала для себя копии технической документации нескольких новинок.

— Так, и полчаса не прошло, — сказала она себе, раздумывая, не порыться ли на стеллажах министерства внутренних дел. Но потом решила, что вряд ли она найдет что-то интересное в доступных источниках. Вот если бы добраться до закрытого архива, там наверняка будет чем поживиться, но пытаться проникнуть туда без устройства, которое обещал ей Люсьен, Джени не решалась. Если она потерпит неудачу, поднимется тревога, и стоит Улановой узнать, что попытка внедрения исходила из министерства внутренних дел…

— Подождем новостей от Анжевин. — Джени поплелась по хитросплетениям проходов и коридорчиков в секцию технических диссертаций. Эта секция не пользовалась популярностью посетителей, почти всегда пустовала, так было во всех библиотеках, в которых ей довелось побывать на своем веку, и библиотека министерства внутренних дел не представляла собой исключения. И сейчас Джени плелась между стеллажами, подыскивая подходящий диванчик или кресло.

— Делай то, что можешь, когда можешь, — сказала она себе, сладко зевнув и устроившись в выбранном ею кресле, — в том числе и ничего, — добавила она и, подложив под голову сумку, закрыла глаза.

Глава 18

Джени казалось, что не прошло и нескольких секунд с того момента, как она сомкнула глаза, как вдруг что-то толкнуло ее в бок. Рука почти инстинктивно взметнулась и железной хваткой сомкнулась на чьем-то запястье. В ответ раздался пронзительный визг. Джени открыла глаза и увидела перед собой перекошенное лицо Анжевин.

— Прости, — сказала она и отпустила девушку. — Ты меня напугала. — Джени неохотно поднялась. Спина все еще ныла. — Как ты меня нашла?

— Я вообще-то здесь работаю. — Анжевин с опаской посмотрела на Джени. — Если хочешь увильнуть от назначенной встречи, отправляйся в секцию диссертаций. — Она потерла запястье. — Черт, больно!

— Я же попросила прощения. — У Джени пылали щеки. Ты теперь в цивилизованном мире, забыла? Никто не собирается арестовывать тебя во сне. Во всяком случае, Эван обещал за этим проследить. — Хочешь дружеский совет?

— Какой?

— Не подходи неожиданно к людям, которые ведут тайные операции ради Содружества. У нас реакция молниеносная, можем силы не рассчитать.

— Да уж сама вижу. — Анжевин притащила стул и села рядом. Пальто висело поверх стоявшей рядом стремянки, рядом валялся целый ворох больших и маленьких пакетов.

— Ладно, простите, что напугала вас, — быстро проговорила она, — больше не буду, обещаю. — Она замолчала, смиренно сложив ладошки на коленях. Но ненадолго. — Люсьен передал мне ваше «ничего интересного», — наконец сказала она.

— Так у него все уже было готово! — Джени посмотрела на груду свертков, решая, с какого начать. — Это все он передал? — спросила она, потянувшись к ближайшему пакету.

— Нет! Это мое. — Анжевин скользнула на пол и выхватила сумку у Джени. — И это все тоже, — добавила она, показывая на остальные пакеты. Затем из глубин необъятной сумки она извлекла помятый желтый кулек и вручила его Джени. — А вот это ваше.

Джени недоуменно переводила взгляд со своего жалкого свертка на внушительный арсенал ручной клади, лежавший на полу.

— Ходила-за покупками?

— После того как я созвонилась с Люсьеном. Я ведь должна была его подождать, правда? А когда он появился, он тоже сказал, что ему нужно кое-что купить. Мы быстро. — Анжевин развернула какой-то свитерок и принялась придирчиво его разглядывать. — Я думала, вы не шутите, когда сказали, что он симпатичный.

— А тебе разве так не показалось?

— Нет. «Симпатичный» для мужчины — это что-то чуть ниже среднего. Так себе. А Люсьен вовсе не так себе. Люсьен — это полный отпад. — Анжевин пренебрежительно оттянула на себе свою помятую рубашку. — Могли предупредить, я бы переоделась. Хотя какая разница, он только тем и занимался, что расспрашивал о вас.

— В самом деле? — Джени заглянула в пакет. В нем лежала небольшая пластиковая коробочка, а в ней, надо полагать, заветное устройство. — И что же его интересовало?

— Да все. «Что Риза делает сегодня вечером? Как она себя чувствует? Что она рассказывала обо мне?» — Анжевин перебросила свитер через спинку стула и занялась парой новых брюк. — А я, как школьница, отчитывалась. Тоже мне Ромео!

— Прости. — Джени невзначай ткнула пальцем в небольшое углубление на стенке устройства. Оно пикнуло в ответ, и

Джени поспешно закрыла футляр. — Я надеялась, ты заодно развлечешься.

— Не то чтобы я ему не понравилась, он меня даже поужинать пригласил, но я-то чувствую, что это как-то не от души. — Продолжая рассматривать свои покупки, Анжевин украдкой поглядывала на пакет, лежавший у Джени на коленях. — А с вашим «ничего интересного» все в порядке? Он ничего не забыл?

— Все хорошо, — сказала Джени вставая. — Где тут можно за компьютером поработать?

— Я покажу. — Анжевин сложила обратно в коробку новенькие туфли. — Пойдемте, — сказала она, собрав свои многочисленные свертки, и пошла вперед, с трудом протискиваясь между стеллажами.

— Да ты расскажи, я найду, мне не трудно. Анжевин прокладывала путь через библиотеку, раскланиваясь с начальниками других отделов и бодро отчитываясь о состоянии своих дел.

Джени, напротив, старалась ни с кем не встречаться взглядом. Ее беспокоило, что многие смотрели на нее с неподдельным интересом, словно удивляясь ее присутствию в библиотеке. Один молодой человек, отвергнутый в попытке завязать с ней разговор, выругался сквозь зубы, назвав ее наемницей ван Рютера.

— Вы стали популярной, — заметила Анжевин. — Ребята поговаривают, будто вас пригласили, чтобы провести основательную чистку после недавних событий.

— Но это же смешно, — бросила на ходу Джени. Она с облегчением обнаружила, что ячейки с компьютерами находились в немноголюдной части библиотеки. Пройдя за Анжевин в одну из кабинок, она сразу же закрыла за собой дверь.

— Простите, что прогнала вас через строй, — сказала Анжевин. — У нас не библиотека, а мельница для перемалывания косточек сослуживцев.

Джени уселась за компьютер.

— А я надеялась, что не попаду под жернова. — Поставив сумки на стол, она выразительно посмотрела на Анжевин. — Спасибо за помощь, не буду больше задерживать, у тебя же встреча, — сказала она.

Тем не менее Анжевин не спешила уходить. Она поставила сумки на пол, потерла следы от ручек на ладонях.

— Можно вопрос? — Она выжидательно посмотрела на Джени, пока та не кивнула. — У вас есть сканер.

— Да.

— И вы в Регистре. Я сегодня посмотрела. Молодец, Эван.

— Ну и?..

— Не похожи вы что-то на инспектора, стараетесь во все вникнуть, выспрашиваете, ведете себя как шпион. Люди настораживаются.

— Ну и напрасно, — ответила Джени. — Я ведь работаю по поручению его превосходительства, и если я прошу что-либо сделать, то это абсолютно законно. Тебе не о чем переживать.

— Простите, но парочка моих приятелей попались на эту удочку перед тем, как их уволили, а других и вовсе из Регистра исключили, если не хуже. — Анжевин скрестила на груди руки и ступила на мягкий ковер. — Для чего вы здесь?

— Ты ведь присутствовала при передаче документов на «Арапаго». Мне казалось, ты имеешь об этом представление.

— Вас пригласили, чтобы расследовать подробности смерти Лиссы ван Рютер, — сказала Анжевин. — Но если верить Дюриану, на самом деле вы выискиваете компромат на его превосходительство. А может, и не только.

— Как ты успела заметить, Дюриан склонен сгущать краски.

— Я вам помогла, и вы это знаете. Если благодаря вам кого-то и вышвырнут отсюда, то со мной это произойдет в последнюю очередь.

— Ты так уверена, что моя просьба не была попыткой тебя дискредитировать?

Анжевин вспыхнула.

— В следующий раз, если вы надумаете заполучить что-нибудь «неинтересное», постарайтесь обойтись без меня. — Она поспешно собрала сумки и удалилась.

Какое-то время Джени сидела, уставившись в одну точку. Что, черт возьми, здесь происходит? Она рассчитывала, что в масштабах министерства просто растворится, но в людях, с которыми ей приходилось иметь дело, она натыкалась на нервное напряжение и болезненную чувствительность к любому вторжению. А единственное мое прикрытие — Эван. Эван, который не контачит со своими подчиненными. Эван-пьяница. Эван-жертва. Тот самый Эван, о котором люди могли предположить, что он в состоянии убить собственную жену.

Но эта версия долго не продержалась.

Достаточно того, что она могла появиться.

Джени подвинула к себе желтый пакет, вынула коробочку защитного устройства, а затем и толстую папку с темно-красной пломбой министерства внешних отношений. Было видно, что с пломбой поработали: краска размылась, а гриф министерства слегка примялся.

Похоже, Люсьен спешил. Джени сорвала поврежденную пломбу и вынула увесистую подшивку. На поле первой страницы стояла пометка «совершенно секретно», на каждой странице колонтитул «комиссия внутренних расследований». Слова «черновик» нигде и в помине не было.

Люсьен украл полный отчет — копию Улановой.

— Не очень-то вы осторожны, лейтенант. Интересно, как он отвлек Анаис, чтобы она не заметила пропажи, мелькнула в голове неприятная мысль, но Джени поспешила ее отогнать. Она включила сканер и приступила к проверке документов. Зная лейтенанта, она понимала, что ощущение опасности доставляло ему особое удовольствие, но оправданный риск был на волосок от безрассудства. Даже если ей придется возвращать отчет самой, рискуя стать героиней очередной подборки фотографий, она позаботится о том, чтобы Люсьен получил его уже утром. Пусть даже он «отвлекает» Анаис до взаимного изнеможения, рано или поздно она хватится пропажи.

— Все зеленое, — вздохнула Джени, заканчивая сканирование последней страницы. Значит, это настоящий документ, а не подложные бумажки для отвода любопытных глаз. Джени быстро пролистала подшивку и, дойдя до приложения, принялась изучать список прилагавшихся документов, на основании которых был составлен отчет. Буквы СРШ-1 то и дело попадались на глаза. Данная аббревиатура означала, что этот документ являлся служебным и исходил из первого отдела базы на Рота Шере.

— Не исключено, что некоторые из них я же и регистрировала. — Джени вынула из сумки защитное устройство и на всякий случай все же поводила над ним детектором. Не то чтобы я не доверяла тебе, Люсьен: просто, как здравомыслящий человек, я допускаю, что у тебя могут быть свои капризы. Джени недоуменно смотрела на небольшой, размером с половину ладони прибор, пытаясь сообразить, как же его подключить к компьютеру. Наконец она приставила его с тыльной стороны монитора, с удивлением обнаружив, что прибор словно приклеился к машине. Через несколько секунд он издал едва слышный сигнал и засветился изнутри бледно-зеленым светом.

Джени глубоко вздохнула и включила компьютер.

— Пароли, Люсьен, — проговорила она в поисках доступа к сети министерства внешних отношений. — Мне нужны пароли.

На всякий случай еще раз заглянув в сумку, Джени обнаружила в ней лишь маленькую коробочку, завернутую в серебристую бумагу.

— Вот черт! — Без сомнений, это было одно из приобретений Анжевин, по ошибке попавшее в ее пакет. Джени уже хотела бросить коробочку обратно, но что-то заставило ее остановиться.

Ха, это ведь дорогая подарочная обертка. Серебристая гофрированная бумага, аккуратно загнутые, приклеенные скотчем уголки.

Джени осторожно развернула коробочку и расправила обертку. На внутренней стороне бумаги она обнаружила наскоро нацарапанные буквы и цифры: ни о чем не говорящие собственные имена и географические названия. Похоже, это то, что она искала.

— Что скажешь, оправданная осторожность, не так ли? — Джени положила список паролей рядом с дисплеем, а затем с некоторым волнением открыла коробочку.

… Он сказал, что тоже должен кое-что купить.

Перед ней стоял крошечный, сантиметров шесть в высоту, игрушечный солдатик. Очень тонкая работа: каждая пуговка поблескивает серебром, каждая микроскопическая медаль покрыта эмалью должного цвета. На солдатике была современная серо-голубая форма: стального оттенка голубой китель и серые брюки с тщательно отутюженными стрелками и красными лампасами по бокам. Из-под козырька фуражки выглядывают белокурые волосы, правая рука застыла в вечном салюте.

— Очередная подсказка? — Джени тщательно осмотрела фигурку, но ничего примечательного так и не обнаружила. Тогда она решила снова воспользоваться детектором.

— Жучков не обнаружено, — доложила самой себе Джени и поставила свой новый сувенир рядом с клавиатурой. Затем, размяв пальцы, словно музыкант перед концертом, она набрала первый заветный пароль и принялась ворошить историю. Взламывая один за другим защитные барьеры, Джени вспоминала, как когда-то она вот так же сидела за компьютером в небольшом кабинете клиники, роясь в личных делах пациентов, которые Ньюман не успел спрятать. На мгновение ей показалось, что она слышит запах опаленной выстрелами кожи служебных перчаток, она буквально ощущала, что за спиной, как и тогда, стоит Борги и вместе с ней читает появляющийся на экране текст. Сердце бешено колотилось. Не удержавшись, Джени оглянулась — рядом, конечно, никого не было.

Конечно. Прежде чем вернуться к работе, Джени проверила, достаточно ли плотно Анжевин прикрыла за собой дверь.

Если, когда Джени входила в ячейку, любопытствующие сочли ее неразговорчивой, то, когда она вышла через полтора часа, вполне сошла бы за глухонемую.

Извините меня, мне очень жаль. Так она молча извинилась перед библиотекарем — молодым человеком, который ей улыбнулся и Поздоровался. У них были свои причины, чтобы желать говорить с ней, а у Джени был опыт работы в обстановке тревоги и подозрений. Она могла бы развеять их беспомощные страхи несколькими тщательно подобранными словами, убедить, что она совершенно безвредна, чтобы они дали ей слиться с фоном. К несчастью, сейчас она не доверяла своему голосу — совершенно неизвестно, какие слова он может произнести. Так всегда случалось, если ее очень, очень разозлить.

Ты бесстыжий лгун, Эван ван Рютер, тебе наплевать на смерть Лиссы, а притащил ты меня сюда, чтобы спасти репутацию папаши.

Лифтом Джени спустилась на третий этаж, беспрепятственно миновала три двери с электронными замками и, доверившись нюху, отправилась на поиски секции техобслуживания. Обитатели офисов, расположенных на этом этаже, без сомнения, привыкли к характерному запаху отработанного питательного, раствора, но без того взбудораженный кишечник Джени реагировал на аромат тухлой рыбки слишком бурно. Она прислонилась к двери, ведущей в секцию, и прижала ко рту ладонь. Ее тошнило, как интерна-первогодка. Когда она войдет, будет только хуже. Из опыта Джени знала, что ионизаторы установлены только на выходах с этажа, тем самым перед выходом инспектора дезодорировались, чтобы не смущать штатских, здесь же от вездесущего запаха деться было некуда, и каждый новоиспеченный инспектор, попав сюда впервые, проходил своеобразное боевое крещение.

Ругаясь сквозь зубы, Джени толкнула дверь. Идомени с их особым отношением к еде и в целом присущей им деликатностью уделяли подобным местам куда больше внимания. Всюду были установлены ионизаторы, от них воздух в секции техобслуживания Академии казался вязким.

Да и само место было более ухоженным. Здесь же секция напоминала переполненный ящик для инструментов: отсутствие окон, низкие потолки, узкие проходы между открытыми рабочими столиками. Ремонтные ячейки занимали одну из стен этой огромной комнаты, у противоположной стены теснились кабинки предварительного осмотра и контрольная панель.

Джени хотела было нырнуть в одну из кабинок, но ее приметил какой-то клерк, и тут же к ней подбежали несколько услужливых помощников.

— Вы уверены, мадам, что вам необходимо именно это? — спросил клерк, прочтя наскоро заполненный ею заказ.

— Да. — Джени покрепче прижала к себе сумку, отклонив попытку девушкииз обслуживающего персонала запихнуть её на полку под стол. — А в чем проблема?

— В приказе мистера Риджуэя, мадам. Мы обязаны информировать его, если кто-то интересуется платами устаревшего образца.

— Вот как? — Джени обошла стол и встала напротив экрана компорта. Прозвучал мелодичный сигнал, и на экране появилось знакомое лицо.

— Дюриан, — обратилась к нему Джени, — мне нужна усовершенствованная плата джи-би-дельта. Я понимаю, что это особый случай.

Риджуэй сверлил ее своим колючим взглядом. Секунда. Другая.

— Добрый вечер, мисс Тай, — наконец сказал он, натянуто улыбаясь, и демонстративно посмотрел на часы. — Вы не боитесь опоздать к обеду? Его превосходительство не любит, когда его заставляют ждать.

При упоминании о его превосходительстве по головам сгрудившихся клерков пробежал шепоток. Джени скрипнула зубами от злости.

— Если мы быстро решим проблему, я буду вовремя.

— Я понял. — Риджуэй посмотрел в сторону и пожал плечами, словно в ответ на чей-то вопрос. — Я тут сам еще весь в работе. — Натянутая улыбка исчезла. — Плата необходима вам именно сейчас?

В этот момент на экране появилась Милашка Джинни Дойл, которая улучила момент, чтобы помахать Джени ручкой.

— Здравствуйте, мисс Тай.

— Мое почтение, полковник.

— Решили покопаться в архивах?

— Ага, прошу вот разрешения у бабули. — Джени встретила прищуренный взгляд Риджуэя. — Вы ведь не хотите, чтобы я попыталась вынести ее втихаря?

Один из клерков ахнул, другой хихикнул. На экране слащавая улыбка Дойл превратилась в скривленную гримасу.

— Знаете, — сказала она, доверительно положив на плечо Риджуэю руку, — я бы ее не выпустила.

— Мы бы сами взяли ее на выходе.

— Быть может, но у нас на этой неделе должна быть по плану учебная тревога. Пусть попытается.

— Сейчас некогда играть в эти игры, Вирджиния. — Какое-то время Риджуэй сидел, опустив глаза и задумчиво постукивая пальцами по столу.

— Саймон, — наконец позвал он. Клерк подошел к дисплею.

— Да, сэр?

— Дайте ей эту чертову штуковину. — И лицо Дюриана тут же превратилось в светящуюся точку.

Вокруг компьютера воцарилось гробовое молчание. Его нарушила Джени, стукнув кулаком по столу, Окинув взглядом недоуменные лица собравшихся, она сказала:

— Слышали, что говорит бабуля? Дайте мне эту чертову штуковину!

Вопрос решился мгновенно, улыбки из просто вежливых превратились в радушные. Дюриан, Дюриан, как же тебя здесь любят, подумала Джеки, а одна из девушек вызвалась проводить ее к ячейкам для ремонта. Надо было и в библиотеке этим маневром воспользоваться.

Девушка вела Джени по коридору.

— Запах вас не достает? — спросила она. — Там в зале вы неважно выглядели.

— Честно говоря, в такую большую секцию техосмотра я давненько не заходила, — призналась Джени.

— Вот, возьмите, это поможет, — сказала девушка, протягивая ей маленький пластиковый пакет, — мы это для штатских держим. Хоть и сами иногда пользуемся.

Джени заглянула в пакетик. В нем лежали тампоны для ноздрей, пропитанные ментолом.

— Спасибо, — поблагодарила она девушку и вставила тампоны в ноздри. Девушка остановилась у одной из ячеек и протянула Джени карточку-пропуск.

— Свободна только эта, никто не хочет здесь работать. — Она небрежно кивнула в направлении соседней двери. — Ваш сосед курит, как паровоз, а вытяжка общая. Люди ругаются, что от дыма сканеры летят,