/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

На одну ночь?..

Кэрри Томас

Патриархальные нравы царят в старинном поместье Лайонс Фортун. Именно здесь, пережив драматический разрыв с возлюбленным, Ада Тойнбер нашла свою «тихую обитель». Но все меняется с приездом владельца замка Криса Дэнли. Казалось бы, они ставят перед собой совершенно противоположные цели. И каждый уверен, что добьется своего любой ценой…

Кэрри Томас

На одну ночь?.

1

Чарующая музыка Вивальди звучала в одном из залов Лайонс Фортун. Укрывшись за колоннами у окна, Ада наслаждалась виртуозной игрой молодых музыкантов. Впрочем, подобное волшебство ей было не в новинку. Такие вечера устраивают здесь довольно часто.

Подчиняясь бессознательной привычке, глаза Ады обратились к старинной картине, которая уже несколько столетий неизменно висела над парадным входом. Сюжет этого полотна ныне известен лишь немногим посвященным, но Ада Тойнбер принадлежит именно к ним. Средневековый мастер запечатлел грозного рыцаря, участника крестовых походов сэра Кристофера Дэннелса в момент встречи с семьей покоренного вассала. Странное впечатление… Почему-то кажется, что суровый воин, аскет, слишком заинтересованно поглядывает на женщин, молящих его о пощаде. Каждый раз это беспричинно забавляло Аду. И каждый раз она снисходительно прощала легендарного героя.

Внезапно Ада почувствовала, что кто-то пристально наблюдает за ней. Обернувшись, она на мгновение встретилась с взглядом незнакомого смуглого мужчины, который сидел в глубине зрительного зала. Ада невольно вздрогнула и моментально отвела глаза.

Первое отделение концерта закончилось. Приветствуя музыкантов дружными аплодисментами, все поднялись с мест. Ада стремительно выскользнула из зала. Как она и ожидала, бармены и вся команда официантов были готовы к антракту. Меломанам есть чем подкрепиться и прополоскать горло в этот жаркий весенний вечер.

Поскольку сегодня отсутствовал хранитель поместья Джеральд Бонс, отставной полковник королевской гвардии, Ада сочла своим долгом помочь Майклу Куперу и его ребятам из службы безопасности. Необходимо создать для гостей максимум комфорта. И разумеется, никаких инцидентов, никакой давки.

Купер шутливо заверил «драгоценную мисс Тойнбер», что до окончания концерта нападений ирландских террористов не предвидится, и посоветовал подышать свежим воздухом. Ада с улыбкой подчинилась. Жалеть об этом не пришлось. Чудесная картина заката заворожила ее.

— Производит впечатление, не так ли?

Ада слегка вздрогнула от неожиданности. Небрежно облокотясь о перила лестницы, рядом с ней стоял тот самый незнакомец.

— Музыка? Вы это имеете в виду?

— И музыка тоже. Мальчики играли блестяще. Но я подразумевал неуловимую красоту бытия, которая сейчас открылась перед нами.

— Да вы философ… — с кокетливой иронией отметила Ада, уже не сомневаясь, что заинтересовавший ее мужчина пытается познакомиться.

Теперь-то она могла оценить по достоинству своего нежданного поклонника. У него были глубоко посаженные серые глаза, смуглая кожа и темные вьющиеся волосы. Боксерский нос придавал его лицу некоторую суровость, а легкий костюм и шелковая белая рубашка не могли скрыть мышцы, о которых мог бы мечтать любой атлет высшего класса.

— Вы любите Вивальди? — спросил он. — Его виртуозную легкость?

— Очень. Хотя меня не пугает и скрябинская буря, Которая нас ожидает. — Ада жестом подозвала из холла официанта с подносом. — Вино? Виски?

— Благодарю. Вы так внимательны к случайному гостю. — Незнакомец взял бокал фруктового сока. — За рулем не рискую ссориться с местными блюстителями порядка. Кстати, откройте мне тайну… Что изображено на картине, которую вы так внимательно изучали? Признаюсь, очень заинтригован.

Ада решительно взяла его под руку и по дороге в зал не без феминистских колкостей успела поведать о своем отношении к сюжету.

— Надо же! — незнакомец ослепительно улыбнулся. — А я, простофиля, все-таки надеюсь, что у сэра Кристофера были несколько иные интересы.

— Каждому свое, — Ада выразительно закатила глазки. — Простите, но наш диспут придется отложить. У меня еще есть дела. Наслаждайтесь Скрябиным.

Ни хлопоты, ни потрясающее исполнение скрябинского «Прометея» не смогли отвлечь Аду от мыслей о незнакомце. Было даже чуточку жаль, что сразу после концерта ей пришлось заняться ужином для музыкантов. Что делать… Это входило в ее прямые обязанности.

Хорошенькая домоправительница Лайонс Фортун сознавала, что выглядит слишком юной для своей должности, и твердо придерживалась политики «безупречной вежливости» по отношению к посетителям. Ада редко испытывала искушение выйти за рамки формальной обходительности. Но на этот раз потребовались некоторые усилия, чтобы преодолеть мимолетный соблазн.

На следующее утро весь обслуживающий персонал, как обычно, был поглощен уборкой. Привычно проверив помещения музея, распорядившись пополнить ассортимент сувениров в киоске, Ада выкроила время для сандвича и кофе. Она обитала в одном из уютных коттеджей, которые были выстроены лет восемь назад в стороне от основных помещений усадьбы, за спортивными площадками, на полянке, примыкавшей к огромному парку елизаветинской эпохи. В соседнем коттедже слева жил садовник с семьей, домик справа, как и все остальные, обычно сдавался в аренду, но уже с неделю здесь шла кипучая подготовка к приезду персоны, со статусом которой не мог конкурировать не только какой-нибудь состоятельный отпускник, но даже гость самого высокого ранга. Замок собирался посетить человек, имеющий фактически неограниченное влияние на дальнейшую судьбу всего поместья.

Более чем за семь столетий своего существования Лайонс Фортун пережил не одну реконструкцию. Но традиционно знаменитый рыцарский замок с усадьбой оставался частным владением аристократов. Все изменилось десятилетие назад, когда представитель концерна «Дэнли презент» купил поместье на аукционе. Именно это обстоятельство и спасло Лайонс Фортун от неизбежной медленной гибели. Впрочем, не зря же говорят, что ничего случайного не бывает…

В самый разгар Второй мировой войны некий Крис Дэнли оказался после ранения в военном санатории в окрестностях Рединга. Простой паренек, выходец из семьи дуврского грузчика, он был по-своему цельной, незаурядной натурой. В отличие от папаши, Кристофера-старшего, судя по дошедшим сплетням, разгульного бабника и забияки, Крис обладал стальной деловой хваткой и с юности следовал четко сформулированному для себя кодексу чести.

Если верить местным кумушкам, в его жизни была только одна женщина. Сюзанна Колбри, дочь лесничего Лайонс Фортун, которая работала тогда медсестрой в санатории, стала избранницей молоденького солдата. Они обвенчались сразу же после его увольнения из армии. Сюзанна отличалась крайней привязанностью к своей семье, и Крис пошел ей навстречу. Они обосновались в Рединге и частенько навещали стариков Колбри. Наведываясь постоянно в окрестности замка, Крис с годами обрел здесь новую маленькую родину. К тому времени имя мистера Дэнли гремело уже во всех соседних графствах, вплоть до Лондона.

Крис начинал с нуля. Еще в середине сороковых годов у него был всего один потрепанный автобус. Но к началу шестидесятых компания «Дэнли презент» имела в Великобритании лишь узкий круг конкурентов в сфере транспортных перевозок и строительства. Однако нечеловеческое напряжение не прошло для Кристофера-второго бесследно. Он умер в пору, когда для мужчин подобного склада только наступает полный расцвет. Перед кончиной Крис завещал своему сыну, двадцатичетырехлетнему выпускнику Оксфорда, осуществить его заветную мечту — во что бы то ни стало приобрести Лайонс Фортун. Дэнли-младшему не пришлось долго ждать. Последний владелец замка вскоре окончательно разорился. Но, превратив Лайонс в определенной мере в общественное достояние, Кристофер-третий побывал здесь всего несколько раз, лет девять назад. С тех пор успел смениться практически весь обслуживающий персонал. Большинство нынешних обитателей замка, таким образом, никогда не видели своего хозяина. О причинах такого поведения оставалось только догадываться.

Возможно, Крис тяжело перенес утрату матери, которая после смерти любимого мужа прожила всего несколько месяцев. Впрочем, не исключено, что все гораздо прозаичнее… У Дэнли — роскошный особняк в Лондоне, он проводит много времени в деловых поездках. В бизнесе Крис с успехом продолжает начинания отца, но это не мешает его многочисленным любовным похождениям. От своей сестренки Евы Ада понаслушалась об этом такого, что и в голове не укладывается.

А теперь этот респектабельный донжуан направляется сюда. Зачем? Среди персонала гуляли дикие слухи. Ада старалась понапрасну не волноваться, но дыма без огня не бывает. Не исключено, что энергичному боссу уже надоело играться в исторический музей-заповедник. Вдруг он вынашивает планы радикальной модернизации помещений? Что-нибудь вроде фешенебельного отеля, бизнес-центра? Господи, ведь тогда немедля надо подыскивать работу… Ада решительно прервала эти бесполезные размышления.

Она уже почти три года управляла хозяйством Лайонс Фортун и успела привыкнуть к патриархальному, размеренному укладу здешней жизни. А теперь, что, прикажете бояться? Не девочка же в конце концов! Мужчины к ней тянутся, и если мистер Дэнли имеет по этой части слабинку, хотя бы в той мере, как непреклонный сэр Дэннелс, то она своего не упустит.

Заметив, что к стоянке напротив конюшен, шурша по гравию, приближается коричневый «форд», Ада поспешила навстречу. Она почувствовала облегчение, увидев молодую пару с ребенком.

— Мистер и миссис Ларсон? К вашим услугам… Ада Тойнбер, домоправительница Лайонс Фортун. Надеюсь, вы хорошо доехали?

Ей не понадобилось много времени, чтобы развеселить уставшую малышку, проводить гостей в отведенный им двухэтажный коттедж, вручить ключи и, конечно же, уверить, что она и Майкл Купер готовы помочь в любое время, если возникнут непредвиденные проблемы. Вернувшись к себе, Ада решила сварить кофе покрепче и заодно добить кроссворд в «Таймс». Однако уже через несколько минут раздался властный звонок в дверь. Она вздрогнула, словно от выстрела, но постаралась взять себя в руки. На крыльце стоял вчерашний незнакомец! На этот раз он был в джинсах и спортивной рубашке с открытым воротом. И выглядел еще привлекательнее, чем в строгом костюме.

— Ба! Здравствуйте! — В его проницательных серых глазах сверкнула искорка. — Вот приятный сюрприз. Я ищу мисс Тойнбер, домоправительницу.

— Эту особу вы уже нашли, — кокетливо представилась Ада, надеясь скрыть охватившее ее смятение.

— Крис Дэнли… с вашего позволения. — Он слегка улыбнулся. — А вы и в самом деле домоправительница? Я ожидал увидеть кого-нибудь постарше, в черном платье и со связкой ключей, как миссис Денверс в «Ребекке».

— У меня есть связка ключей. — Ада была настолько разочарована, что в шутливой интонации пробивалась явная фальшь. С мечтой о «незнакомце» придется проститься… Грустно вздохнув, она взяла ключи со стола. — Позвольте, я провожу вас, мистер Дэнли. К вашему визиту все давно готово.

Слегка опережая его, Ада устремилась напрямик, через дубовую рощицу, к «хозяйским» апартаментам.

— Пожалуйста, внимательнее, — деловито предупредила она, включив освещение в холле. — Как видите, здесь низкие потолки.

Крис окончательно убедился в этом, оказавшись посреди гостиной. Его макушка касалась центральной балки.

— Случались сотрясения мозга?

— К счастью, нет. Разве что случайные синяки.

Дэнли хмыкнул и оглянулся по сторонам. В комнате были два удобных дивана, покрытых полосатыми оранжевыми покрывалами, на окнах — льняные занавески с розами, низкий столик в центре, а в углу — старинная конторка. Изящная люстра прекрасно гармонировала с лампами в стиле ретро.

— Мне нравится, — сказал он.

Ада улыбнулась, решив не признаваться в том, что интерьер в значительной мере был устроен по ее вкусу. Она открыла дверь в соседнюю комнату, обставленную с изысканной непритязательностью — сосновый гарнитур в сочетании с плетеной мебелью. Ада указала на проход в кухню.

— Вот где высоким людям следует быть осторожными. Кухня полностью оборудована, но, как видите, невелика.

Когда Дэнли, наклонив голову, прошествовал туда, это напоминало визит Гулливера. Ада быстро продемонстрировала содержимое шкафчиков, с напускной серьезностью проинструктировала, как пользоваться стиральной машиной и плитой.

— Курить в доме, конечно, нельзя. В каждой комнате есть пожарная сигнализация. Я должна предупредить, что если тревога сработает в главном доме, вы здесь это тоже услышите. И наоборот.

Крис прищурился, будто озорной мальчишка.

— И в этот момент надо бежать?

— Сломя голову, — подтвердила она. — Не беспокойтесь. Учебные пожарные тревоги мы проводим регулярно. А теперь, если не возражаете, осмотрим второй этаж.

Прямо из гостиной лестница вела в большой зал с роскошным узорчатым камином. Они бегло осмотрели соседние комнаты, одна из которых могла служить детской, а другая была оборудована под скромный, но вполне комфортный рабочий кабинет. В конце коридора находилась новенькая ванная. Крис был весьма скуп на одобрение, но в запасе оставался главный сюрприз. Ада распахнула дверь в спальню, где царствовала кровать поистине королевского размера, с полубалдахином из той же ткани нежной расцветки, что и кушетка у окна. Деревянная скамья времен короля Иакова стояла у кровати, а в углу — сундучок с вращающимся зеркалом оригинально заменял туалетный столик. Старинный дубовый шкаф служил гардеробом и, кстати, прекрасно сочетался с высоким трюмо у двери, а широкие подоконники украшали глиняные вазы… Это была очаровательная романтическая комната, и никто еще, оказавшись здесь впервые, не мог сдержать восторг. Крис Дэнли не обронил ни звука.

Ада бесстрастно пригласила его подняться в мансарду, предупредив, что в стенном шкафу на верхней площадке хранится веревочная лестница на случай пожара.

— Надеюсь, вам будет удобно, мистер Дэнли, — сказала она и быстро пошла вниз. — Если вам что-нибудь понадобится, не стесняйтесь лишний раз ко мне обратиться. Пока полковник Бонс в отъезде, его обязанности частично выполняет Майкл Купер, начальник охраны. Стивен Моуди, главный садовник, живет с женой Флоренс и двумя детьми в коттедже по соседству. Он будет рад провести вас по своим угодьям.

Экскурсия завершилась возвращением в гостиную. Ада чувствовала себя несколько настороженно из-за молчания своего спутника.

— Есть вопросы, мистер Дэнли?

— Что касается поместья, — сказал он, глядя в окно, — и главного здания… Существуют ли какие-нибудь ограничения?

— Отпускников, которые живут в коттеджах, в замок допускают согласно режиму для посетителей. А в сады и парк — в любое время до сумерек, когда начинает работать система безопасности. — Ада слегка смутилась. — Конечно, вы не обычный отпускник, мистер Дэнли, так что правила на вас не распространяются. Если захотите осмотреть замок в одиночестве, обратитесь ко мне или к Куперу за ключами, и ваше желание будет исполнено.

— А если я удалюсь с какими-нибудь ценностями? — Крис кивнул в сторону залитого солнцем громадного здания.

— Поскольку это практически ваша собственность, препятствовать подобным развлечениям никто не будет, — ответила Ада, смягчив сорвавшуюся резкость улыбкой. Легкость и обходительность, напомнила она себе. — Только если вам что-нибудь понравится, пожалуйста, дайте мне знать, чтобы я смогла внести изменения в список.

— Я пошутил.

— Конечно.

На секунду их глаза встретились. Ада выразительно посмотрела на часы.

— Я должна вернуться в замок.

— Осмелюсь еще чуточку задержать вас, мисс Тойнбер. Меня интересует информация об окрестностях. Знаете ли, грешен — люблю хорошие бары и тому подобное.

— Нет проблем! — Ада прошла через комнату к конторке и протянула ему две кожаные папки. — Вот здесь все о Лайонс Фортун и разных других местных достопримечательностях. А в этой — перечень гостиниц, ресторанов и так далее.

— А вы лично не могли бы порекомендовать мне что-нибудь? — обронил Крис, заглядывая ей через плечо.

Ада отстранилась и направилась к двери.

— Наши мужчины лучше меня знакомы с этим предметом, мистер Дэнли. Впрочем, я посоветовала бы «Русалку», в двух милях отсюда, если вас устроит хорошая простая пища. Теперь, если мы закончили, я исчезаю. Добро пожаловать в Лайонс Фортун. Ключи — в холле. Приятно провести время.

— Спасибо, я постараюсь, — шутливо заверил он. Тут, вспомнив о своем обете, Ада столь обворожительно улыбнулась в ответ, что Дэнли окинул ее пристальным взглядом. — Вы позволите называть вас по имени?

— Разумеется.

— Ну а я для друзей — Крис, — подчеркнуто напомнил он. — Это позволяет избежать недоразумений. Моего отца звали Кристофер.

Решив не упоминать о том, что она весьма знакома с биографией семейства Дэнли, Ада попрощалась и чуть ли не бегом понеслась в сторону замка. Слава богу! Вроде бы первое испытание прошло успешно.

Был поздний вечер, когда, закончив обычный обход, Ада и Купер удостоверились, что в имении все в порядке. Огни уже горели во всех жилых помещениях усадьбы, кроме ее маленького домика.

Внезапно острое чувство одиночества охватило Аду. Это было что-то новое. Работа полностью поглощала ее, а атмосфера провинциального покоя настолько пришлась по вкусу, что, несмотря на укоренившуюся с детства привязанность к городской жизни, она редко выбиралась отсюда, разве что ради поездок домой. Даже не верилось, что совсем рядом, в получасе езды, проходит редингская автострада, по которой через Илинг можно рвануть прямиком в Лондон. Ада обитала в совершенно ином мире, и тоска никогда ранее не одолевала ее в Лайонс Фортун.

Хватит раскисать! Она загрузила стиральную машину, потом напечатала несколько вежливых отказов на просьбы предоставить места в коттеджах, которые были уже зарезервированы на этот сезон. Не желая возиться с готовкой, Ада наспех соорудила ужин из сыра и салата и расправилась с ним прямо на кухне, одновременно просматривая газету. Жаркая, сухая погода продержится еще несколько дней. Сегодня, по крайней мере, можно спокойно оставить белье на улице до утра.

Минут через сорок, с бельевой корзиной и фонарем, она вышла на поляну, расположенную за коттеджем. Насыщенный ароматом цветов ночной воздух действовал опьяняюще. Кругом царила гипнотическая, сказочная тишина.

Как тут красиво… Словно и в помине не бывает пронизывающего ветра, снежной слякоти, нескончаемой череды серых, дождливых дней. Она готова на все, чтобы остаться здесь, и если для этого придется умасливать довольно-таки непростого мистера Дэнли, — еще посмотрим, чья возьмет! Пусть тот намерен устроить здесь бизнес-центр или даже кое-что похлеще, чтобы развлекать своих приятелей-бизнесменов. Без надежной домоправительницы все равно не обойтись. А уж она свое дело знает на все сто.

Ада подхватила пустую корзину и фонарь, теперь ненужный, потому что глаза привыкли к темноте. Она медленно пошла вниз по склону холма и замерла, увидев высокую тень, отделившуюся от одного из деревьев.

— Не волнуйтесь, мисс Тойнбер, — поспешно произнес Крис. — Решил перед сном насладиться сигаретой и этим невероятным вечером.

— И правильно сделали! — безмятежно отозвалась она. — А я вот прозаично развешивала белье.

— Разве у вас нет машины для этого? — удивленно спросил он и взял у нее корзину.

Умасливай, напомнила себе Ада и благодарно коснулась руки столь галантного хозяина.

— У меня есть сушилка, но она расходует много электричества. В такую погоду, как сегодня, я предпочитаю пользоваться для этого свежим воздухом. Между прочим, — добавила она с толикой удовольствия в голосе, — если потребуется, тут есть сушилка для гостей. Хотя у Ларсонов маленький ребенок, так что, скорее всего, вам предстоит постоянно бороться за свободное место.

— Вы не обидитесь, если я скажу, что мысль о стирке ни разу не приходила мне в голову? — усмехнулся Дэнли. — Я привез с собой достаточно тряпок, чтобы хватило на все мое пребывание здесь.

Ада рассмеялась, и они вместе прошли в калитку и направились к коттеджам. Крис проводил ее до двери. Свет из гостиной падал на ее лицо. Он внимательно посмотрел на нее.

— Можно один вопрос? — Дэнли был чрезвычайно серьезен.

— Конечно.

— Ваши данные есть у нас в досье. Но никаких личных сведений. Я знаю, что вы работаете в Лайонс Фортун уже три года, а это хоть и прелестная, но глухая провинция. Странный выбор для такой женщины, как вы.

Неужели проверяет, подходит ли она для этой работы?

— Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, мистер Дэнли, — с тревогой обронила Ада.

— Ну хорошо, давайте в открытую. Вы молоды, умны и очень красивы. И все же выбрали деятельность, которая более подходит уставшей от разочарований даме бальзаковского возраста.

— Я была очень счастлива получить работу, которая мне по душе и которую я хорошо делаю. — Ада почувствовала, что конец фразы прозвучал нелепо.

— Я знаю, что это так, — заверил Крис. — Поверьте, претензий нет, более того, вы на отличном счету. Просто любопытно, есть ли у вас какие-то личные планы относительно дальнейшей жизни.

— Если вы имеете в виду другую работу, то нет. Для меня никакая другая работа не сравнится с этой.

Он чуть заметно улыбнулся.

— Вот видите, пытался быть тактичным и все запутал. Я хочу знать, есть ли в вашей жизни мужчина, который намерен склонить вас к отъезду.

Любого другого Ада тут же поставила бы на место. Но Крис Дэнли имеет право задавать нестандартные вопросы своим служащим.

— Такого мужчины нет, — холодно ответила она.

Крис нахмурился, облокотившись о дверной косяк и глядя на нее сверху вниз.

— Просто поразительно. Сколько же двойников таится в вашей душе? Сначала меня покорило грациозное создание, поглощенное созерцанием средневековой картины. Потом я стал свидетелем внезапной перемены, когда во время антракта вы столь тщательно следили за тем, как идут дела. Точно не знаю, кем вы были тогда. Но все же, кем вы себя видите, мисс Тойнбер? Сказочной принцессой? Или рачительной домоправительницей, железной рукой правящей Лайонс Фортун?

— Определенно домоправительницей, мистер Дэнли. — В глазах Ады блеснуло шаловливое коварство. — Когда я рассматривала картину, думала, что за морока выуживать из-за нее пыль. Спокойной ночи.

2

На следующий день Лайонс Фортун был закрыт для публики. Ада провела все утро вместе с уборщицами, поскольку никому не позволяла прикасаться к коллекции фарфора. Протирать уникальные статуэтки и бесценные сервизы составляло для нее своеобразный ритуал, который повторялся каждую неделю.

Она уже заканчивала работу в буфетной, когда вразвалку вошел Майкл Купер.

Купер был отставной морской пехотинец, слегка за пятьдесят, невозмутимый великан с бульдожьей деловой хваткой. Он не только отвечал за безопасность, но и контролировал все реставрационные работы в поместье. Вообще-то Майкл с женой занимал флигель у въезда в усадьбу, но в отсутствие полковника Бонса временно переместился в его апартаменты.

— Ада, мистер Дэнли просил тебя уделить ему время для того, чтобы показать дом.

Она бережно поставила на место настороженного фарфорового пойнтера и только тогда обернулась к Майклу.

— Да? И когда же?

— В любое время, что тебе подходит. — Купер сделал паузу, наблюдая, как ее кисть касается увитого виноградными гроздьями блюда. — Он кажется хорошим парнем, Ада.

— Угу. Только я предпочла бы, чтобы он не был Крисом Дэнли.

— Сэром Кристофером? — лукаво переспросил Майкл.

— По крайней мере, так его зовут.

— Он что-нибудь сказал тебе о своих планах относительно Лайонс Фортун?

— Нет. Возможно, он сделает это сегодня. Слушай, передай ему, что я буду свободна в два часа. Я закончу свое мероприятие к ленчу. — Ада выпрямилась. — Как ты думаешь, можем мы воспользоваться бонсовской гостиной? Наш въедливый хозяин, наверное, захочет после осмотра дома обсудить дела.

Майкл добродушно заурчал.

— Нет проблем. Меня не будет там до самого вечера. Бетси все еще не хочет приходить туда ночевать. Упрямая баба. Не знаю, откуда у нее эти причуды, но спорить бесполезно.

— А вдруг она столкнется здесь с призраком повешенного оруженосца сэра Кристофера?

Купер пожал плечами.

— Наверное, этого она и боится. Я ночевал здесь много раз, пока Бонс мотался в разъездах. И до сих пор ни разу не встречал это привидение.

Ада закрыла массивный сервант красного дерева.

— Если встретишь, пожалуйста, представь меня призраку. Мне было бы очень интересно с ним познакомиться. Ладно, скажи хозяину, что я буду здесь, в буфетной.

Крис Дэнли предстал перед ней при втором ударе башенных часов. Поистине точность — вежливость королей!

Ада с улыбкой взглянула на него поверх большой старинной вазы, которую она протирала.

— Здравствуйте, мистер Дэнли. Первая ночь на новом месте прошла благополучно?

Крис расхохотался.

— Почти. Я вырабатываю необходимую осанку. Через две недели буду похож на Квазимодо.

Вот чего уж о тебе сейчас никак не скажешь, подумала Ада. Дэнли выглядел превосходно отдохнувшим, лицо загорело, словно все утро провел на солнце. В футбольной майке какого-то клуба и альпийских шортах. На смуглых ногах — сандалии на толстой пробковой подошве.

Признаться, Ада успела заранее уделить немного времени косметике и вообще повертеться перед зеркалом, заодно проверив, как сидят джинсы, которые всегда носила, когда замок был закрыт для посетителей. Она поставила комнату на сигнализацию и уже в коридоре предложила:

— Давайте совершим обычную экскурсию, какую у нас рекомендуют посетителям. А после, если захотите увидеть что-нибудь еще раз, мы сможем вернуться. Уборщицы на сегодня закончили, так что вы спокойно все осмотрите.

Дэнли немного помялся.

— Перед тем, как мы начнем, у меня к вам вчерашняя просьба.

— Конечно, — вежливо ответила Ада.

— Не будем излишне чопорны. У нас ведь есть имена, не так ли?

— Ваша вчерашняя просьба будет исполнена сегодня, Крис. Итак, начнем с главного холла.

Ада предпочла забыть, что ее обаятельный спутник чем-то отличается от множества людей, которые каждый год посещают Лайонс Фортун. И вскоре ее фанатическая привязанность к достопримечательностям замка настолько увлекла Криса, что он как околдованный жадно внимал своему гиду, который с равным энтузиазмом повествовал и о средневековых казематах, и о помпезных залах и будуарах в стиле барокко.

После того как они обошли музейную часть дома, Ада направилась к жилым комнатам, которые занимали полковник Бонс с женой.

— Думаю, вы не откажетесь от чашечки чая, — сказала она у дверей малой гостиной, интерьер которой представлял собой прекрасный образец эдвардианской эпохи, искусно дополненный в соответствии с требованиями комфорта.

— Здесь все иначе — прямо-таки солнечный уют, — отметил Крис, останавливаясь на пороге. — Парадная сторона замка, разумеется, в идеальном состоянии, но там экспонаты царствуют в каком-то застывшем сумраке.

Ада сокрушенно вздохнула.

— Свет — главный враг старинных предметов.

— И как вы с этим справляетесь?

— Драпировка, чехлы… Строго определенная температура. Классическая система, отработанная поколениями знаменитых английских дворецких. Вот почему большая часть нашего наследия сохранилась.

Она извинилась и отлучилась на кухню, быстро приготовила чай, поставила приборы на поднос и вернулась к Крису, который стоял у одного из окон, глядя через крепостной ров и изумрудные лужайки на елизаветинские конюшни.

— Как, должно быть, замечательно жить здесь, — произнес он, не оборачиваясь.

— Да. Эту тихую обитель я полюбила с первого взгляда.

Только сейчас, очутившись на диване, Ада почувствовала, что безумно устала. День выдался утомительным, в основном из-за ее беспокойства по поводу будущего Лайонс Фортун. И ее собственного.

Крис пересек комнату и сел рядом с ней, взял из ее рук чашку чая, но отказался от пирожных, которые испекла Бетси Купер.

— Я никогда не ем сладкого, — пояснил он и внимательно посмотрел на нее. — Вы выглядите усталой, Ада.

Она пожала плечами и сделала глоток чая.

— Я вечно так захвачена этим домом. Надеюсь, я не наскучила вам?

— Напротив, я был очарован. — Крис поставил чашку. — Хорошо, давайте проясним ситуацию. Полагаю, все здесь гадают, зачем дотошный Дэнли пожаловал в Лайонс Фортун и каковы его планы или намерения компаньонов относительно использования этой монументальной недвижимости.

Ада кивнула, внутренне приготовившись ко всему.

— Слухи самые разные. Все, что угодно — от бизнес-центра до дисней-парка по средневековой тематике.

Крис поморщился и рассмеялся.

— Уверяю вас, — начал он твердым тоном, — что это ерунда. Мой дядя, Уинстон Колбри… Может, вы слышали, он заменил мне отца? И в правлении ему, как и мне, всегда принадлежит последнее слово… Так вот, мы оба верны отцовскому завету. Поместье должно сохранить атмосферу старой доброй Англии. Не будет никаких принципиальных перемен. И реставрация, там, где это необходимо, должна быть проведена в максимально деликатной манере. Очевидно, вы знаете, что мой отец с самого начала был в тесном контакте с местными подрядчиками. Все работы, которые здесь ведутся, будут продолжаться понемногу, чтобы быть как можно менее заметными для посетителей.

Ада вздохнула с нескрываемым облегчением.

— Это очень хорошие новости. Но… Почему все-таки вы здесь? — не удержавшись, выпалила она. — Не могу поверить, что человек вроде вас готов две недели набивать шишки в коттедже исключительно из любви к заповедной экзотике.

Крис надменно вскинул подбородок.

— Человек вроде меня, — с вызовом повторил он. — И что вы этим хотите сказать, милочка?

Ада покраснела.

— Просто большинство наших клиентов — семейные люди, кроткие романтики. — Она еще раз наполнила чашки. — А вы явно отличаетесь вулканическим складом…

Крис вновь окинул ее цепким взглядом.

— На самом деле я очень рад этой передышке. Из-за работы мне пришлось целый год носиться по всей стране. Наконец-то можно перевести дух. Когда дядюшка Уинстон попросил меня вплотную заняться Лайонс Фортун, я с удовольствием согласился.

— Заняться? — обеспокоенно переспросила Ада.

— Джеральд Бонс просил меня как можно скорее ввести вас в курс дела, — вдруг очень деловым тоном объявил он. — Нет необходимости говорить, что с ним это все уже обсуждалось. Как вам известно, врачи не рекомендуют миссис Бонс жить в замке из-за артрита. Но полковник хочет продолжить свою работу в качестве хранителя. Моя задача — найти решение.

Ада испытующе покосилась на него.

— У Бонсов есть дом в пригороде Рединга, так что он может продолжать работать здесь и не проживая в Лайонс.

— Верно. Но в замке должен постоянно присутствовать надежный во всех отношениях человек. Вот проблема, которую я должен решить, не нарушая устоявшихся канонов. Старина Джеральд командовал подразделением, в котором служил во время войны любимый кузен моей матери, и только по одной этой причине нам хотелось бы, чтобы он сохранил свою должность. Но, если отбросить в сторону сантименты, полковник — блестящий администратор и так эффективно управляет поместьем, что совет директоров единодушно проголосовал за то, чтобы его оставить.

— И как вы выйдете из положения?

— Еще не знаю. Дайте время. — Крис улыбнулся. — Надо же хоть чуточку акклиматизироваться в вашей «тихой обители». И не беспокойтесь. Через две недели все будет под контролем. — Дэнли покосился на часы. — Спасибо, что уделили мне столько времени. С вами даже музей оживает. Послушать вас было очень поучительно.

Ада поднялась и пожала его руку, с некоторым удивлением обнаружив, что ладонь у «барина» жесткая и мозолистая.

— Мне тоже было приятно, — не совсем честно сказала она. — Надеюсь, я в чем-то вам помогла.

Крис задержал ее пальчики.

— Помогли. Очень. А теперь, прежде чем я отпущу вас, не покажете ли мне остальную часть замка?

Ада повела его сквозь анфиладу комнат. Все помещения были удобно и со вкусом обставлены, как и гостиная. На этот раз обошлось без комментариев. Ведь Дэнли в состоянии делать самостоятельные выводы…

Очевидно, решив, что на сегодня достаточно, Крис снова поблагодарил ее.

— Надеюсь, что не слишком вас задержал. Успеете добраться до своей любимой картины к концу дня?

Ада звонко рассмеялась.

— Сегодня у меня — исключительно фарфор. Эту работу нужно делать, пока светит солнце. Электричество здесь бессильно.

— В таком случае, свет — ваш союзник.

— Верно, — улыбнулась она. — Спасибо, что ввели в курс дела. Теперь у меня не будет больше кошмаров, что в усадьбе устроят загородный клуб или что-нибудь еще для состоятельных любителей острых ощущений.

— Замечательно! Вас аттестовали как лучшую домоправительницу Лайонс. В моих интересах, чтобы вы были счастливы. А теперь — до свидания. — Крис стремительно вышел из комнаты.

Ада видела, как он пересек лужайку по пути к коттеджу и комично пригнул голову, входя внутрь.

Беседа с Крисом оставила у нее странное, довольно противоречивое впечатление. Пора отвлечься! Разве она забыла, что сегодня решила приготовить себе нормальный ужин? Еще утром Ада разморозила филе лосося, почистила молодой картофель, так что теперь оставалось только принять ванну и поставить все на плиту.

Усевшись за ароматное лакомство, Ада была уже в благодушном настроении. Теперь-то можно спать спокойно! И тут ей пришло в голову, что она даже не спросила, можно ли рассказать об этом остальным служащим? Ведь Куперы последнее время волновались не меньше, не говоря уже о Моуди. Несчастный Стивен рисовал себе всевозможные ужасы, которые могли постигнуть его любимые сады.

Ада допила кофе, поставила тарелки в мойку и побежала наверх, чтобы привести себя в порядок. Она заплела влажные волосы в свободную косу, немного подкрасилась и… Через три минуты она уже была у коттеджа Дэнли. Свет горел, но на стук в дверь никто не откликнулся. Ада моментально сникла. Ей так хотелось заручиться его согласием, что можно сообщить радостную новость Майклу и всем остальным!

Ада вернулась к себе за корзиной и перешла через дорогу, чтобы снять высушенное белье. Спускаясь обратно по крутому склону, она заметила, что машина Дэнли, кабриолет с откидным верхом, не такая уж пижонская, как ей поначалу показалось, припаркована рядом с ее «фольксвагеном». Значит, Крис где-то поблизости. Огонек сигареты! Она побежала через рощу, бросила корзину у своего крыльца и стремглав вернулась назад.

— Мистер Дэнли! Крис… Уделите мне минутку, пожалуйста!

— С величайшим удовольствием, — приближаясь, произнес он. — Добрый вечер, Ада. Не зайдете ли чего-нибудь выпить?

— Благодарю.

Крис церемонно пропустил ее вперед. Гостиная имела обжитой, но сугубо холостяцкий вид. Кругом разбросаны газеты, журналы, на диване — несколько внушительных папок с документами и какая-то раскрытая книга.

Он даже не пытался скрыть свое ликование. И Ада сразу же почувствовала себя как-то по-домашнему раскованно.

— У меня есть виски, пиво и даже пара бутылок легкого белого вина, — сообщил Крис. — Что вы предпочитаете?

— Лучше последнее. — Ада не удержалась от смеха, заметив, как низко он наклонил голову, чтобы пройти в столовую. Сейчас, как только наполнятся бокалы, можно все выяснить до конца. — Могу ли я объяснить остальным ваши намерения? Как вы понимаете, все встревожены.

Крис вальяжно откинулся в кресле.

— Рекламируйте мою позицию всеми средствами, Ада. Я намерен побеседовать с каждым по очереди, пока буду здесь, но в свое время. А пока по возможности снимите общее напряжение.

— Это чудесно! — благодарно улыбнулась Ада, потягивая вино. — А то я начала уже подыскивать новую работу. И была очень рада узнать, что больше в этом нет необходимости. Распрощаться с Лайонс Фортун было бы мучительно.

Он нахмурился.

— Не понимаю… Ведь никто не собирался что-нибудь менять. Откуда пошел слух?

Ада опустила глаза.

— Как возникают любые слухи? Многим старинным домам нужна какая-то приманка, чтобы привлекать посетителей. В погоне за прибылью их владельцы порой идут на все. Думаю, когда наши узнали, что приезжает молодой, энергичный хозяин, воображение дополнило остальное.

Крис прищелкнул пальцами. В его глазах заплясали огоньки.

— Надо позабавить дядюшку. Представляю, как старый консерватор среагирует на версию с Диснейлендом или другим шоу-бизнесом. Он ведь обожает Лайонс Фортун не меньше отца. Папа брал меня сюда, когда я учился в школе. Тогда здесь было частное владение и надо было подавать заявку, чтобы попасть за ворота. Теперь дядя Уинстон частенько навещает поместье инкогнито, чтобы не создавать ажиотаж. Его жена предпочитает приезжать, когда в замке дают концерт. В тот вечер тетушка Джоанна была нездорова, и я воспользовался ее билетом.

— Я, должно быть, встречала их обоих, — предположила Ада, удивляясь, что никто из окрестных жителей не проболтался о таинственных посещениях главы семейного клана Колбри.

— Встречали, — улыбнулся Крис. — На самом деле они предупредили меня, что домоправительница производит «сильное впечатление». Хороши же у супругов Колбри шуточки! Конечно, я под «впечатлением», но, признаться, ожидал увидеть кого-нибудь постарше.

— Мне двадцать семь, — обронила она, разглядывая свой бокал. — Похоже, в дирекции были сомнения из-за моей молодости, когда три года назад я подала заявку на конкурс. Но моя квалификация отвечала всем требованиям — искусствовед, да еще со вторым дипломом — высший колледж администраторов бытового сервиса. Да еще мой жених учился в школе с одним из членов правления «Дэнли презент», так что карта выпала козырная.

Крис поднял голову, услышав слово «жених». На какое-то время воцарилась тишина. Но ее это нисколько не угнетало.

— А почему жених потянул за ниточки, чтобы вы оказались именно в Лайонс? — буркнул Крис, насупившись. — Он из местных?

— Никоим образом. Рафинированный столичный интеллигент… Я была его студенткой.

— Но вы говорили о своей независимости…

— Совершенно верно. — Она глотнула еще вина.

— Простите за назойливость, но… Давно это случилось?

Ада задумчиво взглянула на него.

— Как раз три года назад, — она пожала плечами. — Нынешняя миссис О'Брайен тоже была студенткой. Чарли устроил мне эту работу в каком-то смысле для того, чтобы успокоить свою совесть, потому что хотел жениться на Лине. — С некоторым удивлением она заметила, что его и без того смуглое лицо потемнело. — Знаете, Крис, с вами фантастически легко. Или вино слишком крепкое. Один бокал — и я раскрутилась. Простите за болтовню.

— О нет! — встрепенулся он. — Всего лишь прямой ответ на прямой вопрос. Ада, вы любили этого человека? Впрочем… тысяча извинений. Опять нахально лезу не в свое дело.

Она покачала головой.

— Не вижу никакой бестактности. Я, конечно, была влюблена в Чарли. Представьте породистого интеллектуала, от которого без ума куча мечтательных девчонок. Он так заморочил мне голову, что я бросила своего парня и вообще выпала из нормальной жизни на пару лет, — грустно призналась она.

Крис достал пачку сигарет, но не решился нарушить режим.

— Это долго продолжалось?

— Слишком долго. Профессор О'Брайен не спешил вести меня под венец. Тысяча уловок, отговорок. И при этом безупречная галантность. Он же специалист по изящной словесности! Потом я поступила в колледж, закончила экстерном. Началась выездная практика, командировки. Мы виделись все реже, а ведь такого жениха нельзя оставлять без присмотра.

— И вы сохраняли иллюзии? — насмешливо поинтересовался Крис, наполняя бокалы.

— Конечно, о многом подозревала. Но упрямо твердила себе, что все изменится, как только мы поженимся. — Ада отвернулась к окну. — Сентиментальная, самонадеянная дура.

— Так что случилось?

— Случилась рыженькая Лина. Она отличалась от других. Киска, но очень умная и, главное, поначалу безразличная к профессорским соблазнам. Но под конец свершилось неизбежное, только на этот раз отчаянно влюбился Чарли.

Крис нервно сжал губы, сдерживаясь явно с большим трудом.

— Со мной расплатились за то, что я отпускаю своего кумира на волю. И вообще веду себя достойно. Но в глубине души я никаких благодарных чувств не испытывала. Если честно, была очень зла на него. — Ее глаза вспыхнули при упоминании об этом. — Но Лина ходила тогда уже на пятом месяце, и у меня не осталось выбора. Вернула ему кольцо и потихоньку испарилась. Хотя, надо отдать должное, Чарли метался, беспокоился. Не так, правда, как о новой… брюхатенькой невесте, но все же… Он хотел создать мне «счастье в работе», которая «предназначена самой фортуной» для меня.

Крис, фыркнув, забросил руки за голову.

— Ка-кое благородство. Обалдеть можно.

Она была на седьмом небе от блаженства. Почему? Казалось, будто огромный груз всего за несколько мгновений свалился с ее плеч.

— Я никому раньше об этом не рассказывала, — заметила Ада.

— А своей семье?

— Родители знают только, что ему пришлось жениться на другой. Вначале отец хотел поколотить Чарли, но мама вмешалась. Она чувствовала, что мне и без этого хватает.

— Жаль, — небрежно обронил Крис. — Ну и кто именно в совете директоров оказался однокашником влюбчивого благодетеля?

— Некий Джеф Сноу. Я с ним незнакома.

— Как же, как же, — процедил Крис. — Не самый мой близкий друг.

— Он не может быть вашим ровесником. Чарли на двадцать лет меня старше.

— До сих пор обижаетесь на почтенного профессора?

Ада слегка улыбнулась.

— Сейчас нет. В конечном счете я сумела убедиться, что мы никогда не подходили друг другу. Забавно, но теперь я довольно часто вижусь с Чарли и Линой. У них после Джейка родились еще близнецы. Лина бросила университет, пишет неплохие исторические романы, а он оставил сады академии, чтобы быть свободным художником и воспитывать детей.

— Излишнее великодушие. — Его серые глаза холодно блестели. — Поверьте, это еще одна ошибка.

Ада встала и протянула ему руку.

— Когда я хотела поговорить с вами минуточку, совершенно не предполагала, что вылью на вас все свои печали. Утром буду себя за это ненавидеть.

Он почтительно склонился, чтобы поцеловать вздрогнувшие пальчики.

— Умоляю, не надо себя корить. Рад, что заглянули на огонек. Я ведь просто не решился сам пригласить. Было ощущение, что вы сказали бы мне, что домоправительница Лайонс Фортун не может быть накоротке с отпускниками.

— Вы близки к истине. Я никогда так себя не веду. Ни с кем. И все же… Вы ведь не обычный отпускник, мистер Дэнли?

— Крис! — укоризненно напомнил он. — После сегодняшнего вечера вряд ли можно вернуться к формальным отношениям. Кроме того, я просто отказываюсь думать о вас как о мисс Тойнбер.

Она зарделась от удовольствия.

— Между прочим, я и Майкл известны среди служащих как «закон и порядок».

Крис усмехнулся.

— Так вы крутой солдафон?

— Некоторые считают, что рабовладелец. Спасибо, что развеяли мои страхи. Я просто ненавидела мысль о том, что придется уезжать.

— Правление «Дэнли презент» готово оставить вас навеки в «тихой обители». Но ведь когда-нибудь вы выйдете замуж?

— О, крайне сомневаюсь. Кто же доберется до пыли за спиной сэра Кристофера? Ну ладно… Спокойной ночи. Я счастлива, что формальности остались позади.

— Ада… — тихо, каким-то совершенно иным тоном произнес он. — Приходите еще. В любое время.

3

На следующий день она совсем не видела своего соседа. Пока музей был открыт для посетителей, Ада с одиннадцати утра до пяти вечера находилась в замке. За это время удалось в той или иной форме донести радостное известие до многих служащих.

По такому случаю ликующий Стивен Моуди пригласил Аду и Куперов к себе на барбекю. Приятно было сидеть в шезлонге, попивая фруктовый пунш, который Флоренс подкрепила толикой водки, как только младшие Моуди отправились спать. Втайне Ада считала, что вечер был бы еще лучше, если бы она пришла не одна, а с кем-нибудь вроде Криса Дэнли… Но это было единственным, что омрачало ее настроение.

Все это пустые бредни, убеждала она себя после того, как Майкл и Бетси проводили ее домой. Крис Дэнли — не для нее. Их социальное положение несоизмеримо! А тут еще эти сплетни о его амурных похождениях, которые не сходят у Евы с языка.

Легко понять, чем он заслужил донжуанскую репутацию. Крис Дэнли мог бы очаровать кого угодно, не пошевелив ради этого и пальцем. Ада вздохнула. Меньше всего в жизни ей нужно было еще раз втюриться в сердцееда. Удивительнее всего было то, что она столь доверилась ему прошлой ночью, раскрылась, как наивная простушка. Господи, и что на нее нашло?..

Ада разделась и, оставшись в длинной футболке, свернулась в кресле у окна спальни. Луна зашла, но небо было в блестках звезд. Запахи сирени, боярышника и свежескошенной травы плыли в теплом ночном воздухе. Она сидела в темноте, ощущая такую пустоту в своей жизни, какой не чувствовала ни разу со времени приезда в Лайонс Фортун. И даже в самый болезненный период разрыва с Чарли. А началось это со вчерашней истории. Ничего себе влипла!

Вдруг она почувствовала новый запах. Табачный дым, причем насыщенный каким-то терпким ароматом. Ада наклонилась вперед и увидела на полянке своего невольного мучителя с сигарой. Он интуитивно обернулся в сторону коттеджа и, заметив силуэт, прошел по мощеной дорожке и остановился прямо перед ее открытым окном.

— Выходите, — таинственным шепотом попросил Крис. — Буду ждать в роще. Мне срочно нужно вас видеть.

Ада натянула джинсы, сунула ноги в сандалии и побежала вниз, полная опасений. Обманчивый огонек сигары мерцал совсем рядом, меж деревьев.

— Что стряслось? — всполошилась Ада, оказавшись рядом с ним.

— Ничего… пока ничего. — Крис обнял ее и крепко поцеловал.

Слишком ошеломленная, чтобы протестовать, Ада на мгновение замешкалась, но потом собралась и изо всех сил оттолкнула его, увы, безрезультатно.

— Извините, мистер Дэнли, — в ярости прошипела она, — но в моем контракте нет пункта, обязывающего меня развлекать гостей. — Она развернулась, но Крис с такой силой схватил ее за руку, что вырваться без унизительной борьбы было невозможно.

— Успокойтесь и простите меня за нелепую выходку. Лукавый попутал. И потом, это волшебное место… Увидел вас в окне и… — Крис замялся. — Вообще-то кобелиная импульсивность не в моем характере.

Ада немного пришла в себя. В конце концов, нечего делать из мухи слона. Она должна соблюдать необходимую дистанцию, но и не зарываться.

— Ладно, забудем. Спокойной ночи.

Крис повелительно, бесстрастно прикоснулся к ее плечу. От него пахло обычным одеколоном, еще немного виски… И никаких дорогих лосьонов, которые обожал Чарльз… Чарли!

Она подняла голову.

— Это все из-за той истории, которую я вам рассказала вчера вечером, мистер Дэнли? Вы не представляете, как я сожалею об этом. Мои признания были большой ошибкой. Вы, очевидно, подумали, что мне нужно какое-то физическое утешение. Или… — добавила она с внезапным подозрением, — может, вы испытываете меня? Интересуетесь, со всеми ли отпускниками я равно дружелюбна? Возможно, кому-то я уделяю больше внимания?

Крис отдернул от нее ладонь, словно обжегся.

— Как не стыдно! — возмутился он. — Я просто хотел вас поцеловать. Вполне нормальный мужской инстинкт. И раньше хотел. О чем, мисс Тойнбер, я полагаю, вы хорошо знали. Вы умная взрослая женщина.

— И ваш служащий, — не преминула уколоть Ада.

— Неужели вы полагаете, — глухо начал он после некоторого раздумья, — что я из тех, кто извлекает из этого преимущества и требует что-то вроде права сеньора?

— Не знаю, мистер Дэнли. Я только хочу, чтобы все было ясно. Как бы сильно я ни любила свою работу, есть определенные вещи, которые я не стану делать ради того, чтобы остаться здесь.

Казалось, последняя фраза прозвучала слишком ядовито. С внезапной усталостью и унынием Ада подумала, что напрасно подняла такой шум. Она потерянно побрела к калитке, но через несколько метров наткнулась на качели и, оступившись, растянулась на земле.

— Ада!

Не успела она опомниться, как мгновенно подскочивший Крис подхватил ее на руки. Через пару минут Ада лежала на кушетке у себя на веранде. Крис склонился над ней, стоя на коленях.

— Тебе больно?

Ада оттолкнула его и села.

— Пострадало только мое достоинство, — ледяным тоном заявила она. Их глаза встретились. Она прикусила губу, и тут оба заразительно засмеялись.

— Это же сдвиг по фазе. Рановато для мужика под сорок, — покаялся Крис, когда обуявшее их веселье поутихло. — Никакой другой причины.

— Но ведь у вас был повод срочно увидеться, — напомнила она, вынимая из волос травинки.

— Еще какой! Прекрасная дама сэра Кристофера показалась в окошке, и поскольку я чертовски хорошо знал, что в дом меня не пустят, тут же решил выманить вас наружу. — Его глаза искрились серебром. — Не было ничего дурного в том, что мне хотелось отметить эту прекрасную ночь поцелуем под звездами. И теперь… — Крис напустил на себя загадочный вид. — Вы узнали мою тайну. В душе я романтик. Не выдавайте меня, пожалуйста!

— Не стану, — улыбнулась Ада.

— Это всегда будет у тебя в запасе. Когда-нибудь используешь как компромат, — шепнул он, усаживаясь рядом.

Ада чувствовала, что он хочет ее поцеловать, причем в душе совсем не была против. Как же так? Ведь на лужайке она столь яростно ему сопротивлялась.

— Вам не сложно вновь называть меня по имени? — Он нежно обнял ее за талию. — И по возможности попробуем перейти на «ты». Разве нельзя хотя бы на секунду забыть, что мы оба имеем какое-то отношение к Лайонс Фортун?

— Зачем? — спросила она, стараясь не замечать дрожи, пробегавшей при каждом его прикосновении.

— Ты знаешь зачем, — отрывисто произнес Крис и привлек ее к себе.

Она закрыла глаза. Безумно хотелось полностью подчиниться его ласкам и… Но внешне Аду выдавало лишь все более прерывистое дыхание. Это длилось несколько минут. Они были на грани, хотя со стороны этот поцелуй выглядел совершенно невинным. Крис так и не переступил черту, за которой их ждали мгновения обманчивого в своем упоении блаженства.

Ада опомнилась гораздо позднее. Чуть ослабив объятия, он нежно гладил ее по голове. Крис задумчиво посмотрел на нее, поцеловал в ямочку на подбородке, потом поднялся и молча ушел.

Она смогла уснуть лишь на рассвете. К чему это приключение, если все заведомо обречено? Правила такой игры не позволяют заходить далеко. Однако пока ничего страшного не случилось. Сегодня они были просто мужчиной и женщиной, которые нравились друг другу и вели себя соответственно. Завтра она снова станет мисс Тойнбер, домоправительницей Лайонс Фортун, а Крис превратится, как и прежде, в недоступного короля «Дэнли презент».

Поднявшись в восемь утра, Ада, несмотря на томительную ночь, ощущала прилив восхитительной бодрости. В новой часовне она встретила Криса и Майкла Купера, увлеченно обсуждавших что-то с бригадиром реставраторов, занятых ремонтом юго-восточной стены. Крис дружески улыбнулся ей.

— Доброе утро, мистер Дэнли. Привет, Майкл. — Она чувствовала себя легко и свободно. То, что было ночью, было ночью. А сейчас их снова связывают только дела. Потискались на кушетке и хватит! Правда, очень понравилось… Но флиртовать с боссом — чрезмерно опасное удовольствие. — Я тут подумала, Майкл, — защебетала она, тонко учитывая присутствие Криса. — Если хочешь побыть пару ночей дома, здесь посплю я. Бетси, наверное, устала от того, что ты после обеда сразу сматываешься.

— Вот ты о чем, крошка… — Купер выглядел удивленным.

— Именно об этом. Если оруженосец надумает прийти, я не возражаю, — заявила она, чувствуя на себе настороженный взгляд Криса.

— Какой еще оруженосец?

— По преданию, он соблазнил наложницу сэра Кристофера, красавицу-палестинку. Разгневанный рыцарь приказал повесить неверного слугу на крепостной башне. Здешний священник пытался укрыть его у себя. Беднягу вытащили прямо из алтаря, осквернили насилием священное место. Говорят, раз в несколько лет его призрак появляется в замке.

— И вы не будете возражать? — передернул плечами Крис.

— Нет. Привидения меня совсем не пугают. А что касается нежданных гостей из плоти и крови, то здесь очень сложная система безопасности. Надеюсь, кратковременное уединение вообще пойдет мне на пользу.

— Оставить вас одну… Не знаю… — Крис был явно недоволен.

— Не беспокойтесь, мистер Дэнли. Ночью замок патрулирует охранник с доберманами. Кроме того, у нас прямая связь с полицией, — заверил Купер, по-видимому загоревшись предложением вернуться на ночь к жене. — Если ей понадобится помощь, это вопрос нескольких минут.

— Значит, договорились, — решительно заключила Ада. — А теперь меня ждут дела. Счастливо, джентльмены!

До самого вечера она провозилась со сметами расходов на текущий месяц. И когда удалось наконец забраться под душ, Ада с удовольствием отметила, что хлопоты — лучшее противоядие от сердечных страданий. Она наспех перекусила, уложила сумку и, напевая один и тот же куплет из «Джонни — мальчик для меня», направилась к замку.

Ада шла медленно, любуясь царственным величием Лайонс Фортун. Рыцарское гнездо всегда удивительно красиво смотрелось на закате — как ожившая средневековая гравюра.

Она остановилась поболтать со Стивеном и Флоренс, которые священнодействовали в цветнике, потом встретила Ларсонов, прогуливающих свою малышку перед сном. Обмениваясь шутками, добрались до подъемного моста. Дальше гостям сопровождать ее было нельзя. Ада миновала мост, привратницкую и поднялась по каменной винтовой лестнице в резиденцию Джеральда Бонса.

Кто-то, наверное Майкл, оставил гореть все лампы. И хотя она всерьез считала, что не боится привидений, такая предусмотрительность ее тронула.

На самом деле единственной грозящей ей опасностью, как она полагала, была близость с Крисом. Чем скорее Дэнли-третий уедет из поместья, тем лучше.

Ада позвонила родителям, немного почитала и уже собиралась было понежиться на роскошном ложе в комнате для гостей, как раздался телефонный звонок. Она лениво подняла трубку, в полной уверенности, что это дежурный охранник.

— У вас все в порядке? — с некоторой неестественностью в голосе поинтересовался Крис.

— Да, конечно, — прохладно ответила она.

— Я все не могу избавиться от чувства вины.

— За что?

— За то, что вы ночуете в одиночестве в этом по-своему жутковатом доме.

— Не беспокойтесь. Я прекрасно отдыхаю.

— Похоже, от меня?

— Ну что вы… Это уже болезненная мнительность.

— И все-таки ты боишься поближе познакомиться со своим соседом.

Тут он ошибался. Ада боялась самой себя.

— Ничего подобного. Просто я поняла, что Майклу не помешает очутиться ненароком в собственной постели.

— Увидевшись с миссис Купер, не могу с этим не согласиться. Хочу попросить лишь об одном. Если хоть в малейшей степени вам будет тревожно, позвоните мне немедленно. Я появлюсь через несколько секунд.

Аде не очень понравились нарастающие командные нотки.

— Не сомневаюсь, ничего подобного не случится. Я ведь действительно раньше ночевала в замке. И ни капельки не боюсь.

— Привидений. Человек совсем другое дело. Если какой-нибудь сумасшедший ворвется к вам, не пытайтесь строить из себя супермена, — приказал Крис.

— Я основательно подготовлена к тому, чтобы справиться с неожиданностями, — едко заметила Ада. — А теперь воспользуюсь тишиной и покоем и пораньше лягу спать. Но все же, — добавила она с внезапным раскаянием, — спасибо, что вы так обо мне заботитесь.

— Пустяки. Я же говорил, что втайне романтичен. Сэр Кристофер готов на все во имя своей прекрасной дамы.

Ада засмеялась, пожелала ему спокойной ночи и положила трубку. Жизнь казалась ей восхитительной.

Она провела в замке две ночи и была не против продолжить, но потерпела поражение.

— Бетси считает, что я обнаглел, — заявил Купер на третье утро, когда они вместе открывали дом для посетителей. — Возвращайся сегодня вечером в свое гнездышко, детка. Ты — ангел. Но нельзя же злоупотреблять твоей добротой.

Освободившись несколько ранее, чем обычно, Ада неспешно тронулась домой. Было очень душно, и, если небо не обманывало, собиралась гроза. По пути она заглянула к Ларсонам, напомнив им, что, если электричество отключится, фонари лежат в стенном шкафу холла.

— Боюсь, придется обойтись без свечей, — предупредила Ада. — У нас действует драконовский контракт с пожарной службой.

Она попрощалась, свернула к боковой аллее и сразу же увидела Криса, который, расположившись на лавочке, просматривал какие-то документы.

— Здравствуйте, мой рыцарь! — весело приветствовала Ада. — Наверное, и вас следует предупредить. В каждом коттедже есть фонари, но, пожалуйста, никаких спичек или свечей, если Лайонс останется без электричества.

— У меня уже имеется персональный фонарь, — он торжествующим жестом указал на шишку с правой стороны лба. — Куда же мне еще свечу? — Крис аккуратно сложил бумаги в папку. — Наконец-то ты вернулась. Рада?

— Да. Мне мой домик нравится. Но смена обстановки на пару ночей тоже была по душе. — Она помахала пальчиками на прощание.

Неистовая гроза все же разразилась затемно, но обошлось без эксцессов. Побушевав меньше часа, стихия откатилась в сторону Редин-га. Ада смотрела на теперь уже безобидные дальние отблески молнии и радовалась, что подобного не случилось во время ее ночевок в замке. Наверное, привидения, если они все-таки существуют, предпочитают появляться перед людьми на фоне такого, поистине космического, хаоса. Ах, как же сладко она заснет сейчас, под звуки затихающего дождя…

Когда утром она, огибая спортивную площадку, проверяла, не беспокоят ли гостей резвящиеся перед началом смены охранники, Крис бесшумно нагнал ее.

— Доброе утро, прекрасная дама. Вы сегодня очень заняты?

Она надеялась, что в ее ответной улыбке не промелькнуло ничего личного.

— Здравствуйте. Экскурсии не будет, так что у меня все, как обычно. Нужна моя помощь?

— Хотел бы пригласить вас на ленч. Совершенно деловой, — торопливо добавил он. — Предстоит кое-что обсудить.

Ада на секунду задумалась. Нет, отказываться нельзя: это будет смахивать на топорное ханжество.

— Могу освободиться к двенадцати. Подойдет?

Крис просиял от ликования. Прямо-таки римский полководец после победы. Неужели она вновь сделала неверный шаг?

— Отлично. Я зайду за вами. Пока! — И помчался к турнику, голый по пояс, в линялых джинсах.

Она демонстративно отвернулась. Нечего пялиться! Надо предупредить диспетчера, что в десять доставят хлеб из пекарни. Вообще дел невпроворот, а ведь предстоит еще привести себя в порядок. Что бы там ни замышлял «тайный романтик», она должна выглядеть наилучшим образом.

4

Ада заранее предупредила Купера о том, что ей нужно на несколько часов исчезнуть из замка. Чувствуя себя как школьница, сорвавшаяся с уроков, она примчалась домой, чтобы извлечь максимальные преимущества из того, чем одарила «прекрасную даму» природа.

Неудачный роман с О'Брайеном надолго выбил ее из колеи. Был период, когда Ада вообще перестала обращать внимание на свою внешность. Она отказалась от стильной короткой стрижки, которая так нравилась Чарльзу. Когда же интерес к нарядам снова пробудился, Ада перешла на строгое классическое ретро. Кстати, и званию «домоправительница» это соответствовало больше. Но сейчас, перед зеркалом, впервые за последние годы она тщательно продумывала каждый штрих.

Длинные русые волосы скрепила на затылке замысловатая филигранная заколка, которую Ева привезла из Индии. День был солнечный, и выбор пал на длинное, отрезное по талии платье из тонкого кремового батиста с рисунком из нежных, неясных оранжевых и бежевых цветов. Желтовато-коричневые кожаные босоножки, тонкие серебряные серьги в ушах — и Ада была уже в полной боевой готовности, когда услышала знакомые шаги.

Она распахнула дверь и улыбнулась, втайне польщенная восхищением, блеснувшим в его глазах.

— Нет слов! — Крис артистически прижал руку к груди. — А я вот как оборванец… Но под этой ковбойкой бьется благородное сердце!

Автомобиль стоял уже за оградой.

— Мне рассказали, что тут, миль десять в сторону от шоссе, есть паб под названием «Ручеек». Не беспокойтесь, — добавил он, открывая дверцу, — мистер Купер нарисовал схему, так что не заблудимся.

— Курс прокладываю я? — поинтересовалась Ада, устроившись на сиденье. — Предупреждаю, сама я там ни разу не была.

— Полностью уверен в ваших способностях, — заявил Крис, выруливая на лесную дорогу. — Интуиция дамы — моя путеводная нить.

«Ручеек» оказался очень гостеприимной маленькой старинной гостиницей, с кадками цветов у входа и столиками под навесом. Хотя полдень миновал лишь недавно, посетителей было уже немало. Заручившись ее согласием, Крис попросил обслужить их в беседке и прежде всего принести туда светлого легкого пива.

— Отлично! — Он с наслаждением отхлебнул из литровой сувенирной кружки. — Купер уверял меня, что бифштекс и пирог с устрицами здесь первоклассные.

— Тогда, сэр, будьте уверены, так оно и есть. У Майкла отличный вкус.

Они долго раздумывали, что выбрать, обсуждая и сравнивая достоинства пирога и горячих королевских креветок под сычуаньским соусом.

— Их всегда так неудобно вытаскивать из панциря. — Ада капризно захлопнула меню.

— А это существенно?

— Ни в малейшей степени! — засмеялась она. — Только позаботьтесь о салфетках.

Закуски и пирог, который действительно оказался потрясающим, нисколько не помешали непринужденной беседе. Крис хотел знать все до капельки о ее работе в Лайонс Фортун и, после того как Ада кратко рассказала ему об этом, поведал ей свою идею о собственной роли в «Дэнли презент».

— По специальности я архитектор, но в последнее время стал для дирекции палочкой-выручалочкой. Негласно курирую практически все подразделения, нуждающиеся в стабилизации.

— И каждый раз лично доводите дело до победного конца?

— Чаше всего. Иногда, если речь идет о чем-то незначительном, в этом нет необходимости. А иной раз застреваю на полгода, даже больше, чтобы убедиться, что новая идея воплощается в жизнь. — Крис раскурил сигару. — Вот почему моя лондонская берлога больше смахивает на богемный отель. Устал я от этого. Ведь не мальчик уже. Хочется домашнего тепла.

— Охотно верю… — Ада облокотилась на перила беседки. — А на примете что-нибудь есть?

Несколько раз он щелкнул зажигалкой, наблюдая, как появляется и исчезает робкий огонек.

— Отчасти поэтому я и пригласил вас сюда.

— Правда? Почему меня? Я ничего не знаю о лондонской недвижимости.

Крис подождал, пока удалится официант, подошедший убрать посуду.

— Идея — если вы ее одобрите — заключается в том, чтобы одним выстрелом убить сразу двух зайцев. Простейшее решение проблемы — мое переселение в Лайонс Фортун.

Ничего подобного Ада, разумеется, не ожидала.

— Вы серьезно?

— Более чем когда бы то ни было, — заявил он с некоторым вызовом. — Моя «домоправительница» против?

— Нет… Конечно нет. Но, по правде говоря, ко мне это никакого отношения не имеет.

Крис покачал головой.

— Ты же привязана к поместью, к своей «тихой обители». О лучшей помощнице и мечтать нельзя.

— Боюсь зазнаться. — Она надула щечки. Вот это да! Никто даже не предполагал, что сам Кристофер-третий намерен сюда перебраться.

— Первоначально я намеревался только прикинуть, каким образом легче провести реставрацию и обеспечить сохранность здания. Может быть, добавить людей, если необходимо, — признался Крис. — Но ведь в Лайонс сложилась идеальная команда! К примеру, лично у тебя такие контакты с местными жителями, которых не каждый добьется за всю жизнь.

— Вы явно провели уйму времени с Купером, — заметила Ада.

— Суть не в этом. Бонс, Стивен, Майкл и ты… Да вашей инициативой надо только умело управлять. А если что-то требуется от меня, только скажите.

Она уже не сомневалась в том, что разговор действительно принимает деловой характер.

— Я прослушала курсы реставрации и в колледже, и когда уже работала в замке. Но только по керамике и живописи. Мне бы понадобилась квалифицированная вышивальщица для драпировок в китайской спальне. Это не моя область. Но в остальном, думаю, проблем не будет.

— Не сомневаюсь. — Крис благодарно взглянул на нее. — Но ты упорно обходишь молчанием мой переезд.

Ничего удивительного. Эта «идея» совершенно сразила ее. Одно дело, когда Крис Дэнли пару недель распоряжается здесь. Но чтобы он оказался почти постоянным обитателем Лайонс Фортун…

— Итак, шутки в сторону, — собравшись с духом, начала Ада. — Чудесная затея выглядит нереально. Вы же постоянно в разъездах, да и по своей натуре склонны к уединению.

— Бывает и такое. Хотя, по правде, многие командировки со временем можно переложить на другие плечи. Что же касается вашего проницательного наблюдения… Очень мило! Нам до сих пор не принесли кофе. Ладно, я сейчас… Жаль, что нам пока не удается перейти на «ты».

Ада проводила его взглядом до дверей гостиницы. Теперь, когда она оправилась после первого шока, в душе пробудилась бессознательная радость. Он пригласил свою экономку на ленч! Он всерьез считается с ее мнением! А ведь младенцу понятно, что Дэнли-третий вместе с Колбри держит в своих руках весь совет директоров.

— Ужасно сосредоточенный взгляд, — заметил Крис, возвращаясь с двумя дымящимися чашками. — Официанты ползают, как заморенные тараканы. Проще самому их принести.

— Спасибо, — рассеянно отозвалась она, добавляя в кофе сахар.

— Каково же окончательное решение «прекрасной дамы»?

— Да! — непроизвольно вырвалось у нее. — Я согласна. Благодарю, что вы уделяете мне столько внимания. Только не стоит придавать такого значения моему мнению. Ничего от меня на самом деле не зависит. Верно?

— Беспредельная подозрительность! Не надейтесь, не буду ни спорить, ни убеждать. Время покажет, кто из нас прав.

Ада поняла, что не стоит испытывать его терпение.

— Помню ваше лицо в тот вечер, у окна в малой гостиной. Думаю, вы тоже влюблены в Лайонс Фортун. И даст бог, будете счастливы, поселившись здесь.

Его лицо прояснилось.

— Спасибо, Ада. Я знаю, что счастье близко. Теперь знаю. — Он поднялся, указывая в сторону лесной опушки. — Прогуляемся? Подождите секунду, только оплачу счет.

Солнце было высоко, но под деревьями царили тень и прохлада. Вскоре тропа устремилась под уклон, и Крис взял ее за руку.

— Извините, я не знал, что здесь такой крутой спуск.

Вместо ответа Ада нагнулась, сняла босоножки, подхватила их за ремешки и пошла босиком, радуясь ощущению шелковистого песка под ногами.

Тропинка вывела их к небольшому ручью, струившемуся под деревьями по поросшим мхом камням. Кроны причудливо сомкнулись, образовав изумрудный свод, полностью скрывавший их от солнца. Как будто они попали в иной, полностью изолированный от суеты мир. Тишина нарушалась лишь плеском воды, птичьими перепевами да загадочной для непосвященных симфонией звуков лесной жизни.

Крис сел на камень и жестом, не терпящим возражений, указал на свои колени. Она не стала перечить.

— Побережем платье, мисс Тойнбер. А вообще странно…

— Что странно? — Она не позволяла себе ни одного неверного движения. Все происходящее казалось сном.

— Ни с кем никогда мне еще не было так уютно. Как будто мы знаем друг друга многие годы.

Ада невольно улыбнулась.

— Уютно!.. Если это комплимент, то я впервые такой слышу. Может быть, мы встречались в какой-нибудь прошлой жизни.

— А если так, интересно, кем мы были тогда?

— Вы были рыцарем, могущественным феодалом, а я — одной из ваших служанок. Покорной рабыней… — ввернула она, радуясь удачному поводу.

— Больше похоже, что наоборот. Но лучше, если бы мы были равны. Как сейчас. — Крис нежно гладил ее запястье.

— Забавные представления о равенстве! Я всего лишь ваша домоправительница, сэр Крист…

Его пальцы сомкнулись с пугающей силой.

— Не «только лишь»! И не смей себя унижать! Слышишь? Я расцениваю это как пощечину!

— Ничего подобного. — Она осторожно высвободила свою руку. — Я очень горжусь тем, что делаю.

В затянувшемся молчании они посмотрели друг на друга.

Ада замерла, наблюдая, как темнеют его серые глаза. Она вдруг почувствовала опасность, словно оказалась на краю бездны и вот-вот туда соскользнет.

Что за чепуха! Нужен просто нейтральный предлог, чтобы это прекратить и… Крис притянул ее к себе.

— Ты не веришь в чудеса? Не любишь сказки? Неужто принцессе нравится быть Золушкой? Или ты…

— Но я не волшебная, — перебила Ада, поднявшись, и тут же пожалела об этом.

Крис моментально вскочил и поймал ее. От прежней кротости не осталось и следа.

— Это не игра с призраком! Не приключение. По крайней мере, для меня… — Его губы слились с ее губами, прежде чем она успела что-то сказать.

Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы не быстро приближающийся разноголосый гомон. Ада, задыхаясь, вырвалась как раз в тот момент, когда на тропе показалась группа туристов. Они неуклюже перебрались через ручей, с любопытством поглядывая на влюбленных.

— Черт, — с горечью обронил Крис. — Не надо, не уходи.

Стиснув зубы, Ада подхватила босоножки. Глаза ее сверкали.

— Ты специально привел меня сюда только для того, чтобы… чтобы?..

— Заняться с тобой любовью? — закончил он за нее. — Опомнись. Как ты можешь?..

— Дурацкие развлечения на свежем воздухе не занимают меня с подросткового возраста, — раздраженно сказала она.

— Жаль. — Его губы дрогнули. — Да подожди же, Ада, прошу тебя. Честное слово… больше не буду.

Сейчас он настолько напоминал наказанного мальчишку, что сердиться больше было невозможно. Невероятным усилием воли сохраняя оскорбленный вид, Ада приготовилась к достойной отповеди.

— Мой контракт, — начала она, — не утверждает, что мое поведение должно быть вне подозрений. Я не жена Цезаря. Но и мишенью для местных сплетен не стану. Поэтому никаких отношений с вами, если они выходят за рамки чисто деловых, быть не может.

Крис бросил на нее долгий печальный взгляд.

— Это означает, что, если я перееду в поместье, ты будешь избегать даже дружбы со мной?

— Боюсь, что так.

Он саркастически рассмеялся.

— По крайней мере, вы так тактичны, что говорили об этом с грустью.

— С грустью, — не утаила она.

— Значит ли это, что нам позволено чисто личное прощание?

Она колебалась, и, воспользовавшись этим, Крис заключил ее в объятия.

— К чему притворяться? — Он прильнул к ней столь нежно, что она против своей воли уступила. Сильнейшая дрожь пробежала по его телу, одна рука обвила ее талию, другая скользнула по тонкой ткани платья на груди. Ада буквально растворялась в каком-то сладостно-жарком бреду от его опаляющего дыхания. Каждое прикосновение неумолимо пробуждало импульсы безоглядного желания.

И вдруг все кончилось. Крис слегка отстранился. Как будто швырнул ее в бездонную пропасть…

— И ты всерьез собираешься расстаться? Нас же тянет друг к другу, как… Будешь отрицать?

Ада словно окаменела. Изворачиваться бесполезно. С выяснением отношений надо кончать.

— Так что же мы будем делать? — настаивал Крис.

— Ничего! — отрезала она.

— Ничего? Что ты имеешь в виду? Можешь ты мне объяснить, что под этим понимаешь?

Она раздраженно отвернулась.

— Нет.

— Ты прекрасно знаешь, — не унимался Крис, — что, будь мы где-нибудь еще, где не болтаются всякие кретины, я бы не позволил тебе уйти. Я хочу тебя, Ада, и честно предупреждаю: добьюсь своего.

— Неужели? — Ада пристально посмотрела на него, поднимая руки, чтобы убрать волосы за уши, — жест, известный ее близким, как ничего хорошего не предвещающий. — Сколько раз мне еще повторять, что это не обсуждается? Можешь ты себе представить, как отреагируют в Лайонс, если выяснится, что я развлекаюсь с хозяином?

— Прекрати издеваться! — зарычал он. — Может быть, для тебя это игра, для меня это любовь.

— Ты имеешь в виду похоть!

Глаза Криса блеснули холодом, подбородок надменно вздернулся.

— Я прекрасно знаю, что я имел в виду, — процедил он. — Давай-ка покажу тебе разницу. — Крис толкнул ее к дереву и прижал к стволу, грубо подавляя последние попытки сопротивления.

Ада сотрясалась в припадке бессильной ярости. Его губы жадно впивались в нее, руки разнузданно блуждали по телу. Это была грязная, оскорбительная пародия на недавнюю нежность. Вдоволь насладившись ее унижением, он отступил назад и взглянул на свою жертву с холодным насмешливым удовлетворением. Крис еще тяжело дышал, но в остальном казался совершенно спокойным.

— Вот это — похоть. Небольшой урок тебе, взбалмошная кукла. — Он вызывающе присвистнул. — Желание потрахаться не заведет самца слишком далеко. И не путай меня со своим любвеобильным профессором. Я — совсем другое дело.

Как же хотелось съездить по этой наглой, циничной физиономии!

— Совершенно другое, — едко согласилась она. — Чарльз — из рабочей семьи, его родители не могли ему помогать. Он всего добился сам. А ты родился с деньгами.

Крис высокомерно покосился на нее.

— Каждому свое, мисс Тойнбер. Каждому свое… Может, думаешь, что я накачивал мышцы в модных гимнастических залах? Отец взялся за меня с пяти лет. А в двадцать я уже был на равных с простыми работягами на любом из предприятий «Дэнли». На каникулах я был чернорабочим, подручным каменщика, сварщиком, слесарем, шофером. Я научился обслуживать тяжелые грузовики и автобусы, прежде чем получил разрешение водить их для компании, и выполнял строительные подряды задолго до того, как получил диплом архитектора.

Делая вид, что не вслушивается в этот монолог, Ада нагнулась, чтобы надеть босоножки.

— Короче, мисс Тойнбер. — Он посмотрел на часы. — Если вы привели себя в порядок, я отвезу вас обратно.

5

Возвращение в Лайонс Фортун прошло почти в полном безмолвии. Лишь изредка Ада указывала, куда ехать. Гнев уступил место грусти. Она сильно оскорбила Криса, это ясно. И его ответная реакция выросла из дикого желания проучить ее. Мужчина вроде Криса Дэнли, разумеется, не привык к обвинениям в похоти. И, если честно, не заслуживает подобного. Он очень хорошо умел все это. Куда лучше, чем Чарльз. Ада прикусила губу и украдкой посмотрела на своего спутника. Неужели примирение невозможно?

Крис съехал на обочину и выключил мотор. Потом отстегнул ремень и повернулся к ней. Былая неприязнь сменилась обоюдной настороженностью.

— Не беспокойся, я не стану снова на тебя прыгать.

— Приятно слышать. — Она невозмутимо пожала плечами.

— Я прошу прощения за то, что сорвался там…

— Ты рассердился.

— Это не извинение. — Он провел рукой по своим густым вьющимся волосам, глядя ей прямо в глаза. — Ты можешь переступить через обиду?

Каков красавчик! Она почувствовала искушение для профилактики послать его куда подальше. Но здравый смысл возобладал. Она работает у Криса Дэнли.

— Если вы действительно собираетесь переехать жить в поместье, — ровно сказала Ада, — было бы обременительно оставаться в ссоре друг с другом.

Крис слегка улыбнулся.

— Особенно если учесть, что я меньше всего этого хочу. Значит, договорились. Начнем заново.

Заметив, что Ада не в восторге от такой перспективы, он предупреждающе поднял руку.

— Я имею в виду, что, возможно, нам следует лучше узнать друг друга, шаг за шагом. Тебе, должно быть, совершенно ясно, что ты меня глубоко волнуешь. Более, чем только внешностью, — быстро добавил он. — С тобой я ощущаю гармонию, которую прежде ни с одной женщиной не испытывал. Я взбесился потому, что ты неправильно меня поняла. Первобытная тактика обычно не в моем стиле.

Вероятно, подумала Ада, ему никогда не приходилось прибегать к «первобытной тактике».

— Уверена, что нет.

Крис серьезно посмотрел на нее.

— Спасибо. — Он пристегнул ремень и тронул машину. — Когда мы вернемся, попроси, пожалуйста, всех собраться в главном зале в конце рабочего дня. Пора мне сделать официальное объявление.

Уже на автостоянке, когда Ада собиралась выходить из машины, Крис положил ладонь на ее руки.

— Не забудь, я намерен сделать то, о чем говорил.

— В каком именно отношении? — стараясь вновь не сорваться, уточнила она.

— Пока я готов дружить, — протянул Крис с нажимом, — но в конечном счете хочу большего. Честно тебя предупреждаю.

Ада откинулась на сиденье, пытаясь достойно пресечь игру в многозначительные намеки.

— Я неправильно себя повела на каком-то этапе, Крис. Я за дружбу. Но это единственное, что я могу предложить.

Он улыбнулся, ничуть не обескураженный.

— Посмотрим. А пока, будь добра, попроси всех собраться в шесть часов. Я не задержу их надолго.

Ада вернулась домой, обуреваемая смешанными чувствами. Хорошо еще, что можно чуточку побыть в одиночестве, прежде чем отправляться в замок. Приняв прохладный душ, она переоделась в строгую зеленую льняную юбку и рубашку в бело-желтую полоску, завязала волосы узлом, подкрасилась. Времени осталось уже в обрез. Ада поспешила на работу, чтобы успеть исполнить поручение Криса. За исключением двоих охранников, отпущенных Купером в увольнительную, всех удалось предупредить.

Точно в шесть она вошла в актовый зал, на несколько секунд опередив Дэнли. Его прежняя элегантная небрежность в одежде уступила место легкому костюму и официальному галстуку. Подкупающе дружеским тоном Крис раскрыл свои планы, объявив, что собирается поселиться в замке. Он заверил сотрудников, что намерен придерживаться традиций, которые сложились в Лайонс Фортун.

— С одной только разницей, — добавил он. — Поскольку я регулярно буду появляться здесь, то полковник Бонс, мисс Тойнбер и мистер Купер смогут со всеми вопросами и предложениями обращаться прямо ко мне. Мой отец завещал, чтобы в Лайонс сохранились не только все реликвии, но и атмосфера чисто британского благородства, чтобы этот уголок оставался доступным для многих поколений англичан. С вашей помощью я постараюсь сделать все, что от меня зависит.

Многие сотрудники, особенно не привыкшие к излишним церемониям рабочие-реставраторы, подошли к Дэнли, чтобы от души пожать ему руку.

— Итак, это официально, — понизив голос, сказал Купер Аде.

Она кивнула.

— Хотя, по правде говоря, мне интересно, догадывается ли мистер Дэнли, как холодно здесь бывает зимой. Даже сейчас прохладно, Майкл, а ведь уже май.

— Жилые комнаты теплее, детка, и, надо отдать должное этому парню, не похоже, чтобы его хоть чуть-чуть волновала холодная погода.

Ада уклончиво примолкла и улыбнулась, когда Крис подошел к ним. В зале уже почти никого не осталось.

— Вам может позавидовать Цицерон!

Он выдержал ее насмешливый взгляд.

— Я полагал, будет лучше, если все узнают мои точные намерения.

Опустив глаза, Ада заявила, что пора закрывать помещения.

— Я присмотрю за всем, Майкл. Иди домой к Бетси, а то тебе скоро заступать на дежурство.

Когда она, выпрямившись, выходила из зала, то прекрасно знала, что Крис смотрит ей вслед. Итак, укрощение строптивой продолжается!

Жизнь в Лайонс Фортун протекала без происшествий, хотя Аде приходилось довольно часто встречаться с Крисом. Это было неизбежно, поскольку он тщательно вникал в характер текущих дел. Дэнли легко находил общий язык со всеми, ему удавалось соединять властность и уверенность с покладистым, дружелюбным отношением. Особенно пылкие симпатии питали к нему почтенные дамы-служительницы, которые неустанно восхваляли достоинства сэра Кристофера всякий раз, когда говорили с Адой.

Но она неуклонно соблюдала дистанцию. Больше никакого летнего сумасшествия не будет. Если приходилось развешивать белье, Ада делала это очень рано, задолго до начала рабочего дня. По вечерам она уходила повидаться с Бетси Купер или вызывалась посидеть с ребенком Моуди. А когда оставалась дома, то занималась бумагами и делами на тот случай, если Крис вздумает навестить ее.

Погода сохранялась по-прежнему солнечная и жаркая. Посетители толпами устремлялись в замок. В киоски постоянно требовалось завозить дорогие безделушки, очень популярные в качестве сувениров, а кафе-мороженое и бар были переполнены с самого утра. Однажды группа школьников бродила вокруг здания целый час до открытия. В самых неожиданных местах обычно оказывался какой-нибудь энтузиаст с фотоаппаратом или этюдником.

Однажды вечером, устало подходя к калитке, Ада увидела поджидавшего ее Криса.

— Здравствуйте. Вы устали, — сказал он сочувственно. — Не заглянете на бокал вина? Мне нужен ваш совет.

Она была несколько заинтригована.

— Как мне вам помочь?

Крис проводил ее в прохладную гостиную.

— Позвольте сперва предложить вам выпить. Мартини со льдом?

— Спасибо.

Он исчез в кухне и тут же вернулся, совершая чудеса эквилибристики с подносом. Ада не смогла удержаться от улыбки.

— Вы теперь специалист по низким дверям.

Крис церемонно протянул ей бокал.

— Я выдержал пару болезненных столкновений, но теперь акклиматизировался. — Он внимательно посмотрел на нее. — Ты совсем вымоталась. Сегодня снова была куча народу?

— Да. Целый легион жаждущих уйму информации. Но мне это нравится. — Она вопросительно взглянула на него. — Вы что-то говорили про совет?

Крис сел в кресло напротив.

— На самом деле я имел в виду помощь. Мне бы хотелось в субботу пригласить всех служащих на дружеский ужин в замок. Не сможете ли вы для меня это устроить? Ну, холодные закуски и так далее… На следующей неделе я ненадолго уеду — дам возможность полковнику Бонсу спокойно перебраться. А в середине июня вернусь — и уже навсегда.

— Понимаю. — Ада перебирала пальчиками бокал. — Только, пожалуйста, поконкретнее. С нашими вечеринками обычно справляется Бетси Купер. Она — фантастический кулинар.

— Не сомневаюсь, но, поскольку миссис Купер будет в числе приглашенных, воспользуемся услугами профессионалов. Я составлю для вас меню — может быть, дары моря, ветчина, салаты, напитки. Разумеется, на любой вкус. И пудинги. — Он улыбнулся. — Сам я не склонен к ним, но дядя Уинстон…

— Значит, ваши родственники приедут?

— Они настояли, когда я рассказал, что у меня на уме. Не смог удержать любопытных старичков. — Крис подлил в бокал мартини. — А как вы, моя прекрасная дама? Надеюсь, на вас произвело впечатление мое примерное поведение?

Она слегка улыбнулась.

— Я была так занята, что не заметила.

— Ну вот, — трагически-насмешливо протянул Крис. — Это невежливо. Мужчине нравится, чтобы женщина обратила внимание, когда он бывает столь неестественно добродетелен.

— Извините меня. Я немедленно это учту, — вежливо уверила его она.

Внезапно Крис сменил тон.

— Ты простила меня? — отрывисто спросил он.

Притворяться Ада не собиралась.

— Почти готова простить.

Они долго смотрели друг на друга, потом Ада тихо произнесла:

— Я надеюсь забыть это происшествие. Очень надеюсь…

— Постараюсь сделать то же самое. — Его губы дрогнули. — Хотя… Я поступил как последняя скотина! И не мог даже попытаться загладить свою вину. Последнее время вас было чертовски трудно поймать.

К чему она и стремилась.

— Я была занята. — Ада поставила бокал на столик. — К сожалению, пора идти. Приглашена к Моуди на барбекю.

— Знаю. Я тоже. — Он коротко рассмеялся, увидев выражение ее лица. — Сейчас у мисс Тойнбер разыграется мигрень?..

Один — ноль! И все же вечер под звездами с Крисом Дэнли, даже в компании, грозил ей опасностью. Удастся ли выдержать игру до конца?

— Я приношу салаты. Мы часто так делаем. Бетси готовит пудинг и частично обеспечивает мясо, Моуди делают остальное. Вам, конечно, — сладко добавила она, — поскольку вы босс, не придется ничего с собою брать.

— Вот я счастливчик, — пробормотал он и проводил ее до двери. — Тогда увидимся. Помочь вам перед ужином?

— Наверное, не стоит, — сдержанно произнесла Ада. — Мне встретилась уйма понимающих взглядов в тот день, когда вы пригласили меня на ленч. Так что лучше, если мы придем отдельно. Пожалуйста.

— Так вы не простили меня?

— Одно с другим не связано, — возразила она. — Ну, может быть, совсем немного. Но, если быть совершенно откровенной, лучше, чтобы мое имя не упоминалось рядом с хозяйским. В любом контексте.

Крис сдвинул темные брови.

— Конечно. Как вам будет угодно, — сказал он с холодной учтивостью.

За спиной Ады щелкнул замок сразу же, как она вышла, и это болезненно уязвило ее.

Пару часов спустя, в белых брюках и вельветовой изумрудной рубашке, в плетеных сандалиях на босу ногу, Ада подошла к зеркалу, чтобы еще раз проверить свою прическу. Блюда с салатами и кувшинчики с соусом были заранее уложены в большую плоскую корзину. Дорого же ей обходится строгая репутация. Теперь тащить такую тяжесть самой…

Медленно спускаясь со своей громоздкой ношей по ступенькам, она заметила, что навстречу спешит Эндрю Ларсон. Он выглядел взволнованным.

— Мисс Тойнбер, дорогая, рад, что застал вас. Мы только что узнали, что тещу отвезли в больницу. Придется сократить отпуск. Жена уже собирается.

— Мне очень жаль. Это, должно быть, нелегко для вас, — сочувственно сказала Ада. — Передайте Мэри, пусть оставит все как есть, не беспокойтесь об уборке. Могу я что-нибудь для вас сделать?

— Да нет. — Он грустно улыбнулся. — Просто малышка о чем-то догадывается. Она нас немного задерживает.

— Хорошо, — решительным тоном произнесла Ада. — Только дайте я занесу эту корзину к Моуди, а потом вернусь и присмотрю за Кэтти, пока вы в хлопотах.

— Но…

Ада, не слушая возражения, отослала его обратно и поспешила в сад к Моуди, вручила корзину Флоренс и предупредила, что вернется, как только Ларсоны уедут. Потом она помчалась обратно, чтобы позаботиться о Кэтрин. Молодая мама, увидев, как Ада одета, несколько смутилась.

— Это очень мило с вашей стороны, мисс Тойнбер, но, пожалуйста, берегите ваш наряд.

— Отстирается! — Она взяла на руки заплаканную девочку.

— Я отнесу ее к себе, мы поиграем. Ну же, Кэтти, ты слышишь?

Маленькая Ларсон успокоилась не сразу. Положение спасла лишь китайская шкатулка с ювелирными украшениями. Потом последовал целый сольный концерт колыбельных песен. Когда в дверях бесшумно появился Крис, капризная леди сладко посапывала у Ады на плече.

— Я помогал Ларсонам погрузить вещи в машину, — шепотом отчитался он. — Как ты?

— Вроде бы выиграла сражение… Они готовы?

Крис кивнул.

Через несколько минут встревоженная пара уже уезжала. Спящую Кэт с массой предосторожностей уложили в детское дорожное кресло.

Ада тяжело вздохнула, когда машина скрылась за поворотом. — Бедняги. Обидно, что их отпуск пропал. Как вы узнали о том, что случилось?

— Миссис Моуди мне сказала, и я рванул к ним помочь этому парню, — улыбнулся Крис. — Но если бы не ты…

— Да что я… — как-то поникла Ада, запирая опустевший коттедж. — Честно говоря, я была в ужасе, когда мне вручили Кэт. И она это чувствовала. Но через какое-то время нытье прекратилось. Думаю, она просто устала плакать.

— Чепуха. Настоящая женщина всегда найдет возможности для альянса.

— Угу. Как говорится, худой мир лучше доброй ссоры. А сейчас дайте мне минуту, чтобы привести себя в порядок. Мисс Ларсон хватала меня за волосы. В какой-то момент я решила, что она вырвет их с корнями. Должно быть, выгляжу ужасно.

— Вовсе нет. Очаровательный взъерошенный вид, — авторитетно успокоил Крис. — Я покурю снаружи, пока ты прихорашиваешься.

Когда они пришли к Моуди, им воздали хвалу за поступок, достойный доброго самаритянина, вручили бокалы с вином и велели расслабляться. Ада уселась в гамаке рядом с Бетси, но Крис навязался помогать с барбекю, проявив удивительные познания в области гамбургеров и стейков.

— Что за мужчина наш мистер Дэнли, — лукаво шепнула женушка Купера своей долгожданной соседке. — Я слышала, лихой парень для девушек, так о нем говорят?

— Не знаю, — промямлила Ада и глотнула вина. — Возможно.

Бетси, однако, не собиралась униматься:

— Ах ты, моя недотрога… Не будь у меня Майка, сняла бы такого мужика. У него есть шарм. Он тебе нравится? — вдруг спросила она.

— Да, нравится, — обронила Ада без тени игривости.

Бетси фыркнула, оценив такую откровенность, и приказала своему благоверному, чтобы снова наполнил им бокалы.

— Отличное вино, — заметила Ада.

— Его принес мистер Дэнли, — сказал Купер. — В качестве своего вклада.

— Большое улучшение в нашем пойле, — отметил Стивен, который подошел оповестить, что еда готова.

Вечеринка удалась на славу со всех точек зрения. Крис ужасно забавлялся, орудуя щипцами в углях, и в конце концов уселся скрестив ноги на траву рядом с Бетси и Адой, чтобы съесть свою стряпню, с притворной скромностью называя ее лучшим из того, что ему доводилось пробовать.

— Интересно, это так вкусно, потому что я сам кое-что приготовил или из-за компании и всей атмосферы?

— Отчасти и потому, и поэтому, — констатировал Майкл, накладывая себе очередную порцию.

Ада была полностью с ним согласна. Еда была хороша, но барбекю у Моуди всегда удавался. На этот раз все казалось особенным из-за того расслабленного, веселого настроения, которое захватило их, и из-за теплого майского вечера с отблесками заката, еще пылавшими на западе. Она заметила, что Крис залюбовался закатом, и улыбнулась.

— Знаете, здесь бывает и дождь, и снег, и холод.

— Пытаетесь от меня отделаться?

— Нет.

— Это к лучшему. Потому что, раз уж я решил, ничто моего решения не изменит, — тихо сказал он.

Ада почувствовала, что краснеет.

— Пойду помогу с пудингами. Вы не любите сладкое, я знаю, но ведь есть вариация с сыром.

Крис задорно взглянул на нее.

— На этот раз я, может быть, отступлю от своего решения. Возьму то же, что и вы.

Услышав это, Купер загоготал.

— Наша девочка всегда выбирает одно и то же…

— Не говорите мне, что именно, — потребовал Крис. — Удивите меня.

Ада стояла над угасающими углями, переворачивая на решетке большие бананы, пока кожица не стала коричневой. Потом она стряхнула их на огромное деревянное блюдо, а два положила на тарелки вместе с шариками домашнего ванильного мороженого, разрезала, посыпала коричневым сахаром и корицей.

— Угощайтесь, мой рыцарь. — Ада вручила ему тарелку и вспрыгнула в гамак.

Крис разделался с лакомством с бесстыдной скоростью.

— Превосходно! — урчал он, соскребая с тарелки остатки мороженого. — Если это пудинг, то он мне нравится.

Женщины позвали Майкла и Стивена на кухню, и на некоторое время примирившаяся парочка осталась в одиночестве.

— Вам правда понравилось или это простая вежливость? — поинтересовалась она.

— Я редко бываю вежлив, если испытываю другие чувства, — ввернул Крис. — Ты на себе это испытала, помнишь? Я говорю, что думаю. Такой уж простецкий парень.

Ада фыркнула:

— Ой, да брось!

Он засмеялся и взял у нее тарелку.

— Вот как? Мисс Тойнбер пробует перейти на «ты» или это простая случайность?

Остаток вечера прошел без интимных бесед, а Куперы собрались домой раньше обычного.

— Я должен проводить женушку перед дежурством, — грустно сказал Майкл. — Все пытаюсь уговорить ее хоть разок остаться со мной, но безуспешно.

— Еще чего! — отмахнулась Бетси. — Днем — пожалуйста. Сколько угодно. Но ночью — ни в жизнь.

— Ты же не думаешь, что призрак посетит вашу спальню? — поинтересовалась Флоренс.

— Нет, поскольку никогда не останусь в замке на ночь. — Бетси явно было не до шуток. — Говорят, помимо оруженосца сэра Кристофера, после полуночи там ощущается еще чье-то присутствие. И я в это верю!

Наступило странное молчание, потом Майкл снисходительно засмеялся, обнимая жену.

— Пойдем, старушка, а то из-за тебя я буду бояться собственной тени.

Моуди настояли, чтобы Ада и Крис остались на кофе.

— Не покидайте нас, а то нам будет грустно и тоскливо, — попросила Флоренс. — Еще рано, даже не стемнело.

Было очень приятно сидеть в притихшем саду, дружески болтая до тех пор, пока кофейник не опустел.

— Какая роскошь, когда можешь пойти домой пешком, — сказал Крис, потягивая бренди. — Это самое волшебное место из всех, которые я знаю.

— Мы все очень счастливы жить здесь, — с чувством произнес Стивен. — Я родился всего в нескольких милях отсюда, но никогда не думал, что однажды мне выпадет счастье работать в Лайонс Фортун. После колледжа стажировался в Йоркшире. Потом приглашали по контракту в хорошие, солидные хозяйства, но я всегда мечтал стать главным садовником в старинной аристократической усадьбе.

— Счастливчик, — тихо одобрил Крис. — Немногие получают такое удовольствие от своей работы.

— Я получаю, — откликнулась Ада, поднимаясь. — Если уж речь зашла о работе, то мне пора. Замок завтра закрыт, а это значит, что все силы будут брошены на уборку. Надо начинать с раннего утра.

После дружеского прощания с хлебосольными супругами Крис и Ада пошли по кирпичной дорожке мимо темного коттеджа, который недавно покинули Ларсоны.

Призрачный лунный свет, таинственный шелест деревьев вселяли почти мистический трепет. Она поежилась, радуясь тому, что может свалить это на внезапный зловещий крик охотящейся совы. Крис улыбнулся, когда они остановились у ее двери.

— Однажды услышав сову, уже не забыть!

— Похоже на то…

Ада вставила ключ в замок, потом приветливо обернулась к своему верному рыцарю.

— Тебе явно понравилась вечеринка. Общение с пудингом сыграло здесь ведущую роль.

— Моя прекрасная леди очень проницательна, — парировал он. — Вообще-то я всерьез подумывал о второй порции!

Ада звонко рассмеялась.

— Вот видишь, все познается на практике. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи. — Крис неотрывно смотрел на нее. — А если я поклянусь вести себя примерно, ты не пригласишь меня ненадолго? Перед сном…

— Если я скажу «да», ты меня неправильно поймешь, — прямо ответила она.

— Все, чего я хочу, — это провести в твоем обществе еще немного времени.

Ада задумчиво перебирала цепочку от брелка с ключами.

— Ладно. Выпьем кофе. Но в пределах разумного. Мне действительно вставать очень рано.

— Это намек, что я должен поступить как джентльмен и тут же испариться. Но я — чудовищный эгоист!

Она с улыбкой распахнула дверь.

Вслед за ней Крис прошел на кухню и уселся за квадратный дубовый стол. Пока Ада готовила кофе, он с любопытством осматривал нестандартный интерьер.

— Тут просторнее и… оригинальнее, чем я думал. Смахивает на кабинет свободного художника.

Довольно своеобразный комплимент, но все же лестно.

— Да уж, все у меня не как у людей. В гостиной я только читаю или смотрю телевизор. А здесь у меня и кухня, и офис. — Она указала на пишущую машинку на тумбочке у окна. — Мне нравится здесь работать. Сквозь сад виден замок…

— А из другой комнаты ничего не видно. Ты просто фанатичка, — ораторствовал Крис, пока она несла к столу поднос. — Есть ли в твоем сердце местечко для чего-нибудь или кого-нибудь еще?

— Даже не представляешь сколько! У меня есть родители, сестра, друзья… поклонники. Просто сейчас летний сезон. Придет октябрь, и я, как обычно, снова закручусь между ними.

— Ты меня успокоила, — буркнул он. — Значит ли это, что какой-то мужчина — или даже не один — довольствуется тем, что покидает тебя на лето, пока у тебя не появится для него время?

Ада села на другом конце стола, держа чашку в ладонях.

— Если только они не переженились по весне. У меня были кое-какие воздыхатели в Лондоне. Иногда один парень приезжает сюда по субботам и берет меня в ресторан. А иногда у меня выпадает парочка свободных дней — даже летом — и я срываюсь куда глаза глядят. Развлекаюсь, насколько хватает фантазии, хожу по театрам.

— Хорошо, — сказал он, отодвигая пустую чашку. — В таком случае, что не позволяет мне стать твоим спутником?

— Благоразумие, осторожность… Может, не будем снова об этом? — Ада потянулась, чтобы поправить штору?

— Господи, неужели я прошу о чем-то немыслимом?

— Нет, почему…

— Так в чем дело? Откуда это ханжество? Ты должна согласиться, что физически мы очень друг другу подходим. Вообще-то я чертовски тебя хочу, прямо сейчас… Нет! Не бей меня сковородкой! Я же обещал, что буду паинькой. — Он криво усмехнулся. — Просто все это кажется такой растратой…

— Растратой чего? — натянуто спросила она.

— Хотя бы времени. Ты точно соответствуешь моему идеалу женщины. Красивая, но не одержимая своей внешностью, умная и деловая, но вместе с тем — добрая, порядочная. Не скрою, мне доводилось, пусть редко, встречать женщин подобного склада. И каждый раз останавливался. Что-то срабатывало в подсознании. А с тобой — все иначе. Я пойду до конца. Любой ценой.

— Как в детективе! — не удержавшись от соблазна, съязвила Ада и сразу же поймала себя на мысли, что сама намеревалась остаться в Лайонс любой ценой.

— Позволяю упражняться в остроумии сколько угодно, — благодушно изрек Крис. — Пока у меня нет права отшлепать тебя как следует. Но я требую нормальных дружеских отношений. Пойми, ни один чурбан в округе не будет против этого возражать!

— Нет, конечно! — весело поддержала Ада. — Некоторые даже придут в восторг. Проблема в том, чтобы убедить их, что мы просто друзья.

— Для тебя это важно? — Он уже предвкушал победу. — Пора бы начинать жить так, как хочется тебе, не бояться сплетен.

— Я не из пугливых, — раздраженно бросила Ада. Ведь в общем-то ее не слишком волновали пересуды. Дело было лишь в глубоко сидящем нежелании потерять тот душевный покой, который дала ей жизнь в Лайонс Фортун. В конце концов их «дружба» превратится в некий роман с непредсказуемым финалом. А пережить обреченную связь с Крисом Дэнли может оказаться куда труднее, чем разрыв с Чарли.

— Итак, я смогу отвезти тебя пообедать? — с бесцеремонной непосредственностью он завладел ее руками.

Интересно, приходилось ли ему хоть однажды услышать от женщины отказ?

— Я подумаю об этом, — холодно сказала она.

— Ты чертовски испытываешь мое терпение. — Крис отпустил ее и угрюмо отвернулся.

— Я слышала, что нет недостатка в женщинах, готовых возместить ущерб, — обронила она, поднимаясь.

— Верно, — кивнул Крис, следуя ее примеру. — Мне нравится женское общество, но у меня ни перед кем нет никаких обязательств. Иначе не было бы этого разговора. А ты — первая, кому нужно время, чтобы обдумать безобидное приглашение на обед.

— Некоторые стремятся к оригинальности, — сухо ответила Ада. — Вот теперь и правда пора бай-бай. Без будильника просплю.

— Я надеюсь, что вечеринка в субботу не слишком прибавит тебе забот.

— Нет, конечно нет.

Он наклонился и, застав ее врасплох, поцеловал в щеку.

— Возможно, я увижу тебя до этого. Но если не удастся, буду ждать в субботу в восемь.

— Боюсь, мне придется прийти пораньше. Майкл и я должны быть на посту, когда кто-нибудь в доме. Повара у нас проверенные, но лучше, если кто-нибудь присмотрит за ними.

— Тогда я тоже приду пораньше и в лучшем своем слюнявчике, — пообещал он, улыбаясь. — Спокойной ночи, Ада. — Секунду Крис смотрел на нее в нерешительности, потом прижал к себе и поцеловал.

Внешне она старалась сохранить полное бесстрастие. Глаза его мерцали, встретившись с ее взглядом.

— Кто знает, когда я снова смогу это сделать? А мне это необходимо. До встречи. Приятных сновидений.

6

На рассвете следующего дня Ада была на ногах, несмотря на беспокойную ночь. Она оказалась в замке раньше всех, готовая помочь в уборке, которую надо было завершить до полудня.

— Мы сами управимся, мисс Тойнбер, — неодобрительно сказала одна из работниц. — Незачем вам возиться, только перепачкаетесь понапрасну. Тем более что сегодня в основном натирают полы.

Но Аде нужно было чем-то занять себя физически. Специальный воск, по ее распоряжению, применялся всегда на заключительной стадии, а в промежутках пользовались шерстяными тряпками, смоченными смесью парафина и уксуса, чтобы стереть бесчисленные отметины подошв. К десяти все было закончено. Она приняла душ и привела себя в порядок, а потом удостоверилась по телефону, что у официантов, которые должны будут завтра вечером обеспечить ужин на вечеринке, нет никаких проблем.

После полудня хлопоты по дому возобновились. Это помогало отгонять ненужные размышления. Крис, к счастью, на глаза не попадался. Но на всякий случай Ада возвращалась домой в обход, прибегая к потайным лазейкам. Завтра она не сможет избежать встречи. Сегодня нужно перевести дух.

Ада по-холостяцки поужинала, потом поднялась наверх, прихватив портативный телевизор и выключив на первом этаже свет, чтобы никто не наведался на огонек.

Истерический смех охватил ее, как только устроилась на подушках. Этот «никто», конечно же, Крис. Все попытки избежать его — чистое малодушие. Но Крис Дэнли представлял сильную угрозу ее мирному затворничеству. До его появления здесь она была непоколебимо безмятежна и благополучна, уверенная, что больше никто и никогда не нарушит ее душевного равновесия, и даже самоуверенно гордилась тем, что она в хороших отношениях с четой О'Брайенов. А теперь…

Невидящим взглядом Ада уставилась в телевизор. Безвыходных ситуаций не бывает! Об увольнении думать рано. Не может же она поступить как последняя интриганка, предательница. Но с уютными обедами, о которых хозяин размечтался, фокус не пройдет. Потому что… Потому что она влюблена в этого настырного красавца.

Ада в отчаянии запустила руки в волосы. Какая же она дура, врала себе, что все контролирует, а тем временем втюрилась без памяти! Ведь все, к чему он стремится, — это интим при свечах с поцелуями и неизбежной постелью. Но легкое приключение ее не устраивает. Если идти до конца, то на всю жизнь.

Она снова откинулась на подушки, не замечая, что новости уступили место очередной части ее любимого сериала. Губы изогнулись в горькой улыбке. По крайней мере, теперь у нее открылись глаза на происходящее.

На следующее утро Ада провела в замке около двух часов, проследив за обычной уборкой и удостоверившись, что в хозяйских покоях все в безукоризненном порядке и готово к вечеру. Потом она предупредила Майкла, что уедет во второй половине дня.

— Собираешься приятно провести время?

— В Рединг, по магазинам. Официанты не понадобятся до шести. Я вернусь задолго до этого.

— Хорошо. Не беспокойся, я буду здесь. Отдыхай. И осторожней на дороге! — спохватился он.

— Осторожность — моя вторая натура, Майкл. До скорого.

Когда Ада направлялась к служебной автостоянке, из диспетчерской вышел Крис.

— Наконец-то! — обрадовался он, приближаясь. — Я вчера допоздна проторчал в Илинге, страшно вымотался. Все готово к нашему банкету?

Итак, в результате все прыжки перепуганного кролика оказались ни к чему. Ада холодно улыбнулась. Скрытая досада боролась в ней с ожившей дурацкой влюбленностью.

— Конечно. Стол начнут накрывать в шесть. А я вернусь раньше.

— Куда ты собираешься? Надолго?

— Не знаю. Не волнуйся, никто меня не похитит.

Его глаза зажглись опасным огнем.

— Так задержись на секунду. Я не видел тебя тридцать шесть часов. Ты знаешь, как твои волосы переливаются на солнышке?

Это было нечестно.

— Я точно чувствую, как поджариваются мои мозги, — протяжно произнесла она. — Так что я лучше проветрюсь. Пока.

Поездка в Рединг была не просто кратковременным побегом. Ада намеревалась надеть что-нибудь новое на вечеринку. Она должна выглядеть как можно лучше, когда будет говорить Крису Дэнли, что отклоняет предложение стать его любовницей. Жаль. Возможно, если бы они не находились в провинции, а просто познакомились бы в Лондоне, и у каждого была бы своя квартира, чтобы не демонстрировать лишнего всем на свете… Но нет! Это путь в тупик, к саморазрушению. Слишком высокая цена, слишком горькая расплата за страстные порывы, за мираж счастья. История с Чарльзом научила ее многому.

Ада возвратилась в Лайонс с пустым кошельком, но уверенная, что вечером будет привлекательна. За день до этого она договорилась со знакомым парикмахером, и теперь роскошная русая копна, искусно укороченная дюйма на два, смотрелась потрясающе эффектно. Только Джонни способен сделать укладку так, что догадаться об этом невозможно! Ада решила принять чуть теплую ванну, чтобы пар не нарушил столь виртуозного волшебства.

Платье она купила со скидкой. Продавщица объяснила, что это из-за цвета, который мало кому подходит. Темный, как горький шоколад, оттенок часто забивает цвет лица и волос. Однако в сочетании с белоснежной кожей Ады, с ее карими глазами лучшего просто не придумать. Платье было шелковое, прямое и облегающее фигуру, закрытое, но без рукавов и более короткое, чем она обычно носила. Продавщица напрасно нахваливала. Ада знала, что платье будет ее, уже в тот момент, когда примерила. Сидит идеально!

Она чуть больше, чем обычно, накрасила глаза, использовав контраст темных теней на веках и светлых, цвета слоновой кости, под бровями, чтобы подчеркнуть тот мечтательный взгляд, который в первый раз привлек Криса. Темная тушь для ресниц, немного красно-коричневой помады, янтарные каплевидные серьги в ушах — и Ада готова была бросить вызов всему миру, в том числе и Крису Дэнли.

Когда часы на башне пробили шесть, Ада, захлопнув дверь, устремилась через лужайку к главному корпусу. Ее каблучки простучали по деревянным доскам подъемного моста, когда она пересекала ров. Поднимаясь по каменной лестнице в личные покои, она услышала шум мотора у автостоянки и довольно улыбнулась. Официанты прибыли вовремя. Никакой возможности для душещипательных монологов у Криса не будет.

Когда она постучала и дверь открылась, Крис замер как вкопанный. Выражение его лица было достаточной наградой за всю головную боль, которую он ей доставил.

— Боже, — благоговейно выдохнул обескураженный романтик. — От тебя дух захватывает. Входи.

— Не держи даму в дверях, — услышала она восхищенный голос, и за спиной Криса появился коренастый мужчина с седой шевелюрой и задорными голубыми глазами. Человек, которого она не раз видела среди посетителей Лайонс Фортун. — Добро пожаловать, прелестная Ада Тойнбер. — Он по-медвежьи галантно поцеловал ее руку. — Честь имею, Уинстон Колбри. Мы встречались прежде.

— Здравствуйте, — кокетливо пролепетала Ада. — Конечно, встречались. Никто не сказал мне, кто вы.

— Я предпочитаю оставаться неизвестным! Прошу в гостиную, дорогая, познакомьтесь с моей женой. Ну, сынок, думаю, официанты прибыли.

— Верно. — Крис с неохотой двинулся к лестничной площадке. — Пойду впущу их.

Колбри ввел Аду в гостиную. Навстречу, отложив книгу в сторону, привстала с дивана хрупкая, очаровательная женщина. На ней было синее платье, такое же легкое, как и у Ады, а седеющие светлые волосы довольно коротко подстрижены в свободном стиле, подчеркивая моложавость привлекательного загорелого лица.

— Мисс Тойнбер, как приятно наконец по-настоящему с вами познакомиться. — Джоанна Колбри с теплой улыбкой протянула руку. — Ваши заслуги неоценимы.

— Спасибо. — Ада несколько смутилась от похвалы. С виду тетушка Криса ей понравилась. — Я часто встречала раньше вас обоих. Но никогда не предполагала, что вы — знаменитые супруги Колбри, вторые родители Криса. Думала, Лайонс навещает одна из лондонских театральных звезд со своим влиятельным покровителем.

— Друзей выбирают на всю жизнь, — раскатисто засмеялся Колбри. — Джоанна поймала меня в юности. Неистовая любовь вспыхнула на первом курсе колледжа.

— Уинстон всем говорит, что мы были обручены с детства, — промолвила его жена. — По нынешним стандартам мы поженились ужасно молодыми. Действительно, сразу после выпуска…

В этот момент в комнату стремительно вошел Крис.

— Простите за вторжение, но вынужден похитить у вас Аду. Там такая кутерьма, что…

— Не беспокойтесь, сейчас разберемся. — В душе она даже порадовалась, что представился повод упорхнуть от проницательных взглядов его родни.

— Возвращайтесь скорее и выпейте шампанского! — пробасил вдогонку Уинстон Колбри. — Предоставьте сегодня возможность поработать другим.

На кухне она быстро управилась. Зачинщиком конфликта оказался один из поваров, приехавший вместе с официантами из Рединга. Привык всех поучать на повышенных тонах. Но вспыльчивый шотландец моментально утих, когда Ада упомянула, что о его кулинарном искусстве ходят легенды. Убедившись, что в столовой все подготовлено и можно накрывать, она вернулась в гостиную. Крис стоял у окна в одиночестве.

— Присоединяйся, выпей чего-нибудь. Тетушка решила подкраситься, а дядя Уинстон болтает во дворе с Купером.

Ада взяла бокал шампанского и подошла к нему. Внизу среди клумб маячил неугомонный Моуди.

— Ты сегодня потрясающе выглядишь, — тихо сказал Крис. — Мои старики под впечатлением.

— Очень мило с их стороны. Они такие славные. Но я не уловила между тобой и мистером Колбри никакого фамильного сходства.

Крис понимающе улыбнулся.

— Я — точная копия забияки Дэнли, моего деда. Колбри — совсем другая порода.

— А на своего отца ты похож?

— И да, и нет… Папа был полной противоположностью деду, то есть в отличие от него умел подавлять в себе наш неукротимый нрав. Я — настоящий Дэнли, а ведь это — палка о двух концах. И отец позаботился, чтобы мой путь наверх лежал через крутые преграды. Знаешь, как объезжают норовистых жеребцов? Он с пеленок готовил сына себе на смену. Это ему удалось. Но иногда… Так хочется вырваться из своего загона. А дядюшке всего пятьдесят семь. И в отличной форме. Мог бы без проблем потянуть всю упряжку.

— Ты имеешь в виду, что сам хотел бы заняться чем-то другим? — оживилась Ада.

— Обещаешь не смеяться надо мной?

— Крис…

— Я хотел стать художником. Ты знаешь, о чем я: голодать в мансарде, вести богемную жизнь и все такое прочее. Отец беспощадно высмеял эту затею без всякого обсуждения.

— А мистер Колбри?

— Он считает, что каждый мужчина вправе выбирать свой путь. Но очень ясно дал понять, что если я поступлю так, то останусь без всякой финансовой поддержки.

— И это потушило твои горячие стремления?

— Ничуть. Я твердо намеревался уйти, но отец был уже серьезно болен. Гордость никогда не позволила бы ему опуститься до слезливых уговоров. Но не мог же я стать его убийцей? «Дэнли презент» — дело его рук. И причина смерти. Смерти он не боялся, хотя мама… Мы оба боготворили ее…

— Ты очень любил родителей, — тихо сказала Ада.

— Так или иначе, выбор был сделан. А когда отца не стало, я уже врос в семейный бизнес. И поверишь ли, почувствовал себя как рыба в воде. Мечты стать новым Хокни или Джексоном Поллаком начали угасать. — Он слегка коснулся ее обнаженной руки и провел кончиком пальца вниз, к запястью. — Но иной раз я балуюсь кистью. Езжу в отпуск в Прованс или Умбрию и, конечно, в Гленс.

— Я бы хотела взглянуть на твои работы, — Ада пыталась не обращать внимания на легкое, почти бесплотное прикосновение. Но почему ее так волнует эта совершенно невинная ласка?

— Если я попрошу тебя прямо здесь посмотреть мои рисунки, — пробормотал он, — представляю, что ты ответишь!

Она невольно рассмеялась, а Крис высунулся в открытое окно.

— Эй, Стивен! — крикнул он, сложив руки рупором. — Поторапливайся. Хватит цветочки поливать. Пора промочить горлышко.

Банкет удался на славу. Приглашенных было столько, что все комнаты личных покоев оказались заполнены, но никто не остался без внимания. Всех окончательно покорила лучезарная непринужденность миссис Колбри, которая с озорством расспрашивала о семьях и даже пустила по кругу фотографии своих внуков.

— Это разбойники моих кузин, — сообщил Крис.

— Пора и тебе тоже подарить нам парочку! — отозвалась Джоанна, услышав эту реплику.

Крис позорно удрал, пробормотав что-то о напитках.

— В самом деле! — не унималась она. — Племянничек просто невозможен. Стоит упомянуть о том, чтобы жениться и остепениться, и он сразу срывается с места как борзая. Знаете, ему тридцать три. В этом возрасте у нас было двое детей.

Уинстон Колбри покачал головой.

— Оставь парня в покое, Джо. Это запретная тема. Мы были исключением. Теперь люди так рано не женятся.

Он попытался увлечь их на танцы в зал, но тетушка остановила Аду.

— Поболтаем немного. Пусть ветеран подберет себе другую даму. А мне надо присесть.

— Еще бы, носишь эти дурацкие туфли, — добродушно буркнул Колбри и удалился, чтобы присоединиться к Бетси и Моуди.

Женщины, оставшись вдвоем, расположились на кушетке.

— Вы молоды для такой работы, — осторожно начала Джоанна. — Наверное, порой трудно приходится?

— Мне кажется, это — судьба. Я нашла здесь свое призвание.

— Для нашей семьи вы действительно подарок фортуны.

— Спасибо. Вы очень любезны.

— По правде, я намеренно не говорила Крису, что в Лайонс такая хорошенькая домоправительница. Вы стали чем-то вроде сюрприза.

Ада улыбнулась.

— Да. Он и правда ожидал увидеть старую деву в черном платье и с ключами. У меня, конечно, есть связка ключей, но работать приходится в джинсах.

— Миссис Купер очень вас расхваливала. Думаю, что вы куда больше делаете своими руками, чем прежняя домоправительница.

— Мне это нравится. И, кроме того, я прошла профессиональную подготовку. Например, ухаживать за самым ценным фарфором.

— Но разве у вас нет на примете молодого человека, чтобы сыграть здесь вторую скрипку?

— Нет. Я встречаюсь с некоторыми друзьями, когда бывает возможность. Но летом мы все здесь очень заняты. И обычно я нахожусь в Лайонс, разве что время от времени беру выходной.

Джоанна покачала головой.

— Довольно замкнутый образ жизни для такой красивой девушки.

— Но меня это не угнетает, — заверила она и прикусила язык, вспомнив о своих терзаниях в последнее время.

— Идите-ка сюда, прекрасные дамы! — Крис предупредительно отодвинул им стулья. — Блюдо с пудингом — гвоздь программы, а ты, любезнейшая тетушка, известная сладкоежка.

Миниатюрная Джоанна грозно сверкнула глазами.

— Ты хочешь сказать, что я обжора, Кристофер?

— Да разве я посмел бы? — Он картинно развел руками и, обращаясь к Аде, добавил: — Я слышу свое полное имя, только когда она сердится.

— А это не часто бывает, — заявила Джоанна и погрозила ему пальчиком. — Смелее, милочка, позволим себе эту маленькую слабость.

Подгулявшие гости начали расходиться за полночь. И с каждым Крис прощался лично, без тени снобистской снисходительности.

К удивлению Ады, диспетчер сообщил, что по распоряжению мистера Колбри все готово к отъезду.

— Но уже очень поздно. Почему вы не хотите переночевать? Я мигом…

— Не волнуйтесь, дорогая, — мягко остановила ее Джоанна. — Наш шофер — вне конкуренции. Благодарю вас за все. Мы еще увидимся. Возможно, скоро.

— Когда в следующий раз вы соберетесь на концерт, я зарезервирую лучшие места, — с улыбкой пообещала Ада.

— Надеюсь, удастся спокойно пообщаться, пока Крис не переехал сюда жить. Не смотри на меня так, Уинстон! Я не стану наведываться с визитами через день.

Колбри захохотал.

— Он же взрослый человек. Может сам о себе позаботиться.

— Ммм… — Джоанна отнюдь не была убеждена в этом.

Появился Крис, сообщив, что водитель подогнал машину к главным воротам.

— Созвонимся, сынок. — Колбри размашисто хлопнул своего любимца по спине. — Отличная вечеринка. Это всегда пригодится — знать собственных служащих.

— Пойдем, Уинни, — поторопила его жена. — Крис сказал мне, что Ада должна еще проверить комнаты перед уходом, чтобы убедиться, что все на месте.

— Тогда нам пора. — Он послал Аде воздушный поцелуй. — До встречи, чаровница. У меня нет слов!

— Счастливого пути! Вы покорили сердце своей домоправительницы, мистер Колбри.

— Ада, я немного провожу почтенных родственников, а потом вернусь попрощаться с тобой.

— Собираешься нас обыскать перед уходом? — колко поинтересовалась тетушка, помахав ей на прощание.

Ада услышала смех в холле, звук закрывающейся парадной двери и подошла к бюро, чтобы достать инвентарные списки. В других помещениях замка это было бы необязательно, но обстановка личных покоев была ей менее знакома.

Она была в столовой, проверяя по списку серебряные приборы, когда вернулся Крис.

— Надеюсь, ничего не пропало?

— Да нет. — Она протянула ему список. — Ты читай по порядку, а я буду проверять, все ли на месте и все ли правильно.

Убедиться в полной сохранности, в том числе и викторианских акварелей в спальных покоях, не составило особого труда.

— Ты — отличный помощник, — похвалила Ада. — Мы свободны!

— Подожди, теперь моя очередь воздать тебе по заслугам. — Он достал из кармана пиджака небольшой плоский пакет. — Я хотел бы, чтобы ты приняла это в знак моей признательности.

Ада мгновенно насторожилась.

— Мне не нужен подарок.

— Открой! — велел Крис. — Уверяю тебя, там ничего ценного. На самом деле ты, наверное, будешь смеяться.

Она развернула бумагу и достала миниатюрную картину в золоченой рамке. Глаза ее удивленно блеснули. Это было изображение ангела. Работа, выполненная маслом совершенно в стиле прерафаэлитов. Ангел в темно-зеленой тунике, с длинными светлыми волосами, которые волнами ниспадали между едва заметными кончиками крыльев. С первого взгляда можно принять за фрагмент с картины Миллеса. Если не считать одной существенной черты… Ада в изумлении смотрела на мечтательный профиль, рельефно выступающий на фоне серого камня.

— Это я! — восхищенно сказала она. — Как?..

— Тебе нравится? — спросил Крис странно застенчивым тоном.

— Но она великолепна! Не я, — торопливо добавила Ада. — Сама картина. А если смотреть при правильном освещении… Когда ты успел?

— Мысль об этом у меня появилась, как только я тебя увидел. — Он подошел к ней совсем близко, чтобы посмотреть на собственное произведение. — Это мое первое впечатление от тебя на концерте — не считая крыльев, конечно. Когда я выяснил, что буду с тобой ежедневно встречаться, я подумал, что смогу с пользой потратить свое время в коттедже. Правда, нравится?

— Не то слово! Просто чудо! — Ада импульсивно повернулась и чмокнула его в щеку. Крис обнял ее и поцеловал в губы с нескрываемо-страстным желанием.

— Ангел мой… моя девочка.

Это в последний раз, уверяла себя Ада, словно растворяясь в томительно-сладком бреду. Это сон, манящий мираж, который больше никогда не повторится. Окончательно утратив самообладание, она впервые ответила на его поцелуй.

Крис поднял голову и с невыразимой мольбой заглянул в ее зачарованные, мечтательные глаза…

— Останься со мной сегодня…

7

Сейчас или никогда! Пусть свершится то, чему суждено произойти. Она чувствовала свою власть над Крисом, она уступила своему влечению. Ада ощущала биение его сердца, наслаждаясь той бурей, которую пробудила в этом крепком, мускулистом теле. Нет, с Чарльзом все было совершенно иначе.

Резким движением Крис сорвал с себя рубашку. Она медленно провела ладонями по его широкой груди. Их томимые ненасытной жаждой губы вновь встретились, но Ада быстро отстранилась.

— Куда ты?

— Никуда! — Она сбросила туфли и потянулась к молнии на спине. Шелковое платье скользнуло вниз. Будто языческая жрица, Ада позвала его повелительным жестом.

— Поверить в это не могу, — глухо признался он, опуская ее на постель. Потемневшие от желания глаза вглядывались в каждую черточку ее тела. — Это сон, Ада?

Она слегка приподнялась на локтях.

— Я из плоти и крови, если ты это имеешь в виду. Прикоснись ко мне и узнаешь.

Крис провел руками по ее бедрам. Волна неистового возбуждения, которое соединило их, смела последние преграды. Они ласкали друг друга в упоительном самозабвении, сплетаясь телами, которые уже освободились от последних покровов.

В эту ночь Ада впервые познала радость соития. Миг ошеломляющей наполненности показался ей восхитительным, но невыносимо кратким, но то, что последовало за ним, совершенно захватило ее.

Они лежали, купаясь в свете заходящей луны, словно зачарованные заклятием, которое не давало им двинуться, пока наконец желание не вспыхнуло вновь. На этот раз Крис прекрасно владел собой, томительно медленно лаская ее. Его поцелуи были даже еще более эротичными и искушающими, чем прежде. Это длилось долго, так долго, что, когда они наконец замерли в объятиях друг друга, Крис почти тут же заснул, положив голову ей на плечо.

Что испытывала она, недвижно оставаясь рядом? «В последний раз…» Эти слова настойчиво забились в сознании, которое неумолимо возвращалось.

Прошло, наверное, около часа, прежде чем Ада, осторожно соскользнув с кровати, подобрала разбросанную повсюду одежду и тихо вышла из комнаты.

Луна исчезла. Лишь два тусклых фонаря освещали пустынный двор. В гостиной, не зажигая лампы, она торопливо натянула платье, подобрала туфли, сумочку и злополучный подарок.

Ада прислушалась. Патрульный явно сейчас во флигеле. Самого Купера пушкой не разбудишь. А собаки ее знают. И все-таки она сделала крюк вокруг сувенирной лавки и ресторана, обошла стороной итальянский сад и пошла по заросшей тропинке. Крадучись… Как мелкий воришка!

К себе она проникла с черного хода, ободрав локоть о какую-то корягу. Тяжелая, мутная усталость вытесняла все остальное настолько, что было вообще не до эмоций. Ада рухнула в кресло прямо на кухне и сразу же провалилась в небытие.

Утро пришло безжалостно рано, хмурое, сырое, и принесло с собой горькое сожаление о том, что она поддалась соблазнам ночи. Ничто, даже блаженство в объятиях Криса Дэнли, не стоило такого опустошения.

Глаза у нее щипало, пока принимала ванну, но Ада не плакала. Привела себя в порядок, не прибегая к косметике, расчесала волосы на прямой пробор и собрала их на затылке. Она выпила несколько чашек чаю, но совершенно ничего не смогла съесть. Наконец заставила себя прибрать со стола и вдруг быстро спряталась за занавеской, увидев приближающегося Криса. Сердце ёкнуло, когда она заметила, как нерешительно поглядывает он на ее окно. Крис потрогал небритый подбородок, явно обдумывая какую-то мысль, и повернул к своему коттеджу.

Она поспешила наверх за ключами, ненароком повертевшись у зеркала, застонала, увидев под глазами темные круги. Надо исчезнуть отсюда, прежде чем Крис снова появится. После минувшей ночи он вполне может надеяться на продолжение. И нисколько не будет виноват в этом, с горечью подумала она. Щеки вспыхнули при воспоминании о собственном бесстыдстве. Чарльз всегда обвинял ее в подростковой закомплексованной стыдливости. Вот бы удивился, если бы узнал. Но как она могла такое позволить?

Бесспорно, Крис превосходный любовник. Чарльзу никогда не удавалось довести ее до оргазма. Их связь вообще была лишена чисто физиологической гармонии. Однако столь изощренное искусство дается лишь в результате дьявольского опыта. Рано или поздно, Крис захочет новых острых ощущений. И бросит ее. Но пусть не рассчитывает! Второй раз она себя не подставит.

Повторив прежний, кружной маршрут, Ада добралась до замка необнаруженной — было еще слишком рано, чтобы кто-нибудь крутился рядом, — и направилась прямо в башню, где находились личные покои. Многие сотрудники наверняка наслышаны, что этой ночью мистер Дэнли великодушно подменил Купера, но никому не надо было знать, что Ада Тойнбер очутилась в его постели.

Прежде всего, они проникла в спальню и ужаснулась от царящего здесь беспорядка. Скомканные простыни, сбитый в какой-то отвратительный ком пододеяльник, покрывало и плед валяются на полу. Проснулся и ушел как ни в чем не бывало! Ада заставила себя сдержаться. Складывая постельное белье в сумку для стирки, она приметила на ковре что-то блестящее. Ее сережка! Но отчаянные поиски второй янтарной капельки оказались безуспешны.

Ада уже успела скрыть почти все следы преступления, переместившись в гостиную, когда в коридоре послышались шаги.

— Ну, ты даешь! — пробасил за ее спиной Майкл. — Здравствуй, ранняя пташка.

— Я видела, что мистер Дэнли вернулся в коттедж, и решила слегка прибраться. Завтра приедет наш славный полковник. Сам знаешь, с ним шутки плохи. — Ада заговорщически подмигнула. — Отличная вечеринка, да?

Купер сочувственно вздохнул.

— Ты, похоже, с похмелья, куколка.

Как он прав!

— Два бокала шампанского, — покаялась Ада. — Для меня, пожалуй, многовато.

Майкла, похоже, это не убедило.

— И все-таки ты раскисла. Если плохо — только скажи. Мы сами справимся.

— Спасибо, я это учту. — Но у нее не было ни малейшего желания провести весь день наедине с собой, предаваясь размышлениям. Лучше занять себя чем-нибудь в замке, подальше от Криса.

Примерно в третьем часу Майкл разыскал ее в часовне в окружении группы экскурсантов.

— Мисс Тойнбер, мистер Дэнли хотел бы поговорить с вами, — официально произнес он.

Ада извинилась и вместе с Купером направилась к выходу.

— Не знаешь, что ему нужно? — спросила она. Господи, если бы можно было сейчас сбежать, куда-нибудь забиться.

— Очевидно, скоро уезжает. Он ждет в коттедже. Пока.

Дверь была открыта, но, когда она постучалась, Крис быстро вышел навстречу, чтобы проводить ее в гостиную.

— Ты избегаешь меня. — Вглядываясь в ее лицо, он обеспокоенно нахмурился. — Выглядишь усталой. Голова болит?

— Нет, просто мало спала, — неосторожно обронила она и еще больше разозлилась на себя.

Крис улыбнулся.

— А я спал мертвым сном до семи или около того. Полагаю, ты ушла гораздо раньше.

— Угадал.

— Сожалеешь о случившемся? — прищурился он.

— Нет. — Ада твердо выдержала испытующий взгляд. — Я была соучастником того, что случилось ночью, но…

— Разве здесь должно быть «но»?

— Надеюсь, ты не думаешь, что такие развлечения для меня — обычное дело?

Он снисходительно улыбнулся.

— Я знал это с самого начала.

Ада нахмурилась.

— Откуда?

Крис крепче сжал ее руку.

— Это же очевидно, мой ангел. Судьба подарила мне райский целомудренный цветок. Ты так восхитительно неопытна…

— Неопытна?!

Он утвердительно кивнул. Во всем облике его сквозила холодная жестокость.

— О чем тут спорить… До прошлой ночи, как ни трогательны эротические навыки твоего «профессора», ты никогда не достигала…

— Прекрати! — взорвалась Ада. — Углубленный анализ моих сексуальных познаний — слишком пошлое занятие. — Властным движением она высвободила руку. — Майкл сказал, что ты срочно меня вызываешь.

Крис нахмурился и отступил назад.

— Да, по двум причинам. Дядя Уинстон ждет меня в Берлине завтра, самолет — через несколько часов. Это первое. И, естественно, я хотел тебя увидеть. А ты ожидала, что я положу свои ключи в почтовый ящик и уеду не сказав ни слова?

— Нет… — Ада опустила глаза.

— Но ты, конечно, предпочла бы, чтобы так оно и было. — Крис подошел к столу, протянул ей ключи. — И вот вы здесь, мисс Тойнбер. Если пройдетесь по комнатам, все на месте, ничего не разбито и не потеряно.

Ада невнятно поблагодарила. С напускной деловитостью Крис перекладывал с места на место папки с документами.

— Какой я глупец… Думал, что прошлая ночь — это начало. Начало конца…

Она приказала себе не реагировать на душещипательные откровения.

— Увы, не ошибся. Ты говорил о дружбе, но на самом деле имел в виду отношения, основанные на том, что было ночью.

— В глубине сердца, думаю, да, — спокойно согласился он. — Я нормальный парень. И не сомневаюсь, что мы могли бы испытать вместе нечто особенное. Все могло быть прекрасно. Наряду с физической близостью… Но… — Он пренебрежительно пожал плечами. — Если ты не согласна, я не из тех, кто станет упрашивать. Жизнь коротка.

— О, в мире полно других женщин, как это всегда для тебя и было.

— Вот именно! — с иронией подтвердил Крис. — А теперь попрощаемся. Мисс Тойнбер, благодарю за хлопоты по устройству вечеринки.

— Спасибо тебе… За подарок, — тихо отозвалась она. — Хотя, возможно, ты хотел бы, чтобы я вернула его.

— Сохрани на память. — В стальных глазах мелькнула горечь. — Возможно, зря я тебя изобразил в виде ангела. Только ведьма могла позволить себе такую забаву, а наутро велела бы мне убираться.

— Позволить? — удивилась Ада.

— Ах, какая недотрога! Монастырская девственница! Будто сама не хотела, чтобы я взял тебя. Не волнуйся, — цинично прибавил он, заметив, что попал в цель. — Ты вне опасности. Если бы я знал, что эта ночь окажется единственной, даже пальцем не прикоснулся бы к тебе. Будь я проклят!

— Жаль, что ты оказался в заблуждении.

— Мне тоже. — Крис шагнул к двери. — Кажется, есть такой афоризм: «Лучше любить и потерять, чем не любить совсем».

— Это Теннисон, — подсказала она, процедив слова сквозь зубы.

— Чушь все это! — Он издевательски закатил глаза. — Счастливо оставаться, мисс Тойнбер.

Вечером Ада напечатала короткое заявление об уходе, чтобы сразу же при встрече поставить полковника Бонса перед фактом. Не лучший способ поприветствовать папашу Джеральда по случаю возвращения. Но иного выхода нет.

Конечно же, она согласна ждать, пока не подберут замену. Даже если Крис к тому времени уже переедет. Прежняя домоправительница, дама вполне зрелого возраста, задержалась на несколько недель, чтобы удостовериться, что все идет гладко после того, как дом передали в такие молодые руки. Но это было больше трех лет назад. Теперь же, по той или иной причине, устало констатировала Ада, она чувствует себя гораздо старше своей предшественницы, но при этом нисколько не помудревшей. Две недели знакомства с Крисом Дэнли оказалось пережить куда труднее, чем годы упования на законный брак с Чарльзом.

Полковник Бонс прибыл в поместье около восьми утра. Это был непоседливый здоровяк с грубоватой внешностью, скрывавшей присущую ему доброту. Ада чувствовала себя последней дрянью, когда вручала ему свое заявление об уходе.

— Но почему, крошка? — озадаченно спросил Джеральд. — Мы все считали, что ты здесь счастлива.

— Я знаю. Так и было. Но пора трогаться с места.

Он укоризненно покачал головой.

— Я возвращался с радостью, проведав, что совет директоров не переменил своих решений и что молодой Дэнли переезжает в замок. Но идиллии бывают только в сказке! И старый лис заподозрил, что тут должна быть какая-то ложка дегтя. — Бонс печально улыбнулся. — Но мне и не снилось, черт побери, что деготь подложишь ты.

— Я готова остаться до самого конца лета, пока вы будете искать замену. — Ада пыталась хоть как-то смягчить нанесенный удар. — Да и мне нужно время, чтобы найти другую работу.

Джеральд ошеломленно уставился на нее.

— Ты хочешь сказать, что тебе еще некуда уходить?

Она опустила глаза.

— Да. Это было довольно неожиданное решение.

— Понимаю… Точнее, ничего не в состоянии понять. — Он грузно поднялся с кресла, поскольку Ада встала, собираясь уходить. — Возможно, мы сумеем отговорить тебя, строптивое создание, прежде чем ты сожжешь все мосты. Что ж, я честно передам твое заявление в дирекцию.

— Конечно. — Ада грустно вздохнула. — Извините, что вываливаю на вас все это в первый же день. Как поживает миссис Бонс?

— Как обычно, вздыхает. Между прочим, ее очень успокоило решение проблемы. Ирэн созналась, что не хочет держать меня дома под каблуком еще несколько лет.

Ада непроизвольно рассмеялась.

— Моя мать чувствовала себя так же, когда отец вышел на пенсию. Теперь жалуется, что он находит себе так много дел, что она видит его еще меньше, чем прежде.

— Капризов у этих баб… — Бонс посмотрел ей прямо в глаза. — Могу поклясться, что ты долго была исключением, Ада.

8

Как только все узнали, что Ада подала заявление об уходе, жизнь стала трудной. Она сама рассказала об этом Куперам и Моуди, прежде чем официально сообщить остальным. И началось! С одной стороны, по-своему приятно, но вообще — невыносимо. В основном потому, что Ада чувствовала себя очень виноватой. Однако отступать уже некуда…

Правда, время от времени ее решимость колебалась. Окружающим она объясняла причину своего ухода стремлением к разнообразию — пока не пустила корни в Лайонс, не застряла до пенсии. Но что сказать Крису? Что она бежит не только от него, но и от себя?

— Я опасаюсь превратиться в пыльный экспонат музея, — беспечно шутила она с Бетси Купер, хотя не сомневалась, что такую сорокалетнюю львицу не проведешь. Бетси видит ее насквозь и, безусловно, о многом догадывается.

Целую неделю неминуемый приезд Криса висел над ней как дамоклов меч. Они тяжело расстались, а встреча будет просто ужасной. Но когда Крис наконец появился в назначенный день, самые худшие предположения поблекли.

Ада осматривала личные покои, чтобы убедиться, что к его приезду все идеально вычищено, когда услышала на лестнице до боли знакомый голос. У нее не было времени ускользнуть. Крис остановился на пороге гостиной и с глухим стуком поставил на пол пару чемоданов.

— Добрый день, — спокойно сказала она. — Мы не ожидали вас так рано.

Его надменная улыбка не предвещала ничего хорошего.

— Что ж, мисс Тойнбер, заканчивайте с ключами и инвентаризацией. Очень мило с вашей стороны, что выступаете в качестве встречающей делегации.

Полковник Бонс, подошедший с большим саквояжем, тепло улыбнулся.

— Проверяешь, все ли я оставил в порядке, котенок? — Он посторонился, чтобы пропустить в комнату кого-то еще. — Входите, моя дорогая. Позвольте представить вас нашей Аде, маленькой хозяйке Лайонс Фортун.

Стройная девушка в узких джинсах и ковбойке навыпуск шагнула в комнату, отбросив с лица на спину водопад темно-каштановых волос.

— Здравствуйте, — начала она, явно удивившись. — Боже, я думала…

— Что домоправительница старая, — ехидно встрял Крис. — Это одна из ошибок, которую новички допускают в отношении мисс Тойнбер. Ее облик вводит в заблуждение. Она — настоящая мисс Денверс, только замаскированная.

— Не груби! — Девушка протянула Аде руку. — Меня зовут Эстер… Эстер Фройд.

— Добро пожаловать в Лайонс. — Ада постаралась изобразить приветливость.

— Жутковато здесь, — капризно поежилась Эстер. — И холодно, как в погребе, даже в такую жару.

— И привидения водятся! — Крис скорчил зловещую гримасу.

Большие синие глаза уставились на него.

— Правда?

— Спроси кого хочешь. Замок — проклятое место. Одно из самых памятных злодейств совершили лет семьсот назад. Слуги сэра Кристофера Дэннелса перестарались. Закололи кинжалами его неверного оруженосца прямо в часовне. С тех пор призрак несчастного навещает всех здешних хозяев. Верно, мисс Тойнбер?

— Полная чушь, — вмешался полковник и взял Эстер под локоток. — Вы напугаете юную леди до смерти.

В глазах у бедняжки и правда был ужас.

«Юная леди», отметила про себя Ада с раздражением. А я, значит, маленькая и старенькая хозяйка…

— Поверьте, мисс Фройд. Я не счесть сколько раз ночевала в замке одна, и все обходилось без мистики. Даже обидно… А сейчас, простите пожалуйста, вынуждена вас покинуть.

Ада сбежала в буфетную под предлогом реставрационных работ. Она и вообразить не могла, что Крис способен притащить в Лайонс девицу. Похоже, «юной леди» едва стукнуло двадцать. Ну, естественно, потянуло на свеженькое тельце… «Романтик в душе» оказался обычным кобелем!

А может, Крис хочет вылепить из этой девочки нечто по своему вкусу? Как из глины… Да ей-то какое дело в конце концов!

Ада выдвинула подставку с реставрируемым натюрмортом поближе к окну. Надо бы еще включить музыку. Она наугад достала кассету из своего заветного ящичка и подошла к магнитоле. Неземная музыка Вивальди сразу же навеяла воспоминания о первой встрече с Крисом.

Кто дал ей право злиться на глупенькую Эстер? А осуждать Криса? Ведь она сама залезла к нему в постель…

Постепенно Ада успокоилась. Натюрморт оживал благодаря ее кропотливому священнодействию. Какие чудесные яблоки! Прямо из Эдема…

Плоды соблазна. Плоды греха. В этот момент на холст упала тень.

— Майкл сказал, что ты здесь, — приглушенно произнес Крис, рассматривая натюрморт с чисто профессиональным интересом.

— И ты бесшумно прокрался сюда. Зачем?

— Просветите меня. — Он успел переодеться с дороги. Волосы были еще влажные после душа. — Какого черта ты увольняешься? Мои старики уверены, что я как-то с этим связан. И конечно, правы. Ты убегаешь, потому что я приезжаю.

— Я останусь до конца лета. Вряд ли это можно назвать бегством, — холодно заметила она.

— Как бы ты это ни называла, ты смываешься потому, что я поселюсь в Лайонс. Разве это не так?

— Сообразительный мистер Дэнли! — Выключив музыку, она вновь уселась на табурет.

— А когда ты решила так мудро поступить? — спросил он с издевкой. — Дай-ка я угадаю. Случайно, не по дороге из моей спальни?

— Нет. — Ада проигнорировала эту хамскую выходку.

Крис удивленно уставился на неё.

— Нет? Но когда же? Когда у тебя после моего отъезда появилось время подумать?

Она отрицательно покачала головой.

— Раньше, мой дорогой, значительно раньше. Перед вечеринкой.

К ее великому удовольствию, Крис, казалось, был в полном замешательстве.

— Так какого черта ты позволила мне заниматься с тобой любовью?

Она пожала плечами.

— Почему бы и нет?

— Не хитри, Ада. — Его глаза угрожающе блеснули. — Скажи мне правду. Я не взял тебя силой и никаким другим образом не принуждал тебя. Ты так же сильно хотела этого, как и я, — если только ты не самая искусная в мире актриса.

— Ошибаешься, дружок… — наконец-то Ада почувствовала себя во всеоружии. Пришел ее черед рассчитаться за этот визит с хипповой куколкой.

— Так скажи мне, почему! — В порыве ярости Крис подскочил к ней вплотную. Однако тут же обуздал себя. — Я жду, — процедил он сквозь зубы.

Ну сейчас любимец женщин получит!

— Мне было любопытно.

— Любопытно! — Крис наигранно хохотнул. — Да я наверняка удовлетворил больше, чем твое любопытство.

— Верно, — согласилась она, перехватывая инициативу. — Со всех точек зрения это был очень содержательный опыт. — Она обернулась, услышав голоса.

— Добряк Бонс совершает с Эстер ознакомительную экскурсию, — пояснил Крис. И действительно, через пару минут перед ними предстала весьма оригинальная парочка.

— Бррр! — пожаловалась Эстер. — Я уже отсырела. Как же тут зимой?

Полковник благодушно предложил ей накинуть свой свитер.

— Свежо до крайности, но не волнуйтесь, в спальных покоях распоряжусь подтопить.

Эстер перестала хныкать, лишь когда приметила натюрморт у окна.

— Вот это да… Блеск! Гляди, Крис.

— Мисс Тойнбер — весьма талантливая дама, — уклончиво согласился тот и взял девушку за руку. — Пойдем, Эсти, чувствую, что мне надо выпить. Не желаете присоединиться к нам, полковник? Мисс Тойнбер?

Они отказались, и тогда Крис весьма непринужденно подтолкнул «юную леди» к двери. Бонс протяжно зевнул.

— Ладно, котенок. Тогда я пошел. Запри тут все.

Ада прибралась, вымыла руки, а затем отправилась в свой обычный обход. На первом этаже она встретила Купера.

— Можно ставить на сигнализацию, — доложил он, разглядывая ее. — Женушка спрашивала, не придешь ли ты сегодня к нам поужинать.

— Можно, я заскочу как-нибудь в другой раз, Майкл? Передай Бетси мою благодарность, но я тут зарылась с бумагами. Совсем очумела. Сейчас приду, отведаю запеканки и в кроватку.

— Тогда ждем в пятницу.

— Обязательно!

Домой они возвращались вместе. Аде нравилось ходить под руку с таким надежным, свойским мужиком, который по-отечески симпатизировал ей.

— Между прочим, ты знаешь, что оборотистый сэр Кристофер привез с собой кое-кого?

— Как не знать? — Она изобразила чарующую улыбку. — Немного неожиданно. Хорошенькая девочка.

— Пожалуй, слегка молода для него, верно?

— Ну, Майкл, — с укором пресекла она. — Это не наше дело.

— Знаешь, Бетси надеялась, что твое…

— Ну ладно, до завтра, папуля. И поцелуй от меня супругу!

Она была настолько удовлетворена результатами своего последнего поединка с Крисом, что уже ничто не могло испортить настроения. Трудно поверить, но даже разыгрался волчий аппетит. А потом — кофе по-турецки, бойкий детективчик и внезапная прихоть — ранний диск «Роллинг стоунз». Пусть себе лакает виски в обществе своей красотки! Ей не до переживаний — на следующей неделе предстоит организовать престижный концерт.

Ада уже собралась по традиции шепнуть «спокойной ночи» в звездное небо, когда раздался звук пожарной сирены. Этого она боялась больше всего на свете. Надо было действовать, и немедленно.

Порядок был отработан до автоматизма за время многочисленных учебных тревог. Зная, что Майкл рванет прямо в замок, Ада бросилась осматривать коттеджи. Она не рассчитывала найти причину здесь, но хотела быть уверенной. К счастью, обитатели двух соседних коттеджей для отпускников в этот вечер уехали. Через несколько минут подбежал Стивен.

— У нас все чисто!

— Хорошо. — Она отделила ему несколько ключей. — Ты проверь по этой стороне, а я — там. Пожарные скоро будут.

Около парадного входа они нагнали Бетси.

— Майкл уже внутри, — произнесла она совершенно спокойно.

Стивен умчался к Куперу, а женщины поспешили в буфетную. Они захватили плетеные корзинки и хозяйственные сумки и по главной лестнице поднялись в гостиную. Здесь Ада начала с невероятной быстротой укладывать фарфоровые вазы. Бетси выносила их на траву у конюшни и мигом возвращалась в дом.

Упаковав все наиболее ценное, Ада принялась выносить корзинки сама. На лужайке она встретила Эстер.

— Пожар? — возбужденно спросила всклокоченная девица. — В замке?

— Мы еще не знаем. — Аде было не до комментариев. — Где Крис?

— Уехал в поселок за выпивкой.

— Поможешь?

— Конечно!

Через лужайку к ним спешила Флоренс.

— Моя мать вечером приехала и удержит ребят дома — к их великому возмущению. Ада, чем мне заняться? Нашли огонь?

— Не думаю, но будем продолжать, пока Майкл не даст отбой.

Вчетвером они успели сделать еще несколько рейсов, когда у подъемного моста зарябило от мигалок пожарных машин. Только сейчас Ада слегка перевела дыхание. Клубов дыма со стороны старинного здания по-прежнему не было заметно. Замок спасен!

Пожарные вместе с командой Купера в несколько минут проверили все здание от подвала до крыши. Их товарищи ждали снаружи, подключив брандспойты, в полной готовности. Женщинам посоветовали отдохнуть, и Ада блаженно опустилась на скамейку вместе со всеми.

— Я все говорю, что займусь аэробикой, — задыхаясь, причитала Бетси. — Теперь уж точно придется.

— Я с тобой, — трагически простонала Флоренс. — Вы в порядке, дорогая? — спросила она Эстер.

— О чем речь!

— А ты как, Ада? — заботливо осведомилась Бетси.

— Из-за чего же сработала сигнализация? — Ада вздрогнула, увидев Криса, стремительно приближающегося к ним.

— Что тут за чертовщина?

— Похоже, ложная тревога, — предположила Ада. — Источник огня так пока и не нашли. Пожарные не разрешили нам больше ничего выносить из дома.

— Я помогала! — гордо заявила Эстер. — А как пить хочется! И я бы, наверное, целого быка съела. — Она заискивающе улыбнулась Крису. — Между прочим, в холодильнике еще остались стейки. Я не смогла разобраться с грилем. Боюсь, сожгла те два, что мы привезли с собой… — Эстер запнулась, удивленная, что все уставились на нее. — Повар из меня не очень, но хотелось удивить тебя… — виновато пояснила она в наступившей тишине.

Крис прохрипел проклятие и бросился через подъемный мост. Сбитая с толку девушка смотрела ему вслед.

— Что я такого сказала? — изумилась она.

— Эстер, — ласково начала Ада, — когда горели твои стейки, должно быть, повалил дым.

Это прозвучало как приговор!

— Вроде было немного… Я пошла в ванную и забыла, что гриль включен. Но ведь не было ни огня, ничего такого. Запах был ужасный, и поэтому я открыла окна… — Она замерла с блуждающим взглядом. — О нет! Вы же не хотите сказать…

Ада спокойно объяснила, что, если один сигнал тревоги срабатывает, подключаются и все остальные.

Эстер окончательно сникла, когда Крис вышел из привратницкой в компании смеющихся пожарных. После того как машины уехали, он вернулся на лужайку.

— Боже, — прошептала Эстер, чуть не плача, — он в ярости.

— Это случайность, — успокоила ее Ада, устало поднимаясь со скамьи ему навстречу.

— Все улажено?

— Да. Приношу свои извинения.

— Это я должна извиняться, — храбро, но дрожащим голоском вмешалась Эстер. — Я не знала, что из-за меня сработала вся сигнализация. Со мной никогда…

— Это моя вина. Очевидно, я плохо объяснил, — оборвал Крис, явно едва сдерживаясь от желания как следует выругаться.

— Эстер работала как проклятая, помогая нам вытащить все это оттуда, — тут же вступилась Ада, с удовольствием отмечая, что Бетси и Флоренс дружно поддержали ее, стараясь отвлечь грозу от бедняжки.

— Ладно, замнем… — Он окинул цепким взглядом растрепанную, перепачканную компанию. — Я ваш должник. Если бы пожар был настоящий, то удалось бы спасти немало ценностей. Теперь моя очередь играть мускулами. Помогу ребятам отнести все это назад. Дамы, естественно, свободны.

— Я тоже буду помогать! — с угодливой бодростью отозвалась Эстер.

— Не стоит, деточка, — пренебрежительно отмахнулся Крис. — Ты уже достаточно сделала. Давай, беги домой и ополоснись. Я недолго.

Невольная неприязнь, которую Ада испытывала по отношению к этой девушке, исчезла, когда она увидела жалкую, несчастную фигурку, покорно удалявшуюся по аллее.

— Не будь к ней слишком суров, Крис. Она же совсем молоденькая. Не ведает, что творит.

— Пора учиться отвечать за свои поступки. Потом будет меньше проблем, — неторопливо добавил он, холодно посмотрев ей в глаза. — Итак, мои прекрасные дамы… Пожалуйста, расходитесь и отдохните. Вы это заслужили.

Флоренс и Бетси не заставили себя долго упрашивать. Но с Адой обстояло иначе.

— За фарфор отвечаю я лично. И сама все поставлю на место.

Судя по всему, Крис, в свою очередь, уступать не собирался.

— Майкл, — фамильярно обратился он, — добавь-ка весу моим аргументам. Я считаю, что мисс Тойнбер должна предоставить нам доделать все это.

К очевидному его удивлению, Купер и Моуди одновременно покачали головами.

— Мы можем разнести корзинки с фарфором по комнатам, — заявил Майкл, — но, кроме этого, я ни к чему и пальцем не прикоснусь. Ада меня из-под земли достанет, если я что-нибудь разобью. А Стивен помогает нам только из хорошего отношения. Он отвечает не за замок, а за сад.

— И я должен как можно быстрее убрать это барахло с травы, — бесцеремонно заключил Моуди, с беспокойством освещая фонариком свои любимые газоны. Он посмотрел на небо. — К тому же сильно затянуло. Возможен дождь.

Это послужило боевым сигналом. Ада победоносно командовала мужчинами. Наступил поздний вечер, когда в замке все было расставлено по своим местам, за исключением фарфора, корзинки с которым стояли в разных комнатах в ожидании, пока она их распакует.

— Оставь до утра, — велел Крис. — Ты вымоталась.

Она и слышать не хотела.

— Завтра повалят экскурсанты. Лучше я сделаю это ночью.

— Все в порядке, — поддержал Майкл. — Я останусь с ней.

— А вот тебе лучше пойти домой, Крис, — посоветовала Ада. — Девочка плакала, когда ты отсылал ее.

— Очень может быть, — мрачно отозвался тот. — Думаю, придется проследить за тем, чтобы она не выкинула еще какой-нибудь фокус.

— Пожалуйста, скажи Эстер, что никто ее не винит, — настаивала Ада. — Она вертелась тут наравне с нами.

К тому времени Стивен отправился домой, а Купер застрял с дежурным во флигеле. Они остались вдвоем в темной гостиной.

— Я хочу, чтобы ты ушла! — свирепствовал Крис. — У тебя под глазами круги и лицо белое как простыня.

— Я всегда бледная, когда мне жарко, — безразлично ответила она и посмотрела ему прямо в глаза. — Пожалуйста, топай к Эстер и позволь мне продолжить.

— Ее приезд сегодня стал для тебя неожиданностью?

— Да, — искренне призналась Ада. — Но я уже выяснила, что в квартире все убрано, а чистое белье на Месте. Все остальное меня не касается.

— А то я не знаю, — с горечью сказал он. — Ты совершенно ясно дала мне это понять, когда мы разговаривали в последний раз. Ладно, спокойной ночи. И ради бога, заканчивай здесь все поскорее и ложись спать.

Бережно расставляя китайский чайный сервиз, Ада слышала, как Крис прощался во дворе с Купером. Его не проведешь — она действительно вымоталась до предела.

Глубокой ночью под моросящим дождем Майкл проводил свою любимицу домой. Ада первым делом задернула занавески на всех окнах, которые выходили в сторону замка, и лишь потом забралась под горячий душ. Раньше она всегда смотрела на башни Лайонс, но сегодня там Крис вместе с Эстер.

Провинившаяся крошка, конечно же, захочет ублажить своего повелителя после такой суматохи. А, как говорил Крис, он нормальный парень с нормальными инстинктами. Наверное, сейчас они в той самой постели. А иначе зачем Крис привез ее сюда?..

Когда Ада проснулась, все тело ныло после вчерашней «тренировки». В замке ей долго не давали прохода, засыпая вопросами о происшествии. Ну а женщин, разумеется, особенно занимали пикантные подробности об Эстер. Никто, однако, не посмел нарушить рамки приличий. Ада держалась строго, почти неприступно, как только речь заходила о чем-либо, касающемся Криса Дэнли.

К ее тайной радости и всеобщему разочарованию сотрудников, интригующая парочка не показывалась все утро. Впрочем, у Ады не было не только желания, но и времени размышлять об этом. Сразу по прибытии полковника началась контрольная проверка наиболее ценных экспонатов.

— Все в порядке, малыш, — возвестил он, раскуривая трубку после ленча. — А это значит, что ты свободна на два дня. Экскурсии на сегодня я отменил, и ты потребуешься только утром в пятницу. Я знаю, что в мое отсутствие у тебя не было выходных, так что, пожалуйста, не брыкайся.

Ада благодарно улыбнулась. Пара дней подальше от Лайонс Фортун — очень заманчивая перспектива по причинам куда более серьезным, чем те, о которых она сообщила полковнику.

— Не стану фантазировать, что мне не нужен отдых, — с чувством призналась она.

— После вчерашних приключений готов этому поверить! — он хлопнул себя по затылку. — Майкл позвонил мне, когда все закончилось. Старый Джеральд оказался в идиотском положении.

— Прошу прощения! Я так торопилась вынести вещи, что все остальное вылетело из головы. Хуже того, даже не проверила личные покои, хотя Майкл думал, что я это сделала. Так и бывает обычно, но вчера поленилась, решив, что мистер Дэнли справится сам.

Бонс проницательно взглянул на нее.

— Что-то не так, дорогуша?

Она заставила себя улыбнуться.

— Ничего такого, чему не смог бы помочь хороший сон.

Ада обо всем предупредила Купера, оставила ему телефон своей сестры, заскочила в коттедж, собрала кое-какие вещи и села в машину. Она собралась в Лондон, к Еве. До Илинга, к родителям, было гораздо ближе, но сейчас у нее были иные планы. Дело в том, что в прошлую субботу сестричка упорхнула в Италию с очередным «последним» мужчиной в своей жизни, известив Аду, что квартира остается в ее полном распоряжении. Лучшего и не придумать. Скорее в столицу! Всласть отоспаться для начала. И чтобы Крис Дэнли на дух не снился.

9

Гнездышко Евы находилось на первом этаже высокого старого дома, такого же, как и другие на этой улице в Бэйсуотере. Ада припарковала машину, подхватила сумку и пакет с продуктами и поднялась по ступенькам через колоннаду портика к заветной двери.

В квартире царил хаос. На работе Ева была стальной леди, блестяще управляя офисом, но дома всегда эффектно расслаблялась. Ада бросила свои пожитки прямо в холле и принялась за дело. Она выбрасывала какие-то засохшие цветы, собирала газеты, взбивала подушки и сражалась с щеколдами, чтобы открыть окна. На кухне она убрала продукты в пустой холодильник и сложила в сушилку стопку тарелок, по счастью оказавшихся чистыми. Потом позволила себе чашечку кофе, включив для компании радио.

После этого она набралась мужества для того, чтобы взяться за спальню. Ева отбывала явно в спешке. Та одежда, что пришлась ей не по вкусу, была разбросана по постели. Ада со стоном принялась за работу. Когда все было развешено, сложено или брошено в корзину с бельем, она прихватила с ночного столика нашумевший весной бестселлер, наполнила ванну и полежала под шапкой густой пены, позаимствовав у Евы один из дорогих парижских шампуней.

Потом последовал легкий ужин перед телевизором. Как славно она расслабилась! И Крис, и его соблазнительная малышка остались где-то далеко-далеко… Ада не чувствовала к этой девушке никакой враждебности. Во всем виноват Крис. Нашел на ком отыграться. И отомстить.

Лина О'Брайен была лишь на год моложе, но принцип здесь был тот же. Опять ей предпочли вовремя подвернувшуюся молоденькую девочку.

Ада позвонила родителям, чтобы сообщить, где она; пообещала выбраться к ним в следующий выходной и уверила мать, что у сестры не такой уж страшный кавардак. А теперь неплохо бы разыскать Хэнка Нортона… Так звали ее приятеля, которого удалось сохранить со времен университета, несмотря на Чарльза. Хэнк дико обрадовался, услышав ее голос, и тут же пригласил сходить с ним завтра в ресторан.

Нортон работал в рекламе, увлекался автогонками, носил костюмы от известных кутюрье и еще меньше, чем Крис, был склонен остепениться. Хотя их отношения давно стали платоническими, с ним всегда было очень весело. Аде не пришлось сожалеть о вечере, проведенном в фешенебельном ресторане. На следующий день рано утром она отправилась обратно в Рединг в отличном расположении духа.

Когда Ада появилась в кабинете полковника Бонса, тот удовлетворенно потер ладони.

— Я думал, ты страдаешь отчего-то, когда уезжала. — Джеральд жестом предложил ей сесть. — Сейчас попрошу, чтобы нам принесли кофе, и займемся текущими бумагами.

Ни о Крисе, ни об Эстер не упоминалось, а она не могла заставить себя задать наводящий вопрос. Новость о том, что личные покои второй день пустуют, сообщил ей уже позднее Купер.

— Мистер Дэнли возвращается завтра утром, но, очевидно, без маленькой мисс Фройд. — Он избегал смотреть Аде в глаза. — Я вчера ночевал там.

— Правда? — небрежно произнесла она. — Короткое пребывание.

— Бетси ждет тебя сегодня на ужин, помнишь? — предупредил Майкл. — И никаких отговорок.

Ада улыбнулась.

— Ни в коем случае! Буду рада прийти. Кулинария не входит в число моих талантов.

— У тебя слишком много других, чтобы об этом беспокоиться. Позвоню-ка своей благоверной, напомню о времени.

Утром в субботу Ада одна провела несколько часов в замке. От наружных реставрационных работ, несмотря на профессионализм строителей, была уйма пыли, и она предпочитала сама удалять ее с помощью маленького ручного пылесоса. Это было скучное, долгое занятие, но Ада испытывала удовольствие от хорошо проделанной работы, медленно проходя затем по дому и замечая, что Бетси явно потрудилась тут некоторое время в ее отсутствие.

Ада взгрустнула. Все здесь работали в команде. Она будет скучать по ним. Но жребий брошен. Уже посланы объявления в «Нэшнл траст», «Инглиш хэритедж» и даже в «Кадв», валлийское подразделение этой организации. Если ей повезет, возможен неплохой контракт. Хотя на этот раз никто не будет ради нее использовать свое влияние. И прежде чем она покинет Лайонс Фортун, кое-что еще надо сделать.

Она зашла домой перекусить, немного отдохнула и вернулась в замок, чтобы закончить реставрацию натюрморта. Крис Дэнли — тонкий ценитель живописи. Пусть любуется сорванными плодами Эдема. Может, когда-нибудь вспомнит о ней…

— Так и знал, что найду тебя здесь! — зарокотал Купер, вваливаясь в буфетную. — Можешь хоть иногда просто ничего не делать? — Он склонился над холстом. — Неплохо выглядит, однако.

— Идет успешно, — удовлетворенно согласилась она. — Бесподобный ужин был вчера, Майкл. Никогда не понимала, как тебе удается сохранять форму при том, что Бетси потрясающе готовит.

— Вообще-то я хотел попросить тебя об одной любезности…

— Давай, проси, — поощрила она, скрупулезно выверяя тональность красок.

— Не могла бы ты переночевать здесь, подружка? — Он откашлялся, вид у него был смущенный. — Дэнли позвонил и сказал, что его не будет до завтра, чем-то занят в Лондоне. А я заказал столик в «Ручейке», чтобы развлечь свою старуху. У нас годовщина свадьбы. Видишь ли, беспокоить папашу Джеральда по такому поводу неловко.

— Ни слова больше! — Ада шлепнула его по руке. — Конечно, переночую. Но в свободной спальне, добавила она про себя. — А ты должен устроить для Бетси настоящий праздник.

Вечером, заступив на дежурство, она вовсю угощалась сандвичами перед телевизором. Шел какой-то хлесткий триллер, и Ада охнула от досады, когда в тот самый момент, когда главный герой добрался до убийцы, зазвонил телефон. Она раздраженно взяла трубку.

— Это ты? — изумился Крис. — У Куперов что-то случилось?

— Сегодня годовщина его свадьбы, — пояснила она с завидной выдержкой. — Я вызвалась подменить Майкла.

— Что же он не предупредил меня? — последовала пауза. — Я пытаюсь разыскать папку, которую куда-то засунул. Вопреки всему, надеюсь, что оставил ее в спальне. Ты не посмотришь?

— Конечно.

— Это обычная желтовато-коричневая папка, довольно потрепанная, там только несколько записок и бумаг, но кое-какая информация там конфиденциальна.

— Подожди. — Ада положила трубку на столик и выбежала из гостиной. Папка с грифом дирекции валялась на полу у кровати.

Ада стремглав вернулась в гостиную.

— В целости и сохранности. Прислать ее тебе?

— Не надо, — с облегчением сказал он. — Главное, что на месте. Только положи в ящик столика у кровати, я заберу, когда вернусь.

— Хорошо. Спокойной ночи.

— Подожди! — встрепенулся Крис. — Не клади трубку. Как ты? Нормально провела выходные?

— Прекрасно.

— Куда ездила?

— В Лондон. Навестила пустую квартиру своей сестры.

— И подцепила кого-нибудь из тех сговорчивых джентльменов, что готовы бросить все по твоему звонку?

— А как же! Мы кутили. Малость развеялась…

— Я ведь тоже был в Лондоне. Как раз после того, как ты уехала.

— Надо же, какое совпадение.

— Если бы знал, где тебя найти…

— Я поставила перед собой цель, — прервала Ада, — на день-другой убраться подальше от Лайонс. Хотелось разрядиться на полную катушку.

— А как же «тихая обитель»?

— Это было до того, как ты появился.

— Мое присутствие так невыносимо для тебя?

— Нет.

— Но ты предпочла бы мое отсутствие.

— Это не проблема. Я сама скоро уеду.

— Опять за свое… Какого черта ты выступаешь, Ада! Где я был не прав? Ну, притащил с собой Эстер… кстати…

— Не надо ничего объяснять! — вспылила она. — Ты же «нормальный парень».

— Как угодно… Извини за беспокойство. Приятных сновидений.

Выходка Криса, конечно, испортила ей настроение. Но от этого яда нашлось противоядие. Ада выключила телевизор и уютно устроилась на диване с томиком шекспировских сонетов. Казалось, время исчезло. Лишь случайно взглянув на часы, она поняла, что уже очень поздно.

Утро одарило ее приливом бодрости, хотя на сон ушло всего несколько часов. Ада намеревалась как следует почистить перышки, чтобы одним своим видом сразить Криса по возвращении. И специально надела то самое платье, памятное в связи с поездкой в «Ручеек».

Автобусы подкатывали к Лайонс один за другим. Ада провела уже несколько тематических экскурсий. И ни капельки не устала. Скорее, наоборот. Неизвестно, что больше привлекало роящихся вокруг нее туристов. Интереснейшие сведения о замке? Или лучезарные глаза, жемчуг улыбки?

Что и говорить, сегодня она была в ударе, как никогда.

Около четырех часов, когда поток посетителей сократился, Дженис Шелдон, старшая горничная, разыскала Аду в тюдоровской часовне, где та оживленно обсуждала нюансы краткого правления Эдуарда Шестого с несколькими дотошными туристами.

— Мисс Тойнбер, простите, что перебиваю, но там внизу вас ждет какой-то джентльмен.

Ада эффектно закруглила затянувшийся диспут.

— Он представился?

— Извините, я забыла уточнить. Ждет на скамейке в саду возле конюшен. Сказал, что ваш друг.

— Ладно. — Ада прошла через двор, мимо привратницкой, прикрывая от солнца глаза. С самой дальней скамейки поднялся мужчина и быстро направился к ней. Волосы его искрились на солнце.

— Чарльз! — удивленно воскликнула Ада, когда он поцеловал ее в обе щеки.

— Я на всю вторую половину дня сбежал от своей семьи, — сообщил он, улыбаясь.

Чарльз О'Брайен все еще был очень красивым мужчиной и выглядел на десяток лет моложе своих пятидесяти. Его рыжеватые волосы ничуть не поредели и седина лишь украшала классически небрежную шевелюру. Точеные черты лица, небрит в гарлемском стиле… И в одежде все продумано до мельчайших деталей. Выдает только безысходная усталость в глазах. Еще бы! Отец троих детей…

— Признаться, не ожидала.

Чарльз картинно закурил.

— Ни Лины, ни Джейка, ни близняшек. Пойми меня правильно, — добавил он с тонкой усмешкой, — всех люблю, но время от времени в семейной жизни нужен выходной. Может, мне было бы легче, если бы я раньше стал отцом.

— Надо же… — мстительно поддела Ада. — Если вспомнить всех девиц, что вертелись вокруг, детей мог быть легион.

— Ну! — поморщился Чарльз, скорее польщенный, чем обиженный столь ядовитым комплиментом. — Ведь у меня была ты.

— Пока не появилась Лина.

— Да… — вздохнул он. — Ранить тебя никак не входило в мои намерения.

— Я знаю.

Они обошли площадку для игры в шары и направились к итальянскому саду. Чарльза, как обычно, влекло к античным статуям, которые были привезены сюда во времена Георга Третьего.

— Прелестно! Сколько раз бывал здесь, а все не могу насытиться. — Он увлек ее в увитую хмелем беседку. — Понимаю тебя и завидую… Сейчас ты мне поведаешь о своих увлечениях и находках. А я буду надоедать тебе историями о количестве зубов и чрезвычайных способностях моих отпрысков. И даже заставлю посмотреть фотографии.

— Ох, Чарли, ты просто упиваешься своим отцовством! — лукаво похвалила Ада.

— Верно, но в основном потому, что моя умная жена зарабатывает достаточно, чтобы платить по счетам.

Аде казалось, что эти небесно-синие глаза стремятся проникнуть в самую глубину ее души.

— В чем дело, райская птичка?

Она нервно сжалась.

— Почему должно быть какое-то «дело»?

— Поверь, я научился чувствовать тебя. Что-то не так. Это мужчина?

Ада беззаботно улыбнулась.

— Что же еще? Но я справлюсь.

— Конечно, справишься. Тебе суждено властвовать. Особенно в этом прерафаэлитском платье… Что я сказал? — спохватился он, заметив ее гримаску. — Я думал, тебе нравится Миллес. Хотя сегодня, в этом очаровательном наряде, ты более в духе «Флоры» Эвелин де Морган…

— Чарльз, я думала, ты оставил преподавание! Во всяком случае, я изменилась.

— Несомненно… — Он задумчиво смотрел на нее. — Тем более на фоне таких декораций. Но от сумерек в душе сложно избавляться. И мне, и тебе… А вдруг нам сейчас поможет крепкий чай с пирожными?

Ада взглянула на часы.

— Дай мне пять минут, чтобы переговорить с начальником охраны, и я угощу тебя чаем у себя в коттедже. Жена Купера славно готовит. Иной раз она не только кормит меня обедом, но и дает с собой коробочку с ее знаменитым ореховым бисквитом.

— Перед таким искушением не смог бы устоять никто из рода О'Брайенов!

— Лина одобрила твой визит ко мне?

— Честно говоря, это вообще ее идея. Наша писательница тоже о тебе беспокоится. Вначале чувство вины перед тобой даже перевешивало ее страсть ко мне. А теперь посмотри на нас! — Он хмыкнул. — Какие мы цивилизованные! Почти любовь втроем. Или лучше сказать, вшестером, раз с нами Джейки и близнецы?

— Ты безнадежен! — рассмеявшись, заявила Ада. — Передай Лине, что я пожизненно буду блюсти ваше семейное счастье.

Она сообщила Куперу, что уходит домой, и вместе с Чарльзом покинула замок.

— Если не возражаешь, попьем чаю на кухне, а дверь оставим открытой, чтобы ветерок задувал. Посетители к этому времени уходят, так что нет никакого риска, что кто-нибудь решит, что мой дом входит в программу экскурсии, и забредет сюда ненароком.

Расположились по-домашнему. Одна чашка чая сменяла другую, а бисквит, что испекла Бетси, таял на глазах. Чарльз извлек целую кипу фотографий и каждую презабавно комментировал.

— Чуть не забыл, — сказал он напоследок. — Я обязан пригласить тебя на вечер в дом О'Брайенов. Агент Лины продал телекомпании права на ее последнюю книгу. Интрижка со вкусом насыщена ароматом викторианской эпохи. Так, знаешь ли, пикантно — все эти корсеты и кружевные вензеля. — Чарльз ухмыльнулся. — Отпразднуем.

— Есть повод! Передай Лине мои поздравления. И спасибо тебе. Я буду рада прийти.

— Отлично. Лина пришлет тебе приглашение. Хей-хо, — вздохнул он, — пора в гнездо. Тебе, наверное, трудно это представить, но мне нравится купать своих охламонов. Можно, я на пару минут поднимусь наверх?

Ада показала ему, как пройти в ванную, и плюхнулась в кресло с очередной чашкой чая.

— Ну вот и встретились! — раздался за спиной до боли знакомый голос.

Она обернулась, изобразив на лице безмятежно-вопросительную улыбку.

— Заходи. Я могу чем-нибудь помочь?

— Ты чертовски хорошо это знаешь! — Крис буквально кипел от ярости.

И тут на кухню вальяжно вышел Чарльз, помахивая дэнлиевской миниатюрой.

— Я нашел этот очаровательный пустячок на туалетном столике… — начал он и запнулся. Его породистая физиономия выражала крайнюю озадаченность.

— Чарли, — опомнилась первой Ада, — не думаю, что ты знаком с мистером Дэнли. Крис, это профессор О'Брайен.

Мужчины обменялись обычными приветствиями. Крис с деревянным лицом пожал своему предшественнику руку.

— Извини за вторжение, — отстраненно произнес он. — Это неважно, я в другой раз с тобой поговорю. — Он кивнул Чарльзу и вышел из кухни в сад.

— Мое время катастрофически истекает, — сознался Чарльз, положив картину на стол. — Кто такой этот Крис Дэнли, если не считать того, что он явно тебя хочет?

— Чепуха. — Ада звенела чашками, убирая их на место. — Ты же слышал, наверное, о «Дэнли презент». Это и есть Дэнли-младший, нынешний хозяин поместья.

— Значит, настоящий принц. Никогда не был нищим. И добивается тебя. Но самое главное… — Синие глаза пронизывали Аду. — Его чувства не безответны.

— Вздор! — Она энергично взмахнула посудным полотенцем.

— Мое дорогое дитя, не повторяйся. Воздух между вами дрожит от напряжения.

Ада смешалась, дрогнула, а потом, к своему ужасу, разразилась слезами. Чарльз подошел и обнял ее. Он шептал что-то успокаивающее, гладил ее по голове и ждал, пока пройдет буря.

— Мне так жаль, — глухо сказала Ада, отстраняясь.

Зареванная истеричка! — пронеслось у нее в голове. Можно представить, на кого я похожа…

Чарльз смотрел на нее, втайне забавляясь.

— Знаешь, я раньше ни разу не видел тебя в слезах, даже…

— Даже когда ты бросил меня ради новой юбки, — закончила она за него.

— Резко, но верно. — Чарльз отодвинул прядь волос с ее мокрого лба. — Итак, ты влюблена в грозного джентльмена, который только что собирался дать мне в глаз?

— Да, — глухо созналась она.

— Так в чем же тогда проблема, моя милая? Он явно испытывает к тебе те же…

— Нет. — Ада пожала плечами, снова овладев собой. — Он хочет, чтобы мы были любовниками, но лучше я сейчас немного помучаюсь, чем буду потом всерьез страдать, когда ему это надоест. — Она в упор посмотрела на Чарльза. — Я по своему опыту говорю.

— Увы, это мне известно. — О'Брайен нахмурился. — Но сейчас все может быть иначе…

Она покачала головой.

— Даже его родственница говорит, что он бежит как заяц при одном только упоминании о постоянстве. А когда я дала понять, что между нами все кончено, он привез в Лайонс любовницу. Хорошенькая глупенькая девочка…

— Изобретательный джентльмен! Он хотел заставить тебя ревновать?

— Если так, то ему это удалось. — Ада всхлипнула. — Знаешь, он очень талантлив. Прирожденный художник. Это его работа.

— В самом деле? Очень искусная живопись. Имитация на грани гениальности. Интересно, где он тебя уловил в таком мечтательном настроении?

Ада рассказала ему о концерте, о своей первой встрече с Крисом.

— Но тогда я не знала, кто он.

— Это была любовь с первого взгляда?

— Чарли, перестань! — вспылила Ада. — Можно подумать, это ты пишешь бульварные романы, а не твоя жена.

— Ну, извини. Кстати, о Лине. Пора мне к ней возвращаться. — Чарльз обнял ее и поцеловал в щеку. — Приходи на вечер. Если хочешь, вместе с другом.

Она улыбнулась, высвобождаясь из его объятий.

— Возможно… Я возьму Хэнка Нортона. Помнишь Хэнка?

О'Брайен нахмурился.

— Того взрывного юношу, что когда-то пытался увести тебя от меня? — Он вздохнул. — Очень хорошо. Все, что тебе угодно, птенчик. Дай мне его адрес, попрошу Лину послать приглашение.

Как только Чарльз ушел, Ада вернулась в замок и, как обычно, обошла пустые сумрачные верхние комнаты, по пути зажигая свет. Она замечала свое отражение, словно призрак плывущее в череде тусклых, пышно обрамленных зеркал, которые один из потомков сэра Кристофера привез из Флоренции. В своем светлом прозрачном платье, с распущенными волосами, она вполне могла показаться каким-нибудь привидением, с усмешкой подумала Ада. И застыла. В темном зеркале за ее отражением вдруг появился силуэт.

— Я искал тебя… — тихо сказал Крис.

— Так можно напугать до смерти! — повернулась к нему Ада.

— Ты думала, это призрак пришел объясниться тебе в любви?

— Нет. Я не верю, что прошлое чем-то грозит мне.

От настоящего-то голова идет кругом, — подумала она.

— Опять я не вовремя. Прости… Хотя у меня была веская причина, чтобы искать тебя. Прошу, удели мне несколько минут. Я хочу кое-что предложить.

Ада стояла неподвижно.

— Продолжай.

— Не здесь, — быстро сказал Крис. — Когда все закроешь, пожалуйста, зайди. Я хотел бы, чтобы ты спокойно выслушала меня.

— Очень хорошо. Я минут через десять буду. Думаю, Майкл уже все закончил внизу.

Когда Крис ушел, она продолжила обход, с нарастающим напряжением размышляя, что же он имел в виду, говоря о предложении. Наконец Ада заперла большую дубовую дверь, вернулась обратно и по каменной винтовой лестнице поднялась в личные покои. Крис тут же впустил ее, словно ждал у дверей.

— Выпьешь что-нибудь? — Он указал на серебряный поднос с напитками на круглом столике у зарешеченного окна. — Вина?

— Я бы предпочла фруктовый сок.

Крис жестом пригласил ее сесть.

— Сейчас принесу.

Ожидая его, Ада испытывала крайнее волнение. Самые дикие догадки проносились у нее в голове.

Крис вернулся с кувшином апельсинового сока. Он положил лед в высокий тонкий стакан и протянул ей.

— Спасибо. Просто умираю от жажды.

— Немудрено, — заметил он, усаживаясь в соседнее кресло и угрюмо глядя на нее. — Твоя старая испепеляющая страсть регулярно вспыхивает?

— В Лондоне я встречаюсь и с другими, — невозмутимо сказала она. — Но Чарльз сюда часто приезжает. Если помнишь, он искусствовед, а его жена пишет исторические романы. Они вместе приезжали в прошлый раз, чтобы собрать материал для сюжета, связанного с шестнадцатым веком. А в Лайонс хранится много любопытного.

— Но сегодня искусствовед приезжал один? — без всякого нажима уточнил Крис.

— Да.

Наступила тишина.

— Почему профессор был в твоей спальне? — Он основательно плеснул в фужер виски.

— А это тебя касается?

Глаза Криса холодно блеснули.

— Это вполне могло бы касаться меня с профессиональной точки зрения. Дирекция вряд ли одобрит со стороны одного из своих сотрудников флирт в рабочее время.

— Поскольку я скоро больше не буду сотрудником, вряд ли это имеет значение!

— Но может иметь значение для тебя, если мы откажем в рекомендации, — отрезал он.

Ада гордо выпрямилась.

— Это полностью на ваше усмотрение.

Воздух между ними словно сгустился. Казалось, высказано все, что только можно. И даже более того.

Взгляд Криса машинально остановился на ее пустом стакане. Ада заметила, как дрожат его руки, когда он наливал сок.

— Сам знаю, что я — скотина. — Крис нервно пригладил волосы. — Тебя, наверное, давно тошнит от моих извинений. Конечно же, ты получишь идеальную рекомендацию в любой момент. Но… надеюсь, тебе не понадобится увольняться.

— Какая любезность! — Ада слегка расслабилась.

— Давай начистоту. В усадьбе нам вдвоем слишком тесно. Разве не так?

Она медленно кивнула, не пытаясь отрицать.

— А если уйду я, ты останешься?

На этот раз молчание длилось еще дольше. Так вот в чем заключалось предложение! А она-то возомнила невесть что.

— Ты всерьез хочешь, чтобы я жила здесь постоянно?

— Это идея Уинстона, — пояснил он, волнуясь. — Или, скорее, Джоанны. Их поразило твое письмо об отставке. Считают, ты уникально подходишь для этой работы.

— Очень признательна.

Крис слегка улыбнулся.

— Поэтому тетушка, которая отнюдь не такая дурочка, какой старается себя представить, решила всю проблему одним махом. Я покидаю замок, ты въезжаешь сюда, а твой коттедж переходит к садовнику, которого мы собираемся нанять в помощь Стивену.

— Но куда поедешь ты? — спросила Ада, нахмурившись.

— Туда, откуда приехал, — с грустью сказал он. — Мой дом в Лондоне все еще выставлен на продажу. Сниму с торгов… — Крис внимательно посмотрел на нее. — Ну как, мисс Тойнбер? Что скажешь? Тебе нужно время, чтобы это обдумать?

— Ответ узнаешь утром, — твердо произнесла она.

— Тогда я к тебе рано утром постучусь. Сразу после семи должен уехать на встречу в Сити.

Ада поднялась с кресла. В молчании домоправительница и хозяин покинули гостиную.

Какое-то мгновение она была в полной уверенности, что Крис обнимет ее на прощание. К чему себя обманывать? Его близость по-прежнему волновала. Но он не должен об этом догадаться!

— Между прочим, Чарльз был сегодня в ванной по самой простой причине. А портрет увидел, когда проходил мимо двери в мою спальню. — Ада улыбнулась. — Мастерство художника произвело на него сильное впечатление.

10

Когда башенные часы гулко пробили семь, властный стук в дверь разбудил Аду. Она набросила халат и босиком побежала по ступенькам, на ходу пытаясь причесаться.

Крис Дэнли был одет как великосветский лев. Темный костюм, шелковый галстук в полоску, ослепительно белая рубашка…

— Извини, — чуть слышно сказала она. — Я рано проснулась и снова задремала. Входи.

— Доброе утро. — Крис несколько смягчился, когда заметил, как она пытается скрыть зевок.

— Еще не совсем очухалась, — честно призналась Ада.

— Я рассчитывал, что имею дело с человеком, который готов дать мне ответ.

— Верно, — в тон ему ответила она. — На тех условиях, о которых ты говорил вчера, я буду очень рада остаться здесь домоправительницей. Когда тебе удобно, чтобы я переехала?

— Как угодно. Мое барахло упаковано и лежит в машине. Вне зависимости от твоего решения, я не собирался оставаться. Квартира твоя. — Крис смотрел из окна на замок, скрытый пеленой утреннего тумана. — Романтический порыв с моей стороны, но никак не практическое решение, — холодно произнес он.

— Я чувствую себя виноватой, как будто я тебя выгоняю.

Крис снова повернулся к ней, сверля ее глазами.

— Ты чувствуешь какую-то вину, должно быть, за то, что позволила мне переспать с тобой. Потом двери рая захлопнулись передо мной раз и навсегда… — Его губы дрогнули. — Черт возьми! Пора мне окончательно вернуться в реальный мир. Иначе я скоро заговорю как твой профессор. До свидания, прекрасная дама. Как знать, может быть, мы еще влюбимся друг в друга на каком-нибудь концерте.

— Может быть… — тихо отозвалась она. Сердце ее бешено стучало. — Счастливого пути.

— Слушай. — Крис подошел чуть ближе. — Насчет Эстер…

— Не надо! — Она брезгливо отшатнулась. — Физически и фигурально твоя… твоя жизнь не имеет ко мне никакого отношения.

Крис стиснул зубы и, не сказав ни слова, резко повернулся и вышел. Ада увидела из окна, как он остановился перемолвиться со Стивеном. И вновь захотелось, чтобы все было иначе. Однако никаких терзаний она не допустит. Пока закипал чайник, Ада приняла душ. Наступает первый день в ее новой жизни, а с любой потерей рано или поздно удается примириться. Ей уже доводилось испытать такое с Чарльзом. Она сможет сделать это и с Крисом Дэнли.

Трудно описать восторг обитателей Лайонс, когда они узнали, что Ада остается. Все наперебой предлагали свои услуги в связи с переездом. Невольно припомнилось пророчество Чарли о том, что ей суждено властвовать.

— Почему ты не заняла главную спальню? — спросила Бетси, помогая сменить шторы.

— Мои простыни не подойдут к господской постели. Кроме того, здесь уютнее. Отсюда сквозь сад видны коттеджи — в том случае, если я заскучаю по дому.

Бетси такое объяснение не удовлетворило.

— Но ведь там окна выходят в обе стороны — можно смотреть в двух направлениях одновременно.

Ада засмеялась, укладывая на место последнюю подушку.

— И все же, миссис Купер, мне больше нравится эта спаленка.

— Не знаю, как ты сможешь здесь быть одна по ночам, в какой бы спальне ты ни спала. — Бетси поежилась. — Я бы ни за какие деньги не согласилась.

— А раз я здесь, Майклу не придется больше этого делать, — напомнила Ада. — Если бы мистер Дэнли остался, твоему мужичку довольно часто пришлось бы таскаться на дежурство.

— Хотела бы знать, почему он так неожиданно переменил решение. — Бетси нахмурилась. — Поначалу я думала, что вы с ним быстро поладили… — она скрестила пальцы, — если ты извинишь меня за такое выражение! Следующий сюрприз — сопливенькая Эсти. Но ее как ветром сдуло. Что же будет дальше?

— Понятия не имею. Это меня не касается.

— Пусть так, если хочешь. — Бетси спрыгнула с подоконника и невольно залюбовалась пустынным садом. — Мне здесь нравится. Когда нет посетителей, так спокойно. Ой, а это что за прелесть? Как вылитая! И вместе с тем под старину…

Ада обернулась, уже догадавшись, что жена Майкла заметила миниатюру на туалетном столике.

— Друг. Непрофессиональный художник. Это его хобби.

— Должно быть, он очень проницательный, если думает о тебе как об ангеле. Это один из вечных обожателей, с которыми ты встречаешься в Лондоне?

Ада сосредоточенно раскладывала по ящикам шкафа свитеры.

— Кстати, об ангелах. Бет, ты не хотела бы приготовить кофе?

Через две недели после исчезновения Криса в замке состоялся концерт струнной музыки. До последнего момента Ада бессознательно надеялась на его появление. Она приветливо встречала приезжавших и лично рассаживала почетных гостей. Перед самым началом стало известно о прибытии супругов Колбри, но молодого хозяина на автостоянке не видели.

— Наша принцесса! — Миссис Колбри поцеловала ее в щеку. — Как вы замечательно смотритесь в этом красивом зеленом платье!

— Здравствуйте, моя дорогая, — ласково улыбнулся запыхавшийся Уинстон. — Рад, что вы приняли верное решение. Хорошо устроились на новом месте?

— Мне нравится там жить. — Она дала знак одному из служителей, чтобы тот принес две программки. — Как хорошо, что смогли выбраться в Лайонс. Встретимся во время антракта. Думаю, квартет вам понравится.

Во время первого отделения она сидела, отрешенно поглядывая на картину, увековечившую гордыню сэра Кристофера. Напрасны все надежды ожидания… Ведь она сама сказала «нет». А Крис Дэнли не из тех, кто станет упрашивать.

— Сынок просил кое-что передать вам. — Колбри многозначительно приподнял брови.

Она улыбнулась. Главное — ничем не выдать себя.

— В самом деле?

Джоанна радостно кивнула.

— Он нашел женщину, которая сможет восстановить балдахин над кроватью в китайской спальне.

— Как… Как хорошо, что он помнит, — произнесла Ада, внутренне съежившись, как от удара. — Когда она сможет приступить?

— Боюсь, не раньше зимы, когда все здесь погрузится в сон, — с сожалением пояснила Джоанна. — Она сейчас работает в каком-то замке на севере. Не припомню названия. Но к осени освободится. — Проницательный взгляд прощупывал Аду. — У вас усталый вид, дорогая. Должно быть, уйма работы?

— Но очень благодарной. А теперь, когда полковник Бонс снова управляет поместьем, гора свалилась с плеч. Заметили, как продвинулось дело на восточной стороне? — обратилась Ада к дядюшке Криса.

— Конечно, потому-то мы и чуть не опоздали на концерт. Хотел сам убедиться… Ребята хорошо вкалывают.

— Они в последнее время работают до упора, — похвалила Ада. — Мистер Купер стремится использовать сухой сезон.

Они еще немного побеседовали, пока не раздался первый звонок. Все поспешили в зал.

Крис так и не приехал… Держись, твердила она себе, ворочаясь в постели без сна. Перестань себя жалеть и думай о вечере у О'Брайенов.

Вечера, которые устраивала Лина, обычно запоминались надолго. У нее был дар развлекать людей, артистично манипулировать их общением. А еще она моложе, думала Ада, написала два бестселлера, родила троих детей, и у Чарли все так же от нее голова идет кругом.

«Но моим любовником мог бы стать Крис Дэнли!» Конечно, поздно теперь стонать по этому поводу, раз у него есть маленькая Эстер. Теперь, когда она промучилась без него уже две недели, не получив даже ничтожной весточки, собственное целомудрие казалось идиотизмом. Они взрослые люди, и между ними не существовало никаких препятствий. Достаточно было бы просто не засвечиваться в замке. Они могли бы вместе проводить время в Лондоне, когда у нее выходной, и никто бы ничего не узнал. И она была бы куда счастливее, чем сейчас.

Ада напомнила себе, что связь с Крисом, хоть и недолгая, может обернуться немалыми страданиями. Она же не девочка… Пора осознать, что незаменимых возлюбленных нет.

Она натянула одеяло до самого подбородка. Хотя ночь была теплой, стало вдруг холодно от мысли, что если она не покорится Крису, то больше никогда в жизни никого и ни на каких условиях не захочет.

В следующую пятницу, после сумасшедшего дня, когда в замке оказалось рекордное число посетителей, Ада вернулась, вымотанная до предела. Обычная процедура закрытия в этот раз заняла больше времени, чем обычно, потому что Купер уехал на уик-энд. Слишком усталая, чтобы готовить ужин, она села в кресло у окна, наблюдая, как Моуди отчитывает одного из своих помощников за какую-то провинность. Стивен случайно заметил и окликнул ее.

— Увожу свое семейство в Мейдстон, к теще! Фло с мальчиками задержится на несколько дней, но я вернусь раньше.

— Счастливо провести время. Передай привет Флоренс!

Ада решила понежиться еще несколько минут, а потом принять душ, но почти сразу уснула.

Вдруг она вздрогнула, очнувшись от мозаики видений, которые причудливо окружили ее, когда она соскользнула в небытие. Ада была уверена в том, что слышала шум.

Было уже совершенно темно. Ледяной холодок невольно пробежал у нее по спине. Конечно же, она не боится призрака. Несчастный мальчик погиб во имя любви… По легенде, он только появлялся на галерее в окровавленных лохмотьях и уходил в стену. Все же Ада решила проверить. Она торопливо прошлась по сумеречному замку, в том числе и по галерее, включая и выключая свет, даже заставила себя спуститься в подвал. Но в доме не было ни души — призрачной или во плоти, как, впрочем, она и ожидала.

Ада заперла за собой дверь, зажгла в комнатах еще несколько ламп и пошла готовить ужин. Когда она снова услышала тот же шум, то не сразу сообразила, что звуки донеслись снаружи. Ада выглянула из открытого окна и увидела силуэт в знакомом комбинезоне, маячивший у въездных ворот.

— Чак? — окликнула она. — Это ты?

Он поднял руку в подтверждение и показал на автостоянку, давая понять, что сейчас уезжает. С огромным облегчением Ада вернулась к ужину. Уже подремав в сумерках, она не рассчитывала, что быстро заснет, хотя в эти дни, с тех пор как уехал Крис, бессонные ночи стали частью ее жизни. Некоторое время она читала в постели и наконец с неохотой погасила свет, радуясь, что завтра замок закрыт для публики и у нее будет немного свободного времени. Потом задремала, но проснулась вдруг снова и расстроилась, увидев, что светящиеся стрелки часов показывают лишь начало третьего. Она застонала и поправила поудобнее подушку. И тут внутри все похолодело. Она вновь услышала тот же шум.

Ада замерла, прислушиваясь к малейшему шороху. Через несколько минут звуки повторились. Как будто металл позвякивает о камень. И еще… отдаленно — чье-то тяжелое дыхание.

Она осторожно соскользнула с кровати, не смея включить свет. И только сейчас поняла, почему так темно. Огни сигнализации не горели. Но где же дежурный охранник? Внутренняя связь с диспетчерской и флигелем была отключена!

Подкравшись на цыпочках к телефону, Ада набрала номер полковника Бонса.

— Что случилось, котенок? — всполошился он.

— Огни сигнализации не горят, внутренняя связь выведена из строя, и какие-то звуки снаружи, возможно, из итальянского сада…

— А где же куперовские кобели? Где дежурный, чтоб ему сдохнуть?

— Сама не пойму… Что мне делать?

— Закон подлости! Никуда не высовывайся. Я еду. Позвони в полицию, пожалуйста.

Ада позвонила в полицейский участок. Инспектор заверил, что высылает патрульных. Но не оставаться же ей в роли трусливой курицы! Набросив халат, она спустилась вниз и вышла к задней стороне дома.

Ворота с пятью засовами были сняты с петель. Ада метнулась за угол. В диспетчерской пусто!

Отчаянная ярость вспыхнула в ней. Кто бы это ни был, он так легко не уйдет! Под аркой раздался рокот мотора. Ада в смятении обернулась и разглядела, что оттуда выезжает грузовик с потушенными фарами. Сорвав со стены диспетчерской огнетушитель, она вылетела на дорогу.

Огнетушитель сработал, когда машина была всего в нескольких метрах. Грузовик запетлял и под визг тормозов врезался в чугунную ограду. Это последнее, что видела Ада, приподнявшись на локтях. Перед глазами плыли красные круги. Она потеряла сознание.

Резкий запах нашатырного спирта привел ее в чувство. Под головой чья-то куртка. Рядом на стуле сидит Джеральд Бонс. Похоже, они в диспетчерской…

— Лежи, лежи, сделай милость! Жестковато тебе здесь? Потерпи, сейчас дождемся врача и сразу — в кроватку.

— Кто это был?

— Шпана! Но знаешь, с вывертом. Все затеял сопляк из поселка. Да ты его сто раз видела! Его отец работал у нас, когда устанавливали сигнализацию. Вертелся этот шкет здесь целыми днями, принюхивался. А дружки у него постарше. Один, шоферюга, наркотиками балуется. Другой вообще успел отсидеть. Ну и подбил он их почистить в итальянском саду. Ты же знаешь, на сколько тянут эти афродиты и римские портреты? Готовились заранее, выбрали подходящий момент. Сопляк подружился с ребятами Купера, таскал им пиво. А Дик сегодня как раз дежурил… Разве он мог от такого отказаться? Говорит, что отрубился в момент, ничего не помнит. Дальше проще простого. К собачкам в вольер — и тоже снотворного. К нему же все привыкли. Ох и надеру я Майклу задницу! Да и себе заодно…

— Что они взяли? — перебила Ада. — Там же много подлинников! Ничего не разбилось?

— В целости и сохранности! Эти скоты все даже ваткой переложили. Главное — сама не разбилась. Афродита наша…

— Врач мне не нужен! — решительно заявила она, усаживаясь на скамье. — Просто обморок… Шоковое состояние. Я в полном порядке.

— Уж не собираешься ли ты сейчас проверять свои статуэтки? Не надейся, такой номер не пройдет. Сиди спокойно.

— А полиция приехала сразу?

— Когда я примчался сюда, этих ублюдков уже допрашивали. Хлюпик раскололся сразу. Отец же с него шкуру спустит. А те двое еще что-то из себя строили. Но констебль с ними не церемонился. Сейчас они уже в Рединге, в кутузке.

Ада приложила руку к голове. Левый висок пульсировал от тупой боли.

— Я чувствую себя такой дурой… Поверить не могу, что все проспала.

— Девочка явно кокетничает! — хохотнул Бонс. — Если бы ты не появилась на сцене в решающий момент, они бы могли все твои античные памятники уволочь. Да! Ты ведь сама не знаешь, что напугала их до смерти.

— Правда? — она слегка приободрилась. — Каким образом?

— Они же местные. Деревенщина! Верят, что в замке обитают призраки. Когда из темноты перед ними возникла фигура в белом, растерялись. Тут их в упор из огнетушителя… Только ворюга, который сидел в кузове, попытался сбежать. А те, что в кабине, сдрейфили. Взяли тепленькими.

Приехавший из Рединга врач заверил полковника, что сотрясения мозга нет. Обработав ссадину на виске, забинтовав растянутое запястье, он дал Аде слабое болеутоляющее и велел пару дней вести себя осторожно.

— Не хочу оставлять тебя одну после такой передряги, — заявил Бонс, когда они закончили чаепитие. — Может, разрешишь мне поваляться на диване в соседней комнате?

Ада усмехнулась.

— Езжайте домой, доблестный сэр Джеральд. У вас очень ревнивая жена.

Как только входная дверь за ним захлопнулась, Ада залезла в постель, включила радио и устроилась на подушках так, чтобы видеть рассвет. Наконец она задремала и проснулась, когда солнце уже сияло вовсю. Над ней склонилась озабоченная Дженис.

— Миссис Шелдон!

— Доброе утро. Как вы, дорогая? Полковник позвонил мне, и я зашла к нему, чтобы взять ключ от квартиры. Он беспокоится за вас.

— Ох, Дженис, мне так жаль. Ведь у вас сегодня выходной!

— Я бы очень рассердилась, если бы меня не поставили в известность, — заявила Шелдон. — Пойду приготовлю завтрак. Вам необходим полный покой.

— Мистер Бонс рассказал вам, что случилось?

— Только в общих чертах. — Она широко улыбнулась. — Надеюсь услышать от вас все до капельки.

Ада смирилась с тем, что над ней тряслись все утро. Дженис убралась в гостиной, переменила постельное белье, пока Ада была в ванной, сделала салат, оставив его в холодильнике, чтобы у ее пациентки был ленч, и наконец согласилась уйти домой, уложив Аду в кровать.

Позже, когда появился полковник с букетом роз, Ада отчасти успела нарушить шелдоновское предписание. Если не считать ссадины на виске, она выглядела ничуть не хуже, чем до ночного приключения. Оставалось убедить Джеральда, что головная боль отступила и на следующий день она готова вернуться к работе.

Бонс буркнул что-то уклончивое и обещал перезвонить утром.

— Моя бабуля шлет свои добрые пожелания и вот эти цветочки из сада. Ирэн очень тревожится за тебя. Собиралась навестить, но подскочило давление.

Ада зарылась в бутоны золотых французских роз.

— Спасибо ей за это чудо! Я сама заеду к вам в гости на неделе.

— Она будет рада.

Полковник церемонно откланялся и вышел в коридор. Мимо, на ходу поздоровавшись, промчался Крис.

— Ада! Ты в порядке?

— Мистер Дэнли! Какой сюрприз… — Она приподнялась на подушках. — Как мило, что ты пришел.

— Я все бросил и сорвался сюда, как только узнал. Полковник позвонил дяде Уинстону. — Его глаза сверкали. — Какого дьявола ты полезла на рожон? Тебя же могли убить!

Она с надменным видом убрала волосы назад.

— Я не собиралась позволять ворам удрать с добычей. Если ты помнишь, замок частично на моей ответственности…

— Не стоило из-за этого рисковать! — Крис безо всякого стеснения уселся рядом с ней на кровати. — Слышишь?.. Умоляю тебя, чтобы впредь ничего подобного…

— Успокойся, не буду. Сейчас, вспоминая все, я не верю, что была такой дурой. Достаточно было сразу вызвать полицию. При первом подозрении. А я…

— Ну конечно, тебе приспичило защищать сокровища своего любимого замка.

Ада решила не обращать внимания на эту реплику.

— Слава богу, это оказалось просто хулиганье. Настоящий преступник прихлопнул бы меня как муху. Они были в панике. Меня ведь задело чисто случайно.

— Я должен поблагодарить их, что не опрокинули грузовик на твою голову.

— Почему это ты должен быть им благодарен? — быстро спросила Ада.

Лицо Криса стало непроницаемым.

— Если любого из служащих компании собьет какой-нибудь драндулет, меня это касается. А что у меня еще может быть за причина?

Ада прикусила губу и посмотрела в сторону.

— Очень мило с твоей стороны, что соизволил навестить меня.

— Да, разве не так? — произнес он с иронией. — Особенно если принять во внимание тот прием, который ты мне оказываешь всегда, когда я приближаюсь к тебе на несколько ярдов. Но по крайней мере на этот раз, когда я появился, с тобою была женщина.

— Если ты имеешь в виду Чарльза…

— Ты чертовски хорошо знаешь, что да!

— Он в тот день приехал, чтобы пригласить меня на вечер.

Крис мрачно покосился на нее.

— У него дома телефона нет?

— Лина предложила ему отдохнуть от радостей отцовства на вторую половину дня, и он приехал, чтобы пригласить меня тет-а-тет.

Крис недоверчиво пожал плечами.

— Ты в превосходных отношениях с человеком, который бросил тебя ради другой женщины.

— Мы с Чарли, и Линой тоже, вполне цивилизованные люди. Он все еще беспокоится обо мне, а я все еще им восхищаюсь. Мы хорошие друзья…

— Я никогда не удовлетворюсь этим!

— Чем? — прищурилась она.

— Я был твоим любовником — хотя и недолго, но никогда не соглашусь на меньшее! — Крис заметил ее реакцию, и его глаза полыхнули знакомым огнем. — С тех пор как впервые увидел тебя, я знал, как все будет между нами. И не пытайся утверждать, что не чувствуешь то же самое. Ты чувствуешь! Почему ты не отступишь и не признаешь это?

— А куколку Эсти ты забыл?

— Могу объяснить, — взвинченно начал он, но Ада пресекла.

— Не стоит, рыцарь. В твоей жизни всегда будет какая-нибудь Эстер.

— Ради бога, выслушай меня! — взорвался он. — Я люблю тебя, я хочу разделить с тобой свою жизнь и хочу, чтобы ты разделила свою жизнь со мной. Эстер здесь была только потому…

— Потому что тебе нужно было показать мне, что мой отказ ничего для тебя не значит, — ядовито закончила она.

Побледневший Крис сосредоточенно уставился куда-то в потолок.

— Ага. Так вот оно что, — мягко произнес он наконец. — Теперь я понимаю.

— Что ты понимаешь? — напряглась Ада.

— Что к Эстер это не имеет никакого отношения, правда? Как тебе не стыдно! — Крис встал и теперь смотрел на нее сверху вниз. — Поскольку у меня никогда не было прочных отношений с женщинами, ты автоматически предположила, что я просто на это неспособен. — Он сверлил ее взглядом. — Ты продолжаешь дружить с профессором, потому что слишком горда, чтобы признать, что он причинил тебе боль. И не позволяешь себе приблизиться ко мне, потому что уверена, что когда-нибудь я поступлю с тобой так же, как он.

Взбешенная Ада соскочила с кровати.

— Что за любительская психология! Но в одном ты прав — я сомневаюсь в твоей способности к постоянству. И это подтверждают те, кто точно знает, как обстоит дело.

— Кто?

— Твоя тетушка, — победоносно заявила Ада. — Она сказала, что ты убегаешь при любом намеке на то, что придется остепениться.

Крис помрачнел.

— В таком случае, тут нечего больше говорить. Кто я такой, чтобы противоречить Джоанне Колбри? — Он взглянул на часы. — Мне пора. Мои старички будут рады узнать, что ты более или менее в целости.

— Поблагодари их от меня за заботу, — отстраненно сказала Ада. — Спасибо и тебе… за внимание.

— О, я очень сентиментален. У меня было какое-то рыцарское намерение некоторое время пожить здесь, чтобы ты смогла съездить к своим родителям и немного прийти в себя.

— Не стоит так утруждаться. Я буду в норме к завтрашнему дню.

— Короче говоря, — горько подытожил он, — от меня ты ничего не хочешь.

Но я же хочу… — с тоской подумала Ада.

Крис подошел и обнял ее.

— Хочешь ты или нет, но этого хочу я, — тихо произнес он.

Крис, словно безумный, впился в ее губы. Ада попыталась вырваться, но растянутое запястье помешало, и она не стала сопротивляться. Наконец он поднял голову. Глаза его сияли, когда он смотрел на нее.

— Верь мне, Ада.

— О чем ты? Чего ты хочешь от меня?

— Все, что ты можешь дать!

— Давай сядем, — вдруг предложила она.

Ошеломленный Крис покорно опустился рядом с ней на диван.

— Опять тебе нахамил. Поступай как хочешь.

— Я сама не слишком вежлива, — попыталась улыбнуться Ада.

— Если бы так, вряд ли бы мы сейчас разговаривали.

— Тебя вообще бы здесь не было, если бы я не была так безрассудна в ту ночь, — заметила она.

Крис улыбнулся и взял ее за руку, со знакомой нежностью лаская одним пальцем тыльную сторону ее ладони.

— Если хочешь знать, я в любом случае собирался сегодня приехать.

— Почему? Ты ведь не пришел на концерт на прошлой неделе… — начала она и чуть не ударила себя, заметив победное выражение его глаз.

— Ты скучала обо мне, — торжествующе подметил Крис.

— Я только думала, будешь ли ты здесь, вот и все, — прошептала Ада, отворачиваясь.

— Тетушка говорила, что ты очень красиво смотрелась. Она на этом особенно настаивала, когда я вчера вернулся из Германии. — Его губы дрогнули. — Ты занимаешь довольно много места в ее монологах.

Ада посмотрела на его руку, в которой тонули ее ладони.

— Давай выложим карты на стол. Ты говоришь, что любишь меня…

— Я не просто говорю — я люблю! Что нужно, чтобы убедить тебя? Полететь на Марс? Какие чувства ты ко мне испытываешь?

— Те же, — просто сказала она, и Крис на секунду закрыл глаза. А потом привлек ее к себе.

— Погоди! — чуть слышно прошептала Ада.

— Я не хочу ждать. Я хочу отнести тебя в постель и держать тебя там.

— Но ты не можешь… Не здесь, — настойчиво просила она, и Крис отступил на шаг, прищурившись.

— Опять какие-то сложности?

Она глубоко вздохнула.

— Если бы я тебя встретила где-нибудь еще, все с самого начала было бы иначе. Если бы у меня была другая работа, квартира в Лондоне, было бы проще. Мы могли бы встречаться там или здесь, сколько нам нравится и без зрителей, заинтересованно следящих за каждым шагом. В Лайонс это неизбежно.

Крис стиснул зубы.

— Не знаю, к чему ты клонишь.

Ада с мольбой посмотрела на него.

— Пытаюсь сказать, что я сдаюсь. И тебе, и самой себе. Ты хочешь, чтобы мы стали любовниками? Что ж, я согласна! Не могу больше притворяться, что не хочу этого. Но не здесь. Я буду приезжать к тебе в Лондон так часто, как только получится. Но, пожалуйста… Когда наши отношения подойдут к концу, пусть никто здесь не будет об этом знать. Я смогу и дальше работать, а ты сможешь…

— …убраться подальше и найти себе очередную Эстер, верно? — дополнил Крис со злостью. — Все распланировала заранее?!

Он вскочил на ноги.

— Ну уж нет, дорогая! Как ни восхитителен, под настроение, секс украдкой, но я вынужден отказаться. В моем понимании наши отношения должны быть совершенно иными.

Ада в отчаянии смотрела на него. Неужели это конец? Но ведь она сама поднесла фитиль к пороховой бочке…

— Так скажи мне, что же ты хочешь!

— Я думал, что уже сделал это. Но поскольку ты меня явно не слушала, я ухожу, пока не наговорил чего-нибудь такого, о чем потом пожалею.

— Крис! — рванувшись, она почувствовала сильное головокружение. Господи, только бы не упасть при нем в обморок.

Он поддержал Аду, заметив ее мертвенную бледность.

— Тебе лучше лечь в постель! Одной… — устало добавил он, — на тот случай, если я снова неясно выражаюсь. Могу я что-нибудь для тебя сделать перед уходом?

— Нет, — сказала Ада, цепляясь за остатки своей гордости. — Ничего страшного. Ты прав. Думаю, мне лучше лечь. Завтра предстоит много возни. Я должна быть в замке.

Крис буркнул что-то насчет замка, крайне язвительное, и направился к двери.

— Я ухожу, — объявил он. — Надеюсь, ты скоро поправишься. До свидания, котенок!..

11

День или два приключение Ады было в центре всех пересудов в Лайонс, но постепенно страсти поутихли. Она жила как автомат, совершенно убитая тем, что предложила себя Крису Дэнли только затем, чтобы встретить отказ. Неужели «романтик в душе» действительно рассчитывал въехать сюда, получив и ее в придачу? Ада содрогнулась при этой мысли.

— Послушай, дружок, — сказала Бетси как-то утром, наблюдая, как Ада чистит большие серебряные подсвечники в гостиной, — ты какая-то не такая с той самой ночи. Тяжело оставаться здесь одной? Майкл думает, ты нервничаешь из-за того, что случилось.

— Это не так, Бет. Я всего несколько дней была под впечатлением, вот и все. — Она бодро улыбнулась, но пронырливая Бетси не очень ей поверила.

— Я слышала, что Дэнли приезжал с тобой повидаться.

— Да. Колбри заволновались, когда узнали о происшествии. Вот он и приехал, чтобы убедиться, цела ли я. На самом деле, — добавила Ада справедливости ради, — он сам предложил переночевать в замке несколько раз, чтобы я могла съездить к родителям.

Бетси в недоумении взглянула на нее.

— Так почему же ты отказалась?

Ада сосредоточенно установила на место все детали подсвечника.

— Подумала, что лучше остаться здесь. Знаешь, это как снова вскочить на лошадь, которая тебя сбросила. Срабатывает. Психовать больше не буду. Обещаю.

— И все же хорошо, что в этот уик-энд у тебя выходной, — продолжала прощупывать Бетси. — Куда поедешь?

— В Лондон. На вечеринку. Я остановлюсь у сестры.

— Пора тебе немного расслабиться. Возьмешь свое прекрасное коричневое платье?

— Нет. Надоело… Ева даст мне одно из своих.

Майкл прервал их беседу.

— Ада, мне только что звонил какой-то твой поклонник. Он никак не может тебя застать.

— Странно… — взволновалась она. — И ничего не просил передать?

— Как же… Сейчас. Хэнк… Hop-тон. Просил позвонить.

— Да? Спасибо, — небрежно протянула Ада. — Мой старый приятель из Лондона.

Она, конечно же, знала, что это был не Крис. Не хватало еще его звонков! Но все равно надеялась.

Хэнк, когда она наконец позвонила ему, был явно смущен.

— Прости, лапуля… Завтра встретиться не удастся.

— Ничего страшного. Надеюсь, ты не заболел?

— Здоров как буйвол! — Хэнк помолчал. — Ладно, прими мою исповедь. Влюбился. В очередной раз… Но уверен, впервые — серьезно. Такое эфирное создание. Пригласила к себе на ужин и…

— И ты не захотел говорить ей, что идешь на вечеринку с другой женщиной! — Ада засмеялась, поздравила его, уверяя, что спокойно сможет пойти к О'Брайенам одна, и повесила трубку, чувствуя себя совершенно опустошенной.

Хэнк был рядом долгие годы, со студенческих времен, последний из их компании, уклонявшийся от прочных связей. Ада вздохнула. Если он влипнет по уши в эту идиллию, не с кем будет даже развлечься.

Когда она, уже в полной экипировке, вертелась перед зеркалом, Ева удалилась, заверив сестру, что та выглядит так блистательно, что все просто упадут. Платье было открытое, из шелкового шифона розовато-кремового оттенка, который, как заявила Ева, «обалденно подходит к ситуации».

— Боже! Ты просто сногсшибательна, — закатила глазки Лина, открывая ей дверь. — И подумать только, что я была когда-то тоньше тебя!

Увы, теперь Лина весьма отличалась от той грациозной лани, которая пленила когда-то сердце Чарли О'Брайена. Роды и образ жизни, предполагавший долгие часы за пишущей машинкой, превратили ее из нимфы в богиню плодородия. Но водопад рыжих кудрей и огромные зеленые глаза все так же завораживали. Литературный успех придавал ей уверенности в себе, а своими весьма пышными формами, призналась она Аде, «жертва счастливого супружества» обязана не только троим маленьким О'Брайенам, которых она произвела на свет, но и тому, кому еще только предстояло появиться.

— Мы пригласили тебя пораньше, чтобы приватно сообщить эту хорошую новость, — сказал Чарльз, целуя Аду. — Пока остальные не подошли, можем выпить по такому случаю шампанского. — Он ввел ее в большую комнату, которой О'Брайены пользовались только по торжественным случаям.

— Так нам удается спасти сей цивильный уголок от вандализма наших милых крошек, — объяснил Чарльз.

— Я все же надеялась, что смогу увидеть Джейка и близнецов. Можно, я поднимусь к ним наверх?

— Только не в этом платье, — содрогнулась Лина. — Может, попозже, когда няня уложит их спать? А то Джейк будет канючить, что хочет веселиться вместе со всеми. Он нас постоянно достает.

— Тогда я буду вести себя хорошо, — засмеялась Ада. — Между прочим, Хэнк осмелился бросить меня ради другой женщины, — легкомысленно заметила она.

— Удивительно, что он давно этого не сделал, — сказала Лина, знавшая Хэнка со студенческих времен. — Он так долго за тобой бегал, что сюжет стал тривиальным. Оставалось или бросить тебя, или слюняво добиваться руки и сердца.

— Об этом и речи никогда не было! — возразила Ада.

— С твоей стороны, может, и не было, — ехидно встрял Чарльз. — Что касается эксцентричного Нортона, думаю, его чувства никогда не были столь уж платоническими.

Эта игривая фраза несколько приподняла Аде настроение.

Между тем начали подходить и другие гости. Большую часть приглашенных составляла богема и дельцы, имевшие какое-то отношение к шоу-бизнесу. Было лестно, когда Чарльз или Лина с присущим им шармом представляли ее персонам, имена которых гремели по всей Британии. Ада познакомилась с актрисой, известной по телесериалам, возобновила знакомства с некоторыми старыми друзьями Чарльза и теперь пила коктейль в обществе одного из них.

Пит Сноуд, весьма интересный мужчина, преподавал историю средних веков. Он признался, что совершенно увлечен тем, что делает Ада. Взывая к ее авторитету в Лайонс Фортун, он претендовал на индивидуальную экскурсию по замку. При этом маститый ловелас дал ясно понять, что находит ее привлекательной.

Ада, с удовольствием поддерживая легкий флирт, пообещала присоединиться к нему после ужина, как только приведет себя в порядок.

— На самом деле мне ужасно хочется посмотреть на твоих крошек, — шепнула она Лине у подножия лестницы.

— Конечно, но только чуть-чуть! Прошу тебя, Ада. Кстати, в мансарде есть ванная.

Мольба оказалась тщетной. Когда она заглянула к Джейку, тот сидел в кроватке в окружении книжек. Неподалеку собралось целое семейство плюшевых мишек.

— Тетя Ада! — просиял он. — Мама говорит, мне нельзя вниз. Ты мне почитаешь?

— Конечно. — Ада сбросила туфли и устроилась рядом с ним на кровати. — Ну, Джейк О'Брайен, скажи, какую историю ты бы хотел услышать, а потом лежи смирненько, пока я буду читать.

Малыш выбрал сказку, и льняная головка послушно опустилась на подушку. Сначала Ада поведала ему о похождениях Кро, а когда Джейк потребовал еще, начала про слона Бабара. Мальчик заснул, прежде чем слон нашел свою подружку.

Соблюдая все меры предосторожности, Ада прокралась к двери, чтобы заглянуть к близнецам. Младшие О'Брайены сладко посапывали на своих боевых постах.

Как ангелочки, подумала она, ощущая какую-то томительную боль глубоко внутри.

В холле Ада остановилась, чтобы надеть туфли, и приглушенно вскрикнула, очутившись лицом к лицу с Крисом. На мгновение она закрыла глаза в уверенности, что видит сон. Но Крис по-прежнему стоял перед ней в безукоризненном сером костюме. Прямо-таки недоступный демон в стиле Байрона!

Ада приложила палец к губам и спустилась этажом ниже. Лестничные холлы в доме О'Брайенов были просторными и удобными. Везде диваны, мягкие кресла. Ненавязчивое освещение вкрадчиво настраивало на интимный лад.

— Присядь на минутку, — пригласил ее Крис.

И самое время! У нее ноги подкашивались от волнения.

— Миссис О'Брайен сказала, что ты пошла взглянуть на детей и что если я поклянусь честью, что не разбужу их, то могу подняться за тобой, — объяснил он, усаживаясь рядом.

Она уже оправилась от очередного романтического экспромта.

— Это объясняет, как ты оказался в мансарде. Но почему ты на вечеринке? Полагаю, ты приглашен?

— Да. В последний раз я был незваным гостем на вечеринке, когда мне было восемнадцать. — Крис умолк, окинув ее взглядом с головы до ног, словно следователь на допросе. — Миссис О'Брайен прислала мне очень милое приглашение, — добавил он после паузы.

— Странно, что ты ни разу не упомянул об этом, когда мы последний раз виделись. — Она с вызовом посмотрела ему в глаза.

— У меня другое было в голове, — бесстрастно произнес Крис. — Кроме того, ты бы не пришла, если б узнала.

— Разве ты не хотел, чтобы так и вышло? — парировала Ада. — Ты явно не был в тот день доволен, расставаясь со мной.

— Угу… Но от этого не легче.

— Что не «легче»?

— Быть без тебя, — неохотно ответил он.

— Ты этого хотел!

— Нет, черт возьми, я хотел не этого! — Крис с усилием сдерживался, потому что кто-то из гостей прошествовал мимо них. — Здесь не лучшее место для сердечных излияний, — раздраженно сказал он.

— Сам же отверг мое предложение, — прошипела Ада.

— Знаешь что? — Он грозно посмотрел на нее. — Это оскорбление!

— Такого оскорбления я никому еще не наносила — и никогда не нанесу!

— Еще бы! Только законченного кретина можно оскорблять подобным образом. — Он зло уставился в пол. — В отношении тебя я все время был дураком. Не сомневаюсь, твой профессор согласен с этим.

— С чего бы?

— Он видел портрет. — Крис холодно взглянул на нее. — Ты сказала ему, что это я сделал?

— Да! — бросила она. Глаза ее были такими же ледяными. — А тебе стыдно за это?

— Нет. — Крис скривил губы. — Но изобразить тебя в виде ангела — серьезное заблуждение с моей стороны.

— И заблуждение подтвердилось, когда я предложила тебе стать твоей подружкой по вызову.

Крис дернулся к ней с такой свирепостью, словно собирался избить.

— Это ты залила все грязью, не я!

Он отвернулся, стараясь не привлекать излишнего внимания. Какие-то дамы вышли из ванной, бросая в их сторону любопытные взгляды. Вскоре появился Чарльз с шампанским и двумя бокалами. Его понимающий взгляд задержался на Аде. Соблюдая элементарный этикет, Крис приподнялся навстречу.

— Полагаю, вы приехали на такси, мистер Дэнли, так что, если не за рулем, пейте, сколько влезет.

— Спасибо, — выдавил из себя Крис. — Вы очень любезны. Я прямо с вокзала.

— Там внизу полно еды. Угощайтесь, неутомимый странник, — пошутил Чарльз, пытаясь хоть как-то разрядить атмосферу.

— Я поел в поезде. — Крис изобразил подобие улыбки. — Думаю, вы отмечаете успех вашей молодой жены?

— Больше, чем только успех, — проигнорировал колкость Чарльз. — Ада объяснит. Мне пора возвращаться на пир. — Он улыбнулся красноречиво молчащей Аде и направился к лестнице.

— Что он имел в виду? — спросил Крис, наполняя бокалы.

— Лина ждет еще одного ребенка. — Сколько у них уже?

— Трое. Джейки и близнецы, Ник и Алекс.

Он осушил свой бокал одним глотком.

— Плодовитость миссис О'Брайен впечатляет.

— Чарльзу пятьдесят, и он вряд ли бездельничает.

— А Лина?..

— На год моложе меня. — Ада рассеянно потягивала шампанское. — Она была на первом курсе, когда я заканчивала. Подхватила ангину и год была в академическом отпуске, прежде чем начала учиться. Была тогда как перышко…

— Я слышу нотки удовлетворения?

Ада сверкнула на него потемневшими глазами.

— Ничто человеческое мне не чуждо.

— И я тоже грешная, слабая тварь, — сердито сказал он, разглядывая свой бокал. — Иначе не примчался бы сюда ради одной только надежды встретить тебя.

— В самом деле? — очень тихо спросила она.

— Ты прекрасно это знаешь. Кроме того, — добавил Крис, закуривая, — любопытно было взглянуть на владения О'Брайенов. Полюбоваться на ваше трио в интерьере семейного благополучия. Честно говоря, хозяйка дома мне понравилась больше, чем ее муж.

— Мужчин всегда влечет к Лине.

— Тебя это обижает?..

— Больше нет. Мне она нравится, как бы странно это ни показалось. Мне очень приятно, что ее книги пользуются таким успехом. И я обожаю ее детей. — Ада задумчиво улыбнулась. — Но если бы материнство оставило ее такой же тощей и гонимой ветром — это было бы слишком оригинально… — Она вдруг нахмурилась. — Между прочим, как ей удалось связаться с тобой? Общие знакомые?

— Нет. Лина позвонила мне в офис, экстравагантно представилась и пригласила на вечер. В качестве приманки было обещано твое присутствие.

Ада ехидно фыркнула.

— Удивляюсь, что ты не отказал ей, как только было упомянуто мое имя.

Крис судорожно затушил сигарету. Их взгляды скрестились.

— На самом деле я очень вежливо поблагодарил ее и заверил, что чрезвычайно рад. Я рассчитывал быть здесь раньше, но опоздал на предыдущий поезд. Всю неделю торчал в Шотландии, иначе сумел бы отловить тебя еще до гостей.

— Зачем? — резко спросила она.

— Мне нужно поговорить с тобой. Считаешь, маниакальная идея? Но я привык добиваться своего. Любой ценой…

Нет уж, больше она не клюнет на его предложения. Достаточно нервотрепки. Лично ей «любой ценой» необходимо только душевное равновесие.

— Ты завтра дежуришь в замке? — спросил Крис после некоторой паузы.

— Да.

— Может, соблаговолишь угостить меня чаем, когда народ начнет расходиться?

— Разумеется… — озадаченно ответила Ада. Чай? Весьма непритязательное желание. Она проглотила горький смешок, но Крис вопросительно взглянул на нее.

— Что-то смешное, ангел мой?

— Скорее, странное… — замялась она и встала. — Наверное, пора присоединиться к остальным. Лина всегда приглашает интересных людей. Знаешь, надо признать, что никто из них так не удивил меня сегодня, как ты.

Крис улыбнулся в ответ, и глаза его засветились знакомым блеском.

— Ты подумала, что я призрак, когда встретила меня наверху?

Ада грустно кивнула.

— Я не вскрикнула только потому, что не хотела разбудить детей. Оруженосец сэра Кристофера меня бы так не напугал.

— Как красноречиво высказалась одна прекрасная дама, «я из плоти и крови». Помнишь? — Он взял ее за руку.

Она глубоко вздохнула.

— Из плоти и крови.

Их взгляды встретились.

— Я смотрел на тебя там наверху, — тихо признался он. — Когда ты читала малышу…

— Тебе понравилось про утку Кро?

— Я начал подслушивать с середины похождений Бабара. — Он крепче сжал ее руку. — Счастливый парнишка…

— Джейки?

— И слоненок тоже… Я не слишком хорошо спал последние дни. Может, сказка на ночь и мне поможет?

Ада увлекла его к лестничной площадке.

— Пора спускаться вниз. Я тебя представлю.

— Вообще-то я пришел к тебе. Но так и быть, — смирился Крис, — изображу вежливого гостя. Хотя бы из благодарности к миссис О'Брайен.

Приметив долгожданную парочку, Лина сразу же окунула их в светский круговорот. Крис покорно обменивался любезностями, при этом так обнимая свою спутницу за талию, что всем совершенно ясно становилось, что именно из-за нее он здесь и разлучить их ни на секунду не удастся.

Между тем Ада обнаружила, что ее тщательно изучают две самые красивые женщины в гостиной. Одна из них — редактор журнала мод, другая — жена литературного агента Лины. И обе, похоже, давние знакомые Криса. Однако тот недвусмысленно дал понять, что к прошлому возврата не будет. Крис свел тайных соперниц вместе, слегка покаламбурил и под благовидным предлогом подвел Аду к хозяйке.

— Миссис О'Брайен, отныне я ваш поклонник. И вечный должник…

Он отошел к бару. А Лина с победоносным видом шепнула:

— Удивлена, птичка?

— Да уж… С тобой не соскучишься.

— Я вмешалась. По вдохновению… Вини в этом мое пристрастие к счастливой концовке. И в книгах, и в жизни.

— Ты становишься мастером жанра, — колко заметила Ада.

— Хочешь пари? — Лина интригующе улыбнулась Крису, когда тот вернулся вместе с Чарльзом.

— Я так рада нашему знакомству, мистер Дэнли!

— Взаимно. — Он испытующе покосился на Аду.

— Вы должны снова нас навестить. Может, как-нибудь поужинаем вместе? — предложил Чарльз.

— О, надеюсь, не раз. И начнем с ответного визита в Лайонс, причем со всем выводком О'Брайенов. Договорились? Созвонимся, и я пришлю машину. — Он незаметно сдавил локоть Ады. — Дорогая, к сожалению, мы опаздываем.

На улице Ада дала волю своему недовольству.

— Это просто произвол. Может, я хотела остаться… Ты вообще даже не спросил меня, где я сегодня ночую.

— Лина сказала, что ты остановилась в Бэйсуотере, — как ни в чем не бывало пояснил Крис, усаживая ее в такси. — Я тебя высажу по пути. Какой адрес?

Она решила не срамиться в присутствии шофера, не затевать никаких объяснений. И вновь Крис воспользовался ситуацией. Как только машина тронулась, он привлек ее к себе. Будь что будет! Всего один поцелуй… И еще, и еще… А потом Ада, словно уставший ребенок, затихла у него на плече.

Крис проводил ее до самых дверей. К чему сейчас слова? Им так невыразимо хорошо вдвоем. Исчезла горечь прошлого. А будущее?.. Он нежно провел губами по зажившей ссадинке на виске.

— До завтра!

Ада проснулась на рассвете. Судя по оставленной весьма игривой записке, неугомонная сестричка вновь загуляла. Но сейчас не до того. Надо спешить в Лайонс! Исконно британский дождь ничуть не испортил настроения. Сегодня, сказала она себе, уже сворачивая с автострады, судьба откроет эпилог затянувшегося романа. Жизнь слишком коротка, чтобы чахнуть от неврастенических причуд.

Показавшиеся вдали башни Лайонс Фортун купались в солнечных лучах. А еще через десять минут она вплыла в объятия Купера, караулившего ее на автостоянке.

— Моя цыпочка сгорает от нетерпения узнать, как ты повеселилась. Что расспрашивать-то, когда вся сияешь…

Ада от души приласкала своего «ручного льва», но лишь позднее суждено будет осознать, что сама фортуна вложила пророческий смысл в эту незамысловатую фразу.

Она настолько стосковалась по обычным хлопотам в Лайонс, что не заметила, как наступает вечер. Напоследок решила проверить отчетные ведомости доходов сувенирной торговли. Какая-то парочка, шаловливо тискаясь, направилась к привратницкой. Господи…

Это был Крис в обнимку с Эстер!

Так вот каков обещанный сюрприз! Не каждый мерзавец, — лишь самый гнусный, законченный садист способен на подобное издевательство!

Нечеловеческим усилием воли Ада подавила приступ закипающего бешенства. Он не дождется ни сцен ревности, ни тем более слез. Финал будет достойным.

— Эй, Ада, ты еще не забыла мой любимый сорт чая? — Крис приветливо помахал рукой.

Дождавшись, пока «влюбленные» подойдут, она сладко улыбнулась.

— Я распоряжусь накрыть на веранде на две персоны и…

— Здравствуй, Ада… — робко потянулась к ней Эстер. — Очень хотелось с тобой повидаться перед отъездом. Я заставила братца Лиса взять меня с собой. Хотя времени в обрез… — Девушка посмотрела на часы. — Шофер тети Джоанны ждет меня на стоянке.

Ах, тетушка… Старая сводня! Ну, ничего…

— Неужели Крис отпустит тебя одну? — Она укоризненно покачала головой. — За такой «сестричкой» надо следить днем и ночью.

— Он вообще не хотел сегодня забирать меня из школы. У нас были танцульки в честь каникул. Крис, перестань щипаться! Надоело!

Значит, он путается со школьницами, и Кол-бри это поощряют.

— Мистер Дэнли у нас непревзойденный специалист по экспромтам, — многозначительно начала Ада. — Будь с ним поосторожнее. Как бы братец Лис не превратился в дядюшку Волка.

— Скорее в дедушку Шерхана! — засмеялась Эстер. — Знаете, как он блюдет мою нравственность? Почти всех мальчишек отгоняет. А меня до сих пор шлепает по попе. Причем очень больно.

Невозмутимый Крис с демоническим наслаждением раскуривал сигару. За воротами раздался автомобильный гудок.

— Ну, все! — спохватилась Эстер. — Мне пора. Прощай, кузен! Ой и отдохну же от тебя до осени! Ада, я же не успела…

— Не судьба… — Она подняла глаза, полные слез. — Мы-то с тобой больше никогда не увидимся. Будь счастлива. Но учти, эта игра — не для тебя. Славный, балованный ребенок…

— Ада, лапочка! Разве он тебе не рассказал? Я ведь на полном серьезе его кузина! Моя мать и тетя Джоанна — родные сестры. Ну, Крис, ты даешь! Бегу, прости, Ада. Ждите писем из Италии!

Они остались вдвоем. Крис безмятежно насвистывал песенку «Каменное сердце».

— Что-то я заждался чаепития, ангел мой. Пойдем на веранду.

Неземная радость переполняла ее сердце. Она уже не сомневалась, что, чем бы ни кончился их разговор, эти чудесные мгновения перед закатом солнца навсегда останутся в ее памяти.

— Перестань быть такой спокойной, строптивая женщина!

— Проще всего меня взбесить, если говорить мне «женщина»!

Крис засмеялся и крепче обнял ее. — Так как же мне тебя называть? Мисс Тойнбер? Моя прекрасная леди? Неукрощенная домоправительница?

— Почему ты затянул этот фарс с Эстер?

— Вспомни, я несколько раз пытался… Ты просто отказывалась слушать. Да и Эсти тут ни при чем. Ты ведь отвергала меня прежде, чем узнала о ее существовании.

— Да… — виновато согласилась Ада. — Я знаю.

— Оставь поднос. — Он сел на диван, увлекая ее к себе на колени.

Ада склонилась к его плечу, и волны русых волос разметались по шелковой, распахнутой вне всяких приличий рубашке.

— Теперь объясни почему. Я должен знать.

— Ты уже знаешь. Помнишь тот день, когда ты обвинил меня в трусости и дело дошло почти до разрыва? И ты был прав. — Ада подняла голову. — Но я упрямо внушала себе, что столь элитный холостяк при всем желании не изменит своему образу жизни. К тому времени я уже была по уши влюблена и не смогла противостоять искушению той ночи. Это оказалось великолепно… Я раньше не знала ничего подобного… И я решила покончить с этим, прежде чем ловушка захлопнется.

Крис горько вздохнул.

— Тетушка еще подбавила… Упражнялась в остроумии. Откуда ей было знать, что она отпугнет ту единственную женщину, которую я хотел сохранить навсегда.

— Правда?

— Что я хочу тебя навсегда? — Он неуверенно рассмеялся. — Ну что я еще должен сделать, чтобы убедить тебя? Я же говорил, что не из тех, кто станет упрашивать.

Ада закрыла ему рот ладошкой.

— Теперь не придется. Я согласна на твои условия.

— Это еще что? — переспросил он, нахмурившись. — Я никаких условий не ставил.

Ада казалась озадаченной.

— Ну, я, правда, не знаю… Я думала, что ты хочешь, чтобы мы были вместе. Жили вместе… и так далее.

— Обычно люди так и поступают, если любят друг друга, — заметил он. — Ты любишь меня?

— Вечер вопросов и ответов… — Ада прижалась к нему теснее. — Сейчас ты возьмешь меня на руки и…

— Мы еще не обсудили эти мистические «мои условия». Или ты можешь выставить свои. Какие хочешь.

— Я кое-что предлагала прошлый раз, — напомнила она, сверкнув глазами, — но ты отверг это.

— Ах да, — вспыхнул Крис. — Время от времени — ночь страсти в обстановке строжайшей конспирации.

Ада прикусила губу.

— Каковы же сокровенные желания сэра Кристофера?

— Я думал, что приеду и буду жить здесь, как первоначально планировал. Только не в одиночестве, а с тобой. И не в замке.

— Но это не решает проблему, — нахмурилась она.

— Напротив… Мы нанимаем нового администратора в помощь полковнику Бон-су, потому что дядя Уинстон приобрел еще одну усадьбу. Это сорокалетний одинокий холостяк. Будет счастлив обосноваться в Лайонс.

— А как же я?

— Переедешь со мной.

— Это мы уже выяснили, — нетерпеливо сказала она. — Я просто хочу знать, где остановится колесо фортуны.

Крис улыбнулся.

— В каждом большом поместье есть свой маленький замок. Это в лесу, за тем ручейком…

— Ты имеешь в виду Саммерс-хаус? — подскочила Ада. — Я бывала там несколько раз на благотворительных вечерах. Райский уголок!

Вот и славно. Но осталось прояснить некоторые детали. Можно обойтись и без брачных формальностей. Я попробую с этим смириться, хотя… Но учти, развода у нас не будет. Пока не поздно, подумай об этом хорошенько. Я тебя никому не отдам.

Около минуты она хранила молчание с чрезвычайно серьезным видом.

— Что ж, «попробую с этим смириться», — дразняще начала Ада. Но продолжить не удалось. Все растворилось в поцелуе. Крис легко поднялся, взяв ее на руки.

— Я не говорил, что очень важное место в наших отношениях будет занимать любовь?

— Нет, — пролепетала Ада, когда он нес ее через холл. — Но, полагаю, это чудесная мысль!..

— Я тоже так считаю, — шепнул Крис, открывая плечом дверь. — Должен предупредить, что от неутоленной страсти от меня дым пойдет!

— Только не это… Ни в коем случае. Тревога сработает!

До самого рассвета они не спали. И когда первые солнечные лучи проникли в комнату, Ада молниеносно соскочила с кровати.

— Куда ты? — недовольно спросил Крис.

— Я ведь тоже в душе романтик. У меня есть для тебя подарок, — сказала она с загадочной ноткой. — И халат мой в соседней комнате. Не могу же я так бродить.

— Почему бы и нет? — Крис потянулся, оглядываясь, и вдруг нахмурился. Если не считать постели, все здесь было в безукоризненном, музейном порядке.

— Где твои вещи? В чем дело?

— Попробуй догадаться, почему без тебя я предпочла другую спальню.

— Иди ко мне…

— Минутку! — Ада вернулась и нырнула обратно в постель, торжественно вручив маленькую коробочку.

— Кстати, о романтике… — Он протянул руку и разжал пальцы. На ладони лежала янтарная сережка. — С той самой ночи я не расставался с этой безделушкой, чтобы убедить себя, что все было наяву.

Ада прильнула к нему.

— Открой же… Это мой сюрприз.

— Ключ! — изумился Крис.

— Верно, — подтвердила она с победоносным видом. — Символический дар. Я приготовила это, чтобы подарить тебе в тот день, после знаменитого грабежа. Я хотела, чтобы мы были вместе еще до того, как случилось все остальное. Но ты меня отверг.

— Какой глупец! — Он глубоко вздохнул, крепче обнимая свою непредсказуемую избранницу. — Ключ! Невероятно… Думаю, ты тоже Блейка в школе проходила?

— Да уж, сэр Кристофер, проходила. И не только «Тигр, о тигр, светло горящий», но и «Иерусалим». Было время, когда перед тобой захлопнулись «врата рая»…

— Я так гордился своим величественным уходом, что не сообразил, что не сказал ничего оригинального, а просто процитировал Блейка.

— Оставь филологическую оригинальность профессору О'Брайену. Тебя ждет ангел. Смелее… Добро пожаловать в Эдем!

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.